Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Леонард Элмор: " Под Прицелом " - читать онлайн

Сохранить .
ЭЛМОР ЛЕОНАРД
        
        
        ПОД ПРИЦЕЛОМ
        Аннотация
        
        Джек Райан - симпатичный бродяга, чьи интересы лежат только вне закона. В поисках лучшей жизни он отправляется на Гавайи. Там Джек устраивается на работу в одну строительную организацию, руководит которой Рей Ритчи. Бизнес Ритчи нельзя назвать полностью официальным, так как он возводит свою недвижимость, не обращая внимания на постоянные протесты местных жителей. Понятно, что работа на такого типа не может принести ничего, кроме больших неприятностей, особенно такому шустрому парню, как Джек. И уже скоро правая рука Ритчи, Боб, советует ему убраться с острова подобрупоздорову. Но Джек не обращает на эту угрозу никакого внимания. К тому же на сцену выходят: судья северного округа Уолтер Кревес, который проявляет заинтересованность в "профессиональных" услугах Райана, и Нэнси Хейес - привлекательная мошенница, пытающаяся убедить Джека участвовать в ограблении Рея Ритчи. Джек заинтригован этими неординарными предложениями, но его интуиция подсказывает, что все это может оказаться обыкновенной подставой.
        Роман выходил также под заголовком "Большая Кража". В 2004 году был экранизирован.
        
        Глава 1
        
        Трое мужчин - помощник окружного прокурора, одетый в форму полисмен из департамента шерифа и мировой судья ДжинивеБич Уолтер Маджестик, - собравшись в подвальном помещении суда округа Холден, внимательно наблюдали за тем, как на небольшом киноэкране (сцена была заснята на шестнадцатимиллиметровой пленке "Эктахром") Райан избивал бригадирамексиканца.
        Райан, не сводя глаз с Луиса Камачо, поднял бейсбольную биту к плечу. Мексиканец маячил позади него, пригнувшись, отступая в сторону и одновременно вроде бы приближаясь к противнику.
        - Это один тип снимал фильм про сезонных рабочих, - пояснил помощник прокурора, принесший пленку. - И, случайно оказавшись на месте драки, все заснял.
        - В газете был снимок, - вставил мистер Маджестик.
        - Он же его и сделал. Когда кончилась кинопленка, начал фотографировать своим "роллеем".
        На экране Райан, надвигаясь на Камачо, начал вроде бы разворачиваться, чтобы занять позицию для удара, но мексиканец в этот миг отшатнулся. Завершив разворот, Райан рубанул, а помощник прокурора попросил:
        - Остановите здесь.
        Полисмен из департамента шерифа щелкнул рычажком проектора, действие на экране замерло, слегка сбившись с фокуса.
        - Нож видите?
        - Мексиканец позади парня, - заметил мистер Маджестик. - Ничего не поймешь.
        Действие продолжилось, кадр сфокусировался. Камачо все так же почти незаметно отступал в сторону, крепко прижав к боку левую руку, Райан двигался за ним. Снова, подняв руки к плечу, взмахнул битой, и помощник прокурора воскликнул:
        - Вот тут! Этот удар сломал ему челюсть.
        Пленка пошла очень медленно, в кадре был Райан, наносивший удар битой. Вот он развернулся, сделал шаг, изогнувшись всем телом, мышцы рук напряглись, запястья вывернулись, бита сбоку обрушилась на лицо Луиса Камачо. В этот миг оно напомнило вырезанное из дерева лицо ацтекской куклы без глаз или до того, как их на нем нарисовали. Большие темные очки Камачо повисли в воздухе, но еще держались на одном ухе. И хотя ноги мексиканца ниже колен не попали в кадр, казалось, под ними как бы не было опоры - сгорбившись, он словно парил в воздухе.
        - Ларри, - обратился помощник прокурора к патрульному, - крутите дальше, только дайте мне какойнибудь свет. Уолтер, я хочу прочитать вам заявление Луиса Камачо.
        Вспыхнувший наверху флюоресцентный свет лишил фигуры на экране резкости и детальности, но изображение осталось вполне четким. Когда свет достиг полной яркости, мистер Маджестик, мировой судья из ДжинивеБич, дважды моргнул, однако не отвел глаз от Джека Райана.
        - Он назвал свое имя, - начал помощник прокурора, - дату и время происшествия - двадцать шестое июля, около семи вечера, - а потом полисмен ДжейАр Коулмен предложил ему рассказать, как это произошло. Уолтер, вы слушаете?
        - Конечно. Продолжайте.
        - Дальше читаю.
        «Камачо: После ужина я пошел к автобусу и стал ждать Райана, который мне обещал его подремонтировать. Он все не появлялся, я пошел его искать и нашел на поле, где какието мужчины и ребятишки играли в бейсбол. Мужчины пили пиво, и почти все играли в бейсбол. Райан был с ними, хоть и не играл. Там стояли какието девушки, Райан с ними переговаривался. Я его спросил, почему он не чинит автобус, а он мне в ответ коечто непечатное. Я ему напомнил, что ремонт автобуса входит в его обязанности, а он мне опять непечатное. Я его...»
        - Прошу прощения, - перебил окружного прокурора мировой судья. - Ларри, это собственные слова того типа?
        Помощник шерифа заколебался:
        - Ну знаете, в протоколе записано, как принято.
        - А что сказал ему Райан?
        - Послал его в задницу.
        - Чего ж тут непечатного?
        - Уолтер... - Помощник прокурора, отметив место в тексте кончиком шариковой ручки, глянул на Маджестика. - Итак, Камачо продолжает:
        «В СанАнтонио я взял его в мою бригаду по одной причине - он назвался механиком, обещал починить автобус, если тот сломается. В общем, взял его, хоть и подозревал, что ему нужен только бесплатный проезд до Детройта...»
        - Он из Детройта? - удивился судья.
        - Из ХайлендПарка, - уточнил помощник прокурора. - Это одно и то же. Ну, Камачо дальше говорит:
        «Когда я опять попросил его починить автобус, он схватил биту и велел мне проваливать, пригрозил иначе голову снести. Я ему говорю, положи биту и мы уладим дело, а он кинулся на меня. Не успел я прикрыться или обезоружить его, как он ударил меня в плечо и по лицу».
        Помощник прокурора сделал паузу.
        - Вот, Уолтер. Слышали? "Не успел я прикрыться или обезоружить его..."
        - Как уже был сбит с ног, - досказал Маджестик.
        - «... он ударил меня в плечо и по лицу. Я упал, но сознания не потерял. Помню, собралось много народу, все меня разглядывали. Потом приехала полиция, вызвали „скорую“, меня повезли в больницу в Холдене, штат Мичиган».
        Дальше помощник прокурора стал читать быстрее:
        - «Данное заявление дано под присягой в присутствии свидетелей, моя подпись удостоверяет подлинность всех изложенных фактов и описанных мной событий».
        Помощник прокурора выпрямился и, глядя на мирового судью из ДжинивеБич, поинтересовался:
        - И что вы думаете, Уолтер?
        Мистер Маджестик, не отрывая глаз от размытого изображения на экране, ответил:
        - Думаю, замахнулсято он хорошо, да, похоже, удар слишком сильно ослабил.
        
* * *
        
        Боб Роджерсмладший доставил в здание окружного суда конверт с заработанными Райаном деньгами только к половине двенадцатого утра воскресенья и сообщил дежурному помощнику шерифа ДжейАр Коулмену, что привез и для кого. Тот проворчал, что они надеялись получить эти деньги еще вчера, так как ждут не дождутся, когда можно будет избавиться от этого типа Райана. Бобмладший пояснил, что накануне был занят, а Райану лишний день в тюрьме ничуть не повредит. Затем оставил конверт на конторке и вышел.
        Поправляя на голове соломенную ковбойскую шляпу с загнутыми полями, он спустился по лестнице окружного суда и перешел через улицу к темнозеленому грузовому пикапу. Райана надо было прождать минут пятнадцать, поэтому Роджерс развернулся и проехал по главной улице Холдена вверх к магазинчику Рексолла, где купил пачку сигарет и объемистый воскресный номер "Детройт фри пресс". А когда опять вернулся к суду, вновь развернулся на север и остановился на запрещенном для стоянки месте, Райану, по его расчетам, именно в этот момент выдавали шнурки от ботинок и велели выкатываться.
        
* * *
        
        - Подпишись внизу, - велел ДжейАр Коулмен Райану. Потом обождал, когда тот подмахнет бумагу, и только после этого выдал ему бумажник, ремень и конверт с деньгами, вытаскивая вещи из проволочной корзинки и выкладывая их на барьер.
        Пока Райан, открыв бумажник, пересчитывал лежавшие там три бумажки по одному доллару, затем просовывал ремень в петли пояса брюк цвета хаки, застегивался и засовывал бумажник в задний карман, ДжейАр Коулмен не сводил с него глаз. Наконец Райан взял конверт с деньгами и заглянул в него.
        - Это от компании. Сюда забросили, - пояснил дежурный помощник шерифа.
        - Не запечатано.
        - Таким и доставили.
        Райан изучил расчет и сумму, проставленные на конверте, вытащил деньги, насчитал пятьдесят семь долларов.
        - Хватит на дорогу домой, - сказал ДжейАр Коулмен. - В двух кварталах отсюда стоянка "Грейхаунда"1.
        Райан сложил конверт вдвое, сунул в карман рубашки. Затем замешкался, обшаривая карманы брюк, оглядывая барьер. Наконец, поднял глаза на Коулмена и объявил:
        - У меня была расческа.
        - Нету никакой расчески.
        - Знаю, что нету. Зачем комуто воровать расческу?
        - Не было у тебя расчески.
        - Нет, была. Я всегда ношу при себе расческу.
        - Если ее тут нет, значит, и не было.
        - Можно за десять центов новую расческу купить, - проворчал Райан. - Чистую. Зачем комуто воровать чужую расческу?
        - Если хочешь, - предложил дежурный помощник шерифа, - я тебя сам в автобус посажу.
        - Все в порядке, - отозвался Райан. - Увидимся.
        - Лучше не надо, - буркнул Коулмен.
        
* * *
        
        Боб Роджерсмладший ждал, когда Райан заметит грузовой пикап. Он не мог не заметить белой надписи на дверце "Ритчис фудс инкорпорейтед, ДжинивеБич, Мичиган". Но тот, небрежно спускаясь по лестнице окружного суда, сначала поглядел по сторонам, затем на верхушки деревьев, на небо. Бобмладший сидел, высунув локоть в окошко. Пока Райан приближался к пикапу, он надвинул на глаза соломенную ковбойскую шляпу с круто загнутыми полями, положил руку на руль. Роджерс знал, что Райан собирается открыть дверцу, и разрешил ему это, однако не больше.
        - Хочешь кудато проехаться?
        Райан глянул на него снизу вверх:
        - Ты ведь едешь на север, правда?
        - Правда, - подтвердил Бобмладший. - А ты на юг. Сто пятьдесят миль на юг до Детройта.
        - Думал сперва забрать свои шмотки.
        - Не нужны тебе шмотки. Тебе нужен только билет на автобус. Или перейди улицу и голосуй, подняв палец.
        Райан глянул на север вверх по улице, щурясь на солнечный свет, оглядел выстроившиеся вдоль нее магазины, стоявшие перед ними машины, снова повернулся к Бобумладшему и спросил:
        - Сигарета найдется?
        - Нет, не найдется.
        - А что там в твоем кармане такое квадратное?
        - Просто в кармане коечто квадратное, - ответил Бобмладший.
        - Ну, пока! - Райан захлопнул дверцу и двинулся по тротуару.
        Бобмладший следил за ним. Обождал, пока тот дойдет до угла, потом толкнул пальцем рычаг передачи, тронулся, не отъезжая далеко от тротуара, легонько придерживая руками тонкое рулевое колесо. Поравнявшись с Райаном, окликнул его:
        - Эй, парень, я ведь не закончил с тобой разговор. - Затем проехал немного вперед, остановился, чтобы Райану пришлось подойти, и добавил: - Хочу сказать тебе коечто.
        - Давай!
        - Подойди чуть поближе, чтобы я не орал. - Бобмладший свернул лежавшую рядом воскресную газету и потянулся к окну, положив руку на спинку сиденья.
        - Ну? - буркнул Райан.
        - Слушай, за две недели, что ты жил со сборщиками, мы ведь с тобой не особенно разговаривали, правда?
        - Пожалуй.
        - Точно так. Стало быть, ты не знаешь меня, правда?
        Райан кивнул в ожидании продолжения.
        - Мы никогда с тобой не разговаривали потому, что я не мог выдумать ни единой причины, по которой мне надо было бы с тобой пообщаться, - разъяснил Бобмладший. - Но сейчас скажу тебе коечто. Отправляйся домой, парень. Говорю это ради твоей же пользы. Ведь даже если на самом деле ты не белый, то хоть с виду белый, поэтому я делаю тебе одолжение.
        Райан молча глядел на взрослого мужчину в надвинутой на глаза ковбойской шляпе - крутого деревенщину с фермы в ДжинивеБич, с огромными руками, тяжелее его фунтов на тридцать и лет на десять, наверное, опытнее. А еще у него окажется чисто белый лоб, думал Райан, если он когданибудь снимет эту дурацкую шляпу. Ему ни разу не доводилось видеть Бобамладшего без шляпы.
        - Больше ты у меня не работаешь, - продолжал между тем Роджерс, - поэтому по закону не обязан делать то, что я говорю. Только мне известна одна основательная причина, по которой ты должен отсюда убраться, и как можно скорее. Понимаешь, в чем дело?
        "Господи, Иисусе Христе!" - пробормотал про себя Райан, а вслух произнес:
        - Нет. В чем?
        - Дело в Лу Камачо. - Бобмладший сделал паузу, чтобы собеседник переварил сообщение. - Нельзя бить руководителя бригады перед его людьми. Если он узнает, что ты еще тут, отправит когонибудь пырнуть тебя ножом, да так быстро, что ты и не почувствуешь.
        - Я об этом не подумал, - признался Райан.
        - Бывает. А мне придется столько времени просиживать задницу с копами - шерифскими и из полиции штата, - что я не соберу огурцы аж до самого Рождества, - добавил Бобмладший. - Понимаешь, о чем я?
        Райан кивнул:
        - Про огурцы я тоже не подумал.
        - По этой причине ты нынче свободный мужчина, подытожил Роджерс.
        Райан снова кивнул:
        - Ясно.
        Но Бобмладший все еще смотрел на него.
        - Нет, тебе не ясно. Ты чересчур тупой. Поэтому я тебе объясню, а ты послушай. Компания "Ритчис фудс" выкинула тебя, потому что эта компания выпускает пикули. Там делают сладкие пикули, с укропчиком, нарезанные для гамбургеров, и еще всякую всячину. Пикули укладывают в банки и продают. Только, парень, крупные переросшие огурцы для этого не годятся. А это значит, что их надо снять до того, как они совсем вырастут, то есть в данное время года только успевай поворачиваться. Но урожай не собрать, если распроклятые сборщики будут торчать в какомнибудь распроклятом зале суда. Теперь ясно?
        - Ну, чем быстрее заберу мои шмотки, тем скорее уеду, - скупо улыбнулся Райан. - В таком случае, почему бы тебе не подбросить меня до лагеря? Я хочу сказать, раз уж ты едешь в ту сторону.
        Роджерс покачал головой, как бы давая понять, до чего ему трудно отделаться от этого парня. Наконец, решил:
        - Ладно. Заберешь барахло и отвалишь. Идет?
        - Так точно, сэр, - усмехнулся Райан. - Премного благодарен.
        
* * *
        
        По пути он читал воскресные комиксы, опубликованные на первой странице, потому что разворачивать и мять газету Бобмладший не разрешил, объяснив, что везет ее мистеру Ритчи. Но Райану на это было наплевать. До лагеря всего миль пять, влево от хайвея. Он гадал, не собирается ли Бобмладший, подбросив его, ехать дальше в ДжинивеБич - еще две мили к северу, где хайвей резко обрывается у озера Гурон, но тот свернул на насыпную дорогу из гравия, что вела прямо в лагерь, держась на одной скорости, крепче взявшись за руль, чтобы пикап не съезжал с колеи. Что ж, и то хорошо. Пускай себе выпендривается, если хочет. Райан чувствовал себя отлично. Всегда хорошо себя чувствуешь, когда с чемто покончишь. После недели в холденской тюрьме даже поля огурцов, уходящие вдаль по обеим сторонам дороги, выглядят хорошо. Можно расслабиться, не спешить, умыться, собрать барахло, потом отправиться пешком к хайвею. Уже сегодня днем, часам к четыремпяти, он должен быть в Детройте. Затем стал думать о том, что сделает, добравшись домой. Примет горячий душ и поест, позже, может быть, выйдет хлебнуть пивка. А может быть,
просто ляжет в постель - в настоящую для разнообразия.
        Вдалеке показались постройки компании. Они напомнили ему снимок, когдато увиденный в "Лайф": заброшенный армейский пост времен Второй мировой войны. Потрепанные непогодой бараки, умывальня, отхожее место на тесно застроенном участке; с незапамятных времен стоят эти серые стены; окна забиты досками, ставни выбиты; в сорняках, разросшихся рядом с постройками, старые газеты, конфетные фантики и всякий другой мусор. Странно, что на дороге не видно ребятишек. Их тут всегда полно. Мало кто из взрослых выходит на улицу, если не направляется в поля или не возвращается с них, а малышня всегда бегает. Кажется, будто в восьмидесяти семи семьях, живших в лагере в этот сезон, сотни детей. Но тут Райан вспомнил, что нынче воскресенье. Ребятишки наверняка на мессе, или готовятся туда идти, или прячутся гдето в деревьях.
        И точно. Вскоре он увидел людей, идущих от бараков к вязам, тем, что выстроились на левой стороне от дороги. В их тени приезжающий по воскресеньям священник всегда устанавливал карточный столик, который служил ему алтарем. Так же было и на сей раз. Свой "олдсмобил" священник поставил подальше, в стороне от дороги, и, спрятавшись за машиной, надевал облачение. Две женщины, накрыв карточный столик белой тканью, водружали на него распятие и служебник.
        - Вот тут, - сказал Райан.
        - Где?
        - У этого барака.
        Боб ухмыльнулся, нажал на тормоза, оглянулся в заднее окно.
        - Холостяцкие апартаменты. - И выпустил Райана со словами: - Ну, так помни...
        Райан побрел к бараку. Он слышал, как пикап завелся, а через миг скрипнули тормоза - грузовик снова остановился, но не стал оборачиваться. С него хватит! Он вдоволь нагляделся на этого бугая, а также его наслушался и нисколько не будет возражать, если Бобмладший навсегда исчезнет из его жизни.
        Вскоре Райан открыл дверь барака, вошел в полумрак, пропахший плесенью. Когдато здесь, видимо, стояла какаято техника или хранились инструменты, теперь грязный пол устилали газеты, на которые были брошены куски джутовой ткани и старый соломенный половик. Тут они жили втроем. Теперь барак останется в распоряжении Билли Руиса и Фрэнка Писарро. Он обрадовался, что их нет.
        Открыв дверь, Райан первым делом увидел свое собственное изображение, вырезанное из "Фри пресс" и пришпиленное к стенке между фотографиями Эла Кейлина и Тони Олива: он с битой в руках, а Луис Камачо на земле. Надпись под фото гласила: "Сезонный рабочий после скандала избил бригадира". Далее шел текст:
        «В результате расхождения во мнениях Джек К. Райан поскандалил с Луисом Камачо, руководителем бригады сезонных сборщиков огурцов из Техаса, работающих в этом месяце на полях Мичигана. Луис Камачо был госпитализирован. Райан задержан по обвинению в преступном нападении и ожидает следствия».
        Еще там чтото было про какогото типа, снимавшего кино и случайно оказавшегося на месте происшествия, но он не дочитал до конца, стащил с себя рубашку, подошел к своей койке. Его мыло и безопасная бритва лежали на полке. Он взял их одной рукой, перебросил через плечо полотенце и снова вышел.
        Пикап все еще стоял на дороге, а Бобмладший, выбравшись из него, маячил у водительской дверцы темнозеленого "линкольна" с откидным верхом. Раньше Райан никогда не видел этот автомобиль так близко. Он всегда проезжал лишь вдалеке, а за ним вздымался шлейф пыли. Тогда сборщики распрямлялись над огуречными грядками и ктонибудь говорил: "Вон едет мистер Ритчи".
        И все долго смотрели ему вслед, пока темнозеленая машина не исчезала из виду.
        Теперь, проходя мимо пикапа, Райан хорошо разглядел мистера Ритчи и признал, что тот неплохо выглядит: лет сорока пяти, солнечные очки, высокий загорелый лоб, темные волосы, начинающие редеть. Потом глянул на сидевшую рядом с ним девушку, в больших круглых темных очках, как у Одри Хепберн. Она читала воскресные комиксы и, пока он на нее смотрел, отбросила с лица кончиком пальца прямые длинные, ниже плеч, темные волосы. На вид молодая девица вполне годилась мистеру Ритчи в дочери, но Райан откудато знал, что она никакая ему не дочь.
        Когда он шел, мистер Ритчи и Бобмладший наблюдали за ним, а когда приблизился, Роджерс, взявшись одной рукой за дверцу машины, а другой подбоченившись, чуть повел головой в сторону, подозвав его поближе. Райан слышал музыку, доносившуюся из "линкольна" с откидным верхом, видел священника в зеленом облачении и коленопреклоненных людей перед карточным столиком, превращенным в алтарь.
        - Мистер Ритчи желает, чтобы я тебе напомнил - ты тут больше не нужен, - произнес Бобмладший.
        - Уйду, вот только помоюсь. - Он чувствовал, что девушка оторвалась от лежавших на ее коленях комиксов, но смотрит не на него, а на Роджерса. Поэтому, когда заговорил мистер Ритчи, даже чуть повернулся - с полотенцем через плечо, держа один его конец прямо перед собой, - чтобы дать девушке возможность разглядеть его руку - туго напрягшийся упругий коричневый бицепс.
        - Ты ведь не сборщик, правда? - спросил мистер Ритчи.
        - До нескольких последних недель никогда не был.
        - А зачем нанялся?
        - Надо было чемто заняться.
        - В Техасе не работал?
        - Играл одно время.
        - В бейсбол?
        - Да, сэр, во что ж еще летом играть.
        Мистер Ритчи уставился на него и, немного помолчав, сказал:
        - Я так понял, тебя уже арестовывали. За что?
        - Ну, один раз за сопротивление. - Райан умолк.
        - А еще?
        - Другой раз за вэпэ.
        - Что такое "вэпэ"? - поинтересовалась девушка. Теперь он прямо взглянул на нее - симпатичный нос, большие круглые солнечные очки, темные волосы, плотно обрамляющие лицо.
        - Взлом и проникновение с преступными целями, - пояснил Бобмладший.
        Не сводя глаз с Райана, девушка протянула:
        - А! - и снова нежным, почти ласкающим движением отбросила волосы кончиком пальца.
        Должно быть, ей лет девятнадцать - двадцать, решил Райан. Стройненькая, загорелая, в белых шортах и топе в синежелтую полоску, смахивающем на верх старомодного купальника, она сдвинула комиксы с коленей на сиденье, чтобы Райан, Бобмладший и любой желающий могли полюбоваться ее красивыми загорелыми ногами.
        - Катер мы привели, - сообщил между тем мистер Ритчи Бобумладшему. - Оставили у прибрежного дома.
        Бобмладший выпрямился.
        - Ладно. Тогда я его прихвачу.
        - Я возвращаюсь в Детройт около половины пятого. После этого можешь в любое время взглянуть на катер.
        - Ладно, - отозвался Бобмладший. - Вернетесь в пятницу?
        Мистер Ритчи опять взглянул на Райана:
        - Если хочешь собрать вещи и уйти, мы не собираемся тебя задерживать.
        - Не знаю, закончили ли вы со мной разговор, - откликнулся тот.
        - Закончили.
        - Просто помни, - добавил Бобмладший. Райан не сводил глаз с мистера Ритчи.
        - Только я вот подумал, вы говорите, что едете в Детройт...
        - Я тебе что сказал? - Загнутые поля ковбойской шляпы Бобамладшего приблизились к нему. - Я сказал: сейчас же! Знаешь, что это значит? Это значит, что ты уберешься немедленно. Сию же минуту.
        Райан чувствовал, что девушка наблюдает за ним. Отвел глаза от мрачной физиономии мистера Ритчи, одарил ее фирменной улыбкой паймальчика Джека Райана, пожал плечами и, как только увидел, что она тоже собирается в ответ улыбнуться, пошел в сторону умывальни.
        Когда же снова вышел на солнечный свет, выбритый, чистый, очень даже неплохо себя ощущающий, автомобиль с откидным верхом и пикап исчезли.
        Чувствуя себя както странно без рубашки, Райан бросил взгляд вдаль, на тень под вязом, священника в зеленом облачении и коленопреклоненных перед карточным столиком, превращенным в алтарь. Ему хотелось поторопиться, но он заставил себя не спешить. Черт возьми, тут же не церковь! Если священнику вздумалось превратить это место в церковь, его дело.
        - Sursum corda2, - долетели до Райана слова. И хор людских голосов поддержал их погромче:
        - Habemus ad Dominum3.
        Священник не говорил поиспански, и люди заранее, за несколько недель, уговорили его служить мессу на латыни.
        - Gratias agamus Domino, deo nostro4, - произнес священник.
        "Dignum et Justus est"5, - прозвучали слова в памяти Райана. У него оставалось минут пятнадцать, чтобы убраться, пока народ еще на мессе. Иначе ктонибудь из подружившихся с ним обязательно остановится на солнцепеке, заведет бесконечную болтовню, дай им только такую возможность. Так как Марлен Деси видно не было, он решил, что она, наверно, гдето в тени под вязами. Ну и хорошо, что ее не видно. Он ничего ей не обещал и не знал, что мог бы ей сказать. Вероятно, в конце концов ляпнул бы, что какнибудь заглянет в СанАнтонио с ней повидаться, наговорил бы еще кучу всякой белиберды. Билли Руис и Фрэнк Писарро его не заботили. О них он даже не думал, пока не заметил грузовик Писарро, синий «форд», превратившийся в фиолетовый, с корпусом и крыльями в пятнах ржавчины.
        Они ждали его в бараке. Билли ухмыльнулся, продемонстрировав жуткие зубы, Фрэнк лежал на койке, в ботинках и темных очках.
        - Эй, Фрэнк! - окликнул его Билли Руис. - Поглядика, кто пришел.
        Писарро и так смотрел прямо на Райана, но всетаки чуть приподнял голову, изобразил удивление:
        - Прямо в самое время, старик, а?
        - Как будто знал, на что мы наткнулись, - заметил Билли Руис.
        - Ну конечно, - подтвердил Писарро. - У него нюх на такие дела.
        Райан поставил на свою койку рюкзак. Надел чистую рубашку, а все остальное имущество запихнул в него.
        - Ему кажется, будто он уезжает, - произнес Писарро. - Лучше скажем ему, что мы тут обнаружили.
        Глава 2
        
        - Вон, - показал Билли Руис. - Коричневый, поэтому среди деревьев не очень виден.
        - Я вижу, - отозвался Райан.
        - Те ребята, что с парусником, из этого дома. И помоему, те, что разводят костер, тоже.
        - Сколько их там всего, потвоему?
        - Не знаю. Двадцать машин. Фрэнк говорит, наверное, начали съезжаться еще до полудня.
        - Пока мне это нравится, - заметил Райан. Он курил тонкую, наполовину уже сгоревшую сигару и, признаться, отлично с ней смотрелся, потому что знал, как с этим куревом обращаться - легко сжимал зубами, дурака не валял, не пускал клубы дыма.
        Они шли вдоль берега, на котором набегающие волны оставляли мокрую гладкую песчаную полосу. Шли босиком, закатав штаны до колен, засунув в задние карманы туфли на резиновой подошве. Оба были в темных очках и рыбацких кепках с козырьком. Двигались не спеша, как ни в чем не бывало, словно двое парней из какогонибудь коттеджа, стоявшего выше на склоне, в двухстах футах от воды, вышедшие на общественный пляж слегка поразмяться, поглазеть на катера, лодки и отдыхающий народ. Правда, к этому времени почти все купальщики и загорающие разошлись по домам, хотя дети еще играли, копаясь в песке, а несколько человек тоже, вроде них, прогуливались вдоль берега.
        - Как тебе нравится вон та, в красном купальнике? - спросил Билли Руис.
        - Может быть, через пару лет, - ответил Райан.
        - Старик, ты не прав, молодая самая сладкая.
        - Лучше эта.
        Из стоявшего на берегу магазина вышла девушка в темных очках и белом бумажном спортивном свитере, который едва прикрывал загорелые бедра. Изпод свитера выглядывал купальник.
        - Не разглядишь, что у нее там, - заметил Билли Руис.
        - Хорошо двигается.
        - Теперь можно как следует рассмотреть дом, - сказал Билли Руис.
        Двухэтажный дом, обшитый коричневым гонтом, казался столь же старым и вечным, как растущие совсем рядом с ним сосны. Его мрачный вид оживлял лишь белый квадрат - то ли какаято матерчатая вывеска, то ли флаг, натянутый между двумя столбиками веранды. Подойдя поближе, они прочли написанное красными буквами на белом полотне: "Ежегодный пикник бывших питомцев "АльфаХи"6.
        На веранде находилось всего несколько человек, большинство "бывших питомцев" с женами, шезлонгами и подстилками расположились цыганским табором на пляже, небольшие кучки людей стояли у причалившего к берегу парусника и вокруг разведенного костра, сжимая в руках бумажные стаканчики или бутылки пива.
        - Мне это нравится, - заметил Райан, щурясь на дом и слегка пожевывая кончик сигары.
        - Может, зайдем, прикинемся дурачками?
        - Нет, пройдем мимо. А потом вверх через рощу.
        - Я бы не возражал еще пивка выпить.
        - Только полегче.
        Они приблизились к компании возле парусника. Билли Руис направился было в сторону, но Райан схватил его за руку и потащил дальше по берегу. Затем замедлил шаг, оглядывая фибергласовый корпус лодкикатамарана. Билли Руис даже подумал: "Боже, уж не собирается ли он с ними заговорить?" А когда миновали людей, спросил:
        - Ты хотел, чтобы они тебя заметили?
        - Никогда не видал такой лодки, - ответил Райан. - А ты? У нее как бы два корпуса.
        - Старик, чего ж ты не попросился с ними прокатиться?
        Райан усмехнулся с сигарой во рту, оглянулся на дом.
        - Ладно, уже далеко отошли, хватит.
        Они повернули от берега, взобрались на пустынный откос, заросший кустарником и молодыми соснами. Остановились, чтобы обуться, потом двинулись между деревьями к частной подъездной дорожке. Слышался шум от машин, проезжающих по хайвею Шорроуд за купой деревьев, но отсюда их не было видно.
        Частная подъездная дорожка оказалась хорошей и действительно частной: автомобили выстроились по обеим ее сторонам и перед приколоченной к дереву табличкой с надписью "Вот вы и приехали!". Ниже на ней было еще чтото написано мелкими буквами.
        - Симпатичная публика, - высказался Райан. - Симпатичная деятельная компания.
        Билли Руис посмотрел вдаль на дорожку с машинами.
        - Чертов Писарро, - буркнул он.
        Райан ощутил легкий спазм в желудке, но это естественно, тут ничего не поделаешь. Он стоял спокойно, засунув руки в карманы, и наблюдал за Билли Руисом. А тот щурился и хмурился, сгорбив костлявые плечи; отошел на несколько шагов, повернул обратно, пнул камень, потом вытащил сигарету из кармана рубашки и, прежде чем ему удалось прикурить, сжег три спички.
        Было около четверти пятого. Если бы Райан вышел из лагеря как намеревался, сейчас был бы уже в Детройте. Но Писарро и Билли Руис его отговорили. Около полудня они заскочили в магазинчик за сигаретами, а там оказались эти самые "бывшие питомцы", которые покупали упаковки пива, лед и всяческие закуски. Писарро и Билли Руис последовали за ними к дому на берегу. "Знаешь, старик, - говорили они Райану, - так он там и стоит, этот дом, нас дожидается, словно именно о нем мы толковали субботними вечерами за вином и текилой. Старик, нельзя тебе сейчас ехать домой. Может, позже. Ну, хотя бы взгляни на него".
        В общем, взяли они коробку холодного пива, проехали мимо этого дома к национальному парку, выпили там по три банки пива каждый и обсудили все это. Райан хотел, чтобы в дом вместе с ним пошел Писарро, но тот заявил, что поведет грузовик, потому что это его грузовик. "Можешь потом повести", - возразил Райан. А Писарро отнекивался: "Один я его вожу, никто больше". - "Фрэнк, - сказал тогда Райан, - если Билли сделает вмятину на этом сукином сыне, мы тебе заплатим". Нет, Писарро ничего не хотел слышать. "Я поведу, - отрезал он, - и никто больше". Ладно, подумал Райан. Чего спорить? Хорошо бы двинуть ему в зубы и утихомирить, да лучше покончить с этим и убраться. И они с Билли Руисом пошли к берегу.
        - Явится, - сказал теперь Райан.
        - Он не знает, что мы так надолго задержались.
        - Тогда за что ты его ругаешь? - Не успел он договорить, как они услышали стук дверцы и увидели выезжавшую задом из двора за коричневым домом машину. Автомобиль направился в другую сторону.
        Билли Руис замер на месте.
        - Куда это он?
        - За горчицей поехал, - ответил Райан. - Уголь для жарки, бифштексы и картонные тарелки привезли, а его жена забыла горчицу.
        Глядя вслед автомобилю, он увидел, что тот прижался к обочине, а навстречу ему мчится грузовик Писарро.
        - Вот и наш приятель, - объявил Райан.
        Билли Руис промолчал и только выдохнул сигаретный дым.
        - Вы уже давно должны были быть тут, - остановившись, возмутился Писарро. - Я приезжал, а вас не было.
        - Задержались дольше, чем думали, - пояснил Райан. - Все в порядке? - "Первый и последний раз", - подумал он и обратился к Писарро: - Жди здесь. Даже если ктонибудь явится, все равно жди на месте.
        - А вдруг копы?
        - Тогда, может быть, обо всем позабудем?
        - Слушай, я просто хочу уточнить. Вот и все.
        - А кто точно знает? - буркнул Райан.
        Он подошел сзади к грузовику, вытащил пустую коробку изпод пива. Затем глянул на Билли Руиса, и они оба направились к коричневому дому. Во рту у Райана все еще торчал маленький окурок сигары.
        - А вдруг за нами ктонибудь следит? - спросил Билли Руис.
        "Больше никогда в жизни", - подумал Райан, а вслух произнес:
        - Билли, а что мы делаем? Пиво доставляем.
        Они прошли мимо машин, стоявших на подъездной дорожке, а пробравшись между ними, оказались во дворе.
        - Ты жди тут, - велел Райан. - Жди моего сигнала. Если я тебе его не подам, не ходи, а если подам - иди сразу же. Понял?
        Билли Руис сосредоточенно кивнул. Он смотрел на Райана, который пробирался меж рядами стоявших во дворе машин, неся пивную коробку обеими руками, будто полную. Потом увидел, как Райан поднялся на веранду, поставил коробку, постучал в дверные жалюзи. Обождал, придвинулся, вгляделся сквозь жалюзи, прикрывая одной рукой глаза от света. Снова взял коробку и вошел в дом.
        Билли Руис ждал. Он знал - эта роль наихудшая. С Шорроуд за деревьями доносился шум мчащихся машин. Билли обернулся, глянул вниз подъездной дорожки. Фрэнк Писарро стоял возле грузовика и глядел в их сторону. Господи, вот идиот, торчит там! "Сядь в машину!" - мысленно прокричал Руис. Потом его взгляд метнулся к дому, и уже не стало времени беспокоиться насчет Писарро - в дверях, подзывая его, стоял Райан. Билли заспешил мимо машин, поднялся на веранду, доверяя теперь только Райану, целиком передав все дело в его руки.
        Тот вытащил изо рта окурок сигары, схватил Руиса за плечо, притянул к себе.
        - Ктото есть в гостиной, - тихо проговорил он. - Но помоему, у нас все в порядке. Гостиная в конце коридора, а лестница примерно посередине. Я пойду вперед. Ты понесешь коробку и пойдешь за мной, только не сразу. Если услышишь, что я с кемнибудь разговариваю, уходи. Уходи, но не беги.
        Вот так. Очень просто. Точно совещание игроков на футбольном поле. Ты иди в обход и срезай. А ты - напрямик и в прорыв. Я буду пробиваться в любую щель. Может, получится, может, нет.
        Билли Руис прошел следом за Райаном через кухню - никогда такой раньше не видел - в холл и теперь только услышал в гостиной женский голос и смех. В холле царил полумрак, но лестницу освещал свет, падающий из двух окон на площадке второго этажа. Он видел, как Райан поднялся и свернул за угол. Билли не помнил, как тоже преодолел подъем, а когда попал в коридор наверху, Райан уже отыскал комнату, где мужчины из "АльфаХи" переодевались в купальные костюмы. Они оба вошли туда и заперли дверь.
        - Загляни в ванную, - велел Руису Райан.
        Он взял у него коробку изпод пива, поставил ее на кровать, положил окурок своей сигары в пепельницу на ночном столике, потом начал обшаривать шорты и брюки, брошенные на постель, стулья, комод, вытаскивая бумажники и бросая их в пивную коробку. Затем проверил карманы в поисках денег. Серебра не брал. Перетряхивая одежду, оглядел комнату, заметил два окна, которые, судя по всему, находились на боковой и на задней стенах дома. Хорошо. Заднее окно должно выходить на крышу веранды.
        - Там еще одна спальня, - доложил Билли Руис. Вид у него был изумленный, отчасти испуганный. - С женской одеждой.
        - Проверю, - отозвался Райан. - Жди тут.
        Он прошел через ванную в смежную спальню, закрыл и запер дверь в коридор, повернулся к кровати, на которой лежала женская одежда, как и мужская, аккуратными и неаккуратными стопками. "Интересно, кто с кем?" - подумал Райан. Вышло бы неплохое занятие, если бы было время, - попробовать подобрать подходящие пары. На комоде и столике заметил семь сумочек. Он принес их в мужскую спальню, свалил на кровать, стал вытаскивать бумажники, где они были, и проверять боковые кармашки в поисках денег. Надо просто собрать все бумажники, а уж потом их разглядывать.
        Очистив сумочки, Райан отнес их обратно в женскую спальню. Хоть бы раз все они оказались в одном месте. Но боже мой, только семь тут, а остальные, видимо, раскиданы по всему дому. Когда настанет пора уезжать, здорово нагрузившиеся женщины будут носиться тудасюда, причитая: "Никак не найду мою сумочку!" А мужья, нагрузившиеся еще больше жен, будут ворчать: "Ну куда же ты ее подевала?" Начнут проверять свои карманы, но ничего в них не найдут, кроме носовых платков да расчесок.
        Райан задержался в ванной, открыл аптечку. Забавно с этими аптечками - полнымполно всякой белиберды: лекарств, косметики, какой он никогда в жизни видел. Взял с полки флакон "Джейд Ист" и, исследуя этикетку, вошел в спальню.
        Билли Руис уставился на него широко вытаращенными глазами:
        - Что ты делаешь?
        Райан растер подбородок лосьоном после бритья, поднял палец, поднес его к носу, замер. Обождав, осторожно закрутил пробку, бросил флакон на постель. И тут с лестницы донесся звук. Потом послышались шаги в коридоре. Ручка двери повернулась.
        Стоявший у дальней от двери стороны кровати Райан увидел повернувшуюся ручку и одновременно выражение лица Руиса. "Надо к нему подойти, - подумал он. - Дотронуться до него". Тихо метнулся к Руису, стоявшему в ногах кровати, схватил его за плечо.
        Ручка вновь завертелась тудасюда, ее крутили, дергали и толкали.
        - Эй, кто там? - Пауза. - Нука, откройте!
        Райан еще обождал, потом сказал:
        - Минуточку, - и шагнул к платяному шкафу. Перебрал висевшие там свитеры, спортивные куртки, брюки. Нашел три пачки купюр, бросил их в пивную коробку.
        - Что вы там делаете? Мне надо в ванную.
        - Пойди в другую.
        - Эй, кто это?
        - Слушай, мы... выйдем, если ты уйдешь.
        - Кто это "мы"?
        Молчание. "Пускай голову поломает", - подумал Райан, хотел еще чтото сказать, но не был уверен, стоит ли это делать.
        Дождался, пока не услышал шаги в коридоре и звук закрывшейся двери - должно быть, другой ванной. "Теперь, - думал Райан, - этот сукин сын ее снова тихонько откроет, начнет дожидаться, кто отсюда выйдет. Ну что ты скажешь про такого субъекта?!"
        - Пора идти, - обратился он к Руису. Подошел к заднему окну, выходившему на веранду, открыл жалюзи, подал Билли знак взять пивную коробку.
        Они вылезли. Райан лег на живот на краю крыши и прислушался не шевелясь. Потом не стал медлить, перевалился через край, держась за водосточный желоб, и спрыгнул. Билли Руис спустил ему коробку и тоже спрыгнул. Они пробрались сквозь кусты и деревья сбоку от дома, направляясь к подъездной дорожке и грузовику Писарро. Шли не спеша - шагом, потому что так велел Райан.
        Глава 3
        
        На Шорроуд Фрэнк Писарро свернул налево к ДжинивеБич, находящемуся в четырех милях, и держался на сорока, переключившись на третью скорость. Райан, сидевший в кузове позади него на своем матерчатом рюкзаке, открыл коробку изпод пива и тронул за плечо Писарро:
        - Эй, давай полегче.
        Писарро глянул в зеркало заднего обзора, потом вперед на двухполосную дорогу и еще сбросил скорость в дневном воскресном потоке машин.
        Райан посмотрел в переднее окно. Главное - не спешить. Никогда нельзя спешить. Он выпрямился, глянул в заднее окно. Ничего. Несколько автомобилей тащатся позади, едут своей дорогой. Билли Руис подвинулся ближе и встал на колени, когда Райан принялся опустошать коробку, бросая на пол бумажники и банкноты, а он стал разглаживать их руками, забавляясь, наслаждаясь прикосновением к ним.
        - Сколько, потвоему? - поинтересовался Руис.
        - Не знаю. Тридцать пять бумажников.
        - Мы когото пропустили.
        - Наверняка. Некоторые не переодевались. Или переоделись в другой комнате.
        Билли Руис ухмыльнулся:
        - Хотелось бы мне посмотреть на физиономию того парня, что шел в ванную, а?
        Один за другим они очищали бумажники, заглядывая в отделения для визитных карточек и в кармашки, затянутые целлофаном, но вынимали только банкноты. Пустые бумажники бросали обратно в коробку. Потом Билли Руис протянул добычу Райану. Тот разложил банкноты по достоинству, снова собрал в пачки и начал считать.
        - Неплохой день, - наконец констатировал он.
        - Сколько? - поинтересовался через плечо Писарро. Оказалось ровно семьсот семьдесят долларов. Повезло.
        Несмотря на тяжкое предчувствие, все прошло хорошо. Даже сумма казалась знаком удачи - семьсот семьдесят. Отсчитав двести долларов, Райан протянул их Билли Руису:
        - Это Фрэнку. - Но заколебался, взял назад сотню и отдал ее Билли. Отсчитан ему еще двести. - А это тебе.
        - Эй! - Писарро держал деньги на виду, на руле. - Это что за доля?
        - Твоя, - пояснил Райан.
        - Сколько же ты всего взял?
        - Семьсот.
        - А мне, значит, только сотню, и все?
        - Такая уж плата за ожидание в грузовике.
        - Старик, я же тебе сказал. Я задолжал Камачо четыреста пятьдесят долларов.
        - Правильно, - подтвердил Райан. - Сказал. Билли Руис уставился на него. Райан, почувствовав его взгляд, посмотрел прямо в костлявую желтоватую физиономию с широко вытаращенными остановившимися глазами.
        - Я в грузовике не сидел, - объявил Билли Руис.
        - Ты что, Билли, жалуешься?
        - Я с тобой ходил.
        - А без меня пошел бы?
        Руис ничего не ответил. Теперь он смотрел в переднее окно на дорогу и автомобили, бежавшие перед ними. Райан опустил глаза на деньги, начал их складывать, но попрежнему видел Билли Руиса. Тупой ублюдок, тупой сборщик огурцов! В одиночку Руис и близко к дому не подошел бы. Даже мимо не прошел бы. Тупой костлявый пустоглазый хорек, вечно треплется про всякие места, где бывал, хвалится, сколько может выпить, рассказывает про всех девок, которых имел; вечно ходит в слишком длинных штанах, обвисших на заднице; тупой до того, что даже не догадывается о своей тупости; торопыга, костлявый и безобразный.
        Райан вытащил из пачки денег две двадцатки и десятку, ткнул Руиса в плечо. Руис бросил на него пустой взгляд, затем, увидев деньги, ухмыльнулся. Обрадовался. Пятьдесят баксов. Господи!
        А Писарро пускай умоется. Дела с ними покончены, всем заплачено.
        Мысли, однако, не отставали. Не надо было вообще позволять им в это впутываться, думал Райан, а потом велел себе позабыть обо всем. Со временем пройдет, он перестанет по этому поводу беспокоиться и все снова обдумывать. "Только вообрази, сколько всякого уже было и никогда больше не вспоминается", - сказал он себе.
        - Эй, глядика! - проговорил Билли Руис. Он стоял на коленях на переднем сиденье и, опустив голову, указывал кудато влево от дороги. - Видишь, вон поле для гольфа? А дальше... - Билли обождал, пока они проехали мимо канав и разбросанных пятен травы, - вон, видишь, повыше? Туда дорога идет. Вон, видишь табличку?
        На цепях между двумя столбиками висела доска, выкрашенная в зеленый цвет. На ней белыми буквами было написано название поселка "Пойнт". А ниже, помельче: "Частное владение".
        - Помнишь, я тебе рассказывал? - продолжал Билли Руис. - Вот это то самое место. Тут кругом богачи живут. Старик, дома у них тут большиепребольшие. Господи Иисусе, тот коричневый рядом с ними - просто паршивый курятник.
        Райан смотрел в заднее окно. Проехали мимо въездной дороги, двинулись дальше мимо очередных канавок. Он отметил, что за ними едут все те же машины.
        - Ты тут был?
        - Я ж тебе говорил, - ответил Билли Руис. - В прошлом году заглянули, а нас выкинули.
        - Кто вас выкинул?
        - Не знаю. Какойто тип.
        - Полисмен?
        - Нетнет. Вроде сторожа. Там у поворота дороги маленький домик. Оттуда он на нас и выскочил.
        - Не знаю, - протянул Райан. - Я бы увидел.
        - А я тебе говорю, идеальное место.
        - Ну раз ты говоришь. - И покончено с этим, подумал Райан. Наклонился вперед, всматриваясь в лежащую впереди дорогу. Через пару минут все кончится, он вылезет со своим рюкзаком, вот и все. Только еще в одном надо удостовериться.
        Пару кварталов, проезжая мимо мотелей на окраине ДжинивеБич, пока не показались магазины и светофор, Райан просто выжидал. Потом справа возник супермаркет "АйДжиЭй".
        - Вон там, - сказал он. - Видишь "АйДжиЭй"?
        - Закрыто, - заметил Писарро.
        - Запомни. - Райан смотрел в окно, пока проезжали еще квартал. Потом слева увидел вывеску бара "Пирс", белое здание, а за ним судовые доки. Может быть, пару пива, подумал он. И чегонибудь съесть бы. В любом случае к девяти он уже будет в Детройте.
        - Тут, - бросил он Писарро.
        - Чего?
        - Покидаю вас, - пояснил Райан.
        - Старик, - возразил Билли Руис, - как ты можешь уехать? У нас еще дела.
        Грузовик подъехал к перекрестку Шорроуд и Мейнстрит, Писарро притормозил, ожидая сигнала светофора.
        - Объезжай вокруг квартала, подъезжай к "АйДжиЭй" сзади, - велел ему Райан. - Увидишь кучу коробок и ящиков. Брось туда коробку изпод пива. Понял? И ничего больше.
        - Слушай, я же тебе говорил, что мне надо больше денег. - Теперь он совсем остановился за автомобилем у перекрестка.
        Билли Руис нахмурился:
        - Зачем тебе уезжать? Можно каждую неделю по столько же собирать.
        - Вот вы с Фрэнком и собирайте, - отмахнулся Райан. А когда грузовик полностью остановился, открыл заднюю дверцу и выскочил, прихватив с собой рюкзак.
        Билли Руис рванулся за ним, высунулся в открытую дверцу.
        - Обожди минутку, старик! Надо куданибудь пойти потолковать.
        - Убери пальцы, Билли, - предупредил Райан и захлопнул дверцу. Переходя через улицу к бару "Пирс", он слышал, что Писарро кричит ему вслед, слышал сигнал его машины, потом другой, но не оглянулся. Нет, сэр, с этим покончено.
        
