Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Маг. Школа жизни. Первые шаги. А Н Купреев
        Общеизвестно, что попаданец мира эльфов и магии сразу оказывается в центре внимания, в обществе прекрасной эльфийки, причем уровнем не ниже, чем дочь первого лорда леса. Магия? - да не вопрос. Наш мир, лишенный её напрочь, посылает новобранцев сюда исключительно уровня архимага. Звучит напыщенно, но это ...правда! Только не вся. Многое умалчивается. Главному герою часто приходится переживать неудачи и разочарования, о которых не хочется даже вспоминать, и тем более ими делиться. Так, что жизнь здесь совсем не безоблачная. А каким способом, на самом деле, вышесказанное достигается в этом прекрасном и сказочном мире - эта книга.
        ПЕРВАЯ КНИГА ЗАКОНЧЕНА
        Купреев А. Н.
        Маг. Школа жизни. Первые шаги.
        Маг. Школа жизни.
        Амодеус. Маг. Россия. 1780 г.
        Пора мне уже подумать о вечном, а ученика я так себе и не смог подобрать. Вроде и требования у меня не жесткие, и сразу же готов учить, а не как остальные маги десятки лет гонять подай - принеси, найди, закопай. Но боятся. Вот создалось обо мне мнение, и все хоть чуть наделенные магией готовы её лишиться, лишь бы не сталкиваться со мной. Нет, первые лет пятьсот меня это очень даже устраивало, никто не мешался под ногами, не задавал глупых вопросов, не трогал моих книг. Да я и сам был - ух какой. Попался бы кто под горячую руку, больше бы уже не попадал. Так что я их понимаю, правильно боятся.
        Но все меняется. Сейчас стало все скучно и однообразно. Да и подошел я к своему пределу уже лет двести тому назад, больше ничего нового не открыть, ни создать. Так что последнее время стало просто скучно. Даже по совету друзей попробовал в земле покопаться, ну, в смысле, с некромантией поразвлечься, но понял, что не мое и закопал все обратно.
        Зато вспомнил, что по молодости, когда мотался по мирам, наткнулся на один мир, очень несимпатичный, для магов, потому как магии там нет. Ну и решил там поискать себе юное дарование, и конечно, нашел. Александра Калиостро - бойкий паренек все хватающий на лету. Подготовил его почти до уровня начинающего мага. Не прямо, конечно. А так - книги нужные подсовывал, друзей неправильных отваживал, самого в нужную секту пристроил. И главное в этом мире про меня слухи отсутствовали. Так что для меня все складывалось просто замечательно. Нашел нужное место для портала, но оно, к сожалению, оказалось в России, не далеко от Москвы. Но удалось все устроить лучшим образом. Когда Александр приехал в Санкт-Петербург, я начал действовать.
        Подготовил портал в нужной каменоломне, которая вообще не использовалась достаточно давно. Нашел ему опытных проводников, которые его должны были привезти к самому входу пещеры. Когда он попадет в нужное место - сам активирует портал.
        Попадет в мой фамильный замок, где контакты с остальными магами исключены, так что первые лет пятьдесят у меня появится постоянный слушатель. После этого настроил портал на свой канал и отправился в свой мир ждать ученика. В этом дурацком мире, магии почти нет, поэтому придется мне поддерживать портал в готовности из своего мира. Как только он появится, портал закроется, и обратно уже никто никогда не вернется.
        Алексей Кузьмин. Подмосковье. Наше время.
        Будильник прозвенел в пять утра, и я с трудом разлепил глаза.. Спать хотелось жутко, за те два, может быть три часа, что я успел поспать, мне явно не стало лучше. Я с трудом сконцентрировался на потолке комнаты и вспомнил цель столь раннего подъема. Точно, я иду в пещеры! И вчера я сидел до полуночи не за компом, как обычно, а занимался сбором всего необходимого. Так, что я был готов. Осталось умыться, выпить кофе, чтобы хоть как-то воспринимать действительность и бежать на остановку к первому троллейбусу.
        Утренние процедуры не заняли много времени, и я с рюкзаком уже через двадцать минут был на улице. Самый ранний троллейбус должен появиться скоро, и я обязательно на него должен был успеть. Успел даже покурить, пока ждал.
        Потом уже спокойно ехал через весь город на железнодорожную станцию, бежал за билетом, вскочил в первую электричку. Если бы не успел, то следующий троллейбус только через двадцать минут, и я уже наверняка не попал бы на первую, и соответственно на автобус, который ходит до деревни два раза в сутки
        В электричке мы уже собрались дружной компанией и как всегда стали проверять, кто отсутствовал. Не было двоих. Впрочем, это никого не удивило, они давно были почти семьей и жили достаточно долго вместе, но почему-то все шутки про регистрацию отношений встречали в штыки.
        Все остальные были на месте почти все с такими же, как у меня рюкзаками, ну за исключением двух девушек, которые шли в этот поход первый раз и их как всегда в нашей компании не предупредили, как одеваться и что с собой брать. Они были в туфлях, юбках и с небольшими дамскими сумочками и чужеродно смотрелись на нашем 'походовском' фоне.
        Так, наверно уже стоит представиться и более подробно объяснить цель и познакомить с участниками: меня зовут Алексей. Точнее так меня зовут только родители и родственники для всех остальных я Лёха. Учусь в техническом институте уже на третьем курсе, причем в институт пошел, потому что 'так надо и потому что иначе армия' ну другими словами так решили мои родители за меня. Нет, я, в общем, то с ними согласен, и учиться мне действительно нравится. Сейчас задумываюсь уже, что если не институт, то неизвестно куда бы делся, потому, считаю, что родители поступили правильно, когда настояли на учебе. А насчет армии - если откровенно то я спокойно относился к тому, что придется отслужить, да и не против послужить после института, в отличие от моих родителей. Живу в квартире с бабулей, что дает большие плюсы в плане комфорта и питания и огромные минусы в плане собраться с друзьями, а главное привести кого-то из женского пола. Поэтому для меня поход - это замечательная возможность отдохнуть от внимания родных и возможность пообщаться со своей новой знакомой, как раз одной из тех, кто так легкомысленно одета.
        Зовут её Ира, она из другого института и познакомился я с ней совсем недавно, кажется она на несколько лет моложе меня, очень милая и скромная и совсем какая-то городская. То, что она в таком виде меня очень даже радует, - выглядит как беззащитная девушка, которой точно будет приятна моя забота. Поэтому на правах её парня слегка прижимаю её к себе и бросаю взгляд на друзей, они сразу поймут, и лишний раз её тролить не будут.
        Хотя им сейчас не до нас. На соседней лавке мой друг Димка что-то громким шепотом рассказывает своей очередной подружке, хотя я даже предполагаю что. Рядом с ними сидят Игорек - молчаливый и очень рассудительный друг, с которым он дружит с детского сада, и который спасал его не раз из всяких афер. У Игоря есть девушка - Оля, с которой он очень часто появляется везде, куда его зовут, но отношения там сложные. Ольга его любит и ревнует ко всем, и часто закатывает истерики, а он как-то спокойно относиться к её присутствию и у многих даже складывается впечатление, что часто даже не замечает её выходок. В нашей компании главным как-то стал Сергей ну или Серый, который часто является организатором и душой нашей компании. Как-то так происходило всегда, сколько я его знаю, он в любой компании становился человеком, мнение которого ценилось. Ну и еще рядом с ним всегда кто-то был из девушек, и каждый раз другая. Ну и еще стоит заметить, что он из нас был самым опытным, и скажем так крупный. Достаточно давно занимается спортом и при его росте за два метра выглядит очень солидно. С нами едут еще несколько
ребят и девчат, которые слегка мне знакомы и просто увязались с нами за компанию. Я сейчас на каникулах, и до института еще месяц, но таких студентов как я всего трое. Остальные работают, и поэтому должны будут возвратиться в понедельник с утра. Едут не первый раз, так что максимум опоздают на час, но наверно уже все договорено. Я когда уходил - еще не знал, на сколько задержусь, поэтому сказал бабуле, что, скорее всего, иду на неделю. Поэтому и рюкзак у меня оказался очень солидным. На всякий случай. Крупы, тушенка, вилки ложки ножи, запасной комплект одежды на случай дождя, много другой всякой мелочи ну и конечно теплый бабушкин свитер.
        Через полчаса мы всей толпой вываливаемся на перрон, ставим рюкзаки в кучу, и Серый бежит покупать билеты на автобус. Старый 'Пазик' уже приехал из деревни и стоит чуть поодаль, но пока закрытый и без водителя. Минут через пятнадцать мы загружаемся в пыльный, пропахший бензином и ездящий каким-то чудом автобус и ползем по грунтовке в сторону деревни. Если не считать нашу толпу, в автобусе нет никого, и мы пытаемся совратить водителя подбросить нас к самим пещерам, так как там все равно грунтовая дорога есть.
        Как-то незаметно, как мне показалось, для себя самого, водитель соглашается и мы просто счастливы. А это, между прочим, десять километров пешком, но тут оказывается не все так просто и чтобы его в деревне не видели он едет какими-то партизанскими тропами, где качает так, что, мне кажется я на корабле во время качки. Но вот мы приехали, и отблагодарив за любезность водителя и попрощавшись с ним, мы оставшиеся метров пятьсот проходим пешком и останавливаемся на своей привычной поляне. Тут даже есть негласно распределенные места для палаток, поэтому мы располагаемся каждый на своем, а новеньким предлагаем расположиться чуть дальше.
        Там, где мы остановились, есть небольшая площадка почти рядом с входом, но там можно поставить только три или четыре стандартные двухместные палатки вокруг костра. Получается с одной стороны вертикальная стена из известняка с несколькими лазами в пещеры, а с другой достаточно крутой обрыв к реке.
        Приехали мы достаточно рано, быстро поставив палатки и распаковав вещи.
        Сначала Ирина достаточно скептически отнеслась к моему предложению дать ей в пользование свой запасной комплект одежды, намекнув на разницу в росте и комплекции меня и её. Но проснувшееся у меня красноречие её убедило, и после того как она примерила и её в нем оценили другие девушки, что её даже идет немного успокоилась. Да и комары в этом вопросе оказались на моей стороне. Так, что из её одежды на ней оказались только её туфли. Но я сказал, что в пещерах почти всегда сухо, и что мы сами пойдем туда в кроссовках, хотя приехали в сапогах. После этого Серый решил заглянуть на разведку в пещеры. Все остальные озвучили ему что тоже пойдут с ним, и он по такому поводу провел небольшой инструктаж о том, что там можно и чего нельзя, и о том, что мы только зайдем и выйдем, и все. А большой выход запланировали после обеда - ближе к вечеру.
        Моя Ирина жалась ко мне, и все страшилки я пропустил мимо ушей, не первый раз иду. Тут надо немного рассказать собственно про сами пещеры: ну для начала никакие это не пещеры. Это старые каменоломни, там добывали камень для строительства крепостей. Говорят, что для Московского Кремля, еще белокаменного, и все туннели прорублены в известняке исключительно для извлечения камня. Хотя вдали и встречаются небольшие пещерки, но мне кажется, это просто были небольшие обвалы нижних уровней. Ну и сами каменоломни относительно небольшие - наверно самый длинный проход метров пятьдесят, не больше. Но так как коридоров много и они где-то засыпаны, или даже пересекаются, то знающий их человек может водить группу больше часа, да так, что новичок запутается уже через десять минут.
        Нам, которые сюда ходят очень часто, сами пещеры уже достаточно приелись, и мне кажется, каждый может из любого места выйти даже без света, поэтому для бывалых они воспринимаются не более чем повод съездить на природу, попить водовки, пожечь костер и послушать - попеть песни под гитару. Ну и главное - создать атмосферу необычности и романтики у девушек с тем, чтобы потом провести ночь в их обществе очень приятно.
        Вот собственно эту атмосферу Серый пытается начать создавать. За свою девушку я спокоен, хоть мы и недавно знакомы, но она уже не чувствует себя неуютно в моем обществе, да и то, что она уже одета почти полностью в мои вещи несколько сближает. А если еще и вспомнить, что нам вдвоем спать этой и следующей ночью в одном (моем) спальнике в двухместной (моей) палатке... Другими словами я был весь в мечтах.
        А, да точно, мы идем в пещеры. Серый опытный экскурсовод, девушки уже расхватали 'своих' парней вооружились фонариками и фотиками и пытаются проникнуть с наименьшими потерями в небольшое отверстие, которое является одним из самых крупных входов в каменоломню. Когда-то он имел выход шириной метра полтора и высотой наверно метра два, но их давно никто не использовал по прямому назначению, и все входы просто завалило землей, которая ссыпалась с холма над ними. Так, что теперь это было отверстие диаметром с полметра и длиной метра два, больше всего похожее на обычную нору. После этого лаза начинался самый приличный коридор из всех, что я видел здесь, наверно метров десять длинной, который заканчивался залом. Серый его называл Еленой. В самом начале изучения пещер нашей компанией названия давались всякие, кто как назовет. Вот один из центральных залов им был назван Еленой, по своим, от нас скрытым соображениям. Наверно это было связано с какой-то из его девушек, да так и прижилось...
        Опять собрались в Елене на политинформацию, сфотографировались, послушали байки про то, что на фото иногда появляются люди, которые никому не знакомы и про спрятанные тут сокровища. Девчонки прониклись моментом, послушали капель (я не слышал) и прогулявшись по второму похожему коридору выползли из другого входа. На девушек - новичков впечатление произвело.
        Потом был поход за дровами и водой. Вода была в ручье метрах в трехстах, девушки пошли за ней, парням достались дрова. Вот дров пришлось поискать. Не первый раз мы за лето тут и все, что было можно уже собрано и сожжено.
        Я принес большую вязанку сырых веток, и посчитал свою долю работы выполненной, полез в палатку на спальник, ожидая, когда можно будет поесть.
        Прошлая ночь была почти бессонной, и меня быстро сморило. Разбудили меня примерно через час, с намеком, что вот через пять минут будет все готово, но уже минут через десять уже все кончится.
        У меня была большая тарелка ложка и вилка. У моей Иринки не было ничего. Поэтому ели вдвоем из одной тарелки. И сидели мы рядом.
        А потом мы пошли просто повалятся после обеда в палатке. Даже полог был откинут, чтобы был свежий ветерок. Она что-то спрашивала про пещеры, ребят. Рассказывала про свою жизнь. Слегка прижималась сама ко мне. Ей, похоже, было спокойно, да и мне тоже. Как-то незаметно задремал. Когда проснулся, точнее, когда меня разбудила возня вокруг палатки, время шло уже к вечеру. Я чувствовал себя отдохнувшим. Ирина куда-то исчезла, но меня заботливо накрыла каким-то покрывалом.
        Её вещи были аккуратно сложены в дальнем углу палатки и судя по этому она должна была быть в моих вещах. Нет, у неё как бы был выбор, или одевать мои, или не лезть в пещеры вообще. Так, как её блузка и светлая юбка были несколько не к месту. Кстати вторая девчонка, которая также удачно была одета, решила вообще не лезть никуда, да, и вела себя очень независимо.
        Я глазами нашел Ирину. Она что-то спрашивала у Игорька, но я обратил внимание, как она выглядела в моей одежде. Я не мог понять, как она умудрилась подогнать её под себя. У меня с собой было два комплекта, для того чтобы посещать пещеры.
        А потом, мы туда пришли, но зарядил дождь, просушить одежду было негде. Пришлось все делать в мокром. Мне не понравилось и теперь вожу два комплекта. Первый это серо-зеленая прорезиненная штормовка - плащ чуть выше колена и брюки из плотной ткани. Мне они достались от отца. И второй - яркий спортивный костюм из какой-то скользкой ткани. Жуткая синтетика в которой летом жарко а зимой холодно, но зато он не пропускал воду, да и грязь с него сваливалась не оставляя особых следов. Вот этот костюм я ей и отдал. И сейчас она в нем выглядела очень неплохо. Или просто она мне нравилась.
        Минут через десять я собрался и был готов. На этот раз оделся слегка теплее, так как предполагалось, что придется не только ходить, но, скорее всего и ползать. Там в одном месте был очень неприятный проход, и приходилось ползти между камнями. Еще с собой взял фонарик, нож, начатую пачку курева, зажигалку и запасной коробок спичек, свисток и еще была пластиковая бутылка с водой. Все сунул в зеленый брезентовый рюкзак, который надел под плащ, чтобы не испачкать его в глине при просачивании через лаз.
        Второе посещение пещер начиналось точно таким же образом, как и первое. Только слегка меньшей компанией. Пара новеньких не впечатлилась при первом посещении, ну или наоборот слишком впечатлилась и решила остаться на поверхности.
        Также все собрались в Елене, послушали еще раз про то, что не шуметь, смотреть под ноги - не споткнутся и на потолок - не разбить голову, руками ничего не хватать - можно обрезаться об какой-нибудь торчащий и прогнивший металлический штырь или камень, и все в таком же духе.
        Моя Ирина была в первых рядах. Просто когда мы пробрались внутрь, я ей помог вставать и когда она оказалась рядом со моим лицом не удержался и поцеловал. Она смутилась окружающих и упорхнула вперед. Все-таки мне повезло с ней, подумал я.
        Впереди что-то опять озвучивал Серый про корабли и большой театр. А я незаметно от всех отделился и одним из боковых ходов проник в коридор, по которому обычно продолжалась экскурсия и спрятался. Теперь расскажу, зачем я это сделал, хотя наверно и так все догадались. Я хотел немножко всех попугать. По рассказам Серого в пещере жило привидение, и чтобы оно не относилось к посетителям плохо, его нужно было задобрить. Способ задобрить был один - водка в стаканчике. Причем всегда она куда-то исчезала очень быстро. Ну, так в первый визит про эту традицию забыли. У меня уже давно появилась эта идея, но все попробовать не удавалось.
        Для этого у меня была вырезана накладка на фонарь, если посветить через неё, можно увидеть женское лицо. Никому его рассматривать я бы не позволил, и потом были бы споры: лицо, или это так свет фонаря лег на стену. А свисток был ультразвуковым для собак. Такой маленький стальной цилиндрик на цепочке. Если в него свистеть никто не слышит, но у присутствующих возникает некоторое чувство дискомфорта, а в пещере ко всему еще и жили летучие мыши. Я как-то потихоньку прошлый раз проверил - так они после свиста просыпались и начинали летать. Я думаю, что после такого появления, да еще и в присутствии стольких лиц, легенда о привидении укрепиться и расшириться. Ну и мне, конечно, заранее было приятно прикоснуться к легенде. Да что там прикоснуться, стоять почти у истоков.
        Меня заметить было сложно, мой плащ был под цвет камней, на случай, если случайный луч скользнет по мне, да и путь отступления у меня есть. Осталось только ждать. Издали слова моих друзей понять было сложно, но было слышно, как экскурсионная группа приближалась в мою сторону.
        Я приготовился. Но что-то пошло не так. Группа вместо того, чтобы идти по стандартному пути, пошла по тому коридору, по которому сюда пришел я. Опять не везет - подумал я, и тут пришла идея - забежать чуть дальше и спрятаться в одну из ниш, где когда-то был проход, но еще во время выработки он наверно обвалился, и там возвели стену из некондиционных блоков. Их, судя по тому, что потолок на них давил не одну сотню лет, слепило достаточно плотно. Мы в позапрошлый раз пытались эту стену разобрать, ожидая найти за ней что-либо интересное. Но даже впятером тогда это не удалось. Прижавшись к этим камням спиной, ждал, когда группа выйдет из-за угла чтобы им продемонстрировать свой дух пещеры. Здесь это было несколько опаснее, группа должны была пройти в нескольких метрах. Наверно, поэтому у меня появилось странное волнение, и я стал задумываться, а стоит ли на самом деле выполнять свой план, или по-тихому присоединиться ко всем, когда пройдут мимо.
        Так и стоял в сомнении, пока первый луч фонарика не скользнул в мою сторону. Практически по мне. В любом случае я решил спрятаться понадежнее, боясь, что если меня увидят, то это будет не совсем та шутка, которую хотел. Все-таки даже мы, кто сюда ходил не один десяток раз, думаю сильно испугались бы, если увидели бы кого-то двигающегося в лучах фонариков. Про девушек я молчу. Так что для меня это могло закончиться печально.
        Алексей Кузьмин. Упаданец.
        И тут произошло то, что я никак не мог предвидеть. Когда скрываясь резко отклонился к стене чтобы прижаться к ней спиной, в этот самый момент почувствовал под своими пальцами, которыми случайно скользнул - штырек, на ощупь, похожий на шляпку большого гвоздя.
        Не знаю, как получилось, но я зацепился за него и тут же почувствовал, что он слегка качнулся и потом, видно в этот момент от него отвалился кусок ржавчины, и он утоп в стене. Больше мои руки не за что не могли ухватиться и вместо того чтобы упереться в стену, которая еще одно мгновение была за моей спиной, я почувствовал, что там нет ничего, и как падаю назад. Все это произошло так внезапно для меня, что я даже вскрикнуть не успел. Мне показалось, что я упал на какой-то карниз, но тут же соскользнул с него в пустоту и снова продолжил падение. Все это продолжалось в полной темноте и с моей стороны без звука. Через мгновение я упал навзничь на какой-то мусор, который смялся подо мной, и все закончилось. Была полная темнота, тишина и самое для меня удивительное, что на меня нахлынуло какое-то спокойствие. Появилось состояние, что все будет хорошо, сейчас подойдут ребята, я скажу что заблудился и искал их по звуку и случайно провалился. Они обязательно помогут. У меня ничего вроде не сломано, так что все будет хорошо.
        Минуты две я ждал, хотя с таким же успехом это могло быть и пару секунд. Была полная тишина, что удивляло: нет, я конечно не кричал, но падение они точно должны были услышать. И тут до меня дошло, что если услышали, то будет еще очень здорово, если в момент моего выхода из пещеры палатки будут еще на месте. Со всеми, ну или хотя бы с половиной тех, кто сюда пришел.
        Вспомнилась фраза, что спасение утопающих дело рук их самих, началось изучение окружающей обстановки. Для начала я включил фонарик. Наверно вы помните про то, что на него было надето? Скажу честно, я нет, поэтому фонарик не улетел вслед за своим лучом только чудом. И да, я наконец озвучил свое положение. Громко и конкретно. Когда горло охрипло - стало как-то спокойнее.
        Когда совсем успокоился, в смысле смог пользоваться руками и ноги не подкашивались, и определил отсутствие на себе травм, чему сильно порадовался, в душе похвалив себя за поддетые теплые вещи и рюкзак. И попытался, наконец, еще раз осмотреться.
        Осмотр места меня очень сильно не порадовал. Очень - очень сильно.
        Там, откуда я выпал была ниша. И она была не из камня, а смотрелась как монолитная. Точнее то место, куда попал луч фонарика в первую очередь и где в первый момент увидел... ну не важно что - главное штаны сухие. Ну так вот - там прохода не было. Наверно он закрылся сразу за мной.
        Все еще трясущимися руками закурил. На что сразу обратил внимание - движения воздуха не было. Фонарь выключать не стал, хотя в уме пронеслась мысль, что батарейки не вечны. Но страх не позволял. Пока курил - немного успокоился и заодно ознакомился с содержимым пачки сигарет. Осталось десять. Это дня на два можно растянуть, или даже на три если экономить. За такое время или меня найдут или сам выберусь. Или в самом крайнем случае мне уже будет не важно.
        После осмотра места - оказалось, что место, куда провалился, представляло из себя вертикальный колодец. Вверху по периметру шел небольшой балкончик, за которым находились четыре одинаковые ниши. Вокруг них когда-то, судя по остаткам деревянных конструкций вокруг, стояли рамы, в которых были сделаны двери. Это все оказалось относительно цело на одной из ниш. Все остальные были совершено одинаковыми. А вся деревянная конструкция благополучно сгнила и обвалилась вниз, образуя кучу рухляди, на которую я свалился. Кажется, там еще и какие-то железные части были, но, похоже, что и они лет сто назад полностью превратились в ржавчину, так что мне крупно в этом плане повезло. Но на этом везение закончилось.
        Похоже, что когда-то давно плита, которая являлась потолком этого вертикального колодца, рухнула вниз и где-то в середине вошла в распор под небольшим углом. Возможно при падении повредив деревянные двери, которые потом на нее сверху и свалились. И вот на этой то плите, на куче из гнилой древесины находился я. Подняться вверх не представлялось возможным. До края карниза было высоко, я по крайней мере не доставал. А подпрыгнуть и попытаться схватиться за край было страшно. Во первых плита, хотя и простояла в таком состоянии достаточно дано, но до этого она была без меня, и во вторых, даже если допрыгну не факт, что смогу подтянуться, а если в процессе плита полетит вниз дальше... и тут мне стало интересно, а что находится ниже. Я подошел к краю, с одной стороны было отверстие, в которое можно было свободно пролезть, если решусь спускаться вниз. Посвятил фонариком и увидел, что вниз падать намного ближе, и намного опаснее. Высота вроде не большая, но кто-то добрый наставил там внизу острые колья, которые как ни странно если и сгнили, то все равно оставались стоять вертикально, что выглядело
неприятным.
        Хотя с одного из боков был виден явный проход, куда то в бок. Но самое интересное, что бросилось в глаза- там проход был облицован кирпичом! И присмотревшись обнаружил, что и пол в нем тоже.
        После этого я подумал, что если всеж спущусь вниз , то подняться обратно на плиту мне будет скорее всего возможно, только надо будет там накидать горку, и тогда я смогу и спуститься вниз и потом, если не найду там выхода - подняться снова на эту плиту. Сначала пробовал найти из того гнилья, что лежала рядом что ни будь потяжелее, потом все это надоело, и я просто сгребал гнилушки в угол и сваливал вниз, пока по моим подсчетам можно было осторожно спуститься на них не наткнувшись на колья.
        Когда я уже был внизу - осторожно попробовал наклонить ближайший кол, и он в моих руках рассыпался в труху. После этого я слегка успокоился, и краем глаза поглядывая на плиту, зависшую у меня над головой, пробрался в единственный проход из кирпича.
        Проход был относительно высок, но намного уже, чем те, к которые были выше. Надо сказать, что про эти пещеры - каменоломни ходили слухи, что тут якобы в замке на горе жил какой-то чернокнижник, но во время революции все свое богатство спрятал в этих пещерах, а сам, куда то исчез.
        Зная реальные размеры каменоломен, в эту сказку не верилось, но, идя по этому проходу, созданному явно не в целях транспортировки блоков возникало сомнение, а может быть, в этом что-то есть?
        Проход был относительно короток, но сделан был постоянно уходящим в сторону под небольшим углом, слегка подымаясь. От этого закралась надежда, что может быть здесь будет выход на поверхность? Но сверху должно быть поле, под которым находились каменоломни. Точнее был сначала небольшой перелесок, а дальше на много километров в стороны поле, которое в этот раз было засеяно какими-то колосьями, может рож, может пшеница. А значит если выход все же будет - то вылезу я скорее всего посреди поля.
        Через некоторое время я увидел вдали сначала слабый, а потом все более яркий свет. И еще через пару минут уже попал в зал с обвалившимся в центре потолком, который, судя по его остаткам с краёв, когда-то выложенный кирпичом. И рухнул прямо в центре. И прямо в центре было отверстие. И в это отверстие светило солнце!
        Это было невероятно. Часы на руке ходили и если судить по ним, сейчас должно быть часов семь вечера, но солнце явно было в зените, и это было неправильно. Потом я подумал, что может быть, во время падения потерял сознание, а часы могли и стоять. Не семь утра ни в семь вечера солнце в зените не бывает.
        Ну это пока не самое главное, самый важный для меня сейчас вопрос - как вылезти через дыру, если до нее не допрыгнуть даже с горки земли и кирпича что образовалась от обвала крыши зала ?
        Походив вокруг, осмотрев стены этого зала. Сходил еще в один ход, но там уже через несколько метров начинались трещины в потолке и чуть дальше был обвал, который раскапывать можно очень долго.
        Возвратившись в зал я стал выбирать кирпичи из обвала и строить из них кубик в центре. Немного кирпичей не хватило и я их сначала пытался выбивать обломками в месте, где были трещину на потолке, а потом уже когда стал доставать до них раскачивал ножом и выкладывал их прямо под собой в этакую палетку и скоро мог добраться до края. С попытки так наверно десятой всеж выбрался на поверхность. Вечерело.
        Ну, что можно сказать. Или я сильно приложился головой, или что-то тут не так. По пути наверх, очень хотелось пить, а еще есть и спать. На худой конец, хотя бы просто лечь.
        Но на поверхности все это мгновенно забылось. Я был в замке. В замке, который сто, двести или может быть и больше лет, покинули все люди, и никто после этого сюда похоже не приходил. Почему так казалось? Сбоку у стены под навесом, когда-то, располагалась кузня, и там лежали некоторые предметы из рыцарских доспехов. Причем полностью поржавевшие в труху.
        Все дерево что было - сгнило и развалилось. Часть конструкций обрушилась, двор, когда-то замощенный плиткой, был заросший несколькими деревьями, и одно из них валялось рядом уже успевшее сгнить. Вот как раз корни этого дерева, проделали дыру, через которую я сюда и попал. Ни одного нормального пути, чтобы подняться на башни не находилось. Поэтому первое, что я сделал - залез на самое высокое дерево, которое выросло выше строений, и оглядел окрестности. Вокруг, куда не погляди, был лес. Река, которая обязана находиться буквально в двухстах метрах от меня отсутствовала вообще. А здесь она должна была быть еще и очень широкой. А вокруг меня были развалины.
        Вот не знаю даже как обозвать то, что это было. Как-то не очень разбираюсь. Замок - это где живет владелец, а крепость - это то, что окружает замок? Тогда это был некий гибрид.
        Вокруг меня возвышалось пять башен. Четыре угловых и одна с воротами. Ворота если когда и были, то давно. Сейчас их не было, но проход все равно был закрыт. Была опущена стальная решетка. Но выглядела она, в отличие от всего ранее встреченного мной металла, как новая. Наверно нержавейка. Рядом торчал, как я понял механизм поднятия решетки. Но он был из обычного железа и сразу рассыпался у меня в руках. После этого я попытался перелезть сверху и залез на неё. Но, к моему сожалению, она вверх уходила в узкую для меня щель, и с этой стороны ни зайти, ни выйти было невозможно. Сам механизм поднятия был внутри стены, и туда вела невысокая металлическая дверь, также закрытая.
        С другой стороны двора, практически напротив ворот находился очень большой дом, который примыкал к крепостной. Сам он когда-то был немного выше её, но сейчас верхний этаж был разрушен, крыша обвалилась, камни завалили входную дверь, а стреловидные окна мало того что были узкими, так на них присутствовали еще и решетки из металла и тоже без следов ржавчины. Заглянув в окна, я увидел там полную разруху, многие перегородки внутри обвалились, а когда-то резная мебель вся была на полу в виде трухи или кусков. Рядом с домом были пристройки, назначение которых для меня было непонятно. В одной из них можно было угадать конюшню, но все было в таком состоянии, что лазить там, совершено не хотелось.
        Все башни тоже были разрушены, но не так сильно как дом в центре. Но и в них проникнуть было невозможно - все входы или имели окованные нержавейкой двери, которые не открывались, точнее я не понял, как их отрывали, ручек там я не заметил, или такие же двери были еще и прижаты блоками, упавшими с угловых башен. Нет, развал разобрать было можно, но смысла я не видел в том, чтобы потом упираться в стальную преграду.
        После этого облазил всё, куда только смог залезть, или хотя бы заглянуть. Везде была труха и рухлядь. Завалы были из камней, в большинстве своем больше меня весом, и поковыряв их пару раз и не получив какого-либо результата я успокоился.
        Походив по двору и не найдя ничего полезного решил заняться самыми актуальными проблемами - это вода, еда и сон.
        Подумав, что в любой крепости просто обязан быть колодец, и скорее всего не один обошел весь двор, но ничего похожего не наблюдалось. Конечно, он был где-то, но или засыпан обвалами, или спрятан за закрытыми дверьми. Ворочать камни и искать у меня просто больше не было сил, поэтому решил найти источник попроще. Вода нашлась почти сразу. Во многих блоках были выемки, в которых скопилась дождевая вода и после того как я напился в волю, остальную я сразу перелил в уже к этому пустую бутылку. Со спальным местом тоже не возникло особых проблем. Своим ножом обрубил кучу веток и устроил себе шалаш на одного. Самые мелкие ветки использовал как подстилку. Тут с удивлением обнаружил, что не знаю такого дерева, но подумал, что может хозяин, откуда с юга привез и посадил. С грустью вспомнил Иру, посмотрел на заходящее солнце и обругал себя как последнего идиота. Шутка однозначно удалась. Попытался на ночь погрызть кору, но она оказалась горьковатой, поэтому лег голодным. С тоской вспомнил и палатку и спальник и ... в общем засыпал я с плохим настроением.
        Ночь прошла достаточно тяжело. Несколько раз просыпался от неудобного сна, пару раз вставал попить, всю ночь донимали комары. Поэтому утро я ждал уже с открытыми глазами.
        В момент появления солнца поставил на часах шесть часов. Решил, что хоть теперь со временем будет определеннее. Потом опять залез на самое высокое дерево. Окрестности остались те же. Река не появилась, полей видно не было. Очень хотелось есть. Обследовал весь доступный мне двор на предмет что поесть, и за одним из очень крупных кустов выросших рядом со стеной, вместо еды, нашел большую щель. По размеру она была чуть шире моей ладони, но тут возникла идея. Через час у меня в руках была крупная ветка, которую я попытался вставить в место разлома, и ею выковырнуть один из блоков, из которых она была сложена. Еще через час получилось, используя нож, камень и рычаг раскачать огромный блок, который с грохотом вывалился и покатился по двору. В этом месте образовалось отверстие, в которое уже мог залезть.
        Почему я туда так стремился? Первое на что надеялся, что возможно в подземельях есть еще один ход уже назад, к моим любимым полям и речке, ну или хотя бы найти подземный ход чтобы выйти из замка. И просто погулять по лесу, поесть грибов, ягод. Да хоть что ни будь поесть. Заглянув в пролом я увидел что пол находится достаточно далеко, и мне нужно будет потом, если понадобиться, выбираться назад. Лестницы, если когда-то и были в крепости, то, скорее всего, сгнили, а что использовать вместо неё я не знал. Верёвки у меня не было, точнее у меня вообще ничего не было. Был нож, еще были несколько прямых палок, а как из них сделать лестницу я не знал. И мой взгляд зацепился за дерево, с которого уже были срезаны ветки, и подумал, что если срубить его, то потом, используя оставшиеся куски веток, можно будет по нему лазить. Нет, конечно, это будет не удобно. Но вот лучше так чем никак. Скоро ствол уже лежал на боку, без лишних ветвей. Остались куски в сантиметров десять - не больше. Потом я решил, что полностью мне такое длинное не нужно и оставил кусок ствола где-то мера в четыре. Потом с большим трудом
засунув её в провал, задумчиво глянул на самое большое дерево, подумав что, срубив его, с легкостью попаду на стены, крышу дома и если сил хватит - то могу и спуститься из замка и, наконец, оказаться снаружи этой мышеловки. Но, подумав, что сейчас ворочать еще одно дерево сил не хватит, вооружился фонариком и стал аккуратно спускаться в пролом.
        Внутри стены, или даже точнее под ней, было достаточно сухо и прохладно. И на удивление пусто. Пройдя до угловой башни, увидел каменные ступени, ведущую как вниз, так и наверх, а еще один переход в стену дальше.
        Сначала попытался спуститься по лестнице ниже, но тут же наткнулся на стальную дверь и попробовал подняться выше.
        На втором этаже башни, наверно, была казарма или что-то похожее, так как дерево полностью не сгнило, и я увидел несколько двухэтажных кроватей в очень плачевном состоянии, попытался пройти, но часть камней завалила лестницу, и подняться в башню оказалось невозможно. Я спустился опять вниз и пошел дальше.
        В следующей башне меня ждал огромный и неожиданный сюрприз - зайдя внутрь, сразу увидел свет сверху, и мне, наконец, в этом месте удалось подняться на стену и походить по ней. Было слегка страшно, но ничего нового я не нашел. Третий этаж этой башни который полностью разрушен. Перекрытие когда-то было деревянным и обвалилось. Понять, что тут произошло раньше уже невозможно. Зато на втором этаже я обнаружил закрытую деревянную дверь, которая не сгнила и не развалилась. Это меня сильно удивило так, как я первый раз встречаю целый деревянный предмет в этом месте, и поэтому достаточно долго ковырял на ней замок, пытаясь его открыть. Когда он все-таки открылся, я удивился еще сильнее. В первую очередь, на что я обратил внимание, - что здесь очень темно. Оказалось тут закрыты ставни на окнах. И когда я их открыл замер на месте. В комнате сохранилось все! У стен стояли какие-то сундуки, шкафы с книгами, конторки. В центре под балдахином была кровать. Не сказать что огромная, так - полуторка, но на ней лежало Расшитое серебром покрывало и из под него выглядывало белое чистое бельё. А под кроватью был
ночной горшок.
        Передо мной стоял стол, человека на четыре, на котором были рассыпаны какие-то предметы.
        Я подошел к кровати и попробовал её на мягкость рукой, при этом поднял столб пыли, от которого я проворно выскочил из комнаты. Там уже задумался, а что мне делать дальше. Данное место так не походило на ту разруху, которая была вокруг, что я прислушался и начал ненароком оглядывать все углы на предмет нахождения скрытых камер. Камер я не нашел, или они отсутствовали или были спрятаны намного качественнее, чем я ожидал, но Данная идея мне понравилась. Так как многое объясняла. И я слегка успокоившись, что уж умереть мне не дадут. Ну может слегка помучают. Пошел обследовать все остальное дальше.
        Выйти на другую стену мне удалось достаточно просто, но в самом центре дорожки зиял провал, да такой, что стало ясно, что пройти будет сложно. И я вздохнув решил вернуться в комнату.
        Она оказалась в том же состоянии, в каком я её оставил. Пыль осела, и только некоторые сверкали в лучах солнца. Я скомкал все белье и по возможности не дыша, вышел на ту часть стены, по которой гулял ранее. Тут же ко мне пришла гениальная идея порезать все это тряпье на полоски и связать веревку, по которой можно было бы спуститься к лесу, но к моему сильнейшему изумлению проткнуть ножом тонкую ткань мне не удалось.
        Вздохнув от того что такой замечательный план так неожиданно провалился я все-таки занялся своим благоустройством - пытаясь угадать направление ветра вытряс все тряпки, подняв облако пыли, тряся пока они не показались чистыми и занес их обратно в комнату.
        Там, просто бросил на кровать и начал смотреть, что еще есть интересного в комнате.
        Практически каждое мое действие подымало кучу пыли, так что я открыл дверь настежь и почувствовав небольшое движение воздуха продолжил изучать предметы.
        Сундуки были закрыты все, шкафы в основном тоже. Но все эти предметы были сделаны с таким изяществом, что мне просто было жалко все это ломать, и я решил оставить их на потом. Вдруг ключи, где найдутся. Потом я осмотрел с десяток книг. Они были все рукописные, причем написанные буквами, которых я никогда не видел. При этом я радостно помахал в угол и попросил передать привет моим родителям, друзьям и знакомым и попросил за меня не волноваться и сообщил, что мне интересно и пока покидать это место не планирую, пока со всем здесь не разберусь.
        Вот всем этим я прозанимался до обеда. Пока собственный желудок мне про этот обед не напомнил более чем конкретно. Надо было выбираться из мышеловки.
        Тут у меня возникла идея попробовать выйти из башни через ту дверь, которую я не смог открыть снаружи. Спустившись до первого этажа и обследовав её изнутри, я нашел на ней засов, который оказался открыт. Я толкнул дверь. Дверь не поддалась. Я толкнул её сильнее, вспомнил анекдот и потянул на себя. Ничего не произошло. Приржавела, подумал я.
        Хотел уже возвращаться путем, которым пришел, но тут вспомнил, что в этот подвал не заглядывал, и особо не надеясь, спустился ниже. Удивительно, но в подвал вела тоже деревянная дверь, причем также замечательно сохранившаяся. Но в отличие от предыдущей она оказалась открыта!
        Точнее не так. Сама дверь была закрыта, а вот замок на ней не заперт, поэтому, сильно потянув и услышав скрип, который меня достаточно сильно испугал, вошел внутрь.
        Внутри было очень темно, и я включил фонарик. Луч выхватывал, какие-то куски помещения, и мне как-то сразу стало неуютно.
        Передо мной было очень странное помещение. Даже не знаю, как описать его. Стандартный для замков подвал со сводчатыми потолками, без какого либо намека на места для факелов или другого освещения. Из стен торчали какие-то крючки, на некоторых висело оружие, и что-то еще непонятное, я подумал, что всякие доспехи. И потерял к ним всякий интерес.
        Почти напротив двери находился, как мне показалось, каменный стол, над ним было что-то нарисовано и написано на неизвестном мне языке, правее, находился какой-то шкаф, когда-то достаточно красивый, но почему-то весь порубленный, с вырванной дверцей, рядом находился еще один, скорее всего предмет мебели порубленный еще сильнее. На полу валялись какие-то бутылки, куски дерева, обломки металла. Мне стало как-то не по себе, на миг показалось, что сражение было недавно, и враги могут вот-вот ворваться сюда снова.
        Я постарался скорее выйти отсюда и на выходе лучом света наткнулся на мертвого человека лежащего на левом боку рядом с дверью. Это было так неожиданно, что я вскрикнул и непроизвольно отступил вглубь комнаты. Луч света был направлен на труп. Я ждал. Ничего не происходило.
        Мне кажется, я некоторое время даже не дышал. Когда я немного успокоился, я бегом выскочил из комнаты и побежал наверх, на стену. Солнце сияло, ветер обвивал меня легкой прохладой.
        Закурил. Дрожь потихоньку уходила, снова подступал голод. А в тюрьме сейчас ужин. Макароны дают. Непроизвольно вырвалось у меня. Вздохнул. Если б рядом был Станиславский - он бы мне поверил...
        Я смотрел на эти леса вокруг. И вдруг мне подумалось, что в лесу из еды может ничего подходящего не найтись. Только сейчас для себя обнаружил одну странность: пока я тут был - я не заметил ни одной птицы, ни одной мышки. Вообще ни одного живого существа.
        Опять вспомнил про чернокнижника, подумал, а вдруг он каким-то способом создал параллельную реальность и перенес весь свой замок сюда?
        И кроме меня тут нет вообще ничего и никого? Хотя кто-то должен был убить того человека в подвале. Или может быть, он сам умер? От старости, или чем отравился? Любопытство свербило, осторожность замолкла.
        Я проверил фонарик и принялся спускаться.
        Зайдя, сначала осветил труп, потом быстро осветил все вокруг, убедившись, что ничего не поменялось, и никого больше нет в комнате, я приблизился к мертвому человеку.
        Он был облачен в очень интересную смесь одежды. Сверху, все прикрывал балахон, сейчас уже неопределенного цвета. Он весь истлел, и о его наличии можно было догадаться только по небольшим клочкам покрывавшим все остальное. Оружия у него я не заметил. И лица его я тоже не видел, - его тоже скрывала материя. Я даже не мог сказать мужчина это или женщина. Под тряпками проглядывала сталь доспехов, разные части которых очень сильно отличались. Часть доспехов, таких как наручни, и наплечники (кажется, это так называется) казались из обычной железки, успело покрыться патиной. Другое же его облачение, такое как кольчуга и нагрудная пластина, например, были в таком состоянии, как будто только что кто-то специально их полировал и натирал. Это несоответствие так бросалось в глаза, что мне показалось, что это сделано специально, чтобы разыграть меня. Как будто на него надевали все, что было в наличии.
        Я схватил фонарь зубами, вытащил нож и направил его в лицо лежащему человеку. Другой рукой я попытался убрать с его лица ткань капюшона. Под тряпкой оказался шлем из кольчуги. Ткань рассыпалась у меня в руке, и я увидел лицо бородатого старика. Точнее мумии. Судя по всему, он умер давно. Так давно, что даже железо доспехов успело окислиться, ну кроме нержавейки. Но почему покойный высох, я понять не мог, так как ткань скорее была гнилой.
        После этого встал вопрос. Что мне делать с этим мужчиной. Кто он? Хозяин? Или наоборот убийца? Я решил, что стоит в любом случае его похоронить. Вот только выйду за ворота, ... а пока я вспомнил про ключи от дверей и всяких сундуков и решил проверить. Если ключи на нем, значит, скорее всего, это хозяин. Что это знание мне даст, я как-то даже не подумал.
        Подойдя к мертвому, я представил, где ключи могут быть? На шее? Да нет, там вроде связка должна быть немаленькая. Наверное, или на поясе, или в кармане решил для себя. Дотронувшись до покойного, мне как-то стало страшно. И я непроизвольно попросил у него прощения, обещая, как только выберусь за ворота и хоть чуть поем, похоронить его, как только смогу. После этого успокоил свою совесть и начал ощупывать его. Это было относительно просто, хоть и много железа на него было надето, но зато он сам практически ничего не весил. Поэтому, когда я его повернул, сразу наткнулся на пряжку пояса, и чтобы лишний раз не трогать тело её расстегнул и потянул пояс на себя. На поясе оказалось столько всего интересного, что до этого было скрыто от меня, что я на мгновение даже забыл о ключах. На поясе висел небольшой кинжал, судя по ножнам, длиной сантиметров двадцать. Его рукоять была вся осыпана камнями, которые в свете фонаря переливались и играли так, что отпускать эту вещицу совсем не хотелось. Ножны были чуть поскромнее. В общем, вещь очень дорогая. Когда я попытался вытащить кинжал из ножен, извлек только один
кусок ржавчины.
        Но вещь мне очень понравилась, и я решил, что сделать новый клинок будет совсем несложно, и убрал в рюкзак. Второй предмет из оружия, на который я обратил внимание - меч в ножнах.
        Он был украшен несколькими голубыми камнями. Ножны же были простые, практически без украшений, обтянутые темной кожей. Поверху был выбит какой-то рисунок, но в темноте его было сложно рассмотреть. Ожидая повторения ситуации с кинжалом, я взялся за рукоять и слегка вытянул клинок из ножен. В само лезвие, рядом с крестовиной был вделан еще один голубой камень, но уже чуть крупнее и без всякой огранки - просто отполированный круглый, размером с рубль. Когда оружие убиралось в ножны, его было невидно. В свете фонарика он выглядел очень красивым, само лезвие было в идеальном состоянии, и мне показалось, что и по лезвию нанесен какой-то рисунок. Но тут он был более контрастный, и чтобы его разглядеть я полностью вынул меч из ножен. Он оказался на редкость тяжелым. Я был удивлен тем, что в ножнах, он казался в несколько раз легче, а тут я еле смог поднять его одной рукой.
        И тут что-то произошло. Мне показалось, что кто-то появился напротив, и тоже с мечом!
        Пока я осматривал вещи убитого, я куда-то положил свой нож, и меч был единственным оружием, что было сейчас у меня. Кинжал красив, но без клинка. Мой нож из очень хорошей стали, но что он против меча, да и неизвестно где он лежит.
        Меч у меня в руках. Правда, я им пользоваться не умею. Да и весит он столько, что нужно держать двумя руками. Результат предсказуем. Но не ждать же смерти на коленях?! Все это проскользнуло у меня в голове, и я практически в одном прыжке поразил противника. Раздался грохот и старые пустые доспехи посыпались на пол. Но этим все не кончилось. Меня ударило электричеством, да так, что мне сразу стало дурно. Наверно сейчас к месту стоит немножко вспомнить мою юность. Меня несколько раз било током. Пару раз слегка, а третий раз очень серьезно. Схватился за оголенный провод и не мог разжать руку. Чувствовал, как меня трясет, как пальцы отнимаются. Тут, находящиеся рядом друзья, каким-то чудом оторвали меня от провода. Рука ничего не чувствовала потом часа два, на ладони получился этакий длинный след, который, со временем, как бы исчез, но, если присмотреться, заметить можно. Ну, так я к чему это все рассказываю - когда я нападал на пустые доспехи, то угодил мечом в скрытую проводку. И меня ударило током. Причем, я не мог понять, что происходит, оружие уже давно выдернул из стены, а меня все еще
продолжает бить точно также, если не сказать сильнее. Из личного опыта знаю, меч сейчас не бросить, пальцы просто не разжать, может быть, рукоятка сработала как конденсатор, и клинок зарядился, и сейчас разряжается через меня на землю... обувь то у меня сырая. Значит надо срочно разрядить лезвие в землю - все это промелькнуло в моей голове, и я тут же воткнул меч в пол.
        То, что после этого произошло, я никак не ожидал. Меч полыхнул, как газоразрядная лампа, и мне так показалось, что бить электричеством стало меньше. Тут же я еще раз ткнул его в землю с воплем, - да сбрасывай ты её быстрей!
        После этого все прекратилось. Рука ныла, правда обычного и ожидаемого онемения не наступало. Да и меч стал какой-то легкий. И держать его было очень приятно. Как-то спокойно и, самое удивительное - держать его было привычно! Взявшись за острие слегка теплого меча, я разглядел рисунок на нем. Там были растительные узоры, животные и буквы. Много букв. Из привычных я определил только драконов, как бы забавно это не звучало. После этого я решил провести эксперимент, и вложил клинок в ножны. Подождал немного и извлек. Меч не стал тяжелым. Мне было также приятно его держать и не хотелось убирать. Я успокоился, и посмотрел, что еще осталось на перевязи. Там висело несколько мешочков. Один, судя по тяжести и округлости, содержал монеты, остальные какие-то шарики, кристаллы и кусочки непонятной породы, еще один был, наверное, с травами, потому что оттуда высыпалась какая-то зеленая пыль и попала на покойника. И, как-то не задумываясь, сдул её с него. После этого я решил, что больше мне искать ничего не надо. Ключей не нашел, а более тщательно обыскивать умершего было как-то страшно. Но уже когда я уже
собирался уходить, случайно задел его перчатку, которая тут же рассыпались. На его руке была печатка. Как мне показалось с инициалами. Я попытался их рассмотреть, думая, что может быть, это как-то прольет свет на то, кем является этот умерший. Но случилось странное, когда я пытался рассмотреть символы на кольце, случайно выпустил его руку, и она выскользнула из перстня. Я даже мяукнуть не успел, как перстень растворился в воздухе. Я опять произнес вслух то, что совсем не говорят в приличных обществах. После всего этого мне подумалось, что, пожалуй, стоит подальше отойти от трупа, пока не произошло что-нибудь еще. Все-таки то, что я забрал оружие меня смущало не так, как то, что я потерял перстень этого человека.
        Можно подвести итоги сегодняшнего дня. У меня есть оружие, очень приличная спальня и немного воды. Но я все еще заперт в замке. И у меня все еще нет еды. Причем совсем и никакой. Снова поднявшись на стену, долго смотрел на садящееся солнце и вспоминал...
        В основном то, что человек без еды может прожить два месяца. Может, но почему-то не хочет. Закурил, чтобы хоть как-то прогнать голод, решил экономить, поэтому скурил половинку, а остаток убрал обратно. Заодно проверил спички и зажигалку, подумал, что газ тоже не вечный.
        Задумался, стоит ли вылезать через лаз или тут переночевать, не выходя во двор, но все-таки решил выйти. Запасы воды почти кончились, самые большие лужи я выпил еще прошлый раз, и если я не соберу еще столько же, то завтра, буду уже мучится не только от голода, но и возможно от жажды. Даже то золото, что оказалось в мешочке не может сейчас мне дать ни еды и не воды. Так что придется прогуляться. Если совсем точно, то вылезать. По дереву.
        Все в итоге прошло достаточно просто. Хотя в теле присутствовала некоторая слабость, но я её отнес к недавнему удару электрическим...
        И тут же завыл в голос! Я же не обследовал стену, там же была проводка, нужно срочно проверить, или может уже замазали, пока я смотрел закат?
        Я с еще большим рвением и скоростью нырнул обратно в провал, проскользнул без света под башню. Осветил все вокруг. Мне показалось, что кто-то мелькнул в свете фонаря, я моментально выхватил меч из ножен и пошел проверять, держа фонарик в левой руке, а оружие в правой. Нет, вроде тихо и никого. Наверно показалось.
        Подошел к той стене, куда я ткнул острием и внимательно стал её изучать. Саму метку нашел достаточно быстро, на потемневшем от времени камне новый след от меча смотрелся очень выразительно. Только никакого намека на электрические провода, кабели или через что там можно электричество передавать, в стене не видно. Я даже потом специально рискнул и ткнул мечом чуть выше, ничего не произошло. Вообще ничего.
        Просто похрустывание камней и острие входит в камень. После этого я решил не продолжать. Во-первых, очень клинок было жалко. А во вторых, кто мне сказал, что 'они' не могут обесточить эту проводку каким рубильником, так что я могу хоть всю стену истыкать, все одно не найду того, что там уже нет. С чувством глубокого разочарования я шел к своему пролому, когда у меня в руках мигнул фонарь.
        Когда вышел на улицу, было еще относительно светло, и я радостный побежал собирать воду из тех канавок, которые раньше меня не прельщали. Теперь же мне подходила почти любая, подумал, что даже если будет немного мутная, отстою в бутылке, прокипячу и буду пить хоть такую.
