Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лешко Вячеслав: " Точка Столкновения " - читать онлайн

Сохранить .
Точка Столкновения Вячеслав Евгеньевич Лешко


        Попытка перенести в фэнтезийную реальность современную «войну и мир». На основе взаимоотношений развитых и отставших цивилизаций в вымышленной вселенной показать, как существует наше современное, можно сказать, уже глобальное общество. Мир, в котором сильные творят, что хотят, а основная часть «разумного» сообщества на самом деле ослепленная, не ведающая истины толпа. Сложно сказать, что же в итоге получилось.

        Вячеслав Евгеньевич Лешко
        Точка Столкновения

        НАЧАЛО

        У мира этого не было единого названия. Его среди остальных миров выделяло происходившее в нем уникальное явление, смертными окрещенное «Столкновение Трех Великих Сил Мира Живых».
        Первой и самой значительной из так называемых «Великих Сил» была магия. И, следовательно, такие понятия как «прогресс», «развитие» миру этому были незнакомы. Что было характерной чертой любого мира овеянного магией. И даже неспокойное вечно стремящееся к освоению нового человечество здесь было диким, застрявшим в так называемой «первой стадии развития», неразвивающимся вопреки тысячелетиям. Оказывая колоссальное психологическое воздействие, разрушая любые физические и иные законы, магия превращала людей (а о других расах, и говорить не приходится) в напуганных, не верящих в собственные силы, трясущихся перед магами дикарей.
        В условиях отсутствия развития и прогресса в мире этом живущим по законам дикости на протяжении вечности, вопреки тысячелетиям и эпохам всегда был прав сильнейший, лучшим оружием были меч и лук, все хозяйство (поскольку экономикой это нельзя было назвать) держалось на земледелии и скотоводстве. Среди наук самой развитой была философия и другие науки, не имеющие практического значения. Ну и, конечно же, во взаимоотношениях обществ разумных существ отсутствовали «факторы сдерживания агрессии», поэтому постоянные, затяжные, кровавые войны в этом навечно застрявшем вначале своего развития мире, были обычным делом.

* * *

        Эта история об артэонах — прекрасных, удивительных и в чем-то потерянных существах. Но прежде чем говорить об артэонах, нужно сначала сказать о Духах. Пришедшие в нашу реальность откуда-то из иных миров Духи являлись сверхъестественными и сверхразумными существами, не имеющими физической оболочки, наделенными сверхъестественной силой, которой смертные в своих мифах наделяли богов. Возможности, которые давала магия, были всего лишь детскими фокусами по сравнению со сверхъестественной силой этих таинственных существ. Кем были Духи, изгнанниками свыше или посланниками пришедшими спасти этот падший мир, никто из смертных сказать не мог. По пришествии в этот мир Духи вместо того чтобы стать его богами, полностью подчинить его себе, в действительности повели себя очень странно. Будто позабыв о своей силе, они затаились где-то в тени.
        В итоге наоборот, богоподобные Духи, несмотря на свою сверхъестественность, сами подверглись воздействию законов мира физических тел. Эти без пяти минут боги в силу каких-то необъяснимых причин стали испытывать необходимость в энергетической подпитке, которую условно можно было назвать голодом. Сначала Духи попытались утолить свой «голод» напрямую — высасывая жизнь из живых существ, но это не принесло желаемого результата, в конечном итоге наоборот лишь усилив их жажду. Но в скором времени путем долгих проб и ошибок Духи нашли способ насыщения — энергетически питать их могли только специально пожертвованные им души. Лишь жизненная сила жертвы принесенной смертными осознано и по собственной воле могла энергетически насытить Духа. Оказавшись в такой ситуации Духи, могли лишь наблюдать, как материя их тел распадается, и они уходят в небытие, либо заключить взаимовыгодные союзы со смертными с целью получения необходимых жертв. В обмен на души Духи предложили смертным свое покровительство и защиту.
        Люди — существа изначально потерянные, изменчивые, ищущие себя в жизни, идеально подошли для взаимовыгодного сосуществования с Духами. В итоге почти все Духи, не ушедшие в небытие, стали покровителями для представителей этой фундаментальной расы. Из союза с людьми выгода для Духов была очевидной — они получили стабильный источник жертв, позабыв о своем голоде. Но вот для людей выгода проявилась особенно. В благодарность к людям Духи осуществили «артэоническую революцию» в корне изменившую человечество.
        Артэон представлял собой идеальную версию человека, по мнению Духов естественно. Для создания артэонов, в процессе преображения человечества Духи напрямую вмешались как в физиологию, так и во внутренний мир людей, удалив или изменив все отрицательное и развив все положительное, сделав людей фактически идеальными.
        В плане физиологического усовершенствования, тела артэонов были избавлены от всего того, что Духи назвали человеческим смрадом и тленом. В результате чего артэоны были лишены абсолютно всех естественных потребностей и внутренних биологических процессов человеческих тел. Теперь пища и вода рассматривались ими лишь как еще одна из форм наслаждения. Все они были прекрасны, уникальная внешность каждого артэона тщательно доводилась до идеала сверхъестественным разумом Духов. Их идеальные безупречные тела подобные произведениям искусства источали ароматы подобно цветам, микробы и бактерии перестали быть частью их организмов. Они не ведали болезней и прочих проблем с организмом. Также Духи смягчили такой период жизни людей как старость. При средней продолжительности жизни около девяносто лет процесс старения организма у артэонов полностью останавливался на уровне сорока лет по человеческим меркам. В дальнейшем внешние признаки преклонных лет проявлялись у них лишь в идеально белом цвете волос — артэонской седине и едва заметных мимических морщинках, лишь слегка подчеркивающих преклонный возраст.
        Куда более важным подарком Духов своим детям артэонам стал так называемый «чистый разум». Духи разделили внутренний мир человека на две составляющие: физическую материю названную «телом», под которым подразумевалась совокупность всех инстинктов, эмоций и чувств. И разум — проявление души затаившейся где-то в глубине. В двух словах в артэонах Духи поставили «разум» выше «тела». В результате чего во внутреннем мире артэонов эмоции не только не влияли на разум, а наоборот полностью им контролировались. Эти преображенные люди имели возможность какие-то чувства и эмоции блокировать, какие-то развивать, таким образом, полностью контролируя свой внутренний мир, направляя его в сторону гармонии и стабильности.
        В процессе «артэонизации» определенная часть человечества преобразилась в идеальных разумных существ, избавленных от всего животного. Все же к появлению абсолютно новых существ этот процесс не привел. Артэоны по своей внутренней сущности остались все теми же людьми, сохранив в себе все тонкости хрупкой человеческой натуры. Им были присущи все те же интересы, желания, радости и печали. В этом и была суть артэонов, заложенная в них Духами — стать идеальными и при этом свою человечность не растерять в своей внутренней сущности оставшись простыми людьми.

* * *

        Люди под Светом Духов стали существами чистыми и невинными, разумными и безмятежными, сияющими своим душевным теплом. Но жить артэонам предстояло в условиях дикой реальности, которая заставляла не жить, а выживать. Духи, оставаясь верными своему принципу невмешательства, отказываясь ввязываться в дела смертных, боясь согрешить, сразу предупредили артэонов, что защищать их они не будут, выживать новым людям пришлось самим.
        Человек став артэоном и взглянув разумно на этот мир, пришел в ужас. Естественной первой реакцией артэонов стало бегство. Они решили убежать и укрыться в глубинах лесов, в сердцах гор. Далеко от шумной и жестокой жизни, артэоны пытались построить свои разумные общества, лишенные насилия и излишней суеты, но не понимали тогда, что обречены. Как говорят сегодня: «Далеко неидеальный мир, что вокруг просто не мог смириться с чем-то прекрасным, что создавали артэоны, окружающее зло в лице диких и жутких тварей решило их уничтожить». Темные силы, желая выбить почву из-под Духов, поставили своей задачей уничтожить артэонскую цивилизацию в зачатке. Самое странное, что из всех представителей разумных рас объявивших войну артэонам, самыми ярыми их преследователями стали именно люди. Все те, что остались вне покровительства Духов и не вошли в число артэонов. Согласно распространенной сегодня версии дикие люди преследовали артэонов с таким рвением и жестокостью, что казалось, будто они поставили перед собой цель полного их уничтожения.
        Оказавшись на пороге полного уничтожения, понимая, что разумными и страшащимися насилия им в этом мире делать нечего артэоны были вынуждены отказаться от своих мечтаний о чистом и безупречном обществе где-то в стороне. Они были вынуждены измениться, проникнуться мраком, что окутывает все вокруг. Начав с признания необходимости самообороны, обратившись к темной стороне своей человеческой сущности, впервые пролив кровь они быстро задвинули свою суицидальную разумность на второй план.
        В условиях постоянной внешней агрессии артэонское общество из аморфной общины трансформировалось в подобие людского племени, на защиту которого встала еще не армия, но уже профессиональное ополчение. Движимые идеями защиты артэоны серьезно озадачились совершенствованием оборонных технологий. Необходимость развития оборонной сферы, требующая развития сферы научной и овладения определенными технологиями, неизбежно подталкивала артэонское общество в сторону прогресса. Артэоны изначально мечтавшие о жизни в гармонии с природой, в желании обезопасить себя были вынуждены встать на манящий своими благами путь развития и окончательно отойти от разумных основ.
        Как следствие прогресса, под натиском вражеских орд пытающихся задавить цивилизацию артэонов в зачатке, войнами закалялись первые артэонские государства. На защиту артэ-государств встали уже полноценные постоянные армии. Отбросив и впоследствии в показательных целях беспощадно уничтожив самых ярых своих врагов артэоны очередной волной ужаса наполнив этот мир, показали всем, что они есть новая сила, как и все нетерпящая других себе подобных.
        Артэонами была обеспечена полная безопасность своих обществ. Под надежной защитой мощных армий территория и численность населения артэ-государств многократно возросла. Вопреки изначальному сопротивлению их общество усложнилось, теперь требуя контроля и управления, для обеспечения которых была создана сложная система государственных органов, обеспечивающая функционирование громоздкой государственной машины. Их разумная цивилизация, выросшая над всеми и окончательно окрепшая, вступила в эпоху своего рассвета. Обеспечив свою безопасность артэоны, наконец-то могли заняться собой. За стенами своих городов-крепостей они попытались воскресить мечты первых из себе подобных. Вопреки всему злу они все-таки создали свою разумную идиллию, забывшись в океане человеческой радости и счастья, любви и нежности своей артэонской гармонии.
        Став великой, возвысившейся над всеми силой, защитив себя, видя беззаконие и хаос что твориться вокруг, артэоны примерили на себя роль миротворцев. Быстро собрав под своей защитой всех слабых и беззащитных, артэоны увязли в новой череде кровавых войн. В особенности они тянулись к людям. Им не нравилось то, как живет оставшееся вне Света Духов дикое человеческое племя. Себя они увидели неким воплощением силы рода людского, своей миссией они обозначили просвещение людей, спасение человечества от темноты и дикости мира магии. Изначально наивно и даже глупо пытаясь сделать этот мир лучше, но на деле увязнув по локоть в крови, ввязавшись в тысячи чужих войн, после горького практического опыта артэоны поняли, как в действительности все устроено вокруг. Они умерили свои благие стремления и более трезво посмотрели на этот мир. Им пришлось научиться воздерживаться от помощи во имя собственного блага и просто смотреть на чужие страдания со стороны, как и все, делая вид, будто это их не касается. Научившись смотреть на этот дикий мир со стороны, артэонская цивилизация и не заметила, как сошла с праведного
пути, быстро погрузившись в темноту…

* * *

        История, о которой пойдет речь, разворачивается на земле под называнием Преферия, которая являлась крупным островом, по мнению одних и малым материком, по мнению других. Растянутая в длину, узкая в ширину Преферия протягивалась с северо-востока на юго-запад в виде гигантского полумесяца. Раскинулась эта земля вблизи Межокеании — самого большого материка в этом мире, от которого земли Преферии отделялись водами Сааргского моря. Особенность Преферии заключалась в том, что это была искусственно созданная земля, создателем которой был Дух среди смертных получивший имя Баур. Для создания Преферии этот Дух опустился сквозь земную твердь к самому ядру планеты, вмешавшись в процесс вращения его материи, спровоцировал мощное землетрясение у берегов Межокеании, вследствие которого наверх поднялось дно морское образовавшее новый дивный край.
        Расположенная фактически под боком у Межокеании Преферия начала быстро осваиваться и заселяться. Артэонский мир в Преферии развивался, как и положено где-то в стороне. Первыми артэонами Преферии естественно стали дети Духа Баура. Создав Преферию Баур не имел своих артэонов, ему пришлось начинать сначала. Он не стал искать каких-то оригинальных путей и просто испустил зов — информационное послание распространяющиеся в пространстве улавливаемое людьми во время сна, получив которое все кто хотели, пришли в указанное место, где Дух обратил их в артэонов. Затем в Преферию пришли другие Духи, из которых кто-то пришел со своими артэонами, кто-то подобно Бауру начал все сначала. Артэоны пришедших Духов расселились общинами и племенами по всей Преферии, растворившись в лесах. В то время как артэонам Баура — одного из сильнейших Духов, самой судьбой было уготовано создать артэонское государство. Своим домом они избрали долину в северо-западной части Северной Половины Преферии, долину которую затем из-за природных особенностей, назвали Белой. В глуши Белой Долины артэоны Баура воздвигли свой первый город —
Валгхейм, откуда в последующем подобно спруту протянуло свои щупальца, быстро развивающиеся артэонское государство, которое было названо Страной Белого Камня.
        Как разновидность артэонского государства Страна Белого Камня относилась к так называемому традиционному типу, включавшему в свое население, как артэонов, так и живущих под их опекой простых людей. Артэоны жили в городах-крепостях, а оберегаемые ими люди в деревнях окружающих их. Людям было установлено жить сельской общиной, в которой все ее жители зарабатывали на жизнь своим трудом, им запрещалось создавать какие либо внутренние как административные, так и силовые структуры, кроме установленного законом управления общины. Артэоны, живущие в городах полностью контролировали жизнь в закрепленных за ними людских селениях, следили за соблюдением написанных для людей законов общины, а также обеспечивали защиту жителей общин от внешних угроз, имея для этих целей мощную армию.
        Окончательно сформировавшись и окрепнув в качестве новой преферийской силы, Страна Белого Камня в попытках изменить этот мир под себя начала свой кровавый поход. Правители СБК поставили перед собой цель создания своеобразной страны артэонов — безопасной территории отчищенной от представителей агрессивных рас. Страны способной объединить в себе на основе союза всех артэонов Преферии и всех тех слабых кто нуждался в защите. Имя своей мечте они дали Арвлада. Идеи создания подобных стран давно теплились в умах правителей артэонов, но не многие решались воплотить их в жизнь.
        По своему происхождению Преферия являлась результатом мощнейшего столкновения двух тектонических плит. В месте столкновения которых, верхние их пласты частично вытолкнуло на поверхность, что привело к тому, что над будущей Преферией вырос Пустой Вулкан. Эта уникальная гора, представляла собой два гигантских выпирающих из земли завалившихся друг на друга каменных гребня. Пустым Вулканом этот уникальный элемент рельефа назвали из-за того что по центру выпиравшие пласты не соприкасались друг с другом, между ними была пустота, открывающая миру глубокую бездну трещины в земной тверди, уходящую на километры в глубину. Место, где находился Пустой Вулкан, географически было центром Преферии, и ширина земель здесь сужалась, вдобавок сам Вулкан как гигантская стена простирался по ширине, как бы разделяя Преферию на две части. Поэтому и для существ Преферию населявших она делилась на две никак не связанные друг с другом части — Северную и Южную Половины. Согласно замыслам Арвлада должна была раскинуться в Северной Половине, и для ее создания предполагалось силой изгнать или уничтожить всех кто представлял
опасность в этих землях.
        К моменту создания Арвлады, требующие ликвидации в первоочередном порядке «агрессивные расы» Северной Половины были представлены в основном людьми. Оказалось, что во имя создания своего нового безупречного общества артэонам Белого Камня нужно уничтожить четыре полноценные страны, множество мелких лесных племен и диких народов своих собратьев людей. Осознание того, что создание Арвлады потребует фактически геноцида, ведь люди так просто не уйдут, запугать их или переселить миром не удастся, лишь заставило артэонских политиканов разыграть публичный спектакль. Как обычно на верхах все уже было решено, но для публики начались дебаты и дискуссии. Отношения артэонов с представителями диких людей Северной Половины к моменту создания Арвлады были непростыми. Имели место периодические стычки вооруженных сил СБК со своими людскими соседями, на таком фоне артэонским управленцам требовалось лишь немного сгустить краски, вновь обрисовав людей жуткими тварями в глазах наивной артэонской общественности. И после того как общественное мнение было подготовлено в четвертом столетии существования Преферии
правительством СБК был запущен проект «Создание Арвлады». Натасканная крупными артэонскими империями, заинтересованными в преферийском проекте армия СБК приступила к реализации задуманного.
        В ходе начавшихся одновременно молниеносных боевых операций в течение трех дней путем уничтожения столиц и прочих основных крупных городов четыре государства людей Северной Половины были можно сказать ликвидированы, буквально обезглавлены. Были убиты их правители, короли и все к ним приближенные. Естественно все до единого представители благородных королевских родов, все кто имел права на трон в независимости от возраста и пола также были вырезаны в первоочередном порядке. После процедуры «обезглавливания» от этих государств остался лишь народ — перепуганные люди. Следующим шагом на пути к Созданию Арвлады стала паника. Напуганные такой неожиданной агрессией и показательной жестокостью люди массово хлынули в южные земли. После того как паника утихла, и основная масса спаслась бегством оставшиеся предводители, различные второстепенные лидеры людей севера придя в себя после столь молниеносного удара сумели организовать своих подопечных, реанимировать остатки армий севера и хоть как-то отплатить агрессорам. Начался период ожесточенного сопротивления и артэоны начали нести серьезные потери.
Отважившиеся сопротивляться растворились в лесах, начав партизанскую войну, заняли уцелевшие после первого удара крепости с целью держать оборону до последнего, но лишенные поставок продовольствия, разрозненные, не имеющие связи друг с другом они были обречены. Артэонам потребовалась пара недель, чтобы осадить и уничтожить все занятые остатками сопротивления крепости, а также зачистить леса, в которых укрывались партизанские группы. Так завершилась первая фаза операции.
        Как выяснилось далее, основная часть бывших жителей Северной Половины, после артэонской агрессии, в бегстве покидая свои земли, по пути на юг осела у подножия Пустого Вулкана, в месте, где должна пройти граница создаваемой Арвлады. Не желая дальше уходить на юг, изгнанники разбили целый палаточный город, который от безысходности решили оборонять до конца. Но и артэоны заварившие всю эту кровавую кашу, на полпути останавливаться не собирались. В середине лета последняя битва за «Север Преферии» произошла в месте на тот момент безымянном, в последующем получившем название Поле Северной Битвы.
        Несмотря на то, что согласно разведданным на территории Северной Половины, в ее обширных лесах еще оставалось свыше десяти тысяч незарегистрированных людей операцию «Создание Арвлады» было решено признать успешно завершенной. Согласно официальному докладу службы разведки, оставшиеся на территории Северной Половины остатки былых народов севера, осели небольшими группами в разных местах, углубившись слишком сильно в дикие территории, в том числе и дальше на север где их истощение и гибель является делом времени, поэтому опасности они не представляют. Было официально объявлено о создании Арвлады, жители которой (не только артэоны) спокойно занялись обустройством своего быта.
        Страна Белого Камня взяла границу с югом под свой контроль. Хаос и дикость южных земель остались где-то там далеко «за периметром». Артэонская страна Арвлада, раскинувшаяся в землях Северной Половины, погрузилась во времена мира и процветания. Из вчерашней крови и криков войны, в которых Арвлада создавалась, сегодня вырастал погруженный в тишину и гармонию тихий безмятежный мир без проблем и разногласий живущий под опекой артэонов, согретый Светом Духов. Спустя несколько лет на севере уже никто и не вспоминал о жертвах и страданиях людей, на которых артэоны построили свой новый мир. Регулярно в речах политиков звучали идеи о том, что война за очищение севера была необходима и стоила всех жертв и разрушений, ставших своего рода платой за нынешнее счастье и покой. И с каждым годом возражающих против этого критиков Арвлады в рядах артэонской интеллигенции становилось все меньше. А мирное население так толком и не знало всех подробностей и ужасов «Создания Арвлады». Разумеется, артэоны ждали удара со стороны темных сил, которым наверняка не давало покоя процветание их страны. Они ожидали удара со
стороны крепнущего на юге зла, но угроза для Арвлады как это ни странно зародилась внутри нее самой. Произошла катастрофа, приведшая к неконтролируемым последствиям, в итоге вылившимся в войну между артэонами. С этой войны, с этой, разумеется «чудовищной ошибки» эта история и начинается.

        БИТВА ПРИ МАК-ТАУРЕД

        События, положившие начало Арвладе позже в народе назовут «Первой Северной Чисткой», первой, поскольку за ней последовала и «Вторая». Оставшиеся после Первой Чистки остатки людских народов севера, не погибли и не вышли сдаваться добровольно, как планировалось. Они укрылись в глубинах лесов, откочевали дальше на север, сумели наладить быт, частично установить контакт друг с другом и фактом своего наличия представляли опасность для жителей Арвлады. В итоге по истечении десяти лет после официального объявления о создании Арвлады, правительство СБК при одобрении Верховного Совета приступило к полной зачистке Северной Половины или заключительной фазе «Создание Арвлады». Зачистка вовсе не подразумевала под собой ликвидацию, оставшихся людей никто не собирался убивать, наоборот солдатам было велено вступить с ними в контакт, подробно разъяснить безвыходность их положения и предложить капитуляцию (т. е. жизнь под контролем и опекой артэонов). Омрачать свою Арвладу кровопролитием не хотелось никому. Ничто не предвещало никакой опасности, но остатки народов севера решили так просто не сдаваться и уйти
изрядно нашумев.
        Все артэонские племена в основном расселились в Срединных Землях Северной Половины, раскинувшихся от безжизненных северных долин до дремучих лесов южной части; от западного берега реки Андары на востоке, условно до границ Белой Долины на западе. Естественно были и исключения из правил не желавшие следовать общим тенденциям, среди которых было одно племя, у которого поначалу и названия не было, их просто называли артэонами Аркея, в честь их Духа. Они избрали для себя домом живописное местечко на восточном побережье Северной Половины, в месте географически противоположном Белой Долине (цитадели СБК). Благодаря компактному размещению основной части артэонских племен Страна Белого Камня могла без лишней головной боли обеспечить безопасность своих младших братьев. Но артэоны Аркея поселились далеко в стороне, и с обжитого полюбившегося места не собирались уходить. Не желая влиять на их волю, правительство СБК, смирившись с их выбором, было вынуждено специально для их защиты выделять по батальону солдат. Нормальной дороги до места поселения подопечных Духа Аркея не было, они были фактически отрезаны, и
как оказалось, недобитым бывшим жителям Северной Половины это было известно.
        После того как артэоны преступили к реализации «Второй Чистки» несколько тысяч фанатиков из недобитых людских племен Северной Половины объединившись взяли в осаду деревушку артэонов Аркея. Это было их давним планом на случай когда рано или поздно артэоны все-таки вспомнят о них. Правительство СБК просто не ожидало от людей такой организованности, реально недооценив возможности врага, чем совершило жестокую ошибку.
        Осадив деревушку люди знали, что подмога уже в пути и медлить нельзя, поэтому решили биться не на жизнь, а насмерть, не щадя себя устроив не битву, а свою собственную чистку. Сметя белокаменный батальон охраны, эти смертники-мстители устроили бойню мирного артэонского населения. Спустя полчаса после начала атаки войска СБК на стальных птицах обрушились с небес, быстро перебив кровожадных людских мстителей, взяв ситуацию под контроль.
        Деревня, объятая дымом, догорала, спасти удалось лишь чуть больше сотни артэонов Аркея. Из которых больше половины выжили благодаря медлительности и садизму своих палачей, успев обильно подвергнуться насилию и пыткам, остальные благодаря тому, что сумели хорошо спрятаться. От стерегущего деревню батальона солдат СБК даже ни одного раненного не осталось. Здешний хранитель Дух Аркей как обычно не помог, не стал вмешиваться в греховную грызню смертных. В итоге атака на артэонов Аркея оказалась медвежьей услугой другим осевшим в Северной Половине диким людям. Организовавшие нападение, естественно не выражали волю всех людей оставшихся в Северной Половине, остальные укрывшиеся в лесах людские племена об этом и знать не знали. Несмотря ни на что после такой выходки артэоны ответили полной зачисткой, ни о какой капитуляции, предложении сдаться добровольно как планировалось раньше теперь не могло быть и речи, не пожалели никого.
        К моменту начала Второй Чистки вот уже десять лет Страна Белого Камня являлась сверхдержавой полностью контролировавшей Арвладу, по мощи превосходящей всех других себе подобных на территории Преферии. Правители гиганта понимали, что так будет не всегда, что рано или поздно другие артэоны Преферии тоже встанут на путь развития. И это было естественно, СБК нужны были мощные союзники для поддержания порядка и обороны Арвлады. Предполагалось, что процесс появления других преферийских артэонских государств будет протекать в контролируемых условиях, что развитие получат артэоны из Срединных Земель, и СБК будут помогать им, будут для них своеобразным старшим братом, чем спасут свое лидерство в Арвладе. Но в действительности все как всегда пошло наперекосяк.
        Артэоны Аркея выжившие после атаки на их селение, вновь отвергнув предложения о переселении, решили несмотря ни на что остаться в живописном месте, которое когда-то решили сделать своим домом. Сделав определенные выводы после случившегося эти артэоны, решили не просто остаться на обжитом месте, а стать сильнее и научиться самостоятельно защищать себя. Их целью стало создание мощной непреступной крепости, стены которой могли бы укрыть их от любых врагов. Чтобы в дальнейшем жить самостоятельно, не полагаясь на защиту СБК. Воплощение таких планов естественно потребовало от артэонов Аркея овладения рядом технологий, что в свою очередь привело их к определенному прогрессу. Возведя крепость, восполнив свою численность, артэоны Аркея осознали свое преображение, поняли, что они уже не то маленькое мирное лесное племя, которым они были когда-то, то племя погибло во время свершения кровавой мести остатками народов Северной Половины. Понесшиеся в потоке развития артэоны Аркея в итоге создали второе артэонское государство Преферии — Армидею. Правительство СБК конечно пыталось остановить процесс создания
государства подопечными Аркея на ранних стадиях путем уговоров и искусственных преград, но все их попытки оказались тщетны.
        Выросшая из крепости на основе идей обороны Армидея являлась городом-полисом — огромным городом-крепостью, являвшим собой целое государство. В настоящее время это был мегаполис с населением свыше десяти миллионов артэонов, дома, в центре которого достигали в высоту шестнадцати этажей и для странников с непривычки казались касавшимися небес. Золотой город — так по-другому называли Армидею, ведь солнечными днями ее улицы в прямом смысле сияли золотом. Стены, окружающие город выстроенные в три ряда, достигали двадцати пяти метров в высоту, и четырех метров в толщину. Разумеется, в наличии появилась армия в миллион солдат.
        Так же как и все прочие артэонские общества, отступившие от грани разумности ради безопасности, создав государство, обзаведшись мощной армией, обеспечив свою полную защиту, Армидея стала участником геополитической игры. Как обычно: артэонская общественность, насытившись безопасностью и благополучием вполне естественно начала требовать изменений в окружающем мире, а коварная власть стала использовать это в своих целях. Армидея была втянута в подлую и мерзкую борьбу за лидерство в новом свете, созрела до того чтобы начать силой нести «мир и процветание» в дикие общества на юге.
        На севере у артэонов царил мир и покой, а на юге — за периметром начинался хаос и разруха. Разумеется, прекрасный артэонский мир требовал изоляции от дикого юга. Артэонам, в лице армии СБК, неся потери, постоянно приходилось защищать пролегающую посередине Преферии границу с Южной Половиной, отражая реальные атаки или терпя различные провокации. Ведь люди не забыли и не могли простить преферийским артэонам «войны за очищение севера», этот плевок в адрес всего человечества. Общая ненависть к артэонам была единственным, что объединяло разрозненное дикое загнанное на юг человечество, и люди были готовы жертвовать собой, лишь бы нанести ненавистной Арвладе кровавые раны. Поэтому присоединение армии Армидеи к обороне границы было более чем актуальным.
        Армия СБК надежно удерживала сухопутную часть границы между преферийскими половинами, открытыми оставались только водные рубежи Арвлады. Защита которых посредствам давления через Верховный Совет была возложена на молодую Армидею. Армидейские власти были вынуждены переориентировать свою армию для защиты водных территорий, обзавестись флотом и переименовать основную ударную часть своих вооруженных сил в морскую пехоту, как бы странно это не выглядело в случае с Преферией.
        Противостояние людей и артэонов, юга и севера в Преферии не ограничивалось одними лишь столкновениями на границе. С официальной точки зрения артэоны как якобы разумные существа не могли забыть о простых несчастных людях, оставшихся на юге. Артэонская общественность реально требовала от армий помощи обычным людям Южной Половины, под этим давлением артэонские правители не могли забыть о судьбе юга, вернее делали вид, что им не все равно. Артэоны в лице своих армий под видом миротворцев регулярно вторгались на юг, якобы для того чтобы навести порядок в этих диких землях. Свергали тиранов и диктаторов, поддерживали тех кто, по их мнению, был правым в бесконечных южных войнах. Вот только реальной пользы все это миротворчество не приносило. Наоборот вопреки «помощи» артэонов ситуация на юге становилась все хуже и хуже. Все это от того что артэоны — разумнейшие из смертных плохие миротворцы и артэонские правительства бесконечно совершают ошибки? А может весь этот хаос и ужас наполняющий юг это и есть то самое что реально нужно артэонам, и истинные цели артэонских элит противоположны тем, которые они
заявляют публично? Так или иначе, юная армия Армидеи оказалась втянута и во всю эту миротворческую войну тоже.
        С момента возникновения Армидеи было понятно, что на такой маленькой территории, которую ей пришлось делить с СБК, двум сверхдержавам ужиться будет сложно. Хотя поначалу все складывалось довольно-таки гладко, официально Армидея подчинялась СБК, не перечила своему старшему брату. Но, чем дольше существовала Армидея тем больше становилось ее своеволие. В итоге конфликт, зародившийся давно, перешел в официальное поле, и правительство СБК официально объявило Армидеи войну. Что стало первым кризисом, обрушившимся на мирные земли Арвлады, до этого не знавшие проблем. Недаром Армидею в шутку называют проклятием, оставленным Арвладе уничтоженными людьми севера.

* * *

        Сразу после официального объявления войны две наспех сформированные армии численностью по пятнадцать тысяч двинулись навстречу друг другу. Выясняя отношения, артэоны решили остаться культурными, договорились о месте встречи. Местом столкновения двух армий была выбрана долина Мак-Тауред расположенная примерно посередине между враждующими сторонами. Эта украшенная редкими цветами и густой травой с изредка встречающимися деревьями долина раскинулась между двумя стенами холмов, сужающимися по краям и расширяющимися по центру. Идеальное место для битвы уже использовавшееся в этих целях за недолгую преферийскую историю, со всех сторон окруженное дремучими болотистыми лесами, отрезанное крутыми склонами поросших вековыми деревьями холмов. Противник здесь не расползется, не зайдет с флангов и не обойдет с тыла, здесь было возможно только прямое лобовое столкновение.
        Было раннее утро, долина только начала избавляться от оков утреннего тумана, все замерло в странной мертвой тишине. Утреннюю идиллию болезненными стонами нарушил человек, спотыкаясь несущийся по долине с восточной стороны. На первый взгляд это был либо бродяга, либо какой-то сумасшедший. Одетый в лохмотья, коротко стриженый, босоногий, измазанный в грязи громила ростом под два метра. Слишком «гладкая» внешность выдавала в нем артэона. В таком виде, в такую рань непонятно для чего он прибежал в место, где вот-вот должна грянуть битва.
        Этого артэона сюда привело проклятие точившее душу. К объявленной войне и к тому кровопролитию, которое должно было случиться, он имел прямое отношение, можно сказать, являлся всему причиной. В этом мире подобные деяния не всегда сходят с рук просто так, и как порой бывает здесь, он заработал проклятие, аналогично тому, как в иных мирах заражаются болезнями. Проклятие злого прорицательства — так называлось это мистическое заболевание, синдромами которого являлись видения грядущего зла причиной которого являлся пораженный. Видения также сопровождались переживаниями физической боли от угасания каждой жизни, что в этих видениях являлась. Пораженный этим проклятием в прямом смысле переживал каждую смерть косвенной причиной, которой являлся. Первый приступ проклятого прорицательства у сорока двух летнего армидейского майора Ользера случился трое суток назад, затем мучения стали невыносимы и он, не желая врать, сбежал из города решив пережить заслуженную кару в одиночку где-то в стороне. Мучаясь от ужасной боли Ользер скитался по лесам, мечтая встретить свою смерть, но безуспешно и будучи доведенным до
отчаяния своим проклятием он прибежал сюда, в место которое он постоянно видел в своих непрекращающихся кошмарных видениях. Уставший, измученный проклятием заблудившийся в эмоциях артэон, не отдавая отчета своим действиям, он хотел попытаться остановить надвигающееся безумие.
        Добежав до середины долины, Ользер рухнул на колени, его ноги подкосились. Усталость и изможденность усиливались болью изрезанных о камни босых ступней. Увидев впереди себя небольшую канаву, заполненную застоявшейся заболоченной водой, он подполз к ней, желая омыть лицо и немного охладиться. Чтобы вода не попала в глаза, ему пришлось закрыть их, лишь на доли секунды, но как только его веки сомкнулись, пришло очередное видение. Он вновь услышал крики раненых и умирающих. С ужасом открыв глаза, в луже перед собой он увидел три мертвых тела, в одном из которых осталось заляпанное кровавыми следами рук копье. Все вокруг было заволочено едким дымом, несущим в себе примесь горелой травы, деревьев и человеческой плоти. Вода в болотистой луже была красной от крови, в воде зачерпнутой его руками плавали черные кровавые сгустки. Ользер с ужасом выплеснул воду обратно, повалился на землю, заткнул уши руками и, закрыв глаза начал кричать и умолять непонятно кого, чтобы все это прекратилось.
        Не успев прийти в себя после очередного приступа, Ользер услышал звуки приближающейся с востока армии. «Армидейцы»  — подумал он, с ужасом открыв глаза. Поднявшись на ноги, он тяжело посмотрел в сторону восточного входа в долину. Из тумана доносились звуки одновременно ударяющихся о землю пятнадцати тысяч армейских ботинок утяжеленных железным защитным покрытием, а также скрежет железа брони. Туман как будто ожил и расступился перед армидейцами, отдельные его клочки разлетелись как проснувшиеся призраки. Армидейцы шли ровными колоннами, на ходу растягиваясь на ширину долины, демонстрируя свою блестящую строевую подготовку. Над их строем разносились разрывающие голосовые связки офицеров крики: «Раз, раз. Раз, два, три!»  — команды, подающиеся под левую ногу, чтобы солдаты не сбивали шаг.
        Артэоны особое внимание уделяли экипировке солдат, что вполне естественно, ведь оснащение их армий не зависело от богатства казны. Артэонские солдаты были облачены в стальные костюмы, полностью защищавшие их тела, внешне подобные доспехам — бронекостюмы органического типа как они сами их называли. Бронекостюмы артэонских солдат были достижением алхимических технологий. Под алхимией в этом мире понималась наука, ставящая своей целью создание магических технологий дающих возможность использовать магию без прямого постоянного участия магов. Волшебные руны, знаки были главным орудием алхимии. Маг начертает руну на предмете, и определенные магические свойства, заложенные в руну, переходят предмету. Например, начертание магом определенной руны на молоте кузнеца наделяет этот молот волшебными качествами и кузнец может спокойно ковать какие-нибудь волшебные мечи. Благодаря развитости алхимии в этом мире магия была поставлена на поток. В мире артэонов, за стенами городов развитой артэонской цивилизации в полной мере овладевшей и использующей магические технологии разные волшебные вещи штамповались потоком
на конвейерах.
        Органические бронекостюмы были сделаны из металла и название свое получили из-за особых свойств. Запитанный от энергии живых тел «Аноромне» выведенной магами, после одевания стальной костюм весом в десятки килограмм вступал в слияние с организмом носителя и буквально становился с ним одним целым. Сталь переставала скрипеть и всячески стеснять движение, покрывающий сверху стальной панцирь, сливаясь с телом, абсолютно не ощущался. Также благодаря внутреннему скелетному каркасу, скрытому под бронепластинами, стандартные бронекостюмы артэонских армий имели ряд экзоскелетных качеств. Например, все носимое на поясе стандартное снаряжение, включая меч, также теряло для носителя свой вес, абсолютно не обременяя его.
        Однако металл, из которого был сделан костюм среднестатистического пехотинца, был всего лишь несколько миллиметров в толщину, кроме каски и нескольких основных бронепластин, поэтому при определенных условиях его можно было пробить. Это являлось следствием недостаточной развитости алхимических технологий на данный момент, поскольку при увеличении толщины брони костюм в процессе контакта с носителем начинал больше использовать энергию его тела, что приводило к постепенному обезвоживанию организма носителя.
        Как и во всяком неразвитом мире, войны здесь (основная их часть) представляли собой массовые сражения с использованием всевозможного холодного оружия. В отсутствии развития воины рубились на мечах, несмотря на идущие мимо тысячелетия. В условиях массовых сражений, чем ярче, индивидуальней внешне выглядит солдат тем лучше. В разгаре битвы, когда начинается мясорубка, где все машут мечами пытаясь уничтожить все вокруг, очень велика вероятность случайного братоубийства. В таких условиях яркий уникальный внешний вид главное, что может спасти от роковой ошибки.
        Армидейцы избрали для своих бронекостюмов яркий золотистый цвет в честь основного тона своего города, позолоченные стальные крыши которого солнечным днем сияли, будто отлитые из золота. На головах армидейских солдат вполне стандартная круглая шлем-каска, с опускающимся треугольным забралом острым верхним углом, защищающим полностью всю переносицу. В остальном их экипировка была вполне стандартной, кроме одного момента к защитным и боевым качествам отношения не имеющим. Армидейцы произошли от дикого племени, взятого под опеку Духом, поэтому им были присущи некоторые традиции, унаследованные от своих далеких предков, одной из которых было нанесение боевого окраса перед битвой. И по сей день уже, будучи солдатами армидейской армии они почитали эту традицию, раскрашивая свои лица черным камуфляжным кремом, сам узор включал в себя обязательную обводку вокруг глаз как у женщин, переборщивших с макияжем, в остальном лицо покрывалось черными линиями по желанию. В их рядах царила железная дисциплина на лицах никаких бород, ничего лишнего, в строю здесь царит мертвая тишина.
        Армидейский строй растянулся по ширине долины от края до края. От командира полка шедшего посередине, от остальных отличающегося только полковничьими звездами на наплечных бронепластинах, послышалась команда: «Бойцы! На месте! Стой!», разносимая эхом по всему строю дублирующими ее командирами от вышестоящего к нижестоящему. После чего все армада разом остановилась, подравнявшись, замерла в ожидании. Серые висящие в небе облака расступились, армидейский строй озарили лучи света, в которых их золотистая броня, в это утро начищенная до блеска буквально засияла. Расступившийся туман, лучи света эффектно озарившие замерший в боевой готовности строй, все это говорило о присутствии боевых магов в составе армидейской сборной.
        Боевой маг, в данном случае это просто разновидность солдата артэонской армии, использующего магию как оружие, с естестворожденными магами данный субъект не имел ничего общего.
        Все маги делились на естестворожденных и обращенных. Естестворожденные маги это понятно те немногие избранные, наделенные магической силой с самого рождения (от природы). Как и любые великие из людей, возвышающиеся над обществом естестворожденные маги, для облегчения своей жизни окружали себя верными слугами, учениками. Каждый второй маг создавал себе магический орден своего имени, в который входили те самые отобранные им верные слуги и ученики. С вошедшими в орден маги делились своей силой в прямом смысле. Маг — глава ордена становился магом-источником для своих учеников и слуг, становившимися магами-пользователями его силы или обращенными магами. Магическая сила и способности магов-пользователей (обращенных) были ограничены силой своего мага-источника и не могли превышать их. Эти маги не могли свободно познавать магию, поскольку не имели к ней прямого доступа, не могли сами создавать заклинания, они могли лишь пользоваться известной магией раскрытой истинными магами в пределах ограниченных способностями мага-источника.
        Существовало два способа передачи силы мага-источника (естестворожденного) магам-пользователям. Первый это ритуал прямого обращения. Когда маг-источник через прикосновение пронизывал магией тело будущего пользователя своей силы, напрямую передавая ему свои способности. Прямого обращения удостаивались лишь единицы — самые верные и преданные магу слуги, в которых он был уверен на сто процентов. Второй способ обращения, более распространенный, это наделение мага-пользователя предметом проводником магической силы. Предметом проводником могло быть все что угодно, чаще всего какой-то носимый атрибут постоянно присутствующий на теле: волшебное кольцо, ожерелье и т. д. Ограничений не было. Естестворожденные маги сами создавали предметы проводники, пронизывали их своей силой и даровали их своим будущим магам-пользователям. Надевая предмет-проводник, произнося активирующее его заклинание, маги-пользователи получали доступ к силе своего источника.
        И Духи, видя полезный практический опыт создания магами своих орденов, принесли его в подконтрольные артэонские общества. Ведь в силу какого-то пока ни кем не объясненного нарушения очередного природного равновесия естестворожденные маги среди артэонов почему-то почти не рождались. Всемогущим Духам не составило труда из своей универсальной богоподобной силы выделить магию и открыть к ней доступ наиболее разумным мудрейшим достойнейшим из своих артэонов. Духи создавали артэонские магические ордена для участников которых, становились источниками магической силы.
        Внешнее облачение армидейских магов-воинов включало в себя кольчужное подобие плаща мага, естественно золотистого цвета с элементами дополнительной защиты: стальными наплечниками, налокотниками и нагрудными бронепластинами, окрашенными в черный цвет. Кольчужный плащ мага-воина зажимался на поясе ремнем с закрепленными на нем подсумками с боекомплектом, куда входили всевозможные зелья, магическая пыльца и прочие магические ингредиенты, применяемые для выполнения боевой задачи. В качестве направителей своей силы, вместо посохов или волшебных палочек боевые маги, как правило, использовали копья. И армидейские маги небыли исключением, двигаясь в строю при ходьбе опираясь на копья как на посохи.
        Едва ли не главной особенностью артэонов была идеальная без изъянов человеческая красота. Тело каждого артэона было фактически произведением искусства, созданным Духом. Прибегая к генной инженерии по средствам своих сверхъестественных сил, Духи вмешивались в процесс формирования плода там, где это было необходимо, устраняя все дефекты во внешности будущих артэонов, делая их тела безупречными и прекрасными, воплощающими в себе идеалы человеческой красоты.
        Армидея как артэонское общество относилось к виду так называемых Тоталпраймов. Тоталпрайм как редкая разновидность артэонских обществ характеризовался глубоким вмешательством Духа в естественные процессы жизни своих артэонов. Здесь имелся контроль над рождаемостью. Численность и половое соотношение артэонов в условиях Тоталпрайма полностью контролировались и балансировались Духом, в отличие от традиционного СБК, где без острой необходимости в естественные процессы Дух вмешиваться не смел. Также в процессе вмешательства в формирование плода еще в утробе в Тоталпрайме Дух шел дальше устранения проблемы внешней красоты. Распознавая психическую составляющую своего будущего подопечного, Дух определял ему будущую социальную роль, подгоняя под нее физические характеристики тела. Самой яркой чертой таких обществ всегда были солдаты, то есть если плод в утробе матери был мужского пола и в дальнейшем в силу заложенных в него природных характеристик распознаваемых Духом был способен переносить мощные физические и психические перегрузки, и по качествам будущей личности подходил под воина. То в условиях
Тоталпрайма Дух давал такому будущему своему артэону тело солдата, таким образом, определяя его судьбу. Все воины Армидеи благодаря своему Духу были рождены, вернее, созданы солдатами, а не стали ими в процессе своей жизни. Их тела были более предрасположены к физическому развитию и росту мускулатуры, кости были частично укреплены и рост у всех как на подбор был не ниже двух метров, что делало ряды Армидейской армии фактически безупречными.
        По фронту армидейского строя, ровной линией растянулись копейщики — солдаты вооруженные длинными продолговатыми щитами и четырехметровыми копьями. Воткнув в землю заостренными нижними гранями свои продолговатые щиты, создав из них подобие стены по фронту, придерживая руками смотрящие наконечниками вверх копья, копейщики замерли, отдыхая по стойке смирно, вглядываясь в туманную дымку, откуда должен был появиться враг.
        Ользер в облике не то бродяги, не то сумасшедшего выбиваясь из сил, приближался к армидейскому строю. Не понимая, что творит он уставший, измотанный, от неизбежности наивно и глупо хотел попытаться вразумить пришедших на битву солдат. Можно сказать от ужаса грядущей битвы уже пострадавший Ользер просто не мог смириться с тем, что надвигалось. Видя, что он не представляет опасности, никто из солдат не обращал на него внимания, скованные железной дисциплиной армидейцы ждали появления врага, больше этих машин ничего не интересовало. Подбежав к передним рядам, Ользер без сил повалился на землю, затем хватаясь за воткнутый в землю щит копейщика, с трудом поднялся на ноги. Попытавшись заглянуть стоящему перед ним солдату прямо в глаза, он произнес своим хриплым, запыхавшимся голосом: «Я… офицер вашей армии. Такой же армидеец, как и вы. Оль… Ользер… Ван… Мне нужен ваш командир, где он? Мне нужно с ним поговорить!». В ответ, на что солдат глазами, застывшими в дикой злобе взглянул на Ользера как на нечто убогое, резко толкнув верхнюю часть щита вперед, за которую тот держался. После сильного толчка
обессиленный Ользер свалился на землю. В бездвижных рядах армидейцев послышался смех, а Ользер скорчившись на земле, забился в истерике, затем снова бросился на солдатский щит с криками: «Пожалуйста, не надо, умоляю вас! Вы же все умрете!». «Пожалуйста, прекратите это безумие! ХВАТИТ!»  — со слезами кричал он, в истерике бессмысленно стуча кулаками по стали щита, постепенно сползая на землю. Будто пытаясь окончательно свести Ользера с ума с запада долины, где то в тумане раздался боевой рог Страны Белого Камня. Ользер с ужасом оглянулся назад. «Нет только не это»,  — прошептал он.
        Представители армии СБК появились из тумана совершенно беззвучно. Сначала появившиеся из белой пелены черными тенями выплыли силуэты нескольких идущих впереди строя командиров, затем еще и еще пока масса солдат СБК не заполнила долину от края до края. Поломав свой строй при входе в долину, решив его не восстанавливать, они вышли на поле боя огромной толпой. Офицеры, рядовые, батальоны и роты — все перемешалось. Для этой битвы солдат набирали по желанию. Оставив свои родные подразделения, к которым приписаны солдаты, были сгруппированы в сводные взвода роты и батальоны. Все сводное, временное, сформированное на ходу. Поэтому восстанавливать строй не имело смысла.
        Цветом бронекостюмов армии СБК был избран темно-синий. В основе своей их бронекостюмы мало чем отличались от общераспространенной вариации снаряжения артэонской пехоты. Кроме защитного шлема, забрало которого не убиралось вверх как обычно, а при произнесении специального заклинания раздвигалось по бокам шлема автоматически. Сверху шлема на резиновых лямках крепились защитные очки, которые солдат при необходимости вручную натягивал себе на глаза. Защитные очки в комплекте с закрытым забралом образовывали маску, полностью изолирующую лицо. В само забрало плотно прилегающее к лицу была встроена фильтрующая решетка или противогаз, для изоляции органов дыхания от внешней среды, благодаря чему солдаты армии СБК могли выполнять боевые задачи в зараженных, загазованных или запыленных зонах. Когда забрало находилось в открытом положении, и обе его части располагались по бокам шлема, голова солдата в шлеме казалась непропорционально большой. Чтобы как-то сбалансировать этот момент на шлем солдата СБК сзади крепился пышный хвост, состоящий из десятков резиновых косичек свисавших до лопаток. Также на талии
солдат спереди свисала кольчужная юбка, которая, как и грива, свисающая сзади шлема, никакого защитного эффекта ни несла, просто служила дополнительным средством индивидуализации в бою. Для этой битвы солдаты СБК также были облачены в свои классические темно-синие бронекостюмы без дополнительного камуфляжа. В отличие от безупречно блестящих на солнце солдат Армидеи, в рядах СБК темно-синяя краска, покрывающая сталь брони у некоторых обычно давно служащих солдат местами полопалась, местами проступила ржавчина. У большинства солдат на бронепластинах защищающих плечо черным шевроном на темно-синей броне красовалось изображение черепа с крыльями как у летучей мыши — символ десантных войск СБК. В отличие от гладко выбритых армидейцев внешний облик которых идеально, жестко регламентировали уставы, не допускающие не усов не бород, у СБК все было немного посвободнее. Как правило, чем больше солдат служил, чем больше находился в полевых условиях, тем больше у него была борода. Лишь молодежь и некоторые исключения, которым в полевых условиях было не в тягость следить за собой, бород не носили. Боевой окрас, ни
на лица, ни на элементы брони в армии СБК не наносился. Реальной значимости он не имел, а Страна Белого Камня являлась артэонским обществом с нуля созданным Духом, не имеющим под собой основы в виде племени или иного уже существующего человеческого общества, поэтому всякие «прямые традиции предков» у них отсутствовали.
        Во главе рядов СБК шел их командир — старый с белой бородой вояка, невзирая на боль с усердием волочивший свою левую ногу, так чтобы никто не замечал его хромоты. На его уникальном шлеме имелось обычное опускающееся забрало, выполненное в форме морды медведя. Бурый Медведь — коренной ныне редкий обитатель хвойных густых лесов Северной Половины, был символом армии СБК красовавшимся на знаменах, флаги которых в это утро висели бездвижно. Символом армидейской армии была птица, которую здесь называли Аламфис, единственная постоянная обитательница окружающего Армидею Аламфисова леса. Птица, которая среди десятков перелетных, единственная переживала довольно-таки суровые преферийские зимы вместе с артэонами Армидеи. На знаменах и флагах ее изображали золотистым цветом, посреди черного круга. Старый командир СБК, полностью разглядев в тумане, отступавшем перед восходящим солнцем, ровные ряды врага, поднял меч вверх, и по строю разнеслось: «Стоять!». Армия СБК встала на месте, в ее рядах слышались разговоры и смех.
        К старому командиру с мордой медведя на шлеме подошел один из командиров помладше рангом. «Ну что старик, выглядит не так уж страшно. Как ты думаешь, выдержим?»  — произнес он, кивком головы показывая в сторону грозных рядов армидейцев. Старик посмотрел на него и, сделав как можно более серьезное лицо сказал: «Не думай, выживешь ты или нет, думай о том, что ты можешь сделать для победы. Ведь все что ты можешь так это отдать всего одну жизнь». Сказав это с серьезным лицом старик, не выдержав рассмеялся. «И посмертно получишь звание «придурок года!»  — тоже посмеялся молодой командир. Старик просмеялся затем, опустив взгляд произнес: «Какой же все это бред!». «Нужно было оставаться дома»,  — добавил молодой командир. «У многих народов людей ведущих волчий образ жизни, погрязающих в постоянных войнах, слывущих лучшими наемниками, считается позорной слепая смерть — смерть в кровати от старости,  — произнес старик.  — Я вот тоже всю жизнь воевал, обрывал жизни других, думаю, я не имею права на слепую смерть. Раз убивал, грызся как безумный пес непонятно за что, то и сдохнуть должен как собака». Старик
на время замолчал, затем, задумавшись тихо добавил: «Хотя может это все мой старческий маразм». «Да, что реальнее всего»,  — подтвердил молодой командир, чем повеселил старика.
        В рядах армидейцев появилось движение. Командир полка стоящего посреди строя вышел вперед на пятнадцать шагов и развернулся лицом к строю. Следом на десять шагов вышли другие командиры полков и на пять командиры батальонов. Выходя из строя, командир одного из батальонов ударил в живот набросившегося на него с мольбами Ользера и, рявкнув: «Пошел в зад!» как ни в чем небывало вышел на положенные ему пять шагов. От удара живот Ользера просто смялся, он не мог дышать, но вызванная боль хоть немного привела его в чувства. Поняв, что с этими «чертовыми роботами» армидейцами бессмысленно разговаривать, проклиная своих сослуживцев, кое-как найдя в себе силы, он встал на ноги и, задыхаясь, пока еще было время, бросился бежать к рядам более живых солдат СБК, в надежде вразумить хотя бы их. Чувствуя ответственность за ужас, что принесет надвигающаяся битва, не понимая толком, что творит, он наивно пытался все это остановить. Пока Ользер задыхаясь, едва держась на ногах, пытался бежать, командующий центральным полком армидейского строя, стоя лицом к солдатам начал заготовленную речь. «Солдаты. Воины Армидеи! 
— начал он, каждое его слово с интервалом в секунду дублировали другие командиры, эхом разнося сказанное по всему строю.  — Сегодня нам выпала честь сразиться с наглыми, так нам ненавистными тварями — воинами СБК. Нашими «союзниками». В равной битве мы докажем им что мы больше не аттестуемое подразделение формирующейся армии. Сегодня мы бойцы корпуса морской пехоты великой Армидеи! Умыв их в крови, мы заставим их признать, что мы теперь тоже есть сила не только равная, но и во многом превосходящая!»  — ближе к концу он перешел на крик, по окончании речи вынув меч из ножен. Все несколько тысяч солдат повторили за ним, из-за чего звук стали мечей трущейся при вынимании о стенки ножен разнесся вокруг. «В бой! Шагом! Марш!»  — прокричал армидейский командир и резко опустил меч, поднятый над головой, что также повторили другие командиры. Копейщики выдернули из земли свои щиты, укрывшись за ними, выставив вперед свои громоздкие копья. Золотистая армада двинулась в атаку, шагом не спеша, не ломая строй.
        Старый командир, возглавляющий в этой битве строй СБК наблюдая активность противника, решил тоже обратиться к строю.  — Мы здесь настоящая и единственная армия…  — начал кричать он, понимая что его никто дублировать не станет, строй его солдат разрушен, превращен в толпу, смысла в заготовленной им речи нет. Ему хотелось что-то сказать о былых заслугах армии СБК, в те времена, когда армидейцы были еще кучкой жалких пацифистов прячущихся в лесах, что только они — солдаты СБК здесь могут зваться воинами и все такое, но промолчал огорченно глядя на толпу своих солдат.  — Ладно, давайте уже быстрее в бой.
        С криком «Впе-ред!» старый воин СБК двинулся в соответствующем направлении. Следом за ним, с криками с места сорвалась вся центральная часть их строя, потянув за собой остальных, чем едва не снеся своего старого командира. Солдаты СБК понеслись вперед, обгоняя друг друга, воплощая в себе хаос и безумие, в отличие от идущих ровно армидейцев выставивших вперед длинные копья и стену из щитов копейщиков.
        Ользер, успел добежать примерно до середины поля, оказавшись меж двух, кинувшихся друг на друга армий. Он не успел, да и не мог успеть, что-либо изменить, измученный проклятием он не ведал что творил. И лишь сейчас он осознал куда загнал себя. Ведь эти чудовища прущие друг на друга армиями, сейчас погруженные в безумие, его щадить не станут, его просто снесут, это он знал точно, ведь сам был одним из них. В безнадежности Ользер опустился на землю и лишь сейчас заметил, что его больше ничего не тревожит. Все жуткое, что мучило его видениями начало сбываться, смысла в проклятии больше нет, оно развеялось, отпустило его душу. Артэонская внутренняя тишина и покой такие приятные после отступившего проклятия снова заполняют его, он стал чист и безмятежен. Насладившись мгновением вернувшейся внутренней гармонии Ользер открыв глаза начал судорожно соображать, как выбираться отсюда. Поняв, что убежать в сторону он не успеет, увидев перед собой кочку, он, не раздумывая бросился к ней. Свернувшись клубком, он спрятался в небольшой яме, находившейся под кочкой, надеясь таким образом уцелеть.
        Две прущие друг на друга армии с криками и скрежетом металла, столкнулись друг с другом. Под давлением сзади прущей толпы, бегущие впереди солдаты СБК, не все смогли избежать копий, выставленных вперед армидейскими копейщиками. Повисли трупы, нанизанные на копья, армидейская армада продолжала двигаться вперед, напирая на навалившийся хаос. В итоге стена щитов была смята и началась бойня.
        Победа в этой битве для всех кто пришел сюда, имела принципиальное значение. Это была не битва, а доказательство своей военной полноценности и превосходства над равным врагом, дело чести. Еще одной из особенностей артэонов данных им Духами была дарованная каждому из них возможность самоотключения, как средство спасения от ненужной боли. Заложенный в каждого артэона механизм самоотключения или самоликвидации приводился в действие нововведенной функцией мозга. Артэон по желанию мог щелкнуть внутри себя невидимый тумблер, и моментально покинуть этот мир. Военные уставы артэонских армий предписывали: «В случае получения физического повреждения при условии невозможности его устранения в полевых условиях, в непосредственное время проведения боевых действий, такому солдату присвоить статус выведенного из строя. Выведенному из строя рекомендуется: с целью устранения неудобств для своих сослуживцев связанных с необходимостью своей транспортировки в безопасное место, что может повлечь их гибель, получение аналогичного неустранимого физического повреждения или невозможность достижения целей боевой операции,
выведенному из строя рекомендуется самоликвидироваться». Ввиду особой важности данной битвы для обеих сторон, раненные или выведенные из строя согласно военным уставам, чтобы не причинять неудобств своим сражающимся боевым братьям самоотключались во имя победы, падали на землю бездыханными трупами. Поэтому традиционных наполняющих поле битвы криков умирающих и раненных слышно не было.

* * *

        Где-то среди дыма клубами исходившего с поля битвы, в армидейском золотистом бронекостюме, засыпанный пеплом, в полубессознательном состоянии Вэйнон, бездвижно лежал на спине. Он прибывал где-то на грани между сном и реальностью. То погружался в вышедшие из-под контроля мысли, то на несколько вдохов приходил в себя, ощущал свое тело, видел облака, проплывающие в небесной выси. Эти скачки не давали ему постностью отключиться, за счет чего он впервые за долгое время, можно сказать, видел сны, что казалось невозможным. Впервые за долгое время, погрузившись в глубины себя, он видел наиболее яркие обрывки воспоминаний из своей наполненной насилием жизни. Будто уставшее ждать его сознание разом пыталось напомнить ему о моментах прошлого, о которых он забыл. Мысленно проходя через пережитое, наяву он в основном бесконечно щурился и постанывал от боли, которой было много в его жизни. Вновь переживая ужасы военного прошлого: обучение основам военного ремесла невыносимым адом обрушившиеся на него в пятнадцать лет, разрозненный войнами дикий юг со всеми его прелестями, лишь на секунды он погрузился в
эйфорию. Кошмары отступили, и он увидел образ девушки, она прекрасна и очень ему дорога, но он не может четко разглядеть ее. Образ этой красавицы является ему нечетким и размытым, будто пришедшим из снов. Лишь ее голос звучит отчетливо. Вдруг все видения замолкают, и в тишине его начинает заполнять чувство вины за все содеянное.
        Окончательно вернувшись в свое сознание, снова безвозвратно оказавшись в тяжелой реальности, он медленно восстанавливал контроль над своим телом. Шевеля пальцами руки, тяжело открыл глаза, снова быстро захлопнув их из-за сильной боли причиненной ярким светом дневного солнца. Голова трещала как с сильного похмелья, в ушах стоял гул, не считая боли во всем теле. Позже привыкнув к солнечному свету все-таки открыв глаза, от жуткой боли сковывающей голову он опять защурился. Забрало его шлема было перекошено на левую сторону, и держалось лишь правым креплением. Удар, лишивший его сознания, был такой силы, что его плотно прилегающий к голове шлем помялся и зажал череп, что и вызывало боль.
        В итоге сумев удачно поднять веки и осмотреться, от увиденного Вэйнон пришел в ужас. Его пульс участился, зрачки в ужасе расширились, тело налилось свинцом. Он резко захлопнул глаза. Ведь лежал он на поле брани со всех сторон окруженный солдатами СБК. Это моментально привело его в чувства. Окружавшие его потрепанные битвой враги стояли, молча вглядываясь в сторону востока, как будто ожидая чего-то, не обращая на него никакого внимания, видя в нем очередной вражеский труп. Он автоматически притворился мертвым, буквально перестав дышать, дабы не выдать себя. К нему медленно приходило осознание, того что он раненный лежит все еще в чертовом Мак-Тауред от чего его голова и без того сдавливаемая шлемом который он теперь даже снять не мог, заболела еще сильнее.
        Позволив себе немного паники, затем выровняв дыхание, заставив себя забыть ценность собственного существования, теперь думая лишь о том, как умереть с пользой, Вэйнон начал осторожно шарить руками вокруг себя в поисках оружия. Из оружия ни у него, ни на земле вокруг, ничего не оказалось. Как назло среди мертвого сожженного поля заваленного телами солдат и их оружием он лежал на сохранившемся маленьком зеленом травяном кусочке, который не коснулось ни пламя, ни проливаемая над полем все утро кровь. Как артэон запросто заблокировав все эмоции, оставив только бессмысленно бьющееся в груди сердце, в своем хладнокровии он не придумал ничего лучше как подняться и выхватить оружие у рядом стоящего врага, а после сразиться с ними, унеся их с собой как можно больше. Все равно он уже труп, более ловкий враг сразил его в ходе равной схватки, он проиграл, только непонятно зачем выжил, зачем нужно было все это продолжение? Нужно было быстрее со всем этим заканчивать.
        Вэйнону все же, в какой-то мере повезло — он лежал на окраине остатков вражеского строя. Сзади него сидели, держась за головы только несколько контуженых вражеских солдат, и постанывая, лежали раненные. Все еще мобильные враги, стоявшие спереди и по бокам, были увлечены восточной частью долины, всматривались туда, не отводя глаз. Отовсюду доносились звуки тяжелого дыхания, стоны боли, измазанные сажей поверх своей темно-синей брони, они были измотаны битвой. Тихо встав на колени, Вэйнон в ту же секунду почувствовал холодную сталь ножа у своего горла. Сорванный хриплый голос произнес: «Не дергайся. Эй, ребята смотрите сюда!». Моментально свыше десятка лезвий мечей и копий уставились в Вэйнона, несмотря на это он спокойно, наконец, стянул с себя ненавистный шлем, выбросив его куда подальше. Шлем грохотом стальной болванки покатился по земле, а Вэйнон с легкостью вздохнул и вытер покрытое пеплом лицо. Ему было тридцать девять лет, как и все солдаты Армидеи рожденный воином ростом он был за два метра. В этом мире люди не делились на расы и были представлены единым человечеством. Имелся базовый вид
(европеоидная раса)  — основная часть человечества и генные реанимации — исключительные крайне редкие проявления людского многообразия. Иногда в один раз из тысячи у людей базового вида в силу неведомых причин рождались представители иных человеческих рас. Вэйнон относился к реанимации первого вида (негроидная раса)  — темнокожий, темноволосый и темноглазый. Даже среди двухметровых армидейских солдат он казался громилой. Из-за темного цвета кожи его боевой окрас на лице был нанесен белым цветом.
        — Давайте отрежьте мне голову и дело с концом, или кто-нибудь придумает что-то более оригинальное? Не стесняйтесь, вы победили,  — нес в безысходности Вэйнон, пока его не прервало стандартное: «Заткнись!» и лезвие сильнее не вдавилось в горло. Решив не прибегать к трусливому самоотключению, он закрыл глаза, приготовившись встретить смерть достойно. «Чего стоишь, режь его!»  — раздалось из толпы. «Да ведь он вроде как безоружный. Свой же ведь, артэон, да еще без оружия. Как-то неспортивно это»,  — произнес державший нож у горла. Вэйнон воспользовавшись ситуацией, демонстративно поднял руки вверх, показывая, что они пусты. «Мы никому не расскажем, давай быстрее!»  — донеслось сквозь смех окружающей толпы. Держащему нож у горла высмеиваемому сослуживцами было достаточно лишь немного дернуть рукой, чтобы крепко вдавленное лезвие рассекло горло. «Стоп, стоп, стоять!»  — раздалось со стороны. Толпа расступилась, и Вэйнон увидел солдата в шлеме отличном от остальных. В случае необходимости все его лицо могла укрыть стальная маска, сейчас раздвинутая по бокам шлема. Он точно не рядовой, хотя офицерские
знаки различия у него отсутствуют. По артэонам сложно определить возраст, ведь их старость кроме белизны волос практически не выделяется. С артэонами-солдатами все проще. По лицу, взгляду и изношенности можно было сказать, сколько он повидал, то есть сколько служил. На вид этому солдату чуть больше тридцати, на первый взгляд он вроде походит на матерого прожженного вояку, ведь в его глазах застыло самое настоящее безумие. На его лице под слоем сажи и высохшей крови аккуратно подстриженная маленькая бородка.
        — В разгаре битвы я видел, как один из них нашему раненному вырезал ему язык так просто ради развлечения. Как говориться: кровь за кровь. Обычаи диких предков надо соблюдать,  — устало с сокрытым внутри безумием произнес он, медленно приближаясь к Вэйнону, достав армейский нож, мутное лезвие которого переливалось на солнце. Подойдя к Вэйнону, он схватил его за волосы, заломил ему голову назад и тихо произнес: «Ничего личного дружище, это война». Посмотрев Вэйнону в глаза, он вдруг остановился, затем задумчиво, произнес: «Я знаю тебя? Что-то у тебя рожа какая-то знакомая»,  — не отпуская волос Вэйнона, уперев лезвие ножа ему в лицо, задумался этот одетый в необычный шлем очередной безумец. «Мы с тобой не воевали вместе, не помнишь меня?»  — он отчего-то всерьез озадачился личностью Вэйнона. Понятно, обе эти армии давно были союзниками и естественно многие солдаты друг друга знали. И этот безумец видимо боялся, убив Вэйнона прикончить одного из своих бывших военных товарищей.
        — Я Вэйнон, может, слышал?  — тихо с ножом у лица произнес здоровяк.
        — Ах да, да все теперь вспомнил!  — заулыбавшись, сказал странный офицер без знаков различия на броне. Отпустив волосы Вэйнона, он обратился к окружающим солдатам: «Ребята у нас тут знаменитость, это же легенда армидейской СВБ (Службы Внешней Безопасности), опытный убийца. Меня-то не узнаешь?». В ответ Вэйнон отрицательно покачал головой. «Меня зовут Кэйбл я тоже спецагент, как и ты, но только СВБ Арвлады, твой коллега белокаменного разлива. Ну как же, мы с тобой последний раз в Альфе (Альфагейт — пограничная военная база Арвлады) пересекались. В футбол играли постоянно. Мы вас натягивали все время!»  — будто позабыв об окружающем кошмаре, или просто привычно относясь к царящей атмосфере, этот Кэйбл улыбался и вел разговор спокойно и расслаблено.
        — Ну, помню что-то такое,  — учитывая положение, был серьезен в отличие от своего собеседника Вэйнон. Кэйбл ненадолго задумался. «Отпустите его ребята, пусть идет, будет мне равным соперником. Вон они твои стоят»,  — указывая в восточную сторону долины, произнес Кэйбл. Один из солдат начал обыскивать Вэйнона, но Кэйбл остановил его: «Не надо, было бы у него оружие, он бы с нами не разговаривал». Солдаты СБК расступились, и Вэйнон увидел метрах в трехстах впереди остатки армидейского воинства, сияющие на солнце золотистыми доспехами, отчего его сердце сжалось. Вид дружественных солдат в этом кошмаре вызвал в нем радость несравнимую ни с чем. Встав с колен, он молча, стараясь не смотреть по сторонам под свирепыми взглядами толпы вражеских солдат пошел к своим. «Ну ладно до встречи»,  — услышал он сзади голос Кэйбла. «Ага, ребята и вам удачи»,  — ответил Вэйнон.
        Избежавший бессмысленной смерти, от этого переполняемый счастьем, Вэйнон направился к остаткам армидейского строя. Стоял обычный солнечный день весны, предвещавший наступление лета, такой обычный, будто желавший всем своим видом показать, что за холмами Мак-Тауред для всего остального мира он ничем не отличался от других. Застывшее в тишине поле брани раскрывало перед Вэйноном свои «красоты». Над полем возвышались нелепо покосившиеся колышущиеся на ветру знамена обеих сторон беспорядочно оставленные вонзенными в землю в разных местах. Он проходил по месту, где шла начальная «линия фронта», теперь здесь лежали горы трупов и искореженного металла бронекостюмов сожженные адским пламенем. Земля была буквально испепелена, и горела бы до сих пор, если бы не обрушенный магами ливень, оставивший повсюду лужи, местами укрывшие водой тела погибших. Холмы Мак-Тауред на которые перекинулось пламя битвы все еще дымились, испуская клубы белого дыма. Спасшая от адского пламени дождевая туча, искусственно сформированная пришедшими с армидейцами боевыми магами, павшими в битве, сейчас полностью рассеялась, оставив
над долиной атмосферную аномалию в виде облачного кольца.
        Остатки обеих армий, уставшие измотанные солдаты замерли друг напротив друга на расстоянии пары сотен метров. Все от того что в финале битвы переросшей в неконтролируемую бойню обе стороны собрали воедино остатки своих сил чтобы дружно кинуться на оставшегося врага. Но будучи измотанными и обессиленными увидев перед собой аналогично сгруппировавшиеся остатки вражеских сил, обе стороны решили занять оборону и вместо нападения дождаться, пока враг нападет сам, в итоге так и, оставшись стоять в ожидании, устраивавшем обе стороны в виду отсутствия сил. Пока враг не уничтожен уйти было нельзя, но и сил для схватки не было, поэтому солдаты не зная как быть, так и стояли на безопасном расстоянии, замерев в ожидании последнего рывка от противника.
        По пути Вэйнон оценил силы, своих осталось двести с плюсом, врагов чуть поменьше. Он чувствовал необычайный прилив сил и тот шанс, что выпал решил использовать на полную. С самого начала ему не давала покоя боль в нижнем правом боку, на ходу он нащупал пробоину в бронепластине, под которой кровоточила рана. Времени на себя у него не было, однако кровопотеря обязывала торопиться, меньше всего ему хотелось потерять сознание в решающий момент.
        В остатках армидейского строя многие узнали приближающегося Вэйнона. С его приближением ряды армидейцев оживились, некоторые заулыбались и хоть немного поднялись духом ведь его наличие пусть даже незначительно, но увеличивало их шансы на выживание. Подойдя Вэйнон, не выдержал, расплывшись в улыбке. «Здорово Вэйнон!»  — послышалось из строя. «Ага, здорово мужики, что отдыхаете?!»  — улыбался он.
        — Каким образом ублажил их, да так что они тебя отпустили?  — в шутку спросил выходящий из строя лейтенант.
        — Ой, даже вспоминать не хочу, скажем, так пришлось немного размять свои губы!.. Чтобы заболтать их!  — пытаясь быть ироничным, ответил Вэйнон.  — Да нашелся какой-то «мой равный соперник», так он назвался, решил отпустить, чтобы сразится на равных, когда все начнется,  — пояснил Вэйнон. Подошедший к нему из строя лейтенант, отдав воинское приветствие, представился: «Сэр, я лейтенант Канн, сейчас уже и не помню чем здесь командовавший, но по штату зам. ком. роты морской пехоты».
        — Кто еще из офицеров остался?  — спросил Вэйнон.
        — Еще один майор, но он ранен в ногу, поэтому пока лежит, но биться сможет. Еще один, сэр,  — лейтенант неуверенно замолчал.  — По-моему, полковник, в общем, странный старикашка, лазает там за строем, ведет себя неадекватно. Ну и все больше никого не осталось,  — закончил докладывать лейтенант.
        — Да, не густо — произнес Вэйнон, проходя через строй, осматривая бойцов. Вокруг, как и в рядах СБК все были уставшие и измотанные, застрявшие здесь, не имеющие права уйти, пока враг не добит. Их изначально блиставшая золотом броня, как и их лица, была измазана смесью из сажи, грязи и засохшей крови. «Ничего ребята они выглядят также плохо, как и вы!»  — пытался хоть как то разбавить тяжелую атмосферу Вэйнон, в ответ многие заулыбались. «Эта выдохшаяся кучка вражеских остатков — последнее, что отделяет нас от дома. Сейчас быстренько перебьем их и пойдем, подальше от этого проклятого места. Одна маленькая стычка, вот и все. После того что мы пережили ничего нового для нас уже не будет. Так ведь ребята?!»  — продвигаясь через строй Вэйнон обращался ко всем солдатам разом. «Так точно сэр!»  — разом донеслось отовсюду.
        Двигаясь через строй Вэйнон натолкнулся на одного странного сержанта, сидящего на двух сложенных друг на друге вражеских телах, полирующего до блеска лезвие своего меча. «Сэр!»  — подскочил сержант, увидев подошедшего к нему Вэйнона. «Сиди, сиди, не обращай на меня внимание. Молодец, забота о вверенном оружии одна из главных обязанностей солдата»,  — вынужденно изображая из себя заботливого офицера, произнес Вэйнон. «Вообще-то меч не мой, мой я даже не знаю где. Этот трофейный, видите белокаменный»,  — сев он показал Вэйнону меч. «Все равно молодец»,  — улыбался Вэйнон. «Кстати, всем начистить мечи, не так чтобы до блеска, просто чтобы лезвие было чистое, чтобы никакой налипшей грязи не было. Ведь от боевых характеристик вашего оружия зависит ваша жизнь»,  — во весь голос он обратился к остальным солдатам. «Так точно»,  — раздалось отовсюду, но при этом никто даже не пошевелился. «Ненавижу работать с личным составом»,  — тихо пробормотал Вэйнон, недовольно разглядывая это «непослушное стадо» сейчас окружающее его.
        Продолжая дальше осматривать остатки строя, Вэйнон увидел солдата, одиноко бродящего по полю брани метрах в двадцати в стороне от всех. «Эй, боец!  — окрикнул его Вэйнон.  — Ты, что конечность потерял?»  — добавил он, когда тот оглянулся. «Да нет мои вроде все при мне. Я меч потерял, а ведь это оружие табельное, он за мной по штату записан»,  — ответил солдат. «Ты что! В такой копоти ты его не найдешь, такой пожарище ведь был»,  — донеслось откуда-то из-за спины Вэйнона.
        — Да нет тут дело не в этом,  — произнес себе под нос Вэйнон, быстро направившись к потерявшему меч солдату, чье лицо как у маньяка психопата было полностью залито засохшей кровью. Вэйнон подойдя к нему, спросил: «На лице кровь твоя?».
        — Нет, сэр, вражеская,  — слегка заторможено ответил солдат.
        — Ранение не получал?  — посмотрев ему в глаза спросил Вэйнон. «Никак нет»,  — ответил солдат. «Так тише стой спокойно»,  — сказал Вэйнон, расстегнув ремешок, державший его слегка погнутый шлем, который затем аккуратно снял. Снятие шлема разорвало засохшую кровавую корку раны оставшейся на голове солдата, в результате чего кровь хлынула с новой силой. «Медик! Ну, в смысле медики есть?»  — крикнул Вэйнон, в ответ тишина. На крики Вэйнона из строя прибежало несколько человек. Вэйнон велел им найти трупы медиков и собрать все, что только можно. Сам он достал из подсумка бинт, приложив к голове раненного солдата полностью весь рулон. «Зажми его рукой,  — сказал Вэйнон, оставляя бинт на ране.  — Сейчас мы тебя перевяжем. Так у тебя дружище голова пробита. А говоришь кровь вражеская!»  — улыбнувшись Вэйнон, взял травмированного не отдающего себе отчета в действиях солдата под руку и повел его к строю.
        Вэйнону доложили о еще одном чудике, одиноко гуляющем по полю среди трупов, где-то позади строя. «Я вам, что командир что ли?!»  — возмущался про себя Вэйнон, но офицерский долг его обязывал, тем более в финальной схватке пригодиться каждый выживший. Он отправился проверить, что это там за очередной чудик дай бог, чтобы крайний. На поле брани за строем одиноко стоял еще один армидеец, только этот уже выглядел необычно. Помимо брони на нем наспинный плащ красного цвета, свисавший до земли, сверху прикрытый трофейной медвежьей шкурой, шлем у него отсутствовал. «Тот странный офицер, о котором вначале сказал лейтенант как его там»,  — вспомнил Вэйнон. Еще не подойдя Вэйнон, издалека узнал своего старого знакомого. Это был старый полковник по фамилии Смидс, волосы которого стали белеть от артэонской седины, сам начальник штаба морской пехоты Армидеи, как и все добровольно оказавшийся здесь. На изношенном лице полковника снизу свисала ухоженная по-армейски ровная борода, при этом усы отсутствовали. Он стоял спиной к строю по колени в грязевой луже, выражение его лица замерло в скорби, в глазах зияла
пустота, он застыл, глядя на открывавшийся перед ним «пейзаж». Несколько квадратных километров заваленных телами солдат распростерлись перед ним. В основном это были средние ряды армидейцев, попавшие под лавины стрел еще в самом начале, и немного солдаты СБК прорвавшиеся сюда в финальной бойне. Из тел торчали стрелы и копья, в двух метрах от полковника тело одного юнца пронзенное тремя стрелами замерло в позе на коленях.
        — Полковник Смидс!  — окрикнул его Вэйнон.  — Почему без шлема? Почему нарушаем форму одежды в полевых условиях?  — Хочешь поговорить Вэйнон? Хорошо, тогда как успехи?  — не поворачиваясь, узнав собеседника по голосу, сказал полковник.  — Неплохо, штук одиннадцать вражеских трупов это точно, плюс по мелочи в компании с другими, может вместе человек тридцать наберется. А у вас как?
        — По твоим меркам двое точно, вместе человек десять,  — все также, не поворачиваясь, задумчиво говорил полковник.
        — Зачем сюда приперлись, ведь вы же стратег, вы должны сидеть там, в тепле и планировать все это, а не участвовать лично,  — подойдя к полковнику, сказал Вэйнон.
        — Посмотри на них Вэйнон, все ведь молодые, ведь им еще жить и радоваться, средний возраст двадцать — двадцать пять лет, а они уже куча трупов. Бессмыслица какая-то,  — никак внешне не реагируя на присутствие Вэйнона, произнес полковник.
        — Да ладно первый раз что ли?
        — Видимо сказался мой длинный перерыв. Лет десять я ничего подобного не видел. Ты прав, и лучше бы уже не видел никогда.
        — Как говориться: «Война дело молодых». Зато они никогда не узнают что такое морщины!  — в одиночку усмехнулся Вэйнон.  — На мой взгляд, все логично. Кому еще отдавать жизни в бесконечных войнах как не существам в этой жизни еще не пустившим корни, ничего не создавшим и не имеющим? Пока они молодые — они бесформенные, поэтому они ресурс в руках породившей их системы,  — стоя позади полковника, произнес Вэйнон, после неудавшейся шутки стараясь звучать как можно серьезнее.
        — Ну а тогда мы с тобой старые хмыри почему выжили? Почему стоим здесь и смотрим на них, разве мы не должны лежать вместе с ними?  — произнес старый полковник, повернувшись к собеседнику стараясь заглянуть ему в глаза.
        — Это уже лишнее товарищ полковник. Из всех офицеров остались только мы да еще один лейтенант. Всех нас потрепало. Это же война. Кто выживет, а кто умрет, решает случай и грубая сила. Нам повезло или мы оказались сильнее. В любом случае бессмысленно корить себя за то, что выжил, только не в этой битве. Ведь все они пришли сюда по собственному желанию, им, видите ли, надоело терпеть друг друга, решили силами помериться, вот и оказались здесь,  — сказал, опустив глаза Вэйнон.  — Я вообще больше один люблю работать, только за себя отвечая, а нянчится с личным составом просто ненавижу. Поэтому и смотрю на эти трупы всегда спокойно. Я к ним никакого отношения не имею.
        — А я один из старших офицеров корпуса морской пехоты, значит, я виновен в смерти этих солдат. Но что я мог сделать?  — не сводя взгляда с поля брани, сказал полковник Смидс.
        — Да ладно не усложняйте вы все так.
        — То есть это была не битва, а просто выяснение отношений между фанатично настроенными подростками двух разных обществ. Все эти ребята пришли сюда чтобы доказать свою силу зарвавшимся друзьям. Они погибли ни за что. Понятно у них мозгов нет. Все мы здесь в Малдуруме чудовища, какой с нас спрос за наше безумие? У меня только один вопрос: почему наше командование это допустило? Почему нам дали свободу, ведь мы дикие псы, нас отпусти, мы разорвем друг друга. Почему нам позволили прийти сюда и устроить все это?
        — Это выяснение отношений назревало давно. Или они будут постоянно бить друг другу морды где-нибудь на складах в базах совместного дислоцирования. Или один раз собраться и в большой битве раз и навсегда выяснить кто сильнее.
        — Думаешь, эта битва дала какие-то ответы?  — глядя на поле трупов, будто спрашивал сам себя старый полковник.
        Минут пять они стояли молча, в тишине всматриваясь в безмолвное поле. Подул легкий ветерок, принесший запах дыма, где-то на востоке собирались тучи. «Ладно, пойду я, а ты старик здесь побудь, мы сами закончим. Хорошо?»  — будто боясь вспугнуть тишину, как-то тихо произнес Вэйнон. «Нам нужно уходить отсюда, нечего нам здесь больше делать, хватит крови!»  — с мольбой в глазах отреагировал полковник. Вэйнон резко развернулся и начал уходить, на ходу ответив: «Да старик скоро пойдем, еще немного осталось».
        Сначала решив вооружиться, Вэйнон двинулся к месту, где контуженый солдат безуспешно искал свой меч, именно там было наибольшее ближнее скопление трупов и оружия соответственно. Он хотел подобрать себе какой-нибудь меч, но затем остановился, вспомнив про свой Экрос, отчего недовольно сморщился.
        Вэйнон был настоящим профессионалом в своем деле, он мог по году не возвращаться из командировок, прозябая в зонах конфликтов с труднопроизносимыми названиями за южным периметром. За свои заслуги три года назад он был награжден, на этот раз не только медалью, но и личным именным оружием — мечом Экросом — подарком Фросрея — одного из трех светлых магов Хранителей Преферии, живущего в Армидее среди артэонов. Экрос был увесистым, большим мечом, но в руках хозяина его вес не ощущался. Его лезвие вдоль дола было разукрашено узорами черных линий, и при произнесении хозяином специального заклинания начинало святиться ярким светом, разгонявшим любую темноту. Экрос не требовал систематической заточки, как и любого другого ухода. Любая грязь, в том числе и вражеская кровь, испарялась с его лезвия, поэтому оно всегда блестело. И главным качеством, заложенным в Экрос создавшим его магом, была возможность самовозврата после произнесения хозяином его имени. При всех качествах своего меча Вэйнон не любил его, он вообще не любил выделяться, ведь именно Экрос был главным элементом его звездного статуса в рядах
армидейских вооруженных сил. Этого «огромного резака» он вообще боялся, также как и этого самовозврата. В то же время отказаться от этого меча он не мог, ведь это подарок уважаемого им мага. Он потерял его в разгаре битвы, потому как в действительности не особо ценил.
        Вэйнон оказался перед сложным выбором. Подобрать простой меч или призвать свой ненавистный Экрос? В итоге пришел к выводу, что у него нет выбора. Боевой дух солдат на нуле. Удержать бойцов от отчаяния его задача как офицера в силу обстоятельств оставшегося за старшего. Его появление и без того немного их приободрило, а это шоу с самовозвратом Экроса может отвлечь их, заставить улыбнуться, быть может воспарить духом вопреки давящему окружению.
        — Так ну-ка расступитесь!  — крикнул он. Под пристальными взглядами окружающих солдат он поднял правую руку вверх и во все горло прокричал: «Экрос!». Затем защурился и крикнул: «Мама!» услышав как откуда-то сбоку, с огромной скоростью прорезая с характерным звуком воздух, вращаясь, к нему несется его «огромный резак». Он поймал прилетевший сам собою меч за середину лезвия, из его ладони потекла кровь. Раздались аплодисменты, свист и улыбки. Вэйнон сжал ненавистный и неизбежный меч сильно, как только мог, дав лезвию сильнее разрезать руку. «Ну, привет Экрос»,  — он без радости смотрел на лезвие огромного как он сам меча. Эта стальная разукрашенная громадина казалась ему какой-то неуместно громоздкой, бессмысленной. Оружие, по его мнению, должно быть проще. Сильнее разрезав руку, он наблюдал, как его голубая кровь испаряется с лезвия не успевая принять естественный красный цвет. Нужно заметить еще одну особенность артэонов, их кровь, сочась из живого тела, первые мгновения имела светло-синий оттенок и лишь затем, остывая приобретала привычный красный цвет.
        Из строя послышалось: «Они зашевелились!» «Враг пришел в движение!». «У них движение сэр!»,  — глядя на Вэйнона, закончил череду выкриков один из солдат. По пути взяв с одного из трупов несколько метательных кинжалов, быстро растолкав их по закрепленным на ремне подсумкам, встав во главе остатков армидейцев, Вэйнон обратился к строю: «Ну что готовы уничтожить их?». «Так точно сэр!»,  — все как обычно крикнули разом.  — «Скоро мы пойдем домой!»  — сказал Вэйнон с улыбкой, развернувшись лицом к врагу.
        Истекая кровью, харкая ею изо рта, опираясь на копья и плечи стоявших на ногах сослуживцев, со звериным рычанием, бешенными от боли глазами, с земли поднимались раненные, рвущиеся участвовать в финальной схватке. «Луки наизготовку!»  — скомандовал Вэйнон. «Какие луки?  — недоумевающе послышалось сзади.  — У нас нет боеприпасов, все же ведь израсходовали, сэр». Такой ответ застал Вэйнона врасплох. «Вот придурки!»  — возмутился он про себя. Хотя почему придурки? Они просто «стадо», без команд и указов командира им на все плевать. Это его вина как офицера в силу обстоятельств выполняющего обязанности командира. Он должен был первым делом велеть рядовым собрать все стрелы с тел, погибших сослуживцев. Это он забыл, это он недоглядел. «Ну, теперь стойте и надейтесь на то, что враги оказались такими же тупыми как мы»,  — пробормотал он себе под нос. «Да и вдобавок выперся сюда без шлема, ну точно придурок, сам виноват»,  — сокрушался он про себя, замерев в ожидании лавины вражеских стрел.
        Прошло пять минут, никакой лавины стрел не последовало. Не последовало вообще ничего. Из темно-синего строя вышел только один его представитель, который размахивая белым флагом, не спеша направился через поле брани в сторону армидейцев. По мере приближения одиночки вышедшего из вражеского строя, машущего белым флагом, Вэйнон узнал в нем своего «равного соперника». Тот, дойдя до средины, демонстрируя свою безоружность, жестом позвал удивленного Вэйнона к себе. «Что это за урод? Может это ловушка?»  — послышалось сзади. «Нет, это мой новый знакомый, мой коллега. Тот, кому я теперь обязан. Он, наверное, окончательно свихнулся, но все-таки сохранил мне жизнь. Пойду, поговорю с ним, узнаю, чего он хочет. Стойте здесь, без меня не начинайте»,  — уже на ходу договорил Вэйнон.
        Стоя посередине меж остатков двух армий, не дождавшись пока Вэйнон подойдет к нему Кэйбл начал кричать издалека.  — Ты военный преступник, почему без шлема?!  — улыбнулся он.
        — Чего разорался, контузило что-ли?  — оставался серьезным Вэйнон.
        — Да нет. Просто заблаговременно хотел показать тебе свой дружелюбный настрой. А то мало ли. Набросишься не меня еще!  — Кэйбл улыбался, было понятно, что он чего-то хочет, специально разбавляет обстановку.
        — Я бы и рад надеть шлем, но как-то брезгую с трупов. Да еще лазить искать по размеру себе. Да ну, проще так,  — Вэйнон не разделял улыбки собеседника.  — Зачем выперся из строя. Чего хотел-то?  — истекая потом на жарком солнце, решил перейти к главному Вэйнон.
        — Я хотел этой беседы. Ведь ты как я полагаю теперь их старший офицер?
        — Да я,  — ответил Вэйнон не став упоминать полковника Смидса.
        — Отлично. Знаешь Вэйнон…  — переходя к самому главному, вдруг забился в нерешительности Кэйбл.  — Я ведь такой же, как и ты. Вечно неприкаянный, без цели и смысла. И все по собственной воле. Все как у тебя. Меня никто не ждет, я не знаю, за что воюю. И моя жизнь лежит в руинах,  — немного стеснительно говорил он. Но как бы это не звучало, по-иному свою жизнь он описать не мог.
        — И сколько у тебя рекорд?  — наконец смягчил свой тон Вэйнон.  — Я имею в виду пребывание в командировке… за периметром?
        — Да какие там рекорды!  — засмеялся, отвернув взгляд в сторону Кэйбл.  — Я уже пять лет не бывал дома. Шатаюсь по погранзаставам как бродяга. Жду своего часа. В отличие от тебя у меня вообще, вообще ничего нет.
        — Твое безумие глубже моего!
        — А ты то, как докатился до жизни такой? Скорее всего, все как обычно? Все из-за какой-нибудь там «нее» и этой долбанной несостоявшейся любви?
        — Да, скорее всего все, как и у тебя!  — смущенно сознался Вэйнон.  — Удивительно, почему мы не начали этот разговор раньше,  — сказал Вэйнон, посмотрев в глаза собеседнику. Вражеская кровь, которой Кэйбл в бою забрызгал себе лицо, высохла, оставив только красные круги под его глазами. Всю жизнь Вэйнон считал себя одиночкой, которого никто в этом мире не сможет понять. Его сумасшествие было только его ношей. Но тут среди этого мертвого, обезображенного места он вдруг встретил родственную душу, того кто возможно мог бы понять его. И как ирония судьбы: единственного душевного собеседника он встретил в шкуре врага. Битва должна быть окончена, ради победы, которая ценнее всего Вэйнон должен его убить или умереть сам, по-другому никак.
        — Ты имеешь в виду, почему мы не знали друг друга раньше? Почему, я знал тебя. Ты Вэйнон, обладатель Экроса, легенда армидейских спецслужб. Это ты не знал меня. У нас политика совсем другая. Это у вас в Армидее вас прославляют, превращают в легенды при жизни, возвышают в глазах молодежи. Даже небылицы придумывают, только чтобы молодым правильный пример подать. И чтобы вы себя чувствовали значимыми, чтобы чувствовали благодарность страны, которую защищаете. У нас наоборот все держится в тайне. Все имена спецагентов, личные данные, заслуги, все засекречено. Потому что руки у всех по локоть в крови. Кто таким дерьмом гордиться будет? Официально мы никаких спецопераций на юге не проводим, революции не устраиваем, тиранов не свергаем.
        — То есть, по-твоему, для нас это как игра, как для младших, глупых братьев, а основную работу делаете вы?
        — Я ни в коем случае не принижаю твои заслуги или твоих коллег. Факт что без вас мы бы не справились.
        — Так если ты знал обо мне. Почему не начал этот разговор раньше?
        — Зачем? Для чего? Сдались мы друг другу. Ведь в этом наша с тобою суть — нам на все и на всех наплевать. Для нас этот мир конченный,  — Кэйбл рассмешил Вэйнона.
        — Мне тебя теперь даже убивать жалко!
        — Да брось! Ведь мы оба ищем смерти,  — после этой его фразы Вэйнон согласно тяжело вздохнул.
        — Да,  — согласился здоровяк Вэйнон на голову превышающий своего собеседника,  — избавление от последнего страха. Так ты просто познакомиться хотел?
        — Нет,  — Кэйбл закивал головой,  — разумеется, нет. У меня есть к тебе деловое предложение! Раз мы оба спецы и остались за старших для наших ребят. Я хочу предложить тебе вариант как нам быстро и без особых проблем выйти из этой идиотской ситуации. Пусть исход этой битвы решит наш с тобой поединок. Кто выиграет тот и принесет победу своей армии. Зачем пацанам зря помирать. Ну что скажешь?
        — Конечно, давай. Хорошая идея,  — без особых раздумий одобрил Вэйнон.
        — Ну, значит, договорились,  — едва успев договорить, Кэйбл развернулся и пошел обратно.
        — Эй, ты куда? Или тебе нужен какой-то особый ритуал? Давай все решим по-быстрому,  — окрикнул его Вэйнон.
        Кэйбл остановился и с улыбкой посмотрел на Вэйнона. «Ты меня пугаешь Вэйн! А разве с ними,  — Кэйбл кивком головы указал в сторону армидейского строя,  — тебе поговорить ненужно, ну там спросить у них согласны они или нет?».
        — Ах да. Что-то я туплю сегодня. Наверное, это меня по башке так крепко саданули,  — оправдавшись Вэйнон направился обратно к своим, пока Кэйбл провожал его взглядом.
        — Он просил нас о пощаде?  — еще на подходе к своему строю услышал Вэйнон.  — Странно слышать это от того кто сам еще мгновение назад стоял на волосок от смерти в облике лавины стрел,  — глядя на задавшего вопрос солдата ответил Вэйнон.  — Каких еще стрел?  — с недоумением снова спросил тот же солдат. От этого вопроса Вэйнон внутренне просто вскипел от злости: «Не надо меня злить»,  — сквозь зубы процедил он, злобно глядя на ничего непонимающего не умеющего держать язык за зубами рядового. «Значит так!  — во весь голос Вэйнон обратился ко всему строю.  — Его зовут Кэйбл он мой коллега из СБК. Он предложил мне сразиться с ним, чтобы установить победителя этой битвы. Лишь мы вдвоем сойдемся в схватке, и тот из нас кто победит принесет победу своей армии. Вариант, при котором вам не придется рисковать своими жизнями. Ведь для меня как для офицера главная задача есть достижение победы с наименьшими потерями личного состава… Ла-ла-ла. Бла-бла-бла! Ну, еще можно было добавить что-то типа: и мои погоны обязывают меня, прежде всего, вернуть вас домой живыми. В общем, вы меня поняли. Я хочу спросить: есть
ли в этом строю безумцы готовые ответить «нет» на предложение господина Кэйбла?  — В ответ тишина.  — Я так и думал»,  — едва успев не надорвать голосовые связки, закончил Вэйнон.
        — Сэр, а они запаслись стрелами для последнего рывка?  — неуверенно от осознания собственной «труднодоходимости», спросил ранее неудачно задавший вопрос солдат.
        — Не знаю, я не спросил. Не подумал как-то. Тем более это еще один аргумент в пользу принятия предложения от господина Кэйбла,  — глядя на этого солдата, улыбаясь взглядом, сказал Вэйнон. Набрав полные легкие воздуха, Вэйнон снова обратился к строю. «НО вы должны пообещать мне, что в случае моего проигрыша, возможно со смертельным исходом вы несмотря ни на что развернетесь и молча, уйдете домой. Подумайте о том кого вы оставили дома в нормальной жизни вне окружающего нас безумия, это мамы, папы, жены, девушки или как там их — вторые половинки, в общем, все кто ждут вас дома. Умрете здесь, поступите как мужики и это круто, но в действительности будете полнейшими идиотами. Понятно? Ну, в смысле обещаете мне? Обещаете не быть идиотами?»  — видя понимание, как ему казалось, в лицах своих солдат, надрывал голос Вэйнон. «Да сэр», «Так точно»,  — дружно кивая с понимающими взглядами, отвечали солдаты. «Ну ладно я пошел»,  — удовлетворенный положительной реакцией сказал Вэйнон, быстро зашагав в сторону врага. Из строя ему вслед стали доноситься крики: «Порви его!» «Уничтожь его Вэйн!», что вызвало у
Вэйнона улыбку. Впереди на темно-синем фоне остатков вражеской армии к нему также выдвинулся Кэйбл.
        В Преферии, по сути, маленьком материке с трех сторон окруженном вечными водами океана быстрая смена погоды обычное дело и облака, тянувшиеся с востока, уже добрались до Мак-Тауред, спрятав на время солнце, окрасив поле в мрачно-синие краски под стать его нынешнему состоянию. Стоило Вэйнону отойти от строя метров на десять, как солдаты начали сопровождать его пульс синхронными ударами кулаков, рукоятей мечей по щитам и нагрудным бронепластинам. Чувствующий поддержку своих сослуживцев, Вэйнон пришел в невероятное возбуждение, его сердце забилось как сумасшедшее. Перекрутив в руках меч, взяв его удобнее и крепче, он перешел на бег, постепенно ускоряясь и вскоре, уже летел на противника со всех ног. «Короче если он проиграет никакого домой, никто никуда не пойдет. Плевать есть ли у врагов стрелы, разом бросаемся на них и мочим кого сможем, потому что они сделают также в случае проигрыша своего «Вэйнона»,  — крикнул окружающим второй после Вэйнона оставшийся офицер, тот самый зам. ком. роты лейтенант Канн. Его слова расползлись по строю, заглушив ликование и звуки поддержки Вэйнона, от чего в рядах
армидейцев снова воцарилась жуткая тишина.
        Метров за тридцать до столкновения с Вэйноном, Кэйбл перешел на спокойный размеренный шаг, убрав меч в ножны, он демонстративно развел руки по сторонам, показывая отсутствие агрессии, в то время как Вэйнон только набирал обороты. Доведенному до точки кипения здоровяку сейчас было трудно анализировать жесты своего противника. Единственное что до него дошло так это то, что нужно избавиться от оружия по причине безоружности Кэйбла, для чего метрах в пяти от цели Вэйнон набегу воткнул свой меч в землю. Подбежав к Кэйблу, с ходу налетев на него Вэйнон, со всей силы ударил его кулаком по лицу, разбив ему нос. Кэйбл видимо хотел что-то сказать, но снесенный ударом издал лишь нелепый выкрик. Он свалился на четвереньки, из его, в очередной раз сломанного носа, потекла голубая кровь, на воздухе обретающая привычный красный цвет. От такой реакции на удар своего опытного противника Вэйнон остановился в недоумении, не понимая толком, что произошло. Схватившись за нос обеими руками, стоя на коленях Кэйбл начал злобно кричать на Вэйнона: «Какой же ты придурок! Полный дебил! Нужно было и в правду тебя убить,
идиот чертов!».
        — Ты чего творишь? Тренируешь меня что ли, сам предложил драться и сам же не сопротивляешься. Ты, издеваешься просто?!  — Вэйнон искренне пытался понять, что происходит.
        — До тебя действительно ничего не доходит, ты и вправду такой тупой?! Все хватит! Эта битва окончена! Нам всем пора уходить отсюда!  — продолжал кричать Кэйбл, поднявшись с земли придерживая рукой свой окровавленный нос.
        — Ты окончательно свихнулся? Пока мы здесь битва не может быть закончена,  — сохраняя недоумение, ответил Вэйнон.
        — Оглянись назад посмотри на них, благодаря тебе эти пацаны уже гора трупов, которые останутся здесь навсегда. Ты что действительно думаешь, что если кто-то из нас проиграет, то они просто смирятся с поражением и просто уйдут отсюда? Нет! Они тут же набросятся друг на друга, и тупо, бессмысленно сдохнут. Я знаю тебе плевать на себя, но подумай о них. Не будь дураком уводи их отсюда,  — убавив тон, пытался вызвать понимание у своего коллеги Кэйбл.
        — Нет, похоже, это ты нечего не понимаешь, дружище!  — теперь Вэйнон сорвался криком.  — Посмотри по сторонам, посмотри, сколько трупов вокруг, все они погибли ради этой долбанной победы, как мы можем плюнуть на них и вот так просто взять и уйти отсюда? Чтобы их смерти небыли напрасными, да вопросов нет, я готов умереть и лучше остаться тут с ними, чем струсить. И положить,  — жестом показав на остатки армидейцев за спиной, продолжал Вэйнон,  — их всех, если придется, потому что они тоже не просто так сюда пришли!
        — Ты мыслишь слишком примитивно,  — отводя взгляд в сторону, уже спокойно говорил Кэйбл, шмыгая кровью в носу.  — Если мы сейчас не уйдем, и одни из нас добьются этой, как ты сказал «долбанной победы», в этом сражении то, по сути, победой это не будет,  — остановившись, посмотрев на Вэйнона, дав время ему обдумать сказанное, Кэйбл снова продолжил.  — Это приведет к затягиванию и разрастанию конфликта. Те из нас что проиграют, будут желать реванша. Ненависть между нашими солдатами разрастется, из-за чего станет невозможным проведение дальнейших совместных боевых операций, а ты сам знаешь, что в последнее время большинство наших действий за периметром являются совместными. Как следствие потеря контроля над ситуацией на юге станет неизбежной, что сделает бессмысленной всю ту кровь, что мы пролили и ту работу, что там проделали. Если мы доведем эту битву до конца, то все безумие что ты видишь вокруг, это будет еще не все, я тебя уверяю, последует новое. Да и вообще как мы можем здесь убивать друг друга, когда столько зла за периметром угрожает нам, ведь мы должны совместно противостоять ему, ради
нашего общего будущего. Только мирный исход этой битвы положит конец всему этому идиотизму. И если этих трупов вокруг тебе недостаточно, тогда хорошо мы можем продолжить,  — следя за реакцией Вэйнона, говорил Кэйбл.
        — Мы все пришли сюда чтобы доказать что наша армия сильнее. Пришли и умирали ради этого. В споре кто сильнее Армидея или СБК должна быть раз и навсегда поставлена кровавая точка. Среди этих трупов вокруг, для нас с тобой это должно быть делом чести.
        — Наш конфликт вечен, он вытекает из нашей сущности. У нас сейчас есть возможность не поставить точку, а не допустить обострения. Обе наши армии сильны. Все что мы можем так это оставить вопрос открытым.
        — Это сделает все произошедшее бессмысленным.
        — Оно и так бессмысленно.
        — Ты думаешь, мы можем вот так вот просто уйти несмотря ни на что, якобы ради общего будущего?  — приведенный в замешательство словами Кэйбла, сказал Вэйнон.
        — Ну конечно, ведь у нас здесь и сейчас не осталось никаких обязательств кроме предрассудков. Всем нам пора проявить мудрость и возвращаться, домой,  — наблюдая спокойную реакцию оппонента, успокоившись сам, сказал Кэйбл.
        — Конечно, извини за нос, но почему тогда ты мне сразу все это не сказал, когда мы в первый раз встретились, я вот только этого не понимаю. Или ты любишь боль?  — расплывшись в улыбке, спросил Вэйнон.
        — До последнего колебался, ведь поначалу я действительно хотел сразиться с тобой,  — сказал Кэйбл, потирая свой смятый нос.  — Потом, только когда увидел бессмысленные глаза своих солдат, понял что без пастуха их оставлять нельзя. Понял хотя и поздно, что надо и тебя переубедить, но когда ты несся на меня как сумасшедший, хотел, уже было передумать. Хорошо, что ты еще свой меч выкинул. А то сейчас неизвестно что уже творилось бы,  — сказал Кэйбл и они оба тихо расхохотались.
        Сердце Вэйнона медленно успокаивалось он, снова услышал успокаивающий тихий шум ветра в ушах, снова расслабленно смог посмотреть в вечно спокойное для него небо. «Все, тогда нужно уходить от сюда, чего здесь стоять?»  — после небольшой паузы сказал Вэйнон. В ответ Кэйбл одобрительно закивал головой, добавив: «Да конечно, уводи их отсюда, пусть в этой битве победит здравый смысл». Уже уходя Вэйнон, остановился, и задал последний вопрос: «Слышь Кэйбл, а вы стрелами хоть запаслись для финальной схватки?». В ответ Кэйбл замер в оцепенении, понимая, что он совершенно упустил этот момент. Вэйнон видя его реакцию, рассмеялся, и сказав: «Ну ладно пока», пошел обратно к своим. «А вы-то запаслись?»  — окрикнул его Кэйбл. «Да конечно, я как нормальный офицер проконтролировал этот момент, поэтому можно сказать у вас техническое поражение»,  — едва сдерживая смех, не оборачиваясь, ответил Вэйнон. «Ну, это еще не факт»,  — потерянно пробормотал себе под нос Кэйбл. Вэйнон вырвав из земли свой меч, расслабившись, периодически спотыкаясь о трупы, тихо шел обратно к своему строю.
        — И что это такое там было?  — подойдя к своему строю, услышал Вэйнон.
        — Да ладно ребят ну эту войну пойдемте домой, и отметим свое выживание,  — проходя сквозь строй, мимо расступающихся солдат натянув улыбку, сказал Вэйнон. «Ты что охренел, мы сюда не погулять пришли, мы не можем так просто уйти!»  — преградив Вэйнону дорогу, с гневом произнес один из солдат. «Кто-нибудь долбаните его чем-нибудь тяжелым по башке, чтобы он не говорил всякой ерунды»,  — обходя этого солдата, с ухмылкой произнес Вэйнон, надеясь на положительную реакцию от остальных. Но оглядевшись по сторонам, увидел только одни злые наполненные претензиями прикованные к нему взгляды, окружающих солдат, от чего сам пришел в ярость. Остановившись, понимая, что они его не пропустят, Вэйнон решил высказаться. «Я своим поступком сейчас, только что превратил вас из кучи ходячих трупов в нормальных людей. Но это была не моя, а его идея. Я вообще-то тоже хотел, чтобы мы все подохли здесь, но да вот только он меня уже переубедил, у меня теперь настрой пропал. А вы хотите битвы? Пожалуйста, вон противник, а я пошел ДОМОЙ!»  — выкрикнув последнее слово, закончил Вэйнон и сквозь толпу солдат, двинулся в сторону
восточного выхода с долины. Солдаты, постояв немного со словами: «Ну ладно пойдемте пацаны», и последующими выкриками: «Ура мы идем домой!» откуда-то из окраин строя, медленно потянулись за Вэйноном. Хотя некоторые еще долго смотрели в сторону оставшегося врага не в силах смириться с решением Вэйнона.
        — Подобрать всех раненных! Своих не бросаем!  — раздавались крики сержантов. Послышались крики боли раненых поднимаемых с земли, укладываемых на специальные раскладные носилки. На пути Вэйнона возник полковник Смидс. Он, довольно улыбаясь, похлопал Вэйнона по плечу. Полковник подождал пока пройдут нормальные следующие за Вэйноном уставшие ребята и останется озлобленный сброд из увязших в безумии, те, что желают продолжения битвы. Несколько молодых солдат озлобленно глядя на врага, действительно не желали уходить. В их головах зрели мысли о том, чтобы наброситься на вражеские остатки, без приказа, заставить эту битву продолжиться. «А ну чего встали отморозки!»  — крикнул на них полковник Смидс. Перечить или что-то возражать офицеру высшего ранга даже в своем безумии они не решились. «Чего замерли?! Только посмейте мне что-то вякнуть про Малдурум, вы у меня прямо здесь сейчас начнете нормативы по физподготовке сдавать. Выбросили все глупости из головы и убежали следом за остальными. Я по возвращении сам вами займусь, буду гонять вас, пока о смерти молить не начнете! Я вам покажу, что такое безумие.
Бегом следом за остальными!»  — прокричал полковник, солдаты с лютой злобой в глазах, вынужденно подчинились. «Бегом я сказал!»  — полковник заставил их уставших перейти на бег. Положив тяжело раненных на носилки, тех раненых, что были мобильны, взяв под руки, неровной толпой уставшие солдаты с Вэйноном во главе направились к точке эвакуации.