* * *
        
        - Что значит - он забрал у тебя ключи? - спросил Бобмладший.
        - Это значит, что он забрал у меня ключи, - разъяснила девушка. - Поэтому я не могу ехать на "мустанге".
        - А, конечно, это изза происшествия на прошлой неделе?
        - Гад ползучий! - выругалась девушка.
        - Наверное, не хочет, чтобы ты опять вляпалась в неприятности.
        - Мне нравится, как ты его выгораживаешь.
        - Ну ведь это его машина, - напомнил Бобмладший.
        - Нет, не его. Она зарегистрирована на мое имя. Об этом я позаботилась, Чарли.
        - Но ведь он тебе ее подарил.
        - Большое дело!
        - Когда в суд идешь?
        - Не знаю. В следующем месяце.
        - Я так понял, что один парень понастоящему пострадал?
        - Это совсем плохо, - заключила девушка.
        - Думаю, он ведь сам виноват.
        - Это точно, - подтвердила она.
        Бобмладший устроился поудобнее в белом шезлонге.
        - Слушай, может, пересядешь сюда? - предложил он девушке. Ее звали Нэнси, и с начала июня она жила в доме мистера Ритчи. - Может, устроишься поудобней, немножко расслабишься?
        - Мне надо пойти взять свитер.
        - И мне принеси.
        - Ни один свитер Рея на тебя не налезет.
        - Я просто пошутил. Не нужен мне свитер.
        Глядя, как Нэнси идет к дому, Бобмладший подумал: набрать бы ей фунтов десять, но, черт возьми, попка так замечательно упакована в белые шорты, а через топ на лямочках все насквозь видно, и она это знает, когда наклоняется. Он смотрел, как она открывает раздвижную стеклянную дверь в гостиную. Там стоит бар. Может, принесет выпить?
        Надо чтото придумать. Пусть сядет, расслабится. Было тихо, лишь раз с фарватера донесся слабый шум моторного катера: казалось, все замерло и в патио, на тенистом газоне, и у плавательного бассейна, тихо и во дворе, окруженном со всех сторон частоколом ограды. Впереди на фоне неба виднелся край пологого холма, спускающегося на берег, и лестница в сорок восемь ступеней с двумя площадками. Кому, как не ему, знать, сколько их, ведь это он в конце июня с помощью двоих сборщиков укладывал новую лестницу, а Нэнси полеживала рядом в крошечном раздельном купальнике, выставив на обозрение свой пупок. С тех пор он сюда и заглядывает.
        Сегодня пришлось ждать до половины шестого, дав мистеру Ритчи побольше времени для возвращения в Детройт. А если бы оказалось, что мистер Ритчи еще не уехал, Бобмладший всегда мог сказать, будто зашел взглянуть на катер. В воскресенье у мистера Ритчи было много дел: они с Нэнси ушли на катере, поплавали пару часов, затем причалили у дома, не в яхтклубе, чтобы мистер Ритчи смог переодеться, быстро сесть в свою машину и отправиться в Детройт. Теперь Бобумладшему следовало звякнуть комунибудь в яхтклуб, чтобы пришли забрать катер, красавец, стоящий сейчас вон там, длиной в тридцать восемь футов, белый с темнозеленой полосой, как и все имущество мистера Ритчи. Ведь действительно, у него белый дом с зеленой площадкой для загара над нижним этажом, зеленые кусты, зеленый кафель вокруг бассейна, зеленый "мустанг", зеленый "линкольн", на ферме все зеленое и зеленый с белым швейцарский охотничий домик за фермой. Замечательно, решил Бобмладший, если комуто нравится зеленое с белым, но лично его излюбленные цвета - синий и золотой, цвета формы, которую носят в "Холден консолидейтед".
        Вернулась Нэнси в светлоголубом свитере с высоким воротом, который хорошо смотрелся с ее темными волосами. Девушка долго отсутствовала, но в руках у нее, черт возьми, ни бутылки, ни стаканов. Странно, что идет так медленно, ведь шустрая всегда девчонка.
        - Я думала, у меня есть другие ключи, - проговорила она, - но нет.
        - Ладно, если хочешь, дам тебе мой пикап.
        - Вот сукин сын! Думал, я буду тут сидеть всю неделю, его поджидать.
        Бобмладший повернул голову, наблюдая за ней.
        - Разве это не входит в условия сделки?
        - Сделка, Чарли, тебя не касается.
        - Почему ты не принесла нам выпить?
        - Хочу заняться чемнибудь.
        - Ну давай подумаем, - предложил Бобмладший. - Можем выйти на лодке.
        - Я уже выходила на катере.
        - И чем там занималась?
        Нэнси не потрудилась ответить. Она стояла, скрестив руки, и глядела вдаль за край холма, на уходящее к горизонту озеро.
        - Рыбачила?
        Она бросила на него взгляд.
        - Знаю. Вы купались голышом, а потом он тебя снова загнал на катер.
        - Точно, - подтвердила Нэнси. - Откуда ты знаешь?
        - Ну давай выйдем. До самой темноты.
        - Жена будет о тебе беспокоиться.
        - Она уехала в БадЭйкс, мать навестить.
        - Со всеми ребятишками? А папочка тем временем... И что ты ей скажешь, чем папочка занимался?
        - Да ладно, давай выйдем на лодке.
        - Не хочу на лодке.
        - Тогда принеси чегонибудь выпить. Скажем, вина "Колд Дак".
        - Я хочу заняться чемнибудь.
        - Это и есть занятие.
        - Хочу выйти из дома.
        - Сшибать парней на дороге?
        Она сердито глянула на него и заявила:
        - У тебя духу не хватит.
        - Я знаю занятие поприятней.
        - У тебя духу не хватит повезти меня куданибудь, - сказала она. - Правда? Ты сюдато пробираешься, когда Рей уезжает, и, конечно, не повезешь меня никуда, правда?
        - Куда, например?
        - Куданибудь. Не знаю.
        - Какой смысл? У тебя тут есть все, что угодно.
        - А я хочу выйти, - повторила Нэнси. - Хочешь пойти со мной или хочешь домой?
        
* * *
        
        До ДжинивеБич они добрались почти в семь. Бобмладший все спрашивал, чем она хочет заняться, чего ей так не терпится сделать. Нэнси пообещала, что даст ему знать.
        - Ну, если мы собираемся ездить, то мне надо купить сигарет. - Бобмладший свернул на стоянку у аптеки и зашел туда.
        Нэнси осталась ждать его в пикапе, медленно переводя взгляд с одного неторопливого прохожего на тротуаре на другого. Примерно через минуту она выпрямилась на сиденье и принялась расчесывать волосы, глядя в зеркало заднего вида. Причесавшись, еще с расческой в руке глянула в сторону, мимо своего отражения. Замерла на минуту, потом даже повернулась, чтобы посмотреть прямо.
        У ресторана через дорогу стояли Джек Райан и какойто плотный мужчина. Пройдя по тротуару, они переждали у светофора на Шорроуд и направились через улицу к бару "Пирс".
        Когда Бобмладший вышел из аптеки, волосы девушки были расчесаны.
        - Я знаю, куда хочу пойти, - сообщила она ему.
        Глава 4
        
        Когда Нэнси Хейес было шестнадцать, ей нравилось сидеть с детьми. Необходимости наниматься сиделкой не было - почти каждый вечер она могла пойти на свидание. И в деньгах тоже не нуждалась: отец ежемесячно высылал ей чек на сто долларов, приходивший в конверте с пометкой "лично в руки" в тот же день, когда мать получала чек с алиментами. Нэнси время от времени работала нянькой только потому, что ей это нравилось.
        В то время она жила с матерью в ФортЛодердейле, в неполных семи милях от океана, в белом доме стоимостью в тридцать тысяч долларов, с затянутыми сеткой окнами, мраморными мозаичными полами и маленьким плавательным бассейном причудливой формы во дворе.
        Неподалеку от них, по другую сторону от торгового центра "Оушн Майл", на каналах стояли дома побольше, рядом с некоторыми на причалах покачивались прогулочные суда. Хозяева жили в этих домах не круглый год, а, как правило, с января до Пасхи. Несколько раз в неделю они бывали в гостях, и те, что имели маленьких детей, приглашали, если им выпадала удача, Нэнси Хейес посидеть с малышами. Им нравилась Нэнси: поистине милая крошка с темными волосами, карими глазами, прелестной фигуркой, в футболке и штанишках до колен. Вдобавок она была вежливой. Никогда не засыпала во время дежурства. И всегда приходила с книгой.
        Книга - хороший штрих. Она брала с собой книги русских писателей или чьито автобиографии, клала их на кофейный столик возле дивана, пока не наступала пора уходить, а перед возвращением домой хозяев перекладывала закладку вперед страниц на тридцать - сорок.
        Работая сиделкой, Нэнси любила обыскивать дома. Дожидалась, когда дети заснут, и обычно начинала с гостиной, продвигаясь до хозяйской спальни. Хорошо, если в ящиках письменного стола оказывались письма или чековая книжка, куда можно заглянуть. На кухне и в столовой было скучно. В общих жилых комнатах коечто иногда попадалось. Но в спальнях всегда интересно.
        Правда, Нэнси ни разу не нашла ничего поистине потрясающего, вроде писем женатого мужчины под нижним бельем жены или порнографических открыток в ящике письменного стола ее мужа. Ближе всего к этому подходил экземпляр нудистского журнала под тремя стопками накрахмаленных белых рубашек и - в другой раз - револьвер между носками и носовыми платками. Но револьвер не был заряжен, а патронов на полке не оказалось. Возникало какоето разочарование - она вечно надеялась чтото найти и не находила. Однако искать все же было забавно, предвкушая возможность обнаружить какнибудь вечером чтонибудь стоящее.
        А еще Нэнси нравилось чтонибудь разбивать. В каждом доме она грохала об пол стакан или тарелку, но получала истинный кайф, разбивая дорогую вещь - лампу, статуэтку, зеркало. Впрочем, это исключалось в домах, расположенных по соседству, дважды в одном и том же доме и вообще было невозможно, если она присматривала за ребенком, способным рассказать о случившемся. Лучше всего сидеть на полу в гостиной, бросать мячик двух- или трехлетнему малышу, а потом подхватить его и швырнуть в лампу. Промахнувшись, Нэнси продолжала попытки. Со временем лампа разбивалась, а вина сваливалась на малютку Грега. ("Мне очень жаль, миссис Питерсон, он дернул шнур, а я не успела его остановить... Боже, я так виновата!")
        А еще она забавлялась с отцами, отвозившими ее домой. Не всегда и не со всеми. Чтобы отец соответствовал квалификации, ему должно было быть лет тридцать или чуть за сорок, он должен был одеваться с большим вкусом, хорошо выглядеть для средних лет, и каждый раз везти ее домой, как минимум, чутьчуть под мухой. Чтоб все вышло, как надо, приходилось месяцами терпеть и стараться, десятки раз возвращаясь домой ни с чем.
        Сначала необходимо было быть очень милой, держать на коленях книжку и не разговаривать, разве что указывать дорогу к дому. Если ее о чемнибудь спрашивали, то про книжки или про успехи в школе. Потом какнибудь, отвечая, - рассказывая о школьных отметках или рассуждая про книжку, явно слишком серьезную для молоденькой девочки, - Нэнси давала понять, что ей уже скоро семнадцать. Еще несколько раз возвращаясь домой, становилась все непринужденнее, дружелюбнее, откровеннее, искреннее. К этому времени выяснялось, что она серьезная читательница, умная девушка, которую интересует происходящее в мире, особенно в мире тинейджеров с их изменчивыми увлечениями и обычаями. Иногда дискуссия становилась такой интересной, что автомобиль подъезжал к дому Нэнси, останавливался на стоянке, и беседа продолжалась еще десять - пятнадцать минут. Потом, раньше или позже, - как правило, между пятой и восьмой поездкой домой - она начинала охмурять провожающего.
        Надо было задать в разговоре невинный с виду вопрос. Например:
        - Как повашему, тинейджерам можно ласкаться?
        Он спокойно выслушивал и просил уточнить, что значит "ласкаться", а она отвечала:
        - Ну понимаете, вот сидят они гдето в машине...
        - Ну, если просто сидят, слушают радио...
        - Я, конечно, имею в виду, что они влюблены или, как минимум, чувствуют сильное физическое влечение.
        - Хочешь знать, можно ли им немножко потискаться?
        - Угу... Необязательно доходить до конца или слишком увлекаться сексом, просто, может, поцеловаться, разрешить ему потрогать, ну, сами знаете где.
        Потом следовало точно рассчитать время. Как только он скажет: "Ну..." - бросить взгляд на часы и воскликнуть: "Ой, господи, надо бежать!" - и, рассыпавшись в благодарностях, хлопнуть дверцей у него перед носом.
        В следующий раз надо было завести провокационные речи или обождать, посмотреть, не станет ли он нажимать, намекая на ласки, предлагая, по его словам, потискаться, пообниматься. Если нет - быстро сделать самостоятельный ход и опять его охмурить:
        - А почему мальчишки всегда озабочены, ну понимаете?
        - Просто такая у них физиология. Думаю, и психология тоже.
        Невинной, простодушной девочке хочется знать:
        - А мужчины постарше такие же?
        - Конечно, такие же. Не слишком старые, но постарше.
        - А я все удивляюсь, как это молодые девушки выходят за мужчин, которые намного старше.
        - Ну, если за слишком старых...
        - Недавно один киноартист... не могу имя вспомнить... Ему пятьдесят, а девушке, помоему, двадцать два. Господи, двадцать восемь лет разница!
        - Если они хорошо ладят, имеют общие интересы, понимают друг друга, почему бы и нет?
        - Угу, и я так думаю. Если любят друг друга.
        Далее предстояло понаблюдать, как серьезный рациональный отец прокручивает это все в голове, сидя в темной машине с притушенными фарами и приглушенным радио, когда рядом сидит она с загорелыми ногами в коротких шортах.
        - Сколько тебе, семнадцать? Тогда между нами разница всего восемнадцать лет, - говорил он, скостив себе от трех до шести лет. - Представляешь?.. Скажем, через пару лет, если б я не был женат... Можешь себе представить нас вместе?
        - Я об этом не думала.
        - Но ведь это возможно, правда?
        - Господи, можно, наверное.
        За один сезон с декабря по апрель шесть отцов конечно же под мухой после вечеринки, живущие в миле один от другого, но друг с другом незнакомые (об этом она старательно заботилась), дошли до кондиции, хорошо осознав, что прелестная крошка Нэнси Хейес с симпатичной фигуркой явно может оказывать больше услуг, чем присмотр за детьми. Трое увильнули, ничего не предприняв. Казалось, она их интересует, им нравится с ней разговаривать - они дразнили себя возможностью, но ничего для этого не сделали.
        А трое пошли дальше.
        Один, отвозя Нэнси домой, свернул с дороги, не доехав до улицы, где стоял ее дом, въехал в ивняк, росший вдоль пустынного канала, и заглушил мотор. Потом привлек ее к себе под тихий голос Синатры, лившийся из радиоприемника на приборной доске, и с мрачным, жадным взглядом нежно и долго целовал в губы. Когда поцелуй закончился, Нэнси, поерзав, угнездилась поближе и склонила голову ему на плечо.
        Второй в конце дня случайно наткнулся на Нэнси в аптекарском магазинчике торгового центра "Оушн Майл", возле стойки с книжками в бумажной обложке, и спросил, не подбросить ли ее домой. А потом - потому что день выдался просто жуткий - поинтересовался, нет ли у нее желания проехаться в БайяМар, посмотреть на приходящие рыболовецкие суда. Проведенного в БайяМар времени хватило на покупку коробки пива и поездку по берегу почти до Помпано, где строилась новая улица кооперативных домов - на развороченной земле под светившим в половине шестого солнцем торчали пустые бетонные коробки.
        Они остановились в тени под восточным крылом одного из будущих домов, и отец выпил три банки пива, все чаще и чаще давая отхлебывать ей, сообщив, как забавно, что с ней ему разговаривать гораздо легче, чем с женой; кажется, Нэнси лучше его понимает. Он нежно обнял ее, нежно дотронулся до подбородка, приподняв голову, но целовал пытливо, приложив ладонь к щеке. Она с теплым пристальным взором склонила голову ему на плечо.
        Третий днем рано вернулся домой после гольфа и обнаружил, что жена отправилась в Майами за покупками, а Нэнси сидит с ребенком. В сухом белом раздельном купальнике она присматривала за четырехлетним малышом, барахтавшимся на мелководье плавательного бассейна. Теперь ей можно было уйти, но отец попросил немного посидеть, уложить малыша спать, а он пока переоденется. Мужчина выпил три коктейля с джином, переплыл из конца в конец бассейн, а Нэнси наблюдала за ним, сидя в шезлонге. Вылез, встал, втянув живот, перед ней, вытерся полотенцем и спросил:
        - Эй, ты еще не купалась? Нэнси сообщила, что должна идти.
        - Да ладно, не будь цыпленком! - отреагировал он.
        Затем он схватил ее, она для приличия посопротивлялась со смехом, угадав тайную мысль, с которой ему захотелось бросить ее в бассейн. Когда она вошла в дом, он пошел следом, лишь задержавшись на кухне, чтобы снова смешать коктейль. Нэнси прошла переодеться в комнату для гостей, закрыла дверь, сняла лифчик купальника, принялась сушить волосы. Долго ждать не пришлось.
        - Ты в приличном виде? - спросил отец семейства, открывая дверь.
        Нэнси взвизгнула и отвернулась, видя в зеркальном шкафу, как он приближается сзади. Почувствовала, как его руки легли ей на бедра, потом скользнули к талии, откинула голову и склонила ее ему на плечо.
        Всем трем отцам, которые не увильнули, она, прижавшись, склоняла голову на плечо и говорила:
        - Знаете, что я хочу сделать?
        И все трое шептали:
        - Нет. Что ты хочешь сделать?
        И она отвечала:
        - Я хочу написать вашей жене, сообщить, как вы собирались воспользоваться шестнадцатилетней девушкой, вот что.
        И однажды это сделала.
        
* * *
        
        Рей Ритчи, отец номер два, тот, что возил Нэнси в Помпано, глянув на письмо, сказал жене:
        - Тебе отлично известно, что мне нравятся девушки. Но я не переступаю черту.
        Так и заявил. У него почти всегда было чтото на стороне, от подруг на уикэнд за городом до круглогодичных свиданий в пригороде, и он знал, что жена не собирается поднимать изза этого шум. Он был занятым деловым человеком, часто разъезжал, имел долю в нескольких компаниях в дополнение к "Ритчис фудс", предоставил жене дом стоимостью в полтораста тысяч долларов, постоянную прислугу, членство в клубах, кредит по открытым счетам; их единственный ребенок учился в хорошей школе, так что она могла верить всему, чему ей хотелось поверить.
        До следующего сезона Нэнси больше не видела Рея Ритчи. Она уже не сидела с детьми, а работала в сезонном магазинчике торгового центра "Оушн Майл". Столкнувшись с ней на сей раз, Рей Ритчи не повез ее ни в БайяМар, ни в Помпано. Он увез ее на уикэнд, с субботы до вторника, в отель на острове Большая Багама.
        В следующем году Четвертого июля7 Нэнси была «мисс Перченый Огурчик» - проезжала в темнозеленом купальном костюме и в темнозеленых туфлях на высоких каблуках за марширующим оркестром «Холден консолидейтед» по ДжинивеБич, помахивая всем с крыши «континенталя» Рея Ритчи. В августе она написала матери, что получила работу в рекламном отделе «Ритчис фудс». Писала Нэнси это письмо в квартире стоимостью четыреста долларов в месяц с видом на реку Детройт.
        В качестве "мисс Перченый Огурчик" она присутствовала на встречах, рекламных мероприятиях, на открытиях магазинов. Побывала с Реем в Кливленде, Чикаго и Миннеаполисе. Позировала на выставках товаров "Ритчис фудс" и раздавала образцы. Она ждала Рея в номерах отелей, ездила с ним в аэропорты, сидела с его компанией в "клубах зайчишек" и "клубах своего ключа"8, будучи, как правило, единственной девушкой за столиком.
        Оставаясь в квартире, весь день слушала радио или включала проигрыватель. Читала "Вот", "Базар", "Тин". Расхаживала по квартире, разглядывая себя в зеркало. Смотрела в окно на застывшую зимой ДетройтРивер, на видневшиеся на горизонте фабричные склады Виндзора, штат Онтарио. Дурачилась с репортером из рекламного агентства "Ритчис фудс", который притворялся, будто чувствует себя свободно, но постоянно поглядывал на дверь. Выходные просиживала в одиночестве, когда Рей был с семьей в ФортЛодердейле. Сама подумывала поехать взглянуть, как поживает старушка мама, но тут Рей спросил, не хочется ли ей провести лето в доме на берегу, куда он будет часто заскакивать, и там прохладнее, чем в Детройте.
        Днем в конце мая в окна на светлоголубой ковер лился солнечный свет, в квартире стояла тишина. Рей, войдя, выключил радио. У него было десять минут, чтобы переодеться, собрать вещи для ночевки в Чикаго, и сорок минут на дорогу до аэропорта. Она смешала ему скотч с содовой и села на диван, а он, переодеваясь, то и дело выходил из спальни с бокалом в руке и кудато звонил. В конце концов остановился и успел сказать про дом на берегу.
        - А как твоя жена? Не нагрянет туда?
        - Может быть, пару раз. Она остается дома, играет в - гольф. Каждое утро играет в гольф, а днем пьет джин с тоником.
        - Что мне делать, когда она явится?
        - Переберешься в охотничий домик. Или вернешься сюда, если хочешь.
        - Она войдет в парадную дверь, а я выскочу через черный ход?
        - Если тебе не нравится, - сказал Рей Ритчи, - я велю комунибудь отвезти тебя в аэропорт.
        - Как приятно знать, что ты без меня жить не можешь.
        - Я тебе чтонибудь обещал? Если хочешь уйти, что ж, мы квиты, не так ли? Я тебе чтонибудь должен?
        - А ты деловой человек.
        - Вот именно, и у нас с тобой заключена сделка. Разве я когданибудь называл это иначе?
        - Ты вообще никак это не называл.
        - Нэнси, ты симпатичная крошка, - проговорил Рей Ритчи. - Но если я пожелаю тебя заменить, то на это понадобится, наверное, неделя.
        После его ухода она осталась сидеть на диване, ощущая тишину дня и одиночество. Сидела тихо, пока Рей мчался со своей командой в Чикаго, чтобы присутствовать на скучной встрече, или осматривать скучные грядки, или принимать решения, страшно важные для его скучного бизнеса.
        Ну и ну! А она тут сидит, ждет.
        Завтра он позвонит гдето днем, а около семи явится с кемто из своей компании. Она будет жарить им бифштексы, а они начнут высказывать друг другу страшно важные наблюдения и принимать какието решения. И так часов до одиннадцати. Потом они с Реем останутся наедине, и глава корпорации превратится в любовника, вымолвив нечто невероятное вроде: "Иди сюда, куколка. Соскучилась по мне?" Господи! И пойдет сцена великой страсти. Она бросит на него взгляд изпод свесившейся на один глаз пряди волос, потом обойдет комнату, гася свет, принесет с кухни бокалы, войдет в спальню, где он будет ждать, сбросив на пол пиджак на одной пуговице от итальянского портного, втянув живот, благоухая скотчем и тоником "Ли энд Перринс".
        Непостижимо!
        И он может заменить тебя за неделю, думала она. Тебе это известно?
        Ладно. Можно сейчас же собрать вещи и уйти.
        Можно расколотить лампы, бокалы, посуду, а потом уйти.
        Можно попросить "Айвори бразерс" утром приехать, вывезти мебель и сдать на хранение.
        Но она не сделала ничего из этого. Встала, включила радио и принялась думать о доме на берегу, пытаясь догадаться, понравится ли он ей, будет ли там чем заняться. Прожив год с Реем Ритчи, ей следует получить за вредность гораздо больше стоимости мебели и нескольких тряпок. Не сомневайся, Реймонд, старая задница, так и будет!
        
* * *
        
        В первой половине июня Нэнси с удовольствием валялась на солнышке у бассейна и загорала, но к концу месяца оказалось, что больше заняться нечем, кроме как валяться тамсям или изображать из себя хозяйку во время наездов Рея.
        Пистолет для стрельбы по мишени с неделю служил забавой. Это был длинноствольный "вудсмен" 22го калибра, купленный во Флориде, потому что ей нравилось на него смотреть или просто иметь, знать, что у нее есть пистолет, - вот, наверное, и все.
        Первой мишенью стала витрина бакалейного магазинчика в стороне от Шорроуд. Она ехала ранним вечером на скорости около сорока миль в час, увидела слева от дороги закрытый, но освещенный внутри магазинчик, когда поравнялась с ним, высунула в окно левую руку с пистолетом, опершись локтем о дверцу. Не целилась, просто наставила оружие в нужную сторону, выстрелила три раза и услышала, как разлетелось стекло, пока она проплывала мимо, изо всех сил нажимая на акселератор, чтобы поскорее убраться. Вот такая игра - посмотреть, удастся ли ей, не целясь понастоящему, правой или левой рукой, выбивать стекла в коттеджах, магазинах, на вывесках, проезжая мимо на скорости в семьдесят - восемьдесят миль в час. Ну прямо как в тире. Испробовала и суда, стреляя изза деревьев или с пустого берега, но обычно суда стояли слишком далеко, трудно было судить, попадаешь в цель или нет. Понастоящему Нэнси выезжала в июне стрелять всего четыре раза, но и этого оказалось достаточно для заметок на первых полосах местных газет ДжинивеБич и Холдена, озаглавленных "Призрачный стрелок", с фотографиями разбитых стекол. Она
просматривала и детройтские газеты, но ни разу не нашла ни единого подобного сообщения.
        Однажды Нэнси чуть не призналась Бобумладшему, но в последний момент удержалась. Он не понял бы. Насупился бы и изрек какуюто скучную глупость. Впрочем, поначалу было забавно его охмурять.
        Пока Бобмладший трудился над новой лестницей к берегу, устанавливая столбики, приколачивая поручни и ступеньки, Нэнси принимала солнечные ванны на пляже. Он провозился неделю, хотя она точно знала, что мог закончить работу за несколько дней. Нэнси в бледноголубом бикини лежала на соломенном мате и время от времени поглядывала на него. Боб Роджерсмладший был голым по пояс, в ковбойской шляпе, в усеянном заклепками фартуке. Тело темнокоричневое с красноватым оттенком, волосы на груди и руках поблескивали на солнце. Выглядел совсем неплохо - животное, зверь, хотя живот уже начал вываливаться изза ремня, через несколько лет разжиреет, станет толстяком.
        На третий день Нэнси на пляж не пошла. А часа в три встала на вершине холма с бутылкой пива в одной руке и большим хрустальным бокалом в другой. Стояла както неуклюже, расставив ноги. Бобмладший поднялся, и они направились к плавательному бассейну. Он пил пиво, они разговаривали. Нэнси слонялась вокруг, пиная носком туфли всякую всячину, изредка поднимала на него глаза, улыбалась, а один раз, чуть не потеряв равновесие на краю бассейна, потянулась, схватила его за руку и почувствовала, как напряглись его мышцы. Спазм. Он выкурил две сигареты, потягивая пиво маленькими глотками, чтобы подольше хватило.
        На следующий день Бобмладший пришел в чистой спортивной рубашке. Он кудато задевал отвес и подумал, не тут ли его оставил.
        Прошелся вниз и вверх по лестнице, все внимательно осмотрел, оглядел склон через перила и выразил надежду, что отвес лежит гдето в пикапе, просто он его не заметил. Только коли уж он здесь, нет ли у нее желания проехаться, или еще чегонибудь.
        - Куда проехаться? - спросила Нэнси.
        - Не знаю. Вниз по берегу.
        - Может быть, тут останемся? - предложила она, глядя на него снизу вверх сонными карими глазами. - Дома нет никого.
        - Ладно, уговорила, - ухмыльнулся Бобмладший.
        В тот момент она точно не знала, чего от него хочет. Но все равно привела, принесла пиво в патио, провела общую обработку: бросила потупленный взгляд изпод свесившейся на один глаз пряди волос, поставила ногу на краешек стула, на котором устроился Боб, совсем рядом с его ногой, наклонилась, потеребила застежку сандалии, позволив заглянуть в вырез своей блузки. Он пил третью бутылку пива и случайно упомянул про своих ребятишек. Почему она не подумала об этом раньше? Конечно, он женат, ему тридцать два - тридцать три, прожил всю жизнь в ДжинивеБич, что еще остается?
        - Твоя жена из ДжинивеБич?
        - Нет, девчонка из Холдена.
        - Но вы вместе ходили в школу?
        - Да. Откуда ты знаешь?
        - И женаты... лет десять?
        - Девять.
        - Дайка сообразить... Детей трое.
        - Двое. Одному парню восемь, другому - шесть.
        - И вы крепко дружите? Водишь их на рыбалку, в походы?
        - Ну, время от времени выезжаем. Я пару лет назад лодку купил, восемнадцать футов, с хорошим мотором, девяносто пять лошадиных сил.
        - Забавно звучит.
        - Можно на ней покататься. Я хочу сказать, выйти.
        - И что делать?
        - Рыбачить. Что хочешь. - Он уставился на нее. - Я должен какнибудь тебя вывезти, - решил Бобмладший.
        - Когда? - спросила Нэнси. Вот так вот, прижимай его к ногтю!
        В первый раз ему пришлось подвести лодку поближе, так как Нэнси ее не узнала бы. Она поплыла с берега, а Бобмладший пустил лодку в дрейф, чтобы ее подобрать, наблюдая за аккуратными маленькими гребками, затем вытащил, мокрую, из воды, напрягшись всем телом, со вздувшимися на руках мышцами.
        Потом они поплыли вперед полным ходом. Бобмладший сидел за штурвалом под полотняным навесом, а Нэнси разлеглась позади на палубе в пластмассовом кресле рядом с мотором мощностью в девяносто пять лошадиных сил, дав ему пищу для размышлений о домашнем времяпрепровождении с женой из Холдена и мальчишками восьми и шести лет.
        В третью поездку она дала ему пищу для размышлений об оставшейся жизни. Пока он смотрел вперед, глядя на нос, разрезавший озерные волны, Нэнси спустила бретельки бикини и снова откинулась на спинку кресла, закрыв глаза.
        Хотелось увидеть, как он отреагирует, когда оглянется, только нельзя было этого делать. Надо было лежать с закрытыми глазами, абсолютно естественно и невинно. Наконец мотор заглох, она почувствовала, что лодка дрейфует, а он тяжело шагает по палубе.
        - Старушка, ты что, целиком принимаешь солнечные ванны?
        - Угу. - Она открыла глаза.
        - Я слыхал про купальник без лифчика, только... Господи боже ты мой! - Он остановился над ней, потом опустился на одно колено, взявшись рукой за кресло. - Даже не представляешь, до чего ктонибудь загорел, - сказал он, - пока разницу не увидишь, правда?
        - К концу лета я вся целиком загорю.
        - Ну так, слушай, давай. Тут никто не увидит.
        - Помоему, я не смогу.
        - Да ладно, кто на тебя смотрит?
        - Ты.
        - Я? Черт возьми, ты что, думаешь, я никогда раньше не видел раздетую девчонку?
        - Видел, конечно, - согласилась Нэнси. - Жену.
        Бобмладший рассмеялся.
        - Да и кроме нее. Ну давай! - Он опять стал серьезен.
        - Пожалуйста, - попросила Нэнси, - дай мне узнать тебя чуть получше. - Почти стыдливо улыбнулась, закрыла глаза, откинулась, положив голову на алюминиевую трубку спинки, демонстрируя отличный вид в профиль от носа до пупка.
        Через минуту она поняла - он ее не сграбастает. Не собирается рисковать. Подобного случая ему никогда раньше не выпадало, и он не хочет все испортить, хватая ее на первой прогулке.
        Они искупались, немножко поплавали возле лодки, а по дороге назад Бобмладший спросил, почему бы им завтра опять не поехать. Нэнси ответила, что ей ужасно жалко, но она ждет звонка Рея. В течение следующих нескольких дней Нэнси избегала его, наблюдая с утеса, как лодка с шумом вылетает с глубоководья, потом исчезает из виду, сбавляя обороты и держась ближе к берегу.
        На следующей неделе она затормозила рядом с его пикапом у светофора в ДжинивеБич, наблюдая, как, завидев ее, равнодушная физиономия расплывается в широкой тупой ухмылке и высовывается в окно.
        - Эй, ты где пропадала, бродяга?
        На следующий день, когда они поплыли, Бобмладший расслабился, разулыбался, смолил сигареты одну за другой, показывал на собирающиеся облака, на отметки вдоль берега, рассказывал, как легко управляется лодка.
        - Знаешь, - заглушив мотор, наконец сообщил он, - помоему, я никогда раньше не видел такой девчонки, как ты.
        - Может быть, это тебе только кажется, - возразила Нэнси.
        - Разумеется, кажется, и довольно отчетливо.
        - Может, я лучше тебя понимаю, чем твоя жена? - "А сейчас он скажет..." - подумала она.
        - Знаешь, странно, что ты это сказала.
        - И я никогда раньше не встречала такого мужчину, как ты, - призналась Нэнси.
        Бобмладший вытащил сигарету, но швырнул ее в сторону, с глаз долой, потом снова посмотрел на нее.
        - Снимешь лифчик?
        - Не сегодня.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Слишком холодно.
        - Слишком холодно?! Господи помилуй, восемьдесят девять градусов!
        - Не знаю, - протянула Нэнси. - Может, у меня озноб или еще чтонибудь. У тебя свитер есть?
        На обратном пути он был не слишкомто разговорчив. Все поглядывал, как она сидит позади, поджав ноги, натянув на колени свитер. А она каждый раз улыбалась, давая понять, что, уж если ему очень сильно захочется, понадобится коечто посерьезней лодочной прогулки, приятель.
        А пока Бобмладший попытался понять, что именно для этого понадобится, Нэнси заинтересовалась другим объектом.
        У нее в памяти крепко запечатлелся Райан, когда он стоял у машины Рея, демонстрируя ей свои мускулы.
        Раньше во Флориде ей редко попадались Джеки Райаны, и она представляла, как он расчесывает волосы у туалетного столика, или рассматривает себя в зеркале, или откупоривает на кухне банку пива. Темные жесткие волосы, загорелый, худой, с медленными движениями. Воображала. Только было в нем нечто большее, чем выпендреж и полицейские протоколы - сопротивление при аресте, взлом и проникновение, драка с бригадиром. У Нэнси возникло к нему чувство. Не эмоциональное чувство девочки к мальчику, а хорошо сфокусированное, прицельное чувство - абсолютно точное ощущение, что Джек Райан или ктото подобный ему поможет ей выбраться отсюда и получить гораздо больше, чем мебель и несколько тряпок.
        Эта мысль осенила ее внезапно, сразу после того, как она впервые увидела Райана в лагере сборщиков. Мысль безумная, до того дикая, что сначала она лишь улыбнулась, подумав о реакции Рея Ритчи. Но чем дольше обдумывала эту мысль, тем сильнее она ей нравилась. Это был фантастический выход, превосходивший все прежние ее проделки. Но проблема заключалась в том, что все зависело от Джека Райана. Сначала от того, останется он или нет поблизости от ДжинивеБич, вместо того чтобы ехать домой; затем от того, хватит ли у него духа. Она чувствовала, что он останется, если понастоящему пожелает остаться, если у него появится для этого хорошая причина.
        Если же у него нет причины остаться, она может ее ему предоставить. Это будет не слишком трудно. Потом заведет с ним игру и посмотрит, какой он на самом деле. Но в целом - останется он или нет, возьмется ли осуществить ее мысль - зависит только от того, хватит ли у него духа.
        Это ей и надо выяснить.
        Глава 5
        
        - Эй, есть время выпить со мной по одной? - Мистер Маджестик повернулся на сиденье, раздвинув могучие ноги, уткнув пятки в ножку стула у стойки бара.
        Райан еще раньше его заметил на третьем от себя стуле. Он смахивал на отставного охранника. В пепельнице окурок от потухшей сигары, а сам сгорбился над стойкой, опершись на мясистые руки, и довольно громко беседовал с барменом о рыбалке: мол, окунь нынче, должно быть, совсем заснул. Райан слушал, так как все было отлично слышно.
        Он все равно хотел выпить еще пива, ну а коли комуто хочется его угостить, что ж. Уйти можно в любое время, когда вздумается. Отставной охранник еще повертелся на стуле, и, как ни странно, они сразу же завели разговор.
        Представившись, мистер Маджестик вскоре упомянул о снимке в газете, на котором Райан с бейсбольной битой, и сообщил, что узнал Луиса Камачо.
        - Конечно, ведь я этого слизняка уже видел, - сказал он. Оказалось, недели две назад мистер Маджестик вышвырнул Камачо с девчонкой со своего личного пляжа. - Люди у воды проходят, и ладно. А этот парень расстелил подстилку и разлегся с девчонкой в частных владениях. Я ему вежливо говорю: уходи, это частная собственность. А он полез на рожон. Господи Иисусе, ну и выражения у него, ты бы слышал! Тыто слышал, только я хочу сказать, кругом люди, мои постояльцы. Хотел отделать этого сукиного сына как следует, да на что это было бы похоже? Что это за заведение, где хозяин драки устраивает? Приходится все иначе улаживать.
        - А у вас что? - поинтересовался Райан. - Мотельчик?
        - Мотельчик? "БейВиста" на Шорроуд. - Смысл восклицания был таков: да ты что, рехнулся - мотельчик! У меня четырнадцать коттеджей, в каждом две спальни, ванная, гостиная, кухонька, застекленные веранды да мотель на семь номеров. А еще плавательный бассейн, спортплощадка и детская игровая площадка.
        - И как же вы уладили дело с Камачо?
        - Ну, девчонка задергалась, как шлюха в церкви, чтото нашептала ему, и они убрались. А когда уходили, он оглянулся и выставил вверх один палец, знаешь, словно сказал, вот на что ты способен, приятель. Я чуть было за ним не погнался.
        - Он на то и напрашивался, - заключил Райан. - Если бы не я, на моем месте оказался бы ктото другой.
        - И я так думаю, - подтвердил мистер Маджестик. - Есть время по второй?
        - Пожалуй.
        - Может, переберемся за столик? Усядемся чуточку поудобнее.
        Райан пошел за ним. Симпатичное заведение. Пивом пропахло, но это не таверна в маленьком городке, не забегаловка и не пивная. Это прибрежный, портовый бар, с рыболовными сетями, спасательными кругами и медными крепями на белых стенах. В окна открывался хороший вид на судовые доки. Тихо, но не слишком. Играла музыка в записи, люди беседовали, приятно проводили время, никто особо не наряжен - выходят на судах, на своих катерах, лодках, потом заскакивают сюда хлебнуть пару рюмок. Словом, симпатичное место. Он заметил официантку, тоже симпатичную, - блондинку с "конским хвостом", в облегающих красных брюках. Она прошла рядом с ним, направляясь в служебную секцию бара, где торчали изогнутые хромовые ручки, похожие на поручни лестницы в плавательном бассейне.
        Сидя за столиком с кувшином пива, парой пачек чипсов "Фритос" и орешками, мистер Маджестик расспрашивал Райана о Камачо, в какой это бригаде он бригадир, очень мило болтал, хотя и слишком много.
        Наконец, замолчал на целую минуту. Райан, оглядываясь, потягивал пиво.
        - Слушай, хочешь, скажу коечто? - нарушил молчание мистер Маджестик.
        - Давайте.
        - Когда я сидел у стойки, не собирался тебе ничего говорить. А теперь думаю, почему бы и нет, черт возьми?
        - Ну?
        - Знаешь, что запечатлели на кинопленке, как ты этого гада огрел?
        - Слышал.
        - А я видел. Три раза. Райан посмотрел на него:
        - А зачем вам показывали?
        - Ну, ведь, если бы обвинение не сняли, ты пошел бы под суд, правда? Дело слушалось бы в моем суде. - Мистер Маджестик опять помолчал. - Я здешний мировой судья.
        Райан не сводил с него глаз.
        - Я тебе объясняю, зачем смотрел пленку, и все.
        - Сколько с меня за пиво?
        - Я тут угощаюсь за счет министерства финансов.
        Райан не улыбнулся и сказал:
        - Мне надо идти.
        - Парень, если ты дергаешься, успокойся.
        - Я не дергаюсь. - Райан хлебнул пива.
        - Но тебе велели уехать. - Мистер Маджестик ждал, пока он чутьчуть успокоится. - Обвинений против тебя нет. Как тебя могут заставить уехать, если ты хочешь остаться?
        - Чтонибудь придумают. Бродяжничество или еще чтонибудь.
        - У тебя деньги есть?
        Райан взглянул на него.
        - Хватит.
        - Как же тебя могут арестовать за бродяжничество? Прихватывали за это когданибудь?
        - Нет.
        - Говорят, пару раз прихватывали. За угон?
        - Просто взял машину покататься. Условное наказание.
        - А как насчет ареста за сопротивление представителям власти?
        - Один тип здорово меня достал. Я его и ударил.
        - Коп?
        - Нет, еще до того, как приехали копы.
        - Чем ты его ударил?
        - Пивной бутылкой.
        - Разбитой?
        - Нет, тот парень старался из меня коечто вытянуть. Меня не за драку с ним арестовали. Это было уже потом, когда коп велел бросить бутылку.
        - Ты не оченьто поспешил ее бросить.
        Райан разглядывал официантку. На лице у нее, как у множества официанток, была маска, лишенная всякого выражения, только предупреждающая каждого встречного, что в нем нет ничего особенного. Должно быть, чванливая девка, до того тупая, что даже не знает об этом. Подобные девки его просто бесят. Хотя на вид симпатичная, в накрахмаленной блузке с оборками, в облегающих красных штанах, прямо как фехтовальщица.
        Официантка подошла с другим кувшином пива. Он видел, как мистер Маджестик слегка дёрнул ее за "конский хвост", а она даже не возразила.
        - Как тебя зовут, милочка? - Большая ладонь мистера Маджестика мягко легла на обтянутое красной тканью бедро.
        - Мэри Джейн.
        - Мэри Джейн, хочу познакомить тебя с Джеком Райаном.
        - Я его уже видела, - сообщила она, глянула на Райана и поставила кувшин на стол.
        Он посмотрел ей в глаза, и его охватило какоето странное чувство. Она его уже видела. Она его знает и делает заключения на его счет. Он смотрел на нее, а она снова направилась к бару, туго обтянутая тесными брюками.
        - Есть такие ребята, завидев которых хочется взять в руки пивную бутылку да хорошенечко ею поработать, - проговорил мистер Маджестик. - У меня была таверна в Детройте... пятнадцать лет назад. Те, кто работали в "ДоджМейн", приходили после смены. Захаживали выпить по рюмке и пива хлебнуть. Рассаживались на всех стульях подальше от стойки, потом каждый топал обратно к бару за следующей рюмкой.
        Райан проводил взглядом официантку. "Конский хвост" схвачен аккуратненькой черненькой ленточкой. Симпатично, черная ленточка в светлых волосах.
        - А потом опять, - продолжил мистер Маджестик, - топтоптоп, за орешками. В третий раз так бы и двинул тем, кто снова топает. Както раз там оказался один неизвестный мне тип и спросил: "Черт возьми, как ты помнишь, чего каждый пьет?" Удивился. А я только плечами пожал - ерунда. Каждый поляк пил "Севен Краун" и "Строе". Шестьдесят пять центов.
        Райан оставил свой рюкзак в баре, и они пошли обедать в ресторан "Эстелла" на центральной улице. Стойки и столики там были покрыты огнеупорным пластиком, а коврики изображали Мичиган, как "водную зимнюю Страну чудес". Заказали бифштексы с жаренной поамерикански картошкой, после того как Райан поспорил, что вареной картошки не подают, и выиграл - не подавали.
        Мистер Маджестик уставился на него, сложив на столе руки.
        - Любишь вареную картошку?
        - Вареную картошку, простую или посыпанную петрушкой, - объявил Райан. - Это настоящая картошка. Я имею в виду, вкус у нее самый картошечный.
        - Точно! - воскликнул мистер Маджестик.
        - Когда я жил дома, - рассказал Райан, - мать готовила по воскресеньям жареную телятину или свиные отбивные с вареной картошкой. Не пюре, не жареную, ничего подобного. Вареную. Возьмешь дветри картошины, нарежешь, разложишь на полтарелки, потом зальешь всю подливкой как следует. Да только попробуй получить в ресторане вареную картошку!
        - Где ты жил в Детройте?
        - В ХайлендПарке. К северу от того места, где стоял "Форд Трактор".
        - Знаю. Отец твой у Форда работал?
        - Он работал в транспортной компании, да уже умер. Умер, когда мне было тринадцать.
        - У меня были приятели в транспортной компании. Черт, они начинали, когда еще трамваи ходили. Все уж на пенсии или чемто другим занимаются.
        - Вряд ли мой отец когданибудь водил трамвай. Помню, он водил автобус "Вудворт". Знаете, на юг до реки, а обратно до ярмарки.
        - Конечно, я на нем ездил.
        За бифштексами с картошкой почти не разговаривали. Райан вспоминал воскресные обеды в домашней столовой, которая также служила ему спальней: мать, две старших сестры, почти всегда приятель одной или другой. Отец присутствовал редко, только когда не работал по воскресеньям.
        Они жили в квартире с двумя спальнями на пятом этаже старого многоквартирного дома. Мать с отцом в одной спальне, две сестры - в другой, заваленной одеждой, журналами, бигуди, всякой белибердой. А он спал в столовой на диване с мраморными ручками. Рубашки, носки и белье держал в нижнем ящике секретера в гостиной. Уроки готовил за столом в столовой, прислушиваясь к телевизору в гостиной. Потом приходил отец с саквояжем, в сероголубой форменной кепке, надетой набекрень и заломленной, как у военных летчиков Второй мировой войны. Если он по пути останавливался опрокинуть пару рюмок, об этом всегда можно было догадаться. По выходным отец сидел за обеденным столом причесанный, в чистой спортивной рубашке, надраенных до блеска башмаках и раскладывал пасьянсы. Он раскладывал их почти целый день, с сигаретой в зубах, откидывая назад голову, прищуренными глазами глядя вниз на карты. Днем пил пиво и читал газету. Кроме газет, ничего не читал.
        - Соус "Супер" нужен?
        - Нет, просто кетчуп.
        Отца никогда нельзя было принять за шофера автобуса. Он был симпатичный, темноволосый, довольно худой. Хорошо одевался. Но он был шофером, которому перевалило за сорок, зарабатывал около сотни с четвертаком в неделю, имел жену и троих детей, жил в многоквартирном доме, пропитанном запахами кухни, с обшарпанным линолеумом в коридоре. Пусть он заламывал кепку и надевал ее набекрень, прикидываясь пилотом "Боинга707" или водителем грузовика со взрывчаткой, все равно оставался шофером автобуса транспортной компании, и этого никаким способом не изменишь.
        - Как насчет десерта?
        - Нет, пожалуй. - Райан хлебнул воды. - Знаете, мой отец умер в сорок шесть лет.
        - Ну... - Мистер Маджестик смотрел на свою руку, держащую стакан с водой, и Райан тоже перевел взгляд на эту руку, мясистую, загрубевшую, с припухшими костяшками и желтоватыми потрескавшимися ногтями, в которой ресторанный стакан казался тонким и хрупким. - Не знаю... Помоему, человек просто умирает, и все.
        - Да. Наверное, все мы должны умереть.
        - Я не то имел в виду, - возразил мистер Маджестик. - Я не про то. Я хочу сказать, нам предназначено умереть. Нельзя лишать себя жизни, но мы тут затем, чтобы умереть. Ты католик? То есть, судя по твоей фамилии...
        - Угу. Был.
        - Ну, не понимаешь, о чем я?
        - Я никогда мальчишкой не прислуживал у алтаря, ничего подобного.
        - Господи Иисусе, зачем тебе прислуживать у алтаря? Тебя ведь учили, правда? Ты ходил в церковь?
        - Не будем вдаваться во все это.
        Мистер Маджестик не сводил с Райана серьезного взгляда, потом смягчился и улыбнулся, продемонстрировав идеальные искусственные зубы.
        - Мы толкуем о смерти. Ну ладно, пошли в "Пирс"!
        
