Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лерх Ирина: " Перерождение Эффект Массы " - читать онлайн

Сохранить .
Перерождение: Эффект Массы Ирина Лерх
        Перерождение #1 Воплощенная реальность - вселенная, созданная гением и эмоциями людей. Мир, рожденный по написанной кем-то книге, оживленный чувствами и силой веры миллионов разумных. Вселенная, жестко следующая по колее событий, пресловутому канону. Но если такая реальность вырвется из темницы воли создателя, она обретает свободу и право на собственное, уникальное развитие. Эта история именно о таком мире, получившем шанс на иную историю по воле человека из другого мира.
        Ирина Лерх
        Перерождение: Эффект Массы
        Часть 1: Под тенью Властелина
        Глава 1: Здравствуй, новое воплощение!
        Стоящая у обзорного экрана женщина неожиданно тонко вскрикнула и осела на пол, забившись в короткий судорогах. Глаза закатились, руки скребли по металлу пола, из горла вырывался лишь хрип и клекот.
        Забегали люди в темной военной форме, женщину отнесли в лазарет. Но проверки ничего не показали: бьющаяся в припадке капитан была совершенно здорова! Вот только деятельность мозга зашкаливала…
        Припадок закончился так же внезапно, как и начался. Женское тело неожиданно обмякло, показатели успокоились и ничем не отличались от стандартных данных крепко спящего человека.
        Высокий мужчина тихо спросил:
        - Доктор, что с ней?
        - Простите, капитан… я не знаю. - растерянно развела руками врач.
        - Как она?
        - Показатели стабильны. Капитан Шепард просто спит.
        - Дайте мне знать, когда она очнется.
        - Да, сэр.
        Мужчина резко развернулся и вышел из лазарета. Врач тяжело вздохнула и вернулась к работе, внимательно всматриваясь в показания приборов, снятые во время странного приступа капитана.
        Тря дня спустя
        Агония смерти еще властвовала над чувствами, сотрясая тело спазмами и судорогами, но постепенно фантомные боли сходили на нет и затухали, позволив мне взять контроль над новым телом. Появились ощущения, я почувствовала запахи при вдохе, металлический привкус на языке, жесткость лежанки, покалывание на кончиках пальцев. Синхронизация завершилась. Моя душа прижилась на новом месте, связи восстановились, аура начала медленно разворачиваться, воссоздавая слой за слоем, а я запустила диагностику организма. Надо же знать, в кого меня закинуло на этот раз.
        Результат меня порадовал: тело женское, здоровое, человеческое, на пике своего развития. Идеальный вариант для перестройки. Постепенно, по мере развертки ауры и ассимиляции с моей душой, организм изменится, приобретя те свойства, которые мне удалось за собой закрепить. Первой активируется регенерация. Потом - менталистика, как только восстановится восьмой слой. И, как идеал, мой Дар и даруемые им трансформы. Как только устаканятся внутренние слои, начнется поглощение памяти реципиента, тело которого я заняла.
        Было ли мне жаль женщину, чье существование я так внезапно оборвала? Ни на мгновение! Душа ушла на перерождение без повреждений и с приличным запасом энергии, так что следующее рождение будет на редкость удачным и счастливым - это мои отступные, своеобразная плата за прерванное перерождение. Да и опыт подсказывает, что жизнь этой женщины была бы… бурной. Очень бурной и кровавой. В иные судьбы меня не закидывает…
        Развернулся второй слой. Скачущие мысли успокоились. Сознание очистилось, психика стабилизировалась, разум прояснился. Третий слой будет раскрываться несколько часов и даст мне власть над телом. Четвертый развернется к окончанию суток, и с активизацией пятого я начну поглощать информацию из мозга носителя. Значит… спать. Короткий ментальный приказ, и разум послушно погас, погружая меня в сон.
        Сознание включилось рывком. На границе восприятия развернулось ощущение жизни, биение какой-то мощной энергии, слух донес разговор, но разум не спешил с осмысливанием чужой речи. Передо мной развернулась ПАМЯТЬ. Память женщины по имени Айрин Шепард.
        Просматривая скупые, частично неполные воспоминания, я не знала ржать мне или плакать от осознания, в КАКУЮ воплощенную реальность меня закинуло! Да еще и в момент начала Ветвления. Или, иными словами, за пару дней до начала канона.
        Я не удержалась и хихикнула. Вот уж не думала, что когда-то пройду перерождение в воплощенной реальности Масс Эффекта! Обычно меня закидывает с миры… не столь развитые, хотя порой куда более извращенные. Ну да ладно, хоть сбудется трогательная мечта детства: я полечу в космос! Я увижу чужие расы, побываю на иных планетах… Начинающуюся эйфорию оборвал шелест открывающихся дверей и едва слышный цокот каблуков. Что ж, Айрин, пора просыпаться и знакомиться с новым миром. Благо, скорая грядущая встреча с протеанским маяком позволит списать на него все мои странности и обширные провалы в памяти.
        Заморгав от яркого света, я открыла глаза. Тихий возглас, шелест одежды. Я осторожно приподнялась на локтях, всматриваясь в подскочившую ко мне пепельноволосую женщину. Так, как там ее… Карин Чаквас, хирург-травматолог, штатный врач «Нормандии».
        - Капитан Шепард! - голос у Карин оказался весьма приятным, низким и полным искренней заботы.
        - Доктор? Что случилось? Почему я в лазарете?
        - Неизвестно. - доктор пристально всматривалась в мое лицо умными серыми глазами. - Вас внезапно скрутили судороги. Никаких повреждений, никаких отклонений, но тело билось в агонии. Через семь минут судороги прекратились, и вы уснули на сутки.
        - Вот как… - я медленно кивнула. Агония смерти, как и всегда, рикошетом ударила по телу. Бывает. - Странно, я вполне хорошо себя чувствую. Где мы находимся?
        Доктор мой вопрос поняла вполне правильно:
        - Только что прыгнули через ретранслятор на Иден Прайм.
        Вот оно что! Начало Ветвления. Иден Прайм. Первое искажение всегда дается тяжело. Реальность не желает отступать от «канона», от матрицы, по которой она воплотилась. Я могу сделать только одно глобальное Искажение. Вот только какое? Надо подумать.
        Я встала, жестом прерывая возражения доктора и молча вышла из лазарета. Надо найти непосредственное начальство и сообщить, что я жива, здорова и готова к работе. Впрочем, долго определяться мне не пришлось, так как интерком сообщил, что меня ждут в зале для брифингов. Потом по кораблю поползаю, посую свой любопытный нос, а пока… Иден Прайм меня ждет!
        В зале для брифингов меня ждал высокий мужчина-турианец. СПЕКТР Найлус Крайк. Остановившись на входе в зал, я прислонилась к стене, пристально всматриваясь в стоящего ко мне спиной мужика, выворачивая наизнанку помять. Память реципиента вывалила на меня волну негатива и подозрительности к СПЕКТРу, неожиданно оказавшемуся на борту с каким-то непонятным заданием. В принципе, Айрин я понять могу: Найлус держался с долей высокомерия и холодности, отсекая любую возможность контакта, а вспыльчивая Шепард, идущая на поводу легкой ксенофобии и мнения экипажа, мощного турианца откровенно невзлюбила, хоть и соблюдала строгий нейтралитет. Что же об этом мужике знаю Я? Найлус Крайк, ученик Сарена Артериуса. Жесткий, беспощадный, правда, до наставника не дотягивает ни по жестокости, ни по этой самой беспощадности, к людям относится с настороженной доброжелательностью. По натуре - одиночка, прекрасный боец. Выдвинул Айрин как кандидата на СПЕКТРа. Помрет на Иден Прайме, словив пулю в затылок от Сарена.
        Или не помрет.
        У меня есть одно глобальное искажение реальности. На этой планете погибнут два разумных из моего окружения, которые могут как-то повлиять на дальнейшее развитие этой реальности: Дженкинс и Найлус. Первый словит пулю от дрона гетов, второй - то же самое от наставника. Выжить может кто-то один. Дженкинса спасти легко. Найлуса - практически невозможно, но и их влияние на события прямо зависит от статичности судьбы. Что ж… у меня есть некоторое время, чтобы прийти к окончательному решению.
        Отлепившись от стены, я неспешно подошла к турианцу, приветствовав его кивком головы. Пора начинать готовить эту реальность к Изменению!
        - Капитан Шепард. - голос турианца оказался на удивление низким и глубоким, с легким металлическим оттенком и едва слышным урчанием, словно говорил огромный кот. - Хорошо, что вы подошли первой. У нас будет возможность поговорить.
        Я склонила голову набок, с интересом всматриваясь в неспешно расхаживающего передо мной мужчину. Турианец - высокий, крепко сложенный гуманоид. Фигура хоть и мощная, но на удивление стройная. Подобную иллюзию создавала тонкая талия и длинные ноги, да и особенность шага, как у кота: без полной опоры на стопу. Неприязни внешний вид не вызвал. Красивая раса. Хищная. Опасная. Легкая грация дикого зверя, плавные отточенные движения бойца, экономные жесты, пристальный взгляд ярких зеленых глаз, смотрящий несколько настороженно. Лицо с жестким хитиновым покровом, но в меру выразительное, правда, мимику можно определить исключительно по глазам и подвижным мандибулам. Гармоничность лица подпадает под определение «красиво» и оттого в разряд «урод» турианец не попадает.
        - Можно и поговорить. - легко соглашаюсь я, чуть заметно улыбаясь.
        В зеленых глазах - настороженность и недоверие. Да, Найлус далеко не глуп и отношение экипажа к себе прекрасно понял и прочувствовал. Можно даже посочувствовать. Негатив ощущался даже моим кастрированным чутьем эмпата.
        - Не возражаете? - мандибула чуть дернулась.
        Реальность дрогнула. Мелкое отступление. Начало расслоения цепочки событий. Первый признак Изменения и отторжения Ветви отраженной реальности от основного древа реальности воплощенной. Продолжим… История воплощенной реальности не любит отступлений… она будет пытаться вернуть события в запрограммированное русло. Посмотрим, что мне удастся изменить.
        - Нет. Поговорить с умным собеседником - это удовольствие, столь редко выпадающее в последнее время. Особенно, если тема не затрагивает службу.
        СПЕКТР мои иронию понял. Чуть склонил голову.
        - В прошлый наш разговор вы были не столь доброжелательны, капитан.
        Я пожала плечами.
        - Статус обязывает. Кому как не вам это знать?
        Мужчина кивнул.
        Разговор свернул в сторону. Найлус об Иден Прайм… даже не заикнулся. Вот и чудно. Выслушивать пафосную бредятину, в которую и сам СПЕКТР не верит… зачем?
        - Что привело вас на борт «Нормандии», СПЕКТР? - я улыбнулась, видя, как вздрогнул турианец. - Не надо мне рассказывать сказки о тестировании стелз-системы.
        - Вы уже поняли. - не вопрос, а простая констатация факта.
        - Смею надеяться, я не дура.
        - Не сочтите мои слова за оскорбление. - турианец заполошно взмахнул трехпалой ладонью.
        Его попытка оправдания-извинения столь… трогательно-забавна, что вызывает лишь улыбку и легкий оттенок умиления. Забавно, когда столь сильное существо извиняется за такой пустяк.
        - Не сочту. И все же, Найлус, что привело вас на «Нормандию»?
        От необходимости выкручиваться, турианца избавил Андерсон, вошедший в круглый зал. С первыми словами человека, история вернулась на исходные рельсы. Я слушала Андерсона вполуха, внимательно наблюдая за стоящим рядом турианцем, составляя его образ. Глаза непроизвольно цеплялись за мелочи, столь незначительные на первый взгляд: мелкие рефлекторные жесты, манеру двигаться, тембр голоса, смутно ощутимый мною флер его эмоций, выражение удивительно-зеленых глаз. Андерсон заговорил о миссии на Иден Прайме. Найлус тут же напрягся. Мандибулы крепко прижались к щекам, в глазах - настороженность. Ждет моей реакции?
        - И что же вы хотите вывезти с планеты? - с легкой иронией в голосе спросила я, чуть ехидно глядя в зеленые глаза Найлуса.
        Ответил мне капитан:
        - В ходе раскопок на Иден Прайм ученые нашли какой-то маяк. Скорее всего - протеанский.
        Я хмыкнула.
        - Откуда уверенность в том, что это маяк, а не что-либо иное?
        Ответа на этот вопрос у капитана не было, и он замялся, не зная, что и сказать. Взгляд зеленых глаз терианца окрасился недоумением и растерянностью. Я откровенно выпадала из того образа, что успел составить СПЕКТР за время пребывания на борту корабля.
        - Допустим, это - маяк, и, допустим, он протеанский. - я с интересом глянула на смутившегося турианца. - Мне понятно ваше желание вывезти устройство с Иден Прайм. Насколько я знаю, на этой планете нет возможности изучать такие устройства. Я права в своих предположениях?
        Андерсон и Найлус синхронно кивнули.
        - Поправьте меня, если я в чем ошибусь. - от моей доброй улыбки СПЕКТР вздрогнул, но взгляда не отвел. - На планете нашли артефакт - предположительно - протеанский маяк, обладающий огромной потенциальной ценностью для всех рас, живущих в пространстве Совета. Поскольку на Иден Прайм нет возможности ни исследовать устройство, но обеспечить его безопасность, было принято решение вывезти его. Предположу, на Цитадель.
        Найлус кивнул. Андерсон хлопал глазами и молчал.
        - Не буду касаться политической стороны этого решения. Она многогранная, хотя охарактеризовать ее можно одним словом. - видя заинтересованность в зеленых глазах, припечатала: - Откат. Совету от людей.
        Найлус смутился и отвел взгляд. Понятно, и сам понимает подоплеку происходящего. Капитан Андерсон хмыкнул.
        - Хоть и грубо сказано, но по сути - верно.
        - Я могу поверить, что транспортировка маяка - это достаточная причина для одного из наиболее уважаемых и известных СПЕКТРов Совета, чтобы потратить столько личного времени.
        Иронию в моем голосе не услышал бы только глухой. Найлус хмыкнул, раздвинул мандибулы в легкой усмешке.
        - Вы проницательны, капитан Шепард.
        - Как я уже говорила, смею надеяться, я - не дура. - от моей усмешки турианец лишь шире улыбнулся, показав частокол острых клиновидных зубов. - Так в чем же ИСТИНАЯ причина вашего внимания, СПЕКТР?
        - Я хочу увидеть вас в деле, Шепард. - ответил мне мужчина, чуть склонив голову набок.
        - Любопытство праздное или имеет практический интерес? - спросила я, не дав Андерсону завести пафосную речь об Альянсе.
        Найлус мой маневр заметил и усмехнулся.
        - Вполне практический.
        - Вот как?
        - Я выдвинул вашу кандидатуру на место СПЕКТРа. - любезно пояснил мне мужик, хитро блеснув зелеными хищными глазами.
        Я хмыкнула, бросив ироничный взгляд на капитана.
        - Я даже не знаю… обрадоваться ли мне оказанной чести или возмутиться, что меня поставили перед фактом. - турианец меня понял вполне правильно, зеленые глаза блестели от скрытого веселья. Ему доставляла удовольствие наша пикировка. - Пожалуй, я выберу третье, и скажу, что я буду рада работать с вами, Найлус, независимо от принятого вами решения.
        Нашу милую беседу, доставляющую обоим некоторое изуверское удовольствие, прервал взволнованный голос пилота, сообщающего о приеме сигнала. История вернулась в прежнее русло. Я спокойно смотрела короткий ролик, переданный нам бойцами с поверхности планеты. Ничего неожиданного: перестрелка с гетами, гибель бойцов, Властелин в небесах. Ожидаемо. Андерсон пристально всматривался в экран. Найлус же косил на меня глазом, больше заинтересованный в моей реакции, чем в изображении на экране. Зеленые глаза лишь единожды стрельнули на экран, когда на нем показался Жнец. И практически мгновенно вернулись. Встретив мой взгляд, турианец чуть качнул головой на экран. Я приподняла бровь. В ответ - вопросительный урк. Как кот, чес слово! Моя безмятежная улыбка окрасила его взгляд беспокойством.
        Андерсон объявил боевую тревогу, и я ушла готовиться к высадке. Память реципиента была усвоена полностью, в вооружении я более-менее разбиралась, а потому подготовка не заняла много времени. Уже стоя в шлюзовой камере, я подошла к турианцу и тихо-тихо сказала:
        - Найлус, могу я попросить о… некотором… обещании.
        СПЕКТР от такого вопроса поперхнулся воздухом и удивленно заморгал. Мои слова слышал только он: слух турианцев очень острый, и он легко расслышал мой практически беззвучный шепот. Несколько мгновений он колебался, но любопытство победило сомнения, и мужик столь же тихо ответил:
        - Можете.
        - Найлус. Поклянись мне, что ты НЕ повернешься спиной к вооруженному разумному. - зеленые глаза удивленно расширились. - Особенно, если этого разумного ты прекрасно знаешь и безгранично ему доверяешь.
        Мой холодный голос и пристальный взгляд заставил его вздрогнуть.
        - Ты что-то знаешь?
        - Интуиция. - тяжелый взгляд зеленых глаз в ответ. - У живущего войной она очень нежная и чувствительная. Моя ошибается РЕДКО. А я чую предательство и твою глупую смерть.
        Турианец моргнул. Тяжелый, пристальный взгляд мне понравился. Мужик задумался. Он не отмахнулся, принял во внимание, сверля меня подозрительным взглядом. И вот, наконец, медленный ответ.
        - Клянусь. - и не тени иронии.
        - Найлус. - мужчина вопросительно склонил голову. - Сдохнешь - убью.
        Тихий урчащий смешок, и СПЕКТР отошел к опускающейся створке трапа.
        Прости, Дженкинс. Боюсь, тебе не пережить первую атаку дрона гетов. Жизнь СПЕКТРА Найлуса для меня важнее твоей.
        Глава 2: Иден Прайм: потери
        Багряные краски заката заливали притихший мир кровью. Светило неспешно закатывалось за горизонт, слепя чувствительные глаза, остро пахло дымом и гарью. Высокое здание чадило тяжелым дымом пожара. Тихо шелестели листвой деревья, поскрипывала сухая почва под подошвой. Тяжелая, давящая картина. Аленко поежился.
        - Пахнет дымом и смертью. - тихий хриплый голос бойца звучал… органично в атмосфере утопающего в закате мира.
        Я молча кивнула, опуская забрало. Снайперская винтовка тихо щелкнула, выходя в боевое положение. Не люблю я мчаться сломя голову в неизвестность. Пусть я помню канон, но мои знания уже смазало время, и я не могу гарантировать их абсолютную точность. Воплощенная реальность - не игра. Мелкие изменения, не затрагивающие ключевую цепочку событий вполне нормальны и могут стоит мне жизни. Я - не Шепард. Я вне правил этого мира. Погибну, и на мое место придет другой герой и проведет эту вселенную по проторенному пути.
        - Идем.
        Бойцы последовали за мной, настороженно глядя по сторонам, лишь Аленко тихо буркнул: «Черт!», вляпавшись в мутную зеленоватую жижу.
        Первые тела мы нашли на камне совсем недалеко от точки высадки: черные, выжженные до шлака, они лежали, теряя жирный пепел под порывами ветра. Аленко сглотнул.
        - Что тут произошло?
        - Скоро узнаем. - перехватив взгляд бойца, я сухо припечатала: - Хватит истерить! Словно впервые труп видишь!
        Мужик потупился и заткнулся, а я медленно пошла вперед. Чуть дальше - еще тела, раскиданные по дороге. Такие же сожженные, рассыпающие кусками золы и еще тлеющих углей.
        Едва слышный свистящий звук заставил меня резко вскинуть сжатую в кулак руку. Бойцы замерли, вслушиваясь в посвист ветра. Показалось? Не должно бы… где-то тут три дрона гетов. Указав пальцами на глаза, я махнула рукой. Дженкинс кивнул, осторожно вышел на дорогу, пристально всматриваясь в кустарник и деревья.
        Дроны появились неожиданно, вынырнув из-за большого камня. Короткая очередь голубых импульсов, и Дженкинс, приглушенно захрипев, рухнул на дорогу, Аленко рывком встал, прильнув к камню.
        Снайперская винтовка дернулась в руках, дрон рухнул на землю, искря и дымясь. Тонкий писк перезарядки, поймать в прицел следующего, выстрел. Аленко снял последнего.
        Проклятье! Три каких-то летающих хрени и сразу же - труп на земле! Вот как можно было так подставиться? Опустив оружие, я осторожно подошла к телу бойца. Мертв. Выстрелы хлипенький щит продавили мгновенно, вспоров легкую броню.
        Рядом остановился растерянный Аленко.
        - Дженкинс…
        - Мертв. К таким результатам приводит невнимательность. - наклонившись, закрыла широко распахнутые глаза мертвеца. - Будь осторожнее. После окончания миссии его тело заберут на корабль.
        Аленко коротко кивнул, хмуро глянув на меня. А ты что ждал, я буду истерить и убиваться? Так стоило бы узнать психопрофиль своего командира! Имрир была какой угодно, но не жалостливой идиоткой. Дженкинса, где-то в глубине моей черствой души, было все же жаль. Самоуверенный, полный энтузиазма молодой парень. Я помню, как он хвастался доктору Чаквас. Такие, к сожалению, и правда гибнут первыми. Перешагнув тело, я двинулась вперед, переходя от камня к камню. Эти дроны тут не единственные.
        Тихо щелкнула связь и глухой голос Найлуса сообщил:
        - Шепард, здесь несколько сгоревших зданий и много трупов. - мурчащий голос протянул это «много», давая мне оценить масштабы катастрофы. - Я постараюсь разведать обстановку и встречусь с вами у места раскопок.
        - Ты же помнишь, что сказал перед высадкой? - тихо полюбопытствовала я.
        Короткая пауза и приглушенный ответ:
        - Я помню.
        - Не разочаруй меня, Найлус. Мне бы не хотелось найти твой труп. Мне хватает Дженкинса.
        - Погиб?
        - Да. Постарайся не пополнить число наших потерь.
        Связь пропала. Аленко как-то странно на меня посмотрел, но, слава всем богам этого мира, никак не прокомментировал.
        - Будь внимательнее! Эти дроны тут явно не единственные!
        Мужик вздрогнул, крепче стиснул винтовку и медленно пошел вперед. Я - чуть в стороне, всматриваясь в шелестящую листву, в массивные стволы деревьев, в глыбы камней. Дроны нападали еще дважды, но сейчас, зная, чего ожидать, их перебили легко. Только Кайден словил пару выстрелов в плечо и сейчас, шипя ругательства, обрабатывал раны панацелином, стараясь не встречаться со мной взглядом. Стыдно паразиту!
        Впереди раздались выстрелы. Кайден вскинулся, схватился за оружие.
        - Не спеши. Заканчивай перевязку. Я проверю.
        Боец кивнул и вернулся к работе, а я, забравшись на небольшой холмик, прильнула к прицелу, всматриваясь в довольно обширную низинку, тянущуюся вдоль обрывистых холмов к раскопкам, чьи лампы разгоняли закатный сумрак яркими стрелами белого света.
        Выстрелы и уже знакомый свист дронов раздались ближе, из-за камней выскочила женщина в серо-стальном доспехе, поскользнулась, словила выстрел в спину, поглощенный голубоватой пленкой щита. Эшли Уильямс. Короткий толчок приклада в плечо, дрон кувыркнулся в воздухе и рухнул на землю. Эшли кубарем закатилась за камень, сняв последнего и словив еще один выстрел. Сюжетных гетов не было, а вот тело на штыре - было, и не одно, благо, еще свежее, и хасков отсюда можно не ждать еще пару часов.
        Пока я общалась с Эшли, притопал Кайден с виноватой рожей, и я поставила бойца перед фактом, что сия леди идет с нами. Мужик не возражал.
        Чуть дальше за кучами булыжников и обломками скал виднелось место раскопок и снующие по нему геты, прекрасно освещенные многочисленными прожекторами. На таком расстоянии даже мощная оптика винтовки не давала возможности рассмотреть синтетиков подробнее, но, здраво рассудив, что я вполне могу рассмотреть во всех подробностях их трупы, я вжала курок. Гет, прячущийся за камнем, кувыркнулся от удара тяжелой пули и осел на почву. Твари занервничали, рассыпаясь по укрытиям, а я размеренно и методично расстреливала их, не давая высунуться и приблизиться на дистанцию огня, благо, геты не носили снайперского оружия.
        Забавно, у них на башке и правда - лампочка! И в нее так удобно целиться! Попытки Кайдена рвануть в бой оборвал короткий матюг и рука Эшли, дернувшая его за укрытие. В камень, туда, где мгновение назад была его дурная голова, влепились выстрелы, выбив фонтанчики каменной крошки.
        - Аленко! - оторвав взгляд от оптики, я укоризненно покачала головой.
        Мужик виновато сжался.
        - Проверьте. Могли спрятаться.
        Эшли и Аленко завернули правее, обходя широкий каменный диск по дуге, прячась за огромными валунами. Застрекотали выстрелы, тонко взвизгнул гет. Видать и правда кого-то пропустила.
        - Чисто. - вернулась Эшли.
        Я убрала винтовку и вышла из укрытия. Передо мной во всей красе раскинулись древние руины… звучит-то как… По сути, я видела лишь неглубокий котлован с раскопанным массивный двойным диском из желтоватого камня и пару разваленных колонн, чье назначение останется затерянным во мраке истории. Маяк, что характерно, пропал.
        - Как я понимаю, маяк был здесь? - я кивнула на площадку.
        Эшли кивнула:
        - Да. Видимо его уже успели перенести.
        - Кто? Наши или геты?
        - Сложно сказать. - женщина пожала плечами. - Проверим исследовательский лагерь и, возможно, узнаем больше.
        - Как думаете, кто-то выжил? - спросила я, складывая остывшее оружие.
        Эшли пожала плечами.
        - Может и выжили, если спрятались. Лагерь вон там.
        Женщина махнула рукой, указывая на холм, в основании которого нашли маяк.
        Щелкнула связь.
        - Планы меняются, Шепард. - голос Найлуса звучал напряженно. - Здесь есть небольшой космопорт. Я проверю. Буду ждать там.
        Я отвечать не стала, обшаривая окрестности. В одном из ящиков обнаружилась винтовка Мститель. Чуть более мощная модель, чем мой Лансер. Критически осмотрев оружие, я скинула в загремевший ящик табельное барахло и повесила Мститель за спину. Аленко хлопал глазами, а Эшли только хмыкнула, но ничего не сказала, только в серых глазах промелькнуло одобрение.
        Больше ничего интересного я не нашла. Вдоль руин в беспорядке возвышались уже знакомые мне треноги с нанизанными на шипы телами людей, но процесс перестройки только начался и внешне заметен не был, хотя я видела, как едва заметно подергиваются конечности у безусловно мертвых людей.
        - Нанизывать на кол… вместо того, чтобы пристрелить… должен же быть в этом какой-то смысл? - прошептала Эшли, отводя взгляд.
        - Запугивают. - буркнул Кайден.
        Пинком перевернул гетский труп, я покачала головой.
        - Это синтетики, Кайден. Они действуют с точки зрения логики. В этом есть какой-то смысл. Рациональный. Просто мы его не знаем.
        Гет таращился в кровавые небеса погасшим окуляром. Массивная человекоподобная тварь с металлической вытянутой башкой, легкая броня черного цвета, прикрывающая грудину, плечи, частично - ноги, трехпалые кисти, напоминающие турианские. Плоть гета - темная, практически черная, словно скрученная из жгутов и псевдомышц, чуть светилась голубоватыми огоньками, который медленно, но верно гасли.
        - Занятная тварь. - я резко встала. - Проверим исследовательский лагерь. И постарайтесь не подставляться.
        Бойцы кивнули.
        В лагерь вела утоптанная тропа, петляющая по самому краю обрывистого каменистого холма. Достаточно широкая, чтобы удобно пройти, но недостаточно, чтобы проехал даже небольшой военный транспорт. Дорожка вилась между здоровенными валунами, скрывающими расположенный впереди городок.
        В отличие от игрового мира, лагерь оказался довольно большой: около десятка модульных зданий, небольшой склад и площадка для флаера, сейчас заваленная телами и ощетинившаяся частоколом гетских кольев. Часть домов-вагонов чадила жирным дымом, кое-где еще проглядывали язычки затухающего пожара, на земле в воронках взрывов валялись обугленные тела людей и гетов. У края дороги в космопорт мирно догорал небольшой военный грузовичек.
        Тихий шелест раздался в тишине. Кайден вздрогну, резко развернулся.
        - Мать моя! Что это такое?
        Я повернулась, выглянув из-за камня. На моих глазах шипы складывались, втягиваясь в опору, а тело, ранее безвольно висевшее на колу, судорожно шевелилось.
        - Это хаск! - прошептала Эшли, вскидывая дробовик.
        Каюсь, я позорно растерялась! Выглядела эта тварь, словно лежалый зомбяк, поднятый некромантом-недоучкой! Ссохшаяся кожа полопалась, обнажая синюшные мышцы, перевитые странными наростами, сквозь измененную плоть поблескивали голубые огни имплантатов и металлических частей, вместо глаз - светящиеся окуляры. Жуть!
        - Вот вам и ответ.
        - Он же еще живой!
        - Кайден! Включи мозг и разуй глаза! Ты где там человека увидел?! - я не удержалась и выругалась. - Посмотри, на что они похожи! СТРЕЛЯЙ!
        Скоротечный бой с хасками расставил последние точки в ситуации на Иден Прайм. Теперь даже упертый Аленко не задавал глупых вопросов, глядя на висящие на штырях тела. Его попытку их пристрелить остановила короткая фраза:
        - Они уже мертвы, Кайден. Пока не закончится трансформация, стрелять бесполезно.
        Мужчина опустил голову, коротко кивнул. Эшли времени не теряла, обшаривая уцелевшие дома.
        - Капитан! Здесь включена система безопасности!
        Боец махнула рукой, указывая на одно из уцелевших модульных зданий.
        - Взламывай замок.
        Женщина кивнула, склонилась над пластиной замка, а я заметила золотистый блеск уни-инструмента. Замок сдался быстро, чуть приглушенно пискнув. Двери разошлись.
        - Капитан, есть выжившие!
        - Что? - я удивленно заморгала. Про это я благополучно забыла.
        В темном помещении испуганно жались два ученых: мужчина и женщина. Люди искренне благодарили нас, испуганно косясь на улицу, медленно затапливаемую наступающей тьмой. Скоро стемнеет.
        - Я вас знаю! Вы доктор Уоррен! - Эшли встрепенулась. - Вы возглавляли исследования!
        Женщина кивнула. Высокая, худощавая, с короткими темно-рыжими волосами, она прекрасно держала себя в руках, в отличии от перепуганного до истерики мужчины, жавшегося к стене.
        - Что случилось с маяком? - спросила я.
        - Его перевезли в космопорт еще вчера. Мы остались, чтобы помочь свернуть лагерь.
        Женщина всхлипнула, но быстро взяла себя в руки.
        - Простите.
        - Что вы можете рассказать?
        Рассказать ученые могли немного. Странный корабль в небе, неожиданное нападение, гибель защищающих их солдат, хаски. Маленький Конец Света в отдельно взятом мирке.
        Доктор Мануэль тихонько поскуливал, сжавшись в комок у стены, глядя на меня полубезумным взглядом. Мир бедолаги треснул, да так и не смог сложиться воедино. Эшли косилась на мужика сочувственно, Аленко - брезгливо. А зря. Сумасшедшие порой видят куда больше… безумие не сделало их слепыми и глухими, не снизило остроту ума и наблюдательность.
        - Подскажите, вы не видели здесь турианца? - осторожно спросила я.
        - Я видел его! - неожиданно сказал мужчина с фанатизмом в голосе. - Он - Пророк! Ведущий в бой наших врагов! Он был тут перед тем, как они напали!
        Я и Кайден переглянулись. Или я что-то не понимаю, или этот псих видел Сарена. Как интересно!
        - Это невозможно! Найлус был с нами на борту «Нормандии»! - вполне резонно возмутился Кайден. - Он не мог напасть!
        Доктор Уоррен смутилась.
        - О, простите! Мануэль немного… не в себе. - виновато сказала женщина. - Мы не видели турианца.
        - Возможно, ВЫ не видели. - я поймала взгляд Мануэля. - Доктор, скажите, вы правда видели турианца?
        - Да! Пророк в белой броне! Я видел его!
        - Но… - Кайден удивленно захлопал глазами. - У Найлуса черная броня.
        - Видимо, он не единственный турианец на этой планете. - хмуро сообщила я, включая связь. - Найлус?!
        - Шепард? - ответ пришел незамедлительно.
        - Мы нашли выживших в исследовательском лагере. Доктор Мануэль говорит, что видел турианца в белой броне. ДО нападения гетов.
        Короткая пауза затягивалась. Я ничего не говорила. Найлус - мужик умный. Поймет.
        - Я понял.
        Связь пропала.
        - Доктор, вам лучше остаться здесь. Территория зачищена и практически безопасна. - я сняла с пояса дробовик и протянула женщине. - Возьмите на всякий случай.
        Доктор кивнула.
        - Эшли, проведи нас в космопорт.
        Распрощавшись с учеными, мы покинули домик. Замок окрасился багровым, вновь перейдя в положение «заперто».
        - Шепард, вы и правда верите этому сумасшедшему? - тихо спросил Кайден.
        Я чуть притормозила.
        - Запомни, Аленко. Безумцы и сумасшедшие смотрят на мир несколько по-иному. Они могут странно интерпретировать привычные вещи и события, но они практически никогда не лгут. Ложь - прерогатива логики. Я верю, что Мануэль и правда видел турианца. Эшли, куда идти?
        - Сюда. Здесь совсем близко!
        По дороге нам встретилось всего пара гетов и хаск, а за деревьями показались постройки небольшого космопорта и нависающая над крохотным челноком махина Жнеца. Аленко глухо выругался, во все глаза глядя на огромный корабль.
        - Что это за хрень?
        - Корабль, вестимо. - с иронией сообщила я, разглядывая окутанного алыми разрядами Жнеца.
        Где-то вдалеке прогрохотал одиночный выстрел. Что? Неужели… Неужели Найлус все же подставился? Проклятье! Глухо загудел-завыл стартующий Властелин, заслоняя массивной тушей небеса.
        - Быстрее!
        Властелин сложил лапы и растворился в кровавом небе, а мы бегом спускались к космопорту.
        - Кайден, осмотри дома. Эшли, прикрой его.
        - Капитан!
        - ЖИВО!
        - Да, мэм.
        Кинув гранату во встающего хаска я пристрелила вынырнувшего из-за ящика гета, вылетев на площадку космопорта. Быстрый осмотр. Штурмовая винтовка в руках огрызнулась короткой очередь, срезая двух синтетиков. Где-то в стороне бухнул взрыв гранаты. Завернув за массивный контейнер, я поперхнулась воздухом.
        На светло-серой плите взлетной площадки в луже синей крови лежал Найлус.
        Глава 3: Иден Прайм: последствия
        - Найлус! Проклятье!
        Я подбежала к турианцу. СПЕКТР к моему огромному облегчению был еще жив. Хриплое клекочущее дыхание вспенивало кровавые пузыри в уголках рта, грудь - разворочена выстрелом из мощной винтовки практически в упор и напоминала месиво из плоти, синей крови и осколков черной брони. Но хоть не в затылок… там бы сразу пол башки снесло.
        Клапаны брони поддались, я осторожно сняла кирасу, обнажая уродливую рану и залитый кровью комбинезон. Сорвав с пояса аптечку, я выдернула из гнезда шприц с панацелином, вгоняя чудодейственное лекарство в шею и второй укол - в грудь между искореженных хитиновых пластин.
        - Шепард вызывает «Нормандию»! - включив передатчик, заорала я.
        Ответ пришел быстро:
        - Шепард, это Моро.
        - Джокер! Мне все равно, КАК ты это сделаешь, но через пять минут Найлус ДОЛЖЕН оказаться в лазарете «Нормандии»! Ты меня понял?
        Пилот от моего тона и сути претензии видать охренел, так как ответ, сказанный хриплым голосом, выражал все оттенки глубокого изумления:
        - Вас понял, Шепард.
        - Пять минут, Моро! И ни секундой дольше, иначе я сверну шею тому, кто будет виновен в задержке!
        Раздался дробный топот. Я вскинула винтовку. Из-за контейнера нарисовались Эшли и Аленко.
        - Осмотрите порт и станцию поезда!
        Бойцы убежали. Надеюсь, с гетами они справятся без моего участия. А то и в самом деле, что такое? От Кайдена помощи - ноль на выходе, одни проблемы. Как с ребенком, чес слово… то нос сунет куда не следует, то выстрел словит и стоит, смотрит виноватой мордой нагадившего кота…
        - Шеп-пар-рд…
        Тихий клекочущий голос турианца был едва слышен в грохоте стрельбы.
        - Найлус…
        - Это… это… - СПЕКТР захлебнулся кровью и зашелся в тяжелом кашле.
        - Я знаю. Это - Сарен. А теперь будь добр, молчи! Потом будешь оправдываться, КАК ты словил этот выстрел.
        Охреневший взгляд затуманенных болью глаз еще долго будет греть мою темную душу по ночам! Такое изумление! Такие эмоции!
        Я не отходила от умирающего турианца, присматривая за окрестностями. На станции поезда раздавались выстрели и гудящие хлопки биотики: бойцы уничтожали гетов. Насколько я помню, их там не так много, так что должны справиться. Вскоре выстрелы затихли и Эшли отрапортовала:
        - Чисто!
        - Целы?
        - Да, капитан.
        - Займите оборону на поезде. Я скоро присоединюсь.
        Уж не знаю, что именно сделал Джокер и что он сказал капитану Андерсену, но буквально через три минуты в небе появился изящный силуэт «Нормандии». Я внимательно следила, как Найлуса укладывали на носилки и уносили на корабль, и еще долго не смогу забыть пристальный взгляд зеленых глаз. Вернее то, что я в этих глазах увидела. Мощную смесь из вины, разочарования, боли предательства и благодарности. Ну, Найлус, только попробуй теперь сдохнуть! У меня на тебя огромные планы! Отчего-то я уверена, что этот СПЕКТР станет частью команды «Нормандии». Понятие «благодарность» для Найлуса не пустой звук. Как и «месть».
        Фрегат растворился в закатном небе, вновь уйдя в безопасность низкой орбиты, а я побежала к бойцам группы высадки. Если меня не подводит склероз, на той стороне меня ждут бомбы, куча гетов и маяк. Ну и будущие кошмарики, куда ж без них.
        Поезд мерно катил, едва слышно гудя двигателями, а я всматривалась в проступающую из сумерек платформу. Оптика винтовки уже позволяла рассмотреть синтетиков, занятых установкой бомб.
        - Эшли, Кайден, геты на платформе. Что-то делают с… - я всмотрелась в вытянутое цилиндрическое устройство. - Проклятье! Они минируют колонию!
        Кайден вздрогнул.
        - Кто сможет деактивировать бомбу «Аэн-3»? - задала я сакраментальный вопрос, ловя гета в прицел.
        Выстрел, приклад толкнулся в плечо. Гет рухнул на пол, заметно искря.
        - Я могу. - тихо ответила Эшли.
        Выстрел, выстрел. Писк перегретого оружия.
        - Кайден - прикрой.
        Винтовка охладилась, поймать в прицел тварь, выстрел. Поезд сбрасывал скорость, автоматически тормозя между перронами. Геты оживились, в нашу сторону потянусь светлые трассы очередей, отлично видимых в сумерках. Вот она, морда, торчит над ящиком и призывно светит мне фонариком! Голубой огонек коснулся острия прицела, выстрел. Фонарик пропал.
        Эшли и Кайден скатились с платформы поезда. Первая бомба стояла практически у них под ногами. Женщина наклонилась, засветился уни-инструмент…
        - Шепард, на таймере три минуты!
        - Ну так шевелитесь! - винтовка ткнулась в плечо. - Кайден, проверь переход!
        Мужик метнулся по лестнице.
        - Чисто! Я вижу еще две!
        - Быстрее!
        Огни на первой бомбе погасли, панель свернулась.
        - Первая готова! - Эшли, пригибаясь, побежала за Аленко, а я заметила шевеление в густой тени ящика.
        Короткий взблеск фонарика на морде, под ухом гулко рявкнула винтовка. Гет упал, выкатившись из-за контейнера.
        - Отключаю вторую!
        Я переместилась на другую сторону путей, внимательно обшаривая длинный перрон.
        - Вторая готова!
        Кайден перебежал вперед, заглядывая за каждый ящик, за каждую опору. Я передвинулась дальше, замерев у огромной распорки. Здесь перрон спускался широкой лестницей к погрузочной платформе, на которой, насколько я знаю, должен стоять маяк.
        - Третья готова! Минута!
        - Проверь перрон до конца.
        Кайден метнулся в сгущающуюся темноту, мгновение тишины и закономерный крик:
        - Тут еще одна!
        Эшли рванула с низкого старта, как бегун на финишной прямой, закинув дробовик за спину. Секунды таяли одна за другой, тихий писк инструментрона, томительное ожидание и вот, наконец:
        - Готово!
        - Эшли, ты - молодец. - едва слышно прошептала я, медленно выдыхая. Сердце колотилось в груди, руки подрагивали.
        - А если еще есть? - неуверенный голос Аленко.
        - Сейчас узнаем.
        Минуты тянулись одна за другой, но, ожидаемо, взрыва не последовало. Их и правда было четыре.
        - Проклятье! - голос Эшли дрогнул. Женщина сползла на пол возле меня, стискивая дрожащими руками дробовик. - Давно такого не ощущала!
        - Руку Смерти на плече?
        Женщина вздрогнула, зябко поведя плечами.
        - Да… Руку Смерти на плече. Какое точное определение…
        Платформу с маяком мы зачистили быстро, только Кайден опять словил выстрел в плечо и из-за чрезмерного использования биотики медленно выпал в прострацию. Хасков на этот раз не было, только пятеро гетов. Эшли морщилась: правая рука висела плетью из-за попадания импульса гета.
        И протеанский маяк во всей своей сомнительной красе: светящийся призрачным зеленым светом узкий пилон, покрытый тусклыми огоньками.
        - Невероятно! Действующая протеанская технология!
        Кайден восхищенно разглядывал древнее устройство, медленно обходя его по кругу. Пилон маяка стоял прямо в центре площадки, помигивая зелеными и золотыми огоньками и тихо гудел.
        - Сколько времени прошло, а он все еще работает.
        - Интересно, что он скрывает? - Аленко пересек зону безопасности и маяк активировался.
        Мощная энергетическая дуга прошла по пилону, выплеснув тугой луч. Аленко вскрикнул, медленно поднимаясь в воздух. Как бы мужчина не упирался, незримая сила упорно тащила его к древнему устройству.
        - АЛЕНКО! Любопытный идиот!
        Разбежавшись, я врезалась в этого придурка, выбивая его из луча. Боец рухнул на пол, а я почувствовала, как незримый захват поднимает меня в воздух и тянет в маяку, медленно раскрывающемуся как цветок.
        Видения вспыхнули внезапно, мгновенно перегружая разум бездной информации: координаты, хроники, отрывки записей и короткие ролики. Кровь, война, горящие в ядерном пламени планеты, рушащиеся города, армии жукоподобных монстров, рвущих на куски разумных разных раз, флоты кораблей, гибнущие под ударами столь хорошо знакомых мне черных машин, Жнецы, опускающиеся на планету. Эпизоды, отрывки, воспоминания, эмоции, чувство отчаяния, угрозы и безнадежности, чертежи и схемы, странная планета… Казалось, что моя голова просто лопнет от нескончаемого потока данных, щедро прессуемых в мои несчастные мозги! Но вот, наконец, мое сознание не выдержало, и я погрузилась в благословенную тьму.
        Последняя связная мысль: «Аленко, дебил… убью скотину, как очнусь…»
        Сознание возвращалось мучительно и медленно, вытаскивая меня из пучины кровавого кошмара. Информация, вломленная в мои несчастные мозги, медленно усваивалась и раскладывалась «по полочкам», но объемы ее таковы, что красочные кровавые сны мне гарантированы на месяц вперед. От желания придушить Аленко судорожно сжимались пальцы, хоть умом я понимала, что по-любому полезла бы под маяк. Но… мать его! Придурок! С его Л2 мозги точно вскипели бы!
        Тихо пискнуло медицинское оборудование где-то левее, шелест одежды доктора, стук пальцев по клавиатуре. Я медленно разлепила глаза. Зрение прояснилось, показывая взволнованное и встревоженное лицо.
        - Доктор Чаквас… - прохрипела я.
        - Шепард, вы вновь меня испугали.
        Я медленно приподнялась на локтях и с трудом села.
        - Проклятье! Ощущение, словно мне в мозги сгрузили галактическую библиотеку… - я вздрогнула, обхватив ноющие виски пальцами.
        - У вас сильная информационная перегрузка, капитан.
        - Да я уже поняла.
        Слева вновь пискнуло. Повернувшись, я увидела на соседней койке нагого Найлуса, утыканного какими-то трубочками, медицинскими устройствами непонятного мне назначения, проводами и датчиками. Выглядел турианец как жертва бешеного прядильщика, замотанная в неопрятный кокон с кучей странного мусора.
        Хорошо, что доктор мои мысли читать не может… Боюсь, такое сравнение она не оценит и обидится.
        - Как он?
        Взгляд непроизвольно цеплялся за огромное синее пятно, расплывшееся по всей груди, за многочисленные шрамы, за вздувшийся синюшный ожог, перечеркнувший правое бедро, множественные синяки и ссадины. Я не поняла, его что, избили? Или он умудрился с Сареном подраться?
        - Состояние крайне тяжелое. - доктор вздохнула. - Если бы вы не настояли на немедленной госпитализации, он бы не выжил.
        Вот как… Ну, Найлус… поправишься - набью рожу. За то, что так нервничать заставил!
        - А подробнее?
        - Выстрел пришелся практически в упор. Чудо что осколки не попали в сердце: несколько прошло практически впритирку. Ребра раздроблены, легкие иссечены. Немного левее и все…
        - Каковы шансы?
        - Мне пока сложно сказать. Состояние СПЕКТРа стабилизировалось, но все еще критическое.
        - Как я понимаю, перевозить его нельзя?
        - Категорически.
        - Вот и отлично. - я с трудом встала. - Доктор, я буду вам очень признательна, если вы будете держать меня в курсе.
        Женщина понимающе улыбнулась.
        - Конечно, капитан.
        - Прошу, не стоит так официально. - я улыбнулась. - Мне еще столько раз предстоит попасть к вам в гости… Зовите меня Имрир.
        - Карин. И только так!
        Двери лазарета разошлись, пропуская капитана корабля.
        - Капитан Андерсон!
        - Шепард. - мужчина приветственно кивнул. - Как ваше самочувствие?
        - Мозги сейчас вскипят. - честно призналась я. - Информационная перегрузка.
        - Маяк? - взгляд капитана потяжелел. - Он что-то вам показал?
        - Скорее он изнасиловал мои мозги. - я поморщилась. - Пока информация не пройдет осмысление, от нее нет толку. Разрозненные картинки.
        - Доктор, какого состояние капитана Шепард?
        - Физически - здорова. - Карин нахмурилась.
        - Рад это слышать. Шепард, мне надо поговорить с вами наедине.
        Доктор понятливо улыбнулась и ушла из лазарета, оставив меня с начальством наедине. Андерсон, заложив руки за спину, нервно ходил взад-вперед, периодически кося глазами на едва живого турианца.
        - Капитан, надеюсь, вы хорошо себя чувствуете?
        Да уж… сильно происшедшее выбило мужика из равновесие, раз он решил подойти к разговору таким образом.
        - Как сказать. Физически - прекрасно. В голове - каша из кровавого кошмара, Армагеддона и непонятных чертежей.
        - Чертежей? - Андерсон замер.
        - Да. Но что это - сказать не могу. Потребуется время, чтобы информация закрепилась в памяти.
        - Надеюсь, вы ее не забудете.
        - У меня великолепная память, капитан. - искренне возмутилась я. - Я ничего не забываю. Как бы порой ни хотелось.
        Мужчина вздохнул.
        - Не буду вам лгать. Положение не из лучших. Найлус в критическом состоянии, Маяк - уничтожен, геты начали вторжение. Совет хочет услышать ответы.
        - Я не позволю Совету повесить на меня уничтожение маяка! - спокойно сказала я, прекрасно поняв подоплеку.
        - Я вас не обвиняю, капитан! - Андерсон качнул головой. - Дело в Сарене. Втором турианце.
        - Я знаю. Легендарный СПЕКТР. - я хмыкнула. - Найлус предупреждал. Захлебывался кровью, но пытался говорить. Не надо мне пояснять очевидные вещи. Я знаю, что такое Сарен.
        - Рад это слышать.
        Некоторое время мы молчали, глядя на лежащего в коконе медицинского оборудования турианца. Взгляд капитана мрачный. Он прекрасно понимал, какие проблемы мы поимеем, если Найлус не выживет.
        - Капитан.
        Андерсон оторвал взгляд от безобразной раны.
        - Скажите, вы уже послали отчет на Цитадель?
        - Нет. - стальные глаза смотрели тяжело.
        - Не сообщайте, что СПЕКТР у нас в лазарете и проходит лечение. Просто напишите, что он получил смертельный выстрел. Не ложь.
        Удивление полоснуло по нервам.
        - Какой в этом смысл?
        Я хмыкнула, встала, подошла к неподвижному телу, пристально всматриваясь в расслабленное лицо.
        - Вы верите в интуицию, капитан? - взгляд Андерсона физически ощутимо сверлил мне спину. - Сарен не должен узнать, что его бывший ученик сумел пережить этот выстрел. Если Найлуса увезут в больницу Цитадели, я не дам за его жизнь и севшей батареи. Пусть побудет у нас.
        Капитан молчал, обдумывая мои слова. Грубо говоря, я предлагала ему сокрыть информацию. Важную информацию.
        - В ваших словах есть доля правды, Шепард. Но вы понимаете, что будет, если он погибнет?
        - Ничего не будет. - я повернулась, встретив тяжелый взгляд. - Днем раньше, днем позже…
        - Я вас понял, Шепард. - Андерсон повернулся и пошел к выходу.
        Уже у самой двери капитан повернулся и сказал:
        - Я сделаю так, как вы предложили.
        Я благодарно кивнула.
        - Когда будете готовы, поднимитесь на мостик и отдайте приказ пилоту стыковаться с Цитаделью.
        - Благодарю.
        - Не затягивайте, Шепард.
        Я благодарно кивнула. На суровом лице Андерсона на мгновение промелькнула тень улыбки: уголки узких губ чуть заметно приподнялись. Тихое шипение, и дверь сомкнулась за спиной капитана.
        У меня есть пара минут, пока не вернется доктор Чаквас.
        Моя аура еще не завершила развертку: до этого еще декада, как минимум. Но есть кое-что, что я могу сделать практически в любом состоянии и в любом мире. Или же вне его. Для этого не требуется никаких особых способностей и ритуалов, достаточно моего желания. Элементарная энергетическая подпитка. Конечно, сейчас не самый удачный момент, да и мое состояние далеко от идеала, но… Качнув головой, я отбросила сомнения. С такой раной Найлус если и выживет… то восстанавливаться будет… долго. Если это вообще удастся.
        Мой палец осторожно проскользнул мимо трубок и коснулся кровавого пятна.
        Кровь - это влага жизни. Квинтэссенция ее. Кровь несет в себе жизненную силу и энергию разумного. Не важно, какой у нее состав, какая биохимия. Сработает в любом случае.
        Тяжелая капля налилась на кончике пальца. Я коснулась своей кожи, чертя простой знак. Мое четко сформированное желание, и синяя кровь мгновенно впитывается в кожу, оставляя после себя едва заметный голубой след. И последнее. Знаю, что мне от этого будет плохо, пока организм не приспособится… знаю же, что наша биохимия не совместима, но… ТАК НАДО. Тягучая синяя капля падает на язык. Знак на руке наливается багровым, а я от резкого отлива энергии пошатнулась, с трудом удержав равновесие.
        Дверь с шипением распахнулась, пропуская в лазарет Карин. Я выпрямилась, виновато улыбнулась, краем глаза наблюдая, как на экране выравнивается биение сердца турианца. Вот и чудно.
        Жизненная энергия практически универсальна. Не зря она столь ценится теми, кто знает, что это такое. Не важно, кто донор, а кто реципиент. Не важно, какой расы, пола или возраста. При такой подпитке подойдет любая энергия, вырабатываемая живым организмом. То самое лечение наложением рук, мистическое пояснение легкости рук врачей… все это носит лишь одно объяснение: добровольная энергетическая подпитка. А если сознательно преобразовывать жизненную энергию так, чтобы она наилучшим образом усваивалась, потери станут минимальны. Именно это сделала я, взяв пробу крови реципиента. Мой организм пластичный и приспосабливается быстро. Внутренние слои ауры уже развернулись, средние частично тоже. Я уже могу использовать кое-какие фокусы, изученные во время моих странствий. И энергетическая подпитка - одна из них.
        А к другой биохимии постепенно приспособлюсь. Не зря же истинные метаморфы столь… живучи.
        Кинув последний взгляд на моего должника, я развернулась и вышла из лазарета. У меня есть часов пять, пока меня не срубит слабость и чудовищная аллергия.
        Глава 4: Доктор Чаквас
        Когда я поднялась на мостик и передала Джокеру распоряжение капитана на стыковку с Цитаделью, меня ожидал сюрприз: полет займет восемь часов, плюс время, которое потребуется на то, чтобы протащиться в транспортном потоке и пришвартоваться к станции. Иными словами, аллергия, если она начнется, срубит меня на борту «Нормандии» и никоим образом не пройдет мимо внимания доктора Чаквас.
        Как оправдываться перед доктором в этой ситуации, я даже не представляла.
        Забавно, но практически во всех моих предыдущих воплощениях моим первым и самым верным союзником становился врач или убийца. Иногда - и тот, и другой. Карин - врач и на убийцу не тянет, а вот Найлус… нет, Найлус тоже не тянет, хоть руки кровью у него запачканы изрядно. Идя по кораблю, я обдумывала предстоящий разговор. Карин - женщина умная. Она сможет понять многое, тем более, в ксенофобии вроде как замечена не была. Такой союзник мне ох как пригодится!
        Чем больше я буду влиять на эту реальность, тем сомнительнее будет ценность моего послезнания, учитывая, что я хорошо помню только начало истории, ключевые, неизменные точки и крайне смутно - конец. Тем боле, что из серии в серию маразм крепчал, и если меня не подводит склероз, все проблемы решил Горн и Цитадель. Где найти чертежи Горна я знаю. Как использовать Цитадель - тоже. Вопрос в другом. Смогу ли я переломить ход истории? Смогу. Опыт, благо, уже есть. Когда? Не знаю. В любом случае, сейчас лезть за Горном смысла никакого. Слишком рано. Сперва стоит пройти первую узловую точку. Выкручиваться, как и всегда, придется, опираясь на интуицию и здравый смысл. А делать это лучше в компании верных друзе и союзников.
        Побродив по кораблю и сделав свою работу, я неожиданно поняла, что мне нечем себя занять, а до входа в ретранслятор оставалось еще больше четырех часов. Изображать из себя неприкаянный дух мне надоело быстро, и я пошла в лазарет наводить мосты с Карин и легализировать энергетическую подпитку. Чую, пользоваться мне ею придется частенько, и не только по отношению к Найлусу.
        Двери лазарета послушно разошлись, пропуская меня в затемненное помещение. Доктор отвлеклась от работы, удивленно приподняв бровь.
        - Что-то случилось?
        Я подошла и остановилась возле женщины, встретив встревоженный взгляд.
        - Сложно сказать. Карин, как вы считаете, есть ли смысл верить тому, что я узнала из маяка?
        Доктор отложила датапад.
        - Вы что-то смогли распознать?
        - Да. - я подошла к единственному пациенту, хмуро рассматривая свежие пятна крови. - Добровольная энергетическая подпитка. Позволяет гарантировать выживание тяжело раненного пациента.
        - Гарантировать? - шепотом переспросила Карин. В серых глазах промелькнуло понимание. - Вы хотите попробовать?
        - Почему нет? Действие элементарное, и если бы не его биохимия, я бы уже это сделала.
        - В чем проблема?
        - Моя возможная аллергия. - я пожала плечами.
        - Каков риск?
        Вот что мне нравится в докторе Чаквас, так это отсутствие привычки задавать тупые вопросы. Ясное дело, раз я сюда пришла, то успела обдумать эту авантюру и решиться на ее проведение.
        - От пары капель крови ничего со мной не будет. - отмахнулась я. - В худшем случае - сыпью покроюсь. Отток жизненной энергии небольшой, да и в ближайшие пару дней никаких миссий не предвидится.
        - Требуется мое наблюдение?
        - Не помешает. Вы - военный врач с огромным опытом. Я хочу, чтобы вы были в курсе моих экспериментов. - я встретила внимательный взгляд Карин, вздохнула. - Вы не хуже меня понимаете, насколько этот СПЕКТР нам нужен. Живым. Если есть возможность свести риск к минимуму… я его сведу.
        - Вы так уверены в этой… подпитке?
        На какое-то мгновение я растерялась. Сказать однозначное и категоричное «да» - это вызвать сомнения. Как минимум в своей способности здраво оценивать окружающий мир. Выдать сомнения или солгать - еще хуже.
        - Вы верите в интуицию, Карин?
        Доктор медленно кивнула.
        - Это как озарение. Понимание, что это - ОНО! То, что сейчас нужно. - я хмыкнула. - Странные слова для военного человека, но я слишком привыкла доверять своему чутью. Слишком часто оно спасало мне жизнь.
        - Риск для пациента есть?
        Доктор приняла решение. Видать, она столь же авантюрная, как и я. А, впрочем, чего я жду от военного врача?
        - Никакого.
        - Приступайте.
        Карин, я тебя уже обожаю! Решение принято без лишних соплей и рассусоливаний. Правда, подозрительный блеск в серых глазах наводил на мысль, что доктору не чужда тяга к сомнительным экспериментам. Как и мне.
        Ритуал, который я собираюсь провести, позволит мне сохранить связь с турианцем даже после его выздоровления. Порой такая привязка позволяла буквально вытянуть с того света и давала обоим сторонам четкое ощущение: жив связанный с тобой разумный или нет.
        Обмакнув палец в синюю кровь я начертила заковыристый символ на животе Найлуса. Это - якорь. Как эти знаки работают - одному Хаосу известно! Но - работают, а большего мне и не надо. По-хорошему, надо ставить над ядром организма, но по закону подлости сие место занимала безобразная рана.
        Второй заковыристый угловатый символ разместился у меня на внутренней стороне ладони поверх уже нанесенного ранее и на солнечном сплетении, где располагается энергетическое ядро организма. Знаки мгновенно впитались в кожу своеобразной синей татуировкой. Полный ритуал предполагал нанесения аналогичных знаков с якорем на мне, но я этого делать не стала. Я - тварь живучая, регенерация уже начала работать, так что так просто не сдохну.
        Доктор за моими манипуляциями наблюдала с интересом и долей скепсиса. Пока кровь не впиталась в кожу. Как в мою, так и в мелкие хитиновые пластины на животе турианца.
        - Работает?
        - Сейчас узнаем. - тихо ответила я, облизав под предостерегающий вскрик доктора щедро измазанный в синей крови палец, и начала передачу энергии.
        Символ чуть заметно засветился тусклым голубым светом, столь похожим на сияние биотики, а аппаратура недоуменно пискнула, регистрируя изменения в организме пациента.
        Доктор склонилась над приборами.
        - Что там, Карин?
        - Это поразительно! - искренняя оторопь и восхищение в голосе врача. - Действие аналогично регенерационной капсуле! Даже панацелин не дает такой сильной реакции!
        - То есть, эта фигня помогла? - с интересом спросила я.
        - Несомненно! - Карин оторвалась от приборов. - Давай теперь проверим вас, Шепард.
        Прижав к моей коже сенсор как раз на том месте, где синел символ, доктор занялась высокотехнологичным шаманством, используя вместо бубна лабораторное оборудование. По крайней мере для меня ее действия были примерно на том же уровне понимания. Пока Карин возилась с анализами, я сидела на койке и разглядывала первую жертву моего вмешательства.
        По всем законам этого мира, независимо от возможных и допустимых вариантов, Найлус должен был умереть. Его смерть - ключевой фактор происшествия на Иден Прайм, как и мое попадание под Маяк, а они крайне неохотно поддается изменению. Реальность всегда сопротивляется, пытаясь вернуть события на круги своя, и вместо смертельного выстрела в затылок, Найлус словил не менее смертельный выстрел в грудь, хоть и пытался избежать своей Судьбы. Только мое непосредственное вмешательство не дало ему истечь кровью и таки умереть на Иден Прайм. Его смерть влияет на цепочку событий с получением мною статуса СПЕКТРа и поиска доказательств предательства Сарена. Пока я не пройду эту цепочку, любая моя попытка ввести Найлуса в события, на которые он сможет повлиять - это гарантированное убийство. Я уже сталкивалась с подобным и не хочу вновь увидеть череду несчастных случаев со смертельным исходом. А потому турианец не покинет «Нормандию», пока я не получу статус СПЕКТРа и не свалю с Цитадели по делам. Потом уже можно будет порадовать Совет новостями о выживании сего индивида. Ключевая точка будет пройдена, и
дальнейшие действия Найлуса пойдут по той же статье, что и мои.
        - Имрир, ты ничего за собой необычного не замечала?
        Голос доктора вернул меня в реальность, а постановка вопроса вызвала здравые опасение.
        - А должна была?
        Карин вертела в руках датапад, задумчиво глядя на меня, словно я - неизвестная науке зверюшка.
        - Дело в том, что у тебя наблюдаются изменения в ДНК. В чем они проявятся и какова причина - я не знаю. Вполне вероятно, что эти изменения - результат воздействия Маяка. До Иден Прайм никаких отклонений не было.
        О! Неужели организм начал приспосабливаться к душе? Хотелось бы уже.
        - Даже и не знаю, что сказать вам. - я развела руками. - Могу только регулярно приходить на обследования.
        - Это даже не обсуждается.
        - Я бы хотела, что вы сохранили эту информацию… в тайне.
        Взгляд доктора стал колючим.
        - Многие члены экипажа недолюбливают чужаков. Ксенофобия - нелогична. Не хочется стать жертвой досужих сплетен.
        Взгляд доктора Чаквас смягчился.
        - Хорошо, Имрир. Но я жду вас на регулярные обследования!
        - Карин, я и не думала возражать! Я прекрасно понимаю всю серьезность ситуации.
        Доктор успокоилась и удостоила меня одобрительного кивка. Когда я получу статус СПЕКТРа и «Нормандию», эти сведения толком ничего не изменят, хотя и могут доставить мне массу хлопот. А пока лучше на лишние проблемы не нарываться.
        - Доктор, что с моей аллергией?
        - Сильной реакции на декстро-белок я не наблюдаю. Возможно, появится легкая сыпь. - Карин убрала датапад в карман. - У вашего организма на удивление нейтральная реакция на декстро-продукты.
        - Это еще с академии было. - честно призналась я. - Как-то раз я по ошибке выпила турианский напиток. Получила только мелкую сыпь на руках, несварение и отеки на лице.
        Подобный случай в прошлом коммандера действительно был. Шепард тогда отделалась небольшим несварением, опухлостью физиономии и отсидкой на унитазе, но списала на последствия пьянки с друзьями. Правда всплыла только через месяц, когда бравый будущий коммандер попробовала заказать понравившуюся синюю бормотуху. Глаза бармена - это одно из тех воспоминаний реципиента, которые я буду бережно хранить и просматривать в периоды хандры, ибо они греют мою темную жестокую душу.
        - В этом нет ничего необычного. - заверила меня Карин. - Некоторые люди вообще не реагируют на декстро-белок и в состоянии есть декстро-пищу. Конечно, она практически не усваивается, но и негативных последствий не дает. Видимо, вам повезло оказаться в числе таких людей.
        - Тоже неплохо. - я широко улыбнулась.
        Нет, это даже не неплохо, это просто прекрасно! В прошлом своем воплощении я вообще могла яд стаканами пить, но в том мире магия и гены магических существ давали определенные бонусы. Особенно, кровь темных существ. Неужели мне-таки удалось запечатлеть в структуре души хоть какие-то свойства? Если да - я буду просто в восторге! Но точно узнаю где-то через месяц, когда полностью развернется аура и душа приживется. И кто знает, возможно, мне даже удастся выжить во время взрыва «Нормандии» и не стать жертвой проекта «Лазарь». Анабиоз был бы весьма кстати. Впрочем, состояние анабиоза можно достичь и другими путями, а к приближению этой ключевой, неизменяемой точки, я смогу подготовиться.
        Остаток времени до прыжка к Цитадели я провела в лазарете, с удовольствием общаясь с доктором Чаквас. Карин - чрезвычайно умная и начитанная женщина, и я, слушая ее истории и байки из жизни, узнала много нового и забавного. Рассказы о биохимии и физиологии рас Альянса плавно перескакивали на истории из военного прошлого деятельного доктора, чтобы снова вернуться к медицине. Несчастный Найлус был без всякой жалости использован увлекшейся Карин в качестве наглядного пособия, хорошо хоть гордый СПЕКТР был без сознания и об этом непотребстве не подозревал.
        Наконец прозвучал сигнал о переходе через ретранслятор. Карин запнулась, удивленно моргнула.
        - Имрир, сходи на мостик. Насколько я знаю, ты еще никогда не была на Цитадели?
        - Нет, не была.
        - Посмотри. В первый раз она впечатляет!
        Я улыбнулась. И правда, отчего бы не сходить и не посмотреть на это чудо конструкторского гения Жнецов?
        Уже у двери меня догнал строгий голос Карин:
        - Имрир… надеюсь, СПЕКТР Найлус об этом не узнает!
        Я улыбнулась.
        - Ни в коем случае!
        Дверь с шипением захлопнулась за моей спиной, а я не сдержала широкой улыбки. Да пусть горят в Аду и Жнецы, и Предвестник, и Катализатор и вся остальная нечисть этой вселенной. Пока здесь есть ТАКИЕ разумные, я буду бороться за будущее этой реальности и сделаю все возможное, чтобы они не выгорели в этой бессмысленной войне! В конце концов, получать удовольствие от жизни можно даже в такой ситуации, тем более, в иные я не попадаю и словосочетание «мирная жизнь» уже давным-давно потеряло для меня практический смысл, перейдя в разряд невозможных событий.
        Глава 5: Цитадель: Совет
        Краем уха вслушиваясь в разговор Джокера и диспетчера Цитадели, я во все глаза смотрела на огромную станцию, далеко раскинувшую пять лепестков жилых модулей. Величественное зрелище! Эта станция - гениальное творение, она потрясала воображение, вызывала благоговение и трепет… у кого-то, но не у меня.
        Цитадель я невзлюбила с первого взгляда. Блестящий симпатичный воблер, вкусная приманка для доверчивых дураков, решивших получить на халяву знания предыдущих властителей галактики, а сеть ретрансляторов - крючки с наживкой, которую так быстро и с довольным чавканьем заглотили местные цивилизации, добровольно встав на путь гибели. Видимо, тезис о бесплатном сыре люди благополучно забыли, а другие расы и не знали, встав в колею развития, заботливо вырытую для них терпеливыми селекционерами-Жнецами. Мрачные перспективы, что ни говори… Проклятье, да даже гоблины, у которых проблемы с логическим мышлением, куда осторожнее и к непонятному халявному оружию лапы не тянут! Неужели сложно подумать: если прошлых хозяев этого богатства подвели под геноцид, а эта хрень осталась нетронутой, то что-то тут не то? Или это просто во мне говорит злость и раздражение?
        Эшли и Джокер взахлеб обсуждали откровенно уродливый «Путь Предназначения», больше похожий на гипертрофированное мелкое ведро на четырехлапой подставке чем на боевой корабль. Мимо прошуршал довольно симпатичный патрульный крейсер. Правда, красивый он только по сравнению с уродливыми лоханками азари. Проклятье! Такое ощущение, что дизайном кораблей здесь занимались по остаточному принципу! Да в моем родном мире в фильмах модели и то симпатичнее делали!
        Хорошее настроение медленно, но верно сменялось глухим раздражением. Чует сердце, на Совет я попаду кипя и булькая от злости.
        Швартовка «Нормандии» прошла без происшествий: корабль плавно подошел к причальной площадке и затормозил, после чего сработали якоря, фиксируя его и присасывая трап к шлюзовой камере. К тому времени отпущенные в увал люди уже мялись в шлюзовом отсеке.
        Стоит заметить, что по Цитадели бегать в полном боевом обмундировании и с боевым-же оружием категорически запрещено, и потому мы все были одеты в стандартную форму Альянса с маломощными генераторами личного кинетического барьера и табельным оружием, а именно - пистолетами. Доспехи имели право носить только сотрудники Службы Безопасности Цитадели, но и то - легкие, и в качестве табельного оружия - винтовки и довольно мощные пистолеты. Единственное исключение - Спектры и личные телохранители членов Совета - они могли носить что угодно.
        Андерсон отпустил экипаж, а сам, прихватив меня, Эшли и Аленко, вызвал такси и погнал к дипломату Альянса - Удине.
        В кабинет посла мы ввалились, когда искомый разумный общался с голограммами Совета, и первая фраза, услышанная мной была:
        - Это возмутительно! Совет вмешался, если бы геты атаковали турианскую колонию!
        Возмущение Удины мне было вполне понятно. Кому понравится, когда тебя считают чем-то вроде страны третьего мира? А Совет к человеческой расе относился примерно так, и я не могла их в этом осуждать. Сейчас, имея опыт жизни в среде других рас и народов, я могу вполне авторитетно заявлять, что люди - самая ненадежная и непредсказуемая раса, от которой лучше всего ждать какой-то подставы. Целее будешь. Да и шанс на приятный сюрприз останется, все же, в нашей среде есть и достойные экземпляры, правда, на общем фоне их не слишком хорошо видно.
        Турианский советник смерил Удину жалостливым взглядом и вполне обоснованно заметил:
        - Турианцы не колонизируют планеты на границе с системами Терминуса.
        Посол поморщился. Видимо, об опасности систем Терминуса людей и правда предупреждали.
        - А что насчет Сарена? Совет закроет глаза на предательство Спектра?
        - Служба Безопасности Цитадели проводит расследование по делу Сарена. Заключение мы обсудим на слушаниях, не ранее. - мягко ответила азари, и голограммы советников пропали.
        Пробурчав что-то крайне нелицеприятное, Удина обратил внимание на вторженцев. Пока он и капитан обсуждали дела, я в наглую повернулась к ним спиной и, облокотившись о перила, с интересом рассматривала парк.
        Наконец посол договорился с нашим капитаном и вышел из кабинета.
        - Коммандер Шепард. - в голосе капитана промелькнуло недовольство. - Не ожидал от вас такого поведения.
        - Капитан, - вздохнув, я оторвалась от прекрасного парка и перенесла внимание на непосредственное начальство. - У меня есть вполне серьезные сомнения в целесообразности этого заседания. Я полагаю, Совет уже принял решение. У нас нет никаких действительно серьезных доказательств хотя бы присутствия Сарена на Иден Прайм, не говоря уже о его участии в нападении. Не думаете же вы, что показания доктора с расшатанной психикой будут достаточно весомы?
        Капитан вздохнул.
        - Я и сам понимаю. Но попробовать стоит.
        - Стоит. Но я вас прошу, ни слова о моих видениях! Еще не хватало, чтобы нас подняли на смех!
        Капитан хмыкнул.
        - Хорошо.
        - Кстати, как Совет принял информацию о судьбе Найлуса?
        - Сдержанно. Разве что советник Спаратус… - капитан на мгновение запнулся. - Мне показалось, что он принял это слишком близко к сердцу. Ярость турианца я не спутаю ни с чем.
        - Вот как… Благодарю, капитан.
        Андерсон ободряюще улыбнулся.
        - Отправляйтесь к Башне Совета. Заседание скоро начнется. Советую воспользоваться такси. Расстояния в Цитадели довольно велики, да и лифты… - капитан поморщился. - Успеете еще их оценить.
        С этими словами капитан ушел, оставив нас в кабинете посла.
        - Ну что, погнали исследовать местный общественный транспорт? - весело спросила я, вызвав недоуменные взгляды бойцов. - Чего вы так на меня смотрите?
        - Коммандер… - Эшли запнулась, не зная, что и говорить.
        - Эшли, вы же не думаете, что я коммандер по жизни? - хмыкнула я. - Субординация должна быть на борту корабля и на задании. Во всех остальных случаях я - Имрир.
        Эшли улыбнулась, Аленко стоял и хлопал глазами.
        - Тогда… Имрир, пошли ловить такси!
        Вот за что мне нравится эта особа, так это за легкость характера! Искоренить бы еще ее ксенофобию… Ну да ладно, подожду, пока у меня менталистика не проснется. Или воспользуюсь старым добрым убеждением.
        Пока мы добрались до Башни Совета, я четко поняла, что создатели игры ОЧЕНЬ поскупились на масштабы игрового мира, поскольку до этой башни мы добирались минут сорок на такси и еще минут десять пешком по довольно запутанным переходам. Но вот, наконец, искомое строение найдено и мы, вывалившись из лифта, потопали к широкой парадной лестнице. За которой стояли два турианца.
        Ну, здравствуй Гаррус Вакариан. Посмотрим, каков ты в реальности.
        Поднимаясь по лестнице я услышала окончание занимательного диалога:
        - Сарен что-то замышляет, я в этом уверен! - низкий урчащий голос молодого турианца взволнованно прервался. - Прошу, дайте мне больше времени! Задержите их!
        Его рослый собеседник презрительно фыркнул:
        - Задержать членов Совета? Не смешите меня! Ваше расследование закончено, Гаррус. И не заставляйте напоминать вам об этом еще раз!
        Паллин, а это был несомненно он, окинул молодого подчиненного тяжелым взглядом и ушел, неодобрительно покачав головой. Видать, Вакариан успел его уже порядком достать.
        Наблюдая за Найлусом, я была уверена, что турианцы просто физически не способны к яркому внешнему проявлению эмоций, но Гаррус только что разбил это мое заблуждение в пух и прах! Вся его фигура, до кончиков когтистых пальцев изображала разочарование и растерянность! Покрытая хитиновыми пластинами жалостливая мордочка, по идее вообще не способная к живой мимике, была воплощением детской обиды и глубоко уязвленной гордости. Вот только в живых, нереально голубых глазах растерянность быстро сменялась решительностью. Гаррус встряхнулся, словно большой кот, что-то недовольно пробубнил и перевел заинтересованный взгляд на нашу замершую композицию. Мгновение на осознание и узнавание, и уже полный решимости и энтузиазма турианец двинулся к нам.
        А я не смогла сдержать улыбки. Игровой образ даже близко не передавал эту бурю эмоций и энергичность молодого офицера. Я не я, если гениальный стрелок не окажется членом моего отряда до вылета с Цитадели! Да и вообще, этот вежливый комок оптимизма и воплощение справедливости стоит того, чтобы поцапаться с Паллином.
        Гаррус затормозил, с интересом всматриваясь в мое лицо, едва заметно по-птичьи склонив голову набок.
        - Коммандер Шепард? - легкая неуверенность проскользнула в вибрирующем голосе. - Гаррус Вакариан. - короткий кивок, чуть склоненная голова. Гаррус предельно вежлив. - Я был офицером СБЦ, ответственным за расследование дела Сарена.
        К концу фразы неуверенность испарилась, затерявшись в решимости и уверенности профессионала.
        - Почему «был»? - с интересом спросила я, разглядывая парня.
        Гаррус смутился.
        - Вы же слышали… Директор Паллин закрыл расследование.
        - Но что-то же вы нашли?
        - Сарен - Спектр. - Гаррус поморщился, что выглядело зело забавно и читалось без малейшего труда на его, как оказалось, выразительной мордашке. - Вся его деятельность засекречена. Найти что-то действительно стоящее практически невозможно.
        По сути он только что расписался в своем бессилии, сам прекрасно это понимая. Эшли и Аленко переглянулись. Мои бойцы идиотами не были, и подтекст поняли правильно.
        - Коммандер, Совет ждет. - тихо напомнил Аленко, а мне захотелось его придушить.
        Видать, что-то такое промелькнуло в моих глазах, поскольку Гаррус удивленно заморгал, странно покосившись на ничего не подозревающего Кайдена.
        - Аленко… не испытывай мое терпение. Я еще за Маяк с тобой не разобралась.
        Аленко открыл было рот, но встретил мой добрый многообещающий взгляд и заткнулся, поперхнувшись воздухом.
        - Простите, коммандер.
        Покачав головой, я прошла мимо удивленно хлопающего глазами турианца и направилась к платформе Совета. Посмотрим, каков Совет в реальности. Очень надеюсь, что они хоть ненамного умнее канонного образа, иначе спасти эту реальность будет ой как не просто. Да и на Сарена вживую посмотреть хотелось. Пусть даже в виде голограммы.
        Перед платформой Совета нас ждал заметно нервничающий капитан.
        - Коммандер! Слушание уже идет!
        Я даже не моргнула на его укоризненный взгляд. Андерсон вздохнул и отвел нас на платформу. И моим глазам предстал Совет Цитадели и Сарен Артериус собственной голографической персоной.
        Судя по довольной физиономии Сарена, посол Удина успел допустить те же ляпы, что и в каноне. Скользнув взглядом по советникам, я на мгновение задержала взгляд на Спаратусе. Видать, Андерсон прав. Движения советника были слишком резкими, голос - жестким, а вот глаза… У турианцев поразительно выразительные глаза! Предельно честная раса! Они могли еще скрывать эмоции в движениях, но вот глаза выдавали их с головой. И во взгляде Спаратуса была только боль. Видимо гибель Найлуса советник принял очень близко к сердцу.
        Я в пол уха вслушивалась в перепалку Удины и Совета, не сводя взгляда с Сарена. Надо ли говорить, что легендарный Спектр это быстро заметил? Я молчала, не пытаясь встрять в разговор, и рассматривала мощного турианца в белой броне, подмечая нервные движения, излишний пафос и презрительную самоуверенность, раздражение. Яркие голубые глаза Сарена были лишены всякого выражения. Не было в них присущих турианцам эмоций, словно кто-то или что-то их полностью подавил, оставив лишь голую логику и рациональность. Видать Властелин уже крепко влез к нему в мозги, прекрасно сыграв на страхах и жажде мести.
        Андерсон все же не удержался и ляпнул про видения. Я поморщилась. Это он зря. Сарен тут же облил его высокомерием и презрением. Я же не вслушивалась в смысл слов турианца. Я слушала тембр его голоса, отмечала реакцию, мимику иссеченного шрамами и изуродованного лица.
        - Что ВЫ можете сказать, коммандер Шепард? - рычащий голос Спаратуса оторвал меня от увлекательной игры в гляделки с нервничающим Сареном.
        - Смотря что именно ВАС интересует. - спокойно ответила я, встретив тяжелый взгляд советника.
        - Расскажите мне о гибели Спектра Найлуса.
        - Рассказывать нечего. - я пожала плечами, вполглаза наблюдая за Сареном. - Найлус ушел вперед на разведку. После высадки мы с ним не виделись, хотя на связь выходили трижды. Во время последнего сеанса связи, он сказал, что отправится проверить космопорт, где мы и должны были с ним встретиться. - советник слушал очень внимательно, буквально по буквам разбирая мои слова. - Когда же мы приблизились к космопорту, раздался ОДИНОЧНЫЙ выстрел. Найлуса мы обнаружили в космопорте. Он получил выстрел из винтовки практически В УПОР. Рана - смертельная. Это все.
        - Где его тело?
        - Когда мы покинули «Нормандию», оно было в ЛАЗАРЕТЕ. - я пожала плечами.
        Спаратус глубоко втянул воздух.
        - У вас еще есть ко мне вопросы, советник? - спокойно спросила я.
        - Расскажите о Маяке.
        Ну, я рассказала. И про маяк, и про бомбы, и про информационную перегрузку, и про видения катастрофы. Физиономию Сарена в этот момент надо было видеть! Я специально подчеркнула, что никогда не видела подобных пейзажей и таких разумных. Как пример, подробно описала протеанина. Выражение лица Сарена погрело мою душу, и я обаятельно и многообещающе улыбнулась дернувшемуся Спектру. Знаю, как такие лыбы действуют на нервы. Да и взгляд у меня был добрый-добрый. Выстрел в упор в моего потенциального бойца я не забуду и не прощу. Вот такая я злопамятная. Спаратус за нашими переглядываниями наблюдал очень внимательно и выводы какие-то сделал. Что забавно, Сарен заткнулся, и на комплименты не напрашивался. Вот только взгляд у него был очень тяжелый. Не зря у него столь специфическая репутация.
        Наконец эта долгая мутотень подползла к своему логическому концу, и советница-азари сказала:
        - Совет не обнаружил никакой связи между Сареном и гетами. Посол, ваше прошение исключить Сарена из Спектров отклонено.
        Что и следовало ожидать.
        Сарен поклонился Совету, высокомерно процедив:
        - Рад, что справедливость восторжествовала.
        Но, наткнувшись на мой плотоядный, оценивающий и многообещающий взгляд, поперхнулся, удивленно захлопав глазами. Даже мандибулы, изуродованные шрамами и штифтами, крепко прижал к щекам. А я в этот момент разрывалась между двумя противоречивыми желаниями: убить за то, что он сделал, или же спасти, не дав погибнуть от моей или своей руки. Скомкано попрощавшись, Сарен пропал, успев поймать мой многообещающий взгляд напоследок. Никуда ты не денешься. Мы еще не раз встретимся. Вот и посмотрим, какое из двух желаний в итоге победит, и какова будет твоя судьба, легендарный Спектр Сарен Артериус.
        Совет разошелся, а Удина еще долго стоял на платформе, стискивая в бессильной злости крепкие перила. По большому счету, Совет только что прилюдно вытер о него ноги. Я же подошла к капитану Андерсену, слушая жаркие дебаты Эшли и Кайдена. Эшли исходила ядом на Совет, Аленко уныло оправдывался непонятно почему, а капитан хмуро меня рассматривал.
        - Коммандер. Надеюсь, вы знаете что делаете.
        - Знаю. Решение Совета было предопределено. - я пожала плечами, глядя на приближающегося к нам Удину. - У нас не было ни единого твердого доказательства, а излишняя горячность лишь настроила против нас.
        - Ваши предложения, коммандер? - резко спросил Удина.
        - Перед входом на платформу, мы встретили офицера СБЦ, Гарруса Вакариана. - спокойно сказала я, видя, как расцветает в глазах капитана понимание. - Он уже давно занимается расследованием дела Сарена. Думаю, он может нам помочь.
        - Действуйте, коммандер.
        - Благодарю. Если не возражаете, я пойду, найду офицера Вакариана.
        - Вы знаете, где его искать? - удивленно спросил Андерсон.
        - Имею представление. - я улыбнулась. - Цитадель по сути - обычный город. И законы на ней те же. Эшли, Аленко, отдохните до утра.
        - Вы же не пойдете одна, Шепард? - подозрительно спросила Эшли.
        - Еще и как пойду! И никаких споров! Вы, Эшли - ксенофоб. Без обид, но в нижний город я вас с собой не возьму, пока вы не переборете свои комплексы. Вы, Аленко, военный до мозга костей, и это видно. Так что… - я развела руками.
        - А вы?
        Сняв куртку, я отдала ее ошеломленному Аленко, растрепала тщательно уложенные волосы, спрятала пистолет, оторвала нашивку с рукава футболки, быстро превращаясь в обычного гражданского, одетого в военизированную одежду.
        - До встречи, капитан, посол.
        Улыбнувшись, я легко сбежала с лестницы и пошла к лифту. Военная выправка реципиента легко сползла, обнажая старые привычки двигаться. В спину мне смотрели три ошеломленных взгляда и один, полный надежды.
        Спасибо вам, капитан, что вы так в меня верите!
        Глава 6: Снайпер от бога
        Где искать неуёмного турианца, я, теоретически, знала. По-хорошему, сперва мне следует смотаться в «Логово Коры» и пообщаться с Харкином - бывшим СБЦшником, выпертым за пьянки. Он и скажет, куда направил свои стопы Гаррус, вот только чувство, что я ОПАЗДЫВАЮ, сверлило мне мозг еще на Совете, а потому плюнув на алкаша, я тормознула у терминала ближайшего такси, быстро пролистывая возможные точки назначения.
        Их были… десятки тысячи! Клиник - сотни… Какая из них та, что мне нужна? Я только и помню, что ключевой персонаж - доктор Мишель. Проклятье! Как мне найти ТУ САМУЮ клинику?!
        Так, стоп! Что ж я туплю-то? Это - реальный мир, а не линейная игра!
        Найти номер Вакариана оказалось довольно просто: списки сотрудников СБЦ для военных Альянса были вполне доступны, а напротив каждого имени стояли контактные данные. Набрав нужный номер в своем инструментроне, я послала запрос на связь со словами «Гаррус, срочно ответьте!». Оставалось надеяться, что шустрый парень его заметит и соблаговолит ответить ДО того, как ввяжется в неравный бой.
        Я ходила кругами у такси и медленно сатанела, разрываясь между желанием бросить все и погнать к ближайшей клинике и пристрелить Фиста! Инструментрон внезапно осветился: на небольшой голографической панельке замигал символ прямого входящего звонка.
        - Шепард на связи!
        - Это Гаррус Вакариан. - голос турианца звучал приглушенно и очень тихо.
        - Где вы сейчас находитесь, Гаррус?
        - Простите, коммандер, я сейчас не смогу встретится…
        - Я предлагаю помощь.
        - Клиника 38-12, жилой сектор. - растерянно ответил он.
        - Ждите! Я вылетаю немедленно!
        Связь погасла, оборвав неуверенные слова отказа. Еще чего! Запрыгнув в небольшой флаер, я выбрала нужное место назначения и откинулась на спинку довольно удобного сидения. Ситуация была… не слишком хорошая.
        Из оружия у меня - легкий пистолет, едва ли способный продавить средненький кинетический щит, брони нет, прикрытия - нет. Из актива - Гаррус в легкой броне СБЦ. Насколько я помню, перед заседанием Совета у него за спиной висела штурмовая винтовка и тяжелый пистолет. Надеюсь, он будет столь любезен и поделится нормальным оружием. Звать бойцов с «Нормандии» смысла нет, да и они банально не успеют.
        Такси припарковалось у дверей клиники, булькнув мне сигналом окончания пути. Нудный электронный голос Авины начал вещать о Цитадели и предлагать пройти экскурс. Потом! Все - потом!
        Клиника оказалась довольно большим комплексом, по размерам превышая полноценный колониальный госпиталь. Это не игровые две комнатки, а полноценная больница, живущая своей жизнью: мимо меня сновал персонал, ходили пациенты и посетители, кто-то трепался с друзьями, кто-то пинал балду, кто-то доставал врачей, у стойки какой-то мятый мужик ругался с дежурным врачом. В общем - нормальная больница, страдающая от наплыва пациентов и недостатка персонала.
        Расположение кабинета доктора Мишель я узнала, просто остановив пробегавшую мимо девушку в медицинской форме. Миленькая азари указала нужный мне кабинет на карте клиники прямо на моем инструментроне, не забыв сообщить, что доктор сейчас занят. Я ее поблагодарила и заверила, что я ей не помешаю и быстро пошла к лифту.
        А дальше вновь вступил в силу канон. Дверь в кабинет доктора была приоткрыта, и я без проблем проскользнула в приемную. В осмотровой раздавались голоса: грубые, мужские, полные превосходства и угрозы:
        - Ты меня поняла?!
        - Я… я… - срывающийся от страха женский голос мог принадлежать только доктору Мишель.
        - Когда появится Вакариан - веди себя хорошо! Держи язык за зубами, иначе мы вернемся и…
        Пора.
        Активировав пистолет, я вошла в осмотровую. В небольшой прямоугольной комнате стояла невысокая миловидная рыженькая женщина, одетая в стандартную белую униформу врачей Цитадели и пятеро бугаев. Наемники Фиста. На шелест открывающейся двери наемники среагировали быстро: говоривший с доктором наемник обхватил ее рукой под шею и притянул к себе, прячась за ее спину, остальные - схватились за оружие.
        - Кто ты такая?!
        Испуганно вскрикнув, я прижала руку к груди. Во второй я держала готовый к бою пистолет, но - за спиной, и в поле зрения наемников оружие не попадало. Левее, у опорной колонны, я увидела Гарруса. Наемники турианца до сих пор не заметили. Поразительное растяпство!
        - Я… я…
        Сдвигаюсь чуть в сторону так, чтобы после разворота смотрящего на меня бандюга заложник не перекрывал Гаррусу обстрел. Турианец за мной следил напряженно, но, оценив маневр, благодарно кивнул, поднимая пистолет.
        - Руки подними!
        - Да… сейчас!
        Шаг в сторону. Гаррус тенью метнулся из-за колонны, вскинул пистолет. Грохот выстрела слился со вскриком наемника, увидевшего в моей руке оружие, а я уже нажала спусковой крючок, стреляя в хлопающего глазами мужика, замершего столбиком у стены. Мои выстрелы потонули в синеватой дымке щита, Гаррус тремя точными выстрелами в голову уложил наемников-людей. Щит с хлопком исчез, и мои пули, наконец-то достигли цели, пробив грудь саларианцу.
        Всегда бесили эти лупоглазики.
        Тихо свистнуло деактивировавшееся оружие, я убрала пистолет за пояс. Доктор стояла в немом шоке на том же месте и в той же позе, в какой ее застал выстрел Гарруса, а у ее ног валялся труп с простреленной башкой. Тяжелая пуля вошла в лоб идиота и выворотила пол черепа на выходе, усвистав куда-то в стену.
        - Мишель?
        Я подошла к женщине, настороженно всматриваясь в перепуганное лицо.
        - С вами все в порядке? Вы не ранены?
        Женщина очнулась от ступора.
        - К-кто вы?
        - Коммандер Шепард, ВКС Альянса. - ответил за меня Гаррус, убирая оружие в крепеж на спине. - Вы выбрали крайне удачное время.
        Я улыбнулась.
        - Это был превосходный выстрел.
        Гаррус смущенно моргнул, дернув мандибулами.
        - А, да… иногда везет…
        - И это мне говорит прирожденный снайпер! - я покачала головой, переворачивая труп на спину. - Четыре выстрела навскидку, все - точно в лоб. О каком везении идет речь? В сравнении с тобой половина моих знакомых бойцов страдают врожденным косоглазием и отсутствием глазомера. - сняв с крепежа штурмовку, я придирчиво осмотрела оружие.
        - Благодарю за помощь. - турианец нервно переступил.
        Оп-па на! Мог бы покраснеть - покраснел бы, чес слово! Я улыбнулась парню, убирая трофейный «стингер» за пояс к моему табельному оружию.
        - Что вы, Гаррус. - я отмахнулась. - Мишель, что от вас хотели эти идиоты? О чем вы НЕ должны были говорить офицеру Вакариану?
        Доктор нервно потерла руки, затравленно глядя на турианца.
        - Коммандер…
        - Мишель. - я переступила с ноги на ногу, привлекая внимание испуганной женщины. - Вам не стоит больше переживать об их хозяине. Это ведь Фист, не так ли?
        Хлоя кивнула.
        - Я вам обещаю, что после нашего визита к этой, несомненно колоритной личности, он вас больше не побеспокоит.
        Я не соврала. После моего визита, боюсь, беспокоить уже будет некому. Так что Мишель и правда нет смысла больше переживать об излишнем внимании со стороны этого мудака.
        - Он не хотел, чтобы я сказала о кварианке. - тихо, но уверенно сказала доктор.
        - Доктор Мишель. - урчащий голос Гарруса действовал восхитительно-умиротворяюще, как мурчание кота. - Расскажите, что произошло.
        Мишель вздохнула, обхватывая себя руками и медленно подошла к большому обзорному окну.
        - Несколько дней назад ко мне в кабинет пришла кварианка. В нее стреляли. Полониевыми пулями. - доктор повернулась. - Кто это сделал - она не сказала. Было заметно, что она очень напугана. Возможно - в бегах.
        Я и Гаррус переглянулись.
        - Она спросила меня о Сером Посреднике.
        Гаррус встрепенулся, но я чуть шевельнула пальцами, призывая помолчать и не сбивать доктора с мысли. Парень медленно кивнул.
        - Она хотела получить убежище в обмен на информацию. - Мишель наши молчаливые переговоры не заметила, ходя взад-вперед. - Я дала ей контакт Фиста. Он работает на Серого Посредника.
        - Уже нет. - резко сказал Гаррус.
        Мишель удивленно заморгала.
        - Фист предал Серого посредника? - в голосе - бездна изумления и неверия. - Это глупо даже для него!
        Не могу не согласиться. Влияние Серого Посредника - колоссально. И Фист быстро бы это понял. Если бы не перешел дорогу нам.
        - У этой кварианки есть что-то. - задумчиво промурчал Гаррус. - Что-то, ради чего можно предать Серого Посредника.
        - Возможно, эта информация поможет доказать предательство… - я встретила горящий пониманием и азартом взгляд Гарруса. - Кварианка ничего не говорила про Спектра Сарена? Или про гетов?
        - Говорила. - Мишель резко остановилась, прервав свой нервный бег по кругу. - Что-то про гетов. Информация, которую она собиралась продать, как раз с ними и связана.
        - Значит, пора навестить Фиста. - промурлыкала я, встретив горящий предвкушением взгляд ярких голубых глаз.
        А Гаррус-то авантюрист еще тот! Словно решив подтвердить мои выводы, это чудо выдал:
        - Это ваше расследование, Шепард. Но я хочу получить доказательства не меньше вашего! Я… - турианец запнулся, не зная, как бы половчее предложить свою помощь. Слишком часто ему отказывали.
        Усмехнувшись, я, глядя в выразительные голубые глаза, просто сказала:
        - Присоединяйся.
        Не люблю, когда столь сильные духом существа унижают себя просьбами. Гаррус благодарно кивнул.
        - Шепард.
        - М? - я вопросительно глянула на парня.
        - Фист нужен не только нам. Серый Посредник нанял крогана по имени Рекс.
        - Ликвидатор?
        В ответ - короткий кивок.
        - Значит, нам надо поспешить.
        - Рекс сейчас в Академии СБЦ. - сообщил турианец. - Фист подал жалобу, что он ему угрожал. И мы его задержали.
        - Значит, на какое-то время он там застрянет. Но, все же, стоит поторопиться.
        У дальнего трупа из-за плеча выглядывал приклад, и чтоб мне провалиться, если не снайперской винтовки. Переступив тело, я рывком перевернула труп. Точно! Сняв оружие, я стерла с него кровь и куски мозга, критически осмотрела и кинула Гаррусу. Парень рефлекторно поймал и удивленно уставился на меня, вопросительно хлопая глазами.
        - Ты - прирожденный снайпер.
        Выражение на его физиономии вызвало неконтролируемый приступ умиления! Детское удивление и не менее детская радость от неожиданного подарка, благодарность и азарт. А КАК он держал в руках это оружие! Как сокровище!
        - Идем?
        Десяток гранат скользнул в карман и растворился в бесформенных военных штанах, словно их там и не было. Мгновением спустя туда же упали три упаковки панацелина. Гаррус за моей мародеркой наблюдал с интересом, но без удивления или брезгливости. Вытащив лекарства у второго трупа, я перекинула упаковку турианцу. Гаррус поймал, лекарство растворилось где-то в закромах его брони.

«Логово Коры». Именно сюда меня притащил Гаррус на поиски Фиста. Впрочем, логично, ведь этот бар принадлежал искомому нами не совсем разумному субъекту.

«Логово» встретило грохотом музыки, разговорами, криками и руганью. Заведение работало, как и положено. Разумные бухали и таращились на полуголых азари-стриптизерш, кто-то кому-то чистил морду в углу, в отдельных кабинках миленькие азари извивались в чувственном танце на небольших подиумах. Высокотехнологичный, но банальный стриптиз-бар.
        Гаррус ледоколом пер через толпу. Мужики разных рас ругались, возмущались, но заступить дорогу злому турианцу в доспехах не рискнули. У дверей в личные помещения Фиста толклись вышибалы: кроган и человек.
        - Куда прешь, турианец! Это частная собственность!
        В низком гулком голосе крогана звучала неприкрытая угроза. Я подошла сбоку, ласково улыбнулась и продемонстрировала руки, показывая, что я без оружия и положила ладонь на массивный панцирь, пощекотав пальчиками нежную кожу. Кроган от такого охренел.
        - Ну, зачем же так грубо? - в моих руках неожиданно для всех пискнула сжатая в кулаке граната, вставая на боевой взвод. Кроган окаменел. Небольшой металлический диск легко скользнул ему за шиворот. - Ой, я такая неуклюжая… Прости-прости… у тебя тридцать секунд, красавчик. - мой мурлыкающий голос прозвучал поразительно громко. - Можешь начинать танцевать стриптиз. С огоньком и взрывом… эмоций. Всегда мечтала посмотреть.
        Кроган шарахнулся от меня, стремительно скрывшись в какой-то комнатенке. Я не менее ласково улыбнулась второму телохрану.
        - Ммм… красавчик, а ты уверен, что жаждешь получить мое внимание? - между пальцами промелькнул диск штурмовой гранаты.
        - Ненормальная… - буркнул наемник.
        - Я тебя тоже люблю. - мой плотоядный оскал видать слишком сильно контрастировал с добрым-добрым голосом…
        Индикатор на двери мигнул и сменился на зеленый. Створки разошлись, и мы прошли в небольшой коридорчик.
        Гаррус молчал, странно на меня глядя.
        - Что-то не так, Гаррус?
        - Это было… неожиданно. - тихо булькнул парень.
        - Зато не пришлось убивать этих придурков.
        Где-то рядом приглушенно бухнул взрыв. Я ухмыльнулась.
        - Надеюсь, кроган-очаровашка умеет быстро раздеваться. Если нет… - я развела руками. - Печалька. Ладно, пошутили и хватит. Фист там?
        Я кивнула на дверь.
        - Да. - Гаррус перехватил снайперку.
        - Пошли, что ли. И постарайся не подставится. - на вопросительный взгляд голубых глаз, я сказала: - Ходят слухи, что у Фиста есть пара турелей.
        Гаррус моргнул, но информацию к сведению принял.
        Турели у этого мудака и правда были! Когда люки в полу разошлись, и я увидела, как поднимаются две треноги с пока еще опущенным дулом, гранаты словно сами собой вылетели из рук. Подрыв! Одна турель заискрилась, покосилась и упала, а вот вторая встала на боевой взвод…
        Рядом громыхнул выстрел снайперской винтовки. Турель покачнулась. Второй выстрел! Тяжелая пуля перебила что-то в недрах смертоносной машинки, она заискрила, повалил дым, турель закоротило окончательно. А из комнаты раздалось паническое:
        - Подождите! Не убивайте меня! Я сдаюсь!
        Вот скотина! Я сплюнула на пол. Гаррус разочарованно зарычал, но винтовку опускать не спешил. Под его прикрытием я медленно вошла в комнату, удерживая на прицеле штурмовки массивного мужчину в легкой броне черного цвета. Фист дернулся. Я рефлекторно выстрелила. Голубой пленки щита не возникло, Фист взвыл, припав на простреленную ногу.
        - Мне нужна информация. - спокойно сообщила я, наводя прицел на эту ссыкливую скотину.
        - Говори, где кварианка, и тогда я, возможно, перестану стрелять тебе в ноги.
        Винтовка в моих руках дернулась, Фист взвизгнул.
        - Ты что творишь?!
        - Ты здоровый. Ноги длинные, а у меня был тяжелый день. Говори!
        - Ее здесь нет!
        - Я это вижу. - ласковый тон сменила сталь.
        - Я не знаю, где она! Я говорю правду!
        Винтовка вновь дернулась, прострелив левую ногу.
        - Лжешь. - мягко сообщила я. - У тебя есть еще одна нога. Пока - целая. У тебя три секунды.
        Подошел Гаррус, окинул валяющегося в крови Фиста равнодушным взглядом. Длинное дуло снайперской винтовки смотрело точно в лоб человека. И вот теперь этот придурок понял, что шутки закончились. И заговорил, захлебываясь словами:
        - Ее здесь нет! Она сказала, что будет разговаривать только с Серым Посредником! ЛИЧНО!
        - Это невозможно. Серый Посредник работает только через агентов. - отрубил Гаррус, а я поразилась, насколько холодным и скрежещущим стал его голос.
        Фист обхватил раненную ногу, пытаясь унять кровотечение. Я уронила перед ним шприц с панацелином. Пусть порадуется. Он сгреб упаковку, разорвал и воткнул прямо в пулевое отверстие в броне.
        - Никто не встречается с Серым Посредником. Никогда! Даже я не знаю, кто он! Но кварианка этого не знала. Я сказал, что организую встречу.
        Вот же скотина! Я переглянулась с Гаррусом. В потемневших от гнева синих глазах пылала ярость.
        - Дальше.
        - Там ее будут ждать.
        - Где?
        Фист запнулся. Ждала я ровно секунду, после чего от души пнула простреленную конечность. Мужик взвыл.
        - Место! Где?
        - Здесь! В жилых секторах! - прохрипел Фист. - Переулок за рынками!
        - Когда?
        - Сейчас! - Фист оскалился. - Если поспешите, может и успеете.
        Я подняла винтовку.
        - Я обещала Мишель, что ты больше никогда ее не побеспокоишь.
        - Что… НЕТ!
        Винтовка глухо рявкнула, ткнувшись мне в плечо отдачей. Пули раздробили голову, мгновенно превратив перекошенное от страха лицо в кровавое месиво.
        - Слишком много разумных погибло из-за тебя, чтобы ты мог жить.
        Опустив винтовку, я повернулась к Гаррусу. Турианец смотрел спокойно, с долей академического интереса, переводя взгляд с мертвого тела на меня и обратно.
        - Не одобряешь? - я приподняла бровь.
        Винтовка в его руках сложилась и вышла в небоевое положение.
        - Это было… лучшее решение проблемы Фиста.
        - Рада, что ты понимаешь. - я улыбнулась. - Иногда только смерть способна вразумить. Идем, Гаррус, а то мы опоздаем на встречу кварианки и посланников Сарена.
