Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кулик Елена / Сердце Терриаса: " №03 Судьба Или Проклятье " - читать онлайн

Сохранить .
Судьба или проклятье Елена Николаевна Кулик
        Сердце Терриаса #3
        Как хорошо вернуться домой! Да вот только причины для возврата не слишком приятные. Чтобы выжить и спасти Терриас, Ирэн нужны силы Императоров, поэтому она отправилась на поиски последнего из них. Но есть тот, кто мечтает уничтожить Сердце Терриаса и Ирэн с друзьями ему, ой, как мешают!
        Судьба или проклятье
        Кулик Елена Николаевна
        Пролог
        - Мелкая, ты еще не все вещи собрала? - гневный возглас старшей сестры заставил Аньку подпрыгнуть от неожиданности на кровати, где она уже полчаса мирно и спокойно дремала. - Чем ты занималась все это время? Мы же опоздаем из-за тебя!
        Аленка подбежала к кровати, на которой развалилась младшая сестра, равнодушно наблюдающая за ее метаниями. Передвигаясь по комнате, девушка старалась не наступать на раскиданные вокруг вещи. Она нашла дорожную сумку Аньки, которая валялась возле кровати и быстро заглянула внутрь.
        - Черт, она же все еще пустая, - схватив сумку, Аленка кинула ее сестре. - Что ты делала все это время?
        - Что делала, что делала, - раздалось недовольное бормотание Аньки, которая продолжала невозмутимо разглядывать сестру. - Думала, блин.
        - Думала!? - обалдела Аленка от ее ответа и уселась на край кровати. - Ты же не умеешь!
        - Ой, ой, кто бы говорил! - Анька приподнялась на кровати и обвела задумчиво-удивленным взглядом собственную комнату, рассматривая скомканную одежду, валяющуюся вокруг, и тяжело вздохнула. - Ты мне мешаешь собираться, - спокойно выдала она, глядя на кипевшую от негодования сестру.
        - Я мешаю?! Тебе?! Собираться?! - заикаясь от злости, прошипела Аленка.
        - Ну да. Ты отвлекаешь меня, - сказала Анька и снова улеглась на кровать.
        - Ты же абсолютно ничего не собрала! Смотри, твоя сумка пустая, а вокруг..., - Аленка обернулась. - Это же полный....
        - Не ругайся, а то маме расскажу, - хитро прищурившись, сказала младшая сестра, а потом скривила умильную мордочку, приподнявшись, взяла сестру за руку, и заканючила: - Аленка, ну помоги мне. Я не знаю, что мне взять. Я и то хочу, и это, а в сумку все не влезает. Я ее уже раза три или четыре складывала и разбирала, - она подняла на сестру свои огромные умоляющие глаза. - Можно я еще одну сумку возьму, а?
        - Можно, - как-то слишком спокойно ответила Аленка, с жалостью глядя на сестру.
        - Правда? - не поверила та своему счастью. Это было как-то не обычно, чтобы старшая сестра так быстро согласилась на ее просьбу. Лицо Аньки просияло.
        - Правда, - подтвердила Аленка и, улыбнувшись, добавила: - Вот только таскать свои сумки сама будешь, понятно? - она встала и быстро вышла из комнаты.
        - Мама! - завопила Анька и снова упала на заваленную одеждой кровать.
        - Что, солнышко, уже справилась? - рыжеволосая невысокая женщина зашла в комнату и удивленным взглядом оглядела устроенный беспорядок. Потом улыбнулась, глядя на растрепанную дочь. - Может, тебе помощь нужна? - ласково спросила она.
        - Мамочка, нужна, очень-очень нужна, - Анька соскочила с постели и подбежала к улыбающейся женщине. - Аленка мне не разрешает еще одну сумку взять! - тут же наябедничала она.
        - Не правда, - крикнула в приоткрытую дверь Аленка, пробегая по коридору. - Мама, где мои кроссы?
        - Какие, солнышко?
        - Любимые, - раздался из коридора приглушенный голос Аленки, которая усиленно рылась в стенном шкафу. А потом раздался звук падающих коробок и приглушенная ругань девушки. - Вот черт, уже нашла, спасибо. Мама, помоги уже этому чуду собраться. Скоро папа приедет, - девушка снова заглянула в комнату младшей сестры, держа в руках кроссовки, и обреченно покачала головою. - А сумку я ей не запрещаю брать, если только она сама ее таскать будет, - хитро улыбнувшись, ответила Аленка и скрылась за дверью.
        - Мам. Вот видишь, видишь! А как я могу все это, - Анька окинула комнату взволнованным взглядом, - запихнуть в эту маленькую сумочку, - указала она пальцем на дорожную сумку по размеру больше ее самой.
        - Анечка, а ты не бери все свои вещи. Можешь часть оставить дома. Возьми только самое необходимое и любимое, - спокойно сказала женщина и погладила дочь по руке.
        - Мам, а у меня все только самое необходимое и любимое, - и, Анька снова плюхнулась на кровать и уставилась в потолок.
        Женщина нагнулась и подняла с пола розовую кофточку, тепло улыбаясь дочери, она стала ее аккуратно складывать.
        - Эту возьмешь? - спросила она, глядя на рассерженную девушку.
        - Эту - не возьму. Юбку, под которую ее можно надеть, я вчера отдала Светке, и она мне ее до сих пор не вернула, - буркнула девочка, приоткрыв один глаз.
        - Хорошо, значит, эту не берешь, - женщина спокойно отложила сложенную кофточку в сторону и взялась за черную футболку. - А эту? - так же спокойно спросила она. - Возьмешь?
        - Эту - возьму, - Анька наблюдала, как мама нагнулась над дорожной сумкой и быстро положила туда сложенную футболку.
        -Ань, зачем тебе вторая сумка? Не нужно брать так много вещей. Вы уезжаете только на две недели, а не на всю жизнь.
        - Мама, ну как ты не понимаешь? - возмутилась девушка и снова села на кровати. - Я же не знаю, что меня ожидает в этом путешествии, - она мечтательно закатила глаза. - А если я там встречу своего принца. Я должна быть во всеоружии!
        - Анечка, а разве он не должен полюбить тебя, а не твой гардероб? Таким количеством одежды, ты просто можешь его напугать, - сказала женщина, пытаясь скрыть свою улыбку.
        - Господи, мама, ты ничего не понимаешь! А чем я его привлекать буду? Мне голой, что ли, ходить прикажете?
        - Вот на это он, скорее всего, и клюнет, - снова заглянула в комнату старшая сестра. - И, знаешь, не только он. У тебя отбоя от принцев не будет.
        - Мам, ну вот она опять надо мной смеется! - Анька кинула подушкой в довольную физиономию Аленки. - Она снова издевается, - плаксивым голосом протянула Анька, хитро поглядывая на смеющуюся сестру, и решая, чем в нее запустить на этот раз.
        - Мама, мы ведь точно опоздаем на вокзал, если вы так и будете тут сидеть. Запихни уже ей в сумку все, что влезет - и дело с концом, - возмутилась девушка. - Папа уже звонил. Он будет через десять минут.
        Оставив Аньку с ее сборами на маму, Аленка зашла в свою комнату и еще раз проверила, все ли она взяла и ничего ли важного не забыла. Девушка быстро огляделась и заметила одиноко лежащую на столике книжечку в мягком переплете. Взяв ее в руки, она, недолго думая, засунула ее в пустой карман своей дорожной сумки.
        - Ага, как мне так ничего лишнего не разрешила взять, а сама книжек понабирала! - завопила Анька, заглянув к сестре в комнату и, конечно же, не соизволив при этом постучаться.
        - И ничего я не понабирала! Вот только одну маленькую взяла, - начала оправдываться сестра. - И вообще, каждый тащит свой баул сам, поэтому что хочу, то и беру, ясно? - Аленка уперла руки в боки и, прищурившись, посмотрела на сестру. - А ты свои манатки уже все сложила?
        Только Анька открыла рот, чтобы ответить ей что-то нелестное, как из коридора донесся веселый мужской голос, вместе со звуком закрывающейся двери:
        - Ну как, красавицы, уже готовы к подвигам?
        - Да, папочка. Ну, почти, - Анька подскочила к еще молодому симпатичному мужчине и чмокнула его в щеку. - А Аленка с собою книги тащит!
        - Фу, ябеда! - огрызнулась сестра. - Пап, если мне в следующий раз придет такая же блестящая мысль взять с собою это маленькое чудовище, стукни меня, ладно? Я уже не знаю, как проведу с ней эти две недели, она меня за этот час чуть в могилу не свела своим постоянным нытьем, - пожаловалась на сестру Аленка.
        - И ничего я не ныла! Это ты мне все время мешала собираться. И сама ты ябеда!
        Как бы долго они еще спорили и возмущались, стоя в коридоре, - неизвестно, но вышедшая из комнаты мама прекратила их пререкания.
        - Ну как, они готовы? - спросил мужчина, игнорируя перепалку дочерей и улыбаясь вышедшей в коридор женщине. Он перехватил у нее из рук небольшую дорожную сумку. - Все упаковали?
        - Надеюсь, - женщина усмехнулась. - Она потом Аленке все выскажет, если я вдруг что-то забыла положить.
        - Да уж, - усмехнулся мужчина.
        - О Боже, что меня ждет, - притворно взвыла Аленка и подмигнула маме.
        - Все, красавицы, пора в дорогу, потому что поезд вас ждать точно не будет. Быстренько прощайтесь с мамой и по коням. Я на улице, в машине, - и, подхватив вторую сумку, он быстро вышел за дверь.
        - Аленка, ты там приглядывай за сестрой, - мама обняла старшую дочь, стараясь скрыть слезы. Это было впервые, когда девочки уезжали отдыхать сами.
        - Это еще кто за кем приглядывать будет, - буркнула Анька и повисла у матери на шеи. - Мамочка, не переживай, у нас все будет хорошо. Мы будем часто-часто звонить.
        - Вот этого я и боюсь, - засмеялась сквозь слезы женщина, целуя довольную физиономию младшей дочери.
        - Мам, не переживай. Ну, не развалим мы эти Крымские горы, в самом деле, - засмеялась Аленка, тоже пытаясь скрыть навернувшиеся на глаза слезы. - Пока, мам. Как только сядем в поезд - позвоним, - и, схватив младшую сестру под локоть, потащила из квартиры.
        Следующие несколько часов пронеслись для сестер в сплошном калейдоскопе людей, шума и беготни. Только когда они устроились в своем купе Аленка, наконец-то, смогла передохнуть и перевести дыхание.
        И вот почти сутки спустя, они ехали в комфортабельном автобусе по крутым крымским дорогам, наслаждаясь прекрасным солнечным утром и восхитительным видом из окна. Дорога петляла по горному серпантину, то открывая просто волшебный вид на бескрайние водные просторы Черного моря, то заставляя вздрагивать от нависших над головою скал.
        - Ален, Ален, - тихонько позвала Анька сестру. - Там, на утесе, я мужика видела, - быстро зашептала она на ухо Аленке и ткнула пальцем в окно автобуса.
        - Ань, ты что спишь? На каком утесе? Где? - перегнувшись через сестру, Аленка попыталась рассмотреть сплошные серые скалы, поросшие кривыми елями и можжевельником.
        - Нет, ты смотри, смотри. Мы сейчас еще раз обогнем эту скалу, и вон там он стоит, прямо на самом краю. Смотри только внимательно, - Анька вжалась в спинку сидения, освобождая Аленке больше места для обзора.
        Она совсем случайно заметила его среди скал и елей. Его длинные черные волосы развевал ветер, его лицо было бледным, он смотрел куда-то вдаль, прямо за горизонт. Девушка сначала подумала, что это всего лишь незатейливая игра ее воображения и даже приняла его за статую или обыкновенный причудливый каменный выступ.
        - Ань, я никого не вижу. И, вообще, как ты могла его рассмотреть с такого расстояния! - возмущалась Аленка, но не отводила сосредоточенного взгляда от окна.
        - Ты смотри, смотри. Уже скоро, еще чуть-чуть, - уговаривала ее сестра. Аленка искоса бросила взгляд на сосредоточенное лицо Аньки, проверяя, не издевается ли та над ней, и снова припала к окну.
        Аленка, не отрываясь, разглядывала скалы. Ее глаза уже начали болеть от напряжения, и когда она собралась отвернуться и высказать сестре все, что думает об ее умственных способностях, неожиданно заметила на скале что-то странное.
        Это действительно был мужчина, одетый в темный плащ, который развевался на ветру. Он в самом деле напоминал статую или каменное изваяние, если бы не волосы, которыми ласково играл ветер. Человек стоял на утесе, глядя куда-то вдаль, и совершенно не обращал ни на что внимания. Казалось, что даже если бы сейчас начался камнепад или автобус сорвался бы со скалы и полетел в море, он бы все равно не отвлекся от сосредоточенного созерцания бескрайних водных просторов. Даже из окна автобуса Аленка смогла разглядеть его бледное лицо, которое странным белым пятном выделялось на фоне его темной одежды.
        Девушка, не отрываясь, следила за ним, пока автобус снова не повернул и мужчина не скрылся из поля ее зрения.
        - Ну, видела? Офигеть, правда, - шепнула ей Анька и от неожиданности Аленка даже подпрыгнула.
        - Ага. Видела, - также шепотом ответила она и осторожно огляделась вокруг. Многие пассажиры спали или просто дремали, мало кто смотрел в окно и тем более на отвесные скалы.
        - А как он туда забрался? - тихо спросила Анька. - Там же высочища какая да крутизна - просто кошмар!
        - Может, с другой стороны склон не такой отвесный, - высказала предположение Аленка, не спуская внимательного и цепкого взгляда зеленых глаз со скалы. - Ну, не прилетел же он туда, в самом деле!
        Вдруг автобус подпрыгнул, и его резко наклонило на один бок, как раз в сторону обрыва. Раздался противный визг тормозов, от чего железную машину понесло юзом прямо к краю дороги.
        - Аленка, что происходит? - крикнула Анька и вцепилась в руку сестры, а автобус уже летел со склона, прыгая и переворачиваясь на ухабах, прямо в морскую бездну.
        Аленка прижала к себе сестру, начиная понимать, что все они обречены. Это конец и им уже не спастись. По салону разносился крик, стоны раненых пассажиров и скрежет металла. Девушка осознавала, что как только автобус упадет в воду, они уже не смогут из него выбраться, если, конечно, до тех пор будут еще живы. Аленка, что есть силы, вцепилась в спинку впереди стоящего сидение, стараясь не выпустить руку сестры. Когда в очередной раз автобус подпрыгнул на уступе, какие-то сумки полетели прямо на сестер и чей-то полный боли крик донесся с пола автобуса. Но Аленка изо всех сил старалась удержаться в кресле и не упасть на пол, где уже вперемешку с сумками и небольшими чемоданами в грязи и крови, по мелкому битому стеклу, стараясь хоть как-то удержаться за ножки кресел, стонали и катались несколько человек.
        "Борись, если хочешь выжить", - вдруг раздался в ее голове странный голос, а может, просто ее чувство самосохранения обострилось и искало выход из этой, казалось бы, безвыходной ситуации. Ведь, даже если они выберутся из этого автобуса, то вряд ли смогут выплыть на берег, поскольку вокруг были только голые скалы - им все равно никто не поможет. Хотя, всегда есть шанс, пусть маленький, но шанс на спасение. Поэтому Аленка отпустила кресло, за которое все еще крепко держалась и, отодвинув сестру, быстро нагнулась и схватила первый попавший в руки чемоданчик или сумку. Затем она со всей силы кинула его в треснувшее стекло, которое как ни странно после стольких ударов еще не разбилось и не разлетелось на сотни осколков, нанося им раны и порезы. Девушка целилась в самую середину окна. Стекло не выдержало, и в ту же минуту автобус ударился о водную гладь Черного моря.
        Как она выбралась в окно и к тому же смогла вытащить сестру из тонущей покореженной машины, Аленка не помнила. Но одна мысль о том, что она не может и не хочет вот так тут умирать, придавала ей сил. Она боролась с волнами, которые набегали на нее, стараясь подальше держаться от скал, и все время, поддерживая на поверхности голову сестры. Анька так и не пришла в себя. Скорее всего, когда автобус в очередной раз перевернуло, сестра ударилась головою о металлическую стойку. Кровь сочилась из ее раны на лбу, смешиваясь с морской водой. Аленка держалась на воде из последних сил, понимая, что надолго ее просто не хватит. Намокшая одежда стала тяжелой и тянула ее вниз, отнимая последние силы, да и поддерживать сестру, ставало все сложнее. Неужели никто и ничто не спасет их? Она подняла к небу глаза и тут увидела его: Ангела или Демона? Только когда его крепкие руки схватили ее, она позволила себе потерять сознание.
        Глава 1.
        В полутемном кафе было еще пусто и тихо, да и в такое раннее время там совсем не бывает посетителей. В помещении еще горели небольшие ночники, освещая зал бледным желтым светом. Игорь сидел за самым дальним столиком в углу и бессовестно напивался с самого утра или скорее позднего вечера, не обращая внимания на хмурый и недовольный вид бармена, который все время бросал на него злые раздражительные взгляды, но, как всегда, ничего не говорил.
        Вот так уже два месяца Игорь встречает день и также его тут провожает. Эту забегаловку они с Лешкой открыли сразу же после ухода Ирэн и остальных в мир Терриас, специально для своих встреч с другими вампирами и Магистрами. На кафе не было никакой вывески, ничем не приметные темные металлические двери, внутри неяркий и малопривлекательный интерьер, вот только в баре была очень дорогая и изысканная выпивка, а в остальном все было просто, обыденно и даже мрачно. Раньше на дверях, вместо швейцара, стоял большой и злой амбал, при виде которого в эти металлические двери никто из посторонних не рвался войти. Поэтому вампиры могли свободно приходить сюда и общаться, не боясь случайных посетителей, которым не нужно было видеть и слышать того, что в этом кафе происходило.
        Сегодняшнее утро для Игоря было не исключением.
        - Конечно, где же еще можно найти самого сильного из Магистров этого мира, как не в забытом Богом и людьми мрачном кафе, пытающимся надраться с самого утра, - раздался голос Лешки в полутемном зале. Он медленно подошел к столику, за которым сидел Игорь, и с тревогой во взгляде оглядел друга.
        Заросший, небритый, с темными кругами под глазами, бледный, растрепанный, злой, Игорь сидел за уставленным уже пустыми бутылками столиком, кое-как примостив локти на грязную столешницу и опустив голову на сцепленные пальцы. Его взгляд был пустым и отрешенным, он ни на что не реагировал. Услышав слова или, скорее всего, мысли Лешки, он поднял на него затуманенный, но абсолютно трезвый взгляд и тихо прошипел:
        - Отвали.
        - Как только, так и сразу, - тут же ответил Лешка, и, придвинув ближайший стул, сел за столик, не обращая внимания на хмурый и злой взгляд Игоря.
        Он переживал за состояние друга, видел, что с ним происходит, и никак не мог это остановить. Каждый раз Лешка пытался хоть что-то вдолбить в буйную голову Игоря, хоть как-то вернуть его к действительности, но все было бесполезно. После ухода Ирэн и остальных в мир Терриас, Игорь замкнулся в себе, перестал интересоваться не только делами и свалившимися на его голову вампирами, а и вообще жизнью вокруг. Он перестал писать книги, перестал бывать на вечеринках и дружеских тусовках, перестал общаться с людьми. Он, как отшельник, сидел в этом кафе, за столиком в углу изо дня в день, не замечая ничего и никого, только с каждым днем становился все мрачнее.
        Лешка тяжело вздохнул, и быстро пересчитав бутылки, грустно покачал головой. С каждым днем их становилось все больше, а результат оставался неизменным: пустота и боль в грустных и трезвых глазах друга.
        - Ну, вот скажи, зачем ты переводишь добро, а? Ведь все равно не пьянеешь, а выпил столько, что хватило бы споить полгорода, - запричитал Лешка. Потом схватил пустую бутылку в руки и посмотрел на этикетку. - Ну вот, ты выпил мой любимый коньяк! - Лешка ткнул бутылку прямо под нос хмурому другу. - Игорь, заканчивай дурить и корчить из себя Бог знает что!
        - Леха, - тихий голос Игоря был хриплым и злым. - Меня твои словесные и мысленные нотации уже достали до самой печенки, и я их выучил наизусть, так что не трать свое время и силы, и перестань испытывать мое терпение. Вали отсюда!
        - Видать плохо выучил, раз не помогают, - недовольно буркнул Алешка, заерзав на стуле.
        Игорь поднял на него свой тяжелый взгляд, видя который бармен и остальные вампиры просто разбегались со скоростью ветра, но Лешка уже успел к нему привыкнуть, и только легкая дрожь в коленях могла выдать его состояние.
        - Если не помогает, - медленно и с угрозой в голосе произнес Игорь, - то и не фиг их читать, понял?
        - А что мне делать? Просто сидеть и молча смотреть, как ты тут пытаешься.... Кстати, ты хотя бы сам знаешь, чего ты пытаешься добиться, вот так каждый раз поглощая такое количество спиртного. Забыться? Ты знаешь, что не получится. Напиться? Тоже не выйдет. А вот подорвать свою репутацию и...
        - Плевать мне на мою репутацию, плевать на вампиров, плевать на...
        - Себя?
        Игорь опустил голову на руки, сбивая сразу несколько бутылок на пол. Официант тут же быстро подскочил и стал собирать осколки, ни на кого не глядя, при этом даже не стараясь спрятать презрительного выражение своего лица. Игорь слишком хорошо знал все его мысли, но при этом не злился и не обижался. Он бы и сам возненавидел такого ничтожного Магистра, но сделать с собою Игорь ничего не мог, или скорее не хотел. Он потерял смысл жизни, цель, ему больше не к чему стремиться и не для кого жить. Последнее время ему постоянно кажется, что он падает в темную бездну, где нет ни огонька света, ни искры надежды. Он понимал, что больше так продолжаться не может, что он должен остановиться и взять себя в руки, что он должен собраться и жить дальше, не смотря ни на что, но .... Вечно это проклятое "но", которое так мешает просто жить.
        - Леш, хватит уже думать, надоело, - не поднимая головы, тихо попросил Игорь.
        - А ты не читай мои мысли, не лезь в мою голову, - с обидой в голосе, ответил Лешка.
        - Блин, тогда думай потише или лучше вообще не думай. Я устал каждый раз слышать, как меня жалеют, слышать, как меня ненавидят, и презирают за слабость, слышать, что я недостоин звания Магистра, и что такая сила досталась не тому. Я уже устал от всего этого. Может я и пью, черт подери, чтобы только не слышать эти ваши мысли.
        Игорь схватил ближайшую бутылку со стола и запустил ею в дверь кафе, которая в этот самый момент стала медленно открываться. Если бы невероятная скорость Рокера, то бутылка могла попасть ему прямо в лоб.
        - Ни фига себе, горячая встреча друзей. Совсем очумел от радости! - с недоумением проговорил, вошедший.
        - Рокер!? - Лешка быстро преодолел разделяющее их расстояние, и утонул в крепких и сильных объятьях друга. - Сашка!? - как переходное красное знамя, он перекочевал из одних объятий в другие, пусть не такие сильные, но такие же крепкие. - Ребята, как!? Вы тут!? Откуда!? - сиял Лешка, заваливая друзей вопросами.
        Игорь смотрел, на стоящих в дверях кафе друзей, удивленно-растерянным взглядом, и не двигался с места. Но когда дверь захлопнулась, и в помещение больше никто так и не вошел, в его глазах опять появилась грусть и разочарование, и он снова опустил голову, пряча печальный взгляд. Но Рокер успел заметить странное выражение лица Игоря и, быстро подойдя к нему и протянув руку для приветствия, тихо и с улыбкой на губах сказал:
        - Что, Магистр Игорь так зазнался, что, даже не встречает старых друзей.
        Сашка, подошедший в этот момент к Рокеру, толкнул брата в бок, и сказал медленно поднимающемуся Игорю:
        - Извини, мы сюда одни пришли. Девчонок отправили по домам отдохнуть, помыться и выспаться, наконец-то, а то последнее время было как-то не до этого.
        Игорь молча пожал руку Сашке и Рокеру. Он был так удивлен их внезапным появлением, что даже забыл, что может читать их мысли. Он переводил свой растерянный взгляд с измученных и осунувшихся лиц своих друзей, с трудом понимая, что Ирэн тоже вернулась, что она здесь, рядом, и он снова может ее увидеть.
        А тем временем Рокер окинул заинтересованным взглядом заставленный бутылками столик и сдуру, как всегда, не подумав, ляпнул:
        - Ух, ты, сколько пустой тары! Что празднуем!? - но, увидев мрачный взгляд Лешки и оценив внешний вид самого Игоря, тут же брякнул следующую глупость: - Кого хороним?
        - Да, это Игорь все никак свое прошлое не закопает. Он его в могилу пихает, а оно все наружу лезет, прямо как упырь проклятый.
        - Круто, - произнес Рокер. Сказать что-то большее он уже побоялся, понимая состояние и чувства Игоря и сочувствуя ему от всего сердца. А Сашка все еще не сводил встревоженных глаз с лица друга, осознавая, что решить эту задачу у него не получится, как бы он не хотел этого, даже если он использует все свои не малые силы, его старания останутся безрезультатными. Выхода из сложившейся ситуации не было, и эта задача не имела решения.
        Ни на кого не глядя, и стараясь не слушать их невеселые мысли, которые и так отражались на нерадостных лицах друзей, Игорь двинулся через зал, ближе к окну. Подойдя к столику, он тихо сказал:
        - Присядем тут, а то там не очень удобно, - кивнул он в сторону заставленного бутылками столика. - Да и места на всех не хватит.
        - Да уж, - буркнул Рокер и первым пошел к столику.
        - Серж? - позвал Игорь и махнул рукою молодому бармену, который в ответ только кивнул ему и сразу же стал греметь стаканами, бутылками, кружками.
        - Ух ты, какой сервис, - улыбнулся Рокер, присаживаясь за стол напротив Игоря.
        Столик был немного больше и стоял, как раз возле, открытого настежь окна, через которое долетал в полутемный зал шум утреннего просыпающегося города, с его ароматами и суетой.
        - Как вы нас нашли? - весело спросил Лешка, усаживаясь за стол рядом с Игорем и, поглядывая то на Рокера, то на Сашку со щенячьей радостью, но все время, стараясь не выпускать из поля зрения хмурого и сердитого Игоря.
        - Как-как? Просто! - Рокер довольно усмехнулся. - Когда мы перенеслись с Терриаса в наш мир, то, как раз, оказались возле старого заброшенного дома, прямо напротив ворот. Кстати, Игорь, ты хорошо обустроился. Из такой развалюхи, почти хоромы сделал.
        - Это не я, это все Лешка, - ответил Игорь, не поднимая глаз. Он сидел с таким отрешенным взглядом, как будто его совсем не интересовали эти люди и этот обычный ничего не значащий разговор.
        - А, понятно. Ну, так вот, как только мы появились там, - стараясь не обращать внимания на хмурый вид Игоря, весело продолжил Рокер, - такой себе небольшой компанией, то переполошили всю вашу охрану. Пришлось попросить Мегана их немножечко усмирить. Не драться же с ними было, в самом-то деле. Ну, а когда твои вампиры его увидели, Мегана, то бишь, то выяснить где в такую рань можно найти Великого Магистра Игоря не составило уже никакого труда.
        - Кто такой Меган? - тут же задал вопрос Лешка, с неугосаемым любопытством в глазах глядя на Сашку.
        - Меган - оборотень и Ленкин Хранитель. Вот она и попросила его принять свой истинный облик, чтобы немного приструнить вашу охрану.
        - И что, мои вампиры испугались волка-переростка? - хмыкнул Игорь, глядя в окно.
        - Нет, не волка, - усмехнулся Рокер. - Твои вампиры бежали от хомячка-переростка, так его Ирэн обозвала, - и на удивленно вытаращенные глаза Лешки он, ехидно улыбаясь, пояснил: - Меган - большой и очень злой бурый медведь. И, кстати, Игорь, это только в книгах оборотни - обязательно волки, а на самом деле все совсем не так. Вот Власлен, например, огромный желто-черный тигр.
        - Кто? - опять влез Лешка, его неуемное любопытство никак не могло и не хотело угомониться. Его глаза азартно блестели, и он возбужденно ерзал в кресле.
        - А-а вы же этого не знаете, - и Рокер весело засмеялся, но в его смехе было странное напряжение. - Ленка нашла своего истинного на Терриасе, и им оказался ни много, ни мало Повелитель оборотней Власлен. Ох, не повезло мужику. Она его строит, как хочет, а он только тихо от счастья млеет, поскольку ждал ее больше полторы тысячи лет, бедолага. А она и рада стараться: портит ему жизнь с таким удовольствием и упоением, аж завидно. Строит этих оборотней в шеренгу, и на первый-второй рассчитайся, и никаких разговорчиков в строю. И, кстати, наш Женька, оказался ихним оборотнем, а точнее родным братом Власлена, да и он тоже тигр, только белый. Красивый, зараза.
        Лешка, не понимая и половины из того, о чем сейчас быстро и весело рассказывал Рокер, радостно смеялся вместе с ним, слушая его рассказ и представляя себе эту забавную картину. А Сашка не спускал своих встревоженных глаз с лица Игоря, который, не отрываясь, смотрел в окно, пытаясь что-то увидеть через зеленые ветви близко растущей яблони. Сашка замечал, как друг все больше мрачнел и хмурился.
        - А как все остальные: Хиро, Горец, Антон? Они там остались? - не унимался Лешка, засыпая Рокера все новыми и новыми вопросами.
        - Да, они остались со Стаурусом на Терриасе. Вернулись только мы, да Ирэн с Ленкой, которая не забыла прихватить своего Хранителя.
        - Он не пришел? - тихо спросил Игорь, не отрывая взгляда от растущей за окном яблони.
        Этот вопрос волновал и тревожил его с самого начала встречи, как только он узнал, что Ирэн тоже вернулась. Он со странной щемящей болью в разбитом сердце думал, что Стаурус не пришел сейчас только потому, что не захотел оставлять ее одну после перехода и сейчас они у Ирэн дома, принимают ванну, пьют кофе, веселятся, наслаждаются.... Игорь зажмурился, разгоняя непрошеные фантазии своего больного воображения.
        - Нет, он не пришел, - ответил вместо брата Сашка. - У Стауруса сейчас столько проблем, что ему никак нельзя оставлять Терриас без присмотра. Хотя нам пришлось не мало сил приложить, чтобы уговорить его отпустить Ирэн с нами. А Хиро с Горцем ему сейчас помогают. Этот Валий, хитрая зараза, придумал одну такую забавную вещь, которая отслеживает силу Стауруса и заговорщики успевали уйти прежде, чем появлялись люди Владыки. А вот силу Хиро они не могли засечь. Горец у них связной между отрядами Стауруса. Так что там идет такая себе маленькая гражданская войнам. Хоть главного врага мы уже и победили, но те, кто остался, доставляют немало проблем. Но думаю, их уничтожение только вопрос времени.
        - А Антон как? Он, помнится, все никак не мог дождаться, пока попадет в новый мир. Счастлив, наверное? Никак героем уже заделался? - весело улыбаясь, спросил Лешка у братьев.
        В этот момент к столику как раз подошел Серж, и разговор сам собой прекратился. Воцарилась гнетущая тишина, нарушаемая только звоном посуды. Игорь медленно отвернулся от окна и, не мигая, уставился прямо на Рокера.
        Когда официант, управившись с сервировкой стола, отошел, а Рокер раскрыл рот, чтобы что-то сказать, Игорь стремительно соскочил со своего места, и, перегнувшись через стол, с полными бешеной ярости глазами, вцепился в ворот кожаной куртки Рокера, приподнимая обалдевшего его выходкой друга со стула.
        - Как это могло произойти? Как он мог это допустить! Как? - заорал он на все кафе. Рокер даже не сопротивлялся Игорю, не понимая, что вообще происходит. Он изумленным взглядом смотрел на обезумевшего Игоря и не мог произнести ни слова.
        Но тут Магистр вдруг резко замер, не отводя своих горящих бешеной яростью глаз от лица Рокера. Потом он как-то слишком быстро остыл и, потупив взгляд, отпустил ворот куртки друга и упал назад на свой стул, закрыв глаза и лицо руками.
        Никто даже не понял, что произошло, а Игорь сидел на стуле, закрыв лицо, и тихо, с болью в голосе, бормотал: - Как? Почему он тоже? За что?
        - Черт! - Лешка соскочил со своего места и, схватив Рокера за рукав, разворачивая к себе лицом, закричал: - Что, что он увидел? О чем ты подумал? Что ты вспомнил?
        - О чем я подумал? - с недоумением повторил Рокер. Он явно все еще находился в полном замешательстве.
        - Да, да, о чем ты только что подумал? Что было в твоих мыслях?
        - Просто хотел сказать..., - медленно начал отвечать Рокер.
        - Мы хотели рассказать о том, что Антон больше никогда не вернется из мира Стауруса, - Сашка с грустью посмотрел на встревоженного друга.
        - Что? - Лешка перевел свой не понимающий взгляд с Сашки на Рокера, все еще держа того за рукав. - Почему он не вернется? - его голос дрогнул.
        - Потому что..., - запнулся Сашка, краснея.
        - Он умер, погиб, его убили..., - ответил за братьев Игорь. Он убрал руки с лица и его глаза заблестели, он смотрел на Рокера, не отрываясь, не мигая и даже не дыша.
        - Игорь, не надо так, прекрати, прошу, - в голосе Лешки появилась растерянность. - Пусть они сами все расскажут, - он старался закрыть собою Рокера, почти усаживаясь другу на колени, хотя и понимал, что в данной ситуации это все равно бесполезно.
        - А что вообще такое происходит? - Рокер осторожно отодвинул Лешку в сторону и с вызовом уставился на Игоря. - Что здесь происходит? - четко произнес он, не сводя взгляда с Игоря.
        Ему очень не понравилось то, как на него сейчас смотрели, и то, что с ним происходило. У Рокера было чувство, что его сканируют или просвечивают насквозь рентгеновскими лучами, пытаясь заглянуть в самые сокровенные уголки его сознания, прочитать самые потаенные мысли, а после знакомства с Руфусом он просто возненавидел вмешательство в собственный мозг. У него резко начала болеть голова, а перед глазами размытыми картинками замелькали события последний дней.
        - Рокер, Игорь читает твои мысли, - с тревогой выдохнул Лешка, поглядывая то на одного друга, то на другого.
        - Ах, ты ж, зараза..., - взревел раненным медведем Рокер и, прищурившись, уставился в глаза Игоря.
        - Сам пошел, - вдруг буркнул тот и отвернулся. - Я поставил щит, так что можешь уже не орать и не материться, я тебя услышал и понял.
        - Будешь знать, как копаться в моей голове, - недовольным тоном проговорил Рокер, занимая свое место.
        - Было бы в чем копаться, - прошипел Игорь. Он понимал, что был неправ, что нельзя было так поступать, но сейчас никому не собирался в этом признаваться, даже себе.
        - Сашка, расскажи, как это случилось, - тихо попросил Лешка. - Почему он умер?
        - Понимаешь, Леш, Антон увидел будущее и узнал, как погибнет Ирэн. Поэтому решил, что должен ее спасти, чего бы это ему не стоило, а поскольку сил у него на тот момент почти не осталось, он, не нашел ничего лучшего, как закрыть ее собою и подставить под нож собственную грудь.
        - Но... Стаурус ведь... переродил его? Он же вернется.... потом? - запинаясь от еле сдерживаемых слез, спросил Лешка.
        - Нет, - Сашка перевел свой взгляд, полный боли и отчаяния на хмурого Игоря. - Он сам не захотел вернуться, понимаешь? - этот вопрос он адресовал именно ему.
        - Не захотел, - прошептал Лешка и закрыл лицо руками. - Не захотел, но почему не захотел? - бормотал он.
        Лешка поднял голову и растеряно посмотрел на своих друзей, а когда увидел лицо и глаза Игоря, его сердце сжалось в тугой комок от отчаяния. Столько неприкрытой боли и тоски, бесконечной грусти и безнадежности, он еще никогда не видел в глазах друга.
        - Ирэн и для него истинная, и он узнал об этом, - прохрипел Игорь, и после этих слов, схватил первую попавшую ему под руку бутылку и приложился прямо к горлышку. Когда он поставил ее на стол, то в бутылке осталась ровно половина содержимого, и только сейчас Сашка рассмотрел, что это была бутылка шотландского виски. Игорь сидел с закрытыми глазами и тяжело дышал, пытаясь успокоиться и перевести дыхание.
        - Ирэн знает? - почему-то шепотом спросил Лешка, глядя на Рокера.
        - Узнала, когда Антон умирал у нее на руках, и сама при этом чуть не погибла. От горя ее сила вышла из-под контроля и сжигала ее изнутри. Если бы не Стаурус, она бы не выжила, - Рокер тяжело вздохнул, вспоминая эти ужасные события. Они еще не стерлись из памяти и его до сих пор колотило, стоило только об этом вспомнить, а по ночам он часто просыпался весь в холодном поту.
        - Если бы не Стаурус, ничего бы этого не было, - зло бросил Игорь и, схватив бутылку, так сильно сжал ее, что она разлетелась прямо в его руке на множество осколков, заливая столик золотистой жидкостью.
        Официант, подскочил в ту же секунду и в который раз за сегодняшний день стал собирать осколки, даже не пытаясь скрыть своей злости и раздражения на Магистра. Во взгляде Сержа было столько ненависти, что Сашка невольно обратил на него внимание. Поведение этого вампира настораживало и напрягало. Сашка нахмурился, не сводя пристального взгляда с мельтешащегося рядом вампира. Только, когда Серж собрал все осколки и, промокнув стол полотенцем, отошел за барную стойку, Сашка смог расслабиться и сосредоточиться на своих друзьях и разговоре.
        Он смотрел на Игоря и только сейчас начинал ясно понимать и осознавать, почему Антон поступил именно так, почему решил умереть навсегда и никогда не возвращаться к жизни. Теперь, он четко увидел, что это был единственно правильный выход для него, и Антон знал об этом. Он понимал, что только смерть спасет его от мучений и боли сгорать изо дня в день в пламени, затушить которое не в силах был никто, кроме той, чье сердце навсегда отдано другому.
        А Рокер продолжал рассказывать всю историю их приключений с самого начала, но, казалось, что Игорь его не слушает, Магистр сидел молча, уставившись в стол, и только еще крепче сжимал кулаки. Лешка иногда задавал интересующие его вопросы, но в основном старался не перебивать. Сашка изредка дополнял рассказ брата, но так и не сводил глаз с напряженного лица Игоря.
        - Стаурус отследил Валия и выяснил, что он в нашем мире, где-то тут спрятался, поэтому нужна твоя помощь, Игорь, и защита для Ирэн, - закончил свой невеселый рассказ Рокер.
        - Зачем вообще нужен этот Император, как его, Полок? - спросил Лешка.
        - Только Ирэн может забрать его силу и кристалл, и это поможет спасти Терриас.
        - Как? - Лешка переводил удивленный взгляд с Рокера на Сашку, чувствуя, что они что-то скрывают, и это неприятным осадком оставалось в его душе.
        - Это уже проблема Стауруса, не так ли? - вдруг сказал Игорь. - Мы должны помочь Ирэн найти Императора, а также защитить ее, пока она находится здесь, - он оглядел друзей, на его слова удивленные Сашка с Рокером только молча кивнули. Что же еще Игорь успел увидеть в их мыслях?
        Но магистр больше ничего не спрашивал и не говорил, что-то напряженно обдумывая, все время хмурясь, и продолжая разглядывать не меняющийся пейзаж за окном. Лешка тоже старался не задавать больше никаких вопросов. Он ощущал боль и печаль своих друзей, и от этого его собственное сердце болело еще сильнее. Каждый их них старался самостоятельно, в одиночку справиться с этой горькой утратой. Они стремились не показывать друг другу мрачную скорбь, которая на века поселилась в их сердцах.
        Когда официант подал кофе, Рокер взвыл от удовольствия и с таким азартом накинулся на черный горячий напиток, что даже вызвал невольную улыбку на грустном лице Лешки. Рокер схватил кофейник и прижал к своей груди, как что-то самое драгоценное и дорогое, потом открыл крышку и засунул туда нос, вдыхая горячий и терпкий запах напитка, зажмурившись от удовольствия. Друзья смотрели на довольного Рокера и тепло улыбались ему. Только Игорь был слишком напряженным и каким-то сосредоточенным. Всего за секунду до того, как дверь кафе открылась, Игорь очнулся от своих размышлений и повернул голову в сторону входа.
        В кафе медленно зашел большой и черный вампир, его маленькие глазки, прищурившись, быстро нашли в зале Игоря и, не говоря ни слова, он подошел к Магистру, низко поклонился ему и протянул маленький листок бумаги. Игорь начала медленно его разворачивать, а Лешка уже соскочил со своего места и, перегнувшись через столик, старался прочитать записку, переданную незнакомцем.
        - Ну, что там? - его голос дрожал от нетерпения, и такое странное поведение друга насторожило Рокера и Сашку. Они переглянусь друг с другом, но промолчали.
        Закончив читать, Игорь спокойно сложил листок и только потом кивнул в ответ на вопросительный взгляд негра, и когда тот вышел из кафе, обвел своих друзей мрачным взглядом, остановившись на Лешке, тихо произнес:
        - Аделай.
        - Что? - Лешка выдохнул и медленно опустился на свой стул. - Еще один, - шепотом проговорил он.
        - Ребята, вы ничего не хотите нам рассказать? - спросил Рокер, а Сашка с тревогой смотрел на хмурого Игоря, именно от него ожидая ответа, но говорить начал Лешка.
        - Это началось две недели назад. Когда пропал один из Магистров, сначала никто не обратил на это внимание, ну, мало ли куда он мог направиться. Тем более Николя и так очень часто смывался куда-нибудь на несколько месяцев отдохнуть и развлечься. Об этой его привычке знали все, поэтому никто не придал этому значения. Но через несколько дней пропал еще один Магистр, вот тогда Тревис и Хитан заволновались и забили тревогу. Было решено провести внеочередное собрание магистров и попытаться выяснить, что же происходит.
        - Они думают, что это я убираю конкурентов, - сказал Игорь, и невесело усмехнулся.
        - А теперь исчез еще и Аделай, - продолжил свой рассказ Лешка, игнорируя реплику друга. - Магистры исчезают. Мы не знаем, живы они или нет. Может быть, кто-то убивает их, а остальные думают, что это Игорь. Ведь только у него хватит на это сил.
        - Надо пригласить Тревиса и Хитана сюда и все обсудить, - сказал Сашка.
        - Думаешь, я не пытался с ними встретиться? - Игорь сжал кулаки, но друг не обратил внимания на его выпад, и спокойно продолжил, глядя на брата:
        - Я думаю, что это может быть Алексис. Только Игорь и Алексис обладают достаточной силой и мощью, чтобы провернуть такое. А если Игорь в этом не участвовал, - Сашка вопросительно глянул на хмурого магистра, но, получив от него многозначительный взгляд, закончил: - то остается только Алексис.
        - Что ты сказал? - почти заикаясь, произнес Лешка, до которого стал доходить смысл слов Сашки. - Ты хочешь сказать...
        - Да, Алексис не погиб тогда в особняке. Он заманил Стауруса в свой кабинет и когда тот открыл сейф и взял в руки кристалл, сработала ловушка и, возможно, только сила кристалла спасла Стаурусу жизнь, а Алексис вместе с Ренатом, исчезли за потайной дверью.
        - Лешка, мне нужна связь с Магистрами и немедленно. Надо попытаться убедить их встретиться и поговорить, а то они могут наломать дров, не разобравшись. Черт, как же все это не вовремя, - недовольно проговорил Игорь, но на самом деле он был рад тому, что хоть что-то, наконец, сдвинулось с мертвой точки, что в непроглядной темноте его жизни появился хоть какой-то лучик света, какая-то возможность выйти из этого бесконечного круга отчаяния и тоски. Сейчас он нужен ей, как никогда. Он должен помочь Ирэн, и никто, кроме него, не справиться с этим лучше.
        В течение всего дня он вел переговоры с Магистрами, пытаясь их убедить встретиться, обсуждал сложившуюся ситуацию, доказывал, что не виноват и не причем, и только, когда к нелегкому диалогу подключился Сашка, они смогли договориться о завтрашней встрече.
        Уже уставшие и умаявшиеся, Рокер с Сашкой возвращались к себе домой поздно вечером, договорившись предварительно с Игорем и Лешкой встретиться завтра утром снова в этом кафе. Они должны вместе с девушками решить, где им искать Полока и как это можно сделать и побыстрее. Поскольку ситуация с исчезновением магистров Сашке очень не нравилась. Он не понимал, что происходит и поэтому боялся выпустить все из-под своего контроля. Рокер не раз сетовал на то, что Ирэн слишком рано отказалась от своего Хранителя и освободила Зара. Потому как именно сейчас он бы мог им очень пригодиться. А еще Сашка боялся даже подумать или хотя бы на мгновение предположить, что будет с этим миром, если Валий встретится с Алексисом, а в свете последних событий это было не так уж и невозможно.
        Пока Рокер с Сашкой возвращались к себе домой, и обсуждали по дороге сложившуюся обстановку, Игорь уже несколько минут стоял возле таких знакомых дверей и не решался позвонить, теребя ключ от квартиры Ирэн в своих дрожащих руках.
        Он весь день заваливал себя работой, чтобы не думать об Ирэн. Но когда пришел вечер, Игорь понял, что никто и ничто не сможет удержать его. Он должен ее увидеть, ему просто необходимо поговорить с ней, и никакие доводы и уговоры Лешки на него не действовали. И вот сейчас он стоял перед ее дверями и не мог поднять руку, чтобы нажать звонок.
        Сколько он так стоял, Игорь и сам не знал, и сколько бы он так еще простоял, если бы дверь соседней квартиры не открылась и на пороге не показалась Светлана Сергеевна, соседка, у которой Стаурус когда-то снимал квартиру.
        - Игорь, давно тебя не было видно. А что Ирочка уже вернулась? - тут же спросила она, разглядев молодого человека.
        - Добрый вечер Светлана Сергеевна. Да, Ирэн приехала, - Игорь старался не выдать своего замешательства перед этой любопытной особой.
        - Так чего же ты мнешься под дверью или она не пускает? - хитро прищурилась женщина.
        - Да, я только подошел и еще не успел...
        - А, ну-ну..., - прервала его оправдания женщина. - Ты передавай Ирочке привет и скажи, пусть завтра заглянет ко мне, если у нее будет время, ладно? Мы немного посплетничаем.
        Игорь нервно сглотнул, под пристальным и насмешливым взглядом пожилой женщины. Он даже боялся представить, о чем она будет сплетничать с Ирэн.
        - Да, конечно, - еле выдавил он из себя. - Я обязательно передам Ирэн, - Игорь отвернулся от Светланы Сергеевны и все же нажал на кнопку звонка. Ирэн открыла дверь как раз тогда, когда соседка закрыла свою со словами: "Ну, не буду мешать молодым".
        - Игорь? - выдохнула Ирэн.
        - Привет, - его голос дрогнул.
        Они смотрели друг на друга и не могли произнести ни слова, хотя сказать хотелось так много. Смотрели и старались узнать заново, разглядеть то, что казалось, было забыто, что стерлось из памяти за эти два таких долгих для них месяца.
        Игорь успел побриться, переодеться и даже заскочил в парикмахерскую, пытаясь привести себя в более-менее приличный вид. Но Ирэн видела, каким бледным и осунувшимся было его лицо, каким странным огнем горели его глаза, и как крепко и упрямо были сжаты его губы. А он, не отрываясь, разглядывал любимое лицо и видел, темные круги под глазами, грусть и боль в которых, хоть и была спрятана достаточно глубоко, но все равно оставались видны ее четкие следы. Она похудела, стала еще тоньше и стройнее, от чего выглядела совсем хрупкой и казалась еще моложе. Игорю захотелось прижать ее к своей груди и закрыть от всех бед и напастей, захотелось, чтобы его крепкие объятья смогли подарить ей спокойствие и тепло. Его желание было так велико, что он еле сдержал этот порыв, так крепко сжав кулаки, что ногти впились в ладони.
        - Что же мы в дверях стоим, проходи, - тихо сказала Ирэн и улыбнулась. Казалось, что она уже отошла от первого шока и неожиданности. - Я как раз чай собралась пить, составишь мне компанию? - она улыбалась, но глаза оставались настороженными и серьезными.
        Игорь натянуто улыбнулся, и смог только кивнуть в ответ.
        Ирэн быстро пошла на кухню, и хоть и не слышала, но знала, что Игорь идет прямо за ней, поэтому, не оглядываясь, тихо сказала:
        - Спасибо тебе, что присмотрел за моей квартирой. Я думала, что тут все грязью и пылью заросло за два месяца, а все было очень чисто и свежо. Да, и за продукты в холодильнике, большое спасибо, - она все-таки оглянулась и даже смогла тепло улыбнуться ему.
        - Да, ладно, - махнул рукой Игорь. - Просто немного своих девочек напряг, они и убирали два раза в неделю, - его голос почему-то был хриплым.
        Не мог же он признаться, что сам приходил и убирал в ее квартире. Сначала каждый день, потом еле смог заставил себя приходить не чаще, чем два раза в неделю. Он не мог доверить это никому, и не мог позволить, чтобы кто-то чужой трогал ее вещи. Он сам часто открывал ее платяной шкаф и дышал воздухом, все еще наполненным тонким ароматом ее тела и духов. И мог так простоять несколько часов подряд. Как он мог рассказать ей, что открывал ее комод и как последний фетишист, перебирал ее нижнее белье, пытаясь вспомнить и представить, как это на ней смотрелось. Он часами стоял возле книжного шкафа, проводя руками по корешкам книг, к которым прикасались ее руки. С трепетом и дрожью он открывал ее ноутбук, и нежно гладил клавиши, вспоминая, как же быстро ее пальцы бегали по ним. Как он мог объяснить ей, с какой любовью и как тщательно он выбирал продукты, стараясь заполнить холодильник, на случай ее внезапного возвращения. Как он мечтал, перемывая на кухне ее посуду снова и снова, услышать ее смех, который всегда раньше доносился из комнаты, где она читала его романы и требовала кофе за свою "нервную"
работу.
        И вот сейчас он стоял в дверном проеме кухни и смотрел, как она суетится и варит кофе, при этом ее руки слегка дрожат, а на щеках горит легкий румянец смущения.
        - Ирэн, я в ванную, можно? - тихо попросил он.
        - Конечно, - сколько же облегчения было в ее голосе. Он дал ей время чуть прийти в себя, да и ему самому было необходимо немного успокоиться. У него в горле пересохло, и язык не хотел шевелиться, да и мысли никак не складывались в слова и предложения.
        Ирэн поставила турку на плиту и повернулась к окну, переводя дыхание и успокаиваясь. Она знала, что ей все равно придется встретиться с Игорем, но никак не ожидала, что это будет сегодня. Наверно, поэтому ее сердце сейчас стучало как сумасшедшее, а руки никак не могли перестать дрожать. Девушка прерывисто вздохнула.
        На улице было уже довольно темно, ночь уже опустилась на такой любимый и родной ей двор. Сколько лет она наблюдала из этого окна смену времен года и суток. Когда она была маленькой, то подставляла небольшой стульчик и следила за своим белобрысым рыцарем Женькой, который играл в футбол с другими пацанами или выделывал невиданные выкрутасы на погнутом турнике. Как часто друг ждал ее, нервно расхаживая по двору, чтобы проводить в школу, а она торопила маму с завтраком и бежала к нему рассказать очередной свой сон, или "серьезную" девичью проблему, или пожаловаться на дураков - мальчишек.
        Зажегся фонарь возле стоянки, и Ирэн смогла рассмотреть бетонные выщербленные плиты, которые соединяли стоянку и ее парадное. Она улыбнулась, вспоминая, как первый раз там встретилась со Стаурусом. Тогда еще шел очень сильный дождь, а она так торопилась, что ничего не видела вокруг и почти снесла Стаса, усадив прямо в грязь. А он мокрый и грязный выглядел настолько соблазнительно и притягательно, что ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Она смотрела в окно и немного глупо улыбалась своим воспоминаниям.
        Игоря она почувствовала за своей спиной не сразу, и когда посмотрела на стекло, то заметила, каким взглядом он разглядывал ее отражение в окне. Он остановился на расстоянии ближе, чем встал бы друг и дальше, чем мог стоять возлюбленный. Ирэн смотрела на его отражение в темном стекле окна и понимала, что сделать шаг вперед он уже не может, а назад - не хочет, так и оставаясь где-то "между".
        Ирэн боялась пошевелиться и сделать хоть какое-то движение, так и продолжала наблюдать, как он молча борется сам с собою. Но тут закипел кофе, окрашивая коричневым цветом поверхность идеально чистой белой плиты.
        - Вот, черт, извини. Тут так чисто было, вот же я растяпа. Ну почему он у меня всегда сбегает, - Ирэн резко отодвинула Игоря и бросилась к плите, но не успела. Игорь уже держал турку за металлическую ручку, не боясь обжечься. Другой рукой он достал из навесного шкафа сразу две чашки, и также молча и быстро, разлил в них кофе и перенес чашки на стол.
        - В холодильнике торт есть, ты видела, - тихо спросил он, не глядя на замершую девушку. - Твой любимый, - он старался не смотреть на нее.
        - А ты откуда знаешь? Подглядел? - слишком наигранно спросила его Ирэн, доставая торт с холодильника и ставя его прямо на стол.
        Интересно, а как она отреагирует, если он сейчас скажет, что только вчера сам купил его в магазине? Но Игорь лишь тепло улыбнулся ей в ответ и впервые за вечер посмотрел прямо в любимые глаза.
        - Просто я слишком хорошо знаю, какая ты сладкоежка, - сказал он и стал быстро нарезать торт на порционные кусочки.
        - Да, ты меня хорошо изучил за три года, что мы с тобой знакомы, - улыбнулась ему девушка, усаживаясь напротив него за стол, наблюдая, как быстро он справлялся с тортом.
        - А Стаурус? - ни с того, ни с сего брякнул Игорь и сам замер от собственного вопроса.
        - Думаю, тоже не плохо меня знает, - тихо ответила Ирэн. - Только он постоянно сравнивает меня с той Ирэн, которая когда-то раньше жила вместе с ним.
        - И тебе это не нравится?
        - Игорь, мне бы не понравилось, если бы он сравнивал меня с другой женщиной, а он пытается узнать меня новую, ну и конечно, сравнивает с той, какой я была раньше. Это не обижает, просто немного раздражает, и только.
        - Ты так сильно любишь его? - Игорь смотрел прямо в ее зеленые глаза, боясь утонуть в них или потеряться. Он так пожалел, что перед приходом поставил щит на свои способности и сейчас не мог прочитать то, о чем она думает, но в тоже время он бы не хотел узнать, что все ее мысли только об одном человеке, и, к сожалению, этот человек - не он.
        - Игорь, прости меня, - прошептала Ирэн, опуская свой взгляд. - Я понимаю, что ты чувствуешь и мне...
        - Вот только не надо. Я не хочу слышать, как тебе жаль, как тебе неудобно, как ты сочувствуешь и сожалеешь, что так получилось. Я не хочу чувствовать себя проигравшим, ничтожеством, которого бросила любимая девушка ради другого.
        - Игорь, прошу, остановись, не надо так. Я знаю, как тебе больно и плохо, но ничего не могу сделать или изменить, - Ирэн сидела за столом напротив Игоря и крепко сжимала свои кулаки. - Игорь, прости меня, пожалуйста. Я не знаю, почему так получилось. Мне жаль, что я встретилась на твоем пути, что ты полюбил меня и теперь так страдаешь, - Ирэн посмотрела на него полными слез глазами, было видно, что она сдерживается из последних сил.
        Этого он уже не смог вынести, поэтому быстро соскочил со стула, при этом опрокинув его, и быстро выбежал в другую комнату. Он дезертировал с поля битвы, в очередной раз, признавая свое поражение. И кто он после этого? Ничтожество, полное ничтожество. Он не смог уберечь женщину, которая для него является всем в этой жизни, нет, она и есть его жизнь. Игорь часто вспоминал свой разговор со Стаурусом, когда спрашивал, сможет ли тот отказаться от Ирэн, если она выберет не его. Теперь он понимал все слова и чувства Стауруса, хорошо понимал, и они разрывали его сердце и душу. Он завидовал, черной завистью завидовал... Антону. Теперь он понял, на что подписался, когда добровольно освободил дорогу Стаурусу, а ведь тогда он думал, что просто совершает благородный поступок ради любимой женщины, и пусть ему будет тяжело, но он сможет это пережить. Но разве тогда он мог предположить, насколько ему будет тяжело и как ему будет невыносимо плохо.
        Игорь сжал свои кулаки и его зубы заскрипели. Он снял свой щит. Мысли Ирэн затопили его и он начал захлебываться в них. Только боль, тоска, грусть, злость на себя, отчаяние, сожаление, желание того, чтобы он никогда не встретил ее, не узнал, не полюбил. Такого количества мыслей самобичевания ему еще не приходилось ощущать сразу и в одном человеке, поэтому Игорь вернул свой щит, тяжело переводя дыхание и вытирая вспотевший лоб. Его руки тряслись, и он никак не мог унять эту предательскую дрожь.
        Она жалеет, что появилась в его жизни, а он? Чтобы он почувствовал, если бы ему предложили счастливую жизнь, но без нее? Дурак, какой же он дурак!
        Игорь быстро вернулся на кухню. Ирэн так и сидела за столом, опустив голову на руки, но она не плакала, все ее слезы закончились возле гроба Антона. Сейчас только ее сердце разрывалось от боли и отчаяния, норовя просто остановиться.
        - Ирэн, прости, я ... Я дурак, прости меня, - он опустился перед ней на колени и заглянул в ее глаза, боясь прикоснуться даже к ее руке. - Послушай меня. Выслушай, пожалуйста, и прости. Я рад, что встретил тебя и смог полюбить, - он улыбнулся ей, и его улыбка была теплой, а в глазах появилась нежность. - Благодаря тебе я узнал, что могу быть способен на такие сильные чувства, и это очень большое счастье. Даже если мы расстались с тобою, даже если мы уже не вместе, это чувство не исчезнет, а превратится в самое драгоценное воспоминание моей жизни. Понимаешь? - он все же взял ее сжатые руки в свои дрожащие ладони. - Каким бы коротким не было время, отведенное нам, я не буду жалеть о случившемся, и буду помнить об этом всегда.
        Как же ему самому хотелось верить в то, в чем он пытался убедить ее!
        Он стоял перед ней на коленях, держа ее холодные руки в своих, и видел, как разглаживается ее нахмуренный лоб, как из глаз уходит боль и безысходность, как на губах появляется еще робкая, но полная надежды, улыбка. Он видел, что смог убедить и успокоить ее. Она поверила каждому его слову только потому, что очень хотела поверить.
        - Расскажи лучше, кого там Ленка себе захомутала в женихи? - Игорь отпустил руки Ирэн и медленно поднялся с колен, сел на свой стул и вцепился, еще слегка дрожащими руками, в горячую кружку с кофе.
        Потом они долго сидели на кухне, пили кофе, затем чай, почти доели торт и все фрукты. Ирэн рассказывала самые смешные и интересные случаи из их путешествия. Игорь пытался сделать то же самое, но часть рассказов и ситуаций он просто выдумывал по ходу дела, чтобы хоть как-то приукрасить тот ужас одиночества, то леденящее душу кошмарное ощущения полной ненужности, которое поселилось в его сердце после того, как она ушла. Недаром все же столько лет занимался сочинительством. По звонкому и веселому смеху Ирэн, он понял, что еще не потерял сноровку.
        Напряжение и натянутость отношений между ними почти прошли, и они действительно получали удовольствие от общения друг с другом. Они старались вычеркнуть из памяти то, что стояло между ними. Игорь гнал от себя любые мысли и чувства, в которых были либо воспоминания о ней, либо несбыточные мечты. За те годы, что он прожил, он очень хорошо научился держать себя в руках, но именно сегодня эта его способность подверглась такой жестокой проверке. И только видя сияющие счастьем глаза Ирэн, он понимал, что все-таки справился, как бы тяжело на его душе сейчас не было, она смеялась, и он был счастлив, действительно счастлив за последние несколько месяцев. Он видел, как полностью разгладилась складочка между ее бровей, как появился блеск и живость в ее глазах, как ее руки перестали теребить край салфетки и теперь, иногда забываясь, она касалась его как раньше своими прохладными ладонями, то брала за руку, то стукала по плечу, то взъерошивала ему волосы. От ее прикосновений его кровь начинала бежать быстрее, и он понимал, что все-таки живет, как бы там ни было, но в его груди бьется сердце и душа поет, пусть
ненадолго, пусть только сейчас, пусть только на час, но даже ради таких мимолетных мгновений, он будет жить и... ждать.
        - Ирэн, уже поздно и тебе надо бы отдохнуть, да и я устал за сегодня. Так что я тебя, наверно, оставляю, а завтра утром зайду за тобой и провожу в кафе, договорились? - сказал Игорь.
        - Конечно, только как же Ленка? - встрепенулась Ирэн.
        - А ее Лешка приведет. Леха слышал?
        На удивленный взгляд Ирэн, он улыбнулся и добавил:
        - У него слух хороший, забыла уже?
        - Думаешь, он тебя услышал? - с недоверием в голосе, спросила его Ирэн.
        - Даже не сомневаюсь. Так что не переживай, все будет хорошо, - Игорь поднялся, потянувшись при этом как кот, лениво и медленно, расправляя свои мышцы, и медленно вышел в коридор. Возле двери он остановился и посмотрел на Ирэн, но, увидав ее встревожено-настороженный взгляд, просто улыбнулся и, махнув рукой, сказал:
        - Спокойной ночи и хорошо отдохни сегодня. Пока.
        Больше не делая лишних движений в ее сторону, он быстро открыл дверь и вышел. Как только двери за ним закрылись, на Ирэн навалилась тоска и усталость. Им было хорошо сейчас, так легко и свободно она давно уже себя не чувствовала. Даже боль и печаль, которые последнее время не отпускали ее, ушли глубоко внутрь ее сознания, и после ухода Игоря они не спешили возвращаться. Ирэн вздохнула, улыбнувшись своему отражению в зеркале в темном коридоре, и пошла в ванную.
        Игорь облокотился на двери квартиры Ирэн и закрыл глаза, пытаясь успокоить сердцебиение. Затем перевел дыхание, отлепился от такой заветной двери и стал медленно спускаться по ступенькам. Где-то между седьмым и шестым этажами на ступеньках сидел Лешка и курил. По количеству окурков возле него Игорь понял, что сидел он там уже довольно давно. Не говоря ни слова, Игорь сел рядом с другом на ступеньки, взял протянутую сигарету, и все еще не глядя на друга, тихо спросил:
        - Как она там?
        - Уже нормально. Успокоилась, - Лешка закурил следующую сигарету. - А вот ты смотрю не очень.
        - Брось, я тоже нормально, - Игорь затянулся и посмотрел в грустные глаза друга. - Знаешь, я буду очень счастлив, только увидев ее, сказав всего несколько слов, - он перевел свой взгляд на огонек сигареты. - Но временами, когда она будет прикасаться ко мне, просто брать меня за руку, ерошить мои волосы, когда она будет дарить мне свою счастливую улыбку, что-то говорить.... я буду с жадностью ловить ее горячее дыхание, впитывать ласковое тепло ее рук, наблюдать за движением ее губ, когда она произносит мое имя или улыбается, и это просто немыслимое блаженство для меня и ... чудовищная пытка.
        - И как долго ты сможешь ее выносить, эту пытку? - голос друга дрогнул.
        Игорь затушил окурок сигареты о ступеньку, медленно поднялся и, глядя в глаза своего друга сверху вниз, грустно улыбаясь, тихо ответил:
        - Вечность, пока будет биться мое сердце.
        Глава 2.
        - Рокер, ну вот скажи мне, пожалуйста, - прошептал или скорее прошипел Сашка брату, слегка притянув того за куртку к себе поближе, - ну, какого черта, тебя прямо с утра да еще в час-пик потянуло в метро.
        - Так классно же, - пояснил Рокер. - Кругом люди, грохот, грязь и вонь. Сразу понимаешь, что ты дома, - улыбнулся он нахмуренному брату.
        - Рокер, ты дурак, - буркнул Сашка и покосился на рядом стоящую с ним девушку. По его мнению, она стояла слишком уж близко. Сашка чувствовал приторный запах ее духов и дешевой косметики, и это его раздражало и мешало сосредоточиться. Конечно, из-за своего роста и комплекции супермена, Рокеру было удобно и комфортно выситься над толпой, и девушки взирали на него снизу вверх и только тихо и томно вздыхали, а Сашке доставались не только вздохи. Он уже не мог сказать, сколько раз за это утро его ущипнули, облапали, похлопали и помяли. Он уже шарахался от всех и косо смотрел на каждого, кто подходил ближе, чем на полметра. Но в переполненном вагоне сохранить дистанцию было, конечно же, невозможно, особенно, если сохранить ее старался только он один.
        Поэтому, когда, наконец-то, объявили станцию, на которой им надо было выходить, Сашка с бешеной скоростью бросился к выходу из вагона, и чуть не столкнулся с рыженькой невысокой девушкой, стоящей возле самых дверей. Она прошипела что-то нелицеприятное в его адрес, но он не расслышал, что именно, и был этому несказанно рад. Как только двери открылись, Сашка вывалился из вагона на платформу и, не сбавляя скорости, понесся к выходу.
        Рокер смог догнать брата уже возле самого эскалатора, у которого, как обычно в час-пик, стояла толпа людей, образовывая своеобразную очередь, именно эта толпа и остановила такой стремительный бег Сашки. Они стали вместе со всеми медленно продвигаться к медленно ползущим вверх ступеням. Сашка тихо шипел и матерился, когда в очередной раз ему кто-то наступал на ногу, толкал локтем или сумкой в бок.
        - Ну, что ты так нервничаешь, - Рокер взял брата под руку, притягивая к себе поближе. - Мы все равно тут ненадолго. Сам же все понимаешь, поэтому дай спокойно насладиться нашей цивилизацией.
        Сашка злобно глянул на брата, но отодвигаться от него не стал, а наоборот, еще ближе придвинулся к нему, вызывая странные взгляды окружающих.
        Рокер осмотрелся, возвышаясь над толпой почти на целую голову. Он весело разглядывал девушек, оценивая их, подмигивая и мило улыбаясь. Он явно получал удовольствие и наслаждался данной ситуацией, да и жизнью вообще.
        - Знаешь, Сашка, я буду скучать по этой жизни, за этим миром, - с сожалением в голосе произнес Рокер. - Мне всего этого будет недоставать.
        - Можешь потише говорить, на нас и так все косятся. Не привлекай еще большего внимания, - Сашка настороженным взглядом оглядел рядом стоящих людей.
        - Да, ладно тебе злиться и все время хмуриться. Посмотри вокруг, классно же как, - Рокер излучал неподдельный оптимизм и радость.
        Сашка снова внимательно и настороженно огляделся. Последний раз он был в метро несколько лет назад, и с тех пор, на его взгляд, ничего не изменилось, хотя вот только людей все же стало побольше да рекламных щитков. И что такого классного его брат нашел в общественном транспорте, особенно утром, когда обычные люди спешили на работу или учебу? Они двигались сплошной серой однообразной массой, все какие-то полусонные, слишком злые, раздражительные, нервные, и почему-то уставшие прямо с утра. Никто не разговаривал и не смеялся, только изредка слышались возмущенные выкрики и ругань.
        Толпа сама занесла братьев на эскалатор, Студент только успевал переставлять ноги, надеясь, что ему их никто не оттопчет. Когда же металлические ступени понесли их наверх, Сашка, наконец-то, смог перевести дыхание. Все, конец его мучениям - скоро будет выход и свежий воздух. Он даже старался мысленно подгонять эти медленные ступеньки вверх, уже не обращая внимания ни на кого и ни на что вокруг, поэтому и не заметил, как напрягся его брат, не сводя своих карих глаз с эскалатора, который медленно спускался вниз.
        Девушка, которая стояла там, привлекала всеобщее внимание тем, что в отличие от этой сплошной сонной серости, была ярко-рыжей. Даже в тусклых огнях светильников подземки, ее волосы светились и переливались золотом, а огромные зеленные глаза, смотрели слишком серьезно и напряженно, создавалось впечатление, что в метро она бывает не часто. Она настороженно переводила свой взгляд с одного человека на другого, ни на ком не останавливая свое внимание больше, чем на удар сердца. Но когда ее глаза остановились на лице Рокера, он мог поклясться, что на миг, только на один короткий миг, в ее равнодушных зеленых глазах, промелькнуло удивление, и она слегка нахмурила лоб, поджав накрашенные губы. Но, быстро взяв себя в руки, девушка отвела взгляд от Рокера и стала дальше равнодушно скользить по лицам других пассажиров метро.
        - Вот это да, - выдохнул Рокер, не в состоянии отвести восторженный взгляд от девушки. - Я сейчас вернусь, подожди меня наверху, - не глядя на Сашку, сказал он и, не дожидаясь ответа брата, быстро перепрыгнул с одного движущегося эскалатора на другой. Проскользнув как раз между тусклых фонарей, он оказался напротив рыжей девушки, только двумя ступенями ниже нее. Сашка даже не успел ничего сказать, не то, чтобы сделать.
        Выругавшись про себя, он стал с тревогой наблюдать за братом, и видел, как засияли его глаза, да и сам он весь засветился, как начищенный пятак. Лица девушки Сашка не видел, и точно сказать какое впечатление произвела на нее выходка его братца, не мог.
        - Девушка, как вас зовут? - спросил Рокер и улыбнулся во все свои тридцать два.
        - Алена, - не задумываясь, ответила девушка на его вопрос, и скорее всего, просто потому, что все еще не отошла от удивления и шока.
        - Красивое имя, а меня зовут Рокер, - он продолжал ей улыбаться и бессовестно разглядывать.
        Девушка была невысокая, даже стоя на две ступеньки ниже ее, Рокер смотрел прямо в ее огромные глаза. Как ни странно, но людей возле девушки не было, не смотря на час-пик и полную загруженность транспорта. Рокер почувствовал исходящую от нее энергию и удивился. Но даже это не мешало ему во все глаза пялиться на обалдевшую девушку. На ее переносице Рокер увидел россыпь таких милых и сексуальных веснушек, которые ей безумно шли и делали моложе. Выражение ее зеленых глаз менялось каждую секунду, она и сама не могла однозначно оценить свое отношение к этому молодому человеку, который так внезапно оказался сейчас перед ней. А он стоял, продолжая внаглую ее разглядывать, не стесняясь и не пытаясь хоть как-то скрыть свой явный интерес.
