Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лапиков Михаил: " Рунный Камень " - читать онлайн

Сохранить .
Рунный камень Михаил Александрович Лапиков
        # Два молодых и безалаберных сотрудника магической службы безопасности абсолютно случайно по собственному незнанию активируют на ролевой игре настоящий рунный камень и переносятся в раннесредневековую Исландию вместе с несколькими товарищами по игре. Сколько-то хорошо эти люди умеют лишь играть и болтать языком… но с каких пор этого мало?
        Михаил Александрович Лапиков
        Рунный камень
        Часть первая. Рунный камень
        Ездить на полевые игры магом, если честно, последнее дело. Чёрта с два угадаешь, как в этот раз извратились мастера игры для отображения магии. Любой ролевик знает, что маги должны колдовать. Но вот как отображать это на игре, где никакой магией, разумеется, и не пахнет? Отсюда и появляются "честные слова" - бумажки с личной печатью мастеров, призванные заменять собой "магию". Только вот, поди разберись, что за бумажку тебе под нос сунули, особенно если рядом с тобой в этот момент кого-нибудь уже вовсю молотят боевыми эльфийскими клюшками. И уж тем более, если таковой дрын пытаются сунуть под нос ещё и тебе.
        Именно поэтому Женька ездить на игрушки магом в глубине души не любил. Тот факт, что магом он был не только по игре, но и по жизни, более того, по профессии, ситуацию усугублял ещё больше. Всё-таки одно дело в этот бред вчитываться нормальному человеку, который ничего, кроме фэнтези в своей жизни в руках не держал, и совсем другое - когда ты сам честный средненький маг. Ещё и с явными задатками на дальнейший рост, только что после курсов и экзамена…
        Настоящий огненный шар в буквальном смысле этого слова руками делал, и тут - на тебе! Руководство, блин, по полевой магии!

…Заклятие магической стрелы реализуется магом посредством гайки с привязанным к ней бинтом или какой-либо иной ленточкой, выкрашенной в красный цвет для стихии огня, или, соответственно, в синий - для льда. Запрещается использовать гайки больше чем на двенадцать и целиться в голову или ниже пояса. Площадные чары отыгрываются посредством…
        Тьфу! Так и хочется затащить кого-нибудь из авторов этого маразма в малый зал испытаний в подвалах башни пламени и заставить покидаться там друг в друга гайками! И посмотреть, сколько они там при этом протянут!
        Так что, по своей воле Женька никогда бы магом на игрушку не пошёл. Тем более что и дрын у него был относительно неплохой, и кожана почти как настоящая… во всяком случае, не хуже чем в массовке какого-нибудь сериала. Вполне мог бы записаться в маньяки и с глубоким наслаждением отмутузить кого-нибудь текстолитовым мечом до зуда в ладонях. С воплями, треском, грохотом, клочьями дёрна из-под сапог…
        Но вот попросили. Очень убедительно. Противостоять знакомым девушкам, да ещё и тем, которые тебя как раз на игру и заманили, причём далеко не самым неприятным способом, Женька ещё не умел. Пускай Наташка на полигоне над ним издевается сколько хочет и как хочет - палатка всё равно одна на двоих.
        Вообще, игрушки оказались для тёмного мага неплохим отдыхом. Когда у тебя в жизни работа опаснее чем у пограничника, обучение тяжелее, чем у космонавта, и секретность больше чем у военного разведчика - поневоле взвоешь и отправишься искать хоть какую-то отдушину. Магам вообще тяжело жить в современном мире - слишком он любит сенсации. Большая часть подготовки у новичков именно поэтому сводится к тому, как не пользоваться магией, или хотя бы пользоваться ей незаметно.
        Вот Женька и нашёл себе лазейку. Договору о допустимой магической деятельности мелкое колдовство на полигоне в сельской глухомани почти не противоречит. Да и кто в своём уме будет наблюдателей туда отсылать? Дураков нет, время у мага дорого.
        Таким образом Женька отдыхал уже пару лет. На игре впечатлений валится на людей столько, что по мелочи колдовать можно почти без опаски. А с учётом того, как часто проводятся игры, отдыхать можно круглый год подряд.
        Это же только кажется, что ролевики только летом буйствуют. Фигушки. На самом деле их суматошная активность просто не всегда заметна. Кабинетные игры ещё никто не отменял. А накал страстей в комнатах снятого на уикенд коттеджа или клуба зачастую не меньше, а то и больше, чем на загородном полигоне с какой-нибудь бесхозный лес размером. Туалет с душем, опять же, под боком…
        Главное же - не так много ролевиков среди магов. Не ценители они подобного рода хобби. Обычно, то есть, не ценители. Поэтому Женька не без оснований полагал себя в чём-то уникальным явлением. А поскольку талант мага зависит от практики, ездил Женька в основном на всякую самодеятельность низкого пошиба, где отношение к игре не всегда серьёзное, а вот шансов незаметно колдовать по мелочи - хоть отбавляй.
        От стрессов и усталости одна хорошая игра его избавляла на добрых полгода. Расти Женьке, как магу, ещё было куда. Неспешно, в основном за счёт терпеливой работы над собой, чем врождённого таланта, а на это нужно тратить массу нервов. Вот Женька и поправлял психическое здоровье, как мог.
        Раздражало только лишь то, что на игре приходилось действовать по чужим, и порой довольно глупым правилам. Тяжелее всего Женьке оказалось читать про магию, в которой средний организатор игры ориентировался куда хуже мага-практика - и это без малейшего шанса рассказать, как там всё на самом деле!
        Зато Женька довольно быстро понял, что можно отыгрываться на окружающих, тщательно изображая по роли самодура и дорвавшегося к власти беспредельщика. Некоторым даже нравилось. Удобная это, вообще, отговорка - что роль у тебя такая, особенно если она только на игре такая. Там у "мага" часто найдётся за кем спрятаться, а за игровуху бить после игры как-то не принято. Порой, правда хочется, что есть, то есть, но… как-то непорядочно это.
        Да и сами эти порядки… любая хорошая игра это не только развлечение, но ещё и основательная организаторская работа. Только посторонний может думать, что для того, чтобы устроить игру достаточно просто "взять и приехать". Щазз! Проблем с хорошей игрой немеряно. Размещение народа на местности. Конкретное перетирание темы с местными властями, буде таковые враждебно реют над душой. Могут, кстати, и разогнать, очень даже запросто. И то, что кто-то на игру аж за пару тысяч километров автостопом не поленился приехать, бюрократов не колышет. У них отговорка на все случаи жизни одна: "как бы чего не вышло". И никакого желания разбираться, чем хорошие ролевики отличаются от плохих, и вообще, кто они такие, эти самые ролевики. Так что власти надо очаровать сразу, грамотно и решительно.
        Опять же какая-никакая инфраструктура на игре нужна. Чистая вода поблизости. Аптечки. Еда. Палатки. Туалетная бумага! Разъяснительная работа с новичками - "туристами", из тех, кто может приехать на игру без всего, просто за компанию с безответственными друзьями. Таких идиотов порой бывает столько, что впору уже спрашивать у богов хаоса и святого Мэрфи, откуда такие берутся? Да и кроме них всегда найдётся великое множество обязательных предосторожностей, на хорошей игре попросту ненужных, зато, если что-то пойдёт не так, жизненно необходимых.
        А то ещё какой уникум на игру подпоясанный ломом приедет (А что? Он же его изолентой обмотал! В целых два слоя!), или какой-нибудь недоношенный Кулибин арбалет притащит, да такой, что стрела не то что берёзу, движок у джипа через капот с полсотни метров раскалывает.
        Про химиков-затейников, способных приготовить огненный шар, неотличимый от натурального, с температурой рабочего тела в полторы тысячи по Кельвину, лучше вообще не вспоминать. Будто одних китайских фейерверков мало!
        На этой игрушке тоже без накладок не обошлось. Казалось бы - всё предусмотрели. Древко не толще руки, рабочая поверхность у алебард и копий - резина, стрелы только с мягкими наконечниками, но…
        Но руки у некоторых товарищей - отдельная статья. Женька собственными глазами видел, как дама лет тридцати и весом за полтора центнера совала под нос Мастерам не очень толстое бревно, которое должно было изображать боевой посох и для сравнения рядом с ним - собственную руку. Бревно действительно было тоньше. Примерно с ногу Женьки в лодыжке или около того.
        Это, конечно, выглядит забавно… потом. Когда народ после игры фотографии рассматривает и охотничьи байки травит. Но вот огрести бревном, пусть и не в полную силу, пусть и по игре - как-то Женька особого энтузиазма от столь радужной перспективы не испытывал. Тем более что эта гостья игры находилась в лагере его заклятых врагов, о чём было известно ещё из первоначальной вводной, и как минимум на один штурм она со своим бревном точно могла прийти.
        Женькин отряд такой подляны просто не ожидал, и на игру приехал исключительно с мечами. Парировать куском текстолита бревно - занятие для оптимистов и самоуверенных идиотов.
        Данила, конечно в армию сходить успел, да и качается регулярно. Валерка по своей работе железо регулярно ворочает, даром что на игре эльф, но и они выстоять против "Галы - боевой шпалы", как быстро окрестили эту тётеньку, шансов у них просто нет. В отряде Женьки что-то противопоставить обладательнице бревна могла разве что Настя по прозвищу Лемурка - только за счёт роста лишь чуть выше полутора метров.
        Валерка порой шутил, что он её может у себя в рюкзаке носить, как особо ценный артефакт. Так что Лемурка, если что, могла у Галы чуть ли не под ногами проскочить. Как мышка. А вот остальные, включая Женьку…
        - И как мастера игры эту Галу вообще пропустили? Бревно - оно же тупое. Оно не разбирает, маг ты, эльф ты, умеешь по жизни колдовать, не умеешь. Нашёлся, понимаешь, линкор "Бисмарк", эльфийского масштаба. Как махнёт левой грудью - переулочек, махнёт правой - улица, а двумя сразу ударит - так и в землю сырую вколотит по самую маковку! - бурчал себе под нос Женька.
        Он, во главе своего "отряда" из пятерых мечников, уже битый час продирался через бурелом в поисках магического артефакта. Рунный камень был центром игры, требовался он всем игровым фракциям одновременно, так что приходилось отвечать замыслу организаторов.
        К сожалению, замысел этот не удался. Карта пути к заветному сокровищу, может быть, и выглядела неплохой декорацией, но вот чтобы добраться куда надо совершенно не годилась. В погоне за красивым антуражем, этот важный момент прошляпили целиком и полностью.
        Если бы не слабенькая, но зато совершенно настоящая, не по игре, поисковая руна, нацеленная магом на рунный камень, блуждать по лесу пришлось бы до темноты.
        С магией дело пошло значительно быстрее. Заветный булыжник пристроили в какую-то совсем уж непролазную чащу. Не иначе как спьяну место выбирали. Откуда взялись эти завалы и овраги на территории благоустроенного, в общем-то, не первый год как обжитого полигона, как они пережили нашествия озабоченных поисками дров для костра эльфов, гномов, орков, людей, викингов и простых туристов-алкоголиков для мага осталось загадкой.
        Как бы то ни было, герои-приключенцы тащились уже битый час по лесу, дружно кляли организаторов и совершенно искренне радовались, что взяли на эту игру мечи, а не алебарды, копья, или какие-либо ещё дрыны, с которыми в лесу не повернуться. Брёвна, например.
        Но кто-то всё равно сумел пройти быстрее. Откуда-то спереди донеслись голоса.
        - Кажется, нас опередили, - вполголоса пробормотал Женька. - Расходимся, и тихо. Двое справа, двое слева, мы с Данилой - по центру.
        - К бою подготовиться не забудь, маг, - хмуро сказал Данила с акцентом на последнем слове. - А то будет как в тот раз.
        - Ага, - Женька судорожно полез в карманы в поисках своих "заклинаний" - в джинсах как-то совершенно незаметно собралась куча неигрового хлама и "колдовать" изрядно мешала. Сотня, карточка на метро, шпаргалки ещё с экзамена, презерватив, россыпь мелочи, какие-то невнятные платёжки, кажется, за интернет…
        Утром он гордо предъявил одну такую платёжку в лицо противнику и случившийся рядом мастер по магии расценил это как проваленное заклинание. Женьке это стоило двух бойцов. Они теперь весело чистили картошку где-то в мертвятнике и заниматься этим увлекательным делом им предстояло до вечера. Повторять ошибку Женька не собирался.
        - Наконец-то! - он выудил из кармана скомканный ворох "честных слов" и пару гаек с красными ленточками. - А теперь поползли…
        Судя по характерному малороссийскому акценту, до камушка первыми добрались ребята из церкви светлого льда. Их мага Дениса Женька неплохо знал - доводилось ломать копья на форумах за перспективы ролевизма в отдельно взятой стране. Денис был человеком увлекающимся, порой мог задвинуть какую-нибудь совсем уж несусветную фигню о философии добра и этике радости, но в целом адекватным, что среди завсегдатаев сетевых форумов попадается не так уж и часто.
        - Будь у меня меч, сейчас ты у меня точно за свои слова ответил бы, - Женька некстати вспомнил годовой давности спор на "Ролемансере" о школах фехтования. Тогда народ разошёлся всерьёз - администрация форума, помнится, чуть ли не десятку человек предупреждения влепила, кого-то даже удалили на месяц, а уж сколько потом вони стояло во всех лагерях…
        К сожалению, всё по тем же дурацким правилам игрушки, магам полагались только заклинания и кинжалы. Обидно. Вот так живёт человек себе в далёком Харькове… или как там его самостийные хохлы обозвали - Харькiве? Так вот. Живёт себе, живёт, периодически ты с ним на форуме грызёшься, а когда дело доходит до того, чтобы наконец-то доказать ему всё наглядно, вместо честной рубки приходится кидаться какими-то гайками. Тьфу!
        - Ну что, дошли… - говорил кто-то впереди. - Меня ругают. Ну и вас тоже за компанию. Вы побольше там ничего добыть не смогли? Постамент от памятника Ленину с Калужской площади, например? Как этот булыжник вообще отсюда переть? Я только пока дошёл, вконец затрахался, а им его ещё и тащить отсюда! Что теперь светлым, всю свою башню с места снимать? Или машину по этим буеракам переть? Нет, я понимаю, что их проблемы, но это же игрушку стопорит! Сам дурак! Ладно, потом поговорим! Конец связи!
        Женька не удержался и колданул руну истинного зрения. Неспортивно, конечно, но с другой стороны ещё никому из устроителей игрушек не приходило в голову запретить в правилах магам пользоваться на игре магией.
        На маленькой полянке стояли аж целых семь человек, не считая Дениса, мастера и Галы-шпалоукладчицы с её бревном. Вот только её для полного счастья и не хватало!
        Второй проблемой оказался камень. Сколько такой булыжник весит, оценить на глаз, конечно, затруднительно… но о том, чтобы утащить его отсюда, пусть даже и впятером, не могло быть и речи.
        По слухам, рунный камень для игры не поленились выточить тайком от начальства в нормальной гранитной мастерской. В буйные девяностые та же мастерская строила монументальные обелиски для павших в неравной революционной борьбе криминальных авторитетов. Руны выглядели совсем как настоящие даже сквозь призму магического зрения, да ещё и светились - среди ролевого народа всегда было полно развесистых романтиков, готовых поделиться своей эмоциональной энергией с очередным фетишем, ну или хотя бы помазать его флуоресцентной краской…
        В общем, камень выглядел настоящим даже для мага, а это о чём-то да говорило. Правда, это его не делало ни на грамм легче, но это была та проблема, о которой можно с чистой совестью подумать и потом.
        Женька поднялся в полный рост и оглушительно свистнул. В следующее мгновение из кустов выскочила его немногочисленная дружина. Маг раскрутил над головой свою первую гайку и с огромным наслаждением отправил в необъятную грудь обладательницы боевой шпалы.
        Толстуха поймала "огненный шар", совершенно по детски ойкнула, поняла, что именно поймала, и с наслаждением выматерилась в полный голос. По игре она вроде как уже отошла в мир иной, так что говорить могла всё, что захочет. Остальные игроки её вроде бы как уже "не слышали".
        Неизвестно, как эти самые остальные её "не слышали", но один из светлых аж поперхнулся с её бронебойного матерного загиба. Разумеется, тут же огрёб дрыном поперёк груди. Вместо доспехов послушники церкви светлого льда выторговали себе у организаторов игры какие-то другие плюшки, так что из игры он после этого выбыл сразу.
        Вторую гайку Женька кинул столь же удачно. Как ему показалось, он вывел из строя наиболее опытного бойца противников. Никого, кроме Дениса, Женька тут особо не знал - они в полном составе примотали на игру из солнечной Украины, так что насколько хорошо он выбрал цель - оставалось только гадать.
        - Светом Изначальным вызываю тебя, Порождение Тьмы, на ритуальный Поединок Духа! - Денис не знал, сколько ещё огненных гаек осталось у его противника, и решил прибегнуть к самому радикальному средству из всех, что допускали правила игры.
        Поединок Духа Женька считал, пожалуй, самой идиотской из всех задумок игры. Маг, вызванный на такой поединок, не имел права от него уклониться, выходил навстречу противнику, вставал напротив, и начинал играть с ним в ладушки. Проигрывал тот, у кого опускались руки. В буквальном смысле слова. Так что поединок мог длиться долго, чем немало веселил мастеров. Те могли даже выкурить сигаретку-другую под аккомпанемент монотонных шлепков.
        Хуже всего было то, что маги, по всё тем же дурацким правилам, для внешнего мира в этот момент считались не более чем наблюдаемым явлением, вроде призраков. Так что даже реши кто помочь своему магу и прирезать его оппонента - Мастер такое просто не разрешил бы.
        - Тьмой Изначальной, принимаю твой вызов, Исчадие Света… - вяло пробормотал Женька, добавил под нос парочку непредусмотренных организаторами игры слов и поплёлся через поляну. Посреди игры спорить глупо. Лучше не приезжать вообще или же играть согласно правилам, хотя бы и дурацким.
        Остальной народ проводил своё время куда веселее. Светлые и тёмные увлечённо рубились под треском и грохот дрынов, а свежие "покойники" рядом с Мастером оживлённо комментировали происходящее. Им-то было чем себя занять.
        Женька и Денис с одинаково угрюмыми физиономиями стояли друг напротив друга и уныло играли в ладушки. Денис, кажется, и сам был не рад своему решению, но теперь никакого иного выхода у него не оставалось.
        - Шлёп… Шлёп… - говорить тоже было нельзя, всё те же правила однозначно приравнивали это к поражению, так что оставалось только валять дурака и дальше. - Шлёп…
        Женька машинально продолжал заниматься "поединком", но при этом вполглаза оглядывал потасовку вокруг. Битва протекала с переменным успехом - двое Тёмных и трое светлых уже присоединились к "покойникам". Мастер лениво подкидывал на ладони рацию.
        При этом "покойники" столь оживлённо болели за своих товарищей, что поток эмоций доносился прямиком к "магам".
        "Давай, давай, - ехидно подумал Женька и собрал из халявной психической энергии руну силы. - Хотели поединок магов - будет вам поединок магов!"
        Перед внутренним взором Женьки встал пылающий символ. Замысловатое сплетение магических потоков мобилизовало его внутренние резервы. Усталость исчезла под воздействием колдовства. Зуд в ладонях отступил. Теперь маг ощущал руки парой стальных брусков, движущихся взад и вперёд как поршни у паровоза.
        Ритм Женька, как любой нормальный маг, держать мог часами. За время обучения рисовать пальцами достаточно сложные загогулины приходилось чуть ли не каждый день, так что какие-то примитивные ладушки с простеньким рисунком он мог держать, не приходя в сознание.
        Удары ладоней слились в одну непрерывную пулемётную очередь. Зрители - десяток "трупов", пара живых и мастер в удивлении замерли, глядя на происходящее.
        "Интересно, на сколько его ещё хватит? - подумал Женька. - Тем более вот так…"
        "На сколько надо, на столько и хватит! - прозвучало в ответ. - И вообще, ты первый заговорил!"
        "Да я рта не раскрыл! - подумал Женька. - Какого чёрта он мысли читает?"
        Его ладони на мгновение окутались искорками прозрачного, не видимого простым взглядом, пламени. Наведённая иллюзия отгородила двух магов от мира вокруг.
        - Вы, москали вконец офонарели, что ли? - рявкнул Денис. - Кем вообще надо быть, чтобы додуматься на игрушке применять настоящую магию? А если бы люди пострадали? Знаешь, какой штраф впаяли бы региональному отделу?
        - Пока что пострадали только двое магов… - Женька усмехнулся. - Одни проблемы с вами, отморозками…
        - Ты что, уголёк? - Денис уставился на своего противника. - Маг пламени?
        - Ага. Точно. Прямо таки в квадрате. И по игре в том числе. И кто кого будет штрафовать? Оба замазаны, а?
        - Не докажешь! - торжествующе сказал Денис. - А вот я в два счёта могу подтвердить факт энерговампиризма с твоей стороны, Лёд Извечный мне свидетель!
        Глаза мага льда на мгновение полыхнули синим пламенем.
        - Светоч нашёлся, блин! Антон Городецкий! Ночной дозор, всем выйти из роли! - Женька рассмеялся. - Не сыпь мне иней на мозги! Сам энергию откуда брал? Это даже я вижу!
        - Ну, - Денис чуть смутился. - Я, это…
        - Кроме того - как насчёт воздействия на человека? - Женька кивнул в сторону бледно-голубого шнурка энергии от Дениса к последнему из его "живых" бойцов. - Даже по игре мухлюешь, клянусь своей зажигалкой!
        - Н-да… - мысленный шёпот Дениса прозвучал невероятно растерянно. - Ситуация…
        Какое-то время царило гнетущее молчание. Нарушал его только шум пробудившейся в магах силы. Конфликтные стихии набирали обороты.
        Ничего хорошего затягивание этой ситуации ни одной из сторон не сулило - взаимные упрёки, штрафы, дисциплинарные взыскания, ворох документов и долгие и мучительные попытки доказать, что ты не верблюд. Последствия оба мага представляли куда лучше, чем им хотелось. Последние года три их учили в основном этому.
        - И ведь не придерёшься, - Денис недовольно посмотрел на туманное щупальце энергии. - Нельзя винить мага за потребление энергии, когда она сама так через него хлещет. Всё понятно, и тебе, и мне, но по закону всё равно доказать не получится…
        - Давно уже догадался, а, отморозок? - ехидно спросил Женька. - Сколько лет уже заряжаешься? Небось, с того самого момента, как первый раз "дозоры" прочитал? Любите вы, ребята, дырками в законах пользоваться…
        - А сам чем на игре занят? Только честно?
        - Честно? Да пожалуйста! Сам хотел! - Женька торжествующе сказал чистую правду, хоть и не всю. - Девушка у меня тут, понял? Очень меня хотела, и не только видеть!
        Маг льда увял. Даже вроде покраснел чуток.
        - Хорошо стоим… - после некоторой заминки сказал Денис. - Скоро уже пробои в наблюдателей полетят. А договариваться всё равно как-то надо… пока не пришлось и вправду иней на мозги сыпать…
        - Или жечь… слушай, Денис, - Женька решил взять инициативу в свои руки. - А может, ну его к лешачьей матери, а? Ты ролевик, я ролевик, а стоим тут, шворцами меряемся, у кого длиннее, как пара цивилов каких голимых, даром что маги…
        - Это ты к чему?
        - К тому, что ну его нафиг, а? Я на тебя не заявляю, ты на меня не заявляешь, Мастеру сейчас скажем, что погибли оба, и пусть Даня с твоим последним бойцом честно рубится. Так сойдёт?
        Денис замялся.
        - Слушай, - начал он каким-то словно извиняющимся тоном, - я, в общем, не против, но…
        - Но что? Может ещё предложишь мне из этой лабуды, - Женька дал пламени на руках взвиться и опасть, - Копьё, понимаешь, тёмного пламени лепить? Или что нам там для этой игры мастера придумали в колдовалку? Продолжим ролёвку на качественно ином уровне, зря что ли пять лет учились? Что не сожжём, то поморозим, ребят контузим, поляна сгорит, победителя за беспредел посадят лет на полста, неудачника - в соседнюю камеру за вопиющее служебное несоответствие, кто-нибудь из пиджаков Бланкенхайма нам будет мозги есть каждый понедельник допросами, я уж молчу, что игрушку народу испортим окончательно…
        - Да я не об этом, - Денису явно было не по себе, - просто… вот мы силу вызвали, а сбросить её теперь как? Я уже не понимаю, что происходит! Как будто её кто-то специально призывает! В меня даже на полигонных тренировках столько не вливали!
        - Как сбросить, как сбросить… - Женька этого тоже не помнил, поскольку его опыт обращения с потоками такой плотности измерялся считанными секундами на полигоне, но лицо ему терять не хотелось. - Да слей на сторону, и дело с концом! По тарелочкам в тире стрелял? Память ребятам потом, если разряд в оптику выпадет, вдвоём аккуратно почистим.
        - Слить? - что-то Дениса всё же тревожило. - Ну ладно!
        Струя частиц искрящегося льда сорвалась с мага и полетела в небо над поляной. Мгновением позже туда же устремилось и Женькино пламя. А потом… потом они дёрнулись навстречу и слились. Быть такого не могло, потому что не могло быть вообще. Но случилось.
        Грохнуло. Оба мага на какое-то мгновение отключились. Над поляной встало мутное зарево. Ребята попадали где стояли, причём некоторые успели вполне профессионально упасть ногами к взрыву. Мастер упал с рунного камня и обалдело пялился на мутную энергетическую воронку над головой. Сам камень пульсировал багрово-чёрными всполохами.
        - Когда Стихии сплетутся в беспощадной схватке… - камень словами не пользовался, но его мысленная запись отдавалась в головах гнусавым акцентом рассказчика из криво русифицированной компьютерной игрушки. - Когда переплетутся друг с другом первоосновы и мир захлестнёт гибельная волна…
        От буйства энергии над поляной маги чувствовали себя носками в стиральной машинке. Попробовать что-либо сделать в эпицентре подобной магической бури могли бы разве что профессиональные оперативники с полувековым опытом работы, а не пара испуганных новичков.
        Вихрь просел в себя. Мир исчез.

*** - Ой, ё… - Денис безуспешно силился оторвать прямо таки чугунную голову от земли. По мышцам прокатывались мелкие, но крайне болезненные судороги. К тому же маг замёрз и у него ломило всё тело.
        - Он мне еще рассказывает, - Женька сидел возле небольшого костра. Развёл он его не иначе как магией - сырые ветки звонко стреляли искрами и корчились в пламени.
        - Быстро ты, отморозок, - маг поворошил уголья корявой веткой. - Сядь к огоньку, оклемайся. Ще нэ вмэрла ридна Украина?
        - Що? - Денис мутно посмотрел на него, и Женьке вмиг расхотелось глумиться над его государственным языком. И так, похоже, огребли на всю катушку.
        - Живой, спрашиваю?
        - Да вроде бы, - Денис зачем-то пощупал челюсть, но тут же опомнился и окинул взглядом поляну. - А остальные как?
        Оба враждующих ролевых лагеря разместились вповалку с другой стороны костра. Дышали все медленно, но ровно. Между ними пограничной вехой высилось задрапированное выцветшей зелёной футболкой брюхо мастера.
        - Нормально остальные, нормально, успокойся. О себе надо в первую очередь думать. А они пока пусть поспят, понял? Им полезно…
        - Ты… их…
        - Ну, я. Ну, их. А что ты хотел, чтобы они бегали вокруг нас и мешали колдовать? - раздражённо сказал Женька и тут же сменил тему - Денис, а ты вообще кто по специализации?
        - А зачем тебе?
        - Хорошо бы ты оказался целителем. Профессиональным, а? Чего тебе стоит?
        - Да ты вроде здоровый?
        - Вроде да, а вроде и нет, - Женька задумался. - Что-то меня как-то подколбашивает.
        - О людях надо думать! В себе потом покопаешься.
        - Я о людях и думаю! - рявкнул Женька. - Полчаса уже думаю, где мы и куда народ выводить!
        - Проснутся - выведем.
        - А в какую сторону - ты знаешь? - Женька злился. - Рацию так приложило, что она вообще не ловит ни хрена, будто мы при царе Горохе, и радио на всей земле нет вообще! Мобильник зону тупо не видит, и твой, кстати, тоже, я проверял. Потом хотел поисковый ритуал провести, определить в какой стороне лагерь…
        - Ну?
        - Не нукай, не запряг. Далеко слишком. Моих возможностей не хватает. Отшибло всё тем вихрем нафиг! Полчаса, как дурак, себя в транс вгонял, словно какой-то шаман недоделанный, а толку - ноль. Кроме этого камня - никаких ориентиров!
        Денис посмотрел на камень, нахмурился, поднялся на ноги и неуверенно подошел ближе. Некоторое время он осматривал камень со всех сторон, даже, кажется, понюхал, потом обнял и попытался сдвинуть.
        - Ты чего? - не понял Женька. - Под ним что-то есть?
        - Поди сюда и посмотри, - Денис выпрямился и аккуратно отряхнул рубашку.
        - На что посмотреть? - спросил Женька, но подошел. Раз маги после контузии стали энергетическими инвалидами, требовалось работать в паре.
        - Это не наш камень.
        - Как это - не наш? А наш где? Украли? Пока мы в обмороке валялись, наш камень скоммуниздили конкурирующие фирмы?
        - Тот, на полигоне, мастера должны были установить. Он из неудачной заготовки сделан, гранитная мастерская там свою рекламу оставила. А этот чистенький. И вот еще что…
        - Что? - Женька не то чтобы поверил, но в позвоночнике слегка похолодело.
        - На руны посмотри. Наш совсем новый должен быть, а этот уже лет двадцать лежит, не меньше.
        Женька вгляделся и похолодел. Цепочка рун выглядела смазанной, размытой временем, и не все он взялся бы прочитать. Даже трудно было с ходу сказать, те здесь руны или не те - сплетались они совершенно загадочным образом. А еще их когда-то покрасили. Основной фон камня до того, как с него облезла краска, сделали белым, углубления рун - красными, а витая линия вокруг заклинания - голубой. Может, какие-то идиоты разрисовали его под российский флаг, только вот на том камне, где все началось, таких красок не было.
        - Н-да, камушек не тот, - Женька задумчиво взялся за подбородок. - Но на поляне именно он лежал! Это ж чего он с нами сделал, получается?
        Маги посмотрели друг на друга. В обмене мнениями особой необходимости не было - люди начитанные, фэнтези листали.
        - Но мы хотя бы на Земле? - осторожно уточнил Женька.
        - Судя по ощущениям… - начал Денис и запнулся. Оба знали, что среди бесчисленных миров наверняка отыщется пара-тройка таких, что и под микроскопом не отличишь от Земли. И ни сила тяжести, ни синее небо над головой ничего не доказывают. Про это кто только в своё время не писал…
        - В общем, выходить надо, - решил Женька. - В лесу мы ничего не придумаем, только дурью измучаемся. Буди народ и пошли. Выйдем к людям, а там будет видно.
        - Сейчас, - Денис подошел к своему рюкзаку и разложил на траве карту. Разглядывал он её так пристально, что Женька понял - этот распечатанный на дохлом принтере лист бумаги его коллега видит примерно в первый раз. Ну, максимум, второй.
        - Признавайся, тоже по карте не смог ориентироваться, магией обошёлся? - хмыкнул он.
        - Ну… да, - смущённо признался Денис.
        - А искал, конечно же "рунный камень", да? - с отвращением спросил Женька. - Поздравляю. Нашёл. Ладно ты, но ведь и я, блин, такой же идиот оказался. Повезло же на подлинный артефакт нарваться! Прикинь, окажется это кусок старой портальной сети, вынесет нас куда-нибудь в Евросоюз, таких люлей огребём, за то, что у нас паспортов ни у кого нет!
        - Что поделать, - Денис сел рядом с костром и обхватил колени руками. - Одни проблемы с вами, угольками…
        - Ой, кто бы говорил, а? Если бы кое-кто на уроках не воображал себя грядущим суперменом, а матчасть учил…
        - Мне именно ты, между прочим, советовал, что делать!
        - А кто тебя заставлял меня слушаться? Сказано же - своему верь наполовину, чужому не верь вообще! Вашим же руководством, кстати, и сказано, ты что, книжку вообще не читал?
        - Какую ещё книжку?
        - Ладно, проехали. Вот они мы. Два мага, один льда и один пламени, и их верная дружина… то есть дружины, посреди нигде. Стандартная заявка для столь любимых тобой фэнтезёвок. Через пять минут они проснутся, и наше приключение начнётся. Сюжетную вводную от зачарованного булыжника мы уже послушали. Ничего расклад?
        - Ну… - Денис расплылся в улыбке. - Слушай! А ведь ты прав…
        - Так, что дальше? - Женька вскочил на ноги и сделал несколько быстрых пассов руками. На кончиках его пальцев вспыхнули маленькие язычки пламени. - Я, великий маг Дарк Шнайдер, воплощение Адской Красно-Чёрной Сатаны, захвачу это измерение, убью всех мужчин, и все женщины будут мои!!! Ха-ха-ха! Я…
        - Стой, у тебя что, колдовалка заработала? - Денис проследил за язычками пламени в его руках.
        - Вроде… - Женька сам было удивился. - Да.
        Он еще раз попробовал сориентироваться, но в магическом диапазоне всё по-прежнему оставалось глухо. Видимо, энергетическая контузия отпустила только частично. Судя по напряженному лицу Дениса, он делал то же, и явно с тем же результатом. Вокруг камня медленно и тяжеловесно ворочался остаточный вихрь магической энергии. Жалкую самодеятельность двух неопытных магов он глушил намертво.
        - Короче, не паясничай, уголёк, - Денис ехидно прищурился. - Тебе что, суккубихи твоей мало?
        - Да я так, - Женька смутился, и тоскливо добавил, - и потом, всё равно она там осталась…
        - Извини, - Денис поднялся. - Давай лучше займёмся делом. - Людям плохо, а мы с тобой тут балакаем, как…
        - Проехали, - Женька улыбнулся, - Ничего с твоими друзьями не случилось, дрыхнут как сурки. А вот еды у них ни у кого нет, я уже проверил. Так что если мы не выйдем куда-нибудь, где можно пожрать, у нас начнутся проблемы. Мне что-то не кажется, что в июле в лесу можно сыскать еды на все эти хари…
        - Мне тоже, - донеслось сзади. - А что, Дениска, ты у нас теперь в крутые маги заделался?
        - Кирилл? - Денис повернулся к товарищу. - Ты что, не спал? Женька, бездельник, ты его почему не отключил, вас чему вообще учили?
        - Ну, извини, - ответил Женька. - Я, знаешь ли, занят был, пока шаманил. Ещё и на это размениваться? Здоровье дороже. К тому же, тебе не кажется, что сейчас уже несколько поздно играть в конспирацию?
        - Так что творится? - Кирилл сел. - Что вы там намагичили, колдовское отродье?
        - Не мы, - Женька помог собеседнику подняться. - Всё уже намагичено до нас. И вообще, будем знакомы - Евгений Андреев. Можно Дарк Шнайдер.
        - Кирилл Судаков. Можно просто Кир. Так вы, стало быть, маги, да? - Кирилл обошёл вокруг Дениса. - Ну, Денис, не ожидал я такой подлянки… Думал ещё, почему ты всё время так угорал, когда народ на "мастерской" системы магии для ролевых игр обсуждал. Я, говорит, принципиально не вступаю в беседы с людьми с альтернативным мышлением. Великий конспиратор! Почём душу Аццкой Сотоне продал?
        - Извини, я…
        - Да ладно, не комплексуй. Одни книжки читали. Иллюминаты там, маскарад вампирский, эра дуралея, шамбала всякая… - это я понимаю. Ты лучше вот что скажи: будь всё как надо, мы так ничего и не узнали бы, верно?
        - Именно, - меланхолично сказал Женька, - любят маги сознанием манипулировать, причём, что характерно, исключительно для твоего, и таких, как ты, Кирилл, блага…
        - Жень, не передёргивай! Ограничение разумно! Что, под третью волну захотел?
        - А ты неплохой будильник, снежок. Хорошо вопишь. Громко, - Женька помахал рукой приходящему в сознание товарищу. - Доброе утро, Даня. Это Денис, светлый маг из Харькова. Это Кирилл. Ролевик оттуда же.
        - Рядовой Бодров по вашему приказанию… - Данила валялся пластом на спине и выталкивал непослушные слова одно за другим с чёткими паузами.
        - Даня? Очнись! Ты уже второй месяц как на дембеле и месяц как просох! Денис, сделай что-нибудь!
        - Маги, - процедил Кирилл с какой-то странной усмешкой, выудил из кармана разгрузки маленький пузырек и сунул Даниле под нос. Тот закашлялся и вскочил.
        - Что это за дрянь?
        - Нашатырь это, нашатырь, - Кир убрал пузырёк обратно. - Верный друг грибного эльфа. С пробуждением, спящий, добро пожаловать на новый уровень…
        - Куда? - Даня оглядывал лежащие вповалку тела у костра. - Мужики, я что-то вообще ничего не помню, мы что, пили? Игрушка уже кончилась, или как? А камень наш куда делся?
        - Заметил… - фыркнул Женька. - Глаз-алмаз!
        - Однако, камень и правда другой, - Кирилл внимательно осмотрел булыжник. - Но весьма похожий.
        - Прикинь, мастер русской азбуки Кирилл Мефодиевич, надпись та же или другая? - предложил ему Денис.
        - Если тебе угодно цепляться к моему имени, я - мастер по русской азбуке. Буквы знаю. А тут мы имеем дело с футарком. - Кирилл еще раз осмотрел камень. - Если не ошибаюсь. Могу и ошибаться.
        - А что там написано этим самым футарком ты разбираешь?
        - "Направо пойдешь - коня потеряешь!" - Кирилл усмехнулся. - Такие камни обычно были чем-то вроде надгробных памятников, только без могилы.
        - Кенотаф, - неожиданно сказал Данила. - Я читал.
        - Отнюдь. - Кирилл мотнул бородой. - Кенотаф - это пустая могила, когда хоронить нечего. Например, когда человек утонул или умер в Америке. А поминальный камень - нечто вроде памятника, там написано, какой хороший человек был Вася Пупкин… или как их там звали?
        - Как их тут звали, - пробурчал Денис.
        - Ты думаешь? - Женька повернулся к нему.
        - А ты тоже попробуй немного подумать, Жень. Процесс, конечно, трудный для непривычных голов, но иногда помогает, - Денис криво усмехнулся.
        - Да ты язва! Как ты в светлые на распределении попал? Небось, взятку психологу на тестировании борзыми щенками впарил? - изумился Женька. - Ты не язвить, ты меня учить жизни должен, причём сразу правильной! "А ты, пионер, не спи, глаз не закрывай, ты меня вос-пи-ты-вай!"
        - Это откуда песня? - удивился Кирилл. - Сто лет её не слышал.
        - Отец как-то пел. Бредятина редкостная, но запомнилась. Ладно, ну вас. Так до чего ты додумался, маг?
        - Тут с вами свое имя забудешь…- Денис нахмурился. - Про что говорили-то?
        - Про то, что звали кого-то не там, а тут! - подсказал рядовой Бодров.
        - Да, - Денис кивнул. - Так вот. Ты на камень погляди! Он живой, на нем руны шевелятся! В смысле…
        - Я понял!
        Маг действительно понял. Булыжник не был поделкой из гранитной мастерской, новоделом, когда резчик не понимает смысла и назначения знаков. Отнюдь не мёртвый экспонат музея, переживший свой век и вместе с ним утративший смысл. Живая часть леса, травы и земли, и руны на камне пульсировали настоящей силой. А такое возможно, только если…
        Только если такие камни здесь - не игрушки, не сувениры и не экспонаты. А предметы обихода, пусть и магического.
        - Это куда же нас занесло? - несколько обалдело пробормотал Женька.
        Полчаса назад он еще допускал, что невзначай вызванные силы перебросили их куда-то… географически. Но на Земле не могло быть мест, где и сегодня ставят рунные камни! После великих битв древности, прихода волны и последовавшего за ней хаоса…
        Значит, они или не на Земле, или… на Земле, но тогда, когда…
        - Началась наша игрушка, началась… - додумывать такую продуктивную мысль до конца Женька не торопился. - К сожалению, именно что началась. Называется "ролевики в тридевятом царстве".
        - Да чего вообще происходит? - взвыл Даня.
        Объясняли ему долго, перебивая друг друга. При этом выяснили, что общие моменты пробуждения камня могут вспомнить все четверо. Поляну, камень и вихрь не забыл никто. А вот слов камня толком не запомнили. Какое-то сообщение камень донести явно пытался, причём на истинной речи, так, чтобы слова воспринимались сознанием человека, независимо от того, на каком языке этот человек думает. Мага по имени Снорри вспомнили почти все. Фамилию Стадхейм - тоже. А вот какое он вообще имел отношение к пробуждению артефакта и зачем его сделал, не запомнили даже остальные ребята. Оба мага привели их в чувство, но вспомнили те лишь невнятные обрывки.
        Зато выяснилось, что с поляны ролевого полигона в загадочное путешествие неведомо куда отправились далеко не все. Из Женькиных спутников присутствовали трое - Данила Бодров, Настя Ермакова по прозвищу Лемурка, действительно из-за малого роста и миловидного облика чем-то похожая на этого забавного пушистого зверька, и Валерка Куликов.
        Хохлов тоже было трое - Кирилл, который предложил звать его просто Киром, Галина и, отдельным пунктом - её бревно. Ну и Кузьмич ещё, бывший мастер игры, который на самом деле тоже был Кирилл, но чтобы не путаться - остался Кузьмичём. Куда делись все остальные, ни у кого не было ни малейших идей. Хорошо ещё, что кровавые останки на поляне отсутствовали - хоть какая-то надежда, что люди уцелели.
        Тем не менее, сошлись все на одном - надо выбираться из леса и искать людей. Всё равно кого - хоть Снорри Стадхейма, хоть Ричарда Блейда, хоть принцессу Мононоке - только бы понять, что вообще происходит.
        Лишь упрямый мастер не желал смириться с тем, что игра уже не игра и его полномочия непоправимо кончились. Кузьмич долго возился с рацией, безрезультатно пытался хоть что-то поймать, но после добрых пятнадцати минут возни поверил и перестал мучить ни в чём не повинное устройство. Стоит отдать ему должное, перестроился Кузьмич легко - просто убрал бесполезную рацию в рюкзак и выломал себе сук поровнее. Какое-никакое, а оружие.
        Народ вокруг подобрался в общем-то начитанный, погружение в иную реальность для всех считалось делом привычным, и тем, что на этот раз ситуация зашла гораздо дальше, никого особо не шокировало. В массах ощущалась даже некая взбудораженность и радостное ожидание. Видимо, как у Алисы, когда ее путешествие в кроличью нору только началось. Если о чём и жалели, так это о том, что не удалось нормально подготовиться - ну, хотя бы еды взять.
        Командовал отрядом Кузьмич. По жизни он был кузнецом, работал кованые металлические скульптуры, ну и оружие для реконструкторов - когда понял, что за это тоже довольно неплохо платят, так что мускулатуру и здоровье имел подходящие. На его фоне все остальные смотрелись просто хлюпиками. Даже регулярные визиты Данилы в качалку до армии, вместе с опытом перетаскивания с места на место катков, аккумуляторов и других увесистых фрагментов танка в ремонтной части не шли в сравнение с подготовкой Кузьмича. Достойной парой для него могла стать разве что Галина, со своим "посохом", если можно так назвать небольшую берёзку, аккуратно спиленную под корень и ошкуренную. При габаритах самой Гали эта дубина тянула действительно не более чем на посох.
        Заботиться о безопасности особо не приходилось. Лес вокруг оказался пуст и дик. Последствия магического перемещения жить мешали куда больше. Маги старательно пытались быть глазами и ушами отряда, но истощение и магический шок оказывали своё воздействие. В головах у магов постепенно начало гудеть всё сильнее и сильнее, причём и у одного, и у другого. Как с таким бороться, они в своих магических школах не проходили. Оставалось терпеть и надеяться, что оно само как-нибудь рассосётся.
        Вокруг шумел чужой лес. Исчез высокий березняк и густая трава. Кругом росли кривоватые низкие березки, мох и какие-то лишайники, а из земли тут и там выпирали каменные плиты. Идти по этим буграм приходилось то вверх, то вниз. За время ходьбы все запыхались. Куда бы ни попал небольшой отряд, занесло их действительно очень далеко.
        - На Карелию похоже! - сообщил Валерка. - Я там был как-то.
        - До Карелии сутки на поезде, - буркнула Настя. - Соображаешь?
        - Почти час идем, - Кузьмич глянул на часы. - Даже на пересеченной местности, давно уже должны были к лагерю выйти.
        - Знать бы еще, чей это лагерь будет, - сказал Денис.
        - Команчей-людоедов, - буркнул Женька.
        - А у вас и в такое играют? А процесс каннибализма как отыгрываете, ногти друг другу грызёте?
        - Я же говорю, ты язва! Как тебя в Светлых держат?
        - Ты ответишь, или так и будем переругиваться, как два дебила?
        - Почему два?
        - Горы, однако! - прервал Данила перебранку магов.
        Чахлые березки закончились. Вслед за Данилой ребята высыпали на опушку. Лагеря там, разумеется, не было, причём маги от этого почувствовали чуть ли не облегчение - отпадала необходимость названивать в руководство своих контор, поднимать дежурных "конспираторов" по тревоге и вообще прыгать, как кот с наскипидаренной задницей, изображая служебное рвение. Ситуация по-прежнему принадлежала только им, и с ней следовало разбираться.
        Поодаль действительно виднелись синие горы, не Крым и не Кавказ - не слишком высокие, широкие и основательные, темные, с зеленью на склонах. В долине между горами, на траве, виднелись тут и там белые ватные комочки. При более пристальном рассмотрении стало ясно, что это овцы. Несколько овец паслись совсем рядом с опушкой.
        Возле стада нашёлся и пастух. У пары крупных, в рост человека, замшелых валунов стоял невысокий парень лет двадцати, одетый в грубую рубашку какого-то дикого серо-бурого цвета, такие же штаны и безрукавку из вытертого и свалявшегося длинноволосого меха. На ногах у него оказались башмаки из толстой кожи, без подметки и каблука, обмотанные ремнями, а выше - нечто вроде замызганных серых обмоток из грубой ткани.
        - Ого, - выдохнул Женька, - какой натурализм, а?
        Сам парень оказался потрясен их появлением ничуть не меньше. Вид у него стал совершенно обалделый. Он вытаращил глаза, часто нервно сглатывал и смотрел на ролевиков будто кот на пылесос. Нормальный человек, даже если бы повстречал в лесу настоящего огнедышащего дракона, и то не удивился бы до такой степени.
        - Привет! - крикнул ему Денис. - Не бойся, мы мирные. Подзаблудились маленько. Здесь вроде наш лагерь был, не подскажешь…
        При звуках голоса парень дернулся и задрожал так сильно, что это было видно даже издалека. Грязная рука зашарила по камню, где лежал тонкий деревянный посох - неровная отполированная руками палка с утолщением на одном конце.
        - Ты из каких? - Денис, говорил как добрый учитель в школе для умственно отсталых детей. - Мы с Башни Великих Магов!
        Старался он зря. Судя по выражению лица парнишки, ни одного слова из речи мага до него просто не дошло. Полубезумным взглядом он еще раз окинул все живописное воинство, а затем отскочил прочь от камней и бросился наутёк.
        - Да стой ты! - кричал ему вслед Денис. - Да не тронем, говорю! Куда сорвался, псих ненормальный, хоть дорогу покажи!
        Но тот даже не оглянулся и вскоре пропал где-то среди чахлых березок.
        - Знаете, по-моему, он ни слова не понял, - задумчиво заметила Лемурка. - И вообще, что-то не похож этот кекс на хоббита - даун какой-то.
        - Может, он по-русски не понимает? - предположил Валерка. - Кто там в Карелии живет? Вепсы?
        - Карелы.
        - Ну, это почти одно и то же. А язык у них совсем другой, хрен выучишь. Я вывески их видел - ни одной буквы знакомой. Если мы в такую деревню попали, здесь могут по-русски вообще не понимать!
        - По-английски объяснимся! - Женька хотел схохмить, но Кирилл его неожиданно поддержал:
        - Да, это шанс. Особенно если мы в той Карелии, которая с финской стороны.
        - Скажешь! - Женька не поверил. - Чтобы в современной Финляндии в таких бросовых ботинках ходили!
        - Так я и не сказал, что мы в современной, - невозмутимо отозвался Кирилл.
        - А может мы в Мордоре? - несмело предположила Лемурка, оглядывая чёрные камни вокруг.
        Комментировать никто не стал, но всем еще сильнее захотелось выйти к людям и окончательно прояснить ситуацию.
        - Ну что, маги, - Кузьмич убрал компас в рюкзак и буднично продолжил. - Давайте, что ли? Отрабатывайте гордое звание. Куда этот даунёнок побежал?
        - Слушай, Денис, давай ты, мне что-то совсем не по себе… - Женька попробовал что-то колдануть и на ватных ногах осел на траву. - Я, наверное, посижу немножко…
        Поисковая руна у Дениса сработала почти моментально. Эмоции за напуганным пареньком оставили такой след, что идти по нему оказалось просто удовольствие. Женьку Галина без особых затей положила себе на свободное плечо. То, на котором не было дубины. Передвигаться самостоятельно полудохлый маг не мог. Сказалось переутомление.
        В других обстоятельствах это, наверное, выглядело бы забавным. Но только не сейчас.
        Женька оклемался у края луга. Там началось что-то вроде поля, только вместо земли - гладкий черный камень потёками. Из-за горы поднимался дым. Теперь всем уже хотелось, чтобы за ней отыскался лагерь или хотя бы костерчик, возле которого сидела бы компания орков и эльфов патлатого облика, с гитарой, рюкзаками и водкой в белых одноразовых стаканчиках. Однако за горой оказалось пусто - вообще ни души. Струя белого дыма тянулась к небу прямо из земли. Повеяло теплом и влагой.
        - Это чё, гейзер? - Данька первым подбежал к расселине в скале, откуда булькало и валил горячий пар. - Жаль, сосисок нет - минут бы за пять сварились!
        - А разве в Карелии есть гейзеры? - Валерка явно не желал верить своим глазам.
        - Да что ты привязался со своей Карелией? Кто тебе вообще сказал, что мы там?
        - Ну, в Финляндии.
        - В Мордовии, блин! Сейчас только Федю Сумкина с Логовазом и Баралгином дождёмся и дальше пойдём!
        - Кто заказывал контакт? - голос бдительного Кузьмича прервал перебранку. - Его у нас есть! Причем серьезно, по-взрослому. Прошу выйти вперед знатоков английского, карельского, мордорского и финского… или хотя бы восточных единоборств.
        - Десяток топоров на сундук мертвеца… - уныло протянул Данила.
        Из тумана на другом краю лощины появилось несколько людей, одетых по схожей с удравшим пацанёнком моде - в такие же серо-бурые грубые наряды. Только на одном оказалось нечто вроде синего кафтана с широкими полами и мелкими пуговицами из желтоватого металла. Коротенькие накидочки прикрывали дядькам только плечи. Длинный хвост пришитого к этим накидочкам капюшона спускался на спину. Женька скользнул по ним взглядом и машинально заметил, что обуты все в такие же самопальные постолы с ремнями.
        Дядьки выглядели хорошо за тридцать, синий так и вовсе лет на сорок, все поросли бородами, и только один попался молодой, лет на двадцать пять, но вид у него был крайне суровый.
        - Это где же такие большие дяди играют так массово? Или вышли одни мастера? За что такая честь? Н-да, - Женька встретился взглядом с ближайшим, рыжим и насупленным, и его ощутимо пробрала дрожь. Эти взгляды… нехорошие такие взгляды, серьезные. И оружие не игровое, а реконструкторское. Самое настоящее железо, никаких дрынов из лыж и обмотанных изолентой старых хоккейных клюшек. У троих боевые топорики на деревянных рукоятках, небольшие, но череп такой штукой пробить можно за милую душу. Ещё копья, с железными наконечниками, острыми, и вдобавок - такой длины, что никакие, даже самые демократичные, правила ни на одну полевую игру попросту их не пропустят. Никакой резины. Резина вообще с их обликом не сочеталась. На поясах у всех висели мечи в ножнах, двое в руках держали луки. Почти все прикрывались круглыми щитами разных цветов, с обязательным железным бугорком-умбоном в середине.
        Всего их тут стояло человек шесть, но Женька вдруг ощутил, как слаб и беспомощен их отряд. От людей перед ними веяло суровой реальностью, а сам Женька и его товарищи, в своих игровых прикидах, казались чем-то настолько ненастоящим, что одни эти угрюмые и пристальные взгляды могли смести их прочь.
        Мужик в кафтане осторожно выступил вперед. Прикрылся красным щитом, выставил из-под него копье, как оса жало, сделал два-три шага к пришельцам и что-то сказал. Его хриплый голос звучал вроде разбочиво, но в короткой фразе слушатели не поняли ничего.
        - Русский и финляндский - братья навек! - на всякий случай сказал Женька и зачем-то добавил весь наличный запас где-то слышанных финских слов. - Тайвас лио тульта, суомалайнен, перккеле.
        Мужик слегка взмахнул своим копьем, причем взгляд его стал еще более нехорошим, и произнес несколько слов - то ли спрашивал что-то, то ли приказывал. Потом он двинулся вперёд. Жало копья так выразительно нацелилось на Женьку, что ему стало холодно.
        Действительно, псих какой-то!
        - Ладно, ладно, ты чего! - Женька отступал назад и миролюбиво демонстрировал пустые руки. - Мужик, я не того, не махаться с тобой пришел! Нечем, ты что, не видишь?
        Мужик видел, и его это, похоже, устраивало. Вдруг он резко что-то крикнул, и вся ватага из-за его спины с хриплым рёвом бросилась вперёд
        Женька развернулся и побежал.
        Позади что-то басовито бухнуло, повеяло холодом, а по спине прошелестела мелкая ледяная крошка. Крики ярости тут же сменились на панические. Женька обернулся. Теперь к нему были обращены одни спины: мужики стремительно улепетывали в туман. На камне белело вымороженное пятно инея.
        - Пошли, что ли? - ладони Дениса курились тем самым дымком, что порой витает над сухим льдом в коробке с мороженым. - Кажется, теперь они будут посмирнее…
        - А как же средства убеждения? - из последних сил съязвил Женька. - Политические и просветительные беседы…
        - А не пошел бы ты? - миролюбиво ответил Денис. - С просвещением после, и вообще…
        - Вообще они агрессоры! - заявила Лемурка. Глаза у нее стали большие-большие, как у настоящего лемура: с такой серьезной игрой эльфийка столкнулась впервые. - Бросаются на мирных путешественников.
        - Вообще-то мы на их территории, и мы вооружены, - заметил Кирилл. - С точки зрения международно-средневекового права, агрессоры как раз мы, а они защищаются.
        - Они психи, и ты с ними заодно! - отрезала Лемурка. - У них оружие, а у нас что? Ты их топоры видел?
        - Может, они не поняли, что у нас оружие ненастоящее? - спросил Валерка.
        - У меня - настоящее! - Гала грозно качнула бревном.
        - Да уж, это точно, - хихикнул Данила, - бревно в умелых руках - оно и в Африке бревно.
        - А у них, значит, оружие настоящее? - задумчиво уточнил Женька.
        - А ты сам не видел?
        - Не в этом дело.
        - А в чем?
        - В том. Мы попали в такое место, где у настоящих бородатых дядек настоящие топоры, и они очень по-настоящему собирались проломить этими топорами наши головы. И если бы не этот добрый отморозок с его ледяной сферой - уже и проломили бы. В соответствии с нормами международно-средневекового права.
        - Кончай базар! - Лемурка нервно переминалась с ноги на ногу. - Чего мы стоим-то? Они же за подкреплением побежали, неужели не ясно? Сейчас такую толпу приведут, что никаких снежков массового поражения не хватит. Я лично их лепить не умею. Пойдемте куда-нибудь, а?
        Она была фатально права. Стоять на месте не имело смысла ни при каком раскладе. Даже если предположить, что ролевики нарвались на лагерь совсем уж отмороженных реконструкторов. Из клана сорванных башен…
        - Пойдем за ними по следу? - предложил Денис.
        Женька кивнул. След панического ужаса в душах беглецов после магической атаки тянулся по долине, как борозда за трактором "Беларусь" по раскисшему полю.
        Отряд медленно и осторожно двинулся вперед. Снова появилась чахловатая трава, а в ней тропинка. На перевале дороги разделились: тропинка вела в одну сторону, а след беглецов уходил куда-то в заросли на горе. Отряд замер.
        - Что-то мне подсказывает, что идти в лес и там нарываться на засаду этих серьезных мужчин не стоит, - философски заметил Кирилл. - Они, конечно, не вьетконговцы с автоматами, тут не джунгли, да и мы на морскую пехоту армии США не похожи, но я всё равно предлагаю идти по тропинке. Там может оказаться деревня.
        - А хорошо ли это? - спросил Кузьмич. - Может, они там уже сбежали все?
        - А засада лучше, да? Так хоть разберемся, наконец, куда попали. Мирных жителей разговорить проще.
        По тропинке они шли еще минут двадцать. Признаки близкого жилья действительно попадались, в основном - россыпями коровьих лепешек на траве. А когда появилось само жилье, его далеко не сразу увидели и совсем не сразу признали.
        - Тролли… - дверь первым заметил Валерка. Не самое простое дело, поскольку неизвестные строители провертели её прямо в холме. Или всё-таки в доме?
        Под горой стояло три невысоких травянистых холмика, один большой, шагов двадцать в длину, и два поменьше. Все прямоугольные, с покатыми вершинами. В торцах - двери, на крышах - одно маленькое квадратное окошко. Из окошка дома побольше лениво курился сизый дым.
        - Надо же, - выдохнула Лемурка. - Тут что, настоящие хоббиты живут?
        - Да уж! - Женька не сводил глаз с двери. - Они, я надеюсь, не людоеды?
        - Да дались тебе эти людоеды, уголёк! До Африки далеко, не переживай
        - Людоедством, вообще-то, грешили везде, где с едой плохо было, - задумчиво сказал Кир. - Даже в Германии ещё в средневековье порой до этого доходило. Да и на Руси, помнится, не всё гладко с этим делом обстояло. Под голодные или чумные годы такое начиналось - до сих пор читать жутко.
        - Овец своих пусть сначала сожрут, - сказал Денис. - Земля тут, конечно, плохая, но что-то же на ней растёт?
        - Интересно, кстати, почему у них так всё бедно? - задумчиво протянула Лемурка. - У профессора чётко было написано - круглые окна, застеклённые…
        - Ага, ты ещё фильм вспомни!
        - Во! - охнул Данила, и все повернулись на голос. - Аборигены!
        Из-за угла одного из "холмов" вышла женщина. Деревянная бадейка выпала у нее из рук и покатилась, расплёскивая воду. Хозяйка бадейки, высокая, худая, как жердь, лет пятидесяти на вид, морщинистая и высохшая, носила платье вроде сарафана всё из той же грубой ткани. Сухие дрожащие руки комкали передник, челюсть тряслась. В глазах женщины отражался такой дикий ужас, словно она встретила смерть.
        Денис кашлянул, поправил воображаемый галстук и сделал маленький шаг вперед. У женщины никакого оружия, кроме ведра, не было, да и то уже сбежало, так что маг надеялся, что у него будет шанс на более удачный контакт.
        Женщина его даже не видела. Её безумный взгляд устремлялся к Кириллу. Она силилась что-то сказать, но не могла.
        - Кир, ты ей понравился, - шепнула Лемурка. - Иди, поговори с дамой, у тебя получится.
        Кирилл не понял, за что ему такое внимание, но шагнул вперед. Женщина вздрогнула и ожила. Вытянула дрожащую руку, что-то крикнула, задохнулась, снова закричала, бросилась наутёк, спотыкаясь и падая, и скрылась за холмом в полной панике.
        - И эту унесло! - в досаде крикнул Денис. - Да стойте вы, дама, мы вас не тронем!
        - Мы не извращенцы, мы ролевики! - хмыкнул Валерка, за что немедленно получил локтем под ребра от Лемурки.
        - А ты слышал, что она кричала, снежок? - спросил Женька. Пока его товарищи пытались объясниться, он успел сделать руну-коммуникатор и более-менее уловил смысл ее восклицаний.
        - Слышал, но…
        - Она с чего-то решила, что мы турки, - пояснил Женька. - Кирилл ей показался особенно похожим.
        - Я хохол с польской примесью! - гордо заявил Кирилл. - Турок не было. Что-то в данной местности цивилы совсем дикие. Видал я всякое, но чтобы так…
        - Они - цивилы? - Женька выразительно поднял брови. - Да это мы по сравнению с ними - цивилы поганые. У каждого из них один башмак натуральнее, чем все наши прикиды. Эта баба, к тому же, совершенно искренне думала, что мы - турки. Почему-то для неё они что-то настолько страшное, что хуже она просто не знает.
        - Может, это Болгария? - совсем уж неуверенно сказала Лемурка. - Их вроде турки здорово притесняли раньше.
        - Или Югославия, - добавил Валерка.
        - Ага, - Женька кивнул. - Она потом звала Арне и Стейнунн. Жутко болгарские имена.
        - Так они же должны быть где-то здесь! - сообразил Денис. - Вперед! Но осторожнее, люди все-таки. Раз тут все такие нервные, как бы с кем инфаркт не приключился.
        - А "скорой помощи" тут не дождешься, я так понял, - Кирилл скривился, изображая усмешку. - И мобила, ясен пень, не работает. Разве что наши маги что-то смогут, но если маги они такие же, как приключенцы, что-то мне сомнительно…
        - Ты жизнь с игрой не мешай, - недовольно сказал Денис. - Одно дело играть по глупым правилам, а другое, когда ты сам, вот этими руками…
        - Отставить базар, - шепнул Данила. - Языки!
        Арне и Стейнунн стояли в дверях большого дома. Это оказались мелкий, щуплый мужичок лет сорока и конопатая худенькая девушка лет двадцати или даже моложе. На отряд они смотрели с тем же ужасом в глазах. Что девушка, что мужичок, они вцепились в дверной косяк так, словно хотели слиться с ним воедино.
        - Этих хотя бы не упустите! - гаркнул Денис, махнул руками, закутался в иней и размытой белой метелью скользнул вперёд. Выглядело это совсем как голливудовский спецэффект, когда за каждым быстро движущимся экранным персонажем остаётся размытый след. Вот только скорость движений мага и правда выросла раза этак в четыре.
        Поймать аборигенов оказалось не так уж и сложно. Даже без всякой магии они боялись донельзя. А уж когда на них грозно размахивая своим бревном и сотрясая землю, понеслась Галина, бедняги и вовсе потеряли последний рассудок.
        Мужичок заверещал и захлопнул дверь. Галина разогналась и ударила всем телом. Грохнуло. Дверь провалилась внутрь дома. Мужичок отлетел в сторону и довольно бодро пополз спиной вперёд, лихорадочно суча ногами. При этом он верещал что-то паническое про великанов и через слово добавлял, что Арне совсем невкусный. Замер он только когда упёрся в стенку.
        Что же до девушки с труднопроизносимым именем Стейнунн, то она просто упала в обморок. Такого напора её психика не выдержала. Денис едва успел её подхватить.
        Мужичок, после наведённого магического шока, резко присмирел и лишь нервно вздрагивал. Галины он боялся до полной невменяемости. Та его разубеждать особо не торопилась.
        - Нда… - задумчиво сказал Кузьмич. - Галь, ну тебе прямо Терминатором на полставки подрабатывать…
        - Ну и живут же они тут… - Лемурка с отвращением оглядела помещение. - Это же свинарник какой-то, а не жилой дом! Хоть бы полы настелили, что ли!
        - От Мордорского Информбюро! - голосом культового диктора советских хроник Левитана сказал Валерка. - Сегодня, двенадцатого июля две тысячи девятого года, совместные войска башен Тёмного Пламени и Светлого Льда…
        - Не смешно, - мрачно оборвала его Лемурка. - Кроме того, что-то не похоже происходящее на две тысячи девятый, скорее уж на тысячу девятый!
        - Да я знаю, - Валерка вздохнул. - Маги, вы там как? Воскресили уже спящую красавицу?
        - Кажется, никак, - Данила, задумчиво глядел на ругань Дениса и Женьки над бессознательной Стейнунн.
        Оба мага яростно пытались друг другу что-то объяснить на пальцах, при этом Женька размахивал ворохом клочков бумаги, исписанных очень мелким почерком, периодически тыча в них пальцем.
        - Мать моя женщина! - ахнул Кирилл. - Это же шпаргалки! Нам достались не маги, а какие-то недоучки!
        - Тогда будем доучивать! - Лемурка деловито зачёрпнула полный ковш мутной воды деревянной бадьи на полу. - Я вот, когда доучусь, буду педагог, значит, мне и сейчас уже немножко можно…
        - Да говорят тебе, никто так не делает! - Денис оживлённо размахивал руками. - Надо быть просто идиотом, чтобы по такому контуру энергию сливать!
        - Господа маги? - ядовито осведомилась Лемурка. - Вас не затруднит подвинуться, и дать мне провести магический ритуал Истинного Пробуждения?
        - Что? - оба мага недоумённо замерли.
        Лемурка усмехнулась и вылила ковш на голову Стейнунн.
        - А ведь уела нас Лемурка, уголёк… - Денис с трудом сдерживал смех. - Ох, уела…
        Стейнунн недоумённо хлопала глазами и, кажется, готовилась закричать.
        - Тихо, тихо, - Лемурка подняла руки в успокаивающем жесте. - Маги, вас хотя бы на перевод хватит?
        - Наверное, - Женька замялся. - Я это проходил… кажется.
        - Как бы он при этом не прошёл мимо, - вполголоса бухнула Галина. - И чему вас там в этом вашем Хогвартсе учат?
        - Даром преподаватели время со мною тратили… - пропел Кирилл, но остальные не оценили: в те годы, когда молодая Алла Пугачева пела свою песню про мага-недоучку, их по большей части ещё не было на свете.
        - Чему надо, тому и учат, - Женька, чертыхаясь и путаясь, пытался собрать руну-транслятор, чтобы она годилась не только для него. - Вас и этому не учили…
        - А за базар ответишь, - протянул Данила. - Учили бы меня, ещё неизвестно, кто лучше бы оказался.
        - Может быть, - пробурчал маг. - Лезут всякие, куда не понимают… Всё! Готово! Можете говорить.
        - Ты меня понимаешь? - спросила Лемурка у Стейнунн. - Мы не разбойники. И вреда мы тебе не причиним. Нам просто надо где-то пожить несколько дней.
        - Вы турки? - спросила Стейнунн. Каждое её слово вызывало странную щекотку в голове, но было понятным. Такое же бывает, когда смотришь кино на незнакомом языке, но с понятными субтитрами.
        - Спокойно. Мы не турки. Мы ролевики, - сказал Валерка.
        - А это где? - дрожащим голосом уточнила Стейнунн. По крайней мере, в девушке проснулась здоровая любознательность.
        - Это между психдомом и обезьянником, - хмыкнул Валерка.
        - Успокойся. Дядя шутит. Он большой уже, а думает плохо. Это шутка у него такая, - поспешил успокоить занервничавшую было аборигеншу Денис.
        - А что я такого сказал-то?
        - Что надо, то и сказал! Это ж магия, она по смыслу работает! Она услышала что-то про дом шаловливых бесов и тюрьму безумных оборотней, понял?
        - Безумные и есть, - хмыкнул Кирилл. - Да и насчёт оборотней тоже… ездил я, помнится, на одну игрушку…
        - Кир! - возмущённо оборвала его Гала.
        - Вообще можно фильтр поставить, чтобы труднопереводимые слова шли как есть - задумчиво сказал Женька. - Только поэкспериментировать надо, я это сам только один раз делал…
        - Вы лучше базар фильтруйте, чтобы не гнать такую туфту, в которую цивилы глухо не врубаются, ролёвщики, мать вашу, - оборвала его будущая педагог и снова повернулась к Стейнунн. - Так мы у тебя несколько дней тут поживём? Если чего помочь - ну там дров нарубить, или тяжести потаскать, то кто-нибудь из этих лбов с радостью поможет!
        - А ты надежно держишь их в подчинении? - Стейнунн боязливо глядела компанию "шаловливых бесов". - А то у нас один колдун прислал как-то посыла, чтобы он отомстил его врагу, а тот враг отослал его назад, и посыл потом целый год преследовал колдуна в облике серого быка и все хотел его забодать, так, что тот и сам был не рад, что не дал ему спокойно лежать в могиле…
        - Сделайте что-нибудь, чтобы и я теперь её понимал, - попросил Валерка.
        - Вот! - Лемурка торжествующе указала на него пальцем. - Они могут быть страшными воинами и великими магами, но я… Я уже три года учусь подчинять тех, кто гораздо хуже! Они у меня вот где! - Лемурка выразительно показала кулак.
        Валерка издал какой-то сдавленный звук. Его лицо побагровело.
        - Слышь, а кто она? - Кирилл украдкой ткнул Валерку локтём в бок.
        - Педагогичка, - ответил тот. - Будущий учитель русско-эльфийского…
        Кирилл фыркнул и пулей вылетел за дверь. Секундой позже к нему присоединился Валерка.
        - Пока я здесь, - продолжала вещать Лемурка, - тебе нечего бояться! Ты под моей защитой! Даже если мои слуги не смогут защитить тебя, это смогу сделать я!
        С улицы доносился какой-то странный полустон-полувой на два голоса.
        - Посадили ж себе эльфийку на шею… - пробормотал Женька.
        - Й нэ кажи, куме…

***
        Компания приключенцев кое-как справилась с приступами смеха, успокоила Стейнунн и начала обживаться на хуторе с гордым названием Коровье Поле. Вернее, попыталась обживаться. Первым делом ролевики отправились на поиски съестного. По словам Стейнунн еды на хуторе было много, но что это была за еда! Вонючий домашний сыр. Что-то вроде спрессованного желтого творога, пахнущего мокрой шерстью от сита, на котором его отжимали. Хлеб, жесткий, как подметка, а вместо чая, кофе и прочего - белёсая сыворотка от всё того же творога. Имелось еще зерно, с которым не знали, что делать (грызть его как семечки не получалось), а также соленая, жесткая и очень вонючая сушеная рыба.
        - Можно еще молока, сегодня подоили, - Стейнунн не понимала, отчего ее голодные гости кривятся и не едят, - или можно послать Арне наловить свежей рыбы.
        Арне управился довольно быстро, а в ожидании гости зажали носы, кое-как проглотили кусочек-другой сыра и теперь ждали с настороженными лицами, что с ними за это будет. Эксперимент обошёлся без особых последствий, но вкус еды желание съесть ещё по кусочку отбивал напрочь.
