Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лоскутов Андрей: " Шкатулка Секретов " - читать онлайн

Сохранить .
Шкатулка секретов (сборник рассказов) Андрей Лоскутов


        Шкатулка секретов — некий мистический артефакт, посланный в наш мир самим Мефистофелем. В нем заключены самые зловещие и самые опасные предметы, созданные им в недрах дьявольского пламени. Каждый из них может быть направлен только на совершение зла, используя порочные желания и слабости людей. Шкатулка секретов — это цикл рассказов о мужественных людях, способных сопротивляться чистому злу.


        Андрей Лоскутов
        Шкатулка секретов


        Оборотень в каменных джунглях


        Предисловие

        Мет обычный подросток, живущий в маленьком пригороде с мечтами о великом будущем. Он даже и не подозревает что ему уготовано стать главным героем страшных событий, которые взбудоражат размеренную и спокойную жизнь жителей пригорода Ливен-Стор.


        Глава 1. Ливен-Стор

        Наш небольшой городок находится между двумя холмами чуть южнее Бертимонда. Он практически незаметен для посторонних глаз, и в нем никогда нечего подозрительного не происходило. Обычные грязные улицы, несколько небоскребов и больших домов, две больницы парочка магазинов и школа.
        Именно таким он мне и запомнился, наш уютный маленький Ливен-Стор, со всех сторон окруженный горами и лесом на севере. Кстати я забыл представиться, меня зовут Мет, Мет Бабицки, мне всего-навсего семнадцать лет, и я учусь в старших классах нашей обычной средней школы.
        В тот день, когда начались все эти довольно странные для нашего небольшого городка события, я как обычно собирался в школу, бросив в свой рюкзак пару учебников, и тетрадей я закинул его на плечо и спустился вниз чтобы позавтракать.
        — Мам, что у нас на завтрак?  — спросил я, заходя на кухню.
        — Яичница с беконом на сковородке милый,  — ответила мама, лихорадочно собираясь на работу.
        Она всегда опаздывала по понедельникам, ей было тяжело прийти в себя после очередных выходных, и в этом плане я ее отлично понимал.
        — Ну, все удачной учебы дорогой,  — сказала она и, махнув мне рукой, схватила свою сумочку и, открыв дверь, скрылась за ней.
        Я махнул ей в ответ и принялся уплетать за обе щеки яичницу с беконом. Покончив с завтраком, я взглянул на часы.
        — 7: 30, если не выйду сейчас, то точно опоздаю,  — сказал я сам себе, выходя из кухни, закинув сумку на плечо.
        «Это будет уже третье опоздание за месяц, если завуч опять меня поймает то мне несдобровать»  — думал я, ища в прихожей свои кроссовки, которые, по всей видимости, вчера куда-то закинул.
        — А вот же они,  — сказал я, вытаскивая их из под комода и надевая.
        И вот, наконец, собравшись, я выскочил за дверь и, захлопнув ее, побежал по лужайке к своему велосипеду. Сев на него я посмотрел на часы — «7: 45, придется срезать путь».
        Я покатил по дороге в сторону школы, но понимая, что не успеваю, решил срезать путь, и вместо ровного тротуара проехать через ту часть леса, которая находилась между моим домом и школой. Ребята в школе рассказывали мне, что по тропинке через лес можно было доехать до школы за пять минут. А так как мне нельзя было в очередной раз опаздывать, я свернул с дороги и поехал по тропинке, которая вела через лес, который заканчивался в нескольких метрах от нашей школы. Я ехал быстро и надеялся, что вот-вот увижу нашу старую четырехэтажную школу, ремонт в которой проводился в последний раз, в то время когда в ней еще учился мой дедушка.
        Но в тот день я очень торопился, свернул не в том месте и, в конце концов, заблудился. Остановившись возле очередного поворота, я осмотрелся, как вдруг мне показалось, что из кустов позади на меня кто-то смотрит. Я стал крутить педали, что было сил, повернув в обратном направлении, и оглянувшись, посмотрел, нет ли кого сзади и, повернувшись обратно, ударился головой об очень низкую ветку и, упав с велосипеда, потерял сознание.

        Глава 2. Ученый отшельник

        Очнувшись через какое-то время, лежа на кровати, я поднялся с нее и, оглядевшись по сторонам, увидел, что я в какой-то маленькой деревянной лачуге, посмотрев перед собой, я увидел человека в белом халате стоящего ко мне спиной.
        — Уже очнулся,  — сказал он обернувшись.  — Ты очень сильно ударился головой, я тебя осмотрел и даже перевязал, но я все же не врач и не могу утверждать, что ты полностью здоров.
        — Кто вы? Где я?  — спросил я, поднимаясь с кровати и ощупывая перевязанную голову, которая гудела как колокол во время воскресной службы.
        — Меня зовут Крис Ривен, и ты сейчас находишься в моем мм… доме,  — сказал он, тоже оглядевшись вокруг себя.  — Я нашел тебя в лесу, видимо ты упал с велосипеда и при ударе об ветку потерял сознание.
        — Я подобрал тебя, принес сюда и перевязал твою голову,  — продолжил Крис.  — Удар был не сильный, и я думаю, что не какой опасности для твоего мозга нет, там у тебя образовалась шишка, которая пройдет через пару дней.
        — Спасибо,  — сказал я, перестав ощупывать свой лоб.
        — Не за что,  — ответил Крис, подмигнув мне.  — Но я бы все-таки настоятельно тебе рекомендовал обратиться к врачу, если вдруг возникнут какие-нибудь проблемы с черепом.
        Он засмеялся, посмотрев на меня, я улыбнулся в ответ и он, отвернувшись к своему столу, опять погрузился в работу.
        — Над чем вы работаете?  — спросил я, подходя к столу.
        — Вывожу новые породы волков,  — ответил Крис, не отрываясь от микроскопа.  — Это правительственное задание высокой важности, очень секретное.
        Он, оторвавшись от работы снова засмеявшись, посмотрел на меня.
        — Надеюсь, ты не кому об этом не скажешь?  — спросил он ухмыльнувшись.
        — Да нет что вы,  — ответил я.  — Можно я тут осмотрюсь?
        — Валяй,  — ответил он и снова прильнул к линзе стоящего на столе микроскопа.
        Домик был небольшой и вероятно рассчитанный на проживание в нем только одного человека, в нем легко умещалась кровать с которой я только что поднялся, большой стол со всякими пробирками и микроскопом а вдоль одной из стен друг на друге стояли четыре клетки. Я подошел к ним и заглянул внутрь, и увидел, что в них обнявшись друг с другом, спят волчата разных пород.
        — Ровно по два на все эти четыре наиболее встречающихся вида,  — сказал Крис, увидев, что именно меня заинтересовало в его лачуге.
        — Вот этот,  — Крис указал на самого маленького белоснежно белого волчонка.  — Это полярный волк, занесенный в Красную Книгу, охота на него запрещена.
        — И что вы с ними делаете?  — спросил я заинтересовавшись.
        — Я ставлю эксперименты с их ДНК, пытаюсь вывести новую породу,  — ответил Крис, глядя на них.  — Я беру у них кровь и смешиваю в различных пропорциях.
        — Но почему здесь, а не в лаборатории?  — спросил я.
        — Я тебе уже говорил, что задание секретное,  — ответил Крис.  — И никто об этом не должен знать, к тому же мне здесь удобно, тихо спокойно никто не мешает.
        — А почему именно волки?  — спросил я, с любопытством осматривая клетки.  — Ведь много и других исчезающих животных.
        — Не слишком ли много вопросов мистер?  — спросил Крис, улыбаясь.  — Ты через, чур, любопытный малый, но отвечу на этот вопрос, если ты пообещаешь, что он будет последним.
        Он посмотрел на меня, я кивнул, и он ответил:  — «Волки — это символ свободы животного, ведь в отличие от них человек такой свободой похвастаться не может, мы связаны по рукам и ногам собственными проблемами».
        — Ну а они,  — продолжил Крис, кивнув на клетки.  — Олицетворение свободного духа лесов, неустрашимого, непокорного, вечного.
        Я взглянул на него в тот момент, когда он произносил эти слова и увидел на его лице еле скрываемый след зависти, а заметив блеск его глаз, мне слегка стало не по себе.
        — Уже очень поздно,  — сказал Крис, посмотрев на часы.  — Давай я провожу тебя до надежной тропинки, по которой ты спокойно выйдешь в город и дойдешь до дома.
        — Хорошо,  — ответил я, еще раз взглянув на клетки.
        Крис подал мне сумку, которую он подобрал рядом со мной и, выйдя из домика, я последовал за ним через лес.
        — Твой велосипед остался лежать там, у дороги,  — сказал Крис, указывая на одну из развилок, которая вела мимо его домика в самую чащу.
        — Нечего,  — ответил я.  — Я заберу его завтра утром.
        Он провел меня через лес до тропинки, которая вела в город, я остановился и, повернувшись, стал с ним прощаться.
        — Спасибо вам за все,  — сказал я, указывая на свой лоб.
        — Не за что парень,  — ответил Крис, пожимая мне руку.  — Рад был, с тобой познакомится.
        После этих слов Крис повернулся и зашагал в обратном направлении, а я, поправив сумку, свисавшую с плеча, вышел по указанной тропинке обратно в город.
        Остановившись перед домом, я стянул повязку с головы и, пригладив шишку волосами, чтобы не привлекать внимание родителей вошел в дом. Тем же вечером после ужина лежа на кровати в своей комнате я вспоминал произошедшие сегодня события, наш разговор с Крисом, думая о том, что я больше с ним не увижусь, но я ошибался.

        Глава 3. Правительственное задание

        Идя обратно через лес к своей лачуге, я думал о том, что соврал этому парню, насчет истинной цели своих экспериментов. Но ему и не нужно было об этом знать, не кому не нужно. Пока я не добьюсь положительных результатов надо держать язык за зубами, если кто-то об этом узнает, меня сразу же прикроют.
        Я зашел обратно в домик зажег пару свечей, и удобно устроившись на кровати, стал разглядывать мое роскошное жилище.
        — Да, не об этом я мечтал, учась в колледже,  — сказал я сам себе, рассматривая спящих в клетках волчат.  — Скорее бы отсюда выбраться, и вернутся назад к цивилизации.
        Но только после того как я закончу то что начал, и мое открытие должно стать сенсационным. Так я и пролежал всю ночь с мыслями о великом будущем. А рано утром меня разбудил стук в дверь, я открыл ее и увидел троих хорошо знакомых мне людей.
        — Здравствуйте мистер Мейсон,  — поприветствовал я одного из них.  — Чем обязан столь ранним визитом?
        — Как будто ты не знаешь,  — ответил Дирен Мейсон, заходя, внутрь не пожав мне руки.  — Я пришел узнать, как продвигается твоя работа.
        — О вы как раз вовремя,  — ответил я радостно.  — Я буквально только вчера закончил свой эксперимент.
        — И что есть результаты?  — спросил Дирен сомнительно.
        — Самые лучшие,  — ответил я.  — Вы можете передать уважаемым членам нашего правительства, что моя сыворотка по созданию свехсолдат с помощью ДНК волков готова.
        — Кому?  — спросил он, но сам тут же ответил.  — Ах да правительству, ну конечно так и сделаю.
        Он на минуту отошел и, позвонив кому-то, вернулся, вид у него был радостный, но посмотрев на меня, он тут же нахмурился.
        — В общем Крис,  — сказал он, подозвав меня к себе.  — Мне нужны записи всех твоих экспериментов и получившейся в итоге формулы, завтра же я отвезу их представителю правительство для проверки.
        — Хорошо,  — ответил я и, порывшись в ящике стола, достал толстую тетрадь.  — А моя научная премия, которую вы обещали?
        — Ты получишь все что заслуживаешь,  — ответил Дирен и, улыбнувшись, протянул руку.
        И тут по глупости своей, я сделал самую главную ошибку своей жизни. Я отдал ему тетрадь с записями всех своих полученных результатов, вместе с итоговой формулой. Он взял ее полистал и, убедившись, что я не соврал, повернувшись, зашагал обратно к своей машине. Я пошел за ним и сказал:  — «А как же моя премия»?
        — Ах да премия,  — ответил Дирен, садясь на заднее сидение.  — Ребята выдайте мистеру Ривену его премию.
        И он, засмеявшись, захлопнул дверь, и как только его машина тронулась, двое его громил схватили меня под руки и понесли обратно в дом. Я стал вырываться кричать, но один из них отпустив меня, ударил огромным кулаком мне прямо в челюсть. От полученного удара я начал терять сознание они подхватили меня и понесли дальше.
        Придя в себя через секунду, я сумел вырваться и попытался бежать, но споткнулся и вывихнул ногу, а они, засмеявшись, смотрели как я, корчась от боли, пытаюсь ползти, отталкиваясь руками. Но вот один из них догнав меня, с размаху наступил на вывихнутую ногу. Я закричал от боли, чем вызвал еще больший издевательский смех. Тут громила наступивший мне на ногу схватил меня за грудки и стал поднимать, моя рука нащупала в траве камень и я, подняв его, ударил что было сил по его лицу, оставил на память кровавую царапину.
        После этого они, перестав смеяться, пришли в ярость. Громила вытер царапину рукавом пиджака и что было сил, пнул меня ногой в живот. От удара под дых у меня сбило дыхание и я, скрючившись лежа на земле, пытался отдышаться.
        Но на этом он не собирался останавливаться, и казалось, даже вошел в кураж, нанося удары по уже лежавшему противнику. Второй смотревшись на все это с интересом вскоре к нему присоединился и остановились они только после того как устали. И тяжело дыша с довольным видом, смотрели на свою окровавленную жертву.
        — Кончай с ним,  — сказал один из них.
        — Не так быстро,  — ответил парень с царапиной.
        — Ты мне за это заплатишь,  — закричал он, и сделал еще пару ударов, указывая на свое лицо.
        — Ну, все, все с него хватит,  — сказал второй, оттаскивая его.
        — Нужно закончить дело,  — сказал громила.
        И тут ему на глаза попался большой бак с отходами от моих экспериментов, выливать которые в лесу я посчитал губительным для природы делом.
        — Посмотри что там,  — сказал он, указывая на бак своему сообщнику.
        — Жижа какая-то, кажись кислота,  — ответил тот, посмотрев внутрь.
        — Вот там самое место для нашего ученого,  — сказал громила.
        Его напарник кивнул и, взяв меня под руки, они понесли к баку и, открыв крышку, опустили в него мое безжизненное тело. Затем накрыли бак крышкой и, придавив ее тяжелым камнем, преспокойно удалились.
        — Нечего личного Крис,  — закричал один из них, садясь во вторую машину.