        Рокеру вдруг ужасно захотелось потрогать выбившуюся прядь ее рыжих волос, чтобы узнать каким является это золото на ощупь, захотелось прикоснуться к ее милым веснушкам, к полным, слегка подкрашенным губам, но он вовремя успел отдернуть руку и для верности сунул ее в карман своей кожаной куртки. Он смотрел, как ее белые зубки закусили нижнюю губу, и девушка нахмурила лоб еще больше, а в ее глазах появилось странное, не понятное ему, выражение.
        - Ро-кер? - растягивая его имя по слогам, мягко переспросила Аленка.
        - Ага, - засиял парень еще больше. - Может, познакомимся поближе?
        Девушка оценивающим взглядом окинула стоящего перед ней человека, начиная с его широких плеч, обтянутых кожаной курткой, кубиков пресса и накаченной груди, которые очень хорошо просматривались сквозь тонкую сетчатую майку, стройных ног, обтянутых светлыми джинсами, перевела свой взгляд на его лицо. Отметила большие карие глаза, обрамленные черными длинными ресницами, полные розовые губы, с приятной улыбкой на них, легкий румянец, на хорошо выбритых щеках. Осмотрев все это, девушка как-то грустно вздохнула и тихо, с сожалением в голосе, сказала:
        - Извините, но вы не в моем вкусе, - и, обойдя Рокера, последние пару ступенек сбежала вниз по движущемуся эскалатору.
        Рокер так обалдел от ответа и выражения ее лица в ту минуту, что чуть не прозевал, когда ступеньки вынесли его на платформу. Он стоял, вылупив свои и, без того большие глаза, и смотрел вслед уходящей девушке. Ее хрупкая и стройная фигурка, обтянутая коротким цветастым платьицем, легко лавировала в толпе, а ее рыжие волосы сияли в серой безликой массе.
        Люди обходили Рокера, тихо ругаясь, но никто из них так и не сказал ему ни слова, о том, что он загораживает проход и всем мешает. Как только девушка скрылась из вида, Рокер почти на полном автопилоте двинулся к другому эскалатору, и толпа молча расступалась перед ним, стараясь как можно быстрее освободить ему дорогу. Даже контролерша, которая сначала выскочила из своей будки, чтобы отчитать его за неподобающее поведение в метро, как только разглядела его мрачный и ошарашенный взгляд, оценив вблизи его габариты, быстро вернулась назад в свою будку и плотно закрыла за собою стеклянную дверь, продолжая наблюдать за ним из более, как ей казалось, безопасного места.
        Но Рокер никого и ничего не видел и не замечал. В полном одиночестве он зашел на ступеньки и замер, все еще не приходя в себя. На него поглядывали с опаской и настороженностью. Когда же эскалатор вынес его наверх, и Сашка, схватив брата за рукав, оттащил в сторону, в глазах Рокера стали появляться искры сознания. Он захлопал ресницами, фокусируя свой, пока еще затуманенный, взгляд на брате.
        - Ты что, с ума сошел? Что ты вытворяешь? - прорычал Сашка прямо ему в лицо.
        - Сашка, меня сейчас так красиво отшили, что я даже не обиделся, - потрясенно проговорил Рокер.
        Студент так удивился, что замолчал на полуслове. Вид Рокера его насторожил и озадачил. Это изумленное и обескураженное выражение, он видел на лице Рокера впервые за все годы, что они знакомы, то есть с рождения.
        - Что она тебе такого сказала? - осторожно спросил Сашка.
        - Что я не в ее вкусе, - глупо улыбаясь, ответил Рокер.
        - Ну и что тут красивого? - Сашка удивленно пожал плечами. - Обычный штампованный ответ девушки, которая желает отшить не в меру надоедливого парня.
        - Не знаю, но у нее это получилось как-то красиво и ласково, - загадочно протянул Рокер, закатив глаза. - И ее глаза при этом были такие волшебные, а губы, были просто..., когда она мне улыбнулась, то я..., а эти веснушки, они..., а волосы, они горели ярче солнца..., и я...
        - Так, понятно, - Сашка снова взял брата под локоть и потянул к выходу. Надо срочно что-то делать, а то его слишком впечатлительный брат сейчас совсем расклеиться в романтических бреднях. - Пошли, а то опоздаем, - твердо сказал Сашка и потащил Рокера под руку к выходу, как буксир тащит за собой огромный танкер.
        Рокер автоматически переставлял ноги, но перед его глазами все еще стояло лицо рыжеволосой красотки. Вдруг резко остановившись, он выдернул свой локоть из руки брата и, повернувшись в сторону эскалатора, грозно прорычал:
        - Мы еще с тобой встретимся, Аленка. И тогда ты так быстро от меня не сбежишь. Я найду тебя, и ты уже не сможешь мне отказать, - затем Рокер развернулся и так быстро зашагал к выходу, что Сашка уже еле поспевал за его широкими шагами.
        - Эй, герой-любовник, подожди меня, а? - взмолился он, стараясь обходить людей, которые шарахались от Рокера и иногда останавливались, удивленно глядя ему в след.
        Но Рокер не обратил внимания на возглас брата, он шел быстро, легко, улыбаясь своим мыслям и даже напевая что-то себе под нос. Боль и тоска, которая все это время сжимала его душу и сердце, стала потихоньку рассеиваться и маленький лучик счастья, стал пробивать эту кромешную тьму безысходности.
        Но если бы братья спустились обратно в метро, увиденная картина их сильно удивила бы и возможно насторожила. Рыжая девушка, которая произвела такое сильное впечатление на Рокера, сидела на лавочке перед платформой, ожидая поезда, а рядом с ней сидела очень похожая на нее другая рыжая девушка, только моложе, та самая, на которую Сашка налетел в вагоне поезда.
        - Ну и скажи, какого черта их с самого утра понесло в метро. Совсем крыша поехала! - возмутилась Аленка, оглядывая суетящихся людей на платформе. - Когда ты мне утром позвонила, я даже не сразу тебе поверила. Подумала, что ты как обычно решила надо мной прикольнуться, - девушка нахмурила свои тонкие рыжие брови и скривилась.
        - Ой, больно мне надо над тобою прикалываться, - молоденькая девушка так похожая на Аленку, надула полные розовые губки, от чего ее лицо приняло умильное выражение. - Хотя, сами мальчики ничего так, миленькие. Как они тебе, понравились? Я заметила, что с одним из них ты успела даже поближе познакомиться, - захихикала она, бросая косые взгляды на хмурую сестру.
        На ее слова, Алена скривилась так, как будто ела кислый лимон, и у нее свело скулы.
        - Да, ладно тебе, сестренка, кстати, он очень даже ничего. Я заметила, как на них все пялились, и, кстати, не только девушки, к твоему сведению.
        - По-твоему, это должно мне льстить? - брови Алены поползли на лоб. - Анька, что ты мелешь? Думаешь, два метра роста, аршин в плечах и смазливая рожица - это все, что меня интересует в мужчине?
        - Ну, не знаю, что тебе еще надо, а мне лично они понравились, - не обращая на возмущенный вид собеседницы, не унималась Аня. - Правда, светленький мне понравился больше. Чур, он мой, ладно? Интересно, он понял, что это я специально на него в вагоне в дверях налетела или нет? - Анька заметила удивленный взгляд сестры. - Ну и что ты так на меня смотришь? Мне просто пощупать захотелось. Его, между прочим, все кому не лень щупали, а я что рыжая!? - Аленка улыбнулась, оглядев сестру насмешливым взглядом, но ничего не ответила, а Анька продолжала рассуждать: - А вот от его брата, даже у меня мурашки по спине побежали, когда я увидела, как он сиганул к тебе на эскалатор. Жуть просто! - Она сидела на скамейке и мотала ногами в воздухе.
        Ее рыжие волосы были затянуты в высокий пушистый хвост. На лице - минимум косметики. Только слегка подкрашены длинные рыжие ресницы, да бледный розовый блеск на губах. Одета она была в короткие джинсовые шортики и в голубую майку, а на ногах сандалии с высокой шнуровкой. На первый взгляд ей было не больше 15-16 лет. Но это казалось только до тех пор, пока не повстречаешься взглядом с ее большими и серьезными зелеными глазами.
        - Анька, перестань уже. Нам, кстати, давно как пора, - Алена легко и грациозно поднялась со скамейки, поправляя свое короткое платье, и осторожно огляделась по сторонам. - Терпеть не могу, это метро, - ни к кому конкретно не обращаясь, бросила она.
        Поскольку до назначенной встречи с друзьями было еще больше сорока минут, Рокер с Сашкой неспешным шагом прогуливались в парке, не далеко от кафе Игоря. Когда после многолюдных улиц, они свернули в этот оазис зелени и прохлады, то тишина и уединенность благодатно окутала их своим коконом, укрывая от шума и суеты. Людей почти не было, только изредка пробегали те, кто заботился о своем здоровье, а иногда встречались собаки со своими хозяевами, но только им стоило завидеть двух странных молодых людей, как и те и другие старались свернуть с их тропы. Поэтому братья не спешили, радуясь спокойствию и тишине парка, вдыхая такие знакомые запахи родного города. Они отсутствовали всего лишь два месяца, а создавалось такое впечатление, что их не было здесь целую вечность.
        - Давай посидим немного, - сказал Рокер и, не дожидаясь ответа брата, подошел к ближайшей скамейке. Усевшись на нее, он с блаженством вытянул свои длинные ноги.
        Скамейка, которую облюбовал Рокер, стояла в тени большой голубой ели, нижние ветки которой опускались так низко, что Сашка, не вставая, мог дотянуться до ближайших шишек. Лесная красавица источала такой чарующий аромат хвои и прелых иголок, что Сашка зажмурился и никак не мог надышаться этим воздухом. Братья сидели молча. Никому не хотелось нарушать тишину и спокойствие. Сашка покосился на Рокера, наблюдая за сменой эмоций на его красивом лице.
        Задрав голову вверх, Рокер любовался елью. Его мысли медленно перетекали из одного полушария мозга в другое, он их не торопил и даже не пытался понять. Он просто наслаждался этой жизнью, за которой уже успел соскучиться.
        - О чем думаешь? - вопрос Сашки застал его врасплох.
        С тех пор как они вышли из метро, Рокер выглядел странно, а Сашка, внимательно наблюдавший за братом все это время, не понимал, что же с ним происходит. Неужели отказ девушки так выбил его из колеи? На лице Рокера появлялось то блаженно умиротворенное выражение, то тревожно настороженное. И эта смена происходила так быстро, что Сашка никак не мог уследить за ходом его мыслей.
        - Думаю, что будем делать, - наконец-то ответил ему Рокер.
        Теперь пришла очередь Сашке удивиться и вопросительно уставиться на брата.
        - В смысле, что будем делать?- не понял он ответа Рокера. - Поможем Ирэн найти Полока и забрать у него силу и кристалл, затем решим проблемы Игоря, ну и вернемся к Стаурусу на Терриас.
        - А потом? - не отрывая взгляда от дерева, тихо спросил Рокер.
        - А потом..., а потом будет видно, - Сашка и сам старался не задумываться и не просчитывать варианты, на тему: "А что будет потом". Они и так знали, что их ждет, а вот как это изменить или избежать даже не догадывались.
        Студент смотрел на Рокера, и видел, как за эти два месяца изменился его брат, скорее всего, изменился не он сам, а его отношение к жизни. Он всегда был беззаботным, веселым, брал от жизни все, что хотел и даже стремился дотянуться до недосягаемого. Он всегда твердил, что он такой человек, который хочет больше, чем может удержать. Но всего за два месяца в другом мире он пережил то, что многие переживали в течение всей своей, пусть и не долгой, жизни. Он потерял одного очень близкого и дорогого друга, он знает, что еще один его друг скоро должен умереть и его смерть принесет немало горя и страдания его другим близким друзьям, да и ему самому. Он ощущал все свое бессилие, не смотря на то, что являлся одним из самых сильных в этом мире. К чему иметь такую физическую силу и способности, если это не может спасти дорогих тебе людей. Он, наконец-то, осознал, что в жизни намного больше горя, боли и потерь, чем он мог и хотел себе представить. И он понял, что очень многое человек не может изменить, как бы он этого не хотел и чтобы он не делал. Один мудрец когда-то давно сказал, что если не можешь изменить
обстоятельства, то просто прими и смирись с ними. Но разве можно смириться со смертью близких тебе людей, просто принять это и молча наблюдать, как они умирают?
        - Ой, смотри, белочка, - неожиданный возглас Рокера заставил Сашку подпрыгнуть на месте. - Какая хорошенькая. Иди сюда, маленькая, - Рокер осторожно, пытаясь не делать резких движений, сунул руку в карман своей куртки, где у него всегда лежали семечки. Захватив их в жменю, также медленно и осторожно протянул раскрытую ладонь по направлению к белочке. Та тихо сидела на нижней ветке и с любопытство без малейшего страха разглядывала сидящих внизу людей.
        Рокер держал раскрытую ладонь прямо перед белкой. Зверек даже не пошевелился, с каким-то явным безразличием поглядывал своими черными глазками-бусинками на широкую ладонь человека и семечки, лежащие на ней. Затем белочка странно фыркнула и быстро развернувшись, махнула своим рыжим пушистым хвостом прямо по его руке, и скрылась в ветвях ели.
        - По-моему, тебя второй раз красиво отшили, - Сашка засмеялся, разглядывая по-детски расстроенное выражение лица брата.
        - Да, что это за день-то такой сегодня. За одно утро меня два раза послали, - возмутился Рокер.
        - Ага, два раза, но зато как красиво, - и Сашка снова весело засмеялся.
        Рокер посмотрел на семечки, лежавшие на его ладони, потом просто высыпал их рядом со скамейкой прямо на траву. Затем снова задрал голову вверх, сопя от негодования, как паровоз.
        - Думаешь, мы сможем найти Полока, - через пару минут, спросил он брата, все еще пытаясь разглядеть в ветвях ели маленькую рыжую белочку.
        - Должны. У нас просто нет другого выхода, - пожав плечами, грустно ответил Сашка. - Иначе Ирэн не выжить.
        - Интересно, она уже догадалась? - Рокер тяжело вздохнул и посмотрел на брата.
        - О том, что беременна, я думаю, что уже могла и узнать, а обо всем остальном - нет, навряд ли, - для убедительности Сашка даже покачал головою.
        - Я даже не могу представить, как ей об этом можно рассказать.
        - С ума сошел! - Сашка подсочил на скамейке и серьезно уставился на брата. - Даже не думай, не смей! Нельзя говорить беременной женщине, что она умрет во время родов, - уже немного спокойнее закончил он.
        - Думаешь, Император согласится расстаться со своей силой? - Рокер так и продолжал разглядывать небо через ветви ели, не замечая и не обращая внимания на вспыльчивую реакцию Сашки.
        - Очень на это надеюсь. Тем более, что и Руфус нам пообещал, что как только Полок почувствует силу других Императоров, то сам захочет встретиться с ее носителем. Так что нам останется только немного подождать и не выпускать Ирэн из поля зрения.
        - Понятно, - как-то равнодушно протянул Рокер, затем перевел свой вспыхнувший внезапным интересом взгляд на брата и тихо спросил: - А что ты думаешь насчет Магистров? Ты веришь в то, что Игорь в этом не замешан? - он очень внимательно следил за выражением лица Сашки, стараясь ничего не упустить и стремясь хоть что-то понять по его быстро меняющейся мимике. Рокер знал, чувствовал, что Сашка не всеми соображениями делиться с ним, но не настаивал и не сердился на него за это. Но ответ именно на этот вопрос, он хотел получить правдивый и искренний. Он и сам видел, что в деле с исчезновением Магистров слишком много темных и странных пятен, но поверить в то, что Игорь как-то в этом участвует, Рокер не мог, и поэтому очень хотел знать, что по этому поводу думает и чувствует его брат.
        - В то, что Игорь в этом замешан - я, так же как и ты, не верю, - Сашка тепло улыбнулся брату, видя промелькнувшее облегчение на его встревоженном лице. - Но и в том, что все это мог организовать и провернуть один только Алексис - я очень сомневаюсь.
        - Что ты хочешь этим сказать? - Рокер нахмурился.
        - Боюсь, ему кто-то помогает, и этот кто-то очень близкий к окружению Магистров и очень много знает, - пояснил Сашка.
        - Ты намекаешь, что этот "кто-то" может быть один из оставшихся Магистров, то есть либо Тревис, либо Хитан? Ведь Игоря мы исключили из списка подозреваемых, так?
        - А почему ты считаешь, что это может быть кто-то из оставшихся в живых Магистров? - Сашка посмотрел на брата. - Мы до конца не уверены, что остальные магистры действительно мертвы. Поэтому это вполне может быть кто-то из них. Хотя и твою версию нельзя полностью сбрасывать со счетов. Вот встретимся сегодня с Хитаном и Тревисом, тогда и сможем делать хоть какие-то выводы.
        - Да-а, задачка, однако. Не нравится мне все это. Не люблю я, когда все так запутано и не понятно, и не знаешь с какой стороны ждать удара. Эх, жаль, но нам пора уже, - вздохнув, сказал Рокер, глядя на часы на руке Сашки.
        Он плавно и мягко поднялся со скамейки, потянулся, разминая свои мышцы. Сашка поднялся вслед за братом. Молча, не произнеся больше ни слова, они направились к выходу из такого гостеприимного парка.
        А в ветвях голубой ели, спрятавшись от посторонних глаз, сидела маленькая любопытная белочка. Ее мордочка была сосредоточенной, она забавно морщила свой носик и ее черные длинные усы топорщились в разные стороны. Она еще некоторое время смотрела вслед уходящим братьям, потом развернулась и, быстро перебирая лапками, перепрыгивая с ветки на ветку, с дерева на дерево, исчезла в гуще парка.
        Выйдя из парка, братья направились в сторону кафе и еще издали заметили, стоящих возле него Лешку с Ленкой и Мегана. Рыжик что-то веселое и смешное рассказывал им, быстро жестикулируя своими длинными руками, и до братьев доносился звонкий смех девушки. Меган во все глаза, не отрываясь, со странным выражением лица, смотрел на Лешку. Он все никак не мог отойти от шока. Когда в первый раз разглядел этого странного человека на пороге Ленкиной квартиры, он не смог произнести ни слова. Таких людей ему еще никогда в жизни не приходилось видеть. Он и сейчас не сводил с него своих маленьких глаз, а Лешка не обращал на него ни малейшего внимания. Он уже привык к такой реакции на свою внешность, а за два прошедших месяца он не стал менее рыжим, или менее лопоухим, менее корявым и долговязым, и от него все также исходили флюиды радости, счастья и беззаботности. А с приобретенным умением слышать чувства окружающих, он всегда знал, что человек испытывает при взгляде на него, и поэтому сейчас реакция Мегана его даже позабавила и совсем не была обидной. Хотя, по мнению Лешки, Меган тоже имел достаточно странную и
необычную внешность, но почему-то на него прохожие не так сильно реагировали, особенно когда рядом замечали такой колоритный экземпляр, как Лешка.
        Парень весело смеялся, что-то рассказывая, но Рокер заметил, насколько их друг сейчас был собран и каким настороженным и цепким взглядом, осматривается вокруг, какими дергаными и нервными были его движения. Неужели проблемы с Магистрами серьезнее, чем Игорь вчера им попытался это представить? Или есть еще что-то?
        Лешка услышал эмоции братьев раньше, чем увидел их, поэтому он быстро поднял голову и, улыбнувшись во весь рот, весело замахал им руками, силясь разгладить предательскую складочку между бровей.
        - Доброе утро, мальчики. Как спалось дома? - Ленка радостно приветствовала друзей, и явно пребывала в прекрасном расположении духа. Правда, следы усталости еще остались на ее бледном лице, но глаза блестели и сияли от радостного возбуждения.
        - Просто отлично, - похвалился Рокер. - Даже на метро прокатились, - он пожал руки ребятам и чмокнул Ленку в щеку, при этом обняв крепко за плечи, от чего Меган невольно дернулся, но лукавая улыбка Рокера, быстро остудила его пыл. Он никак не мог привыкнуть к таким фамильярным отношениям между ними, а Рокер к тому же еще и специально его провоцировал, явно наслаждаясь его реакцией. Меган взял себя в руки и нацепил на лицо маску полного равнодушия, слегка усмехнувшись Рокеру.
        - Ага, покатались, - недовольно буркнул Сашка, и Ленка, четко ощутив его раздражение и обиду на брата, весело хмыкнула в ответ. Ну, не любит человек, то есть вампир, то есть Высший, утреннее метро и большое скопление народа, и что? Но что-то в настроении и в чувствах Сашки было еще, кроме недовольства общественным транспортом, и девушка никак не могла уловить и определить, что же именно.
        - А как вы провели вчерашний вечер? - спросил ее Рокер, отвлекая от мыслей, при этом слишком уж ехидненько улыбаясь и бросая косые взгляды на притихшего оборотня.
        - А мы с Меганом ходили на прогулку. Я ему экскурсию устроила по вечернему городу, ну и конечно, в пару клубов заглянули, - весело доложила Ленка.
        На ее слова Меган только скорбно закатил глаза и скривился. Вчерашняя прогулка явно ему не понравилась. Столько разных запахов, дым, вонь, грязь, шум, столько людей на один квадратный метр! Он в каждом прохожем видел потенциального врага и не знал, что ему делать и как реагировать. Его нервы были на пределе, как слишком сильно натянутые струны. А хозяйка, еще к тому же, как назло никак не хотела возвращаться домой, явно испытывая его медвежье терпение, которому медленно, но уверенно приходил конец. Он думал, этот вечер никогда не закончится, и сам уже не знал и не помнил, как они ночью добрались до Ленкиной квартиры, где он смог хоть как-то спрятаться от такого чужого и чуждого ему мира.
        - И надолго вы тут застряли, мы с Ирэн уже вас заждались, - раздался голос Игоря. Он стоял в дверях кафе, с улыбкой разглядывая улыбающиеся лица своих друзей.
        Ленка тут же с радостным визгом бросилась ему на шею, целуя его в щеку.
        - Я тоже рад тебя видеть, красавица, - Игорь подхватил ее на руки, отвечая не менее пылким поцелуем.
        Поставив девушку на землю, он заметил, что и она похудела, и при помощи косметики попыталась скрыть темные круги под глазами. Что же им всем пришлось пережить в том мире за эти два месяца?
        - А похорошела-то как! - весело сказал он. - Вот, что любовь с женщиной делает! - Игорь улыбался, обнимая Ленку одной рукой и прижимая к себе.
        - Уже донесли, да? - она злобно зыркнула на Рокера.
        - А что сразу я? - тут же возмутился парень, даже не краснея.
        - А, интересно, кто еще у нас тут такое трепло? - не унималась девушка, пытаясь вырваться из объятий Игоря, чтобы дотянуться до Рокера и ударить его.
        - Хотя бы вон Сашка, - улыбнулся Рокер, разглядывая ошарашенное выражение лица брата и на всякий случай отодвигаясь и от него подальше.
        - Конечно, так я и поверила.
        Игорь засмеялся и еще раз чмокнул подругу в щеку, все еще обнимая ее одной рукой за талию и косо поглядывая на замершего в нескольких шагах амбала, который сверлил его своими маленькими глазками, явно с большим трудом удерживаясь на месте.
        - Смотрю, вам весело было, - все еще продолжая смеяться, сказал Игорь.
        - Точно, с этими двумя, - кивнул Сашка на брата и Ленку, - нам скучать не приходилось.
        - Я, между прочим, тут совсем не причем, - сказала Ленка. - Это все Рокер. Это у него язык как помело, и он всех всегда старается достать. А я тут не причем. Совсем. Я хорошая, - попыталась оправдаться девушка, еле сдерживая улыбку.
        - Просто святая, - улыбнулся Рокер, подмигивая Ленке, но девушка пригрозила ему кулаком.
        - Познакомь меня со своим Хранителем, - вдруг прошептал Игорь Ленке на ухо. - И объясни ему поскорее, что ты мне дорога, как сестра, а то, мне кажется, что он не очень понимает, что происходит между нами, и сейчас у кого-то могут возникнуть небольшие проблемы, - сказал Игорь, настороженно разглядывая хмурого и сердитого Мегана.
        - Испугался? - улыбнулась девушка и ткнула Игоря в бок локтем.
        - Да как-то не очень, - в тон ей ответил Игорь. - Это я так, на всякий случай, парня жалко, - он старался не спускать глаз с оборотня, хотя и понимал, что тот вряд ли на него кинется.
        - Ну и долго вы там, в дверях, стоять будете? - донесся до них рассерженный голос Ирэн. - Ленка, хватит болтать, давай иди уже сюда и помоги мне. Я что, сама все готовить должна, - бурчала где-то внутри кафе недовольная девушка.
        - Ирэн завтрак решила на всех приготовить, - объяснил шепотом Игорь, открывая шире двери и пропуская внутрь кафе друзей.
        Когда все зашли, Лешка на мгновение задержался на пороге возле Игоря и тихо спросил, не глядя на него, и продолжая натянуто улыбаться:
        - Ну как?
        - Пока тихо, - ответил Игорь одними губами.
        Нацепив на лицо еще более радостную и широкую улыбку, Рыжик зашел в кафе и его веселый смех тут же разнесся по пустому залу. Игорь настороженно оглядел пустую улицу цепким взглядом, к чему-то прислушиваясь, затем быстро зашел в кафе и плотно прикрыл за собою дверь.
        - Не понял, Игорь, а где официант, бармен? - тут же налетел на него возмущенный Рокер, оглядывая пустую барную стойку.
        - Я всех распустил на сегодня. Так что, дружище, полное самообслуживание. Бери все, что хочешь и платить за это не надо, - хлопнул Игорь друга по плечу.
        - Правда? Класс! - Рокер тут же перепрыгнул за стойку и принялся изучать этикетки на бутылках. Он довольно цокал языком, выставляя очередную дорогую бутылку на барную стойку.
        - Игорь, а Ирэн-то где? - Ленка удивленно оглядела зал.
        - Да, уже на кухне, как целых полчаса колдует, - и Игорь кивнул головою в сторону виднеющийся в конце коридора двери. - Там.
        - Тогда мне туда, - вздохнула девушка, и легкой походкой направилась было в указанную сторону, потом резко остановилась и, повернувшись к Игорю, сказала:
        - Я же забыла вас познакомить, - сказала она и, стукнув Мегана в грудь, торжественным тоном произнесла: - Игорь - это мой Хранитель Меган, Меган - это мой очень близкий друг Игорь, - затем она, прищурившись, посмотрела на довольное лицо Игоря и добавила: - И, Меган, кидаться на него не надо, но если только в крайнем случае, - и она подмигнула расплывшемуся в довольной улыбке оборотню.
        - Не понял? - удивился Игорь и покосился на девушку, пожимая протянутую руку Мегана. Ладонь оборотня была горячей и очень сильной. Его маленькие глазки твердо и как-то слишком цепко осмотрели Игоря оценивающим взглядом. И скорее всего решив, что Игорь ему не противник, Меган скептически хмыкнул, отпуская его ладонь.
        - Все, мы на кухне, если нужна будет помощь - мы вас позовем, - и, смеясь, Ленка убежала. Меган медленно двинулся вслед за ней.
        - И как вы там с ней целых два месяца выдержали, - прошептал Игорь, глядя вслед убежавшей девушки, качая головою, все еще ничего не понимая.
        - А мы ее оборотням спихнули, чтобы им скучно не было, - проходя мимо все еще стоящего посреди зала Игоря, со столом в руках, шепнул ему на ухо Рокер.
        - Ну, тогда понятно, - улыбнулся другу Игорь.
        Ребята быстро сдвинули несколько столов вместе, расставляя вокруг них мягкие кожаные кресла, и весело переговариваясь. Они шутили, смеялись, все время подкалывая друг друга и дразня. Никто не хотел портить такое замечательное утро проблемами и нерешенными задачами. Пока еще у них в запасе было несколько часов спокойствия и радости, они решили использовать их на все сто.
        - Рокер, ты завтракать будешь, - донесся голос Ленки со стороны кухни.
        - Конечно, буду. И зачем такую глупость спрашивать? - пожал он плечами, поглядывая на замерших на секунду друзей.
        - Тогда иди сюда и помоги нам, - позвала его Ленка.
        - Не понял, а че завтракать только я буду, что ли? - возмутился Рокер.
        - Так, Рокер, не фони. Столько сколько ешь ты, мы все вместе не съедаем. Так что тащи сюда свою тощую.... Короче, давай сюда и быстро.
        - Ну что за женщина! - простонал Рокер, глядя на закрывшуюся дверь кухни.
        Сашка с сочувствием похлопал брата по спине. Тот обреченно вздохнул и побрел по коридору. Все еще тихо ругаясь и громко сопя, Рокер зашел на кухню, где девушки почти опустошили Игорю огромный холодильник и кладовку.
        Увидав Ирэн, Рокер подошел к ней и нежно обняв, поцеловал в щеку.
        - Как спалось? - с теплотой и заботой в голосе спросил парень. В его глазах и голосе было искреннее беспокойство, он очень внимательно оглядел, стоящую перед ним девушку.
        - Спасибо. Просто замечательно, - улыбнулась ему Ирэн.
        - Правда? А выглядишь ты что-то не очень.
        - Ну, спасибо, приободрил, называется, - Ирэн стукнула Рокера по лбу лопаткой, которой только что перемешивала что-то жарящееся в большой сковороде.
        - Ну вот, я же переживаю, а ты сразу драться. Да что же за день-то такой сегодня! - Рокер засопел, вытирая со лба жирный след, оставленный лопаткой.
        - Короче, хватай это и тащи в зал, - подтолкнула его Ленка к небольшому столику, уже уставленному разносами и тарелками со всякой снедью.
        Рокер, оглядел столик, оценивая количество разнообразной еды, и у него непроизвольно заурчало в животе. Он быстро сглотнул слюну, вмиг заполнившую рот, а его рука уже потянулась за ближайшим бутербродом, но грозный голос Ленки заставил его быстро передумать.
        - Да, и как отнесешь эти разносы, не забудь вернуться за остальными.
        - Блин, у вас вон Меган без работы стоит, стенку подпирает. Вот пусть остальное и принесет, - возмутился парень.
        - Рокер, у него, между прочим, другая должность. Так что никаких разговорчиков в строю и шагом марш, быстро, - Ленка держала в руках поварешку, и только столь грозное оружие в ее маленьких, но сильных ручках, заставило Рокера замолчать и не вступать с ней в открытый бой.
        Он оценил количество разносов на столе, посчитав, сколько раз ему придется ходить туда-сюда. Затем оглядел дверной проем и, хмыкнув, легко поднял столик со всеми разносами и посудой на нем, совершенно спокойно пошел к выходу из кухни. Меган тут же подскочил и широко открыл ему дверь, придерживая ее. Рокер ему кивнул в благодарность и, обернувшись, показал обалдевшей Ленке язык.
        - Меган, а ты чего замер? - переключилась она тут же на довольного оборотня. - Хватай тогда этот чайник, и марш за Рокером, - властно сказала она.
        - Но...
        - И никаких но. Что со мною тут может случиться? Быстро пошел.
        Также сопя, как минуту назад Рокер, Меган схватил указанный хозяйкой странный горячий предмет кухонной утвари, и быстро вышел из кухни, намериваясь как можно быстрее туда вернуться.
        - Ирэн, как же он меня достал, - простонала Ленка, глядя вслед уже скрывшемуся за дверью, оборотню.
        - Я тебя предупреждала. А ты заладила одно: "Такого же хочу".
        - Я думала, что ты шутишь, - простонала Ленка. Ирэн подошла к подруге и обняла ее за плечи, а та продолжала жаловаться. - Он же не оставляет меня не на минуту. Я в туалет спокойно сходить не могу, он под дверями стоит. Я спать легла на кровати, а ему на диване постелила, и знаешь что? - Ирэн улыбнулась, догадываясь о том, что произошло. - Вот именно, эта зараза на полу рядом легла, а я на него ночью наступила, во-первых, перепугалась до смерти, блин, а во-вторых, чуть не убилась, когда об него споткнулась. Куда его деть, а?
        - Разорви нить, - с грустью в голосе посоветовала Ирэн.
        - Не могу. Жалко все-таки. Знаешь же, как к нему потом относиться будут. Он после этого сам умрет, не дожидаясь пока его прикончит стая. Не могу я так с ним поступить.
        - Ну, тогда крепись, держись и не пузырись. Привыкнешь. Еще пару лет помучаешься, а потом и совсем замечать перестанешь.
        - Надеюсь, иначе я сама его просто удушу.
        Ирэн понимала, что хоть Ленка и возмущается по поводу постоянного присутствия рядом с собою этого Хранителя, на самом деле ее раздражал не он сам, а то, что кто-то посторонний стал о ней заботиться и помогать. Она всю жизнь всего добивалась сама, всегда сама о себе заботилась, а тут такая нянька, да еще и слишком ответственно подходящая к своим нелегким обязанностям. Ирэн тут же вспомнила Зара и еще больше загрустила. Она тоже сначала не могла привыкнуть к его постоянному присутствию, а потом всего за несколько дней так привязалась, что до сих пор ощущала странную пустоту рядом. Все казалось, что вот она сейчас обернется и наткнется на его теплую и ласковую улыбку.
        Повздыхав, каждая о своем, девушки вернулись к прерванной работе. Ирэн заглянула последний раз в сковороду, еще раз все хорошо перемешала и убрала ее с плиты. Затем пошла к мойке, в которую Ленка сгрузила почти все имеющиеся в кладовке и в холодильнике Игоря фрукты. Ирэн начала их мыть, погружаясь в не слишком радостные мысли, а Ленка стояла рядом, молча чистила и нарезала фрукты на тарелки.
        - Кстати, ты как вчерашний вечер провела? Что-то вид у тебя не очень. Что, не спалось? - вдруг спросила Ленка, вырывая Ирэн из омута невеселых размышлений. За своими мыслями, Ирэн и не заметила, каким встревоженным и обеспокоенным взглядом на нее поглядывает подруга.
        - Нет, все нормально, - Ирэн улыбнулась. - Правда, вечером Игорь заглядывал.
        - И как? - Ленка даже бросила яблоко, которое перед этим чистила. - Как все прошло? Что он говорил?
        - Да, особо ничего. Чай пили с тортом, разговаривали допоздна, а потом он ушел. Утром зашел за мной и привел сюда. Все.
        - Все? - Ирэн улыбнулась, видя вытянувшееся от немого возмущения и разочарования лицо подруги.
        - Все.
        - Вот, идиот, тьфу ты. Ну и слабак. Тюфяк. Какой шанс! И такой облом, - начала ругаться Ленка, не обращая внимания на то, как быстро настроение Ирэн начало меняться.
        - А ты что хотела? - повысила она голос. Что-то в словах Ленки ее больно задело. - Ты бы хотела, чтобы он страдал и вздыхал, как Ромео под окнами? Чтобы он сказал, как был не прав, что тогда уступил Стаурусу? Чтобы рассказывал, как ему было плохо все это время без меня? И вообще, как он жалеет, что я появилась в его жизни? - Ирэн почти перешла на крик.
        - Подруга, ты чего так разошлась, я ведь просто спросила? - но, прислушавшись к чувствам стоящей рядом Ирэн, Ленка нахмурилась. - Он что все это тебе говорил?
        - Не говорил, но это и так было ясно, - быстро взяла себя в руки Ирэн, силясь успокоиться. - Просто было нелегко. После Антона, я ... мне тяжело видеть, как Игорь борется с собою и страдает из-за меня.
        - Успокойся, - Ленка обняла Ирэн за плечи, жалея, что не сдержала свое любопытство и начала весь этот разговор. - Успокойся, тебе нельзя волноваться.
        - Что? Откуда ты знаешь? - встрепенулась Ирэн, вырываясь из объятий.
        - Забыла, кто у меня истинный? Оборотни это сразу чуют. Не спрашивай как - сама не знаю. Но Власлен сказал, что ты беременна, еще месяц назад, - усмехнулась Ленка, видя взъерошенный и обескураженный вид Ирэн.
        - Черт, а ты мне раньше сказать не могла! Чтобы я, как дура, не покупала в аптеке тест на беременность! - не на шутку разозлилась Ирэн.
        - Ну, я не думала, что Стаурус тебе не сказал об этом. Он, кстати, тоже знал, - быстро нашла себе оправдание Ленка, осторожно отступая от Ирэн на безопасное расстояние. Она, конечно, понимала, что переводить стрелки на других не очень хорошо, но пусть уж лучше Ирэн злиться на Стауруса, который очень далеко отсюда, чем на подругу, которая была очень даже близко.
        - Вот же, блин! А кто еще знает? - спросила Ирэн, прищурившись, глядя на Ленку.
        - Ну-у,... я откуда знаю. И не смотри на меня так, как будто это я виновата!
        - Ладно, я позже выясню, - буркнула Ирэн, возвращаясь к мытью фруктов. - А ты иди в холодильнике возьми там сливки и еще виноград захвати, конспираторша, блин.
        Ленка радуясь, что буря прошла мимо нее, злорадно улыбалась, представляя, как достанется Стаурусу и Рокеру за то, что скрывали от Ирэн такое важное событие в ее жизни. А она их предупреждала! Она им говорила! А они ей не поверили! Вот пусть теперь расхлебывают!
        Ирэн стояла возле раковины, домывая яблоки. Она и сама еще на Терриасе догадалась, что беременна, просто не могла или не хотела в это поверить. Как только они оказались в своем мире, первое, что она сделала - это отправилась в аптеку. Поэтому, когда пришел Игорь, она все еще пыталась успокоиться и взять себя в руки, после того как тест оказался позитивным. И ведь догадывалась и почему не поверила своей интуиции, снова! Да сколько же она будет наступать на одни и те же грабли! Она видела, как осторожно и трепетно стали к ней относиться. Сколько внимания и заботы стали проявлять, даже всегда взбалмошный Рокер с ней теперь был слишком любезным и учтивым.
        Вот же влипла! Но если Стаурус знал, что она беременна, тогда почему отпустил одну в этот мир? Почему они именно в нее вливают силу Императоров? Как это отразится на ее ребенке? Почему Руфус сказал, что только она может сохранить Терриас? Что только ей...? Ребенок? Сила Императоров? Сохранить Терриас? Вот сейчас она поймает мысль, которая уже несколько дней не дает ей покоя. Все время она думает, анализирует, осмысливает сложившуюся ситуацию, и никак не может найти объяснения странному поведению близких людей. Почему о ней так заботятся? Почему глаза Стауруса становятся печальными, когда он смотрит на нее, и думает, что она не знает об этом? Почему Власлен грустно вздыхает и только нежно пожимает ее руку? Почему Руфус кланяется ей при встрече? Как будто это какой-то подвиг - забеременеть! На Терриасе беременность, конечно, довольно редкое явление, но не настолько же! Тогда почему такое отношение именно к ней? И почему вокруг одни "почему"?
        Когда Игорь вчера ушел, она еще долго сидела в темной кухне, и никак не могла заставить себя пойти спать. Она не хотела видеть эти странные сны, которые стали ей сниться последнее время, а, просыпаясь, вся мокрая и с бешено колотящимся сердцем, она ничего не могла вспомнить и рассказать. Ей было страшно, наверно впервые в жизни, ей было так страшно.
        - Ирэн, смотри, что я тут еще нашла! - радостный голос Ленки, вытянул Ирэн из ее невеселых раздумий. Ну, правильно, подруга почувствовала ее настроение и теперь хоть как-то пытается отвлечь!
        - И что ты там откопала? - Ирэн постаралась взять себя в руки. Ведь все равно эти размышления ни к чему не приводят, так зачем портить всем настроение. Об этом она подумает завтра! Блин, тоже мне Скарлетт Охара. Она подумает, когда рядом не будет этих ходячих локаторов и эхолотов! Ирэн улыбнулась. Она не знает, что ждет ее завтра. Да и не только ее - их всех, ну а пока что сегодня они все вместе, встретились после двухмесячной разлуки, так надо это хорошо отметить, пока еще есть время!
        - Ирэн, смотри какой торт! Как думаешь, его можно взять?
        - Спроси у Игоря, - ответила Ирэн и стала быстро домывать фрукты.
        - Лучше ты спроси, тебе он точно не откажет. И вообще, кто откажет беременной женщине! - усмехнулась подруга.
        - Стоп, Ленка, он что, тоже знает? - Ирэн резко повернулась к подруге.
        - Не похоже, но мы его сейчас просветим, - и быстро поставив торт на стол, Ленка направилась в сторону общего зала.
        - Стой, - крикнула Ирэн приказным тоном, и Ленка резко остановилась возле двери, как вкопанная. - Не надо ничего ему говорить, слышишь меня! Не смей ничего ему говорить! Не смей никому ничего говорить, поняла? - она не отрываясь, смотрела в голубые глаза подруги, и выражение этих остекленевших глаз ей не понравилось. - Лен, что с тобой? - Ирэн быстро подошла к замершей девушке и осторожно тронула ее за руку. - Э, ты как? Что случилось?
        - Какого фига, ты ко мне силу стала применять! - завопила Ленка, сбрасывая оцепенение. - Могла просто сказать, зачем же заставлять, - девушка, надувшись, подхватила кофейник и быстро пошла в зал, напрочь забыв о торте, стоящем на столе.
        Ирэн смотрела ей в след, ничего не понимая. Силу применять? Какую силу? Она ведь просто не хотела, чтобы подруга рассказывала про ее беременность. Тогда почему Ленка восприняла ее слова как приказ? Почему ее выражение лица и глаза были такими странными? Что-то удивительно знакомое закрутилось в ее голове. Уже такое было. Когда-то, не так давно. Сила подчинения! Ирэн даже подпрыгнула на месте от озарившей ее догадки. Черт, как же она могла забыть! Ленка ведь пила ее кровь!
        - Лен, Ленка, подожди, - крикнула Ирэн и подруга тут же остановилась и, развернувшись на пороге, с болью в глазах посмотрела на Ирэн. - Почему ты мне не сказала, что сила подчинения связывает нас?
        - А ты не знала? - с обидой в голосе спросила она.
        - Откуда? Я думала, что только Стаурус может... ну, когда он... Черт!
        Ирэн присмотрелась к подруге. Ну, так и есть, красная нить, опоясывала тонкую талию Ленки и тянулась к ее руке. Красная! Идиотка!
        - Почему раньше такого не было? - растерянно спросила Ирэн.
        - Просто, ты стала сильнее и я уже не могу тебе сопротивляться. Неужели ты не заметила, как легко я с тобой всегда соглашалась, как я безоговорочно выполняла все, о чем ты только просила и никогда не спорила? - по изумленному виду Ирэн, Ленка поняла, что та действительно ничего не знала и не замечала. И ее чувства, которые Ленка легко прочитала, говорили об этом.
        - Боже, прости меня, глупую. Я действительно.... Боже, какая я дура, - и глаза Ирэн наполнились слезами.
        - Ирка, прекрати, немедленно, - приказным тоном произнесла Ленка, схватив Ирэн за плечи.
        - Увы, сила не действует в обратном направлении, - сквозь слезы улыбнулась девушка.
        Она внимательно еще раз присмотрелась к подруге, потом схватила нить двумя руками и быстро разорвала. Резкая сильная боль пронзила все ее тело и где-то в животе замерла на несколько мгновений. В глазах потемнело, а висках застучало.
        - Дура, могла предупредить, - Ленка держалась за грудь и тяжело дышала, опираясь спиной на стену возле двери. - Тебе тоже было так больно?
        - Не люблю я эту процедуру. Но когда нить зеленая, то ее еще больнее разрывать, особенно, без согласия второй стороны, - острая боль почти прошла и Ирэн смогла перевести дыхание. - Так что теперь ты знаешь, что тебя ждет, когда будешь освобождать Мегана.
        - Госпожа? - и когда он успел открыть эту дверь, да еще так тихо. Оборотень был белее стены, возле которой он замер.
        - Не бойся, медвежонок, это она так шутит, - Ленка похлопала Мегана по руке. - Возьми этот кофейник и пошли, наконец-то, завтракать. Я самого утра ничего не ела. Могу даже медведя съесть, - хищно окинув взглядом своего Хранителя, облизнулась Ленка.
        Меган круглыми глазами смотрел на свою госпожу, стараясь забрать всю ее боль и тревогу. Потом, осторожно придерживая все еще шатающуюся девушку под руку, он повел ее в зал, но Ленка очень быстро пришла в себя, и в зал зашла, уже улыбаясь и сияя. Ирэн смотрела ей вслед и все еще не убирала руку с живота. Боль пульсировала, и никак не хотела отпускать.
        - Болит? - раздался тихий голос Рокера у нее над ухом. От неожиданности Ирэн подпрыгнула.
        - С ума сошел? Перепугал до смерти, - замахнулась на него девушка. - Вообще, как ты тут оказался?
        - Вас долго не было, - Рокер перехватил ее руку и нежно сжал. - А потом Лешка странный стал какой-то, вот я и решил все тут проверить.
        - А Игорь? - голос Ирэн дрогнул.
        - Не переживай, он сразу как тебя встретил утром, щит поставил на свои способности, так что наши мысли он не слышит, а вот Лешка все чувствует, - предупредил парень.
        - Понятно, - перевела дыхание Ирэн. - И что, ты даже не спросишь меня, что здесь произошло? - девушка прищурилась, разглядывая улыбающуюся физиономию друга.
        - А зачем, я тут давно уже подслушиваю. Я все видел и слышал.
        - Ах, ты ж зараза долговязая, да я ж тебя супермена в порошок сейчас сотру, да я тебя.... Стой, догоню, хуже будет.
        - Спасите, кто-нибудь, - Рокер, смеясь и отбиваясь от довольно ощутимых ударов Ирэн, влетел в зал. - Все, доставил, как и просили, - продолжая смеяться, Рокер плюхнулся в кресло, потирая побитые плечи.
        - Что-то долго ты за девчонками ходил, - Игорь нахмурился, заметив странное выражение лица Ирэн и боль, которую она тщательно пыталась скрыть. В ответ Рокер только пожал плечами и подмигнул ему.
        Завтрак проходил в дружеской и веселой атмосфере. Все что-то рассказывали, перебивая друг друга, спорили и смеялись. Игорь с Лешкой рассказывали о старых знакомых, о том, что где произошло, что изменилось, что появилось новенького. А также поведали занимательную историю о том, как они быстро пристроили Мари, чтобы она не мучила их бесконечными расспросами, потому что даже с писательскими талантами Игоря им не отбиться от слишком любопытной, любознательной и догадливой девушки. Сразу после ухода ребят в мир Терриас, Игорь договорился с одним знакомым художником из Франции, который, очень кстати, был на той самой выставке картин в арт-галерее, где Мари выставляла свои работы вместе с другими начинающими художниками. Его очень заинтересовала ее техника и манера рисования, поэтому он довольно быстро согласился на то, чтобы пригласить девушку в свою школу в Париже на пару месяцев. Конечно же, Мари звонила, сначала почти каждый день, потом через день, а за последний месяц позвонила только три раза. Но Игорь не волновался за нее, поскольку за Мари в Париже присматривали его люди, то есть вампиры.
        - Подожди, а кому она звонила? Нас же не было в городе? - удивилась Ленка.
        - А это, вообще, анекдот, - Лешка весело рассмеялся. - Игорь нашел вампира, который может имитировать голоса и вручил ему ваши телефоны, вот он и отдувался вместо вас.
        - Бедненький, - протянула Ленка и засмеялась. - И как же он справился?
        - Мы сначала тоже переживали, что он будет ей говорить, ведь он ни одну из вас не знает достаточно хорошо, только пару раз видел и слышал, а все о ваших отношениях рассказать невозможно, но потом мы быстро успокоились. Мари не давала ему и слова вставить, все время рассказывала, рассказывала, рассказывала, а потом быстро куда-то убегала, с обещанием позвонить завтра. Она с таким же успехом могла разговаривать и с автоответчиком, - смех разнесся по залу. - Да, и самое важное, - Лешка сделал паузу, оглядывая по очереди Ленку с Ирэн, потом как-то злорадно усмехнулся и радостно выпалил: - Она скоро приезжает!
        - О, нет! Только не это! - хором взвыли девушки, а ребята весело рассмеялись.
        Глава 3.
        Игорь сидел, развалившись в удобном кожаном кресле, лениво и расслабленно потягивая остывший кофе и, с нескрываемым любопытством, разглядывал своих друзей. Он даже не слушал, о чем они сейчас говорили, да и сам не спешил принимать участие в их разговоре. Он просто глупо улыбался и наслаждался таким счастливым моментом. Когда он видел улыбки друзей и слышал их веселый смех, его сердце ликовало. Он видел счастливую улыбку Ирэн на ее уставшем и измученном лице и понимал, что сделает все, чтобы она и дальше могла так же беззаботно улыбаться. Рокер с Сашкой тоже выкладывались на полную, и Игорь замечал, как светлело лицо Рокера, когда раздавался радостный и звонкий смех девушек, особенно Ирэн. Хотя Игорь часто замечал, как в глазах Сашки появлялась грусть и боль, и он быстро старался взять себя в руки и снова улыбался и шутил. Что же там у них произошло? Почему они так странно ведут себя?
        Игорь уже не раз пожалел, что поставил щит на свои способности. Но нарушить слово, данное другу, он не мог, да, если честно, то не очень и хотел. Ведь за те восемьдесят лет, что он живет на этом свете, он хорошо для себя уяснил, что самым ценным в жизни является только одно - дружба и тепло близкого человека. Только за это можно бороться и только за это стоит умирать. Все остальное не так важно. И вот сейчас наблюдая за друзьями, видя и просто кожей ощущая их напряжение и тревогу, он все равно не мог себе позволить нарушить данное обещание и прочитать их мысли, которые они так сильно стремятся спрятать и не только от него. Лешка очень хорошо чувствовал их чувства и эмоции, которые они старались скрыть. Он ощущал их и не понимал, поэтому все чаще бросал на Игоря тревожные взгляды.
        Основным ультиматумом, который выдвинул ему Рокер перед сегодняшней встречей, а если уж быть совсем честным, то после вчерашней их стычки в кафе, было то, что Игорь должен поставить щит на свои способности и не читать мысли друзей без их на то разрешения или ведома. Но как же им объяснить, что он делает это не специально. Он слышит мысли других, как тихий шепот в темной комнате, они просто звучат в его голове, и лишь когда он сосредоточится, то сможет определить, кто именно и что конкретно думает в данную минуту.
        Игорь улыбнулся, вспоминая, в каких именно выражениях, Рокер вчера его "попросил" об этом одолжении, и какой у него при этом был вид.
        - А то это получается, как подглядывать за голыми мужиками в бане, - закончил свою пламенную речь Рокер, и с вызовом посмотрел на обалдевшего друга.
        Игорь тогда еще очень удивился, почему это за мужиками, обычно подглядывать за женщинами считается не приличным и возмутительным, о чем он тут же и поинтересовался у Рокера.
        - Игорь, подглядывать за бабами в бане - это святое. А вот за мужиками подглядывать будет только больной на всю голову извращенец, понятно? - ехидно усмехнулся Рокер.
        - Это ты меня сейчас больным на всю голову извращенцем назвал? - в голосе Игоря зазвучала неприкрытая угроза, но она нисколько не испугала Рокера. Он стоял напротив него, в расслабленной позе, скрестив руки на груди, и просто очень мило улыбался. Видя эту ехидненькую улыбочку друга, Игорь только заскрипел зубами.
        - Тебя, тебя, - приторно сладким голосом, подтвердил Рокер. - В следующий раз не будешь подглядывать.
        Скорее всего, его обида на друга еще не прошла.
        Игорь на его слова только негромко выругался и сел на свое место. А как бы он отнесся, если бы кто-то сейчас попытался прочитать его мысли? Если бы кто-то узнал то, что он так тщательно скрывал ото всех и даже от себя самого? Скорее всего, ему бы это не понравилось, даже не так, ему бы это очень-очень не понравилось. И на месте Рокера, он бы отреагировал совсем по-другому. И без кровопролития тут вряд ли бы обошлось. Поэтому, не возражая и не возмущаясь, Игорь просто пообещал Рокеру не читать их мысли и поставить щит на свои способности.
        А утром, как только они встретились возле кафе, Рокер, пожимая протянутую руку друга, уставился прямо в его глаза с таким хитрым и насмешливым выражением лица, что Игорь сразу сообразил, что именно сейчас Рокер кроет его матом на все лады и проверяет друга на наличие щита. Ну, прямо как ребенок!
        Игорь хмыкнул. Он уже давно упустил нить разговора за столом, полностью уйдя в себя. Хорошо, что слышать мысли - это все-таки очень редкий талант среди вампиров и Высших. Хотя нет, скорее это наказание, и только глупцы могут считать это даром. Игорю и самому иногда хотелось хоть ненадолго отказаться от своих способностей. Но последнее время, он не позволял себе расслабиться ни на минуту. Только спиртное и помогало ему держаться. А ведь это так хорошо видеть искренние улыбки друзей и не слышать, что они пытаются за ними скрыть, не знать, о чем они думают, глядя на тебя. И сейчас он просто наслаждался тишиной в своей голове, отдыхал и получал удовольствие, наконец-то, хоть ненадолго, но все же избавившись, от этого ужаса.
        За эти два месяца он не единожды вспоминал Стауруса и проклинал свою встречу с ним. Хотя и понимал, что она все равно была неизбежна. Они бы встретились днем раньше или часом позже. Ирэн - вот, что столкнуло бы их лбами, как бы они не пытались избежать этого, сколько бы сил не прилагали. Ирэн.
        Игорь отогнал все тревожные мысли из своей головы, стараясь непринужденно улыбаться. Еще немного, еще хотя бы полчаса тишины. Он знал, что сильно рискует, отключая свои способности полностью, особенно в сложившейся ситуации, но ничего не мог, да и не хотел, делать. Он уже давно заметил, какие встревоженные взгляды бросал Лешка в его сторону, хотя и старался полностью игнорировать их. Но, видя, что друг явно теряет терпение, и вот-вот сорвется, понял, что даже этих тридцати минут у него уже нет. А так хотелось побыть еще немного, хотя бы совсем чуть-чуть простым человеком. Игорь усмехнулся. Человеком! Он уже забыл, как это - быть простым человеком.
        Очередной тревожный взгляд Лешки в его сторону и странный блеск в голубых глазах Ленки, послужил последним гвоздем в гроб его тишины и спокойствия. Игорь опустил свой щит и тут же зажмурился, от потока нахлынувших на него мыслей. Они, как тихий шелест дождя в весенней молодой листве, заполнили его голову, разгоняя тишину и покой.
        На вопросительный взгляд Лешки, Игорь слегка кивнул головою и то облегчение, которое только на миг промелькнуло во взволнованных глазах друга, заставило Ленку, вопросительно поднять тонкую бровь, глядя на Игоря. Она уже около часа наблюдала за их молчаливой дуэлью, чувствуя тревогу Лешки и, не понимая, почему Игорь так усиленно старается игнорировать его. Тот только виновато улыбнулся девушке и быстро отвернулся. А Лешка снова подключился к веселому разговору братьев и Ирэн.
        Такое поведение друзей только еще больше насторожило Ленку, подогревая не только ее любопытство, но и обостряя тревогу и беспокойство. Она поняла, что происходит что-то странное и Игорь с Лешкой стараются это скрыть. Девушка нахмурилась, пытаясь мысленно докричаться до Игоря, но он явно игнорировал ее потуги и не обращал внимания. Лешка вообще старался не встречаться с ее взглядом, казалось, что он полностью поглощен своей веселой беседой с Ирэн и остальными.
        Игорь сидел в кресле, прислушиваясь к тихому шуму в своей голове. Он закрыл глаза и сосредоточился на мыслях Ирэн. Ее бледность его настораживала и очень тревожила. Вчера, когда они расстались, он не смог себя заставить сразу пойти домой, вместо этого он направился на стоянку для автомобилей, которая находилась как раз напротив ее окон. Хотел ли он, чтобы она увидела его и позвала или нет, тогда он об этом не думал. Он просто стоял и смотрел на ее окно. Он знал, что она до самого рассвета просидела на темной кухне, и только когда солнце заглянуло в ее окна, Ирэн отправилась спать. Тогда и он спокойно пошел домой, что правда, заснуть ему так и не удалось.
        А сейчас, сидя рядом с ней, он видел, какая бледность покрывает ее впалые щеки, заметил, что за завтраком она ела только фрукты и то совсем чуть-чуть, она часто непроизвольно клала руку на свой живот, и он видел, как расширялись от боли ее зрачки. А стоило ей заметить его встревоженный взгляд, как она тут же тепло ему улыбалась. Что-то с ней происходило, и это ему не нравилось. Поэтому сейчас он попытался сосредоточиться на ее мыслях, но услышал только... тишину. Этого просто не может быть! Она что ни о чем не думает или он просто не может ее услышать? Может, он щит не снял? Игорь быстро перевел свой взгляд на Рокера. Нет, мысли друга были как на ладони. Тогда что происходит с его способностями, когда он пытается услышать мысли Ирэн? Он снова сосредоточился, от напряжения у него вспотели руки, и заломило в висках.
        "Игорь, прекрати! Ты делаешь мне больно", - крик Ирэн ворвался в его голову.
        Игорь от неожиданности подпрыгнул в кресле, опрокидывая свою кружку прямо на стол. Хорошо, что перед этим он успел допить кофе, и сейчас она была пустой. Он трясущейся рукой поднял кружку и осторожно поставил на стол.
        "Перестань, прошу тебя. Я просто не хочу, чтобы ты читал мои мысли, поэтому и поставила щит, а ты пытаешься его пробить, и это причиняет мне боль", - прозвучал ее встревоженный голос в его голове.
        Игорь, собравшись с духом, поднял свой обалдевший взгляд на Ирэн. Девушка сидела, поставив локти на стол и опустив голову на руки, растирала виски. Когда она заметила, что он смотрит на нее, то улыбнулась, но ее улыбка вышла слишком уж вымученной и натянутой.
        "Прости", - прошептала она и быстро отвела свой взгляд.
        - Ирэн, ты как? - тут же то ли почувствовав состояние подруги, то ли просто обратив внимание на ее болезненный внешний вид, спросила Ленка. При этом она косо поглядывала на обалдевшего Игоря.
        - Все нормально. Просто жарко стало, - улыбнулась Ирэн и с улыбкой взяла стакан воды, который тут же ей протянул Сашка.
        За столом стало слишком тихо, все сидели, расслабившись, уже никто ничего не пил и не ел, да и разговоры угасли сами собой.
        - Блин, душно-то как, - вдруг ни с того ни сего брякнул Рокер. - Может, к дождю. - Все, не сговариваясь, дружно посмотрели в окно. Но там во всю сияло солнце на абсолютно безоблачном небе, не было ни малейшего намека на то, что сегодня возможен дождь. - Никто не хочет составить мне компанию и подышать свежим воздухом? - спросил Рокер и оглядел притихших и разморенных после хорошей еды друзей. Но никто не выразил особого желания подниматься с мягких кресел, только когда Рокер перевел свой вопросительно насмешливый взгляд на Игоря, тот соскочил с кресла так быстро, что даже перевернул его.
        - Пошли, покажу, где тут можно хорошо посидеть в тенечке на свежем воздухе, - голос Игоря слегка дрогнул, под пристальным взглядом Ленки. Но она промолчала.
        Предложение Рокера было таким своевременным и так помогло Игорю, что он готов был просто расцеловать друга. Он настолько растерялся оттого, что не смог прочитать мысли Ирэн, что сейчас просто не мог поднять на нее глаза, а то, что она почувствовала его попытку, и вовсе смутило его. Он готов был провалиться сквозь землю. Еще никогда в жизни ему не было так стыдно и одновременно настолько тревожно. Когда они с Рокером молча вышли из кафе и двери за ними закрылись, Игорь тут же схватил друга за рукав куртки и потащил куда-то за здание.
        Рокер не сопротивлялся и ничего не спрашивал. Он понимал, что рано или поздно, но Игоря насторожит и внешний вид Ирэн, и их не совсем обычное поведение. Его предложение о прогулке и было адресовано только Игорю, давая тому возможность задать те вопросы, которые больше не могли оставаться без ответа. Поэтому сейчас он шел за другом и старался ни о чем постороннем не думать. Открыть Игорю всю правду, он пока не мог, хотя и очень хотел.
        Обойдя здание кафе, с тыла, Рокер заметил старую детскую площадку, которая осталась еще после прежнего хозяина. Две ржавые качели, пустая песочница и накренившийся над ней грибок, навевали грусть и ностальгию о веселом и счастливом детстве, когда все проблемы только и сводились к тому, как бы побыстрее вырваться на волю и повзрослеть.
        Игорь резко остановился и, не выпуская куртку друга, прошипел сквозь зубы:
        - Что, черт возьми, происходит?
        - Что ты имеешь в виду? - стараясь сохранять полное спокойствие, переспросил его Рокер. - Я тебя не понимаю, - он изобразил на лице искреннее и наивной удивление.
        - Не шути со мной. Ты же знаешь, что я и сам могу все узнать, но по старой дружбе...
        - Игорь, Игорь, перестань, - Рокер положил свою большую ладонь на руку Игоря, вцепившуюся мертвой хваткой в его куртку. - Что именно ты хочешь знать? Просто спроси и я тебе отвечу.
        - Ответишь? - с сомнением в голосе переспросил Игорь.
        - Проверь, - ответил Рокер и пожал плечами, не сводя взгляда с горящих глаз друга. - Что ты хочешь знать?
        Рокер видел, что Игорь обалдел и растерялся от такого поворота в их разговоре. Скорее всего, он уже морально подготовился к тому, что правду ему придется вытрясти из друга силой или угрозами. Кое-как справившись с замешательством, Игорь тихо спросил:
        - Что... что происходит с Ирэн?
        Рокер молча отцепил побледневшие пальцы Игоря от своей куртки, затем не спеша оглядел поржавевшие качели, подошел к одной из них, подергал, проверяя крепость ржавых цепей, и осторожно опустился на седушку. Качеля заскрипела, но все-таки выдержала его немаленький вес. Осторожно качнувшись, Рокер посмотрел на побледневшего друга.
        - А что с ней происходит? - не громко сказал он. - Она просто беременна. И, пожалуйста, не читай мои мысли, а то я могу и обидеться.
        - Беременна? - выражение лица Игоря, вызвало какую-то глуповатую, но вместе с тем - очень грустную улыбку на лице Рокера. - Беременна, - Игорь произносил это слово, но никак не улавливал его смысла.
        - Ага. И я тебе об этом говорю только потому, что ты - мой друг, и я не хочу, чтобы ты питал хоть какие-то иллюзии на ее счет.
        - Какие иллюзии? - Игорь еще не полностью осознал ответ, который только что услышал от друга.
        - Я же вижу, как ты на нее смотришь и знаю, что ты чувствуешь.
        - Черт, - выругался мужчина. Игорь подошел к ближайшей качеле и плюхнулся на грязную седушку, совершенно не заботясь о своих брюках. - Что ты можешь знать, - с горечью в голосе выдохнул он. - Откуда ты знаешь, что я чувствую и о чем я думаю, - грустно сказал Игорь, уставившись куда-то вдаль. В его мозгах билась только одна мысль: "Беременна. Ирэн беременна. У нее будет ребенок. От него. От другого". Его сердце сжалось. А в принципе, что для него лично меняет этот факт. Она никогда не будет с ним, он никогда больше не сможет назвать ее своей. В их отношениях ничего не измениться оттого, что теперь она ждет ребенка. Игорь заскрипел зубами. - Как же тогда Стаурус смог отпустить ее одну, если знает, что она беременна, что она ждет от него ребенка! - вдруг взревел он.
        - Как, как! С трудом. Знаешь, сколько сил я потратил на то, чтобы убедить его отпустить Ирэн с нами, а самому остаться там, на Терриасе. И порой одними словами дело не обходилось, - ответил Рокер и тут же понял, что ляпнул лишнее. Глаза Игоря опасно сузились и, пристально глядя на друга, он тихо спросил:
        - Тогда расскажи мне, зачем ей нужно было обязательно вернуться в этот мир так скоро, и почему Стаурус согласился отпустить ее, не смотря на то, что его женщина ждет ребенка? Ей грозит опасность?
        - Вот, блин. И почему ты такой умный! - расстроился Рокер.
        - Говори и не вынуждай меня применять силу, - как-то слишком спокойно сказал Игорь, и Рокер понял, что ему действительно лучше сейчас хоть что-то рассказать другу, потому что если он этого не сделает сам, то Игорь воспользуется своей силой, наплевав на все, включая этикет, мораль, нормы приличия и даже данное ему обещание.
        Рокер, повернув голову, посмотрел на ощетинившегося друга. Он должен рассказать ему хоть что-то, но вот только что именно? Ему очень не хотелось усложнять данную ситуацию еще больше. Было бы лучше, если бы Сашка взял на себя эту нелегкую миссию. Но почему-то брат решил, что именно с Рокером Игорю будет проще поговорить об Ирэн. Но он совсем не подумал, как будет чувствовать себя при этом его брат! Они еще вчера перед сном с Сашкой обсудили это, и как Рокер не сопротивлялся, брат приводил ему тысячи аргументов в ответ, что, наконец, он сам не выдержал и сдался, соглашаясь взять на себя это непростое задание. Поэтому сейчас собравшись с силами и мыслями, Рокер сказал:
        - Игорь, ты же помнишь, что когда на Терриас упал метеорит и ...
        - Рокер, короче и по существу, - Игорь явно начинал терять терпение.
        - Черт! - взвыл Рокер и выпалил первое, что пришло в его голову: -Чтобы выжить, ей нужна сила трех Императоров. Сейчас в ней сила двух, осталось найти Полока. Мы думаем, что сможем его убедить, отдать свою силу Ирэн, - скороговоркой выпалил Рокер.
        - Чтобы... выжить? - заикаясь, переспросил Игорь, в ответ Рокер только кивнул. - И чтобы... выжить..., ей нужна сила Императора, - казалось, что Игорь повторяет короткий рассказ Рокера вслух сам для себя, пытаясь его осознать, понять и поверить. - Твою ж ..., Рокер, ...
        - Прости, но это так. Никто же не знал об этом, - начал оправдываться Рокер. - Поэтому нам остается только найти и убедить Полока...
        - Убедить? Да я сам из него эту силу вытрясу, если он только откажет Ирэн, - Игорь сжал цепи так, что они жалобно заскрипели и стали плющиться под его рукой.
        - Игорь, успокойся, - не на шутку перепугался Рокер. В таком состоянии Магистр был действительно страшен и опасен, и не только для врагов. - И, прошу, не говори ничего Ирэн. Она об этом не знает. Сам ведь понимаешь, что в ее положении очень вредно волноваться.
        Игорь, долго не отрываясь ни на секунду, смотрел в глаза Рокера, стараясь не слушать, о чем он думает. Из последних сил он пытался не нарушить данное другу слово. Он сам поймал себя в ловушку, так что винить сейчас было не кого. Игорь прекрасно понимал, что Рокер не все ему рассказал и вряд ли еще хоть что-то из него можно будет добровольно вытрусить, поэтому, сцепив зубы, он молча смотрел на друга, видя как тот неуютно себя чувствует под его недобрым взглядом, но все равно молчит. На площадке воцарилась тишина, нарушаемая только скрипом раскачивающихся качель. Каждый думал о своем. Хотя Рокер старался вообще ни о чем не думать, а Игорь даже не замечал этого, он полностью погрузился в собственные мысли и чувства.
        - Пойду я, наверное, еще кофеёчку выпью. Хорошо? - поднимаясь с качели, спокойно сказал Рокер, с трудом сдерживая себя, чтобы позорно не сбежать с детской площадки.
        Игорь просто кивнул головой, даже не поняв его вопроса. Он не слышал, как Рокер встал со скрипучей качели, как тихо ушел с площадки, оставляя его наедине со своими мыслями. О чем он сейчас думал? А собственно не о чем конкретном. Его мысли носились в больной голове как тайфун, сметая все на своем пути и не останавливаясь ни на минуту. Сейчас в его сознании не оставалось места ни для единой чужой мысли.
        Он смотрел вслед уходящему другу, но не видел его. Только сейчас слова сказанные Рокером полностью дошли до его сознания. Ирэн беременна и она может умереть, если не получит силу третьего Императора. Игорь сжал кулаки. Нет, он сделает все от него зависящее. Он найдет этого Полока и заставит его отдать свою силу Ирэн, а если тот откажется, то Игорь сам, собственными руками разорвет его на мелкие кусочки. Сейчас он даже не думал и не представлял, что этот самый Император может быть сильнее его и всех его вампиров вместе взятых. Он знал только одно, что если для того, чтобы спасти Ирэн нужно будет погубить своих людей и погибнуть самому, он это сделает не колеблясь ни секунды.
        Вдруг сильная жгучая ненависть ворвалась в его сознание, подавляя все остальные мысли и чувства. Игорь хмыкнул, полностью приходя в себя. Только один вампир до такой степени ненавидит его и никогда не скрывает этого.
        - Серж, что ты здесь делаешь? Разве я не дал тебе на сегодня выходной, - Игорь резко повернул голову и наткнулся на взгляд голубых холодных глаз. Как только молодой бармен понял, что его засекли, он вышел из-за деревьев и подошел к качелям, остановившись как раз напротив Магистра.
        Игорь смотрел снизу вверх в его глаза и не понимал, чем он мог вызвать такую ненависть и неприязнь у этого молодого вампира, с которым он никогда не встречался раньше и никогда не делал ему ничего плохого.
        Он знал, что очень многие вампиры, обвиняли его в смерти Алексиса, и в незаконном захвате власти; многие завидовали его силе и способностям; многие боялись и сторонились. И не только простые вампиры, но и Магистры с трудом сдерживали свои мысли при виде Игоря. Если еще Хитан и Тревис скрипя сердцем и зубами, признавали и принимали его, то остальные даже не пытались скрыть свою неприязнь к нему, особенно Аделай. Он, вообще, никогда не скрывал своих мыслей и всегда открыто называл его безродным выскочкой. Тоже нашлись, блин, потомственные Князья Тьмы.
        Хорошо еще, что Лешке тогда хватило ума и рассудительности, чтобы никому не рассказывать о своих новых способностях и возможностях. Скольких шпионов и соглядатаев Лешка вычислил при помощи своих способностей в окружении Игоря. Нет, они их не убивали, а просто отсылали назад к своим хозяевам. Вот тогда-то Аделай открыто навязал ему Сержа добровольно-принудительным способом: просто взяв молодого и вспыльчивого Магистра на "слабо". А он, как глупый ребенок, повелся на это, а потом ему стало все равно. Он просто устал с ними бороться и доказывать всем, что не дурак. Поэтому на присутствие Сержа он просто махнул рукою и воспринимал его как деталь интерьера, которая всегда рядом, но по сути никому не нужна.
        Но ненависть и злость, которые испытывал к нему Серж, всегда ставили Игоря в тупик.
        - Интересно и за что же ты так меня ненавидишь? - спросил Игорь, разглядывая стоящего перед ним молодого вампира. - Или может, ты меня просто так сильно любишь? - усмехнулся он своей шутке, однако успел заметить искреннее удивление, на короткий миг промелькнувшее в глазах бармена.
