Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кузьмин Марк / Ворон: " №07 Дикая Стая " - читать онлайн

Сохранить .
Дикая Стая Марк Геннадьевич Кузьмин
        Ворон #7
        Фанфик на мангу Bleach Все пошло не так как ты желал, о Черный Ворон, но пути назад теперь нет. Ты поставил на кон все что имел, и лишь время покажет, к чему это приведет. Соавтор: Tayon (Дмитрий Чильдинов) Бета-Редактор: Джейана Неистовая Кузьмин Марк Геннадьевич
        Ворон - Дикая Стая (Часть - 7)
        
        ГЛАВА 1. РУИНЫ.
        
        Сейретей сейчас представлял собой весьма жалкое зрелище. После того, как тут прошли все эти битвы, целых зданий вокруг холма Сокьёку почти не осталось, как и всего, что было рядом с северными вратами. Применения банкая всегда сопровождаются сопутствующими разрушениями, но тут будто пытались планомерно уничтожить все вокруг себя.
        Особенно отличились Зараки Кенпачи и Саджин Комамура, их битва почти не оставила после себя ничего целого, был разрушен даже фундамент. Что неудивительно, их общая разрушительная сила сложилась и выдала просто чудовищные результаты. Восстановить все будет крайне сложно.
        Сейретей бурлил, как никогда раньше.
        Повсюду бегали люди, разбирая завалы, ища раненых и вытаскивая пострадавших из завалов. Медики работали без передышки, вытаскивая раненых с того света, хотят несчастные этого или нет.
        Враждующие некогда риока и синигами сейчас работали сообща, просто делая то, что могут.
        Целый день после битвы был потрачен на суету и проблемы, после которой все спали очень крепко и без снов. Быть может, напади кто-то в этот момент на Общество душ, тот не встретил бы особого сопротивления.
        Так или иначе, на следующий день народ уже пришел в себя.
        Риока поселили в здании 4-го взвода омницукидо. Командир Сакамото Йоко уступила его, так как ее люди пока еще были в отпуске, да и ее участок мог считаться относительно спокойным.
        В гостиной сейчас как раз собрались все те, кто принимал участие в недавних событиях. Сакамото Йоко сидела во главе стола и угрюмо молчала. Она до сих пор не могла поверить, что ее Учитель поступил так. Нет, она могла предположить причины такого поступка, но все же принять этого она не могла. Они так долго были разлучены и она надеялась наверстать упущенное, но судьба распорядилась иначе.
        Рядом с ней сидел ее ученик Кван Фон. Он тоже волновался о случившемся, но он, скорее, беспокоился о своей сестре. Он видел, в каком она была состоянии после случившегося, но не решился подойти. Кван чувствовал вину перед ней за то, что скрыл все. Пусть и понимал, что так нужно было, но от этого не легче.
        Шуан Пэй же, в отличие от них, была спокойна и не особо волновалась, а потому занималась своими ногтями, приводя их в надлежащий вид. Она не сомневалась в Карасе и просто посчитала, что у того был какой-то план, раз он решился на это. Уйти с предателями - дело весьма серьезное, и такое Готей не простит, но, зная своего бывшего командира, она не сомневалась, что у него были причины так поступать.
        Риока же были не столь однозначны в своих мыслях.
        Садо Ясутора плохо знал Венганзу, потому сказать что-то наверняка не мог. Он ценил, что пустой сделал для них и уважал его за заботу, но не мог принять такого поступка. Этот Айзен заварил всю кашу и устроил эти проблемы, а потому Чад не понимал, как можно так легко поверить ему и уйти. Это неправильно.
        Иноуэ Орихиме же просто грустно вздыхала. Ей тоже было грустно, что все так обернулось. Вен-кун оказался весьма приятным парнем, который по-доброму к ней относился, несмотря на ее чудачества. Да, Иноуэ отдавала себе отчет, что ее порой в воображениях заносит, но этот пустой не смотрел на нее как на идиотку. Ну и еще ей было обидно, что не дали проведать Рукию. Ее забрали домой, и они пока еще не виделись, что расстраивало девушку.
        Шиба Гандзю же молчал с угрюмым видом, явно недовольный происходящим. Он смотрел в одну точку и ворчал про себя. Его не устраивало положение дел. Что тот, кто по-настоящему виноват в смерти его брата, ушел, а их друг вместо того, чтобы набить ему рожу, пошел с ним. Это не по-мужски, так поступать неправильно.
        Абарай Ренджи, который решил не возвращаться пока к своему отряду, остался с остальными. Он тоже с трудом верил в реальность происходящего. Он верил капитану Айзену, он восхищался им и уважал этого человека, а сейчас выясняется, что тот всегда лгал. Больше всего он волновался за Хинамори, которую этот человек серьезно ранил. А также беспокоился за Киру, который был обманут своим капитаном и практически помог навредить подруге. Но не меньше он злился на Караса...
        Они так давно не виделись, но тот не посчитал его достойным посвящения в тайну своей личности. Он скрыл от него все, от своего друга, с кем они в Академии учились вместе и всегда оставались друзьями. И, будто этого было мало, он еще и ушел с предателями. Да, осознавать, что твой старый друг стал пустым, было неприятно, но он был готов смириться с этим и принять, но Карас посчитал иначе и предал всех.
        - 'Как он мог?'
        На другом конце сидел Куросаки Ичиго и с грустным видом молчал, смотря в стол. Он никак не мог поверить, что его наставник так поступил. Он просто взял и ушел с тем, кто сотворил все это. А уж после того как он узнал о себе все, то должен был совсем разозлиться, но...
        - 'Не могу поверить...'
        Теперь, когда они встретятся в следующий раз, они будут врагами...
        Врагами...
        Это больно... Больно осознавать, что друзья должны будут враждовать... Он в некотором роде понимал других капитанов, которые сейчас чувствовали примерно то же самое, что и он сейчас. Те двое предателей явно были кому-то близкими людьми, и вот так...
        - О, мрак, вы еще долго будете ныть? - прозвучал голос Такеру-сенсея.
        Седоголовый маг спокойно уплетал что-то из холодильника и смотрел на всех с откровенным пофигизмом.
        - Как ты можешь быть таким спокойным?! - разозлился Ренджи. - Карас... он... предал нас...
        - Придурки... - вздохнул маг, - Не слишком ли вы недооцениваете Караса? Не равняйте его по себе. Думаете, его сломила жизнь среди Пустых? Конечно, Хуэко Мундо вылепило из него того еще лицемерного засранца, но его приоритеты в жизни не изменились. Думаю, людям, которые знают его в два раза дольше, чем я вообще живу, больше ничего говорить не надо?
        - Хочешь сказать, - осторожно начала Йоко, - он сделал это, чтобы защитить... нас?
        - Чтобы иметь возможность защитить дорогих ему людей, - уточнил Такеру, - Напомни мне, глупая женщина, что протоколы Омницукидо рекомендуют делать с бывшими высокопоставленными сотрудниками, пропадавшими невесть где двадцать с лишним лет и в итоге оказавшимися искусственным, хрен знает чем напичканным, биологическим конструктом?
        Йоко красноречиво промолчала. Даже те присутствующие, что не имели не малейшего понятия о законах Общества душ, могли понять, что вышеупомянутого биологического конструкта не ожидает ничего хорошего. Неважно, насколько Готэй доверял бы личности по имени Куроки Карасумару, никто не мог сейчас доверять его телу, полному неизвестных сюрпризов.
        - Ну и делайте уже выводы, - развел руками Така. - Сами знаете, Карас не тот человек, что будет сидеть в безопасной камере и молиться, чтобы никто из нас не свернул себе шею. Так что хватит воображать, что он ушел с Айзеном потому, что его соблазнили печеньками на темной стороне.
        - Б-р-р-р, - забурлило в животе у Иноуэ. Та покраснела и прикрыла животик руками. - Печенек захотелось.
        Така поделился пакетом со сладостями с девушкой, которые та начала радостно уплетать.
        - Айзен не показал заинтересованности в смерти небезразличных Карасу личностей, - продолжил сенсей. - В жизни, впрочем, тоже, но это уже проблема, с которой Карас будет справляться сам. Вот только не забывайте, что 'оторвать нам конечности и унести на склад' тоже будет вполне приемлемым вариантом обеспечения безопасности для него, так что даже не вздумайте расслабляться, если он станет вашим противником в битве. Впрочем, если кто-то хочет пролежать чурбачком до конца этой войнушки - кто я такой, чтобы возражать?
        - Ты прав, - кивает Шуан, не отрываясь от работы пилочкой. - Командир всегда принимал тяжелые решения, но все они были направлены на защиту его людей. А нас он все равно считает своими людьми.
        Это заставило народ задуматься. С этой стороны все кажется иначе.
        Пусть знали они его не так хорошо, но все равно так его действия кажутся вполне логичными. Он уже успел неплохо зарекомендовать себя как тот, кто в первую очередь думает о жизнях своих людей.
        - Плюс, Ичиго, - обратился к парню сенсей. - Вспомни, слова Айзена: 'На той стороне есть те, кто в тебе нуждается'. А кто там на той стороне остался?
        - Эспи и остальные! - понял Ичиго. - Та странная кучка пустых!
        Он помнил этих ребят.
        Весьма странная Эсперанса, которая встретилась ему еще в той яме и которая дала ему весьма необычные мысли о природе пустых. И которая оказалась крайне могущественным пустым и главой их маленькой группы. Она оказалась весьма доброй и заботливой, а уж тем малышам вообще была мамой. Затем те два гиперактивных котенка, которые носились повсюду и шумели. Затем большая зеленая росомаха Лия, что постоянно ворчит и читает какую-то развратную мангу с яоем. И тот старый пустой с кучей рук и лиц, что, как настоящий дедушка, поглядывал на них и, казалось, по-доброму улыбался.
        - Его друзья среди пустых остались в Хуэко Мундо, и непонятно, что с ними сделает Айзен, если Караса не будет рядом.
        Йоко на этих словах отвела взгляд.
        Учитель успел рассказать ей об этой Эсперансе и чем она является. Поверить в то, что часть души ее брата переселилась в тело пустого, слилась с душой иной девушки и множества других синигами и сейчас живет там? Что ее помнят там и...
        - 'Как вообще на такое реагировать?'
        - Эспи? Это кто? - спросил Ренджи.
        - Если я правильно понял объяснение Караса, то... Это вроде как реинкарнация в виде пустых неких Кано, Анзу и хрен знает скольких еще фоновых статистов, вошедших в состав Меноса, - пояснил колдун, - Первые два вроде бы стали стержнем новой личности, причем с сохранением части воспоминаний.
        Глаза Абарая начали расширяться от шока.
        - Так или иначе, у Караса было много причин так поступить. Так что не стоит считать, что он просто так всех вас бросил.
        - Согласен, - поправил свои очки Исида. - Если задуматься, то причин у него действительно было немало, и немаловажная в том, что отчасти этот Айзен был прав. Даже если бы Вен-сан не был созданным Айзеном гомункулом, Готей никогда не примет пустого в свои ряды.
        - Не говори так, - нахмурился Кван. - Карас наш друг и...
        - Его друзья, может, и примут его, а вот остальной Готей? - посмотрел очкарик ему в глаза. Молодой наследник дома Фон погрустнел, поняв, что имелось в виду. - Вряд ли начальство восстановит его в звании или доверит хоть что-то. Другие синигами будут бояться его, ведь он 'монстр', и в любой момент может кинуться на них. Про вашу знать даже говорить не буду, быстро потребуют или усыпить тварь, или сдать в лабораторию. При всем желании и скидках, но у пустого тут нет будущего...
        Исида прав. Как ни печально, но он прав. Это признавали все.
        Ичиго вспомнил свою появившуюся маску...
        - 'Я что, такой же? Я тоже каким-то образом попадал в руки этого Айзена? Нужно по возвращению поговорить с отцом обо всем. Он мне задолжал ответы, как и Урахара'.
        Так или иначе, но что делать дальше, неясно.
        Караса можно теперь понять, но от этого не легче.
        - Короче, народ, - поднялся со стола Така. - Отдыхайте и приводите свои мозги в порядок. А еще советую вам подумать над тем, как стать сильнее. Айзен еще даст о себе знать, и вы от необходимости столкнуться с ним никуда не денетесь.
        После этих слов народ начал расходиться.
        Нужно обдумать все...
        Все это...
        ***
        - Вот значит как, - тихо произнесла Сой Фон, выслушав рассказ.
        Они во временном кабинете капитана были втроем. Хебико, Сой Фон и Йоруичи. Последняя сидела довольно тихо и молча слушала рассказ первой. Та рассказала все, что знала об их встрече с Карасом и их планах. Перед этим все ей рассказала Йоруичи-сама, которая поведала о том, что случилось с ней, и причину всего.
        Правда была болезненной и неприятной, но ее необходимо было принять.
        Сначала убийства ее людей, затем осознание того, что это были предатели... Шаолинь до сих пор не могла поверить, что Юске был 'кротом'. Он ведь и ее провел, убедил в том, что он верный и преданный, сумел сыграть на ее чувстве вины и горе. Так долго обманывал и смеялся над ее страданиями.
        Это был позор, позор, что она не смогла разглядеть такое...
        - 'Возможно, мне стоит сложить с себя обязанности капитана, - подумала она. После такого позора сложно быть уверенной в том, что все, сделанное тобой, было правильным. - Нет, мне сейчас никто не даст уволиться. Не в такое время'.
        В груди все болело.
        Она видела его...
        Видела перед собой...
        Живого...
        Пусть он изменился, пусть он стал другим немного, но это был он...
        И он ушел...
        - 'Несправедливо'...
        Она тяжело вздохнула.
        - Оставьте меня.
        - Шаолинь... - сказала Хебико, но подруга уже отвернулась.
        Опустив голову, Змейка вышла из кабинета.
        Йоруичи тоже вышла, понимая, что своей ученице она сейчас ничем помочь не может... И это омерзительное чувство бессилия было ужаснее всего...
        ***
        Закрыв дверь, Хебико медленно побрела по коридору. Шаолинь сейчас в ужасном состоянии, еще более плохом, чем когда ей сообщили о смерти Караса. И сейчас она сама отталкивает всех вокруг себя.
        - Она накрутит себя, - покачала головой Йоруичи.
        - Этого я и боюсь, - согласилась с кошкой. - В прошлый раз она с трудом справилась. Я сумела вытянуть ее из траура, но сейчас...
        - Значит, из-за нее он злился на меня? - спросила Шихоин.
        - Да. Шаолинь тяжело переносила разлуку с тобой, а он видел все это и понимал, что ничего поделать не сможет.
        Йоруичи молчала, обдумывая сказанное, а Хебико лишь покачала головой.
        - Сходи домой, Кошатина, - хлопнула она ее по плечу. - Чинацу-сама и твой брат очень скучают по тебе. Хотя бы навести их.
        Не став слушать ее ответа, Хебико покинула временное здание отряда и направилась к себе. У нее еще немало работы, и нужно многое успеть сделать. А после того, как она закончит, можно подумать над тем, как быть дальше...
        - Больше я не отпущу его, - серьезно заявила она. - Больше я никогда его не отпущу...
        
        ГЛАВА 2. НА ТОЙ СТОРОНЕ.
        
        Когда мы вышли из черного пространства Гарганты, то оказались в весьма большом пустом зале. В нем преобладали белые и серые тона камня, было весьма прохладно и мрачно, но иного от Хуэко Мундо ожидать не стоит. Хотя постройка явно не творение архитектурного гения пустых, если только он не знакомый мне Старик. Но наличие потолка несколько не в стиле этого творца.
        - С возвращением, Айзен-сама! - прозвучало два голоса.
        Перед нами предстало двое существ, которые вроде как должны быть обычными адьюкасами, но в них имелись некие, не сразу бросающиеся в глаза изменения. Один представлял собой нечто с четырьмя руками, с одним коротким хвостом вместо ног и маской с клювом, на плечах у него реяла белая накидка. И его можно было бы принять за обычного адьюкаса, если бы не сломанная в одном месте маска, показывающая человеческое лицо, точнее, его часть.
        Второй был очень крупным гуманоидом, больше похожим на человека, уже в одежде и с волосами на голове и маской, закрывающей только верхнюю часть лица.
        - Рады вашему возвращению, - поклонились оба пустых.
        - Кто это? - спросил я.
        - Новая часть моего эксперимента, - пояснил Айзен. - Это Арранкары - самая высшая ступень эволюции пустых. После того, как Вастер Лорд развивается выше своего предела, он становится почти человеком по внешнему виду.
        - Арранкар, - задумался я. - Я уже слышал о подобном...
        - Да, те трое, что напали на вас, были арранкарами, но они эксперимент другого моего подчиненного. С ним ты познакомишься потом.
        Значит, я был прав. Те трое были нужны исключительно, чтобы задержать меня и не дать вернуться в Мир Живых. Там как раз Ичиго, Така и Исида били Меноса, потому там я только помешал бы, не дав сражаться. Но, учитывая, что Айзен заинтересован в том, чтобы парень стал сильнее, ничего удивительного.
        - Не особо оно все похоже на 'высший этап эволюции'.
        - Я пытался искусственно развить их потенциал и довести до этого состояния. Они одни из первых моих попыток. Сейчас эти двое - привратники.
        - Рады быть полезными, Айзен-сама! - сказали они хором.
        Какие преданные. Даже на мои слова не отреагировали. Обычно адьюкасы очень резко реагируют даже на намек об оскорблении, а тут вообще никакой реакции. Необычно для пустых.
        - Я так понимаю, есть и более продвинутые создания.
        - Я обо всем расскажу позже, - улыбается он и идёт к лестнице.
        Я лишь пожал плечами и двинулся с Гином и Тоусеном за ним.
        Когда мы покинули это место, сразу же вышли в пустыне Хуэко Мундо.
        Стоило мне вдохнуть воздух этого мира, как странное чувство умиротворения нахлынуло на меня. Вновь оно, будто я оказался дома и теперь этот мир приветствует возвращение своего сына к себе. Все же, что бы ни говорил обо мне Айзен, я ощущаю себя как пустой и чувствую большее родство с этим миром.
        - 'Дом...'
        Мы двинулись в сторону, и я некоторое время обдумывал последние события.
        Да, так резко переходить на сторону предателей было не особо красиво, но в той ситуации выбора у меня действительно не было. Когда я услышал всю историю о себе, то с трудом подавил нахлынувшие эмоции. Благодаря Куроцубасе мне удалось справиться с чувствами и проанализировать ситуацию.
        У меня был выбор: остаться с Готеем или перейти на сторону предателей, и оба варианта весьма сильно меня напрягали.
        С одной стороны, на стороне Готея были мои старые друзья и любимая. Может не все, но многие бы точно приняли меня таким. Со временем и, возможно, с помощью Урахары я вернул бы себе свой облик и хотя бы внешне перестал быть таким жутким. Вряд ли Готей позволил бы мне вернуться в свои ряды; я не дурак, чтобы не понимать, что пустому там не место, но я был бы союзником и все равно мог бы видеться со своими друзьями.
        Да, было бы неплохо, но у этого варианта имеется ряд проблем.
        Неизвестно, насколько Готей доверял бы мне. Рассказав все это прилюдно, Айзен поставил меня в весьма шаткое положение. Кто знает, что мог со мной он сделать за эти годы. Может он способен контролировать меня или внушать какие-то мысли, а может, во мне записана верность ему и подчинение. Куроцубаса не обнаружила во мне ничего такого, но, как мы уже уяснили, и она не все знает о нас. Так что быть уверенными на все сто процентов или доказать это я бы не смог. Страх перед такими мыслями рано или поздно появится в синигами. Я и сам не знаю, может, что-то такое во мне и есть.
        И что тогда случится, я не знаю.
        Да и к тому же, в Общество душ мне в любом случае будет закрыта дорога, и мне придется жить в Мире Живых.
        Тут еще проблема: смогу ли я тогда возвращаться в Хуэко Мундо. Что станет с Эспи и остальными?
        Очень много противоречий. Слишком много...
        Потому я и решил, что лучше всего для меня будет пойти на другую сторону.
        Да, мне тогда придется враждовать и сражаться со своими друзьями, но лучше я буду на этой стороне и сумею проконтролировать ход ситуации, чем буду гадать о том, что случится в будущем.
        Плюс я все же пустой, пусть только и наполовину, и отринуть свою сущность я не могу. Я слишком много времени провел тут, чтобы не понимать, что и пустым живется не особо комфортно, а потому это моя попытка спасти как можно больше тех, кого я посчитаю достойным спасения.
        - Скоро прибудет наш транспорт, - сказал Айзен.
        Вскоре песок начал двигаться, и из него вырос относительно небольшой белый замок, который начал подниматься вокруг нас. Мы встали на белую кость, а вся эта постройка поднималась в воздух все выше и выше, и вскоре зависла в пятидесяти метрах над землей.
        - Господин Айзен, - прозвучал глубокий и громкий голос. Это говорил замок! - Рад вашему возвращению!
        Посмотрев за 'стены', я увидел огромное тело, состоящее из песка. Пустой... пустой, состоящий из песка, огромный пустой...
        - Вези нас домой, Рунуганга, - приказал наш лидер, и эта махина начала с весьма быстрой скоростью двигаться вперед.
        Он двигался плавно, не дергался и не шатался, и при этом весьма быстро для такого огромного создания. Он не топтал и не шумел, а лишь шуршал серым песком, плывя через дюны.
        - Это привратник Лас Ночес, страж, который не дает никому приблизиться к замку, - ответил наш лидер. - Удивительное создание, он может рассыпаться на мельчайшие частицы и смешиваться с песком, управляя огромными пространствами, а потому точечные физические атаки ему не вредят.
        - Понятно, - хмыкнул я. - Ты хочешь показать мне все это? Мы ведь могли бы быстрее добраться.
        - Ты должен увидеть все и прочувствовать, - таинственно улыбнулся он.
        О, похоже, он заметил... Мрак...
        Вскоре на горизонте появилось что-то. Оно виднелось на фоне вечно черного неба и с каждой секундой становилось яснее и четче.
        От увиденного я аж маску снял, так как подумал, что через спиральные щели стал плохо видеть.
        Лас Ночес...
        Это был именно он...
        То монументальное строение, которое поражало меня еще при первом посещении. Столь огромная крепость, которая стояла уже не одну тысячу лет, стремительно приближалась к нам, но... Лас Ночес изменился...
        Огромный купол появился посреди высочайших стен, множество шпилей устремилось в мрачное небо, словно они пытались дотянуться до бледной луны.
        - Вы перестроили его... - ошеломленно произнес я.
        - Ну, потолок там был действительно нужен, - усмехнулся Гин. - Так что мы запрягли пустых на перестройку.
        - М-да, - хмыкнул я. - Потом сам будешь перед стариком Архитектором оправдываться.
        - А? - Гин аж глаза от удивления открыл, но я промолчал, не став отвечать ему. Во мне слегка взыграла вредность и желание немного насолить окружающим.
        Да, Архитектор создал Лас Ночес, а потому я не знаю, как он отреагирует на такое вмешательство в его творение. Может разозлится, а может, махнет рукой, - все же старика даже мне порой сложно понять.
        Похоже, мне хотели показать как все серьезно.
        Я уже понимал, что Лас Ночес захвачен; еще в тот момент, когда почти сто лет назад Архитектор прибыл с тем приказом, я о чем-то подобном догадывался, но о масштабах не подозревал. Теперь же вижу, как сильно все изменилось и как это серьезно.
        Что же могло тут случиться за сто лет? Как сильно изменились все вокруг?
        Мне порой даже страшно представить, что ждет меня далее.
        Мы быстро приблизились к белым стенам крепости, которые сейчас казались мне еще больше, чем раньше. Вряд ли их сделали больше - просто я так давно тут не был, что многое уже и забыл. Но вернуться сюда было действительно удивительным чувством.
        Огромные каменные врата открылись нам, и мы, сойдя с нашего 'транспорта', вошли внутрь. Прошли по темному коридору, которому бы не помешало освещение. Впереди маячил яркий свет, к которому мы спокойно шли по гладкому и чистому полу. Да, никакого песка под ногами, никаких царапин и ямок, оставленных лапами пустых, лишь идеальная чистота и порядок.
        Мне тут уже определенно нравится.
        Вскоре мы вышли к свету и...
        - Небо? - удивился я.
        Под этим огромным потолком было бескрайнее голубое небо, по которому спокойно плыли облака. Яркий солнечный свет заливал желтые пески и бело-серые здания, что придавало этому месту какой-то нереальности, но, несмотря на свет, самого солнца я не видел. Тут довольно тепло и нет всепронизывающего холода пустоты.
        - Это иллюзия, - ответил Гин. - Так гораздо комфортнее.
        - И какова причина этого?
        - Даже нам приятнее видеть день, а ночь тут и так есть.
        - Урахара тоже имеет этот странный фетиш на небо, - хмыкнул я.
        Похоже, это у ученых бзик какой-то.
        Мы прошли по мосту, который вел в большое нагромождение каменных блоков и колонн, которое раньше было огромным тронным залом, а теперь стало замком в центре этой залитой солнцем пустыни.
        - Айзен-сама, - услышал я знакомый голос.
        Перед нами появилась полноватая женщина, одетая в нечто похожее на форму синигами, только наоборот - белого цвета с черными элементами, также на плечах была накинута шаль, а на голове была большая широкополая шляпа. На поясе у нее виднелся небольшой ножик, какой обычно для вскрытия конвертов используют. Полная дама с добродушной улыбкой, румянцем на щеках и легким прищуром глаз за очками-половинками сложила руки и поклонилась.
        - Рада вашему возвращению, - запела дама соловьем, а я с шоком смотрел на знакомую пустую и поражался изменениям в ней. - В Лас Ночес ничего не изменилось с вашего отбытия, разве что мелкие стычки. Господин Гриммджоу опять что-то не поделил с господином Нойторой, но сейчас все в порядке, разрушения уже ликвидированы.
        - Рад это слышать, Доретта, - кивает он. - Отчет я прочту позже.
        Дама лишь улыбнулась и поклонилась, а я с открытым ртом смотрел на нее, и то, как она ласково общается с ним.
        - Госпожа Доретта? - удивленно спросил я. - Это вы?
        Та самая пчела-пустая, завхоз Лас Ночес, что следила за порядком в крепости, а также снабжала пустых своим 'мёдом', который она создавала, перерабатывая принесенные тела пустых. Эта вредная, ворчливая и суровая дама, которая создавала своих пчел-копий, что следили за всем.
        И вот она передо мной, но уже в виде человека.
        Офигеть.
        - Хм? - она посмотрела на меня и нахмурилась. - Транжир! - сердито посмотрела она на меня. - Ты где пропадал сто лет?
        - У меня был приказ! - тут же ответил я.
        - А где тогда твой столетний долг по продовольствию? Даже не думай, что я прощу тебе это.
        Вот же ж память у нее какая, а я надеялся, что и не вспомнит, кошелка старая. Придется выкручиваться.
        - Он у меня есть, я просто оставил его под охраной своих друзей. Как только освобожусь, сразу же принесу его вам, - придумал я на ходу, что соврать.
        - Смотри мне, транжир, - пригрозила дама мне пальчиком. - А вы, двое, почему выглядите так, будто в свинарнике сидели? - посмотрела она на Гина и Тоусена.
        Да, одежка обоих весьма попортилась после боев, а второй так вообще в бинтах еле стоит.
        Гин промолчал, а Тоусен сделал вид, будто не слышал вопроса.
        - Хватит, - спокойным голосом прервал наш диалог Айзен. - Потом это обсудите.
        - Да, Айзен-сама, - тут же стала она доброй и шелковистой. - Не мешаю.
        Дама ушла, а мы втроем вздохнули с облегчением и пошли дальше за нашим главным.
        - Тяжело вам приходится, - покачал я головой, посмотрев на Гина.
        - И не говори. Если бы был кто другой, способный заведовать всем тут, мы бы ее заменили, а так Доретта весьма суровая мадам.
        Тоусен все также молчал, но по нему видно, что и ему досталось от этой вредной бухгалтерши. Да, самое страшное зло в этом мире уже воплотили, теперь осталось приделать капитализм - и можно на мире монстров ставить крест. Похоже, только капитан Айзен не испытывает проблем, но тут ничего удивительного. Бухгалтерши никогда не будут катить бочку на начальство, а всячески выражают ему свою любовь и старание, дабы остаться на своем месте.
        Да уж, страшно тут живется.
        Но от меня не ускользнуло то, что Доретта, в отличие от тех двоих у входа выглядит как полноценный человек. Не скажу, что она особо сильна, но ее человечность просто поразительна. Она не гуманоид по виду, а именно человек со всеми вытекающими вещами.
        - Это и есть арранкар? - спросил я.
        - Да, - кивает Айзен. - Доретту я преобразил, когда уже выработал лучшие способы превращения. Обо всем я расскажу позже.
        - И каковы наши планы на данный момент?
        - Заняться твоим преобразованием...
        - Что? - я остановился и с подозрением посмотрел на него.
        - Когда мы сражались, я ведь заметил, что ты превысил лимит времени на использование занпакто, - сказал он, посмотрев на меня. - Сейчас твое состояние стало весьма шатким, и одна из причин, почему мы не двинулись поступью сюда, заключается в том, что сейчас ты ее применить не способен.
        Я нахмурился...
        Он и правда все знает.
        Да, когда я затянул бой на целую секунду, это неслабо аукнулось мне, и сейчас Куроцубаса с трудом удерживает барьер внутри меня. Мне теперь, как минимум, месяц нужно провести в полном покое, иначе даже не могу сказать, что может случиться.
        - Благодаря Хоугиоку я могу закончить твою трансформацию, - заявил Айзен. - А после мы и поговорим.
        - 'Он прав, - тяжело вздохнула Куроцубаса. - Без посторонней помощи твое состояние только ухудшится'.
        Выбора у меня все равно нет. Я сейчас даже толком сбежать не смогу, потому все, что мне остается - это молча принять все, как есть.
        - Как скажите, Айзен-сама, - вздохнул я.
        Впереди меня ждет только неизвестность, но ничего поделать с этим я не могу. Лишь плыть по течению...
        
        ГЛАВА 3. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ.
        
        Все произошло ровно так, как должно было быть. План удался полностью. Да, были проблемы и неожиданности, которые по большей части обеспечивал забавный друг Караса. Этот Сэйто Такеру довольно интересный юноша с нестандартным подходом к битвам. Пусть сейчас итог битв с его участием достаточно предсказуем, но если его силы дорастут хотя бы до низко-капитанского уровня, он будет очень неудобным противником даже для Эспады, разве что сам Айзен мог бы выиграть битву с ним со стопроцентной вероятностью.
        Он даже подумывал предложить магу присоединиться к ним, но решил, что момент для этого был неподходящий. Да и не согласился бы он. Они оба понимают, насколько Готэй злопамятная организация, а у Сэйто есть слабости - такие, как семья, и он бы не обрадовался необходимости срочно их прятать.
        - 'Ну, я не спешу, да и на той стороне он будет мне выгоднее', - хмыкнул бывший капитан.
        Ему даже было интересно, что сделает дальше этот 'чародей'.
        В любом случае, если Айзену понадобятся его услуги, Сэйто не посмеет проигнорировать его просьбу, на какой бы стороне ни сражался. Он не посмеет пойти против воли более сильного и опытного иллюзиониста, не тот склад ума.
        Сейчас же правитель Лас Ночес сконцентрировался на Хоугиоку, исправляя состояние Караса. Тот вошел в специальную комнату для преобразования, где он лично изменил всех пустых, сделав их арранкарами.
        Но с Карасом дело обстоит иначе. Он, даже с Хоугиоку, не может эволюционировать, ибо не пустой в привычном понимании этого слова. Он, в некотором роде, более совершенная форма вайзарда, где слияние с пустотой намного глубже, что дает ему куда больше сил, чем той группе, которых обработал Урахара.
        Ничего удивительного, Кёске ведь хотел просто спасти их, а не сделать сильнее. Они сами сумели подчинить себе пустоту, а Карас и его 'братья' созданы иначе, потому исправления, которые Айзен вносил в организм 'сына', были иными.
        Пустота и Порядок в его теле сейчас в хаотичном состоянии и готовы в любой момент разорвать его тело. Он превысил лимит пользования занпакто, что и повлияло на него негативно. Но благодаря Хоугиоку все можно не только исправить, но и улучшить. Равновесие будет восстановлено, а все дальнейшее будет зависеть исключительно от Караса. Айзен поставит его перед порогом, и только он сам будет решать, сразу же переступить его или выждать.
        Все, процесс завершен.
        Он убрал Хоугиоку и прекратил подачу силы, и шарик погас, прекратив свое излучение.
        Карас оказался закутан в кокон, где и проведет некоторое время, пока его тело будет стабилизироваться. Пройдет пара часов, прежде чем он проснется. Большее не требуется.
        - Айзен-сама, - обратился к нему Канамэ.
        Они с Гином уже переоделись и вернулись. Ему тоже стоит привести себя в порядок. Потом еще предстоит долгий разговор, который он обещал, а нарушать свое слово он не собирался.
        - Айзен-сама, - подошел чернокожий синигами. - Вы ведь можете сейчас воздействовать на его разум и подчинить его?
        - Да, могу, - кивнул его предводитель. - Но не буду этого делать.
        - Но почему? - нахмурился он. - Карас явно дал понять, что у него свои планы, которые могут помешать вашим. Он может предать вас в любой момент и...
        - Есть причины, - ответил Соске. - Во-первых, его планы никак не мешают мне. Даже наоборот: мне выгодны его планы. Желая защитить дорогих себе людей, он сделает все так, как необходимо мне. Плюс, я хорошо его знаю, он не ударит меня в спину.
        Пусть он и сказал это спокойным образом, но заметил, как слегка дернул бровью Гин. Да, Айзен прекрасно знал о планах Ичимару, знал о том, что тот планирует и что он работает на Генрюсая. Все знал, а не мешает, так как мало того, что это ему выгодно, так еще и некую остроту и опасность вносит в текущие события. Айзен многие века делал все идеально, и ничто не нарушало его планы, что сделало их невероятно скучными. Потому он и стал сам оставлять лазейки и 'ошибки', которые дают шанс другим. Ведь иначе победа будет слишком легкой и неинтересной.
        - Во-вторых, Карас будет совершенно бесполезен мне, будучи с промытыми мозгами. Он единственный из всего эксперимента, кто не только выжил, но и дожил до сего момента. Благодаря свободе воли он сам сумел достичь небывалых высот, которые до него никому не давались.
        Да, он первый, кто пробудил свою личность.
        Когда Айзен воздействовал на всех пятерых Хогиоку, -3 оказался первым, кто осознал себя, а годы жизни закрепили его личность. В то время как разум Руру деградировал до состояния маленького зверенка, Карас наоборот развился до полноценного человека. Знания и опыт, вложенные Айзеном в совокупности с легким характером Хисаны, превратили этого мальчика в кого-то действительно интересного.
        Нет, Айзен не воспринимал Караса как своего сына, он не верил во все эти бесполезные глупости как 'семья' и 'любовь'; это, по его мнению, было ему совершенно не нужно. Но и просто как о вещи он о нем не думал.
        Было любопытно смотреть, как он развивается, как общается и тренируется. Это все заставляло его думать, каким бы стал он сам, если бы все в прошлом пошло иначе. Стал бы он таким же или нет, если бы его сила не пробудилась так рано, каким был бы он тогда?
        Слишком много 'бы'.
        Вопросы, на которые можно вечно искать ответы.
        - В-третьих, если я подчиню его, то предсказать его дальнейшие действия будет сложно. Я знаю, как думает Карас, я знаю о его мотивах и стремлениях, но если я вмешаюсь в них, то даже мне сложно спрогнозировать, как будет себя вести существо, что получится в итоге.
        Да, воздействие на личность - процесс сложный и малопредсказуемый.
        Тот же Заэльапорро, когда поставил на себе тот эксперимент, сильно изменился. Мало того, что он потерял львиную долю своей силы, его и ранее расшатанная психика стала еще более нестабильной. И, вместо того, чтобы пытаться обратить процесс, он считает себя достигшим совершенства и освободившимся от ненужных инстинктов. Соске мог понять потакание своим эмоциям, мог понять стремление к полному их контролю (он и сам к этому стремился), мог понять даже полный отказ от них... Но он не мог понять разумное существо, что вырвало из себя половину инстинктивных побуждений, чтобы с полным удовлетворением стать рабом оставшихся.
        Заэль был жалок.
        - 'Стоит подумать о замене', - задумался Айзен.
        Да, после того 'провала' с Амбросио и запретом трогать близких Караса, Заэль стал разочарован в Айзене. Для такой эгоцентричной сущности осознание того, что он просто одно из орудий Айзена, стало весьма болезненным. Нет, он не решится на предательство и против своего хозяина не пойдет, но вопрос в том, что он посчитает предательством, а что - нет.
        Логику психопатов трудно понять.
        Впрочем, одним из плюсов присутствия Караса будет возможность ослабления личного контроля над Эспадой. До этого в Лас Ночес не было никого, кто бы сочетал возможность призвать Эспаду к порядку с соответствующим складом ума и мотивацией. Рудборн, увы, был фигурой недостаточно большого масштаба, и сильнейших приходилось контролировать лично. Однажды Айзен уже не удержал контроль, и это стоило ему весьма перспективной фигуры... Будет приятно переложить это бремя на специалиста и высвободить часть своего времени для более злободневных задач.
        - Ну, и, в-четвертых, мне не нужны марионетки в подчинении. Если бы меня волновала только верность, я бы всю Эспаду сделал такой, как Вандервайса.
        - Но все же, - не унимался Канамэ.
        - Расслабься, Канамэ-кун, - улыбнулся Гин. - Если Караса сделать таким же скучным, как ты, то мне даже поболтать будет не с кем.
        Чернокожий синигами тихо зарычал, но не стал ничего отвечать или спорить, а просто ушел к себе.
        Да, нет смысла в Карасе как безвольной кукле.
        Он принесет больше пользы, будучи собой...
        ***
        Темнота...
        Темнота повсюду...
        Темнота обволакивает меня, она крутится и клубится, как липкий туман, который не дает мне разглядеть окружающий меня мир.
        Я вижу что-то...
        Удары...
        Атаки...
        Их сотни...
        Я атакую своего врага на своей полной скорости. Сабля в руках поет от радости, после сотни лет разлуки. Смертельные удары обрушиваются один за другим на мою цель, но тот не уступает мне в скорости, а в силе даже превосходит.
        Как бы я ни пытался, он отражает все, что я обрушиваю на него.
        Это просто поразительно и выглядит нереальным, но, как бы я ни ускорялся, он все равно не уступает.
        - 'Карас, больше нельзя. Лимит!' - кричит в голове Куроцубаса.
        Но я не останавливаюсь, ибо если проиграю, то исход предсказуем.
        Быстрее! Быстрее! Быстрее!
        Внутри что-то ломается.
        Что-то разбивается где-то в груди, и дышать становится тяжело...
        В следующий миг происходит нечто странное.
        Айзен...
        Он только что был прямо передо мной. Он отражал все мои атаки, он с ухмылкой превосходил меня, и я ничего не мог ему сделать, но он просто пропадает, будто его никогда передо мной и не было.
        Удивленно верчу головой и замечаю его немного в стороне от себя.
        Он спокойно стоит там и с улыбкой смотрит на меня. Со своей обычной улыбкой, которая всегда была фальшивой...
        Устремляюсь к нему и наношу свой последний удар.
        Он удивился и успевает заблокировать атаку, после чего его отбрасывает в сторону, а моя сила рассыпается...
        Куроцубаса внутри пытается удержать равновесие и не дать мне умереть, а я с трудом двигаюсь.
        - 'Что это было?' - вопрос зародился в моей голове.
        Нет. Я знаю, что он способен на свой гипноз, что он может заставить меня видеть все, что он захочет, но почему гипноз слетел? Почему я увидел его настоящего? Как? Что именно произошло, чтобы я сумел преодолеть его способности?
        Это особенность моего организма? Это он сам в меня вложил или это нечто совершенно новое?
        Это чувство...
        Оно знакомо мне...
        Я уже раньше чувствовал подобное...
        Когда падала Ран, я мчался за ней и не успевал поймать, но в какой-то миг она оказывается у меня в руках. Тогда я не стал особо размышлять над случившимся, но сейчас... оно повторилось.
        - 'Куроцубаса, что это было?'
        - 'Твоя сила...'
        Весь ее ответ...
        Больше ничего...
        Открываю глаза и смотрю на вечное черное небо Хуэко Мундо...
        Бледная луна вечно нависает над головой, черные столбы, что теряются в небе, а подо мной безжизненный серый песок. Прохладный ветерок касается лица и приносит с собой легкую тоску, смешанную со спокойствием.
        Знакомо, все привычно и знакомо мне.
        Все как обычно.
        Поднимаюсь и...
        Застываю в шоке...
        Всего в метре от меня... зеленая трава...
        Солнечный свет падает на нее, и так переливается блеском от росы. Поднимаю голову и смотрю на бескрайние холмы, покрытые сочной травой, а также бесчисленные белые столбы, что устремились в голубое небо, по которому спокойно плывут белые облака.
        Картина настолько сильно шокировала меня, что я не сразу сообразил, где нахожусь.
        Обернувшись, я увидел за собой бесконечную пустыню Хуэко Мундо, серые дюны, которые треплет сухой ветер, разнося песок. И из этого песка в черное небо устремляются темные колонны, которые, словно жуткие руки, пытаются дотянуться до света мрачной луны.
        Мой Внутренний мир... разделен на две части...
        Половина его - это уже за сто лет привычный мне мир бесконечного ничего, а вторая половина - это те самые живые зеленые луга из прошлого.
        А в центре всего этого... огромная кристаллическая колонна.
        Медленно подхожу к границе и прикасаюсь к ней.
        Преодолев странный барьер, моя рука теряет былую бледность и вновь становится такой, какой была когда-то... Черная перчатка пропадает, и остается лишь розовая кожа с нормальными ногтями.
        Сделав шаг вперед, я весь преобразовываюсь. Моя старая и грязная одежда заменяется на классическую униформу бойца-омницукидо, в которой я привык ходить всегда. Форма Синигами...
        - Я... стал собой... - смотрю на себя, не в силах поверить.
        Но пустота никуда не пропала. Она все еще рядом; стоит протянуть руку - и пустота вернется...
        - Карас... - прозвучал ее голос.
        Устремляюсь к центру мира, где находится она.
        Куроцубаса все еще заключена в эту кристаллическую колонну, но теперь та будто внутри стала полой и наполненной водой, так как девушка будто плыла внутри, словно в колбе, в которой некогда родился я. Вот только вместо зеленых пузырьков, вокруг нее они были голубыми.
        - Куроцубаса, - улыбаюсь ей.
        Она смотрит на меня своими разными глазами.
        Прикасается к 'стеклу' что разделяет нас.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Лучше, - кивает девушка. - Хоугиоку исправила все.
        - Значит, меня не обманывали, - облегченно вздохнул я. Я и так все равно бы не смог избежать этой процедуры, потому рад, что она не навредила мне.
        - Все хорошо. Разум затронут не был, - успокоила она меня.
        Насчет последнего я не волновался, если бы Айзену нужен был безвольный раб, он бы меня таким уже давно сделал.
        - Что здесь происходит? - спросил я, усаживаясь на траву.
        - Хоугиоку поразительная вещь, - хмыкнула она. - То, что я могла бы делать годами, она исправила за минуту. Твоя сила Синигами полностью освобождена, и теперь ты можешь свободно использовать ее наравне с силой Пустого.
        - Но все не так радужно, как хотелось бы, - покачал я головой.
        Иначе она бы освободилась из кристалла.
        - Да, эти две силы пусть и свободны, но разделены друг с другом, - отвечает девушка. - Пустота и Порядок - противоположности, которые не особо ладят. Сейчас две эти силы 'возбуждены' и стремятся уничтожить друг друга. Потому между ними и установлен барьер. Можешь свободно использовать клинок, это никак не повредит, как и использование Перчаток. Но вот банкай я бы тебе не рекомендовала применять в ближайшее время.
        - Что может случиться?
        - Банкай напрямую будет воздействовать на меня, а если я перестану сдерживать эти две силы, то они начнут смешиваться и... даже я не могу сказать, что произойдет. Так что пусть ты и можешь применить его, но попрошу не делать этого, пока я не буду уверена, что ничего плохого не случится.
        - Не волнуйся, - улыбаюсь ей. - Мне пока и шикая достаточно.
        - Буду на это надеяться, - покачала она головой.
        - М? - она посмотрела на небо. - Пора просыпаться. Тебе ведь еще за друзьями идти.
        - Да, надо бы...
        
        ГЛАВА 4. ОБЕЩАНИЯ.
        
        Эсперанса сидела на своем каменном кресле и спокойно занималась вязанием. Работа спицами и нитками успокаивала ее, а благодаря преобразователю, что купил Карас, они могли перетаскивать к себе сюда сколько угодно небольших вещей. Так что девушка не так давно увлеклась этим делом и теперь пыталась связать что-нибудь красивое. Ей же хотелось подарить своим детишкам что-нибудь. А что может быть лучше, чем нечто, сделанное своими руками? Подарок от мамы всегда самый лучший. В Хуэко Мундо нет возможности сделать такое, потому она была рада появившейся возможности.
        Ну и работа руками позволяла ей отвлечься от волнения.
        Карас и Така отправились с остальными в Общество душ. По меркам Мира Живых они ушли не так уж и давно, но тут в Хуэко Мундо их друга уже нет. Он попросил их пока побыть здесь, и если у него будут проблемы, то он сумеет создать Гарганту и позвать их на помощь, но пока ничего не происходило, вот они и волновались.
        Остальные тоже старались быть поближе друг к другу, чтобы в случае чего, броситься на помощь. И они тоже старались скрыть волнение, пусть и получалось у них не очень.
        Старик Архитектор уже который раз переделывает свою новую скульптуру. Он, пообщавшись с господином Тессаем, решил работать не с помощью сэро, а используя молоточек и зубило, которые были маловаты для его шести рук. Потому ошибки и неточности стали частым делом, но дедушку это даже занимало, ведь это было какой-то целью для многовекового адьюкаса.
        Лия уже который раз перечитывала свою коллекцию манги. По-хорошему стоило отнять у нее всю эту пошлятину, которой она увлекается, и выпороть ее, но она пообещала себе потом заняться этим. Пусть пока занимается чем-нибудь, не беспокоясь. Она не говорит, но за Караса волнуется не меньше, чем остальные.
        Локи и Ноки же просто валялись на полу и перекатывались с одного бока на другой. Им бы хотелось отправиться в Мир Живых или поиграть с Джуном, но пока нельзя. Вот они и скучают.
        - Как тут скучно, - послышался голос от входа.
        Все тут же подскочили, побросав все из рук и повернулись к говорящему...
        В проходе стоял кто-то, облаченный в бело-черные одежды.
        Костюм на нем имел действительно странное сочетание черного и белого цвета, будто фотография в негативе; он отражал цвета формы синигами, но все же имел мало общего с их одеждой.
        Белый то ли халат, то ли мантия, надетая поверх черной рубашки с высоким горлом. Халат или, скорее, легкая накидка длиной до колен, был подвязан широким черным поясом-харамаки, на котором висел короткий клинок в белых ножнах. Обувь его была чем-то вроде кожаных сапог; черные узкие штаны и черные перчатки на руках. На плечах у него была белоснежная накидка с капюшоном, которая закрывала его руки.
        От незнакомца отчетливо веет силой синигами и... силой пустого...
        Это человек, но...
        - Вы какие-то нервные, - усмехнулся он и скинул капюшон.
        Все они с шоком уставились на... Караса... именно на Караса, того кем он был когда-то. Эсперанса плохо помнила свою прошлую жизнь, будучи синигами, но лицо ее школьного друга она запомнила навсегда и сейчас... он вновь предстал перед ней.
        Белоснежная кожа стала обычного человеческого цвета, пусть слегка бледноватой, чернота ушла из глаз, а волосы укоротились немного, и он будто стал чище. Но не только внешне - в нем будто что-то и внутренне поменялось. Часто грустный взгляд сменился неким огоньком и весельем, что было для него не характерно последние сто лет. Карас будто сбросил с плеч ужасный груз и казался именно таким, каким был когда-то... живым.
        Улыбнулся им и вошел в их убежище.
        - Нервишки лечите, ребята.
        - Братец! - обрадовались котята - и бросились к нему.
        Он чуть было не был сбит ими с ног, но устоял.
        Локи и Ноки, а с ними и Лия повисли на Карасе, обнимая его. Все трое были сильно рады его видеть и не сдерживали чувств. Тот тоже обнял их, но попытался отцепить от себя, ведь малыши все же были адьюкасами и слегка тяжеловаты.
        Эспи выдохнула и улыбнулась под маской.
        - Все хорошо, - сказал он. - Все в порядке. Мне вам нужно многое рассказать.
        - Ну, начинай тогда, - она присела обратно в кресло.
        Тот с трудом, но выпутался из цепких объятий, а затем переместился в свое кресло и начал рассказ...
        ***
        Эх, как же я рад вновь их всех увидеть. Эспи, Лия, Котята и Архитектор, - я немного соскучился по ним и теперь безумно рад вновь их увидеть. Рад, что пока меня не было, с ними ничего не случилось.
        После того, как мое преобразование закончилось, я с шоком обнаружил, как изменился. Я вновь будто стал самим собой - тем, кем я был много лет назад, но все же немного иным. Мне показалось, что я стал чуть-чуть выше, что меня даже порадовало, ибо нелегко быть таким маленьким.
        Печаль-беда.
        После того Гин передал мне мою новую одежду, что по фасону напоминала то, что было и на нем самом. Хотя я потом полазил по шкафу и подобрал себе одежку по вкусу. Увидел этот кафтан и прямо не смог удержаться. Но все же не стал увлекаться и оделся не слишком вычурно, ведь и об удобстве боя нужно думать. Я помылся впервые за много лет, я позволил себе немного отмокать в ванной, ибо я так долго не отдыхал душой. Даже в Обществе душ я свою маскировку не снимал, а уж выкинуть надоевшие тряпки хотелось давно.
        Так что новая одежда пришлась как нельзя кстати. Причем еще и обувь была удобной. Как же давно я нормального ничего не носил! Последние сто лет я просто бинтами обматывал ступни, да и ходули потом были. А вот сейчас что-то очень удобное, не мешающее двигаться, и просто было приятно ходить.
        Далее я решил, что перед тем, как говорить с Айзеном, стоит заглянуть сюда и забрать друзей, а потом, завершив последнее тут дело, вернуться и уже расставить все точки над '¬'.
        Так я и пришел сюда.
        Ребята были удивлены моему новому облику, но очень обрадовались возвращению. Котята и Лия чуть не раздавили меня собой, но я не стал уклоняться от них. Пусть порадуются немного, все же своим долгим отсутствием я заставил их поволноваться.
        Я все рассказал им. Что случилось со мной в Обществе душ и что было дальше. Эспи была рада, что с Рукией все оказалось в порядке и та не пострадала. Да и узнать об остальных ей тоже было приятно. Остальные также слушали с интересом, и котята негодовали, чего их не позвали поучаствовать в таком веселье.
        - Значит, ты решил присоединиться к предателям? - спросила Эспи. Она не была особо рада моему решению, но понимала, почему я так поступил.
        - Как есть, - пожимаю плечами. - Хочется мне или нет, - поднимаю руку, - но мне не изменить свою сущность.
        В руке начинают собираться духовные частицы, которые формируют белую субстанцию, что через пару секунд принимает форму моей кривой маски.
        Да, теперь эта маска не просто связана со мной из-за многолетнего ношения, теперь она физически часть моего тела и может быть призвана в любой момент. Хотя мне и не нужно ее призывать, чтобы использовать силы пустого. Перчатки откликаются и появляются на руках по желанию, но все равно к маске своей я давно привязался психологически. В ней спать спокойнее.
        - К тому же, если бы я остался там, то вряд ли смог бы остаться с вами, ребята, - улыбаюсь ей.
        - Братец! Ты остался ради нас! - расплакались котята.
        Лия же отвернулась, чтобы не показать, что и ее тронуло мое решение. Эх, какая же она цундере!
        - Да, как видите, теперь я на стороне предателей, - развел я руками. - И вас приглашаю присоединиться.
        - Лас Ночес захвачен синигами, - хмыкнул дедушка.
        - С господином Барраганом все хорошо, Архитектор, - успокоил я пустого, что молчал с начала моего прихода. - Вам больше не нужно скрывать от нас все.
        - Прости, - вздохнул старик. - Мне пришлось...
        - Я понимаю, - киваю ему. - Я уже и так все понимал с того момента, как вы пришли.
        - Синигами пришли сразу после атаки на Нео-Олимп и втроем захватили всех нас. Волантес сильно пострадал, но, благо, выжил. Потому меня и отправили с тобой...
        - Благо, все живы, - улыбнулся я. - И, что самое лучшее, у нас, возможно, появится смысл существования...
        Все удивленно посмотрели на меня...
        - Я пока не особо много знаю, но то, что успел увидеть... Айзен может и захватчик, но он все же сумел привнести смысл в пустоту... Арранкары не боятся регрессии, а благодаря такому единению, думаю, мы сможем найти свой путь.
        - Регрессия... - прошептала Эспи, сжав кулаки. Сама она, став Вастер Лордом, больше не боялась этого, но вот Котята и Лия еще очень не скоро станут такими же, если вообще смогут. Потому становление арранкаром для нее выглядит куда лучше. - Если это поможет нам всем, то я готова служить этому синигами.
        - Мама... - подошли к ней ее детишки. Та лишь обняла своих малышей.
        Она действительно их мама, а потому ее в первую очередь волнует их судьба. Судьба Котят и Лии.
        - Я в любом случае пойду, - кивает Архитектор. - Один ты всего не сможешь добиться. Можешь рассчитывать на меня.
        - Благодарю, - киваю ему.
        - Клево, будет чем заняться, - зевает Лия которую по голове гладит Эспи.
        - Ну, тогда собирайтесь, - говорю им, поднимаясь. - А я сейчас вернусь.
        - Ты куда? - спрашивает старик.
        - Доретта все еще там, - с кислой миной отвечаю ему. Старик дернулся, вспоминая эту наглую пчелу. - Так что нужно притащить с собой кучу 'припасов', все сто лет она высчитывала, сколько я должен.
        - Ох, эта клуша не меняется, - покачал головой старый адьюкас. - Удачи.
        Поднявшись, я отправился на охоту, но по пути я должен заскочить в еще одно место.
        Я ведь обещал...
        ***
        Сегодня в Лесу Меносов особенно ветрено. Сильные порывы, смешанные с песком, могут и мясо с костей снять, а потому Ашидо Кано не собирался сегодня покидать свое убежище. Разведя с помощью кидо костер, он уселся напротив и стал просто смотреть на огонь и думать о многом. Ведь ничего иного одинокий синигами просто не мог.
        Он сидел и думал о простых вещах, о которых он привык думать.
        Служба продолжается, пусть никто ему это задание и не поручал. Но это все, что он смог решить для себя, чтобы не сойти с ума. Он думал, как будет охотиться, какие ловушки придумать еще и где их расставить. За сотни лет в этом месте он хорошо изучил этот лес, а потому знал, где обычно ходят враги.
        Хотя в последнее время пустые стали какими-то странными.
        Все чаще он слышал подозрительные слухи о Лас Ночес. Обычные пустые и новые адьюкасы стараются держаться подальше от этого места, и все уходят, чтобы не быть едой для странных пустых оттуда.
        Работы становится меньше, но это и плохо. Ведь если враги уйдут, то ему будет просто нечего делать, а это нехорошо. Только такая 'работа' и позволяет ему держать свой разум в целостности. Только так и получается не сойти с ума от одиночества.
        Похоже, придется мигрировать.
        Так он сидел и размышлял над разными вещами, пока вдруг не почувствовал что-то странное...
        Чье-то присутствие...
        - Тяжело приходится? - прозвучал голос перед ним.
        Кано подскакивает и отпрыгивает от костра, а рука тут же легла на меч!
        Он с шоком уставился на незнакомца перед собой.
        Это оказался... человек...
        Угольно-черные длинные волосы, бледноватая кожа и почти светящиеся синие глаза. Роста он небольшого, но только совсем дурак посчитает его не опасным.
        Это лицо он узнал сразу, ибо в этом мире лиц, как таковых, и нет, а потому то самое лицо сто лет назад он запомнил очень хорошо. Сложно не запомнить того, кто пытался тебя убить.
        Это тот самый странный 'пустой', которого он встретил тогда. Тот, что после короткого разговора обезумел и чуть не разорвал его на части.
        - Успокойся, Ашидо Кано, - поднял он руки. - Желай я тебе вреда, не спасал бы полгода назад.
        - Полгода назад? - нахмурился синигами.
        На что этот человек просто сотворил из духовных частиц знакомую ему кривую маску. Ее носил странный пустой-пугало, что заступился за него, когда Кано бежал от пустых на Сходке. Тот, кто убил его преследователей и не стал догонять.
        Незнакомец улыбнулся и положил маску себе на голову, и та приклеилась, будто она часть его самого.
        От него странным образом веяло как пустотой, так и знакомой реацу синигами.
        - Кто ты такой? - спросил он.
        - Ну, это сложно объяснить, - почесал он затылок. - Что-то вроде гибрида двух противоположностей. Мое имя - Карас, но ты мог слышать обо мне как о Сан Венганзе.
        - Глашатай Короля Пустых... - помрачнел боец 11-го отряда. Да, слухи об этом пустом доходили и до него. Многие пустые со страхом вспоминали странного посла от Баррагана, которого лучше не злить. Очень жестокий и опасный пустой, который беспощаден к врагам и весьма изобретателен в пытках.
        - Некогда я был командиром 4-го взвода омницукидо, - ответил этот... гибрид. - Но попал сюда, превратился в монстра, и много чего случилось. Всего и не перечислить.
        Ого, целый командир омницукидо. Каким бы порой ни был местами продажным Готей, но такие посты он никогда не выдавал абы кому, и не важно, кто родители желающего. Шихоин, насколько он знал, очень сурово подходили к выбору кандидатов.
        Да, история жизни такого человека могла быть очень интересной.
        - Зачем ты пришел?
        - Ну, во-первых, извиниться, - поклонился он. - В тот момент, когда мы встретились, я еще только попал сюда и стал таким монстром, мое безумие поглотило меня. Вот я и напал. Именно поэтому я всегда старался обходить твою территорию стороной, чтобы случайно не напасть. Увы, в то время я себя слабо контролировал. Потому я и хотел извиниться за свои действия.
        Этот Карас сделал уважительный поклон, как и полагается среди синигами.
        - Ну, предположим, я принимаю твои извинения, - ответил Ашидо. - Что дальше?
        - А во-вторых, я пришел помочь.
        - Помочь?
        - Да, я могу открыть Гарганту в Мир Живых. Можешь уходить. Оттуда доберешься до Общества душ и будешь дома.
        Эти слова вызвали в синигами бурю эмоций.
        Он уже и думать забыл о том, чтобы попасть обратно. Он знал, что пустые иногда находят лазейки в Общество душ, но сам их никогда не находил. Так что с годами он смирился, что останется тут навечно.
        Сотни лет он убивал пустых, охотился на них, и это помогало ему держаться. Но сейчас слова этого человека взбудоражили в нем те мысли, которые он старательно подавлял.
        С трудом, но он сумел сдержаться и сумел подавить эмоции.
        - Я... благодарен... за предложение, - он взял себя в руки. - Но я не могу принять помощь от врага Общества душ. Это дело принципа.
        - О, похоже, годы тут серьезно потрепали тебя, - хмыкнул он.
        Да, он не мог вот просто так взять и принять помощь от некоего существа, что хотя бы частично является пустым. Если он сделает это, то все эти годы тут окажутся бессмысленными. Он поклялся себе быть стеной перед пустыми и убивать их так много, как только возможно, а принять помощь от одного из монстров - это все равно, что плюнуть на свою клятву.
        Эта клятва - все, что у него есть.
        - Понятно, - хмыкнул он. - Я сам тут держался исключительно на принципах и гордости, а потому уважаю твое решение.
        Он поднялся.
        - Но знаешь, - этот Карас улыбнулся. - Порой встречаются люди, которые помогают нам сделать выбор, который нам сделать тяжело, но мы сами этого хотим.
        - Это ты к чему? - не понял Кано.
        - Вот...
        В следующий миг Карас исчезает, а в живот Кано прилетает мощный удар, который выбивает из него весь воздух. В глазах потемнело, и он чуть было не потерял сознание. Сам Кано человек очень крепкий, а годы тут только закалили его, но такой быстрой атаки он просто не ожидал.
        Затем его резко дергают куда-то, и от перегрузок кровь чуть было из носа не потекла, а затем его швыряют на землю...
        - Черт... - заскрежетал он зубами.
        - Наслаждайся, - услышал он голос напавшего. - И обо мне особо не болтай, я как бы 'враг Готея'. Удачи...
        Незнакомец исчез, а Ашидо Кано начал приходить в себя...
        Запахи... звуки... все это нахлынуло на него огромным потоком, от которого разболелась голова.
        С трудом открыв глаза, он уставился на... голубое небо...
        То самое небо... которое он уже никогда не надеялся увидеть...
        Затем он осознал, что лежит на траве, а не на холодном песке...
        Слов у него не нашлось, чтобы сказать хоть что-то, и он просто лежал, слегка улыбаясь тому, на что смотрит, а из глаз текли, казалось, давно пересохшие слезы счастья...
        - Благодарю...
        
        ГЛАВА 5. НОВЫЙ ДОМ.
        
        Перетащить синигами в Мир Живых было делом пары минут; я больше времени потратил на то, чтобы найти и прибить кучку пустых, которых я сдам Доретте. Увы, на столетний долг это не тянуло, потому я надеялся, что вещами из Мира Живых сумею погасить остальное. Да, жалко расставаться со своим баулом, но лучше так, чем потом выслушивать брюзжания этой старой карги. И ведь она мне это будет припоминать очень долго, и ей не надоест.
        Так что пришлось постараться, но все, что я мог, я сделал.
        Помочь Ашидо Кано я хотел еще очень давно, но не делал этого, потому как он видел мое лицо, и на допросе мог выдать меня раньше времени. Допрос будет точно, когда он попытается вернуться в Готей. Ведь его не было много лет, потому омницукидо точно будут его допрашивать и пытаться вытянуть все. Он и расскажет обо мне, в любом случае расскажет - его, если что, заставят. Но лучше так, чем вечно гнить в мире, где даже поговорить не с кем.
        Он, конечно, удивил меня отказом, но его решение я понимал. Могилы его друзей я видел, и на его месте я бы тоже так просто уйти не смог. Потому пришлось ему 'помочь'. Надеюсь, с ударом не перестарался, но вырубил, чтобы не брыкался, а затем протащил по Гарганте и выкинул недалеко от Токио. Там он, как придет в себя, найдет патруль синигами и сумеет связаться со штабом. Так что все остальное - исключительно его проблемы; может не связываться, а просто остаться в Мире Живых, я уж ничего больше сделать не могу. Что мог для человека, я сделал.
        Добираюсь до дома, а там уже все собраны. Эспи держала за плечами огромный сверток по размеру больше ее самой, но для нее это вообще легкий вес. Причем, сам сверток был сделан из ее разрезанной маскировки в виде кошачьего шара. Девушка несет за плечами огромный шарик с маской кота. Мозговыносящее зрелище. Старик Архитектор тоже нес свои пожитки, а на спинах котят закрепили их игрушки. Больше всего поклажи было у Лии, там ее коллекции манги, которые она ни в какую не собиралась оставлять, но и тащить самой было неудобно, так что пришлось Пушистой помогать.
        - Вперед! В наш новый дом! - обрадовались Котята.
        - Да! - поддержали все.
        Прощай наше небольшое, но уютное дупло, которое мы много лет именовали своим домом. Это место мы выточили сами, аккуратно используя сэро и так создавая себе собственный уютный уголок в этом жутком мире. Тут куча вещей, которые мы преобразовали из Мира Живых, и те, которые своровали у эйхериев.
        Думаю, они не против.
        - Будь ты проклят, Венганза! - кричит один очень злой викинг.
        Да, я и по нему скучать буду. Очаровательный человек.
        Ладно, прощай наш дом, мы уходим, но не забудем...
        Покинув дупло, мы подхватили вещи и двинулись в сторону Лас Ночес.
        Двигались молча, да и тащить все наше было, может, и не тяжело, но упряжей и сумок для переноса никто не предусмотрел. Да и вещичек было многовато, чтобы все в стандартные сумки уместить. Да и те трупы адьюкасов тоже не особо легко нести.
        Так что, как добрались до места, откуда Лас Ночес был виден, мы остановились.
        - Ох, что это с крепостью стало? - спросил Старик.
        - Эх, ее переделали, - признался я. - Крышу добавили, купол огромный и многое другое. Простите.
        - М-да, - почесал он макушку. Думаю, нелегко принять, что кто-то изменил твое творение. - Ну, посмотрим, что и как. Может, внесу некоторые изменения.
        - Может.
        Поскольку тащиться самим всем было лень, я позвал Рунугангу. Гин сказал мне, как позвать этого 'привратника', да и тому самому, видимо, уже доложили, что помогать мне - одна из его обязанностей.
        Огромный колосс впечатлил народ. Он реально внушает, пусть как боец вряд ли хоть кому-то из нас хотя бы равен. Разве что Котятам, но его сила не в ударах, а способности манипулировать песком, не давая врагам добраться до замка. Он - первая линия обороны.
        Как я узнал, вторая линия состоит из огромного лабиринта, в который все попадают, если не знать, как входить. Лабиринт этот - вотчина пока неизвестной мне Приварон Эспады, которые и будут второй линией на пути врага.
        Мне пока всего не рассказывали, но это будет потом, а пока нужно добраться до самой крепости.
        Рунуганга водрузил нас и наши пожитки на себя и любезно доставил всех ко входу.
        А вот там нас уже встречали.
        Доретта вместе с двумя девушками, стоящими за ней. Одна является блондинкой-пацанкой с короткими волосами, с куском маски на правом глазу. Одета в короткую курточку, расстёгнутую на груди, классические штаны-хакама белого цвета и черную обувь-тати. Второй оказалась брюнетка с двумя хвостиками, а ее маска была отражением маски подруги на левом глазу. На ней же короткая юбка, высокие сапоги и топик.
        Обе девицы выглядят лет так на пятнадцать-шестнадцать, смотрятся довольно откровенно, а выражение лиц такое кислое, что я сразу понял, с кем они чаще всего общаются.
        Сама главная Пчела смотрела на меня суровым взглядом и постукивала по полу туфелькой.
        Да, похоже, нас ждали.
        Рунуганга привез нас, оперативно сгрузил и поспешил удалиться - видать, тоже хорошо знает, кто это такая.
        - Ты долго, транжир, - мрачно изрекла дама.
        - Простите, госпожа Доретта, - широко улыбнулся я. - Рунуганга не слишком быстр, - нагло предал я несчастного песочного. Да, сваливаем вину на других, ведь своя плешь дороже.
        - Смотри мне, транжир, - пригрозила она. - Тут маловато.
        - Ну, Доретта, - вступил в разговор Архитектор, пытаясь спасти меня. - Мы не виделись уже сотню лет, потому не стоит так сильно давить.
        - Я бы вас еще пару сотен лет счастливо бы не видела, - фыркнула она. - Все должно быть по правилам и по учету. Ох, спасибо Пустоте, что подарила этому замку Айзена-сама! Пока он не пришел, это место разваливалось, и стоило прийти разумному человеку, как все нормализовалось и стало намного лучше.
        - Я строил Лас Ночес на тысячелетия, - возмутился старик.
        - Ага-ага, только жить тут было решительно невозможно. Стены да колонны, горе-творец, - ворчала бухгалтерша.
        - Простите, - подошла Эспи. - Мы только прибыли, не подскажете, куда вещи сгрузить?
        Как она увидела Эспи, так чуть было не лопнула от возмущения.
        - Деточка, что ж ты вещи-то таскаешь! - повысила она голос. - Нужно было этих двоих бездельников навьючить! Не стоит плечики свои нагружать.
        - Ну что вы, не буду же я пожилого пустого утруждать, - улыбнулась Эспи, включив режим 'максимальная вежливость'. - Воспитание мне не позволяет. Скажите, куда отнести, я и сама справлюсь, вам бы тоже себя поберечь.
        - Ой, ну что ты, доченька, - умилилась старуха. - Не стоит обо мне волноваться. Я, кстати, Доретта, местная управляющая. Можешь звать меня Дорри.
        - Я Эсперанса, а это мои дети, Локи, Ноки и Лия.
        - Тетя Дорри, - подскочили Котята, также начав окучивать 'жертву'. - А куда нам идти, скажите, пожалуйста?
        Да, эти двое быстро смекнули, у кого реальная власть и к кому лучше подлизаться, чтобы иметь 'крышу'. Молодцы, правильно делают.
        - Ох, Пустота Великая, какие милашки, - расплылась в улыбке Пчела. - Мама вас хорошо воспитывает.
        - Тетушка, - подползла Лия. - Так это ваш был тот восхитительный мед, которым меня угощали? Я хотела выразить вам, как он мне понравился. Вы такая мастерица!
        - Ой, ну что ты, маленькая моя, - растаяла она.
        И, пока эти четверо окучивали тетку, мы по-тихому удираем отсюда. Мы - это я, Старик и те две несчастные, что пришли нас встречать.
        - СТОЯТЬ, БЕЗДЕЛЬНИКИ! - заметила она нас.
        Не получилось.
        - А ну-ка потащили все, - приказала она. - Ишь, чего удумали.
        - А может, мы хотя бы пойдем? - взмолилась брюнетка. - Мы-то тут зачем?
        - Да, - поддержала ее блондинка. - Мы как бы...
        - Только и делаете, что сопли по Айзену-сама пускаете, проходу ему не даете. Лучше бы учились быть приличными девушками и носить нормальную одежду, а то ходят тут вульгарные девахи. Потому вас и назначили мне помогать. Я из вас приличных дам обязательно сделаю!
        Девушки явно не первый раз попадают под такой прессинг, а потому послушно сдались. Я же поспешил подхватить все вещи и унести на склад. Благо, где он, я всегда знаю. Что мог, я поднял, а остальное взяли Старик и те две девушки.
        - Страх Регрессии не такая страшная вещь, как соседство с Дореттой, - мрачно изрек Архитектор.
        - Мы тоже уже жалеем, - вздохнули они. - Она даже некоторых из Эспады умудряется муштровать.
        - Не удивлюсь, если выяснится, что она тайный правитель Лас Ночес, - покачал головой старик.
        - Да, Пчела такая. А вас как звать-то? - спросил я девушек.
        - Я Лоли, - сказала брюнетка. - А она Менори. Тебя я что-то раньше не видела. Ты сам-то кто?
        - Я Карас, только сегодня прибыл, - улыбнулся я девушкам.
        - Хм-м-м, - они задумались. - А у тебя какой номер?
        - Номер?
        - У всех арранкар есть свой номер, - ответила Менори. - С 1 по 10 - это номера Эспады, сильнейших пустых тут, и их номера отражают их уровень силы. А все остальные с 11-го являются Нумеросами, они могут разниться по уровню силы, и никакой очередности нет. Есть еще трёхзначные номера, это Приварон Эспада, то есть те, кто был раньше в Эспаде, но нашлись ребята посильнее. Но те пусть и отстранены, все равно сильнее Нумеросов.
        - Ага, номера означают чаще, в каком порядке нас делают, - поддержала ее Лоли. - Я вот - ?33, а она - ?34.
        - Ясно, - киваю им. - Мне пока номер не поставили, наверное, потом будет.
        - Это невозможно. Их всем ставят прямо после преобразования.
        - Ну, так получилось, - пожимаю плечами.
        Они переглянулись и о чем-то задумались.
        Номера, значит? Интересно. Значит, сильнейшая десятка.
        Какой номер дадут мне, я пока не знаю, но наверняка дадут.
        Посмотрим. Меня не особо волнует свое место. Главное, я уже тут и смогу влиять на происходящее и подстраховать друзей на той стороне. Мне только это и нужно, да и тут за своими приглянуть стоит.
        - О, Карасумару-кун, - услышал я голос недалеко.
        Это оказался Гин, он прибыл нас встретить.
        - Привет, Гин, - киваю ему. - Я сейчас вещи отнесу, а то Пчела меня сожрет.
        - Хех, да, она может.
        - Эй, ты как разговариваешь с Ичимару-сама! - возмутилась Лоли.
        - Ну-ну, не нужно повышать голос, - улыбнулся Гин. - Будущий член Эспады может разговаривать со мной, как хочет.
        - Эспады?! - округлились у девчонок глаза.
        - О, меня так высоко поставили, сразу в Элиту, - хмыкнул я. - Низковатые стандарты.
        - Ну, точный номер узнаешь у капитана Айзена.
        - Поговорю и узнаю, - пожимаю плечами.
        Старик же молчал все это время и смотрел на Гина. Да, скорее всего, они уже знакомы, или виделись сто лет назад, когда захватили это место. Сам Ичимару на пустого старался не смотреть или ему просто было все равно.
        - Ладно, заканчивайте тут и отправляйтесь на преобразование, камеры уже подготовлены.
        - Ага, увидимся.
        Синигами ушел, а мы двинулись дальше.
        - Ты... это... - послышался голос Лоли. - Что, правда, в Эспаде?
        - Наверно, - пожимаю плечами. - Меня это мало волнует.
        - Мало волнует?! - офигели они.
        - Ну да.
        Дальше мы шли в молчании. Каждый думал о чем-то своем, пока тащил вещи на склад. По пути нам встречалась еще парочка арранкаров, но, судя по увиденным мной номерам, это все были Нумеросы. Как удалось узнать у слегка шокированных девчонок, каждый из Эспады имеет свой 'дворец' ну типа большого дома, где они делают, что хотят. Там живут они и их фракционы, а посторонние к ним не ходят, так как нельзя. Да и друг к другу они не особо захаживают, предпочитая сидеть у себя.
        Лишь некоторые, такие, как 10-й и 6-й часто бродят вне своих территорий, и то, не всегда.
        Да, с Нумеросами мне потом нужно будет основательно поболтать. Слухи, сплетни и домыслы мне интересны, ведь так можно узнать то, что обычно в официальных данных не появляется. Я ведь разведчик и шпион по профессии, потому наладить связи и сеть информаторов будет полезно. А уж если я нацелился исполнить свои планы, так соратники и верные мне бойцы в любом случае пригодятся.
        Ладно, все потом.
        Сначала разговор с Айзеном, а потом уже буду планировать, как действовать...
        
        ГЛАВА 6. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ.
        
        - Приветствую вас в Лас Ночес, - произнес Айзен, смотря на моих друзей.
        Те тоже смотрели на него и явно чувствовали, что с таким человеком шутки плохи. Локи и Ноки спрятались за Лию, а росомаха по моему совету не рисковала и в голову к нему не лезла. Да и она и сама это все понимает, что некоторых людей лучше не злить. Архитектор особого трепета перед новым королем Лас Ночес не испытывал, можно даже сказать, что он его недолюбливал, и я могу понять, почему.
        Эсперанса же тоже не высказывала страха и стояла вполне себе спокойно.
        - Значит, это вы - Айзен, - Эспи окинула его грозным взглядом.
        Да, у нее есть некоторые счеты с ним, да и я, если бы не нужда и не проблемы, на его сторону вряд ли перешел бы.
        - Да, - спокойно кивает он. Ну да, ему-то нечего бояться, с его силой мы даже все вместе ему не противники.
        - Это ведь ваши пустые тогда напали на студентов Академии в Мире Живых, - ее голос похолодел.
        - Хех, я понимаю, к чему ты клонишь, Эсперанса, - улыбнулся новый Король Лас Ночес. - Да, я создал тех пустых, я ставил над ними эксперименты, и они, по сути, мое творение. Но не я устроил ту бойню. Из нее я получил определенную выгоду, но я и так не остался бы в проигрыше.
        Девушка некоторое время молчала.
        Сложно предъявить Айзену тут что-то.
        С одной стороны, он виноват, что создал тех тварей, наделив их силой быть не ощущаемыми, и вместо того, чтобы уничтожить, просто выкинул. А их потом нашел Зоммари Реру, который и использовал все это для атаки на студентов.
        Но, с другой - никто не мог предположить, что может случиться.
        У него нет никаких угрызений совести или прочего после случившегося. Максимум, что он испытывать может, это досаду, что столько потенциальных 'инструментов' потеряно и уже не послужат его планам.
        - Это правда, что, став арранкарами, регрессия никогда не коснется нас? - задала она новый вопрос.
        - Правда, - кивает он. - Арранкары не испытывают голода и не нуждаются в том, чтобы питаться душами. Они растут и становятся сильнее, просто живя и тренируясь, как и любые другие духовные создания. Их тела максимально приближены к человеческим со всеми вытекающими вещами. Даже есть теория о возможном физическом росте или даже рождении потомства.
        Девушка чуть дернулась.
        Да, он зацепил ее самым для нее важным.
        Эспи плевать на себя, она бы и не жила вообще, если бы не ее дети. Локи, Ноки, Лия - вот что для нее важнее всего. Она хочет лучшей доли и счастья для них, а уж если арранкары даже расти могут, то лучшего она им и пожелать не может.
        Колебалась девушка недолго.
        Сжав кулаки, она выдохнула.
        - Если это правда, - произнесла она. - То я готова служить тебе и сражаться за тебя. Куда бы это ни привело, я готова на все!
        Дети с грустью посмотрели на свою мать. Они и сами понимали, что она здесь исключительно ради них, а потому наверняка почувствовали некую досаду от того, что ничего поделать не могут. Они маленькие и слабые, не могут никак помочь тут и вынуждены лишь молча слушаться.
        Это будет полезно им.
        Пусть жестоко так думать, но такие события и мотивируют слабых стремиться к силе. Да, Котята и Лия не очень-то и слабые адьюкасы, а на фоне многих так вообще выбиваются не только мощью, но и выучкой, которую я им обеспечил. Но в них никогда не было того стремления ввысь, какое присуще другим, они и не старались никогда вырасти больше необходимого.
        Так что, думаю, теперь им будет над чем подумать.
        Айзен ничего не ответил, а лишь улыбнулся ей и сделал пригласительный жест в сторону комнат-преобразований.
        Друзья мои не сразу решились войти в специальные помещения для Преобразования. Я и сам слегка нервничал, когда увидел эти маленькие камеры, где обычно держат особо буйных заключенных.
        Старик пошел первым, так как посчитал, что ему терять нечего, да и, если что, себя он не жалел. После него решились и остальные, а я сумел со стороны посмотреть за всем процессом.
        Вот они заходят внутрь, каждый в свою камеру. Затем к ним по очереди подходит Айзен с Хоугиоку и начинает воздействовать силой этого странного предмета. Реацу оттуда окутывает пустого, и тот начинает покрываться коконом, который по внешнему виду очень напоминает наши маски. После чего подача энергии прекращается и остается только ждать результата.
        Теперь их тела перестроятся и на выходе будут уже полноценными арранкарами.
        - Ты сказал, что арранкары - это высшая ступень эволюции, но я никогда таких не встречал.
        - Лишь считанные единицы достигали этого уровня за всю историю Хуэко Мундо. Трудно сказать наверняка, сколько. Их различия с синигами невелики, и невозможно с приемлемой точностью установить, была ли та или иная историческая фигура арранкаром или просто обладала уникальными способностями и физическими отклонениями, - отвечает он. - Что же касается тех, кто еще не стал достоянием истории, мне удалось найти только одного - Койот Старк. Впечатляющий экземпляр. Его сила оказалась настолько огромной, что вокруг него образовалась настоящая буря мощи.
        - Тот аномальный вихрь в регионе Южной Америки, - вспомнил я. - Вот, значит, кто это был. И тридцать лет назад ты его нашел и завербовал. След от обуви я там нашел.
        - Да, Койот Старк является Примерой Эспада.
        - Вмешиваясь в процесс, ты им не вредишь?
        - Вреда никакого нет, за годы экспериментов, я выявил оптимальную форму преобразования. Эспада и многие другие были обращены мной уже после того как я проверил все варианты. Так что можешь не волноваться за своих друзей.
        Он развернулся и пошел из зала, а я последовал за ним, так как пришло время ответов...
        ***
        Они направились через коридоры Лас Ночеса в его личный кабинет. Пусть многие пустые и считали, что он все время проводит в своем тронном зале или личных покоях, но это далеко не так. Основное свое время он был или в лаборатории, где он и проводил свои опыты, или же в кабинете, чтобы было удобнее работать с информацией и отчетами.
        Да, даже уйдя с должности капитана и став королем, бумажная работа никуда не делась и все еще преследует его. Это заблуждение, что даже в Мире Пустоты можно легко быть королем и не знать проблем. Если ты хочешь быть столь же бестолковым королем, каким был Барраган, то да, можешь оставаться шутом на троне, но если есть желание превратить это место в эффективный инструмент, то необходимо немало работать.
        Потому даже тут от отчетов никуда не деться.
        Одно хорошо, писать и читать умеют далеко не все пустые, а потому и отчетов на столе не так уж и много.
        Сам кабинет представлял собой весьма большое и чистое помещение с более темными оттенками стен и пола. В одном краю зала располагались компьютеры, за которыми он часто работал, а в центре стоял большой каменный стол, высокое белое кресло, и несколько поменьше, напротив стола для гостей.
        Владыка Лас Ночеса присел за стол, а его собеседник сел напротив.
        Карас выглядел весьма спокойным, и могло даже показаться, что он расслаблен, но это далеко не так. Серьезный взгляд говорил о том, что он крайне сосредоточен и внимателен, стараясь читать своего собеседника.
        Да, этим они и похожи, очень серьезным подходом к своему делу. Вот только дело Айзена - это наука.
        - Я понимаю, что ты полон сомнений, Карасумару. Настолько, что готов приносить клятвы, чтобы только притушить их... И я постараюсь их разрешить. Но я не смогу уделить тебе много времени сейчас, да и на большую часть вопросов ответы тебе полезно будет найти самому. Поэтому, пожалуйста, будь умерен в своих вопросах.
        Да, та клятва ничего не могла изменить в их отношениях. Айзен знал, что если Куроки посчитает это необходимым, нарушит ее, не колеблясь. И сам Карас знал, что 'отец' не будет безоглядно доверять даже клятве честнейшего человека в мире. Она была необходима скорее ему самому - метафорический Рубикон, перейдя который, уже поздно оглядываться назад.
        - Хорошо, - согласился бывший командир омницукидо. Он и с самого начала не рассчитывал получить на все ответы, но явно некоторые вещи его интересуют. - Для начала позволь уточнить: ты сказал, что Арранкарам не грозит регресс. Но какие-то физические потребности сохраняются?
        - Только сон, причем достаточно нескольких часов в месяц. Что же касается Доретты, - Айзен понимал, что именно встреча с ней подвела Караса к этой теме, и не стал дожидаться дополнительных вопросов, - то ее присутствие связано с менее приземленными потребностями. Разумным существам свойственна тяга к комфорту, а мои фонды в Мире Живых ограничены. Равно как и пропускная способность портала. Вот она и следит, чтобы все сразу же не разобрали. Следующий вопрос, я так понимаю, будет касаться твоей собственной физиологии?
        Карас чуть удивленно кивнул. Он привык, что обычно Айзен неспешно наслаждался кружевами беседы, и подобный стиль общения несколько выбил его из колеи. Что поделать, время сейчас действительно было критично важно. Вандервайс должен быть завершен как можно скорее, в противном случае угроза в недалеком времени увидеть Генрюсая у ворот Лас Ночеса становилась пугающе неизбежной. Но, увы, погрузиться в исследования, не закончив с текущими делами, было решением еще более глупым, чем промедление.
        - Сейчас твоя физиология не слишком-то отличается от синигами. В Хуэко Мундо проблем возникнуть не должно, на случай долгих миссий в более духовно бедных районах, в Лас Ночес хранится достаточно большой запас провизии. Также ты, возможно, сможешь перейти к 'пустому' метаболизму, если понадобится, и с теми же усилиями - обратно. Скорее всего, в таком состоянии твои физические потребности будут сведены практически к нулю... Но я не рекомендую проводить подобные эксперименты сейчас. Переходы туда-обратно могут нарушить равновесие твоего внутреннего мира.
        - Приму к сведению, - Карас немного помолчал, собираясь с мыслями, а затем задал, наверное, самый важный вопрос. - Зачем это все? К чему ты стремишься? Задача вроде 'прорыва грани между пустым и синигами' вовсе не требует объявления войны Готэю и сбора армии пустых, разве нет?
        Айзен молча указал пальцем в потолок. Куроки недоуменно моргнул, прежде чем до него дошел смысл жеста.
        - Король Душ?!
        - Честно говоря, я планировал при определенных обстоятельствах провозгласить свою цель, покидая Готэй. Жаль, не сложилось. Впрочем, они все равно должны обнаружить это в скором времени... Да, - Айзен твердо посмотрел в глаза своему лучшему эксперименту, - Это моя цель - скинуть бессмысленный труп с его трона и заполнить эту невыносимую пустоту небес!
        - Труп? - нахмурился Куроки.
        Соске некоторое время молчал, слегка поморщившись от воспоминаний...
        Тот день он никогда не забудет.
        - Извини, Карас, - покачал он головой, - Но это - тема для отдельного, обстоятельного разговора. Будет лучше обсудить ее, когда у меня будет достаточно времени.
        - Что ж, по крайней мере, теперь я знаю, во что я вообще ввязался, - Куроки горько усмехнулся, - Но по-прежнему не понятно, в чем моя роль? Ты же не просто собираешь тут 'клуб экспериментов Айзена-самы', нет?
        - Тут ничего сложного нет, - пожал плечами собеседник. - Если я брошу вызов Готэй как боец-одиночка, закончу, как Кенпачи Азаширо, насколько бы силен я ни был. Для противостояния структуре нужна другая структура. Чтобы сражаться с армией - другая армия. И для этой армии ты - ценное приобретение. Ты хороший боец, отличный командир и очень талантливый наставник. Да и расточительно было бы оставлять тебя в руках Готэя. В лучшем случае они бы передали тебя в руки Куроцучи, в худшем - уничтожили бы на месте.
        Разумеется, под 'лучшим' и 'худшим' случаями Айзен имел в виду вовсе не благо самого Караса. Скорее, рациональность использования ресурса по имени 'Куроки Карасумару' структурой под названием 'Готэй-13'. И она была раздражающе низкой. Неприемлемой. Айзен мог найти 'Объекту ?3' куда лучшее применение.
        Пусть даже данные основного эксперимента были давно получены, Карас оставался уникальным образцом Вайзарда. И его развитие все еще не было завершено, что обещало немало новых данных в будущем.
        Плюс, сам Карас весьма положительно повлияет на Лас Ночес, это в природе этого паренька - менять вокруг себя все и улучшать это. Стоит ему понять обстановку - и Айзен уверен, что его 'сын' точно найдет себе применение здесь.
        В зависимости от обстоятельств, могут появиться и другие возможности.
        - Хочешь, чтобы я тут что-то делал? - со скепсисом в глазах спросил он.
        - Пока это не вредит общей обстановке, можешь делать, что хочешь, - махнул он рукой. - Убивать Эспаду я запрещаю, как и препятствовать им в их обязаностях, в остальном ты свободен.
        На лице гибрида появилась заинтересованность. Он явно сейчас анализирует обстановку и думает, как быть. И это еще он общий доступ к информации не получил.
        - Следующий вопрос, зачем было устраивать то представление? Попытка убийства Хинамори, - на этих словах он поморщился, - казнь, смерть Совета и многое другое? Даже Рукию ты убить собрался, когда Бьякуя-сан и Ичиго уже подобрались поближе. Если бы твоей целью была именно ее смерть, ты мог просто раздавить ей шею, вместо того, чтобы устраивать спектакль с Гином.
        - К счастью, субъекты, на эмоции которых я хотел повлиять, не склонны анализировать такие моменты, - улыбнулся самозваный Владыка Пустых. - Если бы не это, спектакль пришлось бы неоправданно усложнить... Ты правильно понял. Мне нужна их злость и желание меня убить. Желание мести подстегнет их рост, ненависть заострит их клинки, и это именно то, чего я от них хочу.
        - Хочешь, чтобы враги стали сильнее и пришли сюда? - засомневался полупустой.
        - Я планирую дать главный бой в другом месте. В остальном ты не ошибаешься.
        Наступила тишина, где Карас некоторое время молча смотрел на своего 'отца', хотя оба они всерьез не воспринимали подобную чепуху. Да, у них есть в некотором роде 'кровная связь', но для обоих она ничего не значит, и, если понадобится, любой из них легко воткнет нож в спину другому.
        - Ясно, - Куроки о чем-то задумался. Он некоторое время молча смотрел в потолок. - Я так понимаю, лимит вопросов подходит к концу?
        - Да, на этот раз.
        - Тогда последний вопрос, - он посмотрел ему в глаза. - Знаешь, твои планы со стороны кажутся очень хрупкими. Просто невероятное количество вещей может пойти 'не так'. И ты не похож на человека, любящего полагаться на случайности. Больше похоже, что есть какой-то неизвестный фактор, что позволяет всегда поворачивать их в свою пользу... Скажи, Кёка Суйгецу ведь Банкай, да?
        Последнее, казалось бы, не связанное с предыдущими словами заявление, заставило Айзена улыбнуться.
        Да, проницательность и непредсказуемость суждений гибрида действительно порой поражает.
        - Ты понял?
        - Ну, не то, чтобы это только моя заслуга, - пожал плечами бывший командир омницукидо, - Я, Такеру, сакэ и куча времени, которую не на что было потратить, кроме пьяного мозгового штурма... Не знаю, есть ли мне теперь смысл тебе что-то рассказывать.
        - Я перестал следить за вашей пьянкой после предположения, что я 'Космическая Летучая Мышь из галактики Андромеда' и навсегда уяснил для себя одну простую истину, - иронично улыбнулся Соске, - От того, что потребление горячительных напитков обзывается участниками 'мозговым штурмом', оно не становится более... вменяемым.
        Скорее уж менее. Даже удивительно, что из подобных мероприятий возможно было получить что-то полезное. Он на долю секунды даже задумался, не стоит ли изменить свое отношение к подобным действам.
        - И все же... - протянул Карас, откинувшись на спинку кресла, - Суйгецу... Отражение луны на воде. На редкость подходящее название для занпакто, что позволяет смотреть чужими глазами.
        - Обычно, я предпочитаю дублировать наблюдение другими средствами, - решил он внести ясность, - Правда, большинство из шпионских устройств чувствительны к перепадам реацу и заметны невооруженным глазом... Поэтому Суйгецу остается сильнейшей картой в моей колоде.
        - Теперь мне ясно все, - хмыкнул Куроки. - Больше вопросов у меня нет.
        - Тогда на этом предлагаю закончить, - Айзен поднялся из-за своего стола. - Отдыхай, а завтра будет встреча с Эспадой.
        - Хорошо,- он тоже поднялся, а затем молча вышел из кабинета и ушел к своим друзьям.
        Айзен же направился в свою лабораторию. Разговор вышел познавательным и интересным, он даже сам не ожидал некоторых моментов, но все прошло хорошо. Карас узнал, что хотел, и к следующей такой встречи явно подготовит иные вопросы. Уделить всему внимание к тому же не получится.
        - Как жаль, что времени даже в этом мире на все нет, - печально улыбнулся он. - Но так даже интереснее...
        
        ГЛАВА 7. АРРАНКАР.
        