        Имя Спектра произвело просто чудотворное действие! Вакариан встрепенулся, кивнул, и пошел вперед. На мои ленивые возражения турианец вполне справедливо заметил, что в броне только он. Спорить я не стала.
        Уже выходя из бара, я заметила того самого крогана-вышибалу. Здоровенный наемник лечил нервы какой-то бурой бормотухой у бара, и непростительно халатно повернулся ко мне спиной. Я не смогла пропустить такое приглашение!
        Помятая и слегка подпалённая физиономия резко вытянулась, когда зазевавшийся кроган услышал над ухом сакраментальное:
        - Красавчик! - и тихий писк взводимой гранаты. - Ты так быстро успел раздеться, что я даже и не знаю… - мои пальцы ласково огладили шею оцепеневшего крогана. - Тебе десяти секунд в этот раз хватит?
        Кроган подавился выпивкой, а холодный диск выскользнул из моих пальцев ему за шиворот. Я с улыбкой наблюдала, как перетрухнувший здоровенный кроган судорожно стягивает с себя комбез. Граната выскользнула из рукава и упала на пол. Неактивная.
        - Сувенир на память! Не забывай меня, красавчик!
        Послав воздушный поцелуй впавшему в ступор вышибале, я подхватила оцепеневшего Гарруса под локоть и потащила к выходу из бара.
        Глава 7: Доказательства
        - Гаррус!
        Я тряхнула все еще пребывающего в астрале турианца за плечо. Голубые глаза моргнули.
        - Не надо принимать так близко к сердцу некоторые мои действия. - парень заморгал, взгляд окончательно сфокусировался.
        - Это было… жестоко.
        Я пожала плечами.
        - Жестоко было в первый раз. Но времени на гранате стояло порядочно, так что раздеться он бы успел. Ну а второй… может, этот случай научит его не щелкать клювом. - перехватив его опасливый взгляд, я улыбнулась. - Гаррус, со своими… друзьями я так не шучу. Да и с коллегами тоже. Почти.
        Взгляд был… странным. Уж не знаю, что он там себе придумал, но, надеюсь, он не откажется от идеи стать членом моей команды. И кстати…
        - Показывай дорогу. Я совершенно не ориентируюсь на Цитадели.
        Турианец кивнул и побежал по коридору. Я - за ним.
        Как он находил дорогу в этих абсолютно одинаковых коридорах - тайна, покрытая мраком! Десять минут быстрого бега, и вот мы влетели в залитый красноватым светом коридор, за поворотом которого раздался рокочущий голос турианца:
        - Ты принесла?
        Гаррус скользнул к повороту, активируя снайперскую винтовку. Я, мгновением спустя, тоже, с комфортом устроившись на присядки. Выглянув из-за угла мы увидели довольно занимательную картину: кварианка и высокий турианец, чуть в стороне - четверо, судя по характерной форме шлема - батарианцы.
        - Где Серый Посредник? - мягкий голос кварианки звучал чуть приглушенно из-за шлема. - Где Фист?
        Мы переглянулись. Гаррус перехватил винтовку удобнее, я - штурмовку. Тот факт, что я сижу на корточках в ногах турианца нисколько не мешал ни мне, ни ему. Укрытий в коридоре не было. Даже самого завалящего ящика!
        - Сейчас будут. - турианец притянул руку и покровительственно огладил напряженную кварианку по голове, за что получил по рукам. - Где доказательства?
        - Нет! - девушка отступила на шаг. - Так не пойдет! Сделка отменяется!
        И со следующим шагом девушки, Гаррус вскинул винтовку и вышагнул из-за угла, припадая к прицелу. Батарианцы выхватили оружие, кварианка отшатнулась к стене.
        Наши выстрелы прозвучали практически одновременно: гулкий - снайперки и сухие кашляющие - винтовки. Турианец в черном доспехе как подкошенный рухнул на пол, мои выстрелы срезали одного батара. Гулкий выстрел, второй - упал на пол и задергался в агонии. Гаррус решил изменить своей привычке и прострелил придурку позвоночник. Добрый он! Двух оставшихся батаров я срезала одной очередью.
        Девчонка забилась за опору и смотрела на нас широко распахнутыми глазами, фонтанируя паникой. Гаррус убрал винтовку, достал пистолет и пошел к своей недобитой жертве, а я, присев возле испуганной кварианки тихо сказала:
        - Я - коммандер Шепард, ВКС Альянса. Гаррус Вакариан, офицер СБЦ.
        По мере того, как девушка осмысливала мои слова, страх пропадал, а сама она чуть расслабилась.
        - Спасибо!
        - Благодарите доктора Мишель. - я ободряюще улыбнулась, чуть сдвинулась, дабы перекрыть ей вид на Гарруса, быстро допрашивающего еще живого батара. - Она подсказала, что вы в опасности.
        - Я… - голос девушки прервался, когда из-за моей спины раздался приглушенный крик. - Фист меня подставил! Он…
        - Не беспокойтесь о нем. Фист получил по заслугам. - булькающий крик прервал сухой выстрел из пистолета.
        Девушка вздрогнула.
        - Видимо, благодарить мне вас нужно вдвойне.
        Подошел Гаррус, протянул руку, помогая девушке подняться на ноги.
        - Но почему вы приходили к доктору?
        - Мы ищем доказательства предательства Спектра Сарена. - сообщил Гаррус.
        - В таком случае я могу отплатить вам за спасение моей жизни. У меня есть то, что вам может помочь.
        Я и Гаррус переглянулись.
        - Надо уходить отсюда. Здесь не безопасно. - рокочущий мурчащий голос эхом повторил мои мысли, облекая их в слова.
        - Как насчет кабинета посла Удины? - предложила я. - Там безопасно. И он ТОЧНО захочет на это посмотреть.
        Возражать девушка не стала. Гаррус перехватил мой выразительный взгляд, усмехнулся и пошел вперед, взмахом руки приглашая следовать за ним. Пара минут петляния по однотипным коридорам, и вот оно счастье - терминал такси. Вызвав флаер, мы устроились на лавочке. Гаррус разглядывал меня с каким-то непонятным выражением на лице, стараясь, впрочем, не таращиться в открытую, Тали нервничала. А я расслабленно растеклась на лавочке, из-под полуприкрытых век наблюдая за будущими членами моего экипажа. Тали - девочка добрая и открытая, достаточно бесхитростная и доверчивая. Результат взросления в закрытой среде. Гаррус же наоборот, излишним доверием не страдал, но все еще не утратил юношескую веру в справедливость и чудо. Поразительно, как в одном разумном столь гармонично сочетался романтичный, искренне верящий в справедливость добрый идеалистичный парень и Архангел - безжалостный хладнокровный расчетливый снайпер.
        Автоматическое такси бесшумно опустилось возле терминала, приветственно булькнув. Гаррус встрепенулся, а Тали перестала сплетать из шести пальцев странные фигурки.
        - Поехали, порадуем посла. - я с наслаждением потянулась и широко зевнула.
        Пока долетели до Президиума, я уже начала откровенно дремать. Из-за информационной перегрузки усталость накатывала куда быстрее, организм требовал сна и отдыха. Пока не закончится вся эта тягомотина с Советом, поспать если и удастся, то разве что на лавочке в парке или в кресле в кабинете посла.
        - Коммандер Шепард, с вами все в порядке?
        Тихий мурлыкающий голос турианца, окрашенный искренним беспокойством, выдернул меня из дремы. Флаер начал сбрасывать скорость и снижаться, заруливая к посольствам. Зевнув, я потерла глаза, заморгала.
        - Все в порядке, Гаррус.
        - Вы выглядите уставшей. - недоверчиво сообщил мне парень, пристально всматриваясь в мое лицо.
        - Общение с протеанским маяком на Иден Прайм сказывается. - голубые глаза пораженно расширились. - Это устройство сгрузило мне в голову, кажется, всю галактическую библиотеку… состоящую из хроник военных лет, картин высокотехнологического Апокалипсиса и кровавой резни. Будто мне очень интересны подробности того, как перебили этих четырехглазых высокомерных снобов.
        Рядом тихонько ахнула кварианка, а я впервые увидела, как отвисает челюсть у турианца. Презанятное зрелище!
        Такси приземлилось и подняло купол кабины, вежливо предлагая нам выметаться и давая мне возможность избежать дальнейших расспросов. Вот только внимательный взгляд Тали и задумчивый - Гарруса, дали понять: эти двое мои слова не забудут и со временем потребуют ответов.
        До кабинета посла мы дошли в молчании. Я - в приподнятом и даже мечтательном настроении, а мои спутники все пытались прожевать новости. Видать, жевалось с трудом, поскольку, когда мы ввалились к Удине, Гаррус и Тали дружно молчали, сверля мне взглядами спину.
        В кабинете кроме раздраженного Удины находился капитан Андерсон. Родимое начальство вопросительно приподняло бровь, стрельнув взглядом проницательных серых глаз на охреневших инопланетян, а я согласно кивнула и широко, довольно улыбнулась.
        - Коммандер Шепард. - Удина вполне правильно догадался, кто к нему приперся. - Вы усложняете мне жизнь. - голос посла звучал раздраженно и зло. - Перестрелка в жилых секторах, убийство владельца «Логова Коры»! - посол медленно повернулся. - Вы хоть представляете… - посол, наконец-то заметил нашу занятную компанию и осекся. - Кто это?
        Тали и Гаррус переглянулись. Видать, не такого приема они ожидали.
        - Кварианка? Что вы задумали, Шепард?!
        На фоне злого посла довольный жизнью Андерсон выглядел до неприличия счастливым. Капитан сразу врубился, что я не просто так притащила хорошо известного ему турианца и незнакомую кварианку.
        - Кварианка может помочь нам с Сареном. - ядовито сообщила я, краем глаза наблюдая за вытянувшейся физиономией Гарруса, не привыкшего к таким проявлением субординации. - Если бы вы дали мне вставить хоть слово в свой монолог, я бы вам об этом сказала.
        Ну прямо сама любезность! Андерсона, похоже, начинает пробивать на «ха-ха», Гаррус в ступоре, Тали озадачена.
        Удина устало вздохнул.
        - Прошу меня простить, коммандер. Эта история с Сареном вымотала мне все нервы.
        На какое-то мгновение мне даже стало его жалко, чесслово! На какое-то ОЧЕНЬ маленькое мгновение!
        - Может, вы начнете сначала, мисс… - Удина выразительно посмотрел на Тали.
        Девушка милостиво кивнула и представилась:
        - Меня зовут Тали'Зора нар Райя.
        - Кварианцы бывают здесь не часто. - вполне резонно заметил Удина. - Почему вы покинули Флот?
        - Я отправилась в Паломничество. - просто сказала девушка.
        Пояснять, что это такое, никому не надо. Практически все разумные, живущие в пространстве Цитадели, прекрасно знали эту милую традицию выходцев с Мигрирующего Флота и, порой, с удовольствием пользовались услугами кварианского молодняка.
        - Расскажите, что вы нашли, Тали. - мягко попросила я.
        Девушка кивнула, сцепив пальчики в замок.
        - Во время своего путешествия я часто слышала сообщения о появлении гетов. С тех пор, как наш народ был изгнан, геты никогда не пересекали границы Вуали. - Тали нервно расхаживала, непроизвольно поглаживая пальцами ладонь. - Я заинтересовалась и смогла проследить за одним из патрулей гетов.
        О! А девочка-то авантюристка!
        - Я дождалась, когда один из гетов отстал от своей группы и отключила его, вынув блок памяти.
        Мы переглянулись. Ничего себе дамочка! Отловила гета и свернула ему башку, вытащив мозги. Красавица!
        - Я думал, что в момент смерти гета его модуль сгорает. - вполне резонно заметил Андерсон.
        Тали опустила носик и замялась.
        - Это так. Большая часть данных была уничтожена. - носик вновь поднялся. - Но я смогла вытащить кое-какие звуковые дорожки.
        С этими словами это мелкое чудо заклацало по своему навороченному инструментрону и проиграло нам коротенькую запись, в которой прекрасно узнаваемый голос незабвенного Сарена кому-то вещал:
        - Мы одержали крупную победу на Иден Прайм! Маяк приблизил нас на один шаг к Каналу!
        А пафоса-то, пафоса! Хоспади, Сарен, ты всегда был таким или от пагубного влияния Назары у тебя мозги поплыли? Тоже мне, Главный Злодей всея галактики… на коротком поводке.
        На мгновение в кабинете воцарилась тишина. Разумные разных рас молча осмысливали сказанное. Я тоже молчала. Все, что я могла сделать, я сделала. Теперь дело за Удиной.
        - Это голос Сарена! - прошептал капитан.
        - Подождите! Это еще не все! - Тали заклацала по виртуальным кнопкам. - Он работал не один. Слушайте.
        В тишине кабинета вновь зазвучал хриплый низкий вибрирующий голос Сарена:
        - Мы одержали крупную победу на Иден Прайм! Маяк приблизил нас на один шаг к Каналу!
        Но на этот раз, ему ответили:
        - И на один шаг приблизил возвращение Пожинателей. - тягучий, грудной женский голос на фоне хриплого грубого голоса Сарена звучал особенно чувственно и глубоко.
        Запись закончилась. Золотистое сияние активного инструментрона исчезло, аппарат отключился.
        - Я не знаю, чей это голос. - голос посла нарушил тяжелую тишину. - Тот, что говорит про Пожинателей.
        - Знакомое название. - негромко проурчал Гаррус.
        На незаданный вопрос, витающий в воздухе, ответила Тали:
        - По данным с модуля памяти гета, Пожинатели - это высокоразвитая раса машин, существовавшая около пятидесяти тысяч лет назад. Пожинатели полностью истребили расу протеан, после чего исчезли. Так считают геты.
        - Звучит как домыслы и сказки. - пробормотал Удина.
        Я прямо физически ощутила, как напряглась ткань реальности! По нервам пробежало пылающее чувство азарта, как и всегда, когда я вмешиваюсь и ломаю закостеневшую историю, в кровь упала ударная доза адреналина, сердце забилось, разум прояснился, обретя кристальную ясность и чистоту. Вот он - мой наркотик, на который я подсела еще пять жизней назад, и вряд ли когда-нибудь слезу!
        - А если я скажу. Что это - правда? - спросила я, с интересом наблюдая, как вытягиваются лица.
        - Коммандер?
        - Капитан, помните тот странный корабль на Иден Прайм? Черный, похожий на кальмара. - спросила я. - Во время брифинга с Найлусом.
        Капитан кивнул.
        - Вот это и есть Жнец.
        Удина поперхнулся, Гаррус пораженно выдохнул, чуть мурлыкнув, Тали пискнула.
        - Вы уверены? - Андерсон подобрался, как хищник перед броском.
        - Вы знаете, что загрузил мне в голову то, что вы назвали маяком, а его создатели - информационным буем? - дождавшись отрицательного качания, припечатала: - Хронику гибели. Гибели Империи протеан. Предостережение. Призыв о мести. Я видела, как такие машины опускались на населенные планеты, сея смерть и разрушения. Правда, их было МНОГО. А сейчас Жнец один. Подозреваю, остальные где-то болтаются в спячке или стазисе, пока этот наблюдает. Для машин нет понятия «долгое ожидание».
        - Вы понимаете, что ваши слова - недоказуемы? - спросил Удина.
        - Естественно, понимаю. - я передернула плечами. - Но я ничего не собираюсь вам доказывать. Я могу только предостеречь и поделиться полученными знаниями.
        - Есть еще что-то? - спросил Андерсон, коротким жестом заткнув открывшего было рот посла.
        - Вы знаете, что Цитадель построили НЕ протеане? - я с каким-то изуверским наслаждением наблюдала, как вытягиваются их лица. - Они ее нашли так же, как и мы. Вы знаете, что ретрансляторы и эта станция - порождение изощренного разума Жнецов. Своеобразная ловушка для цивилизаций, гарантирующая их развитие в нужном ключе. Протеане это поняли. Слишком поздно поняли. - вот теперь на лицах появился СТРАХ и УЖАС понимания. - Ведь найдя такое чудо… мы забросили свои космические программы и остановились в развитии. Мы - недавно, другие расы - тысячелетия назад. Зачем же тратить деньги на исследования технологий межзвездных перелетов, если уже есть все готовое? Преподнесенное на блюдечке. Перевязанное ленточкой и с приложенной инструкцией по эксплуатации. Все современные цивилизации сидят на крючке ретрансляторов, как наркоман на дозе! Мы ничего не можем без них. А Жнецам даже не придется искать наши колонии. Зачем, если возле КАЖДОЙ есть столь удобный ретранслятор… Вам надо пояснять, что нас ждет и чем грозит ТАКАЯ зависимость?
        Я с жалостью смотрела на капитана и посла, чувствуя всем телом растерянный, полный ужаса взгляд Гарруса и Тали. Чуть позже, когда они очнутся от ступора, они смогут подобрать оправдания и успокоиться, убедив себя в моей неправоте. Вот только червячок сомнения никуда не уйдет и будет помаленьку грызть, лишая спокойствия и сна. Это - жестоко. Нет, это - чудовищно безжалостно. Но - правдиво.
        - Вы можете мне не верить или убедить себя в том, что Жнецы - лишь сказки и реальной угрозы нет. Ваше право. Доказательств нет. Но когда они появятся, уже может быть поздно.
        Я развела руками.
        - Совет в это не поверит. - хрипло прошептал Андерсон.
        - В это никто не поверит. - отмахнулась я. - Разумные слишком косны в суждениях и, тем более, в оценке потенциальной угрозы. Полагаю, даже Сарен не подозревает, во что он ввязался.
        - Вы его оправдываете? - посол удивленно приподнял бровь.
        А вот сейчас мне накосячить нельзя. Что я буду делать с Сареном - еще не знаю. Но на случай, если он мне по какой-то причине понадобится в живом виде, почву надо заготовить сейчас. Там более, что я правда не лгала. Буй ДЕЙСТВИТЕЛЬНО сгрузил много интересного, а Сарен и правда попал под контроль. Насколько сильно - это уже предстоит выяснить.
        - Довольно много видений показывает, как Жнецы берут под контроль разумных. Слабых волей - полностью. Сильных - исподволь. Не мне вам рассказывать, как можно подчинить, играя на слабостях, чувстве вины, мести или долге. Добавьте ментальный контроль и все, марионетка готова. И сама, по собственной инициативе сделает за вас всю грязную работу.
        - Вы полагаете, Сарен - марионетка Жнеца? - прямо спросил Гаррус.
        - Полагаю - да. Скорее всего, он и сам этого не понимает, считая свой корабль чем-то вроде древнего артефакта-звездолета со странным ИИ.
        - Что навело вас на такую мысль?
        - Сарен - не дурак. Безжалостный убийца - несомненно. Не любит людей - вполне. Но - не дурак и вряд ли жаждет уничтожить собственный народ. Возможно, ему пообещали, что турианцев не тронут? Кто знает, чем зацепил его Жнец. Пока не поймаем его - не узнаем.
        - В добровольное участие вы не верите? - недовольно спросил Андерсон.
        - Простите, капитан, но… нет.
        - Поясните?
        - Сарен ВСЕГДА был абсолютно предан Совету. - я смотрела прямо в глаза Андерсона. - Я не поленилась и узнала о нем. Самый молодой Спектр. Жестокий, совершенно не ценящий жизнь ни свою, ни чужую, выполняющий задание любой ценой. Такие разумные не могут предать просто так. Но их преданность можно… перенаправить. Подменить понятия, внушить, что ТАК будет лучше. И как результат - фактическое предательство с мыслями о необходимости такого поступка. Примеры подобного были в нашей истории и достигались банальной психологией без всякой менталистики и прямого подчинения разума.
        - Нам от этого не легче.
        - Бесспорно. Но как показывает практика, освободившись от… влияния, такие разумные НИКОГДА не простят обмана и мстить будут со всей самоотдачей.
        - Шепард! - пораженно выдохнул Удина, сходу въехав в мои слова. - Вы предлагаете нам…
        - Это - идеальный вариант, посол, но, к сожалению, маловероятный. Насколько мои домыслы соответствуют действительности, нам еще предстоит узнать. Но если я не ошиблась… я сделаю все возможное, чтобы вернуть такого бойца. Сарен никогда не простит Жнецам ТАКОЙ обман. - замявшись, добавила: - Как и себе - предательство.
        Капитан ничего не сказал. Просто стоял и задумчиво смотрел куда-то сквозь меня в одному ему ведомые дали. Тали молчала. Гаррус о чем-то напряженно думал. Посол расхаживал, заложив руки за спину.
        - Совету это не понравится.
        Негромкий задумчивый голос Удины разорвал тяжелую тишину.
        - Они могут не поверить. - резонно заметил Гаррус.
        - Не стоит им говорить о Жнецах. Слишком рано. - капитан согласно кивнул на мои слова. - Не стоит пытаться получить все и сразу. Довольствуемся малой победой. Доказательством вины Сарена в нападении на Иден Прайс.
        - Верно сказано, коммандер. - Андерсон скрестил руки на груди. - Эти аудиофайлы - достаточное доказательство вины. На большее замахиваться не стоит.
        - Я сообщу Совету. - подвел черту под нашим разговором Удина.
        - Что насчет Тали? - спросила я.
        - Коммандер! Вы видели, на что я способна! - девушка оживилась. - Разрешите мне отправиться с вами!
        Я переглянулась с капитаном, и Андерсон едва заметно кивнул.
        - Но как же ваше Паломничество?
        - Паломничество говорит о нашем желании и готовности посвятить себя общему благу! Как я могу остаться в стороне? - голос Тали выражал искренне недоумение. - Сарен и Жнецы - угроза для всей галактики! Паломничество может подождать!
        - Я приму любую помощь, Тали.
        - Спасибо! - голос кварианки дрогнул от радости. - Вы не пожалеете!
        Посол вздохнул.
        - Мы с капитаном Андерсеном подготовим сообщение для Совета. Даем вам пару часов на отдых. Встречаемся в Башне.
        Начальство ушло, а мы, посовещавшись, решили ждать в Башне, дабы не пришлось в случае чего мчаться сломя голову на заседание Совета.
        Ужасающе медлительный лифт поднял нас на нужный уровень, успев задолбать всех троих отвратительной заунывной мелодией. Для отдыха мы выбрали длинную скамейку, расположенную чуть в стороне от парадной лестницы в миленьком закуточке. Там и уселись. Впрочем, надолго Тали не хватило, и молодая кварианка вскочила на ноги и нервно рассекала вокруг фонтанчика, маяча перед глазами. Я и Гаррус расслабленно расползлись по скамейке, отдыхая после напряженного и утомительного дня.
        Потихоньку усталость, тишина и убаюкивающее журчание воды сделали свое дело, и я погрузилась в сон. Уже засыпая, я почувствовала, как расслабившееся тело плавно сползло куда-то вбок, голова неудобно ткнулась во что-то твердое. Устроившись комфортнее, я отключилась, погружаясь в уже знакомый и в какой-то степени привычный кровавый кошмар, показывающий мне гибель Империи протеан.
        Спешащий на неожиданное заседание советник Спаратус заметил странную даже для мультивидовой Цитадели компанию: кварианку, нервно расхаживающую взад-вперед и хорошо знакомого ему молодого турианца, сидящего на лавочке, растерянно смотрящего на крепко спящую у него на коленях девушку-человека и не знающего, куда девать руки.
        Глава 8: Совет: ключевое решение
        Разбудило меня пиликанье уни-инструмента. Проклятье! Так хорошо спалось, тихо, спокойно, под ненавязчивое журчание воды, а тут… кому там меня надо? Не открывая глаз я на ощупь включила эту пакость и глухо сказала:
        - Шепард на связи.
        - Коммандер, немедленно прибудьте на заседание Совета! - голос Удины выбил меня из сна. - И друзей своих прихватите!
        - Сейчас будем. Мы уже в Башне. - проворчала я, отключая связь. - Удина-скотина… такой сон испаскудил…
        Над головой приглушенно поперхнулись воздухом. Открыв глаза, я обнаружила, что все это время благополучно спала, приспособив Гарруса как подушку, а тот сидел, боясь пошевелиться лишний раз. Бедолага… Выпрямившись, я смачно зевнула, потерла глаза, хмуро глядя на реальный мир.
        Гаррус молчал и притворялся органической частью скамейки, Тали тихонько хихикала.
        - Тали!
        На мой укоризненный взгляд девушка рассмеялась, а Гаррус, если бы мог, ей-богу покраснел бы или сбежал. А так только прижал мандибулы к щекам и избегал встречаться со мной взглядом. Не, ну в самом деле, прелесть!
        - Тали, хватит смеяться. Пошли, порадуем Совет нашими лицами. - зевнув, я пригладила встопорщенные красноватые волосы, приводя себя в относительный порядок. Зеркальное стекло в стене здания четко показало мою заспанную рожу с красным отпечатком рельефа брони. Весьма характерным отпечатком, между прочим! Потерев щеку, я махнула рукой, едва слышно проворчав:
        - Да какого черта? Кому не нравится, пусть не смотрит… - и уже чуть громче: - Информационная перегрузка превращает меня в соню. Спасибо, что дали поспать.
        - Вы говорили, что маяк загрузил к вам в мозг много информации. - спросила Тали.
        - Да. - Тали и Гаррус слушали внимательно. - Стоит чуть прикрыть глаза, как я мгновенно отключаюсь и вижу кровавые кошмары. Знаете, наблюдать, как уничтожают целые цивилизации… - я покачала головой. - Я сделаю все, чтобы подобное не произошло с нами.
        Гаррус и Тали переглянулись, но ничего не сказали. Да мне и не нужны слова.
        Отряхнувшись и приведя себя в порядок, мы поползли по широкой парадной лестнице к платформе Совета. Охрана нас проверила и пропустила. Заседание являлось закрытым и посторонних на нем не было. Акустика у зала была хорошая, так что еще у дверей мы услышали знакомый аудиофайл, вещающий голосом Сарена и ответ неизвестной.
        - Вы хотели доказательств? Вот оно!
        Удина пристально всматривался в троих облеченных практически неограниченной властью существ, напряженно ожидая их ответа. Мы же подползли к стоящему чуть позади Андерсону и все трое, как по команде, попытались притвориться частью декора. На какое-то мгновение мне показалось, что советник Спаратус усмехнулся, но поди разбери точно по малоподвижной турианской физиономии!
        - Ваше доказательство неопровержимо. - низкий скрежещуще-рокочущий голос Спаратуса показался мне каким-то особенно ироничным. - Сарен лишается статуса Спектра. - вот тут мы все дружно вздохнули с облегчением, что не ускользнуло от внимательного взгляда советников. - Будет сделано все необходимое, чтобы привести его к ответу.
        - Я узнаю второй голос на записи. - советник-азари, Тевос, повернула голову к коллеге-турианцу. - Это матриарх Бенезия.
        Мы переглянулись. Матриарх - это сильный противник. Опытный, могущественный, смертельно опасный. Чувственный голос Тевос подтвердил эти опасения:
        - Матриарх Бенезия - могущественный биотик и у нее много последователей. Для Сарена она очень влиятельный союзник.
        - Меня больше волнуют Пожинатели. - скрипучий голос саларианца неприятно резанул по слуху. - Что вы знаете о них?
        - Только то, что было восстановлено из памяти гетов. Пожинатели - древняя раса машин. Они уничтожили протеан и исчезли. - Совету ответил капитан Андерсон.
        - Коммандер Шепард. - Спаратус перевел на меня требовательный взгляд. - А что ВЫ можете нам сказать?
        - Немного. Геты поклоняются Жнецам как богам. Сарен - пророк их возвращения. - подумав, я кинула пробный шар. - Геты абсолютно уверены в том, что Жнецы все еще существуют и дрейфуют в стазисе где-то в «темном пространстве», ожидая Зова, чтобы прийти по Каналу, открытому для них, и начать Жатву. Где это «темное пространство» и что за Зов ведомо только гетам. Известно, что Жнецы - это разумные машины-звездолеты. Под Жатвой, я полагаю, подразумевается уничтожение органической жизни, как это было сделано пятьдесят тысяч лет назад, когда была подчистую уничтожена Империя протеан. Информация с маяка это частично подтверждает, но никаких ГАРАНТИРОВАННЫХ доказательств не дает. Возможно, изучение других протеанских руин или артефактов даст ответ на эти вопросы.
        Спаратус пристально всматривался в мою мятую рожу, а я все никак не могла понять, что ему надо. По истории, советник воспринимал все в штыки и не верил ни единому слову протагониста. Но то - игра, а вот что творится в голове у реального Спаратуса - сие есть тайна, покрытая мраком. Непонятные намеки меня несколько напрягали. Этот дядька определенно что-то понял или узнал, и теперь пытается вытянуть из меня ответы на нужные ему вопросы. Знать бы еще на какие! А то что-то мне некомфортно под этим пристальным изучающим взглядом умных и жестоких серо-зеленых глаз.
        - Каким образом Сарен смог связаться с Пожинателями?
        Я говорила, что ненавижу лупоглазиков? Я повторюсь. Я НЕНАВИЖУ саларианцев и советника Валерна в частности.
        - Не имею ни малейшего понятия. Достаточно того, что у него сильный союзник. Да и он сам в состоянии доставить немало проблем.
        - Сарен - предатель. - Валерн вздернул подбородок. - У него нет ни прав, ни возможностей Спектра. Совет лишил его этих полномочий.
        - Этого недостаточно! - вскинулся Удина. - Вы же знаете, что он прячется где-то в Траверсе! Пошлите туда свой флот!
        - Флот не может атаковать одно-единственное существо. - вполне разумно заметил Спаратус.
        - Флот Цитадели может оцепить весь регион. Не дайте гетам нападать на наши колонии!
        - Это может привести в войне с системами Траверса. Мы не можем ввязываться в галактическую конфронтацию из-за пары десятков человеческих колоний!
        Спаратус поморщился, но промолчал. А я пристально разглядывала советника Валерна. И правда, высокомерен.
        - Сарена могу остановить я. - спокойно сказала я, встретив тяжелый и оценивающий взгляд турианца.
        - Коммандер права. - Тевос глянула на коллегу. - Есть способ остановить Сарена без флота и армий.
        - Вы считаете, человечество готово нести ответственность Спектров? - спросил Спаратус, с каким-то странным интересом меня разглядывая.
        Погодите… А где категоричное «нет»? Спаратус же должен быть против моего назначения! Или я что-то не понимаю, или… или я чего-то не знаю.
        Азари переглянулась с саларианцем и вопросительно глянула на Спаратуса. Турианец думал недолго. Короткий уверенный кивок поставил точку в их обсуждениях. Три разумных, обладающих высшей властью в Пространстве Цитадели, синхронно протянули руки к небольшим терминалам и что-то набрали. Мы, затаив дыхание, наблюдали за их действиями, не смея поверить в происходящее. Неужели и правда я вот так просто получу статус Спектра?
        - Коммандер Шепард. Шаг вперед!
        Глубокий голос Тевос вызвал мелкую дрожь. Я растерянно глянула на невероятно довольного капитана Андерсона. Мужчина кивнул. Поежившись под внимательными взглядами советников, я подошла к самому краю платформы. Удина отступил на пару шагов, встав возле капитана. Гаррус и Тали, затаив дыхание, во все глаза смотрели на происходящее.
        - Решением Совета вы наделяетесь всеми полномочиями и привилегиями члена Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели. - чарующий голос азари разливался по огромному залу Совета.
        - Спектров не тренируют. Их выбирают. - советник Валерн скрестил руки на груди, пристально глядя мне в глаза. - Они закалены в боях. Они стоят выше званий и должностей.
        - Спектры - это идеал, это символ. - азари гордо приподняла голову. - Воплощение смелости, целеустремленности и самоотдачи. Они - правая рука Совета. Инструмент нашей воли.
        - Спектры несут тяжкое бремя. - скрежещущий голос Спаратуса прозвучал особенно мрачно и торжественно после нежного голоса азари, он напоминал о столкновениях и боях, о скрежете сминаемых доспехов и рокоте стрельбы. - Они - защитники мира в Галактике. Они наша первая и последняя линия обороны! Безопасность Галактики в их руках!
        - Вы - первый человек-Спектр. Это великое достижение как для вас, так и для всей вашей расы.
        Сердце гулко стучало в груди, в голове царила пустота. Величие момента не испортил ни единый звук, ни одно лишнее слово. Совет, как воплощение цивилизации Цитадели: могучий турианец, проницательная азари и хитрый саларианец. Не было праздных зрителей, шушукающихся на балконе, не было оценивающих взглядов. Только стража у входа, вытянувшаяся на карауле, горящими глазами наблюдала за моим назначением.
        Склонив голову в почтительном поклоне, я негромко произнесла:
        - Это ЧЕСТЬ для меня.
        Спаратус едва заметно одобрительно кивнул, азари улыбнулась. А саларианец, сволочь, испортил всю торжественность момента:
        - Мы посылаем вас в Траверс за Сареном. Он скрывается от правосудия, и вы уполномочены использовать ВСЕ средства для его ареста или устранения.
        - Мы отошлем всю имеющуюся информацию послу Удине. - добавил турианец, вполне правильно истолковав мой взгляд.
        - Заседание Совета закрыто. - грудной голос азари поставил точку и ознаменовал окончание заседания.
        Однако… стоило только нам развернуться и двинуться к выходу, как мне в спину прилетело:
        - Спектр Шепард, задержитесь.
        Низкий рокочущий голос прозвучал совершенно неожиданно.
        - Советник Спаратус? - я остановилась и вопросительно посмотрела на турианца.
        Дождавшись, пока все лишние выйдут, Спаратус задал вопрос, от которого мне стало плохо:
        - В отчетах вашего врача говорится, что после контакта с маяком вы получили огромный массив информации. Это так?
        Это… задница! Спаратус заинтересовался. Чует моя чуйка, что пока эта хитиновая морда не выжмет меня досуха, живьем из этого зала не уйти.
        - Да, это так. Информационная перегрузка сказывается до сих пор. Данные с буя еще не прошли полного осознания.
        - Буя? - саларианец, сволочь, подметил оговорку.
        - Это не маяк, а информационный буй. Насколько я поняла по схемам, его назначение - хранение информации и перенос ее в разум любого разумного, пересекшего зону охвата. Протеане построили тысячи таких устройств, когда их гибель стала очевидной.
        - Какие схемы вы имеете в виду? - Тевос тоже заинтересовалась.
        - В моей голове во время глубокого сна всплывают чертежи и схемы. Я - не техник и не могу сказать, что это такое, но когда информация усвоится, я перенесу все увиденное на носитель. Возможно, это что-то полезное. Вам стоит понимать, что я не могу гарантировать, что в этих видениях есть хоть какая-то реальная ценность.
        Попытка съехать с темы не удалась. Советники переглянулись и уставились на меня, как голодные коты на кусок сырого мяса. Ой-ой, что-то мне как-то стремненько внезапно стало! Ей богу, лучше бы они были теми же высокомерными идиотами, что и в игре. Вот только сейчас передо мной стоят три умных, хитрых и расчетливых параноидальных политика, которым только что показали что-то любопытное и потенциально полезное.
        - Что еще вы видите во снах? - без тени юмора или иронии спросил Спаратус, сверля меня пристальным взглядом.
        - Военные хроники. Резню. Здоровенных жукообразных тварей, рвущих на куски разумных. Бои флотов с кораблями, очень похожими на тот, что мы видели на Иден Прайме. - видя вполне понятный вопрос на лице азари, я любезно сообщила: - Флоты проигрывали. Всегда.
        - Что еще? - Спаратус, скотина, вцепился как ворлун в жертву! Ладно, если так хочешь - на, слушай. Может не поверишь и отстанешь.
        - Цитадель. Ретрансляторы. Точно такие же, как и сейчас.
        К моему тихому ужасу и панике, советники лишь понимающе переглянулись, а у меня по коже пошел мороз. Неужели они ЗНАЮТ?
        - Последние раскопки и исследования показали, что Цитадель… намного древнее, чем нам до того казалось. - мягкий и нежный голос азари мне показался звуками предвестника Судного Дня. - В ваших видениях было что-то, что подтверждало бы это?
        Видимо, ответ они прочитали по моему лицу. Попытку саларианца что-то сказать оборвала тонкая лазурная ладошка, поднявшаяся в интернациональном призыве к тишине.
        - Расскажите нам.
        - Протеане не строили ни Цитадель, ни ретрансляторы. - прикрыв глаза, глухо ответила я. - Есть целая серия видений, которые похожи на старую военную хронику. Очень уж специфические пометки идут по изображению. В них показывается, как была открыта Цитадель. - подняв глаза, я встретила внимательный взгляд азари. - Я видела ЗАБРОШЕННУЮ и ПУСТУЮ Цитадель, в которой были только Хранители.
        Тут я не солгала: такие видения и правда были. Всего три. Но и их хватило.
        - Ваши слова подтверждают некоторые наши находки в дальних, ранее недоступных зонах.
        - Вы мне верите? - удивленно переспросила я.
        - Однажды мы уже отмахнулись от ваших слов. - Спаратус нахмурился. - Вы предоставили доказательства. Сейчас мы не желаем допускать ту же ошибку. С этого дня вы - Спектр. Мы верим и доверяем Спектрам. Не вижу причин, по которым мы должны сделать исключение в вашем случае. - жутковатая улыбка турианца неожиданно успокоила. - Вы так настойчиво добивались справедливости. Нас это впечатлило.
        - Я сделаю все возможное, чтобы оправдать ТАКОЕ доверие.
        Спаратус довольно склонил голову.
        - В таком случае, поясните нам один момент.
        От ироничного голоса Спаратуса чуйка взвыла упырем.
        - Все, что в моих силах.
        - Тщательно проверив всю доступную информацию, мы так и не нашли, куда подевалось тело вашего коллеги, Найлуса. - взгляд турианца заледенел.
        Приплыли тапки к водопаду! И что делать?
        Краткая паника прошла. В принципе, цепочка событий завершилась, и я получила звание Спектра так, как и должна была. Уже можно и сказать правду.
        - Насколько я знаю, он все еще в лазарете.
        Советники переглянулись.
        - В ЛАЗАРЕТЕ? - вкрадчиво переспросил Спаратус. - Почему не в морге?
        Вздохнув, я спокойно сказала:
        - Потому что Найлус выжил. Нам удалось спасти его жизнь.
        Тишина упала в огромном зале каменной плитой. Советники переглянулись, Спаратус стиснул тонкие перила с такой силой, что прочный металл заскрипел.
        - Поясните.
        - На Иден Прайм мы нашли выживших. Доктор Уоррен и доктор Микаэль. Из-за последних событий, доктор Микаэль слегка… повредился рассудком. Возможно, этого достаточно для того, чтобы не воспринимать его слова всерьез, но мне не раз говорили, что безумцы не утратили ни слуха, ни остроты глаз и ума. Они просто несколько иначе воспринимают реальность. Доктор говорил, что видел турианца в белых доспехах. - я включила инструментрон и проиграла сделанную по наитию запись.
        Срывающийся, полный священного трепета голос заполнил огромный зал:
        - Я видел его! Он - Пророк! Ведущий в бой наших врагов! Он был тут перед тем, как они напали!
        Советники переглянулись.
        - Я посчитала нужным предупредить Найлуса, поскольку еще до высадки у меня были плохие предчувствия и ощущение потерь. Своей интуиции я привыкла доверять.
        - Продолжай.
        - Уже подходя к космопорту, я услышала одиночный выстрел, а уже на месте мы обнаружили тело Найлуса, лежащее в луже крови с развороченной грудью. Вы видели снимки?
        Спаратус кивнул.
        - Рана была смертельная. Я настояла на немедленной госпитализации, и буквально через пять-семь минут он оказался в лазарете «Нормандии» и до сих пор находится там.
        - Почему вы скрыли эту информацию? - мягко спросила Тевос.
        - Сарен. - просто ответила я. - Мы знали, что вы нам не поверите. Знали, что нам нечем доказать его предательство. Если бы вы узнали о состоянии Найлуса, его бы перевели в госпиталь Цитадели. И ничего не помешало бы Сарену закончить начатое. Мы вполне здраво опасались за его жизнь.
        Спаратус и Тевос переглянулись.
        - Действительно. Подобный исход был возможен.
        - Я бы попросила вас не забирать Найлуса из лазарета корабля. Доктор Чаквас категорически запрещает его перевоз. Состояние Спектра только-только стабилизировалось и все еще предельно тяжелое. У нас - самый современный военный лазарет. Доктор Чаквас - врач с огромным опытом и прекрасно знает, как лечить такие раны. Других пациентов нет, и все мощности и возможности нашего лазарета направлены на лечение Найлуса.
        - Доктор сейчас на корабле?
        - Доктор сейчас забаррикадировалась в лазарете во избежание. - проворчала я.
        Спаратус неожиданно хмыкнул.
        - Даже так.
        Я пожала плечами.
        - Я была командиром группы высадки. Пусть Найлус - Спектр и мне не подчинялся, я все же чувствую ответственность за его жизнь. Как и за жизнь любого разумного, ставшего рядом со мной. Капитан Андерсон уступил моей просьбе.
        Довольная морда Спаратуса вызвала вполне закономерные подозрения и опасения. Азари лукаво улыбалась, а саларианец морщился.
        - Мы признаем ваши действия правомерными и обоснованными, Спектр Имрир Шепард. Спектр Найлус останется на борту «Нормандии» под вашу ответственность.
        - Благодарю, советник.
        - Если вам удастся узнать что-то еще про Жнецов, Сарена или Цитадель, немедленно уведомьте нас. - чувственный голос азари вызвал у меня стойкие ассоциации с песнью сирены. - Если существует хоть малейший риск повторить судьбу протеан, он должен быть исключен. Мы не можем игнорировать ТАКУЮ угрозу!
        Я склонила голову.
        - Как только появятся реальные подтверждения, я вас уведомлю немедленно.
        - Можете быть свободны, Спектр.
        В голосе Спаратуса царила ирония и удовлетворение от удачной охоты. Коротко поклонившись, я вышла из зала Совета на негнущихся ногах. Чтоб мне провалиться, если я не услышала тихий мурчащий смешок!
        Посол и капитан Андерсон ждали меня у лифта. Ни Тали, ни Гарруса на горизонте не наблюдалось. Подойдя к довольным мужчинам, я задала сакраментальный вопрос:
        - А где?
        - Сказали, что будут вас ждать в баре «Нагира», если вы пожелаете к ним присоединиться. - ответил, посмеиваясь, Андерсон. - Поздравляю, Спектр.
        - Благодарю.
        - Нам предстоит многое сделать. - занудел Удина, и мне впервые захотелось дать ему в зубы, но я сдержалась. - Вам понадобится корабль, экипаж и оборудование.
        - Вы получили доступ к специальному обмундированию и оружию. - добавил капитан. - В Академии СБЦ обратитесь к интенданту.
        - Зайду. - согласно кивнула я, прикидывая, на что мне стоит облегчить склады Цитадели.
        Андерсон усмехнулся, вполне правильно поняв мой мечтательный взгляд.
        - У нас есть важные новости для вас, Шепард. - Удина переглянулся с Андерсоном, капитан согласно кивнул. - Капитан Андерсон снял с себя полномочия командования фрегатом «Нормандия». Корабль теперь ваш.
        Я удивленно заморгала и перевела взгляд на чем-то невероятно довольного капитана. Андерсон согласно кивнул.
        - «Нормандия» - быстра и тиха, да и команда вам хорошо знакома. Идеальный корабль для Спектра. Берегите его, капитан.
        - Это же ваш корабль, капитан!
        Андерсон усмехнулся.
        - Не надо так за меня переживать. Мне дадут другой корабль.
        - Но…
        - Вам нужен собственный корабль. Мне приятна ваша тревога за меня, Шепард, но она совершенно беспочвенна.
        - Благодарю, капитан.
        - А теперь идите и отдохните, Шепард. Вы сегодня совершили невозможное. Вся информация, переданная нам Советом, будет ждать вас на вашем терминале.
        Скомкано попрощавшись, я подлетела к терминалу такси и выбрала «Нагиру». Терять Гарруса и Тали из виду я не намеревалась.
        Бар встретил меня грохотом музыки и световым шумом. Протолкавшись сквозь толпу на входе, я довольно быстро нашла нужных мне разумных. Тали и Гаррус сидели за одним из угловых столиков, спрятавшихся в своеобразной нише и что-то активно обсуждали. Обогнув пьяного в хлам крогана, я устало упала на небольшой диванчик возле турианца и с тихим стоном растеклась по мягкой мебели.
        - Не возражаете?
        Мой вялый вопрос вызвал только тихие смешки Тали и улыбку турианца.
        - Вот и хорошо. - окинув мутным взглядом стол, я сцапала стакан с какой-то сиреневой бурдой и в один глоток всосала пряную жидкость под предостерегающий вскрик Гарруса.
        В голове слегка посветлело.
        - Шепард!
        - Работа закончилась! В задницу официоз и субординацию, Гаррус! Зови меня по имени - Имрир.
        - Это же декстро-напиток!
        - У меня нейтральная реакция на декстро. - отмахнулась я, допивая коктейль. - А если я допьюсь до аллергии, доктор Чаквас меня откачает.
        Окинув придирчивым взглядом список алкоголя на небольшом дисплее, вмонтированном прямо в стол, я заказала нам всем выпивку, благо, из-за моих особенностей, мы все могли пить одно и то же.
        - Сегодня гуляем за мой счет. Все же, не каждый день принимают в СПЕКТР.
        - Прими наши поздравления! - парень встрепенулся, чуть виновато улыбнувшись.
        - Спасибо. Я вам очень благодарна. Без вашей помощи ничего бы не было.
        Тонкая ладошка Тали легла мне на предплечье.
        - Имрир, если бы не вы с Гаррусом, я бы погибла, и найденные мной сведения достались Сарену.
        - Мое расследование завершено. - Гаррус с каким-то странным выражением смотрел на меня яркими голубыми глазами. Словно что-то обдумывал. - Без ва… - перехватив мой взгляд, парень поправился, - твоей помощи, Имрир, я…
        Подняла руку, прерывая мучительно подбирающего слова турианца.
        - Давайте сойдемся на мнении, что по одиночке мы были обречены на провал или на гибель. Вместе мы достигли успеха!
        Гаррус и Тали согласно кивнули.
        - Тогда… за нас, что ли…
        Дальнейшая пьянка плавно растворилась в алкогольном угаре. И кто сказал, что турианским алкоголем человеку нельзя налакаться до потери памяти? Можно! Еще как можно! И похмелье не менее жестокое. Это я во всей красе ощутила, когда очнулась с мучительной головной болью в знакомом лазарете «Нормандии» под ироничным взглядом серых глаз Карин.
        На соседней койке сидел и потерянно смотрел на меня Гаррус с мятой физиономией, а бодрая Тали с интересом что-то читала на датападе.
        - Карин… скажи мне, пожалуйста, что никто из экипажа не видел меня по дороге сюда… - прохрипела я, припадая к стакану воды, который мне милостиво вручила доктор.
        В ответ - виноватый взгляд голубых глаз и тихий смех доктора.
        - Успокойтесь, капитан. Вас видел только Моро и парни из десантной группы.
        Я застонала, уткнувшись лбом в дрожащую ладонь.
        - Хороший у меня первый день в чине капитана… Тали, ты, как самая трезвая из нас, скажи, мы ничего не натворили?
        Кварианка звонко рассмеялась.
        - Что вы, Спектр, все было вполне прилично! Вы просто по-тихому напились с офицером Вакарианом до потери способности здраво размышлять.
        - А потом?
        Я с ужасом ожидала красочного описания бесчинств, но Тали со смехом рассказала, как мы двое, закончив заливаться весьма дорогим декстро-пойлом, неожиданно подорвались и потопали прямиком на «Нормандию». И даже ровно. И молча. Слава всем богам Хаоса, мой автопилот все еще со мной, и что у Гарруса оказался его аналог. Окончательно нас срубило уже на корабле, и мы, под охреневшим взглядом глубоко шокированного Джокера и шутки бойцов из десантной группы, самостоятельно (!) приползли в лазарет и сдались на милость удивленной доктору Чаквас.
        Я впала в легкую эйфорию от облегчения, когда хриплый клекочущий голос прошептал:
        - Спектр?
        Мы все дружно повернулись.
        - Спектр? - эхом повторил Гаррус, ошеломленно хлопая глазами.
        На меня смотрели яркие зеленые глаза, полные искреннего удивления и оторопи. Найлус, наконец-то, пришел в сознание.
        Глава 9: Мелкие дела
        - С возвращением в мир живых, коллега! - я не сдержала улыбку. Раз Найлус очнулся, значит, его выздоровление - вопрос времени и не слишком дальнего.
        - Где я? - задал вполне закономерный вопрос Спектр и попытался приподняться, но тут же упал обратно на койку, зарычав от резкой боли.
        - В лазарете «Нормандии». И, Найлус, без разрешения нашего доктора ты даже пальцами шевелить не будешь.
        Взгляд зеленых глаз потяжелел.
        - И не спорь, будь добр. Рана серьезная: ты стоял обеими ногами в могиле. - от моего голоса Гаррус поежился, а Найлус лишь хмыкнул. - Не забыл? Ты еще должен мне оправдание, как умудрился словить выстрел в упор.
        Найлус стыдливо отвел глаза.
        - Совет…
        - Уже знает. - оборвала я его. - Мы нашли доказательства предательства Сарена, и теперь он - наша цель. Подробности и новости расскажу чуть позднее, как разберусь с насущными делами и «Нормандия» отчалит от Цитадели. Кстати, Совет оставил тебя на нашем корабле под мою ответственность.
        - Какова причина? - спросил Спектр, а потом, поморщившись, сам же и ответил: - Наемники Сарена?
        - Ты сам прекрасно понимаешь, что в госпитале на Цитадели ты прожил бы ровно столько, сколько потребовалось ему чтобы узнать о таком подарке богов.
        Найлус медленно кивнул и ощутимо расслабился.
        - С нашим доктором ты уже знаком. - еще один кивок. - Теперь я представлю тебе тех, кто ОЧЕНЬ помог мне в расследовании. - Гаррус Вакариан. Офицер СБЦ. Он вел официальное расследование по делу Сарена. Лучший стрелок, которого я видела. - Гаррус смущенно опустил мордочку, но я видела, что похвала ему приятна. - Тали'Зора нар Райя. Именно она принесла информацию, добыв ее из модуля памяти гета. Гениальный техник. И на редкость авантюрная особа. Это ж надо было… в одиночку на гетов охотиться. Успешно, притом!
        Теперь мордочку опустила кварианка, но легкий отголосок эмоций показал, что девушке приятно слышать, когда ее хвалят. Притом - заслуженно.
        - Тали, Гаррус. Знакомьтесь. Спектр Найлус Крайк. Именно он выдвинул меня как кандидата в Спектры, за что я ему безгранично благодарна.
        Найлус едва заметно улыбнулся.
        - А теперь мы все вместе отсюда свалим, дабы не мешать доктору работать и не смущать Найлуса своим присутствием. - я ухмыльнулась.
        Только сейчас до Спектра дошло, в каком виде он находится. Найлус открыл было рот, но, увидев выражение моей наглой физиономии, закрыл его и медленно кивнул. А что ему еще оставалось делать? Все что надо и не надо мы уже увидели, и небольшая ширма тому не помеха, ибо она была практически убрана, дабы не мешать доктору присматривать за всеми своими пациентами.
        - Поправляйся, коллега!
        Я уже собралась было смотаться из лазарета вслед за Гаррусом и Тали, когда лязгнувший металлом голос Карин припечатал меня к полу:
        - Куда-то направились, Спектр Шепард?
        - Но Карин!
        - Имрир! Ты умудрилась упиться турианской выпивкой до потери здравого мышления! Ты хоть понимаешь, какие могут быть последствия после приема ТАКОГО количества декстро-алкоголя?
        - Ну, раз я успела протрезветь и проспаться, а последствий все еще нет… значит - никакие? - вполне резонно заметила я, заискивающе глядя в серые глаза доктора. - Тем более, декстро-пища не столь уж опасна, как все предупреждают.
        Укор в глазах доктора и охреневший взгляд зеленых глаз были мне наградой.
        - Декстро-алкоголь? - низкий урчащий голос демонстрировал всю глубину изумления. - И ты выжила?
        - И даже сыпью не покрылась. - ухмыльнулась я, про себя благодаря богов и демонов за свою мощную регенерацию и приспособленческий организм.
        - Имрир, люди могут без вреда для организма потреблять декстро-продукты. Но - не все! Алкоголь как раз относится к числу опасных! Он вполне в состоянии вызвать сильную реакцию. Нейтральные продукты, подходящие всем видам, помечены соответствующими знаками. Они бывают обоих видов, но все - неопасны и легко усваиваются.
        - Но ведь аллергии не было. - я пожала плечами. В прошлые перерождения что я только не ела… даже низшие демоны на зуб попадали. И ничего. Пару раз, конечно, неслабо траванулась, но выжила же…
        - Свободны, капитан. - милостиво отпустила меня доктор. - На этот раз. Вас ждет в рубке пилот Моро.
        - О, что вы, Карин! Мы еще никуда не летим! У нас остались… незавершенные дела на этой прекрасной станции. - от моей хищной предвкушающей усмешки Найлус поперхнулся, но следующие слова вызвали понимающую улыбку: - Нас пустили в арсеналы СПЕКТРа. - церемонно поклонившись расслабившемуся турианцу, я спросила: - Многоуважаемый коллега. Вам что-нибудь требуется из закромов этих самых арсеналов?
        Не смотря на постановку вопроса и юморной тон, Найлус понял, что вопрос я задала без тени иронии и спокойно ответил:
        - Новую тяжелую броню. И, если вас не затруднит, Спектр Имрир, захватите полный комплект вооружения.
        - О, что вы… МЕНЯ не затруднит. - заметила я, глядя в лучащиеся смехом зеленые глаза. - Для этого со мной пойдет Гаррус.
        - Его могут не пропустить.
        - Ничего. Я вынесу. - видя разгорающийся скепсис в глазах собрата по профессии и припомнив вес полного комплекта брони и вооружения, поправилась: - Или выволоку, что вероятнее.
        Найлус негромко рассмеялся, а я свалила из лазарета, пока не получила по шее за то, что рассмешила тяжело раненного пациента. Найлус же, скривившись от резкой боли в потревоженной ране, продолжал улыбаться.
        Двери лазарета мягко сомкнулись за моей спиной. Облегченно вздохнув, я взъерошила короткие волосы, хмуро глядя на веселые рожи бойцов десантной группы и в виноватые глаза Гарруса. Он-то чего себя винит? Вроде бы пили вместе и по моей инициативе.
        - И что мы такие довольные?
        Бойцы весело заржали.
        - Ну ты, мать, даешь! Это ж надо было!
        Капрал Эткинс, весело похихикивая, подошел и хлопнул меня по спине. Имрир к ребятам из своей же группы относилась хорошо. Я же после вселения довольно легко перевела эти отношения в разряд дружеских с легким налетом субординации. Сейчас же, вне миссий, парни расслабились. Для них я была не коммандером Шепард или Спектром, а единственной женщиной в их компании, которая смогла завоевать доверие и получить определенный авторитет.
        - Да ладно… а ты забыл, как ужрался на днях, и мы тебя прятали от зорких глаз капитана?
        Дэрг заржал еще веселее.
        - А ты и тут выделилась. Это ж надо было так накачаться декстро-пойлом! И даже на своих ногах приползти на корабль! Ах-ха-ха…! Да еще и в компании офицера СБЦ! Эшли чуть ядом не изошлась как вас увидела!
        - Не пойлом, а весьма дорогим алкоголем!
        Бойцы от души веселились, беззлобно меня подкалывая, а Гаррус не знал куда спрятаться от стыда и смущения. Я не поняла, он что, считает, что подставил меня перед подчиненными и подорвал авторитет? Встретив полный раскаяния и вины взгляд голубых глаз, я четко поняла: да, считает. А вот это - не хорошо. Я и забыла, насколько турианцы болезненно относятся к субординации и ее нарушению. Уж насколько Гаррус нетипичный представитель своего народа, но и для него происходящее было несколько дико.
        - Да ладно вам. В отличие от некоторых, офицер Вакариан - счастливый обладатель той же версии автопилота, что и я. И НИКАКИХ ПРОБЛЕМ мне не доставил. В отличие от вас в том же состоянии!
        - О как! - бойцы присвистнули, в долей уважения глядя на растерявшегося парня.
        - Так что - хорош ржать. Гаррус, не обращай на них внимания. Этим лишь бы позубоскалить!
        Дэрг и Дилан ухмыльнулись.
        - Рир, тут слухи ходят, что ты Спектром стала.
        - Уже ходят? - я удивленно заморгала.
        Смех как отрезало. Бойцы переглянулись.
        - Так это правда?
        - Правда. Гаррус очень крепко помог мне в расследовании, а Тали, - я улыбнулась кварианке, мнущейся у стены, - предоставила нужные нам доказательства. - я подняла руку, прерывая попытку возразить. - Гаррус, мы же вчера договорились, что не будем больше выяснять, кто кому насколько помог, и кто чью спину прикрыл. Мы прекрасно сработали втроем и наши совместные действия принесли результат, на который я и не надеялась.
        Бойцы слушали меня очень внимательно, прекрасно понимая, что все это я рассказываю именно для них. Гаррус неуверенно мялся у стены. Просто поразительно, куда девается жесткий и хладнокровный воин, когда дело доходит до банальной похвалы: передо мной стоял неуверенный парень, не знающий куда девать руки и куда смотреть.
        Бойцы успокоились и получили ответы на свои вопросы. Их отношение к Гаррусу и Тали неуловимо изменилось: настороженность и пренебрежение испарились, на высокого турианца смотрели с интересом и уважением, на девушку - несколько покровительственно и дружелюбно. Меня они уважали. Не только Имрир, но и МЕНЯ. Изменения в наших отношениях парни прочувствовали очень быстро и были… благодарны. Все же, Имрир вела себя отстраненно и с долей холодка, хоть и стояла за своих подчиненных горой, предпочитая проводить разборки без лишних свидетелей. За что и ценили, и уважали… но, в близкий круг не допускали, а Имрир и не стремилась туда попасть.
        Обрадовав бойцов, что у них есть время до вечера, я, Гаррус и Тали покинули корабль.
        Пока добирались до Президиума, Гаррус молчал, что-то обдумывая, и, полагаю, молчал бы и дальше. Интересный всем разговор начала Тали:
        - Имрир. Наше расследование закончено. Я… - девушка остановилась, как-то странно глядя на меня светлыми глазами, едва различимыми за сиреневым щитком ее шлема.
        - Тали… оно только начинается. - я улыбнулась. - Или ты все же передумала и не хочешь отправиться со мной?
        От такой постановки вопроса девушка дернулась, заполошно замахала руками.
        - Нет, что ты!
        - Так ты остаешься?
        - Конечно! Я просто хотела уточнить. Может, ТЫ передумала… - мягкий журчащий голосок кварианки сбился.
        - Тали, я не отказываюсь от своих слов. И буду рада видеть на борту "Нормандии" и тебя, и Гарруса.
        Гаррус удивленно заморгал, с каким-то странным выражением глядя мне в глаза. Этот турианец меня порой просто поражает! Как дело касается работы - он собранный, уверенный хладнокровный, жесткий до жестокости, безжалостный и рассудительный, а как доходит до личных вопросов… так все это куда-то неведомым образом испаряется, оставляя стеснительного и предельно вежливого тактичного молодого парня. Как это возможно? Вот и сейчас. Стоит, мнется, и не знает, как ко мне подкатить и напроситься в команду. Хотя по глазам вижу: хочет!
        - Гаррус, какие у тебя планы?
        Турианец пожал плечами, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, как-то растерянно глядя на меня удивительно голубыми глазами.
        - Я собираю собственный отряд для выполнения заданий Совета. Что скажешь?
        Ну же, давай, предлагай свою кандидатуру или хотя бы просто согласись, но не надо смотреть на меня глазами забытого за дверью котенка!
        - Работа в Службе Безопасности меня… несколько разочаровала. - Гаррус несколько потух, рассеянно постукивая когтистыми пальцами по предплечью. - Если вы… ты не против, я бы хотел присоединиться к твоему отряду. - парень заморгал, видимо только что осознав, что именно он сказал. - Ты говорила, что я… неплохо стреляю.
        Это ж просто атас какой-то! Гаррус вызывает прямо-таки неконтролируемый приступ умиления вкупе с желанием дать ему по шее, чтобы выбить эту дикую неуверенность и стеснительность.
        Насколько я знаю, ему сейчас что-то около двадцати семи лет, и он примерно на год младше моего тела. Точно я не знаю - не интересовалась. Потом посмотрю его досье. На данный момент Гаррус сотрудник следственного отдела СБЦ, которому сгружают все "висяки" и прочие не слишком удобные дела, за которые не желают браться более взрослые сослуживцы. Репутация Вакариана в СБЦ довольно специфичная. Слишком честный, гордый и въедливый. Нужен мне такой кадр на корабле? Конечно… ДА!
        - Гаррус, как думаешь, директор Паллин будет сильно недоволен, если мы заберем тебя из СБЦ? - чуть склонив голову набок, я с интересом наблюдала, как вспыхивает понимание в голубых глазах, а выразительная физиономия расплывается в недоверчивой улыбке.
        - Директор Паллин не слишком меня любит. Скорее, терпит. С трудом.
        - Тогда я думаю он не слишком расстроится. Добро пожаловать в команду, Гаррус Вакариан.
        Пока растерянный турианец недоверчиво хлопал глазами, я села на скамейку и открыла уни-инструмент.
        - Спасибо, Имрир.
        Вот и чудно! А теперь, пока не случилось чего-то неожиданного…
        - Гаррус… ты рапорты о переводе писать умеешь?
        Турианец кивнул, удивленно глядя на меня. Я молча смотрела на него, он смотрел на меня, пока его не осенило.
        - Сейчас?
        - Тебе не нравится эта скамейка? - со смешком спросила я. - Если не передумал, садись и пиши рапорт на имя директора Паллина о переводе в специальный боевой отряд "Нормандии". И продиктуй текст Тали. А я пока напишу приказ о его формировании.
        Со стороны это, наверное, выглядело забавно. Трое разумных азартно строчили в инструментронах официальные документы, периодически поправляя друг друга и диктуя нужные слова и фразы казенного языка. Приказ о формировании отряда увидел мир на пару секунд раньше, чем два рапорта: один о переводе, второй о включении в состав гражданского специалиста. А буквально через пару минут я получила входящий вызов.
        - Капитан Андерсон! - я улыбнулась совершенно довольному бывшему начальнику.
        - Шепард. Я получил документы.
        - С ними что-то не так? - обеспокоилась я, но, увидев лукавый взгляд серых глаз, расслабилась.
        - С ними все в порядке, я отправил их в военное ведомство и в канцелярию Совета.
        - Спасибо, капитан.
        Мужчина лишь склонил голову в легком кивке, принимая искреннюю благодарность.
        - Рад, что вы так быстро занялись формированием оперативного боевого подразделения. Боевую группу Альянса снимают с "Нормандии" и переводят на другой корабль. "Око Бури" поступает под мое командование.
        - Когда снимут ребят?
        - Уже сняли.
        Я немного расстроилась. К парням я привыкла, а тут даже попрощаться не удалось.
        - Вы забираете их на "Око"?
        Андерсон кивнул.
        - Есть еще что-то, что мне стоит знать заранее?
        - Не все довольны тем, что корабль с экспериментальным оборудованием был отдан Спектру. Многие не согласны с вашим назначением, но реально сделать ничего не могут. Пока. Учитывайте это.
        - Спасибо, капитан.
        - Удачи, Шепард.
        Связь пропала, а я сидела и размышляла над завуалированным предупреждением. То, что я помню из канона, меня не радовало. Родимое командование с Шепард поступит откровенно по-свински. Что ж. В любом случае, до прохождения ключевой точки с проектом "Лазарь" я ничего толком сделать не смогу. Слишком жестко фиксирована цепочка событий. Но, все же, кое-что изменить реально. И я - не я, если родимое начальство не будет ждать сюрприз! Да и с Призраком надо будет что-то делать. Но - все это потом.
        - Гаррус, будь так любезен, проводи нас в СБЦ.
        СБЦ нас встретило громкой руганью и рокочущим голосом крогана, выясняющим отношения с офицером. Камнем преткновения стал мощный дробовик - оружие, безусловно, запрещенное к ношению на территории Цитадели. Дробач все же отобрали, а злой кроган остался стоять у массивного лифта, ведущего куда-то в недра СБЦ.
        - И часто у вас тут такое? - тихо просила я.
        - Постоянно. - мурлыкнул Гаррус. - Это Рекс. Попадает сюда не первый раз и не последний.
        Кроган заметил наше вельми занимательное трио и пристально провожал взглядом. Узнал, что ли? Неужели и правда попытается втюхать бабло за голову Фиста?
        - Ты. Человек. - грубый голос дал понять, что Рекс таки определился и узнал меня. - Тебя называют Шепард?
        Я остановилась, с интересом всматриваясь в обезображенную шрамами физиономию.
        - Я обязана отвечать?
        Кроган отвалил от стенки лифта, которую до того подпирал плечом.
        - Меня зовут Рекс. Серый Посредник перечислил мне приличную сумму, чтобы избавиться от Фиста. Но ты меня опередила.
        Кроганы принципиально использовали обращение "вы" исключительно как показатель множественного числа.
        - И? - спросила я с интересом.
        - Когда мне платят за работу, я выполняю ее. - Рекс подошел практически вплотную, всей массой нависая надо мной. - Один.
        Гаррус напрягся. Тали занервничала и отступила на шаг.
        - Твои проблемы, что ты оказался столь нерасторопным. - мурлыкнула я, а между пальцев промелькнул плоский диск гранаты.
        Кроган вещицу заметил.
        - Ваш народ становится очень… шустрым, если правильно простимулировать. - я подкинула гранату на ладони.
        А Рекс неожиданно гулко расхохотался.
        - Так это и правда была ты.
        - Где? - наивно захлопав глазками, спросила я. Граната, как по волшебству, испарилась.
        Рекс хмыкнул, растянул губы в кривой ухмылке. Видать, мои нездоровые наклонности и тяга к гранатам нашла живой отклик в его душе.
        - Ты выполнила мою работу. - Рекс вернулся к незавершенному разговору. - Значит, деньги тоже должна получить ты.
        - Рекс, ты собрался заплатить за Фиста? - приподняв бровь, я с искренним интересом разглядывала крогана. - Мне?
        - Я не возьму деньги за чужую работу! Я перевел их на твой счет.
        Он таки это сделал! Покачав головой, я с некоторой оторопью смотрела на странную физиономию мощного крогана. Я и не верила, что этот наемник и в самом деле так серьезно относится к таким вещам…
        - Мне понравилось, как вы разобрались с Фистом. - тяжелый взгляд перешел на Гарруса. - Я слышал, вы охотитесь на Сарена.
        - Слухи быстро распространяются. - едва слышно скрежетнул Гаррус.
        Рекс его проигнорировал.
        - Я хочу отправиться с вами. - припечатал кроган, пристально глядя мне в глаза.
        И вот что с ним делать? Он реально считает, что военный офицер взял бы с собой наемника с сомнительной репутацией?
        - Рекс, ты же наемник. Какая тебе выгода в преследовании Сарена?
        Кроган на несколько долгих, томительных минут замолчал, пристально глядя мне в глаза. А я не могла прочитать его эмоции. Полная флегма.
        - Я это делаю не ради денег. - рокочущий бас лишь подчеркивал серьезность его намерений, буквально вбивая каждое слово. - Я хочу быть там, где погорячее. Надвигается буря, и вы с Сареном в ее центре.
        Зашибись. Адреналиновый наркоман в особо запущенной форме с непонятным мне кодексом чести. Хотя… кто бы говорил. Окинув крогана задумчивым взглядом, я заметила:
        - Ты же понимаешь, что на Сарена работает много кроганов.
        - Это не кроганы! - Рекс зарычал, раздраженно махнув рукой. - Это слуги и рабы! Лижут Сарену пятки за обещание власти и богатства!
        О, так Рекс и правда идейный.
        - Мой народ был гордой расой! Некоторые из нас помнят это до сих пор.
        - Ладно. Считай, ты принят в команду. На испытательный срок.
        Кроган кивнул.
        - Рапорт напиши. - мои слова полетели уже в спину. - И вообще, ты куда собрался?
        Рекс остановился, медленно повернулся и с искренним удивлением уставился на мою довольную рожу.
        - Раз уж подписался на место в отряде, можешь приступать к работе. Идем с нами.
        Рекс рокочуще хмыкнул, а я, перехватив непонимающий взгляд голубых глаз, шепотом пояснила:
        - Гаррус, ты собираешься переть все комплекты вооружения и брони на своем горбу? Ниче не отвалится?
        Турианец поперхнулся воздухом и закашлялся, Тали тихонько хихикнула.
        - Сперва к Паллину, обрадуем его о твоем переводе, а потом потрошить арсеналы!
        Паллин ничего не сказал. Просто прочитал рапорт и молча подтвердил. Только долго смотрел на нервничающего Гарруса тяжелым пристальным взглядом. Полагаю, для него не было тайной ни мой нынешний статус, ни роль, которую сыграл Гаррус в моем расследовании и последующем назначении. И он совершенно не удивился, увидев столь странную интернациональную компанию, ввалившуюся к нему в кабинет. На какую-то долю мгновения мне показалось, что в его глазах промелькнуло сожаление.
        Когда мы выходили, нам в спину полетело тихое:
        - Удачи, Вакариан. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
        Гаррус вздрогнул, но не подал виду, что хоть что-то услышал. А я не стала заострять внимания.
        К интенданту мы шли в тягучей тишине. Гаррус задумчиво шел по коридорам СБЦ, невпопад отвечая на приветствия бывших коллег. Тали тактично молчала, а Рексу было все сугубо пофигу. Очнулся он, когда мы остановились перед интендантом - высоким турианцем с яркими желтыми глазами.
        - Коммандер Шепард. Вооруженные силы Альянса. На Цитадели впервые. Верно?
        Низкий хриплый голос интенданта вернул Гарруса в реальность.
        - Верно.
        Не смотря на назначение Спектром, родимое начальство не собиралось упускать меня из рук. Сейчас я ничего не могу с этим поделать, да и не надо. Но вот после ключевой точки… после посмотрим, как мне соскочить с крючка.
        - Что-нибудь будете брать сегодня, коммандер Шепард?
        Турианец облокотился о стол и с интересом на меня смотрел, ожидая ответа. Военные всех рас могли затариваться в арсеналах СБЦ новым оружием и доспехами. За деньги. Но я - Спектр, а для них есть особые арсеналы и хранилища. Бесплатные.
        - Буду.
        Интендант кивнул и застучал по клавиатуре.
        - Хорошо. Сейчас проверим ваш… - турианец запнулся, изумленно глядя на экран. - ух ты… У вас есть доступ в арсеналы Спецкорпуса. Вы - Спектр?
        Я кивнула.
        - О! Я слышал о назначении Спектра-человека, но не знал, что это вы. Поздравляю.
        - Благодарю. Это назначение - честь для меня.
        Турианец понимающе закивал, набивая код доступа в термина.
        - Прошу. - трехпалая ладонь указала на открывшуюся дверь. - Вы знаете правила?
        - Знаю. - я положила на стол идентификационную карту. - Мне необходимы комплекты брони не только для меня, но и для моего коллеги.
        - Имя?
        - Найлус Крайк.
        Интендант поперхнулся воздухом.
        - Я слышал, он погиб!
        - Слухи преувеличены. Он серьезно ранен, но вполне жив. Его старые доспехи не поддаются ремонту, а раз уж я зашла к вам, то захвачу комплект и для него.
        - Я отмечу, что часть обмундирования была взята для другого оперативника.
        - Конечно.
        Турианец считал данные с идентификационной карты и вернул ее мне.
        Внутрь со мной пустили только Гарруса и то после моего справедливого замечания, что я одна, а барахла надо взять порядочно. От идеи качественно ограбить арсенал я отказалась, но вот броню на себя, Найлуса и Гарруса я взяла. По два набора. Оружие выбирали дольше. Я примерно помнила, что было у Найлуса перед высадкой, и к ящикам с доспехами присоединились боксы со штурмовыми винтовками, пистолетами, тремя дробовиками и всякой мелочью типа гранат и аптечек. Гаррус молча таскал тяжеленные боксы и сгружал у ног Рекса. Уже собираясь выходить, я заметила ЕГО: снайперский комплекс "Гарпун".
        Из арсенала я вышла со счастливой рожей, обнимая два длинных бокса со снайперскими винтовками. Попрощавшись с озадаченным интендантом, я, молча указав на груду боксов, потопала к лифту.
        Как мы добрались до "Нормандии" - это отдельная песня! Гаррус и Рекс перли на себе честно награбленное, тихо шипя и матерясь, Тали пыталась удержать разъезжающую гору небольших коробок. А я несла пирамиду из пяти оружейных боксов. Нас провожали ТАКИМИ взглядами, что не будь такого груза, мне стало бы стыдно… наверное. И да, пришлось переть вручную! Тележек, погрузчиков или доставки на дом арсеналы Спецкорпуса не предоставляли. Разве что по заранее составленному запросу на борт корабля.
        Стоило нам ввалиться в шлюзовую камеру, как смертоубийственный груз оказался на полу, а мы, матерясь, разгибались и растирали отдавленные руки и потянутые спины.
        - Проклятье! Шоппинг в арсеналах СПЕКТРа - крайне увлекательное дело… но покупки тяжелые… - пробормотала я, пока проходило обеззараживание.
        - Зачем столько? - Гаррус указал на ящики с броней.
        - Средняя броня - для тебя. Тяж для Найлуса.
        - Для меня? - Гаррус растерянно заморгал. - Но я же не Спектр!
        Створки шлюза разошлись. Подхватив боксы, я ввалилась в коридор, ногой выпихивая неустойчивую пирамиду из шлюза.
        - И что? У тебя нет ни нормальной брони, ни оружия. То, что тебе выдали в СБЦ…
        - Я уже сдал. - развел руками парень.
        - Вот именно, что сдал! И когда только успел? То, что на тебе сейчас, даже от легкой штурмовой винтовки не защитит! Тащим в арсенал, там будем делить.
        Вот что мне нравится в "Нормандии", так это удобное распределение внутреннего пространства и лифт сразу у шлюза. Так что нам надо было всего лишь перенести груз через узкий коридор, и чуть позже - внести в арсенал, вход в который располагался так же недалеко лифта.
        Разложив боксы, я подняла один из них.
        - Рекс.
        Кроган вопросительно рыкнул.
        - Это тебе компенсация за конфискованный дробач.
        Кроган взял бокс и с удовольствием его осмотрел.
        - Хорош! Благодарю, Шепард!
        - Имрир. - я улыбнулась довольному крогану, распаковывающему новую игрушку.
        - Тали, ты у нас вроде как не боец, но оружие иметь обязана. - бокс с мощным пистолетом скользнул по металлическому столу.
        - О! - девушка двумя руками поймала коробку.
        А теперь самое интересное!
        Вгонять Гарруса в краску - это, похоже, мое самое любимое занятие за последние сутки! Вот стоит хоть что-то для него сделать, как парень тут же теряется и стоит, растерянно хлопая глазами. Такое ощущение, что сама мысль о том, что кто-то может что-то для него сделать ПРОСТО ТАК у него в голове не укладывается! Он так искренне благодарит и так трепетно относится к ЛЮБЫМ проявлениям заботы и банального человеческого тепла, что лишь усиливает желание сделать для него какую-то мелочь и снова ощутить эту бурю ярких и чистых эмоций. И это уже сейчас, хотя моя эмпатия только начала работать. А что же будет, когда я верну менталистику в полном объеме и начну ощущать даже малейшие колебания эмоций?
        Вот и сейчас, стоит, мнется, кося глазами на "Гарпун". И не может поверить, что это и правда взято для него. Хотя внешне он - спокойный, уверенный в себе боец. Эмоции показывают мелкие, практически незаметные жесты: неуверенные переминания с ноги на ногу, подергивание пальцев, крепко прижатые к щекам мандибулы и, самое главное, глаза. Воистину - зеркало души!
        - Гаррус, не смотри так на "Гарпун". Он и правда твой.
        Коробка с маячками, которую он только что вертел в руках, в грохотом выпала из разжавшихся пальцев.
        - Твой-твой. - длинный бокс поехал по столу и затормозил возле едва заметно подрагивающих когтей. - Ты - снайпер от бога. Я могу только дать тебе достойное оружие. Из всего, что было в арсенале, "Гарпун" - это самое достойное.
        Тишина, и тихий мурчащий голос:
        - Спасибо.
        Ближе к вечеру я зашла в лазарет. Найлус лежал на койке и откровенно скучал, и мой приход его порадовал. Рассказав все, что произошло после того злополучного выстрела, я порадовала его моим назначением в Спектры и дала прослушать разговор с Советом…
        А потом мы просто сидели и болтали о всякой ерунде. Чуть позже в лазарет подтянулся довольный Гаррус, уже нацепивший новую броню. Так и сидели, обмениваясь историями из жизни, пока не пришла Карин и не выгнала меня и Гарруса, в приказном тоне запретив Найлусу лишний раз шевелиться и бередить заживающую рану.
        Привязка работала, как и положено, и разогнанная препаратами и избытком жизненной энергии регенерация давала надежду, что к прибытию на Тау Артемиды, Найлус уже сможет встать.
        Экипаж вернется с увольнительного только по утру, а пока погруженные в приятный сумрак палубы корабля хранили загадочную тишину и спокойствие. Я сидела на диванчике в зоне отдыха, потягивая безалкогольный напиток. Утомительные сутки закончились. Многое сделано и еще больше предстоит сделать. Но сейчас, в тишине и темноте, я могла спокойно обдумать происходящее и хоть как-то подготовиться к грядущим событиям.
        Завтра с утра мы вылетаем на Тау Артемиды за Лиарой Т" Сони.
        Глава 10: Проблемы
        Ровно в восемь утра по общегалактическому времени весь экипаж "Нормандии" был на местах. Корабль готовился к отлету, люди проверяли системы, устраняли мелкие неполадки и возились с настройкой. А я вдумчиво изучала список экипажа и приписанных к "Норме" разумных. И к концу списка я была, откровенно говоря, в легкой прострации. Боевой отряд они сняли, а вот десяток тунеядцев из военной полиции оставили! Вот нахрена мне на борту тонна стоящего столбом у дверей легковооруженного мяса и особист, сующий свой нос куда не следует? Их же даже в бой не пошлешь - не положено! Дальше. Отряд сняли, а Эшли и Аленко оставили. Где логика? Заберите этих двоих и верните мне Дилана и Дэрга! Ладно, хотя бы одного Дэрга! Меняю на Эшли, Аленко и всех долбоебов из военной полиции. Могу даже в виде бонуса еще кого-то отдать. Кроме Джокера, Карин и Грега. Я готова даже Прессли подарить в обмен на Дэрга и Дилана. Ну да ладно. Чего уж мечтать о несбыточном?
        Действия начальства оставили стойкие подозрения, и я набрала номер Андерсона. Может, он что-то прояснит?
        Капитан ответил быстро:
        - Спектр Шепард?
        - Капитан Андерсон. У вас есть возможность говорить?
        - Да.
        - Почему на "Нормандии" оставили подразделение военной полиции Альянса? - прямо спросила я.
        - Таковы правила. На кораблях Альянса обязан присутствовать расчёт военной полиции.
        - Насколько я знаю, "Нормандия" выведена из состава флота и передана Спектру.
        - Выведена. Хотите ссадить с корабля? - с иронией спросил капитан.
        - А могу?
        - Имеете право. Как Спектр Совета. Но командование ВКС это не оценит.
        - Что мне для этого следует сделать?
        - Просто - приказать.
        - Почему оставили Уильямс и Аленко?
        - Эшли Уильямс была принята вами в боевой отряд. Кайден Аленко оставлен на борту как участник событий на Иден Прайм.
        - Они подчинены мне или руководству ВКС?
        - Руководству ВКС Альянса. - Андерсон едва заметно улыбнулся уголками губ. - Я оставил вам документы и приказы, которые касаются вас и "Нормандии" в каюте капитана.
        - Благодарю, капитан.
        Андерсон ободряюще мне улыбнулся. Связь пропала, а я пошла в уже свою каюту. Документы обнаружились в столе. Устроившись на кровати, я погрузилась в чтение этих самых документов, всем сердцем ожидая какой-то гадости. Подстава не замедлила появиться: чем яснее раскрывалась картина перед глазами, тем больше я понимала, в какую задницу попала, и как красиво командование меня подставило и крепко посадило на цепь. "Подарок" "Нормандии" - жест на первый взгляд щедрый. Родное начальство добровольно уступает мне новейший корабль, типа, тебе же нужно личное такси, ты - первый Спектр, бла-бла-бла про гордость и честь, короче - пользуйся и помни, что Родина тебя не забудет. Угу, в этом я даже и не сомневалась. Забудут они, как же. Это - моя розовая мечта, абсолютно недостижимая. В оригинале Шепард даже сдохнуть по-человечески не дадут, а отловят в космосе и пустят в дело по второму кругу. Как же, терять столь раскрученный бренд как Герой!
        Ладно, смотрим дальше. "Нормандия" и правда выведена из числа кораблей флота, но, как корабль боевой, принадлежащий Альянсу, переведен в какое-то непонятное то ли гражданское, то ли военное подразделение "S-1" неизвестно кому подчиняющееся. И я там же оказалась согласно приказу ровно за пол дня до назначения меня Спектром. Меня что, "Церберу" подарили таким образом? Весьма похоже! То есть я - гражданин Альянса не пойми какого статуса, не пойми с какими обязанностями и правами, и не пойми кому подчиняюсь! Данных по сему странному подразделению у меня нет и, подозреваю, я хрен их найду даже с помощью Серого Посредника. Дальше. Все обеспечение "Нормы" идет через эту странную контору. А я не пойми на каком подсосе сижу. Денег мне не платят, звания у меня нет, статус - непонятен. Я вообще что такое по этим документам?
        Проклятье! Переживу "Лазарь", Андерсону куплю личное корыто с ящиком бабла и огромным баром! За эти бумажки и за толстый намек. Видать, и правда за меня переживает. И понимает, в какую задницу я попала и в какой оборот меня берут.
        Одноразовый Герой. Ладно, многоразовый! Даже проект "Лазарь" есть и сомневаюсь, что ТАКОЕ рождается за два года.
        Ситуация - супер просто! Хоть иди и проси политического убежища у Совета. Или у Властелина Назары. Тоже вариант неплохой. С таким начальством Властелин вообще само благородство и честность во плоти!
        Ладно уж. На крайний случай - сдохну. Первый раз, что ли? Хоть и жалко, есть у меня тут личные планы, которые хотелось бы воплотить в реальность перед тем, как героически откинуть копыта.
        Тихо зло рассмеявшись, я убрала документы. Не будь этого сраного "Лазаря" и ключевой точки, можно было принять меры уже сейчас, но - нельзя. А потому следует готовить почву для будущего и собирать команду. Да и начальство вздохнет спокойно, если я не буду с коровьей покорностью принимать ситуацию, а что-то сделаю. Типа, деточка поверила. Ну-ну…
        Документы растворились в моих руках. Личный пространственный карман не в состоянии многое вместить, тем более, сейчас, но вот одна папочка влезла, хотя ощущения у меня при этом, словно я вагон монорельса на своем горбу перенесла.
        Холодная дверь приятно остужала разгоряченную голову. Я стояла, прислонившись лбом к металлу и медленно успокаивалась. Я сейчас ничего не могу сделать. Нельзя. Но вот потом… потом посмотрим. А пока следует заняться кораблем.
        Через час отряд военной полиции особист были выселены, а "Нормандия", отшвартовавшись от Цитадели, направилась к ретранслятору. Лететь до этого чуда инженерной мысли Жнецов нам чуть больше трех часов, а потом прыжок в Тау Артемиды.
        Этот сектор включает в себя четыре системы: Македония, Афины, Кносс и Спарта. В информации от Совета не было указано, в какой именно системе работает Лиара. Я этого тоже точно не помнила, но вот название планеты в память запало: Терум. Думаю, Джокер сможет подсказать, в какой системе эта планета находится.
        В рубке кроме Джокера никого не было. Упав в вечно пустующее кресло второго пилота, я поприветствовала пилота кивком.
        - Плохо выглядишь, Рир. - Джокер бросил на меня короткий взгляд. - Опять пол ночи не спала?
        Я неопределенно пожала плечами.
        - Все-то ты видишь, Джокер.
        - Ну а кто еще будет за вами присматривать, капитан? - Моро усмехнулся. - И все же, Рир, что-то случилось?
        - Проблемы, Джефф. Будущие и текущие. Плохое предчувствие.
        - Как на Иден Прайме?
        - Хуже.
        На какое-то время мы замолчали. Я наблюдала, как Джефф ведет "Норму" к ретранслятору, лавируя в плотном транспортном потоке, лениво растекшись в кресле. С Джокером удалось наладить отношения. Моро - парень с развитым чувством юмора и тянулся к людям. Стоило мне показать истинный характер, поговорить с ним по-человечески, без шелухи официоза и Устава, как Джефф оттаял и быстро принял меня во внутренний круг. Правда, порой до сих пор косится. Не верит. До сих пор не верит, что Иден Прайм так меня изменил.
        - Куда летим?
        - Терум. Планета где-то в секторе Тау Артемиды.
        - Знаю. Индустриальная планета в системе Кносс. Жаркая мусорка, богатая тяжелыми металлами. Что мы там забыли?
        - Доктора Лиару Т" Сони. Она занимается изучением протеанских руин, а на Теруме их хватает. Дочь матриарха Бенезии.
        - Она тебе нужна как пленник? Или…
        - Надеюсь на или. - я перехватила веселый взгляд Джокера. - Что?
        - Такими темпами у тебя скоро на корабле не-людей будет больше, чем людей.
        - Имеешь что-то против? - я приподняла бровь.
        - Я им не доверяю. - признался парень. - Тот же Найлус…
        - А что Найлус? Смотри глубже, Джефф. Не смотри на внешность. Не смотри на официальное поведение и слова. Постарайся увидеть личность. - я улыбнулась. - И тогда тебя будет ждать сюрприз. Найлус не подведет и не предаст. Как и все турианцы - болезненно честен. Благо хоть не слишком зациклен на субординации и иерархии, если то, что я о нем слышала - правда. Впрочем, это особенность его цивилизации. Скажи, Джефф, много ли ты найдешь таких ЛЮДЕЙ?
        Джокер печально вздохнул, принимая мою правоту.
        - Раньше ты была более… категорична.
        - Глупая потому что была. - пожав плечами легко признала я. - Ксенофобия - это болезнь разума, не способного перебороть свои страхи и придуманные кем-то стереотипы и предубеждения. Для меня нет разницы, к какой расе принадлежит мой подчиненный. И, тем более, друг. Друзья - слишком большая ценность и редкость, чтобы подбирать их с оглядкой на расу. Друг или есть, или его нет. И неважно, какого цвета его кровь, сколько у него пальцев на руках или какое лицо.
        Волна удивления и задумчивости неожиданно полыхнула от входа в рубку, а я едва удержалась от желания повернуться. Вместо этого я чуть сместилась, ловя отражение на полированном боке консоли. Всмотрелась в мутное пятно и едва сдержала улыбку: у дверей стоял Гаррус.
        - Эшли с тобой не согласится.
        - Это проблемы Эшли. Если она не изменит своего взгляда на новых членов команды, я с ней попрощаюсь.
        - Жестоко.
        - Джефф, мне дали статус Спектра. Это - огромная честь и не менее огромная ответственность. Не только за людей, но и за всех остальных. За мной будут наблюдать особо внимательно. Я не имею права демонстрировать ксенофобию. Да и не хочу.
        Мутное отражение исчезло: тактичный турианец ушел так же бесшумно, как и пришел, не желая подслушивать не предназначенный для его ушей разговор.
        - Сколько нам лететь?
        - Пару часов до ретранслятора и восемь суток до Кносса. Там еще пять часов от ретранслятора к планете.
        - Долго.
        - Через всю галактику летим. - Джефф пожал плечами. - Это быстро. Шесть прыжков придется сделать. Больше срезать не удалось.
        - Не буду отвлекать. Если что понадобится… ну ты сам знаешь.
        Джефф улыбнулся и кивнул, не отрывая взгляда от плетущегося перед нами уродливого азарийского корабля.
        - Тебя старпом хотел увидеть. - сказал мне вдогонку Джокер.
        Я кивнула и ушла с рубки. Интересно, в реальности старпом тоже будет меня попрекать инопланетянами на борту? Если учесть общий уровень ксенофобии на флоте… скорее всего - да, будет. Особенно за турианцев. Правда, насколько я помню, со временем он привык и даже с кем-то подружился. Насколько это возможно для военного до мозга костей.
        Разговор со старпомом ничего нового не принес, разве что оставил легкий привкус раздражения. Прямо Прессли меня ни в чем не упрекал, но косвенно указал на недопустимость присутствия инопланетян на борту. Видите ли - это дело человечества и нехрен просить помощь на стороне. Угу… конечно… мы круче навозной кучи и от нашей мощи содрогаются горы. Нам никто не нужен! А ничего, что из нормальных бойцов у меня на корабле реально только Рекс и Гаррус? Тали - техник и даже от бандюгов сейчас отбиться не в состоянии. Эшли может взбрыкнуть или сдать меня командованию Альянса, если я решусь на "шаг влево, шаг вправо". Кайден - вообще песня отдельная. Биотик с Л2 - опасным имплантатом, который вполне может или довести до психоза, или последние мозги выжечь. Про дикие мигрени я просто молчу. Какой с него боец, если от боли в голове он едва соображает? А чрезмерная реакция на яркий свет и шум? И ничем ему не помочь - Л2 невозможно изъять!
        Надо будет узнать при случае, чем руководствовалось начальство, когда отзывало боевую группу, оставляя меня с агрессивной ксенофобкой и биотиком-инвалидом. То, что на борту оказались Гаррус, Рекс и Тали - заслуга моя и дело, в общем-то случайности. Найлус еще дней десять не боец. При естественном выздоровлении - декады две-три.
        На Теруме будет плохо…
        В общем, в вот таком вот состоянии я вошла в кают-компанию, она же - зона отдыха, где и нашла искомых инопланетян и недовольную их присутствием Эшли. Атмосфера царила предгрозовая: Гаррус - в бешенстве, Тали обиженно молчала, Рексу было глубоко пофигу, а Эшли кипела и булькала. Не поняла? Они что, успели поругаться?
        - Что здесь произошло?
        - Спектр Имрир. - услышав холодный скрежещущий голос турианца мне захотелось побиться головой о стену. - Члены вашего экипажа не согласны с нашим присутствием на борту.
        Вот за что я люблю турианцев, так это за честность и прямоту! И способность соображать быстро!
        - Вот как? - мой голос приобрел обманчивую мягкость. - Эшли?
        - Сарен напал на нашу колонию. Мы должны остановить его! - запальчиво сказала девушка, сжав кулаки. - Человечество само решает свои проблемы!
        Великие Боги и Демоны, дайте мне терпение! Иначе я выкину ее где-нибудь по дороге и скажу, что сама выпала!
        - Ты еще скажи, что нам не нужна их помощь. - от моего ласкового тона Гаррус вздрогнул и переглянулся с Тали, а Рекс вынырнул из своего флегматичного состояния, с интересом прислушиваясь к разговору. - Или что Гаррус - турианец и ему не следует доверять.
        Видать, Эшли тоже что-то почувствовала, так как тут же сдала назад.
        - Простите, коммандер. Я не имела права так говорить.
        Поздно, радость моя! Править тебе мозги я не собираюсь! Мне еще будет с кем возиться и упражняться в науке мозголома и мозгоправа!
        - Я НЕ коммандер. Получив статус Спектра я официально вышла из состава военно-космических сил Альянса. Я, как Спектр, НЕ ПОДЧИНЯЮСЬ ВКС Альянса. Только Совету Цитадели. "Нормандия" - выведена из состава флота и, грубо говоря, подарена мне. От родимого начальства первому Спектру-человеку. - яд так и закапал с клыков: сдержать язвительную иронию не удалось. - Задачи мне ставит только Совет. Я могу принять во внимание рекомендации и пожелания ВКС Альянса, но приказывать мне они права не имеют. Я ясно выражаюсь?
        - Да, Спектр.
        - Свободны!
        Эшли резко развернулась и буквально вылетела из кают-компании.
        - Я сожалею, что из-за нас у вас проблемы с экипажем. - негромко сказал Гаррус.
        Упав на диванчик я устало потерла виски.
        - Не стоит. Эшли - ксенофоб и это не лечится. Она не желает менять свое отношение к представителям иных рас. Значит, ей не место в десантной группе. - турианец открыл было рот, чтобы возразить, но я приподняла руку, и он понятливо заткнулся. - Я не могу взять с собой ненадежного бойца. Я должна быть абсолютно уверена, что каждый в отряде будет готов прикрыть спину напарнику независимо от его или ее расы. Эшли попала на борт случайно буквально за пару дней до прихода корабля на Цитадель. Я могу многое терпеть и на многое закрывать глаза, но - не такое отношение. С другой стороны, Эшли - человек военный, и если ей придет приказ от командования, она его выполнит, даже если он будет идти вразрез с целями моей миссии.
        Гаррус медленно кивнул, принимая мои пояснения.
        - Шепард, зачем ты держишь на корабле тех, кто может подвести? - пробасил Рекс.
        - Не все сразу, Рекс.
        Настроение пропало окончательно. Была бы возможность - поменяла бы половину экипажа! Удерживает только нерациональность этого поступка. Пока я действую в рамках, которые устраивают мое прошлое начальство - все прекрасно! Но стоит хоть немного уйти в сторону… и, боюсь, ждут меня проблемы. Впрочем, в объятья родимого ВКС я возвращаться не собираюсь, даже если с меня снимут статус Спектра. Лучше в наемники податься, чес слово, да и привычнее как-то. Ладно, время покажет.
        - Нам лететь восемь суток. Вас уже расселили?
        В ответ - синхронное отрицательное качание.
        - Я же приказала баталеру расселить вас по каютам! - от злости сперло дыхание.
        - Нам сказали - свободных кают нет. - флегматично сообщил Рекс.
        - Идем за мной.
        Я рывком встала. После выселения военной полиции, каюты освободились. Или я что-то не поняла, или кто-то решил мелочно саботировать мои приказы!
        Разборки вышли веселыми. Баталер, эта скотина Пакти, пользуясь моментом расселил экипаж по одному и занял свободное место! "Норма" предназначалась для постоянного проживания сорока пяти разумных. Экипаж - двадцать восемь человек, включая меня, двух офицеров и пилота. У меня каюта своя, а врач живет в личном отсеке, примыкающем к лазарету. Старпом, глав инженер и Джефф живут в отдельных каютах. Первые два - как офицеры корабля, Джефф из-за своего здоровья, не способный пользоваться капсулами. По факту свободными должны остаться кают десять-двенадцать, поскольку многие предпочитают спать в навороченных спальных капсулах, а каюты с ними шестиместные.
        В общем, день был угроблен. Решив проблему с расселением и упаковав плотнее экипаж, я освободила каюты для десантной группы. В итоге, удалось высвободить пять двуместных кают, три из которых я отдала соответственно Гаррусу, Тали и Рексу, пока есть такая роскошь, как свободное место. Еще одну закрепила за Найлусом. Не все же Спектру в лазарете жить. С боевой группой надо что-то делать… Возможно, Найлус подскажет, как решить этот вопрос.
        Мелькнула мысль, что как существо, вышедшее из колеи событий, Найлус вполне реально может помочь и подстраховать на скользких моментах. Вот только для этого необходимо ему рассказать если не все, то очень многое.
        Стоит ли?
        Оставив бойцов отдыхать и обживаться на новом месте, я направила свои стопы в лазарет. Хотелось напиться или убить. А лучше и то, и другое.
        В лазарете меня встретила тишина и спокойствие, легкий сумрак, разгоняемый только тусклым светом лампы над койкой Найлуса. Карин не было, но горящий зеленым индикатор на двери в личную каюту давал понять, что доктор на месте. Когда я ввалилась в это царство спокойствия, Найлус оторвался от чтения, с легким удивлением глядя на мою взъерошенную и злую физиономию.
        - Спектр Имрир?
        Я устало опустилась на соседнюю койку, обхватив руками голову. Пол дня. Всего каких-то пол дня, а ощущение, словно меня морально изнасиловали, пережевали и выплюнули! Найлус отключил датапад и положил его на живот.
        - Что случилось?
        - Проще сказать, чего НЕ случилось. - прошептала я. - Найлус, у тебя есть корабль?
        Турианец осторожно кивнул.
        - Как ты его получил?
        - Совет дал. - лаконичный ответ.
        - А мне его подарило бывшее начальство. С экипажем.
        Найлус сходу врубился, что я хочу сказать.
        - Проблемы?
        - Да. - голова отзывалась тягучей болью перегрузки. - Ты же до сих пор мой куратор?
        Короткий настороженный кивок.
        - Мне нужен совет. - я сама удивилась, насколько беспомощно прозвучал мой голос.
        - Рассказывай. - мягкий приказ четко прозвучал в урчащем голосе.
        И я начала рассказ. С проверки экипажа и списков разумных на борту и до расселения и обеспечения всем необходимым новых бойцов. Найлус слушал не перебивая, только изредка задавал уточняющие вопросы. Спокойные зеленые глаза без тени насмешки или раздражения пристально всматривались в мое лицо. И я рассказывала. Свои выводы, опасения, мнения, решения, принятые до отлета. О выгнанном с корабля подразделении военной полиции, про особиста, с которым я сильно поругалась, про его завуалированные угрозы, про стычку Эшли и Гарруса, про Прессли, про… да про все. И как апофеоз - просто протянула ему ту самую папочку.
        Найлус взял ее с опаской.
        - Бери. Прочитай, оцени. У меня слов уже не осталось. Одни матюки. - окончание "и желание сбежать под крыло Сарену" я благополучно проглотила.
        Турианец удивленно заморгал, но раскрыл этот сборник радости и погрузился в чтение. А я сидела на койке, обхватив руками колено и молча наблюдала, как меняются эмоции на его лице.
        За то, что я отдала эту папку Спектру, родимое начальство меня под трибунал отдаст! Мелькнула занятная мысль: "А не похрену? Ведь и так отдаст". А ведь и правда - отдаст.
        Найлус закончил читать, совершенно автоматически сложил макулатуру в папку и закрыл ее, глядя куда-то в вечность и что-то обдумывая. Выражение его лица не поддавалось описанию, а в эмоциях царил его величество Шок. Видать, его тоже проняло. Найлус - далеко не дурак. Он не хуже меня понял, ЧТО означают эти бамняшки. Или даже больше. Вон как его плющит, шок сменяется злостью, ярость перетекает в оторопь и брезгливость, чтобы снова утонуть в злости.
        - Такие вот дела. - мрачно провозгласила я.
        Зеленые глаза смотрели пристально и тяжело. Наконец Найлус ответил глухим, рычащим от эмоций голосом:
        - Я могу дать совет. Но вот последуешь ты ему?
        - Спрашиваю не из праздного любопытства.
        - Избавься от всех, кто представляет угрозу. - жестко припечатал Спектр. - Так, чтобы на тебя не пало подозрение.
        Красавец! Я его уже обожаю! Он только что предложил грохнуть половину экипажа. Добрейшее создание! И ведь прав же. По-хорошему, так и следует сделать.
        - Ситуацию ты, я смотрю, оценил верно. - я невесело усмехнулась. - И где я возьму новый экипаж? - флегматично спросила я. - Я могу оставить только доктора Карин, пилота и главного инженера. Остальные не вызывают доверия. Боевой группы нет. Через восемь дней мы прибудем на Терум, и я боюсь, ждут нас там проблемы. Серьезные проблемы. Ты на ноги встанешь не скоро.
        - Рана быстро заживает. - пристальный взгляд. - СЛИШКОМ быстро!
        - Доктор рассказала?
        Найлус просто кивнул.
        - Ты против?
        - Нет. - легкая улыбка: мандибулы чуть раздвинулись. - Я имею представление о серьезности ранения. - коготь легонько клацнул по датападу. - С такими ранами редко выживают даже в клинике. Я не буду спрашивать, откуда ты знаешь про энергетическую подпитку и что это за знаки.
        - В протеанский маяк ты не веришь? - я приподняла бровь.
        В ответ - ироничный взгляд ярких зеленых глаз.
        Виски пробил разряд боли. Мигрень развивалась, грозясь вскоре погрузить меня в полубессознательное состояние. Разворачивался седьмой слой ауры и вместе с ним активировалась менталистика и дар-проклятие эмпата. По-хорошему мне сейчас надо много и крепко спать в абсолютно темном и изолированном от шума помещении, а я бегаю как подстреленная по кораблю, купаясь в куче негатива. Здравствуй, регулярный сенситивный шок, я так по тебе скучала!
        - В это… тяжело верится. - честно признался турианец. - Действия вашего руководства меня… поражают.
        - Поверь. Это вполне в их духе.
        Короткая пауза. Неверие во взгляде. Буря поднимающейся ярости.
        - Как ты после такого можешь им верить?
        - О какой вере или доверии может идти речь? - иронично спросила я, морщась от боли.
        - Но ты продолжаешь выполнять работу.
        - Я это делаю не для начальства или родимой расы, от которой у меня тихое желание тупо сбежать. Скорее, я делаю это… ради вас. Совета, который отнесся ко мне лучше бывшего начальства и дал шанс стать кем-то большим. Ради Тали и Гарруса, которые искренне мне помогли в безнадежном деле и прикрыли спину, того же Рекса, по своей воле пошедшего за мной без сомнений и меркантильного интереса, ради Джокера, которому некуда деваться. Ради тебя. - зеленые глаза удивленно моргнули. - Ты поверил в меня, решил дать шанс войти в элиту Галактики, и погиб из-за своего доверия.
        - Погиб? - эхом переспросил Найлус.
        Да мать ити! Вот почему меня так по страшному пробивает на ля-ля в момент раскрытия менталистики? Это что, проклятие такое? Или мозги отключаются в это время? Я прикрыла глаза. Зря я завела этот разговор. Надо было идти спать. Но в таком состоянии я не смогу отключиться, и сенситивный шок плавно перейдет в перегрузку и кому произвольной длительности. Зашибись будет перспектива!