* * *

        На остывающем после битвы поле где-то среди тел погибших, в себя пришел избавленный от своего проклятия Ользер. В разгаре битвы ему хватило ума встать и, срываясь истерикой начать умолять сражающихся солдат остановиться. Результат был очевиден. В процессе окружающей его схватки ловкий боец СБК перебросил через себя армидейского громилу, который падая, своим огромным укрепленным железом ботинком с шипованной подошвой врезал Ользеру по голове. Уставший и измученный Ользер естественно потерял сознание, очнувшись только сейчас с кровавыми царапинами, саднящими на лице, оставшимися от шипов подошвы, с головой гудящей, будто с похмелья.
        После мук проклятия несколько свободных вдохов наполненных радостью и легкостью, какой-то младенческой чистотой, и неизбежно отчищенный снова трезвый разум омрачает осознание всего случившегося и содеянного. Окружающее, еще дымящееся свежее поле брани сковывает его душу неописуемой тяжестью. Оставшиеся повсюду трупы говорят об ответственности. Задавленный чувством вины, желая довести эту битву до логического конца он, схватив с земли первый попавшийся меч, двинулся в сторону врага.
        Закованные в темно-синюю броню солдаты белокаменной страны уже уходили. Кэйбл, изрядно потрепавший нервы, но все же сумевший убедить своих в бессмысленности дальнейшего кровопролития, одиноко стоял посреди поля брани. Успокаиваясь от каждого вдоха, видя, как уходят домой его сослуживцы, он решил задержаться немного и своеобразно попрощаться с изуродованной долиной Мак-Тауред. Вопреки наблюдаемому жуткому пейзажу его наполняла странная эйфория. Он не особо любил жизнь и вовсе к ней не тянулся, поэтому только в такие моменты, пройдя через кошмар, мог почувствовать на сердце радость. Инстинктивную подсознательную радость от факта продолжения жизни. Он знал, это скоро улетучиться, все снова станет серым и бессмысленным, поэтому старался как можно больше насладиться убаюкивающей его мертвой тишиной, которую дарует только поле брани. «Душевный отдых безумца» нарушила приближающаяся фигура потрепанного, измученного Ользера, возникновение которого в силу обстановки совершенно не удивляло Кэйбла.
        — Ты еще кто такой?  — разумно спросил Кэйбл, у подошедшего к нему Ользера. Его рука машинально обхватила рукоять меча. Вместо ответа Ользер молча подойдя к нему на расстояние двух метров, без сил свалился на колени.
        — Не суди строго, я не очередной псих. Ну, или псих, но необычный. Я Ользер Вантесл — считай виновник этой бойни,  — задыхаясь от усталости, прохрипел Ользер.  — Я убил тогда вашего капитана, мой поступок всему причина. Уповая на твою мудрость, «коллега» прошу тебя привести эту историю к логическому финалу,  — протягивая грязный измазанный в саже меч, умоляюще Ользер смотрел на Кэйбла, который был, мягко говоря, удивлен.
        — Да ладно успокойся. Все мы тут не без греха. Напомню тебе. Во всем этом виноват не ты, так же как и весь этот ужас, вокруг, результат этой битвы, это все не мы, это зло наше, это Малдурум!  — улыбнулся Кэйбл.  — Тем более рано или поздно подобное должно было случиться, если не из-за тебя, так из-за другого психа со сдавшими нервами. Обоюдная ненависть давно зрела между нами. Мы считали вас малоопытной второсортной армией, вы пытались переубедить нас в обратном. Нужен был лишь повод,  — прибывая в своей эйфории спокойным тоном, говорил Кэйбл.
        — Прошу тебя, я должен остаться здесь вместе с остальными. Я не смогу… я не должен возвращаться обратно. Пока я это понимаю, прошу, помоги мне,  — протягивая меч Ользер, искренне молил о смерти, вернее о заслуженной каре. Кэйбл глядя в молящие глаза, понимая, что все серьезно, что развернуться и уйти также как и послать этого чудика куда подальше, он не может, тяжело вздохнул.
        — Говорят, ничто так не спасает душу как раскаяние,  — шокировав собеседника своей реакцией Кэйбл сделав несколько шагов в его сторону, зевая от усталости, присел на удачно подвернувшийся труп в золотистой броне.  — Убить тебя я не смогу, а вот выслушать и понять с легкостью. Давай расскажи мне, что случилось под Лютиэль…
        Лютиэль — зарождающееся третье артэонское государство Преферии. Находилось в низовьях реки Андары, протекающей через всю Северную Половину разделяя ее пополам. Аккуратным, симметричным и архитектурно выверенным артэонским городком из черного камня Лютиэль располагалось в центре Андарской Дюны — нескольких квадратных километров усыпанных желтыми песками, это была настоящая маленькая пустыня, чудесным образом раскинувшаяся посреди дремучих болотистых лесов. Жили здесь артэоны Духа Барега, не побоявшиеся пойти против воли могущественной СБК, встав на путь развития, под опекой Армидеи объявив себя государством. Зреющая Лютиэль (Пустынный Цветок) входила в созданный Армидеей «Союз Трех» чья цель сводилась к попытке быть независимыми от воли СБК.
        — Ты с ума сошел?! Все произошедшее там тайна, ради сохранения которой и была пролита вся эта кровь,  — Ользер шокировано смотрел на своего собеседника.
        — Я сотрудник СВБ Арвлады с высшим уровнем допуска, знаешь, сколько тайн я храню в себе? Одной больше, одной меньше. Мы живем в полностью управляемом мире, ты наткнулся на меня не случайно. Просто расскажи мне все как есть, излей душу, это единственное что сможет спасти тебя,  — неохотно, вынуждено проговаривал все это вслух Кэйбл.
        Ользер сначала подергался, пометался в раздумьях, все же вынужденно смирился. Усевшись удобнее устало через силу начал свой рассказ.
        — Тамошний Дух Барег сошел с ума, как бы дико это ни звучало,  — сидя в паре метров от Кэйбла не поднимая глаз, говорил Ользер.
        — Я слышал про эксперимент «Единосилие» вроде так он назывался. Очередная попытка сделать этот мир лучше. Планировалась полная передача силы Духа человеку, мол перед богом люди такой ответственности как Духи не несут, поэтому получив нужную силу смогут с легкостью изменять этот мир. Барег говорят, выбрал десятерых лучших своих артэонов, обратил их в магов-пользователей, вот только вместо магии решил наполнить их тела силой куда более мощной. Фактически решил поделиться своей силой с этими смертными, сделав их Единосильными с собой. Что-то пошло не так, и в процессе слияния, когда происходила передача силы, этот Дух случайно увяз в человеческом теле и, взглянув на мир глазами человека, обезумил, отвергнул всякую разумность. Так говорят,  — высказался Кэйбл.
        — А быть может этого сверхъестественного выродка все просто достало, и он решил поразвлечься. Так или иначе, Дух Барег свихнулся, чтобы решить, что с ним делать Духи собрались на свой совет Херенон (в небесном тронном зале Долгарде, находившимся над облаками в центре Хелри, гигантского ледового материка покрывавшего собой здешний северный полюс). Вы тоже никак не отреагировали, ведь Лютиэль была нашим союзником, вместе с Армидеей пыталась быть независимой от вас, от СБК. Мы были вынуждены отреагировать прийти на помощь своим друзьям. Хотя… что мы могли сделать? Против этого всесильного психопата, взбесившегося миниатюрного подобия бога, мы бессильны. Все что мы могли так это оцепить несчастный артэонский город, ждать помощи от нормальных Духов. Я командовал батальоном, блокировавшим главные врата ведущие внутрь.
        Лютиэль замер будто проклятый, под покровом гигантской темной тучи погрузившей все вокруг во мрак. Вопреки окружающему весеннему теплу там все сковал зимний лютый холод, вся Андарская Дюна была занесена снегом. Я замер, не зная, что делать, боясь даже представить, с чем мы можем столкнуться… Внезапно поднялся сильный ветер, с небес пошел снег, началась метель, и это… засверкали молнии, раздался гром. Ужас короче. Ворота отварились, из них стали выходить… я не знаю, как описать… короче артэоны-зомби. Они были и не живые и не мертвые, по сути, просто игрушки своего сошедшего с ума бога. Дух просто лишил их всякой автономии, взяв их тела под свое прямое управление. Я помню их глаза с закатившимися зрачками, они двигались вроде плавно ни как настоящие зомби, но синхронно, было видно, что ими управляет всесильный кукловод, для которого они теперь марионетки. Дух осознал себя как человек, сбросив с себя всякую ответственность примерно в двенадцать часов ночи. Все его артэоны замерли… были лишены автономии в тот же момент, так и оставшись кто в чем был. Там были женщины дети, на ком-то ночнушка, ночная
рубашка, кто-то в халате, некоторые кто, по всей видимости, не успел лечь спать, были одеты вроде, но все равно по-весеннему легко. А там дубак стоял просто лютый, на морозе их тела стали синими, да… действительно они были похожи на настоящих зомби. Их устами Дух велел нам оставить его в покое и убираться оттуда. Выглядело это все жутко.
        И тогда глядя на этих «артэонов-зомби» я ощутил невероятный ужас. Я вдруг понял то, как хрупка наша артэонская сущность. Мы сделанные идеальными привыкли считать себя самыми сильными в этом мире, но на самом деле мы уязвимее всех вокруг. Ведь мы даже не полноценная форма жизни, поскольку не имеем автономии. Духи могут творить с нами все что угодно, мы беззащитны перед ними, мы просто придаток к этим сверхсильным существам. Нет никакой могущественной артэонской цивилизации, мы просто марионетки.
        Он двинул их на нас. Первыми рядами шли женщины и дети, а за их спинами солдаты обороны города в броне такой же, как у нас только черной. В нас полетели бутылки с зажигательной смесью, гранаты. Все что мы могли так это укрыться за щитами. Затем сработали минометы, прикрывающие нас с тыла. Чтобы не покалечить их, били снарядами с усыпляющим газом. И когда первые ряды этой долбанной армии зомби уснули мы вооруженные резиновыми палками пошли в наступление. Благо опыт есть, резиновыми палками махать умели…
        — Тоже приходилось подавлять толпу, разгонять демонстрации?  — с улыбкой Кэйбл разбавлял тяжелый рассказ.
        — Ну, ведь мы же пытаемся контролировать человечество, пытаемся мягко ставить на место этих дикарей, несем «демократию»!  — тоже улыбнулся Ользер.  — Ну и вот… Тех что не уснули мы били палками по башке, вырубали, сковывали в наручники и складывали в кучи. Да в кучи! Просто как вещи, мешки какие-то…
        Я надевал наручники на какого-то мужика, а он просто взял и разлетелся, его тело просто взорвалось изнутри… «Маленькая пакость» безумного Духа. Когда мы уложили спать большую часть этих артэонов-зомби, этот чокнутый Дух просто взорвал тела тех, с кем мы возились. Прикололся над нами. Снег стал красным, в воздухе летали подхваченные ветром обрывки одежды и частички внутренностей. Артэон который мгновение назад лежал на земле спустя мгновение каким-то желе стекал по мне, на морозе мешанина из крови и внутренностей стала быстро замерзать, было мерзко и неописуемо отвратно. Я замер, по-моему, впал в ступор. Очнуться меня заставило громкое жужжание — заработали плазмометы, орудия городской обороны. Из-за городской стены в воздух взмыли пучки плазмы, издающие характерное жужжание. Все мы бросились бежать. Бойцы как-то сами себе дали приказ бежать из зоны обстрела. Плазмоснаряды стали сыпаться повсюду, распахивая все вокруг. Я бросился бежать следом за всеми, хотя немного поздновато. Наткнулся на кучу, которую бойцы сложили из закованных в наручники тел артэонов Барега, схватил первую попавшуюся
девчонку, взвалил ее на плечо как мешок. Снаряды падали повсюду, от взрывов поднялась самая настоящая песчаная буря, я бежал, не понимая куда, меня спасло чудо. Больше половины моего батальона разметало этой бомбежкой…
        Все кто выбежали из этого ада стали собираться на окраине Андарской Дюны, у леса. У меня не было сил, как и у остальных, мы просто завалились отдыхать, ожидая приказов. Больше всего я боялся, что нам велят вернуться обратно. А оставшийся вдалеке Лютиэль, знаешь такой накрытый черной тучей, скрытый снежной вьюгой сверкающей молниями выглядел пугающе. Мне было страшно даже приближаться к этой обители съехавшего с катушек бога.
        Затем появились ваши. Ах да, когда мы отдыхали, вернее, валялись без сил, к нам подошел командующий артиллерией задействованной в этой операции, майор Родгер по-моему. Главное — мы все заляпаны в каше из крови и песка, а он весь такой чистенький, блистающий золотистой броней. Помогавшая нам артиллерия была представлена двумя батареями, одна, оказывается, стояла за нашими спинами, другая отдельными минометами была рассредоточена по близлежащему лесному массиву. Ваши прискакали на конях, их было человек пять, по-моему. Старший из них заслонив солнце, верхом подъехал к нам, он сразу же обратился к командиру артиллерии Родгеру и предложил ему отойти в сторону, я как чувствовал, пошел за ними следом. Этот ваш капитан, Сантос… по-моему его фамилия, предложил нашему артиллеристу не мешкать и быстро решить сложившуюся ситуацию не дожидаясь помощи от Духов. Предложил шмальнуть вакуумной бомбой прямо по центральному дворцу… Вот безумец! Это оружие массового поражения, оно ведь стратегическое, с такими опасными штуками не шутят, а ваши спецназовцы привезли одну из таких бомб пристегнутой к седлу, бесстрашные
блин. По их плану миниатюрная черная дыра, открывающаяся в пространстве после взрыва этой бомбы должна была моментально затянуть в себя всю центральную часть Лютиэль, все должно было произойти так быстро, что увязший в теле человека Барег ничего не заметил бы. Если бы человеческое тело, в котором завяз этот безумный Дух, затянутое в пустоту расщепилось бы на атомы, то теоретически Барег должен был почувствовать определенный ущерб, материя его духовного тела, привязанная к телу физическому, должна была дестабилизироваться. Мы бы остановили этого богоподобного безумца. Все что требовалось так это зарядить бомбу в один из наших минометов и правильно указать координаты…
        — Дайка угадаю. Ты послал Сантоса куда подальше, решив ждать помощи от Духов, и наши ребята все сделали сами?
        — Сантос сказал, что Духи не помогут. У нас была реальная возможность разрешить эту ситуацию самостоятельно, поэтому наши сверхъестественные покровители, боящиеся греха, как обычно заморачиваться не станут. Я был согласен с ним, но, то, что он предлагал это чистое безумие, я не мог пойти на такой безумный шаг,  — Ользер в поисках понимания посмотрел Кэйблу в глаза.
        — Другого выхода не было…
        — Дестабилизация Духа привела бы к гибели всех его артэонов…
        — Они и так были мертвы…
        — Сантос сказал то же самое. Все от того что вам на артэонов Лютиэль наплевать, они же наши союзники не ваши. Вы только выиграли от того что их не стало. У меня было много знакомых офицеров из лютиэльской армии обороны, много друзей. Я не мог дать им погибнуть, не так просто… Да я отверг предложение Сантоса и ваши спецназовцы решили действовать самостоятельно. Они захватили один из наших минометов… Сначала раздался грохот, такой раскатистый, дышать стало сложнее — черная дыра поглотила в том числе и окружающий воздух. Снежная вьюга, которой был объят Лютиэль, резко прекратилась. Уши заложила пронесшаяся воздушная волна, которую испустила сомкнувшаяся миниатюрная черная дыра. Поняв, что произошло я, увидел в воздухе черный дымный след, какой в соответствии с наложенными чарами после себя оставляют волшебные снаряды вакуумных бомб…
        Все произошло как он, и сказал, от центрального дворца Лютиэль в котором находился увязший в человечьем теле Дух, осталась только глубокая воронка. После расщепления физического тела материя Духа была дестабилизирована, мы вывели эту тварь из строя… В себя пришла та девчонка, та артэонка Барега тело которой я на себе вынес из-под бомбежки. Ее бессознательное закованное в наручники тело я положил рядом с собой, пока отдыхал. Придя в себя, она немного испуганно поморгала глазами, не понимая, где находится, а после завопила от боли. Промучившись в жуткой агонии, несколько минут, крича от боли, она умерла у меня на руках. Ее душа сожгла ее тело изнутри, и я ничем не мог помочь,  — горько шмыгнув носом, сдержав накатившие слезы, Ользер замолчал.
        — Ты психанул, и за такую самодеятельность пошел и отрубил голову нашему капитану Сантосу,  — Кэйбл был совершенно равнодушен.
        — Ваши спецназовцы и не собирались убегать, они понимали, что совершили что-то ужасное. Сначала их отметелили наши громилы. Офицеры кое-как успокоили рядовое зверье, не дав им убить ваших ребят. Все вроде успокоились, наши стали уходить, ваши валялись избитыми, все казалось бы кончилось и вот тогда я подкрался и обезглавили вашего капитана. Дальше ты знаешь…
        — Оставшиеся четверо забрали голову капитана, говорят, они швырнули ее под ноги нашему правителю и потребовали войны. И спустя неделю мы оказались здесь сейчас, в Мак-Тауред по локоть в братской крови.
        — Политики могли не допустить этой бойни, отрубленная голова офицера это не причина. Этот конфликт назревал уже давно, нам осознанно дали возможность выплеснуть накопившийся гнев.
        — Ты что пытаешься оправдать себя?  — улыбнулся Кэйбл.
        — Брось, все мы здесь грешники. Просто в действительности все не так просто. Официально я сделал это, потому что не контролировал себя, увяз в эмоциях травмированных смертью той девчонки у меня на руках. В действительности все немного по-другому. Я осознанно убил капитана Сантоса…
        — Ты что такое несешь?  — напрягся Кэйбл.
        — Чудовищность произошедшего в Лютиэль, переросла все границы. Дух, сошедший с ума, превративший своих артэонов в зомби! Это была самая чудовищная трагедия союза Духов и людей за все время его существования. Этот инцидент должен был оказать мощное негативное воздействие на мир артэонов — дискредитировать Духов в наших глазах. Ну, представь, что было бы, когда всем артэонам стало бы известно, что натворил там этот Дух. Да все мы попросту стали бы бояться своих Духов, с недоверием относится к ним, вот и все. Поэтому во имя защиты нашего артэонского мира мой Дух предложил мне выход из этой ситуации, который заключался в том, чтобы поднять шумиху способную затмить инцидент в Лютиэль. Заставить всех про Лютиэль забыть. От меня требовалось только лишить жизни этого несчастного капитана Сантоса. Дух предложил это именно мне, поскольку у меня был вполне реальный мотив, совершение мною этого поступка выглядело бы вполне логично в той ситуации. Мой Дух конечно с сожалением говорил о смерти вашего капитана, на чем особо заострял внимание, говоря о нем как о необходимой жертве, но почему-то я с легкостью
понял его, ведь в тот мрачный час нам не приходилось выбирать. И я, не колеблясь, согласился, ведь я был там, я лишь краем глаза видел то, на что способен взбесившийся Дух, и мне до сих пор очень страшно. И я не мог допустить, чтобы все остальные почувствовали то же самое. Ведь все равно как не крути Духи наше спасение, я был за периметром, видел то как живут дикие люди, и меня тошнит от осознания того факта что мы относимся к одному виду с этими лишь формально разумными существами. Чего я тут распинаюсь, ведь ты тоже видел их общества пропитанные насилием, на насилие построенные. Духи много делают для нас, и мне представилась возможность отплатить им, защитить их, и всех нас одновременно, поэтому я сделал то, что должен был.
        Дальше все пошло как по маслу, как и сказал Дух. Разразилась мощная шумиха, мол в Преферии артэоны убивают друг друга, собираются воевать и все такое, а про Лютиэль и что там случилось все позабыли. Но, да вот только за содеянное я обзавелся проклятием, как его там… Проклятие злого прорицательства, вспомнил блин. От которого Дух как от кары свыше спасти меня не смог. Или не захотел, не знаю. Движимый ужасными муками проклятия я и пришел сюда. Но теперь эта кара пережита мной, муками от проклятия я заплатил за смерть вашего капитана. Но все равно до самого конца я буду сожалеть о жизни отнятой мною у того несчастного Сантоса пусть даже и во имя нашего общего блага. Среди всего зла что натворил, среди всех отнятых мною жизней именно за эту я не найду себе прощения. Конечно, жаль, что ты не хочешь компенсировать гибель своего сослуживца Сантоса моей жизнью, но, да ладно главное, что все закончилось хорошо. Тем более что рано или поздно битва при Мак-Тауред все равно бы произошла, я просто привнес в нее логики,  — высказал все, что томилось у него на душе Ользер.
        — Ну, вот видишь сразу и полегчало. Стоило только рассказать все это первому попавшемуся шизику, вернее просто проговорить вслух, излить душу как ты сам понял, что ни в чем не виноват,  — поднялся на ноги Кэйбл.  — Я тебя понимаю, скажем так, ты сделал что должен был. Только теперь держи все это в тайне, до конца дней, все, что мы можем так это не сделать смерть Сантоса бессмысленной.
        Кэйбл двинулся в западном направлении, а Ользер так и продолжил сидеть среди солдатских тел и дыма. Он еще долго не находил в себе силы чтобы встать и двинуться по этой жизни дальше, пока вышедшее из-за туч весеннее солнце не согрело своим теплом его измученное тело и душу.

        ЧУЖЕЗЕМЕЦ

        В Круге Трех Великих Сил магия как первая из них изображалась всеми цветами радуги. Следом за магией в Круге шла обозначенная оттенками синего Вторая Великая Сила — Азура.
        Вторая из Великих Сил своим названием обязана богине лесов, животных и растений одного некогда очень распространенного языческого культа. Азура это своего рода проклятие глобального масштаба, обрушенное на этот мир у его истоков, проявляемое в виде бури невидимой глазу уникальной природной энергии своим потоком пронизывающей этот мир, влияя на природу, бесконечно изменяя и преображая ее.
        Источник Азуры находился в ядре планеты. Бесконечным потоком, вырываясь из ядра, Азура настоящей бурей бушевала в глубине, лишь иногда своими выбросами обжигая живой мир, раскинувшийся на поверхности под светом солнца. На неживую материю Азура никакого влияния не оказывала. Ее частицы безвредно проплывали сквозь земную твердь, воздух и воду. В то время как контакт ее частиц с живой (биологической) материей приводил к моментальному изменению структуры, мутациям последней. Азура своими потоками вырываясь из земли, бесконечно изменяла, улучшала и преобразовывала, а также порой извращала и уродовала все проявления жизни в этом мире. Являя на свет уникальных удивительных животных и жутких мутантов.
        Все проявления Азуры, достигающие поверхности делились на пассивные потоки и активные выбросы. Пассивные потоки — результат высвобождения Азурой своих разряженных частиц, представляющие собой не более чем красивые атмосферные явления, ненесущие никакой опасности. Например «Омут», в результате которого на территории в несколько квадратных километров все вокруг заволакивало неощутимой голубой прозрачной дымкой, поднимавшейся из земли и растворяющейся в озоновом слое. Находясь в Омуте Азуры, казалось, будто все вокруг затопило невесомой голубой водой, постоянно переливающейся и находящейся в движении. Другая разновидность пассивных потоков — «Фонтан Азуры» представлял собой мощный выброс энергии в виде луча ярко голубого света, бьющего из земли прямо в небеса. Достигая озонового слоя планеты, какая-то часть энергии Фонтана устремлялась за его пределы, растворяясь в космической тишине, другая растворялась в нем, порождая озоновое сияние неописуемой красоты, видимое даже днем, под яркими лучами солнца переливаясь серыми узорами. Но истинную красоту этого явления можно было оценить только ночью.
        Активные выбросы проявлялись чаще всего в виде «шторма Азуры» и блуждающих испарений. Шторм Азуры подобно стихийному бедствию обрушивался внезапно, охватывая территории от нескольких десятков до нескольких сотен километров. Всю территорию шторма сотрясал мощный грохот сильнее раскатов грома, нарастал гул бурлящей под землей энергии. Из земли повсеместно выходили потоки частиц Азуры своим контактом изменяющие, преображающие все формы жизни попадающие в них. Блуждающие испарения Азуры, в перерывах между крупными выбросами отдельными незначительными едва заметными потоками пронизывали этот мир постоянно. Они были причинами болезней, различных физических отклонений и уродливых мутаций. Контакт с блуждающим испарением приводил к появлению лишних конечностей, чрезмерному увеличению, уменьшению отдельных частей тела, различным внешним уродствам. Появлению полноценных мутантов, жутких и кошмарных тварей.

* * *

        Долина Мак-Тауред была погружена в глухую ночную темноту, от света ночных небес ее закрывали набежавшие еще днем тучи, так и не пролившиеся дождем. Во мраке ночи усыпанное телами солдат поле битвы стало местом пиршества для здешних лесных обитателей.
        Самыми многочисленными едоками на ночном пиршестве были одноглазые волки. Почти поголовно имеющие черный окрас и длинный загривок, ну и конечно один единственный расположенный посередине морды глаз сверкающий в ночном мраке, они стаями рассыпались по всей долине, гремя железом бронекостюмов и оружия, пожирая останки тел. Среди сливающихся с темнотой стай одноглазых волков по всей долине поодиночке топтались также порожденные Азурой продолжения лесных кабанов. Из-за наличия толстых кожаных складок создающих ощущение своеобразной брони покрывающей тела, солдаты называли этих тварей бронесвиньями. На их головах имелись четыре рога. Они окончательно стали плотоядными, их пасти обзавелись рядом больших зубов. Ломая кусты и мелкие деревья по склону одного из северных холмов на запах крови в долину спустился слепой медведь. Прибавивший в размерах этот бурый медведь обзавелся вдобавок еще одной парой лап, более чутким слухом и обонянием что компенсировало почти полное отсутствие зрения, но глаза мертвые и безжизненные у этого вида все еще сохранялись, так для галочки, наверное, до следующего шторма Азуры.
Будучи самым большим хищником, на этом ночном пиршестве слепой медведь ревом разогнал всех остальных, жадно поглощая сладкую артэонскую плоть.
        Пока дикие твари подчищали долину, на небе рассеялись тучи, и все вокруг осветила нарастающая луна. Созданный в космической темноте мир этот обладал своими собственными спутниковыми солнцем и луной. Здешняя луна независящая от солнца сияла своим собственным бледно-голубым (как и подобает луне) светом. Но в отличие от солнца всегда испускающего свой яркий свет, сияла циклами, в своем сиянии то нарождаясь, с каждыми сутками сияя все ярче, то достигнув своего пика и просияв несколько ночей полнолуния, постепенно угасала, как и подобает луне.
        Тем временем на краю горизонта в виде огромного дополнительного ночного светила появилась Кратон-1, первая из двух сталкивающихся галактик, светом миллиардов своих звезд помогавшая луне. Мир этот находился в точке столкновения двух галактик смешивающихся в одну. Слияние, которых хоть и длилось уже несколько тысячелетий, но по меркам вселенной только началось, и каждая из них единым небесным телом пока еще сияла светом своих звезд где-то вдалеке, украшая ночные небеса этого мира.
        Азура своим наличием в десятки раз усиливала гравитацию планеты являющей этот мир. Отчего за долгое время скитаний в галактическом мраке он сумел притянуть к себе другие, так же одиноко парящие в пустоте миры, пережившие гибель своих звезд, отбившиеся от галактик. Притянутые Азурой эти девять мертвых планет, вращались вокруг этого мира, хотя многие из них по массе превышали его. Днем эти планеты-спутники за редким исключением были невидны, а ночью находящиеся за луной этого мира, освещаемые ее светом как фонарем, они представали во всей красе. Этой ночью над небом долины Мак-Тауред освещаемый луной в небе проплывал Ирделий — небольшая красная планета, поверхность которой была испещрена гигантскими трещинами. Позади него мрачный и хмурый медленно проползал темно-зеленый гигант Саптайн, во много раз превышавший размеры этого мира и ближнего Ирделия.

* * *

        Следом за дикими падальщиками в Мак-Тауред стали подтягиваться их разумные собратья. Различные темные личности, движимые слухами также хотели поживиться добром оставленным битвой. На лысую вершину одного из холмов южного гребня взобрались три человека невысокого роста. Азура постоянно пронизывала этот мир своими блуждающими испарениями, одним из результатов контакта с которыми были так называемые скрытые мутации — когда изменения проявлялись не сразу, а спустя годы, или же вовсе проявлялись в потомстве. Самый распространенный пример мутаций, передаваемых потомкам это так называемый карликово-великаний эффект (КВ-эффект). Из-за этого «подарка» Азуры чуть ли не каждый трехсотый ребенок в этом мире рождался карликом или великаном. Особенностью и причиной распространенности КВ-эффекта служило то, что у родившихся с ним примерно до трех лет внешне он вообще не проявлялся, и если от других детей-мутантов в основном избавлялись сразу, то великаны и карлики имели больше шансов выжить.
        Среди людей называемые выродками и мутантами, покинувшие людские общества, ставшие бродягами с большой дороги, трое карликов своей стаей, заменяющие одного полноценного человека явно торопились. Оставшееся поле битвы сулило возможность поживиться разным ценным хламом. Например, наградными мечами, украшенным разными самоцветами, а также если повезет, то чем-нибудь из разряда личных вещей солдат — ювелирными цепочками или кольцами. Старший в карликовой стае оглядел освещенную ночными небесами долину в подзорную трубу.
        — Коротышки, я бы советовал вам уйти с открытого места, пока какая-нибудь из тварей вас не заметила,  — откуда-то сбоку из темных обгорелых деревьев покрывающих склон, до трех карликов донесся сиплый прокуренный голос. Из-за деревьев вышел человек, вернее когда-то это был человек, сейчас будучи изуродованным Проклятием Гнилой Метки, было сложно сказать, во что он превратился. Данное проклятие на отведенной ему территории поражало каждого, кто совершил одно из преступлений, занесенных в специальный кодекс гнилой метки, в который обычно вносились самые тяжелые преступления, наказанием за которые была смертная казнь. Делалось это для того чтобы виновные не могли избежать наказания. У пораженного гнилой меткой полностью выпадали волосы, венозные сосуды на теле становились черными, зубы начинали гнить, кожа становилась жесткой и принимала серый оттенок, а на лбу появлялось черное пятно — гнилая метка. Как говорили: «душевная гнилость преступника проступала наружу». Так же любая одежда на теле проклятого почти сразу превращалась в лохмотья, и от самого преступника постоянно исходил мерзкий смрад.
        Беглый преступник, гниющий заживо, улыбался своим старым знакомым карликам, бродягам, как и он сам. От гнилой метки вся его одежда стала серой безликой обволакивающей массой, в которую он был замотан с головой, будто в своих лохмотьях пытаясь укрыться от окружающего мира и дневного света. «Ну, Ивз ты нас и напугал!»  — сказав своим детским нелепым голосом, выдохнул с облегчением один из карликов. Перекинувшись парой слов со своими знакомыми коротышками, Ивз предложил им спуститься в другое место, где будет безопаснее ждать «нужного момента».
        Деревья на склоне после пожара бушевавшего днем местами еще дымились, обгорелая земля местами еще источала жар. Все четверо спустились чуть ниже по склону, выйдя на небольшую поляну со всех сторон окруженную обгоревшими деревьями. Ивз предложил гостям устраиваться поудобнее и ждать, сам усевшись на пенек. Карлики не могли не заметить еще одного человека сидящего на краю поляны Ивза. На первый взгляд это был замотанный в плащ из шкуры бородатый, длинноволосый дикарь. Плащ грязный, весь в пыли, что говорило о долгой дороге, проделанной до этого места, скорее всего это был очередной беженец с юга. Подойдя ближе, один из карликов увидел, что руки дикаря связаны за спиной веревкой, во рту у него кляп, на плечах висят две сумки. Избитый, тяжело дыша и не дергаясь, он, сидя на земле, старается не смотреть ни на Ивза, ни на карликов.
        — Это еще кто?  — указывая на дикаря, спросил карлик.
        — Это мой носильщик!  — с улыбкой Ивз.
        — Заняться тебе нечем.
        — Хотелось бы вынести как можно больше добра, кто-то же должен мне помочь!  — шутил Ивз, но карлики его иронии не разделяли.  — Так он можно сказать сам меня к этому принудил. Я встретил его по дороге сюда. Он просто вышел из леса и такой спрашивает у меня: «Где я нахожусь?». Блин! Грех было не воспользоваться. Да ничего страшного, я его только пару раз под дых ударил, он сразу с копыт слетел. Я его отпущу, сейчас он мне только поможет немного!
        Ивз достал из-за пазухи странный амулет. Это был огромный волчий клык с выгравированными на нем узорами. «Видели что-нибудь подобное?  — спросил он у карликов, держа в руке амулет.  — Это принадлежит моему носильщику. Я обыскал его, ничего ценного у него кроме этой штуке на шее не было. Ни еды, ни даже фляги с водой. Странно».
        — Нет, не видели,  — ответил карлик.
        — Он чужеземец это понятно,  — сжимая в руке странный амулет, Ивз смотрел на плененного им дикаря.  — Просто хотел узнать, из какой именно дыры на диком юге он вылез. Странный он какой-то…
        — Нужно торопиться. О битве в Мак-Тауред слышали все, мы не одни такие умники, скоро придут и другие желающие поживиться. Не хотелось бы столкнуться с какой-нибудь бандой,  — нервничал кто-то из коротышек.
        — Ну и чего мы ждем здесь?  — старший карлик адресовал Ивзу.
        — Подожди еще немного и сам увидишь,  — спокойно ответил Ивз.
        Душа артэона усилиями Духа из пассивного никак не проявляемого состояния была сжата в физически ощутимую маленьких размеров энергетическую сферу или более кратко в артэнсферу. Называемая также новым органом, скрытая в центре груди артэнсфера была основой артэонской сущности и совершенства. Подобно реактору артэнсфера потоком нескончаемой энергии души питала тело артэона в прямом смысле. Запитанные на энергии души они не ведали ни голода, ни жажды.
        Однако артэнсфера как кокон удерживающий душу была нестабильна и без специальной поддержки распадалась, сжигая человеческое тело изнутри. Чтобы стабилизировать артэнсферы Духам пришлось создать внешний изолирующий слой сверху обволакивающий их. Изолирующий верхний слой артэнсферы состоял из материи Духа, частичку которой этим всесильным существам приходилось оставлять в каждом из своих артэонов. Поэтому можно сказать Духи в прямом смысле слова присутствовали в каждом из своих артэонов, которые становились с ними единым целым, и через свою подаренную артэону частичку Дух мог делать с ним все что угодно. После смерти артэона Духи свою частичку забирали, и лишенная изолирующего слоя артэнсфера распадалась, душа освобождалась, сжигая тело. Поэтому артэоны не создавали кладбищ, их тела просто испарялись. Именно поэтому после инцидента в Лютиэль все артэоны Духа Барега моментально погибли — лишившись частички Духа, их артэнсферы развалились и освободившиеся души сожгли их тела изнутри.
        Пришел час, и большинство тел артэонских солдат от распада артэнсфер яркими вспышками просто растворились. Волна беззвучных ярких вспышек, озарив все вокруг, прокатилась по долине. Что безумно напугало пировавших на остатках битвы диких тварей и все они разом с громкими воплями, в панике топча друг на друга, бросились к выходам из долины. Полностью сжигая бывшие тела своей энергией, освобождающиеся души, не вредили более ничему вокруг, даже трава под испарившимися телами оставалась нетронутой, лишь немного теплой.
        — Вот то о чем я говорил. Так исчезают артэоны,  — когда яркие вспышки озарили долину, пояснил карликам Ивз. Как только стихли крики в панике разбежавшихся животных, трое карликов позабыв про Ивза, посмеиваясь, бросились вниз через обугленные стволы. «Вот маленькие засранцы!»  — глядя им в след сказал Ивз. Достав нож, он двинулся к плененному им чужеземцу. Тот замер испуганно глядя на него. «Встань!»  — Ивз, схватив за грудки, силой поставил его на ноги, посмотрев ему в лицо. Удивительно, но под грязным плащом, под длинной запущенной бородой вместо положенного измученного дорогой бродяги скрывался молодой приятный человек. Было в нем что-то необычное, что не давало Ивзу покоя. Вопреки грязи и потасканному внешнему виду от него не исходила вонь обычно свойственная подобным бродягам. Кожа на лице скрытая за бородой была молодой и гладкой, даже отливала каким-то неестественным нечеловеческим глянцем, красивые глаза, особенно выделялись на фоне жуткого внешнего вида. Обычно все бежавшие с дикого юга пешком добравшиеся до этих мест выглядят худыми, едва живыми, а этот неявственно здоров и цел. Как-то
его истинное содержание не соответствовало жуткой внешней оболочке, статусу бродяги. Ивз уже подумал, не артэона ли он поймал. Но нет, это невозможно, артэоны так просто по лесам в таком виде не шастают. Ивз вынул из его рта кляп, дав ему прокашляться.
        — Слушай меня,  — угрожая ему ножом, говорил Ивз.  — Без меня связанный, в этих лесах ты сдохнешь. Твоя единственная возможность выжить это идти за мной и делать, что я скажу. Я не убийца, учти это. Я не убийца. Будешь себя хорошо вести, я тебя больше не трону и отпущу, когда все закончится. Просто поможешь мне вынести груз. И все. Понял?
        — Да,  — голосом молодого человека ответил чужеземец. Следом за Ивзом он через обгорелые заросли, побежал по склону вниз.
        — И ни звука. В этой темноте повсюду могут быть хищники,  — предупредил Ивз.
        Артэонские бронекостюмы после смерти своих носителей из-за наложенных чар превратились в груду гнилого, ржавого железа, но вот мечи, луки, копья, другие элементы снаряжения остались целыми. Далеко не все тела артэонов испарились, и периодические вспышки еще озаряли долину. Из темноты отовсюду то и дело доносились жуткие вопли. Ивз, двигаясь быстрым шагом, бегло осматривал на поле брани все, что попадалось ему в темноте, походу хватая все хоть мало-мальски ценное. Его не интересовали громоздкие тяжелые мечи, он хватал метательные кинжалы, удобные артэонские военные ножи, все, что обычному кузнецу выковать будет проблемно. Весь железный хлам он грузил в сумки, висящие на плечах следующего за ним чужеземца.
        Нагрузив своего носильщика, велев ему подождать Ивз, растворился в темноте, через пять минут, вернувшись с мешком забитым всяким железным хламом. «Ничего ценного блин,  — бубнил Ивз.  — Теперь нужно валить отсюда. Беги за мной, если хочешь жить»,  — позвал он чужеземца, и они вместе двинулись к северной гряде холмов. Чужеземец с руками связанными за спиной, придавленный двумя тяжелыми сумками, висящими на плечах, плелся за своим «проводником» стараясь не споткнуться в темноте. Вдруг ночную долину озарила мощная вспышка яркого света где-то в небесах. Это была сигнальная ракета, запущенная где-то у западного входа в долину. Ивз догадавшись, что это патруль СБК со всех ног бросился к склону ближнего северного холма, пытаясь как можно быстрее покинуть открытую территорию, бросив оставшегося позади чужеземца. Безумным грохотом раздавались взрывы шумовых гранат, разгонявшие диких хищников, заставляя их бежать без оглядки. Удивившись сигнальной ракете, которая ему показалась падающей с небес звездой, чужеземец на минутку задержался, разглядывая ее свет, но затем, как и дикие твари испугался шумовых
гранат. Не понимая, что происходит, испугавшись, он что есть силы, понесся следом за Ивзом, позабыв об усталости и висящем на плечах грузе.
        Они преодолели холм и через болота двинулись на север от долины Мак-Тауред. Только когда сырость утяжелила воздух и звуки ночного леса полностью стихли, Ивз, убедившись, что они достаточно углубились в болота, нашел сухой островок, решив устроить привал. Чужеземец без сил рухнул на устланную сухой травой землю. Было около трех часов ночи, на небе ярко сияли звезды, луна, откатившись к горизонту, растворилась на фоне Кратон-1, смешавшись с ее светом. Ирделий тоже немного сместился в сторону, а мрачный гигант Саптайн будто и не сдвинулся с места. Окружающие болота были странно даже пугающе безмолвны.
        Ивз, решив, что пора двигаться дальше, нашел пригодную палку, накрутив на одном ее конце пучок болотной сухой травы, приковал к этому пучку свой взгляд на несколько секунд и тихо произнес: «Пламя дарованное явись». Примотанный к палке травяной пучок, загорелся, получился факел, осветивший желтыми, пляшущими языками пламени все вокруг. Когда-то давным-давно, у самых истоков этого мира, когда магов было не так много и все они еще не делились на темных и светлых, все они собрались на свой Великий Совет. Решив, что пора многое поменять, объединив свои силы и волю, маги древности установили ряд глобальных заклятий или магических прецедентов как их по-другому называли. Эти заклятия изменили собой здешнюю реальность, установлены они были с целью облегчить и обезопасить жизнь простых смертных существ. Одним из важнейших глобальных заклятий Великого Совета магов было «Дарованное пламя». После установления которого, любой смертный произнесся определенное заклинание, мог воспламенить любой, удерживаемый в руках способный гореть предмет, будь то факел или просто палка. Так что спички или нечто подобное здесь
были ни к чему, маги древности сделали огонь доступным для всех.
        — Пора двигаться дальше,  — подняв свой факел над головой, осветив дорогу, сказал Ивз. Только сейчас, когда он взял факел, стала заметной тряска его рук. Пламя факела не могло устоять на месте, было видно, что ему самому это не нравилось, но при этом он ничего не мог поделать. Точимый проклятием внешне Ивз и без того выглядел ужасно, поэтому только трясущиеся руки выдавали в нем запойного алкоголика, мечущегося в поисках дозы.
        — Куда мы идем?  — спросил чужеземец, при помощи Ивза поднявшись с земли.
        — В здешний трактир «Перепутье», пристанище всех путников и бродяг. И теплый ночлег для каждого. Там ты найдешь тех, кто сумеют помочь тебе, куда бы ты ни шел,  — ответил Ивз.  — Тем более тебе ли не все равно куда? Ведь без меня ты даже из болот не выйдешь. Так что иди и помалкивай. Еще немного осталось…
        В густом утреннем тумане показался перекресток четырех дорог, по одну сторону которого стоял острог, по другую большим сложенным из бруса зданием раскинулся придорожный трактир, над входом в который красовалась вывеска «Перепутье». На сторожевых вышках высоких стен острога под присмотром дозорных в специальных чашах пылало необычное ярко-голубое пламя. Дымя своей трубкой, Ивз волоча на себе все свои тяжелые сумки тяжело дыша, доковылял до крыльца трактира. Чужеземец теперь налегке, запуганный Ивзом, держась на расстоянии, плелся следом метрах в двадцати. Ивз завалился внутрь, толстая бревенчатая входная дверь осталось открытой. Чужеземец от безысходности нерешительно шел следом. «Давай быстрее»  — изнутри его поторопил грубый голос. За дверью стояло несколько охранников вооруженных мечами. Эти вооруженные ребята здесь именовались «РОФовцами»  — сотрудниками Разрешенных Организованных Вооруженных Формирований (РОВФ). Это были наемники из числа людей, наличие которых артэоны допускали на своей территории. Острогами вроде того что через дорогу их отряды были разбросаны по землям Арвлады. РОФовцы
помогали артэонам поддерживать порядок в северных землях, отдельные их отряды даже участвовали в охране границы. В основном они служили охранниками, стражниками, платили им артэонские правительства и частные торговцы.
        В такую рань ставни были еще закрыты, внутри царил полумрак и тишина. В ноздри сразу ударил застоявшийся запах алкоголя и грязной одежды пропахшей потом и дымом костров. Только несколько световых кристаллов объединенные в люстру, висящую по центру, тускло освещали остывающее после вчерашней попойки помещение. Внутри свыше десятка столов самых разных размеров, несколько из которых были заняты. В основном вчерашние задержавшиеся посетители спали лицами на столах, издавая тихий храп, за несколькими столиками в углу потягивая что-то из кружек, сидели темные личности, смущавшие своими тяжелыми взглядами робко крадущегося чужеземца. За крайним столиком у окна что-то жуя и запивая пивом, расположились уже знакомые три карлика опередившие Ивза. Противоположно входу вдоль всей стены раскинулась барная стойка, за которой сонный бармен потирал отлежанное лицо. Ивз сидя у стойки игнорируя налитый стакан, вливал в себя виски прямо из бутылки. Он морщился, давился, закашливался, но высосал ее всю. Немного посидев, замерев взглядом в одной точке, едва не свалившись со стула, он, взвалив на себя свои тяжелые
сумки с бренчащим железным хламом, заплетающимся языком распорядившись налить чужеземцу, чего тот захочет, с трудом зашел в дверь сразу за барной стойкой.
        На чужеземца это мрачное пропитанное алкоголем, дикими криками и табачным дымом помещение оказало тяжелое впечатление, эти темные стены буквально давили на него. Казалось мерзость и отчаяние, пропитавшие это место просачивались в душу. Нерешительно, осматриваясь по сторонам, всем своим видом показывая, что ранее он в подобных заведениях не бывал, чужеземец сел на место Ивза. Бармен налил ему стакан лучшего виски, он, сначала поморщившись, через силу осушил его разом. Немного расслабившись, молодой парень под личиной одетого в шкуры дикаря, замер с горестной гримасой на лице. Едва бармен хотел наполнить его стакан, как он резко подскочив, не глядя по сторонам, отправился к выходу из этого жуткого в его глазах места.
        Ивз оказался в помещении являвшимся чем-то вроде местной ложи для особо важных гостей. У дверей стояли два охранника. За большим столом играя в карты, сидели два усатых солидно выглядящих толстяка — скупщики, товар которым принес Ивз. У дальней стены здесь стоял еще один стол отделенный шторкой, за мутной тканью которой скрывался еще один силуэт, прибывающий в одиночестве в стороне ото всех. Дверь этой комнаты закрылась за спиной Ивза.
        — Ивз нарисовался,  — зевая, один скупщик сказал другому. Ивз немного сдвинув дорогие яства, оставшиеся от вчерашнего банкета, при виде которых его залитый алкоголем живот начал издавать рычащие звуки, поставил на край стола одну из своих сумок.  — Что хорошая добыча?  — принялся рассматривать содержимое сумки скупщик.
        — Ну, уж точно ни коренья и ни лепестки цветов,  — ответил Ивз, сбросив с себя остальные гремящие железом сумки.  — Оружие артэонов. Дрянь конечно, много я не прошу.
        — Оружие армидейское и белокаменное, ограниченное в обороте, пойдет только на переплавку или на возврат артэонам по условной цене. Сколько еще? Три мешка! За все про все десять золотых,  — сказал скупщик нагло глядя на Ивза, который был явно недоволен.
        — Напиться тебе точно хватит,  — сказал его коллега.  — Да и не просыхать несколько суток, при этом,  — ожидая реакции, он также уставился на Ивза.
        Ивз схватившись за край стола чтобы не потерять равновесие, конечно, расстроился, однако понимая, что после влитого в себя силы для торга у него отсутствуют, махнув рукой, согласился.  — По рукам!  — полупьяный улыбнулся он.
        Торговец высыпал на стол монеты. Затем в комнату из подсобки забежал мальчишка, разом утащивший все сумки Ивза. Второй торговец засмеялся: «Я же тебе говорю, они еще долго будут с Мак-Тауред этот хлам нам переть!». Убирая свои деньги за пазуху, Ивз, посмотрел на шторку, отделяющую еще один столик. «Вы кого-то ждете, мистер Гордон, или вам здесь уже просто нравится?»  — крикнул он сидящему за шторкой.
        — А мне ты что-нибудь принес Ивз?  — послышался из-за шторки спокойный голос пожилого человека.
        — Нет, сегодня нет. Извините,  — уходя, сказал Ивз, вдруг резко остановившись.  — Хотя подождите-ка, кое-что имеется,  — сказал он, начав шарить в карманах.
        За шторкой сидел разменявший уже седьмой десяток артэон, он здесь, наверное, единственный без бороды, его волосы, пронизанные артэонской сединой, как и положено, были белоснежного цвета. На нем гладкий поблескивающий черный плащ из какой-то уникальной ткани. В глаза сразу бросалась непохожесть этого посетителя на все вокруг. Черты лиц артэонов выверенные Духами хоть официально и должные казаться естественными все равно своей гармоничностью, порой идеальностью резко отличались от людских. Артэоны на фоне людей всегда выглядели как-то не по-настоящему, будто с картинки. То ли артэоны были светлее людей, то ли наоборот люди на их фоне казались тусклыми. На столе у этого пожилого артэона стоит кружка с выдохшимся пивом, взятая им ради приличия, как обычно здесь он коротает время за чтением книги. Ивз положил ему на стол амулет, отнятый у чужеземца. Старик взял амулет, устало нахмурил брови, покрутил его в руках и замер. Его глаза расширились от удивления. Он продолжал разглядывать амулет, при этом на лице у него появилась радостная улыбка.
        — Ты хоть понимаешь что это такое Ивз?
        — Клык какого-то зверя. Ручная работа я признаю это, но откуда такая радость?
        — Нет, друг мой. Этот амулет изготовлен цивилизацией появившейся и существующей изолировано от всего мира. Это их орнамент, можно сказать ювелирная работа. Можно только догадываться, что вложили в этот амулет его создатели! Что он значил в их локальном мире? Величайшая ценность сугубо с научной точки зрения. Ни думал, что когда-нибудь получу от вас что-нибудь столь редкое и загадочное,  — сказал старый артэон, не сводя глаз с амулета.
        — Сколько отвалишь за него?
        — Десять золотых.
        — Опять равняешься на жмотов. Ей богу я не понимаю! Тебе ведь деньги абсолютно не нужны, получается, что ты просто издеваешься над нами несчастными.
        — Я должен держать вас на коротком поводке, контролировать и стимулировать. Иначе вы полностью расслабитесь. Хорошо двадцать.
        — А если я тебе скажу, где я его взял, а поверь мне, это будет интересно для тебя?
        — Тридцать.
        — Где же твоя артэонская разумность и сострадание?!
        — Я не жмот. Просто не хочу травмировать экономику вливаниями неоправданных ничем крупных денежных сумм,  — старый артэон едва сдерживал смех.
        — Ни фига не понял о чем ты.
        — Главное я понимаю это. Понимаю за нас обоих, а тебе это и ненужно,  — он уже больше не мог сдерживать улыбку.
        — Хватит умничать! Издеваться надо мной!  — злился Ивз, видя, что над ним смеются.
        — Хорошо пятьдесят, больше просто нет.
        — По рукам!
        Ивз, стараясь не смотреть на артэонского старика забрал со стола свои деньги.
        — Говоришь, что мне деньги не нужны, ну а так тебе-то они зачем?
        — Как обычно пойду, напьюсь до потери пульса и хоть немного посплю, пусть даже и на полу, но хотя бы в тепле! Ладно, я пошел,  — Ивз пытался как можно быстрее улизнуть.
        — Стой!  — не дал ему уйти старик.  — Извини, конечно, но позволь мне напомнить, что помимо амулета я купил у тебя информацию о том, где ты его взял. Поэтому сядь, успокойся, расслабься, выпей чего-нибудь и все мне расскажи. Как договорились. Или ты боишься разговаривать со мной?  — старик убрал свою книгу в сторону, готовясь к разговору.
        Ивз все также стараясь не смотреть на старика, с каким-то недовольством уселся к нему за стол.
        — Этот амулет я забрал у одного дикаря. Бродяги, какого-то необычного… Зачем тебе все это надо! Я не понимаю?  — Ивз внутри метался, ему было неудобно в компании этого старика.  — Опять хочешь заставить меня свои нравоучения слушать? Ты просто издеваешься надо мной! Сидишь тут, весь такой прям лощеный артэон. Смотришь на нас тут как на зверей в клетке. Что это для тебя, развлечение? Глядя на нас отбросов, понимаешь, как ты счастлив, как у тебя все хорошо? Возвращайся в свою артэонскую идиллию и не трогай нас, оставь в покое,  — Ивз злился на артэона, ненавидел его, одновременно стеснялся, чувствуя себя в его присутствии уродом.
        — Все наоборот. Я здесь, потому что мне не наплевать на вас. Для меня вы люди в независимости от внешнего вида,  — тихо и спокойно говорил старик. Ивз, внешне похожий на чудовище, не поднимал взгляд.
        — Ты хочешь помочь мне? Но как? Что ты можешь для меня сделать? Я проклят, моя жизнь разрушена. Ты прав, я живу только потому, что у меня мышление крестьянина, я привык выживать. Мне ничто не поможет, ничто не спасет. Тогда зачем весь этот треп?
        — Проклятие тебе не снять. Но вопреки ему ты должен сохранить тепло, жизнь внутри себя, остаться человеком вопреки прогнившей от проклятия оболочке. Спасти свою душу. Ты не представляешь насколько это в действительности важно.
        — Все как обычно. Вы артэоны любите нас, о нас заботитесь, но помогать себе мы должны сами. Ведь все что вы можете это только удержать нас на правильном пути. Да знаю, тысячу раз уже слышал этот бред.
        — Почему мы должны постоянно решать ваши проблемы за вас?
        — Вы умнее. Вы во всем лучше, за вами великие Духи.
        — Чрезмерная любовь, опека и забота превращают ребенка в морального урода. Процесс воспитания сложная штука, помимо любви здесь нужна дозированная грубость и жесткость. Местами и невмешательство в естественные процессы. Поэтому мы и ведем себя так с вами, с нашими младшими братьями. Ты прав, мы можем только подтолкнуть вас, когда нужно и не дать оступиться.
        — Ты специально говоришь так… мудрено, чтобы я считал себя круглым дураком в твоем присутствии?
        — Нет, я просто с тобой общаюсь, а ты выдумываешь себе всякие глупости.
        — Ты плохо разбираешься в людях старый артэон, напрасно думаешь, что я еще сохранил в себе что-то человеческое и все время нашего знакомства пытаешься меня самого в этом убедить. Напрасно. Свое проклятие я заслужил. Сегодня я силой заставил парня тащить мою добычу, пленил его и просто использовал как раба. Внутри я такой же ужасный как и снаружи. Так что к чему все эти твои посиделки?  — сопротивлялся добродушию старика Ивз.
        — В этом вся твоя особенность. Ты понимаешь что натворил, фактически раскаиваешься в содеянном. Ведь это все что от вас от несовершенных людей требуется — покаяние, понимание. От вас никто не требует идеальности. Я знаю, что ты натворил, знаю кто ты такой. Смотрел материалы твоего уголовного дела, ведь я должен знать с кем работаю. Твой поступок ужасен, я не оправдываю тебя. В данной ситуации я могу сказать лишь, что все мы не без греха, ведь мы живем в мире грехом пропитанном. И если злодеяние для людей есть повседневная норма, а порой и безысходность то лишь умение каяться в данной ситуации и есть выход,  — сказал артэонский старик, мягким и спокойным тоном не сводя с Ивза своего невесомого взгляда.
        — Не знаю. По-моему если ты проклятое чудовище и вся твоя жизнь полная помойка, то ничего не остается кроме как деградировать полностью. И чем раньше все людское во мне погаснет, тем лучше. Ведь все равно ничего не исправить.
        — Даже на самом краю все можно начать сначала. И из твоего положения есть разумный выход. Просто ты сам опускаешь руки.
        — Вечно ты в самую душу залезешь,  — опустив голову чувствуя неопределенность и стыд перед собеседником, Ивз разрывался между желанием послать его куда подальше и покаяться.  — После разговоров с тобой у меня внутри все клокочет. Хоть понимаешь, сколько мне теперь придется выпить, чтобы успокоиться?
        — Хочешь, я закажу тебе что-нибудь?
        — Ага, закажешь мне за мой же счет!  — попытался пошутить Ивз. Старик заказал пива Ивзу, который так и сидел, молча и напряженно, погрузившись в свои поднятые со дна души переживания.
        — А ведь я не в какую «твою душу» не залазил, это все само вспенивается в тебе. Вспомни, с чего начался наш с тобой разговор. Я всего-навсего предложил тебе сесть и выпить.
        — Лучше ответь мне, почему домой не идешь? Что сидишь-то здесь? Или и вправду тащишься, ощущая свое превосходство над нами?
        Старик, промолчав, вновь принялся рассматривать свой драгоценный амулет.  — Ах, каким же счастьем для меня как для ученого стало бы установление контакта с представителем цивилизации создавшей эту вещь,  — сказал старик, глядя на амулет.
        — Ты что смеешься?! Я присанул его перед входом, припугнул немного. Уж подумал не артэон ли он, а он оказывается из Страны Волка,  — Ивз будто издевался над стариком.  — Чего таращишься?! Вон он этот твой «представитель цивилизации» в баре сидит, иди и устанавливай контакт, сколько хочешь.
        Старик подскочил с места, с грохотом уронив стул на котором сидел.  — Как так в баре сидит?! И ты все это время молчал?  — после этих слов старый артэон пулей вылетел в бар, позабыв на столе свою книгу. Со словами: «Зря только пиво заказал», Ивз встал и пошел следом. Выбежав в помещение бара, не обнаружив «представителя цивилизации» старый артэон недовольно посмотрел на подошедшего сзади Ивза.  — Ну и где он?  — спросил старик.  — Не знаю, я его здесь оставил. За барной стойкой. Далеко уйти он не мог,  — оправдывался Ивз. Старик, разочарованно помотав головой, двинулся к выходу.
        Чужеземец сидел на крыльце трактира. Все мышцы тела ныли, прошедшая ночь лишила последних сил, его неконтролируемо смаривал сон. Не понимая, куда идти, борясь со сном, он печально опустил взгляд, полностью разочаровавшись в своем путешествии. Окружающее утро наполнялось криками лесных птиц. Из двери трактира вышел старый артэон. Этот «непонятный старикашка» со странной улыбкой оглядел чужеземца с ног до головы, будто экспонат на музейной выставке. Чужеземец, устало поднялся на ноги не понимая чего от него хочет этот непонятный, в его глазах старикашка.
        — Не бойтесь меня, я не причиню вам зла. Прежде чем делать поспешные выводы, посмотрите на мой внешний вид. Похожу ли я на одного из здешних постояльцев? Вот именно. Я не один из здешних бандитов,  — сказал старый артэон, пытаясь успокоить чужеземца.
        — Кто вы такой?  — последовал настороженный вопрос.
        — Извините, я не представился,  — старый артэон прокашлялся и набрал как можно больше воздуха в легкие,  — меня зовут Гордон, я куратор армидейского музея культуры и этнографии, член высшего научного совета Армидеи. И да я артэон, поэтому вам нет причин меня бояться. А это я так полагаю ваше,  — он протянул амулет его владельцу.
        — Спасибо,  — чужеземец все еще настороженно глядя на «непонятного старикашку», забрал свой амулет, сжав его в руке.
        — Может это слишком резко. Но простите мне мое поведение. Скажите, а вы и вправду из Страны Волка?  — спросил старый артэон, с горящими глазами взволновано замерев в ожидании ответа.
        — Да.
        — Это невероятно. Вот это мне повезло!  — заметно обрадовался Гордон.
        — И что в этом такого?  — недоумевал чужеземец.
        — Общение с вами для меня представляет большую ценность. С научной точки зрения. Ведь вы представитель редчайшей культуры, рожденной и существующей полностью автономно, живущей в полной изоляции от остального мира. И если раньше я мог довольствоваться только несколькими энциклопедическими обрывками, оставленными редкими гостями вашего загадочного маленького дома, то благодаря встрече с вами у меня появляется возможность самому все узнать из первых уст. Вы даже не представляете, что наша встреча значит для меня как для ученого,  — Гордон остановился, переваривая сказанное в порыве чувств. Чужеземец замялся, не зная, что ответить.  — Что-то я разошелся,  — сам себя прервал Гордон.  — Разумеется, наше общение станет возможным, только если у меня получится заслужить ваше расположение. Наша встреча будет ненапрасной для меня, только если вы сами согласитесь сотрудничать и самостоятельно решите поведать мне тайны своего народа. Но мне сразу хотелось бы заострить ваше внимание на том, что в случае вашего согласия на сотрудничество я обещаю, какие бы дела, не привели вас сюда, я сделаю все от меня
возможное, чтобы облегчить ваш путь. Помочь вам. Кстати куда вы идете и зачем? Мне жутко интересно.
        — Вообще-то, я сам не знаю,  — выдав вялую улыбку, сказал чужеземец.
        — Ну, хорошо тогда может, вы представитесь?
        — Рурхан… можно просто Рурхан.
        — Приятно познакомиться Рурхан, и раз уж я уже все равно представился так может, давайте зайдем внутрь сядем за столик и познакомимся получше?
        — Извините, но нет, «внутрь» я больше не хочу. Это какое-то скверное место…
        — Да вы правы, тем более денег у меня уже все равно не осталось, а наглеть, нарушая законы мира людей, я не хочу. Ну, тогда давайте присядем прямо здесь!  — улыбаясь, Гордон уселся на крыльце, усталый Рурхан плюхнулся рядом.  — Так вы говорите, что не знаете куда идете, но тогда позвольте поинтересоваться, зачем же вы тогда ушли?
        — В смысле, вы имеете в виду, почему я покинул свой народ?  — уточнил Рурхан.  — Не знаю… Я не такой дикарь, каким должен быть.
        — А подробнее?  — ответ чужеземца Гордона рассмешил, он едва удержался, чтобы не рассмеяться открыто.
        — Я ушел без цели. Просто сбежал из этого горного плена. Хотел посмотреть мир,  — заговорив о причинах своего побега, Рурхан задумался.
        — Послушайте Рурхан. Я так понял, вы не знаете куда идете, тогда может, вы согласитесь, стать моим гостем, и отправиться со мной в АРМИДЕЮ?  — он сделал акцент на последнем слове. Не увидев особого энтузиазма в глазах Рурхана при упоминании своего города, он добавил: — Возможно, вам Армидея известна как «золотой город артэонов»?
        Услышав «золотой город» Рурхан ожил в прямом и переносном смысле. Спустя пару минут они брели по дороге, уходящей с перекрестка на север.
        — Я, наверное, просто устал уже позорить своего отца,  — Рурхан более подробно рассказывал о причинах своего побега.  — Видите ли, по меркам своего племени я не являюсь полноценным мужчиной. Я для них… слишком слаб. Как назло отец у меня первый охотник и старший советник вождя моего народа, сам добившийся своего положения. В общем, он полноценный дикарь. А я один из его троих детей и при этом единственный сын. И вполне логично, что все ожидали, что я пойду по его стопам и, опираясь на его знания, превзойду его, но я не оправдал надежд, к сожалению. Я никогда не стремился к силе, охоту без надобности тоже не принимал,  — Гордон не без интереса слушал, Рурхан продолжал.
        — Меня всегда влекло тайное знание. За что мне всегда доставалось. Ведь знания это своего рода болезнь для дикарей из моего народа. Ну знаете… Меня влекли звезды и тайное истинное устройство мира. А бредовая, выдуманная, но преподносимая в Стране Волка как истинная «сущность нашего мира» силой натянутая на глаза моим соплеменникам меня всегда смешила!  — Рурхан усмехнулся.  — Глядя на звезды, я понимал, что это никакие не боги, смотрящие на нас с небес, что мир вовсе не такой как говорили наши жрецы.
        Вообще если бы я не был сыном своего отца — уважаемого человека, мои сверстники давно бы убили меня. Но, несмотря на все разногласия, я любил своего отца и поэтому решил положить всему конец, перестать его мучить. Через горы, окружающие наш лес неподготовленному не пройти. Но мой дед был челноком, от него я узнал о весенней тропе, ведущей на север в страну артэонов. В итоге я решился на побег… Так вы спрашиваете меня, почему я покинул свой дом? Я просто устал от этих дикарей, не мог больше оставаться среди них. Хотел увидеть этот мир по-настоящему, узнать, что такое звезды. Как-то так…
        — А где вы уже были, и какие места вам удалось повидать?  — Гордон продолжал разговор.
        — Нигде. Я долго брел через леса. Видел только дороги. И пару городов издалека, но заходить в них побоялся, потому что ничего о них не знаю. Думаю, если бы я увидел золотой город, то узнал бы его сразу. Должен признать, когда убегал я толком сам не понимал что делаю. Это был бунт, знаете… несогласие со своей общиной. Хотел и им и себе что-то доказать. Когда сбежал… Очутился в большом мире. Испугался, понял, что не знаю, как быть дальше. Долгое время не знал что делать, куда идти. Выбирая между смертью и дорогой назад, я… выбрал смерть. Просто брел, куда глаза глядят. Все было как в тумане, даже не знал, где нахожусь и сколько прошел,  — он остановился, чтобы перевести дыхание.  — Я знал о стране артэонов. Слышал рассказы от челноков о золотом городе-крепости и городе Валгхейме. И о последнем они отзывались плохо, говорили, что из него идут все беды вокруг. Поэтому мой выбор был очевиден. Я целенаправленно пошел на северо-восток, чтобы увидеть лично или поговорить с теми, кто видел золотой город.
        — Вот видите, как нам обоим повезло встретиться здесь. В такие моменты и начинаешь верить в судьбу. А челноки это?..
        — Это отдельные посвященные, которым известны тайные тропы, им дозволено покидать наш лес. Они набирают наши товары и относят их в большой мир, в большие города. Назад несут всякие диковинные вещи, обрывки знаний и отголоски жизни что вокруг. В Страну Волка очень сложно попасть, поэтому извне к нам никто не приходит. Да и к нам приходить-то не зачем. Поэтому челноки наша единственная связь с большим миром,  — ответил Рурхан.
        От Рурхана последовал ожидаемый вопрос: «Извините, конечно, но что вы забыли в том скверном месте?». В ответ Гордон рассмеялся. Он пояснил что трактир, который они покинули, был одной из точек скупки куда ребята, именующие себя добытчиками, тащат разную полезную ерунду. Добытчиками трудятся в основном уголовники и прочие темные и странные личности, прячущиеся от мира и правосудия. Вроде Ивза. Они собирают различные травы, коренья, цветы в глуши лесов — одним словом ингредиенты для различных волшебных зелий и ритуалов которые потом скупают в основном артэоны. Также добытчики не брезгуют и любой другой наживой, в общем, тащат все, что можно продать. Если уголовник числится добытчиком на одной из подобных точек скупки, то артэонские правоохранители его не трогают, ведь фактически он работает на их правительство, собирает ингредиенты для алхимической промышленности. Гордон частенько приходит в этот трактир в качестве скупщика. Просматривает товар, который местные добытчики несут отовсюду, и, находя что-то интересное, приобретает это по завышенной цене. Добытчики, приписанные к этой точке, знают про
него и про его научный интерес к отдельным предметам, поэтому специально стараются раздобыть что-нибудь интересное. Гордона интересовали вещи, отражающие в себе быт или культурные особенности разных народов, ну и другие интересные безделушки в основном из-за периметра. С юга. Таким образом, он пополнял коллекцию этнографического музея, смотрителем которого являлся. Вчера он как обычно пришел в этот трактир и занял свое место в комнате скупщиков за столиком отделенным шторкой. Никто из обещавших принести что-нибудь интересное добытчиков так и не явился. Зачитавшись книгой, он не заметил, как досидел до утра. Что было странно, ведь обычно он так долго в том трактире не задерживался. Но в этот раз будто что-то заставило его задержаться подольше.
        Было начало десятого утра, ночная небесная палитра растворялась в солнечном свете. Только идущий на смену Ирделию очередной ближний планета-спутник Одрис пока противостоял дневному свету, сохраняя свои тусклые белые очертания, видимые в свете солнца. Небесную высь заполонили поодиночке плывущие небольшие облака. За разговором они не заметили, как прошагали пару километров. На обочине дороги лежало несколько валунов. Гордон сел на край одного из них предложив Рурхану сесть рядом. «До Армидеи путь не близкий. Я уже стар для таких прогулок. Поэтому давайте посидим, подождем попутку»,  — пояснил он.
        По дороге мимо периодически проносились одиночные повозки. Из-за деревьев послышался топот, приближалось что-то огромное. Рурхан настороженно замер. «Не бойтесь друг мой. Это свои идут»,  — успокоил его Гордон.
        Громоздко топая копытами, из-за деревьев вышел огромный пятиметровый бык. Правительство Армидеи для обеспечения своей армии транспортом прибегало к услугам животных улучшенных при помощи магии. Зверосмешение — так называлась генно-инженерная область алхимии (магической науки). Армидейские военные алхимики изменяли организмы некоторых животных, превращая их в идеальный военный транспорт, или с нуля выращивали новые жуткие виды. Существ получающихся в итоге называли зверосмешенцами или зверосмесями как звали их солдаты. Алхимически модифицированный огромный пятиметровый в высоту буйвол, идущий по дороге, как разновидность живого армидейского оружия относился к классу Б-2-биологический транспортер или биотранспортник. Б-2 был средним по величине из трех классов используемых армидейцами биотранспортеров, за основу которых были взяты быки. Структура тела данного животного была изменена не только в высоту, его ширина также составляла около четырех метров, благодаря чему на его спине могли спокойно закрепляться будки, кузова для перевозки солдат или грузов. В то время как биотранспортники класса Б-3, в
два раза превосходящие в размерах, так и вообще могли носить на своей спине целые крепости.
        Вышедший из-за деревьев огромный бык, обвешанный броней, в наспинном кузове вез отделение стрелков с луками наготове, сверху следящих за ситуацией вокруг. По бокам биотранспортника тянулись ряды солдат Армидеи. Эти пехотинцы были одеты в новые модели бронекостюмов с нанесенными узорами черных линий поверх золотистой стали. Сзади за транспортером тянулся караван из множества телег до отказа забитых разным добром, закрытых карет, запряженных лошадьми. На телегах, в каретах сидели люди — владельцы грузов, торговцы и их слуги, уставшие не выспавшиеся в дороге. Несколько телег вообще были забиты только людьми, по всей видимости, крестьянами, едущими в город на заработки. Солдаты артэоны растянулись вдоль каравана, с оружием наготове шли по бокам, обеспечивая охрану.
        Караван проходил мимо. Гордон по-старчески неспешно поднялся на ноги. Один из двухметровых армидейских громил проявил интерес к странной парочке на обочине.  — Старший сержант Тейлор, морская пехота Армидеи — устало, хриплым голосом представился он, ради галочки отдав армейское приветствие.  — Кто такие? Предъявите документы.
        — Здравствуйте товарищ сержант. Я артэон Армидеи как и вы. Со мной мой друг. Я веду его к нам в гости, показать ему наш город. Но как оказалось я уже слишком стар для лесных прогулок, и нам пришлось остановиться здесь, чтобы дать мне — старику, немного отдышаться. А вы куда следуете?  — спросил Гордон. Сержант пронзил Рурхана пристальным взглядом, оглядел его полностью, и не обнаружив в нем ничего подозрительного, положил руку на плечо Гордона, закрыв глаза, ощутил его артэнсферу сияющую внутри. Таким образом, распознав в нем подобного себе артэона.
        — У нас здесь старый артэон, сэр. Просит подвезти его до Армидеи,  — крикнул сержант куда-то в начало колонны.
        — Так найди ему место!  — раздался крик в ответ.
        — Ладно, старик. Мы идем в Армидею, считай, тебе повезло. Поэтому прыгайте вон в предпоследнюю повозку, там всего один мужик едет,  — указывая на нужную повозку, сказал сержант. Рурхан следом за Гордоном запрыгнул в нужную повозку до отказа забитую какими-то сундуками. Мужик возничий, возмущаясь, потеснился, дав этим двум сесть рядом.
        Солдаты, охраняющие караван по дороге курили сигареты, в то время как люди на повозках дымили трубками забитыми крепким табаком. Гордон как-то странно замолчал, опустив голову и взгляд, стараясь не смотреть по сторонам. Остальные люди, сидящие в повозках, вели себя примерно также, стараясь, лишний раз не разговаривать. В караване царила напряженная тишина, источником которой были сопровождающие его, дымящие сигаретами артэонские солдаты. Рурхан сразу заметил это, ощутил какой-то негатив, исходивший от них. На лицах солдат застыла ненависть ко всему, недовольство, голоса у них у всех сорванные, они не говорят, а натурально рычат. Друг с другом не общаются, в основном идут молча. Внешне выглядят озлобленно, измотанно, будто их как диких псов гнали плетьми на протяжении нескольких километров. И самое главное их глаза, они безумны и пусты одновременно. Ведь это артэоны, существа, в которых Духи раскрыли все самое лучшее, что есть в людях, их глаза должны светиться теплом, но в глазах артэонских солдат, будто не было ничего кроме зла. Долгая дорога до такого довести не могла, тут было что-то еще.
Стоило Рурхану долго задержаться глазами на ком-нибудь из них, как они недовольно бросали в ответ злобные ненавистные взгляды. «Чего вылупился дятел?»  — рявкнул один из солдат почувствовав на себе взгляд Рурхана.
        — Не обращайте внимания. Это солдаты — наши странники внешнего мира, грубость им простительна. Просто не смотрите на них. Не обращайте внимания,  — Гордон успокаивал Рурхана. Было видно, что этому старому артэону было неудобно и даже стыдно из-за поведения солдат.
        — Опусти взгляд, смотри куда угодно, но только не на них. Это артэонские солдаты, здесь они есть чистое зло. Прекрасные и добрые они только там во внутреннем мире, здесь они чудовища,  — сквозь густую бороду пояснил управляющий повозкой мужик.
        — Задача наших солдат защищать нас от внешнего мира, дикого и ужасного. Поэтому они такие,  — все, что сумел сказать в их оправдание Гордон.
        Караван двигался не быстро, ориентируясь на скорость шага сопровождающих его солдат. По пути из-за леса появились дома. Обычные сложенные из бревен деревенские избы, по ходу дальнейшего продвижения, переросшие в сплетение улиц. Они проезжали какую-то деревню, где среди серых покосившихся домов простых крестьян возвышались ухоженные украшенные избы местных купцов и прочих зажиточных. Жизнь людей живущих под боком артэонов замерла на уровне средневековья, на них одеты простые, незамысловатые льняные одежды, свойственные средневековым крестьянам. Со всех сторон караван окружили погруженные в суету своего людского быта местные жители. Некоторые, из которых останавливались и глазели на вторгшуюся в их владения вереницу телег, а точнее на сопровождающих ее солдат. Тяжелые, ненавистные взгляды, не обошедшие стороной и Рурхана, начали давить со всех сторон. В массе серых, грязных от трудовых будней деревенских жителей многие были явно не рады появлению артэонов. В то время как другие покорно опускали головы и боялись смотреть. Одна деревня сменяла другую. В промежутках между ними раскинулись аккуратные
засеянные поля. Караван вошел в земли Эвалты — страны свободных людей раскинувшейся в самом центре артэонской Арвлады, что казалось немыслимым.
        В этом мире, как и любом другом овеянном магией, человечество было диким, существовало без намека на прогресс. Людские общества, погрязшие в своей дикости, были далеки от совершенства, рабство было повсеместной их нормой. Будучи своего рода старшими разумными братьями, официально исходя из благих намерений, желания помочь, артэоны постоянно брали под свою опеку целые общества людей, которым обеспечивали защиту, как от внешнего, так и от внутреннего их зла. Не только защищали, но и учили жить правильно без рабства по справедливым законам. Например, в состав Страны Белого Камня как традиционного артэонского государства входили селения простых людей, которые контролировались и защищались артэонами живущими в городах-крепостях. По статистике в СБК население людей неартэонов составляло где-то около восьмидесяти миллионов, что в четыре раза превышало количество самих артэонов.
        Армидейцы тоже решили не отставать от общих тенденций и со временем обзавелись своим подконтрольным людским обществом, объединенным под названием Эвалта — страна свободных людей севера. Эвалта была создана на основе нескольких организованных армидейцами лагерей для беженцев с юга. Несколько лагерей сначала были преобразованы в самоуправляемые общины, которые по мере разрастания были объединены в города и села новой страны.
        Разумеется, идея создания Эвалты возникла не сама собой. Автором и архитектором Эвалты, подкинувшим идею ее создания армидейцам был маг Фросрей. Сильный и старый, живущий сотни лет маг, являвшийся одним из трех светлых магов Хранителей Преферии, странником из Межокеании пришедший в земли нового мира. Это странно, но за все время существования Преферии, в ее землях еще не родилось ни одного мага, не светлого, ни темного. Уже давно Фросрей был недоволен политикой СБК, имел с белокаменной артэонской страной личные счеты. Он видел в Армидее единственную силу способную противостоять скрытому диктату СБК. С самого начала он добровольно опекал и защищал встающих на ноги армидейцев, поддерживал их на пути к прогрессу. В последующем неконтролируемо привязавшись к этим артэонам, он согласился стать одним из жителей золотого города, защитником и государственным консультантом которого являлся по сей день. Обезопасив себя, создав свою сильную страну, артэоны Армидеи небезразличные к судьбе окружающего мира естественно обзавелись желанием принесения каких-то благих перемен. Силу своей страны они желали
направить во благо, и тут к ним и пришел маг Фросрей с идеей создания Эвалты, креативнее и прогрессивнее которой было не придумать.
        На территории Эвалты был отменен прямой контроль и управление людьми, вместо полностью контролируемых общин было создано относительно свободное не допускающее прямого рабства капиталистическое общество. Армидейцы ограничились лишь написание разумных справедливых законов, и отошли в сторону, дав людям почти полностью самим управлять собой. Рабовладельцы сменились собственниками капитала, теоретически взобраться на самый верх стать богачом мог каждый, рабство было запрещено законодательно и в итоге на территории Эвалты возникло относительно свободное людское общество. И все это в центре Арвлады еще вчера кровью и болью от «свободных» людей отчищенной.
        К сожалению сегодня «проект Эвалта» испытывал серьезные проблемы. Первой из которых стал сам собой возникший мощный поток контрабанды из-за периметра, насытивший Эвалту оружием и всевозможными запрещенными товарами. Разумеется, что жители Эвалты, большинство из которых вчерашние беженцы с юга не могли не контактировать со своими оставшимися в диких землях сородичами. Для ослабления потока контрабанды демократичные армидейцы разрешили жителям Эвалты официально торговать с югом. Это уже нарушило один из главных принципов, вложенных в Эвалту при ее создании — полная изоляция от оставшихся на юге диких людей, с целью создания основанного на любви к артэонам взгляда на мир у эвалтийцев (граждан Эвалты).
        С началом официальной торговли с югом в Эвалту усилился наплыв незарегистрированных беженцев, бродяг и уголовников из-за периметра. Что в свою очередь повлекло вспышки непонятных эпидемий, бродяжничество и усложнение криминальной обстановки. В ответ на попытки армидейцев закрутить гайки и покончить с криминалом в подконтрольной им Эвалте, появились подпольные повстанческие и террористические движения и группировки, в основном созданные из криминальных элементов.
        В данное время Эвалта раскинувшаяся противоположно Срединным Землям на восточном берегу Андары, включает в свое население около восьми миллионов человек. В ее городах, а в особенности самом крупном Певенсе идеи свободы ну типа капитализма все-таки получили свое удовлетворительное воплощение. В Певенсе во всю успешно функционировали мануфактуры с использованием наемного, а не рабского труда, был сформирован класс купцов занимающихся торговлей — местная элита, ядро всей капиталистической системы. Можно сказать, что в городах Эвалты расположенных в северной ее части, люди научились самостоятельно жить без рабства и тотального контроля со стороны артэонов. Но вот в деревнях, в особенности на южных окраинах ситуация была плачевной. Сельскую местность повсеместно облюбовала организованная преступность и все осевшее в Эвалте «дно» южных человеческих обществ. Ситуация была настолько критическая что совсем недавно жители одной из деревень на юге после уничтожения армидейского патруля устроили вооруженное восстание требуя освобождения своих друзей и близких из Гванталы — тюрьмы для людей созданной
артэонами. После подавления восстания армидейцами были проведены массовые показательные казни также ничего хорошего в сложившуюся тяжелую ситуацию не принесшие. Армидея сейчас замерла перед выбором между уничтожением Эвалты как проекта потерпевшего крах с его последующей реорганизацией и продолжением данного эксперимента ввиду наличия положительных результатов в виде городов и других поселений северной части, собой оправдывающих всю затею. Пока армидейцы все спускали на тормозах, продолжая биться за свою Эвалту, пытаясь научить людей жить самостоятельно и свободно.
        Нужно сказать, что многие проблемы Эвалты имели искусственное происхождение, их причиной было вмешательство злой посторонней силы. Так называемая дикость людей, конечно, имела место, но в редких случаях. Речь, конечно, идет о СБК. Естественно, что сам факт наличия также как и сама идея создания Эвалты, была мягко сказать, ненавистна СБК. Эвалта была главной причиной разногласий между консервативной СБК и «креативной» «демократичной» Армидеей. Политики из СБК говорили, что наличие Эвалты оскорбляет и делает бессмысленной пролитую кровь во имя их Арвлады. Эвалта своим наличием убивала идею Арвлады как страны артэонов. И СБК как могли ситуацию внутри Эвалты дестабилизировали. Почти все действующие в Эвалте повстанцы, разные группы недовольных и даже террористические группировки, которые якобы сражаясь за свободу и права людей, периодически убивали армидейских солдат, были выращены при помощи СБК. Страна Белого Камня как могла, вставляла Армидее палки в колеса, не давая довести Эвалту до ума. Процесс приучения людей к азам капитализма путем силового запрета рабства не давал сбоев, просто Армидея в
скрытой войне за Эвалту конкретно коварной СБК проигрывала. Поэтому сейчас в условиях постепенно выходящей из-под контроля ситуации в Эвалте власти СБК приближаясь к полной победе, давили на Армидею требуя прекратить ее игры в свободу с людьми, угрожая в случае ее бездействия самим решить эту проблему путем полного уничтожения Эвалты.
        На фоне нестабильностей в Эвалте жизнь в подконтрольных СБК людских селениях закрытых от всего казалась идеальной. Власти СБК не желая экспериментировать, в своих человеческих общинах держали ситуацию под контролем, силой и наказаниями, приучая людей к соблюдению и уважению законов. В общинах СБК людям запрещалось свободно торговать и самим управлять собой. Все управленческие вопросы за них решали артэоны. Здесь люди жили только своим трудом, возделывая поля, выращивая скот. Общины СБК собой напоминали города строгого в какой-то мере диктаторского, но справедливого государства, без надобности не нарушающего, а наоборот оберегающего человеческие права, и в тоже время жестоко карающего в случае отступления от правил. Силой в этих общинах людей никто не держал, и тот факт, что в них проживали миллионы человек, говорил о том, что большинство такая жизнь устраивала. И вот сегодня когда ситуация в Эвалте была близка к хаосу СБК требовали от Армидеи прекратить свои эксперименты и преобразовать свою страну свободных людей в систему общин живущих по четким разумным законам. Жить, так как артэоны и люди
сосуществовали в этом мире с древних времен.
        Тем временем под тихим скрипом колес повозок караван проезжал по центру Дорсинска — последнего городка Эвалты на пути к Армидее. В центре городка появились украшенные куполами административные здания, выстроенные вокруг большой колокольни. Караван окружила толпа местных жителей. Это были старики и женщины, помнящие или хорошо знающие жизнь на юге и поэтому благодарные артэонам. По старым привычкам эти люди одаривали своих «новых хозяев». Женщины опускались на колени и протягивали куски ржаного хлеба. Старики и некоторые мужчины кланялись. Артэонские офицеры культурно отказывались от предложенных даров, поднимая приклонившихся с колен и благодарствуя окружающих за радушный прием. Солдаты принимали из даров только букеты цветов. Следом отовсюду набежали дети возбужденные рассказами этих взрослых, в которых солдаты Армидеи представлялись как герои. Дети шумной толпой в прямом смысле слова облепляли солдат, стараясь потрогать их броню. Один местный сумасшедший, наплевав на робость своих земляков, взял и пошел через строй, попутно пожимая солдатам руки. Рурхан не понимал ничего из происходящего, но
детский смех и повсеместные улыбки, разбавляющие пронизанную усталостью от дороги напряженную атмосферу в их караване, заставляли его по-настоящему улыбнуться впервые за долгое время.
        На окраине городка на следующих в караване набросилось несколько злобных псов специально для этого отпущенных с цепей и натравленных на солдат каким-то недружелюбным местным. Солдатам собаки, конечно, никакого вреда не нанесли, так просто полаяли немного, единственное только людей с каравана напугали. Снова со всех сторон стали давить недовольные взгляды, которыми все недовольство и ограничивалось. Местное быдло артэонов ненавидящее боялось что-либо сказать открыто, потому, как знало, что с ним церемониться не будут. Даже оскорбление военнослужащего Армидеи это сразу статья, если не казнь на месте.
        Солнце вошло в зенит, полностью затмив все прочие небесные тела в небе над этим миром. Рассеялись все облака. Последняя деревня людей осталась позади и караван проехал под золотистой аркой с надписью «Аламфисов лес». Этот лес был искусственным творением Духа Аркея покровителя Армидеи. В окружающем золотой город Аламфисовом лесу под соснами, лиственницами и редкими березами нетронутыми Азурой обычно черная, покрытая мхом и кустарниками лесная почва была устлана разнообразными цветами всех оттенков и высокой яркой зеленой травой. Благодаря вмешательству Духа цветущий и благоухающий наземный ковер этого леса спокойно располагался в тени деревьев, обходясь без солнечного цвета. Наоборот некоторые из здешних цветов в темное время суток сами испускали свет, наполняющий в ночи сиянием эти дремучие дебри. В воздухе над головами, меж сплетения хвойных веток повсюду порхали разнообразные небольшие птицы. Большинство цветов этого леса вырабатывали специальные феромоны оказывающие отпугивающий эффект на лесных животных, без влияния на птиц, скрашивающих здешнюю приятную атмосферу своим пением.
        Прекрасный лес неожиданно сменился выжженным мертвым пустырем, тянущимся на километры, подобным резкому обрыву отгораживающему природу от цивилизации. Это была так называемая простреливаемая зона — первая ступень обороны Армидеи. Простреливаемая зона это открытое пространство несколько километров в ширину по периметру окружающее стены города, территория, полностью простреливаемая артиллерийскими системами армидейской обороны. Мертвая земля, усыпанная пеплом сожженных деревьев, покрытая торчащими пнями.
        Под светом солнца за мертвой простреливаемой зоной вдалеке вдоль горизонта заблистали золотистыми оттенками стены Армидеи, за которыми возвышались башни ее высоток и верхушки многоэтажных домов. Караван, по проложенной в мертвой земле дороге приближался к городским стенам.
        Дорога подошла к стене города и потянулась вдоль нее вправо. Окружающая город по периметру возвышающаяся на двадцать пять метров сложенная из исполинских серых каменных блоков стена была покрыта узорами, выложенными из стальных пластин золотистого цвета. На вершине стены, на высоте где летают птицы по своим маршрутам бродили часовые пограничных войск, наблюдающие за движущимся внизу караваном. Через каждые несколько десятков метров в стене возвышались дозорные башни. Всем своим видом величественные стены Армидеи выдавали свой необычный, сверхъестественный способ постройки, ведь при помощи человеческого труда возвести подобное, было, наверное, невозможно. По пути караван проехал двое из семи наружных врат Армидеи. Первые из попавшихся на пути врат под номером пять, были большими пятнадцатиметровыми, окруженными треугольной аркой при взгляде на которые не верилось, что они вообще открываются и что есть в этом мире силы способные их сдвинуть. Другие ворота — номер шесть, были маленькими и компактными.
        Стена начала плавно поворачивать, уходя влево, обрисовывая очертания города. За углом стены стала видна небольшая к ней пристройка, это был Закхал — человеческий квартал Армидеи. Стены окружающие Закхал, на десять метров уступали стенам города, а также не имели дозорных башен. За Закхалом нелепо с южной стороны приросшим к Армидее открывалась Соленая Миля — маленький кусочек мирового океана доставшийся преферийцам. Вдалеке над водным лоном в этот ясный солнечный день была видна белая полоса Стены Тумана, которая отделяла Преферию от всего мира.
        Дабы не допустить превращение Преферии в колонию империй соседней Межокеании, дать ей право называться новым светом, ее было решено изолировать от остального мира. От различных колонизаторов молодую Преферию защитили представители эльфийского народа. При помощи своей магии таинственной и мощной эльфы создали Стену Тумана раз и навсегда закрывшую восхитивший их новый свет от окружающего мира. Эта «стена» представляла собой скопление тумана приблизительно десять метров в ширину и пятьдесят в высоту, со стороны действительно казавшееся белой стеной полностью окружающей всю огромную Преферию по периметру. Сквозь эту стену не мог пройти не один корабль, поскольку в ее белом скоплении обитало жуткое зло, воющее по ночам убивающее всех, кто вторгался в его владения. Со временем Стена Тумана окружающая Преферию перестала восприниматься как волшебное оборонительное сооружение, став чем-то вроде природной достопримечательности. И по сей день, жители Преферии глядя в океан, не видели уходящего за горизонт бесконечного водного пространства. Стена Тумана вечной белой полосой ограничивала взор. Располагаясь на
расстоянии двадцати четырех морских миль от берега, туманная стена изолировала Преферию от остального мира, оставляя ее жителям только маленький кусочек великого океана, который здесь называли Соленой Милей.
        Караван остановился у ворот Закхала. Рурхан привстав в повозке, мог в полной мере разглядеть открывшуюся взору шумящую волнами и криками чаек, обдувающую его соленым ветром водную гладь. Берег Соленой Мили со стороны Закхала был песчаным и с наступлением плавательного сезона превращался в большой пляж, сейчас пустующий в ожидании.
        Начался таможенный досмотр проводимый бойцами РОВФ стерегущими ворота Закхала. Стражники рассматривали содержимое повозок, одновременно изучая документы на товар, имеющиеся у его владельцев. Биотранспортник в виде огромного быка издав протяжное «М-у-у-у-у», выполнив свою миссию, развернулся и пошел обратно к пятым воротам города, в окружении сопровождающего его взвода солдат. Рурхан двинулся следом за Гордоном. После предъявления Гордоном каких-то документов превратная охрана их тут же пропустила. Гордон, видя неуверенность и робость Рурхана, крепко взял его за руку и потащил за собой. «Так будет безопаснее»,  — улыбаясь, пояснил он.
        Едва зайдя в Закхал, сразу за превратной территорией, они оказались на знаменитом на всю Преферию Закхальском рынке раскинувшимся вдоль всей центральной улицы, прямо проходящей через весь квартал. На этом рынке, днем наполненном суетой и шумом, торговыми лавками тянущемся по бокам улицы, были представлены товары со всей Преферии на любой вкус. Сталкиваясь с очередным встречным людским потоком в толпе рынка, Рурхан понимал, почему Гордон взял его за руку. Двухэтажные дома вдоль центральной улицы-рынка были сложены вручную из желтого кирпича, запечатлев в себе огрехи, небрежность и спешку своих строителей, от чего многие из них покосились. В обе стороны от Закхальского рынка тянулись жилые улицы с ремесленными мастерскими, расположенными на первых этажах домов и в подвалах, как обычно скрипящими на ветру вывесками, оповещающими возможных клиентов. Закхал был своего рода столицей Эвалты, именно здесь под боком у артэонов находились все государственные органы осуществляющие управление ею. Здесь находился Армидейский банк занимающийся чеканкой эвалтийских золотых монет, а также Торгово-ремесленное
собрание — коллективный орган управления, которому принадлежала высшая власть в Эвалте. В Торговое собрание входили самые богатые жители Эвалты, кровно заинтересованные в укреплении капиталистических отношений в управляемой ими формирующейся стране, которым помогали лучшие из армидейских мудрецов.
        Прорвавшись сквозь толпу шумного рынка, Гордон привел Рурхана к седьмым или Закхальским воротам Армидеи. Огромная стена, отделяющая артэонский город от этого квартала, как и от всего окружающего мира грозно возвышалась, погружая все вокруг в свою тень. У ворот в тишине и безлюдности стояли замершие как статуи трое артэонских пограничников охраняющих вход в Армидею. Их бронекостюмы были украшены шипами, торчащими из наплечных бронепластин и шлемов, сделано это было для создания грозного их образа в глазах людей. Двое с копьями стояли по бокам, а по центру врат стоял сержант — старший караула.
        — Мистер Сарденел что-нибудь запрещенное внутрь тащите, если снова нашими воротами решили воспользоваться?  — улыбаясь, спросил сержант у подошедшего Гордона.
        — Да нет Матиус на этот раз все нормально. Единственное что со мной молодой друг — артэон из Срединных Земель,  — сказал Гордон, указывая на Рурхана, незаметно которому подмигнув.  — Виду его к себе в гости на пару дней.
        — Мистер Сарденел,  — подойдя вплотную к Гордону, сказал сержант,  — дальше все равно находится второй досмотровый пропускной пункт. Все ваши возможные нарушения все равно будут выявлены. Поэтому чтобы не усложнять всем нам жизнь просто сразу скажите, есть ли у вас при себе что-нибудь незаконное?
        — Я прекрасно знаю о втором пункте и уверяю вас, что у меня там проблем не будет,  — спокойно ответил Гордон.  — На этот раз не будет.
        Сержант подошел к воротам и трижды стукнул в них, после чего они автоматически быстро распахнулись. За воротами находился длинный коридор, скрывающий своими толстыми стенами от посторонних глаз все располагающееся меж оборонительных городских стен. Оборонительных или внешних стен защищающих от окружающего мира у Армидеи было три. Внешняя огромная стена, открывающаяся всем путникам, следующим в город, была только первым рубежом обороны. Другие две стены, располагающиеся за ней, не отличались от нее размерами. Три стены располагались на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга. Между ними раскинулись военные базы, склады, позиции артиллерии, разные прочие военные объекты. Рурхан следом за Гордоном двигался по длинному коридору, приятно прохладному после тепла солнечного дня, освещенному ярким светом ламп, пролегающему под тремя оборонительными стенами, ведущему прямо в город.
        В конце коридора закрытые ворота, перед которыми замерло еще несколько солдат вооруженных резиновыми палками. В стене не доходя до ворот, находилось окно, за которым сидел дежурный, и рядом железная дверь. Гордон подошел к окну дежурного поста: «Мне нужно с вами поговорить»,  — сказал он в голосовую решетку. Дверь рядом с окошком дежурного с грохотом отворилась.
        — Побудьте здесь я сейчас,  — обернувшись к Рурхану, сказал Гордон, прежде чем войти в открывшуюся дверь. За дверью находилась досмотровая комната, посередине которой стоял железный стол, а вдоль стены справа такая же скамейка. В комнате Гордона уже ждали двое инспекторов досмотра, в последующем к ним присоединился вошедший дежурный, эти трое были заключены в облегченные версии бронекостюмов, без шлемов на головах. Дежурный взял Гордона за голову, осмотрел его зрачки, пощупал пульс, затем констатировал: «Признаков контакта с отрицательными эмоциями нет».
        — Ну что Гордон как обычно все чужеродные предметы на стол,  — сказал дежурный.
        — У меня сегодня все сложнее, чем обычно. Со мной пришел один человек. Вернее это не совсем человек, он номак из Страны Волка. Первый и пока единственный покинувший свой изолированный мир и сумевший добраться до нас. Это чудо что я повстречал его. Для меня как для ученого возможность общения с ним представляет особую ценность. Он может открыть нам многочисленные тайны, которыми покрыта Страна Волка. Я привел его к себе в гости чтобы показать ему наш город — полностью, и поработать с ним в спокойной обстановке. Поэтому я хочу, чтобы вы пропустили его или я буду требовать этого, пока не добьюсь,  — сказал Гордон.
        Дежурный прошел по комнате и сел на скамейку, схватившись за голову руками, погрузившись в раздумья.
        — Номак, не артэон и не человек. Артэон свободный от Духа, если сказать точнее. Биологического несовершенства он в себе не несет. Но по своим психологическим характеристикам он тот же человек, то есть его поведение в принципе нестабильно и подчинено эмоциям. Ты хочешь, чтобы мы непросто пропустили его в город, а разрешили ему пройти дальше двух туристических кварталов, то есть в самую сердцевину нашего общества, там внутри ничем незащищенного? Мы, конечно, обыщем твоего гостя, но его внутреннее зло, его возможные темные намерения мы обнаружить не в состоянии. И ты представляешь, что он может натворить, когда окажется среди артэонов, среди беззащитных? Любое возможное зло можно предотвратить сейчас, пока он еще снаружи. Но если ты настроен серьезно, значит, берешь на себя ответственность за него, за его возможные негативные поступки. Ты должен быть уверен в нем, должен быть уверен в том что он достоин того чтобы пройти, как бы пафосно это ни звучало,  — после минутного раздумья сказал дежурный, здоровяк как и все армидейские солдаты.
        — Да, я все понимаю и полностью ручаюсь за этого человека, ну или номака, если вам угодно,  — ответил Гордон.
        Рурхана завели в досмотровую комнату, тщательно обыскали. Гордон наблюдал за всем этим сидя на скамье.
        — Ну как ваше настроение молодой человек?  — спросил дежурный у Рурхана.
        — Нормально, спасибо,  — ответил Рурхан.
        — Как бы вы сами описали цель своего визита в наш город?
        — Посмотреть красоты, о которых давно слышал. Так еще… Узнать что-то новое для себя. Найти ответы, что есть небо, что есть наш мир…
        — В общем, вашу цель или цели можно было бы описать как исключительно туристические, то есть сугубо ознакомительные. Так?
        — Да конечно, а разве могут быть какие-то еще?
        — Поверьте, мне могут,  — ответил дежурный, врезавшись в Рурхана пристальным взглядом от которого ему стало не по себе.
        — Если вы на что-то намекаете, то говорите прямо.
        — Прямо, хорошо. Вот однажды один у нас здесь прошел, тоже всем улыбался и говорил, что безумно хочет повидать золотой город, а потом бац!  — Дежурный резко ударил кулаком по столу, отчего Рурхан вздрогнул.  — И прирезал троих артэонов. Террор понимаешь? Ведь мы, выступая в роли миротворцев, вторгаемся в ваш дикий юг, вмешиваемся в ваши войны. Ради обеспечения мира встаем на пути зла, главным проявлением которого являются люди. Поэтому мы беспощадно уничтожаем вас — дикарей, когда это нужно,  — дежурный подошел к Рурхану вплотную и повысил тон.  — Мы сносим вашу оборону, убиваем ваших женщин, детей, устраняя вас как проблему в зачатке. Мы главная сила в этом мире. Поэтому у нас так много врагов вокруг. Ну как хочется тебе артэонской крови или может, хочешь прикончить меня здесь, после всего того что я зажравшийся ублюдок сказал сейчас. Так давай. Давай чего же ты ждешь?!  — прокричал дежурный свою провокаторскую речь, которую Рурхан слегка сощурившись, выслушал до конца.
        — Если бы ты только понимал, какую чушь я слышу в твоих словах. Хватит с меня этого бреда, я ухожу,  — устав уже от всего Рурхан, развернулся и попытался уйти. Не успел он сделать и пару шагов как сзади на него набросился дежурный, обхвативший его, прижавший его руки к туловищу, чтобы он не мог ничего сделать. Рурхан, нервы которого сдали, забился в истерике, начал дергаться и кричать: «Отстаньте от меня! Отпустите!». В ответ дежурный продолжал удерживать его, одновременно успокаивая: «Тише, тише, успокойся все хорошо. Только успокойся. Все хорошо». К дежурному подбежали двое досмотровых инспекторов, чтобы подстраховать. Спустя минуту Рурхан успокоился, перестал дергаться, хотя его сердце билось как сумасшедшее. «Все успокоился?»  — поинтересовался все еще удерживающий его дежурный. Рурхан положительно кивнул. Со словами: «Все я отпускаю», дежурный офицер разжал руки и отошел в сторону. Немного отдышавшись, Рурхан услышал проскакивающие смешки, исходившие от двух инспекторов досмотра. Он с непониманием посмотрел на стоявших от него на безопасном расстоянии трех пограничников и Гордона
скрывающегося за их спинами. Дежурный офицер, улыбаясь, стоял, не зная как оправдать себя. «Дружище прости. Нет, правда, прости. Психологическая проверка есть необходимость при ускоренной процедуре пропуска. Я должен был это сделать, это моя работа. Ничего личного»,  — оправдывался он. Улыбаясь, офицер подошел к Рурхану и по-мужски обнял его. «Все мы тебя проверили. Теперь я на сто процентов уверен в том, что ты неопасен. Можешь спокойно проходить»,  — обнимая и хлопая Рурхана по спине, сказал офицер. «Это мои дурацкие обязанности. Сам их ненавижу. Прости»,  — добавил дежурный отойдя. В ответ Рурхан опустив глаза, молча понимающе кивнул, весь произошедший идиотизм оказался какой-то проверкой. Едва дежурный отошел, как к Рурхану тут же бросился Гордон.
        — Простите меня, простите, пожалуйста. Я не мог вмешаться, это было условием вашего ускоренного пропуска, полного пропуска во все места города, для которого эта процедура является необходимостью. Простите меня. Но теперь все хорошо. Сейчас действительно все хорошо,  — обхватив Рурхана за плечи, молил его Гордон. Затем Гордон повернулся к дежурному офицеру.  — Что ты тут нес? Я же сказал что он из Страны Волка. Они живут там, в полной изоляции, им нет дела до наших войн. Я думал, что ты в курсе. Географию нужно знать.
        — Я знаю, только что Страна Волка где-то на юге. А вот уж кто там живет и как, это меня мало волнует,  — ответил дежурный офицер. В ответ Гордон махнул на него рукой, усадил Рурхана на скамью, дав ему стакан воды.  — Я к запросу на парня приложу положительную характеристику, чтобы исключить возможные проблемы и задержки. Парень нормальный это по глазам видно,  — закурив, сказал дежурный.  — Можешь мне врезать, если хочешь, я не против,  — посмотрев на Рурхана добавил он. В ответ Рурхан только усмехнулся.
        В комнату вошел один из стражников стоящих в коридоре.  — Сэр тут еще на досмотр,  — сказал он.  — Пусть ждут,  — ответил дежурный офицер.
        — Идемте дружище!  — сказал Гордон, протянув Рурхану руку. Они вышли в коридор, где в окружении стражников стояли еще несколько туристов — обычных людей, ожидающих прохода в город. Последние ворота в Армидею с шипящим звуком неожиданно для Рурхана раздвинулись по сторонам. В глаза ударил яркий солнечный свет, постепенно привыкнув к которому Рурхан увидел желанный город.

* * *

        Атмосфера солнечного дня в Армидее наполнялась золотистыми лучами, повсеместно исходившими от светоотражающих элементов замаскированных под украшение городского интерьера. Лучи солнца отражаясь, окрашивались в золотистый цвет, поэтому солнечными днями город утопал в золотистой ауре уловимой глазом, оправдывая свое название. За воротами утопающая в золотом сиянии армидейского дня, находилась круглая площадь с большим памятником в центре. Площадь, украшенная аккуратными рядами скамеек и деревьев с уже зелеными кронами, врезающимися в глаза на общем золотистом фоне, была пустой, тихой. Уже здесь на самом пороге буквально кожей ощущалось некое все здесь пропитывающее спокойствие. От остального города эту площадь отделяла стена с арочными проходами, за которой возвышались многоэтажные дома. Памятник в центре площади со стороны входа представлял изображение человека с закрытыми глазами смиренно сложившего руки на груди. С обратной стороны изображение смеренного вида человека перетекало в чудовище. Человеческое лицо перерастало в вытянутую усеянную длинными зубами звериную морду как у волка. Чудовище на
обратной стороне в одной из рук держало меч, в другой булаву. Они остановились перед оборотной жуткой стороной памятника, где красовалась табличка, на которой было написано: «Вечная память Великому Малдорию, научившему артэонов жить в этом мире».
        — Вам что-нибудь знакомо из артэонской истории. Кто мы? Откуда? Кем были первые из нас?  — дав Рурхану осмотреть памятник, спросил Гордон.
        — Безусловно, что-то известно, но мне кажется, это «что-то» было слишком сильно изменено нашими жрецам,  — глядя на странный памятник, ответил Рурхан.
        — Первое время наши предки пытались отречься от насилия и построить свою идеальную гармонию. Но этот жестокий мир внес свои коррективы в планы первых артэонов. Углубившись в свои мечты, пытаясь сбежать от реальности в попытках построить свои идеальные общества, первые из нас оказались на пороге полного уничтожения. Вместо того чтобы опуститься до дикости первые из нас предпочитали смерть от рук безумных дикарей. Ибо первые артэоны считали что, убив однажды, отступив от разумности, вернуться к гармонии они уже не смогут.
        Но однажды появился артэон все-таки отважившийся омыть свои руки кровью, наплевав на разумность. Первый артэон, признавший невозможность гармонии в условиях этого дикого мира и отважившийся убить во имя выживания. Это он научил артэонов совмещать в себе обе сущности, ужасную для внешнего и прекрасную для внутреннего миров. Он буквально научил нас выживать. Вся наша современная армия, вся наша сила есть его прямое продолжение. Это удивительно, но многие «разумные» артэоны настолько разумны, что не считают его героем, осуждая грехи, которые, по их мнению, не оправдывают его заслуги.
        По-моему он, наш первый защитник, безусловно, беспощадный убийца, но все же личность достойная восхищения. Недаром все солдаты готовы молиться на него как на бога, потому что они видевшие этот мир, его истинное лицо, понимают больше чем эти зажиревшие под их защитой пацифисты. Его звали Малдорий. Как говориться у каждого мира свои герои, или вернее — какой мир такие и герои,  — не отрывая взгляд от величественного монумента, сказал Гордон.
        — Я сначала подумал, что этот жуткий монумент служит напоминанием входящим сюда туристам о том, что нужно вести себя прилично. А то ведь артэоны добрые, но и чудовищами когда надо могут быть. Я имею в виду ваших солдат. Ну, якобы это своего рода устрашение,  — Рурхан повеселил Гордона.
        — Этот монумент, прежде всего, напоминает о двойственности не только артэонов, но и человеческой натуры в целом. В каждом есть и добро и зло. И стоит он у входа в наш город, якобы на пересечении двух миров. Ну, еще я согласен. Он хорошенько пугает туристов!  — с улыбкой согласился Гордон.
        За аркой стены отделявшей превратную площадь начиналась первая улица, дома вдоль которой достигали восьми этажей. Здешние дома также как и в Закхале были сложены из того же желтого кирпича, но здесь все было сделано идеально, дома были ровными, гладкими и аккуратными. Это была главная разница между хаотичными людьми и разумными артэонами, в мире которых все устремлялось к идеалу, было гладким, симметричным, выверенным, все как на картине, на которой нет ни одного лишнего штриха. Эта разница бросалась в глаза сразу. Желтая улица утопала в золотистом свете. В отличие от большинства людских городов возникающих хаотично, получающихся разнообразными, с районами непохожими друг на друга. Артэонские же если и возводились то всегда по плану, от чего жилые улицы разнообразием не отличались, наоборот страдали строгим однообразием. Дома в целом идентичные различались лишь этажностью. Уникальной, изощренной, а подчас и чересчур необычной постройкой и внешним дизайном обладали только находящиеся на пересечении улиц дворцы культуры, спорта, театры, иллюзионы, музеи, библиотеки, и другие требующие выделения
сооружения.
        — Так вот что значит город,  — впервые оказавшись в каменных джунглях Рурхан, прибывал, мягко говоря, в изумлении.
        По земле в городе никакой транспорт не ходил, поэтому вдоль улицы хаотично были раскиданы живые деревья, растущие прямо из бетона. Под пушистыми кронами деревьев стояли лавочки. По бокам улицы проходили ряды ночных фонарей. Воздух в артэонском городе на эту неделю был наполнен лимонным ароматом, испускаемым специальным ароматизатором, которым были обработаны улицы. В целом в артэонском городе все было чистым, ухоженным и упорядоченным, замершим в какой-то неестественной тишине и спокойствии, которые ощущались любым пришедшим сюда путником, тем более прошедшим сначала через шум и хаос Закхала.
        Следуя по улице за Гордоном, Рурхан увидел первых настоящих артэонов. В Армидее имела место странная общественная тенденция — всегда носить поверх одежды плащи-накидки одинакового фасона, различающиеся лишь цветами. А вот уже под плащи каждый житель Армидеи одевал что хотел, руководствуясь лишь своими вкусами. Уникальными армидейские плащи назвать было сложно, однако их обязательное ношение считалось особенностью Армидеи. Эти плащи изготавливались из мягкой гладкой непромокаемой, блестящей на солнце ткани. Были открытыми, не имели не замков не пуговиц и просто накидывались сверху, закрепляясь лишь застежкой на шее из-за чего индивидуальная одежда, надеваемая под низ, была постоянно видна. Таким образом, в Армидее достигался компромисс между разумным однообразием и естественным для людей стремлением к внешней индивидуализации.
        Первое что обычно врезалось в глаза каждого пришедшего в артэонский мир это безупречная, идеальная внешняя красота его жителей. Хоть их внешность и была искусственным творением сверхъестественного разума, все же Духи — создатели этой красоты сделали все, чтобы избежать ее искусственности. Делая своих подопечных прекрасными еще в утробе матери, вмешиваясь в процесс формирования плода, будто создавая произведение тонкого искусства, аккуратно и старательно Духи пытались соблюсти гармонию между идеальной красотой и человеческим несовершенством. В итоге артэоны были прекрасны и идеальны, но все же, как наложенный сверху легкий штрих в чертах их лиц была заметна легкая асимметричность свойственная людям. Рурхан не стал исключением, его, как и любого путника пришедшего со стороны пленила красота и безупречность артэонов.
        После нескольких мужских фигур мимо, стуча каблуками, держась за руки, прошли две молодые артэонки. Две красавицы пришли этим днем в туристический квартал вопреки инструкциям, не прикрыв соблазняющие части тел, отправившись гулять среди гостей извне в своем обычном виде, вполне естественно собирая на себе взгляды всяких дикарей, таких как Рурхан. Сверху на них были накинуты положенные черные плащи, развивающиеся при ходьбе, снизу кроткие платья, обнажающие их идеально стройные гладкие ноги, при виде которых у Рурхана сердце облилось кровью, тело иссушила жажда женской сладости. Он никогда не видел женскую красоту такой открытой, такой идеальной. Разница между диким миром что снаружи и светлым миром артэонов сейчас была заметна как никогда. Рассматривая прохожих эти две наивные артэонки не замечая пристальные взгляды, искали среди гостей города предприимчивых торгашей чуть ли не каждый день бродящих здесь под видом туристов, у которых всегда можно было купить живых лесных цветов. С непривычки Рурхан неконтролируемо остановился и начал не то чтобы глазеть, он буквально прирос взглядом к этим двум
красавицам, сопровождая их, наблюдая за каждым их шагом. Заметив пристальный взгляд замотанного в пыльную шкуру бородатого дикаря, которым был Рурхан, они, хихикая, помахали ему руками. «Рурхан!  — окликнул его Гордон успевший отойти метров на десять.  — Вы идете или как?». Рурхан придя в себя, покрасневший от стыда побежал догонять Гордона.
        Разумеется, всеобщее ношение положенных верхних плащей в Армидее не было абсолютной необходимостью, и некоторые нежелающие следовать общей тенденции одевались, как хотели, оставаясь оригинальными исключениями. Одно такое исключение двигалось прямо на Рурхана. Артэонка одетая в пышное желтое платье, с глубоким декольте, медленно плыла посреди улицы. Поскольку у артэонов фактически отсутствовала старость, их возраст трудно было распознать, но эта необычная особа была точно не молода. Увидев ее Рурхан опять начал замедлять шаг. Эта красота опять сносила ему голову. Она столкнулась с ним взглядами. Рурхан опять неконтролируемо замер в неспособности оторвать голодный жаждущий взгляд. Она, видя неадекватную реакцию Рурхана, решила не менять маршрут и спокойно прошла в нескольких сантиметрах от него. Она прошла так близко, что Рурхан едва не коснулся подбородком ее плеча, оставив ему лишь свой нежный аромат и иссушающее желание почувствовать нежность ее кожи. Рурхан застыл на месте с отвисшей челюстью, провожая ее взглядом.
        — Нет, так дело не пойдет. Так мы до завтра не дойдем!  — вернувшись за вновь отставшим Рурханом смеялся Гордон. Прижав Рурхана к себе покрепче, он силой потащил его дальше.  — Теперь вы пойдете рядом со мной. Не волнуйтесь я спасу вас от всего этого. Это первые впечатления. Они пройдут. И вы ко всему привыкните. Поверьте, все это со временем станет для вас нормой.
        — Разве можно привыкнуть к совершенной красоте?  — спросил упоенный Рурхан.
        — Можно, поверьте мне. Человек — как понятие, к которому мы относимся, со временем ко всему привыкает, даже к хорошему. И если под совершенной красотой вы имели в виду особу в желтом, то я могу вас разочаровать, думаю ей уже за пятьдесят. Ее красота по артэонским меркам уже неидеальна,  — не отпуская от себя Рурхана, говорил Гордон.
        — Вы что, это же богиня!  — ответил Рурхан, чем опять рассмешил Гордона.
        — Это всего лишь первые впечатления.
        От припекающего солнца и разыгравшихся эмоций Рурхан снял с себя свой плащ из шкур, оставшись в одной длинной белой рубахе. После еще нескольких необычных артэонских личностей мимо Рурхана прошла группа молодых парней лет двадцати, его примерные ровесники. Эти артэоны были одеты в легкие, не стесняющие движения одежды, спрятанные под черными армидейскими плащами. Рурхану они показались свободными, легкими и ни чем ни скованными, в корне отличными от него — затасканного, потрепанного жизнью дикаря, одетого в лохмотья, тащащего в руках свои шкуры. Вдруг Рурхану стало стыдно, жутко стыдно за свой внешний вид и даже за свою дикую сущность, контрастирующую с нынешним окружением. Он даже в какой-то мере пожалел, что пришел сюда, ведь здесь как ему показалось, он в полной мере ощутил свое убожество. Он посмотрел на идущего рядом Гордона, улыбающегося ободряюще хлопающего его по плечу. Продолжая идти с ним рядом, внутренне он рвался быстрее сбежать отсюда, вернуться в привычный несовершенный внешний мир.
        Дальше по улице Рурхан увидел группу таких же, как он — обычных людей. Это сразу было понятно по их внешнему виду, который составляли пошитые вручную, носимые по нескольку лет, нелепо весящие одежды. На вопрос Рурхана: «Кто это?», Гордон ответил, что это туристы, обычные люди, чаще всего из Эвалты. Ведь сейчас они находились на территории двух открытых для посещения туристических кварталов Армидеи, поэтому здесь все вокруг заставлено урнами, имеют место уличные туалеты. Рурхан оглядевшись по сторонам, тут же увидел других выделяющихся на общем фоне туристов, гуляющих по улице, сидящих на лавках под кронами деревьев. И ему сразу стало легче, ведь больше не казалось что все внимание приковано только к его варварскому внешнему виду.
        Среди распростершихся каменных джунглей в небо уходило множество башен и зданий, возвышающихся над остальными домами. Но самой огромной среди здешних высоток была видимая из всех частей города Центр Цитадель возвышающаяся ровно по центру города, в свете солнца серебрящаяся стеклом своих стен. Это была гигантская башня-небоскреб, достигающая трехсот метров в высоту, в кабинетах которой за стеклянными стенами работало здешнее правительство и городская администрация одновременно.
        Они проходили мимо парков аттракционов и просто парков наполненных развлечениями для туристов. Мимо кафе, торговых центров в которых какие-то товары продавались, какие-то раздавались гостям бесплатно. И вот, наконец, подошли к спуску в метро ничем не обозначенному, не выделяющемуся среди здешних улиц. У спуска в подземку стояла вооруженная стража, все те же артэонские пограничники, из чего вытекало, что туристам вход сюда был запрещен. Гордон предъявил временный пропуск на Рурхана выданный дежурным второго досмотрово-пропускного пункта, после чего по широкой освещенной лестнице они спустились метров на двадцать под улицы города.
        Гордон предложил Рурхану два возможных варианта действий. Первый это поехать к нему домой, второй — отправиться к нему в университет, в секретную комнату, где есть все необходимое, в которой он сам порой живет неделями. В первом случае отдыху так необходимому Рурхану после долгой дороги будет предшествовать гостеприимство семьи Гордона, лишнее объяснение кто он и откуда, во втором случае он сможет, просто по-настоящему отдохнуть в тишине. Рурхан выбрал второй вариант. «Мудрое решение. Я бы сказал даже по-артэонски разумное»,  — улыбнулся Гордон.
        Внизу на небольшой площадке ожидая посадки, стояла очередь из пары артэонов. Тоннель метро отделялся тяжелыми дверьми. Когда двери отварились, в тоннеле, на тросе, закрепленном под потолком, висела кабинка здешнего метро похожая на вагон канатной дороги, что поднимает лыжников в горах. Трос, по которому скользили кабинки, был обвит потоками зеленой энергии, источающей искры. В кабинку сел первый, стоящий в очереди, и она укатилась, вернее, «ускользила» по тросу. Двери захлопнулись в ожидании новой кабинки.
        Пока очередь медленно таяла, в метро спустилась скрывшаяся под армидейским плащом таинственная личность. Остановившись в паре ступенек от посадочной площадки, какой-то странный артэон, в черном плаще, скрывая лицо под капюшоном, странно замер. Стоящий в конце очереди Рурхан почувствовав на себе тяжелый взгляд, обернулся, но кто-то скрывающийся под плащом никак не отреагировал. Очередь исчезла, Гордон нажал кнопку вызова кабинки.
        — Чужак!  — из-под черного плаща раздался лишенный эмоций голос.  — Чужак в обычный день здесь, куда вход только для артэонов!  — нетрудно догадавшись по внешнему виду, глядя на Рурхана, возмущалось скрывшееся под плащом нечто.
        — Что вы себе позволяете!  — закрыв испугавшегося Рурхана собой, отреагировал Гордон. Из-под черного плаща появились женские руки исписанные линиями тату, будто выжженными на коже, украшенные черными длинными ногтями. Застежка на шее, щелкнув, расцепилась, армидейский плащ упал на пол, на Гордона с Рурханом смотрела молодая артэонка с длинными красными волосами, в длинном серебристом платье, сшитом, будто из осколков треснутого зеркала, отражающих собой тусклый свет. Выражение ее лица замерло, не выражая никаких эмоций, наполненный ненавистью ко всему миру взгляд застыл приставленный к Рурхану.  — Хотя понимаю: что-то говорить вам бесполезно, ведь вас теперь интересуют только высшие материи. Но все же, ваше поведение безобразно,  — поняв кто перед ним, с улыбкой сказал Гордон.
        — Это просто замотанное в тряпки безумное животное, которому здесь не место,  — глядя на Рурхана своим безжизненным взглядом, сказала странная артэонка.
        — Замолчите, это уже перебор!  — возмутился Гордон.
        — Я с легкостью все докажу,  — сказала она обхватив свое тело руками. «Остановитесь!»  — едва успел сказать Гордон как ее платье, с легкостью соскользнув с безупречного тела, упало на лежащий на полу плащ. Прикрыв руками, интимные места она своим жутким взглядом уставилась на Рурхана, ожидая его реакции. «Что за дурдом!  — с улыбкой прикрыв глаза, отреагировал Гордон.  — Идемте друг мой»,  — торопился он затащить ошарашенного Рурхана в уже ожидавшую кабинку.
        — Что происходит,  — недоумевал Рурхан.
        — Прошу вас давайте просто уйдем.
        Внутри кабинки было четыре кресла, Рурхан плюхнулся в одно из них, а Гордон на панели спереди нажал на кнопку с номером нужной станции. Оставшаяся в одиночестве безумная артэонка снова закуталась в свой плащ, оставив платье на полу. Двери в тоннель захлопнулись, спереди зажглись фары, сверху заработав, застучали какие-то механизмы, и кабинка, подвешенная к потолочному тросу, с шумом двинулась вперед, постепенно набирая ход. Кабинка с большой скоростью неслась по тоннелям метро, идущим то вверх, то вниз, петляя то влево, то вправо, светом фар, разгоняя темноту подземных лабиринтов.
        — Кто это?  — испытывая и стыд, и возмущение спросил Рурхан.
        — Не «кто» а «что»… Грубость артэонам непростительна, это уже не одна из нас,  — Гордон стыдливо оправдывался за артэонский мир.  — Как-то неудачно у вас началось знакомство с нами. Вы сразу столкнулись с несовершенством. Их называют гиперличностями, они не люди и уже не артэоны, а вообще непонятно что. Они темные пятна артэонских обществ, что-то вроде местных сумасшедших. Видите ли, Духи когда создавали артэонов, сделали все, чтобы мы получились идеальными, разумными, но при этом не стали чем-то новым и сверхразумным, а остались, по сути, простыми людьми, с теми же желаниями, увлечениями. Мы те же люди, просто в новой усовершенствованной форме. И в принципе задумка Духов была реализована, почти. Со временем выявилось одно отклонение от нормы, своеобразная мутация артэонского мира. Их назвали гиперличностями.
        По сути это существа абсолютно абстрагированные от всего человеческого, людского. Можно сказать, что артэон это человек с активной душой в теле, а гиперличность это активная душа, запертая в теле человека. Свои тела они воспринимают как одетые костюмы. Эмоции для артэонов в принципе игрушка, а для гиперов они вообще ничего не значат. Они это нечто абстрактное, в чем не осталось ничего живого. Своеобразное «оно». Их мало, но они есть… к сожалению.
        Хотя говорят что души приходящие в наш мир, будучи воплощением идеального разума, находятся в своеобразном спящем состоянии, что не дает им ощутить себя самостоятельными существами в нашей реальности. Душа выступает лишь глубинным разумом доставшегося тела, никак по-иному себя не проявляя. Говорят, если душа проснется в нашем мире и ощутит себя отдельным существом, то это приведет к нарушению всех основных законов нашего бытия, понимаете, тогда земля станет небом, верх низом и все такое. То есть, возможно, произойдет катастрофа, которая уничтожит большую часть нашей вселенной. Конечно, это всего лишь теория, но проверять ее никто не хочет. Поэтому насколько бы эти гиперличности не абстрагировались от своей живой составляющей все равно определенный базовый набор ощущений, эмоций у них активен, что возможно защищает нас от полного коллапса,  — договорив, Гордон рассмеялся, глядя на Рурхана мало что понявшего из сказанного.  — Извините. Представляю, как я сейчас перегрел вам мозг,  — смеясь, сказал Гордон, в ответ Рурхан улыбнулся.
        — А вообще знаете они очень негативные прям ужасные существа. Например, известны случаи, когда эти гиперличности наносили себе увечья, вернее не себе, а своим телам. То есть полосовали себя ножом, порой даже отсекали целые конечности и так далее. В общем, извращались над собой как могли. Что самое интересное, что боль как таковую они ощущают, но только не видят в ней ничего особенного. На свои тела они смотрят как на вещи, и даже боль воспринимают сторонне. Я себе этого даже представить не могу.
        Вдобавок Духи еще в самом начале, когда в силу каких-то ужасных метаморфоз стали появляться первые гиперы установили одно правило. Если число этих мутантов от общего числа артэонов перевалит за двадцать процентов, то Дух вправе признать данное артэонское общество дефектным и отказаться от него, то есть уничтожить. Духам эти гиперличности не нужны, им нужны артэоны. Я, конечно, не отрицаю, положительный вклад отдельных из них, тех, которые научились думать не мозгом, а душой, и своим гиперразумом помогали артэонскому обществу выбираться из разных передряг. И по сей день, подобные сверхразумные консультанты стоят в тени всех правителей мира артэонов, и в Армидее и в СБК. Но это лишь отдельные из них, являющиеся полезными. В то время как основная их масса это раздолбаи вроде этой ненормальной к несчастью попавшейся нам. Умоляю, не судите пока о мире артэонов, эта так называемая гиперличность есть исключение, разумно забудьте ее.
        — А как они появляются?
        — Это загадка. Процесс возникновения гиперличности, не поддается никакому пониманию. Чаще всего это происходит, когда артэон пытается отказаться от эмоций, заблокировать их. Например, вдовы наших солдат, регулярно погибающих на юге. В одном проценте случаев из ста, испытывая мощные психические перегрузки в связи с потерей любимого артэонка пытаясь спастись от боли, блокируя свою травмированную эмоциональную составляющую, может впасть в «вакуум», в котором возврат к эмоциям невозможен. Не знаю, некоторые артэоны просто отпускают все свои бренные заботы, и преображаются в гипер…
        Их кабинка въехала в застывшее в подземной тьме огромное помещение, пронизанное путевыми тросами. По нитям путевых тросов в разные стороны, разъезжаясь, неслись друг мимо друга десятки других кабинок перевозящих пассажиров или различные грузы. Грузовые кабинки большие, продолговатые и лишенные окон сразу бросались в глаза. «Транспортный узел — перекресток метро»,  — пояснил Гордон.
        С этой стороны вход в метро уже не был незаметным и, как положено, обозначался табличкой: «Метро. Станция «Новый памятник». Поднявшись на поверхность, войдя в мир артэонов, первым делом Рурхан увидел тот самый памятник обозначавший станцию метро. Это было огромное десятиметровое изображение человека с длинной бородой в длинном плаще, с посохом — памятник какому-то магу естественно. В руке маг держал красный шар источающий красные языки — это как оказалось солнце. «В физико-технических мирах памятники возводятся ученым, мыслителям, а у нас магам. Это один из спасителей нашего мира — Светлый маг Протерей вернувший нам солнце. Ни о чем это имя не говорит? Однажды скажем так Тьма, руками своих порождений, пытаясь уничтожить наш мир, заставила наше солнце погаснуть. Когда никакими заклинаниями солнце было не зажечь и Духи по непонятным причинам решили промолчать, великий маг Протерей пожертвовал своей силой ради нашего спасения. Лишился дара магии, направив всю дарованную ему силу на то чтобы зажечь солнце и впредь сделать невозможным его затухание. Маги такое умеют. Могут сотворить что-то невозможное,
нарушающее все законы, заплатив за это своей силой. С тех пор как маг Протерей пожертвовал собой, наше солнце будто переродившись, сияет по-новому, Тьма больше не может влиять на него. Этот памятник здесь по просьбе нашего главного защитника — мага Фросрея был поставлен. Это Фросрей является почитателем древнего мага Протерея и нас заставляет помнить о его подвиге»,  — пояснил Гордон.
        Рурхан оказался в глубине города, в самом сердце изолированного, тщательно хранимого мира артэонов. Только пришедший со стороны гость мог душой ощутить тот покой, безмятежность которыми была заполнена здешняя атмосфера. В отличие от туристических кварталов здесь улицы не утопали в золотом сиянии солнечного армидейского дня. Сияние было, но оно едва ощущалось. Здешние жители прекрасные внешне были прекрасны и внутри. Редкими фигурами, облаченными в армидейские плащи, артэоны не знавшие тягот, живущие своими интересами, удовольствиями неспешно брели по улицам, не смея сдавливать чужака своими взглядами. Здесь не знали что такое суета трудовых будней, здешняя жизнь всегда протекала в неспешной гармонии, не допускавшей конфликтов, здесь в карантине от всего человеческого зла никогда не звучало ругани. Пропитанное всем прекрасным, что есть в людях, нынешнее окружение совершенно не давило на Рурхана, а наоборот своей теплой аурой будто успокаивало, подталкивало к тому, чтобы расслабиться и оставить вовне все свои комплексы и страхи. От памятника пройдя по зеленой аллее немного в сторону, они вышли к
университету, в котором преподавал Гордон. В здешних университетах не обучали профессиям, в мире артэонов это было ненужно. Задачей здешнего высшего образования было занять подростков до сознательного возраста. Только особых студентов, например отобранных для госслужбы или солдат объединяли в отдельные группы и отдельно профессионально учили, для остальных учеба в высшем учебном заведении была скорее игрой в студенчество. Университеты, собирая под своей крышей подростков с определенного района, отличались друг от друга только формой одежды студентов или ее отсутствием, внутренними правилами, обычаями студенческого братства, спортивными командами.
        За оградой среди зеленых лужаек разбросанный несколькими громадными корпусами украшенными куполами, башнями, обсерваториями раскинулся пятый армидейский университет. На заднем дворе за основными строениями в саду находились различные отдельные лаборатории, спортивные университетские объекты. «Особых» студентов здесь не учили, здешний учебный цикл близился к завершению, с середины весны замедляясь в ожидании летних каникул, поэтому днем здесь было уже практически безлюдно. Одетые в странную яркую форму задержавшиеся студенты небольшими компаниями сидели на лавочках и у фонтанов перед корпусами, занимаясь всякой ерундой.
        За большими центральными дверьми университета находилось темное после солнечного света, прохладное университетское фойе насыщенное запахами знаний из смеси книжной бумаги и чернил. Посреди фойе возвышаясь на специальной подставке, сиял зеленоватым цветом Шар Предсказаний, приложив к которому руку можно было узнать: находится ли в здании нужный преподаватель, если да то где, или какие аудитории сейчас заняты и кем. Фойе продолжалось длинным просторным коридором с большими аудиториями, некоторые двери которых были открыты. По лестнице освещенной дневным светом из больших окон, Гордон поднялся на самый верхний пятый этаж, дверь на который была заперта. Сняв висевшую на шее под одеждой большую связку ключей, немного позвенев, перебирая ее, Гордон нашел нужный и со скрежетом открыл старый замок. Находящийся за дверью коридор пятого этажа был пустым, мрачным и безликим, сразу бросалось в глаза, что сюда давно никто не поднимался, если поднимался вообще.
        — Пятым этажом мы не пользуемся. Пока еще недоросли до него. Наш город с самого начала строился с расчетом на определенное максимальное количество жителей. На данный момент, заложенный при постройке города максимум его населения, еще не достигнут, поэтому остается некий пока неиспользуемый запас жилого фонда. В городе все еще можно встретить нежилые дома или целые улицы, являющиеся пока запечатанным запасом, ожидающим своих новоселов. Этот пятый этаж главного корпуса нашего университета является таким же запасом, оставленным для будущих поколений. Только я и еще несколько моих коллег иногда пользуемся этим этажом, во времена когда нам требуется тишина и покой, то есть нормальная обстановка необходимая для написания различных научных работ,  — объяснял Гордон, шагая по мрачному пустому разносящему эхо его голоса коридору с запечатанными дверьми аудиторий. Они прошли прямо через весь коридор, упершись в дверь противоположную входу, за которой была большая комната, заставленная до потолка связанными стопками книг. «Запасной литературный фонд,  — указывая на стопки книг, пояснил Гордон.  — Содержимое
университетских библиотек обновляется в среднем раз в три года, но старые книги утилизировать мы не спешим, складываем их здесь. По возможности потом отправляем их людям в нашу Эвалту, им знания тоже нужны»,  — говорил Гордон, проходя между стеной из книг и стеной с большими окнами, освещающими комнату.
        За хранилищем старых книг была уединенная комнатка, где кроме нескольких шкафов вдоль стены слева, прямо у окна стояло несколько письменных столов заваленных какими-то бумагами, вдоль стены справа стояли два дивана. Также в стене слева находилась дверь, ведущая в ванную. Увидев мягкий диван Рурхан, вдруг осознал, что едва стоит на ногах от усталости. Пока Рурхан зевал, Гордон, извинившись за беспорядок, проветрил помещение, застелил один из диванов, объяснил, как пользоваться ванной.
        — Ну, вот оно в принципе то место или та комната, о которой я вам говорил, ну или, говоря, имел в виду. По-моему лучшего места чтобы спокойно отдохнуть после длинной дороги и не придумаешь. Ну как вас это устраивает?  — волновался Гордон.
        — Конечно. Вы еще спрашиваете? Если учесть где я провел предыдущие ночи, порой валяясь прямо на земле как зверь, это место просто идеальное,  — сонно ответил Рурхан.
        — Ну, тогда все, думаю, теперь я могу вас оставить. Успокойтесь, расслабитесь, отдохните, ни о чем не переживайте все будет хорошо. Здесь вас никто не потревожит, я вас закрою. Я приду тогда, наверное, завтра утром,  — сказал Гордон, оставив вторые ключи от этажа на одном из письменных столов.  — Ну, тогда до завтра…
        — И это Гордон…  — замерев посреди комнаты, остановил его Рурхан.  — Спасибо вам. Вы не представляете, как помогли мне.
        — Да бросьте! Я ничего такого не сделал. Во всем этом мире я мог помочь вам одному единственному и сделал, что должен был. Ну и мною двигала определенная личная заинтересованность. Я надеюсь узнать что-то новое о Стране Волка, но это завтра, пока отдыхайте. Ну, все не буду вам надоедать,  — сказал Гордон, закрыв за собой дверь.
        Оставшись один, наконец-то в тишине Рурхан аккуратно сложил свою накидку из шкур на втором диване. Затем подошел к открытому окну, вид из которого после секундного испуга его впечатлил. Высокие дома своими переплетениями образующие улицы окружали его со всех сторон, облака, проплывающие в небе, казались совсем близкими.
        Он с непривычки огляделся по сторонам. Усмехнувшись своей дикости, успокоив себя тем, что он, наконец-то один и в безопасности, Рурхан достал небольшую плоскую флягу, все это время привязанную к его ноге с внутренней стороны. После нескольких глотков, кислой мерзкой, но драгоценной жидкости во фляге осталось немного, что приводило Рурхана в разочарование. Борясь со сном он, заставил себя воспользоваться здешней сложной ванной. Ополоснувшись, подойдя к зеркалу, сам ужаснулся тому, в какого дикаря его превратила дорога. Бритва и ножницы были ему знакомы, приносимые челноками эти атрибуты цивилизации имелись в каждом доме его далекой дикой родины. Он избавился от своей дикой густой бороды образовавшейся за время странствия, оставив только короткие усы и подбородок, немного укоротив и расчесав волосы, вернув себе привычный внешний вид.
        Вечером резкая преферийская погода сменила милость на сильный ливень накрывший город, из золотого сделав его обычным серым. Под еще накрапывающим дождем вечерние улицы осветили фонари. Не дождавшись утра, волоча две сумки с продуктами Гордон, вернулся в комнату к своему удивлению застав Рурхана за чтением книги. «Вы что умеете читать?»  — от удивления Гордон выронил обе сумки. В далекой Стране Волка существующей в комфортной иллюзии далекой от истины, чтение как проявление ереси извне было запрещено под угрозой наказания. Но Рурхану повезло, его дед челнок, повидавший огромный мир и кое-что понявший, тайком подарил ему несколько сборников сказок научив читать. «Надо признать, что если бы ни дед со своими рассказами, то меня бы здесь не было. У меня просто не хватило бы мозгов для побега»,  — пришел к выводу Рурхан. Движимый жаждой знаний, желая узнать, что такое звезды на самом деле, он покинул свою дикую родину. И вот сейчас здесь на пятом этаже университета получив доступ к знаниям сокрытым в тысячах хранящихся здесь книг, он мог осуществить свою мечту — спокойно почитать, попутно узнать все об
огромном мире. Не дав себе толком отдохнуть, он принялся утолять жажду знаний. Несмотря на всего пару часов сна он выглядел бодрым и счастливым. Он рассмешил Гордона, сказав, что если не перечитает все здешние книги, то просто не сможет жить дальше. Гордон подтащил две принесенные сумки к столу, продемонстрировав их содержимое. Его совесть и жена не дали ему оставить Рурхана в покое. Жена собрала разных деликатесов, а совесть заставила притащиться, несмотря на дождь. В сумках лежали несколько контейнеров с домашними блюдами, бутылка вина, газированного напитка, какие-то консервы, а также чистая одежда. Дав несколько советов относительно того с каких книг лучше начинать знакомство с географией Преферии, устройством галактики Гордон ушел.
        Придя на следующее утро, Гордон застал Рурхана читающим уже пятую книгу, что не могло не удивлять. Все из еды, оставленной Гордоном, было попробовано, но толком ничего не съедено. Сам Рурхан был переодет в свитер, брюки и выглядел почти как артэон. На вопрос Гордона о продолжительности сна Рурхан ответил, что вздремнул немного. Несмотря на почти бессонную ночь, он выглядел свежо и счастливо. Немного побеседовав на тему исторических событий Преферии и Межокеании, обсудив строение небесных тел и космического окружения их планеты, Гордон внес немного ясности в отдельные непонятные Рурхану моменты. Затем Гордон предложил Рурхану для начала немного рассказать о Стране Волка. Это «немного» затянулось на пять часов, все время рассказа Гордон внимательно слушая, делал пометки в своем блокноте, уточняя отдельные моменты. После беседы погруженный в раздумья Гордон, ушел домой, а Рурхан вернулся за чтение книг.
        Гордон узнал все о Стране Волка, а Рурхан продолжал впитывать в себя все новые знания, прочитывая книгу за книгой. Все полученные от Рурхана знания Гордон решил воплотить в очередной своей книге «Исповедь одного из Людей Волка». Занявшись написанием книги, Гордон фактически исчез. Он проведывал Рурхана каждый день, но подолгу не задерживался. Рурхан радуясь образовавшейся вокруг тишине не теряя ни секунды, прочитывал все новые книги, жадно поглощая знания которые ранее были для него запретны. Закончившееся зелье в так бережно и тщательно скрываемой ото всех фляге Рурхана называлось номакским эликсиром, являвшимся жизненно необходимым для существ, к которым он относился. Проблема нехватки зелья необходимого Рурхану была решена Гордоном за час. Узнав об этой проблеме, он просто сходил в алхимический научно-исследовательский центр, где заказал его у тамошних своих коллег. После получения сразу нескольких литров своего зелья Рурхана отпустили его последние заботы. Еда, приносимая Гордоном, покрылась плесенью или осталась стоять нетронутой.
        Одним мигом пролетели три с половиной недели. Гордон закончил свою книгу, а Рурхан перечитал почти половину университетского резервного фонда. За все это время он почти не выходил за пределы пятого этажа университета, куда его привел Гордон, но в своем сознании побывал в самых отдаленных уголках вселенной благодаря прочитанным книгам. Из газет и слухов о пришельце Рурхане знали почти все жители Армидеи. Но артэоны решили не опускать гостя до уровня диковинного зверя в клетке зоопарка, и ни разу не побеспокоили его. Все ждали, когда он сам выйдет из своего заточения.
        По утрам слыша звуки голосов и смех студентов, доносящиеся снизу, Рурхану становилось немного не по себе. Все больше узнавая об этих совершенных, как ему казалось существах, все меньше он желал общения с ними. При мысли о встрече с местной молодежью ему отчего-то было стыдно. Ведь сам себя он видел жутким дикарем, которому лучше поскорее вернуться восвояси. Во что может вылиться его знакомство с ними? Они просто позабавятся им как необычной зверушкой, по его мнению, полноценного общения между ними быть не может. По ночам отдыхая от чтения, укладывая в голове новые знания, Рурхан гулял по своему темному этажу, обнаружив на нем вход в неиспользуемую башню, на десять метров возвышающуюся над крышей университета. Наверху башни была открытая площадка предназначающаяся, скорее всего для наблюдений за ночным небом для будущих поколений студентов. Рурхан отдыхая от чтения, поднимался на эту башню, сверху глядя на сияющий ночной город и наслаждался такими близкими отсюда звездами, которые стали для него чем-то естественным и понятным, но не менее прекрасным и завораживающим.
        Перечитав множество книг, набив потоком знаний под завязку свой мозг, Рурхан стал погружаться в вопросы о своих дальнейших действиях. Долгими ночами он лежал, глядя в потолок, не понимая, что делать дальше. По вечерам наблюдая, как солнце уходит в закат на фоне городских крыш, ему становилось не по себе. Видеть мрачнеющие в наступающей ночи силуэты городских зданий вместо ледяных вершин Фригнетских гор было непривычно для него. Глядя в окно, он всегда ощущал себя чужим, забивая себе голову мыслями о собственной дикости, все больше пугаясь неизбежного общения с артэонами. Выход был один — вернуться обратно. Он сделал все что хотел: повидал золотой город, узнал все об окружающем мире, теперь пришло время возвращаться домой. Сначала мысли о возвращении казались ему безумием. Теперь, все зная о мире, зная правду, в Стране Волка в которой звезды это увековечившиеся в небесах боги древности, а земля плоская, ему делать нечего. Во имя сохранения комфортной иллюзии его просто убьют. Долго размышляя, он пришел к выводу, что должен хотя бы попытаться. Хотя бы попытаться донести свет истинного знания своим
диким сородичам, пусть даже поплатившись за это жизнью. В дневнике, подаренном Гордоном, он решил сделать несколько важных пометок:
        Артэоны