        Затем вернулся Арне. Рыбу он ловко вычистил и поставил варить. В готовом виде рыба оказалась совершенно несоленой и почти несъедобной, но при слове "соль" Стейнунн пришла в такой ужас, что ее оставили в покое.
        - Не слышали, что ли, в средние века соль была на вес золота, - сказал Кир. - Привыкайте к реалиям.
        - А чего? - Валерка удивился. - Тут же море рядом. В море этой соли - просто завались. Выпаривать можно.
        - На чем выпаривать? - сказал Данька, - у них тут с дровами плохо. Лесов нормальных почти нет. Годик повыпаривают - одна трава останется.
        - А гейзер? - Валерку осенила идея. - Берем котел, наливаем морскую воду и пристраиваем над гейзером. Пусть кипит без всяких дров.
        - Поваренную соль из морской не сделаешь, - Кир охладил его энтузиазм. - Калийное отравление можно получить. Правда, если выпарить морскую воду, получится грязная соль. Только выпаривать не до конца. Верхний слой аккуратно сливается, доливается пресной водой, растворяется, опять выпаривается, опять сливается, и так два-три раза. Большая часть примесей кальция магния и прочее, что плохо действует на желудок, уйдет. То есть, нужен котел, вода и гейзер…
        - Хорошо, но слишком долго, - пока он говорил, Женька голой рукой зачерпнул из очага немного угольёв и с третьей попытки превратил их в желтоватую, но вполне пригодную к употреблению соль, в очередной раз повергнув Стейнунн в священный ужас. - Учите алхимию, мать вашу! В любом походе выручит!
        На этом занятия химией в полевых условиях закончились, и началась история. Попытки выяснить у Стейнунн, какой на дворе год, ни к чему не привели. Она могла только сказать, что Йоун годи правит округой уже девять лет, а до того годи был Хринг Пучеглазый. Как зовут короля, она не знала, потому что король был далеко - в Норвегии. А здесь Исландия.
        Как вспомнил начитанный Кирилл, Норвегии Исландия принадлежала с тринадцатого века и по двадцатый, причем большую часть этого срока Исландия в составе Норвегии находилась под властью Дании. Так что временной промежуток остался крайне расплывчатым. Попытались спросить, не происходило ли в мире недавно чего-нибудь значительного - например, тридцатилетняя война. Но девушка, довольно смышленая в других отношениях, под словом "мир" понимала ближайшую округу. Перечисление тяжб между соседями, описание церкви из дорогостоящего привозного дерева, в которой могли поместиться целых двадцать человек одновременно, и прочих сенсаций местного масштаба ничем делу не помогало.
        - Как же можно так жить, - не выдержал Денис, - сидите в своём углу и ничего толком не знаете!
        - У йомфру Даллины, дочки пастора Эйрика, есть одно платье прямо из Дании! - гордо выпалила Стейнунн в ответ, - Халльдоур Торгримссон привез его с товарами летом, третьего года, так что и мы можем одеться не хуже, чем в королевстве!
        Такой подход к информации о значимых и не очень событиях поверг её собеседников в настоящий шок. Дети своей эпохи, они привыкли к тому, что получение любых сведений - дело пяти минут поиска и теперь очутились в настоящем информационном вакууме. Единственное, что оказалось им хоть как-то знакомо и привычно в этом месте и времени - зловонный туалет дачно-вокзального типа, в самом углу хутора.
        Ролевики пожевали вонючей рыбы, смыли ее вкус экологически чистой водой, и расселись на двух скамейках возле очага в земляном полу - держать совет.
        - Ну что, раз ты у нас тут теперь за главную, хотя тебя никто таковой не назначал - может, посоветуешь чего-нибудь, а? - Валерка ехидно глянул на Настю. - Как отсюда выбраться, например…
        - Слушай, ну ты ко мне теперь всю жизнь цепляться будешь, да? Что в голову первое пришло, то и сказала, зато дуру эту успокоила!
        - А я всегда знал, что где-то в твоей душе живёт недобитая представительница пещерного матриархата! - столь же ехидно сказал Данила. - Тоже мне герцогиня Алайская нашлась…
        - Коллеги, а вам не кажется, что это не тот вопрос, который заслуживает обсуждения? - Кузьмич постучал по лавке рукояткой "одолженного" у гостеприимных хозяев топорика. - Может, лучше подумаем о том, как отсюда выбраться?
        - А чего тут думать? - Кирилл ткнул в магов указующим перстом. - Они маги. Они нас сюда отправили, им же и вытаскивать. А мне здесь не нравится. Здесь холодно. И вообще, я не желаю каждое утро долго и нудно ловить рыбу, чтобы позавтракать. Предпочитаю ткнуть в бок ту, которая рядом, и послать до холодильника. Так что они пусть трудятся, а я пока в теплом гейзере, с двумя исландками помоложе…
        - О-о-о! - Лемурка страдальчески закатила глаза. - Надо же! По-твоему что, женщина годится только в качестве резиновой уточки в ванну?
        - Резиновую не хочу! Ты мне ещё безалкогольной водки предложи! И вообще я говорил про то, что кто нас сюда отправил, тот пусть и отправляет обратно!
        - Это не мы сюда нас отправили! - быстро сказал Денис.
        - Это не я! - одновременно с ним сказал Женька.
        - Господа маги, - Галина с грохотом поставила между ними своё бревно, - самооправданиями будете заниматься в свободное от работы время, ясно? Не знаю, какой там у вас рабочий график, а мой ларёк без меня разворуют на хрен! Ясно? Так что как закинули, так и вытаскивайте!
        - Да не мы закинули, говорят же тебе! - в унисон взвыли оба мага.
        - А кто? Хотя бы на этот вопрос вы мне ответить можете?
        - Слышь, Денис, у тебя с историей что? - вместо ответа Женька обратился к своему товарищу, - Вам же там в вашем центре расширенный мировой курс должны были дать? Кто из стариков подобным занимался, пока их первая волна не прижала?
        - Откуда мне знать? - Денис пожал плечами. - Я же не аналитик. Из всех этих баек помню только анекдоты про Вилли фон Бланкенхайма и базу магов третьего рейха в Антарктиде…
        - А так, чисто ради интереса, кто ты? - встрял Кирилл. - Просвети нас, как нынче магов по классам делят?
        - Патрульный он, - сказал Женька. - Что-то вроде мента уличного типового. И между прочим, его прямой долг найти и прищучить того гада, который такие камушки ставит, причем злостно и без лицензии, пока до третьей волны не дошло. Можно подумать, что нам первых двух было мало!
        - От мента слышу! - обиженно парировал Денис. - Сам его почему не ищешь?
        - И на что мы можем рассчитывать, имея в команде двух магов-недоучек ментовского облика? - перепалку двух магов Кузьмич проигнорировал.
        - Ну… - Денис начал загибать пальцы. - Базовая защита, базовая менталка, базовая сенсорика, чтение…
        На этом пункте все дружно заржали.
        - Ага! Точно! - смеялся Данила. - Один умеет читать, другой писать, а третий - знает дорогу домой!
        - Хотел бы я её знать… - вздохнул Денис. - Да нет, это не то чтение. Это скорее что-то вроде реконструкции событий - баллистическая экспертиза, судмедэкспертиза, анализ использованной преступником магии и всё такое. Просто термин прижился уже, никто по-другому и не говорит никогда. Мы ж в основном не столько колдуем, сколько другим не даём.
        - А занятный набор для мага получается… - задумчиво сказал Валерка. - Надо будет в каком-нибудь сюжете использовать…
        - Ролевик… - усмехнулась Лемурка. - Нашёл время!
        - Да я что, я так… - Валерка смутился. - Просто действительно, обычно маги прямо ракетные установки залпового огня какие-то. А чтобы как детективов их использовать - ты много таких игр помнишь?
        - Да та же "эра дуралея"! - отрезала она.
        - Да ну, фуфло твоя "эра", - Валерка скривился. - Нереалистично. И магия там дурацкая.
        - А давайте вы реалистичность магии как-нибудь потом обсудите, а? - спросил Кузьмич. - После того, как два наших мага вытащат нас отсюда с помощью своей особой, реалистичной, магии.
        Надо отдать ролевикам должное, после такого упрёка они всё-таки смутились.
        - Да, кстати, что там насчёт залпового огня? - спросила Лемурка. - Ты фаяболл специально не упомянул?
        - А чего там этот фаяболл? - вместо Дениса ответил Женька. - Ну, шар. Ну, огненный.
        Он помахал в воздухе ладонью. На кончиках пальцев вспыхнули маленькие язычки пламени и стеклись к центру ладони мага.
        - Толку от них? - Капельки огня стекали на пол с ладони и с шипением гасли. - Вот залепят местные тебе стрелу под лопатку, много эти огонёчки помогут?
        - А щит?
        - Слушай, ты меня с суперменом точно не путаешь? Да, себя я закрою. Или смогу сделать так, что меня не заметят. А вот вас одновременно с собой - уже нет, сил не хватит.
        - Толку тогда от тебя…
        - Зато я маг! Если есть способ вернуться - я его найду!
        - Мы найдём, - встрял Денис. - Один маг тут точно есть.
        - Ты имеешь в виду, что одного мага можно получить сложением двух полумагов-недоучек? - ехидно спросил Валерка.
        - Нет. Я имею в виду, что должен же кто-то был поставить тот камень! - Денис терпеливо пропустил мимо ушей "полумагов-недоучек". - Значит, найдём и спросим.
        - Правильно. А не будет отвечать - заставим! - сказал Кузьмич. - На это, надеюсь, вас хватит?
        - Аллах нас акбар, - пожал Денис плечами. - Здесь маги, скорей всего сильнее, но мы зато куда эффективнее умеем пользоваться тем, что у нас есть. Постараемся без эксцессов.
        - Значит, ловим мага, даём ему по башке и допрашиваем! - подытожил Данила. - Остаётся сущая мелочь - узнать, где здесь живут маги. Эй, ментята, есть идеи?
        - Не называй меня так! - обиженно сказал Женька.
        - А чё такого-то? - спросил Данила. - Мент - он и есть мент. Типовой такой. Уличный. Даром что маг.
        - Во, слышал? - спросил у Дениса Женька. - И это от человека, с которым я вместе рос, от друга детства, можно сказать… людишки!
        - А за людишек можно и в морду… - протянул Данила.
        - А ты меня ментёнком не обзывай, да?
        - Мы не менты, - Денис хихикнул. - Мы санитары Сумрака…
        - Я не-ма-гу… - выразительно протянула Гала.
        - Курсант Пиркс, вернитесь с земли на небо, - предложил Кир.
        - А то мы вас сами вернем! - мрачно добавила Гала. - Нашли время!
        - Коллеги, может, и правда, возвратимся назад, к теме? - поддержал Кузьмич и снова постучал топориком по лавке. - Напоминаю, мы сейчас несколько иной вопрос обсуждаем. Как вы собираетесь искать здешних магов?
        - Ну… - Денис замялся. - Вообще можно попробовать провести ритуал магического поиска. Если камень используется здешними поселянами, или они хотя бы сливают на него энергию, то значит можно найти устойчивые следы к месту, где живёт наибольшее количество местных жителей. Маги, которые так широко применяют человеческую энергию, скорее всего, живут среди них, возможно при этом выполняя функции руководящего звена…
        - Короче говоря, надо спросить у девушки, где живёт здешний священник, - подытожил Валерка. - А еще тот чувак, который создал серого быка, а тот его потом терроризировал.
        Денис умолк. Выглядел он при этом крайне смущённым.
        - Ну, вообще можно и так, - протянул он после некоторой паузы.
        - Вот! Понял? - Женька хлопнул его по плечу. - Проще надо быть! И ближе к народу!
        - Меня, кстати, другой вопрос интересует, - негромко сказала Лемурка. - Дядьки, которые убежали, они же не просто так убежали, они же ещё вернутся…
        - А если они не вернулись до сих пор, - продолжил её мысль Кузьмич, но до конца, впрочем, тоже не довёл.
        Тем не менее, его все поняли.
        - И что ты предлагаешь делать? - поинтересовался Данила. - С тремя плохонькими топорами и одним бревном разгонять толпу средневековых… ну, пусть не солдат, но хотя бы просто озверелых мужиков? А ведь они боятся до усрачки, а потому бить нас будут так, чтобы ответа уже не последовало!
        - Ну, у нас ещё есть маги, - сказал Кирилл. - Хоть на что-то они всё же годятся, а? Наш этих мужиков только так шуганул, а?
        - Шуганул, говоришь? - Лемурка мечтательно улыбнулась. - В конце концов, ролевики мы, или погулять вышли?
        - В смысле?
        - В прямом, - отрезала эльфийка. - Чтобы мы, живущие в третьем тысячелетии, ораве пропахших рыбой дикарей мозги припудрить не смогли? Да с мягким знаком!

***
        В рубке дров и других подсобных работах по хозяйству самым толковым оказался Данила. Сказывалась армейская привычка слушаться приказов и понимать разъяснения с первого раза. Вместе с Валеркой они потратили несколько часов на однобразную и нудную работу - заготовку топлива. Здесь дрова не рубили в лесу, а собирали в полосе прибоя всякий древесный мусор. Поиски его отнимали немало времени, и уже к вечеру команда встала перед выбором: или всем идти искать дрова, или заставить магов поддерживать огонь магическими средствами.
        Но магам было некогда. Они готовились к отражению атаки.
        - О, Тьма, что чернее предвечных сумерек, о те, чьи помыслы багряней самой крови… реализуйся… не, это не то. Воплотись… Тоже не то. Восстань… приди… Чёрт, вот ведь насмотрелась дура мультиков!
        Женька с отвращением уставился в бумажку и забубнил снова.
        - Учи роль, учи, - Денис с любопытством наблюдал за муками творчества своего товарища по несчастью. - Не умеешь работать головой, будешь работать языком!
        - Тебе легко говорить! - не выдержал Женька, - хотя бы не учишь эту ахинею!
        - Не заводись так, - Денис улыбнулся. - Зато если всё получится, то нас вполне могут принять за таких крутых магов, что даже связываться не станут. И никто не пострадает. Сами нам всё принесут. Разве это плохо?
        Женька только вздохнул. При всей соблазнительности варианта с быстрым и почти безболезненным разрешением всех проблем с местными, он всё равно считал, что его затянули в какую-то авантюру. Впрочем, лучшего варианта у него всё равно не было. Не партизанские же действия разворачивать в округе, силами двух магов! Женьку несколько утешало одно - с идиотскими проблемами столкнуться довелось не только ему.
        Стейнунн решительно требовала, чтобы обе девушки переоделись. Лемурке она предложила свою рубашку и платье, а Гале - одежду матери, причем выразила готовность собственноручно построить для "женщины с бревном" рубашку - из двух рубашек тощей вдовы. Здешние платья состояли из двух отдельных полотнищ, одно спереди, другое сзади. Соединялись они тоже очень просто - лямками через плечи. По виду это все напоминало грубоватый сарафан, зато боковых швов у этой одежды не было в принципе, так что несовпадение размера большой роли не играло.
        Выглядела местная одежда крайне убедительно, только девушки чувствовали себя настолько глупо и неудобно, что Стейнунн буквально выбилась из сил, пока убедила их, что иначе просто нельзя.
        - В мужском платье вы как бы с той стороны! - в сотый раз повторила она и окончательно пришла в отчаяние, что её собеседницы не понимают настолько простых вещей.
        В итоге Денису пришлось читать её мысли, но и после этого он далеко не сразу подобрал слова.
        - Подруги, в штанах вы как бы мужчины, - пояснил он. - То есть вы, как бы, превращаетесь в мужчин, э-э-э…сакрально, оставаясь в реальности женщинами. Но это нечисто, что ли? Короче, в штанах вы для местных нечто вроде оборотней, и ничего хорошего быть от вас не может в принципе.
        - Но так гораздо удобнее! - заныла Лемурка. - Ты бы сам в юбке полазил!
        - Да всё я понимаю! - Денис развел руками. - Кто бы спорил, что в штанах удобнее! Но в штанах местные вас не полюбят. Хотите вызвать симпатии, а мы вроде как этого хотим, соответствуйте местным условиям.
        - Это сексизм!
        - Сексизм, да. Оголтелый. И вообще - предки либералов и правозащитников сейчас ещё вовсю по своей Африке скачут, на крокодилов охотятся. А нам в доверие надо войти, ясно? И оно требует жертв!
        - Ох, найду я себе жертву… - бормотала Гала. В платье вдовы и с бревном в могучей длани выглядела она гораздо колоритней, чем в штанах. Если в своем обычном кожаном прикиде она напоминала дилетантский вариант американской киноамазонки, то в старинном платье и с бревном в Галине проявилось нечто столь архаичное и неподдельное, что при взгляде на нее пробирала дрожь.
        Кузьмич, как и полагалось единственному практику среди теоретиков, пошел своим путем и решил потихонечку расспросить Стейнунн, чем дышит округа. Ему всего-то и потребовалось, что предложить свою помощь в делах по дому. Работы для мужчины в отыскалось хоть отбавляй - Арне просто выбился из сил, пока ухаживал за многочисленной скотиной в поле, и помощь Кузьмича пришлась как нельзя вовремя.
        - А вот, например, что ваше местное начальство должно сделать, когда про нас узнает? - поинтересовался он, пока чинил расшатанную лавку. - Твоя мать от нас куда побежала?
        - Думаю, к пастору, у него есть люди и лошади, чтобы послать к Йоуну годи, - ответила Стейнунн.
        Годи, как оказалось, была не фамилия, как сначала подумал Кузьмич, а какое-то местное звание для начальника. По описаниям получался этот самый годи не то религиозный деятель, не то просто выборный староста, не то всё сразу - лучше Стейнунн объяснить не смогла.
        - И что он будет делать, этот ваш начальник?
        - Возьмет свою дружину, а если опасность очень велика, то соберет ополчение.
        - Большое?
        - Дюжин пять. Я думаю, он решит собрать побольше людей, потому что никто не знает толком, кто вы такие и чем нам угрожаете.
        - Да ничем мы не угрожаем, - вздохнул Кузьмич. - Оно нам надо? А чего, например, ваш народ больше всего боится?
        - Ты имеешь в виду опасность от людей, а не землетрясение, извержение вулкана, айсберг, ледовых медведей, мор, сход ледниковой воды…- Стейнунн подумала, какие еще есть природные катаклизмы на ее милой родине, но на всякий случай решила, что пока хватит.
        - Да, да, от людей, - подтвердил Кузьмич, а про себя подумал, что если это всё у них тут бывает, то причинять еще какой-то вред этой несчастной нации со стороны ещё и людей будущего просто-напросто свинство.
        - Норвежский король может прислать войско, чтобы подчинить остров, - продолжала тем временем Стейнунн. - Он уже не один раз пытался это сделать. А еще был случай, когда исландцы поссорились с датским королем Харальдом. Король уговорил одного могущественного колдуна помочь ему. Колдун обернулся китом и поплыл в Исландию, чтобы посмотреть, готовы ли исландцы защищаться. Когда этот кит проплывал мимо Оружейного фьорда, он хотел выйти там на берег, но навстречу ему вышел огромный дракон и с ним множество ядовитых змей. Тогда колдун поплыл вдоль берега к Островному фьорду. Но когда он заплыл в этот фьорд, навстречу ему вылетел орел, такой огромный, что крылья его задевали горы по обоим берегам. Тогда колдун поплыл на юг к Широкому фьорду. Но тогда появился на берегу огромный бык и со страшным ревом пошел на него прямо по морю. Колдун тогда обогнул мыс Дымов и хотел там выйти на берег, но там навстречу ему вышел великан с огромной железной дубиной. Голова его была выше гор, и много других великанов шло за ним…
        - А что, великаны тоже бывают? - спросил Кузьмич.
        - Конечно, - Стейнунн ответила ему честным взглядом светло-голубых глаз. - Они живут в горах внутренней части острова. Там один камень, пасти скот нельзя, поэтому люди там жить не могут. И все великаны, когда на острове появились люди, ушли туда. Но иногда они приходят, особенно если хотят поесть человечины. Вот, в нашем приходе был случай…
        Кузьмич слушал историю про великаншу, которая в итоге превратилась в камень у дверей церкви и удивлялся способности местного населения запоминать на слух такие большие объемы текста. Девушка вываливала на него историю за историей, не умолкая и не повторяясь.
        В голове Кузьмича между тем зрел коварный план. Если оба мага умеют не только переругиваться, но и наводить серьезные, качественные глюки, тогда вполне может пройти сценарий типа "благородные герои спасают народ от нашествия нечисти". Чем пытаться объяснить местным жителям то, что они заведомо не поймут, лучше обратить себе на пользу их собственные предрассудки. Не давить же местных огнём и мечом, надеясь, что два недоученных мага на полста человек с железом окажутся приемлемым соотношением. Вполне могут и не оказаться.
        Наконец, решение созрело. Кузьмич отправился к магам. Женьку он застал во дворе. Тот бормотал себе что-то под нос и бродил кругами, совсем как школьник, которому поручили выучить стихотворение Пушкина.
        - О те, что похоронены в потоке времён, именем вашим взываю! Я отдаю себя Тьме, дабы те глупцы, что решили встать у нас на пути, силами нашими обращены были в прах… вот же фигня какая, прости, Господи!
        Суматошная деятельность Лемурки вне сомнений на первый взгляд заставляла думать о том, что кто-то серьёзно повредился умом. Да и на второй тоже. Она хотела разыграть для местных что-то среднее между пиротехническим шоу и детским утренником, не больше и не меньше. Шестеро ролевиков, одно бревно и два мага - это очень мало, тем более, когда их враги готовы отдать свою жизнь за мир и спокойствие своих близких. Но всё же оставалась призрачная надежда, что если разыграть всё правильно, вполне можно стать в глазах местных настолько опасными, что с такими лучше не связываться.
        - Ладно, массовики-затейники, хорош фигней страдать! - оборвал КузьмичЖенькины мучения. - Слушай меня сюда! Вы, чем зря огнём швыряться, народу кино без экрана показать сможете?

***
        Йоун годи получил свой пост не просто так. Опытный, толковый и решительный человек, он за ночь собрал всех боеспособных мужчин округи, а на рассвете следующего дня его войско уже приближалось к хутору Коровье Поле. За неполные сутки ему удалось собрать и вооружить пятьдесят восемь человек - большой отряд по местным понятиям, и куда больший, чем жалкая горстка их возможных противников.
        Женька тем временем уже носился по дому и старательно расталкивал свою команду.
        - Вставайте, уроды! - вопил он. - Местные силы быстрого реагирования подвалили! Ща нас всех повяжут, и хрюкнуть не успеете! А ну выходи строиться! Кузьмич, чтоб через две минуты все уже стояли во дворе!
        Ждать товарищей Женька не стал. У него и Дениса уже была работа, и начать следовало заранее.
        К прибытию отряда хорошо вооружённых гостей маги едва успели. Стоило только плотной группе людей с оружием замереть перед хутором, как с бледного рассветного неба долетел раскатистый громовой удар. Люди настороженно подняли головы, но в небе ничего не происходило. Зато на горе…
        - Смотрите, смотрите! - вдруг закричали в передних рядах.
        На горе позади хутора появилось беспорядочное движение, словно все чахлые деревца, черные валуны и зеленый мох на земле внезапно ожили, зашевелились и сдвинулись с места. Казалось, сама земля линяет и сбрасывает кожу. Из беспорядочного шевеления возникали человекоподобные фигуры. Диковинные, нелепые, жуткие - великаны, похожие на валуны, великаны, похожие на пни и колоды, с огромными волосатыми руками, с головами-обрубками, с корой вместо кожи, с широко разинутыми зубастыми пастями.
        Примерно так это представляла Стейнунн. Женька велел ей сидеть во дворе и думать про великанов. Стейнунн оказалась толковой исполнительной девушкой. Магу даже почти не пришлось её гипнотизировать. Она просто закрыла глаза, и старательно вспоминала свои затаённые страхи. Женьке осталось только проецировать их на широкий экран рассветного неба с помощью несложной иллюзии.
        Войско разом остановилось. Мысли Стейнунн для них оказались вполне понятными. Они столько раз слышали эти описания на словах, что сразу поняли основной замысел картины. Великаны и тролли идут! Трётли и скессы!
        Уродливые и вечно голодные порождения пустынных внутренних областей, дети неосвоенного, дикого пространства, дети хаоса и бездны, лезли в теплый обитаемый мир в поисках еды, еды, и только еды. Каждый исландец вырос на "ужастиках" такого рода, но в местных сказках всегда фигурировал один великан. Никогда раньше эти порождения ужаса не ходили целыми полками. Теперь же все указывало на то, что местных жителей ждет локальный Апокалипсис. Точнее, Рагнарёк, как сказала бы Лемурка, после того, как на первом курсе своего института сделала вид, что проходила мимо скандинавской мифологии.
        Оружие падало из рук, ноги слабели, людей буквально парализовало ужасом. Они даже бежать не могли.
        В стройных рядах великанов тем временем наметилось отрадное разнообразие. Женька устал идти на поводу чужих страхов и дал волю своей фантазии. Среди фантомов стали проскакивать до боли знакомые ролевикам монстры и монстрики. Основу почему-то составили харизматичные клыкастые орки с топорами и ятаганами, но попадались и куда менее приятные на вид уродцы из компьютерных стрелялок.
        Женька даже подумывал, не впереть ли туда терминатора, или какого иного робокопа, но потом до него дошло, что человекоподобный боевой робот здесь окажется настолько чуждым элементом, что его, Боже упаси, могут ещё и не испугаться, и вовремя передумал.
        Впрочем, когда его фантазия иссякла, он с удивлениием обнаружил, что мозги Лемурки - просто неисчерпаемый кладезь нечисти. В своё время девушка успела нахвататься самой разной фантастической дряни, так что пища для творчества у мага оказалась богатая. Кое-кого из демонов Женька даже узнал, например, комок истекающих ядом щупалец из японского порнографического мультика.
        Наиболее убедительные глюки, из-за того, что местные повелись, и теперь поддерживали иллюзорную армию совершенно самостоятельно, приобретали такую отталкивающую реальность, что даже ему самому пришлось не по себе. Настала пора двигаться ко второму акту любительского фильма ужасов.
        Передним рядам нечисти оставалось до застывшего, словно кролик перед удавом, исландского войска несколько десятков шагов, как вдруг из ворот хутора вылетели несколько сияющих фигур. Они буквально истекали сиянием и оставляли за собой фосфоресцирующие следы при каждом движении.
        Впереди неслась валькирией Гала. За её бревном оставался пылающий шлейф. Как ехидно заметил Денис, даже в подсознательных образах, пусть и спроецированных на реальную жизнь, её бревно всё равно оставалось бревном, что бы ни говорил по этому поводу мудрый Фрейд. Наверное, это и к лучшему. Думать о других вариантах магам почему-то не хотелось.
        Кузьмич размахивал здоровенной, богато украшенной кувалдой, и на этом всё, что можно было хотя бы с натяжкой обозвать холодным оружием, благополучно закончилось. Началась, как сказала бы Лемурка, имей она возможность взглянуть на это со стороны, голимая попса.
        Самым безобидным образом стала злобно ревущий цепной меч Данилы. Помимо бешеного мелькания зубьев лезвия, он мог похвастаться гардой размером с хороший чайник и по богатству инкрустации затмевал шапку Мономаха и яйца Фаберже одновременно.
        Его товарищи же вооружились разнокалиберными, а главное - разноцветными молниями, сгустками огня и прочими глюками. Новому образу Лемурки могла бы позавидовать даже какая-нибудь героиня японского мультика, если бы, конечно, не признала в нём бесстыдно украденного собственного.
        Ворох полупрозрачных разноцветных тряпочек самого что ни на есть воздушного вида, высокие сапоги и в довершение облика воительницы со злом - новенький лазерный меч с нежно-розовым лезвием.
        Разумеется, на самом деле настоящего оружия не было практически ни у кого. Одно бревно. Три плохоньких топорика. Практически бесполезные палки ролевых "мечей". Всё остальное - не более чем тщательно наведённые зрительные галлюцинации. Впрочем, местным это знать было вовсе необязательно.
        В довершение эпического батального полотна над полем боя гремел какой-то немецко-фашистский вокально-инструментальный ансамбль песни и пляски в исполнении усиленного магией плеера Женьки.
        Сначала от мага требовали "полёта валькирий", как наиболее соответствующего ситуации, но его, к сожалению ни у кого не оказалось даже на звонках мобильных телефонов. Пришлось заменять популярными современными исполнителями.
        Фонтаны крови из призраков лились такие, что никакому фильму ужасов даже и не снились. Сколько крови хлещет из разрубленного пополам человека некоторые из местных жителей знали чуть ли не на собственном опыте, так что убедительность картины достигла самой отталкивающей степени.
        Магам пришлось тяжелее всего. Помимо того, что вся эта дрянь шла прямиком через их сознание, и не смотреть на происходящее они не могли чисто физически, отдельные глюки приходилось уже целенаправленно развоплощать.
        Над стигматами от самовнушения можно смеяться, но только не когда они появляются у тебя самого после столкновения с особо убедительной галлюцинацией. А кровоподтёк - он и в Африке кровоподтёк.
        - Давайте закругляйтесь уже! - проорал Женька. - Караул устал!
        - Сильно устал?
        - Всё! Хватит! - Женька со злобы сотворил настоящий огненный шар и шарахнул им в скопление монстров. Местных окатило клочьями дёрна и земли. Ряды бойцов испуганно подались на шаг назад. Иллюзии оплывали словно туман. С местных разом спало их оцепенение, но вместо того чтобы немедленно выразить признательность за свое спасение, отряд, не дожидаясь команды, ощетинился оружием и начал организованное отступление.
        Сеанс "кино без экрана" закончился бесславно и незрелищно. Усталые захватчики хутора замерли в полном одиночестве посреди вытоптанного поля.
        В общем-то, отступление зрителей пришлось кстати, так как дало героям возможность вернуться в дом и передохнуть, но для воспитанных на хэппи-эндах ребят подобная реакция всё же оказалась просто ушатом холодной воды.
        - Так они что, не сейчас прибегут с цветами, аплодисментами и предложениями выбрать нас в депутаты? - простонал Валерка. - Я даже на тренировках так не уставал! Если через два часа их тут не будет - я же раньше следующего дня вообще не проснусь
        - Платье это чертово, никакого размаху! - Гала жадно хлебала из ковшика холодную воду. - Рукой махнёшь - всё уже по швам ползёт!
        - Здорово! - Лемурка восторженно разглядывала остатки туманной иллюзии у себя на груди. - На полразмера больше, совсем как я всегда хотела! Я вас обоих ненавижу уже!
        - За что? - в один голос обалдело спросили маги.
        - За то, что вы это всё могли и раньше, а не сделали. Ты представляешь, какая игра на "великих магах" могла быть, если бы вы там спецэффекты запустили?
        - К сожалению, да, - пробормотал Денис. - Ещё как представляю. И последствия тоже. Особенно по административной линии. Особенно для вас. Мозоль на стёртых мозгах и чувство глубокого недоумения. Оно вам надо?
        - И вообще, - Женька устало прислонился к стенке. - Сколько вы развлекались? Одну песенку, да? Это четыре минуты с мелочью. А я как будто вагон цемента разгрузил! На своих внутренних ресурсах такое колдовство не делается. А подключаться к внешним сейчас ни сил, ни возможности.
        - Да всё равно здорово получилось, не переживай! - покровительственным тоном сказала Лемурка. Потом немного подумала и добавила: - Маги, а маги! Вы до кучи не могли бы сотворить чашечку кофе?
        Валерка застонал: Лемурка имела привычку требовать кофе с пирожными даже в диких степях Забайкалья, чем весьма осложняла ему жизнь. Но сейчас он её поддержал:
        - И бутерброды с колбасой!
        - А луну с неба тебе не достать? - хмуро спросил Женька.
        - Тебе что, жалко что ли? - Лемурка задумалась, - ну, тогда ладно, тогда не сейчас. Полежи, отдохни, потом сделаешь…
        - И потом не сделаю, - лениво ответил Женька. - Здоровье дороже.
        - Ах, тёмный, значит, да? Эгоист, да? Тогда… тогда… Денис?
        - А? - дёрнулся маг. - Ты что-то сказала?
        - Сказала-сказала, - ехидно усмехнулся Женька. - Давай, товарищ Привалов, объясни ей вежливо, почему ты не сможешь сделать бутерброд с колбасой. А заодно теорию органической трансмутации для чайников на пальцах разъясни…
        - И не подумаю! - ответил Денис.
        - Это почему это? - имзумилась Лемурка, - ты же светлый! Тебе же положено!
        - Ну, так не идиот же?
        - А всё-таки, коллеги? - Кирилл заинтересованно подался вперёд. - Соль, почему-то, у вас вполне получалась.
        - Так это соль, - вздохнул Денис. - Ты же на химфаке учился, должен понимать. Одно дело натрий с хлором, которые и так есть, их только выделить, и совсем другое углерода в органику намешать, причём разного и в количестве. Патруль мы, ясно? За бутербродами - к алхимикам. Ну, или к Высшим. А лучше - просто в магазин. Всяко дешевле, и по затратам и по времени.
        - До магазина отсюда как до Марса пешком!
        - Знаю, - вздохнул Денис.
        - Во! Идея! - Данила подался вперёд. - А почему бы нам сейчас не передохнуть, да не пойти цивилов шантажировать? Они в нас уже верят, к тому же - явно боятся. Придём, шарахнем по воротам, а ну, мол, выкатывай нам запасы шоколадок и мармеладок!
        - А боя пока не хватит? - спросил Кузьмич. - Что, навоеваться всласть захотелось?
        - Так надо же выяснить, какое впечатление мы произвели, - пояснил Данила. - Хорошо, если они действительно там собирают цветы и плетут для нас лавровые венки…
        - Какие тебе венки? Тут же не Греция!
        - Ну, неважно. Готовят банкет в нашу честь, - отмахнулся Данила. - А если другое войско собирают? Побольше, а? Надо же кому-то пойти в разведку.
        - Кому? - ехидно поинтересовался Женька, но по выражению лица приятеля-мага осознал, что Денис уже заранее готов пойти добровольцем.
        - Не надо сейчас никуда ходить! - решительно возразил Кузьмич. - Нас и так мало, рисковать нельзя.
        - Давайте местную пошлем, - предложил Женька. - Она сходит, узнает, все нам расскажет. Заодно мамашу домой приведет. А то коров доить некому, Арне уже того и гляди в поле от усталости свалится. Не заниматься же этим нам, в самом деле!
        - А для нее это не опасно? - с подозрением спросила Лемурка.
        - Чем это может быть для нее опасно?
        - Откуда я знаю? Решат, что Стейнунн тоже ведьма, раз с нами заодно, и сожгут!
        Стейнунн тут же спросили, знает ли она, что такое инквизиция. Этого слова она не знала, да и сам образ злого монаха возле горящего костра для нее оказался чем-то незнакомым.
        - Это у вас такое есть? - спросила она с ужасом и жалостью в голосе.
        Идти в разведку она совсем не боялась, наоборот, очень хотела повидать мать и привести её домой. Денис рвался её сопровождать, но ему объяснили, что Стейнунн без него обойдётся, а вот им остаться с одним магом вместо двух совсем нежелательно.
        В пасторскую усадьбу девушка отправилась одна. В представлении Стейнунн усадьба находилась недалеко, всего лишь в нескольких часах пешком.
        Вся местная округа тем временем пришла в смятение. Рассказы о чужаках в исполнении пастуха или даже вдовы Бьёрг ещё вызывали сомнения - верить или не верить, но теперь все увидели полчища великанов, готовых сожрать и растоптать все живое на побережье, своими глазами. И неизвестно, появятся ли великаны опять. Люди не решались оставаться в домах, потому что боялись оказаться раздавленными вместе с ними, и не сводили глаз с ближайших гор.
        Когда Стейнунн пришла в пасторскую усадьбу, та была полна народу. Завидев девушку, все столпились вокруг нее, иные даже трогали, чтобы убедиться, что она жива. Вдова Бьёрг причитала - она уже не надеялась увидеть дочь невредимой.
        - К нам на хутор пришли вовсе не турки и не демоны! - объясняла Стейнунн, повторяя то, чему ее научили. - Это два великих волшебника, а остальные - их помощники. Они узнали, что на наш приход хотят напасть великаны, и пришли, чтобы защитить нас. Они прогнали великанов, вы все сами это видели, и теперь волшебники хотят немного побыть нашими гостями.
        - Ну, я же говорил! - среди общей тишины сказал Грим с хутора Моховая Плешь.
        - Ты говорил ерунду! - не слишком уверенно отозвалась Даллина, дочь пастора Эйрика.
        - Значит, их шестеро мужчин и две женщины? - уточнил Грим. - И эти восемь человек разбили и уничтожили целое войско великанов? Да разве люди это могут? Даже Сэмунд Сигхвуссон, величайший колдун и отец всей мудрости в Исландии, не смог бы этого сделать!
        Толпа замерла в ожидании. Все уже догадывались, что скажет Грим, и он оправдал эти ожидания.
        - Я говорю вам правду: это боги! Древние боги наших предков снова вернулись, чтобы помочь нам! - торжественно провозгласил он. - И мы должны отблагодарить их жертвами. Конечно, добрым христианам этого делать не годится, но если мы это так оставим, боги могут обидеться, и нашлют на нас бедствия еще похуже!
        На лицах было изумление, недоумение и недоверие, но никто ему не возражал.
        - Вот, Гвюдмунд бонд, образованный человек! - продолжал Грим. - Он знает все старые песни о богах. Скажи нам, Гвюдмунд бонд, разве нельзя тут найти сходство?
        Путем догадок и сравнений местные жители скоро вычислили, что Кузьмич - это явившийся в человеческом обличии Один, рыжий Данька стал, естественно, Тором, светлые длинные кудри Валерки доставили ему должность Фрейра, темноволосый Кир стал лесным богом Видаром. Женьке достался Ньёрд, а Денису - Тюр. Из-за его кандидатуры возникли споры, поскольку у Тюра всего одна рука, а одноруких среди героев не наблюдалось, но большинством голосов решили, что без Тюра в таком деле никак. А что рук две, так понятное дело - бог, мог и отрастить. Если уж Христу можно воскресать, то чего бы другому богу себе руку не вернуть ради хорошего дела? Лемурку признали Фрейей, а Галина, разумеется, стала отважной и могучей богиней Скади из рода великанов, однажды вызвавшей на бой всех обитателей Асгарда. Женька-Ньёрд, по этой версии, приходился ей мужем, что едва ли вызвало бы у него большой восторг. На своё счастье он пока этого не знал.
        Никто уже не спорил с Гримом. Народ тронулся по домам, разносить великую новость: старые боги вернулись! Многие начали следующий день с восклицания "Ну и сон же я видел!", но тут же выяснялось, что битва старых богов с великанами приснилась всем, а значит, это был вовсе не сон. Пастор Эйрик выглядел чрезвычайно озабоченным, и Даллина его понимала.
        - Дорогая моя, этого нельзя так оставить! - говорил он дочери. - Вся округа наверняка уже полна разговорами, вот-вот дойдет до епископа! Только подумай, что скажет епископ, когда узнает, что в нашем приходе снова объявились Один, Тор и Фрейр! Мы не можем допустить, чтобы люди опять вернулись к прежней вере, ты ведь знаешь, это запрещено законом! Святый Боже! А если узнают в Норвегии! - Пастор схватился за голову. - Если дойдет до Лунда! Нет, нет! Надо немедленно пойти и поговорить с ними!
        - С кем?
        - С этими богами, конечно! Они же умные люди… то есть боги. Они должны понять, что нам здесь беспорядки совсем ни к чему! И это сейчас, когда сам епископ обратил внимание на наш приход!
        - Может быть, это все как-то связано? Ты же знаешь, что говорят люди про злую аульву, поселившуюся в скалах…
        - Все может быть. Но мы должны соблюдать закон и держаться праведной веры. Так что пусть Бергтора достанет мои толстые башмаки, я пойду в Коровье Поле. - К нам служитель культа! - крикнул Данька, дежуривший во дворе. - Инквизицию заказывали?
        Приключенцы, всю ночь напрасно прождали возвращения Стейнунн, и теперь пребывали в изрядном нетерпении, так что не удивительно, что они тут же высыпали из дома в полном составе.
        К хутору приближалась целая процессия. Впереди шел мужчина в черном одеянии, и впрямь очень похожий на священника в представлении гостей из будущего. За ним следом шёл серьезный вооружённый парень, встреченный приключенцами ещё возле гейзера, долговязая худая девица в синем платье, низенький шустрый старик, а позади всех Стейнунн со своей матерью, закутанной в большую серую шаль.
        Под охраной и покровительством самого пастора вдова Бьёрг не боялась вернуться в свой дом, хоть бы он и был захвачен старыми богами, а Грим увязался следом в качестве лучшего знатока древних обрядов, дабы лично выспросить у богов, жеребца какой масти они предпочитают в качестве жертвы в это время суток.
        Бьёрн пошел с пастором как представитель светской власти, а Даллина не хотела оставлять своего отца. К тому же ей очень хотелось посмотреть на богов. Услышать про них ей довелось ещё в детстве и довольно многое, а вот увидеть своими глазами - совсем другое дело. Больше всего ее интересовал Фрейр, видимо, из-за романтической истории его женитьбы. Хотя она и сомневалась в глубине души, не окажется ли его облик таков, что порядочной девушке на него и смотреть-то не годится…
        Даже Стейнунн теперь уже подумывала, что недооценила гостей и не разгадала их истинной сути.
        Пастора больше всего беспокоило, как он будет объясняться с епископом, что допустил в своем приходе возврат к язычеству. Бьёрн думал о том, как много неприятностей будет у округи в целом, если старые боги пришли, чтобы остаться. Да что округа - это грозило расколом и усобицами по всей стране! И беда религиозной вражды, которую исландцы избежали двести лет назад благодаря мудрости Торгейра со Светлого Озера, тогдашнего годи, разразится теперь!
        - Ну, теперь у нас будут нормальные цивилизованные переговоры! - обрадовался Денис, когда разглядел, что к ним приближается исключительно мирная делегация, в которой целых три женщины, а из троих мужчин лишь один вооружен. - Я же знал, что мы договоримся!
        - Ты сначала договорись! - пробурчал Женька.
        Пастор Эйрик и его спутники вошли во двор. Восемь пришельцев уже ждали его возле дома. Остановился пастор в трех шагах от них. Божественного в облике пришельцев на первый взгляд пастор не увидел, но всё же понял, что если это и люди, то совсем другие.
        Ни в Исландии, ни в Норвегии, ни в Дании ему таких встречать не приходилось. Но его смущало то, что боги могут принять любой облик, могут предстать даже вещью. И они действительно победили целое войско великанов!
        Пастор вдруг подумал, что ему было бы легче, если бы облик богов соответствовал традиции и был более узнаваем: чтобы Тор имел рыжую бороду, горящие глаза и молот на короткой рукояти, чтобы у Одина была белая борода, серый плащ и только один глаз, чтобы у Тюра правый рукав, пустой ниже локтя, был заправлен за пояс, чтобы Фрейр держал в руках олений рог, что служит ему вместо меча…
        Только Скади оказалась как в предании, разве что со здоровым отполированным бревном вместо лука. Затем пастору в голову пришла мысль, что если к этому бревну приладить ещё и тетиву…
        Он вздрогнул. Если бы эти "боги" выглядели более привычно, он лучше знал бы, как говорить с ними. Вместо этого его терзала боязнь, что они не поймут его, а он вряд ли поймет их. В глазах напротив отражался иной мир, иная речь, иные мысли.
        Да, несомненно, они из другого мира, но тот ли это мир, о котором говорят старинные предания? Однако в приход Слепой Даллины явились именно такие боги, и приходилось иметь дело именно с ними.
        - Достопочтимые господа… э-э-э… спасители нашей округи! - начал пастор. У него язык не поворачивался назвать собеседников их истинными именами, и он понятия не имел, как с ними говорить. - Я, Эйрик Асмундссон, пастор прихода Слепой Даллины, пришел сюда поприветствовать вас, принести вам благодарность от имени всех людей и обсудить… если будет позволено…
        Пастор запнулся, не зная, как сказать, что же именно следует обсудить. Неучтиво прямо на пороге спрашивать, на каких условиях гости изволят убраться побыстрее. За такое большая часть известных пастору людей могла бы и за топор схватиться, и он полагал, что злить странных гостей не стоит. К счастью для него, те взяли переговоры в свои руки.
        - Не стоит благодарности, дорогой пастор, господин Асмундссон! - оживленно заговорил Денис, примерился было пожать ему руку, но вовремя понял, что здесь это еще не принято. - Господин Асмундссон, прошу вас, проходите в дом! И все ваши спутники, конечно, тоже! Милости просим!
        "Дипломат хренов! - подумал Женька. - Отчество с фамилией спутал! Его бы на приеме просто Иванычем назвали! Или как его там по батьке?"
        Пастор, впрочем, к тому моменту растерялся настолько, что без возражений проглотил и это. Денис между тем очень старался, чтобы гости успокоились и расслабились, чуть было не предложил им чаю или кофе, но вспомнил, что его не поймут, а сразу начинать с пива, пусть и такого плохого, как здесь, как-то несолидно.
        - Мы пришли к вам, господа, чтобы поблагодарить за помощь в избавлении от великанов, - начал пастор, когда все расселись вокруг очага. - Поскольку очевидно, что жители прихода не смогли бы бросить вызов полчищам адских отродий сами, они и стали бы легкими жертвами сил тьмы. Вы спасли нас от этой страшной участи. Но вместе с тем я желал бы напомнить… напомнить уважаемым гостям…
        Уважаемые гости обалдело следили, как пастор всеми силами пытается обтекаемо сформулировать какую-то непонятную им сложную мысль.
        - Надеюсь и всемерно желаю, что это не будет понято как недостаток уважения или признательности, а всего лишь как мое всечасное стремление поддерживать закон и порядок во вверенном мне приходе, к чему меня призывает первейший долг, - продолжал между тем путаться в дипломатичных выражениях пастор, - ведь согласно закону уважаемым гостям не следует долго задерживаться на земле Исландии, потому что из этого не выйдет ничего, кроме неприятностей.
        - Уверяю вас, дорогой пастор, что у нас и в мыслях не было кому-то причинять неприятности! - воскликнул Денис.
        - Кроме отродий Адской Красно-Чёрной Сатаны! - мрачно пробурчал в сторону Женька. - Встретились же вежливые идиоты, два сапога пара…
        - Уверяю вас, наше пребывание здесь совершенно безопасно и не причинит вам никакого вреда! - к счастью, Женькину реплику Денис не расслышал.
        - Быть может, так оно и есть, но я вижу свой долг в том, чтобы напомнить, что закон, - бедный пастор мялся и поминутно кашлял, так что у Лемурки даже возникло желание похлопать его по спине, - закон обязывает уважаемых господ как можно скорее покинуть землю Исландии.
        - Какой закон? - Кузьмич понял, что если не спросить пастора прямо, тот будет ходить вокруг да около ещё долго.
        - Охотно напомню вам, что было решено на знаменитом альтинге тысячного года от Рождества Христова! Хотя это, конечно, не может быть неизвестно таким мудрым и сведущим… - Пастор запнулся, не решаясь назвать собеседников ни людьми, ни богами. - Господам. В то время норвежский конунг Олав Святой сильно гневался на исландцев. Они не желали принимать христианство. Поэтому он пригрозил убить всякого исландца-язычника, который покажется в Норвегии. А разве могли быть исландцы в раздоре с Норвегией, откуда мы получаем и лес, и железо, и множество других необходимых для жизни вещей?
        Едва-едва Гицуру Белому и Хьяльти Скеггьясону, двум знатным исландцам-христианам, удалось смягчить его гнев, но им пришлось пообещать, что вся Исландия вскоре станет христианской. Они вернулись домой как раз во время альтинга и объявили, какие беды грозят Исландии, если она немедленно не примет Христову веру. Но еще очень многие исландцы не желали отступить от старой веры, хотя и желали мира и покоя в стране. Тогда решение было отдано мудрому человеку, Торгейру годи. Целые сутки он провел в своей землянке, не выходя, не принимая пищи, ни с кем не разговаривая. И на другой день Торгейр объявил свое решение. Все в Исландии должны стать христианами. Правда, в частной жизни почитание прежних богов не было запрещено, но сам Торгейр вынес изваяния богов из капища и опустил их в водопад. А раз так поступил человек, которому альтинг доверил решить судьбу Исландии на все времена, то и мы не можем допустить, чтобы среди нас присутствовали… те, кто по закону должен уйти.
        - Все это очень интересно и поучительно! - сказал Кузьмич, когда пастор закончил. - Но какое отношение это имеет к нам?
        - Но как же? - Пастор удивился. - Закон - это такая вещь, которой обязаны повиноваться все. Богатые и бедные, живые и мертвые, люди и… боги. И если народ Исландии на альтинге принял закон о том, что все становятся христианами, значит, прежние боги должны повиноваться закону и уйти из страны. И не возвращаться.
        Захватчики хутора обалдело переглянулись.
        - Вы поймите, у меня будут неприятности! - Пастор умоляюще глянул на Кузьмича, которого почему-то считал здесь главным, и прижал руки к груди. - Когда епископ Торгрим узнает, что в моем приходе снова появились старые боги, он лишит меня прихода! У нас и без того намечаются сложности с магической книгой Слепой Даллины, а тут еще Один с богами и богинями Асгарда! Епископ может подумать, что это я виноват, а у него есть один человек, который не отказался бы занять мое место!
        - А если узнает норвежский король, он посчитает это поводом прислать войско, занять Исландию и посадить сюда своего ярла! - решительно добавил Бьёрн. - Тогда конец всей нашей свободе. Так что для нас было бы гораздо лучше, если бы уважаемые боги вернулись к себе и не тревожили наш приход. Еще Олав Святой грозил смертью всякому, кто не примет христианства, и что-то я не думаю, что с тех пор короли подобрели.
        "Ничего себе пропаганда христианского милосердия! - мельком подумал Женька. - Еще не узнал бы про нас этот дикий король… Хорошо, что мы не ему на голову свалились, а всего лишь этому милому пастору! Асмундссон! Дорогой Эйрик Асмундович!"
        Его товарищи переваривали слова пастора. Нет, переводчик не путал, их правда держали за настоящих языческих богов и душевно просили удалиться, потому что закон такой есть, да и епископ будет недоволен…
        - Дорогой пастор… - начал было Денис, но Женька его перебил:
        - Да, мы, пожалуй, не будем противиться решению парламента… то есть альтинга. Раз уж такой закон, то мы, пожалуй, согласны уйти. Но дело в том…
        - Жертвы мы непременно принесём! - встрял ободрённый Грим. - Ведь закон так и не запретил почитать богов в частной жизни и есть конское мясо, так что мы не будем его нарушать! Вы только скажите, жеребец какой масти вам желателен, а то ведь столько лет прошло, хороших знатоков древних обычаев совсем не осталось.
        У Тормунда с Белого ручья есть отличный серый, трехлетка, а я говорю, что лучше пусть годи даст своего черного, а деньги за него возьмет из подати, потому что это расход на общественные нужды…
        - Да подожди, Грим, дай им сказать! - Даллина пришла на помощь обалделым ролевикам. Тех настолько выбил из колеи напор Грима, что они даже не знали, что сказать.
        - Дело в том, что у нас возникли некоторые трудности с возвращением, - Женька мучительно соображал, как бы не уронить престиж богов, но при этом всё же получить столь нужную помощь. - Мы готовы исполнить вашу просьбу и уйти. Но для этого нам потребуется… эээ… работать сообща…
        Он чуть было не ляпнул "сесть за стол переговоров" - мага так и тянуло на язык новостей из телевизора. Настороженность и торжественность на лицах гостей к этому слишком уж располагали.
        - Мы готовы оказать вам содействие в том, что отвечает нашим общим интересам! - пастор говорил совсем другие слова, но дух его речи слушатели воспринимали примерно так. - Конечно, если это не слишком противоречит истинной христовой вере… и если от епископа не поступит каких-либо иных указаний.
        - Не противоречит, не противоречит! - ляпнул Кир. - Да я сам христианин! Во!
        Остановить его не успели. Сам же Кир, даже не задумываясь о последствиях, гордо продемонстрировал ошарашенному пастору маленький алюминиевый крестик на груди.
        Пастор отпал.
        Он, конечно, был служителем культа, и верил в силу Бога, но увидеть такое…
        Увидеть старого бога, принявшего веру бога нового…
        Это было слишком даже для него.

***
        После столь шокирующего откровения стиль общения как-то резко изменился. Говорить начали все и одновременно. Пастор молча осмысливал слова о крещении бога, все остальные же без раздумий забросали "богов" вопросами.
        Больше всего местных занимало, кому же довелось крестить бога? Кир честно рассказал им про церковь на своей родине. Церковь семнадцатого века. На самом деле, её даже ещё не построили, но помнил он её достаточно хорошо. Описание высокого по местным понятиям каменного здания и невероятно богатой по меркам средневековой Исландии церковной утвари надолго отвлекло местных жителей от расспросов на какие-либо иные темы. Маги же воспользовались тем, что от них отстали, и вовсю погрузились в обсуждение своих проблем.
        - Не, ты слышал? - Женька не мог сдержать волнения, - Он же проговорился! Ты вообще понимаешь, что это значит?
        - Проговорился? - непонимающе переспросил Денис. - О чём?
        - О книге, балда! Ты думаешь просто так, что ли, нас в прошлое занесло! Да ежу понятно, что эта самая ведьма, которой их епископ заинтересовался настолько, что пастора даже мы уже не пугаем - она сюда нас и вытянула! Эйрик этот, он же сам колдует, по нему за километр видно! Только он слабый, и не понимает, чего делает. Думает, что это молитвы помогают. Лечит по мелочи, или ещё чего, не знаю, но силу он в нас зуб даю, почувствовал!
        - Ну и что?
        - Ну и то! Значит и книга эта, которой он так боится - настоящая! Просто книга его бы так не испугала, сжёг бы её при скоплении народа, или пустил бы на воду, как тот их борец с язычеством, и всё. А он боится! Ты себе вообще представляешь, что это такое - написанная до первой волны магическая… О, чёрт…
        Женька внезапно скис.
        - Эй! - встревожено спросил Денис. - Ты чего увял?
        - Я просто подумал, - глухо сказал Женька, - о том, сколько нам осталось. Этот, который Эйрик… он сказал, что тысячный год уже давно был.
        - Ох, блин, - Денис понял. - Тринадцатый век, да? Столетие хаоса…
        - Именно, - мрачно подтвердил Женька. - легендарная первая волна. Даже из великих выживал дай бог каждый сотый. А такие как мы с тобой - горели спичками. Так что, или мы быстро находим того, кто нас сюда закинул… или не будет ни его, ни нас.
        - И что, ты думаешь, мы вот так вот просто придём к нему и ляпнем "а давай-ка нам магическую книгу, мы ритуал вершить будем"? Это притом, что ни ты, ни я о ней вообще ничего не знаем?
        - Ну, можно и не к нему… - задумчиво сказал Женька. - Дочка пастора тоже вроде чего-то понимает. И потом, это папа у неё старый, лоб твёрже дубовой доски, а вот с ней можно договориться. Они с этой книгой сейчас носятся как пришпаренные. Ты же наверняка почувствовал, как пастора от каждого её упоминания передёргивало, а тут ещё и мы. Если дочка вдруг увидит способ избавиться от книги и от нас разом - она им воспользуется. Мозги не одеревенели ещё, ей лет тридцать максимум, должна понимать!
        Оба мага переглянулись и устремились к дочери пастора.
        - Даллина Эриксоновна, - начал Денис, - не могли бы вы…
        - Оказать нам небольшую помощь, - Женька в который раз едва удержался от желания стукнуть неумелого дипломата, чтобы тот не портил ничего своей неловкой вежливостью.
        Впрочем, Даллина всё равно так и не поняла, чего маги от неё хотели. Налицо была добрая воля, но и только. Удалось выяснить, что на дворе тысяча сто девяносто четвёртый год от Рождества Христова - конец двенадцатого века. Что-то в этом роде маги и подозревали, а двенадцатый век или шестнадцатый, большой разницы для них уже не составляло. Оба вполне трезво оценивали свои шансы пережить столетие обезумевшей магии. Записей об этом периоде сохранилось не так много, но те, что уцелели, представление о шансах выжить давали вполне точное. Двум неопытным магам пребывание в этом времени хорошего не сулило ничего. Требовалось найти выход. И тут они очутились перед немалой проблемой.
        Пастор Эйрик, как выяснилось из расспросов его дочери, был сведущ в излечении болезней, нахождении потерянных или украденных вещей с помощью рун и заклинаний, умел вызывать вещие сны, привлекать на людей здоровье и удачу, или, например, знал, как сделать косу острой, чтобы она долго не тупилась. Безобидное колдовство, вполне уместное по местным взглядам, даже пастору небольшого прихода.
        Магам это помочь не могло никак. Требовалось перенестись на восемьсот лет вперед. О путешествиях в будущее местные в принципе не знали. Ни одно из преданий о таком не говорило. Там вообще царило вечное мифологическое время, а жизнь местные жители полагали одинаковой и неизменной, поэтому ни в прошлое, ни в будущее никто и заглядывать не пытался. Они в принципе не понимали, как можно попасть на двести лет вперед, если прожить двести лет невозможно!
        Правда, нашлось предание о каком-то старинном герое, который провел триста лет в волшебной стране, а потом вернулся домой таким же, каким и уехал, не постарев и даже не заметив прожитого времени. Но тот несчастный герой превратился в прах, едва коснулся родной земли, так что пользоваться его технологией, даже если вдруг удастся её узнать или вывести самим, как-то не тянуло.
        Но оптимист Денис не верил, что волшебный трамвай, доставивший их в прошлое, ходит только в одну сторону.
        - Мы попали сюда из-за камня, это очевидно! - говорил он. - Там у нас был камень, и здесь у них есть камень, причем очень похожий. Вместе они составляют портал, систему якорей, нечто вроде канала, построенного неизвестно кем и зачем. Если бы найти хозяина этого портала…
        - И повесить! - мрачно вставил Валерка.
        - Я никогда не слышала, чтобы кто-то из древних мудрецов строил "магические ворота через пустоту в иной мир", - Даллина, слушала их без особого удивления, но тут она только покачала головой.
        Вообще пасторская дочь оказалась на редкость вменяемой и сообразительной девушкой, хоть и была чересчур долговяза, а выражением лица напоминала умную лошадь.
        - А что касается рунного камня, - продолжила она, - то я подозреваю, что это из наследства Сэмунда Мудрого. Но, мне всегда казалось, что в этой саге лжи больше, чем правды.
        - Чем болтать, пойдем лучше посмотрим на этот камень! - решил Женька. - А ты, Денис, сиди здесь и присматривай за контингентом. Если Кир будет порываться строить железную дорогу - связать и посадить в прохладный ручей. Нам тут прогрессоров не надо!
        Денис все-таки рвался идти с ними и даже грозился по возвращении обо всем пожаловаться Женькиной "суккубихе", но тот на провокацию не поддался. В разговоре с Даллиной он хотел обеспечить себе полную свободу действий.
        Скрывать, что же им на самом деле нужно, маг уже не мог. Нельзя же требовать, чтобы их переправили в царство богов - Асгард, надеясь на самом деле попасть в Россию начала третьего тысячелетия! Да и где он вообще, тот Асгард? - Вот этот! - Женька кивнул на рунный камень и даже хотел было его пнуть, но воздержался: этот мир не располагал к слишком вольному обращению с магическими предметами.
        Даллина медленно подошла и остановилась в двух шагах. Камень лежал на своём месте, обманчиво тихо и спокойно. Но даже сейчас Женька чувствовал, что всё не так просто.
        - Вот как… - задумчиво сказала она. - Значит, он все-таки существует…
        - Камень?
        - Ну, да.
        - А ты сомневалась? Камень и камень. Мало ли у вас таких стоит? В честь всех хороших людей…
        - Ты немножко напутал, - вежливо поправила Даллина. - Это за морем. В Дании, Норвегии и Швеции, там поминальных камней много. А у нас их никогда не ставили.
        - Но этот же стоит! - Женька опять едва не пнул злосчастный камень. - Реквизит хренов!
        - Почему ты называешь его… - Даллину очень удивила расшифровка слова "реквизит" на доступную ей речь. - Это вовсе не поддельная вещь, и он не предназначен для игры.
        - Этот нет. Но там, где мы были, должен был стоять почти такой же камень, только поддельный. А вместо него оказался настоящий, причём неизвестно чей, и ставили его незаконно!
        - У нас рассказывают, что Сэмунд Мудрый поставил где-то в лесу один рунный камень, - продолжила Даллина. - Но его так и не видели. Похоже, это как раз он и есть. И этот камень совсем не поминальный. Это не стихи, руны больше похожи на заклинание.
        - Какое? - для Женьки руны лишь слегка походили на то, что ему доводилось изучать в будущем. Магические символы будущего создавали на лучших суперкомпьютерах, так что сходства у них с тем, из чего когда-то давно эти символы выросли, не больше, чем у каменного топора с лесозаготовительным комбайном.
        - Трудно сказать, - Даллина подошла ближе и провела рукой по цепочке рун. - Здесь совмещенные руны - их почти невозможно прочитать правильно, если не знать, что имелось в виду.
        - Вот, посмотри! - Она показала на сложный знак, в котором можно было увидеть сходство с русской буквой "М". - Это совмещенная руна, но в ней наверняка есть "эваз", "манназ", "лагуз" и "дагаз". Все они схожи по начертанию и имеют общее в своем значении: так или иначе говорят о движении, прорыве, сдвиге с мертвой точки. Это заклинание могло быть составлено для перемещения, магического путешествия, и для перехода в другой мир. Правда, я думаю, Сэмунд Мудрый использовал только духовное путешествие, но вы же боги, вы можете путешествовать по мирам и в телах.
        - А если мы не боги? - осторожно спросил Женька. - Тогда что?
        - Тогда… - Даллина внимательно посмотрела на него. - Бьёрн говорит, что раз богам уже двести лет не приносят жертв, они наверняка ослабели и действительно могут нуждаться в нашей помощи. А я думаю, что можно ослабеть, но нельзя забыть того, что знаешь. Настоящий Один вряд ли мог позабыть руны - ведь он сам раздобыл их, вырвал их тайны у вселенной, принес в жертву за эту мудрость себя. Руны - его кровь, его дыхание, такое нельзя позабыть. Он должен знать, что здесь начертано, и как пользоваться силой камня. А он не знает. Значит, это не Один. Значит, вы люди, хотя и сведущие в магических искусствах. Но даже самый великий чародей никогда не станет богом. Бог - это нечто совсем другое.
        - Мы действительно маги. Я и тот, кого вы посчитали за Тюра, - Женька поднял руку, и поднёс Даллине высокий язычок огня, как цветок. - Но мы не боги. Мы жили в очень далекой стране, причем на восемь веков позже, чем вы. Этот камень - и тот, который у нас, там, каким-то образом забросили нас к вам. И мы хотим вернуться.
        - А как называется ваша страна? - Даллина приняла его признание очень спокойно, равно как и фокусы с огнем.
        - Россия.
        - Есть Рослаген в Швеции… и еще, кажется, во Фрисландии. А такой, как ты сказал, нет.
        - Может, она еще не появилась. Или называется у вас как-то по-другому. Киевская Русь, как-то так, - Женька, к стыду своему, очень плохо представлял, как называлась его родина в конце двенадцатого века. То есть, это вообще-то родина только Дениса и прочих харьковских! Да и то, никакого Харькова ещё не было… кажется.
        - Гарды! - воскликнула Даллина. - Гардарики. Страна городов! Оттуда привозят очень хорошие меха, а еще рассказывают, что оттуда вывозят очень много хлеба. Я знаю такую страну, ее короли в родстве с королями Швеции и Норвегии. Но я не видела ни одного человек оттуда.
        - Теперь увидела сразу восемь, - Женька вздохнул.
        - Но путь в Гарды известен. Даже я примерно знаю, хотя никогда за морем не была, а Йоун годи знает наверняка.
        - А кто сейчас там правит, не знаешь?
        - Нет.
        - И я не знаю, - из древних князей Женька знал только Игоря, с его словом и полком, и Вещего Олега, зачем-то прибившего щит на ворота Царьграда. Еще мелькали где-то на периферии сознания Рюрик, Синеус и Трувор.
        Эти вообще неизвестно, были или не были. Женька ощущал себя на редкость неловко перед Даллиной. Она-то могла без малейшей запинки поименовать всех королей своей части мира, начиная от самого Одина, и своих предков за четыреста лет, то есть от момента переселения первого из них в Исландию.
        - Короче, нынешние Гарды нам не подойдут. Нам они требуются через восемьсот лет.
        Даллина внимательно смотрела на камень.
        - Если камень Сэмунда перебросил вас сюда, он должен перебросить и обратно. Только где взять силу на такое перемещение?
        - Сила у нас есть, - Женька спешно вспоминал, чему его учили о действиях в поле, - точнее, будет, когда понадобится. У нас ума не хватает! Сюда мы попали случайно, но обратно идти нужно со знанием дороги! А то угодим ещё на восемьсот лет дальше. Или в Африку. Или вообще с Земли долой, чего мне совсем не хочется. Мы же не умеем! У этого Сэмунда нельзя спросить?
        - Он умер сорок лет назад. Я думаю, равных ему в Исландии не осталось. Не зря многие так жаждут завладеть Бурой Коровой - ведь она списана с Черной Кожи, которую написал сам Сэмунд Мудрый.
        - Завладеть чем? - Женька обалдел. Местные порой ставили его в настоящий тупик. Впрочем, он и не сомневался, что молодёжный сленг из будущего тоже свернёт их мозги набекрень. Только сейчас именно ему требовалось понимать собеседницу в полной мере!
        - Это книга, переписанная с той, что написал Сэмунд Мудрый, - пояснила Даллина. - Ее называют Бурой Коровой, по цвету кожи на переплётных досках. Этой книгой владела моя прабабка Слепая Даллина. Она была очень мудрой женщиной и построила нашу церковь.
        - Но где же эта книга? - завопил Женька.
        - В ее могиле, конечно, - спокойно ответила Даллина. - Такая книга - все равно что страшное оружие в злых или неумелых руках. Её нельзя оставлять на земле когда умерла хозяйка.
        После этого разговор завял. Прямо из леса Женька и Даллина направились в пасторскую усадьбу - тот поспешил вернуться к своим людям, чтобы уверить их, что никаких проблем с чужаками, великанами, а также любыми другими напастями пока не предвидится.
        Даллина уверила мага, что у него вряд ли получится убедить пастора, но Женька хотел попытаться. К сожалению, его спутница оказалась права: Эйрик и слушать не хотел о том, чтобы раскапывать могилу своей бабки.
        - Что вы, это же страшный грех - тревожить покой мертвых! - ужаснулся он. - Это будет осквернение церкви, я даже слушать об этом не хочу! Это некромантия, черная магия, все попадут в лапы дьявола, кто вздумает заниматься такими вещами! И вы хотите, чтобы я, священник, дал согласие на такое богопротивное дело! Это невозможно! Кроме того, я совершенно не хочу, чтобы Бурая Корова опять оказалась на земле. Слепая Даллина знала, как с ней управиться, и в ее руках книга никому не причиняла вреда. Но если она выйдет на свет, можно будет ждать любых несчастий!
        - Если хотите, мы заберем книгу с собой! - предложил Женька. Всё это время он тщетно пытался хоть немного повлиять на сознание пастора, чтобы тот стал более сговорчивым, но достучаться к мозгам вошедшего в религиозный запал проповедника сейчас могла разве что пуля.
        - Нет, нет! Что положено в землю, то должно лежать в земле! - пастор взмахнул руками, - Как христианин, как священник, как внук Даллины, я никак не могу дать на это согласия!
        - Но отец, мы же все хотим, чтобы эти люди вернулись к себе! - заметила Даллина. - Иначе епископ будет очень недоволен тем, что у нас в приходе разгуливают древние боги, а мы ничего с этим не делаем.
        - Я не Сэмунд Мудрый и даже не Торгейр годи. Епископ не может требовать от меня невозможного. Разве я Олав Святой, чтобы запросто решать судьбы богов, людей и страны?! Но если меня обвинят в пособничестве, это будет гораздо хуже! Тогда мы не просто лишимся прихода, нас могут выслать из страны! Некромантия и черная магия, дорогая моя, это не шутки. Я не могу на это пойти, и лучше вам совсем оставить эту затею.
        - Но как же мы отсюда выберемся! - Женьку возмутила глупая трусость пастора. - Вы что, хотите, чтобы мы остались здесь навсегда? А мы не хотим! Здесь холодно! И никакой магии не хватит соорудить хоть какое-то подобие нормальной жизни! Или надеетесь, что всё как-то само решится? Так этого не будет, читайте Библию, даже там про это написано!
        - Можно поискать другие колдовские книги, - предложил ему пастор. - С Черной Кожи делали целых четыре списка. Об их судьбе я ничего не знаю, но можно спросить. Конечно, придется иметь дело с наследниками… гм, даже не знаю, что за люди, у кого эти книги теперь. Но они все-таки живые, и это не такой грех, как тревожить умерших. И это уже всё не в нашем приходе!
        Последнее соображение доставило пастору истинное удовольствие. Он даже оживился.
        - Я порасспрашиваю людей и постараюсь узнать, где искать Серую Лошадь, Зеленую Тёлку и Красного Бычка, - радостно пообещал он. - Я даже найду вам людей в проводники, лошадей и припасов на дорогу.
        - Обойдёмся без ваших припасов, - слабым голосом ответил Женька и вынул из воздуха шоколадку. Никогда он их не любил, но сейчас вцепился зубами с таким удовольствием, будто это горло самого Сэмунда Мудрого.
        Разумеется, окончилось это лишь тем, что Женька чуть не прикусил себе язык. Сил на сотворение пищи у него просто не было, и в итоге маг получил убедительную, но абсолютно бесплотную галлюцинацию.

***
        На хуторе Стейнунн тем временем творился форменный бардак. Кирилл отнюдь не рвался немедленно строить "железку" в комплекте с паровозом и пороховой фабрикой, да и государство на его взгляд для этого попалось какое-то бедноватое - ни принцесс, ни драконов… только бонды непонятные, да и те вовсе не Джеймсы. Не фэнтези, а издевательство какое-то. С другой стороны, какой-никакой антиквариат у местных жителей всё же имелся, а значит, имелся и шанс его экспроприировать. Серебро - оно и в Африке серебро, а если продавать его через тысячу лет после обработки, то и на этом неплохо можно заработать. Кирилла, в общем-то, не волновало, как тащить добытое домой, на это у него было целых два мага, а вот вопрос о взаимовыгодной торговле занимал его куда больше.
        - Ну что, граждане, - вкрадчиво начал он беседу с товарищами, - ролевики, тунеядцы, алкоголики… кто хочет заработать?
        - А на ликёроводочный наряды есть? - хохотнул Данила.
        - Будут, - хитро прищурился Кирилл. - Насколько я знаю, самогон пока что не придумали? Товарищ маг, вас не затруднит склепать нам змеевичок?