        Глава 4. Месть это только начало

        Попав в этот бак, я почувствовал жжение во всем теле, моя кожа горела и плавилась. Нет, конечно, в нем не было кислоты, как подумали эти олухи. В него было слито все то, что у меня не получилось довести до ума. Огромное количество неудач было отправлено в этот бак за долгое время, что я провел, пытаясь получить свою формулу. И у меня это получилось, ох, если бы я знал, какая награда меня за это ждет, я бы не за что не стал связываться с этим типом Диреном Мейсоном.
        Да Дирен Мейсон, это имя отдавалось в моей голове в тот момент, когда я пытался сбросить тяжелый камень с крышки бака. Я слышал свое учащенное дыхание, чувствовал последнее биение своего сердца, в тот момент, когда мои руки ослабли, и я стал уступать под натиском ядовитой жидкости, и проваливаться все глубже и глубже. Через какое-то время я погрузился в нее с головой, мне сдавливало легкие, не чем было дышать, и я попытался открыть рот для своего последнего вздоха, но как только я это сделал, внутрь хлынула ядовитая струя, заполнившая мои легкие.
        Я тонул в баке, который поставил сам и в который последние два месяца сливал не получившиеся эксперименты. И уже захлебываясь я сделал последнее усилие, и резко оттолкнувшись ногами от дна, толкнул крышку что было сил, но та не поддалась. И опустившись на дно, я стал погружаться во мрак, внутри меня все остановилось и казалось, что выхода нет и все кончено, я умираю.
        Как вдруг я почувствовал внутри себя энергию десяти электрических разрядов, сердце бешено застучало, кровь заново побежала по венам. Как будто неведомая мне сила не позволила мне умереть, и словно говорила, что я должен пожить еще немного. Я открыл глаза и, поднявшись на ноги, сжал кулаки и что было сил, стал бить ими по крышке бака. После третьего удара камень слетел и, толкнув крышку, я смог наконец-то выбраться наружу.
        Упав на землю, я ощутил, как горит все мое тело и, посмотрев на него, увидел, что оно покрылось толстым слоем корки, которая бывает на слегка подгоревшем мясе в духовке. Поднявшись с земли, я кое-как смог добраться до своей кровати и упав на нее, потерял сознание.
        Очнувшись на следующий день, я почувствовал небывалый прилив сил, который до этого момента мне казался просто не реальным. Я поднялся с кровати и, посмотрев на себя в зеркало, увидел, что за прошедшую ночь кожа полностью восстановилась, более того мускулы на руках и ногах стали больше в несколько раз. А подойдя ближе, я посмотрел в свои глаза и увидел, что они окрасились в желтый цвет, от моих ярко голубых глаз нечего не осталось.
        — Совсем как у волка,  — сказал я сам себе, разглядывая свое желтое глазное яблоко с черным зрачком посередине.  — Но этого не может быть, там были всего лишь не получившиеся эксперименты, там не было конечной формулы, все это очень странно.
        И тут мой взгляд упал на клетку с волчатами, они больше меня не боялись, вместо этого они стояли на задних лапах, опершись передними на клетку, и с любопытством меня разглядывали. Я подошел ближе и, протянув руку, положил ее на клетку, волчата, обнюхав меня, радостно заскулили и принялись вилять хвостами как послушные собаки.
        Удивленный их реакцией я открыл клетку и волчата, прыгнув на меня, повалили на пол и принялись ласкаться и облизывать мне лицо. Неужели они приняли меня за своего, думал я в тот момент и, выбравшись из их объятий, я вновь поднялся на ноги.
        — Всему этому должно было быть какое-то объяснение,  — думал я.  — Нужно провести тесты и выяснить, кем я стал и почему.
        — Я должен выяснить в кого я превратился и как это использовать,  — сказал я сев за свой стол, и вновь вернувшись к своей формуле.  — Может быть каким-то образом жидкость, находящаяся в этом баке изменила мое тело, и смешало ее с сущностью волка.
        Следующие три дня я провел в исследованиях самого себя, изучив как следует свою кровь я пришел к выводу, что в ее клетках содержится ДНК нескольких разновидностей волков, так же срезав кусок своей кожи я обнаружил способность к сверх регенераций.
        Кто же я теперь? Что же я такое? Единственный факт, который я смог понять, что больше я не был человеком. Я стал не что большим, чем обычный человек, я стал сильнее и быстрее любого другого человека. Нет больше Криса Ривена, он умер, утонул в баке, захлебнувшись остатками собственных неудач, преданный своим покровителем и убитый по его приказу.
        Единственное что мне осталось это месть. Бойся меня Дирен Мейсон, потому что я тебя найду. А когда я это сделаю, тебя никто не спасет. Я свершу над тобой свой акт мести, и буду наблюдать с улыбкой за твоими мучениями. Но главное помни, что месть это только начало.

        Глава 5. Ферма Рейнольдса

        Проснувшись в радостное воскресное утро, я как обычно спустился на завтрак и, включив на кухне телевизор, смотрел в экран и ел овсянку, запивая ее холодным молоком. Как вдруг показ фильма по ТВ прервали из-за очередного выпуска новостей. Поначалу в них не было ничего не обычного, но затем появился серьезный дядька в полицейской форме который сообщал о каком-то чрезвычайном происшествии, произошедшем сегодня ночью.
        — Мам иди сюда,  — позвал я из кухни.
        — Что такое Мет?  — спросила она, бросая свое вязание и заходя на кухню.
        — Тут говорят о происшествий произошедшем на ферме старика Рейнольдса,  — ответил я, показывая пальцем на экран телевизора.
        — А это не тот ли старик что держит овец?  — спросила мена мама.
        — Да, по-моему, это он,  — ответил я.  — Ага, действительно, он самый, но тут говорят, что ночью кто-то забрался на его пастбище и перерезал их всех, и похоже, что он теперь разорен и ему не чем будет платить по счетам.
        — Все это очень печально,  — ответила мама и собралась уходить, но затем остановила и, повернувшись ко мне, сказала.  — Не забудь вынести мусор дорогой.
        — Да, да конечно,  — ответил я, и когда она ушла, добавил.  — Тут такие события происходят, а я буду мусор выносить.
        — Нечего подождет,  — сказал я, выходя в прихожую и надевая кроссовки.  — Нужно наведаться к Рейнольдсу и разузнать, что же все-таки произошло.
        Уже стоя одетым в прихожей я вдруг вспомнил про одну вещь, которая могла мне, пригодится, сняв с вешалки сумку и порывшись в ней я, наконец, достал то, что мне было нужно.
        — Вот он,  — сказал я, вытаскивая из сумки свой фотоаппарат.  — Надеюсь, там будет что снять.
        Положив его в карман, я вышел из дома и, захлопнув за собой дверь, пошел быстрым шагом в направлении фермы. Которая находилась неподалеку от моего дома как раз там, где заканчивался наш городок, и начинался лес протяженностью в несколько миль до самого Бертимонда.
        Не успев дойти несколько метров до дома старика Рейнольдса, я заметил его самого. Он стоял на пороге с выражением крайнего нетерпения и очевидно, кого-то ждал.
        — Здравствуйте мистер Рейнольдс,  — поздоровался я, подходя ближе.
        — Здравствуй Мет,  — отозвался он, не глядя на меня.  — Что привело тебя ко мне в такую рань в воскресенье?
        — Я услышал о том, что случилось, и решил наведаться к вам,  — ответил я.  — Вы кого-то ждете?
        — Да,  — ответил Рейнольдс.  — С минуты на минуту должен приехать эксперт из местного участка.
        — А как же полиция?  — спросил я.  — Разве их не должно заинтересовать то, что с вами случилось?
        — Они были здесь ночью,  — ответил фермер, покачав головой.  — И сказали что это, скорее всего, орудуют волки.
        — А так же сказали, что им некогда заниматься их ловлей,  — продолжил старик.  — Они, видите ли, занимаются только раскрытием преступлений совершенных человеком.
        — То есть они вам не помогут?  — спросил я со вздохом.
        — Ну что ты Мет,  — ответил Рейнольдс ухмыльнувшись.  — Они ясно дали мне понять, что раз никто не погиб то и дело начинать не стоит, тем более у них и без меня хватает забот.
        — А телевизионщики?  — спросил я.  — Что им было нужно?
        — О, они просто проезжали мимо,  — ответил фермер.  — Искали чем заполнить очередной выпуск бестолковой болтовни по этому зомбоящику и, увидев несколько патрульных машин, приехали посмотреть что случилось, потом сделали свой репортаж и укатили в студию.
        — Да уж,  — сказал я.  — Значит, помощи ждать не откуда.
        — А и, ладно,  — ответил Рейнольдс, махнув рукой.  — Может быть, это и к лучшему?
        — О чем это вы?  — спросил я удивленно.
        — Я уже пару месяцев пытаюсь продать эту ферму и перебраться жить к сыну в Бертимонд,  — ответил Рейнольдс.  — Вот только никто не покупал эту землю, ведь я при продаже просил их позаботится о моих овечках.
        — А сейчас их нет,  — сказал Рейнольдс тяжело, вздохнув.  — А раз нет, значит и заботится больше не о ком, можно считать, что в какой-то мере я получил свободу.
        — А разве вы не могли сами от них избавиться?  — спросил я.  — Продать или подарить?
        — Нет, не мог,  — ответил старик.  — Они были мне как семья, и у меня бы не хватило духу с ними расстаться, ну раз их больше нет, то и меня здесь больше нечего не держит.
        — А зачем сюда едет эксперт?  — спросил я, переводя тему.
        — Хочет посмотреть,  — ответил Рейнольдс.  — Ему интересно узнать, что здесь произошло.
        — Дак что же все-таки произошло?  — спросил я.
        — Меня среди ночи разбудил страшный грохот,  — начал свой рассказ Рейнольдс.  — Я подумал, что кто-то хочет украсть моих овец и, взяв свое ружье, вышел с ним на улицу, подойдя к загону, я увидел, что забор с другой стороны сломан. Я открыл калитку и, зайдя внутрь, увидел тела всех своих овец. Они были растерзаны каким-то животным, разорваны практически в клочья, я прошел вглубь загона и увидел того кто сделал с ними все это. Оно было похоже на волка, но гораздо крупнее. Я хорошо рассмотрел его большие желтые глаза и огромные клыки, впившиеся в тело беззащитной овечки, от страха я закричал, и оно бросило свою жертву и посмотрело на меня, а затем бросилось бежать к дыре в ограде. Я нагнал его у самого забора и хорошо прицелившись, выстрелил из ружья, не знаю, попал или нет, но его это не остановило и за два прыжка оно скрылось в лесу.
        — Можно мне посмотреть загон?  — спросил я.
        — Да конечно,  — ответил Рейнольдс, указав мне на калитку.  — Только нечего там не трогай.
        — Хорошо,  — крикнул я через плечо и отправился к загону.
        Зайдя внутрь первое, что я сделал это что было сил, зажал рукой нос, поморщившись от наполнявшего загон запаха. Я шел мимо окровавленных тел растерзанных овечек, пожалев о том, что уже успел так вкусно позавтракать, думая о том, как бы завтрак не попросился наружу. Дойдя до того самого сломанного забора я перелез через обломки и оказавшись за его пределами осмотрел землю по которой проходил путь этого существа. Через пару метров я увидел кровь на следах, очевидно выстрел достиг своей цели. Пройдя чуть дальше и уже зайдя в лес, я заметил, что следы зверя пропали, но на их месте появились следы человеческих ног, которые уходили все дальше вглубь леса.
        — Ей Мет,  — услышал я сзади крик старика Рейнольдса.  — Давай выходи, эксперт приехал.
        Я проделал весь обратный путь и, открыв калитку, изнутри вышел на улицу где меня ждали двое взрослых людей. Одним из них был фермер Рейнольдс, ну а вторым был невысокий худощавый парень с виду лет тридцати, наверно это и был эксперт.
        — Надеюсь, ты нечего не трогал парень?  — спросил он, строго поглядывая на меня.  — Это место преступления, любопытным школьникам тут не место.
        Он хотел казаться важным человеком, и весь его внешний вид говорил сам за себя. Мол, я эксперт я должен заниматься этим делом ну а тебе пора в школу парень.
        — Нет, нечего,  — ответил я, отрицательно мотая головой.
        — Вот и отлично,  — сказал он.  — Ну а теперь я попрошу вас покинуть это место и не мешать, мне работать.
        — Хорошо,  — ответил Рейнольдс и, повернувшись ко мне, добавил.  — Тебе пора домой Мет, увидимся позже.
        Я кивнул ему в ответ и зашагал по направлению к своему дому с размышлениями о том, как этот зверь мог превратиться в человека, или же наоборот как человек мог превратиться в такого зверя. Меня очень заинтересовала эта история, и я решил этой же ночью выяснить, куда ведут эти следы.