        Цивилизация развитых артэонов, безусловно, на порядок превосходила все остальные в этом мире. Эти существа сумели полностью подчинить себе магию, называя это алхимией, они создают магические технологии и используют их себе во благо. Мир, открывающийся за стенами артэонских городов, совершенно не вписывается в наши дикие реалии. Их разумные общества, избавленные от всего человеческого зла, способные существовать, не требуя никакого управления, контроля над собой, просто живут в своей неспешной гармонии. Как следствие в условиях внутреннего благополучия, отсутствия необходимости решения внутренних проблем артэонские общества свободно двигались к поставленным разумным целям, развивались семимильными шагами, доводя свой мир в плане прогресса и гармонии почти до идеала. Важными для них были только внешние проблемы и их они, развив свои армии и оборонные технологии, с успехом научились решать. Плюс их общества находятся под пристальным вниманием сверхразумного Духа удерживающего свое детище на правильном пути, не давая ему оступиться. На данный момент артэонские общества вобрали в себя все лучшее, что
может дать овеянный магией мир, их цивилизация возвышается над всеми.
        На всех прочитанных мной книгах всегда отсутствовало указание автора, то есть авторы не упоминались вообще. Гордон пояснил мне, что это делается исходя из разумных соображений, якобы чтобы не стеснять разум читающего в процессе познания истины совершенно ненужным авторитетом личности автора.
        Как мне стало известно не один из естественных видов энергии, в нашем овеянном магией мире не работает. Электричество, атомная энергетика и прочее для нас являются порождениями фантастики. Все естественные виды энергии у нас еще у истоков времен в интересах магии и сохранности нашего мира были запрещены древними магами, собравшимися на Великий Совет, на котором было установлено множество глобальных заклятий или магических прецедентов как их принято называть. Рядом данных магических прецедентов были запрещены почти все естественные источники энергии и многие другие моменты, способствующие прогрессу неодобряемому в мире магии. Например, порох, в нашем мире тоже был лишен своих свойств. Поэтому современная артэонская артиллерия заменяла этот чудо порошок всевозможными магическими веществами, например пыльцой лесных фей, вернее ее аналогом, искусственно создаваемым военными алхимиками в лабораториях артэонских городов. Главной причиной эволюционной деградации человечества в нашем мире являются именно эти глобальные заклятия или магические прецеденты наложенные магами первой эпохи. Они запретили,
уничтожили все естественное, оставив лишь магию. Естественное развитие человечества невозможно, людям просто некуда развиваться, не за что зацепиться, наука не имеет смысла, только если это не алхимия.
        Но отсутствие электроэнергии, пороха и прочих естественных элементов, облегчающих жизнь разумных цивилизаций в физико-технических мирах, по словам запретивших их магов Великого Совета, ничего плохого не несло, а наоборот. Запрет естественных видов энергии защищает нас, делает невозможным проникновение к нам гостей из развитых физико-технических свободных от магии миров. Да и к тому же в мире магией овеянном, в мире, где оживает людская фантазия и все становится возможным — маги при помощи сил данных им могут создать любые иные источники бесконечной энергии, магические аналоги пороха и прочее подобное, просто выдумав и материализовав их при помощи фантазии и магической силы. Мир магии — мир ожившей людской фантазии, ничего невозможного здесь нет. И это конечно хорошо, но только при таком раскладе мы становимся полностью зависимыми от магов. Великим Советом магов древности была разработана энергия Шини, по своим свойствам и качествам схожая с электричеством из физико-технических миров. Наша энергия Шини проявляется вовне в виде потоков зеленой энергии, текущей не причиняя никакого вреда живым
организмам. Кроме установленной в древности Шини других глобальных видов энергии в нашем мире, как и других мировых магических прецедентов, после Великого Совета разработано не было.
        Энергией Шини Армидею обеспечивали четыре гигантских реактора расположенных в ее центре, в промышленной зоне. Выработанная шини-реакторами волшебная энергия зелеными потоками растекалась по энерговенам, под землей сплетающимся в огромные энергосети, доходя до всех потребителей, питая функционирующие на ней механизмы. На поверхности города, разбросанные по разным его концам, имелись распределяющие энергию шини-трансформаторы, состоящие из трансформаторных ядер — гигантских сферических стальных конструкций обвитых зелеными потоками концентрированной Шини. Сверху трансформаторные ядра покрывались изоляционными саркофагами, размещавшими в себе рубки операторов, замерочные лаборатории и лабиринты прочих вспомогательных рабочих помещений и конструкций. Прочитав об этих гигантских проявлениях энергосистемы города, я и сам не мог их себе представить, пока не увидел воочию. Вокруг саркофагов Шинитрансформаторов всегда произрастала пышная дикая густая растительность, выделенная в отдельный вид городских парков. Вся эта дикая буйная растительность будто вырезанная из сердцевины дремучих лесов и неуклюже
вставленная в аккуратный городской ландшафт появлялась за счет того что большие скопления зеленой энергии Шини концентрируемые в трансформаторах испускали излучение положительно влияющие на развитие живой материи. Вот городским артэонам и приходилось устраивать парки вокруг энергетических трансформаторов. Ведь подталкиваемая излучением Шини растительность все равно пробьется сквозь любой городской камень, пронзив и обвив его стволами необычно огромных деревьев.
        Дополнительным источником питания служила энергия душ жителей города. Артэоны в шутку называли это работой. Все гражданское население было разбито на четыре смены, каждая из которых обязана была на сутки предоставить городу энергию своего тела. В переделах занимающей центр города промышленной зоны находились несколько станций энергожертвования огромными бункерами скрытые под землей. Артэоны занимали капсулы внутри станции энергожертвования, после начала рабочей смены погружались в глубокий сон, а бесконечная энергия их душ и тела соответственно уходила городу, обеспечивая работу основных стратегических механизмов.
        Городской инфраструктурой управлял единый разум, так называемая Центральная Система Контроля. В ходе создания города в жертву специально была принесена одна из разумнейших на тот момент артэонок Духа Аркея. После умерщвления тела, ее душа была переселена в специально созданный механизм центрального управления городом, ставший ее новым телом. Обзаведясь душой город, можно сказать, стал единым живым организмом. Такому «живому» городу было не страшно время, он никогда не требовал ремонта. Ту принесенную в жертву артэонку звали Армидея.
        Всю работу по обеспечению артэонского города выполняли механические организмы — биомеханоиды или биомехи говоря проще. Эти существа детища магии, или уже алхимии, если быть точным, по сути, представляют собой полноценное подобие живого организма, со своим сердцем-мотором, внутренними органами, только сделанными из железа. При создании биомеханоида в собранный железный организм при помощи специального заклинания подается импульс, именуемый искрой жизни, благодаря которому на доли секунды организм оживает, а раз этот организм пусть и на доли секунды, но все же живой то, как и все живое в этом мире он получает душу. Вот только закована эта душа, оказывается в стальном механическом теле, подчиненном заложенным в него программам поведения. Биомехов артэоны используют как в быту, так и для военных целей, но производственные мощности Армидеи были еще не достаточно развиты, поэтому магических роботов армидейцы использовали пока только во внутригородском хозяйстве.
        Армидейские биомехи обслуживающие город называются Сферами. Сфер имеет небольшой всего восемьдесят сантиметров в объеме сферической формы стальной корпус с одним механическим глазом впереди, а его взаимодействие с другими предметами осуществляется посредствам контактного поля в радиусе шести метров окружающего тело этого биомеха. Эти Сферы могут осуществлять любые манипуляции с неживыми предметами, находящимися в радиусе шести метров (в радиусе контактного поля), независимо от их веса.
        Артэонам, конечно же, пища была без надобности, однако побаловать себя ею ради удовольствия они любили. Вся пища, употребляемая артэонами, была ненастоящей, искусственной подделкой имитирующей оригинал, получаемой при помощи различных алхимических технологий. Все заводы, где производилась пища и другие товары, в том числе и создавались биомеханоиды, находились в центре города, объединившем в себе все производственные мощности. Из промышленного центра в небо из сотен труб столбами розового дыма постоянно поднимались обезвреженные выбросы производства, быстро рассеивающиеся в воздухе.
        Инфосреда

        Инфоматерия являлась сокрытым ото всех природным информационным пространством пронизывающим собой всю свою ровесницу вселенную. Была средой накапливающей и сохраняющей в себе все мысли и фантазии всех цивилизаций, живших когда-либо. Разумная цивилизация, достигшая пика своего развития, установив контакт с Инфоматерией, получала доступ ко всем тайнам бытия, становилась частью высшего разумного пространства.
        Инфоматерию называют величайшим даром создателя всем разумным существам, открыть доступ, к которому могут только цивилизации высшего порядка, доросшие до диалога с чем-то высшим. Но в нашем мире, здесь, где все давно встало с ног на голову великая Инфоматерия, стала игрушкой в руках артэонов которую им просто и незаслуженно подарили Духи — так в первую очередь сами артэоны говорили об этом.
        Чтобы избежать проблем при контакте артэонов с Инфоматерией, Духи отграничили для них отдельную ее часть, у артэонов получившую название Инфосреда. Сделано это было не столько для защиты великой Инфоматерии, сколько для защиты самих артэонов ведь отдельные знания, хранящиеся в ней, могли нанести серьезный вред их неподготовленным умам, слишком неподготовленным для свободного блуждания по этим вселенским информационным пространствам.
        Инфосреда для непонимающих ее ценности артэонов стала средством проведения досуга, особенно для молодежи. Соединяясь с Инфосредой артэоны, объединенные ею в единое информационное пространство, могли общаться друг с другом сквозь расстояния. В Инфосреде как в виртуальной стихии можно было предстать в любом облике, создать себе альтернативное виртуальное «я». Также через Инфосреду можно было погружаться в собственное сознание, в его область, отвечающую за воображение и воплощать любые фантазии, создавать целые вселенные. Запускать в свое сознание других, показывая свои фантазийные миры всем желающим, открывать их для свободного доступа оставляя в информационном пространстве Инфосреды. Пространство Инфосреды было забито играми, дающими возможность всем желающим лично поучаствовать в виртуальных приключениях. Или фильмами, позволяющими в качестве зрителя со стороны насладиться воплощенной иллюзией рассказывающей какую-нибудь историю. Инфосреда пленила развлечениями, и многие артэоны проводили в ней большую часть жизни, предпочитая ее виртуальный мир реальному.
        Но мне пришедшему со стороны дикарю этот мир воплощенных фантазий увидеть нельзя. Контакт с Инфосредой осуществлялся за счет материи Духа оставленной в артэнсфере каждого из артэонов. То есть, чтобы погрузиться в этот виртуальный мир, нужно чтобы в тебе была частица Духа — нужно быть артэоном.


        Где-то в мрачных ночных лесах Срединных Земель, на поляне у костра, на бревне поваленной сосны сидел неизвестный, с головой закутанный в белый плащ. Из темноты отовсюду доносились чудовищные ночные крики обитателей здешних лесов.
        За спиной неизвестного на поляну вышел еще один человек. На нем аккуратный черный армидейский плащ, в темноте его лица было не разглядеть. Пламя костра освещало лишь черную длинную ухоженную бороду, свисающую из-под накинутого на голову капюшона. Сидящий на бревне продолжал молчать никак не реагируя на появление того кого ждал. Вошедший на поляну подошел к костру, достал из сумки на плече меленький термос, поставив его у углей. «Прости, что прерываю твои раздумья, но у меня много дел, поэтому говори сразу, зачем позвал»,  — сказал он, сидящему на бревне.
        — Здравствуй Фросрей. Мой старый друг. Рад, что ты пришел. А то я уже боялся…  — после секунд молчания тяжелым хриплым голосом протянул сидящий на бревне. Не успев договорить, он сорвался приступом тяжелого кашля.
        — Боялся, что я не приду?  — Фросрей отошел от костра и взглянул на звезды.
        — Твой разум затуманен, светлым магом ты лишь сам себя считаешь. Стараниями Духа ты превратился в ручного монстра. Прости мой друг, но это так.
        — Не хочу тебе грубить, поэтому советую оставить мою личность в покое.
        — «Светлый маг должен быть одиноким ничего не имеющим и ни к чему не привязанным странником, сохраняя свой рассудок здравым, в поступках опираясь лишь на справедливость и здравый смысл»  — так гласят заветы, оставленные нам магами древности. И ты уже давно отошел от них. Я просто хочу сказать, все как есть. В твоей деградации есть доля моей вины. Ведь я, видя, что происходит с тобой, не вмешался, не попытался вернуть тебя на путь истинный. Потому что ты был мне нужен таким. И я чувствую вину за это. Прости меня старый друг.
        — Все эти заветы светлых магов полная хрень. Их древним магам на ухо нашептали артэоны. Все это разделение на светлых и темных всего лишь хитрость, дающая им возможность манипулировать нами.
        — Когда сам не свят, самое простое это убедить себя в том, что и во всем вокруг нет ничего святого?
        — Я ждал этого разговора. Значит, тебя потянуло на откровения? С чего это вдруг? Помирать собрался?
        — Помирать? Нет, все намного хуже. Я вызвал тебя, чтобы предупредить. На днях я попытался заглянуть в будущее, безумными муками все же узрев его…
        — Почему же на днях? Тебя потряхивает, говоришь через силу, и в плащ свой закутался лишь бы свою бледную изможденность спрятать, ты это сделал сегодня. Прекращал бы ты эти фокусы. Видеть будущее для смертного это дар. Ты как, Зелье Пророка опять по вене пустил?
        — Мне нужен был результат…
        — Ты безумец. Смотри, доиграешься: откажет сердце или останешься овощем.
        — Устал терзаться слухами, решил сам все проверить. Рискнуть собой ради общего блага, а как иначе?..  — Пауза из-за очередного приступа кашля.  — Все хватит, этот раз был последним, большего чувствую, я не выдержу. Все же кое-что мне открылось. Как в таких случаях говорят: «И видел я, грядет буря, от которой содрогнется все живое». Есть множество пророчеств о темных днях Преферии, они не давали мне покоя, теперь я сам лично во всем убедился. Нечто темное и ужасное зарождается в нашей маленькой части мира. Я… я не могу истолковать точно того что видел. Эти видения оседают в памяти как серые сны, которые ты видел, ты помнишь эмоции, которые они вызвали, но не можешь толком вспомнить их.
        — Да знаю.
        — Всякий раз, как только я пытаюсь сконцентрироваться на них, они ускользают от меня. И наоборот стоит мне забыться раздумьями о чем-то другом, как они обрывками всплывают в сознании. Это сводит с ума. Однако я не потратил время даром. Пусть и не четко, пусть без ясности, не видя картины в целом, я могу сказать лишь… Нынешняя Преферия стоит на краю гибели. Все привычное для нас скоро насильственно изменится — будет уничтожено. Зло обретет новую форму. Родится чудовище, лютый монстр. Здесь в нашей маленькой безобидной Преферии своей роковой ошибкой мы породим его. Это будет зло, с которым мы еще не сталкивались, и придет он с юга. Черной ордой он сотрет артэонский север с лица земли… Крики ужаса среди огня, руин городов, смерть и разрушения. Самое главное: Армидея, она в огне… Армидея будет уничтожена. Ни спасут, ни стены, ни миллион солдат. И ты… Ты точно был в видении, но не могу пояснить в каком контексте, прости мой друг.
        Цепочка событий, ведущая к неминуемому будущего уже запущена. Одинокий странник, который всему причина уже пришел с юга. Если все сложится, как должно — мы все уже мертвы. Понимаешь, почему я потревожил тебя в столь поздний час? Умоляю, не посчитай это бреднями помешавшегося от долгой жизни старика. Пойми, моим долгом было предупредить тебя, а выводы ты уже делай сам. Будь осторожен и внимателен в ближайшее время, особенно в своих решениях.
        Задумавшись, Фросрей стоял напротив собеседника отделенного треском пламени костра.
        — Значит, говоришь, надвигается буря. Друг мой ты, что забыл, в каком мире мы живем? Бури обрушиваются на нас систематически, сколько зим мы уже пережили и эту переживем либо погибнем, защищая, что нам дорого, как и всегда. Тем более ты видел лишь один из возможных вариантов развития будущего. Самый реалистичный и вытекающий из нынешнего положения вещей, но все может измениться в любую секунду. Может, мы с тобой сейчас все меняем этим разговором?  — Фросрей замолчал в ожидании ответа. Пока ответа не поступало, он отодвинул от углей термос, налив в его крышку, служившую одновременно кружкой крепкий горячий кофе. Подойдя к своему собеседнику, он протянул ему напиток, но тот никак не отреагировал.
        — Самое главное друг мой, я не осознаю увиденного в целом, но точно вижу итог…  — неизвестный остановился и, посмотрев на Фросрея дрожащим голосом продолжил.  — Ужасно мое осознание того что все это зло, смерть и разрушения, все что принесет эта буря, сейчас необходимо нашей маленькой части мира. Перемены за счет разрушений и погибели. Зло силой сметающее все на своем пути, сейчас необходимо Преферии как воздух, только ужас может напомнить ее жителям о простых ценностях. В силу ошибки здесь на такой маленькой территории образовалось два полиса силы и это катастрофа. Двух полисов силы быть не может. Существуя параллельно, они будут обречены на постоянное противостояние, войну. Ради мира один из оплотов силы должен быть уничтожен. И это только что касается ситуации на севере. Про извечное разделение на прекрасный север и погрязший в руинах дикий юг я вообще молчу. Зло, которое сотрет собою все и разрешит все эти неразрешимые противоречия. Прости, но все зашло так далеко и все так сложно, что, только оставшись на руинах, мы начнем исправлять ошибки.
        Честно говоря, глядя на этот дикий, утопающий в своей мерзости мир, я и раньше задумывался о зле во благо. А сейчас я устал, мое терпение лопнуло, я вынужден признать необходимость надвигающейся кровавой бури. Знаю, не будет мне прощения. Но я уверен сейчас нельзя иначе. Прости меня Фросрей, но эту бурю тебе придется пережить без меня. Я решил временно уйти со сцены и постоять в стороне, не мешать необходимым переменам. Прости друг мой, о понимании я не прошу, но умоляю, не считай меня предателем, ибо я делаю это осознано исходя из здравого смысла, впервые в жизни ослушавшись своего сердца.
        Сраженный словами собеседника Фросрей сел на бревно рядом с ним, начав сам глотать свой кофе, безмолвно глядя в костер.
        — Ну что же,  — вздохнул Фросрей.  — Признаюсь, ты меня удивил,  — как обычно под маской сильного человека он скрывал свои истинные эмоции. На самом деле слова собеседника буквально выбили почву у него из-под ног.  — Я согласен только с тем, что тебе нужно отдохнуть. Ты уже и вправду многое сделал, заслужил отпуск. Отправляйся в свою хижину, или что у тебя там и просто абстрагируйся от всего на некоторое время, а мы пока без тебя справимся,  — выплеснув остатки кофе из кружки, Фросрей встал.  — Что же получается? То, что ты называл моей слабостью — моя привязанность, да что там привязанность это любовь! Моя любовь к артэонам, в итоге это моя сила. Именно благодаря ей я понимаю и осознаю, за что сражаюсь. Будучи частью Армидеи, я в отличие от тебя не смогу так просто взять и уйти, бросив все. Я в любом случае останусь, и буду биться до конца,  — высказался Фросрей.  — Ах да! Пока мой старый друг — чуть не забыл!  — уже уходя, добавил он.
        Неизвестный никак не отреагировал, продолжив неподвижно сидеть у догорающего костра, среди сгущающейся темноты.

