Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лоскутов Андрей: " Небесный Часовой " - читать онлайн

Сохранить .
Небесный часовой Андрей Сергеевич Лоскутов


        Билл обычный парень из небольшого городка, влюбленный в девушку своей мечты. Но по дороге к ней на свидание он погибает в аварии. И чтобы вернуться назад, Бил соглашается на сделку со смертью: его вернут к жизни, но за это он должен вести дневник умерших в своем городе. Он возвращается назад, с надеждой вернуться к прежней жизни, но со временем понимает, что путь к ней для него уже давным-давно закрыт.…

        НЕБЕСНЫЙ ЧАСОВОЙ
        АНДРЕЙ ЛОСКУТОВ

        ГЛАВА 1. ВЫХОДЯ ИЗ ДОМА

        Выходя каждый день из своего дома, никогда не знаешь с чем столкнешься, и как закончиться твой день, но ты всегда надеешься на счастливый финал. Иногда даже представляешь в своей голове, как все будет происходить, практически с первой и до последней минуты в уме прокручиваешь все действия. Размышляя о том, в какие нелепые ситуации ты можешь попасть и о том, как тебе всего этого избежать.
        Люди день за днем проходят мимо друг друга практически не смотря по сторонам и не видя того насколько хороша жизнь которой они сейчас живут, и возможно даже не понимают что нужно дорожить каждым ее мгновением, ведь она может закончиться практически в любую минуту. И никто не знает когда же этот момент наступит, все время, надеясь только лишь на случай прожигают отведенное им время, стремясь к каким-то нелепым или даже дурацким целям, известным только им самим.
        Все надеяться на то, что момент их кончины еще не скоро, и что у них впереди еще очень много времени. А значит можно жить и не о чем серьезном не задумываться, проводя несчитанные часы, в пьяном угаре разгуливая по барам и ресторанам, или же заперевшись дома на все замки провести полжизни в интернете, тратя время на виртуальное общение и компьютерные игры.
        Так же думал и я, выходя в один из таких обычных дней за порог своей съемной квартиры на окраине маленького городка Фристена. Если бы я знал о том, что ждет меня вечером, не за что на свете не пересек бы этот порог, а наоборот остался бы дома, отменив все дела, но откуда, же я мог все это знать.
        Ну, хорошо обо всем по порядку, меня зовут Бил, мне двадцать один год и я будущий выпускник одного из лучших университетов нашего города. Родом я из небольшой деревушки находящейся чуть дальше Миддена и Бертимонда, недалеко от которых как раз и расположен этот маленький городок. И когда после окончания школы пришло время, выбирать в котором из этих городов мне продолжить учебу я, не задумываясь, выбрал Фристен. Почему? Не знаю, видимо в тот момент он мне показался наиболее подходящим вариантом. В Миддене университетов практически не было, в Бертимонде наоборот их было огромное множество, но плата за обучение была очень сильно завышена, и в итоге я оказался здесь.
        О чем конечно же не жалею, ведь именно здесь я познакомился с одной из прекраснейших девушек на земле, которой вечером этого же дня собирался сделать предложение. Мы договорились встретиться в кафе, но я немного опоздал, покупая в лавке на углу цветы. Возможно, именно эта задержка и послужила причиной произошедших в дальнейшем событий. Быть может если бы я вышел немного позже из этой лавки или вообще обошел ее стороной всего этого бы не случилось, но по злому стечению обстоятельств все произошло именно так как будет описано далее.
        Я шел к ней, держа в одной руке огромный букет цветов, а в другой сжимая кольцо, от волнения захватывало дух и, подойдя к перекрестку, я увидел ее. Она с грустным видом сидела за одним из столиков, ежесекундно с нетерпением просматривая улицу. При виде меня она улыбнулась, я улыбнулся в ответ, тут загорелся зеленый и я, сделав несколько шагов, вновь посмотрел на нее. Буквально за пару секунд улыбка на ее милом личике сменилась выражением крайнего ужаса, она что-то закричала, показывая на дорогу пальцем. Я повернулся посмотреть, что случилось, и за секунду до удара успел заметить машину.
        Какой-то лихач решил проскочить на красный, именно в тот момент, когда я переходил через улицу. Из-за букета в левой руке я его не увидел и, повернувшись, не успел отскочить в сторону. Последнее что я слышал, был скрип колес об асфальт перед ударом, затем меня отбросило на несколько метров и, ударившись головой о землю, я потерял сознание.



