Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Бледнолицый Михаил Александрович Лапиков
        Эта территория похожа на вымороженное февральской поземкой кладбище. Здесь не уцелело и процента довоенного населения. Выжили только фанатики, безумцы и социопаты. Руины городов заполнены ходячими трупами. Банды кочевников дерутся за власть над мёртвыми пустошами. Когда-то здесь была Америка.
        Теперь её завоевали русские.
        Лапиков Михаил Александрович
        Бледнолицый
        
        Михаил Лапиков
        Бледнолицый
        0. Перезагрузка
        Косые пунктиры трассеров с авиабазы бессильно полосовали серые облака. Толку от них уже не было, и быть не могло. Даже зенитные ракеты сейчас могли поработать в лучшем случае унылыми фейерверками. Чуть в стороне пылали корпуса служебных помещений. Тонкие металлические стены ангаров корчились в огне как береста. В отдалении стреляли. Кто, в кого, зачем - непонятно.
        Виталик лежал на жухлой траве, подложив левую руку под голову, и провожал взглядом огонь в небе. Ему наконец-то выдался шанс немного отдохнуть, впервые за очень долгое время. В правой он сжимал ненужный уже пистолет.
        От пылающего вертолёта неподалёку тянуло жаром. Огромный костёр из алюминия и керосина делал из могильного холода вокруг терпимую прохладу. Удовольствия оставалось минут на пять максимум. Затем надо было вставать, снова кого-то убивать и как-то убираться из этой гиблой дыры. Почти неосуществимая задача. Но сейчас Виталик просто не хотел ничего делать. Он устал.
        В небе с оглушительным грохотом уносилась ввысь ослепительно-яркая звезда.
        - Джерри, поганец, - Виталик сплюнул на подёрнутую инеем траву. - Как же тебе всё-таки повезло вовремя сдохнуть!
        1. Держи оружие при себе
        Ковбои выглядели почти настоящими. Даже лица у них были что надо - загорелые, обветренные и пропитые - в понимании этого термина театральным гримёром. В итоге, старания "ковбоев" смотрелись театральной постановкой. Хорошо отрепетированной, тщательно сыгранной, но всё же фальшивой ковбойской жизнью. Слишком утрированно действовали обитатели реконструкторского городка. Чересчур напоказ отрабатывали обещанное в рекламе погружение в неповторимую атмосферу Дикого Запада. Их безнадёжно портил выхолощенный политкорректный стиль. Не осталось и десятой части феерической пышности англоязычной нецензурной брани. Когда-то лингвисты собрали этот сленг в немалого объёма словарь, и тот моментально стал библиографической редкостью. Здесь этих слов просто не знали. К тому же, здешний экскурсовод...
        - А тут ви сейчас видите шо-та вроде реконструкции, я извиняюсь, борделя, - при этих словах Виталика передёрнуло. Карикатурный одесский еврей-иммигрант во втором поколении "Таки зовите меня просто Аркаша" словно вылез откуда-то с агитки не то ку-клукс-клана не то американской нацистской партии. По мнению Виталика, он заслуживал разве что медленной и крайне мучительной смерти у индейского столба пыток, а не зарплаты экскурсовода-переводчика для русских туристических групп.
        Даже не потому, что его так называемый "перевод" разительно отличался от истинного смысла реплик местных обитателей. Виталика изрядно раздражала сама подача этого перевода. Безграмотную речь он, по образованию сам переводчик, тихо ненавидел. В сочетании с ужасным местечковым акцентом и постоянной отсебятиной - тем более.
        Слушать продолжение рассказа о борделях Дикого Запада Виталик не стал. Он считал, и не без оснований, что при желании сможет изложить большую часть рассказанного самостоятельно. Дикий Запад - не самое популярное хобби, пик увлечения им остался где-то в прошлом, вместе со спагетти-вестернами и Юлом Бриннером. Нынче он интересовал разве что горстку реконструкторов. Виталика же ковбойская романтика увлёкла всерьёз. Старые, ещё на отцовских видеокассетах, фильмы, совершенно иной ритм повествования и непривычное отношение героев к жизни и смерти очаровали его сразу и безоговорочно.
        Туристическая поездка вместе с остальными коллегами по небольшой частной фирме вполне логично закончилась именно здесь. Увлечь других людей интересным рассказом Виталик умел всегда. Остальные же разницы между тем, где можно крепко выпить, просто не видели. Не удивительно, что в конечном итоге он добрался в эту реконструкцию ковбойского посёлка.
        Очень качественную, в натуральную величину, с лучшими копиями предметов ушедшей эпохи, но всё же неуловимо фальшивую реконструкцию. Возможно, если бы актёры не пользовались отредактированными в угоду политкорректности диалогами, а без зазрения совести говорили на том самом, практически непереводимом и насквозь нецензурном, сленге, отношение к аттракциону разительно изменилось. Увы, так стараться могут лишь за совесть. Большинству случайных посетителей нужно исключительно шоу на все их деньги, а с этим здесь проблем не было. Виталик искренне сомневался, что в его группе найдётся хоть кто-то способный тоже почувствовать эту фальшь.
        - Леонид Борисович, я отойду, поброжу тут, ладно? - тихо сказал Виталик на ухо шефу.
        Тот мотнул головой. Сейчас начальник Виталика явно вспомнил детство и героев с киноэкрана, и его поглотил рассказ о минувших днях ковбойской славы. Желания тратить своё внимание на что-то другое у солидного, вроде бы, юриста просто не осталось.
        Из глубин салуна, обозванного переводчиком Аркашей борделем, донеслись звуки музыки и женские взвизги. К вопросу развлечений для клиентов постарше тут подходили сугубо практично. Если снаружи зданий навели почти что диснеевский глянец, то внутри можно было ожидать почти чего угодно. Наверное, именно поэтому Виталику не хотелось туда идти. Что он, стриптиза, что ли, никогда в жизни не видел? А вот группа туристов и гид, обмениваясь смешками, торопливо скрылись в дверях.
        Виталик остался на улице ковбойского посёлка в гордом одиночестве.
        - Бордель, - он саркастически усмехнулся. - Переводчик хренов!
        Вычурные буквы на стене здания складывались в надпись "Белла Юнион Салун". Конечно, Виталик отлично знал, что в ковбойские времена салун и бордель вполне мирно сосуществовали под одной крышей, но даже тогда считалось хорошим тоном называть салун именно что салуном.
        - Эх, дурят нашего брата, - Виталик развернулся и побрёл вдоль чистой улицы. В настоящем ковбойском посёлке он шёл бы через непролазное море грязи, не высыхающее летом и не замерзающее на зиму. Тут же дорогу мало что не асфальтировали. По мнению Виталика такого качества грунтовки можно было добиться только еженощным выгулом нескольких асфальтовых катков, один другого тяжелее. Не то, чтобы он из-за этого так сильно переживал, но всё же и этот штрих стал очередным доказательством фальшивости окружающей реконструкции.
        - Эй, бледнолицый! - внезапный окрик заставил его вздрогнуть. - Ну и как тебе это всё?
        Виталик поднял голову. К дощатой стене одного из домов небрежно привалился черноволосый мужик лет сорока, одетый в совершенно неантуражные китайские белые кроссовки и столь же неантуражные, вытертые добела, когда-то синие джинсы. На его полинялой чёрной футболке красовались автоматическая винтовка и устрашающего вида бензопила крест-накрест. Поверх них кроваво-красная надпись извещала, что Департамент Национальной Безопасности борется с инопланетными вторжениями с одна тысяча четыреста девяносто второго года. Завершала композицию на футболке ярко-зелёная голова невыразимо грустного инопланетянина. Между его большими печальными глазами дымилась неаккуратная дыра. Инопланетянин чем-то неуловимо походил на президента США.
        Виталик улыбнулся. В ответ последовала столь же искренняя белозубая улыбка. Перед Виталиком стоял самый настоящий индеец. Никакого сходства со старательно загримированными актёрами, никаких имитаций подлинного костюма, неотличимого от настоящего. Просто индеец, каким-то непонятным образом занесённый в этот туристский балаган.
        - Честно? - спросил Виталик. - Не очень. Какое-то оно всё фальшивое.
        - Точно, - индеец кивнул. - Вот только девять из десяти этих членососов даже не заметят, какое вокруг них фальшивое дерьмо.
        - А я, стало быть, десятый? - спросил Виталик.
        - А десятому просто всё равно где пить, - индеец засмеялся. - Ты вообще на моей памяти вообще второй или третий, кто что-то заметил. Те, кто хоть что-то на самом деле знает, сюда просто не поедут. Что, за компанию с остальными туристами приехал? Судя по акценту, ты же не американец?
        - Я русский, - сказал Виталик. - Виталик Рогов.
        - Русский? Надо же, - индеец протянул Виталику руку. Рукопожатие у него оказалось крепким, каким оно обычно бывает у человека, много работающего на свежем воздухе. - Джерри Лонгхорн.
        - Джерри, а ты что тут, работаешь?
        - Исключительно электриком, - индеец снова усмехнулся. - Не люблю клоунов. И просто не смогу оставить тебя им на растерзание. Хочешь, с ребятами познакомлю? Сейчас тут наши есть, из настоящих, ты от знакомства с ними просто офигеешь.
        Виталик ненадолго задумался. Время до вечера оставалось целиком в его распоряжении, да и сам вечер, если честно, можно с чистой совестью провести более осмысленным образом, чем на очередной пьянке с начальством.
        - Конечно, хочу! - сказал он.
        Джерри жил чуть в стороне от посёлка. Его трейлер стоял в считанных метрах от ковбойских декораций. От посторонних глаз его надёжно скрывало нагромождение рекламных щитов и зелёная поросль у их подножия. Рядом с домом на колёсах приткнулись несколько пропылённых внедорожников. Чуть в стороне тлели уголья костра. Над углями побулькивал насквозь прокопчённый котелок с каким-то варевом. Запах тушёного мяса чувствовался за несколько шагов от котелка.
        Варево помешивала рослая, выше чем Виталик, женщина в пёстрой кожаной одежде с причудливым ярким орнаментом, декорированной шкурками, клыками и шнурками. Рядом, на поцарапанных металлических ящиках с полустёртыми трафаретными надписями армейским шрифтом, расселись ещё несколько индейцев в роскошной, явно сделанной вручную, одежде.
        От костюмов обитателей аттракциона их одежда отличалась незначительно - функциональностью. Удобная, повседневная, без крикливых деталей, но при этом - неподдельная. Виталик лишь присвистнул от восхищения.
        - Познакомьтесь, это Виталик Рогов, - фамилию индеец произнёс без малейшего акцента. - Он из России.
        Виталик с удивлением обнаружил, что на него смотрит десяток цепких, внимательных глаз.
        - Привет! - он улыбнулся и помахал рукой.
        - Привет, - эхом раздалось в ответ. - Садись, белый. Поговорим.
        Общение наладилось как-то само, без особых к тому усилий. Казалось бы, о чём поговорить русскому переводчику из мелкой юридической фирмочки с настоящими индейцами, до сих пор наперекор всему живущими по своему традиционному укладу? А вот, поди же ты, нашлись темы, и под какие-то местные напитки беседа пошла легко и непринуждённо. Ругали налоги, дорожно-патрульную службу и цены на бензин - вечные темы, понятные любому, независимо от страны проживания. Разумеется, спиртное домашнего приготовления лилось рекой.
        К ночи Виталика уже довольно плохо держали ноги. Он перешёл на ту стадию алкогольного благодушия, когда люди вокруг кажутся лучшими друзьями, из тех, что по личному ощущению были рядом всегда. Тот факт, что не прошло и шести часов с момента знакомства, не имел ровно никакого значения.
        Как-то незаметно дошло до готовности варево в котелке. Невероятно вкусная мясная похлёбка, с пряными нотками каких-то неизвестных Виталику трав и специй, казалось, убрала все последствия пьянки. Осталось лишь благожелательное настроение. Когда индейцы затянули какую-то свою песню, Виталик с удивлением понял, что подпевает им. Подпевает, не зная ни слов, ни языка.
        Его переполняло ощущение собственной силы. Всё за пределами отсветов костра просто исчезло. На какой-то момент Виталик ощутил себя частью того, ушедшего, мира. Давно забытой вселенной, где в свете луны бесшумно двигались через лес суровые воины, готовые обрушиться на врага, крушить черепа и ломать кости острыми топориками, а рядом с ними неслись духи войны и охоты, и вселяли трепет в сердца врагов.
        Когда его собутыльники поднялись и поманили Виталика за собой, он пошёл следом без малейших раздумий.
        Всего несколько шагов привели его на берег лесного озера. Тёмная гладь уходила вдаль. По мелкой ряби на воде серебрилась дорожка лунного света.
        - Смотри, белый, - Джерри указал на отблески лунного света. - Это тропа духов. Считается, что в такие ночи по ней можно пройти, чтобы прикоснуться к иному миру.
        Рядом послышался глубокий вдох. Один из индейцев раскурил длинную глиняную трубку с причудливым цветным орнаментом и орлиными перьями, передал её своему приятелю, и ступил на лунную дорожку.
        Виталик оторопело смотрел, как человек идёт по воде. Следующий обладатель трубки от души затянулся и отправился вслед за первым. Тот уже удалился от берега метра на два, но даже не промочил ноги. Третий обладатель трубки после затяжки передал её Виталику.
        - Давай, белый, - подбодрил его Джерри. - Этой ночью духи с тобой.
        Виталик принял трубку. Сам он вообще не курил, а в обществе курильщиков обычно чувствовал себя крайне неуверенно. Но магия происходящего сказалась и в этот момент. Виталик затянулся. Голова пошла кругом. Он сунул трубку куда-то в сторону и шагнул на лунную дорожку. Нога уверенно встала на водной глади. Ботинок не погрузился глубже подошвы. Виталик оторопел, но затем неуверенно двинулся следом за индейцами.
        - Эй! - удивлённо сказал он, - у меня получилось.
        - Поздравляю, белый, - индеец впереди обернулся к нему. - После всего, что было выпито этим вечером, на такое способен далеко не всякий. Ты, главное, не увлекайся.
        - А что, тут можно свалиться в мир духов?
        - Нет, - индеец сделал небольшую паузу и безжалостно добил Виталика. - Кожух поселкового водозаборника кончится, в озеро свалишься.
        Над озером разнёсся громкий, в несколько глоток, хохот. Громче всех смеялся сам Виталик. От смеха он сложился чуть ли не пополам, а потом и вовсе бухнулся на колени. В такой несолидной позе чуть притопленная бетонная плита виднелась куда лучше. До этого её скрывали отблески лунного света на тонком слое воды.
        - Это ещё ничего, белый, - Джерри протянул Виталику руку и поставил его на ноги. - Поили мы как-то одного корреспондента, ну знаешь, из тех, кто за тарелочками охотится и призраков фотографирует. Безумный как белка, но пил не хуже тебя. Окажись парень здоровым на голову - цены бы ему не было. Так он потом неделю дулся, пока мы ему призрака из подручного барахла не сварганили. Не поверишь, что можно при желании учудить с помощью куска плёнки и лампы дневного света!
        - Шуточки у вас, - пробормотал Виталик. - Спятить можно.
        - Только спиться, - убеждённо сказал индеец. - Духи племени с ума сойти не дадут. Проверено.
        - Ты это серьёзно?
        - Ну да, - индеец кивнул. - В моём запойном дяде какое-то время жил мой покойный дедушка. Потом ему надоело, и он ушёл. Может ещё вернётся, если дядя снова начнёт глотать дешёвый алкоголь в таки количествах.
        - Весело живёте, - сказал Виталик.
        - Не без этого, - согласился Джерри. - Пошли к огню, просохнешь. Холодно сегодня мокрым на ветру стоять.
        - Ну, как ты меня подловил, а? - уже, наверное, в десятый раз повторил Виталик, и придвинулся ближе к огню. - Я же тебе верил, представляешь? Я поверил, что ещё чуть-чуть - и я уйду с вами в мир духов!
        Эти слова вызвали у индейцев короткие смешки.
        - В мир духов так не уходят, - Джерри покачал головой. - Успокойся, белый. Всё гораздо хитрее. Или проще. Это уж как посмотреть.
        - Угу, - кивнул Виталик и сжался от холода. Он просто не знал, как ещё придвинуться к костру, чтобы не обгорать спереди, но при этом избавиться от пробирающего спину холода. Не помогла даже новая доза алкоголя.
        - Знаешь, белый, - сказал Джерри, - кажется, тебе стоит лечь спать где-нибудь в тепле. Пока ты вконец не замёрз.
        - Угу, - Виталик снова кивнул. На большее сил уже не хватало. Как он добрался до вполне современной многоместной армейской палатки, тут же, возле машин, и как уснул, Виталик уже не запомнил.
        Пробуждение запомнилось ему куда лучше. Оно едва не стало последним воспоминанием в жизни Виталика. Разбудил его жуткий грохот. Яркая вспышка над головой высветила тёмную фигуру с огромным помповым дробовиком в руках. Виталик с удивлением узнал в ней женщину-повариху. Она снова и снова лупила из дробовика прямо сквозь стенку палатки, уже изрядно похожую на драные лохмотья.
        Звуки ответных выстрелов Виталик узнал почти сразу. Сложно с чем-то перепутать частые хлопки автомата Калашникова, если хотя бы раз доводилось их услышать.
        Над головой Виталика шла перестрелка, и он лежал буквально между враждующими сторонами.
        Женщина с дробовиком покачнулась и тяжело завалилась на Виталика.
        - Вот чёрт! - он забился под ворохом тёплых шерстяных одеял и грузного человеческого тела. По рукам плеснуло чем-то горячим и мокрым.
        - Да чтоб тебя! - Виталик, наконец-то выбрался из-под трупа, подхватил дробовик и очертя голову кинулся из расстрелянной палатки наружу.
        - Сюда, быстрее! - услышал он знакомый голос. Один из его недавних собутыльников прижал к плечу автоматическую винтовку и бил скупыми короткими очередями куда-то в ночную темноту.
        К стрелку Виталик прискакал на четвереньках. Над головой свистели пули. Затем его подхватили и рывком поставили на ноги.
        - Двигаем, белый! - проорал Джерри. Кровь превратила его лицо в мокро блестящую в лунном свете багрово-чёрную маску.
        - Кто это такие, чёрт побери? - Виталик бросился вслед за Джерри.
        - Институт! - невразумительно ответил индеец. - Штурмовики! Береги лицо!
        Яркий свет высветил окрестности фотографической вспышкой. Паутиной метнулись острые зубчатые тени. В лицо толкнуло упругой волной. Неприятно зазвенело в ушах. Виталик снова упал. Джерри упал рядом, но тут же поднялся и потащил Виталика за собой. Перед глазами плавали разноцветные круги.
        - Двигай, двигай, двигай! - голосу Джерри позавидовал бы любой суровый сержант. - Или уйдём, или сдохнешь!
        - А я тут при чём?
        - Ты думаешь, они разбираться будут? Двигай, белый!
        Позади грохотала частая пальба. Кто-то, не жалея патронов, подметал кусты длинными очередями. Несколько раз глухо бухнули подствольные гранатомёты. По кустам сыпанули осколки.
        Виталик бежал, не разбирая дороги. Единственное, что он видел - спину человека впереди. Позади шумно хватал ртом воздух Джерри.
        Выскочили они прямиком к озеру.
        - Вперёд, - Джери толкнул Виталика к лунной дорожке.
        - Мы что, идём на ту сторону?
        - Да! А теперь заткнись и беги!
        - Эй! - индеец впереди обернулся. - Он же белый!
        - Он пил с нами, - огрызнулся Джерри. - Он ел у нашего костра, и курил трубку мира. И он пройдёт по лунной тропе с оружием в руках!
        - Он русский! - индеец поднял оружие.
        - Можно подумать, ты этого не знал, когда решал, пригласить ли его к нашему костру! - Джерри хлопнул Виталика по плечу. - Шевелись, белый. Рано тебе ещё помирать. Тем более - здесь и сейчас.
        Словно в ответ на его слова, из леса к озеру плотной стеной хлынул молочно-белый туман. Волна могильного холода захлестнула Виталика.
        - Быстрее! - Джерри отступал шаг за шагом. Его винтовка плевала огнём в скрытые в тумане угловатые тени. - Не думай, белый! Просто беги! Встретимся на той стороне!
        Виталик бросился прочь. Шумно плескались брызги. Под ногами серебрилось отражение луны. Туман рвался вслед за ним, словно живой. Звуки винтовки Джерри стихли. Молочно-белое марево окружало Виталика со всех сторон. В ушах шумела кровь. После сумасшедшей пробежки через лес Виталик не мог перевести дыхание и шумно хватал ртом воздух. Под ногами, наперекор всякой логике, по-прежнему серебрилась лунная дорожка.
        Звуки окончательно канули в глухую тишину.
        - Эй, - позвал Виталик. - Меня кто-нибудь слышит? Ау?
        Он сделал ещё несколько неуверенных шагов. Под ногами плеснулась вода. Туман вокруг рассеивался. Откуда-то донеслись голоса. Этого языка Виталик не знал.
        - Эй! - повторил Виталик. - Где вы?
        - Иди сюда, - устало позвал его знакомый голос.
        - Джерри! - Виталик кинулся вперёд. - Джерри, что это было вообще? Кто эти бандиты? Какого чёрта...
        Виталик осёкся.
        По низкому, свинцово-серому небу сплошной пеленой неслись вытянутые перистые облака. Ледяной ветер гнал мелкую снежную крупу над сухой мёрзлой землёй. Непроницаемо-чёрные воды грязного пруда за спиной местами покрывал тонкий ледок. Вокруг простирался сухой лес из чёрных, будто горелых, изломанных деревьев. Похожий на мертвеца восково-бледный человек привалился спиной к одному из мёртвых деревьев.
        - Добро пожаловать в Америку, - Джерри криво усмехнулся. Из его рта толчком выплеснулась кровь. Футболка на груди Джерри свисала лохмотьями. В многочисленных разрезах алела кровь. В руке он сжимал какой-то пистолет.