        Вернувшись в зал преобразования, я просто стал ждать, когда процесс подойдет к концу, попутно прокручивая в голове разговор с Айзеном.
        Да, жаль не получилось узнать все, но хотя бы некоторые вещи я сумел понять. Все то, что было туманом до этого, наконец, прояснилось. Особо сложным для понимания было для меня осознание силы моего врага. Лишь когда я получил те сведения, передаваемые непосредственно в голову через кидо Исане-сан, вся картина сложилась в моей голове.
        Вообще-то в тот раз мы несколько устали от всего и решили выпить и расслабиться, а затем под градусом у нас начался разговор о капитанах и их силах. Вот когда дошли до обсуждения занпакто Айзена, Така и заметил странность в названии. Затем наши рассуждения снова оказались в тупике, и Сэйто только и мог, что обзывать Куро Инопланетной Летучей Мышью*...
        Забавно, но то, что Айзен не знал этого жаргонизма, почему-то обнадеживало. Совершенно не логично: в конце концов, вся причина просто в том, что Айзен никогда не интересовался подобным. Но все же... Он не всезнающ.
        - Хотя, если он заявит что-то типа: 'Я всего не знаю, а знаю то, что знаю'** - начну подозревать что-то страшное, - фыркнул я.
        Так или иначе, но этот пьяный угар даже помог нам понять все и прийти к определенным мыслям, но при этом, не говоря по факту, ничего, а затем, когда правда раскрылась, логическая цепочка закрылась сама.
        Ладно, потом остальное обдумаю, кажется, процесс преобразования закончился.
        Камера начала открываться, и из нее повалил белый дым, а также пыль от разрушенного кокона. Все заволокло пеленой, что скрыла от нас происходящее внутри. Сначала послышались звуки дыхания и стоны от последствий преобразования.
        Да, это не особо приятная процедура, но дискомфорт быстро проходит.
        В дыму появился силуэт.
        Вот из белого облака выходит девушка...
        В глаза сразу бросаются ярко-алые волосы длиной до колен, высокая девушка с идеальной фигурой, которой могут позавидовать многие топ-модели. Объемная грудь третьего размера, на которую упали локоны ее красных волос, прикрывая пикантные места, округлые бедра, шелковистая кожа... пухлые губки, небольшой носик и длинные ресницы...
        Сногсшибательно...
        Так, спокойно. У меня уже есть Хебико, но не оценить такую красоту невозможно.
        Вижу в голове Гина такие же мысли, как и у меня.
        Девушка открыла глаза и посмотрела на нас яркими желтыми глазами, словно глаза дикой кошки или иного хищника. Завораживает. В руке она сжимала короткий меч, что-то вроде уменьшенной катаны в белых ножнах с цубой в виде черепа.
        Девушка прикоснулась рукой к своим губам, удивляясь отсутствию маски, а от той даже следов не осталось.
        Пусть некоторые черты изменились, но это лицо я узнал сразу...
        Анзу...
        Да, я понимаю, что Эспи лишь частично является той девушкой, что я некогда знал, и в ней немало частиц души от Кано, да и многих других убитых тогда синигами, но все же... Основа ее души именно Койке Анзу, мой близкий друг, и сейчас я вновь вижу ее перед собой. Да, немного иная, красивее и ставшая старше, но все же именно та самая... Хотя японских черт лица у нее и не осталось.
        - Поразительно, - прошептала она. - Ой, - она поняла, что голая.
        Гин сделал вид, что не смотрит, а учитывая его вечный прищур, сложно сказать, куда именно он пялится. Хитрый засранец.
        - Одежда здесь, - указал он на шкаф. Да, я там же подбирал себе одежку, размеров там много, потому на любую фигуру найдется.
        Вспомнив про одежду, я подумал над одной вещью, которую стоило бы сделать. Пока Эспи одевалась, я сбегал на склад и кое-как уговорил Доретту выделить мне необходимое. Ворчливая Пчела сильно упиралась, но все же согласилась выдать, что я попросил, после того как сказал, для чего это мне нужно.
        Когда вернулся, девушка уже была одета.
        Облачилась она в длинное с разрезами на бедрах облегающее белоснежное платье. У платья было глубокое декольте, вырезы еще по бокам и на животе, что, по мне, может и красиво, но бессмысленно. Хотя что я понимаю в женских вкусах?
        - Так-то лучше, - произнесла она, поправив одежду. - Хватит пялиться на меня. Хебико все расскажу.
        (В этот момент одна девушка почувствовала, будто ей кое-кто изменять вздумал.
        - Придушу...)
        - Так, а вот угрожать не нужно, - тут же спасовал я.
        - Смотри мне, транжир, - спародировала она манеру речи Доретты.
        Гин лишь усмехнулся. Да, ему тут не поугрожаешь. Хотя можно все потом Рангику рассказать. Обязательно все грехи запишем и выдадим девушке полный список, чтобы она его мучала потом за все.
        - Как тебе в новом теле? - спрашиваю ее.
        - Неплохо, - она покрутилась перед зеркалом. - Я уже и забыла, каково это - носить одежду. Благо, человекоподобный облик был всегда, и привыкать к новому не придется.
        - С мечом придется поучиться сражаться.
        - Кое-что я помню о зандзюцу, - сказала она, достав свою катану, и некоторое время молча смотрела на меч. - Кагеней...
        Кагеней... Болотный Огонек - так звали ее занпакто. Меч, который она только обрела и с которым рассталась так скоро. Все же занпакто - это часть нас, а потому без них внутри себя мы чувствуем некое одиночество. Так себя ощущал я, потеряв Куроцубасу, а вернув, я впервые за сто лет ощутил себя полноценным человеком.
        Сложно объяснить, что чувствуешь, но это невозможно ни с чем спутать.
        - Я не совсем понял насчет мечей, - смотрю на Гина. - Со мной ясно, но вот у арранкар он тоже имеется.
        - В мечах у арранкар запечатана их полная сила, - отвечает синигами. - У пустых высвобождение называется - Ресурексион, и, применив его, пустой обретает ту силу, что была у него до становления арранкаром, а также частично возвращает свой облик. Потом силу придется обратно запечатывать, но этому можно научиться. Сейчас она примерно на половине былой мощи.
        - Вот оно как, - хмыкнул я.
        Теперь ясно, почему мне показалось, будто Эспи ослабела. Ну, сейчас она примерно на семидесяти процентах от своей былой силы. А теперь понятно, что просто часть ее сил запечатана, да и к тому же они немало так возросли, раз это сейчас половина только.
        Неплохо, очень неплохо, и ведь, как я узнал, она еще и расти будет.
        Да, арранкары действительно поразительные создания. Человеческий облик, никакой регрессии и естественный рост силы. Невероятная мощь, с которой даже Готею придется считаться, дай всему тут только время.
        Вскоре открылась и вторая дверь, из которой с трудом выползла девочка-подросток с настоящей гривой зеленых волос. Невысокая девица с миниатюрной талией и такими же не особо развитыми формами держала в одной руке что-то наподобии обычного серпа, какие можно увидеть на советских гербах. Был бы еще и молот, могла бы строить коммунизм.
        Девица, держась за голову, вышла из камеры и открыла свои большие зеленые глаза.
        Она чуть было не упала, но ее успела подхватить Эспи.
        Девочка посмотрела на нее и некоторое время молчала, а затем узнала.
        - Мама... - прошептала она.
        - Лия, - улыбнулась Эспи и крепко обняла свою дочку.
        Да, забавно получается.
        Некогда я встретил ту пушистую зеленую росомаху, которая пыталась втереться ко мне в доверие, чтобы получить защиту, а сейчас она обрела настоящую семью, о которой и мечтать не могла.
        - Ну, все, мам, отпусти, смотрят же! - как обычно, начала ворчать Лия. Да, а я уж на секунду поверил, что она стала милой.
        - Не-е-е-ет, - хихикала Эспи, тиская бывшую росомаху, а та пыталась вырваться.
        У Лии, похоже, остатки маски имеются, но они по бокам у нее на голове под волосами, из-за чего создается впечатление, что у нее два больших звериных уха. Очень мило выглядит. Эти 'ушки' очень забавно дергаются, когда она вырывается, безуспешно вырывается.
        Оружие у нее получилось сложным. Чтобы серпом владеть, нужны тренировки, а 'опыта', как у Эспи, у нее нету. Хотя она может попытаться перетянуть часть навыков благодаря телепатии, но я не уверен, возможно ли это. Да и на нас лучше не экспериментировать.
        - Ньйон, - хмыкнул я.
        - Не воруй мой ньйон! - надулась девчонка.
        Да, все как всегда, но теперь это еще милее.
        - Зато близнецы теперь не смогут шутить про твой вес, - заметил я.
        - Пф, меня это никогда не волновало, - гордо вздернула она носик, но по покрасневшим щекам видно, что очень собой довольна.
        Через некоторое время открылась третья камера, в которую вместе вошли Котята. Они родились вместе, а потому и преобразование тоже проходили вдвоем. Выползая на четвереньках, из дыма показались две светлые макушки волос, маленькие детские тела и... кошачьи уши... а также хвосты...
        - Чего? - удивились мы с Гином.
        Вот только в отличие от ушек, что у Лии, эти выглядели самыми, что ни на есть, настоящими.
        На лице синигами тоже было недоумение, как и у меня. Видать, сам не ожидал, что какие-то черты пустых сохранятся.
        М-да, похоже, Локи и Ноки гораздо более уникальные пустые, чем могло показаться. Они, даже пройдя эту процедуру, частично сохранили свой былой внешний вид. Мило, конечно, но стоит обсудить это потом с Айзеном, мало ли.
        На вид детям было около семи лет, миленькие мордашки с красными щеками и серыми глазами. Близнецы, - мальчик и девочка, - в ручках держали по весьма интересному ножу. Загнутые обоюдоострые кинжалы, которые особо распространены на ближнем востоке. Кажется, они называются джамбия. Да, доверять детям, а еще и таким, оружие - не самое хорошее дело, но и отнять нельзя, ибо эти ножи часть их самих.
        Малыши переглянулись, удивились виду друг друга.
        - Локи, Ноки, хватит валяться на полу, - подошла к ним Эспи.
        Лия к этому моменту уже надела короткое белое платье с бантиком и высокие сапожки как у Лоли, к ним такие же черные длинные перчатки. Ее серп в ножнах висел у нее за спиной.
        - Мама! - детки бросились к матери на ручки.
        Ходить на двух ногах им еще придется привыкнуть, но это они освоят быстро.
        Пока Эспи возилась со своими детьми, я начал не на шутку бояться за Старика. Он ведь вошел в камеру первым, а пока еще не вышел; приходится его ждать и волноваться. Все же он очень стар, почти как сам Барраган, потому переживал я серьезно, пусть вида и не подавал.
        Благо, долго ожидать не пришлось, и его дверь открылась.
        - Кха! Кха! Ха! - послышался хриплый кашель. - Ох, голова кружится, - его голос потерял былую вибрацию, что присуща пустым, и стал более человеческим. Хриплый голос обыкновенного пожилого человека.
        Из дыма показался крепкого вида пожилой человек. Не особо высокий, худоватый, но с весьма неплохо развитыми мышцами, что делали его несколько моложе, чем есть. Седые волосы средней длины, которые из-за остатков маски, напоминавших собой едва заметные заколки, зачесывали их назад. Небольшая бородка, короткие усы, густые брови, морщины, острые черты лица, что отдавали чем-то восточным. Да, старик был похож на китайца, только с европейскими чертами.
        В руке у него вместо меча почему-то была деревянная трость. Вполне себе обычная на вид деревянная трость, но внутри точно скрыт клинок.
        Архитектор удивленно посмотрел на свои руки. Да, неожиданно, думаю, осознать, что рук всего две, а не шесть. Я, даже будучи в своей маскировке, тоже привык к четырем рукам и, порой, инстинктивно пытаюсь что-то взять ими, а их уже у меня нет. Следом он удивленно встал на ноги, что тоже для него, думаю, ново. Ведь старик, будучи пустым, парил в воздухе, а не ходил.
        - Ох, придется привыкать, - покачал он головой и, опираясь на свою трость, медленно пошел вперед.
        Я помог ему присесть на стул.
        - Да, определенно к ногам придется привыкать, - вздохнул старик.
        - Дедушка! - бросились к нему котята. Те уже приоделись в какие-то детские костюмчики, которые Эспи посчитала весьма милыми. Чем-то напоминали собой пижамки: с красными обводами, бантиками и бумбонами.
        Миленько.
        - Ох-хо-хо, как же вы, детки, изменились, - добродушно улыбнулся он.
        - Вот одежда, - протянул Гин старику что-то из шкафа. Видать, решил помочь ему, но это он зря.
        - Что за ужас? - нахмурился Архитектор. - Кто вообще придумал эти безвкусные наряды одного цвета? Вы, молодой человек, явно ничего не понимаете в этом.
        - Эм... - несколько опешил от таких слов синигами. - Ну, как бы... это...
        - Вам бы поучиться уважать старших, юноша, - покачал он головой, продолжая ворчать, хотя, скорее, он просто решил немного поиздеваться над Гином.
        Я же старался не рассмеяться, смотря, как капитан синигами не знает, что ответить очень старому пустому. Да, не важно, сколько сотен лет Гину, старик явно в десять раз старше, если не больше.
        - Не волнуйтесь, Архитектор, я подобрал вам то, что может вам понравиться, - сказал я, спасая Гина. Он мне будет должен. - Вот.
        - Вот это уже что-то, - улыбнулся старый пустой.
        Да, я сразу понял, что Архитектору не понравится местная одежда. Он человек искусства, и весьма привередлив в плане красивых вещей, предпочитая что-то необычное, что отличается от основной массы. Так что эти белые костюмы он вряд ли бы одобрил, потому я и сбегал к Доретте за чем-то получше.
        Та ворчала и негодовала, но и сама понимала, что старик абы что не наденет. Сама же свою шляпу носит, так что и другому немолодому пустому можно дать послабление.
        Его одежда представляла собой весьма простые брюки с легкими сапогами и облегающую футболку на тело; поверх этого надевалось темно-синее кимоно, а еще поверх - зеленый плащ с белыми узорами по краям, ну и завершал его образ светло-салатовый длинный шарф на шее.
        Я, может быть, тоже надел бы что-то цветное, но, как будущему члену Эспады, все же придется соответствовать цветовой гамме, как и Эспи.
        - Ну-с, поздравляю, - махнул рукой Гин. - Эспаде вас представят завтра, так что отдыхайте.
        И поскорее убежал, дабы остальные не успели его достать, а Котята уже подумывали начать его расспрашивать о всяком.
        Да, вот все мои друзья и стали арранкарами. Теперь остается только привыкнуть ко всему этому, и они будут в порядке.
        - Рад, что с вами все в порядке, - сказал я друзьям. - Пустынные Демоны ныне становятся частью Лас Ночес и армии Айзена, а потому нам придется приложить немало усилий, если мы хотим не только выжить в будущей буре, но и защитить близких нам людей. Мы обрели немалую силу, но это не предел, и нам нужно стать лучше.
        - Станем, - кивает Эспи.
        - Да! Мы будем круче всех! - рассмеялись котята, подпрыгивая на месте.
        - Угу, - важно закивала Лия. - Куда мы денемся.
        - Будет интересно, - умиротворенно улыбнулся старик. - Очень интересно.
        - Рассчитываю на вас...
        *"Alien space bats" - английский жаргонизм. Саркастический аналог "deus ex machina", обычно применяемый для критики авторов, отрицающих законы физики, логики и причинности в своих произведениях, путем указания автору на то, что описанное им без вмешательства вышеупомянутых просто невозможно. Соответственно, теоретическая "Инопланетная Летучая Мышь" должна быть всемогущим существом, совершающим абсолютно необоснованные поступки.
        **Отсылка на Ханекаву Цубасу из серии новелл и аниме "Monogatari".
        
        ГЛАВА 8. ЭСПАДА.
        
        Эспада - десятка самых сильных пустых всего Лас Ночес. Эта компания была создана непосредственно Айзеном Соске, дабы выделить лучших из лучших. Десять арранкаров, что превосходят всех остальных, и являются настоящей элитой и лучшими результатами среди преобразований. Состав Эспады часто менялся и перестраивался, но основной костяк всегда был неизменным.
        Некоторые покидали Эспаду, и немногие возвращались обратно, но сила - вещь непостоянная, а потому никогда не знаешь, что будет происходить завтра...
        На собрания Эспада собиралась крайне редко, порой между встречами могли пройти месяцы, а порой и годы, но для пустых время ничего не значило. Они перестали бояться регрессии, им больше не нужно было убивать ради выживания, так что свободного времени у них было хоть отбавляй.
        Зал встреч Эспады представлял собой весьма большое помещение, которое освещалось лишь немногими светильниками. Свет окутывал лишь центр этого зала, где находится большой стол, за которым и восседали пустые.
        Длинный прямоугольный стол с одиннадцатью креслами с высокими спинками для каждого пришедшего. Кресла также были специально созданы для своих хозяев, ибо некоторые имели весьма крупную комплекцию, а другие - слишком малую, потому ни о каком стандартном размере и речи не шло.
        Во главе этого стола, на особо большом кресле, восседал лидер этого собрания, а также нынешний Владыка Хуэко Мундо и этого замка Лас Ночес, а именно - захвативший все вокруг синигами - Айзен Соске.
        По правую руку от него с серьезностью на лице и вселенской тоской в глазах сидел Примера Эспада - Койот Старк. Высокий мужчина средних лет с темно-коричневыми волосами средней длины, небольшая испанская бородка, острые черты лица придавали ему некую аристократичность внешности, хотя вряд ли он хотя бы представление имел о такой вещи, как 'манеры в высшем обществе'. Остатки его маски представляли собой нижнюю зубастую челюсть, оставшуюся на шее наподобие ожерелья, а под ней находилась дыра пустого. Его серо-синие глаза смотрели на все с неким равнодушием и отстраненностью от окружающих. Человек он по своей природе довольно ленивый и предпочитает спать, чем что-то делать. Он был бы совсем не против поспать прямо сейчас, но исключительно из уважения к лидеру не позволял себе расслабляться. Да и старик, сидящий напротив него, начнет ворчать, а выслушивать брюзжания этой древней развалины Старк очень не хотел.
        По левую руку от лидера, с вечно мрачным выражением лица находился Сегунда Эспада, бывший король всего Хуэко Мундо - Луизенбарн Барраган. Весьма коренастый пожилой мужчина с белыми волосами и усами, со смуглой кожей и двумя шрамами на лице. Остатки его маски представляют что-то наподобие короны, как жалкое напоминание о том, кем он был раньше. Бывший король сидел молча, хмурясь и сутулясь, смотря волком на окружающих и, в особенности, на Айзена.
        Когда лидер Эспады входил в зал, Барраган единственный из всех присутствующих, кто не поднялся и никак уважительно не отреагировал на прибытие синигами.
        Тресс Эспада сидела рядом с Примерой и всем своим видом показывала, как ей безразлично происходящее. Тия Харрибел смотрела на стол своими красивыми зелеными глазами и, сложив руки под грудью, молча ждала начала собрания. Высокая и привлекательная женщина не особо обращала внимание на окружающих. Если не знать об остатках ее маски, можно подумать, что она будто пытается спрятаться от окружающих в своей короткой куртке, закрывающей половину ее лица.
        Напротив нее сидел Куатро Эспада, Улькиорра Шифер, и если остальные просто не выражали эмоций, то у этого арранкара их будто никогда и не было. Бледная кожа, ничего не выражающее лицо и темные круги под глазами делали его похожим не на живого человека, а на бледную куклу, которая непонятно, как живет и двигается. Он этими полосами, черной верхней губой и темнотой у глаз чем-то напоминал Пьеро, вот только в отличие от грустного клоуна Улькиорра не вызывал ни малейшего желания сопереживать, да и не нуждался ни в чьем сочувствии. Ледяное спокойствие и полная безразличность к окружению были самыми яркими чертами его характера.
        В противоположность Четвертому номеру Куинта Эспада - Нойтора Джилга представлял собой настоящий пожар эмоций и чувств. Грубый, резкий и дикий Нойтора будто пылал эмоциями, которые весьма раздражали окружающих, и в особенности тех, кто вынужден сидеть рядом с ним. Очень высокий, худощавый человек с длинными черными волосами, повязкой на левый глаз и вечной самодовольной ухмылкой будто всем своим видом пытался вызвать окружающих на недолгий поединок. Особенно он желал избавиться от Тии, так как считал, что женщины не имеют права превосходить мужчин, а точнее, его самого. Вот только, в отличие от бывшей Тресс, нынешняя вообще игнорировала сам факт существования Куинты, чем неимоверно его раздражала.
        Секста Эспада же не особо горел желанием находиться тут. Гримджоу Джагерджак предпочел бы находиться в компании своих фракционов, а не в обществе не слишком приятных ему членов Эспады. Голубоволосый мускулистый мужчина с кислым выражением лица ожидал начала всего этого действия. Соседство с окружающими не доставляло ему ни капли удовольствия, а потому и смотрел на своих 'соратников' он не особо дружелюбно.
        В это время вечно спокойный и серьезный Септима Эспада сидел, скрестив руки и закрыв глаза. Пока не началось само собрание, он медитировал и погружался в транс, так как по совету его давнего друга старался учиться контролировать силу внутри своего тела. Волантес дель Гойто погружался в глубины своего разума и души, будто пытался там что-то отыскать. Став арранкаром, Волантес, и так приближавшийся к стадии Вастер Лорда, обрел действительно огромную силу. Внешне он стал человеком, хотя остатки маски на лице по большей части закрывали его, став похожим чем-то на шлем. Темно-синие волосы с белыми прядями были зачесаны назад, а общий вид его одеяний делал его похожим на самурая, готового в любой момент броситься на защиту своего господина. В отличие от других членов Эспады, Волантес не испытывал никакого желания быть ее частью. Он все еще был верен своему истинному королю, а потому хотел остаться среди фракционов. Лишь нежелание, чтобы сопоставимую с его господином позицию заняло какое-нибудь недостойное ничтожество, удерживало его от того, чтобы освободить свое место.
        Если Волантес хотел как можно скорее покинуть Эспаду, то вот Октава Эспада, наоборот, желал как можно скорее подняться на самое высокое место, которое он считал, должно принадлежать исключительно ему. Заэльаппоро Гранц, он же главный после Айзена-сама ученый Лас Ночес, выглядел не особо счастливым, а на остальных и, в особенности, превосходящих его арранкаров, он смотрел с искренним презрением и отвращением. Он считал себя более достойной персоной для помощи Айзена-сама, особенно учитывая, что он был одним из первых, кто присоединился к нему и некогда занимал более высокий пост в Эспаде, но после определенных событий был понижен до Приварона. Лишь относительно недавно он вернул себе место среди сильнейших, но, увы, оказался только восьмым. Розововолосый худой мужчина с остатками маски в виде очков, выглядел несколько женоподобно, и на фоне остальных членов Эспады он слегка терялся и выглядел довольно блекло. Сам же Октава решительно не понимал, почему Айзен-сама не позволяет ему улучшить Эспаду. Благодаря его гениальным наработкам он смог бы раскрыть истинный потенциал каждого бойца, выбросив все
ненужное и бесполезное, что было в них, по мнению самого Заэля, но каждый раз, когда он поднимал эту тему, Айзен-сама отвергал его идеи, но не особо объяснял почему.
        О чем думает Новено Эспада - Аарониеро Алулурели, не мог сказать никто, ибо огромная маска-цилиндр на голове вообще полностью скрывала его лицо. Мало кто знал, как он выглядел под ней, да и никому особо не было интереса в этом.
        Диезо, а точнее, Зеро Эспада - Ямми Ларго почти засыпал, ожидая, когда уже закончится вся эта тягомотина. Он решительно не понимал, зачем вообще нужна эта Эспада или все эти глупые собрания, если они просто могут все вместе навалиться и раздавить любого врага. А еще лучше, если это сделает он сам, так как он считал себя самым сильным пустым тут. Хмурясь и тихо ворча, очень крупный пустой ворочался в своем кресле от нетерпения, так как предпочел бы лучше подраться с кем, чем сидеть тут и общаться.
        Эспада довольно редко собиралась вместе, и причин для сбора было всего три.
        Первое - это представление нового члена Эспады. Айзен-сама находил или кто-то из Эспады приводил кого-то нового, и тот оказывался достаточно силен, чтобы занять место одного из них.
        Второе - изменение нумерации. Иногда кто-то из Эспады развивался быстрее, чем другие, и становился сильнее, а значит, его номер менялся. По задумке это должно мотивировать членов Эспады - становиться сильнее и развиваться, вот только 7,4,3,2 и 1 вообще не интересовались подобным.
        Ну и последнее - это обсуждение каких-то планов, в которые Айзен-сама посчитал нужным Эспаду посвятить. Но такое чаще обсуждалось в тронном зале, чем за столом, где каждому и выдавались приказы, потому вариантов сбора было всего два.
        - Моя дорогая Эспада, - начал повелитель Лас Ночес. - Сегодня я собрал вас для того, чтобы вы поприветствовали своих новых соратников.
        Эти слова напрягли всех, ведь обычно прибывал кто-то один, а не несколько. Значит, перестановки будут серьезнее, чем могут показаться.
        - Сегодня, двое займут место среди нас, - продолжил Айзен. - Эти двое отобраны мной лично, а потому в их силе не нужно сомневаться.
        Да, сомневаться в выборе самого Айзена-сама никто не будет, почти.
        - Для начал я хочу представить вам первого нашего гостя.
        С этими словами огромные арочные двери начали открываться.
        Волна силы прокатилась по всему залу, показывая, безусловно, немалые способности своего источника. Лишь пара мгновений этого давления, которое моментально прекратилось и вообще исчезло, словно его никогда и не было. Такая резкая смена тоже удивила Эспаду, ибо среди них никто не мог настолько хорошо скрывать свою реацу.
        В зал спокойной походкой вошла молодая девушка, с длинными ярко-красными волосами, что свисали двумя низкими хвостиками вниз. Облаченная в облегающее белоснежное платье с вырезами на бедрах, она прошла вперед, а шаги от ее каблуков разносились по всему залу. На поясе у нее висела короткая катана в белых ножнах.
        Шла она не одна, а в компании своих фракционов, которые представляли собой троих детей. Девочка-подросток с зелеными волосами, которая с легким пофигизмом в глазах смотрела на окружающих. А также два маленьких ребенка-близнеца с кошачьими ушками и хвостами, которые старались сохранять на мордочках серьезность, но получалось не очень.
        Девушка встала перед столом Эспады и окинула взглядом своих сияющих желтых глаз всех ее членов. Девушка излучала некую уверенность в себе, а также необычное чувство привлекательности. Пусть пустые были инертны к половым влечениям и, даже получив реальное половое разделение, не придавали этому особого внимания. Да и, будучи монстрами, у них никогда в головах не появлялись мысли о какой-то привлекательности. Но даже так многие странным образом отмечали для себя то, что незнакомка действительно приковывала к себе взгляды. Та же Тия, несмотря на некоторые превосходящие параметры, никогда ни у кого не вызывала подобных чувств, а эта одним своим появлением заставила пустых задуматься.
        Также многие арранкары отметили, что у этой странной девушки не было видно остатков маски, как и самой дыры не видать, что встречается не часто.
        Девушка слегка поклонилась, но исключительно из вежливости, так как взгляд ее оставался все таким же холодным и безразличным.
        - Позвольте вам представить - Эсперанса Уроборос, - прервал тишину Айзен-сама. - Многие из вас, возможно, слышали о ней, как о лидере группы под названием "Пустынные демоны".
        На эти слова некоторые члены Эспады прищурились.
        Да, о Пустынных демонах слышали многие, а некоторые даже имели честь встречаться с очень странной группой пустых, путешествующей по всему миру. Об их лидере ходило немало слухов и странных домыслов, да и на Сходке Пустых эта компания часто появлялась.
        Тия Харрибел видела несколько раз черно-красную девушку Вастер Лорда на этом мероприятии, но лично никогда не общалась, хотя ее интересовала такая маленькая и слаженная группа.
        - Эсперанса ныне будет занимать место... Семь...
        На этих словах со своего кресла поднялся Волантес.
        - Айзен-сама, - обратился к нему арранкар. - Если вы считаете ее достойной, то я не вижу никаких причин возражать. Но вы сами дали мне приказ оставаться на этом месте и уступить его лишь достойному.
        Да, таков был уговор.
        Суть в том, что Семь - самое неопределенное место, и тот, кто на нем сидит, фактически находится на самом краю. Беда в том, что номера Восемь, Девять и Десять уже наглухо зарезервированы теми, кто на них есть, и ниже их просто не поставить. Заэль в Эспаде действительно считается самым слабым и занимает свое место исключительно из-за высокого интеллекта и той пользы, что он приносит Лас Ночес своими экспериментами. Аарониеро пусть и является единственным гиллианом, но потенциальная сила его Глотерии так высока, что ниже опускать его нельзя. Как и Ямми, пускай в обычном состоянии ничего особо сильного из себя не представляет, но при высвобождении становится самым сильным пустым в Эспаде.
        - Хорошо, Волантес, - кивнул Айзен. - Я позволяю. Но без ресурексиона, тотальные разрушения мне не нужны.
        Пустой поклонился, а затем вышел из-за стола.
        - Я вызываю вас на поединок, леди, - заявил он. - Я должен лично убедиться, что вы достойны забрать мое место.
        - Если так необходимо, то я согласна, - кивает она.
        Ее фракционы отошли подальше, а девушка спокойно достала свой клинок, встав перед своим противником.
        Сонидо!
        Они действовали почти одновременно и столкнулись клинками, вызывав мощную ударную волну, которая опрокинула всех фракционов, кто находился у стен. Их духовная сила ни капли не уступала друг другу, а потому ни один из противоборствующих не шелохнулся от давления реацу, как, впрочем, и все в Эспаде.
        Два клинка начали смертельный танец друг с другом, двигаясь на огромной скорости, сталкиваясь и расходясь друг с другом. Как ни странно, но в фехтовании девушка постепенно одерживала верх над своим противником, который должен был по всем параметрам превосходить ее. Но факт оставался фактом, и Эспаранса оказалась более хорошим мечником, чем ее соперник, что осознал уже и сам Волантес. Все же меч был не его основным оружием, да и учить фехтовать в Лас Ночес его было некому. Пусть нынешний Септима и имел огромный боевой опыт, но все же в технике он безрезультатно проигрывал этой женщине.
        Удар! Удар! Удар!
        Эсперанса перехватила инициативу и уже сама начала давить оппонента, а духовная сила, окружающая ее, все росла и росла, продавливая врага.
        Вот очередной удар, финт - клинок вылетел из рук Волантеса и отлетает в сторону, а затем девушка испускает мощнейшую волну силы, что сбивает замешкавшегося пустого с ног и высвобождает полный спектр ее способностей.
        Эспада ощутила всю потенциальную силу этой женщины, которая действительно на голову превосходила Волантеса, по крайней мере, в нынешнем состоянии.
        Она встала над ним, наведя клинок на его лицо, и, казалось, она сейчас убьет его совершенно без жалости и сожалений. Однако ее противник нисколько не боялся этого, ведь он был воином, а для него смерть - совершенно обычное дело, и он сам не раз бывал на ее краю.
        Давление прекратилось, и девушка убрала меч.
        - Вы неплохо сражаетесь, Волантес, - слегка улыбнулась она. - Но над техникой я бы рекомендовала вам поработать.
        - Благодарю за оценку моих способностей, - кивнул арранкар, поднимаясь. - Я признаю свое поражение и уступаю вам свое место.
        На это она лишь кивнула и двинулась к освободившемуся креслу.
        Эспада же, увидев все это, не особо отреагировала, так как посчитала такой исход вполне себе ожидаемым. Айзен-сама не стал бы представлять кого-то, в ком не был бы уверен. Все, но не Нойтора, который смотрел на нее с искренним отвращением, ведь в ее мягком отношении к противнику он будто узнал одну свою знакомую, которую он презирал.
        - 'Обязательно избавляюсь от этого ничтожества тоже', - пообещал себе Куинто.
        Вскоре члены Эспады вышли из раздумий и стали ждать слов от Айзена, который, выждав пару минут, продолжил свою речь:
        - Поздравляю и добро пожаловать в Эспаду, Септима Эсперанса Уроборос, - кивает Король Лас Ночес.
        - Благодарю, Айзен-сама, - кивнула девушка со всем почтением.
        - А теперь я представлю вам еще одного среди нас, - сказал он.
        А вот это заставило некоторых в Эспаде занервничать.
        Ведь то, что Волантес рано или поздно свое место потеряет, понимали все, - и его смещение весьма ожидаемо, - то вот кто уйдет теперь, не ясно. Ведь Эсперанса явно уже законно назначена на это место, и с него ее уже не сдвинуть, то это означает, что кому-то придется уйти.
        В дверях неожиданно для всех послышались звуки шагов.
        Неожиданно - просто потому, что никто из Эспады не почувствовал приближения нового гостя. Да и то, эти самые звуки вдруг исчезли при его приближении, а значит, он специально дал себя услышать.
        Единственное, что ощущала Эспада - это реацу от его фракциона, оставшегося стоять в дверях, а вот сам незнакомец был словно пустым местом или воздухом, который по какой-то причине обрел вид человека. Причем дело оказалось не только в реацу, сколько в самой ауре, которая будто пропала и не давала толком сконцентрироваться на нем.
        Прибывший оказался невысоким молодым парнем с длинными черными волосами. Лицо его увидеть не удавалось из-за кривой маски на нем, которая была больше похожа на какую-то шутку, чем действительно на маску пустого.
        Некоторые члены Эспады узнали эту маску, а также того, кто ее носил.
        Тия Харрибел не раз видела странного кривого пустого среди Пустынных демонов, который, словно тень, двигался позади всех и который порой что-то шептал лидеру. Некоторые предполагали, что этот Вен и является настоящим лидером их группы, но доказательств ни у кого не было.
        Мысли Баррагана никто понять не мог, но он знал гораздо больше, чем остальные, и смотрел в основном не на гостя, а на того, кто остался позади. Пусть лица он не узнавал, так как никогда его и не видел, то вот духовная сила была ему хорошо знакома. Немолодой арранкар в цветастых одеждах тоже привлек внимание остальных, но лишь на пару мгновений, когда поняли, что он лишь сопровождение.
        Незнакомец спокойно снял свою маску, которая тут же исчезла из его рук, открывая всем свое лицо. Яркие синие глаза слегка сияли, а выражение лица показалось всем за столом чем-то знакомым.
        - Познакомьтесь, - произнес Айзен. - Это бывший Глашатый Короля Пустых - Баррагана, Тень Пустынных Демонов, Сан Венганза.
        Об этом таинственном пустом слышали многие.
        Голос Короля, пустой, что говорит от его имени, собирает дань и карает тех, кто пытается идти против правителя. Он стал весьма известен за свои крайне жестокие расправы над предателями и бунтовщиками. Поговаривают, он вмешался в баронские правления Леса Меносов, убив несколько особо сильных, и даже потом использовал часть тела одного из них в качестве трофея. Пустой в кривой маске, Музыкант Серых песков, а теперь выясняется, что он действительно был все это время в тени Пустынных демонов.
        Вот только причина этого почти никому не известна.
        - Мое почтение, - кивает он без даже капли почтения. Если Эсперанса вела себя уважительно хотя бы к Айзену-сама, то этот тип будто бы стоял не перед своим господином, а кем-то равным себе. - Мое имя Карас... - с этими словами он поднял руку.
        На его ладони сияла цифра... Ноль...
        - Я Зеро Эспада!
        - Что?! - подскочило сразу несколько пустых.
        Ямми выглядел крайне разозленным, ведь титул Зеро принадлежит ему. Да, в обычном состоянии он слабее остальных, но при высвобождении своей силы его иеро даже Примера не способен пробить, а возрастающая от гнева сила не поддается даже силе Сегунды. А потому такое резкое свое понижение он воспринял как личное оскорбление.
        Также разозленным выглядел и Заэль, ведь он узнал этого пустого. Этот тип убил его Амбросио и вообще недостаточно силен, чтобы занимать такой высокий пост, который всецело должен принадлежать Заэлю.
        Остальные тоже не слишком обрадовались, ведь подчиняться никто не любил, да и, не ощущая его полной силы, они не могли сказать, достоин ли он этого.
        Единственный, кто был рад этому - Старк. Он вообще себя лидером не видел, пусть и является сильнейшим, а потому только порадовался, что кому-то можно спихнуть все ему ненужные дела.
        - Хотите вызвать меня на поединок? - усмехнулся он.
        - Да! - поднялся Ямми Ларго. - Я вызываю тебя на бой! В полную силу! Немедленно!
        - Идет, - кивает этот Карас. - Вы позволите, Айзен-сама?
        - Да. Но только вне купола Лас Ночес.
        С этими словами два пустых отправились вперед, а затем поднялись со своих мест и остальные члены Эспады.
        Такое представление пропускать никто из них не хотел...
        
        ГЛАВА 9. ВЕЛИКАН.
        
        - 'Чертов червь!' - мысленно рычал Ямми, двигаясь вперед.
        Он предполагал, что Айзен-сама приведет кого-то нового, но даже и помыслить не мог, что этот некто покусится на его место. Быть Десятым в Эспаде не особо приятно, и лишь осознание своего истинного потенциала грело его сердце, а тут появляется кто-то, кто пытается отнять и это.
        Подобное не могло не взбесить арранкара, а потому он собирался бороться за свое место.
        - 'Я Зеро Эспада, и я никому не уступлю!'
        Сила Ямми в ресурексионе была так велика, что даже Примера не мог его ранить, куда уж какому-то сопляку, сила которого даже не ощущается. Он не собирался уступать свое место такому слабаку, просто потому, что Айзен-сама выделил его.
        Оба противника пошли вперед, а зрители из числа Эспады, их фракционов, троих синигами и кучи жалких нумеросов, что, услышав о предстоящем, отправились посмотреть. Публика стояла поодаль, чтобы не быть случайно задетыми, и ждала начала событий.
        Ямми еще раз посмотрел на своего врага.
        Мелкий пацан спокойно насвистывал какую-то мелодию и выглядел уж слишком расслабленным. Его реацу вообще не ощущалась, но это не особо волновало Диезо Эспаду, так как он собирался закончить бой быстро, просто раздавив это насекомое.
        - Ну, тут думаю можно начать, - остановился этот слабак.
        - Тогда нападай, ничтожество! - усмехнулся Ямми. - Я дам тебе шанс ударить меня. Покажи, чего ты стоишь! Ха-ха-ха-ха!
        - Вау, вы такой добрый, Ямми-сан, - добродушно улыбнулся он. - Вы напоминаете мне одного моего старого знакомого этим. Прямо даже немного жалко заставлять вас жрать песок. Тогда держитесь.
        У Ямми задергался глаз.
        - Давайте лучше вы нападайте, Ямми-сан, а то битва будет совсем неинтересной...
        Такое пренебрежение к себе он стерпеть не мог и окончательно потерял над собой контроль.
        - УБЬЮ, НИЧТОЖЕСТВО! - взревел он и бросился в атаку.
        Неожиданно малявка исчезла.
        Просто стоял тут, а затем пропал, и даже песок вокруг не шелохнулся от этого.
        Что случилось в следующий миг, Ямми осознать просто не успел.
        Он почувствовал ужасную боль в животе и мельком увидел перед собой черные волосы, а затем его отнесло назад. Но не успел он долететь до ближайшего бархана, как враг, опередив его, появляется перед ним вновь и новым ударом отправляет его в воздух в черное небо Хуэко Мундо. А там лицо Ямми встречается с ногой этого парня и отправляется вниз с огромной скоростью...
        - Ох... - простонал Ямми, приходя в себя.
        Он слабо помнил, что случилось после того, как он увидел ногу - мир потемнел...
        Голова жутко болела, а во рту неприятный привкус песка.
        Когда он сумел привести зрение в порядок и подняться, то увидел себя в огромной яме, получившейся от столкновения его тела с землей.
        - Вкусно? - прозвучал голос над ним.
        На краю кратера спокойно стоял этот мелкий паразит и с самодовольной ухмылкой смотрел на него сверху вниз.
        - Надеюсь, такая пощечина не заставит тебя сдаться, - говорил он, перестав корчить из себя вежливого и доброго. - Это было бы довольно жалким исходом, хоть и самым безболезненным.
        - Ур-р-р-р-ро-о-о-о-од! - вскипел от бешенства Ямми. До этого он еще думал сдерживаться, но сейчас потерял всякое терпение. - Я никому не позволю насмехаться надо мной!
        Он достал свой меч.
        - Разрастайся, Ира!
        Огромная мощь наполнила его тело. Он начал стремительно расти и расширяться. Его цифра 'десять' на плече превратилась в ноль, а ярость, подхлестываемая обидой, сделала его еще больше, чем обычно.
        - НАСЕКОМОЕ!!! - прогремел его голос на многие километры вокруг. - Я РАЗДАВЛЮ ТЕБЯ!
        - Это уже интереснее...
        ***
        - Это будет интересно, - улыбнулся Гин, двигаясь по пескам.
        Когда Карасу поставили именно этот номер, стало понятно, чем все закончится. Да, Зеро Эспада всегда был и есть самый странный номер из всех. Самый слабый, что может победить самого сильного. Все, кто когда-либо носил этот номер, имели невероятные способности, но и критические слабости. Ямми, например, очень долго раскачивается до своей сильнейшей формы, но пока он до нее не дойдет, его любой в Эспаде победить может. Но стоит упустить момент, как он станет слишком силен.
        Гин порой думал, есть ли шанс у Ямми против капитана Айзена?
        - Вряд ли.
        Но даже если и так, у капитана Айзена наверняка есть козырь против такого.
        Но сейчас это не особо важно.
        Главное, что скоро будет интересный поединок.
        Гин верил в Караса и знал, что тот силен, но пока не особо представлял, как тому победить Ямми. Разве что до того, как он использует ресурексион, но тогда это не докажет его силу перед остальной Эспадой, а именно этого он и хочет. Его выступление было провокацией, чтобы заявить о себе. И сейчас он хочет победить Ямми, когда тот будет в полной силе, это покажет всем, что он достоин быть Зеро, и, в отличие от прошлых носителей этого номера, всегда быть над Эспадой, а не только при определенных условиях.
        Что сейчас будет, Гин не предполагал, но очень хотел увидеть, да и не только он. Вся Эспада, их фракционы, да и многие нумеросы, узнавшие о предстоящем, решили посмотреть, что будет. Многих заинтересовал будущий бой за право называться Зеро Эспадой - вот и двигается сейчас половина Лас Ночес, чтобы посмотреть на такое.
        Они отошли достаточно далеко от крепости, чтобы случайно ее не задеть, все остались поодаль, а двое бойцов прошли дальше.
        - Есть ли у Карасумару-куна шанс? - спросил Гин у капитана Айзена.
        - Не думаю, - сложил руки Канамэ. - Карас безусловно силен и обработка Хоугиоку сделала его лучше, но Ямми обладает уникальной способностью становиться сильнее.
        - Ну, не нужно быть таким резким в суждениях, Канамэ-кун, - улыбнулся Гин, действуя слепому синигами на нервы. Того всегда злило такое вежливое и насквозь фальшивое добродушие, которое он хорошо чувствует. - Думаю, нужно верить в Карасумару-куна, пусть тут нет особых шансов.
        Арранкары же тихо прислушиваются к словам синигами. По глазам видно, как им любопытно.
        - Да, вы правы, - спокойно кивает Айзен. - У него нет шансов...
        - Тогда зачем все это?
        Но вопрос потонул в реве, изданном Ямми. Видать, Карас сказал ему что-то такое, от чего десятый взбесился.
        - УБЬЮ, НИЧТОЖЕСТВО! - кричит Диез и бросается в атаку, пытаясь размозжить Караса кулаком.
        Тот исчезает - и, появившись чуть впереди, просто бьет в живот, от чего Ямми отлетает на десяток метров. Но не успевает он остановиться, как Карас опережает его полет и ударом ноги подбрасывает бугая в воздух. Затем появляется в воздухе - и вновь бьет, просто вбивая арранкара в землю.
        От столкновения Ямми и бархана во все стороны разлетелся песок и поднялась сильная ударная волна. На земле же остался огромный кратер, в центре которого валялось тело Ямми.
        - Надеюсь, такая пощечина не заставит тебя сдаться, - с насмешкой произнес Карас, провоцируя того. - Это было бы довольно жалким исходом, хоть и самым безболезненным.
        Ох, неслабый удар по эго Ямми, и тот окончательно взбесился, применил свой ресурексион.
        Огромная волна силы прокатилась по пустыне, заполняя собой все вокруг. Ямми начал стремительно расти, увеличиваясь в размерах, становясь все больше и больше. Вскоре посреди пустыни появилась огромная туша чудовища, которое поистине внушало ужас своей мощью.
        - Мне вмешаться? - спросил Тоусен, прикасаясь к своему мечу.
        - Не нужно, - спокойно отвечает ему Айзен.
        - Но, Айзен-сама! Если Карас умрет, ваши планы...
        - Я сказал, не нужно, - чуть улыбнулся он. - Бой долго не продлится...
        - Вы же сказали, что у него нет шансов, - напомнил Гин.
        - Да... у Ямми нет шансов...
        ***
        - Ого, какой здоровенный, - усмехнулся я, смотря на эту громадину. - Тебя можно как смотровую вышку использовать.
        - НИЧТОЖЕСТВО!!! - завопил гигант и попытался раздавить меня, но бил он так медленно, что я поспать успею, прежде чем удар долетит до меня.
        Косоку!
        Исчезаю, переместившись на плечо противнику, и смотрю, как кулачище врезается в землю, сотрясая все вокруг. Удар оказался такой силы, что образовал дыру в пустыне прямо в Лес Меносов.
        Ух, неслабо как.
        Надо бы поосторожнее быть, а то еще провалимся все вниз.
        - Неплохо, - хмыкнул я.
        - Грраааа! - вопит Ларго и пытается добраться до меня, но я легко перемещаюсь на другое плечо. - Мусор! Не смей убегать!
        Он пытается поймать меня, ударить, достать, но с моей скоростью даже напрягаться нет смысла.
        - Убью! Убью! Убью! Убью! - кричит он, колотя все вокруг и злясь еще сильнее. От ярости он становится больше, его духовная сила растет, и он становится все сильнее и сильнее.
        Да, давай.
        Расти, увеличивайся и становись еще сильнее. Чем мощнее будешь ты, тем более показательной будет моя победа. А то, что я смогу победить, я даже сомнений не вижу. Даже если бы я не читал о нем досье, я бы легко догадался, как такого одолеть. Это дело несложное.
        - Жалкий ничтожный мусор! Я сожру тебя и буду пережевывать сотни лет, дробя в пыль твои кости! - орет он, не в силах достать меня и просто горя от ярости.
        Он резко взмахивает кулаком - и в меня во все стороны разлетается мощная красная вспышка!
        Резко ухожу подальше и смотрю, как шар серо разрывает землю.
        - Ого, это же бала! - присвистнул я. - Круто.
        - ХА! Это я придумал эту технику! - усмехнулся безумный гигант. - И с ней я и тебя распылю!
        - Здорово, - признал я. - Хотелось бы ей научиться.
        Косоку!
        Он вновь пытается убить меня этим, но второй раз не прокатит. Теперь я заранее могу почувствовать, когда он бьет, да и моя интуиция спокойна на этот счет.
        Что-то он перестал особо беситься, стоит его еще сильнее взбесить.
        - Подхвати потоки ветров, Куроцубаса... - прошептал я, применяя свой занпакто.
        Шамшер лег в мою руку.
        Подлетаю в воздух и на секунду задерживаюсь там.
        Вдох, выдох.
        Спокойствие.
        Концентрируйся.
        Я не мог применять эту технику ранее, так как с костяным клинком Сапогуды это сделать было просто невозможно. Просто техника меча, никакой магии или особой силы, но Куроцубаса намного прочнее, чем то оружие, а в совокупности с моим преобразованием стала только сильнее.
        Резко отталкиваюсь от воздуха и устремляюсь вниз на огромной скорости!
        Как говорила мне всегда Куроцубаса, уча меня использовать саблю.
        'Взмывай в небо, подобно птице, и обрушивайся на врага, как...'
        - Водопад!
        Оотаки!
        Раскрутившись, я обрушиваюсь прямо на плечо Ямми, легко рассекая плоть, кости и его иеро. С такой скоростью и силой, мне даже не нужно применять что-то еще, чтобы разрезать все на своем пути.
        - А-а-а-а-а-р-р-р-р-г-г!!!! - завопил монстр, когда лишился руки.
        Его конечность упала поодаль, а во все стороны ударили струи крови. Монстр упал на землю, зажимая рану, и скрипел зубами от боли и ярости.
        Я же приземлился на песок и спокойно вытер платком капли крови, а затем убрал его в ножны.
        Техника клинка, которую я давно изобрел, но которая требует высокой концентрации и, главное, крепкого оружия, чтобы выдержать удар. Оотаки - Великий Водопад, одна из сложнейших техник, что я владею.
        - Нужно, что-то еще, чтобы ты начал действовать всерьез? - спросил я, не оборачиваясь.
        - Г-Р-РО-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!! - взревел он - и ужасающая духовная мощь ударила от него. - НЕПРОСТИТЕЛЬНО! НЕПРОСТИТЕЛЬНО! НЕПРОСТИТЕЛЬНО! НЕПРОСТИТЕЛЬНО-О-О-О-О!!!!
        Его туша стала еще больше, его сила увеличивалась раза в четыре, и даже внешний вид поменялся. Вот это масса, даже я такого гиганта не ожидал.
        - НИЧТОЖЕСТВО!!! - пробасил великан. - Я СОТРУ ТЕБЯ В ПОРОШОК!
        - Посмотрим...
        ***
        - Ого-го-го, Карасумару-кун таки довел его, - хмыкнул Гин.
        Зрители отошли подальше, чтобы не попасть под удар, да и многие фракционы и нумеросы не могли выдержать такого ужасного давления. Но это не мешало Эспаде и синигами видеть в деталях все, что там происходит.
        - Ужасающая мощь, - нахмурилась Тия Харрибел. - И такая сила в руках такого животного.
        - Хе-хе-хе, похоже, выскочке конец, - рассмеялся Нойтора. - Так и надо неудачнику.
        - Пф, клоуны, - фыркнул Барраган, не особо заинтересованный в происходящем.
        - Эх, спать хочу, - зевнул Старк.
        - Не дрыхни! - пнула его Лилинет.
        Эспада реагирует по-своему, но это и не удивительно. Многие из них не против и сами поубивать друг друга.
        Бой протекает весьма интересно, но Карас сейчас в невыгодном положении. Ямми сейчас по силе превосходит Примеру, а потому легко победить его не получится. Канамэ лишь ждет команды, чтобы вмешаться, но Айзен все также спокоен.
        Следом случилось нечто необычное.
        Карас исчезает.
        Просто пропал.
        Ямми пытается найти его, да и остальные не видят, куда он подевался.
        - Ха, сбежал! А сколько гонору-то было! - рассмеялся Нойтора. - Что за паршивый слабак!
        - Эй! Вон он! - крикнула Апаччи - одна из фракционов Тии.
        Карас нашелся на спине у Ямми. Просто гигант стал таким большим, что на его фоне маленькая фигурка вайзарда была почти незаметна. Сам полукровка делал что-то непонятное. Он призвал свои перчатки с маленькими коготками и воткнул одну руку прямо в тело противника. На фоне такой туши он вряд ли даже кожу пробил, но он явно не этого эффекта добивался.
        - ВОТ ТЫ ГДЕ!!! - крикнул Ямми и ударил себя по спине, но там уже Караса не было.
        Тот исчез, а затем применил технику, которую он использовал в бою против Амбросио. Его сила пустого наполнила тело, сделав его физически в разы сильнее.
        Удар!
        Маленький кулак Караса столкнулся с головой Ямми...
        Гиганта откидывает на несколько метров...
        - ЧЕГО?!!! - шокировано прокричали все увидившие это.
        Такой маленький человечек просто одним ударом заставил эту тушу летать!
        Нет. Гин, если бы сражался, то легко бы разрезал Ямми, но это в банкае, а Карас своего пока не достиг. Да даже так, удар просто грубой силы тут запредельно мощный.
        - Айзен-сама, что происходит? - спросил Канамэ.
        - Присмотритесь ко второй руке, - сказал глава Эспады.
        Гин обратил внимание на левую руку, ту самую, которой он пытался пробить кожу Ларго. Там были видны его нити, те самые нити, которыми он может разрезать врагов, и шли они от когтей прямо в тело Ямми.
        - Он поглощает его силы? - произнес Гин.
        - Именно, - кивает Айзен.
        - Это невозможно! - воскликнул Тоусен. - Как его тело может выдержать такой поток реацу?
        Нередки были случаи, когда синигами повреждали тело даже собственной реацу, а тут огромный поток чуждой, превышающий собственные резервы.
        - Потому что он усиливает свое тело лишь малой ее частью, - понял Ичимару. - Похоже, большинство реацу поглощает его меч, не так ли? Всегда думал, что у Куроцубасы должны быть и укрепляющие свойства, чтобы тело могло выдержать такую скорость, но чтобы они позволили ему отбросить Ямми... У Карасумару-куна действительно интересный занпакто.
        - Он интересней, чем ты думаешь, - загадочно улыбнулся Соуске.
        Гин тяжело вздохнул, понимая, что бывший капитан не собирается объяснять свои слова.
        Дальнейший бой продвигался в подобном ключе.
        Ямми не мог попасть по Карасу, а тот ускорялся благодаря поглощенной силе, а затем наносил мощнейшие удары по телу гиганта, швыряя того по всей пустыне. Бой продолжался недолго - как бы Ямми ни старался, но ничего поделать тут просто не мог.
        Да, мощь Десятого поистине огромна, и, когда он становится таким, даже серо Старка не сможет пробить его иеро, а Респира Баррагана будет рассеяна монструозными волнами реацу. Вот только до такого состояния Ямми доходит не сразу, и его легко могут убить до того. Но Карас вместо этого специально раззадоривал его, позволяя достигнуть вершин мощи, а теперь полностью нейтрализует силу врага своими нитями, которые легко проникают в тело и выкачивают духовную силу врага.
        Гигант вскоре упал, лишившись большей части своих сил, и уже не мог заживлять полученные раны.
        Вот и конец...
        
        ГЛАВА 10. ПОТЕНЦИАЛ БУДУЩЕГО.
        
        - Ох... - застонал Ямми от жуткой головной боли. Череп просто раскалывался, а мозги будто только что после купания в огне. Он с трудом приходил в себя и пытался собрать мысли в кучку.
        - Гаф! - послышалось рядом с ним.
        - Заткнись, Куккапучо, - простонал он.
        Чертова собака, она постоянно бегает рядом с ним и лает, действуя на нервы. Давно бы прибил да что-то забывал постоянно.
        - Не нужно быть таким грубым со своим другом, - послышался другой голос.
        Ямми тут же открыл глаза и попытался подскочить, но боль во всем теле не дала ему подняться.
        Открыв глаза, он осознал, что лежит в своей комнате, но при этом не мог толком вспомнить, как тут оказался. Последнее, что крутилось в его голове, как он пошел на собрание Эспады, а затем... все очень мутно.
        - Как спалось? - вновь прозвучал голос.
        Повернул голову, он увидел его...
        Невысокий сопляк, сидящий в кресле недалеко от кровати и держащий на руках его собаку.
        Он тут же вспомнил все. Как пришел этот тип и назвался новым Зеро, затем был вызов на дуэль, ярость, боль и слабость.
        - ТЫ!!! - заскрежетал зубами Диез.
        - Ну-ну-ну, успокойся, Ямми, - усмехнулся этот тип. Это была не насквозь фальшивая улыбка, какой он раздражал его вначале, а вполне обычное превосходство сильнейшего над слабейшим. - Тебе сейчас не стоит двигаться. У тебя серьезное истощение.
        - Ублюдок...
        - Мог бы и спасибо сказать. После того, как твою силу вновь запечатали в ресурексион, я дотащил тебя до твоей комнаты и даже вызвал медиков.
        - И зачем тебе это?! Ты же уже получил свой номер!
        - Ха-ха-ха-ха, - рассмеялся он, поднимаясь с кресла. - Потому что ты мой подчиненный.
        - И что это значит? - не понял Ямми.
        - Каким бы ты ни был злобным и наглым, Ямми, убивать тебя не было моей целью.
        - ХА! - оскалился Ларго. - Начнешь втирать мне тот бред, что постоянно несет Харрибел? Подлизывание задниц друг другу - это не путь пустых!
        Улыбка сошла с лица нового Зеро и он стал серьезнее. Поставил собаку на пол.
        - Я согласен с тобой, - неожиданно заявил он. - Это и правда не в природе пустых - сюсюкаться друг с другом. Но я не считаю тебя или кого-то другого своим фракционом, о котором необходимо заботиться, - он посмотрел ему в глаза. - Мы больше не простые пустые, больше нет регрессии, и нам нет необходимости убивать друг друга. Мы теперь в одной лодке. Хотим мы этого или нет, но нам придется стать одной стаей. Пусть между нами не будет доверия и понимания, но хотя бы бить друг другу в спину мы не должны.
        Он развернулся и пошел к выходу.
        - Ты можешь быть, кем хочешь Ямми, - сказал он у двери. - Но не обманывай самого себя... Жизнь вечной войны, битв и убийств очень быстро выжжет тебя изнутри. Посмотри на Баррагана...
        С этими словами он ушел, оставив в комнате лишь тишину...
        Ямми же продолжал лежать на своей кровати и смотреть в белый потолок. Хотел он этого или нет, но какие-то слова нового Зеро все же прокрались в его разум, а потому, даже нехотя, он не мог не раздумывать над ними...
        Он и не заметил, как прошло много часов молчания, пока он просто лежал без мыслей с открытыми глазами, смотрел в белый потолок и гладил уснувшую на нем собаку...
        ***
        Ну, вот и разобрались.
        Первый камушек в фундамент я возложил, а теперь остается только продолжать.
        Бой с Ямми вышел весьма напряженным. Даже с помощью Куроцубасы выкачивать из него энергию и перенаправлять ее в атаки, было не так уж и легко, как могло показаться. Все же такими объемами энергии я никогда не оперировал. Это оказывало на мое тело огромное давление, но благодаря технике Кокуда я давно привык к таким напряжениям и сумел выдержать его.
        Но Ямми реально очень силен. Я таких пустых никогда не встречал, а встреться мы раньше, то я бы его в живых точно не оставил. Но сейчас мы часть Эспады, так что я решил, что добивать его не буду. Ну, и плюс он Айзену необходим, так что не трогаем.
        Ладно, теперь я сам часть Эспады, мой номер - Ноль, и теперь ни у кого претензий по поводу моего назначения точно не осталось. Но все же поговорить с Эспадой будет нужно. Я теперь часть этой организации и многих, кроме первой тройки, я всецело превосхожу. Как сказал Айзен, мой текущий боевой потенциал где-то на 2-м уровне. Если у меня будет бой с Барраганом, то пока он не применит свою силу, я могу его победить, а затем из-за Распиры даже мне будет тяжело с ним сражаться, и выйдет, скорее, ничья. Он не может меня достать и догнать, а я не смогу до него добраться. С Тией, при всей ее силе, мне будет намного легче. Конечно, вздумай она защититься своей водой, как щитом, мне было бы нелегко ее достать. Но все же я мог принимать ее атаки в лоб и преодолевать их, что делало бой намного проще. А вот Примера совершенно иной разговор. Я никогда даже не слышал о нем и не представляю, что у него за силы... Но если бы у нас был поединок вроде того, что устроили Эспи с Волантесом, у меня, увы, не было бы шансов.
        Остальные мне не противники. Разве что Улькиорра... Мутный тип, сложно сказать, чего от него можно ожидать.
        Ладно, все потом.
        - Можем идти, - киваю Архитектору, который спокойно ждал за дверью, пока я разговаривал с Ямми.
        Мы двинулись в сторону жилья Эспи.
        Всей Эспаде выделают личную 'крепость', хотя это, скорее, небольшой дом, где располагается сам Эспада и его фракционы. Мне, как Нулю, тоже полагается свое жилье, никто Ямми выселять не собирается, но сидеть там одному с Архитектором мне немного скучно. Так что я временно переехал к Эспи. Потом, может, если обзаведусь большим количеством помощников, я и буду у себя, но пока у меня только Архитектор.
        Ладно, стоит двигаться дальше...
        ***
        Они молча двигались вперед по пустому коридору. Архитектор почти не издавал звуков шагов. Пусть ног у него, отродясь пустым, никогда не было, но постепенно он начал привыкать к такому способу передвижения. Похоже, эта вещь, Хоугиоку, дает какие-то базовые знания.
        - 'Или же это воспоминания? - подумал он. Внутри каждого пустого сотни поглощенных душ людей, и что-то от них точно может передаться. Не зря же Вастер Лорды своей формой стремятся к людям, так что какие-то базовые вещи в них имеются. - Или это нечто иное? Нечто большее. Нечто, что было в нашем 'стержне' до того, как мы стали основой для личности пустого'.
        Вопросы без ответов. Архитектор был достаточно старым пустым, чтобы начать задавать себе такие вопросы, ведь за тысячи лет он многое в себе понял и многое узнал. Даже слишком многое.
        - Почему вы решили остаться со мной? - спросил юноша, остановившись. - Вы ведь можете вернуться к Баррагану и помогать ему. Насколько я знаю, вы что-то вроде друзей.
        - Ну, скорее, старых боевых товарищей, - Архитектор пожал плечами, к двум рукам он еще привыкал. Став 'человеком' он стал более эмоциональным и живым. Теперь, по крайней мере, на его лице можно распознать эмоции, что не всегда хорошо. Да он и сам это понимает, потому старается свою мимику контролировать. - Ты молод, Венганза, и тебе моя помощь нужнее, чем ему. Его фракционы и так рядом с ним, и они ребята не глупые, а вот тебе кто-то рядом нужен.
        - Спасибо, - он искренне улыбнулся ему.
        Да, каждому нужен кто-то верный рядом с собой. Кто-то, кто никогда не предаст, никогда не уйдет и прикроет спину.
        - Хочешь пойти со мной...
        К нему протянулась костяная рука.
        - За моей спиной есть место для того, кто будет мне верен...
        Воспоминания. Они порой посещали его голову. Воспоминания многих веков, что он прожил. Точнее, от того времени, когда он чувствовал себя живее, чем сейчас. Можно сказать, о временах его молодости.
        - Но скажи мне, - он вновь начал разговор. - Зачем тебе все это?
        - М? - Венганза несколько удивленно посмотрел на него.
        - Твоя задача спасти своих друзей на той стороне, и я понимаю, что ты будешь верен этой, - с серьезным лицом заявил он. - Но вместо того, чтобы спровоцировать Ларго, ты наоборот дал ему пищу для размышлений, которая может сделать его сильнее. И ты явно нацелен поговорить с остальными. Зачем это?
        Да, он слышал разговор между Нулями. По идее, Вен должен был начать постепенно подтачивать Эспаду, чтобы ослабить ее и дать шанс своим друзьям на той стороне победить. Нет, он не станет бить в спину или предавать, но слова могут воздействовать даже сильнее, чем действия. Разозлив Ямми, он бы спровоцировал его на глупый поступок, который бы наверняка стоил ему жизни.
        Но вместо этого он дал ему мысли задуматься о другом.
        Вряд ли они сейчас принесут эффект, но зерно сомнений посажено в его разум.
        Вен же ответил не сразу.
        Он подошел к окну и, сложив руки за спиной, некоторое время смотрел на иллюзорное небо. Выглядит красиво, но оно такое же фальшивое, как и все тут.
        - Что вы видите здесь?
        - Пустыню Мира Живых, - сказал он.
        Да, поскольку Архитектор не смог в полной мере освоить 'покров муравья', то в городах Мира Живых он не выходил, но видел много изображений и картинок оттуда, а потому знал, как оно выглядит. Плюс, у него остались какие-то воспоминания о далеком прошлом.
        Сейчас же, став арранкаром, он чувствовал, что легко может выйти куда угодно, и не принести никому вреда. Все же становление таким запечатало часть его сил в клинке, а остальное контролировать стало гораздо легче.
        - А я вижу... потенциал, - заявил Вен. - Жизнь пустых - бессмысленна. Все, чего мы жаждем - это выживать, избежать регрессии и стать сильнее... Но зачем? Чтобы на самой вершине осознать, что мы никому не нужны и остались одни? Куда стремиться, будучи на самой вершине? Только сидеть и желать смерти...
        Да, печальная истина, которая приходит рано или поздно. Он видел утихающий огонь в глазах Эсперансы, которая, уже став Вастер Лордом, жила исключительно ради своих детей. А когда и они обретут такую силу, то тоже начнут медленно затухать, как сам Архитектор, если не найдут хотя бы хобби для существования.
        - А здесь я вижу это будущее... Я вижу потенциал, которого в Хуэко Мундо никогда не было. Будущее для пустых. Смысл.
        - Будущее...
        - Посмотрите на Лас-Ночес! - он резко поворачивается и смотрит ему в глаза. - Раньше это были стены, которые ничего не давали. Просто бессмысленные декорации увядания этого мира. Вечное самогниение и отчаяние! - с огнем в глазах заявил он. - А сейчас... Не важно, есть ли потолок, не важно как тут чисто, теперь же это... ДОМ!
        Эти слова заставили старого пустого вздрогнуть, а жар, с каким он это произнес, всколыхнули даже давно забытые огни в его же сердце.
        - Дом?
        - Да, в этом месте пустые могут обрести смысл существования. Мы можем иметь будущее и жить. Пусть для Айзена арранкары просто инструмент для войны с Обществом душ, но для пустых - это шанс стать полноценными людьми! И я вижу это...
        Венганза улыбается, в его улыбке есть что-то безумное или даже дикое, но такого огня в этом печальном юноше он никогда не видел.
        Он был предан своими друзьями, его жизнь загублена и планы разрушены, а потому в его взгляде всегда мелькала какая-то грусть, и потому он предпочитал прятаться под маской и плащом.
        Но сейчас...
        Таким живым он его никогда не видел.
        - Это место теперь наш дом, - уже успокоившись, произнес Венганза. - И я хочу сделать его лучше, а потому я дам шанс даже таким злобным дикарям, как Ямми. Шанс найти смысл жизни.
        - У тебя есть план?
        - Да, - он улыбнулся. - У меня есть план.
        Старик улыбнулся, отразив ему такую же коварную ухмылку.
        - Тогда веди, - произнес он. - Веди нас... в будущее.
        Он лишь молча развернулся и пошел дальше.
        Архитектор же последовал за ним. И будет идти до тех пор, пока он идет этим путем.
        - 'Похоже, я не отделаюсь только советами, - подумал Архитектор. - Придется и мне вспомнить молодость'...
        Бывший Глашатай Пустоты начинает вспоминать, что такое... жить...
        
        ГЛАВА 11. ПОСЛЕ БУРИ.
        
        Собрание капитанов еще никогда не было таким тихим, а витающая вокруг аура мрачности и тихой злобы просто раздавила бы того, кто по неосторожности вошел бы сюда.
        Предательство... самое мерзкое, что может случиться с любой организацией. Предательство всегда наносит самый страшный и болезненный урон, какой только может быть. И предательство товарищей всегда разбивает сердца.
        Мало кто из собравшихся капитанов мог подозревать тех троих в предательстве.
        Ну, ладно, Гина вполне заслуженно можно было подозревать, хотя он и не так чтобы сильно выделялся. Но вот подозревать капитана Айзена вряд ли кто мог, ведь этот человек действительно многое сделал для Готея и Общества душ. И поверить, что он может быть предателем, очень тяжело. Про капитана Тоусена и вообще говорить нечего: человек, который с такой пылкой яростью говорил о справедливости, сам пошел по пути подлого удара в спину - это поистине непостижимая мысль.
        Но есть и еще один, кто ушел с предателями. Человек, которого увидеть никто не ожидал и чьего появления никто предсказать не мог.
        Куроки Карасумару... бывший командир 4-го взвода омницукидо, близкий друг для многих и просто хороший знакомый, который всегда горой стоял за своих людей и готов был отстаивать каждого всеми силами. Его уважали высшие чины Готея, ему доверяли рядовые...
        Человек, погибший при исполнении...
        Вот только не все было правдой...
        Он погиб от рук предателей, 'крота', которого Готей сам того не ведая, пригрел и защищал. Полученные документы просто обескураживали и вводили в ступор, ведь многое из случившегося произошло прямо под носом у капитанов, чего они даже не замечали.
        Тяжело принять свою несостоятельность.
        Капитан Сой Фон может и хотела сейчас сложить с себя все полномочия капитана после такого позора, но в текущей обстановке это было невозможно. Сейчас Готею нужен каждый способный боец, какому он только мог доверять.
        Слова Айзена, сказанные тогда, до сих пор крутились у многих в голове.
        Человек, которого они так долго знали, был искусственно создан, был просто подобием человека, наполовину чудовищем...
        В такое тяжело поверить...
        Но факт остается фактом, и ничего с этим сделать нельзя.
        - Предателям нет прощения, - прозвучал голос Главнокомандующего в полной тишине. - Сейчас Готею необходимо прийти в себя после этого удара, а после мы отомстим тем, кто оставил в нашей спине кровоточащую рану. Айзен и его последователи будут наказаны!
        Эти слова заставили капитанов собраться.
        Какое бы ни было у них друг к другу отношение, но предательства простить никто из них не мог... никому.
        - Капитан Сой Фон, - обратился старик к капитану Второго Отряда. Та вот уже несколько дней после случившегося выглядела крайне угрюмо. Это не удивительно, ведь ее ученик оказался одним из предателей. - Что вам удалось выяснить?
        Девушка собралась и вернула себе бесстрастность на лице:
        - Я отправила людей обыскать кабинеты, комнаты и дома капитанов-предателей. На этих словах чуть дернулся капитан Комамура, он все еще не мог принять, что его друг, Канамэ Тоусен, мог так поступить, а потому намеревался лично выяснить все при встрече.
        - Так же собираются данные об их передвижениях за последнее время, людях и объектах, возможно замешанных в их делах.
        - Если уж речь зашла о связанных с ними объектах... Что будет с приютом? - обеспокоенно спросила капитан Унохана. - Надеюсь, его не закроют после всего случившегося.
        - Этого допускать нельзя, - поддержал ее капитан Укитаке. - Даже если он основан предателем, польза от него слишком велика для Готея.
        - Насчет этого можете не волноваться, - ровным голосом произнес капитан Бьякуя. Тот был весь в бинтах, явно еще не поправился после полученных ран, но все равно пришел на собрание. - За несколько дней до своей 'гибели' Айзен передал мне все документы на владение приютом. Похоже, он сам не хотел его закрытия, вот и постарался обезопасить.
        - Приют будет обыскан с особой тщательностью, - кивнула Сой Фон. - Персонал уже допрашивается. Мы выясним все, что возможно.
        - Хорошо...
        - Главнокомандующий, - подал голос капитан Укитаке. - Вы ведь знали, что это был Айзен? Вы не удивились, когда увидели его. Вы с самого начала знали, кто предатель.
        - Да, Старик, - поддержал друга Киораку. - Мы уже и так поняли, что ты от нас многое скрывал.
        Ямамото Генрюсай ответил не сразу.
        Впервые для всех, кто когда-либо бывал на собраниях и разговаривал с Главнокомандующим, они увидели, как он вздыхает и опускает плечи. Такие действия обычно не свойственны всегда уверенному в себе и серьезному капитану Первого отряда.
        Все ждали его слов, ведь подобное очень интересовало всех.
        - Да, я знал, - ответил он после пары секунд молчания. - Когда Урахара Кёске сумел сбежать в Мир Живых, он связался со мной и рассказал мне всю правду. И, когда я связался со своими людьми в Совете, они подтвердили, что не слышали из уст Урахары ни единой попытки оправдать себя... В тот момент стало ясно, что официально противодействовать Айзену не удастся. Я мог попытаться устранить его физически, но я не мог знать наверняка, что атакую именно его. И не мог знать наверняка, что вся ситуация не является игрой Урахары, выдумавшего иллюзиониста ради каких-то своих целей и Соске не станет невинной жертвой. Потому я начал собирать информацию и ждать действий, неважно чьих... Но когда Айзен инсценировал свою гибель, даже я был обманут... Я не знал, кому мог доверять, а потому молчал.
        - Значит, все эти жертвы были ради этого? - сердито прищурился Джуширо. - Все было лишь ради того, чтобы поймать одного преступника?
        - Тебе стоит пересмотреть свою политику, - прикрыл лицо шляпой Киораку. - Дальше так продолжаться не может.
        Старик ничего не ответил, а лишь погрузился в свои мысли на некоторое время.
        Да, то, что произошло недавно, вскрыло немало гнойных ран на теле Готея. Очень много всего сошлось в один момент и привело к такому. Несправедливость мира стала одной из причин всего происходящего, а также бездействия Готея. Предатель среди капитанов, который перетянул на свою сторону еще двоих, а также одного из некогда лучших бойцов Общества душ, который наверняка стал еще сильнее, чем раньше.
        И ведь основной проблемой стало именно бездействие Готея. Кто знает, сколько еще синигами могло перейти на сторону Айзена, и сколько еще тайно ему верны. И ведь винить этих людей в принципе не за что - Готей сам виноват, что вынуждает многих идти искать себе лучшей доли. И это одинаково как для рядовых, так и для капитанов.
        Да, Готею придется учесть эти ошибки и сделать правильные выводы. Но именно правильные, усиление давления только усугубит обстановку.
        - Что нам делать с риока? - задал вопрос Куроцучи. Видя блеск его глаз, нетрудно догадаться, что именно ему хочется. - Они работали с предателем, да и явно у Айзена на них планы. Может, стоит...
        - Обойдешься, - фыркнул Зараки Кенпачи.
        - Зараки-кун, - посмотрел на него Киораку. - А почему ты весь в бинтах? Мне казалось, Унохана-сан уже вылечила тебя после боя с Комамурой-куном.
        Обозначенный капитан Комамура фыркнул и отвернулся.
        Действительно, сейчас Зараки Кенпачи стоит весь в бинтах и от него солидно пахнет спиртом, видно, что обрабатывали раны вот совсем недавно, да и запах саке все еще неслабый.
        - Это он час назад поранился так, - прикрыв улыбку, сказала капитан Унохана.
        - А, мне Ичиго долг отдавал, - оскалился Кенпачи.
        Укитаке улыбнулся. Он помнил, как именно убедили Зараки помогать им во всем этом. Такеру-кун просто продал ему Куросаки-куна на избиения. Теперь ясно, откуда так полыхало духовной силой недавно.
        - Куросаки Ичиго точно зачем-то нужен Айзену, - проигнорировав остальных, заговорил Главнокомандующий. - Трогать его нет смысла, но приглядывать стоит. Да и нужно навестить Иссина и поговорить.
        - То есть вы не знали про Иссина? - удивился капитан Тоширо.
        - Нет, Кёске мне ничего не сказал про него... Капитан Тоширо, поручаю вам разобраться с этим. Нужно все узнать.
        - Будет нелегко, - вздохнул юный капитан. - На него уже нацелились несколько человек с желанием убить.
        Все поняли, что это значит.
        Да, прибить загулявшего капитана захотели сразу очень многие - помимо семьи Шиба, еще и лейтенант Мацумото имеет к бывшему начальнику пару вопросов, как и некоторые другие синигами.
        - Ему можно посочувствовать....
        - Не важно, - отмахнулся старик. - Остальных трогать тоже не стоит. Они оказались достаточно хорошими бойцами, а потому в будущем противостоянии нам пригодятся.
        Да, эта компания ребятишек навела немало шума в Сейретее. Сумели проникнуть в самое защищенное место в Обществе душ, продержались столько дней и одолели нескольких капитанов. Такое нельзя упускать, и перспективы с этими детьми открываются просто невероятные. К тому же в будущем противостоянии с Айзеном эти ребята наверняка сыграют не последнюю роль.
        - Так или иначе, пусть возвращаются домой, - закончил Ямамото. - Укитаке, - посмотрел он на одного из своих бывших учеников, - выдай ему 'удостоверение', а в Каракуру отправьте несколько патрулей. Что бы Айзен ни затевал, это наверняка связано с этими детьми, потому стоит понаблюдать.
        На этом собрание и завершилось.
        Тем для обсуждения больше не осталось, и капитаны разошлись по своим делам. Ну, у кого эти дела были. Кто-то ушел пить и отдыхать после хорошей драки, а кто-то просто пить, ибо работать совсем не хотелось. Да и подготовить портал для этих детей еще необходимо, так что каждому есть, чем заняться.
        Лишь капитан Сой Фон ушла особенно тихо.
        Никто не видел ее лица после того, как она покинула зал совещаний, но, если бы была возможность заглянуть в ее разум, то увидеть там можно было бы лишь ужасную печаль...
        
        ГЛАВА 12. ВЫВОДЫ.
        
        - Ох, что ж я маленьким не сдох, - простонал Така, поднимаясь с пола.
        Отодвинув пустые бутылки из-под саке, и терпя головную боль, он по стеночке встал на ноги и осмотрелся.
        - Ох, ну и побоище, - почесал он затылок, смотря на валяющиеся тела вокруг, пустые бутылки и остатки закуски. Тут валялось немало тел. Вон, Рангику сопит лицом в салат, Кира под столом устроился, Ренджи и Хисаги в обнимку спят. Сестры Котецу полураздетые валяются на диванчике, а дальше там видна лысина Иккаку и точно рядом где-то Юмичика. Если он точно посчитал по ногам, то здесь еще кто-то есть, но имена остальных он как-то не запомнил. - Вот это погуляли.
        Така постарался вспомнить, а что именно вчера произошло, и как он дошел до этого всего.
        Последние несколько дней Така увлеченно потрошил карманы организации покойного Йоджу Сэйджи. По уму, конечно, такую структуру было разумнее подмять под себя, и Сэйто бы смог... Но, благодаря одному ранее четырехглазому капитану, обстановка в Обществе Душ совершенно не располагала к долговременным начинаниям. Поэтому, пока товарищи контрабандисты пытались понять, кто и за что убил босса и кто будет боссом теперь, маг промывал мозги одним, сворачивал шеи другим, набивал карманы и рассовывал неправедно нажитое по нычкам... Пока вчера не обнаружил, что крупные бонзы как-то закончились. Ловить мелочь попросту лениво, а расширять поле деятельности на другие криминальные структуры - опасно. Не для него, для окружающих - любой 'случайно исчезнувший' авторитет мог привести к переделу влияния, и вряд ли бандитская война, развязанная его действиями, хорошо отразилась бы на его карме. Да и в целом Сэйто попросту не любил, когда не мог просчитать последствия своих действий. Еще с тех самых пор, когда оные привели к куче чокнутых фанаток на его шее...
        Решив денежный вопрос, Такеру решил для разнообразия проверить, чем занимаются остальные... Нашел Ичиго, которого отдали Зараки на обед, потому прерывать их веселье он не стал, и, убедившись что и остальные в порядке, пошел погулять. По пути встретил грустного Киру, который хотел извиниться перед Мацумото, решил пойти с ним... А затем посиделки у Рангику быстро переросли в попойку. Причем, кто именно принес столько алкоголя, Така вспомнить не мог.
        - Может и я, - хмыкнул маг. Да, что-то такое в голове крутится, но это не точно.
        Затем к ним присоединился еще народ, и с энергичностью Мацумото шум и гам тут такой разразился, что мешать им побоялись. Вот все и вышло - бухалово на всех.
        - М-да, - только и сказал он.
        Чем хорошо быть магом, так это тем, что от похмелья можно избавиться в один 'Ресторэйшн'... Но вот остальным помочь он не мог - народ подобрался в основном лейтенантский, и преодолеть сопротивление их организма у Такеру бы просто не получилось. Потому лучше поискать что-нибудь народу, хотя бы девушкам, а остальные пусть страдают.
        Покинув вотчину Десятого отряда, Така быстро нашел чем народу опохмелиться и покинул это место, так как заниматься уборкой ему точно не хотелось. Плюс, нужно было еще разобраться с последствиями своей пьяной активности. Видать, его внутреннее я было глубоко обижено тем, что Такеру последние дни занимался примитивным вымогательством и, будучи высвобождено алкоголем, решило показать высший класс в духе Люпена, и, спасибо телепорту, тут же отправилось выполнять задуманное. Хорошо еще, что Такеру вернулся с пьяных приключений на место, а не заснул посреди кражи... Теперь предстояло разбираться с тем, что он успел наворова... точнее одолжить. А 'одолжить' он успел немало. Парочка массивных талмудов по магии синигами, несколько учебников для начинающих, женское белье, тут же сожженное недрогнувшей рукой (ну не возвращать же и не хранить?)...
        Детишек он нашел довольно быстро, они все находились на территории Четвертого отряда. Там как раз лечили мумию, то есть Ичиго, которого отделал Зараки, а также там Иноуэ помогала другим своими способностями - все под руководством капитана Уноханы. Неплохая практика, для начала сойдет, но слишком тепличные условия, такими вещами характер Ктулху-тян не закалить, тут нужно что-то посильнее. Но об этом надо будет подумать как-нибудь потом.
        Сейчас рядом со стонущим Ичиго сидела Иноуэ, на диване устроился Исида и что-то шил, а Чад читал какую-то книжку, сидя в кресле.
        - Привет всем, - махнул он рукой. - А где Гандзю, а Рукия еще не приходила?
        - Здравствуйте, Такеру-сенсей, - улыбнулась Орихиме. - Гандзю-сан ушел со своей сестрой, напоследок сказав что-то вроде, - девушка состроила угрюмую мордочку пытаясь подражать морде Шибы. - 'Я обязательно стану круче!' - или типа того.
        - Похоже, промывка мозгов пошла ему на пользу, - фыркнул Така. - Хотя пофиг. А хоббит?
        - Рукию-тян так и не отпустили, - погрустнела она. - Ей еще придется проходить лечение после сильного истощения.
        На этих словах Ичиго, валяющийся на кровати, чуть примолк и отвел взгляд в сторону.
        - 'Ну, с этим все ясно'.
        - Закончил! - сказал Исида, поднявшись с дивана; в руках он держал то, что некогда было одеждой Чада и Иноуэ, ну только перешитые и... бедный Чад! - Теперь можно надевать.
        - Эм-м-м... спасибо, - пробормотал Ясутора, смотря на свою футболку, которую явно ни один нормальный парень надевать не станет. - Похоже, ты больше акцентируешься на женских вещах.
        - Полицию Моды вызывать нужно, - фыркнул Ичиго.
        - Тебе что-то не нравится, Куросаки-кун? - поправив свои очки, Урюу поймал блик. - Может и тебе что-то сшить?
        - Нет, спасибо, я до такого опускаться не собираюсь, - буркнул рыжий. - Мне бинты больше идут, чем твои костюмчики.
        - Держи его, Иноуэ-сан, я сейчас подошью ему смирительную рубашку.
        - А ну, не смей! Эй, не трогайте меня! Не-е-е-ет!
        - Сайленс! - Сэйто заглушил вопли Ичиго одним заклинанием, а потом для красоты наколдовал иллюзорную младенческую соску, закрывшую его открытую в обеззвученном вопле пасть, - Не забудь и чепчик сшить, Исида. Ему пойдет!
        - Можете рассчитывать на меня! - скорчил преувеличенно серьезную мину четырехглазый и сверкнул очками.
        Досматривать агонию Ичиго маг уже не стал. Остальные и так справятся с унижением рыжего, и участие Таки в этом дурдоме сделает процесс просто-напросто травмирующим для психики бедняги. Просто же наблюдать и не вмешиваться было бы скучно.
        Такеру вышел из здания больницы и стал прогуливаться по Сейретею. Местечко и правда красивое, жаль его пришлось так потрепать. Он прокручивал в голове все происходящее тут, и порой с трудом верил, что действительно участвовал во всем этом. Все вышло сложнее, страшнее и опаснее, чем он предполагал, но, несмотря на встречу с самыми опасными людьми мира, он выжил, что уже говорит о многом. Да, сил пока очень мало и нужно тренироваться, но уже то, что его детская мечта стать частью каких-то важных событий мира сбылась, грела его израненное сердце.
        Путешествуя по миру, он многое повидал, даже самому приходилось сражаться не раз, но такого он не испытывал никогда. Смертельная опасность, осознание своей силы и ее полное использование без сдерживания и опаски, вот чего он так давно желал.
        - Как бы адреналиновым маньяком не стать, - хмыкнул он.
        И ведь это пока только начало.
        Впереди их ждут еще более сложные вещи, еще более опасные ситуации и еще более страшные события, но это лишь будоражило мага.
        - Жизнь жалкого обывателя не для меня, - ухмыльнулся эльфийский чародей, потрепав свои серые волосы и прикоснувшись к заостренным ушам. - Но это все в прошлом...
        Да, теперь только вперед, ввысь и дальше, дороги назад уже нет.
        По крайней мере, для себя он дороги обратно не хочет, а вот остальным стоит обдумать свою жизнь, хотят ли они войти в мир истинных опасностей и смерти, или же вернуться к нормальной жизни, где потусторонний мир не будет представлять опасности.
        - Доброе утро, Такеру-кун, - услышал он рядом с собой.
        Обернувшись, он встретил капитана Киораку. Синигами в своей соломенной шляпе и розовой накидке спокойно шел по дороге, но без своего надзирателя, что явно радовало его и давало шанс отлынивать от работы как можно дольше.
        - Доброе, Киораку-сан, - поздоровался Така. - Какими судьбами?
        - Ну, я только после собрания, вот и решил не спешить обратно, - развел он руками.
        - А Нанао-тян не будет сердиться?
        - Будет, но у меня пока есть отмазка, - усмехнулся мужчина.
        - Понятно, - кивнул маг. - Неизвестно там пока, когда нас домой отпустят.
        - Джуширо-кун уже готовит вам портал обратно. С вами ведь живые люди, а потому пройти придется тем же путем что и раньше.
        - Надеюсь в этот раз 'дьявольского паровозика Томаса' мы не встретим, - буркнул он, но душой чувствовал какую-то подлянку.
        Такеру и сам вполне мог бы вернуться, в теории. 'Плэйн Шифт', межмировая версия телепорта, у него была, но он ее еще не успел опробовать. Да и пока светить такой козырь не хотелось.
        - Это как повезет.
        - Нам обычно в таких делах не везет.
        - Соболезную...
        Они некоторое время молчали, каждый думая о своем. Мысли в головах текли вяло, да и волноваться не особо хотелось.
        - Решили уже, что будете делать в будущем? - неожиданно спросил капитан. - Айзен явно не оставит вас в покое, а потому какие-то меры принять нужно.
        - Ну, если я правильно изучил стиль Айзена, то могу смело предположить, что время для подготовки он нам даст, - задумался Така. - Плюс ему самому необходимо подготовиться. Пара месяцев как минимум у нас имеется, а учитывая, что в Хуэко Мундо время идет в четыре раза быстрее, то времени у него в достатке. Но и нам расслабляться будет глупо.
        - Разумное размышление, - кивнул капитан, смотря на облака.
        - Вам бы всем тоже переосмыслить произошедшее, - хмыкнул Така. - Все что случилось недавно, четко показало несовершенство вашей системы. Неодаренные застряли где-то на уровне Периода Хэйан*, Готэй вообще напоминает структурой больше банду, чем армию... Сколько еще проблем должно свалиться на Общество душ, чтобы вы задумались хоть о каких-то реформах?
        - Реформы... Изменения... - произнес Киораку. - А ведь когда-то один юноша жаждал этого...
        - И мир пережевал его и выплюнул, - закончил маг то, о чем думал капитан. - Потому что он был один, а вы только сидели и говорили, вместо того, чтобы действовать. Сколько времени ему пришлось пробивать своему плану путь? И, самое смешное, стоило ему исчезнуть, как мир снова застыл... А ведь уже не нужно было ничего придумывать, ничего согласовывать, просто поднять упавшее знамя и дотащить даже не до финиша - до старта! Только не говорите, что у любого капитана не хватило бы на это влияния. У любого.
        Капитан ничего не ответил на это, да Таке и не нужны были его слова.
        И так все понятно. Они и сами понимали это, но понять и признать разные вещи, а все это бесполезно без того, чтобы начать действовать.
        - Всегда есть что-то, что мешает, - продолжил Такеру. - Всегда будет нечто, не дающее начать. От нас зависит, позволим ли мы этому нас остановить или нет.
        Капитан остановился.
        - Подумайте над этим, капитан, - махнул рукой маг и пошел уже один, оставив капитана думать над этим.
        Думать и размышлять - это все, что сейчас могут синигами.
        А сделать выводы и признать свои ошибки необходимо, особенно тем, кто находится на самом верху, но сумеет ли старый синигами переступить через свою гордость, на этот вопрос вряд ли получится ответить так легко.
        Все покажет время...
        *Хэйан - период в истории Японии с 794 по 1185 год. Характеризуется стабилизацией внутренней политики Японии, а также зарождением множества явлений, что отделяет Японскую Культуру от культур других дальневосточных стран.
        
        ГЛАВА 13. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ.
        
        Когда портал домой уже был готов, Ичиго с друзьями собрались на холме Сокьёку. Недавно это было местом казни, затем местом битвы, а теперь местом прощания. Временного прощания, как можно понять.
        У Ичиго так и не получилось встретить Рукию и поговорить с ней перед уходом. Он хотел хотя бы попрощаться с ней, пусть и понимал, что от этого ему легче не будет. Если раньше он хотел лишь спасти ее, и его не особо волновало, что будет дальше, то сейчас он готов был признать, что действительно будет скучать по ней. Ему будет недоставать их постоянных споров и ссор.
        - 'До того дня как я встретил ее, я будто просто существовал. Жил в каком-то вакууме и не развивался... - вздохнул он, смотря на небо. Он вспоминал то, как сильно изменился с ее приходом, как изменилась его жизнь вместе с ней, и как ему не хочется, чтобы все вернулось, как было. - Быть может, мы еще встретимся'...
        Пусть для себя он и сказал это, но принимать такое ему не хотелось. Ему действительно будет не хватать ее рядом с собой, но он понимал, что вряд ли они вообще совместимы друг с другом. Слишком разные, чтобы быть вместе, слишком противоположные и непокорные, слишком...
        - 'Я все равно буду скучать'...
        Портал в Мир Живых был таким же, какой им открыл Урахара сюда, так что Ичиго уже предполагал безумный бег по уже неприятно знакомому туннелю. А, судя по кислому лицу Такеру-сенсея, он тоже ничего хорошего от всего этого не ждал. Остальные пока ничего лицами не выражали, так что лучше им не давать мысли о том, что их всех, возможно, ждет.
        Проводить риока домой вышло не так уж и много людей. Из капитанов тут были только Киораку и Укитаке, а остальные оказались слишком заняты, что не удивительно после таких-то событий. А из остальных синигами, с кем были они знакомы, их провожали все те, кто пережил недавнюю попойку и был вообще в состоянии прийти. Так что встретить тут кислую рожу Ренджи и удивительно бодрых Иккаку и Юмичику оказалось весьма удивительно. Также пришла Хебико, Йоко с Шуан и Кваном, у них явно были и свои дела, но они все же нашли время проводить их домой. В остальном, никого лишнего на холме не оказалось, да и заняты все своими делами.
        - Итак, думаю, пора начинать, - улыбнулся беловолосый капитан. - Пусть многое произошло, но пришло время расстаться.
        Все стали внимательно слушать его.
        - Но перед уходом я хочу дать тебе это, Ичиго-кун, - капитан протянул ему какой-то жетон с веревочкой. - Это твое удостоверение временного синигами. Поскольку законы есть законы, этот амулет поможет избежать проблем в будущем.
        - Как скажете, Укитаке-сан, - пожал плечами Ичиго. - И какие там функции, помимо слежки?
        - Я же сказал, что он догадается, - тихо засмеялся Киораку-сан. - Другая функция - поглощение реацу, вроде той, что у повязки Зараки, но она не действует, когда ты в виде духа. Этот жетон действительно нужен для того, чтобы следить за тобой и сдерживать влияние твоей реацу на мир смертных. Но ты и сам понимаешь, что мы просто так отпустить тебя не можем.
        - Я понимаю, - кивнул Куросаки, беря эту вещь, - это само собой разумеется, раз уж вы официально причисляете меня к Готэй, вам нужен и контроль надо мной. Хотя бы такой.
        Пары давних лекций во время обучения Вена было достаточно, чтобы понять, насколько Готэй стремится контролировать более-менее сильных одаренных. Поэтому Ичиго удивился бы, если бы его отпустили вообще без надзора. Даже то, что Готэй ограничился только аналогом GPS-маячка, уже можно было считать аттракционом невиданной щедрости.
        - Честно говоря, не многие вообще знают о временных синигами. Их было не так уж и много за всю историю Готэй 13, поэтому удостоверение не произведет большого впечатления на непосвященных. Мои извинения, - вздохнул Укитаке-сан, затем повернулся к Такеру и некоторое время смотрел на него. Сенсей стоически делал вид, будто бы он ничего не знает, ничего не видел и вообще не при делах. - Ладно, оставь все это себе, но потом постарайся вернуть.
        - Эм-м-м-м... ок, - чуть нервничая, ответил Такеру-сенсей.
        Все вокруг скосили взгляды на сероволосого мага, который почти признался в том, что обворовал Готей. А учитывая, куда он может достать доступ, то, скорее всего, наворовал он немало.
        Вскоре портал начал включаться, и осталось всего немного времени до отправления. Они попрощались с теми, кто пришел их проводить, а затем направились к арке.
        - Ичиго... - прозвучал позади знакомый голос.
        Куросаки остановился и обернулся...
        Среди тех синигами стояла и она...
        Одетая в темно-фиолетовое кимоно, что так подчеркивало ее глаза, слегка запыхалась, добираясь до сюда. Во взгляде был странный коктейль из грусти и радости, которая, пожалуй, появилась и внутри самого Ичиго.
        - Рукия-тян! - обрадовалась подруге Иноуэ - и бросилась ее обнимать.
        Остальные же не стали так ярко демонстрировать свои чувства. По приколу Такеру-сенсей сымитировал действия рыжей, но чисто, чтобы смутить Кучики и заставить ее прятаться и спасаться.
        Когда тисканья прекратились, девушка освободилась от цепких ручек Орихиме и улыбнулась всем.
        - Спасибо вам большое... - произнесла она, - спасибо, что спасли меня.
        - Ну, не мог же я бросить тебя умирать тут, - сказал Ичиго, стараясь не выдать смущения. - Да и не факт, что миллион душ от тебя сумели бы избавиться, потому необходимо было подстраховаться.
        - Че?! Ах ты гад! - она вспылила и ударила его по колену. - Я тебе тот полет припомню!
        - Черт! Ты что вообще оборзела?! - зарычал он, прыгая на одной ноге.
        - Не смей так со мной говорить, придурок!
        - Это кто тут еще придурок, королева драмы. Лучше делай то, что у тебя лучше всего получается. Ныть и ждать помощи!
        - Гад! Вот увидишь, в следующий раз я буду спасать тебя! - надулась Рукия. - Вот восстановлюсь и вернусь, а затем отделаю тебя!
        - Буду ждать! - нагло усмехнулся он.
        Оба обиженно отвернулись друг от друга.
        Да, все как обычно.
        - Господи, да поженитесь вы уже, - застонал Такеру-сенсей.
        - А им не рано еще? - задумался Исида, поправив очки.
        - Ему пятнадцать, а ей... около сотни... - заметил Чад.
        - Тогда это совращение малолетних, - хмыкнул маг. - Педофилия наоборот.
        - Запретная любовь! - загорелись глаза Иноуэ. - Я видела это в одной передаче. Только там была бабушка и какой-то молодой мужчина. Потом еще утки были... А с утками считается?
        - ДА! - хором ответили почти все на холме, только бы не спорить с Иноуэ.
        - Заткнитесь! - зарычали они с Рукией.
        - Да-да-да, Двойная Цундере, - нагло усмехаясь, ответили они.
        Им ничего не осталось, как замолчать и разойтись, так как продолжение общения точно привело бы к дальнейшим издевательствам.
        Но все же Ичиго был рад встретить Рукию... И ее обещание вернуться облегчило его и без того тяжелое сердце. Он лишь улыбнулся ей напоследок перед тем как войти в портал...
        Пора домой...
        - ААААААААААААААААААААА!!! - кричали они, несясь от безумного паровоза.
        - Вот так и знал! Я так и знал, что это западло будет! - кричал Такеру-сенсей.
        - У меня не осталось запасной накидки, - поморщился Исида.
        - Как же я устал от всего этого, - опустил голову Чад.
        - Да какого хрена?! Они издеваются?! - бесился Ичиго.
        - Меньше слов, больше двиганья ногами! - шипела на них Йоруичи.
        - Ви-и-и-и-и! Зато весело! - визжала и хихикала Иноуэ.
        Все молча посмотрели на нее...
        - 'Непрошибаемый человек!'
        Да, дочь Ктулху слишком нереальна для их скудных умов.
        - Кстати, Йоруичи-сан, - обратился к ней Ичиго. - А почему вы так странно задними ногами двигаете?
        Он заметил, что Йоруичи в виде кошки странным образом двигает задними лапами, что кошкам свойственно, если какую лапу повредили, но он сомневался, что такая как она, может получить такую травму.
        - Ее просто мама дома выпорола, - ответил за нее Такеру-сенсей.
        - СВОЛОЧЬ! КАК ТЫ УЗНАЛ?! - взбесилась кошка.
        - Хе-хе-хе-хе, мне Хебико все рассказала, - нагло ухмыльнулся маг.
        - Чертова змеемордая девка! - рычала Кошатина под сдавленный хохот остальных.
        Перед глазами так и появилась ехидная ухмылка Хебико с ее жутким смехом.
        Вскоре они выбрались из прохода...
        - Э? - только и успели они все сказать, когда поняли, что появились в воздухе.
        От неожиданности Ичиго даже забыл, что может ходить в небе, да и Такеру-сенсей крылья раскрыть не успел.
        - ААААААААААААА!!!
        Но прежде чем их размазало об асфальт, их неожиданно закрутило в какую-то белую простыню, и уже через секунду они осознали себя, сидя на каком-то ковре-самолете.
        - Добро пожаловать домой, ребята, - прозвучал веселый голос Урахары. - Как ваша поездочка?
        - Урахара-сан...
        - Да, - он повернулся к ним. - Вы уже и так многое узнали обо мне и потому... - он снял свою шляпу и склонил голову. - Я прошу у вас прощения.
        Смотреть на кланяющегося человека оказалось несколько неловко, потому Ичиго решил прекратить все это.
        - Хватит, - вздохнул он. - Сейчас это уже в прошлом. Я не злюсь на тебя. Ты помог нам стать сильнее и дал возможность спасти нашего друга, потому нам есть за что быть тебе благодарными. Так что не извиняйтесь, - он несколько смутился от своих же слов. - Но все же я не хочу больше обмана или недомолвок в будущем. Просто скажите все как есть, я приму это.
        - Очень благородно и по-взрослому, Куросаки-сан, - улыбнулся Шляпник. - Ваше всепрощение и нежелание мстить действительно делает вас лучше.
        - Нет, - улыбнулся рыжий. - Я просто дождусь, когда мы спустимся, чтобы отполировать асфальт вашим лицом. Такие вещи я так просто не прощаю.
        - Ха-ха-ха, - смеялся Такеру-сенсей. - А у меня новая партия фоток с Йоруичи.
        - Урод! А ну отдай сюда! - крикнула кошка и накинулась на мага, желая расцарапать его самодовольную рожу когтями.
        Пока дикое животное отдирали от ржущего учителя, Ичиго только качал головой.
        - Хорошо, Куросаки-сан, - сказал Урахара. - Я даю слово...
        Прощание с друзьями вышло коротким, а из-за того, что Шляпник быстро свалил, отомстить ему не удалось. Ну, ничего, если чему-то и научился Ичиго у своего наставника-пустого и его наглого друга, так это терпению. Он дождется удачного момента, чтобы дать пинка этому самодовольному гаду.
        Добравшись до дома, он вытащил Кона из своего тела и вновь вернулся в свою тушку.
        Было несколько непривычно вновь вернуться домой. К тому, к чему он привык и что было ему таким родным, но уже бесконечно далеким, а воспоминания о пережитом сейчас казались особенно фантастическими.
        - ДОБРОЕ УТРО! ИЧИИИИГО!!! - заорал отец, ворвавшись в комнату и нанося сыну удар с ноги.
        Ичиго на одних инстинктах поймал ногу своего тупого папаши.
        - Ты остановил мой пинок в воздухе! - с гордостью заявил он. - Твое мастерство...
        - Заткнись! Я тебе сейчас все кости пересчитаю!
        А дальше все слилось к очередному ежедневному мордобою.
        После десяти минут работы кулаками и ногами, оба упали на пол, побитые, но чувствующие себя намного лучше.
        - Рад твоему возвращению, - улыбнулся папа.
        - Да, я тоже рад, - облегченно вздохнул он. - Ты готов к серьезному разговору?
        - Да, - кивнул он. - Я расскажу тебе все....
        - И советую придумать парочку отговорок. Наш адрес был написан на конверте.
        - Что?! - глаза отца резко увеличились. - Ты подонок, Карас...
        Да, все по-старому... И это даже хорошо...
        
        ГЛАВА 14. УСТРОЙСТВО ЛАС НОЧЕС.
        