        Набирал в этот раз воду раза в три дольше, чем прошлый раз, и напился, чтобы только утолить жажду. Решил, что в любом случае завтра надо в своей мышеловке поискать воду, или при помощи самого крупного дерева попытаться выбраться за пределы крепости. Хотя, посмотрев на обхват ствола, подумал, что завалить его так, чтобы оно упало на стену это если и сложно, но реально. А вот перекинуть его на ту сторону, что мне собственно и надо больше всего, уже будет сложно. Если честно, то невозможно. Решил, что это на следующий день задача и пошел спать в комнату с кроватью. Хотя и было несколько боязно, но, во-первых, крыша, во вторых ставни, а значит не такое обилие комаров и мошки, да и потом привык уже к комфорту.
        Поэтому, вздохнув и еще раз, проверив уже тускло светящий фонарь, направился к пролому. Проходя мимо башни с центральной решеткой, обратил внимание, что что-то ту не так, еще раз внимательно осмотрел и даже подергал решетку. Так и не понял что не так, оставил этот вопрос на завтра. И поперся опять по подвалам в спальню. Зайдя в ту, просто накинул покрывало сверху кровати, тщательно закрыл все ставни, погасил фонарик и лег не раздеваясь, а только сняв обувь, куртку и штаны, сверху накрывшись своей прорезиненным плащом. Меч положил рядом с собой. Заправить кровать бельем, конечно, хотелось, но мало того, что сам немытый, но и спать на неизвестно каком белье было не комфортно.
        Ночь прошла спокойней, чем предыдущая. Мошкара не донимала, спалось достаточно комфортно, даже под утро скинул куртку, что меня потом сильно удивило, так как прошлую ночь под утро замерз. Но зато всю ночь снилась еда.
        Утро наступило к обеду. За счет того, что вчера закрыл все створки, в комнате стоял сумрак. Первым делом распахнул все окна. Потом позавтракал, в смысле выпил пару глотков воды, и стал облачаться. Для начала надо было решить, нужно ли мне все время ходить с оружием, и если да, то как и где носить меч? Вчерашний способ, когда я все время его носил в руках, меня не устраивал, а использовать чужую перевязь мне не хотелось. Точнее она просто была велика, а подгонять её самому страшно, так как она совсем не была испорчена временем, и опасался просто всё испортить, если начну обрезать и подгонять. А другого ремешка у меня не было. Сделал проще, нашел какой-то шнурок в спальне и использовал его вместо пояса, как раз он был плотным и относительно коротким.
        После этого с огромным неудовольствием стал взламывать все сундуки и шкафы в комнате.
        Была надежда, что отыщется что-то, что поможет, наконец, покинуть замок. Не знаю, что я искал. Может веревку, может веревочную лестницу, но нашел только сокровища - золото, камни. Опять неудача. В сердцах забросил в сундук кинжал, что носил с собой. В остальных, похоже, была одежда - ни на что больше хранившиеся здесь лохмотья не походили. В шкафах стояла столовая посуда из металла, склянки и бутыльки - я не стал их трогать. У меня по-прежнему было две задачи - поесть и выбраться из замка. Или наоборот.
        Решил, что первое, что надо сделать - это еще раз осмотреть ствол самого большого дерева на предмет того, смогу ли я его затащить на стену? Схватил фонарик, и уже почти не включая, практически на ощупь пробрался к трещине, и оказался во дворе. Пойдя к самому крупному дереву, решил, что срубить его нужно будет, все равно. Если не сделать этого, то его корни будут разрушать двор, а мне, несмотря на то, что этот замок я ненавидел, почему-то этого не хотелось. До вчерашнего дня свалить такой ствол даже в планы не ставил с моим-то ножом. Он конечно не перочинный, но и не топор тоже. Зато с моим теперешним мечом за полчаса с этим возможно управиться, потом забраться на крепостную стену и попытаться его перекинуть наружу. В первой части план оказался совершено реален. Мечом срубил исполина за несколько ударов. Дерево с диаметром ствола сантиметров двадцать. Я так топором никогда не умел.
        А вот дальше вышел полный облом. При падении ствол треснул, и его макушка отделилась. Длиной она была мала, да еще когда её поднял достаточно сильно прогнулась. Но даже эту часть я мог перемещать только волоком. Поглядев на остальную часть, решил, что утром был слишком оптимистичен. Зато тут же пришла в голову замечательная идея. Отвалившуюся верхушку превратил в стандартную для меня лесенку, а потом залез на другое дерево, и ему тоже снес макушку, сделав еще одну лесенку. После этого ту, что подлинней спустил в провал в центре двора, из которого когда то давно здесь появился, а вторую поволок с собой. Потом была достаточно быстрое перемещение по коридору с секундными вспышками фонаря, до вертикальной шахты, потом установка деревца на наклонную плиту. И наконец я буду на карнизе с которого здесь начались мои приключения. И еще одна мысль - при помощи своего меча разбить ту стенку, которая, как я считал, при нажиме на рычаг открылась, пропустив меня сюда. Толстой она быть не должна, поэтому не сложно будет её быстренько прорубить. В итоге вернусь обратно, и все будет хорошо.
        Нет, на карниз залез, и ту стенку порубил достаточно глубоко, но ничего у меня не получилось. При этом использовал не только меч, но и нож. Нож оказался намного хуже и уже через час был полностью тупой, и был убран, чтобы совсем не поломать.
        Обследовал все четыре ниши, можно даже сказать не жалея фонаря, и меча тоже. Ну не так настойчиво, конечно, как свою - через которую упал, но это мне ничего не дало. Везде был монолитный камень, без не то что швов, а даже трещин.
        Но тут возникла еще одна гениальная идея! Когда я осматривался - обратил внимание на потолок. Плита, что была сводом, давно упала, и сквозь трещины, сверху, кое-где проглядывали корни деревьев или кустов. Если обвалить потолок в этом вертикальном колодце, то, вполне возможно, смогу выбраться на поверхность, а где я при этом окажусь - у своей речки или в лесу, за пределами стен, сейчас неважно. Меня устраивали оба варианта.
        Ну что, сходил еще раз во дворик, и из самой большой ветки сделал некоторое подобия копья, а еще, последнему дереву снес верхнюю часть, сделав на запас еще одну лесенку, в надежде уже по ней выбраться на поверхность, если удастся все-таки пробить дыру из колодца.
        На время работы все свои (и не свои тоже) ценные вещи перенес на тот карниз, подумав, что если будет сильный обвал, то нижний проход в крепость будет завален, и обратно попасть станет сложно.
        Не буду долго рассказывать, но все планы, удались. До поверхности было, наверно, метра полтора, но когда раскололась уже растрескавшаяся потолочная плита, сверху осыпалась земля, в провале появилось небо! Большая часть земли свалилось на плиту, часть ссыпалась в отверстие под неё, но ничего страшного не случилось, и в итоге, если захочу, смогу вернуться в крепость. Заготовленная лестница из ствола дерева слегка не дотягивала до верха, но сверху свисали переплетенные корни, и, используя их, все ж выбрался на поверхность. Реки не было, но и замка тоже не видно. Это удивляло больше всего, поскольку вся природа напоминала ту, какой была видна со стены. Хотя это было и удивительно, но мне жутко хотелось есть. Сделав пометку для себя, чтобы можно было вернуться и найти это место, побрел в лес на изготовке держа свой меч. Через некоторое время наткнулся на ягоды, они росли на кустах где-то мне по пояс, внешне напоминали барбарис, но по цвету были как черника. Мне были неизвестны, но на некоторых были заметны следы того что их клевали, и, понадеявшись на птиц, начал наедаться ими. Они были достаточно
сытные, но сухие. Через некоторое время мне жутко захотелось пить. Напился из своей бутылки, успокоился и решил, что ягоды это хорошо, но не мешало бы съесть еще что-либо. Достаточно долго побродил по лесу, но кроме всяких других разных ягод не нашел больше ничего, хотя пытался искать и грибы. Конечно испытывал надежду повстречать что мясное, типа зайца - кролика или какой птицы, можно и голубя, и даже ворону. Но или мне ничего не встретилось, или охотник я хреновый. В итоге, к концу дня был относительно сытым, и к этому у меня было наверно с пять кило разных ягод, но ни воды, ни мяса.
        Ночевать я решил вернуться обратно в замок. Но перед этим воплотить одну идею - мне казалось что полянка, на которой нахожусь, смутно напоминает ту, что видна со стен замка. Развел костер, хотя надобности в нем совсем не было. Когда ветки прогорели, раскидал угли, взял рюкзак с ягодами и пошел к провалу. Обратная дорога была тяжелая. Кроме ягод мне пришлось тащить все, что я утром взял с собой на всякий случай. Так что вернулся я опять почти в ночи.
        Опять посетовав, что нельзя пройти в дверь в свою башню и приходится так извращено проникать домой, забрался в провал и практически на ощупь по памяти шел домой. Тут мне вспомнилось, что уже пообещал похоронить того человека, как только выберусь, но как его переносить через мной сделанный ход не знал, так что похороны опять откладывались. Таким способом успокоил совесть и завалился в свой номер. Там на ночь еще поел ягод и лег спать точно так же как и вчера.
        Утром проснулся рано, хорошо отдохнув и вполне счастлив. Первое, что сделал - это вышел на стену и взглянул на ту полянку, где вчера снаружи разводил костер. Вечером с переноской ценностей сначала, спешил вернуть все засветло, а потом уже стемнело.
        Кострище было явным свидетелем того, что что-то здесь нечисто. Я покопался в одном из сундуков, нашел и скинул под башню несколько сгнивших, бывшими когда-то яркими, тряпок. Одну почти под самые стены, другую подальше. Когда кидал - чуть сам не свалился. Потом из своих запасов с большим сожалением выложил фонарик. Когда вчера возвращался домой он уже сел настолько, что после включения давал слабую вспышку на пару секунд и затухал.
        Потом плотно позавтракал слегка скисшими ягодами и подумав, что все не так уж и плохо решил на ощупь пробираться во двор. У меня возникла идея и с собой из одного из шкафов взял большую кастрюлю. Точнее это скорее всего была какая-нибудь супница, да еще судя по металлу из серебра, но сейчас это для меня было неважно. Выбравшись с ней из провала, кстати, с удивлением для себя обнаружил, что если вначале я по своим лестницам забирался и спускался с большим трудом - они все время пытались крутануться вокруг оси, то теперь освоился и перемещался вполне быстро. Как белка подумалось мне, хотя нет - скорее как крыса, вспомнив что из подземелья, с грустью поправил себя.
        После этого на ощупь выбрался из замка и первым делом пошел к кострищу. Тут было как-то не так. Одну тряпку, что я кинул подальше - нашел сразу. А вот второй, что была под стенами, видно не было. Но помня направление, решил найти замок на ощупь. У меня ничего не получалось. Костер был, одна из тряпок была - показывая направление, и сколько этим направлении не шел - ничего не было. Ну в смысле был лес, кусты, судя по моим впечатлениям должен стоять именно там, где была моя башня, но вокруг был лес. И все. Первая тряпка меня смущала, я задумчиво кинул её в кострище и хотел сжечь, но передумал, бросил все как есть и пошел набирать ягод еще.
        Все ягоды, что были вблизи собраны были еще вчера, а так как был голодный часто рвал и не совсем зрелые, так что за один день ничего созревшего не было, и мне пришлось искать их обходя то место, где должен находиться замок по окружности, мне очень не хотелось заблудиться и потерять то место где как-то обжился. И когда бродил вокруг, - я наткнулся на дорогу выложенную когда-то из камня. Много где его уже не хватало, точнее он был заросший травой, но это была дорога. Ей не пользовались очень давно, она была заросшая не только травой, но и достаточно крупными деревьями - её практически было не видно, но она была, убегала в даль, и если знать о ней, можно было заметить, что на ней растет кустов и деревьев немного меньше, чем вокруг. Сразу захотелось пойти по ней, но потом решил что далеко заходить не стоит, стоит посмотреть откуда она идет, предполагая, что кроме как от моего замка и неоткуда, ну или в крайнем случае - мимо. Но и тут произошло странное. Нет, она действительно шла в сторону замка, но не доходя до него наверно с метров пятьсот - исчезала полностью. Причем не понятно как, вот вроде стою
на дороге, делаю шаг вперед, и дороги нет.
        Посчитал, что с этой загадкой можно подождать, вернулся с ягодами в крепость и для того, чтобы сварить компот. Понятно, что без сахара. Просто вчерашние мои ягоды, судя по запаху, стали портиться, а мне только отравления не хватало.
        Используя супницу как тазик, нарубил мечом дров, разжег костер и в итоге сварил наверно литров с пять варенья, оставил остывать, а сам решил пройтись посмотреть башню с решеткой. Она меня, когда колол дрова, опять чем-то неосознанно интересовала.
        Когда подошел к ней - обнаружил на одной из её сторон блестящую бронзовую табличку с изображением никогда ранее мной не виданного зверя. Изображение было рельефным и очень качественно сделанным.
        Казалось, что у зверя прорисованы не только чешуйки, но и морщинки вокруг лица. Как-то мордой было неудобно называть. В его глазах таилась мудрость. Был очень удивлен, что в первый раз, когда осматривал эту башню, её не заметил. Я просто стоял и рассматривая, и дивясь мастерству неизвестного мастера. Потом, когда я решил дальше заняться делами, уходя, я зачем-то коснулся правой рукой зверя. Не знаю, или хотелось почувствовать рельеф на ощупь, или просто погладить странное животное, но металла я не почувствовал, моя рука прошла сквозь изображение, и я с удивлением увидел, как картинка поблекла и стала растворяться в воздухе, а вместо этого у меня на безымянном пальце возникал перстень. Точно такой же как я когда-то снял с мумии.
        Перстень был красивый, из какого то неведомого мне материала голубоватого цвета, в центре была монограмма белого металла, из неизвестных мне символов, а на одном из его граней, той что обращена к ногтю, маленький камешек, со спичечную головку размером, темно синего цвета. Граней на нем не было, он был круглый и отполированный.
        Первое что сделал - это попробовал его снять. Ну, просто чтобы проверить - могу ли вообще это сделать - сидел он очень плотно, и не растает ли он, как прошлый, в воздухе. Снять смог, и никуда он не делся и не исчез. После этого, решил пока поносить его, а потом, может быть, вернуть владельцу. Но этому не суждено было случиться. Буквально через десять минут он исчез с моей руки, стоило только взять в эту же руку меч. Я планировал срезать несколько веток для факела и для этого его достал. Конечно, сразу сходил к воротам, но табличка там не появилось.
        После этого стал готовиться в поход. Та дорога куда-то да вела, может в город, или другой замок, но не факт, что там, это еще существует, а если судить по моему замку - то возможно, туда даже и не попаду.
        Ночь прошла обычно. Утром, вынырнув из дыры в лесу, первым делом решил её замаскировать. Нужно нарезать веток и положить их на провал. Но тут был шокирован тем, что мой замок стоял именно там, где он и должен находиться. И та тряпка, что упала возле его стен - также валялась на своем месте. Сразу же постарался обойти замок вокруг - ни одной щели, ни одного пролома. Камни, что падали от ветхости постройки вниз, конечно, кое-где валялись, но величия не портили. Снаружи крепость смотрелось намного солиднее, чем изнутри. Но самое удивительное, - это была дорога, которую я вчера заметил. Она вела в ворота замка. И рядом с ним хорошо сохранилась. Недалеко валялись остатки бывших ворот, но, конечно, решетка никуда не исчезла и стояла на месте.
        Я слегка расстроился, что каким-то способом испортил, судя по всему, очень крутую маскировку, но делать было нечего, как исправить ситуацию не знал.
        Осмотр замка не принес никакой новой информации, ну кроме той, что он появился. Нужно было заканчивать с маскировкой входа. Срезал несколько крупных веток и кинул их на яму, а сверху воткнул большой куст, который я тоже срезал вдалеке. Если подойти ближе, то, конечно, сразу было видно, что-то неправильное, но издали, выглядело незаметно, и, подумав, что пойдет и так, мысленно попрощался с этим местом.
        Алексей Кузьмин. Исход из замка.
        После этого надел рюкзак и пошел по дороге.
        Весь путь, пожалуй, описывать смысла нет, шел совершено беспечно, иногда рвал ягоды и тут - же ел. Пока недалеко ушел от крепости их было много, даже решил с собой взять.
        Мой путь был легок, шел, смотрел по сторонам, иногда терял, но пройдя с десяток метров опять его находил и продолжал идти дальше.
        Где-то часа через четыре, с удивлением стал обнаруживать, что качество дороги стало намного выше, трава между камней стала низкой и иногда, в стороны от просеки отходили явные тропинки, но людские или звериные, в этом конечно не разбирался.
        Я стал осторожнее и шел уже не по самой дороге, а рядом, прислушиваясь и внимательно оглядывая все кругом. Рука сама легла на рукоять меча.
        Пройдя так еще наверно с час, вышел на развилку. Дорога, по которой шел, пересекала почти под прямым углом еще одну, и, судя по её ширине, главную. Все три дороги, кроме моей, были в ужасном состоянии. Судя по всему, их построили в одно время, но моя сохранилась только потому, что ей никто почти не пользовался. Судя по виду остальных, они были весьма часто используемые, но ремонтировали их, скорее всего, крайне редко. Ну или профессионализм ремонтников был никакой.
        Я подумал, что если спрячусь на пригорке, который был виден в метрах пятистах от меня, рядом с дорогой. Смогу познакомиться визуально с представителями этого мира. На прямую с ними знакомиться пока опасался. На пригорке, куда я забрался, росли кусты, один из них облюбовал, пристроившись так, что меня не должно было быть заметно с дороги, и лег ждать. Время было слегка после обеда, есть мне не хотелось, все было тихо и спокойно, и я, наверно, задремал.
        Так, когда раздался резкий окрик, чуть не подскочил, по крайней мере точно дернулся.
        Но кричали не на меня, но в такой близости, что я не знал как поступить. Был уверен, что меня заметили, и что теперь делать? Окрик повторился, языка неизвестный, подумал, что скрываться смысла уже не было, и решил глянуть на кричавшего. Он находился правее меня, рядом с другими зарослями, да и смотрел не в мою сторону. Одет он был своеобразно для леса: на нем была серая атласная рубашка, на голове повязка темного цвета. Штанов не видно, растения скрывали. Лицо у него было светлое, совершено привычное для меня. Но он был не один. Двое остальных выглядели на его фоне намного проще. Рубашки больше всего напоминали наши мешки из под картошки, да еще и на локтях виднелись заплатки из похожей материи, без шапок. Лица были смуглые, а волосы темные. У одного даже кажется поседевшие, хотя его лицо не выглядело старым.
        Судя по всему, они прятались, как и я, но только за соседними кустами. Замерев, продолжил следить за неожиданными соседями. На меня они внимания не обращали вообще, и я решил пока ничего не предпринимать, ожидая, чем все закончится. Тут послышался ответный возглас, но намного тише, и мое внимание переключилось на дорогу.
        Там находился достаточно большой конный отряд. Всадников в двадцать, или даже больше. Выглядел он - так в фильмах их обычно и изображают. Один из всадников на белом коне, в плотной, темно-бордовой одежде, в такой же шапочке, напоминающей шляпу, с очень маленькими полями, в темных высоких сапогах, слегка выше колена, с красивым мечом на поясе. С лицом 'мне все должны'. Остальные были одеты поскромнее, у нескольких похожие костюмы, но явно попроще, и лошади не такие красивые, и все остальные без головных уборов. С оружием тоже без украшений. Часть вообще, в рубашках из мешковины и подобных штанах, только более темного цвета. Из оружия у них были только пики. Они и держались немного в отдалении.
        От данного отряда по приказу начальника отделилось два конника и поскакали в нашу сторону.
        Тут я струхнул уже более основательно. Думал, что за мной.
        Непроизвольно постарался исчезнуть с открытого места, пятясь задом. Оглянувшись на соседей, заметил, что они в мою сторону не смотрят. Полностью скрылся в зелени, и замер.
        Когда конные приблизились - они обменялись репликами. Конечно ничего не понял, язык не был похож ни на один, из мною слышанных, но по интонациям понял, что конные что-то спрашивали, а человек в серой рубашке что-то отвечает. Причем по интонациям, верховые его или уважают, или боятся.
        После нескольких реплик все замолчали, послышалась какая-то возня. В данном случае, подумалось мне, излишнее любопытство может плохо сказаться на продолжительности жизни, поэтому сидел тихо достаточно долго. Потом был разговор на дороге, выкрик из отряда, скорее всего их начальника, ответный из соседних кустов, цокот копыт, и все стихло.
        Боясь пошевелиться, пролежал наверно час, потом, не слыша никаких новых звуков, решил осторожно выползти из своего убежища, внимательно рассматривая соседние кусты.
        Вокруг ничего не было слышно и видно, решился очень осторожно заглянуть туда.
        Когда там оказался, там никого не было, но самое удивительное, что кроме примятой травы, там не было никаких следов. Точнее следы от лошадей там были, а вот от той троицы не было. Это в сравнении с тем местом, где прятался я. Там, после меня было такое впечатление, что топталось человек десять. Получается, что меня, скорее всего, видели, и наверно слышали, но почему-то не посчитали нужным даже подойти познакомиться. На мое счастье. После этого, дал себе слово, что буду в следующий раз более осторожным, да и про сон в засаде тоже стоило навсегда забыть.
        Что мне оставалось делать дальше? День уже клонился к вечеру, возвращаться смысла не было, - пришлось бы идти по дороге ночью, а я и днем её постоянно терял, так что заблудиться было вполне реально. Оставался вариант - засветло пройтись вдоль дороги, затем углубиться в лес и там заночевать. Так и поступил, решил идти не по самой дороге, а вдоль нее, иногда подходя посмотреть, не заблудился ли. Хотя просеку, по которой шла дорога, было видно и издали, но так, по моему мнению, было надежнее.
        Когда стемнело, возникала мысль, где бы заночевать, услышал вдали лай, и задумался. Если это населенный пункт, охраняемый собаками, то стоит ли мне туда идти на ночь глядя. Тем более, пока не решил, стоит ли, с кем знакомиться или нет. Еще смущало наличие такого, явно дорого меча и кошелька на веревке, полного золота, - других монет я не нашел, но был уверен, что это достаточно большие деньги, а разменивать их, не зная языка, может оказаться для меня смертельно. В итоге, решил заночевать не подходя, а проснувшись по утру, дойти до города, и посмотреть, что и как. Тем более, я помнил, что во многих городах на ночь закрывали ворота. А что там - город ли, замок или деревня, для меня сейчас не главное. По крайней мере, одного командира я уже видел, и он мне не понравился, думаю, остальные здесь такие же.
        Почти всю ночь я не спал. Как-то забыл про комаров, утренний дубак, росу. Подскочил я с жаждой деятельности, только небо засветлело. Просто отдыхать в такой обстановке мне совсем не хотелось, и для того, чтобы согреться, пробежался в сторону деревни. Ну как пробежался - первые метров пятьсот, потом перешел на шаг, и дальше вообще стал идти, стараясь не шуметь.
        Когда по моим предположениям уже должен был подходить, на меня вышло несколько животных, очень похожих на овец, но это явно были не они. Сразу же мне пришла идея своровать одно из животных - мне давно в рационе не хватало мяса, но я сдержался. Для начала, я не знал где нахожусь, а потом, должен быть кто-то, кто их пасет, а могут быть еще и собаки, которые, как бы шустро не бегал, меня найдут и, как минимум, поднимут шум, и значит могут возникнуть проблемы. Поэтому решительно развернулся и пошел в обратную сторону, надеясь обогнать их, и отойти в сторону, дав отаре пройти мимо.
        На это у меня ушло еще минут десять, и стоя в отдалении на пригорке, проводил их глазами. Овец действительно вели: Пара собак, которые, по виду, скорее походившие на волка, и пастух, который был крепкий, немолодой мужчина, в светлой кожаной одежде, да еще и вооруженный луком. Поэтому я решил, что поступил правильно.
        Когда они прошли мимо, снова повернул в сторону селения. Достаточно быстро дошел до края леса и увидел, что дальше идут поля. В небольшом отдалении, в ложбине, находилась деревня. Когда-то давно она была значительно больше, но сейчас, похоже, переживала очень тяжелые времена. Большинство домов стояли покосившиеся, необитаемые, несколько вообще без крыш, еще парочка на отшибе выглядели горелыми. Вокруг деревни раньше был построен частокол из бревен, но сохранилось не больше трети, да и тот покосившийся. Остальной или лежал, или вообще отсутствовал. Во многих домах, в том числе заброшенных, росли деревья с плодами. Народа я не наблюдал, хотя слышал разные звуки.
        Но самое неприятное - по улицам совершено свободно бегали собаки.
        Подумав, что наверно не стоит привлекать к себе внимание - обошел деревню по кругу, и заглянул в один из дворов, с домом имевшем следы пожара. Где решил спрятаться и посмотреть, что будет тут происходить днем. Запах гари, я полагал, должен отбить мои запахи, не дав меня учуять собакам. А сам заберусь на чердак, и оттуда как раз будет виден весь центр, в котором сейчас обитало большинство деревенских. По дороге, нарвав по максимуму всевозможных плодов, поковырявшись в земле и выковырнув несколько каких-то корнеплодов, прокрался в дом и стал его обследовать. Самой обгоревшей оказалась центральная и самая большая комната, там прогорели даже полы, как пробраться на чердак, я не понял, возможно, туда и был ход, но я его не нашел. Другая комната была почти нетронутая огнем, но совершенно пустая.
        По центру большой комнаты стояла печь, на которую с трудом взобрался, стараясь не испачкаться в углях или побелке, и несколькими ударами меча прорубил пару толстых досок потолка и забрался на чердак.
        Если сам дом был абсолютно разворован, то на чердаке попалось несколько вещей, а именно: веревка, старые мешки и какие-то ветхие одежды, висевшие на ней.
        Все, что нашел, сразу же убрал в рюкзак, а сам расположился напротив окна и стал следить за просыпающейся жизнью, периодически отрываясь на поедание новых для меня фруктов.
        Жизнь в деревне была, но такая же, как и сама деревня. Из труб нескольких домов пошел дымок, на улице стали появляться жители - в основном, люди пожилого возраста, с пустыми ведрами в руках. Очевидно, шли за водой, но самого колодца мне видно не было.
        Из избы, расположенной недалеко от меня, потянуло хлебом, и я чуть не сорвался на запах.
        Тут же вспомнилось, что не травоядный, и что вегетарианством не увлекался до этого никогда в жизни. Это из другой избы пахнуло мясом.
        Ничего интересного не происходило, захотелось спать, ночь была бессонная. Слегка напрягал вчерашний неприятный момент, но подумал, что сейчас в более выигрышных условиях. Нашел самый темный угол, прикрылся ранее найденным тряпьем, и решил пару часиков поспать.
        Разбудили меня опять вопли. Но уже проснувшееся чувство опасности, на этот раз сработало четко, - я замер, и пока приходил в себя, даже дышать перестал. В это время внимательно изучал окружающее пространство. Вокруг, на чердаке, было тихо и спокойно. Крики и вопли раздавались с улицы, и осторожно, чтобы не появится на свету, стал из угла пытаться понять, что происходит.
        Деревню грабили. По центру стояло несколько груженых телег, а из одной пристройки, рядом с избой, выходили два крепких мужика, неся в руках мешок. Рядом с крыльцом еще один здоровяк держал за волосы стоявшую на коленях пожилую женщину, в светлом сарафане, с одной стороны уже испачканном землёй, которая и кричала во весь голос. Рядом с ней стоял сгорбленный дед, который не обращал внимания ни на мужиков, ни на неё.
        На подводах сидели пожилые мужики, которые делали вид, что их тут нет. Рядом с ними сидели, скучая, трое лучников наготове. Больше в деревне не было видно ни души.
        Когда носильщики забрали еще два мешка, они что-то крикнули тому, что держал женщину, он засмеялся, и отпустил её. Она от неожиданности упала на землю, но тут же вскочила и с криками кинулась к своему обидчику. Он сразу ударил её в лицо. Она упала навзничь и затихла. Только минут через пять она пришла в себя, и дед, что был рядом, помог ей подняться и увел в дом.
        За это время начальник развернулся, скомандовал возницам, и те переместились к следующему дому. На крыльцо которого вышел хозяин и запричитал, тем не менее, бросился к сараю, второпях открывая дверь и запуская троицу внутрь. На этот раз все прошло тихо. Вынесли несколько мешков, хозяин находился рядом и молчал, когда погрузка завершилась, они обменялись фразами, и процессия двинулась к следующему дому. Я хотел уже спрятаться и дальше не наблюдать за грабежом. Но произошло еще одно событие. На крыльцо, после мужичка, (увидев грабителей он сразу побежал открывать пристройку), выглянула женщина в темном платье. Заметив её, главный из грабителей скомандовал своим людям, а сам пошел к ней. Женщина хотела спрятаться за дверь, но он громко ей что-то приказал, и она вышла, покорно ожидая своей участи.
        Он что-то сказал, потом резко сдернул какой-то предмет с её шеи, и когда она от неожиданности вскрикнула, мерзко засмеялся, и что-то сообщил ей, после чего она покраснела, опустила голову, и осталась на крыльце. Он же развернулся, спрятал украшение и пошел в сарай. Дальше продолжало все, как обычно, мешки грузили, хозяин молчал, женщина стояла на крыльце и смотрела под ноги. Когда все закончилось, Грабители сели на ближайшую телегу, и поехали к выезду из деревни. Женщина, посмотрев им вслед, тоже ушла в дом.
        Несколько мгновений было все тихо, но тут в деревню, навстречу телегам ворвался отряд конных. Это не тот отряд, что я видел вчера. Раза в два меньше, и беднее. Большинство вооружено обычными пиками.
        Сначала, я обрадовался, что сейчас восторжествует справедливость и грабителям придется отвечать за поступки, но все оказалось хуже. Конные окружили телеги, перебросились несколькими словами с начальником грабителей, и поехали дальше вместе, охраняя обоз.
        В самый первый момент, когда я увидел женщину на коленях у меня появилось желание выскочить с мечом и прекратить это издевательство. Но остановил вид лучников, что сидели на телегах в готовности открыть стрельбу, а я, не имея никакой защиты, пусть и с очень крутым мечом, (правда им я владел на уровне колки дров), думаю, не имел бы никаких шансов. Может метров десять пробежал бы, и все. А потом, видя отношение остальных жителей, а особенно в конце, наблюдая сопровождение телег всадниками, решил, что данное мероприятие, скорее всего, банальное изъятие налогов. Так что даже перерубив всех налоговиков и их охрану, может быть, даже сделал бы всем хуже. После моих действий, местные власти запросто могли прислать карательные бригады, и чем все бы закончилось, даже и не знаю.
        Хотя, появилась одна идея. Судя по всему, возвращение в прошлую жизнь сейчас нереально. Надеяться, что я сейчас проснусь, и все будет как прежде - смешно. Предположить, что меня снимают скрытой камерой? А смысл? Тем более, что никто не знал куда я пойду, когда, и моей реакции. И на закуску - куча всяких случаев, которые не подпадают под известные мне законы физики, и в простонародье называются чудесами или магией. Значит, мне остается как-то здесь обживаться. Для начала, выучить язык и попробовать разобраться в этом мире. Для этого, наверно, стоит попытаться проникнуть в какую-нибудь из местных семей. Возможно, притвориться немым - глухим, помогать по работе за еду, потихоньку учить язык, и когда посчитаю все достигнутым, думать, что делать дальше. Самое глупое - если я сейчас буду трясти золотом и богатым оружием. Особенно после сегодняшнего, меня тут за это и убить могут.
        Судя по реакции населения - отбирали у них чуть ли не последнее. Да и обобрать меня при встрече сможет чуть ли не любой - видел уже как это делают.
        Поэтому, следующий вопрос. Все, что у меня с собой, прятать здесь, или сходить и отнести все в мой замок? Второе мне показалось разумнее. Невидимость с него я снял, а там, на втором этаже, стоит сундук полный золота, да и терять по глупости такое шикарное место очень не хотелось бы.
        Возвращаться решил завтра с утра, а сегодня еще посмотрю за деревней, может быть вечером похожу, послушаю под окнами. Нет, языка не знаю, но может по интонации смогу догадаться, о чем идет речь? И потом, если повезет, - ознакомлюсь визуально с жителями, заодно и спланирую у кого потом будет лучше поселиться. А то видел я всего несколько человек, в основном пожилых. Молодежи и даже среднего возраста видел только одного - кто пас овец. Да и тот был, скорее, годам к пятидесяти, хотя и крепкий. Ну, если он конечно из этой деревни, а не также как сегодняшние, забирал овец как мзду.
        Народ не спешил появляться. Но самое интересное то, что не было видно собак, и я решил, что стоит, пока их нет, пройтись по брошенным домам, по крайней мере тем, что находятся подальше от обжитого центра. Спрятав меч в свой плащ, а штаны в мешок, и, достав свой старый нож, надел поверх своей одежды то тряпье, что тут висело. Для маскировки. Оставив тут все съестные припасы, осторожно спустился по печи вниз и выглянул на улицу.
        Илария. Знакомство.
        Ничего не поменялось, в деревне была тишина. В самом вначале, приближаясь к деревне - обратил внимание на один из домов. Он стоял на отшибе, крыша была в дырах, но мне показалось, что он менее всего разграблен, и во дворе валяется какая-то утварь. Вот в этот домик я и решил заглянуть. Большую часть пути я прошел почти не скрываясь. А подойдя к развалюхе, быстро проник на крыльцо и толкнул дверь.
        Внутри было почти темно. Несколько мгновений я ничего не видел, после дневного света, а когда привык к сумраку, с удивлением узнал, что дом обитаем.
        По центру единственной комнаты была нетопленая печь, напротив входа, стол со скатертью, на нем стояли горкой пара тарелок, около них кувшин. Рядом со столом лавка. У стены находилась узкая аккуратно застеленная кровать. С другой стороны от стола - широкая лавка, покрытая каким-то ковриком. На полу были простланы несколько половичков. Но самое главное - рядом со столом находилась женщина, и смотрела на меня. Её волосы были сплетены в высокую прическу. На лице у нее нельзя было прочитать никаких эмоций, босоногая, в простеньком, сером, изрядно поношенном балахоне - все говорило о какой-то обреченности и покорности судьбе, в одной руке она держала нож, в другой половинку черного хлеба. Обе руки были опущены.
        Так мы и стояли минут пять, смотря друг на друга, и молчали. Потом она осторожно положила хлеб с ножом на стол, и, явно опасаясь меня, подошла ближе. Ничего не говоря, она наклонила голову и о чем-то задумалась. Я не знал, как мне поступить. С одной стороны, мне хотелось сбежать, а с другой, - я ведь и так планировал тут пожить, изучая язык. А тут вроде оно само как-то получалось.
        Тем временем, женщина что-то решила, и попыталась выйти из избы. Но проход до сих пор был занят. По её глазам читалось, что она меня очень боится. Подумав, что даже если она сейчас побежит за подмогой, то ничего не сделаю. Убивать её, конечно, не буду, а сбегу. Хоть один вопрос хоть как-то решится - и я отошел, её пропуская. Она тут же проскользнула на улицу. Я вышел сразу за ней, так для меня будет несколько лишних мгновений, чтобы добежать до ближайшего леса.
        Но она ничего подобного делать не стала, - ходила и долго что-то высматривала на своем, заросшим травой, огородике. Несколько раз что-то срывала, рассматривала и откидывала, а когда нашла что искала - обрадовалась и с каким-то торжеством сорвала. Как мне показалось - самый обычный цветок, очень похожий на анютины глазки, весь голубой. С явной надеждой и одновременно смущено протянула его мне.
        Вот и думай, как мне поступать? Взять? Ведь явно хочет, чтобы взял. А может быть тут такой обычай, когда женятся, а у неё крыша течет, и весь дом на бок. Или яд в нем какой, или еще что, тут не угадать. Но на лице злости нет, скорее боязнь и чем больше тяну время, тем явственнее она меня боится. Даже слегка отступила. С выражением обреченности, опустила руку с цветком. При этом на лице проскользнула такая гама эмоций, что мне просто стало её жаль. Я протянул руку и она, как мне показалось, с надеждой протянула его мне. Но когда его взял, отшатнулась от меня.
        Он показался в первый момент холодным, как будто схватился за стальную проволоку на морозе, и влажные пальцы прилипли к ней. Но это длилось лишь мгновение, даже был уверен, что это мне показалось.
        А я его держал в руках, и, как дурак, не знал, что мне с ним делать дальше. Может понюхать или может съесть? Поднес его к глазам - ну цветок и цветок, ничего такого. Хотя сейчас заметил - внутри цветка заалела маленькая точечка, а может быть она тут и была, да я не заметил? Почувствовал слабый аромат, но скорее приятный, карамельку мне напомнил.
        Тут взглянул на женщину и чуть с 'дуба не рухнул' - она смотрела на цветок и медленно и как-то торжественно становилась на колени. И главное - что мне делать?! Поднимать? А вдруг это какой ритуал? Вздохнул, вот ведь попал-то. Тут же вспомнил ту, которая днем тоже была на коленях. По спине пробежал холодок, ну не нравятся мне, когда кто-то кого-то на колени ставит. Даже если сами становятся. Но поднимать не решился. Хотя, мне показалось, что эмоции, отразившиеся на моем лице, она заметила. Стал смотреть, что будет дальше. А она, стоя на коленях, еще и наклонила голову к моим ногам, что-то шептала, это длилось, наверно, с минуту. Потом выпрямилась, оставаясь на коленях, и протянула ко мне обе руки, сложив их лодочкой, за цветком. Я его положил ей в ладони и она их тут же закрыла. Поднялась и как-то очень быстро проскользнула в дом. Я, офигевший, пошел следом. Но пока глаза привыкали к сумраку, не заметил, куда исчез цветок.
        Женщина опять стояла посреди комнаты и смотрела, на меня. А у меня в голове крутился вопрос - что это вот сейчас было? А не свадебный ли ритуал сейчас я видел, а то невеста... Нет, это конечно была крепкая и ещё достаточно симпатичная женщина, но раза в два старше меня. Наконец, женщина что-то произнесла. А вот её голос мне как-то очень не понравился. Как-то грубо, прокурено, звучал. Я попытался жестами показать, что я её не понимаю. Она что-то еще произнесла, как мне показалось, на другом языке, но я тоже не понял. Тогда она рассердилась. Что-то возбуждено говорила, явно пытаясь доказывать. Я опять показал жестом, что не понимаю. Тут она протянула мне руку, как для пожатия, в ответ я протянул свою, она взяла её двумя руками, секунду подержала и отпустила, совершено успокоившись. Потом, взяла нож со стола, и отрезала ломоть хлеба. Положила рядом собой, и в одну из мисок налила что-то из кувшина.
        Наверно, увидев голодный блеск моих глаз - протянула мне кусок хлеба и нож ручкой ко мне. Я понял, что мне предлагают поесть, и слегка смутился. Судя по всему, в этом доме с едой может быть чуть получше, чем у меня в замке, и объедать мне было совестно, но хлеба я не ел уже несколько дней и отказаться было сложно. Вспомнив про свои припасы и решив ими позже поделиться, отрезал кусок в два раза тоньше.
        Она придвинула мне пустую миску и кувшин. Я, как она раньше, налил себе из кувшина, она сходила за еще одной ложкой, и мы начали есть. В миске оказалось что-то похожее по консистенции на свернувшееся молоко, а может быть, это оно и было. Но я до этого питался только ягодами, - для меня все было очень вкусно и если не совесть - съел бы и весь хлеб и все, что было в кувшине.
        После этого, она потянула с меня драную рубаху, и я всеми мне доступными способами попытался показать, что спать я не хочу, ни с ней, ни просто. Даже стал подумывать, а не исчезнуть ли мне отсюда. А когда до неё дошло, о чем я - она прыснула смехом. После этого она мне показала обычную иголку и моток ниток - и опять потянула за рубашку. Как мне не хотелось терять маскировку, но пришлось снять. Все-таки рубашка мне досталось, в лучшем случае, с чучела.
        Под ней у меня был свитер связанный моей бабушкой. Вещь явно ручной работы, поэтому и решил расстаться с рубашкой, но, судя по реакции хозяйки, такой вещи она никогда не видела.
        Заодно предложил ей свою помощь. Ну, там дров нарубить, огород вскопать. Доступными для меня жестами. Но на все, она мотала головой. Взялась за мою рубашку и пыталась её превратить, по возможности, во что-то более приличное, а я сидел и не знал, что мне делать. В результате, я с ней стал говорить.
        Сначала познакомились, её звали Илария, а я сам представился Алексеем. Она удивилась и раза два переспросила. Видно имя для неё было непривычное. А я себе сделал заметочку, потом подобрать имя из местных, чтобы не выделяться. Потом решил продолжить свое обучение, надо начинать с малого и стал спрашивать названия предметов вокруг. Сначала она очень сильно удивлялась и пыталась отвечать целыми фразами, но потом поняла, что я хочу. В итоге, к вечеру я уже почти свободно знал наименование всех вещей, что были в комнате. Когда начало смеркаться, она ушла, показав мне жестами ждать. В комнате было достаточно темно, а на улицу, из-за соседей мне выходить не хотелось. Хотя дом стоял и на отшибе, но ближе к вечеру стали слышны крики жителей, которые приходили в себя и начинали громко делиться мнениями. Также послышался лай собак, но он был где-то в центре деревни. До нашего места собаки пока не добегали.
        Хозяйка появилась через полчаса. Она привела овцу, и завела ее в еще более ветхий, чем дом, сарай. Взглянув на меня, она взяла со стола кувшин, и пошла доить. Мое предположение о кислом молоке подтверждалось. Тут я вспомнил об оставленных припасах в погорелом доме, и попытался, когда она вернулась, объяснить, что я сейчас ненадолго отлучусь. Про уход она поняла сразу, спокойно села на лавочку. А я, накинув починенную рубашку, крадучись, побежал к моему первому убежищу. Когда заскочил на чердак - уже темнело, и, схватив мешок с провизией, сунул его в рюкзак. Но меня терзал вопрос, что делать с золотом и мечом? Золота у меня было с собой монет пятьдесят. Размером были с наш рубль, какую ценность имели - я не знал, поэтому решил, что если я тут буду некоторое время жить, пусть рядом и хранятся. Так что меч и кошелек я завернул в свой плащ и закопал ножом прям посреди центральной комнаты, среди сгоревших досок пола, только две золотые монеты на себе спрятал, потом накидал еще горелых кусков и успокоенный, вернулся обратно в домик, на отшибе. Мне показалось, что все время, пока меня не было, та женщина
так и просидела в той позе, но когда она меня увидела, очень удивилась. Она с каким-то недоумением посматривала на меня, что-то ожидая.
        Когда я выкладывал яблоки с абрикосами, она как-то неодобрительно на них посмотрела, потом брезгливо откинула несколько штук, чем-то ей не понравившихся, а остальные ссыпала в большой горшок. Два корешка, что я выкопал на том огороде, она просто выкинула на улицу. Но когда она увидела собранные мной ягоды, все переменилось. Она им так удивилась. Они у меня были ссыпаны все вместе, и слегка помялись, но она тут же зажгла лучину и стала их сортировать по разным кувшинам. Особо она ценила те, что мне нравились меньше всех, после которых очень хотелось пить. Из себя они представляли что-то похожее на барбарис, только более сухие, синевато - фиолетового цвета. Почти безвкусных поначалу, но с хорошим и долгим послевкусием. Их было больше всех, они были самые мелкие и самые твердые, поэтому практически не помялись. Она каждую отряхивала и осматривала с огромным вниманием и бережно укладывала. Оставшиеся мятые ягоды, похожие на малину, бруснику и чернику, своим видом, она просто ссыпала в другой кувшин, а оставшуюся кашу попросила разрешения съесть. Я же, насколько смог, попытался ей объяснить, что все,
что я принес - она может есть сколько хочет. Она не поверила и раза два уточняла, пока не убедилась, что поняла меня правильно.
        Наверно, чтобы это проверить, показательно съела пару ягод из первых, и, видя мое равнодушие, быстро все спрятала где-то у себя. Потом, еще решил предложить своего компота, который я сварил, и теперь носил с собой в пластиковой бутылке. Во время пути я прикладывался к ней редко, так что там было еще две трети бутылки. Сама тара ее, конечно, удивила, но когда она поняла, что там внутри, глянула на меня, как на ненормального, и с моего разрешения перелила содержимое в какой-то блестящий пузырек с пробкой. В бутылку я потом налил простой воды и сунул обратно в рюкзак.
        После всего этого она ушла куда-то за печку и долго там чем-то шуршала, причем, практически в темноте, а закончив, пришла к столу с кожаным мешочком, и ссыпав на ладонь немного мелочи, стала выбирать самые мелкие монетки. Они были наштампованы из меди размером с нашу копейку.
        Взяв несколько, она остальные сыпала обратно в мешочек, который потом спрятала за печкой, надела какие-то туфли, глянула на меня и ушла. Минут через пять лучина погасла, и я оказался в полной темноте. После этого, я решил выйти и обследовать весь участок. На улице, если и было светлее, то несильно. Я сходил к сарайчику, потом обошел вдоль ограды. Нашел сзади домика лавочку и выкурил половинку сигаретки.
        Когда я вернулся, в доме уже горел свет, и хозяйка что-то шинковала в большой горшок. Увидев меня прервалась, и подойдя ко мне, обнюхала. Сделав недовольное лицо, тронула за руку, и пошла вместе со мной на улицу. Подвела к сарайчику, куда вечером завела овцу. С другой стороны, там была поленница дров. Она выбрала несколько и, загрузив ими меня, заставила занести их в дом и подвела к печи. Села рядом и показала жестом, чтобы я растопил печь. Чувствовал себя как пойманный на чём-то нехорошем.
        Как уложить дрова, я еще представлял - костры разводил часто, но вот чем добывать огонь? Не трением же? Наверно придется немного приоткрыться. Решил использовать коробок спичек, как менее опасный. Зажег огонь с одной спички. Увиденным была полностью удовлетворена, явно ждала нечто подобное. После этого, она протянула руку, покрутила коробок с большим любопытством, но и с опаской, спичку зажигать не стала, вернула мне обратно. Пока огонь разгорался, она дошинковала в горшок какую-то зелень, и сунула его в печь.
        Я последнее время привык ложиться спать с наступлением темноты, поэтому пока варилась похлебка, успел задремать, и когда меня разбудила женщина, слегка растерялся, но сразу же все вспомнил. Она налила похлебки только мне, и села напротив. Я жестами показал, чтобы наливала и себе, но она отказывалась. Тогда я поступил проще. Разлил свою миску на две, и одну из них придвинул ей. Она смутилась, и долго отнекивалась, но я настоял, и она стала несмело есть. Потом попив простой воды мы пошли спать. Я опасался, что мне придется разделить её постель, но все обошлось. Она мне постелила на широкой лавке, и я практически моментально уснул. Спал я наверно одно мгновение, но когда я открыл глаза, в комнате было уже светлело, а хозяйка одевалась, наверно чтобы отвести свою овечку на выпас. Удивительно, но я не выспался, сделал вид, что еще сплю, но наверно получилось у меня не очень, когда она проходила мимо, коснулась моего плеча рукой и пошла на улицу. Когда она вернулась - я был полностью одет.
        Она опять сходила за монетами, я поинтересовался о виде и типе денег здесь. Так я узнал, что называние самой мелкой деньги 'деньга', с моим знанием языка и это было не просто. Позже я смог узнать, что это самая мелкая монетка. Из десяти денег состоит одна копейка, из ста копеек одна малая, серебреная. А из десяти малых, серебряных, просто серебряная. Дальше она не стала объяснять, или не хотела, а может просто крупнее денег за свою жизнь не видела. Да и в деревне все, в основном, как я понял, пользовались натуральным обменом. А она решила сейчас использовать деньги, потому, что ей менять нечего было. Все это я узнал, конечно, чуть позже, когда уже более серьезно освоился с языком.
        Пока её не было, я вышел из дома и как смог, подправил заборчик вокруг участка и уже поглядывал на крышу, когда она вернулась с мешочком муки и связкой овощей. Она завела меня внутрь, и объяснила, что крыша, конечно, слегка протекает, но ничего делать не нужно.
        Позже, когда я опять поднял этот вопрос, она пояснила, что когда приходят за налогами, они в её дом даже не заходят. Да у неё и нет ничего, а вот если будет нормальный дом, то объяснить, что брать ничего - будет сложно. Для меня это было дикостью, но уже наглядевшись, как тут собирают налоги, решил что со своим уставом лезть будет неправильно.
        А когда я предложил свою помощь еще в чем, - отказалась, и предложила позаниматься языком. Вот так, пока она занималась готовкой и заодно пыталась мне что-то рассказывать, я осваивал местный язык. Сначала было относительно легко, и очень быстро я смог доносить свои мысли и понимать Иларию, когда она говорила используя простую лексику. Да и делала она это как бы мимоходом, но на второй и третий день занятий, её это стало забавлять, и она иногда так строила фразы, что понимал я их только после того, как она их объясняла. Ни по дому, ни на улице она мне ничего делать не давала, да и днем на улицу особо не пускала. Свое положение, я тоже не мог понять.
        Несколько раз я пытался с ней поговорить про цветок, но каждый раз натыкался на явное нежелание, один раз попытался настаивать и даже шантажировать, на что она упавшим голосом сказала, что если я так сделаю, потом ей не жить в этой деревне. После чего я решил, что даже если это, что-то серьезное, то все одно - уже влип, а узнаю раньше или позже, сейчас неважно. Пока все что происходит, меня вполне устраивает, и даже каким-то чудесным образом полностью совпадает с моими планами.
        У самой деревни было странное названия. Жители её называли 'Пограничной'. Но почему, и о какой границе шла речь, никто не знал. Старое название и всё. Да, забыл отметить, что про местное население и их порядки она рассказывала подробно, но всегда называла местных жителей 'они', вместо 'мы'. После этого, я сделал для себя вывод, что в деревне она чужая, лишний раз проявляться не любит, хотя и не скрывается. А вот афишировать мое пребывание тут, точно не хочет, а это меня, более чем, устраивало.
        На второй день, точнее вечер, мы устроили баню, я занимался дровами, а она водой. Баня получилась очень скромная, даже не баня, а так, промывочная, и в основном для меня. Да и мылись мы раздельно, я предложил, а она на совместной и не настаивала. Когда сама помылась, завернулась в простыню, невзначай покрутилась передо мной. Я сделал вид, что не обратил внимания. Потом она хитро улыбнувшись, добавила в воду каких то душистых травок, и принесла пучок трав, вместо мочалки. Даже потереть спинку предлагала, но я застеснялся.
        Мне было так хорошо! Как же было замечательно ощутить себя наконец чистым.
        Меня немного удивляло, что почти все время Илария тратила только на меня, что ни какими делами по огороду, ни по дому, ни сама не занималась, ни мне не давала. Первые дней пять мы занимались языком, она готовила практически только для меня, изредка ходила, покупала продукты. Еще она все время чинила мою рубашку из мешковины. Хотя вроде дыр было немного, то к концу починки из-за заплаток, основную ткань и видно то уже не было. Хотя на удивление получалось очень прилично. Для заплаток она взяла какую-то темную материю, слегка похожую на кожу, и методично нашивала кусочки на всю поверхность рубашки, так что скоро она уже больше походила на легкую, кожаную куртку. Заодно она подогнала её под мою фигуру.
        А потом я заболел. Хотя началось все немного раньше, наверно на второй или третий день мне приснился кошмар, что меня кто-то хочет убить. Потом кошмары снились каждый день, в них стали появляться всякие твари. Чаще всего змеи. Что там происходило еще, я не помню, но просыпался я от ужаса. Потом, что-то такое мне опять снилось, я сны быстро забываю, но тема змей меня ждала каждую ночь.
        Вот так я и слег. В теле была тяжесть, есть ничего не хотелось, только пить. Илария готовила питье из разных лекарственных растений, но мне становилось только хуже. А она ни на шаг от меня не отходила. Она давала мне выпить лекарства, но они помогали на час, не больше. Потом все повторялось. На второй или третий день болезни, мне уже было очень плохо. Я постоянно лежал в бреду, меня так знобило, что сначала с лавки Илария меня перенесла на свою кровать, но тонкое одеяло не грело и она, после продолжительной борьбы с собой, я видел по её лицу чего ей это стоило, еще через пару дней, пришла спать ко мне. В одну кровать, обнимая и согревая меня, постоянно мерзнущего. Но я так себя чувствовал, что мне было уже все равно, между нами, вроде, ничего не было. Илария ухаживая за мной, просто валилась с ног. Я мог, в промежутках между беспамятством, видеть её осунувшееся лицо, на нем оставались жить только глаза, её пошатывающуюся походку. Замечал, что заботами обо мне, она лишалась последних сил, часто просто падала на лавку и так там лежала. Надежды в её глазах становилось все меньше и меньше, росло
отчаянье.
        Видя, что ничего не помогает, явно уже от безысходности, она начала делать настойки из тех ягод, что я принес, добавляла какие-то еще травки, пахнущие мятой, и мне на некоторое время становилось легче.
        Как ни удивительно, но теперь, мои ночи проходили намного спокойнее, может быть я выздоравливал, или наоборот, сил на переживания уже не оставалось. А может быть и просто привык - человек ко всему привыкает. Змеи мне все также продолжали сниться, я их больше не боялся, и даже как-то стал относиться с любопытством к своим кошмарам. Уже скорее как фильму с продолжением, возможно, это являлось бредом, но я их даже начинал различать и понимать их шипение. Но не так, как речь, а как бы это сказать - у меня возникали как бы ассоциации на их звуки. Однажды утром проснувшись, испугался того, что спонтанно возникло желание самому пошипеть. Иларии говорить ничего не стал, хотя пока я бредил, подозреваю, что могла и так узнать обо мне много нового. Но мои кошмары её очень сильно тревожили. Пару раз вначале обмолвился, и она начала очень сильно переживать за меня. Чем лучше становилось мне, тем более уставшей она выглядела. И я совсем не хотел её лишний раз расстраивать. Так что всю болезнь вел себя примерным больным.