        ЗНАКОМЬТЕСЬ, АРТЭОНЫ

        Гордон все же сумел вытащить Рурхана на улицу. Он повел его к себе домой, чтобы познакомить со своей семьей, угостить ужином приготовленным женой и попутно показать город. Воспользовавшись возможностью, Гордон решил устроить полноценную экскурсию, для чего они выдвинулись ранним утром, пешком игнорируя метро. Прошлись по уникальным местам и достопримечательностям. Переодевшись и уподобившись артэонам во внешнем виде, перестав так сильно бросаться в глаза, Рурхан, наконец, мог спокойно осмотреть город. Да и самим городским улицам, замершим в плавном спокойствии артэонской идиллии, до него не было никакого дела. Лишь единицы из местных жителей интересующиеся новостями, узнавали этого пропущенного в их внутренний мир странника, да и те старались подолгу не задерживать на нем взгляд, дабы не создать дискомфорт для гостя их города. Рурхан воочию увидел множество чудес, о которых успел прочесть. Чем ближе становился вечер, тем мрачнее становился Рурхан. Ужин в кругу семьи Гордона, как и близкое знакомство с артэонами тяготили его. Видя себя безумным дикарем, навыдумывав себе разного, он попросту боялся
общения с этими совсем иными существами. В шаге от дома Гордона, остановившись на набережной, Рурхан решил сказать все, как есть. Он поведал о своих планах на будущее, о том, что не видит иного варианта кроме как возвращение домой, постаравшись культурно отказаться от ужина. «Простите, но я и так уже сильно задержался. Гости потому и гости что не остаются навсегда. Простите, умоляю, спасибо вам за все, вы не представляете, что сделали для меня. Спасибо вам за все. Умоляю, поймите меня и отпустите с миром»,  — скрасив свои слова слабой улыбкой, закончил Рурхан.
        Гордон, выслушав, смотрел на него с улыбкой. Он все понимал, видел стеснительность и закомплексованность гостя, ждал от него чего-то подобного.
        — Значит, собрался уходить? А ты сильнее, чем кажешься! Но… Рурхан, ты хоть понимаешь, как это будет тяжело для тебя? Я не говорю сейчас о физической тяжести пути назад и опасностях, которые поджидают в лесах. Я говорю о моральной тяжести твоей последующей жизни в условиях общества Страны Волка. Ведь ты уже повидал этот мир, слишком многое узнал, ты не сможешь вернуться в свое дикое племя и спокойно жить в нем. Тебя лишат жизни, бессмысленно и глупо во имя сохранения иллюзии, на которой держится тот маленький мир, из которого ты пришел. Пойми, Страна Волка самобытна и свободна, ей ни к чему все те знания, что ты впитал.
        Одумайся, ведь ты уже не один из них, ты один из нас. Только вдумайся в абсурдность ситуации. Ведь тебя никто не гонит, твой пропуск продлили бессрочно. Окружение не враждебно к тебе, это ты сам навыдумывал себе всяких глупостей. Посмотри вокруг — ничто не давит на тебя, наоборот, мы как артэоны хотим, чтобы ты остался, потому, что понимаем, что другого выбора у тебя нет. Твой уход от нас будет ошибкой,  — мягко и спокойно безо всяких лишних эмоций сказал Гордон, отойдя в сторону, сев на ближайшую скамью, дав Рурхану подумать.
        — Ну и как вы себе это представляете?  — Рурхан сел рядом с Гордоном.
        — Легко и просто,  — глядя на гладь протекающего рядом канала сказал Гордон.  — Рурхан пойми, для меня ты друг. Поэтому я хочу уберечь тебя от ошибки. Двери нашего общества открыты, тебе нужно в них только войти,  — от своих слов Гордон улыбнулся.
        — То есть я вот так просто могу стать одним из вас? Остаться жить с вами?  — глядя на Гордона, спросил Рурхан.
        — Конечно. Тем более что выбора у тебя нет,  — Гордон, расплывшись в теплой улыбке, посмотрел на Рурхана.  — Они тебя никуда не отпустят.
        — Кто они?
        — Городская общественность в лице студенческих советов, ну то есть молодых восемнадцати — двадцати пяти летних артэонов, к возрастной категории которых ты относишься, решила, что уже достаточно времени прошло, и процесс твоей первичной адаптации завершен. И они решили помочь тебе адаптироваться полностью, выделив для этого примерно подходящую для тебя компанию проводников в беззаботную жизнь молодых артэонов. Я бы советовал тебе, хотя бы попробовать каково это быть свободным молодым человеком…
        На улице стоял солнечный и жаркий день. Первое июля, один из главных праздников у артэонов — Первый День Лета. Город украшался к празднику, силами Сферов повсюду вывешивалась различная мишура, ленточки, гирлянды, устанавливалось дополнительное праздничное освещение. Хранившиеся до этого в зимних садах пальмы и другие деревья из жарких мест в специальных горшках расставлялись по улицам. По совету Гордона сбрив свою «старящую лет на сто бороденку» от чего, как будто бы помолодев, Рурхан почувствовал себя неудобно, не в своей тарелке. Расчесав волосы, приведя себя в порядок, прочитав последние интересующие книги, завернувшись в темный армидейский плащ, подаренный ему Гордоном, Рурхан сидел за одним из письменных столов своей комнаты. Глядя в окно он замер в ожидании. При любом исходе сегодняшнего вечера возвращаться в эту комнату он больше не собирался.
        Как по расписанию в пять часов вечера в коридоре послышались шаги, кто-то бродил по мрачным пустующим коридорам в поисках его комнаты. Шумно неуклюже пробираясь через стопки книг заваливших предыдущее помещение, шаги приблизились к двери.
        — Можно?  — раздалось из-за скрипуче открывшейся двери. Рурхан встал со стула, чтобы рассмотреть своего гостя. В дверях стоял двухметровый светловолосый молодой артэон, одетый в белую длинную футболку с непонятной надписью на груди, шорты и кроссовки, положенного армидейского плаща на нем не было. Огромное мощное мускулистое тело, созданное для выдерживания колоссальных физических нагрузок. Рельефы мышц прорисовывались даже через мешковатую повисшую на нем футболку. Плюс короткая стрижка, идеальная армейская выправка и солдатский жетон на шее, не оставляли сомнений в том, что он был действующим военнослужащим. От воспоминаний своего первого контакта с местными солдатами Рурхану стало немного не по себе, отчего он заранее приготовился к возможной грубости. Улыбнувшись при виде Рурхана, вопреки ожиданиям которого, парень на вид не больше двадцати лет, вошел в комнату.
        — Привет, значит ты Рурхан, а меня зовут Джейсон. Я просто знаю, как тебя зовут, поэтому думаю, нет смысла от всех этих церемоний знакомства. Будем считать, что познакомились,  — сказал он, осматриваясь по сторонам, по привычке сложив руки за спиной и выправив спину, казалось он вот-вот примет строевую стойку.
        — Да конечно,  — скрыв волнения улыбкой, ответил Рурхан.
        — Мрачное, какое-то тоскливое место, все эти незаселенные места такие. Так ты здесь прожил почти месяц?  — спросил Джейсон.
        — Да.
        — Ничего себе! Ну, все твоему затворничеству конец. Ну, ты как готов?
        — К чему готов?
        — Я не знаю, мне было велено просто довести тебя до места. Так ты идешь?
        Они вышли из университета, в глаза Рурхану ударил солнечный свет, он слегка отстал, в свете солнечного дня рассматривая со стороны величественный корпус храма науки пленившего его своими сокровищами на несколько недель. Таким образом, он про себя прощался с университетом, открывшим ему мир артэонов и мир в целом. Джейсон остановился и подождал его, и в последующем всю дорогу он старался держаться наравне с Рурханом, специально замедляя шаг. Они прошли от университета к метро по тому же пути, по которому его привел Гордон. В шуме трясущейся кабинки здешней подземки провели пару минут. На все вопросы Рурхана о том, куда они едут или кто отправил его за ним, Джейсон отшутился, что он якобы солдат, и просто слепо выполняет приказ, и как, всегда руководство не посвящает его в детали. Джейсон еще вначале их пути прямо пояснил, что общих тем у них сейчас практически нет, а отвечать на какие-либо вопросы ему запрещено его «командованием». Они почти всю дорогу молчали, но это была спокойная тишина, этот артэон, несмотря на грозные размеры, внутри простой и незамысловатый совершенно не смущал Рурхана.
        При выходе из метро Рурхану открылся очередной лиственный внутригородской парк, деревья которого к празднику были увешаны ленточками и цветными фонариками. Джейсон привел его в самое сердце артэонского мира, один из центральных кварталов города. Свидетельством чему являлась возвышающаяся за верхушками окружающих деревьев армидейская Центр Цитадель, сейчас кажущаяся близкой как никогда. Один из крупнейших центральных парков города раскинулся лабиринтом из белых каменных дорожек, зажатых аккуратными лиственными дебрями, вдоль границ которых, по обеим сторонам тянулись ряды лавочек-качелей. Этот парк, обычно заполненный смехом, криками резвящихся детей, под присмотром, сидящих на лавках взрослых, сейчас пустовал. Сегодня зеленые лабиринты парка были заполнены только пением птиц. Еще при выходе из метро Рурхан заметил двух охраняющих вход в него пограничников. Также среди белых дорожек парка, им навстречу попались еще двое вооруженных солдат для чего-то патрулирующих здесь территорию. Вооруженные патрули посреди города Рурхана очень удивили, ведь артэоны вроде как разумны и живут в гармонии, не требуя
никакого контроля над собой, так кого и отчего охраняют эти солдаты?
        За столбом-указателем с табличками «Болотистый пруд» и «Волейбольная площадка», после поворота в следующий закоулок зеленых коридоров парка мимо них прошла компания из трех человек. Человек, вот именно простых людей, здесь в центре города, святая святых артэонского внутреннего мира. Стало понятно, что здесь делают вооруженные солдаты, и от кого они охраняют свой мир. Но для Рурхана возникал следующий вопрос: «Что здесь делают люди, ведь по идее их проникновение сюда недопустимо?». Джейсон пояснил только что сегодня праздник.»… Ну, или как праздник… Особый день я бы так сказал. Поэтому город сегодня полностью открыт для посещения. Туристы бродят повсюду и погранцы приведены в усиленный режим несения службы. В такие дни я счастлив, что не один из них»,  — Джейсон старался уйти от ответа.
        — Говоря о празднике, ты имел в виду День начала лета?
        Джейсон замялся, замедлил ход.  — Нет, ну в смысле. Да тоже. Это сложно будет объяснить, вот так просто разом. Понимаешь… Подожди немного, сейчас я приведу тебя к тому, кто умнее меня, она тебе все доходчиво объяснит. Сейчас уже скоро придем.
        Миновав еще несколько поворотов белой дорожки парка, встретив по пути еще несколько компаний людей, они вышли на сокрытое зеленой глушью, шелестящей листвой, волейбольное поле. По бокам волейбольной сетки стояли лавочки-качели, на одной из которых, тихо покачиваясь, одиноко сидела молодая прекрасная девушка. То, что она не случайно заблудший сюда турист было сразу видно по ее необычной красоте. Та самая гармоничная, в чем-то безупречная, со штрихом легкой человеческой неровности артэонская красота — результат кропотливого старания Духа, что делает ее похожей на произведение искусства. Как и у всех артэонов, ее безупречная, нежная кожа переливается на солнце блеском, резко отличая от людей кажущихся на этом фоне серыми. Ее темно-синие волосы средней длины, на макушке были окрашены в темно-фиолетовый цвет. Темно-фиолетовые узоры похожие на лепестки от макушки сползали по ее локонам вниз. Легкое летнее зеленое платье до колен с узорами из красных, желтых цветов, дополняемое босоножками цветастой палитры. В руках у девушки был большой цветок темно-синий как ее глаза. Увидев их, она решила не давить на
Рурхана своим взглядом, опустив голову вниз, замерев, наоборот дав ему возможность себя рассмотреть. Джейсон остановился в паре метров от этой красавицы. Она, пригладив волосы, боязливо не поднимая взгляд, встала с лавочки. И вдруг весь мир в одну секунду перестал существовать для Рурхана, ведь она, улыбаясь, смотрела прямо на него. Убедившись, что все внимание Рурхана приковано к ней Джейсон быстро исчез из вида, оставив их наедине. Ее красота мгновенно сковала Рурхана, заставив его сердце трепетать. В его сознании она отразилась чем-то неописуемо прекрасным, сошедшим с небес и озарившим своим светом. Ее белоснежная улыбка, подаренная ему, оказалась слишком резкой и неожиданной, как и прямой взгляд неописуемой глубины прекрасных синих глаз. Он беспомощно замер не в силах пошевелиться, в то время как мысли в голове спутались. Она, тепло, просто улыбаясь, своеобразно приветствовала его, настраивала последующее общение на нужную волну, а он ошпаренный такой внезапностью, сдавленный слетевшими с катушек эмоциями замер в ступоре, это длилось пару секунд, для него показавшихся вечностью. При улыбке ее
ровные гладкие губы переливались блеском красной помады, каждым своим изгибом оставляя шрам в душе Рурхана. Ее темно-синие глаза, источающие наивную доброту, ярко выделялись на безупречно белоснежном фоне.
        — Приветик,  — застенчиво, как-то немного испуганно улыбаясь, сказала она. Рурхан замер как вкопанный.
        — А-а-а, э-э-э… э-э-то я-я-я,  — все, что сумел он выдавить из себя. Артэонская красавица залилась смехом. Рурхан тоже улыбнулся, тщетно пытаясь сказать что-нибудь еще, не в силах оторвать от нее взгляд. И тут он допустил роковую ошибку — посмотрел на ее грудь. Хотя это нельзя назвать ошибкой, это произошло спонтанно, как-то само собой, естественно. Неописуемая жажда тут же иссушила его тело, выключив мозг. Не дождавшись адекватного приветствия от Рурхана, она опустила взгляд в точку своего тела, куда он буквально прирос взглядом. Поняв, что все его внимание сконцентрировано на ее груди, она снова захихикала. Ее звонкий смех вырвал его из очарования. Рурхан покраснев, опустил глаза, но неописуемое желание заставило его снова с улыбкой посмотреть на представшую перед ним артэонскую принцессу.
        — Знаете, ведь я на самом деле еще много разных звуков издавать умею. Могу вас еще посмешить!  — старался реабилитироваться Рурхан, пока язык его слушался. Она, улыбаясь, отрицательно кивала головой, ничего не говоря.
        Красавица, молча подошла и протянула ему цветок, захват которого рукой тело Рурхана произвело автоматически, без помощи затуманенного разума. Легкое летнее платье, оставляющее открытой нежную, нетронутую кожу плеч блестящую на свете солнца, прилично открытая глубоким декольте грудь и ее аромат буквально придавили его своим приближением. Вся эта красота, запечатлевшая в себе нежность и ласку артэонского мира, сводила с ума, порождала в нем безумное желание ею упиться.
        — Вы просто прекрасны,  — очарованный ею добавил он, пока была возможность.
        Вдруг где-то сбоку послышался женский смех. Внутренне вздрогнув, посмотрев вправо, Рурхан увидел еще одну артэонскую красавицу не успев оправиться от встречи с первой. В паре метров от него стояла девушка, облаченная в черные, мрачные цвета, резко выделяющие ее, совершенно не вписывающиеся в общую палитру красок зеленого парка залитого светом солнца. Армидейские плащи делались из мягкой гладкой непромокаемой ткани, а ее плащ был льняным, черным, свисающим до земли, с болтающимся сзади большим капюшоном. Под плащом черное длинное платье на талье поджатое тонким ремешком, подчеркивающим ее безупречно стройную фигуру. Ее черные как ночь волосы были сжаты в изящное каре, обрамляющее своей ночной темнотой снежно-белую кожу ее прекрасного лица, с выкрашенными в стальной цвет губами, контуры которых обведены тонкой черной линией. Еще одним отличием сотворенных Духами артэонов от людей были глаза самых разных цветов и оттенков. Так глаза первой цветастой красавицы были неестественно холодно синими. Окруженные залитыми тушью черными ресницами глаза второй мрачной красавицы темно-красного, почти вишневого
цвета идеально дополняли ее темный облик. Топая по асфальту волейбольной площадки, своими тяжелыми ботинками с высоким берцем наподобие армейских только дополненных каблуками, она подошла к Рурхану. При ходьбе идущие от талии вниз разрезы по бокам ее платья, образующие подобие развивающейся юбки, открывали ее стройные ноги, облаченные в черные колготки.
        — Привет Рурхан меня зовут Кристина, очень приятно. Значит ты теперь наш новый друг!  — улыбаясь глядя на Рурхана, она встала рядом с цветастой красавицей, положив руку ей на плечо. Белоснежные пальцы ее руки, оканчивающиеся черными ноготками, были обвиты разнообразными серебряными кольцами. Кажущаяся по-летнему знойной на фоне подошедшей Кристины, красавица с узором фиолетового цветка на волосах, стояла, молча улыбаясь и виновато опустив глаза вниз.
        — Очень приятно познакомиться,  — улыбаясь Кристине, без заиканий сказал Рурхан. Кристина излучала собой позитивность и адекватность, которыми он сразу подсознательно проникся, его сердце сбавило обороты. В отличие от первой красавицы в груди, которой взглядом он буквально утопал в течение нескольких секунд, Кристина также своим вторжением принесла легкий осадок непонятного отпугивающего ощущения осевшего в глубине души. Ощущения, не дающего Рурхану надолго задержать на ней свой взгляд, не оставляющего возможности лучше рассмотреть ее красоту. Это было вызвано необычным внешним видом Кристины, к которому еще надо было привыкнуть.
        — Ты такой умница, уже делаешь комплементы!  — сказала Кристина, не спуская с него своего ласкового взгляда.  — Хотя не стоило,  — в шутку нахмурив брови она, перевела взгляд на свою виновато улыбающуюся подругу, после чего та опять залилась смехом. Со словами: «Вот ты хулиганка!», не удержавшаяся перед безумной любовью к своей хохочущей подруге Кристина прижала ее к себе, обхватив обеими руками, и поцеловала в щеку.
        — Кстати эту хулиганку, создавшую для тебя эту нелепую ситуацию, зовут Селина, но мы зовем ее Фиалка, думаю понятно почему. Она у нас самая маленькая, ей восемнадцать лет, поэтому ей все простительно,  — сказала Кристина, оторвав взгляд от Фиалки и посмотрев на Рурхана все еще переполненными любовью глазами. Ее голос от четкого, ясного, командного тона, в периоды умиления и спокойствия перетекал в нежный, мягкий и приятный.  — Как тебе не стыдно, так по-хулигански себя ведешь с нашим новым другом. Ай-ай-ай! Ведь тебе же было велено установить контакт. Я понадеялась на тебя, а ты?  — Кристина снова переключилась на Фиалку, решив ее своеобразно отчитать. Отчитываемая подругой Селина подняла свои синие виновато опущенные глаза, на доли секунды взглянув на своего нового друга, от чего опять усмехнувшись, в то время как Рурхану опять пришлось прилагать усилия, чтобы вдыхать потяжелевший вокруг себя воздух.
        — Привлечь внимание! Ты сказала: привлечь внимание… приковать Рурханчика к себе! Когда ты говорила мне, что я должна делать, ты ничего не говорила ни о каком контакте. Так что не обманывай!..  — глядя на Кристину своим звонким детским голосом с улыбкой оправдывалась Фиалка. В ответ, Кристина ладонью закрыла ей рот, не дав договорить.
        — Не обращай внимания Рурхан, она просто как обычно все неправильно поняла,  — Кристина в шутку оправдывалась перед Рурханом. В то время как Фиалке с закрытым ртом оставалось только моргать, смеющимися глазами.
        — Как скажите,  — Рурхан расплываясь в улыбке, смотрел на двух своих новоиспеченных подруг. В следующую секунду нагрянуло очередное потрясение, казалось еще немного и сердце Рурхана тающего от нежности точно не выдержит.
        Он вздрогнул от шлепка по плечу сзади. Не убирая руку с его плеча, после игривого приветствия, из-за спины Рурхана вышла яркая блондинка с длинными волосами. Сложно сказать, что было на ней одето. Можно сказать это было платье, ну или купальник, оформленный в виде платья. Переплетение белых легких лент по минимуму скрывающих тело. Эту свою частично прикрытую обнаженность, чтобы не травмировать своего нового друга окончательно, она скрыла под классическим черным армидейским плащом, предельно коротким, прикрытым сверху ее светлыми распущенными волосами. Ее длинные стройные ноги, полностью открытые из-за короткого плаща, облачены в светлые летние легкие босоножки с каблуками. Воплощая в своем внешнем виде идеалы эротичности, всей собой, демонстрируя свою сущность, эта красавица своим вторжением снова вогнала в ступор вот только начавшего оживать Рурхана. На появление третьей ослепительной красавицы, внешне казалось затмевающей собой двух предыдущих, его реакция была как на явление господне. Он, с отвисшей челюстью глядя на нее беспомощно замер, пока в его душе шевелилось что-то безумное, какая-то
неконтролируемая жажда. На ее шее черный положенный плащ был застегнут большой брошью с бриллиантом. Совсем не вписываясь в ее образ, навеивая что-то детское и нелепое, нечто оставленное влиянием веселой подружки с фиолетовыми лепестками на волосах, на ее правой щеке цветными красками была нарисована бабочка расправившая крылья. Черные линии ее бровей, окруженные розовыми тенями, приподнялись от взгляда, вобравшего в себя удивление его смущенности и какой-то особый (нездоровый, какой-то похотливый) интерес к дальнейшему с ним общению. Белоснежную улыбку окружали выкрашенные в легкий розовый цвет сладкие губы. Встав перед ним, положив вторую руку к нему на плечо, приблизившись критически близко, погрузив его в свой аромат, она изучала его взглядом.
        — Значит ты Рурхан, а я значит Алекса, вот и познакомились. Я конечно рада!  — упершись в Рурхана своим прямым наглым взглядом, сказала блондинка. Было в ее голосе что-то сочное, произношение отдельных звуков в дополнение к внешнему виду порождало какие-то потаенные желания. Он не успел связать и пары слов, чтобы ответить этой красавице, как она отвернулась к своим подругам, сказав им: «Ну все девчонки можно выдохнуть спокойно, он так-то симпатичный». В то время как Кристина, не выдержав щекотки, хихикнула, убрав свою закрывающую рот Фиалки руку.
        — Я чуть не задохнулась,  — своим детским голоском сказала Фиалка.
        — «Ой, Фиалочка прости меня»  — так я, по-твоему, должна была отреагировать, да?!  — Кристина прижала к себе крепче смеющуюся Фиалку. Они будто позабыли про своего нового друга.  — Ты хулиганка!  — не сводя глаз с любимой подруги, в шутку хмурила брови Кристина.
        Не получив никакого ответа от подруг увлеченных друг другом, Алекса снова развернулась к Рурхану, будто загипнотизированного ее взглядом, взмокшего в ее присутствии. «Ты знаешь, это даже становится интересным»,  — зная, что внимание Рурхана приковано к ее губам поэтому, плавно двигая ими, сказала Алекса, руками обхватив его шею.
        — Алюня успокойся!  — Кристина, оторвавшись от Фиалки, запоздало кинулась останавливать свою помешанную на любви сексапильную подопечную.
        — Хотя подожди,  — замерев в нескольких сантиметрах от поцелуя, вдруг изменилась в лице Алекса. Богиня любви внутри этой светловолосой красавицы сменилась глупой девчонкой готовой сочувствовать кому угодно. Ее глаза наполнились жалостью, своей нежнейшей ладонью она коснулась его щеки. Наступила тишина. Кристина, поспешившая спасти Рурхана от Алексы остановилась.  — Так тебе как я поняла двадцать лет?  — глядя ему в глаза с жалостью сказала Алекса.
        — Ну да. А что?  — ответил Рурхан нарешающийся выдохнуть, дабы не рассеять ее аромат и тепло нежной ладони.
        — Просто ты выглядишь, извини, но лет на тридцать, если не больше,  — жалея Рурхана взглядом, сказала блондинка.
        — Солнышко, ты, что моя маленькая? Я же вам объясняла, что Рурхан пришел к нам из суровых мест. Там под воздействием тяжелых условий люди грубеют, поэтому выглядят старше своих лет,  — привычно поставив руки на пояс, объясняла Кристина.
        — В нашей деревне в двадцать лет мы уже давно мужчины, охотники, там главы семей и все такое,  — тихим голосом, боясь вспугнуть нависшую тишину, внес разъяснение Рурхан.
        — Вот видите как: в двадцать лет, а уже взрослые люди, а у нас в почти двадцать все еще непонятно что,  — глядя на Фиалку как обычно в шутку нахмурив брови, сказала Кристина. Фиалка снова захихикала, в ответ пощекотав Кристину, Рурхан улыбнулся, а Алекса ничуть не изменила своего сочувствующего взгляда.
        — Бедненький, но ведь ты уже обратно не вернешься? Ведь ты теперь останешься с нами?  — лаская щеку Рурхана своей нежной ладонью, казалось готовая заплакать, сказала Алекса.
        — Это уже частично и от нас зависит,  — сказала Кристина, силой оттаскивая Алексу от Рурхана и передавая ее в объятия Фиалки. Но даже оттаскиваемая силой Алекса, все равно не сводила с Рурхана жалобного взгляда своих карих глаз. Разобравшись с Алексой, Кристина хотела что-то сказать Рурхану, как-то объяснить происходящее, но вместо этого посмотрев в его глаза, улыбнулась и опустила взгляд. Рурхан стоял толком не понимая ничего из того что происходит с ним в течение последних нескольких минут. Их красотой плененный и будто опьяненный с улыбкой он наблюдал за происходящим.
        — Так, а где же наш лежебока? Куда опять запропастился этот негодник?  — сказала Кристина.
        — Лежебока! Выходи!  — крикнула Фиалка.
        В тени древесных зарослей парка метрах в пяти за лавочкой, на которой сидела Фиалка все это время, лежа на земле, молча наслаждаясь изменяющимися беззвучными облаками, проплывающими на остывающем в завершении жаркого дня небе, лежал еще один участник компании новых друзей Рурхана. Услышав крики потерявших его друзей, тяжело вздохнув, он, встал и, не отряхиваясь, пошел сдаваться. Из-за деревьев вышел неряшливого вида темноволосый артэон юный, как и все новые друзья Рурхана. Его волосы длиной были почти как у Кристины, только без подровненных кончиков, неухоженные и лохматые, лежащие на нем нелепой копной. На нем темная футболка, мешковатые штаны под нелепо накинутым сверху армидейским плащом. За спиной у него болтался черный рюкзак, в руках он держал Фиалкин армидейский плащ. Подойдя к своим друзьям окинув их взглядом, остановившись на Рурхане, он застенчиво перевел взгляд в сторону. Не дав ему подойти, и хотя бы попытаться что-то сказать Фиалка и Алекса бросились к нему. Повиснув на нем с обеих сторон, они пригладили его волосы, отряхнули налипшие на его одежде листья и песок, оставшиеся после
лежания на земле.
        — Знакомься Рурхан это Хьюи, Хьюго — наш Плюшик! Он вообще, вообще душка!  — расплываясь в улыбке, лепетала Фиалка. Селина в окружении любящих ее друзей всегда улыбающаяся говорила детским тонким голоском, порой не всегда правильно произнося звуки, как это делают маленькие дети. Не говорила а «мяукала» как это называли друзья. Пока Селина спешила представить своего неряшливого застенчивого Хьюго, Алекса лицом начала зарываться в его копну, чтобы губами добраться до уха и приласкать своего «Плюшика». Хьюго все-таки заставил себя посмотреть на Рурхана.
        — Здравствуй, приятно познакомится,  — Рурхан начал первым.
        — Привет, мне тоже,  — улыбнувшись, ответил Хьюго.
        — Как мило!  — Фиалка прокомментировала знакомство своего «Плюшки» с Рурханом. В то время как обычно веселая Алекса продолжала молчать, угрюмо положив голову на плечо Хьюго.
        — Что случилось ваше высочество? Что с вами,  — Хьюго успокаивающе гладил светлые локоны своей прекрасной подруги, видя, что она отчего-то не весела.
        — Так ну все, вроде все в сборе,  — подытожила Кристина.  — Теперь что касается вон того большого и сильного нашего маленького мальчика, нашего Джейсона, прячущегося сзади тебя Рурхан. Как я полагаю первичное объяснение того кто мы все и что за ерунда здесь происходит ты уже получил от него?  — Кристина спросила у Рурхана.
        — Н-у-у да. Да получил,  — неуверенно промямлил Рурхан.
        — Так получил или нет?  — строго спросила Кристина у Джейсона, прячущегося за спиной Рурхана.
        В ответ Джейсон вышел вперед и, улыбаясь, опустив глаза, под строгим взглядом Кристины опустился на колени.  — Ваше высочество, я не выполнил ваш приказ,  — едва сдерживая смех, сказал Джейсон.
        — Почему?  — изображая строгость, поставила руки на пояс Кристина.
        — Я подумал, и понял, что ничего толком объяснить не смогу. Даже того что вы мне сказали сказать, передать по-умному, по-моему у меня бы не получилось. Мне показалось, что лучше это получится у вас. Поэтому я предложил разумно помолчать по дороге, сконцентрировавшись на основной задаче, то есть привести Рурхана сюда.
        — Вот ты непослушный хулиган!  — улыбаясь, сказала Кристина, глядя на Джейсона, сидевшего на коленях виновато опустив глаза.
        — Надо бы его в угол поставить!  — сказала Фиалка.
        — Я готов понести любое наказание,  — продолжал придуриваться Джейсон.
        — Нет, поставить в угол это слишком мягко,  — сказала Кристина своим нежным и спокойным, на фоне звонкого Фиалкиного, голосом.  — Ладно, значит, никакой любви, и ласки ты мой милый Джейсон сегодня не получишь. Это тебе и будет наказанием. А так сделал бы то, что должен и был бы умничкой, получил бы свое вознаграждение, утонув в нашей ласке. Ну а теперь извини!  — едва сдерживая улыбку, пытаясь выглядеть строгой, вынесла вердикт Кристина.
        — Нет! Нет, ваше высочество прошу вас только не это. Накажите меня как угодно, только не так прошу вас,  — Джейсон изображал мольбу и ужас, перед суровой карой.
        — Но ведь ты же сам сказал, что готов понести любое наказание!
        — Любое, но только не это. Хотите, я лучше сто раз отожмусь от пола или присяду. Хоть пятьсот раз. Все что угодно, только не это!
        — Я тебе, что твой армейский офицер? Наказание придумано, и оно не подлежит изменению!  — повысив свой тон до строго командного сказала Кристина.
        — Вот блин!  — вздохнул Джейсон, поникнув на коленях и грустно опустив голову. Селина позабыв про Хьюго, побежала успокаивать его.
        — Но ведь это же всего лишь на один день,  — сев к нему на колени лаская, прижимаясь крепче, успокаивала его Селина. Джейсон сжал в железных объятиях свою маленькую подругу, которая сразу начав пытаться вырваться, залилась смехом. Кристина, видя, что ее глупая подруга сразу с ходу нарушает установленное ею шуточное наказание, промолчала и просто улыбнулась. Рурхан, с лица, которого в компании новых друзей не сходила улыбка, просто стоял молча, наблюдая за окружающими его прекрасными, странными и веселыми существами.
        — Извини Рурхан, если бы я с самого начала знала, что этот хулиган даже просто элементарно не ввел тебя в курс дела, я бы совершенно по-другому строила наше общение. Ну а так вкратце думаю многое уже и так понятно. В нашем внутреннем мире мало что интересного происходит. Твой приход к нам стал своего рода сенсацией. Об этом даже в газетах писали. Сначала мы ждали, когда ты сам выйдешь к нам, но этого не происходило. В последующем видя твою… э-э-э скованность, мы решили помочь тебе. Мы собрались на студенческий совет, и я предложила нашу компанию в качестве твоих проводников во внутриартэонскую жизнь. В общем, мы должны будем помочь тебе в процессе твоей «артэонской социализации». Постараемся понравиться тебе! Покажем тебе все, все, что непонятно объясним. Проще говоря, погуляешь с нами пару дней, а там если понравится, то станешь нашим другом и останешься с нами навсегда, а если нет, то тогда уже тебе решать что делать дальше. Уйти ты можешь в любой момент,  — мягко и плавно объяснила Кристина.
        — Хорошо, я не против,  — тонул в нежности от общества красавиц Рурхан.
        — Ты что Кристиночка! Он никуда не пойдет, при любом раскладе. Мы его теперь никуда не отпустим,  — Алекса все еще переживала за Рурхана.
        — Джейс встань с коленок, не надо долго так сидеть,  — в ответ на слова Кристины Джейсон послушно встал.  — Ну, раз уж мы вроде как «познакомились», значит теперь можно идти гулять! Хотя подождите…  — Кристина, улыбаясь, слегка застенчиво опустив глаза, робко подошла к Рурхану, вторгнувшись в его личное пространство. Она прижалась к нему и аккуратно положила руки к нему на плечи. Подняла свои окрашенные в темный цвет веки, посмотрела в глаза. Почувствовав ее Рурхан, оцепенел, замер, наслаждаясь ее благоуханием, кажущимся внеземным ароматом ее волос.  — Ты не хочешь сбежать нет? Ну, в смысле хочешь пойти с нами, узнать нас, наш мир лучше?
        — Разумеется.
        — Хорошо,  — приятно улыбнулась Кристина.  — Пойми малыш артэонский мир это легкость и простота. Здесь просто нечему сковывать тебя. Ничего не бойся, теперь ты с нами, мы не дадим тебя в обиду! Просто расслабься и будь собой. Нам интересно узнать тебя настоящего ну и… приласкать, согреть после холода,  — тихо и нежно говорила Кристина, приблизившись к Рурхану настолько, что он чувствовал запах ее помады, прочувствовал каждое движение ее сладких губ.  — Наш мир это гармоничная идиллия пронизанная потоками любви, воплотившая в себе все прекрасное и светлое, что есть в людях. От окружающего зла мы надежно защищены,  — пальцами проводя по изношенному лицу Рурхана, она едва сдерживала слезы. Видя, как прослезились ее глаза Рурхан шокировано замер, ему была непонятна и чужда такая открытость и эмоциональность присущая наивным артэонам. Действительно к миру этих существ нужно было привыкнуть.  — Здесь под Светом Духа подобно детям мы можем позволить себе быть беззаботными и счастливыми всю жизнь. Вон посмотри на Фиалку!  — Кристина снова радостно улыбнулась, моргнув глазами избавившись от накативших
слез.  — Ведь ты хороший и добрый значит, тебе не составит труда стать одним из нас. Иначе твой пропуск не продлили бы бессрочно. Просто дай немного себе помочь, полностью откройся нам, а если возникнут какие-то трудности, то просто поведай о них. Ну, как-то так да!?  — проговорив все плавно и нежно на одном дыхании Кристина, тяжело дыша, с теплой улыбкой смотрела в глаза Рурхану в ожидании ответа.
        — Да ваше высочество, я все понял,  — выслушав эту красавицу не смея шевельнуться, чтобы не нарушить приятное теплое мгновение Рурхан был предельно серьезен. Впервые наблюдая такое откровение от той, кого только что узнал, поняв, с чем столкнулся Рурхан, будто возложил на себя некую ответственность.  — Просто дайте мне немного времени, чтобы привыкнуть,  — теперь привыкнув к Кристине, Рурхан спокойно смотрел в ее глаза, в душе тая от их красоты.
        — Кристина ты, что заранее заготовила эту речь?  — недоумевая, спросил Джейсон.
        — Алекса, Фиалка что-то он у вас разговорился,  — отреагировала Кристина. Тут же за ее спиной послышалось хихиканье Фиалки затем смех Джейсона.
        — Значит, говоришь тебе нужно время?  — Кристина продолжала смотреть Рурхану в глаза.  — Естественно, это само собой. Рурхан и что касается «вашего высочества», пожалуйста, не зови меня так больше. Мне уже хватает одного глупышки зовущего меня так. И никаких «вы», тоже не надо, хватает второго глупышки, периодически обращающегося ко мне подобным образом. Просто называй меня по имени. Пожалуйста. Хорошо?
        — Да Кристина. Так нормально?  — застенчиво произнес Рурхан. В ответ Кристина улыбнулась и щелкнула его по носу кончиком пальца. Рурхан закрыл глаза, расплывшись в улыбке, пока потоки теплого удовольствия, растекались по его телу. Кристина посмотрела на своих «малышей». Алекса, опечаленная, в объятиях своего ласкового старающегося ее успокоить Хьюго. Джейсон, атакованный хохочущей Фиалкой, уже лежал на земле, хихикая от ее щекотки и ласки. Кристина все же попросила свою глупую подругу не перегибать палку и сильно не нарушать установленного для Джейсона на сегодня наказания. «Ну, все малыши пойдемте, отпразднуем наше знакомство»,  — после этих слов Кристины друзья отправились гулять. Кристина и Алекса окружили Рурхана. Фиалка накинула на себя свой положенный плащик, поверх гладкой темной ткани покрытый узорами из маленьких блестящих звездочек, и они с Хьюго, держась за ручку, отдельно от основной компании, пошли рядом. Когда все друзья отошли метров на пять, Джейсон одиноко побрел сзади, по привычке приглядывая за ними, стараясь защитить их от всего. Подаренный Фиалкой синий цветок, от волнения
смятый в руках Рурхана, «оплаканный» девчонками отправился в урну по пути.
        — А куда именно мы идем?  — спросил Рурхан.
        — Немного отметить наше знакомство. Люди, как известно, отмечают все праздники торжественным приемом пищи. Вот и мы артэоны так и не смогли придумать ничего более креативного, так и продолжаем следовать традициям наших предков. Атмосфера праздника видимо уже «инстинктивно» рождается в нас у праздничного стола. К тому же совместный прием пищи, на мой взгляд, является лучшим способом сближения людей, размывающим любые барьеры в общении. В квартире Фиалки мы специально приготовили праздничный стол. Туда мы и идем,  — сказала Кристина, шагая рядом с Рурханом.
        — Пойдем, покормим тебя!  — заставила своих друзей улыбнуться Фиалка.  — А что ты любишь больше всего. Я имею в виду из еды?  — спросила она. Внутренне еще побаиваясь нового друга, во власти своих хаотичных эмоций, просто к нему еще не привыкнув, она шла в стороне, прижавшись к своему любимому теплому Хьюго.
        — Нет, в смысле, что ты уже успел попробовать за то время что живешь в золотом городе. Что тебе понравилось больше всего?  — конкретизировала вопрос Алекса идущая слева от Рурхана.
        — Ты пробовал мармелад, тот который фруктовый?  — дополнила вопрос Фиалка. Несмотря на соблюдаемую дистанцию при взгляде на Рурхана с ее губ не сходила теплая радушная улыбка. Ее голос от по-детски писклявого лишь с легкой примесью взрослого оттенка во время эмоциональных всплесков переходил в тихий приятный милый тон, сводящий с ума своей скрываемой нежностью. Все это сопровождалось по-детски ломаным произношением отдельных слов.
        — Знаете, едой я особо не увлекался… Некогда было. Я жажду знаний утолял. Вот. Там, откуда я книжки читать нельзя было, и вот к счастью попав к вам, я наверстывал упущенное. К сожалению, оценить вашу кухню у меня пока не получилось,  — пытался быть ироничным Рурхан.
        — Так стоп!  — резко выпалила Кристина.  — Если я правильно поняла ты в городе почти месяц, а так толком ничего вкусного и не попробовал! То есть этот Гордон, он тебя, что, не кормил что ли?! Да он там совсем одичал в этом своем музее. Надо с ним поговорить,  — нахмурилась Кристина. Сказанное рассмешило Рурхана, но внешне он позволил себе только легкую улыбку.
        — Кристина нет, ты все не так поняла. Гордон все делал правильно, да мой родной отец ко мне меньше проявлял заботы. Все, что на мне сейчас надето это все его вещи. Я буду благодарен ему до скончания дней. Гордон нормальный, это со мной какие-то проблемы,  — сказал Рурхан, не в силах оторваться от наблюдения красоты Кристины. Он смотрел ей прямо в глаза совершенно просто и спокойно, не понимая сейчас, что могло отпугнуть его в этой красоте.
        — Почему ты тогда жил в университете? Он разве не предлагал перебраться к нему?  — не успокаивалась Кристина.
        — Он предлагал. Просто мне не хотелось досаждать ему и его семье,  — ответил Рурхан.
        — Ты какой скромненький то,  — Алекса продолжала удивляться новому другу.
        — Маленький. Ну, все теперь ты с нами,  — тихонько шепотом жалела его Фиалка, идущая в объятиях своего заботливого Хьюго.
        — Кристиночка говорила, что ты вроде как отказался от ужина с семейством Гордона?  — Алекса.
        — Я беседовала с Гордоном. Консультировалась перед встречей с тобой, скажем так,  — спешила все объяснить Кристина.
        — Ты испугался?  — дополняла вопрос Алекса.  — Ну, ничего, нам в какой-то мере тоже было страшно. Ну, знаешь ведь у людей принято нас ненавидеть. Я думала, что нас ожидает встреча с эдаким дикарем, тупым и бессмысленным, которого нужно усмирить. Но вместо этого увидела тебя, нормального парня.
        — Прости ей ее прямоту. Солнышко у нас такая,  — Кристина спешила оправдать свою блондинистую подругу.
        — Алекса, ты даже не представляешь, как было страшно мне идти на встречу с вами. Мне было нечего терять, я думал, пойду, опозорюсь, а потом уйду спокойно, снова стану дикарем. Думая о встрече с артэонской молодежью я конечно ко всякому готовился. Но в итоге встретил вас. Что очень необычно…
        — Что необычно?  — не отставала от него Алекса.
        — Вы необычные,  — глядя на Алексу, спокойно ответил Рурхан очарованный ее неописуемой красотой. В ответ Алекса засмеялась и взяла Рурхана под руку, прижавшись к нему.
        — Пропустив ужин в семье Гордона, думаю, ты ничего не потерял,  — Кристина сводила неудобный момент к шутке.  — Тебя бы ожидало общение со стариками, скучное и нудное. А мы с тобой одного возраста, нас связывает общность интересов. В нашей компании только Фиалке и Плюшке, то есть Хьюго по восемнадцать с копейками,  — сказала Кристина. Рурхан посмотрел на идущих рядом в обнимку Фиалку и Хьюго улыбающихся ему, улыбнувшись им в ответ.  — Они еще малыши. А нам, остальным троим по двадцать, как и тебе. Думаю, общаясь с нами, ты осознаешь свою молодость.
        Они шли по закоулкам белых дорожек парка-лабиринта, ориентируясь по табличкам с надписью «Выход», несколько раз, обманом угодив в тупик. В здешних тупиках располагались поляны для пикников и отдыха, большие фонтаны и прочие необычные места, соблазняющие присесть и отдохнуть, задержаться ненадолго. Они проходили мимо гуляющих по парку туристов, мимо тихо покачивающихся на здешних лавках, отдыхающих в шуме зеленой листвы артэонов, мимо старающихся не привлекать к себе внимания армейских патрулей, изо всех сил старающихся выглядеть непринужденно, дабы не омрачить атмосферы праздника. От слабых дуновений теплого летнего ветерка парк, словно невесомым снегом засыпало тополиным пухом.
        — Рурхан, а расскажи что-нибудь о себе?  — нарушила тишину вопросом Фиалка, согреваемая периодическими поцелуями рядом идущего Хьюго. Ее украшенные темно-фиолетовым узором волосы и большие черные ресницы, были покрыты налипшим пухом, который она не отряхивала, отчего походила на прекрасный лесной цветок.
        — Цветочек, девочка моя ненужно так ставить вопрос. Ты понимаешь, что при подобной его формулировке ни один нормальный человек тебе ничего адекватного ответить не сможет. Ты спрашиваешь обо всем и ни о чем одновременно. Такое кого угодно приведет в ступор. Поэтому, пожалуйста, переформулируй вопрос, более конкретизируй, что именно ты хочешь узнать из жизни Рурхана,  — Кристина поправила Фиалку как обычно не в силах оторваться от улыбающейся мордашки любимой подруги.
        — Ой, тогда я не знаю, что именно хотела бы узнать о Рурхане. Хорошо Звездочка, я пока подумаю,  — Фиалка вызвала волну хихиканий и умилений своих друзей.
        — Мы читали книгу о Стране Волка. Так что в курсе, откуда ты,  — похвасталась Алекса держащая Рурхана под руку.
        — Вообще-то кто-то прочитал, а кто-то удовлетворился рассказом прочитанного,  — поправила ее Кристина.
        — Ну, ведь ты же сама не захотела читать вместе,  — изображая детскую наивность, ответила Алекса.
        — Солнышко, не думаю, что эту книгу можно читать вслух поочередно вечером усевшись у камина. Это не детская сказка. Если ты моя блондиночка этого все еще не поняла, то я поясняю что это как бы более серьезная литература,  — сказала Кристина, стараясь не проронить улыбки глядя на Алексу.
        — Ты все равно могла читать вслух. Ты все равно хулиганка,  — возражала Алекса, надув губки. Не выдержав и рассмеявшись, Кристина протянула руку за спиной Рурхана, и пощекотала Алексу, от чего та с визгом оставив Рурхана, переметнулась к идущей рядом Фиалке, в компании тихого и незаметного Хьюго.
        — Она боится щекотки до ужаса, хотя сама любит едва ли не до смерти защекотать малышей,  — Кристина говорила о Алексе.  — Так что если она начнет к тебе приставать, ты просто пощекочи ее и все,  — дала она шуточный совет Рурхану.
        — Что наше Солнышко? Звездочка щекочет тебя, ах она такая плохая,  — нежно шептала Фиалка, гладя переметнувшуюся к ним Алексу.
        — Ну, как ты понял базовое общее представление о том кто ты и откуда мы имеем, но естественно хотелось бы узнать детали,  — Кристина снова вернулась к разговору с освобожденным ею от Алексы Рурханом. Который смотрел на происходящее с такой теплой улыбкой и умилением, какие обычно возникают у людей при наблюдении за забавными зверушками.
        — Спрашивайте все что хотите. Все что пожелаете,  — сказал Рурхан, с губ которого не сходила улыбка.
        — А твое имя Рурхан оно что-то значит?  — поинтересовалась роскошная блондинка, теперь идущая в стороне.
        — Да нет, ничего оно не значит. От древнего языка, на котором говорили предки, нам достались лишь обрывки. По прибытии в Преферию, долгое время мой народ жил в рабстве у предков Людей Ворона. Ну, вы в курсе, читали ту книгу Гордона. Люди Ворона использовали для общения простой и универсальный общеартэонский язык, на котором говорим мы с вами. И мой народ можно сказать силой заставили забыть свою речь. Есть имена присущие моему народу с древности, в них вложен некий смысл, но мое к ним не относится,  — с какой-то долей грусти пояснил Рурхан. От всяких слов вроде «рабство» или «силой заставили» эмоциональная нежная Фиалка, позабыв обо всем, хотела наброситься и пожалеть его, приласкать как котенка.
        — Наши имена тоже просто наборы звуков,  — пояснила Алекса.  — Тоже ничего не значат. Для артэонов главное чтобы звучало красиво.
        Неожиданно Селина оторвалась от Хьюго и куда-то упорхнула. Можно было только предполагать, что наполняло голову этого прекрасного глупого создания. «Хьюи придержи ее, пожалуйста, хотя бы сегодня»,  — просила его Кристина, в ответ Хьюго только виновато развел руками. «Это не в моих силах»,  — ответил он. «Кристиночка! Смотри где я!»  — завалившись в зеленую траву, понюхав цветочки, уже кричала Селина. Кристина вместо улыбки и умиления как обычно, сейчас посмотрела на нее с недовольным прищуром. Селина хихикая: «Ой, страшно, страшно!», закрыла глаза руками, все-таки заставив свою Кристину улыбнуться. Хихикая с подругой, эта глупышка вдруг заметила, что на нее пристально смотрит Рурхан. Селина тут же застеснялась, перестала улыбаться, опустила взгляд и, поднявшись, начала отряхиваться от земли. Друзья, беседуя с Рурханом, шли по аллеям цветущего парка.
        Какая-то пара пожилых артэонов желая вспомнить молодость решила беззаботно полежать в траве. Супруга с волосами, пронизанными артэонской сединой, пока ее любимый отдыхал мечтательно глядя в плывущие облака, готовила небольшой пикник. Она аккуратно нарезала небольшой торт. Тут неожиданно перед ней возникла улыбающаяся Селина. Пожилая артэонка видя себя молодую в улыбающемся чуде пригладила ее цветные пряди, расплылась в улыбке и угостила Селину кусочком торта. «На маленькая, кушай»,  — с улыбкой сказала она. На что Селина ответила поцелуем в щечку.
        — Увлечения, хобби. Это не обязанность это средство проведения досуга. Просто отдых,  — Кристина все что-то объясняла Рурхану.
        — Хьюи например занимался бальными танцами!  — всех рассмешила Алекса. Бедный Хьюго оставшись без спасительной Селины, покорно воспринимал все шутки в свой адрес со стороны блондинистой богини любви.
        — Селина увлекалась… Пыталась увлекаться балетом. Хьюи просто жертвовал свободным временем ради нее,  — разумная Кристина вносила ясность.
        — Вы обо мне говорите?  — неожиданно в объятиях Хьюго возникла Селина с кусочком торта. Клубничный крем потек по ее пальцам и она, переложив кусочек в другую руку, дала собрать его губами своему верному Хьюго, который хоть и стеснялся в обществе Рурхана, но все равно возможности обласкать маленькие любимые пальчики упустить не мог.
        — Она уже где-то торт надыбала!  — смеялась Алекса.
        — Хотите тортика?  — протянула им кусок Селина.
        — Ты попрошайка! Уйди отсюда мы тебя не знаем. Ты не с нами!  — шутила Кристина, стараясь не смотреть на любимую Фиалку. Ей просто не хотелось напугать Рурхана, неизвестно как он может воспринять странности их Фиалки. В действительности Рурхан не переставал умиляться глядя на цветастое чудо, ее причуды его, как и всех забавляли. Кристина зря беспокоилась.
        — Но мой Плюшка хороший ведь будет тортик. Так ведь мой малыш!  — когда все отказались, Фиалка протянула кусочек торта своему верному Хьюго, который идя с ней в обнимку, как и всегда по жизни никуда от нее не мог деться, да и не хотел. Он, только согласно улыбаясь, прижал к себе сильнее эту непоседу. Селина, смеясь, принялась кормить своего Плюшку с рук.
        В паре метров от путеводной белой дорожки лабиринтов парка проходило заседание местного литературного клуба. Участники клуба, наслаждаясь покоем вечера первого летнего дня, лежали на траве, погрузившись в чтение нового художественного произведения. Кто-то читал, кто-то лежал под впечатлением, ожидая финального обсуждения. В тени деревьев, среди лежавших на траве погруженных в чтение артэонов резко выделялась одна странная особа. Она закутанная в положенный плащ, с пышными волосами, придавленными серебряным ободком, лежала на животе, подперев подбородок руками. Ее глаза были закрыты, лицо безжизненно застыло, казалось, она даже не дышала. Открытая книга во избежание закрытия придавленная простым камнем, лежала перед ней. Как холодным тяжелым снегом ее полностью занесло невесомым летним пухом тополей. Селина хихикая снова исчезнув из объятий Хьюго, возникла перед этой засыпанной пухом артэонкой. Повторяя за ней, подперев голову руками, Селина уставилась на нее, ожидая каких-нибудь признаков жизни, но та не шевелилась. Тогда Селина поцеловала ее в щечку. Красавица, заморгав большими черными ресницами
обвитыми пухом открыла свои зеленые глаза и улыбнулась Селине. «Ты хулиганка!»  — зеленоглазая артэонка пальцем щелкнула Селину по кончику носа. «Не спи!»  — ответила ей Селина и побежала догонять друзей.
        — Очередная твоя странная подруга?  — спросила Кристина, как всегда с теплой улыбкой глядя на свою Селину, которая снова возникла в объятиях Хьюго.
        — Нет!  — рассмешила друзей Селина.  — Я ее даже не знаю. Просто она… не знаю. Уснула или не уснула!
        — Прекрати терроризировать отдыхающих. Ты чудовищная непоседа!  — смеялась над ней Алекса.
        — Правда, Селиночка прекрати. Один день побудь хорошей девочкой. Ведь сегодня день необычный,  — сказала Кристина, взглядом указывая на Рурхана.
        — Все нормально,  — ответил Рурхан.  — Селина очень…  — он, снова допустив ошибку, посмотрел в ее синие глаза, и язык опять перестал слушаться.  — Необычная,  — все же сумел закончить он. Все-таки к красоте артэонок сияющих белоснежными улыбками нужно было привыкнуть.
        Улицы замершего в предпраздничной тишине города пахли ванилью. Следовавшая за парком городская улица пологим склоном уходила вниз. Отграниченная жилыми пятиэтажными домами по бокам, эта улица замерла погруженная в вечернюю тень от опускающегося к горизонту солнца. Где-то на середине улицы наполняющий город аромат ванили был перебит запахами приготовляемой пищи. Источником запахов был расположенный в подвале одного из домов шахматный клуб, в день праздника, переоборудованный в кафе, украшенное большой вывеской специально для наводнивших сегодня улицы туристов. Еда раздавалась бесплатно, но особой толпы вокруг не было. В этот праздничный день в подобных кафе, разбросанных по всему городу, туристов обслуживали молодые артэоны, с целью создания более комфортной обстановки для гостей. У биомехов обслуживающих город был выходной, все они были заперты в своих хранилищах, дабы не пугать людей.
        Внизу склон улицы, с которого спустились друзья, упирался в один из трех искусственных городских каналов, окольцовывающих город. Этот канал был ближним к центру, нося название Первого из трех Армидейских Водных Колец. Канал был обрамлен золотистой набережной, с рядами фонарей. Все три главных городских канала были искусственными, их русла заполнялись подземной ледяной водой. Вода в каналах искусственно циркулировала по кругу, образовывая легкое течение. Этот канал в отличие от двух других был небольшим, и не был предназначен для лодочных прогулок, что давало возможность спокойно украшать его водную гладь различными декоративными элементами. Следуя вдоль набережной, друзья прошли мимо мраморного изображения русалки сидящей на камне. Дальше в промежутке между двумя мостами водная поверхность была усеяна изображениями маленьких золотых рыбок, замерших выпрыгивая из воды.
        От Фиалки последовал очередной глупый вопрос. «Рурханчик, а что тебя у нас поразило больше всего?»  — с улыбкой промяукала она своим голоском. Естественно Рурхана поразило многое, но больше всего его затронула здешняя женская красота, которая буквально обожгла его, оставив на сердце шрам. В его родной холодной стране женщины ходят замотанные в шубы из шкур, сидят дома, никуда не выходя. И тут он оказался здесь, где прекрасные свободные артэонки демонстрируют их красоту. «Я чуть с ума не сошел, когда впервые увидел обнаженные стройные ноги,  — пояснил он.  — Ой, простите»,  — под наплывом эмоций он забыл, что разговаривает с девчонками, и им про их же красоту рассказывает. Девчонки захихикали. «Я еще привыкаю. Пока простите мою дикость»,  — покраснев, оправдывался он.
        — Да ладно все нормально. Мы тебя понимаем,  — с улыбкой сказал Хьюго.
        — Нет, все правда нормально,  — успокаивала Кристина.
        — Второе что меня поразило, оно же вытекает из первого. Это, конечно же, ваш внешний вид… Вернее твой… Твой внешний вид,  — сказал Рурхан глядя на Кристину, чем привел ее в замешательство. Кристина, улыбнувшись, стеснительно опустила голову, скрыв лицо за черными локонами. Девчонки захихикали.
        — Вот блин! Даже не знаю что ответить. Предвидя глупости вроде: «Что он означает?» и прочее, поясню, что мне просто так удобно,  — как-то неуверенно пояснила Кристина.
        — Просто Звездочка у нас необычная, не такая как все. Ее стремление ко всему необычному и несогласие с привычным выливается в ее внешний вид,  — вдруг разумно и четко сказала Алекса, на время, позабыв о своем образе ветреной блондинки. Ведь это были артэоны, в людей они лишь играли, нося свои личности на себе как костюмы. Где надо им не составляло труда от своей личности отступить, посмотрев на мир разумно.
        — Спасибо за попытку Солнышко, но прошу тебя, прекрати. Это похоже на какую-то примитивную попытку раскрыть мой персонаж!  — ответила Кристина.
        — Наша Звездочка самая уникальная и необычная. Самая, самая!  — пропищала своим голоском Фиалка, под избытком своей нежности позабыв обо всем, оставив своего Хьюго и пристроившись к Рурхану на место Алексы, только чтобы через него погладить свою «Звездочку». Движимая своей любвеобильностью к друзьям она совсем позабыла про Рурхана. И после его напоминания о себе взглядом, после осознания своего неосознанного сближения с ним, на лице этой малышки исчезла улыбка, в ее глазах появился страх. Она просто испугалась такого сближения с Рурханом, который в ее движимом эмоциями внутреннем мире все еще был незнакомцем. Эмоции это всего лишь игрушки в руках артэонов, и столкнувшись с отягощающим ситуацию их потоком, ведь испуг в данной ситуации был неуместен, Селина решила заблокировать свою наивную Фиалку. Хоть Рурхан и напугал Фиалку, но с разумной точки зрения опасности он не представлял, и во избежание неудобной для всех ситуации она решила вмешаться в функционирование своей нервной системы. В мгновение глаза Селины сменили испуг на радость, она снова улыбнулась и ничего не говоря, упорхнула от Рурхана к
своим Алексе и Хьюго. Все произошло за доли секунды, так что Рурхан не успел ничего понять, все списав на забавляющие его причуды этого создания.
        — Остановимся на том, что это глубоко личное дело. И стремление к индивидуальности здесь не причем,  — Кристина как-то странно посмотрела на Джейсона.
        — Да конечно, я понимаю. Простите, если доставил неудобства, затронув эту тему. Просто когда я увидел вас… тебя первый раз, мою душу прожгло какое-то странное ощущение отпугивающее и завораживающее одновременно,  — Рурхан адресовал Кристине.
        — Что еще за ощущения такие странные? Может ты влюбился?  — спросила Алекса.  — Все я спрятала язык за зубами,  — хлопая себя по губам, она быстро исправилась под серьезным взглядом Кристины.
        — Рурхан не оправдывайся, успокойся. Мы все прекрасно понимаем. Нет ничего удивительного в том, что тебя, прежде всего, заинтересовали вопросы внешности. В Стране Волка где температура зимой опускается ниже сорока градусов, на себя оденешь все что угодно лишь бы не замерзнуть. В таких условиях не до моды или индивидуализации личности посредствам внешности,  — вдруг неожиданно сказал Хьюго. Девчонки замолкли, дав своему молчаливому Хьюго высказаться, ведь подобное бывает редко.  — Что? Разве я не прав?  — засмущался он, когда понял что приковал к себе всеобщее внимание. Фиалка погладила его, приласкала как бы похвалив.
        — Вы как я понял студенты?  — продолжал разговор Рурхан.
        — Кроме суточного жертвования энергии наших душ и занятиями всякой ерундой в свободное время мы еще вынуждены мучиться, учась в университетах. Хотя еще тридцать лет назад обучение в универе было вопросом желания. И почему я не родился раньше,  — ответил Хьюго. Алекса оставила Фиалку и повисла на включившимся в разговор Хьюго.
        — И ты называешь учебу мукой?! То есть полный доступ ко всем знаниям, накопленным предыдущими поколениями, обременяет тебя? Если бы ты знал, как я тебе завидую. Вот в нашей деревне никто ничему никого не учит. На подрастающий молодняк всем просто наплевать, главное только, чтобы он под ногами не мешался. Все воспитание сводится лишь к наказаниям, если ты что-то сделаешь не так. Ну и, конечно же, систематические подзатыльники и пенки под зад от нетрезвого папаши!  — улыбаясь, как бы в шутку сказал Рурхан, дополнив сказанное парой выдавленных смешков в надежде, что все подхватят. Вместо чего все трое «малышей» замерли, глядя на него с ужасом от услышанного в глазах. Фиалка услышав «этот ужас» даже непроизвольно открыла рот.
        — Знаешь дружище ты сейчас нереально простимулировал меня на улучшение моих показателей в учебе. Спасибо тебе за то, что открыл мне глаза,  — придя в себя, пытался быть ироничным Хьюго.
        — Да вы что ребята! Я же просто пошутил. Я просто пытался показать разницу, чтобы повеселить вас,  — Рурхан пытался привести Фиалку с Алексой в чувства.
        — Не показать разницу, а скорее провести параллель. И пожалуйста, ни шути так больше,  — вмешалась Кристина тоже немного шокированная.
        — Не бойся Рурхан, ближайшей ночью я компенсирую тебе всю любовь и ласку, недополученные тобой за все годы твоей жизни,  — Алекса пришла в себя. Кристина демонстративно громко прокашлялась, подавая Алексе знак и та, замолчав, отвернулась в сторону.
        — Значит твое общество в основе абсолютно идентично современному человеческому. Это при том, что вам чужд голод и как следствие у вас есть больше времени, чтобы заниматься собой. Как это печально,  — сказала Кристина.
        — Красавица это же просто шутка. Очень нелепая, согласен. Ведь при взгляде со стороны кажется, что я жалость к себе пытаюсь вызвать, а я просто не умею шутить. Тем более большинство моих соплеменников, выросших и живущих в тех условиях не зная другой жизни, считают подобное нормой, не желая ничего большего,  — успокаивал ее Рурхан.  — Нет, ну конечно не все так плохо. Мой отец, например, учил меня охотиться. Все короче зависит от отца, если он нормальный то он чему-то учит, но если нет… то нет. Есть еще проповеди жрецов, но это не учеба, а массовое зомбирование.
        — А ты значит с условиями, в которых живет твоя страна, не согласен, и осуждаешь их. Ты другой и поэтому ты здесь?  — сказала Алекса.
        — Н-н-не знаю. Мне сложно правильно оценивать себя. Как говориться — вам виднее,  — ответил Рурхан, уже спокойно глядя Алексе в глаза и все равно поражаясь ее красоте при каждом взгляде.
        — Кристинчик, а ведь теперь Рурханчик будет учиться вместе с нами?  — спросила Фиалка.
        — Конечно. Если только он пожелает остаться,  — Кристина ответила подруге, с улыбкой косо поглядывая на Рурхана.
        — Не знаю, не знаю. Я еще подумаю над этим,  — отшутился Рурхан, хотя на самом деле все было уже решено.
        — Скорее всего, он будет учиться вместе со мной. Да?  — уточнила Алекса.
        — Мы разделены по разным группам в силу возраста или факультетов,  — Кристина объясняла Рурхану.  — Фиалка и Хьюго учащиеся вместе, только перешли на второй курс, потому что они еще маленькие! А с Алексой нас разъединяют факультеты. Наше Солнышко учится по общей программе, а я по специальной. Государство заинтересовано в развитии и использовании моего интеллекта. Меня отобрали и по истечении шестилетнего курса обучения, мне предстоит государственная служба, подразумевающая решение бесконечных проблем…
        — Вот увидишь Рурхан учиться это круто. Студенческие вечеринки, гулянки до утра и полная свобода!..  — спешила поделиться Алекса, да так что перебила свою Кристину.
        — Посвящение в какое-нибудь студенческое братство!  — как-то странно улыбался Хьюго.
        — Ну а еще между делом занятия, лабораторные работы, домашние задания,  — Кристина вносила каплю разумного в бесконечную глупость своих «малышей».
        — В студенческой жизни это совсем не главное!  — не успокаивалась Алекса.
        — Не смотри на этих хулиганов, они просто придуриваются,  — не выпускала Рурхана из-под своего влияния Кристина.  — Им-то конечно легко и весело, от наших малышей общество ничего не ждет. А я, обучаясь, вернее готовясь к госслужбе «молю бога» чтобы не попасть в часть государственной машины отвечающей за решение внешних вопросов. К сожалению, в большей части наша внешняя политика сводится лишь к военным действиям. Вот внутригосударственный менеджмент это нормально, даже интересно и самое главное никакой крови на руках и чистая совесть. Но хотя если отправят по распределению, то придется терпеть, тут уж никуда не денешься, придется перестроить себя,  — Кристина излила Рурхану душу.  — Получается в нашей компании, только малыши единственные кто могут позволить себе жить нормально. Жить и радоваться жизни, на всю жизнь так и остаться беззаботными детьми. У них только смена Энергожертвования сутки через трое, а в остальном они полностью свободны,  — глазами полными любви не без доли зависти она смотрела на Фиалку с Хьюго идущих в обнимку в сторонке.  — А вот Джейсон у нас солдат, поэтому он, как и
другие военнослужащие делает вид, что учится заочно!  — добавила Кристина, чем повеселила «малышей» и улыбнулась сама.
        — Наш глупенький, глупенький малыш,  — пролепетала Фиалка, глядя на беззвучно идущего сзади Джейсона.
        — Иди ко мне, чего плетешься там сзади,  — Кристина вдруг неожиданно вспомнила про Джейсона.
        Джейсон, которому было проще идти в стороне, вынужденно подошел к Кристине специально немного отставшей от всех, и взял ее на руки, так чтобы лицом она была к Рурхану и могла продолжать разговор.
        — Пара лишних килограмм. Теперь точно,  — сказал Джейсон потрясывая Кристину на руках.
        — Ты можешь хоть раз взять меня на руки без подобной шутки. Помимо того что это физически невозможно. Эта шутка. Во всех своих проявлениях! Такая древняя, что уже не бородатая, а давно мертвая. Обрадуй меня хоть раз придумай что-нибудь новенькое,  — ответила Кристина.
        — Ну, ты что? Джейсон ведь всего лишь солдат. Так он сам говорит, типа интеллектуального юмора ждать бессмысленно. Думаю, тебе Кристина придется слушать эту шутку вечно,  — повеселила подругу Алекса, после снова составив компанию Рурхану. Она взяла руку Рурхана и положила ее себе на талию. Оказавшись в его объятиях и не услышав никаких кашляний или прямых нареканий от Кристины, Алекса прижалась к нему сильнее.
        — Джейсон, а ты солдат, какого рода войск?  — спросил Рурхан, неосознанно прервав их поцелуй с Кристиной.
        — Морская Пехота, я обычный рядовой,  — прокашлявшись, ответил Джейсон.
        — И это получается элитное подразделение?  — Рурхан.
        — «Элитное»!  — Джейсон усмехнулся.  — Нет скорее основное ударное. Элитные подразделения это различные отряды специального назначения, подразделения разведки и контрразведки. Подразделения, в которые просто так не попадешь. А мы это скорее пушечное мясо, которое в случае чего первым бросят в пекло. Да, правительством создается эдакий своеобразный необходимый миф о престижности основных ударных подразделений, чтобы служба там была хоть немного терпимой,  — ответил Джейсон.
        — Поясни лучше,  — заинтересовалась Кристина.
        — Основная часть нашей армии поделена на две составляющие. Первая это корпус обороны города. Туда входят всякие пограничники и прочие войска обороны, никогда не покидающие Северной Половины. Сутки караула — вот вся их служба. Они постоянно ходят все чистые, опрятные, блестят своими бронекостюмами. Вторая половина это мой родной корпус морской пехоты будь он проклят, или так называемый мобильный корпус. Мало того что в случае крупной заварухи нас первыми бросят на врага, так еще и в мирное время выполнение всяких там «миротворческих миссий» ложится на нас.
        И вот когда ты в очередной кажущейся бесконечной командировке где-то за периметром по уши в грязи, в каком-нибудь заливаемом дождями сером убогом месте с труднопроизносимым названием охраняешь какие-нибудь лагеря беженцев. Видишь чужие страдания, последствия каких-то безумных чужих войн, ты понимаешь все прелести службы в войсках обороны города. И ты, как и все мечтаешь о переводе. Поэтому правительство и вынуждено создавать иллюзию престижности службы в морской пехоте, чтобы хоть как-то оправдать все ее тяготы и лишения. Офицеры только этим нас и подбадривают, называя тыловиков, ну то есть войска обороны молокососами, тыловыми крысами, а нас настоящими солдатами, истинными защитниками родины. Хотя какая разница уровень подготовки все равно везде одинаковый, кроме подразделений специального назначения, конечно же. Я вот уже два года морпех, но боевых кораблей — нашего основного средства передвижения я в глаза не видел. Ну, видел на празднике со стороны, как и все. Вот такая вот она морская пехота,  — мрачным голосом закончил свое повествование Джейсон.
        — Но ведь кто-то должен это делать, зайчик мой сладкий,  — лаская Джейсона, шептала Кристина.
        — Да я и не жалуюсь. Я просто пытаюсь внятно ответить на вопрос Рурхана,  — Джейсон, усмехнувшись снова продолжил.  — То же самое и в войсках СБК. Только у них там как у наземно ориентированной армии вместо морской пехоты десант отдувается за всех. Вот они там тоже воют, ведь мы еще не особо вовлечены в резню за южным периметром…
        — Тише малыш не произноси страшных слов, тут рядом Фиалка,  — прошептала Кристина.
        — Вот мобильно-десантные войска СБК это действительно затычка для каждой дырки. Постоянно их перебрасывают с места на место. Постоянно мы в тылу, а они идут вперед. И постоянно у них потери. Вот для них-то служба в войсках Внутренней Гвардии, аналога наших пограничных войск, это действительно спасение. Так что у нас все не так уж и плохо!  — Джейсон довел мысль до конца.
        — В этом плане, самое главное отличие нас от Белого Камня это отсутствие всеобщей воинской повинности. Благодаря чему такие «Плюшки» как наш Хьюго могут жить спокойно безо всяких угрызений совести,  — как всегда с улыбкой промяукала Фиалка.
        — То есть у вас служат только отдельные молодые люди, специально выделенные… созданные для этого Духом, а в СБК служить обязаны все мужчины поголовно?  — уточнил Рурхан, как всегда глядя на Кристину в ожидании ответа.
        — Джейсон поясни,  — Кристина перевела вопрос более смыслящему в этой области.
        — Их армию составляют все мужчины в возрасте от восемнадцати до тридцати лет. Естественно встречаются исключения, отказывающиеся от службы, но это лишь исключительные единицы. В разумном обществе… ну которым мы якобы являемся. Необходимость обороны, учитывая э-э-э, «враждебность мира» должна осознаваться каждым мужчиной, каждым потенциальным защитником. Но если кто-то отказывается, то это его выбор, никто его не осуждает. Всеобщая воинская повинность накладывает свой отпечаток, их общество не такое свободное как наше. Там каждый мужчина воин, действует мощная пропаганда навязывающая тягу к спорту и физическому развитию. Нам так объясняли на занятиях. Страну Белого Камня как возможного потенциального противника мы изучали досконально.
        У нас же благодаря Духу некоторые ребята освобождены от военного бремени в принципе. Хоть многие и критикуют Духов подобных нашему за столь глубокое вмешательство в артэонский быт и разделение нас заранее на общественные касты, я все же благодарен нашему Духу за это. Я лучше сколько угодно буду прозябать за периметром, чем не дай бог увижу Хьюго в солдатской форме.  — Джейсон замолчал.  — Хотя бы просто, потому что я умру от смеха,  — добавил он с улыбкой.
        — Я даже в самом страшном сне не могу представить себе «рядового Хьюго»,  — Кристина подняла всеобщий смех.
        — Был бы очередной рядовой-катастрофа, вечно горбатящийся на рабочке за свои косяки!  — развивал тему Джейсон, поднимая новую волну смеха девчонок. Кристина закрыла ему рот рукой за то, что он опять использовал плохие слова.
        — Да я сам себе такого представить не могу. Оказавшись в рядах солдат, я бы, наверное, заплакал и убежал домой к маме!  — сказал холенный и лелеяный Фиалкой Хьюго.
        — Удивительно вы такие разные,  — сказал Рурхан, сравнивая Джейсона и Хьюго.
        — Конечно мы разные. Мы все разные. Разве ты только сейчас обратил на это внимание?!  — воскликнула Кристина, уютно расположившаяся на руках у Джейсона.
        — Тогда почему вы вместе. Вернее как так получилось что вы друзья?  — последовал логичный вопрос.
        — Более точным будет вопрос: что нас объединяет, что у нас общего?  — уточнила Кристина.
        — Ну, уж точно не круг интересов!  — усмехнулась Алекса.
        — И ответом будет: лестничная площадка. Хьюго правда живет этажом выше, но это не проблема. Изначально мы все всего на всего лишь соседи. Наши родители некогда были компанией друзей аналогичной нашей, и мы просто сменили их. Вместе росли, вместе познавали этот мир и в итоге стали друг другу ближе всех на свете,  — прижимаясь к Джейсону, таяла в нежности Кристина.
        — Получается, что вы являетесь каким-то подобием семьи, нежели чем просто компанией друзей?  — улыбаясь, улавливая общий теплый настрой, спросил Рурхан.
        — Мне все-таки кажется, что термин друг… близкий друг для нас понятие более емкое, в отличие от мира людей. Скажем так, мы определенно больше чем друзья. Друзья по-артэонски! И ты станешь нашим родненьким, если захочешь, конечно! Ведь с нашей стороны все двери открыты, дело только за тобой,  — привычно расположившаяся на руках у Джейсона спокойно сказала Кристина, как становилось понятным и не собирающаяся слезать.
        — Все-таки, должна заметить, что Кристинушка была не верна, когда говорила что мы вместе с самого детства. Например, Фиалочка с нами только с восьми лет. Будучи маленьким цветочком, она никогда не выходила на улицу одна и даже в школу не ходила. Всегда гуляя под ручку с кем-нибудь из взрослых, она игнорировала наши знаки внимания. Пока однажды мы силой не оторвали ее от родителей и вытянули на улицу!
        — Селина, наверное, в детстве была просто маленьким ангелочком,  — расслабившись в обществе прекрасных красавиц, проникаясь потоками любви и умиления пропитывающими здешнюю атмосферу Рурхан, неконтролируемо ляпнул что-то преждевременное.  — Ой, ну в смысле… Я имел в виду… это…
        — Да ладно Рурхан! Все и так понятно! Так ведь Кристина?  — смеялась над ним Алекса.
        — Солнышко не мучай Рурханчика. Дай ему дышать спокойно,  — усмиряла блондинистую подругу Кристина.
        — Помню, Цветочек поначалу вела себя очень замкнуто и я играла с ней как с куклой. Я наряжала ее, как хотела, учила рисовать, мы гуляли абсолютно везде, и она всегда давала мне потискать себя,  — Алекса погрузилась в теплые воспоминания, приковав общее внимание к Фиалке. Которой ничего не оставалось как, расплываясь в улыбке покрепче прижаться к Хьюго.
        — По-моему это мелочи, о которых нет особой нужды говорить в самом начале. Ты просто как всегда ничего не понимаешь моя солнечная глупышка. Болтаешь всякую ерунду,  — глядя Алексе в глаза, сказала Кристина, поглаживая Джейсона по голове как котенка.
        — Да Звездочка как ты скажешь,  — под взглядом вишневых глаз Кристины беспомощно промолвила растаявшая, будто загипнотизированная Алекса. Эта белокурая богиня, позволившая Рурхану обнять себя, уже положила свои руки к нему на плечи, прижимаясь к нему все сильнее. Прижимая ее к себе, обхватив ее идеальную талию, он в полной мере мог насладиться ее ароматом, благоуханием, исходящим от светлых длинных волос. Для Рурхана еще не привыкшего к красоте артэонов, она казалась просто по внеземному прекрасной. Она уже вела себя как полноценная подруга, запросто дала себя обнять, единственная вела себя естественно, несмотря на внеземную красоту, возносящую до уровня богини, внутри она была очень простой, в чем-то глупой обычной девчонкой. Увидев, что внимание Рурхана приковано к ней, Алекса, не убирая с губ улыбки, посмотрела на него глазами полными потаенного огня. Ее распирало желание большего, ей уже сейчас хотелось приласкать его как парня, но сдавленная запретом Кристины она сдерживала себя. Только тяжело вздохнув, она щелкнула его пальцем по кончику носа и глупо расхохоталась.
        — Скажи Рурхан, а у тебя была девушка?  — нарушила тишину Фиалка.
        — Кстати действительно! Самый главный вопрос. Ну, в смысле отношений. Были ли у тебя серьезные отношения с девушкой из твоего народа?  — вполне естественно загорелась интересом Алекса.
        — Д-а-а… Я-я-я и не знаю, как сказать. В-в-в общем…  — начал мяться Рурхан.
        — Ну, Ру-у-у-урханчик. Ну, пожалуйста, ну скажи!  — сгорала от любопытства Фиалка.
        — Или были ли вообще хоть какие-то отношения?  — Алекса рассмешила сама себя.
        — Ну, прекратите. Чего докопались до парня?  — вдруг вступился Джейсон.  — В смысле девочки успокойтесь, пожалуйста. Вы сами не замечаете, как перегибаете палку,  — продолжил он.
        — Кристиночка что-то он у тебя разговорился. Тебе так не кажется?  — надув губки протянула Алекса, выклянчивая поддержку Кристины, понимая, что не права.
        — Нет, Солнышко, наш малыш прав. Хоть мне и самой дико интересно узнать ответ на этот вопрос. Но! Вы под давлением эмоций теряете контроль над собой…
        — Да в этом-то и дело что спутница у меня есть, ну или была…  — Рурхан прервал Кристину.
        — Поясни лучше,  — загорелась интересом Кристина, тут же забывшая все, что говорила до этого.
        — По нашим дурацким обычаям главы семей…  — начал Рурхан.  — То есть мужчины — отцы семейств,  — прервала его Кристина.  — Да, верно,  — ответил Рурхан.  — Извини Рурхан. То есть наглые, грязные, с гипертрофированным эго в силу вседозволенности, относящие женщин к категории вещей и как следствие не ставящие их не во что, типичные правители патриархального общества?  — продолжила Кристина.  — Все, Кристинку понесло,  — усмехнулся Хьюго.  — Да. Что-то около того,  — внутренне смеясь, ответил Рурхан.  — Я ни какая-нибудь там феминистка. Феминистические взгляды тоже своеобразная крайность. Хотя если рассматривать их как ответную реакцию, то эта крайность вполне понятная. И без углубления в детали ясно, что в современном людском рабовладельческом обществе, где большая часть его жителей являются вещами оставшейся его части, глупо осуждать превращение женщины в собственность мужчины, унижение ее до уровня вещи. Я просто не понимаю, как можно так жить — абсолютно без любви. Это светлое чувство, наполняющее жизнь смыслом, они в итоге заменяют бесконечным насилием порождаемым вседозволенностью с одной
стороны, бесконечной болью и безысходностью с другой. Осознавая подобное мне становится страшно от того что мы по сути одно целое с ними, с людьми,  — опустив глаза Кристина поникла на руках у Джейсона, прижавшего ее к себе покрепче. Все замолчали.
        — Я, конечно, понимаю, что толком не знаю ничего и ни о чем. Но бегло ознакомившись с образом жизни диких людей, мне кажется тот факт, что женщины у них вечная собственность мужчин на фоне болезней, голода и бесконечных войн вдобавок, это еще не самое страшное их зло,  — прервал тишину Рурхан.
        — Только не «диких», просто людей и все. Не надо этих нелепых ярлыков,  — поправила Кристина.
        — Кристина, а может теперь Рурхан ответит на наш вопрос?  — едва слышно спросила Фиалка.
        — Да конечно Цветочек. Простите девочки. Извини Рурхан что прервала. Обещаю, впредь буду культурней,  — поспешила оправдаться Кристина.
        — Все нормально. Правда,  — пытался успокоить ее Рурхан.
        — Давай рассказывай уже,  — трепала Рурхана за рукав разрываемая от любопытства Алекса.
        — И так эти наглые, грязные, невежественные хамы, считающие себя самыми главными и не ставящие не во что бедных несчастных женщин,  — начал кривляться Рурхан, все улыбнулись и Кристина тоже.  — В общем, у них как обычно, принято заранее женить своих детей без их воли. Отец подбирает сыну его будущую жену, договариваясь с ее отцом, ни о какой любви, конечно же, не идет и речи. Как я понял это нормально в нашем диком мире, все как и у всех других «нормальных» людей. Меня, как и полагается, женили в пятнадцать лет…
        — Пятнадцать лет!?  — воскликнула Алекса, округлив глаза от удивления.
        — В нашей деревне как уже понятно, мы стареем рано, поэтому и приходится торопиться.
        — Это не смешно.
        — А сколько лет было твоей девочке?  — робко прикрывая рот ладонью, поинтересовалась шокированная Фиалка.
        — Тринадцать лет.  — Девчонки снова ахнули.  — В домах наших семей нам не нашлось места и силами наших родов нам построили домик на окраине деревни. Помню, нас обвенчали, и пока наши родственники отмечали эту знаменательную для них дату, мы впервые остались наедине в этой… серой избушке. Она села глаза опустила и ничего не говорит. Я начал суетиться по дому боясь остаться с ней наедине. Затопил печь, сделал все, что только можно, потом в безысходности, тоже сел напротив, ожидая какой-нибудь реакции от нее. А она взяла и начала рыдать, такими знаете горькими слезами,  — Рурхан замолчал.
        — И что же было дальше?  — Алекса вытащила Рурхана из плена нахлынувших тяжких для него воспоминаний. На глазах Фиалки уже налились слезы, успокаиваемая ласковым Хьюго, она шмыгала носом.
        — Дальше я оставил ее, отправившись отмечать нашу свадьбу вместе с остальными, и надрался до беспамятства. Знаю, знаю я поступил как конченый урод. А что еще мне оставалось? Я понимал, что все это также противно ей, как и мне, и что мы должны преодолеть эти трудности вместе, за счет чего сблизившись и привыкнув друг к другу. Но меня буквально выворачивало наизнанку, я просто не мог смириться со всем этим. В дальнейшем я продолжал ее игнорировать, стараясь как можно меньше бывать дома. Мне помогал в этом мой единственный друг. Такой же изгой, как и я, также понимающий и ненавидящий всю бессмысленную жестокость нашего дикого общества. Мы с ним стали Подснежниками, ну то есть сборщиками различных корений и трав, растущих под снегом. С наступлением лета мы не появлялись в деревне месяцами.
        Я не уделял ни капли внимания Глафре, так ее звали, но и в то же время ни разу не ударил ее, не обозвал. Наоборот мое постоянное отсутствие ни капли ее не смущало, ведь она не любила меня. Наши чувства были взаимны! Пока меня не было, она целыми днями делала что хотела, была полностью посвящена самой себе. Хоть это и смешно, но благодаря нашему супружеству она была единственной свободной женщиной в нашей деревне, она была вольна делать что хочет. Ей также как и мне нравилось наше сожительство, глядя на жизнь своих сестер она понимала свое счастье.
        Дальше она влюбилась в одного парня младше меня на пару лет. У них завязался роман, они тайно встречались и как я понял, пылко любили друг друга. Я был не против. По законам наших предков она как единожды обвенчанная со мной должна была принадлежать мне до конца. Только моя смерть могла даровать ей свободу. Согласно обычаю Инханор, так звали ее любовника, имел право бросить мне вызов и в честном бою отобрать ее у меня. Но мой отец он как бы самый крутой охотник, тот, чью честь нельзя посрамлять, тем более их отношения уже имели место, то есть она была неверна мне. Все это могло привести к плохим последствиям. Поэтому, не осмеливаясь что-то поменять, они продолжали тайно любить друг друга, будучи, наверное, единственными позволявшими себе любовь в нашей убогой деревушке. Несколько лет мы имитировали супружескую жизнь, пока однажды не вмешался ее папаша. Инханор — ее любовник, был бесплоден, поэтому он и ходил холостым, тоже являясь своеобразным изгоем, только в отличие от меня он верил в идеалы нашей общины, был типичным пронизанным местной пропагандой зомби. А ее папаша потребовал от меня детей.
Он сообщил мне о договоренности с моим отцом, по условиям которой мне предстояло лишить его позора, обеспечив потомством в ближайшее время. В противном случае он обещал убить меня, чтобы в мое отсутствие успеть выдать свою дочку за другого, пока еще не поздно. И все это официально, все по законам наших предков, которые нельзя нарушать. Это не считая того что мне пришлось вытерпеть от своего отца за эти годы. В общем, я оказался в тупике единственным выходом, из которого стало бегство, тем более я всегда мечтал увидеть, что творится за Фригнетскими горами. Вот такой вот дурдом. Мне хочется верить, что мой уход приравняют к смерти и каким-то чудом Глафра и Инханор сумеют узаконить свои отношения,  — закончил свое эмоциональное повествование Рурхан.
        — Ни фига себе. Это тянет на целый любовный роман. Офигеть просто!  — не сдержался Хьюго, пока все молчали, не зная, что сказать.
        — Я сам в шоке.
        — Рурхан, тебе всего двадцать, а у тебя за спиной уже целая жизнь насыщенная столькими событиями,  — переживала за него Кристина, одновременно немного завидуя в глубине души.
        — А у нас если ты молод, то можешь любить кого хочешь, где хочешь и когда хочешь,  — не смогла сдержать себя Алекса.
        — Это понятно. То есть… я это уже понял…  — ответил ей Рурхан, едва удержавшись, чтобы не рассмеяться, на нее глядя.
        — Я чувствую, сегодня устану кашлять. Может придумать какой-нибудь другой знак?  — в шутку поинтересовалась у Джейсона Кристина. А то Алекса все никак не могла сдержать под контролем свои мысли и как следствие язык за зубами.
        В завязавшейся беседе друзья прошли вдоль набережной до нужного переулка. Переменчивая преферийская погода закрыла вечернее солнце, нагнав дождливых туч с севера. По поводу дождя, по словам Кристины можно было не беспокоиться, Дух не даст испортить праздник. Остывшие под серыми тучами праздничные улицы наполнялись все большим количеством туристов. Появились фургончики, из которых раздавалось мороженое, сладкая вата, воздушные шары. Увеличивалось и количество военных патрулей. С ближайшей из городских площадей — места основных гуляний, скрытой где-то за поворотом набережной, доносилась музыка. Скрывшись под своими армидейскими плащами, отличавшими их от туристов, артэоны постепенно присоединялись к празднику, выбираясь на улицы из своих квартир.
        Зная тот мир, что снаружи Рурхан не переставал наслаждаться окружающей красотой. Сейчас глядя на маленькую глупую невероятно добрую и нежную Фиалку, он был согласен с суровыми правилами пропуска во внутренний мир артэонов, с высокими стенами, что отделяют его от остального.
        Вырвавшись из потоков предпраздничной толпы, друзья свернули в переулок. Простой обычный внутренний двор с рядами крылечек открывавших вход в жилые подъезды, а также лавочек и цветочных клумб. На крыльце у нужного подъезда лежал большой черный с пятнами белого пес. Увидев своих друзей он, виляя распушившимся хвостом, бросился им навстречу. Миновав желавшую его обнять Фиалку и всех остальных, пес первым делом подбежал к застывшему на месте Рурхану и начал обнюхивать его.
        — Рурхан не бойся это Шатун, наша очень добрая и дружелюбная собака,  — сказала Кристина, поставленная на землю Джейсоном.
        — Шатун сидеть,  — строго сказал Джейсон и собака послушалась.
        — Не кричи на него,  — вступалась за собаку Фиалка.
        — Шатуня не хулигань. Это Рурхан наш и твой новый друг, привыкай к нему быстрее,  — сказала собаке Кристина. Пес, как будто все понимая, глядя на Рурхана, завилял хвостом. Фиалка повисла на шее пса и начала его гладить.  — Вы видели, я пошла к нему и хотела его погладить, а он мимо меня промчался хулигашка лохматый!  — лепетала она, тиская пса. Остальные, забавляясь милому зрелищу, обступили их кругом. Рурхан приходил в себя после легкого испуга, не без помощи Кристины, поглаживающей его копну.
        — Попроси у него прощения, заласкай за нас, за всех,  — Алекса обратилась к Фиалке, опустившись на корточки рядом с собакой. Но пес уже давно сам лизал хохочущую Фиалку пытаясь поставить лапу ей на колено.  — Нам пришлось закрыть его дома, когда мы пошли знакомиться с тобой,  — Алекса объяснила Рурхану.  — Бедненький скажи: «За что?», ведь я всегда был верен вам,  — продолжила Алекса, поглаживая собаку. Чем привлекла внимание пса, и тот переключился на нее, в порыве нежности едва не повалив на асфальт.
        — В твоей деревне не было собак?  — спросил Хьюго, пытаясь поймать виляющий хвост собаки.
        — Были когда-то давно. Челноки приносили. Но они не прижились у нас. Им же постоянно нужна пища, а у нас с этим порой бывает туговато, ведь мы сами не испытываем голода. Вдобавок они болеют различными болезнями, что также чуждо нам. Чтобы держать собак надо самому быть живым. В смысле обычным человеком,  — пояснил Рурхан.  — А сколько раз вы кормите его?  — Рурхан смотрел на домашнюю собаку, кажущуюся для него дикостью.
        — Нисколько. Следуя твоей терминологии, он тоже не совсем живой, то есть он необычная собака,  — начала объяснять Кристина.  — По сути, он является номаком, то есть существом по своей сущности подобным тебе Рурхан. Также как и ты он не испытывает потребности в пище, равно как и других биологических потребностей. Лишь доза номакского зелья смешанного с едой, раз в несколько дней — его единственная потребность,  — после этих ее слов Рурхан замер, не зная, что сказать, родство с собакой его шокировало.  — Вопреки всеобщим убеждениям артэонско-номакские войны не единственное наследие вашего вида. Номаки все-таки внесли свою положительную лепту в развитие мира людей и Духов. Первое время артэоны не могли позволить себе заводить зверюшек. Исходя из санитарных норм и наличия ряда биологических чуждых нам потребностей. То же самое что и у вас Рурхан. В последующем после успешного преобразования животного по номакскому образцу, животные-номаки заполонили артэонский мир. Став нашими лучшими друзьями они заполнили пробел в нашем быту, сделав нас более живыми. Номаки не исчезли бесследно, они живут с нами в
образах наших домашних животных,  — объяснила Кристина. Все замолчали, ожидая реакции от заметно шокированного Рурхана.
        Пес, оставшись без внимания, подошел к своему новому другу и, виляя хвостом, уставился на него.  — Значит мы с тобой одинаковые,  — с этими словами Рурхан присел и погладил мягкую расчесанную шерстку вывалившего язык пса. На его шее висит ярко зеленый ошейник с рисунками цветов и следов собачьих лапок, на котором фломастером написано: «Привет, меня зовут Шатун!». По этому глупому ошейнику было не трудно догадаться, кому он принадлежит, вернее у кого дома живет.  — Так значит вот он результат номакской эволюции. К этому факту нужно привыкнуть,  — сказал он глядя на собаку. Пес прижался к нему, обнюхал лицо, обдал горячим дыханием, но так и не лизнул.
        — Шатуна нам принесли из-за периметра, с юга. Солдаты из командировок постоянно приносят различных несчастных зверушек. Еще будучи щенком, он прошел процесс номаризации и лишился чувства голода как и других физических потребностей,  — сказала Кристина, пока все с улыбками наблюдали, как Рурхан знакомится с псом.
        — Встав в очередь, мне пришлось прождать почти год, чтобы обзавестись первым щенком,  — добавила Фиалка.
        Восьмиэтажный (четырехъярусный) дом был оборудован лифтом, прокатиться на котором Рурхану не удалось, нужная лестничная площадка находилась на третьем этаже. На площадке в свете зеленых светильников располагалось четыре однообразных деревянных двери. Квартира Фиалки значилась под номером семь. Типичная для Армидеи двухэтажная квартира, с большим балконом на первом этаже и двумя маленькими на втором. На первом этаже большая гостиная с множеством дверей, за одной из которых была кухня. За винтовой лестницей на втором этаже несколько комнат и подсобных помещений.
        В просторной гостиной все двери в соседние помещения, в том числе и кухню, находились вдоль боковых стен, упирающихся во внешнюю стену дома, состоящую из больших окон. Сквозь обрамленную синими шторами стену из больших окон помещение еще освещалось светом вечернего приглушенного облаками солнца. Основной фон гостиной составляли обои белого с серебристыми узорами цвета, местами дополненные нелепыми рисунками, нарисованными простыми красками, некогда меленькой Фиалкой. В центре, будучи неотъемлемым элементом любой гостиной, небольшой столик окружали кожаный диван и три кресла. У внешней стены в свете из ее больших окон на месте сдвинутого фортепьяно стоял большой накрытый стол, ожидавший их несколько часов. Главной особенностью этой гостиной были живые цветы и прочие горшочные растения. Горшками, стоящие повсюду, развешанные вдоль стен, стоящие отдельными стойками свесив свои стебли и распустив лепестки, разнообразные цветы и растения наполняли дом своими ароматами. Шатун, смягчивший стук своих когтей о мягкий пушистый белый ковер, первым пробежал внутрь. Скинув свои плащи, мальчишки и Кристина
переобулись в тапочки. Алекса и Фиалка, сняв босоножки, прошли босиком. Не заставили себя ждать две кошки Селины, мурлыча выбежавшие к ней. Также на всякий случай Фиалка предупредила Рурхана о своем еноте Джерри, который сейчас, наверное, гуляет где-то по второму этажу.
        Усадив ребят за стол, девчонки открыли крышки блюд, наполнив комнату запахами праздничной трапезы. Наполнив бокалы вином, и осветив стол зажженными свечами, девчонки расселись по местам. Джейсон и Рурхан оказались с одной стороны у окна, Фиалка и Хьюго напротив них, а Кристина с Алексой уселись по краям.
        После стандартного тоста «За знакомство» от Кристины, звона бокалов и забавных комментариев девчонок все молча приступили к еде. Все продукты кроме некоторых овощей и фруктов на столе были ненастоящими, являясь созданными буквально по волшебству, при помощи алхимии, искусственными суррогатами, изготовленными на конвейерах промышленной зоны. Ненастоящее мясо, картофель, морковь, некоторая зелень и оливковое масло, все эти продукты, представленные в блюдах на столе, по вкусу абсолютно не отличались от своих натуральных аналогов. Единственное различие было в витаминном и калорийном составах, что было неважно для этих существ.
        Рурхан приступил к тому, что здесь называлось наслаждением пищей, удивляясь тому, сколько удовольствия это может приносить. Красиво выглядящие и дарующие необычные новые удовольствия своими вкусами, разнообразные деликатесы начали пробуждать в нем необычайный интерес, артэонское подобие аппетита, он перепробовал их все. Артэоны не знавшие чувства голода ели не досыта, а до определенного лимита, определяющего количество пищи, которое могло быть полностью расщеплено потоками энергии из их артэнсфер. В тишине во время наслаждения горячими блюдами обе Фиалкины кошки по привычке гуляли по столу. Шатун, проверив содержимое своей чашки на кухне, завалился под столом, залезая под который едва не стянул скатерть и все ее содержимое.
        Убедившись, что все «наелись», девчонки принесли десерт.  — За десертом уже можно разговаривать,  — пояснила Алекса, не особо проявлявшая интерес к еде. По большому счету просто ковырявшаяся вилкой в своей тарелке.
        — Все очень вкусно. Спасибо. Даже и не думал, что еда может приносить столько удовольствия,  — первым делом сказал Рурхан.
        — И тебе спасибо заинька. Очень приятно,  — улыбаясь, ответила Кристина.
        — Такое разнообразие блюд я вижу первый раз. Все так вкусно, профессионально. Как я понял, еде вы уделяете особое внимание. Все дело в удовольствии, для вас это еще одна из форм наслаждения?  — Рурхан на время оставивший десерт адресовал вопрос Алексе, которая по большей части налегала на вино, не особо интересуясь пищей, сейчас рассматривая свои блестящие ногти.
        — Дело не только в удовольствии. Еда это неотъемлемый элемент нашей жизни, и да мы особое внимание уделяем ее приготовлению. Стараемся, чтобы все было вкусно,  — как обычно за всех отвечала Кристина.  — Джейсон, малыш, пожалуйста, расскажи ту свою поучительную историю,  — она приковала всеобщее внимание к здоровяку.
        Джейсон прожевал, вытер губы от крема пирожных.
        — У меня есть двоюродный брат. Он солдат, как и я… и это… в общем, он сержант в морской пехоте. Полтора года назад,  — Джейсон вопросительно посмотрел на Кристину.  — Почти два,  — уточнила она.  — Их взвод закинули на высотку, задача была охранять какое-то редкое племя живущие ниже в ущелье. Организовав наблюдательный пункт на вершине горы, они забазировались в пещере. Ситуация в районе была напряженная — высокая вражеская активность. Чтобы не выдать их места положения, провизию им было решено не поставлять. Срок дежурства был определен в пять месяцев до прихода смены. Им нужно было пережить всего одну зиму, просто наблюдая сверху, чтобы никто лишний в ущелье не входил. Даже в бой вступать ненужно было, только центр оповестить о возможном вторжении. Вмешательство допускалось только в случае непосредственного на них нападения…
        — Ближе к делу малыш,  — перебила Кристина.
        — Ну, казалось бы, что такого сидеть да сидеть на этой горе — ничего сложного. А то, что ни еду, ни воду им не поставляли так это ведь ничего страшного, голод и жажда нас не волнуют. Какое может быть наслаждение пищей в боевой обстановке? В действительности перестав употреблять пищу, пить, то есть вести себя как живые они стали терять контакт с реальностью. Неся службу в дозоре в промежутках между сном в скованной холодом ледяной пещере их человеческая составляющая начала медленно умирать. Как рассказывал брат, они постепенно переставали проявлять эмоции, затем полностью перестали разговаривать, общаясь лишь по необходимости как бездушные машины. Теряя смысл сна, все больше свободного времени они сидели погруженные в свои мысли о смысле бренного бытия и прочую чушь, которая лезет в голову в таких ситуациях. В итоге полностью утратив все человеческое, не найдя разумного оправдания своего существования один за другим они стали самоотключаться.  — Джейсон усмехнулся,  — Короче! Смысл в том, что в той пещере вдали от дома, родных, близких, всего того что делает нас живыми проявилась важность таких
казалось бы ненужных для нас еды и воды, наверное главного что сохраняет нашу связь с жизнью.
        Когда пришла смена, из всего взвода остались только трое. Весь взвод, включая офицера взводника, все самоликвидировались,  — Джейсон снова усмехнулся,  — так сказать не нашли смысла в жизни! Брат говорил, что выжил только благодаря тому, что все время поддерживал вместе с другом последний костер, «пункт обогрева» как он правильно называется. Следить за костром его назначил тогда еще адекватный его взводник — командир взвода. Он что-то делал, был чем-то занят, только благодаря этому он не растерял связь с жизнью.
        — Спасибо маленький мой,  — поблагодарила за историю Кристина.  — Этот пример очень ярко показывает значимость употребления пищи для нас. Какой из этого можно сделать вывод?
        — Кушать надо, чтобы оставаться живыми,  — все еще под тяжелым впечатлением от истории почти шепотом сказала Фиалка.
        — Совершенно верно, моя маленькая девочка,  — поблагодарила Фиалку Кристина.  — Грубо говоря, нам жизненно необходимо уподобляться людям, поддерживать в себе жизнь. Иначе мы просто перестанем существовать. И пища играет здесь важную роль. Так ведь?  — сказала Кристина, упершись взглядом в сидящую напротив Алексу.
        — А причем тут я? Я полностью со всем согласна,  — делая недоумевающий вид, сказала Алекса.
        — В последнее время ты беспокоишь меня своим снижением интереса к еде. Я ведь безмерно люблю тебя и всего-то, глупенькая моя блондиночка. Что ты думаешь по этому поводу Цветочек?  — под конец Кристина переключилась на Фиалку.
        — Можно я ее покормлю?!  — задыхаясь в предвкушении нежности, сказала Фиалка.
        — Нет! Ни за что!  — глядя на Кристину резко возразила Алекса.
        — Да конечно, любимая моя,  — глядя на Фиалку, с улыбкой одобрила Кристина.
        — Кристинка я тебе этого не прощу!  — кричала Алекса.  — Отстань от меня цветная хулиганка, вон своего Плюшку мучай!  — успела сказать она, прежде чем Фиалка со смехом плюхнулась к ней на колени. Она хотела возразить, что то еще, но Фиалка, громко чмокнув ее в щеку, кончиком носа уже щекотала ее лицо. Боясь щекотки Алекса начала заливаться смехом.
        — Ну ладно, ну что ты, в самом деле,  — крепко обняв Алексу, шептала Фиалка.  — Что мы будем кушать?  — взяв в руки тарелку, нацеловавшись Алексу, продолжала она.
        — Сама смотри мучительница,  — изображая недовольство, опустив вниз глаза, ответила ей Алекса.
        — Значит на мое усмотрение. Мне Звездочка разрешила…  — с этими словами Селина наложила в тарелку разных сладостей и принялась с рук как маленькую кормить Алексу, которая изо всех сил пыталась изобразить недовольство.
        — А вы у себя там разве не едите?  — спросил Хьюго.
        — Мы о таких вопросах даже не задумываемся. Мы просто живем, как жили, если бы были людьми. Охота, собирание подснежных кореньев — неотъемлемая часть жизни, мы просто движемся в круговороте жизни, не желая из него выходить. Будто… по инерции. Хоть пища нам и не нужна, но все же мы добываем ее, не задаваясь вопросами. Просто чтобы не выпадать из колеи жизни я думаю, чувствовать себя живыми. А иначе чем еще заниматься то? Тем более охота это же блин «так интересно». Мужчины разных родов соревнуются друг с другом, кто больше убьет зверя, кто будет круче. Вдобавок нам нужно добывать дрова, поддерживать тепло, чтобы не замерзнуть. Ведь если голод нам не страшен, то смерть от холода это запросто. В общем, у нас нет времени задумываться над жизнью, рассуждать. Когда есть пища, мы ее едим, в остальное время ее добываем. В перерывах между пьянками конечно. Алкоголь у нас все же главнейшее средство проведения досуга,  — пояснил Рурхан.
        — Что касается алкоголя, вы пьете настойку из меда?  — своим вопросом приковала к себе внимание Алекса, пока сидящая на ее коленях Фиалка спешно вытирала ей губы салфеткой.  — Нет, я просто слышала про каких-то диких северных варваров, таких бородатых злых дядек. Почему-то из рассказов о твоем народе у меня перед глазами стоит какой-то такой образ. Они там много воевали и пили какую-то настойку из меда,  — Алекса пыталась адекватно выразить свои спутанные мысли.
        — Нет, Солнышко это не из той оперы,  — ответил ей Хьюго.
        — Почему же это недалеко от истины. Только вот мой народ вместо войны, раз в год выходит на охоту за головами…
        — Тише Рурхан, не углубляйся в эти темы. Это не для Селинкиных ушей,  — оборвала его Кристина, в то время как у Хьюго загорелись глаза, ему очень хотелось послушать продолжение рассказа.
        — Прошу прощения, больше такого не повториться,  — посмотрев в детски наивные синие глаза Фиалки, исправился Рурхан.  — Какой мед может быть в замороженной Стране Волка? Мы используем коренья Синихалы, местной травы. В результате получается так называемая «синихалка», настойка такого темно-синего цвета, более резкая в отличие от ваших мягких вин.
        — Интересно. У нас даже таких коктейлей нет. Да?  — с интересом в глазах Алекса адресовала Кристине. Которая, соглашаясь, молча кивнула, не желая углубляться в тему алкоголя, коктейлей так близкую блондинистой подруге обожающей ночную жизнь.
        — Я все никак не могу понять, чем же ваше общество отличается от моего. Будучи на половину такими же, как вы, мы все же больше подобны людям. Мне кажется все дело в Духе,  — поделился своими размышлениями Рурхан.
        — Нет, Дух тут не причем,  — пояснила Кристина.  — Ведь ты ознакомился с историей артэонов. Вначале, когда первых из нас жестоко истребляли, Духи просто смотрели на это со стороны. Наше общество само создало себя. Да Духи конечно помогают, я не отрицаю их основополагающего значения. Они помогают нам артэонам справиться с определенными психологическими проблемами, возвращают заблудших на путь истинный, поддерживают в трудную минуту. Но это все на индивидуальном уровне, на уровне общества мы все сделали сами. Ваше отличие от нас заключится в отсутствии самого главного подарка Духов — независимого от эмоций разума. Вы не можете смотреть на мир разумно. Главная проблема вашего общества — чрезмерная консервативность, то есть полная скованность обычаями и традициями, идущими от диких и жестоких людей-предков. Вы не можете вырваться из этих диких оков. Что для вас обычай?
        — Нерушимый закон,  — твердо ответил Рурхан.
        — Вот в этом то и проблема,  — продолжала она, откинувшись на спинку стула.  — Ваше общество, живущее в вечных снегах и полной изоляции не зная иного слепо преданно обычаям оставленным предками. Твои соотечественники в массе своей не способны осознать свое преображение, они продолжают смотреть на мир как люди. А что касается активной роли Духа, то это палка на двух концах. Да наш Дух заботится о нас, помогает нам в меру дозволенного, но в то же время мы находимся в его тотальной власти, живем полностью под его контролем. По сути, мы артэоны даже не автономные существа, мы его часть. Духи конечно сверхразумные существа, но и они в нашей дикой реальности порой сходят с ума. Вот последний пример — инцидент в Лютиэль.
        — Да кстати. А что там произошло?  — загорелся интересом Хьюго.
        — Неизвестно. Все засекречено,  — пробурчал Джейсон.
        — Одно понятно — какие-то нелады с Духом. И несколько тысяч артэонов сгинули бесследно. Так что, по-моему, ваше положение, когда вы живете под защитой Духа что превозносит вас над людьми, при этом, остаетесь полностью свободными от него, что отличает от артэонов, куда более выгодное. Единственное что вы предоставленные сами себе почему-то не можете вырваться из людской дикости, считаете себя людьми, хотя ими давно не являетесь. Независимость от Духа это в какой-то мере ваше преимущество над нами. И твое личное преимущество тоже, ведь ты будешь полностью свободным существом, живущим среди нас… Ах да, ты же ведь еще думаешь,  — улыбнулась Кристина.
        — Да нет, я все решил где-то-о… час назад,  — застенчиво улыбнувшись, ответил Рурхан. Чем очень обрадовал девчонок, засиявших белоснежными улыбками.
        — Ты моя умница. Вот увидишь, все будет прекрасно. Мы тебя не оставим. Вместе мы все преодолеем. И ты утонешь в нашей ласке,  — сказала Кристина, избыток чувств выплескивающая гладя одну из Фиалкиных кошек, умывающуюся лежа на столе между десертных блюд.
        — Нам как раз нужен третий мальчик!  — пролепетала Фиалка гладящая Алексу.
        — Да,  — подтвердила Кристина,  — а то мы с Джейсоном в последнее время стали сближаться, оставляя бедняжку Хьюго на растерзание двум этим хулиганкам. Посмотри на Хьюи, какой он стал худенький!  — после этих слов Кристины Хьюго смущено улыбнулся.  — Еще немного и от него вообще бы ничего не осталось. Они же его затискают до смерти, и только твое вхождение в нашу компанию может его спасти. И это вторая причина, почему именно нам было суждено стать твоими друзьями.
        — А тогда какая первая?  — поинтересовалась Алекса.
        — Мы кучка ярких и неприкрытых стереотипов, наиболее полно отражающих отдельные крайности нашего общества,  — после этих слов Кристины наступила пауза тишины оборванная резким общим смехом. Они хохотали сами над собой.
        — Ну-у-у!  — воспротивилась Алекса.  — Вряд ли нас можно назвать олицетворением крайностей нашего общества. Среди нас нет ни одного наделенного талантом или социально полезного. Гос. менеджеры не в счет, не обижайся Звездочка,  — с улыбкой эта блондинка посмотрела на Кристину.  — Я имею в виду, например, каких-нибудь кинекторов. А взять творческих личностей, среди нас нет не арфеев не просто любителей. Мы, по сути, самые простые артэоны,  — высказалась Алекса.
        — Так я это и имела в виду. Мы самые простые артэоны, поэтому мы и подходим для общения с Рурханом. Если ему даже с нами местами бывает тяжело, несмотря на всю нашу простоту. Представь, что было бы, если среди нас были какие-нибудь арфеи или прочие творческие личности, всю дорогу летающие на своей волне где-то в параллельных мирах. Рурхан с непривычки уже в ужасе бежал бы к себе в Страну Волка, поражаясь тому, какие же кретины эти артэоны!  — всех посмешила Кристина.
        — А кто такие арфеи и эти как их там?  — спросил Рурхан.
        — Артэонские таланты — не слышал о них? Это сверхъестественные способности Духами дарованные достойным из нас. Самый распространенный пример это арфеи. Арфей это артэон награжденный талантом музыкальным от природы и в последующем от Духа талантом артэонским. Они способны воспроизводить любые звуки, легко сплетая их в мелодии безо всяких музыкальных инструментов и прочих приспособлений, прибегая к помощи только своего разума. Звуковые колебания исходят напрямую из их артэнсфер. Песнь арфея можно сказать напрямую льется из его души,  — объяснила Кристина.
        — Кинекторы это также специально отобранные нашим любимым Духом артэончики наделенные особыми способностями. Только в данном случае речь идет не о каком-то волшебном даре… Это…  — Фиалка взялась помочь Кристине.
        — Речь идет об искусственной активации дарованных природой человеку сверхъестественных способностей,  — добавила Кристина.  — В кинекторах Духами раскрыта возможность телекинеза.
        — Они могут перемещать в пространстве любые предметы…
        — Любые неодушевленные предметы, массой, по-моему, до нескольких десятков тонн, не помню точно.
        — Они построили наш город.
        — Мы живем в очень странном мире, где почему-то нет ничего невозможного. Здесь и фантазии оживают. И целые города возводятся силой мысли. Большинство артэонских городов построены кинекторами и Армидея не исключение. Когда-то гигантские каменные блоки парили по воздуху, выкладывая собой дома и городские стены. А кинекторы лишь смотрели и управляли этим. К сожалению, сейчас эти ребята востребованы только в военных целях.
        — Есть целая телекинекторская служба в составе министерства обороны,  — Джейсон продолжил рассказ Кристины.  — Насколько мне известно, существует несколько инженерных батальонов, где служат только солдаты-кинекторы. Это естественно, ведь они способны разрыть любой окоп, возвести любое оборонительное сооружение очень быстро и без каких-либо инструментов, лишь бы были материалы. Самое интересное их применение это в артиллерии. Они безо всяких орудий, только силой мысли запускают любые снаряды и поражают цели в отдалении до пяти километров это точно. Таких в шутку называют человек-катапульта. Арфеев кстати тоже используют в армии, вместо военных оркестров.
        — Вот даже так,  — сказала Кристина.  — У меня есть близкий друг кинектор, он даже шнурки сам не завязывает и даже ложку сам не хочет держать. За едой читает книги, пока еда сама попадает ему в рот!
        — Я даже не представляю, каково это жить с таким парнем. Когда все само летает в доме, предметы парят прямо по воздуху, это, наверное, жутко,  — все мысли Алексы сводились к теме любви и отношений. Друзья как обычно смотрели на нее с улыбкой.
        Рурхан полностью привык к новым друзьям и прекрасным подругам. Еще вчера он боялся контакта с артэонами, сегодня ему хотелось остаться с этими существами навсегда. Привыкнув к артэонам, расслабившись в их компании Рурхан откинувшись на спинку стула, оглядел гостиную. Все здесь было заставлено цветами и растениями, наполнено их живыми ароматами, будто хозяева, наполняя дом растительной жизнью, пытались скрыть, заткнуть какую-то пустоту.
        — Ну и как тебе артэонское жилище?  — Кристина.
        — Было бы уместнее спросить: «Как тебе жилище Фиалки?»,  — поправил ее Хьюго.
        — Ну-ка тихо!  — Кристина с улыбкой отреагировала на поправку своего «Плюшки». Селина, метнувшаяся к Хьюго, в шутку подруге помогая, села к нему на колени, прижала ему губы пальцем, чтобы он не болтал лишнего. Хьюго не возражал и не сопротивлялся, относясь ко всему спокойно.
        — Говорят дом это лицо хозяина,  — внезапно озвученный отрывок из спутанных хаотичных мыслей текущих в голове Алексы.
        — Здесь все так ярко, аккуратно и обвешено цветами, что да, это думаю, похоже на Селину,  — Рурхан с улыбкой посмотрел на Фиалку. Она, стеснительно улыбнувшись, опустила глаза вниз.
        — А некую пустоту ты здесь не ощущаешь?  — непонятно что имела в виду Алекса.
        — Меня удивила тишина и отсутствие взрослых, родителей. Когда вы сказали что мы идем домой к Селине я ожидал знакомства с взрослыми, хозяевами дома, с семьей Селины…
        — А мы вообще имеем право это обсуждать?  — встрепенувшись, Кристина спросила Фиалку.
        — Да можно,  — одобрила тихим голосом она. Фиалка вдруг поникла, улыбка сошла с ее лица.
        — Я что опять задел какую-то запретную тему?  — Рурхан.
        — Да нет, все нормально,  — успокаивала его Селина.
        — Ты прав этот дом действительно пуст,  — как обычно начала объяснять Кристина.  — У семьи нашей малышки Селиночки сложная история. Ее отец и трое старших братьев были солдатами… Дальнейшая история пустоты дома, думаю, и так понятна. Начиная с отца, один за другим они все погибли в боях, где-то на диком юге.
        После этих слов Рурхан с жалостью посмотрел на красавицу Селину, его сердце сжалось от переживаний за эту прекрасную малышку и он здесь, был такой не один. Сначала Хьюго приласкал любимую всеми сидящую у него на коленях Фиалку, прижав ее покрепче, затем к нему пододвинув стул подсела Алекса которая тоже не могла не пожалеть свою любимую малышку «Селиночку».
        — Сейчас семья нашей малышки представлена только бабушкой, которая никогда не спускается со второго этажа, лишь изредка выходя на балкон. А также двумя ее милыми прекрасными мамами. Да, да ты не ослышался у Селины две мамы. В современных развитых артэонских обществах, подобных нашему, львиная доля мужского населения это солдаты,  — уходила от тяжелой темы Кристина.  — Находясь на гос. службе они освобождены от гражданской повинности пожертвования энергии души для нужд города. Поэтому обеспечение городской инфраструктуры базовой энергией можно сказать в большинстве своем ложится на женщин. Такой город как Армидея требует в сутки энергии нескольких миллионов душ, это минимум. Исходя из энергетических потребностей, в стратегических целях соотношение мужчин и женщин в общей массе артэонов поддерживается Духами на уровне один к двум. В нашем обществе поддержание этого соотношения соблюдается идеально. В СБК роль Духа менее существенна, поэтому имеют место естественные процессы, но в целом число женщин все же перевешивает. Такие семьи, где один папа и две, даже три мамы у нас порой встречаются…
        — Я замечаю,  — дождалась удобного момента Алекса,  — что мужчинами в подобных полигамных семьях всегда выступают солдаты. Это понятно, они по нескольку месяцев находятся в командировках. Простите меня: страдают от длительного воздержания, вот и заводят себе целые гаремы, чтобы разом наверстать упущенное. Да и тем более наши солдаты сильные и огромные, одной жены им мало.
        — Алексочка, Солнышко мое, ты не могла бы хотя бы попытаться скрыть свою озабоченность? Хотя бы первое время,  — Кристина, едва сдерживая улыбку, уже просто не знала, как воздействовать на подругу.
        — Вы думаете, Рурхан еще не понял, кто из нас есть кто?  — Хьюго спросил у Кристины.
        — Да действительно Звездочка. Если Рурханчик станет нашим ближайшим другом зачем…
        — Скрывать саму себя?  — добавил за нее Хьюго.
        — Да. Тем более я ничего такого не сказала. Просто поделилась…
        — Своим социологическим наблюдением,  — снова добавил за нее Хьюго.
        — Вот именно,  — согласилась Алекса.
        — Солнышко перестань, глупышка ты моя, остановимся на том, что ты как обычно ничего не понимаешь,  — Кристина ласкала блондинистую подругу взглядом вишневых глаз. В моменты подобные этому со своей глупой блондинистой подругой она говорила как с маленькой девочкой, нежно и аккуратно подбирая слова. Алекса под взглядом вишневых глаз просто таяла, внутри превращалась в маленькую беспомощную девочку, которая не могла возразить и пары слов своей мудрой старшей безмерно любимой подруге. Любимой в прямом смысле слова.
        — Думаю сейчас Алекса права. По возвращении из командировки мне вас и троих было мало,  — улыбаясь, опустив взгляд вниз и теребя скатерть, сказал Джейсон. Тут же последовала волна сопровождаемых смехом возмущенных аханий и цоканий от девчонок.
        — Ты проказник, мы просто жалели тебя, старались не в полную силу. Смотри, договоришься, и в следующий раз пощады не будет,  — шуточно предостерегла его Алекса.
        — Это было всего-то один раз,  — подперев кулаком подбородок, сказала, пожирая его взглядом Кристина.
        — Но ведь было же,  — тихо ответил Джейсон, опять вызвав улыбки друзей.
        — Так что мое со-ци-оло-гическое, блин,  — с трудом выговорила Алекса,  — наблюдение не такое уж неверное.
        — Тише мое Солнышко, успокойся, перестань,  — глядя Алексе в глаза, Кристина снова ее гипнотизировала.
        — Как скажешь Звездочка,  — беспомощно произнесла Алекса, снова растаявшая от любимого взгляда подруги, будто под гипнозом все глупые мысли сразу вылетели из ее головы. Снова попав в плен вишневых глаз Кристины, не в силах оторваться, в беспомощности теребя свой золотой кулон украшающий шею, она из ветреной блондинки, внутри снова превратилась в маленькую беспомощную девочку. Этот кулон, утонувший в промежутке ее безупречной груди поджатой белыми лентами платья, весь вечер не давал Рурхану покоя, пробуждая в нем инстинктивную тягу к ласке. Пока Алекса влиянием своей подруги была временно выведена из строя, замерла, глазами полными любви глядя на Кристину, красотой ее тела можно было спокойно наслаждаться, с улыбкой наблюдая причуды поведения этой красавицы. В плане груди формы Алексы были самыми выдающимися, неудивительно, что именно эта светловолосая красавица в этом плане притянула внимание пока еще диковатого Рурхана, еще привыкающего к такой открытой женской красоте. Тела Духами дарованные артэонам искусственно создавались так чтобы подчеркивать черты личностей своих обладателей, и в случае с
Алексой — богиней любви, сочная аппетитная безупречная грудь была необходимым элементом внешности полагающейся, таким как она.
        — Надо признать «социологическое наблюдение» ее высочества не такая уж глупость,  — заговорил Хьюго, чье лицо было измазано в помаде от поцелуев, оставшейся после ласки Селины сидящей у него на коленях.  — Наше общество под контролем Духа… в действительности представляет собой систему,  — скованно и нерешительно говорил Хьюго.
        — Смелее малыш,  — прижавшись к его щеке губами, шептала Алекса.
        — Солдатам вне гласно положено иметь как можно больше детей и жен соответственно. Чтобы солдаты рождали новых солдат. Мальчики, рождающиеся от наших солдат уже улучшенных Духом, наделенных большими и сильными телами, укрепленными костями и мускулатурой, естественным образом перенимают физическое совершенство от отцов. Духу остается меньше хлопот. Ненужно долго и нудно изменять плод в утробе, остается только немного дополнить будущего солдата выведенного естественным путем. Негласное многоженство солдат не выносится в закон, не становится обязательным, поскольку это глупо. Здесь Духи искусственно подталкивают нас, окольными путями незаметно влияют на нашу волю, маскируя все это под естественные процессы, мол, все само по себе так происходит. На самом деле все как всегда сводится к воле Духа.
        — Я ничего не поняла,  — после заумной речи хлопала глазками Селина.
        — Вечно ты ерунду какую-то болтаешь, мой глупый, глупый Хьюго,  — гладила его как котенка Алекса.
        — А как же тогда моя семья?  — поинтересовался Джейсон.
        — Твоя семья исключение. Без исключений везде никак. Твои родители сошлись, когда твой отец уже отслужил установленный срок, ему уже было за сорок, он был уже стар. Поэтому вашей семье свыше позволили побыть исключением. Даже несмотря на это, у твоего отца родился ты — полноценный солдат. Семья Селины это типичный пример семьи солдата: один муж на двух жен. В итоге: трое детей все солдаты и только четвертой как маленький подарок родилась наша малышка Селина,  — Хьюго еще раз заставил всех с улыбкой посмотреть на всеми любимую Фиалку.
        — Все-таки, а где Фиалкины мамы?  — спросил Рурхан.
        — Гуляют,  — ответила Кристина, выдержав паузу, подождав не последовавшего ответа Фиалки.  — После потрясений в связи с сокращением семьи им было рекомендовано, больше бывать на природе в тишине и отрешении, в окружении друг друга, подальше от дома хранящего воспоминания о былой жизни бессмысленно оборванной. Переживая такое горе, эмоциональная составляющая травмируется и лишь отягощает существование. Тогда если речь идет об артэонах, ее можно, либо заблокировать, отрекшись от всего былого. Либо сохранить, ради не угасшей любви и теплых воспоминаний, окрашенных эмоциями. Что означает обречение себя на эмоциональные мучения, научиться жить с которыми очень тяжело. Летиция и Милана, то есть мамы нашего Цветочка пошли по второму пути и поэтому пытаются научиться жить с болью от утраты. Большую часть времени они проводят вдвоем в тишине и отрешении от всего. Поэтому квартира нашего Цветочка пуста и безжизненна и, к сожалению, почти всегда в нашем распоряжении,  — Кристина, посмотрев на Фиалку, гладящую одну из своих кошек перебравшуюся со стола к ней на колени, продолжала.  — Селина также стала
замыкаться в себе. Сколько же нам потребовалось любви и ласки, чтобы не дать нашему Цветочку уйти в забвение,  — сказала Кристина, с жалостью и любовью глядя на малышку Селину.  — Цветочек!  — Кристина заставила Фиалку посмотреть не себя, послав ей, воздушный поцелуй. Все с умилением смотрели на Селину, а Рурхан почему-то приковал внимание к Кристине, видимо пока была возможность. В сумерках опустившегося вечера при свете свеч на столе и ламп на заднем плане гостиной ее темный облик растворялся в оседавшем вечернем полумраке. Обрамленная темными волосами белоснежная кожа ее прекрасного лица сейчас подчеркивалась сильнее. Сильный и одновременно теплый, гипнотизирующий взгляд ее темно-красных глаз был чем-то уникальным, не давая покоя сердцу Рурхана.
        — Лично на меня квартира Фиалки всегда нагоняет тоску. Здесь я сталкиваюсь с тишиной, ненавистной мне по жизни. Все могло бы исправить появление сильного мужчины, сильного мужского плеча так сказать. Понимаешь Рурхан, о чем я?  — подмигнув Рурхану, сказала Алекса, по-хулигански улыбаясь.
        — Алекса!  — спасая Рурхана, окликнула ее Кристина.  — Прекрати хулиганить,  — мягко добавила она.  — Так все ладно. Думаю, малыши пора заканчивать после трапезное общение иначе мы не успеем к разгару празднования…
        Девчонки, убирая со стола, понесли тарелки на кухню, парни, включая Шатуна, отправились на диван. Через окна, заполняющие всю стену, комнату наполняли потоки рыжего угасающего света зашедшего солнца. Звуки охватившего город праздника на набережной где-то за окном только усиливались. Пока девчонки гремели тарелками, Алекса принесла парням сладкие коктейли. Спокойный Джейсон спокойно молчал, а в случае с Хьюго молчание создавало напряжение, поэтому он начала разговор. Он завел тему о статусе женщин в Стране Волка и мире артэонов, ему было важно узнать какой эффект на Рурхана произвела главенствующая роль прекрасной половины. Рурхан разумеется, был со всем согласен, превосходство прекрасных артэонских богинь его вполне устраивало. «Насколько в людском обществе преобладает женское начало настолько это общество разумно и свободно»  — высказал свое мнение Хьюго.
        — Мы же мужики, нам положено сжимать свои эмоции в кулак. А этим красавицам наоборот положено жить своими эмоциями, чувствами и прихотями, что непростительно мужчине. Для них проявление тонкостей личности, утонченности натуры, характера это изюминка, а для мужика это блин просто преступление. Хотим мы того или нет но природой нам уготовано терпеть их, ради совместного блага по-другому просто никак. Разумное осмысление жизни не оставляет других вариантов,  — Джейсон внес свою лепту в воспитание Рурхана.
        — Пусть будут нашими королевами, а мы так уж и быть, постоим на коленях,  — добавил Хьюго.
        — Хьюго как обычно перегибает палку,  — улыбался Джейсон.  — Все от того что он дико сохнет по Алексе, считает ее своей богиней. И готов ей поклоняться.
        — Это естественно, Алекса просто божественна,  — Рурхан пытался успокоить покрасневшего Хьюго.
        — Эмоции — основа жизни, то, что делает нас живыми,  — разом допив коктейль, заговорил Хьюго.  — Мы артэоны вроде контролируем их и в то же время безумно от них зависим. На них построено наше счастье, вся наша жизнь. Порой сложно ради разумности во время ограничить себя, что-то исправить внутри. Я имею в виду свое желание принадлежать Алексе, преклонение перед ее красотой, что мучает меня уже многие годы. Я знаю, что могу это заблокировать, прекратить все это, просто перезапустить свою эмоциональную составляющую, но не хочу, и это больше походит на сумасшествие. И дело вовсе не в желании жить естественно, оставаясь человеком. Нет, я просто вопреки всякой разумности не хочу этого делать. Мне кажется, жизнь утратит все краски, если однажды эта богиня станет просто обычной красавицей, одной из тысяч в моих глазах. И это офигеть как глупо. Ведь Алекса прекрасная вольная и ветреная, ей по душе общение, тысячи друзей, шумное веселье, а я домосед любящий тишину. Разумно было бы мне от этой любви отказаться, но я не хочу. Наверное, потому что эта любовь настоящая. В общем эмоции опасная штука, с ними надо
быть осторожнее.
        — То есть вы властны и одновременно не властны над собой?!  — улыбнулся Рурхан.
        — Духи сделали нас артэонами, но внутри мы так и остались людьми.
        С темнотой опускалась ночная прохлада. Усилив свои плащи теплыми нижними подкладками, друзья вышли на улицу. Кристина и Фиалка спустились на несколько минут позже, задержавшись, оправдываясь перед Шатуном, объясняя, что ему опять нельзя пойти с ними, на улице было слишком много посторонних. Над ярким праздничным городом мрачно нависло затянутое черными тучами небо, отделившее его от ночных небесных красот. Так было даже лучше, ведь теперь ничто не отвлекало от праздничных украшений Армидеи.
        Столбообразные иллюзоры стоящие повсюду как ночные фонари, наполняли улицы города трехмерными иллюзорными проекциями. К моменту, когда друзья вышли из подъезда, пустоту улиц на отведенный час заполняла заставка «вселенная». Воспроизводя вращение звезд в галактике, по улицам проплывали трехмерные, красочные, миниатюрные проекции космических тел. Миллионы сияющих звезд и представленных в крупном виде планет, а также распростершиеся туманности беззвучно сквозь прохожих проплывали по улицам, исчезая в стенах домов. Беспощадно пожирая резервные энергоресурсы, город в честь праздника так забавлял туристов. Наполняющие улицы желтым (золотистым) светом ночные армидейские фонари сегодня не работали. Фоновые уличные заставки собою освещали улицы. Друзья все за исключением огромного Джейсона накинули армидейские плащи, чтобы выделяться из числа туристов облегчая работу военных патрулей.
        В шумном течении толпы, вдоль края набережной они двинулись к главному на несколько кварталов месту празднования — ближайшей из городских площадей. Где-то недалеко над городом возвышалась освещенная мощными прожекторами башня Центр Цитадели. Уличную фоновую заставку «вселенная» сменила заставка «аквариум». Звезды и планеты сменились плавающими по улицам рыбами, скатами и другими пугающими детвору обитателями морских глубин.
        Лучами света прожекторов, бьющими в мрачные небеса, за поворотом набережной показалась городская площадь, полностью заполненная людьми — гостями города. Порожденные иллюзорами «обитатели аквариума» плавающие по улицам растворялись у ее краев, чтобы не отвлекать находящихся на ней зрителей от главного представления. По периметру площади стояло военное оцепление, в ее центре размещалась круглая высокая освещенная сцена, с которой видимые всем желающим, талантливые представители общества артэонов песнями и различными представлениями развлекали собравшихся людей. Похожие на столбы обвешанные подобием труб от патефонов, расставленные по площади звукоразносители, разносили повсюду звуки музыки и песен.
        Дав Рурхану немного поглазеть на красочно шумное скопление царящие на площади, посмотрев на часы, Кристина повела всех в сторону, в маленькую боковую аллею отделяющую набережную от площади. В поисках тихого уголка, где можно переждать бурю, они присели на одну из лавочек в аллее. Отсюда открывался прекрасный вид на площадь. Кристина села рядом с Рурханом и аккуратно взяла его за руку. «Сейчас будет салют. Главное ничего не бойся, в надвигающемся, кроме дикого шума нет ничего опасного»,  — сказала она. На часах Кристины была почти полночь. Ведущий со сцены в центре площади начал отсчет от десяти до одного. «Один!»  — повторяя за ведущим, наконец, выкрикнула толпа. Фиалка закрыла уши, сидящий рядом Хьюго обнял ее покрепче. Отключилась уличная фоновая заставка, погасло все праздничное освещение. Город на мгновение погрузился во мрак и тишину. В следующую секунду с жутким грохотом в воздух взмыли тысячи салютов, разнообразно взрываясь в небе и разлетаясь, освещая небеса красочной палитрой. Рурхан впервые видевший подобное сначала замер от страха, но затем не мог оторвать глаз от красоты сотрясающих
небо разнообразных красочных взрывов. Пораженный происходящим он встал с лавочки и, вышел из-под древесной кроны заслоняющей собой небо. Отключившиеся иллюзоры, единовременно заработав, начали озарять улицы проекциями похожими на взрывы салютов.
        Салюты и на земле и на небе, прогромыхав несколько минут резко стихли. Послышался звук едва слышный, но ощутимый, похожий на звон сотен колокольчиков. Звук усиливался, становился все сильнее. Под звон миллионов колокольчиков, как дождь с небес начали опускаться тысячи золотистых шаров, похожих на большие мыльные пузыри.
        — Что это? Что происходит?  — спросил Рурхан, улыбаясь в ожидании очередного чуда.
        — Ни в коем случае их не трогай! Понял меня? Не пытайся поймать или лопнуть их,  — на повышенных тонах серьезно предостерегла Кристина. Встав с лавочки, она подошла к нему.  — Возьми меня за руку и стой спокойно. Хорошо?  — строго сказала она.  — Стой и смотри, сам все увидишь.
        Рурхан, непонимающий того что происходит, взволнованный серьезным тоном Кристины взял ее за руку и молча наблюдал за происходящим. В удивлении он смотрел на площадь. Золотистые пузыри сыпались дождем с небес, безобидно повсюду лопаясь о землю. Люди на площади тянули руки вверх, пытаясь эти пузыри поймать. При лопании о ладони людей из пузырей выпадали разнообразные маленькие железные значки, остающиеся на ладонях либо со звоном падающие на землю, которые люди жадно подбирали, пряча подальше от чужих глаз. Послышались крики ругани из-за дележки упавших на землю значков. К месту криков начали стягиваться солдаты. Рурхан наблюдал за этим, абсолютно не понимая и не догадываясь о том, что происходит. Пока один случайный пожилой мужчина на площади не лопнул очередной пузырь, из которого вышел голубой дым тут же растворившийся в воздухе. В глазах этого мужчины появился ужас. С криками: «А-А-А-А! Спасите! Нет, пожалуйста, не надо!»  — он бросился с площади в сторону аллеи, из которой за происходящим наблюдал Рурхан. Будучи пожилым, этот мужчина, опиравшийся на трость, сумел добежать только до края аллеи,
споткнувшись о бордюр, он без сил рухнул на землю, метрах в пятидесяти от Рурхана. «Помогите!»  — задыхаясь, умолял он. Не понимая происходящего Рурхан, машинально двинулся ему на помощь. Не успел он сделать и пары шагов, как с небес резко, едва заметно глазу спустилось что-то огромное и ужасное, схватив несчастного, оно также резко удалилось обратно, унеся его с собой. Все произошло за доли секунды и совершенно беззвучно. Рурхан успел разглядеть только синий цвет огромного существа и наличие у него крыльев. Трость, которую мужчина держал в руках, осталась бездвижно лежать на земле.
        — Что это было?  — в оцепенении ужаса прошептал Рурхан.
        — Это Лунный Демон одно из физических воплощений нашего Духа,  — из-за спины Рурхана послышался голос Кристины.  — Этот ужасный образ взят из сказок наших далеких диких предков. Произошедшее — это наша форма жертвоприношения,  — продолжала она, встав справа от Рурхана, тяжело вздохнув глядя туда, где еще секунду назад лежал тот несчастный моля о помощи.  — Весь этот праздник — первый день месяца, день жертвоприношения.
        — Этого человека только что в воздух унесла какая-то гигантская крылатая тварь…  — в шоке произнес Рурхан.
        — Этого и еще девятерых. Жертв всего десять. Наши «великие умы» если их так можно назвать, нашли окольный, не затрагивающий нас артэонов способ насыщения Духа. Эвалта, будучи созданной и контролируемой нами можно сказать тоже является частью Армидеи, то есть является частью общества принадлежащего нашему Духу. Следовательно, души эвалтийцев — граждан Эвалты теоретически тоже способны питать Аркея. Наши правители опробовали теорию на практике, это дало хороший результат и теперь мы «кормим» Духа душами эвалтийцев.
        Силой людей сюда никто не загоняет. Они сами приходят на этот праздник, движимые жадностью и даже голодом,  — голос Кристины дрогнул не в силах больше говорить, она прикрыла рот рукой. Ей самой было тошно от происходящего.
        — Тут все просто,  — продолжала она.  — Это как беспроигрышная лотерея, в которой десять билетов приносят смерть. Эти железные маленькие штучки, которые выпадают из пузырей это наградные жетоны. В специальных пунктах их можно обменять на соответствующее вознаграждение. В зависимости от символа это может быть денежная сумма, драгоценности или какие-нибудь другие подарки, ради которых люди и приходят сюда. Завлеченные сюда бесплатными развлечениями, едой, подарками, деньгами, люди приходят сами, полностью осознавая возможность быть принесенными в жертву. Таким образом косвенно достигается эффект жертвоприношения, люди не напрямую, но все же отдают души нашему Духу.
        Но желаемый эффект достигается не полностью. Видимо тот факт, что источником жертв являются не артэоны, приводит к тому, что жертв требуется больше. Вместо одного требуется десять, и если души артэона Духу хватает на полгода, то этого заменителя хватает лишь на месяц. Поэтому каждый первый день каждого месяца мы вынуждены устраивать праздник для людей, зазывая, завлекая их на видоизмененный жертвенный алтарь. И всякий раз, несмотря на опасность, они все равно будут приходить, что самое страшное еще и оставаясь благодарными.
        В политике нет, и не может быть благих стремлений и чистых помыслов, там всем правит алчность, жажда выгоды лишь прикрытая благими стремлениями или холодный расчет,  — продолжала она, глядя куда-то в сторону, в никуда.  — Прикрываясь благими целями — спасением людей, остановкой насилия, защитой прав и свобод наши правители развязывают войны. И мы всем говорим что, сражаясь за Эвалту, пытаемся сделать этот мир лучше, боремся за свободу людей. Вот почему в действительности мы боремся за Эвалту, неся потери, сталкиваясь с бесконечными проблемами. Эвалта кормит нашего Духа и пока это происходит, мы никогда не оставим ее.
        Немного помолчав, Кристина добавила: «Я просто хотела показать тебе наше общество, как оно есть, со всеми его темными сторонами. И видимо наш Дух тоже. Чтобы ты с самого начала понял, что в этом мире и мы неидеальны»,  — после этих слов она беззвучно удалилась, оставив Рурхана со своими мыслями наедине.
        Получив желаемое, толпа на площади начала расходится. Сцена, в центре площади потухнув перед салютным представлением больше так и не зажглась, праздник был окончен. Чтобы не стоять в очередях и быстрее покинуть город люди гурьбой кинулись к организованным военными обменным пунктам, расположенным у выходов. Солдаты стоящие повсюду пытались контролировать толпу, чтобы не допустить давки: «Проходим спокойно, не торопимся, не создаем паники»,  — слышались их предостерегающие команды. Заработали иллюзоры, активировалась фоновая заставка «золотой город», осыпавшая улицы иллюзорной вьюгой из золотой пыли, то потоками разносимой быстро будто ураганом, то медленно оседая сыплющейся с небес. Толпа покинула улицы вместе с контролирующими ее движение группами солдат, несмотря на пытающуюся оживить город золотую бурю, опустилась ночная пустота и тишина.
        — Ну как он?  — шепотом спросила Алекса. В ответ Кристина пожала плечами. Рурхан стоял спиной в паре метров от них, отходя от шока, переваривая случившееся.
        — Все нормально красавица,  — сказал он, неожиданно подав признаки жизни. Кристина в обнимку с Алексой, Джейсон и Хьюго все замерли, после всего случившегося опустив взгляды, так будто во всем этом была их прямая вина. Только Фиалка, бережно удерживаемая Джейсоном на руках, согреваемая верным Хьюго гладящим ее волосы, смотрела на Рурхана своим наполненным жалостью ко всему на свете взглядом прекрасных синих глаз.  — Я ведь не с луны упал. В Стране Волка этот процесс происходит куда более болезненно. Жертвоприношение само по себе всегда ужасно. Но просто… о подобном нужно предупреждать. У меня чуть сердце не остановилось.
        — Как я, по-твоему, должна была это объяснить? То есть мол: Рурхан, знаешь мы, вернее наши правители, чтобы не приносить жертвы как пауки в паутину заманивают ни в чем неповинных людей, играя на их потребностях. И мы как бы не против. Потом наш Дух, как конченый безумец в облике монстра из ночных кошмаров, в который он непонятно зачем воплощается, убивает десятерых из них. По завершении этой кровавой процедуры мы все спокойно возвращаемся к своей жизни, делая вид, что ничего не произошло, или то, что произошло вполне нормально. Разве такое можно объяснить? Прости Рурхан, но говорить об этой кошмарной мерзости у меня язык не поворачивался,  — выплеснула накипевшее Кристина.
        — Это все ужасно. Но как я понял, таким образом, ваше правительство заботится о вас, спасет от участи быть принесенными в жертву,  — все, что он сумел сказать, глядя в синие наивные глаза Фиалки.
        Ребята решили прогуляться развеяться ночным воздухом. В наступившей ночной тишине они зашли в пустое летнее кафе, весь день работавшее для гостей города, оригинально расположенное на широком мосту через канал. Завтра его полностью демонтируют, снова вернув мост, поэтому здесь было не особо убрано. В тишине первой летней ночи, погружаясь в теплые эмоции, Кристина и Джейсон уединились на сооруженной для танцев площадке в центре моста. Джейсон глядя влюбленными глазами как обычно стоял перед ней на коленях, прижимая ее к себе. Она, сначала задавая ему какие-то вопросы, хихикала над его ответами, затем склонившись, приласкав, поцеловала. «Ваше высочество ведь я же наказан?»  — после длительного поцелуя прошептал Джейсон. «Дурачок это полностью твои глупые выдумки, я всего лишь тебе подыграла»,  — пояснила она, подняв Джейсона с колен, слившись с ним в долгом поцелуе. Хьюго, доведенный лаской Фиалки до состояния беспомощности, был, утянут ею куда-то за барную стойку, откуда потом долго доносился ее смех и визжание. Алекса осталась с Рурханом наедине за одним из столиков у края моста. Сняв по ее просьбе
солнцезащитный зонтик над столом Рурхан сел рядом с ней. На улице стало прохладно, Алекса закуталась в свой плащ.
        — Зря ты его снял, звезд так и не видно,  — сказала она, глядя в мрачное затянутое тучами небо.  — Минута неуютного для Рурхана молчания.  — Эй, Рурхан. Успокойся. А то ты своим напряжением скоро начнешь вырабатывать энергию Шини. Я всего лишь обычный человек, вернее артэонка. Не бойся, не буду я к тебе приставать. Мне пока нельзя. Кристина запретила, прости, но я не могу ее ослушаться. Но сразу когда ты там адаптируешься и все такое. Как только будет можно, я исполню обещанное сегодня. Я утоплю тебя в наслаждении любви, обещаю. Ну а пока…  — Алекса пододвинула стул ближе к Рурхану и прижалась головой к его груди.  — Только так. Думаю, что гладить меня как кошку, наверное, можно.
        Под наплывом теплых эмоций глупо хихикая вместе с ней над ее последними словами, Рурхан бережно «как кошку» начал гладить ее по голове, приглаживая ее волосы, наслаждаясь ее теплом и ароматом, впервые за день просто приятно отдыхая.
        — Расскажи мне что-нибудь, не молчи. Я не люблю тишину,  — сказала она, щекоча его щеку своим длинным ногтем.
        — Как я понял, ты любишь звезды?
        — В смысле зайка?
        — Ну, ты попросила меня убрать зонтик над столиком, я так понял, чтобы видеть их.
        — Ну да я, как и все люблю любоваться ими, это же простая романтика глупенький.
        — А ты знаешь, что такое звезды?
        — Чего?  — Алекса убрав голову с его груди, удивленно посмотрела на него.
        — Звезды, что это такое?
        Алекса растерянно посмотрела на небо.
        — Бл-и-и-ин! Я даже не знаю,  — смущенно смеясь, сказала она.  — Астрология предмет факультативный. Ну… наверно. Это какие-то светлячки, прилипшие к этому черному чему-то!  — расхохоталась эта красавица.  — Серьезно. Это какие-то светящиеся штуки где-то там, в космосе?  — с улыбкой спрашивала она.
        — Почти правильно,  — ответил он, смеясь вместе с ней.
        — Я люблю любоваться ими, но к своему стыду даже не задумывалась над их природой,  — сказала она глядя на затянутое тучами небо.  — Мне простительно, я же блондинка.
        — Почему?
        — Это такая стереотипная шутка, нет смысла объяснять, если ты совсем не в курсе. У Джейсона потом спросишь, он тебе все подробно объяснит. Давай рассказывай мне про звезды,  — сказала она, снова прижавшись к его груди, устроившись поудобнее приготовившись слушать.
        — Звезды это солнца других миров…
        На часах было около часа ночи. Для артэонской молодежи праздник только набирал обороты. Сначала друзья собирались на посиделках в пустом кафе прекратить ночную прогулку, но затем Алекса заручившись поддержкой Фиалки, сумела уговорить Кристину отправиться гулять дальше.
        Продолжить гулять для них, для молодых артэонов означало отправиться в одно единственное место, туда, где местная молодежь прожигает ночи. Пронесшись по переплетениям тоннелей метро, они прибыли на станцию, которая находилась под землей. Плохо освещенный перрон, и в целом станция старая, будто заброшенная. Но, несмотря на это сюда стекалась молодежь со всего города, кабинки метро приходили одна за другой. С перрона открывался вход в длинный местами освещенный тоннель, полого уходящий вниз. Над входом в тоннель сияющими в полумраке буквами светилась вывеска «Пещера». Рурхан и друзья, двигаясь в потоке местной молодежи, устремились в тоннель. «Просто расслабься и ни о чем не думай. Все что происходит в Пещере в ней и остается»,  — объяснила Рурхану Фиалка. Откуда-то из конца этого мрачного покрытого под потолком плесенью тоннеля доносились странные звуки. Четко прослеживалась мелодия, это была музыка, но музыка необычная, ни один примитивный музыкальный инструмент известный этому миру не мог воспроизвести подобное. Чрезмерно ритмичная эта музыка казалась нереальной. Стены тоннеля были исписаны
разнообразными яркими рисунками уличных художников, разными надписями не всегда цензурными. Под одним из фонарей большими буквами, написанными белой с подтеками краской красовалась шуточная надпись: «Оставь артэона снаружи всякий сюда входящий».
        С каждым шагом, по этому тоннелю походка, поведение друзей Рурхана заметно менялось. Под воздействием каких-то внутренних изменений, в череде непонятных приступов переживаемых на ходу их зрачки закатывались, а когда глаза открывались их взгляд уже не содержал в себе того тепла что было раньше. Селина грубо оттолкнула от себя Хьюго, зашагав свободно и расковано. Идущего сзади Рурхана происходящее стало настораживать, он начал отставать, но друзей это уже не волновало. Они как будто изменились внутри. Подталкиваемый идущей следом нетрезвой агрессивно настроенной толпой Рурхан плелся следом за остальными.
        В конце тоннеля, у входа в большое наполненное музыкой и яркими вспышками темное помещение по центру стояла Арка Перевоплощения — подарок мага Фросрея молодым артэонам. При проходе через скопление перевоплощающей материи, зафиксированной между каменных створок этой арки, внешний вид каждого проходящего через нее изменялся в соответствии с его личными пожеланиями. Одежда, цвет волос, любые изменения во внешности, каждый проходящий под аркой неведомой силой перевоплощался буквально на глазах за считанные секунды. Новоиспеченные подруги Рурхана пройдя через арку, примерили на себя необычные наряды. Селина из своего образа яркой цветастой забавной девчонки, перевоплотилась во что-то темное. Короткий топ и предельно короткая юбка, на ногах длинные гольфы, кроссовки. Волосы стали полностью темно-синими, губы окрасились в ярко синий, ледяной цвет, глаза окружил темный макияж. Кристина по сравнению со своим привычным нарядом открылась по максимуму. На ней все стало черным латексным скрипящим и предельно коротким, только на ногах остались все те же тяжелые ботинки с высоким берцем. Алекса избавившись от
сковывающего армидейского плаща, оказалась в чем-то непонятном, что можно было описать как по-королевски пышное белое платье, порезанное на висящие лоскуты. Образ Джейсона особых изменений не претерпел, к нему добавилась только черная панамка прикрывшая макушку.
        Рурхан испуганно замер перед переливами перевоплощающей материи между створок арки. «Рурхан!»  — послышался сбоку голос Хьюго, он стоял в проходе между стеной и арочной створкой, его внешний вид был прежним, через арку он не проходил. Следом за Хьюго Рурхан прошел внутрь, минуя арку. «Если не знаешь как, то лучше не стоит. А то останешься в трусах»,  — перекрикивая музыку, предостерег Хьюго. Тем временем прибывающие на ночное гуляние молодые артэоны проходили через арку, перевоплощаясь в свои новые образы, кто во что горазд. Перед Рурханом открылось нечто совсем не вписывающиеся в рамки дикого мира, что был за стенами артэонского города. Под вспышками светомузыки, абстрактными переливами проекций иллюзоров и грохотом музыки сотрясалась гигантская танцевальная площадка. Сотни тысяч молодых артэонов были погружены в коллективное безумное веселье называемое танцем, сливаясь с агрессивной ритмичной музыкой. Внешний вид его друзей, оказался еще далеко не самым странным в этой безумной толпе. Увиденное показалось чем-то непонятным, немыслимым для Рурхана, прежде видевшего лишь пляски диких соплеменников
у костра.
        Спустившись по широкой лестнице, друзья растворились в танцующей толпе. Кристина велела Хьюго присмотреть за Рурханом. «Присмотри за ним, мы скоро за ним придем»,  — наказала она. Хьюго повел Рурхана через пульсирующую под музыку толпу артэонской молодежи. Происходящее с непривычки не переставало удивлять Рурхана. Все вокруг было погружено в атмосферу разврата и агрессии. Молодые артэонки в танцующей массе обжигали своими откровенными нарядами. Поцелуи и не только, повсеместное употребление алкоголя было неотъемлемой частью окружающего веселья. Гигантская танцевальная площадка размером в несколько квадратных километров вмещавшая в себя несколько десятков тысяч посетителей была оборудована множеством барных зон разбросанных по ее территории. Рурхан то и дело ловил на себе недобрые взгляды, отдыхающая толпа в своем дурмане воспринимала его как что-то чужеродное, в первую очередь его выдавал не вписывающийся в здешнюю атмосферу армидейский плащ.
        Пройдя через гигантский танцевальный зал, освещенный пульсирующими в музыкальный ритм вспышками света, Рурхан и Хьюго поднялись на освещенную постоянным светом ламп площадку зоны отдыха, пройдя через бильярдный зал, они вошли в зону кафе. Здесь рев музыки заметно спадал, делая возможным общение, поэтому столики были заполнены компаниями друзей, отдыхающими от танцев и заправляющимися спиртным.
        — Хьюго!  — крикнул какой-то парень, одиноко сидящий за столиком, жестом зовущий его к себе.
        — Нет, нам нужно занять пустой столик, мы сегодня всем скопом,  — ответил ему Хьюго.
        Они нашли пустой стоящий у края восьмиместный столик, уселись друг напротив друга. Сбоку за ограждением площадки внизу танцевала, веселилась безумная толпа. Хьюго отметил в меню горячительные напитки на свой вкус, передав меню, подлетевшему к ним Сферу-официанту, украшенному черными картонными усами, бровью над единственным глазом. Захватив меню своей телепатической сферой (контактным полем), где вращались другие меню, Сфер с механическим гудением удалился. Одетый в желтую рубашку, белые брюки, с волосами приложенными будто гелем парень, окликнувший Хьюго у входа, присоединился к ним, принеся с собой свою выпивку. Хьюго представил его Рурхану, его звали Эндрю.
        — Нам хранителям столиков лучше держаться вместе,  — сказал Эндрю.
        — Зачем свой столик бросил, твои придут ругаться будут,  — улыбнулся Хьюго.
        — Они там такой срач оставили, вряд ли кто-то его займет. Да и к тому же ну их нафиг. С вами интересней, ведь с вами Рурхан, о котором ты рассказывал мне утром. Ну и как тебе в Пещере?  — Эндрю поинтересовался у Рурхана.
        — Какое-то безумие.
        — Значит, ты проникся сутью. Поздравляю!
        — Вы-то у себя как отдыхаете?  — улыбаясь, спросил поддерживаемый смехом своего друга Хьюго.  — Ну, или отжигаете, как правильно то?
        — Примерно также только без гигантской пульсирующей оргии и необычной музыки.
        — Ты еще тематических вечеринок и маскарадов не видел, вот это действительно сумасшедший дом.
        Принесли их выпивку: два ледяных коктейля и бутылку с зеленой жидкостью. Помня сладкую смесь, которую Рурхан попробовал дома у Фиалки, он смело втянул из трубочки и этот коктейль, но его сладость быстро испарилась, сменившись горечью алкоголя.
        — Не налегай так сильно, тащить твое безжизненное тело я не собираюсь!  — улыбаясь, сказал Хьюго.
        — Это совсем не то о чем вы подумали. Я просто не знал. Думал это сладкая вода,  — Рурхан позабавил своих собеседников. От употребления спиртного его ладони покрылись испариной. У представителей его племени была характерная черта, наверное, передаваемая на генном уровне — погружаться в безумие после употребления алкоголя. Чего Рурхану не хотелось.
        — Изначально это был военный бункер,  — начал объяснять Хьюго, увидев как Рурхан разглядывает все вокруг.  — Когда-то давно, когда еще не было Эвалты, находящиеся под нашей защитой люди жили в нескольких лагерях для беженцев. Тогда, для их защиты и построили этот бункер. Ну, типа если враги бы напали, то те люди могли бы укрыться здесь и переждать любую бурю. Затем количество людей возросло, появилась эта Эвалта, а этот бункер в связи с ненадобностью переделали в ночной клуб. Мы сейчас находимся на глубине семьдесят метров за периметром города. Это помещение высотой в двадцать метров, способное разместить несколько десятков тысяч, идеально подошло для нынешних целей.
        Слушая рассказ Хьюго, Рурхан с удивлением рассматривал держащие на себе сотни осветительных приборов несущие конструкции высоких потолков этого гигантского помещения, при мысли, что над ними несколько десятков метров земли ему стало не по себе.
        — Давай не отвлекайся, не забывай про сладкую воду. Дай алкоголю впитаться в кровь и станешь частью окружающего веселья, почувствуешь ритм так сказать. Чем быстрее, тем лучше,  — пояснил Эндрю. В ответ Рурхан пробубнил себе под нос: «Как раз таки этого я и боюсь».
        — Хватит нас там на своем языке материть!  — Эндрю услышал, как Рурхан что-то пробубнил себе под нос.
        — У нас нет своего языка, мы говорим на общеартэонском.
        На этом спокойная часть ночного приключения закончилась. Сначала возле их столика появилась Селина. Схватив Рурхана за руку, она утянула его на танцевальную площадку. Сначала под тихую музыку и проекции падающих осенних листьев она покружила его в медленном вальсе. Затем снова обрушилась динамичная музыка встреченная криками танцующей толпы. Сколько бы она не пыталась, у нее не получилось разогреть его, Рурхан просто впал в ступор, вернее оказался недостаточно пьян для того чтобы начать отплясывать вместе с этой красавицей. Она отпустила его, тут же найдя себе другого кавалера. Рурхан не понимая того что произошло, посмеиваясь вернулся за столик.
        Хьюго дымя сигаретой, налегая на спиртное, играл с Эндрю в карты. Вместе с Рурханом они посмеялись над Селиной.
        — Чего она от меня хотела? Я мог бы сплясать, как по праздникам у костра пляшут мои дикие сородичи, но это шокировало бы ее…
        — А надо было бы приколоться!  — улыбался Эндрю.
        — Я вообще… в смысле в своей обычной жизни не курю,  — сказал Хьюго, глядя на дымящуюся в руке сигарету.  — В этом смысл этого места, нашей Пещеры «где мы скрыты от света солнца». Здесь можно все чего нельзя в обычной жизни, потому что там в нашем городе это неразумно. А здесь безумие есть норма. Этим они меня сюда и заманивают,  — он имел в виду друзей.  — Ради этого можно сказать я сюда и прихожу. Я подолгу не могу без сигареты, как и они не могут без своих танцев.
        Рурхан периодически ловил на себе странные взгляды с соседних столиков. В итоге к ним подсел черноволосый, одетый во все черное, неприятный тип дымящей сигаретой. Он сразу пристал к Рурхану, подозрительно улыбаясь, начав задавать странные вопросы.
        — Шел бы ты отсюда Милер,  — не в восторге от пополнения компании сказал Хьюго.
        — Что неженки, не знаете, как скоротать время в ожидании пока придут друзья и уведут вас домой к мамам? Сидите и играете в карты и это здесь, в Пещере!
        — Да пошел ты уродец,  — не глядя на него ответил Эндрю.
        — Я хочу с человеком поговорить. Человеком или кто он там… кстати, кто ты?  — сказал он, упершись в Рурхана взглядом.
        — Номак,  — Хьюго ответил вместо Рурхана.
        — Ну и как тебе у нас Рурхан?  — не успокаивался Милер.
        — Да нормально вроде.
        — Веселишься, втягиваешься потихоньку да?  — В ответ Рурхан пожал плечами.  — Я смотрю, ты не особо общительный или это я вызываю у тебя неприязнь?  — спросил он, затянувшись сигаретой.
        — Послушайте, я не хочу неприятностей. Если у вас какие-то проблемы, то просто скажите сразу,  — пытался быть вежливым Рурхан.
        — Общаешься на «вы», пытаешься быть вежливым, думаешь, это сделает тебя похожим на нас…
        — Успокойся Милер!  — оборвал его Хьюго.
        — А что нет так?! В этом, по-моему, смысл этого места. Здесь мы оставляем всю нашу разумность снаружи, можем называть вещи своими именами и видеть все, что не можем там,  — резко ответил он Хьюго.  — Вот меня лично, здесь очень обеспокоил тот факт, что какой-то дикарь из убогой дыры вот так просто взял и оказался пропущенным в наш мир,  — глядя на Рурхана сквозь клубы сигаретного дыма сказал он.
        — Послушай, что ты несешь?! Ты нарушаешь правила, ты слишком сильно погружаешься в отрицательную составляющую, теряешь над собой контроль. Остановись или твой пропуск в Пещеру будет заблокирован. Отходи от границ разумного, но не на столько,  — вмешался Эндрю.
        — Да нет пусть говорит,  — неожиданно сказал Рурхан.  — Он прав, я действительно дикарь, вылезший из убогой дыры. И я прекрасно понимал что задержался, стал надоедливым гостем, я собирался уходить. Но в последний момент встретил друзей, которые и привели меня сюда.
        — Понятно?! Он наш друг, так что вали отсюда,  — сказал Хьюго.
        — Нет, это чертов дикарь, мерзкое жуткое чудовище вроде тех животных, что гниют снаружи за стенами нашего города. Ты не имеешь права быть здесь,  — сказал он, глядя Рурхану в глаза.  — Ну, так что тупой дикарь, давай реагируй! Может, хочешь врезать мне? Так давай не стесняйся, веди себя естественно, ведь в этом смысл Пещеры!  — пытался он спровоцировать Рурхана.
        — Извините, что нарушил ваш артэонский карантин,  — сдержав себя, ответил глядя ему в глаза Рурхан.
        — Милер ты хоть понимаешь, что уже наговорил на блокировку доступа сюда примерно на год. Твое поведение неприемлемо. Последний раз я призываю тебя оставить нас в покое,  — сказал ему Хьюго.
        — А то что? Нажалуешься на меня? Ах да! Ты же нажалуешься,  — сказал Милер теперь также злобно глядя на Хьюго.  — Ну ладно неженки не буду вам мешать,  — не сумев вывести Рурхана из себя, Милер поднялся из-за стола.  — Пока Рурхан, отдыхай!  — с этими словами он ушел.
        — Прости Рурхан за этого урода. Его появление ни о чем не говорит. Он просто отдельно взятый единичный урод, вот и все,  — Эндрю попытался успокоить Рурхана.
        — Я все понимаю,  — ответил Рурхан, для приличия улыбнувшись. Не желая усугублять нелепую ситуацию, он скрыл свои эмоции. На самом деле внутри ему было обидно и мерзко. Это место вызывало у него отвращение, хотелось поскорее отсюда уйти, вдохнуть чистый воздух.
        — Давайте выпьем за понимание и рассудительность,  — предложил Хьюго.  — Как говорится: в семье не без урода. И единственное разумное, что мы можем так это не обращать на таких уродов внимание.
        — Действительно давайте быстрее налакаемся, и быть может, вольемся в веселье. Напьемся до того что плясать пойдем, поприкалываемся на танцполе с какими-нибудь девчонками,  — подхватил Эндрю, Рурхан не стал возражать, ему захотелось побыстрее забыться. После нескольких бокалов у Рурхана потихоньку начало сносить крышу, он нес вслух всякую ерунду, веселя ребят. «Сейчас еще пара бокалов и я пойду искать этого Милера. Назвал меня дикарем! Он унизил не меня — унизил весь мой род, всех моих предков, что смотрят на меня с другого света»,  — нес заплетающимся языком Рурхан.
        Танцевальная площадка погрузилась в искусственный туман, который заволок и зону отдыха, где сидели ребята. Из тумана наполненного вспышками пульсирующего под музыку освещения снова возникла Селина, только на этот раз в компании Алексы. Не желая оставлять Рурхана в покое, желая с ним поразвлечься, они решили прибегнуть к допингу. Сев Рурхану на колени, со словами: «доверься мне», она положила ему в рот таблетку, дав запить коктейлем. «Это лишь способ расслабиться, ничего больше»  — пояснила она.
        Никаких особых ощущений Рурхан не почувствовал. «Ну и что должно было случиться?»  — успел спросить он, прежде чем почувствовал тяжесть в теле. Его глаза медленно закрылись и вдруг, резко его буквально сотряс небывалый прилив энергии. Селина только довольно улыбалась, глядя на него.  — Вы что творите?  — возмутился Хьюго временно отвлеченный Алексой.  — Он ведь уже выпил, теперь ему окончательно башню снесет!  — все, что услышал Рурхан, прежде чем утратить контроль над собой.
        Он пришел в себя сидя за столом в центре небольшой аккуратной комнаты похожей на гостиничный номер. Вдоль стен здесь стояли четыре кровати, окна не было, что было странно. Отголоски громкой музыки, сотрясающей Пещеру, были слышны сквозь стены, они все еще где-то в этом подземелье. Перед ним стоял пустой стакан на дне, которого были остатки бесцветной жидкости крайне мерзкой на вкус, горечь которой осталась во рту. От резкого протрезвления в голове и эмоциях царила мертвая тишина. Он не помнил ничего.
        — С возвращением Рурхан!  — улыбался ему сидящий за столом Хьюго дымящий сигаретой.
        — Вы что со мной наделали?  — устало закрыв глаза, не в силах их открыть спросил он.
        — Не я а они. Все вопросы к ним.
        Его тело просто ломило от усталости, он чувствовал себя как выжатый лимон. Мышцы стали немощной обессиленной массой. После тяжкого открытия глаз, в его голове сразу загудело, она начала болеть. На нем не было армидейского плаща, кости на кулаке были выбиты. По ощущениям это напоминало последствия одной его пьянки, когда он налакался до беспамятства, потом бегал по своей деревне как сумасшедший, буянил, разодрался со своими двоюродными братьями. И стыд за тот случай не отпустил его до сих пор.  — Вы что напоили меня?  — с ужасом спросил он, зная, как от алкоголя ему сносит голову. Его приводила в ужас одна только мысль о том, что он мог натворить на пьяную голову.
        — Не напоили, хуже. Угостили «веселой таблеткой». Это жестоко знаю. Они со мной такое выделывали несколько раз. Не бойся, ничего страшного ты не натворил, просто скажем так, «немного повесился». Дал себе волю,  — пытался успокоить его Хьюго.
        Головой на этом же столе лежала Кристина, медленно, как и Рурхан она приходила в себя. Также с трудом она оторвала голову от стола. Также не в силах открыть глаза обхватила болеющую голову руками. «Привет Рурхан, Хьюи»,  — едва шевеля губами, сказала она. Пока сидящая рядом Кристина медленно приходила в себя, Хьюго старался как можно быстрее докурить свою сигарету. Спустя пару затяжек пальцы Кристины вытащили ее у него изо рта, затушив в пепельнице. Придя в себя, она убрала за уши свои растрепанные короткие волосы.
        — Не надо плюшечка, курить очень плохо,  — закрыв глаза, устало шептала она, прижимаясь к нему, положив голову на его плечо.
        — Фу Кристина, от тебя несет,  — в шутку закобенился Хьюго.
        — Вот ты хулигашка!  — в полном бессилии улыбнулась Кристина. Затем посмотрев на Рурхана, она рассмеялась по-настоящему.  — Рурхан ты не просто хулигашка, ты целый хулиганище!  — устало смеялась она.
        — Что я натворил?  — стеснительно Рурхан опустил взгляд вниз.
        — Я захватила лишь часть твоих сегодняшних безумств. Могу тебе сказать, ты довольно-таки веселый парень, когда перестаешь всего стесняться!  — Кристина начала оправдываться.  — Это все две эти хулиганки все придумали. Вернее Алекса, клянусь я тут ни при чем. Обычно мы так разводим Хьюго, а то по-другому его из-за столика не вытащить. Но нашему малышу Хьюи до тебя далеко!
        — Пьяный и трезвый я, это совсем разные люди.
        — Сколько же всего в тебе подавленно, сколько всего скопилось. И все это разом выплеснулось наружу!
        — И такого быть не должно. Мое безумие должно оставаться внутри.
        — Полностью с тобой согласна. Но постоянно все держать в себе это тоже плохо, периодически нужно расслабляться. Да брось Рурхан, не напрягайся. Это же Пещера, это место создано для того чтобы выплескивать свое безумие. Чтобы ты не натворил здесь это простительно.
        — Я с кем-то подрался?  — Рурхан потирал разбитый кулак.
        — Где ты его нашел?  — Кристина поинтересовалась у Хьюго.
        — У одного из фонтанов в южной части. Рурхан просто отключился и валялся там без сознания,  — пояснил Хьюго.
        — Твою мать,  — Рурхан смеялся сам над собой, не поднимая стыдливый взгляд.
        — Время уже почти пять, нужно собрать всех и двигаться домой,  — глядя на часы сказала Кристина.
        — Всего пять?!  — удивился Рурхан, ему казалось, что сейчас уже часов десять.
        — Да ты буянил всего пару часов. И еще долго не пришел бы в себя, если бы не отрезвляющее зелье,  — Кристина указала на стакан, на дне которого остались остатки бесцветной жидкости, мерзкой на вкус.  — Ну и, конечно же, наш Хьюи, который по моей просьбе сумел тебя найти и доставить сюда для протрезвления.
        Относительно придя в себя, они, захватив с собой три флакона с отрезвляющим зельем, отправились на поиски оставшихся друзей. Они вышли из гостиницы расположенной в стене комплекса огромной подземной пещеры ночных развлечений. В поисках Селины они шли через пустующую танцплощадку. В нынешнем состоянии громкая музыка буквально долбила по мозгам Рурхана, Кристина закрыла уши руками. Селина в объятиях какого-то парня, изображая недотрогу, сидела в углу барной стойки. Не допуская даже поцелуев, натанцевавшись до упаду, она подавляла настойчивость своего кавалера жаждущего забраться ей в трусики, хихикая над его шутками и уловками.
        — Фиалочка… Цветочек. Пойдем домой,  — аккуратно, даже как-то боязливо обратилась к ней Кристина.
        — Вот блин! Отвалите от меня! Просто оставьте меня здесь!  — раздраженно не своим голосом рявкнула Селина, даже не посмотрев на подругу. Подобная ее реакция повергла Рурхана в шок, будто под оболочкой Селина был совсем другой человек. Он недоумевающе посмотрел на стоящего рядом Хьюго, но тот был ни капельки не удивлен.
        — Я понимаю, что тебе как обычно недостаточно веселья, но нам пора домой и без тебя мы не уйдем,  — поставив руки на пояс, ответила Кристина.
        — Прости,  — прошептала она парню, составлявшему ей компанию на протяжении последнего получаса. Закрыв лицо руками, она отошла на несколько шагов назад, отошла в сторону от всех. Чудовище, пробужденное внутри нее, будто уснуло, она снова стала сама собой. Спустя пару секунд проснувшаяся в ней Фиалка едва удержалась на ногах, она была пьяна. Друзья подтащили ее к барной стойке и, смешав спасительное зелье с водой дали ей его выпить. Спустя минуту она также тяжело пришла в себя, снова посмотрев на мир теплым взглядом уставшей Фиалки. Взглянув на Рурхана, она, вспомнив их совместное веселье, залилась смехом. «Вот ты хулиган!»  — она щелкнула его пальцем по носу. Теперь глядя на нее Рурхан, снова видел знакомую Фиалку, вопреки темному внешнему виду. Затем посмотрев на Кристину, она едва ли не расплакалась. «Прости меня Звездочка, я так грубо тебе ответила. Ты же знаешь, я не контролировала себя»,  — обнимая Кристину, молила она.
        — Все моя маленькая мы идем домой,  — прижимая к себе, успокаивала ее Кристина. Хьюго радостный от возвращения Селины поглаживал ее волосы, успокаивал ее.
        Джейсона в компании других солдат распивавшего пиво нашли в зоне для боулинга. «Джейсон, пора домой!»  — уже строгим тоном сказала Кристина. Тяжело вздохнув, выбросив пиво в урну, Джейсон неохотно подчинился.
        Чтобы найти Алексу, Кристина привычно мысленно обратилась за помощью к Духу, для этого закрыв глаза на несколько секунд. Получив ответ, она повела друзей на другой конец огромного города ночных развлечений. Алексу нашли в одном из номеров гостиницы расположенной в стене подземного комплекса, аналогичной той в которой в себя пришел Рурхан. Она одиноко лежала голая в постели. В номере пахло сигаретным дымом, у кровати на полу стояли пустые бутылки, на прикроватной тумбочке остались недопитые бокалы. Парни остались ждать снаружи, девчонки войдя в номер, разбудили и также привели Алексу в чувства отрезвляющим зельем. Спустя пять минут, приведя ее в порядок, девчонки вывели Алексу из номера. Глянув на Рурхана, что-то вспомнив, она также рассмеялась.
        Они поднимались по лестнице, ведущей к выходу, увенчанному Аркой Перевоплощения. Потерянный плащ Рурхана лежал сложенный у выхода. Пустеющая на глазах гигантская обитель ночного безумного веселья, заполненная грохотом необычной быстрой музыки и освещением, переливающимся с ней в такт, осталась позади. Пройдя через арку, друзья вернули себе привычный вид, и снова обнявшись, дружно направились к выходу. Устало шагая по коридору, Рурхан чувствовал как головная боль и прочий дискомфорт отставленный алкоголем покидали его. Друзья как-то заметно застеснялись, Кристина прикрыла лицо рукой теперь не от головной боли, а от стыда. Все, улыбаясь от воспоминаний минувшего безумного веселья, стыдливо опустили глаза, молчали, не смея проронить ни слова. По переплетениям тоннелей протрясшись в кабинке метро, в полной тишине, стесняясь взглянуть друг на друга, друзья добрались до ближней к дому станции метро. С первым глотком свежего воздуха все побочные эффекты погружения в веселье оставили их больные головы.
        На улице прошел дождь, оставив небольшие лужи, наполнив улицы своим приятным запахом. Это был первый дождь официального лета, навевающий романтику. Где-то далеко на горизонте почти освобожденного от темных туч неба появились проблески нового дня. Друзья Рурхана в утренней тишине брели вдоль по улице в сторону дома, артэонские ароматы вытесняли в них запах алкоголя, все возвращалось на свои места. Как обычно первое время после посещения Пещеры все стыдливо молчали, только Хьюго сегодня чувствовал себя спокойно. Но сегодня это стыдливое молчание затянулось дольше обычного, ведь с ними был Рурхан, который неизвестно как увидел все произошедшее. Пока друзья молчали Рурхан, также не смел, поднять глаз. В его голове постепенно всплывали воспоминания безумного нетрезвого веселья. Он просто не мог поверить в то, что с ним случилось, ему казалось, что все произошедшее безумный сон.
        — Ну как ты Рурхан?  — скромно поинтересовалась Кристина.
        — Только не говорите что весь этот бред, всплывающий у меня в голове это реальные воспоминания.
        — Могу тебя огорчить, все это правда,  — сказала смотрящая на него из-за растрепанных волос Алекса следующая в объятиях Хьюго.
        — Это «Пещера»  — наша карантинная зона похоти и разврата. Место, где мы позволяем нашей человеческой составляющей взять над собой верх. Так мы разбавляем пресный артэонский быт. Важным на данный момент является то, что согласно главному правилу все происходящее в Пещере в ней и остается. Мы не осуждаем здесь того что случилось там, это главное правило Пещеры,  — сказала Кристина на пару с Джейсоном обнявшая Фиалку.
        — Полностью с этим правилом согласен!  — оживился Рурхан.  — Давайте просто позабудем обо всем недоразумении, что там творилось.
        — А ведь было весело!  — захихикала Фиалка, но после сразу поникла, спрятавшись за Кристиной.
        — Рурхан ну ты и чудил сегодня!  — устало поддержала ее Алекса. И тут все со смехом принялись вспоминать произошедшее. Когда у Рурхана снесло крышу, девчонки потащили его на танцплощадку. «Двигайся как все!»  — говорили они ему. Рурхан, из которого потоком вырывалось безумие, так долго подавляемое, долго смешил девчонок своими танцами и сам закатывался от смеха. Под конец своих кривляний, принявшись отплясывать свой народный танец, который его сородичи пляшут у костра по вечерам. Подпрыгивания и приседания, сопровождающиеся хлопаньями в ладоши, это походило на некое безумное подобие польки. Окружающие обратили на него внимание и отблагодарили его аплодисментами. Девчонки устали над ним хохотать. Затем они направились в кальянную, где их ждали Кристина с Джейсоном. И тут после очередной дозаправки у Рурхана снесло крышу окончательно. Его снова потащили на танцплощадку, но что-то щелкнуло в его голове, и он убежал все снося на своем пути. Он то носился повсюду как сумасшедший ломая, лапая, щупая все что попадалось на пути, при этом смеясь как умалишенный, то забивался в угол и дрожал от страха. В
таком состоянии он встретил Милера, того самого который оскорбил его за столиком. Рурхан не задумываясь, разбил ему все лицо. В итоге искупавшись в фонтане, он поскользнулся и упал, потеряв сознание, там его и отыскал Хьюго. Найти этого безумца для Хьюго не составило труда, все кто повстречал неадекватного Рурхана, не могли его не заметить, оставалось только спросить, куда этот безумец направился.
        — Вы даже не представляете как мне стыдно,  — Рурхан прикрыл лицо рукой.
        — Ты что Рурхан, ничего не понимаешь? Ты же тут совершенно не причем, это все они виноваты,  — сказал Хьюго, указывая на девчонок. Идущая в компании с ним Алекса закрыла ему рот рукой.
        — Это не я, это Алексочка предложила,  — прячась за Кристиной, пролепетала своим привычным голоском Селина.  — Прости,  — посмотрела она в глаза подруги.
        — Вот ты предательница! Сдала меня с потрохами!  — засмеялась Алекса.
        — Стыдно не тебе одному Рурхан,  — сказала Кристина, по-дружески обняв его.  — Мы ходим в Пещеру с шестнадцати лет. За эти годы мы такое там вытворяли, что тебе и не снилось. Короче нам тоже очень стыдно, в первую очередь перед тобой. Прости что бросили, прости этих хулиганок, что накачали тебя. Прости за то, что вообще туда пошли. Это моя вина, я дала добро на это,  — молила взглядом Кристина.
        — Да ладно, все нормально,  — не держал зла Рурхан.
        — Нам очень, очень стыдно,  — тихо произнесла Фиалка, больше всех из друзей сдавленная стыдом и совсем поникшая в объятиях Джейсона.
        — Я так вообще вела себя как блудница… Вернее я такая по своей сути, таким человеком я являюсь, но я артэон и могу контролировать свое безумие удерживая себя в разумных рамках. То, что происходит в Пещере в ней и остается, поэтому стыдится мне нечего. Как и всем нам,  — Алекса внесла свою лепту.
        — Самое главное Рурхан — это было ознакомление с последним темным пятном нашего общества. Больше темных пятен не будет, обещаю. Пойми малыш посещение Пещеры это наша отдушина, наш способ расслабления и снятия накопленного напряжения, позволяющий нам снова спокойно вернуться к своему обычному разумному артэонскому быту.
        — Пещера порой просто необходима,  — согласилась Селина.  — Быть всегда разумным скучно до ужаса. Порой нужно расслабляться.
        — Но расслабляясь не забывать про свою разумную сущность, четко отделяя Пещеру от всей остальной жизни. Все безумие, оставляя в Пещере, возвращаясь под свет солнца просто артэонами,  — с улыбкой добавила Кристина.
        — Я понимаю, но только если я останусь, можно мне туда больше не ходить,  — сказал Рурхан, чем рассмешил ребят.
        — Тебя, наверное, уже больше не пустят. После всего того что ты натворил твой пропуск туда заблокируют надолго. Прости,  — Алекса чувствовала себя виноватой и в то же время едва сдерживала смех.
        Друзья подходили к дому. Кристина пояснила, что в квартире Фиалки они подготовили для Рурхана кровать, велев ему забыть про коморку в корпусе университета.
        — Раз уж мы догуляли до утра так давайте пойдем, встретим рассвет. Ну, пожалуйста!  — окончательно пришла в себя Фиалка, глядя на Кристину вновь загоревшимися глазами. Все переглянулись без сил с уставшими лицами, но все же заулыбались. Тем временем Фиалка только набирала обороты, как ни в чем, ни бывало, она подбежала к Кристине. Обхватив подругу за плечи, она начала прыгать впереди нее, повторяя: «Ну, пожалуйста!».
        — Сколько же сил в этом нелепом создании,  — устало умилялась глупой подруге Алекса.
        — Ладно, хорошо, хорошо! Вымогательница!  — не выдержала Кристина. Поцелуй благодарности в щечку заставил ее улыбнуться и прижать к себе свою любимую Фиалку.
        — Надо торопиться, а то мы не успеем!  — Селина побежала вперед.
        Поднявшись на лифте до верхнего этажа, дальше по технической лестнице, они оказались на покрытой золотистой черепицей крыше их дома. Где-то вдалеке за крышами домов и возвышающейся башней Цитадели на востоке медленно восходило солнце. Соленой Мили, Стены Тумана, как и скрытого за ними моря, из-за более высоких домов дальше к центру, к сожалению видно не было. В наступавшем солнечном свете просияв всю ночь где-то за облаками, в небе быстро растворялась скованная белым льдом и холодом Инера — очередной ближний планета-спутник, всегда проплывающий вдоль северных широт, где-то сбоку по краю горизонта. Друзья просто улеглись на пологую крышу и, расслабившись, приготовились к «созерцанию маленького чуда»  — как пояснила Кристина. Восстающее солнце уже наполнило рыжим светом мрачные облака на горизонте, а затем появилось само, дав начало новому дню. Рурхан, странная страна которого была окружена горами впервые мог по-настоящему насладиться рассветом.
        — Тише Рурхан,  — спустя пару минут шепотом оповестила его Алекса.  — Пора уходить, но только тихонько малышка уснула,  — улыбнувшись, добавила она.  — Больше всех хотела увидеть солнышко и в итоге не выдержала, глупышка блин.
        Все друзья столпились вокруг беззаботно уснувшей Фиалки, умиляясь этому зрелищу и недоумевая, что делать дальше.
        — Ее нужно как-то аккуратно взять на руки, но у нее очень чуткий сон, поэтому это проблематично,  — шепотом Кристина объяснила Рурхану суть проблемы.
        Затаив дыхание Джейсон опустился на колени, ломая голову над тем как лучше взять ее на руки так чтобы не разбудить. «Эй, вы только посмотрите!»  — удивленно прошептала Алекса глядя вверх. В утреннем небе как по волшебству, неизвестно откуда появились несколько золотых бабочек. Кружась в беззвучном полете над спящей Фиалкой, они медленно опускались вниз, осыпая ее золотистой растворяющейся в воздухе пыльцой, будто убаюкивая ее. Одна за другой эти волшебные бабочки лопались, рассыпаясь золотистой пыльцой осыпающей Фиалку. После того как золотистая пыльца рассеялась ее тело начало беззвучно подниматься в воздух где ее уже взял на руки Джейсон, аккуратно стараясь не испортить чуда потревожив сон этой малышки.
        — Это наш хранитель, наш любимый Дух помогает нам и наблюдает за нами,  — сказав это, Кристина огляделась по сторонам.  — Он сейчас пребывает с нами, также наслаждаясь утренней зарей. Как видишь он не только Лунный демон! Спасибо ему большое,  — прошептала Кристина, посмотрев в небо. Выслушав ее Рурхан, также посмотрел вверх, но в еще рыжем от раннего солнца небе ничего не увидел.
        Добравшись до Фиалкиной квартиры, друзья без стука вошли в открытую дверь. У входа их встречал Шатун, будто понимая, что Фиалка спит не проронивший ни звука. Они на носочках прокрались на второй этаж в комнату Фиалки. Общий фон комнаты составлял темно-синий цвет (цвет ночного неба), украшенный яркими блестками. С потолка свисали разноцветные гирлянды, а положенную свисающую с потолка люстру заменял большой стоящий в центре комнаты светильник. Ее королевских размеров кровать стояла прямо под окном, сбоку кровати стояла пластмассовая будка Шатуна охранявшего ее сон. Тихо опустив Фиалку на кровать и укрыв одеялом, сумев не разбудить ее, все с легкостью вздохнули, еще несколько мгновений постояв, наблюдая безмятежный непотревоженный сон этой малышки. Естественно Кристина лучше укутала ее в одеяло и поцеловала, пожелав приятных снов. Алекса забралась к ней на кровать, улегшись с ней рядом, сообщив, что сегодня она решила спать здесь. Кристина отвела Рурхана дальше по коридору в специально подготовленную для него комнату, оформленную в обычных серых строгих тонах. Попрощавшись, пожелав приятных снов,
ребята ушли. Завалившись в непривычно мягкую постель, Рурхан понял, как сильно устал. Маленький, стоящий на тумбочке механический будильник показывал начало седьмого, на улице ярко светило утреннее солнце. Приятный запах чистой нежной постели ему напомнил ароматы волос его новых прекрасных подруг. Укладывая в голове все с ним происходящее, он не заметил, как уснул.