        Лас Ночес...
        Поистине грандиозное строение. Даже будучи тогда еще сто лет назад просто стенами и столбами, оно поражало меня своей монументальностью. Настолько грандиозная постройка, какой я никогда в жизни не видел. Сейретей может и красивее, но он создан людьми - разумными и думающими, а не монстрами. Да, пустые тоже разумны, но от них подобного никто не ожидал.
        И вот это место изменилось с приходом синигами. Две культуры слились воедино и создали нечто совершенно новое. Простой и гротескный стиль пустых, совмещенный с изяществом и комфортом синигами, это и создало нынешний Лас Ночес.
        Дом для пустых.
        Место, где не нужно бояться быть съеденным или убитым просто из прихоти сильнейшего.
        Ну, я надеюсь, в будущем это место таким станет, а пока еще придется много работать.
        Но потенциал, что я вижу здесь, просто невероятен.
        Может для Айзена это все просто инструмент, который он может легко выбросить, но для нас, тех, кто живет в этом мире полного ничего, это сродни революции, радикальной перемене в мироустройстве наших умов.
        Это место может стать центром новой цивилизации, нового мира, нового... всего!
        Черт подери, я просто сгораю от нетерпения взяться за все это.
        И теперь у меня есть шанс.
        Нет больше грязной политики, что сковывает меня по рукам и ногам, нет больше глупых предрассудков и прочих, ненужных монстрам вещей. Есть лишь я, моя сила и авторитет, а также ресурсы, которые я использую.
        Но торопиться нельзя.
        Никак нельзя.
        Нужно сначала во всем разобраться, все понять, обработать информацию и составить новый Проект. Но мне нужна помощь, одному тут не справиться; даже тех, кто сейчас на моей стороне, недостаточно, а потому нужны еще люди. Люди, верные мне.
        Вот только нужно быть осторожным и не повторять прошлых ошибок.
        Теперь я научен горьким опытом доверия и веры в людей. Так что буду внимательным и осторожным с окружающими.
        Вообще структура Лас Ночес выглядит так:
        На самом верху у нас находится Айзен, затем идет Эспада и их фракционы, далее, Приварон Эспада, а последние у нас Нумеросы. Гин и Тоусен при этом воспринимаются местными как фракционы Айзена, пусть по сути ими и не являются.
        Члены Эспады же формально равны друг другу. Принудить к чему-то другого члена Эспады можно либо силой, либо получив полномочия от единственного вышестоящего - Айзена. Обычно такие полномочия длятся не дольше одной миссии, но мне был выдан карт-бланш, и некоторую власть над всеми я как раз и имею. Впрочем, долговременное подчинение кому-либо для членов Эспады крайне тяжело, поэтому давить на них не стоит. Все же раньше даже Айзен вмешивался в их дела не каждый год.
        Почти у каждого Эспады есть свои фракционы, и они подчиняются исключительно своему хозяину, а другие члены Эспады им приказывать права не имеют, если только это не одобрено самим Айзеном. Да и в целом дела с чужим фракционом в обход их господина - нарушение местных правил приличия. В целом можно, но лучше чтобы никто не узнал.
        Следом у нас Приварон Эспада, бывшие члены Эспады, которые были исключены из нее. Поскольку номера с восьмого по десятый закреплены за их обладателями не из-за силы, а из-за уникальности, то на них претендовать не получится. Так что даже если боец по силе равен Восьмому, то все равно из Эспады будет исключен. Тот же Волантес получил номер 107, пусть и отказывается от звания Приварон, предпочитая служить своему господину.
        Какой-то особой власти Приварон не имеют. Единственная оставшаяся за ними привилегия - личные покои в Нидо де Трес Цифрас, 'гнезде трех цифр' - части Лас Ночеса, отданной под владения Приварон. Но по силе они идут сразу после Эспады, так что по боевому потенциалу весьма опасны.
        Предпоследними идут Нумеросы - все остальные пустые, обращенные Айзеном и не входящие в состав фракции Эспады. Фактически они просто плоды экспериментов Айзена, совершенствовавшего на них свою технологию преобразования. В отличие от Эспады и Приварон были отобраны по принципу 'кто под руку попался' и поэтому редко отличаются особой силой и способностями. Конечно, и им находится применение, но по большей части - только охрана или простые поручения в духе подай-принеси.
        Немного отдельно от всего остального идут еще два пустых: Рудборн Челутес и Доретта. Первый занимает в Лас Ночес позицию вроде полицейской; он следит за порядком и зовется Экзекиас. Его особая сила позволяет ему создавать свои копии, потому в том, чтобы прекращать конфликты, он очень хорош. Исполнять приказы Эспады он не обязан и вполне может игнорировать даже слова Примеры, ведь его позиция дана исключительно самим Айзеном. Но в основном там все зависит от его личных предпочтений.
        Следом у нас Доретта идет, что заведует складом и хранилищем. Она тоже может игнорировать приказы Эспады или исполнять просьбы тех, чьи посчитает нужным. Притом нападать на нее запрещено, ведь она как бы тоже относится к фракционам Айзена. Плюс, она, в случае нужды, может приказать и Экзекиасу.
        Вот как-то так все и выглядит. Весьма простая лестница власти, основанная на силе. Не скажу, что самая лучшая, но в данных условиях весьма эффективная. Пустые еще слишком плохо адаптированы к текущему положению и самосознанию, а потому делать систему слишком сложной нельзя, понять просто не смогут. Да и не нужно это Айзену сейчас, ему нужны сильнейшие бойцы, а не эффективная организация.
        Менять что-то пока не вижу смысла. Цель у всего этого несколько иная, так что, пока она не будет исполнена, о каких-то переменах думать глупо. Так что пока остается только наблюдать, анализировать и подготавливать почву для дальнейших действий.
        С этими мыслями я и Архитектор добрались до жилища Эспи и ее детишек. У каждого члена Эспады есть свой 'дворец', личный дом, где они могут делать что хотят. Доступ сюда есть только у них и их фракционов, прочим, по идее, входа нет. Исполнение этого правила, правда, никто не гарантирует, но никто не будет возмущаться, если зашедший сюда без приглашения больше не выйдет. Если же твою территорию нагло топчет кто-то сильнее тебя, допустимо даже жаловаться самому главному, правда этим, конечно, лучше не злоупотреблять.
        Дом Эсперансы представлял собой что-то вроде большого прямоугольника белого цвета с множеством окон, внутри которого большие пространства и пустые залы. Не особо уютно, но, учитывая, что тут жил Волантес, глупо было ожидать картин, ковров, изысканной мебели и ваз с цветами. Все же этот дракон явно не горел желанием сидеть в Эспаде и мечтал вернуться обратно в фракционы своего настоящего господина, что ему Эспи и обеспечила. Вот парень и съехал моментально, ведь ничего у него тут не было.
        У меня тоже есть свое жилье, но жить там одному с Архитектором как-то скучно, потому я временно перебрался сюда. Может, потом уйду, но пока нам лучше держаться вместе.
        - Всем привет, - поздоровался я. Народ как раз обживался, расставляя свои вещи по разным местам. Пока они об отдельных комнатах не думают и селятся вместе в одной, но это со временем пройдет.
        - Братец Вен! - запрыгали вокруг Локи и Ноки.
        В образе детей они будто стали еще более энергичными и веселыми. Два маленьких ребенка с кошачьими ушками и хвостиками носились повсюду и прямо горели энергией.
        - Здоров, - лениво махнула рукой Лия. Девочка-подросток с зелеными волосами, как обычно, залипала в своей манге и не удостоила меня даже взглядом. Ну все как всегда.
        - Вен, рада возвращению, - улыбнулась Эспи. - Бой вышел неплохим.
        - Спасибо, как вы тут?
        - Жилье неплохое, но нужно много дорабатывать, - ответила новая Седьмая Эспады. - Чтобы сделать это место уютным и красивым, придется постараться.
        - Думаю, уж вам Доретта не откажет, - хмыкнул я. - Главное, прошу вас быть осторожными. Пусть мы тут уже на законных основаниях, но дикую и порой тупую природу пустых забывать не стоит. Дебил может напасть в любой момент.
        - Мы будем аккуратными, - заверила она меня. - По глазам вижу, что ты что-то задумал. Рассказывай.
        - Ну, - я присел в кресло. - Поскольку я в некотором роде глава Эспады, то я хочу как можно больше о ней узнать и наладить отношения. Те данные, что у меня есть, не дают полной картины, да и не позволяют взглянуть на все с разных ракурсов. Потому мне и нужна будет ваша помощь.
        - И какова цель этого?
        - Изменить это место, - улыбнулся я. - Сделать его настоящим домом для пустых. Дать этому миру цель существования.
        Народ некоторое время удивленно переглядывался, но все же моей мыслью они прониклись.
        - Но это дело сложное и долгое, и мне понадобится ваша помощь.
        - Каковы приказы, Зеро? - усмехнулась Эспи.
        - Для начала ты, Эспи, - обратился я к ней. - Я хочу, чтобы ты наладила отношения с женским населением Лас Ночес. Не обязательно всем в друзья набиваться, просто быть знакомыми. Ну, не мне тебя учить общаться с людьми.
        - Сделаю, - кивнула она. - Как раз Доретта одолжила мне чая, будет причина, наконец, познакомиться с Тией.
        - А нам что делать?! - подскочили Котята, что тоже очень хотели быть полезными.
        - А вам особое поручение. Я хочу получше изучить новое устройство Лас Ночес. Потому носитесь повсюду, лазайте везде и гуляйте, я разрешаю. Мне нужно узнать как можно больше ходов и особенностей всего этого места. Но на территории других членов без разрешения не заходите.
        - Да! - отдали честь детишки и, не слушая дальше, на полной скорости рванули к выходу.
        Да, им задание я дал самое легкое и безопасное, но не менее важное.
        - А мне чего делать? - заинтересовалась Лия. Виду она не подала, но я-то замечаю, как она возбуждена и хочет быть полезной. Вот точно цундере.
        - У тебя будет три задания, - посмотрел я на девочку. - Во-первых, не выпускай котят из зоны восприятия и, если что, зови меня или Эспи. Не думаю, что кто-то решится на них напасть, но тут лучше перестраховаться.
        Лия раздраженно кивнула и требовательно уставилась на меня в ожидании настоящей миссии. Приглядывать за неугомонной парочкой она могла уже на уровне рефлексов и явно не считала это за работу.
        - Во-вторых, я хочу, чтобы ты аккуратно просматривала мысли некоторых. Я хочу знать потенциальных бунтовщиков, которые хотят не жить, а просто убивать и потакать своим животным инстинктам.
        - Собираешься устроить чистки? - спросил Архитектор.
        - В Хуэко Мундо нет святых. Я не собираюсь никого убивать только за то, что он не так думает. Но взять на заметку таких деятелей и приглядывать за ними - лишним не будет. И если они попробуют подкрепить нехорошие мысли действиями, - провожу пальцем по горлу, затем перевожу взгляд на бывшую росомаху. - Как набьешь руку на них, можно подумать и о сканировании Эспады, но это пока слишком опасно.
        - Поняла, а последнее задание? - кивнула Лия.
        - Об этом потом.
        - Хорошо, скажешь, когда начать.
        - Хорошо, последняя просьба к вам, господин Архитектор, - обратился я к своему фракциону. - Я хочу, чтобы вы переговорили с Барраганом. Неясно, в каком он сейчас настроении и как на меня отреагирует, так что лучше, чтобы вы с ним первым как со старым другом встретились и поговорили.
        - Я и сам собирался это сделать, - улыбнулся старик. - Насчет него не стоит волноваться. Не в его привычке действовать на эмоциях. Даже если он зол, то быстро остывает и рассуждает рационально.
        - Хорошо, - киваю ему. - Я же пока обойду Эспаду и познакомлюсь с каждым. Мне нужно составить о них личное мнение.
        - Удачи, - сказала Эспи, прихватив чайный сервиз. - Я тоже пойду знакомиться.
        Народ ушел выполнять задуманное, а я двинулся по своим делам. Не вижу смысла особо откладывать планы. Плюс, неизвестно, когда начнется противостояние с Готеем, потому лучше действовать без промедлений.
        Я хочу встретиться с каждым из Эспады, поговорить и узнать получше. Нужно выяснить, с кем работать можно, а от кого избавиться при первой же возможности. Мне убивать нежелательных членов Эспады нельзя, но изучить их никто не мешает.
        Примерно также я действовал, когда стал командиром омницукидо. Сначала узнать о бойцах побольше, а затем выкинуть под разными предлогами ненадежных. Да, я проглядел несколько подонков и, увы, абсолютно осознанно закрыл глаза на Ячи, но второй раз я такой ошибки не совершу.
        Все остальное сделают мои друзья.
        Котята свою работу выполнят на ура, причем, думаю, они ее перевыполнят. Зато будут заняты и не будут слоняться без дела и провоцировать окружающих напасть на них. Да, у них есть моя защита и Эспи, но дебилы без мозгов были, есть и будут всегда, так что осторожность не помешает. Но не стоит считать Локи и Ноки совсем уж глупыми, они чуют, где опасно, да и довольно хитры и изобретательны, плюс сами по себе весьма сильны. Если что, сами справиться смогут, ну или хоть продержатся до нашего прихода.
        С Лией сложнее.
        Нужно разобраться, как ее Шепот действует на арранкар, а главное, не заметит ли Эспада влияния ее способности. На первых номерах проверять нельзя, это слишком опасно, да и отношения можно испортить, а вот испытать сначала на некоторых нумеросах и низких номерах Эспады можно. Если будут вякать, можно и проучить, но это как получится. Тут лучше быть осторожными.
        Плюс к росомахе у меня еще пара целей есть, которые только она сделать и сможет, но это уже потом, как разберусь в ситуации.
        О чем там будет говорить с Барраганом Архитектор, я не знаю. Они вроде как старые боевые товарищи, может даже друзья. Думаю, сами разберутся. Я бы не хотел стать Баррагану врагом. Против него я ничего не имею и хотел бы, чтобы он поддержал меня в будущем. Так что вся надежда на старика.
        Насчет дел Эспи я вообще не волновался.
        Она девушка общительная, общий язык найти сможет и на Сходках быстро ладила со многими адьюкасами, договариваясь о территориях и влиянии. Переговорщик она хороший, так что справится со всем.
        Наладит отношения с девушками-арранкарами, может даже какой кружок по интересам создать и....
        Неожиданно мне пришла страшная мысль...
        - Женское общество, объединённое общими интересами, - произнес я, и от каждого слова в сердце все леденело. - Я... только что дал разрешение на создание аналога Сообщества Женщин Синигами...
        Осознание подкосило мои ноги и я упал.
        - Теперь это реально будет Сообщество Самок-Людоедов! - ужаснулся я.
        В свое время я намучался с ними. Они преследовали меня, причем я нигде не мог чувствовать себя в безопасности. Порой мне казалось, что даже в ванной кто-то за мной наблюдал. И при этом уровень их профессионализма и сплоченности давал прикурить всему омницукидо. Да и многие из наших были их агентами, что не добавляло радости.
        Некоторое время мне понадобилось, чтобы прийти в себя.
        - Так, спокойно, - собрался я. - Не факт, что у нас будет так же. Да и, главное, не давать этим двум группировкам скоординироваться. Это... необходимое зло! - пытался я убедить себя. - Сейчас оно нужно...
        Вот так, убеждая себя, что ничего плохого не будет, я и пошел дальше...
        Как же я ошибался...
        
        ГЛАВА 15. ДРЕВНИЕ 'ДРУЗЬЯ'.
        
        Стоять на посту возле замка Господина Баррагана довольно скучно и уныло, да и смысла в этом было не так чтобы много, но фракционы бывшего Короля все равно старались обеспечивать периметр безопасности. Пусть нападение маловероятно, но на то они и телохранители своего Короля, чтобы даже шанса на атаку врагу не дать.
        Да, Его Величество не нуждается в защите, ведь в мире не много тех, кто может с ним справиться, но сами нападения точно испортят хозяину настроение. Повелитель и так не то чтобы особо в духе, его все еще тяготит поражение и вынужденное служение синигами, потому его фракционы старались хотя бы минимизировать внешние раздражители.
        Джио Вега и Шарлотта Кулхорн сейчас стояли на входе в 'замок', так как их очередь дежурства выпала тут. Остальные же находятся на других местах, которые им четко распределил Чхве. Пока Волантес не вернулся во фракционы, роль лидера исполнял именно он, но теперь кит сможет расслабиться и уступить свое звание. Да, несмотря на силу и ум, роль главного среди генералов Короля никогда не нравилась Чхвенен По, да и возвращению друга он был искренне рад.
        Пусть слуги Господина Баррагана и понимали всю необходимость такой службы и дежурства, но это не делало их долю менее скучной. С тех пор, как они обрели такие облики, жизнь для них сильно изменилась.
        Не было больше страха регрессии, не нужно искать пропитание, чтобы не ослабеть, да и поедать других, дабы стать сильнее, тоже нет необходимости. Лишь тренируйся и учись.
        И такие вещи дали пустым просто прорву свободного времени, которое некуда было девать, потому каждый занимался чем-то, что находил или сумел вымолить у Доретты.
        Джио, например, в свободное время делал то, что ему нравилось еще в облике саблезубого тигра - отдаваться кошачьим инстинктам и гоняться за мячиком. Это может и глупым кажется, но особо заняться было нечем. Все же лучше, чем краситься и носить девчачьи шмотки, как Шарлотта, или читать какие-то заумные книжки, как Нигре, ну или то глупое вышивание, чем увлекся Чхве. Ну это, по крайней мере, не вопли вечно раздраженного Абирамы, который по какой-то причине для себя занятия не нашел и теперь развлекался драками.
        Единственный, кто более-менее с пользой тратил свое время - это Волантес, хотя тут можно поспорить, ибо Вега вообще не представлял, как можно стать сильнее, пребывая во сне или тренируясь с копьем. Что такое 'медитация' и прочие вещи, арранкар просто не понимал, да и не стремился понять, его и так все устраивало.
        Вот сейчас они стояли у входа и старались как-то развлечь себя. Говорить этим двоим было нечего, так что каждый занимал себя делом. Вега подкидывал и ловил свой любимый мячик, а Шарлотта поправлял макияж. Не сказать, чтобы Джио был рад такому компаньону, но лучше уж этот, чем выслушивать экзистенциальные речи Нигре, который любил цитировать эзотерическую литературу.
        - М?! - они оба резко прервались.
        Оба кого-то почувствовали.
        Слабое реацу впереди, что постепенно приближалось к ним. Его духовная сила почти не ощущалась, но казалась обоим очень знакомой.
        Вскоре среди песков появился человеческий силуэт. Окружение резко контрастировало с незнакомцем, хотя бы тем, что в отличие от всех в Лас Ночес этот некто носил цветные, а не бело-черные одежды.
        Неизвестный спокойно шел по пескам, будто бы не испытывал никаких проблем с сыпучей поверхностью, но иногда помогал себе тростью, на которую все же опирался.
        Оба арранкара напряженно смотрели на приближающегося незнакомца. Пусть никакой агрессии или угрозы они не ощущали от него, но такое наглое и спокойное приближение к жилищу их господина все же заставляло волноваться.
        Когда он подошел достаточно близко, им удалось рассмотреть его. Это оказался седой старик, одетый в цветастые одеяния и опирающийся на трость. Дед добродушно улыбался и слегка щурился от яркого света.
        - Ну, здравствуйте, детишки, - произнес он. - Давно не виделись.
        Джио и Шарлотта встали ровнее и спрятали свои вещи.
        - Здравствуйте, господин Архитектор, - вежливо кивнул Шарлотта. - Рады вашему возвращению.
        - Да, здрасьте, - сказал Вега.
        - Я слышал, вы стали фракционом Венганзы, - произнес слуга Короля.
        Да, фракционы господина Баррагана тоже наблюдали тот бой за звание нового Зеро Эспады. Вен оказался чертовски сильным и опасным пустым, которого выделил сам Айзен-сама. А о том, что Архитектор прибыл вместе с уже бывшим Глашатаем, они узнали от вернувшегося во фракционы Волантеса.
        - Я к нему, - улыбнулся Архитектор и, не слушая ответа, просто прошел дальше.
        Мысль остановить старика у них появилась, но исполнять они ее не стали. Архитектор очень старый пустой, один из тех, кто участвовал в Завоевательном походе, когда их повелитель еще не стал Королем. Пусть они очень мало знали о старике, но замечали особое отношение к нему и потому ничего не предприняли.
        Старик уже вошел внутрь, а оба арранкара так и остались стоять на посту, не особо понимая, что им теперь делать...
        ***
        - Как обычно, вокруг него сплошная безвкусица, - покачал головой Архитектор, осматривая жилье Баррагана. Все такое простое, без изысков и даже украшений, скука.
        Сам Архитектор уже продумывал, как можно перестроить то место, что полагалось им с Венганзой, как жилье. Пусть ничего масштабного не сделать, но ведь можно на стенах гравюры вырезать, мебель обточить, а уж если уговорить Доретту поделиться чем-то со склада, то и уют в то пустое жилище привнести получится.
        Плюс, они явно не всегда там будут одни, кого-то Вен точно к ним приведет, и стоит уже подумывать о расположении гостей. Пусть это все еще в планах и пока ничего конкретного, но старый пустой уже загорелся идеей, что делать дальше.
        Да, став арранкаром и получив такое тело, а также, попав сюда, он и сам не заметил, как заразился идеями и вдохновением от этого мальчика. Все же такие амбициозные планы не могли не оказать на него влияния. Сейчас Венганза напоминал ему самого Баррагана тысячелетия назад, когда желания и страсть еще не угасли в его душе.
        - Все потом, - отмахнулся он от мыслей.
        Сначала дела.
        Пройдя мимо мальчишек, что крутятся вокруг Баррагана, он прошел к его покоям и без стука вошел внутрь. Тот и сам наверняка уже почувствовал его, потому соблюдать какие-то правила вежливости нет смысла.
        Комната Баррагана оказалась не такой пустой, как думал Архитектор. Все же тут помимо мебели даже находился целый книжный шкаф с разного рода литературой. В основном мировая классика на разных языках, что несколько удивило старика, ведь такого интереса от своего старого друга он не ожидал.
        Сам Барраган восседал на большом мягком кресле и мрачно смотрел на гостя. Облик человека отлично подходил ему, примерно таким он его себе и представлял. Слегка сгорбленный, мрачный и очень сердитый на всех вокруг старый пень. На его фоне худой и высокий Архитектор казался еще более тощим, как спичка. Но такое было всегда, даже когда они были на войне.
        - Ты долго, - мрачно изрек бывший король.
        - А ты меня так сильно ждал? - улыбнулся бывший Глашатай, присаживаясь в кресло напротив него. Между ними находился только чайный столик, хотя самого чая тут, скорее всего, нет, а жаль. Он уже успел попробовать этот напиток и был в восторге от его утонченного вкуса. Все же перед тем, как их представили Эспаде, они некоторое время привыкали к своим новым телам, чтобы глупо не выглядеть при встрече. Пусть Эсперансе такое и не нужно было, ведь она всегда на ногах ходила, но самому Архитектору все же понадобилось время, дабы привыкнуть к ногам.
        На такую невинную шутку Барраган только нахмурился.
        - Раньше ты был веселее, - покачал старик головой.
        - Ты выполнил задание? - сразу перешел он к делу, проигнорировав упрек.
        - Которое? - вздернул бывший Глашатай бровь.
        - То, которое я тебе дал! - начал закипать Луизенбарн. Да, их разговоры всегда так проходят. Один раздражает другого, но это, пожалуй, и хорошо, ведь раболепное поклонение может достать любого, так что такая наглость может быть и веселой. Пусть сам Барраган никогда не признается, но такое общение он даже ценит, ведь, несмотря на годы действия ему на нервы, приказа прекратить он никогда не давал.
        - Ну, если ты имел в виду приглядывание за Венганзой и его спутниками, то все прошло хорошо, - продолжал старик играть дурачка. - Они живы, здоровы и вернулись.
        - Меня не это волнует!
        - Конечно, - кивнул старик. Да, плевать ему. Будь ему вообще плевать, он бы даже не интересовался никогда, а уж за годы такой странной дружбы его он очень хорошо изучил и реакцию прочитал быстро.
        - Ты говорил со Спящими?
        - Говорил, - вздохнул Архитектор, сложив руки перед собой. - Они нам не помогут.
        Спящие... в каком-то смысле конкуренты Луизенбарна Баррагана за власть над Хуэко Мундо. Сильнейшие Вастер Лорды, что также правили целыми регионами и с которыми он сражался в свое время за власть над Миром Пустоты.
        Они сталкивались в битвах десятки, иногда даже сотни раз, и те, кто выживали, в конце концов просто потеряли интерес к схваткам друг с другом, раз и навсегда выяснив, кто из них сильнее. Но, увы, время не щадит никого, даже существ, обладающих такой мощью.
        - Фунесто мертв: судя по всему, покончил с собой, и уже очень давно, - покачал головой старик. - Я видел его Похоронные Земли... Теперь уже пустые.
        Похоронными Землями называли следы смерти могущественных пустых. Если они не были ни пожраны, ни очищены синигами, запертая в их теле душа начинала менять само пространство вокруг, образуя ужасающие аномалии. Низшие, что долго жили в них, или адьюкасы, что в них родились, впитывали их силу, изменяясь по подобию усопшего. И рано или поздно большая часть духовной силы переходила в таких носителей, оставляя от Погребальных Земель лишь тень прежней мощи.
        Явление нетронутого трупа в Хуэко Мундо само по себе встречается нечасто, а цикл образования и последующего опустошения Земель занимал столетия. Большинство жителей Хуэко Мундо считало подобные места сугубо природными аномалиями, но старейшие и мудрейшие всегда знали истину. На территории Баррагана даже имелась парочка подобных мест, давно опустошенных, но все еще имеющих немалую власть. Венганза как-то рассказывал о своем пребывании в одном таком, Бездне, и о том, как это помогло ему.
        - Я уже знаю насчет него, - нахмурился Барраган, явно вспоминая своего старого соперника, с которым он немало сражался. - Четвертый Эспада, Улькиорра Шифер, своей реацу очень напоминает его. Скорее всего, он является чем-то вроде 'наследника'. По крайней мере, по степени депрессивного настроения они очень похожи.
        - Хм... - задумался старик. С этим молодым пустым он еще не знаком, но видел его, и его духовная сила и правда чем-то напоминает Фунесто.
        - Что с Лентяем?
        - Этот жив, - хмыкнул Архитектор. - Та'Йон все также спит под землей. Когда я разбудил его, то он обложил меня целым потоком нецензурных слов, половину из которых адресовал тебе. Помогать отказался, его не волнует ничего, кроме сладкого сна. Настаивать я не стал, так как он обещал убить, если еще раз потревожим его сон.
        - Какая бессмыслица, - фыркнул Барраган.
        Та'Йон, обладатель Абсолютного Йерро, был чуть ли не вдвое моложе Баррагана, но уже погряз в безразличии, потеряв интерес ко всему, кроме своих снов. Была какая-то надежда, что хотя бы такие события, как появление арранкаров, заставят его встрепенуться... Но нет. Сколько таких, раздавленных грузом вечности, было и сколько их еще будет? И лишь Немертвый Король Хуэко Мундо так и останется сидеть на своем троне, пусть и потеряв смысл жизни, но отказываясь сдаваться смерти. Что и говорить, обличье нежити просто идеально ему подходит, отражая внутреннюю суть...
        Айзен может попробовать завербовать Лентяя, но вряд ли у него что-то получится. Этот древний пустой полностью поглощен своими снами и, раз уж не соблазнился перспективами, услышав о них от давнего знакомого, вряд ли изменит свое мнение после личной беседы с синигами.
        - Кайдэблайха я, увы, не нашел. Его реацу четко ощущается на Полях Крови, но самого его, скорее всего, уже нет в живых.
        На это Барраган ничего не сказал.
        Если Улькиорра был наследником одного Вастер Лорда, то Кайдеблайх наследовал сразу троим. Котт, Гиес и Бриарей, живое оружие Олимпийцев, не поддались очищающим силам Асов, и их тела так и остались нетронутыми, постепенно разлагаясь и преобразуя окружающее в чудовищные Поля Крови. Даже после того, как они были опустошены, их все равно считали одной из самых опасных аномалий Хуэко Мундо, а наследник, пожравший всех других носителей силы Гекатонхейров, отказывался покидать свою колыбель. Обычно природа Полей Крови вместе с ужасающей силой Кайдэблайха не оставляла шанса тому, кто решался его побеспокоить... Но, похоже, в один прекрасный момент удача ему изменила.
        - И хорошая новость, Шипе-Тотека убили.
        - Хоть что-то приятное, - чуть улыбнулся бывший король. - Этот ободранный паяц помер.
        Если других соперников Барраган мог уважать и, может, где-то в глубине души даже был огорчен их гибелью, то Шипе-Тотека он презирал всем сердцем. Да и не только он. Ацтек умудрился достать вообще всех, кого только мог. Мерзковатый тип, что любил снимать с плюсов и проводников кожу и носить ее как одежду, предпочитал с сильными врагами не связываться. Обладал поразительными способностями по ослаблению врагов, которых он потом легко добивал. Даже Барраган не мог сопротивляться этому, вот только даже когда он был ослаблен, победить его Респиру все равно не получалось и Шипе-Тотек предпочитал убегать, напоследок насмехаясь над врагами. Тот еще трус.
        - Больше найти мне никого не удалось...
        - М-да, - откинулся на спинку кресла Барраган. - Похоже, придется справляться своими силами.
        Да, в этом и было второе задание Архитектора.
        Барраган не собирался сидеть без дела и позволять синигами всем управлять, но он прекрасно понимал, что сам ничего сделать не сможет, а потому послал Архитектора найти союзников, которые могли бы помочь. Но, увы, просить помощи уже не у кого.
        - Я, кстати, пришел не только поговорить о твоих приказах, но и договориться.
        - М? - нахмурился бывший владыка.
        - Венганза хочет поговорить с тобой.
        - Этот мальчишка спелся с синигами и что-то еще от меня хочет...
        - Ну, тут он не виноват, ибо сам является лишь жертвой планов Айзена. У него был шанс уйти и стать ему врагом, но он предпочел вернуться, чтобы защитить своих друзей на этой стороне. А в его силе сомневаться не стоит.
        - Пф, - фыркнул древний пустой. - Если он так силен, то пусть бросит вызов мне.
        - Не думаю, что ему нужна твоя власть.
        Архитектор поднялся с кресла.
        - Его цель весьма интересна, - улыбнулся старик и направился к выходу. - По крайней мере, даже пережив отчаяние и крах мечтаний, он все равно не дает горю сломать его. Поговори с ним, когда он придет.
        На это Барраган ничего не ответил.
        Он и не будет отвечать, слишком гордый, чтобы признавать свои ошибки и слабости, но с Веном он поговорит. Несомненно, поговорит.
        - Новую партию в шахматы мы проведем в следующий раз, - сказал Архитектор напоследок и покинул покои старого друга, не ожидая ответа, которого и не будет.
        Разговор прошел как обычно.
        Все прошло как обычно.
        Ничего нового.
        И эта обычность уже обоих тяготит...
        - Хватит существовать, - слегка улыбнулся Архитектор, подняв голову к иллюзорному небу, - пора научиться жить...
        
        ГЛАВА 16. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ - 1. МОНСТР.
        
        Место обитания Новено Эспады, также известного, как Аарониеро Алулурели... или его имя как-то иначе читается... Аронильо Альери... Алонилио Арульери...
        - Какого хрена его имя такое дурацкое?!
        Даже понять не могу, на каком оно языке. Испанский? Вроде нет. Итальянский? Что-то такое слышится, но слов не узнаю. Может, какой-нибудь финский или албанский? Или вообще смесь языков? Кошмар.
        Ладно, так или иначе, место, где он обитал, представляло собой не дом или какой-то дворец, а что-то вроде бомбоубежища. Я бы в таком только от ядерного взрыва прятался. Ну и еще это нечто напоминало мне тюрьму особого заключения. Заходить туда не сильно хотелось, но встретиться с пустым нужно.
        Остальным я задания выдал...
        О некоторых вещах лучше не задумываться...
        Бр-р-р-р-р!
        Кошмар.
        Знакомство с Эспадой я решил начать с последних мест. С Ямми я уже подружился (он только пока этого не знает), так что пришла пора узнать и остальных.
        Первым на очереди у меня Ааро... короче Новено, а то я подохну, каждый раз называя его. Тут не то, что сложное имя, я тупо не понимаю, как его правильно читать. Надо бы спросить.
        Судя по тем данным, что предоставил мне Гин и с которыми я подробно ознакомился перед встречей с Эспадой, этот тип довольно оригинален. Он единственный Гиллиан, но по какой-то причине не эволюционировавший в Адьюкаса. Я бы мог предположить, что это какая-то аномалия, но, судя по ухмылке бывшего капитана, тут свою руку приложил наш Владыка. Видать, нахимичил там в нем, вот он и не мог стать кем-то лучше.
        Мне даже жалко его немного.
        Сам понимаю, каково это - быть лабораторным экспериментом.
        Ладно, стоя тут, я ничего не добьюсь.
        Пора идти на разговор.
        К домику Новено вел узкий мост без перил, который еще больше подтверждал теорию о тюрьме, к которой я приближаюсь. Вот только, если бы мне дали решать, я бы это место как камеру заключения и использовал бы. Хотя для начала перенес бы ее куда подальше, чтобы не мешалась, ибо внешний вид этого монолитного саркофага весьма угнетал.
        Открыв дверь, я вошел в темное помещение, довольно пустое и просторное, без каких-либо украшений или предметов интерьера. Похоже, он не балует себя дополнительными вещами. Тут разве что диванчик есть неплохой, но не более.
        Скромно живет, ничего не скажешь.
        - Добро пожаловать, Зеро Эспада, - прозвучал голос в некотором отдалении от меня.
        Его я почувствовал сразу, как вошел, но решил подождать его реакцию на мое вторжение. Голос у него довольно скрипучий и будто раздвоенный с нотками вибрации. Выглядит этот тип как высокая человеческая фигура, довольно худая, а на голове у него некий длинный цилиндр, закрывающий голову полностью. На ней только несколько дырочек, но, думаю, смотреть вокруг ему ничего не мешает.
        Стоял он ровно, словно солдат на плацу перед командиром. Дыхания не слышно, прямая спина и сложенные за спиной руки. Если бы я не знал, что он пустой-гиллиан, то подумал бы, что раньше он был солдатом.
        - Приветствую, - кивнул я.
        - Могу я узнать о цели вашего визита?
        - Ничего особо важного, - улыбнулся я. - Просто решил познакомиться.
        - Пф, а ты все такой же официальный, - неожиданно произнес он.
        Голос Новено резко изменился, став... человеческим...
        Его фигура расслабилась и перестала напоминать собой статую, плечи опустились, а руки он сложил на груди.
        - Давно не виделись, Карас, - с усмешкой сказал он.
        - Что за... - нахмурился я.
        Вроде мое имя Эспаде не говорили, ну, по крайней мере, мне так кажется. Он потянулся к своей маске, а затем аккуратно снял ее, а под ней оказалось человеческое лицо и...
        - Каен-сан... - шокировано произнес я, увидев его...
        - А ты почти не изменился, - улыбнулся мужчина.
        Каен... Шиба Каен...
        Он тут! Передо мной!
        Брат Гандзю и Куукаку, а также кузен Иссина и, считай, дядя Ичиго. Это точно он!
        Я так давно не видел его, и...
        Он мертв. Его убили. Пустой вселился в его тело, взял его под контроль, а затем его убила Рукия, спасая от ужасной участи быть чудовищем и заработав при этом страшную психологическую травму.
        - Как это возможно? Это правда ты?
        - Ну, - пожал он плечами, а затем запрыгнул на диван. - Это весьма запутанная история. Отчасти это действительно я, а вот от другой части... - он вздохнул. - Долго рассказывать.
        - М-да, - я присел в кресло напротив него. - Я никуда не спешу.
        - Ты ведь знаешь, как я погиб? - спросил он.
        - Да, мне рассказывал Иссин, - киваю ему.
        - Ну вот, после того как Рукия убила меня, часть моей души все же не отправилась в поток перерождения, - начал он, грустно посмотрев в потолок. - Часть меня навсегда осталась в том пустом, Метастазие. А затем Айзен скормил этого ублюдка Аарониеро. Так я и попал внутрь. А затем с годами моя душа начала становиться основой личности и разума гиллиана. Много лет я томился внутри, пока Айзен не сделал из меня арранкара. В этом теле мое сознание уже стало доминирующим, и вот я такой.
        - М-да, - произнес я. - Нехило тебя жизнь покидала.
        - А то, - усмехнулся он. - Представь, каково было мое удивление, когда я увидел капитана Айзена перед собой и узнал, что все это он сделал...
        - И что ты думаешь обо всем этом?
        - Сложно что-то сказать, - почесал он затылок. - Я благодарен, что хотя бы жив... Жить мне хочется.
        - Хех, ты все такой же, - покачал я головой с улыбкой. - Ну что ж...
        Косоку!
        Мгновенно перемещаюсь, а затем моя нога влетает в рожу Каену!
        От удара его отшвыривает в стену и впечатывает в камень!
        - Аааагх! - закряхтел он, упав на пол и выплюнув кровь.
        От удара его неслабо так оглушило, а учитывая мою скорость, он еще пару секунд будет пребывать в шоке и толком ориентироваться в пространстве не сможет.
        - Каен-сан никогда бы не сказал такого, - мрачно произнес я. - Он очень любил свою жену, даже умер, пытаясь отомстить за нее, а потому он никогда бы не простил человека виноватого в ее гибели, - спокойно иду к с трудом поднимающемуся арранкару. - Он никогда бы не склонился перед тем, кто сломал его жизнь и не улыбался такому... - подхожу к нему. - К тому же... - присел напротив него, - неужели ты наивно полагал, что я не узнаю тебя, Пожиратель?
        Он напрягся...
        - Да, мы уже встречались. Около полувека назад. Ты та огромная туша щупалец и ртов, которая пыталась нас сожрать. Ты оказался слишком огромен, чтобы тебя было безопасно убивать в той пещере, а потому мы ушли, - фыркнул я, вспоминая ту тошнотворную мерзость. - Но твою реацу я отлично запомнил, а потому твой омерзительный гниющий аромат вызывает у меня только раздражение...
        - Кх... - закряхтел он.
        - Принимай свой настоящий облик, Новено Эспада, - приказал я. - И не смей более показываться мне с таким лицом...
        - Прошу... прощения... - вновь прозвучал искаженный, двойной, скрипучий голос. - Зеро Эспада...
        Его лицо начало плавиться и стекать, заменяясь огромной стеклянной колбой с красной жидкостью, в которой плавали две маленькие головы, чем-то похожие на черепа, на которых были нарисованы цифры '9'.
        - Так-то лучше, - сказал я. - Знай свое место...
        С этими словами я двинулся к выходу.
        - Если тронешь моих друзей хоть пальцем, - сказал я, уходя, - даже приказ Айзена не остановит меня от твоего убийства...
        Я покинул его вотчину и двинулся прочь, но с уже изрядно испорченным настроением.
        Вот урод.
        Пытался сыграть на моих чувствах, обмануть и втереться в доверие. Я сначала был обескуражен, увидев Каена, но быстро пришел в себя, а короткая беседа ясно дала понять, что он такое. Та самая вечно голодная мерзость, которую я когда-то встретил.
        Пусть я не умею читать мысли, но ощутить намерения вполне себе способен. Годы в Хуэко Мундо и то предательство дали мне хороший урок, который я освоил как ничто другое. А потому я четко ощущал, что этот урод прямо во время нашего разговора желал сожрать меня. Такие чувства невозможно скрыть.
        - Пфу! - сплюнул я. - Сволочь...
        - Кхы... - услышал я рядом с собой.
        Обернувшись, я встретился с... Лией...
        Зеленоволосая девочка-подросток стояла у стены, а из ее глаз текли слезы... Она дрожала, обнимая свои плечи, и ее трясло.
        - Лия... - подскочил я к ней. - Что с тобой?
        - Прости... - прошептала она. - Я... хотела помочь...
        - Что?
        - Думала... что это легко... - шептала она дрожащим голосом. - Я посмотрела... его мысли...
        О, мрак. Мне одного ощущения хватило, чтобы понять, что он такое, а она в его голову залезла.
        - Это... чудовище... - говорила Лия. - Осколки разума... Крупнее, чем обычно... у Гиллиана. Они вопят... Как они вопят! - она уцепилась мне за руку, - Полноценной личности... нет. Есть только голод. Голод... который ничто не сдерживает... ни морали... ни чувств... ни жалости... Он хочет сожрать нас... Обглодать кости... заставить страдать и мучаться... Нас с Котятами... Он любит мясо таких, как мы... Он совсем как... Нет, хуже чем они!
        - Олимпийцы... - закончил я за нее мысль...
        Да, стоя рядом с ним, я будто бы вновь оказался рядом с теми уродами. Жители Нео-Олимпа, обезумевшие от пожирания пустых, от принятия пустоты и жизни в этом мире. Полностью сгнившее и морально разложившееся общество больных на голову каннибалов, что даже друг друга спокойно ели. Это не говоря уже об их Пути Гекаты, где они пришивали себе части тел пустых, чтобы получить их силу.
        Живущие в мире своих фантазий и легенд прошлого, они оправдывали каждый свой омерзительный поступок и свято верили в свою исключительность и превосходство...
        И вот то же самое я будто бы ощутил от Новено...
        Мезрость...
        Она вцепилась пальчиками в мою одежду.
        - Мне страшно...
        - Все хорошо, - погладил ее по голове. - Он не тронет тебя... Он не тронет ни тебя, ни Котят. Я позабочусь об этом...
        - Угу...
        Девочка еще некоторое время плакала, а затем я отнес ее домой. Лучше ей пока никуда не ходить. Да и отоспаться не помешает.
        Похоже, Гин дал мне не всю информацию об Эспаде. О личности Каена там ничего не сказано.
        Видать, все остальное придется узнавать самостоятельно.
        Но слова Лии окончательно убедили меня....
        - 'Когда придет время... я вычищу Лас Ночес от паразитов'...
        
        ГЛАВА 17. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ 2. УЧЕНЫЙ.
        
        День у Заэляаппоро Гранца начался весьма и весьма недурно. Ну, если безвылазное сидение в лаборатории можно считать за счастье, а то, что его никто не беспокоил и не волновал - за радостные моменты. То да. День, хотя самого понятия суток тут нет, начинался весьма неплохо.
        Неприятные мысли отошли на второй план, и Октава Эспада увлеченно занимался своими опытами, проводил эксперименты и наслаждался такой жизнью. Да, этот мир такой большой и интересный, его так приятно исследовать, узнавать что-то новое и полезное, что поможет ему достичь своей главной цели в жизни - Совершенства. Стать совершенным существом без слабостей или минусов; стать идеальным, безупречным и эффективным, превосходя всех, быть обожаемым, уважаемым всеми вокруг.
        Да, прекрасная цель...
        Ради которой он готов пойти на все и пожертвовать все... и всех...
        Заэль, в отличие от многих других пустых, прекрасно помнил себя, будучи живым. Еще тогда он со своим братом был врачом и алхимиком, что помогал людям... То, что он дал их жалким жизням смысл и позволил участвовать в деле продвижения науки и прогресса, нельзя иначе назвать, верно?
        И уже тогда, еще будучи живым, он знал о пустых и призраках, а потому погружался в свои эксперименты с головой вместе со своим непутевым братом, который был его ассистентом.
        Но все эти дни закончились, когда душа одного из пациентов, которому он... 'помог', вернулась в качестве пустого...
        Но это был не конец, а лишь новое начало.
        Ибо он знал, что так рано или поздно случится. И ждал, а потому подготовился... И, когда происходила его эволюция, именно его личность стала основой для будущего адьюкаса...
        Много чего произошло после.
        Много чего случилось, что привело его сейчас сюда, в такое состояние и в такое тело.
        Будучи пустым, он любил свой облик за его эффективность, а продолжающиеся эксперименты только усиливали все это, но, вновь обретя человеческий вид, он осознал, как скучал по этому. Все же какими бы отсталыми и жалкими существами ни были люди, но их форма весьма удобна и универсальна, а учитывая, что, став арранкаром, он впервые за многие века получил доступ к оборудованию и почти неограниченным ресурсам, то был даже счастлив.
        Сегодняшний день начался весьма неплохо, а потому...
        - Заэльаппоро-сама... - голос его подчиненной вырвал его из счастливого настроения.
        Он заскрежетал зубами и резко развернулся.
        Но его верная и послушная ассистентка Рока Паламия даже бровью не повела на его движения. Пусть половина ее лица была скрыта тканью, которая прикрывает не очень красивую маску, но само ее лицо тоже в некотором роде маска. Маска бесстрастности и пустоты души.
        - Чего тебе? - огрызнулся он.
        Он сейчас весьма увлекся очередным экспериментом, а потому был крайне раздражен такой помехой.
        - 'Черт, надо было ее тоже лоботомировать, как остальных', - скривился он.
        Он бы это уже давно сделал, но тогда столько трудов и вложенных в нее сил пойдут в бездну. Он ведь так долго трудился, работая над ее телом, и пусть ничего интересного в нем уже не осталось, но просто так выкидывать ее ему было жалко. Может, еще сможет принести пользу в будущем. Никогда не знаешь, какие 'ресурсы' ему понадобятся.
        - К вам прибыл гость, - продолжала говорить Рока.
        - Пошли его к черту и выкинь пинком! - приказал он. - Я велел меня не беспокоить.
        - Я не могу, Заэльаппоро-сама, - говорила его подчиненная. - Я не уполномочена так разговаривать с членами Эспады.
        - Эспады? - нахмурился розововолосый арранкар. - Кого это могло принести?
        Вариантов мало.
        Никому, кроме разве что Нойторы, по какому-нибудь делу к нему нет нужды приходить. Да и то, тогда их цели совпали, потому они и договорились, но обычно члены Эспады даже не смотрят в его сторону и относятся к нему весьма презрительно, что ученый терпел с трудом. Он-то знает, кто здесь самый лучший, а они просто ничтожные неандертальцы, что даже крупицы его гения не стоят.
        - Господин Сан Венганза Зеро Эспада прибыл к вам.
        - Зеро... - заскрежетал Заэль зубами, выдавив эти слова, но все же сумел взять себя в руки и нацепить на лицо доброжелательную улыбку. - Я немедленно его встречу.
        Пройдя в гостиную своего дома, он нашел новенького члена Эспады, сидящего на диване за чайным столиком. Одна из копий Роки уже принесла ему чай, с ней он о чем-то разговаривал и добродушно улыбался.
        Весь вид этого типа вызывал у Заэля страстное желание расчленить его!
        О, с каким бы удовольствием он препарировал его. Вскрыл его череп и покопался в мозгах, найдя те области, что отвечают за боль и страдания, а затем усилил бы их, заставив его мучаться от каждого вздоха. А затем бы он его пытал и резал, усиливая эффекты мук, пока тот не превратится в овощ, который можно смело пустить на еду тому же Аарониеро... тот всегда голоден, и никогда не откажется принять кусочек мяса.
        Заэльаппоро Гранц ненавидел этого типа по нескольким причинам...
        Во-первых, за то, что он испортил его прекрасный эксперимент. Амбросио проиграл ему, показав свою полную некомпетентность. Амбросио был одним из лучших творений, и, проиграв каким-то ничтожествам, он страшно опозорил своего создателя в глазах Айзена-сама. Такой позор и унижение он не мог забыть.
        Во-вторых, Айзен-сама не позволил покарать ничтожеств за такое богохульство! Он и его мерзкая подружка уничтожили плод его многомесячных опытов, даже следа не оставив от него. Да за одно это нужно стереть их с лица земли! Но ему не дали сделать этого.
        Ну и самое главное, что Айзен-сама выделил и поставил этого слабака выше самого ЗАЭЛЯ, дав ему этот номер....
        Подавив в себе весь негатив, он прошел вперед.
        - Приветствую в своей скромной обители, Зеро Эспада-сама, - поздоровался Заэль.
        - Здравствуйте, Заэльаппоро Гранц, рад с вами познакомиться, - улыбнулся Венганза.
        - Я ни на что не намекаю, но могу ли я узнать, чем обязан вашему визиту? - спросил он, пытаясь не смотреть на эту ухмылку, которую он хотел разбить чем-нибудь тяжелым.
        - Ничего такого, что было бы особо важно, - ответил тот. - Я лишь знакомлюсь с Лас Ночес и его обитателями. Потому я решил, что для начала я должен посетить вотчину науки этой организации, а как мне сказали, именно вы - ответственный за столь важное дело.
        - Приятно слышать такие слова, - чуть более искренне произнес Заэль. Все же нарциссизмом он не страдал, он им наслаждался, а потому такое признание его заслуг несколько облегчало общение со столь ненавистным человеком. - Но я лишь скромный работник, которому далеко до величия Айзена-сама...
        - До него всем нам далеко, - кивнул Зеро, поставив чашку на стол. Заэль отметил, что стоило распорядиться подмешивать в чай какие-нибудь препараты, чтобы вводить их гостям. Но гостей у него отродясь не было, потому о таком варианте он как-то не подумал. - Я надеюсь, не отвлек вас от важных дел, мне не хотелось бы вам мешать.
        - Что вы, что вы, ничего важного, - постарался он не зарычать. А ведь ВАЖНОЕ БЫЛО!
        - Ничего, если мы перейдем на 'ты'? Думаю, раз мы соратники в Эспаде, то так будет проще общаться.
        - Если ты так этого хочешь, Венганза, - произнес он без именного суффикса. Пусть он и знал, что при таком общении все равно надо бы добавлять 'сан', но не удержался и пытался хоть немного уязвить собеседника.
        - Я уже встречался с вашими... 'творениями', - начал тот. - Несмотря на опасность, Амбросио был действительно превосходным бойцом. Как вам удалось добиться столь поразительных результатов?
        Упоминание Амбросио несколько дернуло Заэля, но похвала все же скрасила его гнев.
        Да и страстное желание поделиться своими познаниями и рассказать о своих достижениях у арранкара все же было. Ведь остальной Эспаде не интересна его работа, а что-то говорить Айзену-сама нет смысла.
        - Я лишь убрал из него все мешающее и бесполезное, - ответил Гранц. - Все бесполезное нужно убирать и избавляться, так я считаю. Все, что мешает эффективности работы, должно быть удалено.
        - Полностью согласен с вашим мнением, - покивал Венганза. - Все лишнее нужно уничтожить.
        - Благодарю за понимание.
        - Да, я зашел еще спросить, - будто вспомнил он. - Вы ведь ведете исследования в разных областях, не так ли?
        - Разумеется, - слегка возгордился своей работой. - Я изучаю все, что может быть полезно Лас Ночес и Айзену-сама. От наук синигами до прорывных знаний о пустоте и ее природе. Все, что может быть полезно и интересно, будет изучено мной.
        Лучше не упоминать, что все 'интересное' вряд ли переживет процесс изучения.
        - Ясно, - кивнул он. - Ваша лаборатория, похоже, самая совершенная в мире. Я уже бывал в лабораториях Готея, и пусть у вас я видел не все, но многое меня приятно удивило.
        - Да, и что же? - заинтересовался Заэль. Он в лабораториях синигами никогда не был и лишь видел вотчину Айзена-сама, но о НИИ синигами узнал многое.
        - Ну, например, ваши фракционы весьма исполнительны и увлечены работой, причем работают без особого шума. Порой в лабораториях Готея стоял шум и некая атмосфера неряшливости. Рад, что этого тут нет.
        - Разумеется, - уже чуть искренне улыбнулся Октава. - Ведь мои подчиненные тоже избавлены от всего лишнего и мешающего. Я много труда в них вложил, они мне фактически как дети.
        Приемные... которых он легко пустит на ресурсы, если понадобится.
        - Восхитительно. Хотел бы я как-нибудь посмотреть и все остальное...
        - Эм-м-м... сейчас это будет сложно устроить, Венганза-сан... - чуть занервничал Заэль. - У меня там сейчас весьма сложный эксперимент идет. Ничего опасного, но хрупкость процесса столь велика, что даже мне приходится передвигаться осторожно. Как только я закончу с этим, то с радостью проведу для вас экскурсию.
        Пускать Зеро в свою лабораторию прямо сейчас Заэль себе позволить не мог. У него не было никакого желания тестировать проницательность и аналитические способности бывшего оперативника Служб Безопасности синигами, давая ему слишком много информации о своих исследованиях. Например, о козырях, которые Заэль приберегал на случай внутреннего конфликта в Эспаде. Да и, кроме приборки, следовало бы еще настроить сканирующее оборудование - другой случай получить информацию о силе Зеро вряд ли выдастся. Ну не пытаться же взять образцы из Ямми?
        - Не стоит утруждать себя, Заэль-кун, - с такой же добродушной улыбкой произнес Зеро. - Мне не хотелось бы мешать столь важным вещам, а насчет остального уже потом решим.
        - Благодарю за понимание.
        - Ладно, - он поднялся. - Приношу извинения за беспокойство, но мне пора. Как-нибудь еще поболтаем. Благодарю за беседу, Заэль-кун, - сказал он, затем повернулся к прислуге. - Рока-тян, - кивнул ей. - Всего вам наилучшего.
        - Приходите еще...
        Зеро Эспада покинул территорию, и тогда Заэль убрал фальшивую улыбку с лица.
        - Ничтожество... - мрачно произнес он.
        Да, разговор вышел неприятным, но, по крайней мере, этот тип достаточно наивен и простодушен, чтобы не понять, как к нему на самом деле относятся. Вроде все прошло хорошо, но он был не уверен. Потом нужно будет прокрутить этот разговор в голове и посмотреть со стороны.
        Мозгов у Зеро Эспады немного, но так даже лучше.
        - Заэльаппоро-сама... - обратилась к нему Рока.
        В следующий момент она получает удар в лицо от руки хозяина.
        От удара девушка влетела в стену и переломала себе несколько костей, но, даже испытывая немалую боль от такого, она даже не пискнула.
        - Тварь! - зарычал он. - Я разве давал тебе разрешение говорить хоть с кем-нибудь?
        - П-п-простите... Заэльаппоро-са-м-ма... - простонала она, с трудом поднимаясь с пола и вытирая вытекающую изо рта кровь. Регенерация у нее быстра, восстановится скоро, ничего страшного. - Я... не знала... как реагиро-о-вать... на его вопросы... Я... ничего ему не сказала...
        - Смотри мне, - пригрозил он. - Иначе вновь вернешься на лабораторный стол.
        От упоминания 'стола' девушка чуть дрогнула, а в ее пустом взгляде на миг проявился страх, но затем тут же исчез.
        - Я отправляюсь к себе, - он развернулся и пошел обратно. - Если этот тип вернется, вежливо скажи, что я занят. Придумай что-нибудь... А пока уберись за собой.
        - Да, Заэльаппоро-сама, - произнесла она и начала рукавом вытирать свою кровь...
        ***
        Когда я ушел от его лаборатории на достаточное расстояние, фальшивая улыбка слетела с моего лица, сменившись гримасой отвращения.
        А я, дурак, наивно полагал, что это Куроцучи урод.
        Как же я ошибался!
        У того хоть какая-то логика и принципы были, пусть самые извращенные, но их наличие хотя бы имелось, а у этого типа их и в помине не было.
        Выплюнув чай, я проверил свое тело на наличие хоть каких-то примесей или вторжения, но все в порядке. Видать, тип еще не дошел до идей Маюри даже в кислород бактерии распылять, чтобы опыты на всех ставить.
        Больше ничего пить у него не стану.
        Я, конечно, узнал в тех записях от Гина, что это не самый приятный тип, но всех масштабов я не особо понимал.
        Он даже толком скрывать своего намерения не мог, и я прямо кожей ощущал, как он ненавидит меня, черной и злобной ненавистью. А учитывая, что я успел увидеть у Заэля, у него даже самой базовой морали нет.
        'Убрать лишнее?' Да он лоботомию своим подчиненным провел, каждому! Та Рока Паламия сохранила свой разум разве что только потому, что что-то живое и чувствующее истязать интереснее. Реацу девушки была... Безжизненной, наверное? Бедное существо, сломанное до такой степени, что уже забыла, как это - испытывать нормальные эмоции. Это работа палача, до которого далеко и мне, и даже тем мясникам из 3-го взвода Омницукидо, что занимаются допросами и пытками.
        Что пережила Рока в руках этого урода, мне предположить страшно...
        - Но в лабораторию он меня не пустил явно не из-за неприязни или опытов, - понял я. Он даже именной суффикс вставил, хотя перед этим явно пытался выделиться, не обращаясь так. - Похоже, он скрывает какой-то 'скелет в шкафу'... Стоит узнать обо всем побольше...
        Да, пока знакомство идет не очень.
        Ну, посмотрим, какие там остальные....
        
        ГЛАВА 18. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ 3. ЗВЕРЬ И ДИКАРЬ.
        
        Проломив своей спиной бетонную стену, Гриммджоу отправился в свободный полет под куполом Лас Ночес. Полет был недолгим и вскоре закончился приземлением в песок, куда арранкар встрял на пару метров.
        Нет, он всякое мог предположить, но не думал, что его день начнется с такого события.
        Секста Эспада Гриммджоу Джаггерджак несколько секунд валялся в кратере, что появился от его приземления и пытался привести свои мысли в порядок.
        - Так... что произошло? - спросил он себя, выплюнув песок. В голове от удара была какая-то каша, которая постепенно упорядочивалась в нормальные мысли.
        Все началось с того, что к нему в крепость прибыл Зеро Эспада. Этот невысокий, слащавый тип с доброй улыбкой пришел к нему и решил познакомиться. Гримм еще был под впечатлением от недавнего зрелища, но все же решил, что он не станет прогибаться перед кем-то, чью силу сам не испытал. Да и просто нужно показать, что он сам не лыком шит, территорию обозначить, показать, что хоть Зеро и сильнее, подчиняться кому-то Гримм не собирался. Он, конечно, знал, что гостю не понравится его дерзость, но такой реакции все же не ожидал.
        Он рассчитывал разозлить этого Венганзу, заставить его показать свою силу, но тот лишь улыбнулся и влепил ему с ноги в рожу.
        От этого удара Секста и вылетел наружу, пробив собой стену и пропахав песок.
        - Вкусно? - прозвучал над ним голос. - Ямми тоже песок понравился. Смотрю, у вас одинаковые кулинарные предпочтения.
        Над ним стоял Венганза с самодовольной ухмылкой на лице, без даже тени той показной вежливости и добродушности. Чем-то в тот момент он напоминал собой Айзена-сама, который также будто излучал положительную ауру, но вот сейчас это чувство выветрилось, оставив после себя лишь кого-то самоуверенного и наглого.
        - Вставай, - велел Зеро. - Раз уж ты так хочешь доказать мне свою крутость, то не смей отступать.
        - Сволочь! - прорычал Гримм и вылетает из ямы.
        Он никому не позволит вытирать о себя ноги!
        Сонидо!
        Переместившись - и он атакова...
        Картина вокруг смазалась и померкла, а в следующий миг он ощутил боль в груди - и мир завертелся.
        Гримм вновь полетел куда-то, но был на полпути схвачен и получил еще один удар ноги в живот, затем в зубы, а под конец его швырнули в колонну.
        В голове стоял дикий звон, кости трещали, а мышцы скрипели, словно вот-вот порвутся от напряжения. Дернув головой и выплюнув кровь, Гримм устремляется в очередную атаку на своего противника, желая размазать дерзкого ублюдка по полу.
        - Ррааа! - зарычал он.
        Удар! Удар! Удар!
        Кулаки Гриммджоу обрушивались целым каскадом атак на своего врага, но тот легко от всего уклонялся и блокировал их раскрытой ладонью.
        У Сексты была мысль резко выхватить меч и атаковать им, но враг и сам клинка не трогал, а потому он не станет так унижаться. Ведь если он сейчас достанет меч, то покажет себя слабаком, что без оружия с безоружным врагом справиться не может. Такого позора он позволить себе не мог и потому действовал с еще большей яростью!
        Хлесткий удар костяшками в подбородок заставили мир вокруг Гримма поплыть на секунду, а затем кулак, влетевший в корпус, отбрасывает его.
        Но тут ему удается зацепиться за рукав Зеро и дернуться к нему!
        Удар!
        Кулак Гримма влетает в живот Венганзы!
        - Кха! - захрипел противник.
        Да! Уже неплохо!
        Зеро может быть сколько угодно силен, но даже у него...
        - Неплохо, - улыбнулся Нулевой, вытерев каплю крови, вытекающую изо рта .
        Разорвав контакт, Зеро выставил два пальца из кулака.
        - Цукиюби...
        В следующий миг Гримм будто получил удар копьем в живот!
        Дыхание перехватило, и ему даже показалось, будто его насквозь пробили!
        - ...Зомецу...
        Шквал ударов пальцами обрушился на тело Сексты, словно стена из клинков, волна выпадов, что изрешетила его, легко преодолев иеро, и пробила, продырявила его сотни раз.
        С трудом оставаясь в сознании, Гриммджоу уже не мог стоять, но сдаваться даже не собирался.
        - Урррод.... - прорычал он, держась на ногах. Если прошлые удары были болезненными, но не особо опасными, так как Гримм все же вставал после них и атаковал вновь, то сейчас ему, чтобы позорно не свалиться, приходилось прикладывать все силы.
        - Неплохо, - хмыкнул Зеро. - Геракл после такого даже дышать не мог толком, куда уж стоять.
        - Я не слабак! - закричал он - и бросился на свою цель.
        На это лишь улыбнулся и...
        - СЛАБАК! - прозвучал новый голос за ним.
        Удар в спину откидывает Гримма в сторону мимо Венганзы.
        - Слабаки должны знать свое место! - наглый и насмешливый голос зазвучал недалеко. - А если они мнят себя сильными, им нужно его показать.
        С трудом оставаясь в сознании, Гримм лишь скрежетал зубами, смотря... на прибывшего Нойтору...
        ***
        - Слабак! Слабак! Какой же ты мусор, Гриммджоу! - смеялся Нойтора, смотря на беспомощного Сексту. - Ну что за ничтожество! Ха-ха-ха-ха-ха!
        Тот ничего не мог сделать ему, так как был сильно ранен и уже не представлял никакой опасности. Нойтора радовался: да, так и нужно поступать с теми, кто смеет борзеть и возникать. Мусор должен оставаться мусором, а сильные - вытирать об них ноги.
        Это норма, это в порядке вещей, так и живут пустые.
        Сильные возвышаются, а те, кто слабее, должны там и оставаться. И если они хотят возвыситься, то обязаны пойти на все ради этого и отбросить всякие бесполезные вещи.
        - Рад, что ты думаешь точно так же, Зеро! - усмехнулся Куинта.
        Сам Венганза смотрел на все это с мрачным выражением лица, но ничего не говорил.
        - Гххх! - рычал слабак под его ногой и пытался встать, но Нойтора сильнее вдавил его голову в песок.
        - Что ты там вякаешь, неудачник?! - смеялся на ним одноглазый арранкар. - Если хочешь, чтобы я тебя отпустил, вылизывай мои ноги! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!
        - Ублюдок! - послышались рядом голоса.
        - Отпусти босса!
        - Убирайся!
        - Сволочь!
        Обернувшись, он увидел приближающихся фракционов Гриммджоу.
        Он скривился, смотря на этих слабаков, что зализывают друг другу раны. Приперлись, чтобы защитить своего босса.
        - Пошли прочь, мусор! - отмахнулся он от них.
        - Подонок! - на него бросился один из них, за что и получил в зубы кулаком.
        Фракциона отбрасывает далеко в сторону и почти отрывает голову.
        - Черт, надо было сильнее ударить, - фыркнул он, смотря, что тот слабак еще жив.
        - У-рроод... - прорычал Гриммджоу и сделал попытку подняться.
        Ему это даже почти удалось, все же упорства и силы воли у этого неудачника в достатке.
        - Слабаки не должны дерзить!
        Удар ногой в грудь выбил воздух из его легких.
        - Слабаки должны знать свое место!
        Еще один удар в ребра и в живот.
        - А еще, - он поднял ногу над головой этого ничтожества. - От мусора нужно избавляться.
        Удар!
        Но, когда его нога почти опустилась на череп Сексты, ее заблокировали.
        - Что?! - удивился Нойтора, когда осознал, что силой преодолеть препятствие он не может.
        Подняв голову, он посмотрел в мрачное лицо Зеро, который смотрел на него холодным бесстрастным взглядом.
        - Кто... - заговорил он, - разрешал... тебе вмешиваться?
        - Э?! - не понял Куинта.
        - Если ничтожества... должны знать свое место... - продолжил говорить Венганза. - То почему ты не знаешь свое?
        В следующий миг на Нойтору обрушилась целая волна реацу, которая чуть было не вдавила его в землю. Такая мощь и ярость, что он чуть не сдох от одной только жажды крови.
        Мощь оказалась так велика, что даже иллюзорное небо над ними потемнело....
        Удар!
        Мощь этой атаки оказалась так велика, что вполне могла просто разорвать Нойтору пополам. Он прямо прочувствовал всю неистовую мощь и смертельную опасность от этого движения.
        Нойтора отпрыгнул, спасая свою жизнь.
        И только в следующий миг он осознал, что, захоти Зеро его убить, он бы даже не увидел удара.
        - Страшно, да? - усмехнулся Венганза. - Похоже, все твои речи о силе и месте в иерархии ничего не стоят, - фыркнул Зеро. - Даже марать о тебя руки не вижу смысла, ты просто слабак без капли гордости.
        Нойтора потерял дар речи и застыл.
        - Знай свое место, Нойтора Джилга, - спокойно произнес он, моментально убрав всю свою безумную мощь. Затем он слегка пнул Гриммджоу. - А с тобой мы еще поболтаем. Не устраивайте беспорядки.
        Сказал он словно маленьким детям, махнув рукой, и спокойно пошел прочь, даже не опасаясь за свою спину.
        Нойтора так и остался стоять на месте, ощущая, как только что его публично унизили.
        Зеро даже не посчитал нужным ударить его, даже капли боли не причинил, но полностью показал всю ту разницу в их силе.
        Он стоял так, смотря вдаль, куда ушел лидер Эспады, и скрежетал зубами, до крови сжимая кулаки.
        Его даже не посчитали угрозой.
        Просто отбросили в сторону, чтобы не мешал - и все. Нет, Венганза был в своем праве: тот, кто вмешался бы в развлечения самого Нойторы, так легко бы не отделался... Но как же бесит этот взгляд сверху-вниз! Даже Барраган не смотрел так на него, несмотря на все презрение, которое самопровозглашенный король изливал на окружающих, он все равно видел в Нойторе угрозу.
        Для Венганзы же его просто не было. Венганза не считал его достойным даже настоящего удара.
        - Ты поплатишься за это, Венганза... - тихо прорычал он, смотря своим единственным глазом в сторону, куда ушел Зеро. - Рано или поздно поплатишься. Я не забуду такого унижения... Никто не смеет недооценивать меня! Никто!
        ***
        Мда...
        Вот это клоунада вышла.
        Встретился сразу с двумя.
        Гриммджоу оказался довольно банальным гопником. Я таких в Одиннадцатом отряде навидался. Вот под руководством Зараки такому, как Гримм, радостно жилось бы. Так что, когда он начал наезжать, я просто решил немного поставить его на место. Такие, как он ценят силу и очень горды, а потому говорить с ними иначе или жалеть их нет смысла.
        Пусть парень диковат, вспыльчив и сердит, но чисто мужицкие принципы у него имеются. Когда Нойтора чуть не убил его подчиненного (или все-таки друга?), он реально рассердился. Жаль, что после моих ударов уже сражаться не мог, но я оценил его старания.
        Я же не вмешивался. Нужно было и за Куинтой понаблюдать, да и защищай я Гримма, тот бы этого не оценил. Гордость не позволит ему, а гордость у парня просто очень сильная. Даже понимая, что я сильнее, он все равно чисто из принципа сам меч не доставал, потому что я им не пользовался. Принял вызов и был ему верен до конца. Даже пару раз удивить меня смог и задел к тому же, чего я от типа с таким уровнем боевой подготовки не ожидал.
        Да, Гримм пусть и имеет немало боевого опыта, но вот драться как человек ему точно в новинку. Ну, почти: по крайней мере, ощущалась некая незавершенность движений. Видно, что когтями и зубами ему привычнее работать, чем кулаками. Но даже так он держался достойно.
        А вот Нойтора - дело другое.
        Нет, сам по себе жизненный императив: 'Бей слабых, прогибайся под сильным', - не является чем-то из ряда вон выходящим. По такому полмира живет. Тот же Такеру в принципе не так уж и сильно от него отклоняется.
        Вот только, даже когда он был отмороженным тринадцатилетним мстюном за все реальные и выдуманные обиды, у Такеру было больше тормозов. И Такеру знал кучу других способов развлечься, кроме издевательств над окружающими. Как, впрочем, и подавляющее большинство людей на планете. Увы, от пустых ожидать широкого кругозора не приходится.
        Проблема Нойторы даже не в том, что он не может себя контролировать. Он может, иначе кинулся бы на меня: страха я в его реацу не чувствовал, только гнев. Проблема в том, что он не хочет. И он, в отличие от уже упомянутого Такеру, не подросток, которого можно сбросить с небес на землю одним пинком. Он взрослая, сформировавшаяся личность, более того - бывший адьюкас, а уж они крайне уперты в своих убеждениях. В конце концов их убеждения - центр их личности.
        В общем, как с таким работать, непонятно. Тем более, кажется, я не оставил о себе хорошего впечатления. Ну, ничего. Я и не рассчитывал подружиться со всеми. Если Нойтора попытается предпринять что-то против меня, я буду даже рад. В конце концов, как бы я ни пытался быть беспристрастным и держать в голове, что любому кадру можно найти применение, меня не покидает одна навязчивая мысль.
        В бытность свою Глашатаем Короля, таких, как Нойтора, я убивал сразу при встрече. И я совсем не против вспомнить старые добрые времена.
        Но Гримма стоит взять на заметку. Поправить его стиль боя и наладить отношения не помешает. Мужик пусть дерзкий, но с принципами, пускай они чисто пацанские, но все же вести дела с ним можно, как и с Ямми, а вот за Нойторой стоит следить. С такого станется напасть не на меня, а на моих друзей, ибо такие, как он, только против тех, кто слабее, чувствуют себя уверенно.
        Посмотрим, а пока идем дальше...
        
        ГЛАВА 19. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ 4. БЕСЧУВСТВЕННЫЙ.
        
        - Бессмысленно... - равнодушно произнес Улькиорра Шифер, смотря на иллюзорное небо. - Все это пустая трата времени...
        Да, это небо для него ничем не отличалось от вечной черноты небес Хуэко Мундо или бездонной тьмы той бездны, в которой он жил всю свою жизнь. Зачем было делать это и почему просто не оставить обычный потолок, он не понимал, да ему и не слишком важно было. Его вообще мало волновало, что происходит вокруг него.
        Все, что хоть сколько-нибудь интересовало Куатро Эспада - это самопознание. Найти смысл своего существования, понять место в мире и достигнуть света в этой непроглядной тьме.
        Он лишь ненадолго остановился возле открытого окна, чтобы взглянуть на небо. Лишь для того, чтобы вновь прийти к мысли о бессмысленности окружения.
        Ну, не ему решать.
        Раз Айзену-сама нужно все это, то, вероятно, у этого есть какой-то смысл, просто Улькиорра еще не понял - какой. Но он старался, вглядывался в то, что вокруг него, пытался анализировать, понять, осознать, но пока получалось не всегда. Зерно рациональности должно быть во всем, и его нужно лишь найти.
        Этим он порой и занимался.
        Его мало волновали вещи, которыми убивали свое время другие пустые. Он считал это глупым - тратить столько времени на ненужные развлечения.
        Сам же Улькиорра занимался лишь двумя вещами в свободное время: тренировки за пределами Лас Ночес, а также самокопанием, что, по сути, для него было одним и тем же.
        Познание себя, пределов своей силы и возможностей, открытие нового и совершенствование текущего - вот основная цель его существования. Осознание и принятие.
        - А я говорю, нужно больше краски, - послышалось недалеко от него.
        Детский голосок отвлек его от мыслей.
        - Да ладно, он все равно не увидит, - ответил второй голос. - Ты дымовую шашку взяла?
        - Обижаешь, братишка, - первый голос усмехнулся. - Я ее еще из Мира Живых притащила, не зря же бегали с тем преобразователем духовных частиц от братца Таки.
        - Хи-хи-хи-хи-хи, отлично. Мега-ловушка почти готова! Конфетти и перья заряжены!
        Заинтересовавшись темой разговора, Улькиорра подошел ближе и увидел двух маленьких детей, которые разрисовывали краской стену и что-то рядом устанавливали. Дети выглядели довольно странно: кошачьи ушки и хвосты явно не свойственны арранкарам, ведь облик должен быть несколько другой.
        Сейчас же два странных ребенка делали нечто непонятное, что выбивалось из привычного уклада логики, к которому привык Улькиорра.
        - Что вы делаете? - спросил он.
        Дети же вздрогнули, а затем медленно обернулись.
        Они посмотрели на него огромными глазами, а затем...
        Облегченно выдохнули...
        - Блин, не пугай так, - сказал первый ребенок, который вроде как был девочкой, но Куатро не особо понимал, что такое гендерное разделение.
        - Я уж подумал, нас спалили, - вытер пот со лба второй ребенок, что вроде как является мальчиком.
        Два нумероса по какой-то странной причине вместо обычной реакции испуга и падения ниц, выглядели так, будто они не знают, кто он такой или просто не считают его кем-то важным или опасным.
        - Я задал во...
        - Тихо ты! Тшшш! - сказала девочка. - Если нас спалят, то по хвостам получим.
        - Хвостикам больно.... - явно что-то вспомнил мальчик, побледнев.
        - У нас важная миссия, которую нам поручил сам Зеро Эспада! - гордо заявила девочка.
        Улькиорра чуть нахмурился.
        С этим новым Зеро он еще не знаком, а лишь видел его на собрании. Да и тот бой с Ямми был весьма интересным. Этот Венганза применил нечто необычное и новое, чего Улькиорра никогда раньше не видел.
        - И что же вам поручил Зеро Эспада? - спросил он.
        - Обследовать Лас Ночес, - хором заявили дети, гордо задрав носы. - Это супер-важное задание, которое мы как раз выполняем.
        Куатро перевел взгляд на стену и ловушку...
        В его голове пыталась сложиться мысль, как это задание связано с тем, что они сейчас делают. По какой-то необычной причине толком понять он не смог ничего.
        - 'Тут где-то должен быть смысл, но он ускользает от меня', - подумал арранкар.
        Несколько секунд он честно пытался понять происходящее, но это у него не получилось.
        Лишь странная мысль где-то на задворках сознания кричала ему что-то вроде: 'БЕГИ ОТ НИХ!' - но Эспада проигнорировал ее.
        - А ты чего такой бледный?
        - Угу-угу, бледный и грустный. Тебя что, обидел кто?
        - М? - он посмотрел на детей, которые вполне искренне интересовались. - Нет, я всегда такой...
        - Беда. Тебе бы лечиться, парень, - снисходительно покачала головой девочка.
        - Может, антидепрессанты добудем ему? - предложил мальчик. - Тетя Дори явно может одолжить нам.
        - Не, мама говорит, что для борьбы с депрессией нужно много кушать. Домашней еды и много положительных эмоций получать.
        - Типо ты знаешь, что такое 'домашняя еда', - скептически хмыкнул мальчик.
        - Э! - зависла девчонка. - Ну, мама нам готовит...
        - Свежепрожаренный серо пустой за выпечку не считается.
        - Ну, не знаю тогда! - надулась она. - Предлагай свои идеи.
        - Братец Така говорил: 'Красотка в постели всегда решит все проблемы, если она умелая'.
        - И где мы ему красотку найдем? Причем умелую?
        - Хм-м-м, - мальчик задумался.
        Улькиорра же вновь услышал внутри себя призыв бежать отсюда со всех ног, но опять проигнорировал его.
        - Мне не нужно это.
        - Да ладно тебе, - махнули дети руками. - Тебя, кстати, как звать-то? Мы вот Локи и Ноки! - представились они, встав в странные позы. Будто позировали для чего-то.
        - Ульки...
        - Улька-нии, очень приятно! - не стали дослушивать они его. - Но не дрефь, мы точно поможем тебе справиться с депрессией! Великие Локи и Ноки никогда не отступают от своих целей! А теперь помоги нам установить взрывчатку. Где тут можно достать часовой механизм?
        - Не знаю. В этой дыре электричество не везде есть. Предлагаю пристать к Гину с парой таких вопросов.
        - Отличная идея, сестра моя!
        - Да я вообще гениальна!
        Впервые в жизни у Улькиорры начало дергаться веко...
        Он сам не совсем понимал, что это означает, но оно ему не особо нравилось.
        И только он хотел повысить голос на этих двоих, как их неожиданно прервали.
        Словно ветер, на двоих детей налетел кто-то, схватил за хвосты и поднял над собой.
        - Ва-а-а-а-а-а-а! - завизжали они. - Така-нии, не руби с плеча!
        - Какой я вам Така, - произнес появившийся тут Зеро Эспада.
        - Ой, братец Вен! - заулыбались они и начали строить из себя невинных. - Нас обычно так Така дергает.
        - А потом выпороть может...
        - И хвосты отрезать...
        - Да, его мастер-класс по общению с вами был полезен, - фыркнул Венганза.
        - А мы тут твой приказ выполняем.
        - Я уж вижу, - нахмурился он.
        - Хи-хи-хи-хи-хи!
        Он лишь тяжело вздохнул, смотря на этих двоих.
        - Прошу за них прощения, Улькиорра, - обратился к нему Зеро Эспада. - Эти двое те еще шалопаи и могут кого угодно достать. Не со злого умысла, просто очень простодушные.
        - Мы не простодушные! Мы малодушные!
        - Ты нас сейчас серьезно подставляешь, сестренка, - толкнул ее локтем Локи.
        - Откуда я могу знать, что это слово обозначает, - фыркнула Ноки. - И не пихайся! - толкнула она его в ответ.
        - Сама не толкайся!
        В следующий миг два ребенка начали какую-то жалкую пародию на драку, толкаясь и пихаясь верх ногами.
        - Хватит, - встряхнул их Венганза. - Короче говоря. Не злись на них. Они обидеть тебя не хотели.
        - Ладно, - кивнул он.
        - Я пойду отнесу их маме, - сказал он, закинув детей за спину, как мешок. - Поболтаем еще как-нибудь.
        - Да...
        Он развернулся и пошел прочь.
        - Пока, Улька!
        - Еще увидимся, братец Улька!
        Дети махали ему ручками, вися как две груши на своих хвостах.
        Венганза пошел дальше по коридору, а Улькиорра пытался осознать, что только что случилось вообще.
        Если бы не появление Зеро, он, возможно, разозлился бы, но уже нет смысла в проявлении эмоций.
        Решив не забивать себе этим голову, он пошел к себе, но лишь разок бросил взгляд на расписанную надписями стену...
        'Канамэ Тоусен, если ты видишь это, то мы в шоке!'*
        Глаз вновь дернулся, но Улькиорра лишь продолжил идти...
        ***
        - Братишка, одумайся! - говорила Ноки.
        - Да, не делай столь радикальные решения на эмоциях. Это недостойно главы Эспады, - кивал Локи.
        - Именно, ты должен быть выше этого. Прими свой титул и будь гордым...
        - Тихо там! - встряхнул я Котят. - Я в любом случае отдам вас вашей маме.
        - Ну, бли-и-и-и-и-и-ин!
        - Сами виноваты, - повысил я голос. - Это же надо было додуматься - действовать Улькиорре на нервы. Он же Четвертый Эспада, мог и разозлиться на вас, а судя по его данным, он не склонен к жалости и сочувствию. Меня чуть инфаркт не хватил, когда я почувствовал вас рядом с ним!
        - Прости, - жалобно пискнули они. - Мы не знали, кто он...
        - Это не оправдание. Одно дело не знать, второе - не нарываться, а вы там реально нарывались.
        - Мы так больше не будем!
        - Маме это скажете...
        - Бли-и-и-и-ин! - не поддался я на их жалобные писки.
        Вот же шалопаи.
        Только дал им задание, а они уже умудрились влипнуть в неприятности.
        Это им еще повезло, что встретили Улькиорру, который сгоряча не рубит, а будь там тот же Нойтора, могли и пострадать. Я дико перепугался за них и, кажется, вовремя утащил. Что там мог с ними сделать Куатро, неясно, но лучше не рисковать.
        Зато перекинулся с ним парой слов, так что теперь будет причина поговорить.
        Хоть что-то хорошее.
        Ладно. Эспи сейчас как раз у Тии, а значит, будет причина поговорить...
        *Отсылка на фанфик Раавасты 'Нумерос 78'
        
        ГЛАВА 20. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ - 5. ДАМЫ.
        
        - Это... странно... - прошептала Тия, смотря на все это.
        - Ну, а я этой твари говорю: 'Еще раз перейдешь мне дорогу - и пыль от твоего трупа будут слизывать со всей пустыне', - рассказывала Эсперанса.
        - Ха-ха-ха-ха, так им и надо, - смеялась Апачи.
        Мила Роза и Сун-Сун тоже веселились, слушая этот рассказ, и спокойно пили ароматный напиток. Кажется, он называется чай. Сама Тия пить его не могла из-за закрывающей рот маски. Нет - в целом рот на ее маске открывается и принимать пищу она может, но при посторонних она этого не делает. Это вполне можно назвать 'смущением', если, конечно, такое слово вообще известно Тресс Эспаде.
        Сама же Тия пыталась понять, как так получилось и что теперь делать.
        Все началось этим утром, ну, если 'утро' вообще подходящее слово для вечно полуденного иллюзорного неба в куполе под вечной ночью Хуэко Мундо. Для пустых понятие 'утро' - это когда они просыпаются, а 'вечер' - когда решают вздремнуть. Потому расписание для всех свое и часто бывает, что у одного утро, а у другого уже глубокая ночь.
        Так или иначе, утро началось у них весьма странно...
        С гостя.
        - Всем привет, - поздоровалась девушка, вошедшая к ним в дом. - Простите, что без стука, непонятно, куда было стучать.
        Тия заранее почувствовала приближение новой Септимы Эспады, так как та не особо и скрывалась, хотя точно могла быть незаметной.
        Эсперанса Уроборос, словно зеркальное отражение самой Тии, была улыбчивой, веселой и прямо излучала внутреннее добродушие. Возможно, поэтому ее фракционы не стали прямо с порога прогонять ее, как любого другого, кто решался прийти. Да и сложно понять, что делать, когда на твой резкий тон отвечают улыбкой.
        Сама Тия в это время находилась у себя в комнате и решила пока не выходить, скрывая свою реацу, и посмотреть, что будет дальше.
        - Здрасте... - чуть в ступоре произнесла Апачи.
        - Я Эсперанса Уроборос, Септима Эспада, - представилась гостья. - Пришла познакомиться. Я надеюсь, никому не помешала своим визитом? Не знала, когда можно приходить.
        - Эм... - переглянулись ее фракционы. - Тия-сама сейчас отдыхает.
        - Ну, тогда не будем ей мешать, - пожала она плечами. - Я и с вами не против познакомиться.
        Эмилоу Апачи, Циан Сун-Сун и Франческа Мила Роза были поражены. Обычно Эспада их вообще за личности не считает и просто игнорирует разговаривая с Тией, а тут кто-то пришел и готов с ними познакомиться. Такое простодушие несколько ново для них всех.
        Не успели они опомниться, как Эсперанса уже начала хозяйничать в их доме. Достала какие-то вещи, начала разливать воду по чашкам и очень быстро комната наполнилась весьма вкусным и приятным запахом, какой Тия иногда чувствовала, когда бывала недалеко от склада Доретты. Что это такое, она не особо понимала, но запах ей очень понравился.
        Вскоре гостья и ее фракционы устроились за столом и стали болтать на всякие разные темы. Причем Септима явно не обращала внимания на какие-то там статусы и положения, так что очень быстро ее подчиненные начали говорить с ней почти на равных, даже не замечая этого.
        Тия продолжила наблюдение, она смотрела и слушала, как ее подчиненные разговаривают с новенькой в Эспаде.
        Саму Эсперансу и Пустынных демонов Тия как-то видела. Они были частыми гостями на Сходках Пустых, так что несколько раз они просто встречались взглядами, но как-то поболтать у них возможности не было. Еще тогда Тия отмечала столь странную компанию во главе с этой алой пустой.
        Очень старый пустой, который возрастом явно мог посоперничать с древними адьюкасами, но в отличие от них, старик не кичился своим возрастом и значимостью. Ходили слухи, что он некогда состоял в завоевательном походе Баррагана и был одним из его приближенных, но вот настоящего имени его никто никогда не слышал. Его называли 'Архитектор', только смысл и значение этого слова мало кому был понятен.
        За Уроборос, словно хвостик, бегали два маленьких шумных пустых, что часто создавали вокруг себя веселую атмосферу. А за ними как надзиратель или, скорее, утихомириватель, следовала зеленая пушистая пустая, которая одергивала малышей, когда они увлекались.
        Последним в этой компании был очень странный кривой пустой, с четырьмя руками, меховой накидкой и перьями. Многие поговаривали, что этот Вен был просто инвалидом среди пустых, заторможенный и глупый, но странная пугающая аура всегда окружала этого на вид слабого типа.
        И ведь неспроста, учитывая, кем он оказался.
        И вот сейчас эта самая девушка, с которой сама Тия давно думала встретиться, прибыла к ней в дом.
        Решив, что хватит смотреть со стороны, она все же вышла из комнаты.
        - Тия-сама! - тут же подскочили ее фракционы.
        Они выглядели смущенными и слегка испуганными. Видать, подумали, что она начнет ругать их за то, что впустили гостя и общались с ним.
        Сама же Септима лишь улыбалась, и, судя по лицу, она прекрасно знала, что Тия не спала и смотрела со стороны, но вежливо молчала.
        - Доброе утро, Тия-сан, - улыбнулась Эсперанса, продолжая сидеть за столом. - Рада нашему знакомству.
        - Взаимно, - кивнула Харрибел, осознавая, что ее поведение выглядит со стороны немного глупо. Она сидела у себя и подглядывала, не выходя. Да, ее фракционы не понимали этого, но Эсперанса точно все знала, но молчала об этом. - Есть ли какая-то причина данного визита?
        Тия тут же поняла, что ее вопрос прозвучал несколько грубо, но иной манеры речи она просто не знала. В только что в веселой атмосфере повисло небольшое напряжение.
        - Ничего такого важного, - ответила гостья, не обратив внимания на тон. - Я просто решила прийти и познакомиться. На Сходках у нас возможности не было, так почему бы тут не попробовать?
        - Просто так?
        - Да, - вновь улыбнулась она. - Чтобы познакомиться, не нужно особой причины.
        - Хм-м-м-м...
        - Мы больше не простые пустые, Тия-сан, - произнесла гостья. - У нас больше нет ни причины, ни возможности съесть друг друга. Я не говорю, что нужно полностью отбросить осторожность, но все-таки по природе своей мы стали ближе к людям. Так почему бы не начать перенимать и человеческие обычаи?
        - Человеческие... - задумалась она.
        - Мы выглядим как люди, говорим на их языке, носим их одежду, живем в домах, а также пользуемся благами их цивилизации, - сказала она, взяв в руки чашку. - Мы родились из осколков людских душ, мы частично люди и наши тела, эволюционируя, сами стремятся к человеческому облику. Теперь, когда нам больше не угрожает регресс, нам нужен новый смысл жизни. Так почему бы нам для начала не сотворить место мирной жизни для себя и своих близких?
        - Мирная жизнь... - отвела взгляд Тия. - Разве это возможно?
        - А почему нет? - она посмотрела ей в глаза. - Раньше были лишь мы, пустыня и вечность, стремление сбежать от регрессии и никакой надежды на перемены в будущем. Становление Вастер Лордом ничего не изменило - просто стало одной причиной для действий меньше, а страх своей регрессии заменил страх регрессии близких, - она отпила чаю. - Может я не рада тому, что нами правят синигами, но они дали нам больше, чем кто-либо другой. Они дали нам смысл к существованию... и возможность жить... Настало время меняться. И, вместо того, чтобы изобретать новое общество с нуля, почему бы не заимствовать опыт людей? Я не говорю, что мы должны бездумно их копировать, но нам есть чему у них поучиться.
        Эти слова заставили Тию задуматься.
        Так она никогда не смотрела на происходящее.
        Она вступила в Эспаду, потому что хотела спокойной и безопасной жизни для себя и своих фракционов. Хотела перестать быть целью нападений и спокойно существовать. Потому она и согласилась служить Айзену-сама, и она готова сделать все, что он прикажет, в благодарность за то, что он им дал.
        Но до этого момента она и не думала, как много синигами дали пустым. Не просто безопасность и отмену регрессии, а нечто... иное... большее...
        Дальше разговор пошел проще, тяжелые темы больше не поднимались, и Эсперанса, которая попросила называть ее просто Эспи, рассказывала всякие случаи, что приключились с ней за годы ее путешествия по Хуэко Мундо. Редко какие пустые решаются отправиться путешествовать, ведь страх регрессии всегда с тобой, а будет ли в пути еда - неясно. Потому пустые предпочитали обитать в определенных местах и далеко из насыщенных энергией зон не уходить. Потому Пустынные демоны так и прославились, ведь они единственные, кто ничего не боялся и смело отправлялся в путь... и выживал при этом. Так что послушать о необычных местах и встречах было интересно.
        Тия же почти не говорила, так как просто не знала, что ей делать.
        Ее несколько удивляло, как легко и непринужденно болтают ее фракционы. Она сама тоже хотела бы так уметь, но просто не понимала, как у них так получается. Тему для разговора она придумать не могла, поддержать разговор - тоже, да и тон ее был несколько грубым, потому она и молчала.
        Эспи, похоже, действительно обладала неким внутренним пониманием вещей, потому тактически не затрагивала больные темы и не пыталась втянуть Тресс в разговор, понимая, как той неловко.
        И вот посередине такого разговора к ним в гости пришел еще кое-кто.
        - Простите за вторжение, - произнес он, зайдя в комнату.
        К ним прибыл сам новоявленный Зеро Эспада.
        Сан Венганза, неожиданный и нежданный лидер Эспады, которого привел к ним сам Айзен-сама. Пустой, обладающий удивительной силой и мастерством, какого никто еще не видел. Странный тип, от которого веет весьма холодной и пугающей пустотой, а также силой Проводников душ, что невозможно для пустых.
        Зеро вежливо кивнул Тии, явно показывая, что он не вламывается в чужой дом как к себе, а просит разрешения тут находиться. Простая вежливость, не более.
        - Вен, какими судьбами? - спросила Эспи.
        - Да, вот, принес вам, - сказал он и достал из-за плеча двух детей.
        Это оказались те самые два маленьких арранкара, что были с Эсперансой на встрече с Эспадой. Как и положено фракционам, они остались вне зала, но Тресс успела заметить этих малышей. Светловолосые детишки, со странными ушами и хвостами, одетые в одинаковые одежды, весело улыбались всем.
        Венганза держал их за хвосты и лишь качал головой.
        - Привет, мама! - сказали они хором.
        - Так, что уже натворить успели? - приподняла она бровь.
        - Действовали на нервы Куатро, - усмехнулся Зеро. - Не поняли, кто он, и решили помочь ему справиться с депрессией, да и просто подбивали помогать в их деле.
        Глаза Тии и ее фракционов слегка округлились от таких слов.
        Улькиорра Шифер довольно странная и местами пугающая личность: без чувств, без эмоций, и находиться рядом с ним порой было неприятно. К тому же он известен тем, что на грубость и нападки реагирует весьма жестоко. Несколько нумеросов, что не поняли, кто он и попытались пристать, были убиты им без какой-либо жалости. Причем он убил их так, словно они ничто, просто пустое место, которое даже эмоций недостойно. Так легко и спокойно... И это немного пугало.
        - Улькиорра ничего не сделал, но видно было, что он уже на пути к потере терпения, - говорил Венганза, а два маленьких пустых втянули головы и усиленно делали вид, как им жаль. - Потому и принес их к тебе.
        - М-да, это рекорд, - почесала она голову. - Стоило отойти ненадолго, как они начали.
        - Прости, мама.
        Эсперанса забрала детей из рук, а затем начала их отчитывать.
        Но это не было похоже на то, как обычно пустые действуют. Она не била их, как некоторые поступают со своими фракционами, не кричала и не грозилась их съесть. Вовсе нет. Она говорила спокойно, ласково и держала малышей у себя на руках, обнимала и гладила по головкам.
        И это работало!
        Маленькие пустые выглядели очень расстроенными и шмыгали носиками, обнимая ее.
        Сама Тия и не заметила, что несколько завороженно смотрит на Эсперансу...
        Сейчас Септима Эспада выглядела такой... красивой... Не то, что это была какая-то внешняя красота, которую пустые не особо понимали. Это было нечто иное... притягательное... такое теплое и светлое... Что-то отдаленно инстинктивно знакомое, будто когда-то давно, очень-очень давно ощущалось и ею самой.
        - 'Что это такое? - спрашивала она себя, но понять просто не могла. - Что такое МАМА?'
        Дети успокоились и пообещали больше не создавать проблем. Они выглядели такими счастливыми и радостными, что было невозможно не улыбнуться, смотря на них. Благо ее лицо прикрывали маска и воротник, а потому никто ничего от нее не заметил.
        - Не составишь нам компанию, Вен? - спросила Эсперанса.
        Зеро же от чего-то поежился и побледнел.
        - Нет, благодарю, у меня еще дела, - быстро ответил он. - Не буду вам мешать, - взял он себя в руки. - Хорошего вам дня.
        После этих слов гость удалился так же быстро и незаметно, как и пришел, прихватив с собой детишек.
        - У вас с ним... необычные отношения, - произнесла Тия, решив отвлечься от тех странных мыслей, которые поселились в ее голове.
        - У нас? Мы с Карасом старые друзья, - махнула она рукой. - Мы были знакомы еще до того, как стали пустыми.
        - До того? - удивились все. - Ты помнишь время до становления пустой?
        - Да, помню, - грустно улыбнулась она, посмотрев в чашку. - Это долгая история, но, если вам интересно, я могу рассказать.
        Всем, разумеется, было интересно.
        Общение продолжилось, а для себя Тия выделила несколько важных вещей.
        Нужно будет разобраться, что именно она в тот момент ощутила. А также потом поговорить с Зеро Эспадой. Он создает впечатление спокойного и рассудительного человека, который точно не будет действовать на эмоциях.
        Ну, а пока можно послушать, что о нем может рассказать Эсперанса...
        ***
        Фух, чуть не заманили меня к себе. Не особо я люблю женские компании, парню там не место, и лучше не пытаться понять смысла всего этого. Плюс. Я там действительно помешал бы: девушки не смогли бы общаться свободно. Может они сейчас не особо понимают смысла полового разделения, но инстинктивно осознавать должны, так что со мной в компании они не были бы так расслаблены.
        К тому же мы еще друг друга почти не знаем, потому еще рано для меня такие посиделки устраивать.
        С Тией мы поговорим потом. По глазам увидел, что она и сама не против пообщаться. Внимание к себе я привлек, так что спешить нет смысла. А там посмотрим, что будет.
        - Ну-с, шалопаи, - посмотрел я на котят. Их я тоже забрал. Нечего им делать в разговорах взрослых и отвлекать дам. Может, потом им там и найдётся место, но пока лучше не мешать.
        - Да-с! - заулыбались детишки.
        - Идите лучше к себе пока и проведайте Лию. Ваша компания ей не повредит.
        - Окей-с!
        А я пока пойду, поговорю с самым сложным человеком в этом месте.
        Пришло время для серьезного разговора...
        
        ГЛАВА 21. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ - 6. БЫВШИЙ КОРОЛЬ.
        