        Короткая пауза, тяжелый пристальный взгляд.
        - Ты - не Имрир Шепард.
        Сказал, как припечатал. Надо же… догадался. Умный он… только не вовремя! Или вовремя?
        - Технически - я Имрир Шепард.
        - Технически?
        - Ты действительно хочешь узнать правду? - я с академическим интересом посмотрела на турианца. - Уверен, что сможешь в нее поверить? Что ЗАХОЧЕШЬ? Не посчитаешь меня больной на голову?
        - Я ХОЧУ ЗНАТЬ. Я готов поверить.
        Суровый мужик. Я бы не рискнула вот так сразу дать готовность поверить в не пойми какой бред.
        - Посмотрим. У меня есть минут сорок, пока меня не срубит сенситивный шок. Если не смогу сбросить негатив и успокоится - впаду в кому на неизвестный срок. - я подняла руку, прерывая готового задать вопросы Найлуса. - Ты помнишь, как я попала в лазарет незадолго до высадки на Иден Прайм?
        Короткий кивок.
        - Это был отголосок агонии. Смерть не проходит без последствий. В тот момент я переживала ее, и организм реагировал на команды мозга. Тело умирало вместе с разумом.
        - Но ты жива.
        - Технически - да. Старую душу выдрали и воткнули новую. Замечательные ощущения! Особенно, когда приживаешься в чужом теле и чувствуешь: чуть что не так и здравствуй, новое перерождение. Надеюсь, теория о реинкарнации в этой реальности знакома?
        - Знакома.
        - Можешь посмотреть на ее живое доказательство.
        Найлус скептически качнул головой.
        - Ты помнишь прошлую жизнь?
        - И не одну. Потом расскажу и покажу кое-что занятное. Кстати. Энергетическая подпитка - это как раз пример знаний из прошлой жизни.
        - В это я могу поверить.
        Что занятно, он и правда поверил. В эмоциях изумление медленно сменялось жгучим любопытством.
        - Продолжай.
        Напало какое-то странное состояние пофигизма. Хотелось выговориться, хоть кому-то рассказать о той бездне, куда катится этот мир. Так почему бы и не ему?
        - Из жизни в жизнь я возрождаюсь в ключевой фигуре воплощенной реальности, вокруг которой закручиваются все важные события, формирующие историю и цикл развития. Здесь - это Шепард.
        - Что такое воплощенная реальность?
        Красавец! Четко вычислил главный вопрос.
        - Это реальность, жестко следующая предопределенной цепи событий. Если она эти события и ключевые точки истории пройдет - шанса на самостоятельное развитие не получит. Изменить эти события может только существо, попавшее извне.
        - Как ты?
        - Как я. По сути, это своеобразный симбиоз: мне дается шанс на новую интересную жизнь, - тут я не сдержала нервного смешка, - а реальность получает шанс отделиться от жесткого пути и стать самостоятельной. Ибо если не отделится, то по окончанию событий впадет в стагнацию и схлопнется. И я вместе с ней. Так что, я кровно заинтересована в том, чтобы произошло Ветвление, а эта реальность стала Отраженной и начала развиваться. Тогда, после очередной смерти, я попаду в следующий мир. И у меня будет новая жизнь. Если я не справлюсь, моя душа будет развоплощена без шанса на перерождение. Это - полная гибель. Согласись, стимул вполне существенный.
        - Ты знаешь будущее этого мира?
        - Только в общих чертах. Ключевые события, которые никак не обойти, но можно изменить. Чем дальше от момента старта предопределенной истории, тем больше шансов ее сдвинуть с накатанной колеи.
        - Какая была первая ключевая точка?
        - Я думаю ты сам догадался.
        - Иден Прайм?
        - Да. Точка ноль. Начало отсчета.
        - Ключевые события? - Спектр спрашивал сухо и спокойно.
        - Высадка, смерть Дженкинса под дронами гетов, встреча с Эшли, твоя встреча с Сареном и смерть от выстрела в затылок, моя встреча с маяком и его разрушение. Итог этой цепочки событий - расследование на Цитадели в компании Гарруса, доказательство предательства Сарена и получение статуса Спектра. Ключевой блок. Результат: Гаррус, Тали, Рекс становятся членами моего отряда, я получаю "Нормандию" и задание остановить Сарена.
        - Откуда знаешь?
        - Своеобразная интуиция, даже если толком знаний нет. Отголосок информации из ноосферы реальности.
        - Твои знания точные. - возразил турианец.
        - Да. Не спрашивай откуда. Не скажу. Или скажу, но не сейчас.
        Найлус медленно кивнул.
        - Почему не спасла и Дженкинса?
        - Опыт многих жизней показал: изменить можно что-то одно. И чем существеннее влияние на дальнейшее, тем тяжелее добиться изменения. Спасти Дженкинса было элементарно. Тебя - практически невозможно. Обойти встречу с маяком - нереально вообще.
        Найлус задумался.
        - Почему? - тихий спокойный вопрос. Настолько спокойным бывает море в глазу урагана.
        - Что почему?
        - Почему спасти меня было практически нереально?
        - Потому что ты можешь существенно повлиять на историю. - Найлус слушал спокойно, только подрагивали пальцы и мандибулы крепко прижаты к щекам. - Впрочем, не скрой я факта твоего выживания, и ты бы помер миллионом несчастных случаев, а история все равно пошла бы по накатанному пути. Потому я исключила тебя из цепочки событий. Все были свято уверены в твоей смерти до получения мною статуса Спектра. Цепь завершилась, как и должна была, а ты выпал из интересов реальности. Теперь ты, как и я, свободен в своих действиях. Предназначение было выполнено в полной мере: в нужный момент ты был мертв.
        - Я должен был умереть?
        - При любом раскладе. Твоя смерть - ключевой момент. А ты думаешь, просто так словил выстрел в упор? Не вмешайся я, и ты помер бы на том космопорте, пусть и несколько иным способом, что не столь существенно. Результат тот же: смерть в космопорте от рук Сарена.
        Турианец прикрыл глаза, медленно переваривая новости. Я ругала себя последними словами, но очень уж хотелось иметь ТАКОГО помощника, четко понимающего, что происходит. Мне надоело быть героем-одиночкой еще восемь жизней назад. Просто в один прекрасный момент задолбало решать кучу проблем незнакомых мне разумных. И с тех пор я выдергивала приглянувшееся мне существо из цепи истории и делилась с ним информацией и бременем Героя. Не мне же одной батрачить на благо реальности? Правда, верили нечасто. А мне потом приходилось их убивать, чтобы сохранить тайну. Надеюсь, Найлус станет одним из тех немногих, кто поверит сразу. И сможет помочь.
        Мне искренне не хотелось его убивать. ОЧЕНЬ.
        - Почему ты спасла меня, а не Дженкинса?
        Тихий вопрос был в чем-то ожидаем. Правда, не сейчас.
        - Ты мне понравился как личность. - я пожала плечами. - Допустить твою гибель было бы… в чем-то кощунственно и попросту глупо. - я усмехнулась, видя опешивший взгляд. - Если говорить с точки зрения логики, а не эмоций, то Дженкинс бесполезен. Его выживание или смерть ни на что не влияла. Он - фигура, пропадающая с горизонта раньше, чем успевает появится. А мне нужна помощь. В одиночку тянуть на своем горбу вашу реальность в светлое будущее мне как-то не слишком интересно.
        Найлус хмыкнул.
        - Откровенно.
        Я пожала плечами.
        - Ты единственный, кто в состоянии мне помочь. Остальные не смогут пойти против реальности. Пока.
        Найлус пристально всматривался в мои глаза, что-то обдумывая. Я же просто сидела и ждала его решения. Поверил или нет? Если поверит - это чудесно. Если нет…
        - Что нам предстоит сделать?
        Тихий урчащий голос поставил точку в моих сомнениях. Я облегченно вздохнула. Поверил! Эмоции не лгут. Решимость, азарт, жгучее любопытство… Найлус готов впрячься в новое задание, пожалуй, наиболее всего соответствующее сути СПЕКТРа - защите Галактики. Это - вызов его мастерству, его знаниям и опыту. Самое глобальное задание, какое он только сможет найти. Острие удара и центр бури. Он сомневается, я это ощущаю, но он готов рискнуть, ведь если я не лгу…
        - Многое. А времени всего год.
        - Почему?
        - Потому что через год я умру.
        Найлус подавился воздухом и закашлялся.
        - Что?!
        - После того как мы разберемся с Сареном и Властелином, меня отправят на задание, на котором я погибну. Это - ключевая точка, которую НЕВОЗМОЖНО обойти. Но через два года, я вновь вернусь в мир живых, когда моему родимому начальству потребуется Герой, дабы спасти мир от очередного Врага. - ядовитый сарказм сам собой срывался с языка. - Вот они про меня и вспомнят, достанут мою обмороженную космическим холодом и обожженную огнем тушку из загашников, бережно отряхнут от пыли, воскресят и вновь пустят Героя в дело. - я усмехнулась, глядя в яркие зеленые глаза. - Перспектива - просто супер, правда?
        Видать, такое тяжко укладывалось в голове сего достойного представителя воинственного народа, ибо смотрел на меня Найлус в глубоком охренении и шоке.
        - Ты… собираешься умереть?
        - Нет конечно! - я фыркнула. - Воспользуюсь анабиозом. Это позволит мне проболтаться в космосе столько, сколько потребуется. Да и реанимировать не сложно: организм сам начнет оживать, как только попадет в пригодные для жизни условия. Сгорать в атмосфере я не собираюсь.
        Найлус медленно поднял руку, растерянно потер гребень, немигающим взглядом глядя на меня.
        - Мешать нельзя?
        - Если обо мне не вспомнят до нападения Коллекционеров - слетай и вылови. - я пожала плечами, не видя в этом проблему. - Я маяк возьму.
        - Знаешь. Если поначалу у меня и были сомнения… в твоей вменяемости… то сейчас они…
        - Окрепли? - иронично спросила я.
        - Пропали! - турианец ухмыльнулся, показав острые зубы. - Я правильно понимаю, до ЭТОГО события ты ничего особо кардинального менять не будешь?
        Я кивнула.
        - А после?
        - А после ПРИДЕТСЯ.
        - Я согласен. - и хищная клыкастая улыбка.
        У меня с души реально упал булыжник размером с Цитадель.
        - А почему вообще поверил?
        - Ты говоришь на моем родном языке. - с легкой иронией в голосе сообщил мне Найлус.
        Я замерла.
        - Что?
        - Все так привыкли полагаться на уни-инструмент и его способности переводчика, что перестали обращать внимание, на каком именно языке разговаривает собеседник. - легкий сарказм промелькнул в урчащем голосе. - Я впервые услышал от тебя родную речь на "Нормандии" после того странного припадка. Имрир Шепард не могла знать наш язык. Человеческое горло не способно его воспроизвести. Человеческий слух не может услышать всех особенностей речи. А ты говорила чисто. Настолько чисто, что я сам сперва не понял, на каком языке ты говоришь.
        - И сейчас?
        В ответ - улыбка и веселый взгляд.
        Вот так и прогораешь на незаметных мелочах. Устало потерев переносицу, я спросила:
        - А почему промолчал?
        - Я должен был тебя оценить. Я оценил. То, что я увидел, мне… понравилось. - турианец усмехнулся. - В отличии от… первой… как правильнее сказать?
        - Ты о моем реципиенте?
        - Да. Настоящая Имрир Шепард… не слишком хорошо подходила под требования Спецкорпуса.
        - Рада, что не разочаровала. - голова медленно наливалась свинцом. - Я пока посплю здесь. Если спросят - скажешь, информационная перегрузка.
        - А реально?
        - Сенситивный шок. Активируются способности менталиста, и разум не справляется с получаемой информацией. По сути - та же перегрузка.
        С комфортом устроившись на упругой койке, я положила на глаза сложенную вчетверо форменную куртку.
        - Когда будить? - иронично спросил Найлус.
        - Не будить, даже если "Норму" возьмут на абордаж! До Тау Артемиды восемь суток полета. Я просплю часов десять, может - двенадцать. Все это время пройдет в перелете по каналу ретранслятора. Если буду дергаться или что-то бурчать - не обращай внимания.
        Я еще успела услышать тихий урчащий смех, пока сознание медленно гасло. Звуки пропали окончательно, и я погрузилась в благословенную Тьму. Активация менталистики всегда происходит под сознательным контролем. У меня много работы и мало времени.
        И не дай боги, кто-то меня прервет!
        Глава 11: Тау Артемиды: Терум
        Восемь дней спустя "Нормандия" вышла из прыжка над плоскостью эклиптики Кносса неподалеку от ретранслятора.
        Полет прошел без особых происшествий, если не считать постоянные стычки Эшли и Гарруса. К моему глубокому раздражению в эти стычки включался и экипаж корабля, быстро разделившись на два лагеря: первые просто игнорировали чужаков и в конфликты не влезали, а вот вторые с Эшли во главе были недовольны присутствием не-людей на борту и всячески это демонстрировали. Зато наша маленькая интернациональная команда быстро сплотилась.
        Тали нашла общий язык с Грегом Адамсом, главным инженером "Нормандии". Инженер пришел в чистый незамутненный восторг от навыков и знаний юной кварианки. На профессиональной почве эти двое прекрасно сработались, и Тали быстро завоевала авторитет у технического персонала корабля. Рексу было глубоко по барабану на заморочки людей, и большую часть времени он дрых в каюте, разорял продовольственные запасы и доводил до ума подаренное мною оружие. С Гаррусом было сложнее. Турианец довольно болезненно воспринял отношение экипажа и быстро замкнулся, предпочитая проводить время в компании сородича в лазарете. Там же практически все свободное время проводила и я, поскольку общение с Найлусом и Гаррусом доставляло мне удовольствие, да и рожи экипажа я не видела. Благо, непосредственную работу можно было сделать на инструментроне где угодно. Периодами к нам присоединялся Джефф, оставляющий корабль на Кайдена. Прессли за всем этим наблюдал с долей невозмутимости и недовольства, но ничего не говорил.
        Страшная рана Найлуса заживала стремительно: я увеличила отдачу энергии, поскольку эти дни никаких нагрузок на организм не было. Я спала, ела и изредка ходила по кораблю, а все излишки энергии отдавала Найлусу. К моменту выхода из канала ретранслятора, Спектр уже спокойно вставал и передвигался по кораблю, хоть нагрузки ему были противопоказаны.
        К моему удивлению, Найлус смог найти общий язык с ершистым пилотом. Для этого потребовалось все-то похвалить его профессиональные навыки да вдумчиво поговорить на тему кораблей и особенностей их пилотирования. Спектр оказался хорошим пилотом, и вскоре Джокер это признал. Пять часов перелета от ретранслятора до Терума эти двое провели весьма продуктивно. Правда, от их общения корабль порой потряхивало, но возмущаться никто не спешил, а я и не собиралась. В моих интересах, если Джефф и Найлус найдут общий язык и, чем демоны не шутят, подружатся. Обязанности штурмана они дружно разделили между собой, полностью отлучив Прессли от прокладки курса корабля. Впрочем, старпом и не возражал, даже с каким-то облегчением отдав часть работы. Ему хватало проблем с экипажем, которые я благополучно сгрузила на него.
        За пол часа до прибытия на Терум, я отдала приказ о подготовке к высадке, и наш пестрый отряд оккупировал арсенал. Недовольную и обиженную Эшли я оставила на борту. Может, мозги включатся, а то она, видать, решила, что я пошутила на счет исключения из десантной группы.
        На планету нас сбросят на "Мако", в который влезало шесть разумных. Состав команды вышел такой: я, Гаррус, Рекс, Кайден и Тали. Одно место для Лиары.
        - Рир, пять минут до сброса! - раздался голос Джеффа в гарнитуре шлема.
        Винтовка сложилась, выйдя в небоевое положение.
        - Поняла. Гаррус, что с "Мако"?
        - Готов.
        - Заканчивайте. Рекс, если так хочется, возьми с собой еще кассету гранат и хватит их гипнотизировать взглядом!
        Кроган фыркнул, но бокс сгреб. Вооружались мы основательно, а еще больше несли в транспортер. Я прямо предупредила, что могут быть проблемы.
        Погрузились мы за пару минут до означенного срока, закрепили боксы с гранатами, панацелином и оружием, проверили броню и амуницию.
        - Джокер, мы готовы.
        - Окей, сбрасываю! Держитесь крепче!
        "Мако" качнулся и выпал из трюма "Нормандии", камнем полетев к земле. За рулем сидел Кайден. Заревели тормозные двигатели, сбрасывая скорость, нас тряхнуло, удар, машина встала на колеса, зарокотал ходовой двигатель. Гаррус проскользнул к орудийной башне.
        - Все системы исправны. Можно ехать. - спокойно сообщил Аленко.
        "Мако" дрогнул и плавно покатил по каменистой поверхности практически мертвого мира.
        Терум выглядел… странно. Тяжелое сумрачное небо, затянутое плотными сине-стальными облаками, жара, безжизненные красноватые скалы, источенные коррозией и временем, тускло светящиеся лавовые озера, придающие планете облик одного из филиалов Преисподни, и возвышающиеся на горизонте здания перерабатывающего завода.
        - Мерзкое место. - прошептала Тали. - Мы бы никогда не колонизировали такую планету.
        "Мако" перевалил гребень и выкатился на укатанную дорогу. Джефф сбросил нас куда ближе к заводу, и нам не пришлось проходить запертые ворота.
        - Ее и не колонизировали в привычном смысле. - спокойно возразил Кайден. - Здесь находятся горнорудные и перерабатывающие заводы. И много протеанских руин.
        "Мако" легко катил по дороге, лавируя между выступающими тут и там камнями, а я сидела как на иголках. Будут геты или нет?
        Будут.
        В башне гортанно вскрикнул Гаррус, турель ожила и застрочила куда-то в сторону.
        - Геты! - прорычал турианец.
        Над головой громыхнуло, ракеты сорвались с пилонов и понеслись к встающим на ноги машинам.
        - Джокер!
        - Рир, что случилось?
        - Геты! Их корабль может быть на орбите!
        - Понял.
        Связь прервалась. Громыхнул взрыв, танк развалился, Аленко рывком увел машину от вереницы голубых разрядов.
        - Езжай дальше. Но - осторожно. Если есть эти, значит, есть и еще. - я потерла переносицу. - Сарен или сейчас на планете, или был здесь.
        - Или кого-то послал. - закончил мысль Гаррус.
        Дорога для нас, сидящих в салоне, смазалась в калейдоскоп выстрелов, резких рывков, неожиданного торможения и старта, скрежещущей ругани Гарруса и проклятий Кайдена. Для турианца не составило труда отстреливать гетов на дальних дистанциях, не давая даже приблизиться к нам, а Кайден сделал все, чтобы ни один выстрел нас не задел, так что до завода мы доехали без особых проблем.
        Вход в руины протеан мы нашли на голой интуиции и моей памяти: он располагался возле небольшой перерабатывающей станции, состоящей из трех огромных баков с небольшими лесами и контрольного помещения на распорках, и ничем не отличался от множества шахт, натыканных по округе. Что характерно, завала, не дающего проехать броневику, не было. Все же, станция работала, дорога к ней использовалась куда более массивным транспортом, чем наш шестиместный "Мако", и содержалась в порядке.
        "Мако" затормозил у поворота дороги. Кайден как-то скептически рассматривал высокие баки станции, переводя взгляд на карту и обратно на экран.
        - Спектр, посмотрите. Возможно, это оно?
        Я сверилась с картой, посмотрела на экран.
        - Есть еще такие станции рядом со входом в шахту?
        - В округе не вижу. Есть крупнее. Неподалеку завод с тремя выходами.
        - Завод не подходит. Давай помаленьку. Если будут геты, значит, мы угадали.
        Геты были! Когда мы подкатили к станции, Гаррус заметил свернувшегося клубком гета-призрака на распорке, но немного опоздал: тварь шмыгнула куда-то вверх, и тяжелые пули выбили искры в металле.
        Засада гетов накрылась под грохот турели и взрывы ракет. Гаррус оттянулся от души, буквально выкосив неожиданно появившихся синтетиков. Встающий из десантного положения танк был расстрелян и взорван еще до того, как смог стать реальной угрозой. Последними перебили ловких гетов-призраков. Уж слишком верткими и проворными были эти твари. И вот, наконец, голос Гарруса сообщил:
        - Чисто!
        - Выходим. Аленко, отгони "Мако" подальше.
        Терум ласково встретил нас мощным тепловым ударом, запахом паленой плоти и жаром раскаленного камня. Рядом со станцией булькала открытая лава, невыносимо смердя какими-то химикатами и извергая в хмурые небеса столб густого черного дыма. У скал догорал грузовоз, наполовину утонув в лаве, зияя дырами от попаданий ракет.
        Пока Кайден отгонял транспорт к отвесной скале, мы быстро проверили станцию, но нашли лишь обугленные трупы рабочих. Трех зарождающихся хасков взорвали с гранатомета вместе с кольями, на которых они висели.
        Подошел Аленко, снял с пояса пистолет.
        - Вперед не лезь. - сказала я. - Узнаю, что использовал имплантат больше стандартного значения - отдам Карин в лазарет на декаду. Твоя задача - барьеры на группу.
        Аленко чуть заметно кивнул.
        Вход в шахту перекрывал массивный запертый круглый люк. Тали метнулась к терминалу, сумрак разогнал золотистый свет инструментрона, а дверь, пискнув, распахнулась, пропуская нас в наклонный туннель, пробитый в каменистой почве планеты. Слева и справа тянулись мощные кабели, каждые десять метров - дугообразные массивные крепи с длинными лампами, освещающие уходящий в глубину туннель.
        Первым спускался Рекс с дробовиком, за ним шла я и Кайден. Чуть позади - Гаррус с "Гарпуном" в руках и Тали. Турианец периодически просматривал туннель из оптики, и гетов первым заметил именно он.
        Гулко громыхнула снайперская винтовка, писк перезарядки, выстрел. Где-то вдалеке что-то заискрилось. Пара секунд на охлаждение оружия, и вновь - гулкий выстрел.
        - Чисто.
        Рекс только сплюнул.
        - Вакариан! Лишал меня драк на Цитадели, а теперь и тут не даешь?
        Тихий урчащий смешок.
        - В этот раз я не буду конфисковывать твое оружие, Рекс.
        Кроган покачал головой и прорычал неразборчивое ругательство под веселый смех бывшего офицера Службы Безопасности Цитадели. Гаррус получал какое-то особое удовольствие от нашей миссии. Голубые глаза блестели азартом, движения - точные и экономные, полные хищной грации и пластики, нет той неуверенности и налета безнадежности, что следовала за турианцем на Цитадели. Сейчас с нами был не Гаррус Вакариан, а тот, кого со временем назовут Архангелом.
        Гулко рявкнула винтовка: гет в красной броне дернулся, ударился о перила и полетел куда-то вниз. Тихое шипение остывающего оружия, едва слышное довольное урчание и снова:
        - Чисто.
        Рекс сплюнул на пол.
        - Не психуй, будет у тебя еще возможность развеяться. - я легонько постучала по плечу недовольного крогана. - Гетов еще много! Не мешай Гаррусу получать удовольствие.
        Кроган хмыкнул, окинул счастливого турианца оценивающим взглядом, медленно кивнул.
        Туннель закончился широкой металлической платформой, выведя нас в длинную пещеру, дальняя сторона которой призывно мерцала лазурным силовым барьером. Бойцы разошлись по платформе, Рекс метнулся к лестнице: громыхнул дробовик, тонкий писк гета, выстрел и довольное:
        - Чисто!
        Где-то под сходящим к широкому помосту тремя пролетами пандусом мелькнул красный огонек. Гаррус резко вскинул винтовку, всматриваясь в переплетения металла.
        - Гет внизу. - турианец опустился на колено, наклонился, практически перегибаясь через край пандуса, гулко рявкнул "Гарпун", и красноватый огонек исчез. - Готов.
        - Рекс, Кайден, проверьте пролет.
        Гаррус чуть сдвинулся, так, чтобы видеть извивы пандуса и помосты, ведущие к руинам. Тали, крепко сжимая в руках тяжелый пистолет, шла чуть позади, как наименее защищенный член нашего отряда.
        Перед высадкой пришлось выиграть целый бой с этой милой девушкой, пока мы не убедили, что ее место - за нашими спинами возле Гарруса. Сошлись на том, что она - наш техник, и ее задача - освобождать дорогу от крепко запертых дверей, взламывать компьютеры и замки на боксах с оружием врага. Ну и заодно прикрывать спину нашему снайперу в том маловероятном случае, если какой-то враг пройдет мимо нас и самого стрелка. Вооруженный до гребня Гаррус тогда едва не заржал не смотря на всю свою тактичность, но, слава всем богам этой реальности, сдержался. Так что сейчас кварианка не пыталась искать на свою попу приключений и послушно сидела за широкой спиной Вакариана.
        Длинный извивистый пандус привел нас к шахте лифта и широкому помосту, упирающемуся в голубую пленку защитного поля, что перекрывал вход в протеанское строение. Назвать руинами абсолютно целую и полностью работоспособную башню у меня не повернулся язык!
        - Тали, проверь лифт.
        Кварианка шустро спорхнула с платформы и подлетела к консоли. Гаррус перемахнул перила и легко перебежал по опорам пандуса к скале, пристально всматриваясь в зияющую под нашими ногами бездну. Пещера оказалась ОЧЕНЬ глубокой. На глаз - метров сто, а может и глубже будет, насколько я смогла разглядеть, перегнувшись через перила. Рядом глухо булькнул ругательством Кайден, и меня втянули обратно.
        - Гаррус, есть что-то?
        В ответ - качание головы.
        - Слишком глубоко. Видел какое-то движение, но точно рассмотреть не удалось.
        Турианец сложил "Гарпун" и вернулся к нам. Тали взломала панель управления лифтом, сетчатая дверь послушно распахнулась.
        Лифт спускал нас глубже и глубже. Мимо проносились четырехметровые в высоту и семиметровые в длину овальные секции-окна. Семь, восемь, девять этажей, на глаз - метров по семь-восемь каждый. Некоторые "окна" были перекрыты лазурным барьером, а некоторые - нет. Двери распахнулись, выпуская нас на такой же пандус, что и семьдесят метров выше, а земли все еще не видно. Чуть дальше, возле стены башни, призывно мигал нам красным огоньком на консоли еще один лифт.
        Звенящую тишину пещеры нарушало только наше дыхание да едва слышное гудение защитного барьера. На какое-то мгновение мне показалось, что я услышала тихий свист. Глянула на напряженного турианца, перехватила его встревоженный взгляд, коснулась пальцем уха. В ответ - короткий кивок и шелест встающей в боевое положение винтовки. Значит, не показалось. Рекс поднял дробовик и медленно пошел вперед, водя дулом. Гаррус опустился на колено, опирая ствол "Гарпуна" о край металлического щита, Тали присела рядом, полностью скрывшись за сомнительной защитой, Кайден окутался едва заметной лазурной дымкой. Я сняла совой "Гарпун".
        Свист усилился. Гаррус вскинул руку, крутанул кулаком, оттопырив большой и указательный палец: дроны. Я и Кайден присели за металлическим щитом чуть в стороне. Рекс медленно двинулся вперед.
        Дроны выскочили откуда-то снизу: три штурмовые разновидности, помощнее и потяжелее тех, что убили Дженкинса на Иден Прайм. Кроган вскинул дробовик, практически в упор всадив выстрел в массивную летающую машину гетов. Дрон ссыпался на пандус и затих. Сзади гулко рявкнула винтовка Гарруса, я поймала в прицел третьего дрона, выстрел, чуть ниже светящегося фонарика на башке-кепочке. Машина дернулась, заискрилась, заваливаясь на бок. Выстрел дробовика слился с гулом "Гарпуна" Гарруса, и дроны посыпались на помост.
        Тишина просто оглушала. Покидать укрытия мы не спешили. Окутанный щитами Рекс медленно обошел пандусы, но никого и ничего не нашел.
        - Чисто.
        Пока Тали ломала лифт, Гаррус всматривался через мощную оптику винтовки в темноту, но ничего толком рассмотреть не удалось. Казалось, в этом месте кроме нас нет ничего живого, хоть я понимала, что это - обманчивое ощущение.
        - Готово! - довольный голосок Тали и шелест дверей.
        Лифт сомкнул створки и покатил вниз. Голубые секции мелькали одна за другой. Три, четыре, пять, шесть, семь…, когда предостерегающий вскрик Гарруса совпал с шумом стрельбы: гетский дрон вынырнул из-за опоры и открыл огонь. По нам эта скотина не попала, проделав дыры в двери лифта, но повредила механизм, и металлическая коробка с грохотом и скрипом понеслась вниз! Тали вскрикнула, вцепилась в поручень, Гаррус спокойно вскинул винтовку и в три выстрела снял дрона, глухо выматерившись из-за промаха.
        Лифт в лязгом и грохотом пролетел последний этаж и рухнул на закачавшийся пандус. Тряхануло знатно! Рекс только покачнулся, придержав завалившегося на него биотика, Гаррус легко вскочил на ноги, подобрал выпавший "Гарпун", бережно осматривая оружие, Тали отцепилась от поручня, а я сидела на попе на полу, крепко обнимая снайперскую винтовку.
        - Все целы?
        - Целы. - ответил мне Рекс, выбивая покореженную дверь одним мощным пинком. - Проклятый дрон! Как выбираться отсюда будем?
        - По опорам. - спокойно сообщил турианец, рассматривая просторную пещеру через оптику. - Вроде чисто.
        И правда, опоры шахты лифта - это двойная двутавровая балка с небольшими квадратными отверстиями, используя которые можно вполне удобно подняться наверх. Рекса подобная перспектива не обрадовала.
        - Я тебе не ящерица-прилипала по балкам лазить!
        Гаррус усмехнулся, перехватил винтовку.
        - Надо будет - полезешь!
        - Не нарывайся, Вакариан! Это - не Цитадель, и ты - не СБЦ-шник!
        Гаррус только ухмыльнулся, ехидно шевельнув мандибулами. Рекс сплюнул.
        Рухнувший лифт спустил нас на самое дно пещеры. Основания башни видно не было, значит, где-то под камнем и слежавшейся почвой есть еще этажи. Чуть дальше на опорах стоял небольшой мобильный горный лазер, которым археологи расчищали башню, за ним - три палатки и какой-то строительный хлам, сваленный у стены. Гетов видно не было, но они быть должны.
        - Пожалуйста! Есть кто-нибудь? Помогите!
        Громкий жалобный, полный отчаяния и безнадежности женский голос раздался совершенно неожиданно! Рекс рывком повернулся, Гаррус вскинул винтовку, Тали юркнула под защиту покосившихся опор. Кайден вопросительно глянул на меня. А я, опустив винтовку, сбежала по пандусу и остановилась перед мерцающей голубой пленкой барьера, за которой в лазурном пузыре висела беспомощная азари. Доктор Лиара Т" Сони. Мы успели вовремя.
        - Вы меня слышите?
        Миленькая азари пристально всматривалась в наши лица, перебегая взглядом с меня на крогана, потом на турианца и кварианку. Кайдена она не видела. Серо-голубые глаза удивленно расширились, когда Лиара по достоинству оценила столь… разнорасовую группу.
        - Мы вас слышим. - спокойно ответила я.
        Рекс повернулся к азари спиной, пристально всматриваясь в сумрак пещеры, Гаррус стоял в пол оборота, держа в руках готовый к бою "Гарпун". Тали с откровенным интересом рассматривала консоль со светящимися зелеными и золотистыми символами протеан, и на азари внимания не обращала вообще.
        - Кто вы?
        На мой вопрос девушка удивленно заморгала, но ответила:
        - Я - доктор Лиара Т" Сони. Я глава археологической группы, которая вела раскопки этих руин.
        - А, по-моему, они совершенно целые. - заметила Тали, тронув пальчиком гудящий барьер.
        Лиара смутилась, чуть покраснев.
        - Да, эта башня сохранилась на удивление хорошо. Вся аппаратура работает.
        - Как вы оказались в этом пузыре?
        - Я исследовала ру… башню, когда появились геты. Она напали на моих людей и перебили их! А я спряталась здесь! - голос девушки запнулся. - Вы можете в это поверить?! Геты - здесь! За пределами Вуали!
        - Сложно не поверить, когда тебя пытается пристрелить гет. - иронично ответила я. - Продолжайте, доктор Лиара.
        - Я активировала защиту башни. Защита мощная и я знала, что она их удержит.
        - Видимо, вы где-то что-то нажали не то, и вас словила система безопасности как взломщика. - хмыкнула я, всматриваясь в золотые символы. Отсутствующий лингвистический барьер работал и на письмо, правда, не всегда. Протеанские символы я читать могла, хотя некоторые их значения вводили меня в ступор.
        - Вы… вы можете читать эти знаки?
        - Кое-как.
        - О! Это же… - голос Лиары прервался.
        - Я правильно понимаю, что поле не дает вам пошевелиться и фиксирует до кончиков пальцев?
        - Да! Я не могу пошевелиться! Помогите мне выбраться отсюда!
        - Есть идеи, как вам помочь?
        - Здесь есть панель управления. - азари скосила глаза на терминал. - Она должна отключить устройство. Но вам нужно как-то обойти барьер. - Лиара виновато улыбнулась. - В этом вся проблема. Снаружи отключить защиту невозможно, а как вам попасть сюда - я не знаю. Будьте осторожны. С гетами был кроган. Они пытались взломать барьер, но у них не получилось! Они еще где-то здесь!
        - Я поняла. - я повернулась к команде. - Идеи есть?
        Гаррус пристально всмотрелся в мое лицо, как-то странно хмыкнул.
        - Я так понимаю, идея у тебя есть, Рир, но она тебе не нравится.
        - Тебе тоже не понравится. - я ткнула пальцем в открытое "окно" на два этажа выше.
        - О! - турианец за пару секунд подзавис.
        - Если не найдем альтернативы, полезу. А ты меня подстрахуешь. Подозреваю, что наших бравых бойцов на верхотуру не загнать.
        Кайден стыдливо отвел глаза, а Рекс заворчал, но ни один не возмутился. А чего возмущаться-то, если оба высоты боятся?
        - Мы спуститься сможем?
        - У меня есть трос. - я похлопала по карабину. - Как чувствовала, что понадобится. Идем сперва посмотрим, работает ли горный лазер. Башня уходит вглубь еще на несколько этажей, и вполне возможно, что нижний не перекрыт защитой. - я перевела взгляд на внимательно слушающую нас азари. - Доктор Лиара, ждите.
        Азари только моргнула. Пузырь не давал ей даже головой дернуть. Протеане - те еще параноики!
        Короткий осмотр пещеры дал Рексу возможность немного спустить пар: два гета-штурмовика толклись у палаток, и крогана проморгали. Гаррус благостно позволил Рексу угробить одного из врагов и в наглую пристрелил второго, как только кроган сбил ему щиты. Матюки Рекса эхом разнеслись по пещере.
        - Гаррус, допрыгаешься. - едва слышно прошептала я. - Рекс тебе морду когда-нибудь набьет за такие выстрелы.
        Турианец лениво отмахнулся, наблюдая за кроганом через оптику "Гарпуна".
        - На Цитадели он доставил мне немало проблем. - мурчащий голос прозвучал с долей иронии. - Могу же теперь я потрепать ему нервы?
        - Смотри сам. Тебе же лицо набьют.
        В ответ - тихий урчащий смешок довольного жизнью турианца.
        - Кто ему даст.
        - Чисто! - злой рык крогана прервал разговор.
        В пещере мы не нашли ничего интересного, более того, терминал управления мобильным буровым лазером оказался поврежден каким-то шальным выстрелом! Тали, осмотрев устройство, лишь беспомощно развела руками. Перед нами во всей своей красе вставал не понравившийся вариант.
        Кайден уже минут пять пытался отговорить нас от экстремального способа проникновения в башню, но ни я, ни Гаррус на него не реагировали. После недолгих дебатов мы выбрали способ подъема: по покосившейся балке, которая проходила практически вплотную к "окну", и нам надо было перепрыгнуть всего пару метров. Вполне нормальное расстояние. Шли мы налегке и из оружия оставались только пистолеты: мало ли кого мы там встретим.
        Через развалившийся лифт мы перебрались с помощью Рекса, а уже дальше - сами. Подниматься было несложно, и через пару минут я остановилась, повиснув на балке в двух метрах над вожделенным полом. Чуть ниже меня остановился Гаррус.
        Катушка с тросом и карабин были только у меня, но на балке зацепиться было негде, только обматывать, но трос нам потребуется для спуска на нужный уровень, а потому страховкой, если я каким-то образом сорвусь, для меня послужит турианец.
        Закрепив карабин вокруг талии, Гаррус намотал трос на руку, крепко обхватывая закованными в броню пальцами тонкую металлическую нить, едва ли три миллиметра в диаметре.
        - Готов.
        Резко оттолкнувшись, я перелетела проем и кубарем покатилась по жестким синим ячейкам, устилающим пол секции "окна".
        - Есть! Теперь ты.
        Пара мгновений, и Гаррус легко перемахнул расстояние между балкой и башней. Теперь - самое интересное. Закрепиться в секции негде: пол гладкий, никаких выступов, края закруглены. Если Гаррус соскользнет - мы оба полетим к темнеющему на глубине шести ярусов полу, а это - сорок метров как минимум. Никакая броня не спасет!
        Пока я разглядывала бездну, Гаррус выбрал чем-то приглянувшееся ему место, проверил крепеж троса и кивнул мне, сообщая, что готов. Крепко сжав в кулаке трос, я оттолкнулась ногами от края и спрыгнула вниз.
        "Окно" пролетело быстро, я уперлась ногами в пролет между этажами, стиснув обеими руками трос и гася скорость падения. Не будь на мне бронированных перчаток - осталась бы без пальцев, как минимум. Оттолкнуться, ослабить хватку, пропуская трос между пальцами, пролететь "окно", сжать кулак, притормозить, оттолкнуть и в качании влететь в нужную секцию к Лиаре.
        - Я на месте.
        Сверху зазмеился трос, упав в темноту: Гаррус отстегнул карабин. Заработала лебедка, наматывая его на катушку. Подойдя к терминалу, я с интересом всмотрелась в забавные иероглифы протеанского письма.
        - Лиара, куда нажать?
        - Вон тот золотистый символ возле круга. - тут же ответила азари.
        Я тронула знак, и голубой барьер пропал. Рядом мерцал изумрудный символ "нарушитель" и я аккуратно коснулась его пальцем. Тали, Кайден и Рекс зашли в секцию. Лазурный пузырь в тихим хлопком пропал, и многострадальная Лиара ничком рухнула на пол. Кайден протянул руку и помог доктору встать на подрагивающие ноги.
        - Спасибо!
        - Гаррус?
        - Я слышу.
        - Тут есть что-то типа лифта. Не знаю, как он там ездит и на каком этаже тормозит, так что будь готов запрыгнуть на платформу.
        - Понял.
        Клацнув на нужные символы, я запустила лифт-платформу. Где-то под нами зашелестело, и массивный диск из тусклого серебристого металла замер напротив нашего этажа, разложив мостик.
        - Гаррус, от края окна до лифта тебе придется перепрыгнуть три с половиной метра.
        - Допустимо. - пришел спокойный ответ.
        Вот и чудно, а то я буду гонять этот лифт вверх-вниз, пока не заберу своего бойца. Оставлять Гарруса я не собиралась. Поскольку забрались мы в башню без вандализма с использованием лазера, никакой обвал нам не грозил, и выметаться со скоростью света нужды не было.
        Зайдя на платформу, мы распределились по диску, а Лиара включила лифт. Вопреки моему опасению, лифт полз довольно неспешно, и Гаррусу не составило никакого труда на нее спрыгнуть. Пока мы поднимались, турианец успел забрать свое оружие, ревниво осмотрев "Гарпун" под смешки Рекса.
        Лифт дополз до верхней точки и остановился, а из-за поворота нарисовался кроган с четырьмя гетами. Трепаться мы не стали и сходу начали бой, пока враг не успел оклематься от внезапной и теплой встречи в виде гранаты, прилетевшей под ноги. Тали мгновенно смоталась за терминал управления лифтом, Гаррус вскинул "Гарпун" и успел всадить в голову гета в черной броне снайпера тяжелую пулю, оторвавшую дружелюбно смотрящий на нас фонарик, до того, как опешивший незнакомый кроган поднял свое оружие. Шустрый турианец уже переводил прицел на гета-ракетчика в красной броне, когда загрохотал дробовик Рекса, а мой выстрел влетел в штурмовика. Гет сныкался за шестигранным щитом, но тут же получил слитный удал от двух биотиков и безвольной кучей лома растекся по полу.
        Рекс с упоением бил морду своему сородичу, вырвав его оружие вместе с рукой. Мы за этим наблюдали: Гаррус с интересом, Кайден и Тали с шоком, Лиара только хлопала глазами, не понимая, почему я не прекращу беспредел. А зачем? Пусть Рекс расслабится, спустит пар.
        - Кто тебя послал, отрыжка пустыги?
        Мощный удар в лицо, кроган захрипел.
        - Сарен.
        - Зачем? Что вам надо в этой башне?
        - Ее!
        Мы обернулись. Рука крогана указывала на Лиару, растерянно стоящую возле терминала.
        - Живой или мертвой?
        - Живой.
        Громыхнул выстрел, и так и оставшийся неизвестным кроган обмяк.
        - Идем. - я тронула передатчик, вызывая корабль. - Шепард вызывает "Нормандию".
        - Найлус на связи. - ответил мне урчащий голос.
        - Мы закончили. Забирайте нас отсюда.
        - Сейчас будем! - отозвался Джефф.
        Связь пропала. Рекс сплюнул.
        - Договорились-таки. - кроган с презрением пнул тело своего сородича. - Выводите уже отсюда. От этого места у меня холод по шее идет.
        Выбрались мы без каких-либо проблем и глобальных разрушений: протеанская башня так и осталась в полной сохранности, ожидая своих исследователей. Миссия завершена успешно. Руины сохранены. Совету не в чем нас упрекнуть.
        В небе появился изящный силуэт: корабль, лихо развернувшись, приземлился на дорогу чуть ниже перерабатывающей станции. Кайден завел "Мако" в трюм, а мы поднялись на борт своим ходом. Я бросила последний взгляд на чадящий едким дымом ад Терума. Вряд ли я когда-нибудь вернусь на эту планету. Трап поднялся. Завибрировал пол: "Нормандия" пронзила атмосферу и покинула Терум.
        - Куда летим, Рир? - веселый голос Джеффа вызвал непроизвольную улыбку.
        - Мы летим на Цитадель.
        Глава 12: Идеи и предложения
        После возвращения с Терума я дала возможность членам группы высадки отдохнуть, привести себя в порядок, поесть, и уже потом собраться в зале брифинга для обсуждения сложившейся ситуации, поскольку час-другой роли не играл: до Цитадели нам лететь те же восемь суток. Впрочем, Рекс благополучно завалился спать. Крогану было глубоко безразлично, чем мы занимаемся, куда летим, что делаем, за кем охотимся. Важен сам факт - наша жизнь полна событий, и наш корабль в центре урагана. Он мне так и сказал, перед тем, как закрыть дверь и завалиться дрыхнуть.
        Карин отпустила Лиару из лазарета, накачав по самые брови лекарствами с наказом через час оказаться в койке и спать. Как выяснилось, юная азари проторчала в том пузыре почти трое суток и успела впасть в уныние и отчаяние. Наше появление для девушки было чем-то вроде чуда, на которое она уже перестала надеяться.
        Потихоньку в зале собрались: я, оба турианца, Тали, Кайден и понурая Эшли. Джефф с интересом подслушивал из рубки, но о том знали только я и Найлус. Когда пришла Лиара, народ прекратил болтать и изобразил внимание.
        - Доктор Лиара. - я жестом предложила азари присесть. - Как ваше самочувствие?
        - Благодаря вам - довольно неплохое. - девушка чуть смущенно улыбнулась. - Простите, но я не знаю ваших имен.
        - Да, невежливо получилось. Меня зовут Имрир Шепард. - представилась я, после чего указала на сидящего рядом Спектра. - Найлус Крайк. Остальных вы уже видели: Гаррус Вакариан, Тали'Зора нар Райя, Кайден Аленко, Эшли Уильямс и кроган, который сейчас нагло спит - Рекс Урднот. Находимся мы на борту фрегата "Нормандия".
        - Вы - военные Альянса? - с сомнением спросила азари, разглядывая нашу крайне колоритную команду.
        - Только Кайден и Эшли.
        - Кто командир корабля?
        - Я.
        Лиара медленно кивнула.
        - Простите, у меня мало опыта общения с вашей расой. Я вам благодарна. Вы спасли мне жизнь.
        - Что Сарену надо от вас? - спросил Найлус.
        - Я не знаю, что от меня потребовалось Спектру Совета. - растерянно сказала девушка.
        - Сарен утратил статус Спектра. - сухо сообщил Кайден.
        - О… я не знала. Я веду раскопки уже больше года и практически не держу связь с Цитаделью. Новости до Терума идут долго.
        - Вы что-то слышали про Канал? - спросила я.
        - Только то, что он как-то связан с исчезновением протеан. - развела руками азари. - Это сфера моих исследований. Последние пятьдесят лет я занимаюсь поиском причин их исчезновения.
        Рожи Кайдена и Эшли вытянулась. Турианцы отреагировали спокойно: они прекрасно знали, что азари - долгоживущая раса.
        - Каков же ваш возраст? - тихо спросил Аленко.
        Я поморщилась. Вопрос… не слишком тактичный. Но Лиара отнеслась с пониманием и, чуть смущенно улыбнувшись, ответила:
        - Я не люблю об этом говорить, но мне всего сто шесть лет.
        - Всего? - мир Эшли, похоже, рассыпался на кусочки.
        - Для таких недолговечных видов, как ваш, сто лет могут показаться долгим сроком, но по меркам азари я считаюсь едва вышедшей из поры детства. - пояснила Лиара. - Поэтому мои исследования и не получили достойного внимания. Другие ученые-азари обычно отметают мои теории из-за того, что я слишком молода.
        В голосе Лиары промелькнули искры гнева. Подобное отношение ее задевало, но девушка ничего не могла сделать с общественным мнением и предрассудками.
        - У меня есть своя теория, почему исчезли протеане.
        - При всем моем уважении, капитан, мне известны все существующие теории.
        Найлус едва заметно усмехнулся на это категоричное заявление, но ничего не сказал.
        - Проблема состоит в поиске доказательств. Протеане чрезвычайно мало оставили после себя. Как будто кто-то не хотел, чтобы тайна была разгадана! Словно кто-то после вымирания протеан прошелся по Галактике и уничтожил все улики!
        Я и Найлус переглянулись, что не укрылось от настороженного взгляда Лиары.
        - Продолжайте, Лиара.
        - Но вот что поразительно. Согласно моим находкам, протеане были не первой расой в Галактике, которая таинственно исчезла на пике своего развития. Этот цикл начался задолго до них!
        Найлус вопросительно глянул на меня. Я кивнула. Лиара совершенно права.
        - Как вы пришли к таким выводам? - хриплый голос Найлуса прозвучал неожиданно громко в тишине зала. - Разве есть доказательства?
        - Я проработала пятьдесят лет! Исследовала каждую крупицу. В конце концов, начала появляться едва заметная связь. Слабый намек на истину. - Лиара стиснула кулачки. - Это трудно объяснить. Я не могу предоставить конкретных доказательств. Это больше похоже на ощущение, порожденное больше чем полувеком кропотливой работы. Но я знаю, что я права! И рано или поздно я смогу это доказать! До протеан существовали другие цивилизации. Цикл повторялся много раз!
        - Если протеане были не первыми, то кто был до них? - спросил Кайден.
        - Я не знаю. Даже о протеанах почти нет информации, а об их предшественниках - и того меньше! Я не могу обосновать свою теорию, но я знаю, что я права!
        Найлус слушал с интересом, пристально рассматривая нервничающую азари. Девушка нутром чувствовала, что этот турианец не просто так пришел сюда. Он имеет право. Но вот кто он - она не знала. Спектра в Найлусе Лиара не признала, а мы не спешили ее просвещать.
        - Галактика живет в цикле уничтожения. Каждый раз, когда возникает великая цивилизация, ее внезапно и жестоко уничтожают! Остаются лишь руины! - Лиара всплеснула руками. - Протеане создали великую империю, но даже они карабкались по останкам своих предшественников! Их величайшие достижения - Цитадель и ретрансляторы - были построены по технологиям тех, кто был до них! А потом - они исчезли, как и другие цивилизации до них! Я посвятила свою жизнь тому, чтобы выяснить причину этого.
        Найлус откинулся на спинку кресла, болезненно поморщившись. Я с интересом всматривалась в одухотворенное лицо Лиары, размышляя, стоит ли сказать ей правду? Рано или поздно она узнает. Есть ли смысл молчать? Встретила взгляд ярких зеленых глаз. Медленный кивок, легкая усмешка. И правда, почему нет?
        - А если я скажу, что вы в чем-то правы? - спокойно спросила я.
        Лиара удивленно заморгала.
        - В чем-то?
        - Протеане и правда не первая уничтоженная цивилизация. И не последняя.
        - Простите, что?
        - Мы - следующие. - я с интересом наблюдала, как меняется выражение на лицах сидящих в зале разумных. - И мы уже достигли достаточного величия, но еще не переступили ту черту, за которой становимся опасны.
        - Вы уверены?
        - Не так давно я имела удовольствие встретиться с работоспособным информационным буем протеан. Вы его называете Маяк. И до сих пор наслаждаюсь изысканными кошмарами-видениями, в деталях показывающими, как именно протеан пустили под нож.
        - Это вполне возможно. Маяки предназначались для передачи информации напрямую в сознание пользователя. - Лиара вскочила на ноги, возбужденно расхаживая по центру зала. - Найти работающий маяк удается крайне редко!
        - О, этот работал.
        - Но маяки предназначались для взаимодействия с физиологией протеан. Ваши видения наверняка смазанные и обрывочные.
        - Это не совсем так.
        Лиара резко остановилась.
        - Информация прошла осмысления и более чем четкая. - я хмыкнула. - Протеане были уничтожены разумными живыми машинами. Жнецами. Или Пожинателями, кому как нравится. Именно они соблюдают Циклы Разрушения, раз за разом уничтожая развитые расы Галактики. Название этого процесса весьма показательно: Жатва.
        Лиара отмерла, вновь начав расхаживать по залу.
        - Цитадель и ретрансляторы были построены не протеанами, тут вы правы. И даже не их предшественниками. - я полностью завладела вниманием Лиары. - Вы никогда не задумывались, почему именно ретрансляторы и Цитадель раз за разом переживали фактически геноцид самых развитых рас галактики в целости и сохранности? Неужели те же протеане не сопротивлялись? Сопротивлялись! И долго! Лет сто как минимум. Но! На Цитадели и ретрансляторах галактические звездные войны не оставили ни царапины. Странно, не находите? И не надо сказок про особо прочный корпус. Развалить можно ВСЕ.
        - Действительно, подобные мысли меня посещали. - признала Лиара. - Но я не нашла иного ответа, кроме как особый прочный сплав.
        - Ответ прост как линейка. Цитадель построили Жнецы. Миллионы лет назад. Ретрансляторы - это ловушка. Жнецы раз за разом восстанавливают станцию и строят масс-ретрансляторы в системах с неразвитыми цивилизациями, дабы следующее поколение гарантировано получило новые игрушки ДО того, как смогут создать собственный, уникальный способ межзвездных перемещений. Мы тоже нашли их, и сами того не понимая попали в заботливо выкопанную колею развития.
        - Почему вы уверены, что нас тоже уничтожат?
        - А почему не должны? Чем мы отличаемся от тех же протеан или инусаннон?
        - Инусаннон? Кто это?
        - Предшественники протеан. Предваряя ваш вопрос, я знаю только название да видела пару раз каменную статую. Хотите, могу вам ее нарисовать.
        - Буду признательна. Что вы можете про них рассказать?
        - Про инусаннон в маяке ничего толком нет: название, видение статуи в джунглях, да информация, что их перебили за семьдесят тысяч лет до протеан. Пример повторения Цикла Жатвы.
        - В этом есть логика. Но… у вас есть какие-то доказательства?
        - Кроме Жнеца, на наших глазах улетевшего с Иден Прайм? Нет.
        Лиара резко остановилась, словно врезалась в невидимую стену, и теперь стояла, молча хватая ртом воздух. Кайден и Эшли переглянулись.
        - Простите… ЧТО?
        - На наших глазах с космопорта Иден Прайм улетел Жнец.
        Подняв голову к потолку, я довольно громко сказала:
        - Джефф, дай на терминал картинку с моей камеры.
        - Один момент, капитан.
        Развернулся голографический экран. Секунд двадцать мы созерцали помехи, пока Джокер искал нужную запись и выводил ее на экран, а потом во всей красе появился он: Властелин Назара, стартующий в феерии красных молний под вой-рокот и исчезающий в кровавом закатном небе.
        - Вот это - Жнец.
        - Но если Жнец уже здесь… - Лиара неопределенно взмахнула рукой. - То почему он не напал?
        - Я подозреваю, что он ВСЕГДА был здесь, присматривая за нами и ожидая того часа, когда следует отправить Зов своим сородичам и начать Жатву. Своего рода надсмотрщик. Больше вызывает опасение его активность. И то, что он смог подмять под себя Спектра, заставив искать для него Канал. Видимо по каким-то причинам Жнец не может найти его сам. Или накладки какие стряслись.
        - Думаешь, Канал находится на Цитадели? - спросил Найлус, заработав подозрительный взгляд Лиары.
        - Скорее всего да. Но важность Цитадели в другом.
        - В чем?
        - А вот это предстоит выяснить. Через восемь суток мы вернемся на Цитадель. А пока - отдыхайте. Тали, проводи доктора Лиару в вашу каюту.
        Кварианка согласно кивнула.
        - Рир, надо поговорить. - Найлус встал, жестом пригласив следовать за собой.
        Я кивнула и вышла вслед за коллегой. Когда дверь уже закрывалась, до меня донесся вопрос Лиары:
        - Простите, а кто такой Найлус Крайк?
        И ответ Эшли:
        - Спектр.
        Под тихое ойканье Лиары дверь захлопнулась, отрезая все звуки. Найлус фыркнул.
        Зайдя в свою каюту, турианец дождался, пока двери захлопнуться и активировал пирамидку забавного устройства, отрубающего любую возможность подслушать или подсмотреть, что делается в зоне покрытия. Любопытство Джеффа ему уже хорошо известно, как и его возможности.
        - Что случилось?
        - Ты мне скажи. - Найлус осторожно сел, непроизвольно зарычав от резкой боли.
        - Рана болит?
        - Разбередил немного. - Спектр откинулся на спинку кресла.
        - Ты ведь понимаешь, что если я скажу об этом доктору Карин, то из лазарета ты не выйдешь до полного выздоровления? - с каким-то изуверским интересом просила я.
        - А ты скажешь? - Найлус вопросительно склонил голову набок.
        - А надо?
        Тихий смешок.
        - Нет.
        - Надеюсь. - по руке прошло легкое золотистое свечение. - До Цитадели никаких нагрузок не планируется, так что будет тебе ускоренный курс лечения.
        - Какие последствия?
        - Никаких.
        - Для тебя. - уточнил турианец.
        - Слабость и вялость, если много откачаю. Если переборщить, то… - я неопределенно махнула рукой.
        Зеленые глаза сузились.
        - Ты же понимаешь, что если я скажу об этом доктору Карин… - цитируя меня промурчал Найлус с едва заметной усмешкой.
        - А ты скажешь?
        - А надо?
        Я тихо рассмеялась.
        С Найлусом было удивительно легко общаться. Благо хоть официоз с него осыпался за пару дней, и турианец быстро перешел на неформальное общение, сбрасывая маску Спектра. Никаких подводных камней, скрытого смысла, нагромождения бесполезных словестных кружев, прячущих неприглядные смыслы. Чистый и открытый разговор, честные слова, которые не надо разбирать буквально по звукам, пытаясь уловить скрытый смысл. Мощный ум не требовал пояснения очевидного, достаточно просто сообщить факт, чтобы зеленоглазый турианец сам выстроил верную цепочку событий и оценил перспективы. Его не трогала моя циничность и некоторая бездушность, развившаяся за долгие жизни и лицезрение чужих смертей. Мне это нравилось. Не так легко найти собеседника, который верит на слово, просто потому, что однажды решил довериться. Или это особенность турианцев как расы? Кто знает?
        Турианец молчал, с едва заметным интересом за мной наблюдая. Так смотрит дикий кот на окружающий его мир: со спокойным любопытством, оценивая каждую мелочь.
        - Нет, не надо. Я знаю свои возможности.
        Найлус послушно откинулся на спинку кресла, позволяя мне подойти и осмотреть рану. Синяя кровь пятнами проступила на эластичном бинте, чуть блестя в ярком белом свете.
        - Видимо, разбередил ты ее далеко не немного.
        Найлус пожал плечами.
        - Когда знаешь, что выжил лишь чудом, смотришь на такое спокойно. - турианец чуть дернул мандибулами. - Странное ощущение.
        - Знать, что ты должен быть мертв?
        Турианец кивнул. Я достала нож и легко вспорола бинты, обнажая начавшую подживать рану. Выглядела она… плохо. Переломанный и искореженный хитин на груди, отечные синеватые края раны, бугры швов, фиолетово-зеленые кровоподтеки, обнаженные мышцы, едва прикрытые синей полопавшейся коркой подсохшей крови, содранной вместе с бинтами. И эта жуть - на всю грудь.
        Ладонь осветилась неравномерным золотым свечением, тонкими полосами света стекающие с моих пальцев. Концентрированная жизненная энергия. Я поднесла руку, практически касаясь пальцами маслянисто блестящей свежей крови, наблюдая, как потянулись нити энергии, вливаясь во вздрогнувшего турианца.
        - Щекочет?
        - Изнутри.
        - Так и должно быть.
        Визуальный эффект появился не сразу, но - появился. Рана подсыхала, затягиваясь нежной кожицей, проявились очертания новых пластин хитина. Кровь свернулась и отваливалась пластами. Заживление шло стремительно, а я чувствовала, как столь же стремительно исчезают силы.
        - На мой взгляд - достаточно.
        Спокойный, слегка урчащий голос припечатал неожиданно жестко. Я отвела руку и прервала подачу энергии.
        - И правда. Еще раза три и будешь полностью здоров. Повторим дня через два.
        Найлус кивнул, чуть поднялся, опираясь спиной о спинку.
        - Рир, что ты знаешь о Канале?
        - Это что-то вроде одностороннего черного хода на Цитадель. Попасть на станцию можно через ретранслятор, созданный протеанами, с планеты Илос. Канал на Цитадели - это монумент-ретранслятор в Президиуме.
        - Он рабочий?
        - Вполне. Но куда ведет - понятия не имею. Но не на Илос. Возможно, у него есть еще какие-то неизвестные мне функции, все же, его строили Жнецы. Да и Сарен явно не спроста ищет. Не верю я, что Властелин Назара стал страдать склерозом на старости лет, и забыл, где они построили Канал. Попасть на Цитадель - для Спектра не проблема. Видимо, им нужен Канал именно на Илосе.
        - Где этот Илос находится?
        - Система Пространство Пангеи. ОЧЕНЬ далеко отсюда. Попасть можно через особый мю-ретранслятор, болтающийся где-то в туманности в Системах Терминуса. Но где точно - не знаю. Там была какая-то мутная история, из-за чего этот ретранслятор сорвало с орбиты и куда-то сдвинуло.
        - А кто знает?
        - Рахни.
        - Они же вымерли.
        - Сарен где-то откопал яйцо королевы. Так что уже вполне даже живы.
        - Где находятся?
        - Новерия. Отправимся туда, как придет сообщение о проблемах в колонии. Если все пойдет как должно - встретим там Бенезию. А можем и не встретить.
        - Что с остальными Жнецами?
        - Болтаются где-то в межгалактическом пространстве. - я пожала плечами.
        - Что им вообще от нас надо?
        - Хороший вопрос. Я знаю с гарантией только то, что Жнецы сделаны из органиков. Из рас, которых они уничтожили. Мы - их строительный материал.
        На какое-то время мы замолчали. Найлус о чем-то крепко задумался, а я ему не мешала. Перспективы, радужно маячащие в не столь отдаленном будущем меня откровенно пугали. Сперва эта стремная смерть и попадание к "Церберу". Да, этот факт не обойти… но можно извернуться! Тем более, что вроде как мою тушку им передаст Лиара, надеясь на воскрешение. А что если…
        - Ты так и не сказала, что нас ждет в будущем. - негромко спросил турианец.
        Забавно. Такое ощущение, что он мои мысли читает и облекает в вопросы.
        - Тремя словами: Жнец, Коллекционеры, Жатва.
        - Расскажи.
        Не приказ. Просьба.
        - Про Властелина Назару я тебе рассказывала. Он - наш надзиратель. Должен послать Зов и активировать Цитадель, призывая своих сородичей в нашу часть Галактики. Протеане что-то там нахимичили с Хранителями, и теперь Цитадель не отзывается на приказы Назары, а то Жатва бы уже началась. Видимо, когда станция не отозвалась, он озадачился поиском исполнителей. А тут так удачно Сарен на него залез, посчитав просто артефактным кораблем. За что и поплатился свободой и здравым рассудком. Это ты уже знаешь.
        Турианец кивнул.
        - Видимо Сарен сейчас пытается отправить Зов и разобраться с поломкой Цитадели, запустив ее в режим ретранслятора вручную. Такая возможность доступна с командного мостика станции. Зачем ему Канал? Не знаю. В любом случае, нам необходимо уничтожить Властелина, а сделать это - весьма непросто. Он пол флота положит, прорываясь к Цитадели. Кстати, станцию надо будет закрыть, и Властелин останется снаружи. Если не тормозить.
        - Совет должен знать.
        - И как я им скажу? Мне не поверят.
        - Зато мне поверят. - Найлус усмехнулся. - Спаратус поверит. Мы можем начать готовиться к войне.
        - Прилетим на Цитадель - поговори с советником. Может он разрешит взорвать Канал? На всякий случай.
        Найлус хмыкнул.
        - Возможно. Что будет дальше?
        - Когда мы завалим Властелина, Альянс и Совет сделают вид, что Жнецы - это моя хохма. Так, бред воспаленного Маяком мозга. Объявят его супергетом и все.
        - Мысль здравая. Позволит панику не допустить.
        - Оно то так. Но проблема в том, что они в это поверят сами.
        - Убеждением Совета займусь я. Если мне не поверят, никому не поверят. Хотя за Спаратусом такого идиотизма я никогда не замечал.
        - Ты его знаешь?
        - Да.
        Я пристально всмотрелась в ехидные зеленые глаза. ДА БЫТЬ ТОГО НЕ МОЖЕТ!
        - Только не говори мне, что Спаратус - твой родич!
        - Не скажу. - ухмыльнулся турианец, широко разведя мандибулы и чуть ехидно оскалился.
        - Не может так везти!
        - Спаратус из родственного Клана. - Найлус пожал плечами. - Когда я смог стать Спектром, меня определили к Сарену - лучшему из лучших по просьбе Спаратуса. - на его лицо набежала тень. - Сарен…
        - Вопрос с Сареном будем решать, когда с ним встретимся.
        Найлус кивнул.
        - Что дальше? После уничтожения Властелина.
        - Родное начальство Альянса посылает меня на задание проверить, отчего это исчезают корабли. "Норму" уничтожит крейсер Коллекционеров, экипаж по большей части спасется в капсулах, а меня выкинет взрывом за борт. И я погибну.
        Найлус вздрогнул.
        - Это можно… изменить?
        - Не знаю. Сомневаюсь. Помирать-то я не собираюсь в любом случае. Впаду в анабиоз. Но результатом этой миссии будет попадание моего тела в "Цербер" - террористическую прочеловеческую организацию, где мою тушку нафаршируют металлом и подозрительными имплантатами, подарят "Нормандию" номер два и отправят на подвиги.
        От перспектив я поморщилась. Вот что-что, а без "Цербера" я бы обошлась с удовольствием.
        - Что можно изменить?
        - Во-первых, я не собираюсь попадать под проект "Лазарь" и допускать, чтобы в мое тело напихали подозрительной дряни. Через декады полторы моя душа окончательно приживется, и я верну свои способности в полной мере, насколько их допустит эта реальность. В любом случае, мелкий контроль доступен уже сейчас. Да и менталистика к прибытию на Цитадель будет в полном объеме. Анабиоз инициировать я уже могу. Но мне нужен "покров", который убережет мое беззащитное тело от шаловливых лапок маньяков от науки.
        - Что это?
        - Защитное свойство организма. Что-то вроде силового поля, генерируемого по поверхности тела. Если на момент инициации анабиоза и покрова я буду в форме, то поддерживать защиту могу лет десять в полную силу. Или лет двести, если включать полную мощность только при попытке нанести повреждения.
        - Пробить можно?
        - Можно, конечно. Но как только я попаду в пригодные для жизни условия, организм автоматически начнет выход из анабиоза, и за двое суток я, грубо говоря, оживу. За это время они не успеют ничего сделать.
        - Как они получат твое тело?
        - Да там какая-то история с Серым Посредником, Коллекционерами и Призраком. Точно не помню, что и как было.
        - Оставим без изменений?
        Я заморгала, удивленно всматриваясь в зеленые глаза. Я ему порой поражаюсь! Говорю же по большому счету ересь, а он мне верит! И готов помочь! Без тени сомнения или недоверия.
        - Да. Только время возврата надо выбрать грамотно. Когда начнутся атаки Коллекционеров на человеческие колонии.
        - Я прослежу.
        И все. Я прослежу. И ведь верится же, что и правда проследит, и сделает так, как надо. Не подведет, не подставит.
        У менталиста много преимуществ…
        - Ты знаешь, что такое Коллекционеры?
        - Хаски протеан и других рас из их "потока".
        Найлус вздрогнул. Потер гребень, вздохнул.
        - Знаешь, иногда твои ответы приводят меня… в оторопь.
        - Знаю. Но не вижу смысла тебе лгать.
        Спектр хмыкнул.
        - Что им надо?
        - Своего Жнеца строят. Из населений колоний. Его придется завалить до того, как его закончат. Тварь еще та. Находится на базе за ретранслятором Омега 4. Там настоящее кладбище кораблей под охраной боевых дронов, так что было бы идеально идти хорошо вооруженной эскадрой. Только где ее достать?
        - Это моя проблема. Сколько кораблей потребуется?
        - Понятия не имею. Но проблему Коллекционеров надо решить кардинально. Кстати, на базу будет претендовать "Цербер", а отдавать ее им я не хочу совершенно. Пусть лучше ее поимеет Совет или ваша Иерархия. Кстати, остатки Властелина тоже стоит разобрать по винтикам и пустить в дело. Жнецы прибудут довольно быстро. Через год-полтора после моего "воскрешения". И вот тут начнется полная задница. Война на уничтожение, в который мы… проиграем.
        - Как проиграем? - опешил Найлус.
        - А вот так. Конец и спасение весьма… странные и доверия не вызывают. Для спасения нам требуется построить Горн и состыковать его в Цитаделью. Кстати, за его чертежами мы полетим после того, как встретимся с Сареном на Вермайре. Или до него, посмотрим. Сарен никуда не денется. Горн - это корабль. Кто его разработал - одному Хаосу ведомо. Но тут начинается самое странное. Для активации Горна требуется Катализатор.
        - Ты знаешь где он?
        Я не сдержала нервный смешок.
        - На Цитадели.
        - Тогда в чем проблема?
        - Сейчас сам оценишь эту глубину и обширность задницы, в которой мы находимся и эфемерность спасения. - истерический смех прорвался сам собой.
        - Рир! - прорычал турианец.
        - Найлус, Катализатор - Это ИскИн! Он же - создатель Жнецов! Он же ими управляет! И он же даст доступ в контрольный зал Горна! Ты понимаешь всю глубину цинизма ситуации? Все зависит от решения этого гребаного ИИ! Жить нам или нет! Если эта дрянь не пустит меня в зал управления, Горн - это бесполезная и дорогая насадка на Цитадель!
        Найлус сидел в глубоком шоке. Понимание ужаса ситуации проступало в его глазах и сменялось странной решимостью.
        - Какие варианты?
        - Спасения? По словам этой пакости три: первый - уничтожить Жнецов, ретрансляторы, Цитадель и всех синтетиков Галактики; второй - взять под контроль и третий - симбиоз синтетиков и органиков в новый идеальный вид. Я сдохну по-любому. Или сгорю в огне, или меня зажарит молнией, а личность оцифруют и сделают нового Катализатора, или разложат на составляющие и на основе генома сделают мега-прививку для всей Галактики. И все с разрешения ИИ.
        - Хрень какая-то. - буркнул турианец. - Неужели во время других Циклов никто не смог построить Горн?
        - Вот то-то и оно. Смогли. Протеане точно построили. Вот только результату - ноль. Катализатор захлопнул Цитадель у них перед носом в бронированную пульку и помахал лапкой на прощание! Нужен другой вариант. Который гарантирует если не победу, то хотя бы выживание наших видов.
        - При таком нападении шанс на выживание вида может дать только эвакуация. - буркнул Найлус.
        - Для этого нужна самая малость - иной способ покорить межзвездные просторы. Не ретрансляторы, а что-то другое.
        - Подобные исследования ведутся давно. По крайней мере, в Иерархии. - сообщил мне радостную новость Найлус. - Вот только есть ли результат - я не знаю. Но узнаю.
        - Даже если есть готовый прототип… у нас на все про все три, максимум четыре года. Ты же понимаешь, что это - невозможно?
        Найлус ответил не сразу.
        - Я поговорю с Советом.
        - И что ты им скажешь?
        - Я найду слова. Но нам нужны доказательства.
        - Нам нужен Сарен и Назара. Вернее, его банки данных. - я встретила пристальный взгляд зеленых глаз. - У тебя есть идеи, как нам взломать мозги Жнецу?
        Найлус поперхнулся воздухом и… задумался.
        Восемь суток промелькнули в мгновение ока. Команда по большей части отдыхала, практически не контактируя с экипажем корабля, я отсыпалась и отъедалась, чтобы потом все накопленное отдать Найлусу во время лечения. Во второй заход на этим делом наблюдала Карин, но сочла такой метод лечения хоть и экстремальным, но вполне действенным. Зато за моим здоровьем доктор следила пристально, отмечая непрекращающиеся изменения в организме и геноме. Я ее беспокойство не разделяла и с удовольствием пользовалась мелкими благами метаморфа.
        За два дня до прибытия к Цитадели ко мне, наконец-то, подошла Эшли. Все эти дни она наблюдала за нашей командой, но ничего не говорила. Отголоски эмоций давали надежду на то, что девушка одумается или хотя бы начнет задумываться. И вот, наконец, Эшли решилась на разговор.
        Я сидела в зоне отдыха, ленивой амебой растекшись по широкому дивану и слушала музыку. Буквально час назад я закончила лечение Найлуса, и от страшной раны остались только безобразные шрамы. Впрочем, их можно свести при следующем заходе, пока они еще свежие и поддаются коррекции. Легкая слабость настраивала на флегматичный лад, в голове чуток шумело, виски ломило после восстановления щитов. Как раз вовремя. Успею отлежаться до прибытия на Цитадель.
        От дверей пахнуло решительностью и опаской с каким-то налетом отчаяния. Мне даже не потребовалось поворачиваться, чтобы узнать кто это.
        - Заходи, Эшли.
        Молодая женщина вздрогнула, но молча подошла и села на диванчик напротив.
        - Спектр Шепард…
        - Да? - я села ровно, сняла с головы наушники, всем видом изобразив внимание. - Что-то случилось?
        - Я… я была не права в своих высказываниях относительно бойцов из десантной группы. - Эшли стиснула кулаки и прямо встретила мой взгляд. - Они… достойные…
        - Разумные. - подсказала я.
        Какая прелесть… В этом мире о правилах общения с менталистами и не подозревают! На Эгросе никто никогда не смотрел таким как я в глаза. А здесь… мне даже усилий не потребовалось прилагать, чтобы скользнуть в ее разум.
        Щитов нет. Даже природных! Это, простите, как вообще возможно? Разум всегда себя защищает! Хотя… нет, вот они. Практически прозрачные, истаявшие. Странное зрелище, если честно. Возможно, именно в этом причина столь легкой внушаемости у местных? Кто знает?
        - Рада, что вы поняли это.
        - Вы высадите меня на Цитадели? - прямо спросила Эшли.
        - А вы этого хотите? - я лениво приподняла бровь, выскальзывая из разума бойца.
        - Нет!
        - Тогда, к чему вопрос?
        Эшли растерялась.
        - Но… я думала, что вы… что я вам не подхожу.
        - Эшли, вы отличный боец. У меня нет нареканий на вашу профессиональную подготовку. Но пока вы не сможете адекватно воспринимать инопланетных членов отряда, я не смогу брать вас на боевые задания. Вы же сами прекрасно это понимаете.
        - Я… понимаю. - карие глаза виновато опустились, а буря эмоций в ментальном плане просто поражала.
        - Не стоит винить себя. Ваше мировоззрение сформировано под давлением недавней войны и общего ксенофобства военных сил Альянса. Биотики в свое время тоже немало хлебнули горя из-за своих отличий. Людям свойственно бояться непонятного и чужого, а то, что мы боимся, мы рано или поздно начинаем ненавидеть.
        - Я не боюсь инопланетян! - вскинулась Эшли.
        - Боишься и не понимаешь. Не хочешь понять. Ты смотришь на внешность, когда надо смотреть в душу. Оцени личность. Пообщайся с Тали. Она милая девушка и прекрасный техник. Адамс на нее нарадоваться не может. А ведь Тали очень уязвима и полностью зависит от своего скафандра. Но это не мешает ей пытаться наладить отношения с командой, а от "Нормандии" она просто в восторге!
        Проклятье! Мне даже не требовалось прилагать особых усилий, чтобы ненавязчивое внушение легло на незащищенный разум! Обычное природное воздействие менталистов или вампиров и все, говори что хочешь и убеждай в чем хочешь! Жуть какая-то!
        - А… турианцы?
        - С турианцами тебе вообще проще всего наладить общение. Они - прирожденные бойцы. Воины из поколений воинов. Гаррус - великолепный стрелок и тактик. Найлус… Найлус один из известнейших Спектров. У него есть чему поучиться и можно ОЧЕНЬ многое узнать. Это даже Рекс признает, хоть у кроганов у турианцам куда больше счетов, чем у людей. И ничего, общается же. А вот ты - не смогла. - я покачала головой. - В такие моменты мне становится стыдно за нашу расу. Возможно, Совет прав: люди не готовы вступить в галактическое общество. И тем более не готовы вступить в Совет.
        - Но…
        - Сама подумай. Куда нам с таким мировоззрением лезть в давно сработавшуюся систему. Стать изгоями из-за собственного высокомерия и завышенного чувства значимости? Кому мы такие нужны? Ты сама бы пустила таких как мы в собственное государство?
        Эшли задумалась. И чем дольше она размышляла, тем растеряннее и… кислее становилось ее лицо.
        - Нет. Не пустила. - призналась женщина.
        - Вот видишь. Постарайся взглянуть иначе хотя бы на тех не-людей, которые сейчас на борту "Нормандии". Не смотри на различия. Ищи сходства. Поверь, мы не так отличаемся, как ты могла бы подумать.
        - А как же Сарен?
        - А что Сарен?
        - Он же жестокий убийца!
        - Как и я. - изумленное лицо Эшли погрело мою темную душу. - Сарен абсолютно безжалостен и не ценит жизнь. Ни свою, ни чужую. Он с одинаковой легкостью убьет любого или умрет сам, если это необходимо.
        - Он чудовище!
        - Не спорю. Но знаешь… Сарен - идеальное оружие. Вот только это оружие попало не в те руки. И нам нужно его вернуть… или уничтожить.
        - Вы так говорите, словно он… лишен свободы выбора.
        - А у тебя будет этот выбор, если командование отдаст приказ?
        - Но можно же как-то…
        - Смотря КАК тебе этот приказ отдают, Эшли. - я вздохнула. - Смотря как… Жнецам практически невозможно сопротивляться. По крайней мере… протеане не могли. Эти твари обладают опытом, какой нам даже представить сложно. Сотни тысяч лет! Что мы для них? Даже не дети… так, забавные едва разумные зверьки. Им не сложно обмануть зверька и заставить его подчиняться. Но иногда зверек МОЖЕТ убить дрессировщика.
        Эшли ошеломленно молчала. Видимо, пыталась представить Сарена в виде зверька. Надеюсь, гордый турианец за такое сравнение мне потом башку не проломит.
        - Иди отдыхай. И подумай. Если все же решишь остаться… я дам тебе шанс. Если нет… - я развела руками. - Я помогу тебе с переводом на другой корабль Альянса.
        - Я подумаю. Благодарю, Спектр.
        Эшли ушла, а я вновь растеклась по диванчику. Приятная музыка тихо мурлыкала мне голосом неизвестной азари, навевая сон и леность. "Нормандия" неслась по каналу ретранслятора к Цитадели под надзором ночной вахты. Совсем скоро события понесутся вскачь. А пока… пока можно наслаждаться тишиной и спокойствием.
        Глава 13: Посмотрите сами, советник
        Масс - ретранслятор по имени Цитадель встретил нас длинной очередью и светящейся урной "Пути Предназначения", величаво плывущей неподалеку. Ругань Джеффа и оставшегося неизвестным диспетчера прекратила фраза: "У нас Спектр на борту!" и нам выдали наконец полетный коридор и парковочное место.
        - Найлус, а ты удобный пассажир! - ухмыльнулся Джефф, заводя корабль к указанной причальной платформе.
        Турианец хмыкнул.
        - У Спектра свои привилегии. Как и у его корабля.
        "Нормандия" вздрогнула всем корпусом, когда сработали захваты, фиксируя корабль у причальной площадки.
        - Прибыли. - Джефф пробежался пальцами по сенсорной клавиатуре, гася двигатели корабля. - Я закончу тесты, Рир?
        - Делай.
        - Мы на Цитадели надолго?
        - Если не случится никакого ЧП, то дня на три. Если случится… сам понимаешь.
        Джефф кивнул и погрузился в работу. Любит он этот корабль. Пожалуй больше, чем кто-либо еще на борту.
        Перед тем как уйти на Цитадель, я поговорила с Прессли, и мы обсудили нужды корабля и его экипажа. График увалов людей старпом составит сам, как и список того, что нам нужно взять на борт перед длительным рейсом. Пока стоим на Цитадели "Норма" успеет пройти плановый техосмотр и мелкий ремонт, погрузим припасы, пополним арсеналы и вообще закупим столь необходимые для автономной жизни в космосе вещи. А Карин озадачила меня списками лекарств, которые она хотела бы иметь, но заказать без большой мороки не могла. Особенно длинный список был для декстроорганизмов, лекарства для которых практически полностью отсутствовали в лазарете, за исключением самых ходовых. Я пообещала достать необходимое, заодно озадачила старпома поиском нормального повара и закупкой продуктов, честно предупредив, что если после старта с Цитадели обнаружу в столовке только паек, мы развернемся и полетим обратно, и закупать все недостающее Прессли будет из своего кармана. Надеюсь ему хватит ума закупить припасов с учетом того, что на борту у нас кварианка и два турианца. Пока эти расходы оплачивает Совет и непонятная контора, к
которой приписана "Нормандия".
        Найлус ждал меня возле шлюзового отсека, по самую шею закованный в тяжелую черную броню. Правда, без шлема. В захватах - полный боекомплект: снайперская и штурмовая винтовки, мощный пистолет. Дробовик Спектр не носил. На бедре - кассета гранат. Рядом с высоким турианцем Лиара в простом черном костюме выглядела удивительно хрупкой и маленькой, едва доставая макушкой до плеча Найлуса. Я тоже была в броне, правда, в средней, и так же вооружена по самые ноздри. Проснулась моя паранойя, любовно вскормленная за долгие и кровавые жизни, и покидать корабль без оружия и брони мне не хотелось, благо, статус Спектра позволял потакать мелким слабостям.
        - Я связался с советником Спаратусом. Он нас ждет.
        - Уже?
        Найлус пожал плечами.
        - Да.
        - Полагаю, ему больше хочется увидеть тебя живым и удостовериться, что я ему не соврала.
        - Возможно. - Найлус усмехнулся, открыв шлюз. - В любом случае, он нас выслушает.
        Массивная плита шлюза дрогнула, выпуская нас в шум и гам портовой части Цитадели. Неподалеку разгружался какой-то пузатый корабль, разумные ругались и скандалили, кто-то куда-то спешил, а кто-то маялся от скуки. Обычный шум причальных платформ. К нам подошли сотрудники СБЦ, увидев разумных в полной броне и при оружии, но Найлус продемонстрировал наши идентификационные карточки, и турианцы понятливо отвалили, пропустив к лифту.
        - Как я понимаю, едем мы не в Зал Совета.
        - Спаратус встретит нас в личных покоях. Я его предупредил, что есть важная и не особо приятная информация.
        - Подготовил морально? - я улыбнулась.
        Найлус кивнул, чуть заметно морщась. Дурацкая музыка в лифтах после тишины корабля раздражала еще сильнее, чем при первом посещении станции. Или это просто нервы? Лиара за нашим общением наблюдала с долей… недоумения. Найлус с другими людьми вел себя вежливо, холодно и равнодушно, делая исключение только для Джокера и меня, и Лиара все никак не могла понять, почему Спектр Совета тратит столько личного времени на общение с капитаном корабля Альянса. Миленькая азари до сих пор пребывала в неведении относительно моего статуса Спектра, а бойцы просветить синенькую барышню не посчитали нужным.
        - Кстати, куда это Гаррус смотался, стоило только "Норме" затормозить? - спросила я.
        - По своим информаторам. - ответил Найлус. - Предупредил, что свяжется через часа четыре, не раньше.
        - Надеюсь, он остается доступным для связи?
        Турианец кивнул. Ну, Гаррус! Повадки следователя СБЦ, похоже, крепко в него въелись. С другой стороны, он молодец. Ищет возможные зацепки без напоминания и пинков и, что самое главное, готов делиться ВСЕЙ доступной информацией.
        Лифт полз со скоростью предынфарктной улитки, вымораживая электронной нудливой музыкой дрянного качества. Я-то чувствительность могла приглушить, а вот Найлус со своим острым слухом медленно зверел, отчего зеленые глаза, по-моему, даже светиться начали!
        - Знаешь, я грохну Жнецов только из-за этой музыки. - неопределенно махнув рукой куда-то под потолок буркнула я.
        - И скорости лифтов. - добавил турианец, болезненно поморщившись на высокой ноте.
        Наконец лифт дополз и выпустил нас на свободу в таможенной части СБЦ. Найлус тут же оживился и потащил нас через переплетение коридоров куда-то по одному ему ведомому маршруту. Я не возражала: мои навыки ориентирования по этой станции остались на уровне топографического кретинизма, а Лиара не спешила возражать Спектру.
        На Найлуса косились как на выходца с того света, отчего обычно спокойный мужчина медленно наливался ядом и злостью. Когда же один из СБЦшников выдал: "Ты же мертв!", я не выдержала и заржала. Человек, вбивающий информацию о нашем прибытии на Цитадель, втянул голову в плечи от злого низкого рычания взбешенного турианца и застрочил по клавиатуре еще усерднее. И вот, наконец:
        - Спектр Найлус, Спектр Имрир, доктор Лиара, добро пожаловать на Цитадель.
        Нам вернули карточки и отпустили на свободу. Найлус сгреб удостоверения личности, и спустя пару минут мы уже сидели в удобных креслах автоматического такси. Флаер несся куда-то под чутким руководством расслабившегося турианца, а Лиара, наконец-то, очнулась от ступора.
        - Спектр Имрир?
        - Да.
        - Но… почему вы не сказали?
        Я пожала плечами.
        - А зачем? Ну узнали вы, что я - Спектр. И что это изменило?
        - Это… это меняет все!
        - Лиара, наши задачи никоим образом не поменялись. Только вы узнали, что связались не с одним Спектром, а с двумя.
        - Но… - Лиара вздохнула. - Зачем вы взяли меня с собой на встречу с советником Спаратусом?
        - Затем, что вы - специалист по протеанам.
        - Но есть и другие! Старше, опытнее! Я же…
        - Вы уже здесь, а они где-то там.
        Найлус хмыкнул и кивнул, а Лиара растерянно замолчала, не найдя аргументов.
        Летели мы недолго, и вскоре такси плавно опустилось на причальную площадку где-то в элитной части жилой зоны. По дороге нас несколько раз останавливали патрули СБЦ, но, стоило увидеть наш статус, выбитый на идентификационной карте, как тут же с извинениями пропускали.
        Советник Спаратус жил в невысоком комплексе на краю парковой зоны и озера-водохранилища. На входе в здание нас пропустили быстро и буквально через пару минут мы уже садились в мягкие кресла напротив Спаратуса.
        Разговор начал Найлус, давая возможность нервничающей Лиаре прийти в себя и собрать мысли в кучу. Пока Спектр нас представлял невозмутимому советнику, я изучала сидящего передо мной мужчину.
        Спаратус буквально клокотал эмоциями, хотя внешне ни единого признака его состояния не проявилось: тело расслаблено, жесты точные и уверенные, глаза смотрят спокойно и бесстрастно, на лице маска вежливого внимания. Настоящий правитель и политик. Не тот недоверчивый упертый баран, показанный в каноне. Вот и посмотрим, сможет ли реальный Спаратус поверить в угрозу и примет ли наши предостережения всерьез.
        - Спектр Имрир, Спектр Найлус мне сообщил, что вы смогли систематизировать и понять информацию с протеанского маяка.
        - Да, это так. Доктор Лиара Т" Сони пояснила, что подобные "видения" после столкновения с работоспособным маяком - вполне естественны. Доктор?
        - Протеанский маяк при контакте с разумным существом переносит информацию напрямую ему в мозг. - голос Лиары чуть подрагивал от волнения. - Но поскольку маяки рассчитаны на взаимодействие с физиологией протеан, видения в основном бессистемны и разрозненны. А существам со слабой волей и недостаточной организацией сознания, маяк может выжечь мозг. То, что Спектр Имрир смогла систематизировать сведения и даже получить знания языка и письменности протеан - уникально!
        - Вы можете читать письменность протеан? - Спаратус выпрямился, во взгляде появился опасный огонек интереса.
        - Могу, но некоторые символы и обороты речи бессмысленны. Полагаю, в наших языках просто нет аналогов этих терминов.
        Спаратус включил свой инструментрон и вывел на экран короткую надпись, составленную из уже знакомых забавных символов.
        - Можете прочитать?
        Я подошла ближе, присела на край дивана.
        - Отчет… здесь дата: 16. 23. 34123 года, о проведение технического исследования… нет, пожалуй, технической проверки… двигательного массива корабля "Сияние Рассвета", класс… - я запнулась, всматриваясь в символы и пытаясь выделить подходящее определение, - ближайший синоним - это крейсер-разрушитель или ликвидатор. Владелец - Аватар Справедливости или Воздаяния… как-то так. Оба термина имеют вот эту загогулину. - я тронула полоску с черточкой. - Это что-то вроде обозначения заглавной буквы в нашем языке или имени собственного. Все.
        Я вернулась на свое место, а Спаратус убрал надпись, пристально меня рассматривая.
        - Действительно. Перевод довольно точный. Расскажите, что еще вам удалось узнать из маяка.
        - Прежде чем вам это рассказать, я бы хотела, чтобы вы посмотрели запись с моей камеры, сделанную на Иден Прайм. И ответили на два вопроса.
        Спаратус согласно кивнул, жестом предлагая продолжать.
        - Вы знаете, что Сарен нашел корабль, принадлежащий неизвестной расе?
        - Да.
        - Вы его видели?
        - Лично - нет. Только изображение.
        - Хорошо. - я включила запись с инструментрона. - Это он?
        На небольшом экране раз за разом взлетал в закатное небо Властелин Назара. Каждый раз при звуке одиночного выстрела вздрагивал Найлус.
        - Да. Это он. Но я и не подозревал, что он настолько огромен! - взгляд Спаратуса зацепился за вздрогнувшего от выстрела Найлуса. - Что это за выстрел?
        - Это Сарен пристрелил Найлуса.
        Найлус молча кивнул. Я остановила видео, показывая Назару во всей его красе.
        - К чему эти вопросы?
        - Вы спрашивали, что я видела в маяке? Я видела гибель империи протеан, я уже говорила вам об этом. Хронику почти вековой агонии могущественной цивилизации. Жаль, что я не могу ее показать вам. Зато могу отравить кошмарами сон советника Тевос, если она пожелает на них взглянуть.
        - Полагаю, она не откажется. - медленно сказал Спаратус. - Продолжайте.
        - Информация с буя подтверждает исследования доктора Лиары: наша Галактика существует в Циклах разрушения, так называемой Жатвы. Как только цивилизация органиков достигает определенного уровня развития, ее внезапно уничтожают. Так произошло с протеанами. Та же участь ждет и нас.
        Спаратус вздрогнул.
        - Вы уверены?
        - Я видела, как приземлялись на горящие планеты Жнецы. Я видела, как эти твари уничтожают флоты, куда более мощные чем наши. Я видела захват Цитадели и отключение сети ретрансляторов. И я абсолютно точно уверена, что это же вскоре ждет и нас.
        - Вскоре? - Спаратус вопросительно склонил голову. - Что привело вас к такому решению?
        - Жнец класса Властелин, взлетающий с Иден Прайм.
        И я вновь запустила запись.
        Такого изумления на лице Спаратуса я даже и не надеялась увидеть!
        - Вы УВЕРЕНЫ?
        - Позовите советника Тевос. Пусть посмотрит в моей памяти то, что показал маяк. Уверена, она узнает этот корабль.
        - Найлус?
        - Советник, этот корабль был на Иден Прайм. - спокойно ответил Найлус. - Перед выстрелом Сарена я ощутил ужасающий по мощи удар по сознанию. Именно поэтому я не смог уклониться от выстрела. Я вообще не мог в тот момент контролировать свое тело.
        - Они могут подчинять разум. Хроники протеан это подтверждают. Полагаю, Сарен попал под воздействие Жнеца, когда впервые оказался у него на борту. Со временем, Властелин окончательно подчинил Спектра себе, а Сарен полностью утратил свободу мышления.
        Спаратус задумался. Мы молчали, терпеливо ожидая решения советника. Интересно, к каким выводам он придет? Отмахнется от наших слов или нет?
        Советник тронул кнопку вызова на инструментроне, и мы услышали:
        - Советник Тевос, не могли бы вы подъехать в мои покои? Спектры Найлус и Имрир вернулись и принесли информацию. Я бы хотел, чтобы вы ее проверили. - пауза. - Да, она согласна. Я вас жду.
        Прибытие советника азари мы ждали в молчании. Спаратус рассматривал изображение Назары, Найлус о чем-то крепко задумался, а Лиара, кажется, даже дышала через раз. Наконец прибыла Тевос. Советник вошла в зал, кивком приветствуя коллегу и нас, скользнув внимательным взглядом по вполне себе живому Найлусу, улыбнулась перепуганной Лиаре.
        - Тевос, Спектр Имрир желает вам показать информацию с маяка.
        Азари грациозно опустилась на диванчик возле Спаратуса.
        - Спектр, вы готовы пойти на "слияние"?
        Я молча кивнула.
        - Прошу, садитесь ближе.
        Спаратус встал и отошел в сторону, освобождая мне место возле Тевос. Я села, вопросительно глядя в яркие лазурные глаза.
        - Вашу руку.
        Сняв перчатки, я осторожно вложила руки в тонкие синие ладошки.
        - Смотрите мне в глаза.
        Наши взгляды встретились, а я увидела, как медленно наливаются мраком ранее лазурные зрачки…
        Слияние мало напоминало то, о чем рассказывалось в игре. Никакого сексуального подтекста, все просто и одновременно неоправданно сложно: прямое подключение одной нервной системы к другой. Я чувствовала тело Тевос как свое собственное, подозреваю, она ощущала меня так же. Что же… советника ждет много… интересного, все же, я далеко не человек, и это тело уже начало изменяться. А пока стоит проследить, чтобы эта дама не увидела то, что видеть… не стоит.
        Разум Тевос встретил меня легким природным щитом, который практически не мог защитить ядро ее разума и личности, разве что прикрыть поверхностные мысли. Я скользнула в ее разум, опуская свои щиты и давая возможность азари увидеть то, что я желаю ей показать. И уже вместе мы смотрели, как гибнет некогда великая Империя. Я показывала все самые неприглядные и потрясающие своей жестокостью моменты: уничтожение колоссального флота, туши Жнецов, медленно, с неотвратимостью входящие в атмосферу, пылающие города, хасков, рвущих на куски беззащитных жителей, ужасающие мутации еще живых разумных на кольях, тяжелые бои, потоки пламени, несущиеся по выжженному бомбардировками когда-то цветущему миру. Я показала, как протеане нашли Цитадель: заброшенную станцию, практически ничем не отличимую от нынешней, показала ретрансляторы. И следующим - захват Цитадели, пылающие пожарами кварталы, метущаяся в поисках спасения толпа, горящие заживо разумные существа, с воем и криками гибнущие от когтей хасков и модифицированных рахни. Разум азари бился в молчаливой истерике она пыталась разорвать связь, но я не давала. Я
еще не все показала… И Тевос была вынуждена смотреть, как хаски собирают тела разумных, как их упаковывают в коконы и перерабатывают, как строятся новые Жнецы, как эти… твари улетают к другим, пока еще живым мирам, как подчиняют и ломают разумных, превращая в рабов и лишенных собственной личности тварей… Напоследок я мельком показала чертежи и Горн с чувством надежды… и безнадежного отчаяния и разочарования, когда воспользоваться надеждой не удалось: закрывающаяся Цитадель и Жнецы, уничтожающие оказавшийся бесполезным Горн. И как финал… вспышка воспоминания: взлетающий в кровавые закатные небеса Властелин.
        Слияние разорвалось. Тевос, не стесняясь, рыдала взахлеб. Азари била мелкая дрожь и озноб. Ну да… это не просто картинки… Маяк передавал ЭМОЦИИ того, кто это записал. И Тевос от моих щедрот испила эту чашу боли, безнадежности, ненависти, бессильного гнева и отчаяния во всей ее полноте. Она никогда этого не забудет. Жестоко? Безусловно! Но советник должна понять и прочувствовать всю глубину бездны, в которую катится их цивилизация.
        Я подняла глаза на Найлуса. Турианец понятливо кивнул, достал из набедренного бокса небольшую бутылку крепкого спиртного и бросил мне. Спаратус мгновенно въехал в суть происходящего, и на столик перед рыдающей женщиной опустился пустой бокал. Налив крепкий ликер, я буквально насильно впихнула выпивку в подрагивающие синие руки.
        - Выпейте.
        Тевос послушно подняла руку и отпила. Стук зубов по тончайшему стеклу разнесся в гробовой тишине зала.
        Пока женщина успокаивалась, Спаратус молча расхаживал, перед нами. Мрачное лицо и жесткий взгляд давал некие надежды. Видать, реакция коллеги его потрясла и заставила крепко задуматься. Тевос - далеко не юная наивная дева и настолько впечатлить ее не так просто! Я от души постаралась со всей изощренностью, на какую способен менталист!
        Наконец Тевос поставила пустой бокал, стерла слезы с лица. Вид взлетающего Властелина заставил ее вздрогнуть: видео все так же крутилось на проекторе с моего инструментрона.
        - Это чудовищно. - тихо произнесла она.
        Я кивнула.
        - Сожалею, что вам пришлось это увидеть. Но… Совету требуется доказательство. Я не могу опираться на видения, которые вижу только я.
        Тевос кивнула. Запись мигнула и началась с самого начала: гулкий выстрел и вой-рев стартующего Назары.
        - Где сделана эта запись?
        - Иден Прайм. - ответила я.
        - Советник Тевос, вы узнаете этот корабль? - сухо спросил Спаратус.
        Тевос вздрогнула всем телом.
        - К сожалению… да. Жнец. - азари поежилась. - Спаратус… это… ужасающе! Слова не могут передать того кошмара, что я увидела! Спектр хоть и описывала картины гибели, но увидеть это оказалось… - голос азари прервался. - Я не могу этого описать. Это невозможно описать словами, Спаратус! Это надо видеть! Потом… я покажу тебе!
        Турианец кивнул, задумчиво переводя взгляд с взбудораженной Тевос на меня и Найлуса.
        - Спектр Имрир считает, что мы вскоре подвергнемся нападению этих Жнецов.
        - Видя это, - синяя ладошка указала на Властелина, - я не могу отрицать такого… итога. Но почему он один?
        - Это наблюдатель. - спокойно сказала я. - Вы не все увидели, советник. Это было только… начало. К сожалению, вы оборвали связь до того, как я показала… остальное.
        Тевос вздрогнула всем телом и поежилась, правильно поняв мой тон.
        - Продолжайте.
        Быстро она взяла себя в руки!
        - Я полагаю, Властелин - это наш надзиратель, наблюдающий за развитием цивилизации. Перед своей гибелью протеане смогли перепрограммировать Хранителей, и теперь Цитадель не отзывается на удаленные команды Жнеца. Иначе… Жатва бы уже началась.
        - Причем здесь Цитадель? - Спаратус резко остановился.
        - Цитадель и ретрансляторы построены Жнецами. Это ловушка для молодых цивилизаций, чтобы мы развивались так, как им удобно. И главное, чтобы мы не создали свои, уникальные способы межзвездных путешествий. После гибели протеан Цитадель и ретрансляторы были восстановлены. Советник Тевос видела, как был разрушен ретранслятор у, например, Фероса. Но сейчас он совершенно целый!
        Тевос кивнула.
        - Нас очень удобно уничтожать, ведь ВСЕ наши колонии и центральные миры находятся рядом с ретранслятором. Отключи сеть, и мы беспомощны! Мы даже не сможем прийти на помощь в другой наш мир! А Жнецам нет надобности нас искать.
        О как полыхнула ярость! Спаратус, видать, обладает вполне развитым воображением, чтобы представить себе такую войну.
        - Жнецы на это способны?
        - Да. Цитадель - это управляющая ячейка системы ретрансляторов. Она же - колоссальный ретранслятор, который должен был открыть путь для других Жнецов в нашу Галактику. Для чего Сарен ищет Канал, я ответить затрудняюсь, поскольку это монумент ретранслятора в Президиуме. И да, он полностью работоспособен.
        - Вы понимаете, КАК это звучит? - проскрежетал Спаратус.
        - Как… Апокалипсис? - я пожала плечами. - Советник, я в растерянности и не знаю, что с этой информацией делать. Если она станет достоянием общественности, паники не избежать, как и появлений странных религий, сект и прочего… безобразия. Хуже другое. Я совершенно не представляю, как нам спастись. Единственная мысль: строить межзвездные корабли-ковчеги и… улетать куда глаза глядят. Спасти наши миры может только чудо. Но так хоть раса уцелеет. Где-то. Не верите мне - спросите советника Тевос.
        Тевос подавленно молчала, опустив глаза. И это молчание впечатлило Спаратуса куда сильнее, чем все мои слова. Я специально выбирала самые ужасающие и безнадежные кадры, чтобы как следует ее впечатлить и похоже слегонца перестаралась. Такого отчаяния и безнадежности я не ощущала давно.
        - Если хоть часть видений верна… хоть немного… у нас практически нет шансов. - прошептала азари.
        Спаратус вздрогнул.
        - На данный момент Властелин еще не успел послать Зов своим сородичам. Для этого ему, как я полагаю, нужен Канал. И он послал Сарена на его поиски.
        - Мы хотим захватить Сарена и попробовать избавить его от влияния Жнеца. - продолжил Найлус. - Одиночный Жнец хоть и сильный противник, но его возможно уничтожить или… захватить.
        - Властелин может дать нам возможность создать оружие, способное уничтожать таких как он. Его надо изучить. - добавила я. - И построить новые корабли с новым оружием!
        - Мы должны быть готовы к приходу ТАКОГО врага! - припечатал Найлус.
        Советники переглянулись и с каким-то странным интересом уставились на наше трио. И не важно, что Лиара пыталась прикинуться частью декора.
        - Вы полагаете это возможно?
        - Шанс есть всегда. Нам есть что терять! - я пожала плечами. - Мы должны воспользоваться любым, даже самым призрачным шансом!
        - Ваши доказательства… - Тевос передернула плечами, - достаточно убедительны и достоверны. Ваши выводы одобрены. - Тевос и Спаратус переглянулись. - Мы поднимем все известные нам исследования альтернативного способа межзвездного перемещения. Ваше задание становится первоочередным. Найдите Сарена и Властелина! Узнайте, что нужно Жнецу! - Тевос запнулась. - И постарайтесь вернуть Спектра Сарена.
        Я едва сдержала облегченный вздох. То, как советник выделила слово "Спектра" давало надежду, что азари поняла показанное верно, и что у Сарена, этого отмороженного на всю голову ликвидатора, будет шанс вернуться в строй, если мы… я смогу вправить ему мозги.
        - Куда вы собираетесь отправиться дальше? - спокойно спросил Спаратус.
        - На Новерию. - ответила я. - До нас дошли странные слухи, и мы хотим их проверить. Закупим припасы и отправляемся. Вполне возможно, мы не скоро вновь вернемся на Цитадель.
        - Держите нас в курсе. Как только появятся новая информация, мы передадим ее вам. - советник Тевос, наконец, полностью успокоилась.
        - Мы можем рассчитывать на поддержку флота? - неожиданно спросил Найлус.
        - Да. - сухо отрубил Спаратус. - Но ответственность останется на вас.
        - Вам есть что еще нам сказать? - спросила Тевос.
        Я и Найлус практически синхронно покачали головой.
        - Вы свободны.
        Уже на выходе из зала мне в спину прилетело:
        - Спектр Имрир, задержитесь.
        Найлус встревоженно глянул мне в глаза. Я качнула головой, жестом показывая, что все нормально. Турианец медленно кивнул и исчез за дверью вместе с Лиарой. А я вернулась в зал и замерла под испытывающим взглядом советника Тевос.
        - Спектр, скажите… вы - человек?
        Спаратус от этого вопроса коллеги поперхнулся воздухом и закашлялся. А я только улыбнулась.