        НОВЫЙ ДЕНЬ

        За окном ярко светило летнее знойное солнце. Не успел Рурхан проснуться, как в коридоре послышались шаги, звуки голосов и хихиканье, стихшие в паре метров от двери его комнаты. Увидев сквозь щель приоткрытой двери привставшего в постели Рурхана, поняв, что он не спит Фиалка залилась своим детским звонким смехом и забежала в комнату, своей короткой цветастой ночнушкой развеяв в нем последние остатки сна. Следом с мокрыми после утреннего душа волосами в цветастом Фиалкином халате на голое тело зашла Алекса.
        — С добрым утром. Мы уж думали, ты до вечера спать собрался!  — сказала Фиалка сев на краешек кровати и поцеловав его в щеку, в руках как игрушку она бережно держала енота по имени Джерри. Алекса просто улыбнулась и погладила Рурхана по голове.
        — И вас с добрым утром,  — успел вставить Рурхан.
        — Не слушай эту хулиганку, она сама встала минут пятнадцать назад, но уже успела несколько раз заглянуть к тебе,  — сказала Алекса, укладываясь на кровать рядом с Рурханом.  — Так бы еще лежала и лежала,  — сказала она, закрыв глаза и прижавшись к нему.
        — Я бы тоже,  — поддержал он, также закрыв глаза, чувствуя ее тепло и приятную ароматную сырость, исходящую от волос.
        — Ну как вы можете спать! На улице такой день, такое солнышко!  — восклицала Фиалка. Рурхан с интересом уставился на холенного в ее руках енота.  — Ты когда-нибудь видел енотиков?  — спросила она, заметив интерес Рурхана к своему питомцу. Рурхан отрицательно покачал головой.  — Ну, тогда на, погладь его…
        После символического умывания Рурхан был за руку приведен Фиалкой на кухню. Здесь в атмосфере запахов кофе, только что жареных сырников и пения птиц, доносившегося из открытого окна, за маленьким белым столом его ждали обе матери Селины, облаченные в утренние халаты. Одна из них — Летиция, вставшая познакомиться с гостем, на вид тридцати лет, с коротко стриженными черными волосами, ростом немного выше Рурхана, улыбаясь смотрящая на него своими медовыми глазами. Без лишних слов, чтобы исключить всякие стеснения она по-матерински обняла его. Другая — Милана, помахавшая из-за стола, по словам Летиции являвшаяся ее солнышком, к сожалению, была немногословна. Тепло улыбающаяся, длинноволосая, русая она была вылитой взрослой копией Фиалки.
        Пришла Алекса, и все приступили к завтраку. Сырники с разным джемом, которые нужно было доесть все, конфеты, различное печение. «Где все ваши?»  — спросила Летиция. Кристина и Джейсон со слов Селины ушли на пробежку, Хьюго «проказник эдакий» разумеется, все еще спал, что и так всем было понятно, о чем можно было и не упоминать.
        Когда завтрак подходил к концу, послышался шум открывшейся входной двери. В проеме кухни появилась Кристина, на ней было короткое черное платье и, несмотря на жару классический армидейский жаркий плащ, черные перчатки на руках. Хотя бы на ногах вместо тяжелых ботинок были обычные босоножки, естественно черного цвета. На сегодня ее губы были накрашены черным. Следом на кухню вошел Джейсон, за спиной которого висел рюкзак, Кристина пояснила, что они решили сегодня пойти сходить на некую полянку любви. Фиалка, обрадовавшись, убежала собираться, Алекса понимая, что у нее нет выбора, тяжело вздохнула.
        Селина облачилась в желтый сарафан и босоножки под его цвет. Алекса одела привычные в жару купальник, короткие джинсовые шорты и шлепанцы. Убрав свои длинные волосы в хвост она, как и ее подруга дополнила свой внешний вид летней моделью армидейского плаща из полупрозрачного легкого материала положенного летом белого цвета. Фиалкин плащ поверх белого материала украшали пришитые вручную разного цвета лоскутки, с ее слов символизирующие лепестки. На Шатуна одели строгий серый ошейник. С верхнего этажа спустился недовольный Хьюго, только что поднятый с кровати, наспех собранный непонятно куда и зачем. Его серый внешний вид мало в чем изменился, единственное только армидейский плащ на нем сменился на летнюю вариацию.
        — Стоп, а почему вы не в плащах?  — первым делом спросил у парней Хьюго.
        — Согласись Рурхан, летняя модель плаща выглядит как-то женственно, как-то по-женски?  — Джейсон едва сдерживал смех.
        — Ну, немного,  — улыбнувшись, ответил Рурхан.
        — Да-да очень смешно, смотрите не умрите от смеха,  — ответил Хьюго, забирая у Фиалки из рук собачий поводок. Собачий намордник и диск фрисби он бросил Джейсону, чтобы тот убрал их в свой наспинный рюкзак.  — Давайте скажите еще, что он мне очень идет,  — бубнил Хьюго.
        — Он тебе и вправду идет, серьезно, без шуток,  — сказал Джейсон засмеявшись.
        Артэонский город был погружен в свой привычный неспешный жизненный ритм, пониженный летней жарой. Гуляющие горожане концентрировались в основном в парках, на площадях возле фонтанов или вовсе сидели по домам. Пока друзья шли по раскинувшейся под палящим солнцем площади, Шатун присоединился к купающейся в фонтане местной детворе.
        Четвертые ворота Армидеи расположенные идеально по центру протяженности внешней стены являлись главным входом в город и единственными воротами свободного пользования постоянно открытыми для его жителей. Путь к воротам просторным тоннелем проходил под землей, под тремя стенами обороны города, пряча от посторонних глаз расположенные на поверхности военные объекты. Тоннель сначала углублялся, плавно уходя под землю, затем на глубине выравнивался и плавно перетекал в огромную ярко освещенную подземную площадь, пол, стены, потолок которой были выложены из белоснежного мрамора. Потолок подземной площади поддерживался четырьмя колоннами, выполненными в виде статуй безликих воинов в армидейской броне на своих руках и плечах удерживающих земную толщу, скрытую за потолочными плитами. На этой подземной площади официально приветствовались все иностранные делегации, прибывающие в город. «Площадь Встреч»,  — пояснила Кристина. За площадью тоннель плавно поднимался наверх, выходя на поверхность, заканчиваясь воротами во внешней стене. Перед воротами вдоль стен не шевелясь, вооруженные щитами и копьями, с мечами
в ножнах замерли ряды суточного наряда пограничников. Сами ворота, достигающие пятнадцати метров в высоту, имели уникальное так называемое двухсекционное строение — в своем основании имели маленькую полукруглую дверь четыре метра в высоту, которая могла открываться самостоятельно, оставляя остальную часть врат запертой. Вне официальных мероприятий как сегодня, когда вратами пользовались горожане, гуляя туда-сюда, всегда была открыта только центральная маленькая дверь, а остальная громоздкая их часть была надежно заперта.
        Преодолев безжизненные просторы окружающие город изнуренные жарой друзья, вошли в прохладные душистые тени Аламфисова леса, распустившегося и пестрящего своей летней красотой. Войдя в лес вновь услышав шум ветра качающего хвойные кроны, пение птиц, стрекотание не тронутых Азурой маленьких насекомых, Рурхан осознал, как же ему не хватало всего этого в городском лабиринте. Соскучившись по привычному, родному окружению природы, он не мог надышаться лесным благоуханием, которым в жару был наполнен этот необычный пестрый и зеленый под ногами, мрачный и могучий над головой лес.
        Друзья брели по тропинке. Фиалка, вела себя как ребенок: что-то напевая, прыгала от одного необычного цветка к другому. Все остановились и несколько минут умиляясь, наблюдали за несколькими нетронутыми Азурой лазающими по сосновому стволу пушистыми белками, попавшимися по пути. Вернее Фиалка, с детским удивлением умиляясь, рассматривала необычных забавных зверушек, а друзья ожидали стоя за ее спиной, не смея торопить свою любимую «маленькую» подругу. Друзья двинулись по тропинке дальше, а Фиалка все не успокаивалась. Сойдя с тропы, она подошла к большой сосне, чьи колючие ветви были оплетены вьющимися цветами. «Здравствуй сосенка!»  — обняв дерево как живое, рассмеялась она. «Она не сумасшедшая!»  — Алекса попыталась оправдать подругу в глазах Рурхана. «Я понимаю»,  — тепло улыбнулся Рурхан.
        Шатуна чтобы он не раскопал норки каких-нибудь «лесных грызунчиков» посадили на поводок. С рюкзаком на плечах и собакой на поводке, Джейсон в целях безопасности шел впереди, остальные гуляя, отдыхая, медленно двигались за ним метрах в десяти. Рурхан завороженный окружением этого прекрасного леса замедлив ход, сошел с тропинки, остановился и, закрыв глаза, вдохнул лесное благоухание, утонув в пении десятков птиц. Фиалка заметила странное обычно свойственное ей поведение нового друга. Схватив его за руку, она понеслась вприпрыжку, потащив его за собой, хохоча и что-то напевая на ходу. Рурхан сначала, мягко говоря, обалдевший, позже поддался ее чарам, засмеявшись вместе с ней. Тем более что ему не мешало бы размяться, да и двигалась Селина не особо быстро.
        — Далеко не убегайте!  — крикнула им Кристина.  — Рурхан не поддавайся на ее уловки, иначе к вечеру от тебя ничего не останется!  — крикнул Хьюго.  — Ну, или поддавайся… Я хоть денек отдохну от этого.  — Она что сегодня без каблуков?  — спросила Алекса. Кристина молча кивнула.  — Все нам конец.
        Они пробежали мимо Джейсона. «Помните здесь полностью не безопасно»,  — послышалось от него вслед. Обогнав всех метров на пятьдесят Фиалка, выбрав полянку попышнее сбоку от тропинки, плюхнулась в ее сочную зелень. Рурхан, изрядно запыхавшийся после неожиданной пробежки, последовал ее примеру. Она хоть и пробежала, вернее, проскакала несколько десятков метров, все равно улыбалась, энергии в ней было хоть отбавляй. Лежа в душистой мягкой траве, они продолжали глупо хохотать, глядя друг на друга.
        — Это бред! Безумие!  — лежа на спине, смеясь, закрывая лицо руками, крикнул Рурхан.
        — Знаю,  — тихо сказала она.  — Теперь можно насладиться природным покоем,  — она перевернулась на спину, посмотрев в полускрытое деревьями небо.
        Закрыв глаза и слушая пение птиц Рурхан, просто отдыхал, на что Фиалка отвела ему около двадцати секунд. Затем она привстала, прижалась к нему и посмотрела в глаза. «За участие в моих глупостях я всегда благодарю Плюшку лаской. И тебе тоже полагается благодарность»,  — сказала она, нежно проведя кончиком пальца по его щеке. Он беспомощно замер, даже о дыхании позабыв. «Наша Звездочка сказала, что сегодня тебя уже можно смело нежить и голубить, теперь ты наш друг навсегда». После этих слов она тихонечко коснулась губами кончика его носа, оставив сладость помады и нежный отпечаток в сердце, после как обычно по-хулигански расхохотавшись.  — Я так обычно Плюшку целую. У него носик что-то вроде эрогенной зоны,  — пояснила она.
        — У меня кажется тоже,  — едва слышным голосом сказал тонущий в нежности Рурхан. Они оба поддались очередному приступу глупого смеха.
        Алекса по пути озадачилась ласковым прозвищем для Рурхана. В итоге ее с Селиной фантазии хватило только на нелепое «Зайчик» никак не отражающее суть Рурхана. «Прекратите девочки. Ласковое прозвище со временем выработается само»,  — остановила их Кристина. Рурхан и Хьюго отстав от девчонок, наконец, остались вдвоем. Хьюго тут же приступил к рассказу о виртуальном пространстве Инфосреды, об играх, фильмах и целых мирах которые в ней существуют. Селина уговорила девчонок «поиграть в мюзикл». Хьюго понимая, что надвигается, посмотрел на Рурхана, взглядом прося прощение за всю ту глупость, что последует далее. Селина следуя по тропинке пританцовывая, носясь в разные стороны, принялась петь обо всем, что видит, о солнечном дне, прекрасном лесе, не в рифму, придумывая все на ходу. Девчонки помогали ей, заканчивая отдельные строки, помогая составить рифму. В своем мюзикле они высмеяли ворчуна Хьюго, отблагодарили Рурхана за принятую дружбу, хихикая, упомянули мрачность Кристины не вписывающуюся в окружающую зелень.
        После напоминаний Джейсона о враждебности этого мира, старясь шуметь потише, но все равно смеясь и болтая всякую ерунду, друзья дошли до большого цветущего разными цветами луга. Радостная Фиалка в компании Шатуна отпущенного с поводка бросилась по тропинке вперед, подняв юбку сарафана, побежав через густые травяные заросли, поднимая в небо стаи маленьких луговых птиц и различных насекомых под колпаком Духа нетронутых Азурой. В центре луга одиноко стоял гигантский тополь, в прохладную тень ветвей которого упала глупая как ребенок поэтому счастливая Фиалка. Погладив тополь, она поприветствовала его как живого. Подошли друзья, Кристина, поцеловав лежащую в траве Фиалку села упершись спиной о тополь. «Позвольте мне постелить под вас покрывало»,  — сбрасывая с плеч рюкзак, Джейсон предложил Кристине.
        — Нет спасибо малыш.
        — Подстели лучше под меня,  — сказала Фиалка. Джейсон постелил покрывало рядом с ней, и она перекатилась на него.
        — Лучше переложи покрывало ближе к стволу, подальше в тень,  — предложила Алекса.
        — Как вам угодно,  — с этими словами Джейсон собрал покрывало вместе с Фиалкой, смеясь свернувшейся внутри калачиком, и перенес его в указанное место.
        — Такая жара. Может, лучше было бы сходить на озера. Там купание уже разрешено?  — спросила у всех Кристина.
        — Ты что! Зачем! Представь, какая там сейчас толпа,  — сказала Алекса, доставая из рюкзака еще одно покрывало, сняв с себя плащ, шорты и кроссовки, расправив волосы, оставшись в купальнике.  — Так все я загорать,  — закинув покрывало на плечо, по пути закрыв Рурхану отвисшую челюсть, она побрела куда-то в сторону.
        — Кому как, а я бы сейчас с удовольствием искупался,  — сказал Хьюго глядя на ручей текущий через луг метрах в двадцати от их тополя.  — Солнышко! А можно с тобой? Я был бы полезен, как всегда,  — опомнившись, сев на колени крикнул Хьюго уходящей загорать Алексе.
        — Нет, Плюшечка, прости. Как-нибудь в другой раз. Лучше придумай, чем развлечь Рурхана,  — обернувшись, ответила она.
        — Пойду я тогда из лука постреляю,  — оповестил всех Джейсон, достав из рюкзака свой спортивный лук, который, так же как и боевой армидейский переносился в сложенном состоянии в чехле, и пять стрел к нему.  — Ребята пойдете со мной?
        — Я умею стрелять, но не люблю,  — ответил Рурхан.
        — Я тоже,  — ответил Хьюго.
        — Что значит «тоже», ты же не умеешь стрелять. Пойдем, может, хоть чему-нибудь научишься,  — уже на ходу сказал Джейсон.
        — Все равно я тебе нужен только чтобы стрелы подносить.
        — Так ведь это по переменке. А тебе что еще делать то?  — остановившись, спросил Джейсон. Хьюго оглядевшись по сторонам убедившись в отсутствии других перспектив поплелся за Джейсоном, тяжело вздыхая от мыслей о том как было бы хорошо сейчас зависнуть в Инфосреде, вместо того чтобы торчать тут. Они побрели в сторону ручья. По пути Хьюго предложил Джейсону немного охладиться, окунувшись в ручей. Джейсон отказался, ссылаясь на ледяную воду, и попытался отговорить его. Не послушавшийся Хьюго прямо в одежде прыгнул в ледяную шумящую сильным течением воду, откуда спустя секунду, с криками вылетел на соседний берег. Мокрый по-летнему белый армидейский плащ нелепо повис на нем мокрой тряпкой, с приглаженных водой неухоженных волос стекала вода, он сидел на берегу тихо дрожа. «У меня аж глаза замерзли»,  — стуча зубами, поделился он с Джейсоном, перешедшим ручей по маленькому деревянному мостику. Со словами: «Пойдем дружище», Джейсон прижал этого дурочка к себе. Они подошли к мертвому, но еще стоящему сухому дереву, одиноко искривившемуся среди цветного луга, на истыканном стрелами сером безжизненном
стволе которого, была начерчена мишень. Хьюго сам, молча направился к дереву, чтобы в последующем принести Джейсону выстрелянные стрелы.
        — Не знаешь чем заняться?  — под тенью тополя Кристина спросила у Рурхана, в растерянности стоявшего рядом.
        — Да, наверное, а чем тут еще можно заняться?  — спросил он.
        Фиалка нашла в большом рюкзаке книжку и подала ее Кристине.
        — Спасибо Цветочек мой,  — поблагодарила ее Кристина.  — Лапонька, а ты не собираешься идти за цветочками для венков?
        — Да конечно.
        — Так может, возьмешь с собой Рурхана, пусть он тебе поможет.
        Согласившись с Кристиной, Фиалка взяла Рурхана за руку и потащила за собой. «Целуй его там побольше»,  — крикнула им вслед Кристина, после наконец-то получившая возможность спокойно почитать.
        — Только старайся не ходить по цветочкам, не ломай эту красоту ладно Рурхан?  — ведя Рурхана за руку, лепетала своим детским голоском Фиалка. Не успел Рурхан ответить как резко вырвавшийся откуда-то сзади Шатун, пронесся прямо по цветочным зарослям, сделав бессмысленными все ее слова. С этим лохматым хулиганом было бессмысленно воевать, она просто тяжело вздохнула. Вспугнутые псом в воздух взмыли прятавшиеся в цветочных зарослях какие-то подобия медуз, розового цвета, легкие как пушинки, парящие в воздухе используя тот же способ передвижения, что и их водные собратья.
        — Это летающие медузы как я их называю уникальный вид, подаренный Азурой. Есть у них еще какое-то заумное название, но это нужно у Кристиночки спрашивать,  — объясняла Фиалка, замерев в окружении этих созданий, не отпуская руку Рурхана, чтобы и его тоже удержать на месте.
        — А они не опасны?  — с опаской глядя на парящих странных существ окруживших их своим облаком, спросил Рурхан.
        — Нет, для нас нет. Но они очень липкие и хрупкие если одна такая медузочка коснется тебя, то сразу же прилипнет, да так крепко, что оторвать ее значит убить. А что может быть страшнее, чем лишение жизни живого существа?
        — Ага, а как же грязная футболка!  — после этих слов Рурхана Фиалка сердито посмотрела на него.  — Это шутка, просто шутка. Я понимаю, что допускать смерть ни в чем неповинных зверюшек это плохо,  — поспешил оправдаться он, увидев впервые такую строгость в ее глазах. Скованное недовольством ее лицо показалось ему особенно прекрасным.
        — Ах, ты хулигашка!  — снова заулыбалась она, после резко присев. Рурхан повторил за ней, и налетевший поток ветра унес этих летающих медуз в сторону, где они снова опустились в цветочные заросли, бесшумно затаившись в них.  — Не бери пример с Шатуна, он лохматый и глупый, а ты же ведь хороший мальчик,  — сказала она, продолжив идти через летний луг, Рурхан с удовольствием согласился.
        Фиалка подошла к загорающей среди травы Алексе, ничего не говоря, встала над ней закрыв собой солнце.
        — Только убежало одно лохматое чудовище и тут же пришли другие.
        — А почему не топлес как обычно, ведь так загар ляжет неравномерно?
        — Отстань хулиганка.
        — Ну ладно так уж и быть загорай,  — Фиалка в шутку смиловалась над Алексой, и побрела дальше, решив больше ей не досаждать. Затем снова вернулась и за руку оттащила от нее Рурхана.
        Они пришли к окраине луга, где вблизи могучих деревьев обильно росли белые маленькие цветы. Фиалка объяснила, что собирать нужно только те, у которых набух стебель, что означало, что они уже отцвели. Рурхан имеющий опыт в собирании всякой растительности быстро собрал целый букет, проверив который Селина обрадовалась, наградив его поцелуем в щечку.
        Кристина и Фиалка в тени тополя принялись плести венки. Рурхану ничего не оставалось, как отправиться к ребятам. Расцелованный «на дорожку», оттирая с лица помаду, он направился к мертвому дереву. Ребята так и продолжали «развлекаться» стрельбой из лука. Особенно Хьюго, который аж зевал от избытка интереса.
        — На Рурхан утри нос всякой гражданской немощи,  — сказал Джейсон, протягивая лук. Взяв в руки лук Рурхан, удивился его легкости и удобности. По сравнению с примитивной деревянной версией, используемой в Стране Волка, этот полностью выполненный из легкого металла серебристого цвета, с черными пластмассовыми вставками казался наглядным олицетворением того что такое цивилизация.  — Это спортивная модель, полностью повторяющая свой боевой аналог ЛС-2: Лук Складной, модель вторая. От боевого отличается только натяжкой тетивы и как следствие радиусом поражения. Особенность наших луков заключается в том, что все их модели складные, то есть сложил, убрал в чехол на поясном ремне и забыл,  — продолжал рассказ Джейсон, видя, что Рурхан разбирается в этих вещах.  — У СБК луки не складываются, имеют твердый каркас и носятся на спине по старинке, зато оснащаются оптическими прицелами и имеют приспособления для стрельбы сразу несколькими стрелами. В наших рядах солдат, дослужившийся до максимального звания на рядовой должности, это рядовой третьего класса, имеет право на ношение трофейного оружия, и все ребята
в основном выбирают СБКашный лук. Он мне тоже нравится… но я… не рядовой третьего класса и не… никто, в общем,  — Джейсон погрузился в какой-то ступор, едва вспомнив о службе глазами полными ужаса он уставился в землю.
        — Джейсон, все нормально?  — спросил его Рурхан.
        — Да нормально,  — улыбнувшись, сказал Джейсон, вопросом Рурхана вырванный из погружения в какие-то свои кошмары.  — Просто воспоминания со службы… Они порой отдаются криками ужаса в голове,  — заговаривался он.  — Извини, такого больше не повторится. И это… мы же хотели тебе кое-что показать…
        Джейсон подвел Рурхана к дереву, размещавшему на себе мишень, на обратной стороне которого, на мертвом сером стволе среди десятков прочих подобных записей, обведенные рамочкой ножом были вырезаны имена пяти друзей Рурхана.
        — Этой вырезке или записи лет десять,  — пояснил Джейсон.
        — Мы вот подумали, что пора и тебя вписать шестым именем,  — сказал Хьюго, опершись на ствол.
        — Ведь ты же теперь с нами.
        — Теперь ты один из нас!
        Джейсон, достал из чехла на поясе армейский нож и полез вырезать имя Рурхана, добавляя его шестым в список. Вся эта попытка ребят показать, что они не против дружбы с Рурханом выглядела немного глуповато. «Это все Джейсон придумал. Мы же не девчонки, не можем признаться тебе в своих чувствах открыто. Пришлось искать какой-нибудь окольный способ, я ничего лучше придумать не смог и мне пришлось одобрить эту глупость»  — объяснился Хьюго.
        — Ну, теперь пойдем, посмотрим, как ты стреляешь. Если попадешь в десятку с меня пиво!  — закончив с вырезкой имени Рурхана, сказал Джейсон.
        Через пару часов соревнований в стрельбе на большее количество попаданий, на точность стрельбы с двадцати, сорока метров, Хьюго прокатился до тополя на спине Джейсона проспорившего Рурхану. Девчонки надели на всех белые венки, в том числе и на ворчащего Хьюго, который был не в восторге от «этой штуки» на голове. В тени тополя девчонки постелили скатерть, накрыв ее разными сладостями и фруктами. Джейсон принес Алексу на руках к месту трапезы и все преступили к наслаждению пищей. Селина кормила Хьюго с рук. Заметив внимание Рурхана, Селина и его угостила куском пастилы, аккуратно положенным в рот. Было непонятно, что оказалось слаще — вкус пастилы или касание губами кончиков ее пальцев, увенчанных аккуратными ноготками, выкрашенными в разные цвета от чего кажущимися сладкими конфетами. По завершении трапезы все попадали в траву вокруг скатерти, отдыхая в свежести летнего луга.
        — Обычно на этой ноте мы оправдываем название этой полянки,  — Алекса нарушила тишину.
        — Хватит напрягать Рурханчика,  — ответила ей Кристина.
        — Может уже пора…
        — Тише Солнышко,  — Кристина оборвала все попытки Алексы.  — Выбрось это из головы, у нас сейчас другие планы. Мы идем немного прогуляться. Одни! Без мальчишек.
        Наказав псу: «Сиди тут, ты тоже мальчик», девчонки побрели куда-то в сторону ручья, а парни так и остались лежать в траве. На теплом солнце, совершенно не выспавшийся этой ночью Хьюго моментально уснул.
        Кристина безмятежно брела по разноцветным душистым просторам пока Алекса и Фиалка, выплескивая свои энергии, смеялись и носились друг за другом вокруг нее. Играя с Селиной, пребывая в обществе своей веселой маленькой подруги, Алекса полностью уподоблялась ей, будто внутри нее оживал любящий всякие глупости ребенок. Фиалка, добежав до ручья, оказавшись в западне, в безысходности упала на землю и, заливаясь смехом, ожидала приближения своей «мучительницы» Алексы. Медленно приблизившись к сдавшейся подруге, Алекса начала мучить ее щекоткой, слушая ее истошный визг, сама при этом заливаясь от смеха. После положившей конец их возне фразы: «Девочки успокойтесь» от подошедшей Кристины, они сели кругом на берегу тихо журчащего ручья. Алекса и Фиалка с огнем интереса в глазах уставились на Кристину в ожидании.
        — Я вот что хотела обсудить девочки,  — неторопливо начала она, выждав паузу, поправив Фиалке венок.  — На данный момент самый важный и тревожащий нас вопрос,  — после этих слов она посмотрела на Алексу.  — Ну, или не тревожащий, по причине легкомыслия,  — адресовала она Алексе, щелкнув ее по носу, заставив улыбнуться.  — С разумной точки зрения секс это всего лишь способ размножения, поэтому я взываю к вашим человеческим составляющим. Кто же из нас осчастливит Рурхана сегодня ночью, таким образом, подведя итог его погружению в любовь и ласку мира артэонов?  — закончив Кристина, молча посмотрела на подруг, давая им слово.
        — Ну, так-то было бы прикольно. Он такой… эдакий дикарь, пришедший из холодного мира, не знающий ласки. Я нахожу это интересным,  — сказала Алекса, с прищуром глядя в сторону, где сидели ребята.
        — И я хочу сразу же пояснить,  — сказала Кристина,  — это буду не я, то есть одна из вас. Дело в том что мы с Джейсоном… Похоже теперь у нас все серьезно, официально серьезно.
        — Он сделал тебе предложение?!  — в порыве эмоций испытывая необходимость срочно кого-нибудь обнять поэтому, обхватив себя за плечи, воскликнула Фиалка, готовая наброситься и расцеловать свою подругу.
        — Глупышка, он сделал мне предложение, когда нам было еще по десять. Просто сейчас я понимаю, что наступает время принять его,  — ответила Кристина.
        — Нет, а если серьезно,  — Селина посмотрела в сторону мальчишек.  — Он симпатичный, приятный и мне его жалко,  — сказала она, глубоко вздохнув.  — Он мне почему-то напоминает Хьюи, я их вечно путаю…
        — Я кстати тоже!  — поддержала Алекса.
        — Нет Рурханчик это не Хьюи,  — глядя на парней, рассуждала Кристина.  — Наш милый Хьюи это наш Плюшка, наша лапочка, Рурхан это что-то другое. Он потерянная душа, сейчас внутри он ничто. От нас, нашей любви, ласки, нежности зависит, каким он станет.
        — У нас тут непростая ситуация. Рурханчик один, а нас как я поняла двое. И чувствую, я как более умная должна уступить,  — сказала Алекса, заранее отвернувшись в сторону, чтобы не пересечься взглядами с задетой Фиалкой.
        — Какая же ты нехорошенькая,  — прищурившись Селина, смотрела на Алексу, чем только рассмешила ее.  — Так и ведь это. Плюшик, же влюблен в тебя. Но только тихо! Т-с-с!  — как обычно Селина сказала, то о чем все деликатно умалчивали. Алекса после упоминания о якобы тайной привязанности Хьюго засмущалась, не зная, что ответить, потому, как не знала, вернее до сих пор не определилась, как на это реагировать.
        — Да, давайте не будем создавать любовных треугольников. Ни к чему все так усложнять. Поэтому Фиалка у тебя нет выбора!  — оформляла все в шутку Кристина.
        — У меня не было выбора с самого начала. Вы все это подстроили. Ну, хорошо, я не против вашего тайного заговора. Вы, можно сказать, победили,  — согласилась Селина.  — На самом деле я была не против с самого начала!
        — Ты хулиганка!
        — А почему именно сейчас?  — задала главный вопрос Алекса.  — Почему ты считаешь, что именно сейчас идеально подходящее время для вас с Джейсоном?
        — Все из-за его дурацкой службы,  — начала пояснять Кристина.  — Когда начался набор в ряды добровольцев-смертников, для отправки в этот чертов Мак-Тауред, он ведь, как и все записался в их ряды. И это нормально так поступили все его друзья. Я понимала, что мои запреты здесь теряют смысл для него. Мне ничего не оставалось, как окончательно привязать его к себе, только так я могла его спасти. Я пообещала ему ребенка. Он выписался из рядов добровольцев. Короче если бы я не приняла его предложение, скорее всего его труп уже остался бы на поле брани,  — сказала дрожащим голосом Кристина. Ее глаза налились слезами, она отвернулась в сторону от подруг. Фиалка и Алекса бросились ее успокаивать, облепив с обеих сторон, они гладили и целовали ее, «Тише, тише Звездочка»,  — шепча при этом.
        По возвращении увидев, что парни, все также как и до их ухода, просто валяются на траве в тени тополя, со словами Фиалки: «Ах вы, бездельники!» девчонки присоединились к ним. Полежав спокойно всего пару минут, Фиалка расшевелила Хьюго, заставив его поиграть с собой.
        Она, заливаясь хохотом, побежала по зеленой траве. Хьюго, подождав немного, побежал за ней следом, невольно проникаясь ее глупой радостью хохоча вместе с ней. В детстве они называли это «догонялками» и мало что изменилось с тех пор. Пробегая через густые заросли ей приходилось поднимать юбку своего сарафана, и в целом она бегала медленно, поэтому Хьюго приходилось сбавлять темп, порой переходя на быстрый шаг, давая возможность ей побегать, понервничать, попереживать, изводясь визгом и смехом. В итоге Хьюго надоело гоняться за ней, одним рывком он нагнал ее. С визгом и хохотом она повалилась на землю, Хьюго издавая рычание, набросился на нее как хищник на жертву, начав зацеловывать эту смеющуюся непоседу. Затем пришла ее очередь выполнять правила игры, отблагодарив Хьюго лаской, зацеловав и защекотав его, она легла на его грудь, немного отдохнув, снова с хохотом бросилась бежать. Как и положено досчитав до трех Хьюго, дальше продолжил гоняться за ней.
        Алекса снова ушла загорать, пытаясь успеть захватить последнее тепло уже начавшего уходить дня. Джейсон отправился играть с собакой. Кристина, опершись спиной о тополь, вернулась в привычную позу, только вместо книжки подозвала к себе Рурхана. Она положила его голову к себе на колени, стянула с рук свои черные перчатки и начала ласкать его как мама, поглаживая и целуя в лоб.  — Ты мой новый маленький глупышка,  — прошептала она.
        — Знаешь, Кристина я полюбил вас всех больше жизни,  — растворяясь в потоке нежности, не привыкший к ласке проурчал Рурхан, глядя на нее влюбленными глазами.
        — Ты не привык к ласке мой маленький, скоро мы это исправим,  — гладя его по голове как котенка, шептала она.
        — Знаешь,  — тая от ласки Рурхан с трудом давил слова,  — Кристина я никак не могу избавиться от странного ощущения. По мере того как я проникаюсь вами, начинаю любить вас, любить все вокруг, во мне усиливается чувство страха, тревоги. Я начинаю бояться за вас. Мы живем в ужасном, страшном мире, где действуют силы нам неведомые, темные силы. Раньше мне было плевать, теперь узнав вас, я за вас боюсь. Ведь зло может ворваться сюда и причинить вам боль, ввергнуть в ужас. Мне кажется я не переживу если увижу ваши страдания,  — излил душу Рурхан, подумав что наболтал лишнего стеснительно замолчав.  — Наверное, я ерунду несу, быть может, от переизбытка нежности и ласки у меня поехала крыша?
        — Нет, все нормально. Просто ты глупышка мой впервые в жизни что-то полюбил, к чему-то привязался и как следствие стал бояться это потерять. И это нормально. А что касается окружающего нас зла то… У подаренного нам Духами чистого разума лишенного единства с эмоциями есть один побочный эффект. Это абсолютное постоянное осознание собственной смертности. Если остальные люди, зная о конечности своего бытия погружаясь в суету своих будней, умудряются об этом забывать, живут и ведут себя так, будто не умрут никогда. Мы же артэоны всегда рассматриваем свою жизнь сквозь призму неминуемой смерти. Планируем и организовываем свою жизнедеятельность, постоянно исходя из этого факта. Разумность не дает забыть о конечности бытия. А жизнь с постоянной оглядкой на смерть не дает забыться, затеряться. Когда ты постоянно осознаешь временность своего существования, осознаешь, что все это теоритически может оборваться в каждую секунду, ты постоянно думаешь об ответственности за свои поступки. Мы живем, заботясь в первую очередь о своих душах. В итоге мы не столько живем, сколько пытаемся минимизировать свой вред этому
вечному миру, который продолжит свое существование и без нас. Мы осознаем себя как часть вечности — лишь небольшой шум в общем потоке бесконечного бытия. Нет ничего постоянного, все всегда течет и меняется, но ничто не уходит в никуда.
        Самое главное, что при осмыслении жизни сквозь призму неминуемой гибели многие проблемы теряют свою актуальность, многие вещи теряют ценность, все становится легче и проще. Что может быть серьезного в мире, где все вокруг временное? Нет! Это не призыв к суициду. Просто напоминание о том, что материальные ценности в действительности вовсе не ценности. В действительности все мы бессмертны, и это не красивые слова, а истина, которая при разумном осмыслении становится понятной и простой. Если зло вторгнется к нам, наша оборона падет, дальнейшее продолжение жизни станет невозможным, и Дух примет решение о всеобщей самоликвидации мы отдадимся его воле без колебаний. В каждого из нас заложен механизм самоликвидации, за счет чего мы не позволим какой-нибудь мрази причинить нам боль или заставить нас смотреть на мучения наших близких. Если ситуация зайдет в тупик мы как разумные существа просто покинем этот мир, вместо того чтобы цепляться за него глупо претерпевая боль и мучения. Но я надеюсь и искренне верю в то, что этого не произойдет и все будет хорошо,  — шептала Кристина все также убаюкивая лаской
Рурхана головой лежащего на ее коленях.
        — Ничего плохого не случится. Я не допущу,  — Рурхан рассмешил ее.
        — Ну, вот тем более!  — улыбалась она.
        Джейсон и Хьюго поменялись, один принялся играть с собакой, бросая ей диск фрисби, другой отвлек на себя Селину. А ей хотелось еще поиграть со своим Плюшкой, побегать от него по лугу, но у бедолаги Хьюго уже не было сил.  — Селина. Красавица моя, моя принцесса,  — автоматически после взгляда в ее синие глаза Джейсон переходил на тихий и нежный тон. Фиалка обиженно надулась, как маленький ребенок, которого разлучили с любимой игрушкой.  — Что мы будем делать?  — продолжал он, в своих объятиях оторвав от земли, аккуратно придерживая и нежно прижимая к себе эту кажущуюся в сравнении с ним кроху. Селина все также изображала недовольство.  — Зайка я полностью в твоем распоряжении,  — не отступался он.  — Покружи меня!  — наконец улыбнувшись, сказала она. Спустя пару секунд она хохотала, по кругу летая над цветочным лугом как на карусели, за руки раскруженная Джейсоном.
        Увидев приближающегося к ним Хьюго, Кристина попросила Рурхана уступить ему место. С ее слов Хьюго так долго отвлекал на себя непоседу Селину, спасая от нее остальных, что заслужил благодарность. Рурхан видя как ребята бросают собаке диск, поняв как нужно играть с Шатуном, взяв со скатерти оставшийся после пикника кусочек зефира, решил заменить Хьюго и получше познакомиться с четвероногим другом. «Иди ко мне Плюшка моя нелепая»,  — Кристина позвала к себе измотанного Фиалкой Хьюго. В паре метров от нее Хьюго встал на четвереньки высунул язык, как уставшая собака и медленно подполз к смеющейся Кристине, положив голову ей на колени. «Вижу, вижу, что устал»,  — приглаживая его не ухоженную копну, шептала она. Лаская Хьюго уже не материнской в отличие от Рурхана лаской, своими поцелуями она заставляла его тихо урчать от удовольствия.
        Рурхан не мог вырвать диск из пасти упершегося Шатуна. Как обычно заставив его вздрогнуть, шлепком по плечу из-за его спины возникла Алекса. Стоило ей нежно попросить, как глупый пес тут же отдал диск. Уже без сил Джейсон поставил Фиалку на землю, но она требовала еще. Они схватились за руки и начали раскручивать друг друга, пока оба не повалились на землю. Всего десять минут в ее обществе и гигантский Джейсон, несмотря на свою мощь, был уже без сил.
        Вспотев пока кружил Фиалку, этим жарким днем, Джейсон снял с себя футболку. При виде мускулистого тела своего большого Джейсона, Фиалка, закатив глаза, схватившись за сердце и ахнув, наигранно изобразила падение в обморок. Просмеявшись лежа на земле, она, не сводила с него своих наполненных любовью и восхищением глаз. Он опустился и погладил эту лежащую в траве забавляющую его маленькую глупышку. Она целовала нежными губами гладящие ее его огрубевшие солдатские руки. «Присяге верен до конца»  — красовалась татуировка на одном его плече, на другом было изображено сердце под прицелом — символизирующее главное, о чем не должен забывать морпех — возвращение домой — как он пояснил. «Хватит выпендриваться, натяни свою футболку. Не смеши меня»,  — скривилась Алекса. «Мне жарко. Потерпи минут пять солнце мое»,  — со свойственным несокрушимым спокойствием ответил ей Джейсон. Алекса оправдала глупые татуировки Джейсона дурачеством юного возраста, якобы они были набиты, когда он еще не знал, что значит служба по-настоящему. Джейсон все же пошел наперекор своей солнечной королеве, пояснив, что он и сейчас
согласен с этими символическими изображениями на теле. Сказав, что в рюкзаке есть волейбольный мяч и что теперь можно разбиться на команды мальчишек и девчонок Джейсон предложил напоследок немного поиграть…
        Дозорный, выставленный у городских ворот с внешней стороны, увидел приближающуюся компанию друзей. За воротами послышался скрип железа и грохот, это пограничники, стерегущие врата, пока никого нет развалившись сидящие на полу, резко подскочили и, выровнявшись, идеально замерли, будто они стояли так все время. «Они последние, закрываем ворота»,  — крикнул офицер старший наряда после того как друзья зашли внутрь. Небольшая дверь, составляющая основу гигантских врат, с грохотом захлопнулась. С шумом закрылись все замочные механизмы, оставив снаружи мрачный, наполняющийся опасностью окружающий мир.
        В полной безопасности за непреступными городскими стенами под приятным небом, окрашенным в вечернюю лазурь, жизнь артэонов текла все также неспешно, в тишине. На улицах веселилась детвора, и тихо гуляли пожилые горожане, медленно начинала выбираться на улицу молодежь, ведущая ночной образ жизни. Навстречу Рурхану и друзьям, в компании жены и младшей двенадцати летней дочери, не спеша, прогуливаясь по вечернему городу, шел Ользер Вантесл. Уволившийся в запас, и теперь живя вне действия военных уставов, наконец-то позволивший себе расслабиться, опустить бороду, он выглядел счастливым.
        Пока не зная, куда пойти друзья медленно брели по тихим улицам, вдоль неспешно разгорающихся фонарей, Фиалка опять нарушила тишину начав умолять всех отправиться «на их место», чтобы там полюбоваться и проводить закат, раз уж сегодня они встретили рассвет. Под «давлением» Фиалки и в отсутствии других перспектив друзья отправились в «Крепость Ветров», как правильно называлось то самое «их место». Путь туда лежал через метро, а дальше через восьмой телепортирующий шлюз. Телепортирующие технологии известные этому миру, основывались естественно на магии. Все известные телепорты по своей природе делились на преломляющие и пересылающие. Преломляющие телепортирующие системы они же порталы, функционировали на основе прямого нарушения законов физики, пространства и времени. Преломляя пространство и время, они позволяли напрямую проходить из точки «А» в точку «Б», вопреки всем законам материального мира. В этом мире преломляющие телепорты существовали только в виде теории, на практике они не использовались, и даже их разработка была запрещена, поскольку преломляя пространство и время напрямую можно было
запросто открыть двери куда-нибудь не туда или кому-нибудь не тому. Используемые в этом мире пересылающие телепорты, работали по принципу трансформации проходящей материи в точке «А» и ее последующей пересылки в точку «Б» с последующим приданием проходящей материи первоначального вида, без открытия прямых пространственных разломов и коридоров, благодаря чему их использование было абсолютно безопасным. Как пояснила Кристина: именно потому, что все артэонские общества связаны друг с другом системой телепортов и путешествие из одного артэонского города в другой дело пары секунд, артэоны и называют себя отдельным миром. Благодаря системе телепортов все артэонские общества связанные между собой, образуют единое объединенное пространство, существующее отдельно от окружающего мира, чаще всего оставленного за высокими стенами.
        Один из восьми разбросанных по городу телепортирующих шлюзов открытых для свободного пользования представлял собой огороженную по периметру приличных размеров площадку, в центре которой сиял телепорт. Вход за ограждение шлюза пролегал через контрольно-пропускной терминал Службы Внутреннего Карантина — двухэтажное просторное здание. Не любящий процедур телепортации Шатун остался ждать друзей у входа в терминал. Проверка была обязательной только при выходе из шлюза, где скопилась приличная очередь. Внутрь шлюза проход был свободным, и друзья без проблем прошли дальше. Само телепортирующее устройство представляло собой луч света, зажатый между четырех колонн, сверху соединенных стальной конусообразной шляпой. Конструкция телепорта была окружена рвом безопасности, глубоко уходящим под землю, над которым пролегали четыре подвесных мостика — специальные трапы обеспечивающие вход в шлюз. Два трапа для входа в телепорт и два для выхода. Было уже поздно, и народ в основном двигался из шлюза, и лишь редкие запоздалые романтики, подобные компании друзей Рурхана запоздало двигались навстречу толпе.
        По словам Кристины, этот телепорт был одним из восьми малых подобных ему, вместе образующих внутреннюю сеть телепортов Армидеи. Все они открывали путь только в места для отдыха, расположенные в основном на территории севера Преферии. Например, отсюда можно было попасть в «Долину Кемпинга» расположенную в непролазных дебрях Аламфисова леса, или на далекий Северный пляж, до которого пешком так просто не добраться. Постоянная связь Армидеи с остальными островками мира артэонов обеспечивалась специальным международным терминалом, расположенным в около причальной зоне рядом с морскими воротами Армидеи. Огромным футуристическим замком, возвышаясь над землей на три уровня, международный терминал еще восьмью уровнями уходил под землю. Там имелись не только пассажирские шлюзы, но и гигантские грузовые мегашлюзы занимающие два самых нижних уровня. В залах ожидания и комнатах отдыха пассажирских уровней международного терминала можно было услышать общеартэонский язык с оттенками самых различных диалектов из самых разных точек этого мира. Бесконечные потоки внутренних туристов пестрили разнообразием внешних
обликов.
        Артэонская цивилизация сегодня была представлена почти во всех уголках этого мира. От необитаемых северных ледовых долин, замерших в любимой тамошним артэонам тишине, южных пустынь, покрывающих собой целый материк. До живописных пейзажей островов у берегов покрытого пеплом и лавой гигантских древних вулканов Арконда — материка покрывающего южный полис этого мира. Благодаря телепортам, артэонов от всего этого всегда отделял только один шаг.
        Алекса добавила, что Рурхану обязательно нужно побывать на Глорисе — острове вечной любви, что находится в безопасных внутренних водах Райноны — гигантского союза десятков Духов, и нескольких миллиардов их артэонов соответственно, от чего союза могучего и нерушимого, что огромным государством раскинулся в северо-западных землях Межокеании. А также для завершения познания мира артэонов Рурхану, по мнению Алексы, было просто необходимо «попробовать на вкус» ночную жизнь Крейсфала — столицы той же Райноны, города, в котором после Армидеи Алекса чувствовала себя деревенщиной. Прежде чем Фиалка приступила к своему эмоциональному описанию любимых мировых красот, Кристина успела успокоить Рурхана, тем, что со временем он обязательно увидит все.
        — А Страна Белого Камня. Город Валгхейм. Хоть и говорят, что из него проистекают все беды, но это не отменяет его статуса чуда преферийских земель. Я смогу увидеть его?  — осторожно спросил Рурхан.
        — Естественно. Тут и без всяких телепортов можно и по земле добраться. А почему ты так осторожно спрашиваешь об этом?  — задумчиво поинтересовалась Кристина.
        — Так у вас же с ними война, ну или какой-то конфликт.
        — Это у политиков. Мирная артэонская жизнь течет сама по себе, вне политических рамок. Я же говорю: все мы артэоны один единый мир,  — своим источаемым спокойствием, безмятежным взглядом почти вишневых глаз Кристина ласкала сердце Рурхана.
        — Фу-у-у! Валгхейм! Да зачем он тебе нужен? Это просто огромная деревня!  — дождавшись своего момента, возразила Алекса.
        Друзья подошли к трапу закрытому турникетом. Кристина, положив руку на стеклянный шар, на подставке возвышающийся у турникета, произнесла: «Фар-Итенерус. Замок Ветров». «Фар-Итенерус» в данном случае было заклинанием активировавшим телепорт. Телепортирующий луч с их стороны засиял ярче, а турникет открылся сам собой. Друзья двинулись вперед. Рурхан естественно со страхом смотрел на гудящий луч света, к которому вел трап. «Не бойся это не больно, скорее немного необычно»,  — успокаивала Кристина. «Это весело!»  — улыбалась Фиалка. Друзья растворялись в гудящем луче света один за другим. Фиалка и Алекса обняли Рурхана с обеих сторон, дабы успокоить его страх. Тихонько дрожащий Рурхан и не заметил, как оказался достаточно близко и телепорт незаметно для него самого моментально его поглотил.
        Путешествие через телепорт напомнило Рурхану потерю сознания. Вдруг на несколько секунд он осознал, что оказался в каком-то странном месте в странном состоянии. Он не понимал ни что он, ни где он, перед глазами мелькало что-то светлое расплывчатое и непонятное. Едва он начал что-то соображать, как все тут же закончилось. Он пришел в себя в каком-то сыром темном подвальном помещении, рядом стояла Кристина и мальчишки. Ощущения были странные, казалось, все внутренние органы были, будто не его и как что-то чужеродное грузом ощущались внутри, чувствовалось, как расширяются легкие при вдохе. В процессе постепенного привыкания к своему телу у него начала кружится голова, задавили стенки желудка. Две подруги следом прошедшие через телепорт чувствовали себя совершенно нормально, переживая за Рурхана, они окружили его, но помочь никак не могли. Рурхан упал на колени, и здесь его должно было вырвать, но физиология этих существ подобного не позволяла, и ему пришлось просто пережить неприятные ощущения. «Просто дыши, вдыхай глубже»,  — советовала стоящая рядом Кристина. Спустя пару секунд Рурхану полегчало, и
Джейсон аккуратно поставил его на ноги. «Не переживай первый раз всегда так, со временем привыкнешь»,  — отряхивая успокоил его Джейсон. После фразы Рурхана: «Я в порядке», девчонки до этого сдерживаемые Кристиной бросились помогать ему своими щекотными поглаживаниями выйти из неприятного состояния.
        Темное, сырое подвальное помещение освещалось только светом луча телепорта. Окружающие стены были облезшими поросшими плесенью, местами разрушенными покрытыми трещинами. Воздух был старый и затхлый. Сама конструкция телепорта выглядела старой и неухоженной под стать окружению.
        — Мы в старом замке, времен эпохи заселения Преферии. То были суровые времена, поэтому основная задача этого сооружения была оборона и предупреждение о нападении. Поэтому это крепость и дозорный пункт одновременно. Сейчас вот уже больше ста лет этот замок пустует. Мы называем его Замком Ветров, поймешь почему. Это наше любимое место для вечернего отдыха,  — объяснила Кристина.
        — Кристина ты прямо как экскурсионный гид,  — улыбаясь, подметила Фиалка.
        — Конечно, я же несколько сезонов отпахала волонтером. В отличие от всяких лентяек,  — Кристина, улыбаясь, косо посмотрела на Алексу, которая в свою очередь, с улыбкой опустив глаза, спряталась за Джейсона.  — Опыт моя маленькая,  — закончила ответ Кристина, прижав Фиалку к себе.
        — Все за мной!  — крикнул Хьюго откуда-то сверху расположенной вдоль стены лестницы, чем всех повеселил. «Ну, ничего себе, прям таки герой, указавший нам путь!»  — со смехом прокомментировала Алекса.
        По длинным коридорам, освещенным настенными факелами, пылающими необычным голубоватым пламенем, они вышли на главную террасу старого замка. С наружной стороны старые развалины были обвиты цветущим плющом, местами сквозь старый камень пробились сухие небольшие деревья. В центре террасы стояла обвитая сорняками полуразрушенная статуя неизвестно кого. Замок находился на вершине высокой прибрежной скалы. Армидея осталась где-то там, в нескольких сотнях километров за возвышающимся скальным гребнем. Замок находился в северо-западном углу преферийских земель, в здешнем северном холоде, несмотря на наступившее лето окружающие скалы, местами были покрыты еще не растаявшим снегом. Где-то внизу о скальные стены бились волны. Стена Тумана белой полосой пролегала где-то далеко поверх водной глади. С высоты этого места глазу открывался обычно скрытый для преферийцев бесконечный океанский простор, сейчас на закате раскрашенный в рыжие тона. Где-то вдалеке по океанской глади маленькой точкой плыл парусный фрегат, как отголосок большого мира живущего за Стеной Тумана. Рурхан никогда не видевший таких бесконечных
завораживающих просторов замер в изумлении. Его уши наполнил свежий пришедший из далеких земель ветер, он понял название этого места. Чтобы, не мешать Рурхану оценить прекрасный вид, все друзья замолчали. Кристина что-то шепнула Фиалке и та тихонечко погладила его по плечу.  — Это просто бесподобно. И как я мог жить в этом мире, ни видя этой красоты, получается жил зря,  — сказал Рурхан, посмотрев на улыбающуюся ему Фиалку.  — Да это конечно не хорошо жить в одном мире с такой красотой и ни разу ее не увидеть,  — ответила она.
        Терраса была занята. По ее центру и по краям расположились релаксирующие в закатной тишине компании молодых артэонов. Чтобы не мешать остальным друзья Рурхана решили подыскать себе другое место. «Второй балкон свободен»,  — пояснила вернувшаяся с разведки Алекса. По винтовой лестнице одной из башен старого замка они поднялись на тот самый свободный второй балкон. Это место находилось намного выше террасы, на которую они вышли вначале, вид отсюда открывался куда более обширный. В окружающих наполненных морозной свежестью просторах слышался вой ветра, крики чаек и отголоски протяжных стонов каких-то гигантских серых похожих на тюленей лохматых существ отдыхающих на камнях где-то внизу. Красоту открывшейся картины дополнял раскинувшийся в конце небосвода уносящий с собой шум, суету, радость и счастье очередного дня, отчего немного тоскливый горящий рыжим пламенем закат.
        Кристина единственная чувствовала себя комфортно с наступлением темноты. Закутавшись в свой черный плащ, более теплый в отличие от легких летних, что были на остальных, подойдя к краю балкона, она села, скрестив ноги в позе лотоса. Глядя на далекий закат, глубоко вдохнув, закрыла глаза и погрузилась в себя. Джейсон сначала массажем размявший ее плечи просто уселся рядом в паре метров. Фиалка и Рурхан, Алекса и Хьюго уселись на старую каменную скамью, имеющуюся на балконе. Со временем девчонки переместились с холодной скамьи на теплые колени ребят. Ожидая Кристину, отказавшись уходить, они долго беседовали на какие-то глупые нелепые бессмысленные темы, смеялись и дурачились.
        Закат догорал. С востока небо заполняла темнота открывающая бездну космической пустоты, наполненную огоньками звезд. Над головами в небе проплывал мрачный, будто скучающий без света луны Ирделий. Закончив свою медитацию, Кристина стала воплощением спокойствия и безмятежности, излучением которых были наполнены ее глаза. Дождавшись свою Звездочку, друзья вместе отправились домой.

* * *

        После захода солнца несколько серых тучек обрушили на город сильный ливень. Небо полностью затянуло мраком тяжелых туч, оградив Армидею от сияния здешних ночных небес. Мокрые улицы быстро опустели, в таком виде они устраивали Вэйнона, для публики героя битвы при Мак-Тауред. Он отправился погулять. В свои почти сорок лет, живя с родителями, он с трудом придумал причину, оправдывающую ночную прогулку, еле вырвавшись от этих заботливых, переживающих за него стариков. К родителям у него не было претензий, он понимал причину их волнений, ведь сам себя считал больным на голову безумцем. По воле мамы одетый в непромокаемый армидейский плащ, теплый свитер, резиновые сапоги он брел по ночным улицам, наслаждаясь тишиной и покоем любимого города.
        Последний месяц он сходит с ума, страдая от безделья. Его отпуск слишком уж затянулся, и из штаба ни весточки, непонятно почему командование о нем просто забыло. Он не мог подолгу оставаться дома, ему больному войной по душе был дикий юг, без тамошних руин и ужаса ему уже было непривычно. От покоя и красоты мира артэонов его тошнило, он боялся друзей детства не оставляющих попытки приучить его к мирной жизни, ему хотелось быстрее сбежать отсюда, вернуться в привычную среду. Он прекрасно понимал, что является безумцем и не собирался меняться. Тем более что истинную причину желания вернуться на юг и остаться там подольше, остальным было не объяснить, ее знал только курирующий его военный психолог. Что-то безумное от чего щемило сердце, что блекло в прекрасном мире артэонов, звало его за периметр. Только там, среди безумия и войн он мог быть счастлив. Ему казалось, что еще немного, и он действительно утратит над собой всякий разумный контроль, его сердце уже стучало как сумасшедшее сутки напролет, и он не мог его успокоить. Сначала эти сны в Мак-Тауред, теперь этот затянувшийся отпуск. Он чувствовал
себя в тупике.
        Ноги сами привели Вэйнона к окраине жилого сектора, к внутренней оборонительной стене за которой располагались военные гарнизоны, вереницы военных баз. За маленькими воротами в гигантской стене, с двумя стражниками по бокам, был контрольно-пропускной пункт открывающий путь в расположение воинских частей. Предоставив удостоверение, Вэйнон прошел внутрь. Мрачные закоулки между казармами, административными зданиями, различными складами, вне сигнала тревоги, освещенные редкими фонарями, были погружены в темноту. Пустые мокрые плацы разных военных подразделений, опущенные воинские знамя, замершие в ожидании военного идиотизма и организованного хаоса, здешних будней. Атмосфера погруженных в ночную тишину военных баз плюс пьянящий запах оставленный прошедшим дождем в холодном ночном воздухе успокаивали Вэйнона, нагоняя на него сон.
        Нагулявшись вдоволь, протяжно зевая и уже собравшись уходить, на большом освещенном плаце Вэйнон увидел построенное подразделение, готовящееся к отправке. Офицеры ходили вдоль строя, проверяя снаряжение, содержимое вещевых мешков, состояние оружия солдат. Среди офицеров Вэйнон увидел своего старого знакомого, коллегу по битве в Мак-Тауред, того самого полковника Смидса. Поверх черного офицерского плаща за его спиной висела все та же трофейная медвежья шкура, сложив руки за спиной, он ожидал окончания проверки солдат младшими офицерами. В гражданской форме пройти на плац Вэйнон не решился. «Товарищ полковник!»  — в полголоса крикнул он. Узнав старого знакомого, которому когда-то вручал медаль, тяжело вздохнув, Смидс направился к нему.
        — Какого черта приперся сюда?
        — Здравия желаю товарищ полковник.
        — И тебе того же. Чем занимаешься?
        — Все как обычно ни черта не делаю, скучаю, схожу с ума. Вы куда? На войну?
        — Какую еще на хрен войну?
        — Ну, которая с СБК,  — неуверенно уточнил Вэйнон.
        — Ты что?  — улыбнулся полковник.  — Успокойся, нет никакой войны. Так ты и вправду думал, что у нас с СБК все серьезно?
        — А разве нет?  — почувствовал себя обманутым Вэйнон.
        — То есть, отправляясь в Мак-Тауред, ты серьезно шел на войну?  — сказав это полковник, не выдержав, засмеялся.  — Вот бы мне твое неведение! Да не война это была, а скорее фанатский товарищеский матч. Просто наплодилось, что у нас, что у них озлобленных дебилов, люто ненавидящих друг друга. Вот правительство и решило дать нам возможность выплеснуть пар, сойтись в равной битве и выяснить все до конца. В итоге победила дружба, самые активные ненавистники и провокаторы остались в Мак-Тауред, напряжение между нашими армиями спало, мы снова работаем вместе с СБК. А то, что войну официально еще не прекратили, так это игры политиков, нам их не понять.
        — Ну а тогда вы сейчас куда выдвигаетесь?
        — Как обычно за периметр. В провинцию Дагбар на старое место дислокации.
        — У нас там резня на межэтнической почве, этнические чистки, если мне не изменяет память. Так ведь когда у нас начались эти внутренние проблемы с Лютиэль потом переросшие в этот «товарищеский матч» с СБК, мы же все войска оттуда вывели. Думаешь, за то время что нас не было тамошние этнические меньшинства, еще не перебили? Считаешь, там еще есть, кого спасать?
        — Хрен его знает,  — ответил полковник,  — идем в слепую без разведданных. Разведка же тоже не работала все это время. Нам велено вернуться на прежнее место дислокации, забазироваться и попытаться восстановить гуманитарную миссию по охране деревушек местных «недочеловеков». Понятно, что вся эта «помощь» просто прикрытие, в действительности нам просто нужна военная база в этом секторе.
        — Скорее всего, вы застанете мертвые сожженные деревни. Прикрыться защитой местных дикарей не получится. Восстановленная военная база там будет выглядеть как оккупация.
        — Ну а ты сам-то, как? Привыкаешь к обычной мирной жизни?  — переключил тему полковник.
        После слов полковника что-то дрогнуло в груди Вэйнона, ему стало тяжелее дышать.  — Не понял?  — серьезно уточнил он.
        — Так ты совсем не в курсе?  — перешел на серьезный тон полковник.  — Списали нас с тобой Вэйнон. Для обеспечения нормальной совместной работы наших армий вышел приказ, номер его блин не помню. В соответствии с этим приказом всех кто вернулся живым из Мак-Тауред от дальнейшего несения службы велено отстранить. Ведь мы там убивали друг друга, как нам теперь этим «союзникам» в глаза смотреть?
        — Да это какой-то бред,  — не в силах поверить полковнику произнес Вэйнон. Его охватил ужасный страх. Он на полном серьезе боялся навечно застрять в обычной мирной жизни.
        — Тебя разве не удивил такой долгий отпуск. Когда последний раз про тебя так надолго забывали? А ты думаешь, зачем я поперся за периметр, это при моем-то возрасте, должности и звании? Узнав об этом идиотском приказе, перекрывающем мне дорогу на службу, заочно списывающем меня на пенсию или запирающем с бумагами в штабе, я кое-как выбил себе должность консультанта в этом миротворческом батальоне,  — пробубнил сам всей этой ситуацией жутко недовольный полковник.  — Чтобы достойно проститься со службой, так сказать.
        — Так, а ты почему меня-то не предупредил? Вместе бы сейчас ушли,  — упрекнул полковника Вэйнон.
        — Все не так просто. Приказ уже вступил в действие, я сам с трудом вырвался. На счет тебя я узнавал, все короче сложно… Мне жаль…
        — Да ладно хватит притворяться. Сам по-быстрому смотаться решил, по-тихому слинять. Бог есть, и ноги сами привели меня сюда, чтобы столкнуть тебя с твоей совестью.
        Полковник рассмеялся.
        — Когда я тебя узнал, то немного испугался даже. Иду и думаю как бы тебе все лучше объяснить!  — смеялся полковник, но Вэйнон его веселья не разделял.
        — Я этого так не оставлю. Пойду завтра в штаб, разносить там все. Пускай в психушку меня сажают, изолируют от общества или убивают, если не хотят на службу отправлять. Какой теперь от меня смысл, что они со мной делать-то будут?
        — Нет у нас психушек, изолятор для реабилитации не в счет. Тебе назначат психиатра и заставят ходить к нему, будут контролировать. Неужели кроме службы тебя в этой жизни больше ничего не интересует? Восприми это как шанс, попытайся найти себя в мирной жизни.
        — Не старик я здесь чужой.
        — Ты больной на всю голову.
        — Ну, это уже психиатр мне скажет, какой я. А ты сам-то нормальный? На юг поперся старый пень, дайка угадаю, чтобы разделить участь тех своих товарищей, что не вернулись? Решил тоже где-то там, на юге навсегда остаться. При том, что у тебя семья, дети, внуки уже.
        — У меня-то все нормально, странно, что у тебя никого нет,  — полковник, поняв, что Вэйнона уже ничто не спасет, тяжело вздохнул.  — Ну, раз ты такой конченный, то есть у тебя другой вариант. В штабе сидят не одни только идиоты, есть и нормальные ребята, которые прекрасно понимают твою значимость, ценят твои заслуги так сказать. Была бы их воля ты бы уже был за периметром, ситуация там сейчас сложная а людей как всегда не хватает, тем более профессионалов вроде тебя. Реально ты все еще в строю, тебе запрещается участвовать в проводимых совместно с СБК боевых операциях. То есть тебе закрыта дорога только за южный периметр, а здесь в пределах Арвлады, где наша армия выполняет задачи самостоятельно, ты можешь служить как обычно.
        — Я в одиночку безо всякого прикрытия осуществлял ликвидацию всяких неугодных важных дядек. Потом уходил через леса по нескольку суток, полностью избавляясь от преследователей. Не оставлял ни следов ни свидетелей. А они хотят, чтобы я здесь в Арвладе штаны протирал? Вместе с салагами охранял караваны и праздники в Эвалте? Ну, уж нахер!  — заметно разнервничался, казалось готовый расплакаться Вэйнон.
        — Выбора у тебя нет.
        — То есть!  — мрачно усмехнулся Вэйнон.  — Те, что погибли в Мак-Тауред — герои, их оплакивают, ими восхищаются. А мы — те, что выжили там, теперь нафиг никому не нужны! Нас пытаются просто вычеркнуть.
        — Так оно всегда было. Тех, что погибли, помнят, а выживших… Выжившие никому не нужны, безынтересны. Видимо ты просто еще с подобным не сталкивался.
        — Знал бы, что оно так, лучше сдох бы.
        — Успокойся, завтра сходи в свое управление, порешай там с ними. Главное не сдавайся, не распускай нюни.
        — Ну ладно не буду тебя отвлекать, надеюсь, еще встретимся за периметром,  — сказал Вэйнон начав уходить.
        — Нет, не встретимся,  — тихо произнес Вэйнону вслед полковник.

* * *

        На часах было начало второго, за окном усиливался холодный ночной дождь. Расположившись в комнате Фиалки, усевшись кругом на полу, ребята играли в монополию. На столике возле стенки стояли фужеры, бутылка открытого вина, шоколадные конфеты и недопитый горячий шоколад. Кристина и Джейсон уже час как ушли «спать». Промокнув под дождем Алекса, переоделась в Фиалкин теплый халат, сама Фиалка, не переодеваясь, закуталась в одеяло. Шатун, периодически издавая странные звуки, без задних лап спал в своей будке возле кровати, из-за чего ребятам приходилось общаться и хихикать шепотом.
        Теперь имея в своей компании Рурхана, который, не будучи артэоном не мог контактировать с Инфосредой, как обычно вечерком в виртуальном мире было не зависнуть, развлечения пришлось искать в реальности, и ничего лучше игры в монополию никто придумать не смог. Доиграв очередную партию Алекса и Хьюго условившись сегодня провести ночь у нее, ушли. «Давай Цветочек не подведи меня!»,  — смеясь, на прощание сказала Алекса, следом подмигнув Рурхану.
        Фиалка и Рурхан остались одни. Она скинула с себя одеяло, они неловко переглянулись, наступила тишина.  — Наверное, я тоже пойду,  — неровным тоном нарушил тишину Рурхан.  — Ты что глупенький! Подожди,  — улыбнувшись, сказала она. Фиалка встала и налила два бокала вина, один из них дав Рурхану, она села на пол рядом с ним.  — Давай еще посидим,  — сказала она. Выпивая вино, она не спускала с него своих смеющихся синих глаз, от этого взгляда он снова начал внутренне трястись, как тогда на волейбольном поле в парке, во время их первой встречи. Зажавшись, опустив взгляд вниз, он сидел, молча потягивая вино.
        — Поговори со мной,  — не сводила она с него глаз.
        — Дайте какую-нибудь общую тему,  — сам не замечая, он обратился к ней на «вы». Ведь в его сознании она отражалась чем-то возвышенным, подобным ангелу.
        — Мы остались вдвоем и это… Ты же… адекватный, понимаешь, чего я хочу. Ой, блин вернее, что сейчас должно по идее произойти?
        — Н-н-ну да,  — смущаясь, ответил он.
        — Хочешь этого?
        — Очень!  — оживился Рурхан.  — Я очарован вами… ну или тобой, с первой встречи.
        — Это хорошо,  — довольно улыбнулась она.  — А можно узнать. Твои отношения с той твоей девочкой в Стране Волка, с Глафрой, если я не ошибаюсь, какими они были?
        — Там не было чувств… Но было много простого приятного взаимного наслаждения, она была благодарна мне за предоставленную свободу…
        — Это хорошо.  — Поставив бокал, она тихонько так чтобы его не напугать села к нему на колени.  — Не бойся, я не кусаюсь, как раз наоборот,  — поглаживая его волосы, тихо шептала она, обжигая лицо касаниями нежных губ. Она тихо поцеловала его, с каждой секундой сжимая его губы все страстней, в итоге неожиданно для Рурхана засунув язык ему в рот. Его начальное сопротивление, вызванное скорее удивлением начало сменяться сладким удовольствием и безумной жаждой наслаждения этой красавицей.
        — Для начала не плохо,  — после поцелуя прошептала она, слыша, как бешено, стучит, готовое вырваться из груди сердце Рурхана. Она встала с его колен, он очарованный ею замер, не сводя с нее глаз.  — Значит так зайчонок,  — сказала она ему внимавшему каждому ее слову.  — Там, в комоде на нижней полке,  — сказала она, указав рукой,  — лежат ароматические свечи и подсвечники. Пожалуйста, малыш, собери подсвечники, зажги свечи, расставь их. Потом выключи свет, разденься и ложись под одеяло, я быстренько приведу себя в порядок и приду. Хорошо, малыш?
        Все также бездвижно сидя на полу, все еще под впечатлением от поцелуя Рурхан согласно кивнул. Найдя его поведение смешным, за что, наградив бонусным касанием своих нежных сладких губ, она удалилась из комнаты. Сделав все, как она сказала, Рурхан лег под одеяло. Когда она вошла в комнату, из одежды на ней остались только черные узкие трусики. В свете свечей ее аккуратную красивую грудь скрывали распущенные волосы. Не замечая отвисшей челюсти, он пожирал ее взглядом. Тепло улыбаясь, давая Рурхану спокойно себя рассмотреть, она остановилась у края кровати, откинув волосы за плечи. В свою очередь лучше рассмотрев Рурхана, она шумно рассмеялась, прикрыв рот рукой.  — Ты такой… волосатый!  — пояснила она причину своего смеха.
        — Зато ты такая идеальная и прекрасная,  — наслаждаясь просто глядя на ее безупречное нежное гладкое тело, ответил Рурхан.
        — Знаешь так даже интереснее,  — сказала она, хищно сморщив переносицу.  — Такого у меня еще не было,  — продолжала она, ползя по кровати к сходящему от нее с ума Рурхану.  — Наверное, так и должны по идее выглядеть мужики. Настоящие мужики, а не эти артэоны косметически отполированные Духом как куклы,  — рассуждала она вслух, залезая под одеяло. Она легла на замершего в ее близости Рурхана, обхватив его шею и посмотрев ему в глаза. В свою очередь, обхватив ее за талью и крепко прижав, почувствовав тепло ее тела, ощутив приятный аромат блестящей кожи, соприкоснувшись с нежностью, он будто налился сталью в нижней части туловища.  — Не бойся малыш, я все сделаю сама,  — горячим шепотом пояснила она перед поцелуем.
        В процессе сексуального возбуждения тело артэонки частично начинало источать естественные запахи женского тела, для создания необходимого эффекта возбуждения у партнера. Артэонский аромат местами с легкой примесью естественного аромата тела, кожи буквально сводил Рурхана с ума, толкая к безумным поступкам. До этого подавленное неуловимое желание, безумная подсознательная жажда неутолимого наслаждения, нечто в душе скопившееся из осадков окружающей его в последнее время постоянной нежности, щекотаний, поглаживаний, проскакивающих приятных прикосновений и просто удовольствия от нахождения в обществе новых прекрасных ласковых подруг, вырвалось из него мощным напором. Чистая любовь, чистое наслаждение лишенное всяких барьеров и преград. В отличие от оставленной в Стране Волка Глафры которая от малейшего отступления от правил бросалась в сторону как напуганный зверь, в компании этой богини все его фантазии приветствовались, да и она сама вытворяла такое, от чего сердце Рурхана буквально останавливалось. Сейчас он будто получил то, что так давно внутренне желал, утолив этой ночью давнюю неописуемую
потребность своей души. Несмотря на неопытность Рурхана, она не сказала ему ни слова, в процессе наслаждения они будто общались взглядами, понимая друг друга без слов. Длительная «игра» с хулиганистой Фиалкой, которая даже здесь умудрялась хихикать, обоюдные ласки, взаимное наслаждение, погружение в неописуемое неведомое чистое удовольствие — таким для Рурхана оказался первый опыт артэонской любви.
        Проснувшись утром под теплым одеялом, согреваясь приятным теплом исходящим откуда-то из глубин души, Рурхан долго не хотел открывать глаза. Оставленная ею сладость, испарившись с его тела и губ, тлела в душе воспоминаниями прошедшего наслаждения. Нахлестывающие волнами воспоминания прошедшей ночи были такими светлыми, что казалось, будто это было в прекрасном сне или скорее где-то в раю, но никак не в реальности. Не открывая глаз, он инстинктивно потянулся обнять ее, ему хотелось прижаться к ней и вновь почувствовать тепло этой богини, но ее в постели не оказалось. Сжав вместо теплой Фиалки ее остывшую подушку, впитавшую аромат ее волос, Рурхан удивленно открыл глаза, на часах было начало одиннадцатого. Немедленно подскочив с кровати, одевшись, он отправился на поиски ее общества, больше всего на свете сейчас ему хотелось заглянуть в ее глаза. Дом Фиалки оказался пуст. Только звуки открывшейся двери балкона где-то в далекой комнате второго этажа, где одиноко коротала дни бабушка Фиалки и Шатун, лежавший на диване в гостиной, застучавший хвостом при виде Рурхана, немного заполняли пустоту. Погладив
пса Рурхан, отправился на кухню. На кухне наполненной ароматом утреннего кофе на столе у края скатерти прикрывающей сладости, оставленные для него, лежала записка. «Зайчонок наш дорогой, не теряй нас, мы ушли на смену Энергожертвования, будем завтра утром. Не переживай время пролетит незаметно, дом полностью в твоем распоряжении. Примерно к двенадцати часам придут Фиалкины мамы. Также в виду нашего отсутствия у Джейсона сегодня выходной, и он будет дрыхнуть еще долго. Он у себя, можешь пойти и разбудить его. Так что не скучай»,  — было написано аккуратным почерком, по всей видимости, Кристиной. Снизу почерком менее разборчивым было дописано: «Извини, но ты так сладко спал, что мы не решились тебя будить, да и незачем», и сбоку был оставлен след от губ, цвета Фиалкиной помады. Держа в руках записку, оглядевшись по сторонам, еще раз убедившись в том, что он один, Рурхан попытался почувствовать запах помады оставленный на записке. Что-то внутри него, безумно жаждущие общества этой красавицы, вместо которого, получив лишь ее слабый аромат, болезненно сжалось. Тяжело вздохнув, он рухнул на стул, сжав
записку в руке. Печально глядя в окно, за которым начиналась серая залитая дождем улица, чувствуя как с каждым вдохом, сердце обливается кровью, он не понимал, какого черта с ним происходит.
        Оставшись в чужой квартире, не зная чем заняться, он вдруг вспомнил про Гордона, которого как ему казалось, он не видел целую вечность. Накинув сверху армидейский плащ, плотнее закрыв дверь в квартиру, оставив за ней грустного Шатуна, Рурхан отправился в университет к Гордону. Испугавшись самостоятельно пользоваться метро он, попросил помощи у семейной пары, стоявшей в очереди за ним. Беседуя с парой этих милых артэонов, отвечая на их вопросы, Рурхан в их сопровождении добрался до нужной станции. Он и не думал, что будет так рад снова увидеть старый добрый университет, некогда открывший ему путь в артэонский мир. Аудитория Гордона была закрытой. Побоявшись воспользоваться Шаром Предсказаний, выполняющим роль справочной, в пустующих в период летних каникул университетских коридорах он встретил пожилую преподавательницу, подсказавшую ему, где найти друга.
        На одной из террас на заднем дворе главного университетского корпуса, откуда открывался вид на университетский сад, Гордон, одетый в свой потертый армидейский плащ и резиновые перчатки, со шваброй в руках был занят наведением порядка. С усердием он намывал подметенный кафель главной террасы. Услышав сзади: «Здравствуйте мистер Гордон», бросив швабру, расплывшись в улыбке, он без слов обнял Рурхана.
        — Как ты изменился,  — сказал Гордон, рассматривая черный новый плащ Рурхана.  — Прям типичный двадцатилетний раздолбай артэон бессмысленно прожигающий свою жизнь!  — сказал он, смеясь и хлопая Рурхана по плечу.
        — Чем вы занимаетесь?
        — Навожу порядок. Всеобщие процедуры трудотерапии вообще-то раз в две недели проводятся, ну я тут так по своему желанию тружусь. Одним словом не даю себе «зажиреть». К тому же сейчас диссертацию новую пишу, для этого думать надо. А когда еще так хорошо думается как не во время монотонной несложной работы? Знаю, мой вопрос не уместен, если бы все прошло не очень, то ты бы вернулся раньше. Но все же, как все прошло?
        Рурхан рассказал Гордону обо всем, сообщив, что кажется, можно сказать, влюбился. Гордон не переставал над ним смеяться. Но очарованному Рурхану было все безразлично, Селину он называл не иначе как ангелом, и никакие разумные доводы Гордона вроде того что это просто первые впечатления, не могли его переубедить. Усадив Рурхана за столик стоящий в углу террасы, Гордон угостил этого горе любовника вином. Рурхан поведал о волнующих его житейских вопросах, вроде непонимания, где он будет жить, «в коморке на пятом этаже университета?». Напомнив о количестве пустующего резервного жилого фонда, целых пустых домах и даже улицах на северной окраине города, Гордон велел ему забыть о всяких житейских вопросах.
        — Кстати с тобой хочет поговорить наш правитель. Хочет лично наделить тебя статусом гражданина. Я кину ему послание через Инфос, он скажет, когда тебе явиться,  — сообщил Гордон.
        Получив через Гордона сообщение о том, что правитель готов принять его сегодня же, в три часа дня, Рурхан воспользовавшись метро, выйдя из подземки, оказался на краю центральной городской площади. Блистая лужами на проступившем сквозь облака дневном солнце, кольцом серой брусчатки главная площадь окружала уходящий в небо шпиль Центр Цитадели возвышающийся ровно по центру городских джунглей Армидеи. И Цитадель и окружающая ее площадь страдали гигантизмом, оказавшись здесь, Рурхан ощутил маленькой букашкой, видимо подобными сооружениями их создатели демонстрировали свою мощь. Скрывая от всех свои истинные призрачные обличия, воспроизводя языческих богов, каждый из Духов создавал себе некий культ, своеобразный лик, олицетворяющий его в глазах артэонов и остальных смертных. Кто-то из них застолбил за собой гром, кто-то молнию, огонь, другие силы стихии. Аркей избрал луну как символ и олицетворение себя и своей силы, его главным воплощением был Лунный Демон. Название центральной площади — «Лунная» было дано в честь лика Духа. Ночами, впитывая свет луны, ее брусчатка наливалась голубым лунным свечением,
на отдельных каменных брусках проявлялись лунные руны. Пустоту площади заполняли световые фонтаны, в которых пляшущие струи и журчащие потоки воды заменяло переплетение закрепленных под разными углами зеркал и линз отражающих, усиливающих и направляющих в нужное русло солнечный и лунный свет, концентрируя его в настоящие потоки, будто струями стекающие вниз. Если не считать трех туристов, судя по одежде прибывших из каких-то теплых далеких артэонских стран и несколько стай птиц, огромная площадь была пуста.
        За живой изгородью отгораживающей Лунную площадь, начинался промышленный центр, заполнявший собой все центральные кварталы города. Десятки заводов, фабрик самого разного назначения, раскинувшиеся гигантскими цехами в которых, безостановочно, издавая грохот, обслуживаемые биомехами, под наложением волшебных чар работали механизированные конвейеры обеспечивающие город всем необходимым.
        Корпус Центр Цитадели сверху донизу был обвит серебрящейся на солнце стальной спиралью противоазурной антенны. В этом мире разумные существа дабы обезопасить себя от всепроникающей Азуры возводили огромные спиралевидные башни или антенны. Каждая такая противоазурная установка на километры вокруг себя обеспечивала безопасную, свободную от потоков Азуры территорию, накрывая живущих вокруг невидимым защитным куполом. В случае Армидеи обвивающая Центр Цитадель огромная спираль обеспечивала собой безопасность всего города и Аламфисова леса.
        Внушительные ворота Тронного Зала расположенного на первом уровне Цитадели обтянуты полотнами армидейского флага, на золотом фоне которого окруженная кругом черной темноты была изображена золотистая птица Аламфис. Изрядно накрутив себя перед встречей с правителем, Рурхан под конец настолько наполнился бессмысленным волнением, что если бы ворота не открылись сами он, наверное, так и не постучал в них. Он нерешительно замер у порога огромного зала, выполненного в готическом мрачном стиле. «Не бойся Рурхан, иди к нам»  — услышал он голос в своей голове, почувствовав какое-то странное успокаивающее тепло заполняющее изнутри. Вдруг все его страхи улетучились, он свободно вдохнул полной грудью и с улыбкой двинулся по красной дорожке к трону правителя. Встав с трона, в окружении двух своих прелестных супруг правитель двинулся ему навстречу. Глава Армидеи — Кратон Краус представлял собой чрезмерно высокого, с безупречно гладкой лысиной на голове, облаченного в красный армидейский плащ артэона в годах. Уставший от нескольких столетий участи правителя он был первым главой молодого государства. В обществе,
где материальные ценности ценностями не являются, государственная служба не давала никаких привилегий, наоборот лишь усложняя жизнь обремененного ею, с наложением на разумное осознание высокой ответственности заставляла по-настоящему трудиться.
        Традиционно артэонскими обществами управляли Намарийцы, существа по своей сути являющиеся прямыми детьми Духов, родившимися от смертных женщин. Духи, порой желая своеобразно отдохнуть, обращались людьми и погружались в ауру наслаждений доступную смертным. Главным из наслаждений открывавшихся Духу, воплотившемуся в человеческом теле, конечно же, было занятие любовью, в результате чего на свет и появились Намарийцы — их прямые дети.
        В плане физиологии и совершенства эти существа были подобны артэонам, вернее это артэоны были созданы по их подобию. На месте артэнсферы в центре груди каждого из них скрывалась не душа, а унаследованная частичка материи Духа, именуемая Светилом Намариэль, теоретически дающая своему носителю способности всесильного отца.
        Несмотря на колоссальную мощь, сокрытую в Намариэль, управлять ею при помощи хрупкого человеческого разума было сложно. Поэтому Намарийцы в течение жизни пытались направить силу своего Светила в какое-то единое русло, например для овладения «виденьем душ». Благодаря этой способности Намарийцы буквально насквозь видели души своих подчиненных, чувствовали их настроение, прогнозировали их проблемы, волнения, прежде чем те их ощущали. Как психологи, видевшие своих подопечных насквозь, они помогали им справляться с любыми проблемами и удержаться на правильном пути. Они идеально видели и чувствовали настроение как отдельно взятого артэона, так и всего вверенного им артэонского народа в целом, что делало их идеальными правителями. Также светом своей Намариэль они научились буквально испарять любые неблагоприятные эмоции из душ своих артэонов, в случае необходимости искусственно заполняя их внутренние миры спокойствием, теплом и любовью, таким образом, сохраняя доверенную им артэонскую идиллию. Говорят, что Духи специально поставили Намарийцев править артэонами, чтобы таким образом сохранить контроль над
этими теоретически равными себе по силе существами.
        Рождаясь от Духа Намарийцы, давали начало своему роду, их дети перенимали их силу. Все из них живущие сегодня были правителями мира артэонов, продолжателями древних династий. Поэтому способность «виденья душ» на сегодняшний день оставалась практически единственным способом использования теоретически безграничной мощи Намариэль. Жили они минимум по четыреста лет, и их существование могло продлеваться на столетия пожертвованными им душами. Кратону Краусу было уже четыреста двадцать восемь лет. Под свою опеку он принял маленькое беззащитное племя артэонов, под его управлением переросшее в величественный золотой город. Сегодня, когда его Намариэль тускнела, готовясь к отходу в мир иной, он хлопотал над подготовкой наследника, по-настоящему боясь оставить золотой город в плохих руках.
        Не любящий загонять себя в рамки Кратон на склоне лет был окружен гаремом из пяти прекраснейших артэонок. После стандартного выражающего дружелюбие приветствия Кратон представил двух красавиц сопровождающих его сейчас. Обе артэонки средних лет, с длинными волосами, убранными в аккуратные прически, как и подобает супругам правителя днем облаченные в строгие длинные платья. «Айрис,  — так Кратон представил красавицу с глазами, отливающими агатовым блеском, которая мило улыбнувшись, поклонилась.  — И королева Мириса,  — представил он вторую красавицу в виду короны украшавшей ее черные волосы. Она, рассмеявшись, пародируя свою подругу, также поклонилась.
        — Ты теперь один из нас Рурхан, ты теперь житель Армидеи. Как ты, наверное, уже понял, наше общество существует исходя из двух принципов: это доброта и любовь. Как один из нас, готов ли ты соблюдать все вытекающие из этих принципов законы, по которым мы живем?  — спросил Кратон, в ожидании ответа не сводя с Рурхана своего легкого теплого взгляда, будто пытаясь в нем что-то разглядеть.
        — Да конечно,  — выправив спину, едва ли не встав по стойке смирно, максимально серьезно ответил Рурхан.
        — Это замечательно. Живи среди нас и будь счастлив!  — удовлетворенный ответом благословил его Кратон. Айрис и Мириса, засмеялись и зааплодировали.
        — И это все?  — послышалось откуда-то сбоку из темноты меж боковых колонн.
        — Господи! Он не может, чтоб не напугать!  — положа руку на сердце, посетовала Айрис.
        — Это Фросрей, пугать нас своим неожиданным появлением — его фирменный стиль,  — объяснила Рурхану Мириса.
        Из темного угла на свет вышел старый маг. Смуглая кожа и длинный нос с горбинкой. В его облике ничего не осталось от того странника, которым он некогда пришел к артэонам Аркея. Теперь его длинные темные волосы, как и борода, гладкие и аккуратно вычесанные. Вместо свежего воздуха с примесью дыма костра — чем обычно пахнут маги, от него теперь исходил приятный запах мягкого парфюма. Его эксклюзивный армидейский плащ, был золотистого цвета, как и у всех здешних госслужащих.
        — Я увидел все что хотел,  — Кратон ответил подошедшему Фросрею.
        — Значит, нет причин для беспокойства?  — Фросрей поинтересовался у Кратона, не обращая никакого внимания на Рурхана.
        — Из Рурхана получится хороший «артэон». Я уверен в этом,  — оборвал все последующие вопросы Кратон.
        Согласно кивнув ответу своего правителя, Фросрей посмотрел на Рурхана. Его глаза скрытые в глубине старого пронизанного морщинами лица, заключали в себе какой-то гнев и строгость. «Здрасьте!»,  — робко, под его взглядом пытался быть вежливым Рурхан. Молча поприветствовав Рурхана кивком головы, Фросрей отошел в сторону, встав в нескольких метрах за спиной правителя. «Вам виднее ваше высочество»,  — сказал он.
        — Как я вижу, ты хочешь поговорить Рурхан,  — Кратон разбавлял мрак принесенный старым магом. Кратон пояснил, что предложил бы Рурхану пройти присесть за стол для деловых обедов и спокойно побеседовать в нормальной обстановке, но видя гостя насквозь, знает, что это будет неудобно для него. При помощи своего дара разглядев внутренний мир Рурхана за секунды он предложил пройти и просто прогуляться по Лунной, беседуя на ходу. Рурхан согретый теплом Намариэль, прибывая в обществе того кто видит тебя насквозь, естественно немного засмущался.
        — Не пугайся малыш,  — поспешила успокоить его Мириса.  — Он, видите ли «зрит в наши души». Постоянно этим выпендривается. Но не бойся, к этому быстро привыкаешь. Мне так, например, вообще чтобы о чем-то попросить любимого достаточно просто об этом подумать.
        — Он отчитывает нас не за плохие поступки, а за плохие мысли! Представь?! Видите ли, в нас складываются предпосылки неадекватности. Представь, каково нам жить с ним и тебе сразу станет полегче!  — подхватила мысль подруги Айрис.
        С улыбкой выслушав своих красавиц, Кратон только заметил: «Ведь это мой долг видеть вас изнутри, прогнозировать ваши ошибки до их свершения и удерживать вас от них». «Да любимый», «Как скажешь»,  — согласились они.
        Всей компанией они вышли на улицу. Заранее запасшись зерном чтобы покормить гуляющих по площади птиц Кратон в окружении двух своих милых спутниц, беседуя с Рурханом, двинулись к ближайшей скамейке. Фросрей сторонней фигурой в нескольких метрах шел за ними следом. Правитель сообщил, что рад тому, что Рурхан все-таки одумался, согласившись остаться. Пытаясь выразить благодарность и как-то достойно ответить правителю, Рурхан старался выглядеть и звучать как можно более серьезно, чем только посмешил его. Кратону было интересно узнать мнение Рурхана, как стороннего гостя, полностью погрузившегося в здешнюю жизнь, о том, что есть сотворенная им Армидея. Рурхан, сияющий от счастья, естественно не в состоянии выразить своего восхищения, сказал что не мог и представить себе того прекрасного что открылось ему за стенами золотого города. И без успокаивающего, убаюкивающего Света Намариэль согревающего гостя изнутри, Кратон вопреки не совсем обычному внешнему виду был приятным и предрасполагающим к общению. Видя собеседника насквозь, он отвечал на зарождающиеся в Рурхане вопросы, прежде чем тот успевал их
задавать. В итоге просто привыкнув к такому общению, практически не утруждаясь вопросами сразу слыша ответы, расслабившись, согретый Светом Намариэль Рурхан, не переставал улыбаться, глядя на правителя и двух скрашивающих его общество артэонских королев. Кратон, называя себя просто ворчащим стариком, призывая не прислушиваться к его ворчанию, все же современной Армидеей был заметно недоволен. Хотя она была в первую очередь его творением. С его слов раньше, несколько столетий назад, когда еще была жива его смертная мать, еще не было никакой Армидеи, а было только маленькое простое племя артэонов Аркея, все было лучше и проще. Как сын Духа и будущий правитель он единственный из племени был отправлен к развитым артэонам, в Райнону, получать образование. И только поэтому он выжил. Когда обезумившие люди, желая отомстить за изгнание с севера, напали на его артэонов, он находился за морем, спал в комнате университетского общежития. Немедленно вернувшись, застав сожженные руины он зарекся, что впредь не допустит подобного, в результате и появилась Армидея — сложная громоздкая, но за ее стенами его народ в
безопасности, жертвами они уже не будут.
        — В нашем случае «гражданство» всего лишь формальность. Гражданство артэонов определяется наличием артэнсфер и связью с Духом, ну или добротой в душе. Нет никаких бумажек, грамот или паспортов способных сделать частью нашего общества. Ты от природы добр, в тебе нет зла, есть зачатки разумности, а значит, ты всегда был частью нашего внутреннего мира. Ты просто воссоединился с нами,  — подвел итог получасовой фактически дружеской беседы Кратон.  — Любовь сияет в нас так ярко, что ее трудно не заметить сразу. Так вот, любовного света я в тебе не вижу. Да знаю, знаю, мне не переубедить тебя, сейчас ты пленен красотой той принцессы, которую здесь встретил, любые разумные доводы сейчас для тебя бессмысленны. Но время все расставит по местам. Тебя тяготят различные глупости, оказавшись среди нас, ты инстинктивно все еще озадачиваешься насущными проблемами. Я советую тебе просто расслабиться, все отпустить и обещаю, завтра утром все решится само собой просто и играючи, ты найдешь себе новый дом.
        — Мне тогда можно не отвечать, а просто подумать?  — полностью открывшийся своему высокому мудрому собеседнику, за столь короткое общение автоматически став другом, Рурхан тепло улыбался.
        — Я не читаю мысли, а вижу внутренний мир человека целиком. Ваши души в моих глазах сияют разными цветами. Мы не прощаемся. Я подыщу для тебя подходящую социально полезную функцию, чтобы ты мог приносить пользу нашему обществу и спокойно жить в нем.
        — Это было бы очень хорошо. А то я так и останусь просто задержавшимся безмерно наглым гостем,  — Рурхан не переставал Кратона удивлять.
        — Мы проработаем этот вопрос, подыщем что-нибудь интересное. В нашем мире, полностью контролируемом Духами, редко когда что-то происходит случайно (по воле божьей). Вот и твой приход к нам — не думаю что это просто случайность. Если, возможно, ты здесь не просто так, то значит, принес нам какие-то перемены, хочется верить что положительные. Ты пришел к нам из маленького, хоть и жестокого, но живущего в тишине, в гармонии с природой племени. Быть может, своим приходом ты заставишь нас вспомнить, что такое простота, оторвешь нас от «блеска Армидеи»!
        Пожав Кратону руку, получив прощальные поцелуи от хохочущих глупых его спутниц, Рурхан собравшись уходить, столкнулся с Фросреем.  — Я просто провожу его до метро и заодно немного побеседую,  — взяв Рурхана под руку, оправдался перед правителем старый маг.
        — Официально я светлый маг — хранитель всего живого и прекрасного в нашем мире. Я не представляю опасности для адекватных людей,  — отойдя от правителя, шагая по необъятной площади, говорил Фросрей.  — Я ведь такой же, как и ты, пришелец, извне допущенный к жизни среди этих прекрасных существ. Когда-то я остался один, загнанный в тупик я был лишен веры в эту жизнь. Тогда они и спасли меня, дали мне дом и новую цель в жизни. Золотой город рос под моей опекой, сегодня он все, что у меня есть.
        Ради них я отошел от заветов светлых магов, чувствами привязался к чему-то, приобрел что-то ценное для себя лично. Я хранитель в первую очередь Армидеи, остальной мир для меня не так значим. Сегодня мне ведома великая красота, которая достойна преклонения. И ради защиты этой красоты я уничтожу кого угодно, никому не позволю хоть немного, хоть чуточку омрачить их общество. Ну, ты понял, к чему я клоню.
        — Конечно. Я вас понимаю. Ну, в смысле вы все делаете правильно, защищайте их и дальше,  — Рурхан с пониманием смотрел на старого мага.
        Фросрей проводил Рурхана до ближайшего спуска в метро. На ходу он достал из-за пазухи свою старую деревянную курительную трубку.  — Удивительно,  — сказал он, разглядывая трубку,  — как же сильно они изменили меня. Вернее как сильно я позволил себе измениться. Раньше мне хватало пару раз в день продрать себе глотку дымом ядреного табака. Сейчас, когда мне приходится довольствоваться этим,  — убрав трубку, достав сигарету, продолжал он,  — я курю по нескольку раз в час и никак не могу насытиться этим дымом. Ну, вот как я уйду от них? Я же элементарно умру без этих сигарет,  — рассуждал вслух Фросрей, прежде чем закурить.
        — Я слышал о вас. Вы сошли с пути светлого мага задолго до прихода в Армидею. Вам сотни лет, целую вечность, вы скитались по миру и до этого видели артэонов. Так что же случилось, почему именно Армидея вас привлекла? О какой красоте вы говорите?
        — Все хватит!  — Фросрей пришел в заметное раздражение.  — В отличие от Кратона я твоего внутреннего мира не вижу. Но думаю, мы пришли к пониманию. Я буду присматривать за тобой, учти это,  — едва договорив, старый маг, стуча своим посохом, ушел в сторону Цитадели.
        Самостоятельно прокатившись на метро, Рурхан в одиночку отправился гулять по городу. Свободно бродя по улицам, впервые он ощущал себя частью всего окружающего. Армидеей, и без того его пленившей, теперь еще в его сознании ассоциирующейся со сладостью и нежностью той кого он считал любимой, сейчас он буквально не мог налюбоваться. Когда солнце, заполнив небо красками заката, скрылось за крышами домов, под желтым светом вечерних фонарей Рурхан пришел к университету Гордона теперь уже ставшему для него таким родным и любимым. В полумраке поздних сумерек, в оседающей темноте центральный корпус храма науки выглядел как-то угрюмо, будто застыв в ожидании нового учебного года. Над крышей университетского корпуса горели первые вечерние звезды. Обойдя корпус Рурхан, оказался у террасы, которую днем намывал Гордон, усевшись на ее ступеньки, он долго смотрел в ночное только здесь незаслоненное светом фонарей небо.
        Внезапно темное небо от края до края засияло мягким приятным светом, переливающимся всеми оттенками синего, собой осветив все вокруг подобно полной луне. Это Азура дала о себе знать, гигантскими фонтанами пассивные потоки этой силы где-то далеко ударили в небеса, осветив их. Устроенное Азурой представление вечерний город наполненный молодежью принял восторженными криками и овациями.
        Под приятным голубым переливающимся светом Рурхан, отправился погулять по университетскому саду. Ухоженные садовые деревья, клумбы с цветами, травяные лужайки облагороженные студентами во время процедур трудотерапии своей искусственностью не внушали того успокоения что давала дикая природа. Гуляя по тропикам сада, края которых выложенные камнями, в темноте испускающими слабое зеленоватое свечение не давали сойти в сторону. В центре одной из садовых полян он обнаружил необычное стальное строение, из массивного фундамента вырастающее вверх гигантским сужающимся конусом, метров двадцать в высоту, окрашенное в золотой цвет. Внизу у основания этого странного строения имелась задвигающаяся дверь. Войдя внутрь Рурхан, попал в помещение весь потолок, которого занимала огромная линза, в которой светом звезд мерцало изображение фрагмента ночного неба. Это было увеличенное изображение отдаленной частички звездной карты, захваченное специальным телескопом, расположенным на верхушке этой конструкции и системой линз закрепленных в конусообразном каркасе транслируемое на нижнюю огромную линзу образующую потолок
этого помещения. Увеличенные изображения нескольких крупных звезд на фоне незначительной звездной россыпи слабым светом освещали это помещение. Рурхан расположился на лавочке стоящей здесь около стены. Помимо лавочки в этом странном помещении стояли еще три стола заваленные какими-то бумагами шелестящим на сквозняке, на стенах висели карты звездного неба с нанесенными пометками. Судя по всему, это место активно использовалось для наблюдений за ночным небом или любованием им. Усевшись удобней, глядя на звезды, такие большие и близкие, Рурхан решил остаться здесь до утра.
        На часах было далеко за двенадцать, погасло сияние Азуры, все вокруг заволокла темнота. Температура резко понизилась, Рурхан придремав минут на пять, проснулся от холода, который после сна стал ощущаться сильнее. Снаружи неожиданно зажегся свет. Рурхан подскочил, спешно соображая как бы лучше объяснить свое пребывание здесь. Лампа у входа в это холодное помещение зажглась сама собой, и в ее слабом свете появилась девочка с длинными вьющимися каштановыми волосами. Одетая в классический армидейский плащ, держа в руках клетчатое одеяло, она, улыбаясь, смотрела на застывшего на месте Рурхана.
        — Ну, ты и хулиган! Всерьез полагал, что сможешь скрыться тут от нас?!  — заходя внутрь детским звонким голосом, сказала она.
        — Простите, что?! Кто вы?
        — Какая я тебе «Вы». Мне одиннадцать не парься,  — сказала она, подойдя к Рурхану и протянув одеяло. Рурхан не замечая протянутого одеяла, уставился на нее в недоумении, от чего она закатила глаза.  — Блин как все тяжело-то! Блин да я Аврора! Дочь Кратона Первого, его наследник и будущий правитель… Ну или типа правительница — так наверное правильно? Я наблюдала за тобой с момента расставания с отцом.
        — Следила за мной?
        Ее это рассмешило.
        — Ты что не врубаешься? Слово «Намариэль» тебе о чем-нибудь говорит? Я вижу тебя… сияние твоей души вне стен и расстояний.
        — Но зачем ты пришла сюда?
        — И это вместо благодарности?
        — Ой, извини, конечно…
        — Отец учит меня видеть ваши внутренние миры. Сегодня это было мое задание — разглядеть тебя. И я спрогнозировала твое не совсем адекватное дальнейшее поведение. Конечно, я не знала точно, во что это выльется. И предположить не могла, что под воздействием своей эйфории ты решишь залезть в эту хибару и промерзнуть здесь до утра. Что как бы странно. Я подошла к отцу, и мы сошлись на том, что тебе нужно помочь и вот я здесь. Держи!  — сказала она, взглядом указывая на протянутое одеяло.
        — Огромное… Большое спасибо. Но не стоило,  — сказал Рурхан, взяв одеяло.
        — Да брось, для меня это хоть какое-то разнообразие,  — сказала она, взяв инициативу в свои руки, укутав Рурхана в одеяло и усадив на лавку.
        — А ты?
        — У меня плащ с теплой подкладкой. Иначе, зачем мне сюда вообще было приходить?  — сказала она сев рядом и обняв его руку.  — Мне одиннадцать, я только тебя немного согреть,  — сразу пояснила она.
        — Да конечно,  — ответил он, немного шокированный всей этой ситуацией.  — Так, а почему тебе больше нечем заняться?  — собравшись с мыслями, он пытался начать разговор.
        — В смысле?
        — Ты вроде сказала, что для тебя прийти сюда это разнообразие, хоть какое-то.
        — Я же будущий правитель. Все мои дни расписаны от и до. Знаешь, как я задолбалась? Я в который раз переучиваю историю всех и вся, чтобы не дай бог не повторить чужой ошибки. Досконально изучаю основные особенности внутренних миров, ведь я должна наперед знать, что вы подумайте, не говоря уже о том, что сделайте. Знаешь как это скучно? У меня есть предназначение в жизни. И как следствие ни друзей, ни свободы, вот хоть какое-то общение.
        — Постой. Если ты уже родилась, то твой отец?..
        — Умирает. А ты начитан. Но поверхностно. Да мы Намарийцы оставляем потомство только когда наши силы покидают нас, когда наша Намариэль меркнет. Но это не значит, что после этого мы сразу умираем. Мой отец… он конечно старый пердун!  — она рассмеялась и закрыла себе рот, Рурхан поддержал ее, улыбнувшись.  — Но лет пятьдесят думаю, еще протянет. Может даже сто. Чем больше, тем лучше.
        — Не хочешь править?
        — Да и нет. С одной стороны это так-то круто. Первая леди и все такое. С другой. Ты что не заметил! Я женщина! Как я буду править? Вся наша внешняя политика это сплошь война, ну или, прежде всего война. Думаю тут без определенных половых органов никак!  — они оба захихикали.
        — Имеешь в виду яйца?!
        — Тихо ты… разошелся сразу!  — возмутившись, но все равно смеясь, она толкнула его в плечо.  — Вообще мой отец говорит, что нашей Преферии после всей крови, что впиталась в ее землю, необходима мягкая женская рука. В то же время, СБКашники зная, что к вступлению на трон готовлюсь я, то есть женщина, вообще предлагают отцу внести изменения в гос. машину чтобы отстранить меня от власти.
        — Тяжело тебе приходится.
        — Да знаешь вообще плевать. С СБК у нас всегда все было сложно.
        — У тебя красивые мамы.
        — Вообще-то мама у меня одна — Инрилия, самая старшая из всех возлюбленных отца, ее волосы белы как снег. Она самая строгая и занудная. Будь ее воля я бы вообще по струнке ходила. А остальные они, скорее мои лучшие подружки. Они единственные с кем я могу пообщаться, похохотать, подурачиться. Ну, так чтобы окончательно не свихнуться.
        Закутанный в одеяло, Рурхан чувствовал, как изнутри его тело заполняет тепло, мягкое успокаивающее. Отчего неудобная лавка, холод ночи раннего лета вдруг стали такими незначительными, незаметными, а глаза стали слипаться.
        — Это тепло твоей Намариэль согревает меня изнутри?
        — Спи глупый, засыпай.
        — Они прекрасны. Да?
        — Блин! Неужели моя Намариэль настолько слаба? Кто прекрасны?
        — Звезды. Здесь они представлены такими большими, вопреки расстоянию,  — сонно глядя в линзу образующую потолок сказал Рурхан.
        — Можно вывести объемную проекцию. Здесь стоит иллюзор. Это же что-то вроде планетария!  — затараторила она.
        — Не надо, пожалуйста, не надо. Пускай они останутся настоящими.
        Аврора посмотрела на увеличенные звезды.
        — Когда я смотрю на них, меня терзают странные всегда разные чувства, неверное, в зависимости от настроения,  — в тишине вместе с Рурханом глядя на звезды, она начала делится чем-то сокровенным.  — Я досконально изучаю наш мир, и чем больше изучаю, тем меньше понимаю его. Порой, глядя на звезды, я вижу надежду. Быть может, где-то там есть миры лучше нашего. А если представить что некоторые из наших ночных огоньков это уже призраки погибших миров? Звезда уже погибла, а ее свет продолжает идти к нам. Это наоборот лишает надежды, напоминая о том что многое из того что мы видим это обман, нечто фальшивое как идущий к нам свет уже погасшей звезды.
        — Неплохо,  — сонно ответил Рурхан, чем ее позабавил.
        — Да действительно мне лучше не смотреть на звезды!  — засмеялась она.  — А то мне в голову сразу ударяет какая-то мечтательная дурь.
        Она замолчала, думая, что Рурхан уже уснул.
        — О чем ты мечтаешь?  — в полудреме пробормотал Рурхан.
        — Господи! Да когда же ты уснешь, наконец! О чем я мечтаю?  — сначала резко выплеснув эмоции, затем, впервые услышав подобный вопрос, она серьезно задумалась.  — Ага, так я тебе и сказала!
        — Мне просто интересно, о чем мечтают будущие правители, вершители судеб? Вот и все.
        — В действительности прямые правители это далеко не вершители судеб… Мечтаю я о многом. Ведь моя реальная жизнь скучна и однообразна,  — сболтнув что-то лишнее, она быстрее заговаривала зубы.  — Быть нормальной, обычной свободной, такой как все, это, разумеется, главная мечта…
        — Наверное, как и у всех тебе подобных…
        — Есть у меня одна мечта, глупая, которой можно поделиться. Это Остров,  — тяжело вздохнула Аврора.  — Я понимаю, что это глупо, но мечтаю об острове — тихом маленьком живописном месте, со всех сторон окруженном водой, где мы могли бы жить без войн и внешних угроз. Мой отец смеется надо мной, говорит, что все это мои детские мечты. Что мы не можем так просто уйти, от нас здесь теперь слишком многое зависит. К тому же опыт первых артэонов ясно показал, что бегство это тупик. Он говорит, что лишь, когда я займу его место я пойму его. Пойму что Остров невозможен,  — тяжело вздыхая, сказала она, глядя на увеличенные звезды.
        Проснувшись в семь часов от звона будильника маленьких наручных золотых часиков лежавших рядом на лавке, завернутый в теплое одеяло Рурхан, чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Потолочная линза была задвинута специальным заслоном. Откуда-то зная, что одеяло нужно сложить и оставить на лавке, положить часы сверху, так и сделав, он побежал к ближайшему метро.
        Рурхан в ожидании встречи сел на скамейку возле их подъезда. После восьми часов из метро потекли сотни горожан следующих домой после суточной смены Энергожертвования. Заставив сердце Рурхана встрепенуться, из-за угла показалась колоритная компания его Друзей. В цветном платье Фиалка и белом нежном шелке Алекса под белыми армидейским плащами шли, по обе стороны прижавшись к своему Хьюго, все такому же простому, серому и невзрачному. Облаченная в классический черный армидейский плащ, с наброшенным на голову капюшоном, черным силуэтом отдельно следовала Кристина. Рурхан не мог сдержать улыбки, на них глядя, но сразу понял, что что-то не так. Девчонки и Хьюго шли, опустив глаза, только Кристина смотрела на него строгим даже сердитым взглядом. Рурхан сразу почувствовал себя виноватым, не понимая почему.
        — Ты где был хулиган?  — скинув капюшон, сразу начала отчитывать его Кристина. Как оказалось его вчерашняя самостоятельная прогулка, для друзей вылилась в его пропажу. Джейсон, не сумев его отыскать, не зная, что делать, отправился на станцию Энергожертвования, где разбудил Кристину. Вместе они уже собирались идти искать Рурхана, разумеется, переволновались, не знали, что и думать, боялись, что может чем-то его обидели, и он решил сбежать, двинувшись в свою Страну Волка. Все разрешил правитель Кратон, мысленно связавшийся с Кристиной сообщив ей, что с Рурханом все в порядке. «Извините. Видимо мне нужно привыкнуть к тому, что у меня теперь кто-то есть»,  — отчитанный Кристиной по полной программе, все, что он сумел виновато пробубнить в свое оправдание.
        — Ладно,  — удовлетворенно сказала Кристина.  — Впредь запомни, что теперь ты часть нас, а часть не живет без целого. То есть не уходит, не предупредив, не делает ничего без согласования с другими. Ясно?
        — Да…
        — Ну все хватит ругаться,  — после того как Кристина закончила, сказала Алекса.  — Малыш наверняка очень рад нас видеть. Хотел поздороваться, хвостиком повилять, а что вместо этого! Все достаточно.
        — Да нет, все нормально…
        — Здравствуй Рурхан,  — единственный правильно хоть и поздно начал разговор Хьюго.
        — Эй, хулиган! Прекрати выставлять меня на своем фоне невеждой. Я должна была отругать Рурхана,  — Кристина отреагировала на слова коварно улыбающегося Хьюго.
        Фиалка общества, которой он так желал, стояла в стороне, должного внимания так и не проявив. Лишь когда их взгляды стараниями Рурхана пересеклись, она ему только улыбнулась. Неожиданно вместо ее внимания он получил общество Алексы повисшей на нем сбоку. Друзья отправились по домам отдыхать. Рурхану было приятно снова вернуться в цветочную квартиру Фиалки, почувствовать характерный домашний аромат. Шатун, Джерри, обе кошки бросились к хозяйке.
        — Наверное, ты уже получил от Кристины. Но все равно Рурхан, где ты был?  — спросила мама Летиция, пока Милана щекотала Фиалку.
        — Гулял. Извините, что не предупредил.
        — Здравствуй Рурхан,  — поприветствовала его Милана, вторая за это утро.
        — Ой, я не поздоровалась! Здравствуй Рурхан,  — исправилась Летиция.
        — Здравствуйте. Ничего страшного со мной сегодня практически никто не здоровается!
        — Бедненький,  — пожалела его Фиалка.
        — Давайте умывайтесь и за стол, завтракать. И Рурхан,  — начала Летиция, подойдя ближе набрав полную грудь воздуха как перед серьезным разговором.  — Ты решил остаться жить среди нас, но как мы поняли, дома у тебя нет. А наш дом, он пуст. Поэтому мы посовещались и решили, что может ты, будешь жить с нами?
        Рурхан шокировано замер. «Да вы с ума сошли!»  — безумным криком раздалось у него в голове.
        — Да он просто испугался бедненький!  — глядя на Рурхана, сказала мама Милана.  — Зачем так резко-то?
        — Не бойся, мы тебя будем любить. Я буду любить тебя как братика!  — улыбаясь, с кошкой на руках, добавила Фиалка.
        — Будешь братиком для Фиалки, для нас любимым сыном,  — продолжала Летиция.  — Считай это своего рода усыновлением. Ведь тебе всего двадцать, ты еще мальчишка. Потерянная заблудшая душа. Мы бы любили тебя как единственного сыночка. Сделали бы все от нас зависящее, чтобы ты не чувствовал себя чужим.
        «Ни фига себе! Как у вас все просто»  — поражаясь про себя, Рурхан не мог выйти из шокового оцепенения.
        — Да у нас все просто,  — мама Летиция будто прочитала его мысли.  — Все просто вот так вот. У тебя здесь никого нет, так почему бы тебе не остаться у нас?
        Видя искренность в глазах Летиции, понимая, что они не шутят, Рурхан едва устоял, с трудом не потеряв сознание от всей этой ситуации.  — Я даже не знаю как лучше сказать… конечно, да но…
        Без слов Летиция по-матерински крепко обняла Рурхана, робко замершего на месте. Сбоку их тихо обняла Милана. У Летиции только налились слезы, Милана начала плакать. Рурхан на них глядя, сам едва сдержался, чтобы не расплакаться.
        — Всем нам тяжело в этом сложном мире. У тебя здесь никого нет, нас судьба тоже почти лишила семьи,  — сказала Милана, пока размывая макияж, по ее щеке стекала черная слеза.  — Но зато теперь мы будем друг у друга.  — Согретый неожиданно обретенными мамами Рурхан под давлением эмоций все-таки пустил слезу.  — Спасибо вам. Я не подведу вашего доверия. Обещаю,  — набухшими от накативших слез губами пробубнил Рурхан. В ответ они улыбались сквозь слезы.
        Они с Фиалкой пошли умываться. Он, отходя от шока, вдыхал воздух, ставший, будто сладким от переполнявшего душевного тепла. Теперь она, смеясь, называла его «братик». Все его возможные проблемы действительно разрешились разом, отчего на душе стало так приятно и легко. Брызнув ему водой в лицо Фиалка, вывела его из раздумий, потом хихикнув, убежала. Доверие этих прекрасных созданий он принимал как ответственность, но ответственность желанную. Ему хотелось начать новую жизнь, прожить ее ни разу не обидев, ни своих мам, ни друзей, сделав все от себя возможное, чтобы видеть их счастливыми. После завтрака, знакомства с бабушкой, которая, как и всегда глядя в окно своей комнаты, не проявила никакой реакции кроме едва заметной улыбки, что было хорошим знаком, они с Фиалкой вышли на балкон.
        — Знаешь красавица,  — начал Рурхан в паузе тишины поймав внимание этой егозы.  — Я люблю тебя. Я хотел сказать тебе это…
        — Ты что братик?!  — совершенно не удивившись, будто ожидая этого, как обычно улыбалась она.  — Ты глупости какие-то говоришь!  — сказала она, щелкнув его по носу.
        — Нет, я серьезно,  — он упал на колени.
        Засмеявшись, она направилась к выходу с балкона.  — Так все, мне нужна Кристина!  — уходя, сказала она вслух.
        — Постой… Пожалуйста,  — бросился за ней Рурхан.
        — А-а-а-ай! Отстань от меня маньяк!  — начав убегать, хохоча, кричала она.  — Кристина спаси меня!  — на ходу кричала она, убегая от него по коридору.
        От понимания того что серьезный для него момент, перевели в шутку, Рурхану ничего не оставалось, как подыграть ей. «Ну-ка стой! Догоню, хуже будет!»  — погнавшись за ней, кричал он. Убегая от Рурхана, направляясь к Кристине за спасением, видя как, он нагоняет ее, она начала визжать. Исполняя функции домашнего полицейского, залаяв, Шатун бросился следом за этими нарушителями покоя.
        В течение всего дня, гуляя в компании друзей, Рурхан как хвост ходил по пятам за обворожившей его красавицей. Она старалась не обращать на него внимания. Лишь изредка хихикнув, ограничиваясь поцелуем в щечку, она снова убегала от него. Никакие разумные доводы Кристины, за которой, спасаясь от Рурхана, пряталась Фиалка, не могли его переубедить. Пока не наступил вечер, и Алекса не подарила ему свой пылкий дерзкий поцелуй. Вследствие чего после незначительного внутреннего сопротивления Рурхан неизбежно покорился этой богини любви.
        В ее украшенной розовыми тонами комнате, специально подготовленной для любовных утех. Среди ароматов благовоний, под светом светильников имитирующих романтичный свет свечей, в своей большой мягкой кровати, она свела Рурхана с ума. Цветочной красавице по большей части нежной неторопливой было далеко до этой пылкой королевы. Ее поцелуи, ласки, ее безупречное горячее тело сводили с ума, даруя возможность неописуемого, фантастического наслаждения. Развеяв, затмив все впечатления прошлой ночи любви, она отправила его на небеса. Наутро после шуток и смеха они все повторили снова. И это было безумие, но безумие прекрасное.
        Испытывая предательские чувства по отношению к Фиалке, Рурхан пребывал в замешательстве. Он окончательно запутался в своих чувствах. Погруженный в себя прибывал в отрешении от всех, давая повод Фиалке похихикать над собой. Ему казалось, что он любит их обеих, вот только кого больше? Пытаясь тщетно разобраться в чувствах, он мучился этим вопросом, пока свою лепту в расширение кругозора Рурхана не внесла экстравагантная Кристина. Они уже обручились с Джейсоном, но по договоренности с любимым, напоследок перед медовым месяцем, Кристина решила, осчастливить Рурхана. Пройдя курс любовной терапии в компании этой необычной красавицы, не менее пылкой сладкой, нежной, но местами жесткой, где-то даже грубоватой, дарующей палитру своеобразного удовольствия, Рурхан перестал копаться в себе, пытаясь разобраться в смешенных чувствах. Это казалось бесполезным. Потом еще последовала райская ночь в компании Фиалки и Алексы, и вот Рурхан сбросив с себя всякие оковы, начал понемногу понимать смысл свободной любви артэонов. Наслаждение ради наслаждения, не обязательств, ни серьезных отношений пока ты молод. Только
любовь, наслаждение, свобода и ничего больше. После осознания сути жизни местной молодежи началось полноценное приобщение Рурхана к миру артэонов.
        Веселые беззаботные дни в компании друзей пролетали незаметно. Они веселились, как могли, гуляли до утра. Рурхан знакомился с другими представителями здешней молодежи, с компаниями других друзей по-артэонски. Когда друзья уходили на смену Энергожертвования, он гулял по городу, находил для себя что-то новое. Незаметно пролетели три недели, а от правителя Кратона, который обещал подыскать для него социально полезное занятие, не было ни весточки.
        Легкие невесомые дни продолжали незаметно сменять друг друга. Рурхан постепенно осваивался в новой семье, со временем привыкая к окружающей любви, переставал чувствовать себя чужим, становясь самим собой, он научился улыбаться как они и просто быть счастливым. Способный по-настоящему ценить теплую материнскую любовь, бескрайним потоком, лишенным барьеров сурового отца согревавшую его, он пытался быть идеальным мужчиной в семье во всех отношениях. Убрав свое «я» куда подальше, он и сам не замечал как жил только интересами своих новых родных, согревавших материнским теплом и женской лаской. Двух прекрасных красавиц, которые находились в статусе его мам он хоть, и звал по именам, но все же относился к ним как к мамам не позволяя выйти за пределы установленных рамок. Фиалка превратилась в его вечно хихикающую непоседу сестренку, которая становилась его девушкой, только когда сама хотела. Он никогда никак ее не сдерживал, давая полную свободу ее глупостям, сам попадая под их воздействие. Когда она будила его посреди ночи чтобы пойти прогуляться, потому что небо сегодня было особенно прекрасным, он
просто не мог ей отказать. Днем ему было интересно просто наблюдать за ней, видеть ее настоящую, и забавляться ею, не смея ограничивать ее свободу. А по ночам он утопал в ее нежности. Со временем все они становились одной кончено странной, но все же счастливой семьей.
        Он обстриг свои длинные волосы, оставив короткую мужскую стрижку, за что получил одобрение от Джейсона. Дальше под воздействием окружающего женского влияния избавился от излишней растительности на теле, и вообще косметически подогнал свое тело под идеалы артэонов. Под влиянием Кристины и Джейсона он стал увлекаться совершенствованием физической формы. Поначалу все друзья чтобы помочь Рурхану решили дружно заняться спортом. Из-за чего утренние пробежки стали повседневными. Первым, конечно же, слился Хьюго, затем Алекса, Фиалка держалась дольше всех и тоже решила не перебарщивать. Не обращая на них внимания, Рурхан всерьез увлекся стремлением к физическому совершенству. Каждое утро он, Кристина и Джейсон выходили на пробежку, пробегали по туманным улицам Армидеи, порой повышая дистанцию, убегали в Аламфисов лес, посещали спортзал. Рурхану нравилось его физическое преображение, он чувствовал себя сильнее, увереннее. Когда никто не видел, он любовался собою в зеркало. По мере того как появлялись кубики на его прессе, отношение подруг и прежде всего Фиалки к нему заметно менялось в положительную
сторону.
        Одним из вечеров после совещания с министрами за длинным стеклянным столом, в освещенном уходящим солнцем кабинете за прозрачными стенами на вершине Центр Цитадели, Кратон поднял тему возможной полезности Рурхана. Совещание вечерние и министры вместо положенных госслужащим золотых армидейских плащей пришли, в своей обычной летней одежде: шорты, футболки, шлепанцы. Министр культуры после праздника проводимого на пляже так и вообще пришла в купальнике. На вопрос Кратона министры пожали плечами, только работа на относительно несложных должностях гос. управления, больше ничего интересного никто предложить не смог.  — Ну а как же та должность главного посла, которую мы прорабатывали?  — Кратон поинтересовался у министра иностранных дел. Пожилой беловолосый артэон, в ответ закивал головой: «Я работаю над этим»,  — ответил он.  — «Главный посол?!»  — недоумевая, уточнил главный инженер коммунальных систем, тридцатипятилетний артэон, как и все артэоны не способный иметь проблем со зрением, но почему-то носивший очки в черной оправе.  — Новая должность, которую мы прорабатываем,  — сухо пояснил министр
иностранных дел.  — Нужно проработать круг обязанностей, статус, способы взаимодействия с уже имеющимися институтами министерства. Обещаю, на днях будет готово,  — отчитался он перед Кратоном.  — Прошу вас уделите этому вопросу должное внимание. Парень пришел к нам извне, и было бы логично, если бы он стал своего рода проводником между нами и внешним миром,  — Кратон объяснил всем свои взгляды.  — Эта должность будет чисто формальной,  — сказал как есть министр иностранных дел.  — Я знаю,  — ответил Кратон.
        — Специально разрабатываете должность, да и к тому же формальную?  — поинтересовалась министр образования, пожилая артэонка, единственная помимо Кратона облаченная в положенную форму — армидейский плащ золотистого цвета.  — Лишаете парня выбора. А может ему не понравится. Мне кажется, нужно собрать список всех возможных должностей от всех министерств, куда включить и вашу должность посла и предоставить Рурхану право выбора.  — Все согласно закивали.
        — Так и сделаем,  — заключил Кратон, улыбкой отблагодарив министра образования.
        — А что если использовать его? Немного использовать в своих целях, так сказать,  — заставил всех вздрогнуть мрачный голос, донесшийся со стороны. Дал о себе знать маг Фросрей, как всегда найдя себе темный угол и стоя в стороне слушавший разговоры министров. Собравшиеся удивленно посмотрели на него, под их пристальными взглядами маг продолжал.  — Что если нам извлечь из этой ситуации определенную геополитическую выгоду. Для себя, конечно же. Этот парень мог бы открыть нам дорогу в Страну Волка, стать связующим звеном между нами и ними,  — опираясь на свой посох, подойдя к столу, говорил маг.  — Если бы мы смогли заинтересовать этих номаков благами нашей цивилизации, дать толчок их развитию, они бы стали уникальным жаждущим познания и освоения новым обществом, их численность увеличилась, и им бы стало тесно в пределах Мерзлого леса. Куда бы они пошли, в каком направлении продолжили свое развитие? На север? Здесь мы. Только юг. Они бы начали вытеснять дикарей юга, заменяя их собой, на их руинах воздвигая свою империю. По мне так лучше номаки, чем люди. Представьте, только задумайтесь, что
теоретически при положительном развитии обстоятельств и нашей помощи номаки Мерзлого леса сформировав свою цивилизацию, могли бы полностью вытеснить людей с юга. «Артэонско-номакская Преферия»  — это звучит как сказка. А что? Это номаки, фактически артэоны, только без частицы Духа внутри, физически идеальные, лишенные чистого разума, но это не проблема. Их численность в отличие от артэонов не ограничена возможностями Духов. Они как свободные организмы могут размножаться, пока для этого есть условия. Только в отличие от человекообразных дикарей номаки потенциально подобны нам, и с ними можно нормально уживаться. Тем более если во главе их цивилизации будем тайно стоять мы. Если все правильно организуем, то сможем полностью контролировать их. Даже если они не вытеснят людей с юга полностью, все равно они вклинятся туда, значительно изменив расстановку сил. Только представьте, эпоха постоянного противостояния с югом пройдет, больше никого ненужно будет подавлять, и наше общество сможет хотя бы ненадолго вздохнуть спокойно?
        Дослушав старого мага до конца, министры в ожидании реакции уставились на правителя. В тишине начали проскакивать смешки молодых министров. Кратон улыбнулся и все залились смехом. Старый маг, молча, стоял в ожидании реакции правителя. «Что за злодейский план!»  — смеялся кто-то из молодых министров.
        — Простите, а «вытеснить», «заменить собой» это в вашем понимании значит уничтожить? Кроваво изгнать?  — уточнила министр образования.
        — К сожалению да,  — ответил маг.
        — То есть мы, сейчас ведем речь о некой форме геноцида?! И вы серьезно хотите, чтобы мы поддержали эту «гениальную» идею? А я уже говорила, что у вас не все в порядке с головой?
        — А я уже говорил, что меня не интересует ваше мнение?
        — Успокойтесь Фросрей, вы зря стараетесь. Министр обороны в командировке на юге, здесь вас поддержать не кому!  — поднял смех молодой министр.
        — Вам что нравится вечная война?  — не успокаивался маг.
        — Нет, конечно. Но мой старый друг то, что вы предлагаете это не выход,  — Кратон вынес свой вердикт, Фросрей несмел, перечить ему, и молча, удалился в свой угол.
        В итоге Рурхан отказался от разработанной для него должности главного посла. К удивлению окружающих выбрав себе работу контролера станции водоснабжения. Его задача заключалась в дополнительном контроле над приборами, показывающими давление и прочие данные системы городского водоснабжения. Подобные специалисты служили своеобразной подстраховкой и помощью перегруженной системе управления городом именуемой Арми. Работал он сутки через трое, его график специально подстроили под друзей. Когда они на сутки уходили на станцию Энергожертвования, он проезжал на метро на несколько остановок дальше, к окраине промышленного центра, где находилась вторая главная станция водной циркуляции, у подножья громадной гудящей махины которой находилась рубка контроля, ставшая его любимым рабочим местом. Здесь в тишине среди панелей с десятками приборов давления он с удовольствием нес свою службу, во всяком случае, бездельником он себя больше не считал, теперь он тоже был функционально полезен их обществу. Все что от него требовалось на работе так это в случае аварии нажать на кнопку, оповестить Сферов-ремонтников и
указать место поломки, ну и еще наблюдая отклонения от нормы, например, понижать давление в системе. Он не мог увидеть виртуальных миров Инфосреды, зато открыл для себя другую дорогу в мир приключений именуемую художественной литературой. Записавшись в библиотеку, он получил доступ к тысячам фантастических миров. На работе по ночам, когда давление в системе спадало, и контролировать было практически нечего, он позволял себе на пять минут выйти на улицу и полюбоваться ночными небесами. За сутки, вдоволь насладившись тишиной, покоем Рурхан с удовольствием возвращался к друзьям, к хулиганистой непоседе Фиалке, снова позволяя ей делать с собой все что угодно.
        В библиотеку здесь мало кто ходил, во всяком случае, среди молодежи. Но все же Рурхан встретил несколько молодых людей, также интересующихся книгами с которыми быстро нашел общий язык, для общения с которыми записавшись в литературный клуб. Все незначительное свободное время, отдыхая от нежной непоседы Фиалки, Рурхан пропадал в тишине библиотеки или на вылазках литературного клуба, потягивая коктейли где-нибудь на лавке в парке, обсуждая сюжеты прочитанных книг со своими «второстепенными» друзьями. Также он не забывал про Гордона, периодически беседуя с ним выпивая вино на заднем дворе университета. И всякий раз с удовольствием возвращался в компанию своих главных друзей, попадая в плен трех своих любимых красавиц. Градус любви и нежности, лишь изредка спадая, в основном всегда зашкаливал, все шло гармонично, нежно и ласково, весело и беззаботно.
        Теперь, когда все друзья работали в одну смену, Кристина вывела для них четкий план физических тренировок, благодаря чему Рурхан в физическом плане довел свое тело до идеала. Все что в нем осталось от предыдущего Рурхана это только висевший на шее амулет в виде волчьего клыка.
        Ночи с приторной Фиалкой, он разбавлял жаром пылкой любвеобильной Алексы. И лишь периодически, по завершении своего медового месяца, бесподобная Кристина даровала ему наслаждение собой.
        В силу простоты и детской глупости мира артэонов оказавшись статусе сестры и брата, Фиалка и Рурхан неизбежно стали сближаться. Сначала по-настоящему влюбился он, окончательно став подобием любимой игрушки для этой странной ласковой девчонки. В их отношениях вечно ею очарован, он становился как вода, незаметно для себя принимая любую форму которую она захочет. Лишь бы ей было удобно. «Как ты захочешь» или «Как вы пожелаете»  — всегда с улыбкой отвечал он на ее глупые запросы. Он очень органично заменил в ее жизни ее теплого «Плюшку» Хьюго. Ее причуды в условиях полной свободы в их маленьком мире переросли все пределы. Когда ей не спалось, посреди ночи они шли гулять под звездами, днями бродили по Аламфисовому лесу, она всюду таскала его за собой. И очарованный Рурхан слепо следовал за ней, с улыбкой за ней наблюдая, забавляясь ее причудам. Внутренне всегда ожидая, когда она устанет беситься и вспомнит про него, хихикая, заласкает и зацелует. Он был готов терпеть любые мучения от этих нежных ладоней и любые неудобства вызванные причудами из ее глупой головы, лишь бы угодить ей.
        Она была безмерно рада своему новому верному другу, понимая, что ему уже требуется нечто больше чем дружба. Но сам Рурхан так и не говорил ей о своих чувствах, пытаясь быть благодарным приютившим его прекрасным созданиям, он удерживал себя в рамках ее брата, просто безмерно заботливого и ласкового. Несмотря ни на что уже тогда их отношения наполняли килотонны нежности. Фиалка сама по себе была любвеобильной и щедро награждала своего верного Рурхана лаской, он же принадлежавший ей душой был готов ласкаться с ней хоть сутки напролет. Она все понимая с самого начала, не могла позволить себе мучить его, просто все отсрочивала, пытаясь побыть свободной как можно дольше, это было нечто вероятно вызванное влиянием Алексы. Так продолжалось до тех пор, пока она окруженная его заботой и лаской на протяжении всех дней, подталкиваемая подругами, сама не поняла, что готова влюбиться в него и дозрела до того чтобы вывести их отношения на новый уровень, о котором ей так долго говорила Кристина.
        «Любовь явление необходимое, это своеобразное начало, положенное в основу нашего общества. В мире людей она порой перерастает все пределы, проникает во все сферы, влияет на судьбы. У нас у артэонов любовь при всей своей значимости все же явление вспомогательное. Любовь всего лишь эмоция, нам существам способным свои эмоции контролировать она полностью подвластна. Но, это не отменяет ее необходимости, не изменяет ее значимости для нас. Все чем мы в этом плане отличаемся от людей, так это тем, что можем подходить к вопросу любви осознанно. Не спонтанно влюбляться, порой ломая себе этим жизнь и обрекая себя на мучения, а разумно подойти к этому вопросу, сначала найти субъекта подходящего по ряду параметров, того с кем можно строить отношения, а затем разумно вырастить в себе любовь к нему. Так что в нашем случае все сводится к разумному выбору, и если он окажется неверным, то здесь уже нельзя будет сослаться на эмоции»,  — так Кристина рассуждала о любви, смотря на этот вопрос глазами артэона. И вот теперь Селина никак не могла решить является ли Рурхан тем самым подходящим по всем параметрам
субъектом или нет?
        «Рурхан, он адекватный, добрый при том, что он не артэон. То есть он добр от природы. Он разумный, рассудительный, сдержанный. От нас он впитал все самое лучшее. Посмотри, каким он стал манерным, культурным. Я вижу, как он наслаждается, живя среди нас, полностью растворяется в нашей простоте и нежности. Да он готов жизнь за нас отдать. Так чего тебе еще надо? Я просто не понимаю!»  — Кристина уже устала подталкивать Селину к серьезным отношениям. В итоге Селина согласилась, дав возможность своей Фиалке полюбить.
        Сначала навыдумывав себе романтический вечер при свечах в теплой атмосфере которого уместно выглядело бы признание в любви, она столкнулась с проблемой. Ведь по идее это он как парень должен устраивать подобное и признаваться ей в любви. Но, несмотря на то, что эта любовь читалась прямо у него в глазах, боясь лишить ее свободы, чем-то непосильным обременить или получить отказ (что самое страшное), однажды о легкомысленную Селину обжегшийся, повторно он не собирался в своих чувствах признаваться. Даже толстые намеки Кристины и попытки мужских разговоров от Джейсона не помогали. Она продолжала для него оставаться «сестрой». Того факта что эта красавица с ним рядом ему было вполне достаточно. Не зная как начать важный разговор, все время, пытаясь выбрать какой-то там подходящий момент, в итоге устав терпеть она сказала все, когда они были вдвоем ночью в постели после занятия любовью.
        — Рурханчик я это, давно хотела с тобой поговорить. Ты же любишь меня… Ой вернее, ты же ведь любишь меня?  — отдыхая у него на груди вдруг неожиданно заговорила она.
        — Чего бы ты ни хотела, просто попроси,  — ответил он с улыбкой, подумав, что речь опять идет о прогулке куда-нибудь на окраину леса или о какой-то другой ее причуде, на которую друзья не соглашаются.
        — Ты глупый! Я просто хотела сказать, что тоже тебя люблю. Нет, правда! Я люблю тебя…
        Разумеется, после этого признания он зацеловывал ее, пока она не запищала.
        Как невероятный дар Рурхан воспринял ее желание свою свободу ради него ограничить. Сложно было описать, как он был благодарен за то, что эта красавица согласна остаться только с ним. Он и без того в ее присутствии нежный и аккуратный, теперь вообще просто растворялся переставая быть собой, полностью отдавая свое лишенное всего разумного тело в ее распоряжение. Он ничего не мог с собой поделать. Взглянув в ее глаза, он просто утопал и покорно следовал за ней, туда, куда их несло ее причудливое сознание. Ходил, сияя от счастья, улыбка не сходила с его губ, сколько бы Хьюго с Джейсоном над ним не посмеивались. Ему на все было плевать, пусть хоть весь мир знает, что он влюблен в нее и от этого невероятно счастлив. Окружая заботой и лаской которых, по его мнению, заслуживало это сокровище, он порой боялся даже дышать в ее присутствии (во всяком случае, в первое время).
        И вот когда в их отношениях осталась только Фиалка, в их маленьком мире не осталось ничего кроме нежности и наслаждений, заботы и тепла. Теперь вся ее сладость и нежность была направлена на него. И эта любовь стала затягивать ее полностью. Сдувая с него пылинки, теперь она сама растворялась в его глазах. Эту нестабильную в поведении нежную и ласковую хулиганку, неусидчивую хихикающую непоседу временами хотелось просто сжать так крепко, как только можно, что есть силы прижать к себе и никуда не отпускать. Понимая друг друга без слов, тая от одного взгляда, они приближались к полной гармонии.
        В ее обществе раскрыв свои неизвестные грани, Рурхан и сам оказался тем еще чудиком. Когда ей не спалось, он сам звал ее погулять под звездным небом. Целыми днями он мог бродить с ней по чудесному Аламфисовому лесу, утопать в сочных красках его густой зелени. Селина воображая себя лесной феей из сказок, танцевала и кружилась среди цветочных полей, «обнималась» с красивыми деревцами, забавляя собой вечно следующего за ней Рурхана. Всегда после ее необычных забав нежно и аккуратно стряхивающий с ее волос, одежды налипшие листья и запутавшиеся веточки, он получал награду из тысяч поцелуев в порыве ее безумной нежности. Зачитываясь книгами, он делился с ней вымышленными мирами, в которых мысленно побывал. Она слушала его, округлив от удивления неестественно синие глаза, потому как сама читать, не любила, это было слишком скучно для нее. Вместе они, уходя ото всех погружаясь в фантазии, создавали свой собственный мир, существующий втайне от всех, где она была принцессой. Также они разделяли глупые причуды друзей. Поднимаясь ранним утром, ходили вместе с Кристиной в лес наслаждаться холодом и тишиной
утренних туманов так любимых мрачной красавицей. С Алексой тайком ходили к далеким грязевым бассейнам, купание в которых, по мнению этой светловолосой красавицы, имело какой-то там эффект для кожи. Во время пробежек с Джейсоном добегали до пустующих военных тренировочных лагерей прогулка, по которым нагоняла на этого здоровяка тяжелые, ужасные воспоминания и непонятную ностальгию, прорывающуюся сквозь боль. Обручившись, они отправились в кругосветное путешествие по миру артэонов, посетили многие диковинные уголки и всюду наслаждались разнообразной красотой природы. Их интересы слились воедино. Тяга к звездам и любовь к природе переполняла их. Как говорила Кристина: Фиалка заразила собой Рурхана. Но скорее всего Рурхан таким и был, просто не было Фиалки способной раскрыть все это.
        Рурхан сменил статус сына на статус зятя, но это мало что поменяло в отношениях с ласковыми, милыми мамами. Обручившись, став парой на всю жизнь они стали все больше оставаться одни, тянулись к уединению, в котором начинался их мир на двоих, в котором им было так комфортно. Вместе они хлопотали по дому, вместе готовили обед и ужин, делали простые обыденные дела и чувствовали себя самыми счастливыми на свете. Могли по нескольку суток не выходить из квартиры, казалось, им больше никто не был нужен. Но Кристина не давала им полностью отдалиться, вторгаясь в их маленький мир, она вытягивала их в мир окружающий. Не давала им забыть про друзей.
        Радуясь за друзей, Алекса и Хьюго оставшись один на один стали сближаться. «Я знала, что так и будет!»  — смеялась Алекса. Она решилась на любовь и искусственно начала перестраивать свою личность с ветреной блондинки для брака непригодной, на заботливую потенциальную супругу. Но не полностью, для начала лишь в части. Несколько дней она заботливая супруга, несколько дней Алекса. Она говорила, что не может вот так разом оставить свою свободу. Хьюго был рад и этому. Та любовь, что естественным образом зародилась в нем еще в детстве и заставляла его перед этой красавицей приклоняться была безумной, но он не желал ее блокировать. «Это, наверное, единственное, что тянет меня в жизнь»,  — говорил он. Отношения этой парочки были довольно-таки холодными. Она любила шумные компании и вечеринки до утра, любила погулять, он же наоборот любил тишину и желал уединения. Она гуляла, он, разумом соединяясь с Инфосредой, висел в ее виртуальном пространстве сутками напролет, лежа на спине в кровати, в комнате с задернутыми шторами. Но несколько дней в неделю они были вдвоем и были счастливы. Со временем в Алексе
просыпалось чувство ответственности за Хьюго, ведь если не она, то кто еще вернет его в реальность? Кристина буквально обязывала Алексу к отношениям, ведь над Хьюго никто не был так властен как эта блондинка. Со временем количество совместно проводимого времени повышалось, а затем опять шло на спад, а затем все повторялось. Но, то время что они проводили вместе, они были по-настоящему счастливы.
        Кристина и Джейсон, скрепив себя узами единства, хоть и желали уединиться, но не могли, ведь вся их компания держалась на них. Кольцами на пальцах они оборвали молодость, лишив друг друга свободы выбора партнеров, лишь изредка, в качестве разгрузки и скрепления чувств делая исключения только для родных друзей. Дорога в «Пещеру» теперь была для них закрыта. Рурхан в «здешний карантин разврата» тоже больше ни разу не ходил. Зато Хьюго теперь в компании Алексы, чтобы поддерживать их отношения был обязан посещать Пещеру, за щедрую благодарность, конечно же. Нередко они утягивали за собой в царство разврата Фиалку, отрывая ее от Рурхана, заставляя вспомнить о других удовольствиях некогда так любимых ею.
        Благодаря Рурхану в семью Фиалки снова вернулась жизнь. Шум и радость, семейных праздников, походы в лес для пикников и просто отдыха. Семейные походы в театр и иллюзионы, показывающие чужие фантазии в виде объемных проекций, приоткрывая Рурхану мир Инфосреды, но только в черно-белом варианте.
        Теплыми звездными ночами, зеленью парков преображающее город, последним ясным днем ушло за горизонт теплое лето. Пришла серая дождливая осень. Среди пожелтевшей листвы уныло обвисшей на деревьях, желтым листопадом накрывавшей город, в палитре осенних красок Армидея стала по-настоящему золотым городом. Пришла пора классических черных армидейских плащей. Цветочный узор, вернувшись на ставшие черными волосы Фиалки, налился золотом под цвет осени, будто пожелтел вместе с летней листвой. Джейсон в составе своего батальона был отправлен в командировку за южный периметр. Кристина окончательно помрачнела. Дружно согревая ее заботой и вниманием, друзья не давали ей оставаться одной, ни укорачивающимися днями, ни холоднеющими осенними ночами.
        Начался новый учебный год, Рурхана зачислили в университет. В общую группу к Фиалке и Хьюго. Ему нравилось учиться, нравилось быть студентом, но лекции практически не давали ему новых знаний. Только семинары, на которых можно было поделиться своим мнением или поспорить, обсудить что-либо и помощь Фиалке в домашних заданиях, следующая за этим сладкая благодарность, казались ему единственными по-настоящему полезными моментами учебы.