        Он ждал его визита. Раз сказали, что он придет, значит, придет, вот только ждать он очень не любил. Когда его заставляют ожидать кого-то, это раздражает, а потому настроение его сильно портилось из-за вынужденного ожидания.
        Можно, конечно, послать все к чертям и отдохнуть, но его все же глодало любопытство.
        Что может сказать ему этот мальчишка? Мальчишка, что оказался связан с захватившими Лас Ночес синигами.
        Нет, он не считал его шпионом, посланным дабы разведать обстановку перед захватом. Слишком сложно и ненадежно. Не говоря уже о том, что существу, способному где угодно пройти незамеченным, просто нет нужды в такой разведке.
        Он помнил, как этого сопляка привел к нему Волантес.
        Еще тогда он отметил необычность существа, находящегося перед ним. Полностью человеческий облик, который возможен только у самых могущественных Вастер Лордов, таких, как Старк, но при этом в силовом плане он не был чем-то выдающимся на тот момент.
        При этом с первых его слов было очевидно, что он не отсюда. Манера речи, умение держать себя и контроль собственных эмоций - все выдавало в нем обученного профессионала, какого просто не могло быть в Хуэко Мундо.
        Да, Бывшему Королю доводилось встречать пустых, что помнили свои прошлые жизни и обладали уникальными качествами, которые не присущи пустым. Но даже на них оказывала влияние жизнь в этом мире, и это всегда ощущалось.
        Но не в этом мальчишке.
        Король явно рисковал, принимая такого к себе на службу, и, возможно, тысячу лет назад он бы просто убил сопляка за дерзость, но многие века в скуке изменили старого пустого, а потому такая опасность была даже интересна. Появление сопляка явно свидетельствовало о переменах: плохих или хороших, но спустя годы однообразия Барраган был рад даже такому.
        Тогда он еще сам задавал себе вопрос, почему он решил выдать ему такое звание, как 'Глашатай'. Лишь одному подчиненному он некогда дал сей титул, а после завоевания нужда в нем отпала.
        Затем Лас Ночес захватили синигами.
        И первый приказ Айзена пусть и был необычным, но не неожиданным. Чего-то подобного он и сам ожидал от этого типа, а потому отправил своего старого друга на это задание.
        И, пока Венганза отсутствовал, Барраган наблюдал, во что синигами превращают его крепость и все вокруг. Видел те эксперименты, что Айзен ставил на его слугах, и то, какие планы он строит.
        Нет, его не волновали жизни всяких неудачников, которых изучал синигами. Его вообще ничего из этого не волновало. Он пустой, а потому принимал свое поражение и подчинялся Айзену; будь этот тип пустым, хотя бы таким, как Венганза, он бы и слова ему не сказал, но подчиняться синигами вызывало в бывшем Короле лишь отвращение.
        Проводники - природные враги пустых, их энергия враждебна им, а потому сама мысль служить такому дико бесила пустого. Он пустой, он Король, он придумал многие законы, и правила, по которым сейчас живут пустые. Это он придумал слово "Маски", он издал закон о нейтральности Сходок, ОН - Луизенбарн Барраган, и такой, как он, никогда не склонится перед синигами.
        Да, он проиграл, но он не идиот, который бросится в самоубийственную атаку. Он будет ждать. А ждать он умеет...
        - Явился, мальчишка, - фыркнул старый пустой, смотря на сидящего перед ним, уже бывшего Глашатая.
        - Да, господин Барраган, - кивнул полупустой. Это было сказано с его обычной интонацией. Искреннее уважение, но никакого раболепного подчинения. Среди его подчиненных лишь Волантес и Чхве так разговаривают с ним. - Я прибыл.
        - И зачем же ты пришел ко мне? - прищурился бывший Король. - Решил похвастаться своим титулом или попытаться что-то мне приказать? Зачем ты прибыл сюда, Сан Венганза?
        Он узнал о его настоящем имени, но не видел смысла называть его как-то иначе. Раз он сам относит себя к этой стороне, то и обращение к нему будет соответствующим.
        - Меня не особо волнует мое место или звание, - фыркнул собеседник. - А уж о приказах и говорить нечего. Я не вижу ни единой причины враждовать с вами или оскорблять вас.
        - Тогда что тебе нужно?
        - Я хочу защитить Лас Ночес и часть его обитателей.
        - Хмм? - приподнял бровь Барраган. - Часть?
        - Другую часть я и сам не против вырезать, - усмехнулся он. - Но я дал слово, что не трону никого из Эспады, и слово свое я сдержу.
        - А с чего ты решил, что Лас Ночесу нужна защита?
        Венганза ответил не сразу.
        Он вздохнул, затем поднялся и подошел к окну. Некоторое время он смотрел на иллюзорное небо и о чем-то думал.
        - Ни для кого не будет секретом, что для Айзена мы все лишь инструменты, - начал он. - Разменные монеты, которые нужны ему для определенных целей. Он и сам не скрывает этого, а потому, когда 'сломанные игрушки' ему будут больше не нужны, кто-то должен позаботиться, чтобы их не выкинули на свалку.
        - Слабаки должны пасть, - скрестил руки на груди бывший Король. - Лишь сильнейшие выживают и правят.
        - Это вам не помогло...
        Укол неприятно резанул по воспоминаниям.
        - 'Он рассказал ему что-то? - подумал он. - Хотя, скорее всего, мальчишка просто наблюдателен. Сам что-то понял'.
        Барраган сверлил собеседника суровым взглядом.
        - Арранкары - восхитительные существа. Создания, у которых есть будущее, - продолжил Глашатай. - Можно сколько угодно сетовать на Айзена и синигами, но отрицать ту пользу, которую они принесли в Хуэко Мундо, нельзя.
        - Например?
        - Да хотя бы ненависть к себе и цель избавиться от них, что придает многим смысл к существованию.
        Очередной укол в сторону бывшего Короля.
        Сам он ничего не сказал, но внутренне все же согласился, что ненависть к Айзену дает Баррагану цель жизни. Отомстить, убить и вернуть свой трон - стало целью, давшей ему терпение и стремление.
        - До их прихода смысл жизни пустых был лишь в бегстве от регрессии, - говорил Венганза. - Вы создали неплохую систему продовольствия и управления, упорядочив японский регион Хуэко Мундо. Пусть законы тут суровы, но нельзя не признавать их эффективность. Да, все идет лишь вам и вашим подчиненным, однако даже так я признаю, что в подобных условиях нашего дикого мира это огромный прогресс. Такая жизнь бессмысленна, но хотя бы имеется.
        На это Луизенбарн Барраган ничего не сказал. Нечего тут говорить.
        - У Айзена было сто лет, чтобы сделать из Лас Ночес эффективную организацию, которая могла если не превзойти, то быть на уровне Сейретея. Эффективное использование ресурсов, неограниченное влияние и отсутствие бюрократии. Многие капитаны многое бы отдали, имея такие возможности. Что же можно сделать с такой основой... - на лице полупустого появилась зловещая улыбка.
        Но затем его лицо помрачнело.
        - Однако что сделал Айзен? - нахмурился он. - Обычная управленческая лестница из силы и страха. Не буду его в этом обвинять - это самая стабильная система управления духовными существами, даже сам Готэй использует такую же... но на установлении иерархии власти все и закончилось. За исключением десятки сильнейших и Экзекиаса, в замке не появилось ничего нового. Не проводится даже совместных тренировок и обмена знаниями, как будто нам и не предстоит война в скором времени. Айзен гений и точно не мог выпустить это из виду.
        - Хочешь сказать, что он специально делает все так бессмысленно?
        - Да. Ему просто не нужно все остальное. Лас Ночес нужен ему исключительно, чтобы представлять угрозу Готею, а на все остальное ему плевать. Как только его цель будет достигнута, мы все ему будем уже не нужны.
        - Даже ты?
        - Даже я.
        Наступила тишина.
        Оба молча смотрели друг на друга.
        - Что ты хочешь от меня?
        - Поддержки, - ответил Венганза. - Я хочу спасти всех, кого смогу. Но один я не справлюсь, потому мне и нужна ваша помощь.
        - Пф, - фыркнул он. - А что я получу со всего этого? Зачем мне помогать тебе, Сан Венганза?
        - Потому что вы один из тех, кого я хочу спасти.
        Такие слова были несколько неожиданными для старого пустого.
        У него дернулся глаз.
        - Не дерзи мне, мальчишка! - повысил он голос. - Мне не нужна чья-то помощь!
        - Я и не сомневаюсь, - пожал полупустой плечами, никак не отреагировав на гнев. - Однако вашей смерти я все равно не хочу. Оставим сентиментальные причины в стороне: вы единственный тут, кто когда-либо управлял больше, чем десятком человек. Возможно, я и удержу контроль над Эспадой после того, как Айзен нас покинет. Но вы единственный, кто может удержать Нумеросов от разбредания чем-либо, кроме простого террора.
        'Оставим сентиментальные причины', да? Венганза правильно выбрал тактику переговоров: в то, что Король ему нужен, верилось куда охотнее, чем в благодарность и привязанность бывшего подчиненного. И Венганза действительно верил в то, что говорил. Синие глаза смотрели на него искренне и без капли лжи. Уж такое он ощущать умел за тысячи лет своего существования.
        Но Барраган лишь еще сильнее нахмурился.
        - Я подумаю...
        Более Сан Венганза ничего не говорил, а лишь вежливо поклонившись, ушел.
        Сам же бывший Король был погружен в свои мысли, ведь было о чем подумать.
        К нему пришли с предложением о союзе.
        Сейчас это лучшее, на что он мог рассчитывать. Заручиться поддержкой Спящих не вышло, а союзники все равно необходимы. Сейчас их цели совпадают, а потом уже можно решить, как делить то, что останется.
        - Даже если придется обнажать клинки, - усмехнулся бывший Король. - Когда условия союза будут завершены, тогда и решим, что будет дальше...
        ***
        Покинув комнату, я двинулся к выходу.
        Все прошло лучше, чем я думал.
        Барраган не стал сразу отказываться, что уже хорошо. Может не на все согласится, но при следующей беседе можно уже обговорить все остальное. Я лишь дал ему пищу для размышлений и заверение в своем искреннем уважении. Этого достаточно для первого разговора уже не из разряда 'повелитель и подчиненный', а скорее, 'равный с равным'. Да, по силе я ему уступаю, а статус, дарованный Айзеном, для него пустой звук, но воспринимать меня как ничтожного слабака он уже не может. Скорее, как младшего союзника, и явно необходимого союзника.
        Я, может, и не знаю всего, но и дураку было ясно, о чем Архитектор разговаривал с тем странным пустым, которого мы обнаружили в Сибирском регионе Хуэко Мундо. Ох, и как же он нас всех обматерил тогда!
        Барраган хочет вернуть свой престол и власть, чего я позволить не могу.
        Пусть он в целом неплохо справлялся с этой задачей, но в текущем положении все возвращать, как было, нельзя. Арранкары не простые пустые, и жить, как раньше, мы не сможем. Конечно, на первых этапах он справится куда лучше, чем могу я, но без новой цели в жизни разброд и шатание начнутся уже в ближайшие десятилетия. И это по самым оптимистичным прогнозам.
        Некоторые точно сбегут после жизни в Хуэко Мундо, или вернутся в Лас Ночес или будут пытаться воевать с Готеем сами, что может стать причиной полномасштабной войны.
        Так что пусть я и не хочу смерти Баррагана, но должен понимать, что доверять ему в полной мере нельзя и стоит держать его на виду. Как союзник он может немало мне помочь, но как враг будет слишком опасен.
        Сейчас он нуждается во мне, а что будет потом, посмотрим.
        Следующий разговор между нами уже будет официальным заключением союза.
        Айзен уже точно все знает.
        Да более чем уверен, что для того он меня сюда и привел. Все это выгодно ему.
        Айзену как бы плевать на Лас Ночес, мы все нужны ему для исполнения своего плана, потому меня и привели как человека, стремящегося к эффективному использованию всего вокруг себя. Уверен, Айзен сможет извлечь выгоду из моего успеха... так же, как из моего провала. Он не стал бы предоставлять мне полную свободу, если бы не был готов к любому исходу.
        Потому я не боюсь каких-то 'палок в колесах' - все идет так, как нужно.
        - Вен, - мне кивнул Волантес. Он уже вернулся в ряды фракционов, чему был несказанно рад. - Рад твоему возвращению.
        - Рад вновь встретиться, - улыбнулся я.
        - Как все прошло? - кивнул он на дверь в покои Баррагана.
        - Лучше чем рассчитывалось, - вздохнул я. - Годы его характер лучше не сделали.
        - Он такой, каким должен быть, - заявил дракон. Да, его верность Королю беспрекословна. Не удивлюсь, если выяснится, что основой души был какой-то самурай или рыцарь.
        - Это да, - согласился я. - А, кстати, я думал, потом организовать что-то типа тренировок. Будет желание улучшить свои навыки - приходи.
        Да, тренировки необходимы. Пустые Лас Ночеса действительно знают много интересных техник. Бала Ямми, черное Серо одной из частей Амбросио как минимум. И я уверен, что этим список того, что я могу узнать, не заканчивается. Равно как уверен, что мне будет чему научить в ответ.
        На пороге войны нельзя пренебрегать возможностями увеличить силу - как свою, так и своих товарищей.
        - Я подумаю, - кивает он.
        Ну, как союз заключим, так и придет; без дозволения господина он даже не шелохнется. Но я хотя бы заинтересовал его.
        - Удачи, - попрощался со старым знакомым и двинулся дальше.
        Остался последний, с кем я хочу поговорить...
        
        ГЛАВА 22. ЗНАКОМСТВО С ЭСПАДОЙ. ЧАСТЬ - 7. СОНЯ.
        
        Целый день провести лежа и спокойно дремать, пока можно - вот обычный день Примеры Эспада. Самый сильный и опасный боец в этой группе, который превзошел даже бывшего Короля Баррагана, по сути своей, был апатичным лентяем. Причем, он был им всю свою сознательную жизнь и ничего другого в своей жизни не желал.
        Сам Койот Старк догадывался, что его поведение, скорее всего, связано с разделением его души, и вся активность воплотилась в Лилинет, но не видел в этом ничего плохого. Для него чувство одиночества было гораздо страшнее, чем потеря активности.
        Конечно, пусть ему и не особо нравилось, когда единственная подруга вырывала его пинками из сладких объятий сна, но принимал все это как должное. Такое же должное, как серый песок, черное небо и вечная бледная луна. Некоторые вещи настолько фундаментальные, что иначе просто и быть не может.
        Вот только в этот раз пробуждение произошло не как обычно.
        Обычно Лилинет весьма непродолжительное время находила себе чем заняться. Читает что-то, или рисует, иногда чем-то занимается с той вещицей с маленьким монитором и немного шумит, но вскоре она доходит до мысли дать ему пинка и разбудить. Так или иначе, все заканчивается тем, что он просыпается, ненадолго составляет ей компанию в ее делах, а затем снова засыпает.
        Самостоятельно Старк просыпается лишь когда дело к нему действительно серьезное или когда что-то касается Айзена, Гина или Канамэ. В остальном Примера не считал должным проявлять особого энтузиазма и выжимать из себя какие-то там лидерские или доминантные качества.
        Вот сейчас его что-то разбудило.
        Появилось сильное желание махнуть рукой и спать дальше, но все же, когда дело касалось его подопечной, которой рядом с ним не ощущалось, он становился серьезнее.
        Его привлек шум, доносящийся из гостиной его дома.
        Как и всем членам Эспады, ему были предоставлены личные покои, но поскольку живут в них всего два человека, активность которых весьма невысока, то большая часть этого места просто зарастала пылью. Лишь его маленькая спальня, да гостиная, где обычно Лилинет разбрасывала свои вещи, и были обжиты.
        Сконцентрировавшись, Койот почувствовал две реацу: одна принадлежала его единственному другу и части его души - Лилинет Джинджербак, а вторая была ему не особо знакома, но силы в ней было не так уж и много. Это было не сокрытие или подавление - он такое различать умеет - а именно малое количество.
        Окончательно проснувшись, он прислушался к шуму.
        - Че ты там вякнула, Зеленая тварь?! Да я тебе всю шерсть повырываю! - кричала Лилинет.
        - Ха! Коротышка мне что-то сделает?! - прозвучал второй голос, тоже девичий, но его он никогда раньше не слышал. - Ну, попробуй забодать меня своим рогом!
        - Кого ты назвала коротышкой, Четырехухая! - злилась его подопечная.
        - Это не уши, а часть маски под волосами! - закипала и вторая.
        - Да насрать мне! Я сейчас отпинаю тебя!
        - Давай, посмотрим, чего ты стоишь!
        А дальше послышался грохот, рычание и нецензурная лексика.
        Заволновавшись о судьбе своей подруги, Старк поднялся и открыл дверь в гостиную.
        Взору его предстала весьма забавная картина.
        Лилинет и зеленоволосая девочка устроили драку на полу. И если бы они именно сражались, то было бы понятно, но вместо этого обе сцепились друг с другом в борьбе, дергали за волосы и толкались. Вот Лилинет схватилась за 'уши' своей противницы, а та одной рукой держалась за рог на маске, а второй ущипнула за щеку.
        Что в такой ситуации делать, Примера как-то не представлял.
        Если бы это было нападение, то он бы вступился за свою 'сестру', а так ничего поделать просто не мог. Да и, зная Лилинет, он был более чем уверен, что конфликт начала именно она.
        - Фдаефся?! - кое-как произнесла его фракцион, продолжая борьбу.
        - Еще чего! - ответила зеленая.
        Они продолжили кататься по полу, сбивая мебель и шумя, даже не обращая внимания на то, что они тут как бы не одни.
        Это может продолжаться долго, к тому же под такой шум невозможно уснуть, а потому он пришел к решению все же вмешаться.
        Но, поскольку опыта в подобном деле у Примеры не было, он придумал только одно.
        Подошел и, схватив обеих за воротники, поднял перед собой как нашкодивших котят.
        - Кхм, - вздохнул он, смотря на двух покрасневших девиц у него в руках.
        - Это она первая начала! - тут же сказала Лилинет, указывая на зеленую.
        - Чего?! - возмутилась вторая девочка. - Это ты начала обзывать меня, ньйон!
        - Зато ты первая руки распускать начала!
        - Ньйон! Ты просто слушать меня не хотела, вот я и попыталась пройти.
        - А тебе тут не рады!
        - Будто меня такое волнует, Коротышка, ньйон!
        - Заткнись, Лохматая!
        - Хватит, - произнес Старк, но голос его был скорее уставшим, чем угрожающим. - Прекратите шуметь.
        - Ньйон, - хором сказали они, вместе опустив взгляды.
        Сердиться на них обеих было не за что, так что как быть дальше Примера просто не представлял. Весь его опыт общения с людьми ограничивался исключительно одной Лилинет и редкими разговорами с Айзеном. Так что, как действовать дальше, он не представлял.
        - Так, - он поставил обеих на пол. - Ты, собственно, кто?
        - Ньйон, - вздрогнула девочка. - Меня зовут Лия Аскалайт Уроборос, фракцион Септимы Эспады Эсперансы Уроборос, - представилась она.
        - Ты носишь ее фамилию, - заметила Лилинет.
        - Конечно ношу, она же моя мама, - вздернула носик Лия.
        Лилинет как-то странно на него посмотрела, в ее единственном видимом из-за маски глазе читались какие-то подозрительные мысли. У него появилось странное желание уйти как можно подальше и спрятаться.
        - И зачем ты приперлась к нам? - в свойственной ей грубой манере спросила его 'сестричка'.
        - Как я уже и СКАЗАЛА, - выделила она последнее слово, чтобы поддеть Лилинет. - Я пришла сообщить кое-что Примере Эспаде. А ты вместо того, чтобы пропустить меня или позвать его, начала тут обзываться.
        - А говорить нужно четче, Лохматая!
        - Уши чисти, Коротышка!
        - Гр-р-р-р! - они обе начали рычать друг на друга и готовы были вновь начать свою бестолковую драку.
        Хлоп!
        - Достаточно, - прозвучал новый голос в гостиной. Приближение гостя Старк не почувствовал, впрочем, как и в прошлый раз не ощутил его приближения.
        В дверях стоял Зеро Эспада собственной персоной.
        Невысокий парень с тоской на лице прошел внутрь, аккуратно переступая через разбросанный повсюду мусор, который Лилинет гордо именует 'нужными вещами', и подошел к ним.
        - Прощу прощения за действия Лии, - сказал Сан Венганза, положив руку на голову зеленоволосой девочки. - Она просто решила мне немного помочь, вот и пришла предупредить о моем визите.
        - Помочь? - вздернул он бровь, не особо понимая, в чем заключался смысл ее действий.
        - Суть в том, что я решил познакомиться с Эспадой лично, - ответил Зеро. - Узнать тех, с кем мне придется работать и вместе сражаться. Как лидер и командир я обязан знать каждого не только в Эспаде, но и вообще в Лас Ночес.
        - Как-то слишком муторно, - покачал головой Старк, за что получил удар локтем от Лилинет.
        - Каждый, кто обладает силой и властью должен использовать ее для того, чтобы защищать тех, кто идет за ним и позволять им свободно выполнять свою работу, - пожал Вен плечами. - Это то, что такой, как я, должен делать, хочет он того или нет.
        Эти слова заставили Старка слегка задуматься.
        Да, ему дали номер '1' в Эспаде, назначили его лидером и главой, но сам Койот никогда не хотел себе такого. Он пришел в Лас Ночес, так как хотел перестать страдать от одиночества, но совершенно не понимал, в чем смысл быть главным и что ему с этим делать.
        Так что появлению Венганзы он был даже рад: теперь есть тот, кто будет выполнять работу, которая ему совершенно не нужна.
        Он сначала подумал, что новый Зеро будет как Барраган - такой же суровый и требовательный, но, похоже, он ошибался на его счет. Не выглядит этот парень как суровый тиран, что будет готов жертвовать подчиненными или требовать к себе почитания. Но и слабовольного человека, что не уверен в себе, он тоже не видел. Он даже на Айзена с его околобожественной манерой общения не походил.
        Перед ним был кто-то... непонятный ему...
        - Ладно, - сказал Венганза. - Еще раз извиняюсь, что потревожил. Предлагаю потом поболтать.
        - А... да, можно, - согласился Койот Старк.
        Сам даже от себя такого ответа не ожидал.
        Кивнув ему, а затем и Лилинет, он взял Лию за руку и пошел прочь.
        - В следующий раз я надеру тебе задницу, Коротышка! - напоследок сказала зеленая.
        - Ага, пупок не надорви, - усмехнулась Джинджербак. - Я тебе таких люлей выпишу, с лихвой хватит!
        - Ньйон! - они обе обиженно отвернулись, чем вызвали слаженный тяжелый вздох двух мужчин.
        Венганза и его подруга покинули их дом и удалились, а они остались стоять и думать каждый о своем.
        - Это ведь была не случайность, - фыркнула Лилинет. - Этот Зеро хитрый, сам ведь попросил ее прийти.
        - Я знаю, - кивнул Старк. Да, он с самого начала все понял. Может по нему и не скажешь, но Примера очень проницателен и умен, пусть и не любит особо напрягать извилины. - А тебе эта Лия понравилась.
        - Ха?! Ничего подобного! - возмутилась его подруга, но при этом покраснела. - Я этой Лохматой все кости пересчитаю!
        - Да-да-да, - не стал он спорить.
        Однако отметил, что Лилинет и Лия действительно быстро нашли общий язык. Ничего не сказали, но было видно, что им эта ссора доставляла удовольствие. Одно то, что они вместо серьезного боя устроили глупую драку, о многом говорит. Лилинет чуть что - сразу хваталась за меч из своего рога, а тут решила борьбой без использования реацу заняться. Да и та девочка явно владеет какой-то силой, но никакого влияния он не чувствовал.
        Двое слабых так легко начали общаться, а двое сильных вынуждены придумывать причины для разговора. Все же он считал правильным свое желание стать слабым, чтобы иметь возможность объединиться с другими и больше не быть одиноким.
        Мысли сами начали идти к негативу, потому он быстро выбрался из размышлений.
        - Ладно, я спать, - махнул он рукой.
        На что Лилинет лишь уселась на диван и продолжила заниматься своими делами.
        Однако некоторое время сам Примера уснуть не мог.
        Слова Венганзы зацепили его...
        ***
        - Ничего, ничего, я ей второй рог отломаю и засуну его в... - ругалась Лия.
        - Читай меньше хентая, - сказал я бывшей росомахе.
        Лия тут же густо покраснела и обиженно надулась.
        Да, просто попросил ее познакомиться с фракционом Старка, но вместо этого она с ней, похоже, подружилась. Лию я слишком хорошо знаю, чтобы не замечать, какой энергичной она была недавно.
        Все же даже ей захотелось общения со сверстником, хотя бы внешне, ведь до этого ее компаньонами были только котята, которых она всерьез не воспринимала.
        Пусть все пошло несколько не по плану, но в целом прошло хорошо.
        Старк довольно ленивый человек и просто приходить и разговаривать было бы ошибкой. Он тогда бы разговаривал со мной, преодолевая внутреннюю лень, а потому мог всерьез не воспринять мои слова. Так что такая сценка, где он сам проснулся и был более собран, стала идеальной для знакомства.
        Судя по данным, которые мне выдал Гин, Примера довольно одинокий человек. Учитывая, что он по сути самый сильный в мире пустой, то не удивительно. При этом о нем вообще никто ничего не знал.
        Старк владеет или владел раньше очень нестабильной силой, которая убивала всех вокруг него, а затем он, сам того не понимая, поглощал их. К нему, как мотыльки на огонь, тянулись пустые, умирали рядом с ним, а он поглощал их, так и стал самым сильным за века, сидя на одном месте.
        Он и был тем самым вечным ураганом в американском регионе Хуэко Мундо. К нему тянулись пустые, которые и умирали там; даже я не рисковал приближаться к этому вихрю.
        Со Старком еще поговорю, он создает впечатление неплохого человека. Явно многого просто не знает и не понимает, не стремится к лидерству, отчасти потому что не представляет, что со всем этим делать.
        Похоже, именно из-за характера Старка меня новым лидером и назначили.
        Ну, на этот счет можно размышлять долго.
        Так или иначе, он последний, с кем я хотел пока поговорить. Теперь нужно лишь сделать последние выводы и решить, что делать дальше...
        
        ГЛАВА 23. ВЫВОДЫ.
        
        После окончания моего похода по Эспаде я собрал своих друзей для совместного обсуждения. Все решать сам я не хочу, и их мнение мне тоже важно. К тому же так я всегда и поступал, будучи командиром омницукидо, стараясь не давать моим людям прохлаждаться и давая им чувство, что каждый из них влияет на общее дело. Ну и за сто лет я так привык к этой компании, что просто не хочу от них ничего скрывать, и мне нужна их поддержка.
        Ну и, что не менее важно, сторонний взгляд на ситуацию будет очень полезен.
        Так что мои друзья сейчас были со мной.
        - Итак, давайте начнем, - начал я. - Я обошел всех членов Эспады, сделал заметки по ним и составил свое мнение, также оставил определенное мнение о себе. Для начала этого достаточно, и это можно развивать.
        - Ну-с, тогда начнем, - пожала плечами Эспи. - Ямми Ларго.
        - Варвар, но перевоспитанию подвержен, - сказал я. - Избыточно агрессивен, не умеет управлять своим гневом и из аргументов признает только грубую силу. Последнее, впрочем, имеет и положительную сторону: он презирает интриги и хитрости, удара в спину от него можно не ждать. Перевоспитание возможно типичным армейским способом - найти ему занятие, которое будет забирать большую часть его времени и утомлять достаточно, чтобы на эмоции сил уже не оставалось.
        - Ямми - типичный представитель пустых, - произнес Архитектор. - Конечно, у большинства из нас такое поведение не выражено настолько сильно, но ты прав. Лекарство от такого давно известно и у нас, и у смертных. Нет ничего лучше старой доброй армейской муштры.
        Старик ностальгически вздохнул.
        - Сложностей возникнуть не должно, - киваю на его слова. - Главное - соблюдать осторожность, ведь такие, как он, крайне вспыльчивы и могут чуть что взбеситься. В случае же Ямми ярость... особенно проблематична.
        То, что я могу его победить, не означает, что я могу его сдержать. Кто знает, скольких он успеет убить и покалечить прежде, чем истощится?
        - Идем дальше, Аарониеро Алулурели, - четко и без запинки произнесла Эсперанса. - Как я понимаю, общение с ним было не особо приятным.
        На этих словах Лия поежилась.
        Она все же справилась с накатившим страхом, но близко подходить к этому уроду не желала. Да и мне собственно тоже хочется держаться подальше.
        - Он то самое месиво дерьма, что пыталось сожрать нас, - напомнил я народу.
        Они вспомнили и поморщились. Да, зрелище было тошнотворным. Куча ртов, щупалец и глаз, склизкая кожа с фурункулами, вонища страшная, а также отчетливый и мерзкий запах гнили.
        - По сути, он животное с псевдо-личностью, который лишь притворяется разумным, а на самом деле является просто зверем, живущим инстинктами, - ответил я. - Его желательно убить. Но я дал слово Айзену, что трогать Эспаду не стану.
        - И что тогда делать? - спросили Котята.
        - Вам держаться от него подальше, - смотрю на них. - Ни в коем случае не приближайтесь к нему. Он ведь может и напасть, поддавшись желаниям, которые у него чувство самосохранения затмевают. А я могу просто не успеть вас спасти. Так что будьте осторожными.
        - Будем! - закивали малыши. Очень надеюсь, что мои слова они мимо ушей не пропустят.
        - Я прослежу, - нахмурилась Лия, смотря на них.
        - Так-то лучше, - киваю ей. - Далее у нас Заэльаппоро Гранц, - я поморщился. - Из всех, кто мне не нравится в Эспаде, он, пожалуй, самый опасный. Он ученый, причем морально-этические нормы его вообще не сдерживают. Сделал своим фракционам лоботомию, а единственную, незатронутую этой процедурой, так запытал, что практически сломал личность.
        На этих словах нахмурилась Эсперанса. Да, что-то с девушкой нужно делать, но пока придется лишь наблюдать. Однако я обязательно что-то придумаю.
        - Этот тип опасен, действительно опасен, и не своей силой, а именно непредсказуемостью, - продолжил я. - Я имел дело с учеными и могу представить, что они могут сделать. С Заэлем рекомендую не контактировать, ничего из его рук не брать и вообще держаться подальше от его лаборатории. Такие, как он, любят запихивать в окружающих каких-нибудь микробов или препараты, которые жертва не замечает, пока не будет слишком поздно. Вряд ли он начнет открыто действовать против нас - Айзену не выгодна внутренняя война - но и самим нам стоит почаще проверять наше состояние, мало ли что.
        Друзья восприняли мои слова всерьез.
        Да, с такими, как он, нужно быть осторожнее вдвойне.
        Если того же Аарониеро или Нойтору я не боюсь, так как они весьма прямолинейны, то Заэль опасен именно сюрпризами.
        - Что с ним делать у меня есть мысли, но мне нужно больше данных. Как станет яснее, так и расскажу.
        Этот тип явно что-то скрывает, и, пока я не узнаю - что, действовать пока не буду, но пара идей уже есть.
        - Далее Эсперанса Уроборос, это очень опасный враг, который попытается нас всех съесть...
        - Эй! - возмутилась девушка.
        - Ладно-ладно, я просто шучу, - поднял я руки, но пришлось уклоняться от подушки, которую она насытила таким количеством реацу, что та пробила стену. Придется ремонтировать потом. Зато немного разрядил обстановку, а то все какие-то мрачные стали. - Гриммджоу Джагерджак. Он в целом просто наглый и дерзкий хулиган, который любит подраться. Но при этом у него есть свой как бы 'кодекс чести', если это можно так назвать. Хотя это, скорее гордость и желание помериться...
        На меня угрюмо посмотрели, велев предложение не заканчивать.
        - М? - захлопали глазками котята.
        М-да, при детях не стоит.
        - Какой мужчина, - заинтересовалась Эспи, смотря на фотографию синеволосого парня.
        - Этакий упрощенный вариант Ямми. В отличие от вышеупомянутого куда более коммуникабелен, да и с самоконтролем у него намного лучше. Возможно, удастся зацепить на соперничестве и желании стать сильнее. Думаю, я смогу провести с ним несколько боев. Тренировки помогут наладить контакт.
        - Хорошая мысль, - согласился со мной Архитектор. - Воинам нужно выпускать пар иногда, да и обмен знаний принесет между ними доверие.
        - Согласен.
        - Нойтора Джилга. Он как?
        - Исходя из личного дела, типичный карьерист, если терминами смертных выражаться, - фыркнул я. - Из тех, что давят конкурентов пока они слабы, да пресмыкаются перед вышестоящими, пока не смогут раздавить и их. Все это усугубляется садистскими наклонностями и проблемами с самоконтролем, и это - уже личное наблюдение. Имел 'удовольствие' наблюдать его в естественной среде обитания... Может и удастся его перевоспитать, но я, похоже, успел сильно задеть его гордость.
        - Такие, как он, могут принести много проблем, - сказал старик, поглаживая свою бородку. - Был у меня такой боец... Шу Цзу... кажется, звали его... Он годами выжидал, прежде чем...
        - М? - я слегка удивленно посмотрел на Архитектора. Раньше он о прошлом не вспоминал при нас. По крайней мере, ничего о временах завоеваний Баррагана он не говорил. Если, конечно, он об этом. Похоже, преобразование в арранкара как-то повлияло на него.
        - Неважно, - махнул он рукой. - Таких стоит держать всегда на виду. Обиду они никогда не простят и ударят, когда не будешь ждать.
        - Буду внимателен, - кивнул я.
        - Улькиорра Шифер, - продолжила Эсперанса, при этом строго посмотрев на котят. Те лишь захихикали.
        - Нужно братцу Ульке притащить антидепрессантов!
        - И девку симпатичную! С сиськами большими!
        - Так! - повысила Эспи голос. - Что это за речи тут?!
        - Прости, мам! - тут же подскочили они и побежали, но далеко не уйдут, их перехватила Лия.
        Ох, доболтаются до порки. Рано или поздно получат, шалопаи.
        - Улькиорра довольно апатичный тип, чьи интересы, похоже, замкнуты на нем самом. Если предложить ему обмен знаниями, который может сделать его лучше, возможно, он согласится на сотрудничество. А там можно и отношения налаживать.
        - За неимением лучшего плана - стоит попробовать. По крайней мере, это его не спровоцирует, - заключил Архитектор.
        - Похоже, его вообще трудно провоцировать, - проворчала Эсперанса и в очередной раз прожгла своих детей взглядом. Котята вздрогнули.
        - Что скажешь насчет Тии? - спросил я Эспи. Сам с Тресс я толком не поговорил, но явно заинтересовал ее в общении.
        - С ней будет сложно, - покачала она головой. - Тия милая девушка, но у нее весьма шумные подруги, перед которыми она старается всегда быть сильной и уверенной. Так что, даже когда ей хочется немного побыть собой, она просто не может заставить себя. Во время нашей болтовни она явно хотела поговорить, но слишком стеснялась. А наедине с ней остаться сложно: ее фракционы постоянно рядом и это даже несколько раздражает. Сами девушки они хорошие, но о личном пространстве даже не подозревают.
        - Значит, будем работать.
        - Сделаю, что смогу. Тия и сама нуждается в ком-то равном себе, так что я продолжу общаться с ними.
        Вот это хорошо. Тут я мало что смогу сделать, а потому все надежды на Эспи.
        - С Барраганом мне удалось договориться о сотрудничестве. Не без труда, но я все же убедил подумать.
        - Старый дурак всегда был слишком гордым, чтобы признать свою неправоту, - покачал головой Архитектор. - Бескорыстное желание помочь он никогда не примет, а гордыня Короля будет мешать ему увидеть истину...
        - Да, тут сложно будет, - почесал я лоб. - Будем работать. Остается только последний - Койот Старк.
        - Любопытные данные, - хмыкнула Эспи. - Его фракцион - это часть его собственной души, что он отделил от себя.
        - Вот оно как, - заинтересовалась Лия.
        - В разговоре с ним он показался мне умным, спокойным и явно не стремится к убийствам. Но он не желает ответственности и быть главным, - сказал я. - Старк явно рад тому, что я тут лидер, так как сам явно не хочет этим всем заниматься.
        - Это не хорошо, - нахмурился старик. - Тому, кто обладает такой силой, вредно быть столь отстранённым. Недостаток амбиций может быть даже более вредным, чем их переизбыток.
        - Возможно, я смогу привлечь его к работе. Если удастся заинтересовать его моими планами, он может не отказаться помочь. Беда лишь в его лени, но она, скорее, последствие разделения, чем что-то врождённое. Много данных у меня о нем нет, но со временем узнаем.
        - Итак, мы прошлись по всем, - отложила документы Эспи. - Какие планы дальше?
        - Я организую тренировки, на которые могут прийти все желающие, - начал я. - Гримм точно не откажется подраться, а остальные вряд ли захотят участвовать, но посмотреть, скорее всего, придут. У нас тут не настолько много занятий, чтобы отказываться от такого шоу.
        - Насколько я знаю, есть еще Приварон Эспада, - заметила Лия.
        - Да, с ними я тоже познакомлюсь, но попозже. Сначала нужно старт этим событиям дать, а потом уже можно и отвлекаться.
        - А нам что делать? - спросили котята.
        - Продолжать то, что было. Только перестать действовать на нервы Улькиорре, - посмотрел я на них.
        - Сделаем все возможное, - хитро заулыбались шалопаи.
        Походу, или мне придется спасать их постоянно, или Куатро - переезжать в другое Хуэко Мундо.
        - Я буду помогать, - говорит Архитектор. - Мне тоже порой есть что сказать молодым, и за детьми я пригляжу.
        - Спасибо.
        В целом у нас есть что делать и как быть. План пока поверхностный, но в таких условиях ничего лучше я сделать не могу.
        Придется импровизировать...
        
        ГЛАВА 24. НЕГОДОВАНИЕ.
        
        - Айзен-сама, нужно ограничить деятельность Куроки, - настаивал Канамэ, стоя перед ним.
        Умом Соске понимал причину такой просьбы, но не видел особого повода для беспокойства. Все же Канамэ Тоусен действительно слишком сильно перестраховывается.
        - Оу, Канамэ-кун, обидно, что он делает то, что не можешь ты? - подливал масла в огонь Гин. Он тут исключительно, чтобы посмеяться над слепым синигами.
        - Замолчи, Гин, - огрызнулся бывший капитан девятого отряда. - Твоего мнения я не спрашивал.
        - Как страшно... - улыбаясь, протянул Ичимару.
        - Еще слово - и ты пожалеешь...
        - Достаточно, - повысил голос Владыка Лас Ночес. Пусть он и понимал, что выслушивать подчиненных необходимо, иначе они могут начать думать, что начальство пренебрегает ими, но сейчас у него появилось сильное желание проигнорировать всех и просто выгнать из своего кабинета. - Канамэ, в чем причина твоей просьбы?
        - Куроки слишком активен. Опасно активен. Столетие среди пустых не сделало его одним из них. Он все еще действует как синигами, синигами из Омницукидо, - начал он. - И прямо сейчас он собирает информацию и создает связи. И нет никакой гарантии, что он не использует приобретаемое прямо сейчас влияние против самой Эспады или против нас!
        - Перестань, он просто пытается увидеть общую картину. Все же документы, что я ему передал, отнюдь не отображают всего. Если бы я выдал ему полную информацию, это было бы слишком скучно, - тихо смеялся Гин.
        Да, Карасу выдали лишь часть всей правды. Отчасти, чтобы посмотреть, как он будет все узнавать сам, а отчасти, чтобы занять его этим. Проверить навыки после ста лет 'отпуска' нужно, ведь его 'сын' вполне мог и утратить часть знаний, так что такая тренировка пойдет ему на пользу.
        - Он и так рано или поздно обо всем узнает, - пожал плечами Айзен. - Я ничего не скрываю от него, но и подносить правду просто так не стану.
        - Но, Айзен-сама, - настаивал Канамэ, чем уже начал слегка раздражать своего начальника. - Куроки опасен, я чувствую, что если мы не ограничим его деятельность, он может навредить всему плану. Он сам сказал, что будет пытаться защитить своих друзей там, а потому может нанести вред Эспаде, чтобы обеспечить победу Готея.
        - Не стоит думать о Карасе так низко, Канамэ-кун, - опять влез Гин. - Он не настолько прямолинейный, чтобы совершать такие глупости. У него и на этой стороне друзья, и, мешая деятельности Эспады, он навредит и им.
        Это он тонко намекает, что Карас поумнее, чем Тоусен.
        Вышло не очень тонко, и чернокожий синигами стал злиться еще сильнее.
        - Так, достаточно, - вновь повысил голос Айзен. - Гин, прекрати уже это.
        - Простите, - с притворным раскаянием ответил тот.
        - Канамэ, - обратился он ко второму подчиненному. - Я понимаю твою опаску, но можешь не волноваться. Все, что делает Карас, он никогда не обернет во вред моим планам. А на все, что он может узнать, у меня есть ответы для него.
        - Да, Айзен-сама, - опустил голову Тоусен.
        - На этом все. Мне нужно еще закончить подготовку к твоему усилению, Канамэ, как только я закончу с Вандервайсом.
        - А вы еще не закончили с ним? - чуть удивился Гин.
        - Не совсем, осталось немного.
        Да, он же уже отправил Главнокомандующему послание, что оружие против него готово. Айзен специально позволил утечь такой информации. Это заставило старика действовать осторожнее.
        Оба синигами покинули его кабинет, а сам Владыка отправился к себе в лабораторию заканчивать дела...
        ***
        Когда дверь за спиной закрылась, Тоусен поднял голову - и быстрым темпом двинулся по коридору, желая поскорее разминуться с Гином. Этот парень слишком любил играть на нервах окружающих, а потому Канаме желал находиться в его обществе как можно меньшее время.
        Из головы же никак не уходил разговор с капитаном Айзеном.
        Он пытался донести до него важность полного контроля над действиями такого непредсказуемого элемента, как Куроки Карасумару. Этому типу дали слишком большую власть и вольности с самого начала, а ведь он, в отличие от Канамэ или Гина, не доказывал свою верность и полезность. Пусть сам Тоусен не так много знал о Куроки и даже в бытность синигами с ним особо не общался, но на месте других он все же предпочел бы жестче контролировать этого типа.
        Куроки - омницукидо, и бывшими они не бывают в принципе. Если бы Айзен-сама поставил их на ту же позицию, что и бывших капитанов, это одно, но он намеренно пустил его в Эспаду, заставляя пустых воспринимать его как самостоятельную фигуру и как одного из них. Лучшая позиция для того, чтобы набирать влияние в Лас Ночес. Вопрос в том, на что он его использует? Пусть ученик Сой Фон и не слишком хорош в интригах, но, чтобы, например, стравить нескольких членов Эспады между собой, особенных навыков не надо: они и так друг друга едва терпят. Или, даже если он не будет вредить специально, его неудобные моральные принципы могут вовлечь его в конфликт и если его не удастся удержать в рамках, Эспада понесет потери. Любой вариант может повредить планам Айзена-сама, чего бывший капитан допустить не мог. Лишь исполнение плана может окупить все те жертвы, на которые он пошел, окупить предательство и убийства; лишь высшая цель может придать смысл всем действиям слепого синигами. Только изменив этот мир, все, что он сделал, будет иметь смысл.
        Другие поймут, осознают - потом.
        Но Карас угрожает исполнению этого плана и может навредить всему.
        - 'Пусть Айзен-сама не видит тут опасности, но на примере событий с Неллиел видно, что он не всевидящий и даже он может чего-то не учесть, - подумал Канамэ. - Поэтому я должен проконтролировать все'.
        Канамэ Тоусен не питал иллюзий, что сможет заставить Куроки подчиняться себе или бояться, не те силы у него. Его банкай бесполезен против Нитей Онигумо, а все остальное не поможет в бою с такой дикой скоростью.
        - 'Ничего, как только я обрету силу пустого, мы с ним поговорим, - с мрачной решимостью сказал себе слепой синигами. - А пока я буду следить за ним и ждать'...
        ***
        - 'Охо-хо, он явно задумал недоброе, - хмыкнул Гин, идя позади своего коллеги по предательству. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Канамэ так и не оставил своих планов. - Пока он не получит свою силу, ничего делать не будет'.
        Да, Канамэ желает справиться со своей слепотой, а также стать сильнее, и принятие пустоты может это ему дать. Сам же Ичимару на такое идти не собирался: у него и так достаточно силы, а лечь на лабораторный стол Айзена - это верный способ загубить весь свой план. Черт его знает, что с его телом сделать могут и не подставит ли он этим себя.
        Пусть Гин и отдавал себе отчет, что Айзен давно все о нем знает, но все равно продолжал делать вид, что все в порядке. Все же легкомысленность бывшего капитана пятого отряда порой сильнее его осторожности. Тот явно устал от постоянных успехов и ищет таким образом острых ощущений.
        Не ясно только, где простирается грань между осторожностью и легкомысленностью.
        Этого Гин знать не мог, но ничего иного ему не оставалось делать, как продолжать то, что начал.
        Он вновь вернулся к мыслям о Тоусене, который явно нацелен враждовать с Карасом. Слишком уж он осторожный, а потому видит в 'сыне' их начальника врага.
        - 'Может, просто ревнует? - подумал Ичимару. - А что, это возможно. Карас ничего для того, чтобы заслужить доверие Айзена, не делал. Выдвинул определенные условия и даже получил власть, которая слишком высока для новичка в нашем деле. И плевать, что прямая власть над Эспадой нам обоим не нужна, главное, ведь символично как'.
        С такой стороны все действительно выглядит как банальная ревность ребенка ко второму любимчику родителей.
        - 'Это очень мило, - улыбнулся он. - Но обида может вылиться во что-то нехорошее... Лучше проследить, чтобы Канамэ не натворил дел и не лишился головы в процессе...'
        
        ГЛАВА 25. ТРЕНИРОВКИ.
        
        - Быстрее! Быстрее! Быстрее! - подгонял их Карас, отражая каждую атаку, направленную на него.
        Удар! Удар! Удар!
        Атаки Волантеса обрушивались шквалом, пытаясь достигнуть своей цели, но большая часть ударов не попадали, а остальные или блокировались или парировались.
        Слева зашел Финдор. Блондин уже сорвал с себя маску и высвободил большую часть своих сил, но в ресурексион еще не перешел. Обычно маска сдерживает его и, ломая ее, он обретает свою истинную силу. Потому среди фракционов Баррагана он может считаться третьим чисто по духовной силе, и вторым - по боевым способностям. Пусть Чхве и сильнее в плане голой мощи, но победить сможет исключительно из-за мощного иеро и огромных размеров, в то время как Финдор Калиас сможет эффективнее использовать свои силы и он гораздо способнее.
        Но атаки второго арранкара ничего не принесли.
        Его действия были идеальны и он вполне мог бы задеть противника, но влетевший Вега испортил тому настрой и отвлек, чем дал цели секунду сориентироваться. Хотя, скорее всего, застать его врасплох и так не получилось бы.
        - Хая-а-а-а-а! - кричит Джио Вега целясь в голову. Противник чуть отклоняется и удар проходит мимо, но Вега успевает дать парню пинка, чтобы полетал.
        Удар! Удар! Удар!
        Два арранкара наседают с двух сторон, грамотно стараясь действовать парой, пусть это и непривычно. Если бы не Вега, который больше мешался, чем помогал - шансов на победу у них было бы больше.
        - 'И зачем нам этот дурачок?' - подумал дракон, бросив взгляд на улетевшего в бархан Джио. Из песка торчат только ноги.
        Невысокий человек, вооруженный небольшим мечом - даже скорее ножом - отбивался от троих арранкаров, используя исключительно свою технику меча. Никакой Поступи, никаких энергетических атак или специальных приемов, лишь фехтование - таковы были условия этой тренировки.
        Вновь Волантес поражался этому человеку.
        Еще когда он впервые встретил его сотню лет назад в Лесу Меносов и проиграл его мастерству, он осознавал, что Венганза силен. Но сейчас, когда арранкар уже сам понял техники меча и тактику сражения синигами, он восхищался этим человеком еще больше.
        Сан Венганза силен: его сила не только в духовной мощи, техниках, приемах и сочетании способностей синигами и пустых. Она - в его многолетнем опыте, в его превосходном образовании и знании сути битвы. Раньше Волантес не понимал этого, но сейчас он не сомневался, почему этого человека поставили во главе Эспады.
        - Mierda! - вздыхает Финдор, начав отряхивать с себя песок. В отличие от Веги, что развалился на песке, себе так пачкаться он позволить не мог. - Это просто невозможно.... (Дерьмо!)
        Сам Волантес тоже сильно вымотался.
        Тут сложность не в том, чтобы победить, а скорее в том, чтобы сдержать вырывающуюся в бою силу и не дать ей мешать фехтовать. Странная тренировка, но она сильно выматывает.
        - Да вообще капец какой-то, - застонал Вега, выплевывая песок.
        - Caramba! От тебя никакой пользы просто! - с пренебрежением отвернулся Финдор. (Черт возьми!)
        - Заткнись, Финдор! - огрызнулся Джио. - Я не виноват, что ты такой тормоз!
        - Hijo de puta! - прищурился Калиас и смерил Вегу взглядом искреннего отвращения, смотря на него сверху вниз. - Отрежу сейчас тебе твою пустую голову! (С***н сын!)
        - Умолкните! - повысил голос Волантес. - Хватит вести себя как дети малые.
        Оба спорщика не стали продолжать конфликт.
        - Больше не путайся у меня под ногами, gilipollas! - напоследок сказал блондин и, не став слушать собеседника, отошел от него подальше. (Ругательство, обозначающее крайнюю степень принижения интеллекта собеседника, очень нецензурное).
        Может Финдор и хотел бы что-то еще сказать, но приказа Волантеса он ослушаться не посмел.
        Да, так и нужно.
        Теперь, когда Волантес вернулся во фракционы господина Баррагана, он вновь занял место главного. Вот только дракон прекрасно понимал, что все равно останется 'затычкой', и если понадобится, то его вновь посадят на какое-нибудь место в Эспаде.
        - 'Только бы не на главное', - чуть поморщился он. Быть во главе такого количества агрессивных и опасных типов - то еще самоубийство.
        Вот, неделю назад господин Барраган велел ему отправиться к Венганзе и передать ему, что Король согласен обсудить союз.
        Что там было, и о чем оба члена Эспады говорили, он не знал, но после этого господин объявил, что теперь Венганза их официальный союзник со всеми вытекающими.
        И после этого Зеро пригласил всех желающих на тренировки, чтобы научиться чему-то новому и стать сильнее.
        Но поскольку отправляться всем вместе было нельзя, ибо охрану господина никто не отменял, было решено разделиться. Вот только поделил их почему-то сам Венганза, но причину такого странного разделения бывший Септима не слишком понимал.
        Да, с Финдором Волантес мог работать, они оба были спокойными и хладнокровными в бою, пусть у того и имеются такие минусы как нарциссизм и переоценка своих сил, но это не мешает битве. А вот зачем к ним Джио Вегу прицепили - решительно не ясно, тот пусть быстрый, но слишком агрессивный и дерзкий, и совершенно не слушает никого, кроме господина.
        - Вижу, вы хорошие друзья, - усмехнулся Вен, прислонившись плечом к одной из колонн в этой пустоши. - Прямо так и дышите радостью и взаимопониманием.
        - Ой, да заткнись ты, - зарычал Вега. - Зачем вообще эта бесполезная тренировка?! В чем ее смысл?!
        - О! - улыбнулся Зеро. - Ты по своей резкости и уму очень напоминаешь мне одного рыжего умника, которого я тренировал. Даже спросить додумался.
        - Гр-р-р-р-р!
        Остальные промолчали, но сами спросить как-то не подумали.
        Вен просто сказал им как действовать, вот каждый день они так и сражались.
        - Хорошо, я поясню, - он подошел к ним чуть ближе и присел на камень, торчащий из песков. - Вы и так достаточно сильны, чтобы сражаться. У вас богатый боевой опыт против разного рода противников. Нет никакого смысла учить вас новым приемам или особым техникам. Потому тренировка направлена в другую сторону, - говорил он. - Вашими противниками будут синигами: выглядят как люди и сражаются мечами, не у всех есть банкаи, - да вас против таких и не поставят - бесполезная трата времени и сил. Потому ваша цель научиться сражаться против таких бойцов, перенести свой опыт на нового противника и изучить его движения. Человеческие тела новы для вас, как бы вы хорошо ими ни пользовались, так что привыкание нужно и вам. А сдерживать реацу нужно, чтобы вы больше полагались на свою реакцию и опыт, а не способности, которые могут быть просто бесполезны против ваших противников.
        Теперь стало несколько яснее.
        Действительно, опыта боев у каждого из них с лихвой хватит, но практики сражений в таких телах маловато. Потому Венганза и решил сконцентрироваться на самых простых и базовых вещах вместо того, чтобы пытаться чему-то новому учить. Им оно все просто не нужно сейчас.
        - ХА! Это не имеет смысла! - прозвучал громкий голос.
        Судя по лицу Вена, он этому не удивился и даже ждал, когда тот заговорит.
        На камне недалеко от них сидел Гриммджоу, а за его спиной в небольшом отдалении находились его фракционы. Выглядел Секста Эспада как обычно, то есть вызывал странное желание разбить его рожу об что-то тяжелое. Такой дерзкий и наглый тип, который своим отношением к окружающим раздражал Волантеса. Даже Нойтора с его маниакальными замашками не так злил, как этот голубоволосый безответственный нахал.
        - Все эти вещи не нужны сильному, - заявил Джаггерджак. - Только слабаки ищут какие-то уловки!
        - Отчасти согласен, - усмехнулся Зеро. - Но если враг равен тебе по силе, то побеждает самый опытный и искусный. А если он сильнее тебя, то лишь грамотное использование того, чем владеешь, может помочь выжить или принести победу.
        С этим высказыванием Волантес был полностью согласен, ибо сам проиграл, недооценив более слабого врага, отчего чуть было не погиб.
        - Пф, это всего лишь жалкие оправдания слабаков, - фыркнул он.
        Этот разговор начал конкретно раздражать дракона, и он уже думал ответить, но Вен жестом остановил его.
        - Тогда может докажешь мне свои слова? - предложил он. - Прямо сейчас: ты и я. Бой в полную силу. Причем я даю слово, что против тебя буду использовать исключительно свой меч и мастерство фехтовальщика, а ты можешь применять что угодно. Но не смертельное. Проигрывает тот, кто сдается или будет не способен сражаться. Согласен?
        - Ха! А с чего мне вообще участвовать в этом? - он нагло скрестил руки на груди. Цену пытается выторговать.
        - Проигравший исполняет желание победителя, - пожал плечами Вен. - В разумных пределах. Идти убивать Айзена я не стану, даже если ты прикажешь.
        - Идет! - оскалился Гриммджоу. - Каковы правила?
        - Никаких, кроме выше означенных. Бой один на один. И никакого серо, а то можем купол повредить.
        - Тогда начнем!
        Они сорвались с мест одновременно и почти незаметно для глаз. А затем они столкнулись клинками, образовав ударную волну, что разметала песок вокруг, отбросила барханы и заставила несколько ближайших камней потрескаться. Просто столкновение без особого напряжения, а окружение уже начало двигаться. Что ни говори, но уровень текущего поколения Эспады весьма высок.
        А затем они начали двигаться в разы быстрее и превратились в две смазанные фигуры, которые сливались в единую кляксу.
        Волантесу пришлось напрячься, чтобы уследить за их движениями.
        Звон клинков разнесся по всей округе, пыль поднялась таким столбом, что образовала целую бурю двигающихся песчаных облаков, которые закручивались в вихре.
        - Mierda! Нам лучше отойти подальше.
        Финдор был прав, так что все трое отступили на ближайшую платформу, откуда обзор был лучше, да и песок не мешал. Добравшись, они продолжили смотреть за поединком, который с каждой секундой все разгорался и ускорялся. Все же, несмотря на все странности Гриммджоу, его скорость и силу не признавать нельзя.
        - Ну и ну, они не уступают друг другу, - сказал Вега.
        - Не совсем так, - прозвучал рядом голос.
        Обернувшись, они увидели фракционов Сексты, которые также стояли тут и смотрели на происходящее.
        Шаолонг Куфонг, главный среди подчиненных Гриммджоу стоял, сложив руки за спиной, и смотрел за происходящим среди песков своим единственным видным из-под маски глазом. Вроде со вторым глазом у него все в порядке, просто из-за преобразования часть маски закрывала второй и не давала ему нормально видеть. Лишь в ресурексионе проблем со зрением у него не было.
        За его спиной стояли остальные 'соратники' Сексты. Довольно разношерстная компания, которая непонятно как собралась вместе. Одно то, что среди фракционов находился брат Заэльаппоро Гранца, уже о многом говорит.
        - Они просто разогреваются, - сказал одиннадцатый арранкар.
        Сам Волантес номера не имел, да и ему он был не нужен - подчиненные Эспады не обязаны их носить, если им они не нужны. Но насколько дракон знал, фракционы Гриммджоу были обращены по уже отработанной методике, потому их цифры идут сразу после Эспады, хотя по силе они даже до Приварона еще не дошли.
        - Claro... Хм, немалый разогрев, - хмыкнул Финдор, смотря на усиливающуюся бурю. - Как бы они Лас Ночес не снесли. (Ясно)
        - Если бы они сражались насмерть, то купол бы уже трещал, - фыркнул Волантес.
        - Зеро Эспада силен, - произнес Шаолонг. - Но ему не стоило так недооценивать...
        В следующий миг из песка вылетает какое-то тело и устремляется к ближайшей каменной колонне, врезаясь в нее, пробивая своим телом, а затем летя в следующую.
        К третьей колонне тело остановилось и застряло там...
        - Гриммджоу! - напряглись его фракционы, когда увидели голубые волосы, торчащие из камня.
        Волантес отметил, что обращаются они к нему не как к господину, а как к кому-то более равному себе.
        Пыль постепенно начала оседать, а буря - успокаиваться. Быстро. Даже слишком быстро.
        Похоже, ее кто-то остановил.
        Волантес точно сказать не мог, но почувствовал странное движение потоков ветра.
        Песок осел, и на камне спокойно стоял Венганза, который с легкой улыбкой смотрел на выбирающегося из камня Гриммджоу.
        - Надеюсь, это еще не все, - произнес он.
        В ответ Гриммджоу только усмехнулся, а затем поднял свой клинок... на конце которого была капля крови...
        Только сейчас все заметили порезанную щеку Зеро, и даже он сам удивился наличию раны.
        Стерев кровь и легко залечив рану, улыбка главы Эспады из доброй стала зловещей, а в глазах заклубилась темнота.
        - И снова ты меня удивляешь, Гриммджоу, - произносит он с жутковатой вибрацией в голосе.
        - Я и не такое могу, ублюдок! - злобно рассмеялся Секста.
        На это же Вен перехватывает свой вакидзаси обратным хватом и... становится в боевую стойку... Встал на одну ногу и присогнул корпус, будто готовился к рывку, а оружие завел себе за спину.
        За всю неделю, во время которой Волантес и остальные тренировались с Зеро, тот ни разу в боевой стойке не был. Обычно просто стоял, держа клинок, но никак не напрягался.
        А сейчас он будто стал гораздо серьезнее.
        - 'Он никогда не воспринимал нас как угрозу, - понял дракон. Пусть неприятно было осознавать свою слабость, но приходилось признавать, что сам Волантес еще очень далек от желаемой силы. И сейчас ему четко показали, насколько он далек от этого. Даже если он превосходит Приварон и не сильно уступает по мощи последним номерам Эспады, он - лишь замена, а не полноценный Клинок. - Похоже, мне придется еще многому научиться'...
        Теперь битва будет серьезнее...
        
        ГЛАВА 26. ЗВЕРИНАЯ БИТВА.
        
        Удар! Удар! Удар! Удар!
        Атаки сыпались словно ураган, который никак не мог остановиться и только набирал обороты. Гриммджоу и Венганза наносили друг другу сотни ударов одновременно, и тем самым пытались достать противника.
        Удар! Удар! Удар! Удар!
        Клинки свистели вокруг, звон сталкивающихся мечей бил по ушам, а то и дело брызгающая кровь заливала пески.
        Да, кровь есть и не только его.
        Несколько легких ран было оставлено и на противнике.
        Его безупречно-белая накидка испачкалась красными разводами. Вот только раны были просто царапинами, которых он даже не замечал. Но с каждой новой ранкой он словно еще сильнее разогревался и веселье в его глазах все нарастало.
        - 'Да, давай, выложись на полную!' - подумал он.
        Самого его тоже несколько раз задело. Будто в насмешку, противник не пытался серьезно ранить его, а лишь также царапал, чтобы и его вынудить действовать серьезно.
        - 'Провокация против провокации, я принимаю вызов!'
        Да, этого он и хотел.
        Ни к чему эти бесполезные приемы и прочая чушь; только голая сила, скорость и азарт. Наслаждение не от доминирования над врагом, а самим процессом битвы. Именно поэтому Гримм никогда не мог понять любовь Нойторы издеваться над теми, кто слишком слаб, чтобы сражаться. Какое вообще может быть удовольствие, когда враг не хочет или не может биться? Убивать загнанную жертву можно только для еды, да и то, в поедании слабаков ничего хорошего не будет.
        Именно поэтому так весело сражаться с тем, кто равен или сильнее.
        Но сейчас не тот бой, к какому привык Секста.
        Тут не нужно побеждать, тут дело принципа, тут смысл в том, чтобы доказать свою правоту.
        Нет никакого смысла в дурацких техниках, фехтовании и прочей чуши, а уж тому, кто сражается когтями - и подавно нет смысла в какой-то глупости.
        Вот только доказать оказалось сложнее, чем могло показаться.
        Как и обещал, Венганза не пытался продавливать его голой силой, и скорость была пусть велика, но не запредельна, какую он уже демонстрировал. Он использовал какой-то странный стиль боя.
        Летящий к голове клинок мог быть смещен в сторону лишь кончиком вакидзаси, как-то поддет и пролететь мимо. Кулак, приближающийся к груди, не блокируется, но удар не проходит, а будто увязает в движении. Будто враг знает все атаки наперед и подстраивается по скорости, чтобы нивелировать их силу и даже использовать для набора инерции.
        Удар!
        Гримм пропускает атаку, и кулак Зеро заставляет его полететь к потолку, но, улетая, он успел задеть кончиком меча плечо.
        Вот только полет получился коротким, так как в метрах ста от земли его хватают за ногу и со всей силы швыряют вниз!
        УДАР!
        Столкновение вышло болезненным, но терпимым.
        Быстро поднявшись, он рванул к противнику, намереваясь достать, но тот уклонился с минимальными движениями и выставил вперед руку, в которую Гримм чуть не врезался. Такое вполне могло и шею сломать, и при этом основной урон нанесла бы не рука, а набранная им самим скорость.
        Удар! Удар! Удар!
        Они вновь закрутились в вихре клинков, и брызги крови разлетелись во все стороны вместе с лоскутами одежды.
        Вновь плавные движения, вновь аккуратные парирования и отводы, а затем сильные удары кулаками.
        И, что самое необычное, казалось, с каждой секундой Зеро становился лучше и лучше. Его действия, еще скованные вначале, сейчас стали увереннее, а некая опаска в шагах пропала.
        Разорвав дистанцию, они разошлись перевести дух пару секунд.
        - Хаа-Хааа-Хааа... - немного тяжело дышал Гримм. Все же поддерживать такой темп нелегко. Плюс еще и сдерживать инстинкты приходится. Несколько раз Венганза специально подставлялся под удобный удар. Нужно было лишь разок использовать серо, но Секста подавлял это желание. Этого от него и хотят.
        Хотя и сам Джаггерджак несколько раз давал повод схватить себя нитями или применить магию синигами, но, судя по взгляду, тому тоже приходилось не давать воли привычкам.
        Это сложно.
        Но весело.
        - Я смотрю, ты перестаешь сдерживаться, - усмехнулся Гримм. - Твой меч действует смелее. Уже изучил меня?
        - Отчасти да, - кивнул Зеро. - Но не в этом дело... - он почесал затылок. - Я сто лет был занпакто лишен и пользовался только заточенной костью, которая была очень далека от идеала. Так что к клинку я сейчас сам привыкаю. Спасибо тебе, что помогаешь вернуть меня в форму.
        - Пф.
        - Я смотрю, ты запыхался. Если хочешь, я подожду, пока ты отдохнешь, - с усмешкой произнес противник. Вот только дыхание Венганзы не было сбито, и дышал он ровно и спокойно.
        Кровь из ранок уже давно остановилась, и те уже почти затянулись, потому о каких-то ранениях говорить глупо, хотя и сам Гримм был в порядке.
        - Ха, а я думал, это ты выдохся!
        - Как насчет закончить с разминкой и перейти к более серьезному бою?
        - Хех, - оскалился Гриммджоу, - давай!
        Он положил руку на свой меч, а затем провел по нему ногтями, словно пытаясь поцарапать.
        - Загрызи его! ПАНТЕРА!
        В следующий миг вся его духовная мощь высвобождается и он обретает свой истинный облик.
        Да, Гримм умеет пользоваться мечом, но все же когти ему ближе, а лезвия на предплечьях даже удобнее.
        - Подхвати потоки ветров, Куроцубаса...
        Ветер вокруг его меча закрутился, а затем клинок изменил форму, став из короткого почти кинжала длинной изогнутой саблей. Не особо внушает, да и его духовная сила почти не изменилась.
        Сонидо!
        Гримм тут же рванул в атаку с уда...
        Острие клинка прямо перед его глазом...
        Резко в сторону - он отпрыгнул на несколько метров и, ударив ногой камень, запустил его в противника, но тот лишь чуть отклонился, пропуская атаку.
        - 'Как его меч оказался у моего лица? - промелькнуло в его голове. Продолжи он то движение - и лишился бы глаза. Лишь реакция спасла его в тот момент. - Просто случайность!'
        Он вновь устремился в бой, начав мощную и очень быструю атаку с двух сторон одновременно.
        Брызги крови...
        Несколько капель перед лицом...
        Резко влево, сокращает дистанцию и проскакивает под лезвием, чтобы нанести...
        Резкая боль в спине!
        Разрывает дистанцию, но, уходя, ему задели кончик хвоста.
        - 'Как это возможно? - думал он, смотря на противника. Раны были незначительные, но они были, а своего оппонента он еще ни разу не задел. - Что изменилось?'
        Понять прямо сразу оказалось сложно, ибо Гриммджоу никогда с мастерами клинка не сталкивался. Нет. Он как-то бился в тренировочном бою с Тоусеном, но ничего серьезного.
        А тут стоило врагу призвать этот меч, как подойти к нему оказалось в разы сложнее.
        То свое "ускорение", что он продемонстрировал в бою с Ямми, он не применял.
        - Что за трюк ты используешь? - злился Гримм. Ему не нравились такие вот непонятные моменты. Враг не применял никаких посторонних сил, но каким-то образом враг попадает по нему.
        - Ха-ха-ха-ха, - рассмеялся Венганза. - Нет, Гримм, я никакой трюк не использую. Все намного проще. Мой меч просто длиннее стал, а твой радиус атаки уменьшился.
        - 'Длиннее?'
        Сложно было поверить, что в простом увеличении размеров оружия можно что-то резко изменить, но сейчас Секста начал понимать, что именно произошло. Длина и кривизна оружия позволяла наносить удары с неожиданных углов. Враг использует те преимущества, какие он получил. У самого же Гримма пусть и возросла скорость и сила, но удары стали ограниченными определенными движениями, так что предсказывать их стало легче.
        - 'Черт, кажется, он все же победит в этом споре, - тихо зарычал он. - Черта с два я признаю поражение!'
        Сонидо!
        Наплевав на всякую опасность, он устремился в бой.
        Удар! Удар! Удар!
        Он наносил десятки ударов подряд, пытаясь прорваться через защиту своего противника. Они оба двигались с огромной скоростью, но Гримм получал очередную, болезненную скорее для гордости, рану, пытаясь достать до своей цели.
        Сонидо! Сонидо! Сонидо!
        Скорость все росла, и темп увеличивался. Удары сыпались один за другим. Сердце билось как сумасшедшее, а ритм пульса отдавался в ушах.
        Его хватают за хвост и швыряют в колонну, но он рассекает ее ударом и не врезается.
        А в следующий миг отрезанный кусок камня уже летит в его лицо.
        Сонидо!
        Ему удается увернуться.
        Резко прогибается назад, пропуская клинок перед лицом, но затем на грудь обрушивается удар ноги, который вбивает арранкара в песок.
        - Агрх, - захрипел он.
        Вот это уже было болезненно и неприятно, спина стала весьма ощутимо болеть, но...
        - Как передышка? - спросил спокойно стоящий Венганза.
        Гримм молча и с некоторым трудом встал на ноги.
        Выплюнув кровь, он унял легкую дрожь в коленях и собрался.
        - Хочешь продолжить?
        - Ага, - усмехнулся Гриммджоу, раскрывая ладонь, в которой находился кусочек ткани. - Думаю, хватит с нас разминки.
        Венганза удивленно посмотрел на свою руку, а точнее, на порванный рукав, который Гримм в бою все же сумел задеть. Ведь за все время их боя рукава ни разу не были задеты, а тут еще и та рука, что держала меч.
        - Да, я начал привыкать к твоей скорости.
        - Хех, пожалуй...
        Оба бойца обменялись одинаковыми зловещими улыбками.
        Похоже, теперь начнется самое интересное.
        А потому....
        - Попался... Котик... - неожиданно за спиной прозвучал чей-то зловещий голос, от которого по спине пробежал холодок.
        Он лишь успевает обернуться, как замечает кроваво-красные волосы и сияющие желтые глаза...
        
        ГЛАВА 27. ДИКИЙ НРАВ.
        
        Прибыв на смотровую площадку, Тия остановилась у самого края и стала смотреть за происходящими действиями.
        Битва Венганзы и Гриммджоу шла весьма резко и на больших скоростях, из-за чего ее фракционы толком ничего понять не могли, но это не их вина, а лишь еще один показатель разницы их уровня по сравнению с Эспадой.
        Для нее расстояние не было проблемой, она четко видела все в деталях, и вполне себе спокойно успевала подмечать детали. Все же она Тресс Эспада, а потому для нее не составило труда следить за происходящим.
        Сложней порой оказывалось понять действия, чем разглядеть их.
        Движения Гриммджоу были резкими, грубыми и непредсказуемыми; он двигался рывками, очень кривыми путями и часто менял маршрут, из-за чего часто пропадал из поля зрения. Даже Венганзе не всегда удавалось точно отследить атаки, и пару ударов он все же пропустил, что было видно по красным пятнам на его белых одеждах.
        Сам Зеро был полной противоположностью Сексте.
        Плавные шаги, легкие и, можно даже сказать, воздушные движения, что сливались в единую красивую картину. Это для него была не битва, а словно танец, на который было приятно смотреть. И если Гриммджоу Джаггерджак давил грубой силой, резкостью и непредсказуемостью, то Сан Венганза применял сложные и порой запутанные приемы, которые сводили на нет все, что делал оппонент.
        Этот стройный, невысокий юноша на фоне дерзкого и мускулистого Сексты казался еще меньше и безобиднее, но от этого смотреть, как такой человек постепенно продавливает своего более крупного противника, было необычно. Да, она и сама понимала, что размеры от силы не зависят - как Вастер Лорд она тоже уступала в росте многим чудовищам Хуэко Мундо, но даже так, смотря на Зеро, контраст был весьма разительным. А учитывая, что тот будто специально вел себя спокойно и как можно менее угрожающе, впечатление становились только сильнее.
        - Ого! Вот это махач! - усмехнулась Апачи. - Но смотрится как-то жалко, что-то долго с ним возятся.
        - Пф, Тия-сама в легкую прихлопнула бы Сексту, - фыркнула Сун-Сун.
        - Да, она бы столько с ним не возилась, - покивала Мила Роза. - Пара секунд, и слабак уже валяется.
        Тия слегка поморщилась.
        Ей такие речи казались крайне глупыми, ведь ее фракционы просто не понимали, что оба противника сдерживаются. Насколько она знала, Гриммджоу способен очень быстро формировать Серо и не гнушается использовать его в ближнем бою. Не говоря уже о Гран Рэй Серо и других скрытых козырях. Тем не менее, он ограничивался исключительно рукопашными атаками. Венганза же явно мог двигаться еще быстрее и в бою с Ямми показал это, а здесь он даже уровень своей реацу понизил.
        - Ой, нашлись тут умники, - фыркнул рядом с ними девичий голосок.
        Только сейчас Тия заметила, что на платформе они были не одни.
        Из-за разлитой вокруг реацу ее чувства оказались заглушены и ощутить рядом стоящие души она не смогла. То есть смогла, но не обратила на них внимания.
        Повернувшись, она увидела весьма забавную картину.
        У стены валялся Койот Старк, который дрых, устроившись на подушке и прикрыв книжкой лицо. А рядом с ним, с какими-то штуками с маленькими мониторами сидели две девочки-подростка. Его фракцион Лилинет и старшая дочка Эсперансы, Лия. Блондинка и зеленоволосая девочка играли во что-то и постоянно спорили и огрызались.
        - Я больше баллов набрала! - усмехнулась Лилинет.
        - Я только разогреваюсь, - зашипела Лия. - В тетрисе я не так хороша.
        - Оправдывайся, сколько хочешь.
        - Гр-р-р!
        Компания необычная.
        Насколько Тия знала, Примера редко покидает свой дом, а если и выходит - то лишь по приказу Айзена-сама или его вытаскивает подруга. Так что тут она увидеть Старка не ожидала. А тот, похоже, вообще особо внимания ни на что не обращал и только радовался, что его подопечная нашла себе компанию и стала меньше доставать его самого.
        - Че это ты там вякаешь? - начала грубить Апачи.
        - Кхм, - напомнила она подчиненной о своем присутствии.
        - Ой, - втянула голову девушка.
        Тия не хочет ссоры с Эсперансой и тем более - со Старком, потому с грубостью своих фракционов действительно нужно что-то делать.
        - А? - подняла голову Лия Аскалайт и смерила Апачи скучающим взглядом, четко дающим понять, что игра в ее руках интереснее общения с таким человеком. - Если бы Вен хотел убить Гримма, он за полминуты замотал бы его в кокон и снес голову. И тот же Гримм: если бы он хотел победить, то точно применил бы весь свой арсенал. Тут смысл в другом.
        - И в чем же тогда? - спросила Сун-Сун.
        - В том, чтобы заставить оппонента стать серьезнее, - ответили ей. - Вен сдерживается, как и этот Шестой, потому они постепенно давят все сильнее друг на друга, чтобы заставить противника нарушить установленные правила. Просто победа обоим не нужна, цель - вынудить врага ударить посильнее. Именно поэтому они подставляются, чтобы создать удобные условия для атаки, потому они замедляются во время удара, чтобы также дать пару уязвимых мест. Все для этого.
        Теперь все стало яснее.
        Да, так поединок выглядит гораздо сложнее. Тия даже не была уверена, смогла бы она так же? Все же в обычном состоянии она не была так сильна, как при ресурексионе, да и ее атаки больше по площади били, чем точечно, и такие противники как Венганза и Гриммджоу для нее были бы самыми неудобными. Она все еще могла бы накрыть все вокруг себя массовым ударом, но если где-то допустит ошибку, то это будет стоить ей жизни.
        - 'Может, тоже стоит попрактиковаться? - подумала она. - Моя слабость может стоить жизни тем, кто идет за мной. И, даже если я пожертвую собой, этого может оказаться недостаточно. Хотя, если дело дойдет до такого, у меня есть чем смертельно омрачить врагу победу'.
        Невеселые мысли крутились в голове девушки, пока она смотрела за поединком.
        Скорость все повышалась, разрушения становились такими, что даже их площадка слегка потрескалась от духовного давления. Звон клинков разносился, казалось, по всему куполу.
        Неожиданно в поединке произошли радикальные изменения.
        Гриммджоу использовал свой ресурексион и высвободил всю свою силу.
        Одновременно с ним Венганза тоже применил свой меч, превратив его из короткого черного клинка в изящную угольно-черную саблю.
        Смотря на двоих врагов, на секунду застывших перед друг другом, она заметила одну вещь.
        Гриммджоу был зверем - леопардом или тигром - она мало знала о животном мире живых. Его стойка была такой, как и полагается зверю, он чуть ли не на четвереньках стоял, готовясь к мощному рывку, чтобы растерзать врага когтями и зубами. Его хвост обманчиво спокойно двигался, будто инстинктивно пытался убедить жертву, что он нападать не будет.
        Венганза же встал на одной ноге и завел клинок за спину. Он чем-то напоминал птицу, которая готовилась взлететь. Его оружие - когти на лапах и мощный клюв, которым он может пронзить противника. Плавные движения, легкая обманчивая медлительность, которая в любой миг может перейти в стремительный ураган действий. Да, он и правда напоминал собой хищную птицу.
        Теперь бой стал еще быстрее и агрессивнее, чем раньше. Если до этого Тия еще вполне спокойно следила за происходящим, то теперь даже ей стало сложно успевать за каждым движением. Даже Старк прекратил притворяться что он спит, и чуть приспустил книгу, одним глазом смотря на происходящее.
        Да, Секста в ресурексионе имел, пожалуй, самый необычный вид. Кошкоподобное тело, которое совмещало в себе человеческие и звериные черты. Он потерял меч, но зато приобрел острые когти, лезвия на предплечьях и более длинные и сильные ноги.
        Но все равно, даже так он в бою серо или что-то еще не применял, сконцентрировавшись только на честном поединке без всего постороннего.
        В ответ и Венганза не использовал нити или особое ускорение своего оружия. Казалось, что простая смена оружия по сравнению с изменением облика ничего не должна ему дать, но с таким мечом Зеро стал в разы опаснее. Длина и кривизна клинка в совокупности с невероятной техникой и высокой скоростью все равно превосходили оппонента.
        Кровь от порезов и легких ран уже окропила пески, причем задеты были оба сражающихся, но такие мелочи их явно не заботили. Выражение дикого азарта красовалось на их лицах. Каждый наслаждался происходящим и пусть Тия презирала такое варварское поведение, но почему-то не могла сказать, что это делается исключительно ради жестокости. Оба противника не испытывали друг к другу ненависти и, скорее, просто играли, как львята, которые пусть и кусают, но не пытаются убить.
        На происходящее даже другие члены Эспады вышли посмотреть. Где-то вдалеке она мельком заметила Улькиорру, а с другой стороны этой площади едва ощущалась реацу Баррагана.
        - Всем привет! - рядом из сонидо вышла Эсперанса в компании своих котят. Малыши замахали всем ручками и подбежали поближе к краю, рассматривая происходящее. - Добрый день, Тия, привет девчонки!
        Вежливая и добрая улыбка Эспи обезоруживала.
        - О, смотрю, Карас веселится, - усмехнулась она. - А с кем это он там?
        Неожиданно близнецы-котята побледнели.
        Переглянулись, а затем стали жестами подавать какой-то сигнал своей сестре.
        Та быстро что-то поняла и подскочила.
        - Эм-м-м.... мама! - подскочили дети к Септиме Эспаде. - Нам мега-срочно нужно кое-куда сходить!
        -Да, маман, идем! - потянули они ее.
        - Ага, ага, вот очень срочно!
        - А? Что? - удивленно хлопала она глазами, да и все остальные явно не понимали сути происходящего.
        - Пошли-пошли!
        - Да, быстрее!
        - Пого... - недоумевающая Эсперанса пыталась понять, что происходит, а затем бросила взгляд на сражающуюся парочку... и застыла...
        Она словно превратилась в камень, остановившись на месте, и сдвинуть ее дети уже не смогли.
        - О-оу! - сказали они, а затем накинулись на маму, пытаясь удержать. - Мама, стой!
        - Погоди немного!
        - Да, братец Вен занят! Не мешай ему!
        - Мама! Очнись!
        - Ко... - прошептала застывшая Эсперанса. - Ко... ко... КОТИК!
        Ее лицо из спокойного резко стало каким-то безумным. В глазах загорелся натуральный огонь, а изо рта потекла слюнка.
        - КОТИК! - закричала она, высвободив свою силу, чем раскидала всех, кто стоял слишком близко, а затем на дикой скорости рванула в сторону битвы.
        Тия ошеломленно уставилась на то, как резко изменилась Эсперанса, словно ее подменили и подсунули иного человека.
        - У мамы бзик на котиков, - покачал головой один из котят, поднимаясь с пола. - Теперь ее даже Айзен-сама не остановит.
        - Да. Куда-то ее безумие должно было деться, - поморщилась Лия. - Все же такие вещи просто так не проходят. Благо, оно во что-то такое безобидное вылилось...
        - Ты еще 'кошачий шар' вспомни.
        - Ну да, ее крыша порой летит неизвестно куда, - поморщилась зеленая. - Короче, нужно спасать бедолагу, а то еще чего сделает с ним, а нам потом перед Айзеном-сама извиняться.
        - Все, Гриммджоу хана, она его затискает.
        - Помним, любим, скорбим...
        А дальше начало происходить натуральное безумие...
        ***
        - Агрх, - застонал Гриммджоу, когда что-то сбило его с ног и повалило.
        Это оказалось так неожиданно, что он просто не успел сообразить. Вот он сражается с Венганзой, а в следующий миг нечто нападает со спины и от удара он на секунду теряет сознание, падает, а кто-то навалился сверху и держит.
        Придя в себя, он с шоком уставился на... Эсперансу Уроборос. Септима Эспада сидела на нем сверху, прижав его руки над головой, и смотрела на него каким-то безумным взглядом с широкой сумасшедшей улыбкой.
        Обычно очень спокойная, улыбчивая и добродушная, сейчас она показалась ему какой-то... дикой и жуткой.
        - Котик... котик... котик... котик.... - шептала она, чуть ли не исходя слюной.
        Ее безумие и столь резкая перемена характера оказались столь неожиданны, что он даже испугался, что его сейчас начнут есть. Она выглядела такой голодной, словно адьюкас, близкий к регрессии, который наконец нашел жертву и, уже не соображая от отчаяния и страха, бросается в бой.
        - Котик, котик, котик, котик, котик. Большой котик! - хихикала она.
        Эсперанса медленно приблизилась к нему, а затем...
        - НЯЯ!!
        Она обхватила его за голову, прижала к своей весьма немаленькой груди и начала тискать его; зарылась носом в его волосы и стала лапать его уши.
        - Че?! Какого?! Что происходит?! - вскрикивал он.
        - Милый, пушистый, ушастый и классный! - говорила она, продолжая свои странные действия, которых арранкар решительно не понимал.
        - Какого черта ты творишь?! Чертова женщина, немедленно отпусти меня! Что происходит?! - вопил он, пытаясь отцепить эту бабу от себя.
        - Бха-ха-ха-ха-хах! Ой, не могу! - прозвучал рядом голос Венганзы, который катался по песку и ржал над всем этим. - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-хах! Котик, котик, где ты был? Я у короля гости... - начал он чуть ли не стихи читать.
        - ХАРЕ РЖАТЬ, ЛУЧШЕ ПОМОГИ МНЕ! - пытался позвать он на помощь, но помочь Зеро никак не мог, так как хохот не отпускал его.
        Валяется и стучит рукой по земле.
        - Теперь тебя затискают до смерти!
        - АГРРРР! - зарычал Гримм.
        Кое-как он сумел оторвать девку от своей головы и поднялся.
        Схватив обезумевшую самку за шиворот, он поднял ее над собой.
        Та поджала руки и ноги и с широкой улыбкой смотрела на него, как ни в чем не бывало.
        - Какого черта ты творишь, женщина?!
        - Котик, - сказала она. - Я люблю котиков! Ушки! Ушки потрогать дай! - она тянулась руками к его голове, но Секста не давал ей добраться до него.
        - Ой, комедия! - чуть успокоился Венганза и вытер слезы. - У Эсперансы небольшой бзик на кошачьих. Ее безумие сконцентрировалось именно в этом, так что когда она видит кота, то теряет над собой контроль и начинает животинку тискать. Не повезло тебе родиться кошаком.
        - Гр-р-р-р-р! - заскрежетал он зубами. - Так, ты! - он посмотрел на Септиму. - Я. Не. Котик! - процедил он сквозь зубы. - Я - Пантера!
        - Пантера тоже котик!
        - 'Черт, а ведь правда'...
        - ПХА-ХА-ХА-ХА-ХА! - Венганза, а вместе с ним и прибежавший посмотреть народ опять сложились в смехе.
        - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! - ржали и остальные.
        Его фракционы пытались смех сдержать, но получалось откровенно хреново, а вот все остальные не особо заботились о его чувствах.
        - Ау! - вскрикнул он, а затем увидел, как эта самка схватила его хвост. - Задрала!
        Замахнувшись посильнее, он со всей дури швырнул девку, и та улетела к горизонту.
        Сплюнув, он посылал все мыслимые и немыслимые проклятья в адрес этой идиотки, что испортила ему настроение.
        - Уря-я-я! - вскрикнули рядом два голоса, а затем он увидел, как два ребенка начали носиться вокруг него. - Мама наши уши тоже затискала, чуть не оторвала! Святая Месть свершилась! Спасибо, братишка Гримми!
        Окружение начало конкретно подбешивать Сексту Эспаду.
        Эти дети тут вопят, народ хохочет, даже вот видно веселые рожи Примеры и Тресс, но те шифруются, однако видно, что и им весело смотреть за этим балаганом.
        - Задрало! Я домой!
        Настроения драться больше не было, так что он двинулся в сторону своего дома.
        - До завтра, Гриммджоу, - сказал Венганаза. - Подумай над тем, чтобы присоединиться к нашим тренировкам. Твои фракционы тоже могут прийти.
        - Я подумаю... - бросил он напоследок, а затем двинулся к себе...
        ***
        - Эм-м-м-м, мам! - послышался голос Лии. - Ты там в порядке?
        Голос отдавался эхом, но это и неудивительно, ведь приземляясь в бархан, она целый кратер с пещерой организовала, но ее сейчас это мало волновало.
        - Да, я в порядке, - спокойно ответила она, продолжая лежать и смотреть на иллюзорное небо над головой.
        - Тебя уже отпустило?
        - Да, все хорошо.
        Сама же Эсперанса прокручивала в голове все случившееся.
        Глупо немного получилось, ей опять крышу снесло, но ничего поделать с собой она не могла. Безумие никогда не уходит, а лишь меняет форму, а остаться нормальным человеком в Хуэко Мундо физически невозможно, особенно если ты изначально был безумным чудовищем.
        - Ты будешь выбираться из этой ямы?
        - Да, я сейчас выйду. Минуточку...
        Она глубоко вздохнула, а затем легко разломала камень вокруг себя и спокойно выбралась на поверхность. Наряд сильно запачкался, потому нужно переодеться.
        - Мам, ты в норме? Ты как-то странно улыбаешься...
        - А? - она посмотрела на дочку и потрепала ее по зеленым волосам. - Да, конечно! Но все же... Какой котик! - промурлыкала она, - Жаль, какой-то зашуганный... Ну ничего, приручим!
        Последняя фраза прозвучала крайне зловеще....
        
        ГЛАВА 28. СЛОВА, ОТЗЫВАЮЩИЕСЯ В СЕРДЦЕ.
        
        М-да, реально комедия получается: кто же мог подумать, что Эспи так вштырит и она сорвется? Но все же предугадать такие события стоило. Только в бою я как-то не подумал, что может произойти. А жаль, настрой продолжать битву и правда пропал, но зато повеселился я отлично. Смотреть на растерянного и смущенного Гримма, который в шоке от происходящего, дико смешно.
        Да, Эспи теперь можно использовать для запугивания некоторых личностей.
        Кстати, Вега, когда увидел все это, решил, что показывать свою кошачность себе дороже. Хотя мысль быть затисканным Эсперансой несколько раз посещала его голову, но к таким вещам он явно пока не готов. Ну и ладно.
        Самое забавное, что сама Эсперанса стала весьма часто мелькать недалеко от Гримма. Нет, она не срывается и не преследует его, но часто начинаю замечать у нее в руках то молоко, то мячик, то рыбку. Вряд ли она верит, что таким способом она его подчинит, скорее, просто издевается и действует на нервы.
        И ведь поделать с этим ничего нельзя.
        Технически она ведь ничего и не делает, а фактически доводит бедолагу Гримма до белого каления. Но не подходит и пока сильно активных действий не предпринимает.
        А может, просто сама стесняется подойти. Черт его знает, что там творится в ее голове. Ну, разве что Лия точно знает, но вряд ли скажет.
        И Секста понимает все это, вот только его явно пугают подобные вещи, скорее, не в плане страха, а в плане полного непонимания сути происходящего. Гримм ведь относительно недавно стал человеком, да и до этого гуманоидом не был, плюс воспоминаний о прошлой жизни вообще нет, потому инстинктивно осознает действия Эспи, но умом понять не может, а потому избегает.
        На это весьма забавно смотреть.
        - А ведь он чем-то напоминает мне подростка, - неожиданно для себя понял я.
        И ведь правда. Весь этот выпендреж, дерзость и гиперактивность, желание действовать наперекор всему. Действительно, вылитый подросток! Похоже, гормоны, чувства и прочие человеческие вещи ударили по хищнику, вот он и сам порой не осознает, что делает.
        И его попытки убежать от Эспи с такой стороны выглядят как просто стеснительность подростка, не знающего, как общаться с девушкой. Ведь Эспи себя прошлую помнит, и в таком плане выглядит старше и опытнее, чем он. И, когда у нее четко видны определенные желания, у него нет никакого понятия, что со всем этим делать.
        - М-да, я с одним подростком намучался, теперь мне второго подсунули...
        Ичиго мне мало было с его закидонами, теперь вот этот вот.
        А вообще, если подумать, все Арранкары в области отношений с противоположным полом - 'подростки'. После преобразования в них просыпаются незнакомые чувства, неведомые эмоции и непривычные стремления, и они совершенно не знают, что с этим делать. С другой стороны - и хорошо, что не знают, учитывая, как большинство здешнего контингента привыкли добиваться желаемого. Придется после войны озаботиться половым воспитанием местных, иначе, когда до них дойдет суть, Лас Ночес грозят массовые случаи сексуального насилия...
        Еще одна забота на мою голову. И ведь за вредность никто не доплачивает.
        Тренировки нужно продолжать, что мы в принципе уже и делаем.
        Но что самое забавное, что теперь к нам фракционы Сексты решили присоединиться, да и сам Гримм пусть активных участий не принимал, но всегда находился где-то неподалеку. По глазам видно, что ему интересны наши тренировки, но гордость не позволит ему просто попросить.
        Ничего, у меня есть способ привлечь его к делу и не задеть гордыню. Такие как он очень ревностно относятся к словам и действиям, для них самих их принципы очень много значат, и они просто не могут пойти им наперекор.
        Его фракционы ребята довольно любопытные.
        Они скорее ему друзья, чем подчиненные. По крайней мере, между собой они более спокойно общаются и могут даже не соглашаться с решением своего лидера. Это сильно контрастирует с поведением фракционов Баррагана, что боготворят своего хозяина и исполнят любой приказ.
        Самый главный среди них - это Шаолонг. Насколько я знаю, он раньше был лидером их небольшой группы пустых, так что, по сути, им и остался, но теперь в подчинении у Сексты. Остальные ребята не скажу, что особо выдающиеся: по сути, они весьма слабоваты, как арранкары. Тот же Вега превосходит почти всех, если не в плане опыта, так в голой силе точно. Но как соратники эти ребята более слаженная команда.
        Если начнется бой между двумя группами фракционов, то ребята Гримма не победят, но продержатся намного дольше, чем кто-либо другой. Ибо в отличие от них, эти парни друг другу доверяют, уже научились прикрывать спины и действовать сообща.
        То, что я всеми силами пытаюсь вдолбить хотя бы одной тройке, эти ребята умеют изначально, что весьма поднимает их в моих глазах.
        Единственный в этой группе, кто смущает меня, это Иилфордт Гранц - старший братец уже знакомого мне Заэля. Как так получилось, что два брата разных уровней и в разных местах, мне решительно непонятно. В данных, которые дал мне Гин, об этом не говорится, да и сам Иилфордт даже говорить о своем младшем брате не желает.
        Когда я задал такой вопрос, он сначала побледнел, а затем отмахнулся и ушел. В нем ощущается и гнев, и... страх. Так или иначе, с этим нужно будет разобраться. Заэль пока для меня самый опасный враг, ибо, что может выкинуть этот псих, мне решительно не понятно. Потому любая информация о нем может мне пригодиться.
        Ничего, я найду способ поговорить с Иилфордтом и узнать у него все, а пока просто поставим на заметку и продолжим действовать.
        Ладно, теперь нужно делом заняться.
        У меня на сегодня запланирован один поход, и так долго откладывал. Потому, дождавшись конца тренировок, я распрощался с народом и пошел по своим делам.
        Вот только далеко уйти не удалось, так как по пути 'случайно' столкнулся с Улькиоррой. Почему 'случайно'? Потому что не заметить, как он порой наблюдал за тренировками, для меня сложновато. Да он и не скрывался особо. Плюс в Лас Ночес делать особо нечего, вот наши бои и стали любимым зрелищем для всех обитателей крепости. Но Улькиорра точно давно хотел поговорить: по бросаемым взглядам было понятно, вот только просто так прийти он не мог, потому и ждал удобного случая, который я ему и предоставил.
        - Добрый день, Улькиорра, - улыбнулся я.
        Он молча кивнул, ничего лицом не выражая. Ох, какие тут все сложные. Я будто не среди монстров, а в школе с проблемными подростками. К каждому нужен индивидуальный подход, с каждым нужно осторожно говорить и постепенно входить в круг доверия. Теперь понимаю, как порой тяжело учителям.
        - Ты что-то хотел спросить?
        - Да, - говорит он. - Зачем все это? Зачем эти бессмысленные тренировки?
        - Ну, тут я преследую несколько целей, - отвечаю ему. - Во-первых, самому мне нужно вернуть форму в фехтовании и вспомнить свои навыки, ведь сто лет мне их использовать не приходилось. Во-вторых, оказать дружескую услугу союзнику, коим является господин Барраган. В-третьих, помочь стать сильнее тем, кто силы ищет и научить их выживать.
        - Бессмысленно, - чуть прищурился он. - К чему тратить время на слабаков?
        - Потому что я 'ведущий', а не 'ведомый', - говорю я, подходя к окну. - Как командир, я не могу позволить себе без толку тратить людские ресурсы. Удачное выполнение миссии - это когда ты все сделал и не потерял бойцов, иначе начинать даже смысла не вижу. Хороший и опытный боец стоит десятка необученных новичков, и потеря таких может стать фатальной. Я глава Эспады, а потому просто не могу позволить моим людям умирать исключительно из-за того, что я не подумал чему-то полезному их научить.
        - Но ты их не учишь ничему.
        - Это не так, - поворачиваюсь к нему. - Я учу их лучше контролировать свои тела, тактике боя и командному взаимодействию. Это те вещи, которые они могут освоить и на которые у нас есть время. Вряд ли Айзен будет долго бездействовать, а потому стоит сконцентрироваться на тех вещах, которые они успеют понять и научиться использовать.
        Он промолчал, явно задумался над моими словами.
        А теперь подкинем ему наживку.
        - Плюс, нумеросы просто не смогут освоить мои приемы, - делаю тяжелый вздох. - Из них всех разве что у Волантеса, и, может, Финдора, с натяжкой - Веги, есть потенциал освоить что-то из моего арсенала. Да и то на это нужно много времени. Остальные даже близко не смогут подобраться к этим приемам. Тут разве что Эспаду могу научить.
        - Чему научить? - заинтересовался он.
        Да, я узнал, что Улькиорра стремится к саморазвитию и усилению, а потому мысль научиться чему-то полезному ему будет интересна.
        - За сотню лет жизни пустым я придумал и освоил несколько весьма полезных умений. Например, мой способ передвижения 'Косоку', но для его освоения нужно быть как минимум мастером 'сонидо', а из Эспады только Гриммджоу настолько хорошо освоил эту технику, потому потенциал выучить 'сюнпо', а следом и 'косоку' у него выше всех. Есть еще несколько приемов, как, например, 'Кокуда', - с этими словами я сконцентрировался на своей пустоте. - Многократное усиление, насыщение тела своей силой и высвобождение в момент удара. Ты, пожалуй, смог бы этому научиться.
        Его глаз чуть дернулся.
        Заинтересовался. Хе-хе-хе.
        - Я могу научить тебя, если хочешь? - предложил я.
        Застыл на миг, и во взгляде на секунду прочиталось сомнение, которое тут же сменилось обычным безразличием.
        - Просто так? - чуть приподнял он бровь, выражая этим полный скепсис и недоверие к моим словам.
        - Ничто в этом мире не дается просто так, - усмехаюсь я. - Как насчет обмена знаниями? Я слышал, ты изобрел несколько весьма любопытных способов использования серо, и мне они интересны.
        - Я подумаю, - сказал он и ушел.
        Что ж, в том, что он вернется и согласится, я не сомневаюсь.
        Он уже видел применение Кокуда, и теперь точно захочет освоить подобное. Сначала наверняка попытается научиться этому самостоятельно, но, когда поймет, что не знает с чего начать, примет мое предложение.
        Я не боюсь раскрытия своих техник.
        Вообще.
        Во-первых, я - мастер, я их сотню лет отрабатывал, тренировал и осваивал. Так что даже если кто-то освоит все, чем владею я с моим опытом и всеми нюансами использования, он мне все равно не соперник. То же Косоку - пускай Гримм научится ему - но без опыта в использовании сюнпо и многих лет тренировок и боев меня он при всем желании не заденет. Ну и даже если я научу Кокуда Улькиорру, то меня этой техникой он никогда не победит, ибо помимо нее у меня еще и мастерство рукопашного боя имеется и несколько других козырей. Потому я не боюсь, что мои ученики пойдут против меня.
        Во-вторых, используя тренировки как предлог, я сумею получше узнать своих подопечных и даже завязать если не дружбу, то весьма неплохие партнерские отношения. Научив этому Улькиорру, он поймет выгоду от сотрудничества со мной и станет более терпим по отношению к моему окружению. По крайней мере, если котята вновь к нему полезут, мысль расщепить их в пыль посетит его не сразу. А они полезут, я уже вижу, как они что-то там планируют, потому обезопасить двух суицидников будет не лишним.
        Ну, и, в-третьих, это все нужно и мне. Саморазвитие и самоусиление никогда не прекращается. Благодаря Гримму я постепенно восстанавливаю свои навыки в фехтовании, которые у меня притупились за столько лет. Плюс, несмотря на изобретение Косоку, противников, против которых приходилось сильно напрягаться и использовать эту технику, у меня особо не было. И тут Гримм с его непредсказуемостью мне очень кстати помогает. И, разумеется, я читал, чему научился Улькиорра в плане серо и очень хочу это освоить. У меня прекрасный контроль, но Кидо мне недоступно, а вот с серо я могу играться как угодно.
        Эсперанса больше сосредоточена на дистанционных атаках, а вот мне пригодятся техники ближнего боя. И вот примерно такое Кватро и изобрел, что меня радует.
        Ладно, пора идти по делам.
        Но по пути я встретил Архитектора.
        Старичок сидел на лавочке и любовался песками. Глаза его, как обычно, прищурены, а на губах легкая полуулыбка. С тех пор как он стал арранкаром, он стал больше времени проводить вот в таких вот простых посиделках, где лишь созерцал происходящее, но сам не вмешивался.
        В тренировках он участия не принимал, а лишь наблюдал и иногда давал мне советы, как лучше поступать с теми или иными бойцами. В этом плане Старик оказался просто невероятно опытным, будто лично немало подобным занимался.
        - Не боишься, что, научив их сражаться, ты навредишь своим друзьям? - спросил он. - Если они столкнутся с теми, кого учил ты, то могут и погибнуть.
        - Нет, я не боюсь этого, - спокойно отвечаю ему. - Я лишь пытаюсь уравнять шансы. Все же победить Готей с текущими силами будет проблематично. Вот я и стараюсь хотя бы минимизировать потери с нашей стороны.
        - А как же потери с их стороны?
        - Постараюсь их не допустить, - пожал плечами я. - В этой войне именно нашей стороне принадлежит первый ход, и, зная заранее, куда и когда будет направлен удар, я смогу направить туда достаточно сил, чтобы подстраховать от летального исхода обе стороны.
        - А если этого окажется недостаточно? Если силы, что ты дал этим юнцам, приведут к чьей-то смерти?
        - На войне всегда кто-то умирает, - мрачно ответил я. - Я прекрасно понимаю, что слишком слаб, чтобы спасти всех, но в любом случае собираюсь сделать для этого все возможное. Но, в отличие от синигами, эти парни под моей прямой ответственностью. Просто не хочу, чтобы они погибали. Они ведь недавно были монстрами и получили шанс стать полноценными личностями; мне будет жаль, если все это окажется загублено. Я не могу допустить, чтобы они погибли просто потому, что я пожалел на них усилий. И если это будет стоить жизни кому-то с противоположной стороны... Вас это действительно так волнует?
        - Хо-хо-хо-хо-хо, нет, разумеется, - улыбнулся Архитектор. - За века жизни я терял столько воинов и тех, кто шел за мной, что мое сердце давно закрыто для потерь. А уж тем более по отношению к враждебной стороне. Меня волнует другое...
        - М?
        - Сможешь ли ты принять их смерти, - он приоткрыл глаза и посмотрел на меня весьма серьезно. - Сердце воина - сложная вещь, оно так прочно и твердо, но и у него могут быть слабые места. И тебе нужно быть сильным, чтобы не сломаться. А потому потери пусть бывших, но соратников могут ударить неожиданно болезненно.
        - Я знаю...
        - Тогда я спокоен, - кивнул он и вновь закрыл глаза. - Но Ичиго и остальным явно будет сложно.
        - Не говорите ерунды, - усмехнулся я. - С ними же Така, а этот параноик не позволит детишкам сидеть без дела и балду пинать. Думаю, прямо сейчас он нагружает их тренировками и усиленно готовит получать по башке. Плюс, я и так уже разворошил осиное гнездо - там должны понимать, какую опасность я представляю и подготовиться.
        Да, Така не позволит ребятам расслабляться. Не тот он человек, который, понимая всю опасность ситуации, позволит соплякам бездельничать. К тому же, там Иссин, а бывший капитан обязательно будет учить своего сына. Думаю, силы его уже восстановились достаточно, чтобы хотя бы фехтованию обучать Ичиго.
        К тому же Айзену ведь зачем-то нужно, чтобы Куросаки стал сильнее. Вот я и дам парню действительно сильных противников, чтобы испытать его.
        Воин закаляется в бою.
        - Ну, ладно, мне нужно идти.
        - Куда собрался на этот раз?
        - Пора познакомиться с бывшими членами Эспады...
        ***
        Когда Венганза ушел, он чуть приоткрыл глаз и некоторое время смотрел ему в спину. Обычно он не занимался слежкой за другими, но в этот раз решил посмотреть на то, как действует Зеро Эспада.
        Старк услышал весь разговор и начал обдумывать происходящее.
        Пусть многие и считали Примеру просто ленивым болваном, которому на все наплевать, но, будь у него только огромная сила, как у того же Ямми, Первый номер ему никто бы не дал. И пускай мысль быть лидером и кому-то что-то приказывать его не радовала, но своим местом в Эспаде он все же немного гордился.
        Вен весьма интересно ведет дела.
        Он к каждому собеседнику подбирает индивидуальный подход, отлично играет на струнах амбиций и желаний. Всего парой фраз он сумел заинтересовать Улькиорру и добивался этим сразу несколько целей.
        - 'Не скажу, что одобряю такой подход, - подумал Койот. - Но сделано было весьма искусно... Почти, как действует Айзен-сама...'
        Если посмотреть с такой стороны, то между Венганзой и Айзеном-сама есть несколько весьма похожих черт. Они, по сути, очень разные, но некое сходство в них присутствует. Возможно, они даже родственники, как, например, он сам с Лилинет, но как-то иначе. Он еще не до конца понимал, как все у людей устроено, но что-то такое чувствовалось.
        И пусть подход Зеро был похож на то, что делает Владыка Лас Ночес, но в нем ощущается большая искренность. Когда Айзен-сама говорит, то совершенно невозможно прочитать его чувства, а потому поверить ему становится местами сложно. А вот Зеро ощущается весьма четко, и когда он говорит, он имеет в виду именно то, что сказал, без двойного дна и подтекста.
        И в его речах чувствуется искреннее желание позаботиться об Эспаде и Лас Ночес.
        Не обо всех, но о многих.
        Это все нужно обдумать и...
        - Все услышал, мальчик? - послышалось от скамейки.
        Там сидел этот самый единственный фракцион Зеро. Старый пустой, который заставлял даже Примеру слегка поежиться в своем присутствии.
        Не то, чтобы арранкар был особо сильным - его уровень не дотягивает даже до Волантеса, но от старика сильно пахнет опасностью. Не слишком большой, ибо Старк был уверен в своих силах, но козырная карта в рукаве у этого дедули явно имеется.
        - Он ведь тоже знал, что я все слышу, - пожал плечами Примера. - Так что ничего такого я не сделал.
        - Но ты хотел услышать его так, чтобы он не знал о тебе. Тебе интересно искренен ли он в своих желаниях.
        - Может и так. Мне все равно.
        - Ну, поступай, как знаешь, - Старик поднялся. - Но, относясь так к тому, что вокруг тебя... не удивляйся, что потом вновь окажешься в одиночестве... Не повторяй ошибок моей молодости, мальчик...
        Старый арранкар удалился, а Старк продолжить лежать на песке и смотреть в иллюзорное небо...
        Сегодня он уснуть не смог...
        