        Игорь поднялся с качели и медленно двинулся через площадку назад в кафе, не обращая внимания на замершего за своей спиной вампира.
        - Может, и люблю, - тихо прошептал Серж, глядя вслед уходящему Магистру.
        Игорь сделал вид, что не расслышал вампира, посчитав его слова достойным ответом на глупую шутку, поэтому, не останавливаясь и не оборачиваясь к нему, он громко сказал:
        - Ну что ж, раз пришел, тогда будешь работать. Твой выходной отменяется, - и ускорил свой шаг.
        - Магистр? - совсем тихо позвал его Серж, и что-то странное в его голосе, заставило Игоря резко остановиться и обернуться. Губы Сержа, которые обычно кривились в презрительной улыбке, сейчас дрожали.
        - Что-то случилось? - На Игоря смотрели голубые глаза полные боли. Он нахмурился, не понимая, что происходит, потому что в мыслях Сержа оставались все те же ненависть и презрение. Как такое может быть!?
        - Ничего, - Серж быстро опустил голову. - Я могу приступить к работе, - тихо произнес он.
        Игорь еще некоторое время удивленно смотрел на него, а потом, пожав плечами, повернулся и молча направился в кафе. Он совершенно ничего не понимал, но почему-то ему и не хотелось именно сейчас в этом разбираться. У него были и другие проблемы, а времени на их решения катастрофически не хватало, поэтому о проблемах Сержа он подумает позже, когда хоть немного утрясет собственные.
        Когда они зашли в зал, ребята тихо переговаривались, расслабленно развалившись в кожаных креслах.
        - Игорь, где тебя..., - начала Ленка, но тут же осеклась на полуслове, когда разглядела за спиной друга постороннего ... вампира. - Игорь, дорогой, а зачем ты привел этого симпатичного мальчика? - спросила она так ласково, что нервные мурашки побежали по спине Сержа.
        - А что вы больше ничего вкусненького не хотите? - Игорь отошел чуть в сторону, открывая Сержа всеобщему рассмотрению. Магистр подмигнул Ленке, но та, хмурясь, смотрела только на молодого вампира.
        Игорь, быстро подойдя к своему креслу, удобно уселся в нем, закинув ногу на ногу. Он видел, с каким интересом Серж разглядывает девушек, особое внимание, уделяя Мегану. Но то, что при этом было в его глазах, Магистру очень не понравилось и разозлило его.
        - Кстати, Серж варит очень вкусный кофе, - ни к кому конкретно не обращаясь, бросил Игорь. - Это его конек. Потому я его все еще держу здесь при себе, а то давно бы вернул Аделаю. Правда, уже и возвращать его не кому, - равнодушно сказал Игорь, видя, как глаза Сержа вспыхнули. Он специально провоцировал вампира, но тот промолчал, быстро опустив голову. Что ж раз уж Серж так сильно его ненавидит, то пусть хотя бы будет за что!
        - Кофе хорошо варит? Хочу кофе, - Рокер подскочил на месте. - Серж, или как там тебя, быстро дуй на кухню и приготовь мне кофе. Много кофе.
        Сержа, словно ветром сдуло из зала, и через мгновение он уже гремел на кухне посудой.
        - А странный он какой-то у тебя, не находишь? - глядя в сторону кухни, вдруг спросила Ленка у Игоря. - Слушай, а какая у него способность?
        - Будешь смеяться, никогда не пытался определить этого раньше, а сегодня - просто не смог, - улыбаясь, глядя на девушку, ответил Игорь.
        - То есть как не смог? У него что, нет никаких способностей? Разве такое возможно? - удивилась Ленка.
        - Не знаю, хотя я не впервый раз с таким сталкиваюсь. Был у меня однажды интересный случай, когда я просто не смог определить способности Рената, - не менее растерянным и удивленным голосом ответил Игорь. - А ты можешь сказать, какие чувства он испытывал?
        - Могу, конечно, - ответила Ленка. - Злость, ненависть, презрение, и, по-моему, это все относилось только к тебе, Игорь.
        - Ты меня не удивила. Я это и сам знаю. Он никогда не скрывает, что ненавидит меня, правда, я так и не понял за что именно.
        - И что ж это такое ты парню сделал? - ехидно улыбаясь, брякнул Рокер.
        - Но знаешь, что самое странно, - задумчиво протянула Ленка. - Когда он увидел нас, в этот самый момент, в его глазах мелькнуло искреннее любопытство. Он мне напомнил ребенка в магазине игрушек. Все очень интересно, а потрогать нельзя. Выражение лица и глаз, совсем не соответствовали его внутренним чувствам. Как думаешь, что все это может значить? Чем это может быть вызвано? Может, на нем стоит очень хороший щит? Или же у него такой талант - прятать свою ощущения и мысли от всех любопытных?
        - Не знаю, - обескуражено произнес Игорь, потирая подбородок. - Все может быть. Ну, если это щит, то думаю, мне не составит большого труда его пробить, - усмехнулся Игорь. - Серж, кофе! - заорал он на все кафе.
        И в тот же момент из кухни донесся звон разбитой посуды, подтверждая, что разговор в зале Серж очень хорошо слышал.
        - Да, Серж, кофе неси и быстрее! - поддержал друга Рокер, от нетерпения потирая руки.
        - Рокер, а что это ты на кофе так налег, а? Вроде бы раньше я за тобою такого не замечал, - поинтересовался Игорь.
        - Если бы тебе пришлось два месяца какую-то желтую бурду пить, ты бы меня понял, - Рокер скривился и передернул плечами.
        - Там что кофе нет? - удивился Лешка.
        - Там есть такой напиток, который по своим вкусовым качествам очень похож на кофе, но вот внешний вид, - Ирэн засмеялась. - Весь аппетит отбивает.
        - Ага, детская неожиданность с косточками, - фыркнул Рокер. - Гадость!
        - Кстати, Игорь, по просьбе общественности, то есть ее женской половины, - осторожно начала Ирэн. - Мы у тебя там тортик обнаружили...
        - Тортик? И молчали? - конец фразы Рокера донесся уже из кухни.
        - Извини, Игорь, но его уже не остановить. Надеюсь, мы тебе свинью не подложили? - Ирэн, понимая всю комичность и неловкость спровоцированной ею самой ситуации, жалобно посмотрела на Игоря.
        - Ну, что ты Ирэн, я же сказал, что можете брать все, что хотите. Так что все нормально, - Игорь с теплотой во взгляде посмотрел на бледную девушку.
        Со стороны кухни донеслись странные звуки, больше напоминающие брачные танцы спаривающихся носорогов: сопение, топот и тихое неразборчивое бормотание. Через минуту все стихло, и на пороге кухни появился довольный и улыбающийся Рокер с огромным тортом в руках. Осторожно прикрыв ногою дверь, он медленно прошел в зал и аккуратно водрузил торт на стол, как с трудом отвоеванное знамя.
        - Надеюсь, ты его не убил, - Сашка бросил тревожный взгляд в сторону кухни.
        - Не-а, но упертый гаденыш! Еле убедил его не сопротивляться и отдать мне торт, - Рокер взял нож и с каким-то дьявольским удовольствием вогнал его в центр пекарского шедевра, ломая и сминая розочки из крема.
        Отрезав себе кусок, он быстро, но очень осторожно, перенес его на свою тарелку и уселся в кресло, взглядом победителя окинув притихших друзей.
        - Что смотрите? Себе сами нарежете. А то я пока воевал, думал слюной захлебнусь, - Рокер улыбнулся, обнажив свои белые и длинные клыки.
        - Он вообще-то страшный сладкоежка, - вздохнул Сашка, глядя на довольного брата. - Я не знаю, как он на Терриасе два месяца без шоколадок выжил.
        - Угу, - только и смог буркнуть Рокер, запихивая огромный кусок торта себе в рот.
        Видя, с какой скорость, он поглощал свой кусок торта, Ленка быстро взяла нож и начала нарезать торт на порционные кусочки.
        - Думаю, если мы не поторопимся, то можем остаться ни с чем, - усмехнулась она, поглядывая на довольного Рокера.
        - Угу, - донося до нее его короткий, но емкий ответ.
        Когда на тарелке Ирэн появился кусочек торта, она скривилась и осторожно подвинула свою тарелку поближе к Рокеру, который просиял еще больше и одарил ее благодарным взглядом.
        Через секунду в зале появился Серж. Он быстро поставил большой полный кофейник на стол, и так же неслышно удалился. Игорь, как хозяин заведения, разлил огненно горячий напиток по кружкам, и ароматный запах кофе заполнил все кафе. Они медленно и молча наслаждались прекрасным обществом и едой.
        - По-моему, кофе я напился на несколько дней вперед, - довольно проговорил Рокер и, схватив кофейник, вылил себе остатки напитка вместе с гущей, потом поднес кружку к носу и замер, наслаждаясь ни с чем несравнимым ароматом.
        - Уверен? Завтра ведь опять стонать будешь, - Сашка улыбался, поглядывая на довольного брата.
        - Перед отъездом на Терриас, я должен основательно затариться.
        - Вы собираетесь возвращаться к Стаурусу? Когда? - Лешка с тревогой посмотрел на друзей. Они ведь только вернулись, он даже не мог предположить, что они так быстро намерены вернуться.
        - Ну, как справимся здесь с делами, так сразу и назад, - поспешил ему объяснить Рокер.
        - Но почему? Вы же говорили, что с проблемами Стауруса уже разобрались, и там почти нечего делать, тогда, зачем так быстро возвращаться? - перебил Лешка Рокера.
        - Понимаешь, Леш, просто один очень хороший оборотень, которого зовут Власлен, сказал, что если через две недели я не вернусь, то он решит, что у меня проблемы и, прихватив с собою всю армию оборотней, явится в наш мир, за мной. Представляешь, что тогда будет? - Ленка пересела к взволнованному парню на ручку кресла.
        - Не-а, - искренне удивился Лешка, глядя на девушку снизу вверх.
        - Вот и я не представляю, а если честно, то и представлять не хочу. Вот.
        - Хорошо, но остальные же могут остаться, - Лешка с надеждой посмотрел на Рокера и Сашку, но друзья как-то слишком быстро отвели свои глаза.
        - Леша, они тоже не могут остаться, потому что будут сопровождать меня назад к Стаурусу. Они за меня в ответе перед Владыкой. Правда, Рокер? - Ирэн понимала, что когда-нибудь все равно предстоит сказать правду, так почему не сейчас. Как раз была подходящая ситуация. Наверное.
        - Угу, - тихо буркнул Рокер в ответ и отвернулся, не желая участвовать в этом разговоре. Ему было как-то не по себе.
        - Ничего не понял. А почему тебя надо сопровождать? - не унимался Лешка.
        - Ну, ты и тормоз, - взвыла Ленка.
        - Просто беременных женщин надо охранять и оберегать. И если мы не вернемся на Терриас через две недели, то нашествие армии оборотней во главе с Власленом, покажется нам приятной неожиданностью, по сравнению с тем, что сделает Стаурус, если в указанный срок мы не явимся пред его светлые очи, теперь понятно? - объяснила Ирэн и улыбнулась, видя вытянувшееся от удивление лицо парня.
        - Беременных? - Лешка посмотрел на Ленку, которая быстро замотала головою и тыкнула пальцем в Ирэн со словами:
        -Не я, она!
        - Ты? Правда?
        Ирэн кивнула, смущенно улыбаясь. Ответная улыбка Лешки озарила полутемный зал кафе, как будто ясное солнышко. Казалось, что даже его глаза лучились и сияли.
        - А я все гадаю, что за чувства у тебя такие противоречивые, а ты просто... Здорово-то как!
        - Ну, а ты чего радуешься, - Рокер хлопнул друга по спине. - Ты здесь ни причем!
        Ему было неловко от такой искренней радости Лешки и теплой улыбки Ирэн. Он чувствовал себя предателем, мерзким и подлым предателем, который скрывает правду, и осознание этого разрывало его душу. Ленка с какой-то странной грустью, посмотрела на Рокера.
        - Тогда мне все понятно стало, - Лешка все еще светился от радости. - Классно, у нас будет ребенок!
        - У кого это у нас? - невнятно пробормотал Рокер.
        - Всегда хотел братика или сестричку, - Лешка не замечал удивленных и растерянных взглядов друзей и полностью игнорировал недовольные замечания хмурого Рокера. Он радовался этой новости как ребенок, которому пообещали купить новую игрушку.
        Ирэн побледнела еще больше. Она даже не заметила, что Игорь не удивился этой новости. У нее внутри боль набирала силу, и странная пульсация отдавалась по всему телу. Что же такое с ней происходит? То, что ее тошнит по утрам, и она ничего не хочет кушать - это нормально; то, что у нее часто меняется настроение и состояние души - тоже ничего странного; но почему у нее внутри все словно горит? Неужели сила Императоров не может ужиться с ее ребенком? Может, именно сейчас она убивает его?
        - Ирэн, что случилось? - Лешка быстро сорвался со своего места, при этом чуть не сбив Ленку, которая все еще сидела на ручке его кресла, и опустился перед девушкой на колени.
        - Ничего, сейчас пройдет. Такое иногда бывает, - она смотрела в перепуганное лицо друга и как могла, прятала боль, улыбаясь через силу.
        - Правда, такое бывает? Это нормально? - Лешка посмотрел на Сашку, и у того не хватило духу соврать другу.
        - Когда мы найдем Полока, и он передаст Ирэн свою силу, то все пройдет.
        Лешка, не отрываясь, смотрел в глаза Сашки, и его уши стали гореть.
        - Тогда мы должны, как можно быстрее его найти. Что нам нужно делать? - Он поднялся с колен, придвинул свое кресло ближе к Ирэн. - С чего начнем?
        - Э.., пока не знаю, - растерялся Студент от такого неожиданного напора. - Руфус сказал, что как только Полок почувствует силу братьев, то сам объявится.
        - Здрасьте! По-твоему, мы должны сидеть и спокойно ждать, сложа ручки. Ей же больно и очень страшно! - закричал Лешка.
        Ирэн закрыла глаза. Черт, ну почему он такой чувствительный. Она ведь так старалась скрывать свои мысли и ощущения, но когда боль становится сильнее, она просто теряет над собой контроль. Ирэн заметила, как на слова Лешки, Игорь сжал свои кулаки, лежащие на столе, но промолчал.
        - Ну, ... я думаю..., - начал было Сашка.
        - ТИХО, - Игорь резко поднялся со своего места, отчего кресло опрокинулось, и повернулся к входным дверям. Удивление, мелькнувшее в его глазах, быстро сменилось спокойствием и холодной надменностью. Глаза сузились и строго смотрели на дверь, а на губах была легкая улыбка, от которой в душе каждого из друзей все похолодело.
        В то же мгновение двери кафе резко распахнулись, ударившись при этом о стенку.
        - Магистр Хитан, Магистр Тревис, - в голосе Игоря появились стальные нотки. - Чем обязан столь раннему визиту? Если мне не изменяет память, мы договаривались встретиться в восемь часов вечера, не так ли? - трудно было определить, какие чувства и эмоции сейчас преобладали в голосе и в глазах Игоря.
        - Так ли, так ли, - Тревис вошел в зал, окидывая собравшуюся здесь компанию насмешливым взглядом и абсолютно не обращая внимания на холодный прием. - Когда мы узнали, какое общество ты собрал в своей забегаловке, то решили к вам немедленно присоединиться. А ты что, против? - удивленно приподняв брови, спросил Тревис, разглядывая, казалось, совершенно спокойного Игоря. - Мы помешали чему-то важному? - нагло усмехнулся он. - Все заговоры плетешь за нашей спиной?
        Тревис вальяжной походкой подошел к столу, придвинул рядом стоящее кресло и, опустившись в него, закинул ногу на ногу. Он казался расслабленным и довольным, но Лешка хорошо ощущал, насколько он был собран и напряжен. Тревис ждал нападения каждую секунду.
        Но Игорь смотрел на Хитана, который в отличие от Тревиса все еще стоял в дверях, также с интересом рассматривая собравшуюся в кафе компанию. В его взгляде не было агрессии, только осторожность и любопытство.
        - Хотя мы вас не ждали так рано, но все равно проходите. Рад видеть тебя, Хитан, - Игорь сделал приглашающий жест и, выйдя из-за стола, сам придвинул Хитану кресло. Тот только кивнул ему в ответ и улыбнулся.
        - Да, непрошеный гость, хуже татарина, - Ленка захлопала длинными накрашенными ресницами, играя стопроцентную блондинку. - Это русская пословица такая, знаете? - На удивленные взгляды Магистров, она улыбнулась самой обаятельной улыбкой, которая обычно безотказно действовала на мужчин.
        - Девочка, можешь не стараться сбить нас с толку своими большими голубыми глазками, золотистыми локонами и глупой улыбкой. Я всегда и все узнаю о своих..., - Тревис сделал паузу, - собеседниках, - закончил он фразу, мерзко улыбаясь.
        - Ну, не прокатило и ладно, - улыбка сползла с ее лица и теперь на Магистров взирали серьезные глаза цвета стали.
        - Игорь, дружок, - от такого обращения Игоря передернуло, - объясни своим друзьям, что с нами лучше не играть, а то...
        - Они и так это поняли, - Игорь уселся напротив Тревиса, рядом с Ирэн, скрестив руки на груди, он внимательным взглядом окинул сначала одного Магистра, потом перевел свой задумчивый взгляд на другого и сказал: - Итак, мы слушаем вас.
        - Вы нас слушаете? - взревел раненным буйволом Тревис. - Это мы ждем твоих объяснений, - и на стол перед Игорем упал сложенный вчетверо листок бумаги.
        Он осторожно взял его, словно это была ядовитая змея, и медленно развернул. Там было написано только два слова: "Ты - следующий".
        - И что это - угроза? - Игорь передал листок, стоящему рядом с его креслом Сашке.
        - Игорь, Тревис, успокойтесь, пожалуйста. Мы пришли, чтобы все спокойно выяснить, а не запутать еще больше, - Хитан оглядел всех по очереди, тем самым, давая время им успокоиться. - Это послание сегодня утром получил Тревис.
        - Как? - в голосе Игоря было искреннее удивление.
        - Как? Тебе лучше знать, как! Сегодня утром я проснулся, а это, - он указал на листок в руках Сашки, - лежало на моей подушке рядом со мною.
        - И вы ничего не услышали и не почувствовали? - за свой вопрос Сашка заработал взгляд полный презрения.
        - В том то и дело! - рявкнул Тревис и отклонился на спинку своего кресла. - Во-первых, - он демонстративно загнул один палец, - только Игорь знал, где мы находимся. Во-вторых...
        - Давайте сначала выясним все с "во-первых", - Сашка придвинул кресло и сел рядом с Игорем. Затем через стол он протянул свернутый листок Тревису. Тот несколько секунд смотрел на бумажку, не понимая, что ему делать, а когда протянул руку, чтобы взять ее, все заметила, как дрожала рука Магистра. - Почему вы так уверенны, что только Игорь знал, где вас можно найти. Разве вы все время бывали там только вдвоем?
        На эти слова брата, Рокер хмыкнул, или скорее хрюкнул, за что тут же заработал от Сашки сердитый взгляд. В ответ он только невинно пожал плечами.
        - Да, мы были только вдвоем, - с вызовом в голосе произнес Тревис, глядя прямо на Рокера. - Потому что в убежище может попасть только Магистр, и мы свято храним тайну его нахождения.
        - Только Магистр? - задумчиво протянул Сашка и быстро переглянулся с братом, а тем временем Тревис распалялся все больше и больше.
        - Да, только Магистр. Там стоит барьер, через который никто другой не пройдет живым, - Тревис перевел взгляд на Игоря. - Ты помнишь, когда первый раз попал в убежище, то прикладывал окровавленную ладонь к камню? - Игорь только кивнул в ответ, понимая, к чему ведет Тревис. - Это и есть обряд посвящения. Убежище признало тебя, как нового Магистра, поскольку в твоей крови было достаточно силы для этого.
        - Ну да, ну да, - Рокер снова хмыкнул и, не на кого не глядя, продолжил: - Убежище не только признало его, оно просто обалдело от той силы, которая была в крови этого нового Магистра.
        В ответ на его реплику, Ленка хихикнула, Ирэн просто улыбнулась, а Лешка просиял.
        - Рокер! - рявкнул Сашка.
        - Молчу, молчу, просто мысли вслух, - захлопал длинными ресницами Рокер, не хуже Ленки.
        - Держи свои мысли при себе, - Сашка повернулся к брату так, чтобы выражение его лица не видели сидящие напротив него Магистры. Его голос был строг и серьезен, а глаза искрились весельем. Он незаметно подмигнул брату. Но кто еще мог так выводить всех из себя, кто мог снять напряжение и внести разнообразие в затянувшийся разговор, кто лучше Рокера мог тонко чувствовать настроение окружающих и так ловко играть на нем, кто еще обладал таким "тонким" чувством юмора и "тактом"? Ну, разве что... Ленка.
        - И если ты еще не понял, я веду к тому, что в убежище мог пройти только Магистр, чтобы оставить эту чертову записку, - голос, руки и губы Тревиса дрожали от напряжения. Видать, он впервые так сильно испугался за свою жизнь.
        - А телепортация? - тихо спросила Ирэн и посмотрела на Хитана.
        Магистр ей улыбнулся и спокойно ответил:
        - Невозможна. Когда Дракула создавал убежище и ставил защиту, он предусмотрел и этот вариант.
        Японец был слишком спокоен и с любопытством рассматривал собравшихся за этим столом "людей". Мощь и сила, которую он чувствовал, его не пугала, но очень настораживала. Если врагами и убийцами Магистров окажутся именно они, то даже со всеми верными вампира им в этой битве не выстоять.
        А еще это странное существо, что стояло за спиной блондинки, не спуская своих черных злых глаз с Тревиса, не давало Магистру покоя. Запах этого создания и его странная сила были не знакомы Хитану, и он не мог даже приблизительно представить, что или кого оно из себя представляло.
        - Это оборотень, - машинально ответил Игорь на его немой вопрос.
        - Кто? - не понял его Тревис.
        - Это существо, - Игорь кивнул головою на Мегана, - оборотень. И он защищает девушек, - он специально сделал ударение на последнем слове, надеясь, что Меган поймет и поддержит его версию.
        - Я - Хранитель, - голос Мегана был низким и гортанным. Он осторожно опустил большие и горячие ладони на плечи, сидящих перед ним девушек, окутывая Ирэн и Ленку странным коконом силы, вкуса которой Магистры никогда раньше не чувствовали. Игорь незаметно перевел дыхание.
        - Ты пытаешься запугать нас? - голос Тревиса дрожал от едва сдерживаемой злости. Он уже не пытался контролировать ни свои слова, ни мысли. Лешка чувствовал, как в нем кипела просто бешеная ярость.
        - Ни в коем случае, - спокойно ответил Игорь, глядя в горящие глаза Тревиса. - Хитан спросил, я ответил, - он улыбнулся, стараясь разозлить Магистра еще больше.
        - Ты снова читаешь наши мысли! - закричал Тревис. - Ах, ты негодяй, и еще пытаешься доказать нам свою невиновность!
        - Успокойся, - Хитан положил руку на плечо Магистра. - Мы же договорились все спокойно выяснить, а уже потом строить предположения и тем более, кого бы то ни было обвинять.
        - Кого бы то ни было?! - Тревис подскочил на месте, сбрасывая руку Хитана. - Это он во всем виноват! - ткнул он пальцем в сидящего напротив него Игоря. - Я тебя предупреждал, я тебе столько раз говорил, а ты все не хочешь поверить, что твой бывший птенец способен на такое! Ведь только он и способен на это! Как ты не можешь понять, что только ему и хватит силы, чтобы убить Магистра! - Игорь сидел, крепко сжав кулаки и стиснув зубы так, что на скулах заходили желваки. Он смотрел строго перед собою, избегая взглядов друзей. А тем временем Тревис все больше распалялся и продолжал кричать. - Я предлагал тебе убить его, пока он тут сидел и с горя напивался изо дня в день! А теперь к нему еще и подмога пришла! Да он просто выскочка! Нашел себе покровителя и возомнил, что может стать единым Магистром! Что с такой силой ему все дозволено! Что ты Стаурусу пообещал взамен на его силу? Что? Почему тебе он дал ее, а нам отказал? А? Не поделишься секретом? - Тревис так разошелся, что просто уже не мог усидеть на месте. Он перегнулся через стол и, прищурив свои глаза, разглядывал хмурого Игоря.
        - Тревис, прекрати, остынь, - Хитан попытался усмирить друга, но тот только отмахнулся от его руки. Его напор был таким неожиданным и яростным, что никто ничего не успевал ему возразить. Никто из ребят не понимал, что и почему происходит и откуда такая агрессия и неприязнь.
        - Я знаю, что ты ему предложил! Знаю! - тем временем продолжал вопить на все кафе Тревис. Он выпрямился и уставился прямо на Игоря. На его лице было выражение триумфа и удовлетворения. - Ты предложил ему свою девушку, не так ли? Ты отказался от своей любви ради силы, власти и могущества!
        - Замолчи немедленно, - зловеще прошипел Игорь и стал не спеша подниматься со своего кресла. Воздух вокруг него накалился, и он сдерживался из последних сил. - Замолчи, иначе я не знаю, что сейчас сделаю.
        - Игорь успокойся, пожалуйста. Не надо взаимных обвинений, - Хитан переводил свой взволнованный взгляд с одного на другого. Мирный разговор намеревался перерасти в недолгую, но очень опасную драку.
        - Я никого и ни в чем не обвинял, - четко, чуть ли не по слогам, произнес Игорь, не повышая голоса, который дрожал от напряжения.
        - А я обвинял, - выкрикнул Тревис. - Я тебя обвинял и обвиняю в смерти Магистров! В стремлении захватить власть и в незаконном владении силой!
        Игоря начала бить дрожь. Ярость, злость, обида, напряжение всех этих дней смешались в его душе в такой коктейль, что он уже больше не мог сдерживаться. Все в нем просто клокотало и пузырилось, и норовило вылиться наружу неконтролируемой силой. Его глаза заблестели, а губы побелели.
        - Да на кой черт, мне нужна эта ваша власть! - закричал Игорь. - И не нужна мне эта сила и эти способности! Я с удовольствием от всего этого откажусь! Забирайте! Да я бы все отдал, лишь бы вернуть свою..., - Игорь вдруг резко замолчал и просто упал в свое кресло, стараясь не смотреть на Ирэн и остальных.
        - Тревис, ну теперь ты, надеюсь, удовлетворен? - Хитан посмотрел на вмиг успокоившегося Магистра.
        - Теперь - удовлетворен, - Тревис сел на свое место и с мерзкой довольной улыбочкой смотрел на побледневшего Игоря.
        - Крутую вы тут комедию разыграли. Я даже поверил сначала, - вдруг раздался абсолютно спокойный голос Рокера. Он сидел в кресле, расслабившись и скрестив руки на груди. Он давно понял, что весь этот спектакль был разыгран только с одной целью - вывести Игоря из себя. И это у них очень хорошо получилось. Кажется, это начал осознавать и сам главный герой спектакля.
        - Извините, я оставлю вас ненадолго, - Игорь поднялся с кресла, ни на кого не глядя, и, слегка пошатываясь, быстро скрылся на кухне.
        - Игорь, если не трудно, кофе свари, пока там остывать будешь, ладно? - успел крикнуть ему вслед Рокер, пока двери кухни не захлопнулись. За эти свои слова, он получил от Ленки увесистый подзатыльник, а от Хитана теплую улыбку одобрения.
        - Не хотите нам объяснить, что это сейчас здесь было? - Ирэн переводила взгляд со спокойного лица Хитана, на довольное, как у объевшегося сливок кота, - Тревиса.
        - Мы должны были проверить его, - Тревис слащаво улыбнулся девушке. - Ты же не думала, что мы можем довериться молодому вампиру, которому в руки попала такая сила и власть. Или ты думаешь, что я настолько глуп, чтобы поверить ему на слово? Я должен был убедиться лично!
        - Убедились, Магистр Тревис? - в голосе Ирэн появились странные дребезжащие нотки. Она даже сжала под столом кулаки, стараясь из последних сил держать себя в руках. Ее начало немного трусить, а еле сдерживаемый гнев так и норовил вырваться наружу и прорвать защитный кокон.
        - Не совсем, - не замечая или просто не обращая внимания на состояние девушки, ответил Тревис. - У меня еще остались некоторые вопросы, которые мне хотелось бы выяснить. Хотя, признаться, он почти меня убедил, - Тревис довольно улыбался и от этой его улыбки Ирэн передернуло. Он поставил локти на стол и опустил подбородок на сцепленные пальцы. - Сколько было экспрессии в его словах!
        - Тревис, хватит, - грубо оборвал его Хитан и, положив руку на плечо Магистра, крепко сжал, искоса наблюдая за напряженными лицами окружающих. - Прошу тебя, хватит, успокойся уже и помолчи.
        Но Тревис не обращал внимания на слова друга:
        - Я абсолютно спокоен, мой друг, - улыбнулся он Хитану и, снова повернувшись к Ирэн, продолжил: - Девочка моя, я предпочитаю быть Игроком, а не пешкой в чьей-то глупой игре. Это я расставляю фигуры на доске и решаю, кто и куда будет ходить, и что будет делать. И я не позволю, чтобы кто-то командовал мной! Понятно? - глаза Тревиса сузились и заблестели, и в них появилась неприкрытая угроза.
        Глядя на Ирэн, Рокер странно напрягся и весь собрался, как для прыжка.
        - Нет, Магистр, вы ошибаетесь, - холодно и, казалось, абсолютно спокойно, ответила Ирэн, но от ее ледяного взгляда, каким она смотрела на Тревиса, неприятные мурашки пробежали по напряженной спине Хитана. - Мы сейчас вместе с вами стоим на этой чертовой шахматной доске, перед началом очень опасной и ответственной партии. И вы должны уяснить для себя одну очень простую вещь: хотите вы этого или нет, но мы с вами в одной команде и сейчас вместе стоим на одной стороне этой самой доски, и кто-то неизвестный стремиться управлять нами, навязывая собственные правила игры. Поэтому сейчас наша с вами задача состоит в том, чтобы как можно быстрее найти этого неизвестного Игрока и выйти из этой игры победителями, а не передраться между собою ему на радость.
        Тревис нахмурился.
        - Ты угрожаешь мне, девочка? - прошипел он, глядя на Ирэн сузившимися от злости глазами.
        - Зачем, Магистр. Я просто вас предупреждаю.
        - Вот как, - усмехнулся Тревис. - А что если этот неизвестный Игрок, очень даже известный, что тогда будем делать?
        - Вы все еще намекаете на Игоря или на кого-то из нас?
        Тревис хищно улыбнулся, привстав со своего места и, перегнувшись через стол, посмотрел прямо в зеленые глаза девушки и почти прошипел ей в лицо:
        - Если я хоть на миг засомневаюсь в твоих словах, если я хотя бы заподозрю, что в этом замешан один из вас, тогда я...
        - Магистр Тревис, - перебила его Ирэн. - То, что я сейчас скажу, я хочу, чтобы вы это услышали и хорошо запомнили. Очень хорошо, - она положила ладони на стол и стала медленно подниматься с кресла, не сводя горящего взгляда с Магистра, стоящего напротив нее.
        Не выдержав ее напора, Тревис отодвинулся от девушки, потому как именно сейчас на него смотрели два океана раскаленной добела лавы. Волосы Ирэн развивались, как от сильного ветра и их кончики заискрились. Под напором горячего воздуха, исходившего от девушки, Тревис буквально упал назад в кресло и вжался в спинку. Его зрачки расширились. Эта странная мощь сминала все его способности, всю его накопленную годами силу, как листок папиросной бумаги. Он чувствовал, как начинают плавиться его ресницы и брови, и никакой щит сейчас не в состоянии был этому противостоять. От девушки исходил такой жар, что поверхность стола под ее руками начала вздуваться, не выдерживая такой температуры. Ирэн уже не замечала ничего вокруг. Она не видела, как Меган выдернул Ленку из-за стола и вместе с ней отскочил в самый дальний угол зала, закрывая ее своим телом. Она не слышала, как матерился Рокер, пытаясь как можно дальше отодвинуться от нее вместе с креслом. Не видела, как замер на пороге кухни Игорь с кофейником в руках. Она уже ничего не видела, не слышала и ни на что не обращала внимание. Она смотрела только в
перепуганные глаза Магистра, пытаясь контролировать силу, что разбудила в себе.
        - Я больше никогда не допущу, чтобы погибали мои друзья, - голос Ирэн был слишком тихим, но каждый из них отчетливо расслышал ее слова. - И запомните, если для того, чтобы спасти и защитить близких людей, мне придется убить вас, я сделаю это, не задумываясь ни на мгновение, не колеблясь ни секунды, не сожалея.
        Мощь, что исходила от этого хрупкого создания, напугала Магистров больше, чем сила, которую не так давно продемонстрировал им Стаурус. Это была чистая неуправляемая энергия. Магистры не могли даже пошевелиться и, казалось, что дышали они лишь с ее позволения.
        Еще какое-то время невидимая энергия, как вихрь, кружилась вокруг собравшихся, потом ее мощь и напор стали стихать. Глаза Ирэн еще горели как два раскаленных солнца, но она уже смогла усмирить бурю, которую сама в себе и вызвала.
        - Надеюсь, теперь мы все выяснили? - спокойно спросила она, переводя свой взгляд с Тревиса на Хитана. Магистры в ответ на ее вопрос смогли только слегка кивнуть головою. - Тогда мне надо немного остыть, и с вашего позволения я оставлю вас на некоторое время, - Ирэн осторожно убрала руки со стола, выпрямилась и, улыбнувшись, медленно двинулась к дверям.
        Она заметила, что Игорь собрался идти вслед за ней, но остановила его движением руки. Она должна остыть и прийти в себя. Одна.
        Ирэн вышла из кафе и пошла прямо, не разбирая дороги, только когда перед ней неизвестно откуда появилось большое дерево, девушка остановилась. Она прижала свои еще горячие ладони к прохладному шершавому стволу и прикоснулась к дереву лбом. Жар потихоньку остывал в ее теле, тихо пульсируя внизу живота. Ее била дрожь, и ужасно болела голова. Она положила уже почти остывшие ладони на живот и закрыла глаза.
        - Тихо, уже все хорошо, тихо, мои хорошие. Не надо больше бояться. Мама справилась. Нет, мы справились.
        Почему именно сейчас она поняла и почувствовала, что у нее будет не один ребенок, а несколько, и даже не несколько, а именно... трое. Правильно, теперь все стало на свои места. Теперь она поняла, почему в нее вливали силу Императоров, почему ей оказывали такое почтение, а так же поняла боль и тревогу в глазах Стауруса. Три Императора! Она - мать будущих трех Императоров. Она поняла все, но как ни странно не почувствовала страха.
        - Потерпите мои хорошие, мои мальчики, - боль в животе начала постепенно утихать. - Все будет хорошо. Я найду Полока, и тогда вы сможете спокойно расти и развиваться до назначенного вам времени. А когда это время придет..., - Ирэн замолчала. Да, когда это время придет, она даст умирающему миру трех новых Императоров и снова на Терриасе воцарится мир и магия.
        Ей стало так хорошо и спокойно, что Ирэн даже смогла весело рассмеяться. Она повернулась к дереву спиной и подняла голову вверх, разглядывая голубое безмятежное небо. Потом медленно сползла по стволу и уселась прямо на устланную желтыми иголками и сухими шишками, землю. Ей было хорошо и легко. Боль отпустила ее тело, и больше ничего не мучило ее. Почему-то именно сейчас она вдруг почувствовала, что ужасно голодна. Она еще раз глубоко вздохнула, легко поднялась с земли и, не оборачиваясь, быстро пошла в кафе.
        Ирэн уже не видела, как в нескольких метрах от нее, не прячась, стоял красивый молодой мужчина в белом дорогом костюме. Его глаза светились от счастья, а на губах была нежная улыбка. Он стоял и смотрел ей вслед.
        - Что ж, девочка, вот и пришло наше время, - он повернулся к дереву, возле которого стоял и протянул руку. В ту же секунду ему на ладонь спрыгнула маленькая рыжая белочка. Перебирая своими маленькими лапками, она забралась мужчине на плечо и фыркнула ему прямо в ухо. - Знаю, красавица, знаю. Теперь беги и узнай все, что там происходит. Только будь осторожна. Они не должны тебя заметить и узнать о нашем существовании раньше времени. Поняла?
        Белочка снова фыркнула и недовольно сморщила маленький темный носик, затем быстро вскочила на ближайшую ветку и помчалась по направлению к кафе. Возле открытого окна росла невысокая яблонька, вот на ее нижние ветки и примостился маленький рыжий зверек. Когда белочка оглянулась, след молодого человека в костюме уже простыл, только слегка шевелились жухлые прошлогодние листья. Белочка удобно устроилась на ветке, наблюдая за всем, что сейчас происходило в полутемном кафе, стараясь ничего не упустить и не прослушать.
        Ирэн как раз подошла к дверям кафе и остановилась. Ее руки еще горели, но сейчас это было просто приятное тепло. Она и сама испугалась того, что могла минуту назад натворить. Но это было так прекрасно и необычно, держать в руках силу, которая могла стереть с лица земли все живое в доли секунды. И только ты одна можешь управлять этой стихией, этой мощью, решая, жить сущему на земле или умереть. И только боль и страх близких друзей, которые она ощущала своей кожей, помогли ей успокоиться и остановиться.
        Глубоко вдохнув, Ирэн резко открыла дверь и вошла. В кафе стояла полная тишина, не нарушаемая даже шепотом или тиканьем часов.
        Ирэн довольно улыбнулась. Вот так напугала!
        - Простите, я немного расстроилась, поэтому вспылила, - Ирэн еще шире улыбнулась и легко пошла через зал к своему месту.
        - Мы заметили, как ты совсем чуть-чуть вспылила, что чуть не сожгла это кафе, к чертям собачьим, - Рокер смотрел на нее, не скрывая в глазах тревогу. Ирэн хмыкнула на его слова. Интересно, чтобы он сказал, если бы узнал, как он был сейчас близок к истине.
        Но Рокер уже быстро поднялся со своего места и подошел к девушке, стараясь заглянуть ей в глаза, которые уже приняли свой обычный цвет.
        - Ты как? - шепотом спросил он, обнимая Ирэн одной рукой за плечи.
        - Все хорошо, - быстро ответила она, но заметив его недоверчивый взгляд, быстро добавила: - Честно, все хорошо. Я просто ужасно есть хочу. У нас тортик не остался.
        - Я как раз твой кусок не доел. Будешь?
        - Спрашиваешь еще.
        Рокер засмеялся и подвел Ирэн к столу. Проходя мимо Ленки, которая уже сидела на своем месте, Ирэн быстро нагнулась и поцеловала ту в макушку. Она заметила, как дернулся и напрягся Меган, и только виновато ему улыбнулась.
        Плюхнувшись в кресло, напротив замерших Магистров, Ирэн весело им подмигнула, чем еще больше удивила. Игорь подошел к девушке и молча налил в ее чашку кофе. Никто так и не сказал больше ни слова. Все только переглядывались и старались не спускать с Ирэн встревоженных и настороженных взглядов.
        - Ой, большое спасибо, - Ирэн улыбнулась и легонько дотронулась до его руки.
        Игорь дернулся, но руку не отнял. Она посмотрела в его глаза. Испугался! Что ж, пусть лучше боится. Ее рука была еще очень горячей, как напоминание о том, что произошло здесь всего несколько минут назад.
        Ирэн отхлебнула кофе и принялась за торт. Она понимала, что все на нее смотрят и чего-то ждут, но ей, да и им всем, нужно время, чтобы прийти в себя. Поэтому она ела молча, не обращая никакого внимания на их тревожные взгляды. Утолив первый голод, она подняла голову и встретилась с насмешливым взглядом Сашки, который, почему-то стоял за спинами Магистров и чего-то ждал.
        - Итак, господа Магистры, смею надеяться, что мы все выяснили или еще остались какие-то вопросы? - Оба Магистра только быстро покачали головой в ответ на ее слова, чем вызвали улыбку на пухлых губах девушки. - Вот и хорошо. Тогда вы готовы выслушать наши соображения?
        - Да, мы готовы слушать, - заикаясь, ответил Тревис.
        - Еще раз простите мою вспыльчивость, - Ирэн опустила свой взгляд на стол, на котором были видны выгоревшие отпечатки ее ладоней. Они даже не понимают, в какой опасности только что находились. Эту силу практически невозможно контролировать, недаром ее так боялся использовать Стаурус. Но благодаря своим детям, ей удалось взять все в свои руки и остановить этот кошмар.
        Ирэн оглядела друзей всех по очереди.
        - Простите, - тихо произнесла она, извиняясь за ту опасность, которой только что подвергла их и о которой они даже не догадывались.
        - Да ладно тебе. Подумаешь, пошумела немного. Все мы такие, а беременные женщины, вообще, подвластны резкой смене настроения, - Ленка быстро поднялась со своего места и направилась к ней. Ирэн заметила, как Меган постарался остановить свою хозяйку, но Ленка просто отпихнула его в сторону. Подруга подошла к креслу Ирэн и, обняв ее за плечи, чмокнула в щеку, при этом очень тихо шепнув ей на ухо:
        - Не делай так больше, ладно? Было так страшно, аж жуть. Я чуть от страха не упи...
        Ленка потрепала Ирэн по волосам и медленно пошла к своему месту, проходя мимо Игоря, она толкнула его в бок, выводя из ступора, а потом сказала:
        - Игорь, что замер соляным столбом, кофе, налей девушке, а?
        Но не успела Ленка дойти до своего места, как входная дверь кафе резко распахнулась, снова сильно ударившись в стенку, и в дверном проеме показалась темная фигура высокого мужчины, одетого во все черное. Его черные волосы развивались на ветру, а лицо было скрыто в тени. Солнце светило ему в спину, не давая возможности его рассмотреть. Но вот он медленно вошел в зал, настороженным взглядом обвел собравшихся за столом, и, заметив Ирэн, нежно ей улыбнулся, нервно переводя дыхание.
        Глава 4.
        - Дракулус, ты? Откуда? - Ирэн соскочила со своего места, быстро подбежав к дверям, и тут же утонула в крепких объятиях мужчины.
        - Что тут у вас случилось? - встревожено спросил брат Стауруса, мягко отстранив девушку от себя, однако, не выпуская ее плечей из своих теплых рук и с тревогой, заглядывая в ее глаза.
        - У нас? Ничего. Все хорошо. А что? - Ирэн, круглыми от удивления глазами, смотрела на Дракулуса и видела на его лице тревогу, растерянность, и даже страх.
        - Ничего? Все хорошо? - он, нахмурившись, обвел взглядом всех собравшихся в зале кафе, отмечая их взъерошенный и растрепанный вид, но в остальном он не заметил ничего страшного или странного, потом снова посмотрел прямо в зеленые глаза Ирэн и почти прошипел: - Тогда какого черта, ты выпустила такую силу, что мы чуть с ума не сошли от страха и беспокойства за вас!
        - Ой! - девушка прикрыла рот рукою. - Просто мы разговаривали, и я... немного погорячилась. - Ирэн потупила свой виноватый взгляд. Ей и так было неудобно и стыдно перед друзьями, а теперь еще и это. Она чувствовала себя как нашкодившая маленькая девочка, которую мама отчитывает за проделки. Так все глупо вышло!
        - Погорячилась? Ты с ума сошла! Ты понимаешь, что ты могла наделать, если бы утратила контроль над этой силой? - Дракулус понемногу успокаивался и старался не повышать на Ирэн голос, а, видя ее обескураженный и виноватый взгляд, совсем смягчился и нежно обнял девушку, прижав к своей груди, погладил по волосам. - Маленькая, как же ты нас всех перепугала. Когда Стаурус почувствовал еле сдерживаемую панику и смятение Игоря, а Власлен учуял просто звериный страх Мегана, они хотели сами сюда явиться, и только Широну с Раем удалось их остановить и успокоить. Но Стаурус не долго думая и никого не спрашивая, перекинул нас в этот мир. Больше так не делай, ладно? - Дракулус поцеловал Ирэн в покрасневшую щеку. - Иначе я буду первым, кто умрет от разрыва сердца, - улыбнулся он.
        - Прости. А как ты им теперь сообщишь, что у нас все в порядке, пока они не явились сюда сами с проверкой? - Ирэн было так стыдно, что она готова была провалиться сквозь землю, чтобы никогда больше не видеть этих ласковых и одновременно обвиняющих ее глаз.
        - Они уже и так это почувствовали. Когда Высшие заключают дружбу между собою и обмениваются кровью, они связывают свои судьбы друг с другом. Стаурус чувствует все сильные эмоции Игоря и может прийти к нему на помощь даже через пространство и время, стоит тому только позвать его. А Власлен чует каждого из своих оборотней, где бы они не находились, не зависимо от обстоятельств и условий. Как это происходит, я не знаю, да и Меган вряд ли сможет это объяснить. Это в их сущности. А когда все успокоились, это почувствовали и Стаурус, и Власлен. Но ты же знаешь своего истинного. Если ты так разозлилась, что чуть не спалила этот мир ко всем чертям, значит, тому была веская причина. Я прав? - Ирэн замявшись, слегка кивнула головою. - Поэтому я здесь.
        - Прости за доставленное беспокойство, - освободившись из объятий Дракулуса, Ирэн взяла его за руку, собираясь потащить к столу. Но стоило ей развернуться, как перед ее глазами предстала странная картина: Хитан и Тревис стояли на коленях, опустив голову, а Игорь сильно побледнел и из последних сил, стоял, вцепившись в спинку невысокого кресла. - Что здесь происходит? - Ирэн с изумлением переводила свой взгляд с Магистров на Игоря, наблюдая за этой картиной.
        Ирэн оглянулась на замершего за ее спиной Дракулуса и ее глаза округлились. Такого взгляда у него она никогда не видела: ни в этой, ни в прошлой жизни. У нее даже где-то глубоко внутри зашевелилась странная жалость к этим коленопреклоненным Магистрам. В глазах Дракулуса было все: и презрение, и злость, и жалость, и разочарование. Он смотрел на созданных им существ, а по спине Ирэн забегали ледяные мурашки.
        Но стоило ему перевести свой взгляд на Игоря, его лицо тут же смягчилось и на губах появилась улыбка, но в его глазах Ирэн успела заметить промелькнувшую грусть и сожаление. Она закусила губу и отвернулась.
        Дракулус, не говоря ни слова, двинулся через зал прямо к замершему Игорю. Тот стоял, вцепившись в спинку кресла с такой силой, что его пальцы побелели. Ирэн, подойдя ближе, смогла расслышать его хриплое дыхание и разглядеть капельки пота на его лбу. Было заметно, что Игорь весь дрожал и его колени все время норовили подогнуться. Если бы не кресло, то он давно бы упал. Дракулус спокойно рассматривал Игоря еще несколько секунд. Он явно оценивал, изучал его. На его лице появилось странное выражение, а на губах - довольная улыбка. Потом он просто положил руку на плечо Игоря и слегка сжал его.
        - Друг моего брата, заслуживает мое уважение, - тихо произнес Дракулус, и его голос зазвенел от исходящей от него мощи. Странная сила накрыла Игоря с головой. Он дернулся, как будто кто-то невидимый вылил ведро ледяной воды на его разгоряченную голову. Даже Ирэн, стоящая рядом, почувствовала необычные колебание в воздухе.
        Девушка заметила, с каким облегчением Игорь перевел дух, и как он тут же расслабился, как будто какие-то невидимые цепи в один миг спали с него, освобождая из своего плена. Он с трудом разжал пальцы отпуская спинку кресла, пытаясь хоть как-то их размять. Потом опомнившись, поднял глаза на стоящего напротив него Дракулуса и, улыбнувшись ему, просто кивнул головою в ответ на его мысли. Они еще несколько секунд оценивающе смотрели друг на друга, а потом Дракулус довольно хмыкнул и протянул руку для приветствия. Игорь ответил ему крепким рукопожатием. Они не сказали друг другу ни слова, только на лице Игоря отражалась слегка рассеянная улыбка, а в глазах Дракулуса появилось одобрение.
        - Ну, че за цирк ты тут устроил, а? Не мог снять это подчинение без лишней показухи, - прошептал Рокер, когда Дракулус быстро преодолел разделяющее их расстояние. - Не мог не выпендриваться! Как же явился, собственной персоной страшный и ужасный Князь Ночи, - и Рокер крепко пожал протянутую руку, довольно ухмыляющегося Дракулуса.
        Как ни странно, но Рокер и Дракулус за два месяца проведенных на Терриасе очень сдружились. Казалось, такие разные, из разных миров, из разных слоев, в них было столько общего, что Стаурус не уставал удивляться, как его скрытный, нелюдимый брат, мог так быстро сойтись с Рокером. Как этот взбалмошный, ехидный житель мира Зета, мог так быстро вызвать к себе уважение и доверие осторожного Дракулуса. Ведь после случая с Валием, Дракулус во многом винил себя и совсем закрылся от других. И только Рокеру удалось вытащить его из этой ракушки, в которую тот сам себя загнал.
        Крепко пожимая руки братьям, Дракулус о чем-то тихо их расспрашивал. Рокер смеялся и бросал неоднозначные и насмешливые взгляды на Ирэн. Румянец смущения все еще заливал ее щеки, но она уже успокоилась и взяла себя в руки, поэтому на ехидный взгляд Рокера отреагировала совершенно спокойно: показала ему язык и с достоинством королевы подошла к столу и уселась в свое кресло. Рокер с Дракулусом засмеялись, а Сашка только покачал головою, что-то нелицеприятное вычитывая брату.
        А Дракулус уже повернулся к замершей Ленке и Мегану, полностью игнорируя коленопреклоненных Магистров.
        - Власлен просил напомнить тебе, что осталось всего двенадцать дней, - Дракулус держал маленькую ладошку Ленки в своей большой и теплой ладони.
        На его слова девушка сморщилась и закатила глаза, чем вызвала смех не только Дракулуса, но и, подошедшего к ним ближе, Рокера.
        - Ты только посмотри, как она рада, - засмеялся он, комментируя выражение лица Ленки. - Просто прыгает от счастья и вся сияет.
        - Рокер, лучше заткнись, а то Мегана на тебя натравлю, - пробурчала недовольно Ленка.
        - Не расстраивайся ты так, - сказал ей Дракулус, улыбаясь. Он старался незаметно толкнуть Рокера в бок, чтобы тот заткнулся. - Просто Власлен слишком долго тебя ждал и теперь очень за тебя переживает и боится потерять, - в его голосе появилась грусть.
        - Ага, чтобы ты тут никого себе нового не завела, - весело брякнул Рокер и отскочил от Дракулуса, но тут же заработал хорошую затрещину от Сашки.
        И только он собрался возмутиться на такое безобразие, как увидел покрасневшую Ирэн и сжавшего кулаки Игоря. Сообразив, что же такого нехорошего он ляпнул, Рокер немного смутился, что было совсем на него не похоже, но извиняться ни перед кем не стал, чтобы не привлекать к данной ситуации еще большего внимания. И кто его вечно за язык тянет! Ведь он и сам прекрасно знает, как тяжело Ирэн и Игорь переживают свое расставание, и сколько смелости надо было Стаурусу, чтобы отпустить любимую к сопернику, да еще и возложить на него ее охрану. Сашка покрутил пальцем у виска, а Ленка тихо зашептала на весь зал:
        - Горбатого могила исправит, - и уже совсем тихо, только для Рокера, добавила: - Ну, ты и придурок.
        Рокер виновато пожал плечами и пошел к столу, быстро сел на свое место и схватился за чашку, но, к сожалению, она оказалась абсолютно пустой. Он покрутил ее в своих больших руках. Потом соскочил с места и уже на ходу, весело проговорил:
        - Пойду-ка я на кухню схожу, да попрошу нашего шеф-повара сварганить еще кофейку, - и быстро, не дожидаясь ответа, Рокер скрылся за порогом кухни.
        Все постарались сделать вид, что ничего необычного сейчас не произошло, и поэтому Дракулус снова повернулся к Ленке и сказал:
        - Власлен попросил меня передать тебе небольшой подарок. Вот, можешь взять его, - и он протянул свою раскрытую ладонь девушке.
        На ней лежал огромный золотой перстень: фигура разъяренного тигра с открытой пастью и искусно сделанными клыками закрыла бы весь палец, вдобавок обвивая его хвостом. Но вот его размер был настолько большим, что Ленка могла бы одеть его сразу на два пальца и то, было бы свободно.
        Девушка смотрела на кольцо, но не решалась даже прикоснуться к нему, хотя и не могла отвести глаз. Перстень ее и завораживал, и одновременно что-то в нем ее смущало и настораживало. С трудом оторвавшись от созерцания этого необычного украшения, она перевела свой взгляд на Мегана. Оборотень стоял справа от нее и, не отрываясь и не моргая, смотрел на перстень. Его глаза потемнели и странно блестели и сам он как-то весь напрягся. Ленка нахмурилась еще больше, совершенно путаясь в своих ощущениях. А когда она встретилась с настороженным взглядом Ирэн, то тихо сказала:
        - Подруга, что-то мне все это, ой как не нравится. Вот чую одним местом, что это какая-то ..., как бы это по культурнее выразиться.... Это точно какая-то пакость, не находишь?
        - Лен, думаю, тебе лучше об этом спросить своего Хранителя, - Ирэн кивнула на замершего оборотня.
        - Думаешь, он что-то может в таком состоянии рассказать? - Ленка с интересом смотрела на оборотня и не узнавала всегда спокойного и уравновешенного Мегана.
        - Расскажет, как миленький, если ты прикажешь.
        - Ме-ган? - растягивая имя оборотня по слогам, произнесла Ленка и в ее голосе была не прикрытая угроза.
        - Госпожа, - не отрывая взгляда от перстня, прошептал оборотень. - Я слушаю вас.
        - Блин, это я тебя слушаю! Что это за фигня, - Ленка ткнула пальцем в лежащее на ладони Дракулуса кольцо.
        Меган перевел на нее свои горящие глаза и очень тихо ответил:
        - Если моя госпожа примет этот перстень, значит, она принимает предложение Повелителя и с этого момента становится нашей Королевой.
        - Вот черт! - Ленка посмотрела на перстень, как на гранату с выдернутой чекой. - Значит, этот облезлый кот, решил мне, таким образом, предложение сделать и это только после двух месяцев знакомства, правильно? - Ленку затрусило от злости. И в ответ на ее слова Меган смог только кивнуть, продолжая тупо пялиться на перстень.
        - Да, ладно тебе, Ленка. Подумаешь Королева Оборотней. Неужели испугалась? - раздался язвительный комментарий Рокера прямо у нее над ухом. Когда он успел вернуться в зал, никто не заметил. Сейчас Рокер стоял за спиной девушки, заглядывая ей через плечо и, ехидно ухмыляясь, смотрел на кольцо.
        - И ничего я не боюсь, - не отрывая глаз от перстня, буркнула девушка, а Дракулус только усмехнулся и с благодарностью кивнул Рокеру. Если Ленка откажется от кольца, Дракулус и не представлял, как сможет вернуть его Власлену, и, что самое важное, как при этом сможет посмотреть ему в глаза. - Просто как-то неожиданно все получилось, - бубнила девушка, и ее злость и досада таяли прямо на глазах. - А как же поухаживать за дамой, рестораны там, цветы, пригласить на свидание что ли и так далее... Ну, чтобы все как положено...
        - Ленка, сбрендила совсем. "Как положено"! Ты забыла кто у тебя в кавалерах? У них "как положено" не бывает. Тебя могли, вообще-то, и не спрашивать, понятно?
        Девушка никак не отреагировала на высказывания и явную подколку Рокера, продолжая разглядывать перстень и тихо возмущаться:
        - Ну и как я эту красоту носить-то буду. Он же такой огромный. Нет, чтобы маленький там котенок, а не этот огромный скалящийся тигр. Оно же с пальца спадать будет. Потеряю, как пить дать. И чем он только думал. Я что его на веревочку и на шею повешу. Вот же мужики, ну ни ума, ни фантазии, - сколько бы она еще так причитала, если бы Рокер не гаркнул ей прямо на ухо:
        - Бери уже!
        Больше не задумываясь, Ленка схватила с ладони Дракулуса перстень и быстро одела его на безымянный палец правой руки. Как только кольцо заняло свое место, оно тут же засияло, ослепив при этом не только свою хозяйку, но и рядом стоящих друзей, а когда его свет померк, на пальце девушки красовался очень аккуратный перстенек в форме скрутившегося клубочком кота, глаза которого ласково горели синими топазами.
        - Ни фига себе! Я как раз что-то такое себе только что и представила. Это как так получилось? - Ленка переводила свой изумленный и обалдевший взгляд с перстня на друзей, но никто ничего не мог ей объяснить. А когда она догадалась посмотреть на Мегана, то ее челюсть, как, впрочем, и у остальных отвисла почти до пола. - Твою ж мать!
        - Ага, - кто это подтвердил ее слова, она не заметила.
        Перед ней на коленях стоял ее Хранитель. Когда яркий свет вокруг него потух и Меган как-то слишком легко и грациозно поднялся с колен, то его внешний вид вызвал такое изумление у присутствующих, что никто ничего не мог вымолвить еще несколько минут. Если собрать в одну кучу все черты, которые всегда нравились Ленке в мужчинах, то получилось бы как раз что-то очень похожее на теперешний внешний вид ее Хранителя. У Мегана были темные слегка вьющиеся волосы, собраны в небрежный хвост, огромные миндалевидные карие глаза с черными, как смоль ресницами, красивой формы пухлые губы. Он остался все таким же высоким, только теперь его фигура была более пропорциональной, правильной и до безобразия притягательной. Накаченные плечи и грудь, красивой формы руки и подтянутый живот с кубиками пресса, стройные ровные ноги и все это было обтянуто золотисто-бронзовой кожей.
        - Ленка, это что такое? - протянула Ирэн, тыкая пальцем в обалдевшего оборотня.
        - А я откуда знаю. Я это не заказывала. Нет, я, конечно, подумала, что совсем не плохо бы было, чтобы Меган был немного,... ну покрасивее что ли. Так чтоб для глаз приятно. Ну, совсем чуть-чуть. А такого перевоплощения я не планировала.
        - Да-а, совсем чуть-чуть, - протянул Рокер, с интересом разглядывая мужчину. - Ленка, а ты - страшный человек! - засмеялся он. - То есть вампир!
        - Пошел ты, Рокер..., - беззлобно огрызнулась девушка, продолжая разглядывать своего Хранителя.
        - Не могу, тут еще слишком много проблем. Боюсь, без меня не справитесь. Так что я попозже пойду, ладно? - Рокер оглядел Мегана и заржал во весь голос. - Вот теперь тебе придется его охранять от всех... желающих его..., - Рокер откровенно издевался над девушкой. Ирэн оттолкнула хихикающего парня в сторону и встала рядом с подругой.
        - Лен, не обращай на него внимание. Ты же знаешь, Рокер не может смолчать, иначе - его просто разорвет, - Ирэн обняла подругу за плечи и недовольно зыркнула в сторону неугомонного Рокера. Затем перевела свой заинтересованный взгляд на Мегана, откровенно, с явным интересом разглядывая этот эталон мужской красоты.
        - Вот черт, влипла по самое..., - Ленка качала головою, понимая, что как не обидно ей это признавать, но Рокер все-таки прав. Она продолжала переводить свой растерянный взгляд с перстня на Хранителя, не зная, что ей теперь со всем этим, свалившимся на ее голову счастьем, делать.
        - Лен, а каким ты хотела, чтобы Меган стал в истиной ипостаси? - осторожно спросила Ирэн.
        - Ну-у, помнишь, когда мы в музее естествознания были, то видели там чучело этого, ну как его саблезубого медведя, там еще рядом картинка была, - на удивленно поднятые брови подруги, Ленка попыталась подробнее объяснить: - Ну, вспомни, он такого большой был, страшный, с ужасными когтями и клыками....
        - Лен, я помню, помню и что дальше? - ошарашено проговорила девушка.
        - Вот я и подумала, хорошо было бы, если бы мой защитник был похож на ... на него, - Ленка посмотрела на обалдевшую Ирэн, стараясь не замечать откровенно хихикающих братьев и, пытающегося сдержать свою улыбку, Дракулуса.
        - Лен, ты спятила! - выдохнула Ирэн и закусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться.
        - Ой, не могу, саблезубый медведь! - Рокер ржал на все кафе, рассматривая изумленное выражение лица Ленки и ошарашенный вид Мегана. - Одна... хозяйка, блин, из гиены монстра сотворила, и вторая туда же. Ох, у вас, девчата и фантазия! Прямо через край бьет! Да с таким Хранителем, нам никакой Алексис теперь не страшен!
        - Алексис? - Дракулус резко перестал смеяться и повернулся к так и стоящим на коленях, Магистрам. Он как будто не замечал их все это время и только после слов Рокера внезапно вспомнил о них.
        Он медленно подошел к ним, и долго не отрываясь, очень пристально рассматривал их, окидывая прищуренным взглядом сначала одного, потом другого. Магистры, в свою очередь, затаив дыхание, и не поднимая головы, ждали своего приговора. Хитан прекрасно понимал, что именно он и Тревис виноваты в том, что довели истинную Владыки Стауруса до такого состояния, когда она выплеснула на них всю свою силу, и всю ли? Но ему не хотелось бы это выяснять. А теперь еще оказалось, что она могла не управиться с ней и просто уничтожить этот мир. Да, они были виноваты и осознавали это.
        - Поднимитесь, дети мои, - голос Дракулуса прозвучал тихо, приглушенным эхом отдаваясь в зале. В нем послышались странные нотки, от которых всех окружающих бросило в дрожь. - Рад видеть вас здоровыми и живыми, - он протянул правую руку Хитану, который осторожно, прикоснулся к ней дрожащими пальцами и поцеловал, лишь после этого позволив себе подняться с колен, правда, пока не рискуя посмотреть на своего Князя. Затем Дракулус протянул руку Тревису.
        - Мы рады Вашему возвращению, Князь Дракула, - одновременно произнесли Магистры и, наконец-то, осмелились посмотреть на того, кто много лет назад подарил им новую жизнь.
        Рокер за их спинами кривлялся и все время передразнивал, чем вызывал на губах Дракулуса еле сдерживаемую улыбку. Стараясь не рассмеяться, Князь Тьмы посмотрел на своих созданий и зловеще процедил:
        - Я бы тоже был бы рад своему возвращению, если бы не причина, которая вынудила меня так внезапно вернуться. Что у вас произошло?
        Рокер, согнувшись пополам и зажав себе рот рукой, спрятался за спину брата. А Дракулус выдвинул ближайшее кресло почти на центр зала и, оглядев всех собравшихся, грациозно опустился в него, устраиваясь поудобнее. Но только он принял достойное звание Князя положение, как переполненный тревогой голос Ленки, заставил его очень не по-княжески подпрыгнуть и броситься к склонившимся над чем-то девушкам.
        - Лешка, Лешенька, что с тобою? - Сашка сидел на полу и держал голову Рыжика на своих коленях, а Ирэн аккуратно брызгала на него водою и похлопывала по щекам.
        - Что снова такое? - Дракулус нагнулся, пытаясь рассмотреть того, над кем, как квочки, хлопотали девушки. - Кто это? - он даже не заметил, что в зале был еще кто-то и как ни странно, он почему-то его не почувствовал, поэтому сейчас с удивлением рассматривал еще одного вампира.
        - Это Лешка. Ему плохо, - пролепетала Ленка, пытаясь привести бедного парня в сознание.
        - По-моему, он просто упал в обморок, - сказал Игорь и присел рядом с другом, поднося к его губам чашку с водою.
        Ресницы Рыжика затрепетали, и он попытался открыть глаза, как только ему это удалось, и он смог разглядеть Дракулуса, его глаза снова закатились. И он опять потерял сознание.
        - Что за черт? - Рокер уставился на Дракулуса, ожидая его объяснений.
        - Как я помню из рассказа Стауруса, способностью Алексея является то, что он слышит эмоций и чувства других вампиров, так? - спросил Дракулус, ни к кому конкретно не обращаясь, и продолжая разглядывать рыжего парня у своих ног.
        - Да, и не только вампиров, - ответил Игорь. Что ж все равно рано или поздно об этом стало бы известно. Никто из присутствующих не заметил, как переглянулись между собой Магистры. Для них это было открытием, причем очень неприятным открытием. Один читал мысли, второй - чувства, это просто смертельно опасный коктейль получился!
        - Тогда мне все понятно, - Дракулус развернулся и направился назад в свое кресло. - Да-а. Ну, бывало, что меня боялись, трепетали от страха, но чтобы падали в обморок при моем появлении, такое впервые, хотя в данном случае, как раз все и понятно, - тихо и недовольно бормотал Дракулус.
        - Кому понятно? Мне, например, ничего не понятно, - Рокер шел следом за ним, прислушиваясь к его причитаниям.
        Дракулус сел в кресло и обвел взглядом всех присутствующих.
        - Все вампиры этого мира знают, что я вернулся, - с каким-то зловещим триумфом проговорил Дракулус.
        - И че? - простодушно переспросил его Рокер, чем вызвал недовольное выражение лица Дракулуса.
        - Спроси у них, - буркнул тот, кивая на тихо стоявших в углу Магистров.
        - И че? - переадресовал свой вопрос Рокер, с вызовом уставившись на как-то уж слишком присмиревших Хитана и Тревиса.
        - Просто те чувства, которые тебя накрывают с головою, трудно передать, - ответил вместо Магистров Игорь.
        - Трепет и благоговение, - съехидничал Рокер, но Игорь вполне серьезно продолжил:
        - Думаю, что спектр чувств намного шире и разнообразнее. А Лешка не может с ними всеми справиться в одночасье, потому и теряет сознание.
        - И что теперь? - Ирэн с тревогой посмотрела на Лешку. - Он что все время, пока Дракулус здесь, будет в обмороке лежать.
        - Нет, как только придет в себя, нужно ему сказать, чтобы он поставил щит на свои способности, - устало сказал Дракулус. - Должно помочь. По крайней мере, я очень на это надеюсь.
        - А почему мы ничего не чувствуем? И на твое появление вполне адекватно реагируем? - удивился Рокер и тут же его осенило: - А, понял, понял, кровь и сила Стауруса!
        Дракулус только усмехнулся и больше ничего не стал объяснять. Тем более, что в этот момент Лешка снова застонал, пытаясь поднять голову с колен Сашки, на которых он все это время лежал. Студент осторожно поддерживал его за плечи, и что-то быстро и тихо шептал на ухо. Лешка кивал в такт его словам, но в глазах было не понимание, поэтому через секунду он снова потерял сознание.
        - Что, опять? - Сашка на вопрос Рокера только кивнул головою и пожал плечами, устраивая Лешку прямо на полу.
        - Оставьте его, пока. У нас есть другие, более важные проблемы, которые необходимо сейчас обсудить. А с ним ничего страшного не будет, - Дракулус посмотрел на Рыжика. - Как только я уйду, так он и очнется. А теперь я хочу знать, что у вас тут произошло. И думаю, среди нас имеется тот, кто сможет это более-менее внятно прояснить, - и Дракулус посмотрел прямо на Сашку, который уже устроился за столом, как раз напротив него. Тот замер на мгновение под его взглядом, а потом еле заметно кивнул, намереваясь приступить к объяснениям.
        - Имеется, имеется, - ответил вместо брата Рокер, занимая свое место за столом рядом с Сашкой, и похлопывая того по плечу.
        Остальные последовали его примеру и пока расставляли кресла, Сашка выжидающе молчал. Как только все собравшиеся расселись и внимательно уставились на Студента, он осторожно поставил локти на стол и, положив голову на сцепленные пальцы, исподлобья оглядел всех присутствующих и начал:
        - Значит, получается вот какая картина. Когда Алексис повел Стауруса за кристаллом в свой кабинет, там сработала ловушка, но Алексис и Ренат успели спрятаться и ушли через потайной ход, а Стауруса спасла сила кристалла.
        - Извини, что перебиваю тебя, - Дракулус скрестил руки на груди и откинулся на спинку кресла. - Но я хотел бы внести небольшие уточнения по этому поводу. Хотя возможно это и не столь важно, но все-таки. Дело в том, что это энергия кристалла активировала ловушку и этот взрыв. Когда кристалл признал своего хозяина, он откликнулся на кровь и силу Императора, которая течет в венах Владыки. Стаурус просто прикоснулся к нему, и высвободилась сила, которая и вызвала весь этот переполох. Поэтому сказать точно, что это Алексис загнал Стауруса в ловушку, мы не можем, но и того, что он не хотел этого делать, я тоже утверждать не буду.
        - Понятно, но думаю, что это уже ничего не меняет. Алексис остался в живых.
        - Как? Алексис жив? - в голосе Тревиса было недоумение и недоверие. Только сейчас он стал понимать, к чему ведет Сашка, и кто действительно может стоять за смертями других Магистров. Теперь многое становилось на свои места.
        - Но думаю, что самое страшное то, что Алексис не просто убивает Магистров, а выпивает их кровь, чтобы получить их силу, - продолжил Сашка, глядя на Тревиса.
        - Ты хочешь сказать..., - Хитан не смог закончить свое предположение.
        - Да, чтобы победить Игоря, ему нужна сила, и он нашел ее источник. Думаю, теперь всем понятно, зачем ему нужны были Магистры?
        - Не может быть, - изумленно выдохнул Тревис.
        - Может. И это еще не все неприятные новости, - Сашка замолчал и посмотрел сначала на одного Магистра, потом на другого. - Ему кто-то помогает.
        - Что? - Тревис с недоумением уставился на Сашку. - Ты о чем говоришь? Кто ему помогает?
        - Кто-то, кто смог бы прийти в убежище и оставить эту записку Тревису. Ведь, как я понимаю, Алексису вход в убежище был закрыт? А мы точно знаем, что Игорь этого не делал, - Сашка многозначительно посмотрел на Тревиса. Тот кивнул, соглашаясь с ним. - Тогда это кто-то другой.
        Магистры дружно кивнули, обдумывая предположение Сашки и все больше при этом хмурясь.
        - Надеюсь, вы не думаете, что это кто-то из нас? - Хитан сначала смотрел на Сашку, а потом нерешительно перевел свой взгляд на Дракулуса. - Князь?
        - Нет, скорее всего, это кто-то из тех, кого все уже считают мертвыми, - ответил за Дракулуса Сашка.
        - И как нам это выяснить? - Рокер выжидающе уставился на брата.
        - Думаю, это тоже не трудно, не так ли, Князь Дракула? - иронично бросил Сашка, и в ответ на его слова Дракулус широко улыбнулся и кивнул.
        - Я слышу всех своих птенцов и всех тех, в ком есть моя кровь.
        - Круто. Думаю, что ты в обморок падать не будешь? - Рокер покосился на Лешку.