        - Запоминай, белый, - сказал индеец. - Мне недолго осталось. Все вопросы потом. Не будешь слушать - подохнешь. Усёк?
        - Да, - хрипло выдохнул Виталик. Ему очень хотелось проснуться, но холодный ветер и боль в руках на бесполезном дробовике очень хорошо доказывали реальность происходящего.
        - Тебе нужно в... - индеец закашлялся и смял название города.
        - Куда?
        - Дэдвуд, парень. Дэдвуд. Это посёлок, тут, неподалёку. То, что от него осталось. Там есть машина. Для себя держал, на всякий случай.
        - Какая машина? Джерри, что вообще происходит? Я домой хочу!
        - На триста восемьдесят пятое отсюда не суйся, - торопливо продолжил индеец. - Появишься возле Рапид-Сити - считай покойник. Объезжай через Вайоминг. Ньюкастл тоже не подарок, но если быстро - всё будет нормально. Просто держи оружие при себе.
        - Какой ещё Рапид-Сити? Джерри, твою мать!
        - Доберись в Ангостуру, белый, - Джерри запнулся. - Я уже не смогу. Извини, что так вышло. Двигай по восемьдесят пятому до поворота на восемнадцатое, карта в машине есть, разберёшься. В Ангостуру, понял, белый? И главное - держи оружие при себе!
        - Чурка индейская, мать твою шлюху в жопу шампуром поперёк, ты куда меня приволок? - Виталик разом потерял все знания английского, - не смей помирать, сука красножопая!
        - Прямо за моей спиной шоссе, - Джерри продолжил неразборчивой затихающей скороговоркой, - Иди налево, там Дэдвуд. Возле гаража два остова. Грузовики. Подвинь их машиной и выезжай, понял? Дальше... не суйся...
        Голос индейца затихал. Всё более отчётливо слышалось клокотание в пробитом лёгком. Судорога скрутила тело Джерри. На грудь плеснуло кровью. Он дёрнулся ещё несколько раз и замер.
        - Во попал, а? - Виталик выпрямился, нервно огляделся по сторонам, а затем со всех ног побежал через лес.
        Остановился перевести дух он только на дороге. Ветер гнал мелкую колючую позёмку над заброшенной асфальтовой полосой. Холмы вокруг покрывал всё тот же мёртвый лес.
        - Дэдвуд, - Виталику некстати вспомнились слова индейца. - Дэдвуд, это же и есть мёртвый лес?
        Вокруг не было ни души. Только монотонно гудел ветер.
        - Так, всё, надо успокоиться и идти, - Виталик поёжился. Холод пробирал до костей. Летняя одежда от него совсем не защищала.
        Виталик стиснул ружьё в руках, повернулся налево и перешёл на быстрый шаг. Джерри перед смертью помянул дом и машину, так что Виталик рассчитывал на возможность хотя бы согреться. Дорога шла между невысокими холмами, так что ветер усиливался как в огромной аэродинамической трубе.
        Ближе к посёлку Виталик не выдержал и побежал. Он всерьёз опасался замёрзнуть. Пальцы на ледяном уже ложе дробовика побелели от холода.
        Возле первых домов он всё же замер. На Виталика смотрели тёмные провалы слепых окон. Среди мёртвых коробок невысоких сельских домов стояла могильная тишина.
        - Это просто заброшенный посёлок, - сказал Виталик. - Просто все отсюда ушли. Только и всего.
        Он прибавил шаг.
        - Ну, где там этот гараж с двумя грузовиками? - нервно бормотал он. - Я же сейчас замёрзну, чёрт побери! О покойниках или хорошо, или ничего, но ты, Джерри, всё-таки изрядная свинья!
        Гараж нашёлся довольно скоро. Два грузовика стояли поперёк неширокой улицы. Рядом с ними разметал по асфальту звенья гусениц похожий на утюг бронетранспортёр. Сходство боевой машины с утюгом только усугубляли полосы чёрной копоти на обгорелом корпусе в пятнах корявых пробоин. Кабину одного из грузовиков за горелым остовом буквально спилили очередями чего-то крупнокалиберного. Второй грузовик тоже усеивали многочисленные дыры.
        За баррикадой стоял единственный относительно целый дом на улице. Остальные - просто выжженные изнутри коробки. Пару домов поодаль развалили чем-то крупнокалиберным - от двухэтажных коттеджей остались только невысокие огрызки угловых опор и мешанина переломанных балок. Что бы здесь ни происходило - добром это не кончилось.
        - Куда ж ты меня закинул, сволочь? - Виталик едва не вздрогнул от звука собственного голоса.
        Разумеется, ответа не последовало.
        Виталик двинулся вперёд. Как он и ожидал, дверь гаража оказалась заперта. Он поёжился от холода и двинулся в обход.
        Даже у этого дома не оказалось на месте одной стены. Что-то большое и гусеничное когда-то давно въехало в угол дома, покрутилось на обломках и выехало наружу, а заодно прихватило добрую половину комнаты. Мусор и обломки уже успели раскиснуть и слежаться в грязную корку.
        Почему-то именно эта грязная помойка на месте когда-то жилой комнаты и убедила Виталика, что всё происходит всерьёз, а пути назад нет. Что бы тут ни произошло - вряд ли кому-то из местных жителей теперь было дело до его проблем. Если они тут вообще остались, эти местные жители. Поэтому за любое обещание помощи, пусть даже и вскользь помянутой умирающим человеком, Виталик намеревался держаться руками и ногами.
        - Ангостура, - повторил он вслух. - По восемьдесят пятому шоссе до поворота на восемнадцатое. Через Рапид-Сити не ездить.
        Указания Джерри вроде не торопились покинуть его память. Виталик успокоился и шагнул в разгромленный дом. Пахло затхлой сыростью. Под ногами скрипел пол. Тишина стояла гробовая - ни писка, ни шороха. Виталик искренне сомневался, что тут найдутся не то, что мыши, а хотя бы даже тараканы. Любая причина такого запустения пугала. Оставалось только пожалеть о том, что среди этого сумеречного бреда нет хорошего изолированного скафандра, или хотя бы возможности залезть под тёплое одеяло с головой и забыть обо всём.
        Дверь в гараж изнутри дома тоже оказалась заперта. Словно в издевательство, ключи висели на гвоздике рядом с дверью на затейливом деревянном брелке с разноцветным узором.
        - Машина, - Виталик снял ключи с гвоздя. - Я и на права-то четыре раза сдавал!
        Ключ мягко провернулся в дверном замке.
        - Так и не сдал, между прочим, - сказал в пустоту Виталик и распахнул дверь.
        Большую часть гаража занимала массивная, почти кубическая, туша внедорожника под чехлом из плотной материи. Вдоль стен тянулись верстаки с россыпями угловатых железок под изрядным слоем пыли. Яркие этикетки на станках казались чем-то совершенно посторонним. Вдоль одной из стен высились металлические шкафы монотонного тёмно-зелёного цвета. К ним Виталик и направился.
        В первом же шкафу нашлась вешалка с одеждой. Прочные зелёные куртки, такие же брюки и высокие армейские ботинки. Ботинки оказались малы. Куртка и брюки подошли с запасом, чем наглядно доказали, что вся форменная одежда бывает лишь двух размеров - слишком большого и слишком маленького. Виталик поморщился от сильного запаха консерванта, но всё же надел холодную одежду. Мёрзнуть в лёгкой рубашке и летних брюках ему не хотелось.
        Содержимое второго шкафа заставило Виталика присвистнуть. Две охотничьих винтовки с мощными оптическими прицелами. Угольно-чёрный самозарядный дробовик. Несколько пистолетов - от игрушечных на вид пластиковых глоков до потёртого кольта 1911. Ниже лежали боеприпасы и набор по уходу за оружием. Среди всего прочего, там нашлась и пара коробок с патронами для дробовика.
        Его Виталик и взял. Помимо ружья, он прихватил коробку патронов, кольт с тремя магазинами, коробку патронов сорок пятого калибра и хищного вида нож с костяными накладками на удобной, словно под его руку сделанной, рукояти.
        Ещё некоторое время ушло, чтобы рассовать патроны и оружие по карманам, закрепить ножны и кобуру под одеждой и зарядить дробовик. Его Виталик тут же повесил себе за спину.
        Лишний дробовик Виталик аккуратно поставил в шкаф - словно кто-то ещё мог прийти за этим ружьём и расстроиться, если не отыщет его на месте. Последним штрихом стала пятиконечная звезда в простом металлическом круге. По какому-то неосознанному желанию Виталик снял её с полочки и приколол себе на одежду.
        Затем пришло время заняться машиной. Виталик оттягивал этот момент до последнего, но всё же решительно сдёрнул чехол. Взметнулось облако пыли.
        - Твою мать, - Виталик закашлялся. - Ну, если она ещё и не поедет...
        Его страхи оказались напрасны. Машина завелась так, будто её только что перебрали, смазали и заправили. Виталик отключил двигатель и полез в бардачок за картой. Бумажный ворох тут же разлетелся по сиденью.
        Кто бы ни подбирал карты, он предполагал, что владельцу джипа загадочной марки "Чероки-Инвейдер" придётся изрядно поездить. Виталику достался целый ворох склеек, на любой вкус и масштаб.
        Дэдвуд на карте нашёлся довольно быстро. Все другие помянутые Джерри перед смертью города Виталик отыскал без проблем.
        Когда-то Виталик неплохо изучил Дэдвуд. Именно тут застрелили Дикого Билла Хикока - живую легенду своего времени. Как легенду Виталик этот городок всегда и рассматривал. Сам он в Дэдвуд, штат Южная Дакота не собирался даже из чистого интереса. Фальшивый ковбойский посёлок и ту Дакоту разделяло верных полторы тысячи километров. К тому же, насколько знал Виталик, Дэдвуд не был мёртвым заброшенным городом. Вот ещё вчера днём - не был.
        - Джерри, сукин ты сын, - пробормотал Виталик. - Куда же ты меня закинул, сволочь?
        Карта ответа на этот вопрос дать не смогла. Путь Виталика лежал через границу двух штатов. Именно там проходило восемьдесят пятое шоссе. Затем следовало двинуться на юг, к восемнадцатому. Рапид-Сити в этом случае Виталик объезжал по широкой дуге и выезжал на триста восемьдесят пятое шоссе к загадочной Ангостуре. Если верить знакам на карте, там находилось что-то вроде туристического центра для рыболовов и любителей природы на берегу довольно большого озера.
        На проезде через город экономия времени получалась изрядной, но после мёртвого города нарываться Виталику не хотелось. Он решил для себя, что уж если Рапид-Сити удостоился отдельного поминания Джерри - чёрта с два туда Виталик по доброй воле сунется, пока есть выбор. Мало ли что туда успели сбросить? Виталик увидел вполне достаточно, чтобы ему не хотелось выяснять, насколько активно шла война, и каким оружием при этом пользовались.
        Он посидел минуту без движения, чтобы успокоиться и вывел машину из гаража. Затем Виталик остановился. Что-то его беспокоило. Он заглушил двигатель, вышел из машины, опустил дверь гаража на место, закрыл её на ключ и только после этого сел обратно за руль.
        На малом ходу он провёл машину почти вплотную к одному из грузовиков и выехал на дорогу. По чистой трассе, без мата инструктора над ухом и постоянного напряжения вести машину у Виталика получалось куда увереннее, чем в автошколе. Вряд ли он бы сдал на права, даже сейчас, но просто ехать у него получалось всё лучше и лучше.
        Порой на обочинах встречались машины. Они просто стояли без малейших следов аварии. Ни хозяев, ни даже их тел, в машинах или возле них Виталик не увидел. Останавливаться и любопытствовать почему-то не хотелось.
        Смеркалось. Электронные часы Виталика показывали тридцать семь часов девяносто три минуты.
        - В Москве половиннадцать градусов, - невесело прокомментировал это Виталик. По его личным ощущениям с момента пробуждения и двух часов не прошло, но темнота вокруг сгущалась как ночью. Через некоторое время пришлось включить фары.
        Дорога превратилась в тёмный, без малейшего проблеска, тоннель. Изломанные тени корявых деревьев на миг проявлялись в свете фар и тут же исчезали в темноте.
        Задерживаться посреди этого безлюдного кошмара Виталику не хотелось. Он то и дело косился на дробовик на соседнем сиденье. Присутствие оружия вселяло хоть какую-то уверенность в своих силах.
        - Кладбище грёбаное, - Виталика трясло. - Закинули, блин. Индейцы чёртовы. Муфлоны пархатые. Чурки американские.
        В свете фар что-то мелькнуло.
        - Пидоры красножопые! - заорал он в голос и ударил по тормозам, хотя и понял, что уже не успеет. Машина чуть заметно подскочила на каком-то не очень твёрдом предмете и замерла.
        - Твою мать! - Виталик бросился наружу. - Эй! Вы в порядке?
        Тело на дороге выглядело кулем тряпья.
        - Чёрт побери, - Виталик метнулся обратно в машину. Нашарил в бардачке фонарик, выскочил наружу и бросился к телу. По асфальту заплясало пятно яркого белого света.
        - Чёрт побери, чёрт побери, чёрт побери, - Виталик никак не мог остановиться. - Эй! Вы в порядке?
        Он истерически хихикнул.
        - Какое, блин, в порядке? - спросил он у себя. - Если жив - и то ладно!
        Густая волна смрада заставила его замереть.
        - Видал я конечно бомжей, - пробормотал Виталик. - Но это?
        Одежда на сбитом человеке выглядела так, будто её подбирали на помойке. Пахла она словно её хозяин на той помойке безвылазно жил последние лет десять. Затем тело неуверенно пошевелилось. Внутри сбитого что-то клокотало и булькало. Виталик отступил на пару шагов. Тело приподнялось на руках. Голова мотнулась как у марионетки. На дорогу плеснуло чем-то густым и вонючим.
        - Эй, - несмело повторил Виталик. - Вы в порядке?
        Сбитый бросился на него. Бросок вышел неудачным - сломанные ноги совсем не держали массивное тело, но Виталик увидел вполне достаточно, чтобы испугаться. Жёлто-белые глаза навыкат походили на варёные яйца, хрящ носа окружали гнилые лохмотья плоти, а щербатая пасть с кривым частоколом гнилых зубов вызывала желание незамедлительно оказаться где-нибудь подальше.
        У ног Виталика скрёб асфальт гнилыми костяшками пальцев самый настоящий полуразложившийся мертвец. Затем он подполз ближе и ухватил Виталика за ногу. Хватка оказалась неожиданно цепкой. Виталик заорал и дёрнулся. Лёгкий ботинок остался в руках мертвеца. Виталик бросился наутёк.
        Как он завёл машину и погнал её прочь, Виталик даже не запомнил. Успокоился он лишь после того, как в свете фар мелькнул дорожный знак. Виталик остановился и неспешно сдал задним ходом обратно. Если верить грязному щиту, до Ньюкастла, штат Вайоминг, оставалось совсем немного.
        Теперь, после встречи на шоссе, Виталик осознал, о чём именно предупреждал его Джерри, когда сказал, что Ньюкастл - тоже не подарок. Он плюхнул на сиденье рядом с дробовиком коробку патронов, нервно проверил кольт, раскрыл коробку, попытался сунуть патрон в дробовик, вспомнил, что уже один раз его заряжал, снова проверил пистолет и только после этого попытался хоть как-то успокоиться. Руки дрожали.
        - Гадость какая, - Виталик глубоко вздохнул, ещё раз глянул на карту, и решительно двинул машину вперёд.
        Вопреки его страхам, посёлок удалось проехать очень быстро, и практически без проблем. Дорога шла по самой окраине Ньюкастла, в стороне от жилых кварталов. Пара человекоподобных фигур на обочинах угодила в свет фар, но кидаться под машину в этот раз мертвяки не торопились. Для Виталика новая встреча обошлась испугом и противной волной адреналинового жара.
        На трассе Виталик долго ещё не мог толком успокоиться. Он продолжал гнать по восемнадцатому шоссе. Как-то сбавлять ход посреди огромного кладбища ему не хотелось.
        Впереди ждало новое испытание. Хот Спрингс. Этот курортный городок значился на карте, но Джерри не помянул его и словом. После Ньюкастла Виталик не сомневался, что в Хот Спрингс окажется всё то же самое, а то и хуже.
        Другого пути, впрочем, не было. К тому же, Виталика и так грызли сомнения. Теперь, когда он знал о местных обитателях, пусть и совсем немного, ему всё больше казалось, что искать кого-то посреди мёртвого курортного посёлка - не самая лучшая идея. Оставалось только надеяться, что не так много здешних обитателей способны водить машину и сигналить. Виталик утешал себя мыслью о том, что живые люди сумеют его как-то распознать и подать знак о себе так, чтобы не привлечь толпу ходячих мертвецов.
        - Ну что, смертнички, - Виталик нервно хохотнул и прибавил газу. - Летим!
        Поездка через Хот Спрингс оказалась сущим кошмаром. Городок загромождали остовы разбитых и сожжённых машин. Ход пришлось убавить. Виталик сомневался, что у него получилось бы проехать через этот лабиринт искорёженного железа на скорости больше десяти километров в час.
        Тёмные силуэты двигались в свете фар, шаркали по обочинам дороги, пытались выйти навстречу машине и отлетали в темноту после ударов бампером. На такой черепашьей скорости они почти не страдали от ударов, но Виталик успевал отъехать на достаточное расстояние, чтобы зомби могли только разочарованно рычать ему вслед.
        Один раз Виталику пришлось стрелять. Он пытался на малом ходу провести машину в узкую щель между завалами смятых в лепёшку автомобилей, когда из темноты к машине с глухим рыком бросились три фигуры. Как Виталик успел схватить дробовик и выстрелить, он и сам не понял. На столь близком расстоянии крупная дробь буквально снесла голову первому нападающему. Тело завалилось на землю. Виталик судорожно зашарил рукой по стволу, вспомнил, что у него в руках не помповый дробовик и выстрелил снова. Ещё один мертвец крутнулся на месте и упал с перебитым хребтом. Пара выстрелов покончила и с третьим врагом.
        Из темноты звучал нестройный гул - новые мертвецы сбредались на шум. Виталик отбросил ружьё на сиденье и снова ухватился за руль. Машина скакнула вперёд. По корпусу противно скрежетнул острый кусок металла.
        К Ангостуре Виталик погнал, едва лишь выбрался из нагромождения металлолома. В машине стоял плотный запах пота и пороха. Босая нога тряслась мелкой дрожью. Виталик провёл рукой по лицу. Рука оказалась мокрой.
        - Ненавижу, - выдохнул он, притормозил на обочине и перезарядил дробовик. Визит в курортный посёлок теперь казался ему сущим кошмаром. При одной только мысли о поиске живых людей среди лабиринта домиков, лодочных станций и мотелей начинали предательски трястись поджилки. Виталик искренне сомневался, что у него хватит везения и патронов, чтобы прочесать в темноте очередной мёртвый посёлок, наверняка полный ходячих трупов его бывших обитателей. Выбора у него, впрочем, не имелось. К тому же, Виталик мог, если что, и уехать.
        - Знать бы ещё, куда? - он истерично хихикнул и тут же осёкся.
        Над машиной с грохотом пронеслось что-то большое и тяжёлое. Виталик схватил ружьё и фонарик, и выскочил наружу. Чуть впереди небо уже рвали яркие вспышки ракет. Отсветы играли на корпусе огромной, похожей на летающий вагон, туши боевого вертолёта.
        На земле один за другим вставали оранжево-багровые огненные грибы. Боеприпасы объёмного взрыва и ракетные снаряды превращали Ангостуру в огненный ад.
        - Да твою мать, - Виталик не выдержал и заорал. - Вы спятили тут все, что ли!?
        Тихий шорох заставил его вздрогнуть.
        Виталик перехватил фонарик под ствол ружья и крутнулся на месте. Пятно электрического света метнулось по асфальту в сторону обочины. Позади кто-то вздохнул. Устало и безнадёжно, как при общении с полным идиотом. Виталик подскочил на месте и обернулся, только для того, чтобы уткнуться в ствол пистолета.
        Оружие держала в руках длинноволосая и черноглазая девушка лет двадцати в кожаной потёртой куртке, таких же штанах и высоких мягких сапожках на шнуровке. Что-то похожее целую вечность назад Виталик увидел на индейцах возле трейлера Джерри.
        - Привет, бледнолицый! - девушка опустила пистолет.
        - А... - Виталик сглотнул. - Ага.
        - В машину, живо, - она мотнула головой. - Нет времени. Ты из форта Фарнхэм?
        - Я сам по себе, - Виталик сел за руль. - Джерри сказал ехать сюда, ну я и...
        - Джерри? - резко спросила девушка - Ты из группы Лонгхорна?
        - Ну да, Джерри Лонгхорн, - подтвердил Виталик. - Он сказал мне взять машину и...
        - Я отлично вижу, что это его машина, - девушка ткнула пистолетом в резной брелок. - Куда больше меня интересует, почему здесь один ты, а не вся его группа?
        - Ну, - Виталик помедлил. - В общем, я и есть вся его группа.
        - Что? - его собеседница дёрнулась так, словно Виталик её ударил.
        - Извини, - сказал Виталик. - Но когда я сюда вышел, кроме Джерри вокруг никого уже не было. Мы бежали от перестрелки. Удивительно, как он вообще сумел прожить до моего появления. Ему всю грудь разворотило. Перед смертью он сказал, что мне тут помогут.
        - Вся твоя помощь у тебя перед глазами, белый, - отрезала девушка. - Тандер Вулф.
        - Что? - Виталик машинально перевёл окончание фразы, - Какой ещё волк?
        - Это моё имя, дубина. Тандер Вулф. Никогда не слышал, насколько дурацкими наши подлинные имена становятся в английском переводе? В каком глухом бункере ты вырос, если не знаешь про настоящих американцев?