        ГЛАВА 2. ПО ТУ СТОРОНУ ЗАНАВЕСА

        Очнувшись через несколько минут, я увидел перед собой испуганное лицо Дженнифер, она держала меня за руку и что-то кричала, но я нечего не слышал из-за звона в ушах. Я хотел подняться, но не смог, тело не слушалось, не мог пошевелить не рукой, не ногой. В глазах рябило от яркого света, сердце бешено стучало и казалось, что отбивает свои последние стуки.
        Через какое-то время я услышал звук сирены, и приехавшие на место аварии медики осторожно положив меня на носилки, понесли к машине. Затем так же осторожно погрузив меня в салон, забрались в него сами, что-то крикнув водителю. Машина тут же тронулась, но по дороге в больницу мне вдруг стало хуже, я начал задыхаться, сердце застучало все сильнее и казалось, что вот-вот вырвется из груди.
        — Похоже, у него внутреннее кровотечение,  — услышал я голос одного из врачей.  — Сломаны ребра, возможно сотрясение.
        Я слышал их крики, видел их взволнованные лица у себя перед глазами:  — Пульс участился, давление падает,  — но нечего не мог поделать.  — Начались судороги, мы его теряем. Я погибал у них на глазах, и каждая секунду теперь казалась мне вечностью,  — Раз, два, три — разряд.
        Как вдруг все закончилось, мне не было больно, я вообще нечего в тот момент не почувствовал. Как будто легкий порыв ветра, просто вынул мою душу из тела. Я стоял и смотрел на старанья врачей, пытавшихся вернуть меня к жизни, затем яркий свет ударил прямо в глаза, и наступила тьма.
        Открыв глаза, я понял, что лежу на полу в темной комнате и, поднявшись на ноги, попытался осмотреться и понять где я все-таки нахожусь. Но тут надо мной зажегся свет, и какая-то неведомая сила толкнула меня в грудь, усадив на деревянный стул, появившийся невесть откуда посреди комнаты. Как только я сел, кандалы, гремя цепями, вцепились мне в руки, приковав к подлокотникам.
        — Что тут происходит?  — закричал я.  — Где я?
        Но вместо ответа в комнате зажегся свет, и я смог разглядеть человека в черном балахоне сидящего передо мной за большим деревянным столом.
        — Слушается дело Била Джозефа Карлина,  — объявила она, доставая из под стола огромную папку и открывая ее.
        — Что тут происходит?  — снова закричал я.  — Где я? Что со мной произошло?
        — Суд,  — спокойно ответила женщина.  — Вы умерли мистер Карлин, авария, помните?
        Я сидел словно громом пораженный, и ее слова отдавались в моей голове:  — Авария?  — переспросил я.
        — Да помню,  — сказал я.  — Но я думал, что все хорошо, что я жив, я видел сон, да, да точно, это сон, я наверно сплю.
        Я попытался себя ущипнуть, чтобы проснуться, но у меня нечего не вышло, ведь руки были скованы. И мой жалкие попытки освободиться, вызвали у этой женщины смех.
        — Что вас так рассмешило?  — спросил я, перестав вырывать руки.
        — Ваша реакция,  — ответила она улыбаясь.  — Вы все так делаете, пытаетесь думать, что все это сон, но должна вас расстроить, сейчас вы не спите.
        — Вы видели свет,  — продолжила она.  — Он вас позвал, вы пошли за ним и оказались здесь.
        — Да, свет,  — сказал я.  — И что теперь со мной будет?
        — Вашу судьбу решит суд,  — ответила она.  — Все что от вас зависело, вы уже сделали, ну или не сделали по каким-то причинам.
        — Все это записано здесь,  — сказала она, показывая мне папку.  — Тут вся ваша жизнь, от первой до последней секунды.
        И больше не сказав не слова, она открыла папку и с весьма задумчивым видом начала перелистывать страницы одну за другой. На прочитывание записей моей жизни у нее ушло минут двадцать, и с каждой перевернутой страницей ее лицо выглядело все светлее и радостней.
        — Я думаю, с вами проблем не будет,  — сказала она улыбаясь.  — Учитывая все ваши заслуги, думаю, что ковровая дорожка в рай для вас уже заказана, и люкс на ваше имя уже давным-давно забронирован.
        После этих слов мне стало как-то легче дышать, как будто камень свалился с души. Весть о том, что меня не отправят в пекло, была очень приятной. Но тут я вспомнил про Джен, и подумал о том, что, быть может, больше никогда ее не увижу.
        — Нет,  — вырвалось у меня, прежде чем я успел что-то ей ответить.
        — Что нет?  — спросила судья, удивленно подняв брови.
        — Я не хочу уходить,  — ответил я.  — Я еще слишком молод, я не хотел умирать, я хотел жить! Прошу вас не отправляйте меня туда.
        Судья какое-то время очень пристально на меня смотрела, очевидно, соображая, что же со мной делать, но затем ее лицо вновь просветлело.
        — Ну, раз вы так настаивайте, мистер Карлин,  — немного погодя ответила она.  — У меня есть для вас другой вариант, я верну вас обратно, но с одним условием, вам придется на нас поработать.
        — Я согласен,  — ответил я, без промедления.