* * *

        Среди вершин, в центре высоких заснеженных гор раскинувшихся на северной окраине Преферии комплексом башен образующих собой круг одиноко возвышалась крепость Снежная Высота. Основная часть крепости пригодными для жилья бункерами располагалась внутри горы. Это было убежище способное в случае необходимости укрыть от беды миллионы людей живущих под опекой артэонов Арвлады. В обычное время пока крепость не была востребована как убежище, ее населяли отшельники аскеты зовущиеся Последователями Иогона, поселение которых артэоны обнаружили в одной из пещер этих мертвых заснеженных вершин. Несколько тысяч потомков народа отшельников следили за техническим состоянием крепости, поддерживая ее в пригодном для заселения состоянии, не давая простаивать здешним технологичным теплицам, выращивали овощи, стараясь всем необходимым себя обеспечивать самостоятельно.
        Главный зал Снежной Высоты преферийские артэоны использовали как место для заседаний Совета Арвлады. Здесь, в нейтральном безопасном месте, вдалеке от живого мира, среди ветра и снегов где их никто не услышит, собирались главы, правители всех артэонов населяющих Арвладу для совместного решения государственных проблем на всеобщем совете. Здесь обсуждались и совместно решались только житейские, бытовые трудности масштаба всей Арвлады, прочие вопросы внутренней политики. Военные и стратегические планы, вопросы взаимоотношений с югом находились в ведении специалистов военных ведомств.
        Снежная Высота, кажущаяся недосягаемой, была связана с артэонским миром огромным телепортирующим шлюзом. Сегодня в день заседания Совета пустующая крепость в ожидании важных гостей в целях безопасности была наполнена солдатами СБК замершими по стойке смирно у всех дверей, во всех коридорах на верхних уровнях. Сам Зал Совета был огромен. Здесь под стеклянным куполом, сквозь толстое стекло которого были видны возвышающиеся по кругу башни крепости, присыпанные снегом, для целей совещания стояли три трибуны. Западная для СБК, восточная для Армидеи, южная трибуна для артэонов Срединных Земель. С северной стороны просторного зала стояла кафедра для выступлений.
        Первой прибыла делегация Армидеи во главе с правителем Кратоном. Все министры, одетые в положенные золотистые плащи. Только министр обороны выделялся из их массы. Можно сказать это было странное и непонятное существо. Было известно только его имя: Кэлос, и больше ничего, не фамилии, не происхождения. Всегда полностью закованный в стальной костюм он скорее напоминал машину. Ходили слухи, что он вовсе не человек, а уникальный биомеханоидный организм, специально поставленный Духом во главе армии. Только местами проскакивающие живые оттенки и следы эмоций в доносящемся из-под стальной маски голосе и периодически проскакивающий кашель говорили об обратном. Также в его уникальном костюме, сделанном в общем дизайне брони армидейских солдат, имелись признаки некого медицинского поддерживающего жизнь скафандра. На прикрепленной к шлему стальной маске навсегда скрывшей лицо в прорезях для глаз имелись черные линзы очков из непробиваемого стекла, нетипичные для стальных глаз биомеханоидов. За его спиной висел отличавший офицеров плащ из черной кольчуги. Также из-за спины торчал стальной ворот, на расстоянии
выделявший его из остальных закованных в сталь военных командиров. Как всегда беззвучный как машина командующий Кэлос шел в хвосте своей делегации вместе со своим единомышленником и можно сказать другом магом Фросреем.
        Делегацию Армидеи как обычно окружила детвора живущих здесь отшельников Последователей Иогона. Эти артэоны в золотистых плащах всегда приносили этим детям конфеты и прочие сладости. Несколько женщин из числа министров, радуясь встрече с этими детьми, принялись угощать их принесенными сладостями. Поднявшись в Зал Совещаний, делегация Армидеи заняла свое место. Командующий Кэлос и маг Фросрей как обычно сели на заднем ряду их трибуны спрятавшись за спинами гражданских министров. В зал потихоньку стекались представители артэонов Срединных Земель. В зависимости от статуса, который занимали Намарийцы в этих примитивных, простых артэонских обществах, это были либо шаманы, всегда следующие в одиночку или вожди в сопровождении своих помощников. Облаченные в серые вручную сшитые грубые одежды, шкуры, воинское снаряжение, внешне похожие на дикарей. Только характерный блеск кожи лиц и внешность выдавала в них артэонов.
        Полностью распахнув двери, в зал пожаловала делегация СБК. По своему внутреннему устройству СБК являлась артэонской стратократией (обществом, существующим под властью военных). Согласно логике этих артэонских обществ, государства артэоны создавали в целях обороны, и поэтому весь государственный аппарат цель которого, прежде всего защита, должны составлять военные. Ведь артэонское общество способно существовать гармонично, не требуя над собой постоянного управления, поэтому не нужно усложнять его громоздкой государственной машиной с тысячью министерств. Все представители делегации СБК — военные генералы, одновременно олицетворяющие министров, ответственных за отдельные внутренние вопросы, которые неизбежно появлялись. Все облачены в бронекостюмы, темно-синего цвета СБК с нанесенным сверху окроплением черного камуфляжа, с висящими за спиной длинными черными плащами офицеров. На поясе каждого из них висело по мечу и именному кинжалу. Возглавлял эту будто пытающуюся казаться самой суровой в мире делегацию Рагнер-Кон Второй, нынешний правитель СБК. Именно он организовал и реализовал «Создание Арвлады»,
командовал армией СБК во время Первой и Второй Северных Чисток. Сделал то, что так долго планировал, но не решался притворить в жизнь его отец, фактически оставивший изгнание людей своим наследием ему. Имеющий репутацию убийцы миллионов, он естественно был неразговорчивым, суровым и мрачным. Среди старых генералов с белоснежными бородами, генералов моложе с бородами ухоженными, не пронизанными артэонской сединой, Рагнер-Кон относился к первым. Его борода была бела, он был стар и доживал последние годы. Это единственное что роднило его с Кратоном правителем Армидеи — он тоже угасал и также готовил наследника. Несмотря на старание Кратона, он исключал дружбу между их детьми. Разумеется, он и слышать не хотел идеи своего коллеги о надвигающейся новой эре Преферии, которая может начаться с их детей, у которых якобы в отличие от них будет возможность выбирать между миром и войной. При шаге стуча тяжелыми подошвами армейских ботинок, делегация СБК заняла свое место.
        Как обычно Совет начался с доклада Министерства стабильности Арвлады штат, которого в основном состоял из гос. менеджеров Армидеи и именно в золотом городе находился его «главный офис». Однако возглавлял это министерство генерал из СБК. Открывавший заседание министр стабильности Арвлады, для облегчения контакта с раскованными армидейцами максимально молодой генерал, живший в Армидее, поэтому отученный от ношения бороды, однако облаченный в броню и экипировку. Поприветствовав всех собравшихся, официально открыв заседание Совета, выразив свое сожаление, официально от имени СБК попросив у Армидеи прощения, он заявил о завершении войны объявленной между преферийскими державами. О произошедшем в Мак-Тауред, как о чудовищном недоразумении предложив забыть.
        Следом вышел министр иностранных дел Армидеи. Естественно он поблагодарил власти СБК за трезвое понимание ситуации. Упомянул о скорби по жертвам Мак-Тауред, и желании Армидеи как можно быстрее забыть об этом инциденте и двигаться дальше. Заверил, что власти Армидеи всемерно поддерживают СБК и решительно настроены на скорейшее восстановление контроля над Запериметрией. Разумеется, все соглашения о военном сотрудничестве остаются в силе, лидерство по-прежнему остается за СБК, без разрешения координационного центра армия Армидеи не сделает и шагу.
        Затем с докладом вышел правитель СБК Рагнер-Кон, главнокомандующий армией Белого Камня. Без бумажек и даже плана речи он всегда говорил как есть. «Я бы хотел поговорить о ситуации в Арвладе. В частности в ее части сегодня называемой Эвалтой» как обычно начал он. «Началось»,  — слышались недовольные вздохи на трибуне Армидеи. Вопреки уставшим недовольным взглядам армидейцев этот упорный вояка сотый раз говорил то, что считал нужным. Сначала он упомянул кровь, пролитую во имя Арвлады — изгнания людей, сообщив, что сам факт наличия Эвалты недопустим. Затем переходя к деталям, отметил восстание, произошедшее в одной из южных эвалтийских деревень и полное бездействие армидейцев в этом вопросе. При этом говоря, он старался не смотреть на Кратона, который слушал его, не убирая с лица улыбки. Потому как знал правду, прекрасно понимал, что причиной всех проблем с Эвалтой являются сами СБК. Спецслужбы Белого Камня как могут под любыми предлогами постоянно расшатывают ситуацию внутри созданной армидейцами страны людей. СБК стоит за всеми бунтами, забастовками и прочими проявлениями народного недовольства и в
том числе за террористами, бродящими по лесам Эвалты. Бунт в очередной южной деревушке это уже типичная пакость со стороны СБК, это боевики натренированные спецслужбами белокаменной устроили там беспредел, сами люди (толпа) на такое просто не способны. Так почему тогда Кратон молчал? Почему не уличал Рагнера во лжи? Это называется истинная политика, здесь все сложно и даже безумно. Для Кратона как для правителя Армидеи вскрыть правду значит сделать СБК своими врагами, привести к полному разрыву отношений, нарушив равновесие привести к полноценной войне и развалу Арвлады. Да и СБК делали все чисто и аккуратно, не оставляя следов, у Кратона просто не было доказательств. Ради сохранения общего баланса, можно сказать ради сохранения Арвлады правитель Кратон молчал, слушая лживые речи своего коллеги, вот только улыбки с лица убрать не мог.
        А Рагнер продолжал. Нагнал ужаса, говоря о цепной реакции, которая может запуститься и якобы множество других эвалтийских деревень и городов могут восстать. Что при условии того что население Эвалты сегодня исчисляется миллионами, может привести к неконтролируемым последствиям. Особо акцентировал внимание на неком Ричарде Сером, некогда лихом разбойнике, народном Робине Гуде, полюбившемся эвалтийцам за нападения на военные патрули СБК регулярно вторгавшиеся в деревни и города молодой Эвалты. Сегодня Ричард Серый, будучи уже стариком снова оказался в центре внимания. Правительство Армидеи желая дать Эвалте народного лидера, хотело сделать старого, но любимого людьми Ричарда Серого первым ее королем, с чем СБК естественно не могли спокойно согласиться. Также он не мог не упомянуть эвалтийскую преступность, зашкаливающую все разумные показатели, очередное проявление людской свободы на его взгляд. Выразил тревогу по поводу переноса столицы из «приармидейского» квартала Закхала в Певенс — крупнейший из городов Эвалты, потому как якобы дикие люди еще не дозрели чтобы самостоятельно управлять собой,
только не в Арвладе.
        — Напоследок,  — печально глядя в сторону, завершал речь Рагнер,  — как всегда хочу предложить моим друзьям армидейцам одуматься и реорганизовать Эвалту, пока еще не поздно. Да наши общины, в которых живут люди-граждане СБК, не блещут той свободой, которой может похвастаться Эвалта. Но в Стране Белого Камня под нашим жестким контролем и защитой от любого зла, люди имеют возможность спокойно жить, обеспечивая свое существование честным трудом. Создание такой гармонии тоже пропитанно кровью бунтарей и асоциальных личностей, но в целом у нас почти нет преступности, люди полностью равны и если речь идет об адекватных личностях желающих просто спокойно жить, то в наших общинах они обретают счастье. Я ничего не утверждаю. Но сравнивая Эвалту и наши селения людей, прихожу к выводу о том, что может людям и ненужно столько свободы, сколько даете им вы? Может людям, просто нужна система, существующая по четким нерушимым понятным и разумным законам? Система, в условиях которой они могли бы просто спокойно жить и быть счастливыми, зная, что они защищены от всего. Система и разумные существа, что управляют ею.
Мне кажется, мы артэоны способны для них такую систему создать и способны стать для них разумным руководящим началом, в котором они нуждаются как дети в родителях. Еще раз прошу вас одуматься армидейцы.
        Из чувства уважения к четырехсотлетнему устало выглядящему Намарьену создавшему для них Арвладу зал стандартно аплодировал. Следом вышел легкий в поведении и как всегда непоколебимо спокойный правитель Кратон.
        — Итак, начну по порядку, с конца. Я лично никогда не критиковал общины людей в СБК, вне зависимости от того сколько бы критики мои оппоненты не обрушивали на меня. Это система традиционных артэонских государств, она проверена временем, долгие тысячелетия артэоны и люди сосуществуют подобным образом. Я не отрицаю всех ее качеств и положительных сторон. Но что это дает миру? Да в людских общинах, существующих под строгим артэонским оком все стабильно и прекрасно. Но жизни скольких людей вы можете спасти таким образом? Людское население СБК составляет несколько десятков миллионов человек, это много. Но на юге проживает еще несколько сотен миллионов людей, многим из которых нужна наша помощь. Есть определенная цифра названная лимитом наполнения — это то, сколько граждан людей традиционное государство, такое как наша СБК может максимум взять под свой контроль. И в случае с СБК лимитом наполнения была названа цифра семьдесят миллионов человек, и этот лимит уже почти достигнут, то есть больше помочь человечеству наша белокаменная страна не в силах. Также как численность артэонов ограничена возможностями
Духов, которые хоть и универсальные существа, но тоже не всесильны. Также и мы можем обеспечить прямой контроль над ограниченным количеством людей. Нужно признать, что концепция традиционных государств на рассвете эпохи артэонов казавшаяся светом во мраке, к сегодняшнему дню утрачивает актуальность, превращаясь в тупик. Не о таком будущем мечтали наши предки желавшие подарить преображение этому миру. Сегодня на нас возложена задача — вывести этот мир на новый уровень, хватит уже, погрязать в безумии эксплуатируя изжившие себя идеи.
        Для меня Эвалта это зачаток возможного нового мира, оплот той самой идеи способной изменить нас всех. Хватит тотально контролировать людей, решая за них все проблемы, лишая возможности собственного развития. Капитализм это компромисс. Он дает людям возможность быть свободными и в то же время оставляет нам рычаги для контроля над ними. Выстроив для людей капиталистическую систему встав у ее руля, взяв под контроль ее основу, мы сможем управлять теоретически свободными людьми. Привив эту систему отдельно взятой общности людей, такой как Эвалта, мы запустим процесс и дальше идеи капитализма, прикрытые идеями свободы, понесутся по этому миру сами. Эвалтийцы преобразившись, начнут изменять этот мир, своими идеями разложив рабовладельческий противостоящий нам юг. Здесь в Преферии в полной изоляции от остального мира мы можем запустить этот эксперимент, ненужно никого бояться, если сделаем все правильно наши влиятельные «партнеры» нам еще спасибо скажут. Ведь Преферию по-другому называют «новый мир» так давайте же действительно, вопреки страхам создадим здесь что-то новое. Для этого у нас есть все, нашей
власти на это точно хватит,  — говоря Кратон, периодически поглядывал на трибуну СБК, стараясь заглянуть в глаза своему другу Рагнеру.
        Дальше он перешел к деталям. По поводу переноса столицы Эвалты с его слов можно было не волноваться. Столица может быть где угодно, реальная власть над Эвалтой все равно останется у Армидеи. Тем более что собой доказывающий идею «капиталистической свободы» миллионный город Певенс и так уже столица Эвалты, осталось только это официально подтвердить. Что касается эвалтийской преступности, то здесь СБК виноваты сами. Вставляя Армидее палки в колеса, не давая нормально вооружить полицию Эвалты, оправдываясь тем, что якобы это оружие может развернуться против Арвлады, белокаменные сами развязывают эвалтийской преступности руки. «Бороться с преступностью должна местная полиция, весь вопрос только в том, когда мы сможем толково вооружить ее и наделить полномочиями»,  — так закончил эту мысль Кратон. Что касается Ричарда Серого, то здесь он упрекнул СБК в том, что не из-за убитых руками этого некогда лихого бандита своих солдатах они беспокоятся, а просто пытаются вставить Армидее очередную палку в колесо, как обычно мешают довести Эвалту до ума.
        — В заключении хочу сказать, что понимаю Рагнера и ни в чем его не виню. Ведь в действительности своей Эвалтой мы разрушаем идеи, которые он заложил в Арвладу при ее создании. Но нельзя стоять на месте нужно двигаться дальше, развивать этот мир,  — закончил свою речь Кратон.
        Затем начались переговоры. Делегаты выступали прямо с места, скорее это напоминало культурную беседу, где никто никого не перебивал, нежели чем официальную встречу. Обсудили новую концепцию взаимодействия вооруженных сил, ряд программ социальной помощи нуждающимся жителям Арвлады, артэоны Срединных Земель уладили ряд вопросов между собой. По вопросам Эвалты договориться не получалось, СБК не хотели идти на уступки, а без их одобрения — без санкции комитета внутренней безопасности вооружить полицию, заложить новое поселение эвалтийцев на севере или произвести другие изменения в жизни Эвалты, было запрещено законом. Затем уже под конец слово взял один из генералов СБК — начальник службы внешней разведки.
        — Я хотел поговорить об этом страннике из Страны Волка, которого вы приютили,  — обращался он к армидейцам.  — О Рурхане и о плане возможного с помощью него преломления ситуации за периметром, предложенного магом Фросреем,  — после этих слов генерала СБК Кратон с улыбкой и упреком посмотрел на Фросрея, тот виновато опустил взгляд.  — В Стране Волка мы видим мощную силу, но эта сила дремлет, нам нужно просто разбудить ее. Мечтать о полном вытеснении людей из Преферии конечно глупо. Но даже простое вторжение номакской цивилизации в Запериметрию уже значительно повлияло бы на ситуацию в целом. При развитии Страны Волка в нужном нам русле мы получили бы мощного союзника — опору в Южной Половине. Я согласен с Фросреем этот парень — Рурхан это наш шанс, подаренный нам судьбой, наш ключ к проникновению в закрытое общество Страны Волка и его нужно использовать. В какой стадии разработки находится этот вопрос?
        — Вы хоть понимаете что предлагаете? Что подозреваете под сухими общими фразами?  — встала для ответа министр образования Армидеи.  — По мне так вы несете полную ахинею. Рурхан стал гармоничной частью нашего общества и полностью доверился нам, мы не будем предавать его, используя в подобных целях. Да и вообще что это за больные зловещие планы? Вырастить номакскую цивилизацию, чтобы та уничтожила людскую, занимающую собой юг? Да вы с ума сошли! Чтобы совершить такое мы должны уподобиться злу, а зло неспособно существовать, оно всегда убивает само себя. Все хватит этого бреда! Этот вопрос закрыт.
        На трибуне СБК послышался смех. Улыбаясь, начальник службы разведки снова поднялся для ответа.
        — По всей видимости, наш изнеженный министр, вообще не понимает, в каком мире живет. Только за то время что я возглавляю нашу службу, мы не раз проворачивали подобные операции. Профинансировать развитие одних дикарей, вооружить их, чтобы они, преобразовавшись в сильное безумное государство, уничтожили других дикарей — тех, что неугодны нам. Это для нас естественно,  — с улыбкой смотрел на недовольного гражданского министра безумный генерал.  — Пока они там убивают друг друга мы здесь в безопасности. Пока юг лежит в руинах, мы процветаем. По-другому никак. Неважно нравится вам это или нет. Это суровая правда. Мы возвысившаяся над всеми сила, мы обречены на постоянную борьбу. Для нас утратить свой статус, значит быть уничтоженными. Мы придумали революцию — оружие, разрушающее их общества изнутри, руками кучки недовольных дураков мы стираем целые страны. Мы в идеале овладели технологиями разрушения их обществ изнутри, нам даже делать ничего ненужно, обманутые нами ради свободы и лучшей жизни эти дикари сами все разрушают. Разделяй и властвуй, ну или стравливай друг с другом, ввергай в войны других, а
сам процветай! На этом принципе построена вся наша безопасность.
        — Спасибо большое господин генерал благодаря вам я поняла, в какой ужасной системе мы живем. Но что есть система? Ее как таковой нет. Есть только мы — множество индивидов объединенных рамками одного общества. Все зависит только от нас. Ваши злодеяния есть следствие морального несовершенства вашей прожженной Малдурумом падшей натуры, это не система несовершенна, здесь неадекватны только вы, и, по-моему, в своих больных грезах вы слишком уж заигрались,  — после своего эмоционального высказывания министр образования встала и демонстративно начала покидать зал заседаний, почти все гражданские министры Армидеи последовали ее примеру.
        — Что правда глаза режет?! Благодаря таким ублюдкам как я — вы существуете!  — крикнул ей вслед генерал. Но это не подействовало, армидейцы желая остаться разумными, покинули зал, их примеру последовали и представители Срединных Земель. Зал почти опустел, а генерал СБК, с улыбкой глядя на этих «цивилизованных белоручек» напуганных им, спасающихся бегством от правды, сел на свое кресло. На опустевшей трибуне Армидеи остались только несколько министров, правитель Кратон, как всегда беззвучный командующий Кэлос, сидящий на заднем ряду рядом с Фросреем который понимал, что поступил неправильно, фактически ударив в спину своего правителя и друга.
        После паузы раздумий Кратон встал для ответа.
        — Прошу прощения за поведение моих коллег просто они плохо знакомы с реалиями нашего мира. В нашем обществе они заведуют только внутренними делами, всю тяжесть выживания несем только мы, оставшиеся здесь. Только мы — оставшиеся здесь принимаем ключевые решения,  — Кратон жестом указал на оставшихся, на трибуне армидейцев.  — Надо признать, такие гуманисты как те, что покинули нас, нужны для противовеса, чтобы не дать нам окончательно откатиться в безумие. Да и вы сами виноваты. Зачем на общем совете было поднимать вопросы, которые мы обычно обсуждаем позже, в узком кругу посвященных? И что касается предложения Фросрея о Стране Волка, мы, конечно, можем заняться проработкой этого вопроса но, по-моему, это совершенно не разумно. Кто вам сказал, что номаки будут лучше людей? Вспомните, что они творили когда-то или вы забыли ужасный период, который кровью врезан в нашу память — время артэонско-номакских войн. Сколько горя и разрушений мы натерпелись тогда, чудом победив этих существ вобравших в себя все лучшие качества артэонов и людей. Они могут стать противниками куда страшнее последних.
        — Нет, ты просто пытаешься нас отговорить сам, понимая, что не прав. Не так ли мой друг?  — оставшись в привычной компании не поднимаясь с кресла, говорил Рагнер.  — Между артэонами и номаками никогда не было конфликтов. В древние времена они наоборот защищали нас от людей и прочих бед. Более свирепые более свободные они селились вдоль наших границ, как мощные стены они оберегали нас. В артэонах вечно покорных Духам они видели старших разумных братьев, между нами никогда не было противоречий. Почти. Они шли наперекор Духам — это да, это бесспорно. Они выходили из-под их контроля, не желали повиноваться их воле, выходили за пределы этой местами дегенеративной разумности. Нет Кратон, это по воле Духов мы начали ту страшную войну. Духи приказали нам убить наших братьев! Сейчас у нас просто появилась возможность частично исправить историческую несправедливость. Мы можем возродить номакскую цивилизацию. И пусть сильные развитые вскормленные нами номаки как наши младшие братья, под нашей полной опекой вытеснят дикарей юга, просто уничтожат их. Номаки всегда недолюбливали людей. Заменив людей юга на
номаков, пусть даже частично, мы могли бы принести в Преферию мир выгодный для нас.
        И я обещаю, если вы в этом вопросе пойдете нам навстречу, мы полностью позабудем про вашу Эвалту, в этом вопросе вы получите полную свободу.
        — Это заманчиво и требует лучшего обдумывания. Пока лишь обещаю, мы обязательно подумаем над этим,  — тяжело согласился Кратон, поддавшись сладким соблазнам Рагнера.  — Мы займемся проработкой этой идеи в ответ на ваши послабления в плане Эвалты. Но вы должны понимать коллеги, что решение этого вопроса не зависит от меня. Все сводится к воле Рурхана. Только если пришедший из Страны Волка сам согласиться нам помочь,  — уйдя от прямого ответа, Кратон все же нашел золотую середину в этом вопросе.
        Незаметно пришла зима, пора новых развлечений и видов спорта. Армидейские плащи уплотнились пуховыми подкладками. В ауре свежего зимнего воздуха засыпавший все вокруг снег, растерял для Рурхана свою погибельную холодную природу, став чем-то совершенно безобидным, и даже веселым. Пришла пора праздника нового года и еще множества веселья подаренного такой белой и пушистой зимой, какой она казалась здесь.
        Наступила весна. Воздух наполнился запахом талого снега, а вновь осветленные теплым солнцем городские просторы звуками пения птиц, после холодов снова вернувшихся в Аламфисов лес. Джейсон вернулся из командировки. И первое время по возвращении был очень мрачным и подавленным, вел себя отрешенно и практически всегда молчал. Будучи постоянно погруженным в свои внутренние переживая, он лишь изредка вспоминал об окружающих друзьях, подавая незначительные признаки жизни. Все было так тяжело, что первое время Джейсону приходилось посещать психолога и проходить курс восстановительной терапии. Рурхан очень переживал за своего друга, он и представить не мог, что могло так сломить этого сильного здоровяка. Но причины переживаний Джейсона так и остались загадкой для него. Сам Джейсон об этом не говорил, а Рурхан не смел спрашивать. По мере того как под весенним теплом таяньем снегов отступали холода, также постепенно под теплом и заботой окружающих друзей Джейсон медленно приходил в себя, вновь возвращая жизнь и радость в их компанию.
        Спустя две недели после полного возвращения Джейсона, пришло время праздновать день рождение Кристины, важный праздник который они с девчонками решили разбить на две части. Первой частью стал поход на пикник в лес. Первый пикник в этом году среди весенних ароматов, но еще не растаявших белых сугробов. Вторая часть — официальная устроенная ее родителями, в пять часов у нее дома все друзья и родственники должны были собраться за праздничным столом. Поднявшись пораньше не торопясь, просто гуляя по лесу, оживающему после зимы, с утра затянутому морозной дымкой, друзья пришли на полянку недалеко от города. Под тихий треск костра и шипящее шампанское, плеск вина в бокалах Кристина поведала о том, что Джейсон подарил ей главный подарок в жизни. Она была беременна. Друзья не могли нарадоваться, целовали ее в живот и говорили о том, что будут безмерно любить их первого малыша. Эмоциональная Фиалка как обычно начала лить слезы, нежеланно приковывая всеобщее внимание к себе.
        Прошел год как Рурхан впервые увидел золотой город. Как и говорил Гордон, он привык к безупречной внешней красоте артэонов, гармоничность и идеальность их мира он стал воспринимать как обыденность. Все что когда-то удивляло, стало обычным и даже приевшимся. Его кожа по-артэонски засияла, внешне и внутренне он полностью уподобился им, став типичным жителем Армидеи.
        Вечером дня отмерившего год его жизни в Армидее, он погруженный в мысли смотрел в окно их с его любовью комнаты, которая внешне так и осталось все той же комнатой Фиалки, Рурхан не принес в нее никаких изменений. Пока он смотрел на закат, мрачнеющий над крышами домов, Фиалка, перед сном намазавшись кремами, прихорошившись перед зеркалом, легла под одеяло. Он понял, что пришло время переключить свое внимание на возлюбленную, но улыбнувшись, решил отыграть эту сцену до конца.
        — Дорогой о чем задумался?  — ожидаемо спросила Фиалка.
        — Я все думаю о своей стране, ее судьбе. Я совсем позабыл о них,  — оторвавшись от наблюдения заката начал пояснять Рурхан.  — То, что они там мучаются среди холода, а я здесь согретый вашим теплом и любовью по-настоящему счастлив. Думаешь это не похоже на предательство?  — сказал он, подойдя и сев на краешек кровати.
        — Ты что глупенький, что за глупости ты себе опять навыдумывал?  — успокоила она его, тихонько погладив по голове.
        — Я говорил тебе, что ты просто прекрасна!
        — Каждый день говоришь!
        — Когда же я уже привыкну, и перестану сходить с ума, просто приближаясь к тебе?
        — Быстро под одеяло!  — из-за всех сил она пыталась изобразить строгость, но у нее это плохо получалось.
        — Слушаюсь,  — улыбался он.
        Скинув халат, он залез под одеяло, она уложила его головой на грудь. Чувствуя запах апельсинового бальзама на ее коже, погруженный в ее фруктовый аромат, не нежный, а скорее веселый, нелепый, чувствуя тепло ее ладоней, тихо поглаживающих его, от удовольствия он едва ли не урчал.
        — И все же любимая,  — прервал он тишину,  — ты не представляешь что такое Страна Волка, насколько ужасно это место.
        — Что там такого, война?  — рассмешила она его.
        — Мои соотечественники, живя в полной изоляции, заперты в своем безумии. Они безо всяких закономерностей и логики постоянно приносят жертвы тирану Духу, живут под властью жрецов Таргнера, а также жестокого вождя и его безумных подручных. Там нет любви, ведь женщина для них не более чем вещь, а каждый рожденный мальчик — будущий защитник, ему с детства пытаются навязать необходимость убивать. Они выращивают монстров, для которых убийство животных развлечение, а долг жизни это принести голову одного из Людей Ворона. В этом обществе нет свободы. Скованные жестокими обычаями общины, среди мертвых вечных снегов, скажем так, они живут запертые в своей ужасной утопии, даже не ведая о том мире, что на самом деле существует вокруг них. По-моему такие общества нужно силой спасать от их безумия.
        — Но как ты можешь помочь им?
        — Думаю что могу.
        Заинтересованная продолжением разговора Фиалка положила его на подушку, сама легла на него сверху и приготовилась слушать, уставившись своими синими горящими от интереса глазами.
        — Это все Фросрей, разговор с ним лишил меня покоя. Когда я последний раз был в гостях у правителя Кратона, он как всегда возник из темного угла,  — Рурхан усмехнулся.  — Прямо как злодей какой-то! В процессе нашего разговора он заставил меня вспомнить об участи своего народа. И пояснил, что Армидея готова помочь моей стране, если я соглашусь сотрудничать. Он рассказал мне о гуманитарной миссии, которую они готовы создать для помощи моему народу. Ведь это их долг: помогать таким диким обществам, спасать их от их же безумия. Они силой несут свободу и просвещение за периметр, на юг, спасая от тиранов и психопатов народы тех земель. Они готовы помочь и Стране Волка, только если я соглашусь открыть им туда дорогу. Только представь Цветочек, при положительном развитии ситуации в мою страну начала бы поступать гуманитарная помощь. Игрушки и сладости для детей никогда не ведавших подобного. Заработала бы образовательная миссия, там была бы создана школа, в которой лучшие умы Армидеи могли бы подарить моему народу свет знания. Быть может контакт с великой цивилизацией мог бы заставить моих собратьев
увидеть себя со стороны, заставить их осознать то какими варварами они являются. Это больше походит на ожившую мечту, но может от тепла Армидеи моя страна оттаяла бы и начала свое преображение? Вопреки всяким злобным жрецам и диким вождям.
        От такого количества не совсем понятной информации Фиалка смотрела на Рурхана округлившимися от удивления глазами.  — Ну, так это прекрасно… А что нужно-то от тебя?  — моргая, пролепетала она.
        — Я должен стать чем-то вроде связующего звена между нашими обществами, должен убедить своих сородичей в дружественности Армидеи. Им нужно объяснить, что такое золотой город и что он может дать им, и то, как эти дары цивилизации на самом деле им нужны. Ну и, наверное, нужно элементарно показать дорогу через Мерзлый лес. Одним словом я должен открыть Армидее путь в свою страну. Должен уговорить свой народ пойти на диалог.
        — Так, а в чем причина? Что тебя тогда заботит? В смысле, почему ты не соглашаешься?
        — Не знаю. Я боюсь,  — сказал он, тяжело вздохнув.  — Я точно не подхожу для такой миссии. Это все слишком сложно для меня. Больше всего я хочу просто жить с вами, любить тебя и быть твоей частью. Для чего мне приносить в свою теперь счастливую жизнь такие трудности?  — Она тепло поцеловала и приласкала его, он прижал ее к себе.  — Но есть что-то еще. Меня не отпускает ощущение того что это плохая идея. Не знаю почему, это просто чувство, какое-то подсознательное чувство которое не покидает меня. Это страх. Не знаю, может это какие-то отголоски инстинкта самосохранения? Тем более Гордон против. Он говорит, что этой затеей я уничтожу свою родину. По его мнению, Страна Волка самодостаточна и сильна, ей ни к чему вся эта цивилизация. Якобы я не понимаю, что творю и не ведаю ситуации в целом. На кону наша с ним дружба. Он сказал, что перестанет общаться со мной, если я соглашусь. Отговаривает меня. Но, по-моему, это он ничего не понимает. Сидит в своем теплом кабинете и изучает все с чужих рассказов и из книжек своих. Для него как для этнографа Страна Волка это просто заповедник с диковинными
обезьянами, который нельзя трогать. Он не знает что такое дикость и жестокость.
        Вот уже неделя как после того разговора с Фросреем я терзаю себя по этому поводу. Вчера мне приснился сон. Будто я иду по заснеженному лесу. Это Мерзлый лес я узнаю его. Я бреду вдоль берега единственной реки Ханрии, главной дорогой я иду в свою деревню. Идет слабый снегопад. Я замечаю, что сзади и спереди меня сопровождают волки, они держатся метрах в ста, не нападают и не уходят. Я прихожу в деревню, но она пустая в ней никого нет. Царит мертвая тишина, деревня выглядит как-то странно. На снегу повсюду валяются какие-то вещи, одежда, в некоторых домах выбиты окна, выломаны двери, все выглядит как после погрома. Тишину нарушает волчий вой. Меня окружают рычащие волки. Продолжение моя память прячет от меня. Таких реалистичных снов я никогда не видел. Что это? Результат переживаний или какое-то послание?
        — Мы живем в очень странном мире. Здесь такие сны так просто не снятся,  — заблокировав свой образ глупой неженки-глупышки, рисуемый ее личностью, разумно рассудила эту ситуацию Селина. Когда она становилась только артэоном, абстрагируясь от человеческой составляющей, ее синие глаза, переставая выражать эмоции, становились холодными как лед. Лицо также лишенное эмоций замирало, ее необычайную красоту, и гармоничность черт можно было разглядеть в полной мере. В такие секунды он всегда замирал, наслаждаясь ее чистой красотой лишенной эмоциональных искажений.
        — Все хватит, становись собой! А то сам я не смогу оторваться от наслаждения твоей… истинной красотой,  — кое-как выдавил из себя Рурхан. Она смотрела на него все также.  — Все! Я сейчас уже начну заикаться. Пожалуйста, прекрати ослеплять меня! Я… я… я… я-а — вот уже началось!
        Ее глаза снова ожили, она тепло улыбнулась и щелкнула Рурхана пальцем по носу, легла к нему на грудь, моргая, щекоча его пышными ресницами.
        — Я понимаю, что это очень опасно, последствия нашего вторжения в общину Людей Волка могут быть самыми разными. Люди моего племени довольно агрессивны, чужаков они не жалуют. Я бы и рад послушать здравый смысл, который стучится в мою голову подсознательными недобрыми ощущениями от этой затеи. Но самостоятельно оценивая эту ситуацию, я прихожу к выводу, что должен помочь своему народу, у меня есть такая возможность, значит, я должен хотя бы попытаться. Я не имею права вот так просто забыть о своем народе и, наплевав на их судьбу быть счастливым здесь.
        В моей стране, как и в любом обществе помимо ублюдков творящих жестокий диктат есть добрые желающие жить нормально люди. Моя мама. В обществе жестокого отца она всегда молчала и не могла полностью показывать свою любовь. Но я знаю, она очень сильно любила меня. Я бы очень хотел спасти ее от власти отца, показать ей золотой город, принести в ее жизнь простого человеческого счастья. Мой маленький братик. Кем он стал в жестоком холоде Страны Волка? Если конечно его не принесли в жертву ненасытному Духу. И самое главное мой друг. Мой единственный друг, благодаря которому я не свихнулся в том кошмаре. Его общество и понимание меня, единственное, что спасало меня там.
        — Расскажи мне о нем.
        — Его зовут Рэвул. В том диком обществе он был таким же, как и я изгоем. У него непростая судьба. Когда нам было по девять, мы гуляли на ледяных озерах. Помню, ребята стреляли из рогатки по птицам. Я стоял рядом в их компании. Одна пушистая черная птица, подстреленная из рогатки, упала на лед и начала кричать от боли. Ребята смеялись, стараясь быть их частью, я подыгрывал им, а подстреливший птицу парень был героем в глазах окружающих. От криков страдающей птицы меня коробило изнутри. Намуштрованный отцом я не подавал и виду. Рэвулу всегда было на все плевать, в той компании он был не от мира сего, он просто взял и пошел к той птице, хотел помочь ей. Видимо нервы у него были хуже моих. Лед треснул, и он провалился в ледяную черную воду озера. Рыбачащие на озере мужики вытащили его, он чудом выжил. Жрецы проверили его, как оказалось, от полученных обморожений он уже не мог иметь детей, больше не был мужчиной, а по меркам моего общества это все равно, что умереть. Жрецы предложили его отцу избавиться от него и пока не поздно в целях продолжения рода завести нового сына. Рука его отца дрогнула, и
Рэвул чудом продолжил жить. Но все относились к нему как к мертвому, его игнорировали, старались не замечать.
        С годами я тоже начал проявлять свою индивидуальность, блин… и несогласие с окружением. Мой отец был уважаемым в общине человеком, первым охотником, на его счету было больше всего голов Людей Ворона. За счет его авторитета меня не смели трогать, оставляя решение моей участи отцу. А Рэвулу постоянно доставалось.
        Когда мы познакомились, нам было по одиннадцать лет,  — не спеша рассказывал он, глядя в потолок, гладя ее душистые как летний сад волосы.  — Однажды утром навесив на шею коромысло, я отправился за водой. Возле речки я увидел, как Рэвул лежит на земле, окруженный толпой смеющихся ребят. По всей видимости, неся на шее два полных ведра, он проходил мимо ребят, и кто-то поставил ему подножку. Рэвул упал и облился водой. Дело было утром, стоял жуткий холод. Он подскочил и, по всей видимости, хотел убежать домой, но ребята обступили его и, толкая, не давали вырваться из круга, заставляя его мерзнуть. Когда его выпустили он со слезами убежал куда-то в сторону. В тот же день моему отцу надоело терпеть мое отсутствие интереса к охоте. У него лопнули нервы, сначала он расправился с матерью, которую обвинял в моих слабостях. Затем схватил и потащил меня куда-то в лес. Там в капкане застрял еще живой олень. Отец велел мне перерезать горло этому несчастному животному. Я испугался и бросился бежать. Отец преследовал меня, думаю, поймай он меня тогда, в живых я бы вряд ли остался. Избавившись от преследования,
добежав до горячих источников в южной долине, я остановился, просто уже не было сил.
        Переведя дыхание, я побрел в сторону пещер жрецов в поисках помощи. В лесу я и встретил его. Он наблюдал за мной, но подойти не решался. Я улыбнулся ему, он мне тоже. Я объяснил ему куда иду, а он сказал, что я занимаюсь ерундой. На мои вопросы он пояснил, что больше не хочет жить и не собирается возвращаться домой. Сказал, что идет к Фригнетским горам, чтобы увидеть, что за ними. Не знаю, то ли я был тупой, то ли просто слепо любил жизнь, но мне были чужды мысли о суициде и меня напугали его идеи и спокойствие, с которым он говорил. Мне потребовалось множество усилий, чтобы его отговорить. В любом случае я не оставил Рэвулу выбора, сказав, что не отпущу его и пойду с ним, если он не передумает. Ночь мы провели в пещере, ужасаясь крикам зверей Мерзлого леса. Если бы не защищавшие нас в ту ночь волки, ночные хищники, выследив по запаху, разорвали бы нас. К вечеру следующего дня мы вернулись в деревню. Понятно что, потеряв меня, отец, перебесившись, осознал мою ценность для себя. Больше он меня не трогал. А я обзавелся другом.
        Мы быстро сблизились с ним. В Рэвуле я встретил что-то вроде единомышленника, такого же изгоя, того с кем можно было поговорить на запретные темы, излить душу. Мы убегали в лес, так далеко, как только можно, дальше от проложенных троп, как можно дальше от всех остальных, растворялись в тишине среди падающего снега. Целыми днями мы играли. Лазили по деревьям, отдаленным пещерам, снежным полянам, исследовали русла ручьев, журчащих водой из проблесков во льду. Далеко от дома, где нас никто не видел, мы валялись в сугробах, строили снежные замки и ползали по норам, брошенным животными. Сказки, рассказанные мне дедом, я рассказывал ему, местами додумывая сюжет.
        Повзрослев, мы высмеивали бредни жрецов, тупость вождя, бессмысленность иллюзии которую нам пытались навязать. Мы мечтали увидеть мир, что находится за горами. Всерьез готовились сбежать из деревни, отправиться путешествовать по далеким загадочным землям. Когда я собрался бежать он, конечно, поддержал меня. Мы ушли вместе. Но покинув деревню, оказавшись на пороге свершения детских грез, у выхода из Мерзлого леса он почему-то передумал. Он не смог предать родной дом, хоть и был для них ненавистным изгоем. То тяжелое бессмысленное чувство что наполняло и меня по мере приближения Фригнетских гор, в нем взяло верх. Он остался стоять на месте, а я отправился дальше. В конце концов, это моя жизнь была загнана в тупик, бегство было нужно только мне. Я не посмел тащить его за собой в никуда. Тогда можно сказать я выбрал мечту, двинулся за ней, позабыв о смерти. В итоге мне повезло. А он выбрал здравый смысл. Как он сейчас там? Что они сделали с ним?
        И как я могу забыть о своих родных, бросить их там? Больше всего на свете я хочу просто помочь им, сделать их жизнь хоть немного светлее. Я люблю их, даже несмотря на все несогласие и различие с ними. Кто-то должен спасти мой народ от его же собственной глупости. Как показала судьба я единственный кандидат для этого. И если я хотя бы не попытаюсь, то чувство вины не отпустит меня никогда. С другой стороны я больше всего хочу остаться с тобой, просто остаться с тобой, с друзьями, с новой любимой семьей. Плюс мои дурацкие сны, я всем нутром чувствую, что возвращение назад это плохая идея. Может это страх перед отцом? Не знаю. Зачем Фросрей тогда заговорил со мной на эту тему? Если бы не этот разговор я мог бы и дальше просто любить тебя.
        — Знаешь,  — шмыгнув носом, сказала она, посмотрев ему в глаза,  — я немного поплакала где-то в середине твоей истории,  — призналась она, вытирая глазки. Он, разумеется, пожалел ее и расцеловал.  — Кристина всегда говорит, что для артэона слушать эмоции это просто преступление. И ты же теперь тоже вроде как артэон, так что позабудь про эмоции, просто рассуди разумно.
        — Если рассуждать так, то я должен вернуться обратно. Я должен хотя бы попытаться,  — сказал он, жалея ее, поглаживая ее волосы. Он понимал, что это глупо, в основном ввиду своей эмоциональности в легкости мира артэонов она плакала только от счастья, но вид ее слез всегда давил на его сердце.
        — Вот видишь это не так уж сложно понять, главное потом не поддаться всяким плохим ощущениям и удержаться на пути, который выбрал правильным!  — с теплой приободряющей улыбкой сказала она.  — Если считаешь нужным помочь своему народу, значит, не надо отказываться от шанса который дает судьба. Ничего страшного я подожду, наше счастье никуда не убежит от нас. Тем более расставание поможет обновить наши отношения, даст снова проникнуться старыми эмоциями с новым удовольствием. А то знаешь, постоянно пребывая в любви и счастье, я стала от них уставать. Да и ты постоянно под ногами крутишься, так я хоть отдохну немного!
        — Вот ты хулиганка!  — воскликнул он, зацеловывая эту смеющуюся красавицу пока она не запищала.
        — Через восемь месяцев Кристина подарит нам первого малыша. Я очень хочу застать приближающееся чудо и разделить радость вместе с вами. Поэтому нужно торопиться.
        — Так ты все-таки любишь детей?!  — удивленно подскочила Фиалка, чем встревожила Рурхана.  — Нет в смысле,  — начала она оправдываться,  — тогда почему ты не хотел дать детей той девочке, которую оставил в Стране Волка, Глафре кажется. Зачем ты тогда бежал?
        — Ты думаешь было бы более разумно исполнить волю наших отцов, дать ей детей и тем самым разрешить проблему, продолжить жить в своей общине?  — Она, молча, дабы не сболтнуть лишнего, пожала плечами.  — Дети это не просто тупое продолжение рода или сиюминутная радость. Это же колоссальная ответственность. Кем бы выросли мои дети в холоде Страны Волка? В той суровой атмосфере чтобы не нарушить жесткого воспитания я был бы лишен возможности выражать свою любовь к ним. Мне меньше всего хотелось увидеть своего сына чокнутым охотником преученым ненавидеть чужаков или дочь угнетаемую мужем тираном, в собственность которому я вынужден был бы ее отдать. Я бы лучше умер по дороге в золотой город, чем пошел бы на такое,  — видя ее виновато опущенный взгляд, он сделал паузу.  — А ты глупенькая думала, что я детей не люблю?  — добавил он с теплой улыбкой.
        — Извини. Я как обычно навыдумывала себе всякой ерунды.
        — Я люблю детей очень, очень!  — воскликнул он, аккуратно уложив ее на подушку.  — Ты даже не представляешь, как я буду любить нашего малыша,  — сказал он, поцеловав ее в живот.
        — Ты тогда давай быстрее съезди в эту свою Страну Волка. Потом быть может, обзаведемся артэончиком.
        — Мне кажется ты еще малышка. Сама еще маленькая. Может сначала нужно хотя бы университет закончить?  — сказал он, положив голову ей на живот.  — И да. Мне еще нужно вернуться в Страну Волка,  — помрачнев, добавил он.
        На следующий день Селина, как и всегда ища мудрого совета, наедине посветила Кристину в планы Рурхана.
        — Нет, само собой нет!  — резко отреагировала Кристина.  — Нет и это даже не должно обсуждаться. Ты хоть сама-то понимаешь, что наделала глупышка?
        — А что я такого наделала?  — Фиалка надула губки.
        — Ты ни в коем случае не должна была давать ему разрешение. Нельзя одобрять эту его самоубийственную авантюру. Так кто ты говоришь, забил ему мозги этой глупостью — Фросрей?
        — Ну, кажется да…
        — Нужно пойти поговорить с этим обезумевшим магом,  — тут Кристина остановилась. Увидев надувшуюся Фиалку, вот-вот готовую заплакать, она резко остыла, подавила все эмоции, подошла и нежно обняла свою глупую подругу.  — Заинька ты хоть понимаешь, что если Рурханчик отправиться в Страну Волка мы его можем больше не увидеть?  — тихо и нежно шептала Кристина, поглаживая волосы Селины.  — Походы во внешний мир очень опасны. Если малыш отправится туда, он может просто умереть…
        — Умереть?!  — взволнованно Селина посмотрела в глаза успокаивающей ее подруге.
        — Конечно. Погибнуть, остаться где-то там. Внешний мир полон опасностей. Их путь будет пролегать через Пограничье, приграничный сектор, эти территории заполнены мутантами и разными прочими тварями, о которых лучше и не думать. Вспомни, как мы с тобой переживали из-за Джейсона…
        — Джейсончика?
        — Да, когда наш большой малыш отправлялся в эти свои командировки на юг, как мы боялись, как мы переживали из-за того что с ним упаси господи, может что-нибудь случится,  — Кристина всерьез напугала Фиалку своими словами. Поэтому прижала ее покрепче, поцеловала и старалась говорить как можно нежнее, щекоча ее щеку своими черными губами.  — И что, по-твоему, этих страхов нам с тобой было мало? Ты хочешь, чтобы Рурхан отправился туда же, чтобы мы также переживали за него?
        — Но он сказал, что должен вернуться туда. У него там осталась мама… настоящая мама, братик и там друг какой-то…  — зажатая в объятиях подруги Селина с трудом давила из себя слова. Противостоять воле Кристины, сказать что-то вопреки мнению своей мрачной подруги Селина была просто не способна.
        — Ну и что? Мало ли кто у него там остался! Та его жизнь закончена, оборвана, он от нее сбежал. Рурхан теперь часть нашего мира, нужно заставить его смириться с этим. Ну не грубо конечно, мягко и нежно пояснить ему, что он теперь не имеет права вот так просто разбрасываться своей жизнью, он дорог для нас, как и мы для него. Он просто немного затерялся, нужно вправить ему мозги. Если он так хочет попутешествовать, то лучше отправьтесь с ним дальше по миру артэонов. Побывайте везде, где еще не были — завершите свое кругосветное путешествие, но только через систему телепортов и в строго контролируемых безопасных пределах артэонского пространства.
        — Нет, Кристиночка прости, но ты не все понимаешь,  — аккуратно и робко сказала Селина, стараясь не смотреть в глаза подруги.
        — Что?  — рассмеялась Кристина.
        — Та его прошлая жизнь никогда его не оставит. Я хочу дать Рурханчику свободу, пусть он сам выберет какая из двух жизней для него дороже.
        — По-моему ты просто перечитала любовных романов,  — глядя на маленькую подругу, улыбалась Кристина.  — Он любит тебя или не любит?
        — Ты что у нас любовь!  — от таких тем Селина сразу растаяла от нежности.
        — Так, а в чем тогда дело? Здесь его настоящая жизнь. Он просто запутался и его нужно наставить на путь истинный, уберечь от ошибок.
        — Ну, я это…  — Селина опустила глаза.
        — Не сможешь ему запретить?  — уточнила Кристина, Селина согласно кивнула.
        — Ведь малыш так хочет этого. Он говорит, что должен помочь своему народу. Это для него очень важно. Если я запрещу ему, то это будет… не думаю что правильно.
        — Глупышка ты моя,  — улыбнулась Кристина.  — Это вопрос жизни и смерти, зайка прояви хоть раз свой характер. Вернее просто твердо скажи, что никуда он не пойдет. Хотя нет. Это чересчур для тебя. Просто промяукай ему «нет». Он влюблен по уши и послушает тебя с полуслова. Ну, или хочешь, я сама поговорю с ним?
        — Нет, не надо. Я сама!
        — Смотри мне. У тебя есть только сегодняшний вечер. Если у тебя не хватит мужества, то я сама наставлю его на путь истинный.
        — А откуда ты узнаешь!
        — В смысле?
        — Ну, может, я не поговорю с Рурханчиком, а тебе скажу что говорила. Обману тебя!  — захохотала Селина.
        — Ты меня? Да не смеши!
        Вечером Рурхан расстелил постель, залез под одеяло и, ожидая любимую, лежал среди розового мягкого шелка, обнимая ее ароматную подушку. Селина сидела у своего зеркала и уже больше получаса водила расческой по волосам, делая вид, что причесывается.
        — Сегодня я сказал Фросрею, что согласен выступить посредником между Армидеей и Страной Волка. Он обрадовался. Сказал, что где-то через пару недель мы уже отправимся ко мне на родину. Главное это мое согласие, а колонну с гуманитарным грузом сформировать недолго. С послезавтрашнего дня у меня начнутся занятия по подготовке к походу. Будут учить меня всяким инструкциям, как правильно надо себя вести в полном опасностей внешнем мире. Будто я там не бывал,  — рассказал он ей, в ответ она странно молчала, даже ничего глупого не пролепетала.  — Что-то случилось?  — он не мог не заметить ее странного поведения.
        Селина от волнения выронила расческу.
        — Я… я хотела с тобой поговорить,  — набравшись смелости, она подошла к кровати.  — Это касается нашего с тобой вчерашнего разговора,  — она изо всех сил старалась быть убедительной. Видя, что дело серьезное, во всяком случае, для Селины, Рурхан запустил ее под одеяло, а после крепко обнял, приготовившись внимательно слушать.  — Насчет этого твоего возвращения в Страну Волка… я хотела сказать. Я против. Против этого.
        Наступила пауза тишины.
        — Значит, ты все обдумала в течение дня?
        — Да.
        — И это твое окончательное решение?  — аккуратно уточнил Рурхан. Своими синими глазами, умоляя простить ее, виновато надув губки, Селина согласно покачала головой.  — Хорошо, ладно!  — совершенно спокойно согласился Рурхан. Внутри он был немного шокирован, сильно удивлен, таких слов он от нее не ждал, но внешне не выдал и следа своих настоящих эмоций. Ведь он уже дал согласие, обрадовал Фросрея, как ему теперь объяснить свой отказ старому уважаемому им магу и армидейскому правительству? Даже не считая этих трудностей, он ведь набрался смелости, внутренне смирился с тяжелым выбором, твердо настроил себя на возвращение в Страну Волка, а тут все изменилось разом, да еще так резко. Глядя в ее полные наивности глаза, он прекрасно понимал, что без труда может заставить ее передумать. Повлиять на волю этой наивной глупышки было легче легкого, но аккуратно обнимая ее талью, глядя в ее прекрасные глаза, он не позволил себе этого. Безмерно обожая это прекрасное создание, аккуратно сжимая эту красавицу в объятиях, он вопреки всему покорно смирился с ее волей.
        — Хорошо?!  — удивленно уточнила она. Навыдумывав себе разных глупостей, приготовившись к недовольству со стороны любимого, чувствуя себя виноватой перед ним, она оказалась просто не готова к такой спокойной реакции.
        — Да, как ты скажешь. Как ты пожелаешь — все как обычно в нашем с тобой мире! Ты что забыла?  — с улыбкой успокаивал ее Рурхан. Тревога в ее глазах пропала, улыбнувшись, она коснулась его щеки, он поцеловал ее руку, закрыв глаза от удовольствия.
        — Прости меня, пожалуйста…  — все равно не удержалась Селина.
        — За что? Все нормально. Таково твое решение. Ведь ты моя… маленькая принцесса.
        — Просто если с тобой там не дай бог что-нибудь случиться,  — закрыв глаза, она губами прижалась к его щеке,  — я этого не переживу. Я не могу отпустить тебя. Я не смогу без тебя.
        — Да я понимаю, понимаю Цветочек мой. Что же! Это твое право. Думаю, так будет даже лучше. Я попытался. Может теперь моя совесть наконец-то заткнется.
        — Это все Кристинка!  — вновь улыбалась Фиалка.  — Это все она. Она меня заставила тебя не пустить.
        — Да, я уже догадался. И это правильно, а то ты меня как-то прям, с легкостью отпустила, как будто тебе совсем на меня наплевать!
        — Нет, не наплевать, я сегодня это как никогда поняла!
        Их жизнь потекла как обычно. Сутки рабочей смены — для друзей погружение в сон на станции Энергожертвования, для Рурхана сутки одиночества среди приборов рубки контроля водной циркуляции. Затем трое суток отдыха, безделья, веселья в компании любимых друзей. Вопреки обыденной повседневной жизни, сквозь улыбки и смех Селина стала замечать некую подавленность, мрачность внутри Рурхана. По вечерам, когда считанными минутами, мгновениями, они не в силах налюбоваться друг на друга, обычно старались как можно больше побыть вдвоем, теперь он стал чаще оставаться один. Рурхан конечно пытался это скрыть, пытался вести себя как обычно и постоянно улыбался, но Селина ставшая его половинкой все равно все понимала, как бы он не маскировал свои переживания. Она долго размышляла, думала сама, решив ни с кем не советоваться, в итоге любовь перевесила все разумное. Глубокой ночью, в остывающей постели Рурхан как обычно лежал на ее груди.
        — Малыш,  — шепотом она потревожила его.
        — Что зайка, соку принести. Какой? Апельсиновый?  — подскочил задремавший Рурхан.
        — Да нет, не соку. Я хотела с тобой поговорить,  — видя, что Селина опять настроена серьезно, Рурхан протер глаза.  — Я долго думала и все же решила дать тебе согласие.
        — Какое согласие, о чем ты милая?  — спросонья, в три часа ночи он не мог понять, что происходит.
        — Я про твое возвращение домой, в Страну Волка, я решила, что не должна тебе запрещать. Я вижу как тебе тяжело, как ты мучаешься. Я так больше не могу. Я безмерно люблю тебя и поэтому малыш, поступай, как считаешь нужным, я больше не смею тебе запрещать,  — она тихонько улыбнулась. Сон быстро выветрился, Рурхан серьезно задумался.
        — В любом случае спасибо тебе любимая, но, а что будет, если я выберу возвращение назад? Ты не обидишься?
        — Нет, я же сказала,  — улыбалась, сияла Фиалка, сбросив с себя этот груз, она почувствовала себя легко как никогда.  — Поступай, как считаешь нужным, я буду любить тебя в любом случае. «Настоящая любовь это…  — немного разволновалась она,  — это когда ты не раздумывая и без страха готов дать своей половинке полную свободу»  — фраза из книги…
        — Очередной твой любовный роман?! Я же говорил что чтение полезно!
        — Да. И я это… даю тебе свободу!
        — Спасибо тебе, спасибо тебе моя красавица, за то, что ты у меня такая есть!  — крепко обняв ее, Рурхан прижался к ее нежной коже.
        — Только Кристиночке не говори, а то она меня съест!
        — Конечно, не скажу! Этого разговора никогда не было. Это моя затея, отвечать за это должен только я. Да и что вы все так напрягаетесь? Ведь это просто дорога туда и обратно. Меня доставят туда под охраной солдат. Долго я там думаю, не задержусь. Представлю армидейцев дикарям из моего племени, а там они уже сами пускай общий язык ищут. Проведаю родителей, погуляю по родным местам и все — бегом обратно домой к тебе любимая. Было бы из-за чего напрягаться! Я просто не представляю, что может пойти не так.