        Глава 6. Следы

        В тот день я с трудом дождался вечера, и когда родители, наконец, уснули, натянул джинсы с футболкой и на цыпочках, спустившись в прихожую надел куртку и положив в нее фотоаппарат, и фонарик вышел на улицу, тихонько прикрыв за собой дверь.
        На улице не было, не души и казалось, что весь город спит, но кое-кто в тот день не спал. Как только я вышел из дома, я привлек внимание девушки живущей напротив, она наблюдала за мной из окна своей спальни, но я был слишком взволнован сегодняшней историей, чтобы это заметить.
        Аманде явно не спалось в ту ночь, и она просто сидела у окна, когда вдруг случайно заметила, как ее сосед Мет куда-то крадется по улице среди ночи. Интересно куда же он идет? Этот странный парень Мет. Ее в тот день подвело любопытство, и она решила за ним проследить, вдруг удаться увидеть что-нибудь интересно и потом рассказать про него всей школе.
        Мет шел медленно никуда не торопясь, стараясь не привлекать внимания. Он понимал что у него в запасе есть несколько часов до того как проснуться родители. Он прошел через улицу и, оказавшись возле забора, фермы Рейнольдса легко через него перемахнул и отправился к тому месту, где в загоне была проломлена дыра, и начинались следы этого зверя. Свет фонарей больше не освещал ему путь, но он был к этому готов и, вытащив фонарик, освещал им себе путь.
        Аманда с трудом за ним поспевала, не понимая, зачем она это делает, она все-таки решила узнать, куда же идет Мет, а главное зачем. Она перелезла через забор, оставив на нем кусок своего зацепившегося платья и, глядя в спину, Мета который оживленно что-то бормотал себе под нос, старалась не упустить его из виду.
        Дойдя до сломанного забора Мет, нашел в темноте следы и двинулся за ними в сторону леса, девушка последовала за ним, мысли в ее голове путались. Она говорила сама себе:  — «Аманда что ты тут делаешь в этом темном, сыром лесу?», «Зачем ты идешь за ним»? Но любопытство все-таки взяло верх над разумом, и она продолжала его преследовать в надежде, что вскоре узнает, зачем он сюда пришел.
        Человеческие следы привели Мета прямиком к лачуге ученого, чего он никак не ожидал и, подойдя к ней, он заглянул в окно. В лачуге горел свет от нескольких свечей, Крис сидел за своим столом и над чем-то работал. Мет хотел было постучать в окно и зайти к нему, но вдруг передумал и, раскрыв глаза, в ужасе увидел, как Крис поднимается со своего стула, всего его тело начинает трясти, он покрываться шерстью, из его пальцев вырастают когти и уже через секунду на месте его лица появляется волчья пасть с огромными клыками.
        Мет закричал от ужаса, и попытался зажать рот кулаком, но зверь все же услышал его и Мет успел отскочив от окна спрятаться в кустах до того как из распахнутой двери наружу вырвался зверь громко рыча и лязгая зубами. Увидев его Аманда прятавшаяся неподалеку за соседним деревом истошно завопила, зверь ринулся на нее и был уже в двух шагах как Мет вытащив свой фотоаппарат несколько раз щелкнув вспышкой, привлек его внимание.
        Зверь, грозно зарычав, погнался, за Метом, который что было сил, бросился бежать. Но пробежав метров десять, Мет споткнулся о лежавшую на дороге ветку и упал. Казалось, что зверь сейчас его схватит, но Мет изловчившись, щелкнул еще раз из своего фотоаппарата и на несколько секунд ослепил зверя. Этого времени хватило ему что подняться и вновь побежать, и тут возле одного из деревьев он заметил свой велосипед, который тогда забыл забрать из леса после своего падения. Он тогда не знал, что этот факт спасет ему жизнь. Поскорее на него забравшись Мет, покатил в сторону дороги, зверь все еще гнался за ним. Ему оставалось совсем чуть-чуть добраться до края леса, и он был бы спасен. Но зверь не собрался его отпускать и в последнюю секунду, когда Мет уже собрался выскочить на дорогу он, прыгнув, попытался схватить Мета за ногу. Мет почувствовал, как когти вонзаются в его ногу и, выдернув ее из когтей волка, спрыгнул с велосипеда и упал на тротуар.
        Зверь, оскалив свою пасть медленным шагом приближался к лежавшему на дороге Мету. Ему оставалось каких-то два метра, чтобы схватить свою добычу, но тут из неоткуда появился свет фар быстро приближавшейся машины. Этот свет отпугнул зверя и тот еще раз бросив взгляд на Мета скрылся в лесу.

        Глава 7. Пропавшая девушка

        Автомобиль остановился возле лежавшего Мета из него вышел человек и, увидев на дороге молодого парня, скорее подошел к нему.
        — Ты цел?  — спросил он.
        — Вроде бы да,  — ответил Мет, держась рукой за кровавую царапину на левой ноге.
        — Что ты тут делаешь так поздно?  — обеспокоено спросил водитель.
        — Решил прокатиться,  — уклончиво ответил Мет.  — Да вот споткнувшись о корягу, упал с велосипеда.
        — Мне показалось, что за тобой кто-то гнался,  — сказал мужчина.  — Ты сильно ушибся? Может быть, мне отвезти тебя к врачу?
        — Нет, все в порядке,  — ответил Мет.
        — Вы не подкинете меня до дома?  — спросил он, поднимаясь с дороги.  — Тут не далеко.
        — Садись,  — ответил водитель, кивнув головой в сторону своей машины.
        — Спасибо,  — отозвался Мет, и хромая забрался в машину.
        Мужчина сел следом и взявшись за руль, надавил на газ. И его машина, тихонько поскрипывая, покатила в сторону города.
        — Ты не против музыки?  — спросил он Мета.
        Мет погруженный в собственные мысли лишь мотнул головой. И под мелодичные звуки музыки исходившей из радиоприемника Мет возвращался домой. Все его мысли сейчас были только об одном, сумела ли спастись девушка, которая кричала в лесу. Саму ее он из-за дерева не увидел, но голос показался ему знакомым.
        «Надеюсь с ней все хорошо,  — думал Мет.  — Наверно она сумела спастись, добежав до фермы Рейнольдса, если же нет то… Нет лучше сейчас об этом не думать, но одно известно точно в нашем городке завелся очень страшный зверь. И это Крис Ривен, в это очень трудно поверить, но я знаю, что я видел. Рассказать об этом всем? Но кто же мне поверит, подумают еще, что я спятил и пытаюсь всеми уважаемого ученого выставить каким-то там монстром».
        — Вот тут направо, пожалуйста,  — сказал Мет, когда машина, наконец, въехала в город.
        — Далеко еще ехать?  — спросил его водитель.
        — Нет, мы уже близко,  — ответил Мет.  — Третий дом слева.
        Когда водитель остановил у указанного ему дома, Мет вышел из машины попрощался и медленным шагом побрел домой. Как только он зашел в прихожую и закрыл за собой дверь, в ней неожиданно включился свет, и на одной из лестничных ступенек стояла его с грозным видом его мама.
        — Молодой человек вы знаете, который сейчас час?  — спросил она, гневно глядя на него.
        — Нет, мама не знаю,  — ответил устало Мет, скидывая с себя кроссовки.
        — Ну, дак вот к твоему сведению сейчас второй час ночи,  — сказала она.  — Потрудитесь объяснить, где ты был в столь позднее время?
        — Мы с друзьями решили, немного прокатится по городу вот и все,  — ответил он, уклончиво глядя в глаза матери.
        — Покататься!  — закричала миссис Бабицки, округлив глаза.  — Вам дня мало было теперь еще, и ночью вздумали бродить!
        — Днем это другое,  — ответил Мет, стыдливо опустив взгляд.  — Днем светло.
        — Может быть, тебе работы по дому мало?  — спросила мама, сделав задумчивый вид.  — Ну что ж тогда я тебе ее прибавлю, будешь всю неделю прибираться в доме.
        — Но мам…  — начал Мет.
        — Не спорь!  — грозно оборвала его миссис Бабицки.  — Завтра же начнешь с чердака, а теперь марш в кровать и только попробуй завтра опоздать в школу!
        Мет понурив голову, поплелся вверх по лестнице в свою комнату.
        — А что у тебя с ногой?  — спросила мама совершенно другим заботливым тоном.
        — Нечего,  — ответил Мет обернувшись.  — Просто царапина, я упал.
        — Промой ногу в ванной и обработай перекисью, чтобы не допустить заражения,  — посоветовала она и удалилась в свою комнату.
        — Хорошо мам,  — ответил Мет.
        И как только она скрылась за дверью, он стремглав бросился в ванную, ведь за этим разговором он совсем забыл про рану и слова:  — «Не допустить заражения» сейчас отдавались в его голове. Промыв ногу водой, обработав ее перекисью, Мет достал бинт и хорошенько обмотал им рану.
        Поднявшись в свою комнату Мет, попытался уснуть, но после всего пережитого за день ему не спалось. В голове крутилось слишком много не хороших мыслей, которые он пытался отогнать. Но вот, наконец, под утро ему удалось заснуть и снилось ему то, что он снова в этом лесу и зверь гонится за ним и вот, вот схватит его, но тут прозвонил будильник и он, проснувшись, спрыгнул с кровати. И взглянув на часы, увидел, что время было половина одиннадцатого, и он проспал уже целых три урока.
        — Мама меня убьет,  — сказал он и побежал лихорадочно собираться в школу.
        Быстро одевшись, он схватил сумку и, бросив в нее пару учебников, которые попались ему под руку вышел из комнаты. Спустившись в прихожую, он натянул кроссовки и, выйдя из дома, захлопнул за собой дверь.
        Добежав до своей школы он, перемахнув несколько ступенек, открыл дверь и, войдя внутрь, прошел по коридору и увидел на объявление на доске с расписанием:  — «Уроки на сегодня отменены! Сбор всех учеников на заднем дворе ровно в 12».
        — Что парень опоздал?  — спросил его кто-то.
        Мет обернулся и увидел Карла, школьного сторожа, который стоял и смотрел, на него с ухмылкой оскалив желтые зубы.
        — Привет Карл,  — отозвался Мет и, посмотрев на настенные часы, добавил.  — Нет, не опоздал, у меня в запасе есть еще целых пять минут.
        — Тогда беги, давай на задний двор,  — ворчливо ответил ему сторож.  — Нечего тут шарахаться.
        Мет так и сделал, взглянув еще раз на объявление, он пулей вылетел из коридора и, открыв двери школы, вышел на улицу.
        Придя на задний двор, он увидел столпившихся на нем школьников, что-то оживленно обсуждавших между собой и один из них увидев его, махнул рукой в знак приветствия.
        — Привет Джордж,  — поздоровался Мет подходя.  — Что тут вообще происходит?
        — А ты разве не знаешь?  — вопросом на вопрос ответил ему Джордж.  — Твою соседку Аманду Стронг вчера ночью кто-то похитил из собственной кровати.
        — Не может быть,  — ответил Мет удивившись.
        — Ее похитили инопланетяне,  — выкрикнул кто-то из класса.
        — Как бы там ни было,  — ответил их подошедший учитель.  — Аманда действительно пропала, ее родители обратились в полицию, и она найдет бедную девочку.
        — Что до нас,  — продолжил учитель.  — То все уроки на сегодня отменяются, взрослые вместе с учителями организовали поисковые отряды и будут ее искать, что до вас молодые люди то вы разобьетесь на пары и пойдете расклеивать листовки с ее фотографиями по всему городу, чтобы быстрее ее найти.
        Ребята, молча, закивали и каждый, взяв по стопке листовок, отправились расклеивать их по всему городку.
        У Мета с Джорджем листовки закончились только к вечеру и Мет совершенно выбившись из сил от долгих походов по всему городу попрощался с Джорджем, и устало побрел, домой размышляя об увиденном звере и кричавшей в лесу девушке.