        Глава 3. Счетоводный отдел

        После того как я дал согласие судья на какое-то время удалилась из зала и вернувшись стоя зачитала свое решение. Согласно которому меня направили в загробное отделение счетоводного отдела.
        — Куда меня направляют?  — переспросил я, как только она закончила читать.
        — В счетоводный отдел,  — повторила она, посмотрев на меня.  — За вами сейчас придет Карл, он все вам объяснит.
        — Кто придет?  — спросил я, видя, что она собирается уходить.
        — Карл,  — ответила она, уже понемногу выходя из себя.  — Он ваш надзорный, он расскажет, чем вы будете здесь заниматься.
        — Вы меня извините,  — продолжила она, проходя мимо меня и открывая дверь.  — Мне нужно подготовиться к другому заседанию.
        Она вышла из зала, оставив меня в одиночестве на какое-то время. Я сидел и думал о том, что всего этого не может быть, все происходящее в тот момент вокруг меня казалось нереальным. Это был сон наяву, злой сон из которого нет выхода. Я до последнего отказывался верить в собственную смерть, я не мог поверить, что все это происходит со мной. За что мне все это? Чем я заслужил такое наказание? Умереть молодым. Нет, я отказываюсь в это верить.
        Тут скрип открывающейся двери прервал все мои размышления, я обернулся и увидел человека входящего в зал. Он выглядел как ковбой из старых вестернов, сапоги с бренчащими по паркету шпорами, рваные солдатские штаны эпохи гражданской войны, рубашка в полоску, жилетка и шляпа предавали этому человеку незабываемую внешность. Так одеваться в наше то время,  — подумалось мне невзначай.  — Сколько же должно быть этому парню?
        — Карл,  — представился он, с улыбкой протягивая мне руку.
        — Бил,  — ответил я, и добавил.  — Я бы пожал вам руку, но…
        Я головой кивнул на колодки, что больно сдавливали мне руки.
        — Ах, да,  — сказал он, посмотрев, куда я показываю.  — Сейчас.
        Он махнул рукой, и колодки сами собой меня отпустили, я поднялся с места готовый идти.
        — Это мера предосторожности,  — сказал Карл, показывая на стул.  — На случай если умерший вздумает дергаться.
        — А что есть и такие?  — спросил я.
        Вместо ответа Карл махнул мне рукой, показывая следовать за ним, и выйдя в коридор, я услышал какие-то крики. И через пару секунд из-за угла показались трое человек, причем двое тащили за собой третьего, который неистово вопил и упирался. Они проследовали мимо нас с Карлом, и мне удалось разглядеть всех троих. Я узнал парня, которого тащили, о нем еще неделю назад говорили в наших местных новостях. Двое других, по всей видимости, были охранниками, они затащили этого типа в зал и, бросив в кресло, резко закрыли дверь.
        Карл громко фыркнув, пошел по коридору, гремя своими сапогами, ну а я, придя в себя через пару секунд, последовал за ним.
        — Кто это был?  — спросил я, догоняя его.
        — Терри Гринк,  — сквозь зубы процедил Карл.  — Убийца, вор и подонок которого еще нужно поискать.
        — Я думаю, ты о нем слышал,  — продолжил Карл, подходя к лифту.  — Такие люди точно знают, что их ждет и не очень то стремятся сюда попасть, ну ты сам все видел.
        — Да уж,  — сказал я, вслед за Карлом заходя в лифт.
        — Ты ближе к кнопке,  — сказал Карл.  — Нажми на двойку, только не вздумай нажимать на единицу.
        — А что там?  — спросил я, нажимая на двойку.
        — Пекло,  — спокойно ответил Карл.  — Видишь, кнопка обведена красным, небеса у нас на четвертом, суды на третьем, а счетоводы на втором, как раз туда то мы и направляемся.
        — Прибыли,  — объявил он, как только лифт остановился.
        — Счетоводы?  — спросил я, выходя из лифта.
        — Да,  — ответил Карл.  — Но к ним ты отправишься завтра, для начала тебе нужно привести себя в порядок и немного поспать.
        Карл решительно прошел мимо двери с табличкой «Счетоводный отдел» и остановился у следующей двери с табличкой «Комната для персонала».
        — Там на вахте спросишь Эдди,  — сказал Карл, открывая мне дверь.  — Он о тебе уже знает.
        — Хорошо,  — сказал я, заходя внутрь, и закрывая за собой дверь.
        Как только дверь закрылась, я увидел, что нахожусь в просторном коридоре с кучей дверей, я прошел по нему и увидел старика сидящего за столиком.
        — Вы Эдди?  — спросил я, подходя к нему.  — Меня к вам отправил Карл, я…
        — Бил знаю, проходи,  — проворчал он, сунув мне в руку какой-то ключ.  — Твоя комната с номером десять.
        Я взял ключ и, поблагодарив Эдди, отправился искать дверь своей комнаты. Долго идти мне не пришлось, уже через пару метров я нашел нужную дверь и, открыв ее ключом, вошел в комнату. Которая оказалась весьма уютной и даже чем-то напомнила мне ту, из которой я ушел еще утром. Очень устав от всего пережитого за день, я тут же рухнул на диван и мгновенно заснул.