        Однажды утром, после стандартного лекарства, она очень радостно улыбнулась мне, и сказала, что я выгляжу намного лучше, дала мне пить новый напиток. Он помогал слабее, но она с растерянностью сообщила, что волшебные ягоды кончились. Приходилось пить просто освежающее питье. Через пару дней, Илария переселилась спать отдельно. Теперь, на мой взгляд, её состояние было ненамного лучше чем мое, но ухаживать за собой она не позволяла, так, что когда я начал вставать, с трудом приходилось уговаривать её, даже хоть как-то помочь по дому. Правда, надо отдать ей должное, оправилась она от своей слабости за пару - тройку дней.
        В момент моей болезни мы перестали целенаправленно заниматься языком, не до того было, но с удивлением обнаружил, что понимать стал практически все, что она теперь говорила. Правда все ещё разговаривал как пятилетний малыш, по её словам. Меня это несколько удивило. По моим подсчетам прошло всего пара, тройка недель как я начал изучать язык, и был уверен, что за такой короткий промежуток времени так свободно начать изъяснятся просто невозможно. Да и её забота обо мне была хоть и очень приятна, но и крайне подозрительна. Но зато теперь мы могли говорить на любую тему. Ну почти на любую, многие темы она отказывалась обсуждать. И как только смог, сразу расспросил про деревенских, и отсутствие детей.
        По её словам все было очень просто. Раньше здесь правил князь. Не сказать что хорошо, но сильно не жаловались. Но лет пять назад случилась война, на которую забрали сначала всех от пятнадцати и до сорока, причем даже девочек, а через полгода вообще всех детей. Говорят, брали даже новорождённых, с мамами, но в их деревне таких не было, так, что точно она не знает. Как раз тогда пол деревни опустело. Когда всех молодых увезли - одни старики и остались. Князя побили, всех его родных и детей уничтожили. Похоже, не только его, так как никаких известий сюда больше не поступало, и никто так и не вернулся. Зато новая власть сейчас делает все, чтобы народа не стало.
        Сейчас эти земли принадлежат темной колдунье, которая никого из людей не щадит. А с последним набегом, эту зиму деревня не переживет. Поступили хитро. Сначала, с месяц назад, появились 'проверяющие'. Они все посчитали и забрали только четверть от запасов. Те, из деревенских, кто что-то скрывал - успокоились, и вернули все обратно в амбары, и тут они опять прискакали, но на этот раз забрали уже все, что нашли. Так, что даже если зиму переживут, сеять весной будет нечего.
        Также мимоходом расспросил про собак, Илария сказала, что когда-то собаки принадлежали ушедшим взрослым и их просто бросили в деревне, а они прижились и сейчас бегают там, где их иногда кормят родители ушедших. А где не кормят, они и не бегают, поэтому тут их почти не бывает, да и не любит она их.
        Потом мы еще долго говорили, она много рассказывала про всякие травы, растения. Про это она была говорить сутками. Прямо не сказала, но я так понял, что она здесь была за врача.
        Заодно заговорил о ягодах, что я принес в самом начале. Тут она рассказала, что те самые, что вызывают сухость - самые редкие. Растут только в некоторых местах, и, как правило, те, кто их продает, никогда не раскрывает этих тайн. Но всегда на продажу приносят не больше горсти. Эти ягоды являются основным элементом в эликсире, используемом магами для быстрого восстановления магических сил. Тут же я поинтересовался, зачем тогда меня она ими поила, если я не маг. После этого она надолго замолчала, и когда я уже думал спросить о чем-то еще, начала свой рассказ.
        Сами эти ягоды, как правило, в сыром виде почти не потребляются, обычно их сушат, а потом делают порошок и уже его применяют в смесях и эликсирах. Иногда используют в специфичных отварах, где вываривают полностью, а остатки опять сушат и тоже делают порошки. Но и сами ягоды, кроме вышеназванных свойств, имеют дополнительный бонус - могут вылечивать небольшие ранения. Но этим их свойством, по понятным причинам, практически никто раньше не пользовался. Снадобий позволяющих вылечить человека хватало и за меньшие деньги. Собственно с них она и начала. Но когда ею были использованы все доступные смеси, а мое состояние не улучшалось, тут она попробовала, как она считала, последний, жутко дорогой, и малоэффективный способ, который неожиданно для неё помог. Её очень озаботила моя болезнь. На что я ответил, а что тут такого, ночевал под открытым небом, промок в росе и заболел. На что она отрицательно покачала головой. Если б все было так - ты бы встал после первой настойки, и даже не заметил бы. Тут все было намного серьезнее. Она помолчала, и продолжила - сейчас я тебе об этом говорить не буду. Скажи,
когда собираешься уходить из деревни? - неожиданно спросила она меня. Я задумался и ответил, что планировал, как только посчитаю, что достаточно узнал местный язык - сразу и уйду. Но сейчас меня волнует такой момент, что мне не хотелось бы оставлять её тут одну. В том смысле, что она для меня много сделала, и я считаю, что если просто уйду - буду чувствовать себя неблагодарным человеком.
        Она хмыкнула, и через минуту ответила, что она попробует перед нашим расставанием мне все рассказать, хотя не знает, стоит ли. И что вместе с моим уходом, она тоже покинет деревню. Больше её в ней ничего не удерживает. У неё где-то далеко была семья. И она не знает, что с ними. Но сейчас мне туда нельзя, сразу же возразила она, видя мой взгляд.
        Оставшиеся дни проходили на удивление быстро, После болезни я сильно похудел, но сейчас у меня было усиленное питание, и зверский аппетит, так что и еду и всякие микстуры мною были потребляемые, наверно, ведрами. А еще, она меня начала водить в лес. Ходили мы недалеко от деревни, но всегда такими тропами, что ни с кем не встречались. Она набирала разные травы, рассказывала, что и для чего можно использовать. Некоторые ей найти не удавалось, тогда она очень подробно их описывала. Заодно учила варить всякие целебные и укрепляющие отвары, делать смеси из трав, ну и из других ингредиентов.
        На прогулках, изредка доставлял себе удовольствие покурить. Сначала её это нервировало.
        Очень ей не нравился, даже не столько запах дыма, сколько сам процесс, но потом привыкла, а когда я посетовал, что у меня кончаются папиросы, предложила одно из растений. Когда я высушил его и попробовал скурить, то понял, что курить я скоро брошу. Вот докурю последнюю пачку и сразу брошу. Раньше пытался, - и не получалось, но в этот раз уверен - все выйдет. Сколько раз я уже вспоминал свой рюкзак почти с меня весом, что остался где-то далеко.
        Так что все время проходило с интересом и очень полезно. О многих растениях получил информацию. И про лекарственные травы, и про те, что съедобные, да и просто полезные для здоровья. Травница оказалась талантливой рассказчицей, информация практически моментально запоминалась.
        И вот наступил тот момент, когда я был готов покидать деревню. Мы вдвоем позавтракали. После этого Илария собрала все свои вещи, которые уместились в очень небольшой мешочек и села за пустой стол. У меня тоже был собран мой рюкзак, я уже даже продумал свой будущий маршрут. Идти в город, что являлся местной столицей, я решил что преждевременно. Имея достаточное количество денег спланировал пойти в меньший городок, остановиться в таверне, и там некоторое время пожить, ходя по улицам, общаясь с продавцами лавок и обретая, таким образом, опыт жизни в этом мире. Что делать с мечом, я пока не знал, но решил скрыть его существование от Иларии, хотя полностью доверял ей. Точнее немного стеснялся. Им я умел, разве что дрова рубить. И если продемонстрировать, то будет выглядеть как хвастовство.
        Мы сидели друг против друга, мне было немного грустно расставаться, а она просто сидела и смотрела в сторону. Наконец взглянула на меня и спросила:
        - действительно хочешь ВСЕ узнать? Многое тебе не понравится.
        - чтобы ты не сказала, мое мнение о тебе не изменится. Ответил я.
        На что она как-то грустно усмехнулась и пробормотала:
        - Что же. К смерти я готова. Чем жить так дальше, действительно лучше умереть.
        Дальше за секунду с ней произошла разительная перемена. На меня смотрело очень своеобразное лицо напоминающее рептилию. Цвет кожи сразу потемнел, был слегка красноватым да и вся кожа покрылась чешуйками. Глаза стали ярко желтого цвета с вертикальными зрачками. Она подалась вперед и прошипела: - я тебя НЕНАВИЖУ!
        Проклятый всеми живыми и мертвыми, дважды умиравший только на моих глазах, и ни разу насовсем! Я молю о твоей смерти! Ты обманул меня. Обманывал всегда и продолжаешь обманывать. Даже сменил имя и внешний вид! Думаешь, что тебя так никто не узнает? Я тебя почувствовала, как только ты подошел к моей двери. Мне стало холодно, когда ты только подходил к деревне! И как красиво смог меня унизить. Я верила тебе, ты обещал мене свободу! Да, ты освободил. Но вместе со свободой подарил вот это!
        При этом протянула в мою сторону руку, которая тоже была вся в темной чешуе, руки были страшные, напоминали птичьи лапы, ногти напоминали когти. На руке висел очень красивый золотой браслет по которому вилась замысловатая вязь орнамента, подробнее я рассмотреть не успел, она руку вновь спрятала в рукав. И продолжила: - Если бы ты меня сразу убил - мне было бы легче, но ты любишь мучить людей! Почему ты меня не убил сразу! Ни тогда, не этот раз? НЕНАВИЖУ!!!
        После этого она кажется, выдохлась и смотрела в упор на меня.
        После такого монолога, который был совершено мной не ожидаем, и такой-то офигенной демонстрации другого своего внешнего вида Иларией, максимум на что меня хватило это промямлить в ответ - я не понял?!
        И тут Илария просто взорвалась! Минут десять в мою сторону летели проклятия, перемежаемые изредка воспоминаниями моих родственников, мест жизни и некоторых физиологических особенностей организма. Мне по настоящему стало страшно. Существо напротив меня, еще час назад казавшееся мне другом было ужасно. Оно ненавидело меня настолько искренне, что я просто удивлялся, как ею это могло так долго от меня скрываться.
        После того как поток ненависти слегка иссяк, и она слегка успокоилась, уже спокойным голосом сказала, что очень давно мечтала высказать мне все в лицо. А теперь готова умереть. Единственное что её останавливало раньше - это то, что я, по её словам, уничтожил бы её еще на первой фразе. После этого показательно отвернулась, и выставила в мою сторону шею, ожидая, судя по всему, удара в неё.
        Самое удивительное, что я до сих пор не воспринимал её врагом. В душе я считал, что она меня с кем-то перепутала, и все, что тут произошло, меня не касается. Или я не мог сопоставить, как так могло быть, что она меня так ненавидела, и в тоже время так за мной ухаживала.
        Вот это последнее я ей и озвучил с вопросом почему?
        Вот поэтому! Взвыв, она опять протянув мне в лицо золотой браслет. На этот раз я рассмотрел по нему рисунок с дракончиками. Они были и маленькие и взрослые, в полете и сидящие на скалах.
        Рисунок казалось, был сделан иголкой, выглядел детским, все бороздки залиты белым металлом, по которому проскальзывали искры.
        Хорошо, - сказал я. А теперь ты расскажешь все, что здесь произошло с момента моего появления здесь, и дальше будет видно, как поступить.
        Ты хочешь узнать все мои поступки? Хочешь, чтобы я все это пережила в своей памяти еще раз?
        Хорошо, я расскажу.
        Прошлый раз, когда ты приковал меня здесь, в этой дыре, уходя сказал, что это ненадолго, чтобы я тебе не мешала, что скоро вернешься. И быть может, отпустишь меня. Если я себя буду вести хорошо. Но вспомнил про меня, когда я состарилась. Хотя, конечно, для тебя это может быть и было ненадолго! Про меня забыла вся моя семья. И ты пришел в облаке силы. Я чувствовала ауру ненависти. Ты обжог меня своей ненавистью, заходя ко мне в дом. Я не видела тебя, но я знала, это ты Амодеус! Но ты не стал меня убивать. Хотел поиграть со мной. Молча рассматривал, и у меня возникла надежда, что ты вернулся исполнить свое обещание, - освободить меня. Даже возвращая цветок, заставил меня пережить всю гаму чувств от надежды до отчаянья. И ты мне его вручил открытый и полный сил! Да, тогда я была счастлива, но не переставала тебя ненавидеть. Наверно почувствовав это, ты спрятал свою силу, что бы я могла забыть по неё, ты разделил со мной хлеб, делая вид, что такой же, как и я. Даже принес магических ягод такое количество, что магу хватить сровнять с землей небольшой городок. Придумывал всякие занятия, делая вид, что
зависим от меня. Но я не верила тебе. И начиная с того дня, я тебя травила. Всем, чем только могла. В еде, в питье, в одежде, везде для тебя был яд. И ты стал умирать. Я была по настоящему счастлива! Я была почти свободна, у меня был цветок силы. Я каждый день поила его своей кровью. Но он не мог ей напиться. Я даже ставила его в стакан со своей кровью, и все равно кромка оставалась голубой, а кровь через час превращалась в воду. И тогда я решила, что это оттого, что ты рядом. Посчитала, что если ты умрешь, я стану свободной. И начала убивать тебя уже тем, что не имело противоядия. И я провела ритуал освобождения. И освободилась. Да, я теперь могу уйти с этого места, но ты! Ты опять перехитрил меня! Ты привязал меня, и если бы только меня! Весь мой клан! Всех моих детей. Всех внуков! Всех завязал на себя! Только, после ритуала я поняла твою игру. Мы все были завязаны на тебе. И ты в тот момент умирал. Умирал потому, что я тебя уже убила. То что в этот момент, ты еще дышал не имело значения. Я знала, что ты уже никогда не мог выздороветь. Просто не существует противоядия. Если бы я только раньше знала!
С тех пор у меня возникла одна цель, я выхожу тебя. Я сделаю все, лишь бы ты выжил. А потом ты меня убьешь. Мне все равно: буду я долго мучится, или проявив великодушие убьешь меня сразу. Я готова на все ради своей семьи. Умирая я сниму это проклятье. Ты этого никогда не поймешь. Немного помолчала. Да, я не сразу догадалась, но тобой было просчитано все. Даже ту отраву, что я тебе подсуну. Противоядием, конечно, оказались те ягоды с которыми ты заявился. Я не знаю, откуда ты об этом узнал. Никто никогда не слышал, что против Этого существует противоядие. Но ты принес именно их. Я не верю в такие совпадения!
        Я их использовала от безысходности! Ничего не помогало! Даже то, что я... и замолчала смутившись.
        Через мгновение продолжила.
        - А цветок? Я же сама его выбирала, ты не мог этого знать?! Ты не мог его изменить! Когда то я хотела сохранить его на память, но сейчас мне он напоминает только об ужасе, что, висит на моей семье. При этом она кинула ярко-красный цветок на стол. Я помню, что когда я его держал в руках - он был голубой, значит это от её крови он поменял полностью цвет?! И тут мне показалось, что кроме измененного цвета от него исходит и тепло как от живого. Непроизвольно захотелось погладить. Я приблизил к нему свою правую ладонь и действительно ощутил какое-то излучение. Мне показалось, что Илария уже передумала.
        Непроизвольно накрыл его ладонью. Почувствовал как рука на мгновение вся рука занемела, потом, будто полыхнула жаром и какой-то сладкой болью. В этот же момент у меня на руке возник тот самый перстень, о котором я уже и забыл. Раньше на одной из граней находился голубой камушек, сейчас-же на пустой грани, напротив зажглась искорка, стала увеличиваться и через мгновение на перстне находилось уже два камня. Ярко-синий и новый, только что появившийся ярко-красный. Боль исчезла, перстень тоже. Когда я поднял руку вместо цветка лежал пепел.
        Илария была шокирована, и скорее удивленным голосом спросила, как я так все подстроил?! Говорить, что так получилось как-то само, я посчитал глупым, и просто пожал плечами. А вслух спросил:
        - что во мне изменилось? На что она не смущаясь, чуть ли не обнюхала меня и ответила, что сейчас я воспринимаюсь ею как её соплеменник. И добавила, что теперь на меня первым никто из её вида нападать не будет. Я поинтересовался, а что у неё за вид?
        На что она как-то в сторону процедила - драконы. Я уточнил - что? Только драконы? Чем её явно удивил. Она подумала и сказала что нет, еще змеи, и наверно виверны, а может быть даже и гидры.
        Истерика у неё прошла. Выглядела она более адекватно, и я решил забросить пробный камень.
        - Скажи, а теперь, когда мы все обсудили, как ты смотришь на то, чтобы сопровождать меня? Для начала в соседний город, а там посмотрим? На что она ответила вопросом:
        - значит, ты меня убивать не планируешь? И недобро сверкнула глазами. Не дав мне ответить, продолжила
        - нет, я с тобой не пойду. У меня есть семья, которую я по твоей милости, не видела столько времени. И у нас там есть маги. И как только они снимут твой дорогой подарок - берегись.
        В тот - же миг я начну охоту на тебя! Начала она опять возбуждаться.
        - Если я раньше не погибну. Вставил я.
        -О нет! Ты не погибнешь! У тебя изменились привычки, ты стал пластичнее, и хитрее. И я вижу, насколько ты стал опаснее! В этом мне страшно признаться, но ты сейчас змея даже больше меня! И если я почувствую, что ты погибаешь - мы прилетим всем гнездом! И спасем тебя! Даже если посмеешь умирать - воскресим! Но после этого ты будешь жить у нас. В клетке! Как я все это время! Нет, хуже меня! И уж тогда тебе не будут угрожать никакие опасности! Хотя, если ты не изменил своего решения, я могу, прям сейчас, взять тебя к себе в гости! Под конец монолога она вскочила из-за стола, согнувшись. В высоту она была уже раза в два выше меня, и не могла находиться вертикально, уже практически шипела мне в лицо.
        Прорычав 'уходи' ринулась в дверь. Я выскочил следом, захватив свой рюкзак. Переполнявшие её эмоции были так сильны, что она в порыве гнева стала рушить дом, в котором, судя по её словам, прожила очень долго. Она полностью приняла свой настоящий вид и была по-своему красива в своем безумии. Полные бревна разлетались как спички, толстые доски от ударов превращались в щепки. Деревня вымерла.
        Пока Илария снимала стресс, я по-тихому, огородами, скрылся в ближайшем овраге, планируя позже, если она не решит сровнять всю деревню с землей, проникнуть в свое старое укрытие. Через минут двадцать все стихло, и я увидел только мелькнувшую по небу тень.
        Вот и не стало у меня друга. Да, она меня напугала, но случившееся в последний час было настолько отлично от всего, что было раньше, что я не мог это осмыслить и понять.
        Я опять был один. Без еды, воды и денег. Правда я теперь знал язык, и еще на меня драконы первыми не нападут. Вот наверно и все плюсы. Зато появился и минус - это один знакомый дракон, который имеет цель в жизни. Убить именно меня. По-моему, обмен неравнозначный.
        И еще интересно, почему она меня называла не моим именем, а другим? И в скольких местах меня ждут подобные пасхалки?
        Вот все это обдумывая, пробирался к своему первому убежищу. Когда проник на первый этаж - проверил свой тайник, все было на месте. И меч и деньги. Меч я вынимать не стал, - у меня закралось подозрение, что не из-за него ли Илария так негативно меня восприняла. Ведь в самом начале зашел к ней с ним. Да и узоры с дракончиками по лезвию, наверно, что-то да значат.
        А еще у меня появилась очень модная куртка, вся в драконьей коже. В неё превратилась моя рубашка, в момент, когда дракона улетела.
        Замечательно её дракона починила. Правда, и тут был недостаточек - на тканевой основе проглядывала какая-то желтоватая слизь, на вид очень несимпатичная. Так, что я решил её потом, по возможности, простирать, а пока осторожно, палочками, свернул и прикопал просто в земле, недалеко от меча и золота. Сначала не хотел все это прятать, но, подумав, - пару дней осмотрюсь, схожу, погляжу на бывший домик, ну чисто из любопытства. А там, надо будет уже собираться в дорогу, ехать в соседний город. Там себя выдам за приезжего из столицы, и попробую разменять свое золото, чтобы хоть одеться приличнее, а не выглядеть крестьянским грабителем.
        Первый день прошел спокойно, и деревня до конца дня выглядела тихо и мирно. Утром второго дня было некоторое шевеление утром, но к обеду все успокоились. Есть хотелось все время. Прогулка в соседний сад позволила дожить терпимо до вечера. В свое время Илария меня просветила насчет плодов. Те, что похожи на абрикосы, сырыми здесь не ели, срывали их еще зелеными, потом долго вымачивали, и только после этого они становились вкусными. А вот яблоки можно было есть и сырыми, но не много, что я естественно нарушил.
        Потом, сидя на чердаке, полностью осмысливал все, что произошло. Сначала в замке, потом тут. Непроизвольно возникала уверенность, что все что случалось не могло быть просто совпадением. Уж больно все получалось гладко, как только возникала проблема, тут же оказывался какой-либо рояль в кустах.
        Мир который сейчас стал моим, был очень не похож на тот, в котором я жил раньше. Пока для себя я не мог сделать вывод, нравится он мне или нет, но жизнь тут для меня была явно интереснее моей прежней, хотя и намного непредсказуемой.
        Вечером, как наступили сумерки, прокрался вокруг, забора и заглянул туда, где прожил месяц. Место было не узнать. Дома не было совсем. Даже печь, что стояла посреди центральной комнаты не уцелела. Сейчас там был один остов. Кирпичи большей частью отсутствовали. Сарай, где содержалась овечка, тоже исчез. Цветник, рядом с домом, где росли полезные травы и просто цветы, выглядел очень тщательно перекопанным. Я не узнавал места, было немного грустно. Про себя отметил, что теперь меня здесь ничего не держит, хотел развернуться и уходить.
        В этот момент получил по затылку, и весь мир померк.
        Дорога в Константин.
        Сначала я услышал слова. Говорил кто-то в отдалении. Голос был визгливый с командирскими нотками. Первые слова я слышал, но не осознавал смысла. В это время быстренько попытался определить свое состояние. Голова раскалывалась, и подташнивало. Я лежал на ровной и твердой поверхности, руки были сзади, и сильно занемели, - похоже были связаны. Как и ноги. Больше ничего вроде не понять.
        Тут я стал воспринимать речь Визгливого. Он распекал кого-то за то, что он сначала делает, а потом думает. Вся речь была сильно сдобрена ругательствами. Причем говорили про меня.
        Если коротко передать смысл, получалась следующая картина.
        Когда в деревне услышали, как Илария начала все крушить, всполошились, решили, что на деревню напал маг, и послали за помощью. Как раз того мужика, что пас овец. Он у них и использовался на чрезвычайный случай. Но его перехватили мои новые знакомые, и, решив, что сами посмотрят, что там да как, а если случится заиметь такое ценное имущество, то продадут за очень большие деньги. Или снимут выкуп. Или и то и другое. Вот как раз один из подчиненных визгливого и отлично справился с заданием. Незаметно подкрался и меня оглушил. Но переволновался, и вместо того чтобы сначала проверить каким-то амулетом меня как мага, он сразу надел на меня магический ошейник. А потом уже стал проверять. Магической силы у меня или не оказалось совсем, или её было явно недостаточно. И значит, ошейник можно было надевать самый простой. Магический стоит бешеных денег, но не это самое для них печальное. Открыть его могут только в столице. И еще нужно будет придумать для специалиста убедительную сказку, почему в таком ошейнике оказалось вот это. Даже если мне сейчас отрубить голову, и его снять, открыть все равно не
получится. Так, что визгливого не интересует, где провинившийся возьмет денег, но он теперь должен за ошейник. И все, что теперь в нем - исключительно его забота.
        В это время пытался определить наличие своих вещей. Часов на руке не чувствовал, рюкзака тоже не было. Свитер, штаны, на ногах кроссовки, - вот это очень обрадовало. Когда-то, когда еще прятал свои вещи, заодно спрятал под стельки ту пару золотых, что решил держать при себе. Скорее всего, их никто не вытащил. Сомневаюсь, что кто-то стал бы потом возвращать кроссовки на меня.
        Удар ногой на некоторое время отучил дышать. Когда я пришел в себя, передо мной сидел пожилой мужчина, и терпеливо ждал, когда я оклемаюсь. Разговор он начал с фразы: - О, живой?! И когда я кивнул, продолжил - ты откуда такой взялся? Я у деревенских спрашивал, они тебя не знают. Надо бы рассказать...
        Что говорить, лгать, не стоит, запутаюсь. А правду, что был на природе, и потом провалился в этот мир, посчитал опасным, не поверят. Поэтому ответил, что зовут Алексеем, жил в селении, вроде и не далеко отсюда, но сюда никто и никогда не ходил, да никто и дороги не знал, а я случайно прошел. Но заблудился так, что обратно не знаю как возвратиться. Некоторое время плутал здесь. Наткнулся на деревню, хотел у местных спросить как мне вернуться. Но когда увидел, что там что-то случилось - решил переждать и просидел спрятавшись, а потом из-за любопытства, на следующий день, решил сходить, посмотреть, что случилось. Заодно озвучил название города, своего мира.
        Если подходить строго - то я не врал, все так и было, только не заострил внимание на время между событиями, а так, все было правдой. Ну разве что спрашивать про дорогу в мой мир я не планировал, но решил что и так пойдет.
        Меня мужик выслушал не перебивая, сказал что названия моей деревни не слышал, но может меня успокоить, что, судя по всему, я проперся через гиблый лес, и обратно я уже не попаду никогда. И засмеялся.
        Встал, и куда-то ушел. Через минут десять пришел визгливый мужик, он оказался возрастом лет в 45, был всем жутко недовольным. Наорал на меня, спросил, чем я занимался по жизни. Я ответил что так, по хозяйству. Еще добавил, что знаю разные травы, которыми лечить могу. Он покривился, потом повернулся к старику, сообщил, чтобы тот подготовил купчую, а меня оформил как помощника мага. Уже уходя, буркнул ему, что меня нужно попробовать продать его тетке, пусть потешится.
        Голова болела, была слабость во всем теле. Подташнивало и хотелось пить.
        После недолгого отдыха, отряд стал собираться для продолжения пути. Меня грубо перекинули мешком поперек седла. В седло вскочил один из всадников, и мы поскакали. Группа, совершено не скрываясь, двигалась по дороге, изредка встречались телеги. Мое самочувствие от такой поездки, да еще, похоже, что после сотрясения, только ухудшилось. Скорее всего, потерял сознание, так как пришел в себя от уже знакомого тычка ноги. Мне предлагали попить. Был уже ранний вечер и всадники остановились около какого-то дома. Лошади были уже распряжены и загнаны в стойла.
        Меня и еще одного связанного человека кинули на солому. Мой коллега выглядел как обычный крестьянин, одетый в куртку из мешковины и подобные штаны, на ногах были старые сапоги, на шее грубый, металлический ошейник. Мой обруч был намного качественнее.
        Развязать меня никто не потрудился, воду из какой-то фляги, особо не утруждая себя точностью, лил в меня все тот же старик. После десятка глотков флягу отнял и сунул моему соседу. Сел рядом минут пять молчал. Спросил, есть хотите? Второй пленник активно закивал. Я же отказался. Он вздохнул, и пробормотал, - не доедешь ты живым. Ты, я слышал, травник. Сможешь найти для себя что?
        Могу тебе ноги развязать. Меня мутило, появилась апатия, но я попытался взять себя в руки. В этом, странную службу сослужило воспоминание про Иларию. В смысле, что с моей смертью умрет и она. До сих пор я не воспринимал её как противника.
        Я ответил, что, скорее всего, в деревне таких трав не найти, нужно идти в лес, Куда меня не выпустят. На это старик засмеялся и сказал, что он сейчас все устроит. Действительно, через пять минут пришли два парня. Моего соседа прикрепили на цепь и развязали ему руки и ноги. Мне, только ноги, вокруг пояса пропустили веревку, и меня на ней выпустили за ворота. С другой стороны веревки был старик, вооруженный мечом, кинжалом, за поясом был нож, и из-за его плеча выглядывал лук.
        Домик, оказывается, стоял недалеко от дороги, прям рядом с лесом. Практически сразу я нашел несколько разных растений, которые могли мне помочь, потом еще набрал ягод. Все это время мой спутник разговаривал со мной, спрашивал про травы, которые я находил. Да и вообще я не чувствовал особого негатива с его стороны. Чуть раньше мой надсмотрщик развязал мне руки, чтобы я мог сам собирать травы. Сначала он сам пытался срывать и мне показывать, но обрезался об осоку и передумал. Хотя извлек меч из ножен. Если бы раньше я занимался борьбой, или какими другими видами спорта, то наверно вырваться от такого охранения и смог. Но отсутствие опыта и конечно мое теперешнее состояние не позволяли даже надеяться. Мало этого, когда мы выходили, за нами вышел еще один охранник, вооруженный арбалетом, его не было видно, хотя, скорее всего он где-то рядом.
        Заодно проверил свое имущество. Курево в кармане осталось, но было превращено в один слипшийся комок, когда я его обследовал, мелькнул кусочек метала в нем - свисток. Вот собственно и все мое имущество. Больше всего жалел о часах. Наверно в этот момент почувствовал себя по настоящему в чужом мире.
        От скуки мой собеседник разговорился, меня мучила головная боль, но я всеми силами пытался поддерживать беседу. Сейчас мой спутник был настроен поговорить, упускать такого момента не хотелось.
        Он рассказал пару страшных сказок, про то, что бывает с непослушными рабами, которые убегают от хозяев, им даже снять ошейник не помогает.
        И на мой вопрос пояснил: когда-то, до появления новой и доброй хозяйки этих земель, когда еще был злой и жестокий князь, всех беглых посылали на рудники. А сейчас этого ужаса больше нет. Владелица земель, великая эльфийка, каждому нарушителю дает шанс снова стать свободным человеком. Беглецов собирают, и раз в месяц отпускают в лес, причем даже с оружием, окружают его воинами, которые не дают никому выйти. В обед сама Великая, вооруженная одним только луком, заходит в лес и с помощью судьбы вершит правосудие. Если кому-то судьба и удача позволят выжить до заката солнца, то беглец становится свободным. Но таких за пять лет набралось пока всего двое.
        Заболтавшись, он даже рассказал, что снять стальной ошейник оказывается достаточно просто, можно спилить или срубить. Он, конечно, защищен магией, но больше напоминает обычный кусок железки. И соответственно стоит с десяток медяков. Мой, же, который по ошибке он на меня одел, можно купить как минимум за золотой. Во-первых, он намного удобнее, если можно так сказать, во-вторых, очень сложно защищен от любых воздействий. Другими словами перепилить, перекусить или еще как физически разрушить его просто невозможно. Он представляет собой некий артефакт. Ну и самое главное - он не позволяет, сидящему в нем, пользоваться магией. Нет, если его надеть архимагу, ошейник, конечно, его не удержит, но обычных магов обезмагивает запросто. Но у изделия есть одно качество. Одеть его может любой. Половинки просто слипаются между собой и превращаются в единое целое. А вот разъединить их может только достаточно сильный маг. Конечно, официально. Можно и не совсем, но тогда стоит больших денег.
        Так что теперь этому мужику со мной и нянчиться. Меня должны продать, как минимум за два золотых. Да и в этом случае получится бесприбыльно. Сразу же я спросил про свои вещи. Он хохотнул, сказал, что там нет ничего ценного, но когда будут продавать меня, он постарается на них тоже заработать. Если не удастся, продаст скопом, в магическую лавку. Попросил вернуть пластиковую бутыль с водой, мне она понадобится для отвара, буду периодически лечиться. Он подумал и согласился, но добавил, что дает, но только до момента продажи. А когда я спросил, много ли это золотой - он уставился на меня как на ненормального, я тут же его успокоил тем, что в моей деревне такие деньги, конечно - же, есть, но в обиходе их не используют. Это его успокоило, и он стал рассуждать, сколько всего можно будет купить в столице на заработанную на мне хотя бы одну золотую монету. Оказалось, что в столице это не много. Можно пару недель жить в хорошей гостинице, купить что-то средней паршивости из оружия, хорошую защиту из кожи с металлическими вставками... вот в деревнях, там за золотой можно купить, где в два, а где и в три
раза больше или дешевле. Мимоходом я поинтересовался, а что там, все-таки случилось в деревне? На что он неопределенно пожал плечами и поменял тему.

25-06-2015
        --
        После того, как стало темнеть, и найти что-то полезное было сложно, пошли обратно. Меня впустили в дом. Внутри располагался очень простой трактир из двух больших комнат. В одной стояли столы, за которыми сидели мои спутники, и пили, в углу находилась отгороженное помещение, где готовили еду. Во второй комнате, была спальня. Через проход было видно стоящие кровати.
        Меня протолкнули к печи, дали что-то типа кастрюльки, с приказом сварить себе отвара, что, несмотря на свою слабость, принялся делать.
        Когда все было готово, и слегка поостыло, налил себе жидкости в глиняную кружку и напился терпким напитком. Часть успел слить в пластиковую бутыль, которую мне вручил мой надсмотрщик. Остальное лекарство у меня отобрали. Заставили сварить еще. Мне опять досталась только кружка, наверно проверяли, не отрава ли, остальное ушло к хозяевам. После этого меня вернули на конюшню, приковали за запястье к цепи и оставили спать.
        Разбудили меня пинком, но на этот раз били, скажем, так, ниже спины, наверно даже ласково. Солнце только начинало вставать. Мое самочувствие было намного лучше, появился аппетит, и мне сунули кусок черного хлеба, который я запил парой глотков. Когда все собрались, меня связали, усадили на лошадь, ноги связали под брюхом, руки - перед её шеей.
        Этот раз мы скакали немного меньше, и остановились на отдых, когда солнце было в зените. Меня опять мутило, но сознание на этот раз я не терял. Хотя появилась другая проблема.
        Мои хозяева остановились лагерем на полянке, мне дали поесть, и даже полежать с пол часика, так, как с непривычки у меня так болели ноги, что я просто не мог стоять на них. После этого ко мне подошел мой пожилой погонщик и сообщил новость. Мы почти приехали к стенам городка, который был целью нашей поездки, там меня постараются продать, но чтобы я мог преодолеть городские ворота, меня нужно определенным образом к этому подготовить. После таких слов мне стало не по себе. Он меня немного успокоил, я для здешних мест выгляжу ну очень подозрительно молодо, и хотя на меня бумагу сделали, показывать её стражникам боялись. И решили, что мне нужно создать такой внешний вид, чтобы стража не захотела меня проверять. Сделать это просто. Привязать меня за лошадью и прогнать пару километров, я вспотею, а вся грязь из под копыт сядет на меня. Но так, как я весь такой болезный, весь отряд уедет вперед, а он лично меня медленно поведет. Чтобы я не выкинул глупостей, с ним поедет еще один стрелок с арбалетом.
        Если учесть, что после моей поездки на лошади, ходил с трудом и в раскоряку, то такое мероприятие выглядело изощренным издевательством.
        Дальше про этот кошмар рассказывать не буду, как прибыли и проходили ворота, как добрались до постоялого двора, совершено не запомнил. Там мне позволили поваляться пару часов на сене, заодно допил отвар. Потом меня отвели помыться и заставили постирать свою одежду, обратно загнали на сеновал и сообщили, что меня будут вечером продавать даме, и если я что-либо выкину, меня вместо этого ждут рудники.
        Сам процесс торгов на меня не произвел впечатления, продавец хвалил товар, покупатель, а это была высокая, когда-то красивая, но лет двадцать как прекратившая за собой следить и поэтому толстая, крайне неопрятная женщина, слегка похожая на Фрекен Бок из мультфильма, пыталась сбить цену. Хотели за меня десять золотых, в итоге продали за три. Без вещей. Единственное, что мне оставили мою бутылку, точнее сразу забыли отнять, и дальше она шла как комплект.
        Потом, присутствующий при этом, какой-то невзрачный человек, подготовил бумагу, мимоходом взглянув на поддельную купчую. Взял несколько мелких монет с женщины за регистрацию. Продавец и покупатель поставили свои оттиски рук на новой. Предыдущую бумагу, по которой меня якобы купили в деревне Пограничной, уничтожили. Я стал полностью законной собственностью. Отдав после этого золото, моя новая хозяйка вывела меня из помещения и крепко держа, повела улицами города.
        Город представлял туже деревню, только каменных домов было больше, этажность в основном была в два, а изредка и в три этажа. Но даже у них, каменным был только первый. Улицы были мощеные, скорее всего деревом, но из-за грязи это было практически невидно. По их центру шла тропинка, по которой ходили люди. Судя по колее, изредка ездили и повозки, тогда прохожим, чтобы не быть раздавленными приходилось отходить на край и прижиматься к домам, стоя, по щиколотку в грязи. Судя по запахам, по крайней мере, по тем улицам, по которым мы шли, существовала скрытая канализация. Что меня слегка порадовало, с одной стороны жить в таком городе безопаснее, в смысле болезни, а с другой, у меня тут - же возникла идея воспользоваться канализацией для моего побега отсюда. Конечно, в крайнем случае. Просто так, лезть в такое место было не просто неприятно, но и весьма опасно. Но в любом случае, я подумал, что сначала надо будет осмотреться на новом месте. Так, я даже и не знаю куда бежать, и кому можно доверять. Случай с Иларией как-то подорвал мою веру в людей. Хотя, конечно, она была и не человек.
        Новый дом.
        Дом, куда мы пришли, не впечатлил. В первых на самом краю, обычный каменный, скорее одноэтажный, но с мансардой наверху. Есть свой двор, несколько сараев, в которых есть какая-то живность. Все выглядит достаточно старым и требующим ремонта.
        На крыльце, сидел старенький дедок с лысеющей седой головой. Невысокого роста, худощавый, одет в ношеную, но опрятную и чистую одежду. Кстати чем выгодно отличался от моей хозяйки.
        - сколько? - Это был первый вопрос, который он задал.
        - всего три золотых, причем он травник и бывший ученик мага. Сообщила дама, с гордостью и протолкнула меня в дом.
        Судя по этим репликам, финансовыми вопросами занимается старик.
        Мне показали, теперь уже мою, отдельную комнатку, где когда-то стояло три кровати, о чем явно свидетельствовали следы на полу, но сейчас была только одна. Еще был открытый, пустой, сундук. И небольшой столик около окошка. Сейчас она казалась небольшой, что же тут было, когда жили трое?! Подумалось мне.
        Сразу после этого она сказала, что называть их надо 'госпожа Матилия', а деда 'господин Станмиром' и никак иначе. Тут же было сообщено, что покидать пределы забора мне запрещено, это будет расцениваться как побег. Госпожа непроизвольно у меня стала Матильдой, и даже пару раз случайно оговаривался, но мне как-то везло, наверно не расслышала.
        После этого мне была показана кухня, во дворе загоны для скота, птицы. Ледник, склад дров и много чего еще. Дедок все это время отсутствовал.
        Когда пришло время еды, мне пришлось помогать накрывать на стол. На двоих. Посуда была серебряной, приборы тоже, но еда, по моим представлениям, была очень низкого качества. Сразу напрашивалась мысль, что когда-то богатый род, сейчас влачил очень бедное существование. Но в этом случае, трата на меня казалась страной. Обед у господ прошел молча и неторопливо. Я стоял рядом в качестве официанта. Накладывал на тарелки и подливал вино. Первым покинул стол господин. Скоро и Матильда наелась, причем было видно, что без деда она себя чувствовала намного свободней, некоторые правила приличия были сразу забыты. Разрешила доесть оставшееся.
        После этого: - убрать со стола, навести порядок на кухне, сходить наколоть дров к следующему приему пищи, накормить скотину, сходить убраться в её комнате, наносить воды в баню, и вообще приготовить её. Сходить в комнату к господину Станмиру, но без стука не входить и спросить, не нужно ли чего, потом приготовить продукты к завтраку. Продукты она мне показывала, да чтобы много не брал, и вообще она мне еще покажет, сколько и каких. Ну, это вкратце. Если она что еще вспомнит - мне дополнительно скажет. И уходя, добавила, что, если я себя покажу образцовым слугой, вечером меня ждет награда. И ушла отдыхать.
        Моя жизнь становится насыщенной. Поел. Если бы не голод, наверно есть не стал. Интересно кто это готовил? Она? Я это делаю лучше. Хотя от моих знакомых слышал только юмористические отзывы о моей готовке. Особенно мне удавались пельмени и яичница.
        Ну да что это я, судя по всему, мне предстоит быть местным поваром, а также всем остальным, еще очень долго. После ужина, помыв посуду и наведя ревизию на кухне, пришлось заниматься баней. Перед баней приготовил комнаты господам. После этого пригласил на помывку. Мыться они стали отдельно. А мне пришлось поработать банщиком. Сначала мылся господин Станмир, все прошло спокойно, я помогал, подавал мыло, после подал полотенце и одежду. Помог вытереться и одеться, потом была очередь Матилии. В одежде она выглядела мало привлекательно, но когда она полностью разоблачилась передо мной, это был ужас. Во время мытья она заигрывала? Принимала привлекательные позы, пару раз даже зажимала меня. Я не знал, как дождаться конца этой помывки. Когда она закончилась, она затащила меня сначала в свою комнату, а потом в кровать. Это было самое мерзкое, что происходило в моей жизни.
        Я невольно вспомнил Иларию, как когда-то считал её непривлекательной. Да по сравнению с ЭТИМ она выглядела как минимум супермоделью.
        Уснул в итоге очень поздно. А утром, меня разбудил господин ударом плетки по лицу, и очень изыскано поинтересовался, почему его завтрак еще не готов, и не соблаговолю я его приготовить и подать на стол? Пришлось вскакивать и в спешном порядке готовить под присмотром хозяйки. Завтракали они, опять молча, после завтрака 'Господин' меня еще несколько раз хлестанул, и предупредил, что это был последний раз, когда я спал дольше его. Потом было приблизительно, что и вчера. Только бани не было, поэтому ночь для меня стала только хуже.
        Через неделю я пристроился к подобному ритму, хотя мне все время хотелось спать.
        Точнее не так, я больше всего на свете мечтал отсюда убежать, ну и еще спать, конечно. Полностью разобрался с моими господами. Станмир когда-то был в свите князя, который тут раньше правил. Кажется, даже по жене был родственником. Когда у него родился сын, отдал его в обучение в гвардию. Потом его сын связался с девушкой из деревни. Родители были против, сильно против, но тот наперекор родителям оформил все официально. Сам Станмир жил с супругой в столице, при князе. Своего сына в отместку сослал служить в этот город. Правда, все равно в руководство. Да и дом ему купил самый дешевый, который можно было с его положением. Вот тот и жил со своей супругой здесь.
        Потом, когда началась война, всех перевели в армию. Потом был захват дворца и грабеж столицы. С своей женой и сыном, который в тот момент числился в войсках, собрав все ценности и челядь, из того дома сбежал сюда. Но в дороге их встретили. Всех перебили. Санмира посчитали мертвым и кинули с другими в овраге. Чудом выжил, добрался, к огромному неудовольствию Матилии сюда, и поскольку все было оформлено на него, - стал тут хозяйничать. С тех пор так и живут. Как кошка с собакой. Одно время держали женщину в прислуге, но с месяц назад она поранилась на кухне и больше не могла обслуживать. Они решили нанять другую, но посчитали, и решили, что купить будет проще, тем более что её родственник обещал подогнать человека не только для кухни.
        Со мной они держались по-разному. Старик холодно, пренебрежительно. Матильда же - непредсказуемо. Её швыряло, из стороны в сторону. Могла менять гнев на милость почти в один момент.
        А еще была жутко нечистоплотная. С её габаритами, мылась не чаще раза в неделю. Ночные работы не прекращались, у меня начали появляться признаки бессилия в этом плане. Думаю, пара месяцев такой жизни, и я буду полностью проф. непригоден. Хотя, это и к лучшему, с такой-то жизнью.
        В гости никто не приходил, мимо дома прохожие проходили крайне редко. Район такой. Сам я из дома за все время, ни разу не вышел, так что города не видел. Хотя не совсем так. Хозяин любил сидеть на крыльце и, периодически, в жару, звал меня принести попить или выпить. Так, что формально, уже бывал за пределами дома. Да и запирался он на ключ только на ночь. Так, что было бы желание - убежать было несложно, но из города меня не выпустили бы. На выходах стояла охрана. И по городу постоянно ходили стражники. Встреча с ними ничем хорошим для меня не кончилась бы. Про эти подробности узнал первым делом.
        Единственным положительным моментом моего заключения были книги. Язык знал, но читать на нем не умел. К моему удивлению, просьба научить, была воспринята благосклонно. Старика даже особо просить не пришлось - научил относительно быстро. Часто, сидя на крыльце, давал уроки, которые для меня оказались простыми, и зная уже слова, научился грамоте довольно быстро. Хотя читать было особо нечего. Несколько книг о рыцарских походах и турнирах с правилами поведения, еще с десяток на всякие философские темы, пара на религиозные темы.
        За неимением других, читал эти, хотя времени, особо не было. Его занимали работы по хозяйству.
        Еще плюсом было то, что сам готовил, поэтому успевал напробоваться при готовке так, что потом, после господ ел чисто номинально, чтобы они не начали контролировать меня более пристально. Хотя, конечно, чтобы не нарываться, сам не наглел.
        Так продолжалось, пока я совсем не вымотался. У хозяйки, в этом плане, тоже не ладилось и она психовала целыми днями. Хроническое недосыпание и психологический дискомфорт делали свое дело. И тут возникла мысль. Я предложил госпоже Матилии отвести меня или в лес, или хотя бы на базар в надежде купить что-либо из лечебных травок, для восстановления пошатнувшегося здоровья. Заодно и ей тоже. Напомнил, что я травник, а то, что продают здесь как лечебное - только денег возьмут. Тут же вставил, что и так часто бываю за пределами дома, когда приношу напитки господину. Сначала она хотела сходить в лес, но поскольку дама грузная, а транспорта у них нет, отвела на базар.
        В итоге, смог купить и на будущее заказать, кое-что из трав с обычным тонизирующим эффектом. Даме результат понравился. Даже не сколько покупка трав, как то, что на меня можно переложить поступление продуктов. Потом, еще несколько раз были с ней в лавках, покупали всякую снедь. В итоге её победила лень, и дальше меня посылали на базар покупать всю провизию! Это был самый светлый момент моей жизни. Первое время за мной пускали следить соседского мальчишку, - за мелкую монетку, сам видел. Но часто он отсутствовал, скоро за мной уже никто не ходил.
        Мои траты, конечно, контролировали, но я умудрялся торговаться, делать торговкам мелкие комплименты, и часто мне они сами отдавали слегка дешевле. В итоге у меня накопилось несколько монеток. Нет, иногда, в начале, случались и проверки, - крайне редко меня сопровождала и Матильда, но в её присутствии получалось только дороже, да и она энтузиазмом к длинным походам по лавкам не страдала. Не знаю почему, но посещать магазины ей не нравилось.
        Мои походы на базар были не только связанные с покупкой еды и всяких мелочей, оставшееся время тратил на посещение мест, в планах не заначившихся. Этому способствовало мое украшение. Кстати, забыл сказать - мой ошейник автоматически причислял меня к аристократии. Пусть и в нем, но маг, ну а что поймали - так недавно была война. Там все бывает. А магов, даже без силы, почти все опасались.
        Самыми интересными и полезными лавками лично мне оказались две: - диковин и оружия.
        В лавке диковин увидел свои часы. Когда-то их подарил отец на шестнадцатилетние, они были механические, сутки с местными не совпадали, но когда встретил, очень захотел вернуть. Вот на них и решил копить деньги. Да и стоили они по местным меркам не слишком дорого. Никакой магии, ничего не двигается, зачем нужны - не понятно. Так, что продавались как браслет - украшение. Но в этом мире из стали делали браслеты с совершено иной целью. Поэтому, когда я увидел и захотел их выкупить, хозяин с удовольствием не только скинул цену, но и согласился ждать нужную сумму, правильно посчитав, что второго дурака на этот товар он найдет не скоро.
        Второе, очень приятное место - лавка оружия. Её хозяин был высокий мужчина лет шестидесяти, но до сих пор крепкий и мускулистый. Он часто сидел на лавочке напротив и грелся на солнышке, а в это время в лавке занималась торговлей его дочь. Молодая, не высокая, слегка полноватая женщина, очень миловидная, с длинными, совершено черными волосами, приятным голосом, небольшой грудью и огромными зеленоватыми глазами. Из украшений были только клипсы с камнем, напоминающий черный гранит или мрамор, но не он. При попадании на него света, он красиво искрился в глубине. Такими же камнями были украшены её браслеты. Смотрелось это очень изящно и на своем месте.
        Вот только девушка оказалась абсолютно повернута на оружии. Познакомились с ней, для меня, очень нетрадиционно. Я, когда первый раз заглянул сюда, наткнулся на стену, наверно в качестве рекламы, увешанную кинжалами, среди которых увидел один, по форме и украшениям напоминающий тот, что когда-то рассыпался у меня в руках. По его лезвию шел травленый растительный орнамент, да и вообще он выглядел очень изящно, и если не размер, можно было бы назвать его игрушечным. Я посчитал его скорее дамским. И когда хозяйка подошла, спросить, что меня заинтересовало, поначалу не обратил на неё никакого внимания, всецело занятый возникшими воспоминаниями. Недовольный тем, что прервали, тут же спросил, - а вот подобное, но только одно лезвие, есть? Чем очень удивил её. Она заметила, что оружие эльфийское. Как будто этим все объяснила. Тут же предложила что-то из дешевых, но я опять почему-то уперся, ведь покупать не планировал, но все равно продолжал настаивать, что вот такого качества, но без ручки и ножен. На очередное её - " а зачем?", сначала хотел ответить, - остальное хочу сам сделать, но так случилось, что
рассказал правду, как мне достался кинжал по наследству, очень красиво украшенный, но лезвие полностью сржавело. А ножны и рукоять мне очень понравились, и хотелось бы просто восстановить красивую вещь.
        На это получил достаточно полную и подробную лекцию, о типах и видах холодного оружия, способах изготовления и всяких видах защиты. Результат был итог - лезвия НЕ ржавеют. Покрываются патиной, становятся тусклыми, иногда даже ломаются, но НЕ ржавеют. И аргумент 'я сам видел' не убедил. Для демонстрации нашла меч, довольно простой, слегка потемневший и шероховатый, продемонстрировала его мне. После этого объявила его возраст, который оказался более чем солидный и добавила, что делали его люди. Кивнув на кинжал, заметила, а это эльфийская сталь. На мой вопрос 'и что?' - пояснила что в нем металл в несколько раз качественнее. Их делают эльфы только для себя, поэтому вещь, сама по себе, очень редкая. Получить же отдельно лезвие в принципе невозможно. Даже теоретически.
        Время меня поджимало, и, получив согласие, на мой следующий визит, для более детальной беседы, быстро вернулся к себе домой.
        Следующий визит состоялся только через пару дней. Поздоровался с хозяином, познакомился. Его звали Ёмином, я представился Алексеем.
        Он не заинтересовался мной, и продолжил сидеть на солнышке. Когда я зашел в лавку, девушка за прилавком меня сразу узнала, я еще не начал говорить, она, уже подскочив, сделала виноватое лицо, и сказала, да, я был прав, действительно лезвия могут и подвергаться разрушению, и рассыпаться в прах. Но только те, на которых лежали сильные заклятия. Об этом она прошлый раз не подумала, а пока меня не было, сама вспомнила. Тут мы и познакомились, её звали Мария.
        Дальше ей очень хотелось понять, как этот кинжал выглядел, ну и попыталась узнать, как я его получил. Уходя от прямого ответа, решил сменить тему на другое оружие. И тут попался.
        Не подумав, скорее из хвастовства, стал описывать свой меч, который где-то дожидается меня. Так бы долго расписывал, если б не взглянул на неё. Самое подходящее выражение - у неё челюсть отпала. Поэтому и слушала меня молча, и не перебивая.
        Для того чтобы как-то выкрутиться, начал сочинять. В итоге запутался, и чтобы дальше не врать, постарался улизнуть. Ага, так мне это и дали! Отпускать без подробностей она меня не хотела. Пришлось пообещать в следующий раз рассказать, и даже нарисовать, как он выглядит.
        Но неприятности не ходят по одиночке.
        Выходя из лавки, лицезрел картину: на лавочке с Ёмином сидел господин Станмир. Они о чем-то тихо беседовали. Хозяин скользнул по мне взглядом, но ни одной эмоции на его лице не заметил. Попытался сделать вид, что не узнал его. Но добрый Ёмин прервался, и попрощался со мной, сказав, чтобы почаще заходил, заговорщически сообщив, что пока меня не было, Мария про меня несколько раз спрашивала. Поблагодарив его я заспешил домой.
        Дома все прошло обычным образом, уборка, готовка, корм скота, дрова и куча всякой мелочи. Господин вернулся позже, заперся в кабинете и до ужина не выходил. Когда был сервирован стол, и мне пришлось его звать, он занял свое место и ужин прошел молча. Я надеялся, что он сегодняшнюю встречу проигнорирует, но сразу после того, как поел, вставая, сообщил, что через час, когда я закончу с делами, он ждет меня в кабинете для серьезного разговора.
        Когда постучал к нему, он впустил меня, закрыл за мной дверь. Я оставался стоять посреди комнаты, он сам сел на кресло напротив меня. Минут пять мы молчали. Наконец он заговорил.