        Глава 8. Секрет лачуги

        Зайдя вечером на кухню, он увидел маму, которая что-то готовила у плиты.
        — Сейчас милый кое-что тебе приготовлю,  — сказала она, едва он вошел на кухню и, заметив, что он смотрит на стол, на котором стояли две пустые чашки.  — Это миссис Стронг приходила, наша соседка из дома напротив.
        — Ну и как она?  — спросил Мет, садясь за стол.
        — Горюет бедняжка,  — ответила миссис Бабицки.  — Ну, еще бы ей не горевать, ведь с ними приключилось такое несчастье.
        — Аманду так и не нашли?  — спросил Мет наливая себе чай.
        — Нет, не нашли,  — покачав головой ответила мама.  — Я пыталась хоть как-то утешить ее маму, уверяла ее, что она найдется.
        — Кушай дорогой и ложись спать,  — сказала миссис Бабицки и, обняв сына за плечи, вышла из кухни.
        Мету в тот день кусок в горло не лез, но после этого долгого дня он изрядно проголодался и, уплетая за обе щеки ростбиф с жареной картошкой, все думал о том, что он увидел в лесу и решил наведаться к Крису. Ведь дорогу к его лачуге в лесу он запомнил и уже вряд ли когда-то забудет.
        — Я должен все разузнать,  — сказал он самому себе.  — И для этого мне нужно еще раз увидится с Крисом и все подробно у него разузнать.
        Так он и сделал и, улучив момент, выбрался из дома еще засветло. Выйдя на улицу, он посмотрел на часы: «22: 30, у меня есть ровно полтора часа до полуночи»  — пробормотал он про себя.
        Добежав до фермы Рейнольдса, он перемахнул через забор и, посмотрев по сторонам, убедился, что его никто не видит, направился прямиком в гущу леса. Зайдя в лес, он шел, медленно стараясь не шуметь, хоть и знал, что ему нечего сейчас не угрожает, но страх быть кем-то обнаруженным в этом лесу овладел им с ног до головы.
        Сделав очередной шаг, он услышал у себя под ногой громкий хлюпающий звук, такой бывает, когда наступаешь в большую лужу. Он нагнулся посмотреть, и к своему ужасу увидел что он наступил в целую лужу крови и более того от нее вела дорожка следов зверя. Пройдя по ней, он дошел до лачуги ученого и, посмотрев в окно, увидел внутри его самого копающемся в куче бумаг разложенных на полу, а в углу возле кровати он заметил трех волчат выпущенных из своих клеток, которые оживленно вошкались и довольно громко рычали.
        Мет собрал всю свою волю в кулак и решительно стукнул несколько раз в дверь лачуги внутри которой тут же послышалось оживленное движение, шорох скатываемой бумаги и рычание волчат. Но тут дверь резко распахнулась и перед Метом, предстал сам хозяин этого домика в лесу. Увидев, как изменилось лицо Криса, Мет отшатнулся, отступив на пару шагов назад.
        Внешность Криса Ривена сильно изменилась с последней их встречи. В ней уже не было той человечности, которую Мет увидел в их первое знакомство. Вместо этого у него было грубое осевшее до костей лицо, лохматый клок волос на голове и борода длинной в несколько сантиметров.
        Он смотрел на Мета уже не тем приветливым взглядом, каким он смотрел на него в их первую встречу. Его взгляд теперь был похож на взгляд хищника, который смотрел на свою новую добычу, готовый вот-вот бросится на нее и растерзать.
        — Мет, вот дак сюрприз,  — сказал Крис и, сделав над собой усилие, все-таки заставил свой рот скривится в корявой улыбке.  — Чем обязан?
        — У могу войти?  — спросил Мет глядя на него.
        — Мет ты знаешь сейчас не подходящее время для гостей,  — уклончиво начал Крис.  — К тому же у меня там полный бардак.
        — Я ненадолго,  — сказал Мет.  — Это касается пропавшей этой ночью девушки?
        Произнося эти слова Мет, смотрел на реакцию ученого и, увидев едва заметно промелькнувший испуг в его глазах, понял, что он что-то скрывает.
        — Ладно,  — после недолгого размышления ответил Крис.  — Входи, только быстро.
        И он отошел в сторону открыв перед Метом. Войдя внутрь Мет, осмотрел комнату, и взгляд его остановился на волчатах, возившихся в дальнем углу, он только сейчас заметил, что они грызут кости какого-то животного.
        — Я вчера подстрелил оленя из своего ружья,  — поймав его взгляд, сказал Крис.  — А они сейчас доедают то, что от него осталось.
        — Я заметил, что ты немного хромаешь?  — спросил Крис посмотрев на Мета.  — Что-то с ногой?
        — Подвернул,  — ответил Мет, не глядя на Криса.  — Упав с велосипеда.
        — Этот чертов велосипед скоро на тебе живого места не оставит,  — выдавив легкий смешок сказал Крис.  — Сперва голова, затем нога.
        — Да, наверное,  — слегка улыбнувшись, ответил Мет.
        — Я видел тебя той ночью Крис,  — пристально посмотрев ученому прямо в глаза, вдруг неожиданно даже для самого себя сказал Мет.  — Это ты напал на ту девушку, не так ли?
        — Да это был я,  — ответил Крис.  — Но ты не понимаешь, я не мог себя контролировать, это даже был вовсе и не я, я бы никогда так не поступил.
        — Что ты с ней сделал?  — спросил Мет.  — Что ты сделал с той девушкой Крис?
        Крис молча, кивнул в сторону волчат, и Мет все понял без слов. Ему стало дурно от собственных мыслей, он еле успел выбежать из лачуги, в то время как съеденный им за ужином ростбиф полез наружу.
        — Ты не понимаешь,  — закричал Крис, выбегая следом за ним на улицу.  — Это был не я, я не мог себя контролировать, когда я превращаюсь в этого зверя, он полностью мной овладевает.
        — Я видел тебя, когда гнался за тобой через лес, но никак не мог остановиться,  — продолжил Крис.  — Это существо сильнее меня, и оно сжирает мой дух изнутри, от меня уже практически нечего не осталось.
        — Дак боритесь с ним Крис!  — закричал Мет, тыча пальцем в грудь Криса.  — Боритесь, иначе оно поглотит вас целиком!
        — Но как?  — спросил Крис отчаянно.  — Я уже все перепробовал, даже пускал себе пулю в лоб из ружья, но дыра в голове затянулась, а зверь от этого стал только злее.
        — Вы же ученый!  — закричал Мет.  — Вы должны найти способ остановить все это пока не поздно!
        — Легко сказать,  — ответил Крис.  — Может, если ты мне поможешь, то вдвоем мы сможем остановить этого монстра?
        — Я помогу…  — начал было Мет, но его прервал звук тикающих часов, будильник которых он поставил на без пятнадцати двенадцать.
        — Солнце садится,  — сказал Крис.  — Он скоро вырвется наружу и убьет тебя, у нас осталось мало времени нужно что-то придумать, хоть как-то выиграть для тебя время, чтобы ты смог добраться до своего дома.
        — У меня есть идея,  — неожиданно сказал Мет.  — Что если попробовать приковать зверя и запереть его в этом доме?
        — Отличная мысль,  — ответил Крис и, забежав обратно в домик, закричал.  — У меня как раз на этой случай есть пара хороших наручников, только не спрашивай, откуда они.
        Мет зашел в дом, и Крис протянув ему, наручники лег на кровать, Мет пристегнул к ней Криса и, проверив их надежность, отошел подальше.
        — Похоже, начинается,  — сказал Крис и начал извиваться лежа на кровати.  — Мет беги! Беги!
        И тут вместо голоса Криса послышалось громкое рычание зверя, начался процесс превращения. Повторять дважды Мету не пришлось, и он изо всех сил пустился бежать в обратном направлении к своему дому через ферму Рейнольдса. Он уже был в двадцати метрах от дома как услышал за спиной гневное рычание зверь, порвав наручники, гнался за ним и был на расстоянии тридцати метров. В то время как Мет, тяжело дыша, забежал в дом и, захлопнув за собой входную дверь, притаился за ней.
        Стоя за дверью практически не дыша, Мет слышал дыхание зверя, скрежет его когтистых лап по порогу его дома, но тут на мгновение все стихло и Мет подумал, что зверь уже ушел, но не тут то было зверь ударил дважды по двери своей когтистой лапой и удалился, тяжело дыша после долгого бега.
        Мет громко выдохнул и, подойдя к окну на кухне, увидел, как зверь возвращается обратно в лес. Подождав еще немного Мет, все-таки решился выйти на улицу и, посмотрев на свою дверь, увидел на ней отметметину в виде креста оставленную огромными острыми как бритва когтями.

        Глава 9. Оборотень

        — Он знает, где я живу,  — сказал Мет сидя на кровати в своей комнате на следующее утро.  — Зверь оставил отметину на двери моего дома, чтобы отличить его от остальных домов в городе.
        — Он не случайно меня выбрал,  — задумчиво произнес Мет, подходя к двери комнаты.  — Я его видел, а значит, я для него опасен, и он очень скоро явится за мной.
        — А раз так, то мне нужно быть к этому готовым,  — уверенно заявил Мет, выйдя из комнаты и спускаясь вниз по лестнице.  — Нужно понять кто он, и как с ним бороться.
        Спустившись в прихожую Мет начал очень быстро собирать сумку, шум происходящего из кухни вышла его мама.
        — Куда-то собираешься Мет?  — спросила она, подходя к нему.
        — В библиотеку,  — ответил Мет, закинув сумку на плечо и открывая входную дверь.
        — Ты? В библиотеку?  — спросила она, подняв от удивления брови.  — Кстати не знаешь что за царапины у нас там на двери?
        — Царапины?  — спросил Мет, открывая дверь и глядя на нее.
        — Да,  — кивнув, ответила мама.  — Я с утра поливала под окнами клумбу и когда возвращалась, заметила их.
        — Не знаю,  — ответил Мет, выходя за порог.  — Может собаки?
        — Может и собаки,  — обеспокоено ответила миссис Бабицки, когда дверь за Метом закрылась.
        Мет вышел из дома и прямиком направился к своей школе, в библиотеку которой он собирался. Конечно, их школьная библиотека не могла похвастаться большим количеством книг, но другой в их городе не было, а на поездку в Бартимонд в котором была большая городская библиотека, денег у него не было.
        Ему нужны были ответы, на все вопросы касающиеся этого зверя. А самыми главными из них были, кто он такой и как от него избавится.
        Дойдя до крыльца школы, он увидел троих своих одноклассников, которые стоя на пороге школы что-то оживленно обсуждали. Мет присмотрелся и в одном из них узнал своего друга Джорджа.
        — Ей Джордж,  — позвал его Мет, махнув рукой.
        — Привет Мет,  — ответил Джордж подходя.
        — Привет Джордж,  — поздоровался Мет.  — О чем это вы там разговаривали?
        — Тревис рассказывал нам, как вчера его дядя полицейский нашел кусок платья Аманды на ферме старого Рейнольдса,  — ответил Джордж.  — И еще он сказал, что скоро полиция организует экспедицию, они хотят прочесать весь лес и найти ее.
        Услышав это Мет бегом побежал по ступенькам наверх к дверям школы.
        — Ты куда Мет?  — спросил его Джордж, когда он уже был на верхней ступеньке.
        — Мне нужно идти,  — крикнул через плечо Мет.  — Увидимся позже.
        — Хорошо,  — пожав плечами, в недоумении ответил Джордж, когда дверь школы со скрипом закрылась.
        Мет как ошпаренный бежал в библиотеку с мыслями о том, что полицейские, прочесав лес, найдут лачугу Криса, и что они сделают с ним, узнав про его превращения и про то, что он сделал с бедняжкой Амандой. Нужно было спасать Криса от этого зверя пока еще не поздно, но как это сделать он не знал.
        Добежав до библиотеки, он резко остановился и, открыв дверь, зашел внутрь.
        — У вас есть книги про мифических животных?  — спросил он у сидящего за ним библиотекаря.
        Их школьный библиотекарь дама средних лет, лениво подняла на него свой удивленный взгляд, слегка оторвавшись от чтения увлекательной книги.
        — Что-то я не припомню, чтобы вы молодой человек интересовались книгами,  — сказала она, выпрямившись на своем стуле.  — Интересно, что же заставило вас найти к нам дорогу?
        — Это очень долгая история,  — ответил Мет.  — Дак у вас есть книги про мифических существ?
        — Прямо по коридору, второй пролет слева,  — ответила она, кивнув в сторону стеллажей с книгами.
        — Не думала что доживу до того момента как сам Мет Бабицки будет читать книги,  — засмеявшись сказала она когда Мет поблагодарив ее пошел между стеллажей искать нужную книгу.
        Мет с трудом нашел нужный стеллаж с надписью «Животные» и, пробежав по нему глазами, не увидел нужной книги. Осмотрев стеллаж несколько раз с обеих сторон, он уже начал отчаиваться, как вдруг увидел большую запылившуюся книгу, которая лежала на самом верху. Подставив лестницу и забравшись на нее, Мет взял книгу и, смахнув с нее пыль, прочитал «Мифические звери». Посмотрев оглавление, он увидел главу «Оборотень» и, пролистав до нужной страницы, открыл ее и его взгляд уставился на изображение огромного волка занимающего почти в половину страницы.
        — То, что нужно,  — сказал он и, взяв книгу, спрыгнул с лестницы.
        — Я могу ее взять,  — сказал Мет, показывая книгу библиотекарю.
        — Конечно, можешь,  — ответила она, не отрываясь от своей книги.
        — Но только на две недели,  — закричала она, когда Мет сунув книгу в сумку, поспешил к двери библиотеки.
        — Хорошо,  — ответил Мет.  — Я верну ее раньше.
        Вернувшись, домой Мет, хотел первым делом подняться к себе наверх и прочитать главу книги об оборотнях, но путь наверх ему перегородила спускающаяся вниз мама.
        — Ты обещал мне прибраться на чердаке,  — заявила она, грозно глядя на своего сына.
        — Но сейчас не подходящее время,  — ответил Мет.  — Я сейчас немного занят.
        — Интересно чем же?  — спросила миссис Бабицки.  — Прогулками с друзьями и ездой на велосипеде?
        — Нет, я…  — начал Мет, но никак не мог подобрать нужной причины, чтобы не идти прибирать чердак.
        — Прибираешь чердак!  — ответила за него миссис Бабицки.  — А потом поужинаешь и ляжешь спать.
        — Хорошо мам,  — ответил Мет и поплелся, шаркая ногами наверх.
        Приборка чердака заняла у него часа два и вот, наконец, когда все было прибрано он сел в кресло и, открыв книгу на нужной главе начал читать. Книга была очень старой, листы в ней были сухие, жесткие и покрылись желтизной до такой степени, что Мет с трудом разбирал написанные в ней слова. Нет, вы не ослышались именно написанные от руки, но кем и когда нигде указано не было. Загадкой для Мета остался, и тот факт как эта книга оказалась в школьной библиотеке. Но ответы на все эти вопросы на тот момент его не интересовали. В тот момент его интересовал зверь вернее то, как с ним справится.
        «Ликантроп,  — читал Мет.  — Древнее мифическое существо, образующееся скрещиванием человека и волка в одном теле, в результате получившийся монстр обладает всеми способностями и умениями волка, однако он получает и все его слабости, такие как излишняя кровожадность и свирепость. После превращения не понимает, где находится и что делает, и даже может напасть на лучшего друга».
        Мет отвел взгляд от книги и сидя в кресле, размышлял о прочитанном, теперь ему много стало понятно, в их первую встречу Крис рассказывал ему о своих экспериментах с ДНК волков. А что если в результате одного из них Крис превратился в монстра. Ну, если так, то нужно помочь ему от него спастись, но как это сделать. Мет пролистал пару страниц и нашел пару строк посвященных тому, как победить оборотня.
        «Лекарства от болезни ликана нет, и никогда не было, единственное, чем можно его остановить — это вогнать серебряный кол в его сердце или выстрелить из пистолета серебряной пулей. Ибо серебро обладает губительными свойствами для всякой нечисти. Главное помнить, что излечившийся от этой болезни человек всегда умирает. Другого выхода нет лучше смерть, чем такая жизнь».