        Глава 4. Подсчет смертей

        Не знаю, сколько времени я проспал, но уже через пару часов меня разбудил громкий стук в дверь.
        — Эй, парень пора идти,  — услышал я через дверь голос Карла.  — Надеюсь, ты хорошо отдохнул, потому, что нас ждет много работы.
        Поднявшись с дивана, я почувствовал невероятную легкость, ощущение было такое, как будто я проспал часов двенадцать не меньше. Я подошел двери и, открыв ее, вышел в коридор, в котором меня уже ждал Карл.
        — Выглядишь намного лучше,  — сказал он, увидев меня.  — Идем.
        — Сколько я спал?  — спросил я, идя за ним по коридору.
        — Два часа,  — ответил Карл.  — Обычно спят не больше часа, но я решил, что тебе нужно хорошо отдохнуть после пережитого тобой потрясения.
        — Не больше часа?  — переспросил я, удивленно.  — А ощущение как будто я спал целый день.
        — Так и было,  — с ухмылкой сказал Карл.  — В этих комнатах один час равен восьми земным, так что ты проспал почти шестнадцать часов.
        Мы подошли к двери с табличкой «Счетоводный отдел», и Карл со словами:  — «Добро пожаловать в счетоводы».  — Открыл ее и, пропустив меня вперед, зашел сам. Я зашел в большой зал, в котором повсюду стояли маленькие столики. За каждым, из которых сидел человек с кучей различных бумаг и вел записи, что-то постоянно бормоча себе под нос.
        — Иди за мной,  — сказал Карл, и решительно двинулся к другому концу зала.
        Я не спеша последовал за ним, постоянно озираясь по сторонам, и глядя на снующих повсюду людей с большими папками в руках. Пройдя через весь зал, Карл остановился у большой белой двери.
        — За этой дверью,  — сказал он, повернувшись ко мне.  — Находиться мир живых.
        — Объясняю, как здесь все устроено,  — продолжил он.  — Существует три типа душ.
        — Первые это те, кто попадает прямиком в пекло, это так называемые «плохие парни», убийцы, маньяки, насильники и так далее,  — сказал Карл.  — Вторые, это твердые середняки это те люди, которые при жизни заботились только о себе, и жили в свое удовольствие, не делая никому зла. Вроде бы да, они молодцы, они никому нечего плохого не сделали за всю свою жизнь, но дело все в том, что в этом месте смотрят и на хорошие поступки сделанные человеком при жизни. А раз они нечего такого не делали, значит, им придется дорабатывать и после смерти, чтобы избежать пекла за свой эгоизм.
        — Их сюда приводят насильно и на землю не пускают,  — немного погодя продолжил Карл.  — Но есть и третий вид, это как раз те, кто должен был прямиком попасть рай, но по каким-то только им известным причинам туда не торопится. Вот их то мы и отправляем обратно на землю, давая новую жизнь и новую работу.
        — Ты, мой друг, отправишься обратно в свой город, и будешь вести подсчет смертей,  — сказал с ухмылкой Карл.
        — Что буду вести?  — спросил я в недоумении.
        — Подсчет смертей,  — повторил Карл.  — Ты вернешься обратно и будешь вести записи обо всех смертях, произошедших в твоем городе в течение пятнадцати лет.
        — Пятнадцати?  — спросил я.
        — Да, таков твой испытательный срок,  — ответил Карл.  — У тебя будет свой блокнот, в который ты будешь записывать дату, время и причину смерти. В этом блокноте составлены записи обо всех людях, живущих в твоем городе, и вот тут в правом углу идет отсчет отведенного им времени.
        — Отведенного для чего?  — спросил я.
        — Для жизни конечно,  — ответил Карл.  — Каждому человеку отведено ровно столько, сколько он должен прожить, но иногда в силу каких-либо обстоятельств смерть наступает не по времени, так, кстати, произошло и с тобой, ты бы мог прожить до восьмидесяти, если бы не та авария.
        — Вот именно для таких случаев нам и нужны часовые,  — продолжил Карл.  — Тебе всего лишь нужно будет заранее придти в указанное в этом блокноте место, и произвести запись о смерти, ну как справишься?
        — Думаю да,  — ответил я, принимая блокнот из его рук.
        — Это хорошо,  — кивнув, сказал Карл.  — Так же тебе полагается носить часы, чтобы записывать верное время, и этот красный свисток, на случай если возникнут проблемы.
        — Какие проблемы?  — спросил я, взяв свисток в руки и внимательно его изучая.
        — Разные,  — ответил Карл, открывая дверь.  — Может попасться бунтующий дух, или же живые будут мешаться у тебя под ногами.
        — Ладно, не будем терять времени,  — сказал Карл.  — Видишь за дверью свет, заходи прямо в него, как устанешь, вернешься тем же путем, ну вперед!