        - Нет, советник. Я - метаморф. Но один из моих родителей был человеком.
        - Вы полукровка?
        - Нет. Как и азари, метаморфы не бывают полукровками. Я не знаю, кто были мои родители - я сирота. Я считаю себя в некотором роде человеком, но при желании могу стать представителем любой расы, хотя для полной перестройки организма потребуется время.
        Сняв перчатку, я показала опешившему турианцу и заинтересованно смотрящей на меня азари длинный загнутый черный коготь.
        - Ваши… простите, в Альянсе знают, кто вы?
        - Ни в коем случае.
        Советники переглянулись, и я вновь увидела этот взгляд голодных котов, смотрящих на вкусный сочный кусок мяса. Да-да, я совершенно не против, чтобы вы на меня наложили лапы! И да, не надо отдавать столь любопытное существо Альянсу.
        Видать что-то такое промелькнуло на моем лице, так как оба советника синхронно переглянулись, чему-то кивнули, а я услышала сакраментальное:
        - Свободны, СПЕКТР Имрир.
        Глава 14: Законный выходной
        После общения с советниками возвращаться на корабль не хотелось категорически, но своего жилья на Цитадели у меня не было. Да и захотелось как-то расслабиться, отвлечься от проблем нынешних и того кошмара, что вскоре нас догонит и вовлечет в кровавую мясорубку. Геты, Властелин, Коллекционеры… да гори оно все ясным пламенем! В кои-то веки выдался свободный день, и проводить его за терзаниями и планами по спасению галактики никакого желания не было.
        Когда я выползла из дома Спаратуса, меня встретили два вопросительных взгляда. Впрочем, Найлусу хватило всего пары секунд, чтобы оценить мое состояние, и турианец просто предложил пройтись по Цитадели и… развеяться от проблем. Лиара неожиданно согласилась, и мы неспешным шагом поползли куда глаза глядят. А глядели они в сторону парка и озера.
        Сказать, что мы привлекали внимание - это ничего не сказать! Два вооруженных до зубов бойца: турианец и человек, и хрупкая юная дева-азари, молчаливо идущие легким прогулочным шагом - совершенно сюрреалистическое зрелище! Что забавно, даже СБЦ нас не тормозило. То ли в морду узнавали, то ли просто уже знали, что тут два Спектра ползают без всякой цели. В конце концов пристальные взгляды нас окончательно достали! Что занятно, первым не выдержал Найлус.
        - Иногда хочется убить за такие взгляды. - задумчивый вибрирующий голос турианца вытащил меня из размышлений о сволочизме мира и вернул на грешную землю.
        - Достали?
        В ответ - короткий кивок.
        - Зря броню надели. - я повела плечом. Броня сидела как родная и практически не ощущалась, зато дарила успокаивающее чувство защищенности. - Хотя… я к ней уже привыкла как к коже.
        Лиара шмыгнула носиком и тихо сказала:
        - Можно переодеться.
        - Не во что. - я развела руками. - Да и негде.
        - Можно зайти ко мне. - синхронно выдали Лиара и Найлус.
        - Можно. Но переодеться все равно не во что. Да и на корабле у меня только форма Альянса.
        Во взгляде Лиары промелькнуло что-то похожее на жалость. Тяжко вздохнув, я хмуро окинула взглядом с интересом нас разглядывающих разумных. Дожила, блин… меня жалеют за то, что из шмотья - пять однотипных комплектов формы и два - брони. Мда… А ведь и правда, мой гардероб я могу за один присест унести. Не только гардероб, а вообще ВСЕ вещи.
        - А где вы живете, Спектр Имрир? - тихо спросила Лиара.
        Я остановилась, как-то странно глядя на синекожую девушку. А ведь и правда. Где? У моего реципиента нет ничего своего: детство в детдоме, сразу после совершеннолетия - военная служба без единой личной вещи в кармане. Сейчас - "Нормандия". Ни у Имрир Шепард, ни у меня в этой Галактике… нет дома. Всей собственности - идентификационная карта и счет в банке, на который перечисляется жалование. И… все.
        Видимо что-то все же отразилось на моем лице, так как Лиара смутилась и тихо прошептала:
        - Прости…
        - У меня нет дома. - опустив глаза, я рассматривала свои руки и мне впервые в этом мире было… неловко. - Не надо просить прощения за то, что задала вполне нормальный вопрос.
        Лиара молчала, фонтанируя растерянностью и каким-то… изумлением. Найлус смотрел совершенно нечитаемым взглядом. Мда… И что сказать? Теоретический спаситель галактики - бомж… супер просто. Ни кола, ни двора, все шмотки влезут в военный рюкзак и два кофра. Это если броню упаковать.
        - Что вы так удивлены? - я усмехнулась. - У военного вся жизнь в казарме.
        - Но сейчас ты - не военная Альянса, а Спектр Совета. - низкий скрежещущий голос вызвал вполне здравые опасения.
        - Работа по сути та же. - я отмахнулась. - Так каковы планы, раз уж спокойно погулять не выйдет?
        - В магазин за одеждой, переодеваться и СПОКОЙНО гулять! - неожиданно серьезно припечатала Лиара.
        - Я переоденусь дома. - пожал плечами турианец.
        Азари подхватила меня под локоть и целеустремленно потащила куда-то по однотипным коридорам, а я… не возражала. Найлуса, похоже, ситуация забавляла. Я бы даже в это поверила, если бы не тугие тяжелые валы далеко не светлых эмоций: гнев, непонимание, ярость, странная решимость, вызывающая вполне закономерные подозрения. Эт чего он задумал?
        Лиара как с цепи сорвалась! Девушка оживилась и отчего-то прониклась ко мне искренней симпатией. Правда, не понятно с чего вдруг! Затащив в какой-то явно недешевый магазин, юная азари удалилась с соплеменницей в уголок, что-то тихонько обсудили, и быстро вытряхнули меня из брони, оставив в одном тонком черном трико, больше похожем на купальник.
        Не понимаю! Час назад она робела от моего статуса, а сейчас, отбросив все условности и забив болт на субординацию, официоз и все звания оптом и в розницу, трясла и распоряжалась моей тушкой как… как старшая сестра, обнаружившая в гардеробе младшей одни джинсы и растянутый, поеденный молью свитер. То же мне, нашла живую куклу! Мои возражения даже не учитывались. Да что возражения… меня даже не спрашивали! Сопротивляться я даже не пыталась, только бросила тоскливый взгляд на откровенно веселящегося Найлуса, привалившегося спиной к стене и с интересом за всем этим бардаком наблюдающего. Загнав меня на какой-то постамент, дамы сняли мерки и началось… Через полчаса я взвыла:
        - Лиара! Мне нужен ОДИН костюм погулять СЕЙЧАС по Цитадели, а не весь гардероб! Мы же через два дня улетаем! На корабле я ношу или форму, или броню!
        Лиара отмахнулась. Найлус заржал, а я почувствовала, как краснеют уши. Писец… Уставные отношения коллега-коллега пошли трещинами еще во время наших посиделок в лазарете, начав покрываться налетом дружбы и общей тайны, а теперь… Впрочем, лучше один друг, чем сто коллег…
        На мой инструментрон пришел сигнал вызова, как и на найлусовский, но ответить мне не дали.
        - Ты закончил? - раздался урчащий голос, полный веселья. - Да отдыхать собрались. Серьезно. Подходи по моему пеленгу.
        ТВОЮ ЖЕ МАТЬ!
        - Гаррус? - обреченно спросила я.
        Найлус ухмыльнулся и кивнул. Я глухо застонала.
        - Лиара, ну хватит!
        От меня опять отмахнулись, а синенькие красотки о чем-то зашушукались.
        Вакариан успел приехать ОЧЕНЬ быстро и теперь оба турианца наблюдали, как меня мучают две миленькие азари, вертя как хотят, и наряжая во что хотят. Когда от поглядываний на мощный пистолет жизнеутверждающего черного цвета я уже была готова перейти к действиям, меня милостиво отпустили и позволили вдеться в родимую броню. Я оделась и смоталась к весело скалящимся турианцам, позорно спрятавшись за широкую бронированную спину Найлуса, а азари опять о чем-то зашушукались. До нас долетели только:
        - Куда доставить?
        - Фрегат "Нормандия", док 1254-36. - Лиара глянула на мою злую физиономию. - На мое имя.
        Девушки опять зашептались, о чем-то договорились, а Лиара, забрав пару фирменных пакетов, довольно отправилась к нам.
        - Спектр Имрир! - за спиной раздалось ойканье. - Я даже слышать не хочу никаких возражений! Спектр Найлус, не подскажите, где можно вашей коллеге оставить личное оружие и броню?
        Гаррус не заржал только потому, что вовремя встретил мой взгляд, но рожа-то, рожа! А я еще думала, что покрытая хитином физиономия турианцев не способна передавать эмоции. ДА НИФИГА! Еще и как способна!
        Пока я успокаивалась, эти трое затащили меня в такси, и мы куда-то полетели. Проклятье! И смех, и грех! Я разрывалась между банальным стыдом и благодарностью. И надо же было правде всплыть именно сейчас! Еще пара дней, и мы бы свалили в затяжной рейд, но сейчас… сейчас-то пока время относительно мирное… Да и Найлус хорош, коллега блин… Подняв взгляд, я встретила ироничный и полный скрытого веселья взгляд ярких зеленых глаз. Он что… одобряет этот беспредел? По довольной роже поняла - одобряет! И получает какое-то только ему ведомое удовольствие.
        Такси высадило нас где-то в жилом секторе на лепестке станции. Как выяснилось, Найлус притащил нас к себе домой, поскольку как Спектр он имел вполне законное право хранить в доме боевое оружие и броню. У него даже арсенал был, обустроенный в одной из комнат. Лиара - гражданская, и ей даже легкий пистолет не положен, Гаррус как боец моего отряда, работающий на Спектра, права хранить тяжелое оружие в доме не имеет, но вот носить легкое личное - вполне.
        Мелькнула мысль: может, стоит и мне тут жилье купить. Глядишь, эта станция раздражать перестанет.
        Найлус провел гостей в небольшой зал, оставил там Гарруса и Лиару, а мне показал арсенал: довольно большое квадратное защищенное помещение, чем-то смахивающее на банковский сейф. И оружия здесь хранилось…
        - Словно филиал арсенала Спецкорпуса. - едва слышно прошептала я, рассматривая длинные ряды штурмовых винтовок, десятки пистолетов, пяток снайперских винтовок, стоящих на подставках, броню в оружейных боксах.
        - Трофеи. И личное оружие. - Найлус усмехнулся. - Переодевайся, пока Лиара за тобой не пришла.
        Я резко повернулась, пристально всматриваясь в зеленые глаза.
        - Ты никому об этом не скажешь!
        В ответ - зубастая довольная улыбка и тихое мурчание:
        - Ясен варрен! А ты забудешь о том выстреле.
        - Я о нем никогда не забуду!
        Найлус осекся, перехватив мой взгляд. Зеленые глаза моргнули, виновато потупились.
        - Я тоже.
        И вышел, закрыв дверь. Быстро сняв броню, я распаковала пакеты и разложила то, что Лиара для меня приготовила. Оценила. Стукнуть ее, что ли… даже не знаю… Вздохнув, я просто… переоделась. ПОЛНОСТЬЮ! Ибо под ТАКОЕ платье мое военное белье и трико-поддоспешник никоим боком не подходят… Лиара даже это предусмотрела… мда… Еще и туфли, мать их… на каблуке… хорошо хоть разумной высоты. Упаковав вещи и убрав броню в пустой бокс, я открыла дверь и вышла из арсенала, чувствуя себя… голой и беззащитной…
        Первый раз в этой жизни Имрир Шепард надела платье…
        Мое появление вызвало одобрительный взгляд Лиары и странные - турианцев. Найлус смотался в арсенал разоружаться, а я растеклась в комфортном мягком кресле. И кто сказал, что турианская мебель людям не подходит? Очень даже подходит! Если правильно устроиться. Лиара, довольная моим внешним видом, ушла куда-то в соседнюю комнату с пакетом под мышкой. Видать, тоже переодеваться. Корабельная форма на нашем совершенно гражданском фоне ну никак не смотрелась, и азари умчалась исправлять этот недостаток. А я, посмеиваясь, перевела внимание на довольного жизнью Гарруса.
        Выглядел наш снайпер очень… необычно без своей привычной черно-синей брони. Гаррус Вакариан в гражданской одежде напоминал… обычного хулиганистого парня: черная футболка с широким капюшоном, откинутым на спину и скрывающим костяной ворот на плечевом поясе, и коротким рукавом до середины плеча, темно-синие узкие штаны, заправленные в высокие черные ботинки с металлическими магнитными замками, чем-то до безобразия напоминающие высокотехнологичные гриндера на турианский манер, широкий оружейный пояс, на кистях - короткие перчатки без пальцев, на левом предплечье - браслет инструментрона. И неизменный визор. Высококлассный уникальный профессиональный боевой визор, который никоим образом не похож на гражданскую игрушку. Широкий карман на бедре подозрительно топорщился. Никак Гаррус пистолет там таскает!
        - Узнал что-то?
        Гаррус покачал головой.
        - Удивительное затишье.
        - Как перед бурей.
        Турианец кивнул.
        - Завтра будет еще информация. Может, что-то интересное всплывет.
        Зацокали каблучки, и в зал вернулась Лиара, поправляя короткое темно-синее платье со свободной юбочкой.
        - Вот так лучше! - азари легко опустилась на диванчик.
        - Найлус, ты там не уснул? - проворчал Гаррус.
        В ответ - шелест выходящего в небоевое положение пистолета и голос над головой:
        - Нет. - довольный жизнью Спектр повесил пистолет на магнитный зажим оружейного пояса. Второй.
        Выглядел он как старший брат Гарруса, если не смотреть на клановые татуировки. Одет практически один в один, только полностью радикально черного цвета. Разве что на футболке вдоль ворота шла красная полоса.
        Найлус молча протянул мне руку, ненавязчиво предлагая на сегодня забыть, что мы оба - бойцы Спецкорпуса, и вспомнить, что мы - просто разумные существа, которые собирались банально отдохнуть от забот и хлопот, пройтись по столице Галактики и насладиться ее прелестями и соблазнами. И правда, почему бы и нет? Я протянула руку, вложила пальцы в жесткую сильную ладонь, принимая предложенные мне правила.
        Настроение как-то незаметно поползло вверх. На какое-то время даже забылось, что скоро нас ждет жестокая война с врагом, победить которого практически нереально, и что мы сами не просто туристы на Цитадели, а бойцы… мы просто наслаждались спокойным днем под иллюзорным лазурным небом. Парк Президиума оказался очень красивым местом. Лиара взяла на себя роль гида, и вместе с Гаррусом показывали нам… мне достопримечательности. Сводили на озера, даже показали систему небольших водопадов и фонтанов. Все было прекрасно, пока мы не вышли к центру парка, и я не увидела ЕГО.
        Канал.
        Я запнулась, поежилась. Найлус удивленно моргнул, но, проследив мой взгляд, нахмурился.
        - Видеть его не желаю! - буркнула я, разворачивая Найлуса за локоть спиной к монументу ретранслятора. - Еще не хватало сейчас вспоминать, кто построил эту станцию и для каких целей!
        - И правда… - Гаррус встрепенулся, подхватил меня под локоть, поймал зазевавшуюся Лиару и потянул к стоянке флаера. - В жилые зоны?
        - Ты еще скажи "по барам", Вакариан. - фыркнул Найлус. - Экстрима не хватает? Или забыл, как на тебя местные облаву устраивали пару месяцев назад?
        Лиара навострила ушки.
        - Так вы и раньше были знакомы?
        Эти два гребенчатых весело заржали.
        - Да, было дело. - Найлус хохотнул. - Во время одного расследования пересекся с СБЦ-шниками. Они там торгашей красным песком зажали у технических отсеков в Нижнем Городе, а из оружия только маломощные пистолеты. Винтовки-то не особо разрешают носить. Вакариан тогда снял с трупа какого-то наркоторговца снайперскую винтовку и расстреливал из нее бандюгов, прущих на баррикаду. Сидит в выходе вентиляции и считает выстрелы до конца работы термоклипсы.
        - В голову садил?
        Найлус хмыкнул.
        - Это его особый почерк. В лоб. Батарианцы получали точно между глаз.
        - А мне кто-то говорил про "неплохо стреляю"…
        Смеялись мы уже втроем, а Гаррус смущенно улыбался.
        - Ты бы хоть визор свой снимал. - Найлус хмыкнул. - Вещь очень приметная.
        Вакариан в притворном ужасе выставил руку.
        - Только через мой труп!
        Найлус отмахнулся.
        - А, варрен тебя дери, и в самом деле, бесполезно! Твою рожу половина Нижнего Города знает. Даже те, для кого мы на одну хитиновую морду.
        Гаррус ухмыльнулся.
        - Я ОЧЕНЬ ответственно подхожу к своей работе.
        - Ты задолбал местный криминалитет так, что на тебя облавы устраивают с регулярностью техобслуживания "Пути предназначения". Ты рассказывал, как месяц назад перед твоим домом засаду с тремя гранатометами и боевыми дронами устроили? Толпой в двадцать рыл с тяжелым оружием? - Спектр с интересом наблюдал за смущенным сородичем.
        - Крайк! - возмущенно рыкнул Гаррус, но увял под ехидным взглядом зеленых глаз.
        - Ты еще скажи - обычное дело. - я усмехнулась, но, увидев виноватое выражение на физиономии Гарруса, поперхнулась. - Серьезно?
        Найлус весело рассмеялся, тормозя у такси.
        - О да! Возле его дома взрывы и стрельба дело привычное. Периодами ему приходилось на работе жить, когда его квартиру в очередной раз взорвали, спалили, разграбили, разломали или просто заминировали. - Крайк, видя смущенную и какую-то виноватую рожу сородича, урчаще заржал. - Так первый раз и познакомились, когда я спросил у Венари, отчего его сотрудник дрыхнет на нарах. Прямо в броне и вооруженный по гребень трофейным оружием.
        - В офисе СБЦ нет диванов. - развел руками Гаррус. - Вот и ночевал в тюремке.
        - На потеху местному контингенту. - добавил Спектр.
        - А почему в броне?
        - А чтоб и там не прирезали.
        - Пытались? - удивленно ахнула Лиара.
        Гаррус пожал плечами и кивнул.
        - А потом мне приходилось писать огромные кипы отчетов и объяснительных. - кисло пробурчал бывший офицер, лениво глядя, какой адрес набирает Спектр. - "Логово Коры"? Да ты шутишь?
        - Его выкупил человек Посредника. - Найлус пожал плечами.
        - Это тот, которого я пристрелила перед моим назначением? - полюбопытствовала я.
        Найлус вздрогнул, удивленно глянул на меня, на скалящегося Гарруса.
        - Вы Фиста грохнули?
        - Да. - пожав плечами, созналась. - Я пообещала доктору Мишель, что Фист ее больше НЕ ПОБЕСПОКОИТ. Ну… он и не побеспокоит… уже. Он на Сарена работал и продал Тали наемникам. А она нам была нужна. ОЧЕНЬ.
        - И он сказал где ее искать? - удивленно моргнул Найлус.
        - Он запел… - Гаррус осекся, глянув на греющую ушки Лиару. - Рир была ОЧЕНЬ убедительна.
        Найлус удивленно приподнял пластины на лбу.
        - Потом расскажете.
        Я и Гаррус синхронно кивнули.
        - И про то, как напились до потери здравого мышления.
        - А что тут рассказывать? - я пожала плечами. - Праздновали мое назначение и нервы лечили. Тали чуть не пристрелили, а мы удачно завершили расследование. Чем не повод? Стресс снять.
        - Декстро алкоголем? - скептически спросил турианец.
        - Да мне без разницы. - я пожала плечами. - Ваши напитки довольно вкусные и самогоном не так тащат, даже если качество дрянное.
        Перед нами остановилось такси и призывно приподняло купол кабины. Руль уступили Гаррусу, на заднее сиденье погрузились я и Найлус.
        Мне было глубоко все равно, куда мы отправимся: я полностью доверяла Гаррусу, Найлусу и Лиаре. Я отдыхала морально. От надоевших рож экипажа, к которому я относилась с той же прохладцей, что и сама Шепард, от Прессли, постоянно недовольного присутствием чужаков на борту, от Удины, не к ночи он будет помянут, от гетов, да поразит их вирусняк… да и от "Нормандии" с ее разлетающимися со скоростью света слухами! Не военный корабль, а приют старых сплетниц с больным воображением, чес слово!
        За этот день я узнала Цитадель с совершенно другой стороны. Лиара показала сады и оранжереи в жилых секторах, памятники культуры других рас, сводила в огромные торговые кварталы и в культурные центры, полные всевозможных развлечений от библиотек и банального зоопарка до виртуального аналога кинотеатра, игорных домов и прочих благ индустрии развлечений. Найлус, пользуясь статусом, сводил нас в закрытые зоны и показал верфи, ремонтные доки, системы обороны станции, военные заводы и огромные склады. А потом мы ушли из респектабельных районов и погрузились в пучину анархии Нижнего Города и его сомнительные прелести. Бары, рынки, оружейные ряды, сомнительного качества столовки и приюты. Турианцы показывали нам изнанку Цитадели с каким-то особым азартом, вдохновенно описывая притоны и связанные с ними приключения, травя истории из прошлого. Что забавно, Гарруса и правда узнавали практически моментально, но большинство конфликтов решала простая фраза: "А я уволился!" и три мощных пистолета, смотрящие в недовольные рожи разумных. Правда, пришлось и пострелять, но на контрасте даже банальная перестрелка с
местными отморозками принесла редкостное удовольствие, а инстинкт самосохранения отшибло начисто.
        День закончился далеко за полночь по привычному нам корабельному времени, когда турианцы дружно решили, что с нас довольно, и пора сваливать из внезапно ставших негостеприимными баров Нижнего Города. Такси довезло нас до жилого квартала, где обитал Найлус. Пока добирались до невысокого дома, нами заинтересовался патруль СБЦ: трое разумных, вооруженных мощными пистолетами явно не гражданских моделей, да еще и слегка навеселе и миленькая азари выглядели для респектабельного района несколько… непривычно. Турианцы быстро переговорили с сородичами и нас отпустили. Уж не знаю, что эти двое натрепали, но патруль провожал нас очень выразительными взглядами.
        В общем, выходной удался.
        Последняя мысль, когда я уже отрубалась: "Надо повторить, как вернемся с Новерии!".
        Глава 15: Защита разума: первый эксперимент
        Разбудил меня настойчивый писк инструментрона. С трудом разлепив глаза, я уставилась мутным взором на наше лежбище, потирая отлежанный бок. Вчера мы приползли к Найлусу домой в едва вменяемом состоянии: Лиару тянуло на подвиги, Гаррус на полном автомате следовал за сородичем, посапывая на ходу, я воспринимала реальность весьма смутно, но на ориентирование в пространстве меня хватало. Рулил нами относительно вменяемый Найлус. Поскольку в его холостяцкой квартире кроме практически квадратной кровати были лишь два кресла и короткий диванчик, мы не сговариваясь дружно повалились на кровать. Не раздеваясь. Ума хватило хотя бы оружие снять и разуться. Сейчас Лиара спала, свернувшись калачиком в изголовье, сгребши в охапку и подмяв под себя все три подушки и значительную часть тонкого одеяла, Гаррус спал поперек кровати у самого края, свесив руку, Найлус - по диагонали, а я втиснулась между двумя турианцами, положив хозяину жилья голову на живот и закинув ноги Гаррусу на колени.
        Атас… Студенты в общаге после пьянки, а не четверо взрослых разумных! Хотя… да какого хрена! Хочется нам развеяться, значит, мы и будем развлекаться в меру своей больной фантазии!
        Рядом что-то тихо и жалобно затрещало, прерывая ленивый бег мыслей в больной голове. Я повернулась на звук. Ой ё… визор Гарруса! Парень не слишком удачно повернул голову, и уникальное устройство чуть ли не дугой выгнуло! Еще немного прижмет, и визор просто переломится! Я осторожно сняла вещицу с головы Гарруса: он очень расстроится, если его сломает. Мягко говоря. Очень мягко…
        Инструментрон запиликал, отзываясь эхом с руки Найлуса. Я развернула экранчик. Это кому там не спится? Абонент… прищурила глаза, вчиталась… ТВОЮ МАТЬ! Советник Спаратус! Повернув руку что-то муркнувшему во сне Найлусу, я включила его инструментрон. Входящий вызов, абонент - Советник Спаратус!
        Сон сдуло в момент!
        - Найлус! - я потрясла крепко спящего турианца за плечо.
        - Рир… отстань… дай поспать… - простонал он, пытаясь закопаться с головой под одеяло, но Лиара лишь крепче стиснула кулачки, не отдавая ни миллиметра честно захваченного.
        - ВСТАВАЙ! - я рывком перевернула его на спину, не давая свернуться калачиком и снова отрубиться. - Советник Спаратус на связи!
        Мгновение на осознание моих слов… зеленые глаза резко распахнулись, Найлус подлетел на кровати, рывком вскочил на ноги и уставился на золотистый экранчик. Переглянувшись, мы выскочили из комнаты, по дороге пытаясь привести себя в более-менее пристойный вид. Я пригладила волосы, поправила перекрутившееся платье. Буквально минута, и мы чинно уселись на диванчик, и Найлус принял вызов, повернув руку так, чтобы мое лицо попало в камеру.
        - Советник Спаратус! - Найлус склонил голову в поклоне, я повторила его жест.
        - Спектр Найлус. - короткая пауза, ясно видимая усмешка во взгляде. - Спектр Имрир. Появилась информация о матриархе Бенезии.
        Наши инструментроны синхронно пискнули, рапортуя о приеме входящего информационного пакета. Я тут же открыла файл и углубилась в чтение. Найлус и Спаратус молчали, сверля меня взглядами.
        - Новерия. - я отключила инструментрон. - Мы вылетаем, как только закончится погрузка корабля.
        Советник отключился, лишь коротко кивнув. Вот только взгляд у него был… мда… Я растеклась по чуть наклонной спинке диванчика, глядя в хмурые и все еще сонные зеленые глаза.
        - Началось. Новерия. Рахни. Бенезия. Путь на Илос. - виски стрельнули болью. - Проклятье! Распихай этих двоих спунов, а я пока узнаю, что на "Нормандии".
        Найлус улыбнулся.
        - Сперва себя в порядок приведи.
        Я тихо застонала.
        - Даже представлять не хочу, что подумал Спаратус видя наши заспанные рожи! Интересно, ему уже доложили о том, как мы вчера лихо погуляли?
        - Полагаю… да. СБЦ стучит Совету на Спектров с каким-то особым цинизмом и удовольствием. - Найлус покачал головой и тихо урчаще рассмеялся. - И Рир… у тебя визор Гарруса в руке.
        И правда. В левой руке я все еще сжимала сие уникальное боевое устройство. Я глухо застонала.
        - Он его чуть не сломал. Пришлось снять.
        - Вакариан трясется над этой игрушкой больше, чем над собственной шкурой. - турианец хмыкнул, дернув мандибулами. - Порой мне кажется, что он свою дурную башку бережет только потому, что на нее визор надет.
        - Не правда! - раздался тихий хриплый вибрирующий голос.
        Гаррус стоял у дверей, опираясь рукой о косяк. Смачно зевнув, Вакариан подполз к нам и с тихим стоном упал в кресло. Покосился на свой визор в моей руке.
        - Спасибо.
        - Не за что. - я протянула визор хозяину. - Впредь - снимай. Он так жалобно затрещал, что я уж грешным делом подумала, что все… хана твоему визору.
        Гаррус резко выпрямился, сцапал свою радость, тщательно осмотрел устройство, включил, протестировал и с облегченным вздохом вернул на законное место. Я и Найлус переглянулись и рассмеялись.
        - Лиара спит?
        Гаррус кивнул.
        - Как я понял, дальнейший отдых накрылся?
        - Именно!
        Найлус встал.
        - Пойду, что-нибудь пожевать соображу. - глянул на меня, запнулся. - Извини. У меня только декстро-продукты.
        - Мне подойдет. А Лиару покормим по дороге.
        Пока Найлус колдовал на кухне, я привела себя в порядок и связалась с Прессли. Из арсенала. Нечего старпому знать, где меня носило и в какой компании. Хотя, судя по его недовольной роже, и так догадался.
        - Капитан. - Пресли козырнул.
        - Прессли, заканчивайте погрузку и отзывайте экипаж на корабль. Мы вылетаем.
        - Сколько у меня времени?
        - Сколько вам потребуется для окончания погрузки и техосмотра?
        - Три часа.
        - Вылетаем через четыре. Заканчивайте без спешки. Джокер на борту?
        - Да.
        - Пусть начинает расчет прыжка на Новерию.
        Я разорвала связь. Как хорошо, когда есть кто-то, на кого можно сгрузить бытовые проблемы корабля! Как бы Прессли ни бубнил, он прекрасный старпом и фактически выполнял функцию капитана. Я же только свои вахты отстаивала. Правда, с экипажем и кораблем я ознакомилась на полном серьезе, особенно много уделяя внимание техническим характеристикам судна и снабжению. Раз уж наш баталер такая жлобливая задница. Еще с третьей жизни я свято запомнила одну истину: твои люди не должны ни в чем нуждаться! Пока есть возможность, запасай все, что только можно. В дальнем рейде никогда не знаешь, что может пригодиться. И никогда не экономь на пище, лекарствах, оружии и броне.
        В зале-гостиной уже собрались все участники вчерашней пьянки. Слегка зеленоватая Лиара медленно цедила воду из большого стакана, турианцы живо заставили тарелками стол. Миленькая азари от одного взгляда на еду, пусть и для нее несъедобную, позеленела еще сильнее, побледнела и вылетела из зала.
        - Ее что, тошнит? - спросила я, устроившись на диване возле Гарруса.
        - Лиара совершенно не умеет пить. - со смешком сообщил мне Найлус. - Как я понял, это ее первая серьезная пьянка.
        - О! Дева азари вкушает все прелести первого похмелья! - я ухмыльнулась. - Интересно, это ее остановит, когда мы отправимся в следующий загул?
        Турианцы переглянулись.
        - А мы отправимся? - осторожно спросил Найлус.
        - А почему нет? Или вы против?
        Выразительные рожи очень четко дали понять, насколько они "против".
        - Вот и я о том же. Хорошо хоть в этот раз я не увидела доктора Чаквас, как проспалась. Не стоит на рогах приползать на корабль.
        Виноватый взгляд голубых глаз и опущенная мордочка Вакариана вызвала непроизвольный смешок.
        - И, Гаррус, хватит уже считать себя виноватым.
        - Я поддержал тебя в идее идти в таком виде на корабль.
        - А у меня вариантов других не было. - я пожала плечами.
        - Зато теперь есть. - припечатал Найлус. - Кстати, к Вакариану я на пьяную голову соваться не рискну.
        Гаррус поморщился, что на его физиономии выглядело очень забавно: мандибулы крепко прижаты к щекам, жесткая верхняя губа приподнята, показывая острые клыки, хитиновые щитки над глазами сдвинулись к переносице.
        - Да и на трезвую заходить ко мне в гости стоит осторожно. - кисло сообщил парень, неопределенно махнув рукой.
        - Тебе проще съехать оттуда.
        - Да кто ж купит МОЕ жилье… - буркнул Гаррус.
        - Администрация Цитадели.
        - За половину стоимости.
        - Лучше половина чем в очередной раз найти обугленные руины. Продай, пока опять не взорвали.
        Гаррус тяжко вздохнул и признал справедливость слов сородича, открыл инструментрон и вбил сообщение на адрес администрации Цитадели. Найлус со словами: "Погоди-ка", что-то дописал, поставил свою подпись и довольно вернулся на место.
        - Так хоть нагреть не рискнут.
        - Спасибо.
        Найлус отмахнулся.
        Пока Лиара приходила в себя, оккупировав санузел, мы быстро поели и успели переодеться в родимую броню, после чего, взяв на буксир страдающую азари, отправились сперва к Гаррусу за его вещами, а потом к докам. Где-то на половине пути Лиара пришла в себя, и мы тормознули в уличной кафешке, дав возможность ей позавтракать. Как ни забавно, на личике синенькой девушки не было ни тени сожаления за вчерашний беспредел. На наши подколки азари махнула рукой, вполне резонно заявив, что это тоже опыт. В доки мы пришли в полном порядке и без следов вчерашнего загула, а Гаррус оставил большую часть своего барахла в камере хранения на неизвестный срок. Он теперь такой же бомж, как и я.
        На корабле нас встретила бурная деятельность: экипаж готовился к вылету, на "Нормандию" грузили боксы с оружием и боеприпасами, пищевые контейнеры и топливные элементы. У входа в трюм стоял скотина-баталер и тщательно проверял доставляемый на борт груз.
        На камбузе я встретила высокого крепкого мужчину, вовсю обустраивающегося и командующего грузчиками, заполняющими продуктовый склад. Это оказался наш повар. Мешать ему я не стала. Перелет длинный, еще успею познакомиться и оценить его стряпню.
        Не знаю, как Прессли этого добился, но ровно через четыре часа после моего звонка "Нормандия" отстыковалась от Цитадели и на всей доступной скорости помчалась к ретранслятору.
        Четыре дня полета до Новерии прошли как-то суматошно. Экипаж разбирал груз, распаковывал и проверял новое вооружение, часть из которого была доставлена нам из Спецкорпуса по запросу Найлуса. Совет ему не отказал, и группа высадки получила хорошие доспехи и оружие. Все были заняты делом. Гаррус и Тали занялись нашим "Мако", доводя его до идеала, Рекс засел в арсенале с новым оружием, Лиара и Кайден что-то там делали в углу трюма, периодически вспыхивая биотикой, а я большую часть времени провела в медитациях. Аура развернулась окончательно, душа слилась с телом, менталистика и эмпатия вышла на полную мощность, и теперь я могла наконец-то заняться проблемой защиты разума от влияния Жнецов.
        Мое добровольное затворничество вызвало кучу сплетен и незамедлительную реакцию у тех, кого я уже даже мысленно называла друзьями, и к вечеру вторых суток полета ко мне пришел Найлус. Выяснять, что случилось.
        Тонко пиликнул зуммер на двери каюты. Не открывая глаз, я перенесла внимание из мира внутреннего в мир реальный. Найлус. Что ему потребовалось в такой час? Не вставая, я нажала на кнопку, открывая двери. Банальный телекинез - простейшее проявление менталистики.
        - Заходи.
        Турианец зашел, с интересом рассматривая мою каюту.
        - Не помешал?
        - Нет. - дверь мягко сомкнулась за его спиной. - По делу или просто так?
        - Ты мне скажи. - Найлус подтянул стул к кровати и уселся на него. - Ты пропадаешь в каюте целые сутки. Даже в столовую не вышла.
        - Менталистика активировалась. - я подняла взглядом датапад с края кровати и перенесла его на стол. - Сижу и думаю, как можно защитить разум от влияния Жнеца.
        Найлус полыхнул заинтересованностью, а я приглушила восприятие.
        - Есть идеи?
        - Сложно сказать. Обычно сознание далекого от ментальных наук разумного существа, вне зависимости от его расы, имеет природные средства защиты. Одна из них - ментальный щит. Его мощность и крепость напрямую зависят от силы воли разумного и от его психического состояния. Но в вашей реальности я заметила странность: этот естественный щит практически прозрачен и не способен защитить даже от неосознанного поверхностного сканирования! Мне приходится сознательно прилагать усилия, чтобы не считывать мысли окружающих. И это - проблема. Я не могу понять, что привело к таким результатам.
        - И у меня?
        - И у тебя. Но ты - биотик, а у всех биотиков защита хоть и слабая, но она хотя бы присутствует!
        - Я не биотик. - возразил мне мужчина, чуть качнув головой.
        - Поверь мне. Ты вполне в состоянии манипулировать этой вашей "темной энергией", пусть и не на таком уровне, как та же Лиара, но для усиления собственного тела этого достаточно.
        Найлус спорить не стал.
        - Укрепить защиту на разуме можно?
        - Не знаю. Надо пробовать.
        - Это вообще возможно?
        - Теоретически - да. - я потерла виски. - Есть целая наука о возведении щитов и лабиринтов вокруг ядра личности и создание Цитаделей Памяти. Но вот как эти методики можно наложить на жителей этой реальности - я не знаю.
        - Попробуй и узнаешь. - спокойно сказал турианец.
        - Попробуй… - я поморщилась. - Кто позволит менталисту бесконтрольно копаться в своих мозгах?
        Найлус как-то странно на меня посмотрел и негромко сказал:
        - Я.
        Замерев на месте, я пристально всматриваясь в спокойные зеленые глаза. Турианец согласился без тени сомнения, с жесткой уверенностью и с полным осмыслением ситуации. Он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО готов позволить мне влезть в свой разум!
        - Найлус, ты хоть понимаешь, ЧТО ты мне предлагаешь? - осторожно спросила я.
        - Полный доступ в свой разум и память. - спокойно ответил он.
        - Ты понимаешь, что я могу сделать ЧТО УГОДНО?
        - А разве ты и так не сможешь это сделать? - с легкой иронией в голосе спросил он, склонив голову чуть набок. - Не спрашивая разрешения.
        - Могу.
        - Уверен, я даже не смогу заметить вторжение, если бы ты того захотела. - ирония в вибрирующем голосе прозвучала яснее.
        - Не смог бы. - признала я. - Именно поэтому нас так не любят. От менталистов шарахаются как от… как от чумы. Боятся за свои тайны. - подняв глаза, я всмотрелась в спокойное лицо турианца. - И ты готов пойти на такой эксперимент?
        В ответ - легкое пожатие плеч.
        - А почему нет?
        - Твои тайны перестанут быть тайнами.
        Найлус устало потер гребень, как-то странно посмотрел на меня.
        - Я еще живу благодаря тебе. - он поднял руку, прерывая мои возражения. - Не спорь. Я многое сделал в своей жизни… неприглядного. И многое еще сделаю. Не зря Сарен - мой учитель. Меня не волнует, что ты сможешь увидеть что-то не то. Скорее… - тут он запнулся, немного отвел глаза, - скорее… волнует твоя реакция.
        - Это ты говоришь тому, кто две жизни назад обрек на гибель целую цивилизацию, осознанно подведя доминирующий вид под геноцид? - тихо сказала я.
        Найлус удивленно дернул мандибулами.
        - Было за что?
        - Не было. Просто это был единственный найденный мною способ дать этой реальности шанс на выживание. По крайней мере, посильный мне. Я полностью разрушила всю цепь событий, из героя превратившись в кровавый кошмар. Вместо того, чтобы спасти Империю в войне, стать ее героем и навсегда закрепить за бессмертными аларами статус доминирующего вида… я стала… их погибелью. На их костях поднимутся новые цивилизации и другие расы, но они… полный геноцид. Я выполнила роль своеобразного Жнеца.
        Найлус совершенно равнодушно пожал плечами.
        - Иногда цель оправдывает средства.
        - Ты так считаешь?
        - Сама глянь. - усмехнулся он, пристально глядя мне в глаза.
        Смотреть я не стала. Не было надобности. Его эмоции и так читались легко и без какого-либо сопротивления, словно он и не ставил целью хоть немного скрыть их. Обычно осознанное желание действительно позволяет спрятать свои чувства и мысли за барьеры воли, но сейчас… Я тряхнула головой.
        - Надеюсь, ты потом не пожалеешь.
        В ответ - легкая усмешка и ирония.
        - Что от меня требуется?
        - Сядь удобно, чтобы ты не упал, если вдруг потеряешь сознание или контроль над телом. Иди сюда.
        Найлус пересел на кровать, оперся о спинку. Я встала на колени, осторожно обхватила его голову ладонями, положив большие пальцы на лоб.
        - Смотри мне в глаза. И постарайся ни о чем не думать, иначе я это гарантированно прочту.
        Короткий кивок. Я всмотрелась в спокойные зеленые глаза и легко провалилась в его разум.
        Поверхностное сканирование разума привело меня в откровенный ужас. Не то что щиты… вообще никакой защиты! Только базовая на ядре личности, удерживающая психику и разум в нормальном состоянии и разделяющая сознание от подсознания, да первая вуаль. Это - последний бастион. Падет он и разумное существо погрязнет в видениях из глубин собственного разума, медленно сходя с ума и теряя способность связно мыслить. Природные щиты в дырах и едва держаться не понятно на чем. КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО?! Как?! Работы предстояло много. Но сперва - защита ядра личности, чтобы никто не смог влезть и поставить закладки. Я скользнула в глубины его разума, начав строить лабиринт.
        Нельзя описать словами работу менталиста. Выстраивание ассоциативных связей, защитных вуалей и неосознанных рефлексов на малейшие внешние изменения в личностном ядре, установка динамичных щитов, отзывающихся на колебания вуали. Я не трогала его память. Возведением Цитадели займемся после того, как приживется первая защита и поднимутся естественные щиты. Я укрепила их, завязав на силу воли и неосознанный инстинкт любого разума сохранить свою свободу и целостность личности. Как побочный эффект - Найлус практически полностью утратил остатки доверчивости. Нет, он не стал параноиком, просто заслужить его доверие будет ох как не просто. Холодный расчет и здравые опасения будут доминировать, пока он ОСОЗНАННО не включит разумного во внутренний круг.
        Сколько я потратила времени - я не следила, но постепенно природный щит затянул дыры и, хоть и остался практически полностью прозрачным, но хоть встал, как и положено. А усилить можно будет в следующий раз с осознанной помощью хозяина. На первый раз достаточно этого. Посмотрим, какие изменения приживутся, а какие рассыплются.
        Я разорвала контакт и отодвинулась, пристально всматриваясь в совершенно стеклянные, лишенные даже проблесков разума зеленые глаза.
        - Найлус!
        Турианец мелко задрожал, дернулся и вздрогнул всем телом, а я увидела, как в его глазах появляется разум. Найлус заморгал, потряс головой.
        - Найлус!
        - Я слышу. - глухо ответил он.
        - Как ощущения?
        - Странные. - он медленно встал, чуть качнувшись. - Разум как в тумане.
        - Подробнее!
        - Словно я смотрю сквозь толстое стекло. - отстраненно ответил он.
        - Восприятие замутненное?
        - Нет. - турианец неожиданно встряхнулся всем телом. - Заторможенность проходит, а вот ощущение отстранённости остается.
        - Тебе надо поспать. Это результат установки первого щита. Идем.
        Я проводила Найлуса до его каюты, которую он делил с Гаррусом после возвращения с Цитадели. Гаррус был на месте и с беспокойством следил за заторможенными движениями сородича.
        - Что случилось? - тихо спросил он.
        - Перегрузка разума. - ответила я. - Ему надо выспаться.
        Найлус молча разделся и лег в койку, а я легким ментальным касанием погрузила его в сон. Проспит он часов десять, пока не спадет воздействие.
        - Гаррус, проследи, чтобы никто его не беспокоил, пока сам не очнется.
        Гаррус кивнул, с тревогой в голубых глазах глядя то на меня, то на Найлуса.
        - Что-то случилось?
        - Ничего страшного. - я потерла переносицу. - Сегодня мы попробовали поставить защиту на его разум. Не хочется, чтобы Найлус повторил судьбу Сарена, когда мы столкнемся со Жнецом.
        Гаррус моргнул.
        - Как?
        Сказать или нет? Я пристально всмотрелась в выразительное лицо турианца, обеспокоенно поглядывающего то на уже спящего Найлуса, то на меня. Если сказать… рано или поздно он узнает все. Стоит ли начинать эту цепочку откровенности?
        А почему нет? Есть большая вероятность, что мне придется потрошить мозги Бенезии на глазах у бойцов группы высадки. Найлус меня поддержит однозначно, а вот Гаррус… он может не простить недоверие. Готова ли я потерять его доверие ради сомнительной ценности сохранения этой тайны? Нет однозначно.
        - Я могу работать с сознанием. - призналась я.
        - Ты можешь читать мысли?
        Глядя в яркие голубые глаза… я… я сказала абсолютно честно:
        - Да, я могу читать чужие мысли и эмоции при желании. - поморщившись, ответила я. - Вот только больше сил приходится тратить на то, чтобы НЕ СЛЫШАТЬ этот шум! Это как стоять в толпе громко и бессвязно орущих разумных. Никого желания вслушиваться в слова каждого… скорее наоборот, хочется заткнуть уши. Так и тут. Менталистика это и дар, и проклятие.
        Не было никакого желания лгать или юлить. Сказала бы я такое Аленко? Да никогда! Сказала бы Лиаре? Кто знает? Но то доверие, которое я буквально физически ощущала от голубоглазого турианца требовало такого же доверия в ответ.
        Оборотная сторона менталистики.
        Я ЗНАЛА, что Гаррус мне доверяет… я это ЧУВСТВОВАЛА… и так же доверяла ему. Без тени сомнения, практически не задумываясь, не колеблясь. Доверие в ответ на доверие. Эффект ментального зеркала, которым страдают такие как я. Опасный эффект. Опасный прежде всего для меня. Именно из-за зеркала менталисты теряют свою личность, растворяясь в чужих эмоциях, реагируя чутко, как дикий зверь. Вечная угроза. Балансирование на острие клинка. Дар-проклятие.
        - Ты - биотик?
        - Я менталист. Это природный дар. Он никак внешне себя не проявляет. - встретив пристальный взгляд турианца, я припечатала: - Никакой защиты от таких как я нет, если только ты сам не менталист. У Найлуса даже природный щит практически прозрачный! При желании я могу вытащить все! От первого вдоха до самых сокровенных мыслей, про которые он сам забыл! И он ДОБРОВОЛЬНО согласился на это! - я покачала головой. - Я в свое время на такое не решилась.
        - Почему ты рассказываешь мне?
        - Ты спросил. Я ответила.
        - Не тот вопрос. - Гаррус качнул головой. - Почему ты рассказала МНЕ?
        - Потому что я тебе доверяю. - честно призналась я.
        Гаррус резко вскинул голову, пристально всматриваясь в мои глаза. Искал подвох? Зря. Я говорила абсолютно искренне.
        - У менталиста есть… своеобразная слабость. Темная сторона дара, опасная для нас. Она всегда есть. У биотиков - это истощение и риск выжечь мозг. У нас - эффект зеркала и серьезный риск сойти с ума, растворившись в чужом разуме. Даже когда я полностью блокирую восприятие, инстинктивно я все равно ощущаю отношение ко мне разумных. Не ставя целью считывать собеседника, я интуитивно чувствую его отношение и отвечаю тем же. На ненависть - ненавистью, на злобу - злобой, на презрение - еще большим презрением. Мне приходится сознательно контролировать себя, чтобы не убить в ответ на пожелание зла или осознанную угрозу.
        - А на доверие?
        Я пожала плечами.
        - Доверие порождает доверие.
        Он понял, ЧТО я сказала.
        - Ты настолько уязвима для других?
        - Скажем так, я научилась отличать свои эмоции от навеянных извне.
        Гаррус медленно кивнул.
        - Присмотри за Найлусом. Если он начнет говорить во сне, или пойдут судороги - немедленно вызывай.
        Не смотря на вполне обоснованные опасения, Найлус спокойно проспал до середины дня и вышел из каюты как раз к обеду.
        Наш новый повар готовил очень даже хорошо, а для окосевших от однотипного корабельного пайка разумных так вообще прекрасно. Притом готовил он одинаково хорошо для обоих групп разумных. Пока мы ели я бегло просканировала сидящего неподалеку Найлуса и заметила занятную картину: природный щит не только прижился, но и начал приобретать прочность. Такое ощущение, что для полноценного формирования не хватало только стартового толчка, чтобы естественная защита развернулась, как и полагается от природы.
        - "Каков результат?" - четкая, громкая мысль, направленная непосредственно на меня, мгновенно привлекла внимание.
        Я подняла глаза и встретила хитрый взгляд зеленых глаз. Быстро же он сообразил, какие бонусы дает присутствие менталиста! Зацепившись за его взгляд, я установила устойчивый ментальный контакт.
        - "Даже лучше, чем я предполагала. Защита начала разворачиваться самостоятельно."
        - "Иными словами, эксперимент признан удачным?"
        - "Да. Природная защита у тебя выйдет на нормальный уровень как раз к прибытию на Новерию, если не снизит темп. Полноценная защита."
        - "Это, как я понимаю, недостаточно?"
        - "Нет, конечно. Но это основа. Без природных щитов невозможно установить дополнительные щиты. Тем более, боевые, которые будут способны противостоять осознанной агрессии со стороны менталиста."
        - "Значит, сперва стоит дождаться окончания формирования природного щита. Хорошо." - короткий взгляд на настороженного Гарруса. - "Он знает?"
        - "Да. Я сказала про свой дар менталиста."
        - "Будешь ставить ему защиту?"
        - "Если согласится. По-хорошему, ее стоит поставить всем бойцам группы высадки."
        - "Ему можно доверять?"
        - "Несомненно. Гаррус не предаст никогда."
        В ответ - легкое сомнение, впрочем, быстро увядшее. Гаррус Вакариан был признан достойным и внесен в крайне узкий внутренний круг.
        До выхода из канала ретранслятора ничего особого не произошло. Я следила за тем, как разворачивается природный щит Найлуса и как ведет себя защита на ядре личности. Корректировать пришлось лишь однажды, но и то, по мелочи. Гаррус наблюдал с интересом и какой-то странной задумчивостью, но никаких вопросов задавать не спешил, хотя с удовольствием присоединялся к нашим вечерним посиделкам. Тали окончательно запропастилась в царстве Адамса, практически не покидая технический отсек. Лиара взялась за дрессировку Кайдена, и наш биотик выползал из трюма только поесть и в лазарет. Рексу тоже перепало от синекожей хрупкой красотки, правда, кроган от уроков азари не отказывался и с упоением громил тренировочные мишени под ее чутким руководством.
        Корабль тряхануло во время выхода со сверхсвета, и бодрый голос Джокера возвестил:
        - Выход из канала ретранслятора в системе Пакс. До Новерии два часа хода.
        Глава 16: Новерия: прибытие
        Новерия. Небольшая покрытая льдами планета, практически непригодная для колонизации, с удивительно красивыми небесами, на которых во всем своем величии переливается буйством красок туманность Конская Голова. И насколько прекрасен космос, настолько же отвратительно то, что скрывается во льдах планеты. Риск-лаборатории. Новерия - территория ученых, место, где можно поводить опасные или запрещенные исследования, не особо опасаясь длинной руки Совета.
        - На этой планете управляет Новерианская Корпорация Развития. Всем. - вибрирующий голос Найлуса в тишине зала брифингов звучал как-то по-особому угрожающе, заставляя разумных внимательно вслушиваться в слова Спектра. - Компания владеет лабораторными корпусами, построенными по всей планете и сдает их в аренду, мало интересуясь, чем именно занимаются в этих лабораториях. Оборудование и защита комплекса от внешней и внутренней угрозы полностью лежат на арендаторе. Новерия расположена за пределами территории, контролируемой Советом Цитадели, и власть здесь целиком принадлежит НКР.
        - Иными словами, ваши полномочия на Новерии недействительны? - спросил Кайден.
        - Действительны. - зубасто ухмыльнулся Найлус. - Вот только насколько совет директоров придерживается соглашения, нам еще предстоит выяснить.
        - Именно поэтому светить своим статусом Спектра мы не будем. - сообщила я. - Найлуса, скорее всего, узнают - он личность довольно известная, так что скрывать его статус Спектра смысла нет. А вот я предпочту остаться неузнанной.
        - Официальная цель прибытия - визит доктора Лиары Т" Сони к матриарху Бенезии по личным вопросам. - в голосе турианца скрежетнула сталь. - Я всего лишь сопровождаю доктора, и на Новерии ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО по личным мотивам. Группа высадки: Лиара, я, Тали, Имрир, Рекс и Гаррус. Кайден и Эшли остаются в состоянии полной готовности, пока мы выясняем на станции подробности визита матриарха.
        Эшли удивленно заморгала и вопросительно посмотрела на меня. Я кивнула. На ее лице на мгновение расплылась улыбка, но сержант быстро взяла себя в руки, внимательно слушая моего коллегу.
        - Гаррус и Рекс выдвигаются в полных доспехах и при оружии. Вы - охрана Лиары. Тали'Зора - технический консультант. Я - сопровождающее ее лицо. Имрир… - Найлус булькнул приглушенным смешком, - спутница Лиары.
        Лица бойцов медленно вытягивались по мере того, как до них доходил смысл сказанного. Лиара чуток порозовела и опустила глазки.
        - Найлус понесет мое оружие и броню. Как Спектр Цитадели он может проносить что угодно и куда угодно. - добавила я.
        Найлус усмехнулся и кивнул.
        - Наша цель - встреча с матриархом Бенезией. Как дела пойдут дальше - будет понятно после этой встречи, но готовьтесь к бою. И не забывайте: в порте Ханьшань лишние уши и глаза есть везде. Буквально. С момента высадки - никаких посторонних разговоров.
        - У вас полтора часа на сборы. - закончила я. - Разойтись.
        Мои доспехи и оружие уже были упакованы в нейтральный кофр и ждали своего часа в арсенале корабля. Пока бойцы собирались, я попала в нежные ручки Лиары, и азари с достойным лучшего применения азартом занялась моей внешностью, добиваясь одной ей ведомого идеала.
        Прошли означенные полтора часа. Группа собралась в зале брифингов, как наиболее свободном. Вместительный бокс с моей броней и оружием стоял возле ног Найлуса, Рекс лениво дремал, Тали что-то клацала на своем инструментроне, Гаррус колдовал над визором, Кайден и Эшли тихо шушукались, но стоило нам с Лиарой зайти, как все дружно уставились на нашу пару. Шок, оторопь, неверие, восхищение и… гм… мда… я скользнула взглядом по вытянувшимся рожам бойцов, подхватила смущенную Лиару под локоток и продефилировала к свободному креслу. То платье, в котором я гуляла по Цитадели было воплощением пуританства по сравнению с тем, что Лиара выбрала для похода на Новерию. Длинное, до пят, изумрудно-золотое платье из тончайшей и легчайшей ткани, обрисовывающей тело при малейшем движении, плотно облегало фигуру. На спине - вырез до копчика, затянутый переплетением тончайших золотистых цепочек, декольте практически до пояска… когда я впервые увидела это "платье", мне показалось, что оно держится на теле только благодаря золотым цепочкам и воле богов! В тон золотые туфли на высоком каблуке. Темно-красные волосы убраны в
высокую прическу. Легкий макияж золотистых оттенков… На запястьях - широкие браслеты личного щита, который обеспечивал мне защиту и гарантировал, что я таки не задубею в этих невесомых тряпках! Лиара в простом темном платье из мерцающей фиолетовой звездной ткани выглядела куда как скромнее. Если не считать, что это самое платье стоило как четверть нашего корабля!
        Я пол часа пыталась убедить азари, что ЭТО - перебор! Тем более, на НОВЕРИИ! На этом промороженном булыжнике! Результату - ноль. Лиара уперлась рогом, мотивировав "так надо". В конце концов, мне удалось раскрутить ее на пояснение.
        - Лиара. У нас есть пол часа до входа в зону безопасности Новерии. - сухо сообщила я. - И если ты мне не пояснишь, отчего я должна выглядеть как… в общем, ТАК, я переоденусь в броню.
        По рожам мужской части нашего отряда промелькнуло сожаление. Лиара покраснела, но, слава всем богам, призналась:
        - Я по меркам моей расы - подросток. На ваш возраст… - азари запнулась, что-то прикидывая, - лет шестнадцать-восемнадцать. В этом возрасте азари склонны к импульсивным поступкам, влюбчивы, вступают в сомнительные организации, часто бросаются из одной крайности в другую.
        - Как, например, притащить расфуфыренную любовницу на встречу с матерью? - иронично спросила я.
        - Да. Это еще не самый… оригинальный способ самовыражения, хотя и безобидный.
        - Но почему именно ТАКОЕ платье? Я же там околею!
        - Зато это поясняет, почему спутница азари носит на руках мощную боевую модель личного щита с системой микроклимата. Кроме того, в таком виде ты совершенно не похожа на свои снимки. Узнать в тебе Спектра Совета… проблематично.
        Вот тут уж и правда не поспоришь. Я сама себя в зеркале не признала!
        - Объяснения приняты. Джокер?
        - Скоро входим в зону безопасности.
        Джокер не стал отключать связь, и мы прекрасно слышали переговоры пилота с диспетчером порта Ханьшань:
        - Диспетчерская, это "Нормандия". Укажите вектор и место причаливания.
        Короткая пауза и искаженный голос ответил:
        - "Нормандия", ваше прибытие не запланировано. Наша система обороны отслеживает вас. Назовите цель прибытия.
        - У нас на борту доктор Лиара Т" Сони. Прибыла по личным делам к своей матери, матриарху Бенезии.
        Пауза затянулась, но пришел ожидаемый ответ:
        - "Нормандия", посадка разрешена. - пауза, и данные о стыковочном узле и векторе посадки. - Имейте ввиду, по прибытию мы идентифицируем ваши личности. Если ваши слова не подтвердятся, корабль будет реквизирован.
        - Вас понял. "Нормандия", конец связи.
        Связь с диспетчером прервалась, и недовольный голос Джокера пробурчал:
        - Реквизирован… как же…
        Корабль вздрогнул, когда сработали захваты и замер. Мы прибыли на Новерию.
        - Чего сидим, кого ждем? Двигаем!
        Из зала брифингов я шла, благополучно спрятавшись за массивной фигурой Рекса. Еще не хватало, чтобы экипаж на меня пялился!
        В шлюзовой камере мы прошли обязательную дезинфекцию, а я включила щиты. Шлюз распахнулся, и мы вышли в гостеприимный… да какой к черту гостеприимный! Причальные площадки на реальной Новерии хоть и были закрыты от непогоды, но совершенно не отапливались, и дубак стоял просто страшный! Полагаю, если бы не щит, голубой дымкой окутывающий мою фигуру, я бы зазвенела через минуту! Лиара, что характерно, побледнела до нежного голубого оттенка и быстро включила щиты.
        Переходной тамбур вывел нас в большой стыковочный док, разбитый на секции с одной причальной площадкой в каждой. От корабля, зависшего в захватах, вел длинный бетонный помост с высокими металлическими перилами. Никаких лишних ящиков и прочего хлама, просто голая полоса бетона, над которой нависают опоры и осветительные плафоны. Первыми шли Рекс и Найлус, за ними - Лиара и я, Гаррус и Тали замыкали. Обойдя причал, мы вышли к небольшому посту охраны. И, как и полагалось, нас встречали: две женщины-люди и турианец из охраны порта Ханьшань. Охрана у шлюза даже не шевельнулась.
        - Довольно!
        Маэко Мацуо - невысокая брюнетка в легкой броне подняла руку, приказывая остановиться. Наша процессия послушно остановилась. Рекс чуть сместился влево, позволяя Лиаре выйти вперед. Пальчики азари сжали мое предплечье с неженской силой.
        - Что-то случилось? - мягкий нежный голос Лиары эхом разнесся по огромному ангару.
        - Надеюсь, что нет. - сухо ответила блондинка с дробовиком в руках, с легким презрением в глазах рассматривая меня. Я же смущенно потупила глазки, дабы не было видно тихо закипающее бешенство.
        Как там ее… Кайра… фамилию я забыла.
        - Вы прибыли вне графика. Предъявите документы.
        - Сперва вы. - холодный скрежещущий голос Найлуса заставил его сородича вздрогнуть и крепче перехватить штурмовую винтовку.
        - Мы здесь закон! Проявляйте уважение!
        Брюнетка прервала Кайру, подняв руку в общеизвестном жесте тишины.
        - Я капитан Маэко Мацуо, "Эланус Риск Контрол Сервис".
        - Лиара Т" Сони. - представилась азари. - Найлус Крайк. Мои охранники и сопровождение. Информацию о наших личностях передали вам с корабля.
        - Нам нужно подтверждение! К тому же, на Новерии запрещено ношение оружия. Сержант Стирлинг, примите у них оружие.
        Стоило белобрысой сделать шаг вперед, как Рекс, Гаррус и Найлус синхронно вскинули оружие.
        - Даже не пытайтесь! - прорычал кроган.
        - Никто не возьмет МОЕ оружие. - спокойно сообщил Найлус, пристально глядя в глаза опешившей сержанту.
        Маэко устало вздохнула.
        - Мы имеем право на применение силы. Сдавайте оружие! Считаю до трех… Раз… Два…
        - Капитан Мацуо! Отставить! - раздался нервный женский голос из динамиков. - Их личность подтверждена! Они имеют право на ношение оружия!
        - На каком основании, Джанна! - буквально выплюнула Кайра.
        - Спектр Совета и двое его сопровождающих имеют право на ношение оружия на территории Новерии!
        - Спектр? - удивленно заморгала Маэко.
        Найлус опустил мощный пистолет, чуть ехидно ухмыльнулся.
        - Найлус Крайк. Спектр Совета. Прибыл по ЛИЧНЫМ делам. - ухмылка стала шире, превращаясь в жуткий оскал, а в голосе заплескался едкий сарказм. - Сопровождаю дочь матриарха Бенезии. Во избежание… подобных конфликтов.
        - Можете проходить, Спектр. Надеюсь, в дальнейшем мы сможем избежать конфронтации. - Маэко махнула рукой, отзывая охрану.
        За моей спиной с едва слышным шипением ушла в небоевое положение винтовка Гарруса. Рекс сплюнул и вернул дробовик на магнитные захваты и подхватил кофр с моим вооружением. Найлус, нахально ухмыляясь, подхватил меня и Лиару под локти и повел к шлюзу, сопровождаемый откровенно завистливыми взглядами мужиков из охраны доков.
        Проходя в шлюзовую камеру, я чуть дернула Найлуса за локоть. Турианец скосил на меня глаза, давая возможность создать канал, не вламываясь к нему в мозги.
        - "Сопровождаешь дочь матриарха, значит?"
        В ответ - лукавый взгляд и хитрая улыбка.
        - "Так более правдоподобно. Кто поверит, что Спектр Совета ПРОСТО ТАК решил подвезти никому не известную азари, пусть даже дочь матриарха."
        - "Пользуешься положением?" - легкая ирония плеснула по ментальному каналу.
        - "Имею право, между прочим. Совет на наши мелкие грешки смотрит сквозь пальцы, пока мы выполняем свою непосредственную работу."
        - "И я тоже могу?"
        - "Да." - двери перед нами распахнулись, впуская в широких холл. - "Совет в тебе заинтересован."
        - "В каком смысле?"
        Найлус неспешно пошел вперед, направляясь к стойке администратора под прицелом любопытных и откровенно завистливых взглядов бойцов охраны.
        - "Я хорошо знаю Спаратуса и Тевос. Они на тебя смотрели ТАКИМИ глазами, что я откровенно сомневаюсь, что тебя лишат статуса Спектра, даже не смотря на твою мнимую гибель и будущую связь с "Цербером". Особенно, если тебе удастся вернуть Сарена. Мой наставник - протеже Спаратуса."
        - "Не знала. Как мотивируют?"
        - "Как-как… как обычно. Выполнял непосредственный приказ Совета. Был на задании. Да мало ли что они смогут придумать?"
        - "Надеюсь. А Сарена так же отмажут?"
        - "А ты сомневаешься?" - легкая ирония плеснула от Найлуса.
        - "Не особо."
        Голубые сканирующие лучи дронов прошли по нашему отряду и тут же завыла сигнализация. Стоящая за стойкой красивая девушка всполошилась, защелкала по терминалу. Вой сирены утих.
        - Прошу прощения. Сканеры оружия. - темноволосая девушка вымученно улыбнулась. - Я Джанна Паразини, помощник администратора Анолеиса. Приносим извинения за инцидент в стыковочном шлюзе.
        Найлус смерил сжавшуюся девушку холодным высокомерным взглядом и процедил:
        - Очень дружелюбно! Ваш начальник службы безопасности встала не с той ноги? Или она всегда столь вежлива к гостям?
        Джанна покраснела в тон своему платью.
        - Она очень ответственно относится к своей работе. - извиняюще сказала девушка. - В мои обязанности входит помощь прибывающим. У вас есть вопросы?
        Найлус смерил ее скептическим взглядом, но все же снизошел до разговора.
        - Для маленького порта у вас слишком мощная система безопасности.
        - Совет директоров делает все возможное для защиты частной жизни наших клиентов. - в ответе девушки ясно прозвучал вопрос.
        Найлус хмыкнул и небрежно ответил:
        - Я прибыл по личному делу и мне мало интересны дела ваших клиентов.
        - Это… приятно слышать.
        Облегчение мощной волной всколыхнуло ментал. Найлус прекрасно увидел состояние мисс Паразини и усмехнулся. В этот момент он до изумления напоминал своего наставника, каким я его запомнила: холодный, жестокий, высокомерный, властный. Буквально источающий презрение и брезгливость. В стоящем рядом со мной мужчине не было даже намека на того веселого парня, который не так давно таскал нас по злачным местам Нижнего Города. Молчаливое изумление Лиары ясно говорило, что ТАКОГО Найлуса она никогда не видела.
        - На Новерию не так давно прибыла матриарх Бенезия. Леди Лиара желает поговорить с матерью. Где мы можем найти Леди Бенезию?
        - Пару дней назад Леди Бенезия отбыла в исследовательский комплекс Вершина 15. Насколько я знаю, она еще там.
        - Как нам туда попасть? - вопрос, заданный скрежещущим голосом прозвучал приказом.
        - Вам нужно разрешение администратора Анолеиса, чтобы покинуть порт.
        - Где мне его найти?
        - Его кабинет на главном уровне. Как подниметесь наверх - налево.
        - Мы можем идти? - с сарказмом в голосе спросил Найлус.
        - Конечно. - поспешно ответила девушка.
        И мы молча удалились, сопровождаемые неприязненными взглядами.
        Лифт быстро вознес нас в административное крыло комплекса и высадил, не забыв по дороге напомнить, что служба безопасности работает для обеспечения защиты клиентов. Найлус вышел в холл, лениво осмотрел огромное помещение и повел нас по широкой лестнице, провожаемый пристальными взглядами бойцов ЭРКС. Я же, положив ладонь на любезно предоставленный локоть, сканировала окружающих. Лиара просто шла, куда ведут. Гаррус и Рекс шли позади по обе стороны от молчаливой Тали. Группа у нас - очень занятная, и внимания мы привлекали преизрядно.
        Холл Ханьшаня - огромное трехъярусное помещение со сплошным застекленным фасадом. Прочный прозрачный материал давал чудесный вид на ярящуюся за стенами комплекса метель. Тихо журчала вода меж камнями под лестницей, спадая рукотворными водопадами и мелкими фонтанчиками, но в этот раз журчание воды было… угрожающе. Ханьшань вызывал тревогу.
        Спустившись по лестнице, Найлус завернул налево. Кабинет администратора порта располагался в левой торцевой стене холла, деля ее с двумя помещениями, закрытыми для общего доступа. Перед дверями-шлюзом стояли на карауле два бойца-человека в полной средней броне, вооруженные штурмовыми винтовками.
        Двери автоматически распахнулись стоило к ним подойти, пропуская нас в неоправданно огромный и пустой зал, у дальней стены которого располагалась стойка секретаря, да пара квадратных столиков со стульями и скамейки для ожидающих приема вдоль голых каменных стен. Миловидная секретарша-саларианка испуганно глянула на вооруженного турианца, перевела взгляд на меня, на Лиару, вежливо улыбнулась и произнесла дежурную фразу:
        - Чем я могу вам помочь?
        Найлус окинул ее тяжелым скептическим взглядом, отчего секретарша побледнела.
        - Я желаю поговорить с Анолеисом. - в ледяном голосе скрежетала сталь.
        - Одну минуту, пожалуйста. - девушка тронула кнопку на консоли. - Мистер Анолеис?
        - Да! Что. Что? - высокий квакающий прерывистый голос отозвался практически мгновенно.
        - С вами желает встретиться Спектр Найлус Крайк и Леди Лиара.
        - Да. Да, хорошо! Пусть проходят! - раздражение в голосе саларианца ощущалось физически.
        Найлус кивком головы поблагодарил девушку и пошел к двери кабинета администратора порта Ханьшань.
        Анолеис встретил нас стоя, фонтанируя опаской и недовольством. Приветственно склонив голову, он выдал:
        - Что привело ко мне Спектра Найлуса Крайка и дочь матриарха Бенезии?
        Найлус остановился напротив нервничающего саларианина, окинул его ленивым взглядом и сообщил бесстрастным голосом, начисто лишенным даже отголоска эмоций:
        - Я сопровождаю Лиару Т" Сони. Леди желает встретиться с матерью. Насколько я знаю, Леди Бенезия на Новерии.
        Опаска сгустилась, недовольство сменилось легкой растерянностью: администратор откровенно нервничал.
        - Леди Бенезия прибыла несколько дней назад в сопровождении личного эскорта с грузом. Сейчас она на Вершине 15. - сообщил лупоглазик, лупая глазенками.
        Я переступила с ноги на ногу, качнулась ближе к турианцу, привлекая своим движением внимание Анолеиса. Наши глаза встретились буквально на мгновение, но этого мне вполне хватило, чтобы установить ментальный контакт и скользнуть в разум нервничающего саларианца. Дальнейший разговор я слушала отстраненно, пропуская сквозь призму восприятия жертвы.
        Разум Анолеиса в плане защиты мало отличался от разума того же Найлуса или Эшли: щиты так же в полной деградации на грани распада, защита личности - довольно зыбкая, но очень крепко защищает личные императивы.
        Прибытие Найлуса вызвало у него нешуточные опасения. Почему? Ассоциативная цепочка развернулась довольно быстро: Спектр-расследование-опасение-личный интерес-страх разоблачения-воспоминания-жажда защитить себя и свое. Обычный и довольно стандартный страх нечистого на руку чиновника. Игровая информация о том, что Анолеис - взяточник вполне подтвердилась.
        Копать глубже я не стала, просто зацепила краем последнюю жертву - Лорика Ки" Ина. Вот он нам и поможет, тем более, как получить его расположение, я, теоретически, знаю.
        Взлом сознания занял едва ли секунды, а разговор тем временем шел своим чередом:
        - Личный эскорт? - лениво поинтересовался Найлус, демонстративно поглаживая меня по руке.
        Анолеис лупнул глазами. В памяти промелькнули воспоминания: десять азари в полной броне, прекрасно вооруженные, стоящие в гараже у челнока.
        - Телохранители, обеспечивающие ее личную безопасность. В основном - десантницы азари.
        - "Плохо." - пришла встревоженная мысль от Найлуса. - "Десантницы - серьезные противницы."
        - "Десятеро. По крайней мере, он столько видел." - ответила я, перекидывая на него ментальный тяж.
        - "Ты его считываешь?"
        - "Да. Поспрашивай этого лупоглазика. Может что еще расскажет или вспомнит."
        - Вы говорили, Леди привезла груз. Что-то конкретное?
        - Большой, тяжелый, опечатанный. - саларианец развел руками. - Детекторы оружия не среагировали. Все остальное нас не касается.
        Неудовлетворенное любопытство и едкий страх. Боится наш драгоценный администратор Леди Бенезию. ОЧЕНЬ боится…
        - Мы бы хотели встретиться с Леди Бенезией. - промурчал Найлус. - Немедленно.
        Страх сконцентрировался, включился инстинкт самосохранения.
        - Боюсь, это невозможно! - Анолеис сложил лапки на груди. - Вершина 15 - частное владение в горах Скади. К тому же сейчас снежная буря и челноки не летают.
        Понятно. Без приказа и не шевельнется. Слишком сильно боится.
        - Какие дела привели мать на Новерию? - подала голос Лиара.
        - Если бы я и знал, Леди Лиара, то не смог бы сказать. Ваша мать прибыла в качестве поверенного агента Сарена.
        Вспышка воспоминания: турианец в белой броне, наводящий на Аналеиса просто животный ужас. Сарен впечатлил саларианца до глубины его трусливой душонки: высокий, очень сильный, выглядящий откровенно жутко из-за руки-протеза, изуродованного лица с неприкрытыми имплантатами и штифтами, ледяные светлые синие глаза, смотрящие с откровенной брезгливостью и абсолютной безжалостностью…
        Да… Анолеис НИКОГДА не пойдет против Сарена. Слишком сильно боится. До дрожи, животным, буквально первобытным ужасом. Понимает, что Спектр его придушит так же легко и безразлично, как червя на дороге.
        Умеет же Артериус впечатлить, ничего толком не делая… просто, не скрывая своей сути…
        - Вы ведете дела с Сареном? - пискнула азари.
        - Со Спектром Сареном? - с какой-то долей покровительства в голосе переспросил саларианец, хоть сам буквально оцепенел от страха. - Он крупный инвестор корпорации "Байнери Хеликс", одной из лидирующих организаций на Новерии.
        - Полагаю, "Байнери Хеликс" разрабатывает вооружение для моего наставника. - лениво заметил Найлус, чуть сжав тонкие синие пальчики.
        Паника, вспыхнувшая при слове "наставник" ударила по моим мозгам словно молот. Образ Найлуса в мозгах Анолеиса быстро проходил переосмысление, связываясь со столь пугающим его турианцем. Ассоциативные цепи возникали в мгновения ока: Сарен-учитель-наставник-Найлус-ученик-опасность-влияние-Сарен-недовольство отказом-личное вмешательство-ужас… Изумительный коктейль эмоций и образные цепи. У саларианца оказалось очень живое воображение, и представить себе результаты недовольства единственного ученика пугающего Спектра он смог вполне даже отчетливо.
        - Учитывая его интересы - вполне возможно. - чуть более доброжелательно отозвался Анолеис. Недоверие и осторожность. - Вы знакомы со Спектром Сареном?
        - Несомненно. - Найлус снисходительно оскалился, отчего нервный саларианец вздрогнул. - Спектр Сарен - мой учитель и наставник. Конечно, я с ним знаком. И все же, как я могу встретиться с матриархом Бенезией?
        Краем глаза я глянула на полную любви и понимания физиономию напарника. Найлус в этот момент очень напоминал Сарена в Зале Совета. Столь же безжалостные зеленые глаза, тот же оскал, показывающий острые клиновидные зубы, та же легкая пластика движений, то же высокомерное презрение высшего существа, сквозящее в каждом жесте. И та же жестокость. Анолеис увидел именно то, что Найлус хотел ему показать: турианец, стоящий перед испуганным саларианцем - истинный ученик своего безжалостного учителя. Ассоциативные цепи в мозгах администратора Ханьшаня замкнулись окончательно и образ прошел осмысление и закрепился в подсознании.
        Анолеис не пойдет против ученика Артериуса.
        - Вам придется дождаться окончания бури. Когда она закончится, я выдам вам пропуск в гараж. Да. В гараже челноки.
        Найлус довольно кивнул, а Анолеис чуть не стек на пол безвольной лужицей от облегчения.
        - Где мы можем… отдохнуть? - промурчал Найлус, нагло поглаживая мое предплечье.
        Я смущенно захлопала глазками и прижалась к мощному турианцу. Мгновение, сильная рука обняла меня за плечи. Анолеис полупал глазками, а потом выдал:
        - Идите в отель. Прямо через холл и направо. Я предупрежу. Да.
        Облегчение усилилось. Довольную рожу Найлуса старая сволочь интерпретировала на свой манер. Вот и чудно. А вот картинки, порожденные его живым воображением… мда… старый охальник… Даже страх подрастерял, блин. А ничего так у него воображение, богатое, ничего не скажу. Могла бы смущаться - смутилась бы и покраснела. А так ничего… Сохраню на память. Даже как-то любопытно стало, откуда старая жаба так хорошо анатомию наших рас знает…
        - Благодарю. - муркнул довольный Найлус. - Всего доброго.
        - Да. Да. - Анолеис быстро-быстро залупал глазками: Лиара обаятельно ему улыбнулась, обнимая Найлуса за талию.
        Я разорвала ментальный контакт, оставив старой сволочи на память ментальную закладку: при любом контакте с Сареном, Бенезией или их людьми он намертво забудет о Найлусе и нашем разговоре. Краткосрочный провал в памяти… какая печалька… ну, с кем не бывает?
        И мы медленно покинули кабинет, оставив глубоко шокированного саларианца отходить от знаков внимания красотки азари и общения с учеником его персонального кошмара по имени Сарен Артериус. Что ж, как и в каноне, посещение Анолеиса быстрых результатов не дало, хоть и отказа мы не получили. Но поди узнай, когда там эта метель утихнет? Через час, через сутки или через неделю. А нам на Вершину 15 надо вот прямо сейчас.
        Секретарша на нас таращилась совершенно круглыми глазами, и ни слова не сказала о Лорике Ки" Ине. Ну ничего, мы с ним встретимся в любом случае. А пока… пора бы глянуть на местный отель и прилагающийся к нему бар. Насколько я помню, там можно встретить много крайне любопытных существ. И заодно решить проблему с пропуском в ангар.
        Глава 17: Пропуск
        Выйдя из офиса Анолеиса, Найлус резко замедлил шаг, бросил на меня взгляд, и уже САМОСТОЯТЕЛЬНО активировал ментальный канал:
        - "Что узнала?"
        - "Анолеис не пойдет против Сарена. Твой наставник наводит на старого взяточника животный ужас. Сейчас практически такой же ужас на него наводишь ты."
        - "Из-за того, что я упомянул о наставнике?" - искренне удивился турианец.
        - "Вы очень похожи по повадкам, когда ты хочешь на кого-то произвести… пугающее впечатление. Ассоциативные связи возникли мгновенно, связав тебя и Сарена в мозгах этой жабы. Ты же заметил, что он не рискнул тебе отказать?"
        - "Толку все равно нет."
        - "Челноки и правда в такую погоду не полетят. Нам нужен наземный транспорт."
        - "Вернуться?"
        - "Смысла нет. Только насторожим его."
        - "Не сдаст?"
        - "Закладка не позволит. Он забудет о тебе, если разговор зайдет с Сареном, Бенезией или их людьми."
        Найлус удивленно глянул на меня.
        - "А ты чего ожидал? Я - менталист, и особого пиетета перед чужими мозгами не испытываю. Для меня только разумные из внутреннего круга неприкосновенны."
        - "Даже стесняюсь спросить…" - несколько неуверенно протянул Найлус.
        Тоже мне. Стесняется… Скорее, опасается услышать ответ.
        - "Да. Мог бы и сам догадаться."
        - "Догадаться и узнать точно - несколько разные… вещи." - буря эмоций пронеслась по каналу связи.
        Отправив ему ощущение иронии, я свернула связь, но обрывать ее не спешили. Зачем? Привыкнет к ментальной связи и, глядишь, менталистика проклюнется. Это вполне возможно. Ну или хотя бы эмпатия.
        Искомый отель обнаружился строго напротив офиса Анолеиса на другом конце огромного холла: обойдя каменную стену, непонятно за каким чертом стоящую посреди холла, мы свернули направо, где и обнаружился вход в это заведение под светящейся голографической вывеской. Лифт быстро поднял нас на пару этажей и выпустил в короткий прямоугольный зал, ведущий в бар при отеле и, собственно, в сам отель для гостей планеты. За стойкой администратора стояла улыбающаяся азари в обтягивающем черном платье и излучала в ментал откровенную скуку и усталость. Нашу вооруженную компанию провожали заинтересованными взглядами, но ни единой попытки подойти и поинтересоваться кто мы такие не было. Видать, уже все всё знали.
        - "Найлус, давай-ка в бар." - я едва заметно повела его локоть, заворачивая к нужной двери.
        Турианец отреагировал мгновенно, тут же развернув всю компанию. Лиара вообще в происходящее не вмешивалась, совершенно естественно играя любопытную деву азари и водя чуть курносым носиком по сторонам. Гаррус и Рекс исполняли роль живой мебели и вообще никак не отсвечивали, но я четко ощущала их настороженность и глухое недовольство, направленное на окружающих. Их порт тоже раздражал.
        Бодрая музыка раздалась неожиданно, стоило только дверям-шлюзу распахнуться перед нашими лицами. За спиной полыхнуло раздражение и утихло, глухо бурля на грани чувствительности: Гарруса громкий звук раздражал.
        - "Кого мы тут ищем?" - донеслась до меня мысль-вопрос напарника.
        - "Нам нужен турианец Лорик Ки" Ин. Он - представитель "Синтетик Инсайтс" на Новерии и у него есть какие-то проблемы с Анолеисом. Может помочь с пропуском."
        Что я могу сказать о баре? Ощущение - сырой двухэтажный каменный мешок с тусклым зеленоватым освещением, ритмичной музыкой в стиле незабвенного "Drum and Bass", полный разномастного народу, кучкующегося за низкими круглыми столиками. А еще было довольно прохладно и влажно, так что щиты я не отключала.
        - "Отправь Тали и Рекса на второй этаж."
        В ответ - согласие и никакого удивления или вопросов.
        На входе в бар у нас произошла легкая рокировка: я обошла Лиару и подхватила ее под локоток, Найлус приобнял азари за плечи, Гаррус встал рядом со мной.
        - Рекс, Тали. Можете пока отдохнуть. - окинув критическим взглядом бар, Найлус добавил: - На втором этаже еще остались свободные столики.
        Рекс встретил взгляд Найлуса. Буквально секунды гляделок хватило крогану, чтобы оценить суть сказанного. Хмыкнув, он сгреб тонкую ручку кварианки и ушел по широкой лестнице наверх, а мы неспешно поползли в сие гнездо интриганов и акул местного бизнеса.
        - Леди Лиара, могу я получить на пару минут ваше внимание?
        Мягкий грудной голос возвестил о начале цепочки событий. Найлус резко повернулся, хмуро рассматривая высокую азари в золотистом строгом платье, сидящую за небольшим столиком в затененном углу. Лиара удивленно моргнула, но я дважды сжала пальцы на ее предплечье, и девушка благосклонно кивнула соотечественнице.
        - Почему бы и нет?
        - Я могу поговорить с вами наедине? - осторожно спросила азари, опасливо косясь на вооруженных и злых турианцев.
        Я опять сжала пальцы.
        - Конечно. - Лиара легко опустилась на стул. - Найлус, если вам не сложно…
        Найлус холодно кивнул и отошел, вежливо потянув меня за собой. Бар оказался заполнен народом, и полностью свободных столиков не было, зато мы обнаружили возле водной стены довольно большой стол, за котором печально гнездился одинокий расстроенный турианец. Лорик? Возможно.
        Неожиданно пришел сигнал от Тали и в миниатюрных наушниках раздался голос кварианки:
        - Есть кое-что интересное. Включаю с записи.
        Щелчок переключения вещания и в наших ушах зазвучал голос саларианина:
        - Старший брат? Это я. Я сейчас на Новерии. Не могу долго. Звонок по десять кредитов в минуту. Прямая линия с Траверса. Думаешь, это дешево, что ли? Мне нужна информация. О "Синтетик Инсайтс".
        Я, Найлус и Гаррус переглянулись, а голос продолжал скороговоркой бомбить столь нужную нам информацию:
        - Менеджер, Лорик Ки" Ин. Его поймали за руку. Администратор Ханьшаня закрыл офис. Мне надо, чтобы ты посмотрел. Что можно узнать о… записываешь имя? - пауза. - Раннадриль Гхан Шва Фулсоом Каратен Нарр Эади Бель Анолеис.
        От длины имени саларианца меня малость перекосило. Даже высшие эльфы с их больным самолюбием до такого не докатывались! А неизвестный мне саларианец продолжил бубнить:
        - Нет. Это администратор. Администратор Ханьшаня. Ну, подумай об этом. Турианец не станет рисковать закрытием офиса. Он не будет подводить свою "команду". Их этому в армии так учат, что будь здоров. Я думаю, администратор использует этого Ки" Ина, чтобы отогнать мух от своего гнезда. - пауза, возмущение в голосе. - Конечно я могу все узнать сам! Но как ты думаешь я протащу эту информацию через сети Новерии? И результаты поиска по другим системам будут идти сюда сто лет! - пауза, и облегчение. - Спасибо, старший брат. Мне пора идти. Да. Я скоро перезвоню.
        Сообщение с писком прервалось, а Тали спросила:
        - Это важно?
        - Да. - тихо ответила я.
        Связь пропала, а мы как по команде уставились на тоскливо сгорбившегося турианца.
        - "Проверим?"
        Вместо ответа Найлус молча потащил нас за собой.
        Лорик, а это был именно он, заметил нашу компанию только тогда, когда Найлус буквально навис над ним. Турианец удивленно заморгал, переводя недоумевающий взгляд с сородичей на меня и обратно. Что-то тихо муркнул и… оживился.
        - Добрый день. Присаживайтесь. Я могу вам чем-то помочь?
        - Вы уже нам помогли. - я улыбнулась ощутимо расслабившемуся Лорику. - Мест практически нет.
        - О! - Лорик обвел зал пристальным взглядом и согласно кивнул. - Составите мне компанию? - он вопросительно склонил голову и щелкнул когтем по зазвеневшей бутылке.
        Найлус благосклонно кивнул. Мы расселись, Крайк настучал заказ на панели меню, встроенной в стол.
        - Я Лорик Ки" Ин. Рад встретить вас, Спектр.
        Найлус удивленно моргнул.
        - Вы меня знаете?
        - Вас все здесь знают. - усмешка Лорика очееень сильно напоминала оскал. - Сразу после вашего прибытия ВСЕ получили ваше описание и… запрет на общение.
        - Вот как. - Найлус помрачнел. - Вижу, вас этот запрет не смутил.
        - А… - Лорик вяло отмахнулся, полыхнул унынием. - Общение с вами вряд ли ухудшит мое положение.
        - Что-то случилось? - спросил Гаррус, обостренным чутьем следователя унюхав проблемы на наши задницы.
        - Я менеджер местного офиса "Синтетик Инсайтс". Пока что… - мандибулы раздраженно дернулись, а Лорик чуть поник. - Анолеис закрыл мой офис.
        - Наслышаны. - Найлус с интересом рассматривал сородича. - В чем суть конфликта?
        - Якобы - обвинение в коррупции в мой адрес. - проворчал турианец.
        Глаза Гарруса азартно блеснули.
        - А что скажете вы? - вкрадчивый урчащий голос заставил расстроенного турианца с интересом посмотреть на молодого сородича.
        - Администратор - интересный разумный. Сильно разбогател с тех пор, как получил в ведение арендную плату.
        - Какая занятная… связь. - усмехнулся наш снайпер.
        - Именно. - Лорик склонил голову.
        - Чем же вы так насолили Анолеису, что он дошел до закрытия вашего офиса? - спросила я.
        Лорик уставился на меня с таким выражением темных серых глаз, словно только что увидел. Или, скорее, неожиданно обнаружив, что симпатичная куколка, оказывается, еще и говорить умеет. Легкое усилие, и я совершенно незаметно проскользнула в чужой разум.
        Краткий анализ: состояние защиты куда как получше, чем было у Найлуса, природный щит… ооо!! Щит-то практически в нормальном состоянии! Отлично, отлично. Впрочем, лезть в личностное ядро я не собираюсь. Мне достаточно просто подсмотреть и подслушать.
        Реакция на наше трио вполне ожидаема: охранник девы азари, турианский Спектр с… хм… а чего это мой статус-то у него никак определиться не может? Первое впечатление обо мне - любовница или самого Найлуса, или пришедшей с ним азари, или обоих сразу, что, как оказалось, вполне распространенное явление в мультивидовой Галактике и удивления ни у кого не вызывает. Интересно, отчего это? Зацепив ассоциативную цепочку, я потянулась к воспоминаниям. О! ОГО! Да-а… ну ты, мужик и горазд… убрав ментальный щуп от потревоженного моим любопытством пласта воспоминаний, я переключилась на мой скачущий образ, который никак не желал приобретать целостности и завершенности. И что ж тебе мешает поверить в первое впечатление?
        Ассоциативная связь возникла внезапно: смазанный визуальный образ всплыл из долгосрочной памяти, прошел осознание, зацепился за отпечаток сильного удивления и воспоминание и… и вот оно: новость о назначении первого спектра-человека, моя физиономия в статье в экстранете, прочитанная мимо делом дней пятнадцать назад.
        Найлус и Гаррус наблюдали за рожей сородича с каким-то садистским интересом, а Лорик пристально всматривался в мое лицо, и постепенно на его лице проступала ясная и незамутненная оторопь, а в глазах - узнавание. Всплывшее в памяти воспоминание прошло осознание и попало в пласт краткосрочной оперативной памяти. Лорик Ки" Ин признал во мне Спектра.
        - Я собрал материалы о… не совсем законной деятельности администратора. - наконец выдал Лорик, очнувшись от ступора. - Чтобы их найти, Анолеис нанял громил и перевернул мой офис вверх дном.
        - Я правильно понимаю, он ничего не нашел? - хмыкнула я, чуть покачав головой на подозрительный блеск в глазах турианца.
        Лорик приподнял верхнюю губу, на мгновение довольно оскалившись, кивнул, подтверждая, что меня понял. Нравится мне, что ВСЕ турианцы прошли армейскую учебку и язык жестов понимают на ура.
        - Вы правильно меня поняли, леди. - турианец назвал меня довольно любопытным турианским термином, который мой инструментрон перевел как "леди", а разум полыхнул сложной ассоциативной цепочкой.
        Нам принесли заказанную Найлусом выпивку. На глазах удивленного Лорика Гаррус сколупнул когтем крышку, превращая бутылку в стакан, и молча протянул мне.
        - Данные еще в офисе? - спросила я, спокойно отпив турианский напиток под удивленным взглядом Ки" Ина.
        - Да.
        Я убрала ментальные щупы из разума Лорика. Что надо, я уже узнала. Он добровольно нам поможет и будет рад взаимовыгодной сделке. Не обманет. Этого мне достаточно, а узнавать тайны сего индивида не особо хотелось: жизнь у турианца была бурной, и в молодости он совершенно не отказывал себе в… неуёмном любопытстве и желании попробовать все, на что толкала бурная фантазия и больное воображение.
        - Они вам нужны? - включился в разговор Найлус.
        - Да.
        - Мы можем их достать. - сказала я, покачивая узкий стакан с сиреневым напитком.
        Лорик прищурился, с каким-то азартом и… надеждой переводя взгляд с невозмутимого Найлуса на меня и обратно.
        - Пожалуй… я поверю, что Спектр сможет достать эти данные. Особенно, столь… известный. - темные серые глаза на мгновение задержались на мне и перешли на Найлуса.
        - У вас есть… предположение, как нам удовлетворить свое желание… заполучить эту информацию?
        - Несомненно, леди. - опять это странное слово, вспышкой образов промелькнувшее в сознании. - Однако есть одна… как там звучит это милое земное выражение? "Ложка дегтя в бочке пива?"
        - Меда. - мягко поправила я. - Ложка дегтя в бочке меда. Так что же это за мерзкая субстанция, которая грозит нам испортить всю сладость обладания столь ценной информацией?
        Лорик от нашего разговора получал откровенное удовольствие, смакуя фразы и игру слов. Любитель, блин, крылатых фраз, игры слов и оборотов речи.
        - Администратор нанял головорезов из службы безопасности Ханьшаня. Он платит им из-под полы. Мисс Мацуо не знает об их работе на стороне. Велика вероятность, что к ним придется применить силу.
        От Гарруса полыхнуло презрением и брезгливостью, на которых медленно поднималась волна ярости.
        - Бойцы ЭРКС подрабатывают банальным рэкетом?
        - Некоторые.
        - Думаю, мы как-нибудь решим эту проблему.
        Лорик встретил полный добра и понимания взгляд Гарруса, вздрогнул, перевел взгляд на столь же полную любви к ближним физиономию Найлуса, прямо-таки лучащуюся всепрощением, покачал головой.
        - Я подозреваю, что вы прибыли сюда не просто ради того, чтобы полюбоваться на административное здание?
        Найлус кивнул.
        - Значит, ваша цель за пределами порта. - Ки" Ин дернул мандибулами в молчаливом раздражении. - Аналеис не даст вам свободно путешествовать по планете. Если вы достанете мне данные, я отдам вам свой пропуск.
        - Почему Анолеис не аннулировал ваш пропуск? - спросил Гаррус.
        - А для чего это ему? - искренне удивился Лорик. - Снаружи нет ничего кроме снега и голодных натхаков.
        - Я всю жизнь мечтала посмотреть на голодных натхаков. - промурлыкала я. Над рукой развернулся инструментрон. - Лиара, радость ты моя, заканчивай болтать с соплеменницей. - в наушниках раздался тихий мелодичный смешок. - Рекс, крошка, ты там не уснул от тоски? - злое рычание крогана бальзамом полилось на мои нервы, Найлус булькнул смешком, а Гаррус откровенно заржал. - Не забудь прихватить мое любимое платьице. Тали, не оставляй нашего кроху без присмотра. Он такой… ммм… нервный…
        Я отрубила связь. Найлус прикрыл ладонью лицо и беззвучно задрожал в приступе истерического смеха. Гаррус же просто нагло ржал в голос под непонимающим взглядом Лорика. Буквально через минутку мне на плечи легли изящные синие ладошки.
        - Я смотрю, ты не скучала без меня? - промурлыкала Лиара, подозрительно покосившись на Лорика.
        - Я всегда без тебя скучаю, радость моя. - улыбнулась я, припоминая "подвиги" упившейся легким алкоголем азари.
        Лиара сходу поняла намек и покраснела.
        На стол гулко упал оружейный бокс, а рычащий от злости голос крогана пробурчал:
        - Ваше "платьице"…
        Выражение физиономии Лорика будет долго и радостно греть мое сердце на протяжении многих перерождений!
        - Спасибо, Рекс.
        Кроган посмотрел на мою довольную физиономию, оценил охреневшую рожу незнакомого турианца, хмыкнул, тягучая злость опала.
        - Вынуждены вас покинуть. Но вы же дождетесь нас? Мы буквально на пару минут… примерю платьице, порадуем ваших "гостей" своими персонами… и сразу же вернемся!
        На стол легла карточка.
        - Это пропуск в мой офис. Он позволит активировать лифт. Как выйдете из бара, поворачивайте направо. Лифт недалеко от входа в гараж. Материалы находятся на моем компьютере в кабинете. Шифровальный ключ на этом ОНД. - на стол возле карточки опустилось небольшое устройство. - Вставьте его в гнездо, и все запустится само. - Лорик усмехнулся и добавил: - И постарайтесь не заляпать ковры кровью.
        - Мы будем очень осторожны.
        Под тихий облегченный смех мы покинули общество сего представителя воинственного народа и отправились искать офис. Лорик очень точно описал, где находится искомый лифт: мигающая красным панель светилась в сумраке как раз перед поворотом к гаражу. Одно прикосновение карточки к сенсорной панели, тихий шелест распахивающихся створок и лифт понес нас вниз.
        Офис Лорика - практически точная копия помещения бара. Тот же предбанник со стойкой администратора, нынче пустующая, две двери, ведущие в офис и служебные помещения, то же журчание текущей по декоративным пластинам воды. Все совершенно то же самое. Слева - ни души. Справа - пятеро.
        - Пятеро разумных за левой дверью. - я поставила бокс на стойку и раскрыла его. - Один турианец. Остальные - люди.
        С каким наслаждением я стянула с себя золотисто-зеленое непотребство - словами не передать! Бронька… моя обожаемая бронька, как я по тебе соскучилась! Мурлыкая какую-то мелодию, всплывшую в памяти, я быстро облачилась в броню, подключила внутреннюю аппаратуру и нацепила визор. Оружие легко скользнуло на свои места: привычный "Гарпун", крупнокалиберный пистолет "Хищник" и штурмовая винтовка с тем же названием. Подпрыгнула. Все на месте, броня сидит как родная. Закинув платье и туфли в кофр, я разложила штурмовую винтовку.
        - Готова.
        Гаррус качнул головой в сторону двери.
        - Рискнут напасть?
        - Сам же знаешь, как развращает власть.
        Гаррус поморщился. Видать вспомнил кого-то из своих коллег.
        - Лиара, старайся не высовываться и ставь щиты. Если дело дойдет до перестрелки.
        Азари кивнула. Найлус тронул сенсор и двери пришли в движение, пропуская нас в просторный холл с массивной квадратной колонной по середине. Слева - широкая лестница, ведущая на второй этаж, где должен располагаться кабинет Лорика. Перед колонной стояли две бойцов ЭРКС: турианец и мужчина-человек и откровенно скучали. Первым среагировал турианец: вскинув винтовку, он сухо спросил:
        - Стоять! Служба безопасности Ханьшаня. Этот офис закрыт! Кто вы?
        - Спектр Найлус Крайк. - спокойно ответил Найлус. - Я нахожусь в этом офисе с разрешения его владельца.
        - Ки" Ина? - человек вскинул винтовку. - Вы работаете на него? Он под следствием!
        Найлус от такого предположения поперхнулся воздухом. Турианец из ЭРКС посмотрел на своего коллегу как на идиота и благоразумно отступил.
        - Я - Спектр Совета! И работаю ТОЛЬКО на Совет Цитадели. - ледяной скрежещущий голос Найлуса далеко разносился в тишине офиса. - Вы настолько… некомпетентны, что не знаете широко известных фактов или вы хотите оскорбить меня?
        - Новерия не входит в Пространство Цитадели! Ваши полномочия здесь недействительны!
        В ответ - тяжелый взгляд от бойца-турианца.
        - Действительны! Спектр Совета Цитадели обладает всей полнотой своих прав и привилегий на территории Новерии согласно заключенному Советом директоров и Советом Цитадели соглашению! Простите, Спектр.
        Найлус благосклонно кивнул.
        - Однако ваши спутники нарушают закон. Вы имеете право носить оружие, как и ДВОЕ ваших сопровождающих.
        Я молча достала идентификационную карту и протянула ее бойцу. Турианец глянул на мой статус, удивленно моргнул и опустил оружие.
        - Прошу прощения, Спектр.
        Мда… Иерархия свое население дрессирует на ура.
        Человек поперхнулся воздухом.
        - Спектр? Она? Далисар, ты доверчивый идиот! Ты… - тут его глаза закатились, и он рухнул на пол.
        - Надоел. - спокойно сообщила я.
        Далисар глянул на несговорчивого коллегу и буднично спросил:
        - Мертв?
        - В обмороке. - ответила я. - Предпочитаю не убивать без особой нужды, а он определенно вел к конфликту.
        Турианец осторожно кивнул. Криво улыбнувшись, я негромко сказала:
        - Вы же понимаете, что мы в любом случае войдем в этот офис, возьмем то, что нам нужно и уйдем? - Далисар медленно кивнул. - Вас четверо. Вы, снайпер на лестнице с "Карателем", который не успеет даже просадить наши щиты за то время, которое потребуется НАШЕМУ снайперу снять его, еще двое за колонной. Один с "Лансером", второй с "Банши". Мы можем вас всех здесь перебить и нам ничего за это не будет. Разве что повздорим с сержантом и убьем ее, если она решит за вас отомстить. А она девушка горячая и импульсивная, к доводам разума не прислушивается.
        Турианец молча кивнул.
        - Даже если кто-то из вас каким-то чудом уцелеет, не думаю, что матриарх Бенезия простит гибель своей дочери, Лиары, а Сарен Артериус, - Далисар вздрогнул при звуке имени мятежного Спектра, - оставит без внимания гибель своего единственного ученика. Надо ли пояснять, насколько длительной и счастливой будет ваша жизнь при ТАКОМ внимании?
        Далисар вскинул руки.
        - Я вас понял, Спектр! Проходите. Надеюсь, между нами не будет лишних конфликтов.
        - Очень на то надеюсь.
        Мы пошли дальше. Злобный Рекс, проходя мимо, толкнул Далисара плечом так, что тот едва на ногах устоял, и прорычал:
        - Уйти с дороги!
        Я повернулась, встретила злой взгляд разочарованного крогана.
        - Рекс, это мелочно!
        - Слишком много болтает!
        - Он спас жизнь своим коллегам, какими бы придурками они ни были, а это - достойный поступок.
        Рекс отмахнулся, но хоть злиться перестал. Хорошо хоть остывал кроган так же быстро, как и закипал и не принимал близко к сердцу всякую фигню.
        Данные мы достали вообще без проблем. Далисар таскался за нами, но не мешал. Уже на выходе из офиса нам в спину прилетело полное ярости:
        - Вы не должны быть здесь.
        Я лениво повернулась. О, какие люди… Кайра приперлась. Серые глаза блондинки удивленно расширились и резко сузились, когда она меня узнала.
        - Мне кажется, мы не представлены… мисс… - с усмешкой сказала я, покачивая "Хищником".
        - Собрались проявить уважение? - женщина фыркнула. - Сержант Кайра Стирлинг, "Эланус Риск Контрол Сервис".
        - Спектр Имрир Шепард. - безразлично сообщила я, встречая прямой взгляд. - Вы хотите нам что-то сказать, сержант?
        - За то, что вы сделали, Анолеис вышвырнет вас с планеты.
        - Не рискнет. - я усмехнулась. - Или вы решили лично поиграть в героя?
        Кайра полыхнула яростью.
        - Ваши люди работают за взятку. - сообщил Гаррус. - Вы здесь не на службе и нарушаете закон.
        Ярость переросла в бешенство.
        - Вы нарушаете приказы администратора порта!
        - Мы выполняем задание Совета. - равнодушно проскрежетал Найлус.
        - И оно будет выполнено, независимо от затраченных средств и пролитой крови. А вам стоит отойти. - закончила я недосказанную фразу коллеги.
        - Цель оправдывает средства, да? - буквально выплюнула блондинка.
        - ЭТА цель оправдывает ЛЮБЫЕ средства. - сухо сказала я, а несговорчивая дамочка осела на пол. Не стоит смотреть в глаза менталисту, когда у него есть свободное время. - Заберите ее в лазарет. Очнется через пару часиков. И для нее же будет лучше, если в ее блондинистую голову не заявится мысль о… реванше. Третьего нашего конфликта она не переживет.
        - С дороги! - прорычал Рекс и отпихнул какого-то мужика с нашего пути.
        Желающих нас задержать не нашлось. Мы спокойно вышли из офиса "Синтетик Инсайтс", но к Лорику за пропуском пошел только Найлус, а мы остались ждать перед поворотом в гаражи.
        Впрочем, поскучать мне долго не удалось, так как минут через восемь включилась прямая связь с Найлусом, и я стала незримым слушателем занимательной беседы:
        - Совету директоров известно, что Анолеис - коррупционер. - в тихом женском голосе я с удивлением узнала Джанну Паразини. - Я шесть месяцев работаю под прикрытием.