        - Ну, - Виталик замялся. - Я...
        - Не важно, - отрезала Тандер. - Заткнись и гони!
        - Куда?
        - Назад! Разворачивай машину, и быстрее назад.
        - Но там же...
        - Я знаю, что там, белый. Я родилась в этих краях. Вот только над Ангостурой сейчас ударное крыло вертолётов Института. Тебе охота поджариться в этом железном гробу?
        - Понял, - Виталик двинул машину.
        - Слушай, Тандер, - сказал он. - Когда мы убегали от стоянки Джерри, он тоже сказал, что это Институт, но...
        - Институт нашёл тропу Лонгхорна?
        - Понимаешь, - сказал Виталик, - я не понял, что произошло. Вот только что я пил с Джерри и его приятелями, потом они меня отправили спать, а потом - бац! Кругом стреляют, по кустам лупят из десятка автоматов, мы бежим через лес, выскакиваем к этому дурацкому водозаборнику, Джерри отправляет меня на ту сторону, а когда я выбегаю из тумана - кругом это унылое кладбище и ни одной живой души. Что тут происходит, вообще? Где я?
        - Стой! - удивилась Тандер. - Ты что, с той стороны?
        - Меня зовут Виталий Рогов. Я русский, мне двадцать три года, и когда я садился пить с Джерри и его приятелями, кругом была нормальная Америка, с живыми американцами, а не протухшими мертвецами, кидающимися на всё, что движется! - Виталик сорвался на крик. - И я, чёрт побери, хочу знать, что всё это значит, и куда я попал, мать твою!
        - Ты ещё и русский? - спросила Тандер. - Настоящий?
        - Да! А что, нельзя?
        - Можно, - вздохнула Тандер. - Только не вслух и не при посторонних. Если мы отсюда уйдём без хвоста, я даже смогу объяснить тебе, почему.
        - Если? Ты сказала "если"?
        - Да, я сказала "если". Вертолёты летят быстро, а стреляют ещё быстрее. А теперь заткнись и веди машину. Нам вперёд и быстро.
        - Но там же...
        - Рапид-Сити, я знаю, - девушка кивнула. - Джерри наверняка предупредил тебя, что туда лучше не соваться. Но сейчас все вертолёты Института над Ангостурой и мы оставили там достаточно сюрпризов, чтобы они ещё не скоро легли на обратный курс. Этого хватит, чтобы спрятаться у них под носом раньше, чем негостеприимные хозяева решат вернуться.
        - Спрятаться? На этом огромном кладбище, где на каждом углу по бродячему покойнику?
        - Это же Рапид-Сити, белый, - Тандер усмехнулась. - Впрочем, да, ты же не знаешь. Всё его население согнано поводырями Института в рабочие отряды. В этом городе скорей можно встретить ударную ячейку штурмовиков, чем бродячего покойника. Нам просто надо успеть до того, как снимут полог тьмы. На свету нам крышка.
        - Так сейчас что, не ночь?
        - Сейчас два часа дня, белый, - вздохнула Тандер. - А теперь заткнись и веди машину.
        Виталик решил последовать её приказу. В зеркале заднего вида какое-то время виднелись огненные вспышки, но потом их скрыла тьма.
        - Слушай, - Виталик решил нарушить молчание, - А эта их темнота скоро рассеется?
        - Во-первых, это не их темнота, - сказала Тандер. - Это наша темнота. Во-вторых, я надеюсь, что в этот раз они провозятся дольше, чем обычно.
        - Надеешься?
        - Конечно. Нужно ещё как минимум час, чтобы добраться в Рапид-Сити, если ты и дальше будешь вести машину с такой скоростью.
        - Я довольно плохо вожу машину, - признался Виталик. - Я даже на права не сдал.
        - Я заметила, белый, - вздохнула Тандер. - Но с меткостью у тебя хуже, верно?
        - Верно, - признал Виталик. - Слушай, а раз уж мы всё равно направляемся в город - там нигде нельзя достать приличные ботинки? А то я сюда попал из середины лета, и...
        - Тут сейчас тоже лето, белый. Тринадцатое июля две тысячи двадцать седьмого года.
        - Что? - Виталик едва не разбил машину. - Какого года?
        - Но ботинки тебе понадобятся, ты прав. Глупо потерять из-за дурацкой простуды человека с той стороны. Тем более русского.
        - Приятно, когда тебя ценят, - вполголоса сказал Виталик.
        - Белый, смотри на это проще. Ты не знаешь, куда попал, и чего здесь опасаться. Ты способен угробить себя ещё до того, как поймёшь, какую глупость совершил. Ты всё ещё уверен, что с тобой обходятся несправедливо?
        - Ну, вообще нет, но...
        - Вот и помолчи. Если я из-за тебя что-то проморгаю, виноват будешь один ты. Но угробит это нас обоих.
        Виталик заткнулся. Почти неразличимые в темноте громады придорожных холмов проносились за окном его машины. Ближе к Рапид-Сити Тандер забеспокоилась.
        - Здесь неподалёку Маунт Рашмор, - сказала она. - Там были изваяния президентов США.
        - Я знаю, - сказал Виталик. - Но я их так ни разу и не видел. Мы там где-нибудь рядом не поедем?
        Тандер вздрогнула.
        - Даже в шутку так не говори, белый, - сказала она. - Там один из самых больших некрогенераторов Института на территории бывших Соединённых Штатов!
        - Институт, институт, - недовольно повторил Виталик. - Да что это за Институт у вас такой?
        - Паранормальной энергетики, - выплюнула Тандер. - ИПЭ. Безжалостные ублюдки. А теперь заткнись. Ещё не хватало, чтобы ты приманил сюда призрака.
        - Ты это серьёзно? Насчёт призрака?
        - Серьёзней некуда. Заткнись, наконец!
        Виталику стало не по себе. Что бы ни скрывалось во тьме, он это чувствовал, и с каждым новым километром пути - всё сильнее и сильнее.
        - Долго ещё? - спросил он.
        - За Хилл-Сити повернём на шестнадцатое, проедем мимо поворота на Кистоун, за ним станет полегче, - ответила Тандер. - А сейчас постарайся не паниковать. Можешь поверить моему опыту, здесь мы не встретим ничего... осторожней!
        Виталик судорожно крутанул руль. Бесформенный сгусток тьмы промелькнул в свете фар. По багажнику машины противно скрежетнуло.
        - Ходу! - Тандер выщелкнула магазин из своего пистолета и судорожно рванула из подсумка на боку другой. - Быстрее, пока он думает!
        - Что это такое? - Виталик прибавил ход. Позади что-то протяжно завыло.
        - Стонущий призрак! - Тандер перезарядила оружие и опустила стекло двери. - Подпусти его вплотную, и ты покойник. Так что постарайся не выронить меня на повороте, белый, иначе нам обоим крышка!
        - На каком ещё поворо... - договорить Виталик не успел. Ему пришлось спешно вывернуть руль, чтобы вписаться в изгиб дороги.
        Позади взвизгнула Тандер. Виталик снова крутанул руль - дорога изгибалась как змея. Даже этой широкой трассы едва хватило, чтобы удержаться на асфальте.
        - Что за дебил строил этот серпантин? - Виталика трясло. - У него крендель был вместо угольника, что ли?
        Пистолет в руках Тандер щёлкнул несколькими выстрелами. Девушка устало повалилась на сиденье.
        - Белый, - Тандер не могла перевести дух. - Ты первый за последние семнадцать лет, кого я по-настоящему боюсь. Осторожней!
        - Понастроили блин! - Виталик снова дёрнул машину.
        - Кто вообще решил, что тебя можно пускать за руль? - девушку трясло. - Сбавь ход, или в Хилл-Сити ты нас просто разобьёшь!
        - А эта штука позади...
        - У этой штуки позади сейчас более чем достаточно проблем с двумя кусками серебра, так что делай, что сказано!
        - У этой - да, - Виталик сбавил ход. - А как быть с другими?
        - Надейся, чтобы их не было, - отрезала Тандер. - Кругом полно самого разного дерьма на любой вкус, это же гора Рашмор! До того, как лакота выбили отсюда шайенов и задолго до того, как белые отобрали у них эти земли, её называли "шесть предков" все окрестные племена. Ей буквально поклонялись. Гудзон Борглум в двадцатом веке создал изваяния четырёх президентов и превратил гору в монумент белой мощи. Клан до сих пор может пользоваться мощью горы, и даже Институт не может перекрыть канал этим ублюдкам в капюшонах. Зато с их подачи ненависть Борглума обратилась на всех жителей Америки, понял?
        - Зачем ты это мне рассказываешь? - спросил Виталик.
        - Ради спокойствия, - Тандер вытащила из пистолета обойму и аккуратно перезаряжала её патронами из маленького замшевого мешочка на шее.
        - Как я могу успокоиться, когда ты мне рассказываешь про целую гору призраков?
        - А я и не говорю, что успокоиться должен ты, белый, - Тандер вздохнула, и вставила обойму на место. Щёлкнул фиксатор.
        - Вот уж спасибо, - пробурчал Виталик.
        - Всегда пожалуйста, - Тандер дослала патрон в ствол. - Если ты сумеешь проехать через Хилл-Сити, без того, чтобы угробить машину в повороте направо, к шестнадцатому шоссе, я даже расскажу тебе ещё что-нибудь.
        - Намёк понял, - Виталик убавил скорость.
        Машина въехала в руины посёлка. У дороги один за другим вставали чёрные остовы зданий. Вопреки опасениям Виталика, сама трасса оказалась идеально чистой - ни мусора, ни обломков.
        - Рабочие отряды из Рапид-Сити убрали завалы, - пояснила Тандер. - Это не так уж трудно, когда в распоряжении пара сотен тысяч послушных зомби.
        - Сколько? - голос Виталика сел.
        - До две тысячи семнадцатого года в Рапид-Сити и его окрестностях проживало четверть миллиона человек.
        - А что стало потом?
        - Вот это, белый, - Тандер указала в темень за окном. - Вот это.
        - А эти отряды, они вообще где? - нервно спросил Виталик. - Не хотелось бы случайно въехать.
        - Успокойся. Институт держит их на складах и в моргах. Получается эффективнее, чем дать им просто гнить на улицах. Если не соваться на восточную часть города, мы просто возьмём, что нам потребуется, и переждём шум в относительной безопасности.
        - Четверть миллиона ходячих покойников, - повторил Виталик.
        - Успокойся, белый. Я же сказала, мы вряд ли встретимся. Лучше думай о том, что через пару миль у тебя появится нормальная обувь, а то и относительно съедобная еда.
        - Еда? - Виталик впервые с момента своего прибытия понял, что давно уже не ел.
        - Ну да. Здесь не так просто найти пропитание.
        - Догадываюсь, - мрачно сказал Виталик. - Я удивлён, что здесь вообще можно хоть что-то найти.
        - И вот ещё что, - добавила Тандер. - В городе мне придётся уйти без тебя.
        - Эй! Я не хочу оставаться в городе мертвецов один!
        - Белый, я понимаю, что это всё тебе внове, но всё же не будь трусом, ладно? Просто никуда сам не суйся, жди меня и главное - держи оружие при себе!
        - Усёк, - мрачно сказал Виталик. - А я пойти с тобой, значит, не могу?
        - А ты знаешь, чего здесь бояться?
        - Всего, - буркнул Виталик. - И лучше бы не экономить патроны.
        - Вот именно, - подтвердила Тандер. - Потому ты будешь сидеть там, где я тебя оставлю. Это единственный шанс обойтись без лишнего внимания. Главное, не шуми, не привлекай мертвяков и не ищи приключений на свою задницу. В этом городе следует опасаться не мертвецов, а их кукловодов.
        - Кого?
        - В тамошнем "Рэдиссоне" штаб некромантов Института. Эти мальчики шутить не любят. Нашумишь, и я не дам за твою жизнь и стреляной гильзы.
        Виталик замолчал. Какое-то время он просто вёл машину под скупые реплики Тандер. Потом Виталик заметил, что мрак вокруг рассеивается.
        - Быстрее, - напряжённо сказала Тандер. Мы уже подъезжаем, но их вертолёты тоже рядом. Поверни тут налево, мы почти в городе.
        Виталик повиновался. Рапид-Сити, как оказалось, рассекала на две части невысокая цепочка скал.
        - На той стороне окружной госпиталь, - Тандер указала на холмы. - Огромный холодильник, трупами забит доверху. Запомни это на всякий случай.
        - Да чёрта с два я это забуду, - Виталик нервно поёжился.
        Машина двигалась по мёртвым улицам. В блеклых сумерках казалось, что вокруг обычное раннее утро, когда на улицах ещё нет движения. Могильная тишина разрушала эту иллюзию. В городе вокруг не осталось и капли жизни.
        - Нас тут не услышат? - спросил Виталик.
        - Не думаю, - ответила Тандер. - С пор, как запустили на полную мощность морозилки госпиталя и стадиона, новые хозяева города сюда не показываются. Им тут просто нечего делать.
        - Стадиона?
        - Конечно. Ты представить не можешь, сколько тел можно там разместить, если просто сложить их друг на друга.
        - Ты говоришь об этом так легко...
        - А что, есть какая-то разница, как это говорить, белый?
        - Я так не думаю, но...
        - Вот и не думай. Тебе это сейчас вредно. Просто верь моим словам безоговорочно, и ты сэкономишь массу времени. Сверни тут, мы приехали.
        - Куда? - Виталик смотрел на комплекс зданий унылого армейского вида за проволочным забором.
        - Лагерь сто девятого инженерного корпуса национальной гвардии, - ответила Тандер. - Бывший. Думаю, на их складах получится найти какие-нибудь ботинки тебе по размеру.
        - Всё лучше, чем с трупа, - согласился Виталик.
        - Именно. Ставь машину на стоянку, к тем замшелым гробам и пошли внутрь.
        Виталик остановился рядом с несколькими облезлыми легковыми автомобилями. Его джип рядом с этими пыльными остовами казался чем-то совершенно неуместным. Виталик уже собирался выйти из машины, когда его окликнула Тандер.
        - Эй, белый, - она усмехнулась. - Ничего ценного не забыл?
        Виталик матернулся вполголоса, ухватил дробовик и патроны, и направился следом за девушкой.
        - Вроде тихо, - Тандер замерла с закрытыми глазами, смешно шевельнула головой из стороны в сторону, а затем скользнула к двери административного здания.
        - Давай следом, белый, - она распахнула дверь. - Вертушки Института пойдут на Эллсворт, к востоку отсюда, но вдруг им приспичит сделать небольшой крюк, просто на всякий случай? Не стоит их дразнить.
        Виталик боязливо зашёл в пустой зал приёмной. На полу за ним оставались хорошо заметные следы. Нога человека не ступала тут долгое время.
        - Слушай, я вот чего не понимаю, - начал Виталик. - Это же военная база?
        - Национальной гвардии, - уточнила Тандер. - Впрочем, сейчас это уже не важно.
        - Ну вот, и я не понимаю, если этот институт тут всё захватил, почему она стоит целая, как ни в чём ни бывало?
        - Потому что её обитатели не успели ничего сделать, белый, - вздохнула Тандер. - Подумай сам, даже ты не верил в призраков и зомби до сегодняшнего дня. А местным жителям пришлось учиться на своём опыте. Почти для всех он стал последним.
        - Я не об этом, - отмахнулся Виталик, - почему база стоит даже не разграбленная?
        - А кому это надо? - спросила Тандер, и тут же пояснила: - На всей территории Северной Америки вместе с Канадой и Мексикой сейчас не живёт и одной десятой процента её довоенного населения. Даже в менее опасных районах до сих пор можно разыскать всё, что понадобится.
        - А эти, из Института?
        - Под их дудку пляшет весь мир, зачем им шарить в помойках?
        - Весь мир, - эхом повторил Виталик. - И магия.
        - Что, белый, осознал масштабы? - Тандер усмехнулась. - Давай ботинок, пойду отыщу тебе что-нибудь.
        - Погоди, а как там Россия? У нас что?
        - Какая ещё может быть Россия, белый, когда у тебя нет даже ботинок?
        - Угу, - Виталик решил, что спорить окажется дороже.
        - Сиди здесь, - приказала Тандер. - Далеко не отходи, не лезь никуда, прислушивайся ко всему и не открывай двери. Если тут забыли какого-нибудь мёртвого сержанта, тебе вряд ли понравится ваше знакомство!
        - Понял, - Виталик смахнул пыль и сел на край стола. Дробовик он положил на колени. Коробку с патронами Виталик поставил рядом на стол и зачем-то начал выравнивать её вровень с краем. Тандер лишь вздохнула.
        - Постарайся ни во что не вляпаться, - посоветовала она и вышла.
        Виталик остался наедине с невесёлыми размышлениями. На скорое возвращение домой рассчитывать не приходилось. У здешних обитателей вполне хватало собственных проблем. Вряд ли кто-то из них стал бы искать время на чужака без веской к тому причины. Для Тандер Виталик хотя бы представлял интерес как последний свидетель гибели ее знакомых. Шансы прожить в одиночестве Виталик оценивал здраво. Без местного защитника ему оставалось только материться и рассчитывать на лучшее.
        Посторонний шум отвлёк Виталика. Где-то в отдалении гудели моторы. Какие-то машины двигались по мёртвым улицам. Гул приближался. Виталик подбежал к окну. Мимо проволочного забора проехали вместительные армейские грузовики. Тяжёлые машины повернули на территорию базы.
        Виталик бросился к столу. Подхватил коробку с патронами и, как сумел, запихал её под куртку. Предательские следы в пыли на полу заставили его замереть в панике.
        Машины тем временем избавлялись от своего мёртвого груза. Один за другим на асфальт валились зомби в истлевших лохмотьях и поднимались в полный рост неровной шеренгой.
        Из кабины грузовика показался человек в длиннополом плаще. В руках он сжимал короткий, похожий на стек, жезл. Поблёскивали изящные очки в тонкой металлической оправе. Рядом с ним шёл парень в армейской форме - обычный молодой белобрысый парень в зелёном армейском камуфляже и с автоматом на ремне. Не то водитель, не то охранник. В автомате Виталик с удивлением узнал какую-то очередную модификацию изделия бессмертного Калашникова.
        Затем все мысли вылетели у него из головы. Оба живых человека направлялись прямиком к административному зданию. Позади топтались на месте их мёртвые спутники.
        Виталик прижался к стене у окна и застыл с оружием в руках. Он просто не представлял, что ему делать. Времени на раздумья оставалось всё меньше.
        - Думаю, - произнёс человек за стеной, - мы сможем управиться за пару часов, Арсений Викторович.
        - Хорошо, - сказал второй. - Я пока разложу малый круг, а вы постарайтесь закончить побыстрее.
        Виталик застыл. Оба человека говорили по-русски.
        - Есть, - коротко сказал охранник и добавил, - надо же, ковыряться в этом хламе!
        - Надо, Костя, надо, - вздохнул Арсений. - Что поделать?
        - А чего не чёрные? - недовольно спросил молодой. - У них вроде неплохо получается. Нас дергать зачем?
        - Приказ, Костя. Начальству традиционно видней. Да и потом, кубинцам поручать что-то новое себе дороже выйдет. Помнишь, чем с призраками дело кончилось?
        Скрежетнул дверной замок. Виталику остро захотелось слиться со стеной. В комнату вошёл Арсений. Молодой охранник шёл следом за ним. Виталика они пока не видели, но им оставался лишь один шаг.
        Этого шага им не дали.
        Дверь на другой стороне приёмной распахнулась. Ни охранник, ни его начальник даже не успели вскрикнуть. Сухо щёлкнула пара выстрелов. Два тела повалились на пол. Вокруг расплылась кровавая лужа.
        - Идём, бледнолицый, - оцепенение Виталика нарушил удар ботинками в грудь. - Не делай такое лицо каждый раз, когда рядом с тобой кого-то убивают.
        Он машинально поймал свою новую обувь.
        - А... - Виталик тщетно собирал хоть во что-то связное непокорные английские слова. - Эти... они...
        - А, вот в чём дело, - Тандер усмехнулась. - Ну да, нас завоевали русские. Впрочем, и вас тоже.
        2. Вас завоевали русские
        У машин выли зомби. Без контроля они мигом превратились в кровожадную толпу. Суматошная пальба водителей лишь отсрочила грязную и кровавую гибель.
        Виталик проскакал босиком к оставленному на стоянке джипу, забросил внутрь ружьё и ботинки, нырнул за руль и повернул ключ в замке. Тандер выпустила несколько пуль в сторону особо рьяных преследователей и запрыгнула в машину. На заднее сиденье упал чем-то набитый армейский рюкзак.
        - Двигай! - крикнула Тандер. - Через пять минут весь город на ушах будет стоять!
        Виталик погнал машину прочь от военной базы. Позади глухо урчали зомби.
        - Всё плохо, белый, - Тандер перезарядила своё оружие. - Очень плохо.
        - А подробнее? - спросил Виталик.
        - Ты всё же повидаешь Маунт Рашмор. Вблизи, - мрачное пояснение Тандер не предвещало ничего хорошего.
        - Думаешь, они про нас так скоро узнают?
        - Думаю? Они уже всё знают, белый. Дежурные ясновидящие ИПЭ почувствовали всё едва ли не раньше, чем я убила некроманта. Их маги займутся нами примерно через десять минут, когда вернут контроль над зомби. А то и немедленно, если сочтут, что полторы сотни покойников могут и погулять недельку-другую.
        - Умеешь ты успокоить, - криво улыбнулся Виталик.
        - Спокойно, белый. У нас есть шанс.
        - Маунт Рашмор?
        - Именно. Шансы выжить у её подножия для всех одинаковые. Или выживешь, или сдохнешь.
        - Замечательный расклад, - Виталик усмехнулся. - Ну что же, я хотя бы умру обутым.
        - Да ты никак пытаешься шутить, бледнолицый?