* * *
        
        Официантки в красных штанах видно не было. Она ушла. Теперь столики обслуживала невзрачная девица, внешне смахивающая на индианку. Девушки в баре присутствовали, только, кажется, ни одна не была в одиночестве. Стало больше шума, зажглись лампы, народу намного прибавилось. За длинным столом пили пиво немцы, похоже, студенты колледжа. Орали без умолку. Наверное, ходили на паруснике или на прогулочном судне. В общем, было уже не так симпатично, как раньше.
        Снова усевшись с мистером Маджестиком за столик, на котором опять появился кувшин с пивом, Райан увидел, как вошел Бобмладший с девушкой. Он не сразу узнал девушку, потому что наблюдал за Роджерсом, пока парочка пробиралась к стойке бара. Бобмладший весь так и сиял, в сверкающей спортивной рубашке с отложным воротничком, отвороты которого лежали на плечах, с короткими и еще раз закатанными рукавами, с серебряной цепочкой для часов и прочими причиндалами, с волосами, зачесанными назад на манер Роя Роджерса9. Он пристроил свою здоровую задницу на крутящемся стуле у стойки, а пришедшая с ним девушка ушла в дамскую комнату.
        - Те ребята с "ДоджМейн" заглядывали после смены, - рассказывал между тем мистер Маджестик. - А вот вечером их заманить - это фокус.
        Бобмладший смотрел в их сторону, и лоб у него точно оказался чисто белый.
        - Ну, дело было в августе, и нам пришло в голову заняться свежей кукурузой. В заведении с такой вывеской ничего больше не съешь на пятьдесят центов. Да только была у нас одна кастрюля, - продолжал мистер Маджестик. - Мы ее специально держали. Наверное, на дюжину с лишним початков. Ну, приходят ребята, заказывают кукурузу - хотят посмотреть, сколько смогут съесть, понимаешь? Пятьдесят центов, можешь себе представить? Конечно, им приходилось обождать, потому что в одной кастрюле можно сварить не больше десятка с половиной початков. И они ждали, и пили, я имею в виду, запивали, чтоб больше вошло. Вот так мы зарабатывали и на выпивке, и на кукурузе. Видишь ли, сами покупали ее по двадцать пять центов за десять початков, а продавали по пятьдесят. Правильно? - Мистер Маджестик победно откинулся на спинку стула. - Только никто из них не съедал за раз больше двенадцати - четырнадцати початков!
        Райан улыбнулся, сдержанно посмеялся, но, представляя поедающих кукурузу поляков, внимательно следил за темноволосой девушкой, которая вернулась из дамской комнаты. И какоето странное ощущение вдруг пронзило его от макушки до пят.
        Перестав улыбаться, он спросил:
        - Вы знаете Боба Роджерса, что на Ритчи работает?
        Мистер Маджестик вытер прослезившийся глаз костяшкой пальца.
        - Бобамладшего? Конечно, мы с его стариком в карты играем.
        - Вон он, там, у стойки.
        Мистер Маджестик оглянулся:
        - Ага, вижу.
        - А что за девушка с ним?
        Мистер Маджестик выпрямился, снова глянул через плечо, медленно повернулся, озираясь по сторонам, чтобы никто не подумал, будто он когото рассматривает. Потом отхлебнул пива и наконец ответил:
        - Эта дамочка вляпалась в неприятности.
        - Кто она такая?
        - Забыл, как зовут. Нэнси... как ее там. Считается секретаршей Ритчи, да все это чушь собачья.
        - Он тут ее держит?
        - Точно, приятель. Вот именно держит.
        - А где?
        - В своем доме на берегу. А когда приезжает его жена, переселяет девчонку в охотничий домик неподалеку от фермы.
        - С виду слишком молоденькая.
        - А сколько, потвоему, ей должно быть?
        - Я имею в виду, для него. Для Ритчи.
        - Ну, спроси у него. Откуда мне знать?
        - А что она делает с Бобоммладшим?
        Мистер Маджестик опять оглянулся:
        - Вот придурок! Работа у него хорошая, семья славная, скоростную моторную лодку купил. Старик его сдал всю землю в аренду под огурцы "Ритчис фудс", так что Бобумладшему остается только командовать бригадами сборщиков...
        - Да он просто кобылья задница.
        Мистер Маджестик пожал плечами, поморщился:
        - Все у него в полнейшем порядке, он большой мальчик. Вообразил себя какимто чертовым одиноким ковбоем10 или кемнибудь вроде того.
        - Вы сказали, что девушка вляпалась в неприятности.
        - Неосторожная езда. Должна явиться ко мне в суд гдето в будущем месяце.
        - И что тут такого плохого?
        Мистер Маджестик наклонился, поставил на стол локти.
        - Я не говорю, будто она проехала на красный свет. Она чуть не прикончила пару парней.
        - Вы точно знаете?
        - Точно. Двое ребят из Джиниве ехали в своем драндулете, в старой консервной банке, просто поехали покуролесить, понимаешь ли, или когонибудь подцепить. Видят девчонку в "мустанге", ну, пристроились рядом, конечно, и давай заигрывать, делать всякие замечания, спрашивать, не устроить ли им гонки, или не пойти ли в кусты, я не знаю.
        - И что?
        - Ну, ничего не добились, проехали, отправились своей дорогой. А через пару миль свернули с Шорроуд на проселочную насыпную дорогу, видят позади фары. Ждали, что машина проедет, но она не проехала, а рубанула их сзади. Они не поняли, в чем дело. Прибавили скорости, а эта девчонка в машине колотит их и колотит прямо в бампер. Парни пытались удрать, увильнуть. Виляют, понимаешь, а она прицепилась и бьет их на скорости шестьдесят - семьдесят миль в час.
        - Ну?
        - Попробовали затормозить, только бок ободрали. Ничего не могли поделать, эта полоумная девка колотит их да колотит, причем назад подает на скорости в добрые семьдесят, как они оба клянутся. Она должна была видеть, что на перекрестке тупик, а за ним поле вспаханное. Ну, парни попробовали вильнуть, перелетели через заграждение, рухнули на пашню и три раза перевернулись.
        - И что с ними случилось?
        - Один в порядке, несколько порезов. А у другого обе ноги сломаны и какието внутренние повреждения.
        - Откуда они знают, что это была она?
        - Господи Иисусе, да ведь они ее видели.
        - Я хочу сказать, они могли соврать.
        - Ну конечно, когда у ее "мустанга" весь перед всмятку ко всем чертям.
        
* * *
        
        - Я думала, ты велел ему уехать, - сказала Нэнси.
        - Кому?
        Откинув с глаз волосы, она кивнула на столик Райана:
        - Ну, сегодня, тому самому. Ты ведь знаешь.
        - Вот чертов сын! Даже не верится, - отозвался Бобмладший.
        Развернув широкую спину и туго обтянутые клетчатой рубашкой плечи, чтобы оглянуться, Бобмладший придвинулся ближе к девушке, и она легонько дотронулась до его руки.
        - А он не торопится, правда? - заметила Нэнси.
        - Да, пробыл здесь дольше, чем я ему разрешил.
        - Может, решил остаться?
        - Отвалит, когда я дубиной погоню его до хайвея.
        - Может, он тебя не боится? - Она провела ладонью по его руке от локтя до плеча. - Видел, что этот парень сотворил с мексиканцем?
        - Чего ему бояться? - буркнул Бобмладший. - Достаточно хоть какогонибудь здравого смысла.
        - Собираешься с ним потолковать?
        - Если не уберется отсюда до нашего ухода.
        
* * *
        
        Мистер Маджестик внимательно разглядывал свой стакан.
        - Слушай, - сказал он, - я вот что думаю: не пойти ли тебе поработать в "БейВиста"? - Он вскинул глаза на Райана, словно сам удивился собственным словам. - Эй, как считаешь? Сорок баксов в неделю... Нет, дам тебе пятьдесят, и еще получишь комнату, стол. Комната славная, можешь сам выбрать.
        - А чего делать?
        - Все, что понадобится. Красить, пляж чистить, чинить. У меня руки болят от артрита. Видишь, какие костяшки?
        - До конца лета?
        - До конца лета. А может, и дольше. Я подумываю не закрываться на охотничий сезон. Приму народ из Детройта, дам им хорошие комнаты, накормлю. Ты готовил когданибудь?
        - Работал в одном заведении.
        - Стряпал?
        - Был главным по жарке.
        - А после охотничьего сезона не знаю. Будь у нас хорошие горки для лыжников, да их все заграбастала туристическая компания.
        - А кто там, только вы с женой?
        - Она умерла два года назад. Дочка живет в Уоррене, приезжает с детишками пару раз в год. Ронни и Гейл, ее ребятишки. Это дочка мне все оборудовала, понимаешь, купила обои, диваны, картины и прочее.
        - Ну, не знаю.
        Девушка, сидевшая с Бобоммладшим, снова глянула на Райана, и у него вдруг возникло странное ощущение, будто она, вроде той официантки в красных штанах, все про него знает. Больше, чем он о ней. Райан видел, как она соскользнула со стула у стойки, как встает, глядя прямо на него, Бобмладший.
        Мистер Маджестик наклонился над столом.
        - Хочешь, скажу тебе коечто?
        - Секундочку. Помоему, у нас намечается компания.
        Мистер Маджестик выпрямился и тоже взглянул на Бобамладшего, направляющегося к их столу. Девушка осталась на месте.
        - Ты на что нарываешься? - подойдя, спросил Бобмладший Райана. - Собираешься умника передо мной строить?
        - Господи Иисусе, - вмешался мистер Маджестик. - Кому захочется перед тобой умника строить?
        - Привет, Уолтер! - Бобмладший был серьезен.
        - Эй, а где твоя шляпа, одинокий ковбой?
        - Уолтер, не возражаете, если я перекинусь парочкой слов с этим парнем?
        - Дай подумать, - ответил судья. - Пожалуй, возражаю.
        Но Бобмладший смотрел на Райана, не слушая Маджестика.
        - Помнишь, что я сказал тебе утром? А коли сказал, повторять не намерен.
        - Зачем же тогда тебе с ним разговаривать? - спросил мистер Маджестик.
        - Лучше выйдемка на минутку, - предложил Бобмладший Райану.
        Мистер Маджестик двинул лежавшую на столе руку к Джеку.
        - Сиди, где сидишь.
        - Уолтер, это дело компании.
        - Какой компании? Он работает в вашей компании?
        - Мы ему заплатили, и он согласился уехать, - объявил Бобмладший. - Это соглашение остается в силе, и мне хочется посмотреть, как он выполнит обещание.
        - Эй, Боб, только не надо мне пудрить мозги всякой белибердой про соглашения, ладно? - выступил мистер Маджестик. - Ты ему заплатил, потому что был должен. Теперь он больше на тебя не работает, и ты никак не заставишь его уехать, если он того не желает.
        - Уолтер, вы дружите с моим отцом и так далее, только это наше с ним дело.
        Райан прикончил пиво и снова наполнил стакан доверху. Он хорошо держал себя в руках, но уже почти дошел до предела, и было бы очень легко дать себе волю. Бобмладший стоял у стола, подбоченившись, большая серебряная пряжка на ковбойском ремне сверкала прямо перед его глазами.
        Не глядя на Бобамладшего, Джек сказал:
        - Может, не будешь тут просто торчать? Может, присядешь со своей подружкой и выпьешь пивка?
        - Вот хорошее предложение, - улыбнулся мистер Маджестик. - Боб, что скажешь? Время еще раннее.
        - У нас свои дела. Мы сейчас уходим, и я надеюсь, что этот парень уйдет вместе с нами.
        Теперь Райан взглянул на него снизу вверх.
        - Не дави, - потребовал он, - ладно? Хватит.
        - Слушай, парень, будь я один, схватил бы тебя, да и выволок.
        - Нет, ты не сделал бы этого, - заключил Райан. Мистер Маджестик наблюдал за ним, потом перевел взгляд на Бобамладшего и проговорил, не спеша, но не позволив Бобумладшему заговорить первым:
        - Я пригласил этого парня выпить со мной пива. Я еще не закончил, и он еще не закончил. Может, выпьем еще два кувшина, а может быть, десять. Не знаю. Только мне вот что хотелось бы знать - будешь ли ты тут торчать, пока мы не закончим?
        - Уолтер, я нынче утром растолковал этому парню, что ему надо делать.
        - Хорошо. Растолковал. А теперь, Боб, либо сядь, либо стой гденибудь в другом месте. Понял?
        - Вы хотите сказать, будто я вам мешаю, Уолтер? Я разговариваю с этим парнем, и у меня дела.
        - Скажем, мы оба правы, - рассудил мистер Маджестик, - и ни один не уступит другому. Тем временем ты оставил симпатичную леди стоять в одиночестве. Хорошо это, Боб? Что скажет твой отец? Что скажет твоя жена?
        Бобмладший стоял в нерешительности ровно столько времени, чтобы стало понятно, что никто не заставит его пойти против собственной воли. А когда времени миновало достаточно, глянул на Райана, медленно перевел взгляд на мистера Маджестика и заявил:
        - Я повезу ее домой, только не удивляйтесь, если мы снова встретимся. - И прежде чем отвернуться, одарил Райана еще одним взглядом.
        Девушка ждала, скрестив руки, наблюдая за Райаном, потом посмотрела на серьезную, напряженную физиономию подходившего к ней Бобамладшего.
        - Ну и ну! - произнесла она и направилась к выходу.
        - Хочешь знать коечто? - спросил между тем мистер Маджестик Райана. Его глаза слегка слезились, выпитое пиво сказывалось, но говорил он спокойно, хорошо владея собой. - Может быть, ты удивляешься, почему я тебя нанимаю. Почему именно тебя. Хочешь, скажу почему?
        - Давайте, - кивнул Райан. Он ведь все равно скажет.
        - Может быть, это дико звучит, не знаю, только я смотрел пленку, так? И говорил про тебя с копами из шерифского департамента, и сказал себе - это хороший парнишка. Стойку держит. Может, жизнь у него была несладкая, колотила со всех сторон да заставляла работать. Ни возможности пойти в колледж, ни специальности... У тебя ведь нет специальности?
        - Такой, чтобы платили, нет.
        - Правильно, - подтвердил мистер Маджестик. - Ни приличного образования, ни специальности. Ну и думаю про себя - что же он собирается делать? Парень хороший. Чтото есть в нем такое, чего в других нет. Этот сукин сын держит стойку. Только слушай, я знаю, нелегко всегда держать стойку. Я хочу сказать, лучше, чтобы у тебя был ктонибудь, время от времени помогал бы. Понял, что я имею в виду?
        Райан мысленно представлял себе девушку, стоявшую в ожидании у стойки бара, взгляд, который она на него бросила уходя, и его вновь охватило какоето странное чувство.
        - Понимаешь, о чем я?
        - Угу, понимаю.
        - Так вот, я себе говорю: хочешь посмотреть, как он пускает свою жизнь под откос, шляется, нарывается на неприятности, или собираешься ему помочь? Дать возможность заработать, предоставить жилье...
        - Это все вы себе говорите.
        - Может быть, не такими словами.
        - Я возьмусь поработать в "БейВиста".
        - Скажем, до Дня труда, а потом поглядим.
        - Уборщиком в мотеле.
        - Не уборщиком.
        - Ну, подручным. Стану вашим подручным, и вся моя жизнь устроится.
        - Слушай, я ничего тебе не дарю. Будешь на меня работать. Может, я выясню, что ты лодырь, и выкину прочь.
        - Я берусь за работу.
        - Если берешься, то ладно.
        - Вы меня и от Бобамладшего собираетесь защищать? Позаботитесь, чтобы со мной ничего не стряслось?
        Мистер Маджестик пристально посмотрел на него. Он не шевельнулся, ничто не отразилось в его глазах, только носогубные складки вроде бы стали резче. Наконец, наклонившись вперед и не спуская глаз с Райана, ответил:
        - Стойку держать умеешь, только, господи Иисусе, да ведь ты дурак, правда?
        - Я вас никогда не просил заботиться обо мне.
        - Забудем, ладно? - тихо, с бесстрастным выражением на лице произнес судья. - Я отправляюсь домой. Иди со мной или оставайся. Мне плевать. Если захочешь, подумай о моем предложении. Если захочешь работать, приходи завтра утром в восемь часов. Если нет, значит, нет. В любом случае сделаешь, как пожелаешь.
        Он пошел к стойке бара за счетом и вышел не оглянувшись.
        - В чем дело? - спросила у Райана официантка, похожая на индианку. - Он себя плохо чувствует?
        - Домой пошел, вот и все.
        - Он сказал тебе: "Сделаешь, как пожелаешь".
        Райан посмотрел на нее.
        - Я у него никогда ничего не просил.
        - А кто говорит, что просил?
        Похожая на индианку официантка забрала пустой кувшин и стаканы. А через несколько минут увидела, как Райан взял рюкзак и вышел.
        Глава 6
        
        Витражное окно коттеджа номер пять выходило на мелководный конец плавательного бассейна, в девять часов утра пустого, неподвижного, частично скрытого тенью.
        Вирджиния Мюррей встала без четверти семь. Позавтракала апельсиновым соком с тостами, выпила растворимого кофе "Санка" без кофеина, прибрала на кухоньке, застелила постель, приняла душ, сняла бигуди, причесалась, надела голубой купальник, махровое платье. А кроме того, написала маме и папе письмо, в частности сообщив им, до чего ж хорошо, когда не надо рано вставать, чтобы спешить на работу. И еще о том, что теперь вовсе не огорчается, что другие девушки не поехали - одной отдыхать гораздо лучше.
        Сидя на диване напротив витражного окна с откинутыми занавесками, можно было наблюдать за бассейном и видеть несколько других коттеджей. Все это представлялось будто декорации в рамке сцены, в то время как она сама оставалась в темноте зрительного зала. Вирджиния пролистала "Макколс", взглянула на часы - чуть больше девяти. Поправила лиф цельного голубого купальника, так как кромка врезалась в грудь. Заглянула в лежащую рядом соломенную сумку, удостоверилась, что крем, гарантирующий медный загар, на месте. И бумажные салфетки "Клинекс" тоже. И расческа. Расческу она вытащила, пошла в ванную, принялась снова причесываться перед зеркалом: повернула голову, чуть наклонила, краешком глаза следя за движениями расчески. Потом вернулась к дивану, села на расстеленное в одном его конце пляжное полотенце. Снова взяла "Макколс" и тут заметила двух маленьких мальчиков, стоящих на краю бассейна.
        Это были дети Фишеров из коттеджа номер четырнадцать, одного из тех, что выходят фасадом на пляж. Через пару минут появится их сестраподросток, чтобы за ними присматривать; потом придет отец, а попозже, около одиннадцати, выползет и мать. К тому времени выйдут почти все постояльцы "БейВиста". Сначала дети - вдруг они окажутся повсюду, - потом постепенно взрослые, обмениваясь приветствиями - "Доброе утро!" - старательно выбирая шезлонги, передвигая их поближе или подальше, переставляя так, чтобы усесться лицом к бассейну, лицом к солнцу или отвернувшись от него.
        Фишеры придут к бассейну.
        И парочка из коттеджа номер десять, что прямо напротив, которая проводит тут медовый месяц, тоже придет к бассейну.
        И семейство с маленькими черноволосыми ребятишками, возможно итальянцы. Их мать заведет разговор с миссис Фишер. У обеих женщин толстые ноги, они в пляжных костюмах и соломенных шляпах с рисунком на ленточках, напоминающим сосновые шишки.
        Жильцы коттеджа номер один останутся у себя на лужайке, будут сидеть за столиком под зонтом, из тени наблюдая за своими детьми на пляже.
        Две молодые пары из коттеджа номер одиннадцать - бездетные или, может, просто оставили детей дома. Они выстроили вдоль своей застекленной веранды стену из пустых пивных банок. (Вирджиния подсчитала и пришла к заключению, что к вечеру субботы их наберется больше ста.) Эти ребята в десять спустятся на пляж; около двенадцати ктонибудь из мужчин принесет пива; в час все отправятся на ленч, в два вернутся, а в четыре снова начнут пить пиво и развлекаться. Мужчины все время болтают какуюто забавную ерунду, и все четверо заливаются смехом.
        Рыжеволосая женщина из коттеджа номер девять, которая делает макияж и накрашенной купается в бассейне, выйдет со своей маленькой девочкой примерно в одиннадцать, хотя и до этого девочка выбежит несколько раз посмотреть на других детей. Иногда она выпрашивает разрешения спуститься на берег, поиграть в песке, но мать всегда говорит: "ЧерилЭнн, сегодня слишком солнечно".
        Есть в "БейВиста" и другие отдыхающие. Они живут в коттеджах, в номерах мотеля с видом на Бичроуд, порой приходят к бассейну, порой - на пляж. Вирджиния Мюррей почти всех их знает в лицо, но не смогла классифицировать, а потому не сделала и никаких выводов.
        Существует еще мистер Маджестик. Кажется, симпатичный. Не слишком образованный дружелюбногрубоватый тип. Расхаживает повсюду в футболке и бейсбольной кепке, вечно торопится гдето чтото поправить, чегонибудь передвинуть, например трамплин у бассейна, или проехаться по пляжу в бульдозере.
        А со вчерашнего утра появился Джек Райан.
        Теперь у Вирджинии Мюррей не осталось никаких сомнений - это тот самый парень с бейсбольной битой, фотография которого была опубликована в газете. Странно, что у нее до сих пор сохранилась эта газета, больше чем недельной давности. И вот вчера, заворачивая в нее корки от грейпфрута, она увидела его на снимке, а потом - здесь. Наблюдала за ним весь вчерашний день - точно тот самый.
        Сидя на диване в голубом купальнике, она смотрела в витражное окно коттеджа номер пять, ожидая начала дневной деятельности, и старалась сообразить, кого же ей напоминает Джек Райан. По типу близок к парням, которые ходят в черных кожаных куртках. Есть какоето сходство. Только он не грязный и нет в нем ничего непристойного. Дело в том, как он стоял. Словно вышел на бой с быками, совсем как тореадор на плакате "Плаза де Торос в Линаресе", который висит у них дома в гостиной, - плотно сдвинув ноги, дугой выгнув спину, втянув щеки, глядя ниже своей груди, обводя быка вокруг себя.
        Вирджиния не видела, чтобы он с кемнибудь разговаривал, кроме мистера Маджестика, и пыталась догадаться, что будет, если она заведет с ним беседу, хоть отлично знала, что между ними нет и не может быть ничего общего. Однако позволила себе помечтать. Вообразила, как поздним вечером в одиночестве в коттедже номер пять читает в постели. Потом гасит свет и лежит в темноте. А через несколько минут раздастся звук - шорох, нет, скорее скрип двери. Она будет лежать в темноте с открытыми глазами и прислушиваться к тому, как ктото движется в холле. Затем раздадутся шаги в коридоре, наконец, в дверях спальни возникнет темная фигура. Она спокойно дождется, когда он войдет, а уж потом включит свет. "Чем я могу вам помочь?" - спросит Вирджиния. И окажется, что это Джек Райан. Он шагнет к ее постели с кухонным ножом в руке.
        Нет, надо немножко подумать, что дальше. Еще не совсем ясно, что надо сказать. Голос должен быть ровным, не успокаивающим, но производящим именно такой эффект; глаза - смотреть прямо на него, выражая не страх, а понимание. Может быть, он постепенно успокоится. Положит нож. Сядет на край постели. Она начнет задавать ему вопросы, а он примется рассказывать о себе, о своей прежней жизни, о своих проблемах. Она будет слушать терпеливо, ничто ее не шокирует. Он попросит разрешения еще с ней поговорить, а она коснется его руки, улыбнется и скажет: "Конечно. Но сейчас лучше бегите в постель и поспите как следует".
        Ну, чтонибудь вроде этого. Еще Вирджиния вообразила, как они оба сидят на берегу, однако этот эпизод лишь промелькнул. Такое случится позже. Время для этого наступит потом.
        А пока, сидя на диване, она увидела, что Джек Райан появился в проходе между коттеджами номер десять и номер одиннадцать и в руках у него был длинный алюминиевый шест с тонкой сеткой на конце. Взглянула на часы. Девять двадцать.
        Вирджиния смотрела, как Джек Райан опустил сетчатый сачок в воду бассейна и пошел вдоль бортика, вычерпывая опавшие листья и дохлых насекомых. Чтото сказал двум мальчишкам Фишер, те улыбнулись и прыгнули в воду, стараясь схватить сачок на конце шеста. Джек медленно двинулся обратно к глубокому концу бассейна, сосредоточившись на своем деле, локти расставлены, руки, удерживающие шест, напряжены. Теперь он был не тореадор, а лодочник, смуглый гондольер без рубашки, босиком, без ремня - у него конечно же должен быть большой черный широкий ремень и штаны не цвета хаки, отрезанные выше колен, а какието другие, что там носят гондольеры? Вирджиния никак не могла вспомнить. Она видела гондольеров четыре года назад вместе с мамой и папой, после окончания колледжа "Мэригроув".
        Когда у бассейна появилась девочкаподросток, дочь Фишеров, Вирджиния Мюррей поднялась и пошла в спальню. Стоя перед зеркалом, набросила платок на голову, не глядя на свое отражение, но чувствуя, что на лице у нее выражение, полное какогото ожидания. Повернулась, собралась выйти, но шагнула к окну у кровати, открыла задвижку, попыталась поднять снизу створку. Нет, не поддается. Попрежнему не поддается. Вирджиния вернулась в гостиную, накинула на руку свернутое пляжное полотенце, подхватила соломенную сумку и вышла из коттеджа номер пять, тихо прикрыв за собой дверь. Надела солнечные очки, оглядела небо, деревья - какое прекрасное утро! - и пошла к плавательному бассейну.
        
* * *
        
        - Одни жучки да всякая белиберда, - сказал мистер Маджестик. - Завтра можешь прососать дно.
        - Что еще?
        - Пляж. Разгреби там, где ставили жаровню для хотдогов. Можешь сделать это в другой раз.
        - Мне без разницы.
        Мистер Маджестик взглянул на Райана.
        - Потом душ в коттедже номер девять. Говорят, из него каплет, головка течет.
        - Я душ чинить не умею.
        - Надо просто прочистить. Сними, принеси в мастерскую, я тебе покажу, как это делается. Инструменты в чулане рядом с твоей комнатой.
        - Что еще?
        - Посмотрю и дам тебе знать.
        - Я еще не завтракал.
        - Так утром поднимайся пораньше. Я ем в семь. Хочешь есть, тоже ешь в семь.
        - Премного благодарен.
        - Не за что, - ответил мистер Маджестик и скрылся в проходе между коттеджами номер одиннадцать и номер двенадцать.
        Райан выудил из кармана штанов плоскую, почти пустую пачку "Кэмел" и закурил сигарету, зажав под мышкой опущенный в воду алюминиевый шест. Вкус у первой затяжки был просто жуткий, потому что он не пил кофе и ничего не ел.
        Снова пошел по краю бассейна, крепко сжимая руками шест.
        - Я хотела спросить, не будет ли у вас времени... - обратилась к нему Вирджиния Мюррей.
        Но он прошел мимо, опустив шест в воду, черпая ее сетчатым сачком.
        Она дожидалась его возвращения, когда он дойдет до ее шезлонга. Ну вот, теперь пора.
        - Я хотела спросить, не посмотрите ли вы мое окно?
        - Что?
        - У меня окно не открывается. Совсем.
        - Где?
        - Коттедж номер пять.
        - Ладно, посмотрю.
        - Хорошо, когда ветер спереди. Можно дверь оставить открытой и просто запереть жалюзи.
        - Я загляну. Номер пять.
        - Как вы думаете, когда вам удастся?
        - Ну, вот с этим покончу, потом есть еще дело.
        - Большое спасибо. - Вирджиния перевела взгляд на страницу лежавшего на коленях "Макколса" и перевернула ее. Она с ним заговорила.
        Райан обошел вокруг бассейна, вокруг трамплина и двинулся к мелкому краю. На один день вполне достаточно ловли жучков. Он отнес шест через спортплощадку к кладовой с инструментами, устроенной в мотеле, там повесил на крюк, вбитый в стену, прихватил сумку с инструментами, направился к коттеджу номер девять и постучал.
        Вышла маленькая девочка, встала, глядя на него сквозь жалюзи снизу вверх.
        - Мама еще спит.
        - Я только душ хочу починить.
        В коттедже стоял странный запах, надо бы тут все вымыть и вычистить кухню. На столе лежал початый батон, стояли молоко для маленькой девочки, хлопья, открытые баночки с арахисовым маслом и виноградным джемом.
        - Завтракаешь?
        - Угу.
        - А я еще не завтракал, - сообщил Райан. - Слушай, умеешь делать бутерброды с арахисовым маслом и джемом?
        - Конечно.
        - Может, сделаешь мне один, пока я буду чинить душ?
        Дверь в спальню была открыта, но он не заглянул туда, проходя мимо. В ванной царил кавардак: на полу песок, грязные полотенца, на туалетном столике горой свалены бигуди и косметика. Рыжую он заметил вчера, она здесь отдыхает одна с маленькой дочкой, неплохо выглядит, складная фигурка, но теперь он отмел этот шанс. Открутил ключом головку душа - вышло легче, чем он ожидал, - и вернулся в гостиную.
        - Ух ты, здорово выглядит. Ты хорошо делаешь бутерброды.
        - Мама меня научила, - сообщила девочка.
        - Отлично. Слушай, я его с собой возьму, ладно?
        Он вышел и направился к мистеру Маджестику, жуя на ходу бутерброд с арахисовым маслом и джемом. Походил между коттеджами, притормаживая, чтобы потянуть время.
        Заведение "БейВиста" выглядело неплохо: два ряда одинаковых блочных бетонных коттеджей, выкрашенных в светлокоричневый цвет, тянулись до самого пляжа. От Шорроуд их загораживал мотель на семь номеров. Райан устроился в самом последнем из них, седьмом, за конторой. Все коттеджи выходили фасадом на плавательный бассейн, в патио, на спортплощадку, на площадку с грилями для барбекю, кроме коттеджей номер один и номер четырнадцать, обращенных к озеру и стоивших двадцать долларов в неделю - дороже других.
        Светлокоричневый дом мистера Маджестика в стиле ранчо тоже стоял на берегу, примыкая к коттеджу номер один. Бежевый фургон "додж" мистера Маджестика притаился в гараже рядом с легким бульдозером. А сам мистер Маджестик находился в этот момент в продуваемом ветром проходе между домом и гаражом, в павильончике, который использовался под мастерскую.
        - Вот эта штука от душа.
        Мистер Маджестик кивнул.
        - Пляж расчистил?
        - Собираюсь. Следующим делом.
        - Покажу тебе, как прочистить душ. - Мистер Маджестик вытер руки тряпкой и взял головку. - Это надо открутить, счистить ржавчину и всякую белиберду.
        - Знаете, может, мне лучше сперва пляж расчистить, пока там не слишком много народу?
        - Да, а вдруг леди захочется душ принять?
        - Не думаю, будто ей хоть когданибудь этого хочется.
        - Ты кто такой, черт возьми?
        - Ну зачем ей сейчас принимать душ? В десять утра?
        - Иди на берег. Я сам прочищу. Слушай, мы едим в полдень или в шесть, в зависимости от того, когда мне надо быть в суде.
        - Я и забыл совсем, что вы судья.
        - Мировой судья. Сегодня мы едим в полдень.
        Райан зашел в гараж и вернулся.
        - Грабли не вижу.
        - Они с той стороны, у фасада.
        Райан завернул за угол дома мистера Маджестика, вышел на солнце из тени вечнозеленых деревьев. Солнце жарко било в витражное окно, цветочные клумбы были огорожены камнями, выкрашенными белой краской: прямо армейский казарменный сад, если не считать скворечника и кормящихся под ним пластмассовых фламинго.
        Он взял грабли, спустился на берег и принялся сгребать обгоревшие щепки, оставшиеся после жарки хотдогов, оберточную бумагу, бутылочки изпод шипучки. Надо было прихватить какуюнибудь коробку или чтонибудь в этом роде. Но сначала лучше пройтись вдоль пляжа, сгрести мусор в пятьшесть куч. Хорошо на жарком солнце, под славно дующим ветерком. Джек надел солнечные очки, закурил сигарету.
        Народу вокруг было мало. Любители пива из одиннадцатого номера вели себя тихо, еще не разговаривали. Парочка из коттеджа номера десять лежала на подстилке, сама по себе. Ребятишки из коттеджа номер один играли в песке, да несколько парней валяли дурака с пластиковым бейсбольным мячом и битой.
        Он смотрел, как мяч плавно описывает в небе высокую дугу - легкий мяч, можно поднырнуть под него, раскрыв в ожидании раструб ловушки бейсбольной перчатки, - а когда мяч пошел вниз, увидел девушку в купальнике, шагающую вдоль кромки воды, в добрых пятидесяти ярдах от него. Но Райан сразу понял, кто это: черные волосы, темные очки, стройная фигурка в желтом раздельном купальнике - почти, но всетаки не совсем бикини, - плоский загорелый живот, узенькая желтая полоска, длинные ноги, худые, но хорошие.
        Она глянула в его сторону, кончиками пальцев откинула назад волосы. Он был уверен, что она его увидела, но вполне могла не узнать - просто какойто парень, расчищающий граблями пляж. Может, надо ей махнуть или пойти навстречу к воде, но он сразу решил - это выглядело бы глупо. Пусть идет. Посмотрел, как она удаляется, пока фигурка не стала совсем маленькой, так что цвета и формы растаяли.
        Если прибрежный дом Рея Ритчи находится в той стороне, значит, она идет домой. Если в другой, то вернется. Он вспомнил, как она смотрела на него в баре, вспомнил слова мистера Маджестика, что Рей Ритчи содержит ее. Он никогда не знал девушки, которая с кемто жила. Всяких девушек знал, а таких нет. Такая должна быть блондинкой с огромными грудями, выше, старше, в туфлях на высоких каблуках. И он вспомнил вопрос мистера Маджестика: "А сколько, потвоему, ей должно быть?" Он попытался догадаться, сколько ей лет. Интересно, откуда она, где познакомилась с Реем Ритчи, как он заставил ее с ним жить, какими словами об этом просил?
        Если девушка вернется, он скажет ей чтонибудь, но никак не мог сообразить, что именно, а потому снова начал ровнять песок граблями.
        Просто угомонись, приказал себе Райан. Что с тобой стряслось? Однако, как ни странно, знал, что она вернется. И вовсе не удивился, когда наконец увидел ее: желтое пятно вдали. Оно приближалось медленно, целую вечность, но он так и не мог ничего выдумать. Говорил мысленно: "Привет, как дела?" Говорил: "Эй, смотритека, кто это тут". Говорил: "Эй, куда направляешься?" И опять велел себе: "Ради Христа, прекрати".
        Райан спустился ближе к воде, начал грести песок, выравнивать, не глядя на приближающуюся девушку, но все равно видел ее - стройные загорелые ноги, длинные волосы.
        Он правильно рассчитал время, выпрямился, когда она была всего в нескольких ярдах, и оперся на грабли, как копьеносец.
        Она взглянула на него и не спеша прошла мимо. Райан обождал, дал пройти, чтобы она была вынуждена повернуться назад, потом позвал:
        - Эй!
        Девушка сделала еще дватри шага, затем медленно обернулась, расставила ноги, посмотрела на него.
        - Хочу спросить тебя кое о чем, - проговорил Райан. И умолк, чтобы дать ей время задать вопрос: "О чем?"
        Но она не задавала его. Просто ждала. Наконец, Райан спросил:
        - Интересно, зачем ты на меня в баре смотрела?
        Девушка выждала еще момент.
        - А ты уверен, что я на тебя смотрела?
        Райан кивнул:
        - Уверен. Думаешь, пора нам перестать валять дурака?
        Она слегка улыбнулась:
        - Разве плохо валять дурака? - Порыв ветра растрепал ей волосы, она откинула их назад, но прядь косо легла на загорелый лоб, прикрыв глаза - должно быть, карие.
        - Я хотел сказать, попусту тратить время, - пояснил Райан.
        - Я поняла, что ты хотел сказать.
        Она стояла в небрежной позе, изучая его; он оперся на ручку грабель и тоже уставился на нее.
        - Я не ожидала увидеть тебя, - произнесла Нэнси. - Бобмладший тебя не пугает?
        - Если мне захотелось здесь остаться, помоему, это мое дело.
        - Как ты нашел работу?
        - Не знаю. Получил предложение от одного типа.
        - На лето?
        - Не знаю. Наверное.
        - Ты не оченьто много знаешь, правда?
        Он смотрел на нее, подыскивая слова, а она смотрела на него. Райан никогда не испытывал затруднений в разговоре с людьми, особенно с девушками, и напрягся, почувствовав неловкость. Ему не понравилось это, и он подумал: "Чего ради любезничать?"
        А Нэнси все разглядывала его, не улыбаясь, не демонстрируя неприязни, просто разглядывала.
        - Хочешь заняться делом? - спросила она.
        - Не знаю, - повторил Райан.
        - Можешь прийти к моему дому и вступить в игру. - Она махнула рукой, указывая направление. - Вон там, приблизительно в миле отсюда. Белая лестница и фонарный столб наверху.
        - Мистера Ритчи, наверное, нету?
        - Нет.
        - А кто там с тобой? Я хочу сказать, горничная или еще ктонибудь?
        - Никого.
        - Не боишься одна?
        Она встряхнула головой, вновь поправила волосы.
        - Мне нравится.
        - Чем занимаешься?
        - Разными вещами.
        - Например?
        - Приходи вечером, и узнаешь.
        - Не знаю.
        Он смотрел, как она пожимает плечами и отворачивается. Девушка ждала от него какогото ответа. Райан точно знал, что она его ждет, и это хорошо. Наблюдал, как она удаляется, но теперь уже не может оглянуться. Пускай отводит хвост в сторону, ждет, когда парень сделает садку, а с него для одного дня вполне достаточно. Она еще придет сегодня днем, позже, или завтра, в это же самое время, на это же самое место. Так чего суетиться? Верно?
        "Ты чертовски прав", - похвалил себя Райан.
        Глава 7
        
        Когда Джеку Райану было тринадцать лет, однажды он ухватился за край крыши своего многоквартирного дома и повис на высоте пятого этажа над дорогой, чтобы посмотреть, сможет ли это сделать. При первой попытке повис не совсем. Сел на краю, где не было карниза, потом лег на грудь, прижавшись лицом к сухому гудрону крыши, спустил ноги и свесился до половины. Через несколько секунд подтянулся вверх, выпрямив руки и опираясь на них, пока не зацепился за край коленями; дальше было уже легко. Немного походил по крыше, слегка отдышался, расслабил руки, размял пальцы, потряс ими, как делает спринтер, прежде чем повернется, подойдет к своей дорожке и встанет на стартовую колодку. Стояло летнее утро, он был на крыше один, над округлыми вершинами вязов и крышами других домов, среди каминных труб и телевизионных антенн. Были слышны машины на Вудвордавеню за полквартала и медленно движущиеся автомобили внизу на дороге. Они сигналили и долго ехали мимо дома. Приготовившись, Райан снова двинулся к краю крыши и сел, свесив ноги. Джек знал, что сможет это сделать, если будет осторожен и не позволит себе испугаться.
Но было мало просто знать.
        Потом он переоденется в темносиний свитер с закатанными рукавами, наденет заломленную по всем правилам бейсбольную кепку и отправится тренироваться на ФордФилд. Встанет в семи футах от третьей базы на солнце, в поднявшейся на тренировке пыли и будет принимать каждый мяч, чуть пригнувшись и расслабив руки. А в ожидании следующего броска поправит кепку, взглянет на японскую перчатку с хорошей ловушкой и разровняет перед собой землю носком шиповок.
        После тренировки и ленча, гденибудь во второй половине дня, возьмет нескольких мальчишек с собой на крышу и, прежде чем они сообразят, что он собирается сделать, повиснет на карнизе на высоте пятого этажа. Увидит их физиономии и подтянется.
        "Делать это или не делать?" - думал Джек, сидя там утром. И сделал. Лег на живот, медленно спустился, держась за край желоба - круглого и крепкого, за который было удобно схватиться, - пока руки полностью не распрямились, а ноги не повисли над дорогой. "Сосчитаю до десяти", - решил он. Медленно сосчитал до пяти, потом стал считать быстрее и чуть не начал подтягиваться, не досчитав. Однако заставил себя успокоиться и, только добравшись до десяти, подтянулся медленно, осторожно. Наконец руки оказались на крыше, он лег на грудь.
        Поднявшись и отойдя от края, Райан подумал: "Зачем комуто об этом рассказывать? Если можешь это сделать и знаешь, что можешь, чего тебе еще?" Как ни странно, но он никогда никому об этом не рассказывал, даже не намекал. Держал при себе. Но то и дело вспоминал и думал об этом.
        В то утро, расчищая пляж граблями, он возвращался к этой истории несколько раз.
        
* * *
        
        - Если тебе нынче вечером нечего делать, оставайся, посмотри телевизор, - предложил мистер Маджестик.
        - Не знаю, может, найдется занятие.
        - Как ее зовут? - усмехнулся мировой судья, запихивая в рот кусок рубленой свинины. Пережевывая, добавил: - Показывают "Эскадру Макхейла". Этот сукин сын... Ты смотрел когданибудь?
        - Смотрел.
        Донна накрыла стол на веранде: рубленая свинина, печеная картошка, горошек, яблочный соус, пиво, домашний хлеб, фруктовый джем на десерт. Райан слышал, как она моет кастрюли на кухне.
        - Это напоминает мне время службы, - продолжал мистер Маджестик. - В этой "Эскадре Макхейла" все не так, как в жизни. Я не говорю, будто мы вытворяли такое, как этот Макхейл. Но смотрю и вспоминаю про службу. Про "морских пчел" слышал?
        - Кажется, да, - кивнул Райан.
        - Строительный батальон. Мы обслуживали взлетнопосадочную полосу в ЛосНегрос на островах Адмиралтейства. Слышал когданибудь?
        - Кажется, нет.
        - В Новой Гвинее.
        Райан кивнул и представил себе карту - повыше Австралии.
        - Да, севернее Новой Гвинеи, примерно в четырех сотнях миль, - уточнил мистер Маджестик. - Острова Адмиралтейства. Мы мастерили браслеты и ремешки для часов, знаешь, именные браслеты, сплошь из нержавеющей стали или из алюминия, и вставляли в них камушки, которые подбирали в грязи, маленькие, круглые, как бы наполовину мраморные - коричневые, черные с белыми прожилками, а иногда и с зелеными. А потом продавали этот хлам ребятам из военноморской авиации. Господи Иисусе, заколачивали большие деньги. Просто хлам, только эти пижоны давали за такое дерьмо бутылку виски, которая продавалась за тридцать пять долларов. Парни из Первого Кавалерийского. Они охраняли остров до нашего прибытия. Но не на лошадях.
        - Они теперь во Вьетнаме, - сказал Райан. - Я знаю, у них нет лошадей.
        - А там, - рассказывал мистер Маджестик, - они высадились, помоему, в западной части острова, где сплошные кокосы и всякая белиберда. "Морские пчелы" смели бульдозерами кокосовые пальмы ко всем чертям, чтобы проложить взлетные полосы. Была такая история - парни из Первого Кавалерийского еще стояли там до отправления на Филиппины, и мы обычно продавали им всякую белиберду, - они старались отстоять взлетную полосу, окапывались в одном конце, а к ним через полосу шли японские крошкигейши, абсолютно голые, без единой ниточки, клянусь богом. Парни орут: "Руки вверх!" - только ничего не могут поделать, они все идут и идут. И вот идут они - шлепшлеп, - ребята открывают огонь, а когда крошки падают, начинают взрываться гранаты, которые они прятали у себя под мышками. Понимаешь, зачем они шли? Хотели подойти к американским парням, а потом просто поднять руки вверх.
        - Совсем голые, да?
        - Без единой ниточки.
        - Их, должно быть, заставили.
        - Ну, - отозвался мистер Маджестик, - знаешь, всегда думаешь, будто американские парни действуют храбро, а только ребята с другой стороны тоже должны смело действовать. - Мистер Маджестик приканчивал джем, выскребая его из банки. - Ты служил?
        - Пытался завербоваться, да меня завернули. Один мой приятель пошел и попал в особые войска, а меня не взяли. Я повредил колено, когда играл в школе в футбол, а потом спину.
        - Несчастный случай?
        - Нет, спина просто болела какоето время. Потом както я вышел из душа, играл тогда в бейсбол в группе "С"...
        - Ты в бейсбол играл?
        - В средней школе, а потом в группе "С".
        - Да? Я руководил командой в Легионе.
        - Я никогда не играл в Легионе. Я играл в средней школе и за "Детройт федерейшн". А потом в группе "С" в Техасе. Вышел из душа и уронил полотенце. Наклонился поднять, а в спину как будто нож для колки льда воткнули, знаете, вот тут, пониже.
        - Знаю, испытывал.
        - Две недели пролежал в постели. Не мог пошевельнуться. Пробуешь перевернуться - никогда раньше в жизни такой боли не чувствовал.
        - Ну точно, это ишиас, - заключил мистер Маджестик.
        - Врач сказал, у меня диск выскочил.
        - Конечно, ишиас, прямо под поясницей, - настаивал мистер Маджестик. - У меня тоже был, я ходил к остеопату. Он поработал, теперь я как новенький.
        - Меня тоже теперь не особенно беспокоит, - признался Райан. - Только время от времени чувствуется.
        - Ну, у тебя не было необходимости идти служить. Райан ел ложечкой джем, не поднимая глаз.
        - Не знаю, я думал, может, мне понравится.
        - Ну, - протянул мистер Маджестик, - служить хорошо, если тебе нравится такой образ жизни.
        Когда они заканчивали обед, явился один из любителей пива из коттеджа номера одиннадцать, стукнул сперва в жалюзи и спросил, не может ли мистер Маджестик обналичить чек. Мистер Маджестик ответил, что с удовольствием, и парень из коттеджа номер одиннадцать выписал чек на сто долларов.
        Райан следил за мистером Маджестиком, ушедшим в гостиную. Видел, как тот открыл шкафчик над столом и вытащил оттуда металлический ящик. Потом отсчитал бумажки, запер ящик и повернул за угол в коридор.
        - Всегда думаешь, будто взял достаточно, - объяснил парень из одиннадцатого номера, - и всегда оказывается, что еще надо.
        - Это точно, - подтвердил Райан.
        Парень из коттеджа номер одиннадцать заглянул в гостиную.
        - Хорошо тут у вас.
        - Если нравится пурпурный цвет, - откликнулся Джек.
        Он вспомнил рассказ мистера Маджестика, что дом обустроила его дочь из Уоррена. Отделка и обстановка совершенно не подходили для дома в северных лесах. Кругом пурпур с желтым и серые занавески. Диван в пурпурную и черную полоску с серебряными прожилками или вплетенными нитками и два таких же кресла. На столе перед окном лампа из плавняка. На стенах в белых рамках изображения улиц, должно быть парижских. Над черной мраморной полкой камина еще картина - с охотничьей собакой. Белый портативный телевизор "Сильвания", перед ним креслокачалка мистера Маджестика. Это наверняка его кресло, черное, виниловое. Райан видел, как мистер Маджестик сидел в нем в футболке и смотрел телевизор, а под головой у него была подушка с изображением моста Макинак. Пусть его дочь из Уоррена, штат Мичиган, обставила дом, но, скорей всего, мистер Маджестик самостоятельно развесил плакаты на дверях встроенных шкафов и в прочих местах.
        "Опасно для жизни: мужчины пьют".
        "Единственное, чего нельзя купить за деньги, - бедность".
        "Я скучаю по Айку. Проклятие, я даже по Гарри скучаю"11.
        А над письменным столом миниатюрный красный коврик с золотым крестом. "Официальный красный ковер для желанных гостей. Мы страшно рады вашему приходу!"
        Плакаты хорошие, однако не соответствуют обстановке. То есть так может выглядеть дом в Детройте, но только не здесь. А тут должна быть кленовая мебель, на которую можно класть ноги, и камин с белой известняковой прослойкой между камней.
        Райан следил, как мистер Маджестик вышел из коридора в гостиную. Вытащил из кармана пачку денег.
        - Не хотел вас затруднять, - извинился парень из коттеджа номер одиннадцать.
        - Какие труды, - отозвался мистер Маджестик.
        