        ГЛАВА 29. ГНЕЗДО ТРЕСС СИФРАС.
        
        Гнездо Тресс Сифрас...
        Место, где обитает Приварон Эспада, место, что является первой линией обороны для вторженцев.
        - Какие-то бесхозные хоромы, - хмыкнул я. Ну, по крайней мере, мне не особо ясно, зачем нужно столько места ни для кого. Надо бы все осмотреть. Мало ли, может, смогу приватизировать все это для нужд государства. А то живет тут полтора человека, и зачем им все это, причем одним?
        Короче.
        Нужно найти себе гида, иначе я тут просто заблужусь.
        Обозначенный гид не заставил себя долго ждать.
        - Добро пожаловать в Тресс Сифрас, ниньйо! - прозвучал откуда-то сверху мужской голос.
        - Это как "ньйон"? - нахмурился я. - Ты тоже последователь Великого Кошачьего Шара?
        - Эм-м-м-м, - мужик чуть завис. - Нет.
        - Жаль, а я уж думал, нашел собрата по Великому Ньйону! - вздохнул я.
        - Кхе-кхе, - он откашлялся и вновь взял высокую ноту. - Добро пожаловать в Гнездо Тресс Сифрас, вотчину Приварон Эспады, ниньйо! - громко сказал он, наконец показавшись. (Дорогуша).
        Довольно высокий мужик, крепкий на вид, с тонкими усиками и небольшой бородкой, одет как прямо классически мексиканский ловелас, который в барах за красотками ухлестывает. Да, в мире пустых такой стиль не ценят, ну пока, по крайней мере.
        - Я - Дордони Алессандро дель Сокаччио, -103 Приварон Эспада! - гордо заявил он.
        - Очень приятно, - кивнул я. - Карас.
        - Как-то коротко, - опять сбился он со своего пафосного настроя. - Подлиннее имени не нашлось?
        - М-м-м-м, - я задумался. Эта клоунада весьма забавна. - Мотогабаренкуда Какацу 4-й из династии Рабодандрианампойнимерина*! - выдал я, что вспомнил вперемешку.
        - Ого, - выпучил он глаза. - Ладно, ты победил, - поднял он руки. - Что привело тебя сюда, ниньйо?
        - Да я посмотреть пришел, как вы тут живете, - ответил я. - Как Глава Эспады, я обязан знать, чем заняты мои подчиненные.
        Вот теперь мужик узнал меня.
        Глаза тут же округлились, и он сильно так взбледнул. Да, забавно порой смотреть на реакцию подчиненных, когда они не узнали начальство. Только вот у пустых с этим посерьезнее, ибо 'доброе' начальство бывает редко, а за провинности и убить могут.
        Но к чести Дордони он не стал падать ниц или делать еще какие глупые вещи.
        Собрался и успокоился.
        - Прошу прощения, Зеро-сама, я не узнал вас, - сказал он.
        - А, расслабься, - махнул я рукой. - Если бы я хотел прямо сразу быть узнанным, то силу бы не сдерживал.
        - Чем могу помочь вам?
        - Я пришел осмотреть Тресс Сифрас и познакомиться с вами, так что гид мне не помешает.
        - Тогда прошу за мной, - он вежливо, как настоящий дворецкий, поклонился.
        Блин, главное, Таке о существовании Дордони не говорить, он же точно найдет способ, как заработать на парне, запихнув его в косплей-кафе в качестве официанта. Хотя, может, самому бабки начать рубить с таких вот типов? Стоит подумать. Если найду тут еще подобных забавных фриков, то точно задумаюсь о таком заведении.
        Что-то меня сегодня несет куда-то не туда.
        Дордони повел меня по территориям Приварона, попутно рассказывая об этом месте подробнее.
        - Я был из первого поколения Эспады, Зеро-сама. Мы были первыми из тех, чья сила показала Айзену-сама, что Арранкары достойны быть его 'мечом', - с гордостью в голосе говорил он. - Изначально эти места были тренировочной площадкой для первых арранкаров. Тут Айзен-сама испытывал физические способности подопытных, а потому эти места оборудованы ловушками, всякими двигающимися платформами и прочим.
        - А оно все не работает?
        - Для экономии энергии большую часть функционала пришлось отключить, - вздохнул он. - Плюс, Гнездо Тресс Сифрас находится совсем рядом с лабораторией Заэльаппоро Гранца, так что большая часть энергии уходит туда, - с явным пренебрежением в голосе ответил Дордони.
        И тут ушлый ученый пролез!
        Но тренировочная площадка - это хорошо. Можно перенести обучение с фракционами сюда, тут и условия будут соблюдаться неплохие, и забивающегося в обувь песка не будет.
        - Любопытно, продолжай - каковы ваши функции при обороне?
        - Наша задача потенциальных вторженцев остановить или достаточно задержать, чтобы остальной Лас Ночес был готов.
        - Кто осуществляет слежку за всем этим?
        - Насколько я знаю, все данные идут на центральный компьютер к Ичимару-сама, - чуть задумался он.
        Что-то мне подсказывает, что и Заэль имеет доступ ко всему этому. Я не поверю, что такой тип, как он, просто так оставит места, граничащие с его лабораторией, без присмотра. Значит, с Эспадой я тут тренироваться не стану: нечего показывать этому типу что-то лишнее. Благо и не нужно, с Эспадой я буду тренироваться исключительно вне купола и подальше от Лас Ночес, иначе мы его разрушим. По крайней мере, если Улькиорра согласится, то нам придется пройтись.
        Вскоре мы прибыли в другой зал.
        Если территория Дордони представляла собой большие залы, где, как я понял, просто площадки для боев, то тут уже место более разнообразное. Много столбов, платформ и всяких предметов - то что нужно для отработки сонидо.
        - А?! - послышался женский голос. - Дордони! Ты чего приперся ко мне?!
        Голос, очень недовольный.
        Перед нами появилась какая-то... готичная лолита...
        - 'Така, готовь помещение, я точно собираюсь организовать косплей-кафе, мне только диджея с афро не хватает и можно грести бабло лопатой. Теперь я придумал, как решить финансовое положение Лас Ночес'.
        Блин, забыл, что Така теперь как бы мой враг.
        Как жаль.
        Но когда все закончится - и если Такеру переживет все это, как и я - то о совместном бизнесе можно подумать.
        М-да, что-то сложные вопросы Архитектора меня сильно напрягли, вот и думаю о всяком упороте.
        - А это че за клоп? - посмотрела девица на меня, скорчив довольно угрюмую моську. - Какого хера ты притащился ко мне и привез этого пи***ка?!
        Так, эту сначала к Эспи на перевоспитание.
        За моей спиной Дордони всеми возможными способами подавал ей сигнал заткнуться, но она его явно не понимала.
        - Добрый день, - улыбнулся я, включив 'режим дурачка'. - Я - Мотогабаренкуда Какацу 4-й из династии Рабодандрианампойнимерина, а вас как зовут?
        - Че? - она вылупила на меня глаза, как рыба. - Ты че несешь, придурок?!
        Сонидо!
        Вперед вылетел Дордони и, схватив девицу, утащил ее подальше.
        - А? Что? - из прохода в зале вошел... негр со светлым афро. Ну, точно. Идея кафешки уже решена. - Эм, привет, - поздоровался он. - А что тут происходит? Дордони обычно к нам не заходит, а Чируччи так вообще ненавидит, когда ее беспокоят.
        - А, это я попросил его мне экскурсию провести, - улыбнулся я. - Слушай, ты музыкой увлекаешься?
        - Ну, немного, - задумался он. - А что?
        - Да, есть у меня пара идей, - улыбнулся я.
        А меж тем стали слышны 'тихие' голоса двух улетевших Приваронов.
        - Дура, ты чего несешь?!
        - А ты, какого хера приперся?!
        - Идиотка, это Зеро Эспада! Он пришел с инспекцией!
        - А что такое инспекция?
        - Не важно! Ты только что наезжала на Главу Эспады! Ты где была, когда Ямми лупили?
        - У меня маникюр сох, - честно ответила она.
        - Ох, Бесконечная Пустота! Ну, включи ты мозг или что там у тебя? После того как маску сняли, содержимое черепа тоже извлекли?!
        - Я тебе сейчас все лишнее отрежу! - заскрежетала она зубами.
        Их препирательства начали набирать обороты, а мы с Афро-саном стояли и спокойно слушали их, даже не пытаясь напрягать слух, ибо не нужно этого.
        - Я - Гантенбайн Москеда, -107, - выдал он слегка шокированно.
        - Сан Венганза, - улыбаюсь ему.
        Ссора парочки все же вскоре затихла, и они вернулись, но по лицам видно, что потом у них разговор между собой будет весьма жестким. Ну, пусть развлекаются ребята.
        - ?105, Чируччи Сандервиччи, - назвала она свое имя. - Добро пожаловать, - произнесла она с кислой миной и убитым голосом.
        Да, видать, мы ей помешали макияж наносить или еще как-то себя развлекать.
        - Я так понимаю, вы из первого поколения Эспады?
        - Не совсем, - сказал Москеда. - Я и Дордони были в Первом Поколении, а Чируччи - из Второго, но ее очень быстро перевели в Приварон. Из Второго Поколения осталась только она и Пикаро.
        - Пикаро?
        - Да, -102 - Пикаро, - сказала девушка. - Вроде бы он был из фракционов Баррагана-сама, но, пока его поймали, уже поколение смениться успело... Неудивительно, что Айзен-сама запер его... из-за... плохого поведения, - подобрала она слова. - Сейчас только Рунуганга знает, где Пикаро находится. Больше Приварон в Лас Ночес нет.
        Теперь я вспомнил, где слышал это имя, правда, всего пару раз. Даже другие фракционы Баррагана старались не упоминать его, да и я тогда этим не заинтересовался. Ну, сильный адьюкас, ну в опале и ссылке, ну и что? Зато сейчас мне интересно. С этим Пикаро нужно будет встретиться.
        - А куда делись остальные из первого и второго поколений?
        - Часть погибли, кто-то просто пропал, а остальные перешли в текущее Третье, - сказал Дордони. - Тот же Барраган был превращен одним из первых, когда процесс был отработан, но его сила столь велика, что до текущего поколения Примерой был именно он.
        - Пропал? А кто мог пропасть? - заинтересовался я.
        - Ну, не факт, что она пропала, скорее всего, просто погибла, - потрепал свою бородку Дордони. - В те времена члены Эспады бродили по Хуэко Мундо в поисках сильных пустых для Айзена-сама, и некоторые погибали в битвах. Вот только бывшая Тресс Эспада неожиданно пропала - так, по крайней мере, Чируччи говорила.
        - Прямо такое я не говорила, - фыркнула девушка. - С ней я не была особо знакома, так как меня в Приварон перевели почти сразу после ее принятия в Эспаду. Она часто уходила из Лас Ночес на поиски новичков. И, поскольку к ней постоянно кто-то там приставал и устраивались драки, слышно ее было даже здесь. Ну, вот однажды она просто исчезла, причем вместе со своими фракционами, и больше я о ней не слышала. И обычно Айзен-сама объявляет, если кто-то погиб, а тут тишина была.
        Любопытно...
        Довольно подозрительная история. Думаю, мне стоит узнать об этом побольше.
        Пустые сами собой не пропадают.
        - Она была сильна? - спросил я.
        - Весьма, - кивает Москеда. - Как я слышал, она почти сразу подвинула со своего места Волантеса и заняла третье, прямо перед Пикаро. И удерживала свое место, пока не исчезла. В те времена текучка была весьма велика, но эти трое держались долго, пока Третья не пропала, а Пикаро... ну, он даже Баррагана успел довести.
        Вот это новости. Пикаро действительно интересен, раз Барраган не стал или не смог казнить его на месте за порчу королевских нервов... Но сначала эта девушка.
        - Как ее звали?
        - Неллиэль Ту Одершванк...
        *Ранавалуна I, Королева Мадагаскара. Известна своим безумием и диктаторским правлением. Имя - Рабодандрианампойнимерина дали ей при рождении.
        
        ГЛАВА 30. СЛОЖНЫЕ ЧУВСТВА.
        
        В доме Тии Херрибел редко бывает тихо. Учитывая ее сожительство с тремя крайне эмоциональными и воинственными фракционами, то тишина тут понятие относительное.
        Шум, драки, ссоры и прочие вещи, к которым Тия давно привыкла.
        Она воспринимала все это как проявление чувств своих подруг. Те явно не особо понимают, как выражать свою привязанность, потому это непонимание и выливается в грубость и драки, которые все же не являются чем-то серьезным или опасным. Ненавидь они друг друга по настоящему, то никогда бы не спали в одном доме, не боясь быть убитыми. И не важно, что говорит и делает сама Тресс, доверие не появляется у тех, кто ненавидит друг друга.
        Но сегодня в ее доме было на удивление тихо, и тишина эта была какой-то пугающей. Была бы такой, если бы шум не исходил снаружи дома, где основные события и происходили.
        Вот прямо сейчас Апачи бегала за двумя маленькими детьми с желанием их прибить. И причины так злиться у нее были. Котята, пока Апачи спала, разрисовали ее лицо фломастерами, вот она и бесится. Причем, судя по спрятанной за рукавом улыбке Сун-Сун, та все видела и даже помогла, но не признается. А Мила-Роза просто откровенно хохотала над всем этим, катаясь по пескам.
        - Ты не волнуешься, что она может сделать им больно? - спросила Тия.
        - Нет, Апачи-тян может быть сколько угодно сердитой, но вредить она им не станет, - улыбнулась Эсперанса. - Да и Локи и Ноки порой полезно получить по попе за свои проказы.
        - Сурово...
        - Мама должна не только баловать детей, но и воспитывать, - изрекла Седьмая, отпивая чая. Сама Тия, увы, не могла насладиться вкусом напитка. Рот на остатке ее маски открывается, но ее это несколько смущает, потому чай она пьет в одиночестве.
        Пусть чашка с горячим чаем и стояла перед ней, девушка лишь крутила ее в руках, но не пила.
        - Мама... человеческие понятия...
        - Да, но мы уже не монстры, а ближе к людям, - пожала она плечами. - Кто знает, может, в будущем и естественным путем размножаться сможем.
        - Это как? - удивилась Третья.
        - Эм-м-м, прямо так объяснить сложно, - почесала она затылок. - Давай пока отложим этот разговор.
        - Ладно, - согласилась она, но не забыла, и понять что это за 'методы размножения' нужно. - А твои преследования Гриммджоу тоже относятся к 'человеческим понятиям'?
        - Хи-хи-хи, ну отчасти. Конечно, тут роль играет мое безумие, от которого я так и не избавилась, но сам по себе Гримми мне интересен. Дерзкий, высокий, сильный, прямо мечта девочки-подростка, - мечтательно улыбнулась она. - Но надежность в нем чувствуется, и мальчишки имеют свойство вырастать в мужчин, а уж ждать в Хуэко Мундо все умеют.
        - И зачем это нужно? - не понимала она. - Мы теперь арранкары, нам не нужно объединяться для выживания. Плюс, двое сильных будут конкурировать за власть в стае.
        - Как бы тебе объяснить, - задумалась она. - Ты ведь собрала под своим крылом этих девчонок, потому что тебе самой было одиноко и скучно, а с ними ведь всегда веселее.
        - Вместе охотиться проще, - фыркнула она, не став признаваться в своей слабости.
        - Но Вастер Лорду охотиться не нужно, - точно подметила Эспи.
        - Враги всегда были, есть и будут, - пыталась она найти оправдание, но, судя по доброй улыбке Септимы, получилось не очень.
        - Ну, как знаешь, - она сделала вид, что приняла ее слова на веру. - Короче говоря, ты объединилась с ними, чтобы легче было выживать вместе. Чтобы легче было переносить трудности, но порой бывают дни, когда нам хочется, чтобы рядом был кто-то особенный. Кто-то такой, рядом с которым можно побыть слабой. Всегда быть сильной и уверенной в себе тяжело - уж поверь, я знаю - а потому тоже хочется, чтобы тебя защищали и оберегали.
        Она говорила все это с таким вдохновением и искренним желанием, что было сложно не проникнуться такой речью, но все же Тия не понимала, зачем это необходимо. У нее даже мыслей таких не возникало.
        Херрибел признавала, что ей было одиноко одной и что в компании ее фракционов, она стала забывать, что такое печаль и уныние, они вернули ей хоть какую-то радость жизни. Видя их энергичность и задор, ей и самой становилось теплее на душе. Заботясь о ком-то, она на время забывала о бесконечной ночи, о бессмысленности своего существования и могла прожить еще некоторое время хотя бы не ради себя.
        А потому она была готова на все, лишь бы защитить тех, кто ей дорог. На все! Даже пожертвовать собой.
        И в Эсперансе она сейчас видит то же самое.
        Видно, что и она давно бы покончила с собой, если бы не ее дети, заботе о которых она и посвятила свою жизнь. Было даже немного завидно, как те в ответ выражают своей 'маме' чувства, такие теплые и приятные; Тия и сама бы хотела подобное испытать, но статус и положение, увы, не позволяли ей.
        От этого становилось несколько грустно...
        - И что ты видишь такого в Гриммджоу?
        - Хи-хи-хи, нет, разумеется. Просто его так весело дразнить. Он так мило реагирует на меня, что я просто не могу удержаться.
        - 'Я, похоже, никогда ее не пойму'...
        Из раздумий ее вывел звук шагов, когда в дом кто-то вошел.
        - Привет всем, - махнул рукой вошедший к ней Зеро Эспада.
        - Привет, Карас, - улыбнулась ему Эспи.
        Тия лишь вежливо кивнула.
        - Что привело тебя к нам?
        - Дела кое-какие, - ответил он.
        Вот, кстати, она подметила деталь.
        Пусть Эсперанса и говорила о нужде в ком-то сильном рядом с ней, на Венганзу она смотрела без каких-либо желаний или чувств, скорее как на близкого друга, но на Гриммджоу она смотрит несколько иначе. Представить себе Зеро рядом с Эсперансой в том ключе, о котором она рассказывала, никак не получалось.
        - Дело у меня к тебе, Эспи, - произнес он. - Я только что разговаривал с Приварон Эспадой. И от них выяснил нечто странное.
        - Странное?
        - Да, поскольку текущая десятка - это уже в основном Третье поколение Эспады, то с прошлыми есть некоторая сложность. Часть находится в Привароне, часть погибла, а вот кое-кто - 'пропал'.
        - Что значит 'пропал'? - нахмурилась Септима.
        - Вот просто пропал. По их словам, бывшая Тресс Эспада неожиданно исчезла из Лас Ночес со своими фракционами.
        - Думаешь, она сбежала?
        - А смысл? - фыркнул он. - Лас Ночес в любом случае получше, чем вечная пустыня Хуэко Мундо, плюс, если бы такое случилось, никто бы молчать не стал и за предателями как минимум пошла бы охота, а то и рейд устроили бы. А тут полная тишина, о ней даже в моих данных упоминания нет.
        - Странно...
        - Потому мне и нужна твоя помощь, - продолжил Венганза. - Я собираюсь обсудить это с Барраганом и его фракционами, может, они в курсе каких-то вещей, а тебя я попрошу поговорить об этом с Дореттой. Старая Пчела тут с основания, и она должна знать о всяких сплетнях и слухах. Поговори с ней о девушке по имени Неллиэль Ту Одершванк.
        - Хорошо, - кивнула она. - Прямо сейчас и узнаю. Прости, Тия, но мне нужно отлучиться...
        С этими словами Эсперанса покинула ее дом и удалилась.
        Венганза выглядел сейчас очень сосредоточенным и серьезным, что для столь расслабленного человека несколько несвойственно. А если точно, то сейчас он показывает себя настоящего. Это не вечно улыбающийся тип со снисходительной улыбочкой и спокойным голосом, а кто-то очень внимательный и серьезный.
        Даже в голосе его звучит больше металла, чем обычно.
        - Почему это так важно для тебя? - спросила Тия. - Эсперанса даже не поинтересовалась, но разве пропажа кого-то столь важна?
        - Вообще-то такие вещи очень важны, - сказал он. - Просто так люди не пропадают, особенно в таком месте, как Хуэко Мундо. Нам просто некуда тут бежать, здесь нет смысла уходить, да и в тех местах, где можно найти приличный образ жизни, таким, как мы, не рады. А потому я полностью исключаю возможность предательства и бегства.
        - Тогда что? - нахмурилась она.
        - Подлое убийство, - прорычал Зеро - и окружение на миг дрогнуло от исходящего гнева. Вода в чашках и в чайнике задрожала. - Убийство товарища, предательство кого-то из Эспады, дабы избавиться от других. Причин пока не знаю, но сейчас эта версия выглядит самой правдоподобной... - он успокоился. - Сама подумай, тот, кто не побоялся ударить в спину своему товарищу, даже несмотря на запрет Айзена, все еще может быть в Лас Ночес? Что ему помешает повторить свои действия, если он уже не делал этого? Потенциальный предатель в наших рядах, который может навредить любому из нас. От таких, как он, нужно избавляться, пока они не совершили чего похуже...
        Слова, сказанные Зеро, взволновали ее.
        Айзен-сама дал четкий приказ о запрете на открытую вражду между членами Эспады. Да, можно сколько угодно не любить друг друга, но до поединков с попыткой убийства доходить не должно. Айзен-сама имеет свои планы на всех арранкаров, и он не хочет, чтобы они поубивали друг друга.
        И если тут есть кто-то, кто наплевал на приказ их Владыки... то...
        Посмотрев на чашку с чаем перед собой, она несколько секунд смотрела на свое отражение в темной поверхности.
        - 'Это... немного пугает', - подумала она.
        Такой может ведь и повторить свои действия. Он может вновь нарушить прямой приказ и опять остаться безнаказанным.
        А такие вещи как минимум привнесут большой разлад в и так не особо дружные отношения между Эспадой.
        - Этот некто подрывает всю деятельность Лас Ночес; предатель, который бьет в спину своим товарищам, должен понести за это заслуженное наказание.
        - И какое же наказание ты считаешь заслуженным для такого?
        - Сначала показательный суд, - начал он. - Все должны увидеть предателя, все должны узнать, что он сделал и как поступал. А затем его смерть должна стать уроком для тех, кто захочет пойти его путем. Беспощадная и ужасная смерть, которая заставит его страдать...
        - А если этот некто вовсе не предатель? - предположила она. - Вдруг эта Неллиэл задумывала нечто плохое, и он решил остановить ее, даже идя наперекор приказам Айзена-сама?
        - Это хорошее замечание, - согласился он. - Именно поэтому и нужно расследовать это дело. Ничего нельзя узнать пустыми обвинениями, нельзя добиться справедливости, лишь говоря о ней. Нужно действовать. Иначе справедливость так и будет пустым словом. Потому я и хочу узнать все, а действуя нагло и идя напролом, ничего добиться не получится.
        - Интересное виденье мира, - хмыкнула она. - Ты воспринимаешь Эспаду как нечто личное?
        - Я не могу иначе, - пожал Венганза плечами. - Такой я уродился.
        Она некоторое время молча смотрела на него.
        Да, необычный человек.
        Готов потратить время и силы ради потенциальной опасности, причем, скорее всего, не для него, а для окружающих. Он явно больше думает о тех, кто находится в Лас Ночес, чем о своей безопасности.
        - 'Справедливость... мне слабо понятно это слово'...
        Но, так или иначе, такое рвение невозможно не уважать.
        - Ваша идея о тренировках все еще в силе?
        - Да.
        - Я заинтересована в том, чтобы стать сильнее.
        - Тогда предлагаю позже обсудить этот вопрос.
        - Я согласна...
        На этих слова Венганза вежливо кивнул и покинул ее дом.
        Да, ей еще о многом хотелось его спросить, но она решила, что сейчас не время и не место. Их разговор и так уже привлек внимание тех, кто снаружи, а такие вещи лучше обсуждать наедине. Нет, она ничего от своих фракционов не скрывала, но их горячность может помешать переговорам.
        Расстегнув воротник, она открыла рот на своей маске, а затем поднесла горячий напиток к губам и отпила его.
        - Посмотрим, что из этого получится...
        
        ГЛАВА 31. РАБОТА СЛЕДОВАТЕЛЯ.
        
        Наша небольшая компания почти в полном составе собралась в доме Эсперансы для обсуждения насущных проблем. Почему почти? Просто сама Эспи пока не вернулась, а потому я решил, что стоит ввести в курс дела остальных.
        Самое забавное, что, помимо уже привычного мне коллектива из Котят, Лии и Архитектора, сюда же прибыл и Старк с Лилинет, которые, услышав наш разговор, заинтересовались и захотели послушать. Я был не против, плюс, давно уже нужно Примеру к чему-нибудь привлекать, вот пускай хоть посмотрит, как я дела веду. Ему будет полезно, да и, если что, он, может, и поможет чем-то, но силовой вариант я пока не рассматриваю.
        - Итак, Эспи пока нет, но, думаю, стоит ввести вас в курс дела, - начал я. - Несколько лет назад, во времена Второго Поколения Эспады, жила бывшая Тресс по имени Неллиэль Ту Одершванк. Личность не особо общительная, но исполнительная и справедливая девушка, живущая по своему кодексу чести воина, который не обнажает клинок без причины. И вот, в один день, эта девушка и ее фракционы неожиданно пропадают. Пропадают причем так, что о них будто бы все резко забыли, даже Айзен ничего об этом не сказал. Вот взяла и исчезла - и теперь, когда я узнал это, я просто не могу остаться в стороне и оставить эту тайну.
        - Бежать некуда и бессмысленно, - пожал плечами Архитектор. - К тому же такое без внимания не оставили бы. Возможно, погибла на задании.
        - Из полученных данных есть вероятность, что на задание она не уходила, - покачал я головой. - Я поговорил с господином Барраганом и его фракционами, а также расспросил тех, кто тут давно, как Рунугангу и некоторых фракционов. Сам Барраган, увы, ничего не знает, да и ему плевать было, а вот Волантес и остальные кое-что сумели мне поведать.
        Народ слушал меня молча и внимательно. Даже обычно неугомонные котята были сейчас образцом дисциплины.
        - Неллиэль была девушкой мрачной и особо ни с кем не общалась, - рассказывал я. - Волантес с ней лишь раз говорил во время своего поединка, да и то, она по большей части молчала и вести диалог не хотела. Единственные, с кем она выглядела более-менее живой - это ее фракционы, но их имен мне узнать не удалось. Эспада редко запоминает такие вещи, как имена нумеросов, - покачал я головой. - Еще он рассказал, что ее часто отправляли в Хуэко Мундо на поиски новых кандидатов в Эспаду, и, как он слышал, ей выдали то ли напарника, то ли подопечного, и был им... Нойтора Джилга... тогда носивший номер Восемь.
        Да, вот этого имени я там не ожидал услышать.
        Мне с ним общаться не особо охота, но он, похоже, имеет к этому делу прямое отношение. Возможно, стоит потом поговорить с ним.
        Быть может, его поведение имеет под собой весьма личное горе?
        Есть у меня предположение, что их отношения с этой Нелл были весьма теплыми, и вот после ее смерти он так и психует. Но тут тогда не вяжется другой момент, что Нойтора так себя вел и раньше, так что стоит еще подумать.
        Как жаль, что Лия не может залезать спокойно в головы Эспады: одного посещения Аарониеро ей хватило, чтобы заречься вновь соваться к кому-то особо сильному или безумному.
        - Что говорит Рунуганга? - спросил Архитектор.
        - Он всегда знает, когда кто-то покидает Лас Ночес, но точно вспомнить, когда она покинула Лас Ночес, не может.
        Да, тут, увы, ничего от песчаного пустого не добиться.
        - Тогда может просто схватить Нойтору и заставить его все рассказать? - предложила Лилинет. - По мне, самый простой вариант.
        - Нет, увы, я так сделать не могу, - вздохнул я. - Во-первых, мне запрещено вредить Эспаде, а потому просто так завалиться к нему и начать драку мне нельзя. Во-вторых, не факт, что я узнаю истину, а не то, что хочу услышать. Бывает такое, что те, кого допрашивают, сознаются даже в том, чего не делали, лишь бы их прекратили мучать. Ну и, в-третьих, мы больше не монстры, и у нас должны быть определенные права и законы, а потому 'презумпция невиновности' у нас теперь обязательна.
        - А? - не поняла блондинка.
        - Пока вина не доказана, обвинять человека нельзя и наказывать - тоже, - ответила ей Лия. - То есть пока у нас не будет железобетонных улик, что Нойтора виновен, его трогать мы не можем. Айзен-сама явно не будет рад самосуду, который может быть направлен и на невиновного.
        - Чет сложно, - нахмурилась подопечная Старка.
        - Увы, я лидер Эспады, а потому несправедливым или поспешным быть не могу, - качаю головой. - Ведь если буду я так смело разбрасываться обвинениями без доказательств, то и уважения ко мне не будет никакого, ведь тогда я могу любого смело в чем-то обвинить. Это лишь покажет меня тираном, прикрывающим репрессии 'справедливостью', и мало кто захочет терпеть такого над собой. Конечно, объединить Эспаду - одна из моих целей, но не против себя же?
        - Как все уныло, - скривилась девочка.
        Да, согласен, но таков мир.
        Даже в этом пустом мире нужно думать о репутации, для всех я должен быть пусть суровым, но справедливым лидером, который без причины никогда обвинять никого не станет. Вот если докажу, то да, тут уже можно пойти в разгул, но пока нужно ждать.
        - А чего тогда не спросить у Айзена-сама? - продолжила спрашивать она.
        - Какой из меня лидер, если я не могу справиться с работой самостоятельно? - усмехнулся я. - Да и занят он сейчас сильно - ему не до меня.
        Забавно, что вопросы задает только Лилинет, а вот Старк молчит и вообще делает вид, что спит, хотя слушает он внимательно. Но вопросы девочки явно и ему интересны, но для него такие вещи спрашивать не солидно, а вот ребенку все простительно.
        Все же Старк очень умен и сообразителен, пусть и кажется тугодумным лентяем. Знает, как сделать что-то и при этом ничего не делать.
        - А чего еще известно про эту девушку? - спросили Котята. - Сиськи хоть большие?
        Бам!
        Два кошака получили по головам от Лии.
        Да, нашли время такое спрашивать, но тему сменили отлично, они молодцы.
        - Ну-с так, картина пока складывается следующим образом, - подвожу итоги. - Неллиэль ту Одершванк и ее фракционы неожиданно пропадают из Лас Ночес, и никто не знает, как и куда, а также никто этим делом не заинтересовался, что тоже странно.
        - А это мог сделать Айзен? - впервые прозвучал голос Примеры.
        Этот вопрос у многих крутился в головах, но пока его никто не озвучил, да и некая опаска в таких мыслях мне понятна. Если уж сам Владыка такое делает, то Эспада никогда цельной организацией при всем желании не станет.
        - Вряд ли, - покачал я головой. - Тут не в плане того, что он не мог этого сделать или у него не было причин, - это просто не похоже на него. Он мог бы публично казнить ее якобы за неповиновение, и арранкары восприняли бы это как должное: право сильного для Пустых абсолютно. Если бы он хотел провернуть дело тихо, то сделал бы так, что даже подозрений не возникло бы. Тут все больше похоже на работу кого-то уровнем пониже... Другой вопрос, почему Айзен ничего не предпринял после произошедшего? Но мы пока слишком мало знаем об этом деле, чтобы делать окончательные выводы.
        Старк продолжил делать вид, что спит, но такой ответ его вряд ли удовлетворил.
        Согласен с ним, мне тоже не все нравится в политике Айзена, но пока нагружать Койота политическими проблемами и невозможностью действовать я не хочу. Как же прекрасна жизнь, когда волноваться о таких вещах, как 'мораль' и 'совесть' не нужно, так что пусть пока еще поживет беззаботно.
        Чувствую возвращение Эспи, но вот только идет она не одна.
        Вскоре в дом вошла сама Эсперанса и... Доретта...
        Немолодая дама в своей широкополой шляпе и с, как обычно, недовольным лицом вошла в здание и уселась на свободное кресло. Эспи не стала бы приводить ее без причины.
        - Значит, ты взялся за дело малышки Нелл? - хмуро посмотрела она на меня.
        Киваю на ее слова.
        - Я чуть ли не каждый год пыталась добиться ответов от Айзена-сама по этому вопросу, но он ничего мне не отвечал, - она от злости сжала кулаки. - Я понимаю, что Владыка очень занятой человек и у него на все нет времени, но позволять этому монстру остаться безнаказанным...
        Женщина выглядела очень расстроенной и сердитой, но на нее явно давит груз беспомощности. Ничего сделать сама она не может, а помогать ей явно никто не стремился.
        Понимаю, прекрасно понимаю, что она чувствует.
        Когда я служил в Омницукидо, тоже часто был связан по рукам и ногам долгом, политикой и нуждами Готея, а потому не мог наказать преступников и был вынужден терпеть. Сейчас я вижу в этой женщине практически то же самое, что было со мной.
        - Доретта, - обратился я к заведующей складом. - Расскажите нам все.
        Она тяжело вздохнула, сняла свою шляпу, кинув ее на чайный столик, поправила очки:
        - Нелл-тян была милой девочкой, - начала она. - Очень вежливой, доброй и спокойной. Не любила драки и бессмысленное насилие. Такое поведение было несвойственно пустым. Быть может, она хорошо помнила свою прошлую жизнь или случившееся в Хуэко Мундо так повлияло на нее, но это была девушка очень жестких принципов и устоявшейся философии. Мы с ней часто болтали, так как она была не особо общительной и ее холодный образ отталкивал окружающих. Лишь два ее фракциона, два клоуна - Пеше и Дондочака, заставляли ее улыбаться, - женщина грустно улыбнулась, будто вспоминала собственную внучку или дочь. - Болтали мы с ней часто, ведь юной особе некому было выговориться, и она нуждалась хоть в ком-то, кто сможет ее поддержать и помочь. Быть может, поэтому она и держала рядом с собой этого хулигана Нойтору, - она скривилась, произнося его имя. - Может, считала, что сумеет исправить его и направить на истинный путь, ведь она терпела всю его грубость, драки с ним и поведение, страховала его на заданиях, несмотря на то, что он воспринимал ее заботу в штыки. Такой вот она была, видела хорошее даже в тех людях,
которые этого не заслуживают, даже если никто ничего в них не видел.
        Дама замолчала на некоторое время.
        Никто из нас ее не прерывал.
        Доретта вытерла платком подступившие слезы.
        Видно, как близка ей была эта девушка, почти родная.
        - Незадолго до своего исчезновения, она жаловалась мне на одного арранкара, - продолжила женщина, чуть успокоившись. - На... Заэльаппоро Гранца... - неожиданно произнесла она его имя.
        Вот его я тут не подозревал, даже не думал, что здесь всплывет имя этого типа.
        Видать, он и правда, в каждой бочке затычка.
        - Заэль тогда был в Приварон Эспаде, - продолжила она. - Я не знаю всего, но раньше у него был весьма высокий пост в Первом Поколении, когда Эспада была только создана. Тогда я сама только проходила трансформацию и о случившемся знаю мало. Но после какого-то инцидента Гранц неожиданно ослаб и практически стал первым Привароном, но при этом права на лабораторию сохранил и продолжил свои исследования. Очень неприятный тип, от него так и пахнет чем-то ядовитым и мерзким... - она почти прошипела, говоря о нем.
        Такого я не знал.
        Заэль раньше был сильнее?
        Что же с ним тогда произошло?
        Вопросы без ответов, но узнаю еще.
        Она начала осыпать его проклятьями и бурчать тихо и неразборчиво; скорее всего, чтобы дети ее слов не слышали, а говорила она о нем не особо цензурные вещи.
        - Что случилось с Нелл? - прервал я ее поток гнева.
        Та смерила меня сердитым взглядом, но все же вернулась к теме.
        - Нелл-тян рассказала мне, что хочет забрать у Заэля одного из его фракционов, - рассказала дама. - У Заэля есть подчиненная, Рока Паламия, единственная из его слуг, которой он лоботомию не сделал... Я когда увидела эту девочку, то чуть в ужас не пришла, - побледнела дама. - Таких сломанных личностей я никогда не видела. А когда была война, на тех, кого сам Кулхорн по приказу Баррагана-сама пытал, я насмотрелась, да и сама... - тут она резко прервалась. Что-то Пчела решила недоговаривать о себе, да и о том, что Кулхорн - штатный палач Баррагна, никогда не подумал бы. Не садист ведь он, шизанутый на всю голову - это да, но к чужой боли и мучениям абсолютно равнодушен. Впрочем, лучшие палачи третьего взвода к своей работе относились так же... Ладно, это не так важно сейчас. - Короче говоря, видя, что Року-тян не только замучали, но и продолжают к ней относиться как к мусору, Нелл-тян и решила отнять девушку и перевести ее в свои фракционы. А через несколько дней она и двое ее подопечных пропали...
        Да уж...
        Весьма подозрительная история.
        Отбирать фракционов среди Эспады - это большое оскорбление, но тогда Заэль был Привароном, потому это вряд ли всколыхнуло бы Эспаду.
        Но устроить все это ради фракциона?
        Или Заэль тайно ею очень дорожит, или настолько больной и жадный, что даже мысли о том, что у него что-то отнимут, допустить не мог.
        - Что случилось после этого?
        - Да ничего, - тяжело вздохнула она. - Девочка пропала, и никому до этого не было дела. Айзен-сама почему-то не стал никому ничего говорить и акцентировать на этом внимание, а я лишь могла скрежетать зубами, смотря на самодовольную ухмылку этого розового мерзавца.
        - А как себя вел Нойтора?
        - Его я долгое время не видела, но вроде бы ничего особо не изменилось. Только еще более раздражительным стал и нарывался на драки уже с окружающими. Раньше Нелл-тян его сдерживала, а теперь Нойтора ведет себя спокойнее только когда Тоусен-сама в замке.
        М-да, вот и ответы приползли.
        Не все, но все же.
        - Ну а теперь можно идти бить ему морду? - подскочила Лилинет.
        - Увы, нет, - покачал я головой. - Показания свидетеля дают больше информации, но не доказывают вину.
        - Ну, блин, - упала обратно девочка.
        Доретта привела себя в порядок и смерила меня сердитым взглядом.
        - Что ты теперь намерен делать, Зеро? - спросила она мрачным голосом.
        - Бежать и пытаться убить его я не стану, - ответил я. - Но все это проверю.
        - Ха, и как же ты собираешься все это проверить? - фыркнула она.
        - Ну, - улыбаюсь ей своей зловещей улыбочкой, - есть у меня одна идея...
        
        ГЛАВА 32. МАЛЕНЬКИЙ ПЕРЕПОЛОХ В БОЛЬШОЙ ЛАБОРАТОРИИ.
        
        Новое утро в лаборатории начиналось просто прекрасно. Ну, так оно обычно всегда и начинается, ведь, как уже говорилось, понятие времени суток тут для всех свое, а потому утро наступало только тогда, когда Заэлю этого хотелось.
        Сон арранкару был не особо нужен, а благодаря уникальной физиологии он практически не испытывал усталости, но все же столь гениальному интеллекту необходим небольшой отдых. Вот и сейчас, поспав несколько часов, главный - ну, точнее, второй по значимости ученый Лас Ночес, - проснулся и чуть улыбнулся, предвкушая сегодня просто прекрасный день. У него было запланировано несколько проектов, кое-какие чертежи уже должны быть сформулированы компьютером, а некоторые модели внешне готовы к использованию.
        - Да, день обещает быть интересным... - произнес он, одеваясь.
        Тук-тук-тук!
        Этот звук развеял хорошее настроение. Он терпеть не мог, когда его беспокоили, и дал четкий приказ всем своим слугам, чтобы даже не смели помышлять о том, чтобы заходить к нему, пока он сам не выйдет.
        Резко открыв дверь, он посмотрел на свою подчиненную, Року Паламию, и уже собирался ее ударить за столь дерзкое поведение, но быстро понял, что это лишь очередной ее клон, которого он сделал для обслуживания. Увы, лоботомированные болванчики не приспособлены к особо тонким работам, а Рока, при всем желании Заэля, все сама просто не способна сделать, вот он и клонировал ее. Да, копии не обладают и десятой долей ее силы и даже третью способностей, но были достаточно точны для подобных работ.
        Ну и они не обладали эмоциями и даже толком самосознанием, а потому бить их или пытать нет никакого смысла. Это Рока боится и кричит, услаждая его слух, а эти - просто куклы.
        - Что тебе?! - прорычал он, разозленный тем, что его потревожили, и еще и тем, что не сможет запытать ту, кто ему помешал.
        - Господин Заэльаппоро-сама, - поклонилась клон. - К вам прибыл Зеро Эспада-сама.
        - Я же велел гнать его в шею и не пускать! - крикнул он на нее, но равнодушное лицо куклы даже не дрогнуло.
        - Но вы ничего не сказали по поводу инспекции.
        - Чего?! О_о
        - Господин Сан Венганза прибыл в лабораторию с инспекцией, - ответила она. - Выполняя ваш приказ, мы не смели беспокоить вас о его присутствии во время вашего отдыха, но он попросил принести документы по расходам, а они имеются только у вас, а потому было принято решение потревожить ваш покой.
        - ЧЕГО?! - уже открыто кричал он. А затем рванул к своей драгоценной лаборатории. - Почему его не выпроводили?! Я же сказал, что пока меня нет, в лабораторию всем вход закрыт, кроме Айзена-сама!
        - Господин Зеро Эспада и господин Примера Эспада имели при себе разрешение от Айзена-сама, - ровным голосом произнесла она.
        Последнее заявление заставило Заэля сначала побледнеть от понимания, что маленький ублюдок притащил с собой подстраховку и теперь его никак не убить, списав все на несчастный случай. А затем позеленел, вспомнив, что Старк не особо хорошо свою силу контролирует и, чуть что, может к чертям все уничтожить!
        Сонидо!
        На полной скорости Заэль влетает в свою лабораторию и с ужасом застает дикую картину.
        Повсюду хаос, его подчиненные и клоны бегают по лаборатории, ищут бумаги и недостающие документы; мимо него пронеслось двое детей-кошек, которые играли в догонялки. Дети бегают вокруг его очень хрупкого и ценного оборудования, у которого тончайшие настройки, что он часами лично делал, и они могут сбиться от любого неосторожного чиха. У стены спокойно дрых Койот Старк, а рядом с ним, играя в тетрис, сидят две девчонки.
        И в центре всего этого хаоса стоит САН ВЕНГАНЗА! Он пил чай, который ему принесла Рока Паламия, просматривал документы и периодически спрашивал у нее что-то.
        - ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ?! - закричал Заэль.
        Все резко застыло, словно кто-то нажал паузу на видеозаписи...
        Его подчиненные и клоны Роки замерли в каких-то неестественных позах, так как в момент крика бегали, а потому некоторые необъяснимым образом и в воздухе застыли. Стопки бумаг и документов тоже как-то нарушали законы физики и не торопились опадать на пол, шумящие дети замерли в довольно глупых позах, будто специально в момент их приняли, ну а подростки с тетрисом обернулись и ленивым взглядом посмотрели на него.
        И во всем этом хаосе Венганза стоял с невозмутимым лицом и доброй полуулыбкой, держа в руках чашку чая.
        Образовалась гробовая тишина, в которой было слышно, как он отхлебнул напитка.
        - А! Что? - поднял голову Старк, открыв слипающиеся глаза. - А ладно-о-о-о-о... - зевая, он вновь уснул.
        БАМ!
        - У-а-а-а-а!
        - Агх!
        - Кья!
        Физика вспомнила, что ее никто не отменял, и решила напомнить окружающим об этом: куча народа попадала на пол, листки документов разлетелись повсюду, котята сплелись в клубок и покатились вперед, чудом ничего не сбив со столов. И лишь Зеро как был оплотом порядка и спокойствия, так им и остался, поймав документы вокруг себя и отодвинув Року от летящего в нее слуги.
        - О, так вот где отчет по электричеству, - сказал глава Эспады, смотря на пойманный листок. - Можно не искать, он у меня.
        - Да, Зеро-сама, - кивнула девушка, взяв на поднос чашку.
        - Что тут происходит, Венганза-сан? - с трудом сохраняя дар цензурной речи, произнес он пробираясь к незваному гостю, переступая через упавшие тела.
        - Доброе... утро, Заэль-кун, - бодро поздоровался Зеро. - Я надеюсь, маленький шум не потревожил ваш покой?
        - Нет, все в порядке, - процедил он сквозь зубы. - Чем обязан вашему визиту? Я сейчас несколько занят неотложными проектами и не могу провести обещанную экскурсию.
        - О, ничего такого, Заэль-кун, я тут по совершенно иной причине. Я провожу инспекцию.
        - Инспекцию? Зачем?
        - Ну, я же Глава Эспады, мне положено быть в курсе всего, что творится в Лас Ночес, а потому проверки я решил начать с самого важного и необходимого, а именно - с лучшей лаборатории Лас Ночес, кроме оной у Айзена-сама.
        Маленький комплимент на миг польстил ученому, но он тут же пришел в себя.
        - 'Стоп! Тут же нет другой! - быстро понял он этот дешевый развод. - Убью! Убью! Убью!'
        - Так что можете не волноваться, Заэль-кун, - похлопали его по плечу. - Это лишь небольшая проверка документов. Мне нужны отчеты и текущие расходы, не более. Ваши эксперименты я трогать не стану и не смею мешать вашей работе. Вашей помощницы мне вполне хватит, чтобы ознакомиться со всеми делами.
        - Яс...но... - выдавил он из себя. - А что тут делают остальные?
        - Ну, - он почесал затылок. - Видишь ли, Старк решил составить мне компанию и посмотреть, как я работаю, вот он и его фракцион пришли. Похоже, просмотр получился не особо интересным...
        - Хр-р-р-р-р-р...
        - М-да...
        - С ним ясно, я спрашиваю, почему остальные тут?
        - А это, - он посмотрел на котят и зеленоволосую девочку, что не отвлекалась от портативной приставки. - Эспи отправилась по делам, а потому она поручила Старку приглядывать за ребятками, так что они увязались за ним. Я тут ни причем.
        - 'Десять, девять, восемь, семь... - начал он считать про себя, пытаясь не сорваться на смертоубийство. - Шесть, пять... ДА КАКОГО ХЕРА?! ОН СЕРЬЕЗНО ДУМАЕТ, ЧТО Я ПОВЕРЮ В ТАКОЙ ИДИОТИЗМ?!!!!'
        Осознание того, как низко оценивают его интеллект, что даже оправдание правдоподобное не придумывают, постепенно доводило его до бешенства.
        Он уже руками потянулся к шее этого паразита, но тот отвлекся на очередную папку и увернулся.
        - О, а это отчет о ремонте, - сказал он, покачав головой. - Как странно... Расходы больше, чем есть на самом деле...
        Заэль застыл.
        Ну, часть финансирования он потратил на покупку реагентов и аппаратуры из Мира Живых, которую ему обработали стационарным Преобразователем духовных частиц, что расположен в купленной подставной фирме, которая принадлежит Айзену-сама.
        Он иногда пользовался услугами этой компании, когда ему нужно было что-то для работы. Иногда. Изредка. Всего пару раз. Ничего интересного... Совсем...
        - 'Ладно, у меня есть чеки и все остальное, так что легко могу оправдаться', - чуть успокоился он.
        Но тут со стороны его личного кабинета послышался странный взрывчик.
        Быстро устремившись туда, он открыл дверь и уставился на ящики своего стола, которые дымились.
        Моментально потушив начавшийся пожар, он уставился на остатки тех самых необходимых ему чеков.
        - Хм-м-м-м-м, как-то подозрительно, - произнес Венганза, смотря на все это. - Похоже на саботаж, ну или очень удобное 'стечение обстоятельств'.
        - На что это вы намекаете, Венганза?! - задергался глаз у Восьмого Эспады.
        - Ни на что, - пожал он плечами. - Просто это не первые таинственные пожары, которые происходят в моем присутствии... Мой наставник по бухгалтерскому делу, господин аудитор Нацутору Ханзо, мне часто рассказывал, особенно когда он проводил проверки НИИ Готея.
        Остатки чеков истлели в вырвавшейся ненависти Заэля, а окружающие предпочли сделать вид, что они очень сильно спешат. Даже в безэмоциональных куклах и лоботомированных болванчиках резко проснулся инстинкт самосохранения, и они поспешили удалиться.
        - Но, думаю, это просто случайность, - с добродушной улыбкой махнул рукой Зеро. - Давайте вернемся к проверке.
        Заэля уже трясло от бешенства, и он с трудом держался, чтобы не убить этого ублюдка.
        - Ой, я, кажется, это сломал, - прозвучал из лаборатории голос Примеры.
        Услышав это, Заэль вспомнил, что Старк спал недалеко от его новейшего проекта, который должен был настаиваться несколько дней в полной тишине и изоляции в каменном контейнере, но который очень чувствителен к перепадам реацу.
        Со скоростью луча серо он устремился к своему детищу - и тут же начал проверять сохранность своего творения, которое он так долго делал.
        - А, простите, показалось, наверное, - ленивый голос Примеры заставил Гранца замереть...
        Он вцепился ногтями в каменную поверхность контейнера и царапнул ее, разнеся по лаборатории мерзкий скрежещущий звук.
        У него только что сердце чуть не остановилось...
        - 'Убью! Убью всех! ВСЕХ ДО ЕДИНОГО УБЬЮ!'
        - Кстати, Заэль-кун, - прозвучал голос Зеро. - Вам ничего случайно не известно о Неллиэль Ту Одершванк?
        Это имя заставило Заэля застыть...
        Это имя прозвучало для него так неожиданно, что он даже не заметил, как вздрогнула Рока, в глазах которой на миг пролетели страх и печаль.
        - Эм-м-м-м... что простите? - кое-как выдавил из себя ученый. Он прекрасно помнил все. Сложно забыть человека, который взбесил его так сильно, как эта мерзкая тварь, которую он так ненавидел. Он даже сумел убедить Нойтору, что ее убийство - отличный вариант развития событий, и он в этом оказал немалую помощь. Все прошло так гладко, что даже Айзен-сама ничего не узнал, и все удалось скрыть.
        - Ну, понимаете ли, - говорил он. - Недавно я начал расследование ее исчезновения. Пропажа члена Эспады - это нечто беспрецедентное. Потому я и собираюсь докопаться до истины. Вы тут уже давно, вот я и решил поинтересоваться, знаете ли вы что-нибудь?
        - Эм-м-м... боюсь, что нет, - с трудом не потея, выдал Заэль. Его приводила в ужас одна мысль о том, что его проступок станет известен Айзену-сама. Тот дал четкий приказ о запрете убийств, но Заэль просто не мог позволить этой мерзкой стерве отнять его подчиненную. Он в нее столько сил и знаний вложил, потому не собирался отдавать свою собственность той, которая даже использовать ее эффективно не сможет. - Я... не так часто... общался с ней и... ничего толком... не знаю...
        - Очень жаль, - покачал головой Зеро. - М? Заэль-кун, да ты бледен как мел, с тобой все хорошо?
        - Да... все в порядке... - вымучено улыбнулся он.
        - Все же ты явно нездоров. Думаю, мне не стоило беспокоить тебя. Я проведу проверку в другое время, - он похлопал его по плечу. - Отдыхай и набирайся сил, ведь без тебя Лас Ночес не может...
        Заэль пропустил момент, когда гости удалились из его кабинета...
        Все, что у него осталось в душе - это пустота... и закипающая ярость...
        ***
        - Думаю, у него сейчас так воспылает зад, что на реактивной тяге он пробьет купол и устремится к Бледной Луне, - хихикнула Лилинет. - Это было весело, я с трудом не заржала прямо там!
        - Хм, - пожал плечами Старк.
        - Ага-ага, думаю, он сейчас сам свою лабораторию уничтожит, - веселились котята. - Вот как нужно 'Космическую Программу' проводить. Наши подкидывания пустых - прошлый век.
        Лия же только кивнула, не теряя концентрации.
        Да, весело вышло.
        Пришлось, конечно, отрепетировать все и подготовиться, особенно сложно было не начать хохотать во время исполнения плана, но мы справились.
        - Да, Старк, ты лучше всех отыграл, - смеялась Лилинет.
        - Небывалое актерское мастерство...
        - Оскара ему! Оскара!
        - Эх, - он лишь закатил глаза.
        Да, от него все равно не дождаться какой-то экспрессии, да и несвойственно ему такое, потому дал ему роль молчаливого и сонливого медведя в посудной лавке, который может и проснуться.
        - Ты закончила, Лия? - обратился я к девушке.
        - Да, все сделано, сейчас подключу вас и посмотрите, - ответила она, начав концентрироваться на своем Шепоте.
        Да, в этом и был весь план.
        Просто прийти и заставить Заэля все выложить - не вариант, потому я решил прибегнуть к более хитрому плану. В основе - классическое давление на подозреваемого с целью заставить его совершать глупости, но из-за специфики многие моменты пришлось отработать... скажем так, творчески.
        Лия должна была взломать мозги одного из фракционов Октавы, которые, по сути, лишь болванчики без личностей и большей части мозга, а потому особой проблемы доставить не должны были. Ну а этот цирк с конями должен был отвлечь Заэля от ее действий... К тому же, дополнительное давление на нервы Октавы было отнюдь не лишним.
        Инспекция была лишь предлогом для того, чтобы войти и устроить хаос. Старк там был нужен исключительно как пугалка, которая вроде не мешает, но чуть что, может все случайно разрушить. Котята создавали напряжение своими догонялками на фоне общего хаоса. Они, вообще-то, очень аккуратны, а потому не повредили бы ничего, но этого ведь никто не знает. Плюс, наказ был четким: ничего не ломать, чтобы у Заэля не было причин жаловаться. Лия занималась взломом, а Лилинет прикрывала ее, делая вид, что играет с ней и иногда нажимая кнопки за нее, чтобы никто ничего не заметил.
        Ну, а я действовал розовоголовому на нервы и подкинул пару бомбочек в его стол, чтобы выбесить еще сильнее. Я и так нашел и проверил все, что мне нужно, еще вчера, когда проник туда в поисках улик и подготовки к плану.
        Нет, улик я найти не рассчитывал, ибо прошло же много лет и ничего точно не осталось, но проверить стоило, да и планировку лучше знать заранее, где кого лучше разместить. Я потому и велел Старку спать у той хреновины, чтобы нервы потрепать ученому.
        - Готово...
        В следующий миг в наших головах вспыхнул голос Заэля.
        Лия подключила нас к тому взломанному слуге и теперь транслировала нам то, что слышит он.
        - ГРААААА! - рычал и бесился Заэль. - Этот мерзкий ублюдок! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!
        Что-то упало и разбилось.
        Ох, как я его взбесил. Почти по краю ходил, всего миг отделял его от того, чтобы не сорваться и не напасть, но такие моменты я продумал и потому переключал его внимание с себя на Старка и обратно.
        - Инспекция, как же! Не зря он эту тварь упомянул! Эта *********, - дальше пошли весьма откровенные и очень красноречивые выражения, о которых даже я не слышал. Главное, Эспи не говорить, что только что слышали котята, а то она разозлится, что ее деток учат плохим выражениям. Хотя эти мелкие выглядят такими скучающими, будто и похлеще монологи слыхали. - Он точно подозревает меня! Но как он узнал?! Видать, кто-то навел! Но кто? Свидетелей не было, а болтунов должен был устранить Нойтора! Теперь уже поздно! Нужно предупредить его, что под нас копают!
        М-да, что и требовалось доказать.
        Честно говоря, это как-то даже разочаровывающе. Я рассчитывал получить хоть какие-нибудь подсказки от его действий, но никак не чистосердечное признание. Этому трупу стоило бы завязать с привычкой разговаривать самому с собой.
        Впрочем, больше-то не с кем. Заэль сам себя окружил безмолвными болванчиками. Совсем покойный о своем психическом здоровье не заботился.
        Похоже, Нойтора принимал активное участие в судьбе Нелл, а потому оба будут трупами в ближайшее время.
        Поскольку Заэль ушел, больше ничего важного мы не услышим, и Лия отключила нас.
        - Ну, вот и узнали, - хмыкнул я.
        - А теперь можно идти и бить ему морду? - с надеждой спросила Лилинет.
        - Теперь можно, - киваю ей.
        - Отлично! - она разминала кулаки. - Пошли, Старк, теперь мы можем...
        - Ага, - чуть зевнул он; пусть и выглядел лениво, но взгляд был серьезным.
        Да, предательство прощать нельзя.
        Эспада может сколько угодно быть враждебной друг другу, но какое-то хотя бы подобие единства у них имеется. И если станет известно о таком вот подлом предательстве, то этих неудачников порвут все. Даже Барраган не станет сидеть и лично по душу таких вот мразей придет, а ему вообще на Эспаду плевать, и Айзена с его планами не любит, но вот 'крыс' он презирает еще сильнее.
        Но ловить нужно обоих сразу, а потому...
        - Постойте, Зеро-сама, - прозвучал вибрирующий голос.
        Из сонидо перед нами предстал отряд Экзекиас, наши блюстители порядка и закона в Лас Ночес. По сути это один арранкар, который может клонироваться в таких вот кукол, которые за него все и делают.
        - Что-то нужно? - с льдом в голосе спросил я. Они тут явно не просто так, а я никому не дам помешать нашим делам.
        - Вас немедленно вызывает к себе Айзен-сама, - ответил он. - Он передал вам сообщение.
        - Говори.
        - Цитирую: 'Поздравляю'.
        Как обычно, лаконично и туманно.
        Да еще и с намеком.
        - Отправляйтесь в домик Эспи и расскажите все остальным, но только им, - сказал я Старку. - Я поговорю с Айзеном и вернусь.
        - Помочь? - нахмурился Старк.
        - Нет, я справлюсь, позаботься о малышах.
        Он кивнул, а я двинулся к Владыке Лас Ночес.
        Похоже, пора вновь поговорить...
        
        ГЛАВА 33. ТЯЖЕЛЫЙ РАЗГОВОР.
        
        То, что Айзен вызовет меня, как только я узнаю правду, я догадывался. Не верю я, что он ничего о деятельности Заэля и Нойторы не знал. Учитывая его силу, он знал точно, мне лишь неясно, почему ничего не сделал и махнул рукой.
        Действия Айзена можно принимать или нет, но в практичности ему не откажешь. Как бы ни вопили совесть и чувство справедливости, даже они признают практичность подхода нашего Владыки. Да, черт побери, он меня с собой забрал исключительно потому, что Готей не сможет использовать мой потенциал на все 100%.
        И на фоне этого такие действия выглядят крайне нелогичными.
        Потому, прежде чем действовать и устраивать публичную казнь двух зарвавшихся уродов, я собирался получить все ответы. Ну, или, по крайней мере, часть их.
        На входе меня встретил крайне мрачный Тоусен. Если бы не слепота, я бы подумал, что он пытается прожечь меня взглядом. Я не знаю всего об этом человеке, я даже до конца не понимаю его мотивов и целей, но одно то, что этот тип предал своих товарищей, уже ставит его крайне низко в рейтинге по моему уважению.
        Да, его можно похвалить за твердость убеждений и целеустремленность, что ради своих целей он готов пойти на такие жертвы, но это не умаляет того факта, что предателей, бьющих в спину, я ненавижу всей душой и желаю им всем сгореть на костре. Медленно.
        Слепой синигами ничего мне не сказал, а лишь молча пропустил в кабинет, где меня уже ждал улыбающийся Айзен.
        Вхожу туда, и дверь за моей спиной закрывается, оставляя нас одних.
        - Признаю, ты меня слегка удивил, - начал он. - Все узнал быстрее, чем я думал. Все же в трудолюбии и креативном подходе тебе не откажешь.
        - Практично подхожу к распределению времени.
        - Мне бы больше времени, - чуть вздохнул он. - Ну, оставим мои проблемы.
        - Ты все знал, - не вопрос, не обвинение, просто констатация факта.
        - Да, - кивает он, нисколько не стыдясь или не гордясь этим. Просто кивнул, будто мы не жизнь чью-то загубленную обсуждаем, а потерю канцелярской скрепки. - О том, что случилось с Неллиэль и ее фракционами, я знаю.
        - Я хочу знать всю правду.
        Он вздохнул.
        Ему явно не доставляло особого удовольствия мне все это говорить. Было видно, что эти вопросы оторвали его от работы, и он предпочел бы вернуться к своим делам, но все же посчитал нужным объяснить мне суть происходящего.
        - Неллиэль была очень исполнительной, верной и справедливой подчиненной, - начал Айзен. - Молча, без лишних слов или вопросов, она выполняла возложенную на нее работу. И работу свою она выполняла блестяще, немало адьюкасов она привела в Лас Ночес, и даже обнаружение Улькиорры без нее не состоялось бы. Она была сильна, и, не случись той беды, точно входила бы в текущий состав Эспады...
        Он на пару секунд замолчал, обдумывая что-то.
        - Но у нее был существенный недостаток, - продолжил он. - Она была... слишком доброй...
        Я чуть нахмурился.
        - Не в том плане, что я не одобряю доброту или считаю ее бесполезной, - покачал он головой. - Просто, когда нужно было проявить жестокость и сразу понять безысходность ситуации, она продолжала следовать своим принципам веры в лучшее, - Айзен посмотрел на меня. - Ты с самого начала понял, что Заэль опасен и может доставить немало проблем, но она не воспринимала его как угрозу. Ты сразу понял, что Нойтора опасен, но она не воспринимала его всерьез. Прощала его нападения и попытки убить ее, закрывала глаза на ненужное кровопролитие и нарушения приказов. Что бы он ни вытворял, она все равно возилась с ним и верила, что может наставить его на 'лучший' путь. Она была сильной, а потому не воспринимала тех, кто слабее нее, как что-то опасное, и ее легкомысленность стоила ей всего. Было лишь вопросом времени, когда что-то такое произойдет...
        М-да, в Хуэко Мундо сохранить столь светлые идеалы очень сложно. Даже в нас пусть и остались принципы, но мы все равно знаем, когда проявить беспощадность и жестокость. Мы научились чувствовать врага и держать его на дистанции или сразу убивать, не ожидая удара.
        Нойтора будет мне мстить, теперь я уверен в этом на 100%. Раньше мне не хватало данных, но, если сопоставить услышанное сейчас с другой известной мне информацией, психологический портрет Нойторры становится довольно ясным. Я нанес ему страшное оскорбление тем, что недооценил его и не воспринимаю как угрозу, и что бы я ни сделал, он такую обиду никогда не забудет, а потому я просто жду его действий. Заэль же никогда мне союзником не станет - это было ясно с первой встречи. Его ненависть ко мне даже физически ощутима, а потому не важно, что я сделаю: он рано или поздно нанесет свой удар.
        Может я и не смог понять все сразу, но даже первых впечатлений мне хватило, чтобы начать прикрывать спину. Нэлл же... Нэлл была даже беспечней, чем я до своей 'смерти'.
        Да, теперь я могу понять, что с таким взглядом на мир долго не живут.
        - Почему ты ничего не сделал? - спросил я. - Какой бы она ни была наивной, но она намного ценнее, чем какой-то дикарь. Ценность Заэля для Лас Ночес я могу понять, но вот Нойтора весьма сомнительная альтернатива исполнительному и дисциплинированному солдату, у которого еще и свой кодекс чести имеется.
        - Я не знал, - разве он руками.
        - Что?
        Его слова оказались столь неожиданными, что я с дыхания сбился.
        - Я просто не знал, что планируется, - вздохнул он. - Вопреки всеобщему мнению, я не всевидящий и не всезнающий. Мой меч дает мне возможность наблюдать чужими глазами, но я физически не могу следить за всеми одновременно. Реацу и тренировки позволяют мне преодолеть ограничения головного мозга и превзойти обычного человека в многозадачности на порядок, но, увы, не на несколько. Не говоря уже о том, что в большей части ситуаций я не могу тратить ресурсы своего разума исключительно на наблюдение. Поэтому я создал множество технических систем слежения: их все же можно автоматизировать, но даже на просмотр и анализ записей нужно время, а его всегда не хватает, - бывший капитан объяснял очевиднейшие вещи, но раньше ореол всемогущества вокруг него просто не давал мне о таком подумать. - Видишь ли, события, приведшие к падению Заэльапорро Гранца из Эспады, привели также к значительным изменениям его личности. Откровенно говоря, я недооценил эти изменения. Ранее Заэль пусть и был более импульсивным, но его безумия не хватило бы, чтобы нарушить мой прямой приказ. Нынешний же Заэль считает себя бессмертным,
причем буквально. Он не боится наказания, а его гордыня лишь подталкивает его к новым нарушениям... В то время я еще был сильно занят в Готее, с моими исследованиями и прочими делами, так что просто не мог уделять много времени вопросам Лас Ночес. И, когда я вернулся, уже было поздно что-то менять.
        М-да...
        Такого ответа я не ожидал.
        У меня как-то в мозгу уже сложилось, что Айзен прямо все знает и все предугадывает, что его практически в пророки записывать можно. А тут такие вещи открываются. Сам себе что-то навоображал.
        - Почему тогда ничего не сделал после?
        - Изначально - занятость. В те годы количество моих дел было так велико, что тратить свое время на то, чтобы наказать их, я не стал. И не было никакого смысла поднимать это дело спустя несколько десятилетий, когда я смог уделить Лас Ночес достаточно времени. Увы, Заэль мне пока что слишком полезен, чтобы я от него так просто избавился. Что до Нойторы... я потерял сильного бойца и убивать еще одного на тот момент было бы крайне расточительно. Второе поколение Эспады было слабовато, и я опасался, что просто не найду еще столь сильных пустых.
        Я промолчал.
        Тут спорить не вижу смысла. И так все ясно.
        На его месте так же я бы не поступил, но он - не я: у него другое виденье ситуации и иные планы, которые далеки от моих.
        - Именно поэтому, Карас, - он стал серьезнее. - Я и привел тебя в Эспаду и сделал ее лидером. Не ради тренировок или каких-то реформ. Это твоя работа следить, чтобы Эспада не нарушала моих приказов и не шла против меня. Я поставил тебя на это место не как командира или капитана отряда, а как надзирателя, который должен держать всех в узде.
        - Я это понимаю, - кивнул я. - Но я не стану терпеть предателей.
        - А тебе и не нужно, - фыркнул он. - Скоро мой план будет исполнен и нужда в большей части Эспады отпадет. И вот тогда можешь делать с этими двумя все, что тебе захочется. А пока, - он посмотрел мне в глаза. - Я запрещаю тебе пытаться убить их или позволить это сделать кому-то еще. Приказ ясен?
        - Более чем, - стиснул я зубы. - Я хочу невмешательства в мои дела.
        - Невмешательства?
        - Я обещаю, я не трону их, пока не получу разрешения, но у меня есть кое-какие планы на весь Лас Ночес и его обитателей.
        - Если это не повредит моим планам, то я даю тебе разрешение делать все, что необходимо. Пока это идет в пользу, я не возражаю.
        - Мне было бы проще действовать, если бы я знал истинные цели.
        - Позже.
        - Хорошо.
        Поклонившись, я направился к выходу.
        Неудовлетворяющий разговор, но иного я получить и не надеялся.
        Все, как и было раньше...
        - Неллиэль - жива, - неожиданно сказал он. - Она получила сильную травму головы, потеряла большую часть силы и лишилась почти всей памяти, но она жива и здорова.
        - Где она?
        - Бродит по Хуэко Мундо со своими фракционами. Но пока возвращать ее в Лас Ночес не планируется. Изначально я уже сделал все, чтобы ее рана не вызвала больших осложнений, а на полноценное лечение у меня просто нет времени: даже у меня исцеление подобной травмы займет месяцы работы. Кроме того, к настоящему моменту у нее появилось свое предназначение в моих планах.
        Я даже могу предсказать - какое. Подземный лабиринт, все эти купола и стены - у Лас Ночес слишком много фортификационных сооружений для дома сильнейших существ в Хуэко Мундо.
        - Собираешься заманить синигами сюда? А Нэллинель отводишь роль проводника?
        В конце концов, бродящий вне Лас Ночес арранкар будет найден и использован Готэем как источник информации уже при первичной рекогносцировке...
        - В точку - улыбнулся хозяин Лас Ночес.
        Подробностей, я так понимаю, можно не ждать.
        - Ясно, - киваю ему. - Всего хорошего.
        Покинув кабинет, я отправился в сторону домика Эспи.
        Хоть одна хорошая новость...
        ***
        Когда дверь за ним закрылась, Айзен еще некоторое время смотрел в пустоту.
        Да, разговор отвлек его от важных дел, но откладывать такие вещи было нельзя. Карас мог и натворить дел, если ему все не объяснить сразу. Потому и пришлось отложить все и вызывать парня к себе. Он справился быстрее, чем можно было рассчитывать, да и сам процесс получения правды оказался довольно забавным. Все же в духе этого мальчишки действовать нестандартно и выдавать даже глупые шутки за продуманный план.
        - В креативном подходе ему не откажешь, - усмехнулся он.
        Разговор получился своеобразным.
        Тут нужно было соблюсти некий баланс.
        У Караса очень серьезный пунктик на 'предательство'. После того, как испытал такое сам, его безумие выбрало для себя такое вот воплощение, и, когда дело касалось предателей, он был готов носом землю рыть, но до правды докопаться. А потому просто запрещать ему трогать тех двоих было нельзя.
        В бытность синигами, Карас испытывал серьезное психологическое давление, когда не мог добраться до некоторых аристократов, что вели весьма нелицеприятную жизнь. И он, как человек, знающий правду и имеющий силу предотвратить подобные ужасы, был вынужден просто сидеть и молчать, связанный своим долгом, заботой о своих людях и друзьях, и политикой.
        Потому запрещать ему было нельзя, иначе он просто замкнется в себе и доверие может окончательно рухнуть, а пока для Айзена не выгодно, чтобы этот мальчишка воспринимал его как врага. Потому он и дал ему некое послабление.
        Да, придется пожертвовать Заэлем, но с практической стороны Карас ему ценнее, чем потерявший большую часть своих сил и слишком ограниченный в своем самомнении ученый, который давно уже лишь тень себя самого.
        - Прости, Заэль, но ты сам выкопал себе могилу, - покачал он головой.
        Не сказать, что Айзена особо волновала судьба Неллиэль. На худой конец Заэльаппоро мог бы и дождаться его возвращения и поговорить с ним о том, что отнимают его подчиненную. Айзен бы вопрос уладил, пусть не видел в этом особого смысла, но Заэль решил поступить по-своему и посчитал, что за это ему ничего не будет.
        Что ж, возмездие порой приходит и с запозданием.
        Про Нойтору и говорить нечего.
        - Что ж, - он поднялся. - Интересно, что же Карас задумал?...
        ***
        В доме Септимы Эспады царила весьма напряженная атмосфера.
        Венганза ушел к Айзену-сама, а остальным пришлось вернуться сюда и ждать его. Все бы предпочли отправиться к предателям и начистить им рожи, но просто так игнорировать мнение Айзена они не могли.
        Так что и остается, что ждать и надеяться на лучший исход.
        Венганза прибыл через минут пятнадцать.
        Пришел тихо, почти не слышно, его даже не сразу заметили в комнате.
        Зеро молча прошел в центр и устало упал в кресло.
        Тяжелый вздох.
        Он не сулит ничего хорошего.
        Некоторое время он молчал, а остальные не спешили его беспокоить и просто ждали его слов.
        - Айзен-сама запретил мне или кому-то еще трогать предателей, - нарушил он тишину.
        От его мрачного голоса, а также его заявления все вздрогнули.
        Они удивленно смотрели на него, будто не могли поверить тому, что услышали. Им запретили наказать предателей...
        Это... угнетает...
        - Пока план Владыки не будет исполнен, ему нужен полный состав Эспады, а потому пока я не могу их наказать...
        Народ поник.
        Они и сами поняли это.
        Венганза не меньше их расстроен и опечален тем, что придется терпеть предателей и молча наблюдать, как они спокойно живут, когда заслуживают за свои действия смерти.
        - И что теперь? - нарушила тишину Эсперанса. - Неужели ничего нельзя сделать?
        На ее вопрос Венганза приподнялся и сложил руки перед собой.
        - Ну, кое-что можем, - с неожиданным спокойствием и даже весельем произнес он. - Мне запретили пытаться убить этих уродов, - произнес он, а затем его губы растянулись в зловещей улыбке. - Но ведь им не запрещали пытаться убить меня...
        
        ГЛАВА 34. МЫСЛИ НАПЕРЕД.
        
        Возмездие - это блюдо, которое нужно подавать холодным, трупно-холодным, желательно. Эту истину я вырезал на собственном сердце, когда мстил за предательство. Сейчас же ситуация иная, но тоже сложная.
        Есть двое ублюдков, которых я очень сильно хочу видеть мертвыми, а лучше вообще не видеть. Предатели, что бьют в спину; трусы, которые не способны вызвать врага на честный поединок, а потому прибегают к подлым и мерзким методам. Ведь Нойтора вместо того, чтобы победить ту, которая ему не нравится, предпочел бить исподтишка, подло, с обманом. Если у Заэля были мотивы сделать это, то Нойтора просто урод, который хотел не доказать что-то, а просто убить того, кто ему не нравится.
        Но беда в том, что просто так пойти и убить эту парочку я не могу, даже попросить кого-то сделать это за меня тоже нельзя. Все, что я сейчас могу - это ждать и готовиться.
        Однако сидеть, сложа руки, я не собираюсь.
        Да, действовать глупо и необдуманно мне нельзя, но если быть осторожным и точным, то можно добиться весьма многого.
        Что мне нужно?
        Все просто: заставить их не просто попытаться убить меня, но еще и нарушить приказ Айзена. Да, публично, чтобы все увидели насколько мерзки эти ублюдки и что их убийство пойдет Лас Ночес во благо.
        Но, чтобы добиться такого, мне нужно нанести их гордости и самолюбию несколько весьма болезненных и непростительных ударов, и так, чтобы с моей стороны это не выглядело как провокация.
        Банальные подставы, разрушение лаборатории или убийство фракционов - слишком глупый и топорный подход, а мне нужно нечто большее...
        Идеи есть, но нужен повод и предлог - я подожду, а ждать я умею.
        Да и все равно действовать прямо сразу нельзя. Нужно дать Заэлю и Нойторе время, дать понять, что происходит, и подготовиться. Чтобы они осознали - а затем будет нанесен новый, очень жестокий удар, который и станет точкой кипения.
        Вот только и этого мне мало.
        Почему бы вместе с этой парочкой не вычистить Лас Ночес и от других нежелательных элементов?
        Нет, я прекрасно понимаю, что бытие определяет сознание, а бытие в Хуэко Мундо такое, что некоторые вроде бы высокоморальные и цивилизованные существа вроде меня начинают запытывать до смерти тех, кто им не нравится. Что уж говорить об аборигенах этого мира, что просто не видели иной жизни? То, что большинство из них сейчас сущие варвары и бандиты, абсолютно не их вина. Большинство из них можно без особых проблем перевоспитать.
        Но сейчас в Лас Ночес почти отсутствуют конфликты по одной простой причине - арранкарам нечего делить, по сути. Даже возможностью раздобыть что-то в мире живых мало кто пользуется, и дело тут вовсе не в характере Доретты, которой все боятся: арранкары просто не знают, что так вообще можно. Вкусная еда, мебель, межличностные отношения - практически все для них 'terra incognita'. Но продлится это недолго. И от того момента, когда арранкары осознают прелесть сих стимулов, до момента, когда Лас Ночес превратится в бандитское логово, где блага распределяются по праву силы, а слабые ведут рабское существование, пройдет совсем немного времени.
        И, если я хочу это изменить, мне надо разобраться с проблемой заранее. Спровоцировать самых радикальных и несдержанных образовать отдельную фракцию и выступить против нас. А затем провести показательную казнь. Чувство единения против общего врага вместе со страхом оказаться на их месте окажут благотворное влияние на оставшихся, а восстание легко спишет любую жестокость - для пустых усечение непокорных голов абсолютно нормально.
        Если же народ Лас Ночес окажется слишком разумным или осторожным и 'фракция вражин' просто откажется образовываться, то это и к лучшему - по крайней мере, буду знать, что народ не станет бунтовать и делать прочих глупостей. Главное будет довести до них правила поведения и неотвратимость наказания, причем для последнего Заэль и Нойтора прекрасно сгодятся.
        Жаль, подвинуть таких социопатов, как эта парочка, на попытку сбора сторонников совсем непросто.
        Так что я пока жду, планирую и готовлюсь.
        А пока нужно заняться другими делами.
        Тренировать Эспаду - это довольно занимательное и в то же время сложное дело. К каждому нужно подобрать индивидуальный подход, решить, чему их учить и как, а также как общаться и на какие темы.
        И тут не в том дело, что я хочу втереться в доверие, нет, тут все сложнее.
        Сами по себе пустые всегда были одиночками, и разве что в небольшие группы собирались. В обычное время такое большое количество пустых в одном месте, которые не убивают друг друга, очень напрягает. И если для Баррагана и его людей такое привычно и обыденно, то вот остальные не очень комфортно чувствуют себя в окружении других пустых.
        Особо это ощущается, когда много арранкаров собираются в одном месте. Там напряжение такое мощное, что лоб расшибить можно.
        Потому и стараюсь общаться с некоторыми членами Эспады и просто арранкарами максимально спокойно и миролюбиво, а также почаще свожу их всех вместе, чтобы народ попривык друг к другу, перестал видеть в каждом врага и между ними установилось если не доверие, то хотя бы отсутствие вражды.
        Потому фракционов Баррагана и Гриммджоу я тренирую часто всем скопом, всех, кто приходит. Так, если вначале все они волком смотрели друг на друга, то теперь хотя бы не пытаются спровоцировать на конфликт, что уже хорошо.
        Но это не совсем моя заслуга.
        Дело в том, что мне удалось заинтересовать в тренировках и ребят из Приварона. Они сильнее всех нумеросов и большинства фракционов, так что я этих ребят поставил следить за порядком. А учитывая, что тренировки я начал проводить в Тресс Сифрас, то эта троица была заинтересована в том, чтобы не устраивать у них беспорядки.
        Да, всего функционала тренировочной площадки восстановить не получилось пока, ибо некоторые платформы и ловушки сломались, но даже то, что есть, уже неплохо работает. Полосы препятствий для отработки сонидо, множество платформ и двигающихся в воздухе предметов, что мешают сражаться, а также ловушки, заставляющие всегда быть на чеку.
        И эти тренировки не только потихоньку улучшают их боевые качества, но и отлично помогают просто как разрядка. Все же уставшие и выпустившие напряжение в битвах арранкары куда лучше расположены к общению. Да и на того, кто испытал такие же трудности, как и ты, смотреть как на врага довольно сложно.
        Плюс, мало-помалу всем этим интересуются и просто нумеросы в Лас Ночес, которые ни к кому в качестве фракционов не прикреплены. Несколько человек я замечал наблюдающими за происходящим, да и Лия рассказала, что в мыслях у некоторых уже есть желание попробовать самим.
        Нужно бы придумать что-то, чтобы как раз дать новичкам попробовать.
        Может, конкурс какой или испытание с призом - ради такого наверняка многие придут хотя бы попытаться, а там, может, и останутся.
        Пусть медленно и со скрипом, но дело идет.
        Но вернемся к Эспаде.
        Если нумеросы в целом народ простой и, по большей части, зависят от мнения сильнейших, то вот Эспада как раз это мнение и формирует.
        С Гриммом удалось найти более-менее оптимальный вариант.
        Он приходит за реваншем, и мы сражаемся исключительно клинками. Он, может, и не против использовать ресурексион, но боится привлекать своей кошачностью Эспи, потому сдерживается. В сонидо Гримм оказался действительно хорош, даже более того - виден талант и склонность в этом направлении. Опыта ему не хватает в использовании его в человеческом облике, но благодаря нашим поединкам этот пробел постепенно восполняется. Да и я из таких уроков выношу для себя немало полезного.
        Владение клинком возвращается, и очень скоро начну адаптировать свои новые приемы под старый стиль. Все же сто лет в Хуэко Мундо многому меня научили, потому новое будет вплетено в то, что было, и будет еще лучше.
        Больше не будет тупого короткого костяного клинка, который может сломаться, если слишком сильно ударить. Теперь не нужно сдерживаться или ограничивать спектр приемов. Кончик меча стал не толкать, а именно колоть и прорезать.
        Короче говоря, благодаря Гримму я все это, наконец-то, могу.
        Да и 'Ускорение' иногда применяю, вновь привыкая к таким скоростям и нагрузкам.
        Время пока есть; насколько я знаю, как минимум, еще несколько месяцев до начала активных действий у нас имеется, а лично для меня всего этого с лихвой хватит.
        С Тией вот все получается немного странно.
        То есть, если обучать Гримма лучше всего - акцентируя внимание на его сильнейших сторонах, то вот Тие это не нужно.
        Дело не в том, что ей некуда улучшаться, просто ее стиль полностью полагается на ее личные способности. Она редко использует общие способности пустых, вроде Серо, а в ресурексионе ее оружие становится настолько массивным, что применение рукопашного боя практически невозможно.
        Мне ее тупо было нечему обучать, так как мои техники для нее были не особо нужными. По крайней мере, пока.
        Так что с ней решил сконцентрироваться на отработке сонидо, а также фехтовании. И после нескольких поединков передал ее на обучение к Эспи. Та тоже хороша с клинком, благодаря вплетенной памяти других синигами в ней, потому ей будет чему обучить девушку. Да и фракционов ее погоняет.
        Все же девушкам лучше тренироваться в своем кругу: меня они несколько стесняются.
        А вот со Старком...
        М-да...
        Это просто какой-то звиздец.
        Я решил и за его обучение взяться, но, поскольку он лентяй и соня, то особо заставлять его двигаться было делом бесполезным. Потому я решил научить его 'Покрову муравья'. Техника заинтересовала его, причем он даже проснулся, когда о ней услышал.
        У Старка были серьезные проблемы с контролем своей огромной силы, из-за чего он всю жизнь был одинок. Так что техника сокрытия этой мощи ему очень понравилась.
        И он ее освоил... за два дня. Мог бы за один, но часто засыпал во время объяснений и ленился...
        Я, чтобы создать 'Ари но Гайхи', потратил годы освоения скрытности, маскировки и множество опыта. Эспи и остальные несколько месяцев осваивали этот прием, да и то, не все смогли. Тот же Архитектор не особо умел ее применять, но теперь вроде получше стало.
        А этот ленивый соня научился за каких-то ДВА ДНЯ!
        Да, Старк и правда гений. Не удивительно, что он Примера.
        Завидую ему чернейшей завистью.
        Так это еще не все.
        Мне удалось вытащить его на спарринг. И если поначалу он для меня как противник почти ничего не представлял, то уже минут через десять он начал адаптироваться к МОЕЙ СКОРОСТИ и отвечать. Да уж, ему бы трудолюбие и мотивацию - и такую машину смерти можно вылепить, что просто кошмар получится. Мне уже страшно, какое чудовище можно из него получить.
        Странно, что Айзен сам его не натаскивает, чтобы сделать себе ультимативное оружие.
        Хотя... не так уж и странно. Похоже, отделив от себя Лилинет, Старк кое-что и потерял. Ну, точнее, парень чем-то вроде нарколепсии страдает. И приступ может застигнуть его в любой момент, ну разве что кроме поединка или собраний Эспады, да и то, более чем уверен, что и там он тихо дремлет. Из-за этого сфокусировать внимание ему становится сложнее. Плюс психологически он весьма пассивный человек. Он очень сильно пострадал от своей силы и наоборот хочет стать слабее, а потому на усиление себя он не согласится.
        Так что пытаться тянуть его - это пустая трата времени.
        С ним придется повозиться. Может, мне и не удастся вложить в него все, но хотя бы основы донесу, а с ними он и сам во время боя может быстро прогрессировать.
        С Улькиоррой пока тишина, Куатро пока не приходил, но в том, что он явится, я не сомневался.
        А сейчас....
        - Идем играть с Ямми! - улыбнулся я, идя вприпрыжку к Десятому. - Пришла пора пинать его...
        
        ГЛАВА 35. ДОГОНЯЛКИ.
        