        - Ты давно знаком с Ёмином? - спросил он.
        - нет, я его не очень хорошо знаю. Пару раз заглядывал в его лавку, вот и все.
        - странно, он отзывался о тебе как о непростом человеке.
        - но я с ним не знаком, общался с его дочерью, которая там все и продает. Да и то, все вопросы были чисто теоретические. Попытался как-то разрядить обстановку.
        - значит ты хорошо знаком с холодным оружием? Поинтересовался он.
        - нет. Просто в свое время попадалось несколько интересных экземпляров. Вот их мы с Марией и обсуждали.
        - С Марией? Что, симпатичная девушка? Улыбнулся он. Помолчал, и огорошил меня вопросом:
        - ты получаешь удовольствие по ночам с Матилией?
        Я смутился и промямлил: - ну да, я воспринимаю это как награду...
        Он посмотрел на меня и заржал. По-другому его смех было сложно назвать.
        Успокоившись, он спросил - я помню, ты травник? Значит лечишь? У меня последнее время болит спина, поэтому теперь я твой пациент. И пока не излечишь, никаких тебе наград не будет! Еще раз хохотнул он.
        Потом встал, открыл одну из дверей шкафа, вытащил фужер, налил в него вина и пригубил. Глянул на меня и плеснул в другой фужер, после этого кивнул со словами, ты пьешь? Выпей со мной.
        Он вспомнил свою молодость, женщин... Мы допили бутылку. Больше, конечно пил он. Но и мне перепадало.
        После этого, сделал ему массаж спины. Когда-то, в прошлой жизни, меня научили знакомые девчонки. Не знаю, как с медицинской точки зрения, а так ему понравилось.
        На следующее утро, за завтраком, он сам мне, при Матильде сообщил, что ему после моего лечения лучше, и что он меня сегодня посылает на рынок купить трав, и теперь моя основная задача днем и ночью его лечить. Госпожа скрипнула зубами, но ничего не сказала. После этого все закрутилось своим чередом.
        После обеда Станмир вызвал меня к себе. Там он мне дал книгу и велел отнести Ёмину и отдать лично, но так, чтобы никто не видел. Особенно его... и замолчал.
        В общем, она ему не дочь. И тем более не жена. Он ей во время войны жизнь спас, долго выхаживал. Она осталась совсем одна. Взял к себе, и теперь держит рядом не приближая и не отпуская. Типа оберегает. Сам не пользуется, и других не подпускает. Многих, кто пытался пофлиртовать, потом больше не встречали. Так что, имей в виду. Тут все в курсе. А так, Ёмин мужик хороший и правильный.
        После этого, еще раз предупредил, чтобы никто не был в курсе, и проводил до выхода из дома.
        Когда достаточно отошел, свернул за угол и подождал. За мной не следили. После этого, в одном из закоулков ознакомился с томиком, что должен был передать. Это была одна из философских книг. Отличало её от других некоторое количество заметок на полях, явно не относящихся к теме. Конспираторы, подумалось мне, и пошел исполнять поручение.
        Когда поравнялся с лавочкой, на которой сидел Ёмин поздоровался и сел рядом. Спросил про дела, погоду, здоровье и между делом подсунул книгу ему под край куртки, на скамейке. Он понял, и прижал её рукой, почти полностью накрыв. После этого, с чувством выполненного поручения, прошел внутрь лавки. Меня там ждали, Мария была готова, была стопочка бумаги, и несколько угольков, и даже набор цветных мелков. Подсунула лист и попросила нарисовать. Художник из меня неважный, но черчение любил, поэтому сразу уточнил, что видел разные варианты мечей, какой ей нарисовать? На что получил исчерпывающий ответ - рисуй всё!
        Ну все, так все - и начал угольком вырисовывать шпаги, сабли, мечи крестоносцев и вообще все мечи которые видел. Ну и между ними изобразил и тот, что считал уже своим. Также нарисовал несколько штук из японских мультиков.
        Пока рисовал, она с огромным интересом следила за работой, и после взяла рисунок и начала его внимательно изучать. Сначала она вычеркнула все мультяшное, со словами, что такое может быть и бывает, но воевать этим невозможно, потом стала вычеркивать все мной придуманное. Да и не только. Когда дошла очередь до шпаги, со словами очень тонкая, она хотела её вычеркнуть - за нашими спинами раздался голос Ёмина, - ну почему? При достаточной силе и ловкости ею можно любой доспех проткнуть, если найти щель между пластинами.
        Оказалось, что он давно уже нас слушает. После этого Мария смутилась и разговор скомкался.
        Даже когда он отошел, разговор уже не получался, я стал прощаться. Ёмин повел меня на выход и уже за дверью, молча сунул книгу. Я незаметно убрал её в мешок.
        Потом сходил на базар, купил несколько специй вроде красного перца, масла и мёда, которые собирался использовать вечером для массажа.
        Дома, отдал книгу, которая, конечно, тоже содержала пометки на полях философского толка.
        Вечером, прошел в кабинет хозяина, и когда делал массаж, мимоходом вспомнил, как в одной умной рукописи вычитал о существовании простого способа написать что-то скрытое. Вместо чернил - воспользоваться обычным молоком, а прочитать - нужно просто нагреть бумагу. Процесс необратимый, и ранее прочитанное, будет сразу заметно. Этим способом, один хитрый человек писал письма из темницы на волю. На что Станмир от души посмеялся, заявив, что он первый раз слышит о тюрьме, где дают бумагу.
        Но через пару дней, когда опять понес книгу в оружейную лавку, пометок на полях уже не было. Зато была вложена записка из одной строки: 'Вот книга, которую я тебе обещал' в полный лист. Меня даже улыбнуло. Мало ли какими они там делами занимаются, хотя, если заловят - сядем все, а так вдруг риск меньше.
        Когда на этот раз мы общались с Марией, хозяин отсутствовал, но я был абсолютно уверен, что он нас слушает, а возможно и наблюдает. Поэтому вел себя предельно корректно, Мария была, похоже, увлечена только оружием, и я ей рассказывал про все, что помнил.
        Больше всего её интересовал 'мой' меч. Она даже исправила некоторые, специально мною сделанные ошибки в рисунке, и допытывалась, где я мог его видеть? Её этот вопрос сильно интересовал. Но когда я спросил, где она его могла видеть, и что это за меч. И почему её он так волнует, замолкла и перевела тему. Когда напрямую спросил - почему не хочешь рассказать о нем ничего, она ответила, что еще до конца не уверена, но потом обязательно мне расскажет эту легенду. На этом мы и расстались в тот раз. Потом мы еще много раз встречались, но про меч она больше не вспоминала.
        Наверно неудивительно, что эта маленькая жизнерадостная девушка позволяла на время забыть о моем состоянии и окружающем вокруг мире. Мне она очень нравилась, но дальше разговоров о железе у нас не заходило. Первому начинать мне было неудобно, с моим-то положением - какие могут быть надежды. Я это отлично понимал и просто запрещал себе думать о ней. Тем более, часто чувствуя у себя за спиной незримое присутствие Ёмина.
        Но меня и так все устраивало, на большее рассчитывать нереально, а так есть кто-то, кто меня ждет, пусть и не любит. Когда темы про оружие себя исчерпали, мы перешли на книги, а потом и на философию. Не всегда наши взгляды совпадали, но это не мешало нашему общению.
        И да, спина у Станмира прошла после моих лечений, но я настоял на продолжении массажей. Матильда ходила злая, стала придираться на пустом месте. С одной стороны, жить тяжелее, но зато я был освобожден от ночных трудов. И был относительно счастлив.
        Так прошел месяц. Погода становилась все хуже и хуже. Сейчас начинался сезон дождей. Выдали зимнюю, мало промокаемую одежду. А вместо почти полностью развалившихся кроссовок мне выдали новые сапоги. Также выкупил часы, теперь мог ориентироваться точнее. Часто это спасало, когда мы забалтывались с Марией.
        Но все когда-то кончается, и мой отпуск подошел к концу. Можно было заметить, что и Станмиру это не очень нравиться, после этого, отношения, слегка теплые, опять охладели.
        Прошла неделя, и он, после видимых душевных колебаний велел мне сопровождать его по городу. Объясняя тем, что возможно мне придется тащить кое-что тяжелое, что он собирается купить. Хотя объяснений от него никто и не требовал.
        На этот раз мы пошли в странное место. Район был очень бедный. Вокруг стоял противный запах прения, бегали полуголые, несмотря на осень, детишки. Нищета. Сначала подумал, что я ему тут нужен, чтобы ему было не так страшно или противно. Но оказалось, что мы идем, к странно выглядящему в этом мирке нищеты, вполне благополучному домику, окружённому зеленью. Пройдя калитку, оказались в симпатичном садике, с фонтанчиком и скамейкой напротив. На которую я сел ждать, а мой спутник скрылся за дверью. Станмир вернулся через полчаса. Он вышел с пустыми руками, недовольный. Молча пошли обратным путем. Когда уже подходили к дому, он, глянув на меня, спросил - запомнил дорогу? На мой утвердительный кивок, он продолжил, - там живет твой коллега, маг. Только он все забросил. Как бы про себя пробормотал, - Может ему будет приятно поговорить с тобой? Больше на эту тему не говорил.
        Ночью, когда меня отпустили поспать, я долго думал, что хотел этим сказать мой хозяин?
        Решил, что в любом случае, намек был более чем прозрачен, и стоит сходить, поговорить. Его имени, он не сказал. Точнее вообще ничего не сообщил, и если не провел бы меня - я бы дорогу не нашел. Так что нужно идти, знакомиться.
        Пару дней не получалось, надобности не было , потом послали с письмом к Ёмину.
        В этот раз хозяин лавки сам стоял за прилавком, в смысле сидел. На мой вопрос, а где Мария, ответил, что уехала с покупателем, скоро вернется. Мы перекинулись несколькими, ничего не значащими словами, я подождал ещё с полчаса, было скучно, хозяин не был расположен особо со мной болтать. Подумал, что наверно это судьба, попрощавшись с ним, решил заглянуть в другое место.
        Константин. Маг Элион.
        Дом мага нашел даже быстрее, чем прошлый раз мы шли. Прошел садик и остановился перед входом. Тогда Станмир зашел не стуча. Я постучал. Дверь открылась, но за ней никого не оказалось. Прокричав и не услышав ответа, решил подождать в совершенно обычной прихожей. Через минуту заглянул парнишка лет восемнадцати. Выглядел очень просто, серые тапки, темные штаны, тонкая, холщовая, белая рубашка. На голове короткие волосы, явно давно не чесаные и торчащие в разные стороны. Самый обычный мальчишка. Глянул на меня и спросил
        - что топчешься и не проходишь?
        - я бы хотел увидеть мага - ответил я.
        - что? Официально, что ли? - улыбнулся он. И продолжил, тогда тебе на второй этаж. Там будет лестница, потом самая большая дверь, по центру. Они там принимают, правда, редко. Тебе повезло, что сейчас он здесь, и, возможно тебя примет. И исчез в боковой двери.
        - спасибо, крикнул я вдогонку.
        Поднявшись на второй этаж, и постучал в дверь, на разрешающий возглас, зашел в комнату.
        Сама комната была уставлена громадными шкафами с книгами, рядом с ними стояла пара небольших столов, с непонятными мне предметами, бумагами, открытыми огромными фолиантами. В центре комнаты стоял огромный и пустой дубовый стол.
        За столом, в массивном, с позолотой кресле, напоминающем скорее трон, сидел хозяин кабинета. В расшитой мантии. На груди у него висел золотой кулон на толстой цепочке.
        Рядом, к креслу, был прислонен посох, с несколькими, с коробок спичек размером, разноцветными камнями.
        Только вот маг оказался тем парнишкой, которого я встретил в прихожей.
        Разговор начал он - я, главный маг города Константина, Элион, в данный момент, полностью отошедший от всяких магических дел, и занимающийся исключительно научными изысканиями в области магии, поддерживаю связи со многими специалистами в этих же целях, приветствую своего коллегу Алексея из Пограничного района. Рад вас видеть в этом славном городе, в своей обители.
        И я вас внимательно слушаю! Что вы от меня хотели?!
        Ну что? Сейчас официально? Хохотнул он, да ладно, не переживай, мне про тебя Станмир рассказал, да и описал тебя. Я был уверен, что захочешь зайти, поболтать. Только давай, ну её эту официальность? Мне она уже сто лет как надоела.
        Конечно, я согласился, и он, выскользнув из мантии, повел меня на первый этаж, где мы сели в комнате, напоминающей кухню и одновременно алхимическую лабораторию.
        Он еще раз поинтересовался целью моего визита, и поняв, что цели, как таковой нет, даже обрадовался. Хочешь настойки? Еще не успев сесть, проговорил он.
        Я не отказался, и дальше, сидя за достаточно большой бутылью, наверно литра на два, слабого, но очень приятного вина, мы просто болтали. Я рассказал вкратце о себе, про свои проблемы в городе, на что он заметил, что я еще очень неплохо попал. Хотя, конечно, город провинциальный, и стороннему не интересный. Сам пожаловался, что ему тут надоело все. Что ничего нового не происходит и он засиделся в этой дыре.
        Идеи кончились, новые не приходят, и вообще, последнее время у него жизнь стала скучная и однообразная. Тут же вспомнил, и попытался обсудить со мной какую-то проблему, связанную с магией, на что я ответил, что не маг. Просто меня заловили, и ошибочно надели магический ошейник, а магом в общем-то не являюсь. Он подумав, сказал, ладно, тогда сейчас мы его снимем и проверим, что ты за 'не маг'. Тут же уточнил, что снять навсегда, с меня, это украшение для него труда не составит, и он это сделает сейчас. Но вот если я так уйду - в этом случае у меня возникнут большие неприятности.
        После снятия ошейника на шее остается, и где-то с полгода держится, специальная метка, которая будет сообщать любому стражнику, на специальный амулет, что рядом беглый раб. Такая система была специально разработана, чтобы можно было использовать рабов внутри городов без надсмотрщиков.
        И сразу предупредил, чтобы ошейник, в случае моего избавления, не терял и не продавал. На нем остается отпечаток ауры последнего счастливца, и по ней можно легко найти потерявшего эту штуку владельца. Но со временем метка слабеет, и если не буду выловлен сразу, потом, через полгода, смогу жить свободно.
        Поэтому он предлагает купить одноразовый амулет для снятия, пройти северную заставу в ошейнике, там самые ленивые стражники. И уже разъединять его за пределами стен, потом прожить в тихом углу, и можно дальше начинать искать приключения.
        Самого ключа у него нет, но он может его легко сделать. Но для этого нужен определенный камень. В процессе раскрытия, камень разрушается. Сама заготовка стоит от пол золотого до полутора, но если у меня денег нет, то можно рискнуть и даже без ошейника пройти ворота. В сильный дождь или туман. Я сказал, что подумаю. Он тут же поддержал, - это очень похвально, потому как идет сезон дождей и лучше это время пережить в тепле, а то в итоге можно оказаться свободным, но мертвым.
        После этого я осмелился, спросил про него самого. Он рассказал, что в этом городе очень давно, лет наверно двести, власть тут менялась хоть и часто, но он относился к этому, как к чему-то неизбежному, как правило, менялось только высшие руководство. Да и то не всегда.
        Но когда этими землями стала руководить 'Великая' все очень изменилось. Вроде как руководство даже пытается что-то делать, чтобы победить заполняющую всё разруху, но в самом начале у него случился конфликт, и он принципиально больше не влезает никуда.
        Тут я не утерпел, поинтересовался его возрастом, точнее, почему он так молодо выглядит, при таком солидном возрасте. Он засмеялся, и тут же он спросил, какой бы возраст, при наличии такой возможности, выбрал бы я сам? Вот ему сейчас так комфортнее, и с девчонками приятнее. И пусть фыркают остальные маги, что, мол, несолидно. А его тут и так все знают, а выглядеть солидным, ради непонятно чего, он не намерен.
        Когда мы приблизительно с час проболтали, точнее, у нас просто подошла к концу бутыль, он вспомнил про то, что хотел меня проверить на магию. Тут же, как мне показалось не прилагая усилий, руками, разъединил мой ошейник на две половинки, и сунул их мне. Шея у меня как-то неприятно зачесалась. Я обратил на это его внимание, он ответил, что охрана тут не ходит, тем более, в его дом точно не полезут.
        Потом, вытащил из шкафчика, предварительно там тщательно покопавшись и вывалив мимоходом несколько предметов, серый кристалл, которым стал водить вокруг меня. Ничего не изменялось, кристалл на меня совсем не реагировал.
        Парень вздохнул, и подтвердил, что во мне магии не больше, чем в этой бутылке. После этого, хотя и расстроился, но все равно пригласил ещё заходить. Уже почти перед уходом, я вспомнил про его библиотеку, и спросил, нет ли у него, что почитать, а то у моих хозяев уже всё чтиво закончилось.
        Он ответил, что у него все специфическое - про магию, мне явно не нужное. Хотя может дать про магических тварей. Вдруг когда с ними придется встретиться.
        Так мы пошли на второй этаж. Он был намного шустрее, и когда я вошел в комнату он уже рылся в своих шкафах. Когда я заходил в дверь кабинета, обратил внимание, что камни на его посохе мягко светятся. Чуть позже начал светиться и кристалл, лежащий на столе, которым он меня проверял, и наверно случайно занес сюда.
        Несколько секунд он не понимал, откуда появился свет, но еще через мгновение жезл был у него в руках, он с ним что-то пытался сделать. Когда у него, похоже, ничего не получилось, он глянул в мою сторону. Что происходит - спросил он у меня.
        - не знаю! Я действительно не знаю! ответил ему. Он еще раз взглянул на кристалл на столе, который уже горел ровным, ярким красным цветом, при этом заметно становясь, все время ярче.
        - надевай ошейник, быстро! Скомандовал он.
        А потом ты мне его снимешь? Засомневался я, хоть шея и ныла, но одевать украшение не хотелось.
        - да, как уже обещал. Ответил он. Еще раз обещаю снять по твоему требованию в любой момент или создать ключ. Только надень его, быстрее! Он смотрел уже совсем недружелюбно. В его руке начал появляется апельсинчик из огня. Мне ничего не оставалось, как свести половинки вокруг шеи. Зуд исчез. Камни на жезле стали блекнуть. Он погасил апельсин и более спокойно подошел ко мне с вопросом: - это что сейчас было?!
        На что повторил свой ответ: - Я не знаю.
        Он задумался, рассуждая вслух: - на кухне кристалл не показывал вообще присутствие магии, а здесь, мало того, что, он показал тебя как чрезвычайно сильного мага, я такого яркого свечения давно не видел.
        Но это мелочи по сравнению с тем, что ты, из моего...
        МОЕГО! Посоха, да еще находящегося в МОИХ РУКАХ! Начал брать силу. Он еще раз осмотрел свой посох и продолжил:
        Я не самый сильный маг из существующих, но всё же... это же просто невозможно! Не каждый архимаг на такое способен.
        А с таким уровнем как у тебя... Я про такое вообще первый раз слышу, и если бы не видел сам...
        Ты вообще, кто такой? В упор спросил у меня.
        Тебе повторить или как? Поинтересовался у него, глянув на его растерянную физиономию.
        Я же уже рассказывал сегодня, на кухне. Еще раз повторил свою стандартную историю, что всю молодость провел в одном месте, рядом с деревней, в эту сторону никто не ходил, меня дернула нелегкая, пройти сквозь 'гиблый лес', заблудился. Найти дорогу не мог назад, хотел спросить в Пограничной, но некстати произошел взрыв, из любопытства пришел глянуть, там и повязали, посчитав виновником, дальше продали местной, когда-то богатой семье, и вот, я тут.
        Пока рассказывал, он вроде успокоился, что-то обдумывая, и тут предложил: - а давай я тебя покажу одному знакомому архимагу? Если он заинтересуется, и увидит в тебе какой потенциал, то, может, даже возьмет в ученики, ... а то я еще раз это увидеть как-то опасаюсь...
        - да я как-то и не против, но есть одно препятствие, сказал я, и показал на ошейник.
        - Ну, это ерунда, я мигом договорюсь с твоими хозяевами, заверил он. На секунду исчез в соседней комнате, появился уже в сапогах и длинном расшитом плаще.
        Уже выходя маг пробурчал: - надо же! буквально пару часов назад жаловался на скуку...
        Дорога домой прошла своеобразно. Его знали. Точнее не так, знали и боялись. Даже проходя по ранее многолюдным улицам, они перед нами оказывались пустыми. Это было так неожиданно, я о нем себе составил представление, как о достаточно легком и веселом молодом человеке. А что на самом деле, преклонного возраста, и, у горожан, скорее всего, есть причины не показываться ему на глаза, для меня стало сюрпризом.
        Добрались достаточно быстро, и посчитав, что уже опаздываю, сразу побежал заниматься своими делами. Точнее сначала маг сам меня отослал, сказав, что своим присутствием могу только помешать.
        На всякий случай, собрал все свои пожитки и упаковал в обычный мешок, из которого при помощи длиной матерчатой полосы давно сделал вещмешок.
        Переговоры длились долго. Почти весь разговор подслушивал под дверью, понял, что как раз Станмир совсем не против. Ему еще в начале беседы что-то было обещано, и он сразу занял сторону Элиона. Но тут уперлась Матилия. Формально я как раз ей и принадлежал, хотя и был куплен на деньги Станмира. Вот она ни на какие уступки не шла, мимоходом даже объявив, что я ей очень дорог, и во всем городе меня заменить некем. К моему удивлению отказалась, даже когда Элион предложил купить меня сначала за десять, потом за двадцать, и даже за сорок золотых. Что, судя по их реакции, была запредельная сумма. Помня, за сколько меня купили, был несколько озадачен. Даже мягкое давление Станмира на неё, не давало результатов.
        У меня был готова еда, и я предложил им всем перекусить, надеясь, что потом переговоры смогут сдвинуться. Ужин прошел достаточно оживлено, у Элиона и хозяина имелись какие-то общие воспоминания, которые они активно обсуждали, часто смеялись только им понятным моментам. Хозяина как будто подменили. Вместо чопорного и сухого старика я видел веселого и остроумного человека. Да и мага беседа явно развлекала, обед продлился раза в три больше, чем обычно. Даже Матилия стала периодически вклиниваться в их беседу.
        После ужина они перешли в кабинет Станмира и там расположились. Я, конечно, опять подслушивал под дверьми. Достаточно долго они продолжали беседу, начатую за столом, потом как-то перешли на дела, Элион сообщил, что собирается в столицу, и еще раз напомнил, что хотел бы взять меня с собой, но мой статус... и замолчал. Тут высказался мой господин, выдал идею: Он предлагает Матилии, за мое хорошее поведение, отпустить на неделю меня с магом в столицу и тонко намекнул, что может и ей туда съездить, развеяться. Идею она поддержала, и согласилась меня отпустить, и как только начала планировать свою поездку, тут же была им обломана - он жестко сказал - хочешь ехать, твое дело. Но за свои средства. Судя по её реакции, у неё их не было. Посчитав себя обманутой, развернулась и ушла к себе, еле успел исчезнуть. После этого, они как старые приятели решили это дело отметить. Матилия позвала меня, что было дальше, я не знал. Судя по всему, отмечали до утра. Где ночевал маг, я не понял. Утром на завтрак пришли только двое: помятая Матилия и свежий и выспавшийся Элион. Хозяин велел его не тревожить, пока сам не
встанет. И не шуметь.
        На завтраке парень сообщил мне, что вопрос с моей поездкой решен, и он сегодня напишет письмо, с просьбой аудиенции архимага, бывшего его учителя, и в случае его согласия заедет, и мы поедем в столицу. Спросил, есть ли у меня, что приличное из одежды, а не то тряпье, что он вчера видел? И глянув на покрасневшую Матилию заметил, что, это не важно. Нужное он сам купит на месте.
        Позавтракав, просил передавать Станмиру, что ожидает его к себе в любое время, попрощался с нами и исчез.
        В этот же день сбегал заранее попрощаться с Марией. Тем единственным человеком, с которым установились дружеские отношения.
        На поездку в столицу, она скорее огорчилась, сказала, что люди говорят, там сейчас недобро. Поговорили про всякую ерунду: она рассказала про несколько ей интересных лезвий, которые недавно видела. Рассказывала с такой увлеченностью, что прерывать было неловко. С большим удовольствием послушал бы про столицу. Потом, когда я уже уходил, прям при Ёмине, меня обняла и поцеловала, совершено не скрываясь. Мне было, конечно приятно, но по спине как-то предательски проскочила дрожь. Когда она меня отпустила, взглянул на мужчину, тот делал вид, что внимательно изучает соседские окна, и только потом, когда Мария отошла, обернулся, и укоризненно глянул на девушку. Иди в лавку, мне Алексея проводить нужно.
        Она ускользнула, внутрь, бросив прощальный взгляд, он толкнул в сторону улицы, мы пошли рядом.
        Завел неспешно разговор:
        - правда ли, что едешь столицу? Когда и с кем?
        - да, правда. Когда, еще не знаю, везет маг Элион.
        - а он, что там забыл? Буркнул он. Будь осторожен, никому не доверяй. Продолжил он. Кивнул на ошейник, поинтересовался:
        - это он перекупил, что ли?
        - не, погулять отпустили, грустно улыбнулся я. Маг хотел выкупить, но Матильда заупрямилась.
        - ну, может так оно и лучше, а то моя тоже хотела, даже сама идти к ЭТОЙ собиралась...
        Помолчал и продолжил уже другим голосом:
        - обидишь её, убью. Понял? И что-то мне как-то так неуютно стало.
        Помолчали, он продолжил:
        - Ладно, не переживай, все образуется. Может, обратно и без обруча вернешься. Станмир уже в курсе, чтобы ты знал, он не дурак. Кстати хвалил тебя. Не знаю, чем ты его взял. Обычно, от него доброго слова не дождешься.
        И еще. Вот, письмо ему. На словах скажи, пусть ко мне не ходит. Ладно, беги.
        Развернулся и пошел в обратную сторону.
        Я остановился в большой растерянности. Знал бы, как все обернется, скорее всего, решил бы не прощаться. Нет, Мария девушка очень привлекательная, и интересная, но что 'она с кузнецом придет...' как-то напрягало.
        Не то, что я был против, но моего мнения на этот счет как-то забыли спросить, было неприятно. Без меня, меня женили. Ну да, раб. Кто их, когда спрашивал. Ставили перед фактом, да и то не всегда. Хотя, про женитьбу никто пока и не заговаривал, да и статус мой сейчас ну очень своеобразный, и что-то мне подсказывает, что пока он не изменится, моё мнение будет исключительно моё. Почувствовал себя загнанным в угол. Вспомнил, как когда-то обозвал себя крысой, давно, еще в замке. Ну что, клетка увеличилась, появилась еда, а по существу ничего не поменялось.
        По аналогии подумал, как планировал уйти по канализации. Хорошо, что не полез.
        Зато сейчас возникла возможность выехать в комфорте. Вот по дороге и сбегу.
        Но ведь теперь самому любопытно. Нужно получше разузнать, про скрытые во мне способности. А если другой маг окажется похожим на Элиона, и согласится обучать... то все изменится в моем положении. Ну а нет, - на обратном пути убегу. Заодно по дороге разведаю местность. Хорошо бы упросить магов снять эту железку. Сюда уже не вернусь. Заодно и возникшая проблема с Марией не получит продолжения. Вот об этом я и думал всю оставшуюся дорогу.
        Дома все опять вернулось в свою колею. Матилия теперь еще и начала нудить про то, что на время моего отсутствия нужно найти кого, кто будет все делать. Сама она не собирается, отвыкла уже, а наемному денег платить надо, и что она уже передумала, и не хочет меня никуда отпускать. Станмир дипломатично отмалчивался.
        В общем, жизнь в доме оживилась.
        Элион появился только через пару дней, Матилия устроила концерт, Станмир отнесся спокойно.
        Мы погрузились в коляску, запряженную парой лошадей. Управлял ею мужчина, одетый во все темное с очень бледным лицом и темными волосами. Мое место оказалось рядом с ним. Как-то я сразу предполагал, что поеду тоже внутри, но маг, когда мы шли садиться, сразу сообщил, что мое место на козлах. Прозвучало двусмысленно. Зато дорогу рассмотрю лучше. Элион сел внутрь и мы тронулись.
        Не знаю, как внутри, но на скамейке, даже на мягкой, трясло нещадно. Во время поездки несколько раз пытался поговорить с возницей, тот молчал, - возможно запрещено со мной говорить. После этого замолчал и я, решив, что всё само выяснится на остановке.
        По пути попадались участки, где камень на дороге еще не разбился, и тогда трясло меньше, но мест, где дорога была разбита, а то и вообще представляла собой просто пыльную полосу, было значительно больше. Изредка нам встречались деревни, часто по их виду сразу сложно было определить жилые они или давно заброшенные. По сравнению с ними Пограничная сейчас смотрелась не очень и бедной. Скорость нашего передвижения, судя по встречающимся на пути караванам, была просто стремительная. Или маг спешил, или всегда так привык ездить. На удивление, на обед мы не остановились, и продолжали нестись дальше. Есть не столько хотелось, сколько нужно было просто размять ноги. От долгого сидения и тряски, свое тело практически не чувствовал. Но повозка, не сбавляя темпа, неслась вперед. Было прохладно, начал мерзнуть. Теперь, завидуя магу, в голову стали приходить мысли, что зря ввязался. Все радужные перспективы поездки стали меркнуть.
        Потом видно задремал. Когда проснулся, мы уже заезжали на постоялый двор.
        Дом был двухэтажный. Первый кирпичный, второй, как тут водится, деревянный.
        Коляска остановилась, маг выпрыгнул из нее и сразу исчез внутри дома. Возница слез со своего места и обошел повозку, оглядывая её вокруг. Я тоже соскочил и стал разминать ноги. Точнее заново учиться ходить.
        Через минут десять из двери вышел крестьянин и пошел к нам. Еще через мгновение выглянул Элион , крикнул меня по имени и исчез.
        Когда вошел внутрь, то увидел зал с поставленными рядами столами и лавками.
        Треть зала было отгорожено для пары небольших деревянных кабинок с занавесками вместо дверей. Зал был почти пуст. В углу сидели четыре человека, перед ними стояли глиняные кружки, кувшин и тарелка с закуской. За прилавком стояла женщина. Маг рядом, они ждали меня. Когда подошел к ним, маг, обращаясь к трактирщице, указал на меня - его накормишь ужином.
        Потом уже мне: после еды поднимешься в третью комнату. И ушел.
        Мне выдали большую тарелку каши с куском мяса и малюсенький кувшинчик с чем-то очень крепким.
        Когда со всем покончил, поднялся в указанную комнату. Мне открылась небольшая прихожая с двумя дверьми. На стене был умывальник с полотенчиком. В ту дверь, что выглядела нарядней, постучал и заглянул. Там сидел Элион за столом и писал. Рядом стоял поднос, уставленный едой, к которой он, похоже, еще не притрагивался. Пахло намного аппетитнее. Он поднял голову, спросил, нормально ли у меня все, и после этого велел идти отдыхать в соседней комнате, заметив, что завтра выезжаем очень рано.
        Соседняя комната, похоже, предназначалась для слуг, была на две кровати, заправленные хоть и грубым, но чистым бельем. Когда добрался до своей, сразу провалился в сон.
        Утро оказалось действительно ранним. Наскоро позавтракав, мы снова понеслись по дороге. Ночевал ли в комнате со мной возница так и не понял.
        Столица. Учитель.
        К обеду второго дня мы прибыли в столицу. Пронеслись сквозь ворота в одной из башен, и, въехав на мощеные камнем улицы, сбавили скорость до пешеходной. Город был, по сравнению с ранее виденными, просто огромен. Вдали виднелись высокие замки, окруженные парками.
        Улицы застроены очень приличными зданиями. Тут были не редкостью дома полностью из камня, многие выглядели новыми. Были встречи с другими колясками и даже каретами, причем ширина улиц позволяла спокойно разъезжаться. Везде сновали мужчины, и женщины верхом.
        Возница ничего не спрашивая, ехал каким-то ему ведомым маршрутом. Я во все глаза глядел на этот бьющий жизнью город, за время пребывания в этом мире я отвык от такого обилия людей и теперь был приятно удивлен. Самое удивительное для меня было то, что тут встречались и молодые девушки, парни и даже дети, которых было крайне мало в городе, откуда я приехал.
        Остановились мы рядом с одним из трактиров, метод заселения был совершено такой - же.
        Зал состоял из общих столов, но не таких как раньше, а на четыре человека каждый, все столы были застланы скатертями, вокруг столов стояли стулья, большая часть зала составляла кабинеты, как с обычными шторами, так и с дверьми закрываемыми изнутри. Центральный зал был достаточно сильно заполнен народом, что выдавало трактир как один из пользующихся спросом. Еда была вкусно приготовлена и подана на отдельных тарелках, с полным комплектом столовых приборов.
        Я быстро поел в общей зале, заняв угловой столик. Когда уже заканчивал, подсел маг, мы поговорили о мелочах, он за компанию, выпил стакан вина. Сообщив, что завтра, его бывший учитель, наверно нас примет. После этого мы пошли в город. Посмотреть, заодно и купить что из одежды. Маг хотел выглядеть стильно и по моде, ну и меня приодеть, как он сказал, чтобы не позорить его своим присутствием.
        Прогуливаясь по городу, он встретил своего старого знакомого, и они перебросились несколькими фразами. Расставшись с ним, он предложил заглянуть в одно интересное место, но с условием, что я, всю дорогу, буду молчать и никого не разглядывать. Я, конечно, согласился, и он повел меня какими-то ему известными улицами. Потом прошли через площадь, прошли мимо стражи охраняющей проход в другую часть города и оказались в парке. Тут встречались представители других народов. Из тех, кого можно было узнать - это были гномы и эльфы.
        Первые коренастые, ростом с ребенка, и наверно выглядели бы смешно, но были обвешаны металлом настолько, что часто из него выглядывали только глаза и борода. Ходили стайками.
        На каждом были украшения, но, судя по их виду, тут ценилась скорее их масса, чем качество изготовления.
        Эльфы были наоборот, высокие, худощавые. И все очень красивые. В отличие от гномов с одним луком и кинжалом или мечом. В очень дорогих одеждах. Как правило, имели немного, но очень изящных украшений. Обувь из мягкой кожи выглядела как среднее между низкими сапожками или завышенными туфлями. Длинные, темного цвета, но как-бы посеребренные волосы, длинной ниже плеч, развивались, а у некоторых стянуты сзади в хвостики. С очень бледной кожей.
        Также иногда встречались жители, определить расу которых я не мог.
        Останавливаться мне было некогда, Элион шел чуть впереди, стараясь обходить большие скопления народа. Когда прошли площадь, свернул в небольшую улочку и постучал в один из неприметных домов. Зайдя внутрь, мы встретились с хозяином дома. Это был парень моего возраста, подчеркнуто богато одетый в одежду всю расшитую золотом. Увидев мага обрадовался и обнял его, после этого пригласил нас за собой. Про меня не спросил, сам не представился. В другой комнате они сели и стали болтать о чем-то своем. Мне было скучно, поэтому слушал их разговор. Ничего интересного не говорилось. Вспоминали приятелей, знакомых дам, старые проделки. Я понял, что Рахад, так его называл Элион, также был учеником, только другого мага. После, наверно часа разговоров, мой маг стал рассказывать про теперешнее свое жильё, зашла речь и про меня. Полностью историю про меня он не стал рассказывать, только сказал, что не смог определить мой уровень. Кристалл говорит об одном, а его ощущения совсем другое. Намекнул, что это не его профиль. Рахад как-то незаметно увлекся и сам предложил меня посмотреть. Посмотрел, быстро пробежавшись по
мне пальцами, констатировал, что он ничего не чувствует. Элион разочаровано переспросил, и, вздохнув, признал, что наверно ему показалось. Рахад улыбнулся и ответил, что нет. Действительно, есть в моей ауре какие-то странности, но это относится к наследственности. Возможно, кто-то из предков был магом, может быть даже архимагом, но мне не передалось ничего. Вот любой из детей, а скорее всего внуков, будет иметь дар выше среднего,... но не я.
        Когда возвращались, обращали внимание на встречающихся нам вельмож, и, зайдя в одну из центральных лавок этой части города, Элион купил себе новый плащ, шарф и пару шелковых рубашек. Такую же мне, но холщовую, узкие по моде штаны и очень удобные туфли. По возвращении в гостиницу маг сразу отдал мне свой старый плащ и тонкий шерстяной шарф.
        После этого была баня, я просто помылся в отделении для слуг. Маг пригласил к себе с десяток девчонок. Дожидаться его я не стал, ушел в свою комнатку и улегся спать. Дорога и прогулка меня сильно утомила. Где и как спит его слуга, я так и не понял.
        Утром пошел дождик. Мы неторопливо поели, и тщательно собрались. Уже перед выходом мой спутник критически осмотрел меня. И запретил надевать свой плащ, - по темной ткани шло шитье алым с золотом. Это вышивка высшего мага, пояснил он, и не советую его пока носить. Когда я спросил, а зачем он мне тогда? Если он насовсем мой, я спорю... договорить он мне не дал, выхватив, провел по нему рукой. Часть вышивки исчезла, но появились зеленые вкрапления. Даже цвет ткани слегка изменился. Теперь можешь носить - вернул его мне. Тут символы лекаря. Ну и немного мага, теперь так даже красивее.
        Вызвав пролетку, мы достаточно быстро прибыли на место. Это был дворец, внутри сновали слуги, везде была позолота, мрамор статуи, фонтаны, зеркала...
        Элион уверенно прошествовал через все это великолепие, и, остановившись перед одной, неприметной дверью, поймал проходящего мимо слугу и спросил, как попасть к господину? Слуга помялся, промямлил, что он позовет старшего, и исчез. Спустя несколько минут перед нами появился дворецкий, Это был средних лет мужчина в одежде из темного бархата, с вышитым серебром гербом на груди. Элион, представившись, сообщил, что как бывший ученик, желает видеть своего учителя. Тот метнулся в ту дверь, и через пару минут сообщил, что Элион может заходить, и исчез. Спутник тронул меня за локоть, и мы зашли к его Учителю. Его имени он мне не сообщил. В комнате, куда мы попали, был бардак. Сама комната была огромного размера, но все горизонтальные поверхности были заняты разными вещами, часть валялась даже на полу по углам. На столах находились вперемешку бумаги, флаконы, какие-то тряпки. Сам хозяин находился в плетеном кресле и, укутавшись в плед, рассматривал какой-то предмет. Выглядел дряхлым, ссохшимся стариком. Руки как у скелета, обтянутые пергаментной кожей. Седая, козлиная, но приличной длинны бородка. Одет в
длинный балахон. Подняв глаза он зло вперился в меня и, скрипнул: - кто посмел...
        Меня вынесло из комнаты и прилично приложило о стену напротив. В таком положении я застыл. Мимо ходили слуги, но никто на меня не обращал внимания. Спустя некоторое время, я почувствовал, что могу слегка шевелиться. Но и только.
        Через несколько минут волна, которая меня вынесла из комнаты, также стремительно вернула меня обратно. Поставила и, кажется, даже выпрямила смятую одежду. Учитель уже стоял рядом с моим знакомым и был явно взбешён. Повернувшись ко мне, некоторое время недовольно рассматривал, потом, обращаясь к Элиону, пожал плечами и сообщил - пустой. Потом медленно подошел ко мне, рассмотрел ошейник на моей шее, приказал подробно рассказывать, что произошло, правду.
        Я и рассказал. Как пришел, мы посидели в его лаборатории, он решил проверить меня на наличие магических способностей, снял ошейник, поводил кристаллом, ничего не нашел. Потом мы прошли в его кабинет, где он хотел дать мне книгу, но в этот момент этот же кристалл на столе засветился, а на его посохе - поменяли цвет.
        -дальше, приказал он.
        -а это все. Элион схватил посох, засветил шар и приказал мне надеть ошейник. Я выполнил, и все закончилось.
        -отлично, я все понял. Заключил он, и повернулся к Элиону.
        Минуту молчал, потом со злостью спросил - как давно перед использованием магии ты начал пить? А не помнишь, сколько магов уничтожили себя, даже слегка выпив перед этим?
        Создал огненный шар. И где? В библиотеке! Я вижу чудо! Живой маг после пьянки с фаерболами! И это мой лучший ученик!
        После этого посмел придти ко мне, привел это ничтожество, и пытаешься доказать, что он может не касаясь пользоваться магией заключенной в твоем жезле?!
        - Но ведь все так и было, начал оправдываться он.
        - Вот именно! Я проверил его - кивнул он в мою сторону. Он говорил правду. Часть правды.
        И обернувшись ко мне, и вперив в меня свои глаза, спросил,
        - вы в лаборатории пили вино? Утвердительно кивнул.
        - и сколько? Опять спросил он у меня. Я сказал пару литров.
        Он ухмыльнулся, и обернулся к Элиону. Скрывал? Думал, я не узнаю?
        Хочешь, я расскажу, как всё произошло?
        Вы вдвоем напились, и после этого ты решил воспользоваться магией. Да, не напрямую, кристаллом, но это ничего не меняет. Он у тебя, конечно, валялся давно и без дела, и даже не проверяя его, сразу использовал, после этого бросил, не выключая на стол! Если бы закрыл - он не сработал. Но и это не все, похоже, проходя мимо, случайно коснулся жезла, спьяну активировав его, не говори, что это невозможно. Маг твоего уровня может активировать даже мысленно! И что же происходит? Кристалл начал заряжаться из жезла, и ты увидел, как жезл опустошается, а кристалл в этот момент определил в комнате архимага. Вот только им оказался ты! Ткнул он пальцем того в грудь. Позволю напомнить, что алкоголь может в несколько раз повышать уровень. Что и является, в конечном итоге, запретом использования его в магии.
        - а как - же то, что все прекратилось, когда он надел ошейник? Мрачно спросил Элион.
        - запросто. Кристалл зарядился и отключился. Просто совпало.
        Сомневаешься? Могу продемонстрировать.
        Учитель подошел ко мне и что-то сделал рукой, ошейник исчез. Потом обернулся к Элиону и приказал: дай свой посох. Тот с неохотой подчинился. Получив, сунул его мне в руки. Элион чуть не подпрыгнул.
        Обернувшись, архимаг глянул на мага и ядовито спросил, ну что? Убедился? Открытый канал, потребление, полыхающие камни, свечение вокруг древка - ничего этого нет.
        Посох был в моих руках. От него шло такое приятное чувство уверенности и какого-то тепла, он по ощущениям слегка напоминал мой меч, но был более мирный, что ли. Успокаивал. И давал чувства уверенности.
        Учитель приказал мне: активируй его. Я удивился про себя, подумал как это?! Попытался приказать камням засветится. Ничего не происходило.
        Старик ухмыльнулся и протянул руку. Отдавать посох не хотелось, но, увидев гаму чувств в глазах парня поспешно его отдал.
        Тот сунул Элиону его под нос, потом фыркнул и бросил на кучу бумаг лежавших на столе. Ну что? Еще вопросы есть? Убедился? Мне кажется, более явно я не смог бы продемонстрировать.
        В это время я стоял и не мог разобраться в своих чувствах. С одной стороны, произошло, что и ожидалось. Мне уже третий человек говорит, что во мне магии нет, но посох... такой приятный, захотелось подержать... глянул на него. Он лежал на столе, его камни начинали слегка светиться. Опешил и хотел сообщить магам,... но не успел. В это же мгновение услышал щелчок у себя на шее. Камни потухли.
        Дорогу в гостиницу прошли пешком, было не далеко, а мой спутник хотел прогуляться по городу. Мне казалось, что после всего, что он услышал от своего учителя, он будет расстроен, угнетен или зол. Но этого не произошло. У него, похоже, что настроение даже улучшилось.
        Придя в гостиницу, он с удовольствием поел и велел мне собираться в дорогу.
        Весь оставшийся день был подобен дороге сюда, только остановились на ночевку мы в другом месте. Но напоминающем все предыдущие. Ничего нового и интересного. После ужина маг позвал меня к себе. Мы сидели за столом, он пил обычный морс. Для меня стоял кувшинчик с пивом. Долго молчал, разглядывая меня.
        Начал разговор с вопросов, как мне столица, что я думаю про его учителя.
        Отвечал я очень политкорректно. Естественно его этим не обманул. Он высказался, что архимаг, конечно, немного резок, но он всегда такой, зато раз в сто опытнее его. Но Элион уверен, что в данном случае старик ошибается. В кабинете учителя он опять почувствовал, как я прикасался к его посоху. Не руками, как раз в этот момент ничего не происходило, а позже. Помолчав с минуту, он глянул на меня и продолжил. Я знаю, что скоро потребуешь, чтобы я выполнил свое обещание и освободил тебя. Знал, когда мы только выезжали в столицу, что не собирался возвращаться в Константин. И не я один, кстати. Меня ни в тот момент, ни сейчас не волновали и не волнуют проблемы связанные с тем, что я вернусь без тебя. Но сейчас смущает обещание тебя освободить. Скажу откровенно, я боюсь это делать. Нет, я верю тебе, также уверен, что виденное мной, ты делаешь непроизвольно. Но это как раз и самое опасное. Я допускаю, что случайно можешь совершить что-то очень страшное. Даже не желая этого. Мне бы очень хотелось стать твоим учителем, но я не смогу им быть. Я опасаюсь и скажу, больше, я не понимаю тех сил, что есть в тебе. Я
не новичок, но я не знаком с магией, которую ты используешь. У тебя она явно есть, но никто её не видит. Передо мной возникла задача, как освободить тебя, и в это время оказаться от тебя далеко. Наконец у меня есть решение. Но перед этим, ты должен поклясться, что вернешься в Константин, только если освоишь свою силу, чтобы невольно не причинить никому вреда. Ну и еще, чтобы обезопасить себя, что никогда не будешь использовать свою силу против меня. Если ты готов поклясться, я готов тебя освободить.
        Естественно все вышесказанное для меня звучало музыкой, и я, конечно, ответил, что готов поклясться, а насчет освобождения - он говорил, что может сделать ключ, и я смогу с его помощью освободиться, когда он сможет достаточно удалиться.
        Маг ответил, что не предусмотрел этого в столице, а найти по дороге такой камень будет нереально. По мне, так темнил. Но тут не мне ставить условия.
        Поэтому он настаивал на своей идее. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться на его требования. Тут же он достал какую-то деревянную табличку и, сунув её мне, потребовал, чтобы я произнес клятвы.
        Как-то это выглядело скорее обыденно, но как он и просил, я положил ладонь на неё, озвучил клятвы, слегка их под себя изменив. 'По своей воле не появлюсь в Константине, пока не пойму возможностей своей магии.' 'Обязуюсь не нападать на мага Элиона, пока уверен в его добром отношении ко мне'. Ничего не произошло, я вернул табличку магу. Он недовольно покачал головой. Ты не так прост, как кажешься. Буркнул он. Ладно, иди спать. Завтра попробую тебя освободить.
        Перед тем, как уйти, я поинтересовался, не мог бы он мне разменять одну золотую монетку на будущее? Сначала, заинтересовался, взял её, покрутил в руках, и резко положил на стол. Поинтересовался, откуда она у тебя?
        Я почти честно ответил, - можно сказать, что в могиле нашел.
        Он покачал головой, заметив, что чем больше он меня знает, тем больше появляется загадок связанных со мной. Но он крайне не заинтересован их разгадывать, и был бы рад, чтобы они исчезли вместе со мной, из его жизни. Столовым ножом пододвинул золотой ко мне, и сообщил, что когда он со мной будет расставаться, он мне оставит мелочи. А вот такие монеты советует особо не светить. Не те это деньги, которые осмелится иметь при себе нормальный человек. Более подробно объяснять не захотел. Скорее даже прогнал меня спать, сказав, что завтрашний день будет для всех тяжелый.
        Проснулся я очень странно. Когда засыпал, была мягкая кровать, чистое белье, теплое одеяло. Сейчас лежал на чем-то жестком, одетый, накрыт своим плащом. Был не связан. На шее не было обруча, и она слегка зудела. Полная тьма, явственно чувствовалась влага и запах гнили.
        Маг исполнил свое обещание, я без обруча, но, судя по месту, где оказался, свободным пока себя назвать не могу. Скорее всего, какой-то погреб, подумал я... или даже склеп. Холодок прошел по спине. Стало неуютно. Никаких способов посветить не было. Стал ощупывать стены помещения, куда попал. Наткнулся на мягкое, сначала испугался, потом, ощупью определил, что это мешок. Обследовав его содержимое, наткнулся на свою бутылку, полную воды, и, на куски чего-то твердого. Судя по запаху, вяленое мясо. Слегка успокоился. Значит, пока не умру. Хотя хотелось и есть, и пить, решил пока понять, где нахожусь. Закинул мешок за спину, и продолжил обследование. Помещение оказалось не склепом, могил не встретил, размером метра три на четыре, пол земляной, стены обиты деревом, на ощупь скользким, во многих местах полностью сгнившее.
        На одной из стен обнаружились трухлявые полки. Никаких дверей или других выходов. Место, на котором спал, представляло несколько сухих досок, явно принесенных сюда. Судя по всему, выход находился вверху. Я попрыгал и достал до потолка, и меня сразу осыпала труха. Перекрытия, похоже, тоже из дерева. Я немного обрадовался. Подумал, что если взять доску, на которой лежал и потыкать в потолок, возможно, его обвалю, и выберусь отсюда. Когда искал для этого, в темноте, лежанку, нащупал лестницу ведущую наверх. Она тоже была старая, но меня выдерживала, полез вверх. Руками нащупал закрытый люк и толкнул его. На нем что-то было тяжелое, но запертым он не был. После нескольких ударов, смог его открыть и выбрался на свободу.
        Вход в подвал был в одной из комнат разрушенного дома. На крышку был навален всякий мусор.
        Неприятным сюрпризом оказалось, что хотя на улице и было светло, но уже чувствовалось, что скоро начнет темнеть. Получается, проспал как минимум сутки. Может и не одни. Хитро маг придумал, усыпил и слинял. Хотя его понять можно.
        А пока перекушу, и заодно узнаю, содержимое мешка.
        Ничего интересного. Самое плохое - никакого оружия. До этого, понятно, иметь не полагалось, но сейчас даже перочинному ножу был бы рад. Зато наткнулся на своеобразный подарок - на дне лежал мой ошейник. Открытый. Половинки касались друг друга, но не слипались. Также наткнулся на мешочек с деньгами. Там было с горсть мелочи. В основном медь, но попало и несколько мелких серебряных.
        Подведя итог - тут все мои вещи и матерчатый мешок килограмма на два с вяленым мясом. На неделю, если экономить и питаться еще чем-то хватит. Спасибо магу за деньги, - даже можно жить на постоялом дворе, - пару дней, а вот если покупать одну еду в деревнях- на два - три месяца можно растянуть. Так что, чувствовал я себя очень оптимистично. Куча плюсов, ну есть, конечно, и минус, - меня схватит любая охрана, если столкнется. Но я уже давно к этому готовился и относился как неизбежному. Приложу все усилия для не встречи. Так что, все хорошее, конечно, впереди.
        Оставался вопрос - где я, и куда идти? Тут оставаться было опасно. Элиону не доверял, он мог сообщить про меня, прибыв в Константин, если, хотя точнее когда, его начнут спрашивать. Молчать он не обещал. Значит нужно уходить. И как можно быстрее и дальше. Желательно зигзагом.
        Перекусив, заглянул еще раз в подвал, чтобы убедиться, что там нет ничего. Потом обследовал деревню, где находился. Все дома были разрушенные и заброшенные, ничего интересного не нашлось, даже никакой железяки. Искал, что поесть из овощей - фруктов, но тоже пролет. Все что созрело, уже, скорее всего, попадало и сгнило.
        Сначала подумал, что это одна из деревень, что были рядом с дорогой, ведущей в столицу, но оказалось что это не совсем так. Дорогу не видно, правда она могла проходить где-то рядом, но искать нет желания. Мне все равно куда идти, но сначала обследовал все тропинки, которых было не так много. Как сюда приехал маг не заметил, по крайней мере, следов его повозки не было. Подумав, что тянуть опасно, двинулся в сторону заката, чтобы потом, если заблужу, знать хоть направление.
        Пока было светло, продвигался достаточно быстро, даже в сумраке, но вот потом - пару раз падал, натыкаясь на корни и камни, а уж споткнулся каждые десяток метров. Было ясно, что так пройду еще максимум с километр, и случится чудо, если не потеряю тропку. Так, что надо заночевать. Выбрал дерево покрупнее и раскидистее и залез наверх. Укрывшись плащом, собирался не столько поспать, а скорее переждать темное время. Ночью слышал вой, какое-то шуршание, но никого не заметил. Под утро заснул.
        Снился очень странный сон. Вдвоем с Иларией летим на вертолете. Она за водителя, и уже раненая, в крови, еле удерживает машину в воздухе. Я у пулемета. В нас все время стреляют, пытаюсь отвечать, но противника не видно. Стреляю в слепую...
        Проснулся, от того, что, уклоняясь от очереди, чуть не свалился с дерева, где спал.
        Вокруг стоял туман, как продолжение сна, было очень тихо. Солнце еще не взошло, но уже светло. Вся трава в росе. Подивился сну, на вертолете в реальности никогда не летал. Если только в игрушке. Помню у ребят в общаге, от нечего делать попробовал. Так, мне и не понравилось.