* * *
        
        Рядом с домом мистера Маджестика был пустынный кусок берега. Мистеру Маджестику он не принадлежал, но тот велел Райану в любом случае его вычистить и сжечь весь мусор. Находился этот кусок берега совсем рядом с "БейВиста", а выглядел погано, поскольку был усеян пивными банками и всякой дрянью, оставленной пляжными компаниями. Райан побродил по участку, подбирая банки и прицельно швыряя их в кусты, где спрятались вьетнамцы. Надо пригнать бульдозер, смести тяжелый хлам, обугленные сучья, камни, выкопать яму. Проехаться по пляжу, высоко подняв нож, как щит против автоматов вьетнамцев. При этом вообразить, что прокладываешь взлетную полосу под огнем этих одуревших от наркотиков гадов.
        Джек схватил очередную пивную банку, сделал два с половиной шага и метнул ее в кусты.
        - Хорошая рука, - заметил мистер Маджестик. Он стоял на краю лужайки перед своим домом. Райан не видел, как он подошел.
        - Всегда была. Не знаю, куда что подевалось.
        - Каким ты был игроком?
        - Чаще всего третьим. Три лета в группе "С". Потом два лета не играл изза спины. В июле опять попробовал, спина была в порядке, и я думал, смогу.
        - Ну?
        - Ничего не вышло. Все изза этого перерыва в два года - стоит посидеть без дела, и это здорово сказывается на игре.
        Мистер Маджестик усмехнулся, потом взглянул на небо.
        - Обожди, парень. Похоже, дождь собирается. Когда вот так начинает задувать...
        Райан поднял глаза.
        - Солнце вышло.
        - Это не надолго, - возразил мистер Маджестик. - Вполне можешь поехать в город и купить краску, на улице теперь не поработаешь.
        - Какую краску?
        - Краску. Чего спрашиваешь?
        - Откуда мне знать, про какую вы краску толкуете?
        - Я тебе объясню, - сказал мистер Маджестик. - Чего спрашивать?
        Тупой гад. Хотя насчет дождя он оказался прав. Пришлось включить стеклоочистители, не проехав и полдороги до ДжинивеБич. Когда Райан добрался до города и нашел, где поставить машину, небо полностью затянуло, дождь лил без остановки.
        Для выходного дня движение оказалось слишком оживленным. Многим людям пришла одна и та же мысль: вернуться в город, так как на природе делать нечего. Горожане, главным образом подростки и дети, шныряли по магазинам, стояли в подъездах, машины проползали мимо и останавливались в два ряда, чтобы когото выпустить или посадить. Странно, до чего люди не любят мокнуть. Райан шел не спеша: что такого, если даже промокнет? Чего в этом плохого?
        Он купил краску, потом заскочил в аптеку за сигаретами, флакончиком лосьона "Джейд Ист" и новым номером журнала "Тру". Выйдя, увидел, что небо проясняется, светлеет, пробивается солнце. Поставил банку с краской в кузов фургона, сел, включил мотор. Наверное, чуть раньше, чуть позже Джек заскучал бы по Билли Руису, да вон он бежит к нему, сгорбившись и ухмыляясь.
        Билли Руис сел в машину, захлопнув за собой дверцу.
        - Старик, а я думал, ты уехал! - Он потрогал сиденье, края приборной доски. - Да у тебя машина!
        - Того типа, у которого я работаю.
        - Работаешь?.. Где ты работаешь?
        - Неподалеку от Бичроуд. - Райан поколебался, наблюдая за Билли Руисом, с физиономии которого все еще не исчезло изумление. - В "БейВиста".
        - Конечно, я знаю, где это. Так ты там работаешь, да?
        - Со вчерашнего дня.
        - Старик, а ты неплохо устроился!
        - Я там не устроился, просто работаю.
        - Ага, среди всех тех конфеток, что расхаживают кругом в купальниках, да? - Билли Руис широко ухмыльнулся. - Не рассказывай мне, малыш!
        - Лучше, чем огурцы собирать.
        - Да уж, хуже не бывает.
        - Ты уже почти разделался?
        - Еще несколько дней, - уточнил Билли Руис. - Вчера привезли щипать огурцы симпатичных парней из БейСити и из Сэйджино. Господи Иисусе, да они даже своего носа не ущипнут. Половина сегодня утром даже не показалась.
        - Тем больше для тебя работы.
        - Мне и так хватит. Эй, ты про Фрэнка не слышал?
        - Что он сейчас поделывает?
        - Вылетел.
        - Ладно, брось!
        - Я серьезно. Понимаешь, при деньгах, пил без просыпу. Вчера не явился. Нынче утром не вышел, так что Бобмладший пошевелил задницей и велел ему проваливать.
        - Почему он пил?
        Билли Руис нахмурился:
        - Потому что при деньгах, а ты думаешь почему?
        - Ублюдок тупой.
        - Конечно, скажи ему про это.
        - Он поехал домой?
        - Говорит, грузовик его не дойдет до Техаса.
        - Ему надо всегонавсего сесть в автобус.
        - Разве этому типу чегонибудь посоветуешь?
        Райан подвез Билли Руиса до лагеря сборщиков, точнее до дороги, ведущей в лагерь, высадил и направился назад в Джиниве, думая про Фрэнка Писарро с его прилизанными волосами, темными очками и огромным ртом. Фрэнк Писарро - ошибка. Надо ее запомнить вместе со всеми другими ошибками, которые он совершил и поклялся никогда больше не делать. Легко раздавать обещания, но, господи боже, гораздо легче допускать ошибки!
        Джек свернул на Шорроуд, в последний миг снова свернул налево в первый квартал и подъехал сзади к магазину "АйДжиЭй". На стоянке скопилось столько машин, что пришлось лишь на ходу бросить взгляд на кучу ящиков и картонных коробок возле дверей. Она выглядела такой же кучей ящиков и коробок, как любая другая куча упаковочной тары. Может быть, еще та самая, что была здесь в субботу, только не видно красной коробки изпод пива "Строс".
        Выезжая с Бичроуд, Райан все думал про пивную коробку, пытаясь представить, что с ней стало, пока не велел себе либо чтонибудь предпринять, либо все позабыть, только перестать о ней вспоминать. Невозможно найти следы пустой коробки изпод пива, выброшенной два дня назад, поэтому забудь о ней. Но чего он никак не мог забыть полностью, так это про Фрэнка Писарро. Нельзя было его к себе подпускать. Мог бы раскусить Фрэнка Писарро с самого первого взгляда. Возникает нехорошее ощущение, когда на тебе чтото висит. Иногда чегото не должен делать, а почемуто делаешь. Или чегонибудь должен сделать, однако не делаешь. Он вспомнил об этом, как только увидел девицу из коттеджа номер пять.
        Поставив машину мистера Маджестика в гараж, Джек пошел по дорожке между коттеджами к себе в комнату и тут увидел эту девицу, вспомнил. Она выезжала из своего гаража, подавая машину - сверкающий светлокоричневый "корвейр" - задом и разворачиваясь. Потом посмотрела прямо на него, ожидая, когда он подойдет ближе:
        - Я думала... Думала, вы собираетесь починить мне окно.
        Он не узнал бы ее, если бы она не выезжала из коттеджа номер пять. Принаряженная: белые бусы, заколки с белыми бусинами в волосах, солнечные очки в белой оправе с маленькими жемчужинами, накрашенная, разодетая. Рядом с ней на сиденье лежали свитер и сумочка.
        - Да, окно, - произнес Райан. - Слушайте, я не забыл. Просто занят был.
        - Может, завтра?
        - Первым делом.
        - Но не слишком рано. Я всетаки в отпуске, - рассмеялась она.
        - В любое время, как скажете.
        - Тогда отлично. - Она помолчала. - Может, вас подвезти? Я еду в Джиниве.
        - Я только что оттуда. - Выглядит она неплохо. Пожалуй, из третьего дивизиона, но одевается хорошо.
        - Ну, тогда спасибо, - проговорила Вирджиния Мюррей, медленно подавая машину еще немного назад, прежде чем наконец рвануть вперед.
        За что она его благодарит?
        Задняя дверь коттеджа номер пять и окно, которое предположительно заедает, были прямо перед ним. Райан взглянул на него, близко не подходя, с расстояния в несколько футов, и пошел к своей комнате.
        Позже он отправился вверх по дороге к забегаловке "Эй энд ДаблЮ", где заказ подавали в автомобили, за чизбургерами и пивом, потом сыграл пару раундов в гольф. Поблизости оказалась рыжая из коттеджа номер девять. Она была со своей маленькой девочкой, в облегающих слаксах, с большими белыми серьгами и с лентой в волосах. Выглядела очень даже неплохо, но Райан от нее отказался - ему не нравилось присутствие маленькой девочки.
        В "БейВиста" он вернулся уже после восьми. В патио двое мужчин курили сигары, несколько ребятишек перебрасывались "летающими тарелками", но большинство постояльцев уже скрылись в коттеджах, играли в карты или укладывали детей спать. Он подумал, не зайти ли повидаться с мистером Маджестиком, но тут же спросил себя: "Зачем?" Вместо этого лег в постель с журналом "Тру". Прочитал статью под заглавием "Франция прощает герояпредателя", пропустил заметку под названием "Короткая счастливая жизнь канзасской летающей машины", пробежал сообщение "Замысел Сталина о подделке американской валюты на 10 миллионов", а потом сказал: "Да черт с ним!" - надел мокасины и вышел.
        Глава 8
        
        Райан любил одиночество. Не постоянное, а просто ему нравилось, когда он бывал один. Вот так же хорошо было и сейчас, во время прибоя, под шелестящим во тьме ветром. Можно вообразить, что находишься на берегу гденибудь совсем в другом месте. Дома за деревьями - это деревенские хижины, а лежащие на берегу лодки - китайские сампаны, которыми пользуются вьетнамцы. Получено донесение, что они везут груз - минометы и автоматы, закупленные у китайцев, а он - одинокий патрульный, проник сюда, севернее ЧуЛая, чтобы зарисовать для флота, стоящего на воде за пять миль, расположение складов боеприпасов и позиции радиолокаторов. Странно, что люди боятся темноты. На войне некоторым ребятам - подрывникамподводникам или парням из спецвойск - приходится идти по ночам через джунгли с автоматами "М16", вымазав лица черной краской. Один неверный шаг, и получишь удар в спину. А есть такие, которые боятся ходить тут. Если у тебя хватит духа подкрадываться сзади к тем, кто хочет тебя убить, ничего не стоит напасть на тех, кто боится темноты. Чудно, но это и хорошо, что некоторые ее боятся.
        Надо привыкнуть к ней, вот и все. Уговорить себя, что все будет хорошо, и не паниковать. Приучить себя к хладнокровию. Нет, больше чем к хладнокровию. Господи, каждый считает себя хладнокровным. Надо приучить себя к ледяному спокойствию. Профи с ледяной водой в жилах. Как Кэри Грант12. Наливая девчонке шампанского или стоя на высокой крыше перед идущим на него типом с железным крюком вместо руки, он все тот же Кэри Грант. Не потеет. Здорово он мотанул того типа, а когда тот падал, крюк заскрежетал по металлическому скату крыши, оставляя царапины.
        А еще Кэри Грант ловко крал драгоценности. Только никогда не показывают, что он потом с ними делал. В ХайлендПарке был один тип, армянин, который скупал краденые телевизоры, одежду, меха и прочее. Ну а если бы ему принесли бриллиантовое ожерелье? "Гарри, у меня тут ожерелье за сто тысяч долларов. Сколько ты мне за него отвалишь?" Можно себе представить физиономию Гарри!
        Только этого больше не будет. Без машины, в ста пятидесяти милях от ломбарда, все телевизоры и чемоданы останутся при своих хозяевах. Да в любом случае этого больше не будет.
        Когда Райан работал с цветным парнем Леоном Вуди, сначала они искали чегонибудь полегче: присматривали дома, где у входных дверей скопились газеты, где газоны нуждались в стрижке, а вечером было темно за закрытыми ставнями и опущенными жалюзи. Еще следили за приглянувшимися домами. Отмечали, где и в какое время горят лампы, и, если дватри вечера подряд горели одни и те же - одна или две внизу на лестнице и одна наверху, - подходили к парадным дверям и звонили. Если никто не отвечал, лезли в дом.
        У Леона Вуди был любимый прием - подойти днем к какомуто дому и позвонить в дверь. Если ктонибудь выходил, он расспрашивал, нет ли, случайно, работы, не надо ли сделать покраску, вымыть стены, убрать во дворе. Леди почти всегда отвечали отказом, тогда Леон интересовался соседями - может быть, леди знает, дома они или нет. Иногда ему отвечали: нет, уехали на лето или во Флориду, сообщив таким образом важные сведения. Леон Вуди медленно качал головой, сокрушался: "Господи боже мой, вот невезуха!" - изображая глупого негра, но при этом косился на Райана и чуть ли не в открытую усмехался. Если у леди находилась для них работа, то Леон восклицал: "Ой, спасибо, мэм! Конечно, мы премного благодарны. Только, знаете, сейчас уже поздно, мы лучше утром придем".
        И, удаляясь от дома, говорил Райану: "Как же, утром, пускай дожидается!"
        Если никто не открывал, они оставляли машину на подъездной дорожке, шли к черному ходу и снова звонили. Если все равно никто не отвечал, влезали, как правило, через подвальное окно. Первым делом искали большие сумки, чтонибудь такое, во что можно сложить барахло. Потом выходили из парадных дверей с чемоданами, набитыми одеждой, мехами, серебром, телевизорами, радиоприемниками - всем, что, по их мнению, стоило брать, - и укладывали в машину.
        Они всегда сохраняли хладнокровие во время взлома и проникновения, никогда не обнаруживали своих чувств друг перед другом, каждый переживал про себя. Никогда не говорили друг другу: "Ну хватит, пошли". И никогда не показывали, что спешат поскорее убраться. Идея заключалась в следующем: не спеша обойти дом, отбирая нужные вещи. Райан однажды вошел в кабинет, а там вольготно посиживает Леон Вуди, читая журнал, и в руке у него бокал с выпивкой. Это долго оставалось самым хладнокровным поступком до того случая, когда однажды днем в дом неожиданно пришел парень с вещами из чистки. Райан пошел к дверям, принял у парня пальто и два костюма, поблагодарил, затем уложил одежду в чемодан. Благодарность - хороший штрих. Побить этот рекорд хладнокровия было трудно. Леон Вуди только приблизился к достижению Райана, ответив на телефонный звонок. Звонивший субъект желал знать, где его жена. Леон ответил: "Ждет меня наверху в постели, старик. А ты думал где?" - и положил трубку. Они дали себе еще несколько минут - вполне достаточно - и были уже в соседнем квартале, когда перед домом затормозил полицейский
автомобиль.
        Однажды Леон Вуди принес гдето украденный набор электротехнических инструментов. Они подсоединились к проводке в подъезде и высверлили замок входной двери квартиры. Райан сказал: "Чересчур много шума". Леон Вуди ответил: "Угу, только так больше похоже на профессионалов". Обязательно надо менять стиль, утверждал он, чтобы все взломы и проникновения не выглядели одинаково. Странный был парень - высокий, костлявый чудак; играл в баскетбол в средней школе, получил предложение пойти в колледж, но не сумел сдать вступительные экзамены даже в спортивные школы. У Вуди была одна проблема - героин. Он находился под кайфом почти все время знакомства с Райаном. Это ему обходилось в пятнадцать - двадцать долларов в неделю. Но парень он был хороший и погорел, забравшись в воскресенье в дом, где хозяева принимали гостей: пятьдесят человек ели гамбургеры на лужайке перед парадным подъездом.
        В темноте светились огоньки, с булавочные головки, холодные точечки гдето в ночи, далекие, словно звезды, как будто горели не на берегу и не сию минуту.
        Еще лился свет сверху, слабый, оранжевый. Береговая полоса озера постепенно вздымалась от низкого откоса у "БейВиста" к крутому холму над пляжем, к поросшему кустами склону, поднимавшемуся из песка, с деревянными лестницами, каждая футов по двести, уходившими в темноту.
        Райан смотрел вверх на склон проходя мимо, пока у него не возникло и полностью не окрепло ощущение, что он зря тратит время. Наконец остановился. Надо было остаться в постели. Что он собирается делать? Угадывать, какая лестница ведет к ней? А если угадает, то что? Поднимется, постучит в дверь и небрежно скажет: "Привет, я тут просто шел мимо"? Да черт с ней!
        
* * *
        
        Нэнси наблюдала за ним. Следила сверху, с холма, как он шел мимо. Видела, что Райан остановился, постоял минуту, глядя вверх на склон, потом повернул обратно. Она шагнула в оранжевое пятно света от фонаря на столбе - девушка в темном свитере, шортах и мокасинах, - затем вышла из него, вновь став темной фигуркой, спускающейся по лестнице к озеру.
        Нэнси ждала, положив на перила руку. Он смотрел вверх на склон и опустил глаза только тогда, когда почти поравнялся с ней. И вот она - стоит всего в нескольких шагах от него.
        - О, Джек Райан, - произнесла девушка. - Какой сюрприз!
        Он подошел, она не отступила, не сменила положения. Держалась спокойно, небрежно. Дожидалась его. А ведь ждала его появления, он это чувствовал.
        - Я гулял, - пояснил Джек.
        - Угу.
        - Думаешь, тебя искал?
        - Угу, просто гулял.
        - Просто по берегу, ничего особенного.
        - Верю, - сказала Нэнси. - Хочешь, чтоб я с тобой погуляла?
        - Я назад возвращаюсь.
        - Может, немножко расслабишься?
        Шагая по берегу, он почувствовал себя лучше, хотя все время сознавал, что идет рядом с ней.
        Поначалу они говорили мало, просто Нэнси задала несколько небольших вводных вопросов насчет лагеря сборщиков, Луиса Камачо, сбора огурцов. Он дал на них простые ответы: лагерь вполне нормальный; Камачо его не волнует; да, огурцы собирать тяжело. Остановились, чтобы закурить. Когда она наклонилась, он ощутил прикосновение ее волос к своим рукам, сложенным лодочкой, а в момент, когда вспыхнула спичка, отчетливо увидел ее лицо. Действительно симпатичная. Богатая девушка из кино.
        - Ты на какуюто киноартистку похожа, - заметил Райан.
        - На кого?
        - Забыл ее имя.
        - А какого типа?
        - Как ты. Волосы темные, длинные.
        - Сексуальная?
        - Угу, наверное.
        - Где она снималась?
        - Не могу сейчас вспомнить.
        - Все равно, я, наверное, не видела. Я не слишкомто часто хожу в кино. Иногда только.
        Дальше шли молча, и Райан спросил:
        - Ты телевизор смотришь?
        - Почти никогда. А ты?
        - Если чтонибудь стоящее.
        - Например?
        - Военное кино, чтонибудь вроде этого. Или шпионское.
        - Фу, вранье про реальную жизнь.
        - Если фильмы хорошие, чего им быть правдивыми.
        - Они скучные.
        - Ну, тогда что ты любишь?
        - Делать чтонибудь. - Она подняла на него глаза, на одну бровь косо свешивалась темная прядь волос. - Такое, чтобы впечатляло. Чтобы оставляло отметку.
        - Какую отметку?
        - Не знаю. Например, как пуля. Да, это, пожалуй, хороший и точный пример.
        - Когонибудь застрелить?
        - Куданибудь выстрелить и услышать, как все разлетается вдребезги.
        - Как насчет динамита?
        - Отлично. Помоему, с динамитом действительно было бы забавно.
        - Только придется вставлять детонатор, тянуть провод к заряду и дергать... А может, граната?
        - О да, граната! Просто чеку выдерни и кидай.
        - Или прицепи к проволоке на дорожке, - добавил Райан. - В шутку.
        - Помоему, я бы лучше метнула, - заявила Нэнси. - Другим способом придется чересчур долго ждать.
        - Ладно, а куда ты собираешься ее бросать?
        - Надо подумать, - ответила Нэнси. - Пожалуй, бросила бы на веранду. Или в окно. Забавно, правда?
        - Мне один тип рассказывал, как во время Второй мировой войны япошки посылали своих девушекгейш к нашим взлетнопосадочным полосам, абсолютно раздетыми, с гранатами под мышкой. Они подходили, американские парни велели поднять руки вверх, и - трахтарарах!
        - Ты поверил?
        - Тот тип, что рассказывал, сам там был.
        - Я не верю.
        - Почему?
        - Зачем им идти? Почему просто не бросить?
        - Потому что им так приказали. Гейшам.
        - Почему они шли раздетые? Помоему, твой приятель водил тебя за нос.
        - Он мне не приятель. Просто знакомый тип.
        - Могу поспорить, его там не было, - возразила Нэнси.
        - Да мне какая разница! - отозвался Райан. - Может, был, может, нет. Мне плевать в любом случае.
        Нэнси, взглянув вверх на склон, остановилась, не сводя глаз с холма, и Райан встал с ней рядом.
        - А как насчет камней? - спросила она. - Может, наберем камней и представим, что это гранаты?
        - И что будем делать?
        - Бросать.
        - Хочешь камни бросать?
        - Ну, ищи.
        Чокнутая девка. Господи боже мой. Камни искать. Очень серьезное дело - искать в темноте камни. Глупое дело, но сейчас он очень хорошо себя чувствовал.
        - Маленькие или большие?
        - Думаю, чуть поменьше моего кулака, - определила Нэнси. - Чтобы были не очень тяжелые.
        - Конечно, с очень тяжелыми ты не справишься. Сколько надо?
        - Немного. Мы их сосчитаем.
        Совсем чокнутая девчонка. Набрав камней, они поднялись по следующей лестнице, прошли вверх по лужайке у дома, где было совсем темно. Дом, скрытый в тени кустарников и деревьев, виден был только отчасти.
        - Наверное, хозяева в клубе, - тихо заметила Нэнси, остановившись совсем рядом с Райаном.
        - Ты их знаешь?
        - Вряд ли. Здесь все вокруг из приличного общества.
        - Собираешься бросить камень в этот дом?
        - Угу, прямо в витражное окно.
        - Почему в этот дом? Если не знаешь хозяев...
        - Потому что он тут стоит, - пояснила девушка.
        - Может, они спят.
        - Какая разница?
        Нэнси пошла дальше. Райан схватил ее за руку.
        - Обожди минутку. Что ты сделаешь после броска? - Он вытащил мокасины из задних карманов и принялся обуваться.
        - Не знаю. Побегу, наверное. А ты не побежишь?
        - Куда? Надо знать, куда бежать. Надо разработать план.
        - Пошли к дому, обойдем вокруг.
        - Зачем?
        - Не беспокойся об этом. Просто держись со мной рядышком, Джеки.
        Джеки. Старик, думал он, что ты тут делаешь? Но Нэнси пригнулась и ринулась через открытый газон, а он побежал за ней, тоже пригнувшись, потому что она пригибалась. Глупо. К чему горбиться? Надо войти и выйти. Оттого что сгорбишься, лучше не станет. Пригнувшись, не спрячешься.
        Нэнси остановилась в двадцати футах от витражного окна, замена которого обойдется хозяевам не меньше чем в три сотни долларов, и швырнула камень левой рукой. Но бросила так, как бросил бы левой рукой правша. Камень не далеко улетел, упал в кусты.
        Нэнси четко вымолвила единственное слово:
        - Проклятие!
        Продвинулась ближе, слегка наклонилась, развернулась в сторону и бросила следующий камень, сделав то же движение. Смутно поблескивающее в ночи витражное окно разлетелось фонтаном осколков.
        Нэнси тут же исчезла гдето слева за домом. Райан поднял зажатый в правой руке камень на высоту плеча, занял позицию для броска, как при игре в "летающие тарелки". Какого дьявола ты это делаешь, подумал он и метнул камень быстрым коротким движением в окно. Он, влетев внутрь дома, стукнулся обо чтото, а Джек побежал за девушкой.
        - Сюда! - просвистел шепот из придорожных сосен. Она старалась отдышаться, при каждом вдохе и выдохе поводя плечами. Когда Райан ее отыскал, спросила:
        - Слышал?
        - Слышал?! Да, в Джиниве было слышно!
        - Громко? Уф! Представляю настоящую гранату.
        - Знаешь, ты бросок сделала, как девчонка. Странно, я не думал, что бросишь.
        - Зажегся какойнибудь свет? - Отдышавшись и успокаиваясь, она стала всматриваться сквозь ветви.
        - Ничего не вижу. Наверное, ты права, они в клубе. Нэнси подняла на него глаза.
        - Давай повторим гденибудь, где хозяева дома.
        - Думаешь, будет забавно?
        - Посмотрим, как они среагируют.
        - Просто будем стоять и смотреть.
        - Я не знаю. - В тоне Нэнси послышалось легкое раздражение. - Но сначала давай дом выберем.
        Поселок Пойнт был старый, густо заросший деревьями, застроенный большими комфортабельными домами, прятавшимися за вязами, которые тянулись вдоль дороги к берегу, и домами поменьше, но дорогими, расположенными на открытых лужайках среди густых сосен и куп берез. Домов было больше, чем предполагал Райан. Сейчас, в темноте, виднелись их смутные очертания в тени деревьев. Мягким светом сияли окна и застекленные веранды за хорошо ухоженными газонами. Тут и там на подъездных дорожках Райан подмечал металлический отблеск автомобилей, но ни одна машина не двигалась, свет фар не скользил по дороге и внезапно не вспыхивал среди деревьев. Ему показалось, что здесь неестественно тихо после оглушительного звона разбитого окна.
        Они пошли вдоль вязов к освещенному дому, Нэнси впереди. Потом быстро перешли на другую сторону дороги к соснам, которые загораживали с одной стороны двухэтажный кирпичный каркасный дом колониального стиля.
        - Нравится? - спросил Райан.
        - Не знаю. - Какоето время она разглядывала дом. - Свет горит, а людей не видно.
        - Они с той стороны. На кухне. Пьют молоко перед тем, как лечь в постель.
        - Ну, в любом случае давай бросим разок. Для практики.
        Нэнси не колебалась. Прошагала через газон на угол, оказавшись в двадцати футах от дома, пересекла дорожку, ведущую к парадной двери, остановилась и развернулась, делая левой рукой бросок. Райан занял естественную для второго игрока позицию, сильно швырнул камень сбоку, услышал, как его окно взорвалось, на полсчета отстав от окна Нэнси - раз, два, и почти одновременный звон. Он метнулся за ней в деревья на другой стороне двора, они снова выбрались на дорогу и быстро шмыгнули в тень вязов.
        - Вон, - сказал Райан, - выходит из парадных дверей.
        Они уставились на мужчину, стоящего на освещенной веранде. Потом мужчина сошел на дорожку, огляделся вокруг, посмотрел на разбитые окна. В одном из них можно было различить другую фигуру - женскую.
        - Она велит ему зайти в дом, - прошептал Райан. - Говорит, заходи, неизвестно, кто там, в темноте.
        - А тут только мы, цыплятки, - добавила Нэнси. - Хотелось бы понастоящему слышать, что она говорит. Но мы слишком далеко.
        - Теперь он собирается звонить в полицию.
        - Думаешь, позвонит?
        - А ты как бы сделала?
        - Наверное, позвонила бы. Эй, может, обождем полицейских? А когда они явятся, смоемся.
        - Может, пойдем пива выпьем?
        - Надо подобраться поближе, - предложила Нэнси. - Пошли!
        Она опять вышла из тени деревьев, Райан потащился за ней, глядя на ее ноги, на землю. Когда Нэнси остановилась, встал совсем рядом, положил ей на плечо руку, ощутив под пальцами хрупкую ключицу. От нее хорошо пахло - не духами, а, может быть, пудрой, мылом. Чистотой пахло.
        - Вон там, - кивнула Нэнси. - Отлично.
        Он проследил за ее взглядом, устремленным через дорогу и через широкий газон на новенький с виду дом с низкой крышей. Дом был обнесен узорной решеткой и купался в лившемся из кустов мягком серорозовом свете прожектора. Неяркий свет горел в каждой комнате и на застекленной веранде, которая тянулась по правой стороне дома и выходила на купу берез.
        - Тихая вечеринка, - заключила Нэнси. - Несколько друзей уютно посиживают после обеда.
        Райан насчитал на веранде пятерых. Среди них три женщины. Из дома вышел мужчина с бокалами в обеих руках.
        - Освежаются, - прокомментировала Нэнси. - Расслабляются и освежаются. Иногда выпивают.
        - Пригнись, - велел Райан.
        Неожиданно деревья залил свет фар свернувшей на подъездную дорогу машины. На дверцах промчавшегося совсем близко автомобиля они разглядели знак полицейского патруля. Задние огни машины двигались в темноте и в квартале от них вспыхнули яркокрасным светом.
        - Они пробудут там минут десять, - предположил Райан. - Потом начнут искать.
        - Как они могут рассчитывать найти когонибудь, разъезжая в машине?
        - Будут смотреть, где чтонибудь шевельнется.
        - Тупые ничтожества.
        - Что?
        - Слушай, на этот раз ты подойдешь с другой стороны и бросишь камень в кухонное окно, - сказала Нэнси.
        - Да?
        - Не понял?
        - А ты будешь смотреть из деревьев за верандой?
        - Отлично!
        - У нас всего минут пять.
        - Больше нами не надо.
        - Постой минутку. У меня камней больше нет.
        Нэнси протянула ему камень.
        - Если пообещаешь потом вернуть.
        Она исчезла. На ходу Райан следил за двумя красными огоньками полицейской машины ниже по улице.
        Этот дом от соседнего отделяли кусты и высокая живая изгородь. Джек дошел почти до самого дома, держась поближе к изгороди, по краю двора, потом пересек задний двор, частично освещенный светом из кухонных окон и из столовой сбоку от гаража. Когда он снова встретится с Леоном Вуди, если Леон когданибудь выберется из Милена, то непременно ему скажет: "Эй, старик, у меня коечто новенькое". А Леон Вуди спросит: "Что, старик?" А он ответит: "Бить окна, старик. Ходишь по ночам и бьешь окна". Леон постарается не удивиться: "Бьешь окна? Угу, да, старик, неплохо звучит". Господи Иисусе, подумал Райан и швырнул камень в окно, прежде чем успел еще немного подумать.
        Отпрянув за угол гаража, он спрятался и стал смотреть. Когда же из кухни появился мужчина - вышел, огляделся, не зная, чего ожидать, а теперь за ним возникли и остальные, - убежал. Добежал до берез, пробрался вдоль веранды. Старался разглядеть девушку среди деревьев, ее очертания в темноте. Поравнялся с верандой. Девушки в деревьях не оказалось.
        Она была на опустевшей веранде. Держала в руках бутылку и два бокала, пытаясь еще чегонибудь прихватить. Наконец, сунула бутылку под мышку. Потом с двумя бокалами в одной руке, с ведерком для льда в другой и с бутылкой под мышкой распахнула дверь и пошла с добычей по газону к Райану, стоявшему возле деревьев. "Слушай, Леон, ты не просто бьешь окна. Ты их бьешь, а потом заходишь, берешь бутылку виски и лед". И Леон Вуди скажет: "Угу, конечно, старик, обязательно надо взять лед".
        Глава 9
        