        - Да, как-то не собираюсь, но если честно, то не ожидал, что вампиров будет так много. Зачем вам понадобилось создавать стольких? - этот вопрос Дракулус задал притихшим Магистрам.
        - Князь, просто Алексис... Он стремился захватить власть и старался создать армию. Мы не могли этого допустить. Потому в нашем мире сейчас столько вампиров, - Хитан говорил, немного запинаясь, явно сильно волнуясь.
        Ирэн с интересом переводила свой взгляд с Дракулуса на Магистров, не понимая, почему они пребывали в таком странном состоянии. Конечно, их Князь вернулся, но это же не приход Мессии в самом-то деле, чего тогда так-то напрягаться. Но когда Дракулус заметил ее настороженный и озадаченный взгляд, то незаметно ей улыбнулся и подмигнул. Ну, и что задумал этот новоявленный Дракула? Почему он не снимает подчинение с Магистров? Ведь он не задумываясь, освободил Рокера, Сашку, Ленку и остальных. И вот сегодня сразу же порвал все нити, связывающие Игоря. Правда, слегка все же помучил его. Видать, сказывается на нем дурное влияние Рокера. А вот Магистров он не спешит освобождать, даже наоборот, все время давит на них своей мощью.
        - Подожди, тогда выходит, что Дракулус знает, кто из Магистров жив и является предателем? - спросила Ленка и заерзала на месте.
        - Боюсь вас разочаровать, - улыбка Дракулуса напоминала оскал хищного зверя. - Но..., - он с явным удовольствием от ощущения общего нетерпения выдержал небольшую театральную паузу, - они все живы.
        - ЧТО?
        - Как?
        - Все правильно, - казалось, один Игорь этому не удивился. - Ему нужна сила и кровь. А мертвые - они ему не нужны.
        - Вот же сволочь, - Рокер сжал кулаки и стукнул ими по столу, но не рассчитал силу и столешница от его удара раскололась.
        - Сила есть...
        - Ленка...
        Игорь осторожно выбрался из-за разбитого стола, за которым сидел рядом с Рокером.
        - Серж, иди сюда, - бросил он в сторону кухни.
        - Его там нет, - Рокер аккуратно убирал разлетевшиеся части дерева.
        - Как нет? А куда он делся? - удивился Игорь.
        - А я почем знаю. Когда я хотел его попросить сварить нам кофе, его на кухне не было и на улице тоже, его вообще нигде не было.
        - Интересно, когда именно он ушел? - Сашка вопросительно посмотрел на Дракулуса, почему-то именно от него ожидая получить ответ на свой вопрос.
        - Когда я пришел, то почувствовал только вас, больше никого постороннего не было.
        - А это любопытно, даже очень, когда этот гаденыш слинял, и главное куда? - Рокер уже поставил новый стол на место разбитого.
        - Странно, - Игорь ненадолго задумался. - Мне его навязал Аделай, значит....
        - Игорь, это еще ничего не значит, - Сашка потер подбородок. - Слишком мало информации и времени.
        - Аделай боялся, что ты хочешь занять место Алексиса, а потом стать единым Магистром. Вот поэтому и послал Сержа следить за тобою, - Хитан говорил очень тихо, стараясь не смотреть на хмурого Дракулуса. - Но вскоре связь с Сержем прекратилась. Мы думали, что ты его....
        - Понятно, - Игорь закрыл глаза. - Теперь ясно, когда он ушел. Как только увидел, кто явился к нам в гости, да еще и раньше времени. Думаю, с этим вопросом мы все выяснили.
        - Не совсем. В этом вопросе меня заинтересовал еще один момент: как давно прервалась связь с Сержем и почему? - Сашка сосредоточенно уставился в одну, лишь ему видимую, точку на столе. Все молчали, боясь сбить его с мысли, было только слышно, как тихо стонет Лешка, стараясь прийти в себя. - Скорее всего, Серж работает на кого-то третьего. И именно этот третий и является нашим противником.
        - Черт, как любит говорить Хиро, становится все страннее и страннее, - Рокер быстро заходил по залу. - Чем больше мы пытаемся выяснить и понять, что происходит, тем глубже во всем этом г... тонем.
        - Да, Рокер, ты как всегда прав, мне и самому все это очень не нравится, - Сашка тоже встал, медленно вышел из-за стола, и направился к открытому окну.
        - Дракулус, скажи мне одну вещь, - пользуясь моментом, прошептала Ирэн. Она перегнулась через стол, и, прищуривши зеленые глаза, тихо продолжила: - А тебе обязательно надо было появляться и объявлять об этом на весь мир? Ты не мог появиться по-тихому, чтобы никто об этом не узнал?
        - Мог, конечно же, - удивился ее напору Дракулус.
        - Тогда, какого..., - Ирэн зашипела, - тебе нужно было такое фееричное и триумфальное появление? Только литавров и фанфар не хватало!
        - Ирэн, это была идея Стауруса, - Дракулус тяжело вздохнул, понимая, что продолжение разговора ни ему, ни тем более Ирэн не понравится.
        - И в чем эта идея заключалась? - язвительно произнесла девушка.
        - Как ты правильно догадалась, я должен отвлечь на себя внимание нашего противника и дать возможность тебе и остальным найти Полока и спокойно вернуться на Терриас.
        - Так, а вот с этого момента, пожалуйста, подробнее и побыстрее, - вместо глаз у Ирэн светились две изумрудные щелочки.
        - Девочка, успокойся. Ты же все и сама понимаешь. Так было нужно и Стаурус...
        В зале воцарилась полная тишина, все внимательно прислушивались к тихому разговору Ирэн и Дракулуса.
        - Ты бы мог стать нашим тайным оружием, - с сожалением в голосе проговорила Ирэн.
        - Я буду явным, - быстро ответил ей Дракулус.
        - И ты и Стаурус знаете, какая у меня сила и что я могу...
        - Ирэн, ты не можешь ее контролировать. Тем более, что тебе срочно надо заняться поисками Полока. А после того, как он отдаст тебе свою силу, тебе необходимо будет вернуться на Терриас, чтобы научиться ее контролировать и не сжечь к чертям весь этот мир или тот же Терриас.
        - Дракулус, не лепи мне мозги, как говориться. Я вполне могу не только контролировать эту силу, но и управлять ею, - Ирэн протянула руку, и на ее ладони заплясал огненный зайчик, который через секунду превратился в ледяной шарик. А затем растекся водою по ее ладони, но, как только, первая капля упала на поверхность стола, она тут же превратилась в мыльный пузырь.
        Все с полным восторгом наблюдали за ее фокусами, а она просто улыбалась и вся светилась мягким голубоватым светом. От нее исходило такое приятное и манящее тепло, что всем присутствующим сразу захотелось подойти к ней ближе.
        - Как ты это делаешь? - Рокер дотронулся до мыльного пузыря, который от его прикосновения не лопнул, а просто зацепился за его пальцы и переливался всеми цветами радуги.
        - Это не я. Это мои дети. Они контролируют силу и энергию. Так что, - Ирэн почти враждебно посмотрела в глаза Дракулуса, - вместе мы сможем справиться, и Я НИКУДА НЕ УЙДУ, - тепло в глазах девушки превратилось в такой холод, что мыльные пузыри, которые все еще летали вокруг нее, превратились в льдинки и с глухим стуком упали на стол.
        - Меня ты убедила, - тихо сказал Рокер, поднимая со стола льдинку размером с апельсин. - Ну, так что будем делать?
        Все дружно повернулись к стоящему возле окна Сашке. Он молча следил за их разговором, о чем-то думая. Как только на него обратили внимание, он улыбнулся и весело сказал:
        - Все просто - будем отдыхать.
        - Как? Почему? - взревел Рокер.
        - Они уже все про нас знают, так что позволим им сделать первый шаг. Пусть выйдут из тени и проявят себя, - спокойно объяснил Сашка.
        - А это не опасно вот так пускать все на самотек? - подал голос Хитан.
        - А кто сказал, что мы не будем во всеоружии ждать их нападения? - Студент усмехнулся. - Мы будем держать руку на пульсе, как говорится. Ну, что ж господа, фигуры расставлены на шахматной доске и ждут начала игры, - потирая ладони просто с дьявольским удовольствием, сказал Сашка.
        - И как видно вопрос о том, кто на этот раз сыграет белыми, мы уже решили? - Рокер встал рядом с братом, но так чтобы повернуться ко всем остальным спиною, прищурившись, он внимательным взглядом следил за каждым движением, мимикой и вздохом Сашки. То ли его брат что-то задумал, то ли он сам не знает, что же им нужно сейчас делать. Но, заметив такое пристальное к себе внимание, Сашка крепко взял Рокера за локоть, разворачивая лицом в зал и чуть сжимая его руку.
        - А теперь домой и отдыхать. Единственное, постарайтесь не оставаться в одиночестве и держите связь.
        - Эх, жаль, нет с нами Горца, - с досадой протянул Рокер.
        - Придурок, а мобилка тебе зачем! - весело рассмеялась Ленка над вытянувшейся физиономией парня. - Сашка, а как же Ирэн. Может, мы ее с Меганом к себе заберем? - девушка с надеждой посмотрела на подругу. Но не хотелось ей сейчас одной оставаться с этой ходячей мечтой идиотки. Ленка покосилась на стоящего, чуть в стороне от нее, Мегана. Да, перестаралась малость!
        - Дракулус, - Сашка подошел к креслу, в котором тот сидел, закинув ногу на ногу, и о чем-то напряженно думал. - В самом начале нашего разговора, ты обронил одну фразу, цитирую: "Стаурус не долго думая и никого не спрашивая, перекинул НАС в этот мир". Не значит ли это, что ты пришел не один?
        Дракулус улыбнулся на его слова и медленно поднялся с кресла, разминая мышцы, которые немного затекли от долгого сидения, да и после перехода еще не перестали болеть. И ему приходилось прилагать не мало усилий, чтобы не стонать и не кривиться, когда он вынужден был двигаться.
        - Да, я пришел не один. Так что за Ирэн можете не переживать, с такими силами и Хранителем, ей нечего бояться, - Дракулус хмыкнул. - Я бы больше боялся за тех, кто решится сунуться к ней.
        Ирэн нахмурила брови, а Дракулус уже подошел к ней, протягивая руку и помогая подняться с места.
        - Ирэн поспеши домой, а то он уже так проголодался, ну прямо как волк или... гиена, - и, видя, что Ирэн уже готова высказаться по этому поводу, быстро добавил: - Он сам тебе все расскажет.
        - А почему ты не взял его с собою к нам?
        - После перехода он был немного не в адеквате. Но уже, думаю, успел прийти в себя, - Дракулус осторожно потянулся, наслаждаясь тем, что боль медленно, но все же отпускала, раскрепощая его мышцы.
        - Не знаю, мы два раза перемещались из одного мира в другой и ничего, - Рокер с недоумением посмотрел на Дракулуса. - По крайней мере, у меня абсолютно ничего не болело ни в тот раз, ни в этот.
        - Думаешь, Стаурус бы допустил, чтобы Ирэн прочувствовала всю прелесть перехода между мирами. Когда вы прибыли на Терриас он перетянул всю вашу боль на себя, потому и отключился на целые сутки. А когда отправлял вас назад, то так переживал еще и за детей, что если бы не Руфус, лежать ему без сознания и по сей день.
        - Ничего себе, - удивился Рокер. - Блин, и ничего же не сказал! Конспиратор ... фигов!
        Остальных тоже неприятно поразило это признание, и только Сашка абсолютно не казался удивленным. Что-то в этом роде он и подозревал, а теперь просто получил подтверждение очередной своей догадке.
        - Тогда за Ирэн можно не беспокоиться, - сказал он. - Ну, а Магистров нельзя сейчас оставлять одних, так что думаю, Дракулусу лучше пойти с ними, - Сашка вопросительно посмотрел сначала на Магистров, а потом на Дракулуса. Ухмыляющийся Князь тьмы только кивнул в ответ на его предложение и перевел взгляд на Игоря, не говоря ни слова, только вопросительно приподняв одну бровь.
        - Я останусь здесь, - улыбнулся ему Игорь. - Тем более, что надо еще и за Лешкой присмотреть и когда очнется в очередной раз, объяснить ему, что нужно сделать. Так что я остаюсь.
        Дракулус кивнул, соглашаясь с его решением. А оба Магистра уже подошли к нему и молча встали рядом.
        - Тогда всем хорошего отдыха, свяжемся через час, - и, взяв Магистров за руки, Дракулус тут же исчез.
        - Ну, что теперь? - Рокер внимательно оглядел оставшуюся компанию.
        - А теперь то, что решили - все по домам, - Сашка протянул руку Игорю. - Ты смотри поаккуратнее тут, если что-то случится или заметишь - знаешь, что нужно делать. Не геройствуй в одиночку.
        - Ага, мы тоже поучаствовать хотим, - прощаясь с Игорем, сказал Рокер.
        - Да ладно тебе, герой. Свяжемся через час. Пока, ребята.
        - Ирэн, пошли мы тебя с Ленкой и Меганом проводим домой, - Рокер уверенно взял Ирэн под руку и, подмигнув Игорю, вышел вместе с ней на улицу.
        Солнце еще стояло в зените, но приближение вечера уже ощущалось. Когда за ребятами закрылась дверь, Игорь склонился над Лешкой. Тот уже не стонал, но в себя еще не приходил. Значит, у него есть несколько минут, чтобы побыть одному в тишине и собраться с мыслями.
        Игорь подошел к открытому окну и придвинул кресло, на котором совсем недавно сидел Дракулус, опустился в него, вытянув ноги и откинувшись на спинку, прикрыл глаза. Из распахнутого окна слышался шум никогда не засыпающего города и доносился теплый, наполненный разными ароматами, воздух. Он старался дышать глубоко и ровно, невольно вспоминая уроки йоги Ирэн, и тепло улыбнулся. Да, сегодня она его напугала. Он впервые понял и воочию увидел, кем стала та, которую он любит. И, да, это его сильно испугало, но не оттолкнуло, как могло показаться. Он просто стал чуть меньше за нее переживать и бояться, хотя нет, он успокоится, когда они найдут этого Полока. Найдут, заберут его силу, и он найдет способ отправить ее на Терриас, а уже потом будет спокойно решать свои проблемы с Магистрами. Осталось дело совсем за малым - уговорить Ирэн уйти. Да, вот это, пожалуй, и есть самая большая проблема!
        Тут внимание Игоря привлек шелест листвы, он открыл глаза и увидел маленькую рыжую белочку, которая сидела на нижней ветке яблони и с любопытством его разглядывала.
        - Опять пришла. Сейчас я тебе орешки принесу, - Игорь нехотя поднялся и отправился на кухню, взяв горсть фундука, он вернулся к окну. Белочка уже спрыгнула с ветки и сидела на белом подоконнике, ничего и никого не боясь. Игорь положил перед ней один орешек, рыжий зверек осторожно взял его в свои маленькие лапки, но есть или уходить не спешил, все еще разглядывая человека черными бусинками глаз.
        - Ну и зачем ты сюда все время прибегаешь, если ничего никогда не берешь?
        - Наверно, просто ты ей нравишься, - раздался с другого конца зала сиплый голос Лешки.
        Он уже очнулся и теперь пытался подняться с пола. Игорь быстро встал и помог другу перебраться стоящее рядом кресло.
        - Ну, ты как?
        - Хреново. А что вообще было? - устало спросил Лешка.
        - Ты щит поставил?
        - Ага, запомнил слова Сашки с прошлого раза. Так что тут произошло?
        - Да, ничего интересного. Так, по мелочи... вернулся наш любимый Князь тьмы, - и Игорь засмеялся.
        - Не понял? - рыжие брови Лешки подпрыгнули до самой челки.
        - Что ты не понял? Вернулся Князь Дракула, - повторил Игорь. - Собственной персоной и во всей своей красе и могуществе.
        - Ну, а я-то тут причем? Почему мне так хреново! - возмутился Лешка.
        - Просто твоя способность сама выдала тебя, когда все чувства и эмоции вампиров всего мира накрыли тебя с головой. Потому ты и терял все время сознание, - объяснил Игорь.
        - Черт, жалко-то как. Теперь все знают о моих способностях, да? - Лешка потянулся в кресле, выпрямляя ноги. - Ну, а что этот Дракула тут делал и чего приперся снова?
        - Пошли, перекусим чего-нибудь, и я тебе все подробно расскажу, - Игорь быстро встал с кресла.
        - Я бы лучше чего-нибудь выпил сейчас, - застонал Лешка, с трудом пытаясь выбраться из кресла, в котором только что так удобно устроился.
        - Пошли, составлю тебе компанию, кисейная ты наша барышня, - подхватив друга под локоть, Игорь помог ему подняться.
        - Чего? - обиделся на него Лешка.
        - А что, как увидел красивого мужика, так и в обморок хлопнулся, - Игорь, посмеиваясь, направился к бару.
        - И что он такой красивый, как в твоих книгах? - смотрел ему вслед Лешка, все еще держась за спинку кресла. Его ноги немного дрожали, но он уже чувствовал, что не упадет и даже вполне может самостоятельно передвигаться.
        - Не-а, Намного лучше. Еще увидишь его, не переживай, только больше в обморок не падай, а то пропустишь все самое интересное.
        - Я так много пропустил? - пошатываясь, Лешка пошел в сторону кухни вслед за другом.
        - Пошли, выпьем и я все-все тебе расскажу, - Игорь придержал дверь для Лешки, держа в руках бутылку коньяка и пустые бокалы.
        Весело переговариваясь, они скрылись за порогом кухни, а маленький рыжий зверек с тревогой смотрел на закрывшуюся за ними дверь. Затем белочка положила орешек на подоконник, запрыгнула на ближайшую ветку, и, бросив напоследок быстрый и настороженный взгляд в сторону кухни, скрылась в ветвях яблони.
        Глава 5.
        От резкого толчка, белая резная дверь ударилась о стену так сильно, что висевшие рядом с ней китайские колокольчики слетели с крючка, и отлетели в глубь комнаты.
        - Ой, прости, - в голосе говорившей не было ни капли раскаяния или сожаления.
        Легкой походкой она зашла в комнату. Как ни странно после такого громкого вторжения, девушка осторожно и аккуратно прикрыла за собою двери, и, глянув, на лежащие на полу колокольчики, молча переступила их, делая вид, что она тут совершенно не причем. Аленка смотрела на сестру из подлобья, хмуря красивые тонкие брови, выражая всем своим видом то, что конкретно в данный момент она обо всем этом думает. Под таким недобрым взглядом сестры, Анька поежилась и, нехотя, медленно развернувшись, подняла колокольчики с пола и, покрутив их в руках, пошла назад к дверям. Она попыталась их пристроить на место, но по причине небольшого роста и отсутствия в комнате хоть какого-то элемента мебели, способного ей в этом помочь, у нее ничего не получалось. Она еще несколько раз демонстративно подпрыгнула, бросая косые взгляды на сестру.
        - Ну, не злись, - жалобно протянула Анька, продолжая прыгать возле дверей, но Аленка уже не смотрела на ее жалкие попытки, а уткнулась снова в книгу, которую перед таким шумным появлением сестры увлеченно читала.
        Видя, что Аленка больше не обращает на ее потуги никакого внимания, Анька засопела, как паровоз, и тихо выругалась себе под нос. Сгруппировавшись и воспользовавшись своими нечеловеческими силами, она, наконец-то, справилась с несчастными колокольчиками, в виде белых дельфинов, медленно кружащих вокруг большой золотой ракушки, зацепив их на злосчастный крючок. Потом торжественно глянула на сестру и с победной улыбкой осмотрела ее комнату.
        Здесь было все как всегда: слишком чисто, опрятно и светло. Пастельные тона стен, гармонировали с темно и светло терракотовой мебелью и портьерами, на огромном во всю стену окне. Возле этого самого окна в кресле-качалке сидела Алена и увлеченно читала, а рядом с креслом стоял небольшой плетенный из ротанга столик, на котором сиротливо лежало надкушенное яблоко.
        Анька смешно сморщила свой маленький конопатый носик. Легко и тихо прошлепала по белому пушистому ковру прямо к большому окну и уселась на широкий подоконник, подобрав под себя ноги. Она рассматривала увлеченно читающую сестру и молчала, что для нее было сродни подвигу. Но, завидев на столике яблоко, Анька быстро схватила его и стала громко жевать, ехидно поглядывая на Аленку. Сестра слегка приподняла одну бровь, показывая Аньке, что ее поступок она заметила, но больше никак не отреагировала. Когда от яблока остался только терпко пахнущий хвостик, Анька покрутила его в своих тонких пальцах, не зная, куда его можно деть в стерильно чистой комнате, и поэтому незаметно вышвырнула в приоткрытое окно.
        - Не мусори, сколько раз тебе говорить, - буркнула сестра, не отрывая голову от книги.
        - А куда мне его деть было, - тут же возмутилась Анька. - У тебя так чисто кругом. Никакого мусора нигде. Даже ведра мусорного нет!
        - Оно мне и не надо. А яблоко надо было с хвостиком есть, тогда бы и проблем не было, - Аленка внимательно посмотрела на сестру. - Зачем пришла? - уж как-то слишком строго спросила она.
        - Ну, не злись. Что яблоко жалко, да? Я, между прочим, по делу пришла. А ты все читаешь и читаешь. Могла бы уже родной и любимой сестре пару минут и уделить, - с возмущением в голосе проговорила Анька, и пока Алена справлялась со своим удивлением, сестра быстро выхватила книгу из ее рук и посмотрела на обложку. - Ну, кто бы сомневался. Не надоело? - с сарказмом в голосе, спросила она, кидая книгу назад ей на колени. Та упала обложкой вверх, на которой красовался оскаливший свои белые большие клыки очень красивый вампир, склонившейся над своей жертвой, а эта самая несчастная или счастливая жертва, как ни странно, оказалась не юной прекрасной девой, а древним седоволосым старцем с предвкушением экстаза на своем морщинистом лице. И все это действие происходило в лучах заходящего солнца.
        - Не тронь, - Алена аккуратно взяла книгу, закрыла ее, поправляя загнувшиеся страницы, и осторожно положила на столик. - Говори, что хотела и уходи, я дочитать хочу, и у меня мало времени.
        - Ален, ну, сколько можно, а? - вдруг серьезно произнесла Анька. - Ты же все его книги уже по сто раз перечитала. Каждую. Уже, небось, наизусть знаешь. Что других авторов нет, что ли?
        - Отстань. Это не твое дело, - грубо бросила Аленка, отворачиваясь от сестры, избегая ее такого тревожного и одновременно грустного взгляда.
        - Как же не мое, - из глаз и голоса Аньки полностью исчезли задор и игривость, и теперь она смотрела на сестру с сочувствием и грустью. - Сестренка, ты же понимаешь, - она быстро спрыгнула с подоконника и опустилась на колени, прямо на ковер перед креслом сестры.
        - Только не начинай снова, - Аленка постаралась от нее отодвинуться, но Анька положила свои руки ей на колени и уперлась в них острым подбородком. Она с жалостью заглядывала в такие, похожие на ее собственные, родные глаза. - Не смотри так, - прошептала Аленка в ответ на ее взгляд.
        - Сестренка, ты же все понимаешь..., - тихо начала Анька.
        - Хватит. Мы уже все это обсуждали, и я много раз тебе говорила, что мне просто нравятся его книги и все. Сам автор тут ни при чем. И давай больше не будем возвращаться к этой теме. Хорошо? - Аленка попыталась спихнуть сестру со своих колен.
        - Давай, - как-то слишком легко согласилась Аня. - Я тоже не хочу к ней возвращаться, но и видеть твое всегда грустное и расстроенное лицо, я тоже больше не хочу, - Анька обхватила колени сестры, не давая той сдвинуться с места.
        - Ну и не смотри, кто тебя заставляет, - огрызнулась Аленка и снова отвернулась от сестры, не в силах скрыть выражения своего лица.
        - Дура, я же за тебя переживаю, - Анька отпустила сестру и поднялась с колен. Она снова уселась на подоконник, только теперь она смотрела на радостный солнечный пейзаж за окном, но на душе у нее было грустно и тоскливо. - Ты же знаешь, что тебе ничего с ним не светит? - очень тихо сказала она. - Ты же знаешь, что он всю свою жизнь будет любить только ее, потому что просто не сможет по-другому. В его сердце никогда не появится кто-то другой. Там просто нет места для кого-то другого, понимаешь? Оно полностью и всецело навечно отдано только ей. Когда ты это уже поймешь и, наконец-то, примешь и смиришься? Начнешь спокойно жить дальше. Ведь ты делаешь больно не только себе. - Анька продолжала говорить все это очень тихо, как бы сама себе, но Аленка ее прекрасно слышала, и от этого ее лицо еще больше мрачнело, а в глазах появлялась боль.
        - Прости, я все понимаю. И... я стараюсь, правда, стараюсь, - сказала Аленка.
        - Слушай, а может тебе нужно переключиться на кого-то другого? - с азартом в голосе вдруг сказала Анька и повернулась к сестре.
        - На кого? - от такой резкой перемены настроения сестры, Аленка опешила.
        - На Рокера, к примеру, - не задумываясь, ляпнула Анька и хитрая улыбка появилась на ее полных губах, а в глазах заплясали чертята.
        - С ума сошла, - рявкнула Аленка и рывком поднялась с кресла. Она быстро подошла к окну и, уперевшись двумя руками в подоконник, посмотрела на открывающийся из окна вид. - Хоть иногда думай, что говоришь. Ненормальная, - тихо продолжала возмущаться Аленка. - Рокер, тоже мне нашла кандидатуру! Мозги хоть иногда включай!
        - А я и включила и подумала, - радостно хмыкнула Анька, совсем не обидевшись на яростный выпад сестры в свой адрес. - Кстати, Рокер, парень видный, красивый, сильный, веселый, очень даже не глупый, а только претворяется тупым, надежный, и, самое главное, абсолютно, просто совершенно ничейный, - весело закончила свою пламенную речь Анька, глядя на обалдевшее лицо сестры.
        - Анька, какой же ты еще глупый ребенок, хотя и трицатник скоро стукнет, - засмеялась ей в ответ Аленка и потрепала сестру по лохматой голове. - Глупышка моя.
        - Ну, ты же знаешь, что мое внутреннее состояние соответствует моему внешнему виду, а не количеству прожитых лет, - произнесла Анька профессорским тоном и с серьезным видом, но не выдержала и задорно рассмеялась.
        - Хочешь сказать, что ты и к ста годам не поумнеешь и не станешь взрослее?
        - И не надейся, - Анька, продолжая смеяться, обняла сестру за плечи.
        Аленка тепло улыбнулась на ее слова и поцеловала это рыжее непоседючее создание в щеку.
        Она понимала, что Анька права и видела, как та за нее переживает, но и поделать с собою ничего не могла. Игоря она увидела три года назад, когда он только познакомился с Ирэн, и сразу же в него влюбилась. Стоя в стороне, она тихо наблюдала за тем, как его интерес очень быстро перерастал в большое неугасающие чувство, которое накрыло его с головою всего и без остатка. В один миг она поняла, что у нее нет, и никогда не будет шансов привлечь его внимание. После знакомства с Ирэн, он больше никого не замечал рядом с собою. А чуть позже Аленка узнала, что он не человек. Вампир, по уши влюбленный в человека. Тогда и появились его книги. В них было столько романтики, любви, переживаний. Там всегда главный герой был чем-то неуловимо похож на самого Игоря, а главная героиня.... Аленка вздохнула. Только недавно она узнала о том, насколько действительно сильна его связь с Ирэн, узнала про то, что эта девушка является для него той самой единственной, без которой он просто не может существовать. Но эта единственная, по злой иронии судьбы, любит другого. Теперь в сердце Аленки поселилась жалость и сострадание к
нему. Ведь она, как никто другой, понимала, что он чувствует и переживает. Но и забыть его, ее больное, жаждущее любви, сердечко отказывалось.
        Аленка так задумалась, что не сразу заметила, с каким видом смотрит на нее Анька. Ей стало так стыдно за свою слабость, что она разгневано глянув на сестру, вдруг рявкнула:
        - Ты чего приперлась в такую рань.
        - Соскучилась, - хмыкнула Анька, знаю уловку сестры за грубостью прятать свою слабость.
        - Так я и поверила, - злобно процедила Аленка и, быстро выкинув руку вперед, схватила сестру за тонкую шею. - Говори, зачем пришла или задушу, - она медленно стала сжимать свои пальцы.
        - Ладно, ладно, - Анька попыталась вырваться, и в ответ на ее потуги, пальцы сестры еще сильнее стиснули ее шею, а глаза сузились, строго глядя на Аньку. - Тебя Полок зовет к себе, - выдавила из себя девушка.
        - Что же ты сразу не сказала, чудовище маленькое.
        Аленка отпустила сестру и быстро направилась к двери, но не успела она до нее дойти, как та сама открылась без стука и шума, и на пороге комнаты появился Андре - дворецкий, слуга, официант, помощник и, еще Бог знает кто, в одном лице. Его блеклые глаза неопределенного цвета, как-то слишком зорко и цепко окинули комнату и замерших в ней девушек. Остановив свой взгляд на Алене, он презрительно улыбнулся ей тонкими бледными губами. По спине девушки побежали противные мурашки, и ее передернуло от отвращения и странного, леденящего душу и сердце чувства, то ли страха, то ли ужаса.
        Андре продолжал стоять в дверях чуть сгорбившись, не произнося ни слова.
        - У, принесла нелегкая, - очень тихо прошептала Анька и почти вжалась в окно.
        Аленка заметила, что Андре услышал слова сестры, но ни как не отреагировал на ее высказывание, продолжая молча с презрительной улыбочкой разглядывать ее. Она лихорадочно вспоминала, как одета и все ли нормально с одеждой: нигде и ничего ли не задралось, ни помялось, ни скомкалось. Не произвольно ее рука дернулась к волосам, быстро поправляя их. А зубы заскрипели от злости на саму себя. Усилием воли она заставила себя успокоиться и перестать дергаться по поводу своего внешнего вида, и с вызовом уставилась на пожилого человека.
        Сам Андре всегда выглядел безупречно: черный строгий костюм, без единой складочки, жилет, белая накрахмаленная рубашка, шелковый черный платок, а его длинные седые волосы были всегда прилизаны так, что ни один волосок не выбивался из туго затянутого на затылке хвоста.
        Выждав еще несколько минут, противным, скрипучим голосом, все также продолжая улыбаться, Андре язвительно произнес:
        - Сударыня, господин уже заждался. Вы считаете, что вправе заставлять его столько ждать? - и опять это мерзкая и гадкая ухмылка и холод в блеклых глазах.
        - Черт, - процедила сквозь зубы Аленка и быстро направилась к выходу из комнаты, стараясь не коснуться стоящего в дверях старика.
        Он вызывал в ее душе странное чувство, объяснить которое, вот уже на протяжении нескольких лет, она не могла, банально не находя слов для его определения. Это была смесь жалости и омерзения, неловкости и презрения, смущения и еще большой кучи разнообразных, казалось бы, не сочетаемых между собой чувств.
        Алена быстро выскочила за дверь и почти побежала по длинному пустынному коридору, не оглядываясь, спиной ощущая на себе взгляд этих холодных змеиных глаз. Андре от нее не отставал ни на шаг. И откуда в таком старом и дряхлом теле столько силы и энергии? Причем этот странный дворецкий, всегда был в курсе всех дел, перемещений и даже планов не только своего хозяина, а и каждого жителя этого большого особняка. Он управлял и руководил абсолютно всем. Его все боялись и старались беспрекословно выполнять его приказы и распоряжения, чтобы только не встречаться с его холодным и презрительным взглядом.
        Завидев такую желанную и заветную дверь, за которой был рабочий кабинет Полока, Аленка, даже не удосужившись постучать, рывком открыла ее и влетела в комнату, тут же закрыв за собою дверь, прямо перед любопытным носом Андре. Не задерживаясь возле этих самых дверей, она пронеслась через весь кабинет и уселась с ногами в глубокое кожаное кресло с высокой спинкой, которое стояло как раз напротив большого письменного стола, за которым сидел сам хозяин и с удивлением разглядывал взъерошенную девушку и ее странные и лихорадочные передвижения. Когда она устроилась в кресле и, наконец-то, посмотрела на Полока, он только приподнял одну бровь, ожидая объяснений. Но не успела Аленка произнести ни слова в свое оправдание, как в двери осторожно постучали. Она попыталась еще глубже вжаться в кресло, а лучше бы было вообще исчезнуть из него.
        - Кхе-кхе. Господин, Вам ничего больше не нужно? - услышала Аленка вежливый и почтительный голос Андре. И куда только делась вся его надменность и язвительность?
        - Нет, ничего, Андре. Спасибо, ты свободен, - мягко и спокойно ответил Полок.
        Двери тут же очень тихо закрылись, и Аленка издала вздох, полный облегчения.
        - Что опять произошло? - улыбнулся ей Полок, продолжая разглядывать взлахмоченную и встревоженную девушку.
        - Ну, не люблю я его, - взвыла Аленка. - Сама не знаю за что, но не люблю. Он какой-то странный, страшный и от него плохо... пахнет, - сказала она и скривилась, немного расслабляясь в кресле и принимая более свободную позу.
        - Плохо пахнет? - удивился Полок и нахмурился. - Сама ведь понимаешь, старость...
        - Нет, нет, - быстро сказала Алена, перебив собеседника. - Старость тут не причем. Тут что-то другое. Странное и страшное. Не человеческое.
        - И... что это? - продолжал хмуриться Полок, не понимая девушку. Он давно знал, как его подопечные относятся к Андре, но не понимал причину такого отношения.
        - Не знаю, как это объяснить, - Алена осторожно на него взглянула, чувствую, что Полок злится. - Просто он не пахнет человеком, - осторожно ответила она. - Абсолютно. Такое чувство, что он очень давно умер, но..., как ни странно, все еще... жив.
        - Возможно, это потому, что я даю ему свою кровь для поддержания его жизни, - задумчиво ответил Полок. - Я не хочу похоронить еще одного слугу, а потом искать нового.
        - Так сделайте его оборотнем, как нас с сестрою. Что Вам мешает? - искренне удивилась Аленка.
        - Сам не знаю, - задумчиво произнес Полок, затем посмотрел прямо в зеленые любопытные глаза и сказал: - Но я звал тебя не за тем, чтобы обсуждать моего слугу и решать, как мне стоит с ним поступить. Я получил твой отчет о встрече в кафе и у меня есть несколько вопросов.
        - Хорошо, - Аленка расслабилась и уже без малейшего страха или растерянности взирала на своего собеседника. - Спрашивайте, Босс, - усмехнулась она.
        На ее обращение Полок только скривился, но ничего не сказал. Это короткое слово сначала его веселило, потом раздражало, а теперь он к нему просто привык. Вот только Андре всегда шипит и возмущается, что девушки относятся к нему неподобающе его статусу Императора. Ну, какой он Император? Без империи, без власти, без мира. Полок вздохнул. Его время почти прошло, осталось совсем немного, и он канет в лету также, как и его братья.
        - Я хочу уточнить вот какой момент. После того, как Ирэн вернулась в кафе, через несколько минут там появился Дракула, так?
        - Да, точно, буквально минут через пять, - Алена заерзала в кресле, вспоминая это странное ощущение, когда увидела перед собой воочию легендарное создание, о котором в детстве читала книги и смотрела фильмы. Как ни странно мужчина произвел на нее неизгладимое впечатление. Он был именно таким, каким она сама себе рисовала великого и страшного Князя ночи.
        - А ничего необычного перед его появлением ты не заметила, не почувствовала? - Полок прищурился, глядя на задумавшуюся девушку.
        - Необычного? - переспросила Алена и, закусив нижнюю губу, от натуги даже нахмурила свой лоб. - Нет, абсолютно ничего необычного не было. А что?
        - Странно. - Полок потер свои виски. - Как-то все это странно, - пробормотал он, не глядя на притихшую девушку, погрузившись в собственные мысли.
        - Что странно? - осторожно спросила Аленка, и когда Полок посмотрел на нее, добавила: - Вы уж простите мое любопытство, босс, но может, если вы объясните, что именно я должна была почувствовать. Может быть, тогда я смогу понять, что же было не так.
        - Странно то, что Дракулус после перехода был жив и абсолютно здоров. Он ведь свободно двигался и разговаривал, так? - Аленка в ответ только кивнула, но, видя не понимание в глазах девушки, Полок быстро добавил: - Щит, после ухода Стауруса назад на Терриас, я вернул его на место. Значит, либо Дракулусу кто-то помогал там с переходом, либо кто-то помогал тут, либо и то и другое вместе. Потому он почти не прочувствовал последствия.
        - В смысле? - все еще не понимала его девушка.
        - Боюсь, кто-то нейтрализовал мой щит на несколько минут, которых и хватило Дракулусу для перехода, - задумчиво произнес Полок. - А я слишком поздно это заметил. Как только я решился дотронуться до этой силы, она отступила, и щит тут же был восстановлен. Теперь бы мне хотелось узнать, кто мог это сделать и для чего. Вот только одного не могу понять, с какой стороны эта сила действовала.
        - А как такое возможно? Ведь они не могли знать..., - Аленка замолчала. - Не значит ли это, что выброс силы Ирэн засекли не только Вы? Или..., - девушка закрыла свой рот ладонью и очень тихо прошептала: - Неужели есть кто-то, чья сила такая же, как у вас или даже больше?
        - Сомневаюсь, - твердо ответил Полок и задумался. Но Аленка успела заметить промелькнувшую в его глазах неуверенность.
        Он не отрываясь, и даже не моргая, смотрел в одну точку где-то за спиной девушки. Алена сидела очень тихо, с любопытством разглядывая, сидящего перед ней мужчину. Сейчас, вот так сидя в кресле, не шевелясь, не моргая, и, казалось не дыша, он больше всего напоминал ей замершего динозавра или рептилию. Холодные мертвые глаза, вместо лица - бледная маска из воска, красивая, но неживая. Девушка поежилась в кресле.
        Этот человек, который 15 лет назад спас их с сестрой, до сих пор пугал ее и навевал странное чувство опасности в один момент, и чувство защищенности - в другой. Почему именно им двоим, он дал тогда новую жизнь, он никогда не говорил, а они не спрашивали, были просто благодарны ему за свое спасение.
        По возможности, Алена всегда старалась сохранять субординацию по отношению к Полоку. И, как ни странно, этот красивый, необычно притягательный мужчина, никогда не привлекал ее. Она не испытывала к нему никаких других чувств, кроме тепла и благодарности. Они с сестрой могли уйти в любой момент, куда глаза глядят, и заняться тем, чем хотелось, но они оставались с Полоком все это время, помогая по мере своих сил, а также обучаясь и привыкая к новой жизни.
        Но вот Анька воспринимала Полока, как старшего брата или любимого учителя. Просто, свободно и легко. Аня, как ни странно, вообще отнеслась к их воскрешению слишком спокойно. Ну, выжила, ну оборотень, ну никогда не постареешь и не умрешь. И что такого? Но Алена все чаще в последнее время стала замечать в ее глазах грусть и печаль, особенно, когда Анька смотрела на себя в зеркало или когда на улице наблюдала за своими сверстниками, которые в отличие от нее повзрослеют, постарею и умрут. Это закон природы, а они его исключение или ошибка.
        Но Анька всегда улыбалась, смеялась и веселилась. Стараясь спрятать боль и отчаяние глубоко в своем сердце, так чтобы никто и никогда не смог его разглядеть. Она продолжала быть тем ребенком, которым и была, когда в 15 лет ее человеческая жизнь так трагически оборвалась. А вот Аленка, всегда чувствовала себя как-то слишком взрослой, серьезной, ответственной и как следствие - уставшей. Сестра всегда говорила ей, что она не умеет веселиться и расслабляться и в этом ее большая проблема. Алена действительно предпочитала обществу друзей - одиночество, вечеринке - хорошую книгу. А теперь, когда у них появилась новая жизнь, она вообще закрылась от всех, искренне наслаждаясь тишиной и спокойствием, и еще временем, неограниченным временем, которое теперь появилось в ее новой жизни. Ее больше ничего не волновало, не тревожило и не беспокоило. И так было до тех пор, пока в ее жизни не появился Он. Аленка и сама не понимала всех своих чувств к Игорю. Любовь? Сострадание? Жалость? Сочувствие? А может быть все вместе? Тогда почему, когда она вспоминает улыбку и глаза Рокера на ее душе становиться теплее.
        Аленка мотнула головой. Она и не заметила, как наблюдения за Полоком, плавно перетекли к размышлениям и воспоминаниям о ее собственной жизни. Подняв взгляд на своего босса, она столкнулась с заинтересованными черными глазами, смотревшими на нее с тревогой и беспокойством.
        - Простите, босс. Вы что-то спросили? - девушка смутилась, и на ее щеках заиграл легкий румянец.
        - Да, я спросил, к каким выводам они пришли и что конкретно планируют делать и когда? - улыбнулся ей Полок. - Из твоего отчета я этого так и не понял.
        - Я не все слышала, - Аленка заерзала под внимательным взглядом Полока. - Приходилось вести себя очень осторожно.
        - Почему? - искренне удивился Полок. - Ведь вампиры даже не догадываются, что рядом с ними в этом мире есть еще и другие существа. Кроме людей, конечно.
        - Да, вампиры, может, и не догадываются, но вот этот Меган, он же тоже оборотень и все время как-то странно принюхивался, а после того, как Дракулус передал девушке кольцо, что-то случилось и с ее Хранителем. Его сила настолько увеличилась и так странно изменилась, что он мог меня и почувствовать.
        - Ты уверенна? - встревожено спросил Полок. - Кольцо? Можешь описать его?
        - Сначала это был просто огромный перстень с синими камнями, а потом когда она одела его на палец, оно засветилось, ослепив своим светом, и стало небольшим таким колечком. Я его не смогла рассмотреть, - сказала Аленка.
        - Значит, у оборотней появилась Королева. Тогда мне все понятно, - Полок усмехнулся. - Я очень рад за Власлена.
        - Этот факт для нас что-то меняет? - спросила девушка.
        - Для нас - нет, а вот для оборотней - это значит очень много. А как изменилась сила Хранителя? Что ты почувствовала?
        - О, - засмеялась Аленка. - Изменилась не только его сила, но и он сам.
        - В смысле? - удивился Полок. - Он принял другой облик?
        - Что-то в этом роде. Он вдруг стал таким писаным красавцем, что даже у меня слюнки потекли. Это было что-то неимоверное. Сначала засветилось кольцо, а потом и сам оборотень, стоя на коленях, весь засиял. Как происходила трансформация, никто не видел. Потом свет погас и вуаля - супермен - красавец готов. Все так обалдели, но больше всех сама хозяйка этого чуда. Я так поняла, что именно она и пожелала его такого странного преображения.
        - Он так красив? Даже лучше Игоря?
        - Он очень красив, даже слишком, и это только еще больше отталкивает от него. А Игорь? Ну, Игорь, как Игорь, - буркнула девушка, отворачиваясь от Полока.
        - Правда? - Полок внимательно посмотрел на Аленку.
        Он давно знал о ее тайной и безнадежной увлеченности Игорем. И это он рассказал ей об истинных, об отношениях, которые крепко связали Игоря с Ирэн, и какую роль во всем этом играет Стаурус. Полок просто ненавязчиво попытался донести до нее тщетность всех ее надежд и мечтаний. Но, как ни странно, она никогда не стремилась предпринять каких-либо поползновений в сторону Игоря. Не старалась с ним познакомиться или хотя бы привлечь его внимание. Она только следила за ним и читала его книжки. Иногда позволяя себе видеться с ним только во второй своей ипостаси.
        - Так, говоришь, этот оборотень мог тебя заметить?
        - Ага. И боюсь, что он все-таки что-то заподозрил, потому что потом постоянно бросал на окно настороженные взгляды, и у меня больше не было возможности подойти поближе. А еще Дракулус или кто-то другой повесил щит на все кафе, и я вообще ничего не смогла расслышать, так что босс, извините, но задания я провалила.
        - Я бы так не сказал, - Полок поднялся со своего кресла и подошел к окну. Он снова замолчал. Его взгляд исчезал где-то далеко за окном, и могло показаться, что он просто наслаждается видом, вот только брови мужчины все сильнее хмурились. Аленка сидела на своем месте и с тревогой смотрела на слишком напряженную спину своего собеседника. Она своим звериным чутьем ощущала, что что-то идет не так и это что-то даже всесильный Полок не может понять или предугадать.
        Аленка снова заерзала на своем месте, тем самым, отвлекая Полока от его невеселых размышлений.
        - Спрашивай, что хотела, - он к ней так и не повернулся, продолжая разглядывать зеленеющий лес за окном.
        - Простите, мне просто хотелось бы узнать, что мы теперь будем делать. Как я поняла, чтобы выжить, Ирэн необходима ваша сила, это так?
        - Так, - просто ответил Полок.
        - И что теперь? Как вы поступите? - осторожно спросила Аленка.
        Полок развернулся к девушке, долго смотрел на нее, а потом быстро приложил палец к своим губам, призывая ее хранить молчание и больше не задавать ему никаких вопросов. Выдержав паузу в несколько секунд, он, как ни в чем не бывало, ответил:
        - Пока не знаю, как мне поступить, что стоит сделать и как будет лучше. Мне нужно подумать. В принципе у нее еще есть время. Если я не ошибся в подсчетах, то до того как она впадет в кому у нее есть около трех недель, может чуть больше. Так что спешить пока не стоит.
        Глаза Аленки норовили выпасть из орбиты, но она продолжала сохранять молчание, хотя весь ее вид требовал продолжения.
        - Если я не отдам ей силу, - спокойно и как-то равнодушно рассуждал Полок дальше, - то она впадет в кому, и до рождения детей не выйдет из нее, а потом.... Младенцы сожгут ее душу, оставив только пустую телесную оболочку.
        - А если она получит вашу силу, она выживет? - спросила Аленка и тут же быстро прикрыла рот ладонью. Ей было так любопытно, что она просто не смогла смолчать. Но Полок, ей улыбнулся, прощая неуемное любопытство, и ответил:
        - Не знаю, что там придумал Руфус, но если он отдал ей свою силу, значит, верит в то, что она может выжить. Ну, иди уже, а мне еще надо будет подумать, иди, - Полок устало кивнул головою на дверь.
        Аленка легко поднялась с кресла, но замялась на месте.
        - Что еще?
        - А можно я через окно? - виновато спросила девушка, опустив свои глаза.
        - И за что ты так его не любишь? - Полок улыбнулся. - Иди уже, горе мое, - он тоже чувствовал, что Андре так и остался стоять в коридоре возле двери, поэтому, чтобы не привлекать лишнего интереса к их разговору, Полок не стал защищать кабинет пологом неслышимости.
        - Спасибо, - Аленка быстро подошла к окну, привычно открыла его и только собралась залезть на подоконник, как слова Полока заставили ее замереть с поднятой ногой.
        - А может тебе действительно стоит обратить внимание на Рокера?
        - И вы туда же, - выдохнула со злостью девушка. - Можно, я сама решу на кого мне обращать внимание, а на кого - нет, - и в окно выпрыгнула уже маленькая рыжая белочка. Она быстро убегала в гущу леса, перебирая крохотными лапками по высохшим иголкам в зеленой траве.
        Полок смотрел ей вслед и тепло улыбался.
        Он часто вспоминал тот день, когда спас их, вернее подарил им новую жизнь. Почему он тогда решился на это? Что толкнуло его поступить именно так, он до сих пор не понимал.
        В тот день 15 лет назад, было очень жаркое лето. И Полок, как всегда стоял на скале, смотря вдаль и вспоминая свою жизнь, анализируя ошибки прошлого. Его сердце еще не перестало щемить от боли и тоски, его душа еще не перестала болеть от безнадежности и безвыходности. Он с грустью в глазах разглядывал море, лежащие у подножия гор. Оно яростно билось о скалы, пенилось и с шумом откатывалось назад.
        Он стоял и, щурясь от яркого солнца, наслаждался его теплом и соленым горячим ветром. Но странный шум привлек его внимание. По скале, на которой он тогда отдыхал, проходила серпантинная дорога, с резкими поворотами и отвесными стенами. Автобус ехал по дороге слишком быстро и Полок видел, что в следующий поворот ему никак не вписаться, поэтому, когда автобус слетел с полотна и, переворачиваясь, понесся в пропасть, он даже не пошевелился. Водитель совершил ошибку, и расплата была слишком жестока - десятки жизней. Автобус все летел и летел вниз, и Полок чувствовал, как гаснут живые огоньки внутри. Они затухали, как маленькие фонарики один за другим, с каждым новым ударом автобуса. А когда железная покореженная машина упала в море, в живых оставались единицы, но и у них не было никаких шансов. Автобус быстро погружался в водную пучину. Жаль. Ни за что не приходиться так жестоко расплачиваться, как за глупость и ошибки других.
        Полок отвернулся и уже собирался покинуть это место, так как понимал, что скоро здесь будет слишком много людей и шума. Но всплеск и крик внизу снова привлек его внимание к морю. Там в синей воде барахталась совсем молоденькая девушка, поддерживая над водой одной рукой еще одного человека, который был без сознания и кровь, сочившаяся из ран, окрашивала воду.
        Полока тогда еще посетила одна мысль: если бы девушка отпустила свой груз, который так уверенно тянул ее на дно, то у нее бы остался, пусть маленький, но шанс на спасения, а так - они были обречены. Но девушка продолжала бороться с волнами и, как он узнал позже, весом своей сестры, который неумолимо тянул их обеих на дно. Девушка старалась держаться подальше от скалы, понимая, что если волна кинет ее на камень, они пропали. Но с водной стихией тяжело спорить, и тем более бороться. Силы покидали ее очень быстро, но мириться с этим девушка не хотела. Полок чувствовал, что у них остались считанные минуты. Именно тогда его поразила такая бешеная внутренняя сила и жгучая жажда жизни этого маленького беззащитного перед природой существа, которое боролось не только за себя, но и за жизнь дорогого ей человека. Вот так бороться до конца, до последнего вздоха, даже зная, что все равно обречен - на это не каждый способен. Это поразило его и сыграло решающую роль. Когда очередная слишком высокая волна подхватила девушек и ударила о скалу, они быстро пошли ко дну, но огоньки их жизни все еще горели, хотя нет,
уже только теплились. Вот тогда Полок больше не задумываясь, прыгнул в эту пучину.
        Он спас их и дал им свою кровь и силу, помогая выжить. Он обратил их. За всю свою жизнь в этом мире, он не создал ни единого оборотня. Разве только Андре, и то он давал ему просто кровь, лишенную силы Высшего, силы Императора, чтобы поддерживать в нем жизнь, поэтому Андре жил долго, оставаясь почти человеком, и старел очень медленно.
        Полок встретил Андре много лет назад, когда тот был уже в довольно преклонном возрасте. Они много с ним говорили о жизни, философии, науке и магии. С ним было интересно и как-то странно. Полок всегда чувствовал в Андре родственную душу и, проводя с ним целые дни напролет в разговорах, ему казалось, что всех этих лет одиночества никогда и не было. Но только последнее время Полок стал все чаще замечать тревожные перемены, которые происходили с его слугой, но понять их никак не мог. Он думал, что возможно этот старый человек просто устал от жизни и груза воспоминаний, что сейчас лежал на его хрупких старческих плечах.
        А девушек Полок обратил сразу, даже не задумываясь, хотя также мог дать им только свою кровь, и этого было бы достаточно, чтобы сохранить им жизнь. Но впервые за все время ему захотелось иметь рядом тех, кто бы понял его сущность и был близок к нему. Тех, с кем бы он смог свободно разговаривать и понять и, возможно даже принять этот мир, за столькие тысячелетия так и не ставший ему домом. Он с каждым годом видел, как мир менялся, хоть и не всегда эти перемены были к лучшему. Полок старался держаться подальше от людей, населяющих мир Зета. Людей без капли магии и волшебной силы, без веры в чудеса. Силу и возможность существовать здесь, ему давали звери. Их кровь стала источником его жизни.
        После того, как он почувствовал, что в этот мир пришли Высшие, он поставил барьер и закрыл мир от других. Щит не столько защищал от вторжения, сколько заставлял пришедших тратить дополнительные силы на переход, и не всегда они находили способ здесь выжить. Через несколько дней они просто погибали от истощения. Вот только Дракулусу удалось раскрыть секрет силы, которая находится в человеческой крови. Полок подозревал об этом, но сам никогда не прибегал к этому источнику жизни, ему хватало крови диких зверей, в которых он всегда находил невыразимое сходство с самим собой. На какое-то время он упустил Дракулуса из поля своего зрения и тот успел создать этих странных существ, которых сами же люди стали называть вампирами. Полок наблюдал за ними на протяжении веков. Злоба, жажда крови и власти, необузданная ярость делала их монстрами и чудовищами. Это окончательно убедило Полока никогда не создавать оборотней, дабы не наградить этот и без того страдающий мир еще худшими созданиями.
        Но тут он вдруг изменил собственным правилам, глядя на умирающих девушек, и создал сразу двух оборотней. Когда девочки пришли в себя и осознали, что они выжили в этой страшной аварии, они так искренне радовались этому обстоятельству, что ему не хватило сил все им объяснить. Они были благодарны ему, а он струсил и ничего не рассказал ни о себе, ни о том, кем они теперь стали. Он отпустил их домой к родителям, к друзьям, к старой жизни, понимая, что они все равно вернуться к нему. И вот тогда он вынужден будет открыть им всю правду. Время шло и очень скоро они действительно вернулись, понимая, что дальше жить с родными людьми и не меняться, не взрослеть, они уже не могут. Тогда он и рассказал им все и о себе, и о Терриасе, и о расколе рас и об оборотнях.
        Он не знал, как они отнесутся к его откровенности, но на их лицах не было осуждения или презрения, были только грусть, тоска и сомнения, которые с каждым следующим его словом таяли. Они смирились со своей участью, молча глядя на него своими большими, полными слез глазами, они приняли свою новую жизнь. Они учились жить по-другому и учили его.
        Пришлось применить немного внушения к их родителям, и теперь те думают, что девочки учатся и живут за границей, и у них все очень хорошо. Сестры иногда звонят им и всегда присылают открытки и посылки на праздники. Но что будет, когда их родители начнут стареть, болеть, как девочки смогут смириться с их близкой смертью? Полок закрыл глаза и перевел дыхание. Правильно ли он поступил тогда, 15 лет назад? Он подарил им жизнь, но чем теперь ему предстояло заплатить за вмешательство в их судьбу.
        Полок открыл глаза, стараясь рассмотреть петляющий рыжий след среди деревьев. Он знал, что пользуясь своими маленькими размерами, эти шустрые создания всегда где-то неподалеку и скрыться от них или спрятать что-либо почти невозможно, но иногда, как он думал, у него это получается. Мягко потянувшись, Полок глубоко вдохнул запах леса, и кровь быстрее побежала по его венам. И в окно выпрыгнул уже огромный желто-черный тигр. Бесшумно приземлившись на траву, он настороженно огляделся вокруг и, бросив последний взгляд на особняк, легко и быстро двинулся по лесу, наслаждаясь бегом, свободой и тишиной.
        Отбежав от особняка, который находился в огромном густом лесу, на достаточное расстояние, Полок превратился назад в человека и остановился на краю небольшой поляны, окруженной высокими соснами, вперемешку с лиственными деревьями. Он замер возле высокой сосны, внимательно разглядывая сидящего спиной к нему на поваленном дереве человека.
        - Я уже заждался тебя, думал, что не придешь, - раздался приятный мужской голос, который так и продолжал сидеть на бревне, не обращая внимания на замершего за своей спиной Полока.
        - Напрасно надеялся, - усмехнулся Император и, уже не колеблясь, подошел к человеку, завернутому в темный плащ. - Рад снова тебя видеть, - произнес он, и протянул руку для приветствия.
        - Аналогично, - бледными губами улыбнулся тот, пожимая руку.
        - Не думал, что так скоро снова тебя увижу, - Император присел на бревно рядом с закутанным в плащ человеком, бросая на него косые встревоженные взгляды. - Когда услышал твой зов, то очень удивился. Конечно, не так сильно, когда ты в первый раз связался со мной, но все-таки удивился. Раз ты здесь, значит, что-то назревает, я прав?- спросил Полок.
        - Ты думал, я смогу оставить свою истинную одну в этом мире? - хмыкнул мужчина и, скинув капюшон, повернул голову к Императору.
        - Нет, просто не ждал тебя так скоро. Хотя, признаться, даже я не ожидал такого быстрого развития событий. Но твой приход стал для меня неожиданностью. После прошлой нашей встрече, я учел все твои предостережения, - Полок сорвал растущую рядом травинку и теперь нервно теребил ее между пальцев.
        - И что? - Стаурус откинул спутанные белые волосы за спину.
        - А ничего. Абсолютно ничего не смог выяснить, - проворчал Полок, отшвырнув истертый стебелек, он тут же потянулся за следующим. - Ты думаешь, твой приход не засекли? - Полок повернул голову в сторону, сидящего рядом с ним человека и наткнулся на пытливый рассматривающий его взгляд.
        - После того, как Ирэн слегка погорячилась..., - на губах Стауруса заиграла лукавая улыбка.
        - Слегка? - перебил его Полок. - Ну-ну.
        - Поверь мне, это действительно было только слегка, если бы она погорячилась на всю свою мощь, мы бы с тобой сейчас не разговаривали, - хмыкнул Стаурус и его нахмуренный лоб разгладился, стоило ему только заговорить об Ирэн. - Так вот после этого выброса силы, я уже собрался совершить свой переход, когда понял, что щит кто-то снял. Сначала я подумал, что это мог сделать ты, но решил не рисковать и отправил перед собою Дракулуса и Зара. А сам успел проскочить, вслед за ними, пока щит не восстановили. И, кстати, очень быстро восстановили. Так что думаю, тебе не стоит говорить, что о моем приходе никто не должен знать, поэтому даже не произноси моего имени.
        - Не учи меня, мальчишка, - Полок встал с бревна и нервно заходил по поляне. - Думаешь, все настолько серьезно? Хотя, что я спрашиваю, ведь я и сам это понимаю.
        - Самое противное то, что мы даже не представляем, с чем сейчас имеем дело. Ведь это же не ты снял щит, правильно? - спросил Стаурус, глядя на нервно вышагивающего по поляне Полока. Тот остановился на мгновение и только покачал головою в ответ. - Так что боюсь, что все намного страшнее, особенно еще и оттого, что мы ничего не можем почувствовать и обнаружить. И это только говорит о силе и подготовленности наших врагов.
        - Валий? - Полок остановился напротив Стауруса.
        - Очень сомневаюсь. У него на все это не хватит ни сил, ни мозгов, ни терпения.
        - Тогда не думаешь ли ты, что тот, кто снял, а затем вернул щит, мог тебя все-таки засечь? Если у него такая сила, то...
        - Все может быть, - перебил Полока Стаурус. - Не хочу тебя пугать, но не было бы это ловушкой, в которую я так уверенно и добровольно шагнул. Кто-то вдруг снимает щит...
        - Скорее всего, он надеялся на то, что ты решишь, что это я сделал, - перебил его Полок.
        - Сначала я тоже так подумал. Но меня смущает вот что, почему за все года, что ты тут живешь, ты ни разу не почувствовал эту силу, ведь она совсем рядом? Почему он так долго скрывался и только сейчас, когда появилась надежда возродить Терриас, он появился. Это больше похоже на помощь, нежели на помеху. И это настораживает еще больше.
        - У тебя есть хоть какие-то зацепки, подозрения, мысли, хоть что-нибудь? - в голосе Полока появилось беспокойство.
        - Есть и они, поверь, меня не радуют. Как думаешь, кто смог легко снять твой щит? У кого могло хватить на это сил, а потом не просто вернуть его назад, а еще и усилить. Словно он не хочет, чтобы кто-то еще пришел сюда или без спроса покинул этот мир. Он так все это провернул, что даже ты не смог почувствовать. Ведь, если бы не доклад твоей подопечной, и не данные, что тебя смутили в ее отчете, ты вряд ли бы догадался, что на самом деле произошло. Если бы я не перешел в тот момент, пока щит еще не восстановили, я бы уже не смог пробить его, а если бы и получилось, вряд ли бы я выжил после этого. Я не знаю с кем или с чем мы имеем дело. А оттого, что приходит в голову, все становиться только еще запутаннее. То, что приходит мне в голову, просто не может быть реальностью, понимаешь?
        - Черт, что же происходит? - Полок забегал по поляне, пытаясь успокоиться.
        Он видел, что Стаурус о чем-то догадывается или что-то предполагает, но как ни странно, Владыка не собирался с ним об этом говорить. Возможно, действительно не верит, что это может быть правдой или же есть еще кое-что.... Когда Полок прочитал отчет Алены, что-то не давало ему покоя, что-то не вязалось в ее докладе. Поэтому сегодня он пригласил ее еще раз все повторить, и когда понял, что его напрягло, сразу же почувствовал зов. Его звали, ждали, и это еще больше настораживало.
        - Черт, черт, - бормотал себе под нос Полок.
        - Смотрю, ты, наконец-то, научился ругаться, - Стаурус засмеялся, но в его смехе не было веселья.
        - Ладно тебе паясничать. Что будем делать? - Полок снова опустился на бревно и с вызовом посмотрел на Стауруса.
        Он добровольно отдавал главенствующую роль в этом нелегком и запутанном деле Владыке. То ли потому, что не хотел взваливать на себя такой груз ответственности, то ли потому, что он никак не смог простить себе той трусости, когда сбежал в этот странный мир, оставив Руфуса одного наблюдать за медленной, но неотвратимой гибелью Терриаса, а может быть причина была в том, что именно Ирэн должна была стать той, кто спасет мир, который Полок так любил и по которому безмерно скучал.
        - Не нравится мне все это, - мрачно и задумчиво произнес Стаурус. - Думаю, что тебе все же стоит встретиться с Ирэн, только тайно, так, чтобы вообще никто не знал и даже не догадывался об этом. Передай ей силу и кристалл, и по возможности в безопасном и защищенном месте, так как процесс передачи очень неприятная вещь, скажу я тебе, - Стауруса передернуло от неприятных воспоминаний. - А потом нам остается только ждать ответного хода.
        - Ты так доверяешь Руфусу? А если он ошибся? - осторожно спросил Полок, и бросил быстрый взгляд на Стауруса. Тот, отвернувшись от Императора и забрав голову, смотрел в небо, судорожно вдыхая теплый прелый воздух, наслаждаясь ароматами леса.
        - А что, у меня есть выбор? - тихо произнес он, когда Полок уже и не надеялся получить ответ. - Ты знаешь, что надо делать? - Император промолчал. - Поэтому я ему и верю. Это все, что мне пока остается.
        - Прости, - тихо сказал Полок.
        - За что? - Стаурус поднялся с бревна. Он снял свой плащ и положил его на бревно. Со слабым стоном он попытался размять свои ноющие мышцы. Его длинные волосы рассыпались по напряженной спине. - За что ты просишь у меня прощения, Император Полок?
        - Ты не должен нести то бремя, что было предназначено мне и моим братьям, как плата за нашу силу и способности, - с тоской проговорил Полок и посмотрел в грустные аметистовые глаза, полные боли и отчаяния.
        - Возможно, но уже ничего не исправить. В моей крови есть сила Императора, может, поэтому крест Нириана лег именно на меня и на Ирэн. Сейчас у меня есть только надежда. Пусть маленькая, почти несущественная, но я чувствую ее где-то в глубине души. Лишь она не дает мне сойти с ума, - Стаурус хмыкнул, даже не задумываясь, что, возможно, рассказывает лишнее.
        - Поэтому, я и говорю тебе "прости". Я сегодня встречусь с Ирэн и передам ей силу в своем тайном месте, о котором не знает даже Андре, - решительно сказал Полок.
        - Хорошо, только возьми с собою Зара, в случае чего, он заберет на себя часть ее боли. Это поможет.
        - Хорошо. А что ты будешь делать? - спросил Полок, вставая с бревна. Стаурус ему только улыбнулся и промолчал.
        - Что ж, тогда я могу сказать тебе "увидимся"? - и Полок снова первым протянул ему руку.
        - Можешь, - Стаурус усмехнулся. - Надеюсь, это произойдет уже очень скоро, - сказал он и попрощался с Императором.
        Стаурус смотрел, как Полок скрылся за деревьями, ни разу не оглянувшись, и почувствовал, как тот превратился в зверя, и сила оборотня слегка коснулась его. Никто не должен знать или хотя бы догадываться, что он снова в этом мире. Пока.
        Стаурус тяжело вздохнул и снова опустился на бревно, накинув на плечи плащ. Его мышцы почти не болели, этот переход дался ему намного проще, хотя он и перетянул на себя почти всю боль Дракулуса. Теперь ему нужно было время, чтобы все обдумать и проанализировать. Но чем больше он осознавал сложившуюся ситуацию, тем больше мрачнело его лицо, и темнели глаза, а бледные губы еще сильнее сжимались в тонкую линию.
        - Это просто не может быть правдой, - в очередной раз прошептал Стаурус в ответ на свои мысли. - Этого не может быть...
        С самого своего перехода Стаурус пришел на эту поляну, где он впервые встретился с Полоком. Это произошло сразу после встречи с Магистрами, когда Алексис похитил Ирэн и Игоря. После того, как у Магистров обнаружилась книга Императоров и один из кристаллов, Стаурусу пришла в голову одна шальная мысль, и он решил проверить ее, поэтому открыв резерв, он использовал силу, дремавшую в нем на протяжении многих лет. Он воспользовался силой Императора, чтобы убедиться в правильности своей догадки. Как же он тогда удивился, когда на его зов ответил Полок, последний из Императоров Терриаса. Он почувствовал силу одного из своих братьев и не мог не откликнуться на ее зов. Надо признаться, это был не самый приятный разговор, но Полок почему-то сразу понравился Стаурусу, хотя тогда он и вел себя довольно высокомерно и отчужденно. И когда его поведение и отношение изменились, Стаурус сказать не мог. Просто в одно мгновение что-то поменялось во взгляде этого человека и он уже общался с Владыкой, как с равным себе. Поэтому сегодня, после перехода, чтобы сохранить тайну своего нахождения здесь, Стаурус мог
обратиться только к Полоку. В этот раз Император с удовольствием откликнулся на его зов, хотя и был очень удивлен его таким внезапным появлением.
        Стаурус потер нахмуренный лоб. Слишком противоречивые мысли сейчас проносились в его голове, но чем больше он думал, тем бредовее они ему казались. За эти два месяца он узнал о своем мире столько, сколько не смог узнать за все четыреста лет.
        - Если Полок жив, Руфус жив, тогда Нириан..., Нириан. Нет, этого не может быть. Просто потому, что этого не может быть, - пробурчал Стаурус себе под нос и поднялся с бревна, оглядываясь вокруг. Надвинув ниже капюшон, он осторожно двинулся по еле заметной тропинке, которая петляла между деревьями, теряясь в гуще леса.
        А в нескольких метрах от него, на высокой сосне сидела маленькая рыжая белочка, которая, не мигая, смотрела вслед этому странному человеку.
        Глава 6.
        Ирэн уже несколько минут стояла возле двери собственной квартиры и с трудом переводила дыхание. Как ни странно, но она сильно волновалась перед встречей с Заром. Ведь она сама отказалась от него и разорвала связывающую их нить, тогда почему сейчас он здесь?
        Из кафе Рокер с Сашкой проводили ее до квартиры и тихо хихикая, оставили совсем одну перед дверью. Разные мысли проносились у нее в голове, пытаясь собрать эту головоломку в одно целое, но у нее ничего не получалось и она никак не могла решить, как себя вести с бывшим Хранителем. А с бывшим ли?
        После смерти Антона, Ирэн разорвала связующую ее с оборотнем нить, но почему сегодня Дракулус снова назвал его Хранителем? Мысль о том, что за дверью ее ждет кто-то другой, она даже не допускала. Да и реакция ребят подсказывала, что за гость ожидает ее сейчас дома, иначе бы они просто не оставили ее один на один неизвестно с кем. Тем более, что и ее собственная интуиция просто кричала и вопила, что там, за этой самой дверью может быть только Зар и никто другой. Сделав еще пару глубоких вдохов, Ирэн решительно открыла дверь.
        Зар почти не изменился, только был немного бледнее обычного и выглядел уставшим, а его глаза снова были красными. Он стоял в коридоре и с улыбкой на губах смотрел на Ирэн, вот только в измученных прищуренных глазах было ожидание и тревога. Уже десять минут, как он стоял возле двери и ждал, когда же она решится, и, наконец-то, откроет ее. Он почувствовал ее сразу, как только она зашла в подъезд своего дома. Его сердце, как бешеное билось в груди, все время норовя вырваться наружу. Но почему она так долго собиралась с мыслями перед встречей с ним? Что-то пугало ее. И он очень хорошо понимал, что же именно ее сдерживает, потому что сейчас и сам со страхом ждал встречи с Ирэн, особенно, если учитывать то, что он собирался провернуть кое-что очень важное без ее на то ведома и позволения. Выжить бы ему после этого...
        - Госпожа, - в его голосе была искренняя радость от встречи, хотя скрыть неуверенность и настороженность ему так и не удалось. Он, как будто здоровался и в то же время просил прощения, за свое вторжение в ее жизнь.
        - Я рада видеть тебя, Зар, - тихо сказала Ирэн и осторожно подошла к замершему в темном коридоре оборотню, протянув ему руку для приветствия. Зар бережно и трепетно, взял ее холодную, слегка влажную ладонь в свою и быстро опустился на одно колено. Затем, глядя в удивленные глаза Ирэн, он произнес странную фразу, от которой по спине девушки побежали не приятные мурашки:
        - Моя сила, моя честь и моя жизнь отныне и до самого конца принадлежит только тебе, госпожа, - после этих слов, он легко коснулся ее руки своими горячими губами.
        А пока она стояла, как громом пораженная, обдумывая только что услышанные слова, и пытаясь понять их явно неоднозначный смысл, Зар перевернул ее ладонь и впился выросшими клыками прямо в ее запястье. Девушка попыталась вырвать руку, но это оказалось невозможным. Он зажал ее словно в тисках, а применить силу в такой момент ей не пришло в голову. Зар сделал несколько глотков и осторожно лизнул запястье, заставляя раны, сделанные его клыками, затянуться прямо на глазах. Когда истома в теле Ирэн прошла, она размахнулась и ударила оборотня по щеке, вкладывая в удар все свое негодование и злость. Оборотень не удержался и упал на пол.
        - Не смей, без моего разрешения, - строго отчеканила Ирэн. Она смотрела горящими бешеной яростью глазами, на лежащего Зара, который даже не делал попыток подняться. Из уголка его рта потекла тонкая струйка крови.
        - Простите, госпожа, - пробормотал он. Зар смотрел на Ирэн, и она четко видела в его уже золотисто-карих глазах боль, обиду и ... покорность. Именно это чувство разозлило ее еще сильнее.
        - Поднимайся и следуй за мной, - со злостью в голосе бросила Ирэн. Ее всю трясло от возмущения, и как ни старалась, она никак не могла унять эту предательскую дрожь.