        Спустившись с дерева, размял ноги, почесал шею. Зуд чувствовался, но показалось, что стал слабее. Хотелось есть, но терять время опасно, поэтому нашел дорогу, по которой сюда пришел, и продолжил путь. Весь день шел, изредка отдыхая. Погода была мутная. То выглядывало солнце, то скрывалось. Тут же становилось прохладно. Быстрая ходьбы слега согревала. Один раз налетел мелкий дождик. Но как-то сыпанул и тут же кончился, только траву намочил. Пообедал в сухомятку и шел до вечера.
        Снова подобрал дерево, хоть и было относительно светло, решил что лучше подольше отдохну. Всё-таки дорога меня сильно утомила. Проспал ночь тяжело. Утром просто дожидался, когда посветлеет.
        Как смог - сразу пустился в путь. Через пару часов взошло солнце, а чуть позже, приползли плотные облака, начался мерзкий, нудный и холодный дождик. Поплотнее закутался в мокрый плащ, и продолжал идти. Сейчас бы кусок полиэтилена, да хоть просто зонтик, мечтал я.
        Ранее, достаточно протоптанная дорожка теперь выглядела тропинкой. Всё покрыто капельками дождя, было впечатление, что я перехожу ручей. Усиливая это впечатление, трава сильно тормозила движение. Через пару часов я уже был насквозь мокрый и начинал серьезно мерзнуть. А дождь и не собирался прекращаться.
        Путь мой проходил по лугам, изредка заросшим кустарником, иногда встречались одинокие деревья, напоминающие сосны. Поэтому укрыться от дождя было негде. Но когда я уже был насквозь мокрый, замерзший и голодный. Продолжал плестись скорее из злости, вдалеке возник лес. Дорога шла мимо, но я решил, что если сейчас не просохну, то заболею, а мне только этого счастья не хватает. Через траву и кусты, напролом, устремился к лесу. Казалось идти недалеко, но потратил больше часа на дорогу. Прорвавшись за последний кустарник, оказался в лесу. В очень странном лесу.
        Он оказался не совсем таким, как я ожидал. Совсем не таким. Непроизвольно сравнил с лесом, вокруг замка. Этот издали казался просто темным. А зайдя в него, меня окатило неприятной волной. Он был мертвый. Нет, деревья не были голые. На них продолжала оставаться листва. Только пожухшая и почерневшая. Да и вся трава была такой. Стволы были покрыты каким-то склизким налётом. Ни одного звука, кроме падающего на листья дождя. Зелени здесь было очень мало. Зато валялась куча поломанных ветвей и стволов.
        Когда я находился в замке, окружающий его лес, я считал мертвым. Но та тишина, мне была скорее торжественной, а здесь уныло и не комфортно. Как после пожара, пришло в голову.
        Найдя пару подходящих камней, попытался вызвать искры, но булыжники были мокрыми, и ничего не получалось, тогда один просушил, и, используя металлический свисток, чиркая, смог разжечь сначала мох, а через полчаса горел огромный костер, топлива я не жалел. Подойти ближе, чем на метр было нереально. И пусть дождь и не прекращался, я смог согреться, нагреть воды в бутылке, которую решил завернуть в тряпки и использовать как термос в дальнейшем пути. И даже почти высохнуть. Так просидел часа два.
        Когда дождь, вроде стал прекращаться, я решил продолжить путь, погасив костер.
        Вернулся на поле. Трава была влажная, лежала прибитая дождем и ветром. Дорожка, что я протоптал, идя сюда, исчезла, и мне приходилось опять лезть напролом. Но не это было самым плохим - сколько бы я не искал, тропинки, по которой до этого шел, не появлялось. Ветер и дождь похоже совершено скрыли её от меня.
        В общем, полностью устав, решил, что разумнее вернуться обратно под деревья, там пообедать или уже точнее наверно поужинать, согреться и уже потом решать, что делать дальше.
        Хотя один существенный плюс от потери был - меня будет сложнее найти.
        Так, что нужно просто пройти по краю поля, найду еще одну тропинку, и тогда продолжу движение. В крайнем случае, можно опять заночевать на дереве, а потом уже решать возникшую проблему.
        Вернуться обратно оказалось очень легко. Выбрал ближайшую тропку, что сам и протоптал, и скоро был под деревьями.
        Там ничего не поменялось, поискал поляну с углями, натаскал еще веток, запалил костер. Согрелся, поел мяса, запивая горячим напитком. Ранее, на лугу, нашел несколько травинок, для улучшения самочувствия и настроения, добавил в воду и запивал почти натуральным чаем. Так что после обеда, жизнь стала казаться замечательной, и будущее выглядело оптимистично.
        На этот раз гасить огонь не стал. Когда была уже приличная куча угля, с одной стороны накидал крупных веток и сверху все засыпал землей и прелыми листьями.
        В таком виде костер будет тлеть несколько часов, может быть даже сутки. А по дыму от прелой листвы можно будет его найти, если заблужусь и решу вернуться.
        Забрал все свои вещи и пошел, как ранее планировал, по краю леса.
        Сначала все было однообразно, но уже через полчаса я стал замечать, что деревья стали выше, ветви кустов плотнее. Вокруг становилось еще мрачнее, наверно из-за того, что стволы деревьев уходили черными колонами ввысь и там терялись.
        Когда через остовы кустов мне надоело перелезать, решил их обойти, углубившись глубже.
        Настроение становилось все угрюмее, чтобы немного взбодрится, глотнул из своей бутылки. Дальше пошел чуть веселее. Не знаю, как так случилось, но в итоге заблудился.
        Первое время ориентировался на вид поля сквозь стволы, а потом, оказалось, что это поляны, встречающиеся в лесу. Между деревьев было видно небо, но плотные тучи не позволяли определить направление. Решил, что если встречу высокое дерево - залезу и сориентируюсь. Скоро перестал понимать, в каком направлении иду. Все было настолько одинаковым, стволы деревьев как близнецы, можно было ходить кругами и не замечать этого.
        Стал задумываться, что стоило делать зарубки, но все мы задним числом умные.
        Теперь я не просто шел, а высматривал ветвистые деревья, чтобы залезть, но таких, что-то не встречалось.
        Стал задумывался, чтобы еще раз разжечь огонь, согреться и просто отдохнуть. Утреннее блуждание по пояс в траве утомило.
        И когда уже начал примечать крупные ветки под будущий костер я увидел вдали ЕГО.
        Посреди огромной поляны стоял дуб. Да еще какой! В прошлой жизни, я как-то видел пятисотлетний, так тот, по сравнению с этим, выглядел саженцем.
        Это был настоящий гигант! Под его кроной, поместилась бы деревенька. А по высоте он намного возвышался над уровнем леса.
        Я решил, что лучшего места для ночлега мне просто не найти. Сегодня надо будет залезть на самый верх и отметить направление, откуда идет дым, чтобы завтра с утра можно было вернуться.
        До дерева я добирался достаточно долго. Когда уже подходил, вдруг навалилась слабость и апатия. Когда до ствола оставалось метров сто, самочувствие резко ухудшилось. Уходить, почти достигнув цели, было обидно.
        Вспомнился очень вовремя лозунг - 'Любопытство наше всё!'. Осторожно подошел к опасному месту. Дуб выглядел совсем так же, как и деревья вокруг. Такой же черный, с завядшей листвой. Мертвый.
        Но рядом с деревом, к удивлению, почувствовал себя лучше. Поразившись этому, подошел к дереву и коснулся его коры рукой.
        По руке разлилось тепло. Нет, ствол был холодный, и скользкий. Но было что-то в нем такое, что убирать от него руку не хотелось.
        Подтащил несколько больших веток, сложил из них костер, зажег обычным уже способом. Когда он разгорелся, и появились первые угли, решил все-таки слазить на дерево, хотя и жутко устал. Залез на самый верх. Было очень высоко, и немного страшно, но вид, открывшийся сверху, впечатлил. С одной стороны темный лес уходил широкой полосой за горизонт, с другой - было видно огромное поле, с пятнами кустов и одиноких деревьев. Вот по нему, сюда и добрался. Но своих тропок не заметил.
        Над лесом, сколько не смотрел - дыма не было, но зато вдалеке, почти на горизонте, виднелась деревенька. Судя по дымкам - обитаемая.
        Я запомнил направление и стал спускаться.
        Случайно наткнулся на ветку с парой желудей. Один был черный и гнилой, зато второй выглядел необычно. Внешне как обычный желудь, только как - бы серебряный. Смотрелся скорее как кулончик, чем как семечко растения.
        Он мне понравился, и как сувенир сунул в карман.
        Когда спускался - уже специально высматривал, встретил еще с десяток, но тоже все почерневшие, их брать не стал.
        Еще одну странность заметил. С земли, это было практически незаметно, но смотря сверху, выделялась странная, белёсая полоса вокруг дерева. Там, где я таскал ветви к костру, она была полностью стерта, на остальной поверхности выглядела как почти правильный круг.
        Сходил, глянул - ничего интересного. Как будто мелом, или другим каким порошком насыпано.
        Заодно, пока не забыл, сразу на земле колышками направлении завтрашнего пути отметил.
        Просидел рядом с костром до момента, когда стемнело, на ночь залез на нижние ветви - спать.
        Ночь прошла на удивление тихо и спокойно, что-то снилось, но приятное, когда проснулся, сон не вспомнил. Тут же решил сделать еще одно дело. Вытащил свой ошейник из рюкзака и закопал его под корнями дуба. Тут место заметное. Вдруг еще пригодиться. Хотел еще и золотые монеты закопать, но подумал, что вдруг маг ошибается, или смогу найти место, где возьмут. Да, в крайнем случае, камнем могу постучать, чтобы отпечаток был нечитабельный. На всякий случай к золоту сунул и серебро.
        Загасил костер, потряс пустой бутылкой и тронулся в путь.
        Сегодня погода была лучше, чем вчера, хотя так же пасмурно, но с неба не лило.
        К краю леса я вышел через пару часов. Снизу деревню было не видно, но я помнил направление и двигался напрямик в ту сторону. Продираться сквозь растительность, почти по пояс, было сложно. Очень хотелось пить, я уже был не против дождика. Ближе к обеду просто упал в траву и пролежал не меньше часа. Трава была сырая, воздух прохладный, я остыл и даже стал мерзнуть. Но пить все равно жутко хотелось. После этого поднялся и продолжил свой путь.
        К деревне вышел только к вечеру. Да и то, благодаря тому, что на полпути наткнулся на стежку. Прятаться и выжидать не стал, - вымотался за день. Свою роль сыграли деньги. Выбрал избу попроще и постучал. Дверь открыл пожилой мужчина. Я поинтересовался, могу ли у него переночевать, и не накормит ли он меня? И показал несколько медяшек. Он отвел в соседнюю, более богатую избу. Она выглядела если не новой, то явно ухоженной. Рядом был высокий забор, из-за которого выглядывали верхушки деревьев, в глубине виднелся небольшой домик, наверно баня. За забором несколько раз предупреждающе рыкнула крупная собака, явно обученная. Такая просто так брехать не будет. Зато, услышав её, прозвучал заливистый лай еще пары собак из других дворов.
        Войдя на крыльцо, мой поводырь заглянул в дом, крикнул: Силимон, принимай гостей.
        Через минуту на крыльце появился мужчина, помоложе, и одет получше. Представился Силимоном, местным старостой.
        Он внимательно осмотрел меня. Моя одежда совсем недавно выглядела достаточно шикарно даже по меркам столицы, но сейчас, блуждая по полям и лесам, была уже грязная и кое-где даже рваная. Самым приличным был мой плащ, полученный от мага. Он не пачкался и не рвался. Если бы он еще и не промокал, подумал я.. О цене договорились быстро, он спросил даже меньше, чем я готов был отдать. Поэтому я даже не торговался.
        Через полчаса меня уже кормили тушеными овощами с намеком на мясо и разными салатами. В одной из комнат его жена, еще крепкая и жилистая старушка, готовила кровать. Вечером, за просто так, организовали мне баню, и я там с удовольствием приходил в себя. После бани мы выпили с хозяином пива, поговорили за жизнь в деревне, имевшей название 'Лесная'. Осторожно завел тему пустующих домов, частоте посещения проверяющих и вообще настроения. Сначала он говорил немного зажато, но потом разговорился, недобрым словом помянул проверяющих, но по его ответам, выходило, что их не очень обдирают. Возможно, что они в лесах затеряны, а ближайшее поселение в сутках пути. Вот часто и забывают. Тут всего пяток жилых дворов, и тащится из-за такого мизера в такую даль никому неохота. Пустые дома, конечно, были, но брошены давно. Многое в них было отодрано и использовано для ремонта оставшимися жителями. Еще поболтав о всякой ерунде, мы разошлись спать.
        Ночь прошла великолепно. Утром меня покормили и предлагали оставаться еще, но у меня были другие планы, о которых сразу сказал мужику: - что, скорее всего, поселюсь в одном из брошенных домов, но у меня нет ничего с собой, поэтому бельё и вещи буду покупать у жителей. На что он ответил, что он рад, что такой молодой и здоровый парень появится в их деревне. А то до этого он тут был самым крепким и единственным, кто помогал другим. Теперь, вдвоем, ему будет проще, да и народ, видя от меня помощь, первое время будет помогать мне.
        Попросил, чтобы он меня провел по пустующим хатам, так как он лучше меня знает, куда даже не стоит ходить, а что еще может использоваться.
        Стали смотреть брошенные дома. В итоге я выбрал один на отшибе, он выглядел неотличимо от остальных, но имел кучу больших плюсов. В нем можно было жить сразу. Хотя он и был застужен, но крыша, окна и дверь были на месте, и даже большая часть мебели тоже присутствовала.
        Внутри резко пахло травами, но скорее приятно. Мне действительно здесь почти все нравилось. И я с удовольствием тут закончил свои поиски жилья. На что Силимон почесав затылок, сообщил, что дом, конечно лучшее из пустующих, только тут раньше целительница жила, предложил пойти пообедать к нему, а потом обязательно поболтать с местными старушками.
        И если те промолчат, то и ему работы будет меньше, да и мне с утварью не морочиться. По дороге поинтересовался, куда лекарь делась. Померла она, со вздохом ответил он. Хоть и старая была да крепкая, но когда в деревне мор был, всех выходила, да сама сгорела. Вот и не трогают её жилье, кто от уважения, а кто от страха.
        После обеда, пообщался с населением деревеньки. Сообщил, что травник, по возможности буду лечить желающих. Планирую поселиться в лекарском доме.
        Все промолчали, только одна поинтересовалась: - а не боишься? И надолго ли я к ним? Ответил, что надолго, а там - как будет угодно судьбе.
        В общем, как восприняли, было непонятно. В итоге осталась та бабуля, что мне вопрос задала. Звали её Регина. Поинтересовалась, когда ко мне можно будет зайти, а то страдает уже давно. Обещал, что как только хоть чуть освоюсь, так сразу жду. А то у меня вообще нет ничего. Она спросила, а что надо - то?
        Ну, я улыбнулся и сказал - все.
        Я сюда пришел без всего, так что обживаться надо будет много чем.
        - беглый что ли? Тут же она сделала заключение. Отнекиваться и подтверждать не стал, сразу спросил, не сможет ли она чем помочь? На что она ответила: - а что помогать, то? Там, поди все так и лежит, как хозяйка ушла. Простирать только, да дом пропустить от затхлы.
        Согласилась пойти, показать где, что лежит. Ну, мы и пошли.
        Внутри, теперь уже моего дома, действительно все было. Только большая часть тряпок все-таки успела погнить. Так, что все равно, пришлось из белья, что-то докупать. Хотели принести старые, но я решил, что уж постельное белье купить в состоянии...
        Остальное, как горшки, ножи, вилки ложки действительно были.
        Уже на следующий день я спал на новом матрасе собственноручно набитым свежим сеном, с добавлением разных травок - теперь спать стало еще приятней. На чистом белье. За домом обнаружилась покосившаяся банька, которую я спланировал поправить в ближайшее время. За околицей начинался лес и первые пару дней я тщательно протапливал жилье до жуткой жары, потом открывал окна двери и сквозил. Затхлый запах и влага уходили, дом становился уютным. В деревне меня не сторонились, но и не старались заговорить.
        Первой заглянула старушка, которой обещал, с совсем мелкой проблемой. Вылечил буквально тут - же. На следующий день пришла другая. Принесла кое-что из поесть, тоже пожалилась на недуг, тоже ерундовый, на мой взгляд.
        А на следующий день их прорвало.
        Шли практически все. Весь день занимался только больными. Хотя как мне показалось большинство пришли просто посмотреть. Причины для обращения были самые пустяшные. Только у пары были серьезные проблемы, которые требовали реального лечения..
        Зато мои запасы еды пополнились. В основном были яйца, мука и продукты из нее.
        Ближе к вечеру осознал, что собранные перед этим травы практически все заканчивались.
        Решил, что нужно срочно идти и собирать. Но не удалось. С утра зачастил мелкий дождик. Но моих посетительниц это не напугало. Или может наоборот. Делать ничего нельзя, почему бы не посетить доктора? Меня они называли Лексем, меня устраивало. Они представлялись, но запоминались они пока для меня с трудом. Когда говорил, что нужных трав больше у меня нет, они просто спрашивали, чем нужно? Оказывается, что практически в каждой избе имелся свой запас травок. Да и применять их тоже умели. Тогда почему ко мне шли? Мне было непонятно. Да и себя я не понимал. За всю свою жизнь мне были намного роднее всякие железки, с людьми у меня получалось не очень. Ну, за исключением девушек, наверно. Но вот себя деревенским врачом - в жизни бы не представил. Так что сегодня мы в основном разговаривали. Я советовал, как и какой отвар применять, чаще они соглашались со мной. Иногда спорили, отстаивая свою, более качественную травку или настой.
        Через неделю я понял, что меня приняли в свои, оценили и успокоились.
        Народ ко мне, конечно, еще захаживал, но теперь действительно с реальными проблемами, хотя чаще просто поговорить. Так что все вошло в свое русло. Появилось свободное время.
        Наступила зима. Ну по местным меркам, конечно. Снега у них не бывает. Просто холодно, постоянные ветра и дождь. Может лить, не переставая неделю. За счет того, что деревня в лесах - особо ветра не досаждают. Сидеть в своем доме рядом с теплой печью и никуда не вылезать - по-своему это счастье.
        Делать мне особо было нечего, я тут сошелся с Силимоном. Он частенько приглашал к себе в баню, к нам присоединялась его супруга, звали её Арина. Потом мы пили пиво. Я рассказывал про все что видел и знал. Про Пограничную, Константин, столицу, людей, магов, гномов, эльфов...
        Не сразу, кусками. Им было все интересно. Силимон обычно ездил в соседнюю деревню и на этом все. Хотя, когда я заговорил про эльфов, он со знающим видом поддакнул, что видел их тут раньше часто, это сейчас их не стало. Когда я уточнил, что случилось, почему их не стало, он быстро замкнулся, и перевел разговор на другую тему.
        Больше про них он не говорил, даже когда я еще несколько раз их вскользь специально затрагивал. По молчаливому уговору больше не вспоминал.
        Но эта тема случайно всплыла, когда ко мне пришла помочь по хозяйству бабушка Регина и за работой завела разговор про свое бытие, вспомнила старые времена, про своего сына, которого забрали помогать, когда ироды пришли чистить тутошнюю рощу светлых, и с тех пор как исчез. И вестей о нем не было.
        Когда я уточнил, как давно её сын пропал, оказалось что лет пять назад, сразу после войны.
        Уточнять и расспрашивать я ничего больше не стал, но для себя сделал заключение, что тот мертвый лес - наверно и есть то место, где светлые обитали. Вспоминая столицу - там видел только темноволосых эльфов. Значит, напрашивается вывод - светлых здешняя власть не любила.
        Новый штришок о моей новой родине. Получается, у меня теперь есть желудь из эльфийского леса. Причем светлых. В этих условиях это скорее минус, чем плюс. Так, что надо спрятать. Но не в землю, а то прорастет, и кто его знает, чем это потом аукнется. В итоге спрятал у себя в шкафу, среди сушеных трав в маленькой коробочке закрывающейся на ключ, найденной в хозяйстве бывшей целительницы.
        Дни тянулись неторопливо и однообразно. Собирал травы, собирал дрова, поправил свою баню и несколько раз пользовался ею, но, имея в друзьях Силимона, смысла особого не видел. Почти все время парился у него, заодно вместе с ним слазили, поправили крыши в паре домов, где с наступлением дождей они стали протекать, вот и вся работа. Местные меня как-то снабжали продуктами, часто ко мне наведывалась Регина, помогала мне стряпать, иногда просто все делала за меня. До этого она жила одна и теперь приходя ко мне ей было не так скучно.
        От неё пришла и идея насчет дополнительного пропитания. Оказалось, что недалеко в лесу было озеро, и там были утки. Также в лесу можно было встретить зайцев.
        Наверно неделю убил на изготовления лука и стрел, и теперь у меня изредка на столе появлялось свежее мясо. Правда охотник из меня был никакой, в утку попадал стрелой десятой, но как-то мало волновался. Промахивался я пусть и часто, зато тихо. И дичь от этого не пугалась, давая мне пробовать вновь и вновь. С зайцами было намного сложнее. Как правило, или даже выстрелить не успевал, или если успевал, в подавляющем случае мазал. Так что зайцев ел исключительно редко. Хотя действительно встречались даже чаще уток, которых изредка даже менял на муку. Вот так размерено, постепенно обживаясь, жил.
        Но тут произошло событие, перечеркнувшее всю мою размеренную жизнь.
        На дороге в деревню появился всадник. Так, как у меня были все основания сторониться всяких новых людей, даже не заходя домой, свалил в лес.
        Возвратился, уже было темно. В доме горел свет, прокрался к окошку взглянуть, что там. Могла заглянуть Регина, поэтому ничего неожиданного в этом не было, но осторожность не помешает.
        Когда заглянул в окно, в комнате действительно сидела бабуля - помощница, а напротив нее стояла Мария. Больше никого не было. До этого момента, часто говорил себе, что так правильно, и что нам лучше не встречаться, но, увидев ее, понял, что врал себе. Что жутко по ней соскучился и очень рад её видеть.
        Но, вспомнив про 'кузнеца', решил появляться не сразу. Заглянул к Силимону, с вопросом, а не выпить ли нам пивка? На что, тот сразу сказал:
        - сегодня сюда приехала моя невеста, и сейчас ждет меня в доме.
        - Одна приехала?
        - А не знаю. Сам я видел только её, так что врать не буду.
        - Тогда побежал, спасибо за приятные известия.
        После этого побежал домой.
        Мария увидев, бросилась ко мне, и обнимала, и гладила, и что-то шептала. В таком порыве её ласк, моментально растаял, и тоже обнимал и целовал.
        Все-таки скучал я по ней. Бабулька в это время незаметно исчезла. Даже не слышал стука двери. После того, как слегка успокоились, сходил, закрыл дверь на засов, и мы начали разговаривать. Нормального разговора, правда, не получалось, все время проявлялись эмоции, но все-таки новостями обменялись.
        Как только маг вернулся один, заглянув к моим хозяевам, прямо ответил, что я ушел, и даже он сам мне поспособствовал, - снял ошейник, и поэтому считает что будет правильно вернуть им, за меня деньги, предложив двадцать золотых. Станмир отнесся к этому философски, предложив Матилии их взять и купить очередного мальчика. Но та, озверев, кричала и ругалась, что Элион обещал его вернуть и пусть исполняет обещание. На что тот пожал плечами, мол может и обещал свозить меня в столицу, а караулить точно нет. И вообще, его мало волнуют её истерики, и, или она берет деньги и отказывается от всех претензий. Или он уходит, и она вольна поступать, как ей заблагорассудиться.
        Та заявила, что деньги ей не нужны, она тут - же подает информацию о моём побеге. Станмир намекнул, что, если после этого, меня поймают, то, скорее всего, накажут как беглого. В любом случае, она не получит ни денег, ни меня. На что, та заорала, что её в этом вопросе деньги не интересуют, и тут она пойдет на принцип.
        Санмир ядовито заметил, что пока она живет тут, за счет его средств, и поэтому он считает себя в праве ей указывать, куда их тратить.
        Та, закусив удила, сообщила, что прекрасно обойдется без его помощи. После этого Станмир воскликнул прекрасно. И выгнал её на улицу. Скорее всего, он уже давно бы это сделал, но повода не находилось. Та взбешенная побежала, накатала заявление. Попыталась судиться с Станмиром, естественно проиграла, и, поскитавшись по городу, подруг не было, а жить на постоялом дворе было накладно, собрала свои вещи и отбыла в свою деревню к родителям.
        Станмир с Элионом неделю отмечали это событие. Как нетрудно догадаться, все это она узнала от Ёмина, когда тот решил навестить Станмира, и тоже завис у него на пару дней. А когда вернулся, с трудом говоря, сообщил часть информации про меня, еще и порадовался, что теперь Мария может вздохнуть свободно без Алексея.
        Только произошло наоборот. Ежедневно доставая Ёмина, добилась того, что тот её познакомили с магом. Заодно умудрилась с Ёминым разругаться на смерть. А вот от мага она и узнала все про меня. Тот вообще не скрывал, рассказал, как я выглядел, и якобы потерялся в одной из брошенных деревень, где они просто остановились перекусить...
        Да и про поездку, и что, оказался не магом, но что-то есть.
        После этого, зная исходную точку моего пути, она купила коня и объезжает все деревни в окрестности. Про эту, кстати, ей не говорили. Наткнулась, случайно, спеша, в совершено другое место. Когда спросила первого встречного деда про меня, тот сразу ответил, что не было, не знает. Но может показать ближайшую дорогу в соседнюю деревню. Что и насторожило. До этого, все встречные поступали наоборот. После недолгих пререканий, тот отвел её к Регине, представив как местную сплетницу, и что, если кто-то появлялся, та должна знать.
        Та проявила себя настоящим следователем, допытывалась кто, когда познакомились, кто такой... и когда решила, что доверять ей можно, только после этого отвела в мой дом, но оставлять одну не стала, осталась приглядывать до моего возвращения. Вот наверно и все, закончила она свой рассказ.
        Тут же преподнесла мне подарок. Это был тот самый кинжал, который послужил поводом нашего знакомства. Сказала, что это единственная вещь полностью ей принадлежащая. Только просила никому не отдавать, это для неё очень памятная вещь.
        Я был тронут. Хотелось срочно что-то подарить в ответ, но что? Те, два золотых, которые были у меня, я боялся, так как Элион про них отозвался крайне негативно. Даже брать не стал. Поэтому они как подарок явно не подходили. Больше у меня ничего не было. Хотя...
        Тут вспомнил про орешек, что сорвал на дубе. Он мне не нужен, но вот если его повесить на цепочку, как медальон будет очень неплохо смотреться.
        Отстранив её руки, которыми она постоянно меня обнимала и гладила, встал и, сказав, что у меня тоже есть подарок, правда не такой дорогой, как её, а скорее просто сувенир, залез в шкаф и достал коробочку. Когда она взяла её в руки, и стала крутить, даже потрясла, слушая звук, копался и искал ключ от коробочки.
        А вот когда она, наконец, её открыла,... она взглянула на желудь, и вся переменилась.
        Долго его рассматривала, наконец взяла в руки и опять крутила, наконец насмотревшись, вспомнила про меня. Заглянув в мои глаза, она тихо, почти шепотом произнесла, - да. Такой подарок не сравнится с моим. Он неизмеримо ценнее. Слезы хлынули у неё из глаз. Она закрыла коробочку и прижала к своей груди. Судя по её всхлипам, догадывался, что она пыталась рассказать, как она меня любит и какой я удивительный, как она рада меня тут найти и все в том же плане...
        Когда она немного успокоилась, я спросил:,
        - насколько ценен такой желудь?
        - для людей - ценности не представляет, но не для эльфов. Для них его стоимость определяется не в золоте, а в количестве многих и многих жизней, которые они готовы отдать за него.
        Нет, продавать она им не планирует. Это и для неё огромная ценность. Среди её дальних предков тоже был эльф, поэтому и она может оценить по достоинству этот подарок. После этого она покопалась в моих травах, набрала с горсть разных, и сделал гнездо для орешка в коробочке, закрыла его тряпочкой и спрятала.
        Потом мы слегка перекусили, еще немного поболтали о погоде и природе, а потом была ночь. И там было все...
        Уже под утро, обнимая меня и засыпая, промурлыкала, что ей еще ни с кем не было так хорошо.
        Нет, все правильно, а что я хотел?! И вроде как комплимент.... но как-то это неприятно царапнуло душу.
        Утро к обеду выдалось дождливое. Никто не хотел покидать гнездышко.
        Сейчас, более спокойно, обсуждали свои путешествия, я подробнее рассказал о своей поездке, про встреченных мной гномов, эльфов, про знакомых. Про учителя тоже рассказал.
        Её это все очень интересовало, в ответ она рассказала, что тоже раньше приезжала в столицу, тогда там было все немного иначе. Я пообещал, что потом, когда смогу, обязательно свожу её, если она конечно хочет. Тут же она что-то вспомнила и сказала, что пока совсем не развеется моя метка, она хочет мне подарить одну очень полезную вещь. Выскользнув из под одеяла, нашла свою одежду. Отвернув край платья, осторожно извлекла толстую веревочку, слегка напоминающую шнурок.
        Передавая мне, сказала, что это такой специальный одноразовый амулет, если его порвать, он начинает действовать, и в течение часа тебя никто не сможет заметить. У неё таких было несколько и случалось, они уже спасали ей жизнь. Причем не активированный заметить невозможно. А работающий - совсем. Точнее можно, конечно, но только если знать, что и где искать.
        И если я увижу стражу, то у меня будет час на то, чтобы уйти от них. Я сначала отказывался, тогда она сама её вплела в край моей рубашки и вернулась ко мне на плечо.
        Ближе к вечеру дождик кончился, она сходила проведать свою лошадь, на которой добралась сюда. Пока её не было заглянула Регина, спросила, не нужно ли что? И тут же следующим вопросом: - надолго приехала девушка сюда? Не увезет ли она меня?
        Тут же успокоил, не стал объяснять, сказал, что она с отцом сильно поругалась, и теперь точно мы с ней будем жить тут.
        Тут вернулась Мария, бабуля поинтересовалась, не нужно ли чего, помощи какой, та отказалась. После этого последовал следующий вопрос, на который мы сразу и не знали как ответить:
        - а свадьба то у вас когда будет, а то не по-людски это, так жить...
        Вот любят люди влезать в чужие отношения хлебом не корми. Я о таком еще даже не задумывался.
        да и вообще, по хорошему, я свою Марию и не знаю, можно сказать.
        Нет, практически всю свою жизнь в Константине она была моим единственным и самым лучшим собеседником, но вот личные моменты,... мы их старательно обходили.
        Но видно у девушки были иные соображения, тут же ответила, что она готова, но есть некоторые обстоятельства, поэтому справить можно будет только летом.
        Обижать совсем не хотелось. Тем более, что был уверен - откажусь, больше её никогда не увижу.
        Но самое удивительное, что мне и самому не хотелось отказываться. В моей душе было к ней что-то, чего я ни к одной своей подружке еще не испытывал.
        С удовольствием тоже подтвердил. Ну и потом, время есть, и если мы к этому времени не расстанемся, и Ёмин меня не прибьет, то почему бы и нет?!
        Такой ответ бабулю явно не устроил, и, бурча, что так жить неправильно, попыталась как-то возражать, намекая, что молодые должны жить врозь, но мы каким-то чудом, выставили её из избы.
        После её ухода взглянули друг на друга по-новому. Нет, все и так было понятно, но вот так, мимоходом определить время нашей свадьбы?! Получалось, я даже предложение не успел сделать, а согласие невесты уже было получено... или все-таки успел вчера? Ладно, время есть, а у меня появились новые заботы. В том числе и с пропитанием. Летом меня здесь не было, запасов на зиму я не делал. Особых денег не имел, да местные жители мне одному и без денег не дали бы умереть. Но теперь со мной была девушка, о которой следовало заботиться.
        Но все оказалось намного проще. Когда я собирался пойти на охоту, она увидела мой лук. Я видел, что она сдерживала смех, и называть его иначе как дубина с веревкой не соглашалась.
        Поэтому я, уходя, заявил, что как бы то не было, а вот этим, периодически умудряюсь зарабатывать себе мясо на обед. Она сообщила, что ей нужно это видеть, и пошла со мной.
        Позориться с зайцами не стал, и пошел сразу на озеро. Но там мне не повезло. Утки были, но всего пара и очень далеко. Пришлось у неё на глазах стрелять в такие мишени, в которые до этого даже не пытался. Самое удивительное, что раза с третьего попал, и счастливый, побежал доставать добычу из ледяной воды. После этой демонстрации, начала относиться с некоторым уважением, и, заявив, что у меня великий талант, если умудряюсь так стрелять этим. И пообещала настоящий лук и научить им пользоваться.
        Я нес утку и мокрую одежду, а она взяла мой лук - палку и пучок стрел. По дороге домой, она вскинула его и выстелила, не целясь. Через минуту несла зайца. Теперь мне стоило задумываться, о цене её комплиментов про мою стрельбу. Мало этого, она еще и поинтересовалась, для чего я хожу по лесу, как медведь, и специально поднимаю шум вокруг. И сделала заключение, что хочу я или нет, она попытается научить меня тому, что сама умеет.
        Вернувшись домой, после обеда, занялась изготовлением лука из ветки, что срезала по дороге.
        То, что у неё получилось, конечно, выглядело не в пример лучше моего. А стрелы, как произведение искусства. После этого она начала учить из него стрелять. У меня получалось не плохо, но, как оказалось, до её виртуозного владения луком мне было настолько далеко, что это даже не обсуждалось. Поэтому, через некоторое время, добытчицей дичи стала она. Уходя за зайцем, часто даже не доходила до леса или верхом, наведывалась в дальние леса, и привозила туши диких свиней, тут же меняя мясо на провизию или вещи.
        Вот так мы и жили. Я тренировался в стрельбе, беге, езде на лошади. Иногда занимался болячками населения. Здесь тоже, кое-чему новому меня научила Мария. Помогал Селимону ремонтировать дома.
        Зима кончалась, дожди стали реже.
        Иногда, когда мне не удавалось отвертеться, девушка брала меня с собой на охоту и устраивала экзамены. Мои прошлые способности, теперь казались мне действительно жалкими.
        Теперь мне приходилось подкрадываться к найденным ею зайцам и попытаться поймать их руками. Правда, ближе, чем на пару метров, пока не удавалось подобраться.
        А уж про стрельбу из лука... нет, попасть сейчас в бегущего зайца или летящую утку мог. Часто с первой же стрелы. Но это был мой предел. Моя учительница, хваля мои подвиги, продолжала улучшать, и эти, уже потрясающие, для прошлого меня, успехи.
        Отношения в деревне были очень странные. Ко мне все относились тепло и при необходимости помогали, чем могли. А вот к моей будущей половине отношение было иное. Когда она что-то просило, помогали сразу, думается из-за меня. Если же предлагала она... Чаще отказывались. Да и по возможности её многие избегали.
        Особенно это стало заметно, когда весной пришла пора засевать поля. Моя помощь была более чем востребована, а вот Марии пришлось заниматься делами в нашем доме.
        Тем не менее, все население ожидало нашей свадьбы.
        Как-то сидя с Силимоном в бане, на удивление, Мария не была против таких наших посиделок, правда принимать в них участие отказалась. Сидели, пили пиво, тут между делом встал вопрос о будущей свадьбе. О том, что я избегаю властей, он догадывался, но прямо никогда не спрашивал. А тут поинтересовался, - у тебя, похоже, есть серьезная причина не появляться в городах? Получив подтверждение, кивнул и все.
        А потом куда-то съездил, и, вернувшись, сказал, что договорился, - чиновник приедет, прям сюда, и все что нужно здесь и оформит. Сумму визита, не сказал, сообщив, что это подарок мне на свадьбу. С девушкой бесконфликтной нашу жизнь назвать сложно, но чаще они возникали от моего желания увильнуть от чего-то, что по её мнению, мне было полезно. Как правило, ближе к вечеру, она легко находила аргументы, чтобы убедить меня в своей правоте.
        Нежданные гости
        В начале лета, практически перед нашей свадьбой, случилась беда. Вначале её ничего не предвещало.
        В деревне проездом остановился небольшой купеческий караван. Откуда он сюда попал, было непонятно. Деревня лежала вдали от всех, хоть чуть значимых дорог.
        Купец и приближенные остановились в доме у Силимона, остальные, в том числе и охрана поставили возы и свои шатры на лугу, недалеко от деревни. Заодно и лошадей отпустили попастись, заплатив какую-то мелочь деревенским.
        Я через Регину узнал, что в доме только трое, хозяин и пара его помощников. Продавать они особо тут ничего не планировали, видя состояние деревни, но все равно пытались хотя бы показать в надежде, а вдруг? Среди прочего у одного из купцов были всякие украшения. У меня возникла идея купить своей девушке хоть что-то на свадьбу. Тем более, что метка, которая могла меня выдать, по моим подсчетам или уже должна была исчезнуть, или была настолько слаба, что можно было почти ничего не опасаться. Охрана далеко. Да и зачем им кристалл определения беглых рабов?
        Из денег у меня было только неправильное золото и несколько серебряных монеток, и все-таки рискнул. Так, как собирался покупать подарок, решил все сделать в тайне от девушки.
        Поэтому, зайдя в избу к Силимону, перекинулся с ним парой фраз и, подойдя к купцу, поинтересовался недорогими украшениями. Тот вытащил из-за пазухи небольшой матерчатый пакет, и развернув его на столе. Изделий было не много, и качества очень низкого, но среди кучки желтого метала, блеснула серебром заколка, выполненная в знакомом растительном стиле. Вот её и выбрал, спросив, сколько он за неё хочет. Покрутив её в руках, он глянул на меня, явно оценивая мою покупательную способность. Озвучил цену в один золотой и положил обратно. Явно не ожидая от меня возможной покупки. Ну да, жил я здесь давно, и выглядел соответствующе. Я вздохнул, вытащив из кармана один из своих золотых, положил на стол рядом и протянул руку за заколкой. То, что это за золотой, я был уверен, купец в курсе, но решил сделать вид, что сам не знаю, может и получится расплатиться.
        Действительно, сразу определив, что за деньги продавец присвистнул, и поинтересовался, откуда такое богатство у крестьянина? На что получил совершено честный ответ - случайно нашел на покойном.
        Явно отказываться от денег он не спешил, поэтому я спокойно завладел брошкой. Зато удивленный продавец крикнул в сторону комнаты, где когда-то я сам ночевал. Оттуда появились еще два человека. Один был явно маг, у него был жезл, а вот второй... второй был человек, с которым моя судьба уже пересекалась, правда первый раз все прошло спокойно. Это был тот, в сером, который когда-то оказался рядом со мной в кустах, у дороги. Он взглянул на меня, по его лицу понял, что тоже вспомнил. Не замечая этого, купец подозвал мага и, показывая на лежавшую монету, как-то ехидно процедил: ты только глянь, чем мне тут платят! Тот осторожно взял её, поглядел и задумался. Толи изучал её как-то, то ли вспоминал что. Но наверно изучал, потому как кинул её на стол, со словами - это просто кусок золота и развернулся уходить. Его задержал серый. Показывая на меня, он спросил, что он про меня думает. До этого маг не обращал на меня внимания, но сейчас осмотрел, пожал плечами и сказал, что обычный мужик. Хотя,... заинтересовавшись и подойдя ближе, хмыкнул и заявил, что беглый раб, и даже магический. Но сейчас он силы не
чувствует. И ушел.
        Серый мотнул рукой, и у меня на шее образовалась петля. Он притянул меня к себе и оскалился.
        - помнишь меня? Улыбнулся он, а глаза были злые и холодные.
        Я молчал, он протянул - помнишь...
        Вот и я помню. Тогда из-за тебя все сорвалось. Ну да, этот трус нанял тебя, обвешал амулетами, так что за милю чувствовалось, демонстративно поместил на холме. Чтож, я умею ждать. Даже по своему тебе благодарен. Где теперь твой покровитель, причем заметь - я ни причем. Вот и сейчас мне повезло. Ты веришь в то, что у судьбы есть юмор? Я верю. А знаешь почему? Тебя уничтожит власть, которой ты прислуживал. Улыбнулся зло. И твоя кровь будет на руках твоих хозяев. Хотя, им не привыкать.
        Я пытался что-то говорить, но он даже слушать не стал.
        Все это прошло на глазах у купца, да и Силимон стоит рядом, явно мне сочувствует и жутко боится. В момент, когда серый отвернулся позвать мага, я сунул дрожащему старику заколку и глазами показал на дверь. Но выйти ему не дали. Серый распорядился придержать тут всех, а он со мной сейчас уедет. После этого маг махнул в мою сторону жезлом, и на меня напала жуткая апатия. Меня вывели, посадили на лошадь, сзади меня сел серый, и мы через несколько минут были в лагере. Там он взял еще пару всадников, и мы куда-то поскакали в ночи.
        Дорогу практически не запомнил. Был в состоянии что-то делать, куда-то идти. Ел и пил, когда приказывали. В себя пришел только в каком-то большом городе. Мы находились в помещении с решетками на окнах. В комнате был я, серый, маг и какой-то важный человек с элементами защиты. Наверно военный, подумалось мне.
        Серый видно уже рассказал мою историю, меня никто ни о чем не спрашивал, маг возился рядом со мной, и что-то записывал. Через некоторое время он ушел, сказав, что сейчас вернется с результатом. Все принялись ждать. Каждый занимался своим делом.
        От нечего делать стал изучать свои вещи. С удивлением обнаружил, что все, что было в момент посещения купца, осталось при мне. Перед этим, я прятался в лесу, и чтобы не испортить свою, более качественную одежду, к которой уже привык и берег, надевал сверху, что попроще. Да так и теплее в лесу. Но больше всего удивился клинку, что был спрятан под холщовой курткой. Нет, это был не тот, что мне подарила Мария. Тот хранился дома, и я очень им дорожил. Этот был попроще, из себя напоминал скорее большой поварской нож. Но таким, мне в лесу, было даже удобнее пользоваться. Заодно с тоской глянул на свои часы. Как тяжело мне было их вернуть первый раз, а сейчас, я был уверен, что перед камерой изымут все. И не факт, что я их еще когда-либо увижу.
        Маг вернулся приблизительно через час. Скучно и буднично с бумажки диктовал мои данные, когда купили, когда убежал, кем числился... прежние владельцы - Господа Матилия из Константина и её свекор Господин Станмир... диктовал маг.
        Серый как-то встрепенулся, и удивительно воззрился на меня
        - это правда? Ты от них убежал?
        - Нет, ответил я. Убежал я только от Матилии, Станмир был в курсе.
        - а почему ты раньше не сказал?
        - а меня кто-то спрашивал?! Удивился я...
        На этом нас прервали. Зашло еще два солдата, скучный военный, заполнив все в своей книжке, отсчитал горсть серебра, сунул их Серому, и велел отметить в книге их получение. Дальнейшего я не видел, меня вытолкнули за дверь и повели в подвал.
        Никто не обыскивать, ни спрашивать у меня что-либо ни стал. Больше всего меня удивило, что мое оружие осталось при мне! Да и все остальные вещи тоже.
        Меня втолкнули в камеру, где уже находилось человек с десять оборванцев, закрыли дверь и ушли.
        Обстановка в камере была странная. Народ вел себя как зомби. Никаких конфликтов и болтовни.
        Полная, всеобщая, апатия. Разговорить хоть кого-то мне удалось только с третьей попытки.
        Оказывается комната смертников, будем участвовать в 'испытании судьбой'. Скоро, через несколько дней. Да, мне повезло. Большая часть тут ждет и по месяцу. После этого выключился, и далее общаться отказывался. Кормили раз в день, но для тюрьмы, на удивление прилично.
        Привели еще парочку, ничем от остальных не отличающуюся.
        Перед испытанием всех по очереди по одному загоняли в соседнюю камеру, где находилось мыло и вода и заставляли тщательно вымыться. Многим оборванцам даже выдавали чистую одежду.
        Когда я спросил о мероприятии, один из стражников соизволил объяснить, что, мол, Великая не любит, когда мишени пахнут за версту. Ей так не интересно. Поэтому, чтобы не попасть под её горячую руку, начальник тюрьмы это все и придумал. Мыло было гадкое, вода холодная. Но все равно помылся с удовольствием, остался в своей одежде, она была еще достаточно приличная.
        Сверху обычная деревенская, но под ней свой свитер и тонкая рубашка, в свое время купленная Элионом. В этом повезло, увидев чужаков, хотел отсиживаться в лесах, потому и оделся тепло.
        Сейчас жалею, что не предупредил уходя Марию, наверно она и сейчас не курсе, куда я делся. Хотя может быть это и к лучшему. Погорюет, да найдет себе...
        Впрочем, я, в отличие от моего окружения, сдаваться не намерен. И есть у меня одна мысль, как можно будет попытаться выжить.
        Следующего дня все ждали.
        Испытание.
        Утром, когда еще не взошло солнце, нас всех вывели во двор и выстроили. Перед нами вышел напыщенный начальник, с апломбом рассказал, что сегодня восторжествует правосудие, и сама судьба будет судить нас.
        Если мы невиновны, мы с честью пройдем это испытание. Виновных же ждет заслуженное наказание. Вершить правосудие будет сама Великая!
        Всех нас привезут в рощу, и мы там сможем немножко погулять.
        Ровно в полдень вместе со звуком рога, испытание начнется, а окончится оно или со смертью последнего преступника, или с закатным лучом. По сигналу рога все выжившие, выйдя из леса, в этот момент официально будут считаться получившими полное прощение, как бы велики их прегрешения ни были!
        Но в лесу вам могут встретиться дикие звери, и чтобы вам не было в нем страшно, на этот случай выдадут оружие.
        Ну что, все понятно. Едем на сафари. Мишенями. Пронумерованными, а чтобы было не как в тире, еще и вооруженными. Интересно это будет игрушечное оружие, или свежесписанное по причине негодности?
        Пару часов добирались до рощи. Потом, всех подводили к столу, на котором было свалено всевозможное оружие, совершено разного качества и вида. Меня это удивило больше всего. Как начальство тюрьмы не наложит лапу на все, более или менее ценное?! Оказалось просто - все тут принадлежало темным эльфам. Поэтому ценные экспонаты никто не трогал, опасаясь тут же оказаться среди деревьев.
        К столу я подошел одним из первых, и мой взгляд упал сразу же на колчан с луком. Он был явно сделан эльфами и почему лежал в этой куче, мне было не понятно. В колчане было всего две стрелы, но, рассудив, что, скорее всего, даже одна не понадобится, и чисто из эстетических соображений, взял колчан себе. Да и стрелять из лука, за время, проведенное с Марией, я научился сносно, в отличие от всяких палиц и мечей. Можно было еще повыбирать, но мне больше ничего не глянулось, отошел от стола, давая возможность покопаться другим.
        Рядом стояли два высоких темных эльфа и наблюдали скорее за реакцией людского окружения, чем за тем, что делалось рядом.
        Окликнув одного из них, поинтересовался, могу ли я уточнить кое-что из правил испытания?
        Заинтересовавшись, он снизошел до того, чтобы посмотреть на меня как... на ничтожество.
        - Мой вопрос касается оружия, продолжил я.
        - Скажите, а вот после испытания, могу я его оставить себе. На память?
        Мой вопрос их явно веселил. Второй глянул на меня с удивлением, и очень серьезно ответил:
        - да! Теперь это оружие полностью твоё! До самой твоей смерти!
        - спасибо, ответил я, а мне нужно где-то за него расписаться?
        Разговор их явно веселил, и они уже более свободно со мной общались:
        - нет, все, что ты по окончании испытания вынесешь из леса, будет твое.
        - Мы проследим за этим, добавил второй.
        - Я вам за это очень благодарен. Но у меня еще один вопрос...
        - давай! Уже с интересом разрешил второй.
        - а скажите, сколько по времени, обычно, длиться испытание, ну в смысле, как долго мне предстоит гулять в этом лесу? Я чувствовал, что меня несет, но ничего с собой поделать не мог. Понимал, что нарываюсь... было жутко от своего нахальства, и ...я получал от этого удовольствие.
        - обычно час, иногда два. Редко когда дольше. Сегодня вас мало, наверно быстро все закончится.
        Я поблагодарил и отошел.
        Данная информация была для меня жизненно важна. И боясь, что-то еще ляпнуть, отошел от них. Увидев, что все, кто хотел, уже получили железки и побежали в сторону деревьев, я помахал своим собеседникам и направился вслед за остальными.
        Для себя, еще когда все вместе сидели в камере, я выбрал одного мужичка, фигурой похожего на меня. На нём была кожаная куртка, темные штаны. По его манере было явно видно, что просто так он свою жизнь не отдаст. Вот на него я и охотился.
        Он перся по лесу как лось, треща ветками и шурша листвой. Неужели и я когда-то вот так ходил, непроизвольно подумалось мне. Сейчас же я крался совсем неслышно, за что спасибо моей учительнице. Но единственный козырь, который я пытался разыграть, была та ниточка, которую она когда-то подарила мне.
        С мужиком мне не повезло. Видно не придумав ничего лучше, он нашел большую грязную лужу и весь вымазался грязью. Причем, мазался целенаправленно. После этого заполз в кусты и там затаился. Я рядом залез на дерево, и оттуда обозревал окрестности.
        Звук рога прокатился и замер, несколько раз отразившись эхом.
        Я практически тут - же порвал нитку и засек время на часах. Потом минут десять ничего не происходило, и я решил, что может быть стоит проверить, как работает амулет. Лучшим, безопасным способом, посчитал 'показаться' своему соседу, поэтому осторожно слез с дерева и стал пробираться к кустам. Когда я уже был в метре от мужика, мне показалось, что сзади что-то шевельнулось. Оглянувшись, я ничего не заметил, а взглянув снова на мужчину, обнаружил в его спине, торчащую позолоченную стрелу. Что ж, все практически, как я планировал. Надеюсь, наш охотник сейчас далеко? Попытался выдернуть стрелу, получалось плохо, только в крови перемазался. Тогда просто обломал её, вытащив наконечник спереди. Как можно быстрее раздел мужика и надел на него свои шмотки.
        Привалил его к кустам, пытаясь сымитировать прячущегося человека. Сунув в руки свой лук. Сам сначала хотел спрятаться на дереве, но подумав, что залезая, испачкаю все кровью и тем выдам себя, одел его куртку, в свежую дыру вставил конец стрелы, чтобы оперение торчало, и улегся на лужу крови. Время амулета не безгранично, а сколько еще будет бегать наша охотница неизвестно, и если амулет разрядится, а на меня наткнутся, будет вероятность, пусть и невысокая, но может не обратит внимания, что я живой.
        Только так долго не пролежал. Мужик в моих шмотках завалился на бок. Пришлось подскакивать и поправлять. А потом еще раз. Когда он начал валиться в третий раз, решил расположить его лежа, но в очередной раз подойдя к нему, обнаружил торчащую у него из глаза позолоченную стрелу. Конечно трогать не стал, улегся на свое место в луже молиться судьбе. По часам время амулета кончилось, и теперь я действительно зависел только от неё.
        Как-же страшно тянулось время. В таком положении провел наверно еще с час. Теперь двигаться и даже дышать старался как можно меньше. На мне была куртка, покрытая глиной, и когда та подсыхала и отваливалась с таким звуком, что казалось слышно на соседней поляне. Сердце стучало, что был уверен, слышу эхо ударов.
        Когда прозвучал рог, означающий, что все закончилось, я практически терял сознание.
        С трудом встал, не веря, что остался жив, захватив свой лук и стянув с мертвого свою одежду
        Поплелся по лесу. Выходить решил там же, где и заходил, тем более, что был от этого места недалеко. Последний час меня так вымотал, что с трудом мог передвигать ноги.
        Мое появление из леса было встречено молчаливым недоумением. Сразу подошел к 'знакомым' эльфам и уточнил, в силе ли наши договоренности?
        Они подтвердили, что да. Все мое. Я теперь свободен, только нужно доехать до города, где мне снимут метку и выдадут соответствующий документ. Тут же поинтересовались моим самочувствием.
        На что ответил, что действительно, очень сильно устал, и хотел бы с часик полежать. Тем более, что испытание окончилось, а еще достаточно светло. Второй эльф хмыкнул и спросил, не желаю ли я все-таки посетить врача, и не мешает ли мне предмет сзади?
        Тут до меня дошло, я совсем забыл про стрелу, которая 'торчит' сзади.
        Чтобы она стояла, я под неё положил кусок коры, забыв, так и ходил. Решил еще поразвлечь темных, сделал вид, что ломаю её, вручил им кусок с оперением, а сам спросил, где могу помыться, а то пока гулял по лесу, поскользнулся и испачкался.
        Мне сказали, что тут негде, но меня сейчас привезут в город, и поселят в гостинице, там смогу поесть и привести себя в порядок. Обратно мы вернулись намного быстрее. Меня сопровождали только эти двое эльфов. Правда, они мне не представлялись, но сейчас общались без былого высокомерия.
        Но самое главное! В воротах я увидел мельком Марию! Но, похоже, что она меня не заметила, я хотел её окликнуть, но она уже исчезла.
        Привезя меня на незнакомый мне постоялый двор, они о чем-то перекинулись с хозяином, меня разместили в небольшой комнатке и сообщили, что помывочная будет готова только через час.
        А сейчас, если хочу, могу перекусить.
        Сразу же попросил трактирщика, что если меня будет спрашивать невысокая, черноволосая девушка, сообщить мне - это моя невеста.
        До получения документов, мне не советовали ходить по городу. Те два эльфа считали, что денег у меня нет, и поэтому все что мне требовалось, пусть и по минимуму, но оплачивали. Хотя, даже с имеющимися деньгами, для столицы я действительно был почти нищий.