        - Зачем?
        - А ты сам подумай! Компостировать местным жителям мозги всякой магией - с точки зрения пастора, например, это моветон, бо-бо и ай-я-яй. Так?
        - Допустим, - хмуро признал Денис. - А самогон тут причём?
        - А при том, - торжествующе сказал Кирилл, - что это всего лишь обычные торговые отношения! Никаких магических конвенций, буде у них таковые случились, они тут не нарушают, но зато способствуют прочным дипломатическим, и не только, связям с местными. Вот! Так что паяй из ведра змеевик, Кузьмич тебе поможет, и будем торговать. Нас тут пока что уважают, значит надо пользоваться…
        - Нравится мне это твоё "пока", - хмыкнула Галина. - А как пастор за трезвенность воевать начнёт? Самогон - штука навязчивая. Они же его по незнанию как пиво начнут хлестать, а потом уже поздно будет.
        - Так сразу вряд ли начнут, а потом нас тут уже не будет! - парировал Кирилл. Жажда обогащения уже целиком захватила его помыслы.
        - Слушай, а из чего они тут пиво своё гнали? - спросил Данила. - Без пива нам водки не сварить, а я и на хуторе этом что-то до сих пор его толком не видел…
        - Вот этим вопросом ты как раз и займись, - предложил Кирилл. - Торжественно обещаю, что первый же ковш готового продукта - твой.
        - Ну, спасибо… - Данила встал. - Что, самогонщики, пошли что ли?
        Когда народ уже расходился, Лемурка спросила у Кирилла:
        - Слушай, а ты сам что будешь делать?
        - Я? Ну должен же хоть кто-то за вас всех соображать, хотя бы для разнообразия? Думать я буду, - сказал Кирилл и повалился на лавку. - Вот только посплю… немножко… - Какие же они все тупые! - Женька с размаху ударил кулаком по стволу чахлого местного деревца. Разумеется, отбил руку.
        При всём его христианском всепрощении и благорастворении, пастор оказался типичным упёртым идиотом. На ролёвках Женька таких обычно или отыгрывал сам, чтобы всласть поиздеваться над окружающими, или просто убивал. Тут, к сожалению, любимый метод не годился - слишком понятно, кто виноват. Да и убивать человека по-настоящему иначе как из самозащиты Женьке, если честно, не хотелось. Не та у него была психология.
        - Нет, вот надо, а? - уныло простонал маг. - У него под полом лежит настоящий, без дураков, гримуар, а этот козёл ведёт себя как собака на сене!
        Фонило от книги на славу. Женьке даже в церковь заходить не понадобилось, чтобы почувствовать слабое биение магии под досками пола и слоем грунта. Прятали книгу хорошо, на пересечении нескольких энергетических потоков. Не знаешь где искать, так и не догадаешься, пока шагов на тридцать сам не подойдёшь.
        Увы, начинать любительские раскопки в окружении нескольких десятков верных пастору людей мог только беззаботный самоубийца. Так что Женька, едва только понял, что беседа с пастором ни к чему не приведёт, решил уйти на хутор и поговорить об этом с остальными. В любом случае - требовалось рассказать о всём, что удалось вызнать.
        Вдобавок, дело шло к ночи. Оставаться у пастора Женьке не хотелось, хотя это предложение ему и сделали.
        Во-первых, неизвестно ещё, как там эти местные думают, средневековье, как-никак. Решат прирезать тихонечко, во избежание неприятностей, и привет. Ну а во-вторых, даже если всё хорошо, остаться абсолютно одному в неизвестном месте, среди абсолютно чужих людей… да врагу не пожелаешь!
        Поэтому Женька брёл в потёмках по незнакомому лесу незнакомого государства незнакомой, опять-таки, эпохи. Занятие оказалось несколько сложнее, чем он думал. Радовало только одно - волков тут не было. Тут и людям жрать особо нечего, не то, что волкам, а на мышах зверь крупнее лисицы вряд ли прокормится.
        Через примерно час похода Женька понял, что заблудился окончательно. Впрочем, оставалась ещё надежда на магический компас - намертво забитая в памяти руна поиска указала в окрестностях пару точек силы - одну послабее и одну помощнее.
        - Так… - Женька задумчиво смотрел на итог своей колдовской деятельности. - Это у нас, значит, пастор, а это, стало быть, снежок из Харькова. Понятно…
        Женька поёжился. Слишком уж плохо его одежда подходила для прогулки в холодном ночном лесу. Вдобавок, маг постоянно спотыкался о корни, что выпирали из земли тут и там. Руна для ночного зрения у него в запасе была, но маг просто устал, и всё равно спотыкался. Это не прибавляло ему хорошего настроения.
        - Может, всё-таки стоило провожатого на всякий случай попросить? - спросил сам у себя Женька, после того, как в очередной раз едва не рухнул на землю. - А лучше сразу книгу на блюдечке и гарем на шесть персон…
        О том, чтобы внаглую спереть книгу прямо из церкви и речи быть не могло. Даже если удастся её украсть, всё равно её надо сначала прочитать, а потом - ещё и понять. Как это делать, когда против него выступит поголовно вся округа, Женька себе представить не мог.
        Перспектива отправиться куда-то к чёрту на кулички, где против него будет выступать не просто дружина, но и сам хозяин копии с магической книги, тоже наверняка маг, Женьку радовала ещё меньше. Его, конечно, учили многому, в том числе и такому, чего тут наверняка ещё не знали, но в основном для того, чтобы он своих знаний не применял никогда, или применял как можно реже, а тут без применения магии жизни просто не мыслили. Сталкиваться лицом к лицу с такими людьми магу не хотелось. Но других вариантов он не видел.
        А ещё он вдруг понял, что пришёл куда-то совсем не туда, хотя магия, если никто её не искажает, вообще-то не подводит.
        - Ну и? - Женька, обалдело рассматривал подножие довольно большой замшелой скалы. - Этого придурка что, погулять на ночь глядя пробило? Или…
        Женька замер. Им завладела одна достаточно неприятная мысль. С Дениса вполне сталось бы волноваться, тем более что вокруг темнело. И с него сталось бы искренне уверить себя в том, что Женька всё ещё пребывает в деревне пастора, и отправиться ему навстречу.
        - Из пункта А в пункт Б вышел один маг, навстречу ему из пункта Б в пункт А вышел другой, - Женька хихикнул. - А теперь вопрос: Если дело происходит в средневековой Исландии, то кто из них при этом больший кретин?
        Ответа, разумеется, не последовало. А вот присутствие мага рядом ощущалось всё сильнее.
        - Сказано же было - оставаться на хуторе, за ребятами приглядывать! - Женька разозлился. - Он у меня сейчас на всю жизнь отвыкнет приключаться, лампочка сортирная!
        Аура мага дрогнула и двинулась Женьке навстречу.
        - Что, почувствовал меня, да? - Женька ухмыльнулся. - Вот я тебе сейчас…
        Маг судорожно вспоминал, чего б такого изобразить покрасивее. Потом раздумал и без особых изысков зажёг на ладони пылающий шнур огненного меча.
        - Ну что, Исчадие Света, пришёл твой Смертный Час! - театрально провыл Женька и выскочил навстречу другому магу. - Я, Дарк Шнайдер, великий и ужасный накажу тебя во имя…
        В следующий миг Женьку с размаху швырнуло на скалу. Вся дурь из него вмиг улетучилась. В лицо незадачливому шутнику повеяло холодом. Перед ним стояла женщина, лет тридцати на вид и чёрт знает скольких на самом деле. Судя по силе, она была магом не из последних.
        Выражение холодной ярости на её лице не вызывало никаких сомнений в том, какая судьба ждёт расшалившегося остолопа. Разводы инея на одежде рослись и ширились, чем неумолимо свидетельствовали, что шутить она вряд ли собирается. Потоки силы вокруг неё мог увидеть даже обычный человек, но только Женька мог осознать её полную силу. Осознать и ужаснуться.
        - Эээ… я это… того… - криво улыбнулся Женька и погасил бесполезный меч. - Ты светлого мага тут не видела?
        Женщина зашипела. Наверное, такой звук могла бы издавать кошка при виде хобота страшного пылесоса.
        - Эй! Ты чего? Эй! - Женька задёргался. В руках у женщины шустро росло что-то вроде морского ежа с острыми ледяными шипами. Предназначение этого магического снаряда никаких сомнений не вызывало.
        - Вот же влип, - Женька осмотрел свои магические оковы. Силы в них его противница вбухала столько, что в глазах рябило, но…
        - Да быть этого не может? - удивлённо сказал он. Пальцы мага шевельнулись в заученном движении. Ползучая огненная змейка магической отмычки скользнула по льду и юркнула в незаметную слабину. Оковы заискрили и лопнули изнутри. В воздухе повис безобидный иней.
        Женька метнулся в сторону. Разлетелся визгливыми осколками ледяной снаряд. На поверхности скалы остались неглубокие выбоины. Мелкие осколки хлестнули по Женьке, но ему повезло. Маг отделался лишь царапинами.
        - Эй! - сказал маг. - Не знаю, как вас там по матери…
        - Я не дамся тебе, убийца! - прошипела женщина, - Тебе не взять меня живой!
        В сторону Женьки полетела острая ледяная игла. Щит он выставил рефлекторно. Вбитые на тренировках навыки мага не подвели. Магический снаряд ушёл в сторону и рассыпался мелкими осколками.
        - Да нужна ты мне идиотка! - фыркнул Женька. - Скажешь, где этот отмороженый раззява, и можешь убираться на все четыре стороны!
        К сожалению, его не поняли.
        - На четыре стороны? - с яростью в голосе сказала женщина. - Тебе мало просто убить меня, ты ещё и хочешь предать меня позорной смерти, разорвав на куски? Этому не бывать никогда!
        Ещё несколько реплик в кривом переводе с помощью магии отношения могли испортить окончательно, так что Женька решил добиться внимания любой ценой.
        - Да постой ты, дура! - выкрикнул он. - Я с тобой воевать не собираюсь, почему ты решила, что мне это надо?
        - Кто ещё может знать о моей тюрьме? - тело волшебницы покрывалось ледяной коркой магического доспеха. В её руках выросло острое ледяное копьё. - Кто ещё может подослать ко мне убийцу, как не проклятое отродье свиньи и горного карлика, Снорри Стадхейм!
        - Так, - сказал маг. - Вся ясно. Давай, скидывай этот свой панцирь, всё равно я его при желании развалю в момент, и поговорим спокойно, как взрослые лю… ай!
        Ледяное копьё распороло воздух, лишь на самую малость в стороне от Женькиной шеи.
        - Не пытайся меня одурачить, убийца, - рассмеялась женщина. В её руках появилось ещё одно копьё. - Тебе не хватит сил расколоть панцирь горного льда!
        - Да не собираюсь я его грубой силой долбить, бестолочь! - серия искорок с ладони Женьки ударила в отдельные точки ледяных доспехов его противницы. Взметнулось облако инея. Прочные латы разлетелись безобидной ледяной крупой.
        Женщина от удивления с размаху села на землю. На горку ледяного праха она глядела с искренним удивлением. Такого предательства от своих защитных рун она не ожидала.
        - Ну? - спросил Женька. - Всё? Довольна? Я тебя победил. Не веришь - могу добавить огненной стрелой куда только пожелаешь, но вместо этого давай ты всё же послушаешь, что я тебе скажу. Ну пожалуйста?
        - Но… - женщина смотрела, как последние ледяные обломки истаивают морозным паром. - Как ты это сделал?
        - Как сделал, как сделал… - Женька усмехнулся. - Если голова на плечах есть, то грубая сила, пусть даже магическая, не решает ничего. Ты можешь угробить сколько угодно силы, но один точный удар в слабое место - и в лучшем случае сила рассеется, а в худшем - ещё и обратится против хозяина.
        - Но… как? - произнесла женщина.
        - Подумай как-нибудь на досуге, может, и придумаешь - пожал плечами Женька. - Ответишь на мои вопросы правильно, даже подскажу тебе чего-нибудь. А если нет - лет через триста всё равно научитесь, не переживай.
        - Ладно, спрашивай, - женщина сдалась, - похоже, что ты блюдёшь цену слова, хоть я и чувствую в тебе проявления тьмы…
        - Вот же прицепилась, - вздохнул Женька. - Тёмный, светлый… какая вообще разница? Это ж просто силы, которые сами по себе ничего не дают. Топором же можно и дрова рубить и головы. Почему ты решила, что с магией не так? Этот Снорри твой, он же тоже светлый… вроде как?
        - Лживый предатель! - прошипела женщина. - Он послал меня сюда за книгой Слепой Даллины! А её на самом деле давным-давно тут нет!
        - Как это нет? - опешил Женька. - А пастор Эйрик…
        - Этот упрямый старик? - женщина фыркнула. - Он может быть хорошим пастором, но при этом просто никудышный маг! Даже его дочь рядом со мной бесталанна, хотя и знает о магии гораздо больше, чем говорит. Они хорошие люди, но… они так и не почувствуют, что книги давно уже нет в могиле. Я поняла это сразу, как только первый раз пришла в церковь! Но ловушка уже захлопнулась. Снорри получил то, что хотел.
        - А чего хотел этот Снорри? - лениво поинтересовался Женька. Узел интриг и загадок вокруг заветной книги раскручивался с каждым новым словом его пленницы, и маг намеревался выжать из этого всё, что получится.
        - Избавиться от меня, разумеется! Откуда мне было знать, что он окажется двуличным лжецом и ради своих бредней займётся омерзительной некромантией и принесёт в жертву всё и всех?
        - Эй, эй, эй! Полегче с эмоциям, уважаемая, уж извините, не знаю вашего имени-отчества…
        - Ингрид, - буркнула женщина. До полного имени она не снизошла.
        - Женька. Рад знакомству, - маг понял, что желание убить его здесь и сейчас его собеседница потеряла, и позволил себе немного расслабиться. - Так вот, что у вас там с предательством? Ну, книгу он украл - это я уже понял. Тебя ему зачем сюда загонять? Вроде как у вас не принято ещё своих подставлять, это же только потом додумаются, лет через двести…
        - Он был чересчур слаб, чтобы победить в честном бою со мной! - гневно фыркнула Ингрид, - Но даже сильнейшие из сильнейших не могут ничего поделать с ударом в спину. Он не только выкрал книгу тайком, но и наложил проклятие. Оно связало мою силу. Теперь она уходит на поддержание иллюзии того, что книга всё ещё на месте. И это же проклятие не даёт мне покинуть остров! Оно иссушает меня, как только я пытаюсь покинуть эти земли!
        - Проклятье, говоришь, - Женька ухмыльнулся. - А знаешь, есть тут у меня одна идея…

***
        На хуторе жизнь била ключом. Попытки мага-недоучки и пары рабочих парней из двадцать первого века разобраться с технологиями века двенадцатого привели к осознанию полной их несовместимости. Подходящего железа не было. Железа вообще нашли очень мало. Такого, чтобы как-то построить самогонный аппарат - ещё меньше. Предложение Кирилла спаять змеевик из ведра оказалось форменной издевкой - вёдра тут делали из дерева, поскольку на другое местные корявые деревца всё равно не годились. Нормальное, привычное каждому ролевику, металлическое ведро в этом месте и времени по цене и распространённости было, пожалуй, сопоставимо с оружейным плутонием. Впрочем, самогонщики не унывали. У них был маг, и они собирались этим воспользоваться.
        Их ожиданий Денис не оправдал. Чтобы паять - у мага оказался не тот профиль. Ледяной змеевик, немного похожий на авангардистскую скульптуру, получился у него почти сразу, а вот с превращением найденных железяк во что-то хотя бы приблизительно похожее на самогонный аппарат наметились явные проблемы.
        - Н-да, - сказал Кирилл после очередной безуспешной попытки собрать перегонный куб из подручных материалов. - Не выходит у тебя самогонный аппарат, Данила-мастер.
        - Разумеется, не выходит, - мрачно сказал Данила. - Его тут разве что магу сделать по силам, да и у того, как видишь, не вышло ничего. Тут паять надо…
        - Паять, говоришь? - переспросил Кузьмич. - Так вроде как есть у нас один маг-паяльник. То есть, был. Пока не ушёл.
        - Куда он, кстати, ушёл? - спросил Валерка. - Что-то не очень хорошо со временем получается. Говорил, что часов за шесть придёт, а время уже - вечер…
        - Они его там часом пристукнуть не могли? - поинтересовался Кирилл. - Эй, Денис, ты вроде у местных в мозгах побольше нашего копался, как они, могут такое учинить?
        - Да вроде не должны, - ответил вместо Дениса Данила. - У нас тут полный хутор заложников. А этим, средневековым, всегда свои дороже, чем все остальные. Пастор христианин правильный, своих в обиду не даст.
        - Угу, точно, - сказал Валерка. - Вот мне это и не по душе, что христианин. Тут не так давно тем, кто не желал креститься, змей в глотку забивали, если местные не врут. Что характерно - живых. Пастор вон уже оговорился, что к ним и карателей из Норвегии прислать не постесняются, если что. С такой арифметикой - кто знает, что ему в голову взбредёт?
        - Не, - уверенно сказал Денис. - Пастор не такой. Я не верю. По нему же видно, что слово держит.
        - Тогда где Женька?
        - А я откуда знаю? Они с дочкой пастора пошли на камень смотреть, который нас сюда закинул.
        - Знаешь, - Кирилл загадочно ухмыльнулся в бороду, - мне почему-то кажется, что если две человеческие особи разного пола, оставшись наедине, столько времени на камень смотрят - у кого-то что-то не в порядке с головой.
        Валерка присвистнул. Настя хмыкнула. Галина мрачно усмехнулась.
        - Слушай, - потерял Денис остатки терпения, - ты же эту дочку видел! Она худая, и морда у неё, как у лошади!
        - Ну, для женщины не морда главное, - глубокомысленно изрёк Кирилл.
        - Кира! Очнись! Ты б видел, какая нашего уголька суккубиха на игрушку привезла! Трусы взглядом прожечь может! Грудь четвёртого размера! Ему с этой дикаркой просто неинтересно будет, она даже камасутры толком не читала!
        - А ей с ним? - встрял Валерка. - Ребёночка от бога заиметь, а?
        - И ей с ним тем более никак! Ты же слышал, епископ и за меньшее на приход карателей напустит! Выжгут всё тут к чёртовой матери, будет местным счастье. Нет! Быть этого не может, чтобы они там ерундой всякой занимались!
        - А чем тогда они там занимаются?
        - Надо сходить проверить, - решительно сказал Данила. - Нехорошо мне как-то, как в армии.
        Данила не договорил, но его все поняли. Действительно, одно дело на учениях, которые по сути дела - та же игра, только масштаб побольше и правила чуточку другие, и совсем иное - в чужом времени, в по-настоящему враждебном окружении, среди людей, которые даже мыслят совершенно иначе, и кто их знает, что им на ум взбредёт.
        - Зовите Галу с её бревном, и пойдём. - Денис встал. На его ладони крутилась маленькая ледяная стрелка. - Камень я отсюда чувствую, дорогу найдём…
        Дорогу, впрочем, искать не пришлось. Не успели ролевики перепугать своей внезапной активностью весь хутор и отправиться в путь, как из темноты вынырнула оживлённо беседующая пара. Одним из двух людей оказался Женька, а вот освещённая блуждающим огоньком спутница до этого ролевикам как-то не встречалась.
        - Так, - протянул Кирилл. - А бабу он себе таки нашёл. Вроде бы даже симпатичную.
        - Во даёт, а? - восхищённо сказал Валерка. - Слышь, Денис, что ты про суккубих говорил? У этой тоже вроде всё на месте, а?
        - Не знаю, что тебе он говорил, - вместо Дениса начал Кузьмич, - но вот что я сейчас этому ловеласу скажу…
        - А я добавлю… - Гала с нехорошей улыбкой покачала бревном.
        - Привет! - радостно сказал Женька. Недобрые взгляды товарищей он проигнорировал, хотя если бы его спутница была снегурочкой, под такими взглядами она тут же растаяла бы. Напрочь.
        - Ты где был? - грозно спросил Денис.
        - Да так… - Женька пожал плечами. - Вот, с Ингрид немножко поиграли…
        - Немножко… что?
        - Ну, она в меня сосулькой, я в неё огненным шаром, одно за другое, так и до знакомства дошло, - пояснил Женька и обвёл собеседников широким жестом, представляя их колдунье. - Знакомься. Это Валерка, Кузьмич, Настя, Гала, Данила и Кирилл. А вон тот снежок впереди, что морозит меня взглядом - Денис, твой коллега по профессии. Правда, не такой сильный, но зато куда более умный.
        - Ты кого привёл? - Денис стремительно терял остатки терпения.
        - Наш обратный билет, - ухмыльнулся Женька. - Она знает, кто спёр книжку. Там написано про то, как нам вернуться обратно, а она знает, как до этой книги добраться. Всего-то и надо, чтобы ты ей немножко помог…
        - Помог, - эхом повторил Денис. Его враждебность улетучивалась на глазах. Маг пристально взглянул на Женькину спутницу. - Слушай, а что это на неё за чары такие наложены?
        - А вот это, - вздохнул Женька, - и есть то, в чём мы требуем твоей помощи. Видишь ли… - …Видишь ли, - продолжил Женька у тёплого очага, - её, называя вещи своими именами, посадили тут вместо батарейки. Магической книжке пастора, оказывается, уже несколько лет как приделали ноги. Очевидно с целью продолжения научной работы. Как уже все заметили - продолжения успешного. А чтобы никто ничего не заподозрил, подельник Ингрид, некий Снорри заточил её тут. Перехитрил свою помощницу.
        - Снорри, - повторила Лемурка. - Дурацкое имя какое-то. Как у гнома из мультика…
        - Он и есть карлик, этот свиной выкидыш! - взорвалась Ингрид. - Гнусный предатель, да отсохнут его волосатые…
        От этих слов новой гостьи хутора Стейнунн опасливо шарахнулась в сторону. Для неё эта посетительница из привычного местным жителям облика не выламывалась, и вся её одежда, амулеты и поведение говорили об одном: "держись от меня подальше и не зли без нужды".
        - Тихо, - поднял руку Женька. - Спокойно. Мы это уже обсуждали. Я им рассказываю, ты слушаешь. Потом вместе что-нибудь придумываем. А пока что - молчи. Ладно?
        Ингрид утихла.
        - Вот и ладушки, - сказал Женька и продолжил, - в общем, она его за проделанный трюк не любит. Сильно не любит. Ну а поскольку на дворе средние века, и нравы тут простые, от нас требуется одно - снять её проклятье. Доставку нас туда, где скрывается причина всего нашего случайного путешествия, она гарантирует. Книга тоже у него. А там уж как-нибудь…
        - Как-нибудь? - переспросил Данила. - И это что, план?
        - Слушай, - терпеливо сказал Женька. - Мы идём выяснять отношения с чокнутым колдуном. Даже по здешним меркам - редкостной поганью. Что бы мы сейчас ни придумали, в конечном итоге мы всё равно знать не знаем, что нас ожидает.
        - Перспективка, - вздохнул Кузьмич. - Надо у пастора оружия под такое дело выпросить, что ли.
        - Он, помнится, раньше целую лошадь сулил, может, согласится обменять? - несмело спросила Лемурка, - Они тут, вроде, дорого стоят.
        - Лошадь нам тоже понадобится, - вздохнул Женька. - Ингрид без лошади портал строить не умеет.
        - Каменный век, - прокомментировал это Денис.
        - Можешь при желании её поучить, - Женька усмехнулся. - Ты трансгрессию на сколько сдал?
        - Я что, похож на мага дорог? - хмуро осведомился Денис.
        - На раздолбая ты похож, Денис, на раздолбая, - ласково сказал Женька, - и троечника. Давай лучше посмотри, чего этот Снорри на Ингрид наложил, а то вздумает ещё помереть, как только портал наведёт, чего делать будем?
        - Чего делать, чего делать, - пробурчал Денис и всмотрелся в заковыристое сплетение рун проклятья Ингрид… - Ого!
        - Вот и я о том же, - сказал Женька. - Вроде и просто всё, но как эту силу набок стравить без того, чтобы нас всех по стенкам размазало…
        - Так, - Денис встал. - Попрошу всех, кто не является магом, пойти куда-нибудь прогуляться. Желательно - до утра.
        - Это почему это? - спросил Валерка.
        - Потому это! - передразнил Денис. - Если ошибёмся, мало не покажется никому. Я не шучу. Идите спать, что ли…
        - А вы?
        - А мы будем работать, - вздохнул маг. - Всё, идите отсюда. Дядя колдовать будет.
        Сложное проклятие два мага распутывали полночи. Не заметить колдовство такой силы мог разве что совершенно бесчувственный чурбан. На хуторе никто даже уснуть не смог. Напуганная магическим буйством скотина мычала и блеяла до самого утра. Когда ролевики всё-таки отдохнули достаточно, чтобы дойти к усадьбе пастора, их вновь ожидала шеренга взволнованных людей с оружием.
        - Здравствуйте, уважаемый пастор Эйрик Асмундссон, - Женька сразу решил взять быка за рога. - В скором времени мы вас покинем. Нам понадобится для этого сущая мелочь. Вы, помнится, обещали нам коня? Вот помимо того жеребца, которого выберет наша спутница Ингрид, нам потребуется ещё и оружие - копьё или топорик каждому. И всё. Мы исчезнем и больше никогда тут не появимся.
        - Ингрид? - спросил пастор.
        - Это злая аульва, отец, - встревоженно сказала Даллина. - Та самая! Про неё говорили люди! Я чувствую!
        - Чувствует она! - фыркнул Женька. - Лучше б ты чувствовала, когда у вас книжку из церкви воровали!
        - Что? - Даллина осеклась так резко, словно её ударили.
        - То, - поспешил закрепить успех Женька. - Нет больше никакой книги в церкви. Уже несколько лет нет. Украли. Эта вот женщина, которую вы непонятно за что не любите, пыталась этому помешать, но ей оказалось не по силам. Если бы она смогла - нас бы тут не было. Такие дела.
        - Это правда? - спросил пастор.
        - Чистая! - Женька неумело перекрестился, надеясь, что местные поверят ему на слово. - Так что давайте нам оружие, лошадь, и мы пойдём разбираться с вором. И нам спокойнее, и вам.
        - А книга? - спросил пастор.
        - А что книга? - вопросом на вопрос ответил Женька. - Книгой уже несколько лет пользуется злой колдун. Мы его поймаем и накажем.
        - Книга должна вернуться к нам! - твёрдо сказал пастор.
        - Тогда посылайте с нами кого-то, чтобы вернул, - Женька тут же воспользовался слабостью оппонента. - Хотя бы человек десять.
        - Ещё десять я не смогу, - сказала Ингрид. - Только четверых. Может быть, пятерых.
        - Слышали? - спросил Женька. - Четверых. Потрудитесь уж. Пока до этого вашего епископа в Норвегии не дошло, что сюда уже давным-давно стоит послать добрых христиан с оружием и выжечь тут калёным железом всех, кто занимается неподобающими для упомянутых добрых христиан делами…
        - Это угроза? - спросил пастор.
        - Скорее что-то вроде пророчества, - Женька за словом в карман не лез. - Маг же книжку не просто украл, он ей пользуется. Пока только нас задел. А вот когда ещё кого-нибудь заденет - вопросы и начнутся. Нехорошие такие вопросы, Эйрик Асмундович, и не к нам, а к вам в первую очередь, как главному ответственному за эту книгу. Так что давайте решать проблему вместе, пока ещё есть такая возможность. А то потом её решат за нас и решат плохо.
        - "А ты в ударе, уголёк, - прозвучал в голове Женьки мысленный шёпот Дениса. - Врёшь и не краснеешь!"
        - "Хоть тут не мешай, а? - взмолился Женька. - Меня трясёт уже, телепат хренов!"
        В рядах людей пастора после речи Женьки послышался взволнованный ропот. Они вполголоса переговаривались с соседями, пытаясь выяснить, действительно ли может произойти то, что пообещал их странный гость.
        Пастор, видимо, занимался тем же самым и пришёл к далеко не самому приятному для себя выводу.
        - Хорошо, - сказал он. Мы дадим вам оружие, людей и лошадь, но заниматься своей гнусной ворожбой вы будете вдали от церкви! Не пристало осквернять это место больше того, что с ним уже сотворили!
        - Да кому она нужна, твоя церковь, - пробурчал в сторону Женька. - Прям спим и видим, как бы нам сатанинский ритуал учинить с игрой в подкидного и девственницами…
        - Я иду с ними, отец, - встряла вдруг Даллина.
        - Опаньки, - пробормотал Кирилл. - Только этого нам и не хватало…
        - Только я или ты можем безопасно владеть книгой на протяжении долгого пути обратно, - продолжила Даллина, - но ты нужен здесь. Твоё отсутствие может встревожить округу, пойдут нехорошие слухи, а это может без нужды встревожить епископа. Я же возьму серебро в дорогу и вернусь на корабле, словно отправлялась за деревом и утварью для церкви. И если те, кто сейчас здесь, поклянутся молчать, никто посторонний так ничего и не узнает!
        - Но… - пастор не хотел отпускать свою дочь.
        - Нет, - решительно сказала Даллина. - Кто-то из нас двоих должен увидеть всё своими глазами. Из нас двоих больше подхожу я!
        - Хорошо, - пастор сдался. - Иди. Я верю в тебя. Верни нам наследие Слепой Даллины!
        - Ты, ты, ты и ты, - Кузьмич не желал тратить время зря и просто указал на тех людей бонда, которые показались ему наиболее опытными. - Если не струсите, отправляетесь с нами. И приведите, наконец, эту свою лошадь, нечего тянуть!
        В дорогу отряду выдали лучшее оружие бонда. Ничего особо выдающегося, но Кузьмич уверил, что лучшего тут не отыщется, а для их целей и такого более чем достаточно. Сам он, конечно, предпочёл бы автомат, но где они сейчас, те автоматы?
        Сопровождать небольшой отряд пастор не позволил никому. Он подозревал, что ритуал перехода будет весьма далёк от всего, что подобает видеть добрым христианам, да и сами маги решительно противились посторонним. Они слишком хорошо знали, к чему приводит случайное нарушение самоконтроля в работе с такими энергиями.
        - Он почувствовал, что мы идём, - нервно сказала Ингрид, когда руны в камне покрылись инеем, - Нам придётся драться с его людьми, но вряд ли их там будет много. Говорят, что Снорри предсказана смерть от простых людей, и теперь он боится и не доверяет им.
        - Смерть - это всегда пожалуйста, - Данила хмуро качнул топориком. - Главное, переход нам сколдуй, а уж дальше как-нибудь разберёмся…
        Голос Ингрид превратился в мощный рык. Такого не погнушался бы и тигр на охоте. Жертвенный конь захрапел и дёрнулся. По его ногам рванулись вверх ледяные оковы. Раздался панический визг смертельно раненого зверя. Животное превратилось в обледенелую статую. Небрежный взмах ледяного клинка распорол ему горло. На рунный камень ударила струя дымящейся крови. Лемурка ойкнула и отвернулась, её мутило. Остальные продолжали смотреть как зачарованные.
        Брызги разлетались кровавым снегом с камня. Их тянул в себя колдовской вихрь над поляной. Мир вокруг скрылся за густой кровавой метелью. Растерянные участники ритуала жались поближе к магам.
        - Держите строй, идиоты! - рявкнул Кузьмич. - Нас же на выходе…
        Договорить Кузьмич не успел. Кровавое марево схлопнулось, а когда оно развеялось, вокруг оказался уже совсем другой пейзаж. Небольшой отряд не успел даже осознать, что происходит - настолько стремительно к ним бросились рослые серые зверюги.
        - Берегись! - мелькнуло копьё. Глухо стукнуло бревно Галы. С её силой и замахом она ухитрилась вбить его чуть ли не в глотку волка. Завопил и упал раненый человек. Снова и снова мелькал окровавленный топорик. Волк так и не разжимал зубов, но в глухое рычание вплелись жалобные повизгивания. Гремела многоголосая ругань. Забился ещё один волк. По чёрным камням плеснуло кровью.
        - В сторону! - бухнуло и разлетелось облако ледяного крошева. Ещё несколько зверей превратились в окровавленное мясо. Раненый осколками волк полз вперёд на двух лапах. Беспомощная задняя половина туловища волочилась за ним. Из оскаленной глотки рвалось глухое рычание. В жёлтых глазах хищника горели безумие и ярость. Даже когда зверю всадили копьё в пасть, он ещё какое-то время грыз его, прежде чем сдохнуть.
        - Нам повезло, - Ингрид вырвала окровавленный ледяной клинок из содрогающегося в конвульсиях волка. - Безумец так и не отыскал никого достаточно сумасшедшего, чтобы пойти к нему на службу. Руны кровавой жажды т ненависти - плохая замена верности и желанию победить. Его звери вряд ли станут достойными врагами.
        Позади слышались какие-то подозрительные звуки. Лемурку мутило. Остальные чувствовали себя чуть-чуть поувереннее, но их эта бойня тоже не оставила равнодушными. Спокойно к произошедшему отнеслись только Даллина, четверо её охранников и Женька. Он вообще довольно плохо осознавал, что происходит вокруг. Неудачное столкновение с волком изрядно выбило его из колеи.
        - Никогда бы не подумала, - сказала Ингрид, - что мне придётся спасать жизнь огненному магу. Если б не твоё искусство в магических хитростях, думаю, твоя смерть оказалась бы достойной платой за глупость. Ты же знал, куда отправляешься, почему не был готов?
        - К такому подготовишься, - буркнул Женька. Свой промах он понимал, но признавать не хотел.
        - Боюсь, что Снорри окажется тебе не по зубам, - спокойно произнесла колдунья. - Ты искусный, но плохой боец. Крепость чёрных скал - не то место, где можно оставаться беззаботным.
        - Крепость чёрных скал? - переспросил Кузьмич. - Подходящее название.
        Вокруг действительно расстилались безжизненные утёсы, лишь кое-где поросшие чахлым мхом. В иссиня-чёрных грозовых тучах над ущельем нехорошо погромыхивало. Для своего логова колдун выбрал на редкость неуютное местечко.
        - У меня просто мороз по коже от здешнего пейзажа, - нервно сказал Валерка.
        - А у меня какой от него мороз, ты себе не представляешь, - Женька потёр шрамы на месте свежих ранений. Из-под его пальцев скользнули язычки пламени. - Чёрт. Жжётся…
        - Охладить? - тут же предложил Денис
        - Иди ты, знаешь куда? - маг опёрся на копьё и выпрямился. - Охладить. Шутник чёртов. Лучше давай уже этого психа ищи! Это место вашей силы, я тут к вечеру просто чокнусь!
        - Что, так плохо? - разом утратил напускную весёлость Денис.
        - А тебе что, хочешь сказать, хорошо?
        - Нет, - ответил Денис. - Тут энергии намешано больше чем под ленинградским ледяным лабиринтом! Как они вообще тут ещё с ума не сошли?
        - А они как раз и сошли, - усмехнулся Женька. - И мы скоро уже спятим. Даллина вон шатается, как пьяный на льду.
        - Я выдержу, - коротко сказала Даллина. - Идём.
        Двое спутников подхватили её под руки. Ещё один поддерживал своего товарища. Рану тому кое-как заговорила Даллина, но помогло это не очень.
        - Ладно, если так, - скептически сказал Денис. - А то, может, тебя оставить здесь? Ледяное безумие - не шутка, ближе подойдём, так ещё хуже станет…
        - Нет, - ответила Даллина. - Я должна это видеть!
        - Ну вы, маги, - крикнул Данила. - Кончайте философствовать! Хозяин опомнился, ещё гости на подходе!
        Женька оклемался настолько, что даже нашёл в себе силы влепить между глаз меткой огненной стрелой одному из нападавших зверей. Остальных волков били копьями и топорами. В этот раз обошлось без жертв.
        Противостоять магии и острому железу за счёт одной только звериной ярости не вышло, но заколдованные хищники оказались не более чем отвлекающим манёвром. В небе с грохотом проскочила молния. Одна за другой упали несколько тяжёлых капель. Валерка вскрикнул. На его шее появилась глубокая царапина. Секундой позже чертыхнулся Данила.
        - Что за чёрт? - Кузьмич выставил щит над головой. Его примеру, не мешкая, последовали и остальные. И тут же, словно только этого и дожидаясь, с неба ударила мелкая ледяная крошка.
        - Кровавый дождь! - Ингрид раскинула над собой магический полог. - Нам лучше поторопиться! Иглы скоро станут ещё больше и искрошат ваши щиты в щепки! Однажды я убила этой руной двенадцать человек сразу!
        - Она ещё находит время этим хвастаться, - пробормотал Валерка. По щитам барабанили куски льда. Колючие осколки жалили до крови всё, что не скрывала одежда. Маги пытались кое-как прикрыть бегущих, но грубой силы у их противника имелось куда больше.
        - Берегись! - увесистая сосулька грохнула по щиту Кузьмича. Брызнула кровь - вторая острая ледяная игла распорола Кузьмичу голень. Если бы не Денис, Кузьмич, скорей всего, так бы и не встал. Сразу несколько острых кусков льда ударили в магический щит Дениса и разбились на камнях мелким острым крошевом.
        Пока раненый в сопровождении Валерки, Данилы и Дениса смог встать и поковылять дальше, остальные успели значительно уйти вперёд. Под таким обстрелом Женька спешил дотащить их в хоть какое-то укрытие, пока не стало поздно. У него это не вышло.
        Ворота из массивных брёвен, едва различимые под толстой ледяной коркой, намертво блокировали ущелье.
        - Он запечатал ворота! - воскликнула Ингрид. - Давай, тёмный, если твоя хитрость нам сейчас не поможет, нам уже не поможет ничего! Взломай их!
        - Запечатал! Да он бы ещё айсберг тут вырастил! - Женька выругался. Многотонная броня из колдовского льда на воротах не шла ни в какое сравнение с импровизированным ледяным панцирем Ингрид.
        - Твою мать! - в щите Кирилла засела на верных два пальца острая ледяная игла. - Женька, сделай что-нибудь! Или нас тут всех наколет, как бабочек на булавку!
        - Сделай, ага, - лихорадочно бормотал маг. - Да меня отдачей по стенке размажет!
        - Женька, не спи! - не выдержал Данила. За его спиной без остановки матерился Валерка. Лемурка висела на нём словно кошка на шторе. При каждом попадании колдовских льдин по его щиту она истошно взвизгивала. Свой щит она где-то потеряла.
        - Отошли все! - заорал маг. - Ингрид, закрой их! И тормозу этому тоже скажи, когда прибежит, чтобы стенку держал!
        Вокруг Женьки разгоралось пламя. Отдельные язычки жалили стену и тут же отскакивали. Колдовской лёд в местах прикосновений магических щупов вскипал гейзерами осколков.
        - Идиот! - закричал Денис, перекрикивая гул сыплющегося с неба льда и грохот лопающейся преграды. - Что ты делаешь! Щит! Ставь щит, цепная пошла!
        Объятая пламенем фигура огненного мага скрылась в бурлящем в узком проходе ледяном крошеве. Денис рванулся вперёд, думая только об одном - успеть! Оглушительно заревели высвобождающиеся потоки энергии, захлёстывая две хрупкие человеческие фигурки неудержимой лавиной… - Ты очень странный человек, - сказала Ингрид. - Я первый раз вижу, чтобы кто-то рисковал жизнью ради тёмного мага.
        - Он добрый христианин и хороший друг! - возмущённо сказала Даллина. - Он сделал то, что велит библия и долг!
        - Оставайтесь с нами, - Денис вытолкнул слова непослушным языком, - и вы ещё не такое увидите. Когда прозреете. Почему темно? Я что, ослеп?
        - Нет. Просто мы внутри. В пещере, - ответил ему Кирилл. - Вы открыли эту чёртову дверь. Обломки метров на двести разлетались! Вас ими так накрыло, что даже дождиком почти не порезало. Вовремя успели. У нас щиты, пока вас тащили, в щепки разлохматило. Валерке руку сантиметра на два распороло, и Гала покалечилась. Не успели бы - всё. Хана.
        - Долго мы отдыхаем? - прозвучал Женькин голос.
        - Минут пять, - сказал Кирилл. - Самое время подняться. Даллина половину моего пузырька с нашатырём вынюхала, такая впереди творится волшба. Даже Настя уже что-то чувствует. И мы ещё трёх волков прикончили, а Ингрид ранила какого-то оборванца. Ублюдок вздумал покидаться в людей ножиками. Что-то мне подсказывает, если вы тут ещё минут десять полежите, нам всем придётся крайне худо.
        - Кирилл, - сказал Женька. - Я тебя сейчас попрошу о крайне важной вещи. Я долго молчал. Но сейчас - попрошу. Это действительно надо. Для нас всех, не для меня. Уж извини.
        - Ну? - спросил Кирилл. - Чего тебе? Не тяни!
        - Мне нужен твой коньяк, - вздохнул Женька. - Весь. Быстро.
        - Вот же конспиратор! - возмущённо завыл Данила. - Я так и знал, а, нет, я так и знал!
        - Данила, твой спирт мне тоже нужен, - резко оборвал его Женька. - Ну?
        - Держи, - Кир сдался первым и протянул магу плоскую металлическую фляжку. - Одно только скажи… как?
        - А ты думал, его так просто назвали огненной водой? - Женька вздохнул, свернул голову фляжке и немедленно выпил. По его телу пробежали резвые огоньки, ненадолго задерживаясь на бинтах поверх ранений и порезов.
        - Данила? - маг повернул голову. - Я жду.
        Данила покосился на пламя в глазах собеседника и молча протянул фляжку спирта. Женька удовлетворённо кивнул и убрал её в карман.
        - Идём, - сказал он. - Я готов. Пожелайте мне удачи, что ли?
        Враги нападали ещё дважды. Коридор в скалах принёс множество неприятных сюрпризов, слишком уж много в нём прорубили закоулков и лазов создатели крепости. Один раз из бокового ответвления с отчаянным криком выскочила целая ватага оборванных людей с дрекольём, и в полном составе полегла на копьях охранников Даллины.
        В другой раз на Ингрид сработало враждебное сторожевое заклинание. Потрепало колдунью так, что в сознание её пришлось возвращать остатками нашатыря. Ни Денис, ни Женька этого заклинания вовремя не увидели. Слишком высокий магический фон изрядно убавил их способности к адекватному восприятию окружающих магических потоков.
        Рука Ингрид, несмотря на все старания Дениса, после такого удара шевелиться отказывалась. Даллина тоже значительно ослабла.
        Но Женька двигался вперёд так невозмутимо, что его отряд сохранял остатки уверенности. Огненный маг выглядел настолько твёрдым и непоколебимым, что каждый поневоле заряжался его решительностью.
        Коридор в скалах закончился в обширном гроте. Сквозь пролом в потолке лениво струился бледный свет. Невысокий помост и тринадцать рунных камней под этим проломом щедро окропляла кровь. Аляповатая раскраска этих камней в три цвета российского флага выглядела чем-то до абсурда неуместным.
        Вихрь силы на высоте в два человеческих роста ярко освещал рунный круг. В центре этого круга стоял низкорослый большеголовый мужичонка, весь какой-то скрюченный, перекошенный, словно после болезни. В его взгляде сквозило неприкрытое безумие. Одна его рука лежала на толстой магической книге на приземистом каменном алтаре.
        - Снорри! - закричала ведьма.
        Ледяной кинжал метнулся к помосту и бессильно разбился вдребезги. Магу хватило одного небрежного жеста.
        - Думали, что сможете остановить нас? - колдун захихикал и погладил книгу на пюпитре перед собой. - Старая колдунья была умна, да. Умна. Она знала, что смерть не за горами - и перехитрила её. Умерла раньше. Обманула судьбу, да! И я тоже обману… я всех обману!
        Снорри засмеялся вновь.
        - Я убью тебя! - закричала Ингрид. - Ты ответишь и за предательство, и за убийства!
        - Не выйдет, - торжествующе прокричал Снорри. - Не выйдет! Я спасусь, а вы умрёте! Гибель, безумие и гибель, идут в этот мир. Я знаю! Я видел! Оно сметёт всех, всех до единого! Но мы уйдём отсюда, раньше! Уйдём вперёд! Мне предсказано уйти! А вы останетесь и погибнете! Все погибнете!
        Ингрид метнулась вперёд с магическим клинком наизготовку, но ей не удалось пробежать и трети пути. Жестокий магический удар остановил её, а второй - отбросил назад.
        Люди Даллины и Денис в нерешительности остановились. В руках у Дениса медленно угасло какое-то готовое к бою заклинание. Женька скрестил на груди руки, отставил ногу чуть в сторону и безмятежно наблюдал. На губах огненного мага застыла ироническая улыбка.
        - И это всё? - Снорри зашёлся лающим смехом, - несколько глупых людишек, бесталанный юнец и ты, бессильная ведьма? Думала, что сможешь остановить меня?
        - Не она, - Женька ухмыльнулся и шагнул вперёд. - Я.
        В его руках вспыхнуло пламя.
        - Ты? Что ты можешь сделать против всей моей силы? Ещё чуть-чуть - и само время покорится мне!
        - Будет очень хорошо, - вокруг Женьки разгоралась огненная аура, - если твоё время подчинится тебе побыстрее! Может быть, успеешь сбежать от моего гнева!
        - От твоего, - Снорри засмеялся. - Твоего… гнева?! Да кто ты вообще такой?
        - Тебе стоило бы это знать, - маг огня неспешными штрихами обрисовал перед собой знак разрушения. За пальцем Женьки оставался постепенно тающий огненный след. - Кто вознамерился бросить вызов нам, истинным хозяевам времени? Кто решил скрыться от волны хаоса в будущем? Кто решил, что можно шутить с теми, кого обучали величайшие из великих, маги, что пережили Хаос и ушли в познании могущества на столетия вперёд? Ты ещё спрашиваешь, кто я?
        Огненная сфера вокруг Женьки росла и ширилась, послушная его жестам. Струйка живого пламени вырвалась откуда-то из-под его одежды и шустро расползлась по телу мага.
        - Те, кто темнее сумерек, - сказал он, - те, чей цвет - кровь…
        - Тебе не обмануть меня! Это иллюзия! - завопил Снорри. - Никакое заклинание не способно расти так быстро!
        - Те, кто похоронены в потоке времени, - продолжал Женька, - к тьме вашей взываю…
        Огненная сфера расползалась. На кончиках пальцев мага неспешно формировалось подобие исполинской пылающей стрелы. Добрую четверть грота заполнило колеблющимся янтарным светом. Сквозь него виднелся окрашенный в цвета пламени маг.
        Снорри закричал. Он привык, что только сила и ничто другое, решает все вопросы, и просто не мог понять, как кто-то может столь свободно творить заклинания огня в месте его силы, посреди извечного Льда.
        - Тебе не достать меня, слышишь? - визжал он. - Я уйду отсюда, и ты вовек не дотянешься ко мне!
        - Дабы глупцы, что осмеливаются выступить против нас, - невозмутимо продолжал Женька, - силами вашими и моей, да были обращены во прах!
        - Нет! - закричал Снорри.
        - Писец котёнку!!! - Женька одним энергичным движением метнул струю пламени в сторону алтаря.
        Снорри вскинул руки в отчаянном жесте и с грохотом исчез. Магический вихрь уменьшился вдвое, дёрнулся и пополз вбок.
        Огненная струя в руках Женьки дрогнула и распалась на быстро гаснущие лоскуты. Женька пошатнулся и упал бы на пол, если бы не Валерка и Данила.
        В сознание он вернулся не сразу.
        - Что это было? - первым делом спросил у него Денис. - Я не думал, что у тебя в запасе отыщется что-то такое!
        - Тоже купился, да? - Женька устало засмеялся. - На Лемуру, посмотри, она сразу всё поняла. Это глупая считалка из мультика, которой она хотела пугать людей пастора.
        - Не та, - обиженно сказала Лемурка. - Ты всё переврал!
        - Какая разница? - пожал маг плечами. - Сработало же? Вот сейчас Даллина с Ингрид разберутся в книжке - и махнут нас обратно. Добро в очередной раз победило зло…
        - А огонь? - Денис не выдержал. - Был же огонь! Горел! Взаправду! Я же видел! Уж мне врать не обязательно! Как ты это сделал? Здесь же лёд кругом!
        - В башке у тебя лёд, - усмехнулся Женька. - Торосами. Ну, был огонь. Даже настоящий. Зря, что ли, я у Данилы его спирт просил? Его и поджёг. А магии там только и было, что примитивный телекинез, полудохлая иллюзия на цвет пламени, да поддержка - чуток подольше горение растянуть. Я всё боялся, что мне сил или спирта не хватит. Чуть мозги не расплавились в месте чужой силы колдовать.
        - Ты что, угрожал безумному колдуну миражом? - завопил Денис. - Фокусом? Это же глупо! А если бы не вышло ничего? Он бы нас тут по стенке размазал!
        - Так вышло же? - спросил Женька. - Значит, не глупо.
        - Ты, ты, - Денис задохнулся. - Настя, зажми уши, я сейчас материться буду!
        - Не будешь, - сказал Женька. - Потому что убивать мы его никак не могли. Только отправить вперёд. Сам подумай, если б он с нами во времени не поменялся - мы бы тут никогда не оказались. А если бы не оказались - он бы нас снова затянул бы сюда, потому что нас тут на момент ритуала не было, и мы ему не помешали. И значит, мы бы снова сюда попали. И значит…
        - Ни черта не понимаю, - честно сказал Денис. - Слишком много "бы".
        - Вот и я, пока тот коньяк не выпил, не понимал - признался Женька. - Ладно, не ломай голову. Сейчас Ингрид отправит нас домой.
        - Ты уверен?
        - Ну конечно. Она - не мы, знает, что делает. Отправит, никуда не денется, - на лице у мага гуляла та самая улыбочка, что порой встречается на лице актёра, после того, как он отыграл до конца безраздельно увлёкшую его сложную, но интересную роль. - Психа этого вышибет сюда на замене. Колдовать он после такого не сможет, придёт никакой, совсем как мы в то своё перемещение, так что Ингрид с Даллиной его прикончат голыми руками. На этом всё и кончится. Круг замкнётся, и всё у нас будет просто зашибись.
        В этот момент Женька искренне верил, что именно так всё и будет.
        Зря.
        Часть вторая. Чёрный отряд.
        Небо затягивали тёмные, почти чёрные тучи. Непрерывные вспышки грозы разрывали беспросветную тьму. Ветки сгибались под ударами ветра. Зигзаги молний соединяли небо и землю. В какой-то момент показалось, что одна из этих молний ударила прямо в небольшую лесную поляну. На фоне буйства стихии вокруг яркая вспышка не выглядела чем-то значительным, но после неё в проплешине дымящейся почвы остались несколько скорченных тел. Проливной дождь в считанные мгновения превратил место удара молнии в обычную лужу грязи. Для людей в луже холодный проливной дождь стал весьма эффективным средством прийти в себя.
        - Мать вашу, - простонал Данила, как только смог поднять голову. - Одни проблемы от вас, господа маги…
        Рядом с ним тихо поскуливала Лемурка. Девушка перекатилась на бок, сжалась в комок, и хватала ртом воздух.
        - Эй… - выдавил парень в драных джинсах. - Снежок, ты как там, живой?
        - Не дождёшься, - Денис кое-как поднялся, и тут же бессильно опустился обратно, - чёрт, больно как… му-у-уд… рые женщины, чтоб им ежа против шерсти родить… двойню…
        - Убивать таких мудрых, - согласился Женька. - Одно радует - они сами давно умерли. Без нашей помощи. Ох, что же мне так плохо, а?
        - Сам виноват, - пробормотал Кир. - Нечего было весь коньяк у меня забирать. Сейчас бы выпил, глядишь, полегчало бы.
        - Ничего, - выдавил маг. - Сейчас принесут. И выпить, и закусить, и всего остального. Замучаетесь бумаги подписывать и показания давать…
        - Это кто принесёт? - хрипло спросил Валерка. - Это вон тот гопник обосравшийся, что ли, нам чего-то принесёт? После того, как мы тут с неба валимся терминаторами на полставки?
        Женька привстал и повернул голову. Делать этого, в общем-то, не стоило. Перед глазами всё поплыло. Желудок резво скакнул куда-то под горло. Но, прежде чем маг рухнул в грязь, он ещё успел заметить гримасу неподдельного ужаса на чьём-то незнакомом лице. Глаза у незнакомца оказались совершенно безумные. Он истошно заорал и кинулся наутёк.
        - Держи его, - неуверенно скомандовал Данила, - уйдёт ведь. Маги? Денис?
        - Пошёл ты, - выдавил тот. - Меня бы кто сейчас подержал…
        - Угу, - в тон ему простонал Женька. - Ну Даллина, ну Ингрид, чтоб им до самой смерти икалось!
        - Запоздалое пожелание, - вздохнул Кузьмич. - Если нас, конечно, отправили куда надо. Маги, вы б там пошаманили хоть чуток? Мы вообще где?
        - Пошаманим, - сказал Денис. - Обязательно пошаманим. Как только ты нам вприсядку спляшешь.
        - Ты очумел? Я даже стоять не могу!
        - Я тоже! - отрезал светлый маг. - Даже уголёк опять никакой. В ближайший час магии не жди. Лучше поройся в своей аптечке, может, найдёшь чего от головы…
        - Топор, - мрачно сказала Галина. Она мудро избегала любых резких движений и сейчас чувствовала себя куда лучше остальных, то есть, просто замёрзла, устала и у неё болело всё тело.
        - Топор не топор, а Лемурка сейчас от боли ласты склеит, - хмуро сказал Женька. - Кузьмич, выручай. От нас проку в ближайшие полчаса никакого.
        - Настя! - Валерка кинулся к подруге. Та что-то жалобно простонала.
        - Да сделайте же что-нибудь! - проорал Валерка. - Маги, не маги, она же реально загибается!
        К счастью, кое-как оказывать первую помощь умели не только бесполезные сейчас Денис и Женька. Совместных усилий Кузьмича, Данилы и Галины хватило на то, чтобы Лемурка начала более-менее ровно дышать и потеряла восковую бледность. Валерка к этому моменту оказался уже в полной панике, но терять сознание Настя всё же раздумала. К сожалению, её состояние оказалось далеко не единственной проблемой отряда.
        - Однако, плохо дело, - мрачный Кузьмич запустил обе руки в недра своего рюкзака.
        - Ты о чём? - спросил его Данила.
        - Обо всём, - ответил тот, и вытащил из рюкзака рацию. - Что слышите?
        - Ничего, - честно сказал Данила.
        - Вот в том то и дело, что ни… - Кузьмич осёкся. - Ничего. Эфир пустой, как после ядерной войны. Можете на свои мобилки посмотреть, да только я готов поспорить, что сети вы там не увидите. Куда вы нас опять закинули, маги?
        - Жень? - переадресовал вопрос Денис. - Куда эти твои "специалисты" в юбках нас закинули?
        - А я знаю? Обещали вперёд!
        - Вперёд - понятие растяжимое!
        - Ну, они ж ритуал дословно повторили! По книге! Нас больше никуда закинуть не могло!
        - Могло, - вздохнул Кирилл. - Я понял, что у вас не сходится.
        - Что? - в один голос спросили оба мага.
        - А вы подумайте…
        - Кир!
        - Грузоподъёмность лифта, - мрачно сказал тот. - Если на одного карлика бухнуло энергии столько, что его иллюминация в гроте раза в два тусклее стала, то насколько хватит остатков энергии для перемещения восьми человек?
        - Твою мать, - с чувством сказал Денис, - кто-нибудь заметил, в тряпки какой эпохи был выряжен наш беглец?
        - В грязные, - коротко сказал Валерка.
        - Не смешно!
        - Ну так правда же в грязные! Он, похоже, и без нас по этому лесу под дождём бежал. Спотыкаясь и падая.
        - Интересно, от кого? - спросил Женька. - Ведь не от нас, зуб даю.
        - Будем тут рассиживаться - скоро узнаем, - коротко сказала Галина. - Вставайте и пошли.
        - Куда? - спросил Валерка. - Настя и так еле живая!
        - Понесу, - коротко ответила Галина, - раз уж вы, мужики, ни на что не способны. Но по мне, прогуляться, хоть и под дождиком, куда лучше, чем попасться агрессивным окрестным аборигенам.
        - Почему сразу агрессивным? - спросил Денис. - Может быть…
        - Может быть, может быть, - передразнила Галина. - Не знаю, какое тут "может быть", а нормальные люди по лесу в такую грозу без веского повода не бегают. Раз местным есть от кого бежать, то нам, чужим - тем более!
        - Логично, - вздохнул маг.
        - А с тебя, логика, спрос особый будет! - сказал Кузьмич. - Оклемаетесь настолько, чтобы колдовать, тут же мне доложите, какая сволочь кругом нас обитает, и в каком количестве! А также где мы, и когда. И где относительно нас Исландия.
        - Исландия тебе зачем? - спросил Данила. - Не хватило?
        - Книжка там одна лежать должна, - ответил Кузьмич, - очень для нас в нынешней ситуации полезная…
        - Что? - возмущённо спросил Женька. - Снова туда?
        - Имеешь на примете какую-то другую библиотеку? - ядовито осведомился Денис.
        - Снежок, не язви, а? - устало сказал маг огня. - Давай сначала разберёмся, где мы, а грызню на потом оставим.
        - Где бы ни были, но не в Исландии - точно, - уверенно сказал Кузьмич.
        - С чего ты взял?
        - Лес, - коротко ответил тот. Действительно, чахлых корявых деревьев на глаза не попадалось. Обычный лес, почти родной.
        - Может Англия? - несмело спросил Валерка. - Хорошо бы…
        - Чем?
        - Ну, - Валерка замялся. - Язык, хотя бы. Если мы и правда не там, куда хотели попасть, о корабле договориться проще будет.
        - Маги переведут, - отмахнулся Кирилл.
        - Угу, точно. Маги переведут, а инквизиция послушает.
        - Какая инквизиция в Англии, Валер? С дуба рухнул? Они протестанты! Это не Германия тебе, где в городах чуть ли не в открытую соревновались, кто больше ведьм сожжёт!
        - Ну, пусть не инквизиция. Этот, как его, Роммель. Который фанатик. Тоже ведь не подарок, - заблуждения Валерки по истории средневековья не уступали по богатству его познаниям в истории разных выдуманных миров.
        - Какой Роммель? - Кирилл обалдело посмотрел на Валерку, - ты что несёшь?
        - Ну, не Роммель. Ну, Кромвель, - мрачно поправился тот. - И вообще - нас и без инквизиции с Ром… Кромвелем найдётся кому прижать. Морды чужие, одеты в рванину, в руках оружие - да только из-за внешнего вида прирежут, и пискнуть не дадут!
        - Так, - Кирилл пару раз хлопнул в ладоши. - Все уже всё сказали. Поэтому собрались и пошли. Не важно куда, но пошли. Маги оклемаются - что-нибудь подскажут. А пока - идём. Ещё не хватало в какую-нибудь облаву или охоту вляпаться без возможности отбрехаться!
        - Пошли, ага, - бурчал на ходу себе под нос Валерка. - Только и делаем, что ходим. Скоро ноги уже сотрём насмерть. Съездил на ролёвку, блинский нафиг!
        С неба капал дождь. Уже капал, не лил, но это мало что меняло. Деревья над головой холодной воды запасли в избытке и щедро ей делились. Одежда превратилась в лохмотья ещё на острове и теперь ни от дождя, ни от холода не защищала. Так что, когда маги вывели отряд к приземистой избушке из замшелых брёвен, настроение отряда уже не позволяло даже порадоваться неожиданному открытию.
        Кир, опасливо сжимая топор, подошёл к постройке и распахнул дверь пинком. Та со скрипом подалась, качнулась и провалилась внутрь избушки. Кир пробормотал сквозь зубы какое-то невнятное ругательство и шагнул в тёмный провал дверного проёма. Внутри его встретили темень и пустота. Окон в избушке просто не было, зато щелей между брёвнами нашлось в достатке. В абсолютно пустом заброшенном помещении также наличествовал большой каменный очаг, но дымохода конструкцией не предусматривалось.
        - Мерзость какая! - Настя брезгливо покосилась на осклизлые заплесневелые брёвна. - И запах этот противный! Маги, сделайте что-нибудь, пусть оно так не воняет!?
        - Да что тут сделаешь, - вздохнул Женька. - Оно пока не высохнет, лучше не станет. Валер, Данила, сходите, веток наломайте.
        - Мокрых? - хмуро осведомился Данила.
        - Любых, - отрезал маг. - Я уже готов запалить даже камни, только принеси.
        Зажечь сырые ветки даже у мага получилось не с первой попытки. Впрочем, он справился, и в избушке стало чуток уютнее. А после того, как Денис что-то колданул, и дым, собрался в струи и пошёл в щели между брёвнами, вместо того чтобы набиваться в нос, греться у очага стало заметно комфортнее.
        - Итак, будем думать, - Кирилл развесил одежду над огнём и задумчиво похлопывал себя по голому животу рукояткой топорика. - Нас закинуло куда-то в будущее. Мы не знаем, где мы, не знаем, когда мы, нам всем плохо, и у нас закончился весь коньяк. Что в этой связи предполагается сделать?
        - Я самогонный аппарат паять не буду, - быстро сказал Денис. - Хватит. Один раз пробовал уже. Пусть вон лучше уголёк их делает.
        - Так, - сказал Кирилл. - Шутка. Смешно пошутил. Одобряю. Кузьмич?
        - Что? - спросил тот.
        - Какие-нибудь мысли о том, где мы и когда?
        - В лесу, - хмуро сказал тот. - В избушке.
        - Так, - повторил Кирилл. - Вторая шутка. Тоже смешно пошутил. Тоже одобряю. Но всё же, хотелось бы услышать и конструктивные идеи.
        - Пусть дождь сначала кончится, - пробубнила Лемурка. - Нам сейчас всем только в уголок и сдохнуть.
        Девушку почти целиком скрывало полотнище исландского платья из рюкзака Галины. Никаких других сухих вещей ни у кого не осталось.
        - Тогда сидим, - вздохнул Кир, вытащил из рюкзака сушёную рыбину и мрачно вгрызся ей в бок.
        - Маги, - раздражённо буркнул Валерка. - Одни неприятности от этих магов. Знал бы - на постапокалипсис поехал, мутанты к себе в крепость андроидом звали.
        - Хорошо, что не ведроидом, - пробормотал Женька. Он сжимал и разжимал пальцы в примитивном тренировочном жесте. В ладони пульсировали крохотные огненные искорки. К сожалению, совершенно бесполезные.
        - Кто-то идёт, - задумчиво сказал Денис.
        - Где? - Кир вскочил с топориком в руках.
        - Далеко, не дёргайся, - успокоил его маг. - Я смотреть пытаюсь, что вокруг. Меня отпустило немножко.
        - И что?
        - Люди, - задумчиво сказал Денис. - Трое. Нет, двое! Или нет, трое, но…
        - Но что?
        - Они его только что убили.
        - Кого?
        - Те двое, третьего. Недалеко, где-то с полтора километра от нас.
        - Так, - сказал Кирилл. - Ты их всех нормально чувствуешь? Незамеченными не подберутся?
        - Да вроде не должны.
        - Не должны, или не подберутся?
        - Не подберутся! - сказал маг. - Они сейчас труп грабят. Им не до нас.
        - А потом?
        - Если к нам пойдут - скажу. А не к нам - так и фиг бы с ними!
        - Тут что, война какая-то идёт? - спросил Данила.
        - А я откуда знаю? - ответил Денис. - Может война, а может и так, передел собственности.
        - И всё-таки, узнать бы, где мы, - сказал Кирилл. - Напрягает эта неизвестность.
        - Дождь кончится, узнаем потихонечку, - сказал Женька. - Обсохнем, согреемся, тогда и на разведку можно сходить. А до той поры - не будите.
        - Это почему ещё?
        - Потому что когда маг выспится - его подопечным жить безопаснее, - Женька зевнул. - С каким же удовольствием я бы сейчас сдох часиков на восемь…
        На восемь не получилось. Мелкий занудный дождик тянулся всего четыре коротких часа. Покидать гостеприимную протопленную избушку не хотелось. Но желание комфорта всё же значительно уступало желанию справиться, наконец, с неизвестностью.
        - На труп смотреть будем? - деловито осведомился Денис.
        - А ещё чего скажешь? - ядовито спросил Женька. - Если это средневековье, то его ободрали до нитки. Они же тут нищие все. Лучше к жилью выводи.
        - А ты?
        - А я пока отдохну, - спокойно ответил тот. - Мало ли что случится? Один здоровый маг и один полудохлый лучше, чем два полудохлых. Идём. Может быть, всё не так плохо, как сейчас кажется. Загоним оружие и ненужные тряпки, наймём корабль до Исландии…
        - Где ты у нас ненужные видишь? - мрачно спросила Галина. - По такому холоду, сколько на себя не одень, всё мало будет. Погода не летняя совершенно.
        - Спокойно, - ответил маг. - Вывернемся как-нибудь. Всего-то делов, что…
        Женька вдруг осёкся и повёл рукой. Пальцы мага дёргались в каких-то сложных жестах.
        - Что такое? - встревоженно спросил Кузьмич.
        - Там! - Женька вытянул руку. - Снежок, ты чувствуешь?
        - Ага, - подтвердил Денис. - Аж в голове звенит! Сколько там, километров десять?
        - Восемь, - мотнул головой Женька. - Человек тридцать, наверное, положили уже.
        - Да что случилось? - не выдержал Кирилл.
        - Рубятся! - сказал Женька. - Всерьёз, только головы летят!
        - Это хорошо или плохо? - в разговор влез Данила. - Там совсем война, что ли?
        - Не знаю! - Женька сконцентрировался, прислушался к потокам магической силы и кивнул. - Да, на это стоит посмотреть. Сможем разом узнать очень многое. И где мы, и когда мы, и что нам делать!
        - Это безопасно?
        - А чёрт его знает, - честно сказал Женька. - Но я бы рискнул. Там слишком заняты друг другом, чтобы обратить внимание ещё и на нас.
        - Тогда идём, - решил Кузьмич. - Ведите. Только осторожно!
        Дорога изрядно затянулась. Бурелом, грязь и корни деревьев под ногами заметно мешали. Не самое большое расстояние небольшой отряд прошёл за долгие четыре с половиной часа. Наверное, к лучшему. Маги сумели осторожно вывести своих подопечных туда, где можно было спокойно разглядеть, что же происходит на месте боя. Ничего хорошего они там не увидели:
        От лесной опушки к реке спускался луг. С другим берегом его соединял замшелый деревянный мост. За ним горела деревня. Точнее, уже догорала, запалённая со всех сторон.
        Сотни где-то с полторы всадников, огромный по средневековым меркам отряд, добивали кучку последних защитников деревни. В чистом поле те не имели никаких шансов, и один за другим падали от беспощадных ударов. Импровизированное оружие крестьян, вилы, косы и дубины, против конницы не помогали. Очень скоро последние защитники погибли.
        Всадники безжалостно добили нескольких раненых и по сигналу рога организованно покинули пепелище.
        - Такое вот кино, - первым нарушил подавленное молчание Кузьмич. - Даже грабить не стали, просто сожгли и всё. Добро пожаловать в настоящее средневековье. Это вам не Исландия.
        - А где мы тогда? - спросил Валерка. - Хоть в Европе?
        - Нет, блин, в Корее, - выругался Кузьмич. - Ты что, не видел, чем они их рубили, и какая у них одежда? Самая натуральная Европа. Скорей всего - Германия.
        - Уй, мля, - протянул Денис. - Попали.
        - Ага, - мрачно подтвердил Кузьмич. - То самое слово. Если учесть, что эти всадники крестьян рубили, то мы однозначно посреди восстания. Войны так не ведут.
        - Народный бунт, бессмысленный и беспощадный, - процитировал Данила.
        - Оно самое, - хмуро согласился Кузьмич. - Причём немецкий. А как тут рубились - не мне вам рассказывать. Учтите только, для этих добрых крестьян мы выглядим как самые натуральные враги - слишком уж много железа у нас в руках.
        - А если убрать? - спросила Лемурка.
        - А если убрать, мы станем похожи на лёгкую добычу, и нам достанется от войск знати, - вздохнул Кузьмич. - Хотя на крестьян мы всё равно похожи не будем. У нас даже эта драная одежда богаче, чем все их тряпки вместе взятые. Это же средневековье, тут с первого взгляда поймут, что мы не здешние. Поступят, как их левая пятка захочет, по законам военного времени. Здесь не тихий патриархальный остров, вроде Исландии, здесь прирежут и через минуту забудут.
        - Угодили… - протянул Данила. - И что теперь?
        - Идти потихоньку, - пожал Кузьмич плечами. - Если наши маги не полные неумехи, у нас может и получиться. Главное - к городам не соваться. Там нас выявят на раз.
        - Не соваться? - фыркнул Кирилл. - Это ж Германия! Тут на каждом углу по деревне!
        - Ну, война же кругом, - неуверенно сказал Кузьмич. - Можно при желании огородами пройти. Осторожненько. На месте сидеть точно не выход. А для этого надо в Исландию. Мы без этой проклятой книги отсюда не выберемся!
        - Суперкнига, мать её, - ругнулся Валерка. - И кто мне к мутантам андроидом поехать мешал?
        - Настя, - ехидно сказал Женька.
        - Что?
        - Лемурка тебе мешала, - повторил маг. - Это она тебя на фэнтези вытащила, забыл, да?
        - Да ладно, чего теперь жалеть, - Валерка увял. Ссориться с Лемуркой ему не хотелось. - Приехали куда приехали. Остальное не важно. Давайте выбираться уже, в самом деле!
        - А куда? - деловито спросил Кузьмич.
        - На север, - ответил Валерка. - Насколько я помню карту, море должно быть где-то наверху. До Исландии без корабля мы же не доберёмся никак, верно?
        - И без денег, - добавил Кузьмич.
        - Деньги - это фигня, - отмахнулся Женька. - Тут вам не Исландия, тут уже есть что брать и у кого. Мозги затуманить, чтобы сам отдал - не проблема. На это моей совести хватит. Да и Денис возражать не станет, я думаю. Особенно, когда жрать захочет. Главное, из района боевых действий выбраться. Знать бы ещё, где мы?
        - Если вокруг та война, о которой я думаю, то почти в центре Европы, в Швабии, - сказал Кузьмич.
        - Это хорошо, или плохо? - спросил Женька.
        - А чёрт его знает, - честно ответил Кузьмич. - Полтораста тысяч крестьянских трупов по итогам войны - это как?
        - Попали, - вздохнул маг.
        - Ну и ладно, - весело сказал Данила, - зато в таком бардаке не только нас - танковую дивизию спрятать можно! Разве плохо?
        - Да, уж танковая дивизия тут не помешала бы, - вздохнул Женька, - а раз её нет, давайте в дорогу, что ли?
        - Куда? - спросил Кузьмич. - За этими вот убийцами? Ты в своём уме?