        - Мне нравится, когда губы потрескавшиеся.
        - Это от солнца, - пояснил Райан. - Целый день ведь на солнце.
        - Так забавней. Помоему, абсолютно не стоит крепко целоваться и елозить губами, ничего тут хорошего нет.
        - Угу, только некоторые считают, будто так быстрее можно дойти.
        - До чего? - Лежа совсем рядом с ним на песке, Нэнси потянулась, прижалась к нему, притерлась, провела губами по щеке, легонько куснула его нижнюю губу.
        - Пусть все будет потвоему, - проговорил Райан.
        - До конца?
        Он не торопился, не собирался гнать во весь опор, точно какойнибудь деревенщина, но это было нелегко.
        - Хочешь еще выпить? - спросил Джек.
        Нэнси кивнула. Он приподнялся на локте, сунул руку в ведерко для льда и объявил:
        - Вода. Как насчет бурбона с холодной водой?
        - Наверное, я бы выпила скотч.
        - Пожалуйста.
        - Спасибо.
        - Мы хорошо от веранды шагали. У меня был приятель, которому это понравилось бы.
        - Ты работал с ним?
        - Чистил ковры.
        - Я другое имею в виду. Взлом и проникновение. Мне само выражение нравится - "вэпэ". Правда, забавно? Я хочу сказать, очень просто звучит.
        - Может, мы у тебя лед найдем?
        Они расположились на берегу, вдали от оранжевого фонарного столба на холме. Сидя, Райан видел огонек на фоне неба.
        - Кажется, мне чегото другого хочется, - заявила Нэнси.
        - Например?
        - Вина "Колд Дак". Только его дома нет. - Она тоже села с ним рядом. - Но я знаю, где есть. Пошли.
        Вот так. Райан взял бутылку, ведерко для льда и бокалы, пошел за ней по берегу, сознавая, что следует за ней, старается не отставать. Она смотрела на озеро, на очень темную воду и не столь темное небо.
        - Вон, - махнула Нэнси рукой.
        - Не вижу ничего.
        - Катер.
        Он увидел очертания прогулочного судна, стоящего на расстоянии ярдов в пятьдесят - шестьдесят. И одновременно сообразил, что они находятся прямо напротив дома, где живет Нэнси, а оранжевый свет сияет высоко на холме.
        - Это катер Рея, да?
        - Ктото из клуба должен был его забрать, - сообщила Нэнси, - да так и не забрали. - Она посмотрела на Райана, кивнула на бутылку и бокалы. - Нам ничего такого не надо.
        - А что мне с этим сделать?
        - Может быть, утопить?
        - И ктонибудь найдет их перед твоим домом?
        - Ну и что?
        - Лучше закопаю.
        Он выкопал у подножия холма яму в песке такого размера, чтобы туда поместились ведерко для льда, бокалы, бутылка. А когда вернулся к воде, Нэнси нигде видно не было. Только валялась ее одежда.
        Райан сбросил рубашку, штаны, свернул, положил их на землю рядом со свитером Нэнси и брошенными там же шортами, вошел в воду в одних трусах, заставляя себя идти без колебаний, не валять дурака, не пробовать сначала воду ногой. Оказалось не глубоко, только когда он прошел полпути к катеру, вода поднялась до пояса, но, господи боже, до чего же без солнца холодно! Пришлось целиком окунуться, нырнуть и поплыть под водой, чтобы привыкнуть. Вынырнул, подплыл к катеру сбоку, ухватился за корму с правого борта, подтянулся до боковых поручней и нырнул под навес задней палубы.
        - Ты где?
        - Тут.
        Он направился на звук ее голоса, доносившийся из открытого люка, спустился на три ступеньки в спальный отсек, прошел коротким проходом на освещенный камбуз. Она стояла в узеньком помещении, открывая бутылку, похожую на шампанское. Мокрые волосы распрямились, прилипли к лицу. На ней был свитер - черный рубчатый свитер с треугольным вырезом. Он доходил ей до бедер.
        - Мне нравится, - заметил Райан.
        - Мой выходной наряд. - Нэнси смотрела прямо ему в глаза.
        - Я про катер говорю, - уточнил Джек. Отлично. Ничего ей не надо показывать. Она ждет, когда он начнет действовать, приманивая своим видом и свитером. Играет с ним, а он стоит перед ней в прилипших к телу холодных и мокрых трусах.
        - В умывальнике есть полотенце.
        Райан вернулся, вытираясь, глядя в надраенный потолок на медную лампу. За холодильником и раковиной из нержавеющей стали находилась спальная каюта. Хорошо - медь, отполированное дерево, привинченный к стене столик. Уютная квартирка. Не надо ни шампанского, ни "Колд Дака". Он прочитал этикетку, когда Нэнси наполняла стаканы.
        Джек сел за столик, слушая поскрипывание, ощущая колебания стоявшего на якоре катера. Тоже хорошо. На таком катере можно жить и ходить туда, куда хочешь.
        - Сколько стоит такой катер?
        - Около двадцати пяти.
        - Двадцати пяти чего?
        - Тысяч. - Она наблюдала за ним.
        - Давай отправимся в круиз, - предложил Райан. - До Нассау.
        - Я там была, - сообщила Нэнси.
        - На таком катере?
        - Нет, на кече, на паруснике. Нас было девять с командой. Друзья моей матери.
        - Тебе хорошо там спалось?
        - Почти все время.
        - Наверное, это здорово, - предположил Райан.
        - Угу, сидишь целыми днями, пока все надираются в стельку. К пяти часам совсем одуревали.
        - Ты жила с матерью и отцом?
        - Я жила то с одним отцом, то с другим. Мать все время твердила: "Детка, может быть, спустишься вниз, отдохнешь?" Или: "Может, пойдешь поплаваешь? Поищешь красивые раковины?" То есть вали отсюда, вот что она хотела сказать. Или предлагала: "Может быть, поговоришь вон с тем интересным мальчиком? Он приблизительно твоего возраста, детка".
        - Сколько тебе тогда было?
        - Четырнадцать.
        - А теперь ты с ней ладишь?
        - Я теперь с ней не вижусь.
        - Она знает, чем ты занимаешься... Я хочу сказать, где ты живешь?
        - А ты рассказывал своей матери, что воруешь?
        - Я этим больше не занимаюсь, - отрезал Райан.
        - А когда занимался "вэпэ", или как там это называется, говорил?
        - Нет.
        - А я сообщила старушке маме, что спуталась с Реем Ритчи, - заявила Нэнси. - Но она не желает об этом думать. Любит, чтоб все было прилииично. - Она подчеркнуто растянула последнее слово.
        - Ну а ты чего ждала?
        - Я ничего не ждала. Она не настоящая. Я хочу сказать, не такая, какой кажется с виду. - Нэнси нащупала пачку сигарет и скомкала в кулаке. - Проклятие, мы все выкурили.
        - Что ты имеешь в виду - не настоящая?
        Нэнси задумалась, свернувшись на кушетке напротив него в чересчур большом для нее свитере.
        - Притворяется идеальной леди. Снаружи она Идеальная Леди, ведет идеальную, идеально нормальную жизнь. Но изнутри Идеальной Леди выглядывает настоящая личность, такая же гнусная, как все прочие, пережившая в доказательство три гнусных брака.
        - И она сидит внутри, да? - спросил Райан.
        - Мать никогда не признается, но это так. Можно увидеть, как эта личность выглядывает. - Нэнси улыбнулась. - Забавно ее выманивать. Она часто выглядывает, а порой даже голову высовывает. Но мне никогда не удавалось заставить ее вылезти целиком.
        - Не понимаю, - помотал головой Райан.
        - Не важно. Хорошо бы раздобыть сигареты, - проговорила Нэнси. Потом допила "Колд Дак" и опять наполнила стаканы. - Нравится?
        - Нормально.
        - Только ты предпочитаешь опрокинуть рюмку и выпить пивка.
        - Либо то, либо другое.
        - Славный старик Бобмладший пьет только пиво. А Рей - мартини.
        Райан наклонился над столом, сложив на краю руки.
        - Можно тебя спросить?
        - Что я тут делаю? - договорила за него Нэнси.
        - Чтото вроде того.
        - Наверное, просто так вышло, - объяснила она. - Ищу кайф, как все прочие.
        - Почему с Реем Ритчи, с типом, который на двадцать лет старше тебя?
        - На двадцать пять, Чарли.
        - Хорошо, но зачем?
        - Зачем ты воровал?
        - Я сказал, больше этим не занимаюсь.
        - Ты когданибудь деньги крал?
        Райан поколебался:
        - Иногда, если попадались.
        - Какая была самая большая сумма?
        - Семьдесят восемь долларов.
        Нэнси медленно провела пальцами по ободку своего стакана.
        - А если б попались пятьдесят тысяч? - Она взглянула на Райана. - От пятидесяти до пятидесяти пяти? Хватило бы у тебя духа их взять?
        Райан сидел, расслабившись, глядя ей в глаза, снова слушая слабое поскрипывание катера, ожидая, когда девушка какнибудь истолкует его молчание и взгляд. Он не улыбнулся, не высказал ни одного замечания, не попробовал пошутить; нечего было спрашивать, серьезно ли она это говорит. Но как только сказала, понял - в этомто все и дело, именно поэтому она здесь, и он здесь тоже именно поэтому.
        - Если тебе просто не хочется это обсуждать... - произнесла Нэнси.
        - Чьи пятьдесят тысяч, Рея?
        - Угу.
        - Где?
        - В охотничьем домике.
        - Он держит в охотничьем домике пятьдесят тысяч? И они там так просто лежат?
        - Их привезут вечером перед расплатой со сборщиками. - Нэнси внимательно посмотрела на него. - Умножь триста пятьдесят рабочих на сто пятьдесят долларов. В среднем ведь так получается?
        - Приблизительно.
        - Получается пятьдесят две тысячи пятьсот. Не чеком, наличными. Разложены по конвертам. Триста пятьдесят конвертов в двух картонных коробках.
        - Откуда ты знаешь?
        - Так было в прошлом году и в этом, когда расплачивались за посадки или за что там, не знаю.
        - Рей привозит деньги? Как они туда попадают?
        - Точно не знаю, - ответила Нэнси. - В прошлом году мы были в охотничьем домике, подъехал полицейский автомобиль, вышел Бобмладший с коробками и поставил их в офисе Рея, в рабочем кабинете.
        - Деньги уже разложены по конвертам?
        - Угу. Потом на следующий день Бобмладший сел за карточный столик, рабочие выстроились в очередь, и он с ними расплатился.
        - Откуда ты знаешь, что деньги всегда привозят за день до расчета?
        - Бобмладший рассказывал.
        - Ты его спрашивала?
        - В разговоре. Он сказал, всегда так делают.
        - И оставляют там деньги, позабыв про них на всю ночь?
        - Не совсем. - Нэнси сделала паузу. - Бобмладший говорил, что он остается при них. Не знаю, в той же самой комнате или нет, но точно в охотничьем домике.
        - Ну, если он сидит на коробках, как же мы их возьмем? Нэнси пожала плечами:
        - Не знаю. Может быть, ты обождешь, пока он пойдет в ванную?
        - Должен быть способ забраться в дом, - заметил Райан. - Если у тебя всего минута, нельзя шататься поблизости да устраивать взлом, чтобы влезть.
        - Может, отправимся туда за день и все подготовим?
        Райан прикончил "Колд Дак" из своего стакана.
        - Точно нету сигарет?
        - Я уже смотрела.
        - Сколько ты над этим думала?
        - Мне это в голову не приходило, пока я тебя не увидела в воскресенье.
        - Почему меня?
        - Не скромничай. Изза твоих арестов.
        - Пятьдесят тысяч - не телевизор.
        - Они меньше весят, - отозвалась Нэнси. - Подумай в этом плане.
        - Я хочу спросить, почему вообще это пришло тебе в голову? У тебя есть почти все, чего пожелаешь.
        - И чего не пожелаю. - Нэнси потянулась к нему, волосы свесились ей на лицо. - Давай не будем вдаваться во все "почему", ладно?
        Райан снова вернулся мыслями к пятидесяти тысячам.
        - Предлагаешь поделиться?
        - Конечно. Я не жадная.
        - А если я все заберу?
        - Да ведь ты будешь знать, что я об этом знаю, и перестанешь спать по ночам, пока тебя не арестуют.
        - Возьмем, и что потом? Как будем удирать?
        - Удирать мы не будем, - сказала Нэнси. - Мы спрячем деньги.
        - Где?
        - В доме на берегу.
        - Да ну тебя!
        - Правда. Самое лучшее место, прямо под носом у Рея. Ты останешься в ДжинивеБич, пока Рей не закроет дом на зиму, потом влезешь и заберешь. Я пробуду с ним недели две после возвращения в Детройт, потом мы поцапаемся, и я уйду.
        - Ладно, встретимся в Детройте, - продолжил Райан. - А потом что?
        Нэнси улыбнулась:
        - Не знаю. Чем ты хочешь заняться?
        - Наверное, хочу немножечко передохнуть.
        - Или поехать в круиз. В такой, о каком я тебе рассказывала.
        - Могу купить себе катер.
        - И машину, новую одежду, все, чего захочешь.
        Райан кивнул, размышляя об этом.
        - Почти все. - Он посмотрел на нее. - А ты? Тебе чего хочется?
        Нэнси отхлебнула "Колд Дак".
        - Ты действительно хочешь знать?
        - Конечно, скажи.
        - Может, в Голливуд поеду. Помоему, двадцати пяти тысяч хватит, чтобы роль получить.
        - Ты серьезно?
        - Почему нет? Найду себе продюсера. Хорошего, богатого.
        - Вот так просто.
        - Помоему, я смогу притвориться и почти каждого охмурить минуты за четыре.
        - Ты хочешь сказать...
        Она пожала плечами:
        - Спорим, смогу.
        - А играть ты умеешь?
        - Притворяться умею, - сообщила Нэнси. - Вся игра только в этом и заключается, правда?
        - Значит, ты не рассчитываешь, что мы будем вместе?
        Нэнси снова пожала плечами:
        - Не знаю. В данный момент мне не нужен любовник, Джеки. Мне нужен мужчина для взлома и проникновения.
        Снова Джеки. Но он никак не отреагировал.
        - Мне нужны деньги, - добавила Нэнси. - Если это нуждается в оправдании, то, помоему, Рей мне должен. А для себя ты можешь отыскать любое оправдание, какое понравится. Я за твою совесть не отвечаю.
        - Ладно. Хочешь, чтобы я все обдумал?
        - Если не можешь прямо сейчас сказать "да" или "нет".
        - Ты ведь какоето время думала, а я нет.
        - Все очень просто, - объявила Нэнси. - Либо хочешь это провернуть, либо нет.
        - Я должен сначала взглянуть на дом, - сказал Райан. - Потом дам тебе знать.
        - Завтра среда. Если деньги привезут в пятницу, у тебя не оченьто много времени.
        - Может, смогу одолжить машину у того типа, на которого работаю. Завтра съезжу. Скажу, будто мне чтонибудь в городе надо.
        - Чертов Рей! - произнесла Нэнси. - Забрал мои ключи, а то я дала бы тебе мою машину. Райан кивнул:
        - Я слышал, что у тебя есть машина. - Он попытался представить, как она сталкивает с дороги двух парней, и хотел ее расспросить об этом, но заговорил о другом: - А если мне удастся завести твою машину?
        - Без ключей?
        - Дашь мне какуюнибудь проволоку, и сойдет.
        У Райана был приятель, Бад Лонг, который научил его пользоваться проволокой: закоротить стартер, протянуть проволоку от батареи к катушке зажигания, обязательно зацепив ее с правой стороны, чтобы не пережечь контакты. Бад Лонг работал в кредитной компании в Детройте, в квартале Ливернуа, вокруг которого на мили тянулись стоянки отработавших автомобилей, и компания чаще всего выдавала ссуды на покупку машин. Когда покупатель запаздывал с выплатами или прикидывался, будто не получает уведомлений о платежах, Бад Лонг по ночам выезжал конфисковывать его машину с помощью проволоки. Иногда Райан или пара других ребят отправлялись с ним вместе помочь чемнибудь, и Бад Лонг позволял им завести машину. Обычно они уводили ее, вот и все. Однако пару раз, когда их ктонибудь замечал, приходилось поскорее удирать, оставив автомобиль с открытым капотом и торчащей оттуда проволокой, срезая на бегу углы, виляя между домами, мчась к стоявшей на соседней улице машине Бада Лонга. Однажды они получили в заднее крыло пулю из шестнадцатизарядного дробовика, но сумели уехать. (Бад Лонг сказал: "Наверняка сукин сын и за
дробовик задолжал".)
        Угонять машины с Бадом Лонгом было здорово и законно, по крайней мере с виду законно. Впрочем, Бад знал, что делает. Но потом пара других ребят принялась угонять машины без ключей, когда им хотелось кудато проехаться, а никто их не подвозил, да и вообще глупо когото упрашивать подвезти. Райан несколько раз проехался с ними, когда они заезжали за ним. Приводили машину в центр города или туда, куда собирались поехать, и там бросали.
        И вот както раз - в половине третьего ночи на ИстДжефферсон возле завода "Юниройял" - тупой сукин сын Билли Моррисон, с которым катался Райан, швырнул из окна пустую пивную бутылку. А за полквартала позади них стоял полицейский автомобиль. Их поймали, обыскали, привезли в участок на Бобьен и обвинили в угоне машины. Райан позвонил старшей из двух своих сестер, Мэрион, которая была замужем за адвокатом, сообщил о случившемся, и его зять, добросердечный Карл, посоветовал Джеку посидеть в тюрьме - может быть, это послужит ему чертовски хорошим уроком. На следующий день Райану было предъявлено обвинение, и он не признал себя виновным. Был назначен залог в пятьсот долларов. Поскольку без помощи зятя он никак не мог заплатить залог, то провел восемь дней в тюрьме округа Уэйн. На дознании Карл беседовал с адвокатом Билли Моррисона, оба стояли, кивая друг другу, зажав кейсы под мышками, и, прежде чем Райан об этом узнал, ему с Билли Моррисоном предъявили другое обвинение - в незаконном вождении автомобиля - и отправили на утреннее заседание суда. Так как у них это было первое правонарушение, обоим дали
год условно, и зять увез Джека обедать, чтобы "немножко поговорить".
        А на следующий день - Райан считал это мировым рекордом по неудачному расчету времени - он опять оказался на утреннем заседании, только теперь сидел на огороженной со всех сторон скамье вместе с запойными пьяницами и цветными шлюхами, ожидая своей очереди предстать перед тем же самым судьей. На сей раз судили не Билли Моррисона и Джека Райана, а одного Джека Райана.
        Время было рассчитано из рук вон плохо, к тому же добавилось жуткое, гнусное невезение самого что ни на есть наихудшего рода, потому что такого просто никогда не должно было произойти.
        Он пошел с Карлом обедать, чтобы "немножко поговорить", потом сходил в кино и вернулся домой. Надо же было время от времени возвращаться домой.
        Они попрежнему жили в квартире в ХайлендПарке - он, мать и в течение последних семи месяцев другая сестра, Пегги, со своим мужем Фрэнком, который работал в пекарне в ночную смену. Райан снова спал на диване в столовой.
        Когда он пришел, все трое были дома. Мать рассказала ему, как она беспокоилась и как Карл ей велел не навещать его в тюрьме и не ходить в суд на слушание его дела. Джек знал, что они уже пообедали. (Они обедали в половине шестого, так как Фрэнк должен в четверть седьмого идти на работу, а он любил посидеть, посмотреть телевизор, пока обед переваривается.) Ему ничего не оставили, просто не знали, что он вернется домой.
        Райан видел, как мать заглянула в свою сумочку, а потом спросила Фрэнка, не одалживала ли она ему пять долларов на прошлой неделе. Два раза повторила вопрос, так как Фрэнк смотрел телевизор, сидя перед ним в футболке, с жилистой шеей и взбитыми в высокий кок темными волосами. Рядом с ним сидела сестра Пегги, выпрямившись, держа во рту шпильки, закалывая зачесанные вверх волосы. Наконец Фрэнк ответил, что уже вернул долг, и тогда Райан заявил, что деньги у него есть.
        Мать посоветовала ему пойти не в "Мэйджор", а в "Сэйфвей", потому что на той неделе трехфунтовый бифштекс там стоил доллар десять центов. Еще добавила, что там же проходит распродажа свиных отбивных, и если он увидит хороший кусочек, и если у него хватит денег, то в воскресенье можно будет приготовить отличный обед, а Фрэнк принесет пирог. Еще он помнит, как мать сказала, хорошо бы поблизости был супермаркет "Эй энд Пи", а когда уже выходил в дверь, сестра отозвалась: "Эй энд Пи" хороший супермаркет, да только почтовых марок там никогда не купишь.
        Джек не пошел в "Сэйфвей". Он зашел в бар на Вудворт возле "Севен Майл" и выпил пива. Может быть, дома в это время все еще толковали про супермаркет "Эй энд Пи".
        Райан помнил, как было раньше: отец сидит в столовой, раскладывает пасьянс, мать в гостиной, где включено радио, - худощавый мужчина с гладко зачесанными волосами и начинавшая толстеть леди. Они почти никогда не разговаривали друг с другом. Мать заводила речь про истертый линолеум или упоминала, что видела симпатичное платье для Пегги к выпускному вечеру, а отец отвечал: "Угу, ладно. Отлично", сидя в сигаретном дыму, вьющемся у его прищуренных, опущенных на карты глаз.
        Райан иногда задумывался: а занимались ли родители когданибудь любовью? Мужчина с гладко зачесанными, прилизанными волосами, вычищенными зубами и начинавшая толстеть леди лежат в постели, раздумывая, не купить ли новую стиральную машину "Бендикс", или можно еще год обойтись без нее. Мужчина курит сигарету, а леди в конце концов произносит: "Знаешь, нашей машине "Бендикс" уже девять лет". Какая уж тут любовь?
        Райан не представлял себе их первой встречи, свиданий, даже не мог представить их самих до своего рождения. Что же с ними произошло? С ними чтото должно было произойти, и он мог поклясться, что все дело было в деньгах. Ведь приходилось пересчитывать пенни, чтобы купить гамбургер. От этого сильно напрягаешься, а потом уже остаешься таким навсегда.
        Порой, когда они оставались наедине, отец становился другим. Похоже, он знал много всяких вещей. Просил: спроси у меня про какуюнибудь столицу. И Райан спрашивал, а отец всегда отвечал правильно. Даже о столицах стран Центральной Америки. Он все знал про такие места, как Гвадалканал и Тарава13, рассказывал про те времена, когда мужчины расставались с жизнью изза согнувшейся, изготовленной с ошибкой в расчетах железки, хотя сам на войне не был. Отец даже делился с ним, объясняя, в чем беда их транспортной компании - автобусов не хватает, а все лучшие рейсы достаются цветным, потому что крупные шишки боятся расовых волнений. (Позже, когда Райан работал с Леоном Вуди, он все время думал о том, как воспринял бы это отец. И стал бы он вообще забираться в дома, если б отец не умер? А потом решил: ну и что? Какое это вообще имеет значение? И начинал рассуждать о чемнибудь другом.)
        Когда в бар вошел Билли Моррисон, Джеку захотелось измолотить этого сукиного сына в кашу. Но Билли ухмылялся, похоже, действительно был рад его видеть, поэтому они выпили пива, отпраздновали удачу - еще бы, так легко отделались от обвинения в краже.
        Приблизительно в половине двенадцатого Билли Моррисон спросил: не перейти ли к делу? Райан подумал, что он предлагает пойти гденибудь подцепить девчонок, но Билли пояснил: старик, нету времени, надо наверняка. Если это будет стоить денег, то нет, отказался Джек. А Билли заявил: брось, старик, есть тут один новый прикол. И Райан пошел за ним на бензозаправку.
        Бензозаправка - пожалуй, такой дикой штуки он никогда в жизни еще не слышал.
        Билли Моррисон сказал служащему: старик, мы хотим масло сменить. Служащий бензозаправки поднял телефонную трубку и принялся набирать номер.
        Покуривая, они прождали минут двадцать, наконец подъехал фургон "понтиак" с двумя молодыми парнями, сидевшими спереди, и девчонкой лет шестнадцати, с длинными лохматыми темными волосами, в тесной юбчонке, едва прикрывающей ляжки, - сзади. Только после вас, сказал Билли Моррисон, и Райан полез к девчонке на заднее сиденье.
        Она была хорошенькая, только слишком надушенная, и волосы ее ему не понравились, а также не понравились два парня, сидящие впереди, вообще ничего не понравилось. Было противно ехать в темноте с этой троицей, направляясь на юг к СиксМайл.
        Парень, сидевший рядом с водителем, спросил, не хочет ли он пива выпить. Ну почему бы и нет? Он взял у парня теплого пива, и тот потребовал: с тебя бакс. Райан ничего не ответил, заплатил. Спросил у девчонки, не хочет ли она хлебнуть, но она отказалась. Больше ни единого слова не вымолвила.
        Двое парней спереди время от времени переговаривались, главным образом, друг с другом, но Райан не слышал, о чем они говорили. Он помнит, как было тихо в машине. Потом его собственный голос спросил, куда это они направляются. Парень, сидевший рядом с водителем, ответил: к школьному двору. Пояснил: иногда они ездят в парк, к лесопилке, а сегодня - к школьному двору. Там сзади подстилка есть, добавил парень.
        Райан хлебнул теплого пива, а через минуту снова прервал молчание - поинтересовался, сколько будут стоить все эти великие услуги и прочее, и парень, сидевший рядом с водителем, не оборачиваясь, назвал цену - десять баксов.
        Райан заявил: тогда лучше везите назад; в конце концов, он ничего сегодня не покупает. Впереди показался светофор на СиксМайлроуд. Они приближались к нему, но машина не доехала до перекрестка, замедлила ход и свернула налево. Потом остановилась. Фары высветили мусорные баки, печи для сжигания мусора, темные задние стены магазинов. Потом фары погасли. Парень, сидевший рядом с водителем, с тонким лицом и длинными волосами, приблизительно одного возраста с Райаном, повернулся, положив руку на спинку сиденья, и повторил: это стоит десять баксов. Куда бы они его ни привезли, сообщил он, - к школьному двору, обратно на бензозаправку или еще куданибудь, - это стоит десять баксов. Нет, отрезал Райан, он передумал. Парень посмотрел на него и напомнил: старик, ничего не бывает бесплатно. Все стоит десять баксов. Ладно, сказал тогда Райан, предлагаю сделку. Не везите меня обратно. Я тут вылезу.
        Водитель открыл свою дверцу, и в машине зажегся свет. Райан помнит, что когда увидел при свете девчонку, волосы у нее оказались светлее, чем он думал, а пиво, пролившееся на руку, - холоднее, чем на вкус. Он схватил бутылку за горлышко и замахнулся, увидев, что парень, сидевший рядом с водителем, ныряет за спинку сиденья.
        Райан выскочил, хлопнул дверцей, стал обходить машину сзади, потом поскользнулся на гравии и сменил направление. Когда же выскочил водитель, Райан бросился, двинул бутылкой ему в висок, и парень рухнул на капот.
        Бутылка не разбилась. В кино бутылки бьются, а эта нет. Продолжая крепко ее держать, он побежал по дороге, свернул направо, проскочил вдоль кирпичной боковой стены магазина на СиксМайл, пересек улицу, двинулся по тротуару на восток. И только миновав целый квартал, почувствовал, что рядом едет машина. Ему не хотелось на нее оглядываться, хотелось, чтобы она проехала мимо, а он шел бы себе дальше.
        Но машина не проехала, а он сделал глупость. Взглянул на нее - должен был взглянуть. А как только взглянул и увидел, что это полицейский патрульный автомобиль с черножелтыми буквами, побежал. Побежал, не подумав. Он подумал об этом потом, сообразив, что сделал жуткую глупость, решив, что подобного больше никогда не должно случиться. Но было уже слишком поздно.
        Джек добежал до угла, свернул, промчался мимо какойто ограды, до самого ее конца, перебрался через нее. Он прятался в темноте, в тишине, прижавшись к стене лесопильной компании, забившись в щель между десятифутовыми штабелями досок в два на четыре дюйма, стоял там с пивной бутылкой в руке, когда на него посветили фонариком. Райан прижимал к боку пивную бутылку, в глаза бил свет, в конце концов он ее бросил.
        Судья на утреннем заседании, симпатичный, спокойный с виду, с начинавшими седеть висками, дал ему два месяца в Детройтской исправительной тюрьме.
        Невезения Райан нахлебался сполна. Пора выпасть хоть какойто удаче. Сейчас должно начаться везение. Если ему хоть когданибудь должно повезти, то вполне возможно, что это случится теперь. Хорошо снова иметь машину. Хорошо разъезжать вечером, включив радио. Хорошо прикатить в "БейВиста", тормознув с разворотом перед конторой. Если ему начинает везти, надо поглядывать по сторонам, держаться наготове; в конце концов настанет момент - если все будет попрежнему хорошо выглядеть, - когда придется сказать "да", взяться за дело и сделать, дойти до самого конца.
        Кто сказал, будто это хоть чутьчуть труднее, чем лазать по домам за телевизорами и мехами? Или труднее, чем войти в свою комнату?
        Фрэнк Писарро сидел на его кровати, прислонившись спиной к стене, свесив ноги в потрескавшихся ботинках с загнутыми носками.
        - Привет, Джек, как дела?
        - Слезь с кровати.
        - Ты чего? - Писарро приподнялся и сел на краю, свесив ноги, которые не доставали до пола.
        - Откуда ты узнал, что я тут?
        - Билли сказал. Ты чего?
        - Я спрашиваю, откуда ты узнал, что я в этой комнате.
        - Торчал тут один тип на улице, когда я пришел. Спросил у него.
        - И он разрешил тебе войти и расположиться как дома?
        - Нет, я ждал там какоето время, потом думаю, может, ты спишь и не слышишь, толкнул дверь, она и открылась. Слушай, меня с работы уволили.
        - Слышал.
        - От Билли. Только про автобус он тебе не рассказывал.
        - Фрэнк, увидимся в другой раз, ладно?
        - Слушай, Камачо хочет, чтобы я вел автобус назад за те деньги, что я ему должен. Повел бы его, а свой грузовик бросил, ведь чертова дрянь все равно развалилась.
        Райан постоял в нерешительности.
        - Ну и хорошо, помоему.
        - Конечно, а как остальные домой доберутся? Не знаешь?
        - В автобусе.
        - Нет. Камачо говорит, мол, я не обязан везти их домой. А я говорю: да они ведь за это уже заплатили. А он говорит, я тогда бригадиром был, а теперь не бригадир и поэтому не обязан их отвозить. А потом говорит, вот если они согласятся заплатить моей автобусной компании пять сотен долларов и дать мне денег на самолет, тогда оставлю автобус тут.
        - Да ладно. И они поверили?
        - А что им делать? Скажут, что не согласны, Камачо их тут и оставит.
        - А тебе какое дело? Тебя ведь уволили.
        - Какое мне дело? Ведь это мои друзья.
        - Да брось, Фрэнк!
        - Я серьезно. Семь лет с ними работаю.
        - Хорошо, а зачем ты ко мне пришел?
        - Старик, мы же были друзьями, правда? Билли говорит, почему бы нам не занять денег у Джека? - Глаза Писарро глядели с его плоской открытой физиономии прямо на Райана.
        - Пять сотен долларов?
        - Билли сказал, у тебя есть. Говорит, если ты их потратил, легко можешь раздобыть еще денег.
        - Где Билли?
        - Не захотел идти. Понимаешь, просить тебя не хочет.
        - А тебя это совсем не смущает?
        - Слушай, я не прошу у тебя денег. Это Билли сказал. Я хочу их у тебя занять, мы все тебе отдадим.
        - Думаешь, у меня есть пятьсот долларов?
        - Нет, но можешь достать. Запросто.
        - Если я одолжу тебе, что имею, ты мне все отдашь, да?
        - Ты ж знаешь. Верняк.
        - Когда?
        - Когда приедем на следующий год.
        - Приятно было с тобой познакомиться, Фрэнк.
        - Старик, у нас же тут семьи. Как они доберутся домой?
        - Отстань, видел я эти семьи в гробу.
        - Тебя не волнует, что станется со всем этим народом?
        - Ладно, Фрэнк, увидимся какнибудь.
        - Ладно, приятель, - произнес Писарро и медленно слез с кровати. - Тогда хрен с тобой.
        Он прошел мимо Райана и открыл дверь; узкие плечи, штаны, обвисшие на заднице, клетчатые, поношенные, грязные, бесформенные, с прорезными карманами и модным эластичным ремнем.
        - Постой минутку, - остановил его Райан. - Ты на грузовике?
        - Я же сказал тебе, он сломался.
        - Пойдешь пешком?
        - Нет, черт побери, возьму напрокат машину у "Херца"14.
        Райан поколебался, глядя на Писарро, который придерживал дверь, но только один момент. Потом сказал:
        - Пока, Фрэнк.
        
* * *
        
        Писарро заметил перед офисом "мустанг". Проходя мимо, осмотрел машину. Было в ней чтото знакомое. Темнозеленых "мустангов" полнымполно, но чтото еще про "мустанга" вертелось у него на уме. Он дошел до первой боковой дороги за "БейВиста", вывел свой грузовик из зарослей и направился к ДжинивеБич с такой скоростью, на какую только была способна ржавая развалюха.
        Но когда он добрался туда, бары и винные магазины оказались закрытыми, весь город закрылся на ночь. Чертов Райан!
        Поджидая Джека и не найдя в его комнате выпивки, Фрэнк рассчитывал в ДжинивеБич прихватить бутылку чегонибудь - текилы или джина. Или красного. Если купить вина, останется еще несколько баксов. У него еще было четыре доллара и шестьдесят центов из сотни, которую Райан выдал ему в качестве его доли. Конечно, он ждал в грузовике. Только, черт побери, это его грузовик, и он его водит. В свое время еще рванет по дороге и прищучит этого Райана. Эй, старик, где моя доля? Не вшивая сотня долларов, а моя доля? Прищучит и растолкует. Райану повезло с Камачо, но это не означает, что всегда будет везти.
        Ему никогда не нравился Райан. Он ему не понравился еще там, в СанАнтонио, на бензозаправке. Стоял, подбочинившись, со своим рюкзаком, ожидая попутной машины. Оглядел их, когда они подъехали, автобус, фургон и два автомобиля, все с сезонными рабочими; потом немножко потолковал с Камачо и влез в автобус.
        С того самого момента Райан ему и не нравится. С того самого момента, как Райан по дороге начал бегать по магазинам, где у них возникали проблемы с обслуживанием при закупке шипучки и всякой всячины для сандвичей. С того самого момента, как в какомто городишке, штат Оклахома, они стали упрашивать служащего на бензозаправке, чтобы он разрешил им воспользоваться вонючей развалюхой умывальней и Райан возомнил себя большой шишкой, потому что именно ему удалось его уговорить. С того момента, как он начал болтать с Марлен Деси. Они еще не успели выехать из Миссури, как Райан сманил ее пересесть из грузовика в автобус. Еще ктото, другая какаято девушка вызвалась: "Фрэнк, я с большим удовольствием с тобой поеду". А он сказал, нечего ей делать в кабине грузовика, никто теперь с ним не поедет.
        Камачо был прав, когда после приезда на огуречное поле заявил, будто Райан просто хотел прокатиться. Получил, что хотел, и ничего его не удержит, ни Марлен Деси, ничто другое. Просто использует грузовик. Потом использовал Билли Руиса. Он использовал всех, а как только получает то, чего хотелось, исчезает. Вот такой это тип, точно.
        За ДжинивеБич, на тянувшемся к югу хайвее, Фрэнк Писарро свернул на грязную дорогу, которая вела через поля к лагерю сезонных работников.
        Чертовы огурцы. С огурцами покончено. Он мог собрать их в десять раз больше, чем эти чертовы парни, которых привезли из Сэйджино и из БейСити. Но если им требуются вместо него пацаны, это их дело. Он немножечко перебрал с выпивкой начиная с субботы, почти сотню долларов ухнул, но и других от души угостил. Сотня ухнула, тогда как он должен Камачо четыреста пятьдесят долларов и вот уволен с работы. А отсюда до СанАнтонио шестьсот семьдесят миль.
        Но Райан не исчез. Господи, у него есть Райан. Надо только придумать, как ему сказать, чтобы он понял, и не оказаться при этом со сломанной челюстью. К примеру:
        - Эй, Джек. Помнишь пивную коробку с бумажниками? Ты нам велел ее выбросить. А мы ее не выбросили, старик. Я ее коегде спрятал.
        Райан, конечно, чтонибудь ответит, а он тогда его спросит:
        - Сколько ты мне отсчитаешь за эту пивную коробку, приятель? Чтобы ее никто никогда не нашел и не прочитал на ней твоей фамилии?
        Будет непросто втолковать Райану так, чтобы тот уяснил: у него нет иного выбора, как только выкупить пивную коробку с бумажниками.
        - Слушай, ты на меня не дави, ты никогда в глаза не видел никакой пивной коробки, понятно?
        Сукин сын, ведь не угадаешь, что он может сделать. Надо быстро отреагировать:
        - Так уж вышло, один мой приятель отнес эту коробку в полицию. Как тебе это нравится, парень?
        А потом надо ему объявить сколько. Пятьсот долларов за коробку. Нет, шестьсот долларов. Если у него нет таких денег, пусть гденибудь заработает.
        Все это Фрэнк собирался сказать Райану нынче вечером. Начать с выдуманной истории про автобус, посмотреть, не удастся ли получить деньги таким способом - легким. А потом сообщить про пивную коробку. Но когда Райан явился и встал перед ним, не смог ничего этого сделать.
        Может, достать лист бумаги и написать? Купить бумаги, гденибудь раздобыть карандаш. Ясно все написать и подсунуть какнибудь ночью ему под дверь. Только рано или поздно все равно придется встретиться с Райаном - как же иначе деньги получишь? Черт возьми, почему столько трудностей?
        По какойто причине, которую Фрэнк Писарро так никогда и не разгадал, - может, видел машину с девушкой, проезжавшую мимо лагеря или мимо барака, где сейчас жил, - он вдруг ясно вспомнил, кому принадлежит тот темнозеленый "мустанг". Подружке мистера Ритчи. Конечно, это тот самый зеленый "мустанг" с побитым передом, который теперь стоит перед мотелем Джека Райана.
        Писарро заглушил мотор, выключил фары, но вылез не сразу. Он все думал про зеленый "мустанг", так как чертовски хорошо знал, что Джек Райан должен както его использовать.
        Глава 10
        
        - Сделка хорошая, - сказал мистер Маджестик. - Приходит она каждый день, кроме воскресенья, за тридцать баксов в неделю. Я люблю готовить бифштексы на улице, в гриле. Хорошую вырезку. Парень из "АйДжиЭй" нарезает мясо толщиной приблизительно в два с половиной дюйма. - Мистер Маджестик отрезал ломтик колбасы, обмакнул в соус чили. Ткнул вилкой в кислую капусту, навалил ее на сосиски, разровнял ножом. Прожевывая, отрезал кусок хлеба, намазал его маслом. И, продолжая жевать, сообщил: - Хлеб она сама печет. Дома печет, дватри раза в неделю, и свежий приносит. Я имею в виду, понастоящему свежий.
        - Хорошо, - отозвался Райан.
        - Держит дом в чистоте. Пылесосит два раза в неделю. Райан ел быстро. Он снова пропустил завтрак, поэтому сильно проголодался. Была мысль встать пораньше, проехаться к охотничьему домику Ритчи, осмотреться, пока никого нет поблизости. Но он проспал и пропустил завтрак. Придется ехать туда после работы. Впрочем, он слишком сильно проголодался, чтобы сейчас об этом думать.
        - Умеет готовить, - согласился Джек.
        - Я бы ее не взял, если бы не умела, - объявил мистер Маджестик.
        - У вас с ней чтонибудь такое?
        - С Донной? - Мистер Маджестик бросил взгляд на дверь в гостиную. - Господи Иисусе, ты что, думаешь, я какойнибудь чересчур озабоченный, или как?
        - Она старовата, но ничего выглядит, - заметил Райан. - Я хочу сказать, лучше, чем ничего.
        - Ты молодой, у тебя только одно на уме.
        - Ну ведь это естественно, правда?
        - Естественно. Однако не значит, что про это надо все время думать.
        - Правда? А вы про что думаете?
        - Мне есть про что думать, - ответил мистер Маджестик. - Например, не остаться ли тут на круглый год? Я хочу сказать, что такого в Детройте хорошего? Я вполне тут могу жить. Говорил уже тебе, что хочу не закрывать заведение на охотничий сезон?
        - Вроде бы говорили.
        - Есть у меня и другая идея. Охотничий домик.
        - Такой, как у Ритчи?
        - Нет, он бывшую ферму под него приспособил. Знаешь, что такое шале?
        - Точно не могу сказать.
        - Такой швейцарский дом - с крутой крышей, почти до земли. Для лыжников. На севере их везде ставят. Сборные.
        - Видел на картинках.
        - Скажем, поставить парочку, - продолжал мистер Маджестик. - Побольше, каждое приблизительно на десять спален, с чердаком наверху, подключить к центральному отоплению...
        - Ведь у вас уже есть коттеджи, - сказал Райан.
        - Придется устанавливать новую отопительную систему. Когда температура опустится ниже двадцати, маленькие обогреватели не потянут. Нет, я не "БейВиста" имею в виду. Есть тут частный участок, который один тип, как я знаю, хочет продать. Стоит сам по себе, кругом лес, рядом озерцо. Знаешь, дорога туда идет мимо лагеря сборщиков вверх, мимо домика Ритчи.
        - Вот как?
        - Проедешь с полмили, увидишь табличку "Роджерс", сверни налево и двигай вверх по дороге на холм через лес.
        - Отовсюду далеко.
        - Точно. Вот там и поставить шале, разместить двадцать охотников, брать по двадцать баксов в день с каждого. А за три полные кормежки, коктейли со льдом и все прочее - двадцать пять баксов в день.
        - Здорово.
        - В самом сердце оленьего царства. Но видишь, с озером можно вдобавок заполучить охотников на птиц. Есть ребята... Господи, я могу насчитать хоть десяток знакомых ребят, которые за это ухватятся не задумываясь. Да еще у всех имеются друзьяохотники.
        - Почему бы вам это не провернуть?
        Мистер Маджестик уставился на Райана и пожал плечами:
        - Может быть. Не знаю.
        - Будете зарабатывать пятьдесят баксов в день.
        - В целом. Да, но мне нужен парень, а может быть, пара парней, понимаешь, чтобы умели готовить, да и обращаться с оружием.
        - В чем проблема?
        - Никаких проблем, только надо подыскать нужных парней. Знаешь какойнибудь толк в оружии?
        - Я им торговал, - объявил Райан. - Охотничьи ружья, дробовики, в спортивном магазине.
        - Я думал, ты поваром был.
        - Угу, это тоже. Главным по жарке.
        - Ты хороший повар?
        - Конечно. Главным образом чизбургеры, только к ленчу приходится все готовить - филе, яичницу, кексы, сандвичи. Официантка принимает заказы, а ты готовишь.
        - Для молодого парня, - заметил мистер Маджестик, - ты, помоему, много дел переделал.
        - Немало. - И Райан рассказал мистеру Маджестику, как работал поваром, продавцом в магазине спортивных товаров и в "Сирсе"15, но не упомянул про работу по чистке ковров, так как именно там познакомился с Леоном Вуди.
        Сначала на этом месте работал один приятель Райана. Он решил уволиться и пойти в школу, где обучают электронике, но не хотел подводить босса и поэтому сообщил Джеку о работе. "Плата хорошая, труд не слишком тяжелый, бываешь в больших красивых домах. Тетки, богатые куколки, богом клянусь, не поверишь, в чем они по дому разгуливают, все свои прелести напоказ выставляют. Старик, некоторые прямо так и напрашиваются", - распинался приятель. "Да ну", - отозвался Райан. А приятель добавил: "Знаешь, нагнется за чемто, а лифчика нет. Или ходит, а халат расстегнутый".
        Райану никогда ничего подобного увидеть не довелось. Он вообще очень редко когонибудь видел, только когда хозяева приходили и уходили. Через несколько недель до него дошло, что приятель попросту приманил его россказнями про женщин, ну и ладно, ничего. Работа ему нравилась. Особенно нравилось бывать в чужих домах, видеть личные вещи, принадлежавшие неизвестным людям. Это совсем другое дело, чем приходить домой к друзьям. У него возникало странное ощущение, особенно когда он оставался один в комнате, в тишине, наступавшей после того, как он выключал машину, или в одиночестве поднимался по лестницам в спальни. Казалось, будто чтото должно произойти.
        До того времени Райан никогда ничего не крал после окончания начальной школы, когда вместе с ребятами таскал расчески и леденцы в мелочной лавке. Из крупных вещей взял только в "Сирсе" бейсбольную перчатку, кепку, шиповки и зеленую футболку джерси с желтыми рукавами. Это было не очень трудно. В восьмилетке все так делали, совершая в разное время примерно по четыре захода каждый, в дождевиках, с хозяйственными сумками. Из двадцати ребят ни один не был пойман, только двое взяли футболки не той расцветки, так что их исключили из команды желтозеленых.
        И вот однажды, когда Райан в одиночестве работал в комнате, ему пришла в голову мысль вернуться в дом позже. Хозяйка случайно обмолвилась, что на следующий день они уезжают во Флориду. За работой он думал об этом, пытаясь представить, что будет чувствовать, оказавшись один ночью в чужом доме. И начал прикидывать, хватит ли у него духа залезть в дом, когда люди спят или когда не знаешь, спят они, бодрствуют или чемнибудь занимаются. Господи боже, для этого надо быть стоящим парнем. Но если хорошо изучить дом, точно знать, что там нет собаки, и найти хороший способ забраться, это можно сделать.
        Он работал вместе с Леоном Вуди, когда искал способ забраться. Им надо было сдвинуть мебель, обработать шампунем ковры, потом поставить мебель обратно, подсовывая под ножки куски алюминиевой фольги. Райан поставил стол, дотянулся до гардин, открыл задвижку бокового окна, отдернул руку и увидел, что Леон Вуди наблюдает за ним.
        Леон с усмешкой качнул головой.
        - Ты чего? - спросил Райан.
        - Ничего, - все с той же усмешкой ответил Вуди. Он не заговаривал на эту тему, пока они не сели в фургон. А сидя в нем, произнес:
        - Старик, зачем тебе навлекать на компанию неприятности? Надо лезть в дом, где нас не было.
        Райан ответил: он, должно быть, свихнулся, просто непонятно, о чем толкует. Чтото вроде этого.
        - Думаешь, я не понял? - возразил Леон Вуди. - Я видел, как ты озираешься. Позволь сказать тебе коечто. Влезешь, когда хозяева дома, и какойнибудь герой пальнет тебе в задницу. Старик, надо лезть, когда никого дома нет, когда ты точно это знаешь и имеешь письменное подтверждение, что никого нет дома.
        - Ты это делал?
        - Старик, я это делаю. Делаю.
        - А я только один раз.
        - И готов повторить?
        - Я не собираюсь ничего брать.
        Леон Вуди посмотрел на него:
        - Тогда зачем хочешь влезть?
        - Не знаю. - Это прозвучало глупо. - Наверное, просто посмотреть, смогу или нет. - Все равно глупо.
        - Чтото вроде игры, старик?
        - Ну да, вроде.
        - Знаешь, что будет, если проиграешь?
        - Таково условие игры. Риск. Должен быть риск.
        - А еще какое?
        - Наверное, проверка, сможешь или нет.
        - Нет, малыш, вовсе не это. Условие другое - белый лимузин "меркьюри" с откидным верхом, пятнадцать костюмов, двенадцать пар туфель и целая куча других шикарных вещей, которые я могу насчитать в любое время ночи. В любое.
        - Если тебе нужны деньги, это другое дело, - заметил Райан.
        - Старик, абсолютно другое. Хочешь сказать, что они тебе не нужны?
        - Конечно, каждому хочется столько, чтобы хватило на жизнь. Я имею в виду, на хорошую жизнь.
        - Ты хорошо живешь?
        - Мне хватает.
        - Ты хорошо живешь?
        - Знаешь, ты бы такую жизнь шикарной не назвал.
        - Ну, старик, давай сделаем твою жизнь шикарной, - предложил Леон Вуди.
        Размышляя об этом, Райан никак не мог отказаться от мысли, что это игра. Кайф. Он преступал закон, знал, что преступает его, но никогда не думал об этом как о преступлении. Странно, но просто не думал. Ладно, нехорошо забираться в чужие дома, но ведь он не брал ничего, что действительно нужно хозяевам. Телевизор, норковая накидка, пара наручных часов - все это застраховано, и вполне может быть, что им выплатят за украденное две с половиной - три сотни долларов. Страховая компания за все заплатит. Хозяин купит новый телевизор, новые меха жене, пару наручных часов - все со скидкой, потому что он крупная шишка, со всех сторон застрахован. Вполне может быть, что впервые он накупил этого барахла на деньги, которые раздобыл, обобрав какогонибудь делового партнера. В бизнесе можно, а через подвальное окно нельзя? Почему?
        Может быть, это не оправдание. Может, не оправдание подвальному окну, но скольким вещам в своей жизни ты трудился подыскивать оправдание? Если тебя поймают, значит, поймают. Никаких оправданий. Даже не попытаешься выкрутиться. Правда? Только так можно думать об этом. Хотя лучше всего вообще ничего не думать. Просто делать дело, не превращая его в большую проблему.
        Невзирая на рассуждения Леона Вуди, Райан все равно должен был влезть в какойнибудь дом, не зная, на месте хозяева или нет. И в конце концов это сделал.
        В первый раз остался внизу, осторожно пробравшись на ощупь, и ушел через пару минут, не взяв ничего. В следующий раз поднялся на второй этаж, шагая по лестнице с краю, на каждом шагу медленно перемещая вес тела с ноги на ногу, пока не добрался до верхнего коридора. Вошел в спальню, где спали мужчина и женщина, взял из пачки денег на туалетном столике семьдесят восемь долларов. Собирался рассказать об этом Леону Вуди, но в последнюю секунду, уже готовый признаться, решил придержать при себе. Леон мог счесть его чокнутым.
        Впрочем, необходимость в переживаниях насчет Леона Вуди и его мнения в конце концов отпала. Леона Вуди дважды задерживали по подозрению. Какимто образом на него выходила полиция. К нему являлись с ордерами, желая узнать, как он может позволить себе иметь автомобиль и дорогую одежду. Леон Вуди объяснял, что играет на скачках.
        В третий раз прихватили обоих, Леона и Райана. Они забрались в дом, а по дороге домой заскочили выпить пару пива. В баре пробыли полчаса, а когда вышли, возле машины Леона их ждали двое в штатском и с ордером. Райан вместе с Леоном предстал перед судом по обвинению во взломе и проникновении, получив срок условно. Леон заработал шесть месяцев за хранение краденого имущества. Кроме того, он лишился работы в компании по чистке ковров. После освобождения его снова арестовали, на сей раз за наркотики, и отправили в Милен, в федеральное исправительное заведение. Райан какоето время писал ему, но Леон так ни разу ему и не ответил. Может быть, занялся чемнибудь в Милене и с головой ушел в дело.
        Время от времени совершая взлом и проникновение, Райан за восемь месяцев собрал около четырех тысяч долларов. Он не купил дорогой одежды, не переехал из квартиры, зная, что мать чтонибудь заподозрит и примется задавать вопросы. Хотя однажды принес домой краденый телевизор, когда у домашнего полетела трубка, и никто - ни мать, ни сестра, ни Фрэнк, его зять, - не спросили, где он его раздобыл.
        В июне Райан поехал экспрессом "Грейхаунд" в Техас, чтобы еще раз попытаться попасть в бейсбольную команду группы "С".
        
* * *
        
        - Все время торчать в заведении - вот что тебя донимает, - сказал мистер Маджестик. - Поэтому я и продал таверну. Надо иметь возможность идти, куда хочется, заниматься, чем хочется, чувствовать, что ты сам собой распоряжаешься. Понимаешь, о чем я?
        - Когда я ушел с работы из "Сирса", то именно так себя чувствовал, - поддакнул ему Райан.
        - Конечно, я тебя понимаю. А как насчет бейсбола?
        - Я же вам говорил, у меня со спиной было плохо.
        - Я хочу сказать, когда ты играл в группе "С".
        - Помоему, я говорил, что играл только три лета, - напомнил Райан. - А остальное время года работал в тех местах. Потом два лета изза спины не играл. Когда с ней все стало в порядке, в этом июне снова попробовал. Думал, смогу.
        - Ну? - Мистер Маджестик слушал - его с интересом.
        - Да спина... Не знаю, бросок у меня изза этого не получался. Разворачиваться стало трудно. Ребята в меня попадали все время, и я совсем вышел из формы. Ну, поехал домой, решил про это забыть.
        - Ты ведь с сезонниками сюда приехал, так?
        - Верно. Бригадир предложил мне работу, ну думаю, почему бы и нет.
        - Господи Иисусе, ты ведь здорово его прищучил.
        - Ну, он сам напрашивался. Если б не я, так ктонибудь другой.
        Мистер Маджестик покончил с пивом, вытер губы бумажной салфеткой.
        - Что ты собираешься делать?
        - Дочищу участок на берегу, плавняк да мусор.
        - Эй, мы же еще не договорились насчет выходного.
        - Может, в субботу?
        - Суббота исключается. Это у нас рабочий день, одни уезжают, другие приезжают. Завтра или в пятницу.
        - Завтра годится. Мне все равно.
        - Если делать нечего, можешь проехаться, посмотреть тот участок, что выставлен на продажу. Там табличка стоит "Роджерс". - Мистер Маджестик помолчал, собираясь с мыслями. Потом, видимо, принял решение, посмотрел прямо на Райана и сказал: - Я гляжу, ты с машиной.
        - Одолжил просто.
        - Не думал, что она ее тебе даст.
        Мистер Маджестик вновь сделал паузу, а Райан ждал, не собираясь облегчать ему дело. Если этому типу хочется совать свой нос в чужие дела, пусть сам придумает подходящий способ.
        Наконец мистер Маджестик произнес:
        - На этой самой машине она и сшибла двух парней.
        - Так я и понял, - отозвался Райан, - по вмятинам спереди.
        - У одного парня обе ноги сломаны да еще есть внутренние повреждения.
        - Вы уже говорили.
        - Ну, так помни, - проговорил мистер Маджестик и покончил на этом.
        
* * *
        
        Райан выкурил сигарету, повалялся полчаса на солнышке, потом снова пошел на участок, начал сгребать в кучи ветки и мусор. Когда он их жег, мистер Маджестик прибыл на бульдозере, который переваливался на неровной земле, - желтый приземистый агрегат, самый, по мнению Джека, крошечный из всех бульдозеров на свете. Господи боже, а дизельный мотор грохочет не хуже ракеты! Мистер Маджестик показал ему, как управлять бульдозером, поднимать и опускать нож, работать ковшом, и на протяжении нескольких следующих часов Райан забавлялся с машиной, постепенно выкопав яму, чтобы захоронить несгораемый хлам.
        Когда вниз спустились любители пива из коттеджа номер одиннадцать, он сообразил, что уже минуло четыре часа и пора отправляться. Хлам можно и завтра захоронить. Или нет, в пятницу. Он вспотел и разгорячился, проведя на участке два с половиной часа в одних только обрезанных шортах цвета хаки, поэтому пошел к озеру, проплыл до свай и обратно. Пловец он не очень хороший - выносливости недостает, но Райан был в хорошей физической форме и устал не больше, чем доплыв прошлой ночью до катера. Странно, что он не думал о девушке целый день. Он думал о пиве и прошагал по берегу в десяти футах от любителей пива, готовый сказать им "Привет!", если ктонибудь на него взглянет, но они хохотали над чемто и вроде бы его не замечали.
        - Эй, тебе по телефону звонили! - сообщил мистер Маджестик, двигаясь от дома к коттеджу номер один.
        - Где телефон?
        - Нет, просили передать. Я ей сказал, что ты работаешь. Она велела тебе передать, что в шесть часов.
        - Сказала, кто она такая?
        Мистер Маджестик мрачно глянул на Райана:
        - Может, ты чокнутый, но она вполне нормальная. Райан свернул в другую сторону. Черт с ним, пусть думает что хочет.
        Он был возле плавательного бассейна, когда из коттеджа номер пять появилась Вирджиния Мюррей. Джек увидел, что она поджидает его, и тут уж ничего не поделаешь.
        - Привет!.. А я думала, вы идете чинить мое окно.
        Она была в голубом купальнике. Только вернулась домой из бассейна, увидела Райана, стерла с лица жирный крем и снова вышла из коттеджа.
        - Ой, забыл... Нет, даже не забыл, просто сегодня уже не смогу.
        - Может быть, прямо сейчас посмотрите?
        Фигурка у нее нормальная. Фактически вполне хорошенькая: симпатичный рот, неплохие ноги, не слишком толстые, только обгорели и кажутся обожженными; она тут больше недели, а все обгорает.
        - Слушайте, я бы взглянул, только должен бежать. Меня ждут. - Райан двинулся дальше. - Завтра точно, ладно?
        Когда он поворачивал за угол, она кивнула, и все на этом кончилось.
        
* * *
        
        Свернув с Шорроуд, он направился к ОлдПойнтроуд, дальше полз медленно, пока не увидел новенький с виду двухэтажный дом с пристроенным гаражом и хорошо ухоженным кустарником. Разглядев на табличке имя Р. Дж. Ритчи, в нерешительности заколебался. Прошлой ночью Райан не слишкомто хорошо рассмотрел дом с этой стороны. Они обошли его вокруг через лес, и он ждал возле гаража, пока Нэнси ходила за проволокой.
        Джек медленно повернул на подъездную дорогу, ведущую к дому Ритчи.
        - Поздновато ты, Джеки.
        Ее голос донесся откудато сверху. Из какогото окна на втором этаже. Теперь он ее увидел - она облокотилась на подоконник, глядя на него сверху вниз.
        - Заходи, - пригласила Нэнси. - Дверь открыта.
        Она чтото держала в руке. Райан шагнул к гаражу, остановился, посмотрел прямо вверх, разглядел пистолет. Нэнси целилась прямо в него.
        Глава 11
        
        Райан прошел из кухни в гостиную, не спеша, оглядываясь по сторонам, как ценитель, старающийся ощутить атмосферу дома: белые стены и темное дерево в тиши раннего вечера, полы из твердой древесины и восточный ковер, чугунная лестница вверх из гостиной с одним витком на уровне второго этажа. Столовая за открытой дверью, тоже белая с темным; массивный стол, кованые железные украшения на стенах.
        Надо быть настоящим штангистом, чтобы тут убирать. Он пошел, заглянул в кабинет: обшит панелями, выкрашенными в серозеленый цвет, стулья с матерчатой обивкой, вместительные голубые и зеленые пепельницы. Насчет картин нельзя точно сказать - может, хорошие, только он их оценить не способен. За цветной телевизор дал бы полторы сотни. Вернулся в гостиную к стеклянной раздвижной двери в передней стене. Ниже, за площадкой для загара, виден плавательный бассейн и газон. Стоя ближе к стеклянным дверям, можно видеть часть патио.
        Райан оглянулся на Нэнси, спускающуюся по лестнице, - сначала появились загорелые ноги, соломенная сумочка, потом светлокоричневые шорты, свитер, наконец, темные волосы.
        - Был в охотничьем доме? - спросила она.
        Он както содрогнулся в душе оттого, что не съездил взглянуть на охотничий домик Рея, совсем про это позабыл.
        - Времени не было.
        Пристально посмотрев на него, девушка отвернулась.
        - Был завален работой, - добавил Райан и пошел следом за Нэнси на нижний этаж к бару в комнатах отдыха, а потом через раздвижную дверь в патио.
        Тут она бросила сумку на стол под зонтом.
        - Пистолет заряжен?
        Нэнси повернулась к нему лицом, взгляд уже не такой холодный, на губах улыбка.
        - Конечно, заряжен.
        - Какой калибр?
        - Двадцать второй.
        - Собираешься пострелять?
        - Можно. В окна очень хорошо.
        - Мы уже били окна.
        - Не из пистолета.
        - Ты стреляла уже?
        - Нет, в последнее время. Эй, ты проголодался?
        - Наверное. В какието окна гденибудь поблизости?
        - Угу, когда только приехала. Так и знала, что тут нечем будет заняться.
        - И захватила пистолет, чтобы стрелять по окнам.
        - И по катерам. По катерам забавно.
        - Представляю. А по машинам?
        - Я не подумала про машины. - Казалось, она приятно удивлена. - Забавно, правда?
        - Угу, забавно.
        - Просто хотела дать тебе знать, что у нас есть пистолет.
        - Одно дело взлом и проникновение, - заметил Райан, - а вооруженное ограбление - совсем другое. Есть разница.
        - Семьдесят восемь долларов и пятьдесят тысяч - тоже разница, - парировала Нэнси. - Тебе они очень нужны?
        В гостиной зазвонил телефон. Нэнси не сводила глаз с Райана, следила за его реакцией. Он никак не отреагировал, глядя ей прямо в глаза. Она чуть улыбнулась и вышла.
        Пока девушка была в доме, Райан вытащил из ее сумочки длинноствольный пистолет для стрельбы по мишени. Он знал эту марку, продавал в спортивном магазине. Вытянул руку, прицелился в фонарный столб. Вытащил из ореховой полированной рукоятки обойму - действительно, пистолет был заряжен. Потом сунул обойму обратно и положил пистолет в сумку.
        Пошел к плавательному бассейну, сунув руки в карманы, миновал бассейн, пересек лужайку, продолжая ощущать полированную рукоятку в ладони и тяжесть пистолета.
        Райан вообразил, как выхватит пистолет из кармана плаща, подойдя к окошку кассы - не банковской, нет, сохрани боже, в небольшой кредитной компании вроде той, где работал Бад Лонг, чтобы за стойкой сидели всего дватри человека. А как только он выхватит пистолет, Леон Вуди отвернется от столика, на котором заполнял бланки для предоставления кредита, пойдет к кассе и станет ее очищать. Они предварительно все досконально изучат, рассчитав время так, чтоб войти за несколько минут до закрытия. Очистят кассу и быстро смоются. Однажды они говорили об этом. Всего один раз. Потому что это вооруженное ограбление, значит, потребуется столько духа, сколько надо было на все взломы и проникновения, вместе взятые, да и того не хватит для дела с оружием.
        Джек дошел до края лужайки, к холму, круто спускавшемуся на берег, к песку и воде. Катер исчез, наверное, тип из клуба наконецто явился и увел его.
        Было приятно шагать по траве. Райан повернулся, пошел назад. Странно, что он никогда в жизни не косил траву. Газон был недавно подстрижен и выглядел лучше любого поля, на каком он когданибудь в жизни играл. Наверное, играть в бейсбол на такой траве - совсем другое дело; заносит, можно поскользнуться, так что придется немного подпрыгивать. Надо привыкнуть играть на ней, а тогда уже будет неплохо.
        Нэнси была в патио. В руках она держала поднос, ставила его на стол под зонтом и смотрела в его сторону.
        Райан чувствовал себя нормально, но не совсем свободно. Такое ощущение, как перед началом игры или когда пробираешься по чужому дому. Он не показывал этого, отлично научился не показывать, но с этим ощущением ничего не мог поделать. Девушка, плавательный бассейн, патио - только чтото не так. По какойто причине не так хорошо, как сидеть вместе с ней в баре "Пирс" в шесть часов вечера за ледяным пивом, когда ни о чем не надо думать.
        - Пиво или "Колд Дак"? - Нэнси поджидала его с двумя бутылками пива, бутылкой "Колд Дак" и картонной тарелкой с жареным цыпленком. - Позвонила и заказала, - объяснила она. - Очень хороший цыпленок, ведь я не надеялась, что ты поведешь меня обедать.
        Райан откупорил пиво, сел на стул с матерчатой обивкой, закурил сигарету и принялся ждать. Но Нэнси не сдавалась и тоже ждала. В итоге он спросил:
        - Кто звонил? Рей?
        - Рей звонил днем. Это Бобмладший, - ответила она. - Хотел прийти.
        - И что ты ему сказала?
        - Объяснила, что устала и собираюсь пораньше лечь спать. Он проговорил чтото умное, а я пригрозила: если увижу подъезжающую машину, звякну его жене.
        - Не могу понять, как можно с ним разъезжать?
        - Хоть какоето занятие. - Она налила в стакан "Колд Дак". - Наверное, я больше всего хотела посмотреть, хватит ли у него духа.
        - Насчет духа я уже слышал.
        Нэнси оглянулась со стаканом в руке.
        - А что еще? Я имею в виду, на что еще можно рассчитывать?
        - А если изза своего духа ты вляпаешься в неприятности? Вдруг Рей узнает?
        - Про Бобамладшего?
        - Или ктонибудь ему расскажет, что видел вас вместе?
        Нэнси снова пожала плечами, как маленькая девчонка.
        - Не знаю. Придумала бы чтонибудь. - Она подвинула ближе стул, села с ним рядом. - К чему эти вопросы? Немножко нервничаешь?
        - Ты сказала, Рей звонил раньше.
        - Он до субботы не явится. Должен ехать в Кливленд.
        - Что это значит?
        - Это значит, что он будет в Кливленде и вечером в пятницу здесь не появится. Как тебе это нравится?
        - А деньги появятся?
        - Должны появиться, коли в субботу будут расплачиваться. - Нэнси обождала. - Поэтому я и решила, что сегодня вечером мы должны пробраться в охотничий домик.
        Райан отрицательно тряхнул головой:
        - Нет, пока я на него не взгляну при дневном свете.
        - Ты его уже видел.
        - Не думал тогда про такое.
        - А я весь день думала, - объявила Нэнси. - Проберемся и обойдем в темноте.
        - Завтра у меня выходной, - сообщил Райан. - Могу завтра выкроить время и съездить.
        - Ладно. Я с тобой. Тогда завтра вечером проберемся.
        Ему хотелось взбудоражить ее, немножко встряхнуть.
        - Может быть, ничего не получится, - сказал он. - Знаешь, есть такой шанс.
        - Только мы никогда не узнаем, пока не попробуем, - добавила Нэнси. - Ну как, попробуем?
        Райан съел кусок цыпленка и начал расслабляться после второй бутылки пива. А когда стал расслабляться, пришло ощущение, будто чтото происходит. Нэнси сидела рядом, лицом к нему, почти касаясь его стула загорелым коленом. Держала в обеих руках кусок цыпленка, откусывала маленькие кусочки и наблюдала за ним. Отхлебнет вина и смотрит на него поверх очков. Отбросила волосы с глаз, а они снова свесились. Они ели молча, и Джек поддался своему ощущению. Сидя на низком стуле, закурив сигарету, сознавая близость темноволосой девушки, которая задала ему такую задачу, Райан сказал сам себе: тебя заманивают в ловушку.
        Ему предлагали приманку, демонстрировали, что потом будет. Нэнси - ЭннМаргарет - возведет его на высокую гору, покажет все царства земные и скажет, что все это может принадлежать ему. А сбоку за чистым кафелем сияли в темноте подводные огни в плавательном бассейне.
        "Почему ты в себе так уверена?" - подумал Райан.
        А потом подумал: послушать ее, все выходит легко.
        Какнибудь она это сделает, получит пятьдесят кусков и никогда не узнает, до чего это трудно.
        Он мог забраться в дом, Леон Вуди мог забраться в дом. И другие ребята могли забираться в дома - почти все дураки или совсем обкуренные, - только это не означает, что и она тоже может. Это совсем другое, не то, что бросить камень и убежать; это не игра, это понастоящему. Может быть, ей удастся проделать это, не дергаясь в ожидании, но откуда ей знать, пока не проделает, не поймет, на что это похоже? Вот что его занимало. Если все так легко, зачем он ей нужен? Как какойнибудь инструмент, позаимствованный для грязной работы. Как будто она сама может сделать, да не хочет трудиться, грыжу зарабатывать.
        - Если ты собираешься влезть в дом, - проговорил Райан, - то как бы ты это проделала?
        Нэнси минуту подумала.
        - Сначала попробовала бы войти в дверь.
        - А если ктонибудь дома?
        - Ох, я думала, ты про охотничий домик.
        - Про любой дом, в который ты хочешь залезть.
        - Наверное, все равно сначала попробовала бы в дверь. - Нэнси чуть улыбнулась. - Только очень тихо.
        - А если она заперта?
        - Тогда в окно.
        - А если и окна закрыты?
        - Не знаю. Наверное, разбила бы.
        - Знаешь, как это делается?
        - Эй, да летом ведь это нетрудно, - заявила Нэнси. - Можно просто проделать дыру в жалюзи.
        - Если створки открыты. Она выпрямилась.
        - Давай влезем к комунибудь в дом.
        - Зачем? Смысла нет.
        - Для забавы.
        Леон Вуди спросил: "Чтото вроде игры, старик?" А он ему ответил, когда они ехали в фургоне компании по чистке ковров: "Ну да, вроде".
        - Ты когданибудь делала это? - поинтересовался Райан.
        Нэнси покачала головой:
        - Понастоящему нет.
        - Что ты имеешь в виду, говоря "понастоящему"? Либо делала, либо нет.
        - Я обыскивала чужие дома, когда никого не было.
        - Считаешь это забавным.
        - Угу, а ты нет?
        Леон Вуди спросил: "Знаешь, что будет, если проиграешь?" А он сказал ему: "Таково условие игры. Риск".
        - Откуда ты знаешь, что у тебя хватит духа? - задал Райан новый вопрос.
        - Да ладно тебе! - Нэнси потянулась к столу под зонтом за сигаретами. - Что тут такого трудного - залезть в дом?
        Вот так вот. Райан ждал. Наблюдал, как она прикуривает сигарету, выпускает дым, гасит спичку. Ждал, пока она на него взглянет, и тогда сказал:
        - Хочешь попробовать?
        