        - Это нервное, - ответил Виталик. - На самом деле я паникую. Так что, пока мы едем, расскажи мне что-нибудь, если не хочешь, чтобы я окончательно спятил. Как вообще это всё началось? Что за чертовщина произошла с Россией?
        - Сам понимаешь, мы тут не так много знаем, - ответила Тандер. - К тому же, когда всё началось, я не знала, что всё это значит. Бабка читала знаки гораздо лучше меня, и я только сейчас понимаю, как страшно ей было улыбаться и успокаивать меня, когда мир вокруг летел кувырком. Она-то хорошо понимала, что происходит. Даже слишком хорошо.
        - А тебе...
        - Семнадцать. Но ты, кажется, хотел узнать о России? Вас захватили в две тысячи семнадцатом.
        - Вы?
        - Что?
        - Кто захватил Россию?
        - Институт. Может быть, у него есть какие-то хозяева, но имён мы не узнали. Не вышло. Когда всё началось, волна изменений накрыла всю планету. Очаги поражения возникали повсеместно. Где-то сильнее, где-то слабее, но буквально везде. Хуже всего пришлось крупным городам. У нас их накрыло почти сразу, за считанные минуты. Никто даже не успел понять, что происходит. Остатки Соединённых Штатов агонизировали ещё недели две. По фортам сохранилось более чем достаточно документов, радиоперехватов и записей очевидцев. Фарнхэм до сих пор запускает радио, но через это магическое дерьмо у нас над головой ни один сигнал не проходит.
        - А что не так с небом?
        - Ветры духов, белый. Души всех, кто погиб от первого удара по стране. Им не по силам покинуть землю или обрести покой.
        - Ты это серьёзно?
        - Присмотрись, и ты увидишь, как облака движутся в разные стороны одновременно. Посмотри на эти облака подольше, и начнёшь различать отдельные лица. Проведи так несколько дней подряд, и ты спятишь навсегда.
        - Поверить не могу...
        - Не удивительно. В твои дни правду знали единицы, а сейчас чёрная магия пронизывает всю планету. Мало кто сумел выжить, когда она заявила о себе в полную силу.
        - А вы?
        - У племён был свой путь, - Тандер не стала уточнять. - Почти забытое наследие предков, но его хватило, чтобы спастись. Жителей фортов спасли решительность, уверенность в себе и оружие. У остальных... у них тоже нашлись пути к спасению, хотя некоторые лучше бы уничтожить вместе с их создателями.
        - А Россия? Ты хочешь сказать, это мы, первыми, начали... такое?
        - Не вы. Институт. Я не знаю, как так вышло, что его не заметили вовремя ни ваше правительство, ни чьи-то спецслужбы, но сначала у вас происходило то же самое. Волна затронула весь мир. Япония, Китай, Россия, Индия, Ближний Восток, Африка, Европа, Латинская Америка... Безопасных мест не осталось даже в Антарктиде. Полярные станции замолкли почти мгновенно. Не думаю, что там хоть кто-то прожил дольше суток.
        Везде творилось одно и то же, но всего через неделю в новостях вашего телевидения говорили о действиях Института по всему земному шару. У руля вашей страны встали новые люди. До этого про них вообще не слышали. Законное правительство не поминалось вовсе, будто его и не было. В Европе творилось практически то же самое. Другие государства уже не могли вещать на весь мир. Дольше всех продержалась Австралия, но через неделю они могли передавать лишь нерегулярные обрывки панических слухов, а потом и они прекратили вещание. Точнее, мы здесь их уже не слышали. Ни военные, ни кто бы то ни было ещё.
        Через год пришли оккупанты.
        Возможно, Институт оказался в штатах и раньше, но только через год кто-то сумел пережить встречу с ними. Русские маги без страха расхаживали по мёртвым городам. На мёрзлых пустошах, где замерло само время, они чувствовали себя как дома. И они пришли надолго.
        - Зачем? - спросил Виталик. - Что им тут могло понадобиться?
        - Наши природные ресурсы, конечно, - сказала Тандер. - Промышленность, шахты, нефтяные скважины, автомобильные заводы, компьютерные технологии кремниевой долины... когда-то белые уже поступили так с моим народом, а теперь Институт поступил так со всем остальным миром.
        - Не похоже, чтобы они были такими уж монополистами на всю эту магию, - сказал Виталик. - Сюда я попал вовсе не их стараниями.
        - Мы не использовали пути духов во зло, - отрезала Тандер. - Мы обращались к ним за помощью, советом, поддержкой, надёжным оружием, защитой... и никогда - затем, чтобы убить наших врагов за нас. Честный воин мог сражаться оружием духов, но держал его в руках, а не трусливо посылал в бой делать всю работу за него. И уж тем более мы не превращали целые континенты в огромные некрогенераторы!
        Тандер смолкла.
        Виталик молча обдумывал её слова. На горизонте крутился молочно-белый вихрь. Колонна плотного тумана подпирала небо.
        - Нравится? - спросила Тандер. - Это и есть Маунт Рашмор. Земной мир и мир духов смыкаются там воедино.
        - И мы идём туда? - несмело спросил Виталика.
        - Не просто идём, белый, - Тандер нехорошо улыбнулась. - Мы ещё и воспользуемся собранной там силой.
        Громовой раскат потряс окрестности. Волна давящего звука накатила от города и проникла в тело до костей. Виталик судорожно вцепился в руль. Его руки затряслись мелкой дрожью. Неприятно кольнуло где-то под сердцем. Этим всё и кончилось. Гул смолк.
        - Нам везёт, белый, - Тандер обмякла в кресле. - Кажется, там, на базе, я шлёпнула не простого труповода. Будем надеяться, что на весь Эллсворт с Рапид-Сити остались только его бесталанные подмастерья, и на вторую попытку их не хватит.
        - Что это было? - спросил Виталик.
        - Ты не хочешь это знать, - Тандер усмехнулась. - Поверь мне. Достаточно того, что нас так и не достали. Будь их начальник жив, мы бы простым испугом не отделались.
        - Тогда хотя бы скажи, что этот их маг забыл на военной базе! Ты же говорила, что им они просто ни к чему!
        - Понятия не имею! - честно сказала Тандер. - И мне это не нравится!
        Машина приближалась к подножию исполинской воронки. Молочно-белые потоки над головой становились всё плотнее и спускались всё ниже. Вокруг машины повисла густая плотная муть. Видимость упала до пары метров.
        - Ничего себе! - Виталик затормозил. - В этом киселе даже проехать не получится!
        - Ни проехать, - согласилась Тандер. - Ни пролететь. Ни даже пройти, если не повезёт. Институт мог перекрыть все дороги, но здесь их техника и люди бесполезны. Сюда можно сунуться лишь пешком и только если уже нечего терять. Отсюда мы и уйдём.
        - Куда? - спросил Виталик. - И как?
        - Увидишь, - Тандер вытащила с заднего сиденья мешок с припасами. - Вылезай. Дальше идём налегке.
        - Налегке? Это в смысле только с оружием и всё?
        - Да, - отрезала Тандер. - И надень уже ботинки. Хоть узнаем, тот ли размер я взяла.
        - Издеваешься? - уныло спросил Виталик.
        - Брелок Лонгхорна тоже забери, - добавила Тандер. - Глупо его тут оставлять.
        - А он мне зачем? - Виталик подкинул ключи на ладони. - Это что, вместо паспорта?
        - Не только. В нём сильная медицина. Он поможет тебе. Повесь его пока что на шею, потом научу, как им пользоваться, если выживешь.
        - Если? - повторил Виталик.
        - Расслабься, белый, - Тандер улыбнулась. - Что, у тебя совсем нет чувства юмора?
        - Есть, - Виталик открыл дверь и осторожно высунулся наружу. - Только нынче оно далеко не в лучшей форме.
        Плотный туман вокруг машины оказался холодным и цепким. Звуки растворялись в нём без следа, уже на расстоянии нескольких шагов. Что-то увидеть получалось не дальше чем на расстоянии вытянутой руки.
        - Держись рядом, белый, - Тандер закинула рюкзак на плечо, и махнула пистолетом в свободной руке. - Плутать здесь можно вечно. Если не хочешь пойти на завтрак местным обитателям - не выпускай оружие из рук. Что-то заметишь - стреляй без раздумий, здесь тебя в десяти метрах уже не увидят и не услышат, а друзьям тут взяться неоткуда. Ботинки не жмут?
        - Нет, - Виталик для пробы немного пошагал на месте. - Как на меня делались.
        - Хорошо, - Тандер поправила рюкзак и ткнула пистолетом куда-то в бурлящую муть. - Идём.
        Двигаться в тумане оказалось куда проще, чем боялся Виталик. Его задерживали только россыпи камней и заросли неожиданно цепкой, похожей на засаленное мочало, белёсой травы. Тандер шла чуть впереди, на расстоянии пары шагов и каким-то чутьём приноравливалась к его неровному шагу.
        - Почти дошли, белый, - она похлопала рукой по обломку скалы в половину её роста. На гладкой серой поверхности выделялось несколько тусклых цветных линий. - Скоро у нас появится возможность отдохнуть и согреться.
        - Хорошо бы, - Виталик поёжился.
        Ещё несколько минут они двигались в глухой тишине, а затем в тумане возник тёмный провал тоннеля.
        - Добро пожаловать, - Тандер за руку провела Виталика под невысокие своды вытянутой сухой пещерки. За поворотом она расширялась в почти идеально круглое помещение с неглубоким кристально-чистым прудиком в центре. Чуть в стороне от прудика высились грубые ворота из трёх камней. Между ними едва хватало места пройти одному человеку. Никаких источников света Виталик не увидел, но пещера оказалась на удивление светлой. У стены чернело в полумраке пятно сложенного из мелких камней очага. Рядом с ним лежала груда ярких туристических спальных мешков и тонких синтетических подстилок. Их кислотная расцветка казалась тут абсолютно неуместной.
        - Это выход на Кархендж, - Тандер указала на ворота. - Не самая безопасная дорога, но выбирать не приходится. Чуть позже я открою путь, а пока советую поесть.
        Тандер достала из рюкзака два пакета с трафаретными надписями.
        - Плесни туда немного воды, - сказала она, - только не перестарайся, лопнут.
        - Я умею читать, - обиженно сказал Виталик.
        Армейские каталитические нагреватели бодро зашипели реагентами.
        - Давай сюда, - Тандер поставила на химические грелки две плоских коробки.
        - Еда, готовая к употреблению, - процитировала она. - Классический пример того, как белые дурили американский народ.
        - В смысле?
        - Сам поймёшь, - Тандер усмехнулась. - Тут целых три лжи в одной упаковке. Чем бы это ни было - это не еда, она не готова, и употреблять её можно только в безнадёжных ситуациях. Вроде нашей.
        - А всё настолько плохо? - осторожно спросил Виталик.
        - Надо же! - засмеялась Тандер. - Мы единственные, кто выжил из двух больших отрядов, ты не можешь прожить без посторонней опеки даже пары дней, мы только чудом не столкнулись ни с одной тварью из тех, что обитают возле главного некрогенератора на территории страны, мы сидим внутри проклятой Маунт Рашмор, а он ещё спрашивает, насколько всё плохо?
        - Ну, - осторожно сказал Виталик, - мы всё ещё живы, всё ещё здоровы, и у нас даже есть еда. Или хотя бы её подобие.
        - Знаешь, - Тандер улыбнулась, - ты всё-таки не безнадёжен. Расслабься, белый. Джерри не хотел, чтобы ты погиб на чужой войне. Как только появится такая возможность, я тебя отсюда вытащу. Сможешь дожить свои десять лет, или сколько тебе осталось, до того, как у тебя тоже всё начнётся.
        - Ты что, можешь вернуть меня обратно?
        - Ели это и буду я, - ответила Тандер, - то не отсюда, и не сейчас. Но шансы есть. Особенно, если ты нам поможешь.
        - Я так и думал, что тут какой-то подвох, - Виталик усмехнулся. - С чего бы ещё индейцу приглашать незнакомого белого к его костру, а потом выпихивать на это кладбище? Если бы твой Лонгхорн пережил этот переход, он бы наплёл мне то же самое, верно?
        - Заткнись! - Тандер вскочила. Поскольку она всё ещё сжимала в руках пистолет, Виталик счёл за лучшее замолчать.
        - Ты просто не понимаешь, белый! - гневно сказала она. - Па... Джерри отправил бы тебя обратно, как только убедился, что у тебя не будет проблем в твоём времени. Ты здесь, и это лучшее тому доказательство!
        - Не улавливаю логику, - мрачно сказал Виталик.
        - Ты был гостем у их костра, - ответила Тандер. - Ты пил с ними, ел их еду, курил трубку мира, пел хвалу духам-покровителям и прошёл по лунной тропе с оружием в руках. Ты духовный побратим Джерри Лонгхорна. Член семьи. Лучший муж для меня, который у меня только может быть, если тебе это интересно. Крепче нас даже занятие любовью не свяжет, нравится тебе это, или нет.
        - Зачем только мне это счастье?
        - Не тебе. Нам.
        - То есть, вы меня всё-таки украли, чтобы использовать. Давай уж называть вещи своими именами?
        - Да кому ты нужен! Останься Джерри жив, он имел бы достаточно твоей сущности, чтобы обмануть любую защиту Института. Они ставили на то, что ни один русский здесь не пойдёт на такое, но Лонгхорн отыскал тебя на той стороне, и дал нам шанс хоть как-то изменить судьбу народа степей!
        - Так я что, - Виталик оторопел, - просто ключ? Отмычка?
        - Не просто. Ты наш первый шанс узнать, что происходит в мире, с тех пор, как барьер духов опустился на страну.
        - Хочешь сказать, из-под этого колпака нет выхода?
        - Да. Отсюда можно уйти в массу неприятных или опасных для жизни мест, но только не выйти наружу. Мы заперты, белый. Заперты, и вымираем, а Институт помогает нам вымереть поскорее.
        - Я что-то не понял, как именно вы собираетесь что-то узнать с моей помощью. Вам что, переводчик нужен, что ли?
        - Я знаю русский, - произнесла Тандер с жутким акцентом и добавила ещё несколько русских слов из тех, что, по мнению большинства русских, в любом другом языке отсутствуют.
        - Тогда зачем?
        - Придёт время - узнаешь.
        - Эй, - осторожно сказал Виталик. - Надеюсь, вы там не собираетесь приносить меня в жертву, или что-то в этом духе?
        - Тебя? Ага, точно. Только об этом и думаем. Я даже нож на тебя уже наточила и твоё имя написала. Виталик, да? - Тандер засмеялась. - Успокойся, бледнолицый. Я не капитан Ахав, и мне чужая кровь ни к чему. Мы вернём тебя домой. Сделать это после твоей смерти несколько затруднительно, правда?
        - Успокоила, - фыркнул Виталик.
        - Держи, - Тандер передала Виталику тёплую коробку с едой. - Не забивай голову ерундой, лучше поешь.
        - Спасибо, - Виталик, снял крышку с коробки и замер. - Это что?
        - Еда, - коротко ответила Тандер. - Зажмурься и ешь.
        На еду содержимое коробки походило не больше, чем начинка дешёвых пельменей похожа на мясо. Впрочем, чувство голода очень скоро взяло своё, и Виталик всё же решился распробовать предложенную ему пищу.
        - Ну, - сказал он после нескольких кусков, - я надеялся, что будет лучше, но это не так страшно, как я боялся.
        - Повезло, - сказала Тандер. - В каждой пятой коробке уже полное дерьмо.
        - А как же склады? У нас, я точно знаю, чего только на случай войны и катастроф не строили, и в том числе с продуктами. У вас тоже должны такие быть.
        - Они были, - согласилась девушка. - Но ты забываешь одну вещь. Их не защищали от проклятий. Это не вирус и не радиация. Ему всё равно. Портится всё. Даже если мы как-то переживём нынешний хаос, мы вымрем от голода в ближайшие лет десять.
        - Всё настолько плохо?
        - Плохо? - Тандер фыркнула. - Белый, ты вокруг последний раз давно смотрел? Впрочем, да, ты ещё ничего толком не видел.
        Виталика передёрнуло. По его мнению, он видел уже более чем достаточно. Что может оказаться хуже, Виталик не знал, и особым желанием выяснять не горел.
        - Можешь пока выспаться, если хочешь, - Тандер указала на ворох спальных мешков. - У нас ещё пара часов до перехода. Ворота слишком жадны, если открывать их сразу.
        - Ты думаешь, я тут смогу уснуть?
        - Как раз тут - отлично сможешь. Это место безопаснее многих других. Найти безопасный ночлег где-нибудь на пустошах куда труднее.
        - Не думаю, что смогу, - Виталик поёжился. - Тем более, сейчас.
        - Не будь дураком. Спи, пока дают. А то перегоришь. Сам потом не заметишь, как нарвёшься.
        - Да, точно. Только почему ты сама тогда не спишь?
        - Белый, - Тандер вздохнула. - Порой я забываю, насколько ты слеп. Как, по-твоему, кто из нас двоих может открыть пути духов, ты, или я? Если ты не видишь, как я что-то делаю, это ещё не значит, что я этого не делаю!
        - Понял-заткнулся, - Виталик поднял руки в примиряющем жесте и тут же задал новый вопрос: - А как ты его открываешь?
        - Тебе не кажется, что бесполезно объяснять слепому, как рисуют цветной узор? - раздражённо одёрнула его Тандер. - Сядь и помолчи. Если не получится, ворота потребуют жертву, а я не хочу, чтобы возле Кархенджа от меня пахло свежей кровью! И ты не захочешь, чтобы это случилось, поверь мне!
        Что это может оказаться за жертва, и как именно Тандер окажется перемазана кровью, Виталик себе представил живо и образно. Желание продолжать разговор у него пропало. Слишком уж неуютно он себя чувствовал. К тому же, ощущение только усиливалось.
        - Тандер, мне что-то не по себе, - произнёс Виталик. - Я не знаю, как это сказать, но там есть что-то. Или кто-то. Снаружи.
        - Что? - рассеянно спросила Тандер.
        - Мне как-то неуютно. Ты же вроде говорила, что это безопасное убежище?
        - Да, - Тандер кивнула. - Разве что... твою мать!
        Она вскочила. В полумраке блеснуло лезвие её ножа. Виталик тоже вскочил.
        - Держи, - Тандер кинула ему рюкзак, дробовик и коробку с патронами. - Быстрее!
        Она полоснула себя по руке и размашисто обрызгала кровью серые камни портала.
        - Что происходит? - растерянно спросил Виталик.
        - На ту сторону, живо! - Тандер пихнула его спиной вперёд в портал и обернулась к входу с окровавленным ножом в руках.
        Виталик даже не успел понять, что случилось. В себя он пришёл на железном полу. Где-то внизу астматически захлёбывался изношенный двигатель. Машину трясло и болтало. Перед глазами Виталика стояли чьи-то грязные армейские ботинки. Жутко болели связанные за спиной руки. Виталик застонал. Удар по голове снова лишил его сознания.
        Второй раз Виталик очнулся на грязном бетоне сырой и холодной унылой коробки с голыми стенами без окон. Из единственной двери лился тусклый свет.
        - Это он? - против света у Виталика получилось разглядеть лишь две угловатые фигуры людей с оружием и в шлемах с большими прозрачными забралами. Под забралами торчали в стороны коробки фильтров. На рукавах защитных костюмов и шлемах выделялись крупные чёрные кресты: одна длинная вертикальная и одна поперечная короткая перекладины в обрамлении вычурного шрифта.
        - Да, преподобный, - кивнул рослый человек с автоматом в руках. - Он прошёл вратами сатаны в мою смену.
        - Всё к лучшему, - второй человек коротко рассмеялся. - Этой же ночью он пойдёт обратно к дьяволу!
        Дверь захлопнулась. Виталик рискнул пошевелиться. Узлы на руках тут же напомнили о себе. Виталик застонал, привалился к стене и со второй попытки всё же поднялся.
        - Прекрасно, - сказал кто-то у него за спиной. - И что дальше?
        Виталик обернулся.
        К стене в углу привалился спиной человек в потрёпанном армейском камуфляже. Было ему лет пятьдесят, но выглядел он поначалу куда старше. Из-под шляпы с обвислыми полями выбивались растрёпанные седые волосы. Правую руку туго прихватывала к туловищу верёвка. На месте левой остался только наглухо зашитый недлинный кусок рукава.
        - Привет, - Виталик растерялся.
        - Что-то мало ты похож на красножопых, дружок, - взгляд у старика оказался на удивление цепким.
        - Ну, так вот оно вышло, - криво улыбнулся Виталик.
        - Русский с амулетами подлинного народа, да ещё и способный пройти воротами Кархенджа, - старик усмехнулся. - Поверить не могу, что у этих сумасшедших красножопых всё-таки получилось. Как ты их потерял?
        - Их всех убили, - Виталик вспомнил недавние события, и его словно прорвало. За полчаса он рассказал буквально всё, что произошло с ним за последние сутки без малейшей утайки.
        - Это самая увлекательная история с тех пор, как я одиннадцатилетним сопляком познал, зачем нужны девочки мальчикам, - старик расплылся в гнусной улыбке. - И я бы не ставил на гибель твоей спутницы, малыш. Ей за семнадцать лет до сих пор никто даже вдуть не смог, не говоря о том, чтобы убить. Эта бешеная целка за тобой ещё вернётся и наверняка трахнет. Главное, чтобы ты сам остался в живых к этому времени.
        - А что, - осторожно спросил Виталик. - Есть вероятность, что не выживу?
        - Проклятье, - старик раскатисто захохотал, - действительно, никого лучше Лонгхорн даже специально выбрать не мог! Вероятность! Надо же! Да, парень, кажется, у твоего народа появится очередной долг перед старым извращенцем.
        - Я не совсем понимаю...
        - А тебе и не требуется, - старик поднялся. - Не думал, что когда-нибудь к этому придёт, но выбора не осталось. Сейчас я подойду к тебе поближе, а ты ударишь мне ногой в зубы.