        - Ещё в каком своём, - ответил вместо мага Данила. - Это же карательный отряд. Сам подумай! Перед ними всё разбегается, за ними - всё горит, а что кто-то окажется достаточно наглым, чтобы пойти следом - это никому из местных и в голову не придёт. Тем более что с нами Денис и Женька. Думаю, они за систему раннего оповещения вполне сойдут. Если что, будем прятаться и пережидать.
        - А он дело говорит, - согласился Денис. - Идём. Только не через деревню. Не стоит.
        - Почему, так же быстрее? - недоумённо спросил Валерка.
        - Потому что Настя уже белая вся, а если она через ту деревню пройдёт, мы её в сознание полдня приводить будем. Война это, понятно? Война, а не Голливуд. Не стоит на такое лишний раз смотреть. Особенно вблизи.
        - Денис, - простонала Лемурка. - Ну хватит уже, а? Идём, пока мне и правда плохо не стало, у меня же фантазия богатая!
        Этот аргумент подействовал. Разные нехорошие мысли лезли в голову всем, и стояние на месте эту ситуацию только усугубляло. Двигаться хотя бы куда-нибудь и вправду казалось лучшим доступным выбором. Только он тоже оказался не идеален.
        - Я поняла, что мы забыли, - сказала Галина после того, как отряд резво отмахал ещё пару километров по лесу.
        - Чего? - спросил Женька.
        - Лошадей, - устало объяснила Галина. - И повозку. Если мы её где-нибудь не сопрём, я кого-нибудь убью.
        - Это мысль, - кивнул Данила. - Ноги уже отваливаются столько ходить. Маги, поискали бы вы, может, тут где рядом лошадь есть, а?
        - А луну с неба тебе не достать? - огрызнулся Женька. - Тут лошадь - как хорошая машина, только ещё дороже. Её красть, да ещё вместе с телегой - чистое самоубийство. А поймают, огребём так, что если нас без особых затей повесят - рады будем. Могут и кишки на оглоблю намотать. Что характерно, у живых. Было тут народное развлечение такое - человечка с выпущенными кишками плетями вокруг столба погонять, пока от боли не свалится. Так, чисто посмотреть, в сколько оборотов перед смертью кишки на столб накрутятся.
        - Невозможно пешком страну пройти! - взвыл Данила. - Сколько лет мы так идти будем?
        - Ну, если мы сможем делать хотя бы километров по тридцать в день… - начал Кирилл.
        - Нет уж! Пусть лошади эти километры делают! - возмутилась Галина. - Я, в конце концов…
        - В лес, быстро, - прервал их разговор Денис. - К нам приближаются.
        Если бы не маги, отряд, и довольно большой, вполне мог застать группу врасплох. Понять, кто это, маги не смогли. Просто не имели опыта. Но в любом случае, почти сотня вооружённых мужиков с обозом - угроза весомая, тем более для небольшой группы чужаков.
        - Вот, - раздражённо сказал Данила, - если каждый раз в кусты прыгать, мы вообще никуда не дойдём. Маги, ищите деревню. Нам без лошади и местной одежды - вообще никуда.
        - Лошадь им, - раздражённо сказал Денис. - Чего тогда не боевую машину пехоты сразу?
        - Почему им? - спросил Женька. - Нам тоже. А боевой машины не будет. Она у мутантов осталась. Они в ней андроидов возят. Типа Валерки.
        - Вот сейчас какой-то маг у меня дошутится, - сказал Валерка. - Ну, поищите вы уже, где лошадь украсть, вам что, жалко, что ли?
        - Нам просто от местных потом удирать не хочется, - сказал Женька. - Есть у людей такая нехорошая привычка - воров бить. Что характерно, пропорционально стоимости украденного.
        - Женя! - проникновенно сказал Валерка. - Светоч ты мой законности! Не мы сюда вас тащили!
        - Да я и сам не против, - сказал маг. - Последствия смущают. Тут не рыболовы наивные, за богов нас примут вряд ли, а вот по голове топором получить, если что…
        - Да ладно, прорвёмся, - успокоил его Валерка, - топор и у нас отыщется, если что. Давай лучше колдуй. Найди самую хорошую лошадь в этой дыре. Ту, которая отправит нас домой!
        - Если бы всё решалось так просто, - грустно вздохнул маг.
        - Реши сложно! - отрезал Валерка. - Для начала хотя бы место для ночлега отыщи. Тихое. Не под кустом же нам спать! А там посмотрим…
        - Ну, это можно, - сказал маг. - Ночлег - дело нехитрое…
        К обещанному ночлегу отряд вышел под вечер. Место и впрямь оказалось тихим. Что вообще может быть тише заброшенной церкви в недавно сожжённой деревне?
        - Женька, ты балбес, - от души сказал Денис. - Ничего получше отыскать не смог?
        - Спокойно, - ответил маг. - Это, как раз, очень даже удачный вариант. Сам посуди, где найдёшь идиота ломиться в заброшенную церковь? Тем более, когда вокруг такая война? Да у любого местного ум за разум от подобной идеи зайдёт!
        - А у нас, получается, не зайдёт? - хмуро осведомился Валерка.
        Приземистая церковь с просевшей крышей безмолвно взирала на Валерку слепыми провалами окон.
        - А у нас-то с какой стати? - удивился маг. - Мы ж сами недавно богами на полставки подрабатывали, забыл? Что нам какая-то церковь?
        Впрочем, хватило его храбрости ненадолго. Внутри Женька приумолк. Покинутое здание угнетало. Пахло в нём тленом и плесенью. От разорённой деревни тянуло противным, хоть уже и слабым, запахом гари. Но всё же церковь неплохо защищала от холодного ветра и вернувшегося мелкого дождика. Да и небольшой костерок быстро придал ей пусть и не жилой, но хотя бы не такой мрачный вид.
        - С едой у нас тоже проблема, - Кузьмич уныло разглядывал немногочисленные остатки исландской сушёной рыбы и хлеба. - Не хочу это признавать, но очень скоро нам придётся заняться банальным грабежом.
        - Слышь, Денис, ты как, холодным сном владеешь? - спросил Женька. - На скольких человек тебя хватит?
        - На двух-трёх одновременно, я думаю, - ответил Денис. - Если по инструкции, без вреда для их здоровья. Но я против.
        - А есть ты не против? - спросил Женька.
        - А деньги нам нужны? - в тон добавил Кирилл.
        - А враги? - спросил Денис.
        - Всё, началось, - Галина долго молчала, но теперь не выдержала и бухнула своим бревном в пол. - Будут гадать, твари они дрожащие, или право имеют. Мы ж не убивать кого собираемся, если я правильно вас понимаю?
        - А если… - начал Денис.
        - А ты так, чтобы без "если"! - оборвала Дениса Галина. - Не мы тебя сюда затащили, так что именно тебе нас отсюда и вытаскивать! И делать это будешь так, как потребуется!
        - И вообще, - прибавил Данила, - насколько я разбираюсь в истории, они тут все давным-давно мёртвые. Уже лет с четыреста как.
        - А вот как всадит этот мёртвый арбалетный болт в бок, - пообещал Денис. - Вот сразу вспомнишь, что всё на свете относительно!
        - А ты сделай так, чтобы не всадил! - оборвал его Данила. - Назвался магом - давай колдуй! Мы, если что, прикроем, но тащить нас отсюда можете только вы двое. Вы этим и займётесь!
        - Заняться-то мы займёмся, - вздохнул Женька. - Да только путешествие всё равно растянется. До Исландии путь неблизкий.
        - Ничего, - отрезал Данила. - Один раз дотащили - и ещё разочек дотащите. Я верю, что у вас получится. А без той книжки, как я понимаю, нам по любому ничего не светит.
        - А ещё у меня туалетная бумага кончается, - сказал Кирилл.
        - Кир!
        - А что Кир? Правда же кончается! - пожал плечами тот. - А без минимального комфорта я становлюсь злым, раздражительным и труднопереносимым. Нет, я на тёплом бассейне и двух грудастых латентных нимфоманках рядом не настаиваю, но всё же, хотя бы минимальный градус комфорта видеть хотелось бы.
        - Кира, я тебя убью этими самыми руками, а потом скажу, что так и было, - тихо пообещал Женька.
        - Злой ты какой-то последнее время, - меланхолично заметил Кирилл.
        - Аллах меня акбар, - пожал Женька плечами. - Тут каким угодно станешь. Давайте спать уже? Нам завтра ещё еду искать и лошадей.
        - Сделай от холода чего-нибудь сначала, - попросил Валерка. - У нас даже тряпок никаких лишних нет, чтобы согреться.
        - Да, с тёплыми вещами сглупили, - грустно признал Кирилл. - Была у меня идея у этих исландцев прихватить чего-нибудь, подстилку какую из овечьей шерсти, или ещё чего. Не взял. Стормозил.
        Маги переглянулись и синхронно разожгли на пальцах какие-то огонёчки.
        - Подстилку не обещаю, а вот защиту от холода, - начал было Денис и умолк.
        - Ох, чёрт, - протянул Женька. - Вот уж не было печали!
        - Тоже чувствуешь? - Денис вскочил, сплёл из пальцев замысловатую фигуру и, медленно, как электрик в поисках оборванного провода, пошёл вдоль стены. - Где оно?
        - В алтаре, кажется, на щедрость наговор стоит, но слабенький, неосознанно ставили, общий эмоциональный фон, тоже халтурный и, - маг замялся с определением, - и ещё чего-то, но покруче. Слушай! Да мы же заночевали в батарейке!
        - Где-где заночевали? - заинтересованно спросил Кирилл. - Маги, вы бы для разнообразия по-русски объяснили?
        - Если коротко, то это батарейка, - сказал Женька
        - Это я уже слышал, не глухой. Ты давай подлиннее.
        - Тут встроено несколько очень забавных артефактов, - пояснил маг, - они собирают энергию с верующих и перебрасывают её куда-то, не знаю куда.
        - Уже не перебрасывают, - поправил Денис, проводя руками возле алтаря. - Кто-то антенну угробил.
        - Это крест что ли сшибли? - быстро спросил Кирилл. - А кто? А зачем? Маги, давайте, рассказывайте, я же никогда не поверю, что вас историей не пичкали в этом вашем учебно-магическом техникуме!
        - А чего это сразу техникуме? - спросил Денис.
        - Ну, пусть не техникуме, не важно, - отмахнулся Кирилл. - Скажи, лучше, что сейчас происходит, и чем это грозит конкретно нам?
        - Конец света, - мрачно сказал Женька. - Плановый. Номер два.
        - Не понял?
        - Кир, ты не задумывался, почему этот исландский шизик чуть было ежа против шерсти не родил, чтобы вырваться из своего времени в наше?
        - Ты это у меня спрашиваешь?
        - Это риторический вопрос, Кир. Дело в том, что маги далеко не сразу научились предвидеть итоги своих поступков. Пока колдунов было не очень много, игры с энергиями оканчивались мелкими базарными эффектами. Ничего масштабного. Остров какой-нибудь утонет, или вулкан проснётся - сущие мелочи. Эта их Атлантида всё равно на самом деле была меньше и грязнее пресловутой Трои. Гадкий, скажу я, городишко. Его наши потом восстановили методом колдовской реконструкции. Ничего интересного, только зря кучу денег просадили, а в итоге учёным даже на полстатьи материала не хватило. Вещественных доказательств-то нету.
        Зато, в итоге всей этой беготни, выяснили кое-что другое. Никто, кроме мага, в таких катастрофах обычно не страдал. Последний такой умник уже почти в наши дни допрыгался. Какой-то негр архимагом Земли стать очень хотел, кончилось тем, что вулкан Кракатау он к их негритянской матери взорвал. Просто не уследили за ним вовремя, накладочка вышла.
        Но был и период, когда весь мир пошёл вразнос. Слишком нас много стало, а о последствиях никто и не думал. Вообще мысли не было, что оно так шарахнуть может. В итоге маги горели спичками дважды - в тринадцатом и шестнадцатом веке. Если точнее - где-то с середины каждого столетия. Точной датировки не осталось, сами понимаете.
        Мир просто избавлялся от магов. Травил их, чтобы не рвануло. Договор об ограничении магической деятельности в девятнадцатом веке приняли не с пустого места. По большому счёту, маги современности занимаются исключительно одним единственным делом - изучают, чем же таким они всё-таки на самом деле пользуются. Есть нехорошие такие подозрения, что если слишком активно играть с магией, в предохранительный клапан в следующий раз можем улететь не только мы, но и всё человечество.
        - Эй, я читал эту книжку! - радостно сказал Валерка. - Целая серия была, в такой противной цветной обложке. Эта писала, как её, баба какая-то!
        - Одна поправочка, - хмуро вставил Денис. - Он тебе рассказывает не чьи-то вымыслы, а чистую правду.
        - Хорошо, только вот к нам это всё какое отношение имеет?
        - Самое непосредственное. Как сказал Кузьмич, сейчас на дворе шестнадцатый век…
        - Если точнее - тысяча пятьсот двадцать пятый год, - дотошно уточнил Кузьмич. - Крестьянская война в Швабии.
        - Спасибо за уточнение, - сказал Женька. - Итак, на дворе первая треть шестнадцатого века и очень скоро мы все будем гореть синим пламенем, если не отыщем способ убраться отсюда в своё время или хотя бы просто вперёд - как в прошлый раз.
        - Как в прошлый раз я не хочу, - быстро сказал Кирилл. - Не люблю чувствовать себя как бельё в стиральной машинке.
        - Чувствовать себя зажжённой спичкой тебе, конечно, понравится гораздо больше? - ехидно спросил Женька. - Нет? Вот и хорошо.
        - Нет, плохо, - ответил Кирилл. - Ты начал с того, что мы сидим внутри какого-то аккумулятора церковного типа, а закончил - концом света. По существу сказать что-нибудь можешь?
        - По существу? - повторил Женька, - очень похоже, что здешние маги используют церковь как часть какого-то глобального заклинания. Точнее, как источник питания для этого самого заклинания.
        - Интересно, какого? - вполголоса спросил Данила.
        - Да небось того же самого, что и у исландца, - сказала Галина. - Жить хотят. Он тоже как-то почувствовал, что пушной зверь песец подкрадывается. Маги, вы бы поколдовали, может та книжка давным-давно уже где-нибудь поблизости обретается?
        - Это слишком просто, - сказал Денис. - Хотя…
        Он не договорил.
        - Шарик, ты балбес, - с чувством сказал Денис, глядя на Женьку. - Разумеется, они строят точно тот же самый ритуал! Именно поэтому нас выкинуло сюда, к ним!
        - Сам ты балбес, - ответил уязвлённый маг огня. - Обоснуй!
        - От обоснуя слышу! - Денис усмехнулся, - Женя, уголёк ты мой потухший, а скажи мне, в каком году научились бороться с явлением портальной интерференции?
        - Ты хочешь сказать… - Женька умолк.
        - Именно! - торжествующе сказал Денис. - Наш экспресс назад, в будущее, уже стоит под всеми парами! Он вместо маяка для нас и сработал!
        - Одна маленькая проблема, - хмуро сказал Женька. - Допустим, где местные возводят свой круг силы, мы отыщем, и даже туда придём, но скажи мне, как мы сможем им воспользоваться, если хозяева будут поблизости?
        - Перехватим, - отрезал Денис.
        - Но…
        - Жень, давай мы обсудим это, когда прибудем на место? - оборвал его Денис. - Всему своё время.
        - Уговорил, - Женька сдался. - Ладно, ставь теплоизолятор, и спать будем!
        Уснуть получилось далеко не сразу. Малоинформативные объяснения магов разбудили в их товарищах любопытство, и расспросы прекратились только после того, как Женька и Денис поклялись отправить в магический сон любого, кто издаст хотя бы ещё один звук. Это кое-как подействовало. Но всё равно, проснулись маги рано. Точнее - их разбудили.
        - Маги, нам позарез нужна вода! - первым делом заявила Лемурка. - Я не знаю, кто тут всё порушил, но в деревне сейчас ни одного целого колодца. Принесите воды, а?
        - А ещё вам что-нибудь принести? - хмуро спросил Женька.
        - Принести! - быстро сказал Кирилл. - Пожрать, бочонок пива и лошадь. Желательно вместе с телегой.
        - Ладно, посмотрим, - буркнул маг, подхватил котелок и утопал в сторону деревни, пока ему не отыскали ещё какое-нибудь архиважное поручение.
        Полуобрушенный колодец не имел ровным счётом никаких инструментов, чтобы достать воду. Ни привычного ворота, ни даже куда более примитивного и экзотического по нынешним временам журавля с противовесом. Даже сруб колодца раскатали по брёвнам с каким-то мстительным удовольствием.
        - Надеюсь, они его не завалили? - маг склонился над колодцем, зажёг блуждающий огонёк и направил его вглубь тёмного провала. В неярком свете проплывали осклизлые брёвна сруба. А затем мага чуть было не вывернуло наизнанку. В тёмной воде разбухшими белёсыми колодами бултыхались несколько раздутых утопленников. Судя по всему, бросили туда их ещё живыми.
        - Мать вашу! - Женька отвернулся от провала. Мага трясло. - Да пошли вы все, знаете куда?
        За водой пришлось идти к ручью на окраине деревни. Там если кого и топили - вряд ли тела продолжали лежать на месте и отравлять воду. Маг зачерпнул полный котелок и потопал в сторону церкви.
        Внутри заброшенного здания уже кипела бурная деятельность - делили остатки еды. Порции выходили довольно скудные. Ломоть хлеба и половина сушёной рыбины каждому. Довольно маленькой и невкусной рыбины.
        - Так, всё, - сказал Денис. - Я сейчас ищу ближайший к нам лагерь местных, и мы заимствуем их пищу и лошадей.
        - Грабим, - уточнил Кирилл. - Это называется грабёж.
        - Значит, грабим, - вздохнул Денис.
        - Смелые речи для светлого мага, - невинно заметил Валерка. - Как на человека голод влияет, а?
        - Будь я тёмным - вообще убил бы, - отрезал светлый. - Нам теперь дорога одна, или все отсюда выберемся, или все хором полыхнём.
        - А мы-то с чего? - возмутился Валерка. - Маги тут вы!
        - Валера, ты с помощью магии суммарно уже тысячу с хреном лет по времени и тысяч пять километров в пространстве накатал. Тебя скоро можно будет вместо лампочки в потолок вворачивать, и всех остальных - тоже. Не волнуйся. Когда оно случится, ты почувствуешь. Куда отчётливей, чем хотелось бы. Незабываемые ощущения гарантированы. Нам рассказывают, какие именно, и даже показывают немножко. В здравом уме и трезвой памяти никогда в свой жизни такого испытать не захочешь.
        - И он ещё говорит не волноваться! - фыркнул Валерка. - Сделал из меня какую-то магическую бомбу…
        - Мы тут все такие бомбы, успокойся, - сказал Женька. - Выберемся, так вас любая из магических школ с руками оторвёт.
        - На обучение? - быстро спросил Валерка.
        - Для опытов, - ядовито ответил Денис. - В живой уголок.
        - Знаешь, светлый… - проникновенно начал Женька.
        - Что?
        - А всё-таки ты язва!
        - Спасибо, - Денис поклонился. - Это так редко ценят.
        - Маги, а маги, - прервала их Лемурка, - а я вот что подумала…
        - Что? - оба мага повернулись к девушке.
        - А как мы будем местных грабить? Мы даже язык не знаем.
        - Я, я, фольксваген капут, - подтвердил Кирилл. - Разве что вас кто немецкому учил.
        - Немецкому увы, не обучен, - сказал Женька. - К счастью, чтобы напугать кого-то до усрачки, знание языка, в общем-то, и не требуется. Одной Галины с бревном окажется более чем достаточно.
        - Ну-ка поподробнее, - грозно потребовала та. - Я на арбалеты с деревяшкой не полезу, так и знай!
        - Они будут слишком напуганы, чтобы помнить об арбалетах, - утешил её Женька. - Просто нужно будет отыграть лесное чудище. А мы поможем тебе играть его убедительно…
        На пальцах мага вновь зажглись яркие огонёчки. От его мечтательной улыбки окружающим почему-то стало не по себе.
        В процессе изготовления монстра из Галины свои таланты сумели проявить все. Одного лишь взгляда на истекающее отвратительной жёлто-зелёной слизью раздутое человекоподобное существо хватало даже магам. Для местных жителей встреча с таким чудищем несомненно грозила немалыми потрясениями.
        - Выберемся отсюда, нас любая киностудия возьмёт, - Валерка посмотрел на Галину, и его передёрнуло. - Монстров придумывать.
        - Не возьмёт, - обломал его Женька. - Сам ты руками такое не нарисуешь, а пользоваться телепатией, как сейчас, у тебя возможности не будет.
        - Так, всё, дома спешно учимся рисовать - и в киностудии. Или нет, лучше комиксы делать, - Валерка покосился на Галину и нервно вздрогнул. - Про мутантов.
        - Супермутантов, - нервно пошутил Данила. - Маги, а можете вы эту иллюзию придержать? У меня тик скоро начнётся. Истерический.
        - Ничего, потерпишь, - ответил Денис. - Такое два раза подряд не создаётся, фантазии не хватит. Проще держать готовое, чем сначала убирать, а потом возвращать.
        Рожу монстра исказила чудовищная гримаса.
        - Галь, не улыбайся, пожалуйста, - взмолился Женька. - Мы тебе мимику уже прикрутили, нервирует!
        - Жаль, зеркала нет, - пробулькал монстр.
        - Любуйся, - Денис сделал быстрый пасс рукой, и перед чудовищем вырос тонкий лист с зеркально-гладкой ледяной поверхностью.
        Галина взглянула на себя и выдала затейливое матерное ругательство
        - Уберите… - она сглотнула. - Уберите это…
        Ледяное зеркало хрустнуло и сломалось.
        - Пакость какая, - пробурчало чудище. - Вы, ребята, больные на всю голову…
        - Мы просто мультики правильные смотрели, - сказал Женька и добавил. - Японские.
        - Зря, - сказала Галина. - Очень зря на этих ваших яп-понцев в своё время всего две бомбы сбросили. Надо было немного побольше. Глядишь, сейчас все они вот такие вот были, сидели в питомниках и квакали, а не всякую похабень рисовали!
        - Ничего, - сказал Кузьмич. - Ты уж пострадай ради дела, а?
        - Дела! - воскликнула Галина. - Не потехи магам-недоучкам! Давайте уже найдите, кого грабить, в конце-то концов!
        - Найдём, - пообещал Денис. - Если ты думаешь, что нам самим не любопытно, что из этого выйдет, ты глубоко ошибаешься.
        Вышло страшное.
        Во-первых, движение в окрестностях оказалось на удивление оживлённым для зоны военных действий. Во-вторых, отряды эти попадались какие-то слишком уж большие - под сотню-другую человек. Желания встречаться с этими людьми не проявил никто. Но усилия магов принесли свои плоды. В какой-то момент они заявили, что приближается маленькая, не больше дюжины человек, группа конников и телега с каким-то скарбом.
        Истомлённая ожиданием Галина рванула вперёд с яростью взбешённого носорога. Вряд ли она задумывалась, как это будет выглядеть для её жертв.
        Ощущения вконец ошалелых аборигенов, наверное, оказались сродни тому, что доводилось пережить их далёким потомкам в лесу, где-нибудь под Бобруйском, году эдак в тысяча девятьсот сорок третьем, когда из кустов под лязг траков и грохот двигателя выползал партизанский КВ-2 с грозной корабельной гаубицей в башне.
        С поправкой на время и место действия, заколдованное по самое "не могу" бревно Галины вкупе с её новым обликом, по эффекту воздействия на психику от пушки не отличалось. После одного-единственного взгляда на утробно сопящее чудище из леса, жертвы гоп-стопа упали духом и обратились в паническое бегство. Даже лошади наотрез отказались сохранять ясность рассудка в таких обстоятельствах и рванули врассыпную. Телега осталась на месте только потому, что сначала запряжённая в неё лошадь с диким ржанием дёрнулась в сторону, а потом сникла под насланным Денисом облаком холодного колдовского инея. Воля к сопротивлению после такого у неё пропала.
        У предводителя отряда лошадь оказалась неправильная. Или слепая. В любом случае, ни эта лошадь, ни её хозяин, бежать не пожелали. Наоборот, всадник лязгнул железом, схватился за пику и пришпорил лошадь. Под какие-то неразборчивые выкрики, не иначе как для храбрости, он бросился в атаку на монстра.
        Подвело его только одно. Галина любила поесть, да и ростом вполне годилась в баскетбольную команду, но всё равно была на добрый метр ниже и тоньше того, что рыцарь видел перед собой. Его копьё с идеальной точностью рассекло пустой воздух, а дубина Галины мимо цели не прошла.
        Рыцарь глухо вякнул и тяжело обрушился на землю. Его лошадь незамедлительно куда-то умотала по своим лошадиным делам.
        - Панцер капут, - прокомментировал это Кирилл.
        Поверженный рыцарь лежал в грязи и не совершал даже слабых попыток шевелиться. Над ним шипел и матерился "монстр", поминая отбитую руку, проклятую дубину и все те интересные места, в которые можно засунуть копьё вонючим средневековым бандитам, чтобы не пихали свои грязные пропыры в честных женщин.
        Напоминать Галине о том, что бандитом в данном случае является как раз она, не рискнул никто. Да и некому было - небольшой отряд уже вовсю погрузился в гораздо более увлекательное и результативное занятие.
        Мародёрство.
        Кузьмич профессиональной реконструкторской сноровкой воевал с многочисленными застёжками и креплениями рыцарского снаряжения. Он довольно быстро лишил обмякшее тело всего, что на нём было. Валерка подобрал меч и навис возле пленного на всякий случай. После такого удара дубиной, пусть и через стёганку и кольчугу, у рыцаря вместо рёбер наличествовал разве что синяк до лопаток, но рисковать Валерке не хотелось.
        Женька, Лемурка, Денис и Кирилл разбирали барахло в телеге. Данила нашёл там арбалет, немедленно его взвёл и теперь чувствовал себя так, словно в его руках снова был знакомый по армии и страйкбольным играм автомат Калашникова.
        - Пиво, - сказал Кирилл.
        - Что? - вскинулся Денис.
        - Я говорю, в этих бочках - пиво, - Кир стремительно расцветал. - Живительная влага. Впервые за чёрт знает сколько времени у меня снова есть нормальное пиво!
        - Кир, я тебя, конечно, понимаю, но не кажется ли тебе, что еда немного важнее?
        - Не спорю, важнее, - Кирилл поднял с телеги простой холщовый мешок. - Тут кусок ветчины, сыр и хлеб. Вроде съедобные. Без закуски не останемся. В крайнем случае - пожарим.
        - А ты вообще уверен, что это можно пить? - неуверенно спросила Настя. - Я как вспомню, чем нас в Исландии кормить пытались, такая гадость! А вдруг это тоже какая-то дрянь?
        - Обижаешь! Закон о чистоте пива был принят в Германии аж в одна тысяча пятьсот шестнадцатом году, и, между прочим, дожил как есть до наших дней. Самый первый такой закон в этих краях вообще датируется серединой двенадцатого века. Здесь и сейчас плохим может быть что угодно - люди, политика, здравоохранение, веротерпимость, но только не пиво! - сказал Кирилл так гордо, словно этот закон был его личной заслугой, а потом задумчиво пробормотал, - в крайнем случае, обосрёмся…
        К счастью для него, эту ремарку не заметили.
        - Хорошо живут, - сказала Галина. - Ветчина, пиво, как на пикник выехали. Маги, вы бы порылись в памяти этого деятеля, может он полезное что знает?
        - Здесь? - спросил Женька.
        - Ну да, - сказал Кузьмич. - А чего такого? Не с собой же его тащить? Всё-таки его с детства учили воевать, и не один год, как Данилу, и даже не пять, как вас. Что нам с ним делать? Хорошо, если оклемается и просто кому-нибудь из нас по башке даст и убежит, а если геройствовать решит, или хуже того - остальных своих друзей приведёт? Ну, так, развеяться, поучаствовать в сожжении монстров и еретиков? Нет уж. Такую гадость мы не подбираем. Лепите, как в прошлый раз, переводчика, выкачивайте из памяти этого лишенца всё, что там есть, и идём отсюда. Здоровье дороже.
        - Память качать? - Женька с отвращением посмотрел на лежащее перед ним тело. - Денис, может, лучше ты это сделаешь, а?
        - Мне ещё лошадь держать, - открестился маг от неприятной работы. - Она пуганая какая-то.
        - Тут испугаешься, - Женька покосился на так и не расколдованную Галину. - Ладно, чёрт с тобой. Но учтите - если я полезу кого-нибудь убивать под немецко-фашистские лозунги - я не виноват!
        - Ничего, - Галина покачала дубиной, - я тебя остановлю. Опыт есть.
        Женька вздохнул.
        - Давай-давай, - подбодрил его Денис.
        - А ведь болеть она будет, и будет у всех, - загадочно сказал Женька, вздохнул, брезгливо установил руки на засаленной голове пленника и надолго выпал из реальности.
        Осмотр трофеев пришлось осуществлять без него. Если не считать телеги с пивом, едой и тряпичной рухлядью разной степени изодранности, какую в родном времени постеснялись бы носить даже бомжи, ничего ценного не среди груза не сыскали.
        От рыцарской стёганки пахло так, что к ней не хотелось даже прикасаться. Кузьмич осмотрел кольчугу, брезгливо поморщился, и сказал, что такое барахло даже в Москве чайникам не продают. Впрочем, избавляться от своего трофея Кузьмич не торопился.
        Меч удостоился чуть менее презрительной оценки, но в целом, кроме еды ничего действительно ценного у ограбленного рыцаря не было. Дурнопахнущее бессознательное тело пристроили в сторонке у корней высокого дерева и пустились в обратный путь.
        - Слышь, а Женька обратно в себя когда вернётся? - тихо спросил Валерка у Дениса. - Что-то мне это не нравится…
        После того, как маг оторвался от пленника, он и слова не сказал, и теперь сидел на краю телеги с остекленелым взглядом.
        - Глубоко нырнул, - пояснил Денис. - Перестарался чуток. Это пройдёт, его сейчас просто лучше не дёргать лишний раз. Вообще, он сейчас с нами, ты не переживай. Просто ему в порядок надо прийти. Чужую память в себя лить не всякий справится. Тяжело. Всё равно, что вызубрить полный курс предмета в день перед экзаменом. Только ещё хуже.
        - Маги, я не понимаю, вы хоть чего-то из ваших способностей контролировать умеете? - спросил Валерка.
        - Умеем! - обиженно ответил Денис.
        - Тогда почему…
        - Потому что! И вообще - это твой друг или мой? Ты хочешь сказать, что за время своего знакомства ещё не успел понять, с кем связался, и чего можно ждать, особенно когда Женька пытается делать вид, что работает?
        - Ох, чёрт, - протянул Валерка и умолк. Больше он до самой разрушенной церкви не сказал ничего.

***
        Женька сидел на краю повозки, откусывал хлеб с ветчиной и запивал его пивом. Хлеб зачерствел, а ветчину явно следовало доесть немедленно. Через сутки-другие попытки её употребить без глубокой прожарки неминуемо грозили пищевым отравлением, но маг слишком устал, чтобы обращать внимание ещё и на такие мелочи.
        - Итак, что мы имеем, - начал он. - Вокруг война…
        - Это мы заметили, - Кузьмич на мгновение прекратил свою возню с кольчугой. - Ты по существу давай!
        - Не перебивай, - Женька отхлебнул из котелка ещё пива и продолжил, - тупое крестьянское стадо поднял на гнусный мятеж проклятый бунтарь Мюнцер…
        - Женя… - Денис постучал себя по лбу согнутым пальцем. - Контролируй тёмную сторону.
        - Чёрт, - маг скис. - А я говорил, что в его мозгах должен копаться ты, а не я!
        - Ничего, тебе полезно, - отмахнулся Денис. - Арбайт махт фрай.
        - Чего?
        - Труд, говорю, освобождает. Вот и трудись. Ты, кажется, лекцию по расстановке сил в регионе никак не расскажешь?
        - В общем, крестьяне сейчас дают прикурить Швабскому союзу. А тот пытается задавить их восстание. Обе стороны, как водится, друг друга потихоньку режут. Крестьяне к тому же ещё и церкви разрушают, поскольку здешние попы поборами их достали невообразимо…
        - А впереди их ждёт неминуемое поражение, - сказал Кузьмич.
        - Мятежников - да, - сказал Женька. - Но только не тех, кто за ними стоит. Видишь ли, ограбили мы, конечно, типичного нищего дуболома. Никаких мозгов, только умение воевать за любого, кто платит. Таких здесь и сейчас полно. Зато пока этот средневековый наёмник грабил себе на жизнь, он повидал некоторое количество осквернённых мятежниками церквей. Когда я копался в его памяти, отыскался там ряд интересных деталей. Объяснить их можно только одним образом.
        - Это каким же? - с любопытством спросил Кузьмич.
        - Помимо обычного крестьянского восстания, что началось стихийно, а теперь идёт, как ему положено, бессмысленно и беспощадно, чтобы вскоре бесславно утонуть в крови, кто-то использует эту войну для своих целей.
        - Секретные жидомасоны? - весело спросил Кир. - Заговор кровавых магов-резников по умерщвлению христианских младенцев?
        - Именно, - подтвердил маг. - Только без этой вот чуши твоей.
        - Хотелось бы. Но чего нету, того нету. Осталось не так много записей об этом периоде.
        - Власти скрывают? - ехидно поинтересовался Кир.
        - Волной смыло, - невозмутимо сказал Женька. - Вместе с магами. Катастрофа вообще уничтожила многое, но известно, что группы магов этого периода серьёзно враждовали за наследие прошлого. Да, война тайная, но жестокая. Сейчас можно уверенно сказать, что мы очутились в самом центре боевых действий конкурирующих магов.
        - Попали, - вздохнул Кирилл. - И что мы в этой связи можем поделать?
        - Ну, есть два варианта, - сказал Женька. - Можем попытаться воспользоваться суматохой. Здесь вроде как хотят повторить ритуал этого исландского отморозка, и, если нам повезёт, мы сможем найти, где это делают, и замкнуть его на себя…
        - Или?
        - Или можем попытаться выбраться отсюда, не привлекая к себе внимания, как-то добраться до Исландии, надеясь, что за всё это время книга не покинула своего места пребывания, что её никто не украл, что…
        - Мы поняли, можешь не продолжать, - оборвал мага Кир. - У тебя есть что-то, чего не знают эти… здешние?
        - Усы, лапы, хвост! - отрезал маг. - У меня много чего есть, чего здесь не знают, но только большая часть этих знаний нам здесь и сейчас никак не поможет. Впрочем, если мы с Денисом постараемся - они нас не увидят. Во всяком случае, магически. А там что-нибудь придумаем…
        - Что-то мне не нравится это твоё "что-нибудь", - отрезал Кирилл. - Больше уверенности нельзя?
        - А в прошлый раз у них сработало, - встряла в разговор Лемурка. - Давайте, маги, я вам верю.
        - Спасибо за поддержку, - сказал Женька. - Кир, ну сам подумай, что будет, если они в нас магов просто не увидят. Мы для них будем обычными людьми. А потом может стать так, что узнают нас, не узнают - уже не имеет никакого значения. Вот представь себе камень на вершине горы. Его сложно туда закатить, но если в тот момент, когда он уже на вершине, лишь чуть-чуть подтолкнуть в нужную только нам, а не тем, кто его туда пёр, сторону…
        - Аналогия понятна, - сказал Кирилл, - но, как я понимаю, чтобы его "подтолкнуть" - надо быть где-то рядом, не так ли?
        - Надо, - вздохнул Денис. - Но мы вдвоём это сделаем.
        - Сделаете? А как?
        - Да элементарно, - ответил Женька. - Ты не забывай, мы тут - единственные зрячие маги, если можно так выразиться. Пока мы добирались обратно, я немного оглядел наши окрестности…
        - А, так вот чего ты колдовал! - с облегчением сказал Денис. - А я думал, что тебя этим аборигеном скорёжило, придётся тебе мозги чистить…
        - Спасибо на добром слове, - ядовито ответил Женька, - но я, всё-таки, не такой бесталанный, как тебе кажется!
        - Ты очень талантливый, - сказал Денис. - Невероятно талантливый, Женя. Просто учился плохо.
        - Светлый, ты язва!
        - Да, а кто это ценит?
        - Никто этого не ценит, а теперь заткнись! - раздражённо сказал Женька. - Трёп хорош в меру. Лучше скажи, что нам делать?
        - Охотиться, - пожал плечами Денис. - Того исландца мы с тобой не могли скрутить только потому, что он хапнул столько энергии, что мог выморозить половину острова. Но тут, я думаю, местные стараются привлекать как можно меньше внимания, а значит, мы вполне можем кого-нибудь из них обезвредить и допросить. У нас уже есть угнанная лошадь, краденая еда и телега с награбленным пивом, почему бы не обзавестись ещё и пленным магом?
        - Это самая дурацкая логическая цепочка, которую мне когда-либо доводилось слышать, - сказал Валерка.
        - Если что-то дурацкое, но работает, значит, оно не дурацкое! - парировал Денис.
        - Эй, это моя реплика! - сказал Женька. - И потом, ты мне сначала этого мага найди!
        - Да как два пальца об асфальт! - Денис несколько раз взмахнул руками, и перед ним одна за другой вспыхнули руны.
        - Кручу, верчу, надурить всех хочу, - вполголоса прокомментировал это Валерка.
        - Людям слова не давали, у нас магократия, - бросил в ответ на это Денис. - А будешь под руку говорить - тут станет не просто холодно, а очень холодно, причём конкретно тебе.
        Земля вокруг мага стремительно индевела.
        - Денис, проверь, вдруг церковь срезонирует, - озабоченно сказал Женька. - Не хватало ещё, чтобы нас засекли, и припёрлись посмотреть, кто это тут колдует…
        - Не учи меня, - отмахнулся Денис. - Дохлая она, я проверял. Тут энергетика еле теплится. Чёрта с два нас засекут.
        - Маги, а почему у вас всегда такие спецэффекты, а? - Лемурка, следила за манипуляциями Дениса. - Вы же скрываетесь?
        - Когда скрываемся, хрен ты чего увидишь, - гордо сказал Женька. - Но сейчас нам картинка важнее. Особенно потому, что вам её тоже посмотреть полезно. Знакомство с картой ещё никому не мешало.
        - Так скажи, к нам из-за этого колдовства сейчас могут гости прибежать? - встревожено спросил Кузьмич.
        - Если этот снежок не упустит чего-то важного, не прибегут, - уверенно сказал Женька. - Не может же он действительно быть настолько бесталанным, насколько я о нём думаю.
        - Эй, я это слышал! - возмущённо сказал Денис. - Сам ты бесталанный!
        - Поток держи, талантливый, - ответил на это Женька. - У тебя уже скоро потолок сосульками зарастёт.
        Вокруг мага, действительно, кружились мелкие снежинки. У него под ногами из снега возникала рельефная карта с миниатюрными холмами, лесами и реками.
        - Надо же! - удивлённо сказал Данила. - Километровка!
        - Она самая, - кивнул Денис. - Мы в центре. Настоятельно рекомендую всем запоминать местность, потому что…
        Он так и не договорил. С грохотом разлетелась крыша церкви, и в Дениса ударила тугая струя ослепительного белого пламени. Брызнул фонтан огненных капель. Какие-то секунды маг стоял под огненной струей, подняв руки в защитном жесте. Казалось, эти мгновения длились целую вечность. Затем Женька всадил в струю огня искру, вроде бы небольшую и тусклую, но грохнуло так, что у всех заложило уши. Огненный столб вспух изнутри и разлетелся брызгами. Там, куда попали увесистые огненные плюхи, тут же занялось пламя. Денис покачнулся и рухнул на пол.
        - Что это, чёрт побери?! - Валерка орал в голос, но слова долетали будто сквозь вату. У Женьки звенело в ушах.
        - На выход, живо! - проорал маг в ответ. - Некогда! Быстрее! Нас отыскали! Дениса тащите!
        - Маги, вашу мать! - Галина разразилась таким матом, какого можно ожидать разве что от грузчика, после того, как он уронит батарею себе на ногу. Длинный ожог багровел на её предплечье, а остатки рукава стремительно догорали на полу. Кузьмич резким взмахом ножа отпорол кусок пылающей штанины и зашипел от боли - слишком размашисто махнул ножом. Впрочем, судя по тому, как горела распоротая тряпка, иначе он поступить не мог. Магическое пламя горело не хуже китайского фейерверка.
        Бессознательного Дениса подхватили Данила с Кириллом. Всю левую половину бороды Киру слизнул огонь чуть ли не под основание. Кожа на месте ожога тут же покраснела. Валерка и Настя уже выскочили из церкви и теперь воевали с визжащей лошадью. Животное пребывало в такой панике, что, казалось, могло утащить на себе не только телегу, но и всю церковь, лишь бы только оказаться подальше от столь опасного места.
        - Вторая! - небо перечеркнула ещё одна огненная полоса. Женька вскинул руки и что-то выкрикнул. Струя огня чуть отклонилась и перечеркнула башню звонницы. Крыша церкви занялась жарким пламенем. Колокол сорвался с креплений и с гулким звоном полетел вниз.
        - Приведите Дениса в чувство! - снова прокричал Женька. - Быстрее!
        Рядом с горящей церковью вспыхнул огненный вихрь. В центре яростного пламени виднелась какая-то тёмная фигура. Женька отчаянно заорал и всадил в неё огненную ленту с ладони. Вихрь дрогнул, на мгновение разбух, но тут же провалился внутрь себя и взорвался. Бесформенные чёрные ошмётки разлетелись по сторонам. За ними остались плотные струйки жирного белого дыма. Внезапно стало очень тихо.
        - Мать вашу, - Женька присел без сил рядом с бессознательным Денисом. - А я ведь только что человека убил.
        Последнее слово маг произнёс очень тихо, но услышали его все.
        - Лучше ты его, чем он - нас! - отрезала Галина. - Только попробуй мне тут начать раскисать! Мы без вас двоих загнёмся к чёрту, а он будет рефлексии нам устраивать?
        - Бомбардировка его была? - деловито спросил Кирилл, - больше не будет?
        - Угу, - кивнул Женька. - Вы давайте к лесу двигайте. Вряд ли он тут один.
        Церковь после двух попаданий напоминала один большой костёр. Горели, казалось, даже камни. Ревущее пламя поднималось высоко к небу. От разбросанных по дымящейся земле ошмётков тянулся омерзительный запах горелого мяса.
        Лошадь хрипела и билась. Галина и Кузьмич едва удерживали напуганное животное. Обессилевших Дениса и Женьку в телегу закинули как два мешка с картошкой.
        - Я вот что думаю, - сказал Женька, когда немного пришёл в себя. - Хорошо всё-таки, что мы никто с лошадью толком обращаться не умеем. Её же надо было выпрячь из телеги, и сколько бы мы её тогда после такого фейерверка ловили…
        - Угу, - сказал Валерка. - Сбежала бы нафиг, как та, рыцарская, и всё.
        - Вот я и говорю - хорошо, - вздохнул Женька.
        - Эту феерию вообще много кто видел? - спросил шедший рядом с телегой Кирилл.
        - Да тут долбануло как в Хиросиме! - сказал Валерка. - Только слепой не увидит! Жень, за этим, первым, ещё не прибудут?
        - Пока нет, - сказал маг. - После того, что мы тут с ним устроили, сюда только ногами можно прийти. Мы все потоки замкнули, теперь сюда разве что самоубийца переместиться рискнёт. Быстро закинуть подкрепление не получится. Разве что энергии они бухнут выше крыши, но кто же в своём уме на такие растраты пойдёт?
        - А узнать, что тут было?
        - Смерть мага - штука заметная, - мрачно сказал Женька. - Я нас, конечно, прикрываю, как могу, но всё равно - лучше бы поторопиться.
        - Плохо, - мрачно сказал Кирилл. - Если нас будет искать хотя бы сотня любопытных конников, то, скорее всего, найдёт.
        - Мужики, что это было, а? - Денис пришёл в чувство. - У меня перед глазами всё плывёт.
        - Трындец это был, - ответил Женька. - Ты что не закрылся даже, бестолочь?
        - Я закрывался! - ответил Денис, - честное слово, закрывался!
        - Чего тогда навелись так хорошо, а? - спросил Женька.
        - Откуда я знаю, - ответил Денис. - Может быть, в церкви хрень какая в алтаре отрезонировала!
        - С чего бы? Там всё мёртвое давно!
        - Откуда я знаю! - сказал Денис, - не могло с меня достаточного возмущений уйти ни при каком раскладе. Только если рядом артефакт!
        - А что это такое могло быть, что ни ты, ни я, даже не почувствовали?
        - А мы что-то искали? - Денис царапнул рукой большую пивную бочку в телеге. - Идиоты, у себя под боком артефакт прозевали!
        Тёмное дерево бочки разлетелось промороженными обломками.
        - Опаньки! - Валерка присвистнул. - Только сегодня и только в нашей библиотеке…
        Внутри бочонка покоилась на деревянных распорках пухлая книга в кожаном переплёте с окованными железом уголками. Валерка потянул к ней руку.
        - Не трогай! - крикнул Денис. - Запросто могли какую-нибудь гадость навесить!
        - У нас и так уже две гадости на шее висит. Одну зовут Денис, а вторую - Женька, - пробурчал Валерка, но книгу в руки брать всё же не стал.
        - Не хочу вас огорчать, - Кузьмич раздражённо бросил поводья, - но телегу с лошадью придётся оставить, - мы с ними по лесу не пройдём.
        - Протянем, сколько получится, а там выпряжем, - сказал Данила. - Лошадь не отдам. Если кто-то не выдержит и завалится, его хоть как-то можно будет перевозить.
        - Книгу тоже не бросим, - сказал Денис. - Не для того добывали.
        - Ты что, снежок, очумел? - спросил Женька. - Нас же по ней спалят нафиг! Тебе что, одного раза мало?
        - Она только с резонанса фонит, дубина, - парировал тот. - Если рядом сильно не колдовать, всё будет тихо. Мы её с тобой вместе аккуратно заблокируем, и фиг кто почувствует.
        - Аккуратно? - переспросил Женька.
        - У меня шпаргалка ещё осталась с экзаменов, - усмехнулся Денис. - По типовой блокировке последствий закроем. Сначала я, потом ты. Гарантированно не засекут.
        - Маги, а чего вам эта книга вообще сдалась? Может прикопать её где, и дело с концом? - спросила Галина. - А то и вовсе в костёр…
        - Я тебе как-нибудь потом расскажу, что такое магическая книга до прихода второй Волны, - пообещал Женька. - Честное слово. Просто слишком долго рассказывать. Считайте что у нас с собой - переносная атомная бомба. Только вот сделать мы с её помощью можем куда больше чем просто что-то взорвать.
        - И домой попасть? - быстро спросила Лемурка.
        - А чёрт его знает, - сказал маг. - Но вот при грамотном её применении нам станет значительно проще выполнить всё, что только потребуется.
        На лице огненного мага застыло ечтательное выражение ребёнка, которому в руки попала зажигалка и коробка с фейерверками. Денис его восторга не разделял, но сомнения до поры оставил при себе.
        К вечеру маленький отряд валился с ног от усталости. Телегу пришлось бросить. Для передвижения в лесу она категорически не подходила. Большинство трофеев побросали там же. Как ни жаль было Киру расставаться с неплохим, в общем-то, местным пивом, но при себе получилось оставить только пару небольших, литров на пять, бочонков.
        К тому же долгий и нудный процесс защиты книги от любопытных глаз изрядно утомил магов, а последующая беготня по лесу в попытках не попасться на глаза никому из преследователей вымотала их окончательно. Идти быстро, да ещё что-то нести маги не могли чисто физически. Суета местных обитателей и постоянное шевеление в окрестностях заставляли то и дело искать укрытие.
        - Куда эти местные все так прут, чёрт бы их побрал? - Валерка, устало привалился спиной к дереву.
        - Понятия не имею, - ответил Женька. - Война. Кто дезертиры, кто мародёры, кто просто сам по себе. Это крестьяне, им пообещай, что скидка будет, поверят немедленно, идиоты.
        - Согласно хроникам, - сказал Кузьмич, - отряды повстанцев в основном уничтожались не столько в прямых боевых столкновениях, сколько подкупом и переговорами с отдельными предводителями. Численно отряд Георга Трухзеса фон Вальдбурга, предводителя войск знати, уступал бунтарям практически в каждом столкновении.
        - Ты ещё про инертность пролетариата в отсутствие чётко выраженной идеологической платформы и феодальную реакцию в Германии расскажи, - усмехнулся Кирилл. - Старик Маркс, помнится, очень любил поминать это к месту и не к месту.
        - Умный мужик был, что же теперь поделать? - спросил Кузьмич. - Ну, ошибался, конечно, но про эту войну всё правильно сказал. Разногласия крестьян сгубили. Церквей они пожгли. Замков каких-то разорить успели. Несколько городов заняли. Да только с этого толку - никакого. Дурацкая война. Действуй они скоординировано, глядишь, построили бы свою утопию. Социализм в диковатом средневековом понимании. У них основная мысль та же самая была - всё отнять и поделить. Землю раздать, промышленность в лице кузнецов и прочих мастеровых - под контроль. Продавать всё чуть дороже себестоимости. В общем, типичная мечта крестьянина - чтобы никто грабить не смел, и всё самому делать.
        Не только, - поправил его Женька. - Они ещё всех остальных вырезать хотели под корень. Чтобы те жить не мешали. Этот их Мюнцер такого прямым текстом обещал, куда там Геббельсу! А уж как они попов люто ненавидят…
        - Ну так, - сказал Денис. - Всю историю человечества именно такие крестьяне лучшими слугами политиков и становились. Бунт ведь. Понятно, что богатым туго придётся, да и в монастырях с богатством всё нормально, было время отожраться. Вот и платили церковники за десятину и поборы не сказочками про царствие небесное, а в полной мере и собственной шкурой. Только дело в том, что средневековая церковь очень редко когда была просто зданием, в котором отправляют религиозные культы.
        - А чем ещё? - быстро спросил Валерка. - Там зомбировали послушное человеческое стадо злобные маги?
        - Почти, - ответил Женька. - С зомбированием обычно сами церковники вполне хорошо справлялись, причём безо всякой магии, одними псалмами да проповедями. Надолго хватало, пока очередной бунт не прорвёт. Маги только излишки энергии с верующих тянули. Ты представить себе не можешь, сколько всего интересного можно утянуть с прихожан за время коротенькой проповеди. Маги это быстро поняли. Так что любое крупномасштабное разрушение церквей - признак войны магов. Жестокой, на истощение. К гадалке не ходи, всё средневековье так и было.
        - А в СССР тогда кто с кем воевал? - тут же влез Кирилл. - Ну-ка, поведай нам тайны настоящей истории!
        - Да никто там не воевал, там другое уже отношение было… - отмахнулся маг. - Плоды научного подхода к идеологической войне. И потом, тебе не кажется, что сейчас речь немного про другое?
        - А о чём сейчас речь? - спросил Кирилл.
        - Маги, говорю честно, мне приключаться надоело! - вмешалась Галина. - Я не мылась уже неделю! Так что, если вы сейчас какую-то гнусную авантюру планируете, вместо того, чтобы нас домой вернуть - я вас первая же прибью!
        - А я добавлю, - Кузьмич неприязненно покосился на грязные уже бинты на месте ожога. - Я за последние дни извёл на себя и остальных больше лекарств, чем за добрых пять лет полевых игр!
        - Ничего, - уверенно произнёс Женька. - Выберемся.
        - Как? - спросил Денис.
        - Очень просто, - ухмыльнулся маг. - Методом старого доброго Маккиавелли.
        - Это "разделяй и властвуй", что ли? - спросил Кирилл. - Так его задолго до принца изобрели. Ещё римляне.
        - Угу, он самый, - кивнул маг. - Если всё дошло до того, что книжки вытаскивают из схронов, то война идёт не просто как обмен ударами, а на истребление. Видите ли, средствами данного места и времени было очень сложно прищучить мага надёжно и до конца. Только заставить отступить, и закрыться в глухую защиту. Именно поэтому их расплодилось настолько много.
        - Ты мне тут мозги не парь! - сказала Галина. - Трудно! Того, возле церкви, ты в клочья порвал, он и пискнуть не успел. Все видели!
        - Порвал, - кивнул Женька. - Но то, чем я его порвал, разработали в двадцатом веке, когда появились нормальные компьютеры для обсчёта сложных энергетических процессов, теория современной магии и самопрограммируемые рунические конструкции переменной геометрии энергетического потока. Здесь же сам принцип того, что заклинание можно строить из нескольких разомкнутых рун и настраивать его поведение в зависимости от установленной защиты, не каждый маг поймёт.
        - Что-то у вас магия какая-то слишком научная, - брезгливо сказала магу Лемурка. - Негероично.
        - Зато дёшево, надёжно и практично, - засмеялся Женька. - Средневековый подход оставь для игр о подземельях и драконах, у нового тысячелетия магия своя.
        - Магия, шмагия, - сказал Данила. - Что ж вы того исландца-то не тормознули, а, великие маги? Раз уж вы такие крутые?
        - Мы бы тормознули, - сказал Денис. - Только энергии он хапнул столько, что от этого тормоза вымерзла бы половина Исландии. Вместе с нами, что характерно. И этот ледничок таял бы года так до трёхтысячного, плюс-минус. Такие количества энергии в наше время просто невозможны - засекут гораздо раньше. Соответственно, и нас работать с ними не учили. Да никому в голову не взбредёт, что в наши дни столько магической энергии вообще бывает!
        - Да, энергии там было что надо, - согласился Кирилл. - Саяно-Шушенская ГЭС отдыхает. Ну и что вы хотите сказать? Что вы перебьёте всех местных магов, пользуясь тем, что у вас есть книжка и вытащите нас отсюда? Не слишком ли наполеоновские планы, а?
        - Слишком, - кивнул Женька. - А что делать?
        - Женя, ты мне лучше вот что скажи, - начал Валерка. - Ты в Исландии говорил, что местных разгонять не сможешь, потому что слабоват для этого. Типа как два-три выстрела, и всё. Если с Денисом - то чуть дольше, но тоже никак. А сейчас, если я правильно понял, ты хочешь вдвоём с ним поставить в коленно-локтевую позу всех окрестных магов? Уродов, которые все проблемы решают с помощью кувалды побольше, да ещё и достигли в этом таких успехов, какие вам и не снились?
        - Не совсем так, - пояснил Денис. - Разогнать полсотни озверелых крестьян и заблокировать разбушевавшегося мага - слишком разные задачи. В наше время маги обычно не имеют необходимости пользоваться грубой силой, да и делать что-то руками. Как показывает практика, когда доходит до сколько-нибудь значительной потасовки, проще нанять взвод автоматчиков. Рваться к мировому господству путём убийства всех несогласных как раз в средневековье и перестали. Порой, конечно, находились и впоследствии придурки, но долго не жили. А вот тех, кто хочет играть с нетрадиционными методами обретения власти, меньше не стало. Скорей даже наоборот. Пары мировых войн вполне хватило понять, что такого терпеть не следует. Соответственно полевых агентов вроде нас натаскивают на обнаружение мага-преступника и его блокировку, по возможности - максимально тихую. Чтобы не колдовал, чего не следует. В умении ограничить ненужную магическую деятельность мы обогнали местных на добрую эпоху.
        - А что ж этот, в церкви, тебя чуть не сжёг, а? - спросил Валерка.
        - Ну так не сжёг же, - пожал плечами Денис. - А чуть-чуть не считается. Зато мы с Женькой таких как он клиним гарантированно.
        - Не поверю, пока не увижу, - сказал Валерка.
        - Увидишь, - пообещал Денис.
        - Больше чем хотелось бы, - добавил Женька. - Мы откопали свой топор войны!
        - Лучше б вы приличное место для ночлега поискали, - сказал Кузьмич. - Оно сейчас важнее
        - Найдём, - вздохнул маг. - В семи километрах отсюда есть какой-то заброшенный охотничий сарайчик.
        - Далеко, - простонал Данила. - А ближе нету?
        - Есть, - пожал плечами маг. - В одном строении полтора десятка людей в другом - два. И палаточный лагерь вокруг, что там, что там. Кого разгонять будем?
        - Никого, - отрезала Галина. - Веди давай к тому, пустому.
        Дойти удалось заметно раньше, чем все боялись, но гораздо позже, чем хотелось. Единственным плюсом тесной хибарки с низким потолком была неприметность. Вокруг неё буйствовали такие заросли, что, не зная, где искать, найти постройку не представлялось возможным. На этом все достоинства заброшенного хозяевами прибежища браконьеров, к сожалению, исчерпывались.
        Сил на то, чтобы как-то его благоустраивать и приводить в порядок или хотя бы просто запалить костёр, уже ни у кого не нашлось. Все попадали там же, где стояли и уснули мрачным сном без сновидений, каким обычно спят измотанные до предела люди.
        Первым из магов утром проснулся Денис. Валерка тормошил его за плечо. При этом у него зуб на зуб не попадал - замёрз Валерка основательно.
        - Понял, - вздохнул Денис и нехотя поднялся.
        - Подъём! - маг пнул в бок Женьку. - Хорош мне тут храпака давить!
        - Угу… - пробубнил тот, и даже не подумал открыть глаза. Судя по дрожащему мареву над магом, для того, чтобы согреть одного себя, ему не требовалось ни просыпаться, ни приходить в сознание.
        Денис вздохнул, развалил Женькины чары обогрева парой быстрых пассов и пнул чуть сильнее. На этот раз Женька всё же открыл глаза.
        - Холодно, - сказал ему Денис. - Дрова надо. И костёр.
        - Угу, - Женька поёжился, обхватил себя руками и, чуть пошатываясь, отправился за дверь. Снаружи что-то грохнуло. Потом зашипело. Денис с Валеркой опрометью кинулись вслед за ним.
        Женька так до конца и не проснулся. О своих действиях он тоже не особо задумывался. Ничем иным, кроме сумерек подсознания, его поступок объяснить не получалось. Маг запалил целиком куст орешника чуть в стороне от сарайчика, и теперь сшибал огненными стрелами прямо с ладони ветки соседних деревьев, чтобы костёр не превратился в лесной пожар. Пылало так, словно в растопке поучаствовала не меньше чем канистра бензина.
        - Ты… - Денис задохнулся. - Пироманьяк чёртов! Ты что делаешь?
        - Костёр, - буркнул Женька под треск и гул пламени двухметровой высоты. - Холодно.
        Из домика выбралась Лемурка, подошла чуть ли не к самому огню и молча села на землю перед костром. Ей тоже было холодно.
        Какое-то время прошло в молчании, под треск веток. Затем пылающее дерево переломилось напополам и рухнуло. Взметнулся к небу сноп искр.
        - Надо что-нибудь съесть, - задумчиво сказал Денис.
        - Надо, - Женька поднялся. - Мешок со жратвой где?
        - На лошади, - ответил Валерка. - Там же, где и ваша книга.
        - Замечательно, - сказал Женька и остолбенел. - А где лошадь?
        Вместо лошади остался лишь короткий обрывок пережёванной верёвки.
        - Она пить, наверное, захотела, - задумчиво произнёс Валерка. - Мы ж её не поили ни фига. Привязали только, и спать ушли.
        - Животное! - заорал Женька. - Я убью это животное!
        В глазах мага полыхнул огонь. Обрывок верёвки почернел и вспыхнул.
        - Жень, погоди, сейчас присядем, раскинем поисковую сеть, - Денис безуспешно попытался урезонить импульсивного товарища, - отыщем нашу пропажу.
        - А если кто-то углядит книгу? - спросил Женька. - Вот же тварь, а? Ну, животное! Валерка!
        - Что? - вскинулся тот.
        - Бери арбалет, и пойдём! Надо поймать её живой или мёртвой!
        - Ты обалдел?!
        - Ни разу, - отрезал маг. - Ещё не хватало из-за какого-то животного лишиться нашего билета назад в будущее! Денис!
        - Что? - устало спросил маг.
        - Ты сейчас поднимаешь остальных, рассказываешь им ситуацию, и отправляетесь за нами. Если вдруг окажется, что книгу уже кто-то оприходовал, и мы не сможем отобрать её вдвоём, будем ждать вас. Всё ясно?
        - Жень, только не делай глупостей, вместе пойдём!
        - Некогда, - отмахнулся маг. На его ладони вспыхнула стрелка поискового заклинания. Валерка прихватил арбалет и мешочек с увесистыми болтами и поспешил за уходящим товарищем.
        - Сумасшедший дом, - вздохнул Денис и кинулся будить остальных. Маг искренне надеялся, что Женька не успеет вляпаться ни в какие неприятности. По его мнению, чтобы вот так сорваться невесть куда, надо быть натуральной скотиной. Кого Денис воспринимал большей скотиной - лошадь, или способного на такую глупость Женьку, он в этот момент не ответил бы, поскольку ненавидел их обоих одинаково.
        Один из объектов его ненависти в это время шёл по лесу в поисках лошади и злился. Злился на то, что не проследил за лошадью, злился на проклятое животное, злился на весь этот дурацкий мир, злился на то, что нельзя съездить на игру без того, чтобы провалиться в средневековье…
        Всё остальное время Женька просто злился.
        Валерка бежал следом за ним с тяжелым и неудобным арбалетом. Занимал его при этом ровно один вопрос - как взвести оружие, если разозлённый маг внезапно угодит в какую-нибудь засаду. По всему выходило, что никак. Сложный и муторный для новичка процесс из большого количества сопения, мата и физических усилий с бегом по лесу не сочетался никак. Тренированные стрелки могли порой взвести оружие за один рывок, но Валерка таким не был.
        Решение пришло само. Валерка повесил бесполезную штуковину за спину и покрепче стиснул надёжный исландский топорик. В случае непредвиденной ситуации отмахиваться топориком ему показалось куда как сподручнее.
        Правда, мысль о том, что отмахиваться придётся от жителей средневековья, вызывала у Валерки оторопь. Вероятный противник не испытывал никаких страхов перед возможностью получить рваную антисанитарную рану от удара грязным куском острого железа. Хотя бы потому, что здесь каждый считал, что он должен успеть нанести такую рану врагу первым. Немного не тот вид социальных отношений, что можно встретить в условиях комфортного и безопасного будущего.
        В общем, Валерке пришлось несладко. Самые разнообразные неприятные сценарии один за другим прокручивались у него в голове. Фигурировали в них кровь, переломы, нагноения, заражения, гангрена, и неизбежная мучительная смерть. Не слишком быстрая, поскольку фантазию Валерка имел была не только богатую, но и крайне болезненную.
        Из-за этого парада кошмаров он почти не следил за дорогой и в итоге едва не сбил с ног Женьку.
        - Да стой ты! - прошипел маг. - Впереди трое!
        - И что? - тихо спросил Валерка. Он так никого и не слышал.
        - И всё, - ответил маг. - У них там наша лошадь!
        В глазах мага разгоралось знакомое уже Валерке свечение.
        - Прикрывай, - скомандовал маг. - Попробую на испуг взять.
        - Эй! - Валерка кинулся следом. - Жень! Подожди! Ну, подожди же!
        Тщетно. Маг его не слышал и уходил всё дальше. Когда Валерка его догнал, Женька уже выскочил на троицу ошалелых крестьян. Те судорожно вцепились в лошадь, так, словно кроме несчастного испуганного животного их в этой реальности не удерживало ничего.
        Оно и не удивительно. На иллюзию маг энергии не пожалел. Перед крестьянами высился живой огонь. Много огня. Даже за спиной у Женьки торчало какое-то подобие огненных крыльев. Неровных, маг лепил иллюзию на скорую руку, но крестьянам и так хватило.
        Одетые в разномастное тряпьё голодранцы заорали, побросали свои дубинки, и стремглав кинулись бежать, не разбирая дороги.
        Лошадь незамедлительно последовала их примеру. Маг остался в одиночестве и полном недоумении. Он даже не понял, чего ему теперь делать.
        - Да, Женя, - усмехнулся Валерка. - Ты просто монстр.
        - Ты почему в неё не выстрелил? - спросил маг. - Ушла же!
        - Женя, - терпеливо сказал Валерка. - Одумайся. У меня арбалет. Это не автомат Калашникова. Его надо готовить к выстрелу, взводить, усилие прилагать, время тратить. Ты мне такую возможность дал? Или сразу вперёд рванул, не разбирая дороги? И потом, я не знаю, как с ним бегать, из него стрела на бегу вываливается!
        - Проехали, - маг отмахнулся. - Идём!
        - Куда?
        - За ней, разумеется! - раздражённо сказал Женька. - За лошадью. Чем быстрее мы эту скотину поймаем, тем спокойнее будет!
        - Слушай, а ты можешь её как-нибудь, - Валерка замялся. - Ну, стреножить, что ли? Или оглушить? Чтобы в следующий раз она так резво не бегала?
        - Могу, - сказал маг.
        - А почему ты этого не сделал?
        - А я знал, что это животное так рванёт? - возмущённо спросил Женька. - Вот же скотина…
        Скотина в этот момент отмахала уже не одну сотню метров, и, если верить магическому компасу Женьки, продолжало стремительно удаляться в беспросветной панике.
        - Короче! - скомандовал маг. - Идём! Взведи, только уже свою палку-стрелялку!
        - С ней тогда по лесу будет неудобно бегать, - сказал Валерка. - Говорю же, стрела вываливается. Не винтовка это, не винтовка!
        - Тогда просто идём! Не может же эта скотина от нас бегать вечно?
        Вечно лошадь бегать не могла. После боя, дня беготни, ночи без отдыха и обезвоживания, несчастное животное вообще чувствовало себя далеко не лучшим образом. Догнать лошадь в таком состоянии магу сложным не казалось.
        А зря. Стоило бы одуматься и ещё раз прикинуть шансы, но Женьку в основном волновало то, что драгоценная книга уходила всё дальше. Лошадь добралась до опушки леса, почуяла воду и сломя голову рванула через поле к берегу небольшой речушки.
        Маг и его спутник себе такой роскоши позволить не могли. Вдали темнели дома небольшой деревни. Не так уж и близко, но заметить лошадь оттуда вряд ли трудно. А уж люди в поле заметны ещё лучше.
        - Ну? - спросил Валерка. - Что делать будем?
        - А у нас что, есть выбор? - пожал плечами Женька. - Идём! Без книги нам всё равно никуда.
        Он покосился в сторону деревни, вздохнул и сделал первый шаг. Валерка последовал за ним. Лошадь дорвалась к воде и, кажется, забыла обо всём на свете. На ближайшее время её главной целью стала попытка выпить реку.
        - Слышь, Жень, - озабоченно сказал Валерка. - А ведь она может упиться и сдохнуть. Я читал где-то, лошадь, если долго не пила, её к воде пускать нельзя.
        - Пусть только попробует! - отрезал маг. - А вообще - так ей и надо. Главное книгу забрать, и пусть катится на все четыре стороны!
        - И еду, - добавил Валерка.
        - Еда подождёт. Если у нас будет книга, достать еды не проблема. Награбим, сколько потребуется.
        - Давай уж тогда книгу сразу вместе с лошадью, а? - спросил Валерка. - Пусть она награбленное таскает. Она животное, ей положено.
        - Ладно, давай не болтай, - сказал маг. - Берём её. Аккуратненько. Без фанатизма.
        В этот раз лошадь почему-то не имела никаких возражений против того, чтобы у неё снова появились хозяева. Она спокойно позволила Женьке выудить из перемётной сумы краюху чёрствого хлеба, и столь же меланхолично эту краюху из его рук стрескала.
        - Ну вот, - удовлетворённо сказал Женька. - А теперь идём. Медленно и неспешно возвращаемся обратно…
        - Женя, - встревожено сказал Валерка. - Жень!
        - Что? - спросил маг.
        - У нас проблемы…
        Женька обернулся. На него смотрели хищные жала доброй полудюжины арбалетов.
        Дениса выходка Женьки не особо удивила. Про импульсивность магов огня анекдотов ходило великое множество. Истине анекдоты в большинстве случаев не соответствовали, но только не в этот раз. Пожалуй, это даже было забавно, только мысли Дениса омрачал чужой враждебный мир вокруг. Ничего хорошего, даже если держаться вместе, от него ждать не приходилось, а уж порознь…
        Именно поэтому товарищей Денис будил в буквальном смысле этого слова ледяным душем. Возмущённые крики товарищей, впрочем, утихли едва только Денис объяснил, что именно произошло.
        - Я его сама убью, - выразила Галина общее мнение отряда. - Детский сад какой-то!
        - Детский, не детский, а делать что-то надо, - озабоченно сказал Данила. - Надеюсь, им хватит ума ни во что не вляпаться?
        - Сейчас проверим, - сказал Денис. Поляну замело уже всем знакомой позёмкой магической карты.
        - Эй, ты осторожнее, - сказал Кирилл. - Ещё не хватало, чтоб тебя в этот раз тоже кто-то поджарить решил.
        - В этот раз меня не засекут, - успокоил его Денис. - Я же не идиот…
        - Ты маг, - сказала Галина, - это ещё хуже. Если вдруг окажется, что ты делаешь какую-то глупость, мы этого даже не поймём вовремя.
        - Это и к лучшему, паниковать меньше будете, - усмехнулся Денис и ткнул рукой в магическую карту у себя под ногами. - Вот они, любуйтесь!
        - Если тебе можно верить, два остолопа направляются в набитую людьми деревню, - сказал Кирилл. - Причём чуть ли не полным ходом!
        - Наверное, стоит поторопиться, - озабоченно сказал Кузьмич, - а не то, боюсь, спасать будет уже некого.
        - Да ладно, всё будет пучком! - в тот момент Денис ещё не знал, как он ошибся. - Бежим к ним, как раз успеем вместе решить, что делать!
        Успел Денис только увидеть, как люди с мечами и арбалетами под руководством всадника уводят двух его товарищей и одну лошадь в сторону деревни. Отбивать своих здесь и сейчас у десятка готовых к бою местных Денису чем-то реальным не казалось. У мага оставалась лишь возможность поговорить с пленными товарищами. Или хотя бы с одним из них. Простенькая руна дальней связи - и можно с чистой совестью ругать не в меру беззаботного коллегу.
        - Сам дурак! - ответил Женька на поток телепатических упрёков. - Если бы ты пришёл вовремя, успели бы поймать эту скотину!
        - Да? - его собеседнику очень хотелось истерически захохотать, - Уголёк, а тебе не кажется, что кто-то не в том положении, чтобы меня обвинять?
        - Да ну? А мне кажется, что… ой! - Женька прервался. Один из конвоиров без особых церемоний поторопил его тычком в спину. Одежда несколько смягчила удар, но концентрацию для телепатического разговора маг на какое-то время потерял.
        - Женя, ты балда, - вздохнул Денис. - Чего они от вас хотя бы требуют? Раз уж сразу не убили, значит, чего-то будут добиваться…
        - А я знаю? - ответил Женька. - Они с нами не разговаривают. Гонят как скотину, тычками, да матерятся через слово.