        Глава 10. Всего одна пуля

        Отложив открытую книгу в сторону Мет, подошел к полке, висевшей на стене, и достал одну из коробок. Опустив ее на пол, Мет открыл ее и осторожно вынул из нее одну из шкатулок оставленных когда-то его отцом. Подняв шкатулку на уровне груди, Мет открыл ее и достал старый револьвер своего отца. Стряхнув с него пыль Мет, смотрел, не отрываясь, как револьвер блестит в лучах святящего в окно полуденного солнца.
        — Я смотрю, ты никак на охоту собрался?  — послышался голос позади него.
        — Дедушка!  — повернувшись, воскликнул Мет, он так глубоко погрузился в созерцание револьвера, что не заметил, как к нему подкрался его родной дедушка Теддиус Бабицки.  — Я не слышал, как ты вошел.
        — Оно и не удивительно,  — ответил Тед.  — Ты был увлечен разглядыванием этого чудесного пистолета, позволишь.
        Мет протянул дедушке револьвер, и Тед старый вояка, взяв его в руку, покрутил барабан, затем взвел курок и прицелился.
        — Мушка немного погнулась,  — изрек он после недолгого изучения.  — А так он вполне подходит для охоты.
        — Но вот кто дичь?  — спросил он, глядя через плечо Мета, в открытую книгу которую, тот оставил в кресле.
        — Ты мне не поверишь,  — покачав головой, ответил Мет.
        — Почему же,  — отозвался Тед, хмуро сдвинув брови.  — Ты мой единственный внук, и если тебе кто-то угрожает, ты можешь смело мне об этом рассказать, дай-ка мне книгу.
        Мет протянул Теду книгу, и взгляд старика бегло пробежался по странице и остановился на изображении оборотня.
        — То есть в вашем лесу завелось нечто подобное?  — спросил Тед, возвращая книгу.
        — Да,  — ответил Мет, который решил, не вдаваясь в подробности рассказать обо всем дедушке, так как сейчас он нуждался в любой помощи и если Тед сможет помочь, то Мет будет только рад этому.  — Я видел его пару дней назад, он гнался за мной до самого дома.
        — Я видел следы когтей на двери,  — сказал Тед.  — Но Эмили сказала мне, что это сделали бродячие собаки, лично я ни разу не видел собак с такими большими когтями.
        — Это был он,  — сказал Мет, указывая на иллюстрацию в книге.  — Я не кому об этом не рассказывал, потому что мне вряд ли кто-то поверит.
        — Это точно,  — отозвался Тед и, усмехнувшись, добавил.  — Если мы сейчас с тобой пойдем по улице рассказывать байки про оборотней, то оба загремим в психушку.
        — Но меня ты убедил,  — продолжил Тед.  — Я тебе верю, в книге не сказано как убить это существо?
        — Выстрелом из пистолета серебряной пулей,  — отозвался Мет, поднимая револьвер, повыше показывая его Теду.  — Проблема в том, что у меня нет не одной серебряной пули.
        — Кулон что я тебе подарил на прошлое рождество еще у тебя?  — немного подумав, спросил Тед.  — Он из чистого серебра, я знаю, сам покупал.
        Мет снял с шеи серебряный кулон и протянул его Теду. Тед взял его и положив в карман поспешил удалится.
        — Правда то, что ты сказал или нет,  — сказал он, остановившись у лестницы.  — Но я не позволю не кому, даже оборотню обижать моего единственного внука.
        После этих слов он подмигнул Мету и напевая что-то себе под нос спустился по лестнице вниз оставив того в недоумении на чердаке.
        Проснувшись на следующее утро Мет, открыв глаза, увидел у себя на тумбочке записку от дедушки:  — «Из кулона получилась всего одна пуля, используй ее только в самом крайнем случае».
        Дочитав записку Мет, вскрыл конверт, и ему на ладонь упала пуля, он долго на нее смотрел, затем поднялся с кровати, вытащил из тумбочки револьвер и вставил в него пулю. Прокрутив барабан, он остановился на том месте, где и была пуля и положив револьвер обратно в тумбочку.
        Он был очень благодарен своему дедушке за то, что тот отнесся к нему с пониманием, за то, что он поверил ему, не смотря на то, что его слова звучали как бред сумасшедшего. И теперь у Мета появился хоть и крошечный, но шанс остановить все это и избавить свой маленький городок от монстра.
        «Сегодня ночью я пойду к лачуге Криса и остановлю монстра»  — сказал он, самому себе, выходя из дома и направляясь в школу на уроки.
        В школе его ждали новые рассказы про зверя, которого ночью видели на проезжей части, как раз в том месте, где с ним встретился Мет. Один из его одноклассников утверждал, что это был очень большой волк, который бросился под их машину, когда его отец возвращался с работы. Затем все это плавно перешло на рассказы о пропавшей Аманде и о том, что сегодня ночью собирается отряд из разгневанных жителей, которые прочешут весь лес и найдут этого нарушителя всеобщего спокойствия.
        Мет слушал все эти рассказы и думал лишь о том, что сделаю с Крисом жители, когда узнают о том кто за всем этим стоит и, узнав точное время и место их собрания, решил опередить их и избавить Криса от возможной расправы.
        «Уж лучше это сделаю я одной пулей, чем он будет мучиться»  — думал про себя Мет. И с трудом дождавшись вечера, он вышел из дома и прямиком направился к лачуге Криса, но опоздал и увидел, как собравшиеся жители зажигают свои факела и направляются прямо в лес. Но у Мета было одно преимущество, он знал точную дорогу и легко обогнав всех жителей, подошел к лачуге и, вынув револьвер из внутреннего кармана куртки направил его на дверь и пинком открыл ее.
        Но в ней никого не оказалось, немного присмотревшись Мет, увидел на земле свежие следы убегающего со всех ног Криса. По всей видимости, он услышал крики и, увидев факела, понял, что идут за ним и бросился бежать со всех ног. Мет рванул за ним и вскоре увидел, как Крис выходит из леса и идет прямиком к его школе и, толкнув деревянные двери, заходит внутрь.
        Мет держа пистолет в дрожащей руке, вошел в школу вслед за ним,  — «Крис, Крис позвал он». Но ответа не было. Дойдя до конца коридора Мет, наконец, увидел его. Крис лежал, прислонившись к спине, и тяжело дышал после долгого бега.
        — Уходи Мет,  — закричал он и, посмотрев на револьвер в его руке, добавил.  — Твое оружие тебя не спасет, я знаю, я пытался.
        — Уходи!  — повторил он, видя, что Мет никуда не собирается.  — Оно скоро будет здесь, я уже его чувствую!
        — Что вы здесь делаете?  — послышался голос за спиной Мета.
        Мет обернулся и увидел школьного сторожа, который держа в одной руке фонарик, а в другой дубинку смотрел на это все с выражением крайнего ужаса.
        — Уходите!  — закричал в последний раз Крис, и этот его крик был похож на рев. Превращение началось так стремительно, что Мет повернувшись к Крису, через секунду увидел уже стоящего перед собой зверя.
        Мет попятился назад, но не побежал, а вот сторож громко закричав, бросился наутек к дверям школы. Мет направил револьвер на оборотня, но его рука так сильно дрожала, что он не мог нажать на курок. Зверь, увидев бегущего к дверям сторожа, бросился за ним, по дороге ударив своей огромной лапой в грудь Мета. Мет упал, выронив револьвер, и он, упав, откатился на пару метров и остановился, стукнувшись о стену.
        От полученного удара Мет упал на спину и, поднимаясь с пола, увидел, как оборотень в два прыжка догоняет сторожа и вцепляется своими зубами в его шею. Сторож, издав последний в своей жизни крик, обмяк в зубах оборотня и больше не шевелился. Убедившись, что он мертв, зверь бросил свою добычу и устремил свой взор на Мета который уже успел оправиться от полученного удара и стоял, держа в руках револьвер. Мет понимал, что у него всего один шанс спастись и права на ошибку у него нет, поэтому он стал выжидать удобного случая, чтобы всадить пулю в тело зверя, остановив его раз и навсегда.
        Оборотень не торопился на него нападать его желтые глаза пристально смотрели на Мета, как будто оценивая его шансы на спасение. Мет направил на зверя свой револьвер и, прицелившись, хотел уже выстрелить, но поскользнулся на скользком школьном паркете и с размаху полетел вниз, одновременно с этим зверь бросился на него и, прыгнув, придавил к полу.
        Мет чувствовал его зловонное дыхание, видел, как открывается его пасть, как огромные клыки вот-вот воткнутся в его шею. Но в последний момент ему удалось изловчиться и направить дуло револьвера в грудь монстра и из последних сил нажать на курок.
        Прогремел выстрел, пуля стремительно вошла в грудь зверя, который издав пронзительный визг, обмяк, повалившись всем весом на Мета. Который, приложив все оставшиеся силы, сбросил его с себя и, отбросив уже не нужный револьвер в сторону, поднялся с пола.

        Глава 11. Дневник ученого

        Поднявшись на ноги, Мет осторожно сделал несколько шагов в сторону зверя и увидел, как волосы на его теле редеют, клыки и когти становятся меньше. И вот уже через секунду перед ним на полу лежит Крис который зажимает своей рукой рану от пули.
        — Мет…  — выдавил он еле слышимым голосом.  — Подойди, подойди ближе.
        Мет приблизился к Крису и, встав возле него на колени, склонился над телом ученого.
        — Спасибо…  — сказал Крис.  — Ты спас меня от этого существа.
        Мет ничего не ответил лишь молча, кивнул, глядя в глаза Криса.
        — Мет, в моем кармане,  — сказал Крис, показывая свободной рукой на внутренний карман куртки.  — Дневник, возьми его себе, и скорей уходи отсюда, чтобы тебя никто не увидел.
        — О чем вы?  — спросил Мет.
        — Они сочтут тебя убийцей,  — ответил Крис, кивнув на дверь.  — Тебе никто не поверит…
        После этих слов Крис Ривен уже больше не шевелился, а лишь лежал на школьном паркете и смотрел на Мета широко открытыми глазами. Мет понял смысл его последних слов, ему и правда никто не поверит, если он приведет сюда помощь и будет рассказывать свои байки, про ученого, который превратился этой ночью в зверя и убил сторожа. И о том, что Мет геройски с ним сражался и победил одним лишь выстрелом серебряной пули. Его скорее сочтут безумным школьником, убившим из пистолета ни в чем не повинного человека.
        Мет поднялся с колен и, пройдя пару шагов по коридору, поднял отцовский револьвер и, положив его в карман, уже собрался уходить, как вдруг вспомнил про дневник в куртке Криса. Он подошел к ученому, залез в карман куртки и, вытащив из него маленькую тетрадь, последний раз посмотрел в глаза Криса, и вышел из школы, тихонько прикрыв за собой дверь.
        Добравшись до дома Мет, убедился, что его мама еще спит и, пройдя по лестнице, вошел в свою комнату. Бросив пистолет и дневник в ящик тумбочки, он упал на кровать и мгновенно заснул.
        Проснувшись на следующее утро, он спустился вниз на завтрак и увидел сидящую за столом маму, которая ела и смотрела телевизор.
        — Доброе утро мам,  — поздоровался Мет, заходя на кухню.
        — Доброе утро дорогой,  — ответила миссис Бабицки.  — Я тут с утра смотрела новости, и в их экстренном выпуске услышала про некого ученого, который жил в маленькой лачуге в лесу и проводил какие-то странные эксперименты.
        — Да,  — искренне удивившись, ответил Мет.  — Ну и что с ним случилось?
        — Его этой ночью убили, и вашего школьного сторожа тоже,  — ответила она.  — Полиция ищет убийцу, но вряд ли они его найдут, у них все как всегда не улик не свидетелей.
        — Я, наверное, чуть позже позавтракаю,  — ответил Мет.  — Мне что-то не хочется.
        Он поднялся в свою комнату и лег на кровать, затем резко встал, вспомнив про прощальный подарок Криса, его дневник. Мет достал его из ящика и сев на кровать начал читать:
        «День первый волосяной покров тела увеличился в два раза, мышцы стали сильнее, сегодня смог поднять небольшой фургон над головой;.
        День второй, появилась тяга к мясным блюдам, одолевать постоянный голод, не смогу долго себя сдерживать;.
        День третий, сегодня проснулся на пастбище старика Рейнольдса, как там оказался и что делал, не помню, выбравшись с фермы, вернулся к себе и обнаружил головы двух мертвых овец, похоронил их за домом;.
        День четвертый, читал заметку в сегодняшней газете о пропавшей девушке, что делал ночью, опять не помню;.
        День пятый, жажда крови стала сильнее, не могу с ней бороться, решил приковать себя наручниками к кровати, утром проснулся в лесу с оторванным наручником на руке, во рту был вкус крови;.
        День шестой, ко мне сегодня забрел в гости молодой человек, вернее я нашел его в лесу без сознания, моя улучшенная волчья сыворотка была готова не знаю, что меня на это с подвигло, но я задернул рукав его футболки и сделал инъекцию пока он спал, прости меня парень, но я должен был довести свой эксперимент до конца».
        Мет закончив читать, бросил дневник ученого на кровать и сев за письменный стол задернул рукав футболки и при ярком свете настольной лампы увидел след от укола. История Криса Ривена на этом месте заканчивается, но история Мета только начинается.