        - Я... что сделаю?
        - Что, малыш, у тебя нет яиц на то, чтобы ударить беспомощного старого хрена вроде меня? - старик открыл рот и показал языком на один зуб. - Вот сюда, парень. Быстро и сильно. А то никогда отсюда живым не выберешься. Ну?
        Виталик медлил. Старик подошёл ближе и опустился на колени перед ним.
        - Ты всё ещё не понял, где оказался? - сказал он. - Думаешь, тебе очень понравится, когда преподобный Сандерс разведёт костёр у тебя под ногами? Для банды искупителей ты - хлеб насущный, так что не думай, что хоть кто-то задумается, прежде чем кинуть факел на дрова!
        Виталик глубоко вздохнул.
        - Ну! - рявкнул старик. - Давай, молокосос!
        Металла в голосе у старика хватило бы на роту сержантов по строевой подготовке. Виталик даже задуматься не успел, просто размахнулся и коротко ударил. Старик повалился на пол.
        - Твоё счастье, - он сплюнул на пол маленький окровавленный комочек, - что дантисты в наших краях ни к чёрту. Младшая из моих внучек лягается и то сильнее.
        Окровавленный зуб на полу треснул и развалился пополам. Внутри блеснул яркий оранжевый пластик.
        - Давай, парень, хватай свой билет в матрицу, - старик усмехнулся.
        - Что это? - спросил Виталик.
        - Помощь, - лишними пояснениями старик не утруждался. - Очень скоро тебе станет крайне плохо. Эта штука тебе немного поможет.
        - Яд, что ли?
        - Ни в коем случае. Сам поймёшь. Главное, раскуси её сразу, как меня уведут, русский.
        Виталик посмотрел на крохотную таблетку на полу.
        - Давай-давай, - подбодрил его старик. - Нагибайся и хватай. Официантов тут нет. И это не разновидность непрямого поцелуя, если тебя всё ещё смущают эти предрассудки.
        Виталик истерически захихикал. Старик молча наблюдал.
        - Проржался? - коротко спросил он, когда Виталик немного успокоился. - А теперь давай.
        Со второй попытки у Виталика получилось. Вкуса оранжевая капсула не имела - простой кусок пластика. Грязного пластика.
        - Главное, не проглоти, - старик наблюдал, как Виталик пытается отплеваться. - Оболочка не растворится даже у тебя в желудке, а времени для второй попытки у тебя не будет.
        - А что мне делать, - Виталик замялся, - ну, когда раскушу?
        - Постарайся не сблевать, - усмехнулся его собеседник. - Всё остальное сделают без тебя.
        - А почему вы сами не...
        - Потому что мне это не поможет, - старик поднялся и пошёл к двери. - Ну! Где вы там, засранцы? Сколько можно ждать?
        Лязгнул засов. Двое рослых людей в защитных костюмах ухватили собеседника Виталика с двух сторон и потащили наружу. Оттуда уже долетал неясный шум, но понять, что это, Виталик не успел.
        Дверь захлопнулась.
        - Чёрт, - пробормотал он себе под нос. - Я даже имя его не узнал.
        Виталик потрогал маленький чужеродный предмет во рту. Больше всего ему в этот момент хотелось оказаться дома под тёплым одеялом.
        - Раскусить, как только закроют дверь, - повторил Виталик. - Джерри, гадёныш, как же тебе повезло умереть вовремя!
        Он глубоко вздохнул и решительно стиснул зубы. Против ожиданий, Виталик так ничего и не почувствовал. Неведомое средство просто зашипело на языке, пластиковый корпус таблетки растаял, словно кусочек сахара в кипятке, а потом рот онемел. Весь и полностью. Виталик попробовал что-то сказать, но вместо слов у него получался только хрип.
        Затем пришла боль.
        Из тяжёлого забытья Виталика буквально выдернули. Перед глазами стояла кровавая муть. Чувствовал он себя так, будто его пропустили через мясорубку.
        Его тащили под руки через коридор из людей в химкостюмах и с факелами в руках. Маски заглушали слова, но все эти люди снова и снова кричали что-то неразборчивое. Путь закончился у дымящегося кострища. В его центре у бетонного столба замер в покрытых жирной копотью цепях однорукий человеческий остов. Из-под чёрных углей сожжённой плоти торчали обгорелые кости недавнего собеседника Виталика.
        - Господь небесный, - невысокий человек рядом с костром воздел руки в молитвенном жесте, - возьмёт прах нечистого и дарует хлеб насущный и тепло верным детям своим!
        До того, как Виталик проглотил таблетку, он попытался бы закричать. Сейчас - просто апатично смотрел, как его тащат ко второй поленнице рядом с кострищем.
        - Как Он жертвовал плоть и кровь свою, так мы жертвуем грешных, растленных, извращающих пол и дьяволопоклонников! - проповедник выкрикивал ещё какие-то слова, но Виталик его не слышал. От цепей и бетонного столба шла застарелая вонь горелой плоти. К горлу Виталика подкатил комок спазма.
        - Сжечь! Сжечь! Сжечь! - исступлённо повторяла толпа. В основание штабеля дров опустился факел и тут же поднялся к небу - проповедник размахивал им как флагом. Что при этом он кричал, Виталик не расслышал. Он снова терял сознание. Перед глазами всё плыло.
        Неспешно разгорался огонь под ногами. Пока что занималась только мелкая растопка, но первые длинные языки пламени уже облизывали края дровяного штабеля. Проповедник размахивал факелом. Сквозь пелену дыма перед глазами факела толпы казались Виталику сплошным океаном пламени. Он рвался ввысь и накатывал волнами. Затем Виталик ощутил первый жар. По штанам что-то потекло.
        - Малыш, да ты зассанец! - эхо короткой реплики отдалось в затылке болезненным толчком. - Это что, первый твой костёр? Держись, русский, кавалерия на подходе!
        Виталик поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как длинная огненная плеть метнулась из темноты к проповеднику, разрубила его напополам и скользнула по толпе.
        Пули крошили людей так же легко, как хороший повар - овощи для салата. Виталик повернул голову и едва не ослеп. Пулемёт хлестал огнём из-за ослепительно яркого света нескольких мощных прожекторов.
        Машина ехала, казалось, прямиком на Виталика, почти не сбавляя скорости. Удар чуть не лишил его сознания. Пылающий штабель под ногами разлетелся фонтаном искр. Виталик повис на цепи. Автомобиль встал рядом.
        - Давай! - прокричал кто-то. Человеческая фигура метнулась от машины к столбу. За спиной Виталика что-то приглушённо грохнуло, и цепь на теле Виталика разошлась в стороны. Упасть на дымящиеся поленья ему не дали - ухватили под руки, протащили к машине и закинули в кузов, словно мешок с тряпьём. Над головой у Виталика снова загрохотал пулемёт. Бешено дёргалась брезентовая кишка гильзоуловителя.
        Машина скакнула вперёд. Ещё несколько пулемётных очередей расчистили дорогу. В ответ стреляли, но как-то неубедительно. Подготовиться к неожиданной атаке здесь просто не успели. Затем стрельба осталась позади. У Виталика тут же заболели руки. Они, казалось, хотели отыграться за всё то время, что Виталик их не чувствовал.
        Пикап мчался по дороге. Насколько Виталик мог судить, машина давала верных полтораста километров в час. Под боком грохотал и позвякивал ящик с гильзами. Скорость водитель не сбавлял в принципе, и Виталик его понимал. Он слишком хорошо представлял возможную месть безумных сектантов.
        В кузове пикапа как-то помещались ещё трое. Крепко сбитый парень с короткой стрижкой и в армейском камуфляже возился у пулемёта. Рыжая женщина лет сорока занималась какими-то металлическими ящиками унылого армейского вида. Половину её лица покрывали жуткие шрамы. Казалось, её когда-то вскрыли тупым ножом, а потом грубо заштопали суровой ниткой. Седой, плешивый и невероятно тощий старик у заднего борта кузова меланхолично смотрел на дорогу. В руках он держал большую, метра на полтора, снайперскую винтовку с огромным сложным прицелом из угольно-чёрного пластика с красноватыми линзами.
        - Ну что, парень, - выкрикнула женщина, - эти ублюдки почти сумели поджарить твою задницу, а?
        Виталик что-то промычал. На большее сил не хватило. Речь к нему так до сих пор и не вернулась. Виталику очень хотелось потерять сознание где-нибудь в сторонке. Руки после верёвок болели так, что ни о чём другом он даже подумать не мог.
        - Там был Риверсайд? - жадно спросила женщина. - Полковник Лайл Риверсайд! Ты видел его?
        - Оставь его, Лиза, - крикнул пулемётчик, - он ещё не пришёл в себя! Потом допросим! Займись лучше подарками!
        Машина сбросила скорость и встала. Пулемётчик и женщина со шрамом ухватили плоские коробки из ящиков и метнулись к обочинам. Виталик сел в кузове и огляделся. Старик меланхолично глядел на дорогу через прицел своей винтовки. Загадочные коробки оказались минами. Теперь, кто бы ни рискнул отправиться вслед за налётчиками, ему грозил только хороший удар крупной дробью в борт машины.
        - Заставит этих ублюдков немного призадуматься, - женщина запрыгнула обратно в кузов и стукнула по кабине ладонью. - Поехали! Быстро!
        Старик приглушённо кашлянул. Виталик тоже заметил, как серое небо позади машины расцвечивается золотом, и попытался что-то прохрипеть.
        Женщина обернулась и яростно выругалась. Сквозь облака вниз ударили косые столбы яркого света. Это изрядно походило на благодать господню из церковной пропаганды, только пугало куда больше, чем пряничные картинки ярких церковных открыток.
        Машина дёрнулась и прыгнула вперёд. Водитель безуспешно пытался увести её прочь. Зимний полумрак на глазах сменился ярким летним днём. По серой пустоши вокруг словно прокатилась волна. Сочные зелёные побеги рванулись к небу, пожелтели, налились тяжёлым золотом хлеба и уронили на землю первые зёрна.
        - Они всё-таки успели, - женщина повернула уродливое лицо к Виталику. - Кого они убили, парень? Ты был там, наверняка видел! Сколько человек им удалось поджарить?
        Пулемётчик уже выкрикивал какие-то приказы в угловатую коробку рации. Виталик не разбирался в его жутком командном жаргоне, но тот явно спешил кого-то предупредить. Внезапное преображение земель вокруг ничего хорошего не сулило.
        Машина прибавила ход. Волна изменений катилась вслед за ней. Дистанция медленно сокращалась.
        - Хорош пялиться! - с изуродованного лица на Виталика уставился налитый кровью бешеный глаз, - Или ты сейчас же мне ответишь, или я выкину тебя из кузова! Ну!
        Виталик прохрипел что-то невнятное.
        - Полковник Лайл Риверсайд! Седой, нет левой руки, пустой рукав зашит!
        - Это я, малыш, - снова эхом прозвучало в голове у Виталика. - Будем знакомы.
        - Ну? - женщина тряхнула Виталика, - ты видел его?
        Виталик отчаянно закивал, и его незамедлительно стошнило. Женщина выругалась и брезгливо оттолкнула Виталика. Продолжения допроса не последовало - у беглецов появились новые проблемы.
        Когда именно у машины появился хвост, Виталик не заметил, так сильно его мутило. Но стоило немного продышаться, как он увидел примерно в полукилометре от машины невысоко над асфальтом чёрные фигуры в драных лохмотьях с блестящими косами в руках.
        - Жнецы! - коротко прокомментировал это старик и поднял свою винтовку. Грохнул выстрел. Клацнул затвор. Одинокая гильза оставила за собой дорожку бледного порохового дыма. Снайпер чуть заметно двинул стволом. Винтовка грохнула снова.
        Один из преследователей рассыпался облаком чёрной пыли. Хищно изогнутая коса на длинной ручке закувыркалась по асфальту и улетела на обочину. Обгорелые мертвецы разошлись в стороны и зигзагом продолжили свой путь над трассой. Лохмотья одежды трепетали причудливыми шлейфами.
        Над головой Виталика загрохотали выстрелы. Лиза упёрлась в кабину спиной и била от плеча короткими, на три патрона, очередями. Пулемётчик бросил своё неповоротливое оружие и тоже взялся за карабин. Водитель делал всё что мог, но преследователи стремительно приближались.
        Что-то угловатое ткнулось в раскрытую ладонь Виталика. Он повернул голову и увидел кольт с потёртыми деревянными рукоятками. Осталось только приподняться на локте свободной руки, прицелиться и попытаться хоть на миг совместить яркую точку прицела с чёрными силуэтами над трассой.
        Виталик мягко прожал спусковой крючок. Чёрная фигура сложилась пополам и рассыпалась. На её месте, словно из ниоткуда, встали две новые. Расстояние до преследователей уменьшилось метров до тридцати.
        - А сейчас они прыгнут, - спокойно произнёс кто-то у Виталика над головой.
        Он успел выстрелить ещё два раза. Потом жнецы скачком приблизились к машине. Яркое белое лезвие прошло сквозь металл кузова, тело снайпера и его винтовку как нож через бумагу. Фонтаном брызнула кровь. Виталик машинально прожал спуск. Пуля разнесла голову жнеца в невесомый чёрный прах.
        Отвратительно пахло гарью. Рядом с Виталиком часто палили два карабина. Ещё две тёмные фигуры сложилась пополам и рассыпались по трассе. Затем чёрная тень жнеца перекрыла свет. Металлический блик лезвия заставил Виталика нервно дёрнуться. Пуля ушла мимо.
        - Всё, что ли? - Виталик опять чувствовал себя посторонним наблюдателем в своём теле. События вокруг происходили крайне медленно и тягуче, как в ночном кошмаре.
        Лезвие косы невероятно медленно падало на Виталика. Он столь же медленно пытался довести руку с пистолетом на цель, хотя уже отлично понимал, что не успеет. Что в это время происходило вокруг, он просто не осознавал.
        А зря.
        Яркая оранжевая полоса буквально смела жнеца в сторону. Мир снова обрёл скорость и звук. Преследователи, один за другим, рассыпались в прах. Оранжевый пунктир лупил по трассе. Над асфальтом вставали дымные разрывы.
        - Русские! - машина пошла боком. Половинки трупа снайпера вылетели из кузова. Виталик чуть не отправился вслед за ними. Над головой взвыл мотор пулемёта. Стрелок ухитрился как-то вывернуть оружие вбок и полил огнём массивную чёрную тушу.
        Яркие брызги трассеров фонтаном рассыпались от брони летающего танка. Сбоку от кабины вертолёта заплясал яркий огненный фонтанчик автоматической пушки. Оранжевые всполохи снарядов разлетелись огненными брызгами на полпути к машине. Огненные рикошеты пунктиром обрисовали полусферу невидимого щита между вертолётом и машиной.
        Лиза отбросила свой карабин и стояла в кузове в полный рост. Шрамы на её изуродованном лице набухли кровью. Пустую руку она вытянула к вертолёту и широко расставила пальцы. Виталик понял, что именно это не даёт снарядам попадать в цель.
        Вертолёт харкнул двойной огненной вспышкой. Одна высветила боковой пилон с цилиндрами ракетных блоков, другая ударила откуда-то сверху, из-под винта. Пулемётчик всё же нашарил уязвимую точку летающего танка, но слишком поздно. Тот успел выстрелить.
        - Берегись! - пикап снова дёрнулся в безнадёжной попытке уйти из-под выстрела. Ракета взорвалась чуть в отдалении, но её начинка - тугие струи мутной жижи, полностью игнорировала невидимую защиту. От мата закладывало уши. Женщина со шрамами подхватила Виталика и выскочила из машины.
        Вертолёт дёрнулся, клюнул носом, задымил и понёсся вперёд и вниз, казалось, прямиком на машину беглецов.
        Раздался чей-то истошный нечеловеческий визг. Небо и земля мелькали перед глазами у Виталика. Бронированная туша вертолёта с грохотом пропахала носом асфальт и замерла посреди трассы метрах в тридцати от Виталика и его спасительницы.
        Одного взгляда на Лизу Виталику хватило, чтобы понять, что с настолько вывернутой шеей люди уже не живут. Он повернулся к машине и замер. Съеденный коррозией остов таял на глазах, как сахар в кипятке. Машина просто растворилась. От людей не осталось даже воспоминания, ни от водителя, ни от стрелка. Перед грудой рассыпающегося металлолома бился в судорогах призрачный конь с куцыми обрубками ног. То, что заменяло истошно визжащему созданию плоть, кусками отваливалось в лужу пузырящейся эктоплазмы.
        Виталик оторопело понял, что иного двигателя пикап не имел.
        - Твою мать, - начало его матерного загиба тут же оборвала суматошная пальба. Вертолёт на земле озаряли частые отблески. В маленьких окошках плясали вспышки выстрелов. Пассажиры летающего танка вели огонь по дороге.
        Лязг металла по металлу, скрежет, выстрелы и дикие крики оборвались так же внезапно, как и начались. Корпус вертолёта разошёлся несколькими крупными ломтями. Жнецы буквально прошли вертолёт насквозь.
        Экипаж дорого продал свои жизни - среди обломков двигалась лишь одна чёрная фигура. Последний жнец намеревался довести свою работу до конца.
        Виталик увидел, как лезвие косы пошло вниз, к одинокому человеку в лётном комбинезоне на полу. Пилот вздёрнул руку в отчаянном жесте, но косу это не задержало и на секунду. Отлетели в сторону обрубки пальцев.
        - Нет! - в ладонь Виталика толкнула отдача. Жнец рассыпался облаком праха. Виталик бросился к вертолёту, подхватил человека и потащил его прочь от лужи авиационного топлива.
        Он дотащил раненого почти к остову пикапа, когда на месте вертолёта разом вспыхнул огромный костёр. Пушечные снаряды затрещали, словно картошка на исполинской сковородке. Затем огонь добрался и к ракетам.
        Виталику осталось только прижиматься к земле на обочине трассы и орать. Рядом что-то приглушённо хрипел раненый пилот - не то молился, не то ругался матом, не то успешно совмещал оба занятия.
        Наконец, взрывы стихли. Виталик поднялся и смог рассмотреть свою добычу. Кровавое пятно расплылось на груди лётного костюма. Из угла рта пилота стекала розовая пена. Виталик понял, что вполне мог с тем же успехом оставить его в разбитом вертолёте. Может быть, это даже оказалось бы куда более гуманным решением.
        - Допроси его дубина! - призрак Риверсайда напомнил о себе. - Чему ты вообще учился, молокосос?
        - Переводить, - огрызнулся Виталик. - Хочешь, о Потебне расскажу?
        - Нет, парень, спасибо, - призрак чуть успокоился. - Я верю, что у вас, русских, мат не хуже нашего. Довелось послушать.
        Виталик истерически захохотал. Пилот закашлялся кровью и с ненавистью уставился на спасителя. Это помогло Виталику немного успокоиться.
        - Кто вы? - он схватил пилота за комбинезон. - Где остальные? Как мне отсюда выбраться?
        - А не пошёл бы ты, пендос, - вполне членораздельно произнёс раненый. И довольно подробно указал точный адрес, куда именно.
        - Дурак! - Виталик с размаху вмазал ему ладонью по лицу, - Я русский! Из Рапид-сити! Меня в этом кузове тащили как мешок с картошкой! Отвечай, твою мать! Я жить хочу, а не подохнуть на этом кладбище!
        - Местные взбесились, - пилот закашлялся кровью. - Резонаторы даже на треть мощности вывести не успели, как все крысы полезли наружу из своих щелей. Клан, черножопые, лакота, чероки, армия, форты, вся эта недобитая сволочь. Выберись отсюда, парень. В штабах даже не представляют, сколько их тут выжило на самом деле. Надо было сразу... бомбами. Говёная страна...
        Пилот умолк. Его дыхание затихало. В лёгких булькала кровь. На губах проступила кровавая пена.
        Виталик поднялся.
        - Кажется, - произнёс он, - я снова один.
        3. Потебня
        Мёртвый посёлок возле дороги вряд ли насчитывал больше сотни жителей и в лучшие свои времена. Сейчас в нём даже зомби не осталось. На обочинах замерли навечно ржавые остовы автомобилей. За спиной остались километры пути от разбитого вертолёта. За всё это время на глаза Виталику не попалось ни души. Ни живой, ни, что удивительнее, мёртвой.
        - Тихое местечко, - Виталик стиснул пистолет до боли в руках. - Даже удивительно.
        Стылая позёмка вилась между блеклыми домами. В сумерках посёлок выглядел как сильно выцветшая чёрно-белая фотография.
        - Действительно, - призрак Риверсайда всё так же сопровождал Виталика. - Церковь, школа и закусочная. Казалось бы, все условия для маленького дебоша.
        - Закусочная? - переспросил Виталик. - Интересно, там хотя бы макароны погрызть ещё можно?
        - Вот это настоящий подход к делу, малыш! - рассмеялся призрак. - Только здесь наверняка всё растащили. Дорога слишком близко, а посёлок маленький. Но можно и поискать. Заодно познакомимся.
        - Это не помешает, - согласился Виталик. - А ещё я бы хотел узнать, как так вышло, что у меня в голове поселился другой человек? Что-то я не помню, чтобы я об этом просил.
        - Из всех человеческих глупостей, - задумчиво сказал Риверсайд, - меньше всего ценится добро, совершённое без принуждения и своевременно.
        - Чего? Добро? Я после твоей пилюли думал, что сдохну прямо там, на месте! А про чей-то постой в моей голове разговора вообще не было!
        - Всё равно там куча пустого места, - ехидно парировал Риверсайд. - Или костёр понравился бы тебе куда больше? Если туда не идёт один, взамен идёт другой. Только я мог сдёрнуть, а ты - нет. Простая арифметика?
        - Но травить меня зачем понадобилось?
        - Малыш, - Риверсайд засмеялся, - это было обезболивающее.
        - Что?