        Ирэн прошла мимо замершего на полу оборотня, стараясь даже не смотреть на него. Да и сам Зар усердно прятал от нее свой взгляд. Но когда в конце коридора она все же обернулась, то успела заметить, что Зар уже поднялся с пола и теперь осторожно вытирал кровь с подбородка обратной стороной ладони. Ее сердце сжалось.
        - Зайди в ванну и умойся. И давай на кухню, я покормлю тебя, - выдавила из себя Ирэн и отвернулась от оборотня.
        Зар низко поклонился и прошептал ей в спину:
        - Слушаюсь, моя госпожа.
        Ирэн скрипнула зубами, но ничего не сказала. Вот же влипла.
        Зар скрылся за дверью ванной, и она услышала, как оборотень включил воду, и больше не задерживаясь в коридоре, быстро прошла на кухню. Ее руки и ноги все еще дрожали, и она прилагала немало усилий и делала все возможное, чтобы как можно быстрее успокоиться и прийти в себя. Ирэн остановилась посреди кухни, с трудом соображая, что ей сейчас нужно сделать. Кормить голодного оборотня, это не то же самое, что кормить голодного мужчину, ну, если только таких мужчин будет как минимум двое. Поэтому она открыла холодильник и стала быстро доставать продукты, выкладывая их на стол и на ходу соображая, что же из всего этого можно очень быстро приготовить. Пока она этим занималась, Зар тихо зашел на кухню и незаметно остановился на пороге, не издавая ни звука.
        - Не стой, как сирота Казанская. Садись за стол будешь салат резать, а я пока мясо тебе пожарю, - не оглядываясь на оборотня, сказала Ирэн.
        - Госпожа, это совсем не обязательно. Ваша кровь..., - Зар запнулся, понимая, что зря он упомянул об этом.
        - Может тебе и не обязательно, а я есть хочу, так что не отлынивай от работы. Вот держи, - и она сунула ему в руки кочан капусты, два помидора и огурец. Зар смотрел на овощи большими глазами, явно не понимая, что от него хотят и что ему со всем этим нужно делать.
        Ирэн посмотрела на растерянное и изумленное лицо своего вновь обретенного Хранителя и рассмеялась. Все-таки она скучала по нему, хотя и боялась себе в этом признаться. Долгое время она гнала от себя все мысли о нем, но почему-то сейчас, видя его таким растерянным, она поняла, как ей его не хватало. Ей захотелось успокоить Зара, видя смущенное выражение его лица, сказать, что все будет хорошо. Она очень пожалела о том, что не сдержалась и ударила его, хотя так и не смогла пока простить ему эту выходку. Чувства Ирэн к Хранителю окончательно запутались и застряли где-то между "жалко" и "убила бы", на что она в итоге просто махнула рукой, и тихо сказала:
        - Горе ты мое. Садись за стол, я покажу, что с этим делать.
        Оборотень осторожно, стараясь не уронить овощи на пол, опустился на стоящую возле стола табуретку и неловко сгрузил все на стол. Он все еще не решался поднять свои глаза на Ирэн.
        Девушка села напротив него, положив перед собою разделочную доску и нож.
        - Так смотри, - она показывала Зару, как чистить и нарезать огурец и помидоры. При этом всовывала ему в рот маленькие кусочки овощей на пробу.
        - Ну как? - спросила она, видя с каким интересом, он жует огурец.
        - Странно и как-то... мокро, но довольно вкусно.
        - А что на Терриасе нет таких овощей? - спросила Ирэн, но тут же сама себе и ответила: - Хотя о чем это я. За два месяца ничего подобного мы там не видели и не ели, - Ирэн отрезала кусочек помидора и поднесла к губам оборотня. Зар молча открыл рот. - А это?
        - Кисло, - и Зар, впервые после инцидента, неловко улыбнулся.
        Пока они занимались нарезанием салата, мясо успело пожариться, и прекрасный аромат разнесся по кухне.
        Ирэн разложила отбивные на две тарелки, положив себе только один небольшой кусочек, а в тарелку Зара просто горкой сложила три огромных куска. А когда взялась за салат, то поняла, что места в его тарелке, просто не осталось. Поэтому она себе на тарелку положила пару ложек салата, и, придвинув салатницу ближе к Зару, просто сказала:
        - Ешь отсюда.
        - Спасибо, госпожа, - и, не смотря на уверения, что кровь Ирэн утолила его голод, Зар накинулся на еду так, как будто не ел уже несколько дней. Ирэн хмыкнула и тоже принялась за еду.
        Трапеза проходила в полном молчании, слышался только стук столовых приборов. Ирэн изредка бросала на оборотня встревоженные взгляды, но быстро опускала глаза, боясь, что он заметит, как она следит за ним. Но Зар был так занят поглощением мяса с овощами, что не видел ничего вокруг себя. Он ел быстро и жадно. Поэтому Ирэн уже без опаски разглядывала оборотня и заметила, как на его скуле расплывается небольшой синяк и как он хмурился, когда непроизвольно причинял боль разбитой губе. Ирэн понимала, что сильно погорячилась, когда ударила Зара. Ее рука до сих пор болела. Она ведь могла сломать ему челюсть, ну если и не сломать, - все-таки по отношению к оборотню это было громко сказано - но вот выбить так точно. Хорошо еще, что удар придержала в самом конце, да еще и не вложила в него силу Императоров, тогда бы он точно не отделался так легко.
        Когда на Терриасе она разорвала нить, связующую ее с Хранителем, то старалась уберечь Зара от смерти и грозящей ему опасности, а тут он появляется и уже сам добровольно, даже не спрашивая ее, снова становиться ее Хранителем. То, что это именно так, она уже не сомневалась, чувствуя странную связь с оборотнем. Но вот что-то девушку смущало. В прошлый раз он никаких душещипательных речей не произносил, а вот сейчас.... Что-то тут было не то! И его слишком раболепное поведение, и то, как он прячет от нее свои глаза, все это наводило ее на тревожные мысли.
        Когда Зар отложил вилку, полностью опустошив обе тарелки, Ирэн быстро подхватила их, и положила в мойку. Затем налила две чашки чая и достала из холодильника торт, который они с Игорем вчера так и не доели. Поставив перед Заром чашку и кусок торта, Ирэн молча села на свое место. Так же, не поднимая на нее своих глаз, Зар принялся за торт, запивая его обжигающе горячим чаем. Ирэн все это время сидела напротив и молча, уже не скрывая любопытства и подозрений, наблюдала за этим процессом.
        - Рассказывай, - еле дождалась она, когда он закончил свою трапезу и отставил пустую чашку.
        - Что, госпожа? - от неожиданности переспросил Зар, по-прежнему не позволяя себе поднять на Ирэн глаза.
        - Почему ты здесь и что это был за цирк, - совершенно спокойно сказала девушка. Она уже приняла этот факт и смерилась с тем, что теперь в ее жизни снова появился тот, кто всегда и везде невидимой тенью будет следовать за ней, и, возможно, когда-то умрет, чтобы спасти ее жизнь, чтобы дать ей еще один шанс.
        - Простите, госпожа, я не совсем понял Ваш вопрос, и ..., - неуверенно, сказал Зар. Ирэн никак не могла понять, что с ним происходит, что его так изменило. Ей так не хватало дерзости и озорства в его глазах, даже когда он говорил серьезные вещи, глядя на нее.
        - Зар, я еще не забыла, что могу заставить тебя говорить правду, так что не вынуждай меня, и..., - Ирэн замялась. - Прости, я не хотела тебя ударить, просто это получилось неожиданно, и ты меня очень разозлил.
        - Простите, госпожа, - оборотень еще ниже опустил голову, скрывая выражение своего лица за длинной челкой.
        - Черт, Зар, прекрати немедленно, - Ирэн соскочила со своего места и нависла над сидящим напротив нее Хранителем. Она схватила его за подбородок и заставила поднять голову, но при этом слишком сильно сжала пальцы и надавила на его синяк, Зар скривился от боли, но промолчал, только его золотистые глаза как-то предательски заблестели. - Да, что же это такое!
        Она быстро прокусила свой палец и молча протянула его оборотню. Тот заворожено смотрел на каплю крови, которая переливалась разными цветами в свете лампы.
        - Ну, - Ирэн поднесла руку прямо к его губам. Оборотень впервые поднял на нее свои глаза, но что они сейчас выражали, Ирэн не смогла понять. - Зар, пожалуйста, прекрати уже.
        Продолжая смотреть на девушку, Зар открыл рот и больше не двинулся с места. Ирэн заскрипела зубами, но ничего не сказала. Она положила свой окровавленный палец ему прямо на язык, и легкая дрожь прошла по ее телу, когда он закрыл рот, посасывая его. Ирэн видела, как синяк стал исчезать прямо на глазах, и разбитая опухшая губа зажила за несколько секунд.
        - Прости, - Ирэн посмотрела в золотистые глаза. В них было тепло и понимание.
        - Не стоит, госпожа, так расстраиваться, - тихо сказал Зар и опустил свой взгляд. - Вы вправе были это сделать. Я напугал вас.
        - Черт, Зар, прекрати защищать меня и оправдывать мой поступок. Я сама все знаю, - снова вскипела Ирэн уже от злости на себя.
        Она отпустила подбородок Зара и тяжело опустила на стул.
        - Зачем ты здесь и почему снова стал моим Хранителем? И как я могу это исправить? - спросила девушка, стараясь не смотреть на Зара. Она не видела, как вспыхнули его глаза, и какая боль и отчаяние отразились в их глубине.
        - Никак, - тихо выдохнул оборотень.
        - То есть, что значит никак? - вскинула голову Ирэн.
        - Посмотрите на меня внимательнее. Ваша нить, видите ее?
        Ирэн прищурилась, но как ни всматривалась, обнаружить нить не смогла. Она вопросительно подняла брови и посмотрела на Зара.
        - Смотрите внимательнее вот сюда, - и оборотень положил ладонь на свою грудь.
        Ирэн даже поднялась со своего места и подошла к нему поближе и только тогда смогла заметить, что его сердце было сплошь опоясано золотистой нитью.
        - Что это? - удивленно выдохнула она.
        - Я ваш Хранитель навечно и никто и ничто не сможет этого изменить, - спокойно и с достоинством произнес Зар. - Эту нить разорвать нельзя. Даже после смерти эта связь сохраниться.
        - Офигеть, как ты меня обрадовал, - Ирэн плюхнулась на свой стул и скрестила руки на груди. - А теперь расскажи-ка мне поподробнее, как ты докатился до такой жизни и кто тебя заставил.
        Зар улыбнулся ей и на один миг в его глазах появился этот долгожданный озорной огонек, но тут же погас.
        - Госпожа, чтобы вы ни подумали, для меня это большая честь и я рад этому. Я счастлив, что снова могу назвать вас своей Хозяйкой и могу всегда быть рядом, - румянец смущения залил его щеки, Ирэн нахмурилась.
        - Зар, заканчивай этот пафос. Давай-ка поконкретнее. Какая зараза заставила тебя это сделать, а главное почему? Когда я тебя оставила, ты должен был возглавить свой клан вместо отца, так? Что изменилось за эти несколько дней?
        - Вместо меня править кланом будет мой дядя Стафий, - Зар посмотрел на Ирэн. - И с моего клана снимут печать предательства.
        - Надеюсь, что это хорошо? - осторожно спросила девушка.
        - Мой клан очень рад этому. Мы больше не будем изгнанниками, отверженными, проклятыми. Мы снова сможем жить в стае, рядом с друзьями и близкими. И за это я готов сделать все что угодно.
        - Даже стать моим вечным Хранителем без права на свободу? - хмыкнула Ирэн, высказывая вслух свою догадку. - Значит, перспектива быть просто моим другом тебя не устроила?
        - Это самое приятное, что могло меня ожидать за такую милость для нашего клана. Госпожа, вам просто не понять, что это такое, когда тебя презирают и в след тебе плюют, а твоим именем пугают нерадивых детей. Поэтому, когда Владыка Стаурус предложил мне стать вашим Хранителем навечно, взамен на такую милость для моего клана, я согласился, не задумываясь и не колеблясь ни мгновения. Я понимаю, как вам это не приятно, и постараюсь, чтобы мое пребывание рядом с вами было как можно комфортнее для вас и...
        - Замолчи, а? - Ирэн закрыла глаза и перевела дыхание. - Мне больше нравился мой Зар, прежний, гордый, свободный, независимый, а не этот, который сидит тут передо мною и слюни пускает, боясь поднять свои глаза.
        Ирэн резко поднялась и с примесью донельзя обидного презрения в яростном взгляде посмотрела на Зара, который сидел за столом, низко опустив голову и крепко сцепив пальцы. Затем оборотень медленно, не спеша, поднял голову и уже открыто посмотрел на девушку. На его губах была улыбка, а в глазах спокойствие и уверенность. Его лицо преобразилось: ни страха, ни смятения, ни покорности. Он стал тверже, мужественнее и серьезнее. И куда исчезло это раболепно-извиняющееся выражение лица. Ирэн смотрела на него, открыв рот и отказываясь понимать причины такого резкого преображения.
        - Что за черт? Зар, твою мать, что вообще происходит? - прорычала Ирэн, часто моргая. - Что за игру ты затеял?
        - Большая сила меняет своего обладателя, и я не знал, с чем мне придется столкнуться, поэтому..., - оборотень не сводил серьезных глаз с ошарашенного лица девушки. - Тем более госпожа так не хотела видеть меня рядом с собой, в роли Хранителя.
        Ирэн хватала ртом воздух и даже не могла придумать, что ему ответить. Ей просто хотелось встать и просто задушить его собственными руками.
        - Госпожа, вам не стоит так волноваться. Водички подать? - в глазах оборотня заиграли смешинки, он так и не двинулся с места, продолжая спокойно следить за быстрой сменой эмоций на ее, то бледнеющем, то краснеющем лице.
        - Да-а, однако, - Ирэн как-то резко успокоилась и откинулась на стуле. - Зар, я, честно, как-нибудь сама тебя убью, и не стану ждать, когда мне будет грозить смерть, и ты примешь ее на себя, понял?
        - Как будет угодно, моей госпоже, - бархатным глубоким голосом проговорил Зар, и Ирэн видела, что он еле сдерживает смех.
        - Вот, блин, клоун, - буркнула она, но на ее душе потеплело. - А водички мог бы и подать своей хозяйке.
        Зар быстро поднялся, взял бутылку с водою стоящую на столе, и протянул ее девушке со словами:
        - Прости, Ирэн. Когда мы засекли выброс силы такой мощи, то не на шутку все перепугались. И, если честно, мы испугались больше всего за тебя. Ведь сейчас в твоих руках сосредоточена такая мощь, что ... поэтому... вообщем....
        - И когда я тебя ударила, ты не знал, как себя вести со мною и как реагировать, - перебила его невнятные объяснения Ирэн.
        - Что-то в этом плане. А еще..., - Зар смутился, - ты отказалась от меня, и я не знал, захочешь ли ты снова видеть меня рядом с собою и день и ночь, доверишь ли ты мне свою жизнь и жизнь своих детей. Ведь я не смог оправдать твое доверие и допустил, чтобы тебе было больно, очень больно. Поэтому я не знал, чего мне ждать.
        - Уж не хочешь ли ты сказать, что все это время думал, что я разорвала нить только потому, что больше не доверяла тебе и не хотела видеть рядом с собой такого Хранителя, как ты? - в голосе Ирэн появились раздражительные нотки.
        Зар только кивнул, не в силах поднять на нее свой взгляд.
        - Ну, не придурок, а? - ласково произнесла Ирэн, и накрыла ладонь оборотня, лежащую на столе, своей рукою. - Зар, посмотри на меня. Пожалуйста, - когда он нехотя поднял на нее свои грустные глаза, Ирэн сказала:
        - Я освободила тебя только потому, что боялась потерять. Ты стал слишком дорог мне, и я не могла допустить, чтобы ты погиб из-за моей ошибки и неуверенности. Я хотела защитить тебя, и это правда.
        В его золотистых глазах сомнение очень быстро сменялось надеждой и теплом. Он не знал, что ему думать и как быть, когда Ирэн разорвала их связь. С одной стороны, он понимал ее и не обижался, а с другой..., быть только ее другом, его не устраивало. Он связал свою жизнь с этой женщиной навеки, и только смерть может освободить его от этой клятвы и ... зависимости.
        - Поверь мне, - улыбаясь, сказала Ирэн и сжала его руку. - Я не хочу потерять такого друга, как ты. Теперь я буду защищать тебя, договорились?
        Брови Зара взлетели на лоб.
        - Может, надо уже чуть больше мне доверять? - возмутилась девушка и убрала свою руку.
        - Знаешь, за всю свою жизнь я никогда и никому не доверял. Но сейчас мне хочется поверить твоим словам и довериться тебе, моя госпожа, - улыбаясь, сказал Зар. Он таким тоном произнес "моя госпожа", что Ирэн вдруг поняла, что она не просто для него Хозяйки и объект, который надо защищать. Что-то в чувствах этого оборотня было еще, и она очень боялась узнать, что именно, хотя немая, болезненная догадка неприятным эхом отозвалась в ее сердце.
        - Ну, спасибо тебе за доверие. Даже не знаю обидеться или принять как комплимент, - буркнула Ирэн, разглядывая улыбающегося оборотня.
        - Ирэн, это комплимент. Для меня большая честь быть твоим Хранителем, правда. Я очень рад, - и Зар поднялся и грациозно и легко поклонился ей.
        - Руку не дам, и не надейся, - и Ирэн быстро спрятала свои руки за спину.
        - Нет, больше не надо, - засмеялся Зар. - Кстати, тот синяк прошел бы через минуту, так что...
        - Ну что за... оборотень мне достался, а? - искренне возмутилась девушка. - Ладно, вроде бы все выяснили. Больше никаких сюрпризов мне не стоит ждать от тебя?
        - Э, нет, - стушевался оборотень.
        - Вот и хорошо. Расскажи лучше, как там наши, что у вас новенького, как Стаурус и остальные.
        Ирэн незаметно перевела дыхание. Этот разговор, как ни странно дался ей с большим трудом. Сейчас, казалось, все наладилось, и они как будто все выяснили между собой, но все равно какой-то странный осадок никак не хотел растворяться в ее чувствах и ощущениях. Зар что-то скрывал и не хотел говорить, а может просто не мог, но от этого Ирэн лучше не становилось.
        - На Терриасе все нормально. Тем более, что могло случиться за один день. Передавали вам всем привет и скорейшего возвращения. Сказали, что без вас скучно, - прервал ее размышления Зар.
        - Женька? - уточнила Ирэн.
        - Да, Рай сейчас с Широном, пытаются навести порядок. А Власлен со Стаурусом..., - Зар слегка запнулся.
        - Что Власлен со Стаурусом, - прищурившись, переспросила Ирэн.
        - Тоже разбираются со своими делами внутри, так сказать, королевства.
        - Внутри?
        - Ирэн, ну, правда, все нормально было, по крайней мере, когда мы уходили, все еще было хорошо.
        - Ладно, считай, я тебе поверила, а теперь давай в душ и спать будем, я устала сегодня, - Ирэн поднялась и направилась в свою комнату. - Так, только спать на диване будешь в зале, а не у меня в комнате на полу перед кроватью, понял? - крикнула она ему из коридора, вспомнив, как сегодня утром Ленка жаловалась на Мегана. Кстати, как они там, позвонить бы надо, промелькнуло в голове Ирэн, но усталость и нервное напряжение брали свое, и она ужасно хотела спать.
        - Да, что я собака какая-то на полу спать, - что-то в голосе оборотня заставило Ирэн резко развернуться и, заглянуть обратно на кухню, она успела заметить хитрую и довольную улыбку оборотня. Понятно, будет спать под дверью и вряд ли в человеческом обличье.
        - Так и знай, в свою кровать не пущу, - погрозила ему Ирэн. - Ладно, - смирилась девушка. - Постелю тебе на кресле, в моей комнате, но придется спать, как собака, скрутившись калачиком, - и после этих слов быстро вышла из кухни. Зар смотрел ей вслед и тепло улыбался.
        Стаурус рассказал ему о беременности Ирэн, о том, что она мать будущих Императоров и о том, что ему придется, скорее всего, умереть вместо нее. Снятие клейма с его клана, уже все равно было решенным вопросом, поэтому его согласие или несогласие никак бы на это не повлияло. Но когда Зар узнал, что при помощи Ирэн на Терриас может вернуться эпоха Трех Императоров, он не задумывался над своим решением ни одной минуты и ответил согласием еще до того, как Стаурус успел изложить свою просьбу. Это действительно была просьба, потому что стать вечным Хранителем можно только абсолютно добровольно, и даже без согласия самого Хозяина. Вечный Хранитель был связан со своим хозяином настолько крепко, что мог слышать не только его мысли, а и все чувства и состояние. Он мог забирать на себя все негативные эмоции и всю боль, даже не смотря на расстоянии. И после смерти, возродясь заново, он легко сможет найти ее, где бы она ни была. Он будет возвращаться к ней через века, пространства и жизни.
        Ирэн не узнала, почему у нее перестал болеть живот, и ей стало так легко и хорошо, а он еще помнит эти ощущения. Но то ли еще будет. Зар нервно перевел дыхание. Но даже зная, что его ждет, он не жалел, что согласился сделать свою жизнь такой, и теперь пусть только несколько месяцев или дней, но он будет рядом с ней и, возможно, благодаря ему, она сможет выжить.
        Зар встал со стула и размял затекшие мышцы. После крови Ирэн он чувствовал себя очень сильным, бодрым и здоровым. Да, его Хозяйка стала слишком могущественной. И теперь он понял, что еще одна его задача - это забирать на себе переизбыток силы, если Ирэн снова погорячится и станет опасной для себя и окружающих. Но вот вопрос, сможет ли он поглотить всю эту силу. Но он был рад снова чувствовать ее. А сейчас он даже слышал ее сердцебиение и не только ее. В унисон вместе с ее сердцем билось еще три совсем маленьких.
        - Зар, ты долго еще мечтать будешь, давай в душ, быстро, - крикнула Ирэн из комнаты.
        - Слушаюсь, госпожа, - Зар замер, ожидая ее ответа, и она его не разочаровала.
        Сначала было недовольное сопение и нецензурная ругань, а потом до его слуха донеслись тихие слова:
        - Зар, прибью ведь, не нарывайся, - и уже громче: - Я тут тебе одежду чистую приготовила, - Ирэн вышла в коридор, и увидела, стоящего в дверях кухни, Зара. - Хотя еще и рано ложиться, но я не спала всю прошлую ночь, хочу отдохнуть, а ты можешь телевизор посмотреть или почитать что-нибудь, - она протянула ему охапку вещей и увидела удивлено растерянный взгляд оборотня. - Ой, наверно с телевизором я погорячилась. Тогда просто ложись отдыхать. Ведь твой сегодняшний день тоже был не из легких.
        Зар хмыкнул и скрылся в ванной, но двери не только не закрыл на замок, но и оставил приоткрытыми на всякий случай. Возвращаясь на кухню, Ирэн просто автоматически заглянула в ванную и замерла в дверях, разглядывая мускулистое загорелое тело оборотня. Игра его мышц под золотистой кожей просто завораживала. Черные волосы блестящим потоком струились по красивой напряженной спине. Он нагнулся и небрежным движением быстро снял брюки. Почувствовав ее присутствие, оборотень оглянулся, бросив на нее хитрый взгляд, и усмехнулся, даже не стремясь прикрыть свою наготу. Ирэн смутилась, но усилием воли заставила себя остаться на месте и оценивающим взглядом прошлась по фигуре мужчины.
        - Худоват малось, - буркнула она, и улыбнулась, заметив разочарование, промелькнувшее на его лице. Она не стала закрывать дверь. Если он не стесняется, то чего она должна переживать за него.
        Ирэн зашла на кухню, все еще находясь под впечатлением, и огляделась вокруг. На столе возле мойки стояла вымытая посуда. И когда он только успел? Потоптавшись еще пару минут на кухне, она развернулась и отправилась стелить постель. Но не успела дойти до комнаты, как раздалась веселая трель дверного звонка. Ирэн резко остановилась возле двери, не известно к чему прислушиваясь. Из ванной в одном полотенце выбежал Зар. Надо же, даже не забыл прикрыться! А прогресс, однако!
        - Ты бы еще в истинной ипостаси выскочил, - Ирэн улыбнулась, видя перед собою взлохмоченного мужчину с намыленными волосами и всего в пене. - Чудо мое, скройся, а то своим видом всех врагов распугаешь, - и все еще продолжая смеяться, пошла открывать дверь, за которой ее ожидал сюрприз, вот только она никак не могла понять, приятный он или нет.
        - Ирэн, как ты похудела! Как у тебя так получилось! - раздался радостный вопль Мари вместо приветствия. Она замерла в коридоре, разглядывая блестящими глазами подругу. - Боже, я так за тобой соскучилась, - Мари порывисто обняла Ирэн. - Ты где-то отдыхала, да? На море была? Прости, что долго не звонила. Было так много работы. Франция, Париж. Мне вас так не хватало. И знаешь, у меня новая идея появилась и мне нужен твой совет и помощь, - все это Мари выстреливала со скорость пулемета, при этом висла на шее Ирэн и тискала ее как плюшевого мишку.
        - Мари, Мари, отпусти, а то задушишь и я не смогу тебе ни помочь, ни рассказать, - прохрипела Ирэн, но больше всего ее волновали странные звуки, которые издавал Зар, стоя у нее за спиной.
        - Ой, прости, я правда сильно-сильно соскучилась, - Мари отпустила Ирэн, продолжая ее внимательно разглядывать. - А ты, подруга, изменилась.
        - Как? - удивилась Ирэн и вся напряглась.
        - Не знаю. Я бы сказала - неуловимо. Что-то в тебе появилось новое.
        Мари отошла на шаг назад от Ирэн и только собралась, что-то объяснить, как заметила в коридоре замеревшего Зара.
        - Ирэн, а где Стасик и кто это такой? - откровенно рассматривая полуголого мужчину, спросила Мари.
        - А извини, ты так на меня налетела, что я немного растерялась. Познакомься это..., - Ирэн замялась. - Это мой....
        - Я далекий родственник, - произнес Зар, и протянул девушке руку, которая была все еще в пене, а второй рукой он поддерживал, сползающее с его бедер полотенце.
        - Какой красивый у тебя... родственник, - Мари сузила свои глазки и, наклонив голову на бок, стала как-то слишком пристально разглядывать Зара. - И голый, - она перевела взгляд на Ирэн. - А Стас знает, что у тебя есть такой... родственник?
        - Так он меня сюда и направил, - как-то слишком быстро нашелся Зар. - Он просто не захотел оставлять свою... девушку одну, пока он в отъезде, а мне как раз жить негде было, вот он и..., - Зар запнулся, под пристальным взглядом карих глаз и смутился еще сильнее.
        В ответ Ирэн хмыкнула. Понятно, отработали со Стаурусом "легенду", на всякий случай.
        - А чем вы ... ой, простите, я не запомнила ваше имя, - Мари все еще держала мужчину за руку, и не спешила ее отпускать.
        - Просто, я не успел его назвать. За...хар, приятно познакомиться. А вас я уже знаю, Ирэн много о вас рассказывала. Вы - Мари, художница, правильно? Стас очень хвалил ваши работы, - и Зар улыбнулся так, что даже у Ирэн побежали мурашки по спине, и приятно заныло внизу живота. Что тогда можно говорить о Мари, которая, во-первых, стояла очень близко от оборотня щедро излучающего феромоны, во-вторых, держала его за руку, и, в-третьих, была натурой неимоверно впечатлительной.
        - Пра...вда? - Мари покраснела, и ее глаза странно заблестели. Еще немного и она просто накинется на бедного парня. Он ведь не знает, с кем его свела судьба или все же Стаурус просветил его о том, что ему ждать от такого странного создания, как Мари. Девушка продолжала его откровенно разглядывать, и румянец все больше окрашивал ее щеки. Интересно, что она себе уже нафантазировала!?
        - Мари отпусти парня, пусть пойдет, домоется, а то скоро посинеет от холода, - сказала Ирэн, стараясь сдержать улыбку.
        - Простите, простите. Конечно, конечно, - Мари нехотя отпустила руку Зара, и когда он повернулся к ней спиной, кое-как прикрывая заднюю часть своего сексуального тела полотенцем, она продолжала его очень внимательно разглядывать, и даже инстинктивно пошла вслед за ним, но Ирэн успела перехватить ее за руку у самой двери ванной.
        - Мари, не смущай его. Видишь, он даже покраснел, - Ирэн еле сдерживала рвущийся наружу истерический смех. - Чай будешь? - спросила она у подруги и закрыла перед ее носом дверь ванной и услышала звук запираемой защелки.
        - А когда я отказывалась поесть? Да еще на дурняк, - когда объект вожделения скрылся из поля зрения, Мари быстро успокоилась и сама схватила подругу под руку и потащила на кухню. - Я столько должна тебе рассказать, столько рассказать. Париж, просто чудо. Там так красиво, так необычно все! У них все по-другому. Мне сначала было так сложно ко всему этому привыкнуть, столько всего непонятного, но я довольно быстро справилась. Боже, ты не представляешь, сколько всего со мной произошло, а сколько смешных ситуаций было! Ну, вот хотя бы...
        Ирэн тяжело вздохнула. Да, спать она ляжет еще очень не скоро. У нее даже промелькнула грешная мысль позвонить Ленке и пригласить к себе в гости. Но потом ей стало жаль подругу, все-таки у нее день был еще тяжелее и, наверное, сейчас она решает, как ей исправить такой вызывающе-сексуальный вид своего Хранителя. Поэтому вздыхая, Ирэн поплелась на кухню, вполуха слушая Мари.
        Пока она ставила чайник и что-то быстро собирала на стол, Мари рассказывала и рассказывала. Ирэн осторожно рассматривала без умолку болтающую подругу. Мари похудела, и вся просто сияла и светилась каким-то неземным светом. Ее глаза горели странным внутренним огнем. Она хорошо загорела, ее кожа стала приятно смуглой. Она постригла свои темные длинные волосы и сейчас красовалась стильной короткой прической. Неужели, влюбилась?
        - Ирэн, заснула что ли? - дошел до Ирэн смысл адресуемого к ней вопроса.
        - Прости, ты что-то спросила?
        - Да, что с тобой такое? То не слушаешь меня, все в облаках витаешь, и мужик посторонний в доме, да к тому же красавчик, и еще голый, только из ванной, - Ирэн только открыла рот, чтобы что-то сказать, как Мари подняла руку, останавливая ее. - Вот только не надо мне пудрить мозги, что он твой дальний родственник. Я понимаю, что не шибко умная, но ведь не совсем дура. Ты сильно похудела, как-то повзрослела. Нет, не постарела в смысле возраста, а стала какая-то слишком серьезная и настороженная. Да еще выглядишь смертельно уставшей, как будто на твои плечи свалились проблемы целого мира. Что-то случилось, пока меня не было?
        Ирэн просто плюхнулась на стул, глядя на подругу, раскрыв рот.
        - Мари, если я тебе расскажу, ты мне все равно не поверишь и еще скажешь, что я сошла с ума, - не весело усмехнулась Ирэн, потихоньку отходя от шока.
        - Подруга, ты меня пугаешь, - вытаращила свои огромные глаза Мари и захлопала длинными ресницами. - Еще скажи, что ты с инопланетянами познакомилась, и они тебя забрали на свою планету, а ты вдобавок спасала их мир.
        - Я всегда знала, что ты догадливая, - нервно хмыкнула Ирэн.
        - Что со Стасом поссорилась, да? - сделала вывод Мари, как всегда не поддающийся никаким логическим объяснениям.
        Ирэн настолько не ожидала такого поворота в разговоре, что первые несколько секунд ошарашено хлопала ресницами и пялилась на обеспокоенное лицо подруги, а потом начала смеяться, да еще так искренне и весело, что за ней следом рассмеялась и Мари, а Зар, все это время, стоял на пороге кухни и тепло улыбался, разглядывая свою хозяйку. Вот такой он ее видел первый раз, и его сердце сжалось и пропустило удар. Он развернулся и быстро ушел в комнату, однако, продолжая контролировать ситуацию на кухне.
        Мари снова рассказывала про Париж, про свою работу, про целую уйму людей, с которыми она познакомилась. Ирэн ее слушала и просто кивала головою в ответ, где надо и не надо. За два месяца она отвыкла от нормальной жизни, с простыми проблемами и мечтами, и теперь слушая Мари, мало, что понимала из ее болтовни.
        - Вот, и поэтому я хочу создать такую выставку, где будут картины, посвященные этой тематике. Как думаешь, прокатит?
        - Думаю, можно попробовать, - Ирэн смутилась, знать бы еще, о чем шла речь.
        "Зар, про что она говорила, ты случайно не подслушивал", - мысленно обратилась Ирэн к своему Хранителю.
        "Подслушивал и не случайно", - Ирэн была уверенна, что сейчас на его губах играла озорная и лукавая улыбка. - "Она рассказывала про оборотней и вампиров".
        "ЧТО? Какие оборотни и вампиры!", - мысленно завопила она от удивления.
        "Ну, она картины хочет нарисовать, а что такое?" - удивился ее испугу Зар.
        "Фу, извини, я просто не о том подумала".
        - Понимаешь, и теперь мне нужны модели. А где таких взять, я даже не представляю. Вся надежда только на тебя. Ты же знаешь, я просто так с головы рисовать не умею, - умоляющим взглядом смотрела на нее Мари. - Правда, последнее время мне снится странный сон, - вдруг тихо сказала девушка.
        - Эротический? - решила пошутить Ирэн, но, увидав нахмуренный лоб Мари и то, как она сосредоточена, смутилась. - Какой сон? - с тревогой в голосе спросила Ирэн.
        - Я бы сказала странный. Он снится мне постоянно, каждую ночь последние несколько дней.
        - Можешь рассказать?
        - Конечно. Только ничего такого не подумай, ладно?
        - Какого такого? Рассказывай уже, - Ирэн смотрела на подругу, а внутри у нее все как-то неприятно сжалось и напряглось.
        - Мне снится большая темная пещера. А в пещере на цепях висит вампир, - Мари замолчала и на ее глаза опустилась пелена воспоминаний.
        - Вампир? Может Кощей Бессмертный? - шепотом переспросила Ирэн.
        - Я точно знаю, что это вампир, - объяснила Мари в ответ на удивленно - ироничный выпад Ирэн. - Вот.
        - И все?
        - Понимаешь, просто каждую ночь что-то во сне меняется. Но я вижу все время одного и того же вампира. Он такой высокий красивый, - закатила глаза девушка. - Ну, они все красивые, тут ничего удивительного. Так вот, у него длинные темные волосы, почти черные глаза и пухлые губы и вообще он весь такой необычный. Даже не знаю то ли ангел, то ли демон. И я точно знаю, что люблю его, - совсем тихо закончила Мари.
        - Да-а, и что, - Ирэн уже конкретно заерзала на собственном стуле.
        - Все.
        - Как все?
        - Вот так все, - пожала плечами Мари. - После этого сна я и хочу создать такую серию работ. И, кстати, я его, ну этого вампира, уже нарисовала, хочешь посмотреть? - Мари стала рыться в своей необъятной сумке, при этом, не прекращая говорить: - Но мне нужны еще модели. Не одолжишь мне своего... дальнего родственника. Я из него оборотня сделаю.
        Ирэн нервно сглотнула, а Мари тем временем вытащила из своей сумки большой блокнот и протянула его подруге. Когда же Ирэн взяла его и раскрыла, то ее руки задрожали, а в душе поднялось странное смятение. С первой странице на нее смотрел Дракулус во всей своей красе. Правда, он был слишком худой и тощий, даже изможденный, но все равно сохранял свой шарм и обаяние. Ирэн сразу же вспомнила, что именно таким она его увидела, когда Стаурус освободил Дракулуса из пещеры, в которую его заключил Валий.
        - А еще я хочу нарисовать Князя Дракулу, - Ирэн поперхнулась, закашлялась и чуть не выронила блокнот. - Но знаешь, что странно, - не обращала внимания на состояние Ирэн, продолжала говорить Мари: - Я перечитала все книги про него и все фильмы пересмотрела, но то, что там представлено, никак не совмещается с моим представлением о великом и кровожадном Дракуле. Он должен быть..., как бы тебе объяснить это. Я вижу его в своем сознании, а нарисовать, никак не получается. Его образ расплывается перед глазами, когда я пытаюсь его нарисовать. Всегда выходит что-то не то. Вернее, всегда выходит это, - и она ткнула на рисунок в блокноте. - Никак не получается передать всю его притягательность и демоничность. Понимаешь? - Ирэн молчала, только взирала на подругу с раскрытым ртом и круглыми от удивления глазами. - Он должен быть таким, таким..., ну..., - Мари выпучила свои большие глаза до небывалых размеров. - Он должен быть вот таким, - и ткнула пальцем куда-то за спину Ирэн.
        Девушка резко развернулась. Возле окна стоял Дракулус и со смесью интереса и тревоги разглядывал Мари. Сообразив, что его заметили, он подошел ближе к Ирэн и, положив руку ей на плечо, низко нагнувшись к ее уху, тихо спросил:
        - У вас все нормально?
        - Да, вот сидим, чай пьем и мужиков обсуждаем, - ни нашла ничего лучшего ответить Ирэн, переводя встревоженный взгляд с мужчины на подругу.
        Дракулус разговаривал с ней, но не спускал своих черных глаз с Мари. Ирэн внимательно присмотрелась к ним и довольно глупо хихикнула.
        И чему тут удивляться. Все правильно. Судьба свела их троих в одном месте. Сила Терриаса притягивает, как магнит, даже в другом мире, в другой жизни.
        - Дракулус, ты помнишь, когда-то ты просил меня помочь тебе в одном щекотливом деле. Так вот я его уже решила, - сказала Ирэн, наблюдая за Дракулусом.
        - Ты знаешь, где она? - он сразу же понял, о чем говорит ему девушка.
        - А ты нет? - Ирэн хитро прищурилась, переводя свой взгляд с Мари на замершего возле ее стула мужчину.
        - Что? - недоумение и растерянность были в его голосе и взгляде.
        Дракулус первый раз с момента своего неожиданного визита смотрел прямо на Ирэн. А она улыбнулась ему и просто кивнула головою в сторону замершей Мари.
        - Правда? Это... она?
        - Вы не против, если я Вас нарисую? - вдруг спросила Мари, и тут же выхватила блокнот из рук Ирэн и быстро стала делать в нем какие-то наброски, не обращая внимания на странный разговор. Она даже не сообразила, что тот вампир, который ей все время сниться и тот мужчина, что сейчас стоит прямо перед ней - одно и то же лицо. Хотя как тут узнаешь в этом холеном, сияющем и излучающим здоровье и силу мужчине, того несчастного подыхающего вампира.
        - Не... не против, - тихо прошептал Дракулус, сильно вцепившись в плечо Ирэн. Но Мари и не нужно было его разрешение, она уже во всю увлеченно, что-то рисовала в альбоме все время, бросая быстрые взгляды на мужчину и что-то невнятное бормоча себе под нос.
        - Вот и отлично. Вот так хорошо. Не шевелитесь, пожалуйста. Смотрите на меня. Вот так.
        - Ирэн? - Дракулус осторожно скосил глаза в сторону все еще улыбающейся девушки.
        - Пожалуйста, не шевелитесь, и смотрите только на меня, - Мари прищурившись, очень внимательно стала рассматривать и изучать свою новообретенную модель. Потом она резко соскочила со стула, подбежала к Ирэн и сорвала с ее волос резинку, потом, не дойдя до Дракулуса пару шагов, протянула ему ее, со словами:
        - Пожалуйста, завяжите волосы вот этим, - и когда мужчина, словно завороженный, выполнил ее просьбу, снова села на стул и принялась за прерванную работу.
        - Ирэн, ты точно уверена? - тихо прошептал Дракулус.
        - Расслабься. Я уверена. Это она, твоя Мариль. Вот только...
        - Что? - в голосе Дракулуса была тревога.
        - А то, что Стаурус далеко и вернуть ей память пока что не кому. Так что у тебя только два выхода.
        - Каких? - Дракулус снова повернулся к Ирэн, но осторожность возобладала над его любопытством, и он тихо спросил: - Подожди, а это ничего, что мы тут разговариваем прямо при ней?
        - Вы можете не шевелиться и еще чуть-чуть так постоять, - резко бросила Мари и, нахмурив лоб, сурово посмотрела на Дракулуса.
        - Извините, - пролепетал Великий и Страшный Князь ночи.
        Ирэн едва сдерживала свой смех.
        - Когда Мари творит, она ничего вокруг не видит и не слышит. Так что просто не шевелись и все будет нормально.
        Дракулус перевел дыхание и чуть расслабился.
        - Ирэн, так какие два выхода у меня есть? - прошептал Дракулус, стараясь не шевелиться и даже не моргать.
        - Ну, во-первых, ты можешь все ей рассказать, - глаза мужчины тут же загорелись. - Но только она примет тебя за сумасшедшего и ненормального психа. Это я тебе точно говорю со стопроцентной гарантией, - блеск в черных глазах очень быстро потух. - Во-вторых, попробуй снова ее завоевать. Понравиться ей. Заставь ее снова полюбить тебя.
        - Как? У меня нет такой силы?
        - Дракулус, с тобой вообще все в порядке или от счастья все твои мозги разбежались? - Дракулус смотрел на Ирэн, широко раскрыв глаза.
        - Не делайте, пожалуйста, такое глупое выражение лица. Ирэн не отвлекай его! - Мари бросила осуждающий взгляд на подругу.
        - Простите, - пробубнил Дракулус, а Ирэн не выдержала и прыснула от смеха.
        Да, вот что любовь делает даже с самыми Великими и Могучими. Ирэн закрыла рот рукою, из последних сил сдерживая смех. Хорошо еще, что они встретились, когда рядом не было ни Ленки, ни Рокера, а то бы Дракулусу пришлось не сладко от их ехидных шуток, замечаний и комментариев.
        Пока Ирэн боролась со своим смехом, Дракулус смотрел на Мари и с трудом верил, что смог снова найти ее. Он уже потерял всякую надежду, хотя Ирэн и обещала ему помочь.
        - Ты все еще не веришь мне? - спросила Ирэн, глядя на растревоженного Дракулуса. Она видела его сомнения в широко раскрытых глазах.
        - Я... просто... боюсь, - Дракулус закрыл глаза. Казалось, он даже перестал дышать. - Мне очень нужно к ней прикоснуться, - прошептал он Ирэн.
        Вдруг Мари отложила свой блокнот, встала и легко подошла к Дракулусу, прищурившись, стала еще внимательнее разглядывать его, оглядывая со всех сторон. Рядом с ним она казалась такой маленькой и хрупкой, не доставая ему даже до подбородка.
        - Можно расстегнуть вот эти пуговицы, - она одновременно спрашивала разрешение и тут же действовала. Быстро и ловко расстегнула почти все пуговицы на его черной рубашке до самого пояса, а потом осторожно распахнула ее. Она смотрела на его грудь несколько секунд, а потом просто положила на нее свою ладонь. Дракулус дернулся, и легким неуловимым движением руки накрыл ладонь девушки своею. Ирэн видела, как его глаза засветились, и как из них уходило малейшее сомнение и недоверие. Видела, как спина Мари напряглась, и она подняла на мужчину свой удивленный взгляд.
        - Ирэн, я думаю, нам лучше оставить их одних, - зашептал Зар ей на ухо. И когда он успел зайти на кухню, да еще подойти к ней сзади?
        Оборотень осторожно взял девушку под руку, поднял со стула и почти насильно вытащил из кухни. Они молча зашли в спальню, и Ирэн уселась на свою кровать, а Зар занял кресло, стоящее напротив.
        - Странно получилось, правда? - спросила его Ирэн.
        - Что странного, госпожа?
        - Мы все, то есть я, Ленка, Мари и Женька, в прошлой жизни жили на Терриасе, а в этой - сдружились, не смотря на то, что все абсолютно разные, что-то влекло нас друг к другу и держало вместе.
        - Вот это как раз то и просто. Магия. Вас вместе держала магия Терриаса, что сохранилась в ваших душах, после перерождения. Ее и слышит Люциар, когда отыскивает переродившихся. Поэтому вы подсознательно тянулись друг к другу.
        - Интересно, у них там все хорошо? - кивнула Ирэн на стенку, за которой находилась кухня.
        - Ирэн, иногда ты просто меня удивляешь, - снова на неофициальный тон перешел оборотень. - В тебе такая сила, что ты могла бы и видеть и слышать то, что там происходит, а ты как слепой, боишься открыть глаза.
        - Ты не понимаешь, Зар, я просто боюсь применять эту силу, как говориться в быту и личных целях. А вдруг я не смогу урезонить ее. Будет очень смешно: хотела подсмотреть за подругой, а уничтожила весь мир. Рокер умрет со смеха, если, конечно, выживет.
        Зар усмехнулся на ее иронию.
        - Все будет хорошо. Я ведь рядом, моя госпожа, - тихо произнес он, стараясь не вложить в голос то, что было у него в сердце в этот момент.
        - Спасибо, конечно, но как-то не хочется опозориться. Лучше ты мне расскажи, что там у них происходит.
        - У них все хорошо. Сейчас она снова рисует. Они так и не сказали друг другу ни слова.
        - Ну, это не надолго, - Ирэн вздохнула. Усталость начала наваливаться на нее с новой силой. - Смотри, уже светает, а мы еще и спать не ложились.
        Ирэн смотрела в окно, за которым ночь начинала сдавать свои права и темнота быстро становилась серой и светлела с каждой минутой.
        - Я бы хотела встретить рассвет на берегу моря. Представляешь, ты стоишь на высокой скале, а внизу лежит водная бесконечная гладь и из-за горизонта медленно поднимается, словно выныривает из глубины еще красный диск солнца. Но с каждым сантиметром он смывает с себя кровавые следы и покрывается золотом. Вот моря касается только его кромка и в одно мгновение солнце отделяется от воды и уходит в самостоятельный путь по небосклону, чтобы вечером снова нырнуть в эту бескрайнюю тишь.
        Ирэн замолчала. Зар смотрел на нее, не сводя взгляда золотистых глаз с ее озаренного лица, и сжимал, что есть силы кулаки.
        - Сударыня, в этом я могу вам помочь, - вдруг раздался незнакомый мужской голос.
        От неожиданности Ирэн подпрыгнула на месте и не успела даже как следует рассмотреть говорившего, а оборотень уже закрыл ее спиной и зарычал. Ирэн уже успела забыть, как выглядит Зар в своей истинной ипостаси. Огромный зверь рычал и скалил свои ужасные зубы, сверкая красными глазами, а человек напротив, спокойно стоял и улыбался, не сводя взгляда с ощетинившего монстра.
        - Молодой человек, не стоит так горячиться, - в его голосе не было ни капли страха или тревоги. - Если бы я хотел причинить зло вашей подопечной, то уже давно бы сделал это. Поэтому успокойтесь и вернитесь в нормальное состояние, чтобы мы могли спокойно поговорить.
        И как только затихли его последние слова, перед Ирэн уже стоял Зар в человеческом виде. Почему он так быстро поверил абсолютно незнакомому человеку? Но каково же было ее удивление, когда Зар молча преклонил колено перед незнакомцем и низко опустил голову, что дало Ирэн возможность, наконец-то, самой рассмотреть непрошенного гостя. Он был красивым, высоким, с правильными чертами лица и пропорциональной фигурой, но что-то в нем ей не нравилось - он был каким-то слишком величественным, надменным, просто излучающим превосходство. Но в то же время от него веяло силой и благородством. Весь его внешний вид говорил о том, что он привык повелевать.
        - Император... Полок? - сразу же догадалась девушка, с интересом разглядывая улыбающегося ей мужчину.
        - Можно просто Полок. Рад с Вами познакомиться, сударыня. - Полок шагнул к Ирэн и протянул ей руку. Зар в тот же миг поднялся с колен и заслонил девушку собою. - Не стоит, Хранитель. Своему Императору ты можешь верить, - он едва заметно улыбнулся. - Я пришел отдать то, что мне уже не принадлежит.
        - Вы отдадите мне свою силу? - Ирэн быстро поднялась с кровати и, бесцеремонно отодвинув Зара в сторону, подошла к Полоку, без малейшего страха пожимая его руку.
        - Конечно сударыня, с радостью, - и нагнувшись, Полок легко коснулся ее руки губами. - Только мы должны сделать это в более уединенной обстановке, не так ли? - все еще удерживая ладонь Ирэн в своей руке, сказал Полок.
        - Я иду с вами, - твердо сказал Зар и снова вышел вперед, но уже не пытался закрыть Ирэн собственным телом.
        - Конечно, Хранитель, это даже не обсуждается, - твердо посмотрел в горящие глаза оборотня Император. Затем Полок перевел свой уже смягчившийся взгляд на Ирэн и сказал:
        - Так хотите встретить рассвет у моря? - Ирэн только кивнула ему в ответ. - Что ж, тогда, прошу.
        В один миг перед глазами Ирэн все закружилось и замелькало. А когда этот калейдоскоп разноцветных искр прекратился, она смогла рассмотреть, что они оказалась на диком скалистом берегу, а внизу величественно раскинулось еще сонное бескрайнее море.
        Глава 7.
        Ирэн заворожено смотрела на бескрайние водные просторы, раскинувшиеся у ее ног, и ее сердце одновременно пело от радости и щемило от тоски. Теплый соленый ветер дул ей в лицо. Ирэн пыталась полной грудью вдохнуть этот ни с чем несравнимый аромат моря, ей хотелось изнутри наполнится этим безмятежным спокойствием и одновременно невероятной мощью, которую источала стихия. Ей так захотелось, просто до боли захотелось, чтобы сейчас рядом оказался тот, чье одно только присутствие заставляет ее сердце биться сильнее и наполняет ее жизнь смыслом. Она так скучала за Стаурусом, что единственным выходом для нее было даже не думать о нем и не вспоминать. Иначе глаза сразу же наполнялись слезами, а в груди появлялся такой комок, который не давал ей дышать. Ирэн закрыла глаза, отгоняя непрошеные мысли о любимом, затем оглянулась и с улыбкой посмотрела на своих спутников.
        Они представляла собою колоритную группу, которая смотрелась слишком необычно на диком скалистом берегу, среди камня, кривых низких сосен и можжевельника. Полок стоял в черной шелковой рубашке и белых брюках. Свой белый пиджак он снял перед телепортацией еще в квартире Ирэн и теперь небрежно держал его в руках. Его дорогие белые туфли никак не сочетались с этим диким, своенравным и совершенно оторванным от цивилизации местом и странно смотрелись среди камней и редких клочков жухлой травы. Его длинные черные волосы блестящим каскадом спадали за спину и развевались от легкого ветра, выгодно оттеняя бледное лицо и подчеркивая и без того красивые широкие плечи, обтянутые черным дорогим шелком.
        Оборотень же выступал полным антиподом Императору Полоку. Черные джинсы непривычного покроя, светлая футболка и накинутая на плечи легкая куртка не менее красиво смотрелись на его необычной, но очень притягательной фигуре. Смуглая кожа и темные волосы делали его просто темным силуэтом в тусклом свете серой предрассветной мглы.
        Ирэн на их фоне выглядела маленькой, хрупкой, беззащитной девочкой, хотя, учитывая последние события, слово "беззащитный" подходило к ней едва ли. Стройная невысокая фигура девушке выделялась на фоне синего неба белым спортивным костюмом, который идеально дополняли легкие домашние тапочки.
        Девушка подошла ближе к обрыву, внимательно наблюдая за тем, как море бьется о скалистый берег и с пенным шумом откатывается назад.
        - Ирэн, осторожнее, - Зар в доли секунды преодолел разделяющее их расстояние и крепко схватил ее за руку. Он с тревогой смотрел на Ирэн, которая так и подалась вперед, как завороженная рассматривая черные морские волны. Полок с улыбкой наблюдал за молодыми людьми, давая им время немного отдохнуть и расслабиться. Он и сам не отрывал взгляда от стихии, наслаждаясь этой пьянящей вечностью покоя и одновременно движения. Это сочетание всегда казалось ему чем-то невероятным, почти нереальным, и от этого таким притягательным.
        Еще несколько минут девушка впитывала в себя запахи моря и тепло утреннего солнца, которое уже полностью поднялось над горизонтом и заливало золотистым светом все вокруг.
        - Ирэн? - тихий голос Полока, вернул девушку к реальности.
        - Да, я готова, - Ирэн нехотя повернулась к нему и отошла от края обрыва, потянув за собою и Зара, который так и держал ее руку. Она улыбнулась своему Хранителю и тихо сказала: - Можешь уже отпустить меня. Все нормально.
        Оборотень несколько секунд смотрел в ее зеленые глаза, потом медленно выпустил руку Ирэн из своей горячей ладони, и опустил голову, пряча от нее то, что сейчас выражали его глаза и лицо. Девушка не заметила краски смущения, что залила его щеки, Полок же, прищурив глаза, внимательно следил за Хранителем Ирэн, и чем больше удавалось ему разглядеть, тем глубже становилась складочка между бровей на его бледном лице.
        - Если вы готовы, прошу следовать за мною, - Полок снова протянул к ним руки и, как только Ирэн коснулась длинных тонких пальцев, вокруг нее снова все закружилось и через секунду, они оказались в большой просторной каменной пещере.
        Вход в нее был расположен как раз над самой водой, прямо в отвесной скале, и чтобы попасть туда иначе, чем телепортацией, надо иметь как минимум плавсредства и крепкие нервы. На вершине скалы, как раз прямо над входом, росла небольшая кривая сосна с длинными иголками. Ее нижние мохнатые ветки заглядывали в темное нутро пещеры.
        Ирэн на мгновение задержалась у входа, привыкая к полумраку. Пещера была настолько глубокой, что Солнце освещало ее всего несколько минут на рассвете, а потом поднималось над морем все выше, уплывая дальше по небосводу. Как только глаза привыкли к полумраку, Ирэн смогла разглядеть, что в пещере было достаточно уютно. Заметно, что хозяин сего жилища любил здесь посидеть в тишине и подумать или помечтать, а может просто отдохнуть от шумной и такой чужой для него жизни в этом мире. Напротив входа в пещеру, из которого виднелись только бескрайние водные просторы, стоял небольшой, но удобный, кожаный диванчик, рядом низкий столик, а на стене справа от входа висела большая картина, на которой был нарисован замок Императоров. На этом все внутренне убранство убежища заканчивалось, однако больше ничего здесь, казалось, и не надо было. Видимо, в большем никогда не нуждался и сам хозяин пещеры. А гостей в эту обитель покоя он, разумеется, не приглашал. Как только Полок вошел в пещеру, тут же тусклым светом отозвались невидимые настенные светильники, заполняя и освещая пещеру мягким желтым светом. Ирэн сразу
же вспомнила пещеру Руфуса, и ее сердце защемило от тоски.
        - Здесь я провел достаточно много времени, после того как покинул Терриас, - с грустью в голосе произнес Полок. - И об этом убежище никто не знает, поэтому здесь совершенно безопасно, - мужчина подошел к дивану. - Прошу присаживайтесь и чувствуйте себя как дома, - он усмехнулся.
        - Спасибо, - вежливо кивнула Ирэн. - А здесь очень уютно, - добавила девушка, присаживаясь на удивительно мягкий диван. Она откинулась на спинку, блаженно вытянув длинные стройные ноги в розовых тапочках, и даже зажмурилась от удовольствия. Ей так и не удалось отдохнуть этой ночью. Сначала разговор с Заром, потом появление Мари, ну и под завязку, приход Дракулуса. Ирэн усмехнулась, вспоминая сегодняшнюю ночь. Она и не надеялась так быстро выполнить просьбу брата Стауруса и найти его истинную. И надо ж было, чтобы ею оказалась именно Мари, подруга, с которой они знакомы, казалось бы, целую вечность. Ирэн хмыкнула, когда вспомнила выражение лица Дракулуса, когда он смотрел на Мари. Интересно, они все со стороны так глупо выглядят, когда рядом оказывается любимый и дорогой человек?
        Ирэн потянулась, даже не замечая, каким взглядом на нее смотрели двое, замерших в пещере, мужчин. Зар так и остался стоять недалеко от входа, а Полок отошел к стене, на которой висела картина, и уселся в большое кожаное кресло, которого всего несколько мгновений назад там не было. И оба смотрели на девушку: один - с любопытством и интересом, а другой - с болью и тоской. Но в глубине золотистых глаз пряталось еще одно чувство, которое ему пока удавалось скрывать от всех.
        Вдруг что-то снаружи тихонько зашуршало, и несколько мелких камней сорвавшись со скалы, полетели в воду. Лохматые ветки зашевелились, словно от легкого ветерка, царапая неровные камни. Полок напрягся, а Зар уже стоял возле входа в пещеру, его глаза горели, ногти на руках превратились в когти. Прибегнув к частичной трансформации, он настороженно оглядывал окрестности, странно принюхиваясь и хмурясь. Ирэн тихо и быстро поднялась со своего места и замерла в выжидающей позе, намереваясь в случае опасности воспользоваться силой Императоров, но при этом, надеясь, все-таки удержать ее под контролем. Вдруг на каменный пол пещеры прямо с ветки прыгнул маленький рыжий комочек и побежал в сторону дивана, быстро перебирая своими маленькими лапками.
        Ирэн опешила от такого явления, но движения ее Хранителя были просто молниеносными. Он, с невероятной скоростью, прыгнул вслед за белочкой. Ирэн успела только моргнуть, как Зар уже прижимал к дивану маленькую рыженькую девушку. Его когтистая рука сжимала ее тонкую шею так сильно, что девушка задыхалась и могла только хрипеть. Еще малейшее неосторожное движение с ее стороны, и он просто сломает ее шею, как тростинку.
        - Зар, стой, прекрати, - в ответ на окрик Ирэн, оборотень только слегка расслабил пальцы и зарычал.
        - Алена, что ты здесь делаешь, как ты сюда попала и откуда..., - Полок не спускал со своей подопечной подозрительно-удивленного взгляда.
        - Босс, слишком много вопросов, - прохрипела девушка из последних сил.
        - Зар, черт возьми, я сказала, отпусти ее, - Ирэн подошла к Хранителю и осторожно дотронулась до него.
        Он быстро оглянулся через плечо. Его глаза светились, кончики ушей немного заострились, а вместо нормальных зубов рот был полон отросших клыков - и как они только там все умещались. Еще мгновение и он полностью превратиться в огромную и смертельноопасную гиену.
        - Зар, это всего лишь маленькая беззащитная девочка. Отпусти ее, - строго глядя на Хранителя, сказала Ирэн, голосом нетерпящим возражений.
        Она все время смотрела в красные звериные глаза своего Хранителя, не моргая, и не заметила, каким взглядом одарила ее эта "беззащитная девочка".
        - Зар, никакой опасности нет, так что отпусти ее, - медленно, но твердо произнесла Ирэн, не понимая поведение Зара.
        Он явно чувствовал опасность и негативное отношение своей жертвы к Ирэн, поэтому никак не хотел ее отпускать, но и противиться приказу у него уже не было сил. Он ощущал, как сила Ирэн сминает его волю, заставляя просто разжать побелевшие пальцы, подчиняясь ее мысленному приказу. Он перевел горящий взгляд на задыхающуюся девушку и, глядя в ее зеленые глаза, тихо прошипел:
        - Одно неверное движение и ты - труп, поняла? - девушка смотрела на него несколько мгновений, а потом очень нехотя, но все-таки постаралась кивнуть, слегка прижимая свой подбородок к его руке.
        Зар очень медленно, не спуская настороженного взгляда с девушки, разжал пальцы и отошел от нее на пару шагов, продолжая сверлить это рыжее создание своими красными прищуренными глазами. Ирэн могла поклясться, что в любой момент, стоит только девушке снова стать опасной, он кинется на нее, и тогда уже никакой, даже самый сильный приказ, не сможет его остановить. Аленка, не делая резких движений и даже не глядя в сторону Ирэн, осторожно поднялась с дивана, поправила смятую одежду, демонстративно отряхнула брюки от пыли, не торопясь убрала за уши растрепавшиеся волосы, и только потом посмотрела на обескураженного Полока.
        - Босс, неужели вы думали, что я могу оставить вас одного неизвестно с кем, - тихо проговорила девушка и только тогда бросила взгляд на Ирэн. Зар зарычал и сделал шаг по направлению к Аленке, но Ирэн успела перехватить его за руку. В глазах рыжей девушки была такая неприязнь и злоба, что Ирэн невольно отшатнулась от нее. Она видела, как глаза Аленки только на короткий миг поменяли цвет и вместо зеленых стали черными. Ирэн прищурилась, понимая, что что-то с этой девушкой было явно не так.
        - Алена, откуда ты узнала, где меня искать? - встревоженным голосом спросил Полок у кипевшей от злости, девушки. - Как ты нашла меня?
        - Полок, подождите, я думаю сейчас важнее всего выяснить, кто еще знает о том, где нас искать? - спросила Ирэн, глядя на растерявшегося Императора. Тот только кивнул, признавая правоту ее слов.
        Аленка заскрипела зубами и сжала кулаки. Да кто такая эта Ирэн, с которой все носятся? Как она смеет обращаться к Императору Терриаса просто по имени. Злоба стремительным потоком заволакивала сознание девушки, и только благодаря невероятному усилию воли и страху перед Заром, который убьет ее не задумываясь, помогли ей справиться с собой и не кинуться на Ирэн. Никто не заметил, как глаза девушки быстро снова сменили свой цвет. Девушка перевела дыхание и ответила:
        - Все просто, босс. Анька подслушала ваш разговор в лесу и передала мне, а я уже давно знаю о вашем тайном жилище, - она старалась не обращать внимание на заинтересовано разглядывающую ее Ирэн и рычащего Зара. Аленка еле справилась со своей внезапно накатившей злостью, не понимая, чем она была вызвана. Они с Анькой вообще называли Полока, как только могли придумать, и довольно часто обращались к нему по имени. Тогда почему на слова Ирэн она так разозлилась?
        - Кто еще, кроме твоей сестры знает, где мы? - грозно повторил Полок вопрос Ирэн, не понимая, что сейчас происходит с его всегда спокойной и уравновешенной подопечной. Он просто не узнавал свою Аленку в этой маленькой и злобной девушке. Неужели, любовь к Игорю так сильна, что из ненависти она готова буквально убить свою соперницу?
        - Никто, можете быть, спокойны, - усмехнулась Аленка и покосилась на рычащего Зара. - Только я, даже Анька тут ни разу не была.
        - Кстати, и где твоя вездесущая сестра? Почему сейчас ты одна?
        - Анька сейчас следит за Игорем и остальными, - сказала Аленка и с вызовом посмотрела на стоящую у дивана Ирэн, которая все еще удерживала рычащего Зара за руку, все время пытаясь его успокоить. Она никак не могла понять, чем могла вызвать такую неприязнь к себе этой незнакомой девушки, и почему Зар так агрессивно на нее реагирует. Казалось, что еще чуть-чуть и даже она не сможет остановить Зара от убийства. Может, он что-то чувствует и просто не говорит?
        Когда до Ирэн дошел смысл слов Аленки, она нахмурилась и перевела свой вопросительный взгляд на Полока, только приподняв одну бровь.
        - Да, я следил за вами, - ничуть не смущаясь, ответил Император. - Я должен быть в курсе событий и это был единственный способ.
        Ирэн несколько мгновений смотрела в его спокойные черные глаза и, то ли принимая его правомочия, то ли мирясь с самим фактом слежки, она просто кивнула в ответ на скупые объяснения Полока.
        Вдруг странное чувство паники и растерянности накрыло Ирэн. Почему-то она была уверенна, что эти чувства исходят от рыжей девушки, стоящей возле дивана. Ирэн быстро перевела на нее свой взгляд и успела заметить, как полные боли и смятения зеленые глаза Аленки стремительно становились черными. Ее губы снова сжались в тонкую злобную линию, а в темных глазах снова появилась ненависть и презрение. Это напомнило Ирэн что-то смутно знакомое, то что уже ранее происходило в ее жизни с одним из ее друзей, поэтому Ирэн нахмурилась и в ее душе поселилась тревога.
        "Не смей на нее нападать, пока не будет явной угрозы моей жизни или жизни Императора, понял?", - отдала строгий мысленный приказ Ирэн, не глядя на напряженного Хранителя.
        "Я чувствую опасность", - услышала она его ответ.
        "Это не она", - ответила Ирэн, не спуская своего взгляда с девушки.
        Затем Ирэн медленно подошла к дивану и демонстративно, абсолютно спокойно, не обращая внимания на рядом стоящую Аленку, уселась на него, облокотившись на мягкий подлокотник и вытянув ноги в домашних тапочках. Аленка смотрела на нее удивленным взглядом своих почти черных глаз, а потом также села на диван, только ближе к другому краю, продолжая как-то не по-доброму смотреть на Ирэн. Зар зарычал, но не двинулся с места.
        Полок переводил свой взгляд с одной девушки на другую и хмурился, явно не понимая происходящего.
        - Я прошу всех успокоиться, - сказал он, оглядывая всех присутствующих и, остановив свой взгляд на Ирэн, продолжил: - Ирэн, я очень надеюсь, что вы не против присутствия здесь моей подопечной.
        - Конечно, нет, - ответила Ирэн и мило улыбнулась девушке, на что та только удивленно моргнула, но промолчала.
        - Тогда прежде чем мы совершим то, зачем сюда пришли, я бы хотел уточнить один волнующий меня вопрос.
        - Я слушаю вас, - спокойно ответила Ирэн и закинула ногу на ногу, игнорируя злобные взгляды Аленки.
        - Ирэн, скажите, каким было состояние Руфуса после передачи вам своей силы? Насколько мне стало известно, эта процедура не из приятных, это правда?
        - Да, но откуда вы знаете...
        - Не буду же я вам выдавать все свои источники и возможности, - усмехнулся Полок.
        - Простите, я просто не ожидала такой осведомленности. Ведь, кроме меня и Стауруса, ну и, разумеется, самого Руфуса, об этом никто не знает.
        - Я понимаю ваше удивление, но как видите, теперь это известно и мне. Так что происходит после передачи силы, вы можете объяснить?
        - Точно сказать не могу. Когда Руфус прикоснулся ко мне...
        - Ирэн, вы меня не поняли, теоретически я знаю, как происходит сам процесс передачи, мне интересно, что ждет меня после этого?
        Ирэн нахмурилась. То, что она чувствует в момент передачи невозможно сравнить с тем, что чувствовали Стаурус и Руфус. Это как будто насильно отделяю твою душу от тела, живьем сдирая кожу. Поэтому потерю сознания, Император воспринял, как подарок небес. Красочнее Руфус не смог описать этот процесс, а из Стауруса она не вытянула ни слова. Теперь ей это надо рассказать Полоку и неизвестно, как он отреагирует на такую откровенность. Видимо, ее мысли так четко проявились на ее лице, что Полок засмеялся:
        - Я отдам вам силу, не смотря ни на что. Просто я должен знать насколько мне стоит защитить вход в пещеру и как надолго.
        Ирэн перевела дыхание, немного расслабляясь.
        - Насколько я помню, это длится всего несколько минут. Просто очень сильная боль и возможная потеря сознания.
        - Босс, после этой передачи, у вас, что, совсем не останется сил? - Алена заерзала на диване. Сейчас ее глаза были зелеными, и в них ничего не напоминало о былой неприязни или злости.
        - Не совсем. Я отдам Ирэн только силу Императора, ту, что мне когда-то давно передал мой предшественник. А сила оборотня, накопленная годами, останется при мне и никуда не денется, - Полок с теплотой в глазах посмотрел на свою подопечную, а когда перевел взгляд на Ирэн, то произнес: - Я вижу, вы тоже хотите меня о чем-то спросить? - Ирэн только кивнула. - Так спрашивайте, я постараюсь, по возможности удовлетворить ваше любопытство.
        - Простите, Император...
        - Просто Полок.
        - Да, извините. Полок, вы не могли бы мне рассказать..., - Ирэн замялась, то ли набираясь смелости, то ли пыталась правильно сформулировать интересующий ее вопрос. - Я бы хотела знать, как этот процесс происходил у вас. То есть я хочу узнать, как к вам перешла эта сила.
        Полок улыбнулся и, наконец, опустился обратно в кресло, из которого его нахально и резко выдернул неожиданный приход Аленки. Устроившись поудобнее, Полок окинул девушек заинтересованным взглядом. Ирэн была явно сильно взволнована и напряжена. Ее состояние передавалось и ее Хранителю, потому оборотень был как никогда настороженным и нервным. Хотя, возможно, он тоже чувствовал отношение Алены к Ирэн, и поэтому сейчас так враждебно смотрел на подопечную Полока.
        В свою очередь, Аленка, на первый взгляд, казалась абсолютно расслабленной. Она сидела, развалившись, откинув голову на спинку дивана и, закрыв глаза. Только то, как она закусила губу, и сцепила на коленях побелевшие пальцы рук, говорило о том, что девушка вся как натянутая струна - чуть тронь и зазвенит.
        - Когда рождается очередная тройка Императоров, - осторожно начал Полок, - дети, как бы это точнее объяснить, они как обычные люди в этом мире.
        - Без сил и способностей? - уточнила Ирэн.
        - Да. У них нет ничего выдающегося. Нет никаких способностей и абсолютно нет сил. До тринадцати лет, они просто растут в замке, проходят обучение и взрослеют. А потом Императоры передают им свои силы и вот тогда процесс становления закончен.
        - А почему именно в тринадцать?
        - Когда братья-близнецы нашли кристалл, и смогли его соединить, им было как раз тринадцать, - усмехнулся Полок.
        - То есть вы раньше не думали, что можно было передать силу детям сразу, как только они родились, ну или до тринадцати лет?
        - Этого никто не делал за все время существования Императоров. Мы следовали единому правилу, заведенному задолго до нас, - Полок пожал плечами, словно подбирая слова для оправданий. - Равно как и передача сил еще нерожденным детям, никогда ранее еще не осуществлялась.
        - Тогда почему сейчас это надо было делать? - вдруг подала голос Алена, так и не открыв глаз. - Что за пожар?
        В ответ раздалось только тихое рычание Зара, а Ирэн усмехнулась, рассматривая бледное и нахмуренное лицо девушки.
        - Просто получилось так, что без силы Стауруса я бы умерла, а сила Императора помогла мне и моим детям выжить, - ответила ей Ирэн. - И тогда Руфус предположил, что если Стаурус передал мне силу Нириана, то и остальные Императоры могут отдать ее детям до их рождения, - закончила свое объяснения Ирэн, глядя на девушку, которая так и сидела на диване с закрытыми глазами. Со стороны могло показаться, что она просто спит.
        - Понятно. Когда ты умирала первый раз, тебе отдал силу Стаурус, чтобы спасти. Когда ты будешь умирать снова, твою смерть заберет на себя твой Хранитель. Интересно, а сама ты хоть что-то можешь? - Аленка открыла глаза и из них смотрела тьма. - Зачем ты нужна этому миру?