        Потерянный маршрут
        Роман


        Глава 1. Бывший коп

        Этот большой, старый, грязный город всегда был пристанищем для всякого рода отбросов. Я ненавидел в нем все, его улицы, дома, а в особенности людей слоняющихся там и тут безо всякой на то причины. Он был похож на огромный муравейник без королевы, указывающей как жить и что делать. Эти люди лишь звенья одного большого механизма, в котором точно не хватает пары винтиков.
        Меня зовут Дариус Мовсти, и я не всегда был таким лицемерным негодяем, каким меня сделала жизнь. Когда-то я был молодым мечтателем, хотевшим лишь одного. Как и мой отец служить в полиции, более того я хотел чтобы он мною гордился, мечтал переплюнуть все его достижения, жаль что в итоге он этого так и не увидел.
        В одно из его ночных дежурств поступил вызов об автомобильной аварии в самом центре города. Он поехал туда, не задумываясь, как и всегда когда узнавал, что где-то кому-то угрожает опасность. В том районе в то время завелся маньяк, который охотился за полицейскими, их убийство доставляло ему особый интерес. Ведь убить полицейского не так-то просто, это не то, что убить не в чем не повинного безоружного человека. По приезду на место аварий, мой отец обнаружил груду обломков искореженной машины, в которой истошно кричала женщина, он попытался ей помочь. Но тут из-за угла выскочил тот самый маньяк на своем пикапе и на огромной скорости сбил его. Протащив моего отца добрую сотню метров на капоте своей машины, он резко затормозил, сбросив его на тротуар и злобно смеясь, укатил в неизвестном направлений.
        Я был с ними в его последнее дежурство, хоть это и не положено, но он все-таки решил взять меня с собой, когда я признался ему что мечтаю, как и он работать в полиции. Он хотел показать мне как спасает человеческие жизни, но свою спасти не сумел. В тот самый день я поклялся, во что бы то не стало найти этого падонка и наказать.
        В 25 я закончил школу полиции и пришел работать в тот участок, в котором всю свою жизнь проработал мой отец. Меня встретили в нем добродушно, кто-то сочувствовал, кто-то сравнивал меня с ним. Многие выражали надежду, что я превзойду все его ожидания.
        Но, увы, этого не произошло. В одной из первых моих операций, мне и моему напарнику нужно было поймать одного из местных карманников, шныряющих в автобусах и метро. Мы загнали его в барак на окраине города, не зная о том, что у него в кармане был девяти миллиметровый глок. Он стал отстреливаться, и одна из пуль угодила моему напарнику в руку. Я, притаившись за стеной, ждал, когда у него кончаться патроны. И когда это произошло, я крикнул ему чтобы он вышел на свет с высоко поднятыми вверх руками. Он сделал, как ему было сказано, он вышел, он был безоружен и хотел сдаться. Я вышел к нему, пистолет был у меня в руке и тут палец на спусковом крючке задрожал от напряжения, раздался выстрел, и парень с треском рухнул на каменный пол. А я, остолбенев от неожиданности, остался стоять.
        Он был безоружен, его расширившиеся от страха глаза с ужасом смотрели на меня, и когда раздался выстрел, он на секунду глянул на меня и его взгляд как будто говорил мне:  — «За что? Я же уже сдался». Я в тот момент наверняка показался ему нещадным убийцей, хладнокровно наставившим оружие на беззащитного парня.
        Затем, был суд, и как бы не старался вытащить меня адвокат, после признания мной вины, я был осужден на два года за непредумышленное убийство. В день суда все близкие отвернулись от меня, они говорили, что я опозорил имя своего отца, что я недостоин, быть Дариусом Мовсти. Моя невеста влепила мне пощечину прямо в зале суда, но все это не идет не в какие сравнения с тем горем, что я испытал при виде лица своей матери. Которая никак не могла поверить в то, что происходит вокруг. Я как будто оказался в западне, и мне казалось, что все настроились против меня.
        Отсидев эти два года, я хотел вернуться к прежней жизни, не понимая, что путь к ней для меня теперь закрыт. Мать умерла от неожиданно разыгравшейся болезни, банк за долги отобрал у нас дом. У меня не осталось ничего кроме гаража оставленного отцом, земля под ним была наша, все долги были оплачены с продажи дома, так что на гараж никто не претендовал. Вернувшись, я поселился в нем, и проводил долги дни в одиночестве, заливая тоску алкоголем. И в один из таких дней, я чертовски надрался, мысли в голове поплыли и я, достав свой старенький кольт, решил, что пора отправляться, и передать привет отцу с матерью. Я взвел курок, нажал на спусковой крючок, но произошла осечка. Как будто кто-то не хотел моей смерти, как будто я кому-то был еще нужен. И я стал жить, не считая дни, прожигать свою искалеченную судьбой никчемную жизнь.
        Сейчас мне уже сорок, это такой возраст, когда ты еще не совсем стар, но уже далеко и не молод. Ты уже многое в этой жизни повидал, видел даже такое, чего бы не захотел видеть обычный человек. Ты уже давно перестал верить в сказки, про рай и про спасение души. Сейчас ты осознаешь лишь одно, что единственное, что тебя ждет за чертой в конце пути это кусок вырытой земли и крышка деревянного ящика, из которого нет выхода.
        Помню, как то в школе мы с одноклассниками хоронили воробья. Бедолага попал под наш школьный автобус, мы нашли для него маленькую коробочку из под обуви и, вырыв на школьном дворе небольшую могилку, опустили его туда и, присыпав ее землей преспокойно удалились. Как же мы тогда смеялись, представляя, где же он сейчас, этот воробей. Возможно, парит где-то под облаками в своем птичьем раю, где для него приготовлена куча всякой еды.
        Я был отбросом системы, жалким ничтожеством, я не жил, а существовал, прожигая в пьяном угаре все отведенные мне дни. Пока не случилось одно таинственное событие.

        Глава 2. Автобус 666

        Тот день начинался как обычно, я спал на остановке после ночной смены в нашем клубе. Единственную работу, которую мне предложили тогда, это была работа вышибалы в одном из ночных клубов нашего города. Для нее я подходил идеально, во-первых, каким бы я не был полицейским навыки самообороны у меня сохранились, во-вторых, я сидел, а значит, имел опыт общения с нежелательными элементами, ну и, в-третьих, раз это была единственная доступная для меня работа, то мой босс большой скряга имел возможность ловко экономить на моей зарплате.
        То серое утро я помню смутно, я очнулся на одной из остановок в центре города, и кое-как открыв слипшиеся за ночь глаза, оглядел улицу. Это было не чем не приметное утро обычного понедельника, вокруг были люди, спешившие невесть, куда обгоняя друг друга. Машины гоняли без остановки, надеясь как можно быстрее доставить людей на работу.
        Резко сев на скамейке где я пролежал всю ночь я посмотрел на людей, столпившихся возле остановки и очевидно ждавших автобуса. Тут была довольно пестрая компания, всех возрастов. Начиная от желторотых птенцов школьников, заканчивая более взрослыми особями которые, толкаясь, стремились как можно быстрее залезть в автобус.
        Я смотрел на все это и думал о том что, быть может, эти люди встречаются здесь каждое утро. Они приходят на одну и ту же остановку и видят одни и те же грустные молчаливые лица, погруженные в какие-то свои мысли и переживания. Они видятся каждый день, но не знают, как кого зовут, я даже больше вам скажу им это абсолютно безразлично. Ведь они сюда приходят только для того чтобы побыстрее отсюда уехать.
        Все это напоминает мне бесконечный паток, который мчится, сам не зная, куда и никогда не остановится. Люди сами того не замечая попадают в него и так же мчаться всю жизнь, не видя того что их жизнь проходит мимо и каждый шаг на вес золото. На их лицах нет улыбок, почему? Я думаю, они сами этого не знают. Ведь человек так устроен. Мы не хотим просыпаться по утрам и идти в школу, затем так же не хотим учиться в институте, но в итоге идем на работу, которая нам не интересна и не важна. Для чего все это? Никто не знает, они все это делают только лишь потому, что так положено. Кто-то придумал давным-давно эту вечную круговоротную систему, а люди приняли его совет за приказ и выполняют, все это по сей день. И если кто-то вдруг начинает выбиваться из этой схемы, думать по-другому и поступать не так как все. Он становится изгоем.
        Мои размышления в тот момент прервал неожиданно появившийся невесть откуда автобус. Выглядел он вполне обычным если не считать того что он как будто бы светился изнутри и яркость этого света сильно била по глазам. Когда они привыкли к свету я сумел его разглядеть, на вид это был обычный автобус синего цвета с отовсюду торчавшей рекламой с различными слоганами. Номера у него не было, но как только открылась дверь, водитель объявил, что едет, чуть ли не через весь город и остановится там, где пожелают пассажиры.
        Естественно все кто был в тот момент на остановке, поспешили скорее занять свои места. Я не собирался в него садиться, но что-то вдруг подтолкнуло меня, и внутренний голос твердо заявил, что я должен в нем оказаться. Я поднялся со скамьи и в два прыжка оказался в этом автобусе. И как только я это сделал, двери за мной тут же закрылись и автобус тронулся.

        Глава 3. Странные пассажиры

        Сев на заднее сидение я с любопытством оглядел каждого из пассажиров, среди них были представители различных этнических групп. Тут был Лесли Рунш представитель так называемого компьютерного сословия. Это люди, постоянно зависающие в виртуальном мире, который им кажется реалистичнее настоящего.
        Энни Сифо, эта девушка яркий представитель класса работяг. Которая не разу не слышала про личное время и про то, как им пользоваться. В ее голове одна лишь карьера, и она делает все, чтобы выполнить все поручения своего идиота начальника, который знает ее и знает, на что она пойдет ради повышения и успешно пользуется этим.
        Эрик Арагис, пятидесяти летний водитель автобуса. Заядлый курильщик, про таких типов обычно говорят, что они рождаются сигаретой в зубах. И даже когда ему поставили диагноз рак легких, и объявили, что жить ему осталось недолго, он все равно решил продолжать и дальше это дело. Говорил, что жизнь слишком коротка, чтобы меня привычный образ жизни. И собираясь в баре, вместе со своим другом кондуктором Тони Бурхао, они частенько выпивали, выдавая себя за философов, рассказывая свои идиотские идеи официанткам обслуживающих их.
        Были еще две девушки сидевшие друг за дружкой на разных сиденьях. Они были так же похожи, как и Венера с Плутоном. Да, у них было что — то похожее, но отличий все-таки было намного больше. Одной из них была Джинни Робыв, звезда нашей средней школы, которая недавно поступила в колледж. Она была одновременно очень уверенной в себе и очень глупой. Недостаток ума она компенсировала своей привлекательной внешностью и дьявольски милой улыбкой, которая многих парней сводила с ума и они были готовы на многое пойти, чтобы только увидеть ее в свой адрес. Джинни была слишком жадной и корыстной девушкой, ей было мало того каждодневного внимания, которое ей постоянно оказывалось и наверно именно поэтому она встречалась сразу с тремя парнями. Понятия не имею, как ей это удавалось, но она всячески ими манипулировала ради получения различного рода подарков.
        Другой же была Мелиса Штиц, полная противоположность Джинни, замкнутая, скромная, закрытая ото всех девушка. Которая постоянно находилась в своем собственном мире, созданным ею, лишь по той простой причине, что этот мир отказался принять ее такой, какая она есть. По слухам она недавно связалась с кампанией таких же школьных отбросов как она, и поговаривают даже, что они не просто так собираются по вечерам за школой.
        Чуть дальше за ней сидели двое парней, которых я видел впервые, выглядели они вполне прилично, каждый из них был одет в новенький как с иголочки костюм.
        Ну а на последнем сиденье автобуса я заметил маленького мальчика, не старше 9 лет, он, так же как и я осматривал всех вошедших в автобус пассажиров, и когда он закончил, его взгляд остановился на мне, и на секунду мне даже показалось, что я видел на его лице самодовольную ухмылку. Но эта секунда прошла, и вот передо мной сидит, скромно улыбающийся маленький мальчик.
        — Как тебя зовут?  — спросил я, присаживаясь рядом с ним.
        — Дэвид,  — ответил мальчик, подняв на меня свой взгляд.
        — Ты едешь в школу Дэвид?  — спросил я.
        — Да,  — ответил он, показывая взглядом на сумку.
        — Но почему ты едешь совсем один?  — спросил я.  — Неужели тебе ничуть не страшно ездить одному?
        — Нет,  — ответил Дэвид.  — Я постоянно езжу один, мои родители очень заняты.
        Я нечего, не сказав, лишь кивнул мальчику в ответ и стал смотреть в окно, но тут автобус вдруг задрожал, его начало трясти из стороны в сторону. Затем всех нас неожиданно ослепила вспышка яркого света и, открыв глаза, я увидел, что мы уже не были в нашем городе, а катили на своем автобусе по какой-то пустыне с ярко красным песком. Все в ужасе ахнули, и через секунду автобус на скорости влетел в скалу, торчавшую прямо посреди пустыни и, перевернувшись, замер на месте.