        - Что слышал. Три варианта, на выбор. Первый - сходить на костёр. Это страшно и больно, поверь моему нелёгкому опыту. Второй - стать дебилом. У двух людей не так много шансов ужиться в одной черепушке, особенно если второго туда не звали, а ему приходится делать всё быстро. Третий - понадеяться, что я смогу сделать всё правильно, даже когда у меня будет отгорать задница. К твоему счастью, это получилось. Ты отделался лёгким дискомфортом.
        - Лёгким?
        - А полная трансляция моих ощущений понравилась бы тебе куда больше?
        - Не думаю...
        - Вот и не думай. У тебя плохо это получается.
        - Вот же потебня! - Виталик не выдержал.
        - Полная, - согласился Риверсайд. - Но есть и положительные стороны.
        - Правда? И чем порадуешь?
        - Вертолёты не летают сами по себе, - объяснил Риверсайд. - Здесь наверняка полевая база неподалёку, а посреди Небраски аэродромов не так много. Вполне может оказаться, что бить ноги тебе светит часа два максимум.
        - А потом?
        - А потом ты доберёшься в Хайанис. У них есть какая-то гражданская полоса за городом. Приткнуть несколько вертолётов без лишних проблем - самое то. Скорей всего наши русские друзья так и сделали. Если получится одолжить вертушку, мы здорово сэкономим время твоего путешествия.
        - Какого путешествия? Куда?
        - Малыш, а ты ещё не понял, зачем с тобой все так носятся? - вкрадчиво поинтересовался Риверсайд.
        - Нет! - отрезал Виталик.
        - Нам всем позарез надо, чтобы ты живьём оказался во Флориде, - объяснил Риверсайд. - И краснозадым, и фортам, и даже остаткам корпуса морской пехоты США, чего бы они сами по этому поводу не думали. Там у тебя появится шанс отправиться домой, а у нас - узнать, насколько глубока задница, в которой мы все бултыхаемся.
        - А чего такого в этой Флориде? Почему нельзя всё решить здесь?
        - Космический центр Кеннеди. Шестнадцатое, мать его, июля не за горами. Твои дружки чероки хотят воззвать к духу Аполло, а ты - их главная отмычка. На территории центра полно русских. У них там какой-то штаб, или что-то в этом роде. Так что просто зайти не выйдет, нужно прорываться. И ты - наш общий таран.
        - Да твою ж мать!
        - Вот потебня! - услужливо подсказал Риверсайд.
        - Заткнись! - Виталик грубо и без особых затей выругался. - Какого чёрта я вообще должен куда-то идти, что-то делать и рисковать жизнью? Почему я не могу просто сдаться на месте, чтобы всё это закончилось?
        - Ну, если тебе настолько хочется покончить жизнь самоубийством, то полный вперёд, малыш.
        - Это почему ещё? Я же русский! Своего как-нибудь отличат!
        - По уши замазанный в ауре парочки лидеров сопротивления? Да какой ты им свой? Парень, тебе уже никакая магическая проверка личности не поможет! Зато прорва народу захочет узнать, как ты вообще смог на свет появиться. А когда они поймут, что ты ещё и ходил тропой Лонгхорна, тебя заездят допросами так, что до конца своих недолгих дней будешь слюни пускать на воротник и улыбаться. Оно тебе надо?
        - Вряд ли...
        - Ну вот и не выделывайся, - посоветовал Риверсайд. - Малыш, я догадываюсь, о чём ты думаешь. По-твоему, раз они тоже русские, они для тебя всё равно свои. Это не так, малыш. Их приход к власти можно в любой учебник вставить. Поверь моему опыту, я знаю, как устраивали государственные перевороты в странах третьего мира. Я видел, что и как они делали в первые дни у руля, пока мы ещё могли получать рапорты из ваших краёв. Не удивлюсь, если там сейчас то же самое, что у нас. Массовые расстрелы ничем хорошим не заканчиваются.
        - Хотел бы я знать, что там, - задумчиво сказал Виталик.
        - Тогда у меня для тебя хорошая новость, - хохотнул Риверсайд. - Ты единственный человек на всё наше кладбище, у кого действительно хватает роста хоть одним глазком выглянуть за ограду.
        - Вы что, хотите запустить меня вместо Гагарина? - опешил Виталик.
        - Кого? А, погоди, этот ваш первый космонавт? Нет, что ты, малыш. У нас и настоящей ракеты сейчас не отыскать. Разве что капитан Ахав припрятала "Томагавк" промеж своих необъятных сисек, но такие ракеты в космос не летают.
        - Тогда зачем я вам понадобился?
        - Это магия, дурачок. Ты же не задумывался, почему на дороге ты высадил полтора десятка выстрелов подряд из семизарядного пистолета? В космическом центре будет примерно то же самое, но куда зрелищнее. Твоя женщина объяснит куда лучше, когда присоединится к нашей тёплой компании.
        - Тандер жива?
        - Малыш, я тебе перед костром ещё сказал, что так легко ты от неё вряд ли отделаешься. Возможно, её успели потрепать, но ты бы почувствовал её смерть.
        - И что нам теперь делать?
        - Пойдём на восток рядом с дорогой. Как раз успеешь дойти в Хайанис к ночи. Разумеется, если русские там, они выставят какие-то дозоры, но у меня есть несколько хитрых трюков как раз на такой случай.
        - А еду мы что, уже больше не ищем?
        - Подумай головой, малыш. Если мы угоним вертолёт, наверняка сможем закусить их аварийным пайком.
        - А если нет?
        - А если нет - Хайанис больше этой дыры в несколько раз. Отыщем что-нибудь.
        - Как скажешь, - согласился Виталик и быстрым шагом двинулся к шоссе.
        Дорога заняла часа три. Виталик даже не ожидал, что его хватит на столь эффективный марш-бросок по заледенелым пустошам. На подходе к посёлку Риверсайд заставил его сойти на обочину. Дальше Виталик двигался очень медленно и осторожно. Выматывало это настолько, что замёрзнуть он уже не боялся. За полтора часа коротких перебежек, напряжённого ожидания и яростной ругани полковника он сумел прокрасться к дому на отшибе посёлка. Риверсайд утверждал, что в доме дежурят наблюдатели.
        - Давай, малыш, - сказал он, когда до стены дома оставался лишь один рывок. - Ещё немного. Сейчас этот засранец отвлечётся, и... три... два... один... пошёл!
        Виталик бросился к дому. Ему казалось, что звуки бега и дыхание слышно за километр. К его удивлению, в доме так ничего и не заметили. Виталик скорчился у стены.
        - Патроны, - выдохнул он. - В этой штуке они точно есть?
        Тёплая рукоятка пистолета чуть сильнее вжалась ему в ладонь.
        - Будь уверен, малыш, - сказал ему Риверсайд. - Пока эта пушка у тебя в руках, она будет стрелять ровно столько, сколько тебе понадобится. А теперь отрывай свою задницу от земли. Время немного побегать!
        Виталик поднялся. До задней двери ему оставалось всего ничего - метра три, причём вдоль глухой стены. За ней что-то приглушённо гудело.
        - Отопитель, - пояснил Риверсайд. - Засранцы любят воевать с комфортом. Они даже передвижные биотуалеты за своими частями возят. Без толчка с подогревом воевать совсем разучились. Давай внутрь, пока там никого!
        Виталик решительно взялся за дверную ручку. Сердце колотилось в бешеном темпе.
        - Расслабься, малыш, - посоветовал ему Риверсайд. - Иначе перегоришь. Очень тихо иди к двери в соседнюю комнату. И не суйся к лестнице на второй этаж, сначала надо заняться тылом.
        Из мебели в комнате остался только продавленный диван и невысокий чайный столик в застарелых разводах от горячей посуды. На углу столика приткнулась небольшая белая микроволновка. Рядом с ней лежали початая буханка чёрного хлеба и пара упаковок с пайками. Виталик сглотнул. На полу возле стола гудел вполсилы переносной нагреватель. Шнур питания уходил куда-то в подвал. Второй шнур тянулся наверх, к лестнице.
        - С комфортом устроились, - прокомментировал это Риверсайд. - Думаю, мы тут и перекусить сможем, когда ты закончишь. А сейчас я бы хотел попросить о маленьком одолжении.
        - Каком?
        - Вот этом, - Виталик с ужасом понял, что его тело движется помимо его воли. - Малыш, ничего личного. У тебя нет опыта, а ошибку мы позволить не можем. Только не здесь и не сейчас. Расслабься и не мешай.
        Тело Виталика совершило быстрый плавный шаг к дверному проёму, затем ещё один и ещё. Рывок - и он оказался посреди небольшой комнаты. Человек в пятнистой военной форме успел только распрямиться от ящика с какими-то мелкими деталями. Повернуться к Виталику ему не хватило времени. Удар пистолетом в голову бросил его на колени. Ещё пара ударов, и человек распластался на полу.
        - Надо же, какой загорелый, - Риверсайд перевернул его на спину. - Малыш, тебе повезло. Это не русские.
        Руки Виталика сноровисто шарили по телу пленного. К его удивлению, первым делом Риверсайд начал обрывать с тела кольца, браслеты, нагрудный крестик и массу других загадочных амулетов. Столько мелкой бижутерии Виталик даже на подростках не видел.
        - Суеверные засранцы увешиваются амулетами как рождественская ёлка, - объяснил Риверсайд. - Не хочу выяснять, что из этого хлама опасно, а что нет. Малыш, наше вынужденное соседство наверняка тебя изрядно беспокоит, поэтому я соскочу здесь.
        - Совсем? В смысле, мы разделимся? - прошептал Виталик.
        - Вроде того, - подтвердил Риверсайд. - Но мне понадобится некоторая помощь. Видишь ли, у меня больше нет обезболивающего. Поэтому тебе придётся обмотать этот ремень тряпками, всунуть ему в рот и держать, чтобы он и пискнуть не мог. Не бойся, что ты ему что-нибудь сломаешь, этот cabron здоровей тебя раза в полтора. Ты готов?
        - Вроде бы, - согласился Виталик.
        Последующие две минуты он предпочёл бы не вспоминать. Человеческое тело под ним издавало приглушённые кляпом омерзительные звуки, билось, выгибалось и хрипело, пока не обмякло беспомощной грудой тряпья. Виталик поднялся и перевёл дух. Ноги дрожали. За тяжёлыми ботинками пленного на полу остались глубокие царапины.
        Секунды тянулись как небольшая вечность. Затем на руке пленного шевельнулись пальцы. Он медленно повернулся на бок, вытащил ремень изо рта и перекатился на спину. Гримасу на смуглом лице с тонкими усиками при желании можно было принять за улыбку.
        - Полковник? - шёпотом спросил Виталик.
        Пленный кивнул, ухватился за его руку и встал.
        - Неплохо, малыш, - прошептал он. - А ну-ка...
        Его рука скользнула к штанам.
        - Ого! - Риверсайд просунул руку в мотню. - Джекпот!
        Виталик обалдело смотрел на Риверсайда.
        - Знаешь, малыш, - объяснил тот, - я мог бы сниматься в порно. У меня для этого были все данные. Но до стандарта местной студии не хватило ровно полдюйма, так что пришлось идти в морпехи. Теперь у меня дюйма на полтора больше, чем у их звезды, но вот досада, вокруг не осталось ни единой порностудии!
        Виталик несмело улыбнулся.
        - Расслабься, - полковник сноровисто продел ремень обратно в штаны. - Чёрт, как же хорошо снова пользоваться двумя руками!
        На лестнице заскрипели ступеньки. Кто-то спускался вниз со второго этажа дома.
        Риверсайд выхватил нож и скользнул вперёд. Человек спускался медленно и неторопливо, так что полковник дал ему зайти в комнату и совершить один шаг к столу. Затем он абсолютно бесшумно подскочил к нему и перерезал горло. На пол толчком выплеснулась кровь. Виталик на всякий случай стоял в дверях с пистолетом и отлично видел действия Риверсайда, но помощь тому не понадобилась.
        Тело улеглось на пол бесшумно и плавно, будто само по себе. Риверсайд кровожадно усмехнулся и быстро и уверенно пошёл на второй этаж. Его не волновал даже скрип лестницы под ногами.
        - Двигай наверх, малыш, - скомандовал Риверсайд через несколько мучительно долгих мгновений. - Поможешь мне тут с одной штуковиной.
        Виталик поднялся. Тело последнего наблюдателя замерло у штатива с несколькими трубами оптических приборов и небольшим компьютером на специальной полочке.
        - Хватайся, и потащили, - скомандовал Риверсайд. - Без разведки я на территорию посёлка не полезу, а эта штуковина здорово нам поможет.
        Виталик ухватился за штатив и на пару с Риверсайдом дотащил его в соседнюю комнату. Через большое, на всю стену, окно посёлок был виден как на ладони.
        - Займись пока едой, малыш, - приказал Риверсайд. - Там внизу есть пара банок с их консервами. Надеюсь, читать от всего пережитого ты ещё не разучился, так что как-нибудь сам поймёшь, куда у них там жать.
        Разобраться с микроволновкой оказалось несложно. Этикетка на консервах - пузатых корытцах с тефтелями в томатном соусе, извещала на русском языке, что произведены они в Болгарской ССР из натурального мяса и отборных томатов на заводе имени Максима Томилина по заказу Министерства Обороны СССР.
        Виталик погрузил горячие банки на поднос, ухватил пакет с початой буханкой чёрного хлеба и отправился наверх, к Риверсайду. Тот уже устроился возле наблюдательного прибора и гонял курсор по экрану компьютера. На полу рядом с ним лежали два автомата и разгрузка с магазинами.
        - Смотри, - полковник ткнул пальцем в экран. - Вон их птички. Самое то.
        На скромной, около километра по разметке на экране компьютера, взлётной полосе замерли три огромных туши "летающих танков".
        - А вон их пост охраны, - Риверсайд указал на подсвеченный хитрым прибором ангар в стороне от полосы. - Ещё какие-то люди есть вот здесь и в посёлке.
        На экране один за другим появлялись дома с людьми внутри. Как бы ни был устроен прибор, его чувствительность позволяла увидеть человеческие силуэты даже через стены.
        - Ничего себе, - присвистнул Виталик. - И как они меня проглядели?
        - Как всегда, - усмехнулся Риверсайд, - с моей скромной помощью. Можешь глянуть потом, как ты шёл, если хочешь, тут наверняка осталось в записи.
        - Нет уж, - отказался Виталик. - Лучше бы убраться отсюда поживее. Не хочу лично выяснять, сколько их тут, и чем это нам грозит.
        - По моим оценкам кубинцев тут человек шестьдесят, - ответил Риверсайд. - Плюс какой-нибудь второсортный колдунишка и человек пять его свиты. Главные тут не они. Ты посмотри только, вертолёты с полной загрузкой на подвеске, боеприпасы выложены прямо на бетон, и ещё минимум два боекомплекта на складах. Меньше они просто не берут, у этих птичек грузоподъёмности хватит, чтобы под брюхом танк утащить.
        - И мы такой угоним? - спросил Виталик.
        - Именно, малыш, - Риверсайд указал на дальний вертолёт. - Смотри, как он стоит. Как раз накрывает оба вертолёта и склад боеприпасов с одной турели. Доберёмся туда, и считай победили.
        - Остаётся только добраться, - сказал Виталик.
        - Это как раз несложно, - усмехнулся Риверсайд. - У наших друзей внизу лежат целых три хамелеона. Для наших целей и двух вполне достаточно. Будь у тебя час назад такая штука, ты бы к этому дому крался минут пятнадцать максимум, да и глаза наблюдателям отводить каждые пять минут не пришлось бы.
        - Хочешь сказать, мы просто возьмём эти маскировочные костюмы и пойдём к вертолёту? - не поверил Виталик.
        - Нет, - Риверсайд ухватил банку с консервами. - Сначала мы поедим.
        На еду полковник отвёл целых пять минут. На санитарные надобности, из-за отчаянного взгляда Виталика - ещё пять. Как оказалось, в подвале дома и вправду стоял биотуалет. С подогревом.
        - Только не расслабляйся, малыш, - посоветовал Риверсайд Виталику, - Отдыхать будем в небе, а сейчас - бери автомат, надевай хамелеон и пошли. Главное - тихо.
        Безразмерная накидка подошла без проблем. Виталику пришлось только подтянуть ремни. Ворох бесформенных тряпочек и лоскутов размывал фигуру так, что полковника Виталик с десяти шагов мог разглядеть только потому, что знал, куда смотреть. Они тихо выскользнули за дверь и побежали к взлётной полосе.
        Через мёрзлую пустошь на отшибе посёлка они двигались короткими перебежками. Временами Риверсайд заставлял Виталика замирать без движения. Чужое внимание полковник чувствовал каким-то неведомым образом. Сбоев его чутьё не давало, - их так и не заметили.
        - Теперь дело за тобой, малыш, - сказал Риверсайд, когда до вертолёта оставалось метров сто по бетонной полосе. - Ты должен отключить его периметр.
        - Как? - спросил Виталик
        - Понятия не имею, - честно сказал Риверсайд. - Но я уверен, что у тебя не будет проблем с тем, чтобы подобраться к нему вплотную. Ищи печать. Она должна быть где-то на виду. Отыщешь - срывай, забирайся внутрь и открывай стрельбу по вертолётам. Готов?
        - Я не уверен...
        - А никто в этом не уверен, малыш, - Риверсайд усмехнулся. - Но мы же должны проверить, насколько верна ставка чероки на твою бледную задницу? Если у тебя не получится с вертолётом, поднимется тревога и только. Мы это как-нибудь переживём. Так что заткнись и шевели ногами, рядовой!
        - Есть! - Виталик побежал к вертолёту. Массивный корпус надёжно скрывал от посторонних глаз. Унылые зелёные ящики с трафаретными надписями на бетонке рядом с вертолётом стояли штабелями, так что Виталику даже пригибаться особо не пришлось.
        Вблизи летающий танк выглядел ещё страшнее, чем до того - в небе. Только здесь Виталик понял его настоящие размеры - с хороший вагон товарного поезда.
        - Печать, - он провёл рукой по тёмной броне возле кабины пилота. - Как она выглядит хотя бы?
        Его взгляд шарил по корпусу летающей машины. Технические лючки, предупреждающие знаки, узкие иллюминаторы с бойницами под личное оружие под ними, дверь возле пилотской кабины...
        - И всё что ли? - Виталик увидел узкую бумажную полоску на восковой печати. - Так просто?
        Он протянул руку и сорвал бумажку с двери. Знаки на печати полыхнули синим пламенем, и она рассыпалась в невесомый прах. На секунду Виталику стало неуютно - волосы на голове поднялись будто наэлектризованные. Затем ощущение прошло. Виталик ухватился за дверь и решительно потянул её на себя.
        Он прошёл через пустой салон в сторону кормовой турели, сел в кресло стрелка и ухватился за джойстик наводки. Кто бы ни делал эту часть боевой машины, о её доступности неподготовленному человеку подумали на совесть. Ни с тем, как включить механизмы турели, ни с тем как ей управлять, проблем у Виталика не возникло.
        Он повёл ухватистым джойстиком в одну сторону, потом в другую. Внизу тихо прогудели моторы привода. Виталик глубоко вздохнул, откинул дужки предохранителя с гашетки, навёл прицел на оружейный пилон дальнего вертолёта и плавно вдавил спуск.
        Под ним словно заколотил отбойный молоток. Яркая полоса трассеров хлестнула по массивной туше вертолёта и превратила его в багрово-чёрное облако взрыва. Виталик шевельнул джойстиком и уже куда более уверенно разнёс на куски другой вертолёт, поближе. Затем он, как и просил Риверсайд, начал стрелять по зданиям на кромке поля.
        Когда полковник оказался на борту, Виталик не заметил. Просто в салоне появился тусклый свет, а над головой завыли турбины. Виталик отправил ещё несколько снарядов по домам с людьми, а потом взлётная полоса стремительно провалилась куда-то вниз. Риверсайд по дуге повёл вертолёт в сторону от посёлка. Запоздалые выстрелы если даже и были, то внутри летающего танка Виталик их не заметил.
        Воздушная болезнь занимала его куда больше. Недавний обед скакнул куда-то под горло и всеми силами пытался выбраться наружу. Виталика мутило.
        - Вот же потебня, - выдавил он.
        - Малыш, давненько я не видел настолько зелёного лица, - прозвучало у него за спиной.
        Виталик обернулся на голос и незамедлительно об этом пожалел.
        - Держи, - на ладони Риверсайда лежала простая белая таблетка. В другой руке полковник держал зелёную фляжку с рельефной красной пентаграммой.
        - Чёрта с два я хоть раз ещё у тебя из рук хоть одну таблетку возьму, - пробормотал Виталик, но всё же ухватил безвкусное лекарство и немедленно его запил. Во фляжке оказался какой-то незнакомый стимулятор. Ничего похожего Виталик до этого не пробовал, но слабогазированный напиток прочистил голову едва ли не мгновенно. Правда, стоило воздушной болезни отступить, как Виталик понял, что ему теперь по силам не только соображать, но и бояться.
        - Это вообще нормально? - спросил он. - Ты здесь, а там, за штурвалом, никого.
        - Там чертовски хороший военный автопилот, - ответил полковник. - Его скопировали целиком с нашей разработки, так что в нём я уверен стопроцентно.
        - А магические возмущения этот автопилот видит? - нервно спросил Виталик. - Над горой Рашмор та ещё воронка стояла. Мы точно во что-то подобное не влетим?
        - Точно. Русские тут не первый год летают. Их техника научилась уклоняться даже от наших ловушек. К сожалению.
        - Куда мы сейчас? - поинтересовался Виталик. Под вертолётом проносились блёклые серые пустоши. Когда-то на их месте были пастбища. Теперь осталась только заледенелая, съеденная эрозией, почва.
        - Су-сити, - ответил полковник. - Один из немногих обломков нашей Америки. Повидаем твоих соплеменников, узнаем про Тандер. Если она жива, то уже там или вот-вот появится в городе.