        МАЛДУРУМ

        Ранним апрельским утром, еще отдающим зимним холодом, оставив дома любимых мам, Рурхан в компании провожающих подруг и Хьюго оказался у плаца одной из войсковых частей морской пехоты. На самом плацу, в бронекостюмах поверх золотистой стали украшенных орнаментами черных линий схожих с узорами боевого окраса на лицах, с поднятыми забралами на шлемах, построился пятый батальон восьмого полка оперативного назначения корпуса морской пехоты. В ровных, однообразных рядах которого стоял Джейсон. Именно батальону Джейсона была поручена защита и сопровождение гуманитарной миссии в Страну Волка, миссии получившей название «Таяние Снегов». Изначально командованием для обеспечения этой миссии по разнарядки без разбора был выбран первый попавшийся свободный батальон, но ходят слухи, что сам Дух лично проявил волю и велел отправить для обеспечения безопасности «Таяния Снегов» именно батальон Джейсона.
        Солдаты строем стояли на плацу, офицеры батальона проводили последние проверки перед отправкой, зачитывали инструкции. В условиях тоталпрайма рожденные или вернее созданные солдатами все были одинакового роста, под два метра и имели крепкое мускулистое телосложение. Вдобавок облаченные в одинаковые бронекостюмы, что делало их однородной безликой массой, поэтому сколько бы друзья не старались его высмотреть, Джейсона узнать было невозможно.
        Для целей предстоящего путешествия Рурхана облачили в термоизоляционный комбинезон, темного цвета, аналогичный тем, что солдаты носили под бронекостюмами. Сверху естественно на нем был накинут армидейский плащ. Теплая пуховая подкладка плаща пока за ненадобностью свертком висела за спиной. На поясном ремне комбинезона висел небьющийся контейнер внутри с фляжкой номакского эликсира, с дозой достаточной для предстоящего путешествия. На плече висела сумка с различными сладостями, чтобы было чем скрасить долгое путешествие.
        Кристина до последнего была против похода Рурхана, отговаривала его как могла. Внутренне она понимала его и поэтому не смела, запрещать напрямую. В момент прощания она скинула свои оковы недовольства и расплылась в теплой улыбке.
        — Давай не забывай, что мы тебя тут любим, ждем. Очень сильно! Помни что у тебя семь месяцев. Быстрее возвращайтесь и принесите нам повод для праздника и радости,  — на прощание пред поцелуем сказала Кристина.
        — Да конечно моя королева. Только обещай не волноваться, помни, что тебе нельзя. Ну и присмотри за малышами,  — сказал Рурхан, аккуратно прижимая ее к себе, стараясь на прощание насмотреться в необычные глаза этой с виду мрачной как безлунная ночь, но внутри теплой и ласковой красавицы.
        — Пока!  — сказала она с улыбкой, подарив еще один поцелуй.
        Подошла прощаться Алекса и сейчас сводящая с ума своим безумным декольте.
        — Мне будет тебя не хватать. В тяжелые минуты думай о том празднике, что ожидает по возвращении домой. Соскучившись, мы будем любить друг друга как в первый раз. Испечем большой и вкусный торт… и множество сладких пирожных,  — Алекса нежно произнесла своими ярко накрашенными губами, создав Рурхану мощный стимул скорейшего возвращения. Одарив своим пылким поцелуем длиной в минуту и то только из-за того что Кристина силой оттащила ее за край плаща.
        Хьюго все также с неухоженными взъерошенными лаской Алексы длинными волосами, все также наплевательски относящийся к своему внешнему виду, улыбаясь, протянул руку.  — Ты теперь единственный это… Мужчина… И это, присматривай за красавицами. Если бы ты знал, как я тебе завидую,  — улыбаясь, пожимая на прощание руку, сказал ему Рурхан.
        — Ты что! Что в этом завидного?  — сказал Хьюго, с опаской посмотрев на девчонок стоящих сзади.  — Они же с меня все соки высосут. Давайте быстрее там. Нет серьезно!
        — Ладно, давай!  — усмехнувшись, попрощался с ним Рурхан.
        Опустив вниз заплаканные глаза, покинув успокаивающие объятия подруг к нему, тихо подошла Фиалка. В своем скромном белом пальтишке, прикрытом положенным плащом, она казалась ему самой жалостливой и несчастной в мире. Естественно она обещала, что не будет плакать, находясь в плену эмоций, смеялась и улыбалась как обычно, пока не осознала, что его не будет рядом, поняла, как ей будет тяжело без него. Глядя на нее Рурхан, сам едва сдержался от слез.
        — Я так боюсь за тебя,  — прижавшись к нему, сказала она.
        — Не бойся, все будет хорошо,  — прижав к себе покрепче, успокаивал он ее этой фразой раз уже десятый за последнее время.  — Не плач, пожалуйста. В этом ничего страшного нет. Это просто формальность и весь вопрос сводится к тому, сколько времени это займет. Я не дурак чтобы бросать такое счастье, я естественно обязательно вернусь.
        — Только это,  — сказала она, покосившись на грозные ряды солдат,  — прошу, там помни о нас. Когда ты окажешься в темноте, что заволакивает все вокруг, помни про наш с тобой маленький мир. Самое главное не стань плохим, с чем бы ты ни столкнулся, прошу, не делай никогда никому больно. Ведь никому недолжно быть больно, ни человечку, ни кошечке, ни собачке, ни какой другой зверушке,  — говорила она, хлопая синими наивными глазами.  — Ни даже листику и травинке! Останься хорошим, таким, каким я тебя любила.
        — Обещаю,  — ответил Рурхан, как и в большинстве случаев не совсем понимая смысл слов этой странной девчонки.
        Офицеры проверили заточку мечей подопечных солдат, изношенность их снаряжения, все, что только можно было проверить. Командир батальона и двое его заместителей стоя перед строем, смеялись, обсуждая что-то веселое. В паре метров от беседующих командиров молча, стоял Вэйнон, приписанный к миссии Таяние Снегов для выполнения особых задач. И без того обычно неразговорчивый теперь после почти года службы в пределах Арвлады, бессмысленной позорной для него рутины он стал подавленным, еще более мрачным. В отличие от остальных офицеров на его плечевых бронепластинах не было знаков различия подчеркивающих статус. Офицерского черного плаща висящего за спиной выделявшего командиров из массы солдат не было тоже. Его наградной волшебный меч Экрос был закреплен за спиной. На его поясе, как и положено для пехотинца, висел второй меч, укороченный так называемый штурмовой вариант, предназначенный для использования в закрытых или ограниченных помещениях и пространствах. Набор метательных кинжалов и подсумки с гранатами всех мастей, складной лук в чехле и небольшой колчан стрел также были закреплены на поясе этого
здоровяка. Тихо стоя в стороне, он не понимал, чего все ждут, списывая нынешнее ожидание на армейский идиотизм, привычка к которому заставляла терпеливо молчать.
        — Ну, долго там еще этот гражданский?  — нервно выпалил командир батальона.  — Пойти поторопить этих уродов?  — спросил один из его помощников.  — В нынешнем состоянии наши контакты с ними исключены. Пускай трепятся. Этот уродец еще свое получит,  — пояснил командир. Услышав этот разговор, Вэйнон посмотрел в сторону, где Рурхан обнимался с друзьями.  — Пойду, потороплю его,  — не обязанный подчинятся командиру батальона, Вэйнон просто поставил его в известность. Он двинулся к прощающимся друзьям, скрепя кожей перчаток нового бронекостюма, который также как и все участники этой особой миссии, он специально получил на днях, чтобы при контакте с Людьми Волка представить свою страну в лучшем свете. Что было глупо по его мнению, несколько суток пути все равно не оставят и следа от блеска нового снаряжения.
        — Эй, гражданские! По-моему офигевать так сильно это просто преступление. Вас там ждут несколько сотен бойцов. Нельзя ли побыстрее?  — не упуская возможности позлить гражданских, поддержать у них стереотипы отмороженных вояк, ляпнул Вэйнон.
        — Извините. Все мы уже заканчиваем,  — полностью подавила его негатив Фиалка. Обменявшись злыми взглядами с Кристиной, тяжело вздохнув Вэйнон, ушел также беззвучно, как и подошел. Никакого чтения морали или призыва к культурности он не услышал, отчего остался неудовлетворенным, его «шутка» не удалась.
        — Ладно, прощай любимый,  — после вторжения Вэйнона пришла в себя Фиалка.  — Я буду ждать тебя,  — успела сказать она, прежде чем Кристина оттащила ее силой. Успокаиваемая и одновременно удерживаемая подругами на месте Селина до последнего не сводила с Рурхана заполненных слезами глаз. Помахав Рурхану на прощание, послав воздушные поцелуи, силой волоча за собой Фиалку, друзья направились к воротам.
        Оказавшись перед строем из нескольких сотен солдат приковавших к нему свои бешеные взгляды, Рурхан растерялся. Он сразу почувствовал некий зависший в воздухе негатив. От артэонского тепла в солдатах стоящих в строю не осталось и следа. Их лица застыли в выражении ненависти ко всему живому. Уже слыша проскакивающие из строя смешки Рурхан, подошел к командиру и просто сказал: «Здрасти». Ростом свыше двух метров, как и все солдаты Армидеи. Пока еще гладко выбритый, с читаемой усталостью, каким-то безразличием в глазах, с майорскими знаками различия на плечевых бронепластинах, кроме черт лица ничем от остальных солдат не отличавшийся, командир батальона, недовольно сморщился. «Что стоишь глазами своими хлопаешь? Быстро упал в строй. Ты учти, я с тобой церемониться не буду»,  — как-то устало, не желая смотреть на Рурхана, сказал командир.
        Готовый к чему-то подобному, теперь изнеженный артэонским теплом ко всему терпимый и культурный Рурхан решил не возмущаться. «Они просто доставщики, а я для них слишком тяжелая посылка»  — так он все объяснил себе. Направившись в сторону строя, он остановился.  — Ну и куда же мне вставать?  — в растерянности замер он.  — Иди сюда сладкий!  — из строя раздался хриплый крик.
        — А разве его не должны сопровождать?  — среди здешних хриплых жутких голосов раздался человеческий нормальный. Как и положено боевому магу он был одет в золотистый кольчужный плащ, поверх дополненный элементами бронезащиты: черными наплечниками, налокотниками, стальным бронежилетом. Из-под наброшенного на голову кольчужного капюшона на Рурхана смотрел молодой артэон, лицо которого было украшено узором линий серебристого цвета, только его глаза как у остальных были обведены черным. Ни копья боевого мага, ни классического посоха, никакого другого оружия у него не было. На его правом плече весела сумка с красным крестом — полевая аптечка, он санитар. Боевые маги в корпусе морской пехоты не служили, этот, по всей видимости, был из Магического Центра Особого Назначения, приписанный к этой миссии для выполнения и контроля отдельных задач.
        — Фрагор! Где ты раздолбай? Бегом ко мне!  — вдруг неожиданно крикнул Вэйнон. Выйдя из строя, к нему подбежал среднестатистический солдат.  — Почему я тебя должен кричать здесь?! Дрессируешь меня что ли? Кому было велено прилипнуть к парню, тебе или мне?  — начал высказывать Вэйнон, не давая солдату вставить и слова.
        — Так, а я что сам из строя, что ли выйду?..
        — Ты зачем меня нервничать заставляешь? Давай выполняй!
        Крикнув «есть» солдат бегом увел Рурхана за собой. Рурхан оказался сбоку от строя за огромной спиной солдата по имени Фрагор, которому, оказывается, было велено за ним присматривать. Стоящие рядом гиганты из батальона в напряженной тишине тяжело дышали и искоса злобно поглядывали на Рурхана. На спине солдата теперь сопровождающего Рурхана был одет рюкзак медика с красным крестом, с прикрепленным к нему сбоку колчаном стрел.
        — Так может его лучше со мной оставить?  — спросил маг.
        — Он что особенный?  — возразил командир, почему-то глядя на Вэйнона.  — Пусть с личным составом пообщается. Может, они его жизни научат.  — Вэйнон отвернувшись в сторону, промолчал, командир довольно улыбнулся.
        «Нале-во! К месту погрузки шагом! Марш!»  — раздалась команда. Батальон ровным строем двинулся по дорожке между заборами войсковых частей. Рурхан шел следом за сопровождающим солдатом, в самом конце, вернее плелся, едва успевая за быстрым шагом этих здоровяков.
        — Тебя зовут Фрагор?  — на ходу спросил Рурхан.
        — Тихо!  — не поворачиваясь, ответил он.  — Да Фрагор, тебя Рурхан я знаю. Потом поговорим.
        Ровными рядами батальон вышел на погрузочную площадку под внешней стеной, в районе пятых городских врат. В левом углу погрузочной площадки проходил развод пограничных патрулей Аламфисова леса. В правом углу стояла ожидавшая их колонна из пяти огромных покрытых серой шерстью мамонтов. Адаптированные под средство передвижения мамонты были облачены в броню золотистого как у солдат цвета, оборудованы закрепленными на спинах кузовами для перевозки солдат и грузов. У второго и четвертого мамонтов посредине кузовов имелись стальные бронированные округлые будки. На спине третьего, центрального гиганта была закреплена конструкция похожая на распустившийся стальными лепестками цветок. На боках этих гигантских животных перетянутые ремнями были закреплены тюки и ящики с гуманитарным грузом для Страны Волка. Наспинный кузов среднего гиганта вокруг странной конструкции был полностью забит гуманитарным грузом, на его боку красовалась табличка «Таяние Снегов». Рурхан, конечно, многое повидал за этот год, но увидев мамонтов все же, необычайно удивился.
        По команде солдаты первой роты взобрались в наспинные кузова, вторая и третья роты растянулись по бокам огромных биотранспортников. По веревочной лестнице брошенной сверху, следом за остальными Фрагор залез в наспинный кузов пятого указанного Вэйноном транспортника. Рурхан забравшись до середины, оказавшись на высоте в несколько метров, посмотрев вниз, немного замешкался, через силу заставляя себя карабкаться дальше. Качаясь на веревочной лестнице вдоль бока гигантского мамонта, он слышал биение огромного сердца скрытого за броней. Неожиданно лестница сама стала подниматься вверх — солдаты затащили ее вместе с ним. Несмотря на размеры животного в наспинном кузове было довольно тесно. Спася Рурхана от окружающих жаждущих поиздеваться солдат, Фрагор провел его в самый конец, где имелось специально подготовленное для них место. Сидеть приходилось прямо на полу, кузов ведь универсальный предназначен как для перевозки солдат, так и грузов, поэтому лавочки здесь были не предусмотрены. Единственное что для перевозки солдат холодный железный пол смягчался теплым мягким настилом. Хорошо еще, что высота
стенок кузова регулировалась, и сейчас они были полностью опущены, поэтому сложив под себя ноги, с такой высоты Рурхан мог видеть все вокруг. Ему было невероятно интересно, ему хотелось увидеть все, рассмотреть все места, через которые они будут проходить.
        Огромные мамонты, без проблем выйдя через пятые ворота, направились вдоль городской стены по единственной дороге. Две роты растянувшись, двигались по бокам. Маг на спине третьего, центрального транспортника в центре странной состоящей из стальных лепестков конструкции, которая оказалась складным золотистым куполом, зажег яркое голубое пламя, своим светом обезопасившее путь. В свете наступающего дня вдоль кромки Аламфисова леса тихо таял туман. На небесах в утренней лазури растворялся Одрис — покрытый лавовыми полями и извергающимися вулканами планета-спутник, испускающий свой собственный свет, дольше всех остальных противостоящий солнцу.
        Колонна вошла в лес, оживающий после зимней спячки, наполненный пением птиц. Растаявший снег оставил на лесной дороге грязные лужи. Поначалу царила тишина, солдаты, почему-то выглядящие измотанными уставшими, злыми взглядами смотрели в никуда, со временем начав понемногу оживать. Послышались разговоры, смех. Под недовольными взглядами сержантов рядовые стали играть в карты, дымить сигаретами. Их разговоры повергли Рурхана в шок. Они обсуждали своих… «телок»? Причем в мерзкой и аморальной форме. Сойдя с главной дороги, колонна двинулась вдоль пожарного разрыва прямо на юг. Солдаты постоянно глотали что-то из своих фляжек, судя по доносящимся запахам спирта, было нетрудно догадаться что именно. Шум разговоров, смеха усиливался, их глаза стекленели. Фрагор предложил Рурхану отведать содержимого его фляги и после отказа сам сделал несколько больших глотков, чтобы не отставать от окружающих.
        Один солдат из поясного колчана для стрел достал аккуратно замотанную в тряпку бутылку с каким-то мутным зельем. Незаметно от злого сержанта отхлебнул из нее и передал остальным. В итоге очередной уже разгоряченный рядовой, глотая зелье из бутылки, оказался замечен. Недолго думая раздраженный сержант лишь ищущий повод прекратить окружающее веселье, подскочил, пройдя между сидящими бойцами, выхватил эту бутылку у нерадивого бойца, ладонью толкнув его в стальной шлем, уронив его пьяное тело на пол. Распознав содержимое бутылки, срежант рассвирепел, схватил ошалевшего бойца за горло и силой поставил на ноги.  — Ты что наркоман долбанный, совсем охренел!  — кричал он. Солдат, чье горло сдавливалось сержантом, едва стоя на ногах, рассмеялся.  — Ну и что?.. Что ты… что ты сделаешь то? За борт меня бросишь?  — смеясь едва слушающимися губами, промямлил он.  — А ты не веришь гнида?  — пугающе прорычал сержант.  — Ой, ладно начальник не шути…  — единственное, что успел сказать прибывающий в неадекватном состоянии солдат, прежде чем улетел за борт. В кузове следом за секундной тишиной раздался дикий смех.
        С грохотом железа солдат свалился на землю, едва не угодив под ногу огромному мамонту. Бронекостюм защитил его от повреждений, он отделался только испугом, вернее быстрым протрезвлением. «Колонна стоп!»  — раздался крик кого-то из офицеров, шагающих внизу, огромные животные неспешно остановились.  — Эй, в кузове что случилось?  — раздалось снизу от кого-то из офицеров.  — Все нормально товарищ капитан, воспитательная работа,  — выглянув из кузова, оправдался сержант. Свалившийся боец под злые крики офицеров быстро взобрался обратно в кузов, колонна двинулась дальше.
        — Так все! Все заткнулись и успокоились,  — после инцидента при поддержке коллег злобный сержант начал устанавливать порядки.  — Сидим, молча и беззвучно. Не дай бог кто-нибудь еще будет замечен в употреблении всякой дряни… Тогда не он один, а весь взвод спустится вниз и вместо положенного отдыха будет топать пешком…  — После марш-броска,  — дополнял другой сержант. Рядовые, опустив злые взгляды, сидели молча.
        — Какого черта происходит?  — шокированный всем происходящим Рурхан спросил у рядом сидящего Фрагора.
        — Да не обращай внимания,  — ответил недовольный опустивший взгляд Фрагор.  — Просто дикие псы устанавливают порядки на помойке, которая в действительности никому нахрен не нужна.
        Глядя на происходящее в кузове Рурхан, не мог не понимать, что с окружающими солдатами что-то не так. Было что-то еще помимо алкоголя, они будто изменились внутри, будто перестали быть артэонами, превратившись в жутких чудовищ. Рурхан испытывал серьезные опасения за Джейсона, который сейчас тоже находился где-то здесь, в другом кузове или шагал внизу в сопровождении. Чем он стал в условиях этой безумной атмосферы?
        — Что такой кислый? На, глотни!  — сказал Фрагор, снова протягивая ему фляжку.
        — Нет спасибо,  — поморщившись, ответил Рурхан.  — Что изменилось, я не понимаю, почему вы вдруг обезумили?  — не отступался он, пытаясь понять, что происходит, кожей ощущая, что что-то не так.
        — Обезумили?… Это не безумие… Это Малдурум. Не знаешь что такое Малдурум?  — будто говоря о чем-то мерзком, странно кривил лицо Фрагор.
        — Нет. Может, объяснишь?
        — Малдурум это…  — глаза Фрагора наполнились страхом, отвернувшись в сторону, он замолчал.  — Тебя не проинструктировали! Вот больные уроды. Значит так, пока ты под моей опекой ничего плохого не случится. Не обращай внимания на окружающих диких уродов… Если не знаешь то лучше и не вникай, крепче спать будешь. Все скоро закончится, и ты вернешься домой,  — под конец, натянув кислую улыбку, сказал Фрагор.
        Желая отвлечься Рурхан, обратил внимание на окружающий прекрасный полюбившийся его сердцу Аламфисов лес. Он узнавал места, по которым они гуляли с друзьями. Мысли о друзьях, оставленном доме согрели душу теплом. Он украдкой достал из кармана черно-белую фотографию, на которой они с Фиалкой счастливые стоят на фоне первого снега где-то в дебрях окружающего леса. Их взглядом запечатлела Кристина, которая затем, проникнув в свое сознание через Инфосреду, отыскала этот момент в своей памяти и через проектор сознания вывела его на фотографию, пусть и не цветную. Тех счастливых моментов ему не хотелось вернуть. Какой смысл? Ведь судьба и время все равно завели бы его сюда, на спину этого транспортника. Сейчас он хотел лишь быстрее двигаться дальше и быть сильнее, чтобы скорее вернуться, увидеть ее снова и стать самым счастливым на свете. Рядовые, надрессированные сержантами, сидели молча.
        — Давай расскажи мне что-нибудь, не молчи. Спроси что-нибудь, начни диалог,  — в воцарившейся скуке Фрагор вспомнил о Рурхане.
        — Ты давно служишь?
        — Пять лет. Я медик, по совместительству лучник. В основном всегда в тылу… многих ребят пережил.
        — А знаешь такого Джейсона Сорна?
        — Да фиг его знает.
        — Это который со второй роты? Второй, по-моему, взвод. Меченый он еще?  — вмешался в их разговор, сидящий рядом солдат, с круглым щитом и двумя мечами, закрепленными за спиной.
        — Что значит меченый?
        — Это значит военный преступник. По военным законам таких надлежит ликвидировать на месте. Но бывает, в силу обстоятельств привести приговор в исполнение не является возможным и порой такие остаются в живых. Таких не казненных преступников метят красными полосами на наплечных бронепластинах и лишают всех званий и наград, если такие были. И в будущем звания они иметь не могут. Меченые на особом контроле у офицеров,  — пояснил Фрагор.
        — Нет, это точно не тот Джейсон,  — уверенно сказал Рурхан.
        — Да почему нет? Я точно помню. Меченых у нас в батальоне четверо. Один из них Джейсон Сорн как его код блин не помню,  — хриплым голосом настаивал сидящий рядом штурмовик.  — А еще слышь,  — обратился он к Фрагору,  — в погранвойсках, когда такие меченые появляются, их в морскую пехоту сразу списывают!
        — Да знаю. Будто у нас тут отстойник какой-то.
        — Не отстойник, а вращающаяся мясорубка, которой нет разницы, какое мясо молоть.
        — За какие именно преступления становятся мечеными?  — поинтересовался Рурхан.
        — Что можно натворить во время войны? Мародерство нам несвойственно, материальные ценности для нас неважны. Хотя всякое бывает. В основном это насилие над личностью. Открытое насилие, приступы садизма, издевательства и даже изнасилование жертв военных конфликтов. Ну, вот у меня был друг…
        — Прекрати, пожалуйста!  — не желал дальше слушать Рурхан.
        — Мне велено присматривать за тобой. Короче держись от этого Джейсона подальше,  — предостерег Фрагор.
        — Мой друг Джейсон это не тот психопат, о котором вы говорите.
        — Ты о чем? Мы в царстве Малдурума. Кем бы ни был твой друг в мирной жизни здесь он монстр,  — усмехнувшись, прохрипел сидящий рядом штурмовик, потом закрыв глаза и захрапев. Судя по запаху алкоголя исходящему от этого солдата, он явно не отдавал отчета своим словам. Рурхан счел сказанное за пьяный бред. Проявляя суицидальную наивность улыбнувшись, он, отвернулся в сторону. Он был уверен в своем вечно немногословном, большом, всегда спокойном и добром друге.
        Колонна подходила к краю Аламфисова леса. На своей территории из трех Великих Сил Духи допускали только магию. Едва покинув владения Духа, колонна оказалась во власти Азуры. Спереди все затянула аномалия «Омут», одно из основных пассивных проявлений Азуры. Колонна вошла в висящую в воздухе голубую прозрачную дымку, в которой все вокруг как в невесомой воде начало расплываться и становиться нечетким. В первый раз, по пути из Страны Волка это явление напугало Рурхана. Сейчас он знал его природу, понимал его безобидность. Маг, стерегущий голубое пламя, пылающее в центре раскрытого стального купола в наспинном кузове центрального в колонне транспортника, в прямом смысле слова взял в руку пляшущую частицу этого волшебного огня. Подняв этот огонь над головой, он заставил его запылать сильнее и источаемый им яркий голубой свет озарил размывающую изображение переливающуюся завесу Омута Азуры. На доли секунды всех ослепил яркий свет и окружающий необычный Омут растворился.
        Голубое пламя было оставлено этому миру древними магами как средство защиты от Азуры. Еще один магический прецедент — глобальное заклятие, оставленное в помощь смертным. Это пламя было безвредно для всего естественного. Но любая живая материя, измененная Азурой от одного касания голубого пламени, вспыхивала моментально и за секунды полностью выгорала. Шутить с этим пламенем было опасно, оставленное бесконтрольно гореть оно могло перерасти в убийственный чудовищный пожар, от которого уже никому не спастись. Благодаря хранимому магом голубому пламени хотя бы от ужасных порождений Азуры колонна, везущая Рурхана, была защищена.
        Пышной красочной зеленью Аламфисова леса закончились владения Духа Аркея. Колонна вошла в пределы Мрачноземья. Здешние грозные могучие сосны, лиственницы, пихты, имели черные изогнутые стволы и даже иголки на их ветвях казались темными. В здешних землях не росло травы, цветов, здесь не было зелени, лишь мхи, лишайники и сухие кустарники. Сухие черные просторы сменялись огромными смердящими болотами. По сухим руслам лесных речушек текли лишь небольшие ручейки с темной отвратительной на вкус водой. Мрачные земли есть последствие Северных Чисток, того ужаса что устроили артэоны олицетворяемые СБК изгоняя людей из Северной Половины. В этом мире подобное не проходит просто так. Кровь и боль жертв, зло от тех страшных событий впиталось в эти земли, с тех пор они прокляты. Хотя артэоны не желая таких последствий, старались сделать все «правильно», не позволяя себе ничего лишнего. Они не убивали беззащитных женщин и детей, почти. Не устраивали массовых казней, это точно. Особо ненавистных врагов не казнили жестоко, дабы не оставить их озлобленным душам почвы для мести. За счет такой аккуратности зло
осевшее в мире после тех событий не получило физических обличий. Хоть и оставшись безликим, однако, скопившись в пространстве, зло тех темных времен нашло для себя выход, омрачив собой землю, воду и воздух в тех местах, где была пролита кровь. После второй волны геноцида, в которую в силу обстоятельств вылилась «Вторая Чистка» в проклятых землях на месяцы все затянули темные туманы и прошли красные как кровь дожди. Спустя время миру открылись черные безжизненные пространства, по ночам, в мрачных лесах которых слышался жуткий мертвый шепот. В здешних туманах можно было заблудиться и сойти с ума.
        Изначально Мрачноземье охватывало собой большую часть пригодных для жизни районов Северной Половины. Раскинулось по оба берега Андары, заполняло собой всю территорию Срединных Земель, на востоке до границ Аламфисова леса, на западе до самой Белой Долины, где раскинулась Страна Белого Камня. Мрачноземье пестрило руинами городов и деревень, принадлежавших изгнанным и уничтоженным людям севера, которые сохранились нетронутые временем.
        Как определили мудрецы пространственное проклятие, не имеющее физических очертаний невозможно устранить разом. Развеять его может лишь время и жизнь существующая проклятию вопреки. Под восторженные крики в честь возникновения Арвлады — страны преферийских артэонов ее новоиспеченные граждане вынужденно вернулись в эти мертвые земли. Своим жизненным теплом, добрыми эмоциями, артэонской любовью они наполнили мрачные просторы, отчего в них постепенно вернулась жизнь, и они снова зацвели.
        Сегодня Мрачноземья как такового не существует, остались лишь его куски. Срединные Земли, лежащие на западном берегу реки Андары облюбованные артэонами ожили очень быстро. В то время как на восточном берегу раскинулась Эвалта. Артэонов здесь осталось немного. Люди своим злом подпитывали рассеиваемое временем проклятие, доставшаяся им часть мрачных земель восстановилась лишь частично. Эти земли до сих пор именуются Мрачноземьем, именно через них сейчас с опаской проходила колонна Рурханом ведомая в Страну Волка. Но мрак старого проклятия все еще пропитывающий землю вовсе не смущал живущих здесь людей. Наоборот, ведь проклятие своим наличием надежно защищало от Азуры, благодаря чему животный мир хоть и деградировал, но все же устаканился, охота стала менее опасной и поэтому процветала. Мрачная пронизанная материализованными осадками зла земля составляла собой поверхностный пласт толщиной в среднем четыре метра, прокопав который чуть глубже можно было легко добраться до чистых ледяных грунтовых вод. Вдобавок восстановленные черноземные поля, не иссушенные деревьями-мутантами творениями Азуры, при
правильной обработке давали чистый богатый урожай. Эвалта неплохо существовала в условиях не до конца осветленных мрачных земель.
        На безоблачном небе солнце перевалило за полдень, в его лучах Мрачноземье не казалось таким уж мрачным. Колонна следовала по проложенной тропе среди черной земли, в окружении могучих сосен и покрытых весенними сосульками редких чахлых стволов мертвых деревьев. Где-то впереди раздался сильный грохот, который повторился еще и еще. Фрагор пояснил, что это работают минометы, судя по всему, где-то там проводится боевая операция. Места, через которые они сейчас проходили, были пустыми, незаселенными, поэтому излюбленными эвалтийскими бандитами. Так называемые «эвалтийские бандиты» это преступники омраченные проклятием Гнилой Метки. Гниющие заживо, боясь преследования, они чаще всего сбегают в леса, где инстинктивно сбиваются в шайки как дикие псы. Вот армидейским морпехам и спецназовцам и приходится по всяким непролазным глухим закоулкам лесов Эвалты лазить, бандитов этих зачищать. Колонна прошла мимо стоянки нескольких биотранспортеров морской пехоты уже знакомой Рурхану модели Б-2. Огромные обвешанные броней как танки, оборудованные под перевозку солдат быки, стояли под охраной бойцов морской пехоты
сбоку от тропы. На полянке в стороне от места стоянки были развернуты наделавшие шуму три миномета, также находящиеся под охраной зевающих солдат. Поприветствовав своих коллег, по команде отдав им военное приветствие, колона двинулась дальше, вглубь мрачных земель.
        Наступила смена. Первая рота спустилась вниз и растянулась вдоль правого фланга колонны, заменив вторую роту, которая в свою очередь поднялась для отдыха в наспинные кузова транспортников. Вместе с рядовыми в кузов забрались контролирующие их офицеры. Солдаты второй роты, уставшие шагать в сопровождении колонны, не разговаривали, не смеялись, не бесились как их предшественники. От усталости и жесткого контроля офицеров они, свернувшись комками в тесноте, быстро уснули. Рурхан все высматривал Джейсона, желал увидеть друга, но тщетно. Уснул и Фрагор. В тишине под ровное дыхание солдат Рурхан спокойно наслаждался окружающими весенними пейзажами, пусть и с небольшой примесью мрака. По бокам тропы под мощными сосновыми кронами местами еще лежал снег. Из-за отсутствия необходимости привалов для приема пищи и удовлетворения прочих естественных потребностей, ограничиваясь лишь передышками в наспинных кузовах, колонна с мобильностью присущей артэонам быстро двигалась вперед.
        Отдохнувшие солдаты первой роты, разгоряченные спиртным, шагая в сопровождении колонны, начали неадекватно себя вести и там. Из ровного строя они превратились в толпу, просто прогуливающуюся вдоль края колонны. Они разговаривали, смеялись, наплевав на жесткие требования военных инструкций. Офицеры, видя, что солдаты совсем распоясались и начали беситься в открытую, стали закручивать гайки. Сначала первая рота пару километров по бездорожью шагала строевым шагом. Потом по инициативе командира чтобы наверстать извечное отставание от графика, было решено ускорить темп. Могучие животные, несущие на своих спинах груз прибавили шагу. Солдаты были вынуждены перейти на бег. Вместе с нашкодившими коллегами под наказание попали солдаты третьей роты, следовавшие вдоль левого фланга колонны. Около десяти километров спустя чтобы не стереть солдат третьей роты, было решено вернуться к приемлемой скорости. После такого наказания в рядах первой роты испарились остатки алкоголя, наступила тишина, образовался идеальный строй.
        Грозные ряды сосен по бокам тропы начали расступаться, ускоренным темпом колона вошла в мрачные долины. Здесь, среди пустоты полян скрашенных одинокими мрачными стволами, подобно чуду одиноко стояло цветущее лиственное дерево. Его экзотическую пышную крону образовывали большие многослойные листья ярко бордового цвета, по краям обвитые черной каймой, безмолвно колышущиеся на ветру среди мрачных пейзажей. На макушке этого необычного дерева, впитывали лучи света, будто сделанные из хрусталя почки этого чуда. Это дерево-мутант, признак вторжения Азуры в эти мертвые земли и доказательство ее вездесущности в этом мире. По меркам этого измученного Азурой мира ничего особенного в этом дереве не было, но среди окружающей однообразной мрачности разбавленной темной зеленью хвои оно казалось прекрасным чудом. В контрасте местных пейзажей наслаждаясь красотой этого одинокого дерева, он вспомнил о Фиалке.
        Она научила его ценить чудеса остальным незаметные, «радоваться восходу солнышка и случайно найденному необычному цветочку» и сейчас ему посчастливилось наблюдать одно из главных таких чудес, жаль, что без нее. Глядя на это дерево, красивое и необычное, одинокое среди этой серости будто скучающее без ласки, он представил, как обрадовалась бы она, увидев это чудо порожденное Азурой. Эти мысли заставили его сердце сжаться от тоски. Только фотография с ее изображением была единственным спасением от этой неописуемой внутренней боли, вызванной разлукой. Тем временем колонна вошла в холмистую местность, которой по маршруту быть не должно.
        Справа показался высокий черный холм, на склоне которого местами лежали снежные сугробы. На вершине холма скрючилось мрачное строение — башня, старая, полуразрушенная, изуродованная огнем. За холмом начался лишенный даже зеленой хвои полностью мрачный черный лес. Этот лес еще после Первой Чистки вот уже более трехсот лет стоит сожженный пожаром, его в нетронутом виде сохраняет проклятие, хранящее в себе память тех кровавых дней. Здесь мрачнеют лучи солнца, и чахнет всякая новая растительность. Колонна приближалась к одному из эпицентров мрачного проклятия сковавшего эти земли.
        Вот из-за обуглившихся, будто скрючившихся от боли мертвых стволов обвитые туманом посреди дня показались руины одной из деревень уничтоженной когда-то артэонами. Необычный туман обвил колонну. Вдохнув эту порожденную проклятием субстанцию Рурхан, понял что это не туман, это дым оставшийся здесь как отголосок того пожара, в котором сгорел лес и была уничтожена деревня. Тонущие в белых клубах необычного тумана виднелись мрачные развалины, замершие вне времени. Проклятие отзывалось в сознании спящих солдат кошмарными снами, показывающими кровавые сцены из памяти этого места. Они в ужасе просыпались. «Как мы сюда зашли? Что за идиоты сидят за компасом?»; «Как можно было завести сюда колонну?»  — посыпались гневные комментарии.
        Рурхан долго всматривался в руины этого наследия ушедших с боями прошлых жителей Северной Половины. Непонятно откуда он услышал плач, детский разрывающий душу жалобный плач. Что-то звало его в мертвые развалины и он замер находясь в шаге от того чтобы встать и спрыгнуть за борт шагающего огромного мамонта. В чувства его привел толчок ногой сидящего рядом Фрагора, который проснувшись, был бледен и заметно напуган.
        — Эти неподвластные времени руины главное напоминание о крови, на которой построена Арвлада. Единственное чем я себя успокаиваю так это тем, что это не наше проклятие, мы к его возникновению не причастны,  — постепенно отходя от ужаса своего сна Фрагор, то ли пытался объяснить что-то Рурхану, то ли просто рассуждал вслух.  — Если бы не кретины ведущие колонну, мы никогда недолжны были заходить сюда.
        Спустя пару часов из-за колючих верхушек елей, на юге, по курсу следования колонны своими огромными как горы, яркими деревьями возвысился лес Азурмор. Колонна отклонилась вправо и вдоль границы Мрачноземья, теперь ориентируясь на пестрые кроны деревьев Азурмора возвышающиеся еще далеко на юге, двигалась на запад, восстанавливая свой маршрут. По сосновому бору вдоль границы Мрачноземья затаптывая молодые сосны ногами гигантских мамонтов, колонна вышла к Инрэль, маленькому поселению артэонов на границе безмолвных мрачных земель и источающего голубое сияние пестрящего жизнью Азурмора, в возвышающиеся деревья-великаны которого с юга упирался горизонт.
        Селение Инрэль было окружено своеобразной живой изгородью из плотно растущих маленьких сосен, изгородью шириной в несколько десятков метров выступающей идеальной маскировкой. Если бы Рурхан не знал, то никогда бы ни подумал, что в центре этих плотно растущих елей укрылось целое маленькое селение. По своему устрою это было обычное артэ-племя ничем не усложненное. Жили здесь артэоны Гарлуга — Духа любящего природу и животных, часто в обличие медведя гуляющего по мрачным лесам, в облике орла парящего над лесными просторами охраняя селение своих детей. Любви и уважения к природе этот Дух требовал от своих артэонов, не одобрял никаких проявлений цивилизации. Жители Инрэль о приходе армидейцев в свой тихий уголок предупрежденные Духом в орлином обличии не раз пролетевшим над колонной, встречая гостей, уже стояли всем племенем у стены елей скрывающей от посторонних глаз их селение. На этих артэонах были безликие льняные одежды, бережно сшитые руками здешних женщин. Они жили, не привнося в свою внешность ничего искусственного, сохраняли свою дарованную Духами красоту естественной, отчего казались
безупречно прекрасными. Мужчины здесь подобно женщинам носили длинные волосы, при этом не имели бород, отчего мало чем отличались от своих половинок, как во внешнем облике, так и в поведении. В любовной ауре общества страшащегося насилия и любых проявлений силы, мужчины вполне естественно становились полностью подобными женщинам, добрыми и мягкими.
        Колонна остановилась на свой первый привал. Мамонты опустились на животы, две роты сопровождения выстроились ровными рядами, солдаты роты отдыхавшей в наспинных кузовах приступили к спешиванию. Маленькие артэоны Гарлуга, увидев больших лохматых чудовищ с большими бивнями, в золотистой броне, несмотря на интерес, боялись самостоятельно подойти к ним. Но затем ведомые под руку старыми артэонами все же облепили транспортников, начав гладить, слушать биение сердец этих гигантских животных. Когда батальон построился, его командир, командами выровняв ряды своих солдат, поставив их по стойке смирно, с приветствием отправился к артэонам Гарлуга сбившимся в кучку. С противоположной стороны для приветствия вышел местный Намарьен, пребывающий здесь в статусе шамана, внешне ничем не отличающийся от других здешних мужчин, одетый в бежевое платье и «ради прикола» обвешанный рядами разноцветных бус. После приветствия командир батальона подозвал к себе Рурхана.
        — Меня зовут Туклас, фамилии придумать себе мы не удосужились, да и слишком мало нас, чтобы так усложнять наше существование. Значит, вы и есть тот самый Рурхан. Кратон много рассказывал мне о вас. Добро пожаловать в дом артэонов Гарлуга,  — сказал шаман, поклонившись, Рурхан поклонился в ответ.  — Я с удовольствием исполню просьбу нашего защитника Кратона и покажу вам наш дом, в котором нет ничего кроме любви, поэтому бессмысленно говорить о гостеприимстве. Прошу за мной.
        Рурхан пошел за этим излучающим добро артэоном.  — Фрагор! Бегом за ним!  — обернувшись к строю, прокричал командир.  — Ходи за ним как тень, дубина!  — кричал он Фрагору, когда тот пробегал мимо.
        Солдаты Армидеи приступили к выгрузке части гуманитарного груза предназначавшегося для Инрэль. Сопровождающий колонну маг раскрыл одну из коробок и начал раздавать детям конфеты в золотистых обертках. Мужчины из племени Гарлуга подошли к солдату, ловящему коробки, сбрасываемые со спины центрального транспортника, и предложили ему помощь.
        — Вы что бабы?! Отвалите! Еще ручки замараете!  — грубо прорычал громила армидеец. В ответ, молча с улыбкой поклонившись, мужчины племени удалились.
        — Смотри они же ведь не традиционной ориентации походу. Зажмут тебя где-нибудь толпой! Отомстят по полной!  — посмеивался подошедший за коробкой солдат.
        Один из командиров взводов заметил агрессивное по отношению к местным поведение солдат.  — Ну-ка вы б…!  — гневно крикнул он, но увидев стоящих рядом женщин сжимающих в объятиях детей, резко остановился.  — Вернее,  — прокашлялся он,  — господа солдаты, если вы не соизволите, вести себя культурно я буду вынужден применить к вам весьма губительные для вас санкции.
        — Так точно мой командир!  — решив позлить офицера, выкрикнул солдат принимающий коробки, зная, что сейчас ему ничего не будет.
        Вэйнон со стороны наблюдающий за происходящим контактом культур не понимая, зачем он здесь нужен, ушел на разведку. Он отправился вперед на юг в сторону возвышающихся на горизонте зелено-голубых крон деревьев Азурмора. По узкой тропинке среди плотных зарослей елей Рурхан в сопровождении Фрагора следовал за шаманом в деревню артэонов Гарлуга. Рурхан был заметно доволен, ему было интересно увидеть, как живут вот такие простые артэоны. Он поведал, что за минувший год со своей любимой побывал в разных уголках мира артэонов, увидел множество величественных и необычных городов. Но, к сожалению, жизнь и быт вот таких простых артэонских обществ совершенно упустил. Фрагор поведал, что именно за этим они здесь. Это правитель Кратон подготовил для Рурхана что-то вроде экскурсии, специально чтобы он мог ознакомиться с жизнью простых артэонских обществ. И одновременно осознал значимость и необходимость наличия и возникновения Армидеи, ведь именно благодаря золотому городу, под его защитой артэонские общества вроде Инрэль могут позволить себе жить в простоте и гармонии с природой. Если бы не Рурхан колонна бы
вообще сюда не заходила, вместо этого шагая до самой ночи, прямиком двинувшись к Азурмору, заночевав на его границе. В Инрэль они задержатся до утра, так что Фрагор советовал Рурхану не торопиться и спокойно насладиться здешним гостеприимством.
        Инрэль представлял собой зеленый травяной луг с расставленными на нем цветными тканевыми шатрами. В центре шатрового городка гигантским сооружением возвышался пока без надобности отключенный телепорт, помимо дороги во все концы мира артэонов открывавший вход в местный артэонский акрополь — оборудованный для жилья или криогенного сна бункер, находящийся под землей на глубине более ста метров, не имеющий прямых выходов на поверхность. Последние несколько сотен лет Духи стали возводить такие недосягаемые сооружения способные в случае необходимости укрыть их детей от любой опасности, по аналогии с крепостями, укрывавшими от бед жителей людских городов, артэоны называли их акрополями. Артэоны Гарлуга даже суровые зимы порой пережидали в убежище, построенном для них Духом. Вокруг телепорта как на негласной центральной площади небольшим коллективом проводила день вся местная молодежь. Молодые артэоны читали книги, пели песни, играли во что-то и даже прыгали через скакалку, в общем отдыхали. В небольших котелках над кострами бурлили душистые травяные напитки, чашки с которыми держали в руках местные
молодые люди. Увидев гостей, они расступились и поклоном поприветствовали их. «Привет девчонки!»  — расплываясь в улыбке Фрагор, подмигнул облаченным в белые платья местным красавицам. Жилище шамана стояло на краю, в противоположной входу стороне деревни. Следуя между шатров Рурхан своими глазами наблюдал ничем не обремененную простоту и естественную гармоничность, существование в мире со всем окружающим, к которым когда-то стремились первые артэоны. Только в условиях Арвлады, безопасность которой обеспечивалась силами мощных армий, эти артэоны могли позволить себе такую простоту.
        Босоногий шаман, ведущий их за собой, остановился у красного шатра стоящего в стороне от всех. По приглашению Намарьена гости вошли внутрь. В центре место для костра, по бокам сундуки, ящики с вещами и передвижная кровать чтобы холодными ночами можно было поближе придвинуться к огню. Внутри их ожидала супруга Тукласа — Натали, высокая златовласая артэонка. Сидя возле трескающего пламени, наслаждаясь различными травяными чаями, среди душистых благовоний они беседовали о различиях обществ артэонов. В ходе разговора шаман пояснил, что он в своей деревне, прежде всего «душевный лекарь», управлять здесь нечем, все само гармонично существует под властью Духа. Что касается участия в обороне Арвлады, то они постоянно думают над этим и все никак не могут решиться отправить достойного мужчину учиться военному ремеслу в Армидею. Потому что им «все время жалко своих мальчиков».
        Установив палатки, бойцы батальона лагерем встали рядом с Инрэль. Рурхан с Фрагором переночевали в деревне, в палатке специально установленной для гостей. С первыми лучами солнца солдаты батальона одаренные венками от местных женщин слушали благодарственные песни, в которых их восславляли как великих защитников, героев. Кто-то наслаждался красотой исполнительниц, сладостью их нежных голосов, кто-то в задних рядах недоумевал: «Что это за бред эти телки утроили?». Оставив позади артэонов Гарлуга на прощание вслед уходящим солдатам сыплющим белые цветочные лепестки, разносимые по ветру, колонна двинулась к дебрям Азурмора.
        На артэонских картах это явление значилось как аномалия АС — 3, в народе его прозвали лес Азурмор. Здесь постоянно бушевал Шторм Азуры, потоки ее частиц, не прекращая, вырывались из земли. Подобные территории называли Зонами Азуры, животные и люди обходили их стороной. Жизнь, расплодившаяся в этом покинутом всеми лесу фактически с нуля, постоянно обжигаемая Азурой, закрутившись в вихре постоянных изменений, преображений, достигла апогея своего многообразия и закрепилась тысячью стабильных уникальных видов. Населявших этот терзаемый Азурой лес безумных в своей уникальности существ, переживших сотни преображений больше ее потоки не тревожили, теперь они достигли предела изменений и жили в мире со Второй Силой.
        Этот уникальный лес за счет Азуры вытянулся в три макро яруса. Первый ярус составляли олицетворяющие Азурмор, единственные нежащиеся в солнечных лучах деревья-великаны, вымахавшие на десятки метров, чьи верхушки в высоте обдували холодные ветра. Это были исключительно различные вариации хвойных, чьи усеянные великанскими колючками и шишками кроны были окрашены Азурой в приятный голубой цвет. Второй ярус составляли деревья поменьше не более пятидесяти метров в высоту. Здесь за незначительные лучи света, проникающие сквозь хвою первого яруса боролись как хвойные, так и лиственные. В основном лиственные обычных размеров деревья третьего яруса изолированные от света кронами деревьев-великанов, существовали во мраке, поэтому сами научились испускать свет, приятным разноцветным сиянием наполнив влажные низины этого леса. Военная колонна следовала вдоль троп образованных корнями мегакронов — деревьев на первых этапах формирования леса в отсутствии большого количества конкурентов, вымахавших до нескольких километров в высоту, их обвитые облаками вершины сковал лед, середина ствола, обзаведшаяся
собственной флорой, обильно цвела. Мегакронов возвышающихся по всей территории Азурмора было восемь. Их корни огромными щупальцами расползшиеся повсюду, выкачивали из земли все соки, образовывая вблизи себя лишенные растительности пространства узкими линиями пронизывающие густые заросли, которые можно было использовать как тропы. Топая по выпирающим из земли ребристым верхушкам гигантских корней, огромные мамонты двигали армидейскую военную колонну вглубь преображенного Азурой леса, в юго-западном направлении.
        Небо над Азурмором всегда было заслонено синей переливающейся линзой — скоплением пассивных частиц Азуры, проходя через которое солнечные лучи окрашивались, освещая этот лес приятным голубым светом. Где-то в центре, в сердце этого леса-мутанта Азура своим мощным потоком, закручиваясь вихрем похожим на огромный торнадо постоянно била в небеса. Зоны Азуры считались явлением положительным и даже необходимым. Азура своими постоянными потоками пронизывая подобные территории, извергала все свои выбросы только в их пределах, благодаря чему окрестные территории, на сотни километров вокруг оставались практически нетронутыми ее жаром. Поэтому эти «Зоны» были как естественными, так и искусственными сотворенными магами.
        По мере углубления крики населявших этот лес животных становились сильнее. В землях Преферии изначально не водилось обезьян, поэтому по деревьям скакали измененные представители самого распространенного в северных широтах семейства псовых. Серые обезьяноподобные собаки удивлялись пришельцам, вторгнувшимся в их владения, скача по деревьям, пролетали на лианах над их головами, издавая рев. Из подсвеченного слабым светом мрака нижнего уровня колонну сопровождали хищные взгляды больших кошачьих глаз. Сбоку метрах в десяти раздался треск деревьев и в небо взмыли напуганные чем-то стаи каких-то разнообразных крылатых грызунов. Треск ломающихся деревьев раздался снова, через эти заросли пробиралось что-то огромное, в итоге округу огласил донесшийся оттуда кошмарный рев. Над головами в небе парили сотни видов самых разнообразных птиц. Выходящие из-под земли прозрачными едва заметными глазу скоплениями потоки Азуры, преобразившие уже все, что можно в этом лесу и теперь будто мечущиеся в поисках новых жертв пронзали следующих в колонне. Артэонам не отвечающим признакам биологической жизни эти незначительные
выбросы Азуры были нестрашны. Мамонты, везущие колонну искусственно выращенные военными алхимиками из пробирок, также имели иммунитет от Азуры. Все равно от здешних обитателей нужно было обезопаситься, поэтому маг распалил сильнее хранимое пламя. Ярко засиявший голубой огонь испустил волну своего жара, разогнавшую все проявления Азуры в радиусе нескольких десятков метров. С безумными криками разнообразные животные разбежались в стороны, вокруг колонны установилась своеобразная защитная зона, в которую пока поддерживаемое магом защитное пламя сияет ярко, потоки Азуры, как и порожденные ею твари проникнуть не могли.
        По мере дальнейшего продвижения чтобы создать говорящий об их приближении шум, заранее отпугивающий нежеланных встречных офицеры, разрешили солдатами некоторые отступления от строевых инструкций. Идущий в колонне арфей исполняющий функции военного оркестра, окружая себя звуковыми вибрациями, исходящими из его артэнсферы, начал воспроизводить ритмичную музыку, не дающую солдатам спать на ходу. Являющийся генной реанимацией второго вида (азиат), единственный кому здесь командир разрешал носить длинные волосы, здешний арфей набирал обороты, делая свою музыку более громкой и агрессивной.
        За проходящей артэонской колонной разгоряченной музыкой, из-за кустов на обочине наблюдала пара больших желтых глаз. Проверить намерения входящих в их владения солдат, из-за кустов вышел представитель здешней разумной жизни. Гуманоидное существо, человеческого роста с кожей голубоватого оттенка, длинными щупальцеобразными черными отростками, вместо волос свисающими с головы, с вытянутой клыкастой пастью. Тело существа украшал белый боевой окрас, из одежды только юбка, сплетенная из травяных стеблей. В правой руке хозяин этих земель держал копье. «Пошел вон урод! Морская пехота Армидеи! Идет!»  — под ритм мелодии прокричал аборигену один из солдат, остальные поддержали его смехом. Абориген, проявив мудрость, промолчал. «Бесстрашный» офицер, наплевав на правила безопасности идущий между строем солдат и полным опасностей лесом кивком головы поприветствовал аборигена, тот поклонился. «Извини за этих дебилов. Мы пришли только с миром»,  — оправдался за всех офицер, абориген понимающе кивнул.
        — Смотри Рурхан!  — крикнул Фрагор, Рурхан привстал, чтобы лучше разглядеть невиданное существо. Сжимая в руке копье, этот лесной воин провожал взглядом вторгшихся в их владения армидейцев, к нему в поддержку из-за кустов вышли еще семь его соплеменников вооруженных томагавками и луками, также напряженно рассматривающих уходящую колонну.
        — Это Иноморфы — разумные мутанты, порожденные Азурой,  — начал пояснять Фрагор.  — Этот вид зовется орданами. Они кочевники путешествуют по всей Преферии. У них самцы, в смысле мужчины нормальные. Выглядят, говорят как люди. А самки у них это просто животные, тупые не разговаривающие, ходят на четырех лапах, только детей рожают и все. Они много жрут травы, вот разумным самцам и приходится кочевать, чтобы этих прожорливых вонючих коров кормить. В этом лесу у них что-то вроде главного стойбища. Здесь они всегда задерживаются, развеивают прах своих умерших.
        Рурхан много читал о Преферии и о орданах — вечных кочевниках скитающихся по ее землям, бывших единственными кому разрешалось свободно пересекать южную границу Арвлады, знал все досконально, но не мешал Фрагору молоть языком.
        Солнце начало опускаться к закату. Колонна быстро утонула в тени окружающих деревьев великанов. Усиливались свирепые крики из темных низин леса, маг сильнее запалил защитное голубое пламя. Колонна вышла в место переплетения корней мегакронов, где образовалась приличных размеров открытая территория. Было решено остановиться на привал. Уложив мамонтов посередине этой великанской поляны, установив вокруг них охрану, солдаты принялись разжигать костры. Командир велел всем съесть что-нибудь, поддерживать в себе жизнь, поэтому солдаты, доставая из рюкзаков свои пайки, принялись без интереса жевать их содержимое. Рурхан и Фрагор уселись за меленький костерок в стороне от всех. У одного из рулевых долгое время телепатически управлявшего огромным мамонтом, случился приступ. От долгого контакта с чужим сознанием его собственное дало сбой. Рулевой содрогаясь, будто в эпилептическом припадке, свалился без сознания. После оказания первой помощи поврежденному бойцу офицеры созвали всех медиков батальона. Было велено произвести осмотр оставшихся рулевых осуществлявших телепатическое управление огромными
животными, а то без них дальнейшее продвижение колонны становится невозможным. Фрагор убежал туда. Рурхан жующий конфеты, которые ему в дорогу собрала Фиалка, остался один у их костерка, который больше дымил, чем горел. Тушенка в банке оставленной Фрагором возле углей, так и осталась скованной холодным жиром. От нечего делать Рурхан пошел прогуляться. Однообразные солдаты отдыхали сидя маленькими группами у костров, даже на время отдыха, не снимая свою броню, в основном дымя сигаретами, безжизненными усталыми взглядами смотрели в огонь. Разглядывая солдат, неожиданно глазами он наткнулся на Джейсона. Они пересеклись взглядами, Джейсон узнал его, но вместо приветствия недовольно отвернулся в сторону. После секундного непонимания Рурхан разглядел на его наплечных бронепластинах необычные красные линии, по всей видимости, те самые отметины, говорящие о том, что он преступник. Рурхан почувствовал себя нехорошо, побледнев, он отошел в сторону леса. Он снова рассматривал фотографию с Фиалкой. Не желая ничего обдумывать или как-то укладывать в голове, сейчас он пытался не впасть в отчаяние. Сейчас он
действительно почувствовал себя одиноким, оставшимся среди сгущающейся темноты.
        Офицеры, желая отдохнуть, чем-нибудь заняв солдат, на свой страх и риск разрешили немного погонять в футбол. Скинув бронекостюмы, оставшись в черных нижних комбинезонах сборные двух рот, отошли в сторону для игры. По два воткнутых в землю копья имитировали ворота. Игру в качестве судьи контролировал один из сержантов. Остальные солдаты желающие понаблюдать за игрой и хоть чем-нибудь отвлечься, в качестве болельщиков окружили воображаемую футбольную арену по периметру. Мелкие стычки и обидные ругательства в случае неудач начались сразу, но в целом все было нормально, у сержанта, контролирующего игру, особых претензий не было. Затем одна из команд стала по глупости проигрывать. После очередного пропущенного мяча разъяренный самопровозглашенный капитан проигрывающей команды набросился на одного из вражеских игроков. Началась драка. Сначала подобно диким псам сцепились обе соперничающие команды, а после и все болельщики окружающие воображаемое футбольное поле. Большая часть батальона, разделенная на два противоборствующих лагеря, сцепилась в одной огромной драке. Рурхан в шоке наблюдал за тем, как
жестоко друг друга избивали солдаты.
        К месту драки сбежались все офицеры. Сержанты, вооружившиеся резиновыми палками, бросились в дерущуюся толпу, пытаясь их разнять, нейтрализовать главных зачинщиков, пока они друг дружку не поубивали. Те из дерущихся, что в процессе драки еще стояли на ногах, а не валялись без сознания с разбитыми лицами, уже не слышали команд офицеров. Позабыв обо всем, пока была такая возможность, они пытались добраться до ненавистных сослуживцев. В дерущуюся толпу полетели шумовые гранаты. Несмотря на то, что на время игры все были разоружены, один из дерущихся достал из-за пазухи лезвие от ножа. Дело могло бы дойти до серьезного преступления, если бы на пути потенциального преступника не возник Вэйнон. Этот здоровяк, вместе с сержантами пытавшийся остановить драку, в два счета уложил на землю потенциального преступника, забрав у него лезвие.
        Громко и четко последовала команда: «Батальон! Смирно!». Утихающая драка в одну секунду прекратилась. Солдаты с разбитыми лицами замерли на местах. Только разъяренный Вэйнон не мог успокоиться и в тишине продолжал бить ногой под дых одного из солдат, видимо сильно его разозлившего. Рядом с замершей толпой с рупором в руках стоял командир. Услышав его голос усиленный рупором, солдаты вынуждено подчинились. Сработал инстинкт «больших звезд»  — чем выше звание начальника, тем охотнее его слушаются солдаты, ну и, разумеется, страх перед комбатом лично, а то ведь этот безразличный майор может и обезумить и вот тогда всем будет плохо. По рупору последовала команда: «Господа участники драки! Упор лежа принять!». Надрессированные солдаты за секунды попадали на землю и уперлись в нее руками. «Раз»,  — последовало от командира, солдаты, в упоре лежа согнув руки, прильнули к земле и замерли от нее в нескольких миллиметрах. «Два»,  — солдаты выпрямили руки, сделав отжимание от земли. Солдаты отжимались под счет командира. Сержанты с резиновыми палками ходили среди отжимающихся солдат, переступая через них,
контролируя выполнение упражнения. Не дай бог кто-нибудь из нашкодивших солдат, делал упражнения неправильно, в процессе отжимания от земли слишком сильно задирал зад или ложился на землю, то тут же получал удар резиновой дубиной или ногой под дых. Вэйнон среди отжимающихся отыскав безумца в процессе драки доставшего нож, врезал ему по морде, а затем ногой вдавил его разбитое лицо в грязь.
        Солдаты в качестве наказания за драку отжались несколько десятков раз под счет, потом еще около сотни самостоятельно. Вымотавшиеся во время драки, позже окончательно обессилившие от отжиманий они стали как шелковые. Командир, опять же криком в рупор велел всему батальону прекратить отдых и строиться лицом к нему повзводно. Участники драки бросились облачаться в бронекостюмы. Медики принялись будить солдат в процессе драки оказавшихся без сознания, в основном пинками или ударами по щекам. Чтобы поторопить всех кто еще не встал в строй командир велел всем, кто уже успел построиться пока, принять упор лежа. Всем, в том числе и офицерам. «Вы допустили все это. Вы господа офицеры проявили халатность, дав им в руки мяч. Ведь эти отморозки в Малдуруме, готовы взорваться от безумия. Было идиотизмом ожидать от них нормальной игры в футбол»,  — говорил наказанным офицерам командир. Офицеры — командиры взводов и рот, проклиная своих солдат, выполняли приказ командира и вместе с личным составом стояли в упоре лежа.
        Рурхан как обычно стоя сбоку от строя с ужасом наблюдал происходящий идиотизм. И как ему становилось понятно из спокойного привычного поведения окружающих, подобное было здесь нормой. Даже когда все встали в строй, все в качестве профилактики дружно еще пару минут тужились в упоре лежа. Потом командир, наконец, дал команду: «Встать». Разозленные офицеры, сержанты, уставшие солдаты. Строй замер тихо, смирно и ровно.
        — Нормально отдыхать вы все же не умеете, дебилов среди вас больше. В любом случае сорок минут отдыха прошли, те, кто хотели поесть, спокойно посидеть, те я думаю, отдохнули. А что касается дегенератов, ну это дегенераты что с них взять. Не умеете отдыхать! Значит, не будете отдыхать! Все! Пять минут сбор, и колонна стоит полностью готовая к отправке!  — убрав рупор, командным голосом кричал командир.
        — Можно я добавлю?  — спросил у командира Вэйнон.
        — Конечно товарищ полковник,  — уступая место, ответил командир.
        — В принципе все нормально. Все как обычно во власти Малдурума. Мы здесь не в туристическом походе. Все мы здесь обученные убивать опасные ублюдки специально взращенные системой. Вполне естественно, что в мирное время, когда нам не на кого выплескивать свою агрессию и силу, мы отрываемся друг на друге. И только война сплотит нас и сделает единой силой. Набить морду друг другу это нормально, для нас даже естественно. Но хвататься за ножи! Убивать друг друга — это уже перебор. Раскол военного братства,  — упрекал солдат Вэйнон.  — Я не понял что это за бред вообще?!  — резко сорвался он.  — Морпехи! Для чего вы здесь?!
        — Убивать! Убивать! Убивать!  — разом крикнули все солдаты, и те, что мирно отдыхали и безумцы с разбитыми лицами. Рурхан не переставал «удивляться» происходящему.
        — Это другое дело. Но только убивать врагов, а не друг друга. Это нужно уяснить раз и навсегда,  — остался доволен Вэйнон.
        Батальон приступил к погрузке, Фрагор взяв Рурхана за руку, потащил его к пятому транспортнику.  — Что происходит, вы что… вы кем стали вообще? Что вытворяете?  — возмущался Рурхан.  — Я не могу тебе объяснить,  — уходил от ответа Фрагор.  — Никто тебя не заставляет увязать во всем этом. Ты можешь просто вернуться домой, ясно! Сказать: «все я не могу так больше», расплакаться. То, что ты не понимаешь происходящего это не моя проблема, это они там должны были тебе все объяснить, прежде чем отправлять сюда. Я просто не имею на это права,  — Фрагор был недоволен сложившейся ситуацией, от Рурхана с которым ему приходилось нянчиться, он уже устал. За Рурханом пристально наблюдал сопровождающий колонну маг.
        Все вокруг заволокла ночная темнота. Сквозь переливающееся в темноте синим скопление частиц Азуры зависшее в небе над лесом-великаном звезд было не разглядеть и это раздражало. Двигаясь в направлении юго-запада, колонна шла вблизи Западного Маяка — одного из гигантских мегакронов своими ветвями затянувшего горизонт с севера.
        Колонна без отдыха продвигалась вперед. Закрепленные на стальном облачении мамонтов световые кристаллы разной мощности осветили все на многие метры вокруг. Рурхану не спалось. С самого начала этого «путешествия» он хотел спуститься вниз и прогуляться немного, но Фрагор все время не давал ему этого сделать. Но вдруг один из мамонтов издал протяжный крик и остановился, подняв лапу, судя по всему, это животное на что-то наступило. Колонна остановилась, солдаты и офицеры принялись пытаться раненному животному помочь. И Фрагор как нельзя кстати задремал. Рурхан пробравшись мимо спящих в кузове солдат, по веревочной лестнице спустился вниз. Солдаты, идущие в сопровождении, замерли в боевой готовности вокруг колонны. Пройдя мимо стоящих в задней части солдат, не услышав от них ничего, Рурхан пошел прогуляться, немного отдохнуть и развеяться. Тем более, когда он еще раз окажется в самом сердце Азурмора? Он не понимая, что творит, решил выйти из-под искусственного света освещающего колонну. Едва зайдя за первые деревья, он замер в изумлении. Вне искусственного света его озарило естественное сияние, которым
в ночи был наполнен этот лес. Покрывающие деревья небольшие волоски, прожилки огромных листьев, различные почки, бутоны все источало свет самых разных оттенков. Над головой похожие на ожившие звезды летали огромные светлячки. Постоянно сотрясающие этот лес, уходящие в небеса гигантскими столбами света пассивные выбросы энергии Азуры, бьющие из своих кратеров где-то вдалеке, освещали все вокруг яркими белыми вспышками. Но самый главный яркий белый ангельский свет струился откуда-то из-за веток. Продвинувшись дальше, он увидел небольшую сокрытую от всех плотными зарослями поляну, на которой среди вечного мрака нижнего яруса Азурмора рос большой, выше человеческого роста цветок, испускающий тот яркий серебристый свет поразивший Рурхана. Этой красотой он оказался буквально очарован.
        Его наслаждение прервал резкий звук, раздавшийся за спиной, это был топот ноги по луже. Не успел Рурхан обернуться, как его горло сдавила сильная рука, мощный удар в правый бок, окончательно остановил дыхание, на голову ему набросили мешок. Несколько десятков метров его тащили по болотистым низинам, затем нанеся еще несколько ударов в живот, стянув мешок с головы, бросили на землю. Прокатившись кубарем, от боли не в силах пошевельнуться, он все-таки сумел оглядеться. В чудесном сиянии нижнего яруса Азурмора чужеродным злом в этой природной красоте перед ним стояли три армидейских солдата в золотистых бронекостюмах. Их лица окрашенные черными линиями свежего боевого окраса скрыты под опущенными забралами. Стоявший посередине солдат держал в руке факел с голубым пламенем, защищающий от обитателей леса. Не успел Рурхан выдавить и слово как один из солдат подошел и нанес ему несколько ударов своим огромным кулаком. Когда Рурхан повалился на землю, он нанес ему еще несколько ударов ногой. Чтобы не оставлять на лице заметных шрамов его били по ногам, рукам и туловищу.
        — Что дальше сделаем?  — хриплым грубым голосом спросил первый преступник.  — Давайте может, его в местной смоле обмажем, чтобы ему неповадно было?
        — Нет!  — ответил хлипким мерзким голосом второй преступник.  — Я хочу позабавиться с ним. Поиграть с этим сладким малышом.
        Догадавшись, что его подельник имеет в виду, первый преступник пришел в ярость.  — Ты что больной?!  — криком он обрушился на подельника подняв забрало.  — Мы хотели просто проучить гражданского, на место его поставить… А ты психопат что несешь?
        Обладатель мерзкого голоса, недолго думая ударил в лицо кричавшего на него первого преступника, повторил эту процедуру еще несколько раз и тот упал без сознания. Достав нож, он посмотрел на третьего подельника, наблюдавшего за всем со стороны. «Дружище спокойнее, делай что хочешь. Я только посижу здесь посмотрю. Ты не против?»  — третий преступник успокоил наставившего на него нож подельника, после сев на корточки, упершись спиной о дерево, он приготовился наслаждаться действием. Второй преступник, убрав нож, залился жутким смехом, предвкушая больное удовольствие. Воткнув в землю факел с защитным голубым огнем, он скинул шлем, открыв свое застывшее в безумии лицо. Раздвинув руки по сторонам, пока его бронекостюм шипением автоматически размыкающихся креплений отдельными бронепластинами обвалился с тела, он медленно приближался к лежавшему на земле корчащемуся от боли Рурхану.
        — Сладкий мой,  — своим мерзким голосом протянул он, расстегнув ширинку, подняв за волосы голову Рурхана.  — Не бойся, это бессмысленно… больно будет все равно.  — Резким щелчком где-то рядом раздался звук сломанных ветвей, будто кто-то прошел в зарослях рядом. Это заставило преступника остановиться и оглядеться по сторонам. Через пару секунд из-за его спины вылетел еще один армидейский солдат с надвинутым на лицо забралом. Он несколькими ударами повалил на землю оставшегося без бронекостюма своего обезумившего сослуживца. Третий преступник, тот что, сидя облокотившись о дерево, наблюдал за происходящим со стороны, скрылся в светящихся во мраке лесных зарослях, просто убежал. Солдат, спасший Рурхана, поднял забрало, это был Вэйнон. На всякий случай, нанеся обезвреженному преступнику еще несколько ударов, сломав ему ногу, обездвижив его и заставив кричать от боли, он бросился к Рурхану. Первым делом, достав из поясной аптечки местный морфин, он ввел ему целую ампулу.
        — Смотри на меня! Не уходи в себя. Рурхан дыши, просто дыши. Не теряй сознание,  — Вэйнон стучал Рурхана по щекам.
        — Это безумие… бред какой-то,  — прошептал окровавленными губами Рурхан.
        — Ну и хорошо,  — радуясь тому, что с Рурханом все в порядке Вэйнон вздохнул с облегчением. Аккуратно уложив обмякшее тело Рурхана на траву, он подошел к лежавшему на земле корчащемуся от боли преступнику. Нанеся ему еще несколько ударов, схватив его за горло Вэйнон, поставил его на колени перед Рурханом.  — Рурхан!  — достав нож и приставив его к горлу преступника, сказал он.  — Давай выноси свой вердикт.
        Рурхан, шокированный тем, что творит Вэйнон моментально пришел в себя.  — Ты что делаешь? Убери нож от его горла! Перестань!  — крикнул он, глядя на происходящее испуганными глазами.
        — Что я творю?! Твоя защита это моя задача в рамках этой миссии. Только за этим я здесь. Прости, что допустил этот инцидент. Прошедшего не вернуть, так что теперь решай его судьбу.
        — Ты что и вправду убьешь его?!
        — Конечно. Мы сейчас в зоне действия законов войны, в соответствии с которыми преступникам полагается ликвидация на месте. Все нормально. Давай решай Рурхан.
        — Нет! Господи! Само собой нет! Ради всего святого убери нож от его горла. Прошу не опускайся до их уровня!
        — Как скажешь,  — расстроено произнес Вэйнон, швырнув преступника на землю, затем просто так нанеся ему еще несколько ударов ногой.
        — В этом мире никому не должно быть больно, ни человечку, ни зверушке…  — под действием дурманящего сознание обезболивающего Рурхан пытаясь спастись от окружающего безумия, повторял себе под нос ее слова.
        — Что?!  — рассмеявшись, услышал его бормотания Вэйнон.  — Успокойся, это я видимо слишком много обезболивающего тебе вколол. Подожди, сейчас пройдет,  — посмеивался он. После Вэйнон пробудил лежавшего без сознания первого преступника. Он, придя в себя, набросился на своего бывшего подельника лишившего его сознания. Преступник со сломанной ногой снова завопил от боли. Вэйнон спустя пару секунд оттащил рассвирепевшего солдата не дав убить преступника.  — Мы хотели проучить парня… того что задумала эта мразь я и представить не мог. Клянусь. Этот психопат просто свихнулся,  — пояснил этот солдат, снова опустив забрало, скрыв лицо, извиняться перед Рурханом он не собирался. Преступник облачился в бронекостюм, закричав от боли, когда бронепластины автоматически стали стягиваться на его переломанном теле. Под защитой голубого пламени, факел с которым держал в руке Вэйнон за руку придерживающий избитого Рурхана, все они двинулись в сторону колонны.
        После обнаружения пропажи нескольких человек включая Рурхана, все солдаты были приведены в полную боевую готовность. Обнажив мечи, приготовив луки, по краю выстроив стены щитов, солдаты стеной встали вокруг отдыхающих транспортников. Маг запалил голубое пламя ярче яркого. Посчитав бессмысленным отправляться на поиски в ночные дебри Азурмора, командир отвел час на ожидание. В свет прожекторов колонны во главе с Вэйноном, вышли четверо потерявшихся. Факел с голубым пламенем в руках Вэйнона тут же погас, маг мысленно затушил его от греха подальше. В сопровождении подчиненных к ним подошел разъяренный командир. Увидев своего солдата, волочащего сломанную ногу, он окончательно рассвирепел.
        — Где вы были? Кто покалечил моего бойца?!  — прокричал недовольный командир. По всей видимости, отвечать должен был Вэйнон но этот здоровяк не собирался ничего объяснять.  — Ты что творишь!  — командир набросился на Вэйнона.  — Ты вообще кто такой здесь! Калечишь моих бойцов. Кто дал тебе на это право?!
        — Твои бойцы потенциальные преступники. Они издевались нал гражданским участником нашей миссии! Я предотвратил их злодеяние. Скажи спасибо, что я еще в живых его оставил!
        — У меня этих бойцов три роты, целый батальон, я физически не могу их всех контролировать. Для этого здесь и нужен ты! Для присмотра за этим лопухом тебя и отправили с нами. И ты полковник, получается, со своей задачей не справился! Мне впереди предстоит боевую задачу выполнять. У меня каждый солдат на счету. Где я теперь возьму замену придурку, которому ты полковник сломал ногу!  — кричал командир.
        Вэйнон стоял разрываемый желанием просто послать этого майора к чертовой матери, но тут вмешался маг.
        — Вэйнон успокойся! Не делай глупостей,  — встав между ним и командиром батальона, сказал маг.  — Согласись, ты допустил эту ситуацию. Ведь ты должен был присматривать за Рурханом,  — после этих слов Вэйнон виновато опустил вниз озлобленный взгляд.  — Но и вы товарищ майор слишком сильно запустили дисциплину в своем батальоне,  — высказал он командиру.  — Где командиры взводов преступных солдат, почему за ними никто не смотрит! Я думаю, вы сделаете выводы из произошедшего инцидента.  — После этих слов маг посмотрел на избитого Рурхана молча стоявшего в стороне.  — Сейчас самое главное это здоровье Рурхана. Как ты?  — обняв его за плечи, спросил маг.
        — Да что с ним будет! Меньше будет лазать, где попало,  — привыкший кричать, громко сказал командир батальона.  — Вколите ему «морфина» и дело с концом.
        К Рурхану подошел Фрагор.  — Ну, ты меня и подставил! Я думал все конец мне…  — сказал он Рурхану.
        — Извини,  — буркнул Рурхан, прежде чем Фрагор вколол ему в шею еще ампулу болеутоляющего.
        — Ты что делаешь дубина!  — крикнул на Фрагора Вэйнон.  — Я уже обезболивал его, у него сейчас передоз будет…  — под эти слова Вэйнона Рурхан потеряв сознание, провалился в сладкий приятный сон, спасший от всякой боли.
        Под звуки дождя барабанящего по железу Рурхан пришел в себя. Укрытый теплым одеялом, с головой перетянутой бинтом, ощущая боль во всем теле, он лежал в сложенном железном куполе на спине третьего транспортника. В центре купола беззвучно пылал бездымный голубой огонь. Голубые языки этого пламени не сжигали, а просто тихо безвредно обволакивали собой дрова. Над пламенем висел закипевший чайник наполнивший купол ароматом мяты. Маг сидел, задумавшись глядя в голубое пламя, согреваясь его необычным теплом. Фрагор вытащив из коробки с гуманитарным продовольствием сосиску, насадив на нож, жарил ее над спасительным огнем. Больше в сухом теплом надежно закрытом куполе никого не было. Снаружи гремел гром и лил проливной дождь. Чувствуя как, болят ребра, и трещит голова, оставив свое пробуждение незаметным Рурхан, продолжил лежать под одеялом. Ему не хотелось снова возвращаться в холодный мир окружающий его сейчас, снова контактировать с любыми его проявлениями.
        — Ты как Рурхан?  — спросил его маг.
        — Физически все в порядке. Почти. Но вот морально…
        — Это был отрицательный инцидент, произошедший по вине многих. И мне хотелось бы попросить прощения от имени нас всех. Я бы советовал тебе не пытаться осознавать произошедшее и лучше поскорее все забыть. Если сможешь, конечно. Поверь, так будет легче.
        — «Инцидент»?! Вы зоветесь артэонами — самыми разумными в нашем мире существами. А вы что творите? Ведете себя как дикари, конченые безумцы. Я отказываюсь верить, что вы те артэоны, которых я знаю. Что вдруг случилось, что изменилось? Я не понимаю,  — щурясь от боли, сев в своей койке у стенки купола, возмущался Рурхан. Фрагор тем временем осмотрев его, помог ему перебраться поближе к огню.
        — Ты ходишь вокруг да около. Сгруппируй все свои эмоции в один вопрос. Вопрос, который давно назрел и не дает тебе покоя,  — все понимая, маг решился не серьезный разговор. Рурхан внутренне заметался, не понимая, что хочет маг, но вдруг до него дошло.
        — Что такое Малдурум?  — глядя в глаза магу, спросил он.
        После этого вопроса Фрагор, будто испугавшись чего-то, отвернулся в сторону и неодобрительно закивал головой. В глазах мага тоже появился заметный панический страх.
        — Ты что серьезно собираешься посвятить его в этот бред? Он же гражданский!  — воспротивился Фрагор.
        — Он больше не гражданский,  — ответил маг.  — Ты пришел из внешнего мира Рурхан. Ты знаешь, что такое зло. Думаю, ты нас поймешь,  — дрожащим голосом маг начал свою попытку объяснить.
        — Малдурум,  — он прокашлялся,  — «Синдром Малдурума», еще известен как АВП — Артэонский Военный Психоз. В некоторых источниках вместо «Военный», можно также встретить приписку Реактивный. Малд… Малдурум это особое свойственное артэонам состояние, в которое в целях обороны и выполнения боевых задач погружаются подготовленные и обученные солдаты-артэоны. Данное состояние характеризуется…
        Официально, не вдаваясь в детали, артэонов обычно характеризуют как людей отчищенных от человеческого безумия и зла. Так вот это высказывание не совсем корректно. При создании артэонов Духи, вмешавшись в функционирование нервной системы, работу мозга, выявили в них ряд реакций отвечающих за проявление насилия и агрессии. В общем, Духи обнаружили… нет, даже скорее выявили то самое пресловутое человеческое зло и после объединили все его составляющие в так называемый Агрессивный Блок, изолировали его и заключили внутри артэонов. Так что все проявления человеческого безумия никуда не делись из нас, просто внутри артэонов вся эта мерзость представлена особо, в изолированном состоянии она хранится в глубине наших сущностей. И при желании этот самый Агрессивный Блок или отдельные его составляющие можно разблокировать, снова впустив безумие в свое тело.
        — Что-то я не понимаю…
        — Чтобы жить в этом мире порой нужно превращаться в чудовищ. Пытаясь остаться разумными, преследуемые разными диким тварями, первые артэоны оказались зажаты в угол. В итоге нам пришлось приспособиться к окружающим условиям. В целях обеспечения выживания, вопреки запретам Духов древние артэоны погрузились в свое безумие. И вот тогда они открыли «Синдром Малдурума», познали чистое зло.
        Малдурум это последствия реактивации артэоном Агрессивного Блока, то есть погружение в сокрытое внутри безумие и зло… и это кошмар, который мне трудно описать… Это как осознанное погружение, в состояние тотального аффекта, характеризующееся в большинстве случаев полным затмением разума. В итоге мы либо идеально разумные добрые прекрасные артэоны, либо жуткие готовые уничтожить все на свете твари. Пытаясь сделать артэонов идеальными, создав Агрессивный Блок, Духи выявили чистейшее человеческое зло, абсолютное безумие. В процессе реактивации Агрессивного Блока, на первой стадии Малдурума артэона с головой накрывает поток лютого накопленного за годы изоляции зла, в мгновение затмевающего все прекрасное, разрушающего разумную составляющую, превращая нас в ужасных свирепых монстров.
        Первую стадию Малдурума, еще называют реактивной. Внешне она проявляется в учащении пульса, расширении зрачков, неадекватном буйном агрессивном поведении, и длится от нескольких минут до нескольких часов, все зависит от природной предрасположенности индивида к агрессии. После погружения в безумие артэон все равно, что дикий пес, сорвавшийся с цепи. Тебя внутри просто заменяет безумно злое, ненавидящее все вокруг дикое животное. Ты буквально жаждешь крови, и от былой артэонской сущности не остается и следа. В процессе погружения в Малдурум кто-то начинает смеяться как сумасшедший, кто-то наоборот плачет, хотя большинство начинают орать как психи… Хотя почему «как»?
        — Некоторые становятся настолько буйными и дикими что их даже изолируют в отдельные камеры, с глухими толстыми стенами,  — добавил Фрагор.
        — Вторая стадия Малдурума — стадия начальной пассивности, наступает, когда зло и безумие А-Блока постепенно оседают внутри солдата, происходит привыкание нервной системы к новым ощущениям. Я говорю солдаты, потому что Малдурум это удел исключительно военнослужащих, гражданские артэоны всю жизнь живут во внутренней идиллии без безумия и зла и даже не ведают о том, что сокрыто внутри них. Они и представления не имеют обо всем этом дерьме. На второй стадии градус безумия спадает, у солдата восстанавливается пульс, но в целом поведение носит характер затаенной агрессии, имеет место повышенная нервозность, с периодическими вспышками безумия и неадекватной реакцией на малейшие раздражители. Несмотря на то что внешне наблюдается пассивность заторможенность, полная апатия ко всему, все от того что нервная система перегружена, буквально перегрета.
        Слушая ужасный рассказ мага, Рурхан наполнялся страхом от осознания истины. Светлый мир, что он знал, распадался у него на глазах. Среди раскатов грома он слышал доносящиеся снаружи бешеные крики команд подаваемых офицерами под проливным дождем, топот по грязи тяжелых ботинок нескольких сотен солдат, нет вернее машин для убийств, чудовищ погруженных в свое безумие.
        — Я чувствовал, что что-то не так. Понимал, что есть запретная тема, о которой никто не говорит, но не думал что все так серьезно,  — в потрясении произнес Рурхан.
        — Дальше по истечении нескольких часов или дней наступает третья стадия, стадия стабилизации — окончательного привыкания,  — продолжал свой рассказ маг.  — У единиц происходит так называемое полное привыкание, нервная система полностью приспосабливается к новой составляющей, вследствие чего начинается гармоничное сосуществование с проявлениями А-Блока. По сути артэон становится подобен обычному человеку, также становится способным злиться, раздражаться, испытывать гнев, но только если на то есть причины. Но все же, у большинства наступает так называемое частичное привыкание, то есть нервная система просто не может принять новые ощущения. Состояние и поведение таких солдат характеризуется нестабильностью, повышенной раздражительностью, маниакально-депрессивным психозом и прочими психически-негативными отклонениями.
        Если так подумать, то все это очень смешно. Ведь создавая артэонов Духи, мечтали о появлении существ разумных и идеальных подобных себе, но только живущих воплоти. Что с одной стороны у них получилось. Но с другой стороны вместе с идеальным добром в людях они нежеланно породили идеальное зло, его чистую концентрированную форму. Поэтому артэон это с одной стороны воплощение всего лучшего в человеке, а с другой идеализация всего ужаса, зла и безумия сокрытого в роде людском. Действительно, в мире нет ничего идеального.
        — Неужели нельзя как-то по-другому?  — в шоке промолвил Рурхан.
        — Нет. Если бы не Малдурум мы бы просто не выжили в свое время. Артэоны слабы, в своем естественном состоянии они не способны на убийство, а этот жестокий мир не допускает подобной слабости. А вот погруженные в Малдурум, мы не просто можем убивать! Мы жаждем крови, чтобы оторваться за все время жизни в изоляции от своего природного зла. Тут нет ничего противоестественного. Мы просто стали такими, какими этот мир хотел нас видеть, стали играть по правилам.
        — Еще это хороший способ психологической разгрузки,  — Фрагор подметил важный для себя момент.
        — В смысле?
        — Малдурум это наше главное всему оправдание. Чтобы мы не творили во время боевых походов, какое бы безумие не претворяли в жизнь, приходя домой, запирая свое зло в А-Блок, мы снова смотрим на мир глазами артэонов. В нормальном состоянии разумно осмысляя свои ужасные поступки и безумие войны, вспоминая все содеянные нами ужасы, мы оправдываемся тем, что это все были не мы, это все Малдурум. Это почти как контролируемое раздвоение личности. Там в тепле внутреннего мира мы настоящие, мы артэоны. Здесь в холоде и ужасе мира внешнего балом правит Малдурум. Мы на время превращаемся в свирепых монстров, убиваем, проливаем кровь, обеспечивая защиту своей родины, а потом как ни в чем, ни бывало, снимаем маску безумия и снова смотрим на мир разумно.
        Мы погружаемся в Малдурум всегда перед боевым походом. По инструкции за восемь часов до отправки, чтобы все успели «остыть» после процедуры активации, перебесились, даже самые буйные. И до конца похода из Малдурума выходить нельзя. Погружение в это состояние сказывается на организме мощными нагрузками. Если делать это часто, то можно перегрузить нервную систему и мозг, умереть или стать овощем. Выходить из Малдурума вне стационарных условий, без специальной медпомощи тоже опасно для жизни. Когда мы снова становимся артэонами, своими настоящими глазами смотрим на содеянное в безумии то… В общем повышается риск суицидальной активности, многие не выдерживают, отправляют себя в мир иной, конкретно замыкаются в себе. Без помощи психолога и транквилизаторов тут не обойтись. Погружаемся перед выходом и становимся самими собой только по возвращении домой, по-другому не как.
        Еще знаешь… в боевых походах порой такого можно насмотреться, что волосы встают дыбом. И представь!  — как-то безумно усмехнулся маг.  — Что было бы, если глазами артэона увидеть все это… Со стороны это выглядело бы очень смешно! Погружаясь в Малдурум, ты делаешь атмосферу ужаса естественной для себя. Ты спокойно смотришь на руины охваченные пламенем, трупы женщин… детей, слышишь крики боли и стоны жертв. И ты стоишь и воспринимаешь происходящее вполне нормально, и более того еще и принимаешь активное участие в кошмаре что царит вокруг.
        — Так и во время посещения этой вашей Пещеры, этого «карантина похоти и разврата», вы тоже погружаетесь в Малдурум?  — картина мира артэонов прояснялась в голове Рурхана.
        — Нет, это разные вещи,  — смочив горло мятным чаем, затем налив кружку Рурхану, подсыпав в нее лекарственный порошок, продолжал маг.  — Погружаться в Малдурум во внутреннем мире нельзя, ни при каких обстоятельствах. Зло недопустимо в условиях артэонской идиллии. Я уже говорил, что Малдурум это реактивный психоз, моментальное погружение в свое безумие с целью достижения определенного эффекта у солдат, то есть озверения, полного аффекта. Но есть еще также постепенная активация Агрессивного Блока, целиком или отдельных его компонентов. Чаще всего для удовольствия, наслаждения, в общем, получения полноценных ощущений от определенных действий. Самый яркий пример это секс. Сквозь серую, лишенную самых ярких эмоций в ущерб разумности артэонскую призму от этого занятия никакого кайфа. Разумно воспринимать мир очень скучно, это все равно, что не видеть некоторых цветов, а погружаясь в безумие, ты видишь картину во всех красках. Ты видел, что входом в Пещеру служит длинный тоннель, так называемый «коридор погружения». С каждым шагом ступая по этому коридору, идущие в Пещеру постепенно активируют свой
Агрессивный Блок. Делают это постепенно, медленно и осторожно, давая нервной системе привыкнуть к новым ощущениям. Отчего эффекта Малдурума не наступает.
        Внутренне каждый артэон знает о том, что в глубине его души хранится что-то темное. И периодически ради удовольствия аккуратно, постепенно, можно в это нечто темное, в это зло погрузиться. А мы солдаты, те на кого возложена защита артэонской идиллии, чтобы озвереть ныряем в это зло с головой, даем себе в нем полностью раствориться.
        Дальше маг объяснил, почему Рурхан за год в жизни в Армидее ни с чем подобным не сталкивался, почему никто не рассказал ему правду заблаговременно. Малдурум, как и весь ужас, что царит во внешнем мире это государственная тайна. Во имя сохранения идиллии простые артэоны не должны знать правды.
        — То есть здесь вы безумные животные… простите…
        — За что простить? Так оно и есть…
        — Но ведь вы представители цивилизации возвысившейся над всеми. Вы ну типа свет этого темного мира. Господи, но ведь вы же миротворцы! Как вы помогаете кому-то?  — Рурхан осознал глубину трагедии.
        — Вот такие вот мы миротворцы,  — как-то коварно улыбнулся маг.  — Знаешь, именно благодаря Малдуруму наша цивилизация возвысилась над всеми.
        — Так значит, получается, что наш мир уже ничто не спасет?
        — Наше командование это самые разумные представители общества артэонов. Они знают, что делают и всегда учитывают проявления Малдурума в процессе планирования боевых операций. На счет этого можно быть спокойным. А что касается контроля над Малдурумом в процессе, то это забота офицеров. Не все люди злы, также как и не все артэоны в условиях Малдурума становятся безумцами. Вон посмотри на медика, которому было велено присматривать за тобой. Он хоть и в Малдуруме, но все же адекватен хоть его и потряхивает, и порой смеется он без причины как дурак,  — чтобы не рассмеяться ни глядя на Фрагора сказал маг.
        — Да пошел ты,  — фыркнул в ответ Фрагор.
        — Те в ком… не знаю, наверное, от природы почти нет зла. Те, кто и без Духов добрые люди. Солдаты, которые в условиях Малдурума сохраняют контроль над собой, такие и становятся офицерами наших армий. Они это разумные поводыри для диких рядовых псов. Ну и военные уставы — совокупность жестких инструкций, досконально, буквально по полочкам расписывающих и пошагово регламентирующих все поведение личного состава во время боевых походов. Любое отступление от требований уставов считается преступлением и по военным законам карается смертью. Эти инструкции заучиваются наизусть, а также гипнотически в прямом смысле записываются в головы солдат. Что должны, мы делаем. Не волнуйся насчет нашей миссии, свою задачу солдаты выполнят.
        Но мой тебе совет Рурхан — будь осторожней, если не хочешь чтобы вновь произошли инциденты подобные случившемуся. Не забывай, кто такие наши солдаты, в каком состоянии они находятся. Конечно, после случившегося офицеры закрутят гайки. Уже закручивают, солдаты вон полночи бежали. Незапланированный марш-бросок в качестве наказания и мы теперь опережаем график. И до сих пор никто не отдыхает. Вон посмотри, все наспинные кузова пусты. Все идут в сопровождении колонны.
        К сожалению, у наших солдат бывают отклонения. Так называемое Затмение Малдурума, или артэонская дефективность. Бывает порой в состоянии безумия солдаты, полностью увязают в своих больных эмоциях, теряют над собой всякий контроль. Можно сказать буквально сходят с ума. Некоторые даже начинают видеть галлюцинации, погружаются в свой безумный кровавый мирок. В соответствии с требованиями уставов дефективных солдат надлежит ликвидировать немедленно. Конечно, из этого состояния бойца можно вытащить, но только стационарно, в полевых условиях только ликвидация на месте, ближайшим офицером или первым, заметившим отклонения. Поэтому будь осторожен.
        Рурхану вдруг стало понятно странное поведение Джейсона по возвращении из командировки и явный ужас, что возникал в его глазах при упоминании службы. Ему стало страшно за друга сейчас являвшегося частью этого царства безумия. Маг, которого звали Наур, советовал Рурхану о Джейсоне на время похода забыть, просто чтобы не мучить друга. Ведь настоящий Джейсон остался дома, здесь его заменяет жуткое чудовище, если учесть красные отметины на его плечах говорящие о том, что он преступник, чудовище куда более ужасное, чем все остальные.
        Дождь прекратился. Маг раздвинул купол. На озаренном первыми лучами рассвета небе еще сияли звезды, колонна подошла к окраине Азурмора. Вновь увидеть звезды после непроглядной темноты было приятным удовольствием. Втянув еще ночной, холодный пропитанный запахом дождя воздух Рурхан восстановил хоть какую-то душевную стабильность.
        — Когда-нибудь наша дорога вернет нас домой,  — глядя на звезды, мечтательно сказал маг.  — С чем у тебя ассоциируется внутренний мир?  — спросил он Рурхана.  — Дайка угадаю. Наверное, прежде всего это девушка — прекрасная артэонка пленившая тебя своей красотой. Представь: она изнеженная в лучах добра мира артэонов и не ведает о безумии Малдурума. Представь, каким ударом для нее стало бы осознание правды?
        — Я все понимаю и теперь, как и вы буду хранить тайну Малдурума,  — удовлетворил мага таким ответом Рурхан. Тем более что Рурхан перед отправкой подписал договор о неразглашении государственной тайны, обязывающий его хранить в себе все, что станет ему известно за время похода. Но подписывая тот договор, он и представить себе не мог о чем идет речь.
        Среди возвышающихся по сторонам прорисовывающихся сквозь белизну густого утреннего тумана очертаний гигантских грибов западной окраины Азурмора колонна покидала этот лес. Не обращая внимания на проскакивающий храп Фрагора заменившего его на единственной мягкой койке, Рурхан спросил мага: «А как же твой Малдурум?»
        — А для чего мне Малдурум? Нет, я конечно магический специалист боевого класса, или говоря по дебильному: боевой маг. Мне ведом Малдурум. Я принимал участие в боевых операциях и не раз. Погружался в это состояние и не понаслышке знаю, что такое безумие. Зачем оно мне сейчас? В этой миссии у меня сугубо дипломатические задачи. Я должен опираясь на твою помощь заслужить расположение твоих сородичей, я что-то вроде посла. Я же к этому батальону просто приписан. Постоянно я служу в Магическом Центре Особого Назначения, это гражданская структура оказывающая содействие армии. У нас даже званий нет. Мы только для выполнения конкретных задач временно «прикомандировываемся» к боевым подразделениям. Вот поэтому Рурхан,  — с упреком посмотрел на него маг,  — я и сижу в этом кузове и никуда из него не выхожу. Стараюсь по минимуму общаться с солдатами.
        — Я же не знал об этом вашем Малдуруме. Но если теперь я тоже буду сидеть в этом кузове, моя безопасность гарантирована?
        — На сто процентов — пока ты со мной.
        — Ты как я понял маг-пользователь?  — впервые общаясь с магом, Рурхан не упустил возможности поинтересоваться.
        — Естественно. Появись я естестворожденным магом среди артэонов, я был бы знаменитостью. Вот уже несколько тысячелетий настоящие маги не рождались среди нас. Я маг-пользователь чужой силы. Но мой источник магии, ни сила Духа в отличие от остальных моих коллег. Я маг-пользователь силы Фросрея. Его лучший ученик.
        Дорога снова переросла в бездорожье Мрачноземья. Солнце пытающееся пробиться через дождевые тучи, неизбежно разогнало ночную темноту, воцарилось тяжелое сырое серое утро. Боль в ребрах, животе и приступы треска в голове снова охватили Рурхана, когда он увидел ряды солдат в золотистой броне. На него нахлынули воспоминания произошедшего, ужас от безжалостности тех трех армидейских безумцев и осознание своего бессилия перед ними. Но глядя на мир глазами артэона, в душе боясь подвести свою любовь, он заставил себя, их простить. Спустя некоторое время тяжесть на его душе сменилась невероятной легкостью.
        Вдоль дороги потянулись вспаханные поля, одиноко стоящие большие бревенчатые дома, колонна вошла в фермерские угодья Эвалты, затерянные среди мрачных земель. По проселочной дороге, среди фермерских полей, крупных деревень, полицейских острогов, под пристальными взглядами местных жителей колонна вышла на Эвалтийский тракт — основной торговый маршрут, связывающий северную и южную части нового государства людей на севере Преферии. Впереди на юге черным одиноким хребтом возвышался Пустой Вулкан, справа сбоку от него красным заревом средь бела дня сияло Пограничье. С востока тянулись голубые заросли Азурмора, на западе раскинулся лесистый восточный берег Андары. Двигаясь по тракту, встречая одинокие повозки, торговые караваны, возвращающиеся домой военные колонны морской пехоты и патрули погранвойск, колонна Таяния Снегов снова набрала скорость, солдаты, поочередно сменяясь, не снижая темпа, шагали в сопровождении. Проплывающие мимо маленькие деревушки сменялись небольшими городками. Южная Эвалта славилась своей нелюбовью к армидейским солдатам, недовольные взгляды периодически ощущались.
        Возвышающийся на востоке Лес Азурмор в лучах солнца тонущий в голубой дымке, как и людская Эвалта остались позади. Ближе к вечеру колонна подошла к возвышающемуся на холме Хорусу — артэонскому селению, отчерчивающему южную границу обитаемой части Арвлады. Изначально Хорус был крепостью возведенной артэонами из белого камня для защиты своих внутренних рубежей. Со временем крепость переросла в артэонский город занявший верхушку холма. Это был дом артэонов Фигарета — Духа материализовавшегося в пространстве в виде белого вращающегося облака всегда висящего над городом.
        По своей сути Хорус считался артэ-племенем, балансирующем на грани трансформации в полноценное артэонское государство. Пятнадцать здешних мудрецов, Духом наделенных магической силой, при помощи алхимии восполняли все насущные потребности своей общины, конечно не в таком разнообразии и количестве как в Армидее. Управлял Хорусом вождь, возглавляющий Хорусскую дружину, оказывающую военное содействие армии СБК в охране границ Арвлады. В остальном артэоны Фигарета старались не отступать от идей предков, никаких других государственных органов они не создавали, дабы не усложнить своего общества, стараясь придерживаться артэонской гармонии. Вдоль склонов холма, на котором уместился компактный артэонский город, раскинулось поселение людей живущих под опекой этих артэонов. Подобно своим старшим братьям из СБК артэоны Хоруса держали своих подопечных людей под тотальным контролем, обязывая их жить общиной существующей по четким разумным правилам.
        Тучи, ночью пролившиеся ледяным дождем, ушли на запад, и сейчас сверкающей молниями черной полосой затянули вдали горизонт, и где-то там над морскими просторами бушевали штормом. Над Преферией светило яркое весеннее солнце. Колонна поднималась на холм по главной улице среди людских кварталов Хоруса, прямиком к единственным воротам в стене отделяющей людскую часть этого города от артэонской занявшей собой верхушку холма.
        За воротами артэонского Хоруса начинался большой внутренний двор, достаточный для размещения колонны. Под ногами здесь не было привычного каменного покрытия как в Армидее, здесь была простая утоптанная земля. Солдаты, уложив транспортников, взялись за разгрузку порции гуманитарного груза. Для Хоруса, в принципе самостоятельного общества, которое всем нужным себя обеспечивало само, из Армидеи были привезены только подарки в виде экзотических деликатесов и сладостей. Встречать гостей вышла подготовленная делегация жителей города. Конечно, их одежда особым разнообразием не отличалась, и не дотягивала до пестроты Армидеи, но это были уже не те простые одеяния как на артэонах Инрэль.
        Поздороваться с командиром батальона вышел здешний вождь, Намарьен, глава здешней военной дружины. Облаченный в бронекостюм СБК, с положенным черным офицерским плащом за спиной и приличной бородой, он выглядел как типичный командир белокаменный артэонской страны. После стандартного приветствия, знакомства с Рурханом вождь передал гостя в сопровождение своей прекрасной супруги Нэделин, уже второй спутницы за его двухсотлетнюю жизнь. Дабы выделить свою первую леди, прекраснейшую из здешних красавиц, артэоны Фигарета облачили ее в длинное платье достойное королевской особы, в компании своих верных спутниц она приветствовала гостей. Сам вождь в сопровождении старших офицеров батальона, мага и Вэйнона удалился на совещание.
        Здесь все было организовано точно также как и в Инрэль — по просьбе Кратона для Рурхана организовали экскурсию с целью показать разнообразие быта артэонов Преферии. Рурхан в сопровождении Фрагора брел следом за Нэделин и ее подружками по улицам Хоруса, в сторону здешнего дворца, где жил вождь и проходили заседания городского совета. Также в подземном уровне под дворцом располагался телепорт, соединяющий Хорус с остальным миром артэонов. Город был настроен компактно, выглядел даже каким-то сжатым, аккуратно умещенным на вершину холма. Кучно настроенные дома из белого камня с желтой черепицей на крышах, не ниже четырех этажей, надо полагать квартиры здесь были не такими просторными как у армидейцев. Между рядами домов узкие улочки, по которым можно перемещаться только пешком. Здешняя королева Нэделин очень приятная артэонка средних лет, перебиваемая хихиканьями и глупыми шутками пары молодых особ в компании своих подруг, попутно рассказывала об исторических зданиях, немного посвящая гостей в историю города. Чтобы хоть немного удивить гостей она провела их по единственной в городе площади, где кроме
фонтана ничего особенного не было. Если в Инрэль был какой-то шарм, своя атмосфера, заметно отличавшая ее от Армидеи, то здесь Рурхан не увидел чего-то особенного.
        Дворец, стоящий в центре компактного городка, считался олицетворением артэонов Фигарета, поэтому был небольшим, лишенным всего лишнего, тихим и светлым. В свете световых кристаллов, местами факелов в главном дворцовом зале гостей ожидал ужин. Фрагор мрачный, погруженный в мысли со времен разговора о Малдуруме ни как не реагировал на знаки внимания подружек Нэделин. Рурхан наоборот старался быть вежливым и приветливым со здешними хозяевами, оказавшими им такой прием. Все закончилось довольно быстро. Выйдя из дворца прощаясь с Нэделин, Рурхан увидел на террасе сбоку дворцового крыльца сопровождающих его армидейских офицеров, мага, Вэйнона что-то обсуждающих с местным вождем. Командир батальона, держа в руках карту, что-то уточнял у местного военачальника. Маг, покинув компанию офицеров, предложил Рурхану прогуляться.
        — Я должен тебя посветить в некоторые отклонения от нашего маршрута Рурхан,  — прогуливаясь по улицам Хоруса, говорил маг.  — Похоже, нам придется выполнить боевую задачу. Дело в том, что на дороге, ведущей на восток через приграничные районы к прибрежным поселениям Эвалты, кто-то или что-то стало нападать на караваны. Сначала пропадали по нескольку человек от каравана. Но на днях полностью исчезла целая торговая колонна — сто двадцать три человека. Людей сейчас не хватает, началось новое вторжение в Запериметрию после перерыва вызванного объявленной войной, основные боевые подразделения задействованы там. Сейчас каждое подразделение на счету. Мы полноценная оснащенная соответствующим образом боевая единица, движемся в соответствующем направлении, не ограничены жесткими сроками, и поэтому нас отправляют разобраться что там. Наша задача в основе носит разведывательный характер. Мы должны установить причину пропажи караванов, оценить характер угрозы и если это враг из плоти, то ликвидировать его, если это что-то сверхъестественное, то просто доложить центру, пускай они уже, потом принимают меры.
Получается так, что прибрежные эвалтийские деревни, занимающиеся рыбным промыслом, оказались отрезаны от центра. С прилавков Эвалты пропали дары моря, а в отрезанных прибрежных деревушках, скорее всего, царит беззаконие. Эту ситуацию поручено изменить нам.
        — Жуть какая. А я могу как-нибудь повлиять на это решение?
        — Нет. Я просто так тебе рассказал, чтобы для тебя это не было очередным сюрпризом,  — сказал маг, не сумев сдержать улыбки.
        Рурхан не подал виду, но внутренне ему стало не по себе. Что же такое могло заставить исчезнуть сто с лишним человек? От этих мыслей ему становилось жутко. Понимая, что на любые претензии ему, скорее всего, будет предложено выйти из участия в миссии, не в силах, на что-либо повлиять, он держал язык за зубами.
        Маг Наур завел Рурхана в один из переулков, дальше предложил подняться на крышу одного из домов, где размещалась терраса, открывающая с высоты пяти этажей вид на окрестности. На этой террасе Рурхана ждал артэонский солдат без брони в одном нижнем черном комбинезоне, с лицом на котором едва осела опухоль от ударов и местами проступили синяки, на его ноге в области колена была наложена шина. Рурхан узнал его, это был его ночной обидчик, тот обладатель хлипкого мерзкого голоса, который хотел с ним «поразвлечься». Маг оставил их наедине.
        — Рурхан прошу, не бойся меня,  — он молил о понимании глазами красными от слез.  — Я вышел из состояния этого идиотизма теперь я, снова я… артэон. Снова глядя на мир разумными глазами, я хотел бы попросить у тебя прощение за то, что натворил этой ночью. За то, что хотел натворить. То был ни я, ты понимаешь, маг ведь объяснил тебе. Прости меня за мое безумие,  — он, стесняясь, боясь смотреть Рурхану в глаза, тихо сел на лавочку.
        — Вы что совсем себя не контролируйте?  — видя, что перед ним снова артэон, который подавлен, даже напуган, стесняется, не понимает как вести себя, Рурхан сел на лавочку рядом с ним.
        — Кто-то контролирует. Я же отношусь к категории тех, у кого совсем сносит башку. Полностью теряю над собой контроль. Здесь я артэон, а там чудовище,  — он опустил голову и на его глазах проступили слезы.  — Прости Рурхан, прости, что так получилось. Это идиотизм какой-то. Даже не знаю, кто во всем в этом виноват. Мы из-за того что сходим с ума или правительство, система которая нас к этому принуждает?..
        — Ладно, все нормально,  — Рурхан не тая зла, улыбнулся, этот солдат улыбнулся тоже, но только сквозь слезы.  — Я так понял вы сами жертвы. Жертвы своего же безумия, не понимаете, что творите, а потом ненавидите себя за это.
        — Глядя на безумие, что творил в Малдуруме я понимаю, что это сделал я своими руками, я видел это своими глазами, но внутри в эмоциях меня будто заменило какое-то жуткое нечто. Это все сводит с ума,  — он устало вздохнул, посмотрев в сторону, на простор который открывался с высоты террасы. Аккуратный артэонский городок, а вокруг окрестные леса с вершины холма видные как на ладони.  — Я не прошу тебя простить то чудовище, которым я был прошедшей ночью. Я сам это чудовище ненавижу. Рано или поздно оно свое получит, его убьют где-нибудь в очередной войнушке на юге и это будет правильно. Я прошу тебя понять весь этот идиотизм в целом. Прошу понять меня как артэона. Была бы моя воля, я никогда бы этим чудовищем не становился.
        — Да… Да я понимаю тебя. В смысле прощаю. Не держу зла. Все просто очень сложно, мне нужно время чтобы уложить все это в голове. Разумеется, к тебе как к артэону у меня нет претензий.
        — Меня зовут Оливер,  — он стал понемногу успокаиваться.  — У меня дома трое детишек. Я люблю классическую музыку и сам иногда играю на скрипке по праздникам для родных. А здесь… Я не знаю, откуда все это во мне, столько мерзости, столько злости. Я меняюсь полностью. Это все очень страшно.
        — Они что тебя еще били?  — спросил Рурхан, глядя на его распухшее лицо.
        — Сначала Вэйнон меня отутюжил, потом Гарри, ну тот которого я вырубил ударом по лицу, который хотел тебя просто проучить. Они отмутузили меня по полной. А потом я вышел из Малдурума, меня уже не трогали, оставили на растерзание совести. Всю ночь в кузове транспортника я проскулил как собака. Но досталось мне крепко,  — он коснулся опухшего лица, посмотрел на сломанную ногу.  — Это заслуженно. Знаешь Рурхан. Я все, выхожу из миссии, слава богу. Возвращаюсь домой. На этот раз я спасен. И советую тебе сделать то же самое. Ты можешь остаться здесь в Хорусе, и завтра со мной отправиться домой. Без тебя они в Страну Волка не отправятся, выполнят нарисовавшуюся боевую задачу и вернуться. Но мне кажется, так оно будет даже к лучшему. Я боюсь за тебя серьезно, не хочу, чтобы произошедшее прошлой ночью повторилось. Теперь зная о Малдуруме, подумай еще раз стоит ли тащить все это зло в свою маленькую родину?
        — Вернуться обратно значит сдаться…  — все, что сумел сказать в свое оправдание Рурхан.
        Колонна, заночевав в Хорусе, утром двинулась дальше. Удобный тракт заканчивался, упираясь в Хорус. Дальше только внутренняя пограничная застава СБК, стоящая на верхушке горы на западе, небольшой белой крепостью проплывшая сбоку и относящийся к ней небольшой досмотровый пункт на дороге, своим шлагбаумом перегородивший путь. Пограничники СБК увидев военную колонну, даже не удосужились вылезти из своей башни, и молча открыв шлагбаум, слепо пропустили колонну. Началось бездорожье. Узкая маленькая дорога со всех сторон зажатая деревьями, выпирающими пушистыми кронами. В этом направлении ходили только военные колонны, уходящие к границе или в Запериметрию, а также незначительные торговые караваны, идущие на юг или в ныне отрезанные прибрежные поселения Эвалты.
        Здешние леса носили смешанный характер. Классические дремучие заросли пестрили мутировавшими элементами и наоборот. Вот череду косматых елей прерывал целый лесок с деревьями, на ветвях которых вместо зеленых колючек или хотя бы листьев цвели белые цветы, образуя белоснежные легкие кроны. Или, наоборот, среди бордово красных украшенных хрустальными почками зарослей, деревьев подобных тому, что удивило Рурхана в мрачных землях, выпирали огромные кедры и скопления сосен.
        Колонна дошла до развилки, здесь из двух дорог одна узкой грязевой колеей уходила прямо, «Пограничье», «Альфагейт»  — сообщали направление таблички на указательном столбе. Колонна повернула вправо, «Маяк Арвлады»  — сообщала табличка, указывающая в этом направлении. Гигантские голубые чащи Азурмора теперь тянулись на севере. За полдень колонна зашла в указанный квадрат, маг зажег голубое пламя сильнее. Командир не придумал ничего лучше, чем просто прочесать опасную территорию.
        — Запрашивать помощь у Духа будем?  — один из помощников поинтересовался у командира.
        — Не надо,  — скривился командир.  — Может тут ничего особенного. Без точных данных лишний раз Духа лучше не тормошить. Нужно было бы для начала разведгруппу отправить. Но кого отправлять? С тех пор как отделение Крэйга потеряли, нормальных обученных разведчиков нет. Остались только салаги да придурки. Даже отправить некого. Проведем разведку боем, двинемся всем скопом. На что напоремся, на то напоремся.
        Батальон был приведен в полную боевую готовность. Обнажив мечи, копья, приготовив щиты, солдаты следовали вокруг транспортников. Узкая лесная дорога сузилась до безобразия, и места теперь хватало только транспортникам, солдаты в сопровождении шагали по лесным зарослям. На деревьях периодически стали встречаться следы борьбы — зарубки от лезвий мечей и следы от когтей, на земле следы уволоченных в темные лесные дебри тел пропавших путников. Колонна сбавила ход, солдаты двигались медленно и осторожно, прислушиваясь к каждому звуку. Воцарилась какая-то странная для весеннего леса тишина.
        С правого фланга колонны, из лесных дебрей раздался крик кого-то из солдат. Сбежавшиеся на крик сослуживцы увидели человекоподобное чудовище, поднявшее над головой насаженное на копье тело умирающего солдата. «Кровь за кровь»,  — на ломанном общеартэонском языке произнес чудовищный голос. Это было внешне похожее на человека существо, мужчина, ростом свыше двух метров. Длинные волосы, покрывающие всю голову кроме лица, скорее напоминали животную гриву. Глаза нечеловеческие, это глаза животного. Изо рта торчали острые клыки. На первый взгляд кожа казалась серой грубой, покрытой чешуей, на самом деле это специальный окрас, из древесных соков, глины, позволяющий сливаться с лесом, сверху покрытый маскировочным слоем из листьев и веточек. Его шею рядами украшали бусы из костей, на поясе висела юбка из шкур, на поддерживающем ее поясном ремне, висели черепа людей и животных. Существо обладало невероятной силой, без труда пронзив броню, подняв над головой насаженное на копье тело артэонского солдата, оно швырнуло его в сослуживцев. «Друхары! Тревога!»  — крикнул кто-то из солдат. Послышались звуки
разрывов гранат отпугнувших человекоподобного лесного монстра. Солдаты, успев среагировать, понимая бессмысленность схватки с противником превосходящим в силе, выставили стену щитов. Окрестности огласил жуткий чудовищный рев, своеобразный боевой клич. На подмогу первому лесному монстру из-за деревьев отовсюду, рыча как звери, вырвались еще несколько таких же человекоподобных тварей. Монстры столкнулись о щиты солдат, некоторые из них подпрыгнув, взмыв на метры над землей, перемахнув через стену щитов, обрушились на солдат сверху, несколько угодили на вовремя выставленные вверх копья, несколько попали под волны стрел летевших из всех сторон.
        Две округлые будки на спинах второго и четвертого транспортников являлись укрепленными минометными гнездами. Внутри них, в относительной тесноте тепле, сухости, дежурили по два солдата. Один разведчик второй наводчик. Разведчик садился в специально оборудованное кресло, руки прижимая к Шару Пространственного Взора, и закрывал глаза. После чего мог увидеть, распознать и отследить любые живые цели и физические объекты в радиусе нескольких километров вокруг. Неподвижный миномет, внешне мало чем отличающийся от своих аналогов из физико-технических миров, был установлен в центре будки, прямо под люком в крыше специально для вылета мин. Наводчик, с самого момента входа в опасную зону замер, ожидая указания координат. Разведчик через волшебный Шар увидел место нападения врага и, не прерывая сеанса пространственного взора, не открывая глаз, продолжая следить за ситуацией, сообщил координаты и тип врага. Наводчик выбрал мину соответствующую типу врага, зарядил ее в ствол после, заполнив его волшебной пыльцой из специального клапана, коснулся ствола миномета, произнес координаты, сначала добавив заклинание:
«Волоус-Иликус». Ствол миномета загудел, внутри наполнился светом. Мина под воздействием волшебной пыльцы через открытый в потолке люк вопреки законам физики улетела прямо в указанное место. После выстрела будку минометного гнезда заполнила переливающаяся сверкающая оттенками красного разряженная пыльца, наводчик, щурясь, задержал дыхание. Мина, снаряженная антиазурным пламенем, попала прямо в точку столкновения с врагом. Волшебная пыльца, использующаяся в здешних минометах, выбрасывающая мины из стволов, помогая им лететь прямо в цель, по своему составу и свойствам была аналогична той, что помогает парить лесным феям, осыпаясь с их крыльев.
        Голубое пламя, вырвавшееся из разорвавшейся мины, разнеслось мощным взрывом, солдатам заложило уши. Раздались крики боли сгорающих Друхаров. Оказавшиеся в вихре голубого пламени солдаты падали на землю, укрывая руками голову. Безопасное для естественных форм жизни, убить их оно не могло, но при нахождении в его эпицентре получить легкие ожоги, опалить брови можно было запросто. Магом взятое под контроль смертельное пламя завертелось огромным вихрем, выжгло нужную территорию и успокоилось, полностью погаснув.
        В выжженном антиазурным пламенем участке леса наступила мертвая тишина. Среди дыма и тлея опадающих пестрых листьев разукрашенных Азурой, солдаты поднимались с земли. Вместо окружающих зарослей деревьев дымились обгорелые останки. В центре выжженного участка леса, среди десятка обуглившихся скелетов оставшихся от врагов, был обнаружен живой Друхар, которого специально оставил управляющий пламенем маг. Заглянув в сознание этого лесного монстра, Наур увидел месторасположение их логова, после лишив его жизни безболезненно и быстро.
        В этой стычке как, оказалось, погибли двое бойцов. Сняв с шей солдатские жетоны, их мертвые тела оставили просто лежать на земле. Их души уже зашевелились, через несколько часов они обретут свободу, разрушив сдерживающие их артэнсферы, и тела растают в яркой вспышке, бронекостюмы оставшись без носителей, превратятся в груду гнилого металла и через несколько дней окончательно обратятся в пыль, которую развеет ветром. Никаких упоминаний о себе кроме памяти артэоны не оставляли. Свернув с дороги, прорываясь через лесные заросли, порой расчищая дорогу голубым огнем, колонна двигалась на юг, в сторону логова Друхаров.
        Со слов мага Друхары не были ни племенем, ни народом. Их можно было назвать порождениями Азуры. Это были мутанты, только мутанты рукотворные созданные очень давно безумным темным магом, помешанным на защите природы. Тот безумец всю жизнь пытавшийся при помощи магии научиться контролировать Азуру в итоге вывел зелье помогающее пустить в нужном направлении мутацию от контакта с этой силой. После принятия этого зелья при попадании в потоки Азуры происходила контролируемая мутация, человек преображался, усовершенствовался. В частности обзаводился увеличенной мышечной массой и уплотненным скелетом, становился быстрее и сильнее, в нем обострялись все инстинкты, и чувства, при этом он сохранял человеческий мозг, не терял возможности мыслить творчески. Становился и не человеком и не животным, чем-то вобравшим лучшее от обоих видов — Друхаром, воином леса. Обманом обратив в этих монстров целый народ, тот безумный маг мечтал создать себе целую армию таких жутких тварей и их руками для начала изгнать разумную жизнь из лесов. Чем привлек к себе внимание артэонов и был уничтожен. Но ужасное детище того
наделенного магией безумца живет до сих пор. Помимо того что в мире на сегодняшний день существуют несколько племен Друхаров, живущих в глубине лесов как обычные народы, темные маги частенько создают этих тварей в своих целях.
        Проведя ночь, освещенную приятным светом луны в этих пустых необитаемых краях заполненных только криками диких тварей, утром колонна подошла к логову Друхаров. Стояло морозное туманное утро, сковавшее все вокруг инеем. Остановившись на травяной белой от инея поляне, посреди леса на безопасном от логова врага расстоянии. Зарядив минометы снарядами с начинкой голубого огня, выставив дозоры, обеспечив безопасность разбитого лагеря и транспортников, батальон преступил к выполнению боевой задачи. Разведчики, подобравшись ближе, при помощи Шара Пространственного Взора обследовали логово и сообщили все подробности командованию.
        Между командиром батальона и магом возник спор. Оказывается, логово этих тварей находилось внутри некого биохолма — уникального природного образования, подаренного этому миру Азурой. Командир, пытаясь поступить проще, естественно хотел выжечь логово антиазурным огнем, на что маг резко возразил, ведь помимо Друхаров волшебный огонь также уничтожит биохолм, внутри которого находится логово этих тварей. Командир батальона связался с центром. Артэоны в военных целях, для координации действий боевых подразделений использовали телепатическую связь. Свободно слышать и отправлять мысленные информационные послания артэоны могли за счет различных волшебных устройств созданных их алхимической промышленностью. При помощи малых связных ободков одевающихся на голову можно было слышать и отправлять послания всем находящимся на связи в радиусе нескольких сотен метров — в зоне естественного телепатического покрытия. Для связи на дальние расстояния контактные обода проводами скреплялись с усиливающими антеннами, устройство с которыми на спинах носили специально обученные связисты. Из центра пришел ответ в пользу
мага — голубое пламя не применять, командир, шлепнув себя по лбу, был вынужден подчиниться.
        Командир предложил Вэйнону возглавить зачистку зная, что этот головорез вот уже год, простаивающий без дела не сможет отказаться. Вэйнон взяв с собой третьи взвода всех трех рот батальона, отправился к логову Друхаров. Маг, взяв с собой факел голубого огня, последовал за ними.
        — Ты куда?  — окрикнул мага Рурхан.
        — Пойду, проконтролирую выполнение операции, а то чувствую эти дуболомы, сейчас наломают дров. Ну, еще помогу им, если что,  — остановившись, ответил маг.
        — А можно с тобой?  — После этого вопроса маг посмотрел на Рурхана потерянно стоящего в одиночестве и на отдыхающих возле транспортников источающих агрессию солдат, дымящих своими сигаретами. Фрагор, опять позабывший про Рурхана, дымя сигаретой, в стороне болтал с другими медиками батальона.  — Ладно, пойдем. Со мной тебе, похоже, будет безопаснее, чем здесь,  — понимая, что Рурхану нечего здесь без него делать, сказал маг. Рурхан побежал за ним следом. «Вы куда?!»  — кричал вынужденно бежавший за ними следом Фрагор. Все трое с магом во главе отправились через рощу берез со стволами, раскрашенными черно-белым тигровым узором, чьи зеленые большие листья в утреннем тумане повисли скованные белым инеем. Встающее где-то на востоке солнце было скрыто туманной завесой.
        Группа солдат во главе с Вэйноном перешла вброд крохотную речушку берега, которой были усыпаны белыми камнями. Остановившись на берегу Вэйнон собрал солдат вокруг себя. Солдаты кругом обступили его, опустив головы вниз, взялись за руки, скрепя сталью бронекостюмов прижались друг к другу покрепче. Это напоминало какой-то странный ритуал. Вэйнон зажатый в центре круга солдат, достав из-за спины свой Экрос, поднял его над головой.  — Дух наш великий Аркей мы обращаемся к тебе,  — глядя куда-то в небо начал говорить вслух Вэйнон.  — Ты всегда защищаешь нас и помогаешь нам, когда мы бьемся за правое дело. И сейчас мы — дети твои просим у тебя помощи. Помоги нам одолеть нашего врага ради общего блага. Враг наш — Друхары. Просим Аркей, услышь нас, и помоги, наполни наши тела необходимой силой!  — сказал Вэйнон после, как и все закрыв глаза, замерев в ожидании. После слов Вэйнона артэнсферы солдат загудели внутри их тел. Каждый из них чувствовал, как из центра груди по его венам разбегается пьянящее тепло, его тело будто каменеет, наливается силой. Гудение их артэнсфер усиливалось, между солдатами начали
проскакивать разряды похожие на электрические. Окружающие белые камни берега речушки среди проскакивающих во все стороны «электрических» разрядов, по мере того как усиливалось гудение, под воздействием неведомой силы начали подниматься в воздух как в невесомости.
        — Что происходит?  — спросил мага Рурхан, со стороны, в ошеломлении глядя на солдат, из тел которых выскакивают электроразряды, а белые камни и крупные булыжники, лежавшие вокруг них, как в невесомости парят в воздухе.
        — Они просят помощи у Духа,  — начал объяснять маг.  — Сильными, мы Духам не нужны. Мы нужны им покорными, контролируемыми. Они могли бы сделать нас богами, но оставили по максимуму подобными людям. Перед нами враг, превосходящий нас в физическом плане и поэтому нам нужно уровнять силы перед схваткой с ним. Наша биологическая плоть всего лишь игрушка в руках Духов. При помощи своей частицы оставленной в нас, они могут сделать с нами все что угодно, дать любые суперсилы и сверх возможности. Все что нам нужно так это обратиться к ним. Но они могут и не помочь. Ведь если, по их мнению, дело за которое мы бьемся, не правое то они оставляют нас без помощи, бросают на произвол судьбы. Сегодня мы бьемся на стороне добра, и Дух всемерно помогает нам, как ты сам видишь. Нет такого врага, который устоял бы перед союзом людей и Духов!  — под конец улыбнулся маг.
        Гудение прекратилось, речные камни, от разлива в пространстве невиданной энергии, взмывшие в воздух, с грохотом осыпались на землю. Вэйнон открыл глаза, первое время они сияли ярким светом, который постепенно угасал. Солдаты зашевелились, начав приходить в себя, чувствуя себя уже чем-то большим, чем людьми. Теперь их мышечная масса была увеличена, физическая сила возросла в разы, реакция ускорена, все чувства усилены, теперь они были готовы для схватки с Друхарами, Дух наделил их достаточной силой. Укрыв лица забралами, обнажив мечи, приготовив щиты, не понимая меры данной им силы расталкивая попадающиеся на пути деревья, ломая их, вырывая с корнем, солдаты строем неостановимых машин двинулись следом за Вэйноном. Маг, с улыбкой глядя на замершего под впечатлением Рурхана, пошел за ними.
        Биохолмы являлись гигантскими образованиями из биологической не обладающей разумом материи, это было что-то среднее между растением и живым существом. Очередное безумное порождение Азуры, которое как форма жизни вообще не предусматривалось здешним животным миром. Вдалеке посреди поля окруженного лесом, на окраине которого остановилась группа Вэйнона, возвышался один из таких живых холмов, покрытый твердой кожей темно-синего цвета с зелеными прожилками вен. Внизу в стене живой плоти биохолма было проделано отверстие открывавшее вход внутрь этого бездвижного живого гиганта. Внутри располагалось подобие пещеры, в которой, зная, что артэоны не станут применять голубой огонь способный погубить эту редкую природную ценность, Друхары разбили логово.
        Прячась за деревьями Вэйнон, в бинокль рассмотрел биохолм. Вход в пещеру, располагавшуюся внутри этого живого холма, охраняло около десяти Друхаров. Трое охранников сидят у входа, еще несколько измазавшись защитным окрасом, сливаясь с поверхностью биохолма, засели в разных точках на его склоне. Бойцы, растянувшись вдоль границы леса, принялись одевать под каски обода связи, после чего Вэйнон по связи, в соответствии с ситуацией распределил цели, между отделениями, взводами. Бойцы, приготовив луки, замерли, ожидая команды. По каналу связи от Вэйнона поступила команда: «Первый — огонь». Один из солдат выстрелил стрелу, с особым наконечником, который взорвавшись в пяти метрах от входа в живую пещеру, ослепил и оглушил всех охранников, сделав их беспомощными, лишив их ориентации в пространстве на несколько секунд. По команде: «Общий огонь», все солдаты разом обрушили волну стрел, уничтожив разом всех Друхаров охранявших вход в логово, чьи тела пригвожденные стрелами остались на местах без лишнего звука.
        По команде Вэйнона вся группа бегом двинулась к биохолму. Враг не заметил уничтожения охраны, все тихо, ситуация развивалась по плану. Группа разделилась: основная часть под командованием Вэйнона двинулась к входу в пещеру, взяв его под контроль. Одно отделение под командованием офицера командира взвода двинулось вверх по пологому склону биохолма. В соответствии с разведданными, отделение, забравшись наверх, дошло до большого гнойного образования похожего на гигантский прыщ на теле биохолма. Солдаты быстро облепили этот условный прыщ липкими бомбами-минами. Офицер произнес заклинание, и все бомбы детонировали разом. Грянул мощный взрыв, куски плоти, брызги зеленой крови биохолма взрывной волной разбросало в стороны. В теле бездвижного гиганта образовалось большое отверстие, как раз в центре потолка расположенной внутри него пещеры. Пещера заполняется бешеным ревом сотен разозленных Друхаров. Из краев раны биохолма потоками вниз стекает зеленая кровь. Через образованную брешь влажная внутренняя пещера освещается солнцем, обитающий в ней враг становится как на ладони. Не теряя ни секунды, солдаты
оглушенные взрывом, вооруженные луками, обрушили в образовавшееся отверстие волну стрел с разрывными наконечниками. Пещера заполнилась громом взрывов и криками боли. Тела Друхаров иссеченные осколками, взрывами разбрасывает по сторонам. В ответ, в солдат сверху обстреливающих врага взрывными стрелами, полетели камни и копья, один из бойцов был серьезно ранен.
        Основная группа, ожидающая у входа в пещеру, по команде Вэйнона укрывшись щитами, выставив копья, образовав единую коробку, вошла внутрь, исчезнув в дыме потоком валящим изнутри. Начался штурм. Солдаты, чьи тела Духом были наполнены силой, в равной схватке без труда расправлялись с Друхарами. Изнутри раздаются крики, скрежет металла, звуки взрывов гранат и стрел с разрывными наконечниками, из входа валит белый дым. Отделение сверху обстреливает врага стрелами, остальные вручную штурмуют пещеру внизу. Спустя пару минут следует взрыв гранаты у входа, взрывной волной которого в разные стороны разбрасывает куски плоти биохолма, белый дым из входного проема начинает валить сильнее, будто внутри начался пожар, наступает тишина. «Вот и все»,  — констатировал маг и потушил факел голубого огня.
        Следом за магом оказавшись у входа во внутреннюю полость биохолма, в которой как в пещере размещалось логово Друхаров, Рурхан закашлялся, втянув белого выходящего изнутри дыма оставшегося от взрывов артэонских гранат. Из пещеры едва не сбив Рурхана, выбежал солдат и понесся к лесу, в сторону лагеря. Следом из дыма показался офицер, один из командиров взводов. «Веди сюда всех медиков что есть! И быстрее. Сам захвати побольше обезболивающего!»  — кричал офицер вслед убегающему солдату. «Я медик сэр!»  — сказал Фрагор, и следом за офицером растворился в облаке дыма затянувшего вход в пещеру.
        Войдя внутрь живого бездвижно застывшего исполина Рурхан, попал в широкий похожий на гортань коридор полого уходящий вниз. Мягкий пол этого коридора был завален телами врагов, пытавшихся спастись бегством, от разрыва гранаты накрывшей их в завершении штурма из стенок коридора в местах попадания осколков сочилась зеленая кровь биохолма. Только он подумал о том, чтобы остановиться, коснуться живой материи образующей стенки коридора, послушать, как в ней пульсирует жизнь, как из глубины, с криком: «С дороги!» выбежали четверо солдат. Двое несли носилки с тяжело раненным бойцом, двое с оружием наготове их охраняли. Прижавшись к стене, Рурхан уступил дорогу, бойцы, несущие раненого бегом отправились в сторону лагеря.
        Рурхан оказался внутри огромного не обладающего сознанием живого существа, своим телом подобного животному, но существующему как растение. В центре похожей на пещеру внутренней полости биохолма замерли огромные бездвижные изогнутые щупальца, то разбухающие, будто легкие при дыхании, наливаясь зеленым светом то, сужаясь мрачнеющие. Отовсюду сочилась темно зеленая слизь, на полу образовывая лужи, здесь все было этой слизью пропитано, отчего внутри было влажно, и стоял характерный кислый запах, сейчас смешавшийся с дымом от взрывов. Стены, пол, потолок живой пещеры были пористыми, пронизанными жилами, венами, напоминали о том, что это внутренности живого организма. Из отверстия проделанного солдатами в потолке лучом бил дневной свет, потоки зеленой крови, не останавливаясь, текли из краев оставленной раны. В нескольких местах дымили места разрыва гранат, и остатки костров Друхаров.
        Солдаты к входу стаскивали тела раненных в ходе штурма товарищей, которым Фрагор и маг оказывали первую помощь. Пока один из раненных бойцов рассматривал свою расколовшуюся напополам каску Фрагор, залив ему рану волшебным склеивающим гелем, обматывал его голову бинтом. Маг, не взяв с собой сумку, проводил осмотр, не обнаруживая серьезных ран кроме легких ранений, контузий и переломов, прикосновением снимал боль и вводил солдат в одурманенное состояние, в котором они ожидали помощи Фрагора. «Это все раненные?»  — спросил маг у подошедшего офицера. «Один тяжелый. Его унесли, в лагере его думаю, подлатают. И эти одиннадцать так по мелочи. Все. Остальные незначительны, сами заклеятся»,  — успокоил мага офицер. Солдаты разбрелись по всей пещере. Среди разбросанных повсюду тел сотен врагов, они, дымя сигаретами, смеясь, делились впечатлениями от удачного штурма. Некоторые выглядящие усталыми, будто пробежав марш-бросок не меньше десяти километров, не желая общаться, отдыхали сидя на еще теплых вражеских телах — единственных сухих подстилках среди окружающей сырости. Некоторые, имея небольшие повреждения
сами себе или при помощи друзей, оказывали первую помощь, кто-то оттирал оружие от вражеской крови. Помимо вражеских тел здесь все было завалено костями жертв и останками пиршеств Друхаров, множество из которых были людскими. Компания офицеров и сержантов вместе с Вэйноном изучала дышащие щупальца в центре пещеры.
        — Самки здесь есть?  — спросил один солдат у другого.
        — Да нет вроде.
        — Значит это логово не основное. Зря старались.
        Среди убитых врагов было несколько тел больших человекоподобных зеленых чудовищ, не похожих на остальных Друхаров.
        — И у этих мутантов есть свои силы специального назначения,  — Фрагор пояснил Рурхану остановившемуся возле необычного вражеского тела. Рурхану было интересно увидеть биохолм, побывать внутри этого необычного существа, но вот тот пейзаж, которым окружающие «разумные создания» наполнили эту пещеру — внутреннюю полость, его шокировал. Наур запоздало велел Фрагору вывести Рурхана из пещеры, чтобы окончательно не травмировать его гражданский разум.
        — Эй, сэр!  — из глубины пещеры окрикнул Вэйнона один из солдат.
        — Какой я тебе сэр?!
        — Короче Вэйнон, тебе лучше это увидеть.
        Очередной кишкообразный узкий коридор в плоти биохолма вел в еще одну расположенную намного ниже темную склизкую живую пещеру. При входе сюда Вэйнону и остальным солдатам в нос ударил мерзкий отвратительный запах. Солдат, позвавший сюда командиров, пройдя в центр погруженной во мрак пещеры в глубине живого холма, зажег факел. В свете появилось помещение больше пещеры у входа, заваленное какими-то безликими на первый взгляд телами. Некоторые солдаты, поняв, что это за место, не желая углубляться дальше, недовольно сморщившись, развернулись и двинулись обратно наверх. Даже видавший виды Вэйнон заметно занервничал. В обрубках тел усеивающих пол пещеры угадывались очертания людских женщин. Ужас пробирал постепенно, наваливаясь волнами. Вся эта пещера в недрах биохолма от края до края была завалена телами женщин с отсеченными конечностями. Тела были компактно разложены по всей площади, это место для былых обитателей служило подобием склада. Обрубки тел лежали на спинах гвоздями и веревками приделанные к каким-то деревянным щитам. Вмиг это ужасное помещение заполнилось женскими криками и стонами,
перебивающими тяжелое дыхание, изуродованные и ослепшие от пребывания во мраке и боли они были еще живые. Лишенные языков они дружно замычали, умоляя о помощи. Рубцы на месте удаленных конечностей, как и прочие многочисленные шрамы на их телах были либо грубо зашиты, либо прижжены раскаленной сталью. Под слоем волос, от грязи похожих на солому, скрывались лица несчастных женщин застывшие в ужасе.
        — Мамки, мамульки!  — с улыбкой крикнул какой-то безумный рядовой. Погруженные в Малдурум солдаты чувствовали себя нормально в пропитанном ужасом полумраке логова чудовищ Друхаров. Умоляющие артэонских солдат убить их все эти женщины были беременны, и сложены здесь как на складе.
        — Это Мамки. Так их прозвали,  — заговорил Вэйнон, бродя среди изуродованных женских тел.  — Детородные машины. Друхары, эти твари похищают людских женщин. В Эвалте, за южным периметром само собой, а потом превращают их в это. Делают частью гигантского конвейера по производству новых Друхаров. Все они беременны. Единственная задача Мамок плодить потомство, все остальное, по мнению этих монстров не важно, поэтому они просто это отсекают.
        — Конечно, учитывая их смертность во время процедуры обращения этим мутантам нужно как можно больше пополнять свои ряды,  — добавил кто-то из солдат.
        — Не все так просто ребята,  — продолжал Вэйнон.  — Сами эти твари такого провернуть не могут. Им кто-то помогает. Без разумной помощи эти монстры не сумели бы разбить полноценного логова. Обыскать здесь все, ищите любые улики, мне нужно знать, что за уродец натравливает на нас Друхаров, кто здесь выращивает их!  — перекрикивая крики и стоны «Мамок» дал команду Вэйнон.
        Несколько солдат отправились вглубь пещеры, допивая спиртное в своих флягах, глотая его как воду, под светом факелов продолжив дальше обыскивать это жуткое логово.
        — Что у нас там с «морфином», ганец вернулся?  — стоя среди поля женщин превращенных в детородные машины, спросил Вэйнон у окружающих сержантов, те пожали плечами.  — Пусть медики накачают этих несчастных жертв безумия. Сладкий сон, облегчение боли — единственное, что мы можем для них сделать.
        В мрачной глубине влажных живых внутренних закоулков биохолма был обнаружен тайник, что-то вроде мини лаборатории. Здесь на полках стояли различные колбы, магические порошки, ингредиенты, бинты, гель для склеивания ран, сосуды с зародышами — миниатюрными копиями тех зеленых чудовищ, одно из которых Рурхан увидел среди убитых Друхаров. Также здесь были обнаружены документы и некоторые записи.
        — Друхары используются нашими врагами как живое оружие. Чаще всего это темные маги направляют безумную волю этих чудовищ в своих целях. Именно темные маги додумались до создания Мамок, Друхи для этого слишком тупые. Кто-то из темных магов обучает этому наших Друхаров, при помощи своего магического вмешательства создает для этого все условия, и контролируют процесс, здесь превращая несчастных женщин в детородных биологических машин.
        Как следует из бумаг, наш тайный организатор логова также помогал ускорять процесс формирования плода и взросления человеческого организма, сокращая срок развития до нескольких месяцев, значительно ускоряя процесс. Таким образом, конвейер производства новых солдат чьей-то безумной войны против нас работал здесь на полную мощь. Все Друхары которых мы ликвидировали, скорее всего, были выращены здесь. Эта пещера по сути своей что-то вроде полевой базы, их настоящее головное логово, скорее всего где-то в Пограничье, в прибрежной его части, я думаю. В любом случае для своего обряда обращения, накачиваясь обращающим зельем, они уходят в проклятые Азурой земли Пограничья. Там в отрицательных потоках Азуры пронизывающих те мертвые земли можно провести обряд превращения в Друхаров. Не думаю, что они так осмелели, что лезут в Азурмор. Больше в Преферии постоянных точек выхода Азуры просто нет,  — говорил Вэйнон, просматривая бумаги, где были изображены зарисовки в виде инструкций, наглядно показывающие процесс создания «Мамок». Что и как нужно отрезать, даже как правильно накладывать бинты в местах
отсеченных конечностей.
        — Обыщите все лучше,  — Вэйнон обратился к окружающим солдатам.  — Все бумаги, записи. Собирайте все, что может пригодиться для анализа и изучения. Службе разведки пригодиться любая информация. Похоже, у нас появился новый игрок, который использует против нас Друхаров как оружие. Скорее всего, очередной сумасшедший темный маг, обозленный на Арвладу. Террорист недоделанный.
        Солдаты собрали все улики что могли. По приходу медиков всех несчастных изуродованных женщин отправили в сладкий сон, облегчив их муки и потратив половину запаса обезболивающих. Маг, перебарывая себя, желая погрузиться в Малдурум лишь бы начать воспринимать окружающий ужас спокойно, также помогал медикам. От всего увиденного прибывая в шоке решив подняться наверх, немного отдохнуть глотнуть свежего воздуха двинувшись к выходу, он увидел напугано замершего Рурхана. «Фрагор твою мать!»  — выругался он. Схватив Рурхана, вопреки его сопротивлению, он поволок его наверх.
        Все это ужасное помещение вместе с его пленницами, решили выжечь огненными гранатами. Маг был против пожара внутри биохолма. Но, не видя других путей, согласился с решением Вэйнона, только с условием, что он сам проконтролирует горение пламени, чтобы минимизировать ущерб существу, невольно ставшему кровом для всего этого безумия. Своей силой маг быстро распространил пламя нескольких гранат, завертел его вихрем, спалив дотла этот склад детородных машин.
        — Вэйнон, а что мы теперь так просто уйдем?  — спросил один из сержантов едва Вэйнон вошел в заваленную вражескими телами верхнюю пещеру.
        — А у тебя есть какие-то предложения?  — заинтересовался Вэйнон.
        — Да мы вот лет пять назад эту пещеру зачищали, я тогда еще рядовым был. Друхов тогда еще не так много здесь было, но все равно. Оставим это логово, они опять сюда заползут. Что нам через пять лет опять сюда возвращаться что ли?
        Вопрос сержанта заставил Вэйнона задуматься.  — Мы уже зачистили это место, несколько ребят получили ранения, один возможно даже смертельное. И теперь после штурма уничтожить этот биохолм? Это нужно было делать сразу. Выжечь здесь все голубым огнем,  — сказал вслух Вэйнон.
        — Я думаю. Нафиг логику сэр.
        — Согласен! Ну, голубого огня нам никто не даст, так что придется импровизировать. Так ладно все слушайте меня! Соберите все носимые запасы гранат, липких бомб. Обвалим этот панцирь, завалим эти жуткие катакомбы!  — после раздумий командным криком ко всем бойцам обратился Вэйнон. Приободрившись, со словами: «Есть сэр!», солдаты охотно бросились выполнять.
        — Я что для вас совсем пустое место?! Я не позволю вам этого сделать,  — ожидаемо вмешался маг.  — Я еще раз поясняю вам, что этот объект имеет колоссальную природную ценность, его уничтожение недопустимо. Это полноценное преступление товарищ полковник, я не могу дать вам его совершить!
        — Так значит вот как!  — не выдержал Вэйнон.  — Значит, мы должны оставить нетронутым это место концентрации вражеских сил, эту полноценную идеальную крепость для нашего врага, которую нельзя обрабатывать голубым огнем. Это видите ли важный природный объект и, по-вашему, я не имею права его уничтожить?! По-твоему я не могу доделать свою работу до конца, ликвидировав брешь в системе внутренней обороны?! И все это из-за моральных принципов кучки слюнтяев совсем поехавших от своего гуманизма?!… Нет Наур, у меня есть долг выше моральных принципов и я должен его выполнять. А ты не бойся, всю грязную работу мы бешеные дегенераты берем на себя, ты моралист просто стой в сторонке и не мешай нам ее делать!  — выпалив накипевшее Вэйнон не желая продолжать, попытался уйти.
        — А логика?  — окрикнул его маг.  — Нужно было сразу выжигать это место голубым огнем. Ну а сейчас, когда штурм закончен. Какой смысл сейчас уничтожать этот природный объект, по сути, гигантское живое существо. Тебе не кажется, что это попахивает бредом?
        — Нет, ну вы посмотрите, он еще издевается!  — разозленный Вэйнон двинулся на мага как неуправляемый локомотив.  — Ты еще издеваешься надо мной с…!  — подойдя вплотную, громила солдат Вэйнон кричал на маленького в сравнении с ним мага — гражданского армидейца обычного роста.  — Надо мной и над ребятами пострадавшими в ходе этого штурма, называя их работу бредом! Мы хотели выжечь это место сразу. Это ты расплакался… прости, расплакалась. Это из-за твоих предрассудков мы пошли на этот штурм. И теперь ты обвиняешь нас в бредовости действий?
        — Сучонок издевается над нами!  — из-за спины мага послышался голос кого-то из солдат. Маг понял, что со всех сторон окружен толпой недовольных солдат держащих руки на рукоятях мечей. Зная, что при помощи своей силы может заставить их всех разлететься по сторонам, сделать их мечи на время резиновыми, Наур, однако решил не опускаться до конфликта с погруженными в Малдурум монстрами которым в этой пещере самое место.
        — Мы уничтожим это место сейчас, потому что я принял такое решение,  — пока маг, опасаясь конфликта, стоял молча, Вэйнон продолжал.  — Потому что только сейчас у нас появилась такая возможность. Это там перед командиром, где все официально ты истерику закатил и все подчинились. А здесь сейчас в темноте этой мерзкой утробы нет командира скованного инструкциями и твои гуманные покровители из Армидеи далеко. Я здесь главный и мне плевать на законы цивилизованного мира. Я беру на себя ответственность. Хочешь, можешь жаловаться своему начальству в центре. Мне плевать. Или же если у тебя есть какие-то возражения здесь вне законов цивилизованного мира. Давай просто решим их прямо сейчас?
        Зажатый злыми взглядами солдат маг решил не отвечать, заставив себя сдержаться.
        — Ты уничтожаешь и разрушаешь все,  — Наур все-таки не смог промолчать, вновь остановив желавшего уйти Вэйнона.  — Убиваешь жизнь просто так безо всяких разумных причин. Считаешь, что действуешь правильно. Но спроси себя: привыкнув убивать и разрушать, сможешь ли ты вовремя остановиться, когда это будет нужно?  — слова мага вызвали смех у окружающих солдат. «Придурок!»,  — посыпались комментарии сквозь смех.
        — Просто: иди в задницу,  — смеясь вместе со всеми, ответил ему Вэйнон.
        — Такие как мы с тобой местами нужны, чтобы общество держалось на разумном пути,  — неожиданно пришел в себя бледный Рурхан.  — Но сейчас я согласен: нам лучше постоять в сторонке дав защищающему нас злу делать свою работу.
        — Я согласен с тобой Рурхан, ненужно обращать внимание на идиотов,  — напряженно дыша, ответил маг.
        — Грубо конечно, но примерно то же самое,  — Рурхан постарался улыбнуться.
        Вне жуткой пещеры вовсю сияло утреннее солнце, разогнавшее ранний туман. Тихо шелестели листвой на слабом свежем ветерке, оттаяв от утреннего льда тигровые березы, где-то оставленные позади на севере, возвышались голубые дебри Азурмора. Простые запахи весны теперь стали слаще любых ароматов. Снова увидев эту красоту, осознавая ее цену как никогда, от тяжести на сердце после увиденного в пещере Рурхан, осознанно не давал себе наслаждаться, проникаться окружающим природным покоем.
        — Вот только не надо этого делать,  — незаметно за его спиной возник маг.  — Не надо силой заставлять себя как-то по-другому смотреть на этот мир, пересматривать свое к нему отношение из-за увиденного кошмара. Нет, этот мир он в целом все еще такой же красочный добрый и прекрасный, каким он был для тебя до спуска в эти чертовы катакомбы. Просто в нем есть и всегда были темные углы подобные этому и им ненужно предавать значение, о подобном нужно уметь просто забывать, снова радуясь жизни видеть только лучшее.  — Рурхан улыбнулся, только чтобы успокоить Наура.
        После серии взрывов внутри бездвижного гиганта глухим грохотом раскатившихся по округе, гигантский купол биохолма у основания разлетевшись ошметками, сложился, погребя систему внутренних живых пещер. Солдаты, столпившись в стороне, с удовлетворением наблюдали уничтожения неприкосновенного вражеского логова, благодарили полковника Вэйнона за это сложное, но нужное решение.
        По возвращении группы Вэйнона колонна двинулась дальше. Теплым солнечным днем в отсутствии прямой дороги на юг колонна вышла к побережью и следовала почти до вечера вдоль каменистого берега Соленой Мили. Звуки волн бьющихся о камни, крики чаек и легкий соленый бриз невольно стирали мрак, осевший в душе после пещеры Друхаров, сердце билось легче с каждым ударом. Из-за ограниченности Стеной Тумана закрывающей водную даль, простором Сааргского моря отделяющего Преферию от Межокеании было не полюбоваться.
        Где-то на западе в небо столбом света ударил выброс пассивной энергии Азуры. Ближе к вечеру, под небом, украшенным голубым сиянием после столбовидного выброса, выйдя на патрульную тропу пограничников, колонна двинулась на юго-запад через приграничные леса. У мест этих не было названия, находящиеся на южной окраине Северной Половины, они были необитаемы. Солдаты, единственные кто ходили в этих местах, называли их приграничным сектором. Здесь за стеной прибрежных лесов начинались поля с желтой травой разделяемые густыми лесополосами. Бьющие ключи образовывали торфяные озера с топкими берегами, окруженные деревьями. Приграничный сектор, на севере условно идущий от Азурмора на юге упирался в Пограничье, гром и грохот молний из красного зарева которого, уже доносились до путников. Слева от Пограничья, впереди колонны черным хребтом перерезая Преферию на две части возвышался гигантский Пустой Вулкан, черные вершины которого были засыпаны снегом.
        На закате колонна подошла к одной из земных трещин, которые то и дело встречались в Преферии повсюду как напоминание о происхождении этой молодой земли. Сейчас эта гигантская земная трещина больше напоминала каньон по бокам поросший деревьями, зайдя за которые с одной стороны защитившись глубокой каменистой пропастью с другой выставив дозор, батальон встал на полноценный привал. Боевая задача была выполнена, нервозность командиров спала, и теперь можно было спокойно отдохнуть перед последним рывком. В любом случае ночью идти через Пограничье было самоубийством. Солдаты быстро разбили лагерь, в сумерках до прихода темноты успев заготовить дрова и разжечь костры. Маг, остался стеречь голубое пламя на спине отдыхающего мамонта. Фрагор без задних ног отключился в единственной койке полузакрытого стального купола за спиной мага, Рурхану почему-то не спалось.
        В суете установки лагеря, солнце село незаметно. Сияющая полностью луна, приятным светом озарив землю, как фонарь осветила все космическое пространство позади себя. По небу проплывали сразу три планеты спутника. Над головами висел «быстрый» красный Ирделий, за ним чуть южнее медленно следовал его бурый побратим Кэмфис, а вдоль северных широт серебрясь своим льдом в лунном свете, проплывала Инера. Обе скрашивающие ночное небо галактики Кратон-1 и 2 зависли на восточном и западном краях небосвода. Две галактики, выпирали по бокам из-за горизонта, светящимися облаками скоплений своих звезд, такое ночное явление называли Створками Кратона. Не так далеко на юго-западе, сбоку от померкшего в ночи Пограничья, черным хребтом, затмевающим южные звезды, возвышался Пустой Вулкан, трещина в ледяном жерле которого уходила на километры в земную твердь, открывая свечение бушующей в земной глубине Бури Азуры. В ночной тишине из холодного черного жерла Вулкана в небо струился слабый белый свет как отголосок потоков Второй Силы текущих где-то под землей.
        В эту прекрасную, тихую в этих местах ночь, нарушаемую только грохотом Пограничья, Рурхан пошел прогуляться. Все устали, поэтому у костров завернувшись в спальные мешки, те солдаты и офицеры что не стояли в дозоре спали без задних ног. Однако от нескольких костров доносился нетрезвый смех, кто-то еще находил силы, чтобы повеселиться, развлечься игрой в карты и, разгорячившись спиртным в Малдуруме поговорить на запретные в кажущимся теперь пресном артэонстве темы.
        Надышавшись успокаивающим ночным прохладным воздухом, побродив вокруг, наслушавшись ругательств и матерного разъяснения, царящих вокруг опасностей от караульных, едва не выйдя за пределы охраняемой территории, Рурхан заметил одиноко горящий у края пропасти костер, возле которого в стороне от всех сидел Вэйнон. Его меч Экрос, все его носимое на поясе снаряжение, шлем были аккуратно уложены рядом с ним.
        — Ну, иди сюда блин. Что прячешься-то?  — он заставил Рурхана выйти из-за деревьев в свет от пламени костра.
        — Почему вы сидите один?
        — Не хочу обременять солдат своим присутствием. Вблизи офицеров они всегда ведут себя скованно, даже поболтать спокойно не могут.
        — Можно к вам?
        — Конечно, если ты будешь молчать.
        — Я вообще-то хотел с вами поговорить,  — сказал Рурхан, осторожно присев к костру Вэйнона.
        — Это о чем же?  — тяжело вздохнул Вэйнон.
        — Вы можете гарантировать мою безопасность?
        — Во-первых, хватит этих «вы». Во-вторых. Я же тебе говорил, что я здесь именно за этим.
        — Я имею в виду от себя. В смысле, не захотите… не захочешь ли ты беспричинно избить меня, измазать в смоле или там?..
        — Нет, я здесь не безумец. Я отличаюсь от остальных… это как-то глупо прозвучало. Я не совсем обычный солдат… это тоже не лучше,  — стеснительно начал Вэйнон.  — Я не такой как остальные. Когда-то я был сотрудником спецподразделения выполняющего исключительно силовые операции. Здесь работа тонкая почти ювелирная, в нестабильности поведения при Малдуруме такое провернуть невозможно. Я одинаковый по обе стороны, я артэон обученный жить в гармонии со своим злом, и поэтому всегда вижу полную картину мира или как более пафосно говорят солдаты — мои глаза широко открыты, всегда.
        Таких как я называют реэртонами. Отчего я, конечно, не такой слепо радостный и счастливый как остальные артэоны живущие в вечной эйфории, только прекрасной стороной человеческой сущности. Я более мрачноватый, но зато одинаковый по обе стороны в отличие от окружающих безумцев, сходящих с ума от этого своего «раздвоения личности». Таких как я среди артэонов немного. Лишь единицы из нас способны разумно уживаться со своим злом. Специалисты подобные мне обычно создаются для управленческой работы в военной сфере. Все высокопоставленные генералы, все высшие военные чины — те, что отвечают за безопасность нашего розового внутреннего мира, все они реэртоны. Но помимо командиров еще нужны сотрудники, которые работают в полях, выполняют высокоточную грязную работу — ликвидируют всякие важные цели. И я один из таких ну типа убийц. Еще в детстве я был отобран в силу своих уникальных психологических характеристик и прошел специальный курс обучения. Теперь я всегда такой, какой есть, мое поведение всегда стабильно. Со мной ты в полной безопасности.
        — Неужели я настолько важен, что они послали такого особого солдата для моей охраны?
        — Ага «особого»! Да и в тебе нет ничего важного,  — это Вэйнон так пошутил.  — Я здесь, потому что меня списали. В настоящий момент я отстранен от выполнения своих прямых обязанностей. Мой командир пытающийся вытащить меня из депрессии посчитал эту миссию интересной для меня и вот я здесь. Я должен продержаться до следующей весны и только тогда меня может быть вернут на полноценную службу. И это все офигеть как смешно.
        — Что в этом смешного?
        — Да дело в том, что теперь я этого не хочу. Не хочу возвращаться. Вернее не, не хочу, а как же лучше сказать то… Всю жизнь я жил этим, был этим болен. Большую часть жизни я провел за южным периметром, участвуя в каких-то кровавых разборках. Дома редко появлялся. Только на службе я мог быть… в общем… был счастлив. И вот меня списали, ни за что. Я стал больше времени проводить дома, и, глядя на своих счастливых ровесников, неизбежно понял то какой я идиот. Счастье нужно искать в реальности. В итоге не семьи не детей, я блин,  — он усмехнулся,  — все еще живу с родителями, слушаюсь маму!
        Раньше семья казалась мне проявлением слабости, как и всякое проявление чувств… в этой реальности. А теперь уже поздно… Да и не все так просто в моем случае. Пока я жил своей обычной жизнью, прозябая за периметром, у меня не было возможности столкнуться со своей ущербностью. Я был по-своему счастлив. А потом все рухнуло из-за бюрократических проволочек. Теперь я не знаю что делать, как быть. Спасибо господам генералам за это. За то, что выбросили меня на обочину, и это в качестве благодарности за долгие годы службы. Теперь пошли они в задницу. Ни хочу я больше служить, из принципа, но и в мирной жизни мне нет места… Хрен знает…
        — Это печально.
        — Так к чему я все это. Моя жизнь разваливается к черту и поэтому меня стала мало волновать служба, поэтому я забил на свое задание, совсем не присматриваю за тобой, хотя по идее не должен отходить от тебя на метр. Мне было велено следовать за тобой как тень, присматривать на протяжении миссии, но мне теперь плевать на все эти приказы. Я извиниться хотел, только перед тобой. Я бросил тебя одного, просто на все забил и ты оказался один среди кучки погруженных в безумие громил. И естественно влип в неприятности. Ну как бы извини Рурхан.
        — Как внутренний мир артэонов не зацепил тебя своей красотой. Неужели ты никогда никого не любил?
        — Совсем уже что ли? Иди ты от меня с такими вопросами! Друзьям оставь эти темы.
        — Ты много бывал за периметром, в чем смысл того безумия что там твориться?  — спустя пару минут молчания Рурхан, пытался восстановить диалог. Он получил возможность поговорить с настоящим солдатом, знающим внешний мир, на темы, которые ранее были запретны. Появилась реальная возможность утолить свой интерес.
        — Нет там никакого безумия, кроме… Короче не все так просто.
        — Мы никуда не торопимся вроде как…
        — Не устал еще удивляться правде?
        — По всей видимости, именно за этим я в это путешествие и отправился.
        — Я знаю это глупо, но я мечтаю о войне. Настоящей реальной битве, где мог бы посмотреть своему врагу в глаза, врагу равному по силе, уничтожив которого не будешь считать себя убийцей. К сожалению, теперь эти войны в прошлом. Теперь мы не воюем, а стабилизируем ситуацию, мы не солдаты — мы миротворцы. Убиваем порой женщин, детей, наводя порядок в землях безумных дикарей, сходим с ума и только мечтаем о войне. О доблестной битве за победу, в которой нас бы носили на руках и воспевали как героев. Битве, в которой было бы не страшно отдать жизнь. Мы живем в ужасное время, сегодня мы слишком уж сильны и люди юг населяющие для нас что-то вроде тараканов, которых мы просто травим. Они ничем не могут ответить нам, они наши вечные жертвы.
        — Что-то я тебя не понимаю. Мы же помогаем югу вроде как… Пытаемся помогать.
        — Рурхан!  — Вэйнон рассмеялся.  — Прекрати это не смешно. Все не так как ты привык видеть…
        — Ну и как тогда?
        — Как же ты меня достал… Короче. Ты согласен с тем, что совершенно не знал артэонов? С мозгами, тщательно запудренными розовой ванилью ты жил в иллюзии натянутой поверх суровой правды. Говоря о мире, который мы якобы строим. Что если я сказал бы тебе что в действительности мы никакие не миротворцы. Вся эта наша миротворческая деятельность это всего лишь прикрытие для чего-то ужасного.
        — Меня бы, наверное, это заинтересовало.
        — Я служу большую часть жизни и поверь мне, знаю всю изнанку этого «миротворчества». Артэонский мир конечно разумен и прекрасен, но вся эта красота и гармония ограничивается только стенами наших городов. Во внешнем мире мы такие же жестокие агрессоры, как и все остальные. Возводимая нами глобальная империя на самом деле не преследует цели мира во всем мире. На мир нам плевать. Как и все мы жаждем власти. Отличие нашей империи от всех остальных в ее гениальности. Сегодня мы уже фактически контролируем весь мир, уничтожив или подмяв всех конкурентов.
        Выставив себя эдаким оплотом добра, мы заняли очень удобную, гениальную позицию. Мы никогда не называем вещи своими именами, на лжи построена вся наша внешняя политика. Когда мы хотим кого-то уничтожить, мы не говорим о войне, мы говорим о помощи. Вместо «захватить и уничтожить» мы говорим «принести свободу и просвещение». В каждом людском обществе можно найти несправедливость, жестокость и прочие внутренние проблемы. Выставив себя оплотом разума и света в нашем мире, мы фактически застолбили за собой моральное право на уничтожение любого неугодного нам общества людей. Официально мы не уничтожаем неугодную страну, мы просто спасаем ее народ от несправедливой, жестокой власти. На фоне рабовладельческого мира кричим о справедливости и всеобщей свободе и люди как дураки, надо признать ведутся на это. Нападая, мы призываем всех униженных, обделенных биться за свободу, играем на людских обидах и слабостях, порой заставляя людей самих уничтожать свой родной дом. Мы всем только помогаем, но мир от нашей помощи становится только хуже, спроси себя «почему?» Потому что мы плохие миротворцы и постоянно
совершаем ошибки? Нет, нами управляют далеко не идиоты, мы не совершаем ошибок. На самом деле мира мы не хотим, а хотим мы все контролировать, быть великой цивилизацией всегда. Мы разрушаем этот мир себе во благо.
        — Это интересная теория…
        — Теория? Правда существует независимо от того веришь ты в нее или нет. Все сводится к твоей разумности, способности тяжелую правду признать. Ну, хорошо мой зомбированный ослепленный артэонским миром дружок. Смотри. Артэонская цивилизация возвысилась за счет того что сумела подчинить себе магию, поставить производство магических артефактов на поток назвав это алхимией. Благодаря алхимии, вернее подчиненной магии ну или магическим технологиям как они это называют, все необходимое мы создаем буквально из воздуха. Согласись, ведь было бы неплохо, если бы люди также сумели бы обучиться алхимии, также сумели бы поставить магию на поток. Они бы сумели обеспечить себя пищей, всем необходимым и вся необходимость войн и конфликтов в их мире тут же исчезла бы. Открою тебе секрет, люди вовсе не монстры как рисует их артэонская пропаганда. Просто когда артэонские идеи о свободе и просвещении навязываются полуголодным, диким уставшим от войн народам, живущим на руинах, естественно их никто не слушает и не воспринимает.
        Казалось бы, чтобы действительно помочь людям, спасти их, вместо всех этих теорий и учений, «демократических реформ» нужно просто обучить их алхимии. Просто для начала дать им возможность восполнить свои естественные потребности при помощи магии. И все, потом с ними можно будет говорить на равных, да они сами потянутся к знаниям и захотят жить в мире. Думаю, даже согласятся на роль младших братьев во всем покорных мудрым артэонам. И это просто элементарно, это простая логика. Но в действительности все не так просто. Артэонские правящие элиты не то, что не хотят делиться алхимической наукой с людьми, наоборот артэоны не дают людям алхимию освоить. Наши маги создают глобальные заклятия, которые не дают магам, которых принято звать темными, открыть алхимию для людей. Ведь овладение алхимией позволит людям для начала перестать быть голодными, их численность не ограниченная возможностью Духов в отличие от артэонов, резко возрастет, их будет сложно контролировать. Да и кто знает, при таком раскладе люди могут стать цивилизацией сильной возвысившейся до нашего уровня, чего наши правители, конечно, не
могут допустить.
        — Это уже интересно,  — Рурхан заметно задумался, пример с алхимией на него подействовал.
        — Слышал про конфликт в Ниэнре, это свежий пример? Так вот, чтобы ты не слышал, но в реальности мы ее просто уничтожили. На юге есть такой регион — степи, не так давно мы посеяли там хаос, разобщили, рассорили тамошние народы, растащили по лоскутам тамошние государства. «Разделяй и властвуй», разобщая человечество, обрекая его на войны и конфликты, мы обеспечиваем свою безопасность. И тут все средства хороши: восстания рабов, бунты свободных бедняков, ссоры и конфликты между наследниками трона, так называемые дворцовые перевороты. Зная слабости и устройство человеческой натуры, имея для этого огромные армии различных спецслужб, мы манипулируем ими, заставляя их убивать самих себя. Видя в объединении степных народов угрозу, наши стратеги превратили степи в неконтролируемую дикую зону, сегодня для нас это раз плюнуть. Сегодня степи заполнены десятком маленьких варварских королевств — слабых немощных, даже не стран, а просто варварских обществ, не представляющих для нас никакой опасности.
        Но как бы артэоны не пытались ослабить мир людей, законы жизни все равно берут верх. Неизбежно появилась Ниэнра — степной полис начавший объединять под собой все разрозненные народы. У степных варваров появился лидер готовый повести их вперед, и они послушно, добровольно сами к нему потянулись. Допустить создание новой империи в степях мы не могли и поэтому уничтожили ее в зачатке. Я был там, видел все это дерьмо своими глазами. Два полка нашей морской пехоты просто напали на молодой варварский союз. Разумеется, встретив сопротивление, от вполне разумных оправданных ответных ударов многие наши солдаты погибли. И кто виноват в их смерти? Жители степей, просто вставшие на защиту родных земель или больное, безумное артэонское правительство? Так или иначе, потом артэонская пресса, никакая не свободная, а полностью подконтрольная власти, стала писать об агрессии диких степных варваров в отношении ни в чем неповинных армидейских миротворцев. Артэонские власти ничего не выдумывают из головы, они просто переиначивают, перевирают факты, изменяют контекст, нагло лгут своему обществу.
        И якобы вполне законно артэоны начали войну против союза степных варваров начавшегося у стен города Ниэнры. Причем уничтожили Ниэнру мы весьма своеобразно. Никаких ополченцев или террористов в рядах степных варваров вырастить не получилось. Уничтожить Ниэнру руками наемников и предателей не вышло, мы пошли на нее войной открыто. Я до последнего не верил в происходящее, мне было интересно, как наше правительство решит вопрос Ниэнры. В духе свободы и просвещения что мы несем на дикий юг, целью наших правителей было полное уничтожение этого степного города, то есть ликвидация его народа, там женщин детей, ну то есть полное решение проблемы. Но ведь официально наши солдаты это миротворцы им нельзя мирных жителей убивать вроде как. А то ведь если устроить бойню руками своих солдат можно и подставиться, подобное злодеяние будет сложно скрыть от прессы и невозможно никак оправдать в глазах обычных артэонов. Поэтому в стороне от степей, в полевых лагерях, разбросанных по всему югу, где артэоны натаскивают своих наемников, была создана Армия Освобождения Ниэнры — как обычно название просто прекрасное. Наши
правители собрали целые батальоны из наемников, психопатов, предателей, прочих тварей и отмороженных мразей со всего юга — которых артэонской власти часто приходится называть свободной оппозицией или борцами за свободу. Господи!
        Сначала в сторону Ниэнры двинулись мы — артэонская армия. Мы вступали в бой только с боевыми подразделениями степных варваров все как полагается. А вот за нами следом уже шла Армия Освобождения Ниэнры, бойцы которой, уже не воевали, они как раз делали главное — резали детей, насиловали, убивали женщин, грабили, сжигали города — одним словом карали ослушавшихся. И когда какой-то «честный» репортер из Райноны написал о зверствах, которыми сопровождается война по пути к Ниэнре наши правительства, развели руками. Ведь действительно мы просто выполняли свой долг — вели бои только с армиями дикарей, конечно, убивали, но только вражеских солдат. Все зверства совершали бойцы очередной Армии Освобождения, а это кто такие? Наша власть никакого отношения к этим чудовищам не имеет, это повстанческое движение, конечно же, возникшее само собой, в силу сложных экономических и социальных причин. Ведь действительно люди же постоянно жаждут объединиться в какую-то армию, их же хлебом не корми только дай повоевать. В итоге Ниэнра, как и союз который вокруг нее собирался — все лежит в руинах, и степи продолжают
оставаться дикой никем не контролируемой территорией, безопасной для Арвлады. Понимаешь теперь, как все устроено?
        — Ну а почему тогда люди молчат? Ведь проводятся всякие круглые столы с адекватными представителями человечества. Почему люди не пытаются достучаться до обычных артэонов, не пытаются открыть им глаза на все происходящее?
        — Все полностью контролируемо. Людское общество наполнено проблемами, в нем всегда полно предателей, опять-таки униженных, озлобленных людей, ну и конечно тех, кто хотят заработать. Артэоны купили или завербовали к себе тысячи людей в каждом из людских государств юга, начиная от простых недовольных фанатиков-террористов до продажных чиновников в высших эшелонах власти. Все эти представители якобы независимых правозащитных организаций с юга продажные ублюдки прямо или косвенно работающие на артэонов. Нормальных людей действительно пытающихся что-то изменить, как правило, тут же убивают, ну или никогда не подпустят к артэонской аудитории. Да и сами люди очень глупые. На юге полно дураков зараженных артэонской пропагандой. В их глазах где-то на севере лежит прекрасное бесподобное королевство артэонов, где все замечательно и чудесно, а они живут на диком юге в грязи ужасе каком-то кошмаре, в котором виновата чудовищная рабовладельческая власть. И вместо того чтобы объединиться сплотиться против нас они все разрушают, грызутся друг с другом, нам остается только побудить их к революции, подтолкнуть в
правильном направлении.
        — Ты так рассуждаешь, будто сам не являешься артэоном,  — испугавшись услышанного, прибывал в смятении Рурхан.
        — Я не то, что артэон, я один из тех ублюдков руками, которых дикий юг поставлен на колени. Я непосредственный участник и виновник всего кошмара в южных землях устроенного нами. Всю жизнь я проливал кровь, работал на этих тварей, что управляют нами, я знаю, кто они, поэтому хочу тебя от них уберечь. Понимаешь?
        — Хочешь отговорить меня от продолжения миссии?
        — Не собираюсь я тебя отговаривать, нахрен ты мне сдался. Я хочу, чтобы ты прозрел. Я не уберег тебя от одной беды, от малой скажем так, теперь хочу уберечь от большей, охренеть какой большой беды. Надеюсь, ты уже понял, что нами управляют ребята, которые добра и любви для всех и каждого не хотят. Они уже правят этим миром, и поэтому стремятся свою власть сохранить любыми доступными способами, изменяя этот мир под себя. Я не знаю, что эти злодеи задумали на этот раз, но ничего хорошего Стране Волка не светит.
        — Ну, хорошо, пускай так, наши правительства не совсем честны, пускай юг лежит в руинах, но ведь все это делается во благо, ради защиты мира артэонов? Ведь сам говоришь, пока юг лежит в руинах артэонский север в безопасности,  — попытавшись взглянуть на вещи трезво Рурхан, все же испугался, его сознание стало цепляться за привычное, ища всему оправдание.
        — В действительности никакого единого юга нет, никакой опасности эти дикари для нас не представляют…
        — А как же Южный Прорыв? Когда весь юг собрался в одну огромную орду, которая снесла нашу оборону, прорвавшись на север, и лишь чудо спасло Арвладу…
        — Южный Прорыв был ошибкой, прежде всего допущенной правящими элитами Арвлады. В силу какого-то идиотизма мы сами ослабили контроль над югом…
        — Хорошо, то есть ты хочешь сказать, что правитель Кратон, его окружение это жуткие злодеи, которые просто так заливают несчастный юг кровью?
        — Не просто так, нет. Говоря о зле, которое правит нами, я имел в виду вовсе не наших прямых правителей, таких как Кратон. Я не знаю, как все в действительности устроено, но наши правители это не совсем правители, они, по сути, наместники некой единой артэонской власти. И эти скрытые во мраке твари давно убили в себе все живое, все мы для них просто марионетки.
        — Если все, так как ты говоришь, если мы сильнее, то почему просто не уничтожим всех этих людей на юге, и тогда проблема будет решена, ненужно будет никого подавлять. Не будет никаких Южных Прорывов? Это как-то жутко прозвучало… Я просто сказал как есть.
        Вэйнон — вояка с разрушенным внутренним миром на такие дискуссии рассчитан не был. Тупость и упорство Рурхана его раздражали, он находился в шаге от того чтобы психануть, встать надавать этому зомбированному гражданскому по башке и выбросить его подальше от своего костра.
        — Ну, хорошо,  — подавляя себя, через силу улыбнулся Вэйнон.  — Жизнь невозможно вот так просто полностью подавить. Какой слой камней не наложи, а ростки все равно пробьются к свету. Тем более у артэонских стратегов нет цели полного уничтожения людей. Ведь в нашем мире есть и другие силы и артэоны не хотят остаться с ними один на один. Вспомни, быть может, ты слышал о войнах с Красной Ордой. Ну, это когда орки обрели себе лидера и собрали целый легион, изрядно нашумев на юге Межокеании. Ведь тогда именно люди выиграли в той войне. Это люди потеснили орков по всему миру, а артэоны уже потом потеснили людей. Дикое контролируемое человечество это своеобразный щит для нас. Просто нам оно нужно в слабом немощном состоянии, чтобы его контролировать можно было. Да и к тому же гуманная артэонская общественность, простые добрые артэоны которые стоят за спинами заигравшихся правителей артэонского мира, они никуда не делись. Они просто не дадут нашим правительствам уничтожить человечество полностью. Злодеяние такого масштаба от общественности уже не спрячешь и себя никак не оправдаешь.
        — Все это выглядит логичным но…  — в сознании Рурхана вставал образ любимой собой олицетворяющий весь артэонский мир, не давая ему согласиться с правотой собеседника.  — Эта миссия…  — Рурхан тяжело вздохнул.  — Это моя последняя надежда. Я хочу помочь своему народу. Не представить, сколько сил мне потребовалось, чтобы решиться на нее. Я оставил в мире артэонов свое счастье, все ради своей жуткой дикой родины. Я не могу так просто отступить. Хорошо, пусть помыслы правителей мира артэонов не совсем чисты, мир не такой как нам говорят, но что этим твоим «злодеям» может быть нужно от моей Страны Волка? Какая им от этого может быть выгода?
        — А вот это очень хороший вопрос. Во внешней политике благие намерения исключены. Им определенно что-то нужно…
        — А быть может, в коем это веке властями Армидеи двигали благие намерения? Быть может они просто хотят помочь своим собратьям номакам увязшим в Мерзлом лесу? Потому что от вторжения в Страну Волка любая выгода исключена, там ничего нет кроме чертового снега и холода.
        — Благие намерения? Все те же: свобода и просвещение. Развитие? Что это, по-твоему? Увеличение численности населения; усложнение процесса создания материальных благ, социальной структуры; занятие и освоение новых территорий. И самое главное, в итоге — это появление армии и вот с этого момента все становится интересным.
        — Какой смысл от армии у кучки дикарей, которых не волнует этот мир дальше их леса?
        — Если в своем развитии люди твоего народа усложнят свою жизнь настолько что дойдут до создания армии, поверь, им станет тесно за Фригнетскими горами. Они проявят интерес к миру вокруг. Я не хочу гадать, я лишь знаю, что равными партнерами жителям твоей страны с артэонами не быть. Хочешь превратить независимую, свободную, не идеальную, но гордую Страну Волка в очередную артэонскую марионетку? В очередной артэонский проект. Хочешь открыть этот тихий уголок для этой «мировой империи»? Хорошо. Но только учти что, однажды запустив это зло в свою маленькую родину, исправить этого будет уже нельзя. Неужели ты и вправду думаешь, что твоим сородичам, чтобы быть счастливыми нужны многоэтажные дома, метро, золотая посуда и прочие блага цивилизации, без которых они не живут и просто погибают, бедные несчастные ждут, пока мы им это принесем? Я просто отказываюсь верить, что ты настолько тупой.
        — А что, по-твоему, хорошо, когда муж жену до смерти забивает или издевается над ней как хочет только потому, что она его собственность и никто не имеет права вмешиваться в дела такого вот кошмарного «собственника». Или может хорошо, когда детям с детства прививают необходимость убийства врагов, демонстративно насаживают головы людей на колья на глазах совсем еще малышей, говорят им что убийца это герой, охотник за головами — идеал к которому стоит стремиться. Я просто хочу спасти свой народ от дикости вот и все. И кроме приобщения к артэонам других вариантов я не вижу.
        — Делай, как считаешь нужным. Но имей в виду, мы можем развернуться обратно по первому твоему желанию. Боевая задача выполнена, я думаю, ребята будут рады вернуться домой,  — успокоившись, не смея давить на Рурхана, закончил Вэйнон.
        — Тем более как я могу вернуться? Даже не представляю,  — Рурхан как-то расстроено улыбнулся.  — После всех этих ужасов, которых мне уже хватило я не смогу жить как жил прежде. Не смогу, скажем так, сиять и радоваться жизни как мои родные и не смогу им ничего объяснить. Я боюсь вернуться в идиллию мира артэонов.
        — Ну! Ты не будешь видеть эти ужасы постоянно. А дальше поверь мне, время вылечит все. Ну, может, увидишь пару страшных снов, проснешься в холодном поту, а дальше все пойдет своим чередом.
        Вэйнон достал зелье, пояснив, что это не алхимия, а чистый природный продукт на травах.  — Сны — лучшая часть нашей жизни, возможность погрузиться в мир фантазий. Тем более это важно здесь — когда мы вне дома,  — открывая бутылочку с зельем, пояснил он. После глотка зелья Рурхана за секунды сморил сладкий нежный оторвавший от «несовершенной реальности» сон с кучей ярких безумных сновидений, в которых мелькали его друзья, золотой город и его возлюбленная.
        Проспав или можно сказать без сознания, пролежав всю ночь, на тоненькой подстилке, проснувшись утром у догоревшего костра, Рурхан не мог поставить зуб на зуб. Промерзнув насквозь, еще долго он не мог прийти в себя, дрожа от холода. Вэйнона естественно уже и след простыл.
        Батальон начал собираться в дорогу. Солдаты паковали вещи, одевали на себя, снятую на время отдыха экипировку. Один из командиров взводов подошел к солдату, спешно укладывающему амуницию в наспинный рюкзак.
        — Рядовой Сорн,  — обратился к нему офицер.
        — Что тебе опять надо?  — с красными отметинами на наплечных бронепластинах, обернувшись, не своим холодным хриплым голосом спросил Джейсон. Боевой окрас на его лице почти высох, не будучи фанатиком без приказа, новый он не наносил.
        — Какие-то проблемы с ним сэр?  — указывая на Джейсона, уже спрашивает у офицера неизвестно откуда взявшийся сержант. Это сержант Раймс, у которого к Джейсону особое отношение, возник из ниоткуда, едва увидев, что командир взвода подошел к его любимому меченому. Сложно описать, как же Джейсон ненавидел эту тварь, от звука голоса этого сержанта его просто выворачивало наизнанку. Получившийся невысоким, недотягивающим до двух положенных метров этот сержант являющийся заместителем командира взвода, где служил Джейсон, был крепким и коренастым. Всех своих солдат в особенности Джейсона он держал в постоянном напряжении не давая расслабиться ни на секунду до конца боевого выхода. Сколько раз, в порыве гнева набрасываясь на него, Джейсон пытался разорвать его на куски, но всякий раз оказывался без сознания. «Ваша солдатская ненависть ко мне говорит о том, что я плохой человек, но хороший сержант!»  — издеваясь над Джейсоном и его сослуживцами, заставляя их отжиматься по нескольку сотен раз в полной боевой экипировке, говорил этот сержант. Сам отличник боевой подготовки, всегда в вычищенной до блеска
форме или броне, он всегда держит руки сложенным за спиной. Рядового Сорна единственного меченого во взводе этот сержант считал своим любимчиком. Редко какая работа, выпадающая на долю солдат в боевых походах, проходила мимо Джейсона, также как и ночные караулы. Пока Раймс был рядом, о покое Джейсон мог только мечтать. «Я загоняю тебя так, что у тебя не будет времени сходить с ума!»  — так он объяснял Джейсону свое пристрастие.
        — Нет, все нормально товарищ сержант. Идите, контролируйте взвод. Этим я займусь сам,  — ответил офицер. Сержант Раймс, недовольно покосившись на Джейсона, быстро удалился, выполнив волю офицера. «Вы дармоеды чего расселись! Почему костер еще не потушен!  — пиная валяющиеся под ногами рюкзаки, сержант Раймс принялся выполнять команду офицера.  — Или вам требуется пара сотен приседаний, чтобы с утра вспомнить, как опасно оставлять не до конца затушенный костер!». Джейсон недовольно сморщился, слыша этот рев. «И тебе доброе утро Раймс»,  — усталым голосом пошутил кто-то из местных старослужащих.
        — Я по поводу твоего друга. Рурхана. Ты должен поговорить с ним,  — когда Раймс замолк, офицер спокойно продолжил свой разговор с Джейсоном.
        — Ты что издеваешься?!  — воспротивился Джейсон, нервно продолжив паковать свой рюкзак.  — Хочешь, чтобы я окончательно свихнулся! Лучше уж отдай меня Раймсу.
        — Нет. Просто я вижу, как ты страдаешь, как тебе тяжело. Поверь мне, разговор с ним избавит от ненужных переживаний.
        — Какие к черту переживания! Я в Малдуруме, мы оба знаем кто я здесь. Хочешь, чтобы я его задушил или что? Подталкиваешь меня к очередной пропасти?  — сказал Джейсон, встав и закинув рюкзак к себе на спину.  — Товарищ лейтенант рядовой Сорн экипировку уложил, для дальнейшего похода готов. Проверять будешь, а то может я забыл чего?
        — Прекращай этот спектакль. Не забывай, что я тебе обязан. Ты спас мне жизнь.
        — И жалею об этом.
        — Я как офицер в омуте Малдурума сохраняю здравомыслие и поэтому ты с головой погруженный в свое безумие должен меня слушаться. Чтобы снять с себя груз ты должен пойти и поговорить с ним. Поверь, так будет лучше. Я это знаю.
        Укрытый одеялом Рурхан еще дрожа после холода ночи, сидел у транспортника в ожидании отправки. Рядом зевая после сладкого сна, стоял стерегущий его Фрагор. К ним подошел молодой офицер, по нему было видно, что он еще совсем зеленый, ничего не видевший, пока еще полный энтузиазма, ни нервный.
        — Господин Рурхан,  — подойдя, сказал этот офицер.  — Я лейтенант Конрад, командир одного из взводов. С вами хочет поговорить один из моих солдат,  — сказал он, указав на стоящего в стороне, метрах в десяти Джейсона, замершего на месте стыдливо опустив взгляд полный безумия Малдурума. Для узнаваемости офицер заставил его снять шлем. При виде Джейсона, сердце Рурхана болезненно сжалось, к такому резкому сюрпризу, он не был готов.
        — Ха! Тебе же говорили что твой друг меченый!  — усмехнулся Фрагор, толкнув Рурхана в бок.  — Ладно, я пойду в сторонке подожду,  — под недовольным взглядом лейтенанта Конрада убрав улыбку, Фрагор быстро удалился.
        — Только прошу вас, отнеситесь к Джейсону с пониманием. Не судите строго,  — тихо пояснял лейтенант, ошарашенному такой неожиданностью Рурхану.  — Поймите, что ваш друг остался дома в спокойствии золотого города. Это всего лишь временная оболочка, сплетенная из безумия. Ему очень стыдно, он страдает. С самого начала похода не находит себе места, я таким его еще не видел. Но вам ведь известно, что такое Малдурум и что он делает с нами? Как бы дико это не звучало, но в этой безумной ситуации он своего рода жертва, умоляю, поймите это.
        Стояло ясное утро, в свете которого солнце, несмотря на ранний час, уже согревало теплом. После напутствия небезразличного офицера, залившимися свинцом ногами Рурхан неуверенно поплелся к Джейсону.
        — Ну, привет,  — необычно хриплым чудовищным голосом Джейсон напугал своего маленького в сравнении с ним друга.
        — А что у тебя с голосом?  — с жалостью и страхом непонимания в глазах, спросил Рурхан.
        — Ты что у других еще не узнал? Мы когда погружаемся… в этот… Малдурум, сходим с ума. Я начинаю орать как сумасшедший, криком нести всякую безумную чушь, как и большинство из нас. Вот голос и срывается. Здесь в Малдуруме я, как и остальные рычу ужасным хрипом как монстр. Каким я здесь и являюсь. А еще, мои глаза широко открыты. Не слышал этот прикол?
        — Нет.
        — При погружении в Малдурум нервная система перегружается, пульс зашкаливает, и зрачки расширяются как у сумасшедшего. Эту особенность в шутку называют «широко открытыми глазами». Еще в Малдуруме ты по-другому начинаешь смотреть на мир, видишь то, чего раньше не видел, понимаешь то, чего раньше не понимал. Здесь наши глаза действительно широко открыты, во всех смыслах.
        — Джейсон прости, что так получилось, я все понимаю, я никому из друзей не расскажу.
        — Что я натворил,  — сказал Джейсон, взглядом указывая на красные отметины на наплечниках.  — Ты в курсе? Злые языки разболтали, наверное.
        — Нет. И знаешь это вообще не мое дело…
        — Вообще в рамках отдаваемых приказов я натворил много зла. Но однажды вне приказа воспользовавшись военным хаосом, я мерзко и отвратительно изнасиловал и убил одну рабыню. Совершил самое страшное из преступлений,  — холоднокровно говорил Джейсон. Он будто сразу хотел вызвать у Рурхана отвращение, чтобы друг посмотрел на него как на жуткую тварь и расхотел с ним общаться.  — За что по законам войны должен быть ликвидирован как преступник прямо на месте, но ситуация была сложная, мне удалось сохранить жизнь. Позже меня судил военный трибунал, здесь смертная казнь уже не назначается. Все что они могут так это временно заблокировать часть нервной системы, лишить части эмоций и полуживого вернуть тебя во внутренний мир. Но я был помилован и возвращен в строй. Это я там дома, когда снова стану собой буду сходить с ума, мучиться от переживаний и совести, меня будут терзать кошмары из этого безумия. А здесь вспоминая содеянное… меня это даже забавляет. Есть артэоны, которые и в Малдуруме сохраняют нормальный облик. Так вот я не такой. Здесь я ужасное свирепое чудовище. Я даже для своих сослуживцев
представляю опасность.
        — Все это сложно Джейсон, безумно. Но если разобраться, вникнуть в детали, ты же ни в чем не виноват,  — жалостливо глядя на друга, Рурхан пытался его как-то утешить.
        — Ты никогда не должен был видеть меня таким, потому что здесь я это не я. Настоящий я остался дома,  — сказал Джейсон, печально опустив взгляд.  — Но мои грехи они всегда мои. И придя домой, я вполне заслужено погружусь в свои мучения кровавыми воспоминаниями терзающие меня. Все как всегда. Я все это понимаю и со всем согласен, но я не могу понять, почему наша встреча здесь состоялась?
        — В смысле?
        — Ты одинаковый по обе стороны, а я здесь монстр, я здесь не тот Джейсон, которого ты знал, этого разговора никогда не должно быть. Нас с тобой здесь свел Дух. Поначалу для этой миссии был выбран другой батальон. Но Дух, проявив свою волю, вмешался лично и велел отправить именно наше подразделение. То есть получается — он хотел, чтобы ты увидел меня таким. Что он хотел мне этим сказать, какой очередной мучительный урок преподнести? Чего я не понимаю. Или он просто хотел меня лишний раз помучить?! Будто мне не достаточно хреново! Я дома не могу нормально жить, мучаюсь от кошмаров. Со времени первой командировки из-за своего Малдурума я не могу быть артэоном, не могу разделять счастье и радость внутреннего мира в полной мере. И вдобавок ко всему, зачем-то Дух столкнул меня здесь с тобой. Он что хочет, чтобы я свихнулся окончательно?! Чтобы я лишний раз понял, какая я тварь и чтобы уже даже в Малдуруме испытывал отвращение к самому себе? Если это такая попытка заставить меня посмотреть на себя со стороны, то она удалась. Но зачем? Я и так все понимал и от своих грехов не отказывался!  — говорил он,
повышая тон, глядя на Рурхана своими безумными пугающими глазами.
        — А может быть Дух наоборот хотел помочь тебе таким образом. Ведь ты ведешь себя неправильно. Ты мучаешь себя грехами совершенными здесь. Это все не ты, это твой Малдурум,  — после этих слов Рурхана в глазах Джейсона безумие сменилось усталостью, болью, раскаянием. Видя, как тяжко приходится другу Рурхан, едва удержался от слез.  — Будь твоя воля разве ты пошел бы сюда, стал бы погружаться в безумие, творить все эти злодеяния? Да нет, конечно. Если бы у тебя был выбор ты бы всегда жил своей настоящей сущностью. Был бы тем самым веселым рассудительным и спокойным — моим лучшим другом…
        — Т-ш-ш-ш-ш. Тише Рурхан, ты не понимаешь что говоришь…
        — Да все я понимаю! Ты всего лишь жертва несовершенства системы. На самом деле ты ни в чем, ни виноват. В реальности ты тот самый наш Джейсон, которого любит Фиалочка, Алексочка, наш Плюшка…
        — Не произноси тут их имена, прошу тебя,  — сказал Джейсон, содрогаясь от какой-то внутренней неописуемой боли.
        — Ну и я. Я тоже тебя люблю как друга. Ты не это ужасное чудовище. В действительности ты тот наш друг Джейсон. Да здесь вы зло, но вы необходимое зло. Без вас и Малдурума мы бы в этом мире просто не выжили бы. Я не осуждаю и не оправдываю тебя, я тебя понимаю, и ты должен относиться к себе также и не мучить себя. Может Дух устроил эту встречу, чтобы я донес это до тебя?
        — Нет,  — безумно улыбнулся Джейсон.  — Ты сам не понимаешь что несешь. Остановись, одумайся. Твоя любовь к Джейсону… ну в смысле ко мне, к той части моей сущности, что осталась дома, слишком сильна. То есть ты готов смириться с изнасилованием и убийством ни в чем неповинной девушки, приняв это как следствие несовершенства системы? Преступление всегда преступление. Здесь во мне нет ничего кроме ужаса и зла,  — после этих слов его глаза закатились, его всего передернуло.  — Твои попытки меня успокоить бессмысленны. Если бы здесь я мог что-то чувствовать, то крики моих жертв давно заставили бы меня одуматься,  — сказал Джейсон, начав уходить.
        — Постой, я могу все это остановить, прекратить твои страдания от безумия,  — заставил его остановиться Рурхан.  — Только одно мое слово и этой миссии конец, мы развернемся назад. Давай вернемся домой к нашим оставленным жизням и позабудем об этом кошмаре?
        — И что дальше? Учитывая короткий срок этой командировки, меня через пару недель отправят в другую, только на этот раз уже за периметр. Там гремит новая война, а Джейсон все-таки хочет увидеть сына. Остановив эту миссию, ты ничего не исправишь. Ты не в силах мне помочь Рурхан. Ненужно из-за меня отказываться от встречи с родными… Лучше давай вытерпим эту миссию до конца и потом отдохнем, как следует. Продолжим этот разговор в нормальной обстановке, когда я буду собой, если ты захочешь, конечно.
        Оставшись один глядя вслед другу, занявшему свое место в рядах уже построившегося батальона, Рурхан чувствовал внутри пустоту. Болью на сердце отзывалась беспомощность, невозможность помочь ему, от всего этого «безумия» уже просто ехала крыша. На Рурхана слишком много всего свалилось разом. В то время как Джейсон, как и говорил устроивший их встречу лейтенант Конрад, после этого разговора сбросил с плеч мощный груз. Теперь он мог не бояться встретиться с Рурханом взглядами, избавился от скованности из-за боязни осуждения с его стороны. Вдохнув полной грудью, почувствовав облегчение, Джейсон мог спокойно стать тем жутким чудовищем, которым он здесь является.
        Спустя пару часов по бездорожью, дальше на юг, по желтым полям и скудным лесам колонна вышла на основную дорогу, по которой ходили военные колонны. Эта дорога шла прямо на юг, связывала обжитые просторы севера с системой пограничных военных баз разбросанных вдоль южного периметра. Дорогой этот путь назывался лишь формально, по сути это просто протоптанная колея. Стоял солнечный день, лишь редкие белые облака проплывали по небу. Все ближе был Пустой Вулкан, все громче становился грохот, доносящийся из красного зарева Пограничья, этих проклятых Азурой земель.
        Дорога вошла в небольшую хвойную лесополосу. Откуда-то слева из-за деревьев донесся жуткий рев, при свете дня особо не напугавший. Это были мутанты, напоминающие о приближении Пограничья. С тех пор как колонна вошла в лесополосу, они наблюдают за очередными путниками, зашедшими в их края. С небольшого пригорка из-за кустов колонну изучало странное существо.
        Азура обжигая своими потоками живую материю, изначально превращала ее в бесформенную слабую аморфную болезненную биомассу, это состояние называлось первообразной материей. От деревьев в состоянии первообразной материи оставались только серые голые стволы. Мелкая растительность будто погибала, чахла. Живые существа трансформировались в нечто бесформенное изуродованное жуткое, болезненное, стонущее от боли. А после происходил толчок, взрыв жизни, первообразная материя начинала преображаться, долго и мучительно видоизменяться, обретая контуры нового существа. Таким процессом, в два этапа, долго и мучительно происходило преображение после контакта с положительными потоками Азуры, приводящее к возникновению новых удивительных существ. Самым распространенным из отрицательных потоков Азуры были блуждающие испарения, уродующие и извращающие все формы жизни, что в них попадали. Делились они на три уровня в зависимости от мощности. Первый уровень был почти незаметен, проявлялся в болезнях, внутренних отклонениях, проявлялся в потомстве. Второй уровень уже приводил к полноценным, но бессмысленным, ничего не
дающим кроме внешнего уродства изменениям. Третий уровень, когда выход потока Азуры из земли сопровождался вспышкой и грохотом, приводил к превращению живого существа в сильную быструю и кровожадную тварь, генетически запрограммированную на разрушение и уничтожение, в которой ничего не оставалось от послужившего его основой человека или животного. Таких тварей и называли мутантами.
        В зависимости от климата и прочих условий местности мутанты получались разными. В данном случае это был местный преферийский вид. Чешуйчатая серая плотная кожа, впалый нос, алые большие видящие в темноте глаза, почти как северный межокеанский вид, только с полным отсутствием шерсти. Эта местная разновидность мутантов получила название Префериды. Мутант носом по запаху изучающий армидейскую колонну, судя по вытянутой пасти и передвижению на четырех лапах, произошел от животного, скорее всего гуляя в лесу, случайно угодившего в вырвавшийся из земли мощный поток блуждающих испарений. Выползшие из своего логова на охоту, вынужденные утолять постоянную жажду крови, эти твари, однако приученные бояться проходящих солдат не осмеливались напасть и сопровождали колонну, ожидая, что кто-нибудь отстанет из общего строя. Но кто-то из их стаи, обливаясь слюной от запаха артэонской плоти, не выдержал и издал истошный стон. Стоящий на спине мамонта маг, взяв в руку частицу хранимого им голубого огня, огненным шаром запустил ее в место, откуда послышался жуткий рев. За деревьями в стороне послышался топот, сразу
несколько монстров бросились бежать, почуяв убийственный огонь.
        Справа все заслонил восточный склон выпирающего черным гребнем Пустого Вулкана. Окружающая дорогу лесополоса закончилась и впереди показалась Альфагейт или Альфа как ее называли солдаты — крупнейшая пограничная военная база Арвлады. Состояла она из каменной старой крепости, на километры вокруг обросшей целым военным городом. Одноэтажными вручную построенными бараками раскинулись казармы, склады, песчаные плацы. Спортивные городки были переоборудованы в баскетбольные и футбольные поля. Это было место совместной дислокации армий СБК и Армидеи, постоянная численность контингента составляла сто тысяч. Этим днем солдаты, отдыхающие от караулов и рейдов, как обычно играли на спортгородках, здоровяки Армидейцы в основном в баскетбол, солдаты СБК соответственно в футбол. С внешней стороны весь этот солдатский город защищала слабая сетчатая стена. Основной защитой огромной военной базы были тысячи единиц всевозможного артиллерийского оружия, готового в случае тревоги распахать все на километры вокруг. База стояла на высохшем пустыре перед самым Пограничьем, вокруг не росло ни деревьев, ни даже травы.
Поэтому видимость была идеальная, напасть внезапно не получилось бы ни у одного простого смертного врага. Дорога, идущая на юг, проходила между военной базой и возвышающейся стеной Пустого Вулкана.
        По команде отдельные солдаты, вытащив из наспинных рюкзаков маленькие черные баллончики, разбрызгали их содержимое в воздухе, обработали им поверхность брони биотранспортников идущих в колонне. Все вокруг затянула едкая и противная вонь. Производственные мощности Армидеи не были развиты, создание биомеханоидов военного назначения было недоступно этой артэонской стране. Поэтому Министерство Обороны Армидеи делало ставку на более простое в создании местное биологическое оружие — специально выращенные жуткие разновидности зверосмешенцев созданные для одной цели — физическое уничтожение противника. Биотранспортники были лишь верхушкой айсберга. В подземных лабораториях промышленного центра Армидеи в специальных инкубаторах вопреки сопротивлению общественности зрели выведенные при помощи алхимии монстры и твари самого разного назначения. Без надобности весь армидейский арсенал биологического оружия в ожидании войны дремал в подземных хранилищах под городом. В мирное время биологические машины использовались лишь в транспортных и охранных целях. В небе вокруг базы Альфагейт парили гигантские черные
подобия летучих мышей десятком своих не моргающих паучьих глаз, изучающие вторгшуюся на охраняемую ими территорию военную колонну. Только отвратительно пахнущие феромоны спасли колонну от нападения этих чудовищ, кругами паривших в небе.  — Модель НС-12, небесный стражник. Видел этих тварей в действии,  — глядя на парящих в небе монстров пояснил Фрагор.  — Хорошо, что они на нашей стороне!
        Откуда-то из центра разросшихся гарнизонов Альфагейт в воздух взмыло другое просто гигантских размеров крылатое чудовище внешне похожее на небесных стражников только дополненное огромным мерзким насекомообразным задом. Это был воздушный транспортник доставивший продовольствие для военной базы. Гигантских размеров летучая мышь, на огромных перепончатых крыльях пронеслась над колонной и улетела на север домой в Армидею.
        Охрана границы огромными пограничными военными базами выглядела как-то странно, огромная высокая стена раз и навсегда способная отделить артэонов севера от дикого юга выглядела бы куда более логично. В этом диком мире стены были актуальны и вполне могли защитить от врагов. Отсутствие стены объяснялось политическими играми внутри самой артэонской Арвлады. СБК были заинтересованы в том, чтобы люди, бегущие с юга, с меньшими проблемами проникали в Арвладу, потому как в основном оседали они в землях Южной Эвалты. Перевоспитать их выросших в условиях дикого рабовладельческого юга было сложно. Что в совокупности с тем фактом, что среди беженцев частенько оказывались различные преступники, отморозки, ненавидящие артэонов потенциальные террористы, ничего хорошего Эвалте не давало. Даже сегодня когда по ту сторону границы начиналось жуткое Пограничье, кишащее разными опасностями, стена так и оставалась проектом.
        У западных ворот Альфы дорога разрасталась в досмотровую площадь, с дозорными вышками по углам. Сейчас здесь разрешения на отправку ждала еще одна армидейская военная колонна — миротворческий батальон, доставляющий на юг гуманитарную помощь. Всего в рядах батальона, помимо восьми загруженных гуманитарным продовольствием огромных быков Б-2, имелись двое гигантов Б-3, размещавших на своих спинах целые здания — мобильные крепости. Также задержанные военными нервничая в стороне, стояло кочующее на юг племя орданов, их мужчины, стоя кругом общались на своем языке, недовольно озираясь по сторонам, их женщины или более правильно самки, больше похожие на плоских синих безрогих коров стояли окруженные своими защитниками. Пара их телег с вещами, которые волокли самки, на время вынужденного привала стояли в стороне. Объединившись с колонной морпехов идущих за периметр и племенем орданов, колонна миссии Таяние Снегов отправилась в сторону Пограничья.
        Пограничье было Зоной Азуры подобной лесу Азурмору, только зоной отрицательного выброса. Подобные аномалии случаются, но это исключение из правил. Азура как настоящая богиня природы все преображает, улучшает и приукрашивает, но местами будто гневается и тогда все уродует, извращает и ничто не может спасти природу от ее гнева. Так и появляются Отрицательные Зоны Азуры — мертвые уничтоженные пустоши загаженные радиацией кишащие жуткими кошмарными мутантами.
        Проклятая Азурой территория Пограничья простиралась между Соленой Милей и черным гребнем Пустого Вулкана, на юге доходя до параллели с Фригнетскими горами, изолирующими Мерзлый лес. Если в своем обычном или по-другому положительном проявлении Азура сияет ярко-голубым, то в зоне отрицательного выброса ее потоки обретают темно-красный мертвый оттенок. Планетарный озоновый слой над этим местом под наплывами отрицательных потоков был окрашен в темно-красный цвет и имел свойство направлять все попадающие в него солнечные лучи вертикально вниз. Отчего днем территория Пограничья окрашивалась в красные мертвые марсианские тона, а также имела четкие зримые границы, отделяющие ее от остального цветного мира.
        В центре Пограничья из гигантского разлома в земле отрицательные потоки Азуры, не прекращая, вырывались из земных недр, закручивались вихрем, ударяющим в небеса. Заплывающие сюда облака также окрашивающийся в красный цвет и подхваченные центральным вихрем, закручивались по спирали, образуя над местом зоны отрицательного выброса облачный вихрь как в центре погодного урагана. Помимо грохота и грома, повсеместно выходящих из земли обратных молний, здесь всегда слышалось не дающее покоя напрягающее гудение как от работы огромных размеров энергетической установки скрытой где-то под землей. В промежутках меж закрученных по спирали облаков, в здешнем красно-кровавом небе в любое время суток было видно звезды. Мелкие отрицательные потоки Азуры постоянно пронзали землю в пределах Зоны. Выходя небольшими прозрачными сгустками или вырывающимися с яркими вспышками красного цвета скоплениями, отрицательные потоки, выходя из земли, убивали или уродовали, заставляли мутировать все формы жизни в пределах Пограничья. Их столкновение порождало радиацию, которой была пронизана вся эта безжизненная серая земля под
холодным красным колпаком. Пограничье постоянно оглашалось леденящими кровь криками мутантов, тварей выживших после контакта с потоками отрицательной Азуры, что сделало их жуткими и ужасными чудовищами, для которых эти проклятые земли были домом.
        Пройдя по земле распаханной артиллерией хранящей Альфагейт, перейдя через Пограничный канал, прорытый артэонами после основания Арвлады, сводная колонна вошла под красный колпак Пограничья. Соединяя Андарские болота, растянувшиеся вдоль северного подножья Пустого Вулкана и восточную Соленую Милю, Пограничный канал долго защищал земли артэонов Преферии от нападок с юга. В его воды заходили сторожевые корабли Армидеи, палубной артиллерией отпугивающие врагов. Теперь основная часть этого канала проходила через Пограничье, его вода была отравлена, стала черной и испускала зеленые испарения, и можно только догадываться, что может обитать в этом мертвом русле.
        Нехотя биотранспортники издавая крики, все же вошли в потерянный для живых край. Лучи дневного солнца окрасились в красный цвет, сквозь кроваво черное озоновое пятно над этим местом стали проступать звезды. Послышался этот с ума сводящий шум, как от работы энергетической установки, прерываемый грохотом обратных молний вспышками озаряющих это окрашенное днем в темно-красные мертвые тона место.
        Огромная колонна аккуратно пробиралась через эти жуткие земли по самому их краю вдоль подножья Пустого Вулкана. Плазменные артиллерийские установки на спинах двух биотранспортников Б-3 следующего на юг миротворческого батальона были приведены в боевую готовность. Эти шагающие по земле гигантские животные, несущие на своих спинах целые палубы больше напоминали корабли бороздящие просторы суши. В замыкающем сводную колонну батальоне миссии «Таяние Снегов» маг как обычно ярче запалил голубое пламя. Ордане следующие в центре между двумя армидейскими батальонами шли с луками наготове не сводя глаз с проклятых равнин раскинувшихся справа, но и наполненная пещерами стена Пустого Вулкана, тянущаяся слева тоже таила немало опасностей. Как сказал Фрагор на той стороне этого красного ада, на побережье, покосившись серыми мертвыми стволами, стоят остатки некогда пышных пограничных лесов, по имеющейся информации где-то там, и находится головное логово Друхаров. «Глядите в оба. Старайтесь увидеть а, следовательно, убить мутанта сразу, как только он высунется. Здесь на окраине сидят только дозорные тварей
обитающих в центре Пограничья. Если проморгаете такого дозорного, то своим ревом он привлечет сюда своих голодных друзей. Вот тогда нам точно конец»,  — один из офицеров в наспинном кузове инструктировал солдат сидящих с луками наготове.
        Осторожно, можно сказать затаив дыхание крадущаяся по краю Пограничья сводная колонна наткнулась на останки предшественников, которым не посчастливилось пройти через эти мертвые земли. Кости огромных биотранспортников Армидеи обглоданные мутантами, торчащие из земли стрелы, копья, разбросанные повсюду щиты и мечи. А также обглоданные кости самих мутантов павших от рук солдат. Дальше через пару километров вся та же картина, только вместо костей биотранспортников останки каких-то механических стальных монстров.
        После наводящей ужас картины останков батальонов не сумевших пересечь Пограничье на западе из-за стены Пустого Вулкана, сквозь красное зарево стали видны кажущиеся отсюда черно-белыми Фригнетские горы. В действительности синие с верхушками, засыпанными вечными снегами эти огромные горы стенами со всех сторон окружали Мерзлый лес, полностью изолируя его. От вида родных вершин сердце Рурхана болезненно кольнуло. Вот он когда-то оставленный дом, родные края, которые он и не мечтал увидеть.
        По ту сторону Пустого Вулкана, между его черным скалистым склоном и Фригнетскими горами раскинулась Долина Ворона. Это была холмистая неровная, будто смятая бумага территория, с востока на запад простирающаяся от Пограничья до побережья юго-западной части Соленой Мили. Жили здесь самые странные граждане Арвлады, артэоны именуемые Людьми Ворона. Произошедшие от гигантского племенного союза людей эти артэоны мало чем изменили свой быт с тех пор. Они жили отдельными деревнями, разбросанными по холмистой долине, каждой из которых правил отдельный вождь. У местного Духа Мэлога было сразу пять детей, трое из которых вождями жили в трех крупнейших деревнях, а двое, шаманами, лекарями, столетними мудрецами и рассказчиками сказок для детей бродили по всей долине. Здешние гордые артэоны слишком похожие на людей также не любили приклоняться перед СБК, поэтому армидейцы были их лучшими друзьями. До уничтожения Лютиэль вместе с Армидеей они входили в Союз Трех существующий чтобы раздражать СБК, стараться существовать независимо от их политики. Живущие людскими традициями все мужчины Людей Ворона поголовно были
воинами, и в случае необходимости могли поднять могучую армию.
        Люди Ворона, оказывая содействие войскам Арвлады, были ее негласными пограничниками. От Пограничья испепеленного Азурой Долину Ворона отделяла стена высотой в десять с лишним метров, которую так и называли Стена Ворона. Эту стену еще люди-предки артэонов Мэлога начали строить силами рабов, а закончили ее уже артэоны силами своих кинекторов. Покосившаяся неухоженная старая Стена Ворона начиналась со склона Фригнетских гор и останавливалась в ста метрах от подножья Пустого Вулкана, образуя единственный вход в Долину Ворона с северной стороны. В длинной стене где-то в самой середине возвышалась единственная дозорная башня.
        Обитатели Пограничья не проявили себя, переход прошел тихо и спокойно, но все равно нервно. Батальон миссии «Таяние Снегов» следуя последним, отделился от общей колонны и, свернув вправо, через открытый промежуток между склоном Пустого Вулкана и началом Стены Ворона, направился дальше на запад по холмистой долине Людей Ворона. Сводная колонна из армидейских миротворцев и орданов побрела дальше в сторону периметра, который начинался у Фригнетских гор, там же и заканчивалось Пограничье и начинались дикие погруженные в хаос южные земли. Хранимую Духом Долину Ворона мертвые яды Пограничья не касались. Метров через сто за Стеной Ворона, красное зарево обрывалось резкой границей, и начинался привычный цветной мир.
        После красных болезненных солнечных лучей Пограничья глаза еще долго привыкали к естественным краскам. Когда глаза все же привыкли, путникам открылся зеленый пейзаж холмов Долины Ворона зажатой между холодным гребнем Пустого Вулкана и не менее высокими заснеженными Фригнетскими горами, где-то там упирающимися в побережье. Где-то высоко в небе парили гигантские черные птицы — местная достопримечательность и главные стражи одновременно. Колонна двигалась на запад по единственной дороге вглубь Страны Ворона, к перевалу Снежные Врата, что лежал в центральной части северной стены Фригнетских гор, через него по плану батальон миссии должен попасть в Мерзлый лес. Со стороны снежных пиков Фригнетских гор дул холодный ветер, которым Рурхан не мог надышаться, как и налюбоваться на синеву родных высот.
        Извилистая из горы в гору дорога шла через зеленые покрытые травой холмы с изредка встречающимися деревьями. В низинах между холмами частенько встречались топкие болота и небольшие речушки. Преферийская погода быстро заволокла небо серыми дождевыми тучами, подул сильный ветер. Вот на одном из холмов далеко справа появилась одна из деревень Страны Ворона. Сбоку уходящей туда дороги стоял указательный знак «Мирвед». Сам Мирвед был окружен серым покосившимся частоколом, из труб его маленьких домиков шел печной дым. Ближе к вечеру начался сильный дождь, пройдя еще несколько городков раскинувшихся на небольших ровных островках этой холмистой долины, ускорив темп, колонна затемно дошла до нужной деревушки — Канисвел, которая стояла в маленьком перелеске между двух холмов. За ее деревянными воротами начиналась широкая проходящая через все селение главная улица, по бокам которой стояли деревянные серые избы с соломенными крышами, в конце улица упиралась в зал совещаний — самое большое здесь здание. Воздух здесь пропах печным дымом и навозом. Эти артэоны выращивали скот и, как и их предки питались им,
игнорируя осуждение артэонского сообщества Преферии. Оправдывали они себя тем, что благородно относились к употребляемым в пищу животным, любили их и всячески о них заботились. Не видя других разумных способов сохранять в себе огонь жизни (оставаться живыми, быть похожими на людей, что было важно для артэонов) они продолжали выращивать животных как скот и употреблять в пищу.
        На улице лил сильный дождь, гостей здесь встречать никто не вышел, едва ли в этом была виновата погода. В нескольких километрах на юг от деревни в стене Фригнетских гор раскинулся перевал Снежные Врата, сейчас из-за дождя затянутый туманом. По указке одного из местных жителей дежурившего у врат в этот вечер, от дождя с головой закутанного в черный плащ, мамонтов отвели в специальный зимний загон для скота, обнесенный таким же покосившимся частоколом, как и деревня, к которой он прилегал. На охране стоянки транспортников был оставлен караул из желающих. Джейсона и остальных меченых оставили караулить в приказном порядке.
        Под проливным дождем солдаты принялись разгружать какие-то серые ящики со спины первого транспортника, по указанию местного превратного дежурного унося их куда-то вглубь узких залитых лужами подворотен этой деревушки. Укрывшись капюшоном своего теплого непромокаемого армидейского плаща, стоя у ворот Рурхан смотрел на солдат несущих деревянные ящики внутрь деревни.
        — Мы им тоже гуманитарную помощь поставляем?  — спросил Рурхан у стоящего рядом Фрагора, укрывшегося камуфлированным армейским дождевиком.
        — Ты что! Они гордые, они от нас ничего так просто не берут. Эти сумасшедшие почти полностью живут как люди. Они жрут скот, который сами выращивают, а также торгуют с нами. Ты думаешь, они нас просто так пустили что ли? Это наша плата за ночлег, ну я надеюсь не только ночлег.
        — На что ты конкретно надеешься?
        — Какой боевой выход без хорошей пьянки! Где еще так приятно забыться алкоголем как не в Малдуруме? Надеюсь, наши офицеры не обломают нам единственное удовольствие. Надеюсь, найдут способ договориться.
        — А чем вы им платите?  — Рурхана интересовало содержимое ящиков, которые солдаты несли внутрь деревни.
        — Это оружие. Боекомплекты стрел, копий, мин, даже мечей. Этим «недоартэонам» наше оружие нравится.
        Командование батальона расслабленное не боевым характером своей миссии выложило почти весь запасной боекомплект, выкупив на два дня местный единственный бар — обиталище здешних мужчин, и обе гостиницы. Весь комплекс для размещения гостей двумя двухэтажными сложенными из бревен, как и деревня, зданиями друг напротив друга находился на середине главной улицы. Помимо нескольких солдат СБК неизвестно что забывших в этих краях, в нескольких номерах гостиницы жили туристы — артэоны из самых разных уголков артэонского сообщества посредствам системы телепортов, путешествующие по миру, сейчас открывающие для себя Преферию. Поднявшись на второй этаж, разминувшись с супружеской парой туристов в легких летних одеждах, Фрагор и Рурхан, заняли первый попавшийся двухместный номер. Офицеры закупили много бочек местной самогонки, пива и закуски, в баре внизу намечалось веселье скрашенное безумием Малдурума. Фрагор решив не пропускать единственной возможности расслабиться, уходя, велел Рурхану замкнуться и никого не впускать, забыв про него, ведь он, скорее всего, пьяный в стельку уснет сегодня где-нибудь на
холодном полу как собака. Рурхан решив не раздеваться, не застилать постель завалился на пуховую перину, мягкую подушку, укрывшись теплым одеялом после нескольких суток собачьего сна пребывая в раю от удовольствия, он не уснул, а буквально провалился в пропасть своего уставшего сознания.
        Дождь, стучащий за окном, только усиливался, сверкая молниями в ночном мраке. Где-то в баре, обогретом пламенем затопленного камина, в подвале гостиницы началось хмельное веселье. В обязательном порядке снимая бронекостюмы, снаряжение, не оставляя никакого оружия, досмотренные офицерами солдаты присоединялись к безумной пирушке. Здесь в безумии внешнего мира стесняться было нечего, можно было все, что нельзя в артэонстве. Грязные шутки, животная атмосфера, экстремальные забавы, в омуте сигаретного дыма алкоголь превратил армидейских вояк в законченных зверей. Пьяное веселье как всегда в Малдуруме переросло в несколько десятков драк и последнее завершившее безумный вечер побоище. Больше всего сил, стульев и даже столов ушло на то чтобы завалить разбушевавшегося Вэйнона. Заплатив за все заранее, повеселившись от души, разгромив весь бар в щепки, солдаты уснули кто где, завалившись друг на друга. Фрагор, как и предрекал, уснул под столом, свернувшись калачиком. Выкупленные комнаты гостиницы остались пустыми.
        Командир батальона майор Калегром, проведя ночь в гостиничном номере с бутылкой хорошего вина из местных погребов, проснувшись отдохнувшим и бодрым, поглаживая свою бородку, опущенную за время похода, поутру вошел в подвальное помещение бара, чтобы оценить ситуацию. В бронекостюме, по полной боевой на случай возможной похмельной агрессии своих подопечных он брел среди их бессознательно валяющихся тел. Столы в основном были перевернуты, повсюду валялись обломки стульев, из трех люстр из световых кристаллов работала только одна висевшая по центру, стоял жуткий нечеловеческий храп. Убедившись, что все нормально, все как обычно, взяв одну из пивных кружек стоящих на оставшихся столах, он отправился к стене, где стояли бочки с пивом. Налив себе полную кружку, глотая холодный шипящий напиток, он думал, куда бы лучше присесть, насладиться пивом, прежде чем командами начинать процедуру пробуждения этих полупьяных придурков.
        — Вот уж не думал, что на моем веку кто-то решит отправиться в Страну Волка,  — донесся старый ворчливый голос. В укромном углу в стороне от разбросанных тел солдат и издаваемого ими храпа за столом для важных персон шторка, закрывающая который, была оторвана, сидел один из шаманов Людей Ворона. Его лоб, включая кожу вокруг глаз, был закрашен черным цветом. Борода и волосы, по всей видимости, тоже искусственно были окрашены в черный. Длинный черный плащ в районе туловища был обклеен вороньими перьями. Его деревянный посох стоял рядом в углу.  — Великий из нас Этха — мой всему учитель, живущий отшельником в горных пещерах, порой посвящает нас в тайны своих видений. На одной из весенних встреч, когда речь зашла об устранении угрозы Людей Волка, он сказал мне и братьям что поэтому поводу не стоит беспокоиться, однажды придут артэоны с севера, они все изменят и за нашими головами перестанут приходить охотники из Мерзлого леса. Никаких деталей более мудрейший нам не сообщил. И вот спустя больше сотни лет с того разговора являетесь вы. Что вам понадобилось в этом забытом краю, для чего вы идете туда?
        — Моя задача охрана миссии, которая носит сугубо гуманитарный характер. В ее задачи я не вдавался,  — ответил командир, после допив пиво, поставив кружку на стол шамана.
        — Присаживайся,  — предложил шаман.
        — Да нет, я постою,  — с недовольством глядя на собеседника, ответил командир. Стоя возле стола, он сложил руки за спиной, приготовившись выслушивать очередное «нытье».
        — Вы безумцы если считаете себя правителями, даже хотя бы части нашего мира. Вокруг правят силы неведомые нам, мы всего лишь пользователи их владений. Вы всего лишь мелкие букашки, глупо возомнившие себя хозяевами и так концентрируете вокруг себя слишком много негатива, своими действиями все кроваво перекраивая. Рано или поздно этот негатив во что-то выльется. И вот вы добрались до Страны Волка. Хотите принести туда свое влияние, открыть этот уголок, сделать его удобным для себя? В этом мире есть множество дверей, которые нельзя открывать, которые должны оставаться закрытыми всегда. Вопрос только в том: Страна Волка это та самая дверь или нет?
        — И зачем ты мне это говоришь?  — сказал командир.  — Безумец старый,  — добавив тихо себе под нос.  — Я всего лишь обычный солдат. У меня есть приказ, и я выполняю его. И буду выполнять несмотря ни на что. Иди туда вот, в Центр Цитадель и там всю эту хрень про двери высказывай.
        — Давным-давно по весне они пришли за головами как обычно. В одной из дальних деревень было убито восемнадцать детей. Мы собрали войско в десять тысяч, все, что могли на тот момент. Мы не хотели воевать или мстить, мы хотели договориться, попросить прощение за былые грехи совершенные нами еще в человечестве, найти компромисс и начать жить мирно как артэоны, не оставив и следа от своего людского прошлого. Из всех ушедших в Мерзлый лес назад вернулось лишь чуть больше сотни воинов. Это мертвая для разумных существ земля, дикость которой надежно скованна льдом и холодом. Почему вы решили, что у вас получиться, не то что выбраться, хотя бы просто дойти до их деревни? Если даже десяти тысяч было мало, а вас и тысячи не будет. Стаи волков поглотят вас. Все вы умрете там.
        — Тебе ли не все равно? Этот твой Этха, кстати, слышал за него он и вправду один из главных мудрецов Преферии. Он ведь сказал, что мы своим приходом положим конец безумию Людей Волка, так чего тебе не сидится спокойно? Просто успокойся и дождись результатов нашей миссии.
        — Главное чтоб они не были плачевными. Все что происходит в Стране Волка — у нас под боком, неизбежно касается и нас тоже. У нас с ними общая судьба и история, жаль, что наши взаимоотношения ограничиваются лишь враждой. И вот в нашу историю вклинивайтесь вы. Я еще раз вам говорю — вы не осознаете самоубийственность своей миссии, вы не представляете что такое Мерзлый лес!  — на высоких тонах сказал шаман потом, украдкой шепотом добавив: — Там правит сумасшедший Дух. Этот лес его безумная игрушка. Он там так извращается над жизнью, что никакая Азура и рядом не стояла. У него в артэонах бродят волки, в гробу он видел разумность Духов. Вы хоть понимаете, что своими действиями можете разозлить очередного Духа, как будто трагедии в Лютиэль нам было мало.
        — Ненужно забывать, что за нами тоже стоит Дух. В моем руководстве тоже сидят далеко не дураки. К тому же наша миссия носит исключительно мирный характер, мы просто скинем им гуманитарку, выполним приказ и свалим оттуда со всех ног.
        — Неважно, какой характер имеет ваша миссия. Вы не слышите того что я говорю. Вы даже до деревни не дойдете, он вам не даст и плевать ему на того кто за вами стоит. Ваш Дух разумен, придерживается правил, удерживается от греха, а Таргнер уже погряз во грехе, ему нечего терять, свободный от пут общей морали этот Дух может натворить все что угодно.
        — Какой ты приставучий старик. Ладно. Скажем так, у нас есть козырь,  — заметно заинтересовав шамана, улыбнулся командир.  — Один из Людей Волка, идет с нами. Он то и откроет нам дорогу в эту страну и в сердца ее жителей. Теперь он один из нас, он армидеец, разумный, образованный, и он намерен принести просвещение своим диким собратьям…
        За окном яркое солнце сушило маленькую деревню, испаряло лужи, оставленные вчерашним дождем. Проснувшись, Рурхан вышел на балкон второго этажа гостиницы. На зеленых холмах вокруг деревни под присмотром пастухов бродили стада коров и черных лохматых яков. В деревню после затишья вызванного непогодой возвращалась жизнь. Между рядами маленьких, будто сжавшихся из-за прошедшего холодного дождя изб, бегала, играла, веселилась, как могла местная детвора. Внешний вид Людей Ворона, вне праздников и войн, ничем не отличался от диких людей. Только местные охотники, облаченные в накидки из шкур, выделялись из общей массы простейших льняных одежд. Женщины развешивали белье на ярком солнце, хлопотали по домам, свободные мужчины сидели на завалинках, дымя своими трубками.
        При взгляде на запускающую воздушных змеев ребятню Рурхану становилось жутко. В его сознании всплывали воспоминания о добычи принесенной охотниками за головами из его племени, среди трофеев насаженных на колья вокруг деревни Людей Волка были и детские головы. И где же эти ужасные кошмарные враги, эти жестокие свирепые Люди Ворона, убийство которых священный долг каждого рожденного среди волков? Почему эти немного странные конечно, но все же обычные артэоны должны нести кровавую плату за грехи своих предков? Нет, чудовища здесь только сами Люди Волка, он понимал, что их безумию нужно положить конец. Нужно сделать все, чтобы заставить сородичей одуматься, пусть даже это будет стоить жизни — думал про себя Рурхан, глядя на будничную суету мирной деревушки обычных артэонов, по идее, убивать которых, и забирать их головы, если верить проповедям Людей Волка, было его долгом с рождения. «Ни в коем случае не говори никому здесь, что ты из Людей Волка. Ты просто армидеец. Эти ребята конечно артэоны, но все же со своими тараканами, так что держи язык за зубами»,  — вспоминал он напутствие мага данное вчера
вечером под дождем.
        В паре километров на юге под ярким утренним солнцем красовался перевал Снежные Врата. Это была самая маленькая и пологая гора в северной Фригнетской горной стене. С открытой взгляду северной стороны Снежных Врат синий горный склон лишь на вершине был украшен снежным покровом. Только через Снежные Врата их колонна вся разом могла перейти на ту сторону.
        Напугав Рурхана гигантскими тенями в небе заслоняя солнце, закружили огромные птицы, те же что кружили над колонной высоко в небе у входа в долину. Это были великанских размеров вороны, особенность этой страны артэонов, ее главный символ. Эти вороны-великаны были еще одним из проявлений Азуры, следствием КВ-эффекта, той самой силы, что в мире людей порождала карликов и великанов. Также и в лесах этого мира, раз в несколько поколений почти у всех видов животных рождались исполинские гиганты или миниатюрные копии. Давным-давно каким-то чудом сразу несколько воронов великанов разбили гнездо в одной из пещер на склоне Пустого Вулкана. Все порождения КВ-эффекта были временным явлением, появлялись и исчезали, не имея возможности оставить потомства. Также и эта стая огромных ворон должна была исчезнуть, отжив свой срок, ни оставив после себя ничего, но к ним на помощь пришли преображенные в артэонов жители хранимой ими долины. При помощи магии артэоны Люди Ворона устранили все недостатки, оставленные Азурой в этих существах, превратив этих животных из временного явления, изгоев из общего течения жизни в
полноценный живой вид — Вороканов, воронов-великанов — хранителей Долины Ворона.
        На сегодняшний день Вороканы жили в высоких пещерах Пустого Вулкана, численность их популяции искусственно поддерживалась на уровне чуть больше ста особей. Огромные яйца этих птиц хранились в специальных инкубаторах под деревнями Людей Ворона, там же в тепличных условиях по мере необходимости появлялось и новое потомство. Детеныши Вороканов после рождения жили под заботой артэонов, привыкая, пропитываясь любовью и дружбой к своим разумным друзьям. Только окрепнув, молодые Вороканы покидали вырастивших их Людей Ворона, улетая в пещеры, вступая в свою полу самостоятельную жизнь. Отдыхая в пещерах, охотясь самостоятельно в окрестных лесах и долинах, все свое свободное время эти животные проводили среди Людей Ворона, наслаждаясь их заботой и уходом, телепатически общаясь со своими наездниками — самыми близкими и родными для них существами в этом мире.
        Сейчас после ночи сна в пещерах и утренней охоты эти гигантские птицы прилетели в свою родную деревню, своими тенями напугав Рурхана. Зимний загон для скота, где стояли армидейские транспортники, прилегал к забору деревни с восточного бока, на противоположной ему стороне также отделенная забором находилась посадочная площадка для Вороканов. Заваленная соломой и древесными ветками как большое гнездо. В ожидании прилета взрослых птиц, дети Людей Ворона играли с неотстающими от них в размерах воронятами. Отбрасывая большие тени в небе над деревней появились трое пернатых великанов, паря кругами, своими крыльями принося с собой ветер, они аккуратно приземлялись. Весь местный свободный от забот народ стекался к площадке. Наездники вместе с местной молодежью несли воду, замешивали пену, готовили щетки, приготавливаясь к утренней чистке своих больших питомцев. Наездники Вороканов с воздуха обеспечивали разведку и дозор за ситуацией на юге и вдоль границы. Также солдаты СБК в некоторых боевых операциях за периметром прибегали к услугам вороней эскадрильи. Наблюдая за гигантскими птицами, Рурхан понимал,
для чего нужна была Воронка Таргнера хранящая небо над его Мерзлым лесом.
        Когда на улице все обласкали лучи теплого утреннего солнца, в темном подвальном помещении бара, солдаты медленно приходили в себя, умирая от похмелья, лечились оставшимся пивом, зализывали свои раны от вчерашнего веселья. Дождавшись когда все «проснуться», чтобы окончательно привести их в чувства командир погнал весь батальон на зарядку. Марш-бросок свыше десяти километров по холмам долины Ворона, комплексы силовых упражнений и вот все солдаты умирая от усталости, снова стали самими собой, не осталось и следа от вчерашнего алкогольного беспредела. К вечеру наведя порядок в баре, восстановив все что можно, до утра все разошлись по номерам. Приползший без сил Фрагор, с синяком под глазом, войдя в номер, ни сказав Рурхану ни слова, завалился на кровать и через секунду забормотал во сне. Укрыв этого здоровяка, под которым хрустнула кровать Рурхан, сам улегся в постель, завтра предстоял последний этап их пути, от ощущения близости дома, его на доли секунды охватывало счастье, ведь он увидит свою семью, посмотрит в глаза матери. И в то же время все сильнее терзали сомнения в правильности действий. От
своих переживаний он еще долго ворочался, пытаясь уснуть. На следующий день с первыми лучами солнца колонна двинулась в сторону Снежных Врат.