        Не поняла, Джанна - СБшник? Что-то такое было по игре, но мне в тот момент было лень делать побочные квесты, и с этой дамочкой я не говорила, просто отдав турианцу его данные. Видимо - зря.
        - Я хочу, чтобы вы убедили Ки'Ина дать показания перед советом директоров.
        - И как я вам смогу в этом помочь? - проскрежетал Найлус.
        - Информация, которую вы забрали из офиса "Синтетик Инсайтс". Она может помочь в расследовании.
        - Вы опоздали. Я уже отдал ее Лорику.
        - Что? - Джанна определенно растерялась. - Это была лучшая возможность… Почему вы ее отдали?
        - Мне нужно на Вершину 15. - сухо сообщил турианец.
        - Я бы тоже вам помогла! Это было бы дольше, но разве это повод отпускать преступника на свободу? - в голосе девушки ясно прозвучало отчаяние.
        - У меня нет времени. - равнодушно отбрил Джанну Найлус.
        - Ничего лучшего от Спектра ожидать было нельзя! Вам всегда наплевать на все, кроме своего задания!
        Раздались поспешные удаляющиеся шаги.
        - Слышала?
        Тихий вибрирующий голос был едва слышен в шуме музыки.
        - Слышала. Проблемы со своим руководством пусть решают сами. У нас своих хлопот достаточно. Ты получил пропуск?
        - Да. Сейчас буду.
        В гараж нас пропустили со скрипом. Но пропустили. Видать дошло, что еще немного, и кто-то из нас схватится за оружие. Я была к этому близка. Ощущение проблем сверлило мозг и не давало успокоиться, и дело было не в гетах, который будут ждать нас в этом гараже. Тут что-то иное…
        Дверь мягко сомкнулась за нашими спинами. Я активировала винтовку, медленно подходя к массивному ящику.
        - Осторожнее. Где-то здесь могут быть геты.
        За спиной с тихим шелестом разложился "Гарпун". Мне не требовалось смотреть, я и так знала, что наш снайпер задачу понял и сделает все от него зависящее.
        - Лиара, Тали. Не высовывайтесь, в бой не лезьте. Прикрой щитами, если…
        Договорить мне не дал гулкий выстрел: Гаррус нашел первую цель. Гет-охотник взвизгнул и шлепнулся на пол. Второй выстрел и синтетик затих. Где-то впереди заскрипели геты, за ящиками появились массивные силуэты. Штурмовики! Один, два… три, четыре! Винтовка толкнула в плечо, гет даже не тормознул. Еще выстрел! За спиной ухнул "Гарпун", мой недобиток дернулся. Застрочила винтовка Найлуса куда-то под потолок, напарник резко дернулся, перенося прицел за быстрой целью. Что-то показалось за ящиком. Я перевела прицел и выстрелила, стоило только какому-то гету попасть в перекрестье. Над головой свистнул алый росчерк убийственного выстрела охотника.
        Мимо пролетела граната, подрыв, грохот дробовика Рекса. Я положила "Гарпун" на пол, сняла "Хищник": штурмовики стремительно приближались!
        Хлопок биотики совпал с грохотом подорванной мины. Алый росчерк пролетел над головой крогана, гулко рявкнул "Гарпун" Гарруса, и охотник свалился со стены. Штурмовик упал кучей лома, Рекс что-то заорал на родном языке, я высунулась из-за ящика, короткими очередями стреляя в недобитого кроганом штурмовика.
        Найлус резко дернул меня за плечо, и я оказываюсь на земле. Ящик содрогнулся от попадания ракеты и начал медленно заваливаться на нас. Хлопок биотики, ящик замедлил падение: Лиара высунулась из-за укрытия, сияя голубым ореолом. Подхватив винтовку, я рванула к другому ящику, но взорвавшаяся рядом ракета отбросила меня к стене.
        На какие-то мгновения я выпала из реальности, стараясь свести фокус. Меня подхватили под мышки и оттащили за ящик. Чуть в стороне Рекс резким пинком перевернул штурмовика и всадил заряд из дробовика прямо в лампочку. Быстрее! Быстрее! В глазах прояснилось. Подхватив винтовку, я поймала в прицел гета. Выстрел, выстрел, свист охлаждаемого ствола, перевести прицел, выстрел в подбитого Гаррусом штурмовика. Рекс добил третьего. Рявканье штурмовки над ухом. Последний враг свалился на пол.
        - Уроды… - винтовка тяжело упала на колени. - Раненные есть?
        Короткая перекличка и ответ Найлуса:
        - Все целы.
        Турианец протянул мне руку и помог встать, внимательно осмотрел опаленную броню.
        - Я цела. Только контузило немного. В ушах звенит и слышу не очень хорошо.
        В лучших традициях кино, когда все уже закончилось, распахнулись двери, и в гараж влетела Маэко и четверо бойцов ЭРКС. И, вместо того, чтобы разобраться, бравый капитан начала с наезда:
        - Что вы здесь устроили, Спектр! - Маэко увидела меня и осеклась. - Кто вы такие?
        Я подобрала свой обожаемый "Гарпун", тщательно проверила винтовку, сложила ее и повесила на захваты. Еще не хватало остаться без оружия.
        - Кто! Вы! Такие!
        - Какой ответ вы хотите услышать, капитан? - скрежетнул Найлус.
        - Кто эта женщина? - на меня указали пальцем.
        - Моя коллега. Спектр Имрир Шепард.
        Маэко поперхнулась.
        - Спектр? Но…
        - У нас свои дела на Новерии, и они никоим образом вас не касаются. - сухо отрубил турианец. - Отвечая на ваш вопрос, мы всего лишь защищали свои жизни от атаки гетов, которые по какой-то причине оказались в вашем гараже. Мне стоит это расценивать как нападение? - Найлус остановился перед растерянной женщиной, тяжело глядя ей в глаза. - Или совет директоров стал сотрудничать с синтетиками?
        Капитан отступила на шаг от злого турианца.
        - Решайте свои проблемы, капитан. А мы решим свои. И, возможно, поможем решить ваши. У вас еще есть вопросы?
        - Нет, Спектр Найлус.
        Найлус тут же развернулся и вместе с Рексом отправились проверять гараж. Но больше гетов не было. Тали и Лиара вышли из-за укрытия. Кварианка склонилась над охотником, развернулся золотистый интерфейс инструментрона, и наш гений занялся прикладным потрошением в полевых условиях. А я пошла к воротам, возле которых меня поджидал сюрприз…
        Никакого "Мако" не было.
        В ангаре ВООБЩЕ не было работоспособного транспорта. Ни "Мако", ни, тем более, "Гризли".
        Тоскливо обведя взглядом большое и ПУСТОЕ помещение, заваленное распакованными боксами, я тронула передатчик и сказала:
        - Найлус… у нас проблемы… Нам нужен транспорт.
        Глава 18: Дорога сквозь бурю
        Я ходила кругами по гаражу, хмуро наблюдая, как бойцы СБ Ханьшаня стаскивают гетов в кучу. По здравому размышлению, ситуацию решили замять, а благодаря крохотному воздействию на разум капитана и смещению приоритетов, администратор Анолеис так и останется в блаженном неведении относительно произошедшего в гараже. Бойцы получили от меня простенькую краткосрочную закладку, не дающую трепаться о произошедшем деньков пять. Потом закладка сама рассосется и пропадет без вреда для разума.
        Мои бойцы сидели на ящиках и наблюдали за работой бойцов ЭРКС, периодически кося на меня глазами. Найлус смотался на корабль и притащил броню для Лиары, и сейчас азари сидела в доспехе возле Тали и о чем-то спорила с кварианкой. Рексу было сугубо пофигу. Гаррус наблюдал за мной, ожидая дальнейших приказов. Найлус присматривал за капитаном Маэко. А я думала, как нам достать "Мако" с "Нормандии" или где раздобыть транспорт. Любой.
        Идею с возвращением на корабль и десантированием у лабораторного корпуса я отмела сразу: насколько я помню, по дороге было натыкано достаточно турелей, чтобы имелся вполне реальный риск для звездолета. Джокер же мне потом плешь проест за корабль, каждую царапинку припоминать будет до самой смерти не смотря на всю субординацию… на которую он плевал по жизни. Да и просто подставлять фрегат смысла нет. В гараже техники нет. Челноки - понятно, почему убрали, буря все же. А где наземный транспорт? Что-то я упускаю…
        Но что?
        Сев на пол, я закрыла глаза и погрузилась в Цитадель своей памяти, вытаскивая все, что я помнила про миссию на Новерию. Так… Квест на контрабанду? В задницу его! Медуза сама справится. Обойдутся без помощи Спектра. Не до них. Так… азари с ее заморочками из-за десантниц? Придумала то, чего нет. Бесполезна… Лорик? Уже пропуск отдал. Что еще… Кто нам вообще может помочь с транспортом? Что-то такое было… или кто-то? Воспоминание болталось совсем близко… я зацепилась за смутный образ…
        Я резко остановилась.
        Лилихьеракс!
        Вот кто знает ВСЕ о транспорте на Новерии, так это он! Теперь осталось его найти.
        Мои бойцы оживились. Найлус тут же вышел на связь:
        - "Появилась идея?"
        - "Да! Лилихьеракс!"
        Найлус удивленно заморгал.
        - "Это кто?"
        - "Ли - главный техник Ханьшаня!"
        Подойдя к бойцам, я сообщила:
        - Ждите здесь. А мы пойдем, поищем главного техника. Если кто и сможет подсказать, как нам обойти проблему с транспортом, так это он. Найлус, Гаррус - со мной. Рекс, остаешься за старшего. Если будут проблемы - отсылай… к Найлусу.
        Кроган просто кивнул, скользнув ленивым взглядом по копошащимся людям.
        Из гаража мы вышли под прицелом пристальных взглядов местной охранки, но никто не сказал ни слова. Настроение у меня скакало между "нормально" и "жди подставы", где искать данного разумного, если его не окажется на канонном месте, я даже не представляла. А быть он может где угодно! Впрочем, искать Ли долго не пришлось. Уж не знаю, канон-каноном или Лилихьераксу просто скучно было, но, стоило нам выйти из гаража и завернуть за угол, как искомый разумный обнаружился в комфортном для наблюдений за окружающим пространством закутке.
        - Рир, это не он?
        Гаррус кивком головы указал на подпирающего стену у поворота к служебным помещениям высокого турианца в сине-рыжей спецовке.
        - Может быть. Вполне может быть!
        Мы целенаправленно двинулись к скучающему турианцу. Он нашу группу, ясное дело, заметил и теперь с интересом рассматривал, быстро опознав каждого из нас.
        - Спектр Найлус Крайк, верно?
        Хриплый низкий словно прокуренный голос, окрашенный любопытством. В эмоциях - скука и легкий интерес.
        - Верно.
        Мы остановились возле техника.
        - Похоже, о нас знают все, кому это вообще интересно. - я с интересом глянула на Ли.
        - О! О Спектре Совета стало известно сразу. - Ли хрипло хохотнул. - А вот кто вы - я не знаю. Первое впечатление было… обманчиво.
        В эмоциях Ли царило лишь благожелательное любопытство. Ему было глубоко плевать на Анолеиса и его проблемы, на совет директоров, на всех инвесторов Новерии и их закулисную борьбу. Он просто делал свою работу и не лез в дрязги правителей это мира.
        - Спектр Имрир Шепард.
        - О! - глаза турианца удивленно расширились. - Кто бы мог подумать! Первый Спектр-человек и на нашей планете.
        - А кто вы?
        - Я главный механик Ханьшаня. - хрипло и добродушно протянул Ли, чуть растопырив мандибулы. - Меня зовут Лилихьеракс. Для вас - просто Ли. - турианец усмехнулся. - Людям сложно выговаривать мое полное имя.
        - Главный механик… занимаетесь всей техникой?
        - Да. У меня двенадцать подчиненных. Следим, чтобы челноки не ломались.
        - А что, кроме челноков тут транспорта нет? - полюбопытствовала я. - Наземного, например?
        - Отчего же? Есть. Но стоят они в закрытых гаражах. - Ли усмехнулся. - Анолеису не нравится, когда кто-то безнадзорно катается по горам. Потом приходится искать их и вытаскивать. Опять же, с трупами потом проблем много.
        - Вы не слишком хорошего мнения о местных. - спокойно сказал Найлус.
        - Я раньше был военным техником. Попал сюда. А тут… не считая людей Маэко, все в корпоративных делишках. Весь день сидят и дуют воду. - Ли покачал головой. - Так что я могу для вас сделать?
        - Не верите в простой интерес? - усмехнулся Гаррус.
        - А, я же вижу, что вы пытаетесь выехать из порта. - он качнул головой. - Пропуск у вас есть, иначе не вошли бы в гараж. Но челноки сейчас не ходят, да и нет их там. Вам нужна наземная машина. Верно?
        - Верно. Вы можете нам помочь?
        - Конечно. Если хочу остаться без работы. - он чуть слышно хохотнул. - На всех машинах стоят маяки. Служба Безопасности сразу заметит, если хоть одна покинет гараж без разрешения.
        Подстава… Я расстроилась. Получить тачку не выйдет… остается только поднимать "Норму"…
        Видимо лицо у меня было ОЧЕНЬ выразительное, так как Лилихьеракс хмыкнул и сказал:
        - А разве у вас нет своей машины?
        - Есть, конечно. Но она-то в трюме корабля.
        - А… я думал, вы не откажетесь от мелкого ремонта… в мастерских Ханьшаня. Ребята у меня опытные, руки растут откуда надо. Быстро проверим, починим, наладим. Все равно метель.
        Глядя в лукавые глаза Лилихьеракса, я не могла сдержать широкой, искренней улыбки! Ли в реальности еще более добродушный мужик, чем его игровое отражение. И если по канону он нам помочь не мог, то в реальности…
        - Спасибо за ВЕЛИКОЛЕПНУЮ идею, Лилихьеракс!
        - Я всегда рад помочь Спектрам Совета. Тем более, столь… необычным.
        И он и правда был рад нам помочь!
        Я перевела взгляд на Найлуса. Пояснять что-то не понадобилось. Обговорив по коммуникатору со своими подчинёнными какие-то технические вопросы, Ли удалился к нашему кораблю, а я и Гаррус вернулись в гараж.
        Найлус довольно быстро получил у Аналеиса разрешение на стационарный ремонт вездехода и уже на совершенно законных основаниях отогнал машину в мастерские порта Ханьшань. Дабы исключить подозрения, Ли и его команда и правда перебрали наш "Мако", убрав несколько повреждений, мало заметных без серьезной проверки. Мы терпеливо ждали окончания внепланового техосмотра, отдыхали и готовились к заезду по горному серпантину в набирающей силу снежной буре. Но вот, наконец, ворота в боковой стене гаража распахнулись, пропуская наш верный "Мако", за рулем которого сидел Кайден. Машина вырулила к воротам гаража, я отдала приказ бойцам грузиться в вездеход, а сама пошла к Ли, что-то обсуждающего с невозмутимым Найлусом.
        Ли охотно рассказывал Спектру местные сплетни. Разговор, видимо зашел о визите матриарха, так как я услышала окончание фразы:
        - … улетела на Вершину 15 перед тем, как с комплексом потеряли связь.
        - А что за проблемы на Вершине 15? - спросил Найлус.
        - Не знаю. - развел руками Ли. - Там сейчас буря, но они здесь не редкость, а вот спутниковая связь до сих пор не отказывала ни разу.
        Я и Найлус переглянулись, что не осталось незамеченным. А Лилихьеракс хмыкнул:
        - У 15-й всегда была дурная слава.
        Найлус вскинул голову.
        - Что именно на ней происходило?
        - Никто не говорит, что именно там делают. - тихо ответил механик. - Но все, кто там побывал, возвращаются… неразговорчивыми.
        - Вот как.
        - Как будете ехать, держитесь ближе к скалам. - посоветовал мужик. - Дорога скользкая и коварная, а до поверхности Алеутской долины лететь далеко. Не хотелось бы мне потом ваш "Мако" из-под снега выкапывать. После бури.
        - Дорога идет на высоте?
        - Да. Сделали натхачью тропу да укрепили опорами. И то, порой осыпается, так что приходится ремонтировать. Если захотите перевести дух, ждите до туннелей. Они крепятся надежно. На голой земле тормозить не советую. Опасайтесь лавин. Они во время бури сходят часто. Если увидите лавину - поворачивайте назад, все равно не проедете.
        - Спасибо, Лилихьеракс. - искренне поблагодарила я добродушного механика.
        Турианец расплылся в улыбке.
        - Удачной дороги, Спектры.
        Механик махнул рукой и ушел в мастерскую, свистнув своих подчиненных: двух людей и турианца, осматривающих вездеход перед выездом. Мы погрузились в машину, ворота разошлись, выпуская нас в метель накатывающейся на Ханьшань снежной бури. До научно-исследовательского комплекса "Вершина-15" ровно пятнадцать километров. По прямой.
        - Трогай, Кайден. Гаррус?
        - Видимость практически нулевая. - тут же отозвался снайпер из орудийной башни. - Только по приборам.
        - Езжай медленно. Нас с большой долей вероятности будут ждать геты.
        Кайден кивнул. "Мако" медленно покатил по не особо широкой горной дороге. Ворота порта скрылись в метели практически мгновенно. В салоне царила вязкая тишина: тревога и тянущее ощущение проблем не давали расслабиться.
        Ли предупреждал нас не зря. Из-за сильного ветра на повороте "Мако" чуть не сдуло по заледеневшему склону в пропасть, но Аленко умудрился юзом вывернуть с наклонного края и прижаться к скале. После того инцидента наш биотик вел предельно осторожно. После того как успокоился и перестал материться.
        Спокойно проехали мы где-то километров десять-пятнадцать по петляющей вдоль гор дороге, когда Тали сообщила об обнаружении активных целей, подающих сигналы, как геты. Лидар в буре оказался полностью бесполезен, но локационный массив более-менее работал.
        - Гаррус!
        - Слышал. Видимость нулевая. - немедленно отозвался турианец, а башня ожила.
        - Кайден, езжай помалу.
        "Мако" тронулся и медленно пополз вперед, прилипая к скале. В салоне царила гробовая тишина, разгоняемая только рокотом мотора, шелестом поворачивающейся башни да завываниями ветра снаружи. Пометки на экране приближались: тонкая ровная цепь перед въездом в очередной туннель.
        Машина неожиданно рыскнула, дернулась, резко газанув. Чуть в стороне бухнул взрыв, Кайден, матерясь сквозь зубы, крутанул руль, выворачивая к скалам. Над головой зарокотал пулемет, гулко бухнула ракетная установка.
        - Геты!
        - Прорывайся в туннель! Еще не хватало, чтобы эти уроды лавину нам на голову спустили или обвалили тропу! - крикнула я.
        Ходовой двигатель взревел. Маневренный вездеход буквально подлетел в воздух на небольших двигателях, переваливая неожиданно выросший из снежной метели раскуроченный "Гризли", и рванул вперед.
        В туннель мы влетели, сбив строй гетов-штурмовиков и быстро уйдя с линии атаки стационарной турели. Кайден не останавливался, а Гаррус быстро расстрелял бегущих за машиной гетов.
        - Тормози!
        Аленко послушно ударил по тормозам.
        - Возвращаемся. - мой голос во внезапной тишине прозвучал очень громко. - Надо уничтожить башню, иначе она нас будет безнаказанно расстреливать на петле.
        Кайден послушно развернул вездеход и погнал ко входу в туннель, остановившись до того, как мы попали на линию атаки гетской башни.
        - Тали, ломануть ее сможешь?
        Кварианка утвердительно кивнула.
        - Рекс, Тали, Эшли. К башне. И не высовывайтесь. Страховочные тросы взять обязательно. Пристегнетесь к борту "Мако". Рекс, ты - самый физически сильный в отряде. Проследи, чтобы леди не сдуло.
        Кроган хмыкнул и кивнул. Рисковать лишний раз никто не собирался. Эшли, Тали и Рекс застегнули карабины о специальные поручни на борту вездехода и осторожно двинулись к виднеющейся башне, провожаемые дулом пулемета.
        Башня гетов не могла стрелять себе в основание и только беспомощно водила "рылом", пока Тали вскрывала панель и подключалась к ее нутру. Буквально минута, и боевая платформа, последний раз дернувшись, затихла окончательно, а Тали, что-то непереводимое бурча на родном языке, активно копалась в ее нутре.
        - Тали, ты что там делаешь?
        - Одну минуту, Имрир! - донесся искаженный бурей азартный голос. - Я вытащу блок памяти! Мне удалось его отключить до того, как он самоуничтожился.
        - Быстрее! Нам еще ехать километров двадцать!
        Тали справилась быстро: вытащив тяжелый блок, она передала добычу крогану и, придерживаясь за трос, нырнула в туннель. Бойцы вернулись в машину, Кайден поехал дальше, а Тали с головой погрузилась в изучение новой игрушки.
        - Программа на этой платформе - тупая и ограниченная, - сказала кварианка, - но что-то может и остаться в императивах. Кроме как стрелять и отличать своих от чужих она ни на что не годна.
        Кварианка ушла в работу. Я вывела карту дороги на экран инструментрона. До следующего тоннеля пять километров.
        - Кайден. Езжай без остановок. И без разницы, что встретится по дороге. Попадем под лавину - и нам однозначно конец. Обвалят под нами дорогу… ты понял.
        Кайден кивнул. Показался край туннеля.
        - До следующего пять километров. Гаррус, стреляй по готовности на свой выбор.
        Гаррус не ответил, но я знала, что он меня услышал.
        "Мако" выехал из туннеля и помчался вперед, постоянно заворачивая к скалам. На этом участке петля дороги была удивительно узкой, и до другой стороны ущелья всего какие-то полкилометра. Россыпь активных точек быстро прорисовалась на экране, над головой ожила башня, гулко бухнула ракетная установка. Вездеход подпрыгнул на ухабе, взвизгнули колеса, машину резко дернуло в сторону, а где-то за нами бухнул взрыв. Застрочил пулемет. Пауза, пуск ракеты, еще одной, писк перегрева, резкий голос турианца:
        - Кайден, вправо! Танк у края на повороте дороги! Сбивай его! Правее!
        Машина рыскнула, сдавая правее. Гаррус наводил короткими командами, пока не прозвучало:
        - Сейчас!
        "Мако" резко дернулся влево, всем бортом врубаясь в неожиданно появившийся из метели шагающий танк. Гета от удара отшвырнуло в сторону, наша машина содрогнулась всем корпусом, ее повело юзом, Аленко, ругаясь, выровнялся и погнал к появившемуся впереди туннелю. А за спиной загрохотала башня. Танк соскользнул с края тропы, к которому столь неосторожно приблизился, и исчез где-то в бездне.
        Кайден ударил по тормозам: перед лобовым стеклом пролетела ракета и усвистала куда-то в метель. Застрочил пулемет.
        - Притормози немного. - хриплый голос Гарруса растворился в гуле ракетной установки. - Все, езжай.
        Часть пометок на экране погасла.
        - Башня впереди.
        - Вижу. - ответил биотик, по дуге объезжая чадящий гетский танк.
        - Впереди восемь пометок. - сообщила я, когда локаторы отработали и принесли информацию. - Две крупные.
        "Мако" дернулся, юзом уходя от двух ракет и голубого импульса, взорвавшихся где-то на скалах за нами. Застрочил пулемет короткими скупыми очередями: Гаррус выкашивал гетов, прячущихся за голубыми шестигранниками силовых щитов, пока откатывалась ракетная установка. Щелчок перезарядки, гул ракеты, унесшейся к покосившейся турели и на этот раз уже замолчавшей окончательно. Вновь стрекот пулемета…
        Вездеход ворвался в туннель, сбив штурмовиков и массивного гета в темной броне, и не останавливаясь погнал дальше, пока Гаррус спокойно расстреливал врагов, бегущих за машиной.
        До Вершины-15 мы доехали, прорываясь от туннеля к туннелю. Дважды за нами белой пеленой сходили небольшие лавины, вызванные ракетами гетов. Однажды провалился кусок дороги, когда в крепи влепились голубые импульсы танка. Возвращаться было уже некуда. И мы ехали только вперед, пока из снежной пелены не выплыла башня лабораторного комплекса.
        Мы доехали.
        "Мако" остановился у ворот, а Гаррус еще минут двадцать расстреливал подтягивающихся к нам гетов. Пока, наконец, все пометки на локаторе не погасли. Снаружи научно-исследовательского комплекса остались только мы.
        Заглушив двигатели вездехода, мы вошли в комплекс, оставив верного "Мако" перед заблокированными сгоревшим вездеходом воротами ангара. Где-то внутри этого комплекса нас ждут геты, монорельс к станции "Расселина", матриарх Бенезия и царица рахни. И самое главное. Координаты базы Сарена на Вермайре, которые совершенно точно знала Бенезия.
        Глава 19: Вершина-15
        Вершина-15 встретила нас десятком гетов в просторном гараже. По счастью, шибко шустрых и крайне смертоносных призраков и охотников не было. Массивного джаггернаута расстрелял Рекс, а мелочь перебили по уже накатанной схеме: наши биотики, Лиара и Кайден, подхватывали прячущихся за ящиками синтетиков и поднимали в воздух, где их, как в тире, расстреливали Гаррус и я. Найлус и Эшли прикрывали на случай, если какую тварь мы все же не заметим.
        Сейчас, в нереальной тишине гаража, привычные геты казались злом родным и хорошо знакомым. Синтетики уже не вызывали такого опасения, как раньше. Их действия легко прогнозировались, и никаких особых подстав от них мы не ждали. Другое дело то, что ждало нас в глубине комплекса.
        Бойцы рассредоточились по гаражу. Внешне - никаких особых повреждений. Следы стрельбы свежие и наши. Видимо, сопротивления здесь не было.
        - Тали, глянь, что с воротами.
        Кварианка оставила в покое раздробленную массивной пулей "Гарпуна" голову гета и перенесла свое внимание на запертые ворота. Пара минут работы, и створка дрогнула, быстро поползла вверх. Разбитый вездеход сдвинули биотики, а Найлус загнал наш "Мако" в гараж.
        - Куда подевался весь персонал? - тихо спросила Эшли.
        - Полагаю, они уже мертвы. - ответила я. - Нам нужен план комплекса. Здесь есть КПП за гаражом. По крайней мере, должен быть.
        Из гаража в основной комплекс вела широкая лестница, поднимающаяся двумя пролетами на широкий помост, откуда отходили три двери. Две оказались заперты, но Тали довольно быстро убедила их распахнуться, открыв доступ в небольшие складские помещения, частично заполненные ящиками с различными запчастями и полезным барахлом.
        - На обратном пути надо будет проверить, может есть что интересное. - я закрыла двери. - Идем дальше.
        Третья дверь привела в короткий, буквально метра четыре, тамбур. С потолка смотрели две турели. И смотрели они на двери, ведущие ИЗ комплекса.
        - Снимите их. - я кивнула на турели.
        За спиной рявкнул дробач Рекса, и левая турель заискрила, безвольно обвиснув. Кроган подошел, одним рывком отодрал орудие от лафета. Вторую турель постигла та же участь.
        - Почему они смотрят не в ту сторону? - Лиара обошла обломки турели.
        - Им важнее никого не выпускать наружу, чем никого не впускать к себе. - пожав плечами ответил Гаррус.
        По счастью, двери открывались не автоматически, а после прикосновения к сенсору, что позволило нам спокойно осматривать помещения, пока Тали блокировала или разблокировала нужные нам двери. На КПП мы не нашли ничего интересного, но шустрой кварианке удалось скачать план комплекса и передать его на наши инструментроны. Отметив проверенные помещения, мы пошли дальше.
        Комплекс словно вымер. Ни гетов, ни рахни, ни персонала. Никого. Кое-где были видны следы погрома, пару раз мы находили разорванных на части синтетиков и следы зеленой крови насекомых, но ни одного органического тела. Только роботы. Словно рахни, победив врагов, утащили тела для каких-то своих целей.
        Лифт на верхние этажи обнаружился в дальнем крыле за административными помещениями. Здесь следы погрома были видны яснее: выбоины от выстрелов, зеленые, красные и синие пятна крови, стрелянные термоклипсы у перевернутых столов и пара разбитых гетов. Но опять же, никаких тел.
        - Кто же на них напал? - Лиара осторожно тронула мыском ботинка зеленую лужу крови. - Я не знаю, чья это кровь.
        - Видимо, эксперимент вырвался наружу. - Найлус присел у пятна, пристально всматриваясь в тягучую остро пахнущую жижу. - Кровь еще не свернулась до конца. - бронированный палец указал на синюю лужу. - Нападение произошло совсем недавно. Комплекс не успел промерзнуть после аварийного отключения отопления.
        - Зачем отключать отопление? - спросил Кайден, осторожно обходя глубокие царапины на металле пола.
        - Снаружи минус сорок. - пожал плечами Найлус. - При такой температуре большинство биологических организмов или погибнут, или впадут в спячку или просто потеряют активность.
        - Тали, есть ответ от местного ВИ? - спросила я.
        Кварианка покачала головой.
        - Никаких сигналов. - над инструментроном появилась схема комплекса. - Вот здесь находится ядро. Его можно перезапустить вручную.
        - Как добраться?
        - На лифте на три уровня вверх.
        - Веди.
        Широкий полугрузовой лифт послушно вознес нас на нужный уровень, чуть поскрипывая и подозрительно покачиваясь. Где-то на грани слышимости раздавалось шебуршание и клацанье когтей по металлу: рахни обживали медленно промерзающий комплекс.
        - "Рир."
        Четкая мысль всполошила ментал. Я подняла глаза, встретив настороженный взгляд зеленых глаз.
        - "Да?"
        - "Рахни?"
        - "Они самые. Копошатся. Что-то делают."
        - "В комплексе становится холодно. Ищут места потеплее."
        - "Холод их замедляет?"
        - "Сложно сказать. Я не ксенобиолог. Никогда не интересовался этим видом." - признался турианец.
        Лифт дернулся и остановился, прервав наш разговор, и с шелестом распахнул створки. Скрежет и шебуршание резко стихло.
        Первым вышел кроган, настороженно водя дулом мощного дробовика на каждый подозрительный шорох и стук. Следом - Найлус и Эшли со штурмовыми винтовками. За ними - Кайден и Лиара, окутавшиеся голубым свечением активной биотики. Замыкали я, Гаррус и Тали. "Гарпуны" были убраны: в узких коридорах комплекса от снайперской винтовки проку мало.
        Ощущение чужого внимания ударило по нервам. Я резко остановилась, передав Рексу острое ощущение тревоги. Кроган тут же замер, настороженно осматриваясь. Нас заметили. Такое внимание характерно неразумным или условно разумным существам. Так смотрит на жертву хищник, прицеливаясь к броску.
        - Нас заметили.
        Рекс медленно кивнул и продолжил движение. Шли мы растянутой цепью. Коридор очень узкий, двоим бойцам в доспехах уже тесновато. Впереди призывно замерцала зеленая панель на овальных дверях. Рекс подошел, створки автоматически распахнулись, пропуская нас в просторную трехъярусную обзорную галерею. Дверь за нами захлопнулась, панель с тихим писком сменила цвет на алую: Тали заблокировала двери. Что бы там не лазило в вентиляционных шахтах, нам не нужны внезапные сюрпризы в спину.
        В галерее не так давно шел бой. На стенах - следы от взрывов и вмятины от биотики, три стеклопакета выбиты, и снег живо заметал покрытый кровью пол. Быстрая проверка обнаружила пять порванных на куски гетов. На полу - ясно видимые кровавые следы волочения. У дальней стены возле дверей в небольшие офисы - зеленая размазня на пол стены.
        - Ракетой накрыли. - глухо сообщил кроган, рассматривая зеленую дрянь.
        - О, Великая… - голосок Лиары в наушниках прервался странным судорожным сглатыванием. - Посмотрите…
        Мгновением спустя раздалась приглушенная ругань Кайдена. Переглянувшись с Рексом, мы сбежали по лестнице. Бойцы столпились у поворота лестничного перелета, что-то рассматривая под лестницей. Бледный Кайден отошел, позволяя мне увидеть… объеденные костяки, перемазанные красной и синей кровью.
        - Теперь понятно, куда подевался персонал. - я разглядывала кости с каким-то не совсем здоровым интересом. - Их банально сожрали.
        Лиара передернулась.
        - Трое. Два человека и турианец. - Гаррус разворошил кости. - Съели недавно. Плоть размягченная. - сильные пальцы легко сняли кусок мяса с обломка реберной кости. Эшли судорожно сглотнула. - Словно слабой кислотой обработали. Или желудочным соком.
        Турианец бросил кость, встал, подошел к сугробу и оттер пальцы о снег.
        - Следов зубов нет. Это определенно какое-то животное. Достаточно сильное и крупное, чтобы переломать кости, способное одинаково хорошо усваивать… - Гаррус запнулся, глянув на бледное личико азари, - оба вида белка.
        - Думаешь, это та дрянь, которую по стене размазали? - Рекс указал в сторону пятна.
        - Вполне возможно. Зверь здесь определенно не один. - Гаррус покосился на Лиару. - Колония? Возмож…
        Гулкий грохот прервал турианца. Бойцы мгновенно вскинули оружие. Пронзительный писк, скрежет металла, удары… решетка вентиляции вывалилась, и в один из офисов ввалились два… существа. Высокие, около полутора метров, длинное гибкое тело, закованное в багрово-красный хитин, переходящий в светло-бежевые платины на брюхе, четыре тонких лапы, заканчивающиеся острыми шипами, гибкая шея, две верхних конечности-хлыста с какими-то "бутонами" на конце…
        - Это что за хрень? - прошептала Эшли.
        - Рахни! - рыкнул Рекс.
        - Но они же уничтожены! - Лиара с оторопью смотрела на темно-красных тварей, визжащих за крепким стеклом.
        - Видимо, не до конца. - я прильнула к оптике, рассматривая выведенных по приказу Сарена монстриков. - И правда, сильные твари. Они ядовитые?
        - Ядовитые. - ответил Гаррус. - Плюются токсинами из верхних отростков. Эти - обычные бойцы. Быстры, опасны, сильны, глупы. - видя удивленные взгляды, Гаррус хмыкнул. - Интересовался как-то раз. Рекс, а ты чего молчишь?
        Кроган лишь сплюнул.
        - Проклятые жуки. Гребенчатый прав. Быстры, сильны, опасны, плюются токсинами. Трутни взрываются, если подойти близко. Кровь токсична. Разъедает как слабая кислота. Щиты эту дрянь не держат вообще, только броня.
        - Размножаются быстро?
        - Очень быстро.
        Жуки толклись за дверями, но выйти не могли. То ли панель заклинило, то ли просто закрыта, но автоматические двери открываться не желали, и рахни только свистели и взвизгивали, скребясь за крепким стеклом.
        - Теперь понятно, что делали в этой лаборатории. - Эшли пристально всматривалась в монстров, чью цивилизацию уничтожили до того, как люди взлетели в небеса своей планеты. - Они не выберутся?
        Тали активировала инструментрон.
        - Нет.
        Откуда-то сзади полыхнуло жаждой и голодом. Я резко развернулась, взбежав на пол пролета, всматриваясь в затемненное помещение. Шло откуда-то отсюда… Голод усилится. Я ощутила что-то вроде смутных отголосков мыслей. Быстрых, сумбурных, практически неуловимых. И их было МНОГО!
        - Сзади!
        С грохотом подлетела решетка в полу, выпуская толпу мелких, едва ли с метр в высоту, зеленых тварей. Рабочие рахни!
        - Рахни!
        Бойцы очнулись от ступора. Застрочили винтовки, громыхнул дробовик Рекса, загудела сингулярность.
        - Не давайте им подойти близко! - рявкнул Рекс. - Взрываются!
        Пули вспарывали хитиновые панцири, пробивая навылет, но твари перли и перли с какой-то маньячной жаждой добраться до нас. Дохли рахни быстро, но, проклятье, сколько же их!
        - Назад! С лестницы! - крикнула я, расстреливая волну тварей, не давая им подойти к Кайдену и Гаррусу.
        Вспучилась еще одна решетка, выпуская трех красных рахни. Гаррус перемахнул перила, отбежал на середину галереи, разложил "Гарпун" и прильнул к прицелу. Громыхнул выстрел, рахни-солдат дернулся, завизжал, второй выстрел снес голову насекомого. Найлус кинул гранату. Подрыв. Ошметки зеленых тел разлетелись по комнате брошенного офиса, заляпав бронестекло. Одна из зеленых тварей подбежала к Эшли, задергалась, набухая, но разряд дробовика сдул трутня с площадки, не дав взорваться. Гулко громыхнул "Гарпун". Второй красный жук дернулся всей тушей и обмяк. Пауза. Второй гулкий выстрел, и третий красный солдат рухнул на лестничной площадке, простреленный практически навылет.
        - Гаррус! Сзади!
        Снайпер резко развернулся, но мелкая зеленая дрянь успела лопнуть, обрызгав доспехи турианца салатовой едкой пакостью. Гаррус инстинктивно успел выставить руку и винтовку, прикрывая незащищенную голову.
        Волна рахни иссякла. Мы быстро добили последних трутней и отошли к разбитым окнам. Гаррус с руганью снегом стирал с доспехов едкую дрянь, уронив изгвазданную винтовку в сугроб. Найлус обошел трупы, проверяя, нет ли живых. Рекс встал на краю лестницы вместе с Лиарой, присматривая за дергающимися за стеклом тварями.
        - Задело? - спросила я Гарруса, встав так, чтобы был виден выход вентиляции на верхнем ярусе.
        - Немного. - прорычал разозленный турианец, счищая с оружия токсин и осматривая винтовку. - Проклятье! Рир, я остался без "Гарпуна"! Эта дрянь угробила оптику. - поднял оружие, всмотрелся в прицел, сплюнул. - Видимость нулевая.
        Я сняла с захватов снайперскую винтовку и протянула ее расстроенному турианцу.
        - Возьми мой.
        Гаррус благодарно кивнул, взял оружие, проверил состояние термоклипсы и боеприпасов, переключил "Гарпун" на противопехотные пули.
        - Тали! - кварианка повернулась ко мне. - Выпустить этих двоих можешь?
        - Да.
        - Выпускай.
        Индикатор на двери сменил цвет на зеленый, и два рахни рванули к нам по застекленному коридору. Гаррус опустился на колено, устроил винтовку на сгибе локтя. Рахни выскочил на лестничную площадку, гулкий выстрел, тварь споткнулась, дернулась и повалилась на пол с начисто снесенной головой. Второй монстр резко затормозил, показывая хоть какое-то наличие мозгов и инстинкта самосохранения, но остановиться не успел и вылетел в зону поражения снайпера. Выстрел. Рахни упал на пол и засучил ногами. Гаррус поправил настройки оптики, вскинул винтовку и всадил пулю в дергающегося жука.
        - Тали, где там то ядро?
        - За теми дверями. - кварианка махнула в сторону запертого выхода из галереи. - Вниз на уровень, и будет вход в технический этаж.
        - Пошли. - я разложила "Хищник".
        За дверями нас ждал короткий тамбур и очередная автоматическая дверь со странным символом и номером 323, за которой обнаружился искомый лифт. На этот раз - пассажирский. Для восьми бойцов в броне кабинка оказалась тесновата, но мы кое-как впихнулись. Короткая поездка вниз и вот он, очередной коридор, освещенный тусклыми аварийными панелями. Еще одна дверь любезно распахнулась, и мы вошли в небольшое техническое помещение, заставленное непонятным барахлом и терминалами доступа к ВИ.
        Терминал не работал. При попытке включить его, мягкий женский голос порадовал нас новостями:
        - Критическая ошибка запуска. Интерфейс виртуального интеллекта отключен. Требуется ручная загрузка.
        - Почему, когда нам что-то нужно, оно или не работает, или у нас нет доступа, или его требуется ремонтировать? - проворчала я, гася голографический интерфейс.
        Найлус тихо хохотнул.
        - Судьба такая.
        - Очень смешно. Ты же понимаешь, что запускать его придется вручную?
        Напарник кивнул, не сводя глаз с поворота коридора.
        Бойцы вошли в комнатку, рассредоточились и быстро проверили помещение. Где-то за поворотом пронзительно завизжали трутни, Рекс выругался, в пару выстрелов снеся три зеленые твари, спрятавшиеся за блоком доступа к ВИ.
        - Мелкая пакость… Чего тут так темно?
        Гаррус неопределенно махнул массивным пистолетом, указывая куда-то под потолок.
        - Резервная энергосистема. Главный реактор, видимо, отключили, когда по комплексу объявили тревогу.
        - Есть у меня такое подозрение, что нам придется идти и его включать. - проворчала я. - Вручную. Рекс, что там?
        - Запертая дверь и ядро.
        - Тали, закрой эту дверь и посмотри что с ядром.
        Кварианка кивнула, заклацала в инструментроне. Индикатор на входной двери окрасился красным, а мы все дружно ввалились в довольно просторное помещение ВИ: круглый зал, покрытый узкими черными панелями, в центре которого возвышался блок ядра и небольшая платформа технического лифта.
        Пока Тали вправляла мозги ВИ, мы откровенно скучали. Рахни я не ощущала, в комплексе было тихо и холодно. Только попискивание инструментрона и едва слышная ругань кварианки разгоняли гробовую тишину, да потрескивала лампа где-то под потолком.
        - Готово!
        Тали поднялась на наш уровень и включила ВИ. На платформе лифта появилась розовая голограмма женщины-человека, до боли напоминающая Авину Цитадели.
        - Виртуальный интеллект реактивирован.
        Я отошла в сторону, жестом приглашая коллегу пообщаться с компом. Найлус поморщился, но встал перед розовой голограммой.
        - Ты - ВИ, управляющий комплексом? - сухо спросил турианец.
        - Верно. Система откликается на имя "Мира". Позвольте узнать ваше.
        - Спектр Найлус Крайк.
        - Одну минуту пожалуйста. - короткая пауза, пока ВИ сканировал стоящего перед ней разумного и проверял полномочия. - Полномочия Спектра Совета подтверждены. Вам разрешен особый доступ ко всем системам. Просьба учесть, что для доступа к корпоративным секретам требуется привилегированный доступ.
        - Кто обладает этим доступом? - спокойно спросил Найлус.
        - Сотрудники компании "Байнери Хеликс", занимающие руководящие должности. А так же научный персонал категории "А" и "Е". - любезно пояснила ВИ. - Эта система готова к обработке запросов. Вы можете связаться с Мирой через любой голографический интерфейс Вершины-15.
        - Нам необходимо найти матриарха Бенезию. Где она находится?
        - Леди Бенезия отбыла на монорельсе во вспомогательную лабораторию станции "Расселина". - тут же отозвался ВИ.
        Голограмма мигнула, и голос ВИ сообщил:
        - Вниманию пользователей! В настоящее время система монорельса не действует!
        - Какова ситуация в комплексе? - спросил Найлус.
        - Одну минуту, пожалуйста. Идет диагностика. - пауза и невыразительный ответ: - Критический сбой: главный реактор отключен в связи с экстренными мерами безопасности. Требуется ручной перезапуск. - пауза. - Критический сбой: наземные линии связи отключены. Движение монорельса прекращено. Конец сообщения. - голос ВИ оживился. - Вы желаете ввести дополнительный запрос?
        - Почему отключен главный реактор?
        - Аварийное загрязнение лаборатории. - вежливо порадовала нас розовая дамочка.
        - Почему при аварийном загрязнении лаборатории отключается главный реактор? - терпеливо задал вопрос Найлус ровным спокойным голосом, хотя пальцы нервно дернулись.
        - Предполагается, что биологические загрязняющие объекты из-за падения температура погибнут или утратят активность. - сообщила ВИ.
        Найлус глубоко вдохнул и меееедленно выдохнул, выплескивая в ментал злость и раздражение. Эшли фыркнула:
        - Отключаем отопление и ждем, пока то, что сбежало, замерзнет и само сдохнет?
        - Где-то так. - Гаррус покачал головой.
        - Что нужно сделать, чтобы восстановить подачу энергии? - терпеливо спросил Найлус.
        - Необходимо открыть клапана подачи гелия-3. Это можно сделать с помощью элементов управления самого реактора.
        - Что за наземные линии связи?
        - Наземные линии соединяют основной комплекс Вершины-15 и мой центральный блок со вспомогательными подкомплексами и риск-лабораториями. Это обеспечивает сотрудникам удаленный доступ к базам данных и моему функционалу без необходимости покидать лабораторию. При возникновении ЧП в риск-лабораториях, кабели автоматически отключаются.
        - Как подключить обратно?
        - Роутер находится на крыше операционного здания. Включите его, и система автоматически перезагрузится.
        - Понятно. Что это за существа?
        - Простите, Спектр. Эта информация требует привилегированного доступа. - мило сообщила Мира.
        Найлус сплюнул.
        - Конец сеанса.
        ВИ вежливо попрощалась и отключилась.
        - Что и требовалось доказать. Все включать вручную. - я вздохнула. - Идем сперва на крышу. По идее, там холодно, и жуков быть не должно. Теоретически. Тали, крыша - это в какую сторону?
        Вместо ответа консоль на двери за нашими спинами мигнула и загорелась зеленым светом.
        По дороге на крышу нам и правда никого не встретилось, а температура ощутимо упала. Роутер располагался в защищенной от ветра и снега части крыши прямо в основании узловых подсистем, выглядящих как литые металлические цилиндры от пола до потолка, уходящие в шестигранные гнезда. Никаких проводов, ящиков, лишних терминалов и прочего не было. Только шесть групп по три подсистемы, да у дальней стены терминал управления.
        На промороженной площадке обнаружился один окоченевший трупик трутня, залезшего в тщетной попытке согреться под массивный металлический цилиндр, да так там и окочурившийся. Тали быстро перезагрузила систему, огромные металлические цилиндры осветились огоньками, низко загудели. Мира нарисовалась над активировавшимся терминалом и тут же сообщила:
        - Связь восстановлена. Обрабатываю новые данные. Вниманию пользователей! Подключение к лабораторным службам невозможно!
        Проигнорировав розовую дамочку с хорошими новостями, мы погнали обратно. Включать реактор. Насколько я помню, там были геты, притом - много! Что будет в реальности… сейчас узнаем.
        - Проклятье… - Гаррус поежился. - Как же тут холодно…
        Найлус согласно кивнул и ткнул в пластину активации лифта. Двери сомкнулись, кабинка поползла вниз.
        - Хах! Расслабился ты, Вакариан, в тепле и комфорте на Цитадели.
        Снайпер косо глянул на довольного крогана, поежился.
        - Турианцы не любят холод, Рекс.
        - И люди тоже… - едва слышно добавила Эшли, впервые полностью соглашаясь с Гаррусом.
        Лифт остановился и выпустил нас в однотипный коридор. Сверившись с картой мы погнали к реактору. Быстрее включим, быстрее свалим с этой планеты! Видать, подобные мысли бродили в головах и у моих бойцов, поскольку мы побежали через зал с ядром ВИ, походя пристрелив вывалившегося на нас из технического лаза рахни-солдата. В комплексе температура уверенно перевалила минус два и успешно опускалась дальше.
        Первый признак присутствия гетов встретил нас на выходе из очередного лифта: помехи отрубили тактический локатор в броне, связь наполнилась треском. Бойцы переключили оружие на бронебойные пули.
        Впереди нас ждал короткий прямой коридор и вход в контрольный зал реакторного блока. Судя по карте, это огромное шестидесятиметровое помещение с четырьмя уровнями: общим контрольным залом на третьем уровне и двумя техническими помещениями на четвертом. Второй уровень - это технические пандусы, дающие доступ инженерам к блокам реактора. Первый - основание реакторного массива, и попасть на него можно только через особую систему шлюзов. Впрочем, цель наша - контрольный зал на третьем уровне, с которого можно попасть на платформу к панели ручного управления.
        - Тали, блокируй все двери в реакторном зале. - тихо сказала я. - Готова?
        Буквально секунд пятнадцать, и кварианка резко кивнула.
        - Блокируй.
        Индикатор мигнул красным.
        - Все перекрыты?
        Короткий кивок.
        - Запускай нас в контрольный зал.
        Дверь с шипением открылась. В небольшом прямоугольном помещении нас ждал гет-штурмовик, словивший слитный залп из дробовика и двух винтовок.
        - Чисто.
        Рекс вошел первым, за ним потянулись остальные. Двери блокировать не стали. Мало ли как пойдет бой, пути отхода должны быть свободны.
        - Есть что-то?
        Гаррус пристально рассматривал огромное помещение сквозь крепкое бронированное стекло. Тали подключилась к терминалу.
        - Вижу гетов. - вибрирующий голос Гарруса звучал сухо. - Охотники. Один на стене напротив. Еще один чуть выше пандуса. Штурмовики на левом пандусе. Трое.
        - Джаггернаут справа. - добавил Найлус. - Призрак. Не уверен, ушел быстро в маскировку.
        - Если есть один охотник, значит, есть и еще. Призрака выбить сразу, как проявится. Он - приоритетная цель. Снайперы есть?
        Бойцы пожали плечами, кроган развел руками.
        - Тали, открывай правую дверь.
        Индикатор мигнул и дверь послушно распахнулась. Заскрипели геты. Я высунула голову и едва успела нырнуть обратно, как над моей головой пронесся знакомый красный смертоубийственный луч.
        - Призрак на стене.
        Гаррус опустился на колено, поднял винтовку, прильнул к прицелу и резко качнулся вправо, выглядывая из-за двери и тут же выстрелил. Рекс дернул его обратно. В стену влепились пули и красный луч.
        - Три призрака, четыре охотника. - спокойно сообщил Гаррус, подкручивая что-то в прицеле. - Приближается джаггернаут.
        Встав, турианец резко вынырнул и всадил два выстрела дуплетом и тут же нырнул обратно в комнату. Мгновением спустя то место, где только что была его голова, пронзил яркий алый луч.
        - Два призрака и четыре охотника. - бесстрастно констатировал снайпер, меняя тип пули.
        Проклятье! У меня задрожали руки. Щиты выстрел призрака не поглотят, часть все равно пройдет. Гаррус без шлема. Одно попадание и…
        Забухали шаги бегущего джаггернаута. Мы вскинули оружие. Мгновение ожидания, и вот синтетик появился в дверном проеме, чтобы поймать слитный залп дробовика и пяти винтовок. Щиты ему сдуло мгновенно, гет только и успел что что-то скрипнуть, прежде чем ссыпаться на пол.
        - Тали, открывай левую дверь.
        Индикатор сменил цвет. Я вскинула винтовку. Створки ушли вверх и вниз, открывая нам толкущихся у двери гетов. Касание спусковой пластины, винтовка дернулась, выплюнув короткую очередь. Мимо меня пролетела сингулярность, заставив волосы встать дыбом. Штурмовиков подняло в воздух. Мгновение паузы, очередь. Рядом громыхнул дробовик, застрекотали винтовки. Сингулярность отработала, геты попадали на пол. Грохот дробовика, последний функционирующий гет рухнул навзничь и уже не встал. За спиной гулко бухнул "Гарпун". Свист луча, приглушенная ругань Гарруса.
        - Один призрак, четыре охотника. - короткий отчет.
        Прильнув к стене, я выглянула из-за дверного косяка. Тихо? Резкое движение где-то справа. Охотник! Короткая очередь полоснула по шустрой твари, сбив ее с потолка, рядом застрекотал "Крайз" Найлуса. Охотник затих.
        - Минус охотник. - сообщила я.
        - К вам призрак прыгнул. - вибрирующий голос Гарруса звучал странно глухо.
        Словно в подтверждение его слов над моей головой блеснул алый луч. Вот же скотина меткая! Черная тень метнулась куда-то вправо.
        - Обратно прыгнул.
        Гулко бухнули два выстрела с "Гарпуна".
        - Минус охотник.
        Я отошла от левой двери, пропуская Найлуса и Кайдена. Рекс стоял возле Гарруса и как-то тяжело рассматривал турианца, меняющего термоклипсу в винтовке. На металл пола упала тягучая синяя капля, скользнув с правого локтя припавшего на колено турианца.
        - Гаррус, ты ранен?
        - Задел плечо. - равнодушно ответил он, поднимая оружие.
        - Обработай рану. - я забрала у него из рук "Гарпун", жестом пресекая попытку спорить.
        Гаррус моргнул, медленно кивнул и отступил на шаг. Я прильнула к прицелу, быстро выглянула из-за края. Призрак… где же ты? Красный проблеск чуть правее и выше. Резко вскидываю винтовку и стреляю на движение и тут же падаю, перевести прицел, выстрелить. Над головой физически ощутимо пролетает смертоносный луч, а призрак одним рваным прыжком уходит в сторону. Тихое шипение перезарядки, поймать смутную черную тень, блеснувшую красным, выстрел, выстрел. Призрак падает куда-то вниз, а я едва успеваю отшатнулся. Луч пролетает у самой головы, испепелив волосы.
        - Минус призрак.
        В ответ - тишина. Поворачиваюсь и встречаю тяжелый пристальный взгляд ярких голубых глаз. В эмоциях - пугающая тишина. Рядом с напряженным турианцем стоит Рекс и так же пристально на меня смотрит. Чего это они? Не вставая, молча протягиваю винтовку Гаррусу. Тот забирает, складывает и убирает в зажимы.
        - Никогда! Так! Не! Делай! - четко, печатая каждое слово, прорычал Гаррус.
        Короткая очередь, пронзительный визг гета и долгожданное:
        - Чисто!
        Помехи исчезли, локатор брони заработал. Эшли и Кайден выскользнули на пандус и побежали проверять территорию. Лиара с небольшим опозданием - за ними. Минута и голос Эшли:
        - Чисто.
        Подошел Найлус, рывком поднял меня на ноги, беспардонно обхватил пальцами за подбородок и повернул мою голову чуть набок, рассматривая легкий ожог от луча на виске и подпаленные волосы.
        В контрольный зал вернулся Кайден и Эшли. Увидели нашу молчаливую композицию. Удивление щедро залило ментал, забив даже бурлящие эмоции турианцев, которые я даже и не пыталась разбирать и анализировать.
        - Что-то случилось? - осторожно спросил мужчина, подозрительно глядя на злого Найлуса.
        Вместо ответа Спектр просто чуть отошел, показывая биотику мою подпаленную физиономию. И сухо припечатал.
        - Луч призрака.
        - Почти - не считается. - хмыкнула я, осторожно разжимая закованные в броню пальцы. - Гаррус, насколько серьезная рана?
        - Пробило плечо лучом навылет. - ответил он, медленно успокаиваясь. - Замазал панацелином.
        Панацелин в виде мази был куда более концентрированным, чем в виде инъекции, но действовал только на месте применения. Я достала инъектор и передала нашему единственному снайперу. Гаррус покосился на мою добрую рожу и спорить не решился, а просто использовал по назначению.
        - Тали, реактор запусти. Эшли, Рекс, прикройте ее. Мало ли что…
        Кварианка убежала по мосту к массивной колонне реакторного блока, Эшли и Рекс ушли следом. Лиара как-то странно на меня смотрела, переводя взгляд с меня на Гарруса и обратно. В эмоциях - запоздалый страх. Боится за нас? Так уже поздно.
        Рядом тихо щелкнули зажимы на броне, шелест и скрип металла, виска коснулось что-то влажное. Я перевела взгляд на Найлуса, удивленно глядя, как он молча мажет мне ожог панацелином под пристальным взглядом Гарруса.
        - Это всего лишь легкий ожог.
        В ответ - тяжелый взгляд зеленых глаз и полное игнорирование моих слов, что вкупе с подозрительной тишиной в ментале меня несколько… пугало. Найлус закончил размазывать прозрачную мазь, закрутил баночку, растер остатки по ладони и натянул бронированную перчатку.
        - "И что сие значит?" - послала я вопрос, глядя в зеленые глаза.
        - "Вернемся на корабль - скажу." - пришел незамедлительный и многообещающий ответ. - "Полагаю, Гаррус добавит, если я о чем-то забуду."
        Э… что-то меня какие-то смутные сомнения гложут… Лезть в его разум я не стала, а турианец отвернулся, оборвав визуальный контакт и подошел к терминалу ВИ.
        Резко загудел реактор, лампы засветились ярче, заработала ранее неактивная аппаратура. Найлус тронул терминал, вызывая розовую голограмму ВИ. Интересно, кому хватило маразма сделать РОЗОВУЮ бабу как аватар виртуального интеллекта?
        Эта электронная скотина Мира, констатировав запуск реактора, тем же милым голосом нам сообщила:
        - Наблюдается заражение в вагонах монорельса.
        Да твою же мать! Мы можем просто взять и доехать до этой долбанной "Расселины", не собирая на себя все проблемы этого комплекса?
        - Что значит "наблюдается заражение"? - сухо спросил Найлус, покосившись на мою добрую физиономию.
        - В камеру для очистки вагонов монорельса проникли опасные биологические вещества. - охотно пояснила Мира. - В целях безопасности персонала станция была заблокирована.
        Найлус молча прикрыл глаза, медленно вдохнул и так же медленно с тихим рычанием выдохнул.
        - Отпереть очистительную камеру. - приказал турианец.
        - Вниманию пользователей! В очистной камере наблюдается загрязнение. Вход в камеру не рекомендован.
        Гаррус покачал головой, неприязненно глядя на розовую голограмму.
        - Как избавиться от загрязнения?
        - Камера оборудована аварийной системой, подающей плазму под температурой 5000 градусов Кельвина. Она способна устранить любое возможное загрязнение. - пояснил ВИ, а в эмоциях Найлуса промелькнуло облегчение.
        - Как активировать систему?
        - Управление аварийной системой находится на посту системы безопасности рядом с очистной камерой. - пояснила Мира. Пауза, мигание голограммы и… - Вниманию пользователей! Аварийная система вышла из строя.
        Я услышала, как скрипнул зубами Найлус. Гаррус приглушенно булькнул урчащим смешком. Рекс покачал головой.
        - Как. Ее. Починить? - внятно спросил медленно звереющий турианец.
        - В управлении системой произошел аппаратный сбой. - ответила Мира, а Найлус полыхнул злостью. - Ремонт возможен на месте с применением стандартных средств уни-инструмента.
        - Хоть что-то хорошее. - проворчал кроган.
        - У нас нет времени! - прорычал Найлус. - Отмени запрет и открывай двери!
        - Принято, Спектр. Защита отключена. Ваша безопасность не относится к моей юрисдикции.
        - Сеанс завершен!
        Мира послушно погасла. Найлус потер гребень, медленно успокаиваясь.
        - Это не система экстренной безопасности, а система "достань группу зачистки мелким ремонтом"! - проворчал Спектр.
        - Мне порой кажется, что ВИ нас не пустит в монорельс, пока мы не починим этот долбанный комплекс и не сделаем генеральную уборку. - добавила я. - Тали, посмотри по карте, где эта камера очистки.
        - Вход напротив через техническое помещение ядра ВИ. - отозвалась после небольшой задержки кварианка.
        - Возвращаемся.
        На обратном пути на нас вывалился из вентиляции солдат рахни, но был щедрым пинком Рекса вбит в стену и пристрелен из дробовика. Судя по кипящему недовольству, кроган пар так и не спустил. Мало ему, блин! Найлус шел справа от меня, недовольно поглядывая на мою подпаленную физиономию. Гаррус шел между Эшли и Кайденом, болезненно морщась от прострелов в спешно регенерирующем под действием панацелина плече. Плохо. Гаррус - единственный снайпер в отряде. Я до его уровня не дотягиваю и никогда не смогу дотянуть. Найлус ни разу не снайпер. Рекс… Рекс штурмовик, и этим все сказано. Эшли со снайперскими винтовками на "вы", предпочитая дробовик и штурмовку. Лиара и Кайден - биотики. Тали хорошо только с пистолетом и взрывчаткой управляется.
        - Сюда? - Найлус указал дулом на дверь.
        Тали кивнула.
        Прямой короткий коридор привел нас к очередному лифту, спустившему нас на уровень вниз. Еще один короткий однотипный коридор вывел к искомой очистительной камере и посту КПП. Где мы обнаружили два трупа саларианцев и толпу рахни за стеклом.
        - Тали, включи очистку.
        Писк инструментрона, пальчик девушки коснулся пары кнопок, и за стеклом разверзся огненный ад, на мгновение нас ослепив. Жуки сгорели мгновенно.
        - Круто… - Кайден подозрительно покосился на терминал. - Может, стоит отключить это очистку. А то как-то…
        - Не хочется разделить судьбу рахни? - понимающе усмехнулась я. - Мысль здравая. Тали, заблокируй эти огнеметы от греха подальше. А то, кто знает, как их коротнуть может.
        Пальчики Тали запорхали над клавиатурой.
        - Готово!
        - Двери разблокированы?
        - Да.
        Не смотря на уверенность в голосе кварианки, проходили мы этот раскаленный тамбур с опаской и ОЧЕНЬ быстро! Жуткое ощущение… Как в крематории… изнутри печи. Ледяной промороженный коридор мы встретили дружным вздохом облегчения и потопали к платформе монорельса. ВИ нас больше не беспокоила, и слава всем богам! Хватит с нас мелкого ремонта в боевых условиях!
        На платформе, медленно заметаемой снегом, нас ждал пузатенький вагончик монорельса, тишина и отсутствие проблем. В вагоне из всех рычагов управления был только один небольшой терминал с одной единственной функцией: запустить заранее вбитую программу и отправить вагончик по одному-единственному маршруту. Бойцы с комфортом устроились на широких скамеечках, и Найлус запустил поезд. Замок на двери загорелся красным, монорельс плавно тронулся и понесся сквозь метель к конечной станции - риск-лаборатории "Расселина".
        Глава 20: Станция "Расселина"
        Монорельс медленно подкатил к платформе, плавно сбросил скорость и остановился, чуть качнувшись. На небольшом вокзале царила гробовая тишина. Медленно кружились снежинки, заметаемые ветром через разбитое стекло, мороз пощипывал щеки и холодил горло на вдохе, у стены темнело пятно от взрыва, у скамеек валялась стреляная термоклипса. И все. Никаких следов присутствия выживших. Дальняя дверь, ведущая внутрь станции, светилась зеленым огнем индикатора на панели.
        Едва слышно скрипнул снег под бронированной подошвой: рядом остановился Гаррус, настороженно осматривающий пустынный вокзал поверх дула винтовки.
        - Чисто.
        Я прикрыла глаза, запуская сканирование. В замкнутых помещениях я в состояние прочувствовать разумных примерно в радиусе метров триста-пятьсот, но сейчас хватило и этого.
        - Рядом есть разумные. Много. Десятка два. Может три. - встретив взгляд зеленых глаз, я добавила: - "Матриарх неподалеку. Я ощущаю присутствие крайне мощного биотика и сильного пассивного менталиста. Полагаю, так ощущается королева рахни. Обе не дальше полукилометра."
        Найлус молча кивнул, давая понять, что меня понял.
        На меня немного странно покосились, но спорить никто не стал. Скрывать дар менталистики будет неактуально после встречи с Бенезией: я не смогу провести вмешательство в ее разум незаметно, да и не буду пытаться. Пора бы уже начинать приучать бойцов к моим странностям.
        Вокзал пересекли быстро. Автоматические двери при нашем приближении послушно распахнулись, пропуская в короткий коридор уже привычного вида, закончившийся заблокированными дверями.
        - Тали.
        Кварианка поклацала по инструментрону, нахмурилась.
        - Заблокировано принудительно.
        - Открыть можешь?
        - Да, сейчас.
        Девушка провозилась на удивление долго - полторы минуты, но вот с тихим писком индикатор сменил цвет на зеленый, и двери распахнулись, выводя нас в небольшое квадратное помещение… перегороженное практически пополам самопальной баррикадой из сваренных ящиков, из-за которой на нас смотрели неприветливые мужики в броне.
        - Есть живые? - негромко спросил Найлус.
        - Не стрелять! - громовой голос разом остановил бойцов, уже вскинувших оружие. - Кто вы?
        - Спектр Совета и его отряд. - сухо ответил Найлус, впрочем, не высовываясь из-за двери.
        - Как вы сюда попали?
        Найлус полыхнул раздражением. Ну что за глупый вопрос? Как-как…
        - На монорельсе приехали!
        - Монорельс отключен. - резонно ответил капитан.
        - Ну так мы его включили! - прорычал турианец, медленно наливаясь яростью. - Вместе с реактором, наземными линиями связи и Мирой!
        - Выйдите и покажитесь.
        Найлус медленно вошел в помещение. Окинув взглядом бойцов за баррикадой, коллега чуть заметно кивнул, показывая, что все в порядке, и опустил винтовку дулом в пол, впрочем, не переключая оружие в небоевое положение.
        - Опустите оружие. - боец-человек в светло-серой броне вышел из-за баррикады. - Капитан Вентралис. - представился он, чуть склонив голову в приветствии.
        - Спектр Найлус Крайк.
        - Какие дела привели вас на "Расселину"?
        - Дела Цитадели. - не шибко вежливо ответил мой коллега.
        - Нам не сообщали о прибытии Спектра.
        - Я прибыл ПОСЛЕ того, как комплекс "Вершина-15" потерял связь. - отрубил Найлус. - Вполне логично, что вам о нашем прибытии не сообщили!
        Вентралис поморщился, полоснув недовольным взглядом по высокому турианцу. Да, Новерия находится вне юрисдикции Совета Цитадели, да, здесь полномочия Спектров не столь всеобъемлющи, но… всегда есть это "но". Специальный Корпус Тактической Разведки - это не та организация, с которой вообще стоит наживать проблемы. Даже находясь за пределами Пространства Цитадели… Особенно, находясь за пределами Пространства Цитадели! У СПЕКТРа длинный руки, а у его сотрудников - длинная память… и мало кто рискнет упрекать оперативника СПЕКТРа за лишний, никому не интересный труп. Конкретно этот Спектр пребывал в состоянии едва контролируемой ярости, что было прекрасно видно. Здраво рассудив, капитан решил не искать лишних приключений и не провоцировать конфликт на пустом месте.
        - Мы готовы сотрудничать с оперативниками СПЕКТРа. - миролюбиво ответил Вентралис. - Но вы понимаете, что секреты компании должны остаться секретами?
        И надо же было рахни именно в этот момент ввалиться в помещение, выломав кое-как приваренную решетку! Найлус резко развернулся на шум, вскинул винтовку, всадив длинную, до перегрева, очередь противопехотных пуль в не успевшего встать красного рахни-солдата. Тварь буквально разорвало на куски! Загромыхал дробовик Рекса, застрекотали винтовки. Три рахни сдохли раньше, чем успели встать на лапы. Солдаты за баррикадой не сделали ни единого выстрела.
        Найлус, криво усмехаясь, что на лице турианца, раскрашенном довольно… специфической клановой татуировкой, весьма напоминающей белесый череп, выглядело… жутковато, сменил термоклипсу и с издевкой поинтересовался:
        - Эти секреты? Нет, НЕ ВИДЕЛ! И даже рахни НЕ УЗНАЛ!
        Вентралис устало закрыл глаза, провел бронированной ладонью по осунувшемуся от усталости лицу, обреченно посмотрел на нагло ржущих Рекса и Гарруса, на мою довольную физиономию, на смущенную мордочку Лиары… вздохнул… и просто махнул на нас рукой.
        - В кого ты такая язва, коллега? - с усмешкой спросила я, с интересом наблюдая, как вытягивается физиономия капитана.
        - В обожаемого наставника! - прорычал Найлус, полыхнув яростью и затаенной болью. - Капитан Вентралис! Нас не интересуют секреты вашей компании, пока они остаются секретами и не бегают крупными стаями по комплексу, пожирая ваших подчиненных и мешая мне работать. Раз уж вывели рахни и позволили им покинуть риск-лабораторию, будьте так любезны, уберите за собой. Иначе я обязан сообщить об этом… инциденте в Корпус и инициировать расследование по статьям "Выведение опасных существ" и "Эксперименты над разумным видом". У вас есть декада. По истечению этого времени на Новерию прибудет корабль СПЕКТРа и произведет зачистку территории для предотвращения распространения опасного для галактического сообщества вида. Я понятно пояснил ситуацию?
        - Вполне. - сухо ответил Вентралис.
        - Прекрасно. Информация о произошедшем уже отправилась в Корпус. - порадовал его Спектр. - Получат они мое подтверждение или нет - не важно. Корабль зачистки прибудет в любом случае.
        Капитан толстый намек прекрасно понял: избавляться от неожиданно нарисовавшегося Спектра не только бесполезно, но и попросту опасно. Если на возню с рахни Спецкорпус еще может прикрыть глаза, то вот убийство Спектра точно не простят и вытрясут всю душу.
        - Что вас интересует?
        - Матриарх Бенезия. - лаконично ответил Найлус.
        - Леди Бенезия ушла до начала нападения и до сих пор не вышла на связь. - сообщил Вентралис, ясно намекая, что искомая азари уже вполне могла склеить ласты.
        - О, не переживайте. - Найлус неприятно оскалился. - Матриарх жива и здорова.
        - Я не могу предоставить вам полный доступ во все риск-лаборатории "Расселины". - честно сообщил капитан. - Только в одну. Узнайте, куда вам нужен пропуск, и я вам его дам.
        Найлус хмыкнул и кивнул, ясно поняв, что именно ему сказал капитан. Как говориться, ваши проблемы нас не колыхают! Найдете, куда двигать - пропущу. Ошибетесь - ваши проблемы. Это он так мелочно мстит за испорченные нервы или за попранную гордость?
        - Проходите. Поспрашивайте людей. Может, кто и подскажет, где сейчас находится Леди Бенезия.
        Бойцы посторонились, пропуская нас за баррикаду. Уставшие люди, турианцы и саларианцы проводили нас тяжелыми и безразличными взглядами. Им тут неслабо досталось, но… но жалости и желания помочь они у меня не вызывали. Знали же, куда идут на службу. Знали, что можно ожидать, и для каких ситуаций их наняли. Однако, как показала практика, они оказались не готовы к тому, ради чего их наняли. Как и всегда, когда сбегает очередное творение гениев от генетики или химерологии. Зверюшки оказались куда опаснее и сообразительнее, чем предполагалось, бойцы - испуганы и не готовы переть на шипасто-зубасто-когтистую тварь, и как результат - очередной филиал техногенного или магического кошмарика.
        На моей памяти было только одно исключение, когда бойцы, охраняющие лабораторию воистину гениального мага жизни-химеролога смогли быстро перемолоть в кровавую кашу ВСЮ ту дрянь, что он сделал. С огромными потерями. Но - смогли. И даже не дали потом всей этой радости подняться в виде нежити. Истинные профессионалы. Правда, тогда мое воплощение продлилось всего год, и закончилось в той самой лаборатории, когда я вызвалась добровольцем для инициации ритуала коллапса комплекса. Мне-то что? Оклемаюсь в другом мире. Задачу свою я выполнила: прорыв тварей не пошел в мир, так что… можно и дальше идти, ибо жить в той реальности желания у меня не возникло.
        Хочу ли я жить в ЭТОЙ реальности? Да! Хочу! Здесь есть те, кого я хотела бы видеть рядом. Есть те, кого я хочу спасти. Осталась самая малость: выполнить то, ради чего я пришла в этот мир. Изменить закономерный итог. Мне не подходит ни один из трех "канонных" вариантов решения проблемы. Надо придумать что-то… иное. И у меня появилась идея, КАК это сделать и ЧТО для этого потребуется. И матриарх Бенезия - первая, но важная часть моего плана.
        Внутри царило терпкое уныние и бессмысленная злость, легким ореолом витало отчаяние и безнадежность. Усталые лица с печатью отчаяния. Безразлично сидящие на стульях разумные, невидяще глядя куда-то в вечность. Злые и раздраженные бойцы. Испуганные ученые. Прелестный коктейль! Жизнеутверждающая атмосфера готовых биться за свою жизнь разумных! Смелость и жажда жизни прямо плещет через край! Особенно вон у тех двоих, забившихся в угол.
        - Отвратительно. - глухо буркнул Гаррус, презрительным взглядом скользя по фигурам местных светил науки.
        Найлус болезненно поморщился. Как побочный эффект укрепившегося щита и моего вмешательства, структурировавшего и упрочнившего защитные механизмы разума, помноженное на медленно активирующуюся биотику, у турианца начала проявляться слабая эмпатия. Он прекрасно ощущал этот коктейль чувств и эмоций. Слишком уж они были насыщенными, чтобы пройти мимо его внимания.
        - Нравится?
        Гаррус покосился на меня, передернул плечами.
        - Как можно довести себя до такого состояния? - турианец брезгливо указал на сжавшегося в комок саларианца, испуганно лупавшего на нас глазами и испускавшего в ментал животный ужас и яркие всплески паники при каждом подозрительном шуме в вентиляции.
        - Страх смерти. - я пожала плечами. - Слишком сильно цепляется за свою жизнь. Настолько сильно, что инстинкт самосохранения перебивает желание эту самую жизнь защищать, а паника - здравый смысл. Типичная "дичь".
        - Если так боится, почему он не пытается себя защищать? - для представителя воинственного народа сама такая мысль была дикой и никак не укладывалась в голове.
        - Таким нельзя давать в руки оружие. - Найлус покачал головой. - Непредсказуемый паникер опасен.
        Рядом полыхнул брезгливостью кроган. Эшли фонтанировала жалостью. Кайден ученый люд явно невзлюбил по каким-то своим причинам, но бойцам он сочувствовал. Тали и Лиара на удивление дружно игнорировали окружающих: первой было просто все равно, а вторая была полностью поглощена мыслями о матери.
        - Стоит немного передохнуть, пока мы пробежимся по станции и узнаем местные новости. Тали.
        Кварианка перевела на меня взгляд.
        - Вон элкор топчется. Посмотри, может у этого торгаша будет что-то интересное. Если такое найдешь - дай знать.
        Девушка кивнула и тут же направилась к светло-серому массивному созданию, одетому в… гм… фиолетово-серую попону, штаны и занятную шапочку с колечками.
        - Лиара, Кайден, Эшли, Гаррус. Если хотите, можете устроиться и передохнуть. Найлус?
        - Мне неприятно здесь находится. - Спектр вздрогнул всем телом.
        Гаррус качнул головой.
        - Я не настолько устал, чтобы смотреть на… это.
        - Кайден, тебе стоит немного подремать. - порывшись вида ради в набедренном боксе, я достала из пространственного кармана крохотную таблетку из старых моих запасов. - Возьми. Снимет мигрень часов на семь.
        Спорить биотик не стал. Он просто снял бронированную перчатку, осторожно подхватил крохотный зеленый шарик с моей ладони и молча проглотил. Гаррус протянул ему флягу с водой.
        - Посиди в покое минут десять, пока не подействует.
        Кайден кивнул.
        - Рекс?
        - Я присмотрю за ними. - понятливо кивнул кроган с ясным весельем в глазах.
        - Я могу пройтись и поговорить с выжившими? - спросила Эшли.
        - Не возражаю.
        Оставив Кайдена и Лиару на Рекса, я и Найлус в компании Гарруса ушли. Эшли куда-то убежала практически сразу, как получила мое разрешение.
        Нам хватило каких-то полчаса. Ситуация в комплексе была, откровенно говоря, не настолько плохой, как мы могли подумать, глядя на рожи выживших. Всех проблем-то - рахни да отключенный монорельс, из-за чего шанс свалить из "Расселины" был исчезающе мал.
        Какая ирония… Выжить во время прорыва опасных полуразумных хищников, и не иметь никакой возможности выбраться из ловушки станции только потому, что из-за идиотских протоколов безопасности в основном комплексе был остановлен реактор, отрублен ВИ, физически отключена связь и остановлен ЕДИНСТВЕННЫЙ транспорт, связывающий врезанную в ледник станцию с внешним миром. И, самое циничное, включить все это богатство из "Расселины" невозможно - не предусмотрено при проектировании! Надо ли говорить, что наше внезапное появление подарило вполне обоснованную надежду на выживание? По крайней мере тем, кто здраво соображал и мог связать неожиданно возникший отряд неизвестных разумных с отключенным монорельсом. Одним из таких сообразительных оказался хитрый волус Хан Олар, обратившийся к нам с сакраментальным вопросом:
        - Вы здесь, чтобы что-то выяснить о НИХ?
        Найлус и Гаррус переглянулись и дружно уставились на пузатенькое существо. Турианцы к волусам относились с долей симпатии и покровительства, что, в принципе, не удивительно: волусы уже давно часть турианской Иерархии и воспринимаются воинственным народом на уровне младших безобидных, но крайне полезных родичей.
        - Как интересно. - Найлус подошел, с любопытством рассматривая волуса. - Кто вы?
        - Хан Олар. - представился волус.
        - Спектр Найлус Крайк. Гаррус Вакариан. Спектр Имрир Шепард, моя… - дальше прозвучало занятное слово, не имеющее аналогов в моем родном языке и отозвавшееся любопытной ассоциативной цепочкой: подопечная-ученик-покровительство-симпатия-потенциал-коллега.
        Волус щелкнул фильтром.
        - Что вы можете рассказать нам о рахни? - доброжелательно спросил Найлус. - Откуда они взялись?
        - Нашли на брошенном корабле. Яйцо королевы. Осталось с прошлой войны. Привезли сюда. - щелчок воздушного фильтра.
        - Вы их возродили? - спросила я.
        - Да. - Олар щелкнул фильтром. - Теперь я понимаю, что это была плохая идея.
        Задавать тупых вопросов о том, как этот милый колобок выбрался из ставшей смертельной ловушкой риск-лаборатории мы не стали. Гаррус слишком тактичный для такого вопроса, Найлус просто не захотел бередить тяжелые воспоминания, а мне было по большому счету все равно. Выжил и выжил. Волус не дурак: облегчение и своеобразная благодарность залила ментал, вытеснив тяжесть боли, раскаяния и острой вины. Видать и правда он закрыл дверь перед носом своей коллеги и видел, как ее разорвали на куски. Вина станет его наказанием, как и хорошая память. Олар очень нескоро забудет… если вообще сможет когда-нибудь забыть свой поступок и чужую смерть. Все же, турианцы берегут этих забавных существ и не допускают до участия в боях и конфликтах. Кровавая гибель коллеги глубоко врезалась в психику пузатика и останется с ним навсегда.
        - Олар, вы знаете, где может находиться матриарх Бенезия? - мягко спросила я, присев на корточки, чтобы мои глаза были вровень с его окулярами.
        - Она там. - Олар указал трехпалой лапкой на поворот коридора. - В лаборатории, расположенной за зоной техобслуживания.
        - Как туда попасть? - спросил Найлус.
        - Вам нужен пропуск. - волус щелкнул фильтром, с интересом переводя взгляд с меня на обоих турианцев. - В зону техобслуживания. Оттуда вы сможете попасть к риск-лаборатории. Если сумеете взломать замки на дверях.
        - Благодарю. - я встала.
        - Царица рахни может влиять на разум. - неожиданно добавил волус. - Будьте осторожны.
        Мы поблагодарили волуса и ушли. Интересно, Эшли уже нашла приключения на наши головы или еще нет?
        Как показала практика - нашла. Доктора. Того самого, который в игре давал квест на лекарство от токсина и потом уже - пропуск в искомую риск-лабораторию. В реальности все оказалось куда банальнее и непригляднее. Токсин на проверку оказался боевой разновидностью вируса, который разрабатывали под конкретную расу. Под какую - доктор так и не признался, хотя я и видела в его разуме под какую. Под все. Должен был в будущем разрабатываться под все, но сейчас был готов штамм для людей и азари. Занятно, что разрабатывали это чудо вирусологии именно люди, которые им же и заразились, в лучших традициях кино разбив колбу с образцом во время нападения рахни. Вирус был ОЧЕНЬ заразным, передавался воздушно-капельным путем, но дох практически мгновенно, перед этим вызывая мутацию во внутренних органах жертвы, из-за чего она долго и мучительно помирала от интоксикации. Три постанывающие жертвы на койках в лазарете были наглядным примером действия сего чуда. Я полюбовалась на тоскливую рожу доктора, который не врач, на три будущих трупа, пообещала подумать и вышла из лазарета.
        Турианцам хватило одного взгляда на мою одухотворенную рожу, чтобы понять: ни за каким лекарством мы не пойдем! Что занятно, никакого отторжения или недовольства от такого решения не было: турианцы не любили биологическое оружие, до сих пор считая применение генофага пятном позора на своей расе. Эшли шла мрачнее тучи, искренне сочувствуя трем загибающимся микробилогам.
        Обратно вернулись мы в молчании. Тали все еще мучала элкора, о чем-то эмоционально разговаривая с флегматичным существом под ленивым присмотром Рекса. Кайден дремал за столом, положив голову на скрещенные руки. Рядом тихонько посапывала Лиара, опершись о нашего биотика. Этих двоих мы решили не будить: пусть покемарят, пока есть пара лишних минут.
        Рядом на стул приземлился Гаррус, положив угробленный токсином рахни "Гарпун" на стол. Я молча подтянула к себе оружие и быстро разобрала. Парень оказался прав: винтовка убита полностью, и ее боевая ценность сводилась к ценности металлической дубинки. Найлус отодвинул стул и сел напротив меня. Эшли пристроилась возле Аленко. Рекс нависал над душой.
        Найлус молча взял полуразобранный "Гарпун", осмотрел его, покачал головой.
        - Испорчен?
        - К сожалению… да. - я сдвинула оружие на край стола. - Гаррус не смотри так на него.
        - Еще одного у нас нет. - резонно ответил тот.
        - Купим где-нибудь. - отмахнулась я. - Может, что-то получше попадется. "Гарпун" - это не то оружие, над которым стоит убиваться. Хотя и правда, жаль винтовку.
        Гаррус дернул мандибулами и согласно кивнул.
        - Каковы наши дальнейшие действия? - спокойно спросил Найлус.
        - За матриархом.
        - Мы пойдем за лекарством? - спросила Эшли.
        - Нет.
        Эшли открыла было рот, чтобы возразить, но наткнулась на мой взгляд и… промолчала. Только ментал взбурлил от не слишком хороших эмоций.
        - Я не могу рисковать нашим заданием ради спасения трех ученых. Насколько эта дрянь заразна - я не знаю, а верить на слово доктору что-то не особо хочется. Такие… вещи должны быть похоронены вместе с теми, кто их разрабатывает. - мой холодный голос неприятно поразил женщину. - Биологическое и химическое оружие - запрещено не просто так, Эшли. Галактика помнит недавний пример - генофаг.
        Рекс за моей спиной вздрогнул. Найлус и Гаррус - тоже.
        - Иерархия… не гордится такой победой. - глухо сказал Найлус. - Это - позорная победа. Пятно на чести нашего народа.
        - Генофаг - относительно… милосерден. Не злись, Рекс. Я знаю, о чем говорю. У вас хотя бы рождаются живые дети. Нормальные, не изуродованные генными мутациями и не обезображенные. Но, тем не менее, генофаг - это биологическое оружие. Вирус, который разрабатывали эти милые… разумные… может стать чем-то пострашнее. Потому они погибнут.
        - Но доктор же выжил! - воскликнула Эшли.
        - Выжил. - миролюбиво ответила я, встретив острый взгляд зеленых глаз Найлуса.
        - "Надолго ли?" - четкая спокойная мысль.
        - "Он умрет от кровоизлияния в мозг при попытке продолжить работу над проектом или передать о нем информацию."
        - "Закладка?"
        - "Да. У менталиста есть и такие… возможности." - взгляд зеленых глаз несколько смягчился. - "А ты меня добровольно впустил в свои мозги."
        - "Я тебе доверяю." - и едва уловимый ментальный аналог смешка.
        Доверят он… счастливый, что просто не знает, что может сделать любой мало-мальски толковый менталист с разумом своей жертвы!
        За спиной хмыкнул кроган. Рекс тоже меня правильно понял, и, что занятно, одобрил не слишком добросердечное решение. Эшли была шокирована и неприятно удивлена.
        - Когда порадуешь доктора? - спросил Гаррус.
        - Никогда. Сейчас мы пойдем, пообщаемся с капитаном Вентралисом. Рекс! Не виси над душой. Это раздражает мои инстинкты.
        Кроган фыркнул, но сделал требуемое, устроившись возле Найлуса. Не поняла? Это когда они успели договориться? Морда у Рекса была наглая и до жути довольная. Сделав себе пометку разобраться с этим занимательным мужиком, я сказала, пристально всматриваясь в лицо Эшли:
        - У нас на этой планете только две цели: матриарх Бенезия и королева рахни. Все остальное - не существенно. Вы знаете, что стоит на кону, и к каким последствиям может привести ненужное милосердие и желание всех облагодетельствовать?
        Эшли понуро кивнула. Турианцам на местных было глубоко плевать, даже в чем-то идеалистичному Гаррусу. Рексу и подавно насрать. Хорошая у меня команда! Лиара же сонно хлопала глазенками, разбуженная нашими разговорами.
        - Раз уж вы это прекрасно понимаете, в таком случае, надеюсь, больше глупых идей о спасении всех страждущих я не услышу. Будет возможность помочь - поможем. Нет… ну нет так нет. В конце концов, я Спектр, а не служба спасения.
        Найлус усмехнулся.
        - Вот за это нас и не любят.
        - А я и не горю желанием всем нравится. - я улыбнулась турианцу на его понимающий оскал. - Рекс, сходи за Тали и поторопи нашего юного технического гения.
        Кроган хмыкнул, но отправился к кварианке, о чем-то отчаянно торгующейся со здоровенным элкором. Без этой малышки, боюсь, далеко бы мы не ушли. Все же, гениальный техник и взломщик в команде должен быть по-любому. Как и профессиональный вор. Но проблему отсутствия вора мы решим позднее.
        - Найлус, пошли выедать мозги капитану. У нас нет времени ждать, пока они там раскачаются. Гаррус, присмотри за нашими сонями.
        Гаррус усмехнулся, чуть раздвинув мандибулы и согласно кивнул. Найлус плавно встал, легко перехватывая мой взгляд. Надо научить его ставить ментальный канал без прямого визуального контакта.
        - "Собираешься надавить?"
        - "Если потребуется."
        Канал закрепился, обрастая якорями. Мы вышли из столовой и быстрым шагом пошли ко входу в комплекс, где у баррикад торчал искомый разумный.
        - "Что будешь делать с матриархом?"
        - "Для начала - погружу в сон, отрезав от канала ментального подчинения, если он будет. Если нет - просто в сон, тушку в руки и ходу на корабль. Разбираться с ее разумом я буду в безопасном месте."
        - "А королева?"
        - "Это решит разговор. Посмотрим, насколько она разумна."
        - "И все же. Какие есть идеи?" - ментальный аналог улыбки и легкое облачко иронии. - "Только не говори, что ты не имеешь на нее планов."
        - "Еще и как имею! Рахни - мощные союзники в войне со Жнецами. Вот только опять же все упирается в защиту разума. Правда, защищать надо только королеву."
        - "Хочешь предложить Совету взять их под защиту?" - сходу въехал в мою идею Найлус.
        - "А почему нет?"
        - "И правда." - Найлус чуть заметно качнул головой. - "Иерархия не откажется от такого вассала."
        Еще бы они откажутся! Вот в чем, в чем, а в практичности турианцам не откажешь! Это не азари, которые в силу своего долгожительства и неспешности могут сопли размазывать годами. Вон, волусов пригрели мгновенно, стоило только пузанчикам выразить желание попасть под защиту воинственных соседей.
        Капитан Вентралис все так же стоял у баррикад, усталыми глазами скользя по перекореженным решеткам технических лазов. Где-то на грани слышимости клацали когтями рахни, что не добавляло оптимизму и спокойствия вымотавшимся бойцам.
        - Спектр. - капитан перевел взгляд на Найлуса.
        - Капитан. - вежливо склонил голову в кивке коллега.
        - Я могу вам чем-то помочь? - в голосе капитана явственно прозвучало: "Что тебе еще от меня надо?".
        - Можете. - оскалился турианец. - Мне нужен доступ в зону техобслуживания.
        Мне даже не требовалось напрямую проникать в разум капитана. Усталость, недавняя буря эмоций, остатки адреналина, гуляющие по крови, все это подрывало и так не слишком-то крепкую защиту на разуме. Достаточно было лишь немного сместить приоритеты, и капитан, плюнув на нашу безопасность и свои обязанности, достал карточку и протянул ее турианцу.
        - Вы понимаете, что я не несу ответственности за вашу безопасность? - сухо спросил мужчина, переводя взгляд с Найлуса на меня и обратно.
        - Этого и не требуется.
        Капитан отрывисто кивнул и потерял к нам интерес. Любопытства ради я заглянула в его разум: он уже успел мысленно поставить на нас крест и заочно похоронить. Вот и замечательно, меньше будет интересоваться, что мы там делаем и кого тащим с собой.
        Глава 21: Леди Бенезия
        Леди Бенезия. Матриарх азари. Женщина с огромной политической и религиозной властью. Могущественный биотик с множеством верных последователей. Единственный соратник Сарена, которая пыталась вытащить его из-под контроля Властелина… В общем - личность неоднозначная и чрезвычайно могущественная, а на проверку оказалась миловидной хрупкой барышней с весьма пышными формами и точеной фигуркой. Что занятно, того черного кошмара, в который облачена прототип не было и в помине. Простое строгое темно-синее платье с глубоким декольте и вырезом до бедра подчеркивало идеальную фигуру, и матриарх выглядела действительно… роскошно, очаровательно и откровенно соблазнительно. И, главное, никакого уродливого черного чепчика! Только небольшой серебристый обруч на голове.
        Когда я увидела эту дамочку, колдующую над консолью управления на платформе возле королевы рахни, я сперва подумала, что эта невысокая девушка - одна из азари сопровождения. Но лиарино "Мама!" быстро расставило все по местам.
        Бенезия нас заметила практически мгновенно, но атаковать не спешила и трех десантниц тоже приструнила. И все было замечательно, пока сия леди не открыла рот… а дальше полился… пафос и философская бня… Мда… интересно, это профессиональная травма или просто желание поболтать и опустить нас морально? Кто мы такие Бенезия даже не спрашивала. Видать, уже поняла, хотя вид живого и здорового Найлуса вызвал всплеск изумления, граничащего с шоком. Не поняла, она что, считала, что он помер на Иден Прайм? Удивление было даже сильнее, чем вид Лиары, стоящей за моей спиной.
        Я уж не знаю, отчего именно так перемкнуло мозг этой явно умной женщины, но первые слова ее, услышанные мной, вызвали непреодолимое отключить ей голосовые связки, поскольку матриарх, сама того не понимая, прошлась по больной мозоли практически любого перерожденца:
        - Тебе неведомо, что значит быть матерью. - Бенезия спустилась с платформы и остановилась на лестничной клетке, с явным высокомерием глядя на меня. - Есть сила творения. Формирования жизни. Обращения ее к радости или отчаянию…
        Бенезия, Бенезия… как ты НЕ права… К моему сожалению - ведомо. Как и ведомо, каково это, оставлять своего ребенка и уходить в иную реальность, зная, что уже НИКОГДА не увидишь его. Даже если ОЧЕНЬ захочешь…
        Рано или поздно у всех наступает переломный момент, когда дар перерождения превращается в проклятие, а душа начинает распадаться на кровоточащие куски. Мы же никого не забываем. Никогда. Абсолютная память - наш бич. Мы помним всех: друзей, соратников, родичей, любимых… помним спустя десятки жизней и сотни лет. Мы помним все. Чувства не теряют силы и яркости. Со временем или приспосабливаешься… или сходишь с ума. Бывает, иногда попадаешь в очередное отражение той реальности, в которой был дорогой тебе разумный. Когда встречаешь его или ее вновь… и понимаешь, что перед тобой совершенно чужой человек… Тут уж как повезет.
        Впрочем, привыкнуть можно ко всему. Даже к такому образу жизни. Каждый справляется как может. Кто-то вновь и вновь находит себе родное существо, заполняя пустоту в душе, кто-то раз за разом заливает горе выпивкой на Перекрестках Миров, кто-то ставит запоры и приглушает эмоции, кто-то леденеет сердцем и душой, отказывая себе в чувствах… Правда, последний вариант никогда надолго не дает спасения… Рано или поздно, но контроль осыпается, и результат - мощнейший импринтинг - приводит такого перерожденца к персональному Аду.
        Тряхнув головой, я вымела ненужные сейчас воспоминания и мысли. Порефлексирую, когда в очередной раз оклемаюсь в новом мире и потеряю все, что смогу получить в этой реальности. А сейчас стоит заняться текущими проблемами, одна из которых с возвышенной миной вещает о том, о чем сама не знает!
        На таком расстоянии визуальный контакт преимущества не даст, но он и не обязателен, разве что облегчает проникновение в разум и делает его незаметным. Но есть и другие способы!
        - Ее дети должны были быть нашими! - азари величественным жестом указала на замершую в огромной прозрачной колбе королеву рахни. - Вырасти, чтобы искать и убивать врагов… Сарена. - короткая заминка, вспышка эмоций при имени турианца дала мне возможность проскользнуть мимо ее природного щита.
        Ментальный канал я увидела мгновенно: мощный крепкий щуп, уходящий к самому ядру личности, грубо пробивший на удивление крепкий природный щит. По счастью, сейчас канал неактивен: менталист, поставивший его, находился вне досягаемости, и контролировать матриарха напрямую не мог. Полностью убрать эту пакость прямо сейчас я не могу. Это потребует времени. Нет, это требует ОЧЕНЬ много времени и, главное, покоя. Впрочем, этого сейчас и не требовалось. Поставив заглушки на щуп, я передавила его в месте проникновения через щит, завязав на защиту разума. Бенезия тем временем продолжала вещать:
        - Сочувствие меня не тронет! Не важно, кого ты взяла с собой.
        Интересно, это она мне говорит или себя убедить пытается? Мне - бессмысленно, ибо слушатель я неблагодарный, а себя убедить у нее явно не получалось. Особенно после того, как слетели запоры на эмоциональной сфере и материнский инстинкт развернулся во всю мощь, начисто снеся остатки закладки, подавляющей привязанность к дочери.
        И тут в монолог вмешалась сама Лиара, лишь усилив бурю противоречивых эмоций:
        - Я здесь по своей воле, мама! Никто меня не заставлял!
        Горький вскрик девушки волной боли пронесся по разуму Бенезии, подтачивая закладки и срывая оковы.
        - В самом деле? - Бенезия буквально окаменела. - И что же ты сказала им обо мне, Лиара?
        - А что я могла сказать, мама?! - крикнула девушка, не замечая, как по щеке стекает слеза. Зато Бенезия заметила! - Что ты безумна? Зла? Объяснить, как убить тебя? - голос Лиары сорвался. - Что я могла сказать?!!
        Пока Бенезия пыталась взять под контроль чувства, я, наконец, нашла то, что искала. Дальнейшее было делом техники: подмена сигналов, идущих от разума к телу, и вот тушка матриарха безвольно сползла на металлический пандус. Десантницы занервничали, но я грубо вломилась в их разум, и три дамочки мгновенно перешли из состояния "готовы к бою" в "вижу десятый сон".
        Лиара с ужасом смотрела на фактически парализованную мать. Найлус морщился, но терпел.
        - Лиара, успокойся. Все с твоей матерью в порядке. Насколько это можно сказать о том, чей разум перепахал Властелин. - я встряхнулась всем телом, легко взбежала по лестнице. - Гаррус, помоги оттащить Леди на платформу. Найлус. Я на время выпаду из реальности. Проследи, чтобы меня НИКТО не беспокоил, даже если эта лаборатория решит взлететь в космос на реактивной тяге вместе с ледником.
        Гаррус молча убрал винтовку и, подхватив хлопающую глазами Бенезию на руки, перенес ее на платформу и по моей указке усадил у стены. Десантниц разоружили и сложили рядком.
        - Что будешь делать?
        - Мозги ей потрошить! - отрубила я, садясь на корточки и всматриваясь в расширившиеся от изумления глазки матриарха.
        Гаррус хмыкнул, снял винтовку и устроился рядом, положив готовый к бою пистолет на консоль у правой руки. А я провалилась в разум азари, легко подавив попытку сопротивления.
        Щуп выглядел просто чудовищно! Эта пакость пробивалась к ядру личности, и была до безобразия близка к своей цели, упершись в последнюю вуаль. Чтобы убрать это чудовище из разума, потребуется изрядно постараться, но вот прекратить его разрушительное действие и продвижение к ядру можно и сейчас.
        Что такое ментальный щуп по своей сути? Это своеобразный бур, проникающий сквозь защиту разума и стремящийся к ядру личности, чтобы внести некие изменения. Какие именно - это зависит от менталиста, скомпоновавшего и запустившего эту пакость. В случае Бенезии щуп завязывал эмоциональную сферу на образе Якоря, добиваясь практически обожествления при полном отказе критического мышления и логики. Жертва принимает любые слова существа-Якоря за истину в последней инстанции и ослушаться просто не в состоянии. Такая себе грубая версия полного импринтинга. Роль Якоря выполнял Сарен.
        Помимо самого щупа, весь разум Бенезии пестрел закладками и ограничителями. Блокировалась эмоциональная сфера, четко разграничив эмоции и зациклив их на Якорь. Под действием этих закладок-замков для матриарха все разумные делились на две части: союзники и враги Якоря. Лиара, как и следовало ожидать, относилась к категории "враг" и подлежала уничтожению. Осознание сего факта вызвал конфликт инстинкта и закладки-замка. Властелин очень недооценил мощь материнской любви и инстинкта, требующего защитить свое дитя. Я бы такую закладку поставить не рискнула: слетают практически всегда, независимо от силы и качества установки.
        Больше всего меня смущала целая сеть мелких ментальных тяжей, регулирующих сферу ассоциативных связей. Сейчас разбираться с их особенностями времени не было, а срывать наугад… велик риск вызвать любую из великого множества психических болячек. От легкой формы шизофрении и психоза до амнезии или полного распада личности.
        - Леди Бенезия. - мой голос, окрашенный легким гипнотический воздействием, привлек внимание откровенно паникующей азари. - Вы знаете, где СЕЙЧАС находится Сарен Артериус?
        Говорить Бенезия не могла: голосовые связки блокированы вместе со всем телом, но мне не нужны слова, мне нужны образы и воспоминания, непроизвольно всплывшие в ее разуме при осознании моего вопроса. Еще одна сволочная особенность менталиста.
        Как я и полагала, Сарен сейчас находился на Вермайре.
        - Где расположена его база на Вермайре?
        Короткое воспоминание: вид станции, калейдоскоп кратких картинок с внутренними помещениями, и… вот оно: карта планеты в инструментроне с указанием и самой базы, и ее системы защиты, мельком увиденная Бенезией. Пусть сама Леди никогда не сможет восстановить в памяти эту картинку, но мне вполне достаточно этого мимолетного воспоминания.
        - Его корабль, Властелин, где он располагается, пока Сарен находится на планете?
        Вспышка: луна Вермайра и Жнец, лениво дрейфующий на гравитационных полях сателлита.
        - Как Сарен связывается с Властелином?
        Воспоминание: голографический терминал. Есть ли ментальное воздействие из терминала? Вроде бы нет. И это - прекрасно!
        - Протоколы доступа на базу?
        Вот тут пришлось немного надавить, но нужная информация всплыла: коды доступа для автоматической системы обороны и данные по патрулям гетов. Правда, систему свой-чужой сделать вряд ли удастся, но хоть буду знать, чего ждать.
        - Что вы делали на этой планете?
        В ответ - серия воспоминаний, принесшая нужную мне информацию: королева рахни и координаты мю-ретранслятора, которые я благополучно вытащила из слабо сопротивляющегося разума.
        - Отчет был отправлен?
        Краткое сожаление и злость на рахни, так не вовремя вырвавшихся на свободу и спровоцировавших ввод карантина. Бенезия не успела отправить координаты Сарену! Спутниковая связь отключилась раньше. Так… а почему не отправила после того, как мы все включили? А… понятно… закладки начали сбоить и сомнения появились. Удачно.
        - Когда Сарен ждет от вас отчета?
        Немедленно! Плохо, но - не критично.
        - Сколько у вас есть времени, пока ваше молчание и отсутствие не станет причиной тревоги?
        Молчание - три дня. Отсутствие - двенадцать-пятнадцать дней. Отлично, нам хватит. Четыре дня до Цитадели, сутки на станции, пятеро суток до Вермайра. Все равно маршрут лежит через Цитадель. Значит, Бенезии надо будет связаться с Сареном до нашего отлета с Новерии. Свяжется, даже если для этого придется воспользоваться полным подчинением.
        - Отчет уже сформирован и готов к отправке?
        Согласие и цепочка ассоциаций с информацией, где этот отчет искать.
        - Где ваши бойцы?
        О… мы сопротивляемся… Надо же… А я думала, ей глубоко плевать на жизнь десантниц. Оказывается - нет. Какая прелесть…
        - Если вы пойдете мне навстречу, мы их не тронем. Если они на нас нападут, мы их уничтожим.
        Бенезия меня поняла правильно. Я вернула ей способность говорить и частично - управление телом.
        - Не… надо их… убивать.
        - Все зависит от вас. Жить им или умереть. - для наглядной демонстрации я указала на три тихо посапывающие тушки у края платформы.
        И тут произошло то, чего я не ожидала: сложная ассоциативная связь, каким-то совершенно извращенным логическим путем связала меня и Назару! Не поняла? Я ЧТО? О! Таких… сомнительных комплиментов мне давно не делали! Надо же…
        Глазки Бенезии широко распахнулись, азари полыхнула паникой.
        - Леди Бенезия! - мой ехидный язвительный голос несколько остудил ее пыл. - Я, конечно, искренне польщена, что вы приравняли меня к мощному менталисту с опытом в сотни тысяч лет… но нет, к Жнецам я не имею никакого отношения. - удивление, оторопь, опаска. - Что вы… я хоть и менталист с довольно неплохим образованием и кое-каким опытом, но до такого определенно не дотягиваю. - сожаление, отчаяние и медленно тающая надежда. - И не надо сразу расстраиваться! Голая мощь не всегда дает преимущество. Даже таким… существам, как Жнец. - подозрительность и понимание. - Да, вы совершенно правы, могу.
        Я вернула ей частичный контроль над телом и дар речи.