        Глава 5. Первое правило духа

        Я первым вышел на улицу, Карл немного погодя последовал за мной, при этом плотно прикрыв за собой дверь, и заметив мой вопросительный взгляд, сказал:  — «Мера предосторожности, мы же не хотим, чтобы души разбрелись по всему городу».
        — Дом престарелых?  — сказал я, спуская по ступенькам.
        — Ну а что, по-моему, хорошая маскировка,  — пожав плечами, ответил Карл.  — Там на домофоне нажмешь цифру два, назовешь свое имя, и тебя пропустят. Все понятно?
        Я, молча, кивнул и, убрав блокнот в карман пиджака, а часы и свисток рассовав по карманам брюк, не спеша двинулся в сторону своего дома. Размышляя о том, что еще пару дней назад так же ходил по этим улицам, не подозревая о том, что меня ждет.
        — Вот она — жизнь,  — думал я про себя.  — Так близко, что можно ухватиться рукой за нее и больше не отпускать.
        Эти узкие улочки, скрип колес об асфальт, спешащие неизвестно куда люди, все это было теперь так близко, и так бесконечно далеко от меня. Зайдя в дом, я поднялся на свой этаж и, остановившись у двери, замер на месте с восторгом разглядывая ее. Я просто стоял и смотрел на дверь своей квартиры, так, как никогда не смотрел раньше, на дерево, покрытое густым слоем краски, на пластиковую ручку в виде змеи, на замок уже несколько раз некогда сломанный. Очевидно, после смерти начинаешь, видит то, на что раньше у тебя, попросту, не хватало времени, но сейчас его в избытке и ты пытаешься насладиться каждым прожитым мгновением. Я схватил ручку и попытался открыть дверь, но она не поддалась.
        — Ей, дедуля вы ищите Карлина?  — услышал я знакомый голос у себя за спиной.
        Обернувшись, я увидел старика Теда, нашего уборщика, человека с которым при жизни я только здоровался.
        — Да,  — ответил я, посмотрев на него.  — А вы знаете, где он?
        — Конечно, знаю, где же ему еще быть после той ужасной аварии,  — с горечью в голосе ответил Тед.  — На кладбище он переехал, похороны как раз состояться сегодня.
        После его слов меня словно молния поразила, я отпустил ручку и двери и стремглав помчался вниз по лестнице, пробежав мимо ошалевшего от неожиданности Теда.
        — Дедуля ты бы поберегся,  — крикнул он мне в след, когда я спускался по лестнице.  — Я бы не стал в таком возрасте так носиться.
        Однако я нечего не хотел слышать, и уже через пару минут выбежав на улицу, поспешил к единственному в нашем городе кладбищу. Сил у меня ненадолго хватило и, пробежав всего несколько метров, я почувствовал дикую боль в сердце. Остановившись и немного отдышавшись, я продолжил путь, но уже шагом изредка переходящим на бег. Пройдя через главные ворота, я подошел к одному из охранников, и тот указал мне в какую сторону нужно идти. Найдя нужное место, я не стал подходить ближе, решив, что лучше будет смотреть на все это со стороны.
        Возле моей могилы было не слишком много народу, как обычно показывают в фильмах, там были родители, была Джен, было несколько человек с факультета, в том числе мой лучший друг Стив. Он всю церемонию держал Дженнифер за руку, она плакала, закрывая платочком лицо. В руках у них были венки, все это было как в страшном кошмаре, в котором гибнет главный герой.
        — Нелегко наверно на все это смотреть,  — послышался за спиной знакомый голос.
        Я обернулся и увидел, словно появившегося из неоткуда Карла. Который, скрестив на груди руки, сидел на одном из надгробий.
        — Я знаю, о чем ты сейчас думаешь,  — сказал он, подходя ко мне.  — Вы все приходите сюда именно в этот момент.
        — Ну, раз знаешь,  — ответил я.  — То, скажи, что мне теперь делать?
        — Смириться,  — ответил он.  — Да смириться, потому что дорога к той прошлой жизни для тебя закрыта.
        — Но я не хотел, чтобы так вышло,  — сказал я, посмотрев на него.  — Я хотел жить! И я буду жить с моей Джен в этом мире или в другом!
        — Что ты собираешься сделать?  — спросил Карл, схватив мою руку.
        — Прямо сейчас вернуть свою жизнь!  — закричал я, выдернув руку.
        В тот момент я хотел только лишь одного, прекратить страдания всех моих близких, мне хотелось сказать, что вот он я рядом с ними. Что я вернулся к ним, и больше никуда не уйду.
        Церемония закончилась, все начали расходиться только Стив и Джен продолжали стоять, печально опустив головы глядя на могилу. Я тихонько подошел к ним и, остановившись за их спинами замер на какое-то время.
        — Джен,  — сказал я.  — Это я Бил, я вернулся, не знаю, как это произошло, но я не умер Джен, я здесь.
        Услышав свое имя, она на какой-то момент улыбнулась, но при виде меня ее улыбка растаяла, сменившись еще большей печалью.
        — Кто вы?  — спросила она.  — Я вас не знаю, вы точно не Бил, не подходите ко мне!
        Она вцепилась в руку Стива, который смерив меня уничтожающим взглядом, медленно повел Дженнифер прямо к машине.
        — Но это я,  — сказал я, не отставая от них.  — Это я Бил, я вернулся.
        На этот раз не выдержал Стив, усадив Дженнифер на заднее сидение, он подошел ко мне вплотную, я попытался улыбнуться и хотел уже обнять старого друга. Как вдруг он с силой толкнул меня в грудь, закричав:  — «Еще одна такая шутка папаша и тебе не поздоровиться».
        — Убирайся, пока цел!  — крикнул он, забираясь в машину.
        Они уехали, оставив меня одного, у своей собственной могилы, я смотрел на свое улыбающееся фото на камне, и думал о том, как это произошло, как они могли меня не узнать. Почему Стив так со мной поступил, после стольких лет дружбы, Карл подошел сзади и, остановившись, так же смотрел на могилу.
        — Хорошая фотография,  — кивнул он одобрительно.
        — Почему они меня не узнали?  — спросил я, посмотрев на него.
        — Я говорил тебе, что теперь у тебя новая работа и соответственно новая жизнь,  — ответил Карл.  — Неужели ты думал что тебя отправят обратно с твоей собственной внешностью, особенно после того как весь город видел аварию. Мертвец вернувшийся с того света это нонсенс.
        — Все это делается лишь для того чтобы ты не нарушил главное правило духа,  — сказал Карл, ухмыляясь.