        - Что ты хочешь этим сказать? - Ирэн сцепила руки на коленях, пытаясь сохранить спокойствие и одновременно вникнуть в смысл сказанных слов. Знать бы еще кто именно заставил девушку их произнести. Зар зарычал и сделал шаг ближе к дивану.
        - Алена, я настоятельно прошу тебя успокоиться и замолчать, что сегодня на тебя нашло? - Полок встал с кресла и подошел к дивану, нагнувшись над девушкой, он внимательно разглядывал.
        Алена замотала своей головою и открыла глаза.
        - Сама не знаю, - прошептала она, с мольбой в зеленых глазах взирая на Полока. - Но у меня такое чувство..., мне кажется, что я на нее сейчас просто кинусь. Босс, - девушка старалась сдержать все свои эмоции, но от этого только заплакала: - Эта злость, она не моя, - простонала девушка.
        Полок положил одну руку на ее хрупкое плечо, а второй аккуратно коснулся подбородка, заставляя девушку посмотреть себе в глаза.
        - Что с тобой, девочка? - спросил он тревожным голосом, даже не намериваясь скрывать попытки проникнуть в сознание девушки.
        - Босс, почему вы не защитили меня, когда ее шавка чуть не сломала мне шею? - голос Алены изменился и странно задрожал. Она резко мотнула головой, одновременно пытаясь скинуть руку Полока с плеча и освободить свой подбородок, но он только усилил хватку, сжимая длинные белые пальцы и оставляя на ее коже болезненные красные пятна.
        - Это было его право. Ты угрожала его хозяйке и если бы Ирэн не остановила его, он бы убил тебя, - спокойно ответил Полок, и в его голосе была сталь, а на его губах заиграла странная улыбка. Император ни на миг не отводил взгляда от черных, казалось, налитых самой тьмой глаз девушки.
        - А вы бы просто смотрели на это, да? Вам меня не жалко? - с яростью бросила девушка и ее голос заклокотал.
        Ирэн переводила полный удивления взгляд с Полока на рыжеволосую девушку, которая меняла выражение лица за считанные секунды из заплакано-испуганного на яростно-презрительное. Но вдруг девушка резко поднялась с дивана, при этом отталкивая Полока.
        - Да, что со мной происходит. Это не я! - закричала она и схватилась руками за голову.
        -Держись, девочка, - Полок силком усадил девушку обратно на диван и стал перед ней на колени. - Смотри мне в глаза, - глухим отстраненным голосом проговорил Император и, обхватив ее лицо руками, заставил Алену поднять на него взгляд. Несколько мгновений ничего не происходило, но когда Полок с силой нажал на ее виски, она попыталась вырваться. Его холодные пальцы, казалось, пробирались прямо в ее мозг и замораживали сознание изнутри. Она смотрела в темные глаза Императора и ничего вокруг больше не видела и не слышала. Алена судорожно перевела дыхание, и опустила виноватый взгляд. Полок одобрительно улыбнулся ей, отпуская ее голову, и встал с колен.
        -Я поставил защиту на твое сознание. Но против такого сопротивления долго она не продержится.
        - Полок, что происходит? - спросила Ирэн, поднимаясь с дивана.
        - У нас больше нет времени, - с тревогой в голосе ответил Полок. - Зар, следи за входом. Алена, постарайся сдерживать себя еще немного и будь внимательна. Ирэн, ваши руки.
        - Вы уверены? Может в сложившейся ситуации не стоит этого делать именно сейчас? Какое-то время Вы будете абсолютно беззащитны, - сказала Ирэн, пытаясь скрыть собственную тревогу.
        - Я смогу защитить его, - Аленка с вызовом посмотрела на Ирэн.
        - Защити сначала себя, - строго сказала Ирэн, глядя сверху вниз на сидящую на диване девушку.
        Она начинала закипать от злости. Но не на Аленку, а на того, кто пытается управлять ее сознанием, провоцируя ее на открытый конфликт, зная, что Зару она не противник и он легко убьет ее. Этот кто-то слишком много себе позволял. Ирэн, прищурившись, смотрела в зеленые глаза Аленки, стараясь в их глубине разглядеть своего противника. Аленка с достоинством выдержала ее взгляд и... промолчала. Она еще сильнее сжала кулачки и стиснула зубы, понимая, что не справилась и подвергла всех еще большей опасности, когда пришла сюда.
        Аленка медленно поднялась с дивана и подошла к выходу из пещеры, возле которого стоял Зар, не обращая внимания на его недовольный вид, она встала рядом с ним. Хранитель, уже не рычал на нее, а только следил внимательным и настороженным взглядом. Он уже не ощущал той ярости и злости, что кипела в ней раньше, и которую он не понимал.
        - Ирэн, поторопитесь.
        Полок протянул ей обе руки. Ирэн осторожно вложила в его большие ладони свои. Как только он сжал ее маленькие ладошки, из его рук полился свет - сначала белый и приятный, но с каждым ударом сердца он становился все более ослепительным и невыносимо горячим. Свет был настолько ярким и сильным, что выдержать его было невозможно. Аленка отвернулась к морю, часто моргая, чтобы восстановить зрение.
        - Будь внимательней, - вдруг сказал ей Зар, с тревогой поглядывая на девушку.
        - Поняла, - спокойно ответила ему Аленка. - Иди, - и она кивнула в сторону Ирэн и Полока.
        Зар несколько минут смотрел на нее, взвешивая все за и против, но стон Ирэн решил за него. Он быстро подошел ближе и встал за спиной Ирэн, раскинув свои руки в стороны. Могло показаться, что он хотел обнять ее и весь этот невыносимо горячий свет, который окутывал фигуры Ирэн и Полока. Полок застонал, и Аленка быстро оглянулась, но рассмотреть так ничего и не смогла. Зар стоял, закрыв глаза, и по его щекам потекли слезы. Вдруг яркая вспышка затопила всю пещера и даже вырвалась наружу, а уже через минуту свет стал быстро угасать, будто бы теряю свою мистическую силу.
        Когда стало возможным хоть что-то рассмотреть внутри, оказалось, что Полок и Зар лежали без сознания на каменном полу пещеры. Ирэн еще стояла на ногах, но была очень бледной. Девушка так шаталась, что казалось, она вот-вот упадет, Аленка чисто рефлекторно подскочила к ней и помогла сесть на диван.
        - Ты как? - с тревогой в голосе спросила она, разглядывая слишком бледное и измученное лицо Ирэн.
        - В этот раз почти нормально, - голос Ирэн был слабым и хриплым. Она прокашлялась. - Зар забрал на себя большую часть. Посмотри, пожалуйста, как они там?
        Аленка кивнула и быстро подошла к лежащим на полу Полоку и Зару. Она пощупала пульс у одного и другого.
        - Вроде бы, живы, - оглянулась она на Ирэн.
        - Не переживай, они скоро придут в себя, минут через пять-десять все будет нормально. По крайней мере, я очень на это надеюсь.
        Аленка вдруг резко поднялась с пола и насторожилась, повернувшись к входу в пещеру.
        - Что такое? - спросила Ирэн, заметив реакцию девушки.
        - По-моему, у нас нет этих пяти минут.
        Со стороны моря доносился странный звук.
        - Это мотор? - голос Алены дрогнул.
        Ответить ей Ирэн не успела, потому что в пещеру один за другим запрыгнули два странных создания, которые с виду хоть и напоминали людей, но двигались больше как животные. Они были высокими, крупными, но очень гибкими и удивительно подвижными. Их глаза горели красным огнем, из-под тонкой верхней губы торчали два белых клыка, короткие черные волосы, казались на вид жесткими и больше напоминали вздыбленную шерсть. Их уши больше напоминали уши летучих мышей. А самое страшное было то, что они были похожи друг на друга, как братья-близнецы или клоны.
        - Кажется, я успел, как раз вовремя, - голос говорившего был хриплым и неприятным, и от его неприятного звучания по спине девушек пробежали мурашки.
        - Кто вы? - Ирэн старалась рассмотреть человека, который замер перед входом в пещеру, тем самым, заслоняя свет.
        - Андре? - в голосе Алены было искреннее удивление.
        - Да, моя дорогая, это именно я, - и в пещеру зашел пожилой, седой мужчина в строгом сером костюме, начищенных до блеска туфлях, белой накрахмаленной рубашке и с черным шелковым платком на шее. Когда Ирэн все же удалось его рассмотреть получше, ее стала бить мелкая дрожь. Всего пару месяцев назад, она уже встречалась с чем-то, или вернее, кем-то похожим на этого мужчину, и он, к ее глубочайшему сожалению, был все еще жив и здоров. Андре неуловимо ей напоминал Алексиса. Его холодные голубые глаза сначала оглядели девушек, а когда он заметил лежащего на полу Полока, на его губах появилась довольная улыбка дьявола.
        - Андре, что ты здесь делаешь и кто все эти... ? - Аленка странно принюхивалась. - Это не люди!
        - Это? - Андре показал на замерших у входа странных мужчин. - Это мои дети, мои создания и моя гордость. Кстати, что замерли, - обратился он к ним. - Оденьте на этих наручники, - старый слуга кивнул на лежащих на полу Полока и Зара, - и пришпильте их, как бабочек, к стенке, - со зловещей радостью в голосе, приказал он.
        - Не смей, - Аленка бросилась к одному из этих странных мужчин, который наклонился над Полоком и уже поднимал его, как тряпичную куклу за одну руку, словно тот ничего не весил.
        Ирэн видела, как это существо одной рукой держало Полока над полом, а второй - отмахнулось от прыгнувшей на него девушки, как от надоедливой мухи. Он даже не ударил ее, а просто легко махнул рукою, от чего Аленка отлетела к дальней стене пещеры и сильно ударилась головой.
        Ирэн соскочила с дивана и бросилась к девушке. Как ни странно, от удара Аленка не потеряла сознания и даже пыталась подняться на ноги. Ирэн помогла ей, поддерживая под руку, и стараясь удержать от падения, медленно повела к дивану.
        Когда она помогала Аленке сесть, то улучила момент и тихо прошептать ей на ухо:
        - Не кипятись, нам пока с ними не справиться.
        - Твоя сила? - также шепотом спросила ее Алена.
        - А ее сила еще не стабильна. Ей надо время. Не так ли, Ирэн? - раздался противный скрипучий смех.
        - Черт, всегда поражалась твоему идеальному слуху, Андре, - огрызнулась Аленка.
        Ирэн аккуратно посадила все еще шипящую девушку на диван, а сама осталась стоять рядом, наблюдая, как существо, похожее как две капли воды, на того, что держало сейчас Полока, подошло к стене и голой рукою забило в камень металлический крюк, на который прицепило странные оковы. Ирэн сразу же их узнала. Именно в такие же наручники Стаурус и Дракулус были закованы Валием. Но если она правильно помнит, они ведь не действуют на оборотней. Ирэн постаралась спрятать радость в своих глазах.
        - Я их немного усовершенствовал и теперь они очень хорошо выкачивают силу и из оборотней, - ответил на ее мысли Андре и мерзко улыбнулся.
        - Кто вы? - дрожащим голосом спросила Ирэн. Она только сейчас начала осознавать, в каком трудном положении они оказались и теперь по-настоящему испугалась.
        Андре подошел к креслу, в котором до этого сидел Полок, выдвинул его на середину пещеры, наблюдая за скорой работой своих созданий. Затем повернулся к Ирэн и мило улыбнулся ей. Она видела, что это довольно старый человек, но все его движения, выдавали силу и мощь, которая была скрыта в его теле. Его холодные глаза были отнюдь не старыми, хотя их и окружали морщинки. Тонкие губы кривила довольная, полная превосходства улыбка.
        Он продолжал молчать, разглядывая Ирэн, и под его взглядом ей хотелось забиться в самый дальний угол пещеры, и не высовываться оттуда до конца своей или, что было бы более удачным исходом, его жизни. Но почему-то ей казалось, что конец ее жизни придет намного раньше.
        Раздался тихий стон Полока. Ирэн посмотрела на бывшего Императора, висевшего на каменной стене. Он был распят, а на запястьях блестели металлические браслеты, которые постепенно начинали сиять странным синеватым светом. Полок был слишком бледен. Его черные волосы растрепались и почти закрывали измученное, будто бы вмиг постаревшее лицо. Рядом с ним висел Зар, такой же бледный и растрепанный. Его руки и ноги также были закованы в браслеты. Сердце Ирэн сжалось.
        - Зачем ты все это делаешь, Андре? Чего ты хочешь? - Аленка смотрела на него с тихой злобой, из последних сил сдерживая себя, чтобы опять не кинуться на него с кулаками.
        - Девочка, тебе никогда не понять, что я чувствую, и как болит моя душа, когда я вижу своего излишне лояльного и такого невнимательного ... хозяина в столь плачевном положении, - Андре хмыкнул. Затем он выдержал небольшую паузу и продолжил: - Но у меня нет другого выхода. Я должен это сделать.
        - Да прям уж, - Аленка смотрела на старого слугу и в ее взгляде было только презрение. - Он столько сделал для тебя, благодаря ему ты все еще жив, в конце концов! И это твоя благодарность! - она ткнула пальцем в закованного Полока.
        - Алена, успокойся, - Ирэн села рядом с девушкой и обняла ее за плечи. - Еще не время.
        - Успокойся? Тебе что совсем на них наплевать? Смотри, что он сделал с твоим Хранителем, который, кстати, таким слабым стал из-за тебя, - тихо рычала Аленка.
        - Я знаю, успокойся. В отличие от тебя, я понимаю, что словами мы ничего не добьемся, а только разозлим его и усугубим наше положение еще больше, - твердо глядя в глаза Аленки, проговорила Ирэн. Как эта девочка не понимает, что Ирэн лихорадочно ищет выход из сложившейся ситуации, стараясь хоть что-то придумать.
        - Умная девочка, - Андре засмеялся, а Ирэн передернуло от звука этого смеха.
        Полок застонал и открыл глаза. Он пытался сфокусировать взгляд на чем-то конкретном, чтобы хоть как-то рассмотреть, что происходит в пещере. Он скользнул взглядом по девушкам, сжавшимся в маленький комочек на диване, пожилому человеку, нагло ухмыляющемуся, прямо ему в лицо, потом по...
        Взгляд Полока быстро вернулся к старику.
        - Андре? - очень тихо прохрипел Полок.
        - Да, это я, господин, - и слуга снова засмеялся. Он закинул ногу на ногу и, сцепив руки в замок, положил их на колени. Полок не отрываясь, следил за ним и только, когда разглядел у того на его пальце кольцо, его брови нахмурились.
        - Ты же говорил, что это кольцо пропало. Как оно оказалось теперь у тебя? - казалось, злость придала Полоку сил. Он дернулся, но браслеты только сильнее засветились.
        - Оно просто вернулось к своему хозяину, - Андре улыбался и с какой-то жалостью и снисходительностью смотрел на бывшего Императора.
        - К хозяину? Что ты несешь! Это кольцо принадлежало моему брату, и после его смерти, я забрал его в этот мир.
        - Все правильно. А теперь оно вернулось назад, к своему хозяину, - с ударением на последнем слове, произнес Андре, и даже привстал с кресла и прищурил глаза, внимательно наблюдая за выражением лица Полока.
        - Что ты сейчас сказал? Как это понимать? Что...? - Полок замолчал, с удивлением глядя на Андре, как будто он видел этого человека впервые.
        Тот откинулся на спинку мягкого кресла и засмеялся. И в этот раз это был смех молодого и здорового мужчины. Он был задорным, веселым и озорным.
        - Брат мой, ты всегда был немного, как выражаются в этом мире, тугодумом, - сквозь смех выдавил старый слуга.
        - Нириан? - выдохнула Ирэн и быстро прикрыла рот ладонью.
        Андре повернул к ней голову и улыбнулся.
        - Умная девочка, - тоном учителя начальных классов произнес он.
        - Нириан, - прошептал Полок, разглядывая сидящего напротив него Андре. - Но как? Нет, нет. Я же сам видел, как он погиб и от него осталась только кучка пепла и это кольцо?
        - Полок, Полок, - Нириан очень легко поднялся с кресла, не смотря на свой преклонный возраст, и подошел к брату. - Ну, ладно они, - он кивнул в сторону девушек, - но ты же понимаешь природу силы Императоров и кристалла. Неужели ты мог поверить, что Императора так легко можно убить.
        - Но ведь... там... пепел и кольцо..., - лепетал Полок, никак не веря в то, что сейчас слышал и видел.
        - Руфус уничтожил только мою телесную оболочку, но я успел перенести всю свою сущность в это самое кольцо, которое потом ты носил в память обо мне. Не так ли?
        Полок только кивнул, во все глаза, разглядывая Андре, своего слугу, и пытаясь в нем разглядеть Нириана, своего брата.
        - Ты носил кольцо, а я потихоньку тянул твою силу, пока ее не стало достаточно для того, чтобы освободиться из этого плена и занять это тело.
        - Сволочь, - прошипела Аленка.
        Андре дернулся, как от удара, но ничего не сказал ей в ответ.
        - Что ты теперь собираешься делать? Зачем все это? - голос Полока дрожал. - Нириан, неужели это ты?
        - Я, брат, я, - усмехнулся Андре. - Знаешь, я думаю, что ты, как никто другой, должен понять меня и простить. У меня была почти тысяча лет, чтобы принять это решение.
        - Какое решение? Отпусти меня!
        - Я уничтожу кристалл и сотру даже память о Трех Императорах.
        - ЧТО? - Полок дернулся, но оковы только еще ярче засветились.
        - Полок, не применяйте силу, - крикнула Ирэн. - Эти наручники и так отнимают ее у вас. Чем больше будете использовать магию, тем быстрее умрете.
        - Кстати, брат, она права.
        - Зачем, Нириан? Для чего? Почему? - Полок хмурился, силясь понять хотя бы что-то из происходящего.
        - Сколько еще должно погибнуть наших истинных, чтобы ты тоже понял, что это надо остановить. Я наблюдал за жизнью в этом мире, полностью лишенном всякой магии и силы. И мы тоже раньше так жили, и теперь сможем, - с энтузиазмом в голосе, проговорил Нириан.
        - Мы жили? Ты что забыл, сколько войн, смертей и нищеты у нас было, - возмутился его словам Полок. - Сколько детей умирало от голода и болезней? Ты снова хочешь этого?
        - Мы стали другими и теперь сможем жить лучше, - тут же парировал Нириан.
        - Без магии? Ты представляешь, что начнется, когда из нашего мира уйдет магия? Нириан, остановись пока не поздно! - Полок дернулся, пытаясь разорвать цепи, и только застонал.
        - Ты разочаровал меня, брат. Уж кто-кто, но ты должен был понять меня. Моя истинная погибла, любимая Руфуса тоже...
        - Она погибла из-за тебя. Ты пытался обмануть силу, и она наказала тебя!
        - Наказала? - Нириан соскочил с кресла. - Слишком жестоко она наказала меня и Руфуса, и теперь пришло время расплаты. Я уничтожу ее, как уничтожу Императоров и воспоминания о нас.
        - Что? Ты собираешься...
        - Извини, брат. Мне действительно очень жаль, но ты умрешь, как и Руфус.
        - А ты опять спрячешься за чужими спинами? - в голосе Ирэн было презрение и брезгливость. Она смотрела на Нириана, как на мерзкого скользкого таракана.
        - Что ты сказала? - медленно развернулся в ее сторону Нириан. Ирэн стояла возле дивана и с вызовом смотрела на Императора. - Я пытаюсь защитить...
        - Кого? - тут же перебила его Ирэн. - Ты не смог защитить даже свою истинную, предпочитая выжить самому, спрятавшись в этом кольце. И теперь рассуждаешь о высоком. Ты трус, Император Нириан и всегда им был. Жалкий трус!
        Нириан смотрел, на стоящую перед ним девушку. В его холодных глазах была ярость, которую он едва сдерживал.
        - Брат, прошу тебя, не трогай ее, - голос Полока был очень слабым.
        Аленка осторожно взяла Ирэн за руку и потянула назад на диван. Ирэн не сопротивлялась и снова села, но ее глаза продолжали гореть ненавистью и презрением. Нириан смотрел на нее еще несколько минут, решая, что же предпринять, но шум снаружи отвлек его и он быстро повернул голову к входу.
        - Что там? - зло бросил он.
        В пещеру зашло еще одно существо и, наклонившись к уху хозяина, что-то прошептало.
        - Хорошо, я понял. Иди с ним, - махнул он существу, что стояло возле Полока. В пещере остался только Нириан и еще одно существо возле входа.
        Аленка незаметно сжала руку Ирэн.
        - Даже не думай об этом. Он разорвет тебя быстрее, чем ты успеешь дойти до выхода, - Нириан усмехнулся, понимая, что девушки попробуют воспользоваться ситуацией.
        - Что это за создания? - тихо спросил Полок. - Я совсем не чувствую их.
        - Конечно, их никто не может почувствовать. Они воспринимаются как люди. Да, мой дорогой брат, ту кровь, что ты мне давал, для поддержания этого жалкого тела, я использовал для создания своих крошек, добавляя еще и свою силу. Вот такая странная смесь получилась. Я назвал их этолами. Это смесь крови оборотня и силы Высшего, которые я вливал в обычных вампиров.
        - Извращенец, - буркнула Аленка. - Всегда знала, что ты ненормальный.
        Нириан, не обращая внимания на ее высказывания, продолжил:
        - Я ждал, когда же ты, наконец, создашь оборотней, как Дракулус создал своих вампиров. Но ты не спешил, а потом и вообще отказался от этой мысли. Поэтому мне пришлось брать все в свои руки. Правда, когда ты обратил этих рыжих бестий, я очень удивился. Поэтому создал вот их. Они сильные, их почти не возможно убить и они беспрекословно выполняют любой приказ. И что самое важное их никто не сможет засечь, пока они не подойдут к нему слишком близко. Правда, одному вампиру это все-таки удалось, хотя не сомневаюсь, что эта проблема уже решена.
        Во время всего этого разговора Ирэн смотрела только на Зара, но тот продолжал висеть безвольной куклой, ни на что не реагируя.
        "Зар", - позвала Ирэн, стараясь активировать их телепатическую связь, но ответом ей была только тишина.
        - Зар, - уже вслух позвала девушка. - Ты слышишь меня? ЗАР!
        В ответ на ее громкий крик раздался тихий стон.
        - Зар, ты как? - с тревогой спросила Ирэн.
        Оборотень крутил головою, пытаясь убрать хоть как-то волосы, закрывающие ему глаза и лицо. Он несколько раз подергал цепи, пока не сообразил, что его сил не хватает, чтобы их разорвать.
        За его потугами, молча наблюдал Нириан. Затем он подошел к нему, осторожно, можно сказать даже бережно, убрал волосы с его лица, посмотрел в горящие злобою глаза, и, тепло улыбнувшись, тихо сказал:
        - Она все равно умрет, и твоя жертва была бы напрасной.
        Зар снова дернулся, но цепи держали его слишком крепко.
        - Зар, не трать силы! - крикнула ему Ирэн. - Это бессмысленно, будет только хуже.
        Оборотень повернул голову в ее сторону, пытаясь разглядеть внешний вид и состояние девушки.
        - Я нормально, не беспокойся.
        - Как мило, - усмехнулся Нириан и отошел от стены. Он повернулся к единственному из оставшихся существ: - Забирай девчонку, нам пора.
        - Брат, что ты хочешь сделать? - Полок дернулся, и его цепи заскрежетали.
        - Ах да, чуть не забыл, - Нириан подошел к Полоку и провел по его телу руками, явно что-то выискивая. Полок напрягся, пытаясь отодвинуться от брата, но за его спиной была только стена, в которую он попытался еще сильнее вжаться.
        - Не трогай его, мразь, - Аленка быстро соскочила со своего места и кинулась на Нириана.
        Неожиданно быстро, даже как для оборотня, почти молниеносно, она запрыгнула ему на спину с разбега, пытаясь оттащить от Полока, или просто задушить. Но в теле старого на вид человека, была слишком большая сила. Нириан схватил Аленку за руку, отрывая от себя, и резко отшвырнул в сторону. Она отлетела как раз к входу и ударилась о стенку, на которой висела картина.
        Ирэн бросилась к ней, боясь самого худшего, но девушка была жива, только одна сторона ее лица была поцарапана о каменную стенку и из разбитой губы текла кровь. Одно плечо было вывихнуто, и девушка стонала от каждого неосторожного движения. Ирэн опустилась возле Аленки и осторожно переложила ее голову себе на колени.
        - Дурочка, сама же себе сделала больно, - Нириан с наигранным сожалением покачал головою и снова повернулся к Полоку.
        - Где кристалл? - как-то просто и обыденно, спросил он.
        Полок только покачал головою, отказываясь отвечать. Нириан провел руками вдоль его тела еще раз, стараясь не прикасаться к нему.
        - Подойди ко мне Ирэн, - повернулся он в сторону девушки. Ирэн смотрела на него, не отводя глаз, и не сдвинулась с места. - Я сказал, подойди ко мне или ты хочешь, чтобы я сделать больно твоему Хранителю? - Нириан просто махнул рукою, и Зар вдруг закричал.
        - Хватит, - крикнула Ирэн, когда Нириан снова поднял руку. - Оставь его, я иду, - она осторожно помогла Аленке подняться, потом крепко сжала ее руку и твердо посмотрела в зеленые глаза. Бледными губами прошептала только одно слово: "Беги", и кинулась на существо, что стояло возле входа в пещеру. От неожиданности оно отступило на шаг, освобождая выход, и замешкалось всего на несколько секунд, пытаясь оторвать от себя вцепившуюся девушку, и этого времени хватило Аленке, чтобы в один миг обратиться белкой и выпрыгнуть из пещеры.
        Через мгновение этол оторвал от себя потрепанную и взлахмоченную Ирэн и теперь держал ее на вытянутой руке, как маленького котенка, за шкирку, глядя красными глазами на Нириана, ожидая от него приказа.
        - Не убивай ее. Она мне нужна живой.
        Нириан медленно подошел к Ирэн. Несколько ударов сердца он смотрел в ее пылающие яростью зеленые глаза, а потом с размаха ударил по лицу. Кровь потекла по подбородку Ирэн, но она только мило улыбнулась ему и облизала окровавленным языком свои губы.
        - Дура, я думал, что ты умнее, - затем повернулся к замершему существу. - Догони это рыжее несчастье, и... она твоя, - это странное то ли животное, то ли человек, издало звук, похожий на утробное урчание и, отшвырнув Ирэн в сторону дивана, бросилось из пещеры.
        Ирэн лежала на каменном полу и смотрела в сторону выхода. Она понимала, что Алена не успеет привести помощь, но хотя бы останется жива, если только это существо не догонит ее, но об этом Ирэн старалась не думать.
        - Она все равно от него не уйдет, так что зря все это. Хотя, у каждого должен быть шанс, правда? - вздохнул Нириан с каким-то сожалением. Он наклонился над лежащей на полу возле дивана Ирэн, закрывая ей весь вид на море, и протянул руку.
        - Кристалл? - спокойно приказал он.
        Ирэн молча полезла в карман спортивной куртки и протянула ему синий кристалл, который сиял и переливался в ее руках. Но как только пальцы Нириана коснулись камня, он стал гаснуть, и через секунду в его руках был всего лишь кусок обыкновенного синего стекла.
        Ирэн молчала и смотрела в холодные глаза бывшего Императора. На его губах играла торжествующая улыбка победителя. Потом Нириан быстро нагнулся к девушке и легко коснулся места, где проходила сонная артерия, после чего Ирэн в то же мгновение потеряла сознание.
        - Что ж брат, прощай, - Нириан легко поднял тело девушки на руки и шагнул из пещеры, даже не оглянувшись.
        Глава 8.
        - Ребята, может, хватит уже, а? Я никуда не убегу, - взмолился Лешка, пряча в голосе смех и напряжение. - Ну, правда. Рокер, отпусти меня. Тебе тяжело, а мне не удобно. Ну, мы же друзья, в самом деле, ну, отпусти. Люди вон смотрят, подумают, Бог знает что, - Лешка висел на широком плече Рокера, болтая в воздухе своими длинными ногами. Он попытался дернуться, но Рокер перехватил его ноги рукой так сильно, что у Лешки тут же пропало всякое желание сопротивляться. Тем более, что из медвежьего захвата самому не выбраться, а идущий рядом Сашка и не думал ему помогать, бросая на парня косые задумчивые взгляды. Рокер в ответ на мольбы и причитания Лешки только свободной рукой похлопал друга по тощей пятой точке, ехидно улыбаясь брату.
        - Не переживай, мне не тяжело. А люди, - Рокер огляделся, - люди пусть смотрят.
        - Сашка, ну ладно Рокер - дурак, но ты же нормальный, скажи ему, - решил все же попытать счастья Лешка, но Сашка не удостоил его просьбу вниманием и даже не глянул в его сторону.
        - Спасибо, друг, за лестную критику, - буркнул недовольно Рокер.
        - Рокер, ты что, такие сложные слова знаешь? - находясь в незавидном положении, Лешка еще пытался шутить, хотя в его душе поднималась тревога.
        Рокер только хмыкнул в ответ, и продолжал идти дальше легкой пружинистой походкой, унося свою жертву все дальше вглубь парка от посторонних глаз прохожих. Лешка висел у него на плече, уже не дергаясь и не сопротивляясь, только тихо и недовольно сопя, мечтая о моменте, когда же его, наконец, поставят на землю и все его перевернутые внутренности займут, наконец-то, свои законные места.
        Сашка шел рядом с братом и молчал, с каждой минутой все больше хмурясь. Он все время о чем-то сосредоточенно думал, что-то анализировал и взвешивал. Когда они вчера вернулись из кафе, после того как довели недовольную Ирэн до квартиры и оставили томиться перед собственной дверью, они с братом до поздней ночи обсуждали сложившуюся ситуацию. Сашка никак не мог состыковать события, которые произошли за время их отсутствия и, в конце концов, пришел к выводу, что Игорь скрывает от них что-то достаточно важное, а чтобы понять, что же все-таки тут происходит, Студенту, словно воздух, была необходима достоверная информация. Вот Рокер и предложил похитить Лешку и выпытать у него все по-тихому.
        Поэтому сейчас они такой странной, что правда, не очень веселой компанией, уходили подальше от кафе, в которое с минуты на минуту мог заявиться Игорь. Они шли быстро, не обращая никакого внимания на прохожих. А те в свою очередь, завидев эту необычную процессию, старались побыстрее уйти с дороги или же просто-напросто сделать вид, что ничего странного и возмутительного они не заметили. Конечно, не испугаешься тут, когда высокий черноволосый парень в черной кожаной куртке почти на голое тело, не считая растянутой белой майки, легко нес на своем плече долговязого рыжеволосого человека, чьи руки и ноги свисали почти до самой земли. А рядом с этими двумя шел невысокий симпатичный блондин, взгляд которого даже издалека казался слишком сосредоточенным и серьезным, лоб нахмуренным, а губы поджаты. Никому из невольных зрителей даже в голову не приходило вмешиваться.
        - Рокер, ну хватит уже, отпусти, - без малейшей надежды в голосе прошептал Лешка.
        Но в ответ на его просьбу была тишина, нарушаемая только легким шуршанием гравия под ногами молчаливых братьев, да пением неугомонных птиц. Рокер продолжал идти, косо поглядывая на своего обеспокоенного брата, и состояние того, как всегда, стало передаваться и ему.
        Еще днем в кафе Рокер понял, что Сашка не просто что-то не договаривает, он еще и что-то задумал, поэтому старался меньше болтать и тем более думать, чтобы Игорь случайно или специально не прочитал его мысли. Также он старался не задавать лишних вопросов, хотя любопытство просто разрывало его изнутри, особенно после того, как брат так сильно вцепился в его локоть, что рука Рокера занемела. И откуда в этих тонких пальцах такая сила!
        И вот поздно ночью, как воры, они прокрались в кафе Игоря и подсторожили там Лешку, чтобы выяснить и выпытать у него ту информацию, которой так не доставало Сашке для анализа сложившейся ситуации. Лешка пришел только под утро, сильно встревоженный и какой-то слишком нервный, может быть поэтому он засек братьев в самый последний момент, когда уже крепкие руки Рокера схватили его, и без лишних слов он закинул друга себе на плечо, как мешок с картошкой.
        Лешка крякнул, когда Рокер резко остановился и, не сильно церемонясь, сгрузил его прямо на скамейку, слегка оцарапав его лицо ветвями растущей рядом ели.
        Лешка закряхтел и застонал, пытаясь принять более удобное положение на деревянной скамейке. Усевшись и кое-как расслабив онемевшие мышцы, он с тревогой посмотрел на замерших рядом братьев. Взгляд Рокера был какой-то жалостливый, а вот выражение глаз Сашки заставило Лешку беспокойно заерзать на месте. Чувства, которые переполняли обоих братьев, Лешка старался не слышать, иначе ему становилось до мурашек на спине страшно.
        - Рассказывай, - голос Сашки был твердым, резким и бескомпромиссным, как свист, пролетевший мимо уха пули.
        Конечно, Лешка мог прикинуться наивным дурачком, глупо хлопая ресницами и делая вид, что ничего не понимает, но в этот момент он четко понял, что игры закончены, и сейчас слишком многое стоит на кону, поэтому тихо вздохнул и опустил голову, стараясь не встречаться с братьями глазами.
        - Я говорил Игорю, предупреждал, чтобы он все вам рассказал еще в тот день, когда вы пришли вдвоем. Но он считал, что это только наши проблемы и не стоит вас втягивать в них, - Лешка говорил очень тихо, как бы извиняясь, но братья его хорошо слышали и понимали. При первых его словах глаза Сашки сузились, и он сжал кулаки. - Вы же знаете, как Игорь болезненно переживает, если появляется проблема, которую он не в состоянии решить самостоятельно, - решил оправдать друга Лешка.
        - Леша, если ты не понял, - зашипел Сашка сквозь крепко сжатые зубы, - то нас сейчас абсолютно не волнуют внутренние переживания твоего друга, - на последних словах Сашка сделал ударение. - Есть кое-что другое, что мы хотим знать, и времени, поверь, у нас очень мало, поэтому не трать его впустую. Рассказывай, - Сашка говорил слишком спокойно, но его голос странно вибрировал и дрожал, Лешка хорошо чувствовал, какая злость скрывает за этой напускной внешней невозмутимостью.
        Да, они не просто злились на Игоря, что он скрыл от них важную информацию, они были в ярости, что он подверг их всех еще большей опасности, не рассказав все, что случилось за эти два месяца.
        - Эти создания появились..., нет, не так, скорее я почувствовал первых созданий через пару дней, после исчезновения первого Магистра, - запинаясь, начал свой нелегкий рассказ Лешка.
        - Создания? - было видно, что Сашка ожидал услышать кое-что другое. - Какие создания?
        - Да, именно создания, - Лешка, впервые с начала разговора, посмотрел на Сашку и, уже не отводя от него встревоженных глаз, продолжил: - Мы с Игорем были как раз тогда в кафе и обсуждали пропажу Магистра, когда двери резко распахнулись и на пороге появились три существа. Я их так называю потому, - уточнил он на непонимающий взгляд Сашки, - что их чувства, они просто отсутствуют. Они выглядят и воспринимаются как абсолютно обычные люди. Но они ничего не чувствуют и ни о чем не думают. Они как роботы, неживые. Я не знаю, как еще объяснить то, что они собой представляют.
        - Не надо объяснять. Продолжай дальше, - нахмурившись, сказал Сашка.
        - Хорошо, - Лешка кивнул и перевел дыхание. - Они даже не зашли в кафе, просто стояли в дверях и тупо пялились на нас, ничего не говоря. Я не смог расслышать их чувства тогда, а Игорь слышал только одну мысль в их сознании - найти нас. И это была скорее не мысль, а мысленный приказ, что ли, который они все время повторяли у себя в голове, наверное, чтобы не забыть, - попытался пошутить Лешка. - И когда они выполнили свое задания, то сразу же ушли.
        - Я что-то совсем ничего не понял, - Рокер сел возле Лешки на скамейку и посмотрел на Сашку, ожидая его пояснений. - Че за фигня и кто они такие?
        - Подожди, Рокер. Продолжай, - резко сказал Сашка, глядя на взволнованного Лешку. - Что было потом?
        - Потом стали пропадать вампиры, - продолжил Лешка. - Просто исчезать без следа. А когда мы не смогли найти Николя, второго пропавшего Магистра, снова пришли эти трое, все также ничего не объясняя, они постояли в дверях кафе, пялясь на нас и улыбаясь, и когда мы стали их расспрашивать, то они просто исчезли на глазах.
        - Как исчезли? То есть ушли? - быстро уточнил Сашка.
        - Нет, больше похоже на телепортацию. Вот они стоят, а вот их уже нет. И тогда Игорь приказал Вермуту, ну это вампир, который был у нас тогда вместо швейцара, больше их не впускать. Но они пришли на следующий день снова и перед тем, как зайти, в кафе влетело безголовое тело Вермута, а потом в дверях появились эти..., и один из них держал в своей руке голову нашего вампира. Он зашел в зал, и никто даже не подумал его остановить, а потом положил на стол перед нами окровавленную голову Вермута и также молча, только мерзко улыбаясь, они снова исчезли, - Лешка замолчал, потирая нахмуренный лоб.
        - Дальше,- нетерпеливо потребовал Сашка.
        - А дальше так продолжалось почти каждый день, они приходили, молчали, улыбались и исчезали, и перед своим появлением закидывали в зал труп швейцара. После третьего или четвертого их появления, Игорь запретил всем остальным вампирам появляться в кафе и тем более убрал швейцаров, остался там только он, да еще Серж. Наш бармен, - уточнил Лешка.
        - Мы поняли. Почему Серж не ушел? - тут же уточнил Сашка.
        - Не знаю. Просто, помните вчера в кафе, Ленка пыталась рассказать, что Серж чувствует? Так вот с его мыслями тоже самое. Он почти такой же, как они. У него всегда один набор чувств и мыслей. Как у робота. Поэтому Игорь держал его при себе, пытаясь понять. Но я думаю, что это Серж нас изучал и постоянно наблюдал. Когда эти трое появлялись, все присутствующие в кафе вампиры просто разбегались, а он оставался. Всегда выходил из-за своей барной стойки и просто смотрел на них. А эти создания сначала разглядывали нас с Игорем, потом переводили свой взгляд на Сержа и тут же исчезали. Серж возвращался за стойку и продолжал натирать бокалы, как будто ничего не случилось. А в его мыслях и чувствах по-прежнему была только ненависть к Игорю и больше ничего. Как-то Игорь захотел поговорить с ним, а он просто исчез на несколько дней, никому ничего не говоря, и появился как раз перед вашим приходом в тот же день. Пришел утром в кафе, как будто ничего не случилось, и стал готовить коктейли и варить кофе. Игорь тогда был в не очень хорошем состоянии, поэтому не стал с ним разговаривать, а потом пришли вы.
        - А может, Серж отдавал мысленный приказ этим созданиям, и поэтому они уходили? - спросил Рокер. - Ты же говорил, что они сначала разглядывали вас, а после взгляда на Сержа сразу же исчезали.
        - Не знаю. Его мысли никак не удавалось прочитать. Может, и отдавал.
        - Сашка, а ты что думаешь? - переключил Рокер свое внимание на притихшего брата.
        Вид у Студента был такой, что даже Рокера передернуло, не говоря уже о Лешке, который просто вжался в деревянную спинку скамейки и молча взирал перепуганными глазами на друга.
        - Так, спрашивать, почему Игорь не рассказал нам всю правду, я не буду, - хрипло процедил Сашка, прищурившись. Рокер видел, что брат еле сдерживается, чтобы не схватить Лешку за грудки и не потрясти хорошенько. Ему даже стало жаль своего друга. А еще ему ужасно захотелось, чтобы сейчас на месте Лешки тут на скамейке сидел Игорь. Тогда бы он сам схватил его за грудки и хорошенько бы потряс, чтобы ему в следующий раз неповадно было скрывать от друзей такую важную информацию.
        - А вот я бы спросил, почему это Игорь не рассказал нам всего и сразу. Я бы его так аккуратненько спросил, чтобы больше ему не хотелось играть с друзьями в такие опасные игры, - вдруг со злостью бросил Рокер, и перевел взгляд на Лешку, но тот, не отрываясь, следил за Студентом, который уже нарезал круги вокруг скамейки, что-то тихо бормоча себе под нос.
        Рокер с Лешкой следили за хаотичными передвижениями Сашки, пытаясь расслышать, о чем он сейчас сам с собой говорит. Когда терпение Рокера уже лопнуло, и он открыл рот задать интересующие его вопросы, Сашка остановился напротив них и вдруг затараторил:
        - Кто создал этих созданий? Зачем? Хотя зачем и так понятно, а вот кто? Почему они не ощущаются? Как они исчезают? Какая роль во всем этом Сержа? Как он скрывает свои мысли? Почему...
        - Саш, давай по медленнее, а то мы не успеваем за ходом твоих мыслей, - остановил Рокер невнятные бормотания брата. - Ты сказал, что знаешь, зачем они приходили. Может, просветишь и нас на этот счет?
        - Тут, как раз все просто. Они запугивали Игоря и всех остальных и таки добились своего, - ответил Сашка, но видя искреннее недоумение на лицах друзей, он быстро пояснил: - Результатом их деятельности есть то, что Игорь остался в кафе один, не считая Сержа, ну и Лешки, который, как я понял, не очень часто составлял им компанию. Так?
        - Он выгонял меня или находил неотложные задания, - тут же постарался оправдаться Лешка.
        - Ну, я думаю, как друг, он правильно делал, - улыбнулся Рокер, подбадривая обескураженного Лешку. - А вот как стратег - Игорь полный ноль, - сделал он неутешительный вывод. - Хотя, я бы на его месте поступил также.
        - Ты бы никогда не сделал такую глупость, - крикнул Сашка, глядя на брата. - Я бы тебе не позволил.
        Рокер удивленно заморгал, а Лешка на слова Студента только опустил голову, пряча виноватый взгляд. Не будет же он им рассказывать, как они с Игорем до хрипоты спорили и ругались, но все равно друг умудрялся его убедить в правильности своих суждений и действий. Лешка подозревал, что Игорь как-то воздействовал на него, на его мысли, потому что приходил в себя только тогда, когда был уже достаточно далеко от этого злосчастного кафе. Он не хотел оправдываться, понимая, что сделал не все, что было в его силах. Хоть его никто сейчас и не обвинял, но он чувствовал за собой вину, потому и молчал.
        - Но вот тут, думаю, мы немного подпортили им планы своим непредсказуемым появлением, - вдруг резко сменил тему разговора Сашка. - Ведь, после того как мы пришли, если я правильно понял, эти существа больше не появлялись, так? - спросил он у понурившего голову Лешки.
        - Так, - удивленно ответил тот и для пущей убедительности еще и головою кивнул.
        - А зачем им нужно было, чтобы Игорь остался один? - спросил Рокер.
        - Если мы узнаем, кто их создал, то найдем ответ и на твое "зачем", - Сашка уселся рядом с Лешкой на скамейку и снова полностью ушел в себя.
        Лешка с Рокером переглядывались, сгорая от любопытства, но продолжали молчать, боясь своими разговорами и вопросами сбить Сашку с мыслей. Игра в молчанку продолжалась уже несколько минут. Лешка откровенно ерзал на скамейке и заглядывал Сашке в глаза, пытаясь привлечь его внимание. Но видя, тщетность своих действий, он повернулся к Рокеру и пожал плечами.
        - Где сейчас Игорь и Серж? - вдруг спросил Сашка и от неожиданности Рыжик подпрыгнул.
        - Игорь? - Лешка сосредоточился, прикрыв глаза. - Игорь сейчас еще дома, но через несколько минут отправиться в кафе. Он сказал, что мы там должны встретиться через 15 минут. А вот Серж, - Леша нахмурился, потом вообще закрыл глаза. - А Серж, черт его знает, где он сейчас! Я не чувствую его! Сашка, ты что-то понял? Что-то знаешь? - с тревогой в голосе спросил Лешка.
        Он даже соскочил со скамейки, остановившись напротив Сашки, и нагнулся к нему, стараясь заглянуть в его прищуренные глаза.
        - Что происходит? Расскажи мне, что тут происходит. Я ведь вижу, что ты что-то знаешь, чувствую.
        Рокер только удивленно смотрел на встревоженного друга и хмурого брата.
        - Леш, я могу сказать только одно: кто-то стремиться уничтожить нас как вид.
        - Чего? - в один голос переспросили Рокер с Лешкой.
        - Я не знаю кто, не знаю почему и зачем, но кто-то стремиться захватить власть в этом мире и уничтожить всех вампиров. Стереть нас с лица земли. Вот, что здесь происходит! И благодаря Игорю, сейчас мы все в большой опасности, о которой ничего не знаем и не чувствуем. Где сейчас Ирэн?
        - Ирэн? - Лешка резко выпрямился и прислушался. Его глаза округлились от испуга. - Я больше не ощущаю ее, - его голос задрожал, и он снова закрыл глаза, прислушиваясь, и продолжая говорить: - Я и так с трудом мог разобрать ее чувства, но после того как Игорь признался, что она просто поставила щит от нашего воздействия, я немного успокоился. Но я чувствовал ее, ощущал, что она просто есть, а вот сейчас я ее не чувствую, совсем. Как будто ее нет в этом мире! Черт! - завопил Лешка, распахнув обезумевшие от страха глаза, и нервно забегал вдоль скамейке. Рокер с тревогой смотрел то на брата, то на бегающего друга.
        - Саш, что случилось? - Рокер накрыл руку брата своей большой ладонью.
        - Думаю, случилось то, чего мы так боялись, - тихо с грустью в голосе, ответил ему Сашка.
        - Что ты этим хочешь сказать? - Рокер повернулся к брату. - Что..., - вдруг ветки ели над его головой зашевелились. - Черт, что за..., - и на колени Рокера упал маленький рыжий окровавленный комочек. - Это белка? - тихо спросил Рокер, не притрагиваясь к зверьку, то ли из брезгливости, то ли от неожиданности.
        То, что сейчас лежало на его коленях, мало напоминало шуструю пушистую белочку. Рыжая шерсть слиплась от крови, которая сочилась из многочисленных ран на ее маленьком тельце. Зверек тяжело дышал, и при каждом вдохе что-то шипело у него внутри, и из пасти стекала струйка крови.
        - Это же какая сволочь, так поиздевалась над бедным зверьком! - взревел Рокер, и крепко сжал кулаки, а в его глазах бушевала такая ярость, что Сашка даже отшатнулся от брата.
        - Отдай, - вдруг раздалось за его спиной странное хриплое шипение.
        Рокер так быстро вскочил, что никто и не заметил, как это произошло, только уже на коленях Сашки лежала маленькая умирающая белочка.
        - Ты кто? - Рокер задал вопрос прежде, чем до его слуха донеслись слова Лешки, и пришло понимание:
        - Это один из этих созданий! - испугано прошептал тот.
        - Я - этол, - ответило существо. - И сейчас мне нужна она, - странное создание невозмутимо ткнуло пальцем в белочку.
        Это противоестественное неизвестно чье творение абсолютно ничем не отличалось от обыкновенного человека, вот только глядя на него, сразу приходило понимание, что до обыкновенного человека, да и вообще до человека, ему очень далеко. Но и на вампира оно было не похоже. Его сила была какой-то необычной, и от нее шел такой запах, что хотелось просто сбежать подальше и забиться в темный уголок и никогда оттуда не вылезать. Странное воздействие этолы оказывали на окружающих, вселяя неконтролируемый страх и панику. Лешка дрожал, вцепившись в скамейку, борясь с желанием, как последний трус, просто сбежать, и не оглядываться, Сашка тоже был не в лучшем состоянии, его руки тряслись так, что он вынужден был вцепиться в собственные колени, на которых лежала белка, и, казалось, один только Рокер, ничего этого не замечал. То ли у него абсолютно отсутствовал инстинкт самосохранение, то ли он был сейчас настолько зол, что уже просто ничего не боялся.
        - Черта с два, ты ее получишь, - прорычал он не хуже этола. - Только через мой труп! - Рокер смотрел, не отрываясь в красные глаза существа, и заметил мерзкую улыбку этола, которая промелькнула на тонких и черных губах, после его слов.
        Существо, стоящее перед ним, было одето в темно-синие джинсы и черную футболку, из-под которой бугрились хорошо накачанные мышцы.
        Этол сделал шаг вперед. Его движения напоминали движения, готовящегося к прыжку хищника, который давно выслеживал добычу, и вот пришло время для последнего броска. Рокер напрягся, не спуская с него сосредоточенных и слегка прищуренных глаз. Он видел, как существо начинает свой прыжок, будто в замедленной съемке. Видел, как напряглись его мышцы, норовя разорвать футболку, как поднялись дыбом его жесткие черные волосы, как загорелись красные глаза, как приподнялась его верхняя губа в оскале, обнажая огромные клыки, с которых закапала слюна. Этот хищник был готов к смертельному бою и даже не допускал мысли о том, что противник, который спокойно стоял напротив него, слегка сузив наглые карие глаза, может быть для него опасным. Этол прыгнул. Рокер продолжал стоять, наблюдая за его приближением. Потом резко выкинул руку вперед и поймал этого зверя за глотку и резко рванул на себя, вырывая кадык. Этол пролетел над пригнувшимся Рокером еще около метра и плюхнулся со всего размаха на землю. Из его разорванного горла вырывались только всхлипы, и на траву потекла черная кровь. Глаза существа закатились, и
больше он не издал не звука.
        Все произошло так быстро, что никто так ничего и не понял. Вот страшное существо, несущее смерть, с неимоверной скоростью кидается на Рокера, а вот оно уже лежит в луже собственной черной крови и уже не дышит.
        - Что..., что..., к-как? - заикался от страха Лешка, пытаясь понять, что сейчас произошло. Он перевел ошарашенный взгляд на Рокера и увидел в его руке что-то, что явно раньше принадлежало мертвому существу. Он сильно побледнел и нервно сглотнул, стараясь сдержать рвотный рефлекс.
        Рокер, заметив странный испуганный взгляд друга, быстро швырнул в кусты вырванную горлянку, затем быстро подошел к скамейке и нагнулся к Сашке, стараясь рассмотреть белочку на его коленях, словно уже совсем забыв о недавней драке. Как будто он каждый день вот так убивает неизвестно откуда взявшихся существ, сеющих вокруг себя страх и смерть.
        - Как она, еще жива? - с тревогой за жизнь этого маленького зверька спросил Рокер, разглядывая белочку и даже не замечая состояния брата.
        - По... пока да, но не... ненадолго, если ничего не... не сделать, - Сашка смотрел на брата и его изумление и страх выдавали только сильно расширенные зрачки да заикающийся голос.
        - Но я же не ветеринар. Я не знаю, что нужно сделать и как! - возмутился парень.
        - Рокер, вете... ветеринар ей уже не... не поможет, - стараясь справиться со своим состоянием, уже более уверенно ответил Сашка.
        - Что она просто вот так сейчас умрет?! - возмутился парень.
        - Если ты дашь ей свою кровь, то не умрет, - Сашка старался говорить так, чтобы брат не заметил, что его голос все еще дрожит, хотя все это было абсолютно не нужно. Рокера в этот момент беспокоил только маленький рыжий комочек на коленях брата, и он абсолютно забыл о существе, лежащем в траве за его спиной.
        Сашка всегда знал, что его брат очень сильный, очень быстрый, но вот так воочию, он убедился в этом только что, и это, честно говоря, просто до чертиков его перепугало, заставляя одновременно, наконец-то, увидеть и понять, в кого же на самом деле их превратила кровь и сила Стауруса. Интересно, на что же они стали способны уже сейчас и что ждет их через несколько лет?
        - Говоришь, дать ей свою кровь? - Рокер нахмурился и потер лоб. - И что я, по-твоему, сотворю, когда дам ей свою кровь? Это что же за монстр такой получиться? Белка-вампир? - Рокер переводил свой взгляд с умирающей белочки на брата и обратно. Черные глазки зверька медленно тухли, жизнь уходила из маленького истрепанного тельца, и Сашка видел, что еще несколько минут и белочку будет уже не вернуть к жизни.
        - Рокер, если получится монстр, то убьешь, - твердо сказал Сашка. - Решай уже, а то она сейчас, без твоей помощи скончается, а ты потом замучаешь и себя и нас угрызениями совести. Так что делай уже хоть что-нибудь!
        Во время всего этого разговора, Лешка с обалдевшим видом стоял, вцепившись в скамейку, и не отрываясь, смотрел на существо, которое совсем недавно с легкостью оторвало голову Вермуту, вампиру, который в прошлой человеческой жизни, был каким-то там борцом, имея почти двести килограмм веса и больше двух метров роста. А теперь это существо и само попало в руки монстра, намного превосходящего его в силе и скорости, и вот уже оно само лежало на земле почти без головы.
        Мурашки бегали по спине Лешки просто табунами, не останавливаясь ни на миг, и он не отрывал своего взгляда от красных потухших глаз существа. Поэтому не слышал, о чем говорили братья, не видел, как Рокер присел на скамейку и забрал из рук Сашки маленькое рыжее создание, как прокусил свой палец и вымазал своей кровью мордочку и острые зубки зверька, стараясь, чтобы его кровь попала белочке прямо в пасть. Только странный полный изумления возглас Сашки и мат Рокера, вывел Лешку из состояния ступора, в котором тот находился с момента нападения этола. И когда он перевел свой взгляд на сидящих на скамейке братьев, то в ступор он вошел второй раз сразу и надолго, при этом раскрыв рот, и не издавая ни звука. Хотя нет, странные звуки, похожие на немые мычания вырывались из его горла. Его удивленные глаза так и норовили вылезти из орбит. Вместо маленькой рыжей белочки, на руках Рокера лежала окровавленная рыжая девушка, в разорванной одежде. Ее глаза были закрыты, дыхание было хриплым, но раны на теле стали затягиваться прямо на глазах. Вот она тяжело вздохнула и открыла огромные зеленые глаза.
        - Вот это да, - Сашка улыбнулся, с интересом разглядывая девушку.
        - Это что? Оборотень? - хрипло прошептал Лешка, глядя на девушку. - Разве они существуют?
        - Алена? - в голосе Рокера было странное смятение и одновременно радость.
        - По... помогите мне по... подняться, - попросила девушка тихим шепотом, порываясь встать, но Рокер не отпускал ее, осторожно поддерживая под спину.
        - Подожди минуту. Дай ранам затянуться, - после его слов, девушка вдруг замерла, и как-то по-новому посмотрела на парня. Когда ее тонкие брови поползли на лоб, Рокер понял, что она его, наконец-то, узнала.
        - Ро... Рокер? - удивленно спросила она.
        - Да, это я, Аленка, - он смущенно улыбнулся. - Ты не дергайся еще чуть-чуть, и твои раны скоро совсем затянуться, потом можешь вставать.
        - Что ты сделал? - в голосе девушки появился страх. - Только не говори, что ты дал мне свою кровь? - вдруг взвизгнула она.
        - У меня не было выхода, иначе ты бы умерла, - попытался оправдаться обескураженный парень.
        - Идиот! Придурок!
        - И это твоя благодарность за спасение! - Рокер резко поднялся, удерживая девушку на руках, потом очень аккуратно пересадил ее на скамейку рядом с братом. - Чтобы я еще, когда-нибудь, хоть раз в жизни, спасал всяких рыжих созданий! Да я лучше..., - Рокер забегал вдоль скамейки. - И вообще, я не знал, что ты человек или кто ты там, оборотень, да? Я думал, что ты просто белка! Рыжая маленькая белка! - возмущенно вопил Рокер.
        - Рокер, успокойся, - Сашка улыбался, наблюдая за братом, Аленка, вылупив глаза, следила за стремительными перемещениями Рокера, а Лешка с изумлением разглядывал девушку и никак не мог вспомнить, где же раньше он ее видел. - Рокер! - крикнул Сашка, стараясь докричаться до брата.
        - Что! - Тот резко остановился напротив брата, но смотрел только на Алену.
        Хотя ее раны и затянулись, но она была все еще в крови, ее одежда была настолько порвана, что она казалась голой. Рокер быстро стянул куртку и молча протянул девушке. Как ни странно она взяла ее без слов, только кивнула ему в благодарность.
        - Что с тобой случилось? - Сашка помог Алене одеться и с тревогой смотрел на ее нахмуренный лоб. - Что такое, не можешь вспомнить? - догадался он.
        - Я должна что-то сделать. Что-то произошло, - Алена запахнулась в куртку Рокера и закрыла глаза, продолжая тихо бормотать: - Что-то произошло. Что-то страшное, опасное. Я просто читала, как всегда сидя в своей комнате, а потом меня накрыло чувство тревоги и ... ярости, - Сашка заметил, как девушка задрожала и, чтобы унять эту нервную дрожь, она обняла себя руками. - Я все время злилась, но мне нужно было их найти. Обязательно найти, - Рокер открыл рот, чтобы о чем-то спросить, но Сашка быстро остановил его, схватив за руку и крепко сжав ее, боясь, что девушка просто напросто потеряет нить воспоминаний. - Я нашла их. Нашла! Они были там, где он сказал. Но чувство раздражения и злости стало еще сильнее. Это она вселяла в него такие сильные чувства. Почему?
        - Кто она? - все-таки тихо прошептал Рокер, стараясь уловить и понять, о чем говорит девушка.
        Аленка открыла глаза и подняла на него полностью осмысленный взгляд.
        - Там, в пещере, у моря. Андре злился на Ирэн. Там, Полок и Зар в цепях. И еще эти, он назвал их этолами, - Аленка широко раскрыла глаза и вскочила со скамейки. - За мной гонится это существо. Оно убьет нас. Его не возможно победить. Андре сказал, что они практически не уязвимы. Оно..., -Сашка медленно поднялся со скамейки и осторожно обнял девушку за плечи, успокаивая.
        - Не бойся. Посмотри, вот это существо гналось за тобою? Рокер, отойди, пожалуйста.
        Рокер специально стоял так, чтобы закрыть от Алены труп, убитого им существа. Как только он вспоминал, как легко и без малейшего угрызения совести убил его, дрожь пробегала по его телу. И оправдание того, что если бы не он его, то тогда этол бы убил их, ему не помогало. Потому что то, что он чувствовал, когда готовился к бою и жажда крови, кипевшая в его венах, пугала его и его душа переполнялась презрением к самому себе. Он знал, что убьет это создание, он хотел убить его и получил от этого неимоверное наслаждение. Эта сила в его крови бурлила и пенилась, и Рокер начинал бояться самого себя.
        - Да, это оно, - Аленка выбралась из теплых объятий Сашки и подошла ближе к лежащему в траве этолу. - Он что... точно мертв? - спросила она, оглянувшись на Сашку. Тот только кивнул в ответ. - Но как вы его убили? Ведь, Андре, сказал..., - Алена посмотрела на понурившего голову Рокера, и тут же поняла, что убить этола мог только он, это именно его заслуга, но почему-то он этого стеснялся, и краска стыда и смущения залила его щеки.
        Алена медленно подошла к нему. Осторожно дотронулась до его руки, которая так и была вымазана в ее крови и еще в чем-то черном. Рокер поднял на девушку свои глаза.
        - Рокер, спасибо тебе, что спас меня, нет, что спас нас всех. Этот, - она кивнула в сторону трупа головою, - убил бы меня без жалости и угрызений совести. Тебе нечего стыдиться. Только благодаря тебе, твоей силе, мы сможем их победить и освободить Полока и Ирэн.
        - Расскажи подробнее, - Сашка подошел к брату, возле которого все еще стояла девушка. - Что за пещера, где она и вообще, что с вами произошло? Ты же все помнишь?
        - Да. Я все вспомнила, - Алена продолжала держать Рокера за руку, и это придавало ей сил и уверенности. - Полок решил встретиться с Ирэн так, чтобы об этом никто не знал, и передать ей свою силу в тайном месте.
        - Почему? - вдруг раздался голос Лешки.
        Алена повернула к нему голову и просто ответила:
        - Так ему посоветовал Стаурус.
        - ЧТО? - в один голос взвыли парни.
        - Да, Владыка пришел в этот мир сразу же за Дракулусом, но решил пока скрыть факт своего появления здесь.
        - Почему? Он не доверял нам? Чего он боялся?- удивился Лешка.
        - Подожди, Леш, со своими вопросами, что-то я не понимаю. Алена, рассказывай дальше, - Сашка снова опустился на скамью и нахмурился.
        - Так вот, Полок перенес Ирэн и Зара в свое убежище и когда передал ей силу, явился Андре.
        - Это что за перец? - спросил Рокер.
        - Рокер, не перебивай меня, - Аленка задрала голову вверх, чтобы посмотреть в его глаза. - У нас нет времени, понимаешь? Они сейчас там, Полок и Зар, в пещере, прикованные к стене какими-то наручниками. Ирэн сказала, что они вытягивают из них силу.
        - Из оборотней? - тут же уточнил Сашка. - Не может быть!
        - Может. Андре или как он себя назвал Нириан...
        - ЧТО? - в очередной раз не выдержал Рокер. - Ты сказала: "Нириан"? Точно Нириан? Ты не могла ошибиться?
        - Нет, это точно, - с полной уверенностью сказала девушка. - А еще он называл Полока братом.
        - Ни фига себе, - потрясенно выдохнул Рокер и посмотрел на брата.
        - Теперь все понятно, - усмехнулся Сашка. Его голос вдруг стал таким спокойным, что на душе у Рокера похолодело. - Теперь мы знаем, кто наш враг, осталось выяснить, что он задумал? Продолжай, Алена, что случилось дальше.
        Аленка рассказала им все, что произошло в пещере, до момента, как Ирэн помогла ей сбежать, умолчав только о том, с каким трудом она добралась сюда и чего ей это стоило. После того, как она закончила свой рассказ и замолчала, Рокер осторожно обнял девушку и притянул к себе, поглаживая по плечу. Он, как будто почувствовал то, о чем она умолчала.
        - Леша, ты сейчас чувствуешь Игоря? - вдруг спросил Сашка, как только Аленка закончила свой рассказ. В его глазах была тревога.
        - Что ты хочешь... сказать? - спросил Рокер. Он не понимал куда ведет нить мышления брата. Почему с Ирэн он переключился на Игоря?
        - На месте Нириана, я бы ударил сразу по всем направлениям. Как говориться, по всем фронтам, одновременно.
        - Ты хочешь сказать, что пока мы тут болтаем, там..., - Лешка махнул рукою в сторону кафе, - там сейчас Игорь и... и эти, - он кивнул на мертвого этола.
        - За ним следит Анька. Если бы что-то случилось, она бы мне передала.
        Три пары удивленных глаз уставились на нее.
        - Это моя сестра, - объяснила девушка. - И она сейчас должна следить за Игорем.
        - Говоришь, она бы связалась с тобой, если бы что-то случилось? - горько усмехнулся Сашка. Аленка замерла, перепугано глядя на него и крепче прижимаясь к Рокеру. - Думаю, она бы просто не успела ничего сделать.
        - Саш, прекрати пугать девочку, - рявкнул на брата Рокер. - Аленка, попытайся сама с ней связаться.
        - Хорошо, - она посмотрела на Рокера и впервые тепло улыбнулась ему, благодаря за поддержку. - Теперь для связи с ней мне должно хватить сил.
        Девушка покосилась на Рокера, потом отошла на несколько шагов и закрыла глаза. Она мысленно позвала сестру, но в ответ была только тишина. Она снова позвала, даже начала ругаться и грозить, но сестра молчала. Когда Алена открыла глаза, в них было столько страха и смятения, что объяснять никому ничего не понадобилось.
        - Рокер, сам справишься в пещере? - спросил Сашка.
        - Угу.
        - Тогда, Алена, ты показываешь Рокеру дорогу в эту пещеру, а мы с Лешкой бежим в кафе и постараемся связаться с остальными. Все понятно?
        Никто не возражал и не задавал вопросов, находясь в странном состоянии ступора.
        - Рокер, осторожнее там и ... поспеши. Нам нужна будет твоя помощь.
        Сашка кивнул брату и несколько мгновений смотрел в его серьезные карие глаза, потом улыбнулся и, хлопнув по плечу, схватил Лешку за руку и потащил к выходу из парка.
        Рокер еще несколько мгновений смотрел вслед брату и сжимал кулаки. Его сердце разрывалось от боли и отчаяния. Впервые за все время они решили разделиться, и сейчас это Рокеру очень не нравилось, но если его брат сказал, что сделать надо именно так, он не мог его ослушаться, равно как и оспорить его решение. Он доверял брату больше, чем себе. Поэтому единственное, что он мог сделать в данной ситуации, это как можно быстрее выполнить свою часть работы и успеть вернуться к брату, пока не станет поздно.
        - Так рассказывай, где эта твоя пещера, - Рокер повернулся к девушке.
        - Пойдем, я покажу, - Аленка развернула, чтобы отправиться назад вглубь парка.
        - Так будет долго, - Рокер протянул свои ладони к девушке. - Просто представь дорогу к пещере, а все остальное я сделаю сам.
        - Просто представить? - Алена несмело вложила в большие ладони Рокера свои холодные пальцы.
        - Я дал тебе свою кровь и поэтому связь между нами позволяет..., ну мы можем.... Правда, я не могу точно сказать, что из тебя получилось, но нашу связь, я уже сейчас хорошо ощущаю, так что....
        Девушка видела, как не просто дается ему признание. И как ни странно чувствовала его смятение и неловкость.
        - Я все понимаю. И давай потом решим наши вопросы и выясним отношения, а сейчас у нас есть дела поважнее. Смотри, - Аленка закрыла глаза и даже зажмурилась от напряжения. Рокер смотрел на нее, сжимая ее холодные тонкие пальцы, и улыбался. Не раскрывая глаз, Аленка вдруг сказала: - Рокер, не отвлекайся.
        В ответ раздался бархатистый глубокий смех.
        - Прости, увлекся, - и Рокер закрыл глаза, еще крепче сжимая ее ладони.
        Он снова встретил ее, девушку, которая произвела на него неизгладимое впечатление, и встретил даже быстрее, чем сам об этом смел мечтать, и теперь она не только рядом, а еще, и связана с ним одной нитью, которую он никому не позволит разорвать. Пусть она еще и сама не осознает, насколько эта связь сильна и что она им обоим дает, он не отпустит ее. Он постарается унять боль в ее сердце и подарит ее красивым и таким манящим губам улыбку.
        - Я понял, - Рокер нехотя отпустил руки девушки, смотря в ее зеленные глаза, а потом с хитрой улыбкой быстро поднял ее на руки, нежно прижимая к своей широкой груди.
        - Что ты задумал? - Аленка испугалась не на шутку.
        - Просто доверься мне и ... держись крепче.
        Аленка еще смотрела в карие глаза, которые светились озорными огоньками, а свистящий в ушах ветер говорил о том, что они уже не стоят на дорожке из гравия, а как минимум, взлетают. Девушка постаралась разглядеть, куда они несутся, но сплошное мелькание разноцветных пятен, быстро напомнило, что в ее организме есть такой орган как желудок и ему явно не понравилась такая быстрая смена пейзажей. Поэтому девушка закрыла глаза, полностью расслабляясь и, доверяясь своему... спутнику. Аленка улыбнулась. Пока она и сама не знала, кто для нее этот сумасшедший и ненормальный полувампир-полувысший, который несся через лес, населенные пункты, пересекая дороги и автомагистрали, с бешеной скоростью, но в его руках ей было комфортно, уютно и спокойно. Впервые за последние 15 лет, она почувствовала себя под защитой, под надежной защитой.
        За размышлениями она и не заметила, что свист ветра в ушах уже прекратился и ее носа коснулся пряный морской воздух. Она рискнула открыть глаза и оглядеться. Вокруг были скалы и море.
        - Мы на месте. Как попасть в пещеру? - Рокер даже не запыхался.
        - Только с воды, - Аленка продолжала держаться за его шею. - Или, если ты маленькая белочка, то можешь спуститься по камням вниз. Там над входом растет небольшая сосна.
        - Понял, - ехидно усмехнулся Рокер, и, еще крепче прижав девушку к себе, прыгнул со скалы прямо в бушующее море. Аленка что-то ему крикнула, но волны уже сомкнулись над их головами.
        - Давай руку, я тебе помогу, - Рокер услышал до боли знакомый голос и, подняв голову вверх, столкнулся с радостным сиянием аметистовых глаз друга. - Мог просто позвать, и я бы перенес вас. Чего так надрываться. Смотри, вон девушку совсем перепугал, - улыбался Стаурус, разглядывая бултыхающегося в воде Рокера.
        Стаурус нагнулся еще ниже к воде и протянул руку. Как только пальцы Рокера коснулись его руки, он тут же перенес их в пещеру.
        - Почему ты не освободил их? - налетела Аленка на Стауруса, когда смогла рассмотреть, что Зар и Полок все также прикованы к стене странными браслетами. Те хотя и были слишком бледными, но находились в сознании.
        - Успокойся, женщина, - Рокер схватил Алену в охапку и прижал к своему крепкому телу. Они даже не заметили, что их одежда стала снова сухой.
        - Я пока не могу их снять, - не обиделся на девушку Стаурус, но и причину своего бессилия объяснять не стал. Хотя Рокер и так понял, ведь Дракулус рассказал ему, что переход между мирами отнимает слишком много сил.
        - Тогда дай я попробую, - Рокер отпустил девушку и подошел к Полоку, дыхание которого было слишком слабым и каким-то прерывистым.
        - Мы пытались вдвоем с Полоком их снять, - Стаурус также подошел к стене и встал за спиной Рокера. - Но вышло только хуже. Эти оковы отличаются от тех, которые использовал Валий на Терриасе. Боюсь, чтобы их снять мне нужно больше сил и времени. А ни того ни другого у меня сейчас нет.
        Рокер внимательно оглядел тяжелые цепи, затем крюк, вбитый прямо в камень, а потом просто схватил их двумя руками и потянул. Первые несколько секунд ничего не происходило, только мышцы на руках Рокера вздулись, потом стена задрожала, издавая странные скулящие звуки, и цепь в его руках просто рассыпалась на звенья, оставляя на запястьях Полока, только блестящие металлические браслеты. Стаурус успел подхватить бывшего Императора, чтобы тот не упал на пол. Осторожно, как маленького ребенка, он перенес его на диван и, прокусив руку, протянул ее Полоку.
        - И что из этого получится? - прошептал потрескавшимися губами мужчина.
        - А вот там и посмотрим, что получится. Вот, она же жива и здорова, - Стаурус кивнул на Аленку. Он почувствовал в ней свою силу, которую вместе с кровью ей передал Рокер.
        Полок пожал плечами.
        - Что ж хуже все равно уже не будет, - и дрожащими руками притянул запястье Стауруса к своим губам. Когда он сделал один глоток, его браслеты засветились сильнее, затем он сделал еще несколько глотков, и свет стал таким ярким, что Полок и все остальные закрыли глаза. Когда свет померк, то вместо браслетов, Полок стряхнул на каменный пол, покореженные почерневшие железки.