        - Язык Валерке в голову загрузить успел, или как всегда?
        - Ты меня совсем за идиота не держи! - огрызнулся Женька. - Голова у него поболит немного, а так - будет шпрехать по-немецки как местный житель.
        - С тебя бы сталось забыть, - ответил Денис. - Мы тут будем, если что - я попробую тебя оттуда с Валеркой выдернуть. Главное - друг от друга не удаляйтесь.
        - С каких пор ты умеешь строить порталы?
        - А я и не умею, - коротко ответил Денис. - Только на практике год назад стометровку-эвакуатор два раза на зачёт строил.
        - Ты что, очумел? - взорвался Женька. - Если ты напортачишь, нас с Валеркой по всей округе размажет! Мелким фаршем!
        - Знаешь, Женя, - в мысленном шёпоте Дениса сквозила явная ирония. - Если вдруг окажется, что вас и так хотят размазать мелким фаршем ваши гостеприимные хозяева, думаю, ты сочтёшь возможным прибегнуть к моим услугам.
        - Но только в этом случае! - отрезал Женька. - И потом - не забывай, что нам ещё и книга нужна!
        - А где она? - спросил Денис.
        - Здесь, - ответил Женька. - Вместе с лошадью. Вот же гнусное животное! Колбасный завод по нему плачет! Лично бы в фарш смолол!
        На какое-то время разговор прервался. В мозгах двух магов практически синхронно прокручивался один и тот же мыслительный процесс.
        - Нет, - вздохнул, наконец, Денис.
        - Почему? - спросил Женька. - Уж одну книжку через портал для начала явно проще дёрнуть, чем двух людей…
        - Жень, люди обычно не взрываются, - ответил Денис. - Если книгу порвёт на транспортировке…
        - А если меня?
        - Если тебя, то это будет грустно. Но вряд ли безнадёжно. Большая часть отряда уцелеет, а один маг всё ещё может попытаться вернуть их домой, хотя бы в теории. А вот если рванёт книга, то ничего хорошего для нас уже не выйдет. Извини. Тут интересы большинства важнее.
        - Эй! Ты же светлый! Тебе все должны быть одинаково важны!
        - Ну так не идиот?
        - Денис, я тебя ненавижу!
        - Взаимно, Жень. Поэтому заткнись, и выясни уже кому и зачем вы понадобились. Если вдруг окажется, что вас поймали не для публичной казни - оно и вовсе может оказаться к лучшему. Глядишь, с местными сторгуемся.
        - Легко говорить, - пробурчал Женька. - Когда тебе в задницу копьём не тычут…
        На улицах деревни людей с оружием хватало. Вели они себя нагло и шумно, совсем не как хозяева, а как захватчики. Снаряжение у них оказалось на взгляд мага на удивление бедное. Выцветшие стёганки живо напомнили Женьке старый ватник для всякой грязной работы на даче. Вещь, конечно, хорошая и практичная, но увидеть что-то похожее на местных солдатах маг не ожидал. Кольчужные мантильи тоже на полноценную защиту не тянули - едва закрывали плечи, да и попадались далеко не у всех. Наверное, поэтому конвоиры и обращались на удивление мягко с двумя своими пленниками. Женька даже начал подозревать, что их принимают за каких-то важных птиц только на основании его трофейной кольчуги и оружия.
        Подозрения мага переросли в уверенность, когда он понял, куда их ведут. Над селом нависало массивное каменное здание. Не замок, просто кубической формы каменный дом - убежище от разбойников и склад, не более того. Судя по всему, именно в этом каменном доме засел главарь банды.
        Ни у Женьки, ни у Валерки даже не стали отбирать их оружие. Всё равно даже тянуться к нему при всех этих людях магу как-то не хотелось. Слишком уж нехорошо смотрели конвоиры, словно предлагали дать им повод, чтобы дальше они уже справлялись, как сочтут нужным. В последствиях маг ни капли не сомневался, поэтому без вопросов следовал внутрь каменного дома.
        Из тёмной комнаты доносился хруст и чавканье. Гостеприимный хозяин ел. Точнее, жрал. Полуобглоданная свинья на столе посреди комнаты шевелилась и вздрагивала как живая.
        Пленников толкнули ближе к столу. На какое-то время воцарилось тягостное молчание. Нарушало его только чавканье, впрочем, недолгое. Массивный бородач, больше похожий на гориллу или неандертальца, чем на человека, всосал залпом литра два пива, звучно рыгнул, и с интересом взглянул на своих гостей.
        - Добрый день, - на всякий случай сказал Валерка.
        - Добрый? - бородач запрокинул голову и загоготал. - Вот уж воистину добрый! Не каждый день моим ребятам попадаются такие молодчики как вы! Признавайтесь, для кого вы везли книгу? Вы люди Георга?
        - Кого? - спросил Валерка. - Не знаю никакого Георга!
        - Валер, может быть, заткнёшься? - тихо прошипел Женька. Но было уже поздно. Слово уже вырвалось.
        - Нет? Чёрт побери, мне это нравится! И вы осмеливаетесь появиться здесь средь бела дня? Наёмники Мюнцера в моём лагере?
        - Видите ли, мы также никогда не были и людьми Мюнцера, уважаемый… - дипломатично начал Женька.
        - Готфрид! Готфрид дер Дике! И не говорите, что вы никогда не слышали моего имени!
        - Слышали… - медленно сказал Женька. Если точнее, слышать доводилось не ему, а донору его памяти, но вдаваться ещё и в такие подробности маг не хотел.
        Разбойник перед ним приводил в ужас всю округу, не разбирая, кто сторонник знати, а кто наёмник восставших крестьян. Толстый Готфрид бил всех кто слабее, беспощадно разорял посёлки, и не атаковал тех, кто мог дать сдачи. Не потому, что боялся. Просто берёг своих людей и добычу.
        Знание местности и талант исчезать и появляться совершенно неожиданно для жертв порождали слухи о продаже души сатане. Каждая пострадавшая сторона при этом полагала своим долгом в очередной раз после стычки разорить дотла замок Готфрида, хотя в пустой руине уже с начала войны селились только разные случайные люди. Готфрид после этого выбирал себе новую цель и наносил очередной удар. Он, пожалуй, оказался одним из немногих, кто немало заработал на войне почти без потерь.
        - Так-то лучше, чтоб вас черти взяли! - захохотал Готфрид. Заминку своего пленника он понял совершенно правильно. - Теперь я вижу, что вы поняли, куда попали! Так что вы делали возле моего лагеря, да ещё и с проклятой книгой?
        - Это наша книга! - снова не к месту влез Валерка.
        - Ох, идиот, - пробормотал Женька. - Чего тебе стоило к мутантам на игру андроидом поехать?
        - Признаться, - ухмыльнулся Готфрид, - я не верил в эти сказки попов о бесах. Толстомясые святоши горазды пугать карой небесной, особенно когда выворачиваешь им карманы, но ещё никто и самой жалкой молнии призвать не сумел. Да что там, когда мы из интереса медленно сварили одного такого напыщенного борова заживо, даже громом никого из ребят не разразило! Тем больше меня удивили два жалких задохлика, что как-то попались нам в лапы. Перед тем, как мои парни набили их стрелами будто кабана на охоте, они ухитрились заморозить насмерть дюжину лучших бойцов моего отряда! А потом ещё и оказалось, что вся эта война развязана не шайками оборванцев ради грабежа, а такими вот чокнутыми книжниками!
        - Торгуйся с ним! - ворвался в голову Женьки мысленный шёпот Дениса. - Он это вступление не просто так задвинул!
        - Сам знаю, - огрызнулся Женька. - Не мешай! Взялся следить - делай это тихо!
        - А теперь я узнаю, что среди магов есть такие же разбойники как и я? Не постеснялись украсть одну из трёх книг Мюнцера и способны после этого заявить мне в лицо, что это их книга, так, будто на её обложке ни гербов, ни печати? - продолжал тем временем Готфрид. - Чёрт побери, мне это нравится! Поэтому один из вас останется здесь, вместе с книгой, а второй - приведёт ко мне вашего хозяина! Думаю, он согласится, что всё, чего я хочу - не самая большая цена за такую драгоценность!
        - Он пойдёт, - Женька указал на Валерку. - Болтливый, но тупой и исполнительный, передаст всё лучшим образом.
        Валерка обернулся к Женьке, но высказать мнение о такой подлянке не успел. Маг, не таясь, уставился на Валерку пылающим взглядом. Валерка нервно сглотнул и подавился заготовленными упрёками.
        - Ты меня понял, - в глазах мага постепенно угасали огненные сполохи. - Иди. Не заставляй господина ждать.
        - Прекрасно! - захохотал Готфрид. - Эй, там, проводите этого к окраине деревни, пусть идёт!
        Валерку схватили под руки и вежливо, но решительно, вывели за дверь. От гипноза Женьки он так и не отошёл, и повиновался без тени раздумий.
        - А ты иди сюда, - Готфрид поманил Женьку к себе. - И представься, наконец!
        Женька помедлил, думая как лучше представиться, и, наконец, породил неплохой для здешних реалий псевдоним:
        - Ойген, - сказал он. - Ойген Шварцфламмен.
        - Так прямо и чернопламенный?
        Вместо ответа Женька ненадолго запалил на ладони одну из лучших своих иллюзий.
        - Ну, это ничего, - сказал Готфрид. - Огненных мои ребята тоже убивали. Жрать хочешь?
        Женька покосился на покрытый жиром бок свиной туши. Не то, чтобы она сильно подгорела, готовили для главаря бандитов на совесть, но есть магу почему-то совсем не хотелось.
        Возможно потому, что густой пивной дух, смрад немытого тела Готфрида и сомнительной привлекательности ароматы капусты, репы и остальной незатейливой еды на столе полностью отбивали аппетит.
        - Может, лучше поговорим? - спросил Женька. - Это пойдёт на пользу нашей сделке.
        - А что, по-твоему, может понадобиться такому, как я, от колдуна?
        - Не знаю, - сказал Женька. - Деньги, власть, долголетие… зубы вылечить.
        - Вы и дупла заговариваете? - удивлённо спросил Готфрид. - Признаться, я считал, что единственное лекарство от больного зуба - добрый удар кулаком, а все эти заговоры - удел жалких шарлатанов с ярмарочной площади!
        - Да хоть волосы завить, - Женька был готов уже на что угодно, лишь бы озадачить и смутить Готфрида, и на этот раз не прогадал.
        - Что? - озадаченно переспросил тот. - Волосы?
        - У магов тоже есть жёны, - пожал маг плечами. - Этот рецепт ещё в Атлантиде знали.
        Готфрид оглушительно захохотал.
        - Вот уж верно, страшнее бабы зверя нет! - согласился он. - Перед ними, бывало, дрожали те, кто осмеливались ходить на кабана с одним копьём!
        - Но я сомневаюсь, - Женька покосился на густую всклокоченную шевелюру своего собеседника, - что сейчас может потребоваться именно это.
        - Да, - смех Готфрида оборвался так же резко, как начался. - Я хочу власть. И вы будете теми, кто даст её мне, или ваша проклятая книга разлетится на куски вместе с бочонком самого лучшего моего пороха!
        - И всё? - с облегчением спросил Женька. - В чей лагерь надо провести убийц?
        - Погоди! - Готфрид стукнул кулаком по столу. - Неужели ты считаешь, что я настолько глуп? Реши я кого-то убить, меня бы это не остановило! Мне требуется настоящая власть, которую можете дать лишь вы, маги! Я хочу, чтобы каждый на этих землях вновь признал меня своим господином! Именно так, гнусным колдовством, мятежники поднимали чернь на бунт, именно так вы сделаете меня её властителем!
        - Вот, значит, как, - задумчиво сказал Женька.
        - Я знаю, что церковников грабят не только потому, что у них тугая мошна и богатые кладовые! - продолжал тем временем Готфрид. - Я видел, как на защиту жирных святош вставали даже калеки, вставали даже те, кто ещё вчера проклинал их за поборы! Власть не от бога, власть не от церкви, это ваши колдовские проделки! Я знаю! Некоторые из недобитых подмастерий магов, были очень разговорчивыми в наших руках!
        - Не хочет он быть стариком да старухой, хочет быть владычицей морскою, - в сознание Женьки вполз ехидный шёпот Дениса.
        - Не смешно! - ответил Женька. - Делать с ним что будем?
        - Договариваться. Что нам ещё остаётся? Вытащи его в поле, там поговорим.
        - Погоди! - оборвал его маг, - Валерка добрался?
        - Да, - ответил Денис. - Сейчас рассказывает, как он тебя ненавидит. Говорит, что ты передаст.
        - Ничего себе! Я вместо него заложником остался, и он же меня ненавидит! Скажи ему, что сам он передаст, а ещё… - Женька не договорил.
        - Эй! - Готфрид толкнул его кулаком в бок, - ты меня слышишь?
        - Слышу, - Женька колоссальным усилием воли проглотил т несколько слов, что уже просились наружу. - Ко мне обратился мой господин. Он услышал зов слуги, прибыл, и ждёт встречи. Но хочет назначить её в поле за деревней и без людей. Только личная охрана.
        - Не доверяет, - удовлетворённо сказал Готфрид. - Стало быть, не дурак. Это хорошо. Эй, там! Гуго, Вальтер! Отрывайте свои задницы от пола, собирайте ребят! Мы идём немного прогуляться!
        За стеной загрохотало. Пинки, затрещины, ругань - обычная армейская побудка.
        - Пошли, - Готфрид поднялся.
        Женька сглотнул. Он знал, что средневековый грабитель обладает неплохой подготовкой, но и представить не мог, насколько серьёзно здесь относились к личной силе и здоровью. Телосложением и размерами Готфрид напоминал медведя на задних лапах. Одежда и кольчуга делали его больше раза в полтора. Меч на поясе в сравнении с Готфридом казался не более чем лёгкой игрушкой.
        Люди Готфрида уже деловито строились на улице. Выглядели они в своей полинялой одежде и потёртых стёганках не особо внушительно, словно гастарбайтеры строительно-монтажного управления, но одного взгляда на лица Женьке хватило. Такие люди при необходимости могли сделать всё, что им прикажут.
        Проблема заключалась в том, что сейчас ему с этими людьми требовалось договориться, и желательно с позиции силы. Думать о том, что может случиться, если переговоры не пойдут на равных, Женьке не хотелось. Ничего хорошего из этого выйти не могло в принципе.
        - Слышь, - тоскливо послал он мысль Денису. - Ты уж постарайся впечатление произвести? Накосячишь - порубят нас в капусту, жопой чую.
        - Успокойся, - иронично ответил Денис. - Уж чего-чего, а пускать в глаза пыль мы с тобой за последнее время научились…
        Маг не соврал. Своё появление он действительно обставил зрелищно. Если б Женька не знал, что это всё одна большая иллюзия, он бы тоже поверил в принесённые метелью человеческие фигуры. Те словно пришли с неба, строем, как на параде в честь начала игры, в окружении зрелищных магических эффектов.
        За спиной у Женьки началось какое-то нехорошее оживление. Маг обернулся и увидел, как люди Готфрида поднимают арбалеты. Они ещё не целились в гостей, но Женька не сомневался, что это дело времени. К счастью, Денис предусмотрел и неожиданные случайности.
        - Не стоит портить хороший разговор поспешностью и ошибками, - негромко произнёс он. Арбалеты с хрустом покрылись ледяной коркой под изумлённые возгласы хозяев. Магический холод покусывал им пальцы, так что арбалеты пришлось бросить.
        - Я пришёл на переговоры, а не драку. Оружию лучше оставаться в ножнах, - пафосно сказал Денис и повернулся к Готфриду. - Я слышал, что у тебя есть моя книга?
        - Моя книга, - с нажимом ответил Готфрид. - Не то, чтобы она была мне особо нужна, но мне всегда было интересно узнать, что будет, если всё-таки бросить её в костёр, как советуют попы.
        - Маг рассердится, - безразлично ответил Денис. - Придёт в ярость. Начнёт совершать глупости. Видел когда-нибудь, что может сделать маг, когда полон решимости совершать глупости?
        - Довольно часто, - сказал Готфрид. - От этого умирали.
        Поэтому лучше мы отыщем другое решение, - усмехнулся Денис. - Власть над людьми этого края - справедливая цена. Не будем разводить долгие разговоры, пусть этим занимаются попы и женщины. Ударим по рукам, выпьем, и завоюем то, что по какой-то случайности ещё не принадлежит нам. Только верни мне книгу.
        - И почему я могу тебе доверять? - спросил Готфрид.
        - Я чужой здесь, - ответил Денис. - Мы прибыли сюда из далёкой Исландии. Посмотри на моих людей, неужели ты не видишь, откуда мы пришли? Я не могу вернуться без книги. А ты не можешь сам вернуть себе власть над своими людьми. Остаётся лишь договориться к общей выгоде. Беспроигрышная сделка, верно?
        - Верно, - согласился Готфрид и отрезал, - но книга пока будет у меня!
        - Я не возражаю, - кивнул Денис. - Просто держи книгу наготове, она скоро понадобится. А теперь идём! Я думаю, нам будет, о чём поговорить.

***
        В любые времена главным умением настоящего командира была способность принять информацию к сведению и действовать. Готфрид этим умением обладал. Пока Денис набивал себе цену и выторговывал мелкие условия, Готфрид уже принял все решения на пару дней вперёд.
        Деревня пришла в движение чуть ли не раньше, чем Готфрид отдал первые распоряжения. Мычала угоняемая скотина. Что-то выли местные жительницы, не желая расставаться с нажитым добром. Со всех сторон раздавалась грубая ругань и бряцанье оружия. Кому-то шумно и с наслаждением били морду напоследок. Просто так, для удовольствия.
        Отряд уходил.
        - Куда это они? - спросил Денис.
        - Дальше, - весело ответил Готфрид. - Через пару дней тут будут отряды Трухзеса фон Вальдбурга, и у меня нет желания встречаться с его армией на его условиях. Так что мы уходим.
        - Отдельный десантно-мародёрский штурмовой отряд, - прокомментировал это Кирилл. - Поручик Ржевский по ним плачет.
        Деревня пустела на глазах. Бандитам не понадобилось и получаса на сборы. При этом люди Готфрида не забыли и новых союзников - под "свиту" Дениса нашлись и телега, и лошадь и молодой возница. По совместительству наверняка соглядатай, но значения это не имело. Между собой всё равно говорили по-русски. Удобная ложь о якобы исландском происхождении могла прикрыть и не такое. Про Исландию люди Готфрида знали разве что сам факт её существования.
        - Итак, - Женька загибал пальцы. - Чего же ты успел пообещать нашему гостеприимному хозяину? Во-первых, ты собрался провести глобальное магическое воздействие на головы местного населения. Во-вторых, ты способствовать магически выполнению заведомо агрессивных планов. В-третьих…
        - В-третьих, - оборвал его Денис, - мы едем на телеге, а не идём своими ногами, и нас защищает отряд местных, куда лучше нас готовый к опасностям этого времени. Хорош ёрничать. Обещать я мог что угодно, но это вовсе не означает, что я действительно собираюсь это выполнять. Просто дам ему верить до последнего в то, что всё идёт как надо, а сделаю ровно то, что должен.
        - Должен? - переспросил Женька. - Надо же, какие ты оказывается помнишь интересные слова. Ну и как мы будем искать компромисс между совестью, долгом и собственными шкурами?
        - Глобальные воздействия на разум запрещены, - пожал Денис плечами. - Если местные продолжат зомбировать крестьян и знать напропалую, война будет тянуться годами даже после их гибели. А мы с тобой, вообще-то, не имеем права такое кому-то спускать, пока у нас есть эта возможность.
        - И что же ты планируешь сделать?
        - Найти центр, - коротко ответил Денис.
        - И?
        - И пнуть его посильнее. Что мы вдвоём с тобой не развалим их сеть, что ли? Она падучей страдает не хуже компьютерной, тем более такая примитивная, как здесь.
        - Действительно, - задумчиво согласился Женька. - Помнится как-то я на полигоне… стоять! А с местными гипнотизёрами что делать будем, ты подумал? Они ж там будут в количестве!
        - Подумал, - ответил Денис. - Их не может быть много. Большая часть на местах работает. Если мы быстро возьмём центр, они среагировать не успеют.
        - А излишек энергии куда сливать?
        - А на излишек мы вернёмся домой. После того, как всё покатится, центр без постороннего вмешательства жахнет лишь чуть хуже, чем в Хиросиме. Нам энергии точно хватит.
        - А ты не боишься, что они восстановят ритуал по нашим следам, и на основе этого учинят что-то совсем уж гнусное?
        - Нет, - ответил Денис. - Во-первых, всё равно толком не поймут, не доросли ещё, а во-вторых, артефакты в церквях от перегрузки выгорят к лешему, и восстановить их уже не успеют. До волны совсем недолго осталось. Снесёт всех к чёрту вместе с запретными колдовскими знаниями, только и всего.
        - Так, маги, - влез Кузьмич в их разговор. - Ещё раз. Это что за разборки вы тут задумали? Чего вы хотите этим добиться?
        - Вернуть нас домой, - коротко ответил Женька.
        - Подробнее! - требовательно сказал Валерка.
        - Да, Жень, правда, - сказал Данила, - я себя в армии так не чувствовал, как сейчас. Решаете всё за нас только вдвоём…
        - Бунт на корабле? - усмехнулся Женька. - А вот сейчас как пойду всех зомбировать направо и налево… ладно, шучу. Дело в том, что здешние маги решили слегка поделить власть. Подняли на бунт крестьян, запудрили мозги, чтобы те кое-как прикрыли территорию от карательных отрядов, и теперь потихоньку готовят ритуал. Когда у них получится, бунт вспыхнет сразу и на огромной территории. Церкви используются как ретрансляторы и усилители, тем более, что доводка там и так нужна минимальная. А где-то неподалёку - центр управления все этим бардаком. Штаб, если угодно. Государственные войска, точнее, люди за ними, пытаются его вычислить и задавить. А мятежники, судя по всему, хотят взбунтовать государство и прыгнуть в будущее, сразу в счастливую крестьянскую утопию. Заодно и приход волны пропустить. И вот здесь приходят два мага из будущего, отбирают их готовый к перемещению в будущее магический контур и срывают остальные коварные планы… если получится.
        - Стоп! - неожиданно сказал Валерка. - Я только что понял!
        - Что понял? - терпеливо спросил Женька.
        - Что у нас, ну, то есть, у вас, всё получится! - радостно сказал тот. - Ведь не было этого ничего! Ни мятежа на всю страну, ни средневекового этого их социализма! Получается, мы не можем не вернуться!
        - Да, Валер, - хмуро сказал Кузьмич. - Незачёт по логике у тебя. Полный.
        - А что не так?
        - То, что срыв их планов не гарантирует, что мы вообще куда-то вернёмся. Или что вернёмся в полном составе. И вообще неизвестно, кто именно, или что именно задержит наших анонимных заговорщиков, а главное - как. Так что клювом щёлкать наши два мага не имеют права. Чёрт его знает, как оно всё может обернуться. Даже если у местных выйдет один пшик, это не означает, что нас в процессе не переедет. Думаешь, люди за войсками знати это всё ради своего увеселения затеяли? Да как же! Им надо то же самое, только с ними во главе!
        - Именно, - поддержал его Денис. - Расслабляться нельзя. Пока их глобальный ритуал действует, мы вообще права не имеем отсюда уходить. Посчитано уже, когда о такой энергетике речь заходит, может и всё человечество к чертям сжечь, не только нас, как самых умных.
        - Ну и что вы будете делать, спасители человечества от медного таза? - цинично фыркнула Галина.
        Воевать, - уверенно сказал Денис. - Армия у нас теперь есть, может и получиться.
        - Думаешь, нам их хватит? - Женька обвёл широким жестом бойцов Готфрида впереди телеги. - Людей не так уж и много…
        - Нам должно хватить, - уверенно сказал Денис. - Заговорщики не могут возле себя много людей держать. Им сейчас каждый человек дорог. Крестьяне - бойцы никудышные, они даже удержать ничего толком не могут, если их не в десять раз больше. И то не факт. Крепкие хозяева без причин в такие авантюры просто не ввязываются. Мародёров и выпивох там наверняка большинство. Трухзес через них идёт как нож через масло. Если заговорщики не взбунтуют страну так, чтобы каждый бродяга и калека полагали своим долгом ударить рыцарей в спину, у них война и года не продлится. Поэтому нельзя, чтобы у заговорщиков получилось. Не хватало ещё вернуться домой, и обнаружить, что вместо знакомого мира там какая-нибудь церковно-магическая тоталитарная диктатура!
        - А не слишком ли круто для нас двоих? - спросил Женька.
        - А нам что-то остаётся? - невесело усмехнулся Денис. - Поздно, Жень. Влипли уже по уши. Обратного хода нет.
        - А нам что делать? - спросила Лемурка.
        - Не путаться под ногами, - оборвал её Женька. - Тут от вас проку никакого, лишь бы не мешали. Будет от вас что-то нужно - мы скажем.
        После такого ответа воцарилось обиженное молчание. Внезапная перемена в поведении двух товарищей по игре требовала осмысления.
        Отряд Готфрида уходил по лесу всё дальше. В глухой чащобе бандиты чувствовали себя как дома и уходили всё дальше вглубь леса, прочь от хоженых дорог, цивилизации и нежелательных гостей.
        На привал встали только поздним вечером. Для магов это означало не отдых, а наоборот - начало работы. - Эй, колдуны-затейники, местный босс пожаловал, - Кирилл указал на медленно приближающегося Готфрида. - Кажется, он военный совет держать хочет.
        Бандит шёл к телеге один. У его людей хватало забот с лагерем, а на показуху вроде прихлебателей и телохранителей Готфрид не разменивался.
        - Ты говорил, что можешь показать мне, что происходит вокруг, - Готфрид начал без долгих предисловий и фальшивой вежливости. - Я готов.
        - Могу, - сказал Денис. - Только мне понадобится место. Какая-нибудь чистая площадка, или поляна, и немного времени…
        - Ну, этого добра тут сколько угодно, - усмехнулся Готфрид. - Давай, колдун! Покажи мне, чего ты стоишь!
        Денис сосредоточился. На земле раскинулась магическая карта. Ландшафт, миниатюрные домики нескольких деревень, лес, река… Готфрид внимательно следил за картой и улыбался знакомым ориентирам.
        - Зауфенвальд, - ткнул он мечом в лес. - Мы тут.
        - Да, - коротко подтвердил Денис. - Возле озера.
        - Катерзее, - назвал озеро Готфрид.
        Позади тихо давился смехом Женька - выкачанное из памяти пленного рыцаря идеальное знание местного немецкого заботливо подсказало, что переводится название леса не иначе как "бухой лес". Даже не "пьяный" какой-нибудь, а прямо таки вообще в дугу.
        Поскольку основную долю обоза Готфрида составляли вполне знакомого вида пивные бочонки, название, похоже, выстрадали многолетними пьянками. Ещё один примечательный топоним, "похмельное озеро" тоже не вызывал никаких сомнений в том, кто именно дал ему такое название.
        - А вот тут, - на карте начали вспыхивать огоньки, - находятся чьи-то маги. По два-три в каждой деревне.
        - Нойхоф, Аурахталь, Шроцберг, Кольвальд, Шорндорф… - Готфрид указывал мечом в каждую деревню. - По тридцать-сорок дворов каждая. Даже брать нечего, их давно разорили.
        - Брать нечего, - согласился Денис. - А церкви стоят в каждой.
        - Стоят, - подтвердил Готфрид. - Эти чокнутые голодранцы готовы отдать последнее, лишь бы их церковь оказалась хоть немного лучше, чем у соседей.
        - Что и требовалось доказать, - сказал Денис. - Головы им задурили капитально. Жень, ты центр можешь вычислить?
        - Запросто, - маг указал на деревню чуть в стороне. - Вот здесь. Не знаю, кто у них там колдует, но это сильный маг. Не как тот исландец, но тоже ничего. С окрестностей потоки замкнул и под церковью там выход нехилый. Он постоянный, вообще не блуждает ни капли. Скован просто намертво, мастер потрудился.
        - Хюгельдорф, - сказал Готфрид. - Богатая деревня. Её легко не взять.
        - А придётся брать, - сказал Денис, - нам без их церкви никак.
        - А мне? - спросил Готфрид.
        - И тебе, - ответил Денис. - Оттуда и с магической книгой мы сможем сделать всё, что угодно. Увы, они тоже. Поэтому церковь придётся брать очень быстро и очень тихо, чтобы никто даже не успел позвать на помощь. Иначе там каждый человек превратится в одержимого берсерка и нас просто разорвут на куски. Не тот расклад, при котором опыт или оружие твоих людей будет иметь хоть какое-то значение.
        - А если успеем, то все эти деревенщины встанут на нашу сторону, - довольно усмехнулся Готфрид. - Вряд ли от них будет много проку, но, если они и правда не будут никого бояться…
        - Не встанут, - быстро сказал Денис. - Если ты хочешь быть здешним правителем, крестьян нужно подчинять иначе. Медленно и без грубости. А то повернёшься к такому спиной, а он тебе голову оторвёт в самый неожиданный момент. Или девка в постели что-нибудь откусит. Оно тебе надо, такими править?
        - Возьмём Хюгельдорф ночью, - моментально перестроился Готфрид. - Можно что-то сделать, чтобы дворовые шавки не почуяли моих людей?
        - Жень? - Денис вместо ответа повернулся к товарищу.
        - Постараюсь, - ответил тот. - Нам это вроде бы давали.
        - Недоучка, - прошипел Денис.
        - Сам такой! Дюжину точно прикрою, зуб даю! - уверенно ответил Женька. - Вот больше не смогу, будут проблемы.
        - Больше вряд ли надо, - успокоил Готфрид мага. - Колдуны гибнут от пули или арбалетного болта так же хорошо, как и обычные люди. Пойдёте вы, я, и мои лучшие стрелки. Мы утопим эту церковь в крови!
        - Я не знаю, с кем сталкивались твои люди до этого, - остудил его пыл Денис, - наверное, с какими-нибудь подмастерьями, но в церкви будут не просто маги. Убить их нелегко.
        - Даже если я отдам вам книгу? - спросил Готфрид.
        - Это не уравняет шансы и только, - резко сказал Женька. - Сейчас мы слабее. Они пользуются всем, что может дать им церковь. Это гораздо больше, чем ты в состоянии вообразить.
        - Все шансы равны, - уверенно сказал Готфрид. - Или получится, или нет. И вы сделаете так, чтобы получилось именно у нас, или умрёте!
        - Сделаем, - успокоил разошедшегося вояку Денис. - Я бы не стал обещать тебе невыполнимое. Если всё получится, мы не дадим им ни удрать, ни контратаковать. Только действовать придётся быстро.
        - Отлично! - кивнул Готфрид. - Мы доберёмся в Хюгельдорф завтра к вечеру. Используйте это время, чтобы подготовиться и набраться сил. Они вам понадобятся.
        - Книга понадобится нам куда больше, - заметил Денис.
        - Тебе не кажется, что сейчас слишком темно, чтобы читать? - спросил Готфрид.
        - Мы не собираемся её читать, - ответил вместо Дениса Женька, - мы будем с ней разговаривать. И потом…
        На ладони мага вспыхнул маленький, но яркий огонёк.
        - Темнота, - сказал Женька, - помехой не станет. Но пора вернуть нам книгу пришла. Иначе мы не сможем выполнить свою часть нашей сделки.
        - Хорошо, - сказал Готфрид. - Вы получите книгу. - Знаешь, Жень, - сказал Валерка, когда Готфрид ушёл, - мне это всё не нравится.
        - Что именно? - спросил маг.
        - Я ощущаю себя персонажем плохой ролёвки, для которого в игре просто не сыскалось места, - пожаловался Валерка, - только на обычной игре можно уйти пить в компании таких же обиженных, а здесь такой роскоши не предвидится.
        - Бери топор, иди кому-нибудь череп круши, - улыбнулся маг. - Или дров наколи…
        - Жень, я серьёзно!
        - Я тоже, - отрезал маг. - Что, приключений тебе недодали, страдалец? Меня и Дениса на противодействие натаскивали. В том числе и психологически. Готовили. Ну, Данила, может быть, чего-то сможет, хотя вряд ли его в этой их танкоремонтной мастерской учили в живых людей стрелять. Он, всё-таки, не в Чечне служил. Нам с Денисом перспектива кого-то собственноручно ухлопать не то чтобы особое удовольствие доставляет, но мы к этому готовы. А тебе на кой хрен всё это сдалось?
        - Ну, просто… - Валерка замялся.
        - Не бывает тут просто, Валер, - терпеливо и медленно, как идиоту, пояснил Женька. - Если ты берешься за оружие там, где им решают проблемы, ты должен быть готов его применить. Противник здесь колебаться не будет. И одно дело себя защищать, тут всё-таки инстинкты помогают, а вот кого-то хладнокровно убить - это совсем другое. У тебя хватит духу забить человека топором? Кости ломать, мозги разбрызгивать? И чётко знать, что никакого "после" не будет, и человек не в игровой мертвятник пойдёт, чтобы там картошку чистить, а останется тухнуть под открытым небом в луже собственной крови?
        - Да всё я понимаю! - не выдержал Валерка. - Но я не могу так, понимаешь? Не балласт я!
        - Да, Валер, ты не балласт, - вздохнул Женька. - Ты, Валера, идиот. Раскольников хренов. Если хочешь - пойдёшь с нами церковь брать. Чёрт с тобой. Только учти, что назад после этого дороги не будет.
        - Да и чёрт с ней, - отрезал Валерка. - Не маленький! Всё лучше, чем рехнуться от беспомощности!
        - Ну, смотри, - вздохнул Женька. - Сам выбрал…
        - Я тоже пойду, - сказал Данила.
        - И я, - добавил Кирилл.
        - Ребят, вы чего, одурели что ли? - обалдело спросил Денис. - А с Настей и Галиной кто останется?
        - Кузьмич, - в один голос сказали Данила с Кириллом. - Он мужик здоровый, справится…
        - Я? - Кузьмич возмутился. - Оставьте лучше Валерку с Данилой! Я хотя бы мечом умею махать!
        - Ну и чего с ними делать? - Денис уныло поглядел на коллегу.
        - Ничего, - махнул рукой Женька. - Разве что прикрывать, чтоб сразу в грудь болт не словили…
        - Ты нас в трупы записывать не торопись, да? - сказал Валерка. - Эх, знал бы, что всё так будет - точно бы к мутантам киборгом поехал.
        - Да, жаль, что не поехал. Глядишь, одной головной болью для нас было бы меньше.
        - А раз не поехал, нечего за нас решать! - отрезал Валерка. - Мы тут все на равных. Совершенно одинаково хотим обратно. И мы готовы сделать что потребуется, лишь бы вернуться. Если вы думаете, что мы будем в сторонке ждать, чем всё закончится, когда вы двое будете решать нашу судьбу, вы глубоко ошибаетесь!
        - А он в чём-то прав, - сказал Женька. - Как уважающий себя эгоист, лично я считаю, что в данном случае с ними бодаться незачем.
        - Жень…
        - Без вариантов, Денис, - вздохнул маг. - Лучше проблема решится под какой-то видимостью нашего контроля, чем они рванут геройствовать сами.
        - Вроде как ты за лошадью, - осуждающе сказала Лемурка.
        - А что я? Плохо вышло, что ли? Мы теперь хотя бы идём отбивать путёвку домой с карманной армией, а не ввосьмером!
        - Ну вот, - сказал Кирилл. - Что и требовалось доказать. Юлит и выворачивается. А принцип на самом деле один - победителей не судят. Раз тебе можно, значит и нам - тоже.
        - Победителей не судят, победителей не судят, - пробормотал Женька. - У этой поговорки, вообще-то, ещё и продолжение есть.
        - Какое? - спросила Лемурка.
        - А проигравшим - всё равно.
        - А мы выиграем, - сказала девушка. - Хотите, я вместе с вами пойду?
        - Это ещё зачем? - обалдел маг, - ты даже из местного ружья не выстрелишь, оно в длину больше твоего роста на полметра! Я уж молчу при арбалет здешний, там усилие на рывке больше твоего веса при зарядке.
        - Мало ли, - неуверенно сказала девушка. - Может, помочь нужно будет чего?
        - Ну чего ты нам там поможешь, Лемура? - простонал Денис. - Рожи страшные будешь корчить? Вот откуда у взрослых, казалось бы, людей столько тяги к суициду?
        - Они ролевики, - коротко ответил Женька. - Им не дают.
        - Чего не дают? - опешил Денис.
        - Ролевикам не дают, - Женька ухмыльнулся, потом не выдержал и засмеялся в голос.
        - Всё, - произнёс Кузьмич. - Перемкнуло. Когда так ржать начинают - уже никакого толку не будет.
        - А давайте мы стукнем их книгой, - сказал Данила. - Пусть станут фиолетовыми.
        - А что, книгу уже принесли? - Женька разом перестал смеяться.
        - Несут, - сказал Данила. - Обливаясь потом и сгибаясь под тяжестью. Из чего они тут обложки делают, из чугуна что ли?
        - Некоторое количество металла, если правильно с ним работать, становится неплохим усилителем, - пояснил Женька. - Так что, всё может быть. Хотя я бы сказал, что там не столько чугун, сколько серебро или золото.
        Увесистый том в кожаном переплёте принесли на растянутой скатерти, чтобы не прикасаться к нему руками. Двое носильщиков опускали его на землю крайне осторожно, и то и дело косились в сторону хозяев книги.
        Денис и Женька наблюдали за переноской с непроницаемо-каменными лицами, всем своим видом словно предрекая горестную и печальную судьбу тем, кто что-нибудь повредит или уронит.
        Наконец книга заняла своё почётное место возле телеги, и носильщики поспешно удалились. Задерживаться рядом с магами дольше необходимого им не хотелось.
        - Итак, - торжественным голосом начал Женька. - Кто-то здесь, кажется, хотел проявить самостоятельность и сделать что-то полезное для общего дела?
        - Да! - почти в один голос сказали Кирилл, Данила, Валерка и Настя.
        - За водой на озеро сходите, - Женька протянул котелок.
        - И пожрать бы чего-нибудь… - добавил в тон ему Денис.
        Тягостную паузу разрядил только смех магов.
        - Дай пять! - Женька с размаху вмазал по ладони Дениса.
        - Ну, знаете ли! - возмущённо сказала Лемурка. - Это нечестно!
        - Знаем, Настя, знаем, - улыбнулся Денис. - Только сегодня каждый делает, что умеет. Вызывались помогать - вот и помогайте.
        Женька тем временем уже вскрывал замки на обложке книги. По тиснёным золотом замысловатым готическим буквам плясали мелкие искорки. Прочитать эти буквы у мага из-за обилия завитушек не получалось никак, при всём его старании. Впрочем, это и не требовалось. Из всех его проблем читабельность книги в данный момент была наименьшей.
        - Не влезай, убьёт, - выдохнул маг и осторожно, лёгкими касаниями, проверил защиту магического артефакта. Щёлкнул замок, затем ещё один. Книга открылась. С исписанных мелким почерком страниц ударили багровые разряды.
        - Всем, кто печётся о собственной безопасности, настоятельно рекомендую отойти в сторону, - быстро сказал Денис.
        Его коллега тем временем начал вскрывать защиту. Нельзя сказать, чтобы эта битва шла у него легко и удачно. Маг уже изрядно походил на памятник съеденному змеями древнегреческому герою Лаокоону. Только здесь эти змеи были огненные и очень-очень сердитые. Вокруг мага словно бесновались два бешено крутящихся огненных протуберанца. Там, где они лупили по земле, оставались глубокие подпалины. Земля возле мага уже спеклась в стекловидную массу. Нестерпимый жар заставил всех отойти. Возле мага остался только Денис.
        У него с ладони сорвалась плотная струя ледяных кристаллов и ударила в сплетения огненных потоков вокруг Женьки. Что-то несильно грохнуло. Пламя опало бессильными искрами.
        - Видал, как я её? - спросил чумазый Женька.
        - Талант… - протянул Денис. - Несомненный талант.
        - Да ладно, - беззаботно сказал огненный маг. - Я бы её сделал. Не сразу, но сделал бы.
        Его одежда дымилась. Кое-где тлели мелкие искорки.
        - Она, кстати, на твою стихию писалась, - заметил Денис.
        - Спасибо, Капитан Очевидность, - ехидно произнёс Женька. - остаётся только понять, что она может.
        - Сейчас мы её, - загадочные движения рук мага над книгой вызвали фонтан искр, похожий на то, что порой можно увидеть на панели управления космолёта из голливудского боевика в момент попадания фотонной торпеды, - аккуратненько…
        Над лесной поляной с грохотом встало багровое зарево.
        Утром люди Готфрида держались в почтительном отдалении. Ночной пожар силами Дениса и Женьки удалось потушить относительно быстро. Люди не пострадали, но уважение к магам заметно возросло. О том, что именно они были первой и единственной причиной суматохи, никто даже не заикнулся.
        Обильные ловушки для неосторожных магов на каждой второй странице книги, пожалуй, угробили бы даже кого-нибудь посильнее Дениса с Женькой, но их уязвимость к магическим технологиям двадцать первого века решила судьбу защитных рун быстро и безжалостно.
        Теперь два мага были совершенно уверены как в своих силах, так и в том, что сумеют вовремя и к месту применить свой трофей.
        Книга могла хранить в себе, вытягивать из окружающего пространства, и, что немаловажно, отдавать в форме заклинаний огромное количество энергии.
        Теперь Женька мог замахнуться и на то, о чём до этого маги предпочитали не думать. Правда, оба искренне сомневались, что у них отыщется достаточно решимости на боевое заклинание массового поражения, если будет хоть какая-то возможность обойтись без этого.
        Совсем иначе оказались настроены остальные пришельцы из будущего. Кузьмич потратил несколько часов, чтобы хоть как-то привести в порядок убитую предыдущими злоключениями одежду, но всё равно выглядел похожим на опустившегося бродягу. Трудно заштопать обгорелые дырки в одежде, когда у тебя не хватает ниток, а заменить отпоротый ещё в церкви кусок штанины и вовсе нечем.
        Кое-как выручали только позаимствованные Галиной ещё в Исландии тряпки. Конфискацию платья и его последующее уничтожение на заплаты она перенесла более-менее спокойно, но вот приводить в порядок одежду практически всех, кроме хозяйственного Кузьмича и всецело занятых своей книгой магов, пришлось именно ей.
        Теперь одежда приключенцев пестрела многочисленными серыми заплатами, а пальцы Галины - не менее многочисленными царапинами от иголки. Хорошего настроения Галине это не добавило.
        - Я с вами пойду, - сказала она.
        - Что? - Женька обалдел.
        - Я пойду с вами, - повторила Галина. - Мне это всё надоело. Я ехала отдыхать, а не заниматься чёрт знает чем непонятно где. У меня просто руки чешутся выместить на ком-то злость. Надо бы на вас, двух идиотах, но кто нас тогда домой вернёт? Поэтому я с вами, а кто не спрятался - я не виновата.
        - У меня создаётся впечатление, что в итоге нам проще будет приехать в эту самую церковь Хюгельдорфа на телеге, горланя песни… - обалдело сказал Женька. - Это уже не операция по нейтрализации магов противника, это какой-то дурдом на выезде.
        - Галь, может быть, всё-таки подождёшь в обозе? - тоскливо спросил Денис. - Должен же хоть кто-то с Настей остаться, если что…
        - Чего я в том обозе не видела, местных шлюх, что ли? - бухнула Галина. - Они в свои шестнадцать выглядят на все тридцать шесть! Или сутенёра их, который мне всю жопу сальными взглядами уже исцарапал? Кузьмич пусть в обозе остаётся, самое ему занятие!
        - Не понял… - Кузьмич поперхнулся, - это какое такое занятие?
        - Ты реконструктор. Местных должен понимать, особенно в том, чего от них ждать, - пояснила Галина. - Если что как-нибудь сумеешь их успокоить без рукоприкладства и проблем. А мне, пожалуйста, укажите, кого по голове бревном стучать, и больше этот человек не встанет. На большую дипломатию я не гожусь.
        - Я, вообще-то, больше по железкам, - смутился Кузьмич. - Не историк я, Галь, и не дипломат.
        - Тем более! - отрезала Галина. - Ты по железкам, а я - по головам. Улавливаешь разницу? Меня дома уже два раза грабили! Ну, пытались.
        Галина ухмыльнулась. Судя по этой ухмылке, доля незадачливой шпаны, решившей когда-то покуситься на её магазинчик, оказалась крайне плачевна.
        - В общем, господа маги, вы меня чёрта с два удержите, - завершила свою мысль Галина. - Сделаете мне опять рожу пострашнее, и вперёд.
        - Толку не будет, Галь, - сказал Денис. - Это же маги. Они истинным зрением владеют, разглядят.
        - Вот и пусть разглядывают, - сказала Галина. - Лишь бы отвлеклись. Думаю, вам это немного поможет. Да и подручные их, если там будут, немного призадумаются.
        - Знаешь, вообще она права, - сказал Женька Денису, - если у них там есть какие-то слуги из местных, их даже фальшивое чудище отвлечёт. Нам этой суматохи хватит.
        - Магов только отключите, - Данила подкидывал на ладони топорик. - Фанеру местным и мы пробьём. Зря я, что ли, в армии груши околачивал?
        - Сами к магам не суйтесь, - быстро сказал Женька.
        - А что не так? - спросил Валерка. - Боишься, мы у тебя всю славу отберём?
        - Нет, - сказал маг. - Дело в том, что иногда они взрываются.
        - Круто! - восхитился Валерка. - Голливуд. Фонтаны мяса! Покажите, всю жизнь мечтал посмотреть!
        - Не смешно, - сказал Женька. - И потом, это выглядит не как Голливуд, а как самая натуральная азиатчина. Не та, что у Джеки Чана, а которая совсем расчленёнка. Техасская резня бензопилой отдыхает. Хочешь почувствовать себя фаршем в мясорубке? Такое вполне реально, честное слово.
        - Нет уж, - Валерка сник. - Это без меня. Обижать меня - это нечестно, нереалистично и противоречит законам жанра!
        - Вот и хорошо, - подытожил Женька. - Поэтому ведите себя тихо, не лезьте никуда без спроса, и беспрекословно слушайте приказы.
        - Есть! - Данила шутливо отсалютовал топориком.
        - К пустой голове топор не прикладывают, - подколол его Валерка.
        - Смотря к чьей, - Данила покрутил топор в руках. - Эх, ухватистая всё-таки штуковина. Вернёмся домой, обязательно повешу над компьютером на стенку.
        - Кровь только отмыть не забудь, - посоветовал Женька. - Говорю последний раз - если кто-то ещё колеблется, решайте всё быстро. Потом времени передумать уже не будет. Вы точно хотите сунуться в средневековую мясорубку по доброй воле и в трезвой памяти?
        - Слушай, Жень, - влез Кирилл. - Вот я одного не понимаю. Ты ж вроде как эгоист, чего ты о наших задницах так печёшься.
        - Не о ваших, - ответил Женька. - О своей. Не хочу из-за чьей-то нежной психики пострадать. Меньше новичков - меньше проблем.
        - А себя и Дениса ты, стало быть, не к новичкам причисляешь, студент?
        - А меня с Денисом гоняли на полигонах дольше, чем Данила в армии был, ясно? И не ради того, чтоб я задолбался, а ради того, чтобы я профессионалом стал. Улавливаешь разницу?
        На это возразить уже не вышло. Оставалось только ждать, пока люди Готфрида и обоз дойдут до Хюгельдорфа. Удалось даже нормально поспать, хотя казалось бы, какой сон может быть в скрипучей телеге? Но усталость и переутомление взяли своё, и большая часть пришельцев из будущего заснула тяжёлым сном без сновидений едва лишь поняли, что в ближайшие часов двадцать никаких интересных событий не предвидится.
        Разбудил их Готфрид, когда отряд глубокой ночью пришёл к Хюгельдорфу.
        - Вы готовы? - спросил он без долгих предисловий.
        - Да, - ответил Денис.
        - Ты можешь сказать, чем они там сейчас занимаются и сколько их?
        - Колдуют, - маг на секунду замялся, прислушиваясь к магическим возмущениям. - Пытаются как-то поддержать свои отряды магией. Основная масса крестьян совсем не прочь разбежаться, и только это колдовство ещё удерживает их перед врагом.
        - Они собрали верных семь тысяч голодранцев, - сказал Готфрид. - Так говорят слухи, но я уже научился отличать домыслы от правды. В этот раз слухи не лгут. Но всё равно, Трухзес фон Вальдбург перережет этих разбойников как свиней.
        - Если маги завершат свой ритуал - крестьяне будут стоять до последнего, - сказал Денис. - Их придётся рубить на куски, чтобы они перестали сражаться. Трухзес не устоит. Даже если он победит - у него останется только горстка калек. Вслед за этим его начнут один за другим предавать недавние союзники. Пополнения отрядов не будет. Очень скоро под знамёна мятежников придут все, кто может держать оружие. Страна утонет в крови, знать вырежут до последнего младенца, а города и замки уничтожат их собстьвенные жители, добровольно и с радостью.
        - Это пророчество?
        - Нет, конечно. Скорее, это их планы. Заговорщикам нужно стадо, нужно, чтобы люди жили на этих землях, ковырялись в своих наделах и не признавали никакой иной власти, кроме слова колдуна. Если мы не помешаем, у них может получиться.
        - У них не выйдет, - отрезал Готфрид. - Мы убьём этих колдунов, ты, и я! Эти земли снова будут моими.
        - Будут, - вздохнул Денис. - Куда им деваться? Земли убежать не могут, ног у них нет.
        - Верно подмечено! - Готфрид захохотал и хлопнул мага по плечу. - Отдыхай! Я пошлю за тобой, когда будет пора выступать!
        - Шутка, прямо скажу, не фонтан, - сказал Женька, вслед бандиту. - Как раз на его уровень. Не замечал за тобой столь глубокого знания дипломатии.
        - Будешь приключаться с тобой в одной компании, и не так раскорячишься, - отмахнулся Денис. - Ты мне лучше ответь, сможешь ли сеть завалить, когда мы туда войдём?
        - В какой-то мере, - неуверенно сказал Женька.
        - Что значит "в какой-то мере"? - подозрительно осведомился Денис.
        - Работать она перестанет, - начал Женька и замялся.
        - Так и хорошо!
        - Но вряд ли надолго, - закончил свою мысль маг.
        - Не понял?
        - Я лишу её функциональности. Вместо полезного эффекта белый шум пойдёт. А вот ломать можно только после того, как появится возможность толком поковыряться в рунах изнутри. Я не работал с такой энергетикой как там всерьёз, а изображать курицу-гриль как-то не тянет.
        - Ладно, разберёмся, - вздохнул Денис. - Никто и не обещал, что будет легко…
        Марш основной части отряда к Хюгельдорфу начался часа в четыре утра. Если бы не наколдованное магами ночное зрение, в переходе по холодному тёмному лесу кто-нибудь наверняка сломал бы себе ногу. Большая часть людей, около полутора сотен человек, осталась ждать на краю леса. С магами, кроме Кирилла, Данилы, Валерки и Галины пошли только полдюжины аркебузиров, пятеро мечников и сам Готфрид. Сделать неприметными большее количество людей Женьке не хватало ни сил, ни опыта, даже с помощью книги.
        К счастью, деревенские сторожа в столь поздний час уже сдались, не выдержав ночного бдения, так что через поле отряд бежал, не особо скрываясь. В домах у подножия холма не горело ни единого огонька. Столь же тёмной была и церковь над деревней, но и Денис, и Женька чувствовали давящую атмосферу сложного магического ритуала. В церкви работал маг, и не из последних.
        Лестница поднималась к воротам церковной ограды по крутому склону холма. У подножия отряд ненадолго задержался. Денис замер, словно прислушиваясь к чему-то, а потом резко взмахнул рукой. Ступеньки покрылись изморозью.
        - Идём! - сказал маг. - Надо подняться бегом, пока их сторожевые руны не могут нас почувствовать!
        Если бы раньше кому-то из ролевиков сказали, что можно бежать в темноте по обледенелой лестнице вверх, да ещё с такой скоростью, они бы ни за что не поверили. Но сейчас, под воздействием момента, к воротам церкви они просто взлетели.
        - Дай-ка я, - Женька положил руки на окованные металлом толстые дубовые створки ворот. За его спиной тяжело сопел после утомительного бега Денис. На другой стороне двери что-то поползло и упало. Ворота отворились. Маги переступили через толстое бревно засова под ногами. Ещё одна короткая пробежка, и они встали перед высокими резными дверями церкви.
        - Ну что? - шёпотом спросил Женька. - Входим громко, или…
        - Или очень громко! - кивнул Денис. - Давай!
        - Стрелков ко мне! - скомандовал Женька. - Оружие на изготовку!
        Шестеро стрелков встали около мага. Яркими искорками тлели фитили запалов. Рядом встали с мечами наголо и люди Готфрида. Валерка, Данила и Кирилл с одолженными в лагере аркебузами встали чуть позади общего строя.
        - Берегите глаза, - маг поднял руки. - Возможны брызги.
        Между ладонями Женьки полыхнула ослепительно-белая огненная дуга и скрутилась в огненный шар. Затем он размытой полосой огня хлестнул по тяжёлым створкам церковных ворот.
        Громыхнуло.
        Прочные дубовые створки дверей церкви разметало на щепки огненным вихрем. Яростное пламя билось и пульсировало в руках Женьки. Неторопливо упали горящие обломки. Внутри церкви в отблесках пламени вяло зашевелились оглушённые охранники.
        - Огонь! - одна за другой нестройным залпом протрещали аркебузы. Огромные, верных полтора сантиметра в диаметре, свинцовые пули устремились к своим целям. Примитивное оружие не могло похвастаться ни большой точностью, ни особой дальностью стрельбы, но это не имело значения на таком расстоянии. Оглушённые люди на полу дёрнулись и больше не встали.
        - Вперёд! - закричал Готфрид, - покончим с этим свиным отродьем!
        Словно в ответ на его слова изнутри ударил яркий белый свет. В центре рунного круга на полу церкви стоял возле пюпитра с магической книгой высокий худой человек в сером балахоне. На полу перед ним, кряхтя и постанывая, вставали недобитые Женькиным ударом и стрельбой аркебузиров телохранители.
        Маг оторвался от пюпитра с книгой и окинул незваных гостей пристальным нехорошим взглядом. Облако вонючего порохового дыма от залпа аркебузиров медленно поползло в сторону. В деревне внизу стряхнули гипноз и яростно залаяли собаки.
        За спиной у мага закрутилась и разошлась в стороны яростная метель. Из дверного проёма волной накатил ледяной воздух. Острые ледяные иглы рванулись изнутри церкви, но тут же разлетелись безобидной снежной крупой. Женька покосился на Дениса. Тот стоял без движения и пристально следил за каждым жестом своего противника. Никакой видимой активности, но ледяные иглы врага так и не преодолели даже половины расстояния до своих целей.
        Огненный клубок в ладонях Женьки взорвался частыми огненными плевками. Капли жидкого пламени одна за другой расплескались о невидимый магический купол. На полу церкви остались лужицы колдовского огня.
        Взметнулась метель и занесла внутреннее пространство церкви. Из густого ледяного тумана вразнобой ударили острые ледяные снаряды. Теперь Денис видел их слишком поздно, и не мог распылять их так же легко, как до этого.
        Все прочие участники боя замерли без движения. Магическая дуэль полностью захватила внимание зрителей. Желания первым сунуться в колдовскую мясорубку не проявлял никто.
        В снежной мути один за другим вспыхивали чёрно-багровые разрывы - выстрелы Женьки попадали на защиту врага. Леденящий холод из дверей наталкивался на дрожащее марево нестерпимого жара вокруг огненного мага. Трава под ногами у Женьки скручивалась и желтела, по ней бегали шустрые язычки пламени.
        В какой-то момент буйство стихий чуть утихло, словно маги выдохлись. Снежинки отнюдь не спешили таять. Они танцевали в отблесках света и неспешно падали на землю. Морозный туман стал прозрачным. В глубине церкви торжествующе улыбнулся маг. Вокруг него покачивались несколько десятков идеально ровных ледяных снарядов. Их размеры и вес не оставляли никакого сомнения в том, что на этот раз острые сосульки размером с хорошее полено уж точно достигнут цели.
        - Ох, чёрт… - выдохнул Денис.
        Маг поднял руку.
        Защитный купол мигнул и погас. Острые, словно хрустальные, лезвия покачивались в ожидании команды. Мир, казалось, замер без движения. Обе стороны затаили дыхание в ожидании. Звуки стихли.
        В тишине выстрел прозвучал особенно громко. Пуля зарылась глубоко внутрь книги на пюпитре и сбросила увесистый том на пол.
        Злорадство у мага в глазах исчезло. На смену пришла всепоглощающая паника. Сделать хоть что-то защитник церкви уже не успел. Волна холода поднялась от изуродованного артефакта и накрыла его с головой. На стенах с хрустом наросла толстая корка белого инея. Люди превратились в гротескные ледяные статуи. Встал молочно-белым пологом ледяной туман. Среди кристаллов льда заблестели мелкие капельки - замерзал и становился жидким сам воздух.
        Денис подскочил к дверному проёму и шустро запечатал его какой-то руной. Стена магического тумана подкатилась к заслону и с хрустом смёрзлась в корявую ледяную пробку. Дохнуло холодом. Уже иным, безопасным, но после всего пережитого даже он воспринимался как щербатый привет из могилы.
        Пламя вокруг Женьки угасло. Денис без сил повалился на траву. За сизым ледяным наростом в дверях что-то похрустывало и шумно, с неприятным треском, лопалось.
        За спинами у магов выворачивался наизнанку Валерка. Он так и не смог выстрелить по человеку.
        - Ворота, - коротко сказал Женька.
        Готфрид очнулся, и повторил Женькин приказ одному из своих подчинённых. Тот не понял, и Готфрид обильно сдобрив повторение такими выражениями, что в иной обстановке чьи-нибудь уши обязательно свернулись бы в трубочку.
        Женька вздохнул, несколько раз встряхнул руками в воздухе, сбросил последние искорки магического излишка, и подошёл к Валерке.
        - Ну что, персонаж, - почти ласково спросил Женька у коленопреклонённого товарища, - нашёл своё героическое место в этой ролёвке?
        - Пошёл ты… - выдавил тот в промежутках между спазмами.
        - Его заколдовали? - спросил Готфрид.
        - Что-то вроде, - ответил маг. - Ничего, оклемается. Не в последний раз.
        - Иди ты, - остатком фразы Валерка подавился. Его желудок яростно рвался к горлу и немного дальше.
        - Привыкай, Валера, привыкай, - Женька похлопал его по плечу. - Тут не Голливуд. Примерно так это обычно и выглядит. Люди вообще существа неэстетичные, а уж когда умирают…
        Валерка ответил мучителю тоскливым, полным ненависти, взглядом.
        - Женя, отвали от Валерки, ему и без тебя плохо, - сказал Денис. - Давай лучше крестьян шугани, вся деревня уже на ушах стоит!
        Внизу действительно поднимался шум. Один за другим загорались огни. По улицам сновали взбудораженные селяне. Стрелки Готфрида, не дожидаясь напоминаний, споро перезаряжали аркебузы. Процесс этот занимал довольно много времени, но по сноровке людей чувствовалось, что когда селяне рискнут сунуться к церкви, их встретит ещё один залп.
        - Ну что? - спросила Галина. - Я снова играю зелёную тварь из болота?
        - Темно, - мотнул головой Женька, - Не увидят. Сделаем проще.
        Над церковью полыхнуло. Из огненного разрыва глянула растянутая и увеличенная в несколько раз Валеркина физиономия. Над оцепеневшим селом раскатился усиленный магией булькающий полустон-полурык. Лицо спазматически дёрнулось. Из перекошенного рта во все стороны полетели мелкие огненные капли. По грязным деревенским улочкам словно пролился огненный дождь.
        Сказать, что началась паника, значило не сказать ничего. Село обезлюдело за считанные минуты. Бежали все, не думая и не разбирая дороги.
        - Вот и всё, - Женька щёлкнул пальцами и погасил небесную иллюминацию. - Сеанс окончен.
        Внизу потихоньку разгорался пожар внутри какого-то невезучего строения. Кто-то из беглецов в панике уронил факел куда не следовало.
        - Женя, ты жесток, - сказал Денис. - Так издеваться над страдающим товарищем…
        - Да ладно, - отмахнулся маг. - Он всё равно этого не видел.
        - Думаешь?
        - Уверен. Некогда Валерке наверх пялиться, занят он. Лучше скажи, ты до наших в лесу достучался? Пусть отряд сюда тащат. А то, мало ли, начнём церковь размораживать, а у кого-нибудь из хозяев этой лавочки хватит ума портал установить…
        - Думаешь, засекли?
        - А чёрт его знает. Разве что эхо по сети пошло, когда Валерка книжку подстрелил. Этот похоже считал, что сам справится, звать никого не стал…
        - Он бы и справился.
        - Не-а, - улыбнулся Женька. - Я стенку огня наготове держал, ты мне времени дал на подготовку достаточно. Горел бы он у меня со всеми этими сосульками. Валерка просто эстетичнее решил проблему, только и всего…
        - Эта каша из кровавого мороженого эстетичнее? - переспросил Денис. - Жень, а ты когда-нибудь видел, что с живыми магическая заморозка творит? Которая не постепенная, а как сейчас, когда по всему телу одновременно клетки изнутри льдом рвёт?
        - Да? - огненный маг задумался. - Слушай, а может я пока до леса к нашим сгоняю, помогу им там, если что надо… а вы тут быстренько подметёте?
        - Размечтался! - Денис ухмыльнулся.
        - Ладно, - сказал Женька. - Попросим Готфрида, чтоб его люди бардак ликвидировали, вряд ли теперь ослушаются. Пример того, что может сердитый маг, у них перед глазами…
        - Ребята, чем больше я вас слушаю, тем сильнее подозреваю, что у вас не все дома, - сказала Галина.
        - Спокойно, - утешил её Кирилл. - Это стресс, Галь. Их отпустит.
        - Почему им нельзя снимать этот стресс тихо и печально, как Валерке?
        - Галь, я тебя придушу… - Валерка пытался встать. - Как только встану, и… и плевать, что у тебя это бревно. Встану и придушу.
        - Кир, у тебя фляжка далеко? - спросил Женька. - Дай уже Валерке пива, хоть оклемается.
        К чёрту ваше пиво, - сказал Валерка, но фляжку взял и тут же выхлебал добрую половину в один глоток.
        - Эй, там наши идут! - выкрикнул Данила.
        От леса к деревне уже тянулась длинная вереница обоза. Небесную иллюминацию и паническое бегство селян подчинённые бандита поняли совершенно правильно и теперь спешили занять покинутую деревню.
        - Глядите веселей, - подбодрил Денис товарищей. - Вот и красная армия на подходе.
        - Скорей зелёная, - поправил его Женька.
        - Почему зелёная?
        - Потому что Готфрид от батьки Махно почти не отличается, - сказал маг. - Такой же бандит. Налетел, пограбил, улетел. Ему б в семнадцатый год - самое то. Ну да это неважно. Теперь нам только ночь простоять и день продержаться.
        - Это против кого нам держаться? -спросила Галина. - И зачем? Вы же церковь взяли!
        - А затем, что когда мы грохнем эту гипнотическую сеть и на высвобожденную энергию начнём расконсервацию портала в будущее, этого только слепоглухонемой не почувствует. Гости нам гарантированы, к гадалке не ходи, Галь. Мы тут своей деятельностью успели нагадить буквально всем. А сейчас ещё и крадём единственное средство побега от неминуемой гибели.
        - Не нравится мне всё это… - сказал Кирилл. - Одни неприятности от вас, магов. Надо бы пива бочонок-другой прихватить, что ли, пока время есть…

***
        Светало. На церковном холме кипела бурная деятельность. Готфрид внял словам двух магов и спешил укрепить оборону прежде, чем явится кто-то, способный этому помешать.
        Большая часть его людей организованно грабила деревню. Практичный бандит понимал, что его отряду, в основном из наёмников, в первую очередь нужна добыча. Обоз из надёжных людей с угнанным скотом должен был уйти в лесной лагерь и дожидаться отряда там. Смогут маги выполнить своё обещание, или нет, в глазах людей Готфрида вылазка уже окупилась сполна. Тем не менее, они были готовы идти за своим командиром и дальше, прикрывая его от любого, кто рискнёт помешать выполнению намеченных планов.
        В том, что визит обязательно состоится, верили все. Селяне разбежались ещё ночью и просто не могли не добежать до окрестных деревень с известием о том, что их деревню захватили, а также удивительными рассказами о том, как именно это всё выглядело. Нетрудно догадаться, что простенькая иллюзия в их воображении довольно быстро превратилась в пришествие Сатаны. И если реакцию простых деревенщин угадать сложно, да и по большёму счёту незачем, то вот любой местный маг такие новости понимал вполне однозначно.
        - Надо продержаться до вечера, - сказал Денис. Может быть - до утра. Успеем сделать всё, что обещали, а потом уйти, даже если нас окружат.
        - Как уйду я? - спросил Готфрид. - И мои люди? Пока что это всё похоже на одну большую ловушку.
        - Как и мы, - ответил маг. - Войдёшь в переход здесь. Выйдешь - далеко отсюда. А потом уйдём и мы тоже. От церкви к тому времени, скорей всего, не останется даже камня.
        - А если какой-то маг отберёт у меня всё, что вы мне дадите? - спросил Готфрид. - Что тогда?
        - Не отберёт, - успокоил его Денис. - У них не будет на это ни времени. Мы разрушим дотла всё, что здесь построили за долгие годы, а их жизнь будет слишком коротка, чтобы построить что-то заново.
        - И почему вы, маги, при такой власти до сих пор не правите миром?
        - Пробовали, - ответил Денис. - Надоело. Из магов никудышные правители. Ещё древние шумеры это на своей шкуре поняли. Знания бесполезны там, где нужно управлять людьми. Для нас власть не цель, а метод обретения нового знания. Править лучше тем, у кого есть к этому талант и воля. Да и потом, если мы и так можем взять то, что нам надо, зачем лезть кому-то в жизнь? Пусть работают как умеют. На самом деле хорошим магам надо в основном только одно.
        - Что? - жадно спросил Готфрид. - Сила?
        - Нет, - качнул головой Денис. - Время. Чтобы никто не мешал. Суетятся и пытаются возвыситься за счёт людей только дураки с амбициями. Вроде тех, кто противостоит нам сейчас. Они явятся отбирать свою игрушку. И непременно закончат поражением.
        - Не слишком ли ты самоуверен, маг? - спросил Готфрид.
        - Нет, - безмятежно ответил Денис. - Со мной лучший воин этих земель и его люди, которые не боятся ни бога, ни дьявола. Чего ещё можно желать?
        - Времени, - сказал Готфрид. - Эти вонючие голодранцы бежали как свиньи с отрезанными хвостами. Но как только в их головах станет чуть меньше дерьма из жирных напуганных задниц - они захотят вернуться за своей скотиной.
        - Не думаю, что твой обоз им хоть что-то оставит, - заметил Денис.
        - Им останемся мы, - отрезал Готфрид. - Вряд ли сельские увальни на что-то способны, но могут попробовать смять нас числом. Тебе и твоему подмастерью придётся употребить всё ваше искусство, чтобы разогнать их на этот раз.
        - Это не то, чего следует опасаться, - ответил Денис. - Хуже будет, если маги слишком быстро догадаются, что происходит что-то не то, и попытаются заявиться к нам раньше времени.
        - Тогда вы их убьёте, - сказал Готфрид. - Только и всего.
        - Да, - устало согласился Денис. - Только и всего.
        Спорить магу не хотелось. Признаваться кому бы то ни было, кроме Женьки, да и то - как-нибудь потом, что противостояние всего с одним магом буквально выжало его как лимон, Денису не хотелось тем более. Он даже в церкви в этот момент был совершенно бесполезен. Единственная магическая книга в их распоряжении очень хорошо годилась Женьке и совершенно не подходила ему.
        Работать с энергетикой такого масштаба без книги мог только крайне беззаботный самоубийца. Денис таким не был. А потому он занимался тем, что мог делать хоть сколько-то хорошо - наблюдал за окрестностями.
        Первые гости не заставили долго ждать. Небольшая кучка напуганных крестьян появилась от стороны леса. Они довольно удачно спрятались на опушке и осторожно наблюдали, что происходит в покинутой деревне. Без магии Дениса заметить их вряд ли получилось. Обоз Готфрида с угнанной скотиной к тому моменту уже благополучно скрылся в лесу, так что единственное, что могли увидеть наблюдатели - заброшенную деревню.
        Лезть в неё беглецы не торопились, но и уходить не спешили. Не то набирались храбрости пойти на разведку вместе, не то решали, кто же будет добровольцем.
        В церкви царило запустение. Промороженную до полной бесформенности утварь свалили в углу кучей бесформенных обломков, человеческие останки выволокли на задний двор и спешно закопали в неглубокой яме.
        От внутреннего убранства мрачного каменного здания остались только тринадцать рунных камней, вроде тех, что стояли в Исландии. Единственным отличием были надписи готическим шрифтом с завитушками на каждом из них. Кто бы ни заполучил наследие исландских магов, в жизнь его претворяли весьма основательно.
        В центре круга ползал Женька. Он разложил на каменной плите свои шпаргалки, магическую книгу и остатки колдовского инвентаря прошлых владельцев церкви, и теперь пытался что-то прикинуть на пальцах. У этого продвинутого метода явно имелись недостатки, так что получалось у Женьки плохо. Облако магической энергии неспешно вращалось у него над головой под высоким потолком, а временами потрескивало и погромыхивало. Ничего больше. Маг не вполне представлял, ни что он должен сделать, ни как именно.
        Для остальных пришельцев из будущего во главе с Кузьмичом занятия так и не нашлось. Делать что-то сложное они из-за своей полной некомпетентности в вопросах средневекового быта не могли, а поручать им работу уровня "подай-принеси" местные обитатели после рассказов о ночном бое просто боялись.
        Всего за несколько часов, которые потребовались отряду Готфрида, чтобы занять и разграбить деревню, участники ночного рейда успели не только пересказать, но и заметно приукрасить историю сражения, да так, что на спутников магов глядели с опаской и уважением.
        Больше всего досталось Валерке. Именно ему выпала сомнительная честь произвести роковой выстрел. Хотя он и не желал подобной славы, теперь Валерка стал для местных стрелков чем-то вроде иконы, тем более что последствия этого выстрела до сих пор можно было потрогать руками. От церкви всё ещё тянуло зябким холодом, возле дверей высилась груда битого льда, да и пострадавшее внутреннее убранство говорило само за себя.
        Валерке приходилось напрягать все доступные силы, чтобы его одежду не раздёргали на талисманы и обереги. Никакой радости ему это не доставляло, но и открыто перечить мужикам, которые начали убивать раньше, чем он закончил школу, Валерка не решался.