        Сходил в свой номер, скинул все грязное, остался в одной тонкой рубашке, спросил у зашедшей женщины, как быстро смогут привести в порядок мою одежду, та замялась, но парочка медных быстро все уладили.
        Чистый и довольный поужинал. Чтож, я остался жив. Интересно, Илария говорила, что в случае смертельной опасности прилетит спасать. Получается, что с её точки зрения опасности не было? Или с ней случилось что? А ведь я еще и на неё слегка надеялся... ну да ладно, сам справился.
        Кроме того, что теперь свободен, стал обладателем отличного лука и неплохого меча, который я забрал у погибшего мужика.
        Хотелось бежать в город и искать Марию, но, подумав, решил, что я сегодня личность известная, и найти меня ей будет намного проще, чем мне её в незнакомом городе.
        Оказался абсолютно прав, с наступлением темноты в моем номере появилась Мария. Как она радовалась и была счастлива видеть меня живым. Когда меня увозили из деревни, она что-то нехорошее почувствовала, но, будучи уверенной, что я прячусь в лесу, бросилась туда и до утра меня искала, думая, что я встретился с каким диким зверем. По возвращении в деревню, узнав, что произошло, сразу бросилась за мной вдогонку, практически загнала свою лошадь, но так и не догнала.
        Все время молила богов и даже пыталась проникнуть ко мне в тюрьму.
        А когда узнала, что живой, сразу все деньги отнесла в храм.
        Во время разговора мы непроизвольно оказались в постели.
        Откуда нас грубо выдернули в самый разгар процесса.
        К нам в номер вломились уже знакомые эльфы и приказали срочно обоим одеваться. Мои документы готовы, и мы сейчас за ними едем, а потом нас ждет сама Великая.
        Мария очень не хотела ехать. Но они были безжалостны. Даже не вышли из комнаты, а только высокомерно отвернувшись дали нам быстро собраться. Непроизвольно я захватил с собой все свои вещи. Потом нас достаточно грубо вывели, посадили на лошадей и, конвоируя, привезли в уже знакомую мне каморку. Старый маг что-то пошептал, помахал вокруг меня зеленым кристаллом, сделали запись в какой-то книжке, и выдал бумажку, где говорилось, что мне все простили.
        В столичном дворце.
        После этого, нас повезли во дворец. Затолкали в небольшую комнатку, где один из наших конвоиров быстро ознакомил с этикетом. Зайдя, встать на колени, смотреть только в пол, посмотреть в глаза Великой - это вызов и смерть. Посмотреть на символ темных - смерть.
        Отвечать только на вопросы коротко и честно. Иначе смерть. На все, что говорит Великая отвечать только согласием, иначе - смерть... ну все в том-же духе. Мария попыталась еще раз увильнут от посещения, но ей даже отвечать не стали.
        Мешок с моим барахлом приказали оставить здесь, также меч и лук со стрелами. Мне оставили эльфийский кинжал, что был мне подарен Марией. У моей девушки тоже было что-то подобное. Тщательно оглядев, нас повели по бесконечным лестницам, переходам и залам. Шли мы достаточно долго, во мне начинала даже появляться усталость, когда мы остановились в огромной зале, все стены которой были покрыты резным камнем. При этом было использовано всего два цвета - черный и красный. Огромные двери в соседнюю комнату также были все в резьбе. На их страже стояли две эльфийки в кольчугах, вооруженные луками и мечами. На нас даже не взглянули. Сопровождающие нас эльфы преклонили колени и один из них просил передать Великой, что тот, кого она ждет, прибыл.
        Стражница кивнула и не сдвинулась с места. Через минут десять она ответила, что Великая ждет - входите.
        Комната, куда мы зашли, была в несколько раз меньше предыдущей. В центре стоял наверно трон. Вокруг, на специальных местах, находились еще шесть эльфиек. Саму Великую я даже мельком не увидел.
        Сопровождающий меня эльф сразу толкнул меня на колени и опустился рядом сам.
        Рядом со мной упала на колени и Мария. Был уверен, что ей с этим также помогли.
        Краем глаза я видел с одной стороны её, с другой - эльфа. О том, чтобы увидеть хотя бы обувь Великой речи не было. Трон стоял на возвышении, и чтобы хоть что-то увидеть в моем положении, пришлось бы просто задирать голову.
        Наверно с минуту она нас рассматривала, стояла абсолютная тишина. Мне показалось, что эльфы даже дышать перестали.
        - что за шлюха? С чувством брезгливости спросила она. Голос был низкий и хрипловатый.
        - простите нас, Великая. Она была с ним в постели, когда мы пришли. Мы выполняли приказ.
        - вы поступили правильно. Можете встать.
        Они из положения поклона поднялись на одно колено. Я и Мария остались в прежней позе.
        Я услышал шорох и рядом с лицом увидел край черного платья и такие же шитые красным туфли. Почувствовав на себе укол чего-то острого.
        - Ты, кто это такая? Услышал я вопрос.
        - это моя невеста. Наша свадьба будет в следующем месяце. Великая. Проговорил я.
        - это так? Спросила она у Марии.
        - да. Коротко ответила она.
        - Как интересно! Не ожидала такой приятный сюрприз! Воскликнула она, обходя вокруг моей девушки.
        Так, вы, двое поднялись. Опять укол в спину. Я приказываю! Остальные вон! Через секунду вокруг нас троих никого уже не было.
        Я с опаской поднялся. Напротив стояла женщина. Её лицо было прекрасно, темные волосы струились по плечам, от них как бы исходило сияние, бледное лицо было совершено, руки по локоть оголены, но своим видом напоминали мрамор статуй. Украшений было минимум, но они были все в одном стиле и очень изящные. На груди висел кулон чудесной работы в виде паука.
        В эту женщину можно было бы влюбиться с первого мгновения. Если бы не её глаза. Они были бездонные и холодные.
        Выдержав мой взгляд, она проговорила:
        - ты только что подписал свой смертный приговор.
        И потеряв ко мне интерес, взглянула на мою спутницу.
        Улыбнувшись только губами, спросила,
        - ты не представляешь, как я благодарна судьбе, что вижу тебя ЗДЕСЬ. Я была уверена, что весь твой род уничтожен, и тут такое чудо. Помолчала.
        - И что? Ты была готова ТРАДИЦИОННО стать женой просто человека?!
        Моя девушка выпрямилась, и гордо глядя в глаза Великой, воскликнула
        - да, я люблю его, и он смог дать мне то, что не могли дать другие. Даже друзья. Мир их праху. Но тебе не понять этого. Вы, темные, не знаете любви.
        - О как мы заговорили! Ухмыльнулась та,
        - почему же я не вижу ту, что так горда. Почему вместо неё я вижу женскую похотливую сучку, вытаращенную из кровати смерда, который тебе даже не муж.
        или он еще не в курсе? Засмеялась она.
        Возникла вспышка, и все украшения на Марии вспыхнули и рассыпались стеклянной крошкой по полу. Судя по стону, для неё это сопровождалось сильной болью. Вместо полноватой смуглой девушки, стояла высокая, статная эльфийка.
        Волосы плавной волной меняли свой цвет, становясь золотыми. Это была моя Мария, я узнал бы её из тысячи, и не узнавал её,... Она была прекрасна, я не мог отвести взгляд. Не мог сказать ни слова от восхищения...
        - Так значит, будущий муженёк был даже не в курсе? Сколько ты ему лгала? Сказать правду не позволяла гордость?
        Сразу поняла, кто передо мной, продолжила та, вначале я хотела тебя убить. Но не могла определиться, слишком много соблазнов. Тут же, самой, выпивая твою силу, молодость, жизнь. Или чуть позже, на жертвенном камне отдавая все это моей богине. Но согласись, это не интересно обыденно и скучно. Я хочу поиграть. Но убивать сама не буду, теперь у меня есть исполнитель. И им будешь ты!
        Ты будешь каждый день, каждый час, каждую минуту убивать себя. Сначала морально, а когда не сможешь стерпеть унижения и физически! А знаешь, кто мне поможет в этом - вот он! Твой любимый!
        Теперь обращаясь ко мне, Великая промурлыкала:
        - сегодня удачный день, я прощаю тебя в этот раз. Ты будешь развлекать меня. Ты, по её просьбе, дашь ей вот этот кинжал, она мотнула рукой, и в ней возник мой клинок. И она сама себя им прикончит. На твоих глазах. Как ничтожество. Даже не надеясь получить твое прощение...
        Внимательно изучив клинок в своих руках, она мило улыбнулась светлой. Это ведь твой первый клинок? Как непредсказуемы пути судьбы. Будет забавно, если он окажется для тебя и последним.
        Кинув кинжал мне, продолжила монолог:
        Ты кичилась своей гордостью, своей искренностью, своим родными и положением в роще.
        И что у тебя из этого осталось? Роща уничтожена. Тебя, аристократку светлого леса, находят в постели с деревенским мужиком. Все время врешь ему. Что у тебя осталось? Гордость? - что ж, мне и это легко отнять.
        Она порывистым движением подошла к светлой и сжала её виски. Так, что та вскрикнула.
        Теперь идите. Но чтобы спектакль полностью удался, я вас задержу на пару дней. Конечно же, у себя в гостях. Вы не против разделить со мной кров и стол? Спросила она ядовитым тоном.
        - эй, там! Громко крикнула она.
        Моментально в комнате возникло с десяток женщин полностью вооруженных.
        - Этих двух на пару суток в камеры, рядом или, даже лучше, напротив. Самца закрыть, сучку посадить на цепь. Дверь к ней не закрывать. Отдать все вещи, у этого - холодное оружие не отнимать. Кормить обоих с моего стола. Все-таки гости. Хохотнула, и повернулась уходить.
        Тут влез я, подумав, что хуже уже не будет, с вопросом:
        - а если любовь победит ваши чары?
        Она уже из двери, обернувшись, ответила:
        - Мне? Ставить условия?! Зло прищурилась. А так даже забавнее.
        Чтож, если это случится, и через месяц и день вы, все же будете живы и женаты, в ратуше будет ждать документ, подтверждающий её происхождение и дозволение жить в стране.
        После этого, развернулась и вышла.
        Стоявшие эльфийки даже не удивившись тому, что зашел я с одной, а сейчас рядом со мной другая, в мгновение связали нас обоих и, тыкая остриями, погнали по коридорам.
        'Гости' столичной тюрьмы.
        Через полчаса нас посадили в две камеры - клетки, находящиеся на самом верхнем этаже тюрьмы.
        Самое удивительное, что обе содержали даже неплохой набор мебели, относительно мягкую кровать, стол и стул.
        Меня, как и было приказано, запихнули в закрытую. Стены, пол потолок были каменные, а одна из стен из толстых стальных прутьев.
        Марию в такую же, напротив, с открытыми и зафиксированными дверцами. Но приковали за ногу на цепь не позволяющую уйти.
        Чуть позже вернули мой мешок. Теперь все оружие оказалось у меня - обнаружил даже кинжал девушки... Но все стрелы были аккуратно разрезаны пополам.
        На закате нас прекрасно покормили. Все было вкусно и много, и отношение было показательно уважительным. Иначе как гость Великой не называли. Прислуживало несколько слуг. Постелили чистое белье, предложили сменить одежду, позвать девочек... на мой отказ на все, главный сообщил, если что - зовите. И все удалились.
        Недалеко от нас был пост стражи, человека в четыре. Поэтому выяснение вопросов, по поводу светлых эльфов, решили отложить на потом, а пока смотреть, что за сюрприз приготовила нам Великая.
        О том, что он будет, никто из нас не сомневался. И оба ждали его со страхом.
        А вот вечером начался ужас. Когда я уже планировал ложиться спать, Мария тихонько застонала и стала звать стражу. Когда к ней подошли двое, чтобы узнать, что случилось, она...
        Через два часа я бился головой о все твердое, изрыгая проклятия и пытаясь или разбить себе голову или хоть как-то отключиться: эльфийка в камере напротив, была полностью окружена стражниками. Что они там делали, мне уже не было видно, зато её частые и страстные стоны были слышны даже на других этажах.
        Наверно от переизбытка чувств, я все-таки потерял сознание.
        Когда я пришел в себя, наступало утро. Мария вся в порванной одежде лежала на кровати и кажется, спала. Вокруг пахло потом и человеческим телом.
        Меня вырвало, кислый запах слегка отрезвил меня. Я был уверен, что еще одну такую ночь не переживу. удивился, как я вчера не вспомнил про оружие, лежащее рядом? Сейчас точно был бы уже мертв.
        К обеду начала двигаться Мария. Первое, что я услышал от неё, была просьба дать ей её кинжал. Высказана была как-то обыденно и спокойно.
        Что-то говорить, утешать я не мог, я сам находился в похожем состоянии.
        Сквозь мою решетку передать оружие было невозможно, а звать этих охранников... поэтому мы просто сидели и молчали. Когда принесли обед, мне снова стало плохо. Вино было, но его было не столько, чтобы можно было напиться до забытья.
        После обеда, оставшегося нетронутым ни мной, ни Марией, подошел старший над стражниками, поставил табуретку рядом с моей решеткой, попытался со мной поговорить. Говорил он очень тихо, стараясь, чтобы девушка его не слышала, самое удивительное, что он мне сочувствовал.
        Тихо говорил, что все женщины такие, что у него есть куча подчиненных, их жены с половиной города переспали, а сейчас примерные жены, и вообще, мало ли, что с кем было, а то, что с несколькими сразу мужиками, такое у женщин бывает. Нагуляются, а потом будут любить, и ни разу в сторону... и все в том же духе. Нет, я понимал, что он все это говорил, пытаясь меня как-то успокоить, но каждое его слово отзывалось ножом в моем сердце, и, не выдержав, я поблагодарил за заботу и попросил оставить меня.
        Когда стало смеркаться, обратил внимание, что охраны теперь намного больше.
        Увидела это и Мария. Повторяя мой вчерашний опыт, также начала биться головой о стену. Удары были глухие и размеренные. И от этого мне становилось еще тяжелее.
        Долго решался, в итоге полез достать кинжал. Для себя. На всякий случай. И когда сунулся в мешок, наткнулся на камень. Обычный булыжник, каких кругом навалом. Долго вспоминал, зачем он тут, голова соображала плохо, о том, что это деталь моей зажигалки, вспомнил, когда уже отложил его в сторону. Достал свисток, внутри были крошки табака. Зачем-то дунул в него.
        Эльфийка, лежавшая на кровати дернулась как от удара и глухо застонала.
        Теперь уже подул намерено, глядя на её реакцию. Она пыталась закрыть уши, и снова застонала.
        Положил рядом кинжал и свисток и стал ждать.
        Через полчаса, а все это время я внимательно наблюдал за девушкой, она вздрогнула и поднялась. Когда она уже собиралась что-то делать, начал свистеть. От безысходности, от надежды на чудо, не знаю даже зачем. Похоже, у неё было сотрясение, и резкие звуки её раздражали, поэтому она со стоном рухнула на каменный пол. И в таком состоянии пролежала минут десять. Когда ей стало чуть лучше, переползла на кровать и уже там, лежала еще с полчаса.
        Как только она попыталась снова подняться со своего ложа, начал опять свистеть. Она со стоном рухнула обратно. Самое удивительное, что охрана находилась недалеко, но видно у них был приказ - самим не лезть, а только когда позовут. Светлая их не звала. Каждый раз, когда она подымалась а затем падала, ей становилось хуже и хуже, отключалась она на дольше. Но я, жутко боялся уснуть. Как только на меня накатывала волна сна, колол себя кинжалом. Кажется, даже слегка увлекся, но это было такой мелочью, по сравнению с победой хоть в одной ночи.
        После полуночи большая часть охраны разошлась. Видно та, что пришла по собственной инициативе, вне графика, прослышав о вчерашнем веселье. А оставшиеся, пару раз подошли, посмотрели на мучающуюся девушку, один даже укрыл её одеялом. Потом, расположились на своих местах, и судя по звукам, вскоре уснули. Изредка их храп раздавался под сводами.
        Под утро, несмотря на уколы, я все-таки задремал. Проснулся как от удара! Мария!!!
        Дернулся, услышав её всхлипы, проклиная себя, за сон стал искать закатившийся куда-то свисток, и тут понял. Девушка плакала. Тихо, зарывшись в одеяло. Пытаясь делать это как можно тише.
        Я поднялся, подошел к своей дверце и тихонько позвал. Звуки прекратились, но позы она не поменяла. Я еще раз окликнул её, и, увидев её глаза, тихо, и очень искренне признался ей в своей любви. Напомнив, что так до сих пор этого и не сделал - попросил стать моей женой, и обещал любить её всегда и в любом случае. Потому, что именно сейчас понял, что без неё мне и жизнь не нужна!
        Теперь она разрыдалась в полный голос, из всхлипов понял только, что и меня любит больше жизни. Вот и замечательно, самое тяжелое кажется, пережили. Теперь будет, думаю, проще.
        Решение, какое - никакое, есть. А там, уедем куда, где никого нет. Да хоть в Лесную. Там все в возрасте, а вокруг поля. Насчет дедов я был спокоен. Сам пытался их в этом плане даже как-то лечить, пробуя наработки, полученные ранее, но меня не получилось.
        До обеда провалялись никем не потревоженными. Да и обед тоже. Мне есть совсем не хотелось. Мария, только попила. Если она не спала, из под одеяла слышались всхлипы. Когда засыпала, часто вскрикивала во сне.
        Ближе к вечеру к нам зашел начальник стражи, который недавно пытался меня приободрить, и сообщил, что мы совершено свободны. Только... и замялся.
        Потом, что-то решив, сообщил - у меня приказ вывести вас за пределы города. Но в таком виде... Она светлая и ... вы не дойдете.
        Я пойду с вами и возьму воинов. Доведу вас до первой попавшейся гостиницы, где вы сможете привести себя в порядок, и часик подожду вас. Но до наступления темноты вы должны покинуть город. У меня приказ.
        По своему я был ему благодарен. Моментально собрал все свои вещи, выскочил в открытую дверь и бросился к своей девушке. Одежда на ней была полностью изодранная и грязная, я накинул на неё свою куртку. Поддерживая эльфийку мы вышли из крепости. Она была как зомби. Делала все, что говорил.
        На нас глазели как на чудо? Нет, я не могу передать реакцию прохожих. Город всецело принадлежал темным эльфам. Возглавляла королевство их эльфийка. О том, что со светлыми эльфами навсегда покончено было объявлено несколько лет назад. И тут, в столице, в окружении охраны явно принадлежавшей темным, шла светлая! Для многих это было настолько нереально, что скоро за нами шла небольшая толпа любопытных.
        Мария попросила провести в гостиницу, где она провела время, ожидая результата бойни в лесу.
        Это 'испытание' было всего два дня назад, но мне казалось, прошло несколько месяцев, так круто изменилась наша, до этого счастливая жизнь.
        Попав в гостиницу, выложил почти все свои деньги, с просьбой найти девушке подходящую одежду и срочно организовать нам баню. Хозяин сразу не узнал постоялицу, но присутствующий рядом начальник охраны подтвердил, что это она, просто раньше скрывалась. Да и деньги сделали свое дело, баня срочно растапливалась, а одежду даже покупать не пришлось, у Марии оказывается есть запасной комплект. Когда мы остались наедине в её комнатушке, собрать свои вещи она потребовала свой кинжал.
        Много слов спустя, продолжая целовать и успокаивать девушку, уже отказавшуюся от своего решения, мы спустились в баню. Там, она стала отмываться. Такое впечатление, что она хотела стереть всю свою кожу. Мне очень больших трудов стоило сдерживать её от этого. Тогда в ход пошла ледяная вода и практически кипяток. Я реально стал опасаться за её здоровье, напомнил, что нам еще скакать, сможет ли она вообще сеть в седло? Кажется помогло.
        Мылась она столько, сколько нам было отпущено времени. Даже когда к нам заглянула девушка сообщить, что стража нас торопит - им пора возвращаться, только тогда, с огромной неохотой покинула баню. Быстро одевшись и поблагодарив хозяина, Мария забрала свою лошадь.
        В сопровождении стражи прошествовали по городу, вышли за ворота. За нами их тут же захлопнули, отсекая от нас толпу зевак. Весть о наличии светлой эльфийки в столице распространилась мгновенно, но темные, которых она опасалась, уже были в курсе, и скорее контролировали процесс, а остальной народ был или равнодушен, или вообще тепло отзывался.
        Забрались на лошадь. Мария была в таком состоянии, что пришлось помочь ей не только сесть в седло, но и постоянно придерживать, чтобы она не сползала.
        Дорога домой.
        Сейчас еще раз вспомнил тот краткий разговор в номере, где из нацеленной исключительно на самоубийство девушки сделал, может быть временно, но планирующего будущее эльфа. Да, именно то, что она оказалась последней светлой, сейчас не давало ей умереть.
        То, что она жива и рядом, считал одной из самых главных побед. Но обо всем по порядку:
        Первое и главное - то, что люблю и что не стану жить, лишившись её. После этого, она согласилась жить ради того, чтобы я жил тоже. Она меня искренне любила. И пусть я этим воспользовался, все равно не считал, что поступил плохо.
        Вторая мысль, что, покинув столицу, и живя исключительно вдвоем. Тут же поклялся, что у меня действительно имеется такое место, рядом с Гиблым лесом. Мы, вдвоем, там будем счастливы, несмотря ни на какое проклятие. Да и как временное место, даже Лесная подходит с её старичками. Я напомнил, что там вся деревня нас ждет, и к свадьбе готовиться - она даже слегка этому улыбнулась.
        Ну а третье и как оказалось главное - после чего, у неё в глазах появилась настоящее желание жить, - это напоминание, что когда-то давно, подарил ей малюсенький, серебряный орешек, и, похоже, что кроме неё, посадить и вырастить его будет некому. Тут она действительно ожила, вспомнила о том, что она последняя светлая. Торжественно попросила, что если вдруг когда ни будь, вспомнит о смерти - просто напомнить о ДОЛГЕ.
        Вспоминая о разговоре, не отвлекался от дороги. Темнело. Мария спала в моих руках. Я планировал ехать столько, сколько могу. По возможности буду избегать любых поселений. Тем более, если они окажутся на моем пути вечером или ночью.
        Когда еще мы двигались к воротам на выезд, я поинтересовался у начальника, сопровождающего нас, как проехать быстрее к месту, где когда-то была роща светлых.
        От этих слов ему явно стало неуютно, скорее всего, это у них запретная тема, но он все-таки объяснил маршрут. Причем то, о чем он говорил как о неудобстве - меня скорее радовало - все деревни на пути, когда-то активно пользовались светлыми, а сейчас были полностью разорены. Значит, разрушенные деревни стали моим путеуказателем.
        Когда достаточно стемнело, и уже не было видно дороги, решил заночевать в развалинах деревеньки, мимо которой как раз проезжали. Остановился рядом с самым сохранившимся домом. Внутри, прямо на полу, на слое битого кирпича, разжег небольшой костерок, отвел стреноженную лошадь пастись за домом, где хотя и сохранился какой-то забор, но все было дико заросшее травой и кустами. Мария находилась в каком-то трансе, покопавшись в её вещах, нашел кусок вяленого мяса и заставил её поесть. Она выполняла все молча, кажется, даже не осознавая.
        Навалил слой веток и травы, накидал сверху тряпок и устроился спать. Прижал Марию к себе. Наверно, задремал, так как проснулся оттого, что девушка как-то неестественно дернулась во сне. Пытаясь её успокоить, обнял и, целуя, почувствовал что-то неправильное. Она стала другой, её апатия растворилась, она хотела меня, начала приставать...
        Я не устоял, но... все было настолько непривычно. То, что происходило, было просто физиологией. Не зная как поступить, выполнял все, что та требовала. Может, ей надо было как-то отдалить все, что было там? И теперь это не больше чем физиотерапия для неё? Заместить одни воспоминания другими? С каким-то дурацким ожесточением. Мои несмелые попытки как-то это изменить, не замечались и полностью игнорировались. Нет, сейчас эльфийка выглядела просто фантастически привлекательно. Её тело не имело никаких изъянов. Её пластикой, жестами, улыбкой можно было любоваться бесконечно. Но я не чувствовал в ней жизни. Я многое бы отдал, чтобы вместо этого совершенного механизма, возникла та, невысокая, полненькая Мария, которая меня любила.
        Немного перевалив за полночь, когда мои возможности полностью иссякли, девушка успокоилась, и вздохнув, прижалась ко мне, затихла засыпая. Обнял, но отклика не почувствовал. Было такое впечатление, что из неё вытащили батарейку. Попытался поцеловать. Она слегка отклонилась, и прошептала почти во сне, что она меня очень сильно любит, но сейчас ей неприятны мои прикосновения. Отодвинулась, отвернулась и через несколько минут заснула.
        Ко мне, после произошедшего, сон не шел. Лежал и думал, что не все, оказывается, закончилось. Как долго будет действовать проклятие? Надеялся, что когда исчезнем из города, все кончится. Оказывается, ошибался. Тогда сколько? Месяц? Или дольше? А если всю жизнь? Хотя сегодня, моя идея о том, что если у нее по ночам не будет других объектов, вполне подходит, вот только готов ли я всю оставшуюся жизнь прожить с ней только вдвоем, отшельниками, отгородившись от всего остального мира? Посмотрел на неё. Для себя решил, что да. Ради такой девушки готов. Даже то, что пришлось мне пережить в столице, теперь воспринималось немного проще.
        Не заметно, опять уснул.
        Утро было замечательное. Солнце вставало, намечался день. Во сне Мария прижалась ко мне и обнимала. Её голова лежала на моем плече, на её губах появилась легкая улыбка... У меня задеревенело все тело, но я боялся пошевелиться и любовался спящей девушкой, вдыхал запах её волос.
        Вот, её ресницы затрепетали, и она открыла глаза,... на мгновение она вся сжалась, на лице скользнула волна ужаса, но она меня уже узнала, и все моментально прошло. Она улыбнулась мне и ласково поцеловала. Я ответил. Она не отпустила. И мы снова были вместе. На этот раз это было великолепно. Я чувствовал её, а она меня. Это был дуэт любви.
        После этого мы с удовольствием позавтракали, собрались, и наверно уже ближе к обеду отправились в путь. Дорога проходила намного веселее. Мы никуда не спешили, я обнимал её, ей это было приятно. Она изредка прерывалась, смущалась, но рассказала про свою жизнь.
        Я ведь не просто так скрывала. Когда-то давно, мне пришлось дать клятву Ёмину, что никому не откроюсь о своем происхождении, без его одобрения.
        Тогда это казалось разумным, и даже наверно спасло пару раз. Но последнее время сильно угнетало. Но клятва продолжала действовать, пока не слетела защита... Теперь скрывать нечего, любой видит.
        Для начала представилась. По настоящему её звали Мариэль. У них имена давались вполне осознанно. Попыталась перевести это имя - похожего термина нет, но близкие - это домашняя, семейная. Я чуть сильнее обнял её и заметил, что ей очень идет.
        И мне очень нравится так её называть. Так даже красивее получается... Маариеээль протянул я... Тут же спросил:
        - если случайно назову прошлым именем, не обидишься?
        - конечно нет. Да и если честно, за прошедшее время от своего настоящего даже немного отвыкла. И оно сейчас вызывает грустные воспоминания.
        Тут она надолго замолчала. Я не торопил.
        Она полуобернулась ко мне, и спросила. Хочешь, я расскажу очень личное?
        - о гибели твоего семейства? Высказал я предположение?
        - нет. Об этом, скорее всего, теперь никто не знает. О том, что случилось со мной.
        И продолжила.
        Она была любимая внучка первого лорда леса. Никогда не рассчитывала на какую-то власть, да и не стремилась. Жила тихо и мирно.
        Было много друзей и подруг. Почти всю жизнь прожила в своем лесу и никуда не выезжая. Но вначале войны, как представитель лорда и аристократии леса, была послана главой эльфийской дипломатической миссии в столицу.
        В моем отряде находилось с десяток эльфов охранения, наш маг и несколько человек. Мы должны были останавливаться в разных местах, люди были нужны для обслуги и чтобы не напрягать моих сородичей разговорами с... людьми.
        И вот в одном мест стоянки на нас напали. Под утро, когда все спали. Охрана схватила оружие, и выбежала из номеров. Их там ждали и тут - же уничтожили. Потом стали стрелять в нас из арбалетов. Сквозь стены, которые оказались очень тонкими. Я была серьезно ранена, и маг, находящийся в соседней комнате приполз, наверно уже умирая, поставил барьер, пытался лечить меня.
        Тут появился начальник охраны, и практически приказал тому как-то скрыть меня. Тот сделал из моих украшений амулеты, но видно потратил все свои силы. Щит исчез и он тут - же умер. Дальнейшее я не помню. Пришла в себя уже в дороге. Меня везли в крестьянской телеге. На мне было надето дрянное тряпье. Все мои вещи исчезли. От тряски опять потеряла сознание.
        Потом, когда снова очнулась, Ёмин оказался рядом и отдал мой клинок. Это единственное, что осталось у меня из той жизни. Потом до нас дошли новости об уничтожении всех светлых. Сначала Ёмин отнял оружие и просто запер у себя. Я все время вырывалась, стремилась идти убивать, мстить,... а тот каждый день пытался успокоить, как-то вселить надежду... мне тяжело вспоминать это время. И наверно полгода я прожила взаперти.
        Он всем говорил, что, возвращаясь с войны, встретил девушку, при смерти, и выхаживает её теперь. До этого, он в Константине был начальником гвардии, но после смены руководства тихо ушел из власти и открыл лавку оружия. В городе считался героем.
        На его странности смотрели сквозь пальцы. Сначала хотел сделать меня своей женой. Но не сложилось. Я пыталась убежать, но бежать мне было некуда, а он поклялся, что больше даже не дотронется до меня. Поверила. Действительно так и вел себя. Вот только после этого, отгонял всех, кто даже просто знакомиться подходил. Почему для тебя сделал исключение, для меня загадка.
        Сначала ты на меня не произвел никакого впечатления, высокий, худой. Одет просто и даже бедно. Но сразу нацелился на самый дорогой предмет во всей лавке. На мой клинок. Самое удивительное для меня было то, что другие его даже и не замечал. А потом мы стали с тобой болтать. Знаешь, в общении, ты мне напоминал моих друзей, эльфов. Из людей со мной никто еще так не говорил. Тем более маги, я видела твой обруч и знала, что он обозначает. Но маги на моей памяти были самыми надменными из людей. Оказался совсем не такой.
        И как-то для меня сложилась мозаика... Когда был рядом, у меня возникало чувство будущего.
        Я была готова идти за тобой хоть на край света. Работая, накопила небольшие деньги, и как только узнала, что не вернулся из поездки, купила лошадь, и понеслась искать тебя. Дальше сам знаешь.
        Мы неспешно ехали, разговаривали. Когда начало смеркаться Мария стала высказывать признаки страха и волнения. После, видно пересилив себя, решила заговорить со мной на очень больную тему.
        Ты помнишь вчерашний вечер? Спросила она и залилась краской.
        Конечно. Но я еще и помню сегодняшнее утро! Оно было просто прекрасно!
        - Нет. Я про вечер. Я... Я все помню, но как в тумане. На меня нашло, я делала то, что не хотела, как тогда... скрипнула зубами в ярости. Я помню вторую ночь в клетке.
        - Не надо! Попытался прервать я.
        - Нет. Надо! Воскликнула она. Я знаю, это ты тогда что-то делал. Каждый раз, когда меня подымала чужая воля, ты заставлял меня падать и корчится от боли. Но я благодарна тебе за это, что не позволял мне... их позвать.
        Я прошу, если сегодня повторится. Чтобы ты снова мне ...не позволил! Это не я! Не дай мне сильнее упасть в своих глазах... боюсь, что не смогу ...дальше жить ...после этого.
        Пожалуйста, ...
        Обнял, прижал к себе, гладил, целовал, обещал, что обязательно что-нибудь придумаю.
        Утром она проснулась с сильнейшей головной болью. Но зато необыкновенно счастливая. Пока я отпаивал её травами, строила мне глазки и обещала полностью вознаградить мою стойкость.
        Выехали опять только к обеду. Да особо и не торопились никуда.
        Проехав совсем немного, наткнулись на речку с небольшим естественным пляжем и решили искупаться. Заодно помыли нашу лошадь. Потом отдыхали лежа на плаще. После купания захотелось есть. И копаясь в вещах, заодно похвастал добытыми трофеями во время испытания.
        Я уже как-то показывал, но в то время было совсем не до них.
        Меч она забраковала, сказав, что тот имеет ценность как неплохой кусок железа, впрочем, если учесть что его делали люди, очень даже неплох. А вот лук её взволновал.
        Она сказала, что это непростой лук, но вот в этих местах был специально посечен, чтобы при попытке выстрелить из него, он сломался или изгибался неправильно. Но это ерунда. На лук, еще при изготовлении, наложено заклятие, и он сейчас себя лечит. Насечки сейчас уже почти не заметны. А через месяц, она надеется, что будет полностью исправный.
        А почему оказался в куче ненужного оружия, как можно уже догадаться, это лук светлых. Возможно даже кого-то из её родителей, на нем присутствовали символы характерные для её семьи.
        Вот только стрел к нему у меня не было, точнее только их куски были. На что она ответила, что сейчас из него все равно стрелять нельзя, Можно случайно переломить. А за месяц, она мне столько стрел к нему наделает. Заодно я прочувствую, что это значит, стрелять из настоящего лука! И как она мне завидует.
        Как можно уже догадаться, лук, конечно же, был ей подарен. Вся дальнейшая дорога была заполнена мыслями о нем, как она его будет приводить в порядок, заботиться и все в том же духе.
        Свой старый, с которым она ходила на охоту, сразу был обещан мне. Меня радовало, что с каждым днем она все больше строила планов на будущее. Прошлое я старался не вспоминать, и оно как страшный сон, только по вечерам накатывало на нас своим проклятием. Мы держались.
        Наступление вечера в этот раз было встречено лишь слегка напряжено, но особо уже не боясь, готовились ко сну, я также подготовил себе место, с учетом того, что возможно спать не придется. Ночь прошла аналогично предыдущей. Утро также повторилось. Головная боль девушки, травки, завтрак и все в том же духе.
        Но тут вылезла беда. У нас еда кончилась. Над чем мы вдвоем и похохотали. Сейчас эта проблема была из разряда досадных мелочей. Водой решили не обедать, а вместо этого слегка увеличили скорость.
        Всю дорогу опять проболтали. В этот раз рассказывал я про то, как все произошло. Вспомнил и про заколку. Оказалось, что ей никто ничего не передавал. Да и наверно и не мог. Она так быстро помчалась за мной, что толком ни с кем и не поговорила.
        За разговором мы не заметили, как на горизонте возникла мертвая роща. На глазах девушки появились слезы, она, незаметно от меня, отвернулась в другую сторону. Я крепче прижал её к себе, и мы как можно быстрее проехали это место. Предлагать заехать посмотреть, я конечно не стал. Хотя, если бы ехал один, обязательно заглянул бы, посмотреть, как там дуб поживает. Его макушка торчала над деревьями в нескольких километрах и манила меня. Через несколько часов мы уже были в деревне. День клонился к вечеру, но было еще светло.
        Дома.
        Как было приятно снова очутиться в своем доме. Где все такое привычное и родное. А ведь прошло чуть больше недели, как я его покинул.
        Все мои запасы присутствовали, но заметил, что кто-то всеж покопался в моих вещах, но вроде все ценное на месте, сказал об этом девушке, оказалось, что она тоже заметила и проверила. Но в отличие от меня не только свое, но и мое. Все оказалось на месте, поэтому и не стала ничего мне говорить.
        Но последний раз ели мы еще вчера, поэтому первым делом пообедали ну и поужинали заодно.
        За это время у нас успело перебывать все население деревеньки.
        Все были счастливы снова меня видеть. Каждый пытался рассказать, как он за меня переживал.
        Про темненькую, ни слова. Как и не было её...
        А потом каждый! Высказался, мне, по секрету, конечно, что он рад, что я выгнал ту чернявую, и нашел себе приличную девушку. Что она светлая эльфийка, мне показалось, никого не смутило. Многие тихонько напоминали, что день свадьбы назначен, мол, что праздник то отменять?
        Приходилось выслушивать. Хотя и очень хотелось всех выставить за дверь и просто наслаждаться домашней атмосферой. Новая девушка обладала замечательным слухом и все это прекрасно слышала, повеселилась вволю.
        Заодно решил проводить Силимона до дома. По дороге домой напомнил про заколку. Он минут пять её 'вспоминал', но в итоге отдал, со словами берег, как память обо мне. Я ему пообещал на память подарить что-нибудь более запоминающееся и вернулся домой.
        Дома показал брошку. Сразу сообщил, мол, хотел преподнести как свадебный подарок.
        Та произвела странное впечатление. Эльфийка явно расстроилась, но объяснила:
        - Уверена, что хотел сделать мне приятное. Но я тебя прошу, в следующий раз решишь мне что подарить, лучше спроси. Я тебя очень прошу. А эту лучше закопай.
        Заинтригованный, постарался разузнать, что это за вещь. Всё-таки столько неприятностей из-за неё. Чтобы не смущать, спрятал в карман, когда успокоилась - рассказала:
        - В их роще такие заколки дарились девочкам в момент, когда они получали первое имя. Им очень гордились - это было первое и единственное, официально дозволенное украшение. Но носили только до момента взросления. И такой подарок любая взрослая эльфийка воспримет очень ...неадекватно.
        Я улыбнулся и сказал:
        - Хороший обычай. Он мне нравится. Я обязательно сохраню её.
        - Но зачем? Удивилась она.
        - Я подарю её нашей дочке!
        После этих слов она быстро успокоилась и снова заулыбалась.
        Вечерело. Мария начала беспокоиться, но мне почему-то казалось, что с приходом в родной дом все ужасы развеются. Оказался не прав. Все оказалось много хуже.
        Способ действовал, но в деревне у него оказался очень неприятное свойство. Собаки соседей.
        Оказывается, они тоже слышат, и, похоже, очень хорошо.
        Всю ночь деревня не спала. В отличие от эльфийки, которая сразу после воздействия вырубалась, собаки еще долго продолжали возмущаться произошедшим.
        Нужно было срочно придумывать иное решение. Да и каждодневные ночные истязания девушки меня морально выматывали все сильнее.
        Решение пришло. Это были наручники, и по началу они выполняли свою функцию. Девушка была рядом, я её придерживал, чтобы она не ударилась в злобе, а она высказывала мне много неприятных слов. Причем не только на знакомом мне языке, но проскальзывал и другой. По его мелодичности решил, что эльфийский. До этого я его так помногу не слышал, но мне он нравился. Хотя она на нем пока только ругалась. Вот с этим для меня произошла загадка. Сам язык не понимал, но мой мозг выцеплял куски фраз заменяя их понятными словами. Они были в основном про меня и неприятные. Со временем, повторяющиеся обороты непроизвольно запоминал.
        Днем выяснял непонятные моменты и шутил, что скоро стану специалистом по эльфийской ругани. Нет, как таковых ругательств у них нет, но иные обороты, с описанием травок и пчелок, порой даже меня заставляли краснеть.
        Но зато я больше не заставлял страдать свою любовь, и меня это радовало. А слова... я и не такое слышал, тем более понимаю, не она это говорит.
        Утром Мария была довольна. Голова у неё болела значительно меньше. Единственное, на что она жаловалась, что со связанными руками было неудобно спать, руки затекали.
        Ну что, пришлось срочно шить смирительную рубашку. Она была вполне счастлива. Да и голова больше так не болела. Потом, намного позже, она мне признавалась, что когда я использовал тот метод ее, потом весь день мутило.
        Теперь засыпали вместе счастливые, она клала голову на моё плечо, я вдыхал запах её волос, рукава ночной рубашки крепко связаны,... по традиции ночью только спим... но все равно чувствовать её рядом, это уже счастье. Теперь, на удивление все наши ночи проходили мирно и почти спокойно. Можно сказать, что мы расслабились, и вся наша жизнь вошла в привычную колею.
        А вот бабульки мою 'новую' девушку, к моему огромному удивлению, полюбили и теперь нас вдвоем воспринимали одинаково.
        Деревня Лесная. Две Свадьбы.
        Близился день нашей свадьбы. Деревня готовилась. Было немного смешно, видеть, как бабульки и дедки выкапывали из сундуков свои наряды, похоже, еще их молодости и подгоняли их.
        В назначенный день в деревне появился приглашенный из какого-то города чиновник.
        Вначале, увидев в качестве невесты, светлую эльфийку, тут же хотел сбежать. Мне удалось его убедить, что данное мероприятие не только не противоправное, но о нем осведомлена даже 'Великая'. Он конечно не поверил, но в его арсенале был кристалл правды, чуть позже, держа на нем руку я сообщил:
        - мы вдвоем с Мариэль, были гостями в замке у 'Великой'.
        - Мы ей сообщили о своем решении пожениться. Она в курсе нашей свадьбы.
        - Великая не против, и обещала, что после нашей свадьбы, в ратуше нас будет ждать её подарок.
        И снял руку с камня.
        У Марии, услышав такое округлились глаза, но потом, также держа на камне ладошку, подтвердила:
        - все, что он сказал, правда.
        Чиновник не веря в это, попросил меня снова взять камень и соврать что ни будь.
        Я с улыбкой выполнил требуемое, камень сменил цвет, показывая, что сказал неправду.
        Вопросов больше не возникло.
        Далее чиновник в легком шоке, с трудом выполнял свои обязанности. Относился к нам... соответствующе.
        Когда я представился как травник Алексей, кивнул, что-то записывая на бумажку. Но когда речь настала Мариэль...
        Через пару минут озвучивания её полного имени, он уже покрылся испариной, но продолжал тщательно заносить это все в документ. Как мне показалось, уже устав на нас удивляться. Я, кстати тоже в первый раз услышал её полное имя и был тоже 'слегка' удивлен.
        Сама процедура прошла достаточно скучно. Прочел цитаты из свода законов, еще что-то говорил. Потом нам сцепили руки, сверху наложил бумагу. По ней пошли разводы. Когда они успокоились, торжественно объявил, что мы теперь, муж и жена перед богами и людьми.
        Потом стал торопливо собираться обратно. Я подошел и тонко намекнул, что все, что он тут узнал, желательно не оглашать. Добавив 'по секрету', что официально, Великая всех светлых считает своими врагами, поэтому то, что он узнал на камне правды, случайно разойдется слухом, Великой будет оценено по достоинству. Тот сразу побледнел, для себя сделав вывод, что попал. Тут же уверил, что он уже давно мучается провалами памяти, и даже многое важное быстро забывает, а уж о таких вещах как кто-то что-то сказал уже и не помнит. Тут же очень шустренько понесся к себе обратно.
        Дальше было деревенское веселое застолье, песни, даже пляски. На удивление все проходило весело.
        А мы. Мы были просто счастливы.
        Когда можно было покинуть праздник, никого не обидев, мы ушли к себе, и, закрывшись, сидели счастливые и молчали. Да и что говорить.
        Первой молчание нарушила Мария. Улыбнувшись мне она прошептала, а теперь начинается самое важное. И заговорила серьезно, даже торжественно:
        Браки между людьми и эльфами хоть и редко, но случаются. Вот только то, что сегодня было, имеет значение только для людей. По настоящему, эльфы людской обряд не воспринимают.
        Точнее воспринимают, но как временный. Любой эльф может иметь только одного истинного избранника за всю свою жизнь. Если он гибнет, второй раз совершить обряд сочетания не получится. А человеческий век очень короток. Помолчала.
        Но я так решила. Я сделал свой выбор. Моя жизнь принадлежит тебе.
        Мы сегодня проведем обряд и по нашим... теперь моим правилам.
        Правильно обряд должны начать наши родители, но мои мертвы. Твои, я так понимаю, недоступны? Я кивнул.
        Она достала исписанную бумажку, давая мне, предупредила: Это важно, сейчас вслух не читай!
        Там были две длиннющие строчки. Буквы были мне знакомы, складывались в слова, но самих слов я понять не мог. Да и фразы были написаны странно. Часть небольшими буквами, но потом их размер плавно увеличивался, и резко уменьшался.
        Видя мое недоумение, пояснила, это слова эльфийского языка написанные специально для меня понятными мне буквами. Не совсем точно передает звуки, но она надеется, что сработает.
        Где маленькие - читаешь обычно. Чем крупнее - тем громче.
        Кричать не надо. Просто повысить голос.
        Ты начинаешь, читаешь первую фразу, я отвечаю второй. Вообще-то это должны говорить наши родители, но если их нет, допускается озвучивать и самим.
        Затем мы беремся за руки, ты произносишь вторую строчку, я отвечаю. И.. Она смутилась.
        Потом надо так стоять и ждать... Иногда долго. В случае согласия, уже наша богиня связывает наши судьбы. Если это случится, ты поймешь.
        Я молча прочитал строчки, особенно вторую, её мне придется произнести на память, мои руки будут заняты. Получалось певуче но как произнести такие наборы, да еще и наизусть. Очень постарался. Расстраивать любимую очень не хотелось.
        Все прошло как та предполагала, после первой моей фразы и ответной почувствовал легкое дуновение. Моя вторая и ответная Мари прозвучали, и ничего не произошло. Девушка сжала ладони, явно нервничая.
        Через мгновение в воздухе возникло легкое свечение, казалось само пространство было наполнено сверкающими искрами, которые кружились и касаясь, впитывались в кожу. Казалось, что мы отрываемся от пола и парим, наши тела светились, в воздухе искр становилось все меньше и скоро все плавно сошло на нет, после этого на меня накатило состояние счастья... любимая дернулась и обмякла....
        Я подхватил в объятия теперь уже действительно мою жену, поцеловал, она была без сознания. Я бережно уложил её на кровать. Мы получили, подумал я все, о чем мечтали. И у нас теперь начиналась пора 'и жили они счастливо...'
        Засыпал я рядом с женой полный любви и счастья.
        Неприятность произошла под утро. Эльфийка каким-то непостижимым образом освободилась от рубашки, которую я всё-таки на неё надел, встала как зомби, и направилась в направлении двери. Когда попытался её удержать, мои руки прошли сквозь её тело. Пришлось использовать старый, проверенный способ. На руках вернул на кровать и задумался, что только что я сейчас было? Результат прошедшего ритуала? Я мог только предполагать, и почему в конце она потеряла сознание?
        Утром Мария рассказала, что все прошло просто замечательно. Боги практически сразу откликнулись и обряд был полным. А обморок отнесла к тому, что на самом деле, она была совсем не уверена, что богиня одобрит её выбор. Точнее у неё была очень слабая надежда на положительный исход. В преданиях это вроде случалось, но не в их лесу. Поэтому так и переживала. А наверно, когда поняла, что все удалось - просто от счастья. Зато теперь, боги меня признали, и я для них теперь, вроде как светлый эльф. По крайней мере, могу обращаться к их богам, и они меня должны услышать.
        Но были и плохие новости. Как воспринимать то, что она под утро развоплощалась? Она знала, что сильные маги могли так делать, и проходить сквозь стены, но ни её сила, ни тем более опыт этого не позволяли. Значит, предыдущая сработавшая идея была теперь ненадежна. Это волновало.
        Еще одна мысль пришла ко мне, и поначалу мной же была отвергнута. Но когда других идей не появилось - как меньшее из зол, после очень долгого обсуждения, все-таки была принята нами обоими. Причем сейчас инициатором уже выступала она, а я был против, и уже жалел, что высказался вслух.
        Мысль заключалась и дальше использовать ночную рубашку. А чтобы не возникало непредвиденных ситуаций, подобной утреней - я надену на девушку, когда-то бывший моим магический ошейник. У неё с магией с детства было не очень, и она, по её словам особого дискомфорта не почувствует.
        Я сам был не рад предложенному, но по её словам, это был единственный способ удерживать её на месте. Она сама опасалась, что когда она 'не в себе' может совершить страшное, убив меня или себя.
        Весь день деревня планировала гулять. Утром я, и теперь моя жена, возглавили празднество, но ближе к обеду мы засобирались к себе. Посыпались пошлые намеки, я, естественно никого не стал разубеждать, а тихонько оседлал коня, и никому ничего не говоря, поехал к мертвому дубу.
        О цели поездки знала только Мария, но куда именно еду, я говорить ей не стал, боясь расстроить. Чтобы не повторить ошибку написал записку куда еду, и кинул за шкаф, сказав, что обязан вернуться до вечера. Но если не вернусь... там сказано, где меня искать. Она удивилась, но уточнять не стала, вместо этого спросила, там опасно, ну куда ты едешь? Нет, не должно. Но всякое бывает. Поцеловал девушку и поскакал.
        До рощи примчался, быстро. Но вот тут начались проблемы. Лошадь, ни в какую не хотела даже приближаться к черным деревьям, поэтому пришлось искать место, где её привязать. Потом, зайдя в мертвый лес, нашел дуб. Он стоял точно такой же, как и раньше, но вот в самом лесу стало как-то свободнее дышать. Вспоминая, как прошлый раз мне было тяжело, решил что наверно лес оживает. А может, теперь воспринимает за своего?
        Просто так залез на дуб, глянул на родную деревеньку, больше ничего интересного не увидел.
        Откопал ошейник. Внешне он выглядел точно также, как и раньше. Собрался и пошел обратно. Но как-то так случилось, что я вышел в другом месте, а не там, где заходил. В итоге пару часов искал свою лошадь. Когда нашел - начинало смеркаться.
        Припустил домой, но как не спешил - опоздал. Девушки в избе не было, но дверь была закрыта изнутри. Привязав коня рядом с дверью, захватив обруч, бросился искать её по деревне.
        Судя по всему она неслабо прошлась по дворам. Многое порушено и разбито, все позакрывались. Нигде ни огонька. В итоге по воплям Арины нашел эльфийку. Заскочив в баню, где та стращала Силимона, захлопнул на ней обруч.
        Та завыла. В её голосе была ярость, обида, злость... напала на меня, но я выскочил за дверь. Она кричала так, что собаки, ранее лаявшие забились в щели, да и оставшиеся жители деревни, уверен, попрятались не хуже собак. Силимон незаметно куда-то исчез.
        Пыталась сорвать обруч руками, царапалась, рвалась на улицу. С огромным трудом сдерживал, боясь, что она себя покалечит. На свои синяки и ссадины даже внимания не обращал.
        Потом, силы оставили её и она сползла на пол. Я обняв девушку вынес её, больше не сопротивляющуюся, какую-то ватную и понес к своей избе.
        С большим трудом открыл закрытую изнутри дверь и внес девушку внутрь. Положил на кровать, Надел ночнушку. Самое для меня неприятное было то, что она была полностью в сознании, внимательно смотрела за всем, что я делаю, но не помогала, вела себя как большая кукла... и молчала. В глазах светился огонек ненависти.
        Мне было не по себе. Я вышел из избы, оставив дверь открытой, и занялся лошадью.
        Когда я вернулся, практически ничего не изменилось. Только эльфийка слегка изменила позу.
        Я закрыл дверь на засов и просто прилег рядом. Как мне поступать я не знал. Ничего не происходило, я заснул.
        Утром, когда я открыл глаза, на меня смотрела Мария. Хотя первая фраза меня заставила в этом усомниться.
        - как ты посмел? Спросила девушка у меня.
        Ответил вопросом на вопрос
        - Что именно я посмел?!
        - вот это, указывая на обруч.
        - так это твое решение. Ты что, ни помнишь?
        - нет. Ответила та. И где мы сейчас находимся? Что за захолустье?
        Нда. Потеря памяти, как в лучших сериалах, ... зато может, забудет все плохое? Вдруг оно и к лучшему. Решил, что постараюсь рассказать все, но в мягком варианте.
        И с чего начинать? То, что вместе в одной постели её не пугает, уже хорошо.
        Начал рассказывать. Меня зовут Алексей. Тебя Мариэль - моя жена. Мы с тобой познакомились, когда ты работала у Ёмина. Я к тебе часто заходил, мы подружились, потом, когда убежал, ты меня стала искать, нашла здесь, и вот, мы здесь живем. У нас позавчера была свадьба. Сначала у людей, потом эльфийская.
        - Зачем все это рассказываешь, поинтересовалась девушка, я и так как бы в курсе, и как кошка потянулась и поцеловала меня в губы. Ну что, твоя идея кажется, сработала. Я ночью спала просто замечательно. Если все и дальше так пойдет, я готова терпеть эту железку.
        Что-то тут не сходилось, но решил потом поговорить. Мы позавтракали.
        И на этом хорошие новости кончились.
        В нашу избу вломились все жители. Многие видели, как вечером моя девушка, совершено невменяемая, носясь по всей деревне, работала приведением, все ломала и крушила. И теперь требовали, чтобы она, или мы вместе, сегодня же, убирались насовсем. Иначе просто дом вместе с нами заложат бревнами и спалят.
        Ну что, тихая река жизни кончилась, показался водопад...
        Очень обидно все бросать. За те полгода, что я здесь, оказывается, успел обрасти таким количеством вещей, что нужна телега, которую, впрочем, мне никто теперь не даст.
        Хорошо еще, что дали сроку до вечера, ... а не сейчас же. Есть время что-то собрать.
        Вот этим мы и стали заниматься. Из тряпок взяли все бельё, превратив его в узлы, в них паковали все, что может пригодиться и занимает немного места. Самое ценное и нужное поместили в рюкзаки и последний раз пообедав, покинули свой дом. Провожала нас со слезами и вилами вся деревня. Мы шли пешком, все свои вещи разместив на лошади.