        Глава 6. Не пыльная работенка

        — Какое правило?  — спросил я, оторвав взгляд от могилы.
        — Главное правило умерших,  — это не вмешиваться в мир живых,  — ответил Карл.  — Покуда ты мертв, но остаешься здесь в качестве призрака, то и должен таким оставаться, выполняя эту не пыльную работенку.
        — Ты хотел отсрочить свой уход, хотел еще раз вернуться сюда и погулять по этим улицам,  — продолжил Карл.  — Мы дали тебе такую возможность, взамен ты дал слово, что будешь работать.
        — И кстати о работе,  — сказал он, вдруг остановившись и прислушавшись.  — Что это у тебя в кармане так громко тикает.
        После этих слов я тоже услышал тиканье, которое все сильнее раздавалось в кармане моих брюк. Засунув в карман руку, я вытащил часы и, посмотрев на циферблат, увидел, что вместо обычных трех стрелок на нем движутся две и притом в обратную сторону. Я показал часы Карлу, его взгляд задержался на маленькой стрелке, и через секунду он произнес:  — «Пора работать приятель, достань блокнот и посмотри адрес». Я сделал, как он сказал и, открыв блокнот, увидел в правом углу: «Глоудруп — стрит, дом 18», а чуть левее было написано: «Мери Тревис».
        — Что все это значит?  — спросил я, глядя в недоумении то на часы, то на блокнот.
        — Обратный отчет,  — спокойно ответил Карл.  — Ты должен придти по этому адресу и зарегистрировать умершего там человека, все просто.
        — Ты пойдешь со мной?  — спросил я.
        — Нет уж парень, давай сам,  — ответил Карл, посмотрев на часы.  — Я итак что-то с тобой заболтался, мне пора.
        — А как я узнаю ее?  — хотел было спросить я, но оглядевшись, увидел, что Карл исчез так же неожиданно, как и появился.
        Вновь взглянув на часы, я увидел, что осталось меньше десяти минут и, сунув блокнот обратно во внутренний карман, скорее поспешил по этому адресу. Через пару улиц я заметил дым, идущий как раз с той улицы, к которой вел меня блокнот.
        — Неужели пожар,  — подумалось мне.  — Быть такого не может.
        Но я ошибся, и в ужасе ахнул, оказавшись возле дома с табличкой «18». Ведь прямо перед моими глазами предстала душераздирающая картина, девушка, пытаясь спастись от огня и дыма, стоя на подоконнике, высунулась из окна своей квартиры на шестом этаже. Она пыталась спастись, отчаянно цепляясь за жизнь, и как раз в это мгновение часы отбивали последние секунды ее жизни. 3…2…1 и она, соскользнув с подоконника, упала прямо посреди улицы, недалеко от столпившихся рядом зевак пришедших поглазеть на это увлекательное представление.
        Придя в себя через мгновение, я посмотрел на часы, они вновь вернулись в прежнее состояние и уже тремя стрелками показывали верное время. Вспомнив слова Карла о записях, я достал блокнот и рядом с именем Мери Тревис написал «14 мая 2013 года», «19: 32», «пожар». Как только я это проделал, над телом Мери засиял яркий свет, который я видел лишь однажды, ее душа поднялась, и с улыбкой помахав мне рукой, медленным шагом упорхнула наверх, растаяв в белоснежных лучах.
        Я еще какое-то время стоял и смотрел ее вслед, надеясь, что ужасы на сегодня закончились. Но как только я об этом подумал, в моем кармане снова начали тикать часы. Достав их вновь из кармана, я увидел, что осталось двенадцать минут и, открыв блокнот, увидел новую запись «Бренинг-стрит, дом 29», а рядом имя «Тейлор Селиндж». Я знал этот адрес, по этому адресу находилась единственная во всем городе больница, и мне надлежало как можно скорее добраться туда.
        Спрятав блокнот, я прошел мимо горящего дома окруженного собравшейся рядом толпой и, срезая путь через проулки и разные закутки улиц, вскоре оказался рядом с больницей. Открыв дверь, я вошел внутрь и, увидев стоящую на посту медсестру, направился к ней.
        — Дедуля вы к кому?  — спросила она удивленно.  — Часы приема закончились.
        — Мне бы внука увидеть,  — ответил я, начиная привыкать к тому, что все вокруг зовут меня дедом.  — Видите ли, я совсем забыл про время, возраст уже не тот, да и память подводит, поэтому постоянно опаздываю.
        Медсестра, осмотрев меня сверху вниз, еще какое-то время размышляла, стоит ли меня пускать, не накажут ли ее за это. Я, улыбаясь, смотрел на нее, в уме считая секунды:  — Ну, давай же, пропусти меня, парень там умирает, а ты здесь лясы точишь». Но тут мыслительный процесс в ее голове подошел к концу, и она, улыбаясь, подала мне больничный халат, очевидно решив, что от одного дедушки некому плохо не станет. Я взял его и скорее поковылял по коридору в поисках имени парня, и через несколько метров возле одной из палат увидел табличку:  — «Тейлор Селиндж».
        Тихонько открыв дверь, я вошел внутрь и, остановившись возле кровати, увидел что Тейлор,  — это маленький мальчик не старше шести лет, который мирно спит в своей больничной палате, нечего не подозревая. Я подошел к тумбочке, стоявшей у окна и, посмотрев на историю болезни, оставленную в спешке кем-то из докторов, увидел всего три слова:  — «Опухоль головного мозга».
        У этого мальчика был рак, и жить ему оставалось не больше минуты, я знал об этом, глядя на тикающие стрелки часов, но уже нечего не мог сделать. Если он оказался в этом списке, значит обратного пути для него уже нет. Время жизни этого мальчика подходит к концу, и не я, не уж тем более он не в силах нечего изменить.
        Меня всегда удивляло то, как устроена судьба человека, кому-то удается насладиться своей жизнью сполна, родившись здоровым, ну а кому-то, как и этому мальчику, суждено встретить смерть в то время когда ему нужно жить. И не успев еще толком осмотреться в этом мире и понять что к чему, ему приходиться из него уходить. Кто так решил? Почему? Никому неизвестно. Самое странное что люди, рождаясь здоровыми, воспринимают это как данность, как будто, так и должно было быть. Они совершенно не ценят этого дара, буквально растрачивая здоровье по пустякам, на алкоголь и сигареты, совершая без страховки опасные трюки. Когда говорят что жизнь одна, и все нужно успеть это не значит, что нужно нестись сломя голову прошибая лбом стены.
        Главная несправедливость нашей жизни в том, что наркоманы, маньяки, убийцы и алкоголики — рождаются здоровыми, а дети больными. Кто так распорядился? Природа скажете вы. Чушь скажу я! Да, человек не выбирает каким ему родиться, но зато он в силах выбрать свой собственный путь. Он в силах отказаться от всего, что его убивает, и выбрать лишь то, что ему помогает. Он может не совершать преступлений без нужды, может отказаться от алкоголя и табака, может жить честной жизнью, не кому не вредя. Ну а если не может, то вопрос, лишь в том достоин ли он этой жизни?
        Сделав запись в блокноте о смерти мальчика, я так же тихо ушел, прикрыв за собой дверь.