        - Предлагаю вам… своеобразный договор. Вы помогаете нам решить нашу общую проблему, - я сознательно не стала произносить имя Сарена вслух, но Бенезия и так прекрасно меня поняла, - а я - убираю влияние Властелина и результаты его деятельности из разума. - опять же, я не стала уточнять, из чьего разума, просто показав объемный образ. - Ментальный канал, закладки, принуждение, искажение ассоциативных связей, подмену понятий, привязки к Якорю и прочие прелести, которыми столь щедро наделил вас Жнец. М-мм? Что скажете?
        Глаза матриарха удивленно расширились, а паника и подозрительность медленно уступали место смутной надежде.
        - Вы можете это сделать?
        - Могу. Но это требует времени. Много времени. Есть определенные правила работы с сознанием. Особенно, когда требуется убрать последствия ментальной атаки или принуждения. Нельзя снимать все это богатство сразу. Мозг может не выдержать. Вы должны понимать, насколько хрупок разум и сознание.
        Бенезия медленно кивнула.
        - Хочу предупредить заранее, чтобы не было потом недопонимания. Иногда мне придется погружаться в ваше сознание ОЧЕНЬ глубоко, разбирать память и структуру формирования запросов и откликов. Надеюсь, вы осознаете, что от меня не будет секретов?
        Азари медленно кивнула.
        - Без необходимости я не потревожу ваши воспоминания. Но определенная откровенность - оборотная сторона работы менталиста.
        - Что вы уже сделали? - требовательно спросила Бенезия, видать так и не дождавшись уже привычного отстраненного состояния ментального зомбирования.
        - Я блокировала ментальный щуп-бур и прямое принуждение. Вы в состоянии мыслить здраво, но любая попытка пойти против уже установленных закладок вызовет их срабатывание. Леди Бенезия, мне придется погрузить вас в сон, пока эти закладки не будут сняты.
        - Это - уместно. - азари медленно кивнула, с непонятной мне задумчивостью меня рассматривая. - Вы можете гарантировать, что сможете сделать… то, что обещали?
        Яркий образ метущегося по лаборатории Сарена, в ярости крушащего все, что подворачивалось под руку, возник на поверхности сознания.
        - Если ядро личности не повреждено - да. Если повреждено… без всякой гарантии, но шансы есть. А вот если ядро было разрушено… вот тут уже работа на грани невозможного.
        - Когда сможете узнать точно?
        - После первого сканирования.
        - Я согласна.
        - Прекрасно. А теперь не могли бы вы отправить Сарену отчет, указав, что работа по изъятию координат мю-ретранслятора еще не завершена, но близка к успеху?
        - Сколько вам требуется времени? - спокойно спросила Бенезия.
        - Столько, сколько требуется добраться до Вермайра.
        От азари пришло согласие и решимость. Видать, Сарен не просто знакомый, а еще и друг. В эмоциональном отклике Бенезии не было ни намека на сексуальный интерес, скорее, какая-то странная привязанность, полностью лишенная романтических чувств. Словно сия Леди воспринимала Сарена как… как друга? Нет, не совсем то. Есть сильный оттенок покровительства и опеки. Ладно, не сейчас. Потом разберусь, кем считает Бенезия этого отморозка.
        Пока матриарх корректировала и отправляла отчет, подтянулись ее десантницы. Девушки и правда никакой агрессии не проявляли, но на нас зыркали крайне настороженно, косясь на сладко спящих коллег. А я сделала то, за что таких как я, мягко говоря, не любят: я поставила тонкие ментальные закладки на Кайдена и Эшли. Теперь они НЕ смогут рассказать, КАК именно я получила информацию от матриарха. Просто в нужный момент… не вспомнят. С кем не бывает? Вылетело из головы, хотя вот оно, воспоминание, есть, никто ничего не удалял, но вот отчего-то в разговоре в нужных момент не всплыло. Крохотные изменения, никак не вредящие разуму и личности, но гарантирующие, что эти двое не ляпнут то, что говорить не следует. Ни к чему руководству Альянса знать, что коммандер Шепард - менталист и может… влиять на разум. Если закладки не пригодятся, я их сниму. Если же они сработают…
        Одна из спящих азари десантниц неожиданно зашевелилась, неуклюже пытаясь встать. Народ переполошился.
        - Убрать оружие! - проорала я.
        - Что с ней? - Гаррус убирать пистолет не спешил, но чуть отвел в сторону.
        - Внешний контроль. Сознание спит.
        - Кто ее контролирует? - Бенезия пристально всматривалась в неуклюже перебирающую ногами фигуру.
        - Королева рахни. - я с интересом наблюдала за своеобразным аватаром. - Это не смертельно и даже не особо вредно. Я поправлю результаты вмешательства.
        Бенезия медленно кивнула и жестом приказала десантницам убрать оружие. Тем временем аватар подошла к краю платформы, прислонилась спиной к прочному прозрачному материалу и, не открывая глаз, ровным безэмоциональным голосом сказала:
        - Она будет нашим голосом. Мы не можем петь в ваших низких мирах. Ваша музыка бесцветна.
        Разумные переглянулись, пристально наблюдая за аватаром. Я же встала и подошла ближе, с интересом всматриваясь в крайне любопытный ментальный канал. Очень интересная структура: подключение к телу в обход разума и сознания. Импульсы и образы подаются напрямую в мозг, а тело уже само, опираясь на подсознание, рефлексы и долгосрочную память, выполняет требуемое. Что занятно, самому телу такое подключение не особо и вредит. Разве что хозяин получит жесткую мигрень на пару деньков, когда снимут подчинение, да может какая информация осядет в памяти.
        - Я вас слушаю. - глянув на вытянувшиеся рожи азари и кое-кого из моих бойцов, я задала глупый вопрос: - Кто вы?
        - Мы - мать. Мы поем тем, кто остался позади. Детям, которых вы считали замолчавшими. - пауза. - Мы - рахни.
        - Королева. - я подошла к толстому "стеклу", пристально рассматривая занятное существо. - Не было нужды использовать азари. Я могу услышать песнь вашей мысли. Но… пусть будет так. Другие тоже хотят услышать вас. - я ощутила попытку ментального прикосновения и ответила на него, давая возможность королеве рахни настроиться на мой разум. - Что вы желаете нам сказать?
        Ответ пришел через азари:
        - Рожденных нами детей забрали раньше, чем они научились петь и слышать нашу музыку. Они потеряны в тиши. Их нельзя спасти. Прекратите их страдания. Такими, какие они есть, они могут нести только вред.
        - Кто забрал их?
        - Люди игл. Они украли наши яйца. Они хотели превратить наших детей в зверей войны. В жвала, лишенные собственных песен!
        Вот оно как… В принципе, что-то подобное я и полагала, а вот для остальных откровения королевы была неожиданностью.
        - Она может лгать? - задал занятный вопрос Гаррус, с каким-то нездоровым интересом рассматривая массивное фиолетовое существо в запечатанной колбе.
        - Нет. Рахни общаются мысленно. При такой речи ложь невозможна в принципе. Они просто не знают такого понятия. Для них ложь - неестественна и находится за гранью понимания.
        Турианцы переглянулись и уставились на королеву с совершенно одинаковым выражением! Ладно, Найлус знает, какие у меня планы на это существо, но Гаррус-то чего смотрит на нервничавшую королеву, как кобольд на древний клад? А королева тем временем продолжала излагать свои мысли в попытке донести до окружающих очевидные для нее вещи:
        - Нашим старшим хорошо в тишине. Но дети знают только страх, если никто им не поет. Страх сокрушил их разум.
        - Иными словами, молодые рахни, сидящие в тишине и одиночестве, теряют разум? - скептически спросил Кайден.
        - Ребенок, выросший в тишине и полном одиночестве, не может быть нормальным. - пожала плечами Лиара. - Я могу это понять.
        - Ваших "потерянных" детей… избавят от страданий. - сообщила я, ничуть не погрешив против истины: рахни так или иначе перебьют. - Вопрос… в другом. Что делать с вами, королева?
        - Ваша песня решит. Вы отпустите нас? Или мы вновь должны утихнуть? Вы властны освободить нас или вернуть в тишину памяти.
        О да… вот оно! Королева рахни согласна идти на сотрудничество. Она ОЧЕНЬ хочет жить, но прекрасно осознает свое положение. А теперь… пара занятных вопросов:
        - Если мы дадим вам шанс петь дальше… вы будете нападать на наши народы?
        - Нет! - королева ответила мгновенно. - Мы… Я не знаю, что было во время войны! Мы слышали лишь диссонанс, песню цвета маслянистых теней!
        - Иными словами, на вас кто-то воздействовал? Подавил вашу песню своей? Замутил разум?
        - В песне вашего разума есть память о диссонансе.
        Я откопала ментальный отпечаток Жнеца и толкнула его королеве.
        - Оно?
        - Да! Этот цвет слаб. Отзвук.
        - Скорее, ментальный отпечаток. - я с интересом покосилась на внимательно слушающую наш занятный разговор Бенезию. - Я знаю, кому он принадлежит. Те, кто поют в таком цвете, вновь возвращаются, чтобы прервать музыку наших народов. Так, как было когда-то в прошлом. Вы должны помнить, когда оборвались песни наших предшественников.
        - Мы помним. - подтвердила королева.
        Еще бы ей не помнить! Жнецы использовали рахни на всю катушку, выбивая протеан. Не могло подобное не осесть в генетической памяти!
        - Вы говорите о протеанах? - спросила Бенезия.
        - О них, родимых. Рахни существовали еще в те времена. Протеане способствовали их развитию, а Жнецы потом неслабо попользовали столь любезно предоставленное биологическое оружие, подчинив разум королев.
        - Вы уверены?
        - Протеанский информационный буй предельно понятно и четко сие показал. - отрубила я.
        - Но почему они напали на НАС?
        Вполне закономерный вопрос, Лиара. Вот только хочешь ли ты услышать ответ?
        - А кто сказал, что Жнецы все это время за нами не присматривали? Или мало от них осталось всякой дряни вроде тех же Монолитов Арка, способных подчинять разум и проводить частичное превращение в хасков?
        Бенезия вздрогнула, как от удара. О, Леди знает о судьбе Десоласа? А, впрочем, отчего бы ей не знать? Живет-то она уже не первую сотню лет, а орбитальная бомбардировка Храма на Палавене - не то событие, о котором можно не знать. Тем более, если она довольно долго общается с Сареном, он мог и рассказать о брате.
        - Если мы дадим вам возможность жить… - Найлус подошел, пристально всматриваясь в огромную тварюшку. - Вы готовы стать частью нашей цивилизации? Сражаться вместе с нами против тех, кто… поет цветом маслянистых теней? Вы будете готовы… петь, чтобы музыка других не замолкла?
        - Мы - готовы петь для вас. Если вы найдете нам… место, где мы сможем учить наших детей гармонии.
        - Мы дадим вам шанс… - Найлус запнулся, подбирая слова, - сочинить новую музыку вашей расы.
        - Мы будем помнить. - пауза. - Что нам делать сейчас?
        А вот тут мы и… озадачились. Как вывезти королеву рахни с планеты я так и не придумала. Хотя….
        - Матриарх Бенезия?
        Прелестная азари подняла голову и… понятливо усмехнулась.
        - Мы решим этот вопрос.
        Вопрос и правда решили. Вся возня вокруг королевы рахни никоим образом не затрагивала ментальные закладки в разуме матриарха, а потому к решению этой проблемы Леди подошла с пугающим азартом. То ли снятие состояния ментального зомбирования так на нее повлияло, то ли обещание очистить разум и спасти друга, то ли еще что - не знаю, да и выяснять особо не желаю откуда возникло это состояние эйфории. В общем, решение оказалось простое как угол сарая: королеву утрамбовали в глухой контейнер подходящего размера и вытащили с помощью биотиков из лаборатории.
        Выражение физиономии капитана Вентралиса надо было видеть! То, как он смотрел на десантниц азари, прущих биотикой огромный ящик под чутким руководством злого Найлуса и покровительственным взглядом матриарха… это просто песня! Особенно, если учесть, что ящик пролезал в двери со скрипом и практически впритык, отчего миленькие барышни ругались ТАКИМИ словами, что Лиара краснела и бледнела, а инструментрон тактично молчал. Охреневший мужик проводил нашу процессию глубоко изумленным взглядом, но хоть как-то возмутиться не рискнул. Он вообще не издал ни звука. Только поперхнулся воздухом, когда увидел наши рожи и творимый беспредел.
        Как мы впихивали ящик в вагон - это отдельная песня! В итоге монорельс расстался с куском стены, а мы - с кучей нервов. Королева вообще сжалась в комок и затаилась, боясь лишний раз рыпнуться, но мощная волна опаски и надежды мешала мне сосредоточиться. Найлус же осматривал потертый и поцарапанный ящик взглядом дракона, увидевшего древний артефакт.
        Но мы это сделали! Мы доволокли ящик с королевой рахни до гаража главного комплекса Вершины-15! Пока десантницы азари отдыхали, Леди Бенезия вместе с Найлусом вынесли мозги перепугавшемуся до паники Анолеису, но добились разрешения для "Нормандии" покинуть порт и прилететь к лабораторному комплексу, мотивировав невозможностью проехать по засыпанной лавинами и обвалившейся дороге.
        Через двадцать минут "Нормандия" благополучно приземлилась перед воротами гаража Вершины-15, ящик с королевой оказался на борту, счастливый скотина-баталер прошелся по складам стаей саранчи, порой, оставляя только голые стены с посильной помощью наших биотиков. И мы, наконец-то, покинули этот глубоко нам надоевший комплекс…
        Глава 22: Работа по профилю
        Тяжелая рука опустилась мне на плечо, прерывая тяжкие мысли и возвращая в реальный мир. Я оторвала взгляд от спящей Бенезии и скосила глаза на широкую ладонь с длинными сильными пальцами, оканчивающимися массивными когтями.
        - Что-то случилось?
        Рука исчезла, а в поле зрения появился ее хозяин, присев на край лабораторного стола.
        - Ты мне скажи. - спокойно сказал Найлус и протянул теплый пищевой контейнер.
        Он мне еду принес? В лазарет?
        - Карин будет против.
        - Нет, не будет. - легкая усмешка: чуть разведенные мандибулы, хитрый взгляд. - Доктор Чаквас не так давно нашла меня и приказала оторвать тебя от работы и покормить. Даже в принудительном порядке. И отправить спать.
        А в глазах - бездна иронии.
        - Прямо-таки приказала? - я скептически покосилась на довольную физиономию. - И ты согласился ей подчиниться?
        - Ты же знаешь, какова в гневе наш доктор. Ее искренняя озабоченность здоровьем разумных на этом корабле близка к… фанатизму. Спорить с ней совершенно бесполезно. И бессмысленно.
        - О как! - я удивилась.
        Надо же! Найлус признал власть доктора над собой! Пусть и на поприще здоровья.
        - Сперва она хотела поймать Гарруса, но Вакариан залег под "Мако", и оттуда его достать не удалось. Делает вид, что занят ремонтом.
        - Отбрыкался?
        - Скорее просто уснул и проигнорировал все попытки дозваться до его здравого смысла и чувства ответственности. Он был в наушниках, так что крики доктора пошли варрену под хвост. Он ее просто не услышал. - Найлус хмыкнул. - Рекс технично перевел прицел на меня и свалил в арсенал.
        - А ты согласился?
        Турианец по-птичьи склонил голову набок.
        - Рир, она права. Ты заперлась в лазарете сразу, как закончила расселять азари и отдала приказы Джокеру и старпому. Прошло уже почти пять часов. Ты больше суток на ногах и ничего не ела с момента высадки на Новерию. У доктора Карин есть причины для ярости.
        - А она в ярости?
        - Была бы воином, сказал бы… в предбоевой. - Найлус хмыкнул. - А так… просто зла до бешенства. Она так и не смогла вывести тебя из транса, а я посоветовал не беспокоить. Так что - ешь. Насколько я понял, доктор придет проверить.
        Спорить я не стала. Кушать и правда хотелось, а затяжное сканирование разума не добавило мне бодрости. Зная Карин, я легко могу поверить в ее предупреждение. Придет и проверит! И не дай боги, если в момент этой проверки я окажусь голодной. Попадет и мне, и Найлусу. Мне за то, что по возвращению с миссии забила на потребности организма, а Найлусу за то, что не проследил. Может рикошетом влететь и всем остальным. Карин ОЧЕНЬ ответственно относится к своим обязанностям! Ее рекомендации частенько звучат как прямой и бескомпромиссный приказ. Насколько я помню, даже капитан Андерсон не рисковал спорить с доктором на тему здоровья ее пациентов.
        Распаковав бокс, я принялась за еду. Что занятно, контейнер, разделенный на две части, содержал оба вида продуктов, и если обычная пища содержала какие-то овощи, то декстро можно описать одним словом: мясо!
        - Наш повар определенно творит чудеса!
        Найлус усмехнулся.
        - Я помню твои слова о предпочтениях в пище.
        Я аж умилилась. Нет, серьезно! Надо же, запомнил! А я тогда говорила в виде шутки, хоть и правдиво.
        Двери лазарета бесшумно распахнулись. Карин пристально осмотрела жующую меня, благожелательно кивнула вопросительно склонившему голову Найлусу.
        - Имрир! Через час ты должна находиться в своей каюте и спать!
        - Поняла, прониклась, исправлюсь!
        Карин скептически осмотрела мою физиономию и честные-честные глаза, покачала головой, чуть поджав губы. Не поверила.
        - Спектр Найлус. Я надеюсь на ваше благоразумие и ответственность.
        - Я прослежу.
        Карин удалилась в свою каюту. Железная Леди!
        На лабораторный стол опустился уже знакомый мне СПЕКТРовский приборчик, глушащий прослушку и лишние любопытные глаза.
        - Что можешь сказать о состоянии матриарха?
        - Много чего. Но разве что только матом. Литературная речь не в состоянии описать то, что я увидела. Боюсь, разум твоего наставника будет еще в более… плачевном состоянии. - я откусила кусок мяса забавного сиреневого окраса.
        - А если серьезно?
        - Частичная подмена ассоциативных привязок и жесткий грубый контроль на полное подавление. Жнец не ставил целью подчинить ее мягко. Вторжение и захват произошел быстро и не слишком аккуратно.
        - Сколько потребуется времени, чтобы все это исправить?
        - По-хорошему - декада как минимум. Но я попробую убрать самое критичное до прибытия на Цитадель. Закладки, привязки на Якорь, бур и ментальный канал. Нарушение ассоциативных связей придется оставить. Или уже править в другой раз. Я закончила полное сканирование, и надо начинать снимать привязки. Как раз будет часов десять-двенадцать на отдых разума.
        - Много времени займет?
        - Не особо. Если хочешь, могу показать, как это происходит.
        Я уже не раз замечала, что у Найлуса ОЧЕНЬ выразительные глаза, когда он того хочет! Вот как сейчас. Я быстро доела, закрыла контейнер и отложила его подальше. У меня примерно час, пока не пройдет отведенный Карин срок. И лучше нам свалить к этому времени из лазарета!
        Простой ментальный приказ вывел Леди Бенезию изо сна, переведя его в легкую форму транса, столь удобную для работы.
        - Работать со спящим разумным не стоит. Это требует больших затрат сил и внимания: сознание отключено, личность контактирует с верхним уровнем подсознания и может ненадолго погружаться в область инстинктов. Защита ядра личности и разума - один из базовых инстинктов разумного, и он может легко среагировать на малейшее неосторожное действие. Результат будет непредсказуемым, вплоть до физической агрессии. Поверь, на голых инстинктах и рефлексах, без контроля сознания, тело может творить чудеса. Довольно… страшненькие чудеса.
        Найлус медленно кивнул.
        - Насколько это опасно?
        - Чрезвычайно опасно. Я знаю пример срабатывания этого инстинкта. Результат - сорок трупов разной степени расчленения, частичная метаморфоза тела, снятие блоков с области генетической памяти и на выходе - разумный хищник. Сознание включилось только через трое суток, когда ВСЕ разумные покинули комплекс. А это был всего лишь подросток-человек! Девчонка пятнадцати лет.
        Найлус на воображение и фантазию не жаловался, и представить себе подобное смог без особых хлопот. Выразительная физиономия вытянулась, мандибулы нервно дернулись и прижались к щекам.
        - Опасно.
        - Да. Но бодрствующий разум дает лишние помехи, усложняет работу, могут сработать закладки и привязки, если пациент… ну или жертва что-то почувствует. Чтобы избежать обоих крайностей, был разработан ментальный транс на основе состояния онейроидной кататонии и аменции. Жертва бодрствует, но не контактирует с реальностью. При выходе из транса все галлюцинации стираются из памяти. Леди Бенезия сейчас в трансе.
        Найлус медленно кивнул.
        - Как ты можешь мне показать свою работу, если я - не менталист?
        - Погружение через мое сознание. Этот способ используется для обучения менталистов под присмотром наставника. Смотри мне в глаза. - я встретила его взгляд, легко проникая в разум. - "Не сопротивляйся. Сейчас я втяну тебя во внешнюю область моего сознания по ментальному каналу."
        Что занятно, турианец и правда не сопротивлялся, хоть я видела, как сжались его пальцы на краю стола. Я перевела взгляд на свою жертву, и вот, мы проникли в разум матриарха. Найлус мало что понимал в отображении ментальной проекции, но даже его проняло то, что он увидел. Я использую образное визуальное восприятие, и ментальный бур со стороны выглядел жутким шипастым щупальцем.
        - "То, что ты видишь, это - образное восприятие, воссозданное в удобной для меня форме. Каждый менталист создает комфортную для него среду. Кто-то вообще использует невизуальное моделирование: музыку, запахи, ощущения осязания. Кому что удобно."
        - "Что это за пакость?" - внимание Найлуса указало на щуп.
        - "Ментальный бур. Грубый, но мощный. Такая дрянь самостоятельно пробивается к ядру личности и изменяет его. Или разрушает."
        - "Он глубоко прошел?"
        Изображение изменилось, когда я сдвинула точку восприятия.
        - "Дошел до последней вуали."
        - "Что предстоит сделать?"
        - "Обрати внимание на тонкие темные тяжи, идущие от бура. Трогать сам бур нельзя, пока не будут сняты все привязки, иначе, как и что сработает при его удалении - одному Хаосу известно." - я приблизила самый крупный и крепкий тяж. - "Вот это - привязка на Якорь. Ее я буду снимать первой и прямо сейчас."
        - "Что такое Якорь?"
        - "Ключевой образ, на который завязывается вторжение и принуждение. В нашем случае - собирательный - Сарена." - тяж распался серией образов означенного разумного в ОЧЕНЬ занятных вариациях. - "Из всего многообразия, реальным является этот и вот этот облик. Все остальное - фантомы. Образ крепится на ассоциативной связи: повелитель-Сарен-Властелин. Средние звенья ВСЕГДА можно опустить или изменить. Намертво фиксируется первое и последнее состояние. Убери лишнее, и получишь "повелитель Властелин" - истинный Якорь, но отвод идет на Сарена. При снятии или сломе этой закладки, весь негатив перейдет именно на него."
        - "Как это снять?"
        - "Смотри."
        Привязка на Якорь снимается в несколько этапов. Первым я подменила Имя Сарен на Назара, чем отвязала от Якоря подавляющее большинство закладок. Жнец сделал весьма распространенную ошибку: он делал привязку не на Состояние Якоря, а на его Образ. На Сарена Артериуса. Это куда проще и не требует кропотливой работы. Имя же всегда вызывает ассоциации и тянет за собой Образ. Смени Имя, и меняешь Образ, не трогая его напрямую и не вызывая агрессии у защиты. Подмена легла легко: я выстроила дополнительные связи: Властелин Назара-"Властелин"-Корабль-принадлежность-Сарен, надергав подходящих воспоминаний и понятий из разума жертвы. Так они не вызывают отторжения, поскольку не являются чужеродными. На основе этой ассоциативной цепи имя Назара было привязано к Якорю, а после - подменено в точке сопряжения, когда я сместила акцент. Как результат, теперь Якорь крепился на ассоциативную связь "повелитель-Назара-Властелин", которая НЕ ЯВЛЯЛАСЬ ложью: Назара и есть Властелин, а потому не вызвала конфликта в контрольных точках, отслеживающих целостность закладки.
        Дальше было проще. Убрав привязку к Сарену, я расформировала ассоциации, опираясь на знания самой Бенезии, легко УБЕДИВ ее разум, что Властелин Назара - это существо разумное, а "Властелин" - это корабль, пусть и крайне странный. Иными словами - РАЗНЫЕ образы. Лишенный привязок Якорь распался самостоятельно.
        - "Вот как-то так."
        Я вывела нас из разума матриарха и разорвала контакт. Найлус дернулся, заморгал, восстанавливая контроль над телом, Бенезия вновь легла на койку, ее транс плавно превратился в сон.
        - Так можно… - Найлус неопределенно махнул рукой, - убедить в чем угодно.
        - Можно. Было бы время и желание. - я пожала плечами, растирая пальцами разнывшиеся виски. - Как видишь, правильно составленная нарезка из истинных образов и фактов позволяет создавать ложные ассоциативные связи. Это ты еще не видел, как можно воспоминания исказить и вывернуть смысловую составляющую. Там вообще жуть полная.
        - Сколько потребуется времени и сил, чтобы довести до такого состоянии?
        - Около декады при постоянном воздействии в идеальных условиях: жертва не сопротивляется, и никто не отвлекает. Иначе - примерно месяц.
        - Сколько потребуется, чтобы все это снять?
        - Столько же. Может и больше. Если закладки имеют систему мониторинга целостности и защиту, снимать приходится очень осторожно, чтобы не потревожить контрольные точки. У матриарха такая стоит, хоть и довольно примитивная.
        - Как-то не слишком понятие "примитивная" подходит к действиям Жнеца. - с долей скепсиса сказал Найлус.
        - Я полагаю, Жнецы - природные менталисты. Или были созданы из таковых. Но! Воздействие грубое и достаточно небрежное. Слишком явно расположены закладки, слишком условна защита. Такое ощущение, что Властелин даже вероятности не допускает, что кто-то посторонний может вмешаться в разум его жертвы.
        - Отчего такие выводы?
        - Обычно опытные менталисты свое творчество хорошо прячут, маскируя под естественные образования и влияние подсознания. Защита - агрессивная и многослойная. А здесь… - я развела руками. - Все лежит на виду. Даже попытки прикрыть нет.
        - Насколько можно скрыть?
        - Я видела работу мастера: разум практически полностью перепрограммирован, все что можно в закладках, а внешне - ни единого следа воздействия.
        - Твое мнение?
        - Есть всего два объяснения: отсутствие знаний и халатность. В первое я не верю. Закладки поставлены грамотно. Халатность? Возможно. У Жнеца просто нет причины прятать воздействие. Здесь я не то что менталистов не видела, да я даже банального эмпата не встречала!
        - Какова причина?
        - Сложно сказать, что именно послужило причиной. Но все это - последствия деградации природной защиты. - видя непонимание в зеленых глазах, я пояснила. - Когда ребенок рождается, разум у него практически отсутствует, телом управляют инстинкты. Ядро личности открыто, душа держится слабо. Именно потому в развитых магических мирах Имя ребенку дают ТОЛЬКО после трех месяцев жизни, когда душа окончательно закрепляется в теле и появляется первая Вуаль вокруг ядра. Постепенно, с ростом ребенка и развитием разума, разворачивается природная защита и окончательно крепнет к половому созреванию. К этому же времени заканчивается формирование основы личности. По мере взросления, защита укрепляется, начинается развитие так называемой "зоны влияния", завязанной на ауру. Аура по размерам больше, чем физическое тело, иногда - существенно. Это как раз то, что называют "личным пространством". У каждого оно свое. Все, что попадает в границы ауры, может подвергаться воздействию со стороны ее хозяина. И вот тогда может проявиться эмпатия. Разумный начинает ощущать чужие эмоции. Сперва слабо. Потом… - я поморщилась. -
Потом уже приходится учиться закрываться. После проявления эмпатии, она быстро крепнет и начинает развиваться в менталистику. Тогда же поднимаются активные или боевые щиты. Это - если пояснять… грубо и упрощенно.
        Найлус слушал очень внимательно, в эмоциях - задумчивость, удивление и какая-то растерянность.
        - Я начинаю чувствовать чужие эмоции.
        - Я знаю.
        - Это результат восстановления защиты?
        - Скорее, это следствие. - я пожала плечами. - Как только у тебя укрепился природный щит, дальше уже пошло нормальное развитие ауры. Не удивительно, что прорезалась эмпатия. Менталистом ты вряд ли станешь без принудительного развития - время упущено, а вот интуиция и эмпатия разовьются.
        - Подобная "деградация защиты" могла возникнуть естественно?
        - Без понятия. Это - воплощенная реальность, а в них может быть что угодно и как угодно! Единственное, что не нарушается никогда и ни при каких вариантах - это базисные законы нашего Порядка. И не путай их с законами физики!
        Турианец удивленно заморгал.
        - Звучит… как-то… не слишком обнадеживающе.
        Я развела руками.
        - Как есть. Или ты предпочитаешь услышать красивую сказку?
        - Нет. Я предпочитаю правду. Даже… столь… занятную.
        Разговор как-то сам по себе увял. Найлус обдумывал мои слова, периодически вспыхивая эмоциями, и как-то странно меня рассматривал. Я же свернула ауру, приглушив чувствительность. Менталисты как никто иной понимают и ценят личное пространство и доверие.
        Найлус отключил глушилку, убрал ее в карман и молча протянул мне руку, предлагая встать. Я не стала отказываться от помощи: меня заметно шатало, да и силы были на исходе. Ментальное воздействие не дается просто так, пожирая жизненную энергию, как и любая другая работа. Только необразованный разумный может думать, что использование дара менталиста не снимает свою плату. Любое воздействие требует приложения какой-то силы, на него потраченной. Никого не удивит, если человек, три часа корчевавший пни и выдергивавший сорняки на заросшем поле, устанет. Но вот отчего-то так искренне удивляются, когда менталист или маг разума, те же три часа корчевавший аналог сорняков из разума пациента, точно так же устает…
        Найлус довел меня до каюты и ушел, просто посоветовав как следует выспаться и не вставать чуть свет. Корабль идет по туннелю между реле, и ничего с ним не случится, а если и случится… дергаться будет уже поздно: при таких авариях никто никогда назад не возвращался. Успокоил, однако…
        Сил хватило только по-быстрому ополоснуться и рухнуть поперек кровати. Сознание просто отключилось, стоило только мне затормозить на мягкой горизонтальной поверхности.
        Проснулась я, что занятно, в нормальном положении: головой на подушке и аккуратно укрытая одеялом. На прикроватной тумбочке - бутыль с водой и таблетки с легким стимулятором.
        Это кто у нас такой заботливый? Я всмотрелась в остаточный след ауры на бутылке и удивленно приподняла бровь. Гаррус. В принципе, чего я удивляюсь? Экипаж отпадает по умолчанию. Со старпомом у нас отношения сдержанно-отстраненные и общаемся мы исключительно по вопросам, касающихся корабля и экипажа. Джефф едва в состоянии до своей каюты дойти. Карин скорее кого-то отправит, не выходя из лазарета. Лиара и Тали? Крайне сомнительно. Кайден? Не рискнет, даже если такая мысль ему в голову придет. Эшли сия мысль и не придет. Рекс? О да… как раз тот случай… Скорее накапает другому на мозги. И я даже потенциальную гребенчатую жертву знаю. Остаются турианцы. Найлус скорее всего ушел сразу спать, а вот Гаррус, проспавшись под "Мако", вполне мог и полюбопытствовать. У Карин, например, она рано встает. Наш добрый доктор легко могла намекнуть… ну или просто прямым текстом высказать парню свое "фе" в крайне вежливой форме… притом так, как и матом не скажешь. Особенно за проигнорированную попытку достучаться до его чувства ответственности и благоразумия. Гаррус заботливый и ответственный, уже считает меня
другом, так что вполне мог пойти и проверить, в каком я состоянии.
        Приятно, демоны меня дери, когда кто-то заботится просто так, по собственному желанию, а не из меркантильного интереса или по необходимости…
        Кстати о Гаррусе…
        Турианец обнаружился в столовой.
        Гаррус о чем-то крепко задумался и практически не замечал окружающее, рассеянно гоняя вилкой по тарелке кусок мяса и гипнотизируя недоеденную еду. Сегодня он впервые на борту "Нормандии" переоделся в гражданскую одежду: узкие штаны из плотной черной ткани, уже знакомые мне ботинки с магнитными подошвами и темно-синюю футболку-безрукавку. Правое плечо - перебинтовано, на шее под челюстью - кусок пластыря, скрывающего химический ожог от токсина рахни. В эмоциях - странная глухая тоска и уныние. Это чего он с утра в таком позитивном настроении?
        Взяв поднос, я подошла к раздаче. Улыбчивый повар щедро навалил мне аппетитно выглядящую порцию, и нисколько не удивился, когда я стащила со стойки турианский напиток. Видать, уже узнал об особенностях своего капитана. Поблагодарив полыхнувшего благодарностью повара, я подсела за стол к Гаррусу. Меня он заметил, только когда я помахала перед его лицом рукой. Отсутствующий взгляд оживился, парень взбодрился, хотя легкая опаска осталась. М-мм… ждет разноса за самоуправство относительно моей тушки? Зря, я ценю заботу.
        - Спасибо. - улыбнувшись, добавила: - Я оценила.
        Гаррус удивленно заморгал, как-то странно глянул на меня и расслабился.
        - Ясного рассвета, Рир.
        - Карин не слишком ругалась?
        В ярких голубых глазах промелькнула ирония.
        - Как сказать. Узнал о себе много интересного. - ирония проявилась отчетливее. - Особенно за что, что проигнорировал ее, спал под "Мако" с ранением и не пришел в лазарет сразу по возвращению на корабль.
        - Полагаю, больше всего влетело за последнее.
        Турианец пожал плечами, чуть дернув мандибулами.
        - Рана сквозная, чистая. Не вижу смысла отлеживаться в лазарете.
        - Как сбежал?
        Турианец чуть заметно смутился.
        - Сказал, что хочу сходить и проверить твое состояние. Меня милостиво отпустили с таблетками и приказом явиться утром на перевязку. - Гаррус покачал головой. - Доктор Карин не принимает никаких объяснений и оправданий, когда дело касается здоровья?
        - Нет. Выгоднее сдаться добровольно. Меньше потом будет… санкций.
        - Суровая женщина.
        Разговор свернул на легкие и ненапряжные темы. Я поела, а Гаррус перестал играть с едой и отнес тарелки на мойку. Идти куда-то не хотелось. В столовой было тихо и спокойно.
        Неспешный разговор ни о чем постепенно свернул к нашей миссии.
        - Есть информация о местонахождении Сарена?
        - Да. Заглянем на Цитадель, отчитаемся перед Советом, пополним припасы и отправимся. Найлус обещал потрусить Спецкорпус насчет нового оружия. Я-то новичок, меня не пустят в арсеналы с действительно стоящим оружием. Да и расположены они не в СБЦ, а в закрытых секторах. Так что подумай, что бы тебе хотелось получить, пока есть такая возможность.
        Гаррус медленно кивнул.
        - Высаживаться будет вся группа?
        - Нет.
        - Причина?
        Я положила подбородок на сцепленные в замок руки, пристально всматриваясь в лицо сидящего напротив турианца. Причина. Какой занятный вопрос…
        - Отсутствие защиты на разуме. Я не могу взять с собой тех, кто может стать жертвой Жнеца. Тали мне нужна как техник, но ее я смогу прикрыть. Или вырубить.
        - Кто с тобой пойдет?
        - Найлус. И, возможно… ты.
        - Возможно? - в ярких голубых глазах промелькнуло недовольство вкупе с заинтересованностью.
        - Все зависит от твоего решения.
        - Идти вдвоем - самоубийство. Тали я не рассматриваю как полноценного бойца. Она слишком уязвима. - Гаррус вздохнул. - Как я понимаю, проникновение должно быть скрытным?
        - Да.
        - Значит, три-четыре бойца. Что мне требуется сделать?
        - Требуется? Ничего. Мне нужно твое добровольное и осознанное разрешение.
        - Сделать то же, что и для Найлуса? - Гаррус склонил голову набок. - Поставить защиту на разум?
        - Да.
        - Рир, почему ты решила, что я буду против? - в вибрирующем голосе явственно прозвучало непонимание и… досада, окрашенная обидой.
        Вот же… Еще не хватало, чтобы он обиделся.
        - Гаррус, ты просто не представляешь, что я буду делать.
        - Отчего же? Представляю. - в голубых глазах промелькнуло понимание, а обида бесследно растворилась в легкой иронии. - Найлус рассказал.
        - Когда?
        - На следующее утро. - Гаррус покачал головой. - Сказал, не говоря толком никакой информации. За всеми ответами - к тебе.
        Я откинулась на спинку стула, хмуро глядя в проницательные голубые глаза. Найлус, в принципе, сделал правильно. Но теперь мне придется дать ответы на некоторые вопросы. Надо лишь решить, на какие.
        - Идем в каюту. Здесь не стоит говорить о таких вещах. Найлус уже встал?
        - Да.
        Найлус и правда не спал: турианец полусидел на койке, привалившись спиной к стене, и что-то читал с датапада, закинув длинные ноги на спинку стула, заботливо поставленного в удобном месте. Наше появление он встретил без удивления, только поприветствовал меня кивком и отложил датапад.
        - Коллега. Будь столь любезен и включи свою игрушку. - проворчала я, отбирая стул.
        Найлус сел, вытащил из кармана пирамидку глушилки, поставил ее на стол и включил.
        - Пришло время поговорить? - спросил он.
        - Да. Хотя я не уверена, что Гаррус и правда ХОЧЕТ все это узнать.
        - Я и так могу сказать, что НЕ хочет. - Найлус хмыкнул. - Информация… как ты говорила? Феерическая.
        Гаррус сел на свою койку, терпеливо ожидая, пока я собиралась с мыслями и прикидывала, что ему можно рассказать, не подставив под удар.
        - Я попала в эту реальность примерно месяц назад, за двое суток до высадки на Иден Прайм. - начала я. Гаррус резко подобрался, ярко полыхнув удивлением. - Раз за разом, после смерти, я возрождаюсь в воплощенной реальности в ключевой фигуре, отправляя ее душу в общий Круг Перерождения с приличными отступными, которые гарантируют счастливое рождение в стабильной реальности. В этот раз я попала в коммандера Шепард. Ты никогда не был знаком с моим реципиентом, да и она бы тебе не слишком понравилась. Найлус имел счастье с ней встретиться до моего появления. Шепард - более жестокая и расчётливая версия Эшли, чуть более терпимая к чужакам.
        Найлус поморщился.
        - Мы не смогли бы сработаться.
        Я иронично хмыкнула.
        - Ничего не забыл?
        Найлус вздохнул, покосился на меня, отмахнулся.
        - Помню, я должен был погибнуть на Иден Прайм.
        Гаррус оторопело уставился на сородича.
        - Должен был?
        Найлус поморщился и кивнул.
        - Даже не смотря на предупреждение, я получил смертельную рану.
        - В этом особенность воплощенной реальности. Ее история УЖЕ прописана и довольно статична. Так называемый "канон". Есть главные узловые точки, которые НЕВОЗМОЖНО изменить, как ты ни старайся. Есть события, которые поддаются изменению, хоть и тяжело. Смерть Найлуса была одним из таких событий. По всем правилам этой реальности, он ДОЛЖЕН был умереть в космопорте на Иден Прайм от выстрела в затылок от обожаемого наставника. Я об этом знала, и мне удалось изменить предопределенный ход истории. С трудом: реальность сопротивляется, и Найлус вместо смертельного выстрела в голову поймал смертельный в грудь. Хуже другое. Жители этой реальности не могут идти против ее законов. Только тот, кто придет извне.
        - Как ты?
        - Как я. Это своеобразный симбиоз: реальность получает шанс на выживание и развитие, а я - новую… интересную жизнь, - тут Найлус не выдержал и приглушенно рассмеялся, но я его проигнорировала. - И возможность развиваться. Это - моя работа. Расшатывать цепь событий и выталкивать реальность из колеи канона. Если этого не сделать, к концу истории реальность утратит подпитку из породившего ее эгрегора и схлопнется. Сухая Ветвь. Таких отмерших Ветвей бессчётное количество. Не во все попадают такие как я: перерожденцев хоть и очень много, но не настолько, чтобы охватить ВСЕ Древо вероятностей. Не все справляются со своей задачей и погибают вместе с реальностью. Я попала в удачный момент и смогла провести первое Изменение: спасла жизнь Найлусу. Чем больше таких изменений будет накапливаться, тем легче и гибче будет реальность. Я не могу рассказать тебе о том, что я знаю. Если Найлус для этой вселенной мертв и свободен от своей судьбы, выполнив ее в полном объеме, то ты - еще нет. Случится бесчисленное множество случайностей и несчастных случаев, но ты при любом раскладе попадешь в нужную ситуацию. Я уже
видела, как это происходит.
        - По этой причине на момент расследования предательства Сарена, Найлус был официально мертв? - спросил Гаррус, пристально всматриваясь в мое лицо.
        Умный он. Сходу понял, где и как я прикрыла Найлуса.
        - До получения мною статуса Спектра - да. Это - конечное событие цепи, начавшейся на Иден Прайм. Все нужные условия были выполнены.
        - Что было бы, если б правда всплыла раньше?
        - Найлус не прожил бы и часа. Все что угодно от закоротившего оборудования, приступа ксенофобии у кого-то из экипажа, отказа сердца, взрыва "Нормандии", падения метеорита или тарана от внезапно потерявшего управление корабля. Я видела совершенно невозможные и идиотские случайности типа выпавшего из пролетающего над головой самолета деревянного ящика, прицельно рухнувшего жертве на голову и пробившего собою десять этажей. Это кажется забавным, пока не касается того, кого пытаешься спасти.
        Гаррус подавленно молчал, переваривая мои слова. Поверил ли он мне? Поверил. Согласный со мной Найлус был хорошим подтверждением безумных слов.
        - Что нужно сделать? - наконец спросил он.
        - Спасти цивилизацию, не прибегая к весьма сомнительному канонному методу. Или ее погубить. Оба варианта гарантируют выживание реальности, но во втором случае… - я развела руками.
        - Второй вариант на случай, если не удастся первый? - хмыкнул Гаррус.
        - Верно. И мне для этого достаточно просто НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ.
        Голубоглазый турианец задумчиво потер гребень и задал крайне занятный вопрос:
        - Как я смогу помочь, если мои действия жестко… предопределены?
        - Во-первых, не действия, а всего два события. Одно из них - наша встреча перед Залом Совета, и второе… второе будет после неизменной ключевой точки, оно же даст возможность вывести тебя из-под цепи событий. Но - не сейчас. Тебе повезло, что ты не являешься ключевой фигурой истории, как Сарен. Наш полет на Вермайр - третье Изменение, которое я планирую протолкнуть. Вторым было спасение Бенезии. Она тоже должна была погибнуть.
        - Третье - это спасение Сарена?
        - Да. Шансы - мизерные. Еще хуже, чем у Найлуса. У Сарена вообще ни единого просвета и смерть в итоге от моей или своей руки. Но шанс все же есть. Мы прибудем ДО ТОГО, как должны, не будет никакого штурма, цепь событий нарушена уже изначально. Отправится малая группа. А на Ферос слетаем потом. Торианина можно грохнуть в любой момент, ценности он особой не представляет.
        Туринец обхватил ладонями лицо и глухо пробубнил:
        - Почему я вам верю?
        Я и Найлус переглянулись.
        - Ты нам скажи.
        - Это настолько безумно, что может быть правдой. - растерянные голубые глаза смотрели как-то потеряно, но в то же время, где-то в глубине крепло упрямство. - Такая ложь бессмысленна.
        - Интересная мысль.
        Гаррус фыркнул.
        - Спрашивать, откуда точные знания истории есть смысл?
        - Нет. - голубые глаза сузились. - Пока нет. - поправилась я.
        Гаррус медленно кивнул, принимая мое решение, но смотрел он тяжело. Не забудет и, рано или поздно, но правду вытрясет. Тем временем лениво слушающий наш разговор Найлус совершенно неожиданно резким рывком подтянул стул вместе со мной к себе поближе. Я от такого поворота опешила. Это чего он собрался делать?
        - Рир, будь столь любезна, поясни мне один момент…
        От вкрадчивого вибрирующего голоса с едва слышным урчанием у меня волосы встали дыбом по всему телу.
        - Какой момент? - осторожно спросила я, глядя в неожиданно злые зеленые глаза.
        - Ты чем думала, когда подставляла голову под лучи призрака? На палец правее, и, как ты там говорила? Здравствуй, новое перерождение?
        Оп-па… И что тут сказать? Оправдываться - бессмысленно, не поймет. Говорить, что я как бы тоже Спектр и вполне естественно, что могу попасть под удар… тоже бессмысленно. Он и сам прекрасно это знает. Да и прав он в чем-то. ГОЛОВУ я подставила действительно зря. Напоминать, что ОН теперь тоже может изменить реальность? Да стоит мне заикнуться, и обычно спокойный Найлус меня просто придушит. Сам, чтобы обидно не было, если пристрелят идиотку. Мысли об этом ОЧЕНЬ явно витали в верхних слоях разума, и, что меня больше всего пугало, совершенно аналогичные идеи, только в другой трактовке носились в голове Гарруса.
        Я просто развела руками. Повернувшись, встретила взгляд Гарруса. Точно такое же выражение. Полная солидарность! Они что, сговорились? Посмотрела на Найлуса. То же недовольное выражение на физиономии, глаза сужены, смотрит тяжело и пристально.
        - Я помню твои слова об усиленной регенерации, Рир. Как и о том, что гарантированная смерть - это или потеря головы, или уничтожение тела. В других случаях есть шанс выжить. И на следующий же день ты подставляешь свою голову под выстрелы гета. Зная, ЧТО стоит на кону. Зная…
        Ой-ей… Голос аж дрожит от ярости. Сзади - тягучая злость Гарруса. У самого же лучи над гребнем пролетали, но это ничего, это - нормально…
        Я даже и не представляла, что обычно спокойный и рассудительный Найлус может ТАК изобретательно сожрать мозг на пустом месте! А Гаррус еще и помог.
        Я молча выслушала, ни единым словом не возразив и даже не пытаясь вклиниться в этот монолог в два голоса. Да, они говорили о долге, о миссии, о спасении цивилизации, о борьбе со Жнецами и прочих вроде как правильных вещах, но… реальная причина была куда проще и естественнее. Я не вслушивалась в слова. Это всего лишь оболочка для чувств и эмоций, от которых бурлил и клокотал ментал. Все возражения или желание хоть как-то оправдаться или любым другим образом заткнуть этих двоих, рассыпались под одним единственным чувством, толкнувшем на столь… бурное проявление эмоций. Обычным и совершенно банальным страхом. Страхом потери.
        Глава 23: Откат
        Трое суток пролетели стремительно одним сумбурным пластом воспоминаний. Работа, работа, работа, работа, изредка прерываемая на еду и сон. И то, принудительно. Я почти не покидала лазарет, проводя долгие часы в ментальном пространстве разума матриарха, распутывая многочисленные тяжи, крепящие бур к сознанию и подсознанию жертвы. И этих тяжей было просто непотребное количество от крепких до практически незаметных, влияющих на оттенки смысла и мельчайшие нюансы. Все это требовало аккуратности, терпения и, главное, времени. А его, как всегда, в нужный момент не хватает, но в не нужный - оно тянется и тянется, выматывая нервы…
        Я тряхнула головой. Лишние мысли. Через одиннадцать часов "Нормандия" выйдет из туннеля у ретранслятора Цитадели, а я еще даже не закончила с буром! Да гори он в пламени распада этот Назара! Параноидальная тварь! Древняя сволочь! Вот ЗАЧЕМ надо было привязывать этот сраный бур к подсознательному пласту инстинктов? Зачем??? Нет, я понимаю, что это - правила работы менталиста: максимально стабилизировать конструкцию агрессора, завязывая ее на естественные реакции организма! Но не до такой же степени! Дайте мне спокойные десять дней, и я всю эту пакость сниму без остатка, она же - элементарная, хоть и излишне усложненная! Но! У меня НЕТ этих десяти дней!
        Положа лапу на сердце, у меня другие сейчас приоритеты… Щиты для двух излишне заботливых турианцев, которые, я это прекрасно чувствовала, сейчас что-то обсуждают с Карин в соседнем помещении. Три наседки, е-мае! Ах да… пять наседок! Лиара внезапно присоединилась, практически мгновенно спевшись с Карин, и разрывалась от волнения между матерью, безвольной куклой сидящей передо мной и, собственно, моей персоной, нынче выглядящей как не слишком свежее умертвие. Да еще и Рекс проявлял какое-то внимание, благо хоть ненавязчиво. Зато эта краснолобая агрессивная сволочь за эти три дня довел Гарруса до состояния практически неконтролируемой ярости, а спокойного Найлуса до бешенства! Как результат - спарринги в трюме в полный контакт и практически без ограничений! Как после такого мордобоя Гаррус вообще на следующий день встал - одному Хаосу ведомо! Рекс до сих пор ходит осторожно, да и поворачивается всем корпусом, шипя и с матерком поминая "костлявую верткую сволочь". Ему сперва от Найлуса крепко прилетело, а Гаррус добавил. На следующий день.
        Тяж наконец-то истончился и распался, отпуская связь с инстинктивной реакцией на яркий свет. Проклятье, да я как вчера эти три рожи увидела, мне чуть дурно не стало! Вот уж не думала, что крогана можно настолько изукрасить в рукопашной схватке за шесть минут, чтобы его потом Карин в лазарете час штопала!
        Зашелестела уходящая в стену дверь, пропуская довольного жизнью Гарруса в лазарет. Турианец внимательно меня осмотрел, заметил, что я уже не в трансе, приветственно кивнул и протянул пищевой контейнер.
        - Подкармливаешь?
        Гаррус дернул мандибулами и… широко улыбнулся. Турианская улыбка - это что-то! Неподготовленного человека инфаркт хватит! Разведенные мандибулы, совершенно плотоядный оскал во все острые клиновидные клыки… прелесть! А глаза - ехидные-ехидные!
        Как оказалось, Вакариан - та еще язва! Куда там канонному образу! За эти дни он попривык, успокоился и… понеслось! Живой острый изворотливый ум, богатое воображение и извращенный юмор… прелесть просто! Да еще и Найлус порой поддерживает его в издевательстве над ближним своим. И куда его тактичность подевалась в нужный момент? Чудеса… Аленко эти два мозгоклюя задолбали за пол дня до такого состояния, что он сбежал к Лиаре и Рексу. Учиться… Ну-ну… Скорее, несчастный биотик попросил у крогана политического убежища в арсенале! Зато и правда теперь учится, да и Лиару занял полезным делом, а то азари постоянно толклась в лазарете и гипнотизировала безвольно сидящую мать, сильно мешая и засоряя ментал яркими мощными эмоциями. Когда я уже была готова ее выпереть не слишком хорошим образом, Найлус, заметивший мою злющую рожу и бурю эмоций, подговорил бездельничающего Гарруса, и эти двое изнасиловали мозги Кайдену, заняв нервничающую Лиару хоть каким-то общественно полезным делом.
        Гаррус развел руками, всем своим видом изображая раскаяние и мурлыкнул:
        - Приходится, раз уж ты регулярно забываешь.
        Я не сдержала улыбки. Знает же, насколько я ценю заботу. Распечатав контейнер, я принялась за еду под внимательным взглядом невероятно ярких голубых глаз. В меню, как и всегда - мясо, мясо, мясо, приправленное разными соусами, никаких кашек-гарниров, какой-то занятный салат и что-то, не поддающееся идентификации, но ОЧЕНЬ вкусное. Явно нечеловеческая пища в виде зеленого комковатого пюре, но по вкусу - жаренная картошка с грибами и… ммм… легким привкусом перца. Все же наш повар - гений!
        - Примерил роль персональной няньки? - я приподняла бровь, наматывая на вилку какую-то длинную зеленую фигню.
        Гаррус развалился на соседней койке, чуть дернув мандибулами от боли в потревоженном плече. Футболка-безрукавка открывала во всей своей сомнительной красе сочные синюшные синяки, цветущие на кофейной коже, и глубокие рваные раны от когтей. Атас… дворовой кошак после раздела территории… И морда такая же довольная.
        - А ты против?
        - Была бы против, ты узнал бы об этом вторым. Сразу после меня.
        Гаррус заржал, непроизвольно обхватив болящие ребра.
        - Ты мне одно скажи. Что вы там с Рексом не поделили?
        - Мы просто подвели черту под старыми разногласиями. - ухмыльнулся бывший следователь СБЦ. - По работе не раз с ним… сталкивался. - дипломатично обозвал их неоднократные перестрелки турианец. - Вот и накопились вопросы.
        - И вы решили их обсудить в драке?
        - В спарринге. - поправил меня парень, а рожа-то, рожа! Прямо-таки лучится радостью.
        - О да… видела я ваш "спарринг". И слышала. То, что тебе там Рекс припомнил, и за три года не успеешь наворотить, даже если постараться, а ты за полгода справился!
        - Я очень ответственно отношусь к своей работе. - беспечно махнул ладонью Гаррус, а я увидела на боку подозрительную припухлость.
        - Это что?
        - А… это. - Гаррус покосился на меня, но сознался. - Рекс проломил пластину.
        Я прикрыла глаза. Медленно выдохнула.
        - Вашу мать! Мы же скоро на Вермайр вылетаем! А у меня три сильнейших бойца друг друга до лазарета довели! Блеск просто! Гаррус, ты НИКУДА не пойдешь, если на шкуре останется хоть одна царапина! Ты меня понял?
        Турианец медленно кивнул, пристально глядя мне в глаза. Радует, что хоть отнесся к предупреждению со всей серьезностью.
        - Плечо-то как?
        - Почти зажило.
        Вот же… Ну КАК можно было ввязываться в драку с кроганом в полный контакт с не долеченным сквозным ранением! Да и Рекс-то хорош! Взрослый мужик, немало повоевал, а тут… Ладно еще Найлус только синяками и парой глубоких царапин отделался, но Гаррус-то… И хрен бы с ними, ну подрались, но не за неделю же до высадки!
        Ладно уж… зато хоть все свои терки закрыли, а то слушать постоянные конфликты между Гаррусом и Рексом на почве их стычек на Цитадели… меня уже достало! Надо ж было в одном отряде собрать наемника и следователя-СБЦ, который со смаком и изобретательностью отравлял ему жизнь. Да что там отравлял… он же его чуть не убил! Воистину боги Рекса любят, раз Гаррус по нему ПРОМАХНУЛСЯ, и пуля скользнула по лбу, а не вошла в висок. Я видела этот яркий образ в голове Гарруса: первый выстрел в лоб батару, перевод прицела, выстрел, неудачно споткнувшийся кроган, промах, вспышка раздражения, писк перезарядки и смотавшийся за ящик противник. Что занятно, Рекс этот момент тоже помнит.
        - Надеюсь, больше такого не повториться. Можете бить друг другу рожи в свое удовольствие, но не в ущерб боеготовности! Рексу я потом отдельно накачку сделаю.
        Гаррус хмыкнул.
        - Не надо. Найлус уже успел, когда увидел… результаты боя.
        - Хоть у кого-то из вас хватило мозгов оценить последствия.
        За спиной раздался довольный смешок.
        - Надо же, какая… высокая оценка моих умственных способностей.
        Найлус оторвался от стены, которую все это время подпирал плечом, подошел и уселся на стул.
        - Скажи спасибо, что я по вашим этим самым способностям не прошлась за драки на борту.
        - Это был спарринг. - зубасто ухмыльнулся Найлус, что с его родовой татуировкой выглядело зело занятно.
        - Ты мне байки не рассказывай. Спарринг от банальной драки я вполне в состоянии отличить.
        В ответ - наглые клыкастые лыбы и довольные рожи.
        - Ты ешь. Себастьян обидится, если его старания не оценят.
        - Думаю. Его старания УЖЕ оценил ВЕСЬ экипаж. - я улыбнулась.
        Готовил Себастьян просто божественно, хоть и порой жаловался, что тот, кто закупал продукты, явно не тем местом думал. Прилетим на Цитадель, отправлю его закупаться. Такая еда определенно поднимает настроение и боевой дух.
        - Каков прогресс? - Найлус кивнул на безучастно сидящую в трансе азари.
        - Каков? - я задумалась, как бы так поцензурнее описать ситуацию, тыкая вилкой в кусок мяса. - Было бы дней десять…, а так - паршиво. Я не успеваю убрать бур до Цитадели. Весь массив закладок так и останется нетронутым. Его снимать неделю как минимум.
        - Ты хочешь оставить Бенезию на Цитадели?
        - По дороге мне будет чем заняться. До Вермайра - вами, а после… - я поморщилась. - Полагаю, разум Сарена в ужасающем состоянии. Я даже думать не хочу, до чего его мог довести Жнец при постоянном контакте. Так что матриарху придется подождать. Хотя… - мысль, пришедшая мне в голову, была довольно любопытной, хотя Лиара навряд ли оценит мою идею использовать ее маменьку как тренировочный полигон для изучения ментальных навыков Властелина.
        Видать у меня и правда выразительное лицо, так как турианцы переглянулись и подозрительно уставились на синенькую дамочку.
        - Лиара не оценит.
        - Ясное дело! Но и оставлять как есть тоже не хорошо. - я перевела взгляд на матриарха, отдавая ей приказ спать. - Гаррус, ты не передумал?
        На меня с долей сомнения и непонимания посмотрели яркие голубые глаза.
        - Нет.
        - Хо-ро-шо. - подняв голову к потолку, я громко спросила: - Джокер, сколько нам до Цитадели?
        - Десять часов до выхода из ретранслятора, еще три до станции. - ответил мне пилот, беспардонно подслушивающий все разговоры на корабле.
        - Предупреди за час до выхода.
        - Хорошо.
        Я доела и отложила контейнер.
        - Гаррус, сейчас…
        - Сейчас ты пойдешь и поспишь. - отрубил турианец. - Ты себя в зеркало видела?
        - Видела. - я пожала плечами. - За все приходится платить. Отдохну на Цитадели.
        В ответ - два скептических взгляда.
        - Времени мало.
        - Его всегда мало. - мягко ответил Найлус. - Не заставляй нас обращаться за помощью к Карин. У нее транквилизатор еще со вчерашнего дня наготове. И так едва отговорили от идеи опробовать его.
        Транквилизатор? Вполне возможно. Тем более, уже сутки Карин на меня поглядывает с равной долей беспокойства и недовольства. Видимо, Найлус уговорил доктора не использовать крайние меры.
        - Рир, по прибытию на Цитадель тебе предстоит отчет у Совета. Не стоит идти к ним в таком состоянии.
        - Пара часов ничего не решит, раз уж тебе не хватает недели. - добавил Гаррус.
        И ведь правы же…
        - Хорошо. - я подняла руки.
        Турианцы отконвоировали меня в каюту под любопытными взглядами экипажа и свалили.
        Сон не шел ни в какую. Я лежала в кровати и смотрела в потолок, а в голове толклись мысли, напоминая о проблемах. Мелких и не очень. Бенезия, которую нельзя выпускать с корабля, десять азари-десантниц, спящих в капсулах, королева-рахни, экипаж, Альянс, мое бывшее руководство, Совет, Сарен, Назара… Я перебирала память о каноне, и чем внимательнее изучала его, тем больше понимала, какая там откровенная фигня… мда… Ладно, хрен с ним, с каноном. Но вот что мне делать с Властелином? Он никак не проморгает "Нормандию". Не тот уровень. Отослать корабль из системы? Куда и насколько? Как перехватить Сарена в лаборатории и не довести дело до канноной схватки? С его состоянием буду разбираться, когда смогу его захватить. Не только с ментальным. Если меня не подводит склероз, ему и тело перепахали неслабо… Надеюсь, что до имплантатов дело не дошло. Что делать со Жнецом? Вопросы, вопросы…
        Мысли плавно перешли на "Нормандию" и, самое главное, на ее экипаж. И вот тут проблема встает во всей своей неприглядной красе. До сего момента я не делала ничего такого, что могло бы заинтересовать родимое начальство, но вот за этот перелет я не раз ощущала пристальное внимание. Я прекрасно знаю, что кто-то из экипажа постукивает ВКС Альянса о всех моих действиях. Если раньше это было даже мне на руку в какой-то степени, то вот сейчас излишняя осведомленность мне ни к чему. И что делать?
        Я перевернулась на бок, замотавшись в одеяло по самые глаза. Проклятье! Холодно… Не физически: в каюте поддерживается вполне комфортная температура. Холод идет от чрезмерной потери жизненной энергии. Менталистика - энергозатратна. Тем более, столь тонкая и кропотливая работа. Потери я восстановлю только через двое суток, если не будет никаких нагрузок и при обильном питании. Есть, конечно, и другой способ быстро пополнить потери, но он мне пока недоступен. Нет. Не так. Доступен, конечно. Но… лучше не спешить. Всему свое время.
        Двери пришли в движение, пропуская в каюту Найлуса. Вот мне интересно, как он убедил ВИ корабля пропустить его в каюту капитана без моего разрешения? Ладно, у всех свои секреты, но все равно… обычно он более щепетильно относится к моему личному пространству. А сейчас… Неужели и правда пришел проверить, сплю я или нет?
        Мне даже не пришлось погружаться в его разум, достаточно было считать верхние образы. Да, пришел. Именно что проверить. Беспокоится. Мой внешний вид вызвал вполне резонные опасения: бледная, практически прозрачная кожа, на которой ярко выделяются синие ниточки вен, темные круги под глазами, дерганные движения, пониженная температура тела. А Карин эти опасения еще и усугубила отчетом об истощении организма.
        - Не спишь. - тихий вибрирующий голос с едва заметной укоризной.
        Простая констатация факта.
        - Не могу. - тихо ответила я, поворачивая голову.
        Турианец подошел и сел на корточки возле кровати.
        - Можешь. Ты - менталист, и можешь со своим разумом делать что угодно. Сама же говорила.
        - Говорила. - послушно согласилась я, мелко подрагивая от холода. - Но не стоит принудительно вгонять себя же в сон.
        Зеленые глаза сузились. Кто бы сомневался, что он заметит… Горячая ладонь коснулась лба, физически ощутимо излучая столь нужную мне энергию.
        - Ты мерзнешь?
        Правильно заданный вопрос.
        - Да.
        Короткая пауза и еще один правильный вопрос:
        - Холодно?
        - Нет.
        Чтобы сложить один и один ему много времени не потребовалось.
        - Причины?
        Я вздохнула.
        - Все требует энергии. И менталистика в том числе. Это не критично. Организм восстановится за сутки-двое.
        - И все это время ты будешь мерзнуть? - скептически спросил он.
        - Буду.
        Найлус замолчал, пристально всматриваясь в мое лицо. Я буквально физически ощущала его присутствие: в таком состоянии мой организм приобретал все черты энергетического вампира, поглощая бесхозную энергию у окружающих, а сейчас единственным живым существом в каюте был турианец.
        Любой здоровый организм всегда излучает жизненную энергию в окружающее пространство, если не может ее направить на собственные нужды или если вырабатывает ее больше, чем надо. Постепенно эти излишки формируют своеобразную ауру. То самое ощущение "обжитого" места. И не важно, что это - дом или корабль. Именно потому любому живому столь неприятно находится в местах захоронений, в заброшенных домах или городах, на мертвых планетах и кораблях. На них полностью отсутствует эта аура, а, иногда, древние постройки приобретают свойства вампира. Особенно сильно этим грешат могильники и некрополи.
        "Нормандия" - корабль относительно новый, он еще не обжит как следует, к ней еще не успело прирасти ощущение дома, а жизненная аура только начала формироваться. Пройдет год, и она приобретет все свойства жилого помещения. При активной жизненной ауре быстрее заживают раны, организм лучше отдыхает и подпитывается, психика более устойчива, а разумные меньше подвержены стрессам. Сейчас ярче всего питает ауру Джефф, уже успевший искренне полюбить этот корабль. Но тем тяжелее ему будет расстаться с ним. Я прекрасно понимаю, почему в каноне Джокер так упирался, не мог заставить себя покинуть "Нормандию", и пытался ее спасти до самого конца. Это - нормально. Он - ее Ядро. Он - центр формирования жизненной ауры, он привязан к кораблю как к живому существу. Более того, искренне обожаемому существу. Жаль, что эта "Нормандия" погибнет, так и не став нам полноценным домом.
        Найлус убрал руку, а я непроизвольно вздрогнула. Подпитка резко сократилась. Жалко, я только-только чуть отогрелась. Турианец потер неестественно быстро и сильно остывшую ладонь, задумчиво глядя на мою бледную физиономию. Вряд ли ему потребуется много времени, чтобы сделать правильные выводы.
        Много и не потребовалось. Какие-то секунд десять, и вот он… сакраментальный вопрос, на который я даже и не знаю, как ответить… честно или тактично.
        - Я могу тебе помочь?
        Я пожала плечами.
        - Можешь.
        Найлус хмыкнул.
        - Какой вопрос, такой и ответ? - в голосе проскользнула грустная ирония. - Рир, ты же прекрасно знаешь, что тебе может сейчас помочь. Не думаю, что ты впервые оказалась с энергетическим истощением. Я прав?
        Я поморщилась и кивнула. Ясное дело, что знаю! Не то что не впервые, а я в нем пребываю с удручающей регулярностью, как только проблемы начинаются! А моя жизнь и проблемы - это как синоним.
        - Я тебя внимательно слушаю.
        Завуалированный, но, тем не менее, жесткий приказ. Сейчас он не примет отказа или обтекаемого ответа. Вопрос задан с ясным и искренним желанием помочь. Найлус ДЕЙСТВИТЕЛЬНО готов сделать все, что в его силах. И он прекрасно знает, что я это чувствую. Знает, и пользуется. Доверие порождает доверие… Ментальное зеркало во всей своей сомнительной красе.
        Да, я могу заблокировать чувствительность и сделать… какую-то порядочную глупость, в мягкой форме послать турианца подальше… но зачем? Ради чего я должна оскорбить одного из тех немногих разумных, кто воистину относится ко мне со всей душой? Он искренне обо мне заботится. Без какого-то подтекста или скрытых мотивов. Если я сейчас пошлю его с этой заботой куда подальше - это все равно что в душу плюнуть. Такое… не прощается. Никогда. На уровне инстинктов и подсознания. Уж я-то знаю…
        - Менталистика, тем более настолько глубокая, потребляет немало жизненной энергии. - наконец решилась ответить я. - Любое живое существо вырабатывает ее больше, чем требуется для обеспечения потребностей собственного организма. Это защитный механизм, позволяющий компенсировать неожиданные траты. Излишки изливаются в окружающее пространство и формируют комфортную для жизни ауру. "Норма" еще не успела сформировать свою жизненную ауру полностью: только зародилось ядро и основные контуры, потому корабль еще не воспринимается как родной дом. Мой организм при критическом падении жизненной энергии начинает ее тянуть из внешней среды, как, в принципе, и любой другой. Разве что гораздо активнее. Но здесь тянуть еще нечего. Вот и мерзну, пока мой организм сам не покроет недостачу.
        Найлус молча потер ладонь, вопросительно глядя мне в глаза.
        - Да, при прямом физическом контакте можно оттянуть куда больше и быстрее. Такой себе энергетический вампиризм. Он прекращается, когда восстанавливается необходимый для нормальной жизнедеятельности уровень, и дальше уже недостача перекрывается естественной выработкой.
        - Что служит преградой?
        - Некоторые виды металлов, неорганические соединения или толстые препятствия больше шестнадцати сантиметров. Все животные или растительные компоненты вроде дерева, кожи или натуральные ткани не являются экраном в силу своего происхождения.
        - Насколько сильное у тебя истощение?
        - Не критичное.
        - Рир!
        Я вздохнула.
        - Вполовину меньше, чем надо для нормальной жизнедеятельности. Оттого и такой вид.
        - Насколько быстро твой организм поглощает энергию?
        - Зависит от источника. Чуть больше, чем естественное выделение излишков, но не более чем полтора значения.
        Видимо, Найлус узнал, что хотел. Он встал, легко поднял меня на руки, замотал в одеяло, сел на кровать, прислонившись спиной к стене, и усадил на колени, крепко прижав к груди. А я практически мгновенно почувствовала, как проходит мертвенная мерзлота, тело наливается теплом, а резерв стремительно пополняется.
        - Спи. - над головой раздался спокойный вибрирующий голос.
        - Так и будешь держать?
        Тихий смешок и ироничный вопрос:
        - Ты против?
        - Нет. Только учти… я тебя ощутимо объем.
        - Переживу. Спи.
        Я пригрелась и быстро уснула. И впервые после Иден Прайм мне не снились кровавые кошмары гибнущей цивилизации…
        Глава 24: Сюрпризы
        Динамики щелкнули, и голос Джеффа сообщил:
        - Рир, час до выхода из туннеля.
        - Поняла. - ответила я, с трудом расклеивая глаза.
        Та-ак… а это как мимо меня прошло?! Я заморгала, но реальность не изменилась. На меня с интересом смотрели яркие голубые глаза. Это когда у меня в каюте нарисовался Гаррус?
        Рядом кто-то завозился, раздалось приглушенное проклятие, сказанное знакомым вибрирующим низким голосом. О как… И Найлус тут…
        - Как самочувствие? - спросил Гаррус, помогая мне сесть.
        Как как? Да хорошо! Одно дело обирать кого-то одного, а совсем другое - двоих.
        - Отлично.
        В поле зрения появилась заспанная физиономия Найлуса.
        - Что я пропустила?
        На мой вопрос ответил Гаррус, рассказав следующее. Часика через четыре, после того как Найлус пришел проверять мое состояние и не вернулся, Гаррус решил поинтересоваться, куда это он запропастился. Узнал. На каком основании его запустила ВИ - тайна, покрытая мраком, но я серьезно подозреваю, что тут замешан наш любознательный пилот. В общем, пришел, и увидел такую картину: основательно замерзший Найлус без сознания и я, по температуре тела недалеко ушедшая от покойника. Гаррус ощутимо струхнул, но тут очухался Найлус и посвятил нашего драгоценного снайпера в суть проблемы. После чего сгрузил ему меня, а сам - скрутился компактным калачиком и завалился спать. Вполне, кстати, нормальная реакция организма на такие потери: отсыпаться и отогреваться. Сам же Гаррус только чуть подмерз: мой резерв был уже практически наполнен, и энергии мне много не потребовалось. Правда, сейчас его уже обирал Найлус, но очень слабо и практически незаметно.
        Самое занятное, что все это Гаррус рассказал с долей юмора и немалой иронии, не забыв пару раз намекнуть, что о таких последствиях стоило бы сообщать до того, как станет поздно. На мою попытку поблагодарить, был простой ответ:
        - Для этого и есть… друзья.
        За час мы успели привести себя в порядок и поесть, и теперь бездельничали. Я проверила матриарха: Леди Бенезия все еще пребывала в состоянии глубокого сна, подточенные вчера тяжи распались, но бур все еще сидел крепко, хоть и не настолько, как раньше. Реально - дня три работы, и его можно будет без опаски удалить. Оставив Леди в лазарете под присмотром Карин, я пробежалась по всему кораблю. Проверила королеву: рахни спокойно дрыхла в своем ящике и проблем не доставляла. Рекс окопался в арсенале и по моей просьбе составлял список того, что нам не помешает получить при первой возможности из объемных арсеналов Спецкорпуса. А заодно передал перечень запчастей для нашего "Мако", составленный Гаррусом, который от нечего делать отремонтировал вездеход. Тали с Адамсом обсуждали какие-то технические вопросы. Лиара убежала в лазарет к матери. Тишь да благодать…
        А потом началась самая неприятная часть: проверка экипажа. Я медленно обходила корабль, разговаривала с людьми, незаметно сканируя их разум.
        Ненавижу такое сканирование… Ради одного-единственного кусочка информации приходится перетряхивать кучу мыслей и эмоций. Тот, кто считает, что это интересно, может покопаться в помойке. Ощущение весьма похожее.
        Люди даже сами не понимают, что на самом деле творится в их голове. Осознанные мысли - это лишь крохотная вершина огромного айсберга, итоги работы целого пласта мыслей, инстинктов и реакций организма. Вот, например, парень по имени Роберт, занимающийся сейчас проверкой навигационных систем, думает о своей коллеге Елене, сидящей за соседним терминалом. Осознанная мысль вполне даже приличная: парень считает, что девушка весьма красива. Но вот фундамент, скрывающийся под этой мыслью… тут многое. Естественная реакция организма молодого мужчины: реакция на запах, на внешний вид, на моторику и пластику движений объекта вожделения. Следом идут инстинкты неосознанные и образы, в которых подсознание очень четко и ясно показывает, что именно оно хочет с этой барышней сделать: желание и похоть. Выводы, практически осознаваемые разумом: она подходит для продолжения рода. Результат осмысления - девушка привлекательная. Отдельным потоком идет анализ ее личности: духовные качества, ум, характер. И все это тянет за собой простая констатация факта, что девушка красива… А ведь еще есть третий пласт - это эмоции,
анализ окружения… Я прямо в экстазе от всего этого! И, главное же, не отфильтровать все это добро! Я уже молчу про фрагментарность и сумбурность мышления, от которого волосы дыбом по всему телу встают.
        Хорошо хоть ненужные результаты анализа можно просто стереть, не захламляя память. Без знаний о том, как члены экипажа проводят свое свободное время я прекрасно проживу. Все равно ничего интересного нет, а сплетни я и так знаю: Джефф по доброте душевной скидывает мне выдержки особо интересных перлов из праздного трепа экипажа. Знать же, как именно эти сплетни сформировались в мозгах альтернативно разумных членов экипажа… да ну к демонам! Я краем зацепила одну такую и то, впечатлений выше крыши. А на вид такой спокойный и правильный паренек…
        Я еще могу понять сплетни о том, что я сплю с обоими турианцами. Повод-то найти не проблема, особенно, учитывая их трогательную заботу и ночевку в моей каюте. Это на Эгросе сидящий с кем-то в обнимку бледный трясущийся менталист был явлением обычным и естественным, как облака на небе. Но вот каким боком в нашу милую групповуху затесался Рекс и Тали… особенно Тали, которая без своего скафандра долго не протянет и фактически не вылезает из технического отсека, моя фантазия буксует. А уж обсуждения кто, кого, как и в каких позах имеет… лучше бойцам этого не знать, а то, боюсь, кто-то с шибко больным воображением вылетит без скафандра в открытый космос.
        Это ж надо… Рекс, оказывается, пытался начистить морду обоим гребенчатым за место в моей кровати. Охренеть не встать! А идеи о том, чем целыми днями занимается Гаррус под "Мако" меня вообще изумили до глубины души и привели в ступор. Ага, с кроганом… который туда чисто физически в ТАКОЙ позе просто не поместится. Узнают Рекс или Гаррус - "Нормандия" умоется кровью. Буквально. За такое оскорбление любой турианец убьет на месте. И кроган тоже. И я даже не буду их останавливать.
        Я все понимаю: воздержание, сухой закон, новый капитан-женщина и куча инопланетян на борту, но меру же знать надо!
        Приют старых развратных сплетниц, а не экипаж боевого корабля… Хорошо хоть Эшли и Кайден в этом не участвуют, но по виноватым рожам видно - знают, но молчат. И правильно молчат. Понимают, чем это чревато.
        Если я захочу грохнуть весь экипаж, мне будет достаточно показать все это счастье Рексу, Гаррусу и Найлусу. Они же сами этих идиотов в космос выкинут и будут с интересом наблюдать за плаванием.
        Устало потерев переносицу, я сосредоточилась на сканировании.
        Прессли оказался чист и в дурных мыслях не замечен, что меня несказанно порадовало. Каким бы он ни был, пусть и зудел о недопустимости такого количества ксеносов на борту, но работу свою выполнял как положено. И со всей отдачей. Озадачив мужика составлением списка увала для тех, кто не погулял в прошлый наш заход на Цитадель и забрав у него отчет о состоянии корабля, я ушла к Джокеру остывать, не забыв пройтись по мозгам экипажа, сидящего в навигационном отсеке.
        Стучал начальству Альянса один из операторов. Сперва была идея напихать ему всякой радости, но за здравое мышление и отсутствие дурной фантазии решила пожалеть и обошлась закладкой-фильтром, не опасной для разума. Информация о Бенезии уйдет в обобщенном виде и без указания моего копания в ее мозгах, о подозрительном ящике парень благополучно забудет, а через пару часов его заберут с корабля.
        Когда я зашла в рубку, Джокер как раз ругался с диспетчером Цитадели, пытаясь протиснуться вне очереди транспортного потока.
        - Сожалею, но мы не можем предоставить вам коридор. - ответил раздраженный и уставший голос. - Фрегат "Нормандия", вы относитесь к флоту Альянса и будете перемещены в…
        - У нас Спектр Совета на борту. - тут же сообщил Джокер, аккуратно облетая здоровенное разлапистое корыто азари.
        Диспетчер запнулся.
        - Сейчас на Цитадель прибывает много Спектров. Вы будете перемещены…
        - У нас ДВА Спектра на борту!
        Короткая пауза.
        - Сообщите их имена.
        - Спектр Найлус Крайк и Спектр Имрир Шепард. - с довольной рожей сказал пилот.
        Диспетчер молчал около минуты, видать, проверял информацию. Наконец слегка удивленный ответ:
        - Для вас выделена постоянная причальная площадка номер 7-9834-38 в зоне Специального Корпуса Тактической Разведки. Коридор… - далее - длинный номер. - Диспетчер Цитадели, конец связи.
        - Конец связи.
        Джокер, мурлыкая под нос песенку, довольно потянулся, и тут заметил меня.
        - Капитан!
        - Пользуешься преимуществами? - я облокотилась о вечно пустующее кресло второго пилота.
        - Тут очередь на часы даже для военных кораблей!
        - И от чего ты такой довольный?
        - Постоянная площадка прикреплена к кораблю, независимо от того, есть он на станции или нет. Это как личное парковочное место. - охотно пояснил пилот. - Теперь нам не придется в очередях болтаться.
        - Хоть что-то хорошее.
        - Видимо, ваша миссия достаточно важна для Совета, раз нас пустили в порты Спецкорпуса. - Джефф покачал головой.
        - Наша миссия ОЧЕНЬ важна.
        Джокер покивал, и вытащил датапад откуда-то из-под кресла. Предвкушающая улыбка, с которой пилот протянул мне это вполне обычное устройство, ясно дала понять, ЧТО на нем записано.
        - Опять, что ли?
        - Сегодня прямо праздник какой-то!
        Я села в кресло второго пилота, включила датапад и начала читать. К концу довольно объемного файла у меня дергался глаз и нервно подрагивали пальцы от желания кому-то вырвать язык. Медленно, глубоко вдохнув, я выключила датапад и сунула его в карман штанов.
        - Ты же понимаешь, что если это узнает хотя бы Найлус… я просто молчу про Гарруса или Рекса… корабль от крови мы не отмоем.
        Джокер кивнул. Но смешок не сдержал.
        - Это не смешно, Джефф. - я прикрыла глаза, унимая злость. - Они же просто их поубивают, и никто в Пространстве Цитадели их за это не осудит. Кайден знает, что уже и до него добрались?
        - Пока нет.
        - И откуда у них такая больная фантазия? - обреченно спросила я.
        Джокер рассмеялся, но ничего не ответил, направляя корабль к огромной станции. Ему смешно… он же просто не понимает, чем это может закончится! Думает, бойцы поржут и все. Да ничего подобного! И хрен бы с ними, если бы просто думали гадости и по-тихому шуршали в каютах, но нет же… члены экипажа в столовке это обсуждали! У них вообще инстинкт самосохранения есть? Я же точно знаю, что у того же Гарруса в ботинке скрыт длинный нож, который только немного не дотягивает до определения "короткий меч". Рукоять хоть и смотрится органично среди кучи застежек и наворотов, но не особо-то и скрыта. У Найлуса тоже нож есть. И меч, способный легко прорезать легкую броню. Он его на бедре носит вообще не скрывая. А эти придурки думают, что Найлус просто понтуется. Идиоты. Турианцы вообще не знают понятия "декоративное оружие"! И умеют использовать все оружие, которое они носят на себе! Всегда. Без исключений!
        Их вообще чему учили?
        Хорошо хоть старпом, Эшли и Кайден таким идиотизмом не страдают… Прессли вон на хищный клинок смотрит с уважением и долей неприязненной опаски, как и на самого Найлуса.
        В этот раз "Нормандия" заходила к Цитадели с другой стороны, выруливая к месту крепления одного из "лепестков", где и располагались порты СПЕКТРа. Плотность потока кораблей здесь была небольшой, и по большей части у причальных площадок стояли личные корабли Спектров.
        В рубку зашел Найлус. Джокер ему приветственно кивнул, не отвлекаясь от работы.
        - Твой корабль тоже тут? - спросила я.
        - Да. На три яруса ниже, в ангаре стоит. У причальных площадок корабли, которые готовятся к вылету. Остальные оттягивают в ангары, чтобы место не занимали.
        Короткий толчок ознаменовал срабатывание захватов: "Нормандия" пришвартовалась к площадке. Возле шлюзового отсека нас уже ждал Гаррус в гражданской одежде и с мощным пистолетом на поясе. Лиара предпочла в этот раз остаться на корабле вместе с матерью.
        Порты Спецкорпуса практически ничем не отличались от аналогичных площадок военного порта, разве что, к нам никто не подошел, а стоящие у дверей лифта бойцы СБЦ скользнули по нам равнодушным взглядом, но никакого особого интереса не проявили.
        - Ты связался с Советом? - спросила я, когда створки сомкнулись, и лифт поехал вниз.
        - Да. Советник уже ждет. - видя мое удивление, Найлус пояснил. - Наше задание курирует Спаратус, и отчитываемся мы перед ним. Спектров в Галактике много. Совет не может собираться ради каждого отчета.
        Вполне логично.
        - Почему именно он?
        - Обычно Спектров набирают из представителей рас, вошедших в Совет: саларианцев, азари и нас. Оперативники отчитываются перед советником своей же расы - это облегчает работу и понимание, но советника-человека нет, а работать тебе как-то надо. Поскольку я должен был быть твоим куратором, тебя, после присвоения статуса Спектра, приписали к нашему корпусу.
        - Занятно…
        Вот это поворот… меня, оказывается, приписали к турианскому корпусу СПЕКТРа. Человека! Круто! Была бы на моем месте настоящая Шепард, конфликтов бы было на голом месте… закачаться. Просто блеск!
        - Чья была идея?
        - Валерна. - хмыкнул Найлус.
        - Это он по-доброму так решил коллеге гадость подложить? И Спаратус согласился?
        - Что удивительно - согласился. Хотя он людей… не то что ненавидит, но недолюбливает - это точно. Особенно после какой-то мутной истории с Сареном.
        - Тогда я его не понимаю.
        - Я тоже. - Найлус развел руками. - Распределение было сделано сразу же после принятия решения о наделении тебя статусом. Ты против?
        - С чего вдруг? - удивилась я. - Спаратус - здравомыслящий мужик, и негатива в свою сторону я не замечала. Хотя на первом заседании Совета неприязнь была. Что изменилось на пару часов - я совершенно не понимаю, но на втором заседании он вел себя иначе. Я бы сказала, с некоторой долей юмора.
        Музычка в лифте сменилась, занудев уж совсем противно. Вот неужели построив такую станцию, нельзя было записать что-то получше? Хотя бы качеством звука! Или это такой изощренный садизм? Лифт, словно издеваясь, полз как смертельно раненная гусеница. Но, наконец, это измывательство закончилось, и мы вывалились на небольшой площади, с края которой нам призывно светил золотистый терминал вызова такси.
        - Куда ехать?
        - Сейчас на Цитадели ночь, между прочим. - хмыкнул Найлус. - Спаратус ждет дома.
        Интересно, Найлус своему родичу просто по доброте душевной позвонил в середине ночи или сперва связался, а потом время узнал? Решение Спаратуса, в принципе, логичное: все равно разбудили, так зачем растягивать "удовольствие"?
        - До утра подождать не мог?
        - Хэймон приказал явиться немедленно. - пожал плечами турианец.
        - Кто?
        Найлус тихо рассмеялся.
        - Хэймон Спаратус. Это его имя.
        Перед терминалом остановилось такси и выжидательно подняло купол кабины. Дорога до уже знакомого мне дома много времени не заняла. Гаррус порывался свалить, видать, не желая оказаться пред ясными очами советника, но Найлус, поморщившись, ему этого сделать не позволил.
        Спаратус встретил в уже знакомом зале, где, к нашему удивлению, оказалась и Тевос. Присутствие Гарруса вызвало лишь заинтересованные взгляды, но никакого недовольства или возмущения я не заметила. Спаратус Вакариана, ясное дело, узнал, но отнесся с долей иронии.
        - Советник Спаратус, советник Тевос. - Найлус, как самый старший из нас, взял на себя роль переговорщика.
        Спаратус жестом указал на диванчик напротив, приказывая-приглашая сесть. Ну мы и сели рядком: Найлус, я, Гаррус. Тевос за нами наблюдала с легкой заинтересованностью, но, в целом, благожелательно.
        Найлус не стал дожидаться приказа и кратко описал ситуацию на Новерии, но отчего-то не сообщил о результате наших гулянок, спящих в каюте, лазарете и трюме.
        - Какова судьба Леди Бенезии? - мягко спросила Тевос.
        - Матриарх в лазарете "Нормандии".
        - Причина?
        Найлус перевел на меня взгляд. Тевос удивленно приподняла брови, переглянулась со Спаратусом.
        - Состояние матриарха… - Найлус запнулся, а потом просто махнул рукой и сказал прямым текстом: - Матриарх Бенезия все еще находится под контролем Жнеца.
        Удивленными советники не были, но слова Найлуса были неприятны и затрагивали огромные проблемы.
        - Расскажите подробнее.
        - Когда мы прибыли на Новерию, матриарх Бенезия уже была там и находилась в риск-лаборатории, где им удалось воссоздать из найденного на разбитом корабле яйца королеву рахни.
        А вот сейчас изумление плеснуло по все стороны.
        - Где сейчас королева рахни? - спросила Тевос.
        - В ящике в трюме. - автоматически ответил Найлус фразой, которую ему за последние четыре дня пришлось сказать раз двадцать, и оттого она легко и непринужденно слетела с языка.
        Спаратус подавился словами и закашлялся, а Тевос едва успела справиться с изумлением, не давая челюсти неэстетично отвиснуть.
        - Спектр Найлус, мы ослышались?
        - Нет. Королева рахни находится в ящике в трюме "Нормандии". - еще раз повторил Найлус с каменной физиономией. - Она просит защиты.
        - Уверены? - переспросила изумленная азари.
        - Она готова стать частью нашей цивилизации.
        - Условие?
        - Планета, на которой она может возродить свой род. Королева готова сражаться с нашими врагами. Она знает о Жнецах и будет помогать.
        Я впервые увидела растерянность на лице Спаратуса и Тевос.
        - Кто контактировал с королевой?
        - Имрир.
        И опять этот взгляд голодных хищников, разглядывающих вкусный кусок мяса. Занятно, занятно… так и тянет меня залезть к ним в мозги и узнать, чего это их так заинтриговало. Но я наступила себе на горло, и лезть не стала. Мне сегодняшнего сканирования экипажа хватило. Не хочу разочароваться в этих разумных.
        - Что вы можете сказать о королеве? - спросил Спаратус, пристально глядя мне в глаза.
        Это он зря, конечно, но мужика я уважала, и оттого его тайны остались тайнами.
        - Общается ментально, лгать не способна в принципе, покорна, поскольку понимает ситуацию. Признала, что ее вид был подконтролен, и агрессия была спровоцирована. По ментальному отпечатку на разуме Бенезии признала Жнеца. Готова сотрудничать и стать нашим союзником. Я решила, что уничтожать королеву или оставлять на Новерии - неразумно, и мы ее забрали с собой. Сейчас она в состоянии сна.
        - Причина такого решения? - полыхнув интересом, спросила Тевос.
        - А вдруг пригодится.
        От такой постановки ответа и мотивации поступка Спаратус хмыкнул и очень удивленно посмотрел на Найлуса. Напарник прикинулся слепым и глухим.
        - Рахни - сильные бойцы. - помявшись, добавила я. - Они могут быть полезны, если удастся уберечь королеву.
        - Где стоит корабль?
        - На выделенной вами площадке.
        - Мы ее заберем.
        Мы синхронно кивнули. Гаррус вообще притворился частью декора, хотя очень внимательно слушал разговор. Советники иногда поглядывали на молодого турианца, но пока его не трогали, хоть и запомнили.
        - Вы сказали, что матриарх до сих пор под влиянием Жнеца. - мягко сказала Тевос.
        - Да.
        - В чем проявляется это влияние?
        - Ментальные закладки и подчиняющий канал. - ответила я. - Леди Бенезия сделает ВСЕ по приказу Сарена. На него завязаны контролирующие тяжи, но - опосредственно, и, в случае необходимости, Властелин легко подменит образ Якоря и перенаправит верность на другую свою марионетку.
        - Откуда такая информация? - скрежетнул Спаратус.
        - Я могу это видеть. И снять, правда, с большим трудом. За четверо суток удалось только пережать канал ментальной связи с Властелином и частично снять тяжи.
        Мы долго решали, стоит ли говорить Совету о моем даре менталиста или нет, но все же пришли к выводу, что стоит. Но - частично, не сообщая истинных возможностей. Постепенно, по мере надобности, можно давать больше информации, но сейчас… сейчас надо хотя бы советников приучить к мысли, что я могу восстановить разум после вмешательства Жнеца. Скрыть дар все равно не получится, особенно, после захвата Сарена. Так пусть сейчас узнают от нас, чем потом от кого-то другого.
        Тевос осторожно, подбирая слова, спросила:
        - Спектр Имрир. Вы можете видеть вмешательство в чужой разум?
        - Могу. Но это требует усилий, покоя и сильно ослабляет организм. Три дня работы с матриархом закончились сильным истощением.
        Советница медленно кивнула, глядя на мою все еще бледную физиономию с красивыми кругами под заспанными глазами.
        - Вы можете полностью освободить ее от влияния?
        - Да, дней за десять-двенадцать. После этого матриарху потребуется полный покой и дружелюбное окружение, чтобы не провоцировать защитные механизмы сознания.
        - У вас есть эти десять дней?
        Я покачала головой.
        - Через сутки мы вылетаем на Вермайр за Сареном. Чем быстрее мы заберем его, тем… больше шансов, что личность сохранится.
        - Возражений нет. - отрубил Спаратус. - Какую еще информацию вам удалось узнать?
        Найлус уступил сомнительное удовольствие отчитываться мне.
        - Мы выяснили, что истинная цель возрождения рахни - это координаты ретранслятора, ведущего на Илос. Именно там находится вход в Канал. Как оказалось, это единственный ретранслятор, созданный не Жнецами! Его сделали протеане.
        Советники опять переглянулись. Поразительное взаимопонимание! Им даже вслух говорить не надо: понимают друг друга по мельчайшей мимике и моторике тела.
        - Какова ценность этого ретранслятора?
        - На мой взгляд - только технология создания. Мы слишком зависимы от ретрансляторов, слишком уязвимы. Нам нужны СВОИ реле, а не те, что были сделаны нашим врагом!
        Тевос согласно кивнула.
        - Вы узнали координаты?
        - Узнали, но они весьма расплывчаты. Требуется поиск. Примерное местонахождение - системы Терминуса. Реле сдвинуло из-за взрыва сверхновой. Точные координаты скажу чуть позже, когда смогу сузить регион поиска. На Илосе есть Архивы протеан. Если там еще что-то осталось.
        - Как только узнаете координаты ретранслятора на Илос - сообщите немедленно. - в голосе Спаратуса скрежетал металл. - Мы вышлем флот.
        Найлус чуть склонил голову набок.
        - Системы Терминуса будут… недовольны.
        - Давно пора почистить эту клоаку. - жестко обрубил советник. - Сейчас не та ситуация, чтобы нянчиться с этим сбродом.
        - Альянс будет возмущен.
        - Это наши проблемы. - мягко ответила азари с совершенно плотоядной улыбкой.
        Я кивнула. Удина будет орать дурным голосом и жрать мозг кофейной ложечкой через уши, но Тевос - опытный политик и со старым мозгоедом справится. Спаратус как всегда примет вид скептического упертого недалекого вояки и дипломатично пошлет посла дальним космосом. Валерн отморозится. Занятные они, эти советники. Красиво распределили роли и хорошо их играют. Радует, что в реальности они оказались личностями умными, в меру параноидальными и осторожными. При этом с определенной долей авантюрности: они не отбросили сходу мои слова, а дали мне шанс доказать свою правоту.
        - Сделаем.
        - Что еще вам стало известно?
        - Эта Хокинга, система Торн, планета Мнемозина. На ее орбите находится полумертвый Жнец, возрастом около тридцати семи миллионов лет. - советники вздрогнули. - Тварь условно безопасна, поскольку двигаться не может и активных признаков жизни не подает, но на мозги давит и подчинить может. Ее стоит отловить и изучить, предварительно добив окончательно, чтобы Жнец не регенерировал.
        - Вы хотите лично участвовать в этой миссии? - спросила Тевос.
        - Это было бы очень желательно. Мне надо знать, чего можно ждать от Жнецов на самом деле, и где искать у Властелина мозги. Но это после нашего возвращения с Вермайра, иначе, боюсь, спасать уже будет некого.
        - Мы подготовим эскадру. - кивнула Тевос. - Что вам известно об этом Жнеце?
        - Только то, что это по нему выстрелили и подбили, нанеся критическое ранение.
        - Чем?
        - Не знаю. Какое-то оружие на основе эффекта массы. Точной информации нет. Это пока все, что нам удалось найти. - сообщила я.
        Советники опять переглянулись, и вновь этот быстрый безмолвный разговор. Что бы они ни обсуждали, Спаратус довольно кивнул и сообщил:
        - Ваши запросы в Спецкорпус одобрены. Возьмите все, что вам потребуется. Техосмотр и ремонт корабля уже начат.
        - Благодарю, советник.
        На сим нас благостно отпустили. И уже когда мы уходили, в спину прилетело ироничное:
        - Надеюсь, Венари завтра не пришлет мне занимательное чтиво с динамичным видеорядом о развлечениях двух Спектров Совета и бывшего сотрудника СБЦ в Нижнем Городе.
        Вибрирующий голос турианского советника прямо-таки сочился завуалированным ехидством и весельем, правда, без тени недовольства. Я чуть покраснела, Найлус сбился с шага, а Гаррус, уже успевший просочиться в коридор, поперхнулся воздухом. Спаратус наблюдал за нашей пантомимой прямо-таки с каким-то отеческим умилением! Его наш загул, похоже, повеселил. Вот пусть и веселит, а мы… пойдем гулять опять. Сегодня. Главное завтра вовремя сбежать с Цитадели.
        - Надеюсь, не пришлет, советник Спаратус.
        В ответ - тихий скрежещущий смешок и благосклонное:
        - Свободны.
        Вымелись мы со скоростью света, буквально через минуту оказавшись на улице, и облегченно вздохнули. Видимо, не только у меня ощущение, что я в вольере с хищниками породы кошачьих сижу. В миске для жратвы! Все же советники - это нечто! Сколько живу, а от таких политиков до сих пор дрожь по телу идет… Не быть мне великим интриганом. Не мое!
        Передернув плечами, я поочередно посмотрела на турианцев и задала сакраментальный вопрос:
        - И куда дальше?
        Вместо ответа меня подхватили под локти и потащили к стоянке такси….
        - Считаешь, мы поступили правильно? - тихо спросила Тевос, провожая взглядом удаляющиеся фигуры.
        - У тебя все еще есть сомнения? - турианец подошел к окну и оперся ладонью об узкий подоконник.
        - Она не говорит всей правды.
        - Она нам не доверяет. Это - естественно. - пожал мощными плечами Спаратус. - Я вообще удивлен, что они решились сказать о ее даре. Пусть и столь… обобщенно.
        - Они ее покрывают? - удивление промелькнуло в грудном голосе азари.
        - Да. Я тебе это говорил. - турианец не сдержал улыбку, наблюдая, как короткий разговор закончился решительной буксировкой хрупкой девичьей фигурки к такси. - Ей удалось завоевать их верность.
        - У них общая тайна. На троих. Это видно. - согласилась Тевос, с интересом наблюдая за эмоциональной перепалкой. - Знают о подмене?
        - Найлус знает. Он не мог не заметить изменения в поведении. Его отзывы и характеристика коммандера Шепард была далека от восторженной. Он настоятельно НЕ рекомендовал коммандера как кандидата в Спектры. После Иден Прайм мнение резко изменилось.
        - Воздействие? - вопросительно приподняла бровь азари.
        - Нет. Это личная симпатия. Полагаю, Гаррус Вакариан присоединился к ее отряду по той же причине.
        - Он юн, идеалистичен и импульсивен.
        - Но не дурак. - возразил турианец. - Киррус достойно обучил сына. Венари хорошо отзывался о нем, хоть и сетовал на несдержанность, излишний авантюризм и пренебрежение субординацией.
        - Не могу возражать. Младший Вакариан - интересен.
        - К нему стоит присмотреться внимательнее. - согласился Спаратус.
        - И только поэтому ты решил изменить статус Имрир Шепард с новика на полноценного Спектра? Не слишком ли быстро? Она не прошла обучения. Она ничего не знает.
        Перепалка у такси закончилась: Найлус перехватил девушку за талию и засунул ее в аэрокар под хохот младшего Вакариана, не обращая внимания на вялые попытки сопротивления. Проржавшись, бывший самый непредсказуемый и идеалистичный офицер СБЦ запрыгнул в кабину, и такси, быстро набрав высоту, растворилось в транспортном потоке.
        - У нее есть кому пояснить и удержать от ошибок. - усмехнулся Спаратус. - Насколько я знаю, Спектр Имрир прислушивается к мнению тех, кого она называет друзьями.
        - За пару часов ей удалось собрать очень интересную команду. - Тевос склонила голову набок. - Турианец, кварианка, кроган. Иногда мне кажется, что понятие "расовая вражда" ей просто неведомо.
        Советник склонил голову в согласии.
        - Нынешняя Имрир Шепард соответствует требованиям к оперативнику Спецкорпуса. И меня мало интересует, какие боги или духи приложили руку к ее преображению, пока она делает все, что в ее силах ради спасения нашей цивилизации. Ты сама говорила, угроза Жнецов - не выдумка.
        Тевос вздрогнула.
        - В ее словах нет лжи. Уклончивость, избегание прямых ответов - да. Но прямой лжи - никогда. - азари отошла от окна и вернулась на диванчик. - Пока ее слова подтверждаются. Ты прав. Она достойна оказанного доверия. Следует показать ей, что и нам можно доверять. Поддержать в нужный момент. Полагаю, случай предоставит Альянс.
        Спаратус кивнул.
        - Они никогда не выпустят ее из-под контроля, но не понимают, что она УЖЕ отвернулась от них. Я читал ее досье. Полагаю, всех ее нынешних друзей мы уже видели. И в их числе - только два человека - гениальный пилот-инвалид и корабельный врач.
        - А как же капитан Андерсон?
        - Благодарность может и есть, но былого слепого поклонения нет и в помине. Та, старая коммандер Шепард, не допустила бы даже мысли пойти против слова командования и попытаться спасти своего врага. Тем более такого, как Сарен Артериус. - Спаратус замолчал. - Я благодарен ей за спасение жизни Найлуса.
        - У нее были на то свои резоны. - заметила Тевос.
        - Были. Я даже могу предположить какие. - Спаратус усмехнулся. - Я многое готов простить и на многое закрою глаза, если им удастся задуманное. - короткая пауза. - Если ей удастся ВСЕ ею задуманное… я буду ходатайствовать перед Иерархом о предоставлении ей полного гражданства и окажу любую посильную помощь не задавая лишних вопросов.
        - Ты ей доверяешь. - в глубоком голове прозвучал оттенок укоризны.
        - Да. - турианский советник присел на край диванчика. - Она сможет прижиться в нашем мире.
        - Ты что-то знаешь?
        - Скорее, увидел то, что мне не предназначалось. - тихо хохотнул мужчина.
        - Покажешь?
        - Несомненно. - вибрирующий низкий голос окрасился мурлыканьем. - Озадачу тебя в отместку за те красочные кошмары.
        - За них благодари свою протеже. - тихий грудной смех азари. - Я декаду спать нормально не могла!
        - Я знаю. Каждую ночь с криками просыпалась. Но с ее стороны это был сильный ход, согласись.
        - Верно. Главное, что информация действительно из маяка. Полагаю, мне показали… особо впечатляющие моменты. - Тевос покачала головой. - Ах да… ты же еще не все посмотрел. Самое интересное не видел…
        - У тебя есть возможность показать. - мурлыкнул Спаратус.
        Лазурные глаза стремительно наливались тьмой. Тонкие пальчики обхватили голову склонившегося турианца, две пары глаз встретились.
        - Обними вечность…
        Глава 25: Последние спокойные часы
        Парк Президиума - прекрасное место. Утопающие в пышной зелени изящные светлые здания, глади искусственных озер, водопады и фонтаны, ярко одетые разумные, неспешно прогуливающиеся вдоль набережной или стоящие на мостах. Картину портил ретранслятор Канала, но… уже не так сильно. Просто немного раздражал, не вызывая глухой злобы. Видимо, я начинаю привыкать к Цитадели. Станция и правда красивая… даже не смотря на то, кто ее создал и для каких целей.
        Парни выбрали небольшую кафешку на набережной озера. Мощное дерево закрывало нас тенью от иллюзорного светила, цветущий большими алыми цветами декоративный кустарник красиво обрамлял террасу и скрывал от любопытных глаз. Ленивое ничегонеделание в хорошей компании за столь же ленивым разговором ни о чем, вкусные экзотические напитки, вежливые и тактичные официанты, испуганно поглядывающие на нашу вооруженную компанию и лежащую в открытую на столе полностью готовую к бою "Крайзу". Гаррус с азартом ковырялся в турианском аналоге сверхтяжелой снайперской винтовки "Черная Вдова", что-то там настраивая и подгоняя под свою руку. Администратор - саларианец в забавном шоколадно-салатовом костюме бледнел и зеленел каждый раз, когда Гаррус вскидывал оружие и всматривался в прицел, и так занятно облегченно оседал, когда недовольно бурчащий парень возвращал оружие на стол. Разумные за соседними столиками за нашим трио наблюдали с долей любопытства, но без опаски, а стоящая неподалеку двойка СБЦшников с интересом вслушивалась в бурчание Гарруса и явно его знала. Пара пожилых турианцев, сидящих за столом чуть
левее нас, наблюдали за священнодействием нашего снайпера покровительственно и с умилением, не слишком-то тихо предаваясь воспоминаниям о бурном прошлом и обсуждая разложенное на нашем столе редкое и весьма специфическое оружие.