        Стаурус осторожно освободил свою руку и повернулся к Рокеру, все еще стоящему у стены.
        - Рокер, давай освобождай следующего. У нас мало времени.
        - А что сейчас было?
        - Эти оковы не смогли поглотить силу оборотня и Высшего одновременно, поэтому просто сгорели.
        - И силу Императора, - тихо прошептал Полок и улыбнулся Стаурусу.
        - Будем считать, что я все понял, - Рокер снова повернулся к стене и схватился за цепи, которые удерживали Зара. Он не видел, с каким теплом на него посмотрела Алена, и как ей подмигнул Стаурус.
        Мышцы на спине и руках Рокера напряглись, когда он потянул цепи на себя, несколько мгновений невероятных усилий и напряжения показались Рокеру почти вечностью, когда Стаурус подхватил освобожденного Зара уже у самого пола.
        Также осторожно он перенес и усадил оборотня на пол возле дивана, на котором все еще лежал Полок, который, увидав в руках Стауруса оборотня, попытался встать, но маленькие и удивительно сильные ладошки Аленки его остановили. Стаурус прислонил Зара к дивану и, прокусив запястье, поднес к его губам, но оборотень никак не отреагировал. Странно, он был в сознании, но в тоже время его взгляд был отрешенным и мутным.
        - Почему не получается? - спросил Рокер, заглядывая Стаурусу через плечо.
        Владыка нахмурился.
        - Что-то с Ирэн. Он пытается связаться с ней, а браслеты тянут его силу.
        - Браслеты? - Аленка потрогала синий холодный металл. - Рокер, может, ты их просто сломаешь?
        Рокер, не говоря ни слова, подошел к Зару, и взял его запястье вместе с браслетом в руку и крепко сжал. Раздался странный скрежет и треск.
        - Ты ему руку не сломал? - Аленка с тревогой смотрела на Рокера, который продолжал держать запястье Зара в своей широкой ладони. Потом он улыбнулся девушке и подмигнул, а когда раскрыл ладонь, на ней лежали четыре части лопнувшего браслета. Зар тихо застонал, но его взгляд все еще был мутным и пустым. Когда Рокер сломал второй его браслет, оборотень зашевелился и медленно моргнул, приходя в себя. Стаурус снова прокусил запястье и протянул ему руку, но как только его кровь коснулась губ оборотня, тот резко мотнул головою, отодвигаясь от такой желанной силы.
        - Нет, - тихо прошептал он. - Нет, только она может...
        - Хорошо, как скажешь, - Стаурус убрал руку и, поддерживая оборотня, помог ему приподняться. - Ты как?
        - Стаурус? Ты? Здесь? - только сейчас Зар смог понять, кто находится возле него.
        - Да, здесь. Не мог усидеть на месте, зная, как вы тут веселитесь без меня. - Владыка пытался шутить, но в его голосе была тревога.
        - Стаурус, - тихо позвал Полок. Он уже сидел на диване, и румянец быстро возвращался к его щекам, но он был еще слабым. Слишком много сил у него забрали браслеты. - Как думаешь искать Ирэн?
        Еще до прихода Рокера Полок успел ему рассказать все, что тут произошло и, конечно же, то, что Нириан забрал Ирэн с собою, а также то, зачем ему девушка и кристаллы.
        - Вы оставайтесь с Заром пока в пещере, - ответил Стаурус и когда Зар попытался возразить, он остановил его движением руки. - В таком состоянии вы будете только помехой. Мы не знаем, с чем сейчас встретимся и, защищая вас, можем погибнуть сами. Так что, Зар, потерпи, как только ваши силы восстановятся, Полок перенесет тебя к нам на помощь. А нам пора, я и так боюсь, хотя бы мы не опоздали. Рокер, покажи, где сейчас может быть Игорь? - И Владыка протянул к парню свою ладонь.
        Как только их ладони встретились, Стаурус вместе с Рокером тут же исчезли.
        - Не, ну вот гады, а я? Меня что, специально не взяли, да? - Алена смотрела на пустое место, злость и обида затопляли ее душу и разум, а на глазах появились слезы.
        Но стон Полока вернул ее к действительности.
        - Алена, помоги мне подняться, - она быстро подбежала к Полоку, помогая тому встать с дивана, неловко поддерживая его за спину.
        Конечно, она с одной стороны понимала, что бросить Полока и Зара одних, просто невозможно и недопустимо, но и оставаться в стороне она не могла. Где-то там, куда отправились Стаурус и Рокер, в смертельной опасности может быть ее сестра и человек, к которому она неравнодушна.
        То, что предстало перед взором Рокера, когда они переместились со Стаурусом прямо в зал кафе, заставило его сердце сжаться и на несколько мгновений просто остановиться. Он даже зажмурил глаза, надеясь, что все это ему просто привиделось, но когда открыл их, то попытался снова все оглядеть. Мебель была разбита и валялась по всему залу. Пол и стены были залиты красной и черной кровью. Она была даже на потолке. По всему помещению валялись оторванные конечности и покореженные трупы вампиров. А в зале велись бои или, скорее всего, просто медленное, планомерное уничтожение присутствующих. В живых оставались только те, кому Стаурус дал свою силу, остальным же вампирам просто нечего было противопоставить этолам.
        В одном углу между кучи разбитых столов и груды разорванных тел, Рокер заметил рубашку брата и, не задумываясь, сломя голову бросился туда, но дорогу ему тут же преградило одно из существ Нириана. Не замедляясь ни на секунду, Рокер просто схватил его и разорвал голыми руками пополам, отшвырнув куски в разные стороны. Их со Стаурусом появления, еще никто из нападавших не заметил. Пока Рокер добежал до брата, по пути он убил еще троих этолов. Стаурус от него не отставал, вкладывая всю свою силу и злость, ярость и ненависть, хотя все эти чувства даже вместе взятые не могли сравниться со страхом за любимую женщину.
        Стаурус видел, что Игорь бьется из последних сил, защищая того, кто сейчас лежал под его ногами и, не давая существам добраться до него. Владыка остановился только на одно мгновение, чтобы увидеть, что эти существа не просто убивали, они выпивали свои жертвы до капли, иссушали их, забирая не только силы, но и всю кровь.
        Глаза Стауруса засветились, а кончики волос заискрились, сила слепой ярости переполняла его. Но чтобы победить всех и сразу, его мощи было не достаточно. Каждого, кто попадался ему на пути, он сжигал дотла, чувствуя, как быстро слабеет. Он почти добрался до Игоря, когда тот поскользнулся в черной крови, падая на пол, возле Лешки. Сразу несколько существ накинулось на него, и Стаурус понимал, что опаздывает. Он собрал всю свою силу и швырнул огненный шар в сторону этих существ. Когда огонь угас, на полу остался лежать только Лешка. Ни существ, ни Игоря не было.
        А потом как-то все быстро улеглось и успокоилось. В зале остались только трупы вампиров, мертвые этолы, Рокер с братом на руках, и Стаурус над мертвым Лешкой.
        Владыка опустился на колени прямо в черно-красную кровь, возле неугомонного Рыжика, но он видел, что уже ничем не сможет ему помочь, даже перерождать уже было некого. Душа покинула это тело. Стаурус закрыл глаза. Он не успел, он снова опоздал. Ведь чувствовал, что что-то не то происходит, и все равно, как глупец, полез в расставленную западню. Ведь мог не бежать спасать Полока, когда услышал его зов, а остановиться и подумать, хотя бы на минуту. Но страх за Ирэн, опять затуманил его сознание. Его отвлекали. Его просто напросто отвлекали. Ведь он понимал, что Нириан должен убить Полока, но почему-то оставил его в живых. Теперь он все очень ясно понял, но почему же, черт возьми, это произошло так поздно, почему? Как глупо. Стаурус стоял на коленях над мертвым другом. Сколько еще будут умирать из-за его глупости, скольким еще суждено распрощаться с этим миром из-за несвоевременности, из-за обстоятельств, которые он не смог предугадать, из-за него и его ошибок. Ведь именно из-за него этот мир стал еще одним полем боя за власть на Терриасе!
        Эти мысли сводили его с ума и заставляли сердце каждый раз пропускать по удару. Его руки била мелкая дрожь, когда он попытался закрыть лицо, чтоб хоть на минутку отвлечься от нависших над ним проблем. Он потер ладонями усталые глаза, и в его голове осталась только одна мысль: где искать Ирэн? В данный момент существовал только один-единственный факт, в котором он был уверен, и который придавал ему сил жить и бороться дальше - Ирэн жива.
        Он так глубоко ушел в себя, что не почувствовал ничего, пока кто-то не ударил его сзади и крик Рокера не предупредил его об опасности, но как всегда поздно. Теряя сознание, Стаурус закусил губу, он последнее время опаздывает, постоянно опаздывает. Пусть только на один маленький шаг, но опаздывает. Владыка упал рядом с Лешкой на окровавленный пол и уже не видел, как над ним склонился довольный Нириан, и они в тот же миг исчезли.
        Рокер стоял посреди разгромленного кафе с братом на руках и не понимал, что ему теперь делать и как быть. И только когда Сашка еле слышно застонал, Рокер стал приходить в себя, и тревога о брате взяла верх над его горем и растерянностью.
        Он осторожно положил брата на более-менее чистый участок пола, который только смог найти, и нагнулся над ним. Сашка открыл глаза и, разглядев перепачканное разноцветной кровью и грязью лицо брата, улыбнулся.
        - Успел, - хрипло прошептал он.
        - А ты сомневался, - улыбнулся Рокер, пытаясь сдержать слезы на глазах.
        Сашка покачал головою.
        - Кто еще, кроме нас, жив? Где все?
        - Нириан забрал Стауруса и Игоря. Я нашел только тебя.
        - Там на кухне еще Анька должна быть. В холодильнике. Посмотри, - говорить Сашке было тяжело. - Быстрее, а то она совсем там замерзнет.
        - Что лучшего места не нашла где спрятаться. - Рокер быстро поднялся, и исчез на кухне. Через секунду в зал влетела рыжеволосая девчонка, но разглядев и поняв, что случилось, ее запал тут же утих. Уже спокойнее она подошла к Сашке, опустившись рядом с ним на колени, она сказала:
        - Спасибо тебе, конечно, но ты не имел права так со мной поступать.
        - Они бы убили тебя, - тихо ответил Сашка, с улыбкой глядя на потрепанную девушку.
        - Я знаю, и все равно..., - Анька замолчала, оглядываясь вокруг, потом очень тихо добавила: - Спасибо.
        В ответ он кивнул и снова закрыл глаза, издав вздох облегчения.
        - Ты сестра Аленки? - Рокер с любопытством разглядывал рыжеволосую девушку.
        - Ты видел мою сестру? - вопросом на вопрос ответила Анька.
        - Видел.
        - Она жива? С ней все хорошо? Где она?
        Но Рокер не успел ответить, ни на один ее вопрос. В этот самый момент посреди кафе появился Полок с Аленкой и Заром.
        - Что здесь произошло? - прошептала Аленка, оглядываясь вокруг и все сильнее бледнея. - Анька! - кинулась она к сестре, как только разглядела ее.
        - Что случилось? - спросил Полок, также оглядываясь вокруг, поддерживая бледного Зара.
        - Лучше спроси, что нам теперь делать? - тихо буркнул Рокер.
        Он смотрел на взлахмоченную девушку, которая прижимала к себе сестру, пытаясь унять дрожь. Она со страхом перевела свой взгляд на грязного Рокера и шепотом спросила:
        - И что нам теперь делать?
        - Искать остальных, - подал голос Сашка, все еще лежащий на полу.
        - Где их искать? - Рокер с сожалением посмотрел на брата.
        - Кто знает? - усмехнулся Сашка, закрывая глаза, и в его голосе зазвучала обидная, будто сорвавшаяся с цепи, безнадежность, которой он никогда раньше себе не позволял.
        - Я знаю, - все резко обернулись, ожидая увидеть кого угодно, только не бледного и уставшего Сержа.
        Глава 9.
        Движения Рокера были настолько стремительными и молниеносными, что когда Сашка и остальные только осознали то, что сказал Серж, Рокер уже держал его за горло.
        - Ах, ты гаденыш! - рычал Рокер прямо в лицо задыхающегося вампира. - Убью, сволочь. Раздавлю, как мерзкого таракана, - шипел он сквозь крепко сжатые зубы.
        - Рокер, не убивай его, - закричал Сашка, пытаясь подняться, но его сил было слишком мало, да и поспорить со скоростью брата он не мог. Если Рокер его сейчас не услышит и поддастся своей ярости, они навсегда потеряют такого ценного информатора и, возможно, единственного проводника. Поэтому сейчас Сашка прикладывал все свои имеющиеся в наличие силы, чтобы подняться и успеть остановить брата. Надеяться на помощь остальных он не мог, поскольку никто из них не знал Рокера так, как он, а на объяснения не было времени.
        - Рокер, прошу тебя, остановись. Он нам нужен! - простонал Сашка поднимаясь. Аленка попыталась помочь ему, поддерживая под руку.
        - Почему? - прошипел Рокер прямо в лицо перепуганного вампира. - Назови хотя бы одну причину, по которой его не стоит убивать, - Рокер уже прижал Сержа спиною к стене возле дверного проема, приподнимая над грязным полом и все крепче сжимая свою руку. Серж только мотал ногами в воздухе, таращась круглыми глазами в перекошенное от ярости лицо Рокера.
        - Останови его, - прохрипел Сашка Аленке. - Не дай ему задушить Сержа. - Девушка кивнула ему и быстро направилась к кипевшему от бешенства парню.
        - Рокер, - Аленка пересекла зал и осторожно подошла к нему сзади, положила руку ему на голое плечо, слегка сжимая пальцы. - Рокер, он что-то знает. Вдруг он подскажет, где искать Ирэн и остальных. Так что просто отпусти его, пока он не задохнулся, ладно?
        Рокер, не отрываясь, смотрел в круглые перепуганные глаза молодого вампира, борясь с желанием разорвать его на куски сию минуту, но теплая маленькая ладошка на его плече смирила его ярость, помогла ему успокоиться и взять себя в руки. Хотя и через силу, но он разжал пальцы, выпуская Сержа из стального плена своих рук, но не спускал с него своего настороженного и внимательного взгляда. Как только вампир оказался на свободе, то тут же рухнул на пол и, согнувшись пополам, стал кашлять, хватая ртом воздух. Его глаза покраснели, и он никак не мог восстановить дыхание. Аленка нагнулась к нему и протянула ему единственно уцелевший стакан с водою. Дрожащими руками Серж взял стакан и смог только кивнуть ей в благодарность, продолжая неистово кашлять, разбрызгивая воду.
        - Ты знаешь, где находятся Ирэн, Игорь и Стаурус? - Сашка, поддерживаемый Анькой, подошел ближе к Рокеру, разглядывая лежащею у ног брата тощую фигуру вампира.
        - Да, да, знаю, - еле прохрипел Серж, и для убедительности закивал головою, что вызвало новый приступ кашля.
        - Где они? - Рокер нагнулся к вампиру. Выражение его лица было настолько устрашающим, что наверняка одной из самых больших ошибок в этот момент для Сержа было именно поднять на него свои глаза и встретиться с этим взглядом.
        Серж смотрел на этого странного, невероятно сильного и быстрого парня в порванной одежде с таким ужасом, что инстинктивно пытался попятится, но к его собственному несчастью, очень быстро на его пути возникла непреодолимая преграда, в виде стены сзади.
        Серж отвел глаза, не желая больше встречаться взглядом с этим существом, которое сейчас стояло перед ним и норовило просто придушить на месте. Он ощущал это каждой клеточкой своего тела, стараясь все сильнее сжаться в маленький и незаметный комочек. Но невольно разглядывая мускулистую грудь и рельефный живот парня, вымазанные в черной крови этолов, которые прикрывал только кусок ткани, оставшийся от когда-то белой майки Рокера, большие сильные руки, которые минуту назад могли просто разорвать его, мелкая дрожь пробежала по спине Сержа. На подсознательном уровне он проникся уважением к этому огромному мужчине, как к сопернику. Но больше всего Сержа сейчас пугали именно глаза Рокера - глубокие, бездонные, бесконечно яростные и отдающие какой-то надрывной безумностью, они смотрели на него одновременно с ненавистью и надеждой, с бешенной негодованием и блеском еще пылающей в них жаждой жизни.
        - Рокер, Рокер, подожди, - попросил Сашка брата. Тот отошел от Сержа на шаг, но не спускал с вампира своих прищуренных глаз.
        - Разве мы можем верить ему? - не оглядываясь на Студента, прорычал Рокер.
        - Скажи Серж, откуда ты узнал, где они? - спросил Сашка.
        - Я все слышал, когда..., - Серж посмотрел на сжатые кулаки Рокера и запнулся.
        - Не бойся, говори, - Аленка встала рядом с Рокером, пытаясь отодвинуть его от перепуганного Сержа, но заставить эту скалу сдвинуться хотя бы на миллиметр ей, конечно же, не удалось. Рокер продолжал нависать над бедным вампиром, пугая его до нервной икоты и противной дрожи в конечностях.
        - Когда я был в особняке Игоря, туда тоже пришли эти, - он кивнул головою в сторону трупов. - Я побежал, чтобы предупредить, но они были повсюду, и я... я спрятался, - Серж виновато опустил глаза и весь как-то съежился.
        Рокер только хмыкнул в ответ.
        - Трус, - сплюнул он на грязный пол. - Спрятался он! - с презрением в голосе произнес Рокер.
        - Да, спрятался! - закричал Серж, резко поднимаясь с пола. - А что, по твоему, мне нужно было им кофе предложить или лучше коньяк! - завопил Серж, шагнув к Рокеру. От такого напора, тот удивленно отступил. - Да, я трус! Трус! И что! Посмотри на меня! Да они бы убили меня, даже не заметив этого! Просто смели бы с дороги, как не нужный мусор! И кому бы это помогло! - кричал Серж и надвигался на Рокера, тыча ему в грудь тонким пальцем.
        Такого яростного напора от этого тщедушного существа не ожидал никто. Рокер отступил еще на шаг назад, ошарашено хлопая своими длинными черными ресницами. Перед ним стоял невысокий стройный юноша, больше похожий и фигурой, и лицом на молодую девушку. Он не доставал Рокеру даже до подбородка и был немногим выше Аленки. Его огромные голубые глаза наполнились слезами, черные ресницы затрепетали, он был готов расплакаться, но, закусив нижнюю губу, старался сдерживать себя.
        - Рокер, отвали от него, - Аленка толкнула парня локтем в бок. - Не переживай, малыш, - она обняла Сержа за плечи. - Ты просто молодец. Я бы на твоем месте еще сильнее перепугалась. А на Рокера не обращай внимания. Он большой и тупой, поэтому ничего не боится.
        От удивления Рокер не нашелся, что ответить, поэтому фыркнув на слова девушки, молча развернулся и подошел к брату. Сашка с помощью Аньки уже кое-как устроился на стуле рядом с Полоком и Заром, с улыбкой разглядывая обиженную физиономию Рокера и одновременно стараясь скрыть собственный укор в глазах.
        - Успокойся. Подойди сюда, мальчик, - вдруг спокойно сказал Полок и похлопал по стулу рядом с собою, предлагая тем самым Сержу присесть. Вампир, медленно ступая, не спускал покрасневших глаз с Рокера. Он подошел к Полоку и осторожно присел на краешек стула.
        - Спасибо, - прошептал он, все еще косясь в сторону замершего парня.
        - Расскажи все, что знаешь, - как-то слишком ласково попросил Полок.
        - Я знаю не так уж и много, - Серж, наконец-то, перевел свой взгляд с Рокера на Полока, и из его глаз стал уходить страх и неуверенность. - Когда я прятался, то услышал, что они ищут какие-то кристаллы. Поэтому они перевернули особняк вверх дном, но так ничего и не нашли.
        - Почему ты уверен, что они ничего не нашли? - спросил Сашка.
        - Они говорили, что нужно проверить еще и другие места. А Ирэн ничего им не рассказала и продолжает молчать. Вот для этого ...
        - Они захватили Игоря и Стауруса, - закончил за вампира Сашка, тот только кивнул в ответ, подтверждая правильность его вывода.
        - Когда Ирэн отказалась в пещере добровольно отдать кристалл, Нириан вынудил ее, причиняя боль Зару, - тихо сказал Полок, и все дружно посмотрели в сторону притихшего оборотня. Зар был все еще очень бледным и его руки немного подрагивали, а он все время старался унять дрожь, крепко сжав пальцы в замок.
        - Да, а теперь у него есть два дорогих для Ирэн человека и ради их спасения она отдаст не только кристаллы, но и свою жизнь, - тихо сказал Сашка.
        - Ты что-нибудь чувствуешь? - спросил Полок у Зара, наклонившись к нему.
        Зар в ответ только покачал головою.
        - Тогда не напрягайся и береги силы, - Император похлопал оборотня по плечу. - Они тебе еще понадобятся. Без крови тебе нужно больше времени на восстановление.
        - Так, короче, что будем делать, - Рокер нахмурился, оглядывая собравшихся в зале разрушенного кафе.
        - А может, мы сначала уйдем отсюда, а то меня скоро стошнит от вида и запаха крови, - простонала Анька, закрывая свой нос рукою. Она крепко вцепилась в руку сестры, а ее лицо, словно в доказательство слов девушки, было неестественно бледным.
        Картина вокруг действительно была устрашающая и тошнотворная. Кругом кровь, трупы, разломанная и разбитая мебель и посуда. Даже стены и стекла уцелевших окон, были забрызганы кровью вампиров и этолов. На одной из люстр висело полтуловища этола, которое, скорее всего, в порыве битвы закинул туда Рокер, и с него все это время капала кровь, отвратительно и тошно барабаня по металлическому разносу, который неизвестно что делал на полу кафе.
        - О Боже, мы же про Лешку забыли! - Рокер сорвался с места и остановился возле тела друга, которое так и осталось лежать на груде разорванных трупов. Он осторожно поднял его на руки и, посмотрев на брата, тихо спросил: - Что мне с ним делать? Куда отнести? - в его взгляде было столько неприкрытой боли, что все невольно отводили от него свои печальные взгляды. Все понимали, что у них сейчас нет времени для того, чтобы отдать дань мертвым, им надо постараться спасти еще тех, кто пока жив, но и оставлять тело Лешки просто так было бы бесчеловечным. Сашка смотрел на брата и его сердце сжалось. Совсем недавно Рокер вот также держал на руках мертвое тело друга и всего за два месяца с небольшим он снова держит в своих сильных руках друга, жизнь которого так трагически оборвалась. Сколько еще их будет, пока все закончится? Скольких они вынуждены будут похоронить? Со сколькими они должны будут проститься?
        - В холодильник, - вдруг подал голос Серж. - Там большая морозилка. Можно оставить пока... там. А потом... ну, когда все уже уладиться... похоронить, как полагается.
        - Угу. Если будет, кому хоронить, - буркнул в ответ Рокер, но больше не стал возражать. - Показывай, куда идти, - бросил он Сержу и уже повернул в сторону кухни.
        Серж быстро поднялся и осторожно двинулся за ним. В зале воцарилась тишина. Аленка знала, что этот рыжий вампир был очень хорошим другом Игоря и когда-то давно тот пожертвовал своей свободой, чтобы спасти ему жизнь. А теперь она боялась даже представить какую боль Игорь переживает из-за этой утраты. И она нисколько не сомневалась в том, что Игорь полностью винит только себя в смерти друга, делая тем самым себе еще хуже и становясь еще более уязвимее.
        - Это кафе стояло все эти дни пустым, кроме Игоря и Лешки тут почти никого никогда не было, - вдруг тихо сказала Анька. Девушка тревожно смотрела в сторону кухни. Слезы текли из ее глаз, а она все время растирала их по грязным щекам, вспоминая весь пережитый ужас. - Но сегодня, почему-то здесь собралось очень много вампиров. Они о чем-то разговаривали с Игорем, даже кричали и спорили. Они так увлеклись выяснением отношений, что были не готовы к внезапному нападению. Когда эти существа ворвались в кафе, многие погибли сразу, не сумев оказать сопротивления, - тихо рассказывала Анька. Аленка обняла ее за плечи и притянула к себе.
        - Они все пришли сюда только потому, что почувствовали возвращение Дракулы. Вот и решили узнать у Игоря, что происходит. Им просто не повезло. Они оказались не в том месте и не в то время, - Сашка потер свои уставшие глаза. Ведь они с Рокером, так и не спали всю прошлую ночь, выслеживая и поджидая Лешку.
        - Не повезло, но благодаря им, Игорь смог выжить, - Аленка вздохнула и крепче обняла сестру.
        - Кто знает, - возразил ей Сашка. - Ведь этолы не стремились убить его, он им был нужен живым, возможно, они бы просто забрали его, и никто бы не пострадал.
        - Ну да, Лешка бы его просто так все равно не отпустил. Он бы точно вмешался в битву.
        - Да не было бы никакой битвы. Мы бы с Лешкой не успели прийти вовремя.
        - Этих тварей было так много, - тихо всхлипывая, продолжила Аня, собравшись с духом. - Когда они убили первых вампиров и почувствовали их кровь, они... они просто свихнулись. Это был кошмар, - Анька зажмурилась, вспоминая то, что здесь произошло не больше часа назад. - Игорь отчаянно дрался, но их было слишком много, они все время старались окружить его. Да, убивать его они, скорее всего, не хотели. Они старались именно захватить его, возможно, поэтому он так долго продержался. А когда Лешка вбежал в кафе, то сразу же кинулся к Игорю на подмогу. Все произошло так быстро, что я даже не успела заметить, как именно он погиб. А потом Игорь не отходил от его тела не на шаг, боясь, чтобы эти твари не выпили его.
        - Хватит, Ань, хватит. Ты бы все равно ничем не смогла помочь им, и сама погибла бы, - Аленка как могла, пыталась успокоить сестру.
        - Я знаю, но мне от этого не легче, - Анька спрятала лицо в ладонях, но не плакала. Шок и напряжение еще не прошли, но девушка держалась из последних сил и была на грани истерики.
        Из кухни вернулся хмурый Рокер и позади него в нескольких шагах шел Серж.
        - Что будем делать дальше? - ни на кого не глядя, спросил Рокер, оглядев помещение кафе и даже не замечая красной крови на своих предплечьях, которая почему-то именно теперь показалась всем просто чудовищным зрелищем. - Нужно куда-то убрать трупы.
        - С этим я, думаю, смогу помочь, - Серж обошел замершего Рокера и встал в центре кафе прямо в большой луже черно-красной крови. - Выйдите все наружу, пожалуйста, - в его голосе почувствовалась странная уверенность и сила для такого на вид щуплого и хрупкого парня.
        Все молча направились к выходу. Никто не задавал вопросов, только напряженно переглядывались между собой. Как только они вышли, Серж протянул руки вперед, ладонями вверх и из его пальцев полился синий огонь.
        - Пламя забвения, - удивленно выдохнул Полок, который вместе с Рокером заглядывал в дверной проем кафе. - Откуда?
        Синий огонь, как будто вода, лился из тонких длинных пальцев вампира, и как только оно касалось плоти или крови, то тут же вспыхивало мириадами искр, не оставляя после себя даже пепла. Через минуту про бойню в кафе напоминала только перевернутая мебель, покореженные, выбитые окна и разбитая посуда.
        Серж опустил руки и покачнулся. Он схватился за рядом стоящий стол, чтобы не упасть. Оглядевшись вокруг, он стер рукой капельки пота со своего лба и медленно, пошатываясь, двинулся к выходу. Как только Серж вышел, все, не сговариваясь, медленно двинулись в сторону парка.
        Аленка с сестрой шли впереди. Они держались за руки, поддерживая друг друга, и старались успокоиться. Аленка всячески пыталась не показывать сестре своего страха и тревоги. Кожаная куртка Рокера болталась на ней мешком. Длинные рукава свисали ниже колен. Аленка все время ее поддерживала, потому что та норовила сползти с тонких и хрупких плечей девушки. Сашка шел, поддерживая под руку Полока, или Полок поддерживал Сашку, трудно было сказать. Они шли, шатаясь из стороны в сторону, как хорошо выпившие друзья. Вот только лица были задумчивые и настороженные. Рокер нес на руках слабо сопротивляющегося Зара. Оборотень был таким слабым, что сам с трудом держался на ногах. Серж шел позади, с трудом держась на ногах. Все грязные, в порванной одежде, в ссадинах и порезах, которые хоть и затягивались, но очень медленно, они шли молча и тихо, как тени или призраки.
        - Там в парке, тоже есть труп этого существа, этола, хватит тебе сил и его спалить? - не оглядываясь на вампира, спросил Рокер. Серж в ответ только кивнул, но, сообразив, что на него никто не смотрит, тихо ответил:
        - Думаю, хватит.
        - Ладно, держись, - как-то примирительно буркнул Рокер.
        Они подошли к скамейке, где совсем недавно разговаривали с Алешкой. Труп этола так и лежал на траве, и кровь уже не сочилась из его раны, но трава вокруг тела была черной, как будто выгоревшей от огня.
        Рокер сгрузил Зара на скамейку, который тут же откинулся на деревянную спинку и закрыл глаза. Он дышал с трудом, и все его тело до сих пор дрожало от напряжения. Хорошо понимая всю тщетность своих попыток, он все равно каждую минуту старался связаться с Ирэн, тратя с трудом накопленные силы. Девушки остались стоять, сжавшись в комочек, со страхом и омерзением поглядывая на труп мертвого этола.
        Серж странно помотал рукою, как будто стряхивая перчатку, которая никак не хотела слезать с руки, и когда на ладони загорелась маленькая синяя искорка, швырнул ее в этола. Труп исчез без следа за считанные секунды.
        - Что теперь? - тихо спросила Аленка, все еще не сводя глаз с места, где секунду назад лежал тот, от чьих рук или зубов она совсем недавно могла умереть. Ей казалось, что этот день и так уже длиться слишком долго, а он все еще никак не спешил заканчиваться, норовя преподнести им новые проблемы и неприятности.
        - Полок, я думаю, тебе стоит рассказать Сашке все, что случилось сегодня в пещере, а потом он решит, что нам делать дальше, - задумчиво произнес Рокер.
        Бывший Император только кивнул в ответ. Его рассказ занял не больше пяти минут. Он передавал только факты, стараясь не упустить ни одной важной, как ему казалось, мелочи. Аленка иногда дополняла его.
        - Значит, у Ирэн с собою был только тот кристалл, который ты ей отдал перед передачей силы, так? - уточнил Сашка, все больше хмурясь и что-то обдумывая.
        - Думаю, да. Иначе бы Нириан их сразу почувствовал.
        - Интересно, тогда где они? Кому она могла их отдать? - спросил Сашка и тут же все дружно посмотрели на Зара, который развалился на скамейке и старался даже не шевелиться. Оборотень был почти в обмороке. У него совсем не было сил, и то, что он постоянно старался связаться с Ирэн, только усугубляло его и без того тяжелое состояние.
        Полок подошел к Зару и, осторожно приподняв его голову, сунул свою руку прямо ему под нос.
        - Нет, нет, только ее кровь, только ее, - не открывая глаз, прошептал Зар, отворачиваясь от протянутой руки.
        - Прекрати, я знаю, что вас связывает, но тебе нужны силы, и ты прекрасно понимаешь, что сам не восстановишься. У нас слишком мало времени. Так что хватит сопротивляться.
        Зар открыл глаза и как-то жалобно смотрел на Полока, но Император был неумолим. Он продолжал держать руку у губ Зара. Борьба золотистых и черных глаз длилась недолго. Оборотень тяжело вздохнул и, закрыв глаза, прокусил запястье Полока, отчего тот только едва заметно дрогнул.
        - Сашка, что ты решил? - тихо спросил Рокер, подойдя к брату, который стоял возле скамейки, облокотившись на толстый ствол ели, наблюдая за Заром и Полоком.
        - Все просто. Нам нужно найти кристаллы первыми. Тогда мы еще сможем с ними поторговаться. Наверное.
        - Обнадеживающе, - хмыкнул Рокер. - И как нам это сделать? - он облокотился на ствол ели с другой стороны.
        - Раз Ирэн не отдавала кристаллы ни одному из нас, а то, что она забрала их с Терриаса, мы знаем точно, то они могут быть либо у нее дома, либо у Ленки, - не отрывая своего взгляда от оборотней, проговорил Сашка.
        - Ленка! - закричал Рокер.
        - Что? - подпрыгнул от вопля брата Сашка. Да и не только он.
        - Мы забыли про Ленку! - завопил Рокер. - Помнишь, Серж сказал, что твари хотели поискать в других местах?
        - Ну? - никак его не мог понять Сашка.
        - Что ну? Что ну? Кто из нас тут самый умный! - Рокер подскочил к брату и схватил его за плечи. - Думай!
        - Черт! - выругался Сашка. - Как я мог об этом не подумать. Черт!
        - Что такое? Что? - Полок уже незаметно вытер руку от следов крови и, слегка пошатываясь, поднялся с лавочки. - Что случилось?
        - Если кристаллы у Ленки..., - начал Сашка.
        - Нет, нет, - Зар осторожно поднялся со скамейки, разминая мышцы. - Они не у Ленки, - он оглядел замерших в ожидании его ответа друзей. - Она отдала их Дракулусу ....
        - Когда я забирал Ирэн и тебя, он остался в ее квартире, - перебил его Полок.
        - Так, времени у нас больше нет. Значит, я и Рокер отправляемся к Ирэн на квартиру, все остальные к Ленке. Кто-то знает, где она живет? - Сашка посмотрел на замерших Зара, Полока, Сержа и девушек. И как ни странно каждый из них в ответ на его вопрос кивнул головою. Сашка только приподнял одну бровь. Оказывается, он еще много чего не знает о своих новых друзьях, осведомленность которых пугала его уже сейчас.
        - Но мы должны как-то держать связь между собою. Мобилка у кого-нибудь есть? - спросил он и все недоуменно переглянулись.
        - Я буду вашей мобилкой, - Аленка улыбнулась ему. - Мы с сестрой можем общаться между собою. Так что одна из нас пойдет к Ирэн с вами, а вторая - к Ленке.
        - Тогда с нами идешь ты, - быстро сказал Рокер, ткнув пальцем в девушку.
        В ответ никто не стал возражать, но Аленка подошла к Рокеру и, глядя в его золотисто - карие встревоженные глаза, тихо сказала:
        - С вами пойдет Анька.
        - Нет, не надо так, - тихо простонал Рокер. Аленка взяла его большие ладони в свои руки.
        - Мы же знаем, что только ты сможешь ее защитить, и только с тобою она будет в полной безопасности, - Рокер опустил голову и замотал ею, как непослушный своенравный бычок, не желая соглашаться с доводами Аленки. - Только тебе я могу доверить свою сестру.
        - Не надо, - еще тише выдохнул Рокер и поднял на нее свой встревоженный взгляд. Алена видела в его глазах боль и отчаяние.
        - Прости, но прошу тебя, защити мою сестру, - и Аленка поднялась на носочках и нежно коснулась своими губами напряженных, сжатых в одну тонкую линию губ Рокера. Потом, не глядя на него, подошла к группе, в которой была Анька.
        - Береги себя, - обняла она сестру. - И все время будь на связи. Я знаю, как это тяжело, но у нас нет выхода.
        - Да, поняла я, не маленькая, - резко ответила Анька и, высвободившись из объятий Алены, недовольная подошла к Сашке.
        Вот так они и стояли, глядя друг на друга в последний раз. Рокер с Сашкой и Анька, а напротив них стояли Зар, Полок, Аленка и чуть сзади Серж. Они смотрели, и каждый из них боялся даже подумать и представить, что возможно кого-то они больше не увидят никогда. Поэтому Сашка как-то странно выдохнул и тихо сказал:
        - Постарайтесь выжить.
        - Вы тоже, - Полок подошел к братьям и протянул им свою руку. - Будьте осторожны. Возможно, они нас поджидают.
        Анька всхлипнула, но быстро взяла себя в руки, потом бросилась к сестре и крепко обняла ее.
        - Береги себя, - зашептала она ей на ухо.
        - Ты тоже. Если что, Рокер и Сашка...
        - Знаю, знаю, - Анька еще раз чмокнула сестру в щеку и побежала к своей группе. Как только она подошла, Сашка крепко взял ее за руку и больше не отпускал. Его тепло и забота вселяли в ее душу уверенность, странную, почти нереальную в таком положении уверенность. Ей хотелось верить, хотя нет, хотя бы просто надеяться, что все это еще может закончиться хорошо... и что они выживут. Вот только сжавшийся в горле комок и дрожащие пальцы подсказывали, что такого не бывает.
        Полок, Зар и Аленка развернулись и быстро пошли к выходу из парка. Серж постоял еще несколько секунд, глядя только на Рокера, а потом развернулся и побежал догонять свою команду. Сашка с Рокером удивленно переглянулись.
        - Тебе ничего не показалось странным? - вдруг спросил Рокер.
        - Показалось и очень многое, но выяснять - нет времени, так что понадеемся на авось, - ответил ему Сашка.
        - Хорошие перспективы, главное, обнадеживающие.
        - Других нет, - Сашка улыбнулся брату и посмотрел на встревоженную девушку, которая ничего не поняла из их разговора. - А теперь, Ань, тебе лучше стать белкой, а то, когда Рокер побежит, я боюсь тебя не удержать.
        - Ладно, - быстро согласилась девушка, и в ту же секунду на плечо Сашке запрыгнул маленький забавный зверек. Он нежно взял белочку в руки, боясь причинить ей боль, и распахнул свой чудом уцелевший пиджак.
        - Залазь в карман и не выглядывай. Тебе здесь будет уютно. И если что - не вылась, поняла?
        Белочка в ответ только фыркнула и быстро спряталась во внутреннем кармане пиджака так, чтобы оттуда не выглядывали даже усы и пушистый хвост.
        Рокер с хитрой улыбкой смотрел на брата.
        - Ну, и чего ты лыбишься! - краснея, прошипел Сашка.
        - Я - ничего, - ехидно произнес Рокер.
        - Что тебе можно, а мне нельзя, - возмутился Сашка, еще больше краснея.
        - Да разве я против, я только за.
        Ответить ему Сашка не успел, так как тут же почувствовал сильные руки брата на своих плечах. Рокер быстро закинул брата себе за спину. Сашка намертво вцепился в его шею, стараясь удержаться, и не прижать копошащуюся в своем кармане белку. Для верности он еще обвил ногами талию Рокера. Ну, хорошо хоть в этот раз его на плечо не закинули, как мешок!
        Не останавливаясь, Рокер влетел на восьмой этаж и резко остановился перед дверью квартиры Ирэн.
        - Ни фига себе, - Сашка смотрел на бронированную дверь, которая висела только на одной петле и была покорежена как после сильного взрыва. Рокер аккуратно спустил брата на пол. Затем осторожно открыл или скорее отодвинул дверь, заглядывая в черный дверной проем. Не говоря ни слова, они зашли в темный коридор.
        Сашка тут же поскользнулся, но крепкие руки брата успели его подхватить, не давая упасть.
        - Что за..., - договорить Рокер не успел.
        Прямо на полу в коридоре весь окровавленный лежал Дракулус и прижимал к своей груди тело Мари. Сашка зачем-то включил свет и сразу же пожалел об этом, поэтому прижал свой внутренний карман пиджака, не давая белочке выбраться наружу. Еще несколько мгновений зверек недовольно фыркал и копошился в кармане, после чего затих. Догадливая девочка!
        - Дракулус, - тихо позвал Рокер, присаживаясь на корточки. В ответ была тишина.
        Весь коридор был залит кровью и повсюду валялись оторванные части тела. Видать Дракулус тоже нашел способ, как убить этих, почти неуязвимых, тварей. Сашка быстро заглянул во все комнаты, но везде была только кровь и трупы. Сколько же их тут было?
        Рокер осторожно нагнулся над израненным телом Дракулуса и очень осторожно дотронулся до его груди.
        - Он еще жив, - его глаза просияли. - Дракулус, ты слышишь меня?
        В ответ раздался слабый стон. Сашка, вернувшись после быстрой разведки, тоже присел на корточки и аккуратно приложил руку к сонной артерии девушки. Несколько мгновений он ждал. Ждал с такой надеждой, с такой непоколебимой верой в хотя бы тихий, пусть почти неслышный удар, едва уловимое движение крови, хотя бы намека, но слышал только тишину. Верно, что может противопоставить человеческая девушка этим созданиям, которые не знают ничего, кроме слова "смерть". Его обуяла невыносимая злость, и он еще сильнее надавил на шею девушки, силясь услышать хотя бы что-то, почувствовать хотя бы отголосок жизни в ее холодном теле. Но нет. С каждой пройденной секундой он понимал, что его ожидания напрасны, но убрать руку у него просто не хватало сил. Рокер поднял вопросительный взгляд на брата, но все, что тот смог, это только, до крови закусив губу, мрачно покачать головой.
        - Дракулус, - еще раз позвал Рокер и дотронулся до окровавленного плеча.
        - Рокер? - прошептал тот еле слышно и закашлялся.
        - Да, это я и Сашка. Тебе нужна кровь, - Рокер быстро протянул руку.
        - Нет, - Дракулус отвернулся от него и с тоской посмотрел на тело девушки в своих руках. - Она опять умерла, - простонал он
        В его глазах стояли слезы. У него уже не было сил, чтобы разбить в пух и прах этот мир, чтобы уничтожить каждое живое существо, повинное в ее гибели, у него не было сил даже на то, чтобы в последний раз поцеловать ее. Ему больше не для чего было жить. Она. Все, что у него было, все, чего он хотел, все, что он любил, теперь стало ничем, мертвым, окровавленным телом, которое больше никогда не будет жить. Все, ради чего он терпел столетия одиночества и жуткие муки, вдруг исчезло. И что самое страшное, исчезла и эта надежда, которая каждый новый день давала ему силы жить.
        - Дракулус. Дракулус, не надо. Ведь она не вампир, Поэтому тоже может родиться еще раз. Люди верят в то, что им дарована не одна жизнь.
        - Рокер, у меня мало времени, - перебил его Дракулус и захрипел. - Кристаллы..., - его голос стал совсем тихим. - Кристаллы, что Ирэн.... Они в Убежище..., там есть место..., дай руку... я покажу... тебе...
        Рокер схватил Дракулуса за руку и крепко сжал ее. Разнообразные пейзажи снова замелькали в его сознании.
        - Я понял, где это, но как нам туда попасть, ведь в Убежище, никто не может...
        - Кровь... моя... поможет, - Дракулус закрыл глаза, прерывисто переводя дыхание.
        - Как она поможет! Дракулус! - Рокер схватил его за плечо и осторожно потряс. В ответ раздался слабый стон. - Черт, Дракулус! Как она поможет!?
        - Кровь... на... камень... там... спасите...Ирэн, - и уже совсем тихо. - Только она... может это... остановить.
        И в этот момент глаза Великого Князя Тьмы и Повелителя Ночи закрылись навсегда. Его сердце пропустило несколько ударов, а потом отбило еще один - последний. Оно остановилось. Навсегда. Страшно было даже представить себе вечность, преклоняющуюся перед мигом.
        Он ушел. Он дождался ее, успел посмотреть в ее глаза, успел снова узнать ее и понять, как сильно он ее любит, но это все, что отмеряла для него судьба. Страшно только то, что знай Дракулус, насколько мучительны будут века его ожидания, он бы ни за что не отказался от них, если бы знал, что когда-нибудь ему снова посчастливиться ее встретить.
        Возможно, когда-нибудь она снова родиться в каком-то из миров, и снова будет жить. Только этого никто и никогда не узнает, равно как и она никогда не поймет, почему в ее жизни так и не появится тот, с кем она могла бы быть счастливой.
        Рокер с братом стояли над телами Дракулуса и Мари. Рокер еле сдерживался, а по грязным щекам Сашки потекла скупая слеза. В кармане его пиджака что-то снова зашевелилось, и когда он не позволил Аньке вылезти, она укусила его за палец.
        Сашка быстро вышел в коридор и раскрыл полы пиджак, на лестничную клетку выпрыгнула маленькая недовольная белочка.
        - Аленка, сказала, что они подошли к квартире, за дверями все тихо. На стук и звонок никто не открывает, - сказала уже стоящая перед Сашкой девушка. Анька старалась заглянуть в квартиру, но парень как мог, закрывал ей весь вид.
        - Ань, поверь мне, на это не стоит смотреть, - грустно прошептал он. Анька внимательно присмотрелась к нему и села на ступеньку, понурив голову.
        - Жаль, - только и прошептала она, а из ее глаз покатились слезы.
        - Девочка, не надо,- Сашка присел с ней рядом и обнял за плечи. Анька, уткнувшись в его плечо, тихо плакала, а он гладил ее по растрепанным рыжим волосам, тихо приговаривая.
        Ей не было так страшно и жутко, даже тогда, когда они поняли, что автобус сорвался в кювет и никому из них уже не суждено было выжить. Наверно, не так сильно боишься того, чего не знаешь. Хотя многие утверждают обратное. Но уже раз в своей жизни Анька умирала и еще раз пережить это ей уже не хотелось. Но еще больше она боялась потерять кого-то из тех, кто был ей очень дорог.
        Она начала успокаиваться, когда из квартиры Ирэн вышел мрачный и хмурый Рокер. Он что-то быстро спрятал в кармане брюк, но Анька даже не хотела знать, что это было.
        - В Убежище? - спросил его Сашка.
        Рокер только кивнул в ответ, и Анька успела заметить, как он украдкой смахнул слезу со своей небритой щеки.
        А тем временем Аленка, Полок, Зар и Серж стояли перед дверями квартиры Ленки и прислушивались. Все было слишком тихо. Полок осторожно толкнул металлическую дверь, которая сразу же открылась без единого скрипа. В коридоре ярко горел свет, блики которого играли в разбитых осколках зеркала, которыми был усыпан почти весь пол. Осторожно ступая, Полок двинулся вглубь квартиры. Везде был разгром, и только в одной комнате была кровь и только одно тело. Медведь был мертв, а возле него сидела вся в крови Ленка, баюкая его огромную и страшную голову у себя на коленях. Когда Полок зашел в комнату, она подняла на него красные и заплаканные глаза и быстро вскинула руку. Следом тут же зашел Зар, отодвигая Императора, Ленка, заметив знакомое лицо, устало опустила руку. Зар и Полок успели заметить, как гаснет на ее пальце кольцо Повелителя Власлена.
        - Он мертв, - тихо прошептала Ленка, не на кого не глядя.
        - А ты как? - Зар осторожно присел возле девушки, пытаясь сдвинуть голову медведя с ее колен.
        - Я... жива, - только и сказала она.
        - Я связалась с нашими, - Аленка осторожно зашла в комнату. - Они нашли Дракулуса, - тихо сообщила она.
        - И... что там? - Полок подошел к ней и, взяв ее за локоть, вывел в коридор, где, прислонившись к стене, стоял бледный и взлахмоченный Серж.
        - Они нашли Дракулуса. Он был еще жив и успел рассказать, где сейчас находятся кристаллы.
        - Ну, наконец-то, - Серж вдруг резко выпрямился, и стал как-то выше, шире и даже старше. - А то, я уже устал за вами таскаться, - вся неуверенность, страх и испуг в его голубых глазах сменились надменностью и презрением, а на губах появилась довольная улыбка.
        Он легко отлепился от стены и тут же в квартиру стали входить один за другим существа с красными горящими глазами и острыми клыками.
        - Серж, что ты..., - Аленка не успела даже закончить предложение, как его тонкие, но сильные пальцы схватили ее за шею.
        - Значит так, сейчас передашь сестре, чтобы они отправлялись за кристаллами и через час я жду их здесь, - Серж схватил ее за голову и перед глазами девушки стали мелькать улицы, дома, подворотни и перекрестки. - Передашь это Рокеру. И еще, если хоть дернешься, я убью Полока. Это понятно?
        Аленка только кивнула в ответ, а он, не отрываясь, смотрел в ее зеленые глаза.
        - Передала послание? - она снова кивнула. - Ну и умница. Что ответили?
        - Что ты сволочь, - прошипела Аленка, сжимая кулаки.
        - Ясно, - Серж улыбнулся и толкнул девушку в руки одного из стоящих рядом чудовищ. - Забирайте вторую и этого тоже, - Серж кивнул на замеревшего Полока. - И никого не трогать, а то шкуру спущу, понятно? - в его голосе звучала холодная сталь.
        Странно было наблюдать, как маленький щуплый парень дает указания огромному этолу, а тот только нежно на него смотрит и кивает в ответ на его распоряжения, которые, всегда, выполнялись абсолютно четко и без промедления.
        Этол схватил Полока за руку и потащил в коридор, Император даже не сопротивлялся, понимая всю бесполезность своих потуг. Еще одно создание вывело упирающуюся Ленку из комнаты. Его лицо было поцарапано, а одежда разорвана.
        - Она? - спросил, нахмурившись, Серж.
        Этол только покачал головою и кивнул в сторону комнаты.
        - Черт, Зар! - Серж быстро зашел в комнату и увидел на полу, лежащего в луже собственной крови, оборотня. Зар даже не успел обернуться в смертоносную гиену, у которой возможно и был шанс противостоять этолу, но только одному. - Дурак!
        Он нагнулся к Зару, ощупывая его. Тот был жив. Серж, не слишком церемонясь, перевернул оборотня на спину. Его грудь была вся в крови, поэтому Серж наступил ему ногою на горло. Зар раскрыл глаза и схватился за туфлю Сержа, но тот в ответ придавил еще сильнее, не давая ему вдохнуть.
        - А теперь послушай, что я скажу тебе, шавка красноглазая. Думаешь, твоя смерть ей может помочь! - Серж нагнулся к лицу Зара и прошептал: - Ты ей нужен живым, не забыл? - глаза оборотня заблестели. - Так что не делай глупостей, понял? - И резко ударил его по лицу ногою. Голова оборотня дернулась, и он потерял сознания.
        Серж вышел в коридор, огляделся и осторожно закрыл двери в квартиру.
        - Где Зар? - спросила Аленка и дернулась в руках этола.
        - Там же, где и все вы будете скоро, - Серж улыбнулся и быстро стал спускаться по ступенькам.
        - Чтоб ты сдох! - плюнула ему в след Аленка.
        - Непременно, непременно, но только после вас, - донесся до нее веселый смех молодого вампира.
        А в это время на лестничной клетке, перед покореженной дверью Ирэн, стоял Рокер и с такой силой сжимал кулаки, что ногти впивались в кожу и ранили его ладони, Сашка тихо матерился сидя на ступеньках, а Анька пыталась взять себя в руки и просто перестать плакать.
        - Значит, мы должны найти кристаллы в течение часа и доставить туда, куда тебе показала Алена, правильно? - Анька кивнула.
        - Ну и гад! Найду эту сволочь, собственными руками голову оторву! Ведь чувствовал, что ему нельзя доверять. Ведь что-то настораживало и в его поведении, и в его рассказе, - ругался Сашка.
        Анька села на ступеньку возле него.
        - Не кори себя. Ты не виноват. У нас все равно не было выбора, кроме как довериться ему.
        - Да, Сашка, Анька права. У нас тогда не было выбора, кстати, как и сейчас. Мы должны сделать то, что он нам приказал.
        - Все, они ушли, - тихо сказала девушка. - Хранителей больше нет, - всхлипнула Анька. - Если через час мы не принесем кристаллы, то их тоже всех убьют.
        - Меган? - уточнил Сашка.
        - Ага, - кивнула Анька и тихо добавила:
        - И Зар.
        Рокер промолчал, но было слышно, как скрипят от злости и ярости его зубы.
        - Ну, что ж тогда нам пора, - Сашка показал на свой карман, и в него тут же запрыгнула маленькая белочка. Он поднялся и подошел к мрачному брату.
        - Готов? - спросил его Рокер, и, не дожидаясь ответа, быстро схватил брата в охапку и выпрыгнул в окно на лестничной клетке. И уже в полете до него донесся крик Сашки:
        - Придурок, можно было по ступенькам спуститься!
        ***
        Полок открыл глаза, стараясь оглядеться и определить свое место нахождения, но вокруг была лишь кромешная тьма.
        - Есть тут кто? - шепотом спросил Полок, напрягая зрение.
        - Пока да. А ты кто? - услышал он хриплый ответ, и повернулся на голос, заметив недалеко странное розоватое сияние.
        - Не важно, - буркнул Полок.
        - Ну, тогда скажи, как мне тебя называть, мой друг по несчастью, - в голосе говорившего была насмешка.
        - Полок, - представился Император.
        - Хах, значит, тебя тоже поймали, - говоривший закашлялся.
        По голосу Полок понимал, что разговаривает с очень старым и, скорее всего, больным человеком. Но, присмотревшись к слабому розовому мерцанию, понял, что возможно этот человек стал таким из-за браслетов, которые все еще выкачивали из него силу, а поскольку мерцание было розовым, значит, его "друг по несчастью" - вампир.
        - Где мы? - спросил Полок.
        - Может, спросишь, что нас ждет? - хмыкнул узник.
        - Я и сам догадываюсь, что нас ждет.
        - Ну, если тебя интересует, где ты находишься, то я отвечу тебе. Ты в моем новом жилище. Я тут обосновался после того, как эта белобрысая скотина, Стаурус, разрушил мой старый особняк.
        - Кто ты? - Полок напрягся, и его оковы звякнули.
        - Алексис. Магистр Алексис. И не применяй силу - не поможет.
        - Алексис? Я думал, что ты помогаешь Нириану, а ты вдруг оказался здесь. Как такое произошло?
        - Все просто я не того выбрал в союзники, - нехотя признался Алексис. - Нириан оказался умнее и хитрее. Он сначала использовал меня, а потом обманул.
        - Мне пожалеть тебя? - снисходительно произнес Полок.
        - А ты такой же, как и он, - Алексис хрипло засмеялся. - Надеешься, что придет кто-то сильный и страшный и спасет тебя?
        - Я не надеюсь, я в это верю.
        - Вера? Это последнее дело. Надежда и вера. И во что же ты веришь, бывший Император Полок, когда-то великий и могучий, а сейчас...? - Алексис замолчал, давая собеседнику самому додумать то, о чем он решил умолчать.
        - Ирэн справиться, и найдет выход. Я верю в ее силу и дух, - твердо и уверенно ответил Полок.
        - Ирэн? Эта зеленоглазая фурия? - Магистр хрипло засмеялся. - Что она может? Я очень сомневаюсь, что она сможет нам помочь.
        - Тогда молись своему Богу, Магистр! - разозлился Полок.
        - Богу? Я давно не верю в Бога. Он отвернулся от меня еще триста лет назад. Он не слышит меня.
        - Может сейчас самое время поверить в него.
        Полок замолчал, но и Алексис больше не спешил завязывать разговор. Только изредка Полок слышал, как он кашляет где-то там, в пустоте и во тьме. Один, без веры, без друзей, без надежды. Полок сжал кулаки. Его оковы снова загремели. Нет, он не потеряет веру! Он знает, чувствует, что эта маленькая хрупкая девочка, возьмет все в свои руки и спасет не только их, но и оба этих мира. Вот только, что ждет ее саму, после этого. Полок судорожно вздохнул и закрыл глаза.
        ***
        - А можно не толкаться! - в очередной раз огрызнулась Аленка. - И куда увели Полока? - спросила она у довольного Сержа.
        Тот стоял у двери в камеру, скрестив руки на груди, и наблюдал, как этолы заковывали Аленку и Ленку в оковы, прикрепляя цепи к стене.
        Девушки стояли на полу, а их руки были распяты в разные стороны. Также Аленка обратила внимание, что оковы были не такими, какими в пещере сковывали Полока, и они не светились, забирая силу. Она осторожно их подергала.
        - Не старайся, не получится, - мило улыбнулся ей Серж. - А если будешь сильно брыкаться, прикажу надеть другие браслеты, такие как у твоего любимого Императора, понятно?
        - Ну, ты и сволочь! - огрызнулась девушка, со злостью глядя в его холодные глаза.
        - Возможно, просто воспитание такое, - ответил Серж и засмеялся. Он медленно подошел к Аленке, внимательно разглядывая ее.
        Ленка наблюдала за их перепалкой с пресловутым спортивной выдержкой и спокойствием. За всю дорогу, она не сказала ни слова, ничего не спросила и ни на один вопрос не ответила. Аленка боялась, как бы она не тронулась умом, но взгляды, которые Ленка иногда бросала на Сержа и остальных говорили, что с ней все в порядке и она из всех сил старается унять злость, спрятавшись за безразличием и апатией.
        Серж смотрел в зеленые глаза Аленки, затем провел рукою по ее щеке.
        - Скажи, как это просто любить его, без малейшей надежды на взаимность? Что ты чувствуешь, когда видишь, как он страдает из-за другой? Насколько тебе больно, когда он страдает, а? - вдруг тихо спросил он.
        - Ты о чем? - удивилась Аленка.
        - Ты ведь любишь его или это просто жалость, скажи? Что ты чувствуешь? Ответь, я хочу знать, - Серж нежно взял ее подбородок и придвинулся так близко, как будто хотел поцеловать.
        - Отпусти, - прошипела прямо в его губы Аленка.
        - Дурочка, на тебя мне плевать, - затем он резко разжал пальцы и она, дернувшись, ударилась головою о каменную стену. - Закончили? - спросил Серж у этолов. Он больше не смотрел на своих пленниц и больше не пытался с ними заговорить.
        Когда последний крюк был забит в стену, он повернулся к узницам, мило и тепло улыбнулся и щелкнул выключателем. Когда дверь камеры или лучше сказать, темницы за ним закрылась, там поселилась лишь кромешная тьма.
        - Черт, просто дежавю какое-то, - первое, что услышала Аленка от Лены. - Козел, хотя бы свет оставил. Терпеть не могу темноту!
        Глава 10.
        - Ирэн, Ирэн! Да, приди же в себя, девчонка!
        Голос показался Ирэн каким-то глухим, как будто доносился из бочки.
        - Моя голова, - еле слышно простонала девушка. Кто-то слишком усердно ее трусил плечи, поэтому голова раскалывалась от боли еще сильнее, а глаза никак не хотели открываться.
        - Черт, Ирэн, у нас нет времени. Открой глаза. Ирэн! - кто-то стал похлопывать ее по щекам, с каждым разом ударяя все сильнее.
        - Хватит, хватит, я ... я ... - прохрипела девушка.
        - Ирэн, открой глаза и посмотри на меня!
        Ирэн собрала остатки своих сил и, наконец-то, с трудом разлепила веки, которые, казалось, были просто смазаны клеем и никак не хотели или не могли открыться.
        - Ирэн, посмотри же на меня! - голос звучал близко и слишком громко, а лицо говорившего все время расплывалось перед ее глазами.
        - Кто ты? - девушка сфокусировала свое зрение на человеке, который сейчас стоял перед ней и представлялся просто темным размытым пятном. Ирэн снова закрыла глаза и постаралась поднять руки, чтобы закрыть ими лицо. Как ни странно, на ней не было ни веревок, ни наручников, что правда, конечности и без того казались настолько тяжелыми, как будто ватными, совсем неуправляемыми, и сильно дрожали. Ирэн все-таки удалось прикоснуться к лицу и потереть глаза, надеясь, что это вернет им остроту. Сейчас она вряд ли могла похвастаться своим прекрасным вампирьим зрением. Но все же после нескольких секунд вглядывания в темное размытое пятно, оно стало медленно приобретать более четкие формы и Ирэн уже смогла разглядеть склонившегося к ней мужчину.
        - Ренат? Это вы? - с недоумением в голосе прошептала Ирэн.
        - Ну, слава Богу! Очнулась.
        - Где я? - Ирэн хотела осмотреться, но полутемное помещение было пока что слишком сложным заданием для ее еще не полностью восстановившегося зрения, да и Ренат, стоявший прямо перед ней, загораживал почти весь вид широкой спиной.
        - Нет времени на глупые вопросы. Скажите, вы сможете с ним справиться или нет? - Мужчина наклонился еще ниже к лицу девушки, и положил свои большие ладони на ее плечи, стараясь привлечь к себе ее все еще рассеянное внимание. Ирэн удивилась, что он вдруг почему-то обратился к ней на "вы".
        - О чем вы говорите? - постаралась уточнить у него девушка, явно не понимая его необычного вопроса.
        - Господи, не тупи! Ты сможешь победить Нириана или нет, - перешел на фамильярный тон Ренат.
        - А вам-то, какое дело, - голова Ирэн еще гудела, отказываясь соображать, но постепенно к ней возвращалась память о происшедшем, и приходило понимание происходящего.
        - Говорите, - и Ренат ощутимо сжал плечи Ирэн, намеренно причиняя ей боль. - Ну же, говори!
        - Только после того, как ответишь на мой вопрос, - Ирэн слегка скривилась, выражая недовольство и стараясь скрыть, как же на самом деле ей было плохо и больно.
        - От вашего ответа будет зависеть, на чью сторону мне встать, - прошипел прямо ей в лицо Ренат.
        Брови Ирэн непроизвольно поползли вверх от удивления, и она немного отклонилась от мужчины, пытаясь заглянуть в его глаза. Такого ответа она точно не ожидала.
        А Ренат тем временем, как-то воровато оглядываясь по сторонам, наклонился к ней еще ближе и шепотом продолжил:
        - Так сможете его победить или нет? У нас очень мало времени. Он скоро придет и тогда я уже ничего не смогу для вас сделать.
        - Не понимаю я тебя, Ренат, - произнесла равнодушно Ирэн и передернула плечами, стараясь сбросить руки мужчины с себя. - Думаешь, он не убьет тебя? Надеешься на то, что тебе хватит ума перехитрить его? - Ирэн засмеялась и в ее смехе была неприкрытая язвительность. - Какая наивность!
        - Не твое дело, - вдруг грубо рявкнул Ренат. Он явно никак не мог определиться, как ему к Ирэн относиться и обращаться.
        - Зачем ты помогаешь ему? - спросила вдруг Ирэн и с какой-то жалостливой тоской посмотрела на мужчину. - Или ты так и не понял, что он хочет уничтожить всех вампиров в этом мире? Он убьет всех и спокойно вернется на Терриас.
        Ренат довольно хмыкнул, оглянулся и снова зашептал:
        - В том то и дело, мне, в принципе, все равно. Я ведь ... не вампир.
        - Не вампир? - глаза Ирэн округлились от удивления. - Не вампир? Это как? Почему?
        - Сейчас не время обсуждать мое происхождение, - буркнул недовольно Ренат.
        Ему явно не хотелось раскрывать свою тайну, но, видя упрямо сжатые губы девушки, он понял, что без объяснений ему никак не обойтись.
        Поэтому Ренат осторожно присел на корточки возле стула, на котором сидела Ирэн.
        - Очень давно, Алексис пообещал своему отцу, что его род никогда не угаснет, - быстро и тихо Ренат начал свой рассказ. - Когда он стал вампиром, то думал, что у него нет детей, и уже, понятное дело, никогда не будет. Но, когда он вернулся в замок отомстить за предательство, то узнал, что одна из его служанок забеременела от него, и родила сына. Он нашел ее. Я его прапраправнук. Или что-то около того. Всегда путался в количестве этого "пра".
        - Но в тебе явно чувствуется кровь вампира, - в замешательстве заметила Ирэн.
        - Да, это так. Алексис всегда поддерживал свой род и деньгами, и властью, и силой. Я последний представитель нашего славного рода, - Ренат усмехнулся. - Когда я родился, то у меня обнаружили болезнь и.... Короче, я бы умер, если бы Алексис не давал мне кровь.
        - Но он не обратил тебя. Почему?
        - Потому что он все еще ждет и надеется, что у меня появится ребенок, наследник его славного и достойного рода. Но, то ли по здоровью, то ли из-за его крови, этого пока не случилось, как я не старался, - Ренат улыбался, но в его глазах была грусть и печаль. - Вот и вся моя история, я удовлетворил твое любопытство? Теперь твоя очередь. Ты справишься с Нирианом?
        Ирэн смотрела на Рената и хмурила свои тонкие брови. Она питала странные чувства к этому мужчине. Ей было его жалко, с одной стороны, а с другой, он сам выбрал свой путь и никто в его жизни не виноват. Все платят за совершенные ошибки, за свой сделанный выбор, все, только кто-то в большей, кто-то в меньшей степени.
        - Зачем ты вообще решил связаться с ним? Зачем решил помогать?
        - Черт, Ирэн, - Ренат снова нервно оглянулся, все еще сидя перед ней на корточках. - Ты можешь ответить? Тебе хватит сил победить Нириана? - затем его глаза сузились. - Да, ты просто сама этого не знаешь! - догадался он. - Ты все еще не знаешь, на что способна! Твоя сила нестабильна.
        - И что? Тебе что из этого? - выдохнула Ирэн. - Тебе какая разница?
        Ренат быстро поднялся, и, схватив Ирэн за плечи, нагнулся прямо к ее лицу и презрительно зашипел:
        - Пока я ему помогаю, я и Алексис остаемся в живых, понимаешь? Он убил всех Магистров одного за другим. И никакие силы сверхвампиров им не помогли. Нириан просто скормил этих напыщенных идиотов своим отвратительным созданиям. И скоро дойдет очередь до тебя и твоих друзей. Усекла или мне стоит еще раз повторить? - он нарочно еще сильнее сжал руки на ее хрупких плечах, но Ирэн, крепко сцепив зубы, не издала ни звука, не отрываясь глядя в его глаза. - Поэтому тебе стоит собрать все свои силы и, наконец-то, решить, черт тебя возьми, сможешь ты его победить или так и будешь пялиться на меня своими зелеными глазами.
        - Отпусти! Мне больно, - Ирэн смотрела на Рената, видя, как он закипает от злости, но из последних сил сдерживается, чтобы не ударить ее, и в ее душе стало подниматься отвращение к этому недочеловеку. - Отпусти, - твердо произнесла девушка и сила в ее голосе заставила Рената отшатнуться от нее, но плечи он так и не отпустил, крепко сжимая и что-то усиленно пытаясь разглядеть в глубине ее горящих негодованием глаз.
        - Ренат, девушка попросила отпустить ее, - раздался приятный мужской голос. - Ты нарушаешь законы моего гостеприимства.
        Как только Ренат услышал этот голос, его руки, которые сжимали плечи девушки, неприятно задрожали, и он быстро отпустил Ирэн и отошел ей за спину.
        "Спрятался", - подумала девушка и усмехнулась.
        - Простите, Хозяин, - как-то слишком скромно ответил Ренат.
        Ирэн не сдержалась и громко хмыкнула.
        - Нириан, - постаралась как можно спокойнее и равнодушнее произнести Ирэн, но ее голос все же дрогнул, выдавая истинное состояние.
        На лице бывшего Императора расплылась довольная улыбка. Он прошел в комнату и тут же включился яркий свет, и Ирэн смогла, наконец-то разглядеть, где она находиться.
        На больших, почти во всю стену, окнах не было штор. За ними был густой сумрак, не позволяющий рассмотреть хоть что-то из открывающегося пейзажа. Значит, сейчас или очень поздний вечер или слишком раннее утро, отметила про себя девушка. Сама по себе комната была не слишком большой и, кстати, довольно скудно обставленной. Возле окна стоял низкий деревянный столик, рядом с которым находились два мягких кресла. Слева от окна на стене висела большая картина старого замка 16 или 17 века, как раз под картиной стоял небольшой кожаный диванчик, на изогнутых ножках, довольно потертый и потрепанный, а справа от окна была странная стена, сложенная из камня без следов штукатурки.
        Ирэн сидела почти посреди комнаты, а за ее спиной стоял Ренат, вцепившись в спинку ее стула. Его лица она не видела, только слышала тяжелое прерывистое дыхание и нервное дрожание его рук. Свет, который заливал комнату, лился из единственной люстры, висевшей как раз над головою Ирэн.
        Нириан сел в одно из кресел и с интересом стал разглядывать свою пленницу, не говоря ни слова. Ирэн старалась не ерзать на стуле под его неприятным взглядом, пытаясь хоть как-то взять себя в руки. Под взглядом этих холодных, но любопытных глаз, ее кожа покрылась колючими неприятными мурашками. Она нервно перевела дыхание, стараясь унять бешеное сердцебиение. Нервное состояние девушки ему явно доставляло извращенное наслаждение.
        - Вот смотрю я на тебя и не понимаю, зачем тебе это? - вдруг спросил Нириан, насмешливым тоном. - Так хочется спасти мир?
        Ирэн сидела и из последних сил старалась не выдать своего удивления и не понимания.
        - А вам, зачем все это? - хотя она и пыталась выглядеть расслабленной, но ее голос предательски дрогнул.
        - Дурочка, я же хочу спасти тебя и остальных таких же дурочек, которые придут за тобой через тысячелетия, - на тонких губах Нириана появилась улыбка, от которой Ирэн передернуло.
        Но девушка в ответ только улыбнулась и слегка наклонила голову набок, удивленно приподняв одну бровь. Нириан усмехнулся, видя ее титанические усилия держать себя в руках, но ничего не ответил, продолжая ее разглядывать.
        - Расскажу я, наверно, тебе свою историю, может, тогда ты поймешь меня и даже простишь.
        - И не надейтесь, - ехидно хмыкнула Ирэн.
        - Ну почему же? В моей жизни многое случилось и, возможно последствия именно этих событий, и вынуждают меня сейчас так действовать.
        - Вам так важно мое понимание или вы просто тяните время? - Ирэн немного успокоилась и даже смогла расслабиться, принимая более удобную позу на жестком стуле с высокой спинкой. Хорошо, хоть не табуретка досталась. Она чувствовала, как напрягся за ее спиной Ренат.
        - Возможно, мне действительно важно, чтобы именно ты поняла меня. Ну, а время... это тоже. Я кое-кого жду, - Нириан закинул ногу на ногу и скрестил руки на груди.
        - Почему вы хотите уничтожить Сердце Терриаса? - вдруг ляпнула Ирэн.
        - Догадалась? - она видела, что ее вопрос вызвал странное удовлетворение и восхищение в глубине этих холодных глаз.
        - А тут не трудно было сообразить. Так почему вы хотите уничтожить свой мир? - решила удовлетворить свое любопытство Ирэн.
        - Когда мое с братьями правление подходило к своему логическому завершению, каждый из нас боялся даже выйти из замка, чтобы не наткнуться на свою истинную, - Нириан закрыл глаза и Ирэн заметила какая буря эмоций отразилась на его лице. - Но по случайному стечению обстоятельств или по злой иронии судьбы, мне пришлось покинуть нашу обитель и ..., да я встретил ее, встретил свою истинную, предназначенную мне небесами, - с иронией в голосе произнес Нириан, но девушке показалось, что именно за ней он пытается скрыть боль. - Ты же знаешь, что делает с тобою огонь истинного. Я тоже не смог сдержаться и встречался с ней снова и снова. Надеясь, что все-таки не она будет матерью следующих трех Императоров, - Нириан хмыкнул, - но... вскоре она обрадовала меня, что ждет ребенка. Тогда я все понял и прибежал к братьям, надеясь на их помощь и поддержку, - Нириан открыл глаза, посмотрел на девушку и улыбнулся своей глупости и наивности. - Видела бы ты, какие у них были лица! Каждый из них был рад, что сия участь миновала его! - радостный смех Нириана был слишком наигранным. На его губах была ехидная улыбка, а в
глазах затаенная боль и обида.