        Появление ещё одного мага в этой обстановке банально прозевали. Воронка портала выплюнула человека почти что на головы небольшой группке из трёх арбалетчиков. Те занимались проверкой своего оружия и среагировать не успели.
        Визитёр же не мешкал ни секунды.
        Короткое морозное лезвие появилось у него в руках и тут же с хрустом засело в незащищённом боку одного из арбалетчиков. Маг окинул быстрым взглядом двор церкви, прикрылся обмякшим телом, резанул пленнику глотку- походя, одним быстрым взмахом, и растворился в снежном вихре. Обескровленный смёрзшийся труп глухо стукнулся о землю.
        Денис ощутил перемещение слишком поздно, и не успел ни среагировать, ни как-то проследить за отбытием неожиданного визитёра. Маг даже следы не сумел прочесть, хотя и старался. Всё забил предсмертный выплеск энергии жертвы.
        - Что это было? - к магу подбежал Кирилл.
        - Гости, - коротко ответил Денис. - Началось. Теперь попрёт.
        - И что нам делать?
        - Ничего, - сказал маг. - Ждать.
        - Чего ждать, колдун? - подозрительно осведомился Готфрид. - Пока один из этих засранцев не убьёт ещё кого-нибудь из моих людей?
        - У них не выйдет, - мотнул головой Денис. - Теперь - больше не выйдет. Не рискнут. Скорее они заявятся снизу, из деревни, и почти наверняка - со своими бойцами. Со всеми, кого смогут перетащить.
        - И сколько их будет?
        - Беглец потянет дюжину-другую человек. Точнее не скажу.
        - А кроме него? Сколько ещё у них таких магов?
        - Откуда я знаю? - сказал Денис. - Вряд ли очень много. Пятеро. Может быть шестеро.
        - В церкви был один, - фыркнул Готфрид. - И я видел, сколько вы потратили сил!
        - Эти будут слабее, - уверенно ответил Денис.
        - Насколько слабее? - тут же спросил Готфрид.
        - Ну… - Денис задумался.
        - Подумай об этом, колдун.
        - Обязательно, - Денис улыбнулся. - Я ценю свою жизнь.
        - Хочется верить, - раздражённо сказал Готфрид и отвернулся к своим людям. - Ну? Чего встали? Быстро по местам, свиные выкидыши!
        - Пойду гляну, что сделал мой подмастерье, - Денис направился в церковь. - Не буду отвлекать тебя от дел.
        Женька ползал на четвереньках по тёмной плите и чертил по ней пальцем корявые руны. Знаки вспыхивали огнём, и повисали в сантиметре от каменной поверхности. Каждый раз, когда Женька рисовал новую руну, облако энергии над ним вздрагивало и начинало сердито гудеть. Книга рядом с магом могла сойти за вентилятор - с такой скоростью перелистывались взад-вперёд страницы с горящими строчками текста и разнообразными колдовскими символами.
        - Ну, - спросил Денис,- как успехи?
        - Плохо, - вздохнул Женька. - Ни черта не понимаю.
        - А книга?
        - А что книга? Ты когда-нибудь в бабушкиной телефонной книжке разобраться пытался? Тот, кто эту книгу писал, гнал всё что знал, включая рецепт изготовления любимого сорта пива и невероятно перевранную легенду о том, как гнусная ведьма Даллина Эриксоновна уделала с помощью вызванных ей из ада падших ангелов славного рыцаря Снорри Стадхейма. Там даже гравюра есть, во, полюбуйся!
        Денис уставился на рисунок. Распознать в нём кого-либо из героев, не зная, кто из них кто, он бы не смог. Не совпадала не только внешность, но и число действующих лиц. Впрочем, кривоногий перекошенный карлик с хвостом и рогами, уверенно поражающий струёй огня в спину высокого статного мужчину в доспехах, не мог быть никем, кроме Женьки
        - А ты неплохо вышел, - сказал Денис. - Похоже.
        - Пошёл ты, - хмуро ответил Женька. - И так не получается ничего, а ты ещё издеваешься.
        - Что, правда, не получается? Может помочь?
        - Да иди ты. Если я ещё и тебе начну это всё объяснять, точно рехнусь. Вроде чего-то начал понимать, но ты бы знал, насколько тут у них всё через жопу…
        - Понятно, - Денис улыбнулся. - Нормальный рабочий процесс. Понял-отстал. Но ты уж постарайся, ладно? К нам скоро гости начнут заглядывать.
        - Насколько скоро? - кисло поинтересовался Женька. - Завещание успею написать?
        И в этот момент к ним заявились гости.
        Возмущение оба мага почувствовали одновременно. Кто-то выстроил портал и перебрасывал через него людей. Много людей.
        Они успели выскочить из церкви как раз вовремя, чтобы увидеть, как из раскалывающегося пространства один за другим десантируются вооружённые до зубов бойцы.
        Женька среагировал чуть раньше. Пущенный им огненный заряд распорол огненную кляксу одного из порталов и разметал и её, и всех, кто пытался через неё пройти. На траву полетели дымящиеся клочья.
        Второй портал развалил Денис. Чуть позже, но выскочить из него успели всего трое дезориентированных бойцов. Люди Готфрида их просто забили, как свиней на бойне.
        Полыхнуло. За церковью встало зарево и часто бахнули несколько разрывов магических выстрелов. Крикам боли вторил нестройный залп из аркебуз. Стрелки Готфрида успели сориентироваться и достойно ответить врагу.
        Маги кинулись на выручку. Они успели вовремя. Из двух порталов на заднем дворе церкви спешно выскакивали всё новые и новые бойцы. Между ними стоял, воздев руки, вражеский маг. От его ног судорожными рывками ползла в сторону полных мрачной решительности бойцов Готфрида огненная стена.
        Руна Женьки заставила это пламя опасть и рассыпаться на быстро затухающие костры. Ещё две он влепил в основания порталов. На какое-то время те превратились в стремительно вращающиеся огненные кляксы.
        Вражеский маг дёрнулся в тщетной попытке стабилизировать переходы, но ослепительная белая черта сверхскоростной ледяной иглы вошла ему в голову и разнесла череп на куски. На землю повалился безголовый труп с пробкой кровавого льда на месте шеи. Огненные воронки порталов раздались и поглотили большую часть тех, кто ещё совсем недавно из них вышел.
        А затем бойцы Готфрида перешли в атаку.
        - Знаешь, - Женька устало глядел на затянутое дымом выжженное пепелище, - а мы с тобой, кажется, подросли чуток.
        - В смысле? - не понял Денис.
        - Уровень повысили, - пояснил Женька. - Опыта набрались, круче стали. Ты посмотри, сколько мы дел тут наворотили. Дома нас бы уже половина Европы арестовывала за вопиющее нарушение договоров о магическом вмешательстве и превышение лимита прокачки энергии. Я за то время, что мы тут бегаем, нахватал больше силы, чем за всю подготовку, включая полигон.
        - Точно, - мрачно сказал Денис. - Замучаемся мы с тобой, Жень, по возвращении отмываться.
        - Да ладно, мы всего-то около недели в баню не ходили! У нас даже вшей до сих пор нет, хотя по местным домам я бы не удивился и клопам.
        - Я не в этом смысле. Это не говоря о том, как нас ломать будет от нехватки энергии.
        - Знаю, - огненный маг вздохнул и с отвращением покосился на обгорелые тела. - Но мне и думать об этом не хочется.
        - Ну да ничего, - Женька разжёг на ладони разноцветное пламя. - Я же великий маг Дарк Шнайдер! Я покорю этот мир, убью всех женщин, и все мужчины будут моими!
        - Жень, что-то ты не то сказал… - озадаченно произнёс Денис.
        - Это не важно, - отмахнулся маг. - Мальчик, девочка, какая, в общем-то, в жопу разница…
        - Небольшая, - сказал Денис, - но принципиальная. Неужели твоя суккубиха до сих пор тебя этому не научила.
        Женька смолк.
        - Зря ты это сказал, - глухо сказал он.
        - Жень, я…
        - Ладно, проехали, - Женька отвернулся. - Я в церковь. Пойду, сломаю им тут всё. Следи за небом, ещё могут пожаловать. И Настю откачай, а то она до сих пор в себя не пришла.
        - Что? - Денис обернулся. Действительно, под каменной стеной сжалась в комок и оцепенела с полностью остановившимся взглядом Лемурка. Чёрная полоса спёкшейся почвы заканчивалась лишь в паре сантиметров от её когда-то белых кроссовок. Отдельные травинки ещё дымились.
        Рядом с ней в настолько же остекленевшем состоянии замерли Кирилл и Валерка, но их Женька достойными упоминания не счёл.
        Денис вздохнул. Как и любой другой патрульный маг, в медицине он разбирался не так, чтобы очень. А без неё привести товарищей в чувство быстро представлялось крайне затруднительным.
        В церкви что-то полыхнуло и загудело - раздосадованный на постороннее вмешательство Женька взялся за магические вычисления всерьёз. Денис улыбнулся, поднял руки, и тут же замер, сбросив почти готовую целебную руну.
        Ещё несколько порталов открылись почти одновременно. В этот раз внизу, там, где не могли помешать ни маги, ни люди. В заброшенной деревне стало крайне людно. Бойцы Готфрида даже стрелять не стали. Бесполезно. На такое расстояние их оружие прицельно стрелять не могло. Между домами в деревне, пользуясь временной безнаказанностью, деловито забегали небольшие группки людей.
        - Ну что? - спросил Денис у Готфрида. - Они смогут нам как-то помешать?
        - Их слишком мало, - отмахнулся тот. - Если бы их было хотя бы три сотни - они могли бы попробовать напасть на нас с нескольких сторон. Кому-нибудь да удалось бы перебраться через забор. Но эти - что они могут? Ничего! Стоит им сунуться, и мы перестреляем их как зайцев!
        Незваные гости отлично сознавали уязвимость своего положения. Штурмовать вверх по склону и ловить арбалетные болты и пули никому в своём уме не хотелось. На возвышении, за массивной стеной, защитники церкви могли уничтожить больше половины прибывшего в деревню отряда ещё до того, как хоть один их боец окажется возле стены.
        Расслабляться, впрочем, не стоило. Атаковать с наскока холм никто и не собирался. Внизу снимали двери с домов и хлевов. Получались импровизированные, но довольно прочные щиты. Те, кому не удалось найти подходящий готовый щит, сколачивали себе новый. Чего-чего, а материала для этого в деревне нашлось в избытке. Но это была только половина беды.
        На главной улице деревни, прямо напротив лестницы к церкви, несколько людей устанавливали маленькую пушку. Она походила на красивую игрушку. Полированная медь ярко блестела на солнце. Из-за размеров и вычурности казалось, что ничего серьёзного можно даже не ждать, но что-то подсказывало Денису, что когда рядом есть маги - простыми ядрами не обойдётся.
        Да и щиты сколотили на удивление быстро. Первые импровизированные заслоны уже возникли у подножия церковного холма. Один из лучших стрелков Готфрида позаимствовал оружие у нескольких товарищей и выстрелил пять раз подряд. Его пули только увязли в толстых досках. Лишь одна слегка зацепила какого-то неосторожного растяпу, но повторять глупую ошибку и высовываться из укрытия никто почему-то не торопился.
        - Нет, - сказал Денис. - Так дело не пойдёт.
        Маг отобрал аркебузу, положил руки на массивный гранёный ствол и на мгновение сконцентрировался.
        - Попробуй, - он вернул оружие владельцу. На стволе после его рук остались быстро тающие заиндевелые пятна. Стрелок нервно поёжился, но всё же приложил заколдованное оружие к плечу.
        Внешне этот выстрел не отличался ничем. Всё тот же тлеющий фитиль, негромкий хлопок и облако вонючего дыма. Но щит с грохотом разлетелся на промороженные обломки. По земле с воем покатился раненый, бестолково размахивая искалеченными руками. Оторвать их не оторвало, но без пары-тройки открытых переломов и обморожения не обошлось.
        - Гораздо лучше, - удовлётворённо улыбнулся маг. - Следующий!
        В этот момент пушка сделала первый, ещё неточный, пристрелочный выстрел. Ядро просвистело над каменным забором и унеслось на другую сторону холма. От лагеря осаждающих разнеслись радостные крики.
        - Кажется, они не поняли, - сказал Денис. - Следующий!
        Ещё одна заколдованная пуля ударила в землю рядом с одним из щитов. Взлетел фонтан промороженного песка. Несколько ледяных осколков застряли в толстом дереве.
        - Стрелять научись! - раздражённо бросил маг неудачливому стрелку и заколдовал следующую пулю. Этот стрелок оказался более метким. Щит после выстрела разлетелся на две аккуратные половинки. Его владелец завалился на спину и больше не встал.
        Осаждавшие резко отпрянули.
        Внизу собралось куда больше сотни человек, но ломиться на холм после обстрела заколдованными пулями эти люди не спешили. Ещё пара выстрелов в их сторону особого практического действия не возымели, но желание идти в атаку отбили полностью.
        - Чёртовы карамультуки! - шёпотом выругался под нос Денис, пока возился с очередной пулей в стволе аркебузы. - И почему здесь нет хотя бы одного пулемёта, как и положено правильным немцам, засевшим в церкви на холме? Сейчас бы подмели всю эту чёртову деревню как под кроватью веником!
        В ответ на его слова прилетело новое ядро. Из стены выбило несколько камней. Брызнула крошка. Стрелок рядом с магом рефлекторно вжал голову в плечи. Денис вздохнул и вновь сконцентрировался, над тем, чтобы ещё одна пуля в оружии превратилась в импровизированный магический аналог осколочной гранаты.
        Пушка его раздражала. Ни арбалетные болты, ни пули до неё толком не добивали, а она, хоть и маломощная, вполне могла обстреливать укреплённый холм.
        Сама по себе одна лёгкая пушка вряд ли могла нанести сильный ущерб, но вот торопливая суета двух магов не сулила ничего хорошего. Денис отлично знал, что бывает, если на метательный снаряд навесить какое-нибудь зловредное заклинание. А пристрелять своё орудие враги уже успели, причём всего с двух выстрелов, и теперь, похоже, могли свободно класть снаряды туда, куда им надо. Канонир у них попался гениальный. Следовало ждать беды.
        Пехота со щитами замыкала кольцо вокруг холма. Быть одновременно везде маг не мог, а без его поддержки огонь защитников результата не имел, вот хоть в лепёшку расшибись. Что будет дальше, маг видел довольно неплохо. Один-два снаряда на поражение, чтобы стрелки ушли от стен, облако какой-нибудь не очень опасной, но раздражающей магической дряни, а затем штурм, пока люди Готфрида не успели подготовить достойную встречу. Сам он примерно так бы и сделал.
        Чтобы этого не произошло, Денису оставалось только суматошно метаться от стены к стене, и создавать видимость того, что число активно действующих магов среди защитников больше одного. Пока что его трюк удавался - на штурм никто особо не спешил. Заметных безвозвратных потерь у противника, впрочем, тоже не было.
        Редкие выстрелы "заряженными" Денисом пулями обычно разносили щит в щепки и серьёзно ранили или убивали того, кто за ним прятался, но нанести заметный ущерб не представлялось возможным. Даже если успеть прикончить десятка полтора врагов, остальные полтораста вряд ли куда-то денутся.
        После четырёх трупов и нескольких раненых осаждающие нашли удобные позиции. Стрелять по ним стало практически бесполезно. По меркам Дениса, оружие его людей оказалось ужасно неточным. А когда его зачарованная пуля не попадала точно в цель, проку от неё просто не было. Никакого.
        Повторять малоудачный опыт с телепортацией магам внизу не хотелось. Провал атаки с наскока отлично показал, что перекинуть достаточно солдат даже ценой жизни мага не получится. Умирать за просто так им не хотелось.
        Тем временем Женьки успешно расколол заклинание хозяев церкви. Денис чувствовал, как приходят в движение потоки магии. Чувствовали это и те, кто засели внизу, но сделать не могли ничего. Им оставалось только наблюдать и надеяться на то, что они сумеют хотя бы отбить церковь обратно.
        И тут Женька, наконец, завершил свою работу.
        Мир вздрогнул.
        Невидимая волна прошла через тела всех находившихся на холме, вызвав приступ мучительного головокружения, и ушла вниз, в деревню. Свою работу Женька закончил просто виртуозно. Основная часть негативной энергии миновала защитников и полную силу набрала только внизу. Судя по тому, как вспухали посреди села купола защитного поля, внизу пытались защитить себя от побочных эффектов разрушенного заклинания, но вряд ли особо преуспели. Им досталось на полную катушку.
        - Сделал! - из тёмного провала дверей церкви вырвался Женька. - Я их сделал! Кранты сети!
        Мага изрядно мутило, у него кружилась голова, но при этом он бы скорее умер, чем признался в своей слабости в этот момент.
        И тут осаждавшие нанесли ответный удар.
        Ядро их пушки размерами не превышало хороший мандарин. Сущая ерунда. Само по себе оно могло разве что разбить пару кирпичей. К сожалению, магический заряд на этом ядре лежал куда мощнее.
        Кусок стены площадью в два квадратных метра разлетелся на куски со звуком лопающейся бутылки. Промороженные обломки шрапнелью разлетелись в стороны и буквально подмели двор церкви. Не поздоровилось всем, кто в этот момент стоял в полный рост.
        Женька успел рефлекторно закрыться огненным куполом. Кирилл и Данила тоже угодили под раздачу, но стояли чуть в стороне и отделались лишь несколькими болезненными неглубокими царапинами. А вот людям Готфрида пришлось куда хуже. Двоих убило на месте - просто снесло, как игрушечных солдатиков. Ещё пятерых серьёзно ранило. Двор церкви заполнили ругань и крики.
        Снизу доносились громкие ликующие вопли.
        - Дай сюда! - Денис отобрал у кого-то аркебузу и выстрелил по самому громкому крикуну без особой надежды попасть. Впрочем, точно целиться взбешённому магу не требовалось. Заколдованная пуля разбросала острые ледяные иглы и выморозила несколько метров почвы со всеми, кто имел несчастье там стоять. Радостные крики тут же смолкли. На смену им пришли стоны и проклятия.
        - Перезаряди! - Денис отдал оружие обратно и привалился к булыжникам церковного забора. От перенапряжения мага изрядно мутило.
        Внизу, даже после успеха канониров, атаковать не торопились. Похоже, что там приняли решение сначала превратить стену в обломки, хорошенько проредить ряды защитников, и только потом идти на приступ.
        Раненых, пользуясь недолгой передышкой, оттащили вглубь церкви. Там их пришлось взять на себя Галине, Насте и Кузьмичу, как обладателям самых больших познаний в медицине и самой лучшей аптечки. С учётом того, сколько именно лекарств и каких носили в карманах остальные ролевики, аптечку Кузьмича можно было смело назвать единственной.
        Ни растворимый аспирин в порошках, ни таблетки от желудочного расстройства в данной ситуации помочь не могли. На врачей это влияло далеко не лучшим образом. Галина непрерывно материлась шёпотом, Лемурка позеленела и вот-вот могла потерять сознание, а Кузьмич запачкал руки в крови по локоть, но продолжал мрачно возиться с ранеными. Ничего другого ему всё равно не оставалось. Сделать что-то в этой ситуации могли только маги. Но и у них не очень-то получалось.
        Женька подбежал к пролому в стене и осторожно выглянул наружу. Защиту над пушкой он заметил сразу - не увидеть магический купол такой мощности трудно. Грубой силы в него вбухали столько, что даже атака с магической книги на таком расстоянии могла не дать результата. К тому же, что-то подсказывало магу, что на той стороне тоже имелась как минимум одна магическая книга. Равного боя не предвиделось.
        Но это не означало, что маг не мог ничего сделать. Струи пламени сорвались с его рук и по широкой дуге разлетелись над деревней.
        - Это их чуток озадачит, - удовлетворённо сказал Женька.
        Внизу расползалось пламя. Дома, один за другим, превращались в огромный костёр. После магического вмешательства они вспыхивали так, будто их обработали из огнемёта. Вторая руна отправила дым стелиться по земле. После наведённого Женькой усиления он ел глаза, вызывал кашель и рвоту, и не давал пушкарям вести обстрел. Трудно куда-то попасть, когда не видно цели. Собственная магическая книга весьма расширила возможности мага. Он уже подумывал о чём-нибудь более зловредном, когда полёт его фантазии жестоко обломали.
        - Хорош уже! - Денис толкнул Женьку в бок. - Разошёлся! Забыл, что тебе нас всех ещё по домам раскидывать? Хватит играть, делом займись!
        - Я тебе, дураку, помогаю! - обиженно сказал маг.
        - Всем помоги! - Денис выругался. - Хочешь отвлечься от возни с порталом - раненых подними! На это тебя хватит? Вот же связался я с тобой, балбесом…
        - Всё, всё, уже иду! - Женька поднял руки в примиряющем жесте, и попятился обратно к церкви. Кажется, чтобы действительно заняться делом.
        - Пиу-пиу, - раздражённо буркнул ему вслед Денис. - Всем бы вам только фейерверки пускать, уголькам. Маг - так лечи на осаде, а не балду пинай!
        Внизу окончательно растеряли пыл и боевой настрой. Пехота расползалась от холма. Похоже, что желание воевать им теперь могли вернуть лишь маги. Денис пристально следил за тем, что происходит внизу, и ждал выстрела. У него появилась идея.
        Защитный купол мигнул. Пушка выплюнула ядро в сторону холма. Прямо над церковным двором ядро взорвалось и рассыпало десятки острых ледяных игл. Расчёт времени оказался не самым удачным, но стоил Готфриду ещё троих раненых.
        - Сделай что-нибудь, колдун! - рявкнул он и вырвал из пробитой кольчуги ледяную иглу. - Я доверился тебе не для того, чтобы мои люди гибли один за другим!
        Толстая подкольчужная стёганка спасла Готфрида от ранения, но хорошего настроения ему это не прибавило.
        - Спокойно, - маг ради него даже не стал отвлекаться от наблюдения за врагом, - ещё немного, и я их поймаю.
        На его руках помигивали руны какого-то полуготового заклинания.
        Следующее ядро врага рвануло на выходе из ствола пушки. Осколки колдовского льда превратили артиллеристов буквально в решето.
        - Вот так, - радостно сказал Денис. - Теперь у них вообще нет шансов нас одолеть.
        Бой стих. Раненых, вместе с пушкой, оттащили куда-то вглубь деревни. Пехота укрывалась за густым дымом от горящих домов. Люди Готфрида устало повалились на землю кто где. Остались только несколько дозорных.
        - Как успехи у твоего подмастерья, колдун? - беспокойно спросил Готфрид. - Мне бы не хотелось быть здесь, когда заявится помощь этим неудачникам.
        - Думаешь, она подойдёт?
        - Твои книги и магия вконец отучили тебя думать, - сказал Готфрид. - Они проиграли этот бой. Атаковать нас больше не могут - некем и нечем. Но всё же враги не уходят. Как, по-твоему, кого ждут эти ублюдки?
        - Ох, дьявол, - только и сказал Денис. - Ну что за день сегодня?
        - Вторник, - ответил Готфрид. - Хороший день посмотреть, кто придёт им на подмогу.
        - Посмотреть? - маг вздохнул и с удивлением прислушался к своим ощущениям. За время боя у него словно открылось второе дыхание. Не было и следа усталости. Раньше его срубало уже после нескольких минут колдовства.
        - Расту, - усмехнулся Денис и прислушался к окружающему миру. В деревне суетились люди. Кроме них в радиусе нескольких километров не оказалось никого. После начала боя даже наблюдательные крестьяне с опушки леса осознали, что именно происходит в их деревне, и сейчас, похоже, успели добежать если и не до канадской, то, с учётом географии, как минимум до швейцарской границы.
        - Порядок, - уверенно сказал маг. - Может быть, мы даже успеем переправить вас к лесу до того, как сюда заявится их помощь.
        - Может быть, или успеете? - спросил Готфрид.
        - А как повезёт, - честно ответил Денис. - Женька способный, но разобраться в чужом колдовстве всегда сложно. Может успеть. А может оказаться так, что нам придётся запираться в церкви, и надеяться, что она сможет выдержать.
        - Если они смогут загнать нас в церковь, то просто зажарят в ней как поросят, - сказал Готфрид. - Эта их пушка точно больше не выстрелит?
        - Откуда я знаю? - сказал Денис. - Пока что они по нам не стреляют.
        - Колдун, ты слишком редко хоть в чём-то уверен, - сказал Готфрид, - если б ты не был здесь, я первый обвинил бы тебя в трусости и беспомощности.
        - Я просто не говорю то, в чём не уверен, - спокойно произнёс Денис. - Мы не видели, что пушка уничтожена. Мы видели только гибель стрелков. Если у нападающих есть кто-то ещё, тоже способный выстрелить из пушки, они будут стрелять ещё. Только и всего.
        - Только и всего, - повторил Готфрид, повернулся к своим людям и заорал, указывая рукой на пролом в стене. - Эй вы, лентяи! А ну живо заделайте эту дыру, иначе, когда в неё влетит следующее проклятое ядро, мне будет не на кого орать, но вас это уже не обрадует!
        Ответом ему стали недовольные стоны, но баррикадировать пролом отправились все, без исключения.
        В церкви постепенно разгорался магический вихрь. Пока Денис скреплял камни импровизированной баррикады колдовским льдом, приток энергии в церковь усилился вдвое. После того, как Женька разрушил гипнотическое заклинание, вся свободная энергия начала беспрепятственно стекаться под его контроль, в церковь на холме деревни Хюгельдорф. На высоком шпиле нависли пока ещё трудноразличимые полупрозрачные огоньки туманного свечения.
        Внизу это заметили. По небу мелькнуло ядро. Выстрел оказался малоудачным - ядро зарылось в землю. Взметнулся фонтан промороженного дёрна, почти безопасный. Никакого сравнения с тем, что могло быть, разорвись импровизированная осколочная граната посреди своего полёта над церковным двором.
        - Зашевелились, - мрачно сказал Денис. Из-за кромки леса по направлению к деревне медленно выползала длинная змея пехотной колонны. Выползала прямиком из огромного, наведённого усилиями нескольких магов, портала. Развалить его на таком расстоянии Денис не мог, и теперь ему оставалось кусать локти с досады.
        Готфрид затейливо выругался. Даже на первый взгляд, численность нового отряда составляла не меньше нескольких сотен человек. Они могли просто навалиться с разных сторон и задавить обороняющихся. Гарантировано и почти без потерь.
        - Когда прижмёт - отступим в церковь, - сказал Денис. - Там они не смогут нас смять.
        - Зато смогут расстрелять, - мрачно ответил Готфрид.
        - А это мы ещё посмотрим, - зло ответил Денис и с хрустом размял пальцы, - когда Женька справится, им станет некого расстреливать.
        - А до тех пор?
        - А до тех пор придётся здесь постоять мне, - отрезал маг. - Всё. Работаем. Я обещал, что вы отсюда выберетесь живыми, и это так и будет.
        - Трое не выберутся уже никуда, маг!
        - Трое - да. А остальные?
        - Порой я думаю, что мне стоило увести всех отсюда ещё утром, с обозом, - сказал Готфрид.
        - Тогда они пришли бы к тебе так, как до этого пришли мы к ним, - сказал Денис. - Ты настолько уверен в своих силах? Им нельзя оставлять церковь. Мы должны не просто уйти отсюда, мы должны ещё и уничтожить её и всю ту магию, которую в неё вложили.
        - Зачем я только с тобой связался?
        - Хотел снова править этими землями, - невинно сказал маг. - Не так-то просто взять много и при этом суметь удержать.
        - Не пытайся меня переубедить, колдун! Ты мне обещал! И ты выполнишь своё обещание, потому что я выполнил своё!
        - У меня всё равно нет выбора, - Денис указал на пехоту в деревне, - они не дадут уйти нам отсюда без колдовства. А руной больше, руной меньше…
        Грохнул новый выстрел. Денис совершил быстрый жест рукой, и ядро разорвалосьна подлёте. Ледяные иглы с визгом распороли воздух, разбились о каменную стену и вошли глубоко в почву на склоне холма. Какая-то часть снаряда досталась своей же пехоте. Несколько раненых упали, зажимая порезы.
        - Кажется, они перестанут стрелять, - удовлетворённо сказал Денис.
        - Им это не понадобится, - хмуро ответил Готфрид. - Взгляни!
        Сразу несколько пехотных колонн деловито сосредотачивались вокруг холма. Их численность и оснащение не оставляли никаких сомнений в том, что осаждённым в этот раз придётся несладко.
        - В церковь! - заорал Готфрид. - Стреляйте по ним, пока не поднимутся до середины холма, и отступайте в церковь!
        Всё наступление не стоило атакующим и двух с половиной десятков раненых и убитых. К чести людей Готфрида, даже при такой атаке бегством их отступление не стало.
        Когда через неровные огрызки крепостной стены полезли самые резвые и самые глупые бойцы врага, их встретили новые арбалетные болты. Ещё несколько человек остались на земле. Победа более моральная, чем настоящая, но в том и была её ценность.
        Двери церкви наспех заложили импровизированной баррикадой. Сверху Денис положил толстую корку магического льда, вроде того, что видел у Снорри Стадхейма в Исландии. После этого прочность импровизированной баррикады не отличалась от камня стен церкви.
        - Вот так, - удовлетворённо сказал Денис, - сразу они сюда не пройдут.
        Наверху грохнул выстрел. Кто-то из аркебузиров воспользовался одним из церковных окошек-бойниц по назначению. За ним последовало ещё несколько.
        - Так, отошли все от круга! Отошли я сказал! - недовольный возглас Женьки перекрыл даже крики врагов за стенами. - Если кому охота жить без руки или ноги - ваше дело, но с того, кто мне заклинание нарушит, я живьём шкуру спущу!
        Неизвестно, что подействовало на людей Готфрида лучше - угроза мага, или сам вид янтарного вихря под сводами церкви, но приказу они подчинились, и разбежались по доступным бойницам. Двигались они по стеночке и очень быстро. Огненная феерия вокруг Женьки доверия им не внушала.
        Средневековая церковь как нельзя лучше подходила для того, чтобы держать в ней оборону. Само по себе окружение здания ещё не значило ничего. Массивное каменное строение с узкими бойницами огрызалось редкими выстрелами, а также куда более частыми арбалетными болтами. В какой-то момент врагам пришлось убраться обратно за стену. На обожжённой и перепаханной земле остались десятка полтора трупов.
        Янтарная воронка над рунным кругом дрогнула. Перед Женькой вспыхнул огненный провал, в котором на мгновение промелькнули чьи-то удивлённые и напуганные лица.
        - Готово! - торжествующе сказал маг. - Там ваш лагерь. Все, у кого нет стрелкового оружия - немедленно сюда. Вы уходите!
        - Я уйду только с последним из своих людей! - отрезал Готфрид.
        - Разумеется, - успокоил его Денис. - Это даже не обсуждается. Но пока что неплохо бы убрать отсюда тех, кто уже не нужен.
        - Давайте, давайте, - прикрикнул Женька. - Идите! Там вас уже не догонят!
        Огненный провал раздался и втянул первого беглеца. С присущей местным жителям практичностью, первым отправили самого тяжелораненого из тех, кто ещё мог идти сам. Если и погибнет - не так жалко.
        Тяжёлый удар потряс церковь. Откуда-то с потолка посыпалась мелкая каменная пыль. Тяжеловесно грохнулось и зазвенело что-то большое и металлическое. Ему вторили какие-то мелкие обломки.
        - Что случилось? - крикнул Женька.
        Сверху по лестнице буквально ссыпался бледный Данила. Если исключить мат, он был немногословен.
        - Пушка! - выпалил Данила. - По нам стреляет! Колокольню снесло к чёртовой матери! Там два человека было, их вообще сдуло! Нахрен! Второй этаж весь битым льдом завален и холодно как в морге! Я фигею, мать вашу!
        Деревянное ложе аркебузы у него в руках растрескалось в щепки, а ствол погнулся, но взволнованный Данила этого даже не замечал.
        - Кажется, - задумчиво сказал Денис, - тут становится неуютно.
        По баррикаде заколотили снаружи. Кто-то, пользуясь временным замешательством осаждённых, подобрался к дверям, и остервенело лупил по ледяной преграде. О том, что беззаботно предаваться этому занятию можно ровно до того момента, когда над головой разорвётся следующее ядро, он так и не задумался.
        А зря.
        Второе ядро влетело в стену церкви в тот момент, когда большая часть её защитников уже благополучно прошла через портал. Несколько квадратных метров стены лопнули со звуком бьющейся фарфоровой чашки. За баррикадой кто-то заорал от невыносимой боли, нашпигованный мелкими каменными осколками.
        Внутри этот крик встретили смехом и радостными возгласами.
        - Стрелков на выход, живо! - скомандовал Денис. - Все уходят!
        По лестнице один за другим спускались арбалетчики. Многочисленных раненых держали под руки более везучие товарищи. Корка из каменной пыли и засохшей крови обильно покрывала их лица и руки.
        Снаружи раздавались торжествующие крики. Здание накрыла волна атакующих. Взобраться на разрушенный второй этаж у них пока не получалось, а вот стук по баррикаде усиливался. Преодолеть её грубой физической силой было нелегко, но всё, что требовалось - дождаться мага. После этого проблема решалась очень быстро и сама собой.
        Времени почти не оставалось.
        Вихрь чужого магического портала посреди церкви схлопнулся почти моментально. Денис развеял его вместе со всеми, кто пытался быстро проскочить в церковь. В угол прокатился какой-то бесформенный смёрзшийся комок, о происхождении которого не хотелось даже задумываться.
        - А ты не дурак раскинуть мозгами, - прокомментировал это Женька. - А может, кишками? Трудно сказать…
        - Больше на грудную клетку похоже, - Денис вяло улыбнулся. Ему очень хотелось бросить всё и тихо похихикать минут пять. Или хотя бы напиться.
        Мощный колдовской удар превратил баррикаду вместе с куском стены в груду каменных обломков и битого льда. В проломе встал маг, окружённый переливающейся аурой магической энергии. Одно за другим вокруг него возникали острые ледяные лезвия.
        - Да пошёл ты нахрен! - заорал Женька и отчаянным жестом растянул воронку огненного вихря на всю церковь.
        Мир застыл. Ледяные иглы замерли посреди своего полёта, смялись и растаяли. Портал раздался, с чмокающим звуком втянул бессознательные тела с пола, и схлопнулся в ослепительно яркую точку. В церкви остался только изумлённый вражеский маг и его подручные.
        У них ещё осталось где-то полсекунды на то, чтобы помолиться всем известным богам перед тем, на месте рунного круга вспухла огненная волна, разнесла на куски каменное здание и покатилась вниз по холму, испепеляя всё на своём пути.
        Часть третья. Дранг нах Бобруйск
        - Вот чтобы я… ещё хоть раз… ещё когда-нибудь… - слова приходилось давить из себя через силу, но Валерку это не останавливало, - поехал на какое-то дурацкое фэнтези…
        - Спокойно, Валера, спокойно, - утешил его Кирилл. - Да, у нас до сих пор круги перед глазами, но зато нас уже никто не убивает.
        - Тогда почему мне так холодно?
        - Потому что кругом зима.
        - Как зима? - Валерка рывком сел, хотя до этого мирно лежал без сил пластом на сырой траве.
        Вокруг действительно была зима. Мокрая трава под Валеркой при ближайшем рассмотрении оказалась не только мокрой, но и пожухлой. Тёмное пятно талого снега размером и формой напоминало рунный круг, в центре которого несколько столетий назад вершил свой ритуал Женька. Или несколько мгновений - смотря как посмотреть. От сырой земли валил пар. Дальше, метрах в десяти, начинались сугробы. Поначалу слегка талые, они перерастали в нетронутые снежные наносы и тянулись до леса где-то с полкилометра.
        Кто-то вполголоса выругался.
        - Такие дела, - невесело пробормотал Кузьмич. - На этот раз видно сразу - не туда занесло. Чувствую себя вечным жидом. Скитаемся и скитаемся…
        - А я чувствую желание дать кому-то по башке, - грозно сказала Галина.
        - Отставить башку, - выдавил Женька. - Там железка.
        - В башке железка? - переспросил Валерка. - По-моему там у кого-то некое другое… вещество.
        - Голову поверни, - ответил вместо Женьки Данила. - Натурально железка с насыпью и вообще, только поезда не хватает. Мы же почти дома, нас к сторожке путевых обходчиков закинуло!
        Действительно, пятно жухлой травы находилось лишь в нескольких метрах от унылого сарайчика у железной дороги. Судя по нежилому виду, основным назначением крохотной постройки было хранение всякого хлама, который мог потребоваться железнодорожным работникам.
        - Хотел бы я знать, насколько мы в этот раз промахнулись, - сказал Данила. - Хорошо если на полгода раньше закинуло, а если позже? Нас тогда похоронить ещё чего доброго успеют!
        - Не хочу тебя расстраивать… - задумчиво начал Кирилл. - Но…
        - Но что?
        - Но железные дороги, вообще-то, начали строить ещё в девятнадцатом веке. Правда, в наших краях в его второй половине. На русско-французскую войну мы уже не посмотрим, а вот какую-нибудь из русско-турецких, или, например, русско-японскую, можем застать.
        - Ну, спасибо, - вздохнул Данила. - Умеешь приободрить.
        - Да, - сказал Кирилл. - Умею. И разве хоть кто-то это ценит?
        - Так всё-таки, маги, - Лемурка не выдержала и задала главный вопрос, - где мы?
        - В Белоруссии, - ответил Денис. - Меня куда больше интересует вопрос, когда мы.
        - Чего-чего? - переспросил Кузьмич. - Где мы?
        - В Белоруссии, - повторил маг и вытянул руку. - Вон там Бобруйск.
        - Денис, нашёл время шутить! - обиженно сказала Лемурка. - Хорош уже!
        - Да кто шутит? - спросил маг. - Ребята, вы чего? Вон знак висит дорожный!
        Все проследили за рукой мага. Действительно, припорошенный снегом знак на стене домика вполне ясно показывал и направление, и название города.
        - Бобруйск, - задумчиво повторил Денис. - Женя, ты подонок.
        - Я не подонок, - ухмыльнулся маг. - Я жгу. Как адский сатана.
        - Как дурак, - недовольно сказала Галина. - На дворе, вообще-то, не лето, а мы тут не мёрзнем только потому, что в себя ещё не пришли. Сейчас адреналин отпустит и наступит полный колотун. Ты что, не мог точнее целиться?
        - Ну, извини! Нас там чуть не убили, если ты не забыла!
        - Не забыла! Из-за кого это произошло, я тоже не забыла! Делать что будем? Мы же через полчаса замёрзнем!
        - Может, дождёмся поезда? - несмело предложила Настя.
        - Ага, и посигналим, - фыркнул Денис. - Руками помашем.
        - Ты посигналишь, - сказала Галина. - А Женя, если что, поможет. И махать будете не руками, а своей колдовалкой. Хватит, наигрались.
        - А потом мы колданули ещё одно гипнотическое марево и тормознули крутейший поезд, - задумчиво протянул Денис. - Как бы так сделать, чтоб нам по шее за это всё не дали?
        - Не будут нам давать по шее, - напряжённо сказал Женька. - Скорее всего, нас просто застрелят.
        - Чего? - спросил Денис. - Чего-чего сделают? Жень, ты охренел?
        - Сам ты охренел, понял? - отрезал маг. - На табличку посмотри!
        - А что с ней не так?
        - Она на немецком, дубина!
        - Ох ё-моё… выдавил маг. - А я и внимания не обратил сначала…
        - Влипли, - мрачно прокомментировал это Кирилл. - Мало было нашим магам одной войны с немцами, они на вторую захотели. Помасштабнее. Вам что, правда так хотелось подержать в руках настоящий пулемёт, а не эти фитильные самопалы?
        - Ну, вы блин даёте! - возмутилась Лемурка. - Жмите обратно! Я домой хочу!
        - Так обратно, или домой? - напряжённо спросил Денис. Он всё ещё не желал поверить в произошедшее. Ему очень хотелось, чтобы это не было правдой, но стилизованные готические буквы латиницы на совсем новом дорожном указателе неумолимо свидетельствовали о жестокой правде.
        - Где мы, колдун? - На плечо Дениса легла тяжёлая рука в толстой перчатке. - Это Исландия? Куда ты меня притащил?
        Маг взвизгнул и обернулся. Позади него с мечом в руках стоял Готфрид. Судя по синюшно-зеленоватому оттенку лица, он это путешествие перенёс куда тяжелее, чем привычные уже к скачкам во времени приключенцы, и потому очнулся позже всех.
        - Это, как бы так сказать…- Денис поспешно решал, какую именно полуправду стоит поведать феодальному барону шестнадцатого века, чтобы тот не только понял, что с ним стало, но и ещё, не дай бог, за это не прибил, но продолжить у мага не получилось.
        - Хальт! - истеричный окрик резанул по ушам. - Стоять!
        Из-за угла домика выскочили двое караульных с карабинами в руках. Знакомая по многим кинофильмам форма и решительный вид неумолимо свидетельствовали о том, что это действительно настоящие фашисты, напуганные донельзя, а потому - готовые перебить всех при малейшем намёке на сопротивление.
        Прибытие тёплой компании путешественников во времени, похоже, не оставило негостеприимных обитателей сторожки равнодушными. Один них нервно сглатывал, другой непрерывно дрожал мелкой дрожью. Но при этом стволы их карабинов цепко следили за нежданными гостями.
        Не учли двое охранников только одно. Их агрессии как раз и не хватало растерянному средневековому феодалу, чтобы прийти в себя. Долго раздумывать Готфрид не стал.
        О том, что существует оружие, которое стреляет без тлеющего фитиля, сразу, Готфрид просто не знал. Впрочем, если бы и знал, вряд ли его это остановило. Перед ним стояли враги. Двое. Напуганные. За спиной - полдюжины союзников. Проверенных в бою и способных на многое. Для Готфрида такая математика была предельно проста и понятна. Он атаковал, не колеблясь и не раздумывая.
        Грохнули выстрелы. Кольчуга на спине Готфрида встала бугром и лопнула. Мелькнули два мокро блестящих свинцовых комочка. За ними оставался чуть заметный кровавый след из практически неразличимых глазом капелек.
        Выстрелить ещё раз его враги не успели. Рыча от боли, средневековый рыцарь буквально разрубил одного из них быстрым косым ударом через живот и тут же всадил клинок в другого, пока тот судорожно дёргал затвор своего карабина. Немец заорал и умер. Готфид выдернул из него меч, неловко повернулся и упал.
        Денис и Женька бросились к нему, чуть не столкнувшись головами. Увы, никакое доступное им колдовство уже не могло вернуть человека после двух пуль в лёгких.
        - Вот оно как, - на губах у Готфрида пузырилась кровавая пена. - Не получилось. Жаль. Мне бы таких как они, хотя бы десяток…
        - Собирайте оружие, быстро, - Женька поднялся. - Надо уходить, немедленно.
        Денис в это время тщетно пытался хотя бы заглушить боль умирающего.
        - Меч… - выдавил Готфрид. - Возьми. Хорошая сталь, возьми…
        Денис потянул меч из мертвенно-белой руки, и вместе с оружием из тела ушла и сама жизнь. Готфрид умер.
        Маг резко взмахнул мечом, и послушная его жесту земля брызгами разлетелась в разные стороны. Комья грунта расступились и тут же сомкнулись над безжизненным телом. Убийц Готфрида маг похоронил на тот же манер. На поверхности остались только две бесхозные винтовки.
        - Патроны! - командный голос Женьки вывел Дениса из оцепенения. - У них там обязательно должны быть запасные обоймы для винтовок! Берите всё, и пошли, надо уходить!
        - Куда уходить? - простонала Лемурка.
        - В лес! - отрезал маг. - Я не имею ни малейшего желания дожидаться патрульной дрезины с пулемётами, или любой другой хрени, на которую тут можно нарваться. Даже если эти двое куковали тут без телефона, в чём я лично сомневаюсь, нам всё равно задерживаться нельзя! Мы уже наследили так, что хуже некуда.
        - Я там гранату нашёл! - Данила вывалился из дверей домика. В руке у него была граната, похожая на колотушку на длинной деревянной ручке. - И патронов ещё целую коробку. А еды нет вообще никакой, ни крошки.
        - И одежду! - добавил Кузьмич. - Одежду надо было брать! Денис, зачем ты их уже закопал, дубина?
        - Я с мертвецов и клочка не возьму! - отрезала Настя.
        - Это не с мертвецов!
        - Всё равно не возьму!
        - Да кто у тебя спрашивать будет? - не выдержал Кузьмич. - Замёрзнешь - всё поймёшь, только поздно будет!
        - Спокойно, - Денис, наконец, пришёл в себя. - Мёрзнуть даже без одежды мы какое-то время не будем. Это я обещаю. А вот к лесу надо поторопиться. Чем быстрее пойдём, тем лучше.
        - Снегоступы нам замутишь? - Женька нервно крутил в руках верный исландский топорик. В этих условиях оружием его назвать уже не получалось, но с ним в руках маг сохранял хоть какую-то уверенность в себе. Магическая книга снова заняла место в сумке за спиной. Женька был готов идти куда угодно, лишь бы побыстрее.
        - Сделаю, - Денис напрягся. У ног отряда завертелись миниатюрные вихри силовых потоков.
        - И побежали, а то я его знаю плохо, долго не продержу! - скомандовал маг. - Ну? Бегом!
        До кромки леса неслись как на призовом кроссе. Успели минуты за три. Хитрая магия Дениса позволяла бежать по глубокому снегу как по ровному асфальту, даже не проваливаясь. К сожалению, нервы его товарищей такой надёжностью отнюдь не обладали. На окраине леса усталость, шок и осознание своего положения буквально парализовали небольшой отряд.
        - Война, - простонала Настя и устало привалилась спиной к дереву. - Почему опять война? Почему не домой? Маги, сделайте что-нибудь, я скоро с ума сойду…
        - Да, Жень, в самом деле, почему? - спросил Денис. - Кто-то, вроде, три раза все выкладки проверял, и клялся, что доставит нас точно до недели…
        - Считается, - начал Женька, - что про мёртвых надо говорить или хорошее, или ничего…
        - Это ты про того мага? Он же не мог тебе помешать, не было у него такой возможности, да и времени тоже не было. Я же видел!
        - Это я про Готфрида, - мрачно сказал Женька. - Я же не мог оставить его там, чтоб его убили.
        - Можно подумать, его тут не убили!
        - Ну, я хотя бы попробовал. И потом… - Женька замялся.
        - Что?
        - Лучше его, чем нас.
        Денис замер с разинутым ртом.
        - Ну и сволочь же ты, Женя, - наконец сказал он.
        - Ни разу! - обиделся маг. - Его никто с нами оставаться до последнего не тянул. Уйди он вовремя, я бы ему и слова не сказал! А нам теперь из-за него тут как-то выживать придётся, между прочим!
        - Выживать… - зло сказал Денис. - А как?
        - В деревню идти, - предложил Кузьмич. - Мы в лесу элементарно от холода загнёмся. Сейчас ты нас как-то защищаешь, но мне что-то не хочется проверять на практике, насколько тебя ещё хватит.
        - В какую деревню, ты что, сдурел? - не утерпел Валерка. - Там же фашисты! Ещё пристрелят!
        - Значит, надо идти в ту, где их нет, - ответил ему Данила. - Не могут они каждый хутор тут контролировать. Партизаны вон порой в лесу целые сёла устраивали, даже с какими-то мелкими оружейными заводиками, если мне память не врёт. Если наши маги поищут, я просто уверен, что хоть что-то да найдут.
        - Согласен, - поддержал его Кирилл. - Если мы выйдем на какой-нибудь присёлок, а не центральное село с колхозом, есть шанс, что там не будет даже полицая.
        - А если будет? - спросила Галина.
        - А если будет, наши маги задурят его мозги. На это, надеюсь, ваших умений хватит?
        Маги переглянулись.
        - Наверное, - вздохнул Женька. - Можно попробовать. Хотя мы оба не испытываем особого восторга от подобной идеи.
        - Хватит пробовать, - сказала Галина. - Ты делай. А то мы вам сами обеспечим отсутствие восторга. Чем под руку подвернётся.
        - Сделаю, - Женька усмехнулся, - только в терновый куст не клади.
        В отдалении послышалось гудение. Из снежной дали по железной дороге стремительно нёсся поезд. Из трубы паровоза клубами валил дым. Перед собой паровоз толкал открытую платформу с мешками с песком. Мин здесь уже боялись.
        - Вот чёрт, - пробормотал Данила. - Он же сейчас…
        - Ложись! - резко скомандовал Валерка.
        Они едва успели. Состав затормозил. До тёмного пятна возле сторожки поезд не доехал верных сто метров. Скрип тормозов было слышно даже на таком расстоянии. Из вагонов горохом посыпались немцы.
        - Предлагаю всем спешно отползти дальше в лес, - напряжённым голосом сказал Кузьмич. - Пока они заняты поисками фугаса, у нас есть время. Если же нас решат немного поискать - времени уже не будет.
        - Какого фугаса? - не понял Валерка.
        - Обычного, - сказал Кирилл. - Чего ты думаешь они поезд остановили? Увидели что-то подозрительное и теперь хотят выяснить, не диверсия ли это. Видишь, к домику пошли только сапёры, а все остальные лес пасут.
        - Что характерно - через прицелы, - задумчиво сказал Данила.
        - Вот именно, - сказал Кирилл. - Они вряд ли осмелятся уйти от железки, но проверять на себе не хочется. Бежим отсюда, пока нас ещё не заметили!
        Страх Кира оказался напрасным. Заснеженный лес в иных условиях стал бы непреодолимым препятствием, но магия Дениса позволяла идти по снегу даже Галине. Никакая погоня догнать отряд без лыж и точного знания, куда идти, просто не могла - колдовские снегоступы даже следов не оставляли. Но это вовсе не значило, что у отряда мало проблем.
        - Видок у нас, всё-таки, - Кирилл недовольно оглядел прожжённую и порванную одежду, набранную в трёх разных эпохах. - Ещё и кольчуга эта…
        - Перед тем, как идти в деревню, снимем, - ответил Денис, - Или простенькую иллюзию смастерим, хотя в этом случае лучше не рисковать. А сейчас пусть себе висит. Мало ли.
        - Пулю она, вообще-то не остановит, - сказал Данила. - Это вам не средневековье. Хотя она и в средневековье ни фига пули не держала. Даже лёгкие кирасы пробивало, я читал где-то.
        - А это смотря как заколдовывать, - усмехнулся маг. - Не дай бог, конечно, но если что - может и спасти.
        - Если повезёт, - ехидно добавил Женька. - Выбросить бы её нафиг, да только жаба душит.
        - По поводу?
        - Настоящая всё-таки. Вернёмся, так на любую игру можно будет ездить. Ни одна сволочь не докопается, что криво сделано.
        - Ты после такого ещё и на игры хочешь ездить? - ошалело спросил Валерка. - Женя, ты псих!
        - Я не псих, - с достоинством ответил маг. - Я ролевик. Что, из-за одного пошедшего наперекосяк заезда от любимого хобби отказываться? Да щазз! У меня и так нервная тяжёлая работа! Должна в ней быть хоть какая-то отдушина. Вроде как сейчас!
        - Шуточки у тебя…
        - Никаких шуток. Я вообще подумываю, не прыгнуть ли нам по возвращении на три недели раньше.
        - Нафига? - обалдел Валерка.
        - Я на "Экстерминатус" хотел инквизитором поехать, только экзамены помешали. Валер, давай, а? Там хорошая техногенка, я отчёты с игры читал, ребята говорили клёво было…
        - Женя, - Валерка остановился. - Тебе не кажется, что если ты их уже читал, то нас там заведомо не было?
        - Почему? Там никто конкретных имён ещё не писал. Наших с тобой знакомых тоже не особо там было, из тех, кто постоянно с нами общаются, вообще никого. Я потому и хотел вырваться разочек на что-то другое с новыми лицами.
        - А ты не думаешь, что ты этим историю поменяешь?
        - А последние тысячу лет мы чем занимаемся? - не выдержал маг. - Только и делаем, что историю меняем. Надоело уже. Почему мы не можем хоть раз махнуть что-то в свою пользу?
        - Женя, ты меня пугаешь.
        - Только об одном жалею - не увижу, как убивали того психа, из-за которого мы в это вляпались! Я бы и сам с удовольствием поучаствовал, честное слово!
        - А с чего ты вообще взял, что там есть, кого убивать? - вмешался Денис. - Вышиби мы его на замене, он бы отправился в прошлое. А у нас что вместо этого вышло?
        - Что? - переспросил Женька.
        - То, что батареек не хватило, вот что! А значит, он сейчас находится где-то в начале двадцать первого века, - закончил свою мысль Денис. - Мы всего-навсего пустились за ним следом, и пока что не догнали!
        - Нет, мне это нравится! - усмехнулся Кузьмич. - Мы находимся посреди второй мировой войны, зимой, в лесу, на оккупированной территории, без тёплой одежды, без еды, а эти двое обсуждают какую-то ерунду, вместо того, чтобы сказать, как мы будем отсюда выбираться?
        Это не ерунда! - взорвался Денис. - Это чёртова прорва наших проблем!
        Ну, так ваших же, - невозмутимо сказал Кузьмич. - Они у вас тысячу лет уже своего времени ждут, могут и ещё подождать. Общие проблемы в ближней перспективе куда важнее. Не так ли?
        - Так, - хмуро буркнул маг.
        - В таком случае, я слушаю твои предложения, - сказал Кузьмич. - Только, чтобы по делу.
        - Ну, для начала, можешь завести свою шарманку и нашарить в эфире сводку от советского информбюро, - предложил Денис.
        - Действительно, Кузьмич, - добавил Валерка. - Ты свою рацию в рюкзаке уже несколько столетий носишь, тебе не кажется, что пора бы найти ей применение?
        - А ведь правда! - рюкзак плюхнулся в снег. - Сейчас посмотрим, чем тут местные живут.
        - Не посмотрим, - сказал Женька.
        - Ну послушаем, - Кузьмич улыбнулся в бороду и включил хитрое японское устройство.
        Женька невесело усмехнулся. Настоящего смысла его слов просто не поняли. Между тем впереди Кузьмича и Дениса ждал грандиозный облом.
        - Не понимаю, - Кузьмич безуспешно возился с рацией. Та прилежно отвечала свистом и треском.
        - Может, перерыв какой в передачах? - спросила Настя.
        - Угу, - ответил Данила. - Он самый. Ещё на ближайшие лет тридцать. Неучи они все!
        - Не понял? - оторвался Кузьмич от рации.
        - А чего тут понимать? - не выдержал Женька. - Коротковолновая она у тебя. Какие тебе короткие волны здесь и сейчас? Даже просто рация дай бог на каждом пятом танке стоит! Ты бы ещё с мобилы дозвониться попробовал!
        - Уел, - Кузьмич раздосадовано щёлкнул выключателем.
        - Впрочем, одно применение для неё у нас всё равно найдётся, - утешил его Женька.
        - Какое?
        - С партизанами будет проще договориться. Если повезёт - сойдём за каких-нибудь особо секретных диверсантов.
        - Женя, - сказал Денис. - Ау. Какие партизаны? Ты собрался посреди войны притворяться тем, о ком понятия не имеешь. Ты чего, всерьёз воевать собрался? Нам убраться бы отсюда, и побыстрее. Неуютно тут.
        - Угу, - хмыкнул Женька. - Убраться. Вот так вот прямо сейчас встанем такие ввосьмером и сами по себе пойдём. Потихонечку, ага. Нам без достаточного количества энергии и рунного круга отсюда не выбраться!
        - И что делать?- спросил Валерка. - Опять в церковь?
        - Да нет, что ты, - отмахнулся Женька, - какие в Советском Союзе церкви? Договор подписали ещё в начале века, они демонтированы с концами. Там разве что попам теперь какое-то развлечение, а магам ловить нечего.
        - И что тогда?
        - А посмотрим, - сказал маг. - Есть у меня пара идей…
        - Женя, - Валерка остановился. - Скажи честно. Фашисты на оккупированных территориях столько людей для чего убивали? Магам на батарейки?
        - Почему сразу на батарейки? Обычный геноцид. Не надо сразу нас, магов, в бедах человечества обвинять, мы этого не любим. Оно и без нас хорошо справляется.
        - Только от вас, магов, действительно масса проблем, - сказал Кирилл.
        - Угу, - в тон ему ответил Женька. - Не то, что от вас, евреев!
        - Я хохол с польской примесью! - гордо сказал Кирилл. - Евреев не было!
        - В каждом хохле есть немного еврея, - лениво парировал маг. - Только он порой хорошо спрятан.
        Кирилл хохотнул.
        - Слушайте, вы, шабесгои, - не выдержала Галина, - Хватит, а? На дворе война вообще-то, а они идут на весь лес смеются!
        - Ну, идём, - сказал Женька. - Ну, смеёмся. Какой дурак, кроме нас, по этому лесу куда-то пойдёт? Дорогу по такому снегу разве что на танке прокладывать. Без Денисовых снегоступов мы давно бы уже потонули нахрен!
        - Ещё на лыжах можно, - сказала Лемурка. - Мы как-то ходили.
        - Покажи мне того немца, который осмелится зимой по нашему лесу на лыжах ходить. Тем более сейчас.
        - Немца не покажу, - ответила девушка. - А лыжня - есть.
        - Опаньки! - отряд встал. Действительно, в лесу кто-то прошёл на лыжах - след остался вполне отчётливый.
        - Совсем недавно шли! - Денис наклонился и повёл рукой над следами. - Мужчина, один.
        - Картинку поднимешь? - деловито спросил Женька.
        - Наверное, - маг сконцентрировался. - Далеко тянется, с пару километров. Вроде как жильё там какое-то. Несколько изб, скотина и люди. Фон эмоций спокойный. Тихо у них.
        - Значит, нам туда, - решил Женька. - Аккуратненько дойдём, посмотрим, что да как. Если окажется безопасно, попробуем вписаться на постой.
        - Аккуратненько, - хмыкнул Денис.
        - Ну, мы на жалость надавим. Сами не местные, кругом враги…
        - И ведь до последнего слова правда, - грустно сказал Валерка. - Эх, надо было мне к мутантам ехать!
        - Тут сейчас полная Белоруссия мутантов, - ответил Женька. - Фашисты называются. Всем хватит.
        - Слушай, маг, - влез Кузьмич в разговор. - Ты мне вот что скажи: то, что фашисты на оккупированных территориях творили - это не ваши, маговские, разборки?
        - Хватит уже, а? - простонал Женька. - Каждые полминуты спрашиваете! Что, криптоистории захотелось? Так не было её ни фига! Магам столько трупов просто незачем, успокойтесь!
        - Точно? - подозрительно осведомился Кузьмич. - Жень, ты извини за подозрительность, но мне просто не хочется, чтобы нас тут какие-нибудь оберхексмайстеры из общества Туле по склянкам с формалином рассадили. Как ценных магических зверушек типа "путешественник во времени". Тоскливо мне как-то от этой мысли становится.
        - Параноик, - фыркнул Женька. - Успокойся. Без магов эта война проходила. Договор об ограничении магической деятельности ещё до первой мировой был подписан. Кстати, именно в его рамках в Советском Союзе помогали новой власти церкви разрушать, какие сами расколдовать не успевали. Ленину слова про опиум для народа не просто так на ум пришли, ты не думай. Хорошо дедушка понимал, что значит контроль над толпой в чужие руки отдать. Так что сейчас тут с магией глухо. Ей почти не пользуются и совсем не в таких масштабах, как в средневековье. Нет сейчас достаточного количества магов, и до эпохи нормальных компьютеров не появится.
        - А как мы тогда выбираться отсюда будем? - спросил Кузьмич.
        - С трудом, - честно ответил Женька. - Но выберемся. Обещаю. Придётся только немного побродить, карту энергопотоков составить, а потом от них с Денисом зарядимся - и привет. В любую точку пространства-времени.
        - Хорошо бы всё-таки домой, а не в любую, - вздохнул Кузьмич. - Может быть, хоть в этот раз у вас всё получится?
        - Конечно, получится, - уверенно сказал Денис. - Осталось всего ничего. Решим проблему с энергией - и только нас тут и видели. Всего-то и надо, чтобы вы недельки две перекантовались где-нибудь тихонечко.
        - Тихонечко, - хмыкнул Кузьмич.
        - Во время войны, - добавил Данила.
        - На оккупированной территории, - продолжил Кирилл.
        - Маги, вы сами поняли, что сказали? - возмущённо завершила Лемурка.
        - Мир не без добрых людей, - сказал Женька. - Нормально всё будет.
        - А если нас расспрашивать будут? Поймают же на том, что каждый своё рассказывает!
        - Могу исправить, - сказал маг. - Ща.
        - Эй, ты чего задумал? - настороженно спросил Денис.
        - Сеть поставлю, - Женька решительно воздел руку над головой. Из мешка с книгой рвануло янтарное свечение. Мир для небольшого отряда вывернулся наизнанку и разлетелся на куски.
        - Идиот, что он делает…
        - Что надо, то и делаю!
        - Ой, а почему я себя со стороны вижу?
        - Это не моя рука!
        - Блин, как же я оброс, бриться пора…
        - Это не ты оброс, это я оброс!
        - И я тоже!
        - А чьими глазами я сейчас смотрю?
        - Ой, мама…
        - Валерка, дурак, ты мог сказать, что у меня штаны порваны на заднице?
        - Женька, отключай свою магию немедленно, они же сейчас такое учинят…
        - Господи, это я что, со стороны так выгляжу? Ох, ну не ё-моё, а?
        - Женька!
        - Ой, а я твоей головой двигать могу!
        - И я тоже!
        - Меня сейчас стошнит…
        - Догадывался я, что на бомжа похож, но чтобы так…
        - Женька!!!
        Мир дрогнул и стремительно сжался. Жертвы магического прогресса судорожно переводили дыхание.
        - Я, - Женька криво улыбнулся, - извиняюсь, переборщил слегка. Подключение вышло полное. Хотел только память слить, а оно каскадом обвалилось, по всем органам чувств. Наверное, личностные проявления надо было сильнее давить, не дожал до конца. Надо ещё раз попробовать.
        - Попробуй только! Я тебя на месте убью, - пообещал Денис. - Вот только дух переведу - и убью. Это ж не твоего допуска магия, ты вообще не имел права такое без подготовки делать!
        - А что? - агрессивно спросил Женька, - по-твоему, лучше бы нас там, в деревне, скрутило? Нет уж. Сейчас тихо и мирно ещё пару заходов сделаем, а когда начнёт получаться…
        - Нет! - в один голос рявкнули на мага все жертвы его произвола
        - Во! - радостно воскликнул Женька. - Работает! Ещё пару раз, чтоб тело не задевало, и будем врать как один!
        - Давай мы лучше так будем врать? - спросил Кирилл. - Без этих выкрутасов. А то угробишь ты нас экспериментами ещё надёжнее, чем пуля в затылок.
        - А как мы тогда решим, что именно врать?
        - Может, честно назовёмся марсианцами? - уныло спросил Данила. - Ухайдакает же нас этот юный талант, к гадалке не ходи…
        - Какими ещё марсианцами? - переспросил Кирилл.
        - В блестящих металлических одеждах, - Данила ткнул пальцем в Женькину кольчугу. - Таких вот. Летели с миссией коммунистического привета к земным братьям, были сбиты коварными фашистами…
        - Отставить сумерки сознания! - приказал Денис. - Журнал "техника-молодёжи" сейчас издаётся нерегулярно, пишет не про это и вообще сюда не доходит. Лет через десять могло бы что-то навроде проканать, а сейчас - фигушки. Так что, встали и пошли.
        - А врать чего будем?
        - А врать будем мы с Женькой, - отрезал маг. - Не впервой.
        - Ну и куда идём врать? - спросил Кирилл. - К той деревне?
        - А есть варианты?
        - Нету.
        - Вот и пошли…
        Унылая деревушка под низким серым небом вызывала далеко не самые приятные мысли. Невысокие хаты утонули в снегу. На мир вокруг они смотрели тёмными провалами окон, из труб едва курился дымок. Никаких других признаков того, что в селе кто-то живёт, не было.
        От опушки леса посёлок отделяло метров триста непролазного снега. Если очень постараться, то получалось разглядеть не то лыжню, не то натоптанную тропинку, но здесь и сейчас ей почти не пользовались. Ходить местным жителям было некуда и незачем.
        - Мрачноватая обстановочка, - сказал Валерка. - У них тут, похоже, даже лампочки Ильича нет. Я не вижу ни столбов, ни дороги. Как они тут живут?
        - Бедно живут, - согласился Женька. - Но тихо. Кажется, нам повезло.
        - В каком смысле?
        - В том, что общаться придётся только с местными, - маг ещё раз оглядел деревню и потащил через голову кольчугу. - Кто-то один со мной, остальные пока ждите здесь. Денис, присмотри за ними. Я один схожу. Там всё вроде спокойно, но кто его знает…
        - Я с тобой пойду, - вызвался Данила. Трофейная винтовка за спиной придавала ему смелости.
        - Ну, идём, - маг вздохнул, оглядел свою драную одежду и решительно направился в сторону деревни.
        - Стрёмно это всё как-то, - пробормотал Валерка им вслед.
        - Стрёмно, - вздохнул Денис. - А что делать? Ладно, прорвёмся…
        В деревне гостей уже ждали. Едва только Женька и Данила показались возле домов, как их окликнули.
        - Эй, вы! - тихим злым голосом сказал кто-то. - Я же говорил, что покажется днём кто-то из ваших - собственноручно башку прошибу. Вы что, совсем соображать перестали? Живо в хату!
        - Мы… - начал было Женька.
        - Живо! - оборвал его собеседник. - Ну!
        Осталось только подчиниться.
        - Вы что же творите, а? - едва Женька оказался в полутьме избы, как его схватили за одежду и прижали к стене. - Договорились же, что тут новых лиц быть и близко не должно! Заметит кто - что я им врать буду? Совсем в лесу одичали?
        Полутьма в доме казалась по контрасту с улицей чернильной темнотой. Весь лишний свет в комнате старательно загородили плотными занавесками. В углу кто-то прятался. Не очень удачно - маг их при некотором старании не то чтобы видел, но чувствовал. От двух фигур пахло ружейной смазкой и железом. Ничего хорошего это не сулило, но Женька решил всё же попытаться договориться.
        - Понимаете, - начал маг, - мы…
        - Вы, вы! - мужик тряхнул его за воротник и ткнул рукой в сторону Данилы. - Надо ж было додуматься! С оружием пришли! Вам что, в лесу не сиделось? Кто одной только муки три мешка взял? Что, мало уже? Думаете, одни вы там с голоду пухнете, а нас тут маслом с булками потчуют?
        - Мы не из леса! - решительно выпалил Данила, - Мы сами по себе!
        - Как? - опешил мужик.
        - Так! - Женька вырвался из его захвата. - Мы от железной дороги сюда идём. Лыжню увидели, по ней пришли. Можешь заодно посмотреть повнимательнее, в чём шли, глядишь, вопросы глупые отпадут!
        - Свет, - коротко сказал мужик.
        Занавеску отдёрнули.
        - Ё-моё! - громко удивился кто-то. - Это они что, вот так по лесу шли?
        - Захочешь - ещё не так раскорячишься, - ответил Женька.
        Мужик у окна задумчиво почесал в затылке двустволкой. Женьку аж передёрнуло с такого пренебрежения оружейной безопасностью. Второй мужик опустил ствол "нагана" к полу и теперь с интересом рассматривал гостей. Прожжённые и порванные во многих местах джинсы и столь же драная, явно не зимняя, верхняя одежда не оставили его равнодушным.
        - И вы чего, от железки так вот идёте? - спросил он.
        - Угу, - сказал Женька.
        Мужик тихо выматерился.
        - Искать будут? - спросил второй.
        - Нет, - абсолютно честно сказал Женька. - Они вообще не знают, что мы были.
        - И то ладно, - вздохнул мужик.
        Градус агрессии в помещении стремительно убывал. Маг чувствовал каждое движение эмоционального фона и теперь наконец-то смог немного расслабиться.
        - Ну и чего с ними делать будем, Петруха? - спросил мужик с наганом
        - Не выгонять же, - Женьку наконец отпустили и теперь пристально рассматривали, на кого он похож. - Куда они такие уйдут?
        - И как дошли ещё? - задумчиво протянул мужик с двустволкой.
        - Тепло сегодня, вот и дошли, - ответил ему хозяин револьвера. - А на той неделе помёрзли бы, да.
        - Давай скажи Машке своей что ли, пусть им что-то сообразит, - хозяин дома смотрел на Женьку с Данилой как на гостей, - вроде щи у неё вчерашние оставались… Зовут вас двоих как?
        - Я Женька, - сказал маг. - Это Данила.
        - Пётр, - назвался хозяин.
        - Василий, - сказал мужик у окна.
        - Семён, - мужик с револьвером убрал оружие в карман.
        - Да, и вот ещё что… - осторожно произнёс Женька.
        - Что?
        - Нас не двое. Нас восемь.
        - Веди, - вздохнул Пётр. - Чего уж там…
        За что Женька оказался искренне благодарен хозяевам, так это за то, что общаться никто к ним так и не полез. Контакты остальных жителей деревни с подозрительными гостями свели к минимуму. Троица местных руководителей, похоже, отвечала в деревне вообще за всё - от общения с партизанами и оккупационными властями, до поддержания порядка. Больше всего их волновала судьба односельчан. Как им удавалось лавировать между властями, Женька не знал, и знать не хотел. Ему вполне хватало того, что у этих людей нашлось желание помочь случайным гостям. Тем более что ничего большего, чем временное убежище, гости от хозяев не просили - а значит и все проблемы с их появлением могли исчезнуть сами по себе. Это устраивало всех.
        Не без некоторого магического вмешательства, конечно. Так бы всё закончилось парой ношеных тряпок, и, возможно, некоторым количеством еды в дорогу. Женька не мог винить этих людей в таком отношении, но его это не устраивало. Так что, после его вмешательства, для его товарищей нашлось и место в избе на отшибе, и вполне пригодная, хотя и ношеная, тёплая одежда.
        Оружие хозяева отобрали и спрятали, пообещав, если что, вернуть. Женька не особо сопротивлялся. Для магов найти винтовку, если они знают о её существовании, вообще не проблема, а спокойствие хозяев стоило куда дороже, чем оружие под рукой.
        Какие-то боевые действия маги не планировали. Сама мысль о том, что придётся в ходе какого-то маловероятного случая ввязаться в войну на стороне местных, их откровенно пугала. Выжить там, где свищут пули, затруднительно даже магу. А уж если при этом на шее висят несколько совершенно посторонних людей - и вовсе нетривиальная задача.
        Впрочем, эта проблема относилась к маловероятным. Человеческого любопытства опасаться приходилось куда больше. Помогало только лишь то, что здешние хозяева приучили односельчан не задавать неудобные вопросы. Но вряд ли это могло продлиться долго. Оставалось лишь надеяться, что первый неудобный вопрос окажется задан после того, как маги закончат подготовку своего перехода - и можно будет просто уйти. А пока магам оставалось лишь психовать. Тихо, интеллигентно, без лишней паники, в жарко натопленной комнате, возле огромной тёплой печи.