        Глава 7. Отложенная смерть

        Практически месяц я без устали трудился, выполняя порученную мне работу. Пополняя блокнот записями о новых покойниках. Сказать, что случай попадались довольно скверные значит, нечего не сказать. Начиная от передозировки подростков наркотиками заканчивая уличной дракой и поножовщиной в переулке.
        Однажды придя в чей-то дом по очередному «вызову» я делал запись о человеке который вместо того чтобы решать проблемы, решил расстаться с жизнью. Конечно, проще же закинуть веревку на шею, встать на стул и толкнув его ногой покончить со всеми проблемами. Но разве это выход? Неужели вы думаете что покинув этот мир проблемы не найдут вас в другом?
        Судя по всему, этот парень тоже так думал и, сделав задуманное, благополучно скончался, как только это произошло я, помня главное правило, спокойно выполнил свою работу и уже собирался уходить, как вдруг вместо белого света под телом покойного загорелся ярко красный. Который исходил прямо из пола и, схватив его за ноги, потянул за собой. Но дух этого парня замер увидев меня.
        — Прости…  — прохрипел он, протягивая свою бледную руку.
        — За что?  — спросил я, с удивлением смотря на него.
        — Ведь это я… тогда на перекрестке,  — сказал он тихо.  — Решил проехать на красный.
        Я замер на месте не в силах даже шелохнуться, блокнот с негромким стуком выпал из рук. Я смотрел на его испуганное лицо, видел, как огонь поглощает его все сильнее, но не мог вымолвить не слова.
        — Что меня теперь ждет?  — спросил он с надеждой.
        — Я не знаю,  — ответил я, покачав головой.
        Огонь растаял бесследно, забрав душу с собой, а я, оставшись в одиночестве, еще какое-то время стоял и смотрел на висящее посередине комнаты тело. Как вдруг часы ожили снова и, посмотрев на них, я увидел, что осталось чуть меньше получаса.
        — Ну, кто у нас умрет на этот раз?  — сказал я, открывая блокнот.
        Громкий вздох вырвался из моей груди, когда я увидел в начале списка имя «Дженнифер Персол». Не может быть! Это не может быть она! Рядом с именем я увидел и место «Фристенский мост». Нет! Этого не может быть! Она не смогла бы, не стала! Я должен что-то сделать, должен ей как-то помочь, остановить. Но как? Ведь вмешиваться мне запретили.
        — Карл,  — подумал я.  — Он подскажет что делать.
        Быстрее пули вылетев из этого дома, и на ходу засунув блокнот обратно в карман. Я побежал к дому престарелых и остановился, только добравшись до его порога. Нажав на домофоне цифру два, я с нетерпением стал ждать ответа.
        — Кто там?  — лениво отозвался знакомый голос.
        — Карл это я Бил, мне срочно нужен твой совет,  — закричал я в отчаянии.
        — Все понял,  — ответил он так же лениво.  — Сейчас выйду.
        — Что стряслось?  — спросил он, выйдя на улицу.  — Где пожар?
        — Вот,  — ответил я, открывая блокнот и тыкая в него пальцем.
        — И что?  — спросил он, в недоумении глядя на имя.
        — Это она,  — ответил я, убирая блокнот.  — Моя Джен, девушка, что была на том кладбище, помнишь?
        — Да,  — ответил Карл.  — Погоди, что ты собираешься делать?
        — Я не знаю,  — ответил я, понуро покачав головой.  — Думал, ты подскажешь, как поступить.
        — Подскажу,  — кивнул Карл.  — Но только не здесь, давай немного прогуляемся, время у нас еще есть.
        Мы спустились по ступенькам, и пошли медленным шагом по улице. Карл замолчал ненадолго, очевидно собираясь с мыслями, и размышляя о том, что же все-таки мне на это ответить.
        — Я расскажу тебе историю, одного техасского рейнджера,  — начал он.  — Который жил примерно сто лет назад, и который честно и доблестно выполнял возложенную на него работу. Но вот однажды он казнил невиновного и, побоявшись расплаты от родственников, трусливо спасся из города, совсем позабыв о жене.
        — Он уже скакал по пустыне как, вдруг обернувшись, заметил позади себя дым,  — продолжил Карл.  — Он мгновенно все понял и, вернувшись, попытался вытащить ее из огня, но был схвачен толпой и повешен на сосне, что росла рядом с домом. В момент смерти он видел лишь яркое пламя, и думал о той, что спасти не сумел.
        — Почему ты мне все это рассказываешь?  — спросил я, посмотрев на него, и к удивлению заметил, что в голубых глазах Карла стоят слезы.
        — Потому что это был я,  — ответил он, посмотрев мне в глаза.  — Этот миг трусости стоил мне жизни и, попав сюда, я надеялся встретить ее, но суд оставил меня здесь еще на сто лет, и как только время придет, мы встретимся вновь.
        — Ты просишь совет,  — сказал Карл, положив руку мне на плечо.  — Дак вот, совет мой таков, не повторяй моих ошибок.
        — Но я…  — хотел было сказать я.
        — Ждал, что я буду тебя отговаривать,  — закончил за меня Карл.  — Да, путь к той жизни для тебя закрыт, но сейчас той девушке на мосту угрожает опасность, и ты должен быть там парень! Беги к ней, и будь что будет!