        - Просыпайся, Ямми, - послышался сквозь сон чей-то голос.
        Его толкнули в плечо, на что бугай перевернулся на другой бок и продолжил спать. Он не любил, когда его будили, - даже Куккапучо он такого поведения не прощал и ругал его. Сейчас же он просто хотел спать и...
        - Если ты не проснешься... то полетишь в космос... - продолжил надоедать ему голос.
        Диез Эспада лишь махнул рукой, отгоняя эту назойливую муху.
        - Ну что же, - голос потерял ласковые нотки и стал весьма злобным, - удачного полета.
        - А? - только и успел сказать Ямми, так как дальше его голос перешел на крик. - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - завопил он, когда земля неожиданно ушла из-под ног, и бугай устремился в черное небо. Сон моментально пропал, и Ямми, еще, будучи в шоке, вопил как резаный, устремляясь в небо, а затем с огромной скоростью падая вниз.
        Приземление все же не было болезненным - с его-то иеро о таком вообще не нужно волноваться - но страху он спросонья пережил немало.
        - ГРА-А-А-А-А! - зарычал он, вылезая из ямы, которая образовалась от его приземления. - Какая сволочь это сделала?!!!
        - Привет, Ямми, - услышал он знакомый голос и посмотрел вниз. - Ты не просыпался, вот я и решил тебя разбудить. Перестарался чутка, так что звиняй.
        Перед ним стоял этот мерзкий и наглый ублюдок, который отнял у него звание Зеро Эспады. Один вид его самодовольной рожи заставлял бугая закипать и желать придушить этого ублюдка.
        - Ур-р-р-р-род! - скрежетал он зубами. - Чего тебе нужно?!
        - Как чего? - чуть удивился незваный гость. - Я решил, что тебе скучно и нужно немного развеяться.
        - РАЗВЕЯТЬСЯ?! - бесился Ямми. - Мне от тебя, сволочь, ничего не нужно! Не смей ко мне подходить и мешать мне отдыхать!
        Желание убить урода было сильным, но он был не в настроении для битвы.
        Развернувшись, Ларго двинулся в сторону Лас Ночес.
        - А как насчет пари, где я поставлю свое звание Зеро Эспады?
        Ямми резко остановился.
        - Предлагаю сделку, - прозвучал зловещий голос за спиной. - Если победишь, то я публично и официально верну тебе звание Зеро Эспады и пойду к тебе в подчинение.
        Ларго, сам того не желая, начал обдумывать такое предложение.
        Все же вернуть себе свой номер он хотел. Да, быть Десятым очень неприятно, но осознание того, что он может победить всех, было ему как бальзам на сердце. Потому потеря такого хоть небольшого, но утешения, сильно злила. Он не стал слабее ни капли, но всякий мусор типа Нойторы и другого ничтожества начал вякать на него и насмехаться, чего он стерпеть не мог. Увы, приказ Айзена-сама о запрете высвобождения клинка под куполом нарушать нельзя, а без высвобождения его сила была не столь велика. Да и еды для усиления у него не так много, а идти на поклон к Злобной Пчеле он не хотел.
        - В чем подвох? - обернулся он, посмотрев на этого гада.
        - Никакого подвоха, - улыбнулся нынешний Зеро. - Все честно, я даже Старка пригласил как свидетеля.
        И, действительно, в некотором отдалении от них на камне дрых Примера в компании двух девочек, что рисовали что-то карандашами. На взгляд Диеза Койот махнул рукой в качестве подтверждения этих слов.
        - Как видишь, все честно, без подвоха или лазеек, - говорил этот тип, но Ямми задом чуял подлянку. Интуиция обычно дрыхла в нем беспробудным сном вместе с совестью и скромностью, но сейчас с чего-то проснулась и отговаривала.
        - И каковы условия? - все же спросил он.
        - Все просто, - улыбка Зеро стала чуть шире. - Поскольку бой между нами - бессмысленное действие, я решил устроить состязание. Ты гордишься своей небывалой силой, а я горжусь своей скоростью. Если ты сумеешь поймать меня, используя все возможные приемы, то будешь победителем.
        - Поймать? - засомневался он.
        - За всю мою жизнь меня лишь мой Учитель могла поймать, и, сделав то же самое, ты практически сведешь на нет мой самый сильный козырь.
        Ямми сомневался.
        С одной стороны, все вроде несложно, да и Старк просто так подрывать свой ленивый зад не стал бы, но с другой - поймать этого шпингалета затруднительно. Но все же вернуть свой номер хочется, а просто сидя и ворча, добиться ничего нельзя.
        - А если я не смогу?
        - То тогда примешь участие в следующей тренировке с остальными, - выдвинул он требование. - Один раз.
        - Один?
        - Да, а если и во второй раз не поймаешь меня, то опять отрабатывать будешь; и так, пока не справишься. Неплохая сделка, не правда ли?
        - А я там зачем?
        - Ну, ты сильный и крепкий, для отработки взаимодействия команд сойдешь. Старк слишком ленивый и сильный, к нему даже подойти побаиваются, а тебя некоторые, наивно думают, могут победить. Что скажешь?
        - Идет...
        Бала!
        Алая сфера устремилась к голове Зеро, а за ней понеслась рука, чтобы схватить его.
        Отбив удар, он пригибается и легко уходит от руки.
        Бала! Бала! Бала! Бала!
        Удары посыпались градом, и сопляку приходилось уворачиваться от всех снарядов, попутно пытаясь не попасться Ямми, но пока у него неплохо получалось уклоняться и ускользать в самый последний момент.
        - Черт, а бала клевая техника, - сказал он, отводя голову в сторону. - Как она работает?
        - Ха! Это я ее придумал! - гордо заявил Ларго. - Создаешь сферу, уплотняешь ее, а затем кидаешь, не насыщая.
        - Но ты же ее вокруг кулака делаешь! - заметил шкет.
        - В броске замыкаю, вот и все!
        - У-у-у-у-у, как круто, - загорелись у него глаза. - Нужно и мне попробовать. Классная штука.
        Ямми перестал говорить, так как сконцентрировался только на попытке поймать этого мерзавца. Зеро двигался очень быстро и ловко; когда казалось, что ему уже не уйти, он умудрялся извернуться и вырваться из самых невыгодных ситуаций. Даже когда взрывом поднялось пылевое облако отрезав ему зрение, его все равно никак не получалось поймать.
        - 'Быстро, слишком быстро! - скрежетал зубами Ларго, двигая руками, но его здоровенные руки просто не успевали за столь шустрым противником. - Черт, черт, черт! Как же это бесит!'
        Гнев придал ему сил и даже сделал его немного крупнее, но это слабо помогало. Двигаясь какими-то зигзагами и уходя от рук под самым невозможным углом, изгибаясь так, словно у него костей нет, он все ускользал и ускользал.
        Минута текла за другой, раздражение усиливалось, а шустрая мелочь никак не хотела ловиться. Время шло, но прогресса никакого не было, а лишь злость, которая никак не давала сосредоточиться.
        Кулаки со всей силы ударили по земле, подняв целую волну песка, накрывая врага с ног до головы.
        Прыжок!
        Ямми прыгнул к месту, где ощущался Зеро, но в следующий миг оказался сбит потоком ветра, поднятого из ниоткуда. Не успевает он сориентироваться, а в затылок прилетает удар, толкающий его вперед, а затем и весь поднятый песок обрушивается на бугая.
        - Кха! - он вырвался из дюны, выплюнув песок. - Убью!
        Сонидо!
        Рука проходит над головой мелкого мерзавца, затем он делает прыжок и забирается на его кулак; два шага по руке гиганта - и оттолкнувшись от его плеча, ублюдок прыгает в воздух.
        Резкий разворот и прыжок, который, увы, приходится на пустоту.
        - А, кажется, понял, - произнес Зеро. - Это как надувать мыльный пузырь, но не насыщать его силой. Вот так...
        В следующий миг вокруг его руки появляется сфера балы, которую он стряхнул, и та на бешеной скорости полетела в сторону, а затем взорвалась в полете, потеряв стабильность. При том полетела сфера в Старка, а потом взрывом Примеру засыпало песком.
        - Ой, что-то не то сделал...
        Койот неодобрительно посмотрел на него, а затем перешел спать подальше.
        - Че?! - офигел Ямми, смотря как его крутую технику повторили за пару минут. Даже другие арранкары и члены Эспады учились этому гораздо дольше, а этот тип за пару минут разобрался.
        - Ну, у меня идеальный контроль реацу, - пожал он плечами. - Что-то подобное я и так делал, но теперь понял, как именно. Буду совершенствоваться. Благодарю, Ямми.
        Такие слова выбесили мужика еще сильнее, и он, потеряв всякий контроль над собой, кинулся в атаку.
        Удар! Удар! Удар! Удар!
        Но ни одна атака не достигала цели. Сколько бы он ни старался, но все было тщетно.
        - 'Бесит! Бесит! Бесит! Беси...'
        Его палец коснулся края накидки...
        Хват!
        Но одежда в последний миг выскользнула из его пальцев.
        - 'А?! - удивился он. - Что я сейчас сделал?'
        Всего на краткий миг, но ему удалось коснуться своей цели. Лишь кончиком пальцев, но он это смог!
        Поняв это, он усилил напор и пытался повторить свой успех...
        Через час Ямми валялся на земле и старался отдышаться.
        Все же даже для него час беготни, прыжков и попыток поймать верткую цель - весьма напряженное и изматывающее действие. Силы еще есть, но вот нервы ему потрепало знатно.
        - 'Я же почти поймал. Что же я сделал тогда?'
        Вопрос без ответа. В один момент он ощутил нечто необычное, но это чувство ускользнуло от него почти сразу.
        - На сегодня хватит, думаю, - произнес Зеро.
        - Я еще... не сдался... - произнес Ларго, поднимаясь.
        - А я и не говорю тебе сдаваться, - пожал он плечами. - Пойми свои ошибки и вызови меня еще раз. А пока завтра жду тебя на площадке...
        - Грррр...
        Этот ублюдок ушел, а вместе с ним и Примера с остальными...
        ***
        - Это было... жестоко, - произнес Старк.
        - Так нужно. Просто так Ямми не стал бы напрягаться, так что нужно было его мотивировать, а затем показать несостоятельность его тактики и текущих возможностей. Лишь раз у него 'почти' получилось, но развить успех он не сумел.
        - Ты ведь поддался ему.
        - Да. Если бы он вообще ничего не достиг, то я бы не смог разжечь в нем азарт, - отвечаю ему. - А так в определенный момент я дал ему ощутить, что он почти сумел, всего немного не хватило. Так он не будет разочаровываться и попытается еще раз. Слабость Ямми именно в его медлительности и некоторой неуклюжести.
        - А если бы у него получилось поймать тебя, ты и правда отдал бы ему звание 'Зеро'? - скептически хмыкнул он.
        - Если бы у него реально такое получилось, то да, - усмехаюсь. - Но это физически невозможно.
        - Даже для меня?
        - Да, даже для тебя.
        Старк некоторое время молчал, а затем, махнув рукой, пошел дальше спать.
        Ну, и ладно.
        А у меня свои дела есть.
        Тренировать Ямми весьма затруднительно, так как тренироваться он вообще не хочет. Потому ему нужна была цель, мотивация и способ достижения этого, при этом хотя бы выглядеть он должен достижимым. Силы Ямми не занимать, а вот со скоростью и точностью беда.
        - И что теперь?
        - Ну, поварится немного, и подумаем. А затем 'случайно' найдет решение, которое не только ему поможет, но и сделает ближе к окружающим.
        О, да, я приготовил для Ямми нечто веселое. Думаю, ему понравится, и при этом ничего задевающего его гордость не будет.
        - Плюс я бала научился, - улыбнулся я.
        Нет, правда, отличная техника. Что-то подобное я и сам думал, особенно когда впервые увидел ее в исполнении того ублюдка, Сати. И вот, благодаря совету Ямми, у меня кое-что и получилось. Вообще в контроле реацу у меня полный порядок, так что ничего удивительного, что бала у меня пусть криво, но вышла быстро. Остается лишь отработать.
        - Ладно, чуть позже, - отмахнулся я от мыслей. - Теперь поболтаем с Улькиоррой...
        
        ГЛАВА 36. ПОЗНАВАЯ СЕБЯ.
        
        Улькиорра Шифер не рассчитывал, что из этой идеи может выйти что-то приемлемое.
        Обмен знаниями? Взаимное обучение? Поддержка друг друга?
        Что за чепуха?
        Эти слова для Куатро были чем-то мистическим и глупым - то, чего раньше никогда ему делать не приходилось, а потому, как это будет выглядеть, он просто не представлял.
        Поначалу он все же думал отказаться и продолжить личное саморазвитие через познание себя и тренировки, но вскоре осознал, что просто топчется на месте.
        Все новое, что он мог в себе открыть, он уже открыл, и ничего другого в голову не приходило. А попытки самому освоить это 'Кокуда' ни к чему нормальному не приводили. Нет. Что-то подобное он и так использует, но если сравнивать с тем, что показал в бою Венганза, то его потуги больше похожи на жалкое блеяние Гилиана рядом с Вастер Лордом.
        Так что, обдумав все за и против, он решил принять предложение Зеро Эспады и согласиться на взаимное обучение.
        - 'Если это не выгорит, я все равно ничего не потеряю', - логично рассудил он.
        Самого Главу Эспады он нашел на какой-то непонятной тренировке с Ямми. Бугай пытался поймать верткого противника и никакого успеха не добился. И можно было просто решить, что Зеро издевается над своим соперником, но наличие Примеры неподалеку заставляет задуматься, что все не так просто, как кажется.
        Плюс, Шифер отметил, что Примера как-то странно стал ощущаться. Ну, если не знать что он здесь, то его почти не заметно, а учитывая его безумную мощь, это весьма необычно выглядит. Видать, Венганза и его чему-то научил, раз он теперь способен настолько хорошо скрывать свою силу.
        - 'Похоже, мысль обратиться к нему все же имеет смысл'.
        Вот дождавшись, когда Зеро закончит с Десятым, он и подошел к нему. Тот легко согласился, и они ушли подальше от Лас Ночес, чтобы никто им не помешал.
        - Ну, что же, - начал Сан Венганза. - Думаю, лучше начну я, так как опыта в обучении у меня больше, плюс объяснить принцип работы моей техники будет попроще, да и ты может, что для себя поймешь.
        Улькиорра не возражал, потому лишь только кивнул.
        - Итак, 'Кокуда' - это адаптация Хакуда, рукопашной техники синигами, под энергию пустоты, - начал он. - Несмотря на то, что Хакуда подается как стиль рукопашного боя, большей частью этого искусства является умение управлять реацу внутри своего тела. То же можно сказать и о Кокуда.
        Улькиорра слушал его и заметил, что слушает с интересом, хотя такого он и не ожидал.
        - Независимо от того, используется реацу синигами или пустого, все техники состоят из трех простых составляющих: укрепление ударной поверхности или подвергающихся чрезмерной нагрузке участков тела, усиление мышц в момент удара и высвобождение поражающей реацу. Арранкарам высвобождение реацу дается куда проще, чем синигами, - ладонь Венганзы окуталась маревом несформированного Серо, иллюстрируя его слова, - но усиление при этом затруднено. В целом, наша реацу даже больше расположена к взрывному усилению мышц, но при этом избежать вреда организму куда сложнее. Даже у меня полностью не получается, поэтому я бы предпочел, чтобы сведения об этом шаге не дошли до наших менее одаренных регенерацией товарищей. Хотя кому я это говорю? - он усмехнулся своим мыслям. - Кроме того, усиление бессмысленно изучать без достаточных успехов в техниках передвижения: если ты не можешь в любой момент создать себе достаточно прочную опору для нанесения удара, от мышечной силы мало толку. Также не стоит забывать и о своей энергетической системе. Разумеется, ты можешь двигать рейрьёку хоть поперек ее естественного потока,
но это приведет к снижению скорости и потере силы. Мастер Кокуда должен чувствовать естественные духовные течения в своем теле и пользоваться ими. Но давай перейдем от теории к практике. Твоя задача разгонять свою силу по телу, по твоей энергетической системе, двигая ее от кончиков пальцев ног до корней волос.
        - Мне не особо ясно, как это делать правильно, - резонно отметил Улькиорра.
        - В этом нет проблемы, я тебе помогу, - с этими словами руки Венганзы почернели и обзавелись небольшими когтями. Как тогда в бою с Ямми. А затем из когтей вылезли едва заметные нити, которые закрутились вокруг его тела. - Не волнуйся, вреда тебе никакого не будет. Я буду сканировать твое тело и подсказывать, если ты делаешь что-то не так.
        Эти слова не убедили Улькиорру.
        Он хотел познать себя и чувствовал, что знания Зеро ему необходимы, но не собирался вступать в ловушку, которая может убить его. Смерти Куатро не боялся, но он не был дураком, что легко верит любому на слово.
        - Раз тебе так важно это, то можешь приставить мне к шее свой меч, - с усмешкой заявил Венганза. - Если почувствуешь угрозу, то легко снесешь мне голову.
        Глаз Улькиорры чуть дернулся, выдавая некую заминку в его сознании.
        - 'Он готов так подставиться ради этого?' - промелькнуло в его голове.
        Он просчитал, что Венганза даже со своей скоростью не сможет уклониться от клинка, прижатого к шее, и если не умрет, то будет серьезно ранен. И, чтобы доказать честность своих действий, он не боится умереть.
        - Ты так легко доверяешь мне?
        - Доверие невозможно получить просто так. Его можно только заработать...
        ***
        Достав свой меч и приставив его к моей голове, он все же позволил мне опутать его тело нитями для сканирования. Да, чуть страшновато сидеть с клинком у шеи, и я прекрасно понимал, что могу в случае чего реально не успеть увернуться, но доверие Улькиорры мне действительно важно.
        Расположить к себе таких как он, очень сложно. Нелюдимые, отчаявшиеся и разочаровавшиеся в жизни люди замкнуты в себе и никого близко не подпускают, потому в ближний круг к ним так просто не попасть. Потому, чтобы такие, как он, начали хоть немного спокойно чувствовать себя в компании других, нужно дать им возможность играть на своих условиях, так, чтобы им было спокойнее. Только так, мало-помалу, можно пробить стену отчуждения.
        Но это дело сложное, долгое и муторное - тут спешить нельзя.
        - 'О Боги, спасибо, что у меня есть эти нити', - искренне поблагодарил я мир, Айзена и вообще все, что только можно.
        Почему я им рад - да потому, что до нитей единственным способом точно сканировать чужое тело на тонком уровне, как сейчас, был близкий контакт. И если для небольших участков можно было просто прикоснуться руками, то для ощущения тела разом, мне нужно было сканируемого обнять. Благо, Хебико, на которой я учился кидо, была милой девушкой.
        А вот обнимать Улькиорру мне как-то не хочется, да и он, думаю, не понял бы моих намерений.
        Так что радуемся нитям и действуем, как есть.
        Обучение 'Кокуда' дело нелегкое, я немало времени убил на создание этой техники, но не думаю, что она вызовет у него особые трудности в освоении. Он и так нечто подобное неосознанно применял, потому освоится относительно быстро.
        - 'Не так быстро, как этот читер Старк, но все же'.
        Присев на песок, как и я, он, держа клинок у моей шеи, начал концентрироваться на своей внутренней энергии. Получалось пока не особо. Одно дело делать все это неосознанно в бою, а другое - пытаясь понять, что именно ему нужно сделать.
        Я же следил за движением потока энергии и поправлял его в случае необходимости. Думаю, всего несколько таких уроков - и он сам начнет чувствовать свои духовные потоки и понимать, что и как делает. Все же Улькиорра очень старательный тип; в отличие от остальных арранкаров, он стремится к саморазвитию и уже немало о себе узнал, потому и до этого быстро дойдет.
        Так прошло несколько часов в медитации.
        Улькиорра постепенно продвигался, а я все чаще молчал, давая ему самому все делать.
        Клинок в его руке стал менее напряжен. Пока убирать его он не станет, но уже не ждет от меня удара в любой момент.
        Так мы и действовали, пока нас не прервали.
        Приближение нескольких целей мы оба почувствовали заранее, да и гости не скрывались, явно давая понять, что они двигаются к нам.
        Вскоре к нам прибыли Экзекиасы полным составом.
        - Зеро-сама, Куатро-сама, - поклонился Рудборн. - У меня срочное донесение от Айзена-сама.
        - Срочное? - чуть удивился я.
        Мы же с ним не так давно болтали, и я пока ничего такого не сделал, за что меня нужно было вызывать. Значит, дело не в моих планах, а в чем-то другом.
        - Да, - кивает арранкар. - Айзен-сама немедленно вызывает вас к себе, Зеро-сама. Говорит, что это нечто срочное и важное, потому желательно прибыть немедленно.
        - Хорошо. Продолжим, когда я вернусь, Улькиорра. Сам пока не тренируй движение реацу, можно наработать неверный рефлекс. Сосредоточься на ощущении своей духовной системы, - обращаюсь к Куатро.
        Тот кивком соглашается и уходит по своим делам.
        А я же двинулся к кабинету Айзена.
        Похоже, назревает нечто важное...
        
        ГЛАВА 37. ШУМНОЕ УТРО.
        
        БАМ!
        Шум заставил Ичиго резко проснуться и подскочить.
        Открыв глаза, он некоторое время мотал головой и пытался понять, что случилось, но в его комнате было тихо и спокойно. Даже слишком тихо, что несколько расстраивало.
        Он с грустью посмотрел на шкаф, где не так давно спала Рукия. Мысли о ней заставили парня тяжело вздохнуть. Прошел уже месяц с тех пор, как он вернулся из Общества Душ, но девушка так и не прибыла.
        Да, он понимал, что так легко и быстро она не поправится, что нужно время, и жалкого месяца точно недостаточно для той, кто почти полностью лишилась своей силы. Он понимал это, но легче не становилось.
        Он скучал по ней, по ее голосу, по ее упрекам и их частым ссорам, скучал по ее бестактности и простоте, а также тому, как она может удивляться обыденным вещам.
        - А?! Ичиго? - послышался голос Кона. Плюшевая игрушка поднялась с подушки и зевала. - Ты чего проснулся?
        - М?
        Он тут же вспомнил про шум, который заставил его встать.
        Что-то при этом слышалось откуда-то снизу, а потому Ичиго вышел из комнаты и пошел в гостиную. По пути он встретил своих сестер, Юдзу и Карин, которые тоже проснулись, что-то услышав. Хотя, скорее всего, Юдзу встала сама готовить завтрак: по бодрому лицу видно в противовес заспанной и хмурой мордочке Карин.
        Спустившись вместе, они застали весьма забавную картину.
        Их придурковатый отец валялся на полу с разбитым носом и пачкал ковер своей кровью, а над ним нависала очень сердитая женщина. Черноволосая девушка с протезом вместо правой руки, одетая в короткую футболку и синие джинсы, без своих бинтов на голове.
        - Давно не виделись, Иссин, - злобно оскалилась она. - Ты же не думал, что сможешь так легко спрятаться от меня?
        - Угх... - хрипел папа, зажимая нос.
        - Сестренка... - послышался из дверного прохода голос Гандзю. Сам 'дядюшка' оказался там же, тоже в гигае, одетый в обычную одежку, и выглядел не очень уверенно. - Может, не стоит так...
        - Заткнись! - рыкнула она на него, а затем повернулась к их отцу. - Сейчас ты будешь бит, причем не только ногами.
        Ичиго лишь тяжело вздохнул.
        Да, вот они и приперлись, когда не ждали.
        - Не-е-е-ет! - вперед вылетела Юдзу и встала перед отцом. - Не трогайте папу!
        - Хм? - Куукаку смерила девочку строгим взглядом.
        Ичиго в этот момент отметил, что Куукаку чем-то похожа на Карин, только намного старше.
        - 'Если Карин внешностью пошла в нее, то у сестренки неплохое будущее'.
        - Так, значит, у него не один Ичиго, - хмыкнула она, а затем погладила его сестренку по голове. - Расслабься, малышка. Убивать своего кузена я не буду, просто помну его немного за то, что пропал на двадцать лет и даже весточки о себе не дал.
        - Че? - удивилась Карин. - О чем это она, Ичиго?
        - М? Ты меня почему спрашиваешь? - посмотрел он на нее.
        - Да у тебя на роже написано, что ты все знаешь, - фыркнула сестренка.
        - Ну, эта женщина - двоюродная сестра нашего отца, - ответил Куросаки. - Я ее встретил во время своей поездки недавно. Она обещала приехать навестить нас, и вот она тут.
        - А чего раньше не сказал?
        - Ну, - он посмотрел на отца, который уже пришел в себя, но усиленно делал вид, как ему плохо и больно, а сам медленно отползал в сторону, чтобы сбежать. - Отец запретил.
        - Стоять! - Куукаку прижала отползающего Иссина к полу ногой. - Куда это ты собрался, братец? У нас будет до-о-о-о-о-олгий разговор.
        Поняв, что попытка побега провалилась, он сдался и поднялся. Куукаку потащила его на кухню, куда побежали и сестры.
        - Здоров, Ичиго, - махнул рукой Гандзю.
        - Ага, привет. Ты в тот раз свалил, не попрощавшись.
        - Ну, дела у меня были срочные, - самоуверенно усмехнулся он. - А остальные как?
        - В порядке. Чад в норме, в группе своей играет, Иноуэ с подругами гуляет, а Исида, как обычно, учится и ворчит на все, - коротко рассказал он. - Ну и Такеру-сенсей всех терроризирует.
        Да, после возвращения домой Такеру-сенсей получил гигай, вернулся в школу и начал отрываться на учениках с удвоенной силой, компенсируя все пропущенные дни без троллинга. Страшный человек.
        Прошел месяц с тех пор, как они вернулись из того невероятно опасного приключения. Даже не верится, что все это было правдой.
        Побывать в ином мире, затем пройти немало и сразиться в конце с самыми сильными в мире. Это было захватывающе.
        Но приключение закончилось, и все вернулось на круги своя.
        Школа, дом, иногда прогулки с друзьями, а также редкие ночные вылазки на бои с пустыми. Но теперь в Каракуре появился новый патрульный, так что самому бороться с уже ставшими легкими и слабыми для него пустыми не было смысла.
        Чад, Иноуэ и Исида тоже стали жить как прежде, и они не поднимали тему того что случилось и того, что будет в будущем. Просто старались не думать об этом.
        Но по глазам каждого из них Ичиго замечал, что ничто уже не будет как раньше. Особенно для них...
        Такеру-сенсей все так же учит, попутно издеваясь над учениками, и что-то он там мутит, о чем никому не говорит. Сказал только, что, как разберется во всем, займется тренировками, но Ичиго не особо понимал, зачем нужно так спешить.
        Да, этот Айзен, что почему-то заинтересован в нем, очень опасен, и он практически стоял за всеми недавними проблемами в жизни парня...
        - 'А с ним и Вен...' - вспомнил он своего наставника - того, кто тренировал его и наставлял.
        Человек, что был предан товарищами, ставший пустым. Он стал для него кем-то важным, кем-то, кого он просто не мог не уважать.
        - 'И с этим человеком мне, скорее всего, придется сойтись в бою', - поежился парень.
        Он до сих пор помнил, как Вен сражался с Айзеном и какой нереальный уровень силы и мастерства он продемонстрировал. Сам Ичиго не особо верил, что он сумеет сравняться с наставником и одолеть его.
        Но рано или поздно придется. Отец сказал, что лично займется его тренировками, как только его сила восстановится на достаточном уровне, чтобы он мог сражаться и выходить из тела без проблем. Осталось немного времени - и опять будут проблемы.
        Да, стоит ценить эти дни спокойствия, пока они еще есть.
        - Ввалились вы в выходной, - зевнул рыжий. - Но спать теперь уже бессмысленно. Пошли на кухню.
        - Ага...
        ***
        В этот самый миг на окраине Каракуры, на полянке, окруженной высокими деревьями, где редко бывают люди, открылась Гарганта.
        В Мир Живых хлынул холодный воздух Хуэко Мундо, и звери, что находились близко, в ужасе разбежались, почуяв неладное.
        А меж тем из прохода вышли две фигуры.
        Невысокий черноволосый юноша и девочка-подросток с зелеными волосами...
        
        ГЛАВА 38. ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ.
        
        She keeps Moet et Chandon
        In her pretty cabinet
        'Let them eat cake' she says
        Just like Marie Antoinette
        A built-in remedy
        For Kruschev and Kennedy
        At any time an invitation
        You can't decline...
        Музыка заставила Таку проснуться в свой долгожданный и желанный выходной раньше обычного. Шум вырвал чародея из сладких объятий Сеханин* и заставил его вернуться в суровую реальность.
        Caviar and cigarettes
        Well versed in etiquette
        Extraordinarily nice
        А меж тем музыка продолжилась.
        - Убью соседей, - мрачно произнес он.
        Нет 'Queen' ему тоже нравилось, но не в такую рань, учитывая, что уснул он поздно, так как полночи изучал все наворо... то есть одолженное из Готея. Все же свое образование повышать нужно, вот он и изучал принесенное, постигая магию не только в плане своей силы, но и того нового, что он может освоить.
        Окончательно распрощавшись со сном, он встал и решил высказать пару ласковых слов недоумкам, что мешают спать.
        - А? - резко остановился он, поняв, что музыка идет из гостиной, а не сверху, как обычно.
        Свою аудио-систему он точно выключал перед сном, так что сама она никак не могла врубиться.
        Напрягшись, он окончательно проснулся и стал готовиться к возможным неприятностям.
        Железное Тело!
        Заклинание тут же активировалось, сделав его прочнее, тяжелее и повышая защиту. Все же в такой форме он чувствовал себя в куда большей безопасности, по крайней мере, смертельные для обычного тела удары в этом виде ему не так страшны.
        Выйдя из спальни, он прошел в гостиную...
        She's a Killer Queen
        Gunpowder, gelatin
        Dynamite with a laser beam
        Guaranteed to blow your mind
        Anytime...
        'Queen - Killer Queen'
        Незваные гости уже вольготно и нагло расположились в гостиной и приватизировали его вещи. Карас устроился на диван, включив музыку. Одно хорошо: музыкальный вкус у его друга более-менее приличный, и стыдиться за включенные мелодии не приходится.
        Сам Карас при этом выглядел как... человек, ну, то есть пропала его вечная белизна, из глаз ушла чернота. Похоже, именно так он выглядел до того, как стал пустым. Вот только бело-черные одежды смотрелись как-то странно. Ну, у костюма лишь пояс-харамаки и вакидзаси на нем отдавали японскими мотивами, а остальной костюм будто из Восточной Европы был привезен.
        - 'В Польше что-то такое видел', - заметил он, но название халата не помнил.
        В это время за его приставкой сидела девочка-подросток с зелеными волосами, две пряди которой напоминали звериные ушки и смотрелись очень мило. Одета она была тоже во все бело-черное, но ее одежда больше походила на что-то нормальное, а не на маскарадный костюм.
        Эта девочка сейчас играла в недавно купленный им 'Мортал Комбат' и в роли Скорпиона выносила Лю Кенга.
        - Вы чего у меня забыли? - спросил он.
        - Привет, Така, - улыбнулся Карас, - давненько не виделись.
        - Ага, здорова, - махнула рукой девочка, не отвлекаясь от игры.
        Голос показался ему знакомым.
        - Лия? - удивился он. - Это как так?
        - Айзен может ускорять эволюцию пустых, делая их тела похожими на человеческие, - ответил Куроки. - Так что все мы стали людьми в некотором роде.
        - Хм-м-м-м-м, - он смерил Лию оценивающим взглядом. - Легальная Лоли, - удовлетворенно покивал он. - В стане врагов еще есть вакансии? За пару лолей в роли служанок я готов пойти на службу силам зла.
        - Полегче, иначе Эспи тебя прибьет.
        - Пф, жизнь без риска бессмысленна, - фыркнул он, присев в кресло. - Ну, так чего вы приперлись? Мы же теперь вроде как враги, а потому ваше наличие тут явно нежелательно.
        - Не говори ерунды, Така, - стал Карас чуть серьезнее и выключил музыку. - Тебе вообще плевать на Готей и на то, что они там творят. Тебе не плевать на некоторых людей, как и мне, но это уже частности. Между нами с тобой вообще нет никаких проблем, а потому и общаться мы можем нормально. Я не дурак и подставлять тебя перед другими не стану, но хоть сам не говори чепухи.
        - Да я и не говорю. Вы меня разбудили просто.
        - Тебе же только пара часов медитации нужны для отдыха? - вспомнила Лия.
        - Ну, так и лег я совсем недавно, - усмехнулся Така. - Все же книги по магии из Академии очень интересны.
        - По моей наводке достал - 'Природа Имен. Рассуждения Ичибея Хьесубе'?
        - Ее я первой стырил.
        - Отлично. Удачи тебе в постижении магии и себя.
        - Спасибо.
        Они некоторое время молчали, каждый думая о своем.
        Така же не особо удивился приходу своего друга. Все же он, так или иначе, ждал, когда к нему наведаются. Если не с целью просто навестить, так чтобы завербовать или по какому-то делу. Ну и просто у него все еще стоит 'Преобразователь Духовных Частиц', потому хоть за своими вещами они точно должны были прийти.
        И вот явились.
        Така ни капли не боялся возможных проблем.
        Захоти Карас его убить, Така даже в перспективе ничего сделать не смог бы. Нет, если постараться или извернуться, то можно выжить, но не в подобной ситуации, потому он давно деактивировал 'Железное Тело', так как оно сейчас бессмысленно.
        - Ну как тебе работается на Великое Зло?
        - Неплохо, - усмехнулся он. - Меня сделали самым главным среди пустых, так что могу делать что хочу.
        - Что, проблем много? - понял Така.
        - Да, - скис Карас. - Десятка сильнейших Айзена - Эспада - народ своеобразный, но очень сильный. Советую как следует подготовиться и ребят подтягивать, и чем раньше, тем лучше. Я еще не знаю, сколько времени у вас есть, но не думаю, что особо много. До зимы так точно можете барахтаться, а потом начнутся неприятности.
        - Значит, до зимы? - хмыкнул Такеру. - Что ж, придется всех пинать, чтобы развивались.
        - Да не помешало бы, наша Инопланетная Летучая Мышь пока бездействует, но это ненадолго.
        - Значит, тебя сюда послали не для того, чтобы заявить о себе? - спросил Така, быстро меняя тему. Намек он понял. Он тот разговор помнил, а потому и намек Караса уяснил быстро.
        - Нет, мое явление слишком круто будет, - развел он руками. - Я здесь по другому делу. Айзен поручил мне важную миссию, и мне нужна твоя помощь.
        - Почему моя?
        - Ну, я могу справиться и один, - усмехнулся Карас, - но с тобой будет проще и надежней...
        ***
        Така стал внимательно слушать, а я лишь надеялся, что все сделал правильно. Одно из свойств его силы - эйдейтическая память, а значит, он просто не мог забыть тот наш мозговой штурм. Явного намека на тот разговор вместе с не менее явным нежеланием говорить открыто было достаточно, чтобы он понял, что предположения о силе Айзена оказались правдой. Нет, я не боялся, что он проболтается и вовсе не желал раскрытия этого Готею, да и Така говорить никому не станет. Моя цель была в том, чтобы он сам узнал и принял меры по этому поводу, чтобы защитить ребят и себя.
        Все же Така мой лучший друг, и его смерти я очень бы не хотел.
        - Ладно, что за задание?
        - Ну, недавно меня к себе вызвал Айзен...
        Кабинет Владыки Лас Ночес сегодня был лишен своего особого освещения, что придавало ему некую таинственную атмосферу. Тот привычный полумрак, что всегда царил тут, - ушел, и кабинет стал выглядеть, ну, как обычное рабочее место, да и прибраться тут не помешает, между прочим.
        Сам Айзен выглядел слегка взволнованным.
        Видно, что его что-то оторвало от важных дел, потому он спешил.
        - Что случилось?
        - Тебе известно имя Байсин?
        - Да, я читал о нем, - киваю ему. - Байсин, настоящее имя отсутствует, выходец из дальних районов Руконгая, бывший лейтенант Десятого Отряда. Весьма сильный, честный человек, что был верен Готею и его идеалам. Уважаем другими офицерами и почитаем своими людьми. Однако около двухсот лет назад неожиданно сошел с ума и начал убивать всех вокруг. Его жертвой стало примерно 64 человека. Непонятным способом получил огромную силу и возможность вытягивать реацу из окружающих его людей. Победить его оказалось очень сложно, потому несколько капитанов тех лет пожертвовали собой, чтобы запечатать его. Его запечатали в мире живых, а на том месте был построен храм, послушники которого молитвами своими и постоянными службами там поддерживали печать, - рассказал я, что было написано в досье про него.
        Там не так уж и много, большую часть явно утаили, но всех сведений мне найти не удалось.
        - Все так, - кивает Айзен. - На самом деле Байсин желал обрести еще большую силу, чем даже давал Банкай, а потому в результате тренировок научился частично сливаться со своим занпакто воедино. И в определенный момент этот процесс достиг критической точки, и разделиться он уже не мог. Его охватило безумие, и он начал буйствовать. Более того, искажен оказался не только его разум, но и его тело и духовная структура. В частности, он потерял возможность генерации реацу, зато получил возможность ее поглощения. Поскольку своей силой он мог поглотить даже атаки Главнокомандующего, убить его оказалось весьма сложно. Советом было дано разрешение на применение пространственных техник - Байсина телепортировали в духовно бедные области мира живых, где он не мог пополнять свои запасы реацу из внешнего фона. После чего истощили боем и запечатали, а потери в битве с ним было решено записать как жертвы для печати, дабы не порождать сомнений в могуществе Готэя. На самом деле печать на Байсине не так уж и сильна.
        - Вот оно как, - хмыкнул я. - И что же?
        - Беда в том, что запечатан он был недалеко от Каракуры, и до недавнего времени там было относительно спокойно, пока...
        - Пока там не появилась Духовная Миля, - понял я. - Это нарушило печать?
        - Если быть точным, она дала Байсину возможность восполнить силы. Он почти освободился, и это может стать проблемой.
        - Насколько все серьезно?
        - Критически, - нахмурился он. - Действия этого безумца труднопредсказуемы, и его присутствие в высшей степени нежелательно.
        - Что требуется от меня?
        - Отправляйся в Каракуру и наблюдай, - сказал он. - Готей обязательно примет меры, и если они справятся сами, то не мешай, но, если нет, даю приказ тебе устранить Байсина. Твои нити скомпенсируют его способность поглощения реацу, а личные боевые способности в его текущем состоянии не представляют опасности для бойца твоего уровня. Так же желателен будет боевой контакт между Байсином и Куросаки Ичиго: учитывая способности Ичиго, это благотворно скажется на его развитии. Но создание возможности для их битвы имеет низкий приоритет, это не является поводом для излишнего риска.
        - Понял.
        - Я расскажу об особенностях его силы, это поможет, а там сам придумаешь, как передать эту информацию Куросаки...
        - Так что, взяв Лию, я и отправился сюда, и решил наведаться к тебе, - закончил я рассказ.
        - Значит, Айзен хочет, чтобы со всем справился Ичиго...
        - Не только он, - помрачнел я. - Я тоже хочу, чтобы это сделал Ичиго.
        - М?
        - Байсин неизлечимо болен, безумен... но при этом силен и опасен... Противник, которого нельзя пощадить и невозможно спасти... Идеальная жертва для... последнего испытания... Через это проходит каждый, кто смеет называть себя синигами... Через это должен пройти каждый, кто держит в руках оружие... - делаю глубокий вдох. Неприятные воспоминания о моем первом опыте всколыхнулись в голове. - Первое... Убийство...
        *Сеханин Лунный Лук - Богиня снов, путешествий и смерти из пантеона эльфов сеттинга Forgotten Realms.
        
        ГЛАВА 39. Я - КЛИНОК.
        
        День Ичиго начался с шума, и им же продолжался целый день.
        Сначала дома происходило знакомство с родственниками и попытками отца сбежать, чтобы ему не пришлось отвечать на неудобные вопросы. А сестры очень хотели узнать, чего это 'папочка скрывал от них тетю Куу и дядю Гандзю', так что отцу пришлось крутиться, как ужу на сковородке. Смотрелось это забавно, а учитывая, что Ичиго тактично сбросил всю вину на него, то сам почти не пострадал от сестринского гнева.
        Но когда он узнал, что к ним в гости собрался прийти еще Дон Каннодзи, то решил свалить подальше, чтобы с ума не сойти, ну и Гандзю увязался за ним, так как в Мире Живых еще не был, вот они и прошлись. Попинали наехавших на них гопников, встретили Чада и Иноуэ, а затем уселись в кафешке. Исиду они тоже нашли, но тот присоединяться отказался.
        Короче, день вроде как обычный был.
        Думали зайти еще к Такеру-сенсею, но тот в свой выходной вряд ли пойдет с ними куда-то.
        - Я так рада, что твоя семья воссоединилась, Куросаки-кун! - улыбалась Иноуэ. - Это так мило. Прямо как в кино.
        - Ага, папа сейчас особо рад, - фыркнул Ичиго. Тот, скорее всего, сумел сбагрить Юдзу и Карин куда-то и сейчас ведет серьезный разговор с Куукаку, и от многого ему точно не отвертеться.
        Ичиго и сам был в шоке от некоторых сведений, которые ему рассказали. Например, того, что его мать Квинси. Он даже не знал, что о таком думать. Вряд ли у него неожиданно проявятся силы квинси, по крайней мере, Зангецу сказал ему не волноваться по этому поводу.
        - А она его не сильно побьет? - спросил Чад.
        - Ну, сестренка была зла на Иссина-ни-сана, - сказал Гандзю. - Но она к тому же сильно обрадовалась, что он живой. Когда он был дома, то наряду с Каеном-ни-саном заправляли всеми делами в семье. Пусть Иссин-ни-сан и был сильнее как синигами, но он из младшей ветви нашей семьи, а потому всем управлял Каен-ни-сан. Но отношения у нас в семье всегда были теплыми... - он грустно вздохнул.
        - А что такое 'младшая ветвь'? - спросила рыжая.
        - Ну, это обычное дело в благородных семьях. Старшая Ветвь семьи - это прямые наследники и будущие главы клана, а Младшая Ветвь - потомки младших братьев и сестер клана. Они на роль глав претендуют только в том случае, если в Старшей ветви нет наследника или если Старшие вообще погибли. У семьи Шиба разделение Старших и Младших идет еще с давних времен. К тому же так уж получилось, что сильнейшие синигами в нашей семье часто выходили из младших.
        - Правда? - заинтересовался Ичиго.
        - Ну, например, основатель той самой Младшей Ветви, из которой родом вы с Иссином, Шиба Тацуя был каким-то выдающимся синигами, что его даже пригласили вступить в элитную гвардию Короля Душ под названием Нулевой Отряд, но о них я почти ничего не знаю. Как-то не интересовался этим. Слышал только, что он по какой-то причине из этого отряда ушел, но это нужно у сестренки спрашивать.
        - 'Нулевой отряд? - спросил про себя Ичиго. Кажется, Вен упоминал когда-то что-то такое или от Такеру-сенсея слышал, но точно он вспомнить не мог. - Ну, потом спрошу у от....'
        ВЗРЫВ!
        На улице прозвучал какой-то грохот, от которого кафешку затрясло, а их столик перевернулся.
        Народ вокруг встрепенулся и запаниковал, а Ичиго и остальные тут же вылетели наружу...
        - Я - клинок... - прозвучал чей-то жуткий шепот, и волна духовной энергии прокатилась по округе. - Лезвие, меч, оружие... - чья-то высокая фигура появилась среди поднятого облака пыли. - Клинок, клинок, клинок, клинок... - повторял он, будто заело у него пластинку в плеере. - Я - КЛИНОООООК!!! - с этим криком волна реацу ударила во все стороны, разметав облако пыли.
        Перед ними предстал здоровенный мужик: в форме синигами, с какими-то металлическими украшениями на шее и руках, а также два странных металлических наплечника. Сам по себе мужчина на вид лет пятидесяти, с грубым, будто каменным лицом, без бровей, широкоплечий и на вид очень сильный.
        - Ты... кто такой? - спросил Ичиго.
        - Я... - произнес он, чуть дергаясь и жутко улыбаясь. - Лезвие, меч, лезвие, меч, Лезвие, Меч! КЛИНОК!
        В следующий миг в них полетели лезвия, которые были выпущены из его рук.
        Ребята тут же разбежались в стороны, спасаясь от смертельных снарядов, которые даже автомобили прошивали насквозь. Лишь чудом никого не задело, и всего миг отделял ребят от неминуемой смерти.
        Но неизвестный враг не стал ждать и вновь готовился выпустить клинки.
        Ичиго тут же достал свое 'удостоверение' и вылетел из тела.
        - Чад, забери мое тело, Иноуэ и Гандзю! - сказал Ичиго, отбивая мечом очередное выпущенное лезвие. - Скорее!
        Друг не стал спорить, а подхватив Иноуэ и пустую оболочку, отбежал подальше. Гандзю явно хотел остаться и помочь, но сам понимал, что ничего поделать с таким врагом не сможет.
        - Не знаю, кто ты такой, но зря ты напал на нас, - произнес Куросаки, встав в боевую стойку.
        - Хе-хе, - зловеще оскалился незнакомец. - Я - клинок...
        - Да плевать!
        Сюнпо!
        Быстро сократив дистанцию, он нанес удар своим гросс-мессером в корпус противника.
        Лязг!
        Меч коснулся кожи, но вместо того, чтобы ранить врага, его острие отскочило, будто наткнулось на доспехи.
        Удар! Удар! Удар!
        Зангецу наносил десятки ударов по телу этого типа, но тот лишь отмахивался, словно даже не чувствует атак.
        Рука неизвестного чуть не снесла парню голову. Резко влево, попытка отрубить руку ничего не дала, так как враг будто реально состоял из металла и удары оказались полностью неэффективными.
        - 'Он даже тверже, чем Кенпачи! - пронеслась у Ичиго мысль, когда очередная атака отскочила от твердого и прочного тела врага. Зараки словно камень был тогда, а этот - словно металлическая статуя. - Ощущения, как будто Такеру-сенсея в его Железном Теле бью. Только у него как минимум зарубки от таких ударов остались бы, а этот...'
        Удар! Удар! Удар!
        Резко вниз, удар, прыжок.
        Сюнпо!
        Ичиго чудом избежал потока мечей, что изрешетил чью-то легковушку. Одно хорошо: из-за взрывов и духовного давления народ вокруг разбежался, но затягивать бой нельзя, иначе кто-то все же пострадает.
        - Гецуга Теншоу! - взмах клинком - и белый серп срывается с лезвия и устремляется точно в цель.
        Неизвестного сносит атакой и отшвыривает в здание, а затем на него сверху обрушивается потолок.
        Ичиго отскочил подальше и готов был вновь...
        - Я - Клинок! - прозвучало за его спиной.
        Резкий разворот - и удар кулака в челюсть подкидывает парня над землей, но не успевает он отлететь, как его хватают за руку и вбивают мордой в асфальт.
        - Кха! - выплюнул он кровь, а затем легшая на шею рука резко похолодела, и все тело начало обдавать необычной слабостью.
        Ичиго не понимал, что происходит, от удара в глазах все поплыло, а тело стремительно слабело и теряло силы. Он с трудом соображал и почти потерял сознание.
        Контакт с рукой резко прервался, и этот тип отпрыгивает в сторону.
        Ичиго с трудом соображал и лишь успел заметить красную вспышку у своей головы.
        - Хадо ?31 - Сяккахо! - прозвучал чей-то знакомый голос.
        Несколько алых сфер устремились в цель, но странный враг лишь отразил атаки, будто они для него никакой опасности не представляли. И при этом он смотрел куда-то в сторону.
        - Снизойди с ледяных небес! Хёринмару! - новый голос - и на этого типа обрушивается здоровенный ледяной дракон, но неизвестный резко отскакивает, уходя от опасности.
        Глаза более-менее пришли в норму, и Ичиго успел увидеть, как этот тип отпрыгивает на крышу здания, а затем исчезает.
        - Ты в порядке, Ичиго? - ее голос заставил парня вздрогнуть.
        Медленно обернувшись, он уставился на нее...
        Она стояла перед ним и протягивала к нему руку. Взгляд ее фиолетовых глаз был обеспокоенным, и сама она выглядела взволнованной.
        - С возвращением... Рукия...
        Он так и смотрел на нее, и даже не обратил внимания на круглую дырку в месте, где неизвестный держал его. То, что и заставило врага отпустить и отступить, чья-то атака, что осталась в тени...
        ***
        - Тц, нужно научиться точнее метать бала, - покачал я головой. - Мог бы ему голову снести, если бы не промазал.
        - Да, для человека, освоившего эту технику пару часов назад, ты быстро прогрессируешь, - хмыкнула Лия, смотря на то, как Ичиго помогают встать.
        Да, знал бы, что к нему на помощь уже спешат, не стал бы напрягаться, но парень мог погибнуть. Ну, сорвался и решил помочь, выстрелил. Хорошо хоть сам не пошел, а то это было бы то еще палево.
        А вообще она права, бала у меня получается ну очень неплохо. Я даже сам не ожидал, что эта техника у меня так быстро выйдет. Все же не удивительно, что такие быстрые и легкие техники у меня хорошо идут. Тот же Они Декопин я освоил весьма быстро, так что бала имеет все шансы стать чем-то очень полезным в моих руках. Нужно только в точности стрельбы потренироваться, не хочу никого случайно задеть.
        - Ждем второго раунда, - пожала она плечами, жуя чипсы. Несколько пакетиков она успела преобразовать в доме у Таки, так что для нее просмотр всего этого точно не скучный.
        Сейчас мы с Лией сидели на крыше высотки в паре километров от места действия. Поскольку у нас со зрением все прекрасно, то подходить близко нет смысла.
        После того как я поговорил с Такой, мы двинулись искать Куросаки и следили за ним, ну и Байсин не заставил себя долго ждать. Почему-то я был уверен, что он нападет на Ичиго. Все же у парня одного в городе такая огромная духовная сила, потому она и привлекла внимание этого синигами.
        - Так что же с этим мужиком случилось? - спросила Лия. - Ты объяснял Таке, но я не все поняла.
        - Ну, если вкратце, то он, пытаясь получить больше силы, слился со своим занпакто и перестарался, - отвечаю ей, беря пару чипсин. М-м-м, сыр и лук. - Такие вещи очень плохо сказались на его психике, вот он и рехнулся. Из-за способности поглощать чужую духовную силу, а также из-за того, что в тот момент некоторые капитаны были заняты, убить его не смогли, а потому запечатали. Вот он и выбрался, и теперь, похоже, ищет способ разделиться, но, по словам Айзена, это в любом случае его убьет.
        - Печально, - хмыкнула она, выбросив пустой пакетик и доставая новую пачку. - Значит, задача - следить и устранить в случае чего, но лучше дать это сделать Ичишке?
        - Ага, ему будет полезно, - киваю ей.
        - А ты уверен? - заволновалась девочка. - То, что ты ему готовишь, как-то... жутко звучит...
        - Знаю, - тяжелый вздох. - Но если Ичиго не сделает этого, то ему даже пытаться не стоит быть синигами. Я в свое время тоже прошел через это и... не скажу, что это было особо приятно, но необходимость подобного я потом понял. Первая кровь... то, что отличает юнца с клинком от настоящего синигами... Как бы мы ни хотели, но не всегда наши враги лишь монстры и чудовища, и порой нам необходимо прерывать жизни таких же разумных и живых, как и мы... И, лишь не дрогнув, мы выживем и спасем тех, кто нам дорог... Такова суровая реальность...
        - А... нам тоже такое... нужно будет проходить? - заволновалась она.
        - Нет, - глажу девочку по голове. - Мы пустые, и вся наша природа в опасности и дикой мясорубке, а потому такое каждый из нас уже сотню раз прошел, кто дожил до сего дня. Ты может и не понимаешь этого, но тебе, Лия, это не нужно. Как и Котятам.
        - Хорошо, - выдохнула она. Думаю, о Котятах она волновалась больше, чем о себе. Все же они двое - ее любимые братик и сестричка, пусть она никогда в этом не признается.
        Хрум-хрум-хрум.
        - Я вот поняла, зачем тут ты, а меня чего притащил?
        - А ты мне нужна как сенсор. Мне лучше не показываться, пока ситуация под контролем; а я пусть хороший скрытник, но уследить за всем физически не могу, вот ты меня и подстраховываешь.
        Девочка многозначно хмыкнула и вернулась к закуске.
        - Да, и еще, появление Байсина вызывает дестабилизацию окружающего пространства и это привлекает низших пустых. Постарайся проконтролировать их, чтобы гражданских не трогали. Натравливай на синигами: это их работа с ними расправляться.
        - Яфно, - сказала она с набитым ртом. - А фово пфифет Фохей?
        - Прожуй сначала. Готей наверняка пришлет нескольких капитанов. Так что стоит быть осторожными и не клевать носом.
        Меж тем к компании Ичиго и Рукии присоединился Ренджи, а также Тоширо. Сладкая парочка перестала любоваться друг другом, и им теперь объясняют что происходит. Скорее всего, они пойдут к Урахаре, так что нужно передать Таке, чтобы двигался туда.
        - Иди к нему и передай, - шепчу своей бабочке.
        Та кивает усиками, а затем исчезает.
        Вот и хорошо.
        - Теперь будем смотреть и выжидать.
        - Как 'хрум' скажешь... хрум-хрум-хрум...
        - Оставь и мне, ты, Личинка Короеда!
        - Обойдешься, - отвернулась девчонка.
        - Вот жадина...
        ***
        - Ух, - потянулась она, отложив перо. - Вот и все.
        Как только отчет был закончен и с остальными бумагами разобралась, она закрыла папку и положила ее в ящик стола. Эти данные пригодятся Ханатаро, когда ему придется занять ее рабочее место, так что она озаботилась тем, чтобы ее подопечный не получил на руки бардак.
        Так или иначе, закончив с этим, девушка скинула свой рабочий халат, взяла сумку с вещами и покинула больницу, предупредив Ханатаро, что уходит.
        - 'Надеюсь, мы еще увидимся, - подумала она. Но это в лучшем случае. - Капитан точно будет сердиться...'
        Да, лучше не попадаться потом капитану Унохане: она явно не одобрит того, что Хебико сейчас собирается сделать, но иначе она не может.
        - Ну-с, пока Шаолинь и другие капитаны носятся с этим срочным вызовом, никто ничего не заметит...
        Девушка коварно улыбнулась и ускорилась.
        - Осталось всего одно дело...
        
        ГЛАВА 40. ПРИБЫТИЕ КАПИТАНОВ.
        
        - Значит, его зовут Байсин, - хмыкнул Ичиго, выслушав всю историю своего недавнего противника.
        Необычный человек, что неожиданно сошел с ума и начал убивать своих, но оказался слишком силен, чтобы быть убитым, и его просто запечатали.
        - 'Такеру-сенсей всегда говорил, что запечатывание и пленение врага в книжках всегда бесполезное дело, ведь все равно же выберется и накрутит проблем, - покачал парень головой. - Такое ощущение, что мы в какой-то банальной истории'.
        (Санитар, он догадывается!)
        Но все же Ичиго заметил некоторую недосказанность в этом рассказе. Может он и не был самым умным человеком в мире, но далеко не дураком, и приметил, что ему явно не все говорят. Вот только почему скрывают, неясно.
        - 'Скорее всего, банальная гордыня и пренебрежение, - вздохнул он. - Все же для них я мальчишка, с которым нет причин считаться'.
        Увы, такова реальность. Даже этот капитан перед ним хоть и выглядит как ребенок, но гораздо старше него, а потому даже он не видит смысла считать Ичиго равным себе и посвящать его во все детали работы Готея. А учитывая, что Куросаки на Готей и не работает, то ему вообще не обязаны ничего говорить, так что даже то, что рассказали, уже почти по доброте душевной сказано. Если такая 'доброта' у этого капитана имеется.
        Нет, Рукия и Ренджи ему поведали наверняка все, что сами знали, а вот капитан Тоширо не спешил что-то добавлять.
        Пока его подлечивали, ему успели рассказать о текущем положении вещей. Но слушать их и самому было несколько неудобно. Сам Ичиго пусть старался выглядеть уверенным и спокойным, но слабость в теле никуда не шла. Ноги слегка дрожали, и он был рад, что сидит сейчас - боялся упасть. А если покажет слабину, его точно оставят позади, чего он допустить никак не мог.
        - Приказ Готея - найти и устранить, - с серьезным лицом произнес этот пацан, Тоширо. Отец немного рассказывал о нем; сказал: Хицугая Тоширо всегда серьезен, - то ли по сути такой зануда, то ли просто выпендривается, Ичиго не совсем понял. Шуток этот тип не понимает и довольно скучный. - Скоро должна прийти подмога.
        - Я тоже хочу помочь, - встал Ичиго. Его слегка мутило, но ничего страшного. - Это мой город, и мои родные могут пострадать.
        - Хочешь помочь - не мешай нам, - отмахнулся капитан. - Появление Байсина заставляет пустых появляться здесь, так что можешь заняться их устранением.
        - Папа говорил, что ты зануда, Тоширо, но для такого коротышки самомнение у тебя нереальное, - фыркнул он.
        За спиной Ренджи и Рукия перестали дышать.
        У беловолосого пацана задергался глаз.
        - Мне доложили, что ты сын Иссина-сана, - потер он висок. - Только я порадовался, что количество лентяев вокруг меня уменьшилось, как он вернулся.
        - Он тоже будет рад тебя увидеть, Тоширо, - нагло усмехнулся Ичиго, поняв, что парень пытался за грубостью скрыть некую радость, что бывший начальник жив.
        На это нынешний капитан 10-го отряда ничего не ответил, а лишь отвернулся.
        - Придурок! - крикнули позади, а затем Ренджи и Рукия схватили его за плечи и утащили подальше. - Не смей дерзить капитану Хицугае!
        - Тебе жить надоело, идиот?! - рычал Абарай.
        - Кто тут еще идиот?! - возмутился Ичиго.
        - Ты, болван! - держали его эти двое паникеров.
        - Да отвалите уже от меня!
        В это время открылись врата Сенкаймон, из которых вышли несколько уже знакомых Ичиго людей. Йоруичи в компании невысокой китаянки, которую он мельком видел в компании Хебико и Йоко, а также Киораку-сан и Укитаке-сан, с которыми он успел познакомиться в Сейретее.
        - О, мы пришли как раз к драматической развязке, - улыбнулся Киораку, смотря, как двое навалились на Ичиго и усиленно душили его.
        - Детский сад, - холодно произнесла китаянка. Девушка весьма мрачным взглядом окинула его, но больше ничего не сказала. Вот только от ее глаз Ичиго стало как-то не по себе, будто она успела пару раз его расчленить.
        - Да ладно тебе, Сой-тян, - махнула рукой Йоруичи. - Ты, смотрю, уже успел встретиться с Байсином, Ичиго.
        - Ага, он напал на нас, - кивнул Куросаки, отцепившись от достающих его друзей. - Значит, вас послали сюда справиться с ним.
        - Не только нас, - вздохнул Укитаке-сан. - Еще здесь где-то Зараки-кун бегает со своим лейтенантом, но он как обычно потерялся.
        Ичиго поежился.
        Ему того 'возвращения долга' хватило с лихвой. Если их первый бой еще был серьезным, то тот второй больше месиво какое-то напоминал, где его избивали, он избивал - короче, глупо все смотрелось.
        - А где Урахара-сан? - спросил капитан Киораку. - Мы же вроде к нему переместились.
        Сам Урахара-сан, когда узнал, что с капитанами прибудет некая 'агрессивно настроенная особа', поспешил спрятаться и не показываться.
        - Хех, кому сдался этот недоумок, - очередной 'фырк' от китаянки. - Пойдемте лучше искать Байсина. Чем быстрее разберемся с ним, тем лучше.
        Девушка пошла вперед, а за ней и Йоруичи. Остальные капитаны тоже решили не задерживаться и, кивнув, двинулись на поиски.
        В комнате остались только Ичиго, Рукия и Ренджи.
        - Вот же ее прет всеми командовать, - покачал головой Ичиго. - И чего она на меня волком смотрит?
        - Она Учитель Караса, - заявила Рукия.
        - А?
        - Она была его наставником и просто очень близким человеком, - вздохнула она. - Поначалу их отношения были очень напряженными, но постепенно они сильно сблизились. Некоторые поговаривают, что капитан Сой Фон воспринимала Караса как второго младшего брата или кого-то большего. Они и правда смотрелись вместе очень гармонично, - она чуть улыбнулась. - Когда они вместе пришли к нам на прием в дом Кучики, то выглядели довольно милой парой. Когда Карас 'погиб', больнее всего было именно ей...
        - Хебико как-то говорила, что приложила много сил, чтобы не дать капитану Сой Фон сломаться, - произнес Ренджи. - Думаю, ей не особо приятно смотреть на того, кого тренировал ее предавший ученик.
        - Эй, Ренджи, - возмутилась Рукия. - Карас точно не предатель! Ты же сам говорил мне о его мотивах от Такеру-сенсея! Так что не смей сомневаться в нем!
        - Да я не особо сомневаюсь, - пошел он на попятную. - Просто капитан Сой Фон явно так все воспринимает.
        Ичиго же не слушал их спор и думал о только сказанном.
        - 'Учитель моего Учителя', - задумался он.
        Вен, а точнее, Карас, для него был наставником, тем, кто учил его, и не просто пытался приемы показывать, а именно будто воспитать его в правильном ключе. Ведь помимо сражений они и просто болтали, хотя тот не особо о себе рассказывал. Но даже так - это было немало.
        И вот эта небольшая девушка в свое время преподавала все это ему, учила его и была, возможно, с ним очень близка, судя по тому, что он услышал. Да и тогда, когда Карас сорвался на Йоруичи, он явно говорил об этой Сой Фон. Но вот представить эту китаянку улыбающейся как-то не получалось, да и она, скорее, походила на сурового тренера, чем на учителя.
        - 'Даже неясно, что и думать', - покачал он головой.
        Меж тем народ как-то успокоился и прекратил страдать фигней, да и к этому моменту прибыл Чад с остальными. Пришлось и их вводить в курс дела, что заняло некоторое время. Справились бы быстрее, но Иноуэ начала тискать Рукию и чуть не придушила ту своими буферами.
        - О, я смотрю, вся честная компания собралась, - послышалось от окна.
        На подоконнике восседал Такеру-сенсей.
        - Привет всем, - наглая усмешка на губах и иллюзорные перья, отлетающие от него. Да, показушник он еще тот. - Я смотрю, вы веселитесь.
        - Такеру-сенсей, насчет нашей ситуации...
        - Уже знаю, - он махнул рукой. - Пересказывать не нужно. Даже более того, скажу, что, пока летел сюда, успел столкнуться с этим типом...
        Только теперь Ичиго увидел, что у Такеру-сенсея отсутствовали ступня и половина голени на левой ноге, а рана была будто прижжена.
        - А это было больно, - поморщился он. - Иноуэ-тян, не поможешь?
        - Конечно! - девушка поспешила восстановить ногу учителя, а остальные присели в ожидании подробностей.
        - Я его, похоже, не особо заинтересовал, так что, отчекрыжив мне ногу, гад ушел, - начал сенсей. - Но зато удалось кое-что про него понять, все же я успел немало рассмотреть Аркан Сайтом* да Истинным Зрением. Если бы я не припух от увиденного, хрен бы он меня поймал... Кстати, а подмога из Готея где?
        - Уже ушли.
        - Ну, передадите им. Ну так вот...
        ***
        - Байсин! Где этот ублюдок?! - хохоча, несся по улицам Зараки Кенпачи.
        - Он за следующим поворотом! - весело говорила Ячиру.
        - Ты уверена?
        - Конечно, Кен-тян! - улыбалась она. - Когда я тебя подводила?!
        - Ну... - он мог припомнить пару-тройку случаев, но тактично промолчал.
        - Так что давай вперед: я просто уверена, что он совсем близко.
        Вот только за поворотом ничего, кроме кучки пустых, не оказалось. Одного взмаха меча хватило для того, чтобы расщепить их на атомы.
        - Упс, немного не туда, - хихикнула девочка. - Пошли дальше: я просто уверена, что он близко.
        - О, Зараки, - послышался рядом голос. - А ты чего тут делаешь?
        Обернувшись, он встретил... Иссина! Да, это тот самый Шиба Иссин, который вроде как погиб двадцать лет назад и вот живой тут.
        - А, ты же вроде сдох, - сказал Кенпачи.
        - Кен-тян, дедуля же говорил, что-то про то, что Иссин жив и он типа папа Ичи-тяна, - напомнила Ячиру.
        - А точно, я и забыл.
        Сам Иссин изменился. Стал старше, оброс щетиной, а сила его не особо ощущалась, хотя капитан 11-го отряда никогда не был силен в ощущении реацу.
        При этом бывший капитан был не один, а в компании Шибы Куукаку. Оба находились в гигаях и были при обычной одежде этого мира.
        - Кенпачи, а ты какими судьбами здесь? - хмыкнула Куукаку.
        - А, старик послал нас убить какого-то Байсина, - оскалился Зараки. - Вот и ищу его.
        - Ну, тогда мешать не буду.
        - Ты вроде тоже сильный, Иссин, - вслух подумал он. - Может с тобой повеселиться...
        - Эм-м-м-м, я еще не восстановил свою духовную силу, - быстро ответил отец Ичиго. - Тебе, думаю, будет скучно драться со мной, у меня даже половины сил нету.
        - Тц, это так. Ладно, я пошел искать его.
        - Удачи...
        Зараки поспешил дальше по указаниям Ячиру и быстро выкинул встреченную парочку из головы...
        ***
        Когда Зараки скрылся из виду, Иссин выдохнул. Уж с кем-кем он не хотел сейчас сражаться, так это с Кенпачи. Да, духовная сила более-менее восстановилась, и он уже мог покидать свое тело, но с такими монстрами, как капитан 11-го отряда, пока лучше не встречаться, можно и надорваться.
        - Похоже, здесь становится опасно, - покачала головой сестрица Куу. Вот уж кого он точно особо видеть не хотел, так это ее. Нет, встретить дорогую кузину он был рад, да и с дочками познакомить ее давно следовало, но вот по пинкам, подзатыльникам и прочим атрибутам ее обычного поведения Куросаки вообще не скучал.
        - Ичиго точно во все это ввяжется, - нахмурился мужчина, смотря на небо. - Надеюсь, с ним все будет в порядке.
        - Может, тогда поможешь ему?
        - Увы, я сейчас только помешаю, - вздохнул он. - Если здесь кто-то настолько сильный, что понадобились капитаны, то я ничего с этим поделать не смогу.
        - Тогда нам стоит вернуться и посмотреть, как там малышки. Они пока еще не смогут защитить себя даже от низшего пустого.
        - Ты права, пойдем лучше домой.
        Они двинулись обратно к поликлинике, а Иссина все равно одолевали тяжелые мысли:
        - 'Надеюсь, с Ичиго все будет хорошо...'
        *Аркан Сайт - Arcane Sight, англ. "Взгляд арканы" заклинание D&D, позволяющее тому, на кого оно наложено, видеть магические ауры. Применимо к сеттингу Блича - видеть духов и реацу, обычный спектр зрения духовно одаренного. В данном же случае Сэйто Такеру имеет в виду Грэйтер Аркан Сайт, "Великий Взгляд Арканы", что является усовершенствованным аналогом "Аркан Сайта". В сеттинге Блича он позволяет видеть духовную структуру объектов и существ.
        
        ГЛАВА 41. ШАНС.
        
        - С дороги, с дороги, с дороги! - кричал Ичиго, прорубаясь через толпы пустых, стоящих у него на пути. Парень, словно бульдозер, несся через эту ораву, мешающую ему двигаться, а его друзья зачищали тех, кто разлетался в разные стороны.
        Чад, Иноуэ, Такеру-сенсей, Гандзю, Ренджи и Рукия - все они шли следом за ним, и совместно выносили толпу низших, что наседала на них.
        Мысли самого Ичиго метались из стороны в сторону, и он пытался найти ушедших на поиски Байсина капитанов. Быть может, если бы его голову не занимали другие мысли, он обратил бы внимание, что пустые очень странно не трогают гражданских, а лезут на них и остальных синигами, но такое не каждый заметит. А если и увидит, подумает на деятельность врага.
        Куросаки же думал над словами Такеру-сенсея. То, что он поведал им, сильно взволновало парня, и тот стремился поскорее найти капитанов и поговорить с ними об этом. Ему нужно поговорить с ними, и чем скорее, тем лучше.
        Вот только пустые, которые притащились вслед за Байсином, мешались и не давали спокойно пройти. Но они не были той силой, которая могла остановить их, а потому разлетались в стороны как кегли.
        Сам Ичиго чувствовал что-то необычное.
        Пусть он не то чтобы особо хотел вновь рисковать своей жизнью, а жить обычной жизнью школьника, но сейчас, прорываясь через врагов в компании друзей, он ощущал странный подъем настроения. Странная хандра, что доставала его все это время, ушла, оставив только огонь в крови, которым парень наслаждался.
        Удар! Удар! Удар!
        Его занпакто, словно горячий нож по маслу, проходил через тела и маски пустых, что с необычной настойчивостью нападали на них, но у них ничего не получится.
        Забимару Ренджи выкашивал их десятками, заклинания Рукии, что почти полностью восстановилась после недавних событий, истребляли их по несколько штук, кулак Чада разрушал всех, кто оказывался рядом, а черная фея Цубаки - часть оружия Иноуэ - летала вокруг и добивала тех, кто уклонялся от атак остальных.
        Ну и замыкал их процессию летящий позади Такеру-сенсей, чьи стальные перья прикрывали ребят с воздуха.
        Таким вот строем настоящего пусто-перерабатывающего комбайна они и неслись вперед к другим скоплениям пустых, надеясь найти капитанов. Точнее двух определенных, которые бы выслушали Ичиго, так как вряд ли Тоширо или та же Сой Фон стали бы с ним говорить.
        Слабость все еще давала о себе знать, но после того, как над ним поработала Иноуэ, проблем почти не осталось, зато это дало ему несколько мыслей, которые и навели его на нужное решение.
        Осталось только найти их.
        Вскоре удача улыбнулась им, и они наткнулись на Укитаке и Киораку, которые как раз отбились от наседающей толпы и собирались двигаться дальше.
        - Укитаке-сан, Киораку-сан, постойте! - крикнул Ичиго, отпихнув очередного пустого от себя. Ребята добьют их, а ему сейчас нужно поговорить.
        - Что-то важное, Куросаки-кун?
        - Да, нам стало известно, чего добивается Байсин, - заявил он.
        Капитаны стали серьезнее.
        - Такеру-сенсей успел столкнуться с ним и рассказал нам, что успел узнать, - сказал Ичиго. - Байсин слился с собственным занпакто, и это свело его с ума.
        Капитаны переглянулись. Они явно это знали, но такая информация, скорее всего, была не для общего сведения. Что в этом такого, Ичиго пока не понимал, но решил спросить об этом потом.
        - И сейчас он пытается разделиться. Потому он и поглощает энергию из всех вокруг. И если он соберет ее в достаточном количестве то...
        - То может случиться непоправимое, - вмешался Такеру-сенсей. - Если мои сканирующие заклинания не врут, то при попытке разделения... Ну... - он почесал затылок. - С миром ничего не случится, но кратер вместо Каракуры будет знатным.
        Народ напрягся.
        Да, если он поглотит достаточно силы, то попытается разделиться, что может убить его и всех вокруг. Плюс, просто находясь в Каракуре, на этой, так называемой 'духовной миле', он и так наполняется силой, и если быстро его не найти, потом может быть уже поздно.
        - Значит, нам нужно поторопиться, - кивнул беловолосый капитан.
        - Да уж, принесли вы нам вести, - покачал головой Киораку. - Теперь его искать....
        - Его не нужно искать, он сам придет, - заявил Ичиго. - Он искал меня и уже поглотил часть моей силы, а потому явно захочет остальное. Но, пока я в окружении капитанов, он не станет вылезать, и пустые продолжат прибывать.
        - Хочешь стать для него приманкой?
        - Да, - твердо заявил Ичиго. - Но прошу вас, Укитаке-сан, дайте мне шанс самому справиться с ним!
        - Что?!
        - Я хочу одолеть его самостоятельно, - серьезно произнес он. - Такеру-сенсей подал мне идею, как победить его без риска для города. Дайте мне шанс.
        - Это не обсуждается, - послышался голос той капитана-китаянки. Рядом с ними появилась эта Сой Фон и Йоруичи. - Мы тут не в детские игры играем и не собираемся перекладывать свои обязанности на какого-то мальчишку! А потому...
        - Действуй, Ичиго, - сказал Укитаке.
        - Что?! - возмутилась девушка. - Укитаке?!
        - Если уверен в своем способе, то действуй, - проигнорировал ее капитан 13-го отряда. - Но мы будем недалеко, и, если не справишься, мы вмешаемся.
        - Хорошо! - уверенно кивнул Куросаки.
        У него и правда был способ, как победить.
        И он надеялся, что этим он не только остановит Байсина, но и спасет его. Да, наивная цель, но Ичиго не мог просто так сдаться и не попробовать. Этот человек слился со своим мечом, и все, чего он желает - разделиться и вернуться обратно. Он, по сути, не виноват в своем положении, а потому нужно попробовать его спасти.
        - 'Я сделаю это, чего бы мне это ни стоило'...
        ***
        Смотря, как Ичиго разговаривает с капитанами, Рукия улыбнулась тому, с какой твердостью и уверенностью он говорил. Ичиго проявляет характер и отстаивает свою точку зрения, что радовало девушку. Она находила это весьма... мужественным... в такие моменты он еще сильнее напоминал ей Каена-доно, и она никак не могла не сравнивать его, пусть и старалась.
        Когда она только встретила его, тот наоборот пытался улизнуть от ответственности и сбежать, но, похоже, недавние события сильно повлияли на него.
        - 'Карас приложил к этому руку'...
        Воспоминания о 'близнеце' заставили девушку тяжело вздохнуть.
        Карас для нее был близким другом, почти родней, и в Академии она реально была с ним почти семьей. И пусть судьба после разделила их сначала в разные сословия, а затем в разные отряды и загрузила работой, но он все равно находил время навестить ее и поболтать. Он не разрывал связи, несмотря ни на что, и она всегда могла рассчитывать на его поддержку, если ей было необходимо.
        Его гибель сильно ударила по ней. Затем не стало Каена-доно, что окончательно сломало девушку.
        Но потом она встретила Ичиго и стала оживать потихоньку. Возможно, даже что-то чувствовать к нему...
        И вот недавно узнала, что Карас все это время был жив, стал пустым и теперь примкнул к предателям, после того как отомстил своим убийцам.
        И все время с тех пор, как она была в Мире Живых, Карас был рядом и приглядывал за ней. Это он тогда похитил ее и устроил испытание для Ичиго. Затем тайно тренировал парня и учил его. Это он тогда говорил с ней и дал силы вступиться за парня, пусть это и стоило ей недели в кровати и причитаний от Хебико. И он тогда помогал Ичиго и остальным спасти ее.
        Так что да, Карас сильно повлиял на Ичиго, и это ощущается.
        - 'Он становится все мужественнее', - чуть улыбнулась она, смотря на спину парня, что шел на столь отчаянный шаг.
        Она, разумеется, пойдет с ним и будет прикрывать. Она не настолько сильна, чтобы отпугнуть Байсина, а потому сделает все возможное, чтобы поддержать его.
        - Вау, Куросаки-кун так рвется защитить город, - улыбнулась Иноуэ. - Я и не думала, что он так всех хочет защитить...
        - Не совсем, - покачал головой Такеру-сенсей. - У Ичиго сразу несколько целей, и спасение города лишь одна из них.
        - М? - все посмотрели на сероволосого мага.
        - Ну, желание защитить друзей и родных, что могут пострадать от пустых или при взрыве - это одно, - начал сенсей. - Также он хочет спасти и самого Байсина... Или хотя бы его душу, - покачал он головой. - Он еще колебался, но, когда я сказал ему, что Готей не казнил Байсина еще и потому, что не хотел попадания этой искаженной души в Сансару, и сейчас его собираются уничтожить полностью, сразу загорелся. Вы же знаете Ичиго...
        Да, Ичиго такой.
        Он явно попробует, но получится ли...
        - 'И как сильно он пострадает, пытаясь это сделать? - напряглась Рукия. - Я должна как-нибудь ему помочь'.
        Вот только она еще не до конца восстановилась.
        Свой шикай еще не может использовать, и в открытом бою от нее будет мало толку. Ее и послали на это задание по личному желанию, а также потому, что она отлично подходит для координации в Мире Живых, так как провела тут много времени.
        - Ну и не стоит забывать про последнюю цель, - нахмурился Такеру-сенсей. - Ичиго... жаждет битвы...
        Все удивленно посмотрели на преподавателя.
        - Он сам отрицает это и никогда не признается, но... сражения уже глубоко пустили корни в его сердце, - ответил он. - Хочет он того или нет, но он ощутил на себе и пропустил через себя все это, а потому ни тело, ни душа, никогда уже не смогут отказаться от них. Нет, он не такой помешанный как Зараки, но вы и сами заметили, насколько живым он стал, как только началось все это... В мирной обстановке он угасает, а в опасности распаляется... Это часть его души теперь, и мысль сойтись с таким сильным противником, как Байсин, точно сидит у него в подсознании...
        Ребята задумались, но Рукия уже не слушала.
        Она поспешила за парнем.
        - 'Сделаю все, что смогу'....
        ***
        - М-да, - вздохнул Така, смотря как ребята расходятся бороться с пустыми. Ичиго, Рукия и Ренджи отправились выманивать Байсина, чтобы одолеть его.
        Увы, Така пойти с ними не мог, пусть и хотел.
        Ведь так может открыться правда, что он с Байсином никогда не встречался, а информацию, которой он владеет, получена от врагов Готея. На мнение капитанов Такеру было откровенно плевать, пусть ссориться с ними он и не хотел бы. Но вот подрывать веру ребят в хорошее он не хочет.
        - 'Пусть пока потешатся иллюзиями о справедливости этого мира', - покачал он головой.
        Потому лучше не провоцировать проблемы и просто уйти в тень.
        Ичиго предстоит весьма сложное испытание, и Така сделал все, чтобы помочь парню. Да, тот пока наивно надеется на лучшее, но он поймет, должен понять.
        И, пусть совесть Сэйто давно была продана какому-то барыге, ее огрызки все еще кололи его за сказанную ложь. Но так нужно, так необходимо, это ради них.
        Ичиго идет на бой, чтобы "спасти" Байсина.
        - "Ичиго не настолько тупой, чтобы реально пытаться спасти его жизнь... - махнул Така рукой. - Или настолько... Все же стоило ему сказать, что это бесполезно"...
        Да, ситуация как-то не очень получается, но поделать уже ничего нельзя.
        - 'Ладно, займусь пока пустыми, - сказал он. - Да, подпортили мне мой выходной'...
        ***
        - Укитаке, я не понимаю, зачем было потакать прихоти этого мальчишки? - спросила капитан Сой Фон, когда эти сопляки, наконец, ушли. - У нас задание, и нам нужно его выполнить. А эти дети лишь помешают нам.
        - Эти дети проникли в Сейретей и устроили там настоящий хаос, - напомнил ей капитан 13-го отряда.
        - Не без помощи знающих людей, - кивнула она в сторону Йоруичи-сама.
        - Уж не вам, капитан Сой Фон, судить о 'знающих людях', - мягко намекнул он о ее Ученике, что тоже там был.
        Это заставило девушку нахмуриться еще сильнее, но Укитаке поспешил сменить тему, чтобы не развивать конфликт.
        - Куросаки Ичиго зачем-то нужен Айзену, - сказал он. - И вся эта ситуация с неожиданным освобождением Байсина очень подозрительна. Так что, если мы не позволим Ичиго встретиться с Байсином, более чем уверен, что найдется какой-то 'неожиданный' случай, где они столкнутся.
        Да, все это было крайне подозрительно и очень своевременно.
        Скорее всего, Айзен помог Байсину сбежать. Может, у него планы какие на этого безумца, а может, он просто хочет избавиться от опасной и неподконтрольной фигуры, которая может помешать и ему.
        - К тому же план Ичиго действительно может сработать, - продолжил он. - Если все сказанное правда, то город действительно в опасности. Так что стоит дать подрастающему поколению шанс. Ну и, главное, их сражение даст нам время, чтобы окружить Байсина и соорудить барьер. Время на исходе, и мы не можем позволить себе преследовать Байсина еще полдня.
        - Действуй, как хочешь, - фыркнула она.
        Укитаке лишь покачал головой, но промолчал.
        Он прекрасно видел, как напряжена и в каком Сой Фон сейчас состоянии, что ее раздражение готово вылиться на любого вокруг. Потому лучше лишний раз ее не провоцировать.
        - 'Ох, Карас, ну и наворотил ты дел...'
        ***
        - Бессмысленно, - мрачно буркнула Сой Фон, двигаясь чуть в отдалении от Куросаки Ичиго и его друзей, которые приближались к храму, где был запечатан Байсин.
        Сой Фон не совсем понимала, зачем нужно полагаться на этих детей. У капитанов и так много дел, особенно у нее, так что если ее помощь была не нужна, то не стоило отрывать ее от работы. Так теперь мало того, что ей помешали выполнять ее прямой долг, так еще и заявляют, что она просто зря приперлась.
        Нет, ей было приятно провести немного времени с Йоруичи-сама. Вновь слышать ее голос, советы и просто находиться рядом, - это успокаивало ее. Но даже так, долг есть долг, и его никто ей не отменял.
        - 'Хорошо хоть Йоко достаточно компетентный командир, и часть работы на себя взяла она'.
        Да, с маленьким Котенком ей повезло.
        Йоко на удивление хорошо справлялась с организационной работой. Даже лучше самой Сой Фон, что немного кололо по гордости, но все же радовало девушку. Шаолинь отдавала себе отчет, что не была рождена для такой работы: она оперативник и боевой командир, а не бюрократ и управленец; эта должность скорее угнетает ее, и копаться во всем этом дерьме она пусть и умеет, но ее это не радует. Но на тот момент никого лучше Сой Фон, кто мог бы взять власть в свои руки, просто не было.
        - 'Зато сейчас мне растет отличная замена'...
        Представительница семьи Фон хотела бы подать в отставку, а уж после недавних провалов она удивлена, что ее вообще не уволили с позором. Ведь так долго не замечать предателей, а также то, что ее ученик стал одним из врагов...
        - 'Нет, не думай о нем! Не смей!' - быстро выкинула она мысли.
        Это слишком болезненно.
        - 'Ничего, как только Йоко станет достаточно сильна, можно будет поторопить Квана сделать ей предложение, чтобы ввести девушку в семью Фон, а потом и сделать ее новым капитаном Второго Отряда'.
        Братишка слишком нервничает и хочет сначала стать сильнее, чтобы быть равным Йоко. Благородно, но долговато.
        - 'Ладно, стоп...'
        Она резко встала и обернулась!
        - Шаолинь? - удивленный голос Йоруичи-сама звучал где-то на периферии сознания, но она не обращала на него внимания.
        - 'Всего на миг... Я почувствовала... Не может быть... Он... здесь...'
        Ее руки предательски задрожали...
        
        ГЛАВА 42. ПОСЛЕДНЕЕ ИСПЫТАНИЕ.
        
        Он пытался.
        Он пытался сделать все, что только мог, но этого оказалось недостаточно.
        Сюнпо!
        Удар!
        Резко в сторону: он чуть было не лишился головы и теперь лишь защищался.
        Атаки противника заставили его уйти в глухую оборону, потому он не то что сконцентрироваться не мог, а даже толком сориентироваться в пространстве, и на всей скорости врезался в пол.
        Удар! Удар! Удар!
        Ичиго блокировал и отражал, но даже его скорость в банкае не давала ему преимущества над врагом. Защита тела Байсина была сильнее его ударов.
        Да, банкай Ичиго как раз и был регулируемым, и если ему не хватало силы, то ее недостаток компенсировался за счет скорости, но атак летающих клинков было так много, что понижать скорость было самоубийством, а потому силы атак ему чудовищно не хватало.
        Влево, вперед, парировать удары острых стальных рук.
        - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Я - Клинок! - веселился Байсин, нанося удар за ударом. - Клинок! Клинок! Клинок! Клинок! Клинок!
        - 'Черт, черт, черт, черт, мне нужно всего несколько секунд, - скрежетал зубами Ичиго. Такеру-сенсей рассказал ему о способе победить этого врага. Нужно четко представить себе, что хочешь рассечь, и тем самым можно уничтожить его связь с клинком. То, что в свое время сделал Бьякуя, атакуя Сон и Звено, да тогда он уничтожил лишь то, что принадлежало Рукии, а не ему, но это четкий пример. Он уничтожил исключительно то, что хотел, не трогая все остальное. Другие просто не смогли бы осознать эту связь достаточно четко, но способность Ичиго 'постигать' противника в бою давала шанс. Он собирался уничтожить лишь эту связь внутри Байсина, не тронув его самого. - Но мне нужно сконцентрироваться, а он даже намека не дает!'
        Ситуация патовая, и Ичиго просто не знал, как из нее выйти.
        Когда он вызвал Байсина на бой, то надеялся, что справится своими силами, но враг оказался слишком опытным и искусным, несмотря на свое безумие. Он легко отшвырнул его, затем так же просто расправился с Ренджи и чуть не ранил Рукию, попутно напитался чужой духовной силой и активировал свой банкай.
        Отразив руку противника, Ичиго сумел сблизиться и плюнул в его глаза скопившейся во рту кровью, чем выиграл себе секунду концентрации. Все же Ичиго многовато грязных приемов нахватался от Такеру-сенсея. Он бы и остальные применил, но стальное тело не подвержено ударам ногами.
        Резкий разворот.
        Замах!
        Гецуга Теншоу!
        Удар напрямую с клинка, а не в виде серпа пришелся на грудь Байсина, отшвырнув его на несколько метров назад.
        - 'Сейчас!'
        Он прикрыл глаза, чтобы сконцентрироваться...
        Чувство опасности взревело!
        Резко вниз, и быстро двигать руками, чтобы отразить каждый из десятков прилетевших клинков. Враг не был ошеломлен и ответил на его действия своим приемом из метательных лезвий.
        Удар! Удар! Удар! Удар! Удар!
        Звон клинков бьет по ушам, блики света лезвий мешают видеть, а их количество будто бесконечно.
        Тут из этого облака мечей вырывается стальная рука и тянется к его шее, но парень вовремя среагировал и уклонился, вот только это нарушило его сосредоточенность, и несколько лезвий он пропустил.
        - Агрх! - зарычал он, когда один меч проткнул его ногу, а второй застрял в левой лопатке.
        Сюнпо! Сюнпо! Сюнпо!
        Отскочив, он быстро вырвал из своего тела инородные предметы.
        = 'Я задержу кровь, насколько смогу, - прозвучал голос старика Зангецу. - Берегись!'
        - КЛИНОК!
        Блок!
        Удар оказался такой силы, что у Ичиго онемели руки, а самого его впечатало в землю.
        - Угх... - выплюнул он кровь, когда спина врезалась в твердь и выбила из легких воздух.
        Перекат в сторону!
        Вовремя укатившись, он избежал смерти.
        - 'Черт, черт, черт!'
        Поднявшись на ноги, он держал меч одной рукой, так как вторая плохо его слушалась, да и одна нога подрагивала.
        - 'Ну же, сконцентрируйся, - прикусил он губу до крови, сдерживая боль. - Сосредоточься и представь себе то, что хочешь разрубить. Вообрази, подумай, воссоздай в голове, как оно выглядит, и действуй плавно в потоке своих мыслей'...
        Так ему говорил Такеру-сенсей действовать. Так ему сказали.
        Потому он и действовал, ведь сомнений в словах своих друзей у Ичиго даже в мыслях не было. А уж тем более в словах Такеру-сенсея, который, несмотря на все свои недостатки, уже доказал, что для него жизни друзей всегда на первом месте.
        Байсин отчего-то замешкался на несколько секунд, что дало Ичиго необходимое время сосредоточиться, представить, понять и перевести дух.
        - Клинок, лезвие, меч, оружие! Это все я! - кричит он - и на полной скорости устремляется к нему.
        Меч опускается, дыхание замедляется, а сердце будто замирает на миг.
        Шаг...
        Легкий шаг влево...
        Тенса Зангецу описывает дугу в воздухе - и лезвие легко касается металлического тела врага...
        Удар...
        Словно едва заметный лучик света пронесся между ними, и в следующий миг Ичиго и Байсин стоят чуть поодаль друг от друга и идут в разные стороны, не оборачиваясь...
        - Ха... - выдох...
        - Угха... - слышится за спиной - и звук падения.
        Ичиго открывает глаза и смотрит на кровь на своем мече.
        - 'Полу...'
        - КЛИНОК! - резкий крик прямо за спиной.
        Резко обернувшись, Ичиго лишь успевает поставить блок, держа меч двумя руками, когда чудовищная по своей силе атака обрушивается на него.
        Словно неистовый локомотив, тело Байсина врезается в него и таранит на полной скорости, отшвыривая его словно жалкую ветошь со своего пути.
        - А-а-агхра-а-а-а! - вскрикнул парень, когда его потащило по земле десяток метров, а затем приложило спиной о стену храма.
        Но не успевает он даже упасть, как железная рука хватает его за шею и сдавливает горло, прижимая голову к холодному камню.
        - Пха... - выплевывает он кровь...
        - Бха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
        Правая рука едва держит меч, левая вообще не ощущается, а перед глазами все темнеет, и лишь дьявольский смех звенит в ушах. Силы стремительно покидают его тело и душу, оставляя после себя лишь безмерный холод...
        - 'ХВАТИТ МЕНЯ ПОЗОРИТЬ, ИЧИГО'...
        Резкий взмах рукой - и давление от руки Байсина прекращается, а Ичиго отпрыгивает.
        - Гха-а-а-а! - кричит враг, лишившись своей металлической руки. Он упал на колено и зажимает обрубок, которым стала его конечность. Кровь течет из локтя, а то, что отрезано, рассыпается в пыль.
        - Ха-а-а-а... ха-а-а-а... ха-а-а-а... ха-а-а-а-а.... - пытается отдышаться Ичиго.
        Ясность ума вернулась к нему, и он пытался понять, что только что произошло.
        Только что он почти погиб, но неожиданно сумел ранить Байсина.
        - 'ЧТО ЗА ЖАЛКОЕ ЗРЕЛИЩЕ...' - вновь прозвучал в голове голос.
        Но это не голос Зангецу или того пустого, это совершенно иной голос. Другой. Чужой.
        Знакомый.
        - 'ЧТО ЗА НИЧТОЖНЫЕ ПОТУГИ ТЫ ТУТ ВЫДАЕШЬ? - продолжал в голове говорить... Карас... - ЭТОМУ Я УЧИЛ ТЕБЯ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ? ДЕЙСТВОВАТЬ КАК РАЗМАЗНЯ? ЕЩЕ РАЗ ТАК СДЕЛАЕШЬ, И Я ВНОВЬ БРОШУ ТЕБЯ В ЯМУ, НО В ЭТОТ РАЗ ДОСТАВАТЬ НЕ БУДУ'...
        - Вен... - произнес он, мотая головой из стороны в сторону, пытаясь понять, откуда с ним говорят, но никого вокруг нет. Голос шел именно изнутри. - Это ты...
        - 'ХВАТИТ СОПЛЕЙ, МАЛЬЧИШКА, - говорил его Учитель. - ПРИШЛО ВРЕМЯ ТВОЕГО ПОСЛЕДНЕГО ИСПЫТАНИЯ'.
        - Испытания?
        - 'КАЖДЫЙ, КТО СМЕЕТ НАЗЫВАТЬ СЕБЯ ВОИНОМ, ДОЛЖЕН ПРОЙТИ ЧЕРЕЗ ЭТО. И СЕГОДНЯ ПРИШЛА ТВОЯ ОЧЕРЕДЬ'.
        - О чем ты? Где ты? Что мне нужно делать? Что это за испытание?
        - 'ОБАГРИ СВОЙ КЛИНОК КРОВЬЮ...'
        От этих слов кровь в венах Ичиго похолодела. Он побледнел, и рука, держащая меч, задрожала.
        - 'КАК ТВОЙ НАСТАВНИК, Я ПРИКАЗЫВАЮ ТЕБЕ... УБЕЙ ЕГО...'
        - Но...
        - 'ХВАТИТ ОПРАВДАНИЙ! ИЛИ ТЫ УБЬЕШЬ ЕГО, ИЛИ КАПИТАНЫ ПОПЫТАЮТСЯ УНИЧТОЖИТЬ ЕГО ДУШУ, А ЕСЛИ НЕ УСПЕЮТ, ОН УБЬЕТ ТВОИХ ДРУЗЕЙ, УНИЧТОЖИТ ТВОЙ ГОРОД, А ТЫ ОСТАНЕШЬСЯ ОДИН С ГРУЗОМ ВИНЫ ЗА СЛУЧИВШЕЕСЯ. СДЕЛАЙ ЭТО. ЭТО ЛУЧШИЙ ВЫХОД'.
        - Я лишь хочу...
        - 'НЕВОЗМОЖНО СПАСТИ ВСЕХ! - повысил он голос. - ПОРОЙ ПРИХОДИТСЯ ДЕЛАТЬ ТЯЖЕЛЫЙ ВЫБОР. И СЕГОДНЯ ЭТОТ ВЫБОР ПРИДЕТСЯ СДЕЛАТЬ ТЕБЕ...'
        - ГРА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - взревел Байсин - и высвободил огромное количество духовной силы. Он был так ей перенасыщен, что, казалось, может взорваться в любой миг, тем самым погубив все вокруг себя.
        - 'Я должен....'
        Он оброс еще большим количеством мечей и, казалось, окончательно потерял рассудок, став безумной машиной смерти, что неслась на него.
        Взмах...
        Невероятно легкое движение и такое же легкое намерение...
        Ведь это намного проще... Рассечь связь синигами и занпакто вместе с Байсином намного проще, чем рассечь ее, не задев его. Слишком легко...
        Гецуга Теншоу....
        Тело Байсина разрезает на две части от плеча до бедра...
        Металлические куски откалываются от плоти и разлетаются во все стороны, открывая живое тело...
        Фонтан крови, словно два алых крыла вырываются за спиной и взлетают в воздух, чтобы опасть на землю багровым дождем. Блеск крови и металлических осколков закружились в лучах заходящего солнца.
        - Благодарю... - прозвучал спокойный, уставший голос, а на его лице впервые за всю битву было удивительное умиротворение...
        Тело рассыпается на множество частиц и падает на землю...
        Лязг...
        На камень внизу упал обломанный меч, что некогда был занпакто Байсина, а сейчас же просто пустая оболочка, которая лишилась души...
        Руки Ичиго дрожали, он с трудом соображал и пытался осознать, что именно он только что сделал...
        Он упал на колени и, не отрываясь, смотрел на остатки тела своего врага... которого... он убил...
        - Так нужно, - прозвучал голос за спиной, и на плечо легла рука. - Лишь вкусив смерть, мы осознаем всю ценность жизни.
        - Это... больно...
        - Я знаю, - вздох. - Я так же думал тогда... И как и в тот раз... Смерть в лучах солнца... Ты хорошо справился, Синигами...
        Резко оборачивается, но за спиной никого не оказалось...
        Ичиго так и не смог понять: привиделось ли ему все это, или он и правда пришел сюда, но эта мысль была последней, перед тем как сознание покинуло его...
        ***
        - Вот и все, - вздохнул я.
        Ичиго справился со своим противником и прошел свое испытание.
        Да, жестоко подвергать такому всего лишь мальчишку, которому только пятнадцать лет, но впереди его ждут трудности, которые не каждый взрослый может выдержать. А потому я и заставил его пройти через это. Только так он сможет выдержать то, что случится с ним в будущем.
        - Спасибо за помощь, Лия, - кивнул я девочке.
        - Да нет проблем, - пожимает она плечами.
        Чтобы поговорить с Ичиго и не спалиться наверняка следящим за ним капитанам, нам пришлось говорить ментально. Может потом Ичиго и расскажет остальным, что говорил со мной, но к этому моменту меня уже здесь не будет.
        - Ладно, ухо...
        Резко достаю клинок и блокирую удар в спину!
        Звон столкнувшихся мечей неприятно ударил по ушам.
        - КАРАС! - ее крик, казалось, даже небеса может разорвать. Сколько гнева и ярости в ее голосе.
        - Рад вас видеть, Учитель...
        
        ГЛАВА 43. БОЙ В СЕРДЦЕ.
        