        - Почему ты в этом так уверен?
        - Малыш, там стоит памятник сержанту Флойду, где она ещё может появиться? - усмехнулся Риверсайд. - Этот ориентир твои родственнички за половину страны чуют.
        - А тамошние жители нас точно сбивать не станут? - спросил Виталик. - А то мы с тобой оба на местных не похожи.
        - Это вряд ли, - успокоил его Риверсайд. - Некоторые средства предупредить о себе у меня есть. Минут через сорок аккуратно сядем в отстой Су-сити.
        - Куда-куда сядем? - не понял Виталик.
        - По буквам, - вздохнул Риверсайд, - Сьерра. Юниформ. Экс-рэй. Малыш, когда ты назвал свою профессию, я думал ты действительно переводчик.
        - Меня не учили переводить армейский жаргон, - огрызнулся Виталик. - Я юрист.
        - Серьёзно? - Риверсайд захохотал. - Малыш, ты это взаправду?
        - Да! И ничего смешного!
        - Ты последний сраный законник на территории государства! - Риверсайд не мог успокоиться. - И знаешь что? Предпоследним был преподобный Иеремия Сандерс, чтоб его заднице гореть в аду ярче моей на его костре!
        - Да, пожалуй, - ядовито сказал Виталик с непроницаемо каменным лицом. - Нехорошо получилось у меня с коллегой. Могли бы договориться.
        Риверсайда передёрнуло.
        - Шуточки у вас, русских, - полковник отвернулся и пошёл к пилотской кабине. - Следи за тылами. Ещё минут двадцать и у нас появится шанс нарваться.
        На подлёте к городу Риверсайд начал кого-то вызывать. Внутренняя связь вертолёта позволила Виталику отчётливо слышать каждое его слово, но армейский жаргон Риверсайда он понимал лишь чуть лучше китайского.
        Зато с интонациями проблем у Виталика не возникло. Никаких. Впереди ждали только неприятности. Вертолёт дёрнулся, заметно поменял курс и прибавил скорость.
        - Держись, малыш, - крикнул Риверсайд, - нам придётся немного поработать.
        - Что-то случилось? - Виталик ухватился за джойстик и крутанул прицел в обзорном режиме.
        - Да! Русские взялись за Су-сити. Полноценная военная операция, такого здесь уже лет семь не видели!
        Теперь Виталик уже и сам видел неяркие далёкие огни в серой мгле пустошей. Если не врала электроника, стреляли где-то на северо-востоке, вертолёт же летел почти на север.
        - Наши отступают, пока русские завязли в пригородах, - объяснил Риверсайд. - Там промзона, жилые кварталы и река, сам чёрт ногу сломит. Обелиск Флойда ещё держится, так что есть надежда эвакуировать оттуда Тандер и остальных.
        Риверсайда прервал тревожный писк системы предупреждения.
        - Проклятье, - он повернулся к приборам, - впереди ховеркрафт-невидимка русских! Идёт по реке прямо на обелиск Флойда! Малыш, если он сумеет отработать по нему из огнемётов, там даже пепла не останется!
        - Что мне делать? - Виталик откинул предохранители с гашеток. Прицельная электроника уже вела цель, но пока что Виталик мог видеть лишь яркий маркер с вереницей быстро меняющихся цифр под ним.
        - У тебя слева на панели четыре предохранителя, перекинь их в другое положение, все разом, - приказал Риверсайд. - Я выведу тебя на цель. Прожми кнопку под большим пальцем до середины, когда ракеты захватят цель - сразу бей. И молись, чтобы у тебя получилось!
        Риверсайд снизился и прибавил скорость. Серая пустошь внизу сливалась в мутную размытую полосу. Её сменила тёмная, почти чёрная, полоса широкой реки. Прицельная рамка на экране дрожала возле маркера цели.
        Теперь у Виталика уже получалось выделить отдельные элементы облика странной боевой машины - бешеное мельтешение брызг вокруг плотной чёрной юбки воздушной подушки, такой же непроницаемо-чёрный угловатый корпус, хищные жала автоматических пушек и откинутые крышки люков с тупыми носами ракет в шахтах вертикального пуска.
        По ушам резанул звуковой сигнал. Волна адреналина прокатилась через всё тело Виталика. Как и когда он прожал спуск, Виталик даже не понял. Просто за бортом вертолёта глухо взревели двигатели ракет и четыре яркие огненные кометы устремились к цели.
        Навстречу им ударил плотный град трассеров. Вертолёт дёрнулся и провалился куда-то вниз и вбок. Виталик заорал и потерял цель из виду.
        Когда Риверсайд выровнял машину, посреди реки пылал огромный костёр. В небо уходил плотный столб чёрного дыма. В его основании один за другим вспыхивали яркие багровые разрывы.
        - Просто удивительно, малыш, - задумчиво сказал Риверсайд. - Как это вышло, что нас так долго не замечали?
        - Мы летим на чёртовом русском вертолёте, - нервно хихикнул Виталик. - И я только что угробил целый корабль русских.
        - Расслабься, малыш, - посоветовал ему Риверсайд. - Это были плохие русские. Они хотели сжечь твою жену и её родителей.
        - А я просил, чтобы у меня появлялась эта жена? - огрызнулся Виталик.
        - Не знаю, - ответил ему Риверсайд. - Наверное, да.
        - Что?
        - Видишь ли, малыш, - полковник вздохнул. - Ни один из ритуалов твоих друзей не работает обманом или насильно. Когда ты в это всё полез - ты был совсем не против.
        Виталик умолк. Теперь, когда Риверсайд это сказал, он вспомнил. Действительно, когда он курил трубку с Джерри Лонгхорном и его людьми, он хотел стать ближе к ним. Прикоснуться к их миру. Быть как они. Жить их жизнью.
        - Молодец, - Виталик истерически хихикнул. - Добился своего, идиот!
        - Что? - переспросил Риверсайд. - Малыш, говори погромче!
        - Ничего, - Виталик не мог отсмеяться, - веди свой летающий гроб. Нехорошо заставлять родственников ждать.
        Под обелиск на берегу реки вертолёт сел только со второго раза. Перед самой посадкой истерично взвыла система оповещения, и Риверсайду пришлось уводить вертолёт к реке. Две ракеты угодили в отстреленные ловушки, ещё одна разбилась о верхушку обелиска. Под яростный мат Риверсайда Виталик отключил предохранители на второй панели управления оружием и двумя ракетами покончил с неведомым стрелком. Что это было, он так и не понял, но метка на экране погасла. Больше по вертолёту не стреляли.
        Вторая посадка заняла ровно столько времени, сколько нужно, чтобы взять на борт немногочисленных пассажиров. Большая часть людей у обелиска остались прикрывать отход. Вертолёт поднялся едва ли не раньше, чем последний из пассажиров запрыгнул в салон.
        Двое людей в потёртой армейской форме и бронежилетах кинулись в пилотскую кабину, ещё один занял кресло второго стрелка в салоне вертолёта. Остальные напоминали кого угодно, только не военных. На каком-нибудь мемориальном съезде ветеранов хиппи-движения эти люди смотрелись бы куда уместнее - настолько эклектично выглядела их потёртая джинсовая одежда с яркими ленточками, разноцветными лоскутками, перьями, бусинками, амулетами, бахромой и какими-то вовсе невообразимыми вычурными украшениями. Тандер и седой индеец лет шестидесяти на их фоне выглядели едва ли не образцом умеренности в одежде.
        - Жив? - спросила вместо приветствия Тандер. - Познакомься, это мой дед.
        - Это и есть ваш русский? - Виталик ощутил на себе цепкий взгляд старика. - Да, можешь с ним лечь. У вас будут здоровые дети.
        - Чего? - Виталик обалдело хлопал глазами. - Я не понял, меня что, только что женили?
        - Расслабься, белый, - старик рассмеялся, и беспощадно добавил, как только Виталик перевёл дух. - Это мы сделаем на базе Уайтмен. Торжественнее получится.
        Виталик раскрыл было рот, чтобы высказаться о таких шутках, но тут вертолёт завалился на бок. Кто-то вскрикнул. Яркое белое свечение заполнило весь кормовой сектор за вертолётом. В ушах появился низкий басовитый гул.
        - Берегись! - надсадно взвыли турбины. Риверсайд отчаянно пытался набрать высоту.
        Плотная белая стена тумана вставала на месте Су-сити. Только по чуть заметному изгибу Виталик понял, что это полусфера. В небе кипели облака, и туманное свечение уходило прямо за них, в непроглядную чернильную мглу.
        - Что это? - закричал Виталик. - Атомный взрыв?
        Волна догоняла вертолёт как стоячий. Корпус вибрировал так, будто вот-вот развалится. Затем его накрыло.
        Виталик пришёл в себя резко, будто включился. В ушах гудел многоголосый предсмертный крик. Перед глазами всё ещё стояли объятые бледным пламенем распадающиеся человеческие силуэты.
        - Внимание! - Риверсайд орал так, будто хотел обойтись без помощи радио. - Код "Омега", повторяю, код "Омега!" Всем, кто меня слышит, здесь полковник Лайл Риверсайд! Подтверждаю код "Омега" в двадцатимильном радиусе от Су-сити!
        В салоне вертолёта клубились плотные облака невесомого праха. Надсадно выла система вентиляции. В углу давился кашлем старик-индеец. Тандер скорчилась рядом. Рот и нос она зажимала рукавом куртки.
        - Что это вообще такое, код "Омега?" - спросил Виталик и тут же зашёлся в приступе кашля.
        - Оружие, белый, - выплюнула Тандер. - Магическое оружие, и оно убивает по национальному признаку. Считалось, что его создание невозможно. Но у твоих соплеменников, похоже, всё-таки получилось!
        4. Огонь в небесах
        Ржавая струйка едва тёпой воды текла Виталику на голову. На полу душа расплывалась белёсая лужа. Виталик драил себя облезлой мочалкой с такой силой, будто хотел ободрать кожу.
        Полёт до базы Уайтмен прошёл в молчаливом оцепенении. Виталик даже что-то отвечал Риверсайду и Тандер, но что именно - просто не помнил. Стоило закрыть глаза, и он видел, как люди рассыпаются невесомым прахом. Он до сих пор скрипел у Виталика на зубах.
        Как Риверсайд посадил вертолёт, и как именно Виталик оказался в душе, из памяти выскочило напрочь. Отпустило Виталика лишь когда он понял, что уже в третий раз намыливает мочалку.
        - Спинку потереть? - слова Риверсайда окончательно разрушили его оцепенение.
        Виталик обернулся. Мимо него прошлёпал смуглый обнажённый кубинец.
        - Не пялься на меня так, малыш, - Риверсайд занял соседний душ и вывернул оба крана. - Заработаешь комплекс неполноценности.
        - Да ладно? - машинально огрызнулся Виталик. - Морпехам это расскажи!
        - Ого! - Риверсайд захохотал. - Кажется, я тебя всё-таки недооценил! Малыш, сохрани этот боевой дух, он тебе скоро понадобится.
        - Зачем? - в лоб спросил Виталик.
        - Ну, как же, - усмехнулся Риверсайд, - у тебя впереди общение с женой. Думаешь, она сделает хоть какую-то скидку на обстоятельства? Да она этого момента всю жизнь ждала!
        - Мне почему-то сомнительно, что ты притащил нас всех на эту базу только ради удобного дивана в комнате младшего командного состава, - разозлился Виталик. - Или вы действительно здесь все настолько чокнутые?
        - Малыш, ты зря недооцениваешь ритуалы брака и плодородия, - без малейшей иронии сказал Риверсайд. - Это почти единственное, что сохраняет нам всем жизнь. Когда ты станешь полностью своим для подаренных тебе Лонгхорном способностей, шансы выжить посреди этого дерьма у тебя заметно вырастут.
        - Ну, хорошо, - нервно засмеялся Виталик, - хорошо, я вдую ей так, что она стоять разучится, и стану чёртовым джедаем! Потом что?
        - Потом тебе предстоит боевая операция с поддержкой ударного крыла самых дорогих боевых машин, когда-либо созданных человечеством, - улыбнулся Риверсайд. - Не самое комфортное развлечение, зато впечатлений хватит до конца жизни.
        - В смысле? - мрачно спросил Виталик.
        - Ты серьёзно? - удивился Риверсайд. - Мы же на базе Уайтмен!
        - Я помню её название, - кивнул Виталик. - И что?
        - Это единственная в Америке действующая военная база глобального ударного командования. Родина пятьсот девятого бомбардировочного крыла. Ты когда-нибудь хотел повидать своими глазами самолёт за полтора миллиарда долларов?
        - Сколько-сколько? - не поверил Виталик.
        - Полтора миллиарда, - подтвердил Риверсайд. - Ну, пока доллар ещё хоть чего-то стоил. Потом все Б-2 превратились в металлолом. Их даже русские трогать не стали. А год назад родственнички твоей жены всё же сумели призвать громовых птиц. Теперь это снова боеспособное подразделение из восемнадцати машин, о чём никто из посторонних ещё не знает.
        - Атомный бомбардировщик-невидимка, - медленно произнёс Виталик. - И ты ещё утверждаешь, что вам зачем-то нужен я?
        - Видишь ли, малыш, - ответил Риверсайд, - тут есть несколько щекотливых моментов. Для начала, русские вывезли отсюда спецбоеприпасы. Просто удивительно, как после них удалось хотя бы полтора боекомплекта обычных ракет на борт собрать.
        - А почему самолёты не стали трогать? - спросил Виталик.
        - Малыш, ты бы их видел, - усмехнулся Риверсайд. - Помнишь джипы на обочинах? Самолёты выглядели ещё хуже.
        - А сейчас?
        - И сейчас тоже. Но теперь они хотя бы летают. И это приводит нас ко второй проблеме.
        - Какой?
        - Барьер, малыш. Совсем как над всем континентом. Только этот блокирует их базу во Флориде. Мы должны вскрыть его изнутри. Без тебя нам в этом никак.
        - Я отмычка? - спросил Виталик.
        - Скорей зубило, - Риверсайд усмехнулся. - Но можешь не переживать, до момента перехода на ту сторону ты наша единственная надежда, а после - самая большая из малого числа почти безнадёжных вариантов. Если ты думал, что мы выбросим тебя, как только пройдём через барьер, можешь больше не бояться.
        - Ничего я не думал, - не слишком убедительно соврал Виталик.
        - Ага, точно, - кивнул Риверсайд. - Успокойся, малыш, это нормально. Геноцид и оружие массового поражения делают очень интересные вещи с психикой. Я удивляюсь, как ты ещё не захотел кого-то убить после всего, что видел.
        - А я и захотел, - усмехнулся Виталик. - Только он и так уже мёртвый.
        - Кто?
        - Джерри Лонгхорн, - Виталик выключил душ. - Будь моя воля, я бы ему голову открутил!
        - Насколько я понимаю, ты за ним пошёл добровольно, - Риверсайд тоже вышел из кабинки душа. - Их магия, тем более такая, иначе не работает.
        - Я знаю, - Виталик прошлёпал к выходу и яростно распахнул дверь, - это меня только сильнее бесит! Потому что кого-кого, а жену я не просил точно! Нужна мне эта индейская...
        Остаток своей гневной фразы Виталик скомкал. Прямо ему в глаза смотрела обнажённая Тандер.
        - А, - сказал он, - Э...
        - Дай пройти, - Тандер, отпихнула его в сторону и громко хлопнула дверью.
        - Малыш, да у тебя настоящий талант разбивать сердца, - прокомментировал это Риверсайд.
        - Пошёл ты, - уныло огрызнулся Виталик. - Лучше скажи, здесь хоть что-нибудь поесть мне дадут, или я так и подохну с голоду?
        Обед несколько улучшил его настроение. Вопреки ожиданиям, кормили тут вполне сносно - гарнир из настоящих овощей и небольшая порция курицы в каждой тарелке. Думать о том, какой магией их сумели вырастить посреди мёрзлых пустошей, Виталику не хотелось. Один вариант он уже видел, и едва не сгорел на костре в процессе. Оставалось лишь порадоваться, что армия в очередной раз доказала свой талант вовремя и в полном объёме грести под себя всё лучшее, едва лишь запахнет жареным. Впервые за последние дни Виталик хоть немного расслабился. Правда, косые взгляды соседки по столу всё равно вызывали нервную дрожь.
        Тандер мрачно ковырялась в тарелке. В потёртой армейской футболке и выцветших камуфляжных штанах после душа она выглядела совсем девочкой. Длинные чёрные волосы, изящные черты лица и спортивная фигура только усиливали это впечатление.
        - А где... - Виталик попытался разрушить неловкое молчание и не смог даже закончить фразу. Имени старика-шамана он так и не узнал. Впрочем, его поняли.
        - Дед у аналитиков, - ответила Тандер. - Пытаются восстановить картину гибели Су-сити. Если там вообще можно было хоть что-то разглядеть, он это увидел.
        - А ты? - спросил Виталик. - Ты же вроде на такое способна?
        - Смотрел когда-нибудь на прожектор вблизи? - мрачно спросила Тандер.
        - Понятно, - Виталик повернулся к Риверсайду. - И что мы теперь будем делать?
        - Отдыхать, - сказал Риверсайд. - Вы будете отдыхать. Никаких боевых действий не будет до сообщения от хотя бы одной разведгруппы. У тебя как минимум шестнадцать часов личного времени. Рекомендую выспаться. Потом такой роскоши не будет.
        - Я бы оспорил это утверждение, полковник, - похожий на гнома старик в тёмных очках и военной форме с огромным количеством нашивок и знаков различия подошёл к столу. - Вашим спутникам ещё нужно подобрать гроб по размеру.
        - Гроб? - Виталик занервничал. - Я не собираюсь в гроб!
        - А придётся, - коротышка ухмыльнулся. - Не волнуйся, он будет двуспальный.
        - О нет, Ринго, только не ты! - Риверсайд в притворном ужасе прикрыл глаза рукой. - Поимей совесть, бедняги за последние дни вынесли больше, чем новички у сержанта по строевой подготовке!
        - Я поговорил с её дедом, - Ринго подмигнул. - Он считает, что всё нормально, пока ребята согласны.
        - На что согласны? - Виталик растеряно крутил головой.
        - На всё, - Тандер мстительно усмехнулась. - Заодно проверим, есть ли у тебя яйца.
        Виталик растеряно глянул на Риверсайда. Выручать его тот не торопился.
        - Идём, - Ринго поманил Виталика. - Это не больно. Глядишь, тебе даже понравится.
        Старик потащил его за собой с необычной для столь преклонного возраста прытью. Встречные охранники в коридорах базы едва успевали отдавать честь в ответ на размашистое приветствие.
        Недолгая прогулка вдоль кромки бетонированной полосы закончилась возле приличных размеров ангара. Через неплотно закрытые створки ворот изнутри пробивался неяркий свет.
        - Добро пожаловать, - старик распахнул дверь перед Виталиком и Тандер, - в логово Духа Флориды!
        Изнутри повеяло могильным холодом. Массивная чёрная тень посреди ангара на секунду показалась Виталлику яростной хищной птицей. Затем он разглядел стойки шасси, пучки разноцветных проводов и лестницу-стремянку. Бомбардировщик вновь стал тем, чем был - двухэтажной грудой угольно-чёрного композита с пятидесятиметровым размахом крыльев.
        - Ты увидел? - Тандер сжала его руку. - Постарайся, ты можешь и больше! Ну?
        Виталик нервно вздрогнул. Настоящий облик самолёта открылся ему на считанные мгновения, но и этого более чем хватило.
        - Чёрта с два, - выдохнул он. - Если мы с ним ещё хоть несколько секунд так в гляделки поиграем, он меня просто сожрёт.
        - Старина Флор просто не любит русских, - пояснил Ринго. - После того, что они сотворили с Флоридой, я не могу его винить. Именно поэтому для наших целей он годится как нельзя лучше. Ненависть к захватчикам позволит ему пережить неприязнь к тебе.
        - Ну, спасибо! - фыркнул Виталик. - А я думал, что нужен вам живым и здоровым!
        - Нужен, - согласился Ринго. - Какое-то время. Расслабься, ты ещё не знаешь самого интересного!
        - Это чего?
        - Сейчас увидишь, - Ринго потащил его за собой. К облегчению Виталика - не к одержимому духом громовой птицы бомбардировщику, а в угол ангара.
        Мастерскую из нескольких инструментальных стоек освещали лампы дневного света на высоких штативах. Шнуры питания уходили к ящику трансформатора под необъятным брюхом самолёта.
        - Ну да, это громовая птица, - подтвердил Ринго. - А ты чего ждал увидеть? Клетку с генетически модифицированным боевым хомячком в колесе?
        - Я бы не удивился, - ответил Виталик.
        - Извини, последнюю самочку месяц назад отдали сапёрам, - Ринго улыбнулся. - Ребятам нужно было греть кофе в штабе. Ладно, к делу. Знакомьтесь, это ваш гроб!
        Он сдёрнул чехол с вытянутого предмета между инструментальными стойками.
        - Да вы тут все офигели! - Виталик обалдело уставился на что-то среднее между космической торпедой из дешёвого фантастического боевика и холодильником с помойки. Под брюхом вытянутого контейнера лежали сложенные вперёд неширокие крылья. В хвосте акульими плавниками торчало коротенькое оперение. Крепления и двустворчатый люк на шарнирах не оставляли ни малейшего сомнения в предназначении штуковины. Выглядело всё на совесть, но высокими технологиями даже и не пахло.
        - Когда почти тридцать лет назад я обдумывал что-то похожее, я отлично знал, почему это не будет работать, - ухмыльнулся Ринго. - Тогда эта штука могла гарантировано угробить любого ещё до момента сброса. К счастью, наука с тех пор обрела несколько дополнительных параграфов мелким шрифтом. В основном за счёт родственников твоей подруги, хотя весь авиадесантный ударный комплекс целиком - заслуга общая.