        Все это время меня терзал вопрос - куда нам теперь идти? В Константин - я не могу. В столицу даже не стоит и заикаться, а где находиться Пограничная, сами мы не знаем, а тут о ней и не слышали. Да и нужна она больше как ориентир.
        Поэтому просто пошли по дороге, куда глаза глядят.
        Моё предложение поселиться где-нибудь в лесу и жить охотой мы обсуждали долго. Плюсов тут конечно хватало, но и минусы присутствовали. Построить в одиночку дом одному не реально, опыта нет. А Мария тут не помощник. Поэтому решили для начала найти город или деревню и спросить об окружающих поселениях, даже наверно лучше заброшенных, а там уже решать.
        Ближе к вечеру решили остановиться в небольшом перелеске. Он просматривался насквозь, но в нем не так шумел ветер, и вообще Мария в нем чувствовала себя даже лучше, чем в деревне, все-таки эльфийка. Мне было, в общем, все равно. Дождь не планировался, дни стояли теплые.
        Бессонная ночь
        Разожгли костер и поужинали из своих запасов. Все устали, особенно Мария. Она во время ужина начала клевать носом. И уже засыпая, попросила не связывать её, сообщила, что у неё возникло чувство, - теперь все будет хорошо. Я сделал вид, что поверил, но, вспоминая, как прошлый раз сам на этом прокололся, в итоге лишившись дома, на всякий случай незаметно накинул петлю ей на ногу, другой конец намотал на палец и заснул.
        Проснулся я от того, что стало холодно. Тут же заметил отсутствие девушки рядом. Петелька моя не сработала. Осторожно огляделся. Та, уже одетая уже почти полностью оседлала лошадь, и теперь поправляла седло. Ну и что делать? В скорости с лошадью мне не тягаться... ну что, свисток мне в руки.
        На этот раз такого эффекта не произошло. Я видел, что ей просто неприятно, и вот - вот она окажется в седле. Подскочил, побежал в её сторону...
        Оказавшись ближе, обхватил девушку и, сделав подножку, завалил на траву. Тут же разоружил, и пока не пришла в себя, зафиксировал её руки. Сел напротив. Первое, что бросилось в глаза, то, что она полностью контролирует себя. Теперь она в ошейнике, возможно он виноват, но значит надо придумывать иной способ. Но это потом. Сейчас надо поговорить.
        Сел рядом со связанной эльфийкой, ляпнул то, что меня интересовало больше всего:
        - Ты куда ночью собралась, и почему меня не разбудила?
        Та ответила, что когда мы ехали днем, ей показалось, что за нами кто-то следит, а меня она тревожить не хотела, и решила ночью проверить. И по - тихому, чтобы меня не будить, ликвидировать наших врагов. Просто отъехать подальше и затаиться. А меня, и наш ночной лагерь использовать вместо приманки. Как воину ей здесь нет равных, поэтому за меня совершено не беспокоилась. А когда я проснулся, просто не успела предупредить, да и вспугнуть возможных противников тоже не хотела. Но она не сердится, на то, что её мужчина испортил всю охоту. Но еще не поздно, и если я сейчас её развяжу, она быстренько проверит тут все окрестности. А утром мы поедем дальше.
        Нет, все было правильно, логично. Я понимал, что выгляжу идиотом, который, толком не проснувшись, испортил задумку своей девушки поохотиться на врагов. Да и еще сделал ей больно. Но что-то меня настораживало. Я не мог понять, но... Мария так раньше не говорила.
        Что-то тут не так, какая то фальшь...
        Видя мои сомнения, та более активно стала напирать на меня.
        - я чувствую, что опасность где-то рядом, если тебя убьют, я окажусь беззащитная и связанная, одна среди людей, я даже не смогу себя защитить от них. Развяжи мне хотя бы руки, чтобы в случае чего, могла воспользоваться луком.
        - Так он же сломан, сама запрещала стрелять... чуть не вырвалось, тут же пытался понять, что мне делать. Мария была полностью права, и в случае чего... Стоп! Это НЕ Мария! Она что? Не знает, что он сломан?!
        А вслух спросил, проверяя свои сомнения, а если я тебя развяжу, ты сможешь попасть из этого лука в человека?
        - Конечно, в сердце, глаз или лоб, куда захочу. С уверенностью, уже чувствуя свою победу, заявила та. У меня перед глазами встал мужчина в куртке. 'Спасший' мою жизнь на испытании. Да, так оно и было. Точно в сердце, ... и еще в глаз...
        Теперь нужно было исключить последние сомнения, чтобы полностью быть уверенным.
        - Да, враги. Везде враги, вздохнул я. Попробую сам с ними разобраться, а чтобы ты смогла себя защитить пожалуй дам тебе твой лук. Подойдя к девушке, стянул её ноги, и снял повязку с рук.
        Сел напротив и осмотрев колчан, убедившись, что в нем все, как и было, кинул ей его на колени.
        Её движения были молниеносны. Еще в полете, она выхватила лук, тут же оперение стрелы легло в тетиву, направила на меня.
        Хотела что-то сказать, но зависла, видя как я покатываюсь со смеху.
        Все было правильно, я рассчитал верно. Эта девушка была точно не Марией. мало того, что та никогда на меня лук не направила бы, тем более, сама мне говорила, что он сломанный. Но это мелочи. Главное, что она, оказывается, не знала, что в колчане нет ни одной целой стрелы! Даже не проверила перед этим!
        Мария очень им дорожила, надеялась, что он кого-то из её родителей, поэтому и хотела сделать под него и соответствующие стрелы. Но, во-первых, еще опасалась им пользоваться, боясь, что он не до конца исправный, и может треснуть в посеченном месте, возможно потому специально и не делала стрел, чтобы случайно, по инерции не выхватить. А свой старый лук, по мне, так даже очень качественный, у меня даже на время пути брать не хотела, мотивируя, что если подарила - значит мой. А у эльфов принято отношение к личному оружию как к очень личной вещи.
        Жена эльфийка - принимай её законы.
        Поэтому её колчан и был в такой комплекции. Оперение, что торчало, принадлежало той паре стрел, что были поломаны еще в темнице, и не выкинуты для последующего использования наконечников и оперения. Хотя, мне казалось, что скорее по той же самой причине. Как память...
        Ну что, посвистел еще раз.
        Опять, со связанными руками, девушка, теперь уже не срывая своей ненависти, сидела передо мной.
        Я понимал, что сейчас возникла проблема, о существовании которой раньше можно было догадываться, но сейчас она стала явной.
        Тут же её и озвучил своей собеседнице:
        - ты почему меня во сне не убила?
        - хотела, но боялась, твоя... Мариэль не переживет такого счастья и руки на себя наложит. Заодно и на меня...
        - а ты кто?
        Та замолчала. Через пару минут недовольно ответила:
        - Малигинэ.
        - А где сейчас Мариэль?
        - спит, где же ещё.
        - Значит, в такие моменты, ты можешь управлять её телом?
        - да.
        - Давай, сама все расскажешь? Что мне интересно? Спросил у неё.
        Ночка ожидалась познавательная.
        - А что рассказывать?
        - хотя бы, куда собиралась скакать в ночь? Про врагов сомневаюсь. Или есть?
        Та помолчала, буркнула:
        - в столицу собиралась. Скакать ночами, когда эта спит. Одни мы...
        - а зачем тебе туда?
        - ошейник, блокирующий магию снять. И с надеждой: Если здесь снимешь, обещаю исчезнуть и больше не появляться. Могу даже поклясться забыть навсегда о вас обоих.
        - Значит, это были твои дела? Ну, её приключения по ночам...
        - да! Ответила с вызовом. Великая пожелала сделать её шлюхой. Я сделала! Сейчас Мариэль себя иначе и не воспринимает...
        - теперь многое понятно. Назовем всё своими именами. Какая-то темная, использовала чужое тело, калечила его...
        Она сверкнула глазами и гордо выпрямилась.
        - Ладно, решил я продолжить диалог. Все-таки информация, что я получал, была поистине жизненно важна. Нужно продолжать....
        - Я думаю, что насчет столицы сможем договориться, втроем. Спросим Марию, когда проснется. Кстати, когда она просыпается, что происходит? Исчезаешь? Или засыпаешь?
        Та, похоже, тоже была заинтересована в диалоге.
        - Ну, когда как. Я лучше себя ночью чувствую, поэтому днем вроде в тени дремлю, а когда она не спит... сложно объяснить. Присутствую, как наблюдатель.
        - А можешь пользоваться её знаниями? Она тут все дороги изучила, и ориентируется лучше, так мы бы добрались быстрее.
        - Нет, мы совершенно отдельные личности. Ну, так что? Сможешь снять эту железяку?
        - да я же только что сказал, - не умею. Вот дойти до столицы вполне можно, и еще стоило бы зайти в ратушу, за подарком... вспомнил я.
        - Значит договорились? Мы идем в столицу? Воспряла она духом.
        - Погоди, надо дождаться Марию...
        - я её сейчас разбужу, прервала она меня.
        - Погоди! Все это подождет, я с тобой хотел поговорить, пока она не слышит.
        - О чем?! Голос был расстроенный.
        - О вещах, разговор о которых доставит ей боль.
        - Для начала хочу уяснить, кто ты и как здесь оказалась. Я не про имя.
        - Темная эльфийка. Бываю в покоях Великой, поэтому и взялась за поручение.
        На твою Марию было наложено специальное магическое воздействие 'места'. Имея нужный амулет можно практически в любой момент оказаться как бы в ней. При наличии магии, блокировать её желания. Отвечаю на не заданный вопрос: - Даже если бы ошейник появился, пока меня нет, все равно потом появилась бы, работа такая. А уйти, пока он блокирует магию - не могу. Поэтому и появлялась по вечерам. Меня от моей работы никто не освобождал.
        - Понятно. Значит, если мы снимем ошейник на пару минут, а потом снова оденем, ты больше здесь не появишься.
        - Конечно, я что, дура что ли? Могу даже помочь разрушить метку. После этого, вам обруч можно будет и не одевать.
        - Хорошо, я думаю, что Мария согласиться. А теперь скажи, она все еще спит?
        - да, а что?
        - просто хотел личное спросить. Ну, тогда, когда была первая ночь, в замке. Это ты тогда все вытворяла?
        - да, я же уже говорила. Кроме меня, тут других гостей не было.
        - Вот я и хотел узнать, правильно понял, ты из высшего круга, зачем тебе ЭТО нужно?!
        - ты не поймешь. Я темная. У нас мужчины чуть выше рабов. Когда мы с ними близки... они как куклы. А высшая эльфийка с человеком - это не просто не принято. Это смертельное оскорбление рода! А так, через кристалл можно почувствовать себя...
        ...Шлюхой! Не выдержав, перебил её я. Тут же пожалел, что не сдержался - она сильно обиделась.
        Беседа прервалась.
        На всякий случай посадил её к дереву, пропустил веревку под ошейник и привязал за шею к стволу. Она с усмешкой следила за моими действиями.
        Сам пошел распрягать лошадь. Скоро утро и неизвестно как долго нам придется идти.
        А она у нас единственное средство перемещать наши пожитки.
        Теперь еще и в противоположную сторону наверно придется идти. Уж очень мне хотелось избавиться от непрошеной темной твари.
        Для себя сформировал план. Идем до ближайшей брошенной деревни. Я там её оставляю, сам иду в город, покупаю кристалл для вскрытия ошейника, возвращаюсь, мы идем от столицы как можно дальше, чтобы нас не догнали сразу, и уже в безопасном месте открываю ошейник, изгоняя темную.
        Если мы будем в городе, даже если успеем снять, не думаю, что долго проживем. Все-таки, вид светлой эльфийки сейчас в столице, очень непривычен.
        Вряд ли Великой не сообщат. А мой план много проще. Я там - никто, в смысле, на это надеюсь.
        Вернулся к девушке, та не спала, но говорить не захотела. Поэтому лег, повернувшись в её сторону, и попытался уснуть.
        Когда наступало утро, и Мария проснулась, первым делом громко возмутилась своим положением.
        Отвязал от дерева, притянул, поцеловал в щечку. А руки? Удивилась она.
        Я замялся.
        - Понимаешь, сегодня ночью случилась одна необычная история...
        - Я напала на тебя?! Её глаза расширились в испуге.
        - Так, обо всем в свое время. Малигэ, или как тебя там, вылезай, говорить будем.
        Ничего не произошло.
        - Ну, как знаешь. Надумаешь, дай знать, пожал плечами я, это тебе в столицу надо...
        Договорить не успел
        - Я здесь, с вызовом сообщила Мария.
        - так, похоже, все собрались. Ну что, Мали... Сообщай нам свои доводы, будем думать.
        Та начала говорить.
        Ничего нового не узнал, про кое-что она не сказала, но в общих чертах все было верно.
        Первое, что потребовала Мария - удалить метки 'места' с неё. Тут же сама себе сообщила, что нужно зеркало и острый нож или игла, и ответила, что зеркала нет, так продолжалось некоторое время. Сообщила, что ни одна нормальная женщина, не то что эльфийка, а даже крестьянка, без зеркала, и... далее, в том же духе.
        Шизофрения чистой воды, подумалось мне.
        Однозначно надо срочно с этим делать:
        - Так, стоп! Остановил я уже разгорающуюся ссору. Меня волнует такой вопрос, если я тебя освобожу, я смогу не опасаться удара в спину?
        - НЕТДА! Выдала эльфийка.
        - Так, еще раз. Я доверяю Марии, но не доверяю Малинэ...
        - Малигинэ! Проревела девушка.
        - Не важно, в общем, не доверяю. Теперь тебе, тёмная...
        - Малигинэ!!! Опять взорвалась та.
        - Теперь тебе, темная... повторил я начало фразы, нужно доказать мне с Марией, что можем не опасаться тебя. В противном случае, боюсь, тебе придется надолго поселится в этом теле. Может и сама, от этого, светлой станешь - продолжил я её шантажировать.
        Та замолчала что-то обдумывая.
        В это время, похоже, уже Мария выдала:
        - отлично завтрак сегодня мне не готовить. Целый день ничего не буду делать, только отдыхать, пусть и связанной, зато столько будет заботы...
        Так, это уже Мария эту темную как её,... изводить начинает, ведь поняла, что та не знает, как побыстрее от нас отвязаться. Ну и имечко у неё... никак не запомню. Может записать где?!
        Но план, безусловно, мне, как его автору, очень нравился. Избавиться от непрошеной, заглянуть в столицу, поиметь документ, да и еще навсегда избавить .... супругу. Непривычно то, как для меня звучит... от этого обруча. Надо же, сначала я в нем маялся, теперь она... вот ведь судьба злодейка.
        Наконец 'проснулась' темная.
        - Я могу дать клятву, что во время пути не сделаю тебе ни одной раны.
        - Ага, поддакнул я, исключительно яд, и для надежности кинжал, сразу, в конце пути. Не удержался и хохотнул. Помнится, один маг уже хвалил мои формулировки клятв...
        - 'я, Мали...гинэ, никогда и никаким способом не причиню мне, Алексею и Мариэль, их детям, близким и родственникам, никаких неприятностей, а всю информацию про них, что станет, известна, до момента нашего расставания не разглашать до момента своей смерти'. Вот так лучше, похвалил сам себя. Но, конечно это набросок. Надо что для серьезности добавить?
        Ну что, Малигинэ? Так нормально? Ты, Мариэль как считаешь? Что молчим, девушки?!
        Те, почему-то действительно молчали...
        Подумалось, что наверно наблюдать за нами со стороны сейчас, было крайне забавно.
        - мы не молчим, мы обсуждаем, ответила... Так и не понял, кто из них мне ответил.
        - сумасшедший дом! Выдал я, и пошел готовить завтрак.
        Когда вернулся с едой, девушка сидела пунцовая и смущенная.
        Ну что, завтрак готов, Малигинэ, или ты клянешься, и вы начинаете, есть, или я сам вас кормлю.
        Потом мы едем в любой лес подальше, там строю избу, и мы живем долго и счастливо, втроем, до моей старости. А потом, сами разбирайтесь.
        Погоди, мы сейчас очень важный вопрос решаем, все чуть позже, отмахнулась от меня... опять не понял кто.
        Пришлось оставить девочек в покое, а самому заняться приготовлением к дороге. В любом случае куда-нибудь идти придется, и, скорее всего в столицу.
        С ней у меня были связаны двойственные чувства. С одной стороны, когда там был с Элионом, мне она показалась приятным городом, где действительно интересно побыть. Но опять - же останавливались мы, как я понимаю, скорее всего, в престижных районах, да и платил за все маг.
        А цены там... Сейчас это будет непозволительной роскошью. Да и денег почти нет. Может пара мелких серебряных, что спрятаны в обуви, и еще один золотой.. Но как-то тут его никто брать не желает. Так, что хоть и золото, но не деньги.
        Про второй раз, лучше не вспоминать. Хотя и прошли по городу от тюрьмы до отеля, а потом до ворот, но совсем ничего из той дороги не помню. Если снова окажусь в тех местах - даже не узнаю. Ну и бумага. У меня сейчас есть документ, что мне все прощено, но вот у моей спутницы нет ничего. Если раньше хоть была защита в виде амулетов, и для всех, ну почти всех, она выглядела обычной девушкой, то сейчас в её виде гулять по любому городу здесь - чистое самоубийство.
        Впрочем, ну получим бумагу, не каждому же её показывать? А сколько будет таких, которые сначала выстрелят, а потом поинтересуются?! Значит не очень и нужна. Хотя, конечно, если мимоходом взять получиться, отказываться не стоит. Может для чего и пригодиться. Ну, там поселиться в какой деревне - старосте показать, чтобы не очень за себя переживал.
        Так рассуждая, в это время собирал пожитки, оседлал лошадь, погрузил все на неё, и вроде сделал все что нужно. Подошел к Марии?! Как называть свою спутницу я еще не определился, поэтому решил нейтрально 'девушки' и обращаясь к ним, или к ней?! Скоро сам стану ненормальным.
        Поинтересовался результатами переговоров. На этот раз оказалось, что эльфийки успели перессориться и теперь за главную была Мария.
        Спросил, она планирует путешествовать дальше в связанном виде, если нет - надо что-то решать с нашей неприятной спутницей.
        Малигинэ тут же отозвалась, ну в том смысле, что ей было бы очень приятно покинуть нашу компанию, и как можно быстрее, поэтому готова даже на тот унизительный вариант клятвы, что услышала от меня утром.
        Я пожал плечами, и поинтересовался, как бы побыстрее провести обряд?!
        Все оказалось очень просто. Любой магический предмет может выступать гарантом. Точнее и он бы не был нужен, если бы не было обруча. Тогда вообще любой. Решил, что если согласие получено, и можно начинать - развязал девушек, но никакого оружия вблизи не оставил.
        Как предметы для клятвы - сразу эльфийский лук и теперь уже мой, родовой эльфийский кинжал были отметены Марией, она не хотела портить их ауру клятвами темных. А других магических вещей у нас и не было.
        Тут вспомнил про золотую монету и решил узнать может она подойдет? Незаметно достал, и, показывая девушкам, спросил, а это не подойдет?
        Реакция была своеобразная. Сначала эльфийка протянула руку, чтобы взять и рассмотреть предмет, но в самый последний момент руку резко отдернула. Обе в один голос, причем с испугом поинтересовались, откуда у меня это? Повторил свою версию про могилу.
        Малигинэ наотрез отказалась использовать её для клятвы. Мария, тоже не была довольна предметом, но предыдущая их ссора, похоже, дала о себе знать, и поэтому ввернула: - значит, так нас хочешь покинуть.
        И попала в больное место. Осторожно и с огромной неохотой взяла в руки монету и явно торопясь, или для того чтобы поскорее закончить процедуру, или чтобы я чего нового не придумал, повторила то, что утром я сочинил:
        - я, Малигинэ, никогда и никаким способом не причиню стоящим здесь Алексею и Мариэль, их детям, их близким и их родственникам, никаких неприятностей, а всю информацию, что мне станет, про них известна, не буду разглашать, до момента своей смерти. Все!
        Хотела вернуть мне монету, но та, вспыхнув бордовым светом, некоторое время имела кровавый цвет, как бы прилипнув к руке. Через пару секунд вернулся её первоначальный вид, и Малигинэ с отвращением сунула её мне.
        Довольны? Зло процедила она , теперь вы выполняйте свое обещание. И оставила нас вдвоем.
        Я обрисовал свой план, Мария согласилась, что так даже надежнее, полностью согласилась со мной, что появляться ей сейчас на глаза кого бы то ни было очень опасно.
        Мы повернули обратно.
        Решили, что та дорога, которой мы пришли в Лесную и безопасна и уже знакома, а самое главное - безлюдна. По пути сюда мы никого не встретили, так что это самый безопасный путь.
        Дальше наше путешествие проходило вполне спокойно. Приблизившись к Лесной обошли её, заглянув на озеро, заодно запаслись птицей для ужина. Остановились на ночлег поздно. Поужинали, Перестраховываясь, Мария надела ночнушку, легли спать обнявшись. Ночью меня разбудил шепот Малигинэ. Она предлагала... поразвлечься. Отказался, мотивируя, что женат, люблю, не изменяю принципиально. Та не успокоилась, пришлось отвернуться к ней спиной. Тут же колыхнулась волна подозрительности, может специально, этого добивалась? Повернулся обратно, обнял и под недовольное фырчанье девушки снова уснул.
        Снилось что-то эротическое.
        Утро было замечательное. Завтрак уже готов, лошадь оседлана. Правда, рубашка лежала сложенная. Как я понял, сейчас Малигинэ порхала по хозяйству. Как-то подозрительно выглядела довольной. Та хитро сообщила, 'а Мария еще спит'.
        Ну вот, теперь еще одна проблема нарисовалась. Как теперь делить постель с эльфийкой, и как супруга это воспримет?! Да и глобально, - как мне их вообще отличать-то?
        Тут рехнутся можно. Когда Мария проснулась, поведал о проблеме. Та сразу поставила условие - никакой близости, пока темная не покинет тело. Делить своего мужа ни с кем не будет!
        Малигинэ возмутилась и хотела что-то высказать. Но судя по всему Мария заткнула. Тут же в девушке возник внутренний конфликт. Все проходило молча, изредка, видно в порывах ссоры, вылетали крепкие восклицания. Лезть не стал, но смотрел внимательно, как бы себе, что не поломали. Все обошлось, ссора закончилась. Дальнейшая дорога прошла спокойно.
        Темная больше явно не появлялась, даже когда я вспомнил, что у меня денег нет, и по всей видимости, чтобы меня пустили к её магу может быть нужна бумага от неё? Так бумаги у нас тоже нет, чтобы написать. Хотел у неё уточнить. Но не дозвался. Когда остановились в последней деревне, а дальше уже мне нужно было скакать одному, соизволила появиться. Объяснила куда идти, сказала, что должен сказать фразу типа 'я от Иван-Иваныча' и сообщить, что мне нужен ключ от магического обруча. Тот должен мне сразу дать. Но лучше взять пару, на случай, если один вдруг не сработает и ехать сюда.
        Две столицы.
        Все сначала шло по плану. Попрощался, сел на лошадь и уже к обеду был в городе. Подъехал к нужному дому, постучал в дверь, сказал фразу. Мне открыли ворота, завел лошадь, поднялся к магу, изложил требование. Тот пообещал только утром отдать, в наличие не оказалось, - отвел огромную гостевую комнату, где я освежился и замечательно выспался. Всю дорогу приходилось спать на жестком, да еще и в пол глаза - давила ответственность за девушку - все-таки она была по ночам связанная и если кто нападет, тут один я защитник.
        Утро тоже прошло спокойно - позавтракал, получил два симпатичных рубина в виде колец, верхом покинул дом мага. Поехал в ратушу.
        Когда я там представился, и озвучил, что мне Великая обещала, действительно нашли запечатанный документ. А, прочитав, очень удивились. Проверили на камне правды. Заставили повторить, что у меня за прошедшее время была близость и теперь мы со светлой женаты. Поискали по своим каналам, еще больше удивились о том, что такой невероятный факт, как оформление брака со светлой, прошло, совершено никем не замечено. Выдали бумагу, и отпустили.
        Но все время, пока я находился, был окружен переглядами, шепотом, тайными знаками.
        Великую упоминали через фразу. Явно дело было нечисто. Много раз уже пожалел, что сунулся сюда. Жили без бумаги нормально, нет, захотелось дураку фантиков.
        Но все вроде обошлось, я был выпущен, кажется, за мной даже не следили. А по возможности постарался как можно быстрее выбраться из города.
        Через час был на дороге ведущей в мертвую деревню, где меня с нетерпением ждали девушки. Торопился, как мог, приехал полностью вымотанный. Девушки ожидали моего появления еще вчера вечером и поэтому переживавшие, умудрившиеся опять и поссориться и помириться, обе обрадовались, наперебой спрашивая, что случилось, и почему так долго, как там и т.д.
        Обещал все рассказать, но сначала передохнуть, и попить, можно и поесть, а потом снять обруч и выпустить темную, чтобы забыть о ней навсегда. Та тоже не могла дождаться этого момента. Но, зная, что после этого уже ничего от меня не узнает, со снятием слегка тянула, спрашивала про обстановку в городе, что говорят, сплетни, слухи...
        Ответил, что если ей так интересно, то могу, прям сейчас, перед едой снять обруч и пусть узнаёт в живую, на месте. А Мария рассказала, что пока меня не было, Малигинэ выковырнула пару камешков с висков, и теперь вернуться сюда никогда не сможет. К обоюдному счастью девушек.
        Мария, планируя сразу же уехать отсюда, пошла собирать вещи, чтобы погрузить их на лошадь.
        Но жизнь распорядилась иначе.
        Я уже заканчивал есть, когда от лошади прозвучал вопль. Животный, страшный.
        Перевернув чашки, бросился на крик.
        Девушка сидела перед лошадью и убивалась. В прямом смысле слова, - билась головой о землю.
        Когда обхватил её, оказалась, что она в несколько раз сильнее меня, откинув меня в сторону, поднялась и побежала.. Была ночь, я не сразу сориентировался, но получилось вскочить на коня и я поскакал за бегущей девушкой. Наверно больше часа продолжалась скачка.. Лошадь была уже уставшая, на ней вначале висел тюк с чем-то, уже прикрепленный для похода. Сразу не заметил, потом отцепил, он где-то брякнул в темноте..
        Мда, никогда не предполагал, что даже верхом не так просто нагнать эльфийку, хорошо сам не побежал.
        Когда нагнал, она уже не убегала. Подбежал, обнял, прижал к себе.. Сначала оттолкнула, потом прижалась и затихла.
        Целовал, гладил, говорил, что все будет хорошо...
        Сам в все это время пытался понять, а что вообще произошло?!
        С большим трудом посадил в седло, сел сзади и мы поехали искать дорогу обратно.
        Вернувшись, поинтересовался: может быть помочь чем? Оказалось, что там сейчас только Мария. Темная ушла в себя и не отвечает, поэтому что случилось непонятно. Весь концерт именно она и закатила - загнала себя так, что теперь ходит то с трудом. Встал вопрос - что делать с ошейником. Планировали же разъединить сразу, но что-то случилось.
        Решили дождаться утра, а заодно и Малигинэ, и уже узнав о проблеме, пытаться её решать.
        Утро было ранее. Мне не спалось, по своим следам сходил, поискал сброшенный узел.
        Оказалось, внутри лопнул один из мешочков с мукой, все испачкав. Вот и все потери. Позавтракали, собрались, поехали не спеша обратно. Малигинэ не появлялась. День был теплый и солнечный, немного проехав, решили остановиться около небольшой группы высоких деревьев. В их тени растительность была не такая высокая. А далее расстилались луга поросшие травой и кустарником. Изредка росли деревья. Вот в их тени планировали пообедать, а заодно и отдохнуть. Прошлый день и вечер меня утомили. Было тихо, клонило в сон. Решил постелить плащ и полежать на нем. Первой на него улеглась Мария.
        Неожиданно девушка выхватила мой лук и, перекатившись, мимоходом треснула меня ногой так, что упал как подкошенный. Она наоборот вскочила пружиной, и пока я приходил в себя колчан опустел. Выхватив кинжал, бросила 'за мной' и побежала в сторону, куда стреляла.
        Пробежав с сотню метров, был шокирован открывшейся картиной. Тут была бойня. Человек с двадцать лежали в невысокой траве пораженные стрелами. Эльфийка сейчас занималась осмотром трупов и извлечением стрел. Снова вооружившись кивнула мне, и пошла в ближайшие кусты. Оттуда за шкирку вытащила мужичка в богатой одежде, вооруженного мечом и кинжалом, которые он не спешил пускать в дело, быстро его разоружила, и для меня непривычно-жестким тоном проговорила :
        - рассказывай!
        Тот сбиваясь, всё выложил. Оказалось, сегодня ночью сгорела центральная башня в королевском дворце, и виновным был назначен я, - Тут же всплыло, что муж светлой эльфийки. Который накануне появился и шпионил в городе. И аккурат, после моего торопливого бегства, все и произошло. Теперь ищут меня, и уважаемую светлую (которая, кстати, его за шкирку и держит) по стране.
        Им сообщили, что мы долго жили в деревне 'Лесная'. Поэтому приказали двигаться в этом направлении. А они, совсем не за нами скакали, их цель была только проверить Лесную и ничего не предпринимать. А за нами идет другой отряд, там и эльфы, и рыцари, и маги. Просто пока те собираются... А сейчас они просто планировали немножко пообедать, и конечно же ни на кого, даже в мыслях, нападать не собирались, тем более, на такую уважаемую светлую. Конечно, он зла не держит, ну бывает, ошиблись приняв их за врагов. Если его отпустят, все сразу забудет. Даже как говорить забудет, а не то что встречал кого... вот, деньги есть, они, вообще-то отряду принадлежали, но в связи с его отсутствием было бы правильно... не дослушав, темная, одним ударом его убила.
        Теперь, надеюсь, вы мне доверяете? Зло прохрипела она в мою сторону. Отдышалась и продолжила. Думаю, надо убрать за собой. Там, за кустами их кони. Погрузим и отвезем с дороги. Можешь пока обыскать трупы. У тебя в этом опыт есть... и зло отвернувшись продолжила собирать дальше стрелы.
        Ну да, опыт,.. Один раз получилось, да и то, все висело на поясе. Но тут она права, у погибшего отряда должны быть и припасы, и деньги. Еще оружие можно глянуть. А то когда сегодня темной понадобился лук, не задумываясь, воспользовалась моими. Нет, все обернулось удачно.. Но вот те моменты, когда пришлось бежать за ней без него.
        Впрочем, эльфийка сама уже подобрала один из луков и здоровенный тесак. Интересно, как Мария к ним отнесется, когда темная все-таки нас покинет?
        Вот только я не вижу больше от неё этого стремления. За сегодняшний день ни разу не напомнила. Даже не так, если бы оба камня не были у меня, - подумал бы, по какой такой причине еще ночью не исчезла?
        После моего осмотра и сбора всех трофеев, оказался обладателем кучи железа и мешочка с мелочью. У каждого трупа имелся кошель, набитый в основном медью, также нашли небольшой ящичек с серебром и золотом - скорее всего казна отряда. После меня прошлась темная, и собрала еще с десяток золотых и с усмешкой бросила мне.
        Скоро все погибшие были погружены на оставшиеся свободными лошадей, связав их веревкой, направились к ближайшему лесу. Там девушка посетовала, что не может спрятать получше, свалили их просто в кучу, закидали ветками. Вернулись и всем табуном продолжили движение в предыдущем направлении. Вечером наскоро перекусив, на четырех конях проложили движение, остальные были стреножены и оставлены пастись на месте стоянки. Может, и задержат преследователей.
        Когда попытался поговорить, девушка грубо заявила, что тоже считает нужным обсудить кое-что, но сейчас время неудачное. На предложение общаться во время движения, ответила, сейчас важнее слушать, что делается вокруг нас. А выяснять отношения будем потом. И тут же противореча себе, поинтересовалась, куда я предлагаю двигаться в сложившейся ситуации, когда нас сейчас начали искать во всех населенных местах? Место, куда я стремился, было, вот только открывать его положение перед темной считал неправильным. Озвучил, что считаю - в любой лес и поглубже.
        Та хмыкнула и заявила, что знает одно замечательное место, где нас искать, точно не станут, даже зная о нашем там присутствии.
        Когда Мария поинтересовалась, этим местом - та ответила 'Мертвый город'. Название мне ни о чем не говорило, зато между девушками произошла активная перепалка. Малигинэ тут же поинтересовалась альтернативой, не услышав ничего конкретного, заявила, значит идем туда.
        На мой вопрос у светлой, что это за город резко оборвала, что сейчас нас, возможно, преследуют, а прошлый раз светлая даже не услышала приближение стрелков. И если бы не она...
        Так что ночь ехали молча. Я несколько раз начинал дремать в седле, а вот девушка была всё внимание. Ну и ехали мы теперь без всякой дороги. Ориентируясь наверно по тучам, потому что звезд я не видел. Под утро сделали небольшой привал, и поменяли коней. Я предложил ей сейчас снять ошейник - та взглянула как на ненормального. Там же появится метка! Она будет светить всем магам на мили. Любой из них сразу определит направление. Так, что снимать будем только там, где безопасно. Мы вскочили на коней и неспешно потрусили дальше. Через час меня окликнула девушка. Она все-таки, решила иметь на руках один из открывающих камней. Так, на всякий случай. Во время скачки передавать не рискнул, обещал отдать на первой же остановке.
        Теперь Малигинэ вела себя как главная в отряде, и мы с Марией с удивлением обнаружили, что у неё это вполне получается, да и опыт руководства явно сказывался.
        Но разговаривать она ни сама, ни желала, ни нам не давала что-либо обсуждать. Даже когда днем, мы тихонько ехали в указанном ею направлении и решили тихонько обсудить произошедшее, надеясь, что она спит, недовольным голосом влезла в разговор и напомнила, что эльфы слышат в несколько раз лучше людей. И ей совершено не хочется проснуться в мертвом теле.
        И вообще, скакать ночью в теле светлой, которое совершено для этого не предназначено, для неё та еще пытка.
        Так, не встречая никого на своем пути, мы за неделю, почти ополовинив свои запасы еды, приблизились к мертвому городу. Несмотря на уверения темной о его безопасности, было явно видно её напряжение. Мария наверно тоже переживала. Последнее время была нервная и озлобленная. Да и практически не отдыхая, вымотали и себя и коней.
        Когда утром, на горизонте возникли грандиозные развалины, темная приказала Марии проверить её эльфийский лук, он на порядок качественнее, чем все остальные, и изготовить к нему с десяток каких-то хитрых стрел. Лук оказался почти полностью исправным. На нем пара царапин, но, по словам светлой на стрельбу они уже не оказывали влияния.
        Темная, используя мои стрелы, несколько раз стрельнула в сторону леса, наверно результат её удовлетворил, сказала, что пока будет отдыхать, велела светлой сделать стрелы как можно качественнее, и исчезла.
        Эльфийка занялась стрелами, а я смог внимательно рассмотреть брошенный город. Я помнил, какое впечатление на меня произвела современная столица. Но по сравнению с этим гигантом, сейчас она вспоминалась как заштатный городок.
        Все строения были окружены капитальной городской стеной. Высились башни, стоявшие на когда-то широких, а теперь превратившихся в тропинки, дорогах. С расстояния не было заметно падали ли с гребней стен камни или нет. Дальше, к центру, вздымались вверх громады дворцов и солидные башни, связанные ажурными, но частично рухнувшими переходами.
        Статуи были почти на всех высотных зданиях. Часть из них обвалилась - это можно было понять по неправильным пропускам в анфиладах, а сохранившиеся даже сейчас поражали искусством исполнения.
        Ветер шевелил листвой выросших среди зданий столетних деревьев, они высились среди зданий, соревнуясь с дворцами высотой крон. Качались остатки ставень и оставшиеся флюгеры на пиках крыш. Солнце отражалось в редких стеклах. Наверно из-за этого, все эти строения, с такого расстояния выглядели не брошенными, а скорее на время оставленными. Казалось время остановилось для этого каменного великолепия. Правы были те, кто запрещал ходить сюда.
        Увидев мастерство построек, уже невозможно к словам 'раньше строили лучше' относиться как к брюзжанию стариков.
        Я действительно не мог даже на один уровень поставить творчество местных строителей, художников, скульпторов и то, что я видел в современных городах.
        Налюбовавшись, попросил светлую рассказать. Та, на время отложила свою работу, сообщила:
        - весь мир намного больше этого государства, есть города прекраснее.
        Этот город - он возник и развивался не одну тысячу лет, здесь жили и гномы, они все это строили.
        Только возгордившись и уверовав в свою исключительность, местный правитель напал на соседей. Те казались много слабее, но как выяснилось, - только казались. Нападающих разбили практически сразу. Войско отступало к столице. Часть их бывших подданных также перешла на другую сторону. Когда все стало настолько плохо, и войска противника были почти под стенами, местные маги спланировали создать один общий щит и накрыть им столицу, но что-то пошло не так, и он, вместо защиты, сам накрывал столицу, уничтожая там все живое. Не многие успели его покинуть и спастись.
        Теперь Мертвый город не просто так называется.
        Много раз с тех пор пытались очистить, но не получилось. По слухам, те, кто сюда приходит, и умирает, становится его защитником. Лет сто назад попытки вернуть, бросили, а все проходы заложили. Но ненадолго. Сюда ходили авантюристы. Это было смертельно опасно. Возвращался только каждый десятый, но зато с таким количеством золота, что поток не ослабевал. Пока в один момент не прекратился совсем. Когда за два - три месяца не вернулся ни один из ушедших сюда, решили, что защита магов опять активировалась. Желающие рисковать кончились.
        Когда она все это сообщила Малигинэ, еще в самом начале, та ответила, что все не совсем так. Вокруг ходит патруль темных, который всех устраняет. И нам просто нужно пройти мимо, желательно тихо. А зная тропинки и места засад, это не выглядит сложным.
        В обед темная проснулась, осмотрела очень внимательно новые стрелы. Что-то еще подправила, поворчала, что раньше подобное выбросили бы как негодное, но сейчас выбора нет. На мой вопрос, чем они отличаются от обычных, сообщила, что они 'тихие', хоть какой будет шанс против врагов, если те случайно встретятся.
        Показала мне одни из ворот, и, сообщив, что как только я увижу её там, должен взять всех лошадей и нестись туда со всей возможной скоростью и растворилась в траве.
        Появилась она на условном месте только через пару часов, когда я уже устал переживать. Она махнула рукой, увидев, что я заметил - снова исчезла.
        Когда я примчался, велела быстрее скакать внутрь, искать красный дом в два этажа и ждать её там. И оружие чтобы держал наготове, на всякий случай.
        Дом нашел очень быстро. Почти все здания когда-то были светлые и яркие, этот резко выделялся. Скоро появилась эльфийка. На крупе её лошади лежала пара темных эльфов. Она устремилась внутрь города, велев мне не отставать. Похоже, она была здесь ранее, и ориентировалась прекрасно.
        Проскочив через заросшую деревьями и кустарником площадь, свернула в неприметную улочку. Поднырнув под развалившиеся ворота, мы оказались в небольшом дворике. За воротами находилась стальная решетка, которую я тут же за нами закрыл. По дороге, одного из эльфов, как я понял, уже мертвого, она 'потеряла' скача по улицам, второго повела в дом, крикнув мне, чтобы распряг коней и привязал их в нише.
        Новая правда.
        Когда я освободился - зашел внутрь через боковую дверцу, наверно когда-то предназначенную для слуг. Внутри все было старым, выцветшим. Но нельзя было назвать его растащенным или ограбленным. Вся мебель присутствовала, но была как в плохом музее, ткань протерта, дерево облезло, но, в принципе, вполне годна к использованию.
        А еще, все окна, выходящие внутренний двор, были целы.
        Девушку с пленником не видно. Походил по первому этажу, заглядывал в двери, пусто и пыльно.
        Вернулся к мраморной лестнице, ведущей на второй этаж, поднялся. Когда-то богатый особняк сейчас был пустой и тихий. Из ближайшей комнаты услышал какой-то звук. Зайдя туда, увидел в одном из кресел, рядом с небольшим изящным столиком девушку, которая сейчас смотрела в окно. Вид из него открывался на заросли зелени, сбоку выглядывала резная башенка замка. Казалось, что город до сих пор обитаем. Пленника я не видел.
        Взглянув на меня, та сказала:
        - А вот сейчас можно и поговорить. Только вот с чего начать?...
        - Логично начать с главного.
        Она грустно усмехнулась и ответила:
        - тогда позвольте представиться - я Великая.
        Только прозвучало это не гордо, а скорее с сожалением.
        - Все, что я говорила до этого, была правда...
        - Только не вся! Вставил я.
        - Да, не вся...
        Как бы в раздумье повторила та.
        - Наверно, стоит рассказать все, что произошло после первой нашей встречи.
        Она опять помолчала.
        - Нет, начну, пожалуй, с самого детства: я родилась в аристократической семье темных эльфов.
        Мое первое имя - Джилинэ, это означает вечно юная. Моя мама была высшей магиней в кругу верховной матери. Как оказалось, у меня были хорошие возможности к магии, и мама, с детства, передавала мне все свои знания.
        Когда настала пора моего первого боя. Он, как правило, проходил между своими, без жертв. Но мне, как самой способной, позволили провести настоящий. Для этого выделили сверстницу, светлую эльфийку захваченную живой в одном из боев. Я не стала убивать её одним ударом, хоть и могла, не использовала и магию - мне это казалось неинтересным. Только сталь. Та оказалась на удивление сильным противником, но этим только раззадорила меня. Я наносила удары в её болезненные точки, ожидая, что та скорчится от боли. Но она все не сдавалась. Бой растянулся больше чем на час, пока она не упала у моих ног. Поверженная, но не сломленная.
        После этого, оценив мои способности, мне дали истинное имя - Малигинэ, то есть злая. Я оправдывала его сотни раз, и все, кто встречался со мной и оставался живым, боялись даже вспоминать его.
        Светлые для меня всегда олицетворяли только врагов. На мне числится не один десяток их жизней. Жалею ли я об этом? Не знаю... или боюсь себе признаться, что да?!
        Теперь, как в насмешку, судьба распорядилась так, что я обязана разделить судьбу одной из них. Той, что я считала своим врагом. Которую пыталась уничтожить, морально раздавить, унизить...
        Но оказавшись, в прямом смысле, в её шкуре, я вижу, что многое, что считалось ранее у темных аксиомой, было обычной ложью...
        Опять надолго задумалась. Я с трудом сдерживал себя, чтобы не прервать её монолог, ибо понимал, что сейчас, то, что она рассказывала, было слишком личным. Да, она была врагом, но шуткой судьбы стала нашим союзником. Как она теперь будет относиться к своим соплеменникам? Может быть именно сейчас она переосмысливала всю свою прошедшую жизнь? Поэтому молчал, ожидая продолжения.
        И она продолжила:
        - Власть в моем мире вещь очень непостоянная. Нет, как правило, все обходиться без убийств, слишком нас мало, и уничтожение соплеменницы у нас расценивается, как одно из самых серьезных преступлений. Правда, все это касается только женщин. С мужчинами проще.
        Когда я выросла, стала претендовать на место верховной матери, та, оказалась опытнее, и меня, вместе с моими сторонниками, поодиночке выкинула из нашего, моего родного дома.
        Моя мать от меня отреклась, и я с кучкой подруг, принялась искать новое место под луной.
        В этой местности шла война, и мы, видя, как один из князей проигрывает, предложили свою помощь. Договоренность была, что в случае победы, мы создаем на этой территории темную рощу в любом месте, по своему выбору.
        Все прошло замечательно, только князя-победителя убил собственный сын, который в схватке с ним был смертельно ранен. Мы его попробовали лечить, правда, без особого желания...
        В итоге, вся его армия, официально, была в моих руках. Используя своих магов, легко разбили и пленили противника, а я, вместо небольшой рощи, стала властительницей целого края.
        Поставив у руководства своих друзей, оказалась в глупом положении. Я Великая. Я могла все. Но реально - ничего. Я не могла выйти из дворца без стражи, не могла общаться с друзьями - когда я стала правительницей, в этот момент они исчезли. Но то друзья, даже моя дочь...
        Тут она смутилась.
        - Нет-нет, её отец давно умер, а наши с ним отношения не были официальны. Но даже она меня оставила, практически полностью разорвав всякое общение со мной.
        Я всегда жаждала свободы, меня прельщали открытые пространства, поля, рощи. Сейчас я была заперта в стенах дворца. Мне было ужасно одиноко. Сначала, слегка развлекло противоборство светлой рощи, но она была уничтожена, без моего ведома, меньше чем за месяц. Мне просто доложили, что все закончено, что ни один светлый не выжил. Несколько было захвачено, и они уже закончили свою жизнь на алтаре. Богиня темных была более чем довольна - она дала нам сотни девочек, которые в будущем позволят стать нам намного сильнее, чем мы сейчас есть.
        - не перебивай, я уже подхожу к нашей встрече.
        Судя по всему, Мария что-то пыталась вставить.
        - Ну вот, все было настроено и действовало по своему ритму. А мне было скучно. С детства я привыкла к дракам, к войне. Я изнывала от безделья. А тут еще обязательные ритуалы, выходы в свет. Мало этого, еще и эти людишки, которых я по совету окружения привела к власти что-то требовали все время...
        Я пыталась придумывать всякие развлечения: испытание, ночная охота, очистка древней столицы здесь...
        Обернувшись от окна в мою сторону, девушка 'забыла' свой взгляд на мне:
        - И вот, в моей жизни появился ты!
        Я прекрасно помнила, как сама убила всех в роще. Все прошло достаточно просто и неинтересно. А когда оказалось, что кто-то выжил, я почувствовала себя обманутой. Но сначала решила узнать, как это получилось. Для чего - я не знаю, просто, когда поняла, что меня перехитрили, хотелось равнозначно ответить. Дала приказ доставить выжившего ко мне. Тайно. А чтобы не возникло лишних слухов, отдала приказ своим доверенным последить и забрать всех, с кем он будет общаться.
        Так ко мне во дворец случайно попала и светлая эльфийка, о смерти которой, мне было доложено еще лет пять назад.
        Сразу же возникло желание - обоих уничтожить, растоптать, но...
        Я же Великая... Что для меня двое нищих беглецов, переломаю и не замечу, ... мне захотелось поиграть.
        Первая неприятность случилась сразу, после того, как вас увели.
        Пришла моя первая жрица и со всевозможным почтением сообщила, что наша богиня недовольна.
        Светлая, что сейчас находится в замке, не только последняя из своего леса, но и последняя из рода! Её кровь на алтаре сможет значительно усилить меня и остальных.
        Это значит, что я, как глава клана, стану не просто на уровень нас изгнавших, но и превзойду их! Отказываться от такой удачи было глупо, и я поклялась на алтаре, что он скоро будет обагрен кровью светлой.
        Но я была аристократкой, и мной уже было дано слово не убивать...
        Сказано это было с таким сожалением, что у меня прямо дух захватило.
        Нет, я и раньше не сомневался в правдивости её слов, но сейчас я действительно слышал и чувствовал рядом ту Великую, что тогда издевалась над нами просто от скуки!
        Между тем, та продолжала:
        - Как одновременно выполнить клятву богине и не нарушить свое обещание светлой пока не решила, но отдала приказ изъять у той все оружие, и не дать мужику возможности её убить.
        Все было сделано. Но ближе к вечеру ко мне снова пришла первая жрица и напомнила, что я глупо поступаю, если ради какого-то обещания злю своих богов! И что я могу, совершено свободно, нарушить свое слово ради великой цели. Я отказалась. Наверно, если бы она не говорила таким приказным тоном, возможно, я бы согласилась - все, что она говорила, я уже сама передумала, но тут встряло мое упрямство.
        Со словами, что я тут верховная, и единолично решаю, как поступать, указав той на дверь. Та удалилась, напоследок прошептав: 'с такими решениями ненадолго'.
        После этого я по своим каналам узнала, что первая собирала круг, и они обсуждали мой поступок.
        Я была взбешена тем, что сама себя поставила в тупик. Поэтому вечером, придя в светлую, старалась отплатить за свое унижение днем. Слегка отпустило.
        Весь следующий день у меня ушел на всевозможные встречи с возмущенными подругами.
        Я им пообещала, что светлая не выйдет живой из замка. С нетерпением ждала ночи, чтобы за все поквитаться. Но ночь наступила, а я не могла ничего сделать... меня трясло от злости. За ночь, выкидывало несколько раз, но сильнейшая головная боль не позволяла что-либо сделать. Самое удивительное, что она не стихала, даже когда я возвращалась в свое тело. Собрав все свое упрямство, я все возвращалась и возвращалась, с каждым разом мне становилось все хуже и хуже.
        В итоге, под утро я забылась тяжелым, болезненным сном, перед этим решив, что следующим днем уничтожу обоих на алтаре. Сама. И плевать на все обещания!
        Мое окружение меня не беспокоило, ожидая, как я выполню обещание, данное моей богине!
        А я весь день тупо проспала! Когда я все-таки пришла в себя, ни светлой, ни её спутника уже в городе не было! И все это по ранее отданному мной приказу!
        Для меня это был шок! Обещание, данное своим, я нарушила. Клятва моей темной богине была тоже под вопросом! Я не знала, что мне делать, как поступать... бежать ловить! Но где искать? Металась по спальне, все круша. Тут же решила, что вселяюсь в светлую и пытаюсь вернуться в столицу, или хотя бы узнаю, где та находиться, и шлю всех свободных за нею! В самый неподходящий момент ко мне пришла первая. Без стука, без разрешения! Сообщила, что высшее окружение давало мне сутки, для того, чтобы я могла исполнить волю богов. Сутки прошли, и что они видят? По моему приказу светлая проходит под охраной через весь город! Никто не ожидал такого резонанса. Вся столица бурлит слухами! Над темными, разве что не смеются!
        Мое окружение собиралось меня судить! И прямо сейчас, требуют от меня объяснений!
        Они забыли, что если б не я, они сейчас все были обычными изгнанными. Что именно я восстанавливала контакты с нашим прежним домом, что только из-за меня они сейчас те, кем стали... С огромным трудом пыталась восстановить пошатнувшуюся власть. Очень тяжело, но это удавалось. Большая часть высших меня еще поддерживала, да и мое уверение, что светлая никуда не денется, и от клятвы перед богами я не отказываюсь, дало свои результаты.
        Как бы не смешно звучало, вы одновременно были для меня самой главной целью, и мне совершено стало не до вас, да и время было упущено. Изредка наведывалась, пытаясь определить ваше нахождение, но это никак не удавалось. Каждый раз возвращалась с головной болью.
        Тут она задумалась. Долго смотрела в окно. Я тоже молчал.
        Судя по всему, и Мария терпеливо ждала продолжения. Наконец Великая вернулась из своих мыслей и продолжила с волнением в голосе:
        - В одно из последних посещений произошло для меня невероятное: в момент появления в этом теле, сразу не поняла, что происходит.
        Как потом оказалось, вы уже заканчивали светлоэльфийский обряд сплетения. Но этого я, конечно, не знала, и решила тихонько подглядеть. Ничего не происходило - вы молча стояли и держались за руки. Мне стало смешно. И тут произошло то, о чем я никогда до этого не слышала. Я почувствовала, как на меня, на темную! Падает освящение светлой богини! В жуткой спешке и панике вернулась обратно. Придя в себя, в своих апартаментах, с ужасом убедилась, что теперь являюсь не только обладателем благоволение богини светлых эльфов, но имею официального мужа! Причем конечно же тоже светлого! Тут же хотела вернуться, с намерением разнести и уничтожить все в этой дыре. Но мне опять помешали!
        Увидев светлое свечение вокруг меня, и поняв, что это, моя прислужница в страхе подняла крик... тут же об этом узнало все мое окружение. Собрался совет, и меня сразу же сместили. Для темных эльфов я перестала существовать. Правда, номинально, я еще оставалась Великой для людей края, но как намекнула Первая, уже ненадолго. Или я смогу привести последнюю светлую на алтарь, или сама займу на нем её место.
        В бешенстве снова перенеслась. Как же мне хотелось все крушить и ломать! Но оказалось, что разнести все, просто физически не могу. Тело слабое, магические возможности на минимуме. Наверно сейчас и не вспомню, что тогда творила. В себя привел, совершенно неожиданно замкнувшийся на моей шее обруч. Теперь я даже вернутся не могла! Стало очень страшно - если это тело умрет, я умру вместе с ним.
        А в башне, в выделенном мне подвале, в кресле, сидела живая статуя, сжимающая кристалл перемещения душ. Мне нужно было срочно вернутся. Без души тело оставаться долго не может. Я не знала, сколько у меня оставалось времени, такие камни крайне редки, и каждый имеет свои параметры и особенности.
        Но когда появился ключ, и я в любой момент могла возвратиться обратно, я просто жутко трусила. На самом деле мне было страшно возвращаться обратно. Я больше всего боялась придти в себя и понять, что привязана к алтарю. Времени прошло много, а новостей не было.
        А потом произошло то, что я меньше всего ожидала: в башне, в комнате, где находилась моя бездушная оболочка, возник пожар. Он уничтожил все. Мне больше некуда возвращаться. Я оказалась навсегда заперта в теле этой эльфийки. Против которой, кстати, сейчас выставлены все силы нашего государства.
        Я не знаю точно, что произошло там, в подвале. Но уверена, что без богини темных не обошлось. Это была её месть. И теперь мне придется жить вместе с вами.
        Так, что, усмехнулась она, принимай в свою семью еще одну, нежданную супругу. - И да, я кое-что Мариэль ранее уже сообщила. Так, что для неё последнее не очень большой сюрприз.