        УЧАСТЬ СТРАНЫ ВОЛКА

        Колонна медленно поднималась к засыпанной снегом вершине. Внизу Страна Ворона была как на ладони. Испускающие печной дым деревушки, светящиеся на солнце небольшие болота и речушки между зелеными холмами. На западе плескалась волнами Соленая миля, на востоке сбрасывало на землю потоки красного света Пограничье, далекий дом остался за черной стеной Пустого Вулкана затянувшего все с севера.
        Во втором часу дня шагая по мелкому снежному покрову северного склона Снежных Врат, колонна дошла до вершины. Под мощным холодным ветром взгляду открылся пейзаж могучего соснового леса как в сказке усыпанного снегом, раскинувшегося в огромной долине со всех сторон окруженной Фригнетскими горами. В центре западной стены гор, за которой осталась несущая морские ветра Соленая Миля, из скалистого склона самой высокой вершины в гладкий рельеф долины врезался одинокий покрытый все теми же заснеженными соснами, так называемый Волчий Холм. Практически в середине лесной долины возвышалось Древо Нового Года. Одно из пяти преферийских чудес, гигантское хвойное древо, порожденное Азурой, вокруг которого где-то там еще очень далеко и стояла деревушка Людей Волка. В небе над деревней, касаясь вершины гигантского древа, смерчем из потока едва видимой энергии, затягивающим в себя небольшие облака, беззвучно лишь изредка озаряясь вспышками, кружилась Воронка Таргнера. Энергетическое аномальное явление, созданное Духом, эта воронка поражала молниями все объекты в небе над долиной, вот почему в этом лесу не водились
птицы, а гигантские Вороканы сопровождая колонну кружащиеся в облаках, развернулись обратно. Склон Снежных Врат со стороны долины, полого уходя вниз, был засыпан глубокими вечными снегами. Мерзлый лес, при виде этого места какая-то часть Рурхана, сотканная из детских веселых воспоминаний увидев оставленный отчий дом, приятно встрепенулась. Другая половина, все это ненавидящая, окрепшая за год среди артэонов, просилась обратно в золотой город, к оставленной любви и покою, понимая, что здесь нечего делать, это гиблое место.
        — Вот только долбанная зима закончилась. Как неохота снова в нее возвращаться,  — возмущался Фрагор, согреваясь от колышущегося на сильном ветру голубого пламени. Остановившись на вершине, укрывшись от ветра под одним из выпирающих каменных гребней, солдаты батальона, снимая бронекостюмы, одевали специальные утепленные экспедиционные термокомбинезоны, белые как снег, сверху снова прижимая их стальными пластинами брони. От теплых комбинезонов под низом, солдаты в своей броне стали немного шире и чуть скованней в движениях. Маг, также одел аналогичный термокомбинезон под свой плащ из невесомой и невероятно прочной волшебной кольчуги, сверху прижав его стальным бронежилетом. Рурхану достался специальный более упрочненный вариант термокомбинезона разработанный специально для гражданских экспедиций, белизну которого он также скрыл накинутым сверху привычным армидейским плащом, утепленным меховой подстежкой. Перед самым тяжелым участком пути, выступающим транспортниками мамонтам был внутривенно введен волшебный эликсир усиливающий силу и выносливость, необходимые для предстоящего преодоления
заснеженного склона. Раскрыв дополнительные боковые секции в спинных кузовах, весь батальон забрался на спины этих животных. Медленно пять огромных мамонтов загруженные до отказа двинулись вниз по склону, все больше увязая в сугробах, которые уже на вершине превышали человеческий рост. Все солдаты батальона тряслись в перегруженных тесных кузовах. Маг чтобы было больше места, оставил открытым стальной купол, хранящий голубое пламя. Рурхана со всех сторон зажали солдаты, сидеть было неудобно и жутко тесно. Температурная аномалия, сковывающая этот лес вечной зимой, резко погрузила путников в зимний мороз. Оставив по ту сторону Фригнетских гор тепло царящей в мире весны, колонна начала спускаться в Мерзлый лес.
        Могучие животные не чувствуя усталости на половину утопали в снегу, медленно двигая колонну вниз по склону. Носящийся вдоль склона ветер поднимал снежные вихри. В тесноте наспинных кузовов царила тишина, все были злые и раздраженные. Ближе к вечеру Мерзлый лес затянули черные тучи, спрятав небо, погрузив все в серый вечерний мрак. Как демонстрация недовольства местного Духа с резко опустившейся ночной темнотой началась сильная метель. На наручных часах офицеров было около семи часов вечера, но судя по темноте, на часах должно быть не меньше полуночи. Ледяную непроглядную темноту пронизывал чудовищный ветер и хлопьями валящий снег. Голубое пламя, хранимое магом, погасло на этом чудовищном ветру, в этой свирепой буре как бы не пытался, Наур не мог его снова зажечь, это едва ли не свело его с ума. Обморозив руки он, касаясь обледеневших дров, как сумасшедший твердил разные заклинания, но все было безуспешно, Рурхан силой оттащил его и с трудом заставил одуматься.
        От ужасного продувающего до костей ледяного ветра было не спрятаться и не укрыться, со всех сторон зажимали непроходимые снега. Термокомбинезоны должны были хранить вырабатываемое телом носителя тепло, но солдаты сидели без движения, никакого тепла не поступало, и его хранимые остатки быстро выдувались убийственным холодом ветра. Солдаты, закутавшись в свои утепленные плащ-палатки засыпанные снегом и покрытые наростами льда бездвижно, будто неживые сидели в наспинных кузовах. В непроглядной темноте температура воздуха опустилась за минус тридцать, смертельный мороз усиливался штормовым ветром, боль холода сводила с ума, из наспинных кузовов было некуда деться, кругом царили бесконечные снега. У одного из солдат сдали нервы, он утратил контроль над эмоциями и в приступе паники, пытаясь спастись от ледяного ветра, выпрыгнул из кузова и беззвучно утонул в глубоких снегах, его пропажи в вое этой вьюги никто не заметил. Накаченные волшебным эликсиром животные сквозь ночную мглу и ледяную вьюгу двигали колонну в указанном направлении. Эти шерстистые мамонты, помирающие от жары во внешнем мире, в этом
мертвом холоде чувствовали себя как дома.
        Вьюга резко успокоилась, ветер стих, снег в ночной тишине безобидно продолжил сыпаться с небес. Расступились черные облака, на небе появились звезды, особенно прекрасные, ясные и чистые в морозной свежести. Солдаты, подавая признаки жизни, зашевелились в наспинных кузовах, скидывая с себя засыпанные снегом плащ-палатки. Колонна, спустившись с засыпанного глубокими снегами склона, двигалась через лес, из нескольких оставшихся облаков тихо падал снег, дорогу осветила луна. Только маг, с обмороженными руками, после своего сокрушительного фиаско, проиграв неведомой темной силе наславшей лютую вьюгу, сидел молча, мучаясь от последствий нервной перегрузки или по-другому нервного срыва.
        Тишину потрепанного вьюгой ночного Мерзлого леса нарушили крики обитавших здесь порождений Таргнера, перебиваемые воем сотен волков в округе. Выйдя к берегу журчащей подо льдом реки Ханрии, солдаты батальона быстро спешились и плотным кольцом обеспечили защиту транспортников. Маг Наур сумел зажечь спасительное пламя. В виду того что его нервная система была травмирована проигрышем в противостоянии с неведомой силой, напавшей смертельной вьюгой, затушившей голубое пламя, чтобы сохранить над собой разумный контроль, для дальнейшего выполнения миссии он заблокировал все свои эмоциональные потоки и реакции, стал холодным и суровым как машина. Солдаты, растянувшиеся по флангам колонны, ступали по свежим волчьим следам — здешние хозяева наблюдали за ними.
        Из-за гор появился такой желанный рассвет, но от появления солнца как всегда на рассвете зимой стало только холоднее. Обнаруженная дорога отворачивала в сторону от реки, уводя колонну в лесные дебри. В первых лучах рассвета все затянул ледяной туман, принесший собой полную тишину. Солдаты покрытые инеем, дыша на морозе паром, пробираясь через сугробы среди зарослей могучих сосен, ветви которых не знают что такое быть свободными от снега, осматривались по сторонам, опасность была повсюду, чувствовались недовольные взгляды десятков глаз из сокрытой туманом лесной чащи. Всматриваясь в проплывающие сбоку обвитые белой пеленой тумана деревья, на одной из полян Рурхан увидел огромного черного волка смотрящего на него, оглядевшись по сторонам, поняв, что никто другой этого не заметил, он решил что ему, скорее всего, показалось. За глубоким оврагом, отчерчивающим границы поселения Людей Волка, по бокам тропы из тумана начали появляться трофеи охотников за головами. Старые, скованные холодом головы Людей Ворона навечно замерли на кольях — колонна подходила к деревне. «Зато никто лишний никогда сюда не
придет. А если придет, то убежит в ужасе»,  — глядя на окружающие поля трофейных голов, сказал Фрагор, уловив суть этого предупредительного знака.
        Почувствовался запах печного дыма, из тумана по бокам дороги показались два высеченных из широких древесных стволов изображения волков стоящих на задних лапах около трех метров в высоту, между которыми едва протиснулись транспортники. За своеобразной аркой началась деревня, далеко в тумане стали проступать очертания окраинных изб, а над головами в затянутой туманом выси появились проблески черт гигантского Древа Нового Года. В туманной завесе появились очертания силуэтов сотен людей полукругом перегородивших вход в деревню, колонна замерла на месте. Солдаты заняли оборону, по флангам выставив ряды щитов и копья, внутри строя, приготовив луки.
        Рурхан быстро спустился с транспортника и через ряды солдат направился к своим соплеменникам. После блокировки эмоций с каменным, мертвым лицом, будто застывшим в злобе маг отправился сопровождать его, на всякий случай, взяв частицу голубого огня, запалив ее до состояния обычного пламени, он тайком укрыл ее в кулаке. При выходе из стены щитов, окружившей колонну, к ним присоединился Вэйнон. Рурхан в сопровождении Вэйнона и мага идущих за его спиной, внутренне замерев от страха и волнения, отправился на встречу с оставленным домом. На жутком холоде он снял окутавший голову капюшон термокомбинезона, демонстративно поднял руки вверх и медленно двинулся в сторону стоящих в тумане силуэтов, оба его охранника остановились на безопасном расстоянии.
        Сердце Рурхана стучало так сильно, что было трудно дышать, ноги налились грузом, он неуверенно двигался в сторону волнительной встречи. Из сокрытых туманом рядов изучающих его фигуру дикарей вчера бывших его соплеменниками, ему навстречу выдвинулся одинокий силуэт. Из тумана вышел вождь Страны Волка — Гондерволк. Разменявший пятый десяток, выглядящий моложе и сильнее своих лет, он ничуть не изменился за время отсутствия Рурхана, все та же ухоженная борода, ношение которой было обязательным здесь, с аккуратно завитыми в косички усами. Поверх пошитых из шкур штанов и кофты стальной расписанный узорами линий доспех аккуратно с душой выкованный местными мастерами, на поясе в ножнах висел его огромный меч, переходящий от вождя к вождю как символ власти вот уже несколько поколений. На спине висел положенный плащ из волчьей шкуры, прикрепленный к стальным наплечникам. Шлем украшала прикрепленная сверху волчья голова без нижней челюсти.
        — Это я Рурхан,  — держа руки вверху, глядя на вождя, сказал он.  — Здравствуйте.
        — А я думаю, кого это волки пропустили. Это оказывается — блудный сын вернулся,  — сказал вождь, после развернувшись и уйдя в туман.
        Рурхан тихо опустил руки, знаком сообщив своим охранникам, что все нормально. Туман резко расступился. Белое как молоко облако, окутавшее все вокруг, оказалось дымом голубого пламени, защищая деревню костром горевшего на этой своеобразной площади у входа. Белый безвкусный так похожий на туман дым, закручиваясь вихрем, трансформируясь обратно в голубой огонь, быстро возвращался в свой очаг. Мага очень удивил такой способ использования голубого огня, такой эффект этой силы был ему незнаком. Дым голубого пламени ушел, в лучах утреннего солнца стало видно все вокруг. Сзади отделенный аркой остался покрытый дымкой рассеивающегося настоящего утреннего тумана засыпанный вечным снегом лес. Спереди возвышалось гигантское хвойное древо, увешанное огромными световыми кристаллами, называемыми Гирляндами Таргнера, своими выпирающими ветвями закрывшее небо. Зеленые иголки этой огромной сосны были размером с обычные деревья. Гирлянды Таргнера висели на ветвях, дальше по спирали обвивая голый ствол нижней части древа, цепочкой великанских размеров новогодних шаров спускались вниз.
        Деревня кольцом серых бревенчатых изб окружала великое древо. У входа в деревню раскинулось открытое лишенное домов пространство наподобие превратной площади, в центре которой горел защитный костер голубого пламени. У входа на площадь в режиме боевой готовности замер армидейский батальон, по краям площади со стороны деревни стояли все ее мужчины, также приготовившиеся к встрече с врагом. Внешне другие мужчины Страны Волка мало чем отличались от вождя, все те же бороды, волчьи головы на шлемах, вот только доспехи были помрачнее и попроще, да и у некоторых молодых, не достигших восемнадцати лет еще не было бород.
        Из толпы Людей Волка вышел постаревший от истраченных нервов, убитый горем потери сына отец Рурхана, некогда лучший охотник Рорхан. Он без слов бросился в крепкие отцовские объятья. «Прости, прости меня»,  — рыдая, просил отец. «Нет, это ты прости меня»,  — едва сдерживая слезы, отвечал он. Видя, что натворил с отцом, он не знал что сказать, как выразить ему свое сожаление. Глядя на него, отец удивлялся тому, как изменился его сын в тепле цивилизации: ухоженный, изнеженный, лишенный бороды. Отцу казалось, он внешне стал таким, каким всегда видел себя внутри. «Теперь я понимаю, что никогда не должен был уходить»,  — единственное, что сумел сказать Рурхан, глядя на измученного отца. Тихо к ним подошел четырнадцатилетний мальчишка, чей большой шлем еще не украшала голова убитого волка, он также без слов крепко прижался сбоку к своему потерявшемуся старшему брату. Сморщившись будто наблюдая какую-то мерзость, за воссоединением семьи наблюдал Вэйнон, пока стоящий рядом маг не толкнул его в плечо, заставив ради приличия отвести взгляд в сторону.
        Охотники страны Волка окружили Рурхана.  — Кого ты привел к нам?  — спросил его вождь.
        — Это солдаты, воины Армидеи, они только для охраны груза,  — начал пояснять Рурхан.
        — Что за груз?
        — Гуманитарная… Сладости, игрушки для детей, посуда, прочие мелкие радости цивилизации,  — ответил Рурхан с подозрением смотрящему на него вождю.  — Они помогли мне добраться до вас. Провели меня через мир полный опасностей. Прошу вас впустите их, дайте им отдохнуть с дороги.
        — Пускай воины проходят,  — из толпы выкрикнул седобородый охотник. «Дух пропустил их. Пусть они проходят!»  — также раздавалось из толпы, не оставляя вождю выбора.
        — Только из уважения к твоему отцу. И ненадолго, ясно?!  — взглядом пригрозил Рурхану вождь.
        Рурхан подозвал мага и Вэйнона, решив представить их соплеменникам. Видя, что опасности нет, Наур потушил зажатую в кулаке частицу пламени. Рукой, остановив мага, приветствовать местных жителей отправился Вэйнон.  — Ты свою рожу видел, сумасшедший серийный убийца?!  — тихо сказал Вэйнон остановленному магу, который, не понимая, уставился на него своим лишенным эмоций, застывшим в выражении суровости и строгости лицом.
        — Рад приветствовать вас воины Страны Волка, меня зовут Вэйнон,  — поклонившись, представился он. Седобородый охотник, фактически надавивший на вождя, вышел вперед и поклонился ему, и остальные повторили за ним.
        — Наш край потерян для всех. Долгие годы мы жили в стороне и вот к нам как чудо этим утром пришли вы. Не описать каким событием для нас является ваш приход,  — со скрываемой улыбкой, но заметной радостью сказал седобородый охотник.
        — Все когда-нибудь бывает в первый раз.
        — Вы многоуважаемый воин великой Армидеи, о которой я слышал?  — спросил этот седобородый явно уважаемый местный житель.
        — Да вы совершенно правы,  — отвечал ему Вэйнон.
        — И вы настоящий воин, вы воевали, вам известно, что такое ярость битвы?
        — Флиглусхан, прекращай этот разговор!  — из толпы недовольно крикнул вождь, пытаясь остановить седобородого охотника.
        — Да конечно у меня есть боевой опыт,  — игнорируя вождя, ответил Вэйнон. Флиглусхан в ответ довольно улыбнулся.
        — Тогда сам им все покажешь. Отведи их к ручью, пускай разместятся там,  — велел Флиглусхану вождь, после в сопровождении своей свиты удалившись. Основная масса мужчин племени Волка осталась на месте, с удивлением они разглядывали пришедших в их забытый край воинов в золотистой броне. После поданного Вэйноном знака батальон, строевым шагом в стальных бронекостюмах выстроился перед Людьми Волка, с восхищением на лицах рассматривающих невиданных гостей. Командир батальона в сопровождении своих заместителей подошел познакомиться с Флиглусханом как с официальным представителем оставшихся Людей Волка, представив ему себя и своих замов.  — Это очень хорошо, что в наш край пришли настоящие воины. Нам вас послала судьба не иначе. Вы не представляете как мы вам рады. Проходите, чувствуйте себя как дома,  — улыбаясь, говорил Флиглусхан.  — Хорошо!  — улыбаясь, отвечал командир, внутренне чувствуя что-то неладное.  — Какого черта здесь происходит?  — обернувшись, спросил командир у одного из своих заместителей, тот пожал плечами. Рурхан, полный счастья от воссоединения с семьей и сожаления из-за того что
теперь он не ее часть, в сопровождении родных отправился домой.
        Номаки когда-то давно созданные Духами изначально должны были стать шагом вперед в эволюции союза людей и Духов, они должны были прийти на смену артэонам. Эти существа явились следствием желания Духов даровать артэонам больше свободы и независимости от самих себя. Номак это, по сути, полностью свободный от Духа артэон, существо физически идеальное и совершенное и при этом полностью автономное, свободное, без частицы Духа внутри, самостоятельно отвечающее за свои поступки.
        У номака также как и у артэона есть артэнсфера, и как следствие лишенное всех физиологических и биологических потребностей и процессов человеческое тело. Вот только самого главного — чистого разума, возможности контролировать эмоции эти существа изначально были лишены, что на первый взгляд тяготило их в сторону людей. Но изначально лишенные артэонского внутреннего совершенства номаки могли сами довести свой внутренний мир до идеала, по средствам долгого внутреннего самосовершенствования взять эмоции под контроль, все необходимое для этого внутри них имелось. Полностью раскрыв весь заложенный Духами потенциал, номаки могли стать существами сильными независимыми и идеальными, превосходящими артэонов во всем.
        Разумеется, у свободы номаков были ограничения. Артэнсферы этих свободных артэонов имели собственный изолирующий верхний слой, удерживающий душу заточенную в груди от освобождения. Внешний слой номакских артэнсфер был нестабилен, его нужно было систематически подпитывать, для чего существовал номакский эликсир. Удерживающий номакскую артэнсферу от распада этот эликсир варился при помощи магии и определенных компонентов. В то время как стабилизация номосферы требовала систематического его приема. Что делало номаков зависимыми от знающих секрет этого эликсира Духов.
        Закрепившись в этом мире и окрепнув, номаки отпущенные в свободное плавание стали проявлять свою волю. Стали не соглашаться с Духами и даже восставать против них, отказываться приносить им жертвы, поступать вопреки их запретам. Отдельное слово в ходе номакского бунта сказали суперномы — сильнейшие из номаков, полностью раскрывшие свой внутренний потенциал уже не люди еще не боги, открыто бросившие вызов Духам. Создание номаков как проект Духи признали провальным и решили полностью его зачистить, конечно же, руками артэонов, дабы самим не мараться в крови. Тот период вошел в историю как эпоха артэонско-номакских войн, в ходе которых все номаки были планомерно уничтожены. Духи снова полностью вернулись к артэонам. Страна Волка населенная этими существами была исключением из правил, являлась следствием странностей повелевающего ею Духа Таргнера.
        Деревня Людей Волка собой напоминала какую-то музейную реставрацию поселения дикого людского племени. Вроде все здесь было как в селениях людей, такие же простые бревенчатые избы из труб, в крышах которых все также валил дым, но все здесь было как-то слишком прилизано и сглажено. Никаких сточных канав и туалетов, чистый морозный воздух не отягощали зловония отходов человеческой жизнедеятельности. Лишенные естественных потребностей, занимаясь охотой скорее ради развлечения, можно сказать, заполняя досуг, разделывая у костра тушу убитого животного, они аккуратно, скрупулезно все за собой убирали. Ведь им ненужно было утолять чувства голода, торопиться накормить свои семьи, они могли себе позволить неторопливо с некой эстетикой подходить к процессу охоты, приготовлению пищи. Одним словом они не жили, а скорее подражали живым, поддерживая в себе огонек жизни. Охотились, занимались повседневным трудом, культурно и аккуратно имитируя образ жизни своих предков, находя время для уборки, отчего в их деревне все было чисто, прилизано и украшено исходя из возможностей.
        Дома в деревне густо расположенные в центре вокруг гигантского ствола, чем ближе к краю, тем дальше располагались друг от друга, на окраине так и вообще были разбросаны на расстоянии десятков метров. Среди вечных сугробов, дома друг с другом соединяли аккуратно проложенные в снегу тропинки. По всей деревне были разбросаны специально отведенные места для костров, вокруг которых располагались лавочки, большие столы укрытые навесами, где по вечерам для проведения досуга собирался местный народ. Согреваясь у огня, они дружно отмечали праздники, которые бывали порой чуть ли не каждый день, удачную охоту и, восхваляя охотников, вкушали пищу, общались друг с другом. Повсюду в деревне встречалась волчья символика. Высеченные из дерева изображения волков разных размеров как памятники стояли повсюду. Резные изображения волков украшали ставни, крылечки деревянных изб.
        В доме Рурхана разросшейся родовой избой стоявшего где-то в центральной части деревни прямо под великим древом ожидала мать. Остальные многочисленные родственники также не заставили себя долго ждать, в том числе пришла и оставленная им Глафра и ее теперь уже супруг Инханор. После ухода Рурхана она в соответствие с обычаем перешла во владение его отца как одного из первых охотников и осталась при его доме. Отец Рурхана серьезно изменившийся после пропажи старшего сына, разрешил ей разделить жизнь с Инханором в составе их семьи. Особо никогда не задумывавшийся над моралью, такой же, как и остальные охотник Рорхан только после потери сына стал внимать его словам, стал силой пытаться быть добрее и мягче. Мать Рурхана, запомнившаяся ему молчаливой, забитой отцом так и вообще преобразилась. Удрученный потерей сына отец стал вести себя отрешенно, замкнуто, безразлично ко всему будто внутри него все погибло, и его жена в таких условиях стала почти свободна. Но от этой свободы ей было не по себе, будто стало чего-то не хватать, внутри она надеялась, что после возвращения сына муж вновь станет самим собой и
жизнь снова вернется в их дом. Мать буквально светилась от счастья, вновь увидев сына. Глафра не выдержала и расцеловала его. Также для Рурхана было приятной неожиданностью узнать, что теперь у него есть маленькая сестренка. Восхищаясь его диковинными одеждами, изменившейся внешностью, семья радостно приветствовала его. Внутри дом, начинавшийся с маленькой избы, к которой потом по мере разрастания семьи пристраивались новые помещения, был мрачным, почти лишенным света, зато теплым, уютным согретым теплом большой печи и освещенным пламенем лучин и в случае праздника свечей. Быстро накрыв большой стол, занимавший собой одну из комнат освещенную маленьким замерзшим окошком, вся семья уселась слушать рассказ Рурхана. Он поведал им о золотом городе, жизни артэонов, о своей любви показав всем серебряное кольцо, соединявшее его с красавицей супругой. Свой рассказ он подкрепил фотокарточками с изображением достопримечательностей Армидеи и прочих прекрасных мест, что он повидал за этот год. Фотографию своей любимой он показывать им не стал, скрыл ее от всех как главное сокровище, ограничившись лишь описанием
глупышки Фиалки.
        Колонна по указанию Флиглусхана, пройдя вдоль края деревни, чувствуя недовольные взгляды здешних стариков, вышла к ручью, журчащему на границе леса. Уложив мамонтов, солдаты батальона закутали их в термопокрывала, внутривенно ввели им питательные витаминные смеси, на время похода заменявшие пищу, и снотворное, дав сделавшим свое дело животным спокойно отдохнуть. Для обессиленных дорогой рулевых огромными транспортниками управлявших быстро развернули полевой госпиталь, где их уложили отдыхать под присмотром медиков. Затем солдаты быстро установили палатки для себя, обогрели их дарующими тепло волшебными камнями, измотанные бессонной ночью, промерзшие насквозь, завернувшись в спальные мешки, они упали мертвым сном в палатках на полу.
        Сопровождающий колонну маг Наур единственный не лег спать. Распалив посреди лагеря противоазурное пламя, он одиноко сидел, лицом, лишенным эмоций глядя на пляшущие голубые языки волшебного огня, согреваясь их теплом. Потирая обмороженные руки, он вспоминал свое полное бессилие во время той вьюги. Все его старания были напрасны, как он не бился, волшебное голубое пламя не хотело гореть. Он всегда был во всем первым, в армидейской магической академии ему не было равных. Маг Фросрей сам лично выбрал его и сделал своим учеником. Получив доступ к магии, он никогда не чувствовал себя слабым. В виду всего этого ему было особенно больно потерпеть неудачу. Даже сейчас распалив пламя, он не чувствовал облегчения. Хоть ему и не нравилось видеть этот мир серо и сурово без чувств, он все же решил пока оставить свою эмоциональную составляющую заблокированной. Меньше всего ему задавленному переживаниями хотелось впасть в депрессию, раскисать не было возможности, ведь пришло время выполнять задачи миссии, разум нужно было держать холодным.
        Оставленные в карауле солдаты охраняющие лагерь в ожидании пока их сменят, боролись со сном как могли, умудряясь засыпать стоя. Лагерь располагался на границе леса и деревни. С одной стороны стояли разбросанные окраинные избы с другой устрашающе возвышались заснеженные сосновые дебри. Волки, кишащие в окрестных лесах, были главной защитой деревни, это то и держало в напряжении солдат, являвшихся непрошеными гостями этого дикого места. На случай возможной агрессии волков основные караулы были выставлены вдоль лесной окраины.
        Облаченные в шубы, с шерстяными платками на головах женщины с коромыслами шли за водой к ручьям на окраинах деревни, один из которых тихо журчал из прорубей во льду сбоку лагеря армидейцев. Номаки как и артэоны нейтрально относящиеся к пище не имели проблем с лишним весом. Хотя внешне до уровня бережно сотканной Духами идеальной артэонской красоты им было далеко. Их внешность формировалась естественно как у людей, были здесь и красивые, и нет. Среди старух и женщин, под платками виднелись прекрасные лица молодых местных красавиц стеснительно опустивших глаза в приближении солдат. Погруженные в Малдурум чудовища тут же просыпались, пытались заигрывать, просто прикалывались, выкрикивая всякие непристойности, пока как обычно криками и угрозами внеплановых физических упражнений их не заткнули офицеры.
        Небо затянуло белым слоем облаков, понемногу затягиваемых Воронкой Таргнера кружащейся над огромным древом. На высоте пронизанной ветрами, тихо покачивались разноцветные кристаллы гигантских Гирлянд Таргнера, висящие на огромных ветвях великого древа. Окружающий мир отрезали заснеженные Фригнетские горы, вершинами цепляющие облака. Прямо на западе, у подножья западной стены гор, отрезанный заснеженными замерзшими лесами, возвышался лесистый Волчий Холм. В деревне большие родовые дома, порой отапливаемые несколькими печами и маленькие, отколовшиеся от них одиночные избы, наполняли морозный свежий воздух печным дымом. Детвора носилась повсюду, но к армидейцам подходить боялась. Дети постарше после вчерашней вьюги расчищали дорожки связывающие дома, старики сидели на завалинках. Мужчины волоком тащили из леса огромные сани полные дров.
        Оповещенные вождем в деревню из своих пещер быстро пришли семь жрецов Таргнера. С длинными неухоженными касающимися земли бородами, облаченные в некогда белые плащи, посеревшие от старости, опираясь на посохи, семь старцев быстро направлялись в здешний зал совещаний. Один из жрецов отправился к месту расположения батальона, чтобы посмотреть на незваных гостей. Подойдя к лагерю батальона на окраине деревни, остановившись метрах в тридцати, он недовольно и даже злобно уставился на армидейцев. Солдаты, стоящие в карауле не понимая «что это за урод уставился на них?», просто старались не обращать внимания на этого безумного (в их глазах) старика. Жрец, недовольно оглядев гостей, своего рода показав свое отношение к ним, отправился следом за коллегами.
        Вначале пятого часа солнце опустилось за горы и на Мерзлый лес начала быстро опускаться темнота. Старый охотник Флиглусхан пришел к маленькой штабной палатке, в которой храпело командование батальона и Вэйнон. Попросив старшего караула разбудить командира, Флиглусхан сообщил ему, что мужи Людей Волка приглашают все командование гостей из Армидеи на совет собранный в честь их прихода.
        Фрагмент книги «Исповедь одного из Людей Волка» написанной Гордоном со слов Рурхана.

        «… В названии Страна Волка упоминается термин «страна», потому что она включает в себя не только мою деревню, но и всю территорию Мерзлого леса. Помимо жителей моей деревни в состав населения Страны Волка входят также настоящие волки, обитающие в Мерзлом лесу которые, так же как и мы, принадлежат нашему Духу. Это необычные волки. Их возглавляет Черная Стая — семь огромных свирепых черных волков-артэонов Духа Таргнера, которые являются разумными. Возглавляет Черную Стаю вечно живущий волк Баху, восьмой член Черной Стаи, ее вожак, единственный способный общаться мысленно. Эти волки живут с нами в мире и охраняют нашу деревню.
        Официально и мы и волки являемся равными перед нашим Духом, но почему-то жертвы приносим только мы. Дух Таргнер по изначальной договоренности забирает себе каждого четного ребенка рожденного в нашей деревне. Как правило, возраст жертвы составляет не более десяти лет. Мужчины нашего племени под управлением вождя вынуждены отвозить к алтарю жертву указанную жрецами Духа. Алтарь нашего Духа представляет собой дерево, обычно это вековая сосна, окруженное согретой землей. Вокруг алтаря, как правило, расчищают снег, всю ночь предшествующую жертвоприношению жгут костры, пламенем которых нагревают землю. Утром после того как костры остынут жертву приносят к алтарю, раздевают и что самое главное снимают обувь, чтобы маленький ребенок боялся ступить на снег оставаясь в теплом после костров земляном круге, где его оставляют одного, а затем за жертвой приходят волки. Хоть наш Дух и объявил, что будет забирать только каждого четного ребенка, однако он постоянно нарушает это правило. Зачастую просто безо всякой логики забирает детей в моей деревне, нарушая договоренность на которой был построен наш с ним
союз…».
        Духи не могут быть злыми (собственное пояснение Гордона), они сверхразумны, следовательно, хладнокровны и расчетливы. Бесконтрольное изъятие жертв, происходящее порой слишком часто, осуществляется Духом не ради энергетического насыщения это точно, но и злые намерения здесь исключены. Вероятнее всего это просто такая система контроля. Таким образом, Таргнер контролирует численность общины Страны Волка. Не дает Людям Волка разрастись до полноценного народа, оставляя их маленькой полностью контролируемой общиной зажатой в центре Мерзлого леса кишащего волками. И Люди Волка, оставаясь слабыми не имея выбора, вынужденно продолжают приносить Таргнеру жертвы.
        «Наше более низкое положение в иерархии Страны Волка (снова слова Рурхана) обязывающее нас приносить жертвы, объяснено нам нашей историей. Волки когда-то спасли нас…
        И вот Страна Волка, забыв про остальной мир, существует уже несколько столетий, никак не меняясь. Мы покорно приносим жертвы Духу, живем под защитой волков в гармонии с дикими тварями, населяющими Мерзлый лес. И вроде все хорошо, и мы считаем себя свободными, но вот только зажатые Мерзлым лесом, окруженные тысячами волков, вынужденные кормить Духа, являемся ли таковыми? Однажды когда Люди Волка оплакивали очередную жертву, принесенную Духу, удрученный болью своего народа наш вождь пришел к Ледяному озеру, где обитал Таргнер. В очередной раз также как и все его предшественники, вождь спросил у Духа: «Почему жертвы приносим только мы?». Таргнер ему ответил сиянием в воде и голосом разносящимся эхом вокруг. «Волки не раз защищали вас от гибели. Они сильнее вас. Они способны обеспечить защиту Мерзлого леса, поэтому они стоят выше. Но если когда-нибудь в равной битве вы сумеете победить волков, докажите что действительно сильны, тогда вы займете их место, станете выше, и они будут жертвовать мне души, как это было ранее, до вашего прихода». Официально поэтому мое племя покорно «кормит» Духа Таргнера и
живет под защитой «высших» волков в глубинах Мерзлого леса. Однако все это легенды. Легенды Страны Волка».

        Зал совещаний был вырублен в нижней части гигантского ствола великого древа. Здесь за входом прикрытым шторами из шерсти здешних медведей находилось освещенное факелами приличных размеров круглое помещение с возвышенным троном для вождя и семью креслами вдоль правой стены для жрецов. На совет пришли маг Наур, Вэйнон и командир батальона, Рурхан не зная об этом собрании, в это время сидел дома в окружении семьи за праздничным столом. Командир на всякий случай, не зная чего ждать от местных, велел поднять батальон по тревоге, и внешне не подавая виду всем, кроме караула сидеть внутри палаток в ожидании сигнала в полной боевой готовности. В зале совещаний помимо вождя и жрецов столпились почти все зрелые охотники деревни, все в полном воинском обмундировании, в доспехах, с мечами. Толпа, расступившись, пропустила троих гостей к трону вождя. Командир, чувствуя недобрые взгляды, исходящие из толпы здешних мужчин и от вождя понял, что не зря зажал в руке ослепляющую гранату, приведенную в действие.
        Гранаты, используемые артэонскими военными, как и все в этом мире созданные на основе магии, мало чем отличались от аналогов из технических миров. Только вместо пороха в них затрамбовывались различные волшебные порошки самых различных назначений. Самые простые это гранаты, начиненные огненным порошком, который после произнесения заклинания, по истечении четырех секунд после покидания руки солдата воспламеняясь, разрывал стенки стального корпуса, накрывая все вокруг градом осколков. Все как в физико-технических мирах. Куда интереснее были какие-нибудь замораживающие или иные магические порошки после детонации гранаты, превращающие все вокруг в лед, яркой вспышкой оглушающие, ослепляющие врагов, разлагающие их тела на куски.
        Зажав в руке гранату, командир произнес заклинание, отчего она активировалась, провернулись по часовой стрелке кольца, сдерживающие ее стальной корпус, изображенный на стенках которого магический символ наполнился желтым свечением, оповестив об удачной активации. С активированной гранатой в руке с мечом в ножнах командир был готов к контакту с Людьми Волка. Вэйнон, идя на это собрание как на битву полностью вооруженным, держал руку на мече. Наур, похоже, был единственным настроенным на установление положительного контакта.
        — И так говорите, зачем вы здесь?  — один из жрецов спросил у троих гостей.
        — Мы исключительно только охрана для груза — подарков вашей деревне от Армидеи,  — под пристальным взглядом вождя начал хладнокровно пояснять маг, все еще находясь в эмоциональном забвении.  — Этот груз — подарок великого и мудрого правителя золотого города Кратона Крауса, а мы его посланники отправленные передать вам его добрые пожелания и восхищение вашим гордым свободным народом. Наш правитель, посылая вам этот знак своего доброго расположения, надеется на ваше понимание, ответную доброжелательность, и возможную дружбу. Все мы жители Преферии связаны друг с другом, у нас общая судьба…
        — Нет у нас общей судьбы,  — перебил мага один из жрецов.  — Мы живем в природной крепости и нам нет дела до того что происходит по ту сторону гор. Нам ненужно подарков от вашего Кратона, каким бы мудрым он не был и его доброго расположения тоже. И вам здесь тоже делать нечего, вы должны убраться отсюда как можно быстрее.
        — Хорошо, как вы скажите, мое дело только предложить,  — отвечал Наур.  — У меня остается только одна просьба,  — замолчал в ожидании ответа маг.
        — Говори,  — сказал вождь.
        — Гуманитарная помощь, те самые подарки, что мы привезли, я прошу вас принять их и только. Они тяжелые наши животные устали, мы не сможем увезти их назад. Это в основном сладости — радость для детей и другие вкусные яства, вы съедите их и забудете о нас, а мы уйдем, когда вы скажите. Прошу вас только примите дары, которые мы так долго везли к вам.
        — Хорошо так тому и быть. Завтра утром вы выгрузите свои подарки и сразу уйдете!  — пояснил вождь.
        — Спасибо что даете нам ночь для отдыха. Не сочтите за грубость, но как быть с Рурханом, какова будет его судьба?
        — Наша община существует по четким правилам уже очень долго. И мы живем, пока действуют эти правила, беглец много повидал и многое знает и уже не способен жить по нашим правилам. Он уже не часть нас. Он должен уйти с вами,  — пояснил старший из жрецов.
        — Тогда у нас все. Разрешите нам удалиться?  — спросил у вождя маг, тот одобрительно кивнул.
        — Подождите!  — криком из толпы остановил троих гостей седой охотник Флиглусхан. Он, набравшись смелости, вышел из толпы, нарушив все правила, заговорил на совете без разрешения вождя и жрецов.
        — Что ты себе позволяешь! Ты нарушаешь все правила!  — соскочив с трона, вскричал вождь.  — Заткните его!  — велел он остальным. Несколько человек попытались схватить Флиглусхана, но толпа остановила их. «Пусть говорит!»  — доносилось из толпы. Маг, видя, что происходит какая-то передряга, поднял руки вверх, демонстрируя свою безучастность, двое армидейских вояк крепче сжали рукояти мечей убранных в ножны.
        — Я хотел только сказать…  — начал Флиглусхан.  — Зачем мы выгоняем этих воинов и отвергаем дружбу мудрых и сильных жителей севера? Ведь, на мой взгляд, это величайший дар судьбы который она нам когда-либо посылала. К нам пришли великие воины севера!  — Вернувшись в кресло, вождь напряженно слушал мудрейшего из охотников, нервно теребя бороду.  — Так почему бы нам не попросить у них помощи? Ведь наше общество точит проблема настолько ужасная, что нам самим ее не решить. Мы заперты в чудовищной клетке, из которой нам могли бы помочь вылезти эти великие воины, стоящие за ними разумные силы!
        — О какой проблеме ты говоришь, что значит «клетка»? Лучше замолчи, не гневи Духа!  — сорвался на него вождь.
        — Я говорю о наших детях. Дочерях, сыновьях, которых мы отдали Таргнеру. Я лично отвез на смерть пятерых мальчиков — будущих воинов и двух девочек — хранительниц очага, семерых детей я отдал Духу. Мне… и всем нам надоело это терпеть, мы должны положить конец этому!  — выплеснул накипевшее Флиглусхан и большая часть окружающих Людей Волка, кивая, была согласна с его словами.  — Друзья опустите руки, ничего не бойтесь,  — обратился он к троим гостям. Все больше чувствуя себя спокойней, гости с интересом наблюдали за развитием ситуации, в особенности Наур.
        — У нашего общества есть уклад, есть четкие законы, по которым мы живем. Как солнце всходит по утрам и прячется за горами вечером, так и мы приносим жертвы Духу. Таков порядок вещей, который нельзя нарушать. Мы должны кормить защищающего нас великого Таргнера. Ты думаешь эти армидейцы, существуя под властью Духа, живут по-другому? Прошу тебя успокойся Флиглусхан, взываю к твоей мудрости, если она еще осталась. Пойми, есть вещи, перестроить природу которых не в наших силах,  — спокойно пояснил с места старший жрец.
        — Я не могу согласиться с твоей мудростью Кахан,  — Флиглусхан ответил жрецу.  — У нас есть возможность все изменить и тебе об этом известно. Это опасно, но мне кажется, мы должны попытаться. Я говорю о великой равной битве с волками, право которой нам было оставлено Духом. Если мы сумеем в равной битве одолеть волков Мерзлого леса, то перед Таргнером мы займем их место. Хватит с нас этого тяжкого бремени, не кажется ли вам что пришло время волкам кормить Духа? Ведь мы же с ними равны! Если бы мы не жертвовали постоянно жизни своих детей, то нас стало бы много, мы стали бы сильнее и сумели сами защищать себя и свой родной лес, безо всяких волков!
        «Что он такое говорит», «Он накличет на нас беду»  — донеслись редкие голоса из огромной толпы. «Все правильно, говори великий охотник!»  — раздался громкий уверенный крик, большая часть собравшихся Людей Волка согласно кивала.
        — Прошу Флиглусхан остановись,  — молил вождь. «Все правильно он говорит»  — доносилось мнение толпы.  — Да вы глупцы!  — сорвался вождь, снова подскочив с кресла.  — Вы сами не понимаете что творите. Вы приведете нас к гибели, вы добьетесь только того что все уничтожите!
        — Нет, это ты остановись Гондерволк. Ты против, потому что не можешь понять нас. Ты не разделяешь нашу боль,  — не успокаивался Флиглусхан.
        — Что?!  — не выдержал вождь и, спустившись с трона, вплотную подошел к своему некогда другу Флиглусхану.  — Я можно сказать сам лично убил пятерых своих детей. Не надо мне говорить, что я не понимаю вашу боль! Все мы здесь знаем о боли и беспомощности. Я просто пытаюсь сказать: то, что ты предлагаешь это самоубийство. Сколько у Таргнера волков, сотни? Нет их тысячи, сотни тысяч. Нам их не одолеть. Мы просто погубим себя,  — спокойным тоном закончил вождь.
        — Так вот о чем я и говорю. Ты прав нам не одолеть волков только своими силами. Но сейчас нам сама судьба послала великих воинов. Мы можем попросить благородных защитников Армидеи помочь нам избавиться от нашего бремени,  — после этих слов Флиглусхана командир батальона шлепнул себя по лицу.  — Пока эти воины ведомые своим мудрым правителем просят у нас дружбы, мы не должны упускать свой шанс, иначе я не заговорил бы на эту тему. Если мы станем выше волков, нас ничего не будет сдерживать, мы быстро обретем силу и любой помощью отплатим Армидее за спасение наших детей, нашего рода,  — своими словами Флиглусхан заставил вождя задуматься.
        — Успокойтесь безумцы и лучше заткнитесь, надеясь, что Дух вас не услышал!  — вскричал один из жрецов.
        — Нет. На этот раз вам придется замолчать. Долго мы жили по порядкам установленным вами. Мы убивали и убивали наших детей под вашим покровительством. Теперь у нас появился шанс все изменить, и мы не позволим вам лишить нас возможности спасения,  — после этих слов Флиглусхана жрецы встали и молча направились к выходу.
        — Вы выбрали для себя опасный путь. Вы променяли привычную жизнь на неизвестность и смерть. Последствия ваших действий могут быть куда страшнее, чем вы можете себе представить,  — перед уходом обратился ко всем старший жрец.  — А вы господа армидейцы,  — жрец посмотрел на Вэйнона и мага.  — Вы зря сюда пришли. Чтобы не случилось… все вы умрете здесь.  — Маг, с упреком посмотрев на Вэйнона, заставил этого здоровяка остыть, не дав ему послать этого жреца куда подальше.
        — Так мне кажется лучше один раз попытаться, чем всю жизнь терпеть. Так ведь?!  — криком спросил Флиглусхан у толпы. «ДА!» «Флиглусхан — наш герой!»  — кричала толпа. Получив своего лидера, в открытую говорившего то, что накипело в каждом, толпа просто опьянела от гнева, они стояли и внимали каждому его слову все больше поддаваясь разбушевавшимся эмоциям. Оглядевшись, увидев безумие в глазах своих соратников, вождь понял, что все потеряно. Не поднимая головы, он, молча, покинул зал следом за жрецами. Вместе с вождем ушли еще чуть более десяти верных ему Людей Волка.  — Прошу прощения за все здесь сказанное,  — в тишине обратился к гостям старый седобородый охотник, после упав перед ними на колени.  — Я знаю, что прошу многого, и вы не обязаны соглашаться. Но молю помогите нам.
        — Не все так просто,  — ответил командир батальона, не дав сказать магу.  — Мы военное подразделение и подчиняемся центру координации военных операций, что в золотом городе. Мы не имеем права самостоятельно без приказа или прямого одобрения вмешиваться в чужие конфликты. Я доложу о сложившейся ситуации центру, и они прикажут мне, что делать дальше. Поймите, мы сами ничего не решаем — все зависит от приказов,  — сказал он, потом добавив себе под нос: «Бакух-Дурмак»  — заклинание, деактивировавшее зажатую им в руке гранату.
        — Но я уверяю вас, что мы в любом случае вас не оставим,  — все же внес свою лепту маг, подняв Флиглусхана с колен.
        — Хорошо, как вы скажите. Но в любом случае сегодня было сказано много, такого до нас, здесь себе не позволял никто. Вне зависимости от вашего решения для нас возврата к прошлому уже не будет,  — ответил магу Флиглусхан, после обратившись ко всем.  — Слишком многое нам сегодня стало понятно! Какой бы не была помощь наших новых друзей мы все равно должны попытаться все изменить. Сколько лет мы кормили Духа, скольких своих детей мы убили, сколько ночей мучились от боли. Все хватит с нас. Больше нас никогда не было и не будет, хватит ждать удобного момента, пришло время действовать. Рано или поздно мы должны были попытаться все изменить и, похоже, эта участь выпала нам. Лично я уже ничего не боюсь и лучше погибну в битве, чем буду убивать детей и внуков, ощущая себя беспомощным. Да и о чем это я, мы же все равно все уже мертвы, мы умерли в душе, когда пережили кучу своих маленьких детей. Мы сразимся с волками, встанем на защиту нашего будущего, и пусть судьба нас рассудит!
        Толпа в основной массе ликовала, была полностью согласна со своим новым лидером, услышав то, что давно хотели, дав поглотить себя гневу, возмущению, копившемуся долгие годы, они позабыли обо всем и уже не могли контролировать себя.
        Сразу после совета командир собрал оперативное совещание в штабной палатке. Пришли все старшие офицеры батальона, Вэйнон и маг. Вечером вначале седьмого часа деревню заволокла уже почти ночная темнота. Недовольное небо нахмурилось тучами, пошел слабый снег.
        — И так я хочу понять какого черта происходит, в какое болото мы вляпались? Мне нужно сделать доклад, я должен отчитаться перед командованием о ситуации. Но я никак не могу уложить в голове происходящего?  — рассуждал вслух командир, расхаживая по центру палатки среди офицеров.  — Подытожим, грубо говоря. Мы просто пришли сюда доставить гуманитарный груз. Наша задача исключительно охрана колонны миссии. Мы ее выполнили, так ведь, и по идее должны просто уйти. Но у местных началась какая-то истерика, они несут какую-то чушь и пытаются втянуть нас в свой конфликт. Это бред какой-то, это их проблемы вот они сами пусть их и решают. У нас нет полномочий по вмешательству в чужие сугубо гражданские конфликты. Я не считаю нужным упоминать все произошедшее на местном совете в своем докладе начальству. Нам нужно как можно быстрее валить из этого гиблого места, это очевидно, поэтому считаю нужным сделать доклад по максимуму сухим без эмоций и подробностей. Завтра выгрузим гуманитарку и быстро свалим отсюда. Может если мы уйдем, местные придурки перебесятся и успокоятся. В нас они видят некую силу. Наш уход
оставит их с волками один на один, возможно такая перспектива заставит их одуматься. Ситуацию еще можно спустить на тормозах. Это восстание, прежде всего против Духа, такое добром кончиться не может.
        — Вынужден с вами не согласиться,  — дослушав, возразил маг.
        — Давай умник, компостируй мозги,  — недовольно смотрел на мага командир.
        — По-моему ситуация выглядит иначе. Мы пришли сюда силой извне и своим вторжением вскрыли все противоречия, дремавшие в недрах этого общества. Это наш приход спровоцировал их к действию, увидев нас, они воодушевились, восприняли это как знак судьбы, как сигнал к действию. Мы виноваты в этом восстании, какими бы не были результаты этого конфликта, вина за это будет лежать на нас. Вот так взбудоражив их общество, мы уже не можем просто так уйти. Если уйдем, то обречем их на верную гибель, не думаю, что артэонская общественность одобрит наш поступок. Мне кажется, мы должны остаться и проконтролировать развитие ситуации,  — вызвав негодование офицеров, сказал маг.
        — Хватит гнать моралист,  — напал на мага Вэйнон.  — Этот конфликт, что мы видели, зародился не на наших глазах. И не год и не два, а целые столетия Люди Волка копили гнев рано или поздно он должен был выплеснуться. Их общество давно, как я понял, трещало по швам, рано или поздно они бы все равно разрушили все своим восстанием. И тот факт, что это произошло на наших глазах, вовсе не говорит о том, что мы несем ответственность за эту чужую не касающуюся нас внутреннюю разборку. Это проблема только Людей Волка и мы не должны вмешиваться. Согласен с командиром, нам следует как можно скорее убираться отсюда.
        — То есть ты, полностью отрицаешь тот факт, что наш приход сюда послужил неким катализатором этого восстания?
        — Ты говоришь какие-то заумные слова, я не понимаю, что ты несешь.
        — Да все ты понимаешь…
        — Ну-ка замолчали оба. Что за балаган вы тут развели?  — командир вмешался в перепалку Вэйнона и мага.  — Меня не интересуют причины этого восстания. Это восстание, конфликт неважно! Это нас не касается. Главное, что здесь намечается какая-то мясорубка. Мне плевать на Страну Волка и на ее народ тоже, как и всем моим бойцам. Мы просто уйдем и точка.
        — Ладно, вы не понимаете по-хорошему, видно разумные доводы до вас не доходят,  — заговорил маг.  — Тогда я не дам вам сделать сухой удобный для вас доклад о ситуации. Не забывайте, я тоже должен отчитаться перед начальством, если чего-то не доскажите вы, то это доскажу я. Если не хотите сами принимать решение, тогда доложите центру все как есть, пусть они нас рассудят. И что-то подсказывает мне, нам не дадут уйти отсюда,  — после этих слов мага командир едва удержался, чтобы не врезать ему, как следует.
        — Посмотрите по сторонам, посмотрите на сидящих здесь офицеров, командиров рот их заместителей,  — подавляя свою ненависть к магу, пытался держать себя в руках командир.  — У всех у нас дома остались семьи, к которым мы хотим вернуться. Мы живые существа, которые также хотят жить, как и все. Но вы дорогой мой товарищ гуманист предлагаете нам вмешаться в этот чудовищный конфликт, что, на мой взгляд, означает верную погибель. То есть мои солдаты должны погибнуть, сражаясь с волками в этой чудовищной чужой совершенно не волнующей нас битве!  — после этих слов командира волчий вой, доносящийся из темного Мерзлого леса со всех сторон окружающего их, усилился в разы.  — Здесь в этом чертовом лесу обитают тысячи его волчьих хранителей, эти номаки сами не понимают что творят. Им не одолеть волков Таргнера, они обречены. Если вам наплевать на солдат защищавших вас по дороге, то мне нет, это мой личный состав, и я несу ответственность за каждого. И просто не могу позволить навсегда остаться своим бойцам в этих мертвых снегах. Я итак потерял трех своих людей по дороге, выполняя эту типа «мирную миссию». Это
место скоро закипит, взорвется потоками крови безумного восстания, я просто предлагаю нам разумно уйти, не вмешиваясь в это безумие. Будут еще войны те, что наши, но этот конфликт нас не касается. Я даже готов признать необходимость нашего вмешательства на юг. С южными народами мы связаны. Но вспомни маг, всегда в составе военной колонны двигаясь в Запериметрию, мы обходили это место стороной. То, что происходило по ту сторону Фригнетских гор, судьба Страны Волка нас никогда не волновала и не касалась. Чтобы все было как прежде, нам просто нужно уйти отсюда.
        — Простите но помимо того что вы живые существа вы еще также солдаты,  — ответил маг сам понимая аморальность сказанного в нынешнем окружении.  — Вы должны выполнять приказы.
        Тут в штабную палатку ворвался не приглашенный на оперативное совещание Рурхан. Случайно узнав обо всем произошедшем, он бегом прибежал сюда.
        — Что же вы такое творите?  — ворвавшись в палатку, растерянно оглядывая всех собравшихся, говорил он, маг виновато опустил голову.  — Вы что не понимаете, что происходит? Почему вы потакаете их безумию. Почему вы не вразумили их сразу? Неужели вы не видите, что они ничего не осознают и движутся в сторону гибели!
        — Так я вообще предлагаю нам просто уйти и не вмешиваться,  — ответил командир.
        — Рурхан не слушай его, он предлагал нам, грубо говоря, свалить отсюда, мол, это не наше дело,  — пояснил маг.
        — Как так свалить? Мы заварили эту кашу, теперь мы не можем просто так уйти, бросив мой народ на верную смерть. Мы должны заставить их образумиться, урегулировать этот конфликт. Мало того что вы не позвали меня, даже не удосужились сообщить мне об этом совете. Разве не я должен был разговаривать с ними? Так вы еще даже и не попытались отговорить их, не вразумили их сразу. Вы солдаты Армидеи столько раз видевшие безумие войны, неужели вы не можете объяснить им, что война это плохо, любое противостояние, любой конфликт это всегда смерть и горе. Неужели у вас не хватило мозгов заставить их сдержать свой гнев, призвать к здравомыслию, заставить одуматься? Они же сами не понимают что несут, движимые недовольством они ведут свое общество к уничтожению. Мы спровоцировали такое их поведение и теперь ответственны за сложившуюся ситуацию, и чтобы не допустить катастрофы мы должны как-то их утихомирить, заставить одуматься,  — говорил Рурхан, осматривая офицеров в надежде найти разумный отклик, но все они опустили взгляды вниз.
        — Одуматься?!  — возразил командир.  — На том совете они всей толпой орали о своем освобождении, поддерживали этого бунтаря. Они настроены серьезно и даже без нашей помощи собираются идти на битву с волками. Ты Рурхан не понимаешь того насколько критическая сложилась ситуация. Не думаю, что мы в силах это остановить.
        — Но ведь ты Рурхан хотел перемен,  — заговорил маг.  — Ты хотел изменить уклад своего общества и даровать ему свободу. Ты добился, чего хотел, просто прими перемены, какими бы они не были.
        — Я мечтал о просвещении, принесении знаний, цивилизации своему народу. Я хотел помочь, сделать их жизнь лучше. Свершение революции в своей маленькой родине явно не входило в мои планы. Я просто не мог предвидеть такого развития ситуации. Я дурак, я согласен. Если бы я умел лучше слушать чувства, господи, если бы я знал, что все сложится так, я никогда бы не привел вас сюда. Я думал, ну там позлятся жрецы, поворчит вождь и его окружение, Люди Волка хоть немного прозреют, там книжки почитают, но такого я не планировал. Мы никогда не должны были вторгаться в эту общину… жаль, что я понял это так поздно. Но что случилось того не вернуть. А сейчас! Неужели непонятно, что мой народ встал на путь, ведущий к гибели?  — обращаясь в основном к магу, сказал Рурхан.
        — Свобода, как и перемены всегда достаются тяжело. Сотни лет твой народ живет замкнутой первобытной общиной и вот сейчас они готовы двигаться в сторону перемен. А как, по-твоему, строятся цивилизации, и достигается развитие? Без крови бунтарей и революционеров здесь никак не обойтись. На этом пути будет тяжело, свобода потребует жертв, но в конце этого пути сияет свет, дойти до которого вполне реально,  — продолжал стоять на своем маг.
        — Да все это понятно. Думаешь, я ни читал заумных книжек? Пойми, к моему народу это не относится. Они встали не на путь перемен, они движутся в сторону смерти. Будем откровенны, мой народ живет под властью поехавшего Духа, у которого в подчинении есть волки-артэоны. Волки его оружие, люди моего рода, называя вещи своими именами — просто корм. Вы что серьезно полагаете, что они смогут победить волков и занять их место, заменив на жертвенном алтаре своих детей любимыми волками Таргнера, Духа, который сам себя ассоциирует с волчьим ликом? А что если вся эта равная битва, вся эта возможность скинуть бремя жертвоприношения и занять место волков перед Духом это всего лишь иллюзия, оставленная в головах моих сородичей. Ведь нет раба лучше того что считает себя свободным. Или как в данном случае считающим себя способным все изменить. Никакой победы в равной битве с волками не будет, Дух никогда не дарует свободу моему народу. Бунт будет жестоко подавлен. Они ничего не изменят. Их всех убьют,  — Рурхан заставил мага задуматься.
        — Даже если так Рурхан, все равно это не меняет сути сложившейся ситуации,  — заговорил Вэйнон.  — Глядя на тебя, я вынужден согласиться — мы не можем так просто свалить. Но остановить это мы тоже не в силах. Они копили свой гнев столетиями, поколениями и теперь отважились его выплеснуть. Подумай сам Рурхан как нам остановить их? Мне, например никакие разумные аргументы в голову не идут. Если ты попытаешься открыть им правду, убедить их в том, что возможность равной битвы с волками всего лишь иллюзия ты сделаешь только хуже. Правда порой убивает. Ты уничтожишь их последнюю надежду, они сойдут с ума это точно. Возврата к прошлой мирной жизни после того что было сказано сегодня уже не будет. Люди Волка настроены решительно как никогда, для нас вопрос только в том станем ли мы помогать в этой битве или нет.
        — А что если нам просто уйти. Бунтари восстанут, волки их перебьют… Извини Рурхан, надеюсь среди этих бунтарей не будет твоих родных,  — высказывал свое мнение командир.  — Деревня в целом останется невредимой и вернется к своей нормальной жизни, восстановит свою численность, все вернется на свои места, потечет как прежде. Получив кровавый урок Люди Волка, раз и навсегда растратят свой революционный пыл, и впредь будут жить в мире с силами, хранящими их лес. Почему бы и нет?
        — Так просто нельзя,  — в шоке произнес Рурхан.
        — Нет, майор Калегром вы не правы,  — заговорил маг.  — Предложенный вами план не соответствует настоящим задачам нашей миссии.
        — Мы как обычно чего-то не знаем, давай поясни нам!  — сказал командир и все с интересом уставились на мага.
        — Настоящей целью нашей миссии заложенной командованием было создание импульса способного подтолкнуть к развитию Людей Волка. Мы должны были наладить контакт между нашими обществами, заинтересовать их благами нашей цивилизации, чтобы это замкнутое маленькое общество встало на путь развития, в процессе которого как следствие его численность увеличилась, территория тоже. Как и всякая развивающаяся цивилизация, увеличиваясь в масштабах общество Людей Волка, вышло бы за пределы Мерзлого леса, учитывая занятость нами северных земель, эта новая цивилизация с нашей помощью начала бы освоение просторов дикого юга. Целью всего этого идиотизма в идеале было изменение геополитической ситуации в южных землях, замена диких южных людских обществ посредством их вытеснения (уничтожения) более разумными номаками способными к контакту и взаимовыгодному сосуществованию,  — без эмоций хладнокровно произнес маг.  — Прости Рурхан, пойми мы здесь такие же марионетки,  — посмотрев на ошарашенного Рурхана добавил он. Тяжелое осознание истинного положения вещей будто ударило Рурхана по голове, погрузив его в глубокий шок.
        — Так вы просто использовали меня. Вы сыграли на моей любви к дому. Вы преследовали какие-то там геополитические военные цели, а меня, получается, просто ввели в заблуждение, заплевав мне уши бредом о помощи, спасении моей страны и я дурак повелся на это?!  — шокировано подытожил Рурхан.
        — Нет. Никто тебя не обманывал, просто мы одни и те же вещи называем по-разному. Ты говорил о принесении просвещения, цивилизации своему народу, а мы об импульсе к развитию, это одно и то же Рурхан. Просто тебя не посветили в возможные последствия наших действий, тебе просто недоговорили отдельную информацию. Ты сам пришел сюда. У тебя был шанс передумать и вернуться обратно, но ты решил довести дело до конца. Ты мечтал о переменах для своего народа? Так радуйся, твое племя встало на путь перемен. Теперь просто прими результаты своих дел.
        — Но я клянусь, хотел как лучше…
        — Никто и не спорит,  — постарался утешить Рурхана маг.
        — Хотел, как лучше, но получилось как всегда,  — сказал вслух кто-то из офицеров.
        — Я все равно не понимаю, к какому выводу мы пришли?  — поинтересовался командир.
        — Отталкиваясь от истинных целей нашей миссии, мы должны остаться и оказать военное содействие Людям Волка. Как оказалось на деле от развития Страну Волка удерживали не консервативные законы общины и не изолированность. Им не дает развиваться их Дух, который хаотично поглощая жертвы, поддерживает численность этой общины на нужном уровне, оставляет их слабыми и контролируемыми. Чтобы придать импульс развития этому обществу нам необходимо для начала избавить их от необходимости жертвоприношения, вытащить их из тупика, в который они загнаны Духом. Мы должны помочь им победить волков, занять высшее место в иерархии Мерзлого леса. Только так мы можем выполнить настоящую возложенную на нас задачу,  — как можно конкретнее пытался пояснить маг.
        — А что если парень прав и вся эта возможность освобождения от жертвоприношения лишь иллюзия, оставленная хитрым Духом. Что если они… и получается вместе с ними мы, тупо погибнем?  — спросил командир.
        — Ты хоть понимаешь, что мы говорим о Духе — сверхъестественной вечно живущей материи наделенной сверхразумом. Зачем богоподобному существу уподобляться низким созданиям вроде нас и кого-то обманывать? Да, согласен, после таинственной гибели Лютиэль тема неадекватности Духов актуальна, плюс Таргнер весьма нетипичный их представитель. Все же эта ваша «теория обмана»  — ничем не подтвержденная информация. Процентная вероятность подобного развития событий очень низка.
        — И мы должны проверить эту теорию ценой собственной жизни?!  — крикнул командир, набросившись на мага.  — Ты гаденыш не раздражай меня. Завязывай со своей хладнокровностью, возвращайся к эмоциям, становись собой, а то ты как машина себя ведешь!  — не успокаивался удерживаемый офицерами командир.
        — Нет серьезно, так и до гиперличности докатиться недолго,  — Вэйнон выказал свою озабоченность состоянием мага.
        — Моя хладнокровность, учитывая ситуацию, пришлась очень кстати. Нам сейчас необходимо чистое от эмоций разумное понимание происходящего. Таковы истинные цели миссии и мы должны их выполнять. Если вам товарищ командир для этого нужен приказ из центра, вы его получите,  — окончательно смирившись со своей отрицательной ролью, сказал маг, все также хладнокровно.
        — Нет не надо мне приказов,  — успокоенный офицерами сказал командир. Он просто заставил себя со всем смириться.  — Ситуация сложная мне ни к чему скованность прямыми указаниями из центра, я хочу оставить себе как можно больше свободы в действиях.
        — Поймите майор Калегром, мне этот ужас также противен, как и вам, я также был бы рад уйти отсюда. Но у нас нет выбора. Судьба батальона и ваших солдат командир теперь зависит от ситуации в Стране Волка,  — пытался хоть немного успокоить командира маг.
        — Стоп. Стоп!  — пришел в себя Рурхан.  — То есть, как я понял, заварив эту кашу, мы не можем уйти. И это правильно, но почему вы все смирились с какой-то там битвой, и якобы все сводится к тому, будем ли мы участвовать в ней или нет? У нас еще есть шанс все исправить. Мы можем отговорить моих соплеменников, заставить их одуматься. И тогда не придется никому умирать, не будет ни какой битвы с волками. Мы спокойно уйдем отсюда. И больше никогда не вернемся.
        — Нет. Это не соответствует целям нашей миссии,  — продолжал стоять на своем маг.
        — Да что с тобой не так?  — уставился на мага своим взывающим к совести взглядом Рурхан, искренне пытающийся понять, от чего так изменился некогда адекватный Наур.  — Эмоциональное забвение здесь не причем. У меня друг солдат, возвращаясь из командировки месяц, прибывал в таком состоянии, но это не делало его моральным уродом. Откуда у тебя такое суицидальное рвение к выполнению целей этой миссии. Что с тобой?
        — Эта миссия для меня имеет особое значение,  — сознался маг. На солдат и их командиров, на этих животных в Малдуруме, ему было плевать, а вот стать чудовищем в глазах Рурхана ему не хотелось. Не желая дальше идти на конфликт, он решил, что пора стать собой. Закрыв глаза, опустив голову, он пошатнулся, ему, будто стало нехорошо. Схватившись за голову, он отшатнулся назад и едва не свалившись, плюхнулся на раскладной табурет, стоящий у стены. Придя в себя, он посмотрел на Рурхана уставшими измученными глазами.  — Я здесь по просьбе Фросрея, своего учителя. Я обещал ему лично, что доведу эту миссию до конца. Я не могу подвести его,  — устало и без сил, оказавшись во власти своих травмированных эмоций, взглядом моля о прощении сказал Наур.
        — И теперь мы должны подыхать из-за твоих обещаний Фросрею?  — не упустил возможности наброситься на него командир.
        — Нет, конечно, товарищ майор, вы никому ничего не должны. Все я извиняюсь, замолкаю,  — вяло ответил маг.
        — Ладно, фокусник, живи,  — успокоился командир.
        — Ситуация очень тяжелая нам нужно разрешить ее,  — говорил Рурхан.  — Для того чтобы вразумить местных революционеров нам нужно собрать их где-то в одном месте. Нужно созвать очередной совет.
        — Нет ненужно,  — ответил командир.  — Мы условились, что завтра утром, они придут помогать нам, разгружать гуманитарку. Также мы должны дать им ответ относительно нашего участия в этой их битве.
        — Тем лучше. Значит завтра утром, и покончим с этим,  — подвел итог Рурхан, остальные молча, согласились.
        Командир чувствовал себя зажатым в угол. На все, наплевав, он решил сделать полный развернутый доклад центральному командованию, выложить все как есть. В поясной сумке старшего связиста батальона в колбе из бронированного материала хранился маленький кусочек Камня Пространственного Взора, как этот магический элемент называли артэоны. Кусочек волшебного камня опустился на дно золотистой вазы, после произнесения заклинания в воде которой появилось изображение полковника в командном центре в Армидее контролирующего миссию «Таяние Снегов». Ваза стояла на раскладном табурете в центре палатки, в которой находилось все командование батальона и приписанные к нему Вэйнон с магом. «Ситуация действительно сложная, давать какие-то прямые распоряжения и указы сейчас было бы крайне опрометчиво. В любом случае Людей Волка мы бросить не можем. Если потребуется, окажите им военное содействие в рамках своих сил. Майор Калегром берите инициативу в свои руки и действуйте исходя из сложившейся ситуации». Связь начала нарушаться. Изображение полковника в воде то искажалось, то исчезало вовсе. Звук пропадал. Вызванный
связист, побормотав несколько разных заклинаний наладить связь так и не смог. После серии помех изображение пропало вовсе, вода в вазе просто светилась, звук шел с сильными помехами. «Подкрепление… невозможно… одни… в этом лесу… Оставайтесь с ними до конца. Как меня поняли, прием?»  — связь полностью оборвалась. «Это все этот чертов Дух. Строит нам козни, не желая отпускать нас живыми из своего леса»,  — глядя в черное небо, майор Калегром высказал свои предположения о причинах потери связи. «Вы слышали полковника майор. Последний приказ не оставляет нам всем выбора»,  — из-за спины майора пояснил маг.
        Опустилась холодная глухая ночь, температура просела за минус двадцать градусов. Вобравшие в себя свет прошедшего дня гигантские кристаллы разноцветных Гирлянд Таргнера, засияли красными, желтыми, синими цветами. Закрывающая собой небо над головами жителей деревни огромная зеленая крона засияла тысячью кристальных шаров, приятным светом озаряя все вокруг лучше всякой луны. Это чудо природы полностью оправдывало свое название, жить под ним это все равно, что жить под огромной новогодней елкой. В окружающих лесах завывали волки, не дающие покоя лагерю армидейцев.
        В деревне повсюду загорелись костры, к которым для вечернего отдыха стягивались жители окрестных домов. Под светом костров поддерживаемых детьми, мужчины принялись разделывать добычу принесенную прошедшим днем. Запахло жареным мясом больших белых оленей, объемные сплетения крепких рогов которых были обвешаны органическим подобием листьев, туши этих животных на санях в течение дня охотники волочили из леса. Среди уникальных обитателей Мерзлого леса послуживших сегодня ужином для Людей Волка были еще огромные слепые зубастые рыбы из вечно скованных льдом местных озер, добычу которых сложно было назвать рыбалкой, скорее это напоминало охоту при помощи гарпуна. Жители деревни принесли в лагерь армидейцев несколько чанов с ухой, жареным мясом в бульоне из крови, чая из кореньев, вместо хлеба предлагалось подобие запеканки из местной подснежной травы, спрессованной в маленькие брикеты. Вкусив пищу, разгорячившись настойкой из кореньев Синихалы, взрослые аборигены сильнее распалив костры, принялись плясать под удары бубнов. Вся деревня наполнилась песнями и звуками нетрезвого веселья. Армидейцы со
стороны потешались над «этими дикарями», естественно отказавшись присоединиться.
        Маг снова став самим собой, едва держась на ногах от разом навалившейся усталости, добрался до штабной палатки и завалился спать. Рурхан долго стоял возле одного из караульных костров, разбросанных вдоль периметра лагеря. Глядя по сторонам, он снова видел свою деревню освященную светом этих огромных гирлянд созданных безумным Духом. Этот свет единственное, что всегда нравилось ему в его маленькой родине. Он чувствовал себя раздавленным, те, кому он верил, так жестоко использовали его, сыграв на чувствах к оставленному дому. Это можно было назвать предательством, но размышляя над всем, он приходил к выводу, что это его вина. Он, навыдумывав себе всяких глупостей, упорно не желая прозреть, сам привел их сюда, сам создал эту проблему. Ему не врали, ему просто аккуратно не договорили и грамотно использовали в своих целях.
        От понимания того что все вокруг замерло на пороге разрушения ему было страшно смотреть по сторонам. Он принес погибель в родной маленький мир. Завтрашнее утро даровало единственную возможность все это исправить. Он обдумывал аргументы для завтрашнего собрания, нужно было, во что бы то ни стало заставить своих сородичей одуматься ради их же блага. Глядя на ее фотографию, тяжело вздыхая, он понимал, что несмотря ни на что должен вернуться обратно. Пусть с ним так некрасиво поступили правители того общества, но она была здесь не причем, ради нее он должен быть сильнее и не делать глупостей.
        Решив, что с него достаточно армидейцев, он решил пройтись по родной деревне. Гуляя по дорожкам среди сугробов, бродя между домами, среди шума голосов и звуков веселья, доносящихся от костров собравших вокруг себя толпы местных, он понимал, что является чем-то чуждым для этого окружения. И тут он случайно увидел движущуюся по деревне в сторону ручья одинокую фигуру, с коромыслом и двумя ведрами на шее. «Что за сумасшедший идет за водой вечером?»  — подумал Рурхан. Но тут в свете Гирлянд Таргнера увидел до боли знакомую родную не то рыжую, не то серую бороду и такие же длинные неухоженные волосы как всегда не прикрытые шапкой, узнал эту странную походку. Резко позабыв обо всем, он не выдержал и рассмеялся, глядя на старого друга. Тот, остановившись, пытаясь понять, что за странный тип смотрит на него с соседней дорожки, узнав родственную душу, попятился назад и, поскользнувшись, завалился на снег. Коромысло и ведра, дребезжа, разлетелись в стороны. От радости встречи смеясь как умственно неполноценный Рурхан, через сугробы бросился к нему, обняв так крепко, как только можно.
        — Ну, тише задушишь же ведь,  — в шутку заворчал друг.
        — Здравствуй Рэвул. Не виделись сто лет!
        — Ну, здравствуй уродец,  — сквозь тяжелое похмелье, сияя от радости, глядя на Рурхана, сказал он.  — И что это еще за «Здравствуй Рэвул»? А как же привычное мне «говнюк»? Кроме тебя меня так больше никто не зовет.
        — Ой, не надо вруша. Я звал тебя так пару раз! В шутку…
        — Но я успел привыкнуть.
        — Ну, ты что я теперь так не разговариваю, даже с тобой. Я теперь вроде как цивилизованный.
        — Значит ты не мой друг Рурхан. Все я пошел отсюда,  — в шутку пробурчав это, он начал уходить.
        — Стой ты!  — смеясь, остановил его Рурхан.  — Я изменился, но все равно я это я.
        — Изменился ты конечно сильно. Какой у тебя плащ интересный,  — он принялся разглядывать Рурхана, щупать его одежду.
        — Да я теперь