        Удар! Удар! Удар!
        Она наносила атаку за атакой по своему противнику. Ее меч двигался с дикой скоростью, пытаясь задеть своего противника. Блеск стали в закатных лучах солнца отражался в глазах и мешал видеть. Лязг был таким громким, что, казалось, ушные перепонки вот-вот лопнут. Сердце стучало в бешеном ритме, а кровь, пульсирующая в висках, сейчас расколет череп, но она все равно продолжала атаковать.
        Удар! Удар! Удар!
        Ей казалось, что стоит лишь на миг прекратить бить, как ее рука просто дрогнет и не сможет вновь ничего сделать. Впервые в жизни в бою она полностью утратила самообладание и контроль над собой. Даже в бою с Йоруичи-сама она не была так взбешена, как сейчас, а потому просто не могла сосредоточиться.
        Сузумебачи пыталась докричаться до нее и успокоить мельтешащие мысли, но в ушах стоял только оглушающий стук ее сердца.
        Удар! Удар! Удар!
        Она не использовала свой шикай, это было слишком рискованно. Для атаки Сузумебачи пришлось бы сократить дистанцию, и, если Карас неожиданно высвободил бы свой меч, почти метровый клинок Куроцубасы с легкостью бы достиг ее тела. Нет, капитан второго отряда умела компенсировать разницу в длине клинков превосходством в скорости... Но на этот раз именно Сой Фон была той, кому ее не хватало.
        И, если быть честной хотя бы с самой собой, это была не единственная причина, по которой Шаолинь не хотела приближаться.
        - 'Нет, не думай! Не смотри ему в глаза! - заскрежетала она зубами, прикусив язык до крови, чтобы боль выветрила бесполезные чувства. - Не смотри на меня так! Не смей!'
        Но взгляд его красивых синих глаз порождал в ее голове тонну воспоминаний. Эти самые глаза, те глаза, которые она часто видела когда-то.
        Удар! Удар! Удар!
        Очередной шквал атак, перемещение, клинок, кулаки, ноги, даже кидо - она применяла все, но буря в сердце не давала ей сосредоточиться на том, чтобы нанести всего один... смертельный удар. Она могла сделать это. Это было даже слишком легко, ведь он не пытался особо уклоняться, но ее руки дрожали каждый раз, когда она собиралась завершить поединок.
        - 'Не могу!'
        Сюнпо!
        Он оказался быстрее нее и появился совсем рядом.
        Иккоцу!
        Кулак летит в грудь, но руку перехватывают - и он дергает ее к себе...
        Совсем близко к его лицу...
        - Давно не виделись, Учитель, - нагло усмехается он. - Вы, кажется, соскучились по мне.
        Это вызвало в ее душе гнев.
        - 'Соскучилась? Давно не виделись?! - пронеслись в ее голове мысли. - Да как он смеет говорить мне такое?! Для тебя это все какая-то игра?!!!'
        Кавагурума!
        Нога влетает в наглую рожу бывшего Ученика и отбрасывает его в сторону.
        Того перекрутило несколько раз, но он затормозил свой полет и встал на ноги.
        Сюнпо!
        Удар! Удар! Удар!
        Отклонив его клинок рукой, она наносит мощный удар пяткой в голову.
        Такэгой!
        Но тот блокирует атаку второй рукой и, схватив ее за ногу, отшвыривает от себя.
        Сила броска оказалась такой огромной, что у Сой Фон в глазах от перегрузки на миг все потемнело.
        Он оказывается перед ней - и острие клинка у ее лица.
        Уцусеми!
        Скоростная копия остается на ее месте, а она перелетает через него и нога впечатывается в нос Караса.
        - 'Тц, какой твердый', - поморщилась она.
        Тело ее врага довольно твердое, как у сильных... пустых...
        - Больно, знаете ли, - улыбнулся он, вправив свой нос и вытерев пару капель выступившей крови. - Давно я не получал. Все же в Хуэко Мундо маловато тех, кто может хотя бы успеть увидеть меня. Вы, как всегда великолепны, Учитель.
        - Заткнись! - зарычала она. - Заткнись, предатель! Не смей называть меня 'учителем'! Ты недостоин этого! Ты предал Готей! Предал меня! Ты никто для меня! Ты мой враг! Я отрекаюсь от тебя и жалею, что когда-либо называла своим 'учеником'! - выпалила она.
        Карас же лишь пожал плечами, проигнорировав ее слова.
        - Ну да, это так, - развел он руками. - Я и не отрицаю, что решил бросить Готей, что давно уже прогнил, как и все Общество Душ.
        - Не тебе об этом судить!
        - Мне, - покачал Карас головой. - В бедных районах я бывал постоянно, я видел такое дерьмо, которое вы, Учитель, только в виде отчетов на своем столе читаете. Потому я и решил перейти на сторону того, кто хотя бы не заставляет меня смотреть, как мрази веселятся и радуются, когда давно уже должны быть мертвы.
        - Заткнись! - злилась она. - Ты мой позор, а потому я убью тебя!
        - Ну так попробуйте, Учитель, - усмехается он и перехватывает свой занпакто обратным хватом.
        Да, его излюбленный стиль боя, когда он на полную использует свою безумную скорость. Она хорошо его выучила, и сейчас ей это аукнется.
        - 'Я сделаю это... Прости... Я должна...'
        ***
        - Шаолинь... - прошептала Йоруичи, смотря, как ее ученица сейчас отчаянно сражается со своим собственным учеником. Для наставника всегда болезненно поднимать руку на своего воспитанника. Так же и у нее было в том бою - она не хотела этой битвы, и ей было неприятно причинять малышке Сой боль.
        Шаолинь билась с явно во всем превосходящим ее противником.
        Венганза, а точнее Карас, двигался быстрее, был сильнее и явно имел немалый боевой опыт, а Сой-тян в ее нынешнем состоянии было просто нечего ему противопоставить. Ее сердце сейчас полно эмоций, гнева и посторонних мыслей, а потому просто не может сконцентрироваться на том, что необходимо.
        По глазам видно, как этот бой ей неприятен, и как она хочет все прекратить и уйти, но вбитый ее семьей долг просто не дает ей поступить, как хочется.
        - 'Я не должна была покидать ее... Прости, Шаолинь, я не должна была оставлять тебя одну...'
        Но она ушла, и ее ученица сейчас борется не с Карасом, а сама с собой...
        Хрум-хрум-хрум.
        Слева от нее послышался странный звук, будто кто-то что-то жует.
        Повернув голову, она увидела, что рядом с ней сидела девочка-подросток с зелеными волосами, пряди которых по бокам напоминали звериные ушки.
        - Так это и есть его учитель, - сказала девчонка, смотря за поединком. - Забавно.
        - А ты чего тут сидишь? - не понимая, спросила Йоруичи.
        - А я не такая больная, чтобы вмешиваться в бой этих монстров, - фыркнула девочка. - Я тут вообще чисто вспомогательную работу делаю и вообще драться не собираюсь.
        - Тогда может мне тебя в заложники взять?
        - М? - на нее бросили странный скучающий взгляд. - Ну, сделай, но тогда некому будет остановить надвигающуюся толпу пустых.
        - О чем ты?
        - А ты думаешь случайно все пришедшие пустые не нападали на обычных людей, а бегали только к синигами? - фыркнула она. - Это я направляла их, а если я потеряю концентрацию, то вся эта толпа набросится на окружающих людей, и вы еще месяц будете их отлавливать. А уж сколько жертв будет среди гражданских... Хотя вам же плевать на них, так что может просто махнете рукой.
        - Мы не такие! Синигами так не поступают!
        - Я телепат, Кошатина. Прямо сейчас в твоей голове вижу несколько случаев, когда вы так поступали.
        Йоруичи промолчала.
        Да, синигами не святые и порой им приходилось делать не особо хорошие вещи. И она, как бывший глава омницукидо, знает о многих таких... да и самой делать приходилось...
        Мысли она тут же скрыла.
        - Мама тебе привет передавала, - продолжила девочка, жуя чипсы.
        - Мама?
        - Эспи...
        От этого имени в голове тут же вспыхнули все те ужасные воспоминания. Как ее тискали, как ее чуть не придушили в объятьях. Никто и никогда с ней так не обращался, даже Урахаре она не давала права вести себя с ней как с кошкой, а эта наглая пустая...
        - Она планирует найти способ навсегда оставить тебя кошкой и сделать своим домашним питомцем, - нагло усмехнулась она.
        - Гр-р-р-р!
        - Ха-ха-ха-ха-ха, расслабься, Кошатина, - махнула девушка рукой. - У мамы пока новый 'котик' появился, за тебя она потом возьмется.
        - Я проклинаю тот день, когда мои предки научились оборачиваться кошкой, - потерла она переносицу.
        Но обстановку удалось разрядить, Шихоин заметила это. Эта девочка явно решила сменить тему и перевела все в шутку.
        - Значит, ты... Лия... Так вроде звали ту зеленую росомаху, - вспомнила она. У Йоруичи идеальная память, потому даже такие вещи она не забывала. Хотя теперь от такой памяти одни проблемы.
        - Ага. Теперь вот арранкар.
        - Значит, Айзен теперь пустых такими делает?
        - Да, - кивает та. - Но не спрашивай как - этого я не знаю. А я не настолько отбитая, чтобы пытаться читать его мысли. Инстинкт самосохранения у меня хорошо развит.
        Поверить, что вот эта на вид обычная девочка всего месяц назад была самым настоящим адьюкасом, сложно. Крупная, зеленая, лохматая росомаха, а сейчас просто обычный подросток, что жует чипсы и рассуждает о всяких не свойственных пустым вещах.
        Меж тем бой стал набирать обороты.
        Карас начал весьма странно себя вести. Дерзит ей, провоцирует и злит, будто не видит, в каком она состоянии.
        - Ей больно, - произнесла пустая. - Ее сердце болит, ее мысли мельтешат, и в них столько страданий. Это грустно...
        - Телепатия может и капитанов считывать? - спросила женщина, защищая свой разум от поверхностного чтения. Пусть подобные силы и редки донельзя, методики ментальной защиты в омницукидо хорошо преподают.
        - Ты до этого не сопротивлялась, а ее и пытаться не нужно, она эмоциями просто фонтанирует.
        - Ясно...
        - Он тоже понимает как ей плохо... потому и злит...
        - Он специально злит ее?
        - Пока она в ярости, ей не больно. Он решил, что пусть лучше она ненавидит его, чем так страдает... Ему самому неприятно смотреть как ей плохо...
        - А он рассказывал о своем учителе?
        - Нет, он не любил вспоминать прошлое, - ответила девочка. - Но когда мы все спим, я порой вижу чужие сны... И там... - она грустно вздохнула и закрыла глаза. - Я вижу мальчика бегающего по деревянным столбикам, и девушку, что командовала его движениями. Он срывается и падает на землю, но та ловит его, а затем отчитывает, попутно леча его синяки и ссадины. Она негодует и сердится, но в ее глазах лишь тепло, а на губах легкая улыбка... Такие сны он порой видел... И они о многом говорят...
        Похоже, они были гораздо ближе, чем ей казалось раньше.
        Неожиданно перед лицом этой Лии из ниоткуда появляется Адская бабочка. Очень странная бабочка и такую она никогда не видела. Бабочка села на палец девчонки и что-то передавала ей.
        Пустая нахмурилась, а затем бросила взгляд на Караса и от нее ощутилась ментальная волна.
        Тот получил ее сообщение, кивнул, а затем разорвал дистанцию.
        - Простите, Учитель, - сказал он. - Но наш бой придется отложить...
        - Ты не уйдешь! - с этим криком она активировала Шунко.
        Ветер закрутился вокруг девушки и стал набирать обороты.
        Да, Йоруичи рассказала ей, как завершить эту технику и пусть она еще не все освоила, но явно очень хорошо продвинулась в контроле своей силы. Вот сейчас Шаолинь создала чудовищные порывы ураганного ветра, которые закрутились вокруг нее и всего вокруг. Ветер оказался таким сильным, что даже Шихоин не решилась бы ломиться через них, опасаясь быть разорванной в этом безумном миксере.
        - Ну и ну, - в реве урагана едва слышно прозвучал голос Караса.
        В следующий миг красная вспышка сорвалась с его руки - небольшой алый шарик ударил в ветряную стену и взорвался, образовав мощную ударную волну.
        Он исчезает и появляется за спиной Сой Фон, и просто кладет руку на ее плечо...
        Буря прекратилась, и давление реацу пропало...
        - 'Ханки?! - поняла она. - Он подавил ее реацу!'
        Это очень редкая техника, которая даже не каждому капитану под силу. Умение подавлять силу врага своей, и ученик ее ученицы с невероятной легкостью прервал действие Шунко, просто-напросто подавив реацу Шаолинь...
        Он только что использовал взрыв той техники, пробил стену ветра, на долю мгновения создав в ней брешь, выбрался и подавил своего противника. Очень неплохо, выучили его действительно хорошо.
        - Удачного дня, Учитель, - усмехнулся их враг, а затем вновь исчез, чтобы на секунду оказаться рядом и унести девчонку. Он ушел, просто испарился, словно его тут никогда и не было.
        Вскоре ветер утих, и все стало как раньше, лишь разбросанный вокруг мусор говорил о том, что тут нечто происходило.
        Шаолинь же осталась стоять, где была, крепко сжимая рукоять своего занпакто.
        Йоруичи подошла к ней.
        - Йоруичи-сама, - подала голос Сой Фон не оборачиваясь. - Прошу... помогите мне стать сильнее...
        - А?
        - Я... должна стать сильнее... - она сжала кулаки. - Чтобы... одолеть его...
        Шихоин подошла ближе и увидела слезы в глазах своей ученицы...
        Та плакала, но продолжала смотреть вперед - туда, куда ушел ее бывший ученик...
        - Хорошо, - вздохнула женщина. - Я помогу...
        Это все, что она могла сейчас сделать...
        
        ГЛАВА 44. СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ.
        
        Косоку! Косоку! Косоку!
        Быстро переместившись на другой конец города, мы скрыли свое присутствие.
        Фух, ушли.
        Да, вот и повстречался я с учителем. Она явно была 'рада' меня видеть, потому пришлось ее немного позлить, чтобы ей полегче меня бить стало. Признаю, что это была не самая умная моя мысль, но я ведь видел, в каком она состоянии, а потому лишь пытался немного облегчить ее душу. Если будет причина меня ненавидеть, то ей будет не так больно, а причинять боль Учителю я не хочу.
        Ладно, разглагольствовать по этому поводу можно долго, а пока лучше заняться делом.
        - Что там Така хотел? - спрашиваю Лию.
        Во время боя прилетела моя бабочка, которую обратно послал Така с ментальным сообщением, чтобы никто не услышал. Лия приняла его и передала мне, потому пришлось быстро закругляться.
        - Сказал, чтобы мы явились к нему домой, и побыстрее, - отвечает девочка. - Судя по голосу, он там страдает.
        - Хм-м-м-м-м, странно, - хмыкнул я. - Не так много вещей в мире, которые могут заставить Таку страдать. Ладно, идем, посмотрим.
        Сейчас у Таки вряд ли есть гости.
        Думаю, после случившегося с Ичиго все будут крутиться недалеко от него, а потому можно идти спокойно. Да, с Ичиго и правда не очень хорошо получилось, но это было необходимо. Только так он сможет выдержать то, что грядет.
        Арранкары очень серьезные враги, даже без меня они были бы слишком опасны для ребят. Так что случившееся должно мотивировать Ичиго начать совершенствоваться. И чем быстрее, тем лучше.
        - 'Не сломайся, Ичиго'...
        Косоку!
        Подхватив Лию, - благо теперь она не здоровенная росомаха, а девочка-подросток, - я добрался до жилища Таки, где нас уже ждали...
        - Така, у тебя паршивый чай, - сказала Хебико. - Как вообще можно пить такую гадость?
        - Не просто паршивый, а паршивейший! - с гордостью заявил Такеру. - Досталась партия насмерть бракованного улуна на халяву, когда в Китае на раскопках был. А если уж его 'правильно' заварить, м-м-м... Специально для 'особо дорогих' гостей держу. Надеюсь теперь тебе достаточно причин, чтобы свалить из этого дома? Может попадание моего друга в лапы яндере-сталкерши и неизбежно, но я хотел бы, чтобы эта трагедия происходила не на моих глазах.
        - А я-то думала, чего малыш Такеру нормальных отношений с девушками не заводит, только блудодействует... - усмехнулась она, - А разгадка была проста: кому-то в каждой любящей женщине яндере мерещатся, вот и бежит от нормальных проявлений чувств как черт от ладана.
        - Любящие женщины, устраивая посмертные свадьбы, не забывают про часть с самоубийством, - проворчал маг. - И уж точно не оправдывают каждый шаг в своей жизни идеалами типа покойного возлюбленного. 'Я открою больницу в Руконгае, потому что он заботился о бедных'... 'Меня больше не волнует моя внешность, потому что он принял меня такой, какая я есть'... У тебя вообще какие-то личные желания остались или ты все делаешь 'во имя любви', яндере-тян?
        - Ну, как минимум, я люблю доставать окружающих, - насмешливо протянула Змейка, - Кстати, насчет реплики про мою внешность... Я что-то не помню, чтобы многим такое говорила... Ты что, посещал мою маменьку? Ай-яй-яй, у тебя совсем испортился вкус, Такеру-тян.
        - Я просто собирал компромат, знаешь ли. В конце концов, это просто несправедливо: почему у тебя есть коллекция моих нелепых детских фоток, а у меня на тебя вообще ничего нет!
        - Нет-нет-нет, ты не съедешь с темы так просто! - ликовала змея, - Такеру-тян, которого я знала, ни за что бы не пропустил симпатичную мордашку, даже если она на самом деле старая швабра, получившая свою внешность, потратив пол состояния мужа на косметические процедуры. Да ты даже ко мне подкатывал!
        - Во-первых, я не геронтофил. Во-вторых, детские комплексы и семейные ссоры не причина, чтобы забывать об уважении к родителям, Котоне-тян. Что это за 'старая швабра'? Веди себя прилично, - Сэйто возмущенно фыркнул, как какой-нибудь ревнитель традиций, - Ну и в-третьих, ты слишком уж себя недооцениваешь, считая хуже старой швабры. Нормальная внешность, просто немного экзотичная. А впечатления от подката к тебе я до сих пор храню в своем сердце и глубоко за них благодарен. До этого-то я по Токио телепортировался едва-едва, а с твоим напутствием сразу в Уругвае очутился!
        - Слабовато получилось, я-то надеялась, что ты отправишься как минимум на Марс...
        - Я всегда знал, что ты не видишь границ между шуткой и покушением на убийство.
        - Пф, слабак...
        - Эй-эй-эй, ребята, - прозвучал третий голос в этом театре абсурда. - Ну не стоит так ругаться.
        - Заткнись, Хиро! - зарычали они.
        Парень побледнел и заткнулся.
        М-да, вот это я вовремя пришел.
        Хебико и Така врожденные тролли, они исходят одинаковыми волнами, а потому несовместимы и рядом друг с другом начинают выяснять, кто из них круче в остроумии. Мне порой реально кажется, что они дальние родственники.
        - М-да, я смотрю, вы тут развлекаетесь, - хмыкнул я, заходя в квартиру и опуская Лию на пол.
        - Карас! - подскочил Хиро. - Это и правда ты! Ты живой!
        Он бросился обниматься, а я, честно говоря, так удивился тому, что он тут, что забыл увернуться. Благо, сбить меня с ног у него физически бы не вышло, но обниматься с мужиком, которому не помешает помыться и побриться, не самая приятная вещь. А он еще и разревелся от радости.
        - Я так рад тебя видеть! - радовался он, попутно вытирая сопли о мою одежду.
        - Че? Какого? Хиро?! - удивился я. - Ты же вроде в Гнезде Личинок сидел?
        - А его отпустили недавно, - с улыбкой сказала Хебико. - Досрочное освобождение.
        - Ты подстроила его побег? - понял я.
        - Ну что ты, Карас, - сделала она невинный вид. - Коварный Ооно Хиро уже много лет планировал свой побег. Он из туалетной бумаги и дерьма создал нервнопаралитический газ, который распылил по системе вентиляции. И, когда его выводили на ежемесячную прогулку под охраной, он, будучи опытным синигами, вырубил своих охранников и совершил свой дерзкий побег. Госпожа Хаана пыталась предотвратить распространение газа и возможного побега других заключенных и приказала перекрыть выходы, но Хиро уже сбежал, попутно взяв меня в заложники, и 'незаметно' покинул Общество душ. Ну, это официальная информация.
        Мне интересно, хоть один идиот поверит в подобный бред?
        Нет, если добавить воды и оформить как следует, как оправдание для Совета сойдет, а вот ни один нормальный синигами в подобную чепуху не поверит.
        - А если серьезно? - спросил я, отцепив парня от себя и усадив его на диван. Сам же оттирал накидку от соплей. Придется в стирку кидать или лучше вообще выкинуть.
        - Все и без того было сложно, а теперь стало еще серьезнее, - вздохнула девушка. - Хиро и так недолюбливал Совет, что даже двум капитанам пришлось бороться, чтобы не допустить казни, а лишь ограничиться столетним заключением. Но с тех пор как Совет вырезали, а ты... принял не ту сторону, новый Совет мог вновь вспомнить о Хиро и, учитывая его с тобой дружбу, решить от него окончательно избавиться, или пожизненно оставить его в Гнезде. Так что я стала действовать, - она усмехнулась. - С госпожой Хааной я давно дружу. У старушки последние годы спина болеть начала, а я бесплатно лечу ее, да и массаж делаю отлично. Вот она и согласилась мне помочь немного.
        - Прямо по доброте душевной? - фыркнул я.
        Никогда не поверю, что данная дама делала все это исключительно исходя из доброты.
        - Нет, конечно. Может Хиро ей и правда было немного жаль, но рисковать работой и свободой ради этого она бы не стала. Все куда проще.
        - Финансирование, - понял я. Даже когда я проходил в Гнезде практику, там немало жаловались на старое оборудование и другие мелочи, на которые просто не хватало денег. Деньги ведь идут от Совета, а распределяются капитаном. И Учитель хотела выделить Третьему Взводу больше финансов, но просто не могла, а потому чуть ли не сама из своего кармана подкидывала что могла. Там ведь и людям зарплату платить нужно, а их для обеспечения порядка немало необходимо, и кучу всего. Гнездо чуть ли не самым нуждающимся в деньгах взводом был, ведь они тюрьмой были и судебным органом.
        - Ага. Совет опять урезал Гнезду финансирование. Аргументация была: 'Раз никто не бежит, то и денег туда много не нужно'. Короче, побег Хиро был ей выгоден. Теперь Совет не сможет игнорировать ее запросы на выделение средств на защиту от газов и токсинов. А поскольку такое оборудование производится фактически внутри Готея, сумму в смете можно будет указать в три раза выше и попилить на действительно нужные вещи.
        - Ясно, - вздохнул я. - Твое участие там точно заметят.
        - А я его и не скрывала, - махнула она рукой, откинувшись в кресле. - Я уже все для себя решила, как быть.
        - Все решила, да...
        - Ага, вот я забрала друга и пошла искать тебя, - она улыбнулась. - Благо, вовремя решилась, а то искать тебя по всему Хуэко Мундо было бы проблематично.
        - Ик, а нам и правда нужно туда? - побледнел Хиро, крепко сжимая рукоять своего занпакто. - В камере было как-то поспокойнее. Да и пустые мне могут не обрадоваться.
        - Ну, вот тебе пустая, знакомься, - указал я на Лию, что тихо поглощала все сладости, что были на столе. - Знакомьтесь, Лия Аскалайт, арранкар, бывший адьюкас.
        - Здарова, - махнула она рукой.
        - Какая прелесть, - улыбнулась Хебико и, сцапав девочку в объятья, начала тискать ее.
        - Ого, - загорелись глаза у Хиро. - Пустой, ставший человеком. Значит, теория Вастер Лордов верна?
        - Полностью, - киваю ему. - Лично встречал таких. Текущие арранкары это лишь эксперимент ускоренной эволюции оболочки.
        - Поразительно, - он протер очки. - Душа стремится к своему изначальному виду, и чем сильнее она становится, тем сильнее влияние духа на оболочку.
        - А у вас такие эксперименты проводились? - заинтересовался Така.
        - Ну, я о таких не слышал, - ответил ему ученый. - Но капитан Куроцучи на пустых опыты ставил. Я как-то видел его лабораторию, и там было много колб с низшими и небольшими адьюкасами.
        - А Меченых у вас изучали?
        - Нет, их самих еще найти нужно. Да и не гуманно это - на людях опыты ставить, - поморщился он. - Так что такие эксперименты если и проводились, то лично капитаном и без огласки.
        Скорее всего, проводились, и не раз.
        Уж кто-кто, а Куроцучи вряд ли обременен такой вещью, как 'гуманизм'.
        Еще одна темная страница в истории Готея.
        - Значит, решили покинуть Готей... - вздохнул я.
        - Мне уже не вернуться, - опустил голову Хиро. - Мне нравилось работать в НИИ, но теперь, хочу я или нет... Даже если бы меня оправдали и освободили, в лабораторию меня никто бы не пустил.
        - А за что тебя вообще посадили? - спросил Така. - Тут, думаю, должно быть что-то стоящее.
        - Ну-у-у-у, - почесал он затылок. - Началось все довольно безобидно. Я разработал методику создания особых стимуляторов, которые бы повысили выживаемость синигами при серьезных ранениях. Мой проект одобрил капитан и даже выделил мне команду и уголок в НИИ для исследования. Такие стимуляторы - обычное дело, в Китае эти пилюли на поток пущены, а мои - увы - не столь же сильны и действенны, но тоже были хороши. Мой проект мог помочь многим бойцам хотя бы дожить до прихода медиков и вообще имел огромные перспективы, вот только я не подумал об одной детали...
        - Побочный эффект? - предположил я.
        - Зависть сослуживца? - приподнял бровь Така.
        - Взорвал лабораторию? - спросила Хебико.
        - Торговые выгоды? - пожала плечами Лия.
        Мы все повернулись к зеленоволосой девочке.
        - Логично ведь. Если Китай поставщик стимуляторов, то шоувей невыгодно, чтобы у Готея появились свои аналоги и тем самым снизили бы их прибыль.
        Хм-м-м-м, а ведь логично. Хотя я не помню, чтобы нам особо какие поставки приходили. По крайней мере, в моем отряде китайских стимуляторов не было. Ну, или лично в моем взводе такие мне не виделись.
        - Нет, все не настолько просто, - вздохнул он. - Беда в том, что методика моего препарата основывалась на... действиях занпакто одного синигами... Его банкай обладал уникальным свойством, и несколько затронутых им человек попало в руки капитана Куроцучи, а он позже выложил материалы в общий доступ. Ну, не совсем общий, только для офицеров... Он нередко так делает, когда теряет к чему-то интерес... Его исследования и вдохновили меня на создание стимуляторов. Вот только сам синигами-первоисточник... был в немилости у Совета...
        - И кто же это?
        - Азаширо Соя... Он же Кенпачи Азаширо...
        - Чего?! - офигел я. - Ты хочешь сказать, что разработал препарат, основанный на работах Азаширо?!
        - Ага.
        - Да как тебя не убили сразу, как узнали?!
        - Пытались, - криво улыбнулся он. - Двенадцать покушений. Отчасти в тюрьму меня посадили, чтобы убийцы до меня не добрались.
        Да, вот теперь я понимаю, чего это его отправить в Гнездо на пожизненное или казнить хотели. Думаю, одно имя Азаширо заставило Совет обделаться, так что они всеми силами пытались удавить все, что хоть как-то с ним связано.
        - А можно подробнее, кем был этот Азаширо и что он сделал? - спросил Така. - Я не весь архив просмотрел.
        - Азаширо Соя был восьмым обладателем звания Кенпачи и капитаном Одиннадцатого отряда. Суть в том, что своей силой он мог сливаться с другими душами и менять их - усиливать, делать лучше, и много чего еще. Этот человек ненавидел пустых, и однажды он предложил Совету план... - покачал я головой. - План состоял в том, чтобы превратить всех жителей Общества Душ в солдат и просто вырезать всех в Хуэко Мундо. Совет отнесся несерьезно к его плану и одобрил его... Какого же было их удивление, когда он сделал первую партию солдат из бывших преступников, что ничем синигами не уступали. Совет тогда сильно обделался от страха и считал, что Азаширо хочет собрать армию и сместить их, а затем захватить власть. Хотя подтверждений этому не было никаких... Они тайно уничтожили все документы, разрешающие деятельность Азаширо, а затем обвинили его в 'несанкционированном изменении душ'. На него спустили всех собак и пытались убить, но сам он сдался лишь, когда в Сейретей прибыла Королевская стража. Тогда он понял, что сам Король Душ против его плана и сдался, после чего его приговорили к сроку почти в двадцать тысяч
лет в Мугене. Вот и вся история.
        - Вот это круто, - хмыкнул Така. - Теперь ясно.
        - Ага, мой препарат позволял душе войти в резонанс с внешней реацу и выделять больше энергии, что могло и усиливать и лечить. И, как только Совет прознал о моем проекте, на меня накинулись все кому не лень. В результате меня спрятали, а капитан публично 'уничтожил' все мои труды, так что от меня отстали.
        Ну да, 'уничтожил', - так я и поверил, но Совет, скорее всего, поверил, вот только живой Хиро вполне мог и продолжить, а потому я не уверен, не попытались ли бы его убить вновь после освобождения.
        Что ж, Хиро действительно нельзя назад. Его в любом случае придется забрать с собой.
        Это не случай с Урахарой, которого изгнали из Общества Душ и запретили там появляться. За Хиро даже тут будут охотиться. Потому в логове монстров, чудовищ и демонов ему лучше всего, как бы смешно это ни звучало.
        - Ну, а я просто устала быть одна, - сказала Хебико, желая разбавить затянувшуюся паузу. - Я уже упустила свой шанс когда-то, а потому второй раз так глупо не поступлю. И тебя, Карас, больше не отпущу.
        - Эх, похоже, мне уже никуда не сбежать от тебя, - наиграно вздохнул я. - Придется разгонять мой гарем.
        - Я тебе сейчас кости пересчитаю, гаремщик, - пригрозила она мне кулачком. - Ядовитые змеи быстро травят всех лишних. Хе-хе-хе-хе-хе...
        Лия, что все еще была в руках Хебико, заметно так побледнела.
        Нагонять жути моя девушка умеет лучше всех. Вот, даже пустых запугать может. Мне уже страшно предположить, как сильно она запугает Эспаду. И ведь положением моей девушки она будет во всю пользоваться, причем в наглую. Иначе никак. Главное, быстро ввести ее в курс дела, чтобы не пострадала.
        - Похоже, жителям Хуэко Мундо придется переезжать, - тихо буркнул Хиро.
        - Беженцев, спасающихся от нее, принимать не будем, - смеялся Така.
        - А ну, цыц! - бросила она на них хмурый взгляд.
        - Эх, ладно, тогда отправляемся, - поднялся я. - Идем домой...
        
        ГЛАВА 45. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ.
        
        Когда мы вышли из Гарганты, то оказались в большом зале, откуда происходят переходы в другие миры.
        Поскольку сам Лас Ночес защищен от проникновения куполом и заклинаниями, это место специально сделано для перехода. Но выйти или зайти просто так нельзя: нужно разрешение. Так что если хочешь попасть в Мир Живых, то нужно или получить разрешение, или отойти от крепости подальше и спокойно переходить самостоятельно.
        Мы вышли здесь, а проход за нашими спинами закрылся.
        - О, а в Хуэко Мундо лучше, чем я думал, - сказал Хиро.
        Ему, как и Хебико, не особо понравилось идти через Гарганту, но их я провел по безопасному пути. Они-то не пустые, чтобы не бояться пространственных искривлений. Это на такого, как я, тот же 'Черный Меч' Таки действует очень плохо, а вот для синигами эта атака весьма опасна. А потому и местные искривления пространства им могут навредить.
        - С возвращением, Карасумару-кун, - прозвучал у двери голос Гина. Сам бывший капитан вошел в комнату и, как обычно, загадочно улыбаясь, подошел ближе. - Смотрю, ты привел друзей.
        - Типа того, - киваю ему. - Задание выполнено.
        - Поздравляю. Капитан Айзен, думаю, уже ждет тебя.
        - О, Гин, - улыбнулась Хебико. - Мацумото привет передавала и обещала набить тебе рожу за то, что бросил ее.
        - Э? - чуть запнулся он. - Ну, посмотрим.
        - Что все это значит?! - прозвучал весьма грозный голос.
        В проходе показался Тоусен.
        Выглядел черный синигами весьма сердито.
        - Ты привел к нам врагов, Карас! - говорил он. - Ты решил предать...
        - Мне не интересно твое мнение, Тоусен, - оборвал я его речь. - Не человеку, что бьет в спину своим товарищам, подозревать меня в предательстве.
        - Тц! - заскрежетал он зубами.
        Нет, я бы понял, если бы он хотя бы попытался своих друзей в отряде прикрыть или хоть минимизировать проблемы, но он их тупо предал и даже напал на них. Такие, как он, вызывают во мне страстное желание убивать.
        - Не стой на моем пути, - пригрозил ему я. - Иначе пожалеешь об этом.
        Прохожу мимо него в компании друзей и двигаюсь в сторону кабинета Айзена.
        Сам Тоусен ушел по своим делам, а нас сопровождал Гин.
        - Он ждет повода, - сказал Ичимару.
        - Я знаю, - киваю ему. - Он уже несколько недель следит за мной.
        - Заметил, я смотрю.
        - Он может быть сколько угодно капитаном и опытным воином, но ему далеко до командира омницукидо в таких вещах, как скрытность и слежка, - пожимаю плечами. - Да и не затеряться ему тут в толпе. То, что он меня недолюбливает было ясно с самого начала, а если ему нужен повод для нападения... Ну, думаю, я смогу ему его дать.
        - Будь осторожен, - покачал Гин головой. - Капитан Айзен даровал Канамэ-куну обещанную силу, потому справиться с ним будет теперь тяжело.
        - Посмотрим на его силу. А ты разве не получил то же?
        - Да, мне не нужно, - махнул он рукой.
        Ну да, а точнее, не хочешь зависеть в этом плане от Айзена и, если что, давать ему доступ к своей тушке. Разумно, хотя, по мне - и бесполезно. Захоти Владыка установить страховку в его тело, Гин даже не заметил бы этого.
        Пока шли, мои друзья вовсю крутили головами, осматривая коридоры Лас Ночес. А когда мы проходили мимо окна, вообще ахнули от открывшегося вида. Да, постройка действительно монументальная, и ведь сложно поверить, что все это делали пустые. Да, потолок и остальное сделано под руководством синигами, но все же пустыми. Так что даже я тут поражаюсь организаторской способности Айзена.
        Вскоре мы дошли до кабинета, где бывший капитан ушел, а мы вошли в вотчину Владыки Лас Ночес.
        Сейчас кабинет Айзена был таким же, как всегда: приглушенный свет, легкая таинственность и темнота, которая, как мне удалось узнать, скрывает то, что тут давно нужна уборка. Но, скорее всего, насчет беспорядка это был единичный случай, да и то, вызванный срочностью работы.
        - Отличная работа, Карас, - улыбнулся он. - Все сделано прекрасно.
        - Благодарю, - киваю ему.
        Говорить что-то смысла не вижу: он сам все видел, потому меня он пригласил чисто формально, да и друзей моих увидеть. Нет, вряд ли они ему так уж интересны, скорее, тут тоже чистая формальность, все же главному нужно лично принимать пополнение в свои ряды.
        - Куроки Хебико и Ооно Хиро, - произнес Айзен, смотря на них. - Думаю, у нас найдется для них дело. Они будут в качестве твоих фракционов?
        - Да. Это лучший вариант.
        - Что ж, - он пожал плечами. - Насчет оборудования новой лаборатории обращайтесь к Гину, а медицинский блок пусть будет приставлен к ней. С остальным разберешься сам.
        - Разумеется.
        - На этом все.
        Мы поклонились и покинули его кабинет.
        Да, лишние слова тут не нужны.
        Хиро и Хебико весьма ценные кадры, которыми такой практичный человек, как Айзен никогда не пренебрег бы. Потому остается лишь закрепить их статус, познакомив с Эспадой. На собрании этот вопрос вряд ли будет подниматься, ибо пополнение фракционов - это личное дело каждого пустого, и ему в нем никто мешать не будет. Да это широкой массе арранкар и не особо интересно.
        Гина мне придется поискать, а пока повел друзей в домик к Эспи. Пока останемся там, а потом можно уже и в мой переехать, теперь хоть от него будет толк.
        - Это было жутко, - признался Хиро. - С капитаном Айзеном я лично никогда знаком не был, но таким опасным он мне никогда не казался.
        - Согласна, - поежилась девушка. - Он будто в душу заглянул и все мысли перечитал.
        - Ничего, это его обычное поведение. Привыкнете, - пожимаю плечами.
        - Угу, все лучше, чем кажется, - покивала Лия. - Идемте скорее, мама, наверное, волнуется.
        В доме у Лии оказалось, были гости, а именно Старк с Лилинет. Примера, что удивительно, не спал, а пытался обыграть Архитектора в шахматы. Получалось не очень. Более чем уверен, что через пару-тройку игр этот читер начнет обыгрывать даже Айзена. Но Архитектор отнесется к этому философски и лишь порадуется. Лилинет же играла в мячик с Котятами, точнее, они им перекидывались и ловили, а учитывая, что для них такие игрушки укрепляли и утяжеляли, чтобы не порвались от пары ударов - весил мячик как свинцовый шарик. Но играли аккуратно. Думаю, после того, как они сломали пару стен и получили ремня, мастерство в ловле возросло до заоблачных высот.
        Заметив наш приход, Эспи отложила книжку и поднялась.
        - Хебико! - закричала она и бросилась к Змейке.
        Та даже сообразить не успела, как была сграбастана в медвежьи объятья.
        - Кха, - захрипела моя девушка, пытаясь научиться дышать, попав в руки очень счастливой пустой.
        - Как же я скучала!
        - Пфа! Анзу... воздух... - прошептала она.
        - Ой, прости, - тут же отпустила ее Эспи.
        - Анзу?! - офигел Хиро.
        Да, ему же мы не рассказали про Эсперансу. Это Хебико я успел поведать о том, что с нашей подругой случилось, ну и Йоко, а вот ему как-то забыл.
        - Хиро! - улыбнулась она. - Давно не виделись!
        Парень тоже был обнят, затем закручен вокруг нее и пару раз подкинут в воздух.
        Моя девушка теперь со мной, мой друг выбрался из тюрьмы и свободен, а я вот вернулся сюда, в это ужасное и прекрасное место.
        Жизнь действительно забавная штука...
        ***
        - Айзен-сама, мне кажется, не стоит принимать их в наши ряды, - говорил Канамэ. - Они могут быть шпионами Готея, подосланными им. Слишком опасно позволять им свободно разгуливать по Лас Ночес.
        - Канамэ, не нужно так волноваться, - лишь улыбнулся Айзен. - Если бы они хоть как-то угрожали моим планам, они бы никогда порога Лас Ночес не переступили.
        - Но они бесполезны нам!
        - Хо, бесполезны? - прозвучал голос Гина, который просто сочился неприкрытой издевкой. - Канамэ-кун, как обычно, не разбирается в кадрах. Не удивительно, что всем в отряде заведовал твой лейтенант.
        - Гин! - зашипел Тоусен.
        - Ооно Хиро один из лучших ученых НИИ Готея, он подавал большие надежды, и если бы не тюрьма, то сейчас был бы одним из ведущих ученых Двенадцатого отряда, - пояснил Соске. - Одно то, что Куроцучи вступился за него и не дал убить, уже говорит о многом. А Куроки Хебико является одной из учениц Уноханы и первоклассным медиком. И такой человек нам действительно будет полезен.
        Почему-то у Айзена появилась в голове мысль, что она будет полезна даже раньше, чем ему кажется. Похоже, внесение пустоты в тело Канаме повлияло на его характер, сделав его куда менее сдержанным.
        - 'Стоит позже осмотреть его и поправить недочеты. Это может навредить его здоровью'.
        - У нас уже есть ученый, это Заэль, зачем нам еще один?
        - Ученый или просто лаборант, занимающий казенное имущество? - продолжил смеяться Ичимару. - Что-то я не помню, чтобы Заэль-кун особо пользу всей Эспаде приносил. Он разве что расчетами капитана Айзена занимается. А так, по сути, абсолютно бесполезен и лишь зря тратит деньги.
        - Деньги несущественны для высшей цели!
        - Именно поэтому заведовать финансами поставили меня, а не тебя. А без денег ни одна организация долго не живет.
        - Гр-р-р-р-р...
        - Все, достаточно, - Айзен повысил голос, прекращая конфликт. Порой он жалел, что доступ в его кабинет открыт для этих двоих. По одиночке они вполне терпимы, но вместе уже даже нерушимую крепость самообладания и выдержки Айзена начали разрушать. - Гин, обеспечь новую лабораторию всем необходимым. Также пусть сами набирают персонал к себе, остальное на тебе.
        - Будет сделано, капитан Айзен, - кивнул Гин.
        - Канамэ, если тебя это успокоит, то можешь следить за ними, но не вмешивайся без моего разрешения.
        - Да, Айзен-сама, - чернокожий капитан поклонился.
        А затем оба его помощника покинули кабинет, подарив ему столь желанную тишину...
        
        ГЛАВА 46. ЗМЕЙКА СРЕДИ МОНСТРОВ.
        
        - У-а-а-а-а-а... - зевнула она и потянулась.
        Стало немного холодно, а потому она сильнее прижалась к теплому боку своего любимого и, устроившись у него на плече, улыбнулась и продолжила дремать.
        Вот только сон постепенно уходил от нее.
        Привыкшая вставать рано, Хебико не могла долго валяться в постели, и постепенно разум ее прояснялся. Да и за двадцать пять лет она как-то отвыкла спать с кем-то. Те пару дней с Карасом в Сейретее не считаются, там они толком расслабиться не могли. А сейчас уже который день они спали исключительно вместе. Она настояла на этом, не желая оставлять своего любимого, да и сама, пусть и пыталась выглядеть уверенной и смелой, все же немного боялась окружения.
        Вновь чувство полной безопасности. Вновь ощущение того, что весь мир лишь пустой пшик, когда она в его объятьях. Это то, чего она была так долго лишена: чувство полной защищенности и того, что ее безмерно любят.
        - Эх, - грустно вздохнула она.
        Мысли о любимом постепенно перешли на ее подругу.
        Шаолинь точно уже узнала о том, что сделала Хебико. Это наверняка сильно ударит по ней и расстроит, но сама Котонэ просто не могла поступить иначе. Может это эгоистично и подло, но двадцать пять лет одиночества, слез и траура... Она так сильно устала от этого, что просто не могла иначе.
        - 'Двадцать пять лет... это так долго...' - прикусила она губу.
        Столько одиноких, холодных ночей в пустой постели, столько пролитых горьких слез, что давно пропитали подушку и простыни. Она зарывалась в работу и свои шутки, работала, пока оставались силы, чтобы приходя к себе просто отрубаться и не видеть снов.
        Ей приходилось быть сильной, быть волевой и смелой, быть такой, чтобы ее подчиненные не волновались и верили в себя. Чтобы внушать спокойствие Пчелке и не дать той расклеиться.
        Она просто не могла позволить себе быть слабой, быть грустной или унывать, все ради других и ради того, чтобы не впасть в отчаяние. Вера в то, что он вернется,... была глупой, наивной и откровенным бредом, в который она лишь на словах верила. Это был ее спасительный якорь от безумия, от депрессии и самоубийства.... Ведь кроме как ради него, ей в целом незачем было жить.
        Хебико вообще жива лишь благодаря тому, что Карас спас ее в тот ужасный день в Мире Живых. Если бы не он, она бы погибла тогда, как и многие другие.
        - 'Интересно, а как бы изменился мир без меня? - спросила она себя. - Вряд ли что-то серьезное... А вот без него точно многое бы было другим...'
        Если задуматься, то да, все, скорее всего, пошло бы по другому сценарию.
        У Сой Фон никогда не было бы ученика, что стал бы ее лучиком света и сумел бы растопить то ледяное сердце. Она бы была такой же мрачной, и серьезной, и одержимой своей 'госпожой Йоруичи'.
        А остальные...
        Ран, скорее всего, так и не пережила той охоты пустых, Такеру никогда бы не родился, а Хиро или погиб давно, или остался бы в тюрьме навсегда... Про остальных и говорить нечего. Хисана-сан тоже бы, наверное, не выжила и малышка Мирай никогда не родилась, а капитан Бьякуя совсем бы очерствел.
        Девушка поежилась и сильнее прижалась к теплому телу любимого.
        Эй, стало даже немного страшно.
        Ее посетила жуткая мысль, что все это безумный сон.
        Что она вот-вот проснется одна у себя в комнате, и окажется, что Карас не вернулся, что все это ее сумасшедшая мечта и что она окончательно рехнулась от одиночества. Или еще хуже, что его никогда не существовало, а она так и осталась никому не нужной уродкой, чья судьба будет столь же жалкой, как и ее наивные мечты.
        - Ты дрожишь... - прозвучал его голос.
        Она вздрогнула слегка.
        Его голос вновь, каким был когда-то. Приятный, теплый, в нем ощущается сила и направленная на нее нежность. Для постороннего его голос более холодный, но для нее он всегда такой.
        Когда она вновь увидела его в квартире Такеру, то чуть не бросилась к нему на шею прямо там. Так сильно она скучала, но все же решила сдержать свои чувства и не показывать слабость перед окружающими.
        Да, глупо, особенно перед Хиро и Такой, которым, по сути, плевать на все, но все же.
        Он вернулся иным.
        Больше не было белой, как снег, кожи, черной склеры в глазах и мрачного мерцания сапфировой радужки. Из его голоса пропали металлические нотки, а сам он стал гораздо теплее, чем раньше.
        Она подняла голову и посмотрела на него.
        - Доброе утро, - улыбнулась Хебико. - Все в порядке. Просто дурной сон...
        - Ясно, - он крепче обнял ее, прогоняя последние остатки страха в ее душе.
        Некоторое время они оба молчали, каждый думая о своем.
        Увы, долго лежать они не смогли и начали одеваться и собираться.
        Да, спешить им некуда, работы как таковой нету, но бездельничать как-то не хотелось.
        Плюс, наверняка скоро к ним прибудут гости, а эти ребята не всегда понимают, что такое 'личное пространство'. Потому, чтобы терпеть вокруг себя толпу народа, будучи не одетой, она поспешила облачиться, Карас тоже.
        Домик, который полагался Карасу, был не особо большим, хотя и маленьким его назвать нельзя. По сути это белые голые стены да такой же мраморный пол. Облагораживать это место еще долго придется.
        До этого Карас и его фракцион Архитектор жили у Анзу...
        - 'Эсперансы', - поправила она себя.
        Как бы ей ни хотелось, но все же эта девушка не Анзу.
        Ее одноклассница давно умерла, пожертвовав собой ради друга, а затем она, остатки души Кано и нескольких других убитых синигами слились воедино и переродились, а потом ее разум починила та маленькая зеленоволосая девочка, и так родилась Эсперанса Уроброс.
        Пусть она и выглядела похожей на Анзу, только старше, женственнее и цвет волос другой, и даже характер был чем-то похож, но все же и различий было слишком много. Анзу и Эсперанса, увы, это два совершенно разных человека, пусть и имеющих много общего. И все же пусть она и была другой, но не признать в ней своего друга Хебико просто не могла.
        Она первая вышла из спальни и пошла в ванну. Нужно привести себя в порядок.
        Из окна лишь постоянный полуденный свет, что немного раздражало.
        Хебико еще не привыкла к постоянному дню этого купола. То, что за пределами Лас Ночес, она тоже успела посмотреть, и ее ужаснуло, что Карас провел в этом мире вечной ночи и полного ничего, целых сто лет.
        - 'Я вряд ли выдержала бы столько', - поежилась девушка.
        Из гостиной послышалась музыка. Какая-то классическая мелодия, она в них слабо разбиралась, потому не могла точно сказать, что это.
        Зайдя в зал, она увидела старинный граммофон, который воспроизводил какую-то музыку, а на диване, сложив руки на своей трости, сидел и улыбался старичок Архитектор. Он закрыл глаза и молча наслаждался звуками, которые наполняли комнату.
        Как она узнала, этот дед является другом Караса, очень старым пустым, таким же древним, как сам Король Пустых. Он не особо силен в плане реацу, но очень опытный и пользуется полным уважением и почтением окружающих. Так как даже тот очень сильный арранкар по имени Старк обращается к старику весьма почтительно.
        - 'У пустых есть уважение к старшим', - хмыкнула она.
        Хотя если подумать, то тут нет ничего удивительного.
        Как она успела узнать, жизнь в Хуэко Мундо крайне опасна и сурова, потому долго прожить очень нелегко, и самых старых пустых тут именуют Старейшинами, и их почитают все остальные. Сам факт того, что этот не особо сильный пустой прожил не одну тысячу лет и выжил, а также не сошел с ума, уже говорит о его силе духа.
        - А, доброе утро, юная леди, - улыбнулся ей дедуля. Он и правда напоминал ей очень доброго дедушку, который смотрел на окружающих как на своих внуков. Чем-то был похож на ее дорогого Дедушку Зу, который ей практически родным был, пусть и был всего лишь старым слугой в их доме. - Я не помешал вам?
        Он отключил музыку.
        - Доброе утро, Архитектор, - кивнула она. - Нет, все хорошо.
        - Вы несколько скованны, юная леди, - чуть приоткрыл он свои постоянно прищуренные глаза.
        - Простите, - почесала она затылок. - Я еще не привыкла ко всему этому... Всю мою жизнь нам говорили, что пустые - это монстры без чувств и жалости... А потому вот так спокойно общаться с кем-то и чувствовать в нем пустоту... Не знаю даже, как передать словами...
        - Понимаю, - кивнул он. - Я тоже никогда особо не имел возможности поговорить с синигами. Лишь некогда имел дела с джуанхурен, но я уже всего и не помню.
        - 'Джуанхурен? - удивилась она. - Это же старое имя шоувей'.
        Шаолинь как-то рассказывала о китайском аналоге синигами Готея, Десять Судилищ старше их организации на несколько тысяч лет. И многое, что сейчас там, было как раз скопировано у Судилищ, и потом переработано на японский манер. И 'джуанхурен' было старым названием для их Проводников...
        - 'Которое они не использовали уже три тысячи лет... - поняла она. - Черт подери, да сколько этому старику лет?'
        - Для многих пустых - синигами естественные враги, ведь даже ваша энергия противоположна нам, - продолжал говорить Архитектор. - Потому многие тоже к тебе и твоему другу относятся настороженно.
        - Настороженно?
        - Многие из нас синигами по сути никогда не встречали, - ответил он. - Адьюкасы, особенно под началом Баррагана, почти никогда не бывали в Обществе душ, а если и сталкивались с Проводниками, то лишь здесь, в Хуэко Мундо. Единственные Проводники душ, которых мы знаем, это Айзен и его соратники, и их сила очень велика. А потому двое не особо сильных синигами вызывает настороженность и... интерес...
        Да, она заметила, что арранкары часто поглядывали на нее и Хиро, когда они появлялись перед ними вместе с Хиро.
        - Нам всем нужно время, чтобы привыкнуть, друг к другу, - хмыкнула она.
        - Именно, - согласился с ней дедуля. - Главное, не бойтесь никого, но и не смей расслабляться. Пустые все же существа, привыкшие к опасности, а потому недооценку и расслабленность в их присутствии могут воспринять как оскорбление.
        - Учту, - кивнула она. - А если нужно, я могу за себя постоять.
        - Очень рад это слышать, - искренне произнес он.
        Все же странный старик.
        Вроде и кажется безобидным, да и ощущается не таким сильным, но этот образ обманчив. За ним вряд ли стоит такая же огромная сила, как у Главнокомандующего, но что-то у него есть в рукаве, что заставляет даже сильнейших проявлять к нему уважение и опасаться его.
        - Хватит грузить детей своим занудством, глупый бездельник, - прозвучал из двери сердитый женский голос.
        В дом вошла немолодая, полная дама, в строгом костюме и с широкополой шляпой на голове.
        Выглядела она весьма экстравагантно, а на лице было сильное недовольство.
        - Ничего это не занудство, - возмутился дед. - И нечего так бесцеремонно вламываться в чужие дома.
        - Я хожу туда, куда хочу, и ты мне не указ, старый маразматик, - фыркнула Доретта. - Если я не была такой, ты бы давно загнулся от голода в своей мастерской. Уж сколько раз я тебя откармливала, чтобы ты не регрессировал.
        - Ох, это было всего раз...
        - Сорок раз, если быть точным, - ворчала она. - Мои осы постоянно недалеко от тебя находились, чтобы ты не забывал питаться.
        - Начинается, - закатил он глаза.
        Сама Змея тихо хихикала, смотря на эту картину. Вот пришла эта дама и всю атмосферу таинственности и величественности испортила.
        Она на пару секунд и забыла, что перед ней двое очень старых пустых. Сейчас они просто были похожи на очень старую супружескую пару. Вроде чувства давно прошли, а расходиться уже нет смысла, вот и пилит она его от скуки, а тот просто терпит и дает ей спускать на него пар.
        - Доброе утро, госпожа Доретта, - поздоровалась Хебико. - Я сейчас заварю чаю.
        - Здравствуй, доченька, - добродушно улыбнулась женщина, моментально из строгой и сердитой став сразу доброй и любящей тетушкой. - Ох, ты завариваешь просто восхитительный чай.
        - Рада, что вам нравится.
        Ну, Хебико же из благородной семьи, а там чайная церемония обязательное обучение для любой женщины. Плюс, общаясь с Шаолинь, она и от ее семьи немало о чае узнала, ну и Хисана-сан ее многому научила.
        - А чего ты вообще пришла к нам? - немного ворча, спросил Архитектор. Да, рядом с этой женщиной он прекращает быть мудрым старцем и становится просто несчастным стариком, которого третируют по поводу и без.
        - Ох, не к тебе я пришла уж точно, - фыркнула она. - Уж сто лет прожила в радости, что не видела тебя, так что желанием видеть тебя я не горю и по сей день.
        - Пф...
        - А пришла я сообщить, что оборудование для Хиро-куна прибыло - можно идти и забирать.
        Да, неделю назад Хиро, общаясь с Гином, заказал вещи для будущей лаборатории. Все же Карасу явно нужны исследования их друга, так как она слышала, что с местным ученым у него крайне плохие отношения.
        - 'А точнее, он убьет этого типа при первой же возможности', - хмыкнула она.
        Так ей сказал ее парень.
        - Вам не стоило так утруждать себя и приходить, госпожа Доретта, - подала Хебико чай.
        - Ой, что ты, милочка, я и так прогуливалась, и решила прийти, - махнула она рукой. - Обычно я этих бездельниц Лоли и Менори посылаю.
        Да, она помнила тех двух девушек, что находились у Доретты в рабст... точнее, в подчинении. Несчастные девицы.
        Ну, как Хиро проснется, так можно и идти и оборудовать лабораторию.
        Лаборатория вообще-то и Хебико нужна, так как ей еще предстоит научиться работать с телами арранкаров. Пустых она никогда не лечила, и придется учиться это делать, а то можно и навредить случайно.
        - 'Да уж... как много всего сделать нужно... Похоже, и здесь отпуска мне не видать...'
        
        ГЛАВА 47. МАЛЕНЬКИЙ УЧЕНЫЙ.
        
        Проснувшись, он некоторое время пытался понять, где он находится.
        Комната была ему не знакома, и понять, как он в ней оказался, он просто не мог.
        За столько лет он привык к стерильной камере с койкой, столом, стулом и туалетом. Где лишь раз в день ему дают доступ к шкафу с книгами, которые он за двадцать лет давно все несколько раз перечитал и выучил, а новая литература у него появлялась раз в полгода, да и то, всего по две-три книжки, сколько Хебико могла принести.
        Так что когда он увидел весьма небогатое убранство своего нового жилья, то несколько минут тупил, пытаясь вспомнить, как тут оказался.
        - А, я же больше не в тюрьме, - проснулся парень.
        Протерев очки, он надел их и некоторое время просто лежал, думая над своим положением.
        Двадцать лет в одиночной камере с редкими визитами, редкими прогулками и вдали от любимого дела и друзей.
        - Даже не верится, что я свободен, - прошептал Хиро.
        Первый год в тюрьме был особенно мучителен.
        Ему казалось, что дни шли бесконечно, от одиночества он сходил с ума, а сколько слез он пролил в этот год, он уже и не помнил. Он тогда очень сильно страдал, мучался и отчаялся окончательно.
        Мысли сами собой приносили ему только негатив, что все его забыли, бросили и предали, что те, кто, кого он считал своими друзьями, просто выкинули его из своей жизни и похоронили память о нем. Тогда он чуть не озлобился на мир и не превратился в ненавидящего весь мир мстителя, который бы желал освободиться и заставить всех страдать, как страдал он.
        Но...
        В конце целого ужасного года своего пребывания в Гнезде к нему пришла Хебико...
        Он тогда накричал на нее, высказав ей все, что думает о так называемых друзьях, и просто выплескивал накопившиеся эмоции. Он говорил долго и поливал всех грязью, причем даже о Карасе много плохого тогда сказал, о чем сильно стыдится, ведь тогда еще его потеря ощущалась очень болезненно.
        Хиро сказал все, лишь бы сделать ей больно...
        Но она не стала обижаться на него...
        Она лишь улыбнулась и спокойно заговорила с ним, а затем... передала ему письма от друзей....
        Много писем, так много... от всех...
        Рукия, Ренджи, Кира, Энджи, и даже те ребята, с кем работал Карас, с которыми Хиро был лишь в приятельских отношениях. Все они написали ему по письму, а то и по нескольку. В них они выражали соболезнования, что им не разрешают навестить его, и старались поддержать его.
        Хиро знал, что так и есть. Никому не разрешено посещение.
        Как некогда Карасу запретили навещать могилу Кано на кладбище знати, так и им не дали права прийти к нему.
        Их слова так сильно тронули парня, что он разревелся...
        Он долго плакал от счастья, прося у Хебико и остальных прощения за сказанные слова. Он пожалел, что даже допустить мысль посмел, что друзья бросили его, что они забыли. Жалел, что проклинал их и злился и что столько всего наговорил.
        После того дня нахождение в тюрьме стало как-то попроще.
        Стены больше не давили на него так сильно, как раньше, а дни пролетали быстро, он почти не замечал их. Он жил лишь теми редкими визитами его подруги и письмами дорогих друзей, которые, несмотря на годы, помнили и ждали его.
        И вот, в один с виду обычный день, когда ему полагалась стандартная ежемесячная прогулка и началось что-то странное.
        - Я тогда чуть не обделался, - криво усмехнулся он.
        Все вокруг заволокло дымом, включилась тревога, а его охрана просто отрубилась.
        Он тогда еще подумал, что это убийцы пришли за ним и решили все же завершить начатое, но это оказалась Хебико...
        Она чуть ли не силой вытащила его из тюрьмы и увела из Общества душ в Мир Живых. А затем то, что она поведала, просто выбила дух из парня.
        - Что?! Карас жив?! - офигел он. - Но как это возможно?!
        - Это долгая история, по пути расскажу, - сказала она. - Если вкратце, то его предали сослуживцы, ранили и бросили в Хуэко Мундо, а он умудрился сам превратиться в полупустого и все эти годы жил в Мире Пустых и готовился к мести. Недавно он ее завершил и теперь вместе с предателями, что разрушили немало в Готее.
        Да, тогда он осознал, как много пропустил.
        Следом последовал более детальный рассказ, который все равно был каким-то не полным, вероятно, она и сама многое не знала. История вышла просто невероятной, но точно в духе Караса, уж он такое точно учудить мог. Устроить бедлам и хаос во всем Сейретее. А Хиро еще удивлялся, когда покидал Общество Душ, что это за разрушения вокруг, ураганов, то тут никогда в жизни не было.
        После его привели в дом какого-то седовласого парня, который оказался сыном той девочки Ран, которую некогда спас Карас. Этот Такеру оказался парнем весьма странным. Меченый. И при этом явно заинтересовался его исследованиями и многое спрашивал по поводу кидо и всяких духовных наук. Что мог он отвечал, но заинтересованность была явно серьёзной.
        А затем пришел сам Карас...
        Хиро просто не мог поверить, что это действительно он.
        Куроки Карасумару!
        Тот самый!
        Живой!
        Хиро был так рад увидеть дорогого друга, что разревелся просто. Карас ведь еще с Академии был его первым другом. Он заступился за него, когда все другие лишь отворачивались от бестолкового студента.
        Когда Карас погиб двадцать пять лет назад, это стало ударом для всех них. Не только Хебико было плохо, но и остальные мучались. Сам же Хиро с головой ушел в работу, и все о чем он мечтал - это чтобы такое больше никогда не повторялось. Отчасти его проект, за который он попал в тюрьму, и было тем желанием больше не терять близких. Если бы только у Караса тогда было больше сил, думал Хиро.
        Это сейчас он понимает, что по сути ничего бы не изменилось, ведь от предательства нет лекарства.
        Карас теперь оказывается наполовину пустой. От него реально веяло настоящей пустотой.
        Сам Хиро с пустыми никогда не сражался, ведь он ученый, а не солдат, в лаборатории этих монстров изучал и ни с чем не мог перепутать эту реацу. Особенно было удивительно, что девочка-подросток, пришедшая с ним, была самым настоящим пустым!
        Это было таким невероятным и шокирующим, что Хиро еще долго не мог поверить, что такое возможно.
        Затем их привели в Хуэко Мундо, в замок Лас Ночес.
        Хиро сильно удивился этому строению и поверить не мог, что его реально сделали пустые.
        Если смотреть так, то все теории о животном интеллекте пустых просто летят в трубу. Ведь, по мнению многих ученых, даже самые старые адьюкасы не могут подавить свои разрушительные импульсы и просто не способны к созиданию. Посмотрели бы эти теоретики на Лас Ночес!
        Сам Ооно просто не мог адекватно мыслить от свалившихся на его голову сведений. С одной стороны, ему было чертовски страшно тут находиться и чувствовать реацу пустых вокруг. Он помнил, как один подопытный сбежал из клетки капитана. Тогда случилась настоящая бойня, пока чудовище не убили, и страх до сих пор не покинул парня, а тут целый мир этих монстров.
        Но с другой стороны Хиро просто не мог дождаться, когда сможет все это изучить. Тут столько невероятно интересного вокруг, что он готов был хоть сам все оборудование добывать, лишь бы поскорее взяться за работу. Работу, которую он очень сильно любит.
        Нет. Никого препарировать он не собирался, в отличие от капитана он был пацифистом и жестокости не любил. Капитан Куроцучи точно бы захотел вскрыть всех вокруг, даже детей, а вот у Ооно бы рука на малышей не поднялась.
        - Эх, надо вставать, - вздохнул и, поднявшись с кровати, умылся, оделся и пошел в гостиную.
        Он поправил свой занпакто, который еще не привык носить с собой.
        Увы, ученым редко когда нужен их меч, да и в мирное время ношение оружия не приветствуется. Конечно, Хиро был немного исключением, учитывая эту силу, но все же на поясе он его носил редко.
        = 'Давно пор-р-р-р-ра... - прозвучали голоса его оружия. - Мы уста-а-а-а-али, бо-о-о-осс...'
        - Да будет у нас скоро работа, - буркнул Хиро. - Потерпите.
        = 'Ж-ж-жде-е-е-ем-м-м...'
        Да, воплощение его меча весьма странная личность, у которой, походу, то ли ее раздвоение, то ли просто слегка двинутый, и говорить о себе во множественном лице. Но в работе он полезен.
        За окном, как обычно, вечный полдень, что несколько раздражало. Он был бы непротив, если бы тут ввели и иллюзию ночи, которую чередовали с дневной. Так хоть спать можно было спокойно, не используя темные шторы.
        - Ну, тут хотя бы адской жары нет, несмотря на пустыню вокруг, - хмыкнул он.
        Выйдя из комнаты, он добрался до гостиной, где уже были почти все остальные.
        Хебико разливала чай старику Архитектору и госпоже Доретте. Девушка Караса довольно быстро привыкает к окружающей обстановке, хоть скованность и заметна. Но она хотя бы сильная и защититься в случае чего сможет, а вот Хиро бойцом даже в теории не было. Магией он владел неплохо, но побольшей части Бакудо, так что максимум его шансов - это задержать врага. А учитывая, какие тут монстры по силе обитают, он и на это не особо рассчитывал. Вроде как статус 'фракциона Зеро Эспады' дает ему некий иммунитет, но Ооно бы не полагался на него в полную меру.
        Старик Архитектор Хиро очень понравился. Этакий мудрый старец, который всегда улыбается и совет дельный дать может. Сложно поверить, что этот улыбчивый мужчина является очень и очень старым пустым.
        - 'Карас всегда умел находить необычных знакомых, - хмыкнул он. - Взять хотя бы его взвод, где каждый второй был неповторимым оригиналом'.
        Ну и тут находилась госпожа Доретта. Очень странная дама, которая заведует складом и является главным бухгалтером Лас Ночес. Женщина, как ни странно, к Хиро относилась очень тепло, почти как к внуку или племяннику, хотя того же Караса называет транжиром и ругает постоянно, как и многих других.
        - 'Хотя ее логику понять можно, - хмыкнул Хиро. - Я толстый - значит, хорошо питаюсь. Я в очках - значит, интеллигент. Одеваюсь строго и чист - значит, опрятный. Все вместе - значит, хороший мальчик и слушается родителей'.
        От такой мысли почему-то захотелось утопиться, но, увы, набирать ванную нет смысла, а водоемов в этом мире нет. Ну, может, есть, но к ним лучше не приближаться, а то утопление будет самым лучшим исходом.
        - Здравствуйте, - поздоровался он, входя в комнату.
        - Доброе утро, - махнула рукой Хебико, ставя еще одну чашку с чаем и наливая ему.
        - С пробуждением, - кивает Архитектор.
        - Здравствуй, Хиро-кун, - улыбнулась ему госпожа Доретта. - Я пришла сообщить, что твое оборудование уже пришло.
        - Правда?! - обрадовался Хиро, что чуть чай не выронил. - Ой, отлично.
        - Сейчас только запряжем пару лентяев, чтобы донесли все, а то ведь вещи весьма хрупкие.
        - Это не нужно, - улыбнулся Хиро. Сидеть и пить чай ему резко расхотелось, так чем быстрее он заберет аппаратуру, тем скорее может начать работать. - Я сам все донесу.
        - Не стоит утруждать себя, мальчик мой, надорвешься же, - заволновалась она.
        - Все в порядке, - усмехнулся он, доставая меч. - У меня есть помощник, - с этими словами он подкинул свой занпакто в воздух. - Пора работать, Кидзимуна!
        Меч тут же взорвался небольшим облачком дыма, а затем из него на пол упало пять небольших тел, выглядящих как невысокие гуманоидные существа с округлыми телами, тонкими руками и ногами, и большими острыми носами и ушами. У существ была ярко-зеленая кожа, а одеты они были в черные шорты, и больничные халаты поверх голого торса.
        - Ра-а-а-а-або-о-о-ота-а-а-ать! - прокричала пятерка. - Босс!
        - Отлично! - обратился он к своему шикаю. - Идем за оборудованием и устанавливаем его в приготовленном зале!
        - Да-а-а-а!
        Народ уже был готов рваться вперед, но пришлось их осадить, так как идти без госпожи Доретты не стоит.
        - 'Да, стоило сначала прийти, а потому уже включать', - подумал он.
        - О-о-о, так вот какой у тебя шикай, - послышался голос Караса, который вошел в гостиную. - А я все гадал, что у тебя за сила такая. Гоблинов, значит, призываешь.
        - Да, моя сила такая вот уникальная, - чуть смутился Хиро. - Я могу призывать в реальность себе на помощь пятерку таких созданий, хотя все они одно сознание, пусть и думающее во множественном лице. Они мне в работе и помогают, так что мне редко когда нужны ассистенты.
        - Забавно, - хмыкнул он. - Но все же ассистент тебе пригодится. Если с тобой что-то случится, а меч вернется в изначальную форму, кто-то тебе помочь должен будет.
        - Да ладно...
        - Не спорь, тебе помощник точно будет нужен.
        - Мне, кстати, тоже понадобится пара людей на подхвате, - хмыкнула Хебико. - Мне нужно как следует изучить тела арранкар и научиться их лечить, но и обучить этому я могу.
        - Тогда можешь забирать моих лентяек, - фыркнула Доретта. - Эти две бездельницы только и делают, что чепухой страдают. Может хоть у тебя, милочка, уму-разуму наберуться.
        - Спасибо, - коварно улыбнулась она.
        Да, не повезет этим несчастным, которые попадут в рабст... точнее, в помощники к Хебико. Хиро уже мысленно им сочувствовал.
        - А тебе, Хиро... - Карас о чем-то задумался, а затем так же, как и его девушка, зловеще улыбнулся. - Есть у меня кое-кто на примете... Хе-хе-хе-хе.
        У Хиро появилось странное желание куда-нибудь убежать...
        
        ГЛАВА 48. ПОЗНАНИЕ ОТЧАЯНИЯ.
        
        Эх, как же мне хорошо.
        Давно я такого не чувствовал.
        Все же иметь рядом с собой дорогих и верных друзей очень приятно, а особенно знать, что с ними все хорошо.
        Когда я услышал от Хебико о том, что случилось с Хиро, мне было грустно. Я хотел ему помочь, да просто не знал - как. Вытащить его из Гнезда я бы мог, но вот куда потом девать, не ясно. Тогда у меня еще не было перспектив на Лас Ночес, а потому мне было просто негде прятать друга. А когда все уже произошло, я думал, что во время атаки на Сейретей, если такая будет, я Хиро из тюрьмы и вытащу.
        Но мир распорядился иначе, и теперь мой друг свободен.
        Это не только радует меня, но и принесет мне определенную выгоду.
        До этого я был вынужден терпеть Заэля еще и потому, что Лас Ночес необходим ученый. Здесь есть что исследовать и куда стремиться, но мириться с предателем и моральным уродом я бы не хотел. Потому, даже когда планировал казнь этого урода, все же рассматривал вариант на пожизненную работу в лаборатории, ибо лидер должен думать не только над сиюминутными решениями, но и в долгосрочной перспективе. А перспективы у Эспады без ученого плачевные.
        Я думал или промыть Заэлю мозги с помощью Лии, или еще каким образом заставить его служить, пока это необходимо, но все же терпеть этого типа рядом не хотелось. А я еще с Омницукидо - привык терпеть то, чего не хочу.
        И вот с прибытием Хиро все эти проблемы моментально решились.
        Теперь Заэль мне вообще не нужен, и от него можно смело избавляться.
        Пока, разумеется, я подожду до того, как он перестанет приносить пользу Айзену и мне дадут разрешение на исполнения приговора. Это время придет, но также и мой план всему этому поспособствует, и у меня уже есть одна очень хорошая идея, как спровоцировать Гранца.
        - 'Думаю, ему понравится', - усмехнулся я.
        С Хебико тоже все хорошо.
        Медиков в Лас Ночес нет: обычно эту функцию выполняют клоны Роки, которые побольшей части работают топорно и простыми способами. Ни о каком магическом исцелении и речи не шло. Теперь же с появлением Хебико больше шансов спасти тех, кто пострадает в будущих бедах, а пострадавшие точно будут.
        Так что здесь я доволен.
        Недалеко ощущается Улькиорра.
        Похоже, пришло время нового урока.
        За эту неделю я уже провел с ним два занятия. Пока продвижения минимальны, но основную суть он уловил. Продвигается уже неплохими темпами, но пока без моей помощи не может правильно направить поток энергии.
        Ничего, через пару или тройку занятий у него это получится - и дальше будет сам развиваться.
        А вот и он подошел.
        - Добрый день, - произнес он ровным голосом.
        - Здравствуй, Улькиорра, - киваю ему. - Если ты готов, то можно продолжить.
        - Да, - короткий рубленый ответ. А он не стал сразу, как обычно, двигаться к пустыне для начала тренировки. - Я... готов обучить и тебя тому, что освоил сам.
        - Ты говорил, что пока не знаешь, как это сделать, - вспомнил я.
        Когда зашел разговор о том, чему он может научить меня, он сказал, что пока не знает, как подать мне его науку. Ему нужно было время, чтобы сформулировать информацию, так как сам он никогда никого не учил и не знает, как это делать.
        - Теперь я готов.
        - Хорошо. Идем.
        Мы быстро покинули Лас Ночес и отправились вглубь пустыни...
        ***
        Улькиорра никогда не нервничал.
        Ему и ни к чему это, ведь мало в этом мире, что могло заставить его волноваться. Нет, пока он с таким не сталкивался, но предполагал, что рано или поздно с таким столкнется.
        Потому он не нервничал, но некое неудобство от предстоящего все же испытывал.
        По заключенному соглашению он и Зеро должны обучать друг друга тому, чем владеют. Венганза свою часть сделки исполняет, и Кватро уже чувствует, как постепенно овладевает этим Кокуда. Скоро он освоит его, а затем адаптирует под свой стиль сражения.
        Но поскольку у Улькиорры все же было нечто наподобие 'чести', если бы он знал еще что это такое, то считал должным отплатить главе Эспаде чем-то равноценным.
        Первоначально он думал научить его использовать сэро в виде копий, как делает это при ресурексионе. С талантом Зеро в этом искусстве он вполне может его освоить. Но потом он понял, что это будет слишком незначительным с его стороны и потому решил научить его кое-чему более стоящему.
        Именно поэтому ему нужно было время, чтобы сформулировать, как этому научить.
        Шифер никогда никого не учил, ему это не требовалось, да и не хотелось, но сейчас он считал своим долгом этому научиться, хотя бы для одной техники.
        После нескольких уроков в освоении Кокуда Улькиорра смотрел, как говорит и ведет себя Венганза, как он двигается и что делает. Он говорил по делу, ничего лишнего, но при этом тон его голоса и мимика были какими-то... успокаивающими... Он точно не мог сформулировать свои чувства от общения, потому лишь предполагал, что это и есть 'навык учителя', о котором он читал. Уметь учить других сложным вещам, говоря простыми словами - это настоящее искусство, и Зеро Эспада превосходно им владел. Он ведь сумел донести несколько важных мыслей даже до Ямми, что поистине поразительно.
        Жаль лишь, что сам Кватро так никогда не сможет из-за врожденной безэмоциональности и пессимистичности своей души. Но все же он постарается хотя бы попытаться все сделать.
        - Думаю, лучше начать с демонстрации, - произнес Улькиорра. Он читал, что демонстрация может устранить большую часть вопросов.
        Закрыв глаза, он начал концентрироваться.
        Обычно, это он применяет исключительно в ресурексионе, так как там он имеет достаточную духовную массу для быстрого применения. В своем обычном состоянии ему требуется целых семь секунд для применения, что для него просто неприемлемо. Но сейчас главное - показать.
        Перед его раскрытой ладонью начал формироваться шар сэро, но не обычный зеленый, а черный, абсолютно черный, словно бездонное небо Хуэко Мундо или тихие глубины Бездны. Чернота, как грязная густая вода, формировалась в сферу и концентрировалась в его руке, готовая выстрелить в любую секунду.
        Сэро Оскурас!
        Обсидиановый луч выстрелил вперед в сторону скалы, полностью дезинтегрировав ее, а затем еще и разъев остальной камень, словно кислота.
        - Ого, - произнёс Венганза. - Такого я не ожидал.
        - Это - Сэро Оскурас, самое мощное сэро, какое может выдать пустой, - начал Улькиорра. - Его разрушительная мощь в несколько раз превосходит Гранд Рей Серо. Среди пустых только я и Ямми при полной силе способны применять его. Этому я хочу научить тебя.
        - Хм-м-м-м, интересно, - чуть улыбнулся Зеро. - Каковы принципы его работы?
        - Примерно те же, что и при обычном сэро, но тут нужны... иные чувства... - постарался подобрать он слова. - Твой обычный стиль... использует яркие эмоции, такие как гнев и злость, что дает взрывную силу, моментальный урон в нужный момент. Если обычное сэро, это Огонь, то Оскурас напоминает Воду... или даже кислоту... грязную и неприятную жидкость, которая просто растворяет в себе все вокруг... Оскурас же полная противоположность ярким эмоциями... Гнев, ярость, злость, раздражение - все это чуждо... Нужны: отчаяние, апатия, пустота...
        - М-да, - только и сказал Зеро. - С чего начать?
        - Вся моя жизнь проходила в этом ощущении, потому мне сложно сказать, как этому обучить, - произнес Кватро. - Нужно сконцентрироваться на всех негативных мыслях, которые есть у тебя, вспомнить об отчаянии, печали и разочаровании, принять их и излить в силе... Нужно не желать уничтожения и разрушения, а лишь поделиться своей пустотой с окружающим миром...
        Улькиорра замолчал, обратив внимание на свои слова.
        Да, со стороны они и правда могут показаться бредовыми.
        - 'А я раньше не замечал, что все это выглядит именно так', - задумался он.
        Похоже, те слова в книге, что учитель и сам начинает лучше понимать себя, уча других, оказались правдой. Пока он все это не произнес и не попытался подобрать, слова как донести, то и не думал, что выглядит оно несколько... странно...
        - Ну-с, тогда давай пробовать, - хмыкнул Венганза. - Значит, с негатива и депрессии, благо у меня в жизни их было в достатке. Особенно в бытности синигами.
        Он сел на песок и, глубоко вдохнув, погрузился в свои мысли, начав действовать.
        Улькиорра молча смотрел на это, так как просто не представлял, что делать дальше, но решил для себя пока наблюдать, и если что-то пойдет не так, то предупредить об этом.
        Поначалу ничего не происходило, но вскоре кое-какие изменения начали проявляться...
        Кожа Зеро Эспады начала обесцвечиваться...
        У самого Шифера и так бледная кожа, но перед ним сейчас был совершенно белый человек, будто потерявший весь свой цвет.
        Угольно-черные волосы зашевелились и начали двигаться, словно колыхались на несуществующем ветре.
        Затем от него начали искриться алые молнии, что часто бывает при использовании обычного сэро. Вот одна появилась между пальцами, вторая, третья, четвертая... черная...
        - 'Черная?'
        Да, одна молния, мелькнувшая между белых пальцев с черными ногтями, была черной. Сначала Улькиорра подумал, что ему это показалось, так как остальные, что появились после, были багровыми, но затем еще одна черная искра появилась в руках.
        Следом такие черные вспышки стали возникать все чаще и чаще, и вскоре алых совсем не осталось, а между ладоней Венганзы появилась маленькая обсидиановая сфера, которая потихоньку росла.
        - 'Он освоил Бала, лишь раз увидев его и послушав невнятное объяснение Ямми, а теперь показывает это, - подумал Улькиорра. - Похоже, в контроле своей реацу он, и правда, гений'.
        От главы Эспады полыхнуло холодом... Это был знакомый холод Бездны, который он часто ощущал, живя там. Бессмысленный, бесчувственный, пустой... Аура отчаяния и апатии. Такое и от него веяло, когда он раскрывал свою полную силу.
        Сам Шифер решил кое-что сказать, пока идет эта тренировка, как бы добавив то, что пришло ему на ум. Так обычно делал сам Венганза, когда концентрировался Улькиорра.
        - Отчаяние должно проистекать из принятия себя таким, какое ты есть, - сказал он. - Отпустить прошлое, забыть его, уничтожить в себе все чувства и стать ничем... Нет переживаний, нет волнений, нет ничего - лишь желание поделиться этой пустотой с окружающим миром.
        Слушая его слова, сфера начала расти, а количество черных молний все росло и росло.
        - 'Похоже, работает'.
        - Ха-а-а-а-а-а-а.... - выдохнул глава Эспады.
        Черный шар пропал и молнии исчезли.
        - Ха... ха... ха... - тяжело задышал Зеро. Он очнулся и прекратил концентрацию. Выглядел при этом весьма уставшим. Цвет кожи стал нормальным, а аура пропала. - Это тяжелее, чем кажется.
        - Да, это сложно, - согласился Улькиорра. - Но что-то уже есть.
        Да, для первого урока действительно неплохо. Но Шифер не обманывал себя, тут заслуги как учителя почти нет, все в основном понял и сделал Венганза. Однако это был первый опыт и что-то подсказывало ему, что подобное придется делать еще не раз.
        - Это точно, - кивает Зеро. - Но на сегодня для меня пока хватит. Нужно переварить это все. Давай пока займемся твоей тренировкой.
        - Хорошо.
        Кватро молча сел перед Зеро и, закрыв глаза, начал повторять свои упражнения, а на плечи уже знакомо опустились нити...
        
        ГЛАВА 49. НА ПОРОГЕ ВАЖНОГО ШАГА.
        
        - Давайте, народ! Если не пройдете, все достанется Ямми! - подбадривал я остальных.
        Ребята рычали, огрызались и бесились, но делали - ведь победить хочет каждый. Вот Вега пытается пролететь всю полосу препятствий нахрапом на полной скорости, и у него даже почти получается, но под конец расслабился, и даже такой не слишком быстрый тип как Ямми, влепил ему смачную оплеуху. Фракцион Баррагана улетает в стену, а затем своей очереди ждут очередные претенденты.
        Следом пройти все пытается Апачи. Агрессивная девица устремляется вперед, пробегая большую часть полосы, прыгая и отбиваясь от ловушек и летящих в нее свинцовых шаров. Вот она почти добирается, но затем поскальзывается и падает со столбика.
        Ну, точнее, я помог ей упасть.
        Нарушать правила нельзя и использовать бала в этом испытании - тоже. Думала, что никто не заметил ее едва заметное алое свечение, изменившее траекторию пары шариков. Но не тут-то было.
        Теперь вперед выходит Иилфордт. Старший братец Заэля двигается очень хорошо, грамотно уклоняется, и реакция у него весьма хороша. Да, пусть его брата я не перевариваю, но не признавать его успехи сложно. Если бы он еще был более общительным, было бы совсем хорошо, но стоит мне с ним заговорить, как он молчит, будто боится говорить.
        Не нравится мне это, но пока трогать его не буду.
        Вот он сумел поднырнуть под руку Диеза и почти дотронулся до флажка, но Ямми успевает схватить его за штанину и отшвырнуть.
        Кажись, слегка перестарался, и 'снаряд' пришлось ловить, а то его могло по стене размазать с таким ускорением.
        Что тут происходит, спросите вы?
        А все просто.
        Я решил устроить небольшое состязание для нумеросов. Потому выкрутил сложность тренировочной площадки на максимум, в конце поставил очень недовольного Ларго, а за его спиной флажок.
        Цель проста - нужно пройти всю полосу трижды и забрать флажок. Причем, прекрасно понимая, что падения или удары грузиков для иеро вообще пустой звук, я выдвинул правило: одно касание препятствий - и начинай сначала.
        Вот так народ и прыгает.
        Почему прыгает?
        Да потому, что я обещал победителю, который пройдет все три раза подряд и заберет флажок, особый приз. Что за приз, я пока никому не говорил, но народ заинтересовался.
        Ну и, чтобы совсем было честно, в испытании могут принимать участие только нумеросы: с Эспадой все было бы слишком просто, там Ямми был бы бесполезен. Нет, для них я бы и не против что-то такое сделать, но чисто участвовать стал бы только Гриммджоу, Ямми мог бы заставить, а вот остальные вряд ли присоединились бы. Эспада у нас в основном или в сторонке отдыхает, или просто гуляет где-то.
        Я же просто стою и слежу, чтобы никто не жульничал в этом состязании. Да, такие умники были, они пытались мухлевать, но я быстро пресекал подобное. Причем я их не выдавал и публично не отчитывал, а просто делал им небольшие подлянки на пути, из-за чего ребята продували. Так что до Ямми такие не добирались, а если и приходили, то быстро сливались.
        Вы, наверное, еще спросите, какого черта тогда тут Ямми?
        Ну, он же мне продул в споре, поймать меня не смог, вот я и выдвинул условие, по которому он должен проигрыш отрабатывать.
        Да, всем весело, никому не скучно.
        Пусть я и выглядел расслабленным, но внутри был весьма сосредоточен и обдумывал свои последующие действия.
        То, что я собираюсь в ближайшее время сделать, перевернет все с ног на голову и вызовет немало проблем, а потому нужно подготовиться. Мои действия разворошат 'осиное гнездо' и сорвут последние сдерживающие преграды. Обратной дороги уже не будет, и я прекрасно понимаю, к чему все это приведет, но это идеальный вариант.
        - Я смотрю, здесь веселье в самом разгаре, - подошел ко мне Гин. - Кто побеждает?
        - Сун-Сун, Котята и, как ни странно, Наким, - ответил я.
        Первые два победителя не удивительны. Сун-Сун очень ловкая и быстрая девушка, и в отличие от двух своих подруг у нее более спокойный разум. Да и тролльим духом от нее несет, недаром она с Хебико неплохо общий язык нашла.
        Котята в свое время были лично тренированы мной, потому если в открытом бою они не так уж и сильны в силу возраста, то в бегстве и маневренности им не откажешь. Плюс, после того случая в Мире Живых, когда их чуть офицеры-синигами не убили, я как следует взялся за их тренировки, так они легко все и прошли.
        А вот Наким удивил не только меня. Крупный увалень, который и соображает порой туго, сумел реально пройти все.
        - Как это он так? - удивился Ичимару.
        - Ну, только после его действий я решил ввести временной лимит, - почесал я затылок. - Он прошел испытание за час, но чисто и не придерешься. Поскольку он первый, кто углядел прореху в правилах, я ему засчитал победу.
        - Забавно, - улыбнулся бывший капитан. - А вот Ямми, я смотрю, очень сердит.
        - Да, его ведь сначала я обошел, а теперь и все остальные. Так что он, мягко говоря, не в духе.
        - Это может стать проблемой.
        - Может, но я уже придумал, как ее решить.
        - Бедняга Ямми...
        - Да, ему не позавидуешь, - усмехнулся я. Уж то, что я для него приготовил, точно будет не самым приятным, он только не сразу это поймет.
        - Кстати, как продвигаются твои тренировки? - спросил он.
        - Неплохо, - отвечаю ему. - Освоение идет не так быстро, как хотелось бы, но неплохо.
        То, что показал мне Улькиорра, было... чем-то поразительным и невероятным. Черное Серо, черная сила из отчаяния и глубины пустоты. Она была полной противоположностью того, что я использовал раньше. Не взрывная ярость, а тихая ненависть, квинтэссенция самой бездны, которая пугала даже меня.
        Да, судя по этой силе, крыша у Куатро поехала уже давно и так далеко, что даже мне за ней не угнаться, но поправим со временем.
        На освоение Оскурас уйдет время, но результаты уже есть, пусть пока не боевые. Зато с балой дело идет на удивление легко. Пока учусь более прицельно стрелять и быстро формировать шарик.
        Черт, какая же это офигенная техника!
        Раньше у меня были некоторые проблемы с дальним боем. Пусть я и освоил несколько кидо, какие смог, но это была капля в море и мало что решала. А теперь у меня в руках многофункциональный прием, который полностью компенсирует мои слабости перед врагами с дальним боем. Да, у меня и до этого было серо, но им еще попасть нужно, а бала можно как из пулемета настреливать - ну, если такое освоить. Может сила и мала, но скорострельность очень хороша.
        - Скоро это может пригодиться.
        - Ясно...
        Гин ушел, а я теперь обдумывал его слова.
        Он не просто так пришел и завел этот разговор.
        Похоже, Тоусен почти готов вызвать меня и только и ждет повода. Не знаю точно, какой силой его наделил Айзен, но встретиться с ней мне точно придется. Главное, чтобы никто посторонний не пострадал; а потому, когда я начну действовать, нужно будет отправить друзей в гости, чтобы не мешались.
        Ладно.
        Рано или поздно точно придется, а потому я готов встретиться с судьбой...
        ***
        Настроение у Ямми было просто отвратительным.
        Он давно не испытывал такого раздражения и готов был любого, кто встретится ему на пути, порвать. Главное, чтобы этой чокнутой телки-змеи не было рядом.
        Ямми уже 'повезло' столкнуться с новым фракционом Венганзы. Точнее, он столкнулся не с ней, а с теми двумя стервами, что на подхвате у Старой Пчелы. Ямми и тогда был не особо рад, так еще и эти две дуры взбесили его, вот он и решил обеих проучить.
        И в этот самый момент и приперлась эта змеемордая телка. Ямми с содроганием вспоминает тот момент.
        - Хе-хе-хе-хе-хе... Веселитесь, я смотрю, - послышался ее жутковатый голос.
        Она будто появилась из воздуха, как жутковатое предзнаменование, и явно собой грозила неприятности. Эта женщина не была особо сильной и, откровенно говоря, не впечатляла, была лишь сильнее среднего нумероса, а до Эспады ей было далеко.
        - Вали отсюда, пока не прихлопнул, - фыркнул он, уже намереваясь размазать мозги Лоли и Меноли за дерзость.
        - Хе-хе-хе, а силенок хватит? - усмехнулась она.
        - М? - посмотрел он на эту самку как на насекомое, которое он легко может прибить. - И что ты мне сделаешь?
        - Да я одолею тебя с одного удара, - заявила она.
        - Ты?! Ха! Ну, давай, покажи!
        - Ну, смотри.
        С этими словами она достала свой мечик, что на фоне Ларго был как тонкая зубочистка, а затем ткнула им в ногу Диеза, но лишь чуток уколола, толком ничего не сделала.
        - Вот и все, - сказала она, смотря на часы.
        - И что изменилось?
        - Сейчас, - змеемордая улыбнулась. - Три, два, один!
        В следующий миг Ямми сложило пополам от жуткой боли в животе. Он никогда такого не испытывал. Сильная, резкая боль внутри, которая просто скручивала внутренности, и даже его болевой порог не мог совладать с таким. Казалось, все органы перекручиваются и вываливаются, а боль только нарастала.
        - Это называется диарея, - сказала она. - Советую поторопиться к туалету, иначе твои белые штаны станут коричневыми.
        Больше слушать ее он не стал, а поспешил в сторону, где вроде как находилась уборная, ну или он очень надеялся на это.
        Самое странное, что он услышал, когда убегал.
        - Так ему и надо, - рассмеялась Лоли. - Неплохо ты его.
        - Ага, неудачники должны страдать, - поддержала подругу Меноли.
        - О чем это вы? - с фальшивым удивлением произнесла змеемордая. - Вас я тоже отравила. Может, я и не хочу, чтобы Ямми превратил вас в лепешку, но вы же не думали, что из-за этого провокация Эспады сойдет вам с рук?
        А затем знакомые звуки боли и жуткий смех, раздающийся в коридоре...
        - Ну и жуть была, - поежился мужчина.
        Это был самый неприятный эпизод в его жизни. Благо никто, кроме тех двух дур, ничего не видел, да и те сами оказались отравлены этой 'диареей', так что страдали все. Но с тех пор он старается эту самку обходить дальней дорогой. И, судя по бледным лицам некоторых других жителей Лас Ночес, с которыми он пересекался, они успели с ней 'познакомиться'.
        Вот Ямми и двигался в сторону своего дома, желая лишь только поспать.
        Нет, он не устал физически, но последние дни были полны неудач и провалов, а тут еще и это дурацкое мероприятие, в котором Ларго заставили принять участие. Это было унизительно, особенно когда его все же проходили жалкие нумеросы.
        Его, - истинного Зеро, самого сильного пустого, - обходили какие-то жалкие недоарранкары. Ладно бы, если бы это были ребята из Приварона: они хотя бы сильны, а эти-то!
        И вот, добравшись до своей территории, он резко остановился, почуяв запах чего-то паленого.
        Заинтересовавшись, где пожар, он двинулся на запах и вскоре нашел источник...
        Это были два сопляка из фракционов Септимы, которые развели костер и стали по очереди засовывать в него руки, пытаясь из огня что-то достать. При этом действовали они руками очень быстро и даже не подожгли рукава своей одежды.
        - Ха, я смогла! - говорила девочка. - Твоя очередь.
        - Сейчас...
        Ямми некоторое время молча смотрел на то, как быстро они руками двигают, и в голове его крутилась странная мысль. Точнее, две мысли: одна настойчиво говорила ему бежать без оглядки, но поскольку совесть вместе с инстинктом самосохранения он давно сожрал и высрал, то эту мысль он слушать не стал. Вторая же мысль была о том, что движения были весьма быстрыми; такими быстрыми, что он вполне мог бы тогда поймать Венганзу. Ведь ему всего чуть-чуть не хватало.
        Все же он решил подойти.
        - Вы чего делаете? - спросил он как обычно грубо и с требованием немедленного ответа.
        - О! Ямми! Привет! - весело поздоровались с ним эти сопляки без капли почета или уважения, а скорее, как с кем-то равным. В обычное время он такую дерзость бы не стерпел, но решил, что злиться на них бессмысленно. - Мы проводим мега-секретную тренировку!
        - Чего?
        - Мы тренируемся быть быстрее и быстрее реагировать, - сказал мальчик. - Это древняя секретная техника, которую мы добыли у самого Мастера Колон!
        - Да, мы ее в ани... в древнем манускрипте нашли, - поддержала брата девочка. - Она позволяет натренировать руки так, что можно руки в огонь совать и не обжечься.
        - Я и так не обожгусь, - фыркнул он.
        - Ну да, иеро многое решает, но тут суть именно в скорости, - они показали свои руки, которые были обмотаны бумагой. - Мы двигаемся так быстро, что огонь просто не успевает сжечь бумагу. Круто, правда?!
        - И что, она действует?
        - Да! - хором крикнули они. - Это мега-древняя техника - Качу Теншин Амагурикен!*
        - А где вы каштаны нашли?
        - Да с ними проблема вышла, - почесали сопляки свои звериные уши. - Потому мы заменили их камнями. Достали особые кирпичики...
        - Ага, из потолка дома Нойторы...
        (В этот миг на голову Пятого упала часть потолка)
        Почему-то мысль бежать без оглядки от этих двоих вновь повторилась.
        - И что, этому можно научиться? - заинтересовался он.
        - Да, можно, - гордо заявили они. - Если хочешь, мы можем научить тебя.
        - Просто так? - нахмурился Ямми.
        - Ну, есть у нас одно условие, - они хитро улыбнулись. - Но мы готовы помочь и научить тебя всем этапам этой мега-техники.
        - И какие там этапы?
        - Не, руки в огонь пока рано совать, - они посмотрели на него, затем на костер и задумались. - Придумаем чей дом спалить, чтобы тебе достойный костер был... А пока первый этап простой: нужно уметь ловить камни!
        - Это как?
        - Ну, мы будем кидать в тебя камнями, а твоя задача их ловить. Не отбивать, не крошить и не ломать, а именно ловить. Потому придется тренировать не только руки и реакцию, но и контроль твоей безумной силы. С этого и можно начать.
        - Хм-м-м-м, - задумался Ямми.
        Он задницей чуял подвох, но увидеть его не получалось. Да ему особо терять нечего было, потому он и решился.
        - Ну, давайте, - пожал он плечами....
        ***
        - Я всяких кошмаров от тебя ждала, но это уже перебор, - покачала головой Эспи. - Бедный Ямми: он еще не представляет, на что подписался.
        - Ну, если они уговорят его поиграть с ними в лошадку, то можно человека списывать как безумца, - усмехнулся я. - Но этот вариант самый лучший.
        - Почему это?
        - От меня он бы не принял помощь, - покачал я головой. - Гордость не позволит ему. А вот Котята другое дело, у него с ними терок нет. Плюс, если судить по Куккапучо, то Ямми весьма благосклонен к маленьким созданиям. Как лев, что не тронет мышку.
        - Но сама подача...
        - Знаю, ребята на ходу импровизировали, - согласился я. - Но они молодцы. Плюс, их нужно чем-то занять...
        - Ты уверен?
        - Полностью.
        - Если что, можешь на меня рассчитывать.
        - Я знаю, - улыбаюсь ей.
        - Удачи, Карас...
        *Качу Теншин Амагурикен - 'каштаны на открытом огне' - техника из аниме Ранма ?.
        
        ГЛАВА 50. ТО ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ ЗАДУМАТЬСЯ.
        