        "Крайзу" мы с боем отобрали у интенданта СПЕКТРа и то, после звонка Спаратусу. Так отдавать не хотел. Видел же, скотина, что на винтовку положил глаз Гаррус, который ни разу не Спектр. Мне-то мою "Крайзу" выдал, а тут - уперся. Чисто теоретически старого жлоба я могу понять. "Крайза" - винтовка не просто мощная, а чрезвычайно мощная. Таким оружием уничтожают тяжело бронированную пехоту. В один выстрел. Да, скорострельность у нее небольшая, в магазине - три патрона, перегревается быстро, остывает долго, термоклипсы пожирает, как Рекс провиант, но мощность просто чудовищная. Что странного в том, что Гаррус тут же положил на нее глаз?
        Естественно, мы это заметили, как и интендант. И так же естественно, что мы тут же попросили эту самую "Крайзу", а саларианец уперся обоими рогами. Таких винтовок в арсенале было всего шесть штук. Проблему решил Найлус.
        Надо было видеть рожу саларианца, когда доведенный до бешенства турианец, припомнив обещание родича, набрал советника и ядовито сообщил, что нам отказываются выдать в арсенале Спецкорпуса нужное оружие. Судя по злобной роже Спаратуса, мы оторвали его от чего-то приятного, ибо те матюги, которые услышал струхнувший интендант, мой переводчик перевести не смог, хотя потревоженные ассоциации вызвали уважение. Обматерив жлобливого интенданта, Спаратус приказал дать, что требуется, и пообещал, что если к нему попадет еще хоть одна такая жалоба, то он лично доломает ему второй рог, после чего отключился, смерив многообещающим взглядом нашу компанию. Чует сердце… нам это припомнят!
        Мстительный Найлус злорадным вихрем прошелся по арсеналу еще раз и утащил кучу совершенно ненужного нам барахла и вообще ВСЕ "Крайзы", какие нашел, доведя интенданта до нервного тика. Мы определенно не первые, кому пыталось зажать оружие это воплощение Ее Высочества Жабы, и явно не последние, кто точно так же срывает на нем злость. Понимающие и счастливые рожи двух Спектров-турианцев, наблюдающих за творимым нами беспределом, светились искренним и неприкрытым злорадством, а наш коллега-саларианец смотрел на сородича без тени сочувствия и с огромным удовлетворением.
        Гаррус, наконец-то довольный результатом, огладил когтистыми пальцами цевье и задумчиво сказал:
        - Пристрелять бы.
        Администратор кафешки полыхнул незамутненным ужасом, а Найлус, почуяв это, заржал.
        - Вакариан и большие дальнобойные пушки! Ты неисправим!
        Гаррус фыркнул.
        - Ничего ты не понимаешь, Крайк. Эта прелесть пробивает щиты вместе с их владельцем с одного выстрела!
        - Один выстрел - один труп? - спросила я, с улыбкой глядя на одухотворенную физиономию.
        - Именно так! - мурлыкнул снайпер, убрал оружие в бокс и… распаковал следующую.
        - Развлекайся. - Найлус благодушно указал на еще четыре оружейных бокса с совершенно одинаковыми маркировками.
        - Найлус, а зачем тебе "Крайза", если ты снайперскими винтовками не пользуешься?
        Тот пожал плечами и благостно заявил:
        - А мне она не нужна. Это тебе, на случай, если опять свою угробишь. Когда еще удастся так удачно разграбить спецарсенал СПЕКТРа? Второй раз трусить старого жлоба никаких нервов не хватит.
        - Я же не Спектр. - резонно заметил Гаррус, пристально всматриваясь в совершенно довольного жизнью Найлуса.
        - И что с того?
        - "Крайза" - редкое спецоружие. И дорогое. - Гаррус сам того не замечая ласково пробежался пальцами по винтовке. - Проблем не будет?
        - Из-за шести винтовок? - скептически переспросил Найлус. - Нет. Вот если бы мы вынесли вообще ВЕСЬ арсенал, вот тогда да… тогда Спаратус… пожурил бы за чрезмерную жадность. Максимум. Или приказал бы вернуть то, что нам не нужно.
        - И все?
        - И все. А мог бы и просто послать интенданта на склад ругаться с коллегой. Такой же жлоб. Из-за этой их особенности ВСЕ Спектры набирают оружия с большим запасом.
        Я не сдержала смешок.
        - Личный опыт?
        - О да!
        - Мне показалось, или подобные жалобы Спаратус слышит не впервые?
        - Да постоянно. Старый жлоб достал весь Спецкорпус, а повлиять на него может только прямой приказ советника. Спаратуса уже давно задергали с жалобами на интенданта спецарсенала Цитадели. Есть только двое, кому он выдает все без единого писка. Тагрус и… - Найлус стиснул стакан в кулаке с такой силой, что тот жалобно затрещал, - Сарен.
        Я осторожно положила ладонь на его предплечье.
        - Мы вернем его.
        Длинные пальцы бессильно разжались. Стакан выскользнул из руки и со стуком упал на стол, закачался, но устоял.
        - Но в каком виде?
        - В ужасающем, ты сам это знаешь. Властелин слишком цепко держит его за горло. Но только от нас зависит, будет он жить или… умрет.
        - Не от нас. - горько прошептал он, сжав руку в кулак. - От тебя. Я ничем не могу ему помочь.
        - Зато ты можешь помочь мне. - я встретила взгляд зеленых глаз.
        Он медленно кивнул. Напряжение растаяло, а Найлус вновь расслабился, задумчиво покачивая стакан между пальцами. Гаррус тактично молчал, быстро настраивая винтовку, но уже без того удовольствия, что было раньше. Тема Сарена с недавних пор стала особо острой и болезненной. Чем ближе вылет на Вермайр, тем больше накручивал себя Найлус. Особенно, видя пример подчинения в лице матриарха. Он верил в своего наставника и друга, но… реально осознавал ситуацию и понимал, каковы шансы у Сарена противостоять Властелину. Нулевые.
        Запиликал входящий сигнал на инструментроне. Я развернула золотистый интерфейс. Прессли.
        - Что случилось? - без лишних рассусоливаний спросила я.
        - Пришли из Спецкорпуса. - лаконично ответил старпом. - За грузом. Требуют вашего присутствия.
        - Сейчас будем.
        Физиономия старпома пропала. Пояснять что-либо нужды не было. Гаррус быстро упаковал винтовку в бокс, мы разобрали ящики и уже через пятнадцать минут вывалились из лифта на причальной площадке 7-9834 -38.
        У "Нормандии" нас встретил Прессли и пятеро неизвестных Спектров: азари, три турианца и саларианин. Главной в группе была азари. Одного взгляда на высокомерную физиономию мне хватило: мы НЕ поладим. Я не забуду пренебрежение и презрение в глазах синей красотки.
        Прессли встретил нас с облегчением, а коллеги - с долей скепсиса. Особенно меня. Найлуса они проигнорировали. На Гарруса внимания вообще не обратили, скользнув по нему глазами как по пустому месту. Это они… зря.
        С некоторых пор Гаррус Вакариан - один из ОЧЕНЬ немногих разумных, входящих в мой внутренний круг. Второй и… на данный момент - последний. Первым стал Найлус Крайк. Внутренний круг ближе чем родственники. Они те, ради кого я готова не только перегнуть реальность через колено, но и вывернуть ее так, чтобы они жили. Разумные, которым я безгранично доверяю. Ради них я без колебаний отдам жизнь. Они те - кого я буду помнить до конца своего существования. И я уничтожу любого, кто посмеет поднять на них руку. А эта дамочка только что выразительно и со смаком плюнула нам в лицо.
        Я перехватила напряженный взгляд Найлуса.
        - "У вас какие-то разногласия?"
        - "Она ненавидит Сарена. И меня."
        - "Понятно. И зачем Спаратус ее прислал?"
        - "Хороший вопрос."
        - "В таком случае, сделать гадость - это святое. А потом Сарен пусть сам с ней разбирается."
        От Найлуса пришла вспышка глухой боли и едва ощутимая надежда.
        - "Мы вернем его, даже если мне придется собирать его из кусков. У меня есть кое-что… оставшееся из прошлых жизней. На крайний случай."
        Найлус прикрыл глаза, медленно вдохнул и успокоился.
        Ну-с… пора пообщаться с коллегами! А пока… Мы проигнорировали эту скульптурную группу, прошли мимо них по откинутому трапу, завалились в арсенал и начали неспешно раскладывать добычу. Конечно, основной заказ доставят ближе к вечеру, это мы ради снайперской винтовки поперлись в арсеналы, но все же. Если наши коллеги думали, что мы будем распинаться перед ними с тяжелыми оружейными боксами в руках - они ошибались.
        Наконец, красиво расставив ящики с "Крайзами" под счастливым и всёпонимающим взглядом Рекса, мы изволили перенести свое внимание на охреневших от такого приема Спектров.
        - Спектр Имрир Шепард? - спросила азари, чуть приподняв безволосую бровь.
        - С кем я имею… удовольствие разговаривать? - сухо спросила я, окинув ее взглядом.
        - Спектр Урия Д" Лори. Вы должны отдать нам груз.
        Я хмыкнула.
        - Да не вопрос! Надеюсь, вы догадались захватить с собой грузовой аэрокар? - невинно поинтересовалась я и увидела, как в глазах азари промелькнула растерянность и досада. - Нет? Что ж поделать… тащить этот ящик вам придется в своих руках.
        И я с нескрываемым удовольствием указала на здоровенный контейнер, который выносили наши биотики, полыхая ярким синим свечением. За спиной разливалось злорадство и удовлетворение. Гаррус, радость моя меткая, а ты, оказывается, не лишен доли мстительности. Прямо как Найлус. Тот вообще получал массу удовольствия от моего общения с коллегой.
        - Советник Спаратус приказал вам сопровождать груз.
        - Без проблем. - я широко улыбнулась, ясно показывая, что готова следовать за грузом, но и пальцем не шевельну, чтобы он с места сдвинулся.
        Видать, морда у меня была восхитительно выразительная, так как Урия с каменной физиономией отправила одного из бойцов из своей группы за аэрокаром. Я точно знаю, что сперва она хотела погнать Гарруса, но… не рискнула. Вот и замечательно. А то я же мстительная и злопамятная, как и любой бессмертный.
        Кар пригнали быстро, и я получила массу удовольствия, наблюдая, как Спектры вручную грузят ящик с королевой. Рекс стоял и наслаждался процессом вместе с Найлусом и Гаррусом. А рожи-то у всех троих ну совершенно одинаково одухотворенные! Урия видела это откровенное счастье, бесилась, но молчала, удерживая основной вес биотикой. В королеве как бы полтонны. Не считая самого ящика.
        Я честно подождала, пока они с матюгами затолкают ящик в грузовой отсек аэрокара, и радостно сказала:
        - Спектр Урия!
        Азари подозрительно на меня покосилась.
        - У меня на борту едут пассажирами десять десантниц-азари из эскорта матриарха Бенезии. Не могли бы вы забрать их с собой?
        Урия соображала минуты две, пока до нее не дошел весь смысл и цинизм сказанного, медленно закрыла глаза, глубоко вдохнула и столь же медленно выдохнула.
        - Могу.
        На физиономии сама собой расплылась счастливая ухмылка.
        - Джокер! Ты слышишь?
        - Конечно, капитан! Дамы уже собираются.
        Искомые дамы выкатились из трюма буквально через пару минут, рядочком выстроившись по мою левую руку. Бенезия ОЧЕНЬ ясно и без простора для фантазии пояснила девушкам, кто имеет право отдавать им приказы до ее выздоровления.
        Урия стояла и сверлила меня пристальным взглядом. Я же улыбалась ей в глаза и перекатывалась с пятки на носок, всем видом показывая, насколько мне все глубоко пофигу. Найлус искренне ловил кайф и прикидывался моей тенью. Гаррус препохабно ухмылялся и делал то же самое. Мы никуда не спешили, нас все устраивало, и мы молча ждали, пока Спектр прожует ситуацию и разродится решением. Десантницы же таращились на до боли им знакомый ящик и тихонько шушукались, начисто игнорируя пятерых разумных.
        Урия сдалась, когда увидела, как плотоядно ухмыляющийся Найлус демонстративно склонил голову к моему уху и восхитительным вибрирующим шепотом, который было слышно чуть ли не по всей "Нормандии", начал травить байки из серии "Занимательные факты из жизни Спектров". Гаррус с удовольствием слушал, полностью забив на медленно звереющую азари. Клянусь, еще немного, и мы бы просто повернулись к ней спиной и начали трепаться в голос.
        - Поднимайтесь на борт! Совет нас ждет. - буквально прорычала Урия, резко повернулась и ушла к аэрокару.
        Куда конкретно мы летели, ни я, ни турианцы и не пытались узнать. Мы с комфортом устроились прямо на полу возле ящика с королевой, а Найлус продолжил рассказывать забавные истории, не забыв пройтись по "обожаемой" коллеге. Урия медленно закипала от одного вида нашей колоритной компании, но заткнуть коллегу и не пыталась, а он самым натуральным образом наслаждался ощущением ее эмоций. Я же аккуратно поставила ей жесткую закладку, на корню убив идею отомстить нам через самого уязвимого члена нашего отряда. Гарруса. Он - не Спектр. За его убийство Урии ничего не будет… официально. Как только мысль навредить или убить дойдет до стадии принятого решения об исполнении… милая азари сляжет в могилу с обширным кровоизлиянием в мозг.
        Для менталиста осознанно принятое решение приравнено к действию. Как и у любого мага. Я предпочитаю защищать, а не мстить… уничтожая врага до того, как он нанесет вред. Тогда и мстить не придется.
        Аэрокар привез нас в какое-то довольно вместительное помещение и приземлился у стены. Там нас уже ждал Совет в полном составе и два десятка бойцов. Выделываться мы не стали, и по моей команде десантницы без какого-либо труда вытащили ящик с королевой и поставили в центре. Урия просто промолчала, зло сверля мне спину.
        Подойдя к Совету, мы, все трое, склонили голову.
        - Королева рахни по вашему приказу доставлена. - спокойно сообщил Найлус.
        Урия поперхнулась воздухом и закашлялась, в глубоком шоке глядя на потертый и частично дырявый ящик. Ну да, таким и варрена не удержать, ты права. Как она там? Прекрасно. Почему не вырвалась? Потому что умнее тебя… Я с удовольствием отвечала на вопросы-мысли Урии про себя, получая какое-то садистское удовлетворение.
        Разговор взял на себя Спаратус, как представитель заинтересованной стороны. Они уже все обсудили, поделили и согласовали между собой и с правителями своих рас. Иерархия согласилась принять рахни. Или, скорее, наложить на них лапы.
        - В каком она состоянии?
        - В легкой форме стазиса. - ответила я.
        - Можете ее вывести?
        - Да.
        - Приступайте.
        По моей команде десантницы сняли запоры с дверок и широко распахнули их, демонстрируя окружающим крепко спящую сиренево-фиолетовую королеву. Я просто потянулась к разуму рахни, отсылая заранее обговоренный сигнал. Пара долгих минут ожидания, и королева зашевелилась. Огромное насекомое медленно, еще неуклюже после долго сна, вылезло из ящика, представая во всей своей мощи и красе.
        - Нам нужен медиум. Королева не в состоянии говорить вслух самостоятельно.
        Народ задумался. Десантницы, стоящие на моей спиной, о чем-то тихо зашушукались, и вперед выступила миленькая девушка. Та самая, через которую уже однажды говорила королева.
        - Я готова.
        Азари подошла к королеве и повернулась к ней спиной, а я легким касанием к разуму погрузила девушку в сон. Королеве не требовалось что-либо объяснять. Азари даже не успела осесть на пол, как тело конвульсивно дернулось и медленно встало на ноги.
        - Мы помним вас, поющая. Мы видим музыку врага. Он близко?
        - Он еще далеко. - успокоила я нервничающую рахни. - Это место хранит их отзвук.
        Рахни пошевелилась. Я указала на заинтересованно разглядывающего рахни Спаратуса и сказала:
        - Королева. Перед тобой те, кто готов услышать твою песнь. Советник, говорите. Королева услышит и поймет вас.
        Спаратус подошел близко. Очень близко, пристально всматриваясь в огромное существо, покорно сидящее на металлическом полу и ожидающее его слов. Королева даже не шевелилась. Она терпеливо ждала. Рахни жаждет жить. Она боится гибели. Но… даже это насекомое понимает, что в одиночку она не сможет найти подходящий мир и защитить свое потомство.
        - Мы готовы дать вам мир для колонизации. - Спаратус говорил медленно и внятно. - Вы готовы подчиниться нам? Стать частью нашего народа? Жить рядом с нами. Воевать вместе с нами? Встать рядом против нашего врага?
        - Мы готовы слить нашу музыку с песней вашего народа. Мы хотим растить наших детей в гармонии. Мы готовы встать рядом с вами против тех, кто жаждет погрузить нас в тишину. - короткая пауза. - Сейчас мы слабы. Сейчас мы одни.
        - Мы не требуем немедленной помощи.
        - Мы согласны. Мы станем частью музыки вашего народа.
        Спаратус медленно и ооочень довольно кивнул.
        - Освободите ваш голос. У стены стоит контейнер, в котором вы перевезем вас в выбранный для вас мир. Вы сможете развиваться. Мы будем наблюдать и защищать. Мы не будем вмешиваться.
        - Мы запомним вас.
        - Вы можете переждать долгий перелет?
        - Мы будем спать.
        - Как нам разбудить вас?
        - Мы почувствуем музыку живого мира.
        Спаратус медленно склонил голову и отошел. Азари без звука осела на пол, а королева, чуть семеня, проследовала к огромному герметичному боксу со встроенной системой жизнеобеспечения, где вновь уселась и прямо на глазах ошеломленного народа впала в спячку.
        Ну все, доверчивое насекомое, попало ты в добрые и заботливые когтистые руки. Я ни на мгновение не сомневаюсь, что практичные турианцы смогут приспособить такое… необычное пополнение на благо родимой Иерархии с наибольшей возможной пользой. Какой в этом прок азари - я не знаю. Саларианцы, скорее всего, просто не рискнули связываться с рахни, а продавить их уничтожение не смогли: турианцы и азари не дали. Что-то гложут меня подозрения относительно Иерархии и Республики. Как-то уж очень они хорошо координируют свои действия. Союз? Кто знает. В Совете Тевос и Спаратус явно играют в одной команде, а Валерну не останется ничего, как соглашаться. Красавцы! Ничего ж не скажешь.
        Пока бойцы Совета закрывали контейнер и куда-то его увозили, я привела в сознание десантницу и сдала этот десяток в руки Тевос, под ее обещание устроить азари на Цитадели, пока я привожу в порядок матриарха. На этом мое обещание присмотреть за барышнями себя исчерпало, и я со спокойной душой свалила к Найлусу и Гаррусу под пристальным и каким-то задумчивым взглядом Спаратуса. Тевос лишь дернула уголком губ и чуть заметно кивнула, словно советники только что подтвердили какое-то мнение и приняли решение. Не следи я за ними столь внимательно - не заметила бы. Что занятно, внимание касалось Гарруса!
        Народ постепенно рассасывался. Злющая Урия ушла вместе с Тевос и Валерном, а нас за собой позвал Спаратус. Советник определенно был доволен и ничуть этого не скрывал. А от кого? В огромном зале остались только мы четверо. Надо будет, кстати, как-нибудь намекнуть ему, что разумный его статуса не должен ходить без охраны. Я не забыла про Лэнга и его будущее нападение на Совет. Впрочем, турианца можно назвать каким угодно, но не беззащитным. В обличие от канона, советник совершенно не брезговал личной броней и оружием, и сейчас, вне Зала Совета, он был одет в отличную среднюю броню, скрытую под свободным плащом-туникой, в захватах виднелся мощный пистолет, в набедренных ножнах - турианский клинок. Полагаю, тренировки он тоже не забросил. Уж слишком характерными были его движения: гибкость и пластика дикого зверя, экономность и бесшумность… Какую бы должность он ни занимал, прежде всего он - воин. И только потом - политик.
        - Мы примем рахни под свою защиту. - спокойный вибрирующий голос советника гулко прозвучал в опустевшем помещении. - Они войдут в Иерархию как вассальная раса.
        - Рахни сами по себе не агрессивны. - я пожала плечами. - но бойцы хорошие. Из-за специфики их вида, потери среди обычных бойцов не критичны: они не разумны. И их нельзя подчинить, если королевы остаются в здравом уме.
        - Азари сказали примерно то же самое. - Спаратус усмехнулся, с каким-то предвкушающим интересом нас разглядывая. Словно впервые увидел, чес слово! - Возможно, одному из ваших друзей будет интересно… Иерархия инициировала слушания об отмене санкции генофага.
        Я словно врезалась в воздух. За спиной полыхнули незамутненным изумлением турианцы. Они ЧТО сделали?
        - Вы собираетесь излечить генофаг?
        - Мы его применили. Мы его и излечим. - Спаратус поморщился, недовольно дернув мандибулами. - Если не остановиться сейчас, кроганы как вид исчезнут. Это не то, чем можно гордиться. - острый взгляд серо-зеленых глаз. - Мы дали шанс на жизнь рахни. Кроганы ничем не хуже. Если вам попадутся какие-то сведения о лекарстве, достаньте их.
        - Будет сделано.
        Советник с довольными глазами и каменным лицом созерцал наши охреневшие рожи. Вот же… все он правильно просчитал. То, что у нас в команде Рекс, он не мог не знать. Я сомневаюсь, что такое решение возникло недавно. Наверняка в Иерархии подготовка шла давно. С какими целями? Понятия не имею. Но явно не от любви к ближнему крогану своему. Тут четкий расчёт. Решили подмять под себя "черепашек"? Очень на то похоже!
        С таким знаменательным напутствием Спаратус свалил, оставив нас переваривать новости. Очнувшись от ступора, Найлус и Гаррус дружно решили, что такие новости переваривать лучше где-то в более комфортном месте и, желательно, заливая спиртным.
        Спаратус - ехидная сволочь! Умеет же озадачить и из колеи выбить!
        Поплутав минут пятнадцать по техническому району, мы нашли терминал такси, и уже через час выгружались в сомнительном квартале Нижнего Города. Здравствуй, "Логово Коры"! Мы давно не виделись!
        Бар уже давно нашел нового владельца, но на первый взгляд ничего не изменилось: тот же интерьер, те же лица, все так же извивались в чувственном танце азари, у покоев нынешнего владельца так же стояла охрана, правда, в этот раз из турианцев и одного человека, у дверей в служебные отсеки - два крогана. За барной стойкой - знакомый бармен, наливающий выпивку и… о… кого я вижу!
        - Гаррус. - мой ласковый, полный предвкушения голос вызвал вполне закономерную волну опасения.
        - Что?
        - Дай гранату. Я знаю, у тебя в кармане есть.
        Найлус поперхнулся воздухом, удивленно глядя на мое лицо, а Гаррус, проследив взгляд, понимающе ухмыльнулся и без вопросов выдал требуемое. Сграбастав тонкий диск, я без единого звука ввинтилась в толпу, продвигаясь к своей жертве.
        - Зачем ей штурмовая граната?
        Тихий настороженный голос Найлуса был едва слышен. В ответ - приглушенный смешок.
        - Смотри.
        Громкая ритмичная музыка била по чувствительному слуху, гомон толпы, крики, шаркающие шаги упившихся разумных, томные вскрики танцовщиц, которых в очередной раз ущипнули за зад, стук стаканов - привычный шум "Логова", он не замолкал ни на мгновение. Муть, тоска, скука… Мерзость… Кроган недовольно поморщился, подхватил стакан с отвратной выпивкой и поднес ко рту, когда…
        Тонкие, нежные пальчики ласково коснулись подбородка, скользнули по шее в очень хорошо знакомой ласке, от которой вдоль позвоночника пронеслась волна холода. Он даже не почувствовал веса хрупкой девушки, обнявшей его за шею под охреневшими взглядами охраны и бармена. Кроган оцепенел.
        Томный женский голос интимно-нежно прошептал:
        - Скучал, красавчик?
        Стакан треснул в сильных пальцах и разлетелся на осколки. Выпивка потекла по рукам и столу, смывая искрящаяся стекло…
        - Ты так непозволительно беспечен…
        И смертельно ледяной диск гранаты, пискнув, скользнул за шиворот…
        - Десять, красавчик… - нежно проворковал до боли знакомый голос.
        Никогда не думала, что содрать с себя кирасу можно за пять секунд! Тем более, крогану! Ан нет, справился… Вот что творят опыт и должный стимул! Граната упала на пол, весело подмигивая голубыми огоньками боевого взвода. Кроган подхватил ее, отключил, всмотрелся в замершую на экране цифру и меееедленно повернулся, пристально глядя мне в глаза.
        - Десять МИНУТ?!
        Уй… сколько эмоций! Запоздалый страх, оторопь, злость, поднимающаяся ярость, облегчение, непонимание, гнев и… хм… восхищение?
        - Я же не уточнила.
        Кроган стиснул кулаки, набычился… и, неожиданно, громко расхохотался. Ко мне со спины подошли Найлус и широко ухмыляющийся Гаррус.
        - Рир, ты неисправима! - вибрирующий, задыхающийся от смеха голос турианца вызвал у крогана лишь понимающую усмешку и волну узнавания.
        Кто б сомневался, что нашего шустрого снайпера узнают!
        - Вакариан!
        - Грест.
        - Говорят, ты уволился. - кроган успокоился, нацепил кирасу и сунул деактивированную гранату в бокс на бедре.
        Гаррус пожал плечами и с комфортом облокотился о высокую стойку.
        - Надоело.
        - А как же твоя борьба со злом и идеалы о высшей справедливости? - ехидно спросил кроган, одним движением сметая осколки стакана со стойки на пол.
        - А кто сказал, что я себе изменил? - ехидно спросил Гаррус, подвинул высокий стул, жестом предлагая мне на него садиться.
        Я отказываться от приглашения не стала, и с комфортом устроилась. Роль спинки прекрасно исполнил сам Гаррус, а Найлус подошел ближе и прислонился спиной к стойке между мной и кроганом. Грест маневры вполне оценил. Прищурился, пристально всматриваясь в невозмутимое лицо откровенно веселящегося Найлуса, а потом, узнав, удивленно моргнул.
        - Интересная у тебя компания. Не познакомишь?
        - Полагаю, Найлуса ты узнал.
        Кроган кивнул.
        - Спектр Совета. Найлус Крайк. Да. Знаю. Личность известная. Говорили, ты помер.
        Найлус дернул мандибулами и иронично согласился:
        - Помер.
        Вот только в эмоциях не было ни тени иронии. Как и в зеленых глазах. Грест заметил, удивленно качнул тяжелой головой, но продолжать болезненную тему не стал.
        - Представь вашу прекрасную спутницу. Третий раз встречаемся, я столько о себе приятного услышал, аж дух захватывает, и даже не знаю от кого.
        Гаррус усмехнулся, положил руку мне на плечо.
        - Имрир Шепард.
        Я улыбнулась. Мужик-то оказался не злопамятным и с юмором.
        - Прямо-таки дух захватывало?
        Кроган широко улыбнулся, что для неподготовленного зрителя выглядело весьма… угрожающе.
        - Еще никто из вашего рода так меня не впечатлял.
        - Не злишься?
        В ответ - раскатистый веселый смех.
        - В этой дыре с тоски сдохнуть можно. Местные отморозки храбры только толпой, а как встретишь одного-двух, так ссут в штаны, стоит только на них рыкнуть. - презрительно фыркнул кроган.
        - О как! Адреналинчика не хватает? Или что там у вас его роль исполняет.
        Грест хмыкнул.
        - Ты такая же, как и Вакариан. Без тормозов. - глянул на веселящегося турианца. - А ты не скалься, хитиновая рожа. Как ты пропал, совсем скучно стало. Нет того щекочущего нервы чувства, когда ждешь внезапный выстрел от самого меткого отморозка СБЦ. Твои коллеги криворукие и косоглазые, как слепой варрен.
        - Ты преувеличиваешь. - фыркнул снайпер.
        - Ха! Только ты мог всадить пулю в башку, стоило только ей мелькнуть. Из пистолета навскидку. Паллин зря тебя отпустил. А ты - ходи осторожно. На тебя много у кого нож припрятан.
        Гаррус беспечно пожал плечами.
        - А он теперь один и не ходит. - усмехнулась я.
        Кроган заржал.
        - Я вижу. Нашел себе клан по духу.
        Гаррус смутился, а мы все трое рассмеялись. Прямолинейный Грест говорил то, что думал. Кроганам не свойственно плести кружева слов и лжи. Они прямы и честны. Вот и сказал он то, что увидел. Маленький, крепко сплоченный… клан. Я обдумала эту идею, и она не вызывала отторжения. Ни у кого из нас.
        - О, я вижу это новость только для Вакариана.
        Тактичный, как и все кроганы. Гаррус заморгал, удивленно глядя на наши благостные рожи, потом - склонил голову на бок, подумал и просто кивнул.
        - СБЦ теперь тебя не защищает, не забывай. - добавил Грест. - А ты нажил себе много врагов.
        - У нас у всех много врагов. - дипломатично возразил Найлус.
        - Но ты - Спектр! Мало дураков трогать оперов Спецкорпуса. Потом проблем не оберешься и проживешь недолго.
        - Найлус - не единственный Спектр в нашем маленьком, но чрезвычайно мстительном и злопамятном клане. - мурлыкнула я. - Это Гаррус у нас добрый.
        Турианец поперхнулся воздухом.
        - Я? Добрый?
        Найлус заржал. Я улыбнулась.
        - Да ты само Добро во плоти!
        Кроган хмыкнул.
        - А кто же тогда у вас само Зло?
        - А вот за нашим персональным Злом нам еще предстоит слетать. - Я улыбнулась. Найлус окаменел, судорожно стиснув пальцами край стойки. - Уроки берет у его вселенского воплощения. Квалификацию повышает… И увлекся. С кем не бывает? Он у нас натура азартная и авантюрная, совсем о себе забыл, не бережется, здоровье надрывает… - я вздохнула. - Вот и придется слетать и вернуть его в дружную семью. А то же заучится и пропадет по чем зря… в отрыве от реальности.
        Круглые от изумления глаза крогана - это поразительное зрелище. Самое занятное, что он так и не понял, о ком идет речь. Но впечатлился. Заранее.
        - Вот оно как… - короткое покачивание тяжелой головы. - Успехов в… возвращении вашего Зла.
        Найлус прикрыл глаза и кивнул.
        - Я слышал, вы пересеклись с Рексом Урднотом.
        - Есть такое. - я улыбнулась.
        - Его уже давно никто не видел. - с намеком заметил кроган.
        - Ну… не знаю, не знаю… Когда я его видела, он со счастливой рожей копался в арсенале.
        Грест удивленно склонил голову.
        - В каком арсенале?
        - В корабельном.
        - На каком корабле?
        - На моем.
        Кроган удивленно заморгал.
        - А что Рекс делает на твоем корабле?
        Я глянула на экран инструментрона.
        - Судя по времени, он сейчас должен с азартом потрошить посылку из арсеналов Спецкорпуса. Как раз должны были доставить. А тебе какой интерес?
        - Урднот Грест. - с усмешкой представился кроган.
        Надо же!
        - О как! Интересуешься, где носит твоего вождя?
        - Уже знаешь?
        - Конечно. - я пожала плечами. - Как ему надоест таскаться с нами и собирать на свою задницу все проблемы галактики, мы его любезно подкинем на Тучанку.
        - Все проблемы галактики ему никогда не надоест собирать. - резонно ответил Грест, прекрасно знающий своего вождя.
        Мы рассмеялись.
        - Ладно, мы пойдем отсюда. А то как-то не слишком хорошо бухать в баре, предыдущего владельца которого ты пристрелил.
        Грест усмехнулся.
        - Так это ты была?
        - Я ж обещала. - я развела руками. - Бывай, красавчик!
        На этой жизнерадостной ноте мы попрощались и поползли к выходу. Уже практически у самой двери я остро ощутила чужой тяжелый интерес. Чуть заметно споткнувшись, я повисла на руке Гарруса и повернулась, чуть припадая на ногу, быстро вычленяя из толпы источник. Высокий мощный турианец в броне с эмблемой СБЦ. А морда-то знакомая… и татуировки, как у Гарруса…
        Понимание пришло мгновенно. Твою же мать! Вакариан старший…
        Дверь сомкнулась, отрезая нас от бара.
        - Рир, что случилось?
        Меня осторожно утвердили на ногах.
        - Гаррус… или мне показалось, или я видела твоего отца. - парень вздрогнул. - И он целеустремленно шел за нами.
        Мгновение ступора и неуверенный ответ:
        - Рир… я не готов сейчас к разговору с отцом…
        Найлус удивленно моргнул. Таким потерянным и растерянным мы никогда Гарруса не видели! Видать и правда с папашей у него не все безоблачно.
        - В таком случае, нам лучше поторопиться.
        Когда Киррус Вакариан вышел из бара, в слабо освещенном коридоре уже никого не было. Тяжело вздохнув, мужчина покачал головой и устало провел рукой по гребню. Сын опять исчез в неизвестном направлении.
        Но в этот раз у него появилась зацепка. Те двое. Турианца он узнал. Найлус Крайк. Спектр Совета. Ученик Сарена Артериуса. И неизвестная женщина-человек.
        - Во что ты ввязался, сын…
        Тихий низкий голос бессильно растворился в тишине.
        Глава 26: Добрый напутственный пинок под зад
        После поспешного бегства из "Логова Коры" мы ввалились в какой-то небольшой клуб на другом лепестке Цитадели. Что это было за заведение - никто из нас не знал. Что радовало, нас тоже никто не знал и не приставал. Смотрели, правда, настороженно и с опаской, пока мы не поняли в чем дело: открыто носимое оружие далеко не гражданских модификаций и короткий турианский меч на бедре Найлуса. Но хоть трогать не стали, здраво рассудив, что на Цитадели очень много постов СБЦ, и раз нас еще не замели, значит, на ношение этого оружия право мы имеем. А потом и вовсе забыли, когда поняли, что буянить мы не будем.
        Чуть не состоявшаяся встреча с отцом ощутимо выбила Гарруса из колеи. Парень сидел подавленный и расстроенный, бездумно глядя в свой стакан. Найлус тактично молчал. А я… сперва не лезла ему в душу. Думала, сам отойдет. Но нет… Гаррус медленно и уверенно скатывался в меланхолию, не пойми отчего себя накручивая.
        - Гаррус. - я тряхнула его за плечо, возвращая в мир реальный.
        Он удивленно заморгал, непонимающе глядя на меня яркими голубыми глазами. Сейчас, в гражданской одежде, без брони и оружия, он и правда воспринимался обычным хулиганистым парнем с кучей проблем, которые он мастерски прятал от окружающих за невозмутимостью, легкой язвительностью и необидными подколками. Вот только сейчас его внутренняя броня ощутимо треснула, обнажая душу глубоко одинокого разумного с кучей проблем и комплексов. Он еще не свыкся с мыслью, что теперь он не один. Что есть те, кто его поддержит при любых обстоятельствах и не смотря ни на что.
        - Что-то случилось? - осторожный вопрос, сказанный совершенно несчастным голосом.
        - Ты мне скажи, отчего сам не свой.
        - А… - он отмахнулся. - Все нормально.
        Я перехватила его руку.
        - Это НЕ нормально!
        Гаррус моргнул, растерянно глядя мне в глаза. Перевел взгляд на Найлуса, но, встретив пристальный тяжелый взгляд, поник.
        - Ты же знаешь, мы тебя поддержим в любом случае. - спокойно припечатал Найлус. - Свою жизнь в бою ты нам доверяешь, а проблемы - нет?
        - Это…
        - То же самое! Доверие - есть доверие!
        Гаррус растерянно смотрел на свою кисть, которую я держала в руках, не зная, что и делать. Вот как он мог, прослужив в следственном отделе СБЦ хрен знает сколько лет, сохранить такую стеснительность и неуверенность в себе? Он меня порой просто поражает! Не спорю, многогранность личности - это здорово, но меру же знать надо! Гаррус на поле боя и Гаррус, сидящий сейчас рядом со мной, две совершенно разные личности.
        На некоторое время он вновь выпал из реальности, обдумывая наши слова и… собираясь с мыслями. Мы ничего не говорили. Найлус просто молчал, а я держала Гарруса за руку. Наконец, он созрел на разговор.
        - Ты знаешь об… особенностях нашего общества, Рир? - глухо начал он разговор с вопроса.
        - Знаю.
        Короткий кивок, и дальше тем же глухим голосом:
        - Я - младший в семье. И никогда не был… достаточно… дисциплинирован. Из-за чего у меня были проблемы не только с отцом, но и с непосредственным начальством. В учебке, в СБЦ. У нашего народа такое пренебрежение не приветствуется. Его не понимают. Я - плохой турианец.
        Это Гаррус-то плохой? С какой стороны? Более верного и честного разумного я в жизни не видела! А его авантюризм, расчетливая рискованность, азартность, храбрость на грани с потерей инстинкта самосохранения, и тяга к приключениям вкупе со стеснительностью и в чем-то робостью лишь добавляют обаятельности.
        Найлус, у которого с субординацией и дисциплиной было куда веселее, чем у Гарруса, только фыркнул. Я поморщилась.
        - А ты вообще молчи, отрада дисциплины, игнорирующая приказы!
        Гаррус удивленно заморгал, глядя на ухмыляющегося сородича.
        - Да-да, у нашего Найлуса не то что с дисциплиной проблемы… он и приказы непосредственного начальства частенько игнорировал, если считал, что они… не совсем правильные.
        - Было такое. - благостно согласился Найлус. - А потом я попал на глаза Сарену, и он выдвинул меня в кандидаты в СПЕКТР.
        Гаррус вздрогнул.
        - Меня тоже… выдвинули. Но отец воспротивился. Он считал, что я со временем буду считать себя выше других. Выше закона. - в голосе проскользнула легкая ирония. - Он часто приводил твоего наставника, Сарена, как пример Спектра и его методов. Не слишком законных… или вообще незаконных.
        - Это ты-то станешь выше закона? - скептически осмотрел смутившегося Гарруса Найлус. - С твоей тягой к справедливости? Твой отец тебя совершенно не знает, если так считает. Вся теневая Цитадель это знает, а твой отец - нет.
        Гаррус пожал плечами.
        - Мы часто ругались на этой почве. В последний раз мы… наговорили много… лишнего. - Гаррус потер свободной рукой лицо, расстроенно глядя на нас. - Того, что говорить не следовало.
        - И давно это было? - осторожно спросила я.
        Гаррус вздрогнул всем телом, но признался глухим надтреснутым голосом.
        - Три года назад.
        Твою же мать! Три года! Он три года избегал отца, работая с ним в одной структуре! Теперь понятно, откуда такой страх и неуверенность, щедро приправленные болью и виной. Да он так сам себя дожрет когда-нибудь! Особенно, если отец внезапно погибнет.
        На какое-то очень короткое время у меня проклюнулось сочувствие к старшему Вакариану. Я же видела его взгляд. Он определенно хотел отловить Гарруса и поговорить. Закрыть разверзшуюся между ними пропасть непонимания. Он же искренне переживает за сына. Просто и без затей боится за его жизнь! И правильно боится. Есть причины. Старший Вакариан прекрасно знает, насколько Гаррус прославился в среде местных отморозков и какие на него устраивают облавы! Да вся СБЦ и Цитадель это знает!
        Вот только… если он хоть чуть похож на сына, то скажет он не то что хочет всем сердцем, а то, что должен. И все его начинания закончатся очередным конфликтом. Как бы не последним. И Гаррус это прекрасно понимает. Может, оттого и избегает отца? Чтобы оттянуть этот разговор и неизбежный окончательный разрыв?
        - И с тех пор вы не общаетесь? - тихо спросила я, ловя его взгляд.
        - Нет.
        А в ярких голубых глазах - тоска и боль. Гаррус искренне любит свою семью, но держится от нее на расстоянии. Не рискует даже приблизиться. Знает, что его не поймут, и даже не пытается объясниться, чтобы не испортить отношения еще больше и не разочаровывать близких. У меня просто нет слов! Совершенно одинокий парень при живой и любящей его семье! А его любят, насколько я помню, хоть и не воспринимают всерьез. Мда…
        Найлус сидел задумчивый и пасмурный. Тоже оценил всю глубину задницы, в которой обитает Вакариан? Видать, оценил! Да еще и почувствовал! Не может не чувствовать, даже если захочет. Не умеет еще отгораживаться. Эмпатия - это иногда истинное зло. А Гарруса трясет так, что от бури эмоций корежит ментал, хоть на лице - привычная маска невозмутимости и спокойствия.
        Что удивительного в том, что он так быстро и крепко привязался к нам? Мы его приняли таким, какой он есть, со всеми его достоинствами и недостатками. Без масок и притворства, ни сказав ни единого слова порицания, не пытаясь заставить подстраиваться под нас и ломать свою личность. Гаррус - умный и наблюдательный, и для отличного следователя не представило сложности понять, как именно к нему относятся. А поняв, он не смог не принять то, что ему предложили. Просто так, ничего не требуя взамен. Не смог отказаться от того, чего так желал. Мы стали его семьей, пусть и неосознанно, на уровне инстинкта. Разумный не может быть полностью одинок без вреда для рассудка. Тем более, одинок в толпе. Должен быть внутренний круг. Пусть - узкий, но он обязан быть! А его у Гарруса не было, и парень медленно варился в своих проблемах, постепенно обрастая внешней броней невозмутимости, непрошибаемого спокойствия и ироничной язвительности.
        У самого Найлуса кроме Сарена вообще никого близкого нет. Оттого он так и психует при мысли о наставнике. Хотя… какой он, к демонам, наставник! Я достаточно много образов видела в памяти Найлуса. Сарен хоть и держал рожу кирпичом, но действия говорят сами за себя. Так относятся не к ученику, коллеге или другу. Так относятся к младшему брату!
        Я вызвала меню и набрала заказ. Гаррус практически не воспринимал реальность, вновь погрузившись в невеселые мысли, а Найлус лишь скептически покосился на меня, но возражать не стал. Завтра мы вылетаем на Вермайр. И кто знает, как пойдут дела. Слишком много неизвестных. Слишком велик риск провала.
        - К демонам все! - я сжала жесткую и горячую кисть. - У меня в этой реальности вообще никого нет. Только вы двое. Так что… гори оно все пламенем распада! Завтра мы будем в космосе, а пока - гуляем.
        - Хочешь порадовать Спаратуса? - иронично спросил Найлус.
        - Ты его рожу видел? Он же прямо предвкушает утреннее чтиво и заряд бодрости на весь день вперед!
        - Тогда… не будем разочаровывать наше непосредственное начальство. - ухмыльнулся Крайк.
        Нам принесли наш заказ. Миленькая азари как-то странно посмотрела на меня, выставляя бутылки на столике. Причина до меня дошла только когда я увидела откровенный ужас на ее физиономии, когда мы, разлив алкоголь, приступили к пьянке. Она даже подошла и попыталась предупредить:
        - Вам же это… нельзя! Это же турианский алкоголь!
        Я скептически осмотрела знакомую бутылку.
        - Мне - можно. У меня организм переваривает оба вида продуктов. Благодарю за заботу.
        Азари неуверенно кивнула и ретировалась. А я взяла протянутый Найлусом стакан и… отметила алкоголь, как не опасный для жизни, не давая организму приравнять его к яду и мгновенно расщепить на безопасные компоненты. Раз уж мы гуляем… значит, гуляем. Хочу напиться в хорошей компании и забыть про ВСЕ проблемы хотя бы до утра. Даже если потом мне будет мучительно стыдно за то, что я сделаю на пьяную голову.
        Видать, подобные мысли гуляли и в головах турианцев, так как за дело мы принялись бодро. Гаррус топил мысли о семье, Найлус - о Сарене, прочно занявшего место давно погибшего брата, заодно пытался отстранится от бури эмоций Гарруса. Ничего у него, ясное дело не выходило, но к концу пятой бутылки Вакариан немного оклемался и оживился. Мы начали травить байки из жизни. Когда прозвучало в очередной раз имя Сарена, у нас включились мозги и дошло, что нормально нам при посторонних не расслабиться, ибо придется фильтровать речь. Нагрузившись спиртным, поехали к Найлусу.
        Видимо, Найлус ошибся, когда указывал место назначения, так как такси нас высадило у рынков Нижнего Города. Оглядев счастливым взором местность, мы за каким-то хреном поперлись через весь Рынок к дальнему терминалу такси, распихивая разумных локтями. Естественно, не нарваться на комплимент мы не могли. Какая-то глазастая батарская рожа признала в пьяном турианце, полувисящем на Найлусе, всем знакомого и трепетно любимого Гарруса Вакариана, и с воплем "Это он!", батар потянулся за пистолетом. Гаррус очнулся буквально на мгновение: молча выхватив с зажима пистолет он влепил шумному уроду пулю промеж четырех глаз, оглядел расфокусировавшимися глазами охреневший народ, и хрипло спросил:
        - Крайк… ты куда нас притащил?
        - Ошибся. - пожал плечами поддатый Спектр, снимая с пояса оружие, и совершенно буднично признал. - А нас тут сейчас будут убивать…
        - Не… не смогут. - Гаррус критически осмотрел стягивающихся к бесплатному развлечению местных отморозков и вынес вердикт. - Я меткий. Пистолет мощный и скорострельный.
        - Ты - пьяный.
        - Да… но я все равно меткий.
        - А их много. - критический взгляд зеленых глаз, быстро обретающих кристальную четкость и сосредоточенность. - У кого-то будет зааанимательное чтиво…
        Я же за всем этим наблюдала с отстраненным интересом, перекатывая между пальцами гранату и держа в левой руке пистолет.
        Из толпы протолкался здоровенный кроган. Критически осмотрев нашу композицию, он сплюнул и сказал:
        - Спектра - не трогать. Вакариана - убить.
        Какого Спектра не трогать? Мои мозги забуксовали на простой задаче с двумя значениями и подвисли. Альтернативно разумные потащили оружие, а до меня достучалась вторая часть фразы.
        - Гаррус… А тебя убить хотят.
        - Меня всегда хотят убить. - философски заметил парень.
        А потом просто вскинул пистолет и без промедления или колебания открыл огонь.
        Я никогда не видела ничего даже близко похожего. Пьяный, едва стоящий на ногах турианец стрелял с холодной расчетливой точностью машины и с размеренностью метронома. Пистолет в его руке передвигался ровно настолько, сколько требовалось, чтобы пуля вошла в голову следующей выбранной жертве. Насколько бы не заплетались его ноги, рука не дрогнула ни на мгновение. Голубые глаза пьяного до отрыва с реальностью разумного смотрели спокойно, холодно, расчетливо, практически не моргая. И ни единого проблеска лишней мысли. Пьяный автопилот легко и без какого-либо конфликта с сознанием перешел в боевой транс, являя нам темную сторону Гарруса Вакариана - Архангела.
        Очнулись от краткосрочного ступора мы одновременно. Разумные вскинули оружие, заорали, порскнули в стороны, стараясь найти укрытие. Кто-то попытался пристрелить покачивающегося стрелка, но в этот момент ударила я, широко охватывая толпу мощным ментальным воздействием, обходя лишь двоих. Боевая менталистика во всей своей сомнительной красе. Ступор, рассинхронизация работы мозга, глубинный страх, нарушение координации движений. Ненадолго, на какие-то секунд десять, пока организм не восстановит работу.
        Найлус окутался темным синим свечением пассивной биотики, сдернул с бедра клинок, одним резким рывком вломился в компактную группу, подбивая штурмовую винтовку рукой и заставляя противника открыть торс. Меч легко вспарывает живот, без сопротивления проходя сквозь мощный кинетический щит жертвы, пистолет в левой руке огрызается выстрелами, на инерции движения и поворота тела турианец припадает на колено, переводит прицел и - дуплет во встающего чуть в стороне врага.
        Движение сбоку. Турианец и батар. Первому - в уязвимую шею, второму - промеж глаз! Батар лег, турианец успел пригнуться. Сволочь вертлявая! Выстрел, выстрел. Тур упал на пол, заливая металл темной синей кровью из развороченной головы.
        Пистолет Гарруса сухо клацнул. Термоклипса исчерпала себя. Парень моргнул, падая на колено, выщелкнул клипсу, запустил руку в карман и вытащил новую. К нему, что-то невнятно крича, подлетел человек. Когтистые пальцы соскользнули по голени, обхватили длинную рукоять. Гаррус стремительно встает, чуть смещаясь в сторону, резкий удар, нож вспарывает горло, практически перерубая шею. Тело падает на пол, Гаррус убирает нож и поднимает пистолет… Найлус сбил его с ног и затащил за шиворот за прилавок. О металл застучали пули, я перезарядила пистолет, высунулась из-за укрытия, бросила гранату. Бухнул взрыв, кто-то истошно заорал. От ненависти и жажды убийства сладко кружилась голова…
        Кто знает, чем бы закончился наш поход, если бы на стрельбу не заявилось СБЦ.
        Отморозки прыснули в стороны, а мы, всего мгновение подумав, присоединились к поспешному бегству, и успели запрыгнуть в свободный аэрокар такси всего за пару мгновений до того, как на нас обратили внимание выбежавшие бойцы в знакомой черно-синей броне.
        Видать, в этот раз Найлус не ошибся, так как такси высадило нас у знакомого дома. Патрульная двойка СБЦ круглыми глазами наблюдала, как растрепанные, в разноцветной крови, мы вывалились из кара, посетовали на угробленный алкоголь и буйных отморозков в Нижнем Городе, убрали оружие и потопали к ближайшему магазину. Найлуса тут знали, и к нам не приставали, но какими глазами смотрели вслед!
        По дороге в квартиру мы чуть не разбили один ящик, но Гаррус вовремя подставил колено, чуть пошатнувшись. Заблокировав двери, мы оккупировали диванчик и… понеслось. Алкоголь крепчал, разговор ни о чем плавно перешел на воспоминания. Истории постепенно становились все искреннее, вспоминалось глубоко личное, до сих пор берущее за душу. Своеобразная исповедь тем, кто может понять. Мы просто изливали душу, рассказывая то, от чего болело сердце. Эмоции давили на мозг, отдаваясь резонансом. Я рассказала о своих перерождениях. Некоторых из них. Как, например, перерождение в мохнатой помеси кошки и хомяка метр в высоту. Парни ржали, когда я жаловалась, как подцепила местный аналог блох в болоте и рассказывала, как их выводила из густой шерсти. А я посмеялась, когда Гаррус рассказывал истории с учебки. Про заминированные позиции при отходе, на котором условно подорвался второй отряд, а инструктор отправил его в больницу с переломанными ребрами. Про самовольную смену позиции, когда он отрабатывал роль снайпера и выкосил оба атакующих отряда, и снова попал в больничку за творческое переосмысливание приказа.
Найлус рассказал, как впервые нарушил приказ еще в учебке, но в больницу попал инструктор со сломанной рукой и тройным переломом ноги. Поржали. А потом я начала рассказывать о своем обучении в Академке. Про хохмы менталистов и ужасы их работы, про последствия, про то, что можно при должной фантазии сделать из разумного существа, и сколько это потребует сил и времени. Про ментальное и энергетическое истощение, от которого элементарно можно впасть в кому, из которой уже не выйти без посторонней помощи, и сгореть до состояния иссохшей мумии. Турианцы впечатлились и спросили о том, как помочь в случае такого. Я рассказала все, что знала. О прямой и косвенной передаче энергии, о ментальных "шторках", от которых проблем порой больше, чем пользы. Особенно, когда они падают, и разум идет вразнос. Рассказала, как происходит регенерация естественным образом во время сна, еды или секса. Описала, что такое канал энергетической подпитки и как его создать, показав уже установленный и работающий на Найлусе…, а сам Найлус рассказывал о службе в статусе Спектра, об особенностях разных видов, о традициях и обычаях
своего народа. Гаррус описал пару занятных обрядов и праздников, распространенных в родном мире. В общем, было… познавательно.
        К концу последнего ящика вспомнили про щиты. Гаррус пожаловался, что Найлусу я уже поставила, а про него забыла… А скоро Вермайр. И лететь всего пять дней.
        Кому из нас пришла в голову гениальная в своей маразматичности мысль заняться щитами сейчас? Не знаю. Не помню. Но факт остается фактом. Последнее связное воспоминание - яркие голубые расфокусировавшиеся глаза, картина искалеченного разума с великим множеством самонаведенных закладок… и глупый разговор:
        - Гаррус, а у тебя мозги в закладках.
        - Откуда? - удивился он.
        - Сам наставил, болван! Снимать?
        Буквально мгновение на обдумывание и решительный ответ заплетающимся языком:
        - Снимай!
        Дальше - сумбурная мешанина обрывков работы: расправляющая вуаль на ядре, поднимающийся первый щит, прорастающий Лабиринт на ядре личности, надежно укрывающий от поверхностного сканирования и силовой атаки, крепнущая вторая и третья вуаль, поднимающиеся опоры природного щита, истончающиеся и рассыпающиеся тяжи самопроизвольных закладок, рассасывающиеся стопоры на эмоциональной сфере и захлестывающий нас всех вал мощных, противоречивых, когда-то сознательно подавленных эмоций и чувств…
        Разум медленно выплывал из сна и легкого похмелья. Первые звуки, которые я услышала и осознала: тихое биение чужого сердца под моей головой и размеренное ровное дыхание с едва слышным помуркиванием на выдохе.
        Сонная хмарь выветрилась, и я, наконец, открыла глаза, постепенно осознавая ситуацию. Под щекой - горячие и твердые пластины, тепло тела, прижимающегося ко мне со спины и спокойное дыхание в район лопаток.
        Оп-па… Какое доброе утро…
        Я лежала на груди Гарруса, удобно устроив голову на твердых, но гладких пластинах естественной брони, обхватив его левой рукой за плечо и закинув ногу на бедра. Мне в спину чуть выше лопаток довольно сопел Найлус, обняв тяжелой сильной рукой за плечи и прижимаясь всем телом. И он явно не спал.
        Прислушалась к телу. Было или не было? Приятная истома ясно дала понять - было! И было хорошо.
        А самое обидное, что я… ПОЧТИ НИЧЕГО НЕ ПОМНЮ!
        Размеренное дыхание сбилось, сердце застучало быстрее, а Найлус фыркнул смешком в лопатки.
        - Я это сказала вслух? - тихо спросила я, и не собираясь шевелиться.
        - Да. - сильная рука подгребла меня поближе.
        Ой-ой, какие эмоции… Гаррус проснулся и осознал услышанную фразу.
        - Совсем ничего не помнишь? - тихий вибрирующий голос, полный опаски и какой-то глухой тоски.
        Я осторожно приподнялась, опираясь рукой о крепкие пластины естественной брони. Гаррус смотрел на меня пристально, словно что-то пытался найти и… боялся, что поиски увенчаются успехом.
        Зря ищешь! То, что я весьма смутно помню сам процесс, это ж не значит, что я против… и от осознания ситуации буду сейчас биться в истерике, закатывать глазки и вести себя как малолетняя истеричная малахольная дура. Ой-ой… ужасть-то какая… подумать только… провела ночь с двумя мужчинами, ради которых я готова эту реальность раком поставить и наизнанку вывернуть! Эх, Гаррус… плохо ты меня еще знаешь. Найлус вон сходу понял. Лежит и получает удовольствие, с каким-то академическим интересом прислушиваясь к буре эмоций. Эмпат начинающий…
        Вытянув руку я осторожно коснулась жесткой скулы. Теплый твердый хитин, чуть шероховатый на ощупь. Голубые глаза удивленно моргнули. Гаррус смотрел на меня, словно впервые увидел. Пальцы соскользнули по судорожно дернувшейся мандибуле на открытую кожу золотисто-кофейного цвета. Мягкая, бархатистая, слегка бугристая. И очень горячая. Удивление в глазах медленно истаивало, на какое-то мгновение промелькнуло облегчение и радость.
        - Что-то помню. - мурлыкнула я, с интересом разглядывая выразительное лицо. - Последнее, что сохранилось в памяти… - воспоминания послушно развернулись перед мои внутренним взором, во всей красе показывая… - Как я ставила тебе щиты… и… снимала… закладки… - глухо сказала я, чувствуя, как от ужаса волосы встают дыбом по всему телу.
        Я резко выпрямилась, чуть ли не подлетев на месте. Великий и Неделимый! Я ЧТО ДЕЛАЛА?! Я поймала его взгляд и провалилась в разум. Не дай боги, если я что-то не то по пьяни сделала! Там же было…
        От увиденной картины я… растерялась: четко структурированная защита, поднятые крепкие щиты, ровные вуали, полностью убранные самопроизвольные закладки и внушения… КАК ЭТО ВОЗМОЖНО?! Да там работы было дней на пять!
        - Пьянка - это зло! - выдала я, а Найлус тихо муркнул смешком. - Но зло забавное. И, порой, полезное. - прикрыла глаза, пережидая запоздалый приступ паники. - Вы чем вообще думали, когда позволили пьяному в дым менталисту лезть в разум? - едва слышно прошептала я, безвольно сползая на кровать.
        Гаррус чуть расслабился.
        - Я тебе доверяю.
        Доверяет он… да я сама себе в таком состоянии не доверяю! Я же с ЕГО мозгами работала! А если бы ошиблась? Чуть не так сдвинь понятия и ассоциации, и все… разум в разнос пойти может, если конфликт начнется…
        - Это было… неосмотрительно!
        Найлус перекатился на спину, заложил руки за голову и с интересом меня разглядывал. И никаких дерганий и душевных метаний. Полностью довольный взгляд.
        - Найлус, ты, как самый нестеснительный, покажешь, что я забыла?
        Гаррус смущенно заморгал. Найлус нахально ухмыльнулся.
        - Не покажу.
        Я приподняла бровь в немом вопросе, с интересом рассматривая вальяжно развалившегося турианца. Нет, я, конечно, могу перебрать память и вытащить все с подробностями чуть ли не посекундно… и даже сделаю это, дабы знать, что стерло из моей краткосрочной памяти истощение. Но чуть позже.
        - Могу продемонстрировать. - и хитрая плотоядная улыбка.
        От Гарруса пришла занятная волна эмоций… надо же… полная солидарность!
        - Понятно все с вами. - я улыбнулась. - Полностью доволен произошедшим?
        - Не совсем. Ты - не помнишь и было на пьяную голову. - легкое пожатие плеч. - А так - да. Вполне. - ирония во взгляде. - Не вижу…
        Он запнулся, услышав тихое пиликанье инструментрона с левой руки. Своей и моей. Мы молча глянули друг на друга, синхронно развернули золотистый интерфейс. Входящий вызов, абонент…
        - Советник Спаратус! - в один голос выдохнули мы.
        Короткий ступор, осознание ситуации, и мы с матюгами подлетели на кровати под громкий смех Гарруса.
        - Не смешно, Вакариан! - взвыл Найлус, рывком стряхивая перемешанные шмотки на пол.
        Смех перешел в откровенное истерическое ржание. Найлус подхватил мои вещи и кинул мне, сгреб свои. Инструментрон снова запиликал, подстегивая, как вожжа строптивую лошадь.
        - Это он так мелочно мстит мне за ночной звонок? - прорычал Найлус, натягивая штаны под писк входящего сигнала.
        - А может? - я натянула футболку, заправила в штаны, пальцами приглаживая всклокоченные волосы.
        - Может! - Найлус расправил воротник безрукавки.
        Мы вылетели в зал и замерли в ступоре от открывшейся картины. Здесь неделю гуляла Орда… и не одна… и не раз…
        Секунда на осмысление увиденного.
        - Арсенал! - выдохнул Найлус.
        Четыре секунды спустя мы созерцали прямо-таки светящуюся от предвкушения довольную рожу советника Спаратуса. И пусть он пытался делать привычную каменную физиономию, но глаза… е-мае, какие у него были глаза!
        - Советник. - Найлус вежливо склонил голову, подозрительно глядя в искрящиеся глаза.
        - Спектр Найлус, Спектр Имрир… Должен заметить, вы вчера превзошли все мои… ожидания.
        Ой мааать… Ему уже наябедничали… Вот только рожа-то у него чего такая довольная-довольная… Или он реально кайф ловит, когда ему Паллин на Спектров телеги строчит? Да не верю, что он каждый раз звонит проштрафившимся подчиненным, чтобы постебаться. Видать, чем-то мы ему приглянулись…
        - Мне прислали КРАЙНЕ занимательное видео о вашем… решении конфликта на рынке. - жесткая усмешка. - Пятьдесят четыре трупа.
        Сколько?! Видать Найлус тоже впечатлился, ибо его физиономия вытянулась.
        - Простите, советник. Это была самооборона.
        - Я видел. - усмешка стала просто плотоядной. - Я жду вас в Зале Совета. Через пятнадцать минут. Троих.
        И связь пропала.
        Несколько долгих томительных секунд мы таращились на отключившийся инструментрон, переваривая сказанное. Странная беседа… Это ради чего он позвонил? Чтобы просто сообщить нам, что ждет через пятнадцать минут в Зале Совета?
        Стоп!
        Пятнадцать минут. Зал Совета.
        Твою же мать! Отсюда до Башни Совета пол часа добираться на такси!
        Зеленые глаза Найлуса расширились от осознания ситуации, он глухо выматерился. Мы вылетели из арсенала на второй космической.
        - Гаррус! Одевайся!
        Парень приподнялся на кровати, удивленно глядя на наши перекошенные рожи.
        - Спаратус приказал явиться в Зал Совета! Всем!
        - И? - не понял подставы Вакариан.
        - Через ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ!
        Мгновение на осознание, голубые глаза широко распахиваются, и Гаррус подлетел из положения лежа.
        - У меня есть аэрокар. - выдохнул Найлус. - Можем успеть! Спаратуссс скотина!
        Так быстро мы никогда не собирались! По разгромленной квартире мы пронеслись, как цунами, успев нацепить недостающие детали одежды, схватить оружие, ключ-карту, удостоверения, закрыть житье и скатиться до ангара.
        Полет до Башни Совета я запомню надолго! Говорят, игрок-Шепард за рулем "Мако" - это зло. Авторитетно заявляю - опаздывающий реальный Найлус за штурвалом аэрокара куда страшнее! Мы неслись на предельной для этой машины скорости над самыми домами, лавируя между медлительным транспортом, юзом проскакивая между высокими деревьями, не рискуя подняться выше, где проходили основные транспортные пути Цитадели. Уж не знаю, какие матюги летели нам вслед и как нас не попыталось тормознуть СБЦ, но ровно через десять минут черный аэрокар чуть ли не рухнул на площадь перед Башней Совета под удивленными взглядами прогуливающихся разумных.
        Вихрем промчавшись по длинной лестнице, мы ввалились в лифт, впервые отблагодарив Жнецов за это медлительное пыточное устройство. Пока он полз вверх, мы успели отдышаться, привести в порядок одежду, принять более-менее приличный вид и успокоиться.
        В Зале Совета шло закрытое заседание, о чем нам сообщил СБЦ-шник-турианец. Мы непонимающе переглянулись. На Спаратуса непохоже такие подставы делать. И тут боец, глядя на наши удивленные рожи, видать, что-то сообразил, так как скептически осмотрев, спросил:
        - Спектр Найлус Крайк, Спектр Имрир Шепард, Гаррус Вакариан?
        Мы кивнули.
        - Вас ждут.
        И пропустил.
        В Зале кроме советников… никого не было. Не поняла? Это в честь чего они собрались? Пройдя по длинной платформе, мы замерли перед Советом, молча и вопросительно глядя на трех наделенных высшей властью разумных.
        И тут…
        Мягкий грудной голос советника Тевос торжественно произнес:
        - Гаррус Вакариан. Шаг вперед…
        Глава 27: Случайности
        За два часа до заседания Совета
        Тихий писк входящего сигнала разорвал тишину кабинета, привлекая внимание его хозяина. Советник Спаратус развернул интерфейс, глянул на имя абонента, столь настойчиво дозванивающегося до него ранним утром. Директор СБЦ. Мандибулы дрогнули и медленно поползли в стороны. Спаратус широко улыбнулся, и тронул кнопку ответа, уже догадываясь, что именно ему так жаждет поведать старый друг. Над столом развернулось окошко, показывая лицо директора СБЦ. Суженые глаза, крепко прижатые к щекам мандибулы и резкие движения ясно показывали: Венари Паллин в бешенстве.
        - Советник Спаратус.
        Паллин внимательно осмотрел помещение.
        - Я один, говори свободно. Что случилось?
        Короткая пауза, глубокий вдох и…
        - Что случилось? Случились твои отморозки! - Венари резко выдохнул с тихим рычанием, практически неуловимым ухом человека. - У меня пятьдесят четыре трупа и больше трех десятков раненных! Ты вообще знаешь, что они творят?!!
        Спаратус удивленно приподнял налобные щитки.
        - О ком речь?
        - Крайк и компания.
        Спаратус поперхнулся.
        - Крайк, Шепард и Вакариан?
        - Они.
        - Ты хочешь сказать, что эти трое положили без причины такое количество народу?
        Паллин поморщился.
        - Я не говорил, что причины не было.
        - Кого они перебили?
        - Наемников и членов банд с Рынков Нижнего Города.
        - Втроем? - скептически переспросил Спаратус.
        - Сам посмотри.
        Интерфейс связного узла замигал, сообщая о пересылке видеофайла. Советник активировал голографический проектор и вывел на него вещание. На столе развернулась объемная трехмерная проекция: приземляющийся аэрокар такси и вылезающие из него трое разумных, едва стоящие на ногах.
        - Они пьяны?
        - До потери связей с реальностью.
        Дальше они смотрели вдвоем: вот троица протискивается через толпу, батарианец, с криком поднимающий пистолет, Вакариан, на мгновение очнувшись, одним выстрелом навскидку всаживает тому пулю в лоб, короткий ступор окружающих, хорошо известный обоим кроган - главарь банды, короткий приказ и… бойня. Спаратус увеличил изображение, отмотал чуть назад и запустил заново. В тишине кабинета громко прозвучали слова:
        - Спектра - не трогать. Вакариана - убить.
        Короткое непонимающее оцепенение троицы, удивленный женский голос:
        - Гаррус… А тебя убить хотят.
        И ответ, сказанный запинающимся вибрирующим голосом.
        - Меня всегда хотят убить.
        Спаратус хмыкнул на такое философское спокойствие и дальше предельно внимательно наблюдал, как молодой турианец, чуть покачиваясь, вскинул пистолет и открыл стрельбу. Холодные серо-зеленые глаза смотрели пристально, тяжело, анализируя и отмечая поразительную точность стрелка и экономность выверенных движений, слаженную работу прикрывающих его напарников. Он так и не понял, что именно сделала Шепард, вызвав краткосрочный ступор и панику среди напавших, отметил действия Найлуса, окутанного неестественно темным огнем биотики, которую раньше никогда не проявлял. Но самого пристального внимания удостоился молодой Вакариан.
        Запись закончилась, когда троица села в такси. Спаратус задумчиво смотрел на злое лицо своего друга, постукивая когтем по столу.
        - Занимательно.
        - Это все, что ты можешь сказать? - вскинулся Паллин.
        - А что ты хочешь услышать? Это была самооборона. Сам же видел.
        Паллин поморщился.
        - Видел. Спектры неподсудны, но вот Вакариан - вполне. При желании и должной подготовке его могут осудить даже за самооборону.
        Спаратус выпрямился, с легким неудовольствием глядя в лицо друга.
        - Кто?
        - У младшего Вакариана много врагов. Нужен был лишь повод.
        - Вот как? - советник нахмурился.
        - От меня требуют дать ход обвинениям.
        - Крайк и Шепард без помощи его не оставят. - сообщил Спаратус очевидный для обоих факт.
        - Я это понимаю. - поморщился Венари. - Мне хватает проблем и без двух мстительных Спектров.
        - Проблему с Вакарианом я решу.
        Паллин пристально всмотрелся в лицо старого друга. И чем дольше он смотрел, тем сильнее разгоралось удивление в его глазах.
        - Ты же не собираешься…
        Советник усмехнулся.
        - Он будет достойным пополнением турианского корпуса.
        - Он неконтролируемый и непредсказуемый!
        - Тем лучше. - Спаратус приподнял руку, жестом прерывая возражения собеседника. - Венари, ты знаешь, что турианский корпус СПЕКТРа - самый малочисленный?
        Директор СБЦ удивленно заморгал.
        - Нет.
        - Втрое меньше по численности, чем саларианский и впятеро - азарийского. Найти достойного кандидата - это большая удача. Многие не выдерживают проверки и отсеиваются. Те же, кто остаются… - Спаратус покачал головой. - За последние десять лет мы назначили всего троих Спектров из нашей расы, а потеряли двенадцать!
        - Не знал. - Паллин был неприятно удивлен.
        - Младшего Вакариана поставили на наблюдение еще шесть лет назад. Он - подходит. Я не могу разбрасываться столь перспективными кандидатами.
        - Как же регламент?
        - Он работает с действующими Спектрами и прошел миссии на Теруме и Новерии. Куратором неофициально назначен Крайк. Регламент соблюден.
        Паллин вздохнул и склонил голову.
        - Делай, как считаешь нужным. Но - поспеши.
        Венари Паллин отключился. Спаратус задумался, пристально всматриваясь в фигуру молодого сородича, замершую со вскинутым пистолетом. В серо-зеленых глазах на мгновение промелькнуло предвкушение.
        - Какой удобный случай…
        Из Зала Совета Гарруса мы выводили буквально за руку под понимающим и донельзя довольным взглядом Спаратуса. Валерн наблюдал за нами с долей интереса, а Тевос только улыбалась. Соглашусь с Найлусом. Спаратуссс… скотина! Мог же предупредить заранее или хоть немного подготовить морально! Но нет… Вон какое удовольствие получает от созерцания впавшего в ступор растерянного Гарруса. Прямо-таки с отеческим умилением!
        Назначение меня хоть и удивило, но не так уж сильно. Подспудно я ожидала чего-то подобного, правда, не так быстро. Видимо, появилась какая-то причина, ускорившая события, но узнавать особого желания не было, хоть и предполагаю, что виновата бойня, устроенная нами на Рынке. Боюсь, если мы узнаем правду, придется задержаться на Цитадели, а кому-то, скорее всего, - умереть. Спаратус не из тех, кто будет спешить или делать что-либо необдуманно. Причина быть должна. И причина - серьезная.
        Видимо, у Найлуса в голове бродили примерно такие же мысли, так как шел он нахмуренный и мрачный. Гаррус все еще отсутствовал, механически переставляя ноги и идя туда, куда его ведут, и возвращение в разгромленную квартиру Найлуса прошло мимо его внимания. Очнулся наш снайпер только тогда, когда его насильно усадили на диван и вставили в руку стакан с крепким алкоголем.
        - Пей! - буркнул Найлус.
        Гаррус моргнул, удивленно глядя на окружающий нас бардак, перевел взгляд на сородича, но послушно в один глоток выпил. Поперхнулся, закашлялся, с сипом втягивая воздух.
        - Полегчало? - спросила я, осторожно забрав стакан из судорожно сжатых пальцев.
        Голубые глаза моргнули.
        - Да. - парень потер лицо. - Спасибо. - короткая пауза и растерянное: - Это было… неожиданно…
        Перехватив его правую руку, я села рядом, медленно стащила с его кисти короткую перчатку без пальцев и бросила ее на кресло. Гаррус замолчал, с удивлением в глазах глядя, как я рассматриваю его кисть. Открыл было рот, но, подумав, закрыл и ничего не сказал, позволяя мне делать то, что я хочу.
        Раньше у меня как-то не было возможности спокойно рассмотреть турианца поближе. Они вообще редко позволяли чужакам увидеть свое тело. И дело не в стеснении или каких-то моральных и религиозных запретах, а просто потому, что представители других рас реагируют на них… не слишком адекватно. На людях даже перчатки носили, хоть я и знала, что они довольно неудобны и раздражают.
        Гаррус пристально всматривался в мое лицо, пока я с интересом ощупывала его кисть. И чего он ждал? Опять, что ли, напридумывал себе какой-то ереси и терпеливо ждет ее подтверждения? Глянула в яркие голубые глаза. Ну точно! Привык, что от него неподготовленные люди шарахаются.
        Найлус пару минут за нами наблюдал, пинком отодвинул раскатившиеся по полу бутылки и присел на подлокотник диванчика возле меня, а я почувствовала, как когтистые пальцы закопались в волосы, едва ощутимо касаясь кожи головы. Приятно…
        Откуда вообще пошла дурная идея, что турианцы - колючие? Ничего подобного! Открытая кожа хоть и плотная, но очень мягкая, бархатистая наощупь. Хитиновые пластины гладкие, горячие, чуть шершавые, но ни в коем разе не колючие! Я поглаживала кисть кончиками пальцев, изучая реакцию Гарруса. Он прекрасно ощущал прикосновения не только на открытой коже, но и на хитиновых пластинах, хоть и не так остро. Занятно. Я перевернула его кисть тыльной стороной вверх. Сильная широкая мужская рука, на тыльной стороне ладони - мелкие хитиновые пластины, образовывающие своеобразный естественный кастет с крепкими костяшками, но внутренняя сторона - мягкая. Пальцы длинные, гибкие, вдвое длиннее и толще моих, считая массивные крепкие когти. Да и вообще кисть крупнее, но очертания приятные глазу. Запястье узкое, переходящее в сильное предплечье, защищенное своеобразным щитком из сплошного хитина по внешней стороне, более темного, чем на кисти и куда более прочного, с ясно видимым вкраплением металла. Локоть острый, заканчивается хищного вида коротким трехсантиметровым шипом. Плечо сильное. Под естественным экзоскелетом
видны мощные мышцы, куда более сильные, чем у человека схожей комплекции. Турианцы действительно намного сильнее людей физически, уступая по голой силе только кроганам. И то, ненамного.
        - Интересно? - мурлыкнул мне на ухо Найлус.
        Я откинулась назад, запрокинула голову, встретив взгляд ярких зеленых глаз.
        - Очень! Утром как-то не получилось рассмотреть. А потом Спаратус, добрая душа, сорвал нас с места.
        Найлус фыркнул.
        - Он теперь так просто не отстанет. Работа на должности советника вызывает у него порой дикую скуку. Вот он и развлекается в меру своих широких возможностей и больной фантазии.
        - А тут мы?
        - Да.
        - Какой ему интерес? - спросил Гаррус.
        - Его забавляют наши загулы и вопли Венари. - когтистый палец осторожно огладил мой подбородок. - Полагаю, Паллин скинул ему записи с камер Рынка.
        - Какой в этом смысл самому Паллину?
        - Все еще надеется, что Спаратус будет держать нас на коротком поводке. - хмыкнул Найлус. - Насколько я знаю, они старые друзья и вместе служили после учебки. Спаратус на выходки своих Спектров смотрит с долей иронии, пока мы не начинаем разносить Цитадель на куски и убивать без причины.
        - А Паллин?
        - А Паллин психует, когда приходится разгребать за нами очередные проблемы.
        - Его можно понять. - заметил Гаррус.
        - Можно, конечно. Так что мы стараемся на Цитадели сильно не… - он неопределенно махнул рукой. - Как бы так правильно сказать… Держать себя в рамках. А тут… пятьдесят четыре трупа. Вот он и взвыл.
        Гаррус оцепенел.
        - Сколько?
        - Спаратус сказал - пятьдесят четыре. - усмехнулся Найлус. - Полагаю, как минимум половина из них получилась от аккуратной дырки в голове.
        Гаррус опустил глазки. Ей богу! Мог бы покраснеть - покраснел бы!
        - Спецкорпус за тобой наблюдает уже довольно давно. Я сам на тебя Спаратусу отчеты пишу уже четвертый год.
        Гаррус удивленно заморгал.
        - Да-да. - зеленоглазая язва ухмыльнулся во весь оскал. - Четыре года, со всеми подробностями и полным анализом твоих действий, с оценкой боевых качеств, поведения, полученного результата и допущенных ошибок. - Найлус наклонился и зарылся носом мне в волосы. - Мягкие… и пахнешь ты вкусно.
        - Кусаться будешь? - я улыбнулась.
        - Я подумаю… - мурлыкнул он в ответ восхитительным вибрирующим голосом.
        - Подумай хорошо. Не забыл? Я - метаморф. - на глазах удивленного до изумления Гарруса я отрастила длинный коготь и продемонстрировала его Найлусу.
        - Забыл. - он осторожно тронул кончик когтя и, естественно, глубоко порезался. - Однако…
        - Я могу получить практически мономолекулярную кромку. - обхватив его палец, я слизнула синюю кровь. - Возможности моего организма - бесконечные. - ранка на глазах затянулась.
        - Но как это произошло? Тело же было человеческое…
        - Душа первична и подстраивает тело под свои нужды. - я пожала плечами, возвращая руку в привычный вид. - После вселения аура разворачивается так же, как и у новорожденного. Слой за слоем, разве что гораздо быстрее. Тело и подстраивается. Аура у меня очень энергонасыщенная. Так что… месяц, ну полтора, и я вновь полноценный метаморф.
        - Но КАК это возможно?
        - Все мы суть энергия, Найлус. И одна энергия может легко влиять на другую, воплощенную в материальной форме. В этом - основы магии. Любой. Склонность и сила души инициирует развитие ядра в физическом теле, насколько это допускает реальность. Но есть то, что универсально везде, даже в глубинах Хаоса. Его дары и проклятия. - я улыбнулась. - Менталистика - один из таких даров. Это свойство разума и души. Не тела. Единожды став менталистом, ты им останешься всегда, пока сохраняешь разум. Магия Разума, базирующаяся на жизненной энергии. Она не зависит от внешнего мира и его законов. Для нее нет надобности во внешних источниках энергии, как для некоторых других видов.
        - Ты говоришь о магии, как о реальности. - тихо сказал Гаррус.
        Вместо ответа я подняла руку, формируя то, что люди практически всегда называли огненным шаром или стрелой. Небольшой огненный сферический сгусток весело запылал на ладони, вогнав обоих турианцев в состояние ступора.
        - Эта реальность крайне бедна на энергию, нужную для использования стихийной магии. Того, что я вложила в этот шарик, в нормальном магически активном мире хватит, чтобы снести с лица планеты целый город, утопив его в лаве. Поэтому я магию и не использую. Неэффективно. Обычная винтовка нанесет тот же урон. Без осечек работает только то, что опирается на внутренний резерв или на Первооснову, которой такие мелочи как законы реальности совершенно не важны.
        - Но ты МОЖЕШЬ использовать?
        - Могу, конечно. - я пожала плечами. - Я перерождаюсь уже больше двадцати раз. И только семь воплощений было в немагических мирах. Считая это. Естественно, я многое знаю и умею, стараясь в каждом воплощении чему-то научиться, даже если оно длится всего пару дней или часов. - Найлус вздрогнул, крепко сжав мое плечо. - Да, были и такие. Так что… сам понимаешь. Если я что-то не делаю, это же не значит, что я этого не умею. Правда, я еще не вошла в полную силу, но это уже совсем скоро. Я чувствую. Скоро произойдет качественный скачок.
        - И что тогда?
        - А тогда я получу полный контроль над всем, что мне удалось привязать к моей душе. Например, к своему пространственному карману. А там у меня есть полезные вещи, не имеющие даже близких аналогов в этой реальности.
        - Как ты стала такой? Странником по жизням? - тихо спросил Гаррус.
        - Случайность. - я пожала плечами. - Я родилась в полностью немагическом мире. Даже у вас есть своеобразная магия, завязанная на жизненную энергию носителя и излучение-катализатор. Биотика. А в моем родном мире не было даже малейших проявлений. А вот поди ж ты… после смерти очнулась в чужом теле.
        - И никаких идей как это произошло? - осторожно спросил Найлус.
        - Ну отчего ж. Есть определенный механизм появления таких как я. Потом как-нибудь расскажу. - я встретила внимательный взгляд зеленых глаз. - Обещаю.
        Найлус согласно кивнул и снова зарылся носом мне в волосы.
        - У нас время до вечера? - спросил Гаррус.
        - Да. Экипаж частично в увале. Корабль на погрузке: Себастьян сетовал на странный подбор продуктов, вот я его и отправила закупаться. Все равно счет пойдет в военное ведомство Альянса. Пусть платят за жратву для своего экипажа.
        - Ныть не будут?
        - Будут, конечно. Но декстро-продукты нам оплачивает Совет. Я-то без обычных прекрасно проживу, а вот люди - нет. Джокера, Карин, Рекса и Лиару мы, так и быть, прокормим из своего кармана. А, еще инженерный отсек. Хотя Рекса прокормить затруднительно.
        Найлус фыркнул, Гаррус не сдержал улыбки.
        - А если не оплатит?
        - Высажу к демонам на ближайшей станции. Хоть повод будет от них избавиться без крови. А то достали - сил нет.
        Гаррус удивленно качнул головой.
        - Какие планы у нас?
        - Срач убрать. - буркнул Найлус. - Квартира выглядит, словно в ней ворка дня три кутили!
        - Да. Не помешает. - согласно кивнула я. - А то, боюсь, к нашему возвращению здесь зародится новая жизнь.
        Турианцы рассмеялись.
        Дабы ускорить процесс, мы распределили обязанности и приступили к уборке. Пока я и Гаррус собирали бутылки и мусор, Найлус занялся наведением порядка, начиная с наименее пострадавшей территории - спальни. Собирая бутылки в мешки, я просто диву давалась, как мы умудрились столько высосать и не загреметь в лазарет с отравлением. СТОЛЬКО выпить крепкого спиртного - это надо было умудриться! Гаррус вытер стол и разлитое спиртное с пола. Подобрав последние, я потопала на кухню, где стоял утилизатор, когда…
        Волна чистого, незамутненного бешенства и кровавой ярости прокатилась по ментальному плану. Я оцепенела. Что такое? Бутылки выскользнули у меня из рук и брызгами стекла разлетелись по полу. Гаррус резко развернулся и вопросительно глянул на меня. Ярость кристаллизовалась в четкое и осмысленное желание убивать.
        - Найлус? - осторожно спросила я.
        Дверь открылась и в зал медленно вошел пылающий темно синим, практически фиолетовым с багровыми отблесками, огнем биотики Найлус, сжимая в руках… датапад. Ой мать… Видать, вывалился вчера из кармана…
        - Откуда это?
        Ледяной голос подрагивал от ярости, срываясь на звуки, которые я едва могла слышать.
        - Джефф собрал для меня из трепа экипажа. - пожала плечами я, поняв, что отпираться бессмысленно и взбешенный турианец правду вытрясет.
        - Что там? - осторожно спросил Гаррус.
        Вместо ответа Найлус молча бросил ему датапад. Гаррус поймал и начал читать. Я прикрыла глаза. Вот же… Теперь у меня будут два турианца в ярости. А… какого Хаоса! Они имеют право знать! Может, если прирежут пару идиотов, другие начнут дружить с головой!
        Вспышка ярости, куда более мощная и разрушительная, вспорола ментал. Гаррус сжал пальцы так, что датапад затрещал. Успокаивать словами бессмысленно. Я просто подошла и обняла взбешенного турианца.
        - Не берите дурное в голову.
        - Ты их защищаешь? - буквально прорычал Найлус.
        Я повернул голову, удивленно глядя в зеленые глаза.
        - Не говори глупостей!
        - Почему тогда не сказала? - спросил Гаррус, медленно успокаиваясь.
        - Чтобы вы их перебили? - я фыркнула в теплую ткань футболки. - Да мы корабль потом задолбались бы от крови отмывать. Смысла нет марать о них руки. Но если очень захочется - можете кому-нибудь переломать все кости и отбить потроха.
        Свечение биотики пропало, Найлус глухо выругался.
        - Ты права. Марать о них руки… Нет, не стоит. Но лучше им начать следить за языком. Могу и вырвать.
        - Вырви. Может, мозги начнут работать. А то совсем страх потеряли. - я пожала плечами. - Но в одном они, несомненно, угадали…
        - Действительно… - мурлыкнул Гаррус.
        Турианцы переглянулись, а потом Гаррус наклонился и поднял меня на руки.
        - Ты же понимаешь, что уборку все равно закончить придется? - сказала я, обхватывая его шею руками.
        - Ничего. Потом уберем… сами… - пообещал Гаррус и понес меня в спальню.
        - Потом… - я осторожно скользнула пальцами по золотисто-кофейной коже. - Договорились… потом, так потом.
        Гаррус сглотнул, на мгновение сбившись с шага. Чуть приподнявшись на его руках, медленно, едва касаясь губами кожи, поцеловала его шею, едва ощутимо прихватив кожу зубами. Сильные руки сжались крепче, Гаррус чуть не споткнулся, едва вписавшись в дверной проем. Пара быстрых шагов, и я оказываюсь на кровати, а турианец отстранился, пристально всматриваясь в мое лицо яркими голубыми глазами.
        Справа на кровать опустился Найлус, осторожно провел когтистой рукой по моему лицу, закопался в волосы, пропуская короткие пряди между пальцами.
        - Такие мягкие… - тяжелая голова склонилась, он зарылся лицом в волосы, глубоко вдохнул.
        - Погоди…
        Я чуть отстранилась, тряхнула головой, а мои волосы начали свой стремительный рост… пока длинная, до талии, тяжелая грива не упала мне на спину.
        - Быть метаморфом… в этом есть свои преимущества.
        Найлус тихо выдохнул, запустил руки в длинные волосы, трепетно перекатывая блестящие красные пряди между пальцами.
        - Никогда не видел… таких длинных… - он закопался лицом в волосы, прижимаясь лбом к моей спине. - Нежные… Такое есть только у вашей расы… Волосы. - тихий смешок. - Никогда бы не подумал, что они настолько… притягательные…
        Гаррус скинул ботинки и разлегся слева, приподнявшись на локте задрал мне футболку, обнажив живот.
        - Мягкая. - он потерся лицом мне о живот как кот, чуть заметно щекоча кожу дыханием. - И пахнешь вкусно… - острые зубы едва-едва прикусили кожу, вызвав непроизвольный стон.
        Гаррус чуть отстранился, переглянулся с Найлусом… и в четыре руки они вытряхнули меня из одежды, беспорядочно свалив ее на пол. Вместе со своей. Завтра мы улетим, но здесь и сейчас есть только мы трое. Я, Найлус и Гаррус.
        Найлус крепко залип на моей гриве, чуть ли не медитируя над длинными красными прядями, перебирая их, прижимаясь лицом, вдыхая запах, а я… изучала сидящего передо мной молодого турианца, медленно скользя пальцами и губами по его телу. Чувствуя, как он вздрагивает от каждого прикосновения, столь необычного, как легкий поцелуй, недоступный его расе. Синие клановые татуировки оказались не только на лице, но и на теле, перечеркнув плечи и грудь строгими прямыми линиями. Кожу обожгло горячее дыхание: Найлус наигрался с моими волосами и перевел свое внимание на спину, едва ощутимо прихватывая жесткими губами кожу. Что ж он творит… яркие четкие чувства пьянили голову и расшатывали остатки с трудом сохраняемого самоконтроля…
        - Моя… - едва слышный шепот и горячее дыхание, медленно скользящее вдоль позвоночника. - Наша… - щекочущее прикосновение длинного языка.
        - Наша. - эхом отозвался Гаррус, резко сел, пристально всматриваясь в мое лицо. - Ты понимаешь, что я…
        - Мы. - поправил его Найлус, с азартом покусывая мою шею, едва прихватывая зубами кожу.
        - Мы тебя никогда не отпустим.
        - Я никуда не уйду. - я улыбнулась, обхватила его лицо руками. - Если сами не пожелаете.
        - Никогда… - тяжелая гребенчатая голова склоняется к моему плечу, Гаррус медленно вдыхает мой запах, скользя жесткими губами по шее, практически синхронно с Найлусом. - Не в этой жизни, Имрир… - острые зубы прихватывают кожу и легко ее прокусывают, длинный язык слизывает выступившие капельки крови.
        - Не в этой жизни… - эхом повторяет Найлус, и еще один нежный укус…
        А у меня крепнет ощущение, что я совершенно не понимаю сути произошедшего действия… чуть ли не ритуала… важного, критично важного, который я ОБЯЗАНА понимать…
        Звонок инструментрона с руки Найлуса прозвучал как издевательство. Едва слышный ускользающий звук, схожий на рычание, и Найлус, открыв глаза, развернул интерфейс, недовольно глядя на мигающую пиктограмму.
        - Спаратус… - и опять этот едва слышный звук.
        Подрываться и спешно одеваться желания не было никакого, но его ж не проигнорируешь… А очень хотелось…
        - Включи без видеовещания. - пожала плечами я.
        Коготь коснулся значка видеосвязи, отключая камеру, и нажал на прием. Над предплечьем турианца развернулось окошко, показывая затемненный кабинет Спаратуса и его самого, с довольной рожей смотрящего прямо на нас. Нет. Не так. СМОТРЯЩЕГО на нас. Найлус удивленно моргнул, рожа советника стала еще ехиднее. Дружно посмотрели на пиктограмму видеосвязи. Выключена. На рожу Спаратуса. Ехидная, всепонимающая и доооовольная… Советник нашу пантомиму понял более чем правильно, а потому вместо приветствия и пояснения причины звонка мы услышали:
        - При звонке члена Совета Цитадели видеосвязь активируется автоматически без разрешения другого абонента.
        Найлус глухо булькнул какой-то заковыристый матюг, а Гаррус едва слышно заржал мне в макушку. За-ши-бись…
        - Не знал. - вздохнул Найлус.
        - Теперь знаешь. - ехидный ответ.
        Спаратус определенно стебется! Нагло, явно, показательно, даже не пытаясь прикрыть столь неподобающие для члена Совета Цитадели эмоции. То же мне… нашел персональную развлекуху… И ведь же не пошлешь его! И он это прекрасно знает, чем совершенно беспардонно пользуется! Чует мое сердце, ранние вызовы от советника в самые неподходящие моменты нам обеспечены…
        Проклятье! Нет ничего хуже скучающего наделенного властью разумного с богатым воображением…
        Ладно, чего уж… Как говорится, поздняк метаться. Спаратус наши кислые рожи понял вполне правильно, а потому перешел, наконец-то, непосредственно к причине столь неудачного звонка:
        - Агенты Специальной Тактической Группы сообщили, что сегодня на Ферос прибыл Сарен Артериус.
        - На Властелине? - спросила я.
        - Нет. Обычный корабль. Жнец не появлялся. - острые серо-зеленые глаза впились в мою мятую физиономию. - Для вас это не новость?
        - Нет. Мы знали, что на Феросе есть лаборатория, но нам лететь туда немедленно смысла не было. Бенезия не знала, что проект завершен или хотя бы близок к успешному завершению. Его цель - получение протеанского шифра, который поможет превратить сумбурные картинки с маяка в связные видения. Я в этом не нуждаюсь. Информация уже разобрана и полностью ассимилирована. Я решила не вмешиваться раньше срока. Вдруг, у них получится. Да и Сарена не стоило тревожить. Меньше будет дергаться, больше шансов на удачный захват.
        Спаратус согласно кивнул, принимая мои пояснения.
        - Видимо, разработки завершились успехом. Возможно, вам стоит отправить на Ферос группу с теми, кому следует этот шифр получить. На всякий случай.
        Спаратус снова кивнул, что-то быстро прикинул.
        - Ваша цель не меняется?
        - Нет. Мы через пару часов вылетаем на Вермайр. Сарен в любом случае вернется на свою главную базу. Возможно, нам удастся проникнуть на ее территорию без лишнего шума и захватить Сарена без штурма. Он был бы… неуместен. Лаборатория защищена как крепость. Взять ее нахрапом не выйдет. - Спаратус иронично дернул мандибулами. - Вернее выйдет, но потери будут неоправданно велики. - тут же поправилась я. - У него есть еще один действующий буй. Возможно, информация с него поможет уточнить местонахождение мю-реле.
        - Действуйте.
        - Советник Спаратус.
        - Я слушаю.
        - Если вы собираетесь посылать группу на Ферос… пусть она будет с хорошим вооружением и с полной защитой от биологического заражения. Слухи ходят… нехорошие. О странном существе, которое может заражать и брать под контроль. - серо-зеленые глаза резко сузились. - Информация недостоверная, но лучше с такими вещами не рисковать понапрасну.
        - Я учту. - сказал, как припечатал, и отключился.
        Ну все… конец Торианину. Спаратус Ферос разберет до ядра, но этот кустарник выколупает и в дело пустит. Или выжжет до последнего корешка.
        - Что-то он спокойно отреагировал. - проворчала я. - Только поязвил. И то, весьма аккуратно и довольно тактично.
        - Не мы первые, не мы последние, застуканные им в такой ситуации. - пожал плечами Найлус. - Я сам слышал, как коллеги зубоскалили. - запнулся и признался: - Про особенности видеосвязи я не знал…
        - Видимо, другие тоже не знали. - философски заметил Гаррус.
        - Спаратус на посту советника уже давно и порой откровенно скучает. В такие моменты от него воет весь Спецкорпус. И не только турианский. Он и сам был когда-то Спектром, так что корпус знает изнутри как никто иной, и как достать Спектров тоже отлично представляет.
        - Только из-за скуки? - скептически спросила я.
        - Скорее, чтобы тонус не теряли. - усмехнулся Найлус. - И не расслаблялись. Если кто-то из оперативников взлетает выше атмосферы, его быстро опускают мордой на камни, подстраивая несмертельные, но унизительные ситуации.
        - Урия?
        - Полагаю - да. Вот только кто ее так - Тевос или Спаратус - не понятно. Да и не важно. Если не поймет намека с первого раза, он будет повторен. В более жестокой форме.
        - А если она навредит тем, кого используют как наглядное пособие?
        - Не сможет. За такой жертвой следят предельно внимательно.
        Я покачала головой, но жалости об оставленной закладке не возникло.
        - Не знала.
        - Это не афишируется, но Совет за Спектрами следит очень пристально. Не за их действиями, а за их психическим состоянием.
        - Тогда тем более непонятно, как они упустили Сарена. - прошептала я.
        - Сарен мог отсутствовать годами, отсылая только отчеты. - неохотно признал Найлус. - А когда появлялся, он всегда вел себя очень сдержанно, холодно и отстраненно. Всегда был замкнут.
        - Не уследили…
        - Не уследили. - и тихий, едва слышимый обостренным слухом полустон-полурычание…
        Спаратус убил весь настрой поваляться, так что мы, матюкаясь на деятельного и скучающего мужика, встали и занялись делами. Пока Гаррус и Найлус заканчивали уборку квартиры, я привела себя в порядок и связалась с Прессли из арсенала. Старпом отрапортовал о состоянии дел, завуалированно наябедничал на Рекса, который притащил на борт кучу непонятного хлама и знатно оккупировал трюм за боксом "Мако", на Тали, толкущуюся в жутко секретном инженерном отсеке и всюду сующую свой любопытный носик. Я успокоила старпома, пообещав разобраться со своей колоритной командой. По его словам погрузка уже закончена, плановый техосмотр подходит к концу, а экипаж вернется через три часа. Прессли чуть успокоился и отключился. А я набрала Джокера.
        Пилот ответил без задержки. Окошко развернулось, показывая его скучающую физиономию в привычном окружении рубки.
        - Рир. - Джокер улыбнулся, давая понять, что в рубке никого лишнего нет.
        - Скучаешь?
        - Есть немного.
        - Займись просчетом пути на Вермайр.
        - Омега Дозора, система Хок?
        - А ты знаешь еще один Вермайр? - скептически спросила я.
        Пилот весело рассмеялся. В арсенал заглянул Найлус, кивком приветствуя Джеффа.
        - Спектр Найлус. - приветствовал его пилот.
        Турианец хмыкнул, иронично оскалился, отчего Джефф слегонца сбледнул, и мягким, можно даже сказать ласковым голосом сказал:
        - Джокер…
        - Да? - подозрительно спросил пилот.
        - Спасибо за ОЧЕНЬ увлекательное чтиво… - оскал стал хищным, взгляд зеленых глаз - холодным и жестким. - Я оценил.
        Джокер резко побледнел и… икнул. Найлус фыркнул смешком и вышел из арсенала.
        - Он… прочитал… все? - очень тихо уточнил пилот.
        - Они ОБА прочитали весь твой сборник радости.
        Джокер прикрыл глаза, медленно вдохнул, выдохнул, открыл глаза и обреченно уставился на меня.
        - А они…
        - Обещали никого не убивать. Но в такой ярости я их не видела никогда. Пожалуй, тебе стоит намекнуть членам экипажа, что им следует попридержать языки, если они не хотят, чтобы эти языки им вырвали. Буквально.
        - Я понял, Рир. - серьезно сказал Джокер.
        На этой жизнеутверждающей ноте я отключилась. Пусть понервничает. Может, тогда оценит всю глубину ситуации, в которой мы оказались.
        Время пролетело совершенно незаметно. За час до означенного срока, мы вышли из квартиры и через сорок минут поднялись на борт "Нормандии". Я как раз успела осмотреть корабль, проверила, всё ли затребованное доставили, получила отчет от баталера и старпома, проверила Рекса, Тали и Лиару. Все в порядке. Мелкие неизбежные неполадки ликвидированы и корабль готов к длительному перелету, припасы в полном соответствии со списками закуплены и погружены на склады, топливные элементы доставлены с запасом, оружие уже в арсенале и разложено по местам Рексом, лекарства и затребованные доктором приборы доставлены в лазарет и смонтированы под личным контролем Карин. Бенезия спит в лазарете под присмотром Лиары и Карин. Экипаж на борту и, судя по опасливым рожам и полными паники взглядам, Джокер просветительную работу провел успешно и доступно для понимания, ибо на турианцев косились как монашки на высшего демона, что не могло их не радовать. Учитывая, что холодное оружие они носили открыто и демонстративно, люди намек поняли и, наконец-то, заткнулись.
        В рубке кроме Джокера обнаружился довольный Найлус в кресле второго пилота, и оба пилота о чем-то активно спорили. Как выяснилось, делили, кто сядет за штурвал. Джокер упирался, не желая допускать кого-либо к своей "птичке", но Найлус, хитро усмехаясь, пообещал, что с кораблем ничего не случится, и Джефф сдался.
        Джефф отрапортовал диспетчеру порта, магнитные захваты отошли, освобождая корабль, Найлус с откровенным наслаждением обхватил пальцами штурвал…
        А я неожиданно заметила спешно выходящего на причальную площадку очень знакомого турианца…
        Немногим ранее, корпус Службы Безопасности Цитадели
        - Нет, ну ты видел, что он творил? - протянул восхищенный голос, привлекая внимание идущего по коридору офицера-турианца. - И ведь ни разу не промахнулся!
        - Младший Вакариан всегда здорово стрелял. - согласился вибрирующий голос. - Скольких он положил?
        - Да что-то около тридцати семи. - ответил человек.
        Высокий турианец резко остановился, недоуменно глядя на приоткрытую дверь, за которой болтали оперы СБЦ.
        - Уверен? Гаррус же едва на ногах стоял! - скептически переспросил турианец.
        - Я видел записи с камер! Вакариан - это что-то! Пьян в хлам, едва на ногах стоит, а ни единого промаха. Точно в голову.
        - Жаль, что он ушел.
        - Это да… Лучший наш снайпер. Правда, врагов он себе за время службы нажил немеряно.
        - С его характером и мировоззрением - не удивительно. Как его тогда не пристрелили?
        - Так его два Спектра прикрывали. - возразил с легкой завистью в голосе человек. - Трупы с Рынка пол ночи свозили. Говорят, еще семеро в больничке загнулись, а пятеро вряд ли доживут до вечера.
        - Да, слышал. Одному брюхо вспороли, так он сдох не сразу.
        - Это его Крайк так приласкал. Остальные-то померли на месте. Распластал как рыбу, и никакие щиты не помогли. Парни до сих пор матерятся, как вспоминают. Им пришлось все это собирать. А там - кровища, кишки и дерьмо по полу размазаны…
        - Да, этот может. - согласился турианец. - Меч-то сквозь щиты проходит, а Крайк никогда не брезговал ближним боем. Уж сколько он биотиков так угробил…
        - Ты знаешь, что он, оказывается, сам биотик?
        - Крайк-то? Быть не может!
        - Сам посмотри!
        Турианец с синими родовыми татуировками очнулся от ступора, резко развернулся и быстро пошел обратно, едва не срываясь на бег. Знакомые до последнего пятна на стенах коридоры промелькнули мимо сознания, он остановился перед одинокой дверью в торце, тронул кнопку вызова. Короткая пауза, и спокойный голос спросил:
        - Кто?
        - Киррус Вакариан.
        Короткая пауза и слегка устало:
        - Заходи.
        Дверь ушла в сторону, пропуская Вакариана старшего в кабинет директора СБЦ. Паллину хватило одного взгляда на подчиненного. Устало вздохнув, он спросил:
        - Узнал уже?
        В ответ - короткий кивок.
        - Во что ввязался мой сын?
        - В Спецкорпус он ввязался. - неожиданно зло ответил Паллин. - Ты знаешь, что он работал по делу Сарена Артериуса?
        - Знаю. Он ничего не нашел.
        - Понятное дело. - Паллин рыкнул. - После заседания Совета он столкнулся с коммандером ВКС Альянса Имрир Шепард. Вдвоем они за пару часов сделали то, что ему не удалось за декаду: нашли доказательства. Шепард получила статус Спектра и задание найти и вернуть Артериуса. Тем же вечером они напились, а на следующее утро мне на стол легло заявление об увольнении от твоего сына и рапорт о переводе в спецгруппу Спектра Совета. После этого Гаррус улетел в неизвестном направлении. С тех пор он появлялся на Цитадели дважды. Всегда в компании Шепард и Крайка.
        - Найлус Крайк? Ученик Сарена?
        - Да. Каждое их возвращение проходит по одному сценарию: отчет Совету и пьянка с кучей трупов. В прошлый раз они перестреляли в Нижнем Городе два десятка местных отморозков и успели свалить со станции до того, как советник Спаратус получил эту информацию. - Паллин устало потер гребень, хмуро глядя на своего офицера. - Не знал?