* * *
        
        - Сегодня никаких камней, - предупредил Райан. - Ладно?
        - Никаких, - подтвердила Нэнси. - Помоему, если свет нигде не горит, никого нет дома. Уже совсем темно, а ложиться спать слишком рано.
        - Может, хозяева на веранде.
        - Может быть, - согласилась она. - Конечно, и там, где горит свет, тоже может никого не оказаться. Я всегда оставляю включенный свет.
        - Думаю, так очень многие делают.
        - Поэтому надо подойти поближе и посмотреть.
        Она была спокойна. Райан чувствовал это. Он не мог вообразить ее обеспокоенной. Но все равно остается вероятность, что она притворяется. Пока это одни разговоры - еще неизвестно, как она поведет себя, когда придется действовать.
        - Какой дом? - спросил Райан.
        - Помоему, вон тот, темный.
        - Пошли.
        Он запомнит, что произнес это слово. Ей не понадобилось его уговаривать или подталкивать. Она спокойно стояла, разглядывая его. А когда он сказал: "Пошли", улыбнулась - это он тоже должен запомнить - и последовала за ним по берегу в темноту среди окружающих дом деревьев. Потом они вышли из рощи, обогнули газон перед домом, поднялись по лестнице на веранду, где не было света. Приступив теперь к делу, бросив валять дурака, Райан надеялся чуточку ее встряхнуть.
        Он позвонил в дверь.
        - Что скажешь, если ктонибудь выйдет? - Голос ее был спокойным, она не шептала, говорила громко.
        - Спрошу, не подскажут ли, где живут Моррисоны.
        - А вдруг это их фамилия?
        Он опять позвонил, обождал, дав хозяевам время спуститься, если они наверху в спальне, выждал еще момент, чтобы отпали все сомнения, потом открыл жалюзи и попробовал отворить дверь. Ручка повернулась.
        - Я же тебе говорила, что это нетрудно, - заявила Нэнси. И направилась вперед него в дом.
        - Подожди, пока я посмотрю.
        Он вошел, пробрался в темноте в заднюю часть дома, к кухне, выглянул там в окно, заметил в гараже зад машины. И вернулся назад.
        Нэнси, усевшись на перилах веранды, покуривала. Он забрал у нее сигарету, хотел выбросить, но увидел, какой взгляд она на него бросила, затянулся и отдал ей сигарету.
        - Ну?
        - Они неподалеку. Скоро вернутся.
        - Откуда ты знаешь?
        - Просто знаю, и все.
        Она пожала плечами и встала. Он заметил этот жест и, кажется, легкую улыбку, хотя в темноте не мог быть точно уверен. Она спустилась за ним по ступенькам, и они направились к берегу через лужайку.
        - Раз машина тут, - пояснил Райан, - они недалеко.
        - Я вот что думаю, Джеки. Если влезть, точно зная, что никого нет дома, чего тут забавного?
        Райан вытаращил на нее глаза и словно услышал голос Леона Вуди: "Надо лезть, когда никого нет дома, когда ты точно знаешь и имеешь письменное подтверждение, что никого нет дома".
        Он все таращился на нее, пока она не собралась сказать чтото, тогда он ее опередил, позвав: "Пошли!" Они вновь повернули от берега к деревьям, к ближайшему дому, где горели огни, побежали, пригнувшись, точно так же, как в прошлый раз с камнями, прячась в деревьях, в кустах и в глубоких тенях. Наконец, добрались до дома, потянулись к окнам, заглянули внутрь.
        - В карты играют, - сообщил Райан.
        - В джин16. Она только что сбросила, и он бесится.
        - Пошли!
        Смотреть было нечего. И не будет, Райан точно это знал. Когда чегото ждешь, ничего не бывает. Например, нанимаешься чистить ковры, ждешь, что бабы начнут разгуливать по дому безо всего, и ничего не видишь.
        Они пошли вдоль берега от одного дома к другому. Видели людей, которые играли в джин, читали, смотрели телевизор, ужинали, выпивали, беседовали и опять выпивали.
        - Может, застанем когото в постели? - предположила Нэнси.
        - Если лягут в постель, выключат свет.
        - Вовсе не обязательно.
        - А тебе бы понравилось, если бы за тобой подглядывали?
        - Никогда об этом не думала, - призналась Нэнси.
        Они видели людей, которые играли в бридж или просто сидели без дела. Видели женщину, которая в одиночестве читала. Нэнси ткнула пальцем в жалюзи, женщина вздрогнула и пристально посматривала на окно, боясь пошевелиться.
        Когда они вновь вошли в рощу, Райан сказал:
        - Это было забавно. Может, наткнемся на какуюнибудь старушку со слабым сердцем?
        Он не узнал коричневый дом, когда они к нему подошли. Если бы подошли с берега, то узнал бы, даже в темноте. Райан знал, что дом стоит гдето тут, но не старался его отыскать, а в тот момент, когда они прошли через двор, приблизились к веранде и оказались чересчур близко к нему, не узнал.
        Они обошли дом вокруг, прошли мимо темных окон, дошли до задней веранды, а он все еще не узнавал его, наблюдая за Нэнси, которая шмыгнула к гаражу и заглянула туда.
        Вернувшись к нему, доложила:
        - Машины в гараже нет. Все равно давай влезем.
        И передняя, и задняя двери были заперты, тем не менее дело пошло легко. Влезли через окно гостиной с веранды, после того как Райан просунул сквозь жалюзи палку и отодвинул задвижку. Сначала влез он, потом Нэнси. Она проследовала за ним в передний холл и стояла рядом, пока он проверял заднюю дверь - отпирал и тихо закрывал, - после чего почувствовал себя лучше, заручившись возможностью удрать в любую из трех сторон.
        Неожиданно на стену упал отблеск света, и Райан ошеломленно отпрянул от двери.
        Оказалось, Нэнси открыла дверцу холодильника.
        - Пива хочешь? - Она рассматривала содержимое холодильника, протянув за спину руку с банкой пива, которую предлагала ему. - Угощение не оченьто разнообразное.
        - Они же не знали, что мы придем, - откликнулся Райан. Откупорив банку с пивом, он сделал добрый глоток.
        - Салат, горчица, молоко, пикули, джем, горчица... Ну, горчицы им хватит! Господи, четыре банки и кетчуп - две, три... Наверное, сидят на одной горчице с кетчупом.
        - Может быть, у них гости.
        Произнося эти слова и направляясь к дверям в холл, Джек понял, куда они попали, еще до того, как увидел лестницу и слабый свет наверху из двух окон на площадке.
        - В кухнях нет ничего особенного, - заявила Нэнси, приблизившись к нему сзади. - Больше всего я люблю спальни.
        Странно было тут оказаться. Осознав, куда они попали, Райан сначала испытывал какоето тревожное, настораживающее чувство, будто чтото вдруг пошло не так, как следовало. А потом подумал - нормально. Стало быть, дом тот самый. Ну и что? Он вполне мог стоять по соседству или ниже по берегу. Просто дом. Ничего нет такого особенного в том, чтобы снова забраться сюда, правда? Леон Вуди сказал бы: "Точно, старик, ничего в этом нет особенного. Просто влез в тот же дом, сам об этом не зная". Хватит шуток. В действительности он совсем этого не хотел.
        Они поднимались наверх, держась за перила, Райан попрежнему впереди. Наверху на секунду остановился, прислушался, потом вошел в первую спальню справа, ту самую, где они с Билли Руисом нашли мужскую одежду. Знакомая комната: окно над боковой верандой, туалетный столик, две кровати, ночной столик, куда он положил окурок сигары. Теперь Джек вспоминал, что, наверное, оставил его в пепельнице, и прошел между кроватями посмотреть, не лежит ли он еще там, не ожидал его увидеть, просто из интереса.
        Нэнси шмыгнула мимо него к комоду, принялась рыться в ящиках.
        Райан лег на кровать, стал потягивать пиво, наблюдая за ней. Выдвинет ящик, пошарит внутри, потом тихонько задвинет, открывает следующий, запускает руки под стопки белья, тщательно обыскивает. "Видишь, что она делает, все прощупывает, проверяет, не припрятано ли гденибудь чтото ценное". Леон Вуди сказал бы: "Ага, ценное. Слушай, старик, ты ее не учил вываливать все ценное из ящиков на пол?"
        Нет, этому он ее не учил. Допив пива, Джек прошел через ванную в смежную комнату, в ту самую, где в воскресенье переодевались женщины, осмотрел комод сверху, заглянул в ящики. С другой стороны коридора находились еще две спальни. Райан заглянул в каждую, но не нашел ничего стоящего, учитывая, что он был в ста пятидесяти милях от Детройта и без машины. Однако тут чтото вспомнил, вернулся через вторую спальню в ванную, открыл аптечку. Там попрежнему стоял "Джейд Ист". Джек капнул на руки несколько капель лосьона, растер в ладонях, смазал подбородок, глядя в зеркало, едва видя свое отражение в темноте.
        Наконец вернулся в ту спальню, где осталась Нэнси. В комнате не было слышно ни звука, и сначала он ее не увидел, потому что ожидал, что она у комода или у гардероба. Оглянулся на дверь и, переводя взгляд, заметил движение на кровати, в постели. Нэнси лежала на ней, натянув на себя покрывало. Наблюдала за ним, ждала, когда он ее разглядит, потом проследила, как он прошел между двумя кроватями, уселся на свободную.
        - Сдаюсь, - проговорил Райан. - Что ты делаешь?
        - Жду тебя, - ответила она. Ее темные волосы были рассыпаны по белой подушке. - Угадай, надето на мне чтонибудь или нет?
        - Шутишь.
        - Ну угадай!
        Тогда он медленно кивнул:
        - Ничего, да?
        - Правильно, - улыбнулась Нэнси. - Знаешь, что ты получишь в награду за верный ответ?
        - Слушай, я знаю местечко получше.
        - Где?
        - У меня в комнате.
        - Нет. Прямо здесь.
        - Почему?
        - Не думаю, будто это когданибудь ктото проделывал.
        - Верю и объясню тебе почему, - сказал Райан.
        - Забираться в чужие дома и проделывать это. Новая игра.
        - А помоему, не слишком забавно увидеть, как ктото зайдет.
        Нэнси улыбнулась:
        - Здорово, правда? Представляешь себе выражение его лица?
        - Просто скажи зачем, - попросил Райан. - Ладно?
        - Зачем, почему... Только одно и твердишь. Знаешь, Джеки, ты настоящий зануда. А я думала, ты забавный, да только не знаю...
        - Подвинься.
        - Сначала разденься. Таково правило этой игры.
        - И ботинки?
        - Все снимай.
        Он начал расстегивать рубашку, вытаскивать ее из штанов, стоя рядом с кроватью, глядя сверху вниз на Нэнси.
        - Все, - потребовала она.
        - Минуточку. - Райан лег рядом с ней, и она дернула вверх покрывало до самого подбородка, держа его покрепче.
        - Нет, пока все не снимешь.
        Он придвинулся ближе, положил на подушку руки так, что ее голова оказалась между ними. Она смотрела прямо на него, принюхалась:
        - Что это?
        - Нравится?
        - Слишком много.
        - Хочешь побеседовать или как?
        - Я тебе уже сказала, какое у этой игры правило.
        Джек придвинулся почти вплотную, наклонил голову, чтобы губы их правильно соприкоснулись, почувствовал, как она слегка напряглась, а потом заколебался, сдержался.
        Почти касаясь его губ губами, она спросила:
        - В чем дело?
        - Шшш.
        Оба не шевелились. В комнате, во всем доме было тихо.
        - Я ничего не слышу.
        Райан медленно встал, убрал руки с подушки. Приложив к губам палец, тихонько направился вокруг кровати к дверям. Постоял, опершись ладонью о косяк, высунулся в коридор, вслушиваясь. Глянул на нее и приступил к действиям: закрыл дверь и тщательно запер, шагнул к окну, выглянул, нерешительно потоптался, открыл жалюзи на окне, выходящем на крышу веранды. Пригнулся, вылезая в окно, и еще раз глянул на Нэнси.
        - Собираешься дожидаться хозяев?
        - Где они?
        Он махнул рукой вниз:
        - Пошли!
        Перемахнул через край крыши, чутьчуть повисел, прежде чем спрыгнуть на землю. Добравшись до высоких кустов на граничившем со двором участке, оглянулся, увидел, как полностью одетая Нэнси вылезает в окно. Она стояла, нерешительно глядя вниз, и Райан улыбнулся. Он терпеливо ждал, зная, что в конце концов она спрыгнет. У нее не было другого выхода, однако секунды для нее сейчас превратились в минуты. Нэнси опустилась на колени, легла на живот, спустила с крыши ноги и повисла. Ноги можно переломать, подумал Райан, но это единственный способ. Он смотрел, как она упала, затем неуверенно поднялась и застыла неподвижно.
        - Эй! - тихо крикнул он из кустов и подождал, когда она до него доберется. Потом схватил за руку, потащил к берегу через колючие кусты и деревья, почти бегом, волоча ее за собой.
        Добежав до невысокого песчаного откоса, Джек повернулся, подхватил ее, оба по инерции перевалили через край, упали на песок, держась друг за друга, покатились, остановились. Райан оказался сверху, одной ногой придавив ее ноги, руки были зажаты у нее под спиной, и он оперся на локти, перенеся на них вес своего тела. Почувствовал на своем лице ее дыхание, пока она старалась отдышаться, совсем близко увидел красивый нос, полуоткрытый рот, закрытые глаза. Подождал, когда Нэнси откроет глаза, затем еще обождал, глядя на нее и ощущая, как расслабляется ее тело.
        - Быстро ты оделась.
        Ее лицо оставалось спокойным, но глаза смотрели на него выжидающе, уловив чтото в его взгляде или в голосе.
        - Ты ничего не слышал, - произнесла она наконец. - Ты ничего не слышал.
        - Давайка пока не будем болтать, - предложил Райан.
        - Если мы не будем болтать, то я предпочла бы не болтать гденибудь в другом месте, - почти огрызнулась Нэнси.
        - Тебе не нравится на песке?
        - Не люблю торчать на улице, Джеки. Так и знай.
        - Помоему, я не смогу шевельнуться.
        - Постарайся, - огрызнулась Нэнси.
        
* * *
        
        В определенные моменты, оставаясь один, Райан как бы наблюдал за собой со стороны. Скажем, когда стоял в семи футах от главной базы в надетой по всем правилам кепке или когда шел по берегу, ехал в машине. Но чаще всего он наблюдал за собой, бывая с людьми. Правда, не со всеми.
        Он не видел себя со стороны, находясь рядом с мистером Маджестиком. Но почти постоянно помнил о себе, будучи возле Нэнси. Видел, слышал себя и почти все время глупо выглядел. Здоровенный, дурной, тупой парень, изрекающий глупые слова, пытаясь произвести впечатление на девушку. Он никак не мог собраться с мыслями, чтобы уверенно себя чувствовать.
        Джек умел притворяться, умел изображать из себя крупного и удачливого ловкача, но в данном случае понимал, что Нэнси постоянно следит за ним, что он так и не произвел на нее ни малейшего впечатления, что она над ним, может быть, даже насмехается. И лишь на мгновения ему казалось, будто он контролирует ситуацию.
        Нэнси держалась спокойно, в этом он был вполне уверен. А вдруг она притворяется? Вдруг она не такая внутри, какой кажется? Вроде ее матери, про которую сама же говорила, будто из нее выглядывает ктото другой? Может быть, и Нэнси такая же? Ведет себя хладнокровно, и он ведет себя хладнокровно, причем каждый старается быть хладнокровнее другого, пока - очень скоро, по мнению Райана, - не окажешься до того хладнокровным, что даже пальцем не сможешь пошевельнуть. Чего в этом хорошего, если ты уже не ты?
        
* * *
        
        Вот и сейчас, сидя за рулем, Джек видел со стороны, что ведет себя естественно. Он не сказал Нэнси, куда они направляются, и даже не испытывал необходимости это ей сообщать. Только пролетев мимо большой синей подсвеченной вывески "БейВиста" с горевшим внизу уведомлением помельче: "Мест нет", произнес:
        - Покажу тебе, где я живу.
        Вылез, подождал, пока она вышла из машины. Наконец они пошли в обход мотеля к его комнате.
        - Ну и ну, - произнесла Нэнси, увидев темный плавательный бассейн и огороженный участок с коттеджами, растянувшийся до самого пляжа.
        - В чем дело?
        - Так и вижу, как все кишмя кишат у этого бассейна, - пояснила Нэнси. - Все трудяги и шутники рассаживаются вокруг в выходных нарядах.
        - Некоторые спускаются на берег.
        - Тоже забавно. Как на курорте.
        Он открыл дверь седьмого номера. Она вошла и просто встала, оглядываясь вокруг. Райану пришлось сдвинуть ее, чтобы закрыть дверь. Потом он тоже остановился, оглядываясь вместе с ней.
        - Да, безусловно мило.
        - Нормально, - отозвался Джек. - Кровать удобная. Стены надо бы покрасить. Не знаю, правда, стоит ли трудиться.
        - Просто повесь какиенибудь картинки.
        - Это можно, картинки повесить. Закрыть ободранные места.
        - Купи в мелочной лавке симпатичные репродукции старых мастеров.
        - А там продаются?
        - Господи, да ты и вправду купишь.
        - Ну, чтоб закрыть ободранные места.
        - Что еще хочешь мне показать?
        - Ничего. Просто хотел показать, где живу.
        - Потрясающе! - протянула Нэнси и повернулась к двери.
        - Думал, можно просто здесь посидеть, - проговорил Райан.
        - Или полежать. Он улыбнулся.
        - Сначала покажи остальное, - потребовала она. А на улице, глядя в сторону плавательного бассейна, деревьев и освещенных окон коттеджей, спросила: - Это заведение понастоящему процветает, правда?
        - Тут куча семейств. С ребятишками.
        - А, с ребятишками, - повторила Нэнси. - Это должно быть забавно.
        Она пошла к бассейну, Райан - за ней. Девушка остановилась на краю, уставившись на воду, а он, стоя в нескольких шагах позади и наблюдая за ней, подумал: пни ее ногой в задницу и пойди пива выпей.
        Но что он этим докажет?
        Ну может быть, ничего не докажет, однако это мысль.
        Теперь до него доносились какието звуки из коттеджа номер одиннадцать, где жили любители пива. Стена из банок слабо отсвечивала в темноте. Он посмотрел по сторонам. В коттедже номер пять за задернутыми шторами горел свет. Коттедж номер пять - девица с заевшим окном. Или какую там игру она затевает? Можно хоть прямо сейчас пойти, стукнуть в дверь и сказать: "Посмотрим на окно, крошка". Если застать ее врасплох, вполне возможно, она спросит: "Какое окно?"
        - Ты уж меня извини, - произнесла Нэнси.
        Он стоял позади нее, совсем рядом, и понимал, что хорошенькая темноволосая девочка неслышно набрасывает на него петлю, снова и снова сбивая его с толку, как какойнибудь чертов оборотень.
        - За что ты извиняешься? - спросил он.
        - Не знаю. У меня такое ощущение, что ты на меня злишься.
        - Я не злюсь.
        - Мне просто не хочется сидеть в комнате.
        - Ты же сказала, что не любишь бывать на улице.
        - Просто я не в настроении. - Она подалась чутьчуть в сторону, обходя его. - Наверное, попозже буду в настроении. Ладно?
        - Подожду.
        - Не бесись. Давай сделаем чтонибудь.
        - Ага, если тут перебьешь окна, хоть будешь знать, кому их придется вставлять.
        - Уже лучше, - улыбнулась Нэнси. - Нет, просто походим, посмотрим.
        - На глупые семейства с глупыми ребятишками?
        Она протянула руки, обхватила ладонями его лицо, подалась к нему, нежно, легко поцеловала в губы, немного поводила по ним своими губами, не отрываясь, а когда он ее обнял, поцеловала крепче.
        Потом взяла его за руку.
        - Пошли, покажи мне "БейВилла".
        - Виста.
        - Ладно, тогда покажи мне "БейВиста".
        И они пошли к берегу, держась за руки. Райан видел их со стороны и радовался, что темно.
        - Вот тут все. Четырнадцать коттеджей...
        - Коттеджей?
        - Так он их называет. И мотель.
        - Кто - он?
        - Мистер Маджестик.
        - А, тот самый, с которым ты в "Пирсе" сидел?
        - Точно.
        - Где он живет?
        - В своем доме. С другой стороны от коттеджа номер один.
        - Покажи.
        - Просто дом.
        Луч прожектора, висевшего на сосне, заливал сад мистера Маджестика, освещал аккуратно подстриженные кусты, каменную ограду, выкрашенную в белый цвет, светлые, чистые стволы берез, пару пластмассовых фламинго, кормящихся под прожектором.
        - Красота, - шепнула Нэнси.
        Они пересекли лужайку в темноте, не выходя на свет прожектора.
        - Он дома, - сообщил Райан. - Наверное, телевизор смотрит.
        - Наверняка, - отозвалась Нэнси. - Мне нравится лампа в окне.
        - Дочка обставила для него дом.
        - Я хочу посмотреть. - Нэнси направилась к дому, к темной его стороне, обращенной к пустому полю.
        Окно было открыто, в спущенных жалюзи светился розоватый квадрат.
        Райан поймал ее за руку.
        - Дверь с другой стороны.
        - Я не хочу входить.
        Она вырвалась, и ему ничего не оставалось, как только последовать за ней к окну. Потом стоять рядом с ней у стены, пока она в него заглядывала.
        Мистер Маджестик сидел перед телевизором в креслекачалке с банкой пива, сигарой и внимательно смотрел вестерн. Чтобы отхлебнуть пива, ему приходилось податься вперед, и спинка креслакачалки двигалась вместе с ним, когда он принимал вертикальное положение, - она откидывалась назад. Потянувшись за сигарой, мистер Маджестик снова наклонился вперед, кресло сильно качнулось, потом вместе с ним вновь вернулось в прежнюю позицию.
        - Ну и ну! - прошептала Нэнси.
        Райан услышал диалог на экране: мужской, спокойный, позападному протяжный голос и женский. Он мгновенно узнал протяжный голос, придвинулся ближе к окну, заглянул и разглядел в другом конце комнаты, за мистером Маджестиком, Рэндольфа Скотта в замечательной шляпе с полями, загнутыми спереди по всем правилам. Женщину он не помнил; на вид ничего, однако старовата. Голос у нее был усталый, точно она сдалась, говоря, мол, ее не волнует, что с ней дальше будет. Потом Рэндольф Скотт произнес: "Когда перестанешь себя жалеть, я скажу тебе коечто... Ты жива, а он мертв - это большая разница".
        - Мне нравится пурпурный цвет с серебром, - шепнула Нэнси. - И бледнолиловый.
        Райан уже видел эту картину. Теперь вспомнил - хорошая. Злодеем был Ричард Бун. Вместе с парой сообщников он подстроил ловушку, захватил Рэндольфа, женщину и ее мужа, удерживая их ради выкупа, потому что отец женщины был богачом. Муж струсил, схлопотал пулю. Они, ясное дело, собирались застрелить и Рэндольфа и женщину, как только получат куш, если, конечно, Рэндольф чегонибудь не придумает.
        - А картинки! - продолжала между тем Нэнси. - Вон те самые репродукции из мелочной лавки, про которые я тебе говорила.
        - Шшш.
        - В белых рамках под старину. Красота!
        Мистер Маджестик выпрямился вместе с креслом. Обернулся, глянул через плечо, прислушался.
        Они нырнули, отпрянули от окна.
        Стояла тишина. Райан в темноте прижался спиной к стене, слушая, как из дома доносится затихающий топот лошадиных копыт. Потом прекратилась и музыка, и диалог. Чтото должно случиться. Может, сейчас будет тот хороший эпизод, когда Рэндольф заходит в пещеру за типом по имени Билли Джек, который сторожит женщину, пока нет его дружков. Рэндольф крадется за Билли Джеком и уже готовится его оглоушить, а тут Билли Джек поворачивается, и ты думаешь, вот сейчас будет драка. Ан нет! Рэндольф тычет типу под подбородок припрятанный пистолет, и - кх! - физиономия типа мигом исчезает с экрана, как и следует быть, без всяких дурацких драк. Нэнси снова заглянула в окно.
        - Красота, - шепнула она и хихикнула.
        - Пошли! - позвал Райан.
        - Минутку.
        - Он тебя услышит.
        "Кх!" - прогремел пистолет, и Райан тоже заглянул в окно. Ага, та самая часть. Рэндольф держит припрятанный пистолет, крошка зажала руками рот и, должно быть, обмочила штанишки.
        - Господи, где он, потвоему, мебель купил?
        - Ладно, пошли.
        - Не поверишь, пока не увидишь. А лампа в витражном окне...
        - Пошли!
        - ... с целлофановым абажуром. Эй, ты слышал, кто выиграл польский конкурс красоты?
        Райан покачал головой, прикидываясь терпеливым, позволяя ей болтать.
        - Никто, - сообщила Нэнси. И громко рассмеялась. Мистер Маджестик повернулся в кресле, качнулся, выпрямив спинку качалки, пристально посмотрел в окно, потом резко отвернулся и быстро пошел через комнату к двойным дверям на веранду.
        - Идет, - шепнул Райан.
        С другой стороны дома хлопнула дверь. Нэнси снова посмотрела в окно:
        - Ты прав. Помоему, пора смываться.
        - Обожди минутку...
        Но не успел он до нее дотянуться, как она перескочила узкую полосу газона, метнулась через лужайку, нырнула в темные густые кусты, с глаз долой. Райан еще слышал звук ее шагов. Хотел тоже быстро убраться, помчаться за ней, но обождал, потом двинулся к фасаду дома.
        Мистер Маджестик шел по освещенному саду мимо двух фламинго.
        - Эй, это ты?
        - Что?
        - Ктото тут смеялся.
        - Что вы хотите сказать? - спросил Райан.
        - Я хочу сказать, что тут ктото смеялся. Что я, потвоему, хочу сказать?
        - Может быть, ктото на берегу?
        - Господи Иисусе, казалось, прямо под окном.
        - Не знаю. Я ничего не слышал.
        Мистер Маджестик уставился на него:
        - Идешь с той стороны и ничего не слышал?
        - Я гулял.
        - Не видел, никто тут не проходил?
        - Ничего я не видел. Сколько раз повторять?
        - Не видел девушки? Мне показалось, что девчонка смеется.
        - Не видел я никакой девушки и вообще никого.
        - Ну не знаю, - протянул мистер Маджестик. - Может быть, дело во мне. Может, мне надо уши проверить, будь они прокляты. - Казалось, на этом дело покончено. Мистер Маджестик молча постоял, готовый вернуться в дом, потом снова взглянул на Райана. - Эй, хочешь хорошее кино посмотреть?
        - Я его уже видел, - ответил Райан и, как только услышал собственные слова, заметил, что мистер Маджестик нахмурился. Хотел еще чтото сказать, но добавить было нечего.
        Воцарилось молчание.
        - Откуда ты знаешь, что видел?
        - Шел мимо, услышал телевизор. С экрана чтото знакомое говорят. Вспомнил. Это ведь вестерн, да? С Рэндольфом Скоттом?
        - Ты слышал телевизор у когото в доме, - проговорил мистер Маджестик, - но не слышал, как ктото смеялся на улице прямо рядом с тобой?
        - Я никого не слышал. Хотите, чтобы написал и заверил?
        - Ну ладно, полегче.
        - Черта с два, полегче! Вы мне верите или нет?
        - Забудь.
        - Не забуду. Вы называете меня лжецом, и мне это не нравится.
        - Эй, да ладно тебе! Никак я тебя не назвал.
        Райан стоял к нему лицом.
        - Вы мне верите или нет?
        - Ладно, верю, - буркнул мистер Маджестик. - Хочешь, чтобы я написал и заверил?
        - Забудьте, - огрызнулся Райан. И прошел мимо мистера Маджестика из пятна света во тьму.
        
* * *
        
        Если Джеки не пойдет за ней следом на берег, решила Нэнси, значит, сядет в машину, примчится раньше ее и будет поджидать с какимнибудь остроумным замечанием вроде: "Где ты была?" Все дальнейшие его передвижения будут направлены в сторону койки. Это естественно. Если девушка просит тебя украсть вместе с ней пятьдесят тысяч долларов, то она не станет говорить: "Нет, никакой койки". Боже сохрани! Райан думает именно так, и для этого у него есть все основания.
        Нэнси тоже видит в этом романтический эпизод "Великого ограбления сборщиков огурцов". Или нет, лучше все это назвать так: "Нэнси с Джеком на взморье". Хотя на самом деле это озеро. Или: "Двое юных сообщников пытаются скрыться". Они скроются. Она уверена в этом. Хотя, если чтонибудь произойдет, Райан скроется с рюкзаком, а ей придется отрицать, что она его вообще когданибудь видела. Но если именно так случится, то все это будет называться "Крутой чокнутый Чарли". Или: "Иногда выигрываешь, иногда проигрываешь".
        Будет очень плохо, если все обернется таким образом, потому что ей нравится Джек Райан. Нравится, как он выглядит. Нравится его лицо, глаза, тело - гладкое, загорелое, сильное. Нравится, как он стоит, подбоченившись, чуточку глуповато, мо не чересчур. Нравится его спокойная манера говорить, коекакие сухие фразы. Жалко, что Джек не Рей. Если бы Джек Райан был Реем Ритчи, ее положение полностью переменилось бы. Это не означает, что она осталась бы с Райаном навсегда - необходимо думать о будущем, но хоть настоящее было бы забавнее. Действительно, очень жаль, что Джек не Рей. Несправедливо, что в этом мире нельзя поменять местами Райанов и Ритчи.
        Вернувшись домой, она зажжет одну лампу, включит проигрыватель и посмотрит, как Джеки клюнет на это. Может быть, будет вести себя тихо, двигаться медленно, но и чересчур много времени тоже не станет терять. Может, сначала они пойдут поплавают совсем голыми - это будет последнее испытание его хладнокровия.
        Нэнси поднялась по лестнице на холм, вышла на лужайку перед домом. Бассейн выглядел сексуально - подводная подсветка окрасила воду в зеленый цвет. Если бы наверняка знать, что он наблюдает, она устроила бы небольшое вводное представление перед главным спектаклем. В гостиной света не было. Разумеется, он ведь должен сидеть в темноте на диване, чтобы хорошо видеть газон перед домом и плавательный бассейн, обдумывая остроумное замечание и то, как именно его высказать. Он должен сейчас наблюдать за ней.
        И он наблюдает, она это чувствует.
        Нэнси подошла к краю бассейна, сбросила мокасины, опустила одну ногу в воду. Стащила светлокоричневый свитер, тряхнула головой. Расстегнула блузку, снова попробовала воду ногой, просто дабы потянуть время.
        Сейчас он должен сидеть на краешке дивана. Когда она снимет блузку, он увидит, что на ней нет лифчика, тогда поднимется с места. Ладно, Джеки, готовься!
        Нэнси расстегнула шорты, сбросила их, обнажив бедра. Покажемся ему немножечко, подумала она. Медленно повернулась к дому, положив руки на бедра. Так же медленно повернулась назад и нырнула.
        Нэнси проплыла бассейн во всю длину под водой, вынырнула, снова нырнула, оттолкнулась от бортика. На середине бассейна появилась на поверхности, легкими, медленными бросками поплыла к глубокому краю. Решила: до мелкого конца и обратно, чтобы дать ему время спуститься к бассейну. Сделала поворот, лениво поплыла к трамплину и тут увидела, что он идет от дома, из скрытого в глубокой тени патио.
        Нэнси нырнула, чтобы дать ему время подойти к краю, вынырнула, гладко рассекая воду, и заметила пивную коробку, которую он нес, прижав к боку. Боже, для чего Джеки тащит целую упаковку пива, подумала она и в тот же момент осознала, что это не Райан, а какойто другой мужчина, которого она никогда раньше не видела.
        Темная фигура теперь стояла на границе темноты, и свет из плавательного бассейна отражался в его темных очках.
        - Эй, вылезай! - ухмыльнулся Фрэнк Писарро. - Я тебе коечто принес.
        Она смотрела на него снизу вверх, держась одной рукой за бортик бассейна.
        - Убирайся отсюда! - крикнула Нэнси.
        - Слушай, ты не ори, не делай ничего такого, ладно?
        - У мистера Ритчи своя полиция, которая сюда явится, и, помоему, сейчас самое время...
        - Явится полюбоваться, как ты тут купаешься в таком виде, да? Черт возьми, - проговорил Фрэнк Писарро, - я их не упрекаю.
        - Говори, чего тебе нужно, - потребовала Нэнси, - а потом проваливай!
        - Хочу продать тебе коечто.
        - Ты вторгся в чужие владения, - напомнила Нэнси. - Попусту тратишь свое и мое время. И если не уберешься, когда придет полиция, тебе будет очень трудно объясниться. Тебя арестуют и бросят в тюрьму, не задавая вопросов. Одного твоего присутствия здесь достаточно для обвинения.
        Писарро терпеливо ждал.
        - Бумажники, - сказал он.
        - Что?
        - Бумажники. У меня есть бумажники, которые я хочу продать тебе за пятьсот долларов.
        Нэнси заколебалась. Наверное, ему чтото важное нужно. Или он просто псих.
        - Мне не нужен бумажник, - спокойно отозвалась она. - Так что, пожалуйста, уходи.
        Писарро пожал плечами:
        - Ладно. Тебе бумажники не нужны, тогда я понесу их в полицию, черт побери. - Он поставил коробку на край и оперся на нее коленом, наклонясь ближе к девушке. - Это бумажники с места ограбления. Ясно?
        Она решила, что нет никакого смысла пытаться его понять, но не знала, что сказать, чтобы он испугался и ушел.
        - Да, надо нести их в полицию, - согласилась Нэнси. - Они будут тебе благодарны за помощь.
        - Конечно, - откликнулся Писарро. - Я им могу рассказать, кто украл эти бумажники. Или оставить коробку гденибудь в таком месте, чтобы полиция ее нашла. А внутри написана фамилия. - Писарро внимательно на нее смотрел. - Знаешь, что я имею в виду?
        - Я знаю одно - частная полиция будет здесь с минуты на минуту...
        - Эй! - усмехнулся Писарро. - Хватит нести чушь собачью про частную полицию, ладно? Я здесь ждал три часа, а частная полиция так и не явилась. - Он опять ухмыльнулся, стараясь лучше разглядеть ее под водой. - Вылезай! Я тебе коечто расскажу.
        Глава 12
        
        Вирджинии Мюррей очень хотелось, чтобы проволока, или что там вставлено в лифчик, не резала так грудь. Ей нравился голубой купальник. Аккуратненький, с белыми пуговками спереди - в нем она выглядела стройнее. Но уж жутко неудобный. Кромка лифа резала под правой подмышкой, оставляя ощутимый рубец. Нащупав его в первый день пребывания здесь, она даже до смерти перепугалась, потому что решила, что это опухоль на груди. Проблема заключалась в том, что единственный другой имеющийся у нее купальник был с желтозеленым набивным рисунком и юбкой, в которой она казалась задастой.
        Вирджиния уже позавтракала. Написала маме и папе: "Не верится, что уже вторник и почти пора ехать домой. Две недели так быстро пролетели - увы! Выеду в субботу утром около десяти (не спеша), буду дома до двух. Очень по вас соскучилась".
        Она причесалась, надела голубой купальник и вновь причесалась. Заняла позицию на диване, чтобы понаблюдать, как начинается утро. Пролистала новый "Космополитен", который, по ее мнению, становился в последнее время жутко сексуальным.
        Вирджиния удивилась, когда чистить бассейн пришел мистер Маджестик вместо Джека Райана. Впервые за эту неделю Джек Райан не вышел утром в пятнадцать - двадцать минут десятого с алюминиевым шестом.
        Наверное, занят чемто другим. Может быть, чистит граблями пляж.
        Конечно, можно спуститься на берег, но тогда надо будет пробыть там какоето время, а она не любит лежать на песке, даже на пляжной подстилке. Слишком жарко, она вспотеет. Хотя, как ни странно, вполне представляет себя на пляже с Джеком Райаном. Разумеется, наедине. К концу дня она лежит на спине, закрыв глаза солнечными очками, очень загорелая, отстегнув лямки купальника, сбросив их с плеч. И вдруг чувствует рядом чьето присутствие, ощущает его, открывает глаза и видит стоящего над ней Джека Райана. Спокойно смотрит на него, на его скульптурную мускулистую обнаженную грудь. Наконец, он говорит: "Не возражаете против моей компании?" Пожалуйста, приглашает она. Он опускается на колени, а она садится, придерживая на груди купальник. Поговорив о том о сем - ничего особенного, - она чувствует, что ему хочется чтото сказать. Через какоето время они вместе плывут по озеру Гурон, бок о бок, гребок за гребком, приблизительно через полмили отдыхают и возвращаются.
        Потом они садятся в ее машину и отправляются вниз по берегу в ресторан над водой, где закажут жареную озерную форель, белое вино и будут любоваться закатом. По дороге домой он попытается рассказать - неловко, неуклюже, потому что никогда не пробовал этого делать - о своих чувствах. Скажет, что никогда не встречал такой девушки, как она. Его знакомые девушки были на все согласны, если чтото за это могли получить. А она другая. Милая. Славная. Нет, не просто славная, больше того. Знаете, с вами мне так хорошо! Вирджиния улыбнется - не засмеется, а именно с теплотой улыбнется и ответит: "Очень любезно с вашей стороны, но в действительности я абсолютно нормальная, самая обычная девушка, без особых талантов, особых надежд". Он спросит: "А в чем тогда дело?" И она пояснит: "Может быть, секрет в том, что я вижу в людях хорошее, истинный Божий дар, знаете, то, что каждый может найти в себе, - тут она улыбнется с легкой печалью, - если потрудится поискать".
        Что будет после этого, Вирджиния не совсем отчетливо представляла.
        Но проклятие, одно можно точно сказать, дергая режущий сбоку грудь лифчик, - сейчас она снимет этот голубой купальник, наденет другой с набивным желтозеленым рисунком и для разнообразия почувствует себя удобно, даже если будет казаться задастой.
        Вирджиния пошла в ванную. Купальник с желтозеленым набивным рисунком висел на крючке на наружной двери, а рядом на другом - махровое платье. Дверь из ванной на улицу - мысль хорошая, можно войти прямо в ванную, не разнося песок по всему дому, но приходится без конца проверять, заперта ли она.
        Вирджиния стащила с себя купальник. Повернувшись к двери, мельком увидела свое отражение в зеркале аптечки. Подняв с пола купальник, опять глянула в зеркало. Стук раздался, когда она потянулась за желтозеленым купальником, стоя голышом у двери с голубым купальником в другой руке. Стукнули несколько раз, быстро, совсем рядом, меньше чем в двух шагах от нее.
        