        Тия Харрибел уже привыкла к тому, что в ее доме постоянно были гости. Тишина и покой отсюда пропали уже давно и вряд ли когда-нибудь вернутся. Да и, честно признаваясь самой себе, она и не хотела, чтобы та тоска возвращалась. Потому шум она научилась принимать, а с гостями худо-бедно говорить.
        Обычно у нее дома была Эсперанса, которая уже почти своей воспринимается. Даже ее вечно агрессивные и нелюдимые помощницы перестали стесняться и приняли ее в свой небольшой круг общения, где она давно уже стала привычной. Да и сама Тия так привыкла к компании Септимы Эспады, что уже не обращала внимания на фамильярность в общении. И если раньше она старалась всех гостей держать от себя на некотором расстоянии, чтобы в случае чего успеть защититься от их атаки, то сейчас уже сама не заметила, как могла оказаться с Эсперансой на одном диване или на довольно близкой дистанции.
        Вместе с Эсперансой у нее бывали и другие гости, а именно ее дети, которые тоже быстро влились в их компанию и приносили основную массу шума в дом. Два веселых Котенка близнеца, и одна забавная зеленоволосая девочка, а с последней часто бывала еще и фракцион Примеры Лилинет, ну и сам Старк где-то недалеко валялся.
        Также иногда к ней наведывался Венганза, но приходил в основном, когда большей части девушек не было. Как он сказал на это: 'Влезать в женские посиделки - самоубийство для мужчины'. Что это означает, ей как бы объяснили, но почему это так важно, пустая понять никак не могла. А иногда в доме бывал и Архитектор.
        Этот старик несколько напрягал Тию, когда был неподалеку.
        Во-первых, он один из приближенных Баррагана, с кем у Харрибел сложились не лучшие отношения. Во-вторых, он довольно подозрительный тип. Весь такой тихий и улыбчивый, да и не ощущается от него никакой реальной опасности, но все равно интуиция настойчиво твердила ей, чтобы не смела недооценивать этого старого адьюкаса. При этом, когда он говорил, то казалось, что он мысли читать может или в душу заглядывает, и слова его всегда задевали и не выходили из головы долгое время. На такие замечания он отвечал ли: 'Это опыт, девочка, опыт. Проживи столько же - и тебе тоже мир будет казаться глупым'.
        Но все же ничего такого подозрительного старик не делал, потому пока против него она ничего предпринимать не собирается.
        Тия привыкла принимать гостей и уже думала, что ее ничем невозможно удивить, однако сама Вселенная решила показать ей, как девушка ошибалась.
        А потому новая гостья в ее доме своей оригинальностью затмевала всех, кто у нее был до этого.
        Начать стоит с того, что в своем жилище Тия синигами еще не принимала. Да и вообще самих синигами видела лишь в лице Айзена-сама и его помощников, а до этого никого такого не встречала. На примере Айзена-сама, Гина и Тоусена она как-то привыкла, что синигами - это очень сильные и опасные противники, и настраивалась на то, что в будущем ей придется с такими сталкиваться, а потому увидеть эту... особу... никак не ожидала.
        Начать стоит с того, что Куроки Хебико оказалась чуть ли не в пять раз слабее нее и по уровню реацу могла разве что с ее фракционами сравниться. Хотя учитывая, что она как раз состояла во фракционах Зеро, это было не особо удивительно. Но все же.
        Контраст сил между теми синигами и этой был разителен.
        Но при этом у нее не наблюдалось присущей всем слабым кроткости и уважения к сильным. Она как-то привыкла, что более слабые пустые общались с ней почтительно и с уважением, даже в более личной обстановке. Те же дети Эсперансы пусть и не преклонялись перед ней, но прекрасно понимали свое положение.
        Это было в порядке вещей у пустых. И лишь Эспада могла быть равной друг другу и говорить, как хотят, да и то, хотя бы формальное признание силы оппонента у них присутствовало.
        Эта же вообще будто не признавала авторитетов, и на силу собеседника ей было плевать. Она была фракционом, но разговаривала вполне себе как равная всем. Это не злило Тию, и она не считала, что гостья должна пасть ниц, но все же сильно удивляло ее и вводило в ступор.
        Разговаривала Хебико на равных, не признавала особо авторитетов и говорила так спокойно и свободно, что в первое время Тия просто не могла толком сообразить, что делать.
        Если Эсперанса вела себя спокойно, вежливо и была этаким приятным ветерком, с мягким голосом и располагающей улыбкой, то Куроки представляла собой небольшой ураганчик с пугающей ухмылкой и какой-то аурой незримой опасности. Будто она пусть в открытом бою ничего сделать не сможет, но с такими лучше не связываться. Чем-то она отдаленно напоминала Заэля, но лишь этой аурой непредсказуемой угрозы.
        Вот и сейчас, эта женщина сидела с ней за одним столом и с наглой улыбкой попивала чай. При этом она будто вообще не стеснялась и вела себя как дома. Одно хорошо: Апачи и остальные сейчас были на испытании, которое устроил Зеро, а потому тут было относительно тихо и без конфликтов.
        - Ты явно хочешь о чем-то спросить, - произнесла Хебико, с коварной улыбкой смотря на нее. - Или еще раз перемусолить тему моих недавних шуток.
        О, да, эта женщина уже успела прославиться на весь Лас Ночес.
        Когда раздраженный Ямми наткнулся на весьма наглых и дерзких Лоли и Меноли, то собирался проучить обеих девчонок. Вот только в их конфликт вмешалась Хебико. Она что-то сделала, и Ларго убежал с такой скоростью и прытью, какую от него не ожидал никто. Куроки отравила его чем-то, отчего Диезу стало плохо, и, будто этого было мало, она и тех двоих тоже траванула за компанию.
        - Зачем было травить и тех двоих? - спросила Тия. - Разве ты не заступилась за них?
        - Все трое заслужили наказание. Если бы Диез собрался просто сломать им по конечности, я бы вмешиваться не стала, но реацу, которой он собрал в руках, хватило бы, чтобы расплескать их внутренности по всему коридору. Ему надо знать меру. А тем двум дурам надо усвоить, что наличие 'крыши' не дает права хамить вышестоящим.
        - Если ты сама это понимаешь, почему так себя ведешь? - Тия не собиралась упрекать в чем-либо синигами, она действительно хотела понять.
        - Я? Я знаю границы дозволенного и не вызову ситуации, в которой меня придется спасать. Хотя не буду отрицать, что мне нравится ходить по самой грани, хе-хе...
        Тия вздохнула. Она знала эту натуру. Ее фракционам тоже порой нравилось испытывать терпение, но именно ее терпение. Доставать сильного пустого, не относящегося к их кругу общения, они бы не осмелились.
        - Но зачем ты вообще вмешалась? Жизни этих двоих не стоили риска.
        - Да не было риска. Ямми - арранкар настроения, а ничто не сбивает настрой на драку так верно, как колики в животе, - пожала она плечами. - Зато они теперь ненавидят меня, а не друг друга. Лучший способ свести людей - дать им общий объект для неприязни. Так они вместо того, чтобы ссориться между собой, будут совместно злиться на меня.
        - Не понимаю, - нахмурилась Тия. - Зачем это тебе?
        - Мне? Меня это вообще не волнует. Просто Карас не хочет лишних конфликтов. Вот я и помогаю ему, чем могу.
        - У вас... странные отношения...
        - Мы любим друг друга, и уже очень давно, - с мягкой улыбкой произнесла она. - А жена должна быть не только горяча в постели, но и опорой в жизни и, если нужно, давать мужчине пару пинков, чтобы тот не расслаблялся. А Карас очень нуждается во мне, и потому, видя, что он готов на все ради меня, я пытаюсь помочь ему исполнить свои цели или облегчить путь к ним.
        - Ты жертвуешь собой ради него?
        - Отчасти, можно сказать и так, - пожала Хебико плечами. - Но я не собираюсь умирать ради этого.
        - Как так?
        - Я собираюсь жить ради этого, - она усмехнулась. - Если я отдам жизнь за него, он может и выживет, но это не принесет ему счастья. Есть те, кто верят, что пожертвовав собой они исправят все ошибки и сделают всем хорошо, но это не так... Ведь когда кто-то уходит, те, кто остаются, вынуждены учиться жить без дорогого им человека...
        Тия ничего не сказала на это...
        Она просто не знала, что ей еще здесь сказать...
        ***
        Широко зевнув, Старк потянулся и потер слипающиеся глаза. Он сейчас был бы не против вздремнуть и поспать, но вместо этого вынужден идти и искать Лилинет, которая куда-то ушла вместе с Лией.
        Вообще Примера был рад, что у его 'сестры' появилась подруга, с которой той приятно проводить время, и она не пинает его, а чем-то занята и не мешает спать. Но все же он волновался за нее и не хотел, чтобы она далеко уходила. Она ведь все что у него есть, потому сейчас он и искал ее.
        Так он пришел в дом Вена, но того внутри не оказалось, зато кто-то был в дальней комнате.
        Там оказалась лаборатория, которую Зеро организовал для своего нового фракциона.
        - О, Старк-сан, - произнес хозяин этого места.
        Небольшой парень в халате и очках весело улыбнулся ему.
        Примера посмотрел на Хиро и хмыкнул.
        Он был удивлен увидеть такого синигами. Он-то уже привык, что они очень сильны и опасны, а тут такой разрыв шаблона. Этот слабый, весьма веселый парнишка понравился Старку: от него исходило какое-то простое дружелюбие, которое присуще многим слабым людям, и которого у самого Старка, увы, не было.
        - Привет, - он махнул рукой. - Я искал Лилинет, но дома у Эспи ее нет, вот я и пришел сюда.
        - Я слышал, что они пошли играть с песком, - ответил ему парень. - Как сказала Лия, - 'готовиться к новому чемпионату по куличикам'.
        - Ясно, - кивнул Примера. - Я смотрю, лаборатория почти готова.
        - Ну, типа того, - он гордо улыбнулся и почесал затылок. - Но тут еще нужно многое дорабатывать, перед тем как все это использовать.
        Теперь Старк заметил, что Хиро был бледен, глаза у него покраснели, да и сам он явно давно не спал и не ел, но тарелка с остывшей едой просто валялась рядом с кучей бумаг и прочего мусора.
        Он лишь покачал головой, но ничего говорить не стал.
        - А куда ушел Вен?
        - Сказал, по делам, - пожал плечами синигами.
        Да, странный в целом получается разговор.
        Самый сильный пустой почти на равных говорит с самым слабым синигами, и при этом им есть о чем говорить, что удивительно.
        - Тебе все же нужно отдохнуть.
        - Знаю, - вздохнул парень. - Но я хочу закончить всю работу поскорее... - он грустно улыбнулся. - Я... слабый... я знаю это и признаю, но очень хочу быть полезен и потому пытаюсь как можно скорее начать работу... Мне никогда не стать сильным, так что я хочу приносить пользу тем способом, которым могу и умею.
        Примера некоторое время смотрел на парня.
        - Я... завидую таким, как ты... - с легкой тоской в голосе произнес Старк, облокотившись на стену. - Слабые легко сходятся друг с другом. Они могут легко найти общий язык и стать друзьями... Слабые не одиноки... А сильные вынуждены быть одни... Да, слабые тянутся к ним за защитой, но сильные всегда одиноки... Быть слабым намного лучше... Жаль я не могу отказаться от своей силы...
        - Тебе не стоит так говорить, Старк-сан, - сказал Хиро. - Разве у тебя нет друзей, которые тебя понимают?
        Вообще-то есть...
        По крайней мере, Вена он начал воспринимать как-то так. Не кого-то постороннего, а того, к кому он привык и с кем порой можно поболтать, да и вообще в компании Вена и его окружения находиться вполне... весело. Он немного завидовал тому, как тот сумел объединить вокруг себя таких разных личностей и при этом наладить со всеми и между ними контакт.
        - Я незаконный ребенок в моей семье, - неожиданно произнес Хиро, занимаясь настройкой очередного аппарата. - Моя мать обычная служанка, с которой развлекся хозяин дома и от которого она родила ребенка. Пусть отец никогда особо не любил меня, но он не стал отрекаться или избавляться от бастарда. Конечно, прав на наследство я не имел и моим воспитанием в основном занимались наемные учителя, но отец относился ко мне терпимо и даже преподал мне несколько полезных уроков, - рассказывал он. - Он всегда говорил: 'Хиро, что бы ни случилось, какой бы ни стала твоя жизнь, ты можешь подчиняться как работник, солдат или служащий, но ты не должен прогибаться как слуга. Может ты и сын служанки, но служить и прислуживать - это разные вещи'. Я тогда не совсем понимал его слова, но из уважения всегда им следовал, - он грустно улыбнулся. - Какие бы проблемы мне это ни приносило...
        Он некоторое время молчал, крутя рубильники и что-то записывая.
        - В Академии я был самым слабым студентом. Да, умный и легко выполнял теоретические части, но в бою я был откровенно слаб, а раз ты слаб, всегда найдется сильный, который захочет, чтобы ты ему подчинялся, - он покачал головой. - Слабые студенты сбивались в группки или добровольно шли в шестерки тех, кто сильнее, чтобы повысить свой авторитет и не быть битыми хулиганами. Но не я... - Хиро вздохнул. - Веря словам отца, я не стал примыкать к другим, и, даже когда более сильные синигами били меня, пытаясь заставить делать за них домашнюю работу или отдавать свои деньги, я все равно не подчинялся и дерзил им. Да, глупо было, и я сам нажил себе немало проблем, но все равно я не поступался своими принципами.
        Койот слушал его молча и весьма заинтересовался историей. Многого он не понимал, но суть сказанного улавливал.
        - И вот однажды я встретился с Карасом, - парень весело улыбнулся. - На меня опять полезли аристократы и намеревались сильно избить, если бы я отказался делать за них домашнюю работу, но я все равно стоял на своем. И, когда я уже приготовился терпеть побои, вмешался Карас... Он заступился за меня, а затем пригласил в свою компанию... Я сначала не хотел к нему идти и воспринимал его как такого же, как и остальные, на что он сказал мне: 'Этот мир жесток, а помогать тому, кто не хочет идти - дело бесполезное'.
        Он некоторое время хихикал, вспоминая что-то.
        - Если бы я сдался и позволил вытирать об себя ноги, он бы ни за что не стал мне помогать, - сказал парень. - Он заступился за меня, не потому что я слабый и нуждался в защите, а потому что я не сдавался и не прогибался. Нет смысла тащить за собой бесполезный груз, который сам не хочет идти, а если человек не сдается, то если ему немного помочь, он пройдет свой путь.
        - Интересная история, - хмыкнул Примера. - Я... не думал о таком...
        - Я слышал о твоей ситуации и понимаю, как тебе было плохо из-за своей силы. Но не стоит думать, что твоя сила бесполезна, а слабость не определяет человека. Я был слаб и был одинок, а друзей завел лишь потому, что не сдавался и боролся. Да, прогнись я, то точно бы обрел компанию таких же неудачников, но это были бы не друзья, а лишь стайка забитых крыс или просто кучка ничтожеств вокруг сильного; эта свора легко бы развалилась на части, и о таких вещах как доверие и взаимопомощь можно было и не мечтать. Так что подумай над этим, может оно и поможет как-то... Эх, не мастак я говорить с людьми...
        - Спасибо... - кивнул Примера и покинул его лабораторию, отправившись дальше искать свою подопечную, но этот разговор он не забудет уже никогда...
        
        ГЛАВА 51. СЛОМАННАЯ КУКЛА.
        
        Когда Венганза пересек порог его лаборатории, Заэль уже ждал его в холле своей вотчины. Он знал, что Зеро идет, ведь он расставил множество следящих устройств на пути к своему дому, чтобы те предупреждали его о возможных гостях. После тех случаев он стал еще большим параноиком и не собирался вновь позволять издеваться над собой. Теперь он сам встретит гостя и не позволит тому собой вертеть, а что ему ответить, он уже знает.
        - Добрый день, Заэль-кун, - с насквозь фальшивой улыбкой произнес гость.
        Глаз Октавы тут же задергался. Он ведь знал, что Зеро может говорить иначе. Знал, что он может быть убедительным и его ложь невозможно отличить от правды. Знал, насколько глава Эспады хороший актер и лицедей. Знал. Но он даже не пытался все это применять к Заэлю, и специально показывал все настолько фальшивым, насколько это возможно, тем самым показывая полное отсутствие уважения к своему собеседнику.
        Это бесило, очень сильно бесило, но Заэль, принявший лошадиную дозу успокоительного, все же сумел выдержать, но отметил, что доза была маловата, раз он даже в таком состоянии умудряется тянуться к мечу, чтобы изрубить врага.
        - А, Вен-сан, - улыбнулся ему ученый с той же фальшью. - Что привело вас в мою обитель в этот раз? Это связано с вашим расследованием?
        Зеро ищет, он расследует то дело и точно уже вышел на Заэля и Нойтору, но по какой-то причине пока не атакует. Похоже, ему не хватает улик и доказательств, вот Айзен-сама и не дает ему права действовать.
        - 'Айзен-сама не позволит убить меня, - успокоил себя Гранц. - Я незаменим для Лас Ночес и лично важен Айзену-сама'.
        - Нет-нет-нет, я здесь по иному делу, - ответил Зеро. - Мое расследование пока ведется. Но если у тебя есть какие-то сведения...
        - Боюсь, что нет, - развел он руками.
        В это время молчаливая Рока стояла в стороне, но Заэль заметил, как та дернулась, когда речь зашла об этой мерзкой Нэллиел.
        - 'Как Зеро уйдет, нужно будет вытравить из этой вещи даже намеки на чувства. Думаю, стоит провести пару опытов на ее теле'.
        - Я тут по другому вопросу, - начал гость. - Мне нужна твоя помощь, Заэль-кун.
        Эти слова несколько удивили ученого. Он-то думал, что Зеро скорее убьет себя, чем о чем-то попросит его, а тут так открыто заявляет подобное.
        - Думаю, ты в курсе о моем пополнении фракционов.
        Зубы Заэля заскрежетали так сильно, что, казалось, еще чуть громче - и стекла в лаборатории потрескаются.
        О да, он знал. Он не мог не узнать.
        Одна мысль о том, что в Лас Ночес есть еще какой-то ученый, выбешивала его еще сильнее, чем существование Венганзы. Еще ученый, тот, кто явно претендует на его место, и это прямое заявление о том, что Заэлю уже нашли замену и скоро избавятся. Он не был знаком с этим ничтожным синигами, но уже ненавидел его всей душой.
        - Я не совсем понимаю, чем я могу помочь, - взяв себя в руки, произнес Октава. - Если ваш подчиненный сам ученый, то я не знаю, зачем вам нужен я.
        - О нет, не волнуйся. - Ты, возможно, подумал, что я привел Хиро как твою замену, что, разумеется, не так.
        Это так, но он прямо этого не скажет, пока.
        - Заэль-кун, ну как ты мог подумать, что я собираюсь тебя выгонять или заменять, - мягко, почти дружелюбно улыбнулся он. - Хиро нужен для совершенно иных исследований, которые с твоими не будут пересекаться.
        - Не совсем понимаю, - нахмурился Заэль.
        - Я прекрасно понимаю твою важность и необходимость для Лас Ночес и Эспады в частности. Знаю, что ты лично помогаешь Айзену в некоторых его исследованиях и проводишь для него расчеты, а также ведешь наверняка очень нужные Лас Ночес исследования.
        Ну не совсем.
        Для Эспады и остальных он ничего не делает и делать не собирается, а лишь Айзену-сама он помогает чем может, и с большим удовольствием.
        - Так что прерывать и мешать твоей работе я не собираюсь, - говорил тот. - Вот мне и нужен был второй ученый, который мог бы заниматься более мелкими проектами, чтобы не отвлекать тебя. Ведь согласись же, что попроси я тебя сделать мне гигай, это было бы довольно глупой вещью и мешало бы твоим проектам. Вот и нужен мне Хиро для этого. Твою работу Заэль-кун можно сравнить с заводом, что производит доспехи и мечи для армии, а Хиро лишь кузнец, что кует подковы боевым скакунам. Его дело небольшое, но тоже нужное, а просить такое у завода - это растрачивать его ресурсы впустую.
        Заэль задумался.
        В принципе так и есть.
        Он и правда не заинтересован в работе с Эспадой и больше увлечен своими проектами. Зеро вполне может приказать ему заняться обслуживанием нужд остальных, но не делает этого, а потому и завел себе ручного ученого, который всем этим будет заниматься и не мешать Октаве. Да и, чего уж греха таить, некий комплимент его работе ему был по душе, а учитывая, как редко он получает признание своих заслуг, даже слова от ненавистного Зеро ему были немного приятны.
        Пусть Гранц чувствовал где-то тут подвох, но пока не находил его.
        - Ясно, но не совсем понимаю, чем я могу помочь в таком случае.
        - О, все просто, - махнул он рукой. - Хиро вполне самодостаточный парень и особо персонал ему не нужен, но все же ассистент парню пригодится. Быть может такого и можно найти, но это займет немало времени, вот я и подумал, что где лучше искать такого человека, как не у тебя, Заэль-кун? К тому же ты сам хвалил своих подопечных как эффективных и толковых работников.
        - Хм-м-м-м, - задумался Гранц.
        Он понял, к чему ведет Зеро и думал, как поступить.
        С одной стороны, что-то свое отдавать он не собирался. Заэль был очень ревностным собственником, а потому даже мысли допустить не мог, чтобы что-то свое оторвать от себя, каким бы плохим или ненужным оно ни было. Но с другой - это ведь идеальная возможность, которую нельзя упускать.
        Выдав Зеро одного из своих подчиненных, он получит шпиона за спиной врага, который будет снабжать его важными сведениями и заодно следить за исследованиями того синигами-ученого. Такую возможность нельзя упускать.
        Конфронтация между ними точно будет, а потому иметь нож за спиной Зеро Эспады будет полезно.
        Взвесив все за и против, он все же решился.
        - Ну, думаю, я могу помочь, - осторожно ответил Заэль.
        - Правда? Превосходно! - обрадовался Зеро. - Она мне вполне подойдет!
        С этими словами он взял Року за руку.
        - Что?! Она! - тут же напрягся Гранц.
        - А? Я? - растерялась девушка.
        - Да, Рока-тян вполне себе отличный вариант.
        - Эм-м-м, но она мне самому нужна... - сказал Заэль, теперь уже поняв, на что он подписался и как глупо повелся на словах. Нет, фактически Рока была ему не нужна. Он уже исследовал в ней все что можно. К тому же в отличие от остальных его слуг, ее он эмоций и чувств не лишил, иначе бить ее было бы не интересно, но из-за этого прямого контроля над ее телом у него нет. - Быть может, я предложу вам одного из клонов...
        - Ну-ну-ну, Заэль-кун, - махнул рукой Венганза. - Ты же не хочешь оскорбить меня какими-то низкосортными болванчиками, которые не имеют самосознания, а мне нужен именно разумный ассистент.
        - Но...
        - Не волнуйся, Заэль-кун, - его похлопали по плечу. - Как только я найду кандидата получше, то верну ее. Спасибо тебе и удачи.
        С этими словами он подхватил девушку на руки и исчез...
        Несколько секунд в лаборатории стояла мертвая тишина.
        Которая тут же пропала в следующий миг.
        - ГРА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - рев дикой ярости вырвался из глотки Гранца - и волна ярости с отголосками той былой дикой силы, что была у него когда-то, когда он сам именовался Зеро Эспада, прокатилась по всей лаборатории уничтожая хрупкие объекты и повергая слуг в искренний ужас.
        Волна реацу, наполненная искренней ненавистью и остатками той животной ярости, что некогда была частью его сущности, пробудилась, поглотила его разум, вновь, всего на пару секунд, сделала его тем самым чудовищем, в которое он превращался в бешенстве. Злоба, что своей мощью превосходит все вокруг. Ярость некогда самого сильного пустого Хуэко Мундо, отголоски той мощи, которую он сам вырезал из своей души, пробудилась и захлестнула его сознание.
        - НЕНАВИЖУ! - прорычал Заэль в бессильной злобе. - ТЫ ЗАПЛАТИШЬ ЗА ЭТО, ВЕНГАНЗА!!!...
        ***
        Рока молча шла за Зеро-сама и сильно волновалась по поводу всего случившегося. Девушка очень переживала, что теперь будет. Но ничего поделать она не могла и шла следом за Главой Эспады, который, держа ее за руку, спокойно шел куда-то.
        Сам Зеро-сама нравился Роке.
        Он был с ней мил и вежлив, он не кричал на нее и не бил. Ведь даже когда к Заэльаппоро-сама прибывал Нойтора-сама, тот и ее мог ударить в порыве гнева, но Зеро-сама так не поступал. Он говорил с ней спокойно и вежливо, почти как...
        Воспоминание о ней заставили сердце девушки заболеть от тоски. Она проглотила горький ком в горле и сумела совладать с эмоциями.
        Ей нравился Зеро-сама, а потому она не хотела ему проблем и решила предупредить:
        - За...Заэльаппоро-сама... будет недоволен...
        - Я знаю, - кивнул он, не оборачиваясь. - Думаю, сейчас он так бесится, что крушит собственную лабораторию.
        Он знает все и понимает. Он специально все сделал, чтобы добиться этого.
        - Вы... можете пострадать... - прошептала она. - Вам... не стоит связываться со мной... Это приносит несчастья...
        Он остановился.
        - Неллиел жива.
        - А?! - она вздрогнула.
        - Неллиел Ту Одершванк жива, - повторил он, повернувшись к ней и тепло улыбнулся. - Она жива. Айзен подтвердил это. Но пока помочь ей нельзя: она сейчас важна для его плана... Но, как только все будет выполнено, я лично схожу за ней, верну в Лас Ночес и помогу, чем смогу.
        Девушка задрожала. Она опустила голову и прикусила губу.
        - Все будет хорошо, Рока, - произнес он, положив руку ей на голову и погладив ее. - Ты больше не вернешься к нему, и я не дам тебя в обиду. А потом мы поможем и ей...
        - Но... но... но... - пыталась она сказать, но ком в горле не дал ей вымолвить и слова. Предательские слезы, что, казалось, давно уже закончились, вновь потекли по ее лицу.
        - Ты ни в чем не виновата...
        - Нет... это я виновата... - сказала она. - Это я... все рассказала Заэльаппоро-сама... Я заманила ее фракционов и те пострадали от рук Нойторы-сама... Это я работала над созданием той ловушки... и... Я не могу не исполнить приказ...
        - Я не думаю, что она винит тебя, - его голос был все таким же добрым и теплым. - Я понимаю, как сильно ты пострадала сама, Рока. Твое сознание извратили, твою душу изуродовали, а тебя саму сломали... Но... это можно исправить.
        Он продолжил гладить ее по голове и смотреть ей в глаза все с той же добротой, коей она всю свою жизнь была лишена. Ей казалось, что с приходом Неллиел-сама она обретет так желаемое счастье, но мир распорядился иначе, и кошмар вновь вернулся к ней. С тех пор Рока смирилась и приняла свою ничтожную участь - быть в рабстве навечно.
        И вот ей говорят вновь начать верить, вновь надеяться и... даже разрешают... мечтать...
        - Не бойся, все будет хорошо, - ободряюще сказал он. - Давай приведем тебя в порядок, и познакомлю с твоим будущим подопечным.
        Девушка кивнула.
        После того как она умылась и успокоилась, они продолжили путь.
        Дом Зеро-сама сейчас был пуст, и лишь в дальней комнате кто-то был, куда ее и привели.
        Новая лаборатория была в разы меньше той, где она привыкла быть. Оборудование тут было еще новым и явно нуждалось в калибровке, чем и занимался кто-то сидящий к ним спиной.
        - Хиро! - повысил голос Зеро-сама. - Я же сказал тебе поспать! Ты опять без сна работал!
        - А? - подскочил этот парень и обернулся.
        Это оказался невысокий молодой парень, полноватый и одетый в мешковатую одежку с медицинским халатом. Он поправил свои очки и пригладил растрепанные волосы.
        - Ты хоть ел?
        - Прости, Карас, я забыл, - почесал он затылок.
        - Ох, ну что мне с тобой делать? - вздохнул глава Эспады.
        Затем этот парень увидел и ее, и его реакция была какой-то странной. Он неожиданно покраснел и отвел взгляд. Она не совсем понимала, что именно произошло, а потому сильно заволновалась тем, что уже как-то все испортила.
        Заэльаппоро ведь всегда говорил ей, что она бездарность, которая вечно все портит и ни на что толковое не годна.
        - Вот, Рока, знакомься, - сказал Зеро-сама. - Это Ооно Хиро, мой друг. Я прошу тебя помогать ему, а также следить, чтобы этот сумасшедший ученый вовремя ел, спал и не засиживался тут во вред своему здоровью. Разрешаю даже силой тащить его в кровать и кормить с ложечки, если тот опять будет забывать это делать.
        - Ну, Карас...
        - Не нукай мне тут, - грозно посмотрели на него. - Если бы не Хебико, ты бы мог сильно пострадать неделю назад. Три дня без сна калибровать аппаратуру! Совсем крышей поехал.
        Рока не совсем понимала, в чем конфликт.
        Она и неделями без сна и отдыха этим занималась. Да, потом совсем вымотанной была, но это были обычные приказы ее хозяина.
        Саму Року к тому же очень удивляли эти странные отношения между ними. Она знала из словаря значение слова 'друг', но не особо понимала, что это такое и для чего нужно. Ведь, несмотря на то, что этот Хиро был подчиненным Зеро-сама, он все равно возражал ему и спорил, хотя обязан беспрекословно выполнять приказы.
        - 'Что делать? - заволновалась она. - Я не понимаю, что тут происходит'.
        - Хиро, это Рока Паламия, - представили ее. - Она будет твоей ассистенткой и помощницей, а если нужно, и нянькой.
        - Ну, блин, Карас, - смутился тот еще сильнее.
        - Раз сам не можешь, смогут другие.
        - Ладно, Рока, удачи тебе, а с таким, как он, она тебе пригодится, - ободряюще похлопал он ее по плечу. - А ты, Хиро, не распускай руки. То, что у тебя появилась симпатичная ассистентка, не дает тебе права к ней приставать.
        - Карас! Я ничего такого делать не собираюсь! За кого ты меня принимаешь?! - возмутился синигами.
        - За кого надо, - рассмеялся он. - Ну, удачи вам.
        С этими словами Зеро-сама покинул их и ушел.
        Рока же замерла столбом, не зная, что ей делать и как быть. Она впервые находилась в таком положении и просто не понимала, как действовать дальше. Сам ее новый начальник тоже явно испытывал похожие чувства и, как и она, стоял не двигаясь.
        - Кхм... - послышался из коридора кашель, который заставил обоих вздрогнуть.
        - Эм-м-м-м... очень приятно познакомиться, Хиро-сама, - поклонилась она.
        - А, да, мне тоже, - так же, как и она, поклонился он, явно и сам не зная, как ему быть.
        Теперь предстояло понять... что делать дальше...
        ***
        М-да, свалились на мою голову эти два пингвина. Если бы я голос не подал, они бы так и молчали целый день, боясь двинуться. Первый - от смущения и стеснения, вторая просто от 'воспитания' Заэля, что отучило проявлять инициативу... Притом я не уверен, что Хиро бы смог стоять столько же, сколько и Рока, потому пришлось им немного помочь. Нужно попросить Хебико потом посодействовать: у нее неплохо получается разряжать обстановку.
        Так или иначе, все уже сделано, и теперь дело за Хиро.
        Ему и самому нужна компания, а также кто-то, кто будет за ним приглядывать, чтобы мне спокойнее было. Да и сам он точно положительно на девушку повлияет, а учитывая, что они весьма характерами похожи, то быстро найдут общий язык. Им бы только интересующую тему найти, как дальше они сами, но с этим лучше всего моя девушка справится, чем я.
        Да, с Рокой придется поработать.
        Сильно ее покорежил Заэль. Так сильно, что у девушки аж стокгольмский синдром* появился, что не есть хорошо. Если Заэль прикажет ей, она его приказ выполнит, так что придется немало сделать, чтобы вылечить ее от такого. Для этого нужно время, но оно пока есть.
        Ладно.
        Теперь остается дело за малым.
        Я взбесил Заэля так, что теперь всякие сдерживающие границы пали, и теперь он перейдет от планирования к конкретным действиям.
        А значит...
        Меня резко дергает в сторону и швыряет с такой силой, что я пробиваю стену, а затем пролетаю пару километров, собой ломая несколько огромных колонн и врезаюсь в песок, образовывая своим приземлением небольшой кратер...
        - Ауч, - сказал я, лежа на спине и спокойно смотря на иллюзорное небо. - Ты долго.
        - Ты перешел границы дозволенного, - мрачно произнес он.
        - Границы, которые ты сам придумал, - усмехаюсь я, продолжая лежать и смотреть в потолок Лас Ночес.
        - Ты заплатишь за свою дерзость...
        - Ну, так заставь меня, - поднимаюсь я и достаю свой меч. - Тоусен...
        *Стокгольмский синдром - термин в психологии. Защитно-бессознательная травматическая связь, образовывающаяся между жертвой и агрессором. Под воздействием сильного стресса и психологической ломки, жертва начинает сочувствовать своему угнетателю и оправдывать его действия, образовывая взаимную или одностороннюю привязанность к нему. Практически добровольно подчиняясь ему, жертва испытывает нечто, что считает симпатией или любовью к агрессору.
        
        ГЛАВА 52. ИГРА НА НЕРВАХ.
        
        Косоку!
        Удар!
        Отвожу клинок противника в сторону, подныриваю под его атакой - и сближаюсь, но тот сумел среагировать на мой финт и уклоняется от серии выпадов моего вакидзаси. Отмахивается своей катаной, но для меня уклониться от столь простых ударов настолько легко, что я демонстративно зеваю.
        Знаю, что враг этого не видит, но ведь ощущает мое настроение в этом бою, а я специально веду себя максимально вызывающе, показывая, как мне скучен этот поединок, чем еще сильнее выбешиваю противника.
        Тоусена так легко взбесить!
        Но все же недооценивать его не стоит. У него превосходное восприятие и реакция, которые намного выше моих. Так что, когда я бью, он может увернуться еще до того, как долетит удар, а потому нужно быть крайне осторожным.
        - Ты как-то вяло двигаешься, - усмехнулся я. - Может, тебе отдохнуть?
        - Замолчи, - мрачно произнес он.
        - Если ты думал, что победишь меня исключительно потому, что был капитаном, то вынужден тебя расстроить, - развел я руками. - Моя духовная сила никак не меньше твоей, а по опыту битв я тебя даже превосхожу. Если взять просто отдельно фехтование, то тут мы относительно в равных условиях, но сколько раз ты сражался насмерть с другим синигами? Удар в спину за сражение не считается, если что...
        - Не вижу необходимости отвечать...
        - Не знаю, на что ты рассчитывал, вызывая меня на бой, - покачал я головой, изображая полную расслабленность. - Но если извинишься, то я, так и быть, не трону тебя.
        - Прекрати уже эту дешевую провокацию, - якобы спокойно заявил он, но раздражение уже чувствовалось в голосе. Неважно, сколько он будет его сдерживать: демонстративное пренебрежение вкупе с клоунскими кривляньями доведут кого угодно. Вопрос только в затратах времени и сил. Ну и в том, чтобы не заиграться слишком сильно - если позволю себе действительно расслабиться, умру.
        Рванув на полной скорости, противник явно намеревался достать меня своей атакой, на что я лишь демонстративно легко увернулся от нее.
        Обычно я бы ни за что не стал заниматься таким бессмысленным и опасным делом. Если ты настолько превосходишь врага, просто убей его или обезвредь тем или иным способом. Вот только убивать бывшего капитана мне нельзя, а если оставить в живых, быстрое завершение битвы ничего не решит. Нужно раздавить его дух; показать, что любое выступление против меня безнадежно, иначе мы так и продолжим сталкиваться лбами.
        Да и, если быть честным, в возможности быстрого убийства Тоусена я уверен, а вот касательно того, чтобы взять его живым, я сильно сомневаюсь. Он действительно силен, а я сто лет таким не занимался. Буквально. Так что бой на истощение - единственный вариант.
        Удар! Удар! Удар!
        Три почти одновременных взмаха, но цели они не достигают: из-за длины моего клинка и моего роста ему проще увернуться.
        Он резко изворачивается и пытается задеть меня кончиком клинка, но я подныриваю и, сделав небольшой рывок, сумел сблизиться раньше чем он отступил и врезался в его живот локтем. Он отлетает, вот только я ему полететь не дал, и, схватив за пояс, потянул на себя, встретив его живот с моей ногой.
        - Агх! - хрипит он, падает на землю, а я неспешно обхожу его и жду, когда он поднимется.
        А пока он пытается отдышаться, я решил еще немного поболтать с ним.
        - Одного я все же не пойму, - произнес я. - То, за что я тебя терпеть не могу - это понятно и очевидно. Я испытываю отвращение к предателям, что бьют в спину своим товарищам. Но вот чем я тебе не угодил, мне не совсем ясно.
        Он молчал и лишь злился.
        - Тебя бесит, что я так высоко поднялся в планах Айзена? - предположил я. - Я ведь не участвовал в ваших делах все эти годы, а как присоединился, сразу же получил большой статус и право говорить с ним на равных?
        Да, это его бесит.
        Я ведь не называю нашего лидера господином и не добавляю именных суффиксов, по крайней мере, вне официального общения. Просто потому что это не нужно мне и не нужно самому Айзену. Если бы ему было необходимо, чтобы я преклонялся и говорил подобные речи, он бы это сказал, но мы оба более практичные люди, а потому не видим особого смысла в подобном между собой.
        Вот только Тоусен этого не понимает - я, как и Айзен, для него непонятные личности, потому он даже предположить не может, что между нами такое общение вполне нормально. Ему же кажется, что я просто высказываю свое неуважение и проявляю дерзость.
        - Или тебя бесит, что именно я стал главой Эспады? - продолжил я давить на его нервы. - Но тут все очевидно... В тебе нет пустоты, а потому Эспада вряд ли стала бы тебя особо слушать. Да и в отличие от меня, ты бы ничего делать не стал и просто строил бы свои порядки, вместо того, чтобы приносить организации пользу. Может как капитан ты и хорош, но как непосредственный командир - не особо.
        О, скрежет его зубов был таким громким, что даже я смог его услышать.
        Да, как командир он был бы так себе.
        Даже если бы Айзен действительно выдал ему звание Зеро Эспады или просто назначил главным, ничего бы не поменялось. Тоусен ничего бы для Эспады не сделал, ибо он их всех считает просто инструментами и даже не почесался бы как-то помочь им стать сильнее. Нет, тренировки он бы организовал, но исключительно в приказном порядке, по принципу 'чем бы солдат ни занимался'.
        Тут чисто иная проблема. Каждый капитан подбирает команду под себя. Обычно, если кэп не уживается с офицером, он просто меняется с другим капитаном. У второго же отряда, ввиду специализации, всегда были ограничены людские ресурсы. Ни я, ни даже Учитель не могли позволить себе роскошь оглядываться на характер персонала - надежность и способности шли прежде всего. К каждому достойному внимания бойцу приходилось искать свой подход. В моем взводе всегда было мало людей, но всех я знал лично и к каждому приложил руку. Потому мое назначение на место главы Эспады было вполне логичным и продиктованным исключительно выгодой и эффективностью, а не какими-то привилегиями.
        - Или же тебя злит, что я сделал то... - улыбаюсь ему, - чего не смог сделать ты...
        - То, что ты сделал - всего лишь частности, не имеющие значения в общей картине, - покачал головой бывший капитан.
        Из моей глотки вырвались несколько слегка истеричных смешков.
        - Серьезно, как ему удается понимать таких фриков? Видать, крыша улетела дальше, чем я опасался...
        - О? - Тоусен сразу понял, про кого я говорю, - И что же говорил про меня Сэйто Такеру?
        - То, что ты жалкий ублюдок, не умеющий 'есть слона по частям'. Неизвестно, из-за чего ты отказался от своей мести - из-за воли умершей подруги, или боялся, что утолив свою боль, ты рано или поздно забудешь о ней, - Тоусен вздрогнул, - но это не принесло тебе облегчения. И ты решил объявить своим врагом общество в целом. Люди не должны злоупотреблять своей силой. Отомстить миру, приведя его к порядку - благородная цель, она бы одобрила, верно?
        - Замолчи! - выдавил из себя Канаме.
        - Знаешь, Тоусен, я ненавижу людей вроде тебя, - я сам уже начал злиться. - Вы вечно ищете чудо, что даст 'счастье для всех и бесплатно' вместо того, чтобы оглянуться по сторонам. 'Мир жесток, и все зло вокруг - всего лишь частности, главное - изменить целое', - не так ли? Используя это как оправдание, вы спокойно проходите мимо умирающих стариков и голодающих детей, даже не пытаясь что-либо сделать! Все, что я сделал для Эспады - только частности. Преданные тобой товарищи - всего лишь частности. Мой проект, что мог изменить дальний Руконгай - ГРЕБАННЫЕ ЧАСТНОСТИ!
        Синигами молчал, лишь мрачнел и тихо рычал, смотря на меня своими слепыми глазами.
        Я всю жизнь потратил, чтобы добиться высокого положения, чтобы обрести власть одного из глав Готей 13. Да, я прекрасно понимал всю ответственность и ограничения, которые пришли бы ко мне с этой должностью, но мне нужна была эта власть для активных действий. С ней я мог бы запустить свой план самостоятельно и более активно его продвигать. В итоге все вышло даже лучше, когда я заинтересовал в нем Чинацу-сама, но все же такая власть многое бы мне дала.
        А этот тип даже не почесался.
        Ведь все видели плюсы в этом во всем; даже он не мог не понимать, что мог принести мой проект, но будучи так свято уверен в действиях своего лидера, он просто проигнорировал все. Вместо того чтобы пытаться что-то делать самому, он просто ждал сложа руки и позволял мерзостям твориться вокруг него.
        Самое отвратительное во всем этом, что мы с ним похожи.
        Да, похожи, но только как две противоположности.
        У нас у обоих были большие планы, благородные цели и одинаковые взгляды на мир, вот только я не пошел по пути меньшего кровопролития. Я внял совету Гина и принял, что для того, чтобы изменить мир, нужно запачкаться в крови, пусть я всегда старался минимизировать потери, но прекрасно понимал, что без них никуда.
        Этот же пошел по пути полной пассивности, с минимумом крови, а потому, когда нужно было действовать, он стоял в стороне и принимал все как есть. Так мало того, вместо исполнения своей мести когда у него была возможность - а во время недавнего хаоса он сто раз мог отомстить - он ничего не сделал.
        Он больной на голову идиот, который возненавидел систему, а не людей, и вместо мести людям стал вредить системе, предавая вообще непричастных, тех, кто доверился ему и был с ним близок.
        - Я не обязан оправдываться перед тобой, - произнес он, успокоившись. - Ты говорил, что я не смог бы стать лидером Эспады, потому что никак не связан с пустотой? - с этими словами он поднес руку к лицу. - А как тебе это?
        Резкий взмах - и вокруг Тоусена закручивается настоящий ураган силы, который оказывается настолько мощным, что даже меня на пару метров отбросило назад.
        - Агх! - вскрикнул я, ощутив резвую боль в руке.
        Кровь...
        На моей руке кровь...
        Какого черта?
        Обернувшись, я увидел за спиной Тоусена...
        Он держал в руке свой клинок, на кончике которого была моя кровь...
        Он медленно поворачивается ко мне...
        На его лице оказывается маска пустого... Белая маска без прорезей для рта или глаза.
        - А что ты скажешь на это? - прозвучал вибрирующий голос.
        Реацу пустоты стала отчетливой как никогда.
        - М-да, - только и сказал я, перехватывая вакидзаси обратным хватом. - Придется попотеть слегка.
        ***
        - Вы не вмешаетесь, капитан Айзен? - спросил Гин, стоя рядом с ним и смотря на разворачивающуюся картину. - Мне казалось, вы против подобной битвы.
        - Да, это так, - кивает нынешний Владыка Лас Ночес. - Мне их вражда невыгодна, но я и сам понимаю, что конфликт был неизбежен. Пусть они лучше сейчас решат все свои разногласия, чем будут потом бить друг друга в спину.
        - Это может стать проблемой.
        - Согласен, но мне все же интересно посмотреть, как они будут действовать. Карас - мой лучший результат на почве совмещения пустоты и сил синигами, но и Канамэ недавно прошел весьма сложную процедуру соединения, потому не должен уступать сопернику.
        - Вечно вы ищите много всяких причин, - усмехнулся Ичимару.
        - Как есть, - Айзен пожимает плечами. - Плюс к этому, мы не единственные зрители... Так что вмешайся я сейчас - и могу подпортить им репутацию, а это сейчас невыгодно. Пока их драка не переходит границы, я не стану вмешиваться.
        - Ну-с, посмотрим, что из этого получится...
        
        ГЛАВА 53. ПУСТАЯ МАСКА.
        
        Кровь, кровь, кровь, теперь видна его кровь.
        Тоусен радовался про себя, ощущая, как напрягся его противник и, наконец, перестал смотреть на него свысока.
        Да, эта сила удивительна, она поразительна, она великолепна! Такой небывалой мощи Канамэ еще никогда не ощущал. Каждая частица его души была наполнена силой, каждая часть его самого просто пылала могуществом и пьянящим ощущением превосходства.
        Карас ничего не мог ему сделать: сила, скорость - он во всем превосходил своего жалкого противника и доказывал ему это с каждой секундой.
        Сюнпо!
        Удар!
        Куроки лишь успевает заблокировать атаку, но ее сила сносит его в сторону, а затем протаскивает по песку, и собой он сбивает несколько скал. Он быстро поднимается, но не успевает среагировать - его вновь отшвыривает, и собой он разбивает еще несколько препятствий.
        Да, так и нужно, так и должно быть: враг должен валяться в грязи пред теми, кто обладает силой. Тоусен радовался, что боль и трудности, что он перенес во время имплантации пустоты, окупились полностью. Мощь, которая бурлила в его душе, сейчас была столь великой, что он чувствовал, что легко бы поставил на место дерзкого Баррагана.
        - 'После того как поставлю Караса на колени, отправлюсь к нему и заставлю проявлять уважение к Айзену-сама', - пронеслась у него в голове мысль.
        Давно его злило, что этот ничтожный свергнутый король смеет дерзить Айзену-сама. И, что самое неприятное, тот ничего не делает с этим, что бесило Канамэ. Но теперь с этой силой он наведет тут порядок, он все исправит и сделает так, как должно быть.
        - 'Но сначала я должен разобраться с Карасом. Эспада должна знать, что в Лас Ночес только один король, и его приказы должны исполняться как по слову, так и по духу. Толковать их по-своему, находить бреши в формулировках - все это недопустимо и повлечет кару'.
        Как сейчас.
        Канамэ презирал Куроки.
        Этот жалкий, наивный мальчишка, который думает, что может все исправить своими ничтожными потугами. Считает, что раз кормит нищих на улице и что-то там придумал, уже может упрекать его. Он даже не представляет, чем Тоусену пришлось пожертвовать ради всего этого. Сколько всего он отдал, чтобы изменить весь мир.
        - 'Пусть меня ненавидят и считают предателем, но, когда Айзен-сама станет Королем Душ, все мои жертвы будут оправданы! - пронеслась в его голове мысль. - Дерзость, инакомыслие и своеволие - неприемлемы! Я не допущу даже намека на отклонение!'
        Именно поэтому он так зол.
        Действия Караса вполне могли нарушить течение плана, они могли навредить замыслу Айзена-сама. Раз он изначально ничего в отношении между Эспадой не менял, значит, так было нужно; раз он ничему никого не учил, значит, это было необходимо. Карас должен был просто следить за порядком и дисциплиной, а не устраивать тут игрища и праздники!
        "Дисциплина - вот ключ к миру!" - так считал Канамэ, и это было его кредо на всю жизнь. Дисциплина означает - четкое исполнение приказов, полное понимание и сдерживание себя от необдуманных действий.
        - 'Если бы все следовали этому, Какьё была бы жива'.
        Сейчас он научит дерзкого мальчишку, как себя вести. Сой Фон слишком сильно разбаловала этого глупца, отчего он стал думать, что только он поступает правильно, а остальные неправы.
        - 'Это так... должно быть так... Иначе все мои жертвы напрасны...' - заскрежетал он зубами.
        Он не признавался себе, но где-то в глубине души чувствовал, какая безумная и дикая зависть душит его, когда он смотрит на этого мальчишку. Как тому все легко удается и как он меняет мир вокруг себя просто так, не принося таких же жертв...
        Ведь если он поступает правильно... то это означает, что Канамэ неправ...
        А признание этого просто убьет его...
        Но ничего. Сейчас это не имеет значения.
        - Что-то ты притих, Карас, - усмехнулся Канамэ. - Ничего не можешь поделать с моей силой? Где же все твое бахвальство и самоуверенность? Похоже, назначать тебя Зеро было большой ошибкой.
        Он встал над своим врагом и ждал его ответа, но тот молчал.
        - 'А сейчас пришло время поставить тебя на колени!'
        Сонидо!
        Карас успел поставить блок, но Тоусен не собирался ослаблять напор и просто продавливал своего противника, стараясь вбить его в землю, поставить перед собой на колени и заставить сдаться. Он потому и не наносил совсем уж смертельных ударов, лишь слегка резал плоть врага, дабы принести тому побольше боли и сломать решимость.
        - 'Да, пади, умоляй и...'
        - Хр-р-р-р-р... - послышался храп.
        Только сейчас, отринув свои мысли и начав более детально чувствовать реацу Караса, он осознал, что его оппонент просто... спит...
        - Хре-е-е-е... булочки... - пробормотал он.
        - УБЛЮДОК! - взорвался от ярости Канамэ.
        Волна реацу отбросила Куроки на несколько десятков метров и протащила его по песку.
        - А? Что? - поднялся он и отряхнулся. - Прости, ты так медленно двигался, что я уснуть успел, пока дождался твоего удара. Ты слишком много думаешь.
        - Что ты задумал? Как ты не пострадал?!
        - Даже этого понять не можешь? - фыркнул Зеро. - Ну и скука.
        Кровь духов и рерьёку - суть одна. Из каждой раны можно почувствовать истечение духовной силы. Но сейчас на враге вообще не ощущаются раны. Канамэ точно помнил, что пролил его кровь, он чувствовал ранения, чувствовал ушибы и травмы, но сейчас все это пропало, будто никогда не было. У Караса неплохая регенерация, но даже она бы так быстро всего не вылечила - только сам Тоусен на такое способен, и его восстановление лучшее во всем Лас Ночес.
        - М? А сам не догадался? - усмехнулся Карас. - Мог бы уже и заметить.
        Несколько секунд Канамэ пытался понять, что именно происходит, а затем все же почувствовал... отток своих жизненных сил.
        - Ублюдок! - зарычал он, срывая со своего плеча нити.
        - Расширь арсенал ругательств - тебе не помешает. Я же еще навешу, - пожал враг плечами.
        - Ненавижу...
        - Плевать. Но теперь я вижу, что ты не давишься лицемерием. Да. Уже нет... Ты просто тонешь в нем. Ты предал все, что мог. Своих товарищей. Свою собственную сущность. Даже память своей подруги, что теперь навеки запятнана пролитой тобой кровью. Ты омерзителен.
        - Не тебе меня судить!
        - Да, не мне, но тогда кому? Всем вокруг на тебя плевать, а другим нет дела до твоих эмоциональных угрызений. Сам-то ты себя считаешь достойным утопии, к которой так стремишься?
        - Опять заготовка от Сэйто Такеру? - попытался отразить укол бывший капитан.
        - Нет. Мне правда интересно, осталось ли в тебе хоть что-то человеческое? В конце концов, самопожертвование во имя 'общего блага' для фанатиков в пределах нормы, а от пришедших к очередному гуру за чудом сектантов ты отличаешься только личной силой да крутизной 'пастыря'. Знал бы ты, сколько я твоих братьев по разуму пересажал...
        На это Канамэ лишь заскрежетал зубами от гнева.
        Как же его бесил этот человек! Его безответственность, его расслабленность и полное неуважение к врагу.
        - Не ответишь? Ну ладно... - произнес он, крутанув свое оружие в руке. - Подхвати потоки ветров, Куроцубаса... - его вакидзаси превратился в черную саблю. - Тогда я покажу тебе... что такое боль...
        Резко пропадает!
        Тоусен успевает поставить блок, но только в самый последний момент.
        - Отличная реакция, - усмехнулся Карас. - Но я могу быть еще быстрее.
        Боль!
        Резкая и сильная боль в спине.
        Росчерк лезвия вдоль позвоночника и снятая с костей кожа. Регенерация пустого тут же начала залечивать все повреждения, но боль не торопилась покидать его разум.
        Взмах!
        Он попытался достать врага, но теперь у того оружие стало длиннее, а потому он быстрее сократил дистанцию для удара. Бывший капитан успел отступить на полшага, избегая Иккоцу, но в следующий миг изогнутое лезвие полоснуло его по груди.
        - Агр-р-р!
        Серо!
        Канамэ быстро формировал атаку, но попасть во врага не сумел. Пусть его реакция и сила превосходили соперника, но в скорости он ему полностью уступал. Потому он не просто увернулся от серо, но и успел отпустить очередной комментарий по этому поводу.
        - 'Хватит, успокойся, - одернул он сам себя. - Эмоции притупляют мои чувства'.
        Он заставил себя проигнорировать слова врага, не поддаться на провокацию и восстановить полную концентрацию. Скорость Караса ужасна, ведь теперь он применяет не сюнпо, а свою личную технику передвижения, а потому расслабляться больше нельзя.
        Раны очень быстро затянулись, так быстро, что он даже сам не заметил этого.
        Канамэ вновь начал ощущать мир таким, какой он есть на самом деле.
        Чувство опасности позади, и он отводит туда клинок, тем самым заблокировав удар в спину. Затем слева, справа, снизу, сзади, с какой бы стороны Карас ни наносил атаки, Тоусен знал о них наперед, а благодаря своей чудовищной силе даже на таком ускорении он легко удерживал любой удар.
        Удар! Удар! Удар!
        Скорость атак увеличилась, но, зная наперед о них, для него не было проблемой защититься.
        - 'Здесь!' - почувствовал он и вместо блока атаковал сам.
        Два клинка встретились - и мощь его силы обрушилась на изогнутую саблю противника, а затем Канамэ сделал шаг вперед. Противники сцепились в клинче. Даже такой мастер техник передвижения как Куроки нуждается в равновесии для их применения и не может уйти, подвергаясь прямому давлению противника.
        Канамэ был сильнее и имел двуручный клинок против одноручного. Несмотря на отчаянное сопротивление, меч приближался к телу Зеро Эспады. Впрочем, чернокожий капитан не собирался ставить все только на силу. Маска треснула, образуя уродливую пасть, внутри которой заклубилось формирующееся Серо.
        ... А затем Канаме осознал себя в полете.
        - 'Они Декопин'? - понял он по окружающим потокам реацу. Карас отбросил его с помощью Хакуда. В следующий раз Тоусен не сделает ошибки, оставив его свободную руку без внимания.
        Быстрее, пока противник еще ошеломлен!
        Сонидо...
        Атака пришлась на плечо, прервав его движения и закрутив в воздухе, а затем еще две такие ударили в спину.
        Сильно, но не смертельно, а потому...
        Лезвие клинка проходит прямо у лица, и лишь чудовищными усилиями он не попал под него. Он собирался ответить своим ударом, но в следующий миг нечто бьет его в живот, выбивая воздух из легких и просто вбивая его в землю.
        - Ты там не устал еще? - издевательски произнес Куроки. - Если нужно передохнуть, так и быть, я подожду.
        - Сволочь, - он вновь начал терять самообладание. - Что это было?
        - Это моя новая техника, - ответил он, выставив руку. За одно мгновение он сформировал маленькую сферу, которая на чудовищной скорости устремилась к нему. Канамэ пытался увернуться, но просто не успел, и сильный удар пришелся в ногу. - Я называю его Бала Чорро*. Ну, сам понимаешь, увидев хоть раз, как Ямми выпускает Бала, нельзя не подумать о том, чтобы дополнить его Хакуда. Из классического, правда, подходящего приема не нашлось, но я в свое время от скуки поизучал смертные боевые искусства... Мугурума-тайчо тоже ими увлекался, так что ты должен знать, что такое 'джеб'. Легкий, но быстрый удар, небольшой впрыск реацу в мышцы для большего ускорения - и вот уже бала летит так, что я сам ее не замечаю. Правда, контролировать сложновато, до сих пор иногда промахиваюсь.
        Осознание того, что ему вот так легко раскрыли этот козырь, серьезно ударила по и без того шаткому самообладанию. Карас спокойно раскрыл ему свой козырь, будто не боялся, что это используют против него.
        - В этом и есть наша разница, Тоусен, - говорил тот. - Твоя сила крута, я не спорю. По физическим параметрам ты даже Ямми смог бы перебороть, ну не в полном высвобождении, конечно, но все же. Иеро у тебя мощное, ты чудовищно силен, а твоя реакция и восприятие так велики, что компенсируют мою скорость. Но большая часть этой 'великой силы' была тебе просто подарена... - он покачал головой. - Я же каждый день учусь, тренируюсь и совершенствуюсь. Моя сила - это результат многих лет упорного труда, опыта и самообучения, а ты вышел на бой со мной, даже толком не изучив себя. Это жалкое зрелище.
        - Ублюдок!
        - Ты бы поучился ругаться хоть у Ямми, а? У него и то разнообразней репертуар, - фыркнул он. - А пока...
        Стойка Караса изменилась вновь. Встал в пол-оборота, расставил ноги, присогнулся и завел оружие за спину. В следующий миг его тело начало источать реацу пустоты, наполняющее его тело звериной мощью, которая свойственна только чудовищам.
        - Эту технику я еще не завершил, - произнес он. - Это лишь то же самое Мангецу, но при использовании Кокуда.
        С трудом он подавил свою ярость и вернул концентрацию, решив действовать уже проверенной тактикой. Он примет этот удар, заблокирует его, а затем, когда враг откроется, контратакует.
        - 'Ну, давай, посмотрим, чего ты стоишь...'
        ***
        Ярость, бешенство, злость - сейчас эти эмоции бурным потоком крутились в моей голове. Они пытались завладеть мной, подчинить меня, подхватить мой разум в свое безумие и утопить окружающий мир в боли и страданиях.
        Все, как всегда.
        Когда пробуждается Кокуда, меня всегда тянет быть злее.
        Но я не поддаюсь, а лишь отмахиваюсь от этого неприятного жужжания в черепе.
        Тоусен уже приготовился. Он ждет моей атаки, хочет принять ее, а затем ударить в ответ.
        Ну, шанс у него есть, вот только это будет уже не прошлое Мангецу.
        Полнолуние - сильная атака, использующая все мое тело; каждый мускул участвует в построении, а потому его скорость и сила очень велики. Даже когда я применял костяной меч, мощь этого удара была так велика, что могла сразить одно из сердец Геракла. А сейчас мне не нужно сдерживать мощь, боясь повредить свой клинок, и, более того, со мной реацу синигами, коей я могу защитить тело от разрушительного воздействия Кокуда. Я могу высвободить полную силу, не боясь разрушить ни мышцы, ни меч.
        Шаг...
        Начало движения.
        Импульс, идущий от кончиков пальцев ног в пятку, затем в колено, оттуда - в бедра и тазовую кость.
        Следом идет корпус, который тянет руку с оружием.
        Тело совершает круговое движение.
        Шаг...
        Мощь пустого, переполнившая тело, позволяет совершить все это за какие-то доли секунды, моментально сокращая дистанцию между мной и врагом.
        Эта техника еще далека от завершения, она еще толком не опробована, у нее даже название еще не определено. Но этого мне достаточно.
        И если бы я имел привычку придумывать имена незавершенным техникам, я бы назвал ее...
        Гешшоку!**
        Останавливаюсь...
        Движение закончено, а потому я убираю меч обратно в ножны.
        Канамэ принял атаку на себя, он даже ее заблокировал, вот только...
        Поворачиваюсь и смотрю на огромный кратер, образовавшийся от столкновения тела Тоусена и земли. Яма довольно глубокая, и даже с его живучестью он вряд ли сохранил хоть одну целую кость. Да, сила его велика - я думал, что разрежу его пополам, но он выдержал; вот только какой от этого толк, если тебя переломало в фарш?
        - Лунное Затмение... узрев его однажды, уже никогда не забудешь, - произнес я. - Надеюсь, тебе этого хва...
        - Сузумуши Хъякушики: Гриллада Грилла! - прозвучал яростный хрип.
        В следующий миг колоссальное количество реацу ударило волной во все стороны.
        Мощь, ужасно огромная мощь, что была сейчас, яростнее и безумнее, чем та, что окружала Ямми. Такая же давящая, как полная сила Старка, и столь же холодная и жестокая, как аура Улькиорры.
        Это не банкай...
        Это... ресурексион...
        Похоже, он окончательно отказался от своей сущности синигами. Нет, он уже не синигами, а просто арранкар...
        - Ну, вот опять...
        *Бала Чорро - Реактивная Пуля.
        **Гешшоку - Лунное Затмение.
        
        ГЛАВА 54. ЖИВУЧАЯ ТВАРЬ.
        
        - Говоришь, я слаб... - прозвучал голос, но громче, чем когда-либо.
        Закрутившаяся вокруг него пыль начала медленно оседать.
        - Говоришь, я недостаточно силен... - продолжил он.
        В облаке появился крупный силуэт.
        - Это... мощь, превосходящая Эспаду... - Тоусен говорил тихо, но такой мощный голос невозможно сделать тихим. - ЭТО СИЛА, ПРЕВОСХОДЯЩАЯ ДАЖЕ ТВОЮ!
        Волна реацу оттолкнула пыль и просто сдула окружающие нас барханы и скалы. Такая огромная мощь, что камни просто крошились, а слабый духом мог умереть от разрыва сердца.
        Теперь я могу четко видеть его.
        Ну и тварью он стал!
        Вот, значит, какой у него ресурексион.
        Смотрится мерзковато.
        Выглядит как огромное насекомое, покрытое черной шерстью, с четырьмя руками, огромной головой-маской, из нижней части которой видны остатки его лица, но с заострёнными зубами. За спиной у него большие крылья, которые явно дают ему неплохую мобильность.
        Черт, и не поспоришь, что он очень силен - мощь в нем просто фонтанирует как вулкан.
        С маской он был силен, а сейчас стал еще мощнее.
        Придется попотеть.
        - Что?! - напрягся я, когда он начал... открывать глаза.
        Огромные глаза насекомого открылись, и он... посмотрел на меня.
        Да, именно посмотрел. Теперь не было того слепого всевидящего глаза, что, казалось, смотрит в саму душу, теперь он именно смотрит.
        - Вижу... я вижу... ВИЖУ! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!! - он разразился мощным смехом и начал шататься из стороны в сторону. - Небо, песок, кровь! Все! Я вижу все вокруг себя! Ха-ха-ха-ха! - затем он взглянул на меня. - А ты действительно ничтожно смотришься. Как о тебе и говорили, ты жалок, Карас!
        - Кто бы говорил, - фыркнул я. - Уродцем каким-то стал, а еще меня критикуешь.
        Тяжело вздыхаю и качаю головой. Похоже, превращение в пустого и прозрение сильно повлияли на его сознание.
        - Значит, ты полностью отказался от своей силы синигами, - вздохнул я, смотря на это существо. - Это еще более жалкое зрелище.
        - Не желаю слышать это от тебя!
        - Я не просил этой силы... Я не желал ее никогда и был бы счастлив - останься я собой... Но я принял свою истинную сущность. Принял себя таким, какой я есть, и горжусь этим.
        - Слова ничтожества... УМРИ!
        Он тут же бросился на меня в атаку.
        Удары! Десятки ударов одновременно его четырьмя руками с огромными когтями на пальцах!
        Косоку! Косоку! Косоку!
        Уклоняюсь от этой неисчислимой волны атак, что несется на меня со всех сторон одновременно.
        Перемещаюсь в сторону, но благодаря крыльям его сонидо весьма быстрое, и он успевает добраться до меня.
        Удар! Удар! Удар!
        Его руки, словно бесконечное колесо, непрерывно атакуют, словно я вновь оказался в бою с Медузой, и ее кучи клинков, но теперь сильнее, намного сильнее.
        - 'Одно неверное движение - и я покойник', - промелькнула мысль в моей голове.
        Сила его атак сейчас так велика, что даже я, подключившись к нему нитями, вряд ли переживу попадание.
        - 'Однако...'
        Взмах клинком и рывок вперед.
        Косоку!
        - А-а-а-а-а-а-а-а-а-р-р-р-р! - закричал Канамэ, когда я отрезал ему руки.
        - 'Слишком медленно....'
        Четыре части тела падают на песок, и кровь фонтаном брызгает из него.
        Тоусен резко разворачивается и пытается достать меня своим хвостом, на что я уклоняюсь и молниеносно проношусь мимо него, попутно рассекая ему бок и срезая одно крыло.
        Огромный монстр падает на землю и крутится от боли, разливая кровь и вопя во все горло. Да, это чертовски больно, когда тебя режут.
        Резко в сторону!
        В последний момент я чуть не подставился под удар.
        - Так и думал, - нахмурился я, когда увидел одну из рук, что чуть было не снесла мне голову. Руку, что была на месте, а не валялась отдельно.
        Я точно отрезал их все, но...
        Ах вот оно что.
        - У тебя бешеная регенерация, Тоусен, - сказал я, смотря на абсолютно здорового монстра. - Но раненым ты притворяешься паршиво. Така бы не оценил.
        - Хватит упоминать этого мерзкого лжеца! - выплюнул он эти слова.
        - Лжеца, которому ты дважды продул. Так что смирись со своей паршивой судьбой.
        - Ублюдок! - злится он. - Я убью тебя! Убью! Убью! Убью! Убью! УБЬЮ!!!!
        С этим криком он высвободил всю свою чудовищную силу. Теперь он перестанет играть и будет максимально серьезным. Мне нельзя больше играть с ним.
        - Эх, а я надеялся обойтись без этого, - вздохнул я. - Похоже, выбора нет, - делаю глубокий вдох. - АЙЗЕН! - кричу во все горло. - ОСТАНОВИ ЭТОТ БОЙ, ИНАЧЕ ОДИН ИЗ НАС УМРЕТ!
        Он в любом случае слышит меня. Не может не слышать.
        - Что такое, Карас? Испугался?! Решил сдаться и молишь о защите?!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Ты и правда жалок!
        Я проигнорировал его слова и стал ждать ответа.
        Так прошло несколько секунд, где единственным звуком был лишь издевательский смех Тоусена.
        - Ну, раз он молчит, то, значит, я могу не сдерживаться, - пожал я плечами и перехватил саблю обратным хватом. - Мне запрещено убивать кого-то из Эспады... - с этими словами я отрываю вторую ногу от земли. - Мне запрещено пытаться убить или просить убить кого-то, кто мне не нравился из Эспады... - Отвожу клинок за спину так, что острие показывается из-за моего плеча как крыло. - Но ты, Тоусен... другой разговор... - Чуть пригибаюсь и слегка сгибаю ногу, а второй рукой тянусь к земле. - Тебя меня никто не просил щадить...
        Стойка Пикирующего Ворона...
        - Начнем...
        Ускорение!
        Активирую силу моего меча - и устремляюсь на противника на полной скорости.
        Он тут же атакует всеми четырьмя отросшими руками, но я легко прохожу все десятки ударов его лап - и сближаюсь.
        Удар!
        Моя сабля вспарывает его бок, но я не прерываю движений и устремляюсь вперед, оставляя на теле врага глубокую рану вдоль всего тела, и заканчиваю удар на хвосте.
        - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!
        Косоку!
        Перемещаюсь, уходя от атаки хвостом, и отталкиваясь от воздуха, обхожу его удары.
        Резко закручиваюсь вокруг своей оси и устремляюсь в таком состоянии вперед, проходя через спину, срезая крылья и рассекая тело вдоль позвоночника.
        Косоку!
        Срезаю его ноги.
        Косоку!
        Отрезаю хвост.
        Косоку!
        Три руки отделяются от тела.
        Косоку!
        Из груди врага вырывается фонтан крови.
        Косоку!
        Пальцы на вновь появившихся руках отпадают.
        Косоку!
        Левый глаз взрывается.
        Косоку!
        Удар в челюсть ломает ее и выбивает передние зубы.
        Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку! Косоку!
        Мир тонет в криках, кровь настоящим дождем опадает на песок, окрашивая его в алый цвет. Удары, десятки, сотни атак со всех сторон, из всех направлений, на огромной скорости, которая просто недоступна Тоусену, и он ничего со мной не может поделать. Только боль ощущает он, агонию, в которой постепенно тонет его разум.
        - Ты можешь отращивать конечности, залечивать любые раны и быть хоть тысячу раз бессмертным, - говорю ему. - Но я просто буду резать тебя быстрее, чем ты регенерируешь. И буду убивать тебя столько раз, пока даже ты не достигнешь предела своих возможностей.
        - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! - вопил он, уже, похоже, потеряв возможность говорить, и только ненависть ко мне в заполненном болью разуме не дает ему потерять сознание.
        Он пытается меня достать, пытается задеть, но ничего поделать с этим он просто не сможет.
        Бросается на меня в отчаянной попытке хотя бы раз достать, на что я лишь поднимаю руку.
        Бала!
        Десяток алых сфер срываются с моей руки и пробивают тело огромного насекомого, наделав в нем дырок, как в решете.
        Туша Тоусена падает на окровавленный песок...
        Он тяжело дышит, его тело уже восстанавливается значительно медленнее. Он дрожит, он стонет, и хриплое дыхание достигает меня.
        Став пустым, он стал сильнее, а про его живучесть и говорить нечего. Даже сейчас в таком состоянии он очень далеко от смерти. Хотя отчасти потому, что я все же соврал, убить я его пока не пытался.
        Да, я могу сейчас его убить, но все же не спешу этого делать.
        Одно движение - и его голова отделится от тела, всего взмах - и кишки вывалятся из его живота, один укол - и острие моего меча пронзит его сердце, всего удар - и его позвоночник станет пылью.
        Но я все же не делал этого, просто убивая его и мучая.
        Айзен ничего не сказал, но более чем уверен, что, решись я нанести финальный удар, он остановит меня. С силой его меча ему не нужно даже появляться: я просто промахнусь или еще что-нибудь.
        Приземляюсь на окровавленный песок и медленно иду к медленно залечивающейся туше. Песок, мокрый от крови и почти ставший грязью, неприятно хлюпает под ногами, но я все равно не спеша приближаюсь.
        Думаю, я достаточно избил его, чтобы он успокоился.
        Если продолжить, то он может и умереть, а этого Айзен может не одобрить...
        - КАРАС! - завопил Тоусен и поднялся. Кровь уже перестала течь из его тела, а раны затянулись, пусть и не до конца. Все же даже его организм имеет пределы, вот только он сейчас в куда более выигрышном состоянии, чем я. - УМРИ! УМРИ! УМРИ! - кричит он и начинает концентрировать у глаз две зеленых сферы. - ЛА МИРАДА!
        Два луча выстрелили из сфер и соединились посередине, а вся эта объединенная мощь направилась чисто на меня.
        Косоку!
        И тут пространство и духовная сила просто ускользают из моего контроля.
        С трудом, но мне удается отпрыгнуть и спастись от этого удара, но меня все же задело немного, и сильный ожог руки отдается дикой болью во всем теле.
        Мрак! Что происходит?...
        ***
        В это самое время в нескольких километрах от эпицентра битвы...
        Его губы растянулись в улыбке, а в глазах появилась почти детская радость.
        - Тебе не стоило меня злить, Венганза... - произнес он, поправив свои очки. - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
        
        ГЛАВА 55. НОМЕР.
        
        Черт!
        Заэль!
        Пространство и окружающая реацу вдруг стали мне просто неподвластны...
        - 'Куроцубаса, что происходит?'
        = 'Я не знаю, - взволнованный голос моего меча ответил мне. - Что-то мешает нам. Оно слишком слабо, чтобы влиять на тебя самого, скорее, это какое-то поле, что изменяет окружение'.
        В ее голосе сквозила паника, и я понимал причины такого.
        Это не просто неспособность к техникам передвижения. Если я не могу опереться на духовные потоки, значит, я не могу создать под ногой стабильную опору. А без этого сражаться на песке - самоубийство.
        Дьявол!
        - ГО-О-О-О-О-О-О!!! - взревел он, будто потеряв остатки разума.
        Словно одичавшее животное, он накинулся на меня, с куда более яростными и дикими атаками, которого загнали в угол, и оно теперь готово хоть зубами рвать меня, наплевав на гордость или адекватность. Удары четырех лап сейчас были хаотичными и неупорядоченными, но при этом трудно предсказуемыми, а потому я лишь чудом в моем состоянии уворачивался от них, понимая, что одна ошибка будет стоить мне жизни.
        - 'Как давно я не был в столь тяжелом состоянии, - поморщился я. - Я уже и забыл, как близко к смерти я могу быть...'
        Удар! Удар! Удар! Удар!
        - А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! - кричит он, ускоряясь на свой максимум. От такого напряжения его раны открылись - и кровь брызнула во все стороны.
        В какой-то момент я не успеваю увернуться и вынужден блокировать его лапу.
        УДАР!
        Дикая мощь его атаки просто сносит меня и отшвыривает на сотни метров.
        Тоусен взлетает в воздух, тем самым еще сильнее открывая свои раны, и дождь крови орошает пески вокруг.
        Он завис надо мной и всеми руками начал рисовать в воздухе круги, которые тут же начали наполняться силой и искрились зелёным светом.
        - 'Нехорошо! Я не смогу увернуться!'
        Не знаю, что за прием он собирается использовать, но я не думаю, что смогу уклониться от него.
        - 'Выхода нет'.
        Поднимаю клинок и закрываю глаза.
        Я не могу убежать, я не могу уклониться или достать врага, сейчас даже бала или серо ничего не смогут поделать, а потому есть только один прием, который может меня спасти.
        Вокруг клинка начинают искриться черные молнии...
        Только бы успеть.
        Чернота, извлекаемая из глубин моего отчаяния, от черноты моей ненависти, из самых опасных участков моего разума, из моего... безумия... Ядовитая, полная неутолимого голода и злобы, обиды, мощь. Пульсация, идущая во мне, переходит в мое оружие и окутывает его губительной силой из самых потаенных мест моей тьмы...
        - УМРИ, КАРАС! - подал он голос. - Лос Нойвэ Аспектос!
        Звуковая волна устремилась в мою сторону, а мне остается только ответить.
        Взмах клинком - и тьма срывается навстречу.
        Сэро Оскурас!
        ***
        Взрыв!
        Такая мощь от столкновения двух сил, что даже Тоусена с его силой отбросило в сторону, и он был вынужден приземлиться на торчащие обломки скалы.
        От удара небо над ними потрескалось, показывая, что даже купол поврежден и иллюзия начинает сбоить.
        - Ха-а-а-а-а... Ха-а-а-а-а... Ха-а-а-а-а-а... - тяжело дышал Канамэ.
        Раны вновь затянулись и повреждения постепенно устраняются, но даже так он сам был близок к смерти, как никогда. Если бы Карас продолжил его так резать, то даже его организм не выдержал бы.
        - 'Мое зрение ослабляет мое восприятие, - поморщился он. Уж себе он мог признать, что обретенное прозрение все же негативно сказалось на нем, и он стал хуже управлять остальными чувствами, отчего Карас так легко мог его ранить. Да, скорость у того просто бешеная, но все же, если бы не его собственная самоуверенность и хотя бы попытка отработать новую силу перед этой битвой, все могло бы быть легче. - Моя ошибка, я слишком самоуверенно действовал'.
        Теперь, когда боль несколько утихла и эмоции перестали так сильно давить, бывший капитан стал ждать и внимательно смотрел. Облако поднявшейся пыли скрыло противника, и он не ощущается, но пока нельзя расслабляться, учитывая, что Карас мастер скрытности, нельзя быть наверняка уверенным в его смерти.
        - 'Почему он не уклонился? - спросил он сам себя. - В тот момент я поддался эмоциям и плохо соображал, и потому использовал эти приемы. Но вместо того, чтобы легко увернуться, он встретил мою атаку своей. Что-то здесь не так...'
        Действительно странно, а потому сейчас, размышляя над этим, он и правда замечал странности. Теперь, когда эйфория от силы и могущества прошла, разум подкидывал ему всю картину того, как Канамэ действовал, и осознанное не радовало его тем, что происходило.
        - 'Ошибки... много ошибок... Я думал после поражения от Сэйто Такеру я учел свои минусы...'
        Но он все же расслабился. Эта сила опьяняет, эта сила дает невероятное блаженство, могущество, и даже он поддался этому мимолетному чувству.
        Вскоре пыль начала оседать...
        Присмотревшись, Тоусен разглядел стоящий силуэт...
        - Пхе, ну и жуть, - прозвучал голос Караса.
        Он стоял там посреди огромной воронки, образовавшейся от встречи двух атак. Одежда по пояс порвалась, на теле было несколько ожогов и ран, но он был относительно цел, и спокойно стоял, положив свой меч себе на плечо.
        Один вид его, спокойно стоящего, и с тем же расслабленным выражением лица начал вновь бесить Тоусена. Он и не представлял, как вид этого паразита злит его - даже сильнее, чем этот лживый подонок Сэйто Такеру, которого Канамэ поклялся лично убить.
        - Думаю, на этом можно закончить, - стряхнул он с себя песок. - Удачи...
        - ЧТО?! - закричал бывший синигами. - Ты куда собрался?!
        - А? - на него посмотрели как на идиота. - Этот бой уже перестал быть нашим личным делом. Теперь, когда ты пришел в себя, должен, наконец, мозги включить. Может, если задумаешься, то все поймешь.
        Канамэ заскрежетал зубами.
        Злость вновь начала затоплять его рассудок, и он затрясся от гнева.
        - 'Он издевается надо мной! Все это лишь, чтобы поиздеваться надо мной! Все, чтобы унизить меня!'
        Перед глазами встала картина его позорного поражения от Такеру в куполе его банкая.
        - В том и смысл, - слышит он издевательский смешок этого мальчишки. Последнее, что он слышит, перед тем как окончательно потерять сознание. - Побеждает не сильнейший, а хитрейший...
        Затем картина того, как его поймали в ловушку эти ничтожные слабаки.
        Металлические руки сомкнулись на его запястье!
        - Попался! - усмехается маг.
        И вот сейчас.
        Враг просто унижает его, постоянно, каждый раз, показывая, как он слаб, глуп и бесполезен.
        Осознание этого довело Канамэ до такого исступления, что он просто потерял над собой контроль.
        - УБЬЮ! - его крик, что смешался с взрывом реацу, исходящей из его тела, заставил даже небо над ним потрескаться, а иллюзия, наложенная самим Айзеном-сама, начала сбоить. Ярость пустого, ярость существа силы Вастер Лорда, ярость обезумевшего от бешенства арранкара. - УБЬЮ!
        Сонидо!
        На полной скорости он рванул к цели, что не просто посмела издеваться над ним, а даже повернулась к нему спиной. Он повернулся к нему спиной, словно не видел в нем опасности или угрозы, исходящей от него!
        Четыре руки, напитанные силой, разорвут его; уже формирующиеся зеленые сферы сожгут и уничтожат останки этой жалкой плоти; вся его ярость будет обрушена на это тщедушное тело, а затем...
        Ощущение холодной стали на шее...
        На бешеных инстинктах Канамэ резко остановился, ощутив дыхание смерти прямо в собственном сердце...
        Он резко замер, застыл, его будто парализовало в каком-то метре от остановившегося Караса...
        Караса, который все также стоял к нему спиной и даже не повернулся...
        Холод клинка, который ощущался даже через густую черную шерсть...
        Глаз Тоусена медленно скосился влево и посмотрел на меч, который прикоснулся к нему... Меч, готовый в любой момент снести ему голову... Меч, от которого исходила чудовищная смертельная опасность...
        - Старк? - прошептал бывший синигами.
        Рядом с ним стоял... Койот Старк...
        Он стоял к нему боком и держал свой клинок у головы Канамэ, готовый в любой миг взмахнуть оружием и убить его... Убить без промедления или сомнений, просто убить...
        Затем он ощутил еще одно прикосновение стали... Оно не появилось только что, а было в тот же миг, что и первое, просто только сейчас Тоусен пришел в себя и ощутил это...
        - Гриммджоу...
        Синеволосый арранкар стоял с другой стороны, чуть позади, и был готов в любой миг вспороть ему брюхо и выпустить кишки.
        Клинок у лица... алые волосы, что слегка колыхались на ветру...
        - Эсперанса...
        Затем он, наконец, заметил и остальных...
        Всех...
        Почти всех вокруг...
        Клинки, извлеченные из ножен и направленные на него... Почти все клинки Лас Ночес....
        Старк и его 'сестра' стояли рядом и были готовы атаковать. Эсперанса была близко, а ее дети готовились к удару, как только будет необходимо. Гриммджоу готов нанести удар в любую секунду, а его подчинённые вместе с ним.
        Тут были и остальные...
        Вот Тия Харрибел вместе с ее подопечными обнажили клинки и лишь ждут команды для удара. Приварон Эспада тоже здесь, а вместе с ними и остальные нумеросы... Даже Ямми был тут - сложив руки на груди, он с мрачным выражением лица смотрел на него...
        - Ч... что... - шокировано произнес он, смотря на них всех.
        Они были тут... Все они были тут...
        Вся эта дикая стая волков-одиночек, которая никогда бы не объединилась друг с другом, и все они встали на...
        - 'На его защиту...' - осознал Канамэ...
        Он смотрел на них, и с каждым мигом осознания, что почти весь Лас Ночес встал на его пути, он злился...
        - Прочь с дороги! - закричал он. - Убирайтесь! Не смейте мне мешать! Это приказ! ПРОЧЬ!!! Грязные дерзкие ублюдки! Я приказываю вам убраться!
        Но никто не пошевелился.
        Никто не двинулся с места и не изменился в лице... Они все еще смотрели на него, как на врага...
        - Приказываешь? - прозвучал голос высоко над ним. - А какое право ты на это имеешь?
        Подняв голову, он увидел Баррагана...
        Сам бывший король прибыл сюда. Он сидел на своем костяном троне и был окружен своими подчиненными. Старейший пустой смотрел на него с неприкрытым презрением, смотрел сверху вниз, и глаза его четко показывали, какое отвращение к нему испытывают, и как смеются над ним.
        - Кто ты такой, чтобы приказывать нам? - ледяным голосом произнес Барраган.
        - Заткнись, Барраган! - злился бывший синигами.
        - Твои приказы ничего не стоят, - издевательски фыркнул бывший владыка Лас Ночес. - Или ты наивно полагал, что, став пустым, ты резко станешь одним из нас?
        - Я уже пустой! - крикнул он. - Я уже такой же арранкар, как и вы! И я сильнейший здесь, а потому...
        - Тогда где твой номер? - спросил старый пустой.
        Канамэ нахмурился, не совсем понимая, о чем с ним говорят.
        - У всех пустых в Лас Ночес есть номер, у всех членов Эспады, у всех фракционов, у всех... Даже у тех синигами, которых привел Венганза, и то есть номера... И если ты считаешь себя частью нас, то где твой номер?
        - Номер... - не совсем понимал он, в чем смысл.
        - Ты так высокомерно смотрел на всех нас... Как на животных, которых клеймили люди, как на жалкие инструменты, которые пронумеровали, чтобы различать. Ты сам стал монстром, как мы, но все же побрезговал стать с нами вровень... А теперь, когда речь зашла о подчинении, ты наивно посчитал себя чем-то равным нам?
        Теперь Канамэ осознал свою ошибку...
        Он действительно пренебрег тем, чтобы поставить себе номер, как у всех в Лас Ночес, показывая, что он, как и Айзен-сама и Гин, выше всех них и превосходит их. Даже став пустым, он не стал клеймить себя цифрой, а остался таким же, как и был, но пустые существа, что отличаются от синигами.
        Пусть они и стая, что ненавидят друг друга, но эти номера были для них символом того, что они хоть в какой-то части равны друг другу; даже Карас, пусть не был обязан этого делать, но поставил на своей ладони цифру...
        - Что-то тебя не туда понесло, твое величество, - осклабился Гриммджоу, - Номер ничего не изменит. Скорее, он будет ему полезен, - над рукой Сексты закрутилась реацу, складывающаяся в цифры, - Может, небольшое клеймо будет напоминать семьдесят восьмому о его месте? Не дело фракциону лезть в дела Эспады, когда его хозяин молчит.
        - А у тебя иногда бывают хорошие идеи, мальчишка. Но не дело нам клеймить чужой скот, его хозяину стоит сделать это самому... - Сегунда почему-то даже не обратил внимания на дерзкий тон Джаггерджака, - А ты, ничтожество, убирайся. Тот, кто даже не видит, что битва давно стала клоунадой, не имеет права говорить с нами...
        - Вы... - зарычал бывший синигами. - Вы... Вы... Вы... Вы все... - затрясся он. - ПРЕДАТЕЛИ!!! Я УБЬЮ ВАС ВСЕХ!!!
        Последние капли терпения пропали, и он просто сорвался с цепи.
        Ярость захлестнула его разум, безумный гнев на всех вокруг, предавших его, вставших против него и защищающих его врага. Быть может, будь он спокоен, то понял бы суть сказанного, но в заполненном безумием разуме не было других мыслей, кроме гнева и желания убивать.
        - 'Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью! Убью!!!'
        Волна мощи ударила от него, и он...
        - Достаточно, Канамэ, - прозвучал голос Айзена-сама.
        Из поступи вышел сам Владыка Лас Ночес - и волна реацу, пошедшая от него, что-то внезапно изменила.
        Лишь секунду спустя, Тоусен понял, что воздух вокруг наполнился насекомыми. Механическими насекомыми, что обычно использовались для наблюдения.
        - Заэльапорро, я не помню, чтобы давал тебе право распоряжаться моими следящими устройствами, и уж тем более - модифицировать их для своих нужд, - произнес в пустоту бывший капитан, - Если ты усмотрел в действиях Зеро произвол, ты должен был вызвать его на поединок или обратиться ко мне, а не действовать так... В качестве наказания я перевожу Року Паламию во фракцию Зеро Эспады. Надеюсь, ты понимаешь, что именно твое решение действовать через мою голову привело к такому результату?
        Октава... вмешался? А он даже не заметил. Да, Канамэ был увлечен битвой, но он отказывался поверить, что даже в таком состоянии его восприятие было слабее, чем у Ямми или Гриммджоу. Эспада не могла этого заметить! А значит, это все равно бунт!
        - Венганза... не будет... наказан? - выдавил он.
        - Он попросил одолжить ему чужого фракциона на время и получил от ее хозяина положительный ответ, не применяя заметного давления. Только и всего.
        - Но... как же...
        - Битва окончена, - произнес Айзен. - Прошу прощения за своего подчиненного.
        Тоусен застыл в шоке...
        Айзен-сама... явился... чтобы извиниться за его действия...
        Он положил руку на плечо Караса.
        - Не нужно... - покачал он головой, на что Зеро лишь фыркнул и пошел вперед, даже не обернувшись.
        А вслед за главой Эспады и остальные арранкары начали уходить. Некоторые пошли за ним, а другие - по своим делам...
        Сам Канамэ лишь стоял на месте, смотря на спину удаляющегося врага, пока силы не покинули его и он не потерял сознание...
        ***
        Как только Канамэ упал, его тело вернулось в изначальное состояние.
        Айзен склонился над своим подчиненным и покачал головой, понимая, в каком тяжелом тот состоянии. Если бы он продолжил бой, то, даже не получив новых ран, он от старых мог бы погибнуть. Его тело достигло предела, какого могло выдержать, и еще одна, как недавняя атака, его просто убило.
        - М-да, вовремя мы появились, - усмехнулся Гин, которого вся эта ситуация забавляла, а о здоровье Канамэ он даже и не думал. - Еще бы чуть-чуть - и Эспада разорвала бы его на кусочки.
        - Нет, - вздохнул Айзен, поднимая раненого. - Они бы просто не успели ничего сделать.
        - М? Это как? Что-то я сомневаюсь, что Канамэ-кун сумел бы хоть кого-то ранить в таком состоянии.
        - Нет, не смог бы, - вздохнул Владыка Лас Ночес. - Карас бы отсек ему голову в следующий миг, как он попытался бы атаковать хоть кого-то вокруг.
        Именно поэтому Айзен и решил прекратить весь этот цирк. Он и раньше хотел, но решил посмотреть, как поведут себя Арранкары.
        И их действия весьма удивили Владыку.
        Они изначально не собирались вмешиваться в бой. Дуэли они уважали и никогда бы не вмешались в них, но, как только Заэль применил свою ловушку, они собирались прекратить бой, но Карас не дал им это сделать, жестом показал подождать.
        Все же он беспокоился за свою репутацию, и, вмешайся его друзья тогда, это бы могло показать его не в лучшем свете перед всем Лас Ночес.
        А вот так, продолжив битву даже в таком состоянии и отразив сильнейшую атаку Канамэ, Карас четко дал понять всем, что он силен и опасен в любом случае. Только после этого он дал остановить поединок, но все равно был готов к смертельному удару.
        И если бы Канамэ напал именно на Караса, то тот, может, даже не убил бы его. Сильно ранил, очень сильно, но все же остановится в последний миг, не обрывая его жизнь. А вот когда бывший синигами нацелился убить остальных, тех, кого Карас считает своими подчиненными - то есть Эспаду и нумеросов - вот за них он бы убил, не задумываясь.
        И они это почувствовали.
        Они это оценят.
        - Ясно, - хмыкнул Гин. - А что будем делать с Заэлем? Думаете, ему достаточно?
        Глупо было вмешиваться в такой поединок и не бояться последствий. Айзен бы остановил бой, если бы кому-то из участников грозила смерть, но, если бы Карас все же погиб, он был бы очень недоволен. И пусть не сейчас, но прямо перед исполнением плана точно бы вызвал Гранца к себе и лично убил бы его. Но все обошлось, пока.
        - 'Похоже, я действительно недоглядел, - нахмурился Айзен. - Заэль слишком сильно верит в свою безнаказанность'.
        Все же стоило после события с Нелл если не наказать ученого, то хотя бы отчитать, но тогда Соске был слишком сильно занят, чтобы заниматься этим. И вот теперь результат: Заэль начинает вредить его планам, что может негативно сказаться в будущем. Теперь мысль позволить Карасу казнить Октаву не казалась такой расточительной. Если бы не нужда в помощи при расчетах, которые бы самому Айзену делать еще немало, он бы давно избавился от зарвавшегося подчиненного, но пока, увы, еще в нем нуждается.
        - Ну, Карас сам просил меня не вмешиваться. Я бы даже этого не сделал, если бы Заэль не сделал свой ход настолько публичным, - усмехнулся Владыка Лас Ночес. - Раз Венганза сам заварил эту кашу, пусть сам и расхлебывает...
        С этими словами он понес раненого Канамэ в лабораторию. Его нужно вылечить, а затем провести полный осмотр. Похоже, пустота все же слишком сильно на того влияет...
        ЭПИЛОГ.
        Они сидели втроем в закрытом помещении, где не было посторонних. Разве что несколько лоботомированных болванчиков, что обслуживали хозяина и гостей, и не более.
        Заэль же выглядел крайне мрачно сегодня.
        Проблемы свалились на него весьма неприятным потоком.
        Сначала этот подонок Зеро отнял его подчиненную, нагло отобрав ее у него. Он донес эти сведения до Канамэ Тоусена, так как знал, что тот давно ищет предлог для битвы с Венганзой, и надеялся, что синигами сумеет если не убить, то сильно ранить этого подонка. Но на всякий случай подстраховался, настроив собственноручно модифицированных роботов Айзена на излучение поля нужной конфигурации. Он дождался пока Канамэ Тоусен будет не в состоянии заметить активации и включил эмиттеры, дав тем самым уже арранкару возможность победить, но все провалилось, а затем еще и остальные появились и остановили бой.
        Эспада ловушку точно увидела, они теперь знают, кто ее сделал, и это знает сам Венганза, но пока почему-то никаких действий не предпринимает.
        Лишь то, что Айзен-сама уже вынес свой вердикт и будет недоволен самосудом, удерживало Зеро и остальных от штурма его лаборатории.
        - Похоже, у тебя большие неприятности, - усмехнулся Нойтора, отпивая чай. - Пф, ну и гадость. Та ничтожная самка готовила его лучше.
        - Ты и сам не лучше, - фыркнул Гранц. - Не забывай, что Венганза копает под нас, и лишь благодаря слову Айзена-сама он еще не пришел за нами.
        - Пусть приходит, и я убью его! - оскалился Куинта. - Я не боюсь!
        - Идиот, он убьет тебя раньше, чем ты поймешь, что он рядом с тобой, - фыркнул Октава. - Я установил ловушку, основываясь на тех данных, что сумел собрать, но даже так, он все равно выжил. Второй раз он на такое не попадется.
        - Это точно, - произнес Аарониеро. Девятый Эспада снял свой шлем и предстал в человеческом облике без своей колбы. Так он был куда разумнее и имел хотя бы псевдосознание, что не тонет в голоде. - У меня есть воспоминания о его прошлом, пусть лишь крупицы, и он наверняка уже все о вас знает, но чего-то ждет.
        - Чего ему ждать? - не понял Нойтора. - Он же тут и так главный, может прийти и убить нас.
        - Он ждет, когда Айзен-сама уйдет, - произнес Восьмой. Оба собеседника повернулись к нему с немым вопросом на лицах. - Айзен-сама когда-то посвятил меня в часть своих планов, когда мы работали вместе... - сказал он. - Когда он заманит в Лас Ночес часть капитанов-синигами, тем самым раздробив силы Готея, он с первыми номерами Эспады отправится исполнять основной план, а нас оставит убить синигами.
        - Значит, Венганза ждет, когда Айзен-сама отвернется, чтобы спокойно убить нас, а потом свалить всю вину на синигами?
        - Это самый логичный вариант, - согласился Заэльаппоро.
        - И что тогда делать?
        Вопрос повис в воздухе.
        Пока что они живы и Зеро не тронет их. Точнее, Заэля и Нойтору: Аарониеро тут в целом ни причем, хотя он и понимал, что жив пока только потому, что не провоцирует Венганзу. Да, он хочет сожрать тех детей, обглодать их кости и насладиться муками, но инстинкт самосохранения четко давал ему понять, что, если он не удержит аппетит в узде, его убьют раньше, чем он даже слово скажет.
        - Мы убьем его, - заявил Октава.
        - Что?!
        - Как?
        - Не сейчас, - пришлось вздохнуть Заэлю. - Мы дождемся того дня, когда Айзен-сама уйдет. Мы подготовимся. Разработаем план. Создадим нужные нам условия. А пока будем сидеть и готовиться. А затем, когда придет время, мы нанесем наш удар...
        - Но как объяснить все это Айзену-сама? - спросил Куинта. - Не думаю, что он обрадуется...
        - Айзен-сама ценит эффективность, а не бесполезный мусор, - усмехнулся ученый. - Не будь это так, он давно бы сказал что-то после того, как мы избавились от Неллиел. А значит, если мы убьем Венганзу и избавим Лас Ночес от ничтожных паразитов, он будет доволен. Когда он вернется сюда, его будут ждать чистые стены и отсутствие слабаков.
        Эта идея понравилась остальным.
        Они улыбнулись, понимая правоту слов ученого.
        В этот момент в голове каждого возникла мысль, как провернуть все с выгодой именно для себя и даже с возможностью потом избавиться от союзника, чтобы обезопасить свою жизнь.
        И, если бы они не были поглощены этими мыслями, они бы заметили, что один из лоботомированных болванчиков странно моргнул и отвернулся...
        ***
        Отодвинув штору, он вышел на балкон, чтобы немного подышать свежим воздухом и передохнуть. Все же лечение Канамэ после такого боя было весьма непростым делом, подчиненный израсходовал почти все силы и был близок к смерти от истощения.
        Теперь, обдумывая всю ситуацию со стороны, он все же пожалел, что не вмешался сразу. Репутация Канамэ перед Эспадой и так оказалась подточена, а тот еще и почти погиб. Все же Карас действительно опасный боец - даже будучи лишен своего шундо*, он не слишком ослабел.
        Заэль все же зря применил ту ловушку, теперь Карасумару будет о ней знать и точно поймет, на что его враг способен - второй раз не попадется. Но это уже пусть они сами между собой решают, Соске уже решил, его вмешательства было более чем достаточно. Заэльаппоро, в любом случае, отработанный материал. Как только Айзен начнет исполнение плана и покинет Лас Ночес, Гранц умрет, и это уже ничто не изменит.
        Жалко немного - все же Заэль был одним из первых его соратников среди пустых и, будучи некогда очень могущественным Вастер Лордом, они многому друг у друга научились, практически стояли в основании Эспады.
        Но непомерное эго и самоуверенность сыграли с пустым злую шутку, превратив его из самого могущественного создания Хуэко Мундо в слабейшего из Эспады. И ладно это, но, похоже, отделение части своей души очень негативно сказалось на его мозге, отчего при всем гениальном интеллекте Заэль может проявлять поразительную близорукость и несообразительность.
        Увы, исправлять это не только поздно, но и сам ученый почему-то считает себя совершенством.
        Но, так или иначе, это уже не его проблемы. Пусть сам разбирается, он мешать не станет.
        Айзен посмотрел со своего балкона на весь раскинувшийся под ним Лас Ночес.
        Крепость внушала, она восхищала, и этот вид действительно радовал синигами. Да, это все результат иллюзии, но даже так смотрится действительно приятно. Еще бы море добавить и зеленые насаждения, и это место действительно можно будет считать кусочком рая в пустоте.
        Но, увы, на это и времени нет, и смысла этим заниматься - тоже.
        - Этим будет заниматься уже Карас, - усмехнулся Айзен.
        Да, Карас порадовал Айзена. То, ради чего он и был приведен сюда, он выполнил с поразительной скоростью и точностью.
        Арранкары по своей природе одиночки, которые предпочитают маленькие компании или вообще никого постороннего. Они как кучка волков, которых насильно загнали в одну клетку и запретили грызть друг другу глотки. Вот они и сидят по углам, рыча, скалясь и выжидая атаки врага.
        Пусть ими в таком состоянии легко управлять, но все, на что они годятся - быть приманкой для некоторых капитанов или пугалом для Генрюсая, что, благодаря им, не осмелится явиться без свиты капитанов, только мешающих ему явить истинную силу.
        Чтобы стать настоящей силой, им надо для этого стать едиными. И не под железной пятой неодолимого тирана, нет - им нужен был 'первый из равных'. И поэтому Айзен посадил к ним еще одного волка.
        Волка волевого, умного и опытного. Волка, который начал постепенно подминать под себя всех остальных, и к каждому находя свой индивидуальный подход. Он показал свою силу и свирепость, а потому те, кто ценили это, пошли за ним. Он сумел найти общий язык, сумел достучаться и договориться, показав себя как ценного и верного союзника, и другие пошли за ним. Так вот, понемногу, со временем, вся эта свора диких зверей начала превращаться в одну... стаю...
        Кому-то он стал союзником, на которого можно положиться и который честно исполнит свою часть сделки. Кому-то он стал примером для подражания, идолом, что вдохновляет и за которого можно умереть. Кто-то увидел в нем потенциал, надежду, будущее, которого так желают пустые. А кому-то он просто успел стать близким другом.
        Так или иначе, это уже не та Эспада, какая была раньше, это не сборище ненавидящих друг друга монстров. До полного единства еще далеко, но они уже... единая Дикая Стая...
        - Когда я уйду, будет, кому все это оставить, - слегка грустно улыбнулся Владыка Лас Ночес. - Ты справишься... Карас...
        *Шундо - Путь Поступи - общее название техник передвижения, как "сюнпо", "сонидо" и придуманное Карасом "косоку".
        На этом данная часть закончена.
        Первоначально я думал уместить в эту часть все события канона с битвой над фальшивой Каракурой, но в процессе понял, что событий у меня набирается достаточно много, и если не разделить часть, то она выйдет слишком большой, тяжелой и громоздкой для меня. Потому я и принял решение остановить события здесь.
        Новая часть разумеется будет, я как минимум самое важное напишу, а арки экзекуции и квинси пока под вопросом. Отдохну пару недель и примусь за новую Восьмую Часть.
        Кто-то разумеется начнет ныть что "эта часть проходная, в ней ничего важного нет", а такие клоуны точно найдутся, но как есть, по мне тут было достаточно важных вещей и основную свою тему она выполнила.
        Так или иначе, пока все. Всем приятного чтения.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к