        Большую часть из того, что я рассказала, я знала сама, но о пожаре, уничтожении меня и кристалла рассказал сегодня темный. Я его отпустила, слегка покалечив, чтобы он передал первой - теперь этот город станет оплотом светлых! Этого места все опасаются, а я, во время своих охот прекрасно изучила его, поэтому и выбрала. Здесь смертельно опасно находиться, но для нас это самое безопасное место. Пока, по крайней мере. А потом что-нибудь придумаем. Магия здесь есть, кое-где попадаются старые но мощные артефакты. А я, все еще сильный маг.
        Тут она очень снисходительно взглянула в мою сторону:
        - И главное. У темных глава семейства - женщина. Правда теперь я немного светлая, но пока не почувствую к неожиданно появившемуся мужу хоть какое-то уважение, воспринимать буду только на уровне слуги.
        Если кто-то из вас против - ваши проблемы. Со мной теперь вы все равно ничего не сделаете. Если все всё поняли, и других аргументов нет, на этом и закончим.
        Встала, и дальше, так небрежно в мою сторону:
        - Действия такие: Муж, ты сейчас снимаешь с меня обруч, я пытаюсь понять, что я могу делать с этим телом, насколько велик магический резерв. Если смогу - буду увеличивать.
        Сам идешь, расседлываешь коней. В соседней арке должно было остаться что-то из корма, прошлый раз много завозили. Всю провизию отнеси на первый этаж, там где-то была кухня. Подумай насчет дров. Все оружие принесешь сюда, - я ожидаю завтра с утра нападение.
        Как же много мне ей хотелось высказать! Весь её монолог сдерживался, чтобы получить как можно больше информации, когда её опять на откровенности потянет...
        Но сейчас все слова вылетели из головы. Это было чужое, неприятное существо, которое я не понимал и слегка презирал. Представляю, какие эмоции к ней испытывала моя любимая Мариэль!
        Одно обстоятельство не давало мне покоя, о чем я тут же её спросил:
        - меня интересует твоя дочь,... сколько ей лет и как зовут?
        Та ответила, с каким то безразличием:
        - я не склонна этим делиться. Вы с нею никогда не встретитесь, так что это не важно.
        Я пожал плечами:
        - кристалл у тебя есть - так, что ошейник сама снимай...
        Только знаешь, ты влезла в нашу семью, и не тебе устанавливать в ней порядки. Словом ты связана, вредить нам не будешь, а что помощи от тебя не дождемся, так и до этого на неё не рассчитывали.
        Все, что ты сказала, сделаю. Но не потому, что приказала, а потому, что действительно разумно, и полезно. Будешь предлагать дельное, и что имеет смысл - буду делать. Не хочешь - сиди себе там молча в углу и не мешай! Будешь вредить - напомню, как голова болит.
        И главное: попроси у Марии прощение за всю гадость, что ей сделала. Она не простит, но хоть не таким уродом сама будешь выглядеть.
        Развернулся и пошел в конюшню.
        Новый дом. Скучный быт.
        За пару часов перенёс всю провизию на кухню, а кое-какое оружие занес наверх.
        Девушка сидела без ошейника и что-то сосредоточено делала.
        Когда я приблизился, оказалось, что она тихо плачет, я обнял за плечи, и прижал к себе.
        Она уткнулась мне в плечо и зарыдала сильнее. Я начал гладить по волосам, шептал, что все образуется...
        И тут случилось совершено для меня нежданное. Возникла Мариэль и потребовала ответить, что эта сука делает в моих объятьях.
        Нда, ситуация. Я то был уверен, что это Мария плакала...
        И что, мне теперь, каждый раз спрашивать 'а ты кто?!'
        Вот ведь блин попал... И ведь не объяснишь - каждая уверена, что их спутать невозможно... ну да, когда одно тело на двоих...
        Да и зовут их одинаково, почти... Мариэль и Малигинэ. Мария и Малия?! И обе жены...
        Угу, случайно перепутал, извинился. Только это сделать оказалось ну совсем непросто. Когда все вроде успокоились, вспомнил, зачем пришел:
        - мне кто-нибудь поможет с обедом? Я, конечно, имею в этом опыт, но хотелось бы помощи, можно просто присутствием, чтобы хоть не скучно было.
        К удивлению обе согласились помочь. Причем как, оказалось, умудрялись делать два дела сразу. Темная что-то тихонько магичила, никому не мешая, а светлая мне помогала готовить.
        Хотя мирной и спокойной окружающую обстановку назвать было сложно. С большим трудом удавалось гасить постоянно возникающие конфликты. Самое сложное было то, что о них узнавал только в моменты, когда они уже шли вовсю, а наружу непроизвольно вылетали мне уже хорошо знакомые эльфийские красивости. Вот почему мне так везет?! Нет, нужно будет, чуть позже его изучить получше, а то обе жены- эльфийки, а я только ругаться с ними на их языке и могу! Судя по всему, даже не напрягаясь, а вот просто поговорить - тут только со словарем.
        Обед тоже прошел под знаком надвигающейся бури. Но как-то её удалось сдержать.
        Зато после обеда темная эльфийка стала практиковать, ушла в одну из комнат подвала и уже там создавала сначала светлячки, а потом и кое-что из боевых штучек. Сначала было интересно... но когда один шарик взорвался рядом со мной, чудом не задев, девушки снова подняли внутреннюю грызню. Светлая поставила ультиматум, что дальнейшие эксперименты только без меня. Оставлять их без присмотра боялся, но они как-то шустренько скооперировались, и пообещали, что ссориться не будут. Точнее вообще общаться.
        Когда они целый час молча делали что-то непонятное, но и не опасное - мне стало не интересно, и я решил обследовать дом более подробно.
        Долго бродил по пустому дому. Он представлял собой букву 'П' окружающую небольшой дворик. В одной из ножек которой, весь первый этаж был занят конюшней и складами, а второй - помещениями для слуг. Центральная часть и другая половинка - само здание, где когда-то жили господа. Несколько их портретов сохранилось, но понять по стилю одежды кем они были, я не смог.
        Обход начал с той комнаты, где прошлый раз выступала Великая. Подумалось, что нужно как-то по другому её называть. Сейчас 'Великая' звучит как издёвка, а Малигинэ слишком сложно. Ладно, это потом с ней надо обсуждать.
        Осмотрел комнатку - ну что, мило, но пусто. Тут или в моде минимализм, или просто порастащили все, что поприличнее?
        Она оказалась проходной - сбоку была дверь в соседнюю комнату - спальню. В неё я тоже заглянул. Пол паркетный и на удивление ровный. В центре обычная кровать, параллельно ей, у стены, диванчик. Между окон - столик на пару человек и несколько стульев со спинками. Больше мебели здесь не было. Ни шкафов, ни сундуков, ни комодов. Стены были обиты светлой, слегка потускневшей тканью в неброский цветочек. Как украшение - две небольшие картины с букетами неярких цветов. По центру потолка когда-то висела люстра, её обломки до сих пор торчали сверху. Но это единственное, что напоминало о том, что мы находимся в покинутом и нежилом строении. По-своему тут было даже уютно.
        Эти две комнаты оказались единственными условно жилыми. Остальные выглядели намного печальнее.
        Я гулял по всем помещениям - практически вся мебель и часть предметов интерьера была в ужасном состоянии. Пыль, пустота, ветхость. Кроме центрального - парадного входа, нашел второй, в торце здания. С почти такой же величественной лестницей. Но, похоже, им редко пользовались, даже когда дом был обитаем. А сейчас - мрамор ступеней качался под ногой, несколько балясин отсутствовала, поручень разъехался.
        На самом видном месте висела картина. Из украшений она была тут одна, и каждый проходящий непроизвольно должен был взглянуть на неё. Что она изображала, было непонятно - сейчас она была тусклая, вся под слоем пыли, и как мне показалось даже слегка влажная.
        Я подтащил ближайший стул и, протерев полотно первой попавшейся тряпкой, не смог удержать удивленного возгласа! Художник явно был мастером. Картина напоминала Айвазовского - море, волны... правда кораблей не было, но от неё повеяло прохладой и морскими брызгами. До неё, здешние моря меня мало интересовали, но, встретив на полотне - жутко захотелось увидеть их в живую. Долго рассматривал картину, и чем дольше смотрел - тем больше она мне нравилась.
        Не удержался, с трудом перенес в спальню. Повесил на пустую стену напротив кровати - сразу атмосфера как-то изменилась в лучшую сторону. Уже не так напрягало огромное пространство.
        Дальше уже бродил целенаправленно, ища, чем ещё можно еще украсить жилые комнаты, но больше ничего трогающего душу не встретилось. Если что и было раньше - видимо эльфы уже захомячили в предыдущие приезды.
        Самым интересным оказался чердак, на который я, кстати, наткнулся, совершено неожиданно. Над одной из комнат, похоже была проломлена крыша, и со временем потолок прогнил и прогнулся, и рядом со стеной появилась дыра, в которую можно было протиснуться. Но как туда залезть?
        Обошел весь верхний этаж, но к своему удивлению других путей попасть туда не встретил.
        Проникнуть туда мне удалось только благодаря моим ранним наработкам. Другими словами, срубил деревце в саду, заодно принес вязанку дров и хвороста на кухню, а ствол затащил на третий этаж. Представил как я тащу по мраморным лестницам и паркету огрызок дерева. Орк, не иначе. Вот по стволу и забрался.
        Действительно в этой части дома куска крыши не было, зато над нашим жилым крылом все целое.
        Когда очутился наверху, обратил внимание, что только над нашей половиной дома, где находились жилые комнаты, была крыша. Её остатки, торчащие над остальной частью здания, не спасали ни от ветра, ни от дождя. Перекрытия в тех местах прогнили, и ходить там я не отважился, поэтому нормального спуска вниз я даже не искал.
        Осмотрев ту часть чердака, что оставалась под крышей, удивился количеству мусора стащенного сюда прошлыми владельцами. Огромная куча поломанной мебели, старое, и уже негодное оружие, куски от защиты, какие-то шлемы.
        У стены стояли испорченные картины, которые, впрочем, никогда не представляли никакой ценности, на мой взгляд.
        Единственное, что меня заинтересовало в этой куче сломанных и ненужных вещей - несколько сундуков.
        Вот их я и решил обследовать.
        В основном они также были набиты всяким мусором, и я просто потерял время, роясь в них. Чего там только не было: старое тряпье, мятая посуда, какие-то светильники, для меня - ничего интересного.
        Мне достаточно быстро надоело перекапывать их содержимое, но тут попался один, не похожий на остальные.
        Он был заполнен бумагами: Здесь были свитки с чертежами каких-то зданий, построек, книги совершено разного направления. Такое впечатление, что, разбираясь в библиотеке, владелец все неинтересное просто свалил сюда.
        Но один из чертежей привлек мое внимание - он, как и большинство лежавших здесь, был свернут в тугую трубку и перевязан веревкой. Видно от долгого хранения материал ссохся, и когда я развернул свиток, тот переломился в нескольких местах. На ткани был нарисован город, в котором я сейчас находился. Точнее его очень подробный план. Причем с обозначениями, переходами, и множеством каких-то значков. Посчитал, что хоть что полезное, -не зря сюда залез. Я собрал все осколки и отложил пока его в сторону, - изучу в более подходящей обстановке. И продолжил копаться в бумагах, но к моему величайшему сожалению больше ничего интересного не нашлось.
        Спустился вниз и вернулся в спальню.
        Расстелил в свободном углу свой трофей, - на столе карта просто не поместилась. Позвал девушек. Они с удивлением разглядывали карту, когда-то огромного города.
        Первое, что их заинтересовало, это то, что из столицы вело несколько подземных ходов, которые мы решили позже проверить. Попадать и исчезать, обходя патрули темных, было очень заманчиво. Также важным оказалось то, что все кварталы были надписаны. Тут же темную заинтересовала небольшая область со скромным наименованием - маги. Вот туда она и планировала быстренько смотаться. Одна, насколько для неё это возможно, и прямо сейчас. Как она заявила, магический потенциал этого тела ...небольшой, поэтому кристаллы силы, были бы очень кстати. Случись схватка с магами, появится хоть какой-то шанс.
        Спросил, будут ли те карту перерисовывать - в ответ только фыркнули, а вот мне она еще может пригодиться. Поэтому я её аккуратно сложил и убрал, чтобы не мялась и не рвалась дальше.
        С трудом договорились перенести поход на потом, вспомнив, что завтра нас по плану атакуют, при этом выдержав еще один скандальчик.
        Очередное возобновление мира для меня не прошло бесследно - в этот раз мне пришлось пахать до седьмого пота и пытаться хоть чуть поднять самооценку, упавшую мимо плинтуса сразу в колодец.
        Другими словами после обеда была тренировка. Тренировала обозленная темная.
        Я сначала возмутился, что на нас нет никакой защиты, на что та процедила, что она еще долго будет не нужна. А на мой вопрос, о случайностях, серьезно ответила, что их больше не будет.
        Наверно, это у них там так принято, но я как-то ожидал, что мне покажут какие-то удары, объяснят, как их отбить. В реальности вышло все намного проще.
        Я становился в позицию, звучала команда 'начали', ... и я бежал за своим улетевшим вдаль мечом. Затем все повторялось. Наверно к концу второго часа я умудрялся... нет, не отбивать удары. Я их даже пока не видел, а удерживать меч так, что он у меня вылетал только со второго её удара. Но не долго.
        Через пару часов я не то что не мог держать меч, а вообще, хоть что-то взять в руки.
        При сжатии ладоней в кулаки те начинали деревенеть. На этом, мое макание закончилось, и была попытка слегка приподнять мою самооценку. Другими словами услышал похвалу. Правда, в основном за мое упорство. Ну, в смысле, что если мы также дальше будем заниматься каждую свободную минутку, через год можно будет переходить к защите.
        Предложила пообедать, а потом еще немножко позаниматься. Но, глянув на мои руки, добавила:
        - теперь теорией.
        Ну что, к концу ужина я слегка оклемался, в смысле, стал как-то увереннее ложку держать.
        Потом началась опять тренировка. Но, в связи с тем, что меч в моих руках не держался, показывала хваты (на себе), способы вращения кистью (своей), вроде все было понятно. Посоветовала выпить на ночь обезболивающее, и укрепляющее. А лучше полностью отрубающее. Напомнив, что завтра мы ждем нападения. Сил возмущаться и что-то доказывать, не было, поэтому сварил (руками Марии) себе рекомендованный отвар и на ночь выпил.
        Спали мы теперь вместе. Естественно, теперь связывать эльфийку было бессмысленно. Но по заведенной традиции, ночью мы только спим. Хотя мне чувствовать в своих объятиях такую потрясающую по красоте девушку и просто спать - сложно. Да даже на неё смотреть, все еще дух захватывает. До сих пор не могу привыкнуть, что это чудо - моя жена, как-то не верится.
        А тут и все условия, крыша над головой, мягкая постель - чистое белье. Наверно все сложилось. Или рассказ темной произвел сильное впечатление. А возможно что-то из подсознания пошутило, но ночью мне снилось, что я вдвоем с Великой. Это было так жутко возбуждающе, ... я мучился от чувства несправедливости и возбуждения, страдал и упивался. Когда в этом бреду проснулся, увидел на себе девушку. Чуть не закричал. Толи от ужаса, толи от страсти... она закрыла мои губы поцелуем.
        Все продолжилось. Спустя несколько мгновений, она соскользнула и, приложив пальчик к моим губам, сверкнув хитрющими глазами, нырнула ко мне под бок. А я все еще воздух глотал. Когда я успокоился и пришел в себя, она уже тихо и ровно дышала.
        Первый и главный вопрос был прост - ну и кто из них это сделал?! И второй, стандартный - что мне делать? Помучился, строя разные предположения, незаметно уснул.
        Утро началось поздно. Для меня. Девушка, правда, не понял какая, уже сотворила завтрак, позаботилась о лошадях, даже дрова появились. Чему молчаливо порадовался - я сам сейчас не мог ничего - руки до сих пор чужие.
        Про ночной случай решил промолчать, точно также поступила девушка.
        После завтрака, несмотря на то, что я отнекивался, что придут враги, а я уставший - меч мне вручали похоже уже обе. Первые минут пять - повторение теории. Потом - ну понятно, что потом. После вчерашнего, получалось.. Да никак не получалось, поэтому с мечом быстро отстали.
        Зато вручили мне лук. Тот, что числился теперь моим. Сначала обрадовался, вспомнив, что уже какой-то опыт есть. Оказалось зря, руки еще чужие.
        Теперь меня учили стрелять... в пыль! Нет, не ту, что лежала по всем нежилым комнатам, а именно в те пылинки, что витают в воздухе: я должен! Чувствовать её движение! Следить за полетом и предугадывать где та будет. Ага, я её и не вижу то толком...
        Объясняли вдвоем и сразу. Мария, видно, искренне пытаясь улучшить мои результаты, а темная... не знаю, может, чтобы помучить?! Но меня спасло одно чудо. Оказалось, что у светлых и темных техника стрельбы отличается! Они, влюбленные в это дело, несмотря на то, что ненавидели друг друга, но эта тема их увлекла. Тут и про меня забыли
        Я тихонько слинял из комнаты. А чтобы подольше не попадаться им на глаза, спрятался на чердаке. В смысле, - я отсюда наблюдаю за дальними подступами к дому.
        Было скучно, но слезать не хотелось. Кажется, вчера днем я тут видел какие-то железки, которые тогда посчитал неинтересными. Мечей-то у нас сейчас на двоих с десяток.
        А вот с защитой напряг. В итоге нашел пару неплохих кольчуг, решил, что если будет нападение, лучше одеть, - хоть как-то защитят. Или при тренировках с темной.
        Конечно, при этом не забывая оглядывать окрестности. Все пусто и тихо.
        Слез. С осторожностью заглянул в комнату, где оставил девушек - пусто. Походил, по дворцу, внимательно вслушиваясь в тишину. Нет, меня, несомненно, угнетают огромные пустые строения. Тут день можно искать девушку. Покричал - тишина. В итоге все же нашел на первом этаже. Те искали самое большое помещение и нашли его здесь. Точнее анфиладу из комнат, вот они и тренируются - уже вся дальняя стена истыкана стрелами. А они сами над луком светлой колдуют. Хотя странно говорить об одной девушке во множественном числе, но именно так я это явление воспринимаю.
        Поинтересовался обедом - был обоими послан...
        На кухню, с напутствием, когда будет готово - чтобы позвал. Ну и то хорошо, вроде ладят...
        Настроение хорошее, да и что-то давно я половника в руки не брал, решил постараться. Когда приготовил и позвал, а потом практически насильно усадил за стол, пришлось практически насильно заставлять девушку есть. Судя по всему, ела Малигинэ, да и то, потому что необходимо, параллельно между эльфийками шел спор. Продолжали что-то там у себя выяснять. Когда снова заговорила, спросил, можно ли её называть Ликой? Ну, от слова Великая, чтобы и ей привычно и мне проще? А то мало ли, вдруг что срочно крикнуть нужно будет в бою? Та, мимоходом разрешила, продолжая себе что-то доказывать.
        Мне стало грустно. Я старался, а мою стряпню не заметили. Вытащил стальные рубашки и предложил одну из них надеть девушке, под предлогом скорого нападения. Вот тут они отвлеклись. Обе возмутились, и что никогда, ни один, себя уважающий эльф... и вообще, где я это убожество нашел?
        В итоге одели. Только не в этот день и даже не наследующий. Закончив с луком, вспомнили, что они друг с другом не разговаривают, и начали разговаривать со мной. Точнее, через меня, как в Простоквашино. Потом кто-то из них вспоминал, что не плохо бы и меня потренировать и начинались мои мучения меч - лук. В перерывах - колкости. Правда последних становилось все меньше.
        А еще я как-то я Малигинэ назвал Ликой, та вздыбилась, но я напомнил, что она сама мне разрешила... та согласилась, но обещала еще припомнить.
        И припоминала каждый день с мечом в руках. Когда она меня в конец достала своими тренировками, напомнил, что мы еще по городу погулять собирались - в магический квартал заглянуть. А я уставший, и не мешало бы перед походом хоть денек дать мне отдохнуть. Вот тут они, а точнее Лика быстренько закруглилась с упражнениями. Марию, кстати, тот квартал интересовал чуть сильнее, чем никак.
        На следующее утро быстро собрались, быстро пошли. Коней брать не стали, да и большинство припасов и все лишнее оружие оставили здесь, шли на разведку, рассчитывали к вечеру вернуться. Взяли на раз перекусить, воды, а я прихватил свой мешок, под будущие сокровища, о чем пошутил вслух. Обе на меня замахали, примета, мол, плохая, если набрать мешков и сказать, что для будущих сокровищ, наверняка ничего не найдешь. На что я ответил, что я свое сокровище уже нашел, вот оно, рядом идет, а других мне не надо. И поцеловал в щечку. Мне показалось, в этот раз приятно было им обоим. После этого, почти не скрываясь, прошли по мертвому городу.
        - Ну как по пустому, днем здесь действительно видимость спокойствия и тишины, но это, если не заходить в дома, а особо в подвалы, просвещала темная, а вот ночью здесь никому ходить не рекомендуется - из подвалов и подземных ходов иногда такое вылезает... поэтому всю дорогу девушка держала лук наготове. Да и я при каждом шорохе хватался за клинок Но ничего не произошло, мы спокойно прошли весь путь, и через час уже были в нужном нам районе. Самый первый дом, попавшийся нам, был обчищен полностью, даже мебели не было, и второй, и третий, и дальше - я уже и считать перестал. Все было ограблено и частью разрушено. Несколько раз видели оживших, но те сами достаточно шустро исчезали, поэтому стрел на них даже не тратили.
        Время шло, а никакого толка не было. Похоже, не мы первые оказались такими умными. Но когда почти разочаровались, девушка заметила неприметную, закрытую на замок дверцу в садик. А когда взломав ту, заглянули, - увидели красивое здание, которое представляло собой маленький замок с высокой башней, стоящий среди небольшого, заброшенного парка. Как оказалось, мы сейчас зашли с какого-то черного хода. Арка центральных ворот была обрушена, а сами створки получились завалены камнями. Поэтому возникла надежда на то, что замок еще не разграблен. Огляделись - здание полностью целое, с небольшим двориком, конюшней и какими-то подсобками. Чтобы обезопаситься, лично закрыл калитку за собой. Все-таки то, что пока серьезной схватки с местными не происходило, было скорее везение.
        Решили не разделятся. Сначала пошли по верхним этажам, там все было перевернуто, но кажется, что еще владельцами. Одна дверь, наверно в кабинет мага, оказалась закрыта. Легко взломав дверь, увидели, совершено нетронутую комнату, точнее даже две, соединенные небольшой аркой. Много ценных вещей просто валялось на полу. В центре, выделялось темное пятно в виде лежащего человека, судя по всему самого мага. Всё помещение уставлено шкафами, шкафчиками, столами комодами. Пока девчонки проверяли шкафчики, подхватил с мертвого пару колечек. Хотел сразу примерить, но то ли побрезговал, а может, что-то еще почувствовал, в общем, надевать не рискнул, сунул в карман.
        Обыск затянулся, я скучал, и стал бродить по комнате, все оглядывая. Тут мне на глаза попался странный подсвечник на одной из стен, изучив его, и уже предполагая, что сейчас произойдет, окликнул девушек, и повернул его. Но ничего не произошло, а потом камин издал какой-то звук, и все. С боку возникла щель, но и только. Воткнув туда валявшийся рядом меч, расширил дыру, и после этого, он с трудом отъехал в сторону. Судя по всему, его механизм заржавел, и было чудом, что хоть так сработал. Девушка сразу оттеснила меня, предупредив, что возможно этот ход ведет в подвал, а там все что угодно можно встретить. Но как-то мне показалось, что ей на самом деле было жутко любопытно узнать, а что там? Оказалось, что ничего интересного - малюсенькая каморка, без окон, правда, с подставкой под факел, которую я, тоже подергал, но ничего не происходило. Наверно она была нужна, чтобы выходить обратно. А вообще здесь было темно, свет попадал только через отверстие входа. Внутри стоял один небольшой сундук. Правда закрыт на замки, но у меня в руках был универсальный ключ, и с нескольких ударов я их сбил. Девушка
крутилась рядом как лиса, с нетерпением ожидая, что же там окажется?
        Когда откинул крышку, чуть не стукнулись головами, заглядывая внутрь. Сверху в сундуке лежала тряпка, а под ней - старые книги. Крупные и ужасно тяжелые - в комнатку свет проникал только через пролом, поэтому мне пришлось их втаскивать в комнату, чтобы посмотреть. Пара поменьше, а одна совсем маленькая, да и то в сравнении с первыми. Размером со словарик Даля, но тяжелее. Тут же разобрали и стали листать. Мои, все рукописные, но буквы мне были неизвестны, картинки неинтересны. На многих были изображены звери, иногда люди. Часто встречались какие-то схемы. Заглянул в книги эльфийки - у той тоже что-то подобное. Быстро пролистнув их, та совсем потеряла к ним интерес, на мой вопрос ответила, что от таких книг, если не понимать, про что они, может быль только вред. Сама еще раз обследовала пустой сундук на предмет внутренних тайников, и разочарованная возвратилась к прерванному до этого занятию, по обследования шкафов в комнате. Сначала хотел томики оставить на полу, но потом, всё-таки перетащил обратно в сундук, как можно тщательнее прикрыв его. Обидно будет, если книги испортятся. Еще страшнее, если
попадут в неправильные руки. Будет возможность, - ну вдруг изучу их язык - вернусь к ним. Оставленный мной фолиант, как назло, оказался и самым скучным. Ни картинок, ни названия. Сотни две каких-то диких переплетений, с непонятным описанием. Подумал, что все-таки она не такая простая. Ну не зря же её прятали?
        С трудом вернул камин на место - механизм больше не работал. Поискал девушек. Те уже закончили в этой комнате, и продолжали поиски в соседней. Моя помощь им не требовалась, поэтому решил изучить трофей поподробнее. Еще раз пролистал книгу. В основном узоры очень сложные и запутанные, рядом довольно большое описание, но вот о чем оно? Рассматривал картинки, тут встретилось несколько относительно простых. Попытался хоть в них разобраться - чем-то они мне напоминали блок-схемы или электрические, сравнивал и пытался понять. Водил пальцем, следуя линиям. Ничего не понятно! А может это вообще планы, каких замков в городе?! С разочарованием захлопнул обложку - тайного знания мне не открылось. На всякий случай подсунул еще раз эльфийкам. Темная перелистала более внимательно, правда на схемы даже не взглянув, - с разочарованием сказала, что не знает её языка, - книга очень древняя, мало ли что там? Может узоры для паркета... Но крайне настойчиво брать не советовала, от неизвестных магических предметов, если не знать, как ими пользоваться может быть только вред. Не послушав, по тихому убрал в мешок. Потом
еще поизучаю.
        Тут же поинтересовался, не встречались ли им другие книги по магии, но только на понятном мне языке? Та задумалась, а потом с удивлением сообщила, что вообще никаких книг пока не встречала. Что для жилья мага было более чем странно. Высказав предположение, что возможно тут есть целая библиотека, нами пока не найденная.
        В своих поисках эльфийки выбирали только самое ценное на свой взгляд. Золота практически не брали, хотя многие изделия были явно из этого металла. Но, по их словам, ценность магических вещей, что изредка тут попадалась, была неизмеримо выше. Да и не нужно оно нам - и так есть куча золотых монет, а вот тратить их негде. Зато всякие кулоны и кристаллы выгребались все: со словами 'сейчас так не делают', - все летело теперь уже в мой мешок.
        Второй и первый этажи были скорее предназначены для торжественных приемов, жилья слуг и разных хознужд, их прошли, практически не останавливаясь. Скорее для галочки. Много золота, зеркал, картин, шикарной мебели. Но сейчас нас это не интересовало.
        Темная настойчиво звала в башенку. Намекая, что у многих магов там можно встретить самое вкусное, например библиотека. Но нам не повезло. Все брошенное, какие-то чуланы, на самом верху - клетки, сразу вогнавшие меня в грусть. Вообще ничего интересного. Больше в здании делать было нечего. Но как же мне хотелось найти еще книжек. Спросил про цокольный этаж.
        Лика благоразумно запретила соваться в подвалы, клетки не просто так тут стоят, и они открыты. Так, что... Согласился. Но вот когда уж выходили из дома, споря, заглянуть в соседний, что за низкой оградой, или сначала весь добытый улов отнести к себе. Конечно, за продолжение поисков была Лика, Мария помалкивала, а я был за возвращение.
        В этот самый момент, в корне решая нашу проблему, прилетело две арбалетных стрелы. Одна из них, пробивая кольчугу, вошла в мою грудь.
        Медленно появился тусклый свет. Очень долго не мог даже сфокусировать зрение и различить, что же я вижу. Оказалось почти ничего. Тупая боль в груди означала, что все еще пребываю в этом мире. Похожее на бред, вспомнилось обещание Иларии. Ну и где же ты? Который раз я уже при смерти...
        И отключился. Когда снова пришел в себя, понял, что нахожусь в подвале. Света практически не было. Слабый лучик пробивался из далекого входа, так что это место окружала почти полная тьма. Вся одежда была снята, на груди лежала тряпка, насквозь пропитанная моей кровью.
        Рядом сидела любимая девушка, тихонько плакала. Первые мои слова были:
        - ты как? Ранена? Та мотнула головой:
        - стреляли мне в руку, синяк и мелкая царапина. По мнению темной, планировали обезоружить и захватить для алтаря. Твоя кольчуга оказалась хуже. Тебя с того света Малигинэ вытащила. Несколько кристаллов уничтожила и всю силу, что была у меня, потратила, причем по собственной инициативе. Обещала, что жить будешь. Сейчас в себя приходит. Это можно назвать хорошей новостью. Есть плохая -
        Мы окружены, заперты в подвале, и еды у нас осталось разве что одному на раз пожевать. Есть куча магических амулетов, которые тут бесполезны. А те, что можно использовать - моей силы не хватит. Точнее, её сейчас у меня вообще нет. Нужно ждать несколько часов, пока хоть как-то восстановлюсь. Только те, что наверху, скорее всего, ждать не будут, обычно, к ночи они город покидают. Да и ты сейчас не боец. Выследили нас, скорее всего, по метке на шее. Она до сих пор фонит, так что, о нашем местоположении они знают. Я не вижу выхода,... и уткнулась мне в щеку.
        Тут проснулась Лика. Явно уставшим голосом буркнула:
        - хватить ныть, пока живы, - выход всегда есть. Пришел в себя - уже хорошо. За себя хоть как-то постоит. Мариэль, а ты встала и прошла по всему подвалу. Ищи места силы. Вроде, я что-то подобное вначале, как спустились, почувствовала, да внимания не заострила - да и не до этого было. А нам любая капля нужна.
        Та послушно встала, а я остался один. Нащупал рукоятку клинка. Навалились воспоминания. Отвлекла вернувшаяся девушка:
        - там, в одном месте фон чуть сильнее, чем везде. Мне там надо находиться, для восстановления. Но я не могу тебя рядом с входом оставлять. В случае чего - ты легкая мишень. Я тебя перетащу, только ты не двигайся. И я куда-то поплыл. Но, тут что-то дернуло, и я снова потерял сознание.
        Очередной раз очнулся в какой-то клетке. Хорошо, что хоть открытой. Один и жутко замерзший. Недалеко, на камнях пола, валялся маленький кристаллик тускло светя. Яркость была как у лампочки сильно севшего фонаря, но привыкшим к темноте глазам хватало. Моя одежда была аккуратно сложена и лежала под моей головой. С трудом встал и начал одеваться. Только сейчас вспомнил про рану. Оглядел - рубчик маленький и слегка затянулся. Но особо не тревожит, немного дышать тяжело. Решил выйти из клетки и сразу обнаружил лежащую на земле девушку. Живую, но без сознания. Без обоих сознаний, если точно. Уложил на свое ложе, попытался как-то помочь, но из моего арсенала травок ничего не мог использовать, а с магией у меня сложно. Подождав, и определив, что моя эльфийка просто спит, решил сам обследовать подземелье. Сначала обошел вокруг, насколько хватало света, потом взял уголек и пошел уже с ним. В одной из соседних камер его свет становился чуть ярче. Правда, очень слегка. Присмотрелся к стене, кладка как везде. Потыкал одним из стальных клинков. Камни были обычные, а вот раствор посыпался. Потыкал вокруг одного
из блоков и легко выковырял кучу известки. Пошатал его, и он выпал из гнезда. За ним была глина. Разочаровался, и уже собираясь уходить, ткнул в неё мечом. Тот проткнул тонкий слой, и я не ожидая так близко пустоты, чуть его не выронил.
        Девушка пришла в себя, когда я уже сидел рядом. Той было плохо, как оказалось, после очередного истощения. Удивилась моему хорошему самочувствию. Сообщила, что Мария взбудоражила мою рану, а она, используя практически все, что оставалось, снова залечивала, но в этот момент её тело не выдержало такого издевательства.
        Только когда в районе входа раздались какие-то звуки, она смогла подняться. Я, шатающийся и она еще очень слабая, стояли, поддерживая друг друга. Теперь и Лика была уверена, что остался только один небогатый выбор - умереть.
        Правда, с парой вариантов:- На алтаре или здесь.
        Тут же поменял все их планы, сообщив, что случайно нашел еще один ход. Может его исследуем?
        Мы побежали, ну нам так хотелось считать, в сторону сделанного мной провала. Перевалившись через кладку, попали в очень узкий глиняный разлом. Было темно и скользко, через несколько метров Лика, скомандовала замереть, явно что-то почувствовав, но ничего сделать уже не успела - мы с кусками обвала куда-то свалились. Тут же эльфийка бросилась ко мне с вопросом о моем здоровье. К удивлению и её и моего - падение на меня никак не отразилось. Засветили кристалл, огляделись. Куча обвалившейся глины лежала на каменном полу. Вокруг кирпичные стены, и такой же свод. Похоже мы свалились в еще один подвал, только находился он уровнем ниже. Думаю, его завалили еще при жизни этого города, а может быть сюда и вел какой-то иной ход, не найденный нами сверху. В любом случае, выбраться путем, которым мы здесь оказались, было невозможно. Дыра с нашего места даже не была видна. Поступили единственно возможным способом - тщательно обследовать это место. Мало того, что оно давало хоть и небольшую, но передышку, но самое главное, что уровень силы здесь был намного выше, а значит, Мария могла быстрее восстановиться.
Действительно девушке становилось заметно лучше прямо на глазах. На моё предложение продолжить обследование отреагировали по разному. Мария предположила, что стоит поискать здесь отдельный выход, а вот Лика куда-то идти еще, не очень желала.
        - И что? Сидеть и ждать пока за нами придут? Спросил я.
        - Хорошо, поищем.
        - Все одно, так погибнуть приятнее, чем на своем алтаре. Добавила она практически неслышно. Такой явный оптимизм поднял нас на ноги и мы, приведя себя в минимальный порядок, и удалив куски глины с одежды, подошли к единственному выходу.
        Первые две залы были абсолютно пустые. Очень высокие, сводчатые потолки, до которых почти не доходил свет, стены из почерневшего кирпича. И все. Присутствовал какой-то запах, слабо уловимый, но не гнили и плесени, а чего-то знакомого. Из второй большой залы была арка в следующую, и дубовая дверца сбоку, которая была неплотно прикрыта. Открыв её, попали в комнатку, когда-то явно обитаемую, но сейчас давно брошенную. Стены обиты гобеленами, на потолке огромная для такого скромного помещения люстра. С боку от двери небольшая, даже можно сказать детская кроватка и рядом с ней такой же детский шкаф. В центре - стол, и пара табуретов. У другой стены - секретер и еще один мягкий стул с спинкой.
        Напротив кровати висела картина, с видом на поле и далекий лес, наверно, при освещении игравшая роль окна. Но конечно никакого окна здесь не было. Девушка внимательно изучила шкафчики. Ничего интересного не обнаружила. Но когда выходили из комнаты, наткнулись на огромный и неприятный сюрприз, ждавший нас за дверью. dd>Виверна!!! Простонала девушка, в панике прячась за меня. Я почувствовал, как дрожат её руки, она непроизвольно схватилась за меня.
        Сюрприз представлял собой огромную змеюку, стоящую на двух лапах. Можно было различить сложенные кожистые крылья, казавшиеся плащом, накинутым на неё сверху. Теперь я узнал и запах. Как же я рад встрече! Вот он, мой, уже почти забытый, а сейчас возникший уже наяву кошмар. Я в комнате, со змеёй. Правда, в прошлом моем сне они были размером в несколько раз меньше, чем та, что оказалось в действительности. Во сне все было намного проще.
        Отступая назад, оказались снова в комнате. Зубастая тварь за нами не последовала. Дверь осталась приоткрыта, но, видя за ней кольца змеиного тела, подойти и закрыть её было практически нереально. Но тут, вспомнив, что меня вроде все змеиные трогать не должны, и этим как-то взбодрив себя, пересилил страх и осторожно, стараясь как можно меньше шуметь, подкрался к двери и попытался её прикрыть. Нет, естественно против этой змеи это была совсем не преграда, но иметь хоть какую-то моральную защиту, чтобы хотя бы не видеть огромные чешуйчатые кольца очень хотелось.
        Дверь, как мне показалось, оглушительно заскрипела, я замер. Оставалась щель в пару сантиметров, но на этом моё мужество кончилось, прикрыть дверь полностью его не хватило. Я повернулся к девушке, которая с ужасом глядела за моими действиями из-за шкафа. Кажется, что-то хотел её сказать и тут с удивлением обратил внимание, что пол комнаты как-то неестественно быстро приближается. Вспышкой мелькнула мысль - кажется, я теряю сознание.
        Тут меня начинает мучить ностальгия - невольно всплывают воспоминания обо всем, что случилось со мной в этом мире. Как фильм на жуткой скорости. Тут мне стало намного легче.
        Появляется картинка - я один в этой комнате. Моей спутницы нет, начинаю вертеть головой в её поисках, и понимаю, что я на себя смотрю со стороны. Всплывает мысль, - я умер. Но нет, мое тельце вроде должно лежать на полу. Все сквозь силу. Безотчетно вспоминаю свою спутницу - та на мгновение возникает рядом и тут-же исчезает как туман. Теперь специально пытаюсь представить эльфийку, получается, но плохо. Что-то мешает, почувствовал, как подкатывает тошнота. Напрягая силы, представил светлую рядом. Она отходит на шаг ...и падает в туман. Опять один. Опять с трудом создаю её рядом. Снова вспышка и она обугленная рассыпается в прах. От ужаса покрываюсь потом. Туман. Снова попытка, снова борьба, я сжимаю в руках её скелет. Каждый раз происходит что-то иное, но каждый раз она умирает. С огромным усилием держу её рядом, сейчас не пропадает, но и силы мои не безграничны. Но знаю, стоит хоть чуть расслабиться, и она опять погибнет на моих глазах. Жутко болит голова. В сердцах кричу, но почему?! К моему удивлению, мне отвечают, причем не словами, но я все равно понимаю смысл и даже интонацию, холодно и
безразлично:
        - Чужая...
        - Нет! Возражаю я, крича в пустоту: - она моя жена!
        - Кто?!
        - Моя самка! Пытаюсь донести до неизвестного собеседника.
        - Хорошо. Твоя...
        И очередной удар. Я лечу в пропасть... держа любимую за руки и боясь отпустить. Тут понимаю, что внизу земля и группируюсь. От мощнейшего удара прихожу в себя на знакомом полу. Девушка вцепилась в меня и прижалась, практически обвив.
        Голова начала слегка проходить. Поцеловал, вроде понемногу и она стала приходить в себя. Осторожно разлепил её побелевшие пальцы.
        - Что случилось, я так перепугалась, ты стал оседать, я даже не успела подхватить тебя. В беспамятстве кричал,... звал меня...
        - Мария, мне приснился просто кошмар. Увидел змею и испугался.
        - Какая Мария? - отозвалась девушка, нет её тут давно.
        - Значит твоя смена, попробовал пошутить я. Ты мне про зверя этого расскажи? - Судя по тому, что опознала - хоть что-то о нем знаешь. Та задумалась, потом ответила:
        - Многое из того, что я знаю, мне самой теперь кажется ложью. Мой народ очень давно не встречался с ними, и все сведенья - из рассказов и книг. Да и там упоминается очень редко. Сейчас в нашем мире и драконов то уже давно нет, а про этих существ мало кто вообще слышал. Впрочем, слушай:
        - Виверна - это неразумное существо, напоминает одновременно и летучую мышь и большую змею. Имеет змеиную голову, огромные крылья и пару рук. Ну, или лап. Основное оружие - хвост, который оканчивается жалом, и смертельно ядовит. Укус, вероятно, тоже ядовит, так как голова напоминает скорее змеиную. По крайней мере, после её укуса никто пока еще не выжил. Селится только в горах, в основном под открытым небом, иногда в горных пещерах. Живут обычно по одиночке. Виверны только самки. До сих пор, про самцов ничего неизвестно, предполагают драконов или змей. По преданиям, виверна является прародителем всех ветвей драконов. Но в сравнении с ними, убить её намного сложнее. Произошла, скорее всего, от змеи. Считается глупой и крайне агрессивной. Вот собственно и все. Сколько в этом правды - не знаю, думаю не много. Ну да, не очень достоверно выглядит. Согласился с ней. Одно радует, что она к нам в гости не стремится.
        Как бы услышав меня, через дверной проем в комнату стала медленно вползать наша змеюка. Голова у неё с трудом прошла в открытую дверь. О размере остального тела я мог только догадываться. Темная, до этого стоявшая со мной рядом непроизвольно шарахнулась в сторону, а мгновение спустя резко прыгнула, уже с клинком в руке, собой, закрывая меня. В это время Виверна приблизила свою морду к моему лицу, совершено не замечая эту преграду.
        Раздвоенный язык сплясал возле моего лица, коснулся лба и исчез. Желтые глаза заглянули в мою душу. Меня нет - я нигде и везде, краем сознания воспринимаю шепот эльфийки - 'не смо.. в гла....', но не понимаю, что она мне говорит. Исчезают вообще все эмоции. Вокруг меня раскрылся открытый космос - я лечу, полет в глубину, в никуда.
        Я вместе с темной. Сейчас она действительно выглядит, так как я когда-то её запомнил. Хотя осознаю, что она изменилась. Не внешне, как раз её образ остался неизменным, а вот внутри стала другой. Легкое любопытство, мгновение - и я читаю девушку как открытую книгу - какие-то обрывки её детских воспоминаний, чувств, страхов... с удивлением понимаю, что она уже относится к светлой как к младшей сестре, замечаю еще одну, намного более сильную привязанность - дочь. Даже вижу, как девочка лет десяти её обнимает... Мне кажется, я могу сейчас узнать все, что она думает, все мысли, мечты. У меня теперь отсутствуют чувства, но что-то на краю сознания зудит, - это будет неправильно. Что еще чуть-чуть, и я буду жалеть о своем любопытстве. Хотя оно требует - 'узнай, как она к тебе относиться. Это важно!' Но я отказываюсь от этой возможности. Меня начинает волновать отсутствие светлой - и она тут же возникает рядом.
        Я впервые их двоих вижу рядом. Они держатся за руки. Никакой ненависти к сопернице у каждой я не чувствую. И к себе тоже не слышу, - я как участник там тоже нахожусь. А вот выгляжу слегка иначе, чем обычно. Не сразу воспринимаю себя светлым эльфом! С удивлением вглядываюсь в свои привычные, пусть и слегка измененные черты. Вот только кончики волос у меня почему-то багровые.
        От эльфиек замечаю какие-то потоки, но это явно не ненависть. Правда, от темной чуть слабее, чем от светлой. Что это? Чувства? Эмоции? Касаюсь струй, и с изумлением понимаю, что могу ими управлять. От этого становится страшно. Нет, от этого отказываюсь тут же.
        Больше ничего сделать не успеваю, картинка крошится на части и рассыпается как разбитое зеркало. Туман. Где я? Сон? Через мгновение опять состояние полета в никуда. Появляется образ солнышка над лугом и лесом, - это та картина на стене. Вот и я там, стою по колено в траве. Возникает девушка рядом, и сразу же слышу резкий удар.
        Это дверь закрылась. Я в комнате, в объятиях девушки. Спать. Очень хочется спать. Она мне мешает - обнимает, кажется, что-то шепчет. Нет, позже. Все позже. Ноги практически не держат, как оказался на кровати и уснул, не заметил.
        Безэмоциональный день
        Проснулся слегка отдохнувшим, девушка сидела рядом и тупо смотрела на меня. Внутри меня какая-то пустота. Я помню, как сильно влюблен в эту девушку...был. Но сейчас этого чувства не испытываю. Да вообще никаких чувств нет! Что случилось? Слабо шевельнулось любопытство, и тут же пропало. Тут же для себя отметил, какая красивая эта... моя жена. Причем из аристократок. Обе жены и обе аристократки, и не просто абы кто, а эльфийки! Мне круто повезло, да и вообще, кто я был в прошлой жизни? А здесь? Между прочим, у меня куча золота припрятана - могу очень неплохо устроиться, вот только не в глуши. Наверно лучше сразу в столице. Но нужно будет как-то там закрепиться, а вот светлая мне явно в этом будет мешать. Нет, конечно, круто иметь такую супругу, но меня окружение не поймет. Или сослать её куда? Хотя нет. Пока не буду. Можно же и в своем замке расположиться. Нанять кучу прислуги, и жить там в свое удовольствие. А жену никуда не выпускать, зато сам буду ездить всюду.
        Светловолосая женщина при этом о чем-то спрашивала. Углубившись в мечты, прослушал. А, интересуется, что случилось? Да ничего не случилось. Все замечательно. Но нужно выбираться отсюда. Опять эта тетка пристает со своими нудными вопросами. Пытаюсь объяснить, что она мне мешает. Кажется, обиделась. Глупая какая, как я с ней мог проводить столько времени рядом?
        Попытался подняться, и тут заныло в груди. Жена оглядела меня:
        - Твоя рана опять кровоточит, скорее всего, я сама и виновата, когда схватилась за тебя от испуга. Нагло порывшись в моей сумке, достала пару камней. Сделав что-то рукой, прислонила один к порезу на груди. Вроде все прошло. С интересом наблюдал за её действиями. Спросил, почему она мне никогда не объясняла, как она меня лечит? Вдруг и я так могу? Та хмуро глянула и показала мне пару кристаллов, что были у неё, спросив, чем они отличаются?! Внимательно рассмотрел их, сообщил, что ничем. Тогда я не смогу тебе ничего объяснить, психанула та. Любой, имеющий истинное зрение это видит: тут один полный, а второй почти пуст. Если тебе не дано, то приобрести это невозможно. Никогда и никак. Этим занимались не одну тысячу лет, и пока ни у кого не получилось.
        - А ты попробуй, хуже не будет! возмутился я.
        - Хорошо, согласилась та. Использовать кристалл, можно просто воздействовать им на рану через определенный рисунок-матрицу, который будет распределять силу камня определенным образом. Тут же поинтересовался, что за рисунок? Та как-то неохотно нарисовала кончиком кинжала на полу странный узор.
        - И что дальше? Почему все время нужно выспрашивать? Возмутился я.
        - потом вот таким движением энергию амулета пустить через него. Продолжила та.
        - Только тебе придется рисовать тоже чем-то магическим. Ты не видишь, а так, в воздухе создается узор. Как-то совсем без желания закончила та.
        - дай, я попробую! Та сначала вздрогнула, но сунула мне тот, что почти пустой. И на чем ты будешь тренироваться? Ядовито поинтересовалась у меня? Я пожал плечами:
        - Я уже ранен, и потерял много крови. Тогда она, сидя рядом, заголила свое бедро и слегка ткнула в него кинжалом, при этом глядя на меня как-то странно. Явно что-то от меня хотела, но что - я не понял. Сначала появилась небольшая капля на её ноге, а потом и тонюсенькая струйка крови.
        - Можешь начинать, сообщила та.
        И у меня получилось! Правда, раз на пятый. Та скривилась, но согласилась, что для не мага потрясающе. Потребовал полный кристалл себе, чтобы в случае чего, сам мог себя врачевать - она молча сунула его и отвернулась.
        Вроде ничего не делал, но устал. Перед этим женщина что-то намагичила, - кровать стала намного свежее. С удовольствием развалился на свежем белье. Как же я отвык от комфорта! Ну и супруга пристроилась рядом, но мои попытки слегка согреться, успехом не увенчались.
        На шум, что издавала женщина, объясняя, что у неё болит голова, в комнату заглянула змеюка. Уставилась мне в глаза, 'попросила', чтобы я девушке приказал не дергаться. Через мгновение в комнату заползла маленькая змейка, сантиметров в двадцать длиной, и прямо направилась к моей напарнице. Та напряглась, но продолжала стоять. Змейка скользнула по её ноге, и свернувшись вокруг её щиколотки колечком превратившись в симпатичный бронзовый браслет. После этого морда исчезла, а затем вернулась и положила в угол недавно убитую косулю. Глянув мне в глаза, уже привычным для меня образом показала картинку, как я её раздираю мясо зубами, и исчезла. Такое общение, конечно, имело и свои плюсы. Можно за мгновение передать столько всего, что словами иногда и не скажешь. Но как же меня это высасывало. После каждого 'разговора' силы просто таяли. Вот и сейчас - одна мимолетная картинка, а я уже ищу стул.
        Конечно, так, как мне предложили, я есть не стал. Пока отдыхал после разговора со змеюкой, приказал женщине хоть как-то приготовить мясо, ну не знаю, она маг, пусть что-нибудь придумает. Та молча срезала заднюю ногу туши, положила на миску и принялась задумчиво что-то делать руками. А потом запулила огненный шарик. Эффект похоже удовлетворил, теперь в сторону чашки посыпались шарики огня. На мой невысказанный вопрос, буркнула: жарю по твоему приказу...
        Хотелось пить, но с водой была засада. Легли спать порознь. Женщина не соглашалась спать на кровати, объясняя это моей раной. Сама она разлеглась на стульчиках.
        Утром проснулся, девушка еще спала. Задумался. Виверна значит. Сразу не убила, наверно благодаря Иларии. Кормит, - значит убивать пока не собирается. Женщину тоже вроде отбил. Тогда зачем дальше нас тут держать? И почему не слышно было наших преследователей. Хотя с последними как раз ясно. Или уши, или... наоборот не ушли.
        Проснулась женщина. Поинтересовался, есть что попить? - та ответила, что у нас все кончилось, а создать она не может. Впрочем, это не имеет значения, продолжила она
        - сейчас у меня есть очень важное дело. И очень тщательно стала приводить себя в порядок. Уложила волосы в хитрую прическу. Что-то сделала со своей одеждой, после чего та приобрела вид новой.
        У меня создалось впечатление, что она собирается не меньше чем на бал. Вот только я, похоже, пропустил приглашение. На меня она не обращала внимание. Да и на мою одежду тоже. На её фоне я сейчас смотрелся оборванцем. Но молчал, посмотрю, что будет дальше. После того, как она оделась, начала вооружаться. Но как-то по минимуму. Один кинжал и один меч. Даже кольчугу поддевать не стала. Все лишнее сложила в свою сумку и отложила её к моей. Сейчас в комнате рядом со мной возникала этакая куколка. Все вычищенное, поглаженное, блестящее. - Непроизвольно загляделся.
        Наконец женщина закончила свои приготовления и обернулась ко мне.
        - я, Малигинэ, начала она как-то очень официально,
        - Когда рассказывала про виверну, похоже, забыла про самое главное:
        - никогда нельзя встречаться с ней взглядом. Теперь я собственным опытом это подтверждаю - взглядом она уничтожает душу. Мне показалось, на её глазах сверкнули слезы. Не давая мне вставить слово, продолжила: - Первое время я не могла понять, как светлая эльфийка, аристократка, последняя из рода, могла практически всего за месяц влюбиться в тебя. Когда я провела с тобой времени побольше, я, кажется, стала догадываться. Хотя и не понимала, чем ты отличаешься от тысяч других людей, как-то до этого редко с ними общалась. Но после твоей встречи с Виверной я увидела разницу. Ты БЫЛ не такой как все. Все разумные, что мне до этого встречались, были пусты. Как ты теперь. Нет, я тебя не обвиняю. Ты в этом не виноват,- так сложились обстоятельства. Я благодарна судьбе, что та позволила мне прожить рядом с Мариэль и с тобой. Понять, как прекрасна жизнь рядом с теми, кто тебя смог простить, ценит и уважает. А сейчас я должна уйти. Спасибо, что избавил от алтаря. Это была бы постыдная смерть. Пасть в сражении - это почетно! Подняла руку, приказывая мне молчать:
        - Я прекрасно знаю, что выжить в сражении с этой змеёй, у меня нет шансов, поэтому и иду. Я надеюсь, что ты как-то выберешься отсюда. Допускаю, что, оставаясь рядом с тобой, у меня тоже есть какие-то шансы на спасение. Но я не смогу жить рядом таким тобой. И жить без тебя теперь тоже не хочу.
        - Стой, а как же светлая? Все-таки это её тело? Возмутился я.
        - Мне очень жалко Мариэль, она и так слишком много получила от меня плохого, я могу избавить её от страданий, не хочу, чтобы она видела, во что превратился её любимый. На ней лежит благословение её богини. По ту сторону она будет счастлива. Может быть, мы там все еще встретимся...
        Прощай! Я... наверно... я любила тебя ...прошлого! Вытащила кинжал и клинок из ножен и спокойно направилась в сторону двери.
        
        Первая книга закончена

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к