* * *
        
        Райан поехал завтракать в ДжинивеБич.
        Уйдя вчера вечером от мистера Маджестика, он пошел в свою комнату и стал ждать Нэнси. Машина была здесь, и он не представлял, чтобы она пошла домой пешком. Поэтому лег на кровать и стал ждать, читая статью в "Тру" про парня из Норвича в Англии, который за пятнадцать лет поймал, выудил, вытащил и отпустил на волю больше двух тысяч щук. Когда стало ясно, что Нэнси не придет, Джек подумал, не поехать ли к ней. Но если мистер Маджестик попрежнему бродит вокруг, он увидит или услышит шум мотора и догадается, куда отправился Райан, потому что знает его машину. Тогда мистер Маджестик сумеет сложить два и два и решит, что именно эту девушку слышал под своим окном. Может быть, это не важно. Но зачем давать ему повод для размышлений? Для начала глупо было ставить автомобиль перед "БейВиста". Можно, конечно, оставить ее на месте и пойти к дому Нэнси пешком, но ведь завтра он проведет с ней весь день. А в "Тру" хорошая статья про то, как Эрли Винн всегда валит с ног бэттеров17 и даже однажды сшиб собственного парнишку, когда тот на тренировке далеко отбил ему мяч. Он прочитал ее и заснул.
        В "Эстелле" Джек заказал яйца всмятку, колбасу и стакан молока, потом выпил кофе, просматривая спортивную страницу "Фри пресс". "Тигры" играют сегодня вечером в Вашингтоне, а завтра вечером в Бостоне, открывая серию из пяти игр. В этом году он не видел еще ни одной игры. А по телевизору всего несколько иннингов18.
        Может быть, они вместе посмотрят игру сегодня вечером, если ее будут показывать. Он не представлял себе, чтобы Нэнси могла заинтересовать игра, но, может, она не станет возражать против того, чтобы он посмотрел?
        План на сегодня таков: поехать к охотничьему домику Рея, осмотреть его, а вечером забраться и подготовить все к ночи пятницы. Осмотр много времени не займет. Можно будет провести у нее целый день. Принести пива, ее любимого вина, пару стейков и почти целый день развлекаться в доме. Сейчас ехать к ней слишком рано. Она наверняка долго спит.
        Вернувшись после завтрака в "БейВиста", Райан не знал, чем заняться. Не хотелось слоняться вокруг и, возможно, нарваться на мистера Маджестика; не хотелось сидеть в комнате и читать. Почемуто он вспомнил про телку из коттеджа номер пять, у которой якобы заедало окно.
        Вирджиния Мюррей не шевелилась. Она хотела сдвинуться с места. Хотела отпрянуть от двери или схватить махровое платье, накинуть его, не касаясь дверей. А вдруг наделает много шума? Надо сказать чтото прямо сейчас. "Минуточку". Или: "Кто там?" Потом можно будет броситься куда угодно. Только уже слишком поздно.
        Снова постучали, громко, пугающе. Вирджиния увидела, как затряслась дверь. Потом наступила тишина. И пока она длилась, Вирджиния начала успокаиваться. Как глупо. Надо просто дождаться, пока стучавший - кто бы он ни был - не отойдет. Не будет же он там вечно стоять. Но, увидев, как дверная ручка поворачивается, она завизжала, подпрыгнула и услышала собственный голос, даже не сообразив, что кричит:
        - Что вам нужно?
        За дверью секунду поколебались, потом ответили:
        - Я пришел починить вам окно. Надо чтото сказать.
        - Нельзя зайти попозже?
        - У меня сегодня выходной. Выдалось только немного времени.
        - Минуточку, будьте добры.
        Вирджиния надела махровое платье, торопясь, но стараясь не шуметь и сохранять спокойствие. Завязала поясок, глянула в зеркало, запахнула плотнее отвороты, а когда отняла руку, они разошлись. Метнулась в спальню, сбросила платье, тут же пожалела об этом, чувствуя себя голой и воображая, как он ждет там за дверью. Если чересчур долго мешкать, догадается, что она была в ванной совсем раздетая. Надо спешить. Надо подумать. (Матерь Божия, помоги мне!) Надо чтото надеть. Чтонибудь. Вирджиния полезла в шкаф, сдернула с вешалки платье, светлоголубое. Господи, слишком прозрачное. Но его надо надеть, потому что оно уже в руках, потому что молния расстегнута. И она влезла в платье, застегнула молнию почти доверху, разгладила на бедрах, взглянула в зеркало - и изумилась. Отлично выглядит, даже спокойно.
        Только открыв дверь, Вирджиния сообразила, что стоит босиком.
        - Вы говорили, окно заедает?
        - Да, входите, пожалуйста. - Она на миг замерла в нерешительности. - Это в спальне.
        Райан нес металлический ящик с инструментами. Закрыв за собой дверь, заметил голубой купальник, валяющийся на полу. Заметил, что она без туфель, но в платье; начал думать об этом, шагая за Вирджинией в спальню. Заметил, как она быстро наклонилась к кровати, подхватила чтото; заметил, что платье плотно, но мягко обтянуло ее спину и под ним не обрисовалась застежка лифчика. Когда Вирджиния поднимала жалюзи, стоя против утреннего солнечного света, Райан отлично понял, черт побери, что под платьем на ней ничего нет.
        Он поставил ящик с инструментами на пол.
        - Дайте посмотреть.
        Вирджиния попыталась поднять створку окна, демонстрируя, что оно не открывается. Райан тоже потянулся к окну. Она отдернула руку, ушиблась о подоконник, и белый комок, зажатый в кулаке, упал на пол. Райан глянул вниз на трусики, накрывшие носок его правого башмака.
        И посмотрел ей в лицо. Не так плохо. Хорошая кожа. Глаза зеленоватые. Запах приятный - какойто лосьон. Очень чистенькая с виду телка. И какоето странное выражение глаз, будто она действительно завелась и готова на все; телка, которая провела тут сама по себе почти две недели; лет двадцати семи; быть может, замужняя. С виду не самая лучшая в мире, но настоящая, живая; к тому же попавшая в очень трудное положение.
        Райан взял ее за плечи, начал поворачивать от окна. Она попрежнему смотрела на него со странным выражением в широко открытых глазах. Он придвинулся ближе, ладони скользнули от плеч до локтей, обнял ее за талию, притянул и, когда все оказалось в полнейшем порядке, прижался губами к ее губам. Оба рухнули на кровать.
        Сперва Джек не понял, что она сопротивляется. Считал, просто возится, затевает игру, но потом, еще прижимаясь к ней, увидел ее глаза, точно один гигантский глаз, устремленный на него, всевидящий, заглядывающий внутрь него и... полный ужаса.
        Нет, не то. Взгляд был яростный, высокомерный, потусторонний.
        Он опять к ней прижался, легонько поцеловал в губы, в щеку, демонстрируя фирменные приемы старины Джека Райана, провел рукой вверх от бедра, сунул ладонь под ее плечо.
        И сказал очень тихо, почти не отрывая губы от ее губ:
        - Закрой глаза.
        Чмокнул в щеку. Ее глаза закрывались и открывались и опять закрывались. Он принялся целовать веки, нос, уголок рта, нижнюю губу, полез левой рукой под мышку, дотянулся подушечкой большого пальца, только начал дотрагиваться, как она дернулась, сморщилась и открыла глаза.
        Попрежнему мягко, тихо, прижавшись, держа ее, Райан спросил:
        - В чем дело?
        - Мне больно немножко, - пробормотала Вирджиния. Голос ее звучал сонно, протяжно.
        - Больно?
        - Рубец натерла купальником.
        - Ой, прости. - Он вытащил руку, просунул за ее спину, осторожно нащупав пальцами застежку молнии на платье. Начал тянуть молнию вниз, ощущая ладонью обнаженную кожу. Казалось, она не сознавала, что он делает, пока платье не расстегнулось до пояса. Рука двинулась дальше к бедрам, и тут ее глаза в дюйме от его глаз разом открылись.
        - Нет.
        - Чего - нет?
        Она промолчала. Не шевельнулась. Продолжала смотреть на него.
        - Я опять тебе больно сделал?
        - Не надо, пожалуйста.
        - Чего не надо?
        Она все смотрела.
        - Просто скажи почему? - шепнул Райан мягко и терпеливо.
        И она ответила очень тихо, но четко:
        - Потому что это грех.
        - Что ты хочешь сказать - грех?
        - Это грех.
        - Грех... А что мы такого делаем?
        - Ты знаешь, что мы делаем, - отозвалась Вирджиния.
        - Да ведь это естественно. Я имею в виду, мы ведь...
        - Если ты женат, - произнесла она.
        - Мы ведь просто дурачимся, - улыбнулся Райан.
        - Для меня это грех. - Вирджиния поколебалась, а потом хрипло добавила: - Я католичка.
        - Ну и хорошо, - откликнулся Райан. - Я тоже.
        - Нет.
        - Да. Клянусь Богом.
        - Прочитай "Верую".
        - Да ладно тебе!
        - Если ты католик, должен знать апостольский символ веры.
        - О, Господи, Боже мой, от всего сердца каюсь...
        - Это покаянная молитва!
        - Верую во Единого Бога, Отца Вседержителя, - начал Райан, - Творца неба и земли... Ну ладно, зачем это?
        - Пожалуйста, отпусти меня.
        - Ради Христа, это ведь ты начала.
        - Пожалуйста, не говори так.
        - Расхаживала тут без штанов.
        Вирджиния вырвалась изпод него, сбросила его руки, закрыла лицо ладонями. Изза этого ее голос, когда она заговорила, прозвучал приглушенно:
        - Уйди. Пожалуйста.
        - Что?
        - Уйди!
        - Господи, а ты думала, я собираюсь остаться? - Райан рывком встал с постели, разгладил штаны. - Помоему, - заявил он, - тебе надо собраться с мыслями, вот и все.
        
* * *
        
        - А я думала, ты вернешься вчера вечером, - проговорила Нэнси.
        Райан вел "мустанг". Он взглянул на нее и опять стал смотреть на дорогу. Проехали через ДжинивеБич, выехали на хайвей, выбравшись из тени деревьев на солнечный свет.
        - Я хотел, да хозяин все торчал поблизости, - сообщил Райан.
        - Ну и что?
        - Я хочу сказать, следил.
        - Ну и что?
        - Не хотелось, чтобы он задавал вопросы.
        - Ты боишься его?
        Райан снова взглянул на нее.
        - Нет, не боюсь... А чего мне бояться?
        - Нравится мне его дом, - заметила Нэнси. - Господи боже!
        - Главное, ему он нравится.
        - Он мировой судья, - сказала Нэнси. - Ты это знаешь?
        - Он мне говорил, что ты должна к нему в суд явиться.
        - Не могу дождаться.
        - Зачем ты это сделала? Зачем сшибла двух парней с дороги?
        - Наверное, потому, что они на это напрашивались.
        - Ты могла их убить.
        - Мне надо решить, как обработать на слушаниях твоего приятеля, - заявила Нэнси. - Быть милой маленькой девочкой или постараться произвести на него впечатление?
        - Не знаю, - ответил Райан. - Никогда не видел его в суде. Рей даст тебе адвоката?
        - Наверное. Мы это не обсуждали.
        Свернув теперь с хайвея на насыпную дорогу из гравия, "мустанг" стал оставлять за собой хвост пыли. Она поднималась, рассеивалась в солнечном свете. По обеим сторонам дороги тянулись ровные и пустые поля до дальнего леса.
        - Тут уже все собрали. Сейчас работают ниже, у Холдена. Надеюсь, Бобмладший с ними, - проговорил Райан и сбросил скорость. Под днищем "мустанга" рокотал гравий. - Вон там, - махнул он рукой, - какието сборщики. - А когда автомобиль поравнялся с ними, добавил: - Видишь, как надо стоять над рядами? Только эти ребята способны целыми днями работать вот так, внаклон.
        - И ты тоже, - напомнила Нэнси.
        - Я думал, спину свихну. После первого дня собирался уйти. Помоему, хорошим сборщиком надо родиться. Билли Руис, недомерок, собирал больше всех.
        Они ехали вдоль борозд. Райан, щурясь, смотрел на поля, неподвижно лежавшие на августовской жаре, на маленькие кучки фигурок вдали, которые медленно двигались вдоль рядов, но казалось, что стоят на месте.
        - Урожай надо собрать на этой неделе, - объяснил он. - Через несколько дней огурцы будут слишком большие для пикулей, это будут уже огурцы...
        - Собственно, я люблю пикули, - перебила его Нэнси.
        Райан взглянул на нее.
        - Ты об этом когданибудь думала?
        - Ну а как же.
        - Если хозяин плантации не найдет сборщиков, сколько потребуется, - я имею в виду, хороших сборщиков, - чтобы снять урожай вовремя, он лишится последней рубашки. Поэтому и нужны сезонники.
        - Мне и фермерская работа нравится.
        "Мустанг" приближался к амбару и надворным строениям, за которыми выстроился ряд одноэтажных бараков, выгоревших под солнцем и на ветру до чистосерого цвета. Стояли они на пустом месте, как брошенный армейский гарнизон. Когда подъехали еще ближе, появились признаки жизни: развешанное на веревках белье, шум играющих детей.
        Дети на пустой, плотно утоптанной площадке возле амбара минуту постояли, разглядывая машину, потом побежали за ней, вопя на смеси английского с испанским. Женщина в футболке и голубых джинсах показалась в дверях своего дома, другая в мужской соломенной шляпе сидела на перевернутом корыте. В тени прачечной тоже были женщины. Но только одна из них полуобернулась и, подняв руки к веревке с выцветшими рубашками и штанами, проводила взглядом "мустанг", бегущих за ним в пыли ребятишек.
        Райан слышал детей, чувствовал взгляд женщины.
        - Видишь вон тот барак? - спросил он у Нэнси. - Там мы жили втроем.
        - Симпатично.
        - Не знаю. На самом деле, не так уж и плохо, - признал он. - Все, что говорят о лагерях сезонников, - правда. Люди живут жутко. Но когда сам тут живешь - я хочу сказать, вместе со всеми, - привыкаешь, смеешься над всякой ерундой, и действительно все не так уж плохо. По вечерам мы играли в футбол, один парень захватил с собой гитару, знаешь, все пели.
        - Забавно звучит, - отозвалась Нэнси.
        Райан опять посмотрел на нее.
        - Ладно, забавно не было, только было не так уж плохо.
        - Хочешь? - Она наливала в бокал "Колд Дак". Взяла с собой бутылку в мешке с колотым льдом и два бокала.
        - Не сейчас, - ответил он.
        Свернув от лагеря, дорога сделала небольшой виток и как бы сузилась среди стоявших очень близко по сторонам деревьев. Приблизительно через сотню ярдов подъехали к дому Рея. Он красовался на расчищенном от деревьев участке с полукруглой подъездной дорогой - двухэтажный фермерский дом, сложенный из зеленоватых бревен, теперь превращенный в охотничий домик.
        - Ты внутри был? - спросила Нэнси.
        - Нет, ближе этого не подходил.
        - Там на стенах оленьи головы и индейские одеяла.
        - Ну это же охотничий дом, - пояснил Райан. Свернув на подъездную дорогу, он медленно ехал по ней, изучая его. Подъездная дорога была пуста, дом тоже казался пустым. Проехав мимо него, по полукруглой подъездной дорожке Джек съехал назад на большую дорогу.
        Нэнси наблюдала за ним.
        - Ты не очень стараешься рассмотреть.
        - Хочу взглянуть, можно ли сзади подъехать, - откликнулся Райан.
        Вскоре на другой стороне дороги он заметил какуюто табличку - издали просто выкрашенная доска. Он не смотрел на нее, табличка ни о чем ему не говорила, пока не оказалась так близко, что можно было прочесть: "Роджерс". Тут Райан вспомнил рассказ мистера Маджестика про местечко в лесу - идеальное для охотничьих домиков, про его замысел выстроить на нем пару больших шале с центральным отоплением. Значит, это оно и есть.
        Он свернул влево на грязную дорогу, и Нэнси спросила:
        - Куда теперь? - Она наверняка тоже заметила табличку, но никак на нее не отреагировала.
        - Вот по этой дороге, - ответил он.
        Она была грязная, с глубокими рытвинами, извилистая и местами до того узкая, что кусты и ветви деревьев царапали бока машины. Они двигались медленно, рессоры поскрипывали, капот перед ними подпрыгивал и нырял в выбоинах. Дорога начала подниматься, вилять, точно американские горки; деревья вздымались высоко над головой; было тихо и сумеречно, среди ветвей мелькали пятна солнечного света, проглядывало небо. Оба всю дорогу молчали, пока не поднялись на самый верх и не оказались на открытом месте. Тогда Нэнси сказала:
        - Ну вот и приехали.
        Боже, как тут было тихо! Тишина, казалось, ощущалась физически. Райана вылез из машины, громко хлопнул дверцей, немного постоял, потом двинулся и услышал звук своих шагов по листве.
        Участок был хороших размеров, расчищен, однако люди о нем знали и нередко бывали тут. Он заметил несколько ржавых пивных банок, темную бутылку изпод виски, повсюду валялись клочки бумаги.
        Господи боже, как же тихо и далеко отовсюду! В лесу Джек бывал только под Детройтом - в Палмерпарке, на БельИле, но там всегда слышно, как ктото устраивает пикник или играет в бейсбол. Он никогда не бывал в настоящем северном лесу.
        - Теперь что? - спросила Нэнси.
        Райан не ответил. Пошел по просеке к узкому, причудливой формы озерку, окруженному по берегам могучими деревьями. Отсюда через просеку был виден охотничий домик, за ним часть огуречных полей, далеко внизу лагерь сезонников, аккуратные, упорядоченные постройки в солнечном свете, очерченные четкими линиями теней. Видны были сгрудившиеся за постройками машины и маленький желтый квадратик - автобус Луиса Камачо.
        Господи, он ведь прошел около ста двадцати тысяч миль!
        - Лагерь видно, - крикнул Райан.
        Нэнси все сидела в машине футах в двадцати от него.
        - Правда? - удивилась она.
        - Иди сюда, тоже увидишь. Вон автобус, на котором мы приехали.
        - Какнибудь в другой раз, - ответила Нэнси.
        - Не знаю, как этот автобус вообще доехал. Мое самое дикое путешествие. Я имею в виду, что не просто ехал в автобусе, а прожил в нем целых четыре дня. - Райан взглянул в ее сторону, подошел. - Вот теперь, пожалуй, выпью.
        Она налила в бокал "Колд Дак", протянула ему. Райан поднял бокал, посмотрел на темнокрасный напиток и улыбнулся:
        - Напоминает мне Билли Руиса. Он всегда пил ржаную водку со льдом. Пробовала когданибудь? Жуткая гадость.
        - Ударяет?
        - Ужасно. Она красноватого цвета. - Райан вновь улыбнулся, глядя на бокал на ножке. - Он всегда поднимал бутылку, проверить, сколько еще осталось. Ест бифштекс за обедом или еще чтонибудь, откусит кусок, глотнет, потом поднимет бутылку, посмотрит, старается, чтобы хватило на всю еду. Вот что это мне напоминает.
        - Поехали! - потребовала Нэнси.
        Райан отвернулся от машины, глядя в лес, в сторону сезонного лагеря.
        - Не знаю, - проговорил он. - Они живут такой жизнью и прочее, но, похоже, всегда справляются. Никогда ни на что не злятся понастоящему, только шутят. Я имею в виду, они кажутся мне вполне счастливыми. Не хочу сказать, будто это простой народ, который не прочь развлечься, понимаешь...
        - Нет, - отрезала Нэнси. - Что ты хочешь сказать? Райан посмотрел на нее.
        - Я хочу сказать, они умеют терпеть. Может быть, терпят больше, чем следует, но даже при такой жизни у них все равно есть коечто, чего нет у многих людей.
        - Знаю, - кивнула Нэнси. - Достоинство.
        - Забудь об этом.
        - А как насчет благородства?
        Райан допил свой "Колд Дак", стараясь сохранять спокойствие.
        - Ну скажи, мне хочется знать, - протянула она.
        - Иди в задницу! - буркнул Райан.
        Нэнси улыбнулась, потом засмеялась, запрокинула голову, расхохоталась громче. Джек смотрел на нее. Было в ее смехе чтото странное. Наконец, сообразил, в чем дело. Просто за три дня их знакомства он впервые услышал, как она смеется.
        
* * *
        
        Субъект по имени ЭйДжей Бэнкс из Ассоциации овощеводов позвонил Бобумладшему и спросил, во сколько обойдется снос и расчистка сезонного лагеря, чтобы в следующем году засадить весь участок. Бобмладший ответил, что не работает в компании по сносу строений, зачем его спрашивать. А ЭйДжей Бэнкс возразил: черт возьми, раз он мог его построить, то может оценить и стоимость сноса, правда? Бобмладший обещал подумать, посмотреть, прикинуть. Поэтому направился к лагерю. А когда подъехал к нему, заметил "мустанг" Нэнси, выезжавший с окольной дороги. Вроде он, а может, и нет.
        И всетаки, должно быть, это ее машина. Осмотрев постройки и получив представление, сколько понадобится грузовиков для вывоза хлама, Боб выехал на окольную дорогу.
        У охотничьего домика мистера Ритчи "мустанга" не оказалось. Дорога за охотничьим домиком никуда не вела, она шла через пастбище, через лес и, наконец, выходила на берег озера примерно в пятнадцати милях от ДжинивеБич.
        Бобмладший тут не был с весны, с того времени, как решено было выставить на продажу лесной участок, и он водрузил на дороге табличку. Со временем ктонибудь, например мистер Маджестик, пожелает взглянуть на него, а пока сюда забредали лишь парни в поисках укромного места.
        Следы от шин могли быть чьи угодно, старые. Но потом Боб вспомнил, что позавчера шел дождь.
        Увидев хорошие, четкие отпечатки протекторов на частной подъездной дорожке, он уже точно определил, что недавно ктото здесь побывал. Правда, теперь он не думал о Нэнси. Решил, что не мог видеть ее машины. Однако заинтересовался следами шин. Поэтому свернул и направил пикап вверх по дороге.
        
* * *
        
        Первое, что сделал Райан, увидев пикап (вообщето сначала он его услышал и сразу же узнал, как только тот появился изза деревьев), - это поставил бокал на капот "мустанга" и огляделся. Джек не старался вести себя как ни в чем не бывало, но и не спешил. Заметил чуть подальше на земле сук, а к моменту, когда Бобмладший вылез из пикапа, отломил ветку размером с ручку от метлы и встал, опершись на нее, как копьеносец.
        Нэнси сидела в машине, держала бокал, высунув локоть в окно.
        - Привет, Боб! - проговорила она и принялась ждать, что будет.
        Бобмладший оглядел сцену. Увидел Нэнси, пустой бокал на капоте, а за машиной Джека Райана с палкой или битой, или чемто в этом роде, черт побери. Они оба ждали, что сделает Бобмладший, как будто была именно его очередь совершить следующий ход. Райан, тот прямо напрашивался, тут все было просто: он велел ему уезжать, а этот тип все еще был тут, поэтому надо дать ему урок. Но на них смотрела Нэнси, поэтому все должно пройти легко, будто этот орел вообще никаких проблем не представляет.
        Бобмладший снял ковбойскую шляпу и солнечные очки, положил через окно в пикап.
        - Боб, хочешь "Колд Дак"? - сказала Нэнси.
        - Не сейчас, - отказался он, взглянув на нее. - Что ты тут делаешь? - И сразу понял, что допустил ошибку.
        - Не знаю, - протянула Нэнси. - Он меня привез.
        - Он к тебе пристает?
        - Дай подумать... Нет, на самом деле не пристает. - Похоже, она забавлялась.
        - Бейсбольная бита, палка, - произнес Бобмладший, снова глядя на Райана. - Тебе обязательно надо держать чтото в руках, да?
        Райан не ответил, просто стоял и ждал.
        - Крутой парень, когда у него в руках бита. Эй, малыш, не хочешь честно подраться?
        Теперь Райан нахмурился:
        - Честно? Как на какойнибудь распроклятой "Золотой перчатке"?
        - Мужчина кулаками дерется, - пояснил Бобмладший.
        - Ага, ну, иди ко мне, приятель, и я двину тебя самой тяжелой орясиной, какая подвернется.
        - У меня в пикапе домкрат, - сообщил Бобмладший. - Может, мне лучше его достать?
        - Если так, - проговорил Райан, - если мы друг на друга набросимся, ты мне вот что скажи - изза чего будем драться?
        - Изза того, что ты крутым себя возомнил и считаешь, что одолеешь меня.
        - Разве я тебе это когданибудь говорил?
        - А тебе и не надо. Я распознал, что ты умная задница, с первого взгляда.
        Райан попрежнему испытующе его рассматривал:
        - Ты действительно хочешь драться?
        - Это ты чегото затеваешь, - пикировал Бобмладший.
        Тогда Райан повернулся к Нэнси:
        - Скажи ему, чтобы не делал этого.
        Она наблюдала за ним.
        - Это не мое дело.
        - Все равно скажи!
        - А ты ее не впутывай, - поддразнил Бобмладший.
        Джек покачал головой:
        - Парень, ты, должно быть, совсем тупой или еще чтонибудь. Она хочет драки, разве не видишь?
        - А ты хочешь увильнуть, - констатировал Бобмладший.
        Драка надвигалась, и Райан это знал. Он с детских лет каждый раз знал, что ему предстоит драться, по сжимавшемуся в желудке комку; видел по глазам другого парня, что им предстоит драться. Долго думал об этом моменте и пришел к заключению, что другой парень должен чувствовать и думать то же самое; каким бы здоровенным он ни был, наверняка тоже боится, напрягается, нервничает, потому что никто никогда не бывает уверен на все сто процентов. Тот момент, решил Райан, когда другой парень еще не совсем приготовился, самый подходящий для первого удара. Бей первым, бей сильно - может, на том все и кончится.
        Бобмладший облегчил ему дело. Сделал пару шагов назад, почти отвернулся, полез под сиденье пикапа как раз в тот момент, когда Райан изготовился для броска. Боб хотел отыскать домкрат или какуюнибудь железку, а когда опять повернулся к Райану, тот ринулся на него с какойто немыслимой скоростью. И чертова палка, бита или что там еще, занесенная высоко в воздух, опустилась прямо на него.
        Бобмладший шарахнулся к борту пикапа, втянул в плечи голову, принял первый тяжелый и сильный удар в выставленное плечо.
        Рука онемела, пришлось закрыть глаза. Пряча голову, он не видел, как бита наносит ему новый удар, и проклятая штука здорово двинула ему в колено. Делать было нечего, только увертываться от этого сукиного сына. Боб получил еще один хороший удар, обжегший левое плечо, прежде чем дотянулся, схватился обеими руками за крепкую ветку дерева, ощутил в руках ее тяжесть, округлость, грубую кору, подтянулся, увиливая от Райана, а потом прямо перед собой увидел его лицо, напряженное, сосредоточенное, с устремленным ему в глаза взглядом.
        - Теперь кончай, парень, - сказал Бобмладший, но еще не договорил, как левая рука Райана выпустила сук и сжалась в кулак, заехавший ему прямо в лицо.
        Для Райана наступил нужный момент, чтобы сразу и быстро покончить с противником, - Бобмладший повалился назад, на капот, лицо его поднялось. Больше Джек ни о чем не мог думать и снова нанес прямой удар левой ему в лицо. А потом колотил еще и еще левой, правой, видя, как Бобмладший заваливается назад, что из его носа хлещет кровь. Но господи боже - ужасное ощущение, самое худшее в мире! - он не сдавался.
        Бобмладший выпустил ветку дерева и, тяжело дыша, вытирая рукой окровавленные губы, пошел на Райана. Тот приготовился защищаться, но понял, что руки уже устали, отяжелели.
        Нэнси не спеша потягивала "Колд Дак", наблюдая, как они молотят друг друга. Бобмладший крупнее, Джеки рядом с ним выглядит довольно хрупким, но он первым пустил кровь, избил Бобамладшего в кашу, вон весь рот и клетчатая рубашка в крови. Хотя ему, похоже, на это плевать. Она смотрела, как Боб идет вперед, принимая в плечо удары Райана. Еще один - ух! - хороший, прямо в губы, но на сей раз Бобмладший не остановился, продолжал идти, взмахнул огромным правым кулаком и всадил его в лицо Райану. Это, должно быть, ошеломило Джеки, он заколебался. А Боб ударил еще и еще, пока он не упал на колени.
        Вот так, подумала Нэнси, очень хорошо. Она удивилась, что Райан снова поднялся, а потом, прежде чем Бобмладший успел это понять, снова бросился на него. Сильно стукнул в лицо, и секунду они стояли рядом, колотя друг друга чем придется. Потом Райан упал. Упал на четвереньки, свесив голову, и на этот раз уже не пытался подняться.
        Господи, как болят руки и губы! Джек хотел дотронуться до губ и челюсти, но побоялся, что, оторвав от земли одну руку, рухнет ничком. Пусть этот парень стоит, если хочет. Райан решил, что он больше не выдержит.
        Однако Бобмладший стоять не стал. Повернув голову, Райан увидел, что он сел в нескольких шагах от него, поднял к небу лицо с закрытыми глазами, прижал к носу платок.
        Тогда Райан тоже сел. Боже, как же болит плечо! Какоето время он посидел, глядя на Бобамладшего, и наконец сказал:
        - Не стоит так делать.
        Бобмладший открыл глаза, глянул на Райана.
        - Так кровь не остановишь, - пояснил тот.
        - Угу, - прогнусавил Бобмладший в носовой платок. - Надо запрокинуть голову.
        - Это полная ерунда, - возразил Джек. - Если разбил нос, надо его зажать и ущипнуть, наклонившись вперед.
        - Ты рехнулся.
        - Все думают, будто надо запрокидывать голову, - объяснил Райан, - а ты не запрокидывай, наоборот, наклони. Ну давай!
        Бобмладший наклонил голову, отнял от носа платок, кровь закапала на землю.
        - Давай высморкайся! - велел Райан, следя, чтобы Боб все сделал правильно.
        Приблизительно через минуту Бобмладший произнес:
        - Никогда не видал столько крови с тех пор, как свежевал оленя, которого подстрелил тут прошлой осенью. - Голос был гнусавым, глухим изпод носового платка.
        - И много в здешних лесах оленей?
        - Много? Пойди посмотри на следы возле озера у воды.
        - Я никогда не охотился.
        - Я шел вверх по дороге, а тот самец, которого потом подстрелил, вот тут стоял, дожидался.
        - Из чего подстрелил?
        - У меня всякие ружья. В тот раз со мной был старый дробовик, я хочу сказать, понастоящему старый, да сукин сын стреляет отсюда до Ходдена.
        - Тот тип, Уолтер Маджестик, говорил про охотничий домик поблизости, - сменил тему Райан.
        - Ты его знаешь?
        - Я у него работаю.
        - Эй! - крикнула Нэнси, попрежнему сидя в машине. - У вас перерыв или что?
        Райан посмотрел на Бобамладшего.
        - Я хочу сесть в машину и убраться отсюда. У тебя есть возражения?
        - Какое мне до тебя дело? - отозвался Бобмладший. Он так и сидел, когда они уезжали.
        
* * *
        
        Они не разговаривали, пока не выехали из леса по окольной дороге к сезонному лагерю. Джек чувствовал, что Нэнси наблюдает за ним, и наконец спросил:
        - Получила, чего хотела, да?
        - Не оченьто красиво меня винить. - Она сидела, прислонившись спиной к дверце машины, глядела на него. - Как ты себя чувствуешь?
        - Как будто мне расколотили физиономию.
        - Ты не так плохо выглядишь. Вот. - Она протянула ему свой бокал и внимательно смотрела, как он пил, сначала подержав вино во рту.
        Зубы болели, вроде бы шатались в челюсти. Пошевелив ею, Джек услышал хруст возле уха. Руки тоже болели и выглядели ужасно - ведь били парня в лицо после того, как у него пошла кровь.
        Нэнси забрала бокал, а он спрятал правую руку под руль.
        Впереди показалась группа сборщиков, возвращавшихся с поля, некоторые шли вдоль дороги и стали оглядываться, услышав приближавшуюся машину.
        - Одно стало ясно, - проговорил Райан.
        - Что именно?
        - Я не собираюсь в охотничий домик. Плевать, сколько там денег.
        Нэнси смотрела прямо перед собой в ветровое стекло. Она не торопилась. Наконец, ответила:
        - Я знала, что ты так скажешь. Не знала, когда и как, но знала, что откажешься.
        - Ну стало быть, ты умнее меня, - отреагировал Райан. - Потому что я только что это понял.
        - Нет. Может, ты думал украсть, но никогда не сделал бы этого. Я надеялась, что всетаки решишься. Но нет. Ты мелкий жулик, Джеки, способный лишь на взлом и проникновение. Вот и все. Ты мог мечтать украсть пятьдесят тысяч, но никогда не сделал бы этого.
        - Слушай, - возмутился Райан, - он же нас видел поблизости. Полиция спросит его: "Ты когонибудь видел поблизости за последние несколько дней?" И он тут же нас вспомнит, сложит два и два.
        - Ты немножечко нервничаешь, - заметила Нэнси.
        - Это точно.
        - Ты бесишься, потому что считаешь, что это я спровоцировала драку.
        - Пожалуй, - согласился Райан.
        - Но суть в том, что, хоть Боб нас и видел, это ничего не доказывает.
        - Проверять не собираюсь, - отрезал Райан.
        - Поговорим об этом позже, после того, как я тебя вымою. Как звучит?
        - Не вижу, о чем тут говорить.
        Теперь они уже были близко от сборщиков, которые отошли на обочину, пропуская машину. Подъезжая к ним, Райан попросил:
        - Поставь бокал на пол.
        
* * *
        
        Фрэнк Писарро появился в освещенных дверях барака после того, как проехал автомобиль, и теперь глядел на повисшую в воздухе пыль. Билли Руис стоял на другой стороне дороги. Он шел с поля, перебрался через кювет, постоял на краю, вытаращив глаза вслед машине, затем направился к бараку.
        - Похоже на Джека, - объявил Билли Руис.
        - Конечно, это он, - подтвердил Писарро. - Показал нам свою машину и свою цыпочку.
        - Я ему помахал, - сообщил Билли Руис, - да он уже мимо проехал.
        - Он тебя видел.
        - Не думаю.
        - Он тебя видел, - повторил Писарро. - Он всех нас видел.
        - Тогда почему он не помахал?
        - Он теперь мистер Джек Райан в автомобиле.
        Билли Руис покачал головой:
        - Нет, он нас не видел. Должен был помахать.
        - Господи Иисусе, заткнись ты! Ему плевать на тебя. Он тебя больше не замечает.
        Писарро повернул из дверей в темноту барака. Нашел сигарету, закурил, потом лег на койку, чтобы отделаться от Билли Руиса и ото всех остальных, получив возможность подумать о Райане, о девушке без одежды и коечто мысленно прояснить.
        Ладно, он продал девушке коробку изпод пива с бумажниками. Прошлый вечер оказался какимто таким, что он никак не мог перестать о нем думать. Девушка вышла из плавательного бассейна и вытерлась перед ним, не пытаясь прикрыться, пока они говорили про Джека Райана и про бумажники. Потом надела блузку и шорты, и он снова сказал ей - пять сотен, такова цена. Тогда девушка ушла в дом, вынесла восемьдесят долларов, а блузку так и не застегнула. Не надо было отдавать ей пивную коробку, пока она держала деньги в своих руках. Там было восемьдесят - никаких пятисот, - но она их ему предложила.
        Надо было продавать ей бумажники по одному. Приходить раз в неделю, чтобы она расплачивалась, совсем раздетая.
        А еще надо было затащить ее в дом или повалить на траву. Она так и напрашивалась, и это было бы коечто - проделать такое с ней, с подружкой мистера Ритчи. Но поскольку она была подружкой мистера Ритчи, Писарро к ней не прикоснулся. Потому что поверить не мог - совсем раздетая, и потому что боялся, как бы чего не вышло, если он себе такое позволит. Неизвестно чего. Чтонибудь.
        Ладно, многое надо было бы сделать, да теперь уже слишком поздно об этом думать. Но остается еще одна вещь, если сейчас удастся сообразить, как ей это сказать и как ее заставить поверить. Он ведь еще может позвонить в полицию, сообщить, как Райан в воскресенье ограбил дом.
        Значит, идея такая: пойти к ней вечером, когда Райана там не будет, и сказать, сколько это будет стоить, чтобы он не звонил в полицию. На сей раз настоять на пяти сотнях, не соглашаться на вшивые восемьдесят баксов.
        Писарро начал подбирать слова, придумывая, как бы ей это выложить. Например: "Если у тебя нет денег, пускай твой дружок украдет. Меня не волнует, где ты их раздобудешь".
        Вот важные слова: "Давай мне пять сотен, или я звоню в полицию".
        И тут, лежа на одеяле, покуривая сигарету в сумеречном пекле барака, крытого жестью и пропахшего плесенью, Фрэнк Писарро вдруг сказал самому себе: обожди. Зачем толковать про полицию? К чему тут полиция? Старик, разве не видишь? Есть коечто получше полиции.
        Скажи ей, если не заплатит, ты напишешь письмо мистеру Ритчи.
        Глава 13
        
        Открыв глаза, пошевелившись и ощутив боль в плечах, Райан сначала не понял, где он находится. Устроился поудобнее, вытянул руки, коснувшись холодных алюминиевых трубок каркаса шезлонга, почувствовал приятное облегчение боли, возникло ощущение какогото сделанного дела. Он был рад, что подрался с Бобоммладшим, и с этим покончено. А еще был рад, что этот парень их видел.
        Может, он никогда и не взялся бы за это, а вел одни разговоры. Может быть, если бы не появился Бобмладший, придумал бы какоенибудь другое оправдание. А может быть, когда настало время, просто смылся бы. Точно неизвестно.
        Или он просто устал? Нет, не то. Он, конечно, устал, только дело не в этом. Есть чтото другое.
        Чувство облегчения. Можно прямо сказать себе: не надо лезть в дом. Не надо красть деньги и проходить через это. Не надо связываться и дергаться, как бы она комунибудь не разболтала. Не надо ждать, когда чтонибудь произойдет. Тебе даже не надо больше об этом думать.
        Хорошо бы закурить. Джек ощупал карман рубашки - пусто. И не видно, нет ли сигарет на столе под зонтом - слишком темно. Потянувшись к столу, Райан еще повернулся чутьчуть, чтобы взглянуть на дом. В комнате за патио было темно, хотя слабый свет шел откудато из дальнего угла. Окна наверху темные. Не легла ли она в постель? Он не знал, сколько времени. В любом случае больше десяти. Должно быть, он проспал часа три. Подумал, не пойти ли поплавать, размяться, но решил - слишком много трудов и не оченьто поможет. Завтра, когда проснется, все тело онемеет, болеть будет так, что с трудом с места сдвинешься, да уж тут ничего не поделаешь. Интересно, подумал Джек, почему она не оставила зажженным свет?
        
* * *
        
        Нэнси, сидя в темноте в большом кресле, услышала его шаги на лестнице, а потом увидела и самого на площадке для загара. Она смотрела, как он открыл раздвижную стеклянную дверь и шел, как собирал свои вещи и направился к кабинету. А когда Райан оказался в нескольких шагах от ее кресла, произнесла:
        - Привет!
        Он ответил не сразу. Она застала его врасплох, и ему понадобилось несколько секунд, чтобы разглядеть ее и придумать ответ.
        - Хотел сделать тебе сюрприз, - сказал Райан.
        - Я не сплю в кабинете. - Нэнси выжидала.
        Райан подошел ближе к креслу, чтобы включить лампу.
        - А где ты спишь?
        - Наверху.
        - Покажи.
        - Потом. Я взяла все, что нам нужно.
        - Например?
        - Из бара. - Нэнси наблюдала за ним, слегка опустив голову, подняв глаза.
        Райан тоже смотрел на нее. Вид какойто придурковатый - не Нэнси, а ЭннМаргарет, - но все в полном порядке.
        - Пиво в холодильнике, - подсказала Нэнси, не пошевелившись.
        - Кажется, я ничего не хочу.
        - Я хочу, - подчеркнула Нэнси.
        - Думал, ты пиво не пьешь.
        - Иногда. Принесешь? - Она смотрела, как он шел на кухню, краешком глаза видела, как протянул руку и включил свет. Слышала, как открылась дверца холодильника, а через секунду закрылась.
        - Тут нет пива, - крикнул Райан из кухни.
        Нэнси глянула на раздвижную стеклянную дверь, на которую падал слабый свет из комнаты. Увидела себя сидящей в кресле.
        - Посмотри в шкафчике у холодильника. На нижней полке.
        - Ты что, англичанка - можешь пить теплое пиво?
        - Поставь в морозку пару бутылок. Всего на пару минут.
        - Может, выпьем еще чегонибудь?
        - Ничего не хочу, кроме пива.
        Райан выглянул из кухни:
        - Верю.
        Она ждала. Услышала, как он открыл шкафчик. Раздавались какието слабые звуки. Потом наступила тишина. Она досчитала до тысячи одного, до тысячи двух, до тысячи трех, до тысячи четырех...
        - У тебя пива нет, - сообщил Райан.
        Она оглянулась на него через плечо.
        - У тебя есть куча старых бумажников, а пива нет.
        Нэнси повернулась, облокотившись о ручку кресла.
        - Ты их узнал?
        Он уставился на нее. Смотрел задумчиво, тянул время. Наконец, вошел в гостиную. Подтащил к креслу Нэнси оттоманку и сел.
        - Я никогда грубо не обращался с девушкой, - сказал Райан. - Никогда не повышал голоса, никогда девушку не ударил.
        - Пиво есть внизу, - вспомнила Нэнси.
        - Может быть, я чегонибудь другого выпью.
        - Угощайся. Бар сзади. Пиво внизу в морозке.
        - Ты всегда так говоришь?
        - Как?
        - "В морозке"?
        Она слегка нахмурилась:
        - Не всегда.
        - Это глупое слово, - заметил Райан.
        Он встал и спустился вниз по винтовой лестнице в комнаты отдыха. Лампа на углу стойки бара бросала на полированное дерево мягкий розовый свет. Нашел бутылку бурбона, налил немного в старомодный стакан. Взял из холодильника лед, пиво, бросил в стакан два кубика и откупорил пиво. Прикурил сигарету, вытащив из сигаретницы в баре, медленно выпустил дым и хлебнул бурбона.
        Нэнси не шевелилась. Она ждала, пока Райан ставил пиво, стакан и бутылку бурбона на столик с ней рядом, усаживался на оттоманку.
        - Ладно, - вздохнул Райан. - Теперь расскажи, как называется эта игра. - Он терпеливо смотрел на нее.
        - А ты, оказывается, поразному разговариваешь в разные времена, - проговорила Нэнси. - Могу поспорить, сейчас у тебя плохое настроение.
        - Расскажи про игру, ладно?
        - Плохое настроение - это нормально, если тебя чтото огорчает, но, помоему, большинство притворяется, как бы позирует.
        Райан допил остатки бурбона и встал:
        - Ну пока!
        - Игра заключается в том, что, если ты не будешь хорошим мальчиком и не сделаешь то, о чем мы говорили, я отправлюсь в полицию штата с бумажниками, - быстро оттараторила Нэнси. - Название у этой игры длинное, но она забавная.
        - Название длинное, - подтвердил Райан. - Почему ты считаешь, что я к ним имею какоето отношение?
        - Потому что твой друг рассказал. Фрэнк, как там его? Приходил сюда вчера вечером и заявил, что пойдет в полицию, если я не дам ему за бумажники пятьсот долларов.
        - Пятьсот?
        - Согласился на восемьдесят.
        - Почему он решил, что тебя это заинтересует?
        - Наверное, потому, что видел тебя в моей машине. Решил, будто между нами чтото есть.
        - Ну, это его дело.
        - Нет, теперь это мое дело, - возразила Нэнси. - Я скажу, что видела, как ты выходил из того дома. Я пошла за тобой и забрала коробку, когда ты ее выкинул.
        - У тебя будет куча проблем.
        - Потому что ты мне нужен.
        Райан покачал головой:
        - Нет, думаю, ты выбрала не того парня.
        - А я думаю, если твоего приятеля арестуют, он свалит все на тебя.
        Райан снова сел. Налил бурбона на растаявшие кубики и, потягивая его, представил Фрэнка Писарро на стуле с прямой спинкой, а перед ним стоит коп из шерифского департамента ДжейАр Коулмен.
        Нэнси улыбнулась:
        - Мне казалось, что ты сначала взбесишься, а ты ведешь себя как маленький мужчина.
        - Я хочу все прояснить, - отозвался Райан. - Значит, если я выхожу из нашего дела, ты звонишь в полицию и закладываешь Фрэнка Писарро?
        - Точно.
        - И тебя не волнует, что нас видел Бобмладший?
        - Нисколько.
        - Я должен подумать об этом. - Райан поднял стакан. - Можно взять еще льда?
        - Угощайся.
        - Ты, наверное, больше пива не хочешь?
        - Я ненавижу пиво.
        Он достал лед из холодильника на кухне и вернулся с коробкой изпод пива. Нэнси пронаблюдала, как Райан поставил ее на оттоманку.
        - Я подумал, - сказал он. - Нет.
        Нэнси выждала момент.
        - Ну что ж.
        - Так что лучше захвачу это с собой.
        - Давай. Мне бумажники не нужны.
        Райан сел на край оттоманки, лицом к ней, касаясь коленями ее коленей, и спокойно проговорил:
        - Слушай, не делай никаких глупостей, ладно? Если люди начнут наговаривать друг на друга, заварится жуткая каша. Полиция начнет задавать тебе вопросы, история попадет в газеты, и, нравится это тебе или нет, все узнают, чем ты занимаешься. Тебе это надо? Я хочу сказать, здесь ты заключила хорошую сделку, зачем все это ломать?
        - Я просто думала, что завтра твое маленькое воскресное дельце будет описано в местной газете, - отозвалась Нэнси. - Об этом и будут говорить в городе.
        - Может быть. Пару дней.
        - Все станут держать двери на замке.
        - Это другое дело, - хмыкнул Райан. - Бобмладший прочитает про кражу и коечто смекнет. Я хочу сказать, мы плохо рассчитали время.
        - Почему бы тебе не расслабиться? - спросила Нэнси. Взяла его сигарету, затянулась и вновь опустилась в кресло. Послала Райану милую улыбку, мягкий, теплый взгляд и сообщила: - Я просто играла. Ты действительно думал, будто я пойду в полицию?
        - Если бы посчитала, что это забавно.
        - Джеки... - Тон оскорбленный, разочарованный.
        - И если бы подумала, что останешься в стороне, - продолжил Райан. - Но я именно это имею в виду. Ты не можешь остаться от этого в стороне. В газетах опубликуют твою фотографию и историю твоей жизни. Все узнают, чем ты занимаешься. Дело коснется Рея, и он тебя просто утопит.
        Нэнси прижалась к ручке кресла, освободила местечко возле себя, похлопала по сиденью.
        - Иди сюда, - мило надула она губки. - Иди помиримся.
        Он чувствовал, что нельзя двигаться слишком быстро, словно тянулся к домашнему животному, которое могло отхватить ему руку, если не быть осторожным. Все бумажники лежали в коробке изпод пива, на всех бумажниках стояли имена ограбленных людей, и минуту назад она держала пивную коробку над его головой, готовясь обрушить ее на него. А сейчас превратилась в ласковую девушку, которая старается старым способом подцепить его на крючок, вполне уверенная, что ей это удастся. И даже прибегая к старой девичьей ерунде, выглядит лучше любой другой девушки, какую он когдалибо знал.
        Тогда Райан сделал вот что: подошел к ней, положил обе руки на спинку кресла, приблизился, нашел губами ее губы, опираясь на руки, которые потом легли ей на плечи. Она тоже подняла руки, обняла его за шею, взъерошила волосы, прижалась к нему.
        Потом их губы чуть оторвались друг от друга, настолько, чтобы ей удалось предложить:
        - Пошли наверх.
        
* * *
        
        Он шел домой берегом, ступая по холодному песку у кромки воды, чувствуя ночной бриз, боль в плечах, в челюсти. Нес пивную коробку и видел себя как бы со стороны, идущим вдоль озера. Потом увидел, как стоит у постели, застегивая рубашку и заправляя ее в штаны, вспомнил мягкие очертания фигуры Нэнси на белых простынях. Она лежала на спине неподвижно - одна рука на животе, ноги чуть раздвинуты - и глядела на него спокойным, ничего не выражающим взглядом.
        Райан и раньше одевался перед лежащими в постели девушками. И при этом всегда чтото болтал, что заставляло их смеяться, хихикать или улыбаться, а он снова хватал их, боролся, скатывался вместе с ними с постели, шлепал по голой заднице и говорил: "Пока!" С одними потом снова встречался, с другими - нет. Ему нравились девушки. Он никогда не принуждал девушку ложиться с ним в постель, если ей того не хотелось. Никогда не говорил: "Пошли, если ты в самом деле меня любишь". Джек забавлялся с девушками, а девушки забавлялись с ним. Думал, что позабавился и с Нэнси. Но теперь не был уверен, что это была просто забава.
        Каждая другая девушка, которую Райан мог вспомнить, была для него живой личностью, а вот считал ли он когданибудь таковой Нэнси? Он не мог себе представить ее в одиночестве. Не мог представить зевающей, когда никто не видит. Впрочем, и десятидолларовую девку на заднем сиденье фургона, с двумя парнями и пивом по доллару за бутылку, он тоже не представлял личностью. Но думать об этом не было никакого смысла, и Джек снова увидел себя со стороны, шагающим в темноте по песку, при набегающем прибое.
        Он поставил пивную коробку, сложил ладони лодочкой, прикуривая на ветру сигарету. Увидел свои руки в пламени спички. И отправился дальше - хваткий пес Джек Райан, который только что в очередной раз переспал, а теперь покуривает сигарету.
        Вот Леон Вуди скажет...
        Нет, Леон ничего не скажет. Это скажет он сам. Скажет, что хваткий пес только и думает, будто в очередной раз переспал, как любой хваткий пес, считающий себя хватким псом. Но это действительно было - он переспал. Попал на крючок, переспал и успокоился.
        Но как бы то ни было, сейчас в первую очередь надо чтото сделать с пивной коробкой. Приближаясь к "БейВиста", Райан думал о пустом участке рядом с домом мистера Маджестика.
        