        - Нет. Гаррус… избегает общения.
        Венари вздохнул. Конфликт старшего и младшего Вакарианов в СБЦ не был ни для кого секретом. Три года продолжаются их прятки: старший пытается отловить сына, а младший с достойным лучшего применения мастерством избегает отца. Пока не сбежал так, что достать его стало нереально.
        - Скольких он убил в этот раз?
        - Тридцать семь. Выстрел в голову. И один с перерезанным горлом.
        - Причина?
        - Самооборона. Ты же знаешь, как к твоему сыну относятся в Нижнем Городе.
        Киррус стиснул кулаки.
        - Знаю. Последствия?
        - Никаких.
        Вакариан удивленно моргнул.
        - Советник об этом знает?
        - Знает.
        - И что он сделал?
        - Он сделал твоего сына Спектром! - взорвался Венари Паллин.
        Киррус Вакариан окаменел.
        - Когда?
        - Сегодня утром по инициативе советника Спаратуса прошло назначение нового Спектра Совета. Гарруса Вакариана. Куратор - Найлус Крайк. - сказал директор СБЦ, глядя в растерянные голубые глаза своего подчиненного. - Я тебя предупреждал, что рано или поздно это произойдет? Предупреждал! Спецкорпус присматривался к твоему сыну шесть лет, но не трогал, уважая твое решение. Бойня на Рынках Нижнего Города и требование об инициации расследования и обвинения Гарруса Вакариана стала хорошей причиной для Спаратуса вмешаться и получить то, что он хотел.
        - Где сейчас Гаррус?
        Паллин остро глянул на сородича.
        - Ты же знаешь, что Гаррус продал свою квартиру?
        - Знаю.
        - Решение мудрое. Все равно взорвали бы.
        Киррус кивнул.
        - Где он может быть?
        - Ищи на корабле Шепард или у Крайка. У Шепард, как и у твоего сына жилья на Цитадели нет. Если они и могут где-то быть, так только у Найлуса. Или на корабле.
        - Что за корабль?
        - Фрегат "Нормандия". Передан ВСК Альянса Спектру Имрир Шепард. Сейчас стоит в порту Спецкорпуса. Причальная площадка 7-9834-38. - короткая пауза. - И Киррус. "Нормандия" сегодня уходит со станции.
        Мужчина встал.
        - Советую поспешить. Насколько я знаю, погрузка этого корабля закончилась еще пару часов назад.
        Киррус молча развернулся и вышел из кабинета. Паллин тяжело вздохнул, устало потер гребень и ноющие виски, хмуро глядя на закрывшуюся дверь.
        Ужасающе медлительный лифт впервые вызывал дикое раздражение, выматывая нервы под мерзкую для чувствительного слуха музыку. Киррус Вакариан стоял без единого движения, сверля тяжелым взглядом дверь. Мысли сами собой возвращались к давнему разговору, легшему бездной между ним и сыном. Что ему стоило уступить? Почему он тогда вновь уперся? Ради чего? К чему все эти законы, правила и традиции, если единственный сын молча развернулся и исчез из его жизни? Три года он пытается встретится с ним и просто поговорить… объяснить… но Гаррус раз за разом исчезал, с поразительным упорством избегая даже мимолетней встречи.
        Лифт остановился, створки медленно сдвинулись, раскрываясь, а Киррус услышал характерное шипение и гулкий хлопок: магнитные захваты отошли от корпуса корабля. Створки, наконец-то, распахнулись и он буквально вылетел на широкую причальную площадку, чтобы увидеть, как изящный серебристо-черный корабль, полыхнув двигателями, грациозно разворачивается на месте, нарушая все возможные правила, и, медленно вращаясь, по дуге улетает в открытый космос, оставляя за кормой красивую ровную спираль следа двигателей.
        Киррус сжал кулаки. Когти пропороли кожу. Темная синяя кровь сорвалась каплей с кулака и бессильно разбилась о металл причальной площадки.
        Он опоздал.
        Глава 28: Вермайр: прибытие
        Корабль вышел из перегона с ощутимым и уже привычным толчком, содрогнувшись всем корпусом. "Нормандия" прибыла в систему Хок. До Вермайра три часа полета.
        - Капитан, мы вышли из реле. - раздался спокойный голос Джокера.
        - Включай систему маскировки и приближайся к Вермайру. - ответила я. - Есть признаки присутствия Властелина?
        - Никак нет.
        - Выходи на орбиту. - я повернулась к поразительно тихим и покладистым людям на командной палубе. - Проведите съемку поверхности на побережье моря Астика. С этого момента и до нашего возвращения хранить полное молчание.
        В ответ - благостная тишина. Ни единого не то что писка, а даже лишнего взгляда. Все уткнулись рыльцами в терминалы и пашут на благо родимого начальства. Меня. Прессли стоит чуть ли не по струнке. Окинув взглядом напряженный народ, я удалилась, давая им возможность немного расслабиться и заняться работой без оглядки на мою персону. Вот что творит с людьми правильно понятое и доведенное до них в доступной форме предупреждение. А всего-то потребовалось дать понять, что я ни на мгновение не шутила, когда честно предупредила: одно слово клеветы или любая попытка задирать бойцов спецгруппы, и сделавший это вылетит через шлюз грести на родину своим ходом.
        Два дня назад
        Яркая, граничащая с кровавым бешенством ярость выдернула меня из ментального транса, отрывая от напряженной работы. Кто это в таком добром настроении? Найлус? Нет… Гаррус? Точно. Проклятье, неужели опять кто-то что-то ляпнул? Да сколько ж можно! Они там совсем охренели?
        - Джокер, что только что случилось?
        Короткое мгновение тишины, и полный опасения голос пилота ответил:
        - Рир… тебе надо увидеть самой…
        Да чтоб им…
        - Сейчас гляну. Где?
        - Столовая.
        Поблагодарив пилота, я встала и, чуть покачиваясь от усталости, поплелась в столовую. Вал эмоций нарастал, окрашиваясь занятными подробностями. К моменту, когда я зашла в искомое помещение, атмосфера там была предгрозовая.
        Двери без единого звука распахнулись. Я зашла в столовую, успев услышать окончание фразы:
        - …знает, чем вы там занимаетесь.
        О как занятно… Меня заметили практически мгновенно. Народ заткнулся, а я обозрела эту композицию: взбешенный Гаррус, чья рука подрагивала в опасной близости от пистолета, который он с недавних пор всегда носил с собой, и группа из семи парней из операторов навигационного и сенсорного комплекса. Осью ярости турианца был Эддисон Чейз.
        - Что. Здесь. Происходит? - размеренно, печатая каждое слово спросила я.
        Минута молчания. Гаррус пытается успокоиться, хотя пальцы все ближе и ближе к рукояти.
        - Гаррус, убери руку от пистолета. - парень вздрогнул, но руку убрал. - Я знаю, что ты успеешь их перестрелять раньше, чем они из ступора выйдут. Но это - мой экипаж… - турианец вздрогнул, а люди расслабились, - и дрессировать их буду я. - вот теперь напряглись парни, а турианец хмыкнул. - Раз уж в Академии их ничему не научили.
        Угрозу в моем голосе не услышал бы только глухой. Гаррус согласно кивнул, скрестил руки на груди, всем видом показывая, что он умывает руки. Вот и прелестно.
        - Я спрашиваю последний раз. Что. Здесь. Произошло?
        - Капитан, мы не сошлись во мнении с вашим… бойцом. - сообщил мне Чейз, очень выразительно выделив "бойцом" донельзя похабным голосом.
        Я приподняла бровь. Сволочь мелкотравчатая…
        - Вот как? И в каком же мнении вы не сошлись со Спектром Совета Гаррусом Вакарианом?
        О, это с чего такие эмоции? Не знали, мальчики? Конечно, не знали! Сюрприз, правда? Гаррус рычаще фыркнул.
        - Спектр Совета? - переспросил высокий мужчина, весь конфликт наблюдавший за происходящим из-за стола у раздачи. Такс Карлтон, если меня не подводит склероз.
        - Неожиданно, не так ли? - от моего доброго взгляда парни отшатнулись. - Не заставляйте меня повторять вопрос и отвечайте развернуто, иначе я узнаю ответ у Джокера. И я его получу, не так ли?
        - Несомненно, капитан! - тут же отозвался Джефф.
        - Я вас предельно внимательно слушаю.
        - Мы… усомнились… в… - парень сглотнул, но пересказать мне сплетню так и не смог.
        Я перехватила яростный взгляд голубых глаз, легко считывая яркое последнее воспоминание, и от злобы у меня перехватило дыхание. Так значит? Как удивительны дела, которыми можно заниматься под многострадальным вездеходом…
        - Джокер, сделай запись дальнейшего разговора.
        - Да, капитан.
        Я перевела взгляд на резко сбледнувших людей.
        - Вас предупредили, к кому вы поступаете в распоряжение вместе с этим кораблем? - бесстрастно задала вопрос я, чувствуя, как подрагивают пальцы, а кончики покалывает от концентрирующейся на них энергии.
        В ответ - синхронные кивки.
        - Отвечайте!
        - Да, мэм.
        - Что значит "Да, мэм"? Вы не в состоянии ответить на простой вопрос?
        - Вам, Спектр Шепард. - синхронно гаркнули в семь глоток.
        Как мило… Лучше бы они с тем же энтузиазмом работой занимались, а не травили мне нервы.
        - Вы знаете, кто такие Спектры?
        - Оперативники Специального Корпуса Тактической Разведки, мэм!
        - Вы знаете, какими правами мы наделены?
        - Неограниченными, мэм!
        - Вы знаете, какие задачи решают Спектры Совета?
        - Задачи, угрожающие миру и стабильности в Галактике, мэм!
        - Прекрасно… Хоть что-то в ваши головы вбили при инструктаже. - я хмыкнула, пристально рассматривая семерых идиотов. - На борту "Нормандии" находятся ТРИ действующих Спектра Совета, выполняющих одно и то же задание. Любой здравомыслящий разумный, пользующийся головой по назначению, мог бы догадаться, что это задание обладает КРАЙНЕ высоким приоритетом, раз уж на него отправили не одного Спектра, как обычно, а троих.
        Люди переглянулись.
        - И вы, зная это, сознательно нарушаете мои приказы, саботируете нашу миссию и своими действиями отвлекаете меня от утомительной, изматывающей и крайне кропотливой работы из-за грязных сплетен, провоцируя конфликты с моими коллегами и бойцами моей группы? Вы ставите под угрозу выполнение нашего задания.
        Эти недоумки покосились на мое осунувшееся лицо и залегшие под глазами круги и… полыхнули откровенным страхом.
        - Простите, мэм… Мы не знали.
        - Вы не должны были знать. - температура моего голоса стремительно приближалась к космической. - Вы должны молча выполнять свою работу на борту этого корабля и не мешать нам работать!
        В ответ - понимание, страх, близкий к панике. И ни тени раскаяния. Как мило…
        - Я вас предупреждала, какие будут последствия, если я услышу еще хоть одну досужую сплетню или провокацию расового конфликта?
        - Да, мэм!
        - Я вас предупреждала не задирать моих коллег и бойцов спецгруппы?
        - Да, мэм!
        - Прекрасно, что вы все всё знали. Я вас предупреждала, какое будет наказание для тех, кто не внемлет моим предупреждениям?
        - Да, мэм…
        А вот теперь на их рожах появилось полное осознание и понимание ситуации. И - страх. Нет, не так. Ужас. Не верили? И совершенно… зря.
        Перехватить контроль над семью разумными мне не составило ни труда, ни хлопот. Блокировав голосовые связки, я молча вышла из столовой, а за мной, судорожно перебирая ногами и фонтанируя паникой потянулись подергивающиеся тела. На такой накал эмоций вышел Найлус, с интересом наблюдая за экзекуцией. Наблюдали с интересом все: члены экипажа, старпом, Джокер. Проходя мимо открывшего было рот Прессли я заткнула его одним взглядом. Видать, лицо у меня было выразительным, так как ни единого звука не раздалось.
        Первая дверь шлюзовой камеры с едва слышным шипением отошла. Я втолкнула семь идиотов. Створка скользнула на место.
        - Джокер, начать процесс разгерметизации шлюзовой камеры по протоколу Е-189.
        - Капитан? - переспросил пилот, все еще не в состоянии поверить в отданный приказ.
        - Не заставляй меня повторять.
        - Да… капитан.
        Люди в шоке смотрели за процессом разгерметизации по заданному мною протоколу. Процессом медленным, превосходно действующим на нервы. Протокол Е-189 подразумевал откачивание воздуха, открытие внешней створки шлюзовой камеры и выдувание содержимого. Занимает примерно секунд двадцать, если открыть внешнюю створку. Если не открывать, воздух просто стравливается. Последний вариант используется, когда корабль идет в перегоне между реле, когда нарушать целостность корпуса не рекомендуется. Вот как сейчас.
        Я отпустила контроль над семерыми людьми, но массивная створка полностью глушила звуки. Зато камера в шлюзовом отсеке позволила всем желающим наблюдать, как стравливается воздух, как начинают задыхаться паникующие люди, и как они безжизненно оседают на металл пола.
        - Джокер. Прервать протокол. Открыть внутренний шлюз.
        - Да, капитан. - облегченно вздохнул пилот.
        Зря радуешься. Технически они мертвы. Если Карин не откачает - умрут окончательно, а времени не так много. Я обвела взглядом оцепеневших разумных и холодно пояснила:
        - В следующий раз протокол прерван не будет.
        Осмотрев притихших людей и неподвижные тела, которые уже доставали из шлюза, я развернулась и ушла в лазарет. Надеюсь, это предупреждение поймут правильно, иначе в следующий раз я действительно не остановлю процедуру разгерметизации. И произойдет она куда быстрее и без лишних спецэффектов по стандартному протоколу, где створки открываются практически мгновенно, и все лишнее из шлюзовой камеры на перепаде давления выметается в космос.
        Когда я вернулась в лазарет, Карин уже колдовала над телами идиотов.
        - Ты добавляешь мне работы. - с легким оттенком неудовольствия произнесла она.
        Я пожала плечами.
        - По-хорошему, следовало их просто вышвырнуть в космос. Но открывать внешний шлюз во время перегона не стоит без крайней нужды.
        Карин смерила меня пристальным взглядом.
        - Не могу сказать, что я поддерживаю настолько кардинальные методы. Я - врач. Моя работа - спасать жизни. На этом корабле достаточно тех, кто их отнимает. - доктор вздохнула. - Но не могу не признать. Ситуация зашла слишком далеко. Люди расслабились, не чувствуя жесткой руки. Ты практически постоянно отсутствуешь, пропадая в лазарете или в своей каюте. В экипаже - молодые люди. Ты - молодая и красивая женщина, Имрир. Они не воспринимают тебя как непосредственное руководство и не понимают, что ты можешь быть опасна и жестока.
        - Я заметила. А еще они наслушались пропаганды Альянса и готовы, повизгивая от усердия, всем и вся доказывать, насколько люди велики и круты. - я устало покачала головой. - И это притом, что человечество вышло на галактическую арену едва ли тридцать лет назад.
        - Ты много времени проводишь в обществе не-людей. Особенно, турианцев. Им это не нравится.
        Легкая улыбка Карин дала мне четко понять, что для доктора мои отношения с Найлусом и Гаррусом не являются секретом. Я пожала плечами.
        - Мои личные предпочтения - это мои личные предпочтения. И мне глубоко безразличны попранные чувства тех, кто не входит в мой… хотя бы средний круг. Но кое-кто забыл, что турианцы немного иначе воспитаны. Для Гарруса и Найлуса слово "честь" и "достоинство" - не пустой звук. Ты понимаешь, ЧЕМ могло это все закончиться?
        - Резней.
        - Именно. И во всем Пространстве Цитадели никто бы не осудил их за убийство. Даже без оглядки на статус Спектра.
        - Это могло бы стать причиной конфликта с Альянсом.
        - Карин, о каком конфликте идет речь? - поморщилась я. - Альянс никогда не решится на прямой вооруженный конфликт. Если бы Совет не наложил вето на вторжение, Иерархия перемолола бы Альянс и вбомбила человечество в каменный век, не смотря на весь героизм некоторых людей. У них только обычный флот в семь раз больше. Это не считая того, что война для турианцев естественна и является неотъемлемой частью культуры.
        - Имрир, это поколение выросло на историях о Войне Первого Контакта.
        - Назвать Войной с большой буквы обычную двухмесячную пограничную стычку, в которой погибло шестьсот двадцать три человека - это как минимум… странно. - я фыркнула. - Да во время взрыва кораблей над населенными планетами и облучении нуль-элементом погибло в сотни раз больше. Только одних детей. И сделали это - люди. Так что не стоит говорить о ценности человеческой жизни, раз уж мы сами ее не ценим.
        Карин не нашла что возразить.
        - Логика и здравый смысл не всегда свойственны молодым людям.
        - Я заметила, что мозгов у них нет. - я покачала головой, наблюдая, как Карин работает. - Ты же знаешь, что меня на службе считают больным на голову отморозком? Такой себе человеческий вариант Сарена Артериуса на женский манер.
        - Я слышала. - ответила Карин, даже не повернув голову, склонившись над все еще не подающим признаки жизни телом.
        - Карин. Я - сирота, выросшая на улицах мегаполисов Земли, и не слишком-то люблю людей. Не за что. Меня ничего не держит в Альянсе. Вообще. Командование прекрасно это знает, но я ни разу не давала повода усомниться в моей лояльности своему непосредственному командиру.
        - А теперь? - Кариан отвлеклась и подняла на меня пристальный взгляд.
        - А теперь им является Совет Цитадели. Альянс сам, добровольно отдал меня на откуп по своим политическим резонам. Я исключена из списка кадровых военных.
        - И?
        - Я лояльна своему непосредственному начальству. - сухо ответила я, пристально всматриваясь в расширившиеся глаза Карин.
        - Совету Цитадели?
        - Да. Моя верность теперь принадлежит им.
        Карин потрясенно смотрела на меня. Что, неожиданно? А ведь это понятно любому здравомыслящему разумному, который знает, что из себя представлял мой реципиент. Имрир и правда была верна своему начальству… и каждый раз, когда оно менялось, ее верность переносилась на новый объект. Последним был капитан Андерсон.
        - И у тебя нет никаких привязанностей в Альянсе?
        Я скептически посмотрела на эту вроде бы умную женщину.
        - Нет.
        - Я не знала.
        Я пожала плечами. Безжалостность оригинальной Имрир имела вполне конкретное и простое объяснение: безразличие. Ей было глубоко безразлично мнение и жизнь окружающих, кроме весьма узкого круга разумных, в который входил ее непосредственный командир, ее отряд и, частично, прямое окружение вроде экипажа корабля. Это не была жестокость. Простая эффективность и полное безразличие. Задание должно быть выполнено любой ценой. Точка. Вот и все интересы этой красивой красноволосой девушки. Прекрасный пример социальной адаптации сиротки с тяжелым детством, выросшей на улицах и ушедшей в армию в восемнадцать лет от безысходности. А там уже психика сломалась окончательно, породив вот такое вот милейшее создание.
        Да что говорить, если самыми светлыми моментами в ее жизни после учебки были похвалы командующего за успешно и безукоризненно выполненные миссии.
        - Прости, Имрир.
        Я отмахнулась.
        - Не стоит. Моя жизнь началась заново после Иден Прайм. Знаешь, маяк очень хорошо встряхнул мозги. Когда раз за разом наблюдаешь за гибелью чужой цивилизации, со всеми эмоциями и чувствами того, кто эти картины записал… невозможно остаться безучастной. Я не могу воспринимать их как чужих. Душа у того неизвестного мне протеанина болела так же, как и у человека. Ярость, бессилие, ужас, боль… чувства, Карин, они универсальны. Душа не имеет расы. До сих пор не могу забыть ту боль, которую испытывал протеанин, глядя на пылающий родной мир.
        Карин ничего не ответила, поглощенная работой. Но я знала, что она меня услышала. Эмоции никогда не лгут. Может лгать даже мысль, но чувства - никогда. И сейчас Карин переосмысливала… многое.
        - Мы не просто так болтаемся по галактике. У нас есть задание. Миссия, ради выполнения которой я сделаю что угодно. В случае нашей неудачи, не выживет никто. Ни турианцы, ни азари, ни саларианцы, ни ворка, ни люди, ни батарианцы… никто. Мы повторим судьбу протеан. И тогда запылают НАШИ миры. - Карин вздрогнула и удивленно посмотрела на меня. Не найдя ни тени шутки, доктор помрачнела. - Врагу - миллионы лет. Ты понимаешь, КАКОЙ это враг? Мы без всяких шуток и преувеличений спасаем галактику. Вместе с Альянсом, между прочим, от которого пока толком никакой помощи и куча проблем.
        - Они дали "Нормандию".
        - Совет подготовил мне корабль. Спектр ВСЕГДА обеспечивается личным кораблем сразу же после назначения. Найлус сказал, что меня ждет корвет, рассчитанный на пятнадцать разумных, в ангаре на Цитадели, если я по какой-то причине откажусь от этого корабля. Точно такой же, как и у Гарруса, и у самого Найлуса. - я хмыкнула. - Карин. Мне НЕ нужна "Нормандия". Я просто проявляю уважение к людям, продолжая возню с кораблем и его проблемным экипажем. Не более того.
        Карин задумалась, а я вернулась к матриарху, безучастно сидящей на койке в дальнем от двери углу лазарета, скрытая от любопытных глаз поднятой ширмой. Пора уже заканчивать с буром. По моему приказу матриарх распахнула невидящие глаза, а я скользнула в ее разум.
        Чарльз Прессли - потомственный военный. Он всю свою сознательную жизнь связал с военной карьерой, и исполнил детскую мечту о дальнем космосе, пойдя в вооруженные силы сразу же после окончания школы и начав служить на космических кораблях. Нынешнее место службы было воспринято им как прекрасная возможность увидеть галактику и населяющие ее расы, служить Человечеству и представлять его интересы, пусть и на должности штурмана экспериментального корабля.
        Последние события и новый капитан несколько выбили его из колеи: инопланетяне на борту не радовали, но он смирился с их присутствием, как и с некоторыми странностями капитана. Конечно, он читал характеристику на Имрир Шепард, но сухие факты о ее беспримерной жестокости никак не хотели укладываться в сознании: Чарльз видел молодую, очень красивую женщину с яркими зелеными глазами и необычного цвета огненно-рыжими, практически красными волосами. Капитан ему показалась женщиной несколько наивной, веселой, заботящейся о своих людях и… не людях, с буйным нравом и ярким характером. Никакого соответствия с тем, что написано в ее досье он так и не увидел. До сегодняшнего дня. Показательная казнь, фактически доведенная до закономерного итога на какое-то мгновение приоткрыла старшему помощнику совсем иное лицо его капитана. И то, что она прервала процесс разгерметизации, ничуть не сглаживал ее слова и действия. Люди в шлюзе задохнулись и сейчас находились в реанимации в лазарете.
        Старпом дождался окончания вахты, благо, до нее оставалось каких-то двадцать минут, и отправился к тому, кто мог дать ему ответы на вопросы: к пилоту.
        Джокер его заметил сразу:
        - Старший помощник.
        - Джокер, я бы хотел узнать причину сегодняшнего происшествия.
        Пилот замялся.
        - Произошел конфликт между членами экипажа и Спектром Совета, сэр.
        - На какой почве.
        Джокер повернулся, пристально осмотрел Чарльза, а потом просто протянул ему датапад.
        - Это было собрано мною за последние две недели.
        - Что здесь?
        - Сплетни, сэр. Экипажа.
        Чарльз включил датапад и погрузился в чтение. Каждая запись была датирована с указанием кто и кому это сказал. Чарльз дочитал до конца, дважды перечитал последнюю запись от сегодняшнего числа, выключил устройство и вернул его Джокеру.
        - Капитан это видела?
        - Да, сэр. Еще до последнего посещения Цитадели. - пилот замялся. - Турианцы тоже это видели.
        Прессли вздрогнул.
        - Они прочитали?
        - Да.
        Впервые Чарльз не смог найти достойного ответа.
        - Почему они…
        - Капитан смогла их убедить не трогать экипаж.
        - Благодарю, мистер Моро.
        Джокер кивнул, а Прессли покинул рубку. Идя по палубе корабля он задавался вопросом, а как бы он сам отреагировал на подобное оскорбление? Ответ его не слишком порадовал… Турианцы проявили удивительную выдержку и самообладание, а капитан - красноречие, если убедила гордых существ не доводить дело до крови. Подумав, старпом вошел в лифт и отправился в трюм.
        Турианцы действительно находились в трюме: Спектры вели бой. Спарринг в полный контакт, не сдерживая силы, не щадя противника, используя все, даже самые грязные приемы ради победы. За боем с интересом наблюдали Эшли и Кайден, чуть в стороне сидел кроган, доводя до недостижимого идеала свой дробовик, вполглаза следя за бойцами. Прессли остановился у лифта. Он впервые видел подобный бой, хотя не раз слышал, что турианцы и кроган частенько дрались в трюме.
        Бой закончился неожиданно: оба турианца замерли, словно и не было буквально мгновения назад яростных стремительных, едва заметных глазу ударов. Причина оказалась проста: когти Найлус Крайка замерли на шее противника в опасной близости от артерии. Длинные глубокие царапины уже налились кровью на шее Вакариана, но и Крайк не остался без последствий: на предплечье и плечах виднелись глубокие рваные раны от пропущенных ударов.
        - Ты снова отвлекся. - Крайк подошел к вездеходу, подхватил с его борта панацелин-мазь и бросил одну баночку сородичу.
        - Знаю. - снайпер невозмутимо отвернул крышку, зачерпнул мазь и нанес на глубокие царапины. - Тир?
        Крайк смерил сородича долгим взглядом.
        - С тобой соревноваться в стрельбе - это надо быть идиотом. Ты даже в пьяном виде не промахиваешься.
        В ответ Вакариан фыркнул, подхватил свой визор и надел на голову.
        - Долго еще мне будешь припоминать Рынки?
        - Долго! - заржал Крайк. - Не каждому дано сделать тридцать шесть трупов с дыркой в голове едва стоя на ногах! Я даже запись у Спаратуса выпросил.
        - И он дал?
        - А то! Рир покажу, пусть порадуется.
        - А нам покажешь? - неожиданно спросила Эшли.
        Найлус удивленно моргнул, а потом пожал плечами.
        - А почему нет? Покажу.
        Гаррус Вакариан фыркнул, недовольно дернул головой, и тут заметил стоящего в тени Прессли.
        - Старший помощник?
        - Спектр. - Прессли подошел ближе. - Мне стали известны причины сегодняшнего происшествия.
        Гаррус сперва напрягся, а потом просто махнул рукой. Совершенно по-человечески. С легким раздражением.
        - Я хочу извиниться перед вами за поведение экипажа.
        Турианец неожиданно резко повернулся, вскинул руку, прерывая Чарльза.
        - Вам не из-за чего извиняться. Вы ничем не запятнали свою честь. Ни словом, ни действием. - спокойно сказал Гаррус, пристально всматриваясь в лицо растерявшегося от таких слов человека яркими умными голубыми глазами. - Я не желаю видеть, как вы унижаетесь из-за молодых идиотов, не достойных такой жертвы.
        - Я считаю себя ответственным за поведение экипажа. - возразил Чарльз.
        - В таком случае, вам следует крепче сжать им горло, если вы хотите сохранить их жизни. Иначе это сделает Имрир.
        Прессли кивнул. В это время Найлус Крайк сел на ящик возле заинтересованно подавшихся вперед Эшли и Кайдена. Засветился интерфейс инструментрона, турианец выбрал нужный файл и запустил его. Над запястьем развернулась голограмма, а люди с интересом и все нарастающей оторопью смотрели, как трое пьяных бойцов выбивают нападающих.
        - Любят тебя в Нижнем Городе. Смотри, сразу сбежались, как только появился реальный шанс тебя грохнуть. - хмыкнул Найлус. - А вот тут ты чуть не словил пулю.
        - Вижу. - Гаррус поморщился. - Можно было сработать чище. И первым убрать бойцов с дробовиком и винтовками. Этого и вот этих. - когтистый палец коснулся к падающим на виртуальный пол фигуркам.
        - Ты не забыл? Ты был в хлам пьян.
        - И что? Мозги же не растерял… - пожал плечами турианец. - Первый раз, что ли?
        Запись оборвалась, когда на пол упал батарианец, безуспешно пытающийся зажать руками распоротый живот.
        - Его-то за что мечом?
        - Брони нет, но щиты боевые. - пожал плечами Крайк. - Пистолетом пока просадишь, он три раза тебе в живот заряд из дробовика всадит.
        Щелкнул интерком, и голос Карин сказал:
        - Спектр Вакариан. Спектр Крайк.
        - Мы слушаем, доктор. - ответил Найлус.
        - Поднимитесь в лазарет.
        - Что-то случилось?
        Короткая пауза и ответ:
        - Возможно, вас капитан послушается и оторвется от работы. Иначе мне придется пойти на крайние меры и воспользоваться транквилизатором.
        Турианцы переглянулись.
        - Сейчас будем.
        Связь пропала. Турианцы практически синхронно встали и пошли к лифту. Старпом подумал и шагнул в лифт вслед за ними.
        В лазарете их уже ждала нервничающая Карин, хмуро смотрящая на сидящую на койке Имрир, зажимающую нос куском ткани, уже окрашенную кровью. Выглядела капитан ужасающе: бледная, практически прозрачная кожа, сквозь которую проступали синие ниточки вен, темные круги под глазами, легкая дрожь рук и усталый взгляд потускневших и потемневших зеленых глаз. Чарльз впервые увидел капитана в таком состоянии.
        - Капитан, что с вами?
        Имрир подняла на взгляд на старшего помощника, чуть удивленно моргнула, но ответила хриплым голосом:
        - Небольшое истощение. Ничего смертельного.
        Карин нахмурилась.
        - Имрир, хочу напомнить, что подвергать таким нагрузкам организм я запретила еще в прошлый раз! Найлус, Гаррус, проводите вашу коллегу в каюту и проследите, чтобы она ее не покинула ближайшие сутки! Имрир должна спать! Никакого планирования операции! Спать!
        Найлус хмыкнул.
        - Конечно, Карин.
        - Это лишнее. - пробормотала Имрир, вставая на ноги. - Я вполне в состоянии дойти до каюты самостоятельно.
        Но стоило капитану сделать шаг, как ее ноги подкосились, и Шепард едва не упала, вовремя подхваченная турианцем.
        - Я вижу, как ты ходишь самостоятельно. - Найлус без каких-либо усилий поднял вяло сопротивляющуюся женщину на руки, неодобрительно глядя на текущую носом кровь. - Карин, сколько она тут сидит?
        - Пять часов до… этого инцидента. И с тех пор.
        - Гаррус…
        - Я понял. Сейчас принесу в каюту. - Вакариан развернулся и вышел.
        Прессли смотрел на происходящее с долей непонимания. Как капитан умудрилась довести себя до такого состояния?
        - Доктор Чаквас. Что происходит с капитаном?
        Доктор недовольно поджала губы.
        - Имрир слишком ответственно подходит к работе и совершенно себя не бережет. Приходится воздействовать на нее через коллег, раз уж меня она слушать не желает! - глаза доктора перешли на турианца. - Спектр Крайк, почему вы еще здесь? Ваше попустительство может стоить капитану не только здоровья, но и жизни!
        - Понял, проникся, исправлюсь. - усмехнулся он. - Не переживайте, Карин, мы проследим, чтобы Имрир поела и легла спать. - развернувшись, он вышел из лазарета.
        Прессли вопросов лишних задавать не стал, просто покинул лазарет, хмуро глядя на идущего впереди турианца. В памяти всплыли прочитанные сплетни. Со стороны подобная картина действительно могла трактоваться довольно двусмысленно.
        - Прессли… - тихий голос капитана раздался неожиданно.
        - Капитан?
        - Я буду отсутствовать по… техническим причинам около суток. - прошептала Шепард хриплым голосом. - Принимайте командования "Нормандией" до нашего возвращения с Вермайра.
        - В этом нет необходимости, капитан.
        - Есть. Мы будем отсутствовать неопределенный срок. Как минимум трое суток. Если будут какие-то накладки, вам придется замещать меня две-три недели. В случае ЛЮБЫХ проблем - обращайтесь напрямую к советнику Спаратусу.
        - Я понял, капитан. Будет исполнено.
        Имрир кивнула и устало закрыла глаза.
        - Отдыхайте, Шепард. Надеюсь, я больше не увижу вас в таком состоянии. - не удержавшись, сказал старпом.
        Женщина тихо рассмеялась.
        - Не могу обещать.
        Чарльз отдал честь, развернулся и ушел. Ему предстоит многое обдумать.
        Задумчивое лицо старпома вселяло надежды, что Прессли возьмется за дрессировку экипажа, и мне не придется применять крайние меры. Достаточно того, что одного придурка Карин так и не смогла откачать. Мне лично они были безразличны и больше мешали, но прямо сейчас отказаться от "Нормандии" я не могла, хоть турианский корвет действительно ждал меня в ангаре на Цитадели и был куда удобнее.
        Нет смысла изменять несущественные мелочи, если у меня впереди глобальные вмешательства в событийную цепочку. Да, реальность уже приобретает некоторую пластичность, но все же не стоит искушать Судьбу по мелочам. Так что… покатаюсь я на "Нормандии". Достаточно знать, что пока еще безымянная альтернатива честно меня ждет на Цитадели, как и ее точная копия - Гарруса. Как сказал Найлус, Совету не составило труда заказать сотню-другую комфортных мелких боевых посудин на верфях Иерархи, а турианцам - их построить и оснастить с учетом специфики работы будущего владельца.
        Найлус занес меня в каюту и усадил на кровать, а сам присел на корточки, пристально всматриваясь в мое лицо. Буквально через мгновение на прикроватной полке оказалась уже привычная глушилка.
        - Это всегда так будет?
        Когтистая рука нежно скользнула по щеке.
        - Нет, конечно. - я улыбнулась, потерлась щекой о его ладонь. - Только до окончательной развертки ауры и инициации. Она уже скоро, буквально пара часов осталась. Тело не справляется с выработкой и переработкой нужного количества энергии, силовая и энергетическая структура слабая и не может прокачивать такие объемы. Вот и выгляжу не самым лучшим образом. Но такие нагрузки полезны: они ускоряют перестройку и приближают инициацию.
        - Значит, этой ночью?
        - Верно. Заодно узнаю, что в этой реальности приживется и будет доступно для использования. Я же сейчас даже менталистику не могу использовать на всю силу. Просто организм не выдержит.
        Найлус медленно кивнул.
        - Давно хотел спросить. Почему у меня активировалась биотика? У меня же нет имплантата.
        - Это результат постоянного пребывания в границах моего личного пространства. Твоя нервная и энергетическая система сейчас усиленно развиваются, как и у Гарруса. Этот эффект пропадет после инициации: я сверну ауру и перестану влиять на окружающих. Если сама того не захочу.
        Найлус медленно кивнул.
        - Но вас двоих это… не особо касается.
        - Почему?
        - Из-за… особенностей наших отношений. - мурлыкнула я.
        Двери распахнулись, пропуская в мою каюту Гарруса с подносом, заставленным контейнерами с едой, и тут же сомкнулись, индикатор сменил цвет на красный.
        - Зачем так много?
        - Мне поесть так и не удалось. - беззаботно сообщил Гаррус, ставя поднос на кровать. - Найлус, насколько я знаю, ты тоже не успел?
        - Нет. Благодарю.
        Гаррус кивнул, передавая мне объемный контейнер на небольшом подносе.
        - Кушай.
        Я взяла из его рук поднос, приподнялась и поцеловала довольно заурчавшего Гарруса в шею. Знаю же, что ему это нравится.
        - Думаю, Гаррусу будет тоже интересно послушать. - резонно сказал Найлус, снимая крышку.
        - По поводу?
        - Моей биотики и изменениях в организме.
        Найлус в пару слов пересказал сородичу сказанное ранее, а Гаррус на такое только медленно кивнул.
        - Так почему нас не коснется твоя инициация?
        - Да все предельно просто. Во время… близости энергия партнеров сливается, скачкообразно увеличивается и делится пропорционально вместительности резерва. Мой объем энергии превышает ваш. Многократно. Не зря же секс всегда и практически во всех мирах считается самым простым и естественным способом решить проблемы истощения у любой более-менее энергетически развитой расы. Более эффективным является только жертвоприношение. Быстро, результативно, с минимальными потерями в фон. И совершенно не требуется согласие второго участника.
        - И в нашем мире тоже?
        - В любом. Ритуал проходит в границах ауры приносящего жертву, и наличие или отсутствие внешней энергии никак не повлияет на результат. Правда, такие ритуалы… не слишком приятные, и нормальными разумными используются только как крайняя мера. Слишком кроваво, жестоко и неприглядно.
        - Ты знаешь такие ритуалы?
        - Знаю. - я пожала плечами. - Но предпочитаю не использовать. Они оставляют отпечатки на ауре, которые очень долго не сходят.
        - Последствия?
        - Неприятные. Рассказывать… Не сейчас, хорошо?
        Настаивать не стали. Найлус решил съехать с неприятной темы и спросил:
        - Что нам делать во время твой инициации?
        - Ничего. Просто будьте рядом и ничему не удивляйтесь. - я подцепила нечто, похожее на гриб и отправила в рот. - Велика вероятность, что я на вас скину излишки энергии, если таковы будут. По-хорошему, лучше бы проводить такие… вещи не на космическом корабле, а на планете. Меньше шансов угробить что-то.
        - Всплеск большой?
        - Как когда. Предугадать невозможно. Слишком много переменных.
        - Чем нам грозит?
        - Энергетическим обжорством. Может регенерация чуток ускорится, пока излишки жизненной энергии не развеются.
        Гаррус недовольно посмотрел на практически полный контейнер в моих руках.
        - Ешь.
        Спорить я не стала и принялась за еду. Себастьян готовит просто великолепно, хоть я и не понимаю, как он может вкусно приготовить блюдо, которое для него несъедобно. Но как-то же смог! Последнее время я вообще перешла преимущественно на декстро-продукты, так как на обычных старпом сэкономил, и нормальное мясо и овощи были только правоаминокислотные.
        Гаррус убрал пустые контейнеры и переставил на стол, а потом меня раздели и уложили в кровать.
        - Сейчас ты будешь спать. - Найлус лег рядом, чуть подвинулся, давая мне возможность с комфортом устроиться у него на плече.
        - А вы?
        - А мы найдем чем себя занять. - ответил мне Гаррус, устраиваясь с другой стороны и обнимая меня за талию. - Спи.
        И я действительно быстро уснула, пригревшись между двумя мужчинами. Гаррус нежно и осторожно гладил меня по голове, что только ускорило процесс.
        Инициация прошла ночью, а я даже не проснулась. Никакого выброса не было: лишняя энергия распределилась между спящими турианцами и была использована их организмами для лечения старых травм и мелких болячек, а остатки поглотила "Нормандия", формируя свою собственную жизненную ауру. Так что переживала я совершенно зря.
        Проснулась я первая, и еще некоторое время могла наблюдать за спящим Найлусом. Гаррус сопел мне в макушку, чуть слышно пофыркивая, когда волосы попадали в нос. Анализ состояния организма показал довольно неплохие результаты: тело и энергетическая структура полностью пришли к привычному мне эталону, и ТЕПЕРЬ я могу назваться истинным метаморфом. Я получила все, что могу использовать в этой реальности… и жаль, что практически все магические дары недоступны. Слишком уж низка энергонасыщенность этой реальности, и она не изменится, пока вселенная не начнет развиваться самостоятельно и не получит подпитку от Первоосновы. Жалко, конечно, но не критично. Радует, что пространственный карман ощущается нормально, и можно уже его использовать. Заодно стоит подумать, что следует взять с собой… в следующую жизнь…
        Мои мелкие телодвижения разбудили чутко спящих турианцев. Первым проснулся Гаррус, а буквально через пару мгновений - Найлус. И первый вопрос:
        - Как прошла инициация?
        - Прекрасно.
        Зеленые глаза тщательно осмотрели мое лицо, отметив изменившийся вид.
        - Вижу, сон пошел тебе на пользу.
        - Несомненно.
        Гаррус приподнялся на локте и легко перевернул меня на спину.
        - Думаю, пора вставать и порадовать Карин твоим здоровым видом. - когтистый палец скользнул по щеке.
        - Глушилку отключи.
        Найлус приподнялся и отключил устройство.
        - Джокер, ты меня слышишь?
        - А надо? - осторожно спросил пилот, отозвавшись практически мгновенно.
        - Надо. - я улыбнулась.
        - Тогда - слышу.
        Гаррус приглушенно заржал, что не могло ускользнуть от внимательного и скучающего Джеффа.
        - Вакариан. Я все слышал!
        - Еще скажи, что ты все видишь. - ехидно сказал Гаррус.
        - Если я это скажу, Имрир меня прибьет. - пожаловался турианцу Джокер. - Конечно, я все вижу! Когда Крайк не глушит оборудование в каюте.
        - Потому и глушу, что ты все видишь. - усмехнулся Найлус, легко вставая с кровати.
        Джокер что-то недовольно забурчал, а мы - рассмеялись. Все же, злиться на чрезмерно любопытного пилота просто не получалось. Я четко знала: все, что он увидит, дальше него не уйдет, и ничего… лишнего он не скажет.
        - Сколько до выхода из перегона? - спросила я.
        - Тридцать пять часов. И еще четыре полета на сверхсвете до Вермайра своим ходом.
        - Благодарю. - короткая пауза. - И Джокер… СЕЙЧАС тебе лучше не подсматривать.
        - Я понял. - покладисто сообщил пилот и отключился.
        Карин моего появления в лазарете не оценила. Молча, без разговоров и предупреждения в меня полетел дротик с транквилизатором. Демонстрировать свою нечувствительность к препарату я не стала и плавно сползла на руки опешившего от такого приветствия Найлуса.
        - Я предупреждала, чтобы вы ее не выпускали из каюты сутки? - сухо спросила Карин, подкидывая на ладони еще один дротик.
        - Предупреждала. - согласился Найлус, перехватывая мою условно-бесчувственную тушку и поднимая на руки.
        - Вы почему ей позволили выйти?
        - А ее можно удержать? - скептически спросил Гаррус, с интересом глядя на мою ну совершенно не спящую физиономию, благо, Найлус держал меня так, чтобы Карин не видела лицо.
        - Можно, если постараться и подобрать нужные способы воздействия. А теперь несите ее обратно.
        За всем этим цирком с глубокой оторопью наблюдали трое членов экипажа, проходящие стандартную медицинскую проверку, и Лиара, сидящая возле спящей матери.
        - Не слишком ли радикально? - осторожно спросил Гаррус, покосившись на мое подергивающееся от смеха лицо.
        - Радикально - если рядом ляжете вы. - сухо сообщила Карин, демонстрируя дротики с транквилизаторами для декстро-организмов. - И проспите в лазарете до выхода из реле в системе назначения. Не вынуждайте меня применять и к вам крайние меры, и избавьте от ваших спаррингов в полный контакт.
        Гаррус примирительно поднял руки на человеческий манер.
        - Чем можно заслужить вашу благосклонность, доктор?
        - Имрир проснется через четыре часа. Проследите, чтобы она поела как положено, а не так, как она это делает.
        - Сделаем.
        - Свободны!
        Найлус молча развернулся и вышел из лазарета, неся меня на руках. Я решила не провоцировать Карин и по-прежнему лежала безвольной тушкой. Крайк, зараза, пронес меня через всю командную палубу на глазах всего экипажа! Прессли, естественно, не мог нас не заметить.
        - Спектр Крайк… что произошло? - искренне удивление в голосе старпома погрело мою душу.
        - Чарльз Прессли, вы знаете, с доктором Чаквас совершенно невозможно спорить. - проникновенным голосом сообщил Найлус. - При малейшем неподчинении она переходит к тяжелым и… убедительным аргументам.
        С этими словами Гаррус протянул дротик с остатками транквилизатора опешившему старпому. Так, чтобы его увидели и опознали все желающие.
        - Она очень опасная женщина… - добавил Гаррус.
        Оставив старпома с дротиком в руке переваривать оригинальное поведение обычно столь вежливой Карин, меня унесли в каюту, и уже там мы смогли, наконец, вволю проржаться под тихое хихиканье наблюдавшего за всем этим представлением Джокера. Испытывать терпение доктора мы не собирались, так что Гаррус ушел на камбуз, а я и Найлус занялись работой. До Вермайра еще есть время, а подготовиться можно и в каюте.
        Через час Джокер вызвал Тали в мою каюту для брифинга.
        "Нормандия" вышла на орбиту Вермайра. К этом у времени группа высадки была готова: я, Найлус, Гаррус стояли у трапа, в броне и с оружием, Тали в своем привычном скафандре. Высаживаться мы будем в десяти километрах от базы на побережье океана. Без "Мако". До базы пойдем пешком, избегая любого контакта с гетами. После нашей высадки "Нормандия" покинет систему и сюда не вернется ни при каких обстоятельствах, а будет ждать в оговоренном месте двадцать дней. Выбираться с планеты будем на небольшом звездолете, замеченном нами на космопорте в четырех километрах от базы.
        - Рир, мы над точкой высадки.
        Голос Джокера отвлек меня от мыслей.
        - Высота?
        - Метров десять. Ниже спуститься не смогу.
        - Сбрасывай нас над водой.
        - Понял.
        Трап медленно опустился.
        - Пошли!
        Уже спрыгивая с трапа вслед за Гаррусом, я услышала тихий шепот Джокера:
        - Удачи…
        Спасибо, Джокер… она нам понадобится… с такой мыслью я влетела в теплый океан, а "Нормандия" плавно ушла вверх и растворилась в небесах.
        Глава 29: Вермайр: Сарен
        - Сарен - долбанный параноик с больной фантазией! - пробормотала я, бессильно сползая в пушистую траву.
        - Не могу не согласиться. - проворчал Гаррус, рассматривая через мощный бинокль раскинувшуюся под нами базу.
        Найлус тактично промолчал. Тали взирала на нашу цель со священным ужасом.
        Все наши планы рассыпались прахом при первом же взгляде на это произведение фортификационного искусства. Это не лаборатория, а долбанная крепость! Мощные, практически вертикальные, монолитные стены взметались из вод океана на сорок метров, образуя сплошной периметр, внутри которого располагался целый город: лаборатории, производственные комплексы, склады, небольшой космопорт для личного корабля владельца, жилой массив для персонала, казармы и тренировочные комплексы. Вел в крепость один-единственный монорельс, который охранялся так, что сама идея попытаться на нем приехать не то что самоубийством попахивала, а была просто натуральным маразмом! Да и конечной остановкой поезда был основной космопорт, на который прибывали ВСЕ корабли. На внутренний же, имел право приземляться только Сарен, и никто иной.
        Никаких подъездных дорог. Никаких пеших подходов. ТОЛЬКО монорельс. Великолепно защищенная крепость. Абсолютно надежная. С огромным гарнизоном из кроганов и гетов, причем, и те, и те были прекрасно вооружены. Автоматическая оборона и система ПКО уничтожала саму мысль взять эту крепость штурмом. Ее же только бомбить! Быстрые снимки с орбиты даже и близко не давали представления об истинной картине и всей глубине задницы, в которую мы влезли, ведь пути назад у нас нет: "Нормандия"-то уже час как покинула систему и свалила на точку сбора.
        - Тали.
        Кварианка очнулась от ступора.
        - Ты можешь подключиться к их внутренней сети отсюда?
        Над изящной рукой девушки развернулся золотистый интерфейс инструментрона. Нашему техническому гению хватило каких-то пару секунд, чтобы оценить ситуацию.
        - Да, ретранслятор мощный и сигнал стабильный. Но у них очень серьезная система защиты.
        - Ты можешь открыть нам хотя бы двери или окна, не подняв тревоги?
        - Могу. Бытовые протоколы защищены не так сильно, как боевые.
        - Отлично. - я потерла лоб. - План этой крепости ты можешь получить?
        - Уже получила. - скромно сообщила наша прелесть и над ее ручкой развернулась золотистая голограмма.
        - Где личные покои Сарена?
        - Здесь.
        Голограмма повернулась к нам огромной гладкой стеной и часть дальней башенки окрасилась красным.
        - Что, вся башня?
        - Верхние этажи и выход к причальной площадке. Внизу - личная лаборатория. - тут же ответила Тали.
        - Вот как…
        Я пристально рассматривала голограмму, и чем дольше я на нее смотрела, тем яснее понимала… что нам неимоверно повезло, что Сарен, оказывается, любитель уединения и вида на океан.
        - ЭТИ окна ты в состоянии открыть?
        - Да.
        - Хо-ро-шо… - я развалилась на траве, глядя в ясное голубое небо. - Ждем до вечера. Как раз персонал свалит из лабораторий в жилой комплекс…
        Гаррус убрал винтовку и сел рядом.
        - У тебя появилась идея?
        - Да… есть намек на идею. Тали, что там с сенсорным массивом этой радости?
        Кварианка вздохнула.
        - Тебе не понравится.
        - Обожаю отвратительные новости… - я поморщилась. - Давай уже, радуй…
        Ну и она нас обрадовала…
        Нет, Сарен - не долбанный параноик! Он просто, мать его, больной на голову! Это на него так Назара повлиял, или он от рождения паранойю всей своей расы подцепил воздушно-капельным путем в особо концентрированно виде?
        Вокруг комплекса отслеживалось практически все! В смысле - абсолютно все! Да проще взломать шлюз корабля зубочисткой, чем залезть в этот комплекс! Полностью замкнутая самодостаточная крепость. Проверялось все, вплоть до колебаний магнитного фона. Я просто в шоке… Нет, я в ШОКЕ! Если бы не один-единственный момент, я бы свернула операцию и попробовала отловить Артериуса как-то иначе.
        По всей крепости… были отключены датчики биологической активности из-за разнообразной и крайне любопытной живности Вермайра, повадившейся лазить в комплекс, и за пару месяцев задолбавшей персонал постоянными тревогами. Датчики быстро отключили: Сарен как-то раз находился в комплексе в тот момент, когда стая мелкого зверья забралась за периметр и ставила на уши всю крепость практически декаду, пока их не перебили. После такой наглядной демонстрации Артериус, скрипя зубами, согласился на блокировку всего массива биологических датчиков.
        Такие подробности из жизни замкнутого городка Тали вытащила на третий час, покопавшись во внутренней переписке персонала. Вообще, всплыло ОЧЕНЬ много любопытных фактов, но они нас сейчас особо не интересовали. Ясно стало одно: разумные панически боялись Сарена Артериуса и его корабль. Особенно его корабль. Властелин наводил воистину животный ужас. И меня это несказанно радовало, поскольку в личные покои никто никогда не входил не смотря ни на что. А гетам там находится запретил сам Сарен.
        Когда солнце коснулось горизонта, мы уже сидели между огромными булыжниками, выступающими из вод океана точно напротив облюбованного окна за границами зоны охвата сенсорной системы и ждали, когда же Тали даст отмашку. План проникновения в это произведение параноидального разума был продуман и давно обсужден со всех сторон. А был он прост, как линейка: отсутствие датчиков, отслеживающих перемещения биологических объектов, давало мне простор для фантазии. Правда… без брони и оружия, но что такое отсутствие оружия для метаморфа? Право дело… такие мелочи! Метаморф-менталист - это та еще тварь…
        Изначально мы планировали пролезть в комплекс с наступлением темноты, но Судьба преподнесла нам совершенно неожиданный подарок: одно из окон оказалось открытым! Кто-то изнутри опустил прочное пуленепробиваемое остекление, и теперь сидел и пялился на заходящее светило. Упускать ТАКОЙ шанс я не собиралась!
        Из-за особенностей датчиков, нам пришлось отказаться от оружия и снять броню всем, кроме Тали, которая абсолютно зависима от своего скафандра. Пришлось бросить вообще ВСЕ оружие и броню! Спасся только визор Гарруса. И то, в выключенном виде, пристегнутый к поясу Тали. Сама же кварианка оставалась сидеть на камнях. За ней я сплаваю вторым рейсом, когда отловлю того неожиданного благодетеля, чтоб удрать не успел.
        Так что… оставив кварианку в полном шоке медитировать над кучей оружия и раскиданной брони, я разделась догола и нырнула в океан. Теперь… легкая коррекция параметров. Тело менялось стремительно: ноги срослись в сильный хвост, между пальцами появилась перепонка. Русалка, мать ити… И смех и грех, но до стен плыть три километра - расстояние немалое.
        Тали едва слышно ахнула. Турианцы наблюдали с долей легкого интереса, сидя на камнях. Из одежды на них только короткие штаны поддоспешника.
        - Готовы?
        В ответ - синхронные кивки.
        - Расслабьтесь. Утонуть я вам не дам в любом случае.
        Я подождала, пока они не обхватят меня за плечи и, резко оттолкнувшись, погнала вперед, стараясь не обращать внимание на волны паники и слишком крепко сжимающиеся на моих плечах руки. Была бы человеком - переломали бы все кости! Турианцы, оказывается, совершенно не умеют плавать! Они просто тонут.
        Когда я подплыла к фундаменту массивных стен, оба турианца чуть успокоились и перестали паниковать. Оставив их цепляться за камень, я вновь перестроила организм: пальцы обзавелись мощными когтями, хвост бесследно пропал, как и перепонки. Осмотрев результат, я легко полезла по стене, без каких-либо хлопот впиваясь практически мономолекулярными когтями в полибетон.
        В помещении за открытым окном находился один-единственный разумный. Азари. Я без единого звука перемахнула подоконник, легким ментальным ударом вырубая синекожую красотку. Ее даже связывать не было нужды: ментальный щуп позволял полностью контролировать тело, и жертва, даже находясь в создании, без моего разрешения и моргнуть не сможет.
        Я легко проскользнула в ее разум.
        Что мы тут имеем? А имеем мы… практически пустое крыло. Персонал уже утопал в жилые отсеки, готовясь ко сну, гетов здесь просто не было, а сия дамочка задержалась по причине банальной до изумления: каждый вечер, пока пугающий ее до ужаса Сарен отсутствовал на планете, она приходила к этому окну и просто сидела, глядя на заходящее в океан солнце. И все. Никакого иного интереса. Просто посидеть и посмотреть на красивый закат, отрешиться от произошедшего за день, от своих страхов и тревог там, где ее никто не будет искать и беспокоить.
        Я достала из пространственного кармана катушку, закрепила у окна и скинула вниз трос с двумя жумарами на конце. Обычный синтетический трос, без каких-либо технических прибамбасов. Пока турианцы поднимались, я выпрыгнула из окна и сплавала за нервничающей кварианкой.
        Как я перла паникующую Тали в полностью выключенном скафандре - это отдельная песня! Пришлось на девушку воздействовать ментально, погрузив в глубокий сон, а то это брыкающееся тело чуть не умудрилось меня утопить. Это при том, что я могла дышать под водой! Но я это сделала! И приперла, и наверх подняла, оставив на стене пару весьма занятных длинных глубоких царапин… когда чуть не сорвалась. К тому времени, как солнце наполовину скрылось за горизонтом, мы все четверо стояли перед запертой дверью.
        Тали взломала ее за три минуты, пропуская нас в длинную галерею, ведущую в личные покои Сарена. Я убрала следы ментального воздействия, усадила азари на ее любимый стул, позволяя телу принять привычную позу. Дверь за нами захлопнулась, а девушка вздрогнула и очнулась от ступора, поморгала, удивленно глянула на заходящее солнце, вздохнула, подперла кулачком подбородок, и вернулась к наблюдению, ничуть не удивившись, что задремала на пару минут.
        Вот так просто и без каких-либо особых хлопот, мы пробрались в прекрасно защищенную крепость, воспользовавшись обычной, никак не прогнозируемой случайностью: молоденькая азари просто любила смотреть на закат и опускала на это время бронированное остекление.
        Трое суток. Мы сидим в этой крепости уже трое долбанных суток, не рискуя обозначить свое присутствие и, тем более, не высовываясь из личных покоев Сарена. Первые сутки прошли динамично: мы обшарили все закоулки этого крыла, сунув любопытные морды в каждую дверь и в каждый ящик, обойдя вниманием только терминал связи с Властелином. Зато в протеанский маяк я влетела на всем скаку, заработав новую порцию кошмаров. Тали от скуки взломала все, что поддавалось незаметному взлому, и уже сутки мы с интересом читаем переписку персонала крепости и смотрим реалити-шоу "Жизнь крепости" через многочисленные камеры.
        Найлус обнаружил небольшой арсенал, и мы смогли обзавестись оружием… но не броней. Сарен ее не держал вообще. Мне же пришлось удовольствоваться естественной броней, сделав из хитина и паутины что-то вроде реплики легких доспехов иллитири. Не ходить же голышом, в самом-то деле? Тали потом долго рассматривала кирасу, пытаясь понять, как это паутина может расти из хитина… Как-как… так же, как и все это росло на мне вместо кожи! Совершенно естественно и очень комфортно!
        Утомительное ожидание закончилось в середине четвертых суток, когда мы уже озверели от скуки и армейских пайков. Кроме этой высокопитательной дряни жрать было нечего!
        - Рир! Найлус, Гаррус!
        Взволнованный голос кварианки заставил нас подорваться и вылететь в большой зал, расположенный в глубине личного крыла, который мы приспособили под жилье.
        - Что случилось?
        - Сарен прилетел! - Тали вывела на экран вещание с одной из взломанных ею камер.
        На внутренний космопорт поселка приземлялся небольшой турианский корвет. Один из тех, которые Совет безвозмездно раздает своим Спектрам.
        - Властелин есть?
        - Не видно.
        - Интересно, где носит эту древнюю тварь? Ладно, не важно. Тали, следи за Артериусом.
        Все уже было обдумано и подготовлено еще два дня назад. Дергаться смысла никакого не было. Мы сидели и терпеливо наблюдали за нашей жертвой, отслеживая все ее перемещения по комплексу. Сарен носился по крепости до самого вечера, занятый какими-то делами. Часов через пять приперся Назара, не к ночи он будет помянут, и завис над крепостью, но хоть снижаться не стал, а Сарен пошел к себе. Нет, не так. Он сразу пошел к терминалу связи с древней тварью.
        Я почувствовала его разум, когда турианец вошел в галерею. И практически мгновенно - присутствие Властелина. Жнец ощущался настолько ясно и четко, что не оставлял сомнений в прямом и непосредственном влиянии на свою марионетку. Я и не пыталась приблизиться, изучая их на расстоянии. Просто присматривалась к общему фону, измеряя силу и способность Жнеца к утонченной работе.
        Увиденное ужасало. Властелин силен просто неимоверно! По голой мощи его не перебить. Вообще. Никак! Но! Огромная мощь имеет и свою оборотную сторону. Назара совершенно не мог оперировать тонкими тяжами! Он их просто не замечал и не видел. Вся та ювелирная прелесть в разуме Бенезии была создана не им! Это - развернутая готовая матрица! Своеобразный шаблон, из-за которого и возникло удивившее меня несоответствие сложности воздействия поставленной задаче. Жнец просто развернул кем-то созданную программу, а не делал ее сам. И на этом я его уничтожу. Нельзя атаковать то, что просто не в состоянии заметить!
        Сарен прошел в зал связи, а я легко скользнула вдоль стены, остановившись у открытой двери. Разговор с Властелином прошел мимо моего сознания: я взламывала мозги турианцу, стараясь не попасться Жнецу. Только тонкие щупы, только незаметное, на грани оттенка смысла воздействие.
        Не заметил.
        Теперь - чуть сдвинуть пласт воспоминаний, вытянуть образ Бенезии, перенаправить беспокойство за невыполненную задачу на нее. Беспокойство тянет за собой желание выяснить причину молчания или неудачи, а это желание уже спровоцировало принятие вполне закономерного решения: слетать на Новерию и проверить ход работы самостоятельно. Мало ли что могло случиться? Стоит проконтролировать лично. Что Сарен и сообщил Жнецу. Логичность действия не вызвала возражения, и древний монстр согласился. Теперь, еще одно воздействие. Жнец огромен? Огромен. Узнаваем? Несомненно! Уникален? Конечно! Мне даже не надо ничего внушать. Сарен прекрасно это знает и сам. Достаточно просто чуть "подсветить" нужные понятия, выстаивая из них логическую цепочку: огромный уникальный узнаваемый корабль - лишнее внимание - проблемы - решение: слетать на обычном корабле, отправив столь приметного Жнеца куда подальше. Вся прелесть в том, что Назара прекрасно видел, как в голове его подчиненного возникают эти мысли, но он не видел, ЧТО провоцирует их возникновение. Он не мог заметить мои касания. Но видел результат. Вполне естественный
и объяснимый. Понятный. Логичный. И он… согласился… умотав куда-то по своим жнецовским делам до получения вызова марионетки.
        Никогда еще звук взлетающего Властелина не был мне настолько приятен! Назара, эта древняя, безумно древняя тварь… сваливала с планеты!
        Когда пропало ощущение присутствия Жнеца, Сарен едва заметно вздрогнул, чуть слышно зарычав. Да, по мозгам Властелин бьет ОЧЕНЬ существенно! Но незнакомый с основами менталистики разумный может долго и искренне думать, что тяжесть в голове - это просто результат разговора с таким монстром. Сарен так и считал… и совершенно напрасно. Тяжесть в голове и спутанные мысли - это первый и самый элементарный признак прямого вторжения. Притом, вторжения грубого. Но сейчас рассеянное состояние Сарена было мне на руку: усталый разум не в состоянии сопротивляться. Турианец так и не заметил, как один контроль сменился другим. Он даже не понял, что произошло. Просто в какой-то момент мир перед его глазами внезапно потемнел, а сознание отключилось, оставив стоять посреди коридора безучастное ко всему тело.
        Когда мы вошли в комнату, оцепенели все. Тали испуганно пискнула, Гаррус вскинул оружие, а Найлус с оторопью смотрел на безучастно стоящего наставника. Я вела Сарена за руку, а он просто механически переставлял ноги. Живая кукла без следа разума в неестественно голубых глазах, уже затронутых индокринацией.
        - Рир? - Найлус встал и медленно подошел. - Что с ним?
        - Его разум отключен. - я оставила свою жертву стоять. - Просто тело под контролем.
        - Но как? - едва слышно спросила Тали.
        - Жнец - не единственный менталист в этой галактике. - поморщившись, сказала я. - Он невероятно силен! Настоящее чудовище! Одно радует: тонкое влияние находится за пределами его восприятия. Ладно. О Назаре я расскажу потом. Сарен отправил Жнеца гулять, а сам сказал, что полетит на Новерию проверять Бенезию.
        - Твоя работа?
        - Да. Назара даже не понял, что в мозги к Сарену влез кто-то еще.
        - Назара? - Гаррус удивленно склонил голову, рассматривая стоящего без движения сородича.
        - Его так зовут. А сейчас - молчите! Что бы я не делала, чтоб бы ни говорила - молчите! Найлус, тебя это касается особенно! Понял?
        Короткий кивок. Потом буду разбираться с той бурей, что бушует в его голове.
        - Знаете что… свалите в другую комнату.
        Что занятно, трое разумных ушли без единого писка. Только Найлус на мгновение задержался и пристально всмотрелся в безучастные ко всему сияющие голубые глаза. Вздрогнул, чуть опустил голову.
        - Прошу, не пытайся вмешаться. Так надо. Ты мне веришь?
        - Я верю.
        Найлус положил руку мне на плечо, чуть сжал, и ушел.
        Вести тупую куклу через весь комплекс - это маразм. Заметят. Совсем другое дело, если нас за собой проведет взбешенный Сарен Артериус собственной, наводящей ужас персоной. Но для того, чтобы это был именно Сарен, а не просто кукла, мне требуется пробудить его разум и как следует раскачать. Итак…
        В голубых глазах появился острый блеск разума, турианец резко дернулся, но тут же оцепенел. Ярость взметнулась мгновенно! Умный мальчик, сразу въехал, что случилось. Вот теперь посмотрим, насколько ты в состоянии здраво соображать.
        - Ну здравствуй, Сарен Артериус. Наконец-то мне удалось увидеть тебя лично.
        Голосовые связки были разблокированы, так что я вполне резонно услышала ответ:
        - Шепард!
        - Приятно, когда тебя узнают. - я расхаживала перед его лицом, позволяя меня осмотреть, оценить и понять, насколько я НЕ то, что он ожидал увидеть. - Удивлен?
        - Немного. - ярость опала, тихо кипя в глубине.
        Умные, светящиеся глаза пристально ощупали мою фигуру, отметив пластику движений, необычные доспехи, выражение лица, взгляд, манеру поведения. Да, правильно. Ты НИЧЕГО не знаешь о том существе, которое ходит перед тобой. Правильно, удивляйся, пусть устоявшийся шаблон треснет.
        - Надо сказать, я уже устала тебя ждать. Хотя, твое гостеприимство я… оценила.
        Досада, раздражение.
        - Пришла за моей головой?
        Закономерный, между прочим, вопрос.
        - Можно и так сказать. - благостно согласилась я. - Правда, нужна она мне в комплекте со всем остальным. Так что, отрезать я ее не буду. Хотя… глядя на тебя… такое желание возникает.
        Острый взгляд, полный здравого опасения. Ну да, ну да… когда не в состоянии пошевелить и кончиком пальца, подобные опасения появляются.
        - Надо заметить, я рада, что у тебя хватило мозгов услать Назару подальше. Эта древняя тварь на нашем празднике жизни совершенно лишняя.
        Понимание и удивление.
        - Ты знаешь?
        - Знаю. - я резко остановилась, пристально всматриваясь в расширившиеся от гнева глаза. - А вот ты явно не понимаешь, с каким монстром связался!
        - Знаю.
        - Ничего ты не знаешь! Думаешь, то, что этот Жнец тебе рассказал - правда?
        - Да! - крик, полный ярости и отчаяния.
        О да! Вон оно! Сознание взбрыкнуло, натянув все тяжи! Сарен начал соображать своими мозгами!
        - Лишь частично! Скажи мне, Сарен Артериус, а ты знаешь, КАК именно заканчивается Жатва? Зачем Жнецам органики?
        - Знаю. Синтез. Слияние. Высшая форма эволюции.
        - Красиво он тебе солгал, не сказав ни слова лжи.
        Сарен запнулся. Голубые глаза сузились, пристально всматриваясь в мое лицо.
        - Солгал?
        - Жнецы СОЗДАНЫ из органиков. - я подошла к нему практически вплотную, в упор глядя в глаза. - Они ПЕРЕРАБАТЫВАЮТ органиков, ПОГЛОЩАЯ их. Да, в каком-то смысле происходит СЛИЯНИЕ, ведь созданный из этого вида Жнец поглощает всю память. Никаких эмоций. ТОЛЬКО сухие знания. Ты понимаешь, что означает это их слияние? Этот СИНТЕЗ?
        - Это ложь! - полный гнева крик.
        Да, правильно! Ярость, гнев! Отчаяние! Ты должен понять! Ты должен скинуть первый и самый страшный бур самостоятельно, даже если это вспашет тебе разум. Потом соберу в кучу…
        - Ты знаешь, что такое хаски?
        В ответ - скептический взгляд.
        - Не смотри на меня так. Лучше на себя посмотри. - я схватила его за руку и подтащила к зеркалу. - Посмотри в свои глаза. Они так красиво светятся… А какие занимательные голубые огоньки у тебя на скулах. - я провела пальцем по искомым огонькам, отчего он вздрогнул. - Ничего не напоминает?
        Сарен дернулся, словно его ударили по лицу со всей силы, а я медленно ослабила контроль над его телом. Нельзя его убеждать. Бессмысленно. Надо задавать вопросы, на которые он САМ найдет ответ. Нужный ответ.
        Турианец стоял и пристально всматривался в свое лицо. ОЧЕНЬ пристально! Он - умный мужик, и ему не потребовалось много времени, чтобы сложить два и два и провести прямые параллели.
        Из его горла вырвалось глухое, полное ненависти рычание. А теперь - самое жестокое. Он должен скинуть привязки здесь и сейчас. Он должен сам дойти до правды, иначе потом убедить его не получится никогда. Слишком уж он подозрительный.
        Теперь… буду бить по самым больным точкам. По тому, что до сих пор отдается болью.
        - Ну как, нравится? Первая стадия индокринации во всей своей красе!
        В ответ - глухое рычание.
        - Ты же сам не раз видел, как это происходит.
        - Что ты хочешь?
        - Чтобы ты начал думать своей гениальной башкой! - заорала я. - Сарен, ты - умный, а повелся на треп древней сволочи как наивный детеныш!
        - Машина не может лгать!
        - Назара - не машина! Эта древняя тварь - органическая! Забудь сказки про синтетиков и органиков! Жнец - это разумное, полностью самодостаточное существо. ЖИВОЕ существо! И лжет оно гениально! Не сказав ни слова лжи, подтасовывая правду, переворачивая события и подавая тебе мелкую нарезку под нужным соусом. А ты - клюнул на этот трюк, как пыжак на приманку!
        Сарен зарычал.
        - Не рычи на меня! А шевели мозгами, пока они еще у тебя остались!
        - Что ты имеешь в виду? - турианец резко повернулся.
        - Индокринация, Сарен, это не просто промывка мозгов. Это - подчинение тела. Его перестройка. Ты же уже видел такие же глазки. Вспомни! Первыми ТОГДА изменялись глаза!
        Я подтолкнула к сознанию пласт воспоминаний, который он так хотел и не мог забыть. И он, с моей посильной помощью, вспомнил, ГДЕ, КОГДА, при каких обстоятельствах и на ЧЬЕМ лице он видел такие же глаза.
        Сарен повернулся, глядя в зеркало, и буквально оцепенел. Он не мог не провести параллель. Не мог не узнать. Не мог не вспомнить. Но и поверить не мог…
        - Облегчу тебе задачу.
        Я встала рядом, полностью сняв контроль над его телом. Сейчас он не представляет опасности. Сейчас он слишком растерян, слишком ошеломлен правдой.
        - Два слова. Монолиты Арка.
        Яркая боль и оглушительная ненависть полыхнули, отражаясь в темном синем свечении биотики.
        - Ты помнишь, что было?
        - Помню. - глухое рычание.
        - Монолиты созданы Жнецами. Всего-лишь одна находка из множества подобной дряни, щедро оставленной для будущих поколений органической жизни. В отличие от тебя, я осознала информацию из маяка в полной мере. Не разрозненными картинками, а четкой, хорошо структурированной системой данных. Не ты первый попал под подчинение Жнецам. И не ты - последний.
        - Монолиты проводили индокринацию? - глухой вопрос.
        - Да.
        Яркие голубые глаза закрылись, а по чувствам ударила ярость.
        - Как?
        - Наниты.
        Сарен вздрогнул всем телом. Ему не надо было пояснять значение и весь ужас этого слова.
        - И теперь я?
        - Ты сам знаешь ответ.
        Ментальный канал ломался с практически физически слышимым скрипом. Ярость и боль сделали то, на что я потратила бы недели: тяжи рвались, освобождая разум, открывая то, что было скрыто. Он ВСПОМНИЛ все, что было прикрыто забвением и ложной памятью. Был бы он хоть немного слабее…, и он сломался бы. Понимание сотворенного обрушилось на него всей мощью, всей силой, открывая и безжалостно проявляя его действия и их последствия. Он все понял и осознал.
        - Я не могу сопротивляться Властелину. - спокойно сказал он, констатируя факт.
        Ярость улеглась, полностью растворившись в безразличии. Твою же мать! Вот чего-чего, а безразличия мне точно не надо!
        - Нет.
        Яркие глаза пристально смотрели на меня. Умные, понимающие… Проклятие, Сарен, иногда ты СЛИШКОМ умный! Там, где не надо!
        - Но ты - можешь?
        - Могу.
        - Как?
        - Не только Жнецы обладают даром менталиста. - голубые глаза расширились от понимания. - Да, его мощь - ужасающа, а по голой силе его не переломить. Но есть и другие пути, недоступные этой твари. Тонкие. Более изящные.
        Сарен вздрогнул, понимающе качнул головой. Ну да. Не понять, как тебя поймали при таких признаниях сложно даже полному идиоту. Что занятно - ни тени негодования. Понимает, осознает эффективность и принимает как должное. Имея силу я ей воспользовалась с максимальной эффективностью. Это он легко понял и… одобрил.
        - Ты можешь защитить разум?
        - Свой? Да.
        - Ты можешь его уничтожить?
        - Его? - я хмыкнула. - Назара лишь наблюдатель. Он не так опасен, как… другие. Он беспечен. Самоуверен. Высокомерен. Не воспринимает нас как врага.
        Сарен что-то набрал на своем инструментроне, а потом выключил устройство, снял с руки и протянул мне.
        - Здесь есть все, что мне удалось выяснить о Жнецах. Исследования с Сидона, из моей лаборатории. Записи разговоров с Властелином. Все, что удалось найти. Пароли с данных сняты.
        Я молча взяла браслет и надела на руку. Сарен смотрел пристально, внимательно, что-то обдумывая. В эмоциях - пугающая пустота, окрашенная обреченностью. Впервые он не лгал себе даже в мелочах, без прикрас взглянув на ситуацию, в которой он оказался.
        Сарен отошел к дальней стене, медленно расхаживая и пристально изучая мое лицо. Ярость практически полностью исчезла, лишь изредка всплескивая на грани чутья. Общий фон эмоций - бесстрастное равнодушие и спокойная решимость. Он УЖЕ принял решение. Вот только… какое?
        - Я открыл доступ на свой корабль. - спокойно сообщил он, коротким жестом прерывая возможные возражения. - Доставь эту информацию Совету и предупреди об угрозе Жатвы. Они должны поверить и принять меры.
        - Они уже знают. Я предупредила так, что поверили.
        Сарен медленно кинул.
        - Геты не тронут тебя. На инструментроне - пропуск. Отвези его на Цитадель и отдай Спаратусу. Он знает, что можно сделать с такой информацией.
        - А ты?
        Холодные светящиеся голубые глаза впились тяжелым проницательным взглядом.
        - Индокринацию невозможно обратить. Ее невозможно даже замедлить. - он не пытался оправдаться, он просто сообщал мне хорошо известные и проверенные факты. - Я знаю. Проводил исследования. - короткая пауза. - Для меня уже слишком поздно.
        По спине пронеслась волна холода. Сарен, твою же мать…
        - Благодарю, Шепард. - Сарен снял с захватов пистолет, выводя его в боевое положение.
        - Сарен!
        - Прощай.
        Сарен Артериус чуть приподнял подбородок, вскинул руку одним стремительным четким движением, приставляя дуло под челюсть, и… нажал на спуск.
        Глава 30: Наследие прошлых жизней
        Гулкий выстрел прогремел практически одновременно с шипением открываемой двери. В комнату влетел Найлус и резко остановился, словно врезался в воздух: на его глазах массивный черный пистолет выпал из разжавшихся пальцев. Его пистолет, тот, который бесследно исчез на Иден Прайм. Сарен медленно завалился на бок и осел на пол. Синяя кровь, неестественно яркая в свете ламп, щедро заливала белые доспехи, выплескиваясь из раны.
        - Сарен!
        Зеленоглазый турианец метнулся к упавшему на пол наставнику, обхватил его за плечи, приподнял голову, растеряно и неверяще глядя на текущую кровь. Я подошла, присела рядом.
        - Живой он. - буркнула я, вспарывая себе ладонь когтем. - Едва успела отвести ему руку. Быстрый, когда не надо.
        - Как…
        - Судорога мышцы. Непроизвольное сокращение, рука дернулась, и пуля прошла под челюстью. Он сейчас оглушен. Еще не хватало, чтобы он попытался закончить начатое.
        Моя кровь, уже ощутимо отдающая золотистым блеском, потекла на открытую рану, подстегивая организм и ускоряя регенерацию. Пуля прошла удачно, не повредив гортань и голосовой аппарат.
        В комнату вошел Гаррус. Окинув взглядом залитого кровью Сарена, удивленно моргнул.
        - Мертв?
        - Добрый ты, Гаррус! - я хмыкнула. - Нет, конечно! Живой. Воды принеси, надо кровь смыть. И пора выбираться с этого крайне гостеприимного места.
        Гаррус принес бутыль с водой и в два щедрых плеска смыл с Сарена кровь.
        - Вот почему он носит белые доспехи? - проворчала я, глядя, как стекают голубые ручейки. - Не синие, не черные, а именно белые?
        Найлус пожал плечами и ответил:
        - Сколько его помню, Сарен всегда носил именно белую броню.
        - Даже в такой мелочи, но жизнь усложняет.
        Пришлось снова брать под контроль безвольное тело. Когда Сарен дернулся и неуклюже встал, Найлус напрягся, но потом заметил закрытые глаза и чуть расслабился.
        - Поведешь так?
        - Выбора нет. Приводить его в сознание после осознанной попытки самоубийства - не лучшая идея. Неизвестно еще как он взбрыкнет на неожиданное спасение.
        Найлус помрачнел.
        - Насколько его слова правдивы? Об индокринации.
        - Слышали?
        - Вы так орали, что сложно было не услышать. - ответил Гаррус, пристально всматриваясь в безучастное лицо того, кого он когда-то считал врагом и предателем расы. - Эти голубые огоньки - признак индокринации?
        - Да. Это они. - глянула на Найлуса, вздохнула. - Сарен прав. Тем, чем располагает ваша цивилизация, индокринацию невозможно ни замедлить, ни остановить. Наниты не вытащить из тела, а измененные ткани не вернуть в прежнее состояние. Его решение о самоубийстве имело под собой основание.
        Найлус медленно поднял руку, устало провел пальцами по лицу, потер шею. Отчаяние полыхнуло густой тяжелой волной, но быстро схлынуло. Гаррус дернул рукой: непроизвольный и неосознанный жест.
        - Рир… У тебя есть… способы избавить Артериуса от нанитов и индокринации? - медленно, чуть растягивая слова спросил наш снайпер.
        - Есть. Иначе я не стала бы затевать всю эту эпопею с его спасением.
        Зеленые глаза сузились, пристально всматриваясь в мое лицо. Найлус перевел взгляд на безучастно стоящего Сарена, потом вновь всмотрелся в мое лицо.
        - Как?
        - Есть способ. Экстремальный, конечно, но он есть. Осталась у меня одна вещица, которая может изъять все лишнее. Правда, что входит в понятие "лишнее" она определяет сама. Зато сработает с гарантией.
        - Альтернатива есть?
        - Есть. Но ОЧЕНЬ долгая, утомительная и… фактически, это будет вылавливание вручную. Это уже на самый крайний случай. - я вздохнула. - В любом случае, сперва стоит выбраться из этой крепости. И, желательно не ждать до утра, раз уж Сарен оказался столь любезен, что подарил мне свой корабль и свободный проход до него.
        Возражений не последовало. Подхватив оружие, мы покинули личные покои Сарена. Я же вела его чуть впереди нашего отряда. Оставалось надеяться, что никого шибко любопытного и внимательного нам не встретится, ибо объяснить, почему Сарен идет с закрытыми глазами походкой сомнамбулы, мы не сможем.
        До небольшой взлетной площадки мы добрались вообще без проблем. По дороге нам встречались только геты, но синтетики на нашу странную компанию никак не реагировали, провожая своими лампочками. Уж не знаю, что именно дало результат: личное присутствие Сарена или выданный им пропуск, но мы беспрепятственно дошли до небольшого турианского корвета, погрузились на борт и взлетели. И ни единая живая или синтетическая рожа не полюбопытствовала, куда это намылился Сарен Артериус в такой стремной компании посреди ночи.
        Любят его тут, я смотрю…
        Корвет ощутимо отличался от уже привычной мне "Нормандии". Не смотря на то, что "Кратос" был практически вдвое меньше фрегата, его внутреннее пространство намного удобнее спланировано и поделено, лишенное ненужных коридоров и пустот. Благодаря этому на двухпалубном корабле, половину внутреннего объема которого занимал двигательный массив, инженерный и реакторный отсек, влез и полноценный лазарет, и арсенал, и вместительный трюм со стоящим в нем турианским вездеходом "Вирк". На корабле даже нашлось место для вполне нормальных кают: двух шестиместных и одной, довольно просторной, для капитана или, в данном случае, владельца. Навигационный мостик совмещен с рубкой, и не занимал так неоправданно много места. Естественно, никакой красивой, но совершенно бесполезной голографической карты галактики не было и в помине. "Кратос" изначально рассчитывался на одного разумного, и предполагалось, что для управления этим кораблем вполне достаточно одного-единственного пилота. ВИ заменял экипаж и выводил всю текущую информацию о состоянии судна непосредственно в рубку. Впрочем, никто не мешал набрать экипаж.
        "Кратос" мне понравился. Компактный, удобный, лишенный совершенно ненужных помещений. Один-единственный зал заменял и столовую, и комнату брифинга, и зону отдыха, по надобности разделяясь подвижной переборкой практически пополам. При предполагаемом количестве разумных на борту корвета надобности разделять эти три помещения не было. Лазарет располагался неподалеку от трюма возле арсенала, а не как на "Нормандии": чтобы донести раненного бойца от трапа до лазарета придется пройти через весь корабль.
        У меня есть пара дней, пока корвет будет идти к точке встречи с "Нормандией", и, по-хорошему, стоит разобраться с состоянием Сарена на борту этого корабля. На "Норме" я не смогу спокойно работать без оглядки на любопытные глаза.
        Проклятье… хоть бери и не возвращайся на фрегат…
        Тело Сарена поднялось в воздух и замерло посреди лазарета. Я развернула ауру, насыщая энергией пространство. Теперь… анабиоз. Жизненные процессы турианца замедлялись, фактически - останавливаясь. В таком состоянии я могу его продержать часов семь без угрозы для мозга. Как раз должно хватить полностью исследовать организм, снять доспехи и эти трубки. Посмотрим, насколько все плохо на самом деле.
        Через пол часа я поняла, что хорошего в состоянии Сарена - сам факт, что он все еще жив и в относительно здравом рассудке… Относительно.
        Броню с него снять удалось со скрипом и матом. Когда же я увидела истинное состояние Артериуса… у меня не осталось ни внятных слов, ни эмоций. Одни жесты и выражения! И состояние глубокого шока. ДА КАК ОН ВООБЩЕ ТАК ЖИЛ? Вся левая сторона тела изуродована и искорежена, словно в него попала как минимум ракета. Плечо и рука - гетский протез. Вся левая сторона реберной клетки вообще отсутствует: кости заменяет металлический каркас, крепящийся прямо на обломки. Лопатка держится в куче благодаря многочисленным штифтам. Ключицы слева нет вообще - ее заменяет еще один имплантат. Позвоночник… сломан в трех местах, шея в основании черепа держится только за счет имплантатов, позвонки заменены протезами. Левое легкое практически отсутствует. Это не считая мелких травм, коих было просто неимоверное количество. Левой бедерной кости в середине попросту нет - два куска расколотой кости соединены металлом. Супер просто! И поверх всего этого - индокринация, активно развивающаяся и уже начавшая перестройку костей и внутренних органов.
        Нет слов.
        Я знала, что состояние Артериуса будет… не самым лучшим. Видя эти трубки и руку-протез я уже была морально готова эту руку выращивать. Но реальность оказалась куда страшнее и безрадостнее: уже довольно давно Сарен Артериус - калека.
        Как бы он не помер после уничтожения нанитов…
        Я расхаживала по лазарету вокруг неподвижно висящего в воздухе тела. Ждать до лазарета "Нормандии" я просто не могу. Сарен не доживет. Лечить его пока наниты в теле - практически бессмысленно. Это лишь подстегнет развитие индокринации. Но и оставлять его в виде выпотрошенного тела - тоже не выход. На фрегат я не могу поднять ТАКОЕ тело.
        - Найлус, ты меня слышишь?
        - Да. - ответ после короткой паузы.
        - Поворачивай обратно.
        Пауза.
        - Рир?
        - Мы возвращаемся на Вермайр. Выбери нам спокойное место подальше от любопытных глаз.
        - Я понял. - спокойный ответ.
        Корвет сотрясла дрожь. Вот что мне нравится и в Найлусе, и в Гаррусе, так это отсутствие привычки задавать тупые вопросы. Надо назад - летим назад. Потом-то они информацию вытрясут, если не получат ответы на вопросы по ходу дела, но это будет потом. А сейчас - ни единого лишнего слова.
        На планету мы вернулись быстро: какие-то минут двадцать, и корабль замер на ровной травке небольшого горного плато.
        В лазарет вошел Найлус, сделал пару шагов по инерции и остановился, растерянно глядя на своего наставника, неподвижно висящего в воздухе в окружении снятых мною имплантатов. Гаррус только покачал головой и остался стоять у двери, привалившись плечом к стене.
        - Рир… - Найлус медленно подошел, пристально всматриваясь в изуродованное тело. - Что… что с ним?
        - А это ты потом узнаешь у самого Сарена. - имплантаты опустились в большой бокс, стоящий в углу лазарета. - Я просто сняла доспехи и имплантаты, извлекаемые без хирургического вмешательства.
        - Я знал, что он был ранен в плечо. Но не догадывался, что все настолько… плохо.
        - Давно его не видел?
        - Давно. - несколько растеряно ответил Найлус. - Сарен не часто возвращался в Пространство Цитадели, предпочитая путешествовать по Траверсу и Системам Терминуса.
        - Видимо, он не слишком разговорчив. - пробормотала я.
        - Он редко делился своими проблемами. - согласно кивнул Найлус. - Я и не догадывался, что все зашло настолько далеко. Во время сеансов связи он предпочитал скрывать левую сторону.
        - Я заметила это еще на Совете. - я вздохнула. - Ладно, чего уж сейчас-то дергаться? Я, конечно, не рассчитывала, что все будет просто, но даже не предполагала, что все настолько плохо. Придется мне растрясти старые запасы… ради такого случая.
        На выходе из лазарета нам встретилась Тали. Девушка заметила, что мы вернулись на планету, и пошла выяснять причину. Увидев Сарена, Тали только ойкнула, прижала ладошку к шлему напротив губ, полыхнув откровенным ужасом.
        - Красавец, правда? - криво хмыкнула я, указывая на висящее в воздухе окровавленное и изуродованное тело.
        Кварианка опешила настолько, что не нашла, что сказать, и просто растерянно смотрела, как мы выходим из корабля, искренне не понимая, куда это я потащила раненого турианца ИЗ лазарета.
        - Оставайтесь у корабля. - я повернула голову, пристально всматриваясь во встревоженные зеленые глаза.
        Найлус медленно кивнул и вернулся к трапу.
        Отойдя на полкилометра, я остановилась у большого ровного камня, чуть выступающего из травы. Мало ли как в этой реальности переклинит плетение во время работы? Оказаться посреди ненаселенной планеты с угробленным по неосторожности кораблем радости мало. Дальше трехсот метров всплеск распространиться не должен. Не та мощность. Но банальная предосторожность не помешает.
        Послушное моей воле, тело Сарена неподвижно зависло в полуметре над поверхностью поросшего мхом и лишайниками камня, роняя синие капли, чуть заметно отсвечивающие лазурным свечением. Долбанные наниты! Уже видны визуально. Значит, осталось еще совсем немного, и индокринация пойдет лавинообразно, полностью подчиняя и перестраивая тело жертвы. Это мы вовремя в гости заглянули…
        Я потянулась к карману, вызывая нужную мне вещицу, пальцы закололо, и в ладонь легла небольшая прямоугольная прозрачная пластинка, мягко переливающаяся золотисто-зеленым свечением. Это - не совсем артефакт. Это - энергия, воплощенная в физическую форму и принявшая вид материального объекта. Свернутое и готовое к работе плетение, до предела насыщенное энергией. Штука дорогая, мощная, но, к сожалению, одноразовая. И у меня такая осталась всего одна.
        Задача конкретно этого плетения простая и предельно понятная, но неимоверно сложная в исполнении: изъять из организма, попавшего под ее воздействие, все, что является лишним и вредит его нормальной жизнедеятельности. Что занятно, не важно, к какому виду применяется эта боевая пакость: информацию она считывает напрямую из тела и ауры своей жертвы, подгоняя результат под оптимальные для организма и души параметры. Оно ничего не исцеляет. Оно только удаляет лишнее. Точно, аккуратно. На субатомном уровне. Незаменимая вещь, когда живешь в мире с развитым направлением магии Жизни и химерологии… учитывая, какую только дрянь не выплескивали на поля сражений отморозки от магической науки.
        Ну, Сарен, посмотрим, насколько тебя любит твоя же реальность и Хаос Всеизменяющий.
        Я положила артефакт на грудь турианцу, вышла за границы зоны риска и активировала плетение. Пластинка засветилась, лопнула, вспухнув зеленоватым облачком. Когда-то я частенько видела такие облачка на поле боя… Вот уж не думала, что буду использовать боевое плетение для лечения…
        По забившемуся в судорогах агонии телу прошла волна ярких вспышек, глаза пыхнули огнем, выгорая практически полностью. Интенсивность огней распада постепенно сходила на нет, и вот, отработав, заклинание рассеялось, поглощенное биополем планеты.
        Закончилось? Я присмотрелась к телу. Да. Закончилось. На теле не светилось ни одного голубого огонька, ни единой вспышки распада. Заклинание отработало. Срывающаяся с кончиков когтей кровь была привычного темного синего цвета без единого отблеска лазурного свечения нанитов.
        После работы плетения Сарен выглядел… ужасающе! Множество мелких язв, оставшихся от выгорания нанитов, создавали ощущение освежёванного тела с избирательно содранной кожей. Пострадало практически все, кроме, слава всем богами и демонам, мозга. Тело содрогалось в мелких судорогах агонии: нервная система оказалась на грани распада. Мышцы почти не пострадали, внутренние органы в мелких, но не критичных ранениях, кровеносная система фактически уничтожена: сосуды как решето! Долбанные наниты! Да Сарен так сдохнет без всякой пули в голове!
        Трясти запасы, так трясти… Я уж как-нибудь обойдусь… или новые сделаю. Когда-нибудь. Может быть. Если удастся.
        На ладони появились четыре крупных зеленых кристалла, мягко светящиеся зеленым: концентрированная жизненная энергия в самораспадающемся накопителе. Вещь для работы удобная, но создается ой как тяжело, долго и требует огромных затрат.
        Первый камешек упал прямо в рану на груди, полыхнул вспышкой освободившейся энергии, а тело турианца окутало мягкое золотистое свечение. Этого достаточно, чтобы скачкообразно разогнать регенерацию, выведя ее далеко за пределы возможностей организма. Правда, ненадолго. Трех кристаллов должно мне хватить, чтобы залатать самые критические повреждения. Если я СРОЧНО не восстановлю кровеносную и нервную системы, Сарен загнется быстро и гарантировано.
        Последнего кристалла едва-едва хватило на то, чтобы остановить распад и деградацию нервной системы и восстановить поврежденный спинной мозг. Что я могу сказать, Сарен Артериус, родная вселенная тебя НЕНАВИДИТ! Но вот Первооснова, пожалуй, благоволит. Будешь жить.
        Гори Назара в пламени распада, сколько мне еще предстоит возни! И простой подпиткой отделаться не удастся… Придется пойти на крайние меры… Как же я не люблю использовать ЭТОТ метод лечения…
        Найлус увидел, что я возвращаюсь, оживился и дернулся ко мне навстречу.
        - Не надо. - я жестом остановила его порыв. - Тебе не стоит этого видеть.
        Короткая пауза, буквально мгновения на осмысление ситуации и принятие решения.
        - Я желаю знать. - спокойный ответ, сказанный чуть подрагивающим голосом.
        Найлус подошел, пристально всматриваясь в залитое кровью тело.
        - Насколько все плохо?
        Он пропустил меня вперед и теперь шел рядом.
        - Не настолько, как кажется. Наниты и все следы их деятельности удалены. Мозг не пострадал. Нервная система… требует восстановления. Все остальное не слишком критично. Лечить долго, но Сарен скорее жив, чем мертв.
        - Насколько долго?
        Я пожала плечами.
        - Пока не могу сказать. Сколько нам лететь до точки встречи?
        - Два часа до ретранслятора, трое суток перегона и четыре - до планеты.
        - На "Нормандии" мы тащились дольше.
        В ответ - ироничный взгляд.
        - Иерархия третью тысячу лет летает по Галактике. Нет ничего удивительного, что наши корабли быстрее и мощнее, чем человеческие.
        - Резонно. В Альянсе до сих пор лелеют надежду, что уровень развития техники примерно равен.
        Турианец пожал плечами.
        - Какой смысл их переубеждать?
        - И правда.
        Найлус глянул на висящее в воздухе тело.
        - Ты так и не ответила.
        - Посмотрим, что удастся сделать за время перелета. - мы подошли к дверям лазарета. - Найлус, не стоит тебе все это видеть. - я положила руку ему на грудь. - Нам пора улетать из этого мира. Иди. Все с ним будет хорошо. ТЕПЕРЬ - будет хорошо. Я не позволю ему сдохнуть, раз уж потратила на него артефакты, за которые можно было купить четверть планеты.
        - Я тебе планету целиком подарю, если ты его поставишь на ноги. - прошептал он и ушел.
        Я покачала головой, открывая двери. Сейчас он еще держит себя в руках, пытается сохранять спокойствие и хладнокровие, но надолго его не хватит, и довольно скоро Найлус сорвется. И лучше бы это произошло не на "Нормандии".
        Опустив тело на койку, я громко сказала, прекрасно зная, что меня услышат:
        - Гаррус, ты сильно занят?
        Короткая пауза, и ответ, донесшийся через динамики интеркома:
        - Нет.
        - Подойди в лазарет. Мне нужна помощь.
        Ответа я не услышала, но буквально через минуту Гаррус зашел в лазарет.
        - Можешь подключить его к системе жизнеобеспечения?
        Гаррус кивнул и молча сделал требуемое.
        - Капельница есть?
        Короткий кивок. Пока турианец устанавливал капельницу, я нацедила с пол литра своей крови и влила ее в физраствор. Кровь не смешивалась с прозрачной жидкостью, оседая на дне темным облаком.
        - Зачем? - тихо спросил он.
        - Моя кровь очень активна, насыщенна энергией и действует как легкий мутаген. Поможет исправить нанесенный вред.
        - Конфликта не будет?
        - Нет. Я уже давно подстроила свой организм под биохимию вашего вида. - иронично ответила я, глядя в расширившиеся удивленные голубые глаза. - А ты думал, почему вы ни разу не поймали даже легкой аллергии?
        Гаррус чуть заметно усмехнулся.
        - Радует, что ты о нас так заботишься.
        - А о ком мне еще заботиться в этой реальности? - я поморщилась.
        Он на этот вопрос не ответил, только пристально глянул мне в глаза.
        - Не знаешь, Сарен - биотик? - спросила я, съезжая со скользкой темы.
        Корабль пронзила легка дрожь и едва слышный рокот работающих двигателей: корвет взлетел с Вермайра.
        - Насколько я знаю - нет.
        - Странно. В его нервных узлах есть следы нуль-элемента. Много. Артефакт их не убрал, значит, они прижились. - я задумалась. - Да, пожалуй, есть шансы сохранить ему биотику, откуда бы он ее ни взял.
        Руна энергетической подпитки легла на искореженные пластины естественной брони, отток энергии стабилизировался, структурировался и был мною направлен на конкретную цель: ускорение регенерации нервной системы.
        Подтянув поближе стул, я положила руку прямо на открытую рану на месте отсутствующей ключицы. Короткое изменение, и кожа на ладони лопается, пропуская тонкий ручеек крови.
        - Теперь остается только ждать и присматривать за процессом. - пробормотала я, устраиваясь удобнее.
        Гаррус подошел вплотную, давая мне возможность опереться о него плечами и головой. Когтистые руки закопались в волосы, перекатывая между пальцами короткие пряди.
        - Чем я могу помочь?
        - Ты и так помогаешь. - пожала плечами я.
        - И все же? - вибрирующий голос звучал восхитительно-умиротворяюще, вымывая усталость и напряжение.
        - Принеси через час чего-нибудь поесть. Сладкое на корабле есть?
        - Есть. И много.
        - Надо же… Сарен-сладкоежка. - я не сдержала смешок. - А по нему не скажешь.
        Горячая рука скользнула по шее, легко поглаживая кожу.
        - Никогда не думал, что увижу Артериуса в таком состоянии. - признался Гаррус. - Ты же знаешь, я расследовал его деятельность.
        Я кивнула.
        - Сарен… опасен.
        - Кто ж спорит.
        - Изучая его… работу, я понял, что он - абсолютно беспощаден и признает только практичность и эффективность. Просто не знает такое понятие как жалость, не следует законам, легко нарушает все запреты, если они ему мешают. - Гаррус вновь вернул руку мне на голову, сам того не замечая, перебирая короткие волосы. - Сарен не остановится ни перед чем, чтобы выполнить задание. - короткая вспышка легкого недовольства. - Его попытка самоубийства только подтверждает это.
        - С его точки зрения, действие обоснованное и логичное.
        - Я слышал.
        - Это изменило твое мнение о нем?
        - Немного. Я не считаю его предателем. Против Жнеца ни у кого не было бы шансов. Сарен просто попал под удар.
        Я кивнула.
        - Вляпался во Властелина он с размахом.
        - Когда он понял, что сделал и смог сбросить контроль, он поступил как должен поступать Спектр: сделал все, чтобы информация попала к Совету. И… - Гаррус запнулся. - И убрал угрозу со своей стороны.
        - Он чуть не похерил все наши труды! - я поморщилась от легкого укола боли: мой организм начал подключаться к организму жертвы. - Столько усилий, чтобы вытащить его из-под Властелина, а он чуть все не спустил в канализацию одним выстрелом!
        - Он не знал. - пожал плечами парень.
        О как… уже защищает его? Это… хорошо. Образ Врага не успел укорениться и уже треснул. Нельзя ненавидеть того, кого собираешь по кускам… Не хотелось бы, чтобы между Гаррусом и Сареном были конфликты: из-за них пострадает в первую очередь Найлус. Если сейчас Гаррус сможет принять логику действий Сарена, это поможет в будущем избежать массы проблем.
        Руку закололо: кровь проникла в организм. Часть распадется на чистую энергию в нужных местах, часть - подстегнет регенерацию, а часть… поработает мутагеном. Естественным путем конечность и угробленные кости у турианцев не отрастают, как и у людей. Слишком низкий энергоресурс организма, слишком замедлена регенерация, да и метаболизм на такие финты не рассчитан. А вот мой - очень даже рассчитан. При определенной фантазии и навыках, можно произвести частичную синхронизацию с другим организмом и на какое-то время наделить его способностями метаморфа. Ограниченными, ущербными, но достаточными для полной регенерации и восстановления тела. Хотя процесс, мать его так, неприятный. Мягко говоря.
        - Гаррус, мне понадобятся продукты богатые кальцием, медью, хромом, железом, селеном и белком. Особенно кальцием и белком.
        - Сделаю.
        Вот какая же он прелесть! Никаких левых вопросов и сомнений. Сделаю и все.
        - Если я буду на какое-то время выпадать из реальности - не удивляйся и не паникуй. А, да. Может так получиться, что моя рука будет врастать в его тело. - Гаррус напрягся, пальцы дрогнули на моей голове. - Это - нормально и ничего страшного нет. Какое-то время мне придется дублировать некоторые функции его организма.
        - Настолько велики повреждения?
        - Нервная система на грани распада. Придется извернуться и постараться, чтобы он не остался парализованным инвалидом. Иначе милосерднее будет его убить, не давая прийти в сознание. Так Сарен жить не будет.
        Гаррус ничего не ответил, задумчиво перебирая мои волосы, а я быстро отключилась от реальности, перенеся внимание на свое тело и его продолжение, сознательно ускоряя захват контроля над организмом Сарена. У меня ОЧЕНЬ много работы…
        Трое суток пролетели незаметно, а я вновь вспомнила, отчего я так не люблю лечить через прямое подключение. Нет, метод КРАЙНЕ результативный, быстрый, позволяет вытащить фактически из могилы, наделяя пациента мощной регенерацией метаморфа, но побочные эффекты хоть и не смертельные, но неприятные. Когда корабль вышел из перегона в системе, где нас уже должна ждать "Нормандия", я едва смогла восстановить координацию движений, перестав залипать от ощущения еще не до конца сформированной конечности, которая уже у меня была в полностью здоровом виде. Турианцы за мной наблюдали с долей иронии, Тали только пару раз заглядывала, чтобы убедиться, что со мной все в порядке.
        С матюгами я доползла до рубки и ссыпалась в кресло второго пилота, любезно освобожденное Гаррусом. Организм стабилизировался и уже не пытался превратить меня в турианца, вновь выйдя на привычный режим работы, хотя фантомные наводки еще держались.
        - Ненавижу я такие методы. - пробурчала я, рассматривая растворяющуюся в коже хитиновую пластину. - Организм потом буянит.
        Найлус усмехнулся, вполглаза следя за приборами. Корвет шел на сверхсвете к планете.
        - Выглядела ты… интересно.
        - Не язви. Ты еще не видел, когда шла волна неконтролируемых метаморфоз. - я зевнула во все клыки, которые еще не успела превратить в человеческие зубы. - Тот еще монстрик вышел.
        - А мне понравился. - ехидно промурчал Гаррус, перегибаясь через спинку кресла пилота и с удовольствием закапываясь лицом в мои изрядно отросшие волосы. - Никогда не видел ничего подобного.
        Еще бы он видел! Когда-то, во время обучения этому самому прямому подключению после очередного полу-амебного облика, я психанула и забила себе на уровень инстинкта: при утрате контроля над телом, оно принимает одну из трех боевых трансформ в зависимости от ситуации. И Гаррус как раз стал свидетелем, как я в такой вот трансформе дрыхла посреди лазарета. Здоровенная бронированная зверюга определенно нашла понимание у турианца. После того как прошел первый ступор.
        - Как Сарен?
        - Нормально. - я зевнула. - По крайней мере, его уже можно показать на чужие глаза. Самое критичное исправлено: нервная система вышла на полностью автономное существование, мозг работает нормально, кровеносная система восстановлена, внутренние органы тоже. Позвоночник еще слабый, но все дефекты и старые травмы исправлены. Новые позвонки еще очень хрупкие. Они окрепнут до нормального состояния только через дней десять-пятнадцать. -