        Глава 8. Приговор суда

        Воспользовавшись советом Карла и не собираясь больше терять время, я оставил его посреди дороги и скорее помчался к мосту. Обгоняя на ходу пешеходов, я пытался обмануть смерть и не позволить Джен умереть. Наконец, выйдя на мост, я вновь посмотрел на часы:  — «Одна минута, черт Джен, где же ты?». Мост пустовал в этот вечер, не было гуляющих по нему парочек, не было и обычных прохожих. Лишь ветер и смерть кружили над ним в этот вечер и вот-вот должны были ее поглотить навсегда.
        — Осталось меньше минуты,  — думал я на бегу.  — Где же ты Джен? Где?
        И в эту секунду отчаяния я увидел ее идущей по краю, один шаг и настанет конец этой жизни, но и после нее мы не встретимся вновь. Ей не будет место в раю, а я в ад не желаю, но и в пекло ее не за что не пущу.
        — Стой Джен! Не надо!  — крикнул я, подбегая, но увидев меня, оступилась она и вниз полетев, ухватилась за край.
        — Хватай мою руку,  — сказал я, на мосту расстелившись.  — Еще чуть-чуть, дотянись!
        Не будь меня рядом, она бы упала, остались бы брызги и след на воде, никто бы не понял, что же с ней приключилось, и как же ей жить, коль любимого нет. Но сейчас все неважно, ведь беды не случилось, она не упала, я рядом, помог. И держа ее за руку, вывел из тени, туда ей надо, рано еще. Мы стоим на мосту, обманувшие время, вмиг изменившие судьбы свои. Поменяв маяки, смерть на жизнь поменяла она, ну а я, сделав выбор, бесследно исчез. И вновь яркий свет вдруг возник надо мной, озаривший лучами позвал за собой.
        — Я всегда буду рядом,  — сказал я на прощанье.  — Ну а ты будешь жить, и мы встретимся вновь.
        Я пошел за лучами, отпустив ее руку, и очнувшись, увидел заново тьму. Там не было света, но он вдруг зажегся и кто-то меня на стул усадил. Я заметил судью, что несла мою папку, ее грозный взгляд не сулил нечего. И смерившись с судьбой, что навеки без рая за один лишь поступок готов я страдать.
        — В связи с грубым нарушением главного правила духа, вновь рассматривается дело Била Джозефа Карлина,  — объявила судья.  — Вы осознаете всю тягость своего преступления?
        — Да, ваша честь,  — ответил я, понуро опустив голову.
        — И вы знали, что вас ждет за нарушение главного правила?  — спросила судья.
        — Да, ваша честь,  — повторил я.
        — И надзорный вас предупреждал и пытался вас остановить?  — снова спросила судья.
        — Да, ваша честь,  — в третий раз повторил я.
        — Но вы все равно ослушались и поступили по своему,  — сказала судья.  — У меня к вам последний вопрос, почему?
        — Потому что я ее люблю,  — ответил я, посмотрев на судью.
        И после этих слов произошла одна вещь которая меня поразила до глубины души. Лицо судьи на какой-то момент просияло, и она даже попыталась мне улыбнуться. Но тотчас опомнилась и закричала:  — «Но это не может быть оправданием совершенного вами злодеяния».
        — Я понимаю,  — сказал я, кивая.
        — Однако принимая во внимание все факты, и внимательно изучив отчет о проведенной вами работе направленный Карлом,  — сказала судья, поднимаясь со своего места.  — Суд назначает вам наказание в размере ста лет работы счетоводом.
        Я не мог поверить своим ушам, меня не отправляют в ад, а дают возможность исправиться. Наверно они тоже считают, что один плохой поступок не может перечеркнуть все хорошие. И моя догадка оправдалась, когда на выходе из зала меня догнала судья.
        — Я тридцать лет проработала честным судьей, и вот однажды мне пришлось нарушить закон, чтобы спасти свою дочь,  — сказала она.  — За это после смерти я оказалась здесь, не потому что всю жизнь делала зло, а потому что людям, которые оступились, в этом месте всегда дают второй шанс.
        Она улыбнулась мне на прощанье и, закрыв двери зала, вернулась к работе. В коридоре я встретил ухмыляющегося Карла, который очень обрадовался, увидев меня. Я рассказал ему все пока мы шли до отдела и, вернувшись в него, я забрал свой блокнот. Карл меня вновь отправил на землю, где я с новым видом продолжил работу. Записывал смерть, больше в нее не встревая, и даже не думал больше о Джен. Меня нет не для нее, ушел я из жизни, но когда-нибудь мы встретимся вновь. Ну а сейчас, она живет и не знает, что я где-то рядом, наблюдаю за ней.
        Кто же я для нее? Да, и сам я не знаю. Я словно призрак, я легкая тень, что кружит над вами в момент угасанья, ведя свой блокнот и считая людей.
        «Любовь вне границ пространства и времени».
        Лоскутов А. С.
        16 мая 2016 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к