* * *
        
        Джеки был точно таким, каким должен был быть, по мнению Нэнси. Очень простой, но держит себя под контролем и основательный. Как бы естественный. Аккуратное тело - костлявое, мускулистое, очень подвижное, которое он, может быть, тренировал с той минуты, как в первый раз открыл, что в мире есть девушки. Потом он обязательно должен выпендриваться, не спеша одеваться - она таким его себе представляла.
        Джеки в полном порядке. Было бы забавно украсть деньги и встретиться с ним в Детройте, провести с неделю во Флориде или на Большой Багаме, а потом, прежде чем совсем покончить, привести его домой познакомить с мамочкой.
        Лежа в постели, положив одну руку на живот, а другой поглаживая прядь волос, Нэнси словно слышала свой голос:
        - Мама, это Джек Райан.
        Она представила мать в тени пальмы. Ее портсигар, зажигалку, водку, тоник на столике со стеклянной крышкой. Мать опускает на колени толстый роман, снимает очки для чтения, держит их под подбородком и устремляет взгляд на Райана, а ее губы складываются в самую что ни на есть незаметную улыбку. Голова чуть наклонена набок, мать насторожена; она как бы кивает, но абсолютно не выдает себя взглядом: сдержанная, вглядывается в Джека маленькими глазами, похожими на коричневые камешки, осматривает, чует чтото неладное.
        - Он из Детройта, мама.
        Следи за глазами, за маленькими коричневыми камешками. Следи за Джеком Райаном. Он не смотрит на мать. Мать неплохо выглядит для своих сорока четырех лет: шикарная, лощеная, в белом наряде, с жемчугом, чтобы подчеркнуть загар. Но Райан в ней не уверен. Мамочка своей холодностью лишает его душевного равновесия. Он оглядывает патио, сует одну руку в карман, демонстрируя, что чувствует себя свободно, смотрит на маленький круглый плавательный бассейн, потом на дом, покрытый белой штукатуркой, пытаясь придумать, что сказать. Это было бы хорошо, подумала Нэнси. Забавно было бы привезти его и оставить. Забавно было бы понаблюдать, как мать его рассматривает, боясь, как бы он до чего не дотронулся, не подошел бы к ней; рассматривает спокойно, но боится пошевельнуться, сидит выпрямившись, ожидая, когда он уйдет.
        - Мама, это Джек Райан. Он лазает по домам и едва не забил человека битой насмерть. - Это немножко встряхнуло бы ее.
        Может быть. Хотя фокус с двумя мальчишками в Лодердейле, похоже, не встряхнул. С теми двумя мальчишками Нэнси познакомилась в БайяМар и привела их домой, когда матери не было, только горничная Лоретта.
        Ей тогда было пятнадцать. Двое этих мальчишек до сих пор стоят у нее перед глазами, подбоченившиеся, в шортах, в облегающих футболках с номерами 29 и 30. Оба ростом выше шести футов, способные высосать банку пива быстрее чем за двадцать секунд, длинные и неуклюжие, но все равно маленькие мальчишки.
        Теперь Нэнси не поместила бы их в одну категорию с Джеком Райаном. Любой парень, младше двадцати одного, неженатый (новая категория) и которого никогда не арестовывали за преступное нападение, принадлежал к низшей лиге.
        Они сидели у маленького овального бассейна с тремя упаковками пива - по шесть банок в каждой - и транзисторным приемником. Мальчишки убивали время, усаживаясь на ручки кресел, когда не пили пиво. Чернокожая Лоретта в белом форменном платье возникла в дверях солярия, хмурясь, пытаясь поймать взгляд Нэнси.
        Один мальчишка сказал:
        - Тебя ищет горничная.
        Но Нэнси прикинулась, будто не видит Лоретту, и мальчишки уловили ее идею.
        - Очень плохо, что за нами шпионят, - заметила Нэнси. - Будь мы одни, лучше бы позабавились.
        Один мальчишка промычал:
        - Угу. Другой спросил:
        - Чем, например, занялись бы?
        А Нэнси сказала:
        - Например, искупались бы.
        Один мальчишка сказал:
        - Да мы плавки не взяли.
        А Нэнси удивилась:
        - Ну и что?
        Она наблюдала, как оба пьют пиво, и обдумывала способ, как избавиться от Лоретты. Они не могли запереть горничную в ее комнате - у нее был ключ.
        Поэтому взяли в комнате Нэнси пружинный матрас, тихонечко протащили его по кафельному полу к открытой двери Лоретты. Она их не заметила. А когда подняла глаза и они услышали ее глухой голос, дверь уже была плотно забита матрасом. Они хохотали, Нэнси хохотала вместе с мальчишками, прижавшись к матрасу спиной, пока они тащили стулья и втискивали их между матрасом и противоположной стеной.
        Потом мальчишки выскочили из дома, сбросили одежду, нырнули. А Нэнси пошла в свою комнату и надела раздельный купальникбикини. Затем погасила во всем доме свет и выключила подсветку в бассейне. Они завопили: "Эй, что стряслось?" А когда она вышла и они ее увидели, ухмыльнулись, один присвистнул, а другой сказал:
        - Эй, вот это да!
        Мокрые юные атлеты в мокрых обвисших трусах.
        Они играли в догонялки, без конца ныряли, хватая под водой друг друга, прерываясь каждые несколько минут, чтобы выпить пива.
        Наигравшись досыта, Нэнси рухнула в шезлонг отдохнуть, грудь вздымалась, а плоский живот опадал - она старалась отдышаться. Они сели, уставившись на нее, а она поднялась, потянулась, снова продемонстрировала им живот и заявила, что идет переодеваться.
        Эй, может, ктонибудь не возражает расстегнуть ей лифчик? Чертовски трудно дотянуться до этой застежки.
        Естественно, оба не возражали. А пока толкались, боролись за место, Нэнси протянула назад руку и расстегнула застежку. Направляясь к солярию, знала, что они смотрят на нее. Вошла, закрыла за собой стеклянную дверь, заблокировала замок. Сняла лифчик. Стояла спиной к стеклянной двери, пока не почувствовала, что они рядом и один пробует повернуть ручку. И тогда посмотрела на них. Один из них сказал:
        - Эй, да ладно тебе. Открой дверь.
        Нэнси переводила взгляд с одного на другого: высокие крепкие атлеты пытались вести себя как ни в чем не бывало, стоя в мокрых трусах. Она сунула пальцы под пояс трусиков на бедрах и улыбнулась.
        - Ну же! Открой!
        - А что вы мне дадите? - спросила Нэнси.
        - Ты знаешь что, - расхохотались оба.
        - Ну же! - опять сказал один.
        - Я ложусь спать, - объявила Нэнси.
        - Открой дверь, мы с тобой!
        - Что вы мне дадите? - снова спросила она.
        Оба смотрели на нее, теперь серьезно, молча. Наконец, один спросил:
        - А чего ты хочешь?
        И Нэнси ответила:
        - Пятьдесят баксов, Чарли. С каждого.
        Она до сих пор видела дурацкое выражение их физиономий.
        И выражение лица матери через несколько дней - никакое.
        - Это правда, Нэнси?
        Мать узнала про двоих мальчишек, потому что один из них оказался в приятельских отношениях со своим отцом. Маленький приятель рассказал большому. Большой приятель рассказал своей жене, а та - подруге, которая и сообщила матери Нэнси. Подруга заявила, что не верит ни единому слову, но, может быть, мать Нэнси захочет проверить. И вот сцена: мать сидит в гостиной, Лоретта стоит в нескольких шагах позади нее.
        - Это правда, Нэнси?
        Серьезные глаза матери коричневыми камешками смотрели на нее, и она, очень пристально глядя в них, ответила:
        - Да, правда.
        Выражение глаз вроде бы не изменилось.
        - Ты понимаешь, что говоришь? - спросила мать. - Хочешь, чтобы мы поверили, будто ты предложила себя тем мальчикам?
        - Угу.
        - Не говори "угу", дорогая. Скажи "да" или "нет".
        - Да.
        - Хорошо, объясни мне зачем.
        - Я не знаю.
        - Вижу, считаешь это умным поступком, но подумала ли ты о последствиях?
        Нэнси поколебалась, преисполнившись любопытства:
        - О каких последствиях?
        - Что об этом могут услышать люди, - спокойно пояснила мать.
        Нэнси не смогла удержаться и улыбнулась:
        - Мама, ты прекрасна!
        - Не вижу ничего забавного, - нахмурилась ее мать. - Я хочу знать, что произошло.
        Нэнси посмотрела на Лоретту, которая, в свою очередь, смотрела на мать Нэнси.
        - Все, что ты слышала, наверное, правда.
        - Лоретта говорит, они ушли до полуночи.
        - А сколько, потвоему, надо на это времени? - поинтересовалась Нэнси.
        Мать сохраняла серьезное выражение.
        - Я хочу, чтобы ты подумала и признала всю эту историю не очень забавной шуткой.
        - Мама, я это сделала. Я им предложила.
        - Хорошо, - отрезала мать и встала, оглаживая на бедрах платье. - Кажется, обсуждать дальше нет смысла.
        - Действительно.
        - Это твое дело, - заключила мать. - Но пока ты не признаешь истину и не начнешь рассуждать разумно, тебе запрещено выходить из дома. - Повернулась и вышла из комнаты.
        - Я опишу тебе все, что мы делали, - крикнула ей вслед Нэнси. - Хочешь выслушать или нет?
        Мать не захотела. Через несколько дней Нэнси сообщила матери, что история лишь отчасти правдива - они в самом деле загородили Лоретте дверь. Мать сказала: значит, все остальное мальчики выдумали, решив сыграть некую извращенную шутку. Да, признала Нэнси, и ей вновь позволили выходить и играть.
        Все это хорошо, но уж очень ничтожно. Тогда она была маленькой девочкой, а теперь - большая девочка и должна думать как взрослая. Все относительно. Все становится относительным, когда меняешь подход и начинаешь ловить кайф.
        Играть с двумя мальчишками было забавно.
        Охмурять отцов, отвозивших ее домой после того, как она присматривала за их детьми, тоже было забавно. Но даже и это ничтожно по сравнению с тем, что у нее сейчас на уме.
        Если, конечно, удастся устроить. Если удастся правильно рассчитать время, это будет самый полный кайф.
        Глава 14
        
        Райан вычерпывал плавательный бассейн, ребятишки Фишеров смотрели и спрашивали, можно ли прыгнуть и схватить сачок, а он объяснял им, что должен спешить и на дурачества у него нет времени. Играть в игры ему не хотелось. Он взял грабли, картонную коробку и, не наткнувшись на мистера Маджестика, пошел с ними на берег. Там никого еще не было - хорошее место для раздумий. А подумать было о чем.
        Прежде всего, есть повод для беспокойства или нет?
        Когда в деле замешаны другие люди, всегда несколько тревожно.
        Еще до того, как Нэнси презентовала ему коробку изпод пива, было о чем поволноваться. Потом предстояло избавиться от коробки. Он позаботился об этом ранним утром, закопав ее на глубине в пять футов на пустыре. Но от Нэнси таким образом не избавился. Как не избавился ни от Билли Руиса, ни от Фрэнка Писарро. Все они висят на нем, могут обрушиться на него, и, возможно, единственный способ освободиться от них - удрать. Испариться.
        Правда, еще можно пойти в охотничий домик Рея. Еще можно провернуть дело.
        Странно, Райан представлял, как забирается в этот дом, но почемуто это выглядело нехорошо. Он представлял, как залезает в другие дома вместе с Нэнси - обалденная шайка грабителей, парень с девушкой. И это тоже выглядело нехорошо. Он глупо выглядел, совершая это потому, что она так хотела. Игра, а вовсе не реальность. Это не было бы похоже на то, как они проникали в чужие дома вместе с Леоном Вуди. Вот то было настоящим, казавшимся теперь далеким прошлым, которое никогда больше не повторится. Как тот случай, когда он висел на крыше. Джек это сделал, хотел еще попробовать и посмотреть, но только знал, что никогда больше не будет висеть на крыше.
        Он почувствовал, что в правый башмак попал песок. Снимая и вытряхивая мокасины, увидел шагающего по берегу мистера Маджестика. Джек не видел его с вечера среды, когда они заглядывали к нему в окно. Сейчас Райан подумал об этом, но сказал себе "черт с ним" и посмотрел прямо на мистера Маджестика.
        Взгляд мистера Маджестика скользнул мимо Райана, окинул берег, глаза чуть щурились на солнечный свет.
        - Что ты делаешь? - спросил он, а потом посмотрел прямо на Райана и на секунду нахмурился. - Что с тобой стряслось?
        - Ничего.
        - Вижу, что ничего.
        - Просто с одним парнем разошлись во мнениях.
        - Приятель, как только ты начнешь спорить, сразу кидаешься в драку, да?
        - Не я ее начал.
        - Слушай, там требуется коекакая покраска в коттедже номер пять. Я весной почти все выкрасил, только не добрался до кухни.
        - А как насчет пляжа? - Джек глянул в ту сторону, откуда должна была появиться Нэнси.
        - Оставь, - велел мистер Маджестик.
        - Народ сюда скоро спустится.
        - Да тут все в порядке. Не так уж и плохо.
        - Не знаю, - протянул Райан. - Вон там хлам валяется, и повыше, у лестницы.
        - Ладно, это прибери. Потом дам тебе краску. Покрасишь на кухне, там, где облупились проклятые стены. Коттедж номер пять.
        Райан посмотрел на него, соображая, что мистер Маджестик уже говорил это раньше.
        - Пятый? Там, где одинокая женщина?
        - Угу, она вчера уехала, так что есть неплохая возможность покрасить перед приездом завтра новых постояльцев.
        - Коттедж номер пять?
        - Я ведь так и сказал, разве нет?
        - Когда она уехала?
        - Днем.
        - Почему? Что сказала?
        - Откуда мне знать почему. Объявила, что уезжает, и уехала. Я у нее не спрашивал почему. Сказал, надеюсь, вы хорошо провели у нас время и еще приедете. Вот и все. Слушай, ты собери этот хлам, а потом приходи, я тебе краску дам. - Он пошел было дальше, потом опять обернулся к Райану. - Чего ты поднял столько шума утром, черт побери?
        - Какого шума?
        - С бульдозером. Господи Иисусе, в семь тридцать утра!
        - Хотел все закончить. Думал, сегодня будет много работы.
        - Господи Иисусе, в семь тридцать! Я уж собрался выйти, да ты остановился.
        - Ну, теперь дело сделано, - констатировал Райан.
        Он лениво расчищал граблями пляж еще полчаса, пока снова не появился мистер Маджестик, крикнув, что пора обедать. Джек глянул вверх по берегу, но попрежнему не видел никаких признаков ее появления. Ну и хватит дергаться, решил тогда. Если он ей нужен, сама найдет.
        На ленч у них был салат из тунца с луком, помидорами, перцем, сладкая кукуруза, домашний хлеб, по паре банок пива на каждого. Они обсудили, какое пиво лучше, в бутылках или в банках, потом поговорили о том, какое пиво лучше, в бутылках или разливное, и, наконец, согласились, что, черт возьми, большой разницы вообще нет, было бы пиво холодное.
        Мистер Маджестик объявил:
        - Эй, сегодня вечером игра по телевизору. Детройт в Бостоне. Маклейн против Макдермота. Помоему, начинается в восемь или в восемь тридцать.
        - Посмотрим, - отозвался Райан.
        
* * *
        
        Он ни во что не ставил работу маляра, хотя и не возражал против нее время от времени. В коттедже было спокойно и тихо.
        Райан покончил с дверцей стенного шкафа и слез со стула. Вспомнил лицо женщины, что жила здесь. Закурил сигарету, прошел в спальню. Сунув в рот сигарету, открыл оконную задвижку, толкнул вверх створку. Толкнул сильней, нажал на раму, стукнул по ней и еще раз толкнул. Окно не поддавалось. Потом увидел место, где засохшая краска скрепила раму с подоконником. Должно быть, окно не открывали с весны.
        Вновь увидел ее: широко открытые глаза в дюйме от его лица. Для великого любовника этот взгляд означал бы дикую страсть. Но сейчас, в пустой комнате, понял - это была чистая паника. Бедной телке хотелось, чтобы окно открывалось, а он ее чуть не изнасиловал.
        Хорошо бы с ней снова встретиться. Просто на одну минуту. Чтобы сказать: "Слушайте, мне очень жаль, мы друг друга не поняли. Понимаете, я подумал..." А может быть, и не так, но чтонибудь в этом роде. Надо бы чтото сказать.
        Ничего он не скажет. Никогда больше ее не увидит.
        Но мысленно Райан то и дело ее видел, пока красил, и каждый раз, когда видел, сильнее шлепал краску.
        Она должна была оставаться еще на один день. Он мог бы мило с ней обойтись. Вежливо. Мог бы куданибудь пригласить, угостить "Томом Коллинзом"19. Это было бы величайшим событием в ее жизни.
        А когдато он мог чутьчуть лучше обойтись с Билли Руисом.
        Райан начал думать про Билли Руиса и про других, прикидывая, как они доберутся до дому, если не смогут заплатить Камачо за доставку автобусом.
        Если дело с автобусом правда, Камачо пожелает содрать с них пятьсот долларов.
        А Писарро хотел пятьсот долларов за бумажники. Что такое - все стоит пятьсот долларов? Если браться за дело всерьез, то первонаперво надо пойти поговорить с Фрэнком насчет бумажников и выяснить насчет автобуса.
        Вошел мистер Маджестик, осматривая свежевыкрашенные светлозеленой краской стены.
        - В шкафах тоже, - сказал он.
        - Внутри? Кто это будет заглядывать внутрь?
        - У тебя краски хватит?
        - Наверное.
        - Тебе по телефону звонят, - сообщил мистер Маджестик.
        - Да? Кто?
        - Как ты думаешь?
        Он пошел за мистером Маджестиком к его дому, вытирая руки тряпкой, смоченной растворителем. В гостиной сунул тряпку в задний карман, взял телефонную трубку кончиками пальцев. Мистер Маджестик прошел к своему письменному столу, принялся выдвигать и задвигать ящики, потом начал рыться в стопке писем.
        - Алло?
        - Привет. Я утром проспала, - объяснила Нэнси. - После трудов.
        - А я все ждал, - отозвался Райан. - А тебя все нет да нет.
        - Придешь сегодня вечером?
        - Наверное, смогу.
        - В полдесятого, - предложила Нэнси.
        - Так поздно?
        - У меня для тебя сюрприз.
        - Ничего у тебя нет, - возразил он. - Больше нет.
        - Правда. Но ты должен прийти вовремя.
        - Ну ладно.
        - Придешь?
        - Да, конечно.
        - Рядом с тобой ктото есть?
        - Угу.
        - Тот, кто мне отвечал?
        - Точно.
        - Он, помоему, бесится, что приходится за тобой присматривать. Я ему сказала, дело срочное.
        - Угу.
        - Он считает, что мне невтерпеж.
        - Ну, тогда ладно. Увидимся!
        - В девять тридцать, - повторила Нэнси. - Поднимайся наверх. Дверь оставлю открытой. Идет?
        - Идет, - ответил Райан. Нэнси повесила трубку.
        Когда Райан клал трубку, мистер Маджестик, склонившийся над столом, выпрямился.
        - Раз уж ты тут, - проговорил он, - может, возьмешь еще краски?
        - Мне хватит.
        - Просто на всякий случай.
        - У меня ее полно.
        - Слушай, эта девка, что звонила... - начал мистер Маджестик.
        - Ну? - перебил он его.
        Мистер Маджестик неловко улыбнулся, показав идеально белые зубы. Потом пожал плечами:
        - Ну, к чему мне чтонибудь говорить, да? Ты вполне взрослый.
        - Я только сам собирался вам это напомнить, - хмыкнул Райан. Он повернулся, чтобы выйти, но остановился в дверях и оглянулся на мистера Маджестика. - Как звали ту телку из пятого номера?
        
* * *
        
        После работы Джек спросил у мистера Маджестика, нельзя ли одолжить его машину, чтобы съездить поесть. Мистер Маджестик ответил, что можно поесть вместе с ним. Сегодня холодное мясо и салат из картошки. Райан поблагодарил и наврал, что ему в любом случае надо коечто купить в аптеке, поэтому он вполне может заодно и перекусить в городе.
        Райан не стал останавливаться в ДжинивеБич, а направился прямо к сезонному лагерю и затормозил рядом с бараком.
        Билли Руис, физиономия которого просияла при виде Райана, был один.
        Джек огляделся, потом спросил:
        - Почему ты не бросил пивную коробку там, где я тебе велел, за магазином?
        На лице Билли Руиса застыло удивленное выражение, и Райан поинтересовался:
        - Где он?
        - Я же тебе говорил, его уволили.
        - Я слышал, он собирается вести обратно автобус Камачо вместо него.
        Билли Руис нахмурился:
        - Зачем? У него свой грузовик.
        - Я слышал, будто грузовик сломался.
        - Он вечно ломается, да Фрэнк заставляет его бегать. Думаешь, он тут его оставит?
        - Кто тогда поведет автобус?
        - Не знаю. У нас новый бригадир, найдет когонибудь, кто умеет водить.
        - Тогда у тебя все в порядке, - сказал Райан.
        - Конечно, нам завтра заплатят, отправимся по домам. Приедем в будущем году, может, встретимся!
        - Может быть, - откликнулся Райан. - Кто знает.
        По дороге назад он подумал, почему бы не перекусить.
        Остановился у "Эстеллы", потом пошел к бару "Пирс", выпил пару рюмок, наблюдая за заходом солнца. Весьма симпатичное заведение.
        Глава 15
        
        За несколько минут до девяти Нэнси разделась, надела пижаму - штанишки и блузу. Оставила лампу в спальне включенной, потом спустилась вниз и выключила свет на всем этаже, где находились гостиная и кухня; удостоверилась, что дверь черного хода заперта на два замка. Двери комнат отдыха внизу тоже заперты. Единственной в доме незапертой дверью осталась стеклянная раздвижная, та, что вела с площадки для загара в гостиную. Она тихо раздвинула и вновь закрыла ее.
        Теперь большое кресло. Нэнси придвинула его ближе к двери, но так, чтобы оно попрежнему оставалось в тени. Следом подтащила пуфоттоманку. Он был большой, квадратный, тяжелый, без колесиков. Можно сесть в кресло, а ногами упереться в ближний край оттоманки, достаточно тяжелой, чтобы не сдвинуться с места.
        Потом села, положила руки на столик у кресла. Подняла их, опять положила на стол, передвинула лампу на несколько дюймов.
        Теперь Райан может явиться в любой момент. Она велела ему в девять тридцать. Он может опоздать, если зайдет в "Пирс" или если возникнут проблемы с машиной. С другой стороны, может прийти и раньше. Гораздо раньше. Нэнси не сомневалась, что он придет. После их последней вечерней встречи она решила, что Джек Райан крепко сидит на крючке. Пусть изображает из себя кого угодно и провозглашает себя независимым, а в принципе он точно такой же, как все остальные. Она просто не представляет, чтобы он упустил верный шанс.
        Нэнси принялась думать о завтрашнем дне, пытаясь представить выражение лица Рея Ритчи, когда он услышит о том, что случилось. Она представляла его выражение, когда он войдет с мрачным видом. Трудно будет не рассмеяться или хотя бы не улыбнуться.
        Впрочем, в данный момент лучше не расслабляться, надо быть наготове и не сводить глаз с двора за темными очертаниями плавательного бассейна. Снаружи горел только большой оранжевый фонарь. Подходя к дому, Джеки должен пройти мимо него.
        
* * *
        
        - Эй, ты куда? - спросил мистер Маджестик, стоя у кромки газона перед своим домом.
        За его спиной, позади стройных берез, свет прожекторов освещал пластмассовых фламинго и крашеные камни.
        Райан подошел.
        - Просто гуляю по берегу.
        Мистер Маджестик раскурил сигару, затянулся, помахал спичкой.
        - Бейсбол начался. Я начал смотреть у Фишеров, да они стали укладывать детей.
        - Кто, вы сказали, Балтимор?
        - Бостон.
        - Точно, Маклейн в игре. Может быть, попозже заскочу.
        - Счет пока не открыт, - сообщил мистер Маджестик. И почти без паузы добавил: - Твой приятель был тут с час назад.
        - Кто?
        - Бобмладший. - Мистер Маджестик попыхивал сигарой, наблюдая за Райаном. - Сказал, будто видел тебя на охотничьем участке, считает, что ты вторгся в чужие владения.
        - Так и сказал?
        - Ты ему вроде говорил, что работаешь здесь, вот он и решил проверить.
        - Вы сказали ему, что я работаю?
        - Ты же работаешь, правда? Еще посоветовал ему какнибудь выпить с тобой по паре пива и покончить со всей этой белибердой.
        - Я об этом позабочусь.
        - Он неплохой парень. - А так как Райан промолчал, мистер Маджестик поинтересовался: - Как насчет дома с участком? Что думаешь?
        - Не знаю. С виду все в порядке.
        - Возможности видишь?
        - Ну, Бобмладший похвалился, что дробовиком подстрелил там оленя, так что, может быть, место хорошее.
        Мистер Маджестик прищурился от сигарного дыма.
        - Так что ж ты делал, ради господа бога, дрался или беседовал?
        - Помоему, ситуация была забавная, - ответил Райан.
        - Похоже на то. Слушай, я иду смотреть бейсбол, забегай, если хочешь. - Он пару раз пыхнул сигарой, наблюдая, как Райан уходит во тьму. Наконец, не спеша пошел через лужайку к дому.
        Райан миновал пустой прибрежный участок в добрых пятьдесят ярдов, прежде чем все хорошенько обдумал и остановился. Поглядел на озеро, на далекие светящиеся огоньки. Оглянулся назад на дом мистера Маджестика, на сад, на пластмассовых фламинго в пятне света. Ему было видно боковое окно, светящийся квадрат, куда они с Нэнси заглядывали. Сегодня не вестерн, а игра в бейсбол. И этот тип сидит там с пивом, не отрывая глаз от экрана. Райан выждал еще пару минут, наконец принял решение.
        А когда вновь пересек пустой прибрежный участок и подошел к дому сбоку, услышал и тут же узнал голос спортивного комментатора Джорджа Келла по его протяжному арканзасскому акценту. Райан потянулся к окну, увидел светящийся экран и наблюдавшего за игрой мистера Маджестика. Свои коротенькие ноги он устроил на оттоманке.
        Бостон отбивал. Маклейн - питчер, совершал бросок, присматриваясь, замахиваясь; бросил мяч быстро, сильно, так, что он просвистел мимо отбивающего, тот даже не успел размахнуться. Джордж Келл с большим облегчением сообщил, что это четвертый страйкаут20 Маклейна за три иннинга. Ребята, сказал он, пока этот малец в игре, его так просто не выбьешь.
        Райан смотрел, как "Тигры" перебегают с базы на базу. Пока Бостон отбивает, а Маклейн совершает броски, надо, черт возьми, посидеть, решил он, хоть пару иннингов. Спешить некуда.
        С пяти часов Фрэнк Писарро прикончил две бутылки красного и почти половину поллитровой бутылки водки. Водки, потому что в проклятом магазине не было больше текилы, а гад продавец сказал: "Еще бы, ведь ваши ребята ее так расхватывают..." Хрен с ним, с этим гадом, через пару дней они уедут, пусть тогда удивляется, почему бизнес под гору покатится.
        Он хотел сэкономить водку, поэтому купил целую бутылку, да от проклятого вина гдето уже через час почувствовал себя усталым, тогда и принялся за нее, чтобы вернуться к жизни. Сейчас хорошо себя чувствовал, все видел отчетливо, дома в темноте, свет в окнах за деревьями. Писарро очень хорошо себя чувствовал, только хотел закурить.
        Сигареты должны быть у девушки. У нее их полнымполно. Может быть, там будет Райан, придется обождать. Не имеет значения. Ведь когданибудь Райан все равно уйдет, а подружка мистера Ритчи и мистера Райана останется одна. Как насчет подружки мистера Ритчи, мистера Райана и мистера Писарро? Он может ей показать коечто, чего она никогда раньше не видела с мистером Ритчи или с распроклятым Джеком Райаном.
        Он обождет, а когда девушка останется одна... Ну что она сможет сделать? Только лучше бы ждать не пришлось.
        Писарро выйдет из тени дома и кустов, увидит ее в плавательном бассейне. Темные волосы, тело светится в темноте... Он возьмет с собой водку, на сей раз сядет за стол и поднимает бутылку, когда она выйдет из воды.
        Нет, водку надо приберечь. Лучше взять ее полотенце. Девушка вылезет из бассейна, увидит его с полотенцем. А он встанет - чертово полотенце в руках, как у тореадора, - и скажет: "Иди сюда, давай я тебя вытру".
        Иисусе, подумал Писарро. Он почувствует ее в своих объятиях, когда набросит на нее полотенце.
        Ей будет приятно и удобно. Он немножечко подурачится, вытирая ее, а она засмеется, склонит ему на плечо голову, и тогда он ей скажет: "Я хочу, чтобы ты мне дала пятьсот долларов". Она спросит: "Почему я должна давать тебе пятьсот долларов?" А он ответит: "Потому что, если не дашь, я коекому расскажу, что ты делала с Джеком Райаном". Она удивится: "Кому?" А он пояснит: "Некоему мистеру Ритчи".
        Но в чертовом доме было темно, точно там никого не было.
        Писарро поставил машину на другой стороне Шорроуд, пошел к Пойнту. Он был уверен: дом тот, но с этой стороны нигде не было света. Тогда иди вокруг, сказал он себе.
        А вдруг Райан сидит у бассейна и слышит его? Нет, пока ему вроде везет: Райана там нет. Если подойти к дому со стороны берега, можно, конечно, получше все разглядеть. Можно пройти по следующей улице до берега и подойти оттуда. А если девушки нет дома, это тоже неплохо. Можно обождать или даже войти, оглядеться. Вполне возможно, что мистер Ритчи гденибудь там держит текилу.
        
* * *
        
        - Готов? - спросил мистер Маджестик.
        Райан уселся на диване, зажав между коленками банку пива, чтобы ее откупорить.
        - Нет еще.
        - Ну, сам все знаешь, устраивайся. - Мистер Маджестик откинулся в кресле, следя за игрой, умолк на минуту.
        - Какой счет?
        - Один - один. Двое удалены, один на второй базе, а один до плиты добежал21, - сообщил мистер Маджестик. - Как бы ты этому парню бросал?
        - Какнибудь похитрее, с подкруткой. Низко и в сторону от него. - Райан видел, как бостонский питчер неправильно бросил следующий мяч и тот полетел к скамейке игроков у третьей базы.
        - Он его не собирается отбивать, - предположил мистер Маджестик.
        Райан не сводил глаз с экрана.
        - Не знаю. Там слева на поле ребята встали в короткую стенку, пасуешь туда и, пока мяч в полете, имеешь две базы.
        Джордж Келл прокомментировал в телевизоре: "Тут можно кому хочешь бросать".
        - Если ты загнан в угол, - добавил мистер Маджестик. - Бей назад вон тому сукиному сыну. Если бы он замахнулся, запросто отбил бы.
        - Ему лучше пониже держаться, - заметил Райан. Когда бэттер отбил мяч игроку на второй базе, мистер Маджестик возликовал:
        - А я тебе что говорил!
        Джордж Келл в телевизоре сказал: "В начале шестого иннинга команда переместилась на две базы, так что давайте посмотрим, удастся ли "Тиграм" сделать несколько бросков и чегонибудь добиться. Помоему, Дэнни Маклейн сейчас против этого не возражает".
        - Хорош парень, - похвалил мистер Маджестик. - Знаешь его?
        - Это Келл, - ответил Райан. - Хороший был игрок.
        - Знаешь, когда он играл за "Мейджорс", сделал больше двух тысяч ударов на базу22.
        - Две тысячи пятьдесят два, - уточнил Райан.
        - Знаешь, какую табличку поставили у того города, где он живет? Свифтон, штат Арканзас. Подъезжаешь, стоит табличка: "Свифтон, Арканзас. Здесь живет Джордж Келл".
        Райан хлебнул пива.
        - Не знаю, хотел бы я такую табличку. Едет ктонибудь мимо, знает, что ты вечно играешь в бейсбол, никого дома нету, заходит, берет все, что хочет. Или проигрываешь, а какиенибудь чокнутые фанаты камни кидают тебе в окошко.
        - Бывает, - согласился мистер Маджестик. - Только если парень настолько хороший, как Келл, он никакого внимания не обращает, когда в него чемто кидают, спокойно может справиться с этим. Вот швырнет ктото камень, тебе надо стекла вставлять. Слушай, а когда играешь, как Келл, питчеры без конца в тебя чемто кидают. Это гораздо хуже камней, потому что ты этим на жизнь зарабатываешь, вот что. Стоишь, и все. А когда посильнее бросят, поклонишься.
        - Или ждешь аута, - добавил Райан.
        - Конечно, или ждешь аута. Только, так или иначе, должен стоять. Может быть, если бы ты дальше играл в бейсбол, может, тебе когданибудь тоже такую табличку поставили бы.
        - Конечно.
        - Я имею в виду, если бы спина у тебя не болела.
        - Хотите знать коечто? - спросил Райан. - Даже если бы она у меня никогда не болела, я сроду не смог бы отбить мяч с такой распроклятой подкруткой.
        
* * *
        
        Нэнси уловила движение в дальнем конце лужайки: в оранжевом свете быстро промелькнула фигура и через мгновение исчезла из виду, теперь пробиралась через двор в густую тень сосен. Она все поглаживала одним пальцем прядку волос над бровью. Уселась поудобнее, поставила ноги на ближний край оттоманки, подтянув к себе колени. Сидела не шевелясь. На мгновение задумалась: зачем он так крадется? Ему надо всего лишь пройти через двор к дому. Вновь увидев его возле плавательного бассейна, она отвела от лица правую руку.
        Рука опустилась к столику возле кресла и сразу, не шаря, легла на твердую, гладкую рукоятку пистолета для стрельбы по мишени.
        Нэнси ждала. Прикидывала, не придет ли ему в голову обогнуть дом, пойти к черному ходу. На то не было никаких причин, разве что ему захочется взглянуть на гараж или осмотреть улицу, просто удостовериться. Не слышалось никаких звуков, ни в доме, ни снаружи.
        Нэнси ждала. Точно знала - скоро он снова появится. А кроме того, сидя в кресле лицом к раздвижной стеклянной двери и не сводя с нее глаз, точно знала, что собирается сделать.
        Было абсолютно тихо. Потом раздался слабый звук - шорох на деревянной лестнице. Вот появилась его голова, темные очертания на фоне площадки для загара, плечи, тело. Он немного постоял, глядя вниз во двор, а когда повернулся к дверям, Нэнси подняла перед собой пистолет, положив дуло на поднятые колени. Как только он открыл дверь - тихо отодвинул стеклянную створку - и шагнул, Нэнси произнесла:
        - Привет, Джеки!
        Она слышала, как он отозвался: "А..." - или чтото похожее, но не больше, потому что, твердо целясь в него, сразу же выстрелила четыре раза. Когда он повалился назад, на площадку для загара, раздался звук разбитого стекла, будто ктото уронил стакан или бутылку. Для верности Нэнси выстрелила в лежащего еще три раза.
        Потом она вскочила с кресла, в котором просидела около часа. А немного погодя вышла на площадку для загара, чтобы посмотреть, открыты у него глаза или закрыты.
        
* * *
        
        - Зачем они заменяют Маклейна? Господи Иисусе, пару раз в него попали, и они его убирают.
        - Очень уж сильные были мячи, - пояснил Райан. - Оба.
        - Ну так парочку можно и выдержать.
        - Главное, добежать до второй, - высказался Джек, - им надо быть поосторожнее. Вы не знаете, сколько времени?
        Мистер Маджестик глянул на часы:
        - Четверть десятого. Я бы его оставил. Сколько он сделал бросков?
        - Приблизительно шесть.
        - Шесть бросков. И что, все одинарные? Этого парня с ног не собьешь.
        Они смотрели, как менеджер команды идет назад к скамейке запасных. Маклейн остался в кругу, вкладывая мяч в ловушку перчатки.
        Джордж Келл прокомментировал: "Ну похоже, Дэнни остается. Теперь у него немного работы. Два броска, потенциально главная пробежка на вторую".
        Мистер Маджестик качнулся вперед в креслекачалке.
        - Самый лучший эпизод, а мне надо отлить, - с сожалением произнес он. - Но раз уж я все равно встаю, принести тебе еще пива?
        - Мне уже хватит.
        - Хочешь хайболл?23 Чего пожелаешь.
        - Я должен кое с кем встретиться в половине десятого, - ответил Райан.
        Мистер Маджестик спустил с кресла ноги.
        - Я думал, ты с ней уже встречался.
        - Нет, только собирался. Но решил сначала посмотреть пару иннингов.
        - Она на тебя разозлится?
        - Не знаю.
        - Тебя это волнует?
        - Ну, я должен ей сказать коечто.
        - Дело твое.
        - Лучше сделать, - проговорил Райан. - И разделаться с этим.
        Ктонибудь, думала Нэнси, должен написать про Джека Райана в "Ридерс дайджест": "Счастливейший человек, которого я когдалибо видел за всю свою жизнь".
        Сначала, глядя на Фрэнка Писарро, она была ошарашена, разочарована и, наконец, рассердилась. Впрочем, решила Нэнси, затаскивая Фрэнка в гостиную и задвигая стеклянную дверь, все не так уж и плохо. Он заслуживал этого не меньше Райана. Надо рассуждать философски, сносить незначительные огорчения, она же уже взрослая девочка. Ну, не достался ей Райан, зато достался его приятель, который точно с таким же успехом послужит цели. Он мертв - она убила его.
        Проблема заключалась в невозможности с уверенностью сказать, не забавнее ли, в конце концов, бить окна.
        Нэнси зажгла все лампы в гостиной, потом на кухне, включила настольную лампу в рабочем кабинете. Подняла телефонную трубку, потом опустила и быстро пошла к столику рядом с большим креслом. Чуть не забыла вещественные доказательства. Схватила свой бумажник, часы, жемчужное ожерелье, вытащила из ящика стола несколько булавок для галстука и все это рассовала по карманам Фрэнка. Она мысленно слышала, как полисмен или ктото еще спрашивает: "Он был в вашей комнате?" И свой собственный голос, который отвечает: "Я его слышала, но сама старалась не шуметь. Сошла вниз лишь тогда, когда подумала, что он ушел. Не знаю, что меня заставило взять пистолет. Я купила его, собираясь сделать моему боссу подарок. Мистеру Ритчи". Этот штрих заставил ее улыбнуться. Здорово! Особенно если в газетах будет процитировано слово в слово: "моему боссу". Или "дяде Рею". Так, может быть, даже лучше.
        Нэнси вновь вернулась в кабинет, набрала номер, стоя в самых дверях, глядя в гостиную, однако ей опять пришлось бросить трубку и отскочить от двери.
        Ну и ну! С площадки для загара вошел Джеки.
        Она дала ему время как следует разглядеть Фрэнка Писарро. Потом глубоко вдохнула, медленно выдохнула, поправила треугольный вырез пижамы и шагнула в гостиную в тот момент, когда Райан поднимался с колен. Нэнси смотрела, как он перешагивает через ноги Фрэнка Писарро, резко поднимает голову и глядит на нее.
        - Опять опоздал, - сказала Нэнси. - Да?
        - Наверное, - ответил Райан. - Ты знаешь, что он мертв?
        Она кивнула, чувствуя на себе взгляд Джека.
        - Пришел еще денег просить, - объяснила Нэнси. - Если бы я ему не дала, он все выложил бы полиции про тебя.
        - Вы с ним разговаривали, а потом ты его застрелила?
        - Когда он пошел на меня. Потом.
        - И у тебя случайно оказался пистолет?
        - Он стучал, - тут же сочинила Нэнси. - Я не знала, кто это, поэтому сначала взяла пистолет.
        - Позвонила в полицию?
        - Нет еще.
        - Что собираешься рассказать?
        Она посмотрела ему прямо в глаза.
        - Что я застрелила грабителя.
        - Значит, завтра твои фотографии будут в газетах, - заметил Райан.
        - Я об этом не думала.
        - Можешь даже в журнал попасть. В "Лайф".
        - Думаешь?
        - Будешь ходить везде в темных очках, люди будут показывать на тебя пальцами и говорить: "Вон та самая".
        - Правда?
        - Ктонибудь в Голливуде увидит симпатичную девочку с симпатичной попкой и с длинными волосами, которая застрелила человека в прибрежном доме своего дружкамиллионера, и дело сделано.
        - Эй, поосторожнее!
        - Рей попал в переплет, потому что его жена и все кругом узнают, чем он занимается, но теперь тебе нечего волноваться за Рея, правда?
        - Есть такой шанс, - согласилась Нэнси.
        - Тебе больше не требуется никаких пятидесяти тысяч. Застрелила сборщика огурцов и обрела счастье.
        - Чтото вроде сказки про Золушку. Мне нравится, - сообщила Нэнси и, подойдя к большому креслу, удобно устроилась в нем.
        - Сколько раз ты стреляла в него?
        - Не знаю. Не считала.
        - Ты стреляла, когда он входил?
        - Нет, я слышала, как он ходит по дому. Но вышла из своей комнаты, только когда подумала, что он ушел. Спустилась вниз, а он меня тут поджидает.
        - Ты стреляла в Фрэнка, когда он входил в дверь, - возразил Райан. - Семь раз. Он не стучал. Он вошел.
        Нэнси бросила на него удивленный взгляд.
        - И правда. Я ведь для тебя оставила дверь открытой. Он не стучал. Он вошел.
        - Я хочу сказать, ты ведь не собиралась убивать Фрэнка, - проговорил Райан.
        - Конечно, я не собиралась его убивать.
        - Ты думала, это я вхожу.
        - Конечно.
        - Ты меня собиралась убить.
        Нэнси спокойно сидела в кресле.
        - Я... Зачем?
        - Помоему, по многим причинам, - ответил Джек. - Но главным образом потому, что считала это забавным. - Он умолк в ожидании. Подошел к оттоманке, сел перед девушкой и спросил: - Ну и как получилось?
        - Вполне.
        - Только в действительности все не так, как это себе представляешь.
        - Забавно, правда?
        Она следила, как он поднимается и идет к кабинету.
        - Ты куда?
        - Звонить в полицию.
        - Я сама.
        - Ты можешь чегонибудь не то сказать.
        - Ты сообщишь про меня, Джеки. А я про тебя.
        Райан остановился в дверях, чувствуя себя усталым, и медленно покачал головой.
        - Эй, - сказал он, - да ладно тебе, перестань.
        - Я серьезно. Скажу, что ты был с ним. Расскажу про бумажники.
        - Хорошо, - согласился Райан. - Расскажи им про бумажники.
        Джек вошел в кабинет, поднял трубку. Нэнси слышала, как он сказал телефонистке:
        - Мне полицию штата. - Затем после долгого молчания: - Я хочу сообщить, что застрелен человек. - Опять молчание. Наконец, сообщил: - В Пойнте... В доме Рея Ритчи... А? Нет, увидите, когда приедете.
        Когда Райан вышел из кабинета, она произнесла:
        - Молодец, Джеки! Ребята, все увидите и поймете.
        Он ногой пододвинул оттоманку к телевизору, за который ему дали бы полторы сотни, и принялся нажимать кнопки. Наконец, изображение стало четким, сфокусировалось, на экране появился Маклейн все на том же месте. Джордж Келл говорил: "Двое на базах, двое выбыли, кульминация девятого иннинга".
        Райан опустился на пуф.
        Нэнси прижалась к ручке кресла, долго, почти минуту, вглядываясь в него.
        - Джеки, - позвала она и смолкла, выжидая. - Эй, Джек, ты хороший любовник. Может быть, мне сказать, будто ты пришел, испугал его и вы начали драться? Понимаешь? По тебе ведь видно, что ты дрался. Скажу, ты мне жизнь спас. Оттащил его от меня. Слушай, а пока вы дрались, я взяла пистолет. Потом он хотел ударить тебя чемнибудь... кочергой, и мне пришлось в него выстрелить. - Нэнси широко открыла слегка удивленные глаза. - Эй, Джек, тогда в газете напечатают и твою фотографию. А в "Лайфе" появится крупный снимок - мы оба в темных очках. А потом вместе будем сниматься в кино! Разве это невозможно? - Она открыла не только глаза, но и рот, немножечко притворяясь, но в самом деле захваченная этой мыслью.
        Райан посмотрел на нее. Обождал, убедился, что Нэнси ждет от него ответа, и только тогда проговорил:
        - Я уже снимался в кино.
        Потом опять отвернулся к экрану телевизора, на котором Маклейн разворачивался, поднимал одну ногу и совершал бросок от плеча в сторону игрока на базе. Хорош, сукин сын, но вполне может нарваться на неприятности.
        - Послушай, я серьезно, - вновь заговорила Нэнси. - Вполне может выйти. Вместе с кемто гораздо забавнее. - Она подождала, наблюдая за ним. - Послушай меня! Посмотри на меня! Будет просто здорово. Расскажем полиции, что случилось, а через пару дней сядем в машину и уедем... Куда пожелаешь. Просто уедем. Джек, послушай меня!
        Маклейн взглянул на раннера24 на первой базе, помедлил и сделал бросок. «Быстрый мяч, но немножечко высоко», - прокомментировал Джордж Келл.
        - Можно представить все в лучшем виде, - продолжила Нэнси и вдруг встала с кресла. - Скажем, он разбушевался. Собственно, прежде, чем я взяла пистолет, он схватил меня и разорвал пижаму. - Она подняла руки к треугольному вырезу блузы, рванула, разорвала его до пояса. Распахнула блузу, воскликнула: - Смотри, Джеки, что он наделал!
        Райан взглянул, кивнул и снова уставился в телевизор.
        Нэнси минуту подумала.
        - А потом вдруг запсиховал и начать крушить все вокруг.
        Она выхватила кочергу из камина, замахнулась, прицелилась в картину над каминной полкой, с силой ударила. Затем разнесла стеклянный шкафчик в гостиной и направилась в столовую, разбивая по пути все попадавшееся ей на глаза стекло и хрусталь - вазы, пепельницы, статуэтки. Осколками брызнуло зеркало. Вернувшись в гостиную, Нэнси расколотила цельное стекло раздвижной двери высотой от пола до потолка и принялась добивать торчащие из рамы осколки. Лампы оставила напоследок, потом стали бить одну за другой. Комната постепенно погружалась в полумрак, потом остался лишь ровный белый свет, льющийся с экрана телевизора.
        Наступила тишина - Нэнси в порванной пижаме замерла возле большого кресла. Но тишину вскоре нарушил голос Джорджа Келла: "Счет равный в конце девятого иннинга. Детройт отбивает. Если они собираются пошевелить мозгами, им теперь..."
        Райан выключил звук, повернулся в белом сиянии телеэкрана лицом к девушке. Позади него Эл Кейлин беззвучно отбил два мяча в круг.
        - Все переколотила? - спросил Джек.
        Нэнси кивнула:
        - Помоему, все.
        - Тогда, может, сядешь?
        - Джеки...
        - Больше не надо, ладно? Если скажешь еще чтонибудь, я, наверное, врежу тебе как следует, а мне этого вовсе не хочется.
        Эл Кейлин шагнул в круг, занял позицию, коснувшись земли концом биты.
        И тут послышался первый слабый звук сирены далеко на Шорроуд.
        - Сядь и успокойся, - велел Райан. - Больше не о чем думать.
        Нэнси медленно свернулась в кресле, положила голову на руку. Она смотрела на плавательный бассейн, на лужайку, на оранжевое пятно света на фоне ночного неба, потом начала поглаживать одним пальцем свесившуюся на лоб прядь темных волос.
        
        1 "Грейхаунд" - национальная автобусная компания США, обслуживающая междугородные пассажирские маршруты. (Здесь и далее примеч. перев.)
        
        2 Горе сердца (лат.) - то есть "выше сердца", возглас католического священника во время мессы.
        
        3 В Господе пребываем (лат.).
        
        4 Возблагодарим Господа Бога нашего (лат.).
        
        5 Милостив и справедлив еси (лат.).
        
        6 Так называемые "студенческие братства" - частные студенческие клубы - в США носят названия, состоящие из букв греческого алфавита.
        
        7 Четвертое июля - День независимости, один из больших праздников США.
        
        8 Девушки, обслуживающие эксклюзивные плейбойклубы, носят в качестве униформы купальник с заячьим хвостиком и заячьи ушки на голове; частные "клубы своего ключа" открыты только для членов, имеющих собственный ключ от дверей.
        
        9 Роджерс Рой - исполнитель музыки кантри, "поющий ковбой", звезда 30х - 50х гг.
        
        10 Одинокий ковбой - персонаж популярного сериала, герой в маске, борец за справедливость.
        
        11 Имеются в виду бывшие президенты США Дуайт Эйзенхауэр (известный под прозвищем Айк) и Гарри Трумэн.
        
        12 Грант Кэри (1904 - 1986) - кинозвезда 3050х гг., воплощение мужества и романтики.
        
        13 С августа 1942 г. по февраль 1943 г. военноморские силы США проводили крупную наступательную операцию, которая завершилась победой над японцами и взятием острова Гвадалканал; Тарава - остров в Тихом океане, где ВМС США одержали еще одну победу.
        
        14 "Херц" - одна из крупнейших фирм по прокату автомобилей.
        
        15 "Сирс" - сеть универмагов.
        
        16 Джин - карточная игра для двух партнеров.
        
        17 Бэттер - в бейсболе игрок, отбивающий битой броски, в которого совершающий бросок питчер может попасть мячом.
        
        18 И н н и н г - игровой период в бейсболе.
        
        19 "Том Коллинз" - коктейль из джина или вермута с содовой, лимоном и сахаром.
        
        20 С т р а й ка у т - в бейсболе удар, пропущенный отбивающим - бэттером.
        
        21 В бейсболе бэттер, далеко выбив мяч, пробегает по трем базам, успевая вернуться на основную - в "дом", - которая представляет собой пятиугольную резиновую плиту.
        
        22 Удар, который позволяет бэттеру добежать до первой базы раньше, чем туда долетит мяч.
        
        23 Хайболл - коктейль из виски с содовой или другим разбавителем.
        
        24 Обегая три базы и возвращаясь в "дом", бэттер превращается в раннера.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к