        Глава 4. Зеленый туман

        Все кто был внутри попадали со своих сидений, я успел схватить Дэвида до того как он начал падать и заслонив его собой повалился на бок. В автобусе началась паника, девушки закричали я, поставив мальчика на ноги, встал и оглядел, всех кто был внутри.
        — Все целы?  — спросил я.  — Есть раненые?
        — Кажется, я сломал ногу,  — отозвался Эрик.
        — Не двигайся!  — крикнул я ему.  — Я сейчас к тебе подойду.
        Перебравшись через всех, кто был в автобусе я, наконец, достиг водительского сидения. Во время падения автобуса нога водителя находилась на педали газа, и он не успел ее вытащить. Удар о скалу в аккурат пришелся на место водителя, хоть он был и не сильным но его хватило для того чтобы придавить ногу водителя приборной панелью. Которая от удара вошла внутрь кабины настолько, что руль упирался бедолаге в живот и буквально вдавливал его в спинку сидения.
        — Я слышал хруст,  — прохрипел он, увидев меня.  — Вытащи меня.
        — Сейчас я что-нибудь придумаю,  — ответил я, лихорадочно соображая.  — Где у вас инструменты?
        — Под первым сидением, рядом с огнетушителем,  — ответил водитель.
        Я вытащил из под сидения ящик с инструментами и немного в нем порывшись, нашел все что нужно.
        — Нужно сначала открутить руль,  — сказал я Эрику.  — Чтобы он не сдавливал вас, а затем мы вытащим ногу.
        Разобрав руль я выдернул его и отбросив в сторону, подошел к ящику и заглянув внутрь нашел то что было нужно для того чтобы вытащить бедолагу.
        — Здесь есть небольшой лом,  — сказал я.  — Я попробую приподнять панель, а вы дергайте ногу что есть сил на счет три ясно?
        — Три!  — скомандовал я резко и поддев снизу панель напряг все силы и чуть-чуть приподнял ее, этого хватило для того чтобы освободить ногу Эрика из этого металлического плена.
        — Нужно выбираться отсюда,  — сказал я, оглядел всех, кто был внутри автобуса, и мне показалось, что они все были растерянны и напуганы.
        Я, надавив на рычаг, открыл люк на крыше автобуса и помог Эрику первым из него выбраться, остальные последовали за нами.
        — Где это мы?  — спросила Энни, оглядевшись вокруг.
        — Похоже на какую-то пустыню,  — ответил один из тех парней имя, которого я не знал.  — Но какую-то странную пустыню.
        — Что это там вдалеке?  — спросил Лесли.  — Похоже на какой-то зеленый туман.
        — Скорее газ,  — ответил я.  — И он быстро приближается, надо уходить, бежим!
        После этих слов все ринулись в противоположную сторону, спасаясь от этого газа. Отставали только Эрик со сломанной ногой и тащивший его Тони. Туман был все ближе, мы могли разглядеть ее зеленый всплески. Мне показалось, что он гонится за нами, может так оно и было. Через пару миль бега мы совершенно выбились из сил, а ему, похоже, только этого и надо было, он все наступал и наступал на нас. Тони и Эрик отстали настолько, что туман практически настиг их, в этот момент Эрик упал на песок, совершенно выбившись из сил.
        — Я устал Тони,  — прохрипел он.  — Не бросай меня здесь одного.
        Но как оказалось у Тони были другие планы, он вовсе не собирался погибать в этом тумане вместе со своим лучшим другом, он обернулся и, увидев туман в паре метров от себя, в ужасе закричал, и побежал, со всех ног бросив Эрика на произвол судьбы. Через пару минут зеленый туман поглотил Эрика Арагиса и больше мы его не видели.
        Попав в этот туман, Эрик почувствовал невероятную легкость, нога перестала болеть и вовсе зажила. Он поднялся с земли и увидел перед собой двери того самого бара в который ходил вместе со своим некогда лучшим другом Тони. Эрик зашел внутрь и подошел к барной стойке.
        — Чего желаете?  — спросил его бармен с улыбкой.
        — Хочу курить,  — ответил Эрик.  — У вас есть сигареты?
        — У нас есть все что нужно,  — ответил бармен, указав Эрику на целый шкаф отборного табака.  — Выбирайте любой, за счет заведения.
        — Правда, любой?  — спросил Эрик, не веря его словам.
        — Да,  — кивнул улыбающийся бармен.  — Вы можете забрать столько, сколько сами унесете, но курить вы сможете только здесь, если выйдете отсюда то все что вы взяли, исчезнет без следа.
        Внутренний голос подсказывал Эрику не брать этих сигарет, и уж тем более не курить. Но жажда никотина в его крови была настолько неутолимой, что он как бешеный зверь рванулся к этому шкафу и стал курить, одну за другой совсем забыв про наставления врачей, и про их страшный диагноз. Ему было абсолютно безразлично, чем это все обернется, единственное, что его интересовало это удовлетворения своего желания. Он выкуривал одну, другую, третью, вот уже четвертую пачку. Как вдруг начал синеть, зрачки его расширились, он упал на пол и, извивая на полу, стал кашлять, выкашливая алые пенистые капли крови. Через секунду она уже лилась из него фонтаном, и он, кашлянув последний раз, упал и больше не шевелился.
        Бармен подошел к его телу, он больше не улыбался, теперь он мог спокойно показать свое истинное лицо, зрачки его глаз стали черными, кожа погрубела, на голове появились рога. Это был один из демонов искусителей посланных когда-то в наш мир самим Мефистофелем, чтобы проверить на прочность частоту человеческой души и ее не преступность обычным человеческим страстям. Но Эрик проверку не прошел.

        Глава 5. Лачуга в пустыне

        Мы продолжали идти по пустыне, силы были на исходе, воды не было и нам казалось, что быстрее нас доконает жара, чем догонит туман. Который, поглотив Эрика, казалось, насытился им и остался этим доволен. Он больше не преследовал нас, и я подумал, что мы больше его не увидим, но я очень сильно ошибался, туман просто выжидал нужный момент.
        Оглядев своих спутников, я увидел что они, так же как и я уже еле волочат ноги, исключение составлял лишь малютка Дэвид. Которому как мне показалось, эта прогулка была по душе, он улыбался во весь рот, и бодро шагал впереди всех.
        — Там дом,  — закричал он вдруг, куда-то показывая пальцем.  — Я вижу дом.
        Догнав его, я посмотрел, куда он показывал и да действительно, посреди пустыни стоял неизвестно откуда взявшийся большой трехэтажный дом. У нас не было времени рассуждать о том, как этот дом здесь оказался, кто в нем живет, нам нужно было как можно быстрее где-нибудь укрыться от палящего солнца и немного передохнуть.
        — Молодчина Дэвид,  — сказал я, усмехнувшись, и повернувшись к остальным, продолжил.  — Укроемся в нем, немного передохнем, и будем думать, что делать дальше.
        Все одобрительно закивали, кто-то даже смог выдавить из себя улыбку.
        — Может там есть телефон?  — спросила Джинни с надеждой.  — Мои парни наверняка волнуются и уже ищут меня, я бы могла им позвонить и сказать что у меня все в порядке.
        — В пустыне не работает телефон,  — заметил Лесли.
        — Откуда ты знаешь,  — закричала на него Джинни.
        — Оглянись вокруг,  — ответил он, раскинув руки в стороны.  — Разве ты видишь здесь хоть одну сотовую вышку, лично я нет.
        — Парень прав,  — подтвердил его слова один из тех парней в костюме.  — Нам вряд ли удастся вызвать помощь, похоже, придется выбираться самим.
        — А вы вообще кто?  — спросил она, переведя на него свой взгляд.  — Вы электронщик?
        — Нет,  — ответил он улыбаясь.  — Я Майк, Майк Разино, а это мой друг Верс Кинбаб.
        — Я про вас слышал,  — неожиданно вступил в разговор Тони.  — Про вас говорили, что вы собираете пожертвования для нашего детского дома.
        — Ну, я да собираю,  — ответил Майк, немного замявшись.
        — А еще я слышал, что вы все, что собрали, неделю назад спустили, в казино играя в рулетку,  — продолжил Тони.  — Отсюда возникает вопрос, что вы делали в нашем автобусе?
        — Ну, я ехал по своим делам,  — уклончиво ответил Майк.
        Я все шел, слушая их болтовню, и думал об этой странной кампании. И о том, как же мне повезло оказаться неизвестно где, да еще и с такими отбросами общества как они. Исключение составлял лишь маленький мальчик, ехавший в этот день без родителей в школу.
        Подойдя к дому, я попытался открыть дверь, но она никак не поддавалась, и лишь после того как я с силой пнул ее ногой она с громким треском слетела с петель и мы слегка почуяв прохладу ринулись внутрь. В доме не было не телефона, не телевизора не других видимых признаков существования цивилизации. Как будто мы были отрезаны от всего остального мира, и лишь этот дом был нашим единственным убежищем.
        Найдя с другой стороны дома деревянный колодец, на дне которого виднелось немного воды, мы с трудом смогли ее вытащить и вдоволь напившись, уселись на деревянном полу некогда бывшей гостиной. Утолив свою жажду, все немного повеселели и, общаясь с этими людьми, мне на какой-то момент даже показалось что они не так уж и плохи.
        День клонился к закату, жара потихоньку спадала и солнце садилось, немного поспорив друг с другом, мы пришли к выводу, что лучше остаться и заночевать в этом доме, чем спать мордой в песке где-то посреди пустыни. Мы уже собирались ложиться, как вдруг я заметил зеленый свет, исходящий казалось из глубины пустыни. Я подумал что, быть может, это свет фонарей и что это идет помощь, и мы спасены. Но ошибся и в этот раз, за нами по пятам скользил этот зеленый газ подгоняемый порывами сильного ветра.
        — Вставайте, поднимайтесь!  — закричал я, встав посреди гостиной.
        — Что такое?  — спросил Тони, поднявшись первым.
        Я, молча, кивнул ему в сторону окна и, посмотрев в него лицо Тони тут же изменилось. Резко исчезла эта его напускная веселость, в место нее появилось выражения крайнего ужаса. Другие так же вслед за ним посмотрели в окно и через секунду все ринулись в сторону задней двери.
        — Стойте,  — крикнул я им вслед.  — У нас есть еще немного времени до того момента как газ доберется до этого дома, если не сделать запасов то мы быстрее погибнем без воды под палящим солнцем, чем от этого газа.
        — Он прав,  — ответил Майк остановившись.  — Нам нужна вода.
        — Так вы двое найдите что-нибудь, во что можно было бы набрать воду и идите к колодцу,  — сказал я, указав на Майка и его друга.  — Наберите ее на нас всех.
        — Я пойду с ними,  — отозвался недоверчиво Тони.
        — Хорошо,  — кивнул ему я.
        — А что делать нам?  — спросил растерянно Лесли, указывая на всех оставшихся в доме.
        — Обыщите весь дом,  — ответил я, посмотрев в его сторону.  — Берите все, что сможет нам, пригодится в походе, одежду, еду, оружие, все что найдете.
        Все бросились в рассыпную, одни набирали воду из колодца, другие обыскивали дом в поисках нужных вещей. Ветер начал усиливаться и туман двигался быстрее, чем я ожидал и вскоре он уже был в паре десятков метров от нас, когда я громко крикнул чтобы все выбегали из дома. Вышли все кроме одной девушки, ее нигде не было, я оглядел всех стоявших вокруг меня, никто не собирался за ней идти. Всем была абсолютно безразлична ее дальнейшая судьба.
        Я, зайдя обратно в дом, увидел туман в паре метров от себя, поднявшись по лестнице на второй этаж, я стал кричать имя Энни, но она не отзывалась. Выйдя на площадку второго этажа, я увидел открытую дверь одной из комнат. Войдя внутрь я увидел Энни спящую в наушниках на одной из кроватей. Я легонько толкнул ее в бок, от полученного удара она проснулась и, поглядев на меня сонным взглядом, произнесла:  — «Что такое?».
        — Туман!  — крикнул я, и этого слова оказалось достаточно для того чтобы Энни в ужасе посмотрев на меня пулей выскочила из кровати.
        — Он уже совсем близко,  — сказал я.  — Надо уходить.
        Спустившись первым по лестнице, я увидел, что туман уже заполонил кухню и медленно подступал к гостиной. Энни спустилась по лестнице вслед за мной и нам оставалась всего лишь пара шагов, чтобы успеть дойти до задней двери. Как вдруг одна из ее туфлей застряла в полу между сгнившими досками, она попыталась выдернуть каблук, но пол под ней треснул, и она провалилась, по всей видимости, в бывший хозяйский погреб.
        — Давай руку!  — крикнул я, расстелившись на полу вытягивая руку.  — Я тебя вытащу.
        Она протянула мне руку пытаясь дотянуться, но ноги ее поехали и она, поскользнувшись с размаху, полетела на пол.
        — Я не могу встать!  — закричала она в отчаянии.  — Я не чувствую ног!
        — Я сейчас к тебе спущусь,  — ответил я.
        Но тут резкий порыв ветра буквально подхватил меня и что есть сил, понес к двери, я пытался ему сопротивляться, цепляясь руками за стены, но было поздно. Туман, подхваченный этим порывом, заполонил собой весь погреб, и мне ничего уже не оставалось, как выбираться из этого дома самому.

        Глава 6. Убийственная работа

        Вновь открыв глаза, Энни не увидела перед собой этот жуткий погреб, не было и дома в пустыне. Спина не болела, она снова могла ходить, осмотревшись вокруг, она увидела, что находится на своей любимой работе. Да вот, мимо нее проходят коллеги с кучей каких-то бумаг. Сама она сидит за своим любимым рабочим местом на одиннадцатом этаже, возле окна из которого открывается удивительный вид на город.
        — Я наверно немного задремала,  — подумала про себя Энни.  — И это все мне, скорее всего, приснилось, нет никакого автобуса, бегущих по пустыне людей и этого жуткого зеленого газа.
        — Мне долго еще ждать ваш отчет миссис Сифо,  — вдруг неожиданно произнес громкий голос у нее за спиной.  — Или вы намерены и дальше спать на работе?
        Она обернулась и увидела своего начальника мистера Визнела, который сложив на груди руки, выжидательно на нее смотрел.
        — Да мистер Визнел,  — ответила она тихо.  — Я сейчас все сделаю.
        — Не сейчас, а немедленно,  — ответил он.  — Так же подготовьте отчет о своей проделанной работе за прошлый месяц, и еще распечатайте квитанции по всем группам товаров и отнесите их все на склад, там их уже ждут.
        — Хорошо,  — ответила Энни и, повернувшись к своему компьютеру, лихорадочно начала работать.
        — Да и еще,  — продолжил Визнел обернувшись.  — Подготовьте мне речь для выступления перед советом директоров, включите туда всю статистику нашей работы за последний квартал.
        — Хорошо,  — повторила Энни, записывая все задания в свой блокнот.
        — Ах, да и еще,  — сказал Визнел, уже отойдя на пару шагов от ее стола.  — Подготовьте презентацию для инвесторов, мне перед ними тоже завтра выступать от имени всей нашей организации, и когда закончите это все принесите мне кофе, два кусочка сахара.
        И Визнел с самодовольной ухмылкой удалился в свой кабинет.
        — Не понимаю, почему ты до сих пор его терпишь,  — сказала Дейзи, лучшая подруга Энни сидящая за столом перед ней.  — С твоими-то мозгами ты уже давно должна была занять его место.
        Энни нечего не ответила, так как была, полностью погружена в работу, она выполняла поручение за поручением, и вот день уже клонился к вечеру, все начинали потихоньку собираться домой. А она все работала и работала, выполняя проект за проектом, делая работу начальника. Который тоже, как и все собирался уходить домой.
        — Я думаю, вам придется остаться здесь на ночь миссис Сифо,  — сказал он, зловредно улыбаясь.  — Раз за день вы нечего не успели.
        — Но сер, рабочий день уже закончился,  — попыталась сказать Энни.  — И все уже уходят, и я подумала что мне…
        — Вам миссис Сифо придется остаться здесь на ночь,  — закричал на нее Визнел.  — Вы хотите повышения, но вы совершенно его не заслуживаете, вы не справляетесь со своей работой, и я вас уволю, если вы еще раз меня перебьете.
        — Хорошо мистер Визнел,  — ответила она понуро.  — Я все поняла.
        — К тому же вас все равно дома никто не ждет,  — сказал он, злобно остановившись у двери.  — Эта работа это ведь все что у вас есть.
        Следующие три дня Энни не выходила из офиса, она спала, ела и поднималась со своего места только с разрешения начальника. Заданий было все больше и ей казалось, что это никогда не кончится. Она их выполняла, с трудом, но все-таки успевала делать все, что он говорил. Бегая из отдела в отдел, стерла своими туфлями до крови ноги. Она выбивалась из сил, но все же не сдавалась, ведь каким бы ни был ее начальник, он был прав, у нее есть только одно. Эта работа.
        — Зачем тебе это нужно?  — пыталась утешить ее Дейзи.  — Неужели ты не можешь отступиться, уйти, сказать нет этому идиоту?
        На третий день издевательства начальника стали все жестче он не скрывал своей агрессии в ее адрес. Постоянно ругался, издевался и всячески пытался ее унизить. Остальные работники как будто не замечали всего этого, радуясь, что сейчас достается не им. Некоторые подхалимы даже смеялись над Энни, когда Визнел в очередной раз грозился ее уволить. И ей казалось, что весь офис сейчас был настроен против нее, единственным исключением была Дейзи, которая уговаривала ее бросить эту адскую работу.
        Энни была достаточно стойким человеком, и довольно упрямым, чтобы просто так сдаться, уйти, признав свое поражение. Она пыталась как-то с этим бороться но, как и у всех у Энни Сифо была своя точка кипения. И к вечеру третьего дня это издевательство перешло всяческие границы, и когда Визнел заявив:  — «Я просил две ложки сахара, а не три»,  — облил ее с ног до головы горячим кофе и объявил, что она уволена. У Энни лопнуло терпение, и она с громким криком выбросилась из окна с одиннадцатого этажа.
        Визнел подошел к окну и, увидев распластавшуюся на тротуаре девушку, громко засмеявшись, превратился в одного из демонов Мефистофеля. В демона гордыни.