        Ирэн старалась слушать, сохраняя на лице безразличное выражение и никак не выдать не только своего крайнего любопытства, но и тревоги, которая упорно заполняла все ее естество. Что-то в рассказе Нириана заставляло ее напрягаться, а сердце учащенно биться. Она чувствовала, что он не просто так решил рассказать ей историю своей жизни и начал именно с этого момента.
        - И тогда я попросил братьев, чтобы они отдали свою силу моим не рожденным еще детям, возможно, это бы спасло и мою истинную. Ведь на протяжении ни одной сотни лет мы искали способ спасти мать будущих Императоров, но ничего не могли ни придумать, ни найти. В книге Императоров тоже не было никаких указаний, а только сетования тех, на кого выпал жребий судьбы.
        Ирэн сжала свои кулаки и крепко стиснула зубы, чтобы Нириан не услышал, как они стучат от страха. В животе все ее внутренности скрутились в тугой ноющий комок. А Нириан, не обращая на нее никакого внимания, с иронией продолжил дальше свой невеселый рассказ:
        - Братья отказали мне, и я понимаю их. Наверное, если бы кто-то из них тогда попросил бы меня об этом, я бы тоже отказал. Но в то время, я был так зол и расстроен, что буквально не находил себе места от всех переполняющих меня чувств. Они обрекали мою истинную на верную смерть. Они знали, что эти... монстры убьют ее душу и оставят мне на память только ее пустое и мертвое тело, - Нириан встал с кресла и, не глядя на Ирэн, повернулся к окну, вглядываясь в бледнеющий сумрак. - Тогда я исчез из замка и все время оставался с рядом ней, я знал, что у меня слишком мало времени и скоро она впадет в кому и уже никогда не выйдет из нее.
        Ирэн, не сдержавшись, тихо застонала. Нириан вдруг резко развернулся и, прищурив глаза, посмотрел на нее. Девушка сидела, сжавшись на стуле, и смотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых он видел растерянность и страх.
        - Какой у тебя срок? - спросил он.
        - Почти три месяца, - почему-то шепотом ответила Ирэн, начиная все больше понимать и догадываться о дальнейшей своей судьбе.
        Нириан всматривался в лицо девушки, и ей все сложнее удавалось не выдать своего смятения и панического ужаса. Она крепко сцепила руки и даже зажала их между колен, чтобы Нириан не заметил, как они у нее дрожали.
        - Они ведь не сказали тебе?! Я прав? - Он в два шага преодолел разделяющее их расстояние, и, нагнувшись к Ирэн слишком близко, так что даже мог услышать сумасшедший стук ее сердца, смотрел прямо в ее глаза, как будто старался проникнуть в самые потаенные мысли и чувства. - Они ничего не рассказали тебе, - теперь в его голосе была жалость, и это уже был не вопрос. Как она ни старалась скрыть от него свое состояние, он читал ее, как открытую книгу.
        Ирэн смотрела, не отрываясь и даже не моргая, в его бледные глаза и ничего не говорила. Сильный спазм сжал ее горло, и какой-то странный горячий комок не позволял ей выдавить из себя ни звука. Она только и могла, что молча пялиться на него зелеными перепуганными глазами и не стараться не заплакать.
        - Значит ни Руфус, ни Стаурус не сказали тебе, что тебя убьют твои же собственные дети? - он запрокинул голову и рассмеялся. - И после этого ты все еще хочешь дать жизнь этим монстрам?!
        Ирэн непроизвольно положила руки на свой живот, пытаясь унять дрожь и успокоить маленькие скрученные комочки внутри себя. Нириан перевел свой горящий яростным гневом взгляд на ее живот и несколько мгновений просто прожигал взглядом ее руки, которыми она старалась укрыть своих детей от предстоящей им участи.
        - Они сожгут твою душу, оставляя только телесную неживую оболочку, - не сказал, а злобно выплюнул Нириан. - Хотя..., - он отошел от девушки, медленно подошел к своему креслу и, облокотившись на его спинку, как-то слишком равнодушно продолжил: - Когда три отпущенных месяца были на исходе, я рискнул и отдал ей свою силу, - глаза Ирэн округлились от удивления, но она промолчала. - Да, я отдал силу Императора одному из своих сыновей, надеясь, что он спасет свою мать и ей хватит сил выжить после родов. Но ничего не изменилось, она не только впала в кому, но и умерла при родах, просто исчезла, мне не осталось даже ее тела. Мой собственный сын Делиан, наделенный силой Императора, убил не только свою мать, но и своих нерожденных еще братьев. Я остался один, с маленьким убийцей на руках и не знал, что мне теперь с этим делать. Рассказывать братьям, что у меня нет больше силы, я не хотел и все еще злился на них. Тогда я просто решил спрятать ребенка от своих и от их глаз подальше и посмотреть, что же случиться потом, ведь наш срок подходил к концу, отпущенная нам тысяча лет медленно, но истекала. Терриас
вполне мог остаться без новых Императоров, - Нириан замолчал, вспоминая и переживая снова и снова те страшные и неприятные для него мгновения боли и тоски.
        Он безмолвствовал уже несколько минут, и Ирэн даже перестала ждать продолжения этого рассказа. Но как ни странно, Нириан нервно сглотнул и, подняв на нее свой взгляд, как-то слишком весело продолжил:
        - Представляешь, в какой-то глуши, почти на задворках мира, я нашел девушку, для которой оказался единственным истинным. Это было так ... романтично, что ли. Думаю, ты меня понимаешь? Насколько я знаю, у тебя есть такой, для кого ты тоже являешься единственной истинной, ведь так? Это приятно осознавать, что кто-то любит тебя просто так, без надежды на взаимность, без претензий и обязательств. Это просто бодрит!
        Ирэн хотела ему ответить, но Нириан продолжил, не дожидаясь ее явно ядовитых слов:
        - Я все ей рассказал и оставил ребенка с ней. А сам вернулся назад, в замок, ничего не рассказывая и не объясняя своим братьям. Прошло больше десятка лет, когда в замок забежал перепуганный Руфус и рассказал о том, что его истинная беременна. Я в душе злорадно потирал руки. Мне было интересно, что же предпримут мои дорогие братья. Я так и не смог их простить и забыть обиду. Естественно, мы тогда тоже отказали Руфусу, и случилось то, что называют стечением обстоятельств или судьбою, но я называю это проклятьем. Руфус случайно нашел моего сына, и подумал, что женщина, которая тогда была рядом с ним - его мать и моя истинная. Он приволок ее в замок и швырнул мне прямо в руки. Руфус был слишком зол и уже не контролировал свою силу. Если бы во мне была сила Императора, то ничего бы не случилось, но я не мог противостоять ему и поэтому....
        - Прикрывшись девушкой, спрятал свою душу в кольце, - закончила за него Ирэн. Она уже справилась с собою и шоком от услышанного, правда, ее руки все еще дрожали, но в голосе появилась уверенность и твердость. Она начинала понимать, к чему ведет свой рассказ Нириан. Но странное спокойствие появилось в ее сердце.
        - Да, - не стал с ней спорить бывший Император. - Она закрыла меня собою, и это дало мне возможность спастись, - он видел, как Ирэн хмыкнула и отвернулась.
        Медленно он отошел от кресла, возле которого все это время стоял, облокотившись на высокую спинку, и, не дойдя до стула Ирэн пару шагов, остановился и тихо спросил:
        - А ты бы ради спасения своего истинного не пожертвовала бы своей жизнью, а?
        Ирэн старалась не смотреть на него, признавая, что в этот раз Нириан действительно был прав. Да, ради Стауруса, она могла бы пожертвовать своей жизнью, вот только как бы он после этого смог жить?
        - И вот теперь, зная, что тебя ждет, зная, что ты все равно умрешь, и Стаурус снова будет страдать, без малейшей надежды на твое возрождение, ты все равно пойдешь на это? Ты согласишься дать жизнь новым Императорам, чтобы спасти, по сути, чужой тебе мир и лишить своего истинного и себя счастья? Ведь я все это делаю и для тебя тоже. Я могу спасти твою жизнь. Просто отдай мне силу Императоров, и ты выживешь. Ты снова сможешь быть со своим любимым, и у вас еще будут дети.
        Он говорил так тихо и так трогательно, но под рукой Ирэн, которую она так и держала на своем животе, она четко слышала страх маленьких живых комочков, которые ожидали ее решения или приговора. А в душе ее закипало возмущение.
        Ирэн резко подняла голову и твердо посмотрела в блеклые глаза Нириана. Да, он жалел ее и даже сочувствовал, но почему-то в глубине его глаз был холод и... предвкушение. Что-то не склеивалось, что-то не сходилось. Она явно чувствовала, что в словах Императора не было правды. Даже если она добровольно отдаст ему силу всех трех Императоров, им все равно не выжить. Она это так четко ощутила, как будто прочитала его мысли.
        - А тебе, что за польза от всего этого? - прищурившись, спросила Ирэн.
        - Глупая, я же за тебя переживаю и за будущее Терриаса.
        - За будущее Терриаса? Не смеши меня! Ты хочешь лишить его этого будущего, уничтожив кристалл и Императоров. Валий тоже хотел этого, но у него ничего не вышло.
        - Ну да, ну да, а ты у нас великая спасительница! Не задумываясь, отдашь жизнь за Терриас? Патриотка! А Валию я сам лично голову оторву, когда найду. Такую игру мне поломал. Я столько лет планировал, а он решил меня перехитрить и захватить власть на Терриасе. Жаль только, что Стаурус его тогда не убил, мне бы меньше мороки было.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Все просто, моя девочка. Всю операцию на Терриасе я спланировал еще очень давно и Валий был моим исполнителем, но, видите ли, ему этого оказалась мало. Он захотел стать единым правителем Терриаса. Идиот!
        - А чем твои желания отличаются от его? - хмыкнув, спросила Ирэн.
        - Ты не понимаешь и, похоже, никогда не поймешь меня. Сейчас я предлагаю тебе единственный шанс, чтобы выжить и спасти близких тебе людей. Но, как я вижу, тебя это не интересует. Мне жаль, девочка.
        - Нириан, чего ты действительно хочешь? - Ирэн смотрела на бывшего Императора, прищурив глаза и одновременно стараясь понять, к чему он ведет, и чего же на самом деле ему нужно от нее. Хотя она понимала, что он желает получить от нее лично, вот только для чего это все? - Тебе нужны кристаллы? Но ты же знаешь, что у меня их нет.
        Нириан засмеялся, и впервые Ирэн почувствовала искренность в его голосе и смехе.
        - Девочка, ну насмешила. Неужели ты думаешь, что я тебя вот уже больше получаса развлекаю разговорами о моей бедной и несчастной судьбе, только для того, чтобы ты отдала мне кристаллы? Глупая, я и так знаю, где они и поверь, очень скоро они будут у меня. А тебе я все это рассказывал, чтобы дать шанс выжить. Но если ты против....
        - Я не отдам тебе силу, - глядя прямо в его глаза, твердо и уверенно сказала Ирэн.
        Нириан резко оборвал свой смех и долго смотрел в ее серьезные глаза, видя в них решительность и непоколебимость. Девушка вжалась в спинку стула, и все ее тело было напряжено и натянуто, как струна, и только в ее глазах была решительность и ни малейшего страха. Он видел, что она приняла решение, единственное приемлемое для себя в сложившейся ситуации, и хотя и знала, что умрет, но уже не боялась этого. Она понимала, что Стаурус будет страдать после ее смерти, но сознательно шла на это. Что же за сила кроется в ее маленьком упрямом сердце?
        - Что ж, ты сказала - я услышал. - Нириан повернулся к ней спиной, и Ирэн судорожно перевела дыхание, стараясь сделать это как можно тише.
        Нириан медленно подошел к своему креслу, постоял возле него несколько мгновений, что-то сосредоточенно обдумывая, а потом осторожно опустился в кресло и, откинув голову на спинку, закрыл глаза.
        Ирэн смотрела на него и не понимала, что происходит. Она думала, что после ее ответа, он разозлиться, начнет кричать, ругаться, угрожать, а Нириан просто отвернулся и спокойно проследовал на свое место. И сейчас сидит, закрыв глаза, со спокойным выражением на бледном лице, не обращая на нее никакого внимания. Он тянул время, это она поняла сразу же, как только он начал свой рассказ. Он явно чего-то или кого-то ждал. Но кого и для чего? Неужели он действительно нашел кристаллы? Тогда, что случилось с Дракулусом и остальными?
        Ирэн начала ерзать на стуле. Беспокойство и страх, холодными клещами сжали ее сердце. Когда речь шла только о ней, она не боялась. Нет, конечно, боялась, переживала, но верила и надеялась, что у них все получится и, возможно, сила Императоров позволит ей выжить или хотя бы даст время Стаурусу ее переродить. А потом... она знала, что он будет ждать ее столько, сколько понадобиться. Да, она понимала, что ему будет больно, она осознавала, что едва ли может себе представить, что он переживет за это время, но если это единственный способ спасти Терриас, они не могут его упустить, как бы тяжело им впоследствии не было. Она даже удивилась, как быстро смирилась со своей собственной участью. Наверно, где-то в глубине ее сознания, она это предчувствовала, когда видела на протяжении этих двух месяцев глаза любимого человека, видела в них невыносимую боль и отчаяние, чувствовала его слабую надежду и тяжелые гнетущие опасения. Но она даже боялась представить, как поведет себя и как измениться ее решение, если смерть будет угрожать людям, которых она любит. Сможет ли она тогда вот так же твердо стоять на своем.

        - Ирэн, Ирэн, ты разочаровала меня, - прервал ее размышления спокойный и тихий голос Нириана.
        - Правда? - искренне удивилась девушка. - Ну, извини. Я не специально.
        - У тебя еще остались силы шутить, - Ирэн увидела на его тонких губах улыбку. - Я думал, что ты все поймешь и отдашь мне добровольно силу Императоров, что ж, жаль. Хотя, знаешь, я не ошибся в тебе. Мне жаль тебя, но я горжусь, что у моего правнука такая сильная истинная. Посмотрим, достоин ли он тебя.
        Ирэн хлопала своими длинными ресницами с недоумением разглядывая Нириана, который так и сидел в кресле с закрытыми глазами.
        - Что? - голос Ирэн задрожал и неприятный холодок пополз по ее спине и рукам.
        - Посмотри на это тело, Ирэн. Его жизнь поддерживала только кровь Императора. А сейчас, когда больше ни одного Императора не осталось, мне нужна эта сила, чтобы переселиться в другое тело: молодое, красивое, сильное. Вот так, - и Нириан открыл глаза.
        - И все? Так все это ты задумал только для того, чтобы получить новое тело!?
        - Ну, почему все! У меня большие планы, очень большие, и у меня было много времени, чтобы все продумать, принять решение и составить план действий.
        - Тогда чего ты ждешь? Зачем тянешь время?
        - Кристаллы, мне нужны кристаллы. Их скоро принесут... твои друзья, - Нириан посмотрел на Ирэн. Ее обескураженное выражение лица, вызвало у него лукавую улыбку. - Я знал, что ты отдала кристаллы Дракулусу. Это было верное решение, с твоей стороны. Ведь никто, кроме Князя ночи и других Магистров не мог больше пробраться в Убежище. Но, понимаешь, этим своим решением ты обрекла его на верную смерть. Он, видите ли, не захотел отдавать их добровольно, поэтому...
        - Ты... ты... убил его, - прошептала Ирэн. Она не могла и не хотела в это верить, но спокойное и равнодушное лицо Нириана убеждало ее в том, что пугать ее или обманывать он не будет.
        - Пришлось, - небрежно пожал плечами бывший Император. - Жаль, конечно, но пришлось.
        - Пришлось? - Ирэн чувствовала, как слепая ярость начинала подниматься из глубины ее сознания, норовя вырваться наружу уже неконтролируемым бешенством.
        - На войне, как на войне, моя дорогая, не так ли у вас говорят? Не стоит ввязываться в бой, если не готов к потерям, - Нириан посмотрел на девушку, и в его глазах появилось странное выражение. Ирэн так и не смогла правильно разгадать его. То ли он ей сочувствует, то ли сам сожалеет. - Сначала я отдал несколько другой приказ, и мои... люди пришли к тебе домой, - спокойно продолжил Нириан. - Ну да, признаю, я сперва подумал, что ты могла оставить кристаллы там. Я недооценил тебя поначалу, признаю свою ошибку. Это был смелый ход, доверить кристаллы другому, - Ирэн взирала на Нириана, открыв рот и только странный хрип вырывался из ее горла. - Так вот, когда мои этолы пришли к тебе, то наткнулись там на Дракулуса. Он поступил совсем не гостеприимно, грубо. Накинулся на них и многих убил, - скорбно покачал головою Нириан.
        - Там, там..., - заикаясь, начала Ирэн. - Там... девушка была с ним.
        - Да, была, но, к моему огромному сожалению, ее тоже пришлось убить, - сухо констатировал Нириан.
        - Ты... ты... ты сволочь! За что ты убил Мари, что она тебе сделала? Она была обыкновенным человеком и ничего не знала ни о Терриасе, ни о кристаллах, будь они не ладны. Зачем? К чему такая жестокость? - закричала Ирэн, еле сдерживая слезы.
        - Если бы он сразу отдал кристаллы, она бы осталась жива! - Нириан резко поднялся с кресла, гневно глядя на Ирэн. - Он сам виноват! Кровь этой девушки и Дракулуса на твоих руках, Ирэн. Ты не должна была доверять свою ношу другим. Они умерли из-за тебя!
        Ирэн смотрела на него, крепко сцепив зубы, чтобы только не закричать, а Нириан возвышался над ней и в его глазах полыхало пламя. Она четко увидела и поняла, что он обвинял ее сейчас не в смерти близких ей людей, а в том, что осуществление его собственных планов продвигается очень медленно и с постоянными проблемами и осложнениями. И это было именно из-за нее, из-за ее преданных друзей, из-за ее неординарных решений и поступков. Поэтому Ирэн попыталась унять собственный огонь, бушевавший в крови, взяв себя в руки, она немного расслабилась и как могла спокойнее сказала:
        - Если ты его убил, то теперь никто не принесет тебе кристаллы. Никто, кроме него, не войдет в Убежище. Даже я тебе не помогу, убей ты хоть всех моих друзей.
        - Как же ты наивна. Ты все еще недооцениваешь меня. Я, конечно же, сразу подумал о том, что как только он принесет кристаллы в Убежище, то сразу же закроет в него доступ кому бы то ни было. Поэтому я не убил Дракулуса... сразу, - ласково глядя на Ирэн, проговорил Нириан. - Я не убил его, и он дожил до того момента, как двое из твоих друзей нашли его и успели поговорить с ним. Он рассказал, где кристаллы и как их достать, так что они скоро будут у меня. Это вопрос времени. Скоро они принесут мне их, - он в упор смотрел на девушку и ждал ее реакции. И она его не подвела.
        Ирэн резко дернулась, но холодная сталь клинка возле горла быстро остановила ее. Она и забыла, что все это время Ренат стоял за ее спиной, как всегда наготове и вооруженный.
        - Не делай глупостей, - Нириан потянулся, разминая уставшие мышцы. - Это тело, оно такое слабое.
        - Я убью тебя, - очень тихо, как обещание самой себе, прошептала Ирэн, но Нириан ее услышал.
        Он лениво улыбнулся девушке и медленно подошел к каменной стене.
        - Знаю, что попытаешься, но вот получится ли? - рассмеялся он. - Знаешь, на этот случай, я приготовил для тебя небольшой сюрприз,- он нажал на скрытую пружину, запуская механизм, и стена стала медленно со скрежетом поворачиваться вокруг своей оси. Когда она развернулась на 180 градусов, Ирэн соскочила со своего места, даже не смотря на сталь острого клинка возле горла. Только резкая жгучая боль и теплые струйки собственной крови, стекающие по голой шее, привели ее в чувство, и сильные руки Рената заставили ее опуститься назад на стул. Теперь она с ужасом взирала на открывшуюся ей картину, крепко закусив губу, чтобы не закричать.
        - Стаурус, - прошептала она и перевела свой взгляд чуть левее. - Игорь, - и из ее глаз потекли долгое время сдерживаемые слезы.
        Сердце Ирэн сжалось. Похожая картина из ее не такого далекого прошлого, еще не забылась и не стерлась из ее памяти. Тогда два месяца назад, когда Алексис схватил Игоря, он также распял его на цепях у стены, только теперь браслеты на запястьях Игоря светились слабым розовым светом, вытягивая из него силу и жизнь. Такие же браслеты украшали и запястье Стауруса.
        Оба молодых человека были без сознания. Голова Стауруса упала на грудь, и его длинные волосы полностью закрывали его лицо. Рубашка была вся разорвана, и не скрывала его тело, всплошь покрытое ссадинами и царапинами, которое к тому же было еще залито кровью и странными черно-зелеными пятнами. Но Ирэн надеялась, что слишком глубоких ран на нем все же не было.
        Девушка перевела свой обеспокоенный взгляд на Игоря. Короткие волосы давали возможность разглядеть его бледное лицо, с темными кругами под глазами, а на правой щеке шел глубокий порез, кровь из которого уже не сочилась, а засохла грязно бордовой дорожкой до самой рубашки. Ирэн заметила, что Игорь был босым и его ноги были в прямом смысле этого слова по щиколотки в крови.
        Ирэн передернуло, и неприятная ледяная дрожь пробежала по ее напряженному позвоночнику. Она даже не могла представить, через что им пришлось пройти, раз они в таком плачевном состоянии. Что же с ними случилось? Почему их двоих поймали? Где все остальные? Живы ли?
        - Ну, и как тебе мой сюрприз? - все время пока Ирэн разглядывала мужчин, Нириан наблюдал за ней, не сводя заинтересованного взгляда с ее лица и явно наслаждаясь быстрой сменой эмоций на нем. И последнее выражение, только на миг промелькнувшее в зеленой глубине глаз, ему не понравилось.
        - Сволочь, скотина, мразь, подонок! Я убью тебя, я тебе клянусь в этом, - Ирэн перевела свой горящий ненавистью взгляд на Нириана, и почувствовала, как сталь клинка еще сильнее врезалась в ее шею, но даже теплая кровь, которая потекла по груди, ее не остановила. Она подалась вперед. - Я убью тебя, чего бы мне это не стоило, даже если умру, но ты уйдешь вместе со мной.
        Нириан прищурился и зашипел ей в ответ:
        - Это мы еще посмотрим. А сейчас держи себя в руках и обуздай свою силу, иначе они умрут, хотя и быстро, но за то навсегда. Поняла меня?
        - Что... ты... хочешь? - по слогам прорычала Ирэн, медленно опускаясь на стул.
        - Я тебе уже говорил, что мне надо. Но могу и повторить: мне нужна сила Императоров и кристаллы. А еще, - Нириан улыбнулся и, кивнув в сторону прикованных мужчин, вдруг спросил:
        - Скажи, кому из этих двоих мне сохранить жизнь?
        Ирэн не успела ничего ответить на его каверзный вопрос, как раздался слабый стон Игоря и Нириан быстро повернулся к стене.
        - А уже приходят в себя. Это хорошо. А то я уже что-то заскучал. Как собеседник ты, Ирэн, полный ноль.
        Девушка видела, как Игорь с трудом открыл глаза и приподнял голову. Мутным взглядом он окинул помещение, в котором оказался. Потом посмотрел на стоящего перед ним Нириана, и на его лице появилось удивление. Он явно надеялся увидеть знакомое лицо, но мужчину, который сейчас нагло улыбался ему, он видел впервые. Нириан хмыкнул, а потом отошел чуть в сторону, позволяя Игорю рассмотреть и свою гостью. Как только Игорь разглядел Ирэн и Рената с клинком у ее шеи, он так сильно дернулся, что цепи заскрипели, а браслеты засветились сильнее, реагируя на его силу, и спеша побыстрее поглотить ее.
        Слезы текли по щекам Ирэн, но она ничего не смогла ему сказать. Ирэн просто закрыла глаза, чтобы не видеть боль и отчаяние на его лице.
        - Не... дергайся... и не трать... силу... напрасно, - услышал Игорь слабый хриплый голос рядом с собою.
        С трудом он повернул голову влево и смог разглядеть прикованного к стене рядом с собою Владыку. Тот уже полностью пришел в себя и сейчас усиленно мотал головою, стараясь убрать волосы с лица и глаз.
        - Стаурус, и ты здесь? - прошептал Игорь.
        Тот в ответ только кивнул. Наконец, ему кое-как удалось убрать волосы с лица, и когда он поднял голову, то смог разглядеть стоящего невдалеке и ухмыляющегося Нириана.
        - Нириан, - то ли утверждал, то ли спрашивал Владыка. В его тихом шипящем голосе была сталь и клокотала еле сдерживаемая ярость.
        - Ну, что Ирэн...
        - Ирэн? - взгляд Стауруса заметался по комнате, а когда он увидел ее, то больше не спускал глаз с бледного заплаканного лица. - Отпусти ее, - попросил Стаурус. - Я сделаю все, что ты захочешь.
        - Извини, Стаурус, но ты мне не нужен, - усмехнулся Нириан, разглядывая встревоженное лицо своего правнука. - Хотя, это не совсем так, но это решать не тебе и не мне. Правда, Ирэн?
        Нириан повернулся к заплаканной девушке. Слезы все еще текли по ее щекам и у нее никак не получалось взять себя в руки и успокоиться.
        - Ну, так что, девочка, скажи, кого из этих двоих мне оставить в живых? - ласково спросил Нириан. - Хорошо, что вы присоединились к нашему разговору, - повернувшись к Стаурусу, произнес он, давая Ирэн время, чтобы осмыслить заданный вопрос и принять решение, хотя ответ на него он и так знал. - Знаешь, мой дорогой правнук, наверно ты еще не задумывался над одним не простым вопросом, но меня он давно тревожит. И сейчас Ирэн поможет нам разобраться в этом, да, девочка? - Нириан подошел к Ирэн и нагнулся над ней. - Ну, так что, Ирэн, скажешь, кого из них ты бы хотела оставить в живых, а? Кто из этих двоих является отцом твоих детей? - четко и громко произнес Нириан.
        Ирэн подняла на него глаза, осознавая то, что он только что сказал. Ее никогда раньше не волновал этот вопрос, он просто не приходил ей в голову. Ну, если еще учесть, что о своей беременности она узнала сравнительно недавно, то у нее просто не было времени, задаваться такими вопросами. Но сейчас странное чувство неуверенности закопошилось в глубине ее сознания.
        Ирэн перевела свой растерянный взгляд, на замерший в ожидании ее ответа, мужчин, прикованных к каменной стене. В аметистовых глазах Стауруса была тревога и ... любовь. А на лице Игоря читалось изумление и не понимание, а может недоверие.
        - Ну же, говори, не томи нас! Или ты просто сама еще не знаешь? Не можешь никак посчитать? - с иронией фыркнул Нириан.
        Ирэн отпустила голову, пряча выражение своих глаз. Было ли ей стыдно, горько или обидно, она не знала. Тревога и сомнения поднимались в ее душе, и она действительно пыталась посчитать сроки и от волнения никак не могла сложить всего несколько цифр. Ее уже стала накрывать паника, и она знала, еще немного и она не выдержит, и просто напросто сорвется. Но вдруг странное чувство спокойствия и нежности накрыло ее с головою. Появилась приятная легкость во всем теле. Кто-то осторожно касался ее сознания, вселяя уверенность и разгоняя малейшие сомнения. Она не стремилась разобраться в этих новых, вдруг нахлынувших на нее, чувствах. Легкие касания Хранителя дарили долгожданное тепло и покой ее душе и телу. Ирэн улыбнулась, полностью расслабившись, откинулась на спинку стула и вольготно закинула ногу на ногу. Она окинула Нириана шаловливым взглядом и ласково спросила:
        - Тебе это так интересно, Нириан? - в ее голосе была явная насмешка.
        Сначала бывший Император опешил от такой резкой перемены не только настроения девушки, но и выражения ее лица. Но потом улыбнулся, отдавая должное ее самообладанию и контролю над собственными эмоциями, медленно подошел к своему креслу, сел в него, также откинувшись на спинку, и закинул ногу на ногу.
        - Интересно, - просто ответил он на ее вопрос.
        - Если объяснишь, зачем они тебе, - Ирэн кивнула в сторону каменной стены, - тогда и я отвечу.
        Она старалась не поворачиваться к прикованным мужчинам и поэтому не видела, какими глазами они смотрели на нее и какие чувства сменялись на их бледных лицах. Опешивший от происходящего, Игорь просто переводил свой обалдевший взгляд с Нириана на Ирэн, а Стаурус смотрел только не девушку, следя за малейшим ее движением и мимикой.
        - Ты не догадлива, моя дорогая, - перешел на игривый тон Нириан. - Я же тебе говорил, что мне нужно другое тело, и я его уже выбрал. - Нириан кивнул в сторону узников, так же не поворачивая к ним головы.
        - Что? - не сразу поняла его Ирэн. - Ты хочешь....
        - Да, сначала я думал, что мне очень даже подойдет тело Игоря. Он красив, молод, хорошо сложен, но потом я решил, что тело Владыки было бы более подходящим. Тем более, что Стаурус как никак мой родственник, а точнее правнук. Я знал, что на выброс твоей силы, Стаурус обязательно придет, и поэтому снял щит, чтобы облегчить им переход. Но Владыка решил перехитрить меня и отправил впереди себя Дракулуса, - Нириан повернул голову в сторону Стауруса, но тот продолжал смотреть только на Ирэн.
        - И теперь тебе нужно его тело и сила Трех Императоров, - Ирэн улыбнулась ему одними губами, а в глазах кипело негодование.
        - В самую точку, милая.
        - А если я откажусь? - спросила Ирэн, приподняв одну бровь.
        - Я убью их.
        - А как же тогда тело?
        - Найду другое. Незаменимых нет, - хмыкнул Нириан. - Решай, Ирэн, ты можешь сохранить ему жизнь.
        - Жизнь? По-твоему, это будет жизнь для него?
        - Ну, по крайней мере, его тело будет радовать тебя и дальше.
        Ирэн так искренне начала смеяться, что Нириан даже привстал со своего кресла, пытаясь рассмотреть девушку и понять ее странную реакцию на свои слова. Он и так не мог прийти в себя от удивления, все время наблюдая за ней и ведя эту глупую, никому не нужную перепалку. Что же позволило ей так быстро взять себя в руки? Он думал, что когда затронет тему отцовства, она начнет оправдываться, истерить, плакать, но на ее лице появилась насмешка и уверенное спокойствие. Это напрягало Нириана и тревожило. Девушка смеялась, и слезы текли по ее щекам.
        - Ой, насмешил. Уж не хочешь ли ты сказать, что, заняв тело моего мужа, ты будешь исполнять его супружеский долг, - и Ирэн снова задорно рассмеялась.
        Нириан нахмурился. Что-то с девушкой было не так. От страха и неуверенности не осталось и следа. Он бросил быстрый взгляд на своих пленников. И взгляд, каким Стаурус смотрел на свою истинную ему еще больше не понравился и заставил задуматься. В глазах Владыки была гордость, и они просто светились любовью и нежностью к женщине, которая сейчас сидела перед ним, на жестком стуле с острым клинком у горла, решая его судьбу, и искренне заливалась от смеха. Может это просто истерика? Нириан посмотрел на Игоря. Тот также как и он ничего не понимал и со страхом и беспокойством наблюдал за Ирэн.
        Только Нириан открыл рот, чтобы прекратить это неуместное веселье, как резко открылась дверь, и в комнату уверенной походкой зашел Серж.
        Он огляделся вокруг, кивнул Нириану, небрежным взглядом окинул прикованных мужчин и остановился недалеко от входа.
        - Ну как, справился? - тут же спросил его Нириан.
        - Что? Ты? - со злостью прошипел Игорь. Он смотрел на своего бармена горящими злобой и ненавистью глазами, а тот еще раз окинул равнодушным взглядом своего взбешенного Магистра и, повернувшись к Нириану, ответил:
        - Рокер доставит кристаллы в течение часа. Все остальные в подвале и в цепях. Хранителей пришлось убить, - его голос звучал безжизненно. В нем не было ни одной эмоции. Он четко и сухо давал отчет о проделанной работе.
        - Ах, ты сука, - Игорь задергался в цепях, но это привело лишь к тому, что браслеты на его руках стали светиться еще ярче, а он еще больше побледнел.
        - Игорь, возьми себя в руки и успокойся. Сейчас, - Стаурус сделал ударение на этом слове, - сейчас ты ничего не сможешь сделать, - с нажимом произнес он.
        Игорь повернул голову к другу. Он знал, что Стаурус понимал его состояние как ни кто другой. Поэтому Игорь с трудом выдохнул, пытаясь успокоиться.
        Серж перевел на них свой уставший безразличный взгляд, оглядел Стауруса с ног до головы и снова, не говоря ни слова, отвернулся.
        - Полок? - уточнил Нириан.
        - В подвале, - ответил ему Серж.
        Стаурус только заскрипел зубами.
        - Хорошо. Ты сказал, Хранителей пришлось убить? Обоих?
        - Да, медведя, когда он защищал девушку, а Зара уже позже, когда он напал на меня.
        - Сволочь, - не сдержался Стаурус, и посмотрел на притихшую Ирэн, не зная, как она сейчас отреагирует на известие о смерти Зара.
        Ведь фактически он сам предложил Зару снова стать ее Хранителем, понимая, чем тот рискует. И совсем не удивился, когда лицо оборотня просияло. Тогда Стаурус еле сдержался, чтобы не придушить его от ревности. Но он понимал, что спасти жизнь Ирэн по силам только ее Хранителю. Хотя и сам в этом сомневался, да и не только он. Но Стаурус не собирался упускать пусть маленький, но шанс на ее спасение.
        Он знал, почему Ирэн тогда разорвала связывающую ее с оборотнем нить. И сам второй раз обрек ее на это. Как ни странно, но сейчас во взгляде Ирэн лишь промелькнуло удивление, а потом она просто опустила голову, скрывая от всех недоуменное выражение лица.
        Ирэн молчала, пытаясь скрыть свои чувства. То, что Зар жив, она прекрасно ощущала, и даже знала, что он где-то рядом и сейчас щедро делиться с ней силой и спокойствием, забирая весь страх и напряжение на себя. Она одна понимала, что Серж врет, и теперь ей очень хотелось выяснить почему?
        - Молодец, хорошая работа, - похвалил Нириан. Серж только кивнул в ответ, искоса поглядывая на притихшую Ирэн. - Но у нас осталась одна небольшая проблемка.
        - Какая? - также без единой эмоции спросил Серж.
        - Ирэн не хочет отдать мне силу, - с искренним сожалением в голосе ответил ему Нириан.
        - Ну и дура, - Серж подошел ближе к каменной стене, оставаясь лишь в паре шагов от прикованных к ней мужчин, и демонстративно поворачиваясь к ним спиной.
        - Подойди ближе, чтобы я мог тебя задушить, - прошипел Игорь. Серж оглянулся на него через плечо и, мило улыбнувшись, ответил:
        - Чуть позже, дорогой.
        Игорь аж закашлялся в ответ на его слова, настолько его удивило все увиденное и услышанное: это непонятное обращение Сержа к нему, выражение его лица, голос и его мысли, а также чувства, которые он успел услышать.
        - Даже и не знаю, как ее теперь убедить, - причитал Нириан, жалобно вздыхая. - Она никак не хочет понять, что игры закончены и пришло время действовать. Что посоветуешь? - спросил Нириан у стоящего у стены Сержа.
        Тот просто равнодушно пожал плечами. А Ирэн подняла голову и открыто улыбнулась Нириану.
        - Ты же сам знаешь, что силу можно отдать только добровольно, - сказала она.
        - Да, ты права. Но знаешь, я придумал очень хороший, а главное действенный метод убеждения. - Нириан засмеялся и, ткнув пальцем в Игоря, сказал: - Я просто сейчас убью его, если ты не согласишься.
        - Нет, - голоса Ирэн и Сержа слились в единый.
        - Что? - потрясенно выдохнул Нириан, не зная, чья реакция его удивила больше.
        - Отец, ты обещал не трогать его, - и Серж встал прямо перед Игорем, стараясь закрыть его своим телом. Но его роста было не достаточно для этого, и теперь Игорь ошарашенными глазами глазел на белобрысую макушку перед собой.
        - Отец? - в голосе Ирэн было искрение недоумение.
        - Отец, - хмыкнул Стаурус и с иронией посмотрел на своего прадеда.
        - Ну да, отец. - Нириан странно вздохнул и откинулся на спинку мягкого кресла. - Представляешь, Ирэн, мой сын влюбился. Вроде бы ничего такого в этом нет. С кем не бывает. Но этого..., - Нириан ткнул пальцев в замершего Сержа, - угораздило полюбить Игоря. Нет, ну вот ты мне скажи и где справедливость в этом мире, - как-то по-киношному, слишком наигранно, протянул Нириан.
        - Игоря? - изумленно переспросила Ирэн и перевела свой ошарашенный взгляд на Сержа.
        На лице вампира впервые за все время, она увидела не скрываемые эмоции. Его брови были нахмуренными, губы поджаты, а глаза опасно блестели. Он сжал кулаки и с вызовом смотрел на отца, в любой момент готовый отразить его атаку.
        - Да, да, именно в Игоря. Мало того, что родился похожим на девчонку, так еще и истинного выбрал себе, - Нириан кивнул на Игоря, который сейчас выглядел как полный идиот с открытым ртом и выпученными глазами. Он впервые услышал настоящие мысли Сержа, и сейчас пытался дотянуться рукой до стоящего перед ним вампира. - Правда, его способность мне очень пригодилась, - продолжал спокойно Нириан, повернувшись снова к Ирэн. - Помнишь моих созданий? - спросил он.
        - Этолов? - уточнила Ирэн и ее передернула от одного только воспоминания об этих уродах и ошибках природы.
        - Именно. Серж не только управляет ими, но и не позволяет никому их почувствовать, - на удивленное и не понимающее выражение лица Ирэн, он объяснил: - Мой сын может хорошо управлять сознанием, как своим, так и чужими. Поэтому Игорь никак не мог определить его истинные чувства и мысли, - Ирэн переводила свой обалдевший взгляд с Нириана на замершего Сержа.
        - Как только освобожусь, так сразу же оторву тебе голову, - прошипел в спину Сержа Игорь, сквозь стиснутые зубы, все сильнее дергая свои цепи, которые не позволяли ему дотянуться до такой вожделенной цели.
        Серж оглянулся на него, и в его глазах на короткий миг появилась боль и обреченность.
        - Я согласен, - очень тихо сказал он. - Но для этого тебе надо еще дожить, поэтому побереги свои силы, - он кивнул на горящие уже красным сиянием браслеты, а затем снова повернулся к отцу. - Ты обещал мне сохранить его жизнь, - твердо произнес он.
        - Ну, зачем он тебе, а? Он никогда не ответит на твои чувства. Ты что этого не понимаешь?
        - Отец..., - начал говорить Серж, но тут дверь резко распахнулась, и на пороге комнаты появился этол.
        Он огляделся и как только нашел глазами Сержа, кивнул ему и отступил в сторону, пропуская в комнату Рокера и Сашку, за которыми следом шли еще два этола.
        - А вот и вся компания в сборе, - весело сказал Нириан и, легко поднявшись с кресла, быстро подошел к Рокеру.
        Но Рокер, не отрываясь, смотрел на Рената, который еще крепче перехватил клинок и снова прижал его к горлу Ирэн.
        - Да, да, вам, друзья, лучше не дергаться. А то за ваши ошибки, будет расплачиваться она, - сказал Нириан, а потом протянул руку к Рокеру. - Кристаллы, - требовательным тоном произнес он.
        - Рокер, не надо, - донесся до парня взволнованный голос Стауруса. - Просто отдай.
        Рокер, быстро оглядел обстановку в комнате, оценил положение дел, и, сделав для себя неутешительный вывод, молча вытащил из кармана кристаллы и положил их на раскрытую ладонь Нириана.
        - Молодцы, - усмехнулся бывший Император и, быстро схватив Сашку за горло, толкнул в руки одного из стоящих за братьями существ.
        - Чтоб тебя..., - дернулся Рокер, но этол, держащий Сашку, только оскалил свои клыки, с вызовом глядя на Рокера.
        - Брат, успокойся, - чуть слышно прошептал Сашка. - Еще не время.
        - Да, еще не время, - усмехнулся Нириан. - И что самое обидно, ваше время так и не настанет.
        Нириан кивнул второму этолу и тот прижал Рокера к каменной стене, вцепившись в его шею, как клещами.
        Бывший Император улыбался, перекатывая на ладони кристаллы, он рассматривал их, как будто видел впервые, радуясь, как ребенок, а затем, повернувшись к Ирэн, сказал:
        - Итак, девочка, теперь дело за тобой, или мне начать убивать их, по одному. Как надолго хватит твоей выдержки, а? - на его губах появилась довольная улыбка. Он знал, что ее сопротивление сломлено и теперь уговорить ее отдать ему силу Императоров, не составит труда. Сейчас в его руках были все составляющие. Осталось только их собрать в одно, и его цель, к которой он шел столько столетий, будет, наконец-то, достигнута.
        - Сволочь, - сквозь зубы процедила Ирэн.
        - Не хочешь по-хорошему? - спросил ее Нириан и кивнул этолу, держащему Сашку. Тот быстро прижал парня к своей груди спиною и, обнажив клыки, стал медленно опускаться к его шее.
        - Не надо, я согласна, - обреченно выдохнула Ирэн и попыталась подняться со стула, но Ренат все еще держал клинок у ее горла.
        Нириан смерил ее прищуренным взглядом, потом быстро кивнул Ренату. Ирэн тяжело поднялась, ее ноги затекли от такого долго сидения на жестком стуле. Стараясь не стонать и не шататься, она сделала два шага к Нириану и остановилась.
        - Давай кристаллы. Раз тебе нужна эта сила, я отдам ее тебе всю без остатка, только потом не пожалей, - прошипела девушка, глядя в горящие азартом глаза бывшего Императора.
        Нириан ей улыбнулся, и стал медленно подходить, к тому месту, где она стояла, протягивая кристаллы, лежащие на его ладонях. Он был весь в предвкушении и его губы так и растягивались в довольной улыбке. К двум кристаллам, что отдал ему Рокер, он добавил и тот, который забрал у Ирэн.
        - Ирэн, не делай этого, - в голосе Стауруса была тревога. - Он все равно нас всех убьет, слышишь? - Но она даже не взглянула в его сторону.
        Ирэн смотрела только в блеклые глаза Нириана, в которых был триумф и удовлетворение. Когда бывший Император приблизился к ней, протягивая на раскрытых ладонях кристаллы, Ирэн быстро схватила его за руки, сжимая и его ладони и кристаллы в своих маленьких горячих ладошках.
        - Тебе нужна эта сила - так бери ее всю, - и белый свет полился из ее рук, охватывая их ладони и кристаллы.
        Сначала Нириан улыбался, но когда свет пополз по его рукам все выше и выше, охватывая своим теплом сначала его руки по локти, потом по плечи, а потом, окутав его всего, тогда он и почувствовал тревогу. Что-то шло не так, не правильно. Он заволновался, стараясь вырвать свои руки из рук девушки. Но Ирэн продолжала, не отрываясь смотреть в его глаза, а свет все больше окутывал их фигуры и набирал силу. Он начинал сиять так, что ставало больно глазам. Волосы зашевелились на головах всех присутствующих, а волосы Нириана начали искриться, он вдруг закричал, пытаясь вырвать свои руки из ладоней Ирэн, но у него было такое ощущение, что они просто скипелись вместе. А свет все сиял и сиял, затопляя все вокруг.
        Ирэн уже не слышала криков Стауруса и Игоря. Не видела, как Рокер дрался с одним из этолов, не заметила, как Ренат выскользнул из комнаты. Она видела только горящие, пылающие болью глаза бывшего Императора, в тело которого вливалась такая сила, что удержать ее оно просто не могло. Она плавила его, сжигая живьем изнутри. Нириан просто горел и не мог это остановить. Его крик заглушал все остальные звуки вокруг, а Ирэн все еще не отпускала его рук и не отводила своих глаз от его пылающего лица. Казалось, белый огонь невероятной силы просто рвется из него наружу. Из выпученных глаз, из открытого в немом крике рта лился белый свет. Каждая пора его кожи пропускала тонкие лучики света, которым было мало места и они прорывали кожу, вырываясь на свободу. Потом огонь вспыхнул в последний раз, сжигая Нириана без следа, и стал перетекать назад в кристаллы, которые лежали на ладонях Ирэн. Через мгновение в центре комнаты осталась только девушка, тело которой все еще горело белым огнем, глаза светились, как раскаленные звезды. А от бывшего Императора на пол упало только покореженное кольцо с дымящимся камнем
посредине.
        Ирэн осторожно повернулась в сторону Стауруса и Игоря. Она видела как огонь, направляемый ее рукою, мягко обошел стоящих на его пути Сашку и Рокера, оттолкнул Сержа и сжег этолов. Затем, коснувшись оков, уничтожил их.
        Рокер успел поймать Игоря и поддержать Стауруса, когда их цепи исчезли, и уже ничего не удерживало их на стене.
        Ирэн смотрела в любимые глаза, полные страха и печали, а огонь, танцующий свой смертельный танец вокруг нее, начинал потихоньку перетекать из кристаллов обратно в тело своей новой хозяйки. Через минуту светились только ее глаза и чуточку искрились кончики волос. Ирэн стала медленно оседать на пол.
        Стаурус оттолкнул Рокера, который все еще поддерживал его под руку, и кинулся к Ирэн. Он успел подхватить ее на руки, но был слишком слаб. Игорь поддержал его и помог опустить Ирэн прямо на пол. Они стояли над ней на коленях, держа за руки, о чем-то спрашивая, но она уже ничего не слышала. Только одними губами прошептала: "Прости", и ее еще горящие белым светом глаза закрылись. Ладони Ирэн разжались, и на ее живот упало три кристалла.
        - И что теперь? Это что все? Она что умерла? - Игорь поднял свои встревоженные и обезумевшие от потери глаза на Стауруса и встретился с таким же безумным и отчаянным взглядом.
        Сашка быстро наклонился над Ирэн и приложил руку к шее.
        - Нет, ее сердце бьется, только очень слабо, - сказал он.
        - Так дай ей кровь, силу или что ты там еще можешь, и спаси ее! - Игорь кричал на Стауруса, видя его бездействие и полную обреченность во взгляде. Он был в ярости оттого, что его друг смирился с неизбежным и сейчас сидел убитый горем и ничего не предпринимал, чтобы спасти ее. Чтобы спасти женщину, которую они оба так сильно любят.
        Стаурус только смотрел на Ирэн и не двигался. Он знал, что так случится, но все равно был не готов к такому. У Ирэн было еще несколько дней, но этот выброс силы, ускорил кому. Он понимал, что они бессильны что-либо сделать и остается только ждать. Ждать до рождения детей, а потом.... Игорь продолжал на него кричать, обвиняя во всех грехах, а Стаурус молчал, не внемля его словам.
        - Ты, это все ты! Это твоя вина. Если бы не ты, она бы могла просто стать моей женой, и ничего бы этого не случилось. Ты приносишь ей только боль и смерть. Из-за тебя она умирает второй раз. Это все ты! - Игорь продолжал кричать на Стауруса и не слушал и не слышал доводы разума и оправдания своих друзей. Он только смотрел в аметистовые глаза и видел в них боль и обреченность. - Это все ты! Ты. Ненавижу тебя! Ты приносишь ей только горе. Ты ее проклятье!
        - Я бы не был столь категоричным, молодой человек, - раздался над ухом Стауруса приятным мужской голос.
        - Дядя? - Стаурус повернул голову и увидел стоящего за своею спиною Широна, Женьку, а также Власлена в окружении оборотней. - Как? Вы здесь...
        - Щит исчез, и мы смогли к вам пробиться, - Женька присел возле Ирэн. - Девочка моя, что же ты так. Как же так, - Женька гладил ее волосы, убирая их с бледного лица. - Маленькая моя, девочка. За что же тебе столько всего.
        - Рай, забирай ее на Терриас и Стауруса возьми с собою. А мы тут пока выясним, что к чему, понял? - Женька кивнул на слова Широна, даже не поворачивая к нему головы.
        Он быстро поднялся на ноги, и когда Стаурус хотел взять Ирэн на руки, осторожно отодвинул его и, не говоря не слова, легко поднял едва живое тело девушки. И в одно мгновение они втроем исчезли. Игорь смотрел на то место, где лежала Ирэн и из его глаз потекли слезы.
        - Не стоит так убиваться, - Широн положил свою ладонь на его плечо. - Возможно, она справится. Они справятся, - быстро поправился мужчина. - Еще есть надежда.
        Игорь поднял на него пустые безумные глаза, и в них была такая боль, что Широн невольно отступил на шаг. Он знал, что сейчас переживает и чувствует Игорь, потому что и сам когда-то все это пережил. Он и сейчас не понимает, как тогда смог справиться и жить дальше, каждое мгновение ожидая появление того, без кого просто не мог дышать. Но в глазах Игоря, кроме боли и грусти, стала зарождаться ненависть и гнев, неистовый огонь ярости полыхал в глубине его глаз.
        - Не вини во всем случившемся моего племянника, - спокойно произнес Широн.
        - Это только его вина, - гневно бросил Игорь. Затем поднялся и только собрался сделать шаг, как был остановлен крепкой и сильною рукою.
        - Не вини одного его, - твердо произнес Широн, без страха глядя на Игоря. - Ведь ты не знаешь, кто из вас двоих является отцом этих детей.
        - Что? - удивился Игорь. - Как это может быть? Разве Нириан не говорил все это, чтобы только разозлить Стауруса и меня, да запутать Ирэн?
        - Молодой человек, я смотрю у вас совсем плохо с математикой, - Широн развернулся и оставил ошеломленного Игоря стоять посреди комнаты, в которой появилось слишком много разного незнакомого народа. Все куда-то бегали, что-то у него спрашивали, а он все стоял и не мог успокоиться и прийти в себя, пока к нему не подошел Рокер и не обнял за плечи.
        - Игорь, давай пока решим насущие вопросы, а потом ты снова уйдешь в себя, ладно? Мы без тебя не справимся тут сами. Помоги нам.
        Игорь только кивнул головою ему в ответ. А потом был самый длинный день в его жизни. Самый долгий, самый горький, самый страшный.
        ***
        Стаурус сидел возле кровати, на которой лежала Ирэн. Сегодня начались схватки, и он не отходил от нее ни на минуту, и все время держал ее за руку. Он все надеялся и ждал, что она сможет прийти в себя, и он успеет переродить ее и сказать, что будет ждать столько, сколько понадобиться. Согласие на ее перерождение, он вытребовал у нее еще восемь месяцев назад, когда узнал, что она беременна, мотивируя это тем, что если с ней что-то случится, он не будет ждать, пока она сама попросит его о перерождении. Тогда она все смеялась и говорила, что он параноик и обзывала перестраховщиком, хотя значение этих слов Стаурус понимал с трудом.
        Владыка вздохнул, вспоминая, сколько он пережил за эти шесть месяцев, пока Ирэн лежала в коме. Он вспоминал события, которые произошли уже без его участия в мире Зета, и ему казалось, что это было в другой жизни и уже не с ним.
        Власлен с оборотнями вернулись через несколько дней, после того, как Женька перенес его и Ирэн на Терриас. Они уничтожили всех этолов. Правда, никто не ожидал, что их будет так много. Некоторые из оборотней погибли. В подвале Власлен отыскал Ленку и Аленку. Также они освободили Полока, он был слабым, но кровь Власлена очень помогла бывшему Императору.
        А Магистр Алексис не дожил до светлого часа свободы. Возможно, и хорошо, Стаурус очень сомневался, что Игорь оставил бы его в живых на этот раз. Он теперь стал единым Магистром в мире Зета и управлял всеми вампирами. Ренат тогда сказал правду Ирэн. Нириан действительно убил всех Магистров. Он использовал их силу для поддержания своей жизни, а потом просто отдал своим этолам. Как к нему попали Хирон и Тревис, никто не знал. Кто и куда сумел выманить их из убежища? Рената так и не нашли, а, может, просто не искали. Игорь давно знал, что Ренат не вампир, а без крови и поддержки, он долго не проживет и вряд ли теперь может что-то предпринять и быть опасным.
        Потом было самое сложное: они хоронили друзей. Дракулуса и Мари Широн переправил на Терриас и их похоронили вместе в усыпальнице, под которую использовали уже печально известную пещеру Императора Руфуса. Их положили в общем гробу, в пещере, которая находилась рядом с усыпальницей Антона. Стаурус стоял над гробом брата и не мог выдавить из себя ни слова. Друзья подходили к нему, пожимали его плечо и молча уходили. Они оставили его одного. Он прощался с братом и вспоминал время, которое они провели вместе и жалел о тех днях, когда они расстались, так и не сумев договориться и решить все свои проблемы. Ленка плакала, забившись в дальний угол пещеры, пока Власлен не вынес уже не сопротивляющуюся девушку на руках из скорбной обители.
        Широн предложил Игорю там же похоронить и Лешку, но тот отказался и похоронил его сам, недалеко от своего нового особняка, который раньше принадлежал Полоку. Где-то в лесу, в самой его гуще, где нет ни тропок, ни зверей, ни людей, есть маленький холмик, усаженный синими маленькими незабудками, а рядом с ним стоит деревянная лавка, на которой всегда лежат живые цветы и стоит бутылка любимого коньяка Алексея Смирнова. Очень часто там можно заметить одинокую сгорбленную фигуру, сидящую на этой самой скамейке и разговаривающую сама с собой. Никто не решается нарушить одиночество Магистра, беседующего с другом, которого не смог уберечь и который спас его жизнь в том злосчастном кафе. Многие предлагали Игорю продать это кафе, или забросить, или сжечь, Рокер даже предложил развалять и сравнять с землей, но Игорь отказался. Он сохранит его в память о своем друге, о своей потере и эта боль уже никогда не уйдет из его сердца. Одной болью больше, одной меньше. Скоро его сердце превратиться в одну сплошную рану, которая без остановки кровоточит и ноет. Будет ли что-то в его жизни, что сможет унять эту боль и
заполнить пустоту в его душе, Игорь не знал. Но от этой безнадежности ему каждый раз становилось не по себе.
        Хранителя Ирэн так и не нашли. Скорее всего, он сгорел, когда пытался перетянуть переизбыток силы на себя, возможно, это и спасло тогда Ирэн. Почему Серж соврал и своему отцу и остальным, так никто и не смог выяснить. Его участие в этом деле было вообще неоднозначным и непонятным. Он не убил Зара, он не надел на девчонок браслеты, которые могли бы их убить, поскольку сил у обеих было слишком мало, чтобы дождаться помощи. А также он загнал почти всех этолов в одно место, поэтому их не пришлось искать по всему городу и пугать местное население.
        Игорь так и не смог убить его, а просто сказал, чтобы тот никогда не смел появляться у него на глазах, решив именно так закончить всю эту и без того странную историю. Потом отвернулся от обалдевшего парня и просто ушел. А Серж стоял и смотрел ему в спину, а потом закричал вслед:
        - Лучше убей меня, я не смогу так жить!
        Игорь обернулся, долго смотрел на его лицо, по которому текли слезы, а потом тихо сказал:
        - Я же живу.
        Вот так они и расстались. Сержа больше никто никогда не видел и никто о нем не вспоминал.
        Возможно, именно он дал понять Игорю, как же себя чувствовала Ирэн, и тогда его сердце еще сильнее сжималось от боли.
        Через несколько дней после возвращения Власлена, вернулся и Рокер вместе с Сашкой, которые все это и рассказали Стаурусу, а он потом рассказывал все это Ирэн, крепко держа ее за руку. Также по секрету Рокер признался, что до безумия любит одну маленькую вертлявую белку, которая так и не оставила своего босса, помогая ему устроиться в мире Зета и начать новую жизнь. Ее сестра, проявляла не малый интерес к Сашке, а он ей в этом помогал. Вот и метались двое влюбленных между мирами.
        А после возвращения Широн все никак не мог найти объяснение тому, кто же все-таки снял этот странный щит над миром Зета. Стаурус рассказал о том, как Нириан хвастался, что это именно он снял этот щит, а потом вернул обратно. Но Широн только качал головою и сомневался, что у Нириана хватило бы на это сил. Кто-то помогал ему, а вот кто это мог быть они так и не смогли ни вычислить, ни узнать. Полок тоже подтвердил, что сил Нириана на это бы не хватило, даже если он использовал его кровь. Тут было что-то еще. И вот что это было, им еще предстояло выяснить.
        - Ну что, началось, - Рокер заглянул в комнату, и прервал воспоминая Владыки. На его появления Стаурус улыбнулся. И почему стоит только его вспомнить, как он тут же появляется.
        Женщины, которые должны помогать при родах, сначала попытались его выгнать, но Стаурус махнул рукою, и Рокера все-таки впустили. Тот осторожно подошел к кровати и глянул на Ирэн.
        - Так и не приходила в себя?
        Стаурус мотнул головою, избегая говорить, чтобы не выдать истинных чувств, совсем неподобающим Владыке образом.
        Они уже успели восстановить замок. Даже заново посадили парк, который так нравился Ирэн. Стаурус продолжал править, как Владыка и от всех скрывали то, что случилось. Только несколько человек из его близкого окружения знали, что истинная Стауруса беременна и сейчас в коме, но никто из них даже не мог предположить, что она мать будущих Императоров. Они решили пока скрыть этот факт и не будоражить население Терриаса.
        К ночи Ирэн подарила этому миру будущее, которое сейчас лежало на широком столе в кружевах и одеялах, и тихо пищало.
        Стаурус сидел возле пустой кровати. Нет, она так и не пришла в себя. Как только ее дети увидели свет, она просто исчезла. Только серебристое облако покружило над малютками, потом нежно коснулось его лица, и развеялось как дым. Стаурус поднялся с колен, на которых простоял несколько часов, хромая и спотыкаясь, подошел к столу и заглянул в серьезные глаза детей.
        Маленькие комочки смотрели на него, и как показалось Стаурусу, вселяя в его сердце надежду. Он осторожно погладил их по волосатым головкам. Он часто задавал себе вопрос его ли это дети, но сейчас, смотря в их ясные глаза, ему было все равно. Ведь это ее дети! В них часть ее души! А если они ее дети, значит и его, даже если не он является их биологическим отцом. Правда, Игорь отверг все предположения Нириана, но все-таки сомнения оставались, и Стаурус это чувствовал.
        Когда нянька подошла к детям, Стаурус освободил ей место. На тумбочке возле кровати Ирэн лежали три кристалла. Стаурус посмотрел на них, а потом, открыв шухляду, небрежно скинул их туда. Пусть лежат и ждут своего часа, когда эти три крошки смогут их соединить. И тогда в мир Терриас вернется сила и магия.
        Что ж он отдал все свои долги этому миру, он заплатил по всем счетам, он рассчитался за все свои грехи и грехи своих предков. Он больше ничего никому не должен!
        Ему остается только надеяться и ждать, растить детей, чтобы когда-нибудь, когда голос его друга Люциара ворвется в его голову с криками: "Владыка, я нашел ее", ему не было стыдно перед ней за себя, за детей и мир, который она спасла ценой собственной жизни.
        Владыка еще раз оглянулся на детей, их уже ловко заворачивала нянька в цветные пеленки: красная, синяя и зеленая. Стаурус улыбнулся и, развернувшись, направился к дверям, но, взявшись за ручку, бросил быстрый взгляд в окно. Там, за горизонтом, понимались три Луны. Что ж новая эра для Терриаса настала. Но вот только, что она принесет ему!?
        Стаурус вышел из комнаты Ирэн и осторожно прикрыл дверь. Теперь эта комната будет стоять пустой, и будет ждать возвращение своей хозяйки. Стаурус облокотился на дверь и закрыл глаза, по его щекам потекли слезы.
        Эпилог.
        - Зачем ты позвал меня? Да еще в такое место, - Игорь стоял на вершине скалы и смотрел вдаль, где до самого горизонта раскинулось бескрайнее синее море.
        - Нам надо поговорить, - его собеседник поправил черные волосы, которые теплый соленый ветер настырно бросал ему в лицо.
        - О чем? - устало бросил Игорь и потер нахмуренный лоб. - Полок, что ты хотел мне сказать? - он развернулся к своему собеседнику, с сожалением отворачиваясь от морской синевы.
        - Поскольку в этом мире ты сейчас являешься самым сильным, и, значит, самым главным...
        - Хоть ты не начинай разводить эту муть, - перебил бывшего Императора Полока Игорь, при этом странно скривившись. - Просто скажи, что хотел и закончим на этом. У меня еще есть дела.
        - Я хочу уехать на другой континент, и ... я планирую создать оборотней.
        - Надеюсь, они не получатся у тебя такими, как этолы Нириана? - Игорь прищурился и сейчас очень внимательно смотрел на Полока. Тот только открыто усмехнулся и, не отводя глаз, ответил:
        - Нет, они будут такими, как Аленка и Анька.
        - Что, все белками, что ли?
        Полок засмеялся, и эхо разнесло глубокий бархатистый смех по водным просторам.
        - Нет, что ты. Ведь человек превращается в того зверя, какому больше всего соответствует его внутреннее естество. А эти две рыжие бестии такие же любопытные, вертлявые и шустрые, как и эти прекрасные рыжие зверьки. И тоже любят совать свой конопатый нос туда, куда не положено, и хотя все время получают по этому самому носу, это их не останавливает. Хорошо хоть сейчас с ними Рокер и Сашка. Один защитит, а второй образумит.
        Игорь улыбнулся, с теплотой в сердце, вспоминая своих друзей.
        - Хорошо, поступай, как хочешь. Только вот мне-то, зачем об этом говорить?
        - Просто хочу, чтобы ты знал. И вот еще, - Полок полез в карман своего белого пиджака, вытащил оттуда черный мобильный телефон и протянул его Игорю. - Возьми, тут записан только один номер и если что-то случится...
        - Ты мне позвонишь и обрадуешь. Я понял, - Игорь взял телефон, покрутив его в руках, сунул в карман куртки. - Это все?
        - Да. И еще Игорь, это не мое дело, но все-таки... ты не должен винить себя и, тем более, Стауруса в том, что произошло...
        - Да ты прав, Полок, - прервал его Магистр. - Это не твое дело!
        Полок смотрел в золотистые глаза Игоря и видел в них затаенную боль и обиду. Вот уже полгода прошло, а он все еще не может простить и отпустить из своего сердца ненависть и чувство утраты.
        - Да. Извини, - Полок первый опустил взгляд и отвернулся. Он смотрел на море и вдыхал чистый прохладный воздух. Он любил это место и всегда приходил сюда, чтобы подумать или расслабиться, а может просто забыться хотя бы на несколько минут.
        - Прости, - тихо за его спиной прошептал Игорь. - Я все еще никак не могу смириться с ее уходом.
        - И никогда не сможешь, - грустно улыбнулся Полок, но так и не повернулся к замершему за его спиной парню.
        - Возможно, - донесся до Полока его тихий голос.
        Бывший Император продолжал разглядывать пенящуюся синь моря. Он видел, как все эти шесть месяцев Игорь страдал и как пытался скрыть от всех свои истинные чувства, а после гибели Лешки никто не мог сказать, что на самом деле делается в его душе и сердце. Сколько там неприкрытой тоски и боли, сколько безнадежности и отчаяния.
        - Как думаешь, она уже родила? - вдруг спросил Полок.
        - Да.
        Полок развернулся.
        - Уверен?
        Игорь кивнул и тихо добавил, глядя вдаль:
        - Такой жгучей боли и невыносимого чувства потери, мне никогда еще не приходилось ощущать. Хотя мои собственные чувства в сотни раз слабее, чем те, что пару дней назад довелось испытать Стаурусу. Это и позволило мне простить его.
        - Значит, у них ничего не получилось, и она ушла.
        - Ушла, - прошептал Игорь. - А почему ты не захотел вернуться на Терриас? - неожиданно спросил он у Полока. Они оба сейчас стояли на высокой скале, внизу бушевало еще холодное море, вверху темнело вечернее небо. Солнце клонилось к горизонту все ниже. Через несколько минут оно грозило и вовсе спрятаться в глубокой темной синеве.
        - Что мне там делать? - с грустью в голосе произнес Полок. - Терриасу нужны новые правители, а старый Император ему ни к чему.
        Игорь просто кивнул головою, соглашаясь с доводами Полока. Терриасу нужны новые Императоры и Ирэн дала их ему, при этом заплатив собственной жизнью за благополучие этого мира. Игорь сжал кулаки, стараясь не сильно громко скрипеть зубами.
        - И что он делает? Ведь не впишется в поворот! Не понимаю я этих людей. Им дана такая короткая жизнь, а они сплошь и рядом испытывают ее на прочность.
        Слова Полока отвлекли Игоря от его тяжелых мыслей, и он тоже посмотрел в сторону дороги, которая как раз проходила по скале под ними. На серпантине неслась небольшая желтая спортивная машина. Ее скорость была слишком большой, и водитель явно не справлялся с управлением. Машина подскочила на очередной кочке и опасно наклонилась в сторону обрыва. Но водителю удалось выровнять автомобиль, но уже на следующем повороте, машина сорвалась с дороги и полетела в кювет.
        - Вот же ненормальный! Пьяный что ли! - Игорь сорвался с места и бросился к машине. - Она сейчас взорвется!
        Игорь подбежал к машине за одно мгновение и услышал, как рядом с ним остановился Полок.
        - Водителя надо вытащить побыстрее, а то машина скоро взорвется. Слышишь, запах бензина.
        Игорь подошел к покореженному автомобилю и просто вырвал дверь. На сидении полулежала молодая девушка. Ее лицо было разбито, на губах пузырилась красная пена. Вытащить ее из салона было проблематично. Игорь видел, что ей зажало ноги и сильно поранило грудь.
        - Черт, легкие пробиты. Надо постараться как-то ее вытащить.
        - Давай помогу. - Полок взялся за крышу смятой машины и легко оторвал ее вместе с металлическими стойками, одним коротким движением разрывая ремень безопасности. Это позволило Игорю выдернуть девушку из салона автомобиля вместе с креслом. Как только они отошли от машины на несколько метров, тут же раздался взрыв, и машину охватило пламя.
        Игорь опустил кресло на землю.
        - Как она? - нагнувшись, спросил Полок.
        - Не выживет. Черт!
        - Что такое? Что там? - Полок наклонился еще ниже над креслом, пытаясь рассмотреть в сгущающихся вечерних сумерках, что вызвало у Игоря такую реакцию.
        - Она беременна!
        - Твою...
        После его слов тело девушки скрутила судорога схватки, и она застонала, ее глаза открылись, а изо рта потекла струйка крови. Она посмотрела затуманенным взглядом на склонившихся над нею мужчин, а потом схватила своей маленькой ручкой запястье Игоря, и так крепко сжала, что тот поморщился. Она прохрипела:
        - Спасите моих детей, прошу вас, - еле расслышал Игорь.
        - Что, что она сказала? - Полок нагнулся еще ниже.
        - Высшие, спасите моих детей или я прокляну вас! - ее глаза закатились, и больше ни одного звука не вылетело из ее приоткрытых губ.
        - Она сказала... Высшие?
        - Полок, что делать? Она умерла, и ее дети задохнуться через несколько минут. Что нам теперь делать? - Игорь с такой растерянностью смотрел на побледневшего Полока, что у того непроизвольно растянулись губы в улыбке.
        - Игорь, по-моему, судьба дарит тебе ребенка. Ты же завидовал Стаурусу, вот теперь принимай подарок, - и Полок когтем аккуратно разрезал живот женщины.
        Он осторожно извлек из окровавленного чрева маленький комочек и протянул его Игорю. Тот осторожно замотал его в свою куртку, пока Полок разрезал пуповину.
        - Черт! - вдруг выругался Полок, склонившись над женщиной.
        - Ну, ладно, я позавидовал Стаурусу, а ты кому?
        Игорь ехидно улыбался, когда Полок вытащил второй такой же крошечный окровавленный комочек из мертвого тела женщины.
        - И что теперь делать? - с растерянностью спросил Полок, разглядывая малютку на своих руках.
        Игорь быстро прокусил свой палец и всунул его прямо в красный кричащий ротик младенца.
        - Что ты делаешь? - дернулся Полок.
        - Они слишком маленькие. У нее начались преждевременные роды. Дети недоношенные, а, значит, без нашей помощи не выживут. Так что это единственный выход. И даже если они умрут, наша совесть будет чиста, мы сделали все возможное.
        Полок смотрел на пищащий комочек в своих руках, который он уже кое-как замотал в белый пиджак. Затем он прокусил свой палец и также сунул его в рот младенца.
        - Ладно, была не была. У нас же все равно нет выбора, - сказал Полок, наблюдая с какой жаждой, малыш на его руках, присосался к его пальцу. - Надеюсь, это им поможет.
        - Она назвала нас Высшими, - задумчиво протянул Игорь.
        - И что это значит?
        - Она знает о нас. Значит, отец этих детей может быть...
        - Вампиром?
        - Нет, именно Высшим.
        - Интересно, кто это может быть?
        - У нас будет много времени, чтобы это выяснить. Его обязательно надо найти.
        - Боюсь, не получится. Возможно, он уже вернулся на Терриас или не смог найти источник пропитания. Тогда его уже нет в живых и это объясняет, почему женщина была одна.
        - В твоих словах и может быть доля правды, но если честно, я что-то сомневаюсь. Мне почему-то кажется, что не все так просто. Надо его найти.
        - Что ж тогда будем искать, - улыбнулся Полок и легко поднялся со своим младенцем на руках, который спокойно спал, посасывая его палец, и крепко сжимая свои маленькие кулачки.
        - Что ж, Магистр, если телефон зазвонит - просто возьми трубку, - и после этих слов он исчез.
        Игорь тоже поднялся, с тоской глядя на мертвую женщину. Затем прижал спящего младенца к своей груди одной рукою, а на второй ладони замерцала синяя искорка. Потом пламя Забвения охватило тело женщины, кровь и горящую машину, все исчезло в один миг. Осталась только зеленная трава и красные маки. Никто и никогда не узнает, что тут произошло.
        Что ж судьба распорядилась именно так. И Игорь был ей благодарен. Теперь ему есть чем заняться, как убить свое время, в ожидании возвращения Ирэн.
        Игорь посмотрел на бескрайнее синее море и улыбнулся своим мыслям. Тут комочек в его руках завозился и открыл такие же синие, как море глаза.
        - Ну что, Лешка. Пошли домой. Дядю Рокера обрадуем, - и уже только ветер шептал траве и цветам о тайне, которая была похоронена здесь навеки.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к