        - Не нравится мне всё это, - Денис разглядывал магическую карту.
        - Что именно? - спросил Женька.
        - Нам придётся много ходить по окрестностям, пропадать на весь день. А ребята будут сидеть тут, с местными. Ещё не известно, что им в голову взбредёт.
        - Денис, - сказал Женька, - они взрослые люди с головой на плечах. Им не требуются няньки. Да, в какой-то мере ответственность за ребят наша, только мы вовсе не должны оберегать их на каждом шагу.
        - Но…
        - Никаких но. Они совсем не хуже нас с тобой. Вполне могут принять за себя решения самостоятельно. Я не думаю, что они полезут куда-то не туда сразу же, как мы разойдёмся искать точки силы.
        - А если сюда кто-то придёт, пока нас не будет?
        - А если не придёт? - парировал Женька. - Запомни, пожалуйста, чем быстрее мы с тобой закончим, тем быстрее уйдём. Чем быстрее уйдём - тем меньше риск. Простая математика?
        - Ладно, убедил, - вздохнул Денис. - Посмотрим. Но всё равно, как-то мне в этот раз не по себе…
        - У тебя с предвидением что?
        - Ничего. А что?
        - То, что ты паникёр. Успокойся и иди спать.
        - Тебе легко говорить…
        - Мне и сделать легко, - Женька прищёлкнул пальцами. У Дениса перед лицом вспыхнула гипнотическая руна, - спать иди.
        - Женя, ты сволочь, - сонно пробормотал Денис и отключился.
        Маг довольно ухмыльнулся и растянулся рядом. Впереди его не ожидало ничего кроме работы. В самый раз немного выспаться
        Разбудил мага громкий вопль. Орал, как оказалось, Валерка. Глаза у него были совершенно безумные.
        - Ты офигел? - Женьку трясло. Он успел припомнить за время побудки аж две зловредных руны, и теперь стоял с полными руками магической смерти, не зная, куда её деть.
        - Он на меня смотрит! - затравленно сказал Валерка.
        Дверь распахнулась. На пороге стоял Пётр с револьвером в руках.
        - Это что ещё за новости? - спросил он. - Кому говорил, чтоб тихо сидели? Ваши крики с улицы слышно!
        Женька тем временем спрятал руки за спину и спешно развеивал заклинания, роняя капли огня на пол.
        - Он на меня смотрит, - повторил Валерка.
        - Да кто смотрит то?
        - Этот. С книгой. - Валерку трясло.
        - Так, - вмешался Денис. - Всё ясно.
        - Что ясно? - раздражённо спросил Пётр. - Будете ещё так орать, выкину отсюда всех к чёртовой матери! Надо же хоть какое-то понятие иметь?
        - Понимаете, - сказал Денис, - нашему товарищу приснился кошмар.
        - Убил что ли кого?
        - Угу.
        - Давно?
        - Ну, - Денис на секунду задумался. - Относительно недавно.
        - Кого убил-то?
        - Немца, - Женька, наконец, справился с заклинаниями. На полу хаты за его спиной дымилось небольшое выжженное пятно.
        - Нашёл из-за кого трястись, - фыркнул Пётр. - Туда ему и дорога. Погоди, он что, в первый раз, что ли?
        - Угу.
        - Тогда понятно. Бывает. Может, ему самогонки принести?
        - А есть? - быстро спросил Кирилл.
        - Для него сыщем, - Пётр так посмотрел на Кирилла, что тот смутился и отвёл взгляд в сторону.
        - Не надо, - сказал Валерка. - Не надо мне вашей самогонки.
        - Ну, смотри, - Пётр вышел.
        - Эй, что там за вопли? - недовольно спросила с печки сонная Галина. - Вы чего творите, маги?
        - Ничего, - ответил Денис. - Совершенно ничего. Спать пытаемся.
        - Нет, правда, что случилось? - над плечом Галины показалась Лемурка.
        - А это нас арестовывать идут, - сказал Женька. - Точнее приходили.
        - Жень! Серьёзно!
        - Да говорят же, спи! Валерке кошмар приснился.
        - Повезло, что лишь Валерке, - сказала Лемурка. - Мне почему-то казалось, что после всего, что вы тут натворили, вообще никто спокойно уснуть не сможет.
        - Да ну брось, ерунда какая, - отмахнулся Женька. - Человеческая психика - штука пластичная. Ко всему приспосабливается. Спи давай.
        - Спи, спи… а времени сколько?
        - Не знаю, - сказал маг. - На улице темно.
        - А на часах?
        - А на часах двенадцать дня, - сказал Денис. - Только не знаю, какого именно.
        - Я знаю какого, - Женька поднял руку с часами. - Двадцать первого июля.
        - Что-то не похоже оно ни на июль, ни на двенадцать дня, - Кирилл мрачно смотрел на синие зимние сумерки за окном.
        - Факт, не похоже, - сказал Женька. - Так что, пока мы с Денисом будем ходить, постарайтесь аккуратненько узнать, какой на дворе месяц и число. Будет полезно.
        - Стоп! Не понял. Куда это вы собрались?
        - Окрестности изучать - невозмутимо ответил маг. - В этот раз нам выбираться придётся самим, так что без этого никак. Книжка у нас есть, а вот энергию на перемещение придётся собирать.
        - А мы? Нам что делать?
        - Ничего. Сидите тут. Не светитесь, внимания не привлекайте. Попросят, так по хозяйству помогите. В лес там сходить, или дрова какие нарубить - что спросят, в общем. Устанавливайте отношения. Вам ещё неделю тут куковать точно, а то и две. - Знаешь, Женя, всё-таки порой я удивляюсь тому, как мало ты думаешь о своих товарищах, - сказал Денис, когда два мага позаимствовали у гостеприимных хозяев лыжи и отправились на улицу. - Так спокойно предоставлять их самим себе…
        - Не маленькие, - буркнул маг. - Мы их на себе всю дорогу тащить не подряжались. Мы так уже сколько бегаем? Неделю? Дольше? Устал я.
        - Я тоже. Но это же не повод…
        - Ещё какой повод. Мы с тобой столько наворотили уже, что когда вернёмся - нас в дальнем схроне под грифом "хранить вечно" опечатают.
        Денис хихикнул. Потом не выдержал и заржал.
        - Ну это ещё что? - хмуро спросил Женька.
        - Нам по любой шкале с тобой теперь не меньше чем в европейском бюро заседать, - пояснил Денис. - Хоть по индексу силы, хоть по выслуге. Две крупных антимагических операции, предотвращение глобального вмешательства в человеческое сознание, уничтожение террористической организации… Да у Вилли фон Бланкенхайма боевых заслуг и то меньше будет!
        - Ага, ты ещё про спасение реликтового гримуара эпохи второй волны забыл, - подхватил Женька. - Так что подозреваю я, тебя в европейском бюро под стекло положат, а меня для разнообразия в азиатском. Где-нибудь на солнечной Окинаве. А Вилли нам с перрона ручкой помашет, перед тем, как вагон опломбировать.
        - Нет, я всё понимаю. Но почему в азиатском?
        - А они мультики снимают хорошие, - сказал Женька. - Буду там, в тюрьме мультики смотреть. Времени на них, чувствуется, у нас с тобой много будет. Выше крыши. Пока нас препарировать не начнут. Глядишь, даже японский успею выучить.
        - Ты, Женя, пессимист, - вздохнул Денис.
        - Оптимист. Я верю, что какое бы идиотское решение не было предложено, его обязательно поддержат. Я не знаю уже, стоит ли нам возвращаться.
        - Стоит, - уверенно сказал Денис. - Договор в девятнадцатом веке только разрабатывать начали, а приняли - ещё позже. Сейчас мы с тобой всё правильно делаем, и формально законы соблюдаем. Так что заткнись и давай работать.
        - Работать, говоришь, - Женька вздохнул. - Блин, как же меня это всё достало…
        Ничего приятного в предстоящей работе маг не видел. Составление карты магических потоков всегда считалось наиболее ненавистным занятием у молодых магов. Старшие этим не занимались, считая ниже своего достоинства беготню по оврагам и буеракам и фиксацию перепада уровня магической силы.
        Поскольку все потоки, за исключением самых крупных, то и дело меняли своё направление и плотность, а сколько-нибудь надёжно предсказывать их поведение не могли даже самые лучшие компьютеры, отслеживать их приходилось постоянно. Умение искать, куда именно и как течёт магическая энергия, новичкам давали с первых лет подготовки. И без этой работы они не оставались никогда.
        Через два часа на лыжах Женька взмок, как мышь, неоднократно обматерил Дениса, Готфрида, исландцев, за то, что ставят магические камни где ни попадя, немцев, за то, что пишут совершенно неподъёмные магические книги, и, особенно яростно, - организаторов ролевой игры, на которую он зачем-то поехал вместо того, чтобы остаться дома.
        Единственным слушателем, правда, оказалось унылое серое небо и пустая лесная поляна. В центре этой поляны маг нашёл первую из подходящих энергетических аномалий. Для постройки рунного круга недоставало сущей мелочи - ещё двенадцати таких же в ближайших окрестностях.
        Женька вздохнул, повесил колдовскую метку на палку в центре поляны и поплёлся дальше, искать следующую. Находиться ближе, чем в трёх километрах, другая аномалия не могла по определению.
        Маг её даже нашёл, только вот за компанию с неожиданными и в целом нежелательными дополнениями. Слишком уж он погрузился в наблюдение за окружающим его миром магическим, и совсем забыл про мир физический. Поэтому то, что он уже не один, Женька заметил только заслышав мат, лязг железа по железу и чьи-то недовольные голоса.
        Лес вокруг за то время, что маг брёл по сугробам, заметно поредел. Болотистую низинку впереди занесло снегом, но полтора десятка мужиков у какой-то угловатой штуковины в земле посреди чистого пространства изрядно этот снег повытоптали.
        Женька когда-то интересовался бронетехникой, и потому узнал в угловатой железяке танк. Что-то старое, из тех смешных бензиновых таратаек, что устарели ещё до начала войны, но всё ещё состояли на вооружении тысячами и приняли на себя первый удар.
        Утонул танк, похоже, ещё летом, когда под ногами была не смёрзшаяся до состояния железобетона ледяная крошка, а обычная топкая грязь. Боевую машину засосала грязь, а затем намертво схватилась на морозе - лучше бетона. Колёса танка уходили в мёрзлый грунт куда глубже, чем по оси.
        Женька посмотрел, как в смёрзшуюся почву у танка безрезультатно долбят ломами, накинул морок, и тихо пошёл вперёд, знакомиться поближе. Защитить одного себя, когда рядом нету других людей, он мог без проблем. Разве что флегматичная лошадёнка местных эвакуаторов недовольно всхрапнула, когда он прошёл мимо.
        Усилия людей у танка принесли некоторые плоды, хотя поначалу маг думал, что мёрзлый грунт ковыряют больше из упорства, чем в действительной надежде откопать боевую машину. Но верхний слой ледяной корки и мёрзлой грязи всё-таки сумели отдолбить. Следы копоти, горелые ветки, пепел и мокрая грязь довольно хорошо указывали на то, как именно.
        Двое парней лет двадцати в танкистских шлемах с этим утопленным танком явно состояли в близкородственных отношениях. Судя по репликам - в том числе семейных. Будь танк человеком, он бы давно уже выкопался сам или провалился бы сквозь грунт от стыда, но бездушная железяка совестью не обладала и самовыкапываться не желала.
        Женька прошёлся вокруг энергетической аномалии. Находилась она где-то под танком. Застолбить её для себя с такой металлической заглушкой прямо на выходе потока маг не мог. Железяку следовало убрать, и чем быстрее - тем лучше.
        А вот с "быстрее" как раз и возникли проблемы. Раскопки у партизанов шли всё хуже и хуже. Настолько мёрзлую землю долбить только ломами просто не имело смысла. Костра же хватило совсем ненамного.
        - Да тут взрывать надо, - один из танкистов раздосадовано бросил в сторону лом. - Так мы его до лета не откопаем.
        - Рома, - сказал другой танкист. - Заткнись и копай.
        - Копаю когда есть, чем копать! Ты эту землю видел? Её ломом не проковырять! Рвать надо!
        - А у тебя, есть чем рвать, водила?
        - Снаряды, - неуверенно сказал танкист.
        - Зачем нам танк без снарядов?
        - Ну, пулемёт ещё останется, - неуверенно сказал Рома. - Пугать всё равно хватит. Танк, всё-таки…
        - Танк без снарядов - мишень, - отрезал второй танкист. - И нужен он мне, чтобы воевать! Так что бери лом и копай!
        - Антон! - сказал Рома. - Тоха! Ну один снарядик, а? Всего один? Провертим дырку, рванём в ней, а потом по мягкому грунту изнутри - само пойдёт.
        - Где он там этот мягкий? - раздражённо спросил Антон. - Железобетон! Да и разницы никакой нет, что дырку вертеть, что так ломом долбить.
        - Так и я о чём! - горячо сказал Рома. - Рвать надо! У нас же их ещё почти сто штук, полная, считай, укладка!
        Женька усмехнулся. Долбить такую землю ломом - занятие до весны, как минимум. Снаряды от малокалиберной пукалки в башне танка - тоже не вариант. Настолько мёрзлую грязь не брали даже куда большие по калибру снаряды.
        - "Придётся им вечером помочь немного, - подумал маг. - Прогреть аккуратненько, упереть в сторонку телекинезом, и пусть забирают свою игрушку на все четыре стороны. Не искать же новую точку только из-за того, что эту заткнули?"
        И тут в его сознании буквально взорвался мысленный окрик.
        - Женька! - взволнованно передавал Денис. - Иди ко мне, немедленно! Тут такое…
        Маг дёрнулся и рефлекторно схватился за голову. Удержать морок ему удалось только чудом.
        - Денис, ты совсем, что ли, спятил? - возмутился он. - У меня тут полтора десятка партизан стоит, мне до полного счастья только выскочить из невидимости перед ними от неожиданности не хватало!
        - Каких ещё партизан? - опешил Денис.
        - Обычных! С ломами и винтовками! Они тут утопили танк в болоте посреди аномалии, теперь выкапывают. Прикинь, сколько им с моего неожиданного появления радости могло быть?
        - Да какая разница! - ответил Денис. - Подумаешь, танк! У меня ретранслятор тут воткнут и энергию куда-то сливает!
        - Ретранслятор? Чей?
        - А я знаю? Хорошая такая гранитная руна, профессионально вырезанная, не самодел. Давай сюда, в общем!
        - Иду, - буркнул Женька. - Но, блин, думай на будущее хоть немного, прежде чем орать, ладно?
        - Не учи учёного, - огрызнулся Денис. - Всё, конец связи.
        Женька вздохнул. Всё шло не так как надо.
        - Надеюсь, хотя бы у этих, в деревне, порядок, а не как у нас, - понадеялся маг. Он ещё не знал, насколько заблуждался.
        Поспешное исчезновение Женьки с Денисом их товарищей не порадовало. Ни о каком сне после невнятных объяснений магов речь уже не шла. Своих товарищей маги бросили маяться бездельем и страхами в одиночестве, и что теперь им делать с этим счастьем те просто не знали.
        Местные жители проблемных гостей сторонились. Скучать без возможности занять себя хоть чем-нибудь оказалось самой тягостной пыткой из всех испытаний, что выпали небольшому отряду за последнюю неделю.
        Предложение сходить в лес за дровами Кир и Валерка приняли с облегчением. Наконец-то в стене молчания вокруг них появилась хоть какая-то лазейка.
        То, что деревенский глава тащит их разговаривать вдали от посторонних глаз, оба поняли сразу. Но вот сама тема разговора поначалу ввергла Кира и Валерку в натуральный ступор.
        - А вот скажите мне, товарищи, - начал Пётр, когда деревня скрылась за окраиной леса, - почему это, когда я ваших Дениса с Женькой вижу, мне совсем не хочется ничего у них спрашивать? Это притом, что я, как местный глава, спросить у них должен был многое, и ещё до того, как в деревню вас пускать?
        Кир и Валерка затравленно переглянулись.
        - Более того, - продолжил сельский глава, - как я от них подальше ухожу - сразу всё это понимаю. А как ближе подойду - снова забываю. Как память отшибает. Ничего сказать не хотите? Почему такое происходит?
        - Недоучки чёртовы, - Валерка тяжело вздохнул.
        - И не говори, - согласился Кирилл. - Просто как детей малых.
        - Вот кто мне к мутантам на техногенку мешал поехать? - Валерка выругался. - Не было же печали…
        - Я не то чтобы особо рвался вас всех тут кончать, - сказал Пётр, - тем более, что друзей ваших разве что издалека с винтовки и возьмёшь, иначе снова голову заморочат, но всё-таки могли бы немного рассказать, чего следует опасаться, раз уж вы тут. Или вам он тоже на эту тему говорить запрещает? Вы подайте какой-нибудь знак, если можете, я пойму…
        - Да какой тут к чёрту знак, - вздохнул Валерка. - Не запрещают ничего эти две бестолочи нам. И с вами тоже не сделают ничего плохого. Боятся они, вот и защищают себя и нас как могут.
        - А как-нибудь по-другому они вас защищать не могли?
        - А как? - уныло спросил Валерка. - Мы не местные. Вы не волнуйтесь, мы тут недолго побудем и уйдём, вы нас больше не увидите.
        - Что не местные, это я уже понял, - сказал Пётр. - Часики у вас больно интересные.
        Валерка судорожно схватился за руку, где предательски моргало жидкокристаллическим индикатором чудо корейской электроники.
        - У всех, причём, - безжалостно добил его Пётр. - Вот мне и любопытно стало, что это вы за беженцы такие, если у вас столько всякого добра при себе, да ещё такого, какого в наших краях отродясь не видали.
        - Всё, - усмехнулся Кир. - Слив засчитан. Фиговые из нас всё-таки конспираторы.
        - Ну и что делать будем? - спросил Валерка.
        - Рассказывать, - веско сказал Пётр. - Желательно сразу правду.
        - Правду, - Кир вздохнул. - Тогда слушай правду. Мы сюда попали случайно. Направлялись домой, а получилось так, что сюда. Немец один помешал. Никаких проблем мы причинять не собираемся, подождём, когда наши товарищи смогут нас отсюда вытащить, и благополучно исчезнем. Как будто нас и не было. Никаких проблем не будет, обещаю.
        - Хорошо говоришь, - усмехнулся Пётр. - Красиво. Только про себя так ничего и не ответил. Ты по существу давай. Кто такие, зачем, куда? А то, когда ваших друзей рядом нет, я и за пистолет схватиться могу без проблем.
        - А тебе действительно хочется это знать? Не побоишься? Скажем правду, а ты её в себе не удержишь. Ничего хорошего от этого не будет. Вопросы начнутся, требования…
        - Это я сам решу, - сказал Пётр. - Говори давай, раз уж собрался.
        - Товарищ! - бодро сказал вместо Кира Валерка. - Мы из КГБ! Тринадцатый отдел, первый отряд!
        - Валера, бестолочь, заткнись, - сказал Кир. - КГБ ещё не создали, сейчас только НКВД есть.
        - Правда, что ли? - спросил Валерка.
        - Правда. НКВД и СМЕРШ. Матчасть учи. Даже МГБ только после войны создадут.
        - Интересное начало, - задумчиво сказал Пётр. - Ну и что дальше? Ответа я дождусь?
        - Дождёшься, - вздохнул Кир, - Из будущего мы.
        - Хватит шутить! Я серьёзно спрашиваю! Вы издеваетесь, или контуженные?
        - Да нет, к сожалению не издеваемся. Герберта Уэллса читать не доводилось?
        - Это кто?
        - Писатель такой. Знаменитый. Даже с Лениным знаком был. Одна из самых известных его книг - "машина времени".
        - И где же эта ваша… машина? Часом не та коробка в рюкзаке у тебя?
        - Нет, - сказал Кир. - Это рация. Только она тут бесполезна, здешние станции не ловит. У нас вместо машины Женька с Денисом. И вообще, мы сначала не собирались никуда, оно случайно получилось.
        - Докажи, что не врёшь!
        - Доказать… - задумчиво сказал Кир. - Сейчас год какой?
        - Под дурачка косишь?
        - Зачем под дурачка? Честно не знаю, - сказал Кир. - Ну, какое сейчас число?
        - Двадцатое января тысяча девятьсот сорок второго года, - сказал Пётр. - И что? Легче стало? Чем теперь порадуешь?
        - Сталинградской битвой, - снова быстро сказал Валерка. - Второго февраля Союз окончательно возьмёт Сталинград. Вместе с фельдмаршалом Паулюсом и всеми окружёнными там войсками. Триста тысяч фрицев, все, кто на тот момент ещё будут там живы. Проверить, сам понимаешь, в ближайшее время сможешь. Эту новость все узнают, даже тут.
        - А Москва?
        - А что Москва? Стоит, как стояла.
        - Её ж сдали?
        - Ты чего, одурел? Её даже в сорок первом не взяли, аккурат в декабре обломались. Вам тут что, кроме пропаганды вообще ничего не известно? Вы чего?
        - Валера, ты бестолочь и неуч, - вздохнул Кир. - Январь сорок второго, какой тебе Сталинград? Битва за Москву только что кончилась, до весны теперь наступать будут, а никакого Сталинграда ещё и намёком нет.
        - Правда, что ли? - опешил Валерка.
        - Правда! Он же сказал, январь сорок второго. До Сталинграда год ещё!
        - Так что, Москву так и не взяли что ли?
        - Нет, конечно. Скоро начнут политработников и оружие через линию фронта возить. Массово. Уж об этом вы должны тут знать?
        - Всякое говорят, - Пётр замялся. - Но…
        - Никаких здесь но! - отрезал Кир. - Не вышло у немцев ничего, да и не выйдет. Вашими, стараниями в том числе. Не лично вашими, конечно, а в смысле партизан вообще
        - Да какой я тебе партизан, - махнул рукой Пётр и тут же оживился. - Вот! А с нами что будет?
        - Беларусь в сорок четвёртом.
        - А…
        - А Германию в сорок пятом. В мае Берлин возьмут. Так что если всё ещё колеблешься, с кем дружить - выбирай коммунистов, не ошибёшься.
        - Я в партии состою! - быстро сказал Пётр.
        - Угу, - хмыкнул Валерка. - Подпольно. Если вас до сих пор отсюда не выселили нахрен и позволяют жить без полицая, значит, ты со всеми как-то договорился. И с коммунистами, и с оккупантами. Уж не спрашиваю, что и как у тебя до этого было, но факт есть факт. Ты не думай, всё мы понимаем, хоть и посторонние. И потом, кого такие дела в нашем будущем волнуют? Посидим у тебя недельку и уйдём, как будто нас и не было. Рассказывать что будет, извини, в подробностях не станем. Да и с историей у нас, если честно, так себе.
        - Самокритично, - усмехнулся Кир.
        - Ну, извини! Знал бы, что вместо "башни магов" на "партизанский Бобруйск" еду, уж чего-нибудь да прочитал бы!
        - Вот, значит, как… - задумчиво сказал Пётр. - Хоть намекнули бы что ли?
        - Живи по совести, не ошибёшься, - ответил ему Кир. - Метод простой, всегда помогает. Если не дурить.
        - По совести… - Пётр вздохнул, - По совести мне чуть ли не с той войны счёт есть кому предъявить и по эту сторону фронта, и по ту. Все они хороши. Пошли в деревню, что ли?
        - Что, веришь, потому что абсурдно? - спросил Кир.
        - Да, вроде того, - Пётр кивнул. - Не похожи вы на психов. Не знаю, вы прямо как дети большие. Не идиоты, а просто другие совсем. Вы даже не боитесь по-настоящему.
        - Ну, спасибо!
        - Ну, пожалуйста. Ладно, пошли уже.
        - А дрова? - спросил Валерка.
        - Какие дрова? - Пётр рассмеялся. - Ты что, думал мы сюда не разговаривать, а за дровами пришли?
        - Не, я так, хотя бы для вида…
        - Для вида говоришь… - Пётр задумался. И в этот момент в отдалении приглушённо, но отчётливо, грохнул выстрел.
        - Это что, стреляет кто? - спросил Валерка.
        Выстрел повторился.
        - Это же возле деревни! - воскликнул Пётр. - Немцы в деревне!
        Денис злился. Осознание собственной неправоты раздражало его ещё больше. Единственным объектом для вымещения гнева мог служить разве что рунный концентратор, но тот на чувства мага плевать хотел. Кусок гранита с намертво вплавленным в него рунным контуром бесстрастно перекачивал энергию в одному ему известном направлении.
        Маг вздохнул, попытался успокоиться, и отправился вдоль шнура магической энергии. Тот заслуживал более пристального ознакомления, не в последнюю очередь потому, что быть его тут по-хорошему не могло в принципе. Не то время и место.
        Насколько знал Денис, за все годы войны никаких крупномасштабных магических действий так никто и не провёл. Именно это рассказывали на лекциях в центре подготовки. Рунный концентратор посреди заснеженного леса неумолимо свидетельствовал, что или кто-то не договаривал правды, или же эскапада магов привела к нежелательным последствиям. Вторую мысль Денис всячески гнал, но та возвращалась к нему снова и снова.
        Конечно, оставалась слабая надежда на то, что это просто работы какого-то мага в чисто научных целях, но Денис подозревал, что халявы не будет, и всё куда серьёзнее.
        Его подозрения оправдались.
        Приземистую основательную избу лесника скрывал купол магической иллюзии. Обычным людям такая магическая защита гарантировано отводила глаза. Даже у Дениса возникли некоторые сложности с непокорными рунами заклинания. Правда, недолгие - сказались подготовка и опыт.
        Внутри находился человек, судя по нервной пульсации магического поля - уже практически мёртвый. Денис распахнул дверь. Возле тела в серой форме пульсировали остатки защитного полога. Сгусток полуразумной магической энергии, в оптическом диапазоне похожий на ледяного волка с горящими глазам, проломил эту защиту насквозь и теперь неспешно пил жизнь из человека. Как только Денис появился в дверях, призрак развернулся к нему.
        - Волк, стало быть, - Денис усмехнулся и сорвал меч Готфрида с пояса. - Ну, иди сюда… волк.
        По лезвию рванулась послушная воле мага полоска рун. Волк бросился вперёд. Температура в избе скачком упала градусов на восемьдесят. Удар Дениса распорол магического конструкта на лету. Серия резких движений мечом превратила плотное сплетение магических потоков в беспомощные обрывки. Несколько мгновений они ещё сохраняли свою форму, а затем разлетелись в прах.
        - Как на полигоне, - Денис резким взмахом стряхнул иней с меча.
        Человек на полу издал слабый стон.
        Денис присел рядом и провёл рукой над его телом. Человека ещё можно было спасти. Маг начал вспоминать лечебные руны, но замер. Из-под слоя инея на одежде раненого проглядывали сдвоенные молнии СС.
        Денис медленно провёл рукой по знаку различия. Вздохнул. Напомнил себе, что перед ним человек после магической атаки. А затем продолжил лечение.
        Раненый пришёл в себя не скоро. Потоки жизненной энергии ускользали от мага, слишком уж сильным оказалось враждебное заклинание. Денис успел изрядно вымотаться. Пациент то и дело норовил умереть. Магу оставалось только злиться на то, что недостаточно внимательно слушал курс медицинской помощи… и продолжать работать.
        - Маг? - первое слово спасённый из себя буквально выдавил. - Как? Здесь же барьер…
        - Какой барьер? - Денис настолько устал, что даже не удивился вопросу.
        - Мы думали, - раненый временами умолкал, но всё равно заставлял себя продолжать, - не получится пройти вообще. Меня забрасывали через руководство Германии, я там до этого следил за их… оккультным отделом. Пять лет тайной работы насмарку! Вы люди ледяного лабиринта?
        - Вроде того, - вздохнул Денис. Формально он действительно проходил подготовку в Ленинградском ледяном лабиринте, но объяснять, что это ещё только произойдёт, лет так через семьдесят, у него не было ни малейшего желания.
        - А говорили, никто из ваших не прошёл, - человек сделал попытку приподняться. - Приятно, что хоть какие-то неожиданности происходят к лучшему.
        - Это не важно, - сказал Денис. - Ближе к делу.
        - Я под куполом уже две недели, - раненый запнулся, - всё хуже, чем думали. Не знаю, кто и как смог это подготовить, но здесь управляет один из великих магов, и я до сих пор не знаю кто это. Мы думали, что эти лавочники просто сумели найти описания какого-то ритуала, может быть раздобыть один из старых гримуаров, времён Второй Волны, но это не так. Это не Аненербе, не общество Туле, ни одна из других марионеточных организаций, и вообще не Германия! Это неизвестно кто! И страна работает на его цели под руководством этого дурака Гитлера!
        - Вот, значит, как, - задумчиво сказал Денис. - А энергетические точки? Чья работа?
        - Вот как ты меня отыскал, - маг усмехнулся. - Они тоже. Я не смог ничего сделать. Вообще ничего! Всё моё искусство бесполезно перед его силой. Я не дуал, что в наши дни кто-то вообще решит играть с такими силами, не считая затрат. Активный поиск он провёл на большем количестве энергии, чем Европа за год тратит. Я не ожидал, вот и…
        - Бывает, - коротко сказал Денис.
        - Сколько вас тут? - раненый завозился на полу в попытке встать, - где остальная группа?
        - Я один, - Денис протянул ему руку.
        - Один? - в глазах его собеседника промелькнуло удивление, - но как?
        - Потом объясню, - сказал маг. - Пока что нужно убираться отсюда. Задерживаться дольше необходимого я не хочу. Бери свои вещи, мы уходим. Готовые руны, усилители, что у тебя здесь?
        - Ничего, - сказал маг. - Он всё забрал. Сказал, что мёртвому уже ни к чему.
        - Тогда пошли, - Денис усмехнулся, - мёртвый. И представься, наконец!
        - Вильгельм, - сказал маг. - Вильгельм Вольфганг фон Бланкенхайм.
        - Кто? - Денис замер.
        - Общество извечного льда, - уточнил фон Бланкенхайм. - Магистр второй ступени
        "Вилли фон Бланкенхайм, гроза антарктического Рейха, - невесело подумал Денис. - Ну вот за что мне это наказание? Только будущего куратора мне тут до полного счастья не хватало! Интересно, у нас хоть что-нибудь как у людей, будет?"
        Что-то подсказывало магу, что дела уже пошли наперекосяк, и дальше окажется только хуже.
        Возле деревни замерли несколько серых коробок полугусеничных бронетранспортёров. Следом за ними по колее подобрались к деревне и несколько грузовиков. Жителей выгоняли из домов, делили на группы и загоняли в кузова.
        Деревню безжалостно уничтожали. Крыши домов пылали, скотину, не церемонясь, стреляли прямо в хлеву. Часто хлопали винтовочные выстрелы. Людей пока не трогали.
        Пока.
        Три человека в лесу видели всё в мельчайших деталях, но сделать что-либо не могли, только смотрели.
        - Твою мать, - Пётр непрерывно матерился.
        - Сиди, - Кирилл положил ему руку на плечо. - Сейчас ничем им не поможешь. Валерка, держи его!
        - Я должен…
        - Быть здесь, - резко оборвал его Кирилл. - Видишь же, нужны им они зачем-то. Хотели бы убить, могли жечь вместе с домами. Раз угоняют, значит, нужны живыми. Ты с одним пистолетом всё равно тут не сделаешь ничего.
        - Вам легко говорить!
        - Очень, - сказал Кирилл. - Прямо таки несказанно. Особенно с учётом того, что Настя, Галина, Кузьмич и Данила сейчас там же, вместе со всеми остальными.
        - Вот чёрт! - Валерка вскочил. Кир толкнул его в спину и повалил в снег.
        - Теперь ещё и тебя держать, - зло сказал он.
        - И что, так вот просто сидеть и смотреть, да?
        - Да, сидеть и смотреть! - отрезал Кир. - Пока время не придёт. Если кто забыл, или не в курсе - и Денис и Женька их найдут везде, куда их угонят. А как вытащить - придумаем.
        Тем временем фашисты загнали селян в грузовики и покинули разорённую деревню. Дома пылали вовсю. Над разорённым селом кружились дымящиеся клочья.
        - В отряд надо идти, - решительно сказал Пётр. - У них и люди и оружие.
        С истерикой он, похоже, справился и теперь хотел действовать. Не важно как, но действовать.
        - Идите с Валеркой, - сказал Кирилл. - Я тут ребят подожду. Потом вместе что-нибудь придумаем.
        - Кир, а ты уверен? - спросил Валерка. - Может, вместе?
        - Уверен. Давай, топай. Поскучаю на воздухе пару часиков, подумаешь! Сегодня даже не холодно. Главное оттуда кого-нибудь пришлите, чтобы нас забрал.
        - Ты это, - Пётр ткнул рукой в пожарище. - Если никого из нас скоро не появится, в том крайнем сарае, в углу под корытом поройся, как огонь погаснет. Оно жестяное, не сгорит. Мы там ваше оружие прикопали, должно уцелеть. В холстину завёрнуто и на три штыка в землю зарыто. Винтовки, патроны, гранаты, и не только ваши. Берите всё, лучше пусть у вас будет, чем там останется.
        - Давай лучше сам приходи, - сказал Кирилл. - И желательно чтобы не один.
        - Приду, - коротко пообещал Пётр. - Валер, идём!
        Кирилл проводил взглядом товарищей и уселся на край брошенных санок.
        - Интересно, что сейчас делают эти раздолбаи? - пробормотал он.
        Два мага - один помоложе, в телогрейке, другой постарше, в мундире СС, шли по лесу как на прогулке. Фон Бланкенхайм для недавнего почти что покойника держался на удивление хорошо. Только слишком уж он был любопытен, а отвечать на его вопросы Денису совершенно не хотелось.
        - Всё же непонятно, как именно вы сумели тут появиться, - сказал фон Бланкенхайм. - Насколько я понимаю, вы представители русских, но с вашей стороны фронта проломить купол не смог никто. Там, вроде бы, потеряли троих, после чего все попытки закончились.
        - Непонятно - это хорошо, - сказал Денис. - Будем надеяться, что те, кто это всё устроил, тоже не поймут ничего. Для вас наше появление тоже прошло незамеченным?
        - Я добрался сюда всего три дня назад - очень много времени ушло из-за диверсий на железной дороге. Мне казалось, я наверстаю потерю, как только прибуду. Этот мундир и гипнотическое воздействие сейчас открывают многие двери Европы. К сожалению, настоящие хозяева этих земель имели своё мнение о том, можно ли мне здесь находиться.
        - Хозяева? - быстро спросил Денис. - Их много?
        - Мне хватило всего лишь одного, - грустно усмехнулся фон Бланкенхайм. - Я не успел ничего сделать. Центр их силы тут, где-то под Бобруйском, но у меня не было возможности определить, где именно. Я пытался раскинуть поисковую сеть, но в итоге нашли меня.
        - Знаете, Вилли, - сказал Денис. - Я бы вам рекомендовал от магии воздерживаться. И поисковой, и любой другой. Хотя бы тех пор, когда я с моим коллегой осмотрю вашу защиту.
        - Вы тут не один?
        - Нас двое, - сказал Денис. - Ещё маг огня.
        - Огня? Он-то что здесь делает?
        - То же, что и я. Пытается выбраться из неприятной ситуации, в которую не собирался попадать. Чем ещё тут можно заниматься?
        - Судя по вашим словам…
        - Да, да, мы сюда отнюдь не собирались. Более того, у нас на шее висят шесть человек, которые тут вообще не при чём. Мы в ответе за их жизнь и здоровье. Но, по всему получается, что уйти отсюда тихо не выйдет.
        - Вы сказали человек? Это в смысле непосвящённых?
        - О, нет, Вилли, посвящены они уже просто целиком и по уши. Просто не маги. Не то чтобы мы с Женькой этого хотели, но так вот получилось. А их безопасность для нас вопрос первоочерёдный.
        - Непривычно слышать про безопасность на захваченных землях. Они же, как я понимаю, тоже русские?
        - Не только. Часть украинцы. Впрочем, я не думаю, что для оккупантов это важно. Для них все эти люди в лучшем случае такие же недочеловеки, как и всё остальное местное население. Так что мы оставили товарищей у местных жителей на постое, а сами хотели подготовить наше, - Денис замялся, - дальнейшее перемещение. Но тут нам весьма неудачно подвернулись вы. Есть у меня такое подозрение, что спокойно продолжить свой путь, как мы первоначально хотели, у нас уже не выйдет.
        - Да, вырваться отсюда столь же невозможно, как и проникнуть, - подтвердил фон Бланкенхайм.
        - Придумаем что-нибудь, - сказал Денис. - Не впервой.
        - Извините, но ваш возраст…
        - Возраст - не опыт. В магическом противостоянии я сейчас превосхожу даже вас.
        - Боюсь, меня сейчас превзойдёт даже новичок-первогодок. Не думаю, что от меня вообще будет хоть какой-то прок в ближайшее время.
        - Ну, это мы ещё не факт. Мы с Женькой не только калечить умеем. Уж как-нибудь залатаем.
        - Денис, вы постоянно упоминаете свой опыт, но можно ли мне полюбопытствовать, в чём он заключается?
        - Это долгая история, Вилли. Её лучше рассказывать в спокойной обстановке. Вот доберёмся в деревню, будет возможность рассказать всё как полагается.
        - Боюсь, - напряжённо сказал фон Бланкенхайм, - с этим возникнут проблемы.
        - Да ладно, Вилли, уж насчёт вашей формы мы чего-нибудь придумаем. На крайний случай, проведём вас как ценного пленного.
        - Я не об этом. Неужели вы ещё не заметили? Ветер доносит запах гари. Там, впереди, где ваша деревня, сейчас ничего хорошего!
        - Вот чёрт! - Денис замер и сконцентрировался, затем дёрнулся и устремился вперёд.
        - Подождите! - фон Бланкенхайм бросился за ним следом. - Постойте же!
        Денис его не слышал. Он уже нёсся к опушке леса, хотя отлично понимал, что в любом случае опоздал. На опушке он вновь замер, прислушался к окружающему миру и кинулся в сторону чуть заметного сигнала. Фон Бланкенхайм пытался бежать следом и то и дело проваливался в снег. К одинокому человеку в лесу Денис прибежал с напрочь сбитым дыханием.
        - Ага, - невесело поприветствовал его Кирилл. - Именно. То самое слово. Мы с Валеркой и главой местным за дровами пошли, нас только поэтому не достали. Эти двое отправились к партизанам, а я тут жду вас.
        - Твою мать, - Денис хватал воздух ртом. - На пять минут вас оставить нельзя!
        - Пять, не пять, - Кирилл вздохнул, - а ребят увезли. Мы даже сделать ничего не смогли. Подъехали несколько броневиков, людей в грузовики загнали и всё. А село под корень сожгли.
        - Вот уроды! - Денис перевёл дух и сказал. - У нас тоже всё плохо, но это я потом расскажу, когда Женька придёт, чтобы не повторяться.
        - Я уже тут, - маг огня бесшумно вышел из леса и сбросил остатки маскировки. - Ну и горазд же ты, Денис, бегать…
        - Извини, я тут немного…
        - Да я понимаю, - отмахнулся Женька. - А я сейчас эсесовца завалил. Там, чуть в стороне валяется.
        - Как завалил? - срывающимся на фальцет голосом спросил Денис.
        - Он там идёт, один, - бодро начал Женька. -Не то своих потерял, не то ещё чего, я ему раз, такой, навёл сон, он и упал. Думаю, нам пригодится. Вывернем память наизнанку, чтоб знать, кто деревню жёг, и куда людей забрали, да пусть катится на все четыре стороны, до конца войны слюни на рубашку пускать. Остальные где? Кир, ты наших вывел?
        - Никого он не вывел! - сказал Денис. - А вот ты меня точно довёл. Ты хоть знаешь, кого вырубил?
        - Это что, Штирлиц был? - съехидничал Женька.
        - Уж лучше бы Штирлиц! Женька, дубина, это же Вилли фон Бланкенхайм! Здешний!
        - Твою мать, - у Женьки даже голос чуть сел.
        - Извините, что вмешиваюсь, - подал голос Кирилл, - не могли бы вы уточнить, какого такого фашиста вы сюда приволокли?
        - Координатора европейского бюро службы ликвидации последствий магической деятельности Вильгельма Вольфганга фон Бланкенхайма, - длинный титул Денис выплюнул как одно нескончаемое ругательство. - Начальника всей нашей лавочки. Будущего. Лет через шестьдесят.
        - Нормально, - сказал Кирилл. - Теперь у нас три мага вместо двух. Что дальше?
        - А ничего хорошего, - ответил Денис. - Он тут не просто так, а по работе, даром что пока что всего лишь магистр второй ступени. Его чуть не убили только что.
        - Чего это сразу "убили"? - недовольно сказал Женька. - Что я, себя контролировать не могу, что ли? Усыпил аккуратненько, можно даже сказать, нежно…
        - Да не ты, - отмахнулся Денис. - Помнишь, я тебе про руну говорил? Это его была, только не помогло. Пришёл кто-то, колданул, оставил помирать. Тут вообще сейчас кроме нас поколдовать куча народу лезет.
        - Какие такие "поколдовать"? - спросил Женька. - Откуда? Известно же, не было ничего такого!
        - Теперь известно, что было, - вздохнул Денис. - Во всяком случае, нам известно. Только я вот не знаю, радоваться этому или плакать.
        - Плакать как-нибудь потом, - сказал ему Кир. - Если ваше начальство в сугробе помёрзнет нахрен, и от этого вся ваша история наперекосяк отправится. Несите этого вашего магистра, пока он партизанам на глаза не попался в сторонку. Пётр говорил, он сюда людей приведёт.
        - Сюда зачем? - спросил Денис. - Тут и одного провожатого хватит.
        - Есть у меня такое подозрение, - задумчиво сказал Кир, - что у жителей этой деревни прикопано добра всякого куда больше, чем в домах по сундукам лежало. И в отряде ничего лишним не будет. Так что я бы сказал, что придут сюда все, кто может что-то нести. Пока всё нормально было, оно им самим требовалось, а теперь беречь вроде и незачем. Боюсь, наш гостеприимный хозяин тем партизанам отдаст всё, что те смогут унести, а значит, придут сюда большим отрядом.
        - Запросто, - согласился Денис. - Так, Женька, давай бери санки, и тащи сюда Вилли. Будем оживлять. Он как, хотя бы через два часа в сознание придёт?
        - Придёт, - вздохнул Женька. - Только голова у него поболит. Я его не очень сильно уделал.
        Маг скромничал. Привести в сознание фон Бланкенхайма получилось не сразу. Слишком уж много всего ему досталось за день.
        - Что случилось? - спросил Вилли, как только смог хоть как-то общаться. - Я как с магистром огня сцепился…
        - Почти, - вздохнул Денис. - Это Женька Андреев. Мой коллега. Я вам говорил про него.
        - Извините, Вилли, - сказал Женька, - просто ваш мундир и всё остальное…
        - С учётом обстоятельств, я вас понимаю, - сказал фон Бланкенхайм и добавил после некоторой паузы, - только голова всё равно болит…
        - Маги, - произнёс Кирилл. - Я, конечно, извиняюсь, что вмешиваюсь в ваш разговор, но теперь, когда проблема с вашим коллегой улажена, вас не затруднит поискать, куда именно увезли наших товарищей? Или на это вас уже не хватит?
        - Зависит от расстояния, - ответил Денис. - В крайнем случае можно будет пройтись по следу.
        - Думаю, это лишнее, - успокоил его фон Бланкенхайм, - ваших товарищей увезли под Бобруйск. Там сейчас ведётся расчистка под аэродром за городом. Возможно, ими просто решили усилить строительные отряды. В городе большой лагерь для пленных, их труд используют на строительных работах.
        - Замечательно, - сказал Женька. - Теперь нам придётся организовывать побег из трудового лагеря! Вот уж не было печали!
        - Спокойно, - ответил Денис, - Мы туда просто войдём. И выйдем тоже. А если знаки различия фон Бланкенхайма сработают, как надо, то вполне можем выехать на машинах со всеми, кто нам потребуется.
        - Использование магии в такой ситуации… - начал фон Бланкенхайм, но договорить ему не дали.
        - Вилли, а когда я тебя откачивал, это какая была ситуация? - спросил Денис. - Считай это сделкой. Тем более, выбора у тебя нет.
        - Что за сделка? - спросил Кир. - Вы что, опять в какую-то местную войну магов ввязались?
        - Это она в нас ввязалась, - хмуро сказал Денис. - По самые гланды. Ты что, не понял? Когда маги дерутся, для окружающих ничего хорошего не бывает. Эти ещё и весь третий рейх под себя подмяли, как я понял. Осознал?
        - Осознал, - сказал Кирилл. - Дальше можно не продолжать. И какой у нас план?
        - Как всегда. Общаемся с партизанами, убеждаем помочь, вытаскиваем своих из лагеря, разбираемся с здешними царьками, а потом с чистой совестью отправляемся домой. И знаешь, - Женька понизил голос, - то, что было раньше - это так, цветочки. А сейчас у тебя будет шанс увидеть, на что способны маги, когда их не сдерживает вообще ничего!

***
        Для Вилли фон Бланкенхайма день определённо пошёл наперекосяк. В партизанский лагерь ему пришлось идти под конвоем двух рослых мужиков, которые не столько помогали ему идти, сколько искали повод застрелить его на месте. Перекинуться с ним хоть словом вслух ни Денис, ни Женька не осмелились, а попытка воспользоваться телепатией грозила тем, что маг окончательно потеряет сознание.
        Впрочем, пленник для партизанского отряда стал далеко не самым важным трофеем. Куда более ценный товар извлекли в разорённой деревне из-под земли.
        Некоторые из свёртков оказались довольно увесистыми, и Женька с удивлением обнаружил под замасленными тряпками хорошо смазанный пулемёт Дегтярёва и автоматические винтовки. Оружия в деревне нашлось куда больше, чем он думал. Главным товаром, впрочем, оказалось не оно. С куда большей осторожностью на сани грузили мешки с зерном и схороненную в погребах картошку.
        Дорога в сам партизанский лагерь подзатянулась. Замыкающая небольшой обоз лошадёнка еле тянула перегруженные сани, так что порой людям приходилось впрягаться за компанию с измученным животным.
        К партизанскому лагерю отряд выбрался уже в сумерках. За это время щедро навьюченные грузом Денис, Женька, Валерка и Кирилл изрядно вымотались, а Вилли оказался на грани потери сознания.
        Появление лагеря они прозевали. Просто в какой-то момент неудобная узкая тропинка среди нагромождений бурелома вывела их на расчистку с тремя невысокими буграми.
        Вблизи эти бугры оказались заснеженными приземистыми срубами. В щелях между брёвнами серыми клоками торчала пакля. Вокруг срубов устроили сразу несколько землянок, но в зимних сумерках различить их было не так просто.
        - Скидывайте мешки в сарай, - приказал один из мужиков гостям отряда, - и пошли.
        - Куда? - устало спросил Женька.
        - Говорить, - просто ответили ему. Никаких других уточнений не последовало. Оставалось только подчиниться.
        Отвели их в одну из землянок. Изнутри та оказалась раза в три больше, чем казалось при взгляде снаружи, абсолютно сухая и на удивление обжитая. Даже раскалённая металлическая печурка в углу просто наполняла землянку теплом, почти без запаха гари. За массивным, из нескольких чурбаков и досок, самодельным столом сидел какой-то усатый мужик лет сорока, а на лавке у стены два знакомых Женьке танкиста - Антон и Рома.
        И тут Женька уже не удержался. События дня всё же довели его до ручки. Теперь импульсивная натура огненного мага спешно искала, на ком бы отыграться.
        - Ну что, Ром, так и не выкопали танк, да? - максимально участливо спросил он.
        - Да какое там, захряс зараза, хоть до весны с ним долбись… - начал было танкист, но под взглядами товарищей увял на полуслове.
        - А хочешь, мы тебе его завтра выкопаем? - продолжил развивать успех маг. - Весь, целиком. Перебрать его поможем. Думаю, бензин тоже достанем, хотя это уже только с вашей помощью.
        - Я что-то не понял, - сказал усатый дядька. - Вы кто вообще такие?
        - Мы - решение всех твоих проблем, - гордо заявил Женька. - У нас достаточно возможностей, чтобы сделать всё, что тебе потребуется. И надо за это нам совсем немного. Для начала вы приведёте сюда нашего товарища, которого ошибочно приняли за эсесовца. А мы вам расскажем, что за боевая операция тут проводится, и какая помощь нам от вас нужна.
        - А с чего ты взял, что мы вообще будем вам помогать? - спросил мужик. - Свалились какие-то хрены с бугра, ведёте себя нагло, фашиста с собой притащили…
        - А с того, - сказал Женька, - что я ни в жизнь не поверю, что твои два танкиста сегодня танк ковыряли для того, чтоб фашистам его торжественно подарить. А раз ты готов воевать - я тебе могу помочь. Всё, что надо в обмен - безопасность моих людей.
        - Интересные заявки, - протянул мужик. - А подробнее?
        - Нас сюда забросили выполнить ответственное задание по ликвидации, - Женька замялся, - одного немецкого объекта. Человек, которого вы держите в плену, должен был помочь нам изнутри, но свою часть задания выполнить не смог. Ему пришлось бежать. Деревня, которую мы использовали как базу для операций, по неудачному стечению обстоятельств оказалась сожжена, а её жители угнаны в рабочий лагерь. Но мы всё же обязаны довести порученное нам задание до конца. Приказать мы вам не можем ничего, зато готовы на честный обмен. Решить вашу проблему с танком для нас особого труда не составит.
        - Чем докажешь? - хмуро спросил мужик.
        - Чем? - Женька на секунду задумался. - Смотри!
        Над поверхностью стола вспыхнуло неяркое свечение. Маг сконцентрировался и потянулся к миру вокруг. Масштабная карта окрестностей стремительно росла. Партизанский лагерь, лес, сожжённая деревня, несколько близлежащих посёлков… у каждого из них маг отмечал наличие фашистских гарнизонов. Остановился Женька только потому, что на столе закончилось место.
        - Вот когда тебе для выполнения ответственных заданий доверят что-нибудь похожее, - сказал он, - у меня будет право рассказать тебе что-то большее.
        - Слышь, Батька, - с восторгом сказал Рома. - А как он это делает, а? Прям кино без киноаппарата!
        - Хороший фокус, - сказал командир отряда, после некоторой паузы, - нам полезный. Эта карта, она точная?
        - Точнее не бывает, - уверенно заявил Женька. - Ну что, командир, с таким знанием, что кругом и как, и собственным танком рискнёшь нам помочь? Только действовать надо быстро. Наших товарищей надо спасти до того, как станет поздно.
        - Ты про танк серьёзно это всё говорил? - спросил Антон.
        - Серьёзней некуда, - ответил Женька. - Вытащим, от грязи отчистим, движок перебрать, или что там с ним делать надо, поможем. Думаю, за несколько дней управиться.
        - Чем его перебирать, у нас тут нет вообще ни хрена! - не выдержал второй танкист. - Несколько дней ему! Мы копали-то больше из упрямства!
        - Значит, сначала одолжим у обладателей некрасивой серой формы немного красивых новых инструментов, - маг ткнул пальцем в карту. - Вот здесь, например. И машину какую-нибудь. Благо у них там одних грузовиков четыре штуки. Не вашей же полудохлой лошади всё это переть.
        - Там гарнизон больше сотни человек, - хмуро сказал командир отряда. - Если не врут. Местных уже скоро не останется там, всех перевешают.
        - Если точнее - сто двадцать один, - уточнил Женька. - И что с того? Нам же лучше. Они думают, что к ним никто и сунуться не посмеет. А мы не только посмеем, но и унесём столько оружия, что всему твоему отряду на год хватит. Не забывай, момент для удара мы выбираем, а не они.
        - Ох, и горазд же ты языком чесать, - сказал Батька. - Откуда такой к нам свалился?
        - Из Подмосковья, - честно ответил Женька. - Ближнего.
        - А этот фашист недобитый? Тоже из Подмосковья?
        - Во-первых, - сказал Женька, - Вилли не фашист. Более того, если вы случайно при нём это ляпнете, он совершенно искренне обидится. И будет прав. Во-вторых, забрасывали его через Германию. А в третьих, если ты решил, что доверяешь мне, можешь смело доверять и этому человеку.
        - Ладно, - вздохнул Батька. - Чёрт с тобой. Если завтра танк откопаешь, в остальное тоже поверю. Если нет - делать будете или то, что я скажу, или уйдёте отсюда на все четыре стороны.
        - Договорились, - Женька протянул руку. - Нормальные условия.
        Батька помедлил, но руку всё-таки пожал.
        Утро встретило мага и его товарищей диким холодом. Их с Вилли поселили в одной землянке, и к утру она совершенно промёрзла. Печка в землянке имелась, но ребята попадали кто где и забылись мёртвым сном, так что к утру она погасла. Растапливать коварную железяку пришлось Женьке, с помощью средних размеров огненного шара. Впрочем, толком отогреться ему не дали.
        - Ну что, фокусник, - Батька распахнул дверь и стоял на пороге землянки, - готов своё обещание сдержать?
        - Вполне, - Женька отошёл от печки и подхватил с пола рюкзак с магической книгой. - Денис, пошли. Кир, Валерка, останетесь с Вилли, на тот случай, если понадобится чего-нибудь.
        - Я, может быть, тоже посмотреть хочу, - сказал Валерка. - Тем более на танк.
        - Успеешь ещё насмотреться, - ответил Женька. - Вили нам сейчас важнее. Кто, по-твоему, ребят пойдёт искать по лагерям, мы, что ли, с нашими рязанскими физиономиями? Или ты, половинка осетина по матери?
        - Осознал, - грустно сказал Валерка. - Молчу.
        - Вот и ладушки, - Женька поправил рюкзак, покосился на сонного Вилли на лавке и вышел. Денис последовал за ним.
        Снаружи их встретил десяток бойцов партизанского отряда. Кто с оружием, кто с ломами и лопатами. Разумеется, там же их ждали и оба танкиста.
        - Ну что, фокусник, - спросил Батька. - Видишь те два лома на санях? Это специально для вас двоих, если вдруг окажется, что вы только языком чесать горазды. Будете учиться работать вместо этого руками.
        - Спасибона добром слове, конечно, - улыбнулся маг, - но в этот раз обойдёмся. Идём. Скоро у твоих двух мазутов будет танк.
        - Чего это мы сразу мазуты? - возмутился Рома. На круглом лице танкиста проступила искренняя обида.
        - Хотя да, - сказал Женька. - У вас так давно танка нет, что вы, наверное, уже и как горючка пахнет забыли. Ничего, скоро вспомните, обещаю.
        - Пошли уже, болтун, - Батька хлопнул мага по плечу. - Хорош языком чесать.
        Дорога много времени не заняла. Отряд шёл налегке, по утоптанной, явно не первый день хоженой, дороге. Зимой в гуще леса скрываться было не от кого. Пока что не от кого. Партизан в этих краях ещё не принимали всерьёз, хотя на самом деле их укусы становились более чем серьёзными.
        - Ну что, командир, - Женька вышел вперёд и поправил за спиной рюкзак с книгой. - Сейчас увидишь такое, чего раньше не видел. Людей только убери подальше, осколки будут.
        - Вы что, рвать будете? - влез Рома.
        - Важно не то, что мы будем делать, - ответил вместо Женьки Денис, - а то, что полетят комья промороженного грунта. Много. Так что вы бы лучше в сторонку отошли.
        - Попробуете сбежать, - негромко, но так, что все слышали, сказал Батька, - лично застрелю.
        - Перестраховщик, - фыркнул Женька. - Денис, идём. Не тормози.
        - Замечательно, - негромко сказал Денис, когда маги чуть отошли от партизан. - Не прошло и пары дней, как мы по уши в войне, вовсю нарушаем режим секретности, и вообще творим чёрт знает что.
        - Спокойно, Денис, всё будет в лучшем виде. Без них ребят не вытащить. А уж режим секретности им потом Вилли аккуратненько сделает, когда всё закончится. Он человек ответственный, не то, что мы, два раздолбая.
        - А танк? - прошипел Денис. - Мы же им танк собираемся магией откопать!
        - Какой магией? - Женька широко улыбнулся. - Денис, ты что, магии ведь не бывает! Она ж диалектическому материализму противоречит! Зато взрывчатки у меня - целый рюкзак. И если ты прекратишь спать и сотворишь нормальную иллюзию, это поймут даже они.
        - Ддействительно, - согласился Денис. - Всё гениальное просто.
        Постановку взрывчатки маги сыграли настолько слаженно, будто до этого несколько дней тренировались. На самом деле они всего лишь закатали в грунт вокруг танка несколько магических зарядов. Энергия силового узла, на котором и утонул несчастный танк, оказалась крайне уместна. На тот случай, если выковырять железяку сразу не удастся, зарядов оба мага заготовили с запасом, и рвануть их могли в любой момент времени.
        Когда Денис и Женька отошли в сторону и неспешным шагом направились к ожидавшим в отдалении партизанам, по рядам мужиков пронёсся сдержанный гул и смешки.
        - Ну что, фокусник, - ехидно спросил Батька. - Не выходит твой фокус?
        - Почему не выходит? - спросил Женька. - Не время ещё.
        - А когда оно будет, время твоё? Часом не весной? - засмеялся кто-то из партизан.
        - Да нет, я думаю, чуточку побыстрее, - Женька демонстративно покосился на часы и коротким импульсом активировал первый магический заряд. Грохнуло. У кормы танка встал фонтан промороженной земли. Бухнула ещё пара зарядов, с ближней стороны. Эти маг рвал больше из вредности. Мелкая ледяная крошка и комья промороженного грунта зашуршали по головам и одежде партизан.
        - Говорил же, отойти, - недовольно сказал Женька. - А если куски больше полетят, что тогда?
        Словно в подтверждение слов мага, перед ним тяжело шлёпнулся припозднившийся на ветвях дерева ком грунта с человеческую голову размером.
        - Сплошной урон боеспособности вверенного подразделения, вот что, - подавленно закончил маг и перестал маяться дурью. - Отойдите уже, наконец!
        Вокруг танка загрохотало всерьёз. Денис целых две минуты играл с зарядами, пока не счёл работу законченной.
        - Ну вот, - сказал он, - держите свой танк. Теперь его только перебрать - и у тебя есть своя боевая машина. Которую, добавлю, тут никто не ждёт.
        Оба танкиста, и Рома и Антон, не дожидаясь слов командира, уже бежали к раскопу. Вслед за ними лавиной устремились и остальные бойцы отряда.
        Батька и двое магов неспешно отправились следом.
        - А я говорил! - восторженно орал Рома, - говорил, что взрывать надо! Говорил!
        Покрытый корявыми буграми мёрзлой земли танк стоял в почти идеально ровной воронке с небольшим креном на левый бок.
        - Я даже не знаю, как вас благодарить, - сказал Антон. - Спасибо, товарищи. Просто спасибо.
        - Зря радуешься, - сказал Денис. - Всё это хозяйство ещё и перебирать надо, только для того, чтобы оно хоть как-то поехало. Там внутри такой же пирог из говна со льдом, как снаружи.
        - Да его Рома языком вылижет, если потребуется, говно это, - заверил Антон. - Главное, у нас теперь снова есть танк!
        При словах товарища Рома обиженно вскинулся. На его лице застыло такое искреннее недоумение, словно ему действительно только что приказали облизать замёрзший танк до последнего винтика.
        - Языком не советую, - Денис улыбнулся. - Примёрзнет.
        - Да и не понадобится на такие крайности идти, - добавил Женька. - Уладим некоторые организационные вопросы - и добудем всё, что вам потребуется, от горючего до инструментов. Особенно если Батька свою часть уговора вспомнит.
        - Уговорил, - сказал Батька. - Пошли в лагерь, фокусник. Будем о деле говорить. Антон, останься тут за старшего.
        Танкист кивнул. К тому моменту, когда Батька, Денис и Женька покинули место раскопок, он уже успел забраться внутрь промороженной бронированной коробки.
        - Ну что, Батька, выполнил я своё обещание? - спросил Женька по дороге.
        - Выполнил, - согласился партизан. - Чего ты сразу не сказал, что у тебя взрывчатка есть? Цену себе набивал?
        - У меня вообще много чего есть, - ответил Женька. - В том числе, ответственное задание. Понятия не имею, что мне для него понадобится и чего не хватит. Простая арифметика, да? То, что ты людей сберёг и оружие у вас есть - это очень хорошо. Потому что наша задача и от нас и от вас потребует всех сил. Сколько человек в отряде?
        - Людей или бойцов? - уточнил Батька.
        - Бойцов, конечно же. Хотя про людей тоже скажи.
        - Бойцов у меня тридцать семь, - ответил Батька. - И ещё восемь человек. Врач, лет шестьдесят ему, он еврей. Из всей семьи единственный, кто живой остался, когда их в городе на кладбище у рва расстреливали. Мальчишка один есть, из цыган, он к нам вместе с лошадью прибился, летом на дороге им весь табор на гусеницы намотали. Диковатый, но смышленый. Ну и ещё шестеро, тоже из тех, кому идти некуда, а воевать не могут.
        - А с оружием у вас как?
        - Теперь хорошо. Эти, на Выселках много чего собрали. Я им, остолопам, говорил, что досидятся, а они всё за животы свои тряслись до последнего. Вот и досиделись! Осенью ещё Петру сказал, не будет им ничего хорошего, сколько бы не гнулись!
        - У них семьи, - осторожно сказал Женька. - Дети.
        - А у меня что, до того как немец пришёл, семьи что ли не было? - зло спросил Батька. - Мне ещё когда счетовода нашего колхозного вывели да у стенки вальнули, всё ясно стало. Если б тогда в погребе меня картошкой в углу добрые люди не закидали, и меня бы рядом с ним поставили. Бить этих гадов надо. Всех, до последнего, нещадно. Бить, а не договариваться! Они сюда не говорить пришли, им земля наша нужна, а мы на ней им никак не нужны, разве что рабами. И то сомневаюсь. Говорят, какие-то деревни и вовсе жгут под корень. Со всеми жителями. Живьём!
        - Предлагаю всё-таки на время убавить эмоции, - недипломатично вмешался Денис. - Нам требуется вернуть наших товарищей. Это может сделать Вили, если в его распоряжении будет машина и группа прикрытия. А чтобы у него появилась машина, требуется маленькая победоносная военная операция. И немедленно. Если мы выступим сегодня вечером, к завтрашней полуночи до местного гарнизона даже по снегу доберёмся. А уж там я помогу учинить такую бойню, какой здесь ещё не видывали.
        - Но там больше сотни…
        - Больше, да. Только они спят, не ожидают нападения, искренне полагают, что получат своевременное предупреждение от часовых, а мы не знаем, в каких домах враги, а в каких - мирные жители. Вот только это всё не так. Не в этот раз.
        - По четыре-пять их бойцов на одного нашего.
        - Так не в поле же. Потом, если в избе никого, кроме них, туда и гранату можно кинуть. Лучше - не одну. Хотя мне хотелось бы всё-таки обойтись без этого. Нам их форма нужна.
        - Это ещё зачем? - спросил Батька.
        - Люди в форме, на грузовике и с человеком, который по всем немецким документам вполне законный эсэсовец, могут очень много куда внаглую проехать. А если будут вести себя тихо, быстро и решительно - ещё и столь же спокойно уехать. Осознал?
        - Вполне. Только про это лучше потом думать будем. Нечего делить шкуру неубитого медведя.
        - Нечего. Просто каждый день нашего промедления этим людям ничего хорошего не сулит. Я обязан их вытащить целыми и невредимыми, любой ценой. Такие дела.
        - Обязан - значит, вытащим. Не переживай. Вряд ли с ними что-то за пару дней случится. Мир не без добрых людей. А хотели бы убить - могли ещё в деревне всех запереть в свинарнике да сжечь.
        - Умеешь ты приободрить, - вздохнул Женька. - Слов нет, как нам с Денисом полегчало.
        - А нечего раскисать! - отрезал Батька. - Поставил задачу - работай и не жалуйся!
        - Есть! - хмуро ответил маг. На душе у него скребли кошки. Впервые за всё долгое путешествие домой его подопечные оказались без него среди врагов и без малейшего шанса быстро и легко это исправить. Таким беспомощным он себя ещё не чувствовал.
        Кузьмич, Галина, Данила и Настя оказались в куда худшем положении, чем их товарищи. Когда в избы ворвались первые немцы и пинками и затрещинами погнали жителей деревни на улицу, никто из них даже не успел сообразить, что происходит. Вместе с другими жителями деревни их выгнали на улицу несколько десятков крайне раздражённых немцев с карабинами.
        Протяжно голосили какие-то женщины. В одном из домов несколько раз грохнули выстрелы. Кроме немца из того дома никто не вышел. Над толпой повисло гробовое молчание.
        Всякое сопротивление прекратилось. Слышались только подавленные всхлипывания. Селян сгоняли в одну большую толпу возле грузовиков. Кузьмич и Данила постарались задвинуть Лемурку и Галину вглубь рядов. Низенькая Лемурка за спинами других людей совершенно потерялась, а вот Галина возвышалась над толпой угрюмым изваянием.
        - Внимание! - на довольно внятном русском языке начал речь немецкий офицер. Ни Кузьмич, ни Данила его знаков различия не знали, но сама его манера речи выдавала в нём достаточно высокого командира.
        - Великий рейх ведёт бескомпромиссную борьбу с жидами и коммунистами за свободу и процветание всех народов! Ваша деревня обвиняется в пособничестве бандитам в их действиях против Рейха и Фюрера. В наказание за это она будет уничтожена. Вы сможете искупить свой проступок трудом на благо Рейха. Сопротивление наказывается расстрелом! Подчиняйтесь, и вы сможете заслужить прощение! - говорить долго фашист не собирался. Он ещё не успел окончить свою короткую речь, а несколько огнемётчиков уже деловито поджигали дома.
        Под стволами пулемётов на броневиках и дулами винтовок подавленные селяне молча садились в грузовики. Один броневик плюнул дымом и пошёл вперёд, за ним, один за другим, потянулись грузовики. Второй броневик замкнул колонну. Машины по зимней дороге еле ползли. О побеге среди заснеженной равнины и речи быть не могло. Пленникам оставалось только переговариваться вполголоса, чтобы хоть как-то отпустил страх.
        - Как ты думаешь, - спросила Лемурка у Данилы. - Женька с Денисом нас отыщут?
        - Разумеется, - ответил тот. - Кирилла и Валерку я на улице не видел. Будем надеяться, они в лесу отсиделись и нашим бездельникам всё расскажут.
        - А если нет?
        - А если нет - Женьке и Денису придётся немного попотеть, только и всего. Успокойся. Если сразу не убили, несколько дней мы всяко протянем. А потом нас вытащат.
        - Несколько дней?
        - Ну, смотри, - терпеливо сказал Данила. - Сегодня днём, или, может быть, вечером, они придут в деревню. Никого там не найдут. Потом им понадобится какое-то время, чтобы найти, куда нас увезли. Скорей всего, идти они будут ночью, чтобы не заметили и не спросили лишнего, так что пара дней пройдёт точно. Это если нас дальше города не повезут.
        - А с чего ты взял, что нас в город везут? - спросила Галина.
        - В Бобруйске один из самых больших трудовых лагерей должен быть, - ответил ей Кузьмич, - Немцы там аэродром строили и ещё что-то. Я читал как-то, они вроде несколько тысяч поляков на работы пригнали. Нас тоже, наверное, туда определят.
        - И что нам делать? - спросила Лемурка. - Я боюсь!
        - Ничего, - усмехнулся Кузьмич. - Сиди тихо, не высовывайся, держись рядом. Несколько дней можно и потерпеть.
        - Ты спокойно так об этом говоришь…
        - Верно Кузьмич говорит, успокойся, - сказала Галина. - Мы будем сидеть тихо, и нас вытащат. Потому что, если не вытащат, я сама оттуда выберусь, и такого им вломлю…
        Остаток дороги прошёл в подавленном молчании. Прибытие для пленников слилось в какой-то беспросветный мутный кошмар. Пленных выгнали из машин и выстроили шеренгами на плацу перед какими-то бараками. Из провалов окон смотрели на плац горящие взоры худых мертвенно бледных людей. Казалось, что на лицах не осталось ничего - только эти глаза.
        Какие-то другие люди, кажется, местные начальники бараков, говорили длинные, бессмысленные речи о подчинении и труде на благо рейха, вслед за чем новичков разогнали по нескольким облупленным строениям в стороне от главных корпусов.
        Чуть позже доставили новых пленников. Немцы зачистили сразу несколько малонаселённых деревень в стороне от города. Говорили новые пленники мало и неохотно.
        Загребали всех, кто мог хотя бы ходить - детей, женщин, стариков. Исключение делали только для лежачих - убивали на месте. В бараке ни Кузьмич, ни Данила не сумели найти старожилов, хотя отправились расспрашивать людей чуть ли не сразу. Дольше одного дня никто в этом бараке не сидел. И, судя по всему, ожидалось ещё как минимум одно пополнение.
        К вечеру обитателей барака должны были куда-то определить. Как и куда именно - неизвестно. Чаще всего поминали карантин, только медицинским осмотром даже не пахло. Людей набивали в здания как сельдей в бочки. Стёкол в окнах бараков не было, только проволочная решётка, но внутри было душно из-за тесноты.
        К вечеру людей ещё прибавилось. Всё новые и новые группы пленников, кто на машинах, кто длинными пешими колоннами, входили на огороженную территорию под конвоем угрюмых солдат.
        Барак, в котором оказались Данила, Кузьмич, Галина и Лемурка, почему-то заполняли не так плотно, как все остальные. К его населению добавили всего несколько десятков человек вразнобой из нескольких деревень.
        Ночь прошла в тяжёлом ожидании. Утром всех разбудили, чтобы покормить миской жидкой баланды. В чуть мутноватой воде одиноко плавали разваренные ошмётки мёрзлых овощей. Лемурка эту едва тёплую бурду есть не смогла. Даже не притронулась, сколько остальные не уговаривали.
        Сквозь разбитые окна тянуло гарью. Из бараков на другой стороне лагеря несколько раз конвоиры уводили длинные колонны измождённых людей в грязных армейских гимнастёрках.
        Под вечер у Лемурки началась истерика. Успокоить её получилось далеко не сразу, да и то, скорей потому, что обессиленная девушка забылась тяжёлым, больше похожим на обморок, сном.
        - Интересно, чем там заняты эти раздолбаи? - Данила мрачно смотрел на унылый, заметённый снегом плац в зарешёченное окно. - Как по мне, так им уже давно пора вытащить нас отсюда.
        - Боюсь, чем угодно, - вздохнул Кузьмич. - Но вряд ли тем, чего хочется нам.