        - Вы инженер?
        - Хуже, приятель, - Ринго хлопнул по эмблеме на своей форме, - сам не видишь, что ли?
        - Я не разбираюсь, - односложно пояснил Виталик.
        - Я десантник, - старик расплылся в гнусной ухмылке. - С тех пор, как у нас появилось это призрачное дерьмо над головой, профессия было умерла, но я знаю, как вернуть ей жизнь.
        - О, нет, - простонал Виталик.
        - Все так говорят, - Ринго хлопнул Виталика по спине. - Ты не переживай, один раз в жизни прыгнуть может кто угодно. Я даже гарантирую, что закончится это на земле... в большинстве возможных случаев.
        - Что-то мне это всё не по душе, - пробормотал Виталик.
        - Слушай, будь я хотя бы на двадцать лет моложе, я бы лёг туда сам, уяснил? - Ринго ухватил Тандер пониже спины. - Как я уже говорил, этот гроб - двуспальный. И второй номер - твоя стройная подруга. Неужели тебя ни разу в жизни так и не посещало желание заняться любовью в падающем через небоскрёб скоростном лифте? Шанс на миллион, и ты получил его без малейших усилий с твоей стороны!
        - Джон Ринго, не будете ли вы любезны убрать свою руку с моей задницы, пожалуйста? - скороговоркой выпалила Тандер.
        - О, прости, - Ринго поднял руки в шутливом жесте капитуляции. - Я всё время забываю, что сейчас ты уже замужняя. Ладно, раздевайся.
        - Что? - ахнула Тандер.
        - И ты давай следом за ней, приятель, - Ринго поднял крышку десантной капсулы. - Сделаем пока что примерку без подгонки сбруи. Вы же не хотите угробить свою одежду?
        Неяркий фосфоресцирующий свет упал на его лицо из-под открытой крышки. Виталик осторожно заглянул через его плечо.
        - Что это? - он ткнул пальцем в похожую на клейстер полупрозрачную субстанцию в капсуле. Под ней просматривались контуры парного ложемента с креплениями для рук и ног.
        - Биологически активный гель, - коротко пояснил Ринго. - Защитит от эфирного шока в мёртвом поясе и перегрузок в момент отстрела десантной капсулы. Потрогай его, не бойся. В нём даже можно дышать, хотя поначалу требуется немного привыкнуть.
        - Он что, живой? - Виталик несмело макнул палец в гель.
        - Вроде того, - пояснил Ринго, пока тёплая фосфоресцирующая слизь ползла вверх по руке Виталика. - Это дерьмо сейчас заменяет криль в доступных нам кусках океана. Жрёт всё, что движется, включая пластик и большую часть металлов. Знал бы ты, чего нам стоило её приручить!
        Виталик спешно выдернул руку из контейнера.
        - Эй, расслабься, - засмеялся Ринго. - Я всё-таки морской биолог, знаю, что говорю. Эта модификация безопасна.
        - Точно? - переспросил Виталик.
        - Как мои два курса высшего образования, - заверил его Ринго. - И ты бы поторопился. Не заставляй обнажённую женщину томиться в одиночестве.
        - Что? - Виталик повернулся и увидел, как Тандер спиной к нему садится в контейнер.
        - Если ты не сделаешь эту женщину счастливой до того, как всё начнётся, - шепнул ему Ринго, - я приду за тобой, даже если мне для этого придётся выкопаться из могилы, расшибу тебе обе коленные чашечки, а потом трахну. Осознал?
        - Осознал, - Виталик сглотнул и принялся раздеваться.
        - Поначалу все чувствуют, будто вот-вот захлебнутся, - Ринго продолжил свои пояснения как ни в чём ни бывало, - но бояться не следует. Внутри можно дышать, хотя ощущения довольно странные.
        От контейнера послышались приглушённые звуки. Несколько воздушных пузырей лопнули на поверхности. Тандер стиснула руки на стенках контейнера так сильно, что побелели костяшки пальцев. Затем они расслабились и тоже погрузились в фосфоресцирующую жидкость. Тандер даже показала большой палец напоследок.
        - Погоди, - Виталик уже почти было шагнул в сторону контейнера, но задержался. - Два курса образования? Не два высших образования, а просто два курса?
        - Вообще, до того, как это всё началось, я работал системным администратором, - гнусно ухмыльнулся Ринго. - Именно поэтому я знаю, что эта штука сделает всё, что должна, и ничего больше. Расслабься.
        - Вы тут совсем, что ли, с ума посходили? - гневную тираду Виталика оборвали на полуслове.
        - Давай, приятель, - Ринго, не особо сдерживаясь, хлестнул его по заднице. - Хватит себя жалеть. Немного морского загара пойдёт на пользу твоим бледным ягодицам.
        Виталик уныло вздохнул и полез в контейнер. Оказалось это совсем не так противно, как он боялся. Куда больше его стеснила Тандер по соседству. Обнажённое тело с распущенными длинными чёрными волосами в фосфоресцирующей жидкости вызвало более чем предсказуемую реакцию. Виталик тщетно пытался как-то скрыть неловкость. К счастью для него, воздух рванулся из лёгких, и проблемы с несвоевременной эрекцией отошли на второй план.
        Виталик дёрнулся было наружу, но Ринго с неожиданной силой вдавил его вглубь растопыренной пятернёй. Виталик судорожно бил воздух ногами, пока Тандер не присоединилась к Ринго и не обездвижила Виталика. Он спазматически вдохнул и понял, что не чувствует удушья. Залитые жидкостью лёгкие болели, но всё меньше и меньше.
        - А теперь следующий этап, - Ринго захлопнул створки над головой Виталика. - Попробуем вас подключить. Можете не утруждаться ответом, говорить в этой штуке нельзя. Она слишком вязкая. Просто расслабься и жди.
        Виталик хотел было возмутиться, но даже булькнуть в ответ не сумел.
        - И вот ещё что, - добавил Ринго, пока вкручивал что-то прямо в крышку десантной капсулы, - я совсем забыл предупредить. Будет немножко больно.
        Щелчок рубильника Виталик ещё расслышал. Затем мир вокруг разлетелся на части. Осознать его заново получилось не сразу - мешали десятки новых глаз. Затем Виталик понял, что может фокусироваться на чём-то одном, словно переключая каналы, и ему заметно полегчало.
        - Ну что, нравится? - слова Ринго эхом отозвались у него в голове. - Попробуй выглянуть за пределы ангара.
        Мир вокруг раскрылся по всем направления одновременно. Виталик увидел всю взлётную полосу аэродрома с её постройками, нагромождение домов гарнизона, посёлок на отшибе - и продолжал воспринимать всё больше и больше информации вокруг себя.
        Где-то рядом недовольно ворочалась сущность Духа Флориды. Она терпела присутствие Виталика, но и не стеснялась показать своё нему отношение. Ещё Виталик чувствовал эмоции Тандер. Причудливую смесь обиды, возбуждения, любопытства, и желания.
        Последнее чувство оказалось настолько сильным, что мир для Виталика снова уменьшился в размерах до внутренностей десантного контейнера. Правда, ракурс оказался слегка неожиданным. Виталик увидел пару стройных ног с неровными звёздочками старых шрамов на лодыжке и бедре, подтянутые ягодицы, косой шрам от пореза на спине, свежий багровый шрам на руке и колышущееся облако длинных чёрных волос.
        Затем Тандер повернулась. Виталик машинально сглотнул. Удар локтём в бок вернул его на землю. Он задумался было, как без слов изобразить раскаяние, но понял, что девушку волновало что-то иное.
        Виталик присмотрелся. Мир вновь послушно раздвинулся. Земля слилась в размытую полосу. Мелькнули и пропали руины какого-то городка средних размеров. Угроза исходила откуда-то из-за него. Уже почти на пределе одолженных ему способностей Виталик увидел облако пыли над мёрзлой равниной. Танки, бронемашины и несколько совсем уж загадочных тяжёлых агрегатов на многоколёсных шасси длинной колонной двигались к военной базе Уайтмен.
        Дух Флориды пришёл в ярость. Тишину разорвал пронзительный звук боевой тревоги. Виталика снова кинуло назад в тесное пространство десантного контейнера.
        - Ну, - вздохнул Ринго, - всё равно чем-то похожим это и должно было закончиться. Днём раньше, днём позже...
        Тандер яростно заколотила по крышке десантной капсулы.
        - Об этом даже не думай, - Ринго спешно поднял с пола их одежду, и закинул её куда-то в кормовую часть капсулы. - Вы наше главное оружие. Из этого ящика вы сможете выйти лишь на мысе Канаверал. Расслабьтесь и получайте удовольствие. Можете даже быстренько перепихнуться, минут пять до погрузки у вас есть.
        В ангаре уже дробно грохотали ботинки обслуги. Десантную капсулу подцепили краном, погрузили на тележку и закатили под брюхо самолёта. Пилот и штурман скинули одежду прямо на пол ангара и заняли места в таких же заполненных мерцающим гелем ложементах в кабине.
        На периферии сознания Виталика появилось эхо чужих мыслей. Экипаж, как оказалось, вполне мог общаться между собой.
        - Не мешай! - Виталика ожгло чужое недовольство. - Будете лезть под руку, отключу питание! Останетесь глухие и слепые на весь полёт!
        Самолёты поспешно готовили к вылету. Одно за другим появлялись новые и новые сознания пилотов. Деловитый гомон заполнил сеть вещания.
        - Эй, малыш, - в общий шум вплёлся знакомый мысленный голос Риверсайда. - Я подключился ненадолго к этой их штуке, чтобы тебя немного успокоить. Всё под контролем, насколько это возможно. У тебя сейчас, пожалуй, самый жирный билет домой, какой ты вообще мог здесь получить. Ты, главное, зажги нам огонь в небесах, а дальше мы уже сами.
        Виталика эти слова почему-то не особо утешили. Небольшой тягач подцепил самолёт и вытащил его из ангара на взлётную полосу. Щёлкнули фиксаторы. Тело Виталика оказалось надёжно закреплено в десантном ложементе. Контейнер заполнил гул работающих двигателей. Дух Флориды разогнался и тяжеловесно взлетел. Следом за ним поднимались другие самолёты.
        - Да, и вот ещё что, - услышал Виталик перед тем, как взлётная полоса окончательно скрылась из виду. - У нас, конечно, довольно плохо с бытовыми удобствами, но всё же на базе Уайтмен есть отдельная женская душевая. Подумай об этом на досуге, разбиватель сердец.
        Виталик искренне понадеялся, что не выдал ни капли своих настоящих чувств по этому поводу.
        - Десанту - готовность к погружению, - объявил пилот. - Борт следует во Флориду транзитом через ад на высоте четыре с половиной километра. Постарайтесь не потерять себя.
        - Какому ещё погружению? - хотел было спросить Виталик, но увидел, как стремительно приближается облачное месиво и понял. Самолёт шёл в небеса. Прямо в призрачную муть, что их заменяла.
        Время остановилось. Виталик растворился в небытии. Осталась лишь замершая в ужасе тень сознания и голоса бесчисленных мертецов. Длилось это по его личным ощущениям если не целую вечность, то уж точно куда дольше, чем ему бы хотелось.
        Затем Виталик снова осознал себя. Он мёртвой хваткой держался за Тандер, а она - за него. Всё тело жутко болело. Под креплениями ложемента жутко горели ссадины. Когда Виталик успел их заработать, он и понятия не имел. Под самолётом тяжело вздымались чёрные морские воды. В стороне виднелась полоска берега за высокой туманной стеной. Мутное белёсое марево поднималось от земли до круговерти облаков.
        - Готовность к сбросу пять секунд! - голос пилота в бортовой сети звучал так, словно он постарел на тысячу лет. - Удачи!
        Капсулу тряхнуло. Связь прервалась. Крылья распахнулись в лётное положение. Где-то под ложементами загрохотал ракетный ускоритель. Капсула выровняла свой полёт и устремилась прямо в туман.
        Мёрзлые пустоши за барьером не отличались от любых других мёрзлых пустошей Америки ни в одной детали. Момент перехода Виталик даже не заметил.
        Тандер пришлось куда хуже. На мгновение Виталик увидел её истинный облик - вытянутую морду с оскаленными зубами, яростное белое пламя в глазах, бугрящиеся мышцы, жёсткую косматую шерсть по всему телу и длинные, чуть загнутые, когти на руках. Тандер билась в судорогах. На её теле возникали огромные язвы и тут же зарастали обратно. Её внутренний зверь бился насмерть с защитным барьером - и побеждал.
        Огромная прореха в туманной стене за капсулой разрасталась. Преграда истаивала как дым. Удара изнутри оказалось вполне достаточно. Защитный барьер пал. Яркие огни позади не могли быть ничем иным, кроме первого ракетного залпа с бомбардировщиков.
        На земле один за другим вспухли разрывы. Целей оказалось на удивление мало. Атаку, тем более с моря, тут не ждали. Двигатель капсулы смолк. Она вновь перешла в свободный полёт, куда больше похожий на падение.
        Капсула неслась прямо на обшарпанное, почти кубическое, здание с облезлым флагом США и логотипом НАСА на высоких стенах. Виталик с ужасом понял, что капсула уткнётся в него где-то на уровне третьего этажа. Впрочем, с полными лёгкими жидкости он даже заорать не мог.
        Тряхнуло. Стена разлетелась фонтаном пластиковых обломков. Крылья десантной капсулы превратились в недлинные огрызки. Виталику хватило времени разглядеть впереди невысокую белую ракету с алыми буквами "СССР" на корпусе.
        Десантная капсула неслась прямо к ней. Бахнул вышибной заряд парашюта. Капсулу дёрнуло. Ракета неспешно подалась и начала заваливаться под гулкий треск лопающихся креплений.
        Наконец, всё замерло в шатком равновесии. Парашют на покорёженном обтекателе ракеты неспешно расползался на ленточки. Капсула рывками сползала по сантиметру-другому. По металлическому корпусу звонко лязгали мелкие обломки. Желудок Виталика наконец-то решил вернуться откуда-то из-под горла на своё законное место.
        Щёлкнули замки. Разбитая капсула раскрылась как стручок. Виталик рухнул на пол в лужу фосфоресцирующей жидкости. Лёгкие сжались в конвульсивном спазме. Тандер полные лёгкие геля не задержали даже на мгновение. Более того, содержимое капсулы покрыло девушку целиком, один в один повторяя внутреннюю форму её духа-покровителя.
        Фосфоресцирующая зелёная фигура трёхметрового роста добежала к подножию ракеты и буквально порвала на части каких-то людей в лабораторных халатах. Те настолько растерялись, что не смогли даже защититься. Но в здании присутствовали не только учёные.
        Двух охранников с автоматами на узкой галерее за упавшей ракетой Виталик скорее почувствовал, чем увидел. В ладонь привычно толкнулась рукоятка пистолета. Он стиснул оружие, перекатился на бок и начал стрелять. Лёгкие саднили так, будто в них плеснули кипятка, но даже полуслепой от боли Виталик разглядел, как складываются пополам и падают оба стрелка. От подножия ракеты доносились истошные крики, омерзительный хруст и утробное горловое рычание. Виталик тщетно попробовал хоть раз вздохнуть и потерял сознание.
        В себя его привёл энергичный рывок. Тело будто сжимали в тисках. Виталик закашлялся и понял, что больше не чувствует ни капли жидкости у себя в лёгких.
        - Живой? - спросила Тандер.
        - Вроде того, - Виталик нервно покосился на когтистую лапу Тандер. - А ты всегда теперь будешь такая?
        - Вряд ли, - волчья морда расплылась в почти человеческой ехидной ухмылке. - Но игрушка слишком хороша, чтобы от неё отказаться. Идём, у нас мало времени!
        - Что, прямо так? - Виталик не выдержал.
        Тандер вздохнула, разбежалась и в баскетбольном прыжке достала капсулу. Та качнулась. Парашют затрещал. Тандер вырвала крышку грузового люка и метнула ком одежды в сторону Виталика.
        - Одевайся живее! - она спрыгнула на бетонный пол. Секундой позже рядом с Тандер обрушилась и десантная капсула. Ракета качнулась вслед за капсулой и упала на бок.
        Виталик торопливо одевался. Монотонно выли сирены. Где-то в отдалении грохотали приглушённые взрывы.
        - Живее! - поторопила его Тандер. - Время! Нам ещё надо успеть к стартовой площадке!
        - Мы что, прямо так побежим? - Виталик не выдержал.
        - Да! - рявкнула Тандер. - Или у тебя есть какие-то другие идеи?
        - Ну, - Виталик махнул рукой в сторону ворот цеха, - может, одолжим их машину?
        Тандер глухо прорычала какое-то неразборчивое ругательство и побежала к приземистому военному джипу. Виталик поспешил за ней.
        - Веди! - приказала Тандер, как только Виталик оказался рядом.
        - Тут ключей нет, - растеряно сказал он. - У этих, наверное, остались...
        Тандер обернулась к тёмному провалу ракетного цеха. Сказать она так ничего и не успела. Ракета взорвалась. Ослепительный шар огня вспух посреди заставленного разнообразным железом цеха и устремился под крышу. Здание словно лопнуло по швам. Лёгкие панели стен разлетелись в стороны. Виталик сам не понял, как оказался за машиной. Рядом скорчилась Тандер. По сторонам падали дымящиеся клочья. Вечность спустя это, наконец, закончилось.
        - Знаешь что? - Тандер подхватила с земли оглушённого Виталика, - пошёл бы ты с твоими идеями!
        Он успел только сдавленно что-то пискнуть. Затем Тандер закинула его на плечо и огромными скачками побежала в сторону моря по накатанной грунтовой дороге. За их спинами горело здание. Что-то гулко лопалось и выбрасывало к небу фонтаны пламени. В отдалении поднимались дымные столбы - последствия ракетного удара.
        - Дошли! - Тандер сбросила Виталика у подножия стартовой площадки. - Сиди здесь!
        Она когтём распорола себе руку и наотмашь окропила землю возле ног Виталика. Кровь и фосфоресцирующий гель сплелись в затейливый магический круг.
        - Несколько минут, и ты на той стороне, - Тандер повернулась к подножию стартовой площадки. - Мы уйдём одновременно. Там выбрасывай пистолет и сдавайся охране. Можешь затеряться в туристах, если получится, будет лучше. Но избавься от пистолета любой ценой. Если тебя поймают с оружием и без документов, у тебя есть все шансы дождаться начала большой свистопляски на территории США в уютной тюремной камере. Мы уже потеряли так нескольких своих без малейших шансов их вытащить.
        - А ты? - спросил Виталик. Он хотел было шагнуть к Тандер, но магический круг упруго оттолкнул его назад.
        - А я наверх, - Тандер подпрыгнула с места на пару метров и устремилась к тёмному небу. Виталику осталось лишь наблюдать.
        На высоте ста метров Тандер была заметна только из-за фосфоресцирующего геля вокруг тела. Вокруг крохотного пятна света клубились потоки молочного тумана. Призрачные очертания ракеты становились всё более чёткими.
        Виталик жадно смотрел на буйство магических стихий. Ракета дрожала и двоилась. На секунду он увидел на стартовой площадке совсем другой корабль - знакомый по телевизионным передачам чёрно-белый космический челнок. Небо за ним было голубым, а на корпусе играло яркое солнце. Трава под ногами в магическом круге позеленела и ожила.
        - Счастливого пути, белый, - негромко сказала Тандер, но Виталик расслышал каждое слово. - У тебя будет несколько лет спокойной жизни. Пользуйся ими, пока можешь. За всех нас. За всех, кого ты знал, и за всех, кого ты не узнаешь никогда.
        - А... - Виталик замялся. - Ага.
        В отдалении стрекотал вертолёт. Виталик повернулся, и увидел, как расплывчатый силуэт лёгкой, похожей на пузырь с лопастями, винтокрылой машины из другого мира превращается в хищную тушу летающего танка с полной ракетной подвеской.
        Виталик не знал, может ли вертолёт как-то повредить взлёту Тандер. Но боевая машина слишком целеустремлённо шла к высокой башне ракеты. Небо за ней становилось то голубым, то снова непроглядно-тёмным, но Виталик знал, что пилот успеет раньше. Пусть и ненамного - всё равно это будет раньше, чем ракета сдвинется на первые сантиметры, а он вернётся домой.
        Виталик поднялся в полный рост, навёл пистолет чуть ниже размытого диска пропеллера, глубоко вздохнул, постарался избавиться от всех посторонних мыслей и плавно вдавил спуск.
        Магический круг у ног Виталика подчинился его воле. Копья белого света одно за другим перечеркнули небо. Семь раз подряд. Шесть раз Виталик промазал. Но и одного попадания хватило. Вертолёт клюнул носом, разом вспыхнул, и тяжеловесно грохнулся на землю в считанных десятках метров от Виталика. Жар горящих керосина и алюминия Виталик почувствовал даже на таком расстоянии. Земля под ногами вновь стала мёрзлой грязью без единой травинки. Портал домой отдал всю энергию и закрылся.
        - Белый, - вздохнула Тандер, - ты, всё-таки, настоящий идиот.
        - Я знаю, - согласился Виталик. - Я знаю.
        Над головой буйствовал шторм. Облака над ракетой кипели. Призрачная форма обрела подобие реальности, дрогнула и медленно пошла к небу.
        Виталик лежал на спине и смотрел на холодную пустую черноту с ослепительно яркими звёздами. Призрачная ракета уносилась именно туда. За неожиданно ярким факелом в её хвосте оставался едва различимый фосфоресцирующий свет.
        - Огонь в небесах, - Виталик усмехнулся. Где-то в стороне полосовали небо косые пунктиры бесполезных трассеров. Кто-то лупил из пулемёта - безнадёжно и бессмысленно, длинными очередями. От пылающего вертолёта за спиной тянуло жаром.
        - Джерри, поганец, - Виталик сплюнул на подёрнутую инеем траву. - Как же тебе всё-таки повезло вовремя сдохнуть!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к