        - Лучше бы им появиться, - сказал Данила. - А то Лемурка тут за неделю крышей поедет. И я, наверное, тоже. Съездили на игрушку, блин. Когда всё это закончится - я год никуда ездить не буду! - Знаете, - Кирилл устало привалился спиной к дереву и хватал воздух ртом, - когда это всё закончится, я, кажется, год никуда ездить не буду. Поселюсь где-нибудь в Крыму, где тепло, и чтобы дальше, чем за пивом - вообще не ходить!
        Партизанский отряд остановился на привал - немного перевести дух. Оставалось совсем немного - полкилометра, правда, всё по такому же непролазному снегу. В темноте зимней ночи даже на лыжах идти быстро получалось только потому, что Женька с Денисом наложили какое-то своё заклинание на бойцов. Предварительно маги добросовестно учинили паномиму с добавлением "капель для ночного зрения" в небольшое ведро с водой. Разумеется, капли эти они выдумали, но вот бойцам об этом знать совсем не требовалось. Главное, что руны легли как надо, и безлунная зимняя ночь помехой зрению не стала.
        Настроение бойцов отряда изрядно повысилось. Теперь их шансы не казались призрачными. Драться пусть и с превосходящим противником, но при этом полуслепым - понятное любому преимущество.
        - Интересно, сколько мы уже отшагали в сумме? - задумчиво спросил Валерка. Если километров по тридцать хотя бы в день, то это получается… Кир, сколько это получается?
        - Много, - устало сказал тот. - Очень. А если по карте смотреть, куда нас заносило, то вообще какая-то невообразимая цифра выходит. Я без бутылки с хорошим коньяком это считать отказываюсь.
        - И кто на техногенку мешал поехать? - пробормотал Валерка. - У мутантов броневик даже был. Реликтовая машина, они его из листового железа и старого запорожца собрали. Ездил бы на броневике…
        - Спокойно, Валер, - Женька ухмыльнулся и хлопнул его по плечу. - Будет у нас броневик. Полугусеничный, улучшенной проходимости, с пулемётом MG-34. Даже целых два. А не хочешь - там грузовиков опелевских в ассортименте. Выбирай - не хочу!
        - А танка не будет? - спросил Валерка.
        - А танк у нас и так есть, - встрял Денис в разговор. - Правда, он пока не ездит. Возьмём гарнизон - начнёт работать как часы. Ну, это если перед тем, как в порядок приводить, от грязи его мы с Женькой чистить будем, а не те два мазута руками ковырять.
        - Лучше б у нас появилось средство ребят вытащить из той задницы, куда они попали, - сказал Валерка. - На танке в город не въедешь. То есть, может быть и въедешь, но долго не проездишь.
        - Ничего, - успокоил его Денис. - В город мы не так въедем. Спокойно.
        - Ну что, все готовы? - прервал разговор Женька. - Тогда я пошёл. Как пройду охрану - посигналю. Денис, Вилли, присмотрите тут за ними. И страхуйте, если что.
        Маги согласно кивнули. Женька вздохнул, поправил рюкзак с магической книгой и побрёл к деревне по снегу. Где-то на первых шагах его силуэт уже размылся в зыбкую тень. Даже усиленное магами ночное зрение не могло взять эту маскировку. Видели его только Денис и Вилли, и то потому, что смотрели не глазами.
        Сгусток магической силы, которым они видели Женьку под маскировкой, неспешно двигался по окраинам спящего села, замирал возле отдельных домов и снова приходил в движение. Каждый раз, когда он так замирал, магический фон чуть заметно пульсировал. А затем в стороне деревни блеснул свет.
        - Пошли, - Денис поднялся, - готово.
        Партизаны бросились к деревне. Снег под лыжами шуршал, да и дыхание на бегу разносилось далеко, но это уже не имело значения. Часовые, после общения с Женькой, лежали пластом кто где. Тело одного из них, прямо на пути у партизан, несколько раз ткнули штыками на бегу. Просто для гарантии.
        По указаниям трёх магов партизаны разбегались к домам. Себе маги взяли те дома, где врагов оказалось больше всего.
        - Начали, - негромко сказал Женька и шагнул в дом. Вслед за ним то же самое сделали и его коллеги.
        Партизаны тихо последовали этому примеру. Спящих приканчивали ножами и штыками. Валерка тоже пошёл в один из домов с винтовкой в дрожащих руках. Колдовское ночное зрение, к его глубокому сожалению, позволяло видеть каждую неаппетитную подробность. Будь у него выбор, Валерка искренне предпочёл бы оказаться где-нибудь ещё, желательно подальше.
        Тёмная фигура партизана склонилась над спящими немцами. Послышался тихий влажный треск и булькающие хрипы. Валерку замутило. Его напарник спокойно перешёл к следующему немцу. Омерзительные звуки повторились. На четвёртом трупе Валерку мутило уже всерьёз. Когда следующий фашист вместо того, чтобы тихо умереть, проснулся, глухо зарычал и бросился на своего убийцу, Валерка это позорным образом прозевал.
        По комнате покатились клубком два тела. Фашист сдавленно хрипел и пытался вырвать нож у партизана. Тот приглушённо матерился и пытался задушить своего врага левой рукой или исхитриться, чтобы ткнуть ножом в правой.
        Удар головой о массивную, на полкомнаты, печь, оборвал этот мат. Фашист удвоил свои усилия. Наконец, он вырвал нож и с торжествующим криком занёс его над противником. Валерка, до того лишь оцепенело наблюдал за дракой, но в этот момент словно взорвался. Он заорал, с размаху воткнул ствол в бок немца и дёрнул за спусковой крючок. В замкнутом помещении выстрел показался оглушительно громким. В ушах зазвенело. Фашист обмяк и завалился набок.
        - В следующий раз, - партизан спихнул с себя безжизненное тело и закашлялся, - просто стреляй, балда.
        - Угу, - Валерка опёрся на стену. - Можно я на улицу выйду? Мне, кажется…
        Договорить он не успел. К горлу подкатил комок спазма. Как Валерка оказался на улице, он даже не заметил, настолько ему оказалось не до этого.
        Партизан вздохнул, пнул ногой труп, вынул из безжизненной руки нож, подобрал с пола винтовку и вышел следом за Валеркой.
        Тот пытался отдышаться. Партизан остановился рядом и сочувственно похлопал его по спине. В отдалении грохнул выстрел. Потом ещё один. Других не последовало. Гарнизон пал за пять минут, почти без сопротивления.
        - А всё-таки хорошо, что собак они в селе постреляли всех, - Женька устало вышел из соседнего дома. - Я боялся, что придётся тратить время ещё и на шавок. Специально заходил с подветренной стороны, время тратил…
        Из тёмного провала дверей за спиной мага клубами валил пар с противным сладковатым запахом.
        - Это что, газ? - один из партизан опасливо покосился на белёсые клубы.
        Женька многозначительно промолчал. Объяснять, что делает с человеком скачкообразное повышение температуры тела до точки кипения, ему не хотелось. Равно как и заставлять кого-то дышать сопутствующим букетом ароматов хоть сколько-то долгое время.
        - Всё что ли? - буднично спросил он.
        - Поверить не могу, - Батька остановился рядом с магом. - Целый гарнизон в десять минут…
        - Ещё две ночи на переход не забудь, - усмехнулся Женька.
        - Да ради такого я бы и сутки без отдыху шагал, - ответил партизан. - Тем более, что обратно мы не пойдём, а поедем. Тут же и еда, и оружие, и топливо…
        - И местные, - сказал Женька, ткнув пальцем куда-то в сторону. - Они сейчас, наверное, поговорить захотят…
        - Эй… - на пороге одного из домов появился какой-то полуодетый дед. - Вы кто такие?
        - Партизанский отряд Дарка Шнайдера, - вылез с ответом Женька. - Спите дальше. Вы переживаете кратковременное восстановление советской власти в отдельно взятом посёлке на временно оккупированных территориях. Утром этот сон кончится.
        Дед ошалело кивнул и юркнул обратно в дом.
        - Во люди, а? - усмехнулся Женька.
        - Зря ты его так, - с тенью неодобрения в голосе произнёс Батька.
        - Ничего, - усмехнулся маг. - Сейчас он очухается и вылезет снова. И остальных перебудит. У тебя как, речь готова?
        - У меня?
        - А у кого? Не у меня же. Моё дело маленькое. Пришёл, увидел, победил, ушёл, будто меня тут и не было. А тебе здесь представлять законную власть. Так что, пока они соображают, думай, что ты им скажешь.
        Одна за другой хлопали двери. На улицы выскакивали люди. Слышался плач и гомон множества голосов. Деревня встречала своих освободителей.
        - Ну, что встал? - спросил Женька. - Иди. Они тебя ждут. Выдай им что-нибудь про долг перед Родиной, борьбу с проклятым оккупантом и необходимость избежать кары за разгромленный гарнизон. Глядишь, кто в отряд пойти решит. Им тут после всего, что мы устроили, оставаться нельзя. Сразу не убьют в наказание, так на допросах замучают. Расскажи это всё так, чтобы поняли даже самые упёртые.
        - А ты?
        - А я пойду в немецких документах поковыряюсь. Есть у меня такое подозрение, что если почитать их повнимательнее, массу всего интересного узнать можно.
        Маг развернулся в сторону штаба оккупантов. Денис и фон Бланкенхайм ушли туда ещё раньше.
        Батька вздохнул, расправил плечи и направился к людям. Ему требовалось произнести самую убедительную свою речь с начала войны. - Знаешь, - Денис рылся в бумагах на столе, - а это мы, получается, здешних карателей вырезали.
        - Да ну? Покажи! - Женька отодвинул товарища в сторону и склонился над текстом. - Блин, во канцелярит! Как они это читают?
        - Читали, - поправил его Денис. - Эти уже не прочитают ничего.
        Восково-бледные покойники в форме валялись кучей в углу избы. Промёрзшие трупы сгребли туда, чтобы не путались под ногами, да так и оставили. У магов были дела и поважнее, чем уборка.
        В документах покойников действительно, помимо всего прочего, занудным канцелярским языком предписывалось занять населённый пункт с названием, изуродованным немецкой транскрипцией до полной нечитаемости. После этого сопротивление на прилегающих территориях требовали свести к минимуму, уделяя особое внимание справедливой каре и уничтожению жидов, коммунистов и уцелевших представителей местной большевистской администрации.
        - Интересное дело, - присвистнул Женька. - Это мы им, получается, не просто по носу щёлкнули, а капитально взбесили?
        - Боюсь, ответные действия последуют незамедлительно, - сказал фон Бланкенхайм. - Но я не думаю, что у нас есть выбор с учётом обстоятельств. Нам понадобится как можно больше людей и желательно - хорошо вооружённых. Если неизвестные маги тут окопались с поддержкой армии рейха, нам придётся сперва так или иначе избавиться от их гарнизона. Мы должны заставить этих людей понять, насколько это важно. Любыми доступными нам средствами убеждения.
        - Именно, - буркнул Женька. - Я без карманной армии даже на поиски не пойду. Не то время и место. Вили, пока мы будем заниматься танком, вам предстоит вытащить наших товарищей из лагеря.
        - Мне? - опешил фон Бланкенхайм.
        - А кому ещё? - удивился Женька, - нам, что ли? Вы свою несостоятельность в магическом противостоянии, увы, вполне доказали. Надеюсь, хотя бы на то, чтобы грамотно вывести с охраняемой территории наших людей, вас должно хватить. Считайте это платой за вашу небольшую проблему.
        - Знаете, - сказал фон Бланкенхайм, - мне всё больше интересно, кто же вы на самом деле такие.
        - О, вы это узнаете, - сказал Женька. - Честное слово, узнаете. Просто не сейчас, а чуточку позже.
        Денис издал какой-то странный звук. Фон Бланкенхайм покосился в его сторону, но так ничего и не сказал.
        - Извините, - Денис вышел на улицу. Мага душил смех - давало знать о себе нервное истощение. То, что сейчас они с Женькой, двое посредственных студентов, командуют своим будущим начальством, несказанно его веселило. Впрочем, можно ли их называть посредственными с учётом всего пережитого? В этом Денис уже сомневался.
        - Что смеёшься, Денис? - спросил его Батька. Он уже закончил с речью и теперь неторопливо курил возле избы. В деревне шумели местные жители. К утру они должны были покинуть село.
        - Да так, - Денис несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. - Мы, оказывается, местных карателей вырезали. Поголовно. Их сюда чуть ли не лично по твою душу пригнали. А теперь получается, что у нас ещё и всё их добро осталось.
        - Лишним не будет, - сказал Батька. -Ко мне в отряд почти тридцать человек решили пойти. Тут за то время, что немцы стоят, несколько семей в Бобруйск угнали. Всех мужиков, баб, кто покрепче, и ребят. Только стариков и совсем детей оставили, как мусор какой. Сволочи.
        - Остальных найдётся куда определить? - спросил Денис. - Их же тут будут искать, когда узнают. Не каждый день целый гарнизон пропадает.
        - Будут. Только зря, - уверенно сказал Батька. - Кому идти некуда, те с нами уйдут, хозяйство вести, остальные по родственникам. Завтра в этом селе вообще не будет ни души, одни трупы.
        - А тела хорошо бы спрятать, - сказал Денис. - Закопать в погребах, например, или в лесу схоронить. Чтобы пропали бесследно. Неизвестность пугает. А тут и вовсе панику можно учинить. Полноразмерную, чтобы мало не показалось никому.
        - Эх, - Батька вздохнул. - Жаль, всех так не перебить. Лично бы, каждого гада…
        - Придёт время, не переживай, - ответил Денис. - Сейчас твоя задача их кусать. Быть таким шилом в заднице, чтобы шагу сделать не могли. Чем больше немцев будет тут по гарнизонам от страха потеть, тем меньше их окажется на фронте. Бороться с врагом, который на открытый бой не выходит - это уметь надо. Они вот пока что не умеют. До того, чтобы предателей нанять из местных или откуда пригнать - не скоро додумаются. Изводи их, пока возможность есть. Сегодня здесь укусил, завтра там, а послезавтра - в лес ушёл, и как не было тебя. Мы свою задачу выполним и уйдём, а тебе вот поработать ещё придётся.
        - Сказал бы уже, какая у вас задача, - не выдержал Батька. - А то секретничаешь всё, как с чужим.
        - Важная, - Денис вздохнул и посмотрел в небо, где сквозь прорехи в тучах посверкивали звёзды. - Важнее не бывает.
        Партизаны деловито собирали всё, что может пригодиться, и грузили в машины. Под навесами во дворах рядами высились ящики с запчастями, снаряжением и оружием, а также залитые под горловину бочки с горючим. В стороне фыркал мотором броневик - те из партизан, у кого было представление о машинах, уже осваивали трофеи.
        - Хорошая ночь, - негромко сказал маг. - Удачная.
        Для их товарищей эта ночь оказалась куда менее удачной. За полночь в карантинном бараке появился человек в эсэсовском мундире в сопровождении нескольких солдат. Обитателей барака выгнали на улицу, построили в несколько шеренг, и оставили ждать на холоде под ослепительным светом прожекторов.
        Отдельных людей без всякой видимой системы выдёргивали из рядов и уводили куда-то в сторону, к зданиям администрации. Назад эти люди не возвращались.
        - Дань, как ты думаешь, что с нами будет? - тихо спросила Настя.
        - Понятия не имею, - честно ответил тот.
        За время ожидания Данила весь извёлся. Ничего хорошего из таких ночных построений выйти не могло. Кузьмич и Галина стояли в стороне, даже словом не перекинуться. Конечно, пленных могли просто обрабатывать психологически, но какое-то чутьё подсказывало Даниле, что всё куда неприятнее.
        - Не разговаривать! - прикрикнул один из солдат. - Стоять молча! Вы, двое, шаг вперёд!
        Данила повиновался. Вслед за ним шагнула и Настя. Кроме них из рядов выдернули ещё нескольких человек, и под охраной увели туда же, куда и всех остальных до этого. Возле барака с медицинским крестом над облупленной дверью конвоир остановился.
        - Заходить внутрь по одному! - приказал он. - Делать что велят!
        - Как скотину на осмотре, - проворчал кто-то.
        - Молчать! - рявкнул немец. - Идти вперёд! Быстро!
        Первым в этой очереди стояли Данила и Лемурка, но болтуна погнали вперёд них. Через минуту конвоир запустил следом Данилу. Внутри его встретил обычный коридор с крашеными в унылый жёлтый цвет стенами и тусклые лампы под потолком. Выводил этот коридор в комнату с грудой верхней одежды в углу.
        - Снять верхнюю одежду! - скомандовал охранник с автоматом в другом углу комнаты. - Не задерживаться!
        В следующей комнате стояли невысокие металлические арки. Проволочная оплётка превращала их в извилистый коридор от двери к двери. В следующей комнате Даниле приказали взять холодный, больше похожий на кусок льда, чем на камень, ровно обтёсанный гранитный брусок. Ладонь кольнуло холодом. За всё то время, что Данила его держал, камень не потеплел ни на градус.
        В следующей комнате пришлось называть количество и цвет огней в прорезях угольно-чёрной доски. Некоторые горели ярко, некоторые лишь тлели. В остальных комнатах обследование проводили настолько же загадочными и непонятными методами. На привычный медицинский осмотр всё это не походило ни капли.
        Когда всё закончилось, Данила оказался в небольшой комнате, в полном одиночестве. Чуть позже там же оказалась Настя. Следом пришли ещё несколько человек. Среди них оказались и Кузьмич с Галиной. После долгой паузы вошли ещё двое. На этом новые поступления прекратились. От всех, кого выгнали на улицу из барака, в этой комнате не осталось и двадцати человек. Затем пришли двое конвоиров с автоматами.
        - Следовать за мной, - сказал один из них. Судя по жуткому акценту, эту команду он просто затвердил, как и несколько других.
        Пленников увели через всё здание по длинному прямому коридору, в ту же комнату, где они разделись в начале осмотра.
        - Одеваться, - приказал немец.
        На полу оставалась ещё целая груда одежды. Куда бы ни делись остальные люди, сюда никто из них так и не вернулся.
        - Следовать за мной, - повторил охранник и вышел на улицу. Второй дождался, пока пленники выйдут за первым, и отправился следом.
        Путь завершился в небольшом сарае без окон с голыми лавками вдоль стен. Не было даже ведра под естественные надобности. Зато наконец-то появилась возможность обсудить в сторонке последние события.
        - Что-то не похоже это всё на медицинское обследование, - начал без долгих предисловий Кузьмич. - На обычное медицинское обследование - точно.
        - Я знаю, на что это похоже, - сказала Галина.
        - На что? - тоскливо спросила Лемурка.
        - На то мумбо-юмбо, которым обычно занимаются два хорошо знакомых нам безответственных урода.
        - Ну конечно! - воскликнул Данила. - А я думал, почему всё так знакомо! Эти камни холодные, они такие же, как в той немецкой церкви!
        - Какой церкви?
        - Откуда нас Женька сюда закинул!
        - Голову ему за это отвернуть, - мрачно сказала Галина. - Сейчас, небось, где-нибудь в тепле сидит и даже не чешется, как нас отсюда вытащить.
        - Придёт, - уверенно сказал Данила. - Я так думаю, при его тренировке почуять, что тут с нами делают, несложно. Вытащит, никуда не денется.
        - Или завтра нас отсюда куда-нибудь увезут, - сказала Галина. - И там используют.
        - В смысле?
        - Ну, как ту лошадь в Исландии. Чик ножом по горлу и всё, - мрачно сказала Галина. - Или ещё как. Не знаю, как эти два урода свою историю учили, а то может и врали нам, что не было никаких колдуновских разборок в войну. Тут магов, как собак нерезаных. А нас они только что отобрали для каких-то экспериментов.
        - Так, хватит, - оборвал её Кузьмич. - Ты сейчас такого наговоришь, что мы тут вконец перегорим. Ты Настю затерроризировала уже.
        - И что ты предлагаешь делать? - хмуро спросила Галина.
        - Спать, - вместо него ответил Данила. - Когда эти два раздолбая вспомнят про свои обязанности и начнут отсюда нас вытаскивать, лучше быть ко всему готовым. Так что вы как хотите, а я на боковую. Чего и вам советую.
        Утро оказалось хмурым и безрадостным. Ни свет ни заря обитателей барака растолкали и чуть ли не пинками выгнали на улицу, к машине. Несколько угрюмых неразговорчивых солдат и рослый эсэсовец с каменной надменной физиономией холодно наблюдали за тем, как людей загоняют в кузов грузовика.
        Лемурка шла к машине, обхватив себя за плечи. Девушку трясло, не то от страха, не то от холода - барак не отапливался вообще никак и за ночь изрядно промёрз. Даже тёплый воздух от дыхания свободно выходил через многочисленные щели. Даниле и Галине пришлось с двух сторон поддерживать девушку, чтобы она вообще хоть как-то шла.
        Эсесовец заполнил грузовик людьми, расписался в учётной книге у коменданта, и скомандовал отъезд. Грузовик с людьми двинулся с места. Следом за ним, на второй машине, отправилась охрана.
        - Интересно, куда это мы? - Данила сидел возле неплотно запахнутого брезентового полога и подсматривал в щель за окрестностями. Машина ехала через город. В глаза бросались непривычно безлюдные улицы, заколоченные витрины и редкие патрули.
        - На запад едем, - его сосед, угрюмый мужик лет сорока, тоже подглядывал в щели брезентового кузова. - Сейчас на окраинах окажемся.
        - Почему на запад? - спросил Кузьмич. - Аэродром же не там строят, я в бараке от людей слышал. Это же куда нас везут тогда?
        - А я знаю? - спросил в ответ мужик. - Только мы едем на запад.
        Грузовики тряслись на плохо укатанной зимней дороге. За городом они направились куда-то в сторону леса. Вокруг тянулись сплошные заснеженные поля. Монотонное движение нарушил чей-то встревоженный голос. Что именно сказал человек в кабине, никто толком не расслышал, но что произошло вслед за этим, поняли все.
        Машина дёрнулась. Где-то поблизости, чуть ли не прямо над головой, часто застрочил пулемёт. Какофония панических криков и частая пальба из винтовок оборвались столь же быстро, как и начались. Завершающей точкой стал хлопок гранаты.
        - Всегда бы так воевать, - удовлетворённо сказал кто-то. - Эй, там! В кузове! Вылезайте, уже всё. Поможете трупы убрать.
        Не веря своей удаче, люди рванулись на свободу. Вторая машина, с охраной, криво уткнулась в придорожную канаву. Приземистый и очень похожий на гроб немецкий полугусеничный броневик превратил её кузов и кабину в решето одной длинной очередью. Из разбитого пулями радиатора валил пар. Охранники из расстрелянной машины валялись рядом, посечённые осколками гранат.
        - Однако, - Данила оглядывал картину побоища. Среди трупов деловито люди в такой же форме, что и убитые, а в руках они держали то же самое оружие, но речь и поведение моментально выдавало их подлинную национальность.
        - Данила Бодров, я полагаю? - человек в мундире СС подошёл к Даниле. - Ваши друзья тоже с вами? Мне дали достаточно точное ваше описание, но я хотел бы лишний раз удостовериться…
        - Да, все здесь, - Данила кивнул. - А вы кто?
        - Вильгельм Вольфганг фон Бланкенхайм, общество извечного льда, Магистр второй ступени, - представился эсэсовец, - Можете звать меня Вилли, оба ваших старших товарища именно так и делают.
        - Я же говорил, - Кузьмич толкнул в бок Лемурку, - что нас вытащат.
        - Угу, - девушка кивнула. На проявление каких-то иных эмоций её уже не хватало - сказывалось нервное истощение.
        - Ещё один колдун, - Галина сплюнула. - Как же вы задолбали, господа маги!
        Рядом кипела работа. Грузовик спихнули с дороги на обочину, тела бывших пассажиров убрали так, чтобы с первого взгляда их нельзя было заметить. Из кабины второго грузовика бесцеремонно выпихнули тела водителя и эсэсовца и поволокли туда же, к обочине.
        - Зря вы его расстреляли, - сказал Данила. - Если вы действительно коллега нашим двум умникам, то в живом виде этот эсэсовец порассказал бы вам много всего интересного.
        - Простите?
        - Как, по-вашему, - вкрадчиво спросил Данила, - почему мы все находимся здесь? По какому принципу отбирали пассажиров для этого грузовика?
        Маг задумался. По его лицу скользнула тень. На Данилу повеяло холодом. А затем Вилли завернул столь длинное и витиеватое проклятие на немецком, что Данила и Кузьмич только присвистнули. Такого им не доводилось слышать даже во время осады Хюгельдорфа от раненого Готфрида.
        - Это всё меняет, - к фон Бланкенхайму снова вернулся дар членораздельной речи. - Надо убираться отсюда немедленно. Признаться, я первый раз за всё время с начала операции начинаю сомневаться в её успехе.
        - А в чём дело? - спросила Галина.
        - Вы отобраны по факту склонности к магии, - сказал фон Бланкенхайм. - Ни у кого из пассажиров нет способностей хотя бы ниже средних. И я не имею ни малейшего желания сталкиваться с тем, кто здесь и сейчас проводит такой отбор!
        - Нас хотели принести в жертву? - спросил Кузьмич. - Как в том исландском ритуале перехода с помощью зарезанной лошади? Давайте уже, Вилли, признавайтесь, у вас тут идёт тайная война магов, да?
        - Да, - отрезал фон Бланкенхайм. - И ни я, ни ваши друзья, до сих пор не имеем ни малейшего представления о том, с кем именно мы, чёрт побери, воюем!
        - А где они, кстати? - спросил Данила. - Что-то я никого из них не вижу.
        - Сейчас они с остальными вашими товарищами приводят в рабочее состояние танк.
        - Танк? - переспросил Данила. - У них теперь ещё и танк есть?
        - У нас теперь много чего есть, - фон Бланкенхайм кивнул в сторону броневика, - включая оружие и людей. Вот только с учётом ситуации - мы всё равно пока что в проигрыше.
        - А с кем в этот раз воюем-то? - спросил Кузьмич. - Проясните, что ли?
        На объяснения Вилли фон Бланкенхайм затратил всю дорогу до партизанского лагеря. Не так уж и много времени, если учесть, что с помощью его магического таланта броневик и трофейная машина не проваливались в снег, не оставляли следов и вообще шли как по асфальту.
        - Насколько вы разбираетесь в теме? - спросил он для начала. - Видите ли, я не хочу повторяться, или опускать важные детали, так что мне хотелось бы представлять ваш уровень знаний…
        - Минимальный, - усмехнулся Кузьмич. - У нас как-то больше практический опыт. Мага какого пристукнуть, или артефакт украсть. Так что про современное положение дел можете смело рассказывать с нуля.
        - Но я же чувствую, что вы маги, - удивлённо сказал Вилли. - Вне всякого сомнения, у вас имеется талант, чтобы пройти обучение.
        - Учитывая, сколько по нам лупили всякой зловредной и не очень магией за последние две недели, - сказал Кузьмич, - меня не удивит, даже если я начну плеваться ледяными иглами, а Галина - шаровыми молниями. Но вы первый, от кого мы это вообще слышим.
        - Не удивительно, - фыркнула Галина, - Кто бы нам сказал? Я наших двоих магов в этом понимаю. Ещё им не хватало радости с нами разбираться, если из нас вдруг магия попрёт, которую мы вдобавок не умеем контролировать. Особенно если бы это произошло там, где мы неделю назад были.
        - Всё равно гады они, - сказал Данила. - Могли хотя бы предупредить. На всякий случай.
        - Боюсь, что после такого предупреждения, им от наших просьб чему-нибудь научить просто не было проходу, - Кузьмич задумчиво огладил рукой бороду. - Ну, мы с Галиной ещё кое-как удержались бы. И Кирилл, наверное, тоже. А вот остальные…
        - Да, пожалуй, - вздохнул Данила. - Но всё равно сволочи. Теперь из принципа от них не отстану, пока не научат без зажигалки огонь разжигать.
        - Не думаю, что у них получится, - улыбнулся Вилли. - У вас чёткая склонность к магии воздуха. Вашему спутнику близок металл, а вашим подругам - тень и огонь.
        - Металл, говорите… - Кузьмич задумался. - То-то я думал, чего меня в кузнецы пойти дёрнуло? Учился же на экономиста…
        - Да, на первых стадиях это проявляется именно так, - сказал Вилли. - Но, к счастью для нас, если какое-либо сильное потрясение не переведёт этот магический потенциал из простой склонности в активную форму, люди могут жить своими обычными жизнями.
        - К счастью? Да уж, - согласился Кузьмич. - Несчастий мы уже навидались. Одна эта исландская колдунья с её книгой чего только стоит…
        - Простите, - недоумённо сказал фон Бланкехайм, - но единственная известная колдунья Исландии - Слепая Даллина, и книга, о которой вы говорите…
        - Бурая Корова, или как-то так, - сказал Данила. - Их по цвету обложки называли. Мерзкая штука, как и её последний известный мне владелец. С неё вроде ещё какие-то списки были, три или четыре штуки, Женька говорил. Но я их не видел.
        - А оригинал, стало быть, видели? - уточнил фон Бланкенхайм.
        - Видел, - не стал врать Данила. - Если наши маги не врут, с него всё и началось. Какая-то полоумная бабка ещё до первой магической катастрофы записала туда всё, что знала от других колдунов, дописала своего, а потом мирно померла. А после неё осталось самое привлекательное и опасное наследие для любого мага как своего времени, так и пары следующих эпох. Чем это всё кончилось я не в курсе.
        - Много чем, поверьте мне, - вздохнул фон Бланкенхайм. - След книги оказался потерян после гибели Снорри Стадхейма, но один из списков с неё всплыл на рубеже пятнадцатого и шестнадцатого века в Германии. Бунтарь Мюнцер, равно как и Флориан Гейер и многие другие предводители восставшей черни были не более чем послушными марионетками обладателей книги.
        Если бы не усилия тайных магических обществ, их план увенчался бы успехом. К счастью, до Второй Волны установился более-менее прочный миропорядок, и другим посвящённым в тайны магии было, что терять. Восстание провалилось.
        Некоторые обрывки документов сохранились до наших дней. Заговорщики намеревались изменить мир до прохода волны, а потом как-то пережить её с помощью тайного рецепта из книги Даллины. Это позволило бы им взять под свой контроль всю страну, а потом и куда больше, но каким-то образом эти люди потеряли книгу и большую часть руководителей заговора. Исправить ошибки до повторения катастрофы уже не хватило времени.
        С той поры удалось восстановить не так много, но я совершенно чётко знаю, что мой предок, Готфрид фон Бланкенхайм, был одним из героев той войны и ценой своей жизни уничтожил одного из лидеров тайного общества.
        - Какие интересные вещи вы рассказываете, - задумчиво протянул Кузьмич.
        - Это единственное объяснение летописной записи о его последних днях. Там всё довольно цветисто, но при этом не укладывается ни в один известный канон. Он заключил сделку с дьяволом, обменял процветание нашего рода и жизни своих людей на собственную душу, после чего взорвал осквернённую церковь, в которой проводилась сделка. Взорвал с договором о передаче души, а, стало быть, от влияния тёмных сил полностью освободился.
        - М-да, - Галина усмехнулась. - Красиво. Только в действительности всё было совсем не так, как на самом деле.
        - В действительности всё не так, как… - повторил фон Бланкенхайм и запутался. - Это какая-то русская идиома, да? Вы мне не верите? Легенда, конечно, приукрашена сверх всякой меры, но расследование тех событий вели наши лучшие маги. Уцелело не так много, но там, где предположительно произошёл взрыв, до сих пор повышенный магический фон и некоторые неоспоримые свидетельства доказывают, что…
        - О, нет, я верю, - сказала Галина. - Просто спросите как-нибудь у Дениса, откуда у него меч вашего предка.
        - Простите?
        - Откуда у Дениса меч Готфрида Дике, также, я полагаю, ныне более известного под именем Готфрид фон Бланкенхайм. Уверяю вас, если вы прижмёте нашего мага как следует, он расскажет вам и о последних днях вашего предка, и о том, как на самом деле протекала осада Хюгельдорфа, и уж тем более - чем именно при этом она закончилась.
        - Ваша осведомлённость в некоторых вопросах меня просто пугает, - настороженно сказал фон Бланкенхайм. - Признаться, мне уже искренне интересно, кто вы и откуда.
        - Мы не из дурдома, - внезапно сказала Лемурка. - Мы ролевики.
        Данила не выдержал и засмеялся. Следом за ним столь же истерически расхохотались и Кузьмич с Галиной. Фон Бланкенхайм оторопело переводил взгляд с одного человека на другого.
        Когда он уже хотел прекратить истерику спасённых пленников гипнотической руной, Кузьмич нашёл в себе силы успокоиться.
        - Ладно, господа ролешпилеры - выдавил он. - Это всё предания старины глубокой. Нервное что-то, завязывать надо, честное слово. Давайте лучше ближе к делу. Сейчас у вас что происходит?
        - Сейчас, - Вилли задумался, - сейчас происходит что-то глубоко неправильное.
        - Хороший ответ, - прокомментировал это Данила. - Обтекаемый.
        - А уж какой информативный! - добавила Галина. - Сразу всё по местам расставил!
        - Извините, - обиделся фон Бланкенхайм, - но я не знаю, как ещё назвать ситуацию, которая возникла неожиданно, как гром среди ясного неба, наперекор всем прогнозам развития событий!
        По всем нашим аналитикам выходило, что впереди долгая, больше пяти лет, война, которая начнётся с действий властей фашистской Германии и закончится её неминуемым поражением. А вместо этого, на третий год войны, когда предсказанное наступление на Москву, как и ожидалось, захлёбывается в крови из-за непродуманности действий верховного командования Рейха, на оккупированных территориях откуда-то появляется магический купол.
        Все, кого мы туда отправляем, на связь не выходят и вообще пропадают. Меня срывают с задания, плюют на годы трудов по внедрению в тайные и оккультные общества Рейха, где, вроде бы, всплыли подлинные тибетские манускрипты, написанные ещё до Первой Волны, и отправляют сюда, под Бобруйск, искать создателя загадочного купола.
        Вместо этого я оказываюсь совершенно беспомощным перед тем, кто здесь всем заправляет, и, если бы не ваши друзья, вообще давно бы уже погиб! Ни я, ни они ещё не знаем, кто тут проводит глобальное магическое вмешательство, как и зачем!
        - Опять? - Галина возмущённо бухнула кулаком по металлической стенке броневика. - Ещё раз на войну магов? Сколько можно?
        - Ну, я им выскажу, дятлам, - мрачно пообещал Данила. - И одному, и другому!
        - Простите, - сказал фон Бланкенхайм, - но, как я понимаю, вы считаете эту ситуацию не только совершенно обыденной, но и… привычной?
        - К такому привыкнешь, - вздохнул Кузьмич. - Скорей уж надоевшей. Это уже третья крупная магическая разборка, в которую нас втравили эти два остолопа.
        - Дадим Валерке карабин, и пусть стреляет, - сказал Данила. - В тот раз мага убил, глядишь, и в этот справится.
        - Вы уверены? - осторожно спросил фон Бланкенхайм. - Видите ли, ваш товарищ настолько тяжело переживает каждый раз, когда ему приходится кого-то убивать, что потом несколько часов пребывает в совершенно неадекватном состоянии. После захвата этого броневика мне пришлось успокаивать его с помощью магии.
        - Угу, - сказал Данила. - Это смерть мага ему аукается. Слишком уж она была… зрелищная. Не в каждом кино такую нарисуют.
        - Ваш товарищ убил мага в открытом бою? - недоверчиво спросил фон Бланкенхайм.
        - Да что там сложного? Целься да стреляй. Вы извините, Вилли, но в открытом противостоянии, когда у вас нет возможности заморочить мозги противнику или напасть неожиданно, пуля или арбалетный болт ничем не отличаются от тех сосулек и огненных снарядов, которыми разбрасываются ваши коллеги. А этот остолоп с собой ещё и книгу таскал. Вы бы видели, как она рванула!
        - Книгу? Но их перестали делать после второй катастрофы, современные рунные концентраторы работают гораздо стабильнее…
        - Ну, перестали. Я ж не говорю, что у него была новая книга. Но поверьте, одной пули ей хватило. Как и её хозяину - взрыва той книги. Есть у меня подозрение, что несколько десятков современных винтовок окажутся более чем достаточным аргументом в противостоянии с любым магом. Вы, главное, нам его покажите.
        - Вот с этим как раз и проблемы, - фон Бланкенхайм вздохнул. - Мне его найти не удалось. Попытка начать поиск привела лишь к тому, что меня самого чуть не убили. Я даже не успел толком разглядеть, кто это был - все силы уходили на то, чтобы защититься. Совершенно безрезультатно.
        - Не переживайте, Вилли, - сказал Кузьмич, - Уж если чего наши маги и умеют, так это действовать незаметно. Найдём ваших неизвестных и всё им там развалим. Не впервой.
        - Хотелось бы верить, - сказал маг. - Но я сомневаюсь, что всё окажется так просто, как вы думаете. Этой ночью мы заметили такие колебания силы, какие могут сопутствовать только мощному ритуалу мага крайне высокого класса. Наш прогноз на развитие событий совершенно неутешителен. Если у неизвестных магов получится задуманное - воля к сопротивлению пропадёт у всех людей на оккупированных территориях, и заметно пошатнётся у тех, кто ещё находится по ту сторону фронта. Ваши товарищи достаточно убедительно мне это объяснили. Похоже, что наши противники, кем бы ни были, хотят повторить то, что не получилось в шестнадцатом веке у организаторов Крестьянской войны.
        - Чёрта с два у них получится, - сказал Данила. - Уж я постараюсь. Только оружие дайте.
        - С этим проблем не будет, - заверил его Вилли.
        Бронетранспортёр стремительно двигался по снежной целине, вдали от любопытных глаз. Не прошло и получаса, как он поехал вглубь леса по заросшей просеке.
        Для Женьки с Денисом ночь и утро прошли в непрерывных хлопотах. Спешная ночная поездка, разгрузка трофеев из разгромленного гарнизона и обустройство людей на новом месте съели всё их время. Да и танком заняться требовалось немедленно. Маги физически ощущали давление готовящегося неподалёку глобального магического воздействия. Всё должно было решиться в считанные дни - сутки, может быть двое, вряд ли больше.
        Именно поэтому освобождать пленных отправился фон Бланкенхайм, а оба мага занялись ремонтом. В предстоящем бою они делали немалую ставку на то, что уж чего-чего, а тяжёлой бронетехники на оккупированных территориях не ожидает никто. Пусть даже это всего лишь один давно устаревший танк, его всё равно не взять пулемётом, а пушка - более чем весомый аргумент в любой перестрелке.
        Два грузовика трофейного оборудования и снаряжения сгрузили прямо на снег, рядом с раскопом. Тащить куда-либо и без того увесистую боевую машину ещё и с тонной мёрзлой грязи в ходовой части по зимнему лесу - дохлый номер. Так что работать пришлось на месте. Среди немецкого ремонтного барахла нашёлся даже сборный подъёмный кран. С его помощью работа над танком пошла заметно быстрее. Он помогал без особых усилий снимать и ставить на место вся тяжёлые детали, от элементов бронезащиты, до башни и двигателя.
        Труднее всего для магов оказалось маскировать собственную помощь. Без них ремонт вполне мог бы затянуться на долгие недели, а то и пару месяцев. Жидкая грязь сначала затекла везде, где могла, а потом ещё и схватилась прочнее бетона.
        К счастью, помощники магов не спали уже вторые сутки, да и питались не очень, так что изрядно "плыли", и порой вовсе норовили потерять сознание. Отводить глаза таким людям почти не требовало усилий. Тяжелей всего пришлось самим Денису и Женьке. И тот и другой с удовольствием бы потеряли сознание часиков на восемь крепкого здорового сна.
        После того, как танк прокашлялся двигателем, плюнул клубами дыма и прополз несколько метров своим ходом, а потом крутанул башней и меткой очередью спилил берёзку-мишень, участники ремонта имели только одно желание - лечь вповалку и уснуть.
        Возвращение товарищей оба мага проспали. Ни у кого из партизан так и не хватило совести, чтобы их разбудить. Из всего населения лагеря только Денису, Женьке и танкистам позволили выспаться. Зато вечером маги услышали от своих друзей всё, что им хотели сказать.
        - Урод! - Не успел Женька выйти из землянки, как попался на глаза сердитой Лемурке. - Вы почему нас бросили? Я тебя ненавижу! Убей себя об стену, понял?
        - И тебе доброе утро, - вздохнул маг. - Что за тон? Подумаешь, несколько деньков без нас покантовались. Не умерли же!
        - А если бы нас там убили?
        - Не расстраивайся, киса, - из той же землянки выбрался Денис. - Если что, мы бы за вас отомстили.
        От подобной наглости девушка просто обалдела и так и не смогла найти достойного ответа. Её товарищи гнусно ухмылялись, Они снова почувствовали, что всё будет хорошо.
        - Ну что, все на месте? - спросил Женька. - Ситуацию вам рассказали?
        - Рассказали, - ответил Кузьмич. - Всё действительно так серьёзно, или Вилли преувеличивает?
        Женька оглянулся, убедился, что его услышат лишь друзья, и тихо сказал: - Вилли по незнанию преуменьшает. Исландию с ледяным дождиком помните? Это ещё цветочки. Тут кто-то вчера ночью полностью высвободил энергию доброй сотни магов.
        - Высвободил? - переспросил Данила. - Это в смысле?
        - Совсем высвободил, - Денис сделал характерный жест ладонью по горлу. - И ещё вторую порцию, человек на полста где-то, по нашим с Женькой прикидкам сегодня должны были под нож отправить, но почему-то не отправили. Думаю, на пару дней завершение ритуала неизвестные маги отложили.
        - Денис, - нервно хохотнул Кузьмич, - радость моя безмозглая, это они хотели нас под нож пустить! У них в том Бобруйске целая сортировочная по выявлению магов среди населения!
        - Да? - задумчиво переспросил маг. - Ну, видишь, как удачно вышло.
        - Стоп, - прервал их Женька. - Так это получается, они все тоже потенциальные маги?
        - Поголовно, - сказала Галина. - Ваш магистр нас уже просветил. Где вы его откопали?
        - А я ещё понять не мог, почему, когда вся эта катавасия с камнем завертелась, с поляны только их утянуло, а других ребят не тронуло, - задумчиво протянул Женька. - Это всё объясняет.
        - Чего это объясняет? Что ты нас бросил, и чуть было не угробил?
        - Начнём с того, - произнёс маг, - что я вас не бросал. Я честно сказал, куда пошёл, и что именно собираюсь делать. То, что за это время произошли события, ожидать которых я не мог никоим образом - не моя вина. Они просто произошли. Это, во-первых. Теперь, во-вторых.
        Угробить вас собирался отнюдь не я. Как вы уже поняли, здесь кто-то проводит запретное магическое вмешательство. Глобальное вмешательство. Нарушает этим добрую половину свода уже существующих законов, не говоря о полудюжине тех, что придумают немного позже. Я планирую найти этого козла и обезвредить. Желательно так, чтобы вся его энергия при этом досталась мне. Для нас это прямой билет обратно домой, сразу на месте и без каких бы то ни было долгих объяснений тому же Вилли, кто мы такие и откуда здесь взялись. Это вам ясно?
        Ответить никто не успел.
        - Эй! - от соседней землянки к магам шёл Батька. - Вы как, уже готовы? Только вас ждём. Немец ваш и тот уже на ногах.
        - Идём, - Женька махнул рукой. - Хоть послушаете, во что именно мы собираемся вляпаться через пару часов. Главное - не лезьте с глупыми репликами. И вот ещё что - поосторожнее с Вилли. Он ещё не понял, кто мы и откуда, и я не имею ни малейшего желания сейчас ему что-то рассказывать. Тем более что лет через шестьдесят мы его и так будем видеть куда больше, чем хотелось бы.
        - Вы что, экзамены ему сдавали? - спросила Лемурка.
        - Нет, - мрачно ответил Денис. - Не ему. Просто именно он будет нас за этот вояж иметь на полную катушку. И вас тоже. В полном соответствии с буквой закона и занимаемой должностью. Успеете возненавидеть его на полную катушку, это здесь он пришибленный, а та - орденоносный зануда первой статьи. Чем аккуратнее сейчас всё пройдёт - тем меньше потом нагорит. Учтите это и не выделывайтесь.
        - Ну, вы попали! - Кирилл присвистнул. - И не отмоешься!
        - Вот именно, - Денис кивнул. - И вы тоже. Ладно, пошли. Нечего тянуть.
        В штабной землянке помимо Батьки и нескольких его людей присутствовали оба танкиста. Запах смазки, бензина и пороха от них шёл на всю землянку, но это не волновало никого. В углу скромно приткнулся фон Бланкенхайм. Денис искренне порадовался, что форма Вилли уже не вызывала у партизан желания пристрелить её обладателя на месте. Мага держали за своего. Это радовало хотя бы потому, что именно Вилли предстояло зачистить следы вмешательства. А с памятью людей проще работать, когда тебе доверяют.
        - Ну что, начнём? - спросил Женька. - У меня для вас пренеприятное известие. Мы опаздываем.
        - В смысле? - спросил Батька. - Подробнее.
        - В прямом. Наш враг нас опережает. Здесь и сейчас, в этот самый момент. Если не выступим сегодня вечером, не успеем. Нужны все, кто способен хоть как-то держать оружие. Я предполагаю, что за ночь мы успеем доехать куда надо и рассредоточиться для неожиданной атаки с нескольких направлений. Местоположение объекта сейчас определено, его знаю я, Денис и Вилли. С координацией атаки проблем не возникнет.
        - Кого атакуем? - спросил Батька. - Ты не темни.
        - Одиночный укреплённый объект. Вряд ли там больше сотни человек охраны. Основная ставка противника сделана на то, что его местоположения не знают. Теперь это не так. Я думаю, что мы с вами сможем полностью уничтожить гарнизон объекта и всё его командование. Кроме того, там же окажется довольно много пленных. Я искренне надеюсь, что они пока что пленные, а не трупы. Надо успеть раньше, чем этих людей ликвидируют.
        - Да что они там делают? - не выдержал Батька. - Для чего им столько людей гробить?
        - Победу себе куют, - ответил Женька. - Так что наша с вами задача - сделать так, чтобы этот объект своё существование прекратил. Весь. До последнего охранника. Такие дела.
        На столе вновь вспыхнула привычная уже магическая карта. Женька рукой обвёл область к северо-западу от Бобруйска.
        - Вот тут они где-то, - сказал он.
        - Это в лесу, получается? - спросил один из танкистов.
        - Именно, - сказал маг. - Они, видишь ли, и от своих, и от чужих прячутся, чтобы меньше людей, если что, выдать тайну смогли. Только в данном случае это в нашу пользу работает. Даже если попробуют вызвать помощь, та всё равно гарантированно опоздает. От города по такой дороге минут сорок езды. Минимум. Это если знать, куда ехать, и не ожидать нападения. Я уверен, радио там у них гарантированно не работает, даже если оно есть, а телефонный кабель мы найдём и срежем к чёртовой матери перед началом операции. Минут за десять мы там всё закончить должны. Полностью.
        - Атаку они, говоришь, не ждут? - спросил Батька.
        - Не ждут, - подтвердил маг. - Грузи своих людей на машины - и поедем. Утром, часа в четыре, когда спать хочется сильнее всего, мы по ним и ударим. Один раз, так, чтобы второй раз возвращаться не пришлось. Танкисты готовы?
        - Только цель укажи, - ответил Антон. - В лучшем виде всё развалим. Давно уже поквитаться с ними, гадами, хочу. За всё.
        - С этим, - Женька усмехнулся, - проблем не будет. Ни малейших.
        Маг оказался слишком оптимистичным в своих оценках. Внешнее кольцо обороны базы неизвестных магов начиналось за добрый километр до самих зданий. Мощная магическая иллюзия прикрывала расчистку сверху. Любой взгляд с самолёта мог показать лишь обычный лес. На самом деле все деревья беспощадно выкорчевали, вместе с кустами и любой кочкой выше трёх сантиметров.
        Передний край обороны составляли несколько минных полей. Единственный проход к лагерю простреливался из пулемётных гнёзд и с вышек. Неглубокие канавы стоков по бокам этой дороги щедро усеивали мины. Забор из колючей проволоки вокруг зданий не мешал охране вести огонь.
        Преодолеть заграждения незаметно мог разве что бесплотный невидимка. А на штурме в таком поле запросто можно положить и батальон пехоты, не то, что несколько десятков партизан, пусть и неплохо вооружённых. План атаки требовал пересмотра.
        - Ну и что будем делать? - спросил Денис. - Просто так мы туда не пройдём. Охраны там сейчас только дежурная смена, но поднять остальных по тревоге - дело нескольких секунд. Мы и треть дороги не осилим, когда по нам станут лупить изо всех стволов!
        - Да, пожалуй, - Женька кивнул. - Только, есть у меня одна мысль.
        - Какая? - настороженно спросил Денис. - Надеюсь, ты не собираешься послать туда Вилли, чтобы он всё изнутри обезвредил?
        - А что, - сказал Батька. - Хорошая идея. Если ворота откроют, броневики смогут прорваться до того, как большая часть охраны встанет по тревоге. Шанс есть.
        - Шанс, - Женька фыркнул. - У нас такой роскоши как шанс нет! Тут нужна уверенность. И потом, уж где-где, а здесь про настоящую личность Вилли знают так же хорошо, как это знаем мы. А потому…
        Маг резко повёл руками. Между ними полыхнула вереница колдовских рун. Книга отозвалась яркой вспышкой. По лесу протянулись янтарные нити потоков магической энергии. Сознания и тела одно за другим сливались в один сверхорганизм. Отдельных людей больше не осталось. В лесу стремительно разрасталась единая сущность.
        Весь обмен мнениями и принятие единого решения внутри единения разумов занял считанные секунды. Где-то глубоко внутри пытались возмущаться Денис и Вилли, но единая воля оказалась сильнее, и несогласные послушно умолкли.
        В лагере уже нервничал кто-то из дежурных магов противника. Для него всё выглядело так, словно вокруг лагеря, с трёх сторон, появился десант магов - и уже начал вовсю колдовать. Чувствительные к магии составляющие отряда - Денис, Женька, все их товарищи и фон Бланкенхйм тоже ощутили это беспокойство врага, но теперь это не имело ровным счётом никакого значения. Атака началась.
        Магическая книга Женьки затрещала разрядами силы. В лесу загрохотали взрывы. Под непрерывный треск дымная волна разрывов понеслась в сторону лагеря - одна за другой детонировали под магической волной мины. Поле менялось так, словно по нему ехали невидимые асфальтовые катки. Осколки противопехотных мин с визгом разлетались в стороны.
        Едва лишь стих грохот последних разрывов, магическая сущность пришла в движение. Меньшие составляющие, в тесных коробках бронемашин, рванулись вперёд по распаханному взрывами полю.
        Пулемётные очереди координировали десятки внимательных к любой мелочи глаз. Часовых на вышках просто смело, вместе с оружием и досками обшивки.
        Партизанский танк вырвался на опушку следом за броневиками. Несколько раз гулко кашлянула пушка. С третьего снаряда захлебнулось одно из пулемётных гнёзд. Из его амбразуры выметнулось облако дыма. На второе пулемётное гнездо ушла ещё пара снарядов. Очереди с броневиков заткнули остальные пулемёты. Отряд перешёл в наступление.
        Танк рванулся вперёд и замер. Короткая, не больше трёх секунд, остановка, выстрел, и ещё одна пулемётная вышка разлетелась фонтаном щепок. Брёвна плавно развалились в стороны.
        Винтовочный и пулемётный огонь с броневиков косил охранников, а от леса уже короткими перебежками, с остановками ради выстрела-другого, догоняли бронетехнику остальные партизаны. Прятаться от их перекрёстного огня у врага не получалось. Они могли только неорганизованно отстреливаться.
        А вот магов отряд проморгал. Слияние разумов требовало непомерных усилий от всех, кто мог хоть как-то колдовать, так что вражеский ответ стал неожиданным, а от этого - ещё более неприятным.
        Сразу три огромных, с хороший арбуз, ледяных снаряда рванулись от зданий в сторону танка. Один плюхнулся чуть сзади, другой ушёл вбок, но третий попал в башню. Танк содрогнулся. Двигатель заглох. По нервам отряда толкнулись нервным эхом две вспышки боли. При ударе броня отлетела и посекла экипаж осколками, а лютый магический холод ещё и выстудил танк изнутри так, что тот превратился в мёрзлый железный гроб.
        Часть единой сущности утратила функциональность. Остановить весь отряд это уже не могло. Яркая огненная лента и винтовочные пули нашарили бойницы магов. Женькин снаряд вырвал кусок стены. Из провала выплеснулось чадное пламя. Выстрелы сработали куда менее зрелищно, но столь же эффективно. В глубине укреплений лагеря несколько раз дрогнуло магическое поле, и на этом всё закончилось двумя тихими смертями. После таких попаданий магам не помогла даже их огромная, через край, сила.
        Бой кончился.
        Где-то на дальней стороне лагеря ещё стреляли последние остатки гарнизона. Кучку паникующих охранников загнали в небольшую хозяйственную постройку. Всё их отчаяние и решимость продать свою жизнь подороже лишь ненадолго отсрочило неминуемую гибель под свист пуль и хлопки гранат.
        Гарнизон пал. Удары прикладов и выстрелы сбивали замки с бараков. Изнутри доносились голоса людей. Пленные несмело выходили на свободу.
        - Вот и всё, - Женька вздохнул и развалил своё магическое плетение. Сверхсущность распалась на отдельные самостоятельные части, лишь пульсировала где-то на периферии восприятия боль раненого танкиста. Женька влил немного энергии в его искалеченное тело, и теперь раненый пытался как-то прийти в сознание.
        Выстрелы стихли. В лагере остались только бывшие пленные, трупы охраны и партизаны. Но все три мага чувствовали, что главный их враг всё ещё где-то рядом.
        Что хуже - вся его энергия стремительно переходила в активную фазу. Остановить его следовало немедленно, пока есть время.
        Небольшой отряд пересёк лагерь чуть ли не бегом. Отпечаток личности мага всё ещё давил на сознание всем Женькиным товарищам, так что разговаривать, или выяснять, куда идти, для них просто не требовалось. Все и так знали, где их цель, и что надо делать.
        На дальней оконечности лагеря под куда более мощным куполом неприметности, чем защищал сам лагерь, находился ещё один участок за колючей проволокой. Посреди него стоял полуцилиндрический ангар и несколько хозяйственных построек.
        Маги подозревали, что именно тут хозяин этого места устроил свою последнюю, самую мощную, линию обороны.
        Быстрый жест Дениса снёс ворота. Разлетелись промороженные обломки. Аура страха и крови над отгороженной территорией не предвещала ничего хорошего. На полпути к ангару по группе нанесли первый удар.
        Сразу с нескольких сторон с глухим злобным рычанием бросились приземистые мохнатые тени. Глаза заколдованных овчарок горели ослепительным белым огнём.
        В ответ ударили выстрелы. Два залпа из винтовок и верных полмагазина, выстрел за выстрелом, из единственной на весь отряд СВТ. Безрезультатно. Часть пуль в цель попала, но их даже не замечали.
        Магия оказалась более действенна. От рук Женьки ударило яркое, как выхлоп истребителя на форсаже, пламя. Собаки в доли секунды обгорели до костей. Снег моментально растаял, земля под ним почернела от жара.
        Два его товарища действовали менее зрелищно, но не менее эффективно - пучки острых ледяных игл навылет пробивали тела. На снегу оставались длинные кровавые полосы и безжизненные изорванные тела.
        - Вот же дрянь! - Денис глядел на мёртвую овчарку. Там упала в нескольких сантиметрах от его ноги. На клыках зверя пузырилась кровавая пена.
        - Слушай, - нервно сказал Данила, - а чего их пули не берут?
        - Оборотни, - коротко ответил маг. - Ну, то есть, на самом деле - обычные шавки, но магией накачаны по уши. Чтоб сдохли, разве что из пулемёта крошить надо. Или как мы - бить магией. Догадайся тут сразу их на партизан выпустить - хрен его знает, что могло выйти. Половину отряда запросто могли перекрошить.
        - Не догадались, - сказал Женька, - так что мы счёт за ошибку сейчас выставим. Если б вы только знали, как меня это всё достало!
        Что именно его достало - маг не уточнял, все поняли и так. Игра затянулась и слишком быстро перестала быть игрой. К последнему своему препятствию на пути домой отряд не испытывал ни жалости, ни каких бы то ни было чувств, кроме угрюмой злости.
        - Пошли, что ли? - Кузьмич загнал новую обойму в патронник карабина.
        - Пошли, - маг резким взмахом руки выбил двери ангара. Мятое железо с грохотом ускакало куда-то внутрь. Из пролома ударил яркий электрический свет. Женька вздохнул и первым шагнул вперёд.
        - Ну, они тут понастроили… - пробормотал на пороге он.
        - Индиана Джонс и Храм Арийских Богов, - усмехнулся Денис и подтолкнул товарища в спину. - Шевелись давай.
        Ангар накрывал неглубокий котлован. На серых бетонных стенах барельефами вились рунические символы вперемешку с огромными шёлковыми красными полотнищами с разлапистой угольно-чёрной свастикой на белом фоне. В углу стучала поршнями громада паровой машины и гудел электрогенератор.
        В центре зала, на возвышении, стоял круг рунных камней. Гранит покрывал узор кровавой изморози. В ажурном металлическом каркасе над кругом струился ослепительно яркий поток магической энергии.
        Рядом с рунным кругом тарахтела серая лента конвейера. Её покрывали тёмные пятна, а тяжёлый запах крови чувствовался даже от входа в ангар.
        - Кажется, нашли, - сказал Денис.
        - Вопрос только один. Кто тут кого нашёл? - криво усмехнулся Женька и ткнул пальцем в большеголового низкорослого человечка в эсэсовском мундире в центре рунного круга. - Тебе не кажется, что этот коротышка подозрительно знакомо выглядит?
        - Снорри Стадхейм!
        - Просто удивительно, как меняет человека одежда ведущих итальянских модельеров, - задумчиво пробормотал Женька и крикнул в сторону карлика, - Эй, коротышка! Скучал без нас?
        - А вот и вы, мои миленькие, - засмеялся колдун. - Вас почти не пришлось ждать! Идите же ко мне, мы поговорим, как и положено старым друзьям!
        - Извини, что не зашли сразу, - Женька неспешно отправился в сторону колдуна. - Пришлось ненадолго задержаться в средневековье.
        Никаких иллюзий маг не имел. Снорри несомненно превосходил его по силе, тем более здесь. Более того, наверняка готовился к этой битве. Но если противник был настолько самоуверен, что давал Женьке спокойно подобраться ближе, маг не собирался упускать эту возможность.
        - Я знаю, миленькие, я знаю, - сказал колдун. - Летописец Готфрида фон Бланкенхайма оставил вполне узнаваемые описания. Скажите, вы действительно забрали душу Готфрида, чтобы продолжить свой путь? Или он сейчас с вами?
        - Это не важно, - сказал Женька. - Куда важнее то, что мы сейчас сделаем с тобой. Признаться, я думал, одного предупреждения более чем достаточно, но ты почему-то не внял. Жаль, очень жаль…
        Снорри зашёлся лающим смехом.
        - Продолжаешь свою игру, мелкий обманщик? - спросил он. - Я раскусил твоё коварство долгие годы назад! У тебя ничего, кроме слов, никакого тайного оружия, никаких знаний! А на моей стороне величайшая сила! Я долго шёл к этой цели, но самое могущественное государство мира уже несколько дней существует под моим полным контролем. Когда они закончат свою войну, а я расквитаюсь со всеми здешними колдунами. Весь мир будет принадлежать мне! Даже без моей помощи они подчинили себе одно из самых могучих государств Европы, а скоро покончат и с двумя другими! Недалёк тот миг, когда я избавлюсь от их заносчивых властителей и взойду на трон, а единый народ, мой народ, распространится по миру, послушно выполняя каждое моё повеление!
        - Айн райх, айн фолк, айн фюрер, - пробормотал Кирилл и вскинул карабин. Валерка и Данила сделали то же самое.
        - Ах да, - Снорри прервался. - Совсем забыл.
        Прозрачный купол ледяного свечения вспыхнул над группой Женькиных спутников. Запоздалый выстрел щёлкнул почти неслышно. Купол в месте удара на мгновение вспыхнул белым. Скомканный кусочек свинца бессильно упал на пол. На этом всё закончилось.
        - Вас я оставлю на потом, - захихикал Снорри. - Вы мне ещё понадобитесь. Можете не отвечать, всё равно изнутри этот барьер непроницаем для звука. А твоя участь, жалкий лжец, будет ужасна! Ты почувствуешь, какая мощь сейчас у меня в руках и будешь молить о пощаде на коленях!
        - Мощь? - с недоумением спросил Женька. - Одно единственное земное государство под руководством столь же безумного клоуна, как ты сам, и какой-то рунный круг, пусть и перекачанный энергией? Против меня? Дарка Шнайдера, повелителя времени?
        Снорри запрокинул голову и захохотал.
        - Прекрасно! Это прекрасно! Как же мне тебя не хватало! Назойливый щенок, ты действительно полагаешь, что я второй раз попадусь на твой обман? Тридцать лет! Тридцать лет я живу здесь, познаю тайны и обретаю силу! Всё это время я ждал. Ждал и боялся, что явятся те, чьим именем ты назвался! И что я увидел? Трусливых колдунов? Кучки бесталанных болтунов, не способные обрести и тени того могущества, которым владел когда-то любой самоучка? Ты думаешь, я опять попадусь на твой обман? Нет равных мне и не было! Все пророчества обо мне - святая правда. Только простые люди могут причинить мне вред, а значит и ты, маг, тут бессилен! Не поверь я в твою ложь, убил бы тебя ещё в Исландии!
        - Тому, в чьём распоряжении всё время мира, - Женька демонстративно посмотрел на часы, - не к лицу торопиться с неотвратимым наказанием для зазнавшихся глупцов.
        - Ха! - колдун резким жестом отправил в сторону Женьки сгусток морозного света. Вокруг мага вспыхнула огненная сфера. Магический заряд отрикошетил, пролетел через ангар и разорвался в углу. Белёсый морозный туман выстудил несколько квадратных метров пола.
        - Это лишь начало, шут, - пообещал Снорри. - Нет времени устроить достойную казнь за твой обман, но я растяну удовольствие настолько долго, насколько ты выдержишь.
        - Это, - Женька усмехнулся, - интересное предложение. Если тебе действительно так хочется поиграть в поединок, не стесняйся. Я терпим к чужой гордыне.
        В мага ударила струя бритвенно-острых ледяных кристаллов. Жгут ледяных осколков рикошетил от его защиты и хлестал по стенам и полу. В бетоне оставались глубокие выбоины, словно кто-то наотмашь стегал водой из шланга по рассыпчатому сухому песку. Наконец, атака прекратилась. Огненный купол мигнул и погас.
        Женька провёл рукой по неглубокой царапине на щеке и слизнул кровь с пальца.
        - Знаешь, - доверительно сказал он, - а ты первый, у кого получилось меня хоть как-то ранить в магическом поединке. Это… интересно.
        Его расчёт оказался верен. Напускное пренебрежение взбесило его противника окончательно.
        Перед Женькой снова оказался полусумасшедший маг из прошлого, способный решать все проблемы только дубиной побольше. Под яростный нечленораздельный визг в сторону Женьки понеслись всё новые и новые магические снаряды. Ангар затянул молочно-белый ледяной туман. Сине-белые вспышки одна за другой расплёскивались о тёплое янтарное свечение защитного купола.
        - Ну! Что? Лжец уже не так болтлив? - торжествующе засмеялся Снорри.
        Женька припал на одно колено. Бетонные плиты вокруг него пучились горбом. Из промороженных обломков торчали гнутые прутья арматуры. От битого льда курился морозный пар.
        - Неплохо, - Женька поднялся. - Мне понравилось. Особенно эта атака в конце. Как дубиной в лоб. Не придержи ты её, вполне могла бы стать для меня последней. Отражать её мне уже нечем.
        - Ты зря думаешь, будто сможешь купить себе жизнь лестью, болтун, - заявил Снорри.
        - О, что ты, - Женька улыбнулся. - И в мыслях не было. Просто твоё время вышло. Чудеса современного прогресса требуют жить в чуть более быстром ритме, чем ты привык. Видишь ли, так получилось, что за то время, которое мы тут с тобой… играли, Рома не только пришёл в сознание, но и запустил двигатель.
        Маг торжествующе улыбнулся и прищёлкнул пальцами. Назойливая пульсация на периферии его сознания наконец-то оформилась в что-то разумное. Всего лишь один человек, но по-прежнему в полном контакте с магом, разделял все его чувства и помыслы. Более того, в отличие от усталого, измотанного поединком, мага танкист имел возможность действовать.
        Тонкая металлическая стена ангара вспучилась и лопнула. Сквозь пролом ворвались тринадцать тонн брони, приводимые в движение авиационным мотором. Один из самых скоростных танков тридцатых годов, пусть даже и с разбитой попаданием башней, отдавал каждую лошадиную силу двигателя единому порыву, единому желанию двух людей - настигнуть и раздавить.
        Совсем не та сила, на пути которой может встать один человек… пусть даже он великий маг.
        Ледяной высверк заклинания снёс танковую башню окончательно. После удара остался ровный, зеркально гладкий, косой разрез. Обломок скользнул по корпусу танка и упал на разбитый бетон. Остановить боевую машину отчаянное действие мага не могло уже никак.
        Искалеченный танк взлетел на возвышение рунного круга, дёрнулся под ещё одним ударом, замер на какое-то мгновение и всем своим весом рухнул на кандидата в повелители мира. Тот не успел даже вскрикнуть.
        Танк провернулся несколько раз на распоротой гусенице и встал. Двигатель заглох. По корпусу змеилась паутина инея. Лязгнула створка люка, и по броне с громким матом скатился замёрзший танкист.
        - Такие дела, - устало вздохнул Женька и бросился к телу возле танка.
        Купол над его товарищами пошёл рябью и исчез, но Женька этого не замечал. Он был занят. Шок от смерти мага, даже ослабленный танковой бронёй, оказался слишком сильным для одного человека. Танкист потерял сознание и теперь медленно умирал от переохлаждения. Стабилизировать его состояние магу удалось не сразу и только с помощью Дениса.
        - Великолепная демонстрация силы, великолепная! - фон Бланкенхайм в полном восторге смотрел на корявый ледяной торос посреди рунного круга. - Словно кошка с мышью! Скажите, вы действительно пришли сюда из другого времени? Признаться, я и поверить не могу, что мы когда-нибудь поднимемся до такого.
        - Вилли, не гони ерунду, - Женька, не мог оставить бессознательного пациента, и только раздражённо дёрнул плечами. - Это он со мной играл. Что хотел, то и делал. Хватит уже вестись на такую примитивную чушь! Казалось бы, взрослый человек, маг, а туда же! Не было у меня в открытом бою с ним никаких шансов, ясно вам? Не было!
        - Но почему тогда…
        - Потому что он пафосный тупой позёр! Если бы не желание отомстить, он бы меня убил с одного удара!
        - Признаться, ваша логика меня поражает, - проговорил фон Бланкенхайм.
        - Странно. А вроде бы не должна, - Женька поднялся в полный рост, приложил руки ко рту и закричал, - Внимание, дамы и господа! Занимайте места согласно купленным билетам! Всем провожающим приготовиться к перемещению в живописные партизанские леса Бобруйска! Всем отбывающим - занять места в рунном круге! Мы возвращаемся домой! Денис, не спи, тебе нас отсюда забирать, я сейчас на перемещение не способен!
        - Извините, что я вас отвлекаю, но…
        - Но что, Вилли?
        - А что вы собираетесь делать с тем, что тут построено? - спросил Бланкенхайм, - Он тут энергии накопил - на столетие хватит! Не говоря обо всех магических артефактах.
        - Ну что ещё с ними делать? - Женька вздохнул. - Потратить, разумеется. Когда ж ещё представится возможность с такой силой поиграть? Мы весь этот балаган утащим. Останется только промороженный котлован, ни одна собака не докопается, что тут на самом деле было. От своих этот псих прятался как от чужих. Готов поспорить, что по всем документам его лагерь - это за колючкой, то, что партизаны развалили. Косил, небось, под какую-нибудь медицинскую лабораторию. Это вы уже сами выясните как-нибудь. Этого места, по документам, подозреваю, вообще нет. Так что мы его заберём, а лет через шестьдесят здешний хлам аккуратненько где-нибудь вывалим. Обломки служба ликвидации последствий шустренько оприходует - и всё.
        - Вы уверены? - спросил фон Бланкенхайм. - При всём уважении к вашим знаниям и возможностям…
        - Вилли, - укоризненно сказал Женька. - Ну что, по-вашему, только из-за того, что между нами проляжет шестьдесят лет, мы с вами не сможем договориться, куда деть несколько сотен тонн магического мусора? Вы, конечно, тот ещё зануда, но по личному знакомству, думаю, навстречу пойдёте.
        - Я?
        - С семьдесят четвёртого года, если мне память не изменяет, именно вы займёте пост главы службы утилизации магических отходов. Так что встречать нас предстоит именно вам.
        - Мне? - Вилли недоуменно уставился на собеседника.
        - Вам. Конечно вам. Герой Антарктического похода, наш человек в рейхстаге, самый дотошный и въедливый зануда двадцатого века. Там список долгий. Кому ж ещё?
        - Жень, перестань издеваться над будущим начальником, - сказал Денис. - А то на тебя затаят обиду и будут всё это время лелеять. Оно тебе надо?
        - А тебе не пофиг? - спросил маг. - На фоне всего остального это даже не провинность, а так, мелкая шалость. Совсем невинная.
        - Мы вам честно всё расскажем, Вилли, - виновато улыбнулся Денис. - Просто не сейчас, уж извините. Ну, так получилось.
        - Взятку ему дай, балда, - сказал Женька. - У тебя ж меч его священного предка остался. Подари, над камином повесит. Всё же память.
        - Я, кажется, начинаю понимать, почему мой характер испортится в будущем, - сказал фон Бланкенхайм. - С такими подчинёнными кто угодно станет раздражительным.
        - Ну что вы, - Женька смеялся не сдерживаясь. - Ваши обычно нормальные. В пиджаках все, рожи кирпичом, очки чёрные - Бюро-13 на выпасе. Просто мы - случай особый.
        - Простите, но я окончательно запутался, - устало сказал фон Бланкенхайм
        - Ничего, это к лучшему. Да, и вот ещё что, - заговорщицким шёпотом продолжил Женька. - Если у вас в европейском бюро веке эдак в двадцать первом два молодых стажёра сразу после экзаменов, ещё не вступив в должность, случайно, повторяю, чисто случайно, отправятся в прошлое и развалят один из самых глобальных магических заговоров за всю историю человечества… вы уж их за это не наказывайте слишком строго, ладно?
        Фон Бланкенхайм окаменел.
        Женька взглянул на него и захохотал. Маг наконец-то отправлялся туда, где мечтал оказаться больше всего на свете.
        Домой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к