        Глава 7. Опустевший город

        Туман очень быстро поглотил весь дом, я нечего не мог сделать, порыв ветра буквально выбросил меня из него. Поднявшись на ноги, я посмотрел на своих спутников, вид у них был очень испуганный.
        Мы продолжили путь, пытаясь найти выход из этой пустыни. Туман, поглотив дом, а вместе с ним и бедняжку Энни больше не пытался нас преследовать. Единственное что нам теперь угрожало это адская жара, буквально накалявшая песок под нашими ногами. Пить хотелось нещадно, капля воды была для нас на вес золота, и казалось, что мы быстрее высохнем от жары, чем погибнем в тумане.
        — Я больше не могу идти,  — взмолился через пару миль малыш Дэвид.  — Я устал, у меня болят ноги.
        Он сел на песок и подняв голову в отчаяний смотрел по очереди на каждого из нас. Ему никто не ответил, все понимали, что если мы остановимся и устроим привал, то туман нас нагонит и придется бежать, а силы были уже на исходе.
        — Забирайся ко мне на плечи,  — сказал я.  — Я понесу тебя.
        Я подошел к нему и, скинув со спины рюкзак, присел, парень ловко на меня запрыгнул и я, взяв рюкзак в руки, кивнул остальным, что можно продолжать путь. Вскоре через милю другую пустыня начала сходить на нет, чуть дальше вдалеке стали мелькать деревья. Мы вышли на твердую каменистую дорогу по обе стороны, которой росли уже довольно давно высохшие деревья.
        — Не знаю мираж это или нет, но я вижу впереди город!  — крикнул Лесли.
        — Это не мираж я тоже его вижу,  — радостно отозвалась Джинни.
        — Думаю, он примерно в миле от нас,  — сказал Тони.  — Если поторопимся то сможем дойти до него еще до того как стемнеет.
        — Я немного отдохнул,  — сказал сидевший у меня на плечах Дэвид.  — И теперь могу пойти сам.
        — Ты уверен?  — спросил я.
        — Да,  — ответил, он улыбаясь.
        — Ну, хорошо,  — сказал я, спуская его вниз.
        Дорога, на которую мы вышли, вскоре вывела нас на асфальтированное шоссе, и уже через полмили мы смогли увидеть этот город вблизи. Чем ближе мы к нему подходили, тем более зловещим он нам казался.
        Его заброшенные дома и пустые улицы наводили ужас на меня и моих спутников. Мы прошли по одной из таких улиц, на которой повсюду был разбросан мусор, виднелись разбитые витрины давно покинутых магазинов и бутиков. Разбитые фонари и опрокинутые на землю светофоры наводили на мысль о том, что в этом месте уже давно не ступала нога человека.
        Этот город как будто бы кем-то был очищен от населявших его жителей. Но, кем и почему? Или же это была массовая миграция. Может однажды все жившие здесь когда-то люди собрались все вместе и решили покинуть это место. Вместе с этим рассуждением тогда возникает вопрос, почему они это сделали. Возможно, их что-то заставило так поступить, а может быть, они просто нашли себе новый дом, а этот решили оставить.
        Такие мысли посещали тогда мою голову, и не одна из них не давала однозначного ответа на все эти вопросы. Но одно было ясно точно, что-то заставило всех жителей покинуть этот город. И это что-то явно еще находится здесь, и мы, вторгаясь в его владения, рискуем своей жизнью.
        Продвигаясь все ближе к центру, я начал замечать сходство этого города с тем, что мы оставили, когда попали сюда. Наверно это, потому что все города по-своему схожи. Те же улицы, дома и магазины, с одним лишь явным отличием. На улицах не было прохожих, в домах жильцов, а в магазинах покупателей. Все они как будто бы испарились, оставив о себе напоминание в виде мусора.

        Глава 8. Изгой

        — Неужели здесь совсем никого нет?  — спросил Майк, поочередно оглядывая всех.
        — Совсем никого кроме нас,  — поправил я, посмотрев в его сторону.
        — Ну и что ты предлагаешь гений?  — спросил он, ухмыляясь.
        — Нужно осмотреть тут все,  — ответил я, показывая вокруг.  — Может быть, кто-то из жителей еще остался, возможно, они помогут нам отсюда выбраться.
        — А если нет?  — спросил Тони.  — Если мы никого не найдем? Что тогда?
        — Поищем убежище,  — ответил я.  — Солнце садиться, нам надо будет где-то заночевать.
        — А как же этот чертов туман?  — продолжил Тони.  — Вдруг пока мы спим, он нас догонит.
        — Выставим дозорных, и по очереди будем стоять на стреме,  — сказал я.
        — Хорошо,  — наконец сдался Тони.  — Я согласен.
        — Вот и отлично,  — сказал я.  — Разделимся по двое и отправимся осматривать город.
        Все кто был рядом со мной, разом кивнули и, поделившись парами, отправились на поиски возможного убежища. Лесли и Тони пошли направо, негромко беседуя между собой и обсуждая все, что тут происходит и найдут ли они здесь хоть кого-нибудь.
        — Говорю тебе парень пустая затея,  — твердил Тони.  — Мы просто зря тратим время, никого тут нет.
        — Ну а вдруг мы кого-нибудь отыщем,  — оптимистично ответил ему Лесли.  — И они смогут нам помочь, может даже помогут нам вернуться домой.
        — А мне все равно,  — махнув рукой, сказал Тони.  — Я может, и не хочу туда возвращаться, мне может и здесь хорошо.
        — Это вы о чем?  — спросил Лесли, нахмурив брови.
        — Тебе не понять,  — ответил Тони, качая головой.  — Тебе хорошо, тебя все любят и наверняка ждут домой, а меня никто не ждет, уже никто. Последний человек, который мог бы еще ждать, не так давно отдал концы.
        — Это вы про своего друга говорите?  — спросил Лесли.  — Ну, которого вы бросили, там в пустыне.
        — Нет, парень!  — Закричал Тони, подскакивая к Лесли и хватая его за грудки.  — Не бросил! Выжил! Спасся!
        — Хорошо, хорошо,  — ответил Лесли начиная задыхаться.  — Как скажете, только отпустите.
        — То-то же,  — сказал Тони, отпуская.  — А как бы ты поступил на моем месте?
        — Не знаю,  — покачав головой, ответил Лесли.
        — Неужели начал бы геройствовать и пытаться его спасти?  — спросил с насмешкой Тони, и тут же ответил сам.  — Вряд ли, на героя ты явно не тянешь.
        Тони был одним из тех людей, которые не то чтобы не смогли чего-то добиться в этой жизни, они даже не пытались. Такие как он, подобно паразитам прикрепляются к одному из носителей, пока не высосут из него все соки, а закончив, начинают искать другого. Их жизнь постоянно зависит от благосостояния других людей.
        В детстве это была мать, растившая его одна, и для которой он был что-то вроде мягкой игрушки которую она повсюду таскала с собой. Но частенько забывшись, оставляла его, и он был предоставлен самому себе. Познавая этот мир, он испытывал на себе его жестокость день за днем пока, в конце концов, не превратился изгоя. Не доверявшего никому, и пытающегося выжить в кампании таких же, как он.
        Бросив школу, где, по его мнению, ему было совершенно не место, Тони связался с очень плохой кампанией. В которой занимался мелким воровством, и грабежами. Что в итоге привело его колонию. Вернувшись с очередной своей отсидки, Тони узнал о смерти матери, о том, что у него теперь никого не осталось. И поклялся раз и навсегда завязать со всеми преступлениями, но вместо этого он начал пить и в одном из баров он познакомился с Эриком, который устроил его по знакомству кондуктором.
        — У тебя девушка то хоть есть?  — все не унимался Тони.
        — Нет,  — скромно ответил Лесли.  — У меня на них нет времени.
        — Да неужели,  — легонько толкнув его в плечо, сказал Тони.  — На это-то дело у тебя всегда должно быть время парень.
        — Вот я в твои годы не компьютерную мышь дергал,  — подмигнув, продолжил Тони.  — А кое-что помягче.
        Он посмотрел на Лесли залившегося от смущения краской и загоготал звонким смехом, который эхом, отдавался от стен опустевших домов и разлетался по всей улице.
        — Смотрите!  — неожиданно закричал Лесли, перекрикивая смех Тони.

        Глава 9. Компьютерные монстры

        Тони посмотрел, куда он указывал и увидел туман в нескольких метрах прямо перед ними. Он очень быстро надвигался на них, Тони и Лесли попятились назад, и через секунду бросились бежать по узкой улочке, обгоняя, друг друга. Но туман был быстрее, он все настигал и настигал их подстегиваемый порывами ветра.
        Силы Тони были уже на исходе и Лесли был на три метра впереди него. Как вдруг Тони решил действовать хитростью, и с размаху грохнувшись на землю, стал звать на помощь уже далеко убежавшего от него Лесли. Лесли резко остановившись на какой-то момент, засомневался, как ему поступить, бросить Тони и спасаться самому, но все, же он был не таким как он и не мог себе позволить поступать так же. Хоть даже в глубине души Лесли и понимал, что окажись он на месте Тони, то Тони непременно бросил бы его так же как он несколько часов назад бросил беднягу Эрика.
        После секундного колебания Лесли все-таки решился и бросился Тони на помощь. И это было последнее, что он успел сделать в своей жизни. Он подбежал к Тони и, схватив его за руку помог подняться.
        — Нога,  — прохрипел Тони.  — Я, кажется, ее подвернул.
        — Нечего,  — ответил Лесли.  — Я помогу вам, обопритесь на меня.
        Туман был совсем близко от них, Лесли обернувшись, уже мог разглядеть очертания зеленого дыма. Подхватив тело Тони, он неспешно ковылял вместе с этим грузом, не секунды не сомневаясь в том, что он поступает правильно.
        — Знаешь, что я заметил,  — неожиданно просипел ему на ухо Тони.  — Что туман, поглотив одного из нас, оставляет других в покое.
        До Лесли не сразу дошел смысл его слов, но когда через пару секунд он понял что собирается делать Тони, было уже слишком поздно. Тони схватив свободной рукой Лесли за горло, попытался толкнуть его прямо в туман. Лесли пытался бороться, но хватка Тони была настолько сильной, что вырваться из нее он не мог как бы не старался, и вскоре он начал задыхаться в его тисках. Туман был уже за спиной Лесли, как вдруг Тони отпустив его, сказал:  — «Прощай парень»  — и, ударив в лицо, отправил прямо в туман.
        Оказавшись в тумане, Лесли поднялся на ноги и, оглядевшись вокруг, пытался понять, где же он находится. Вокруг него уже не было этой узкой улочки, исчез и этот опустевший город, пропало из виду нахально ухмыляющееся лицо Тони в очередной раз сумевшего спастись.
        Он стоял посреди небольшой комнаты, по размерам напоминавшую его собственную. Только выглядела, она куда чище и опрятней чем та, которую он покинул сегодня утром. Прямо в середине этой маленькой комнатки на письменном столе стоял огромный красный компьютер, занимавший собой чуть ли не половину комнаты. Увидев его, Лесли невольно попятился назад, ему никогда еще не доводилось видеть столь дивное механическое творение. Он стоял, не смев даже шелохнуться и как завороженный смотрел в пластиковый монитор, расширившимися от удивления глазами.
        Это продолжалось до тех пор, пока компьютер сам собой не включился. Стоявший на полу системный блок загудел, словно двигатель старенького автомобиля, и на экране появилось окно загрузки какой-то игры. Лесли сел за стол и взявшись за мышь, почувствовал боль в правой руке. Одернув руку, он посмотрел на нее и увидел свежий след от укола, затем снова глянув на мышь, он заметил торчавшую из нее иглу, об которую он и уколол руку.
        Тем временем на экране уже начали появляться слова:  — «Имя пользователя — Лесли Рунш, Возраст — 26 лет, не женат, детей нет, Профессия — компьютерщик».
        Лесли с удивлением смотрел, как на экран этого компьютера выводиться вся информация о его жизни. Казалось, что компьютер все про него знал, а ведь достаточно было всего-то одной капли крови.
        Через минуту данные с экрана пропали, но вместо них появились слова:  — «Вы хотите начать новую игру?».
        — Черт возьми, конечно, хочу!  — воскликнул Лесли, который был в полном восторге от этого компьютера.
        Он нажал кнопку «Да», но ничего не произошло вместо запуска предлагаемой игры, на мониторе вновь появились слова:  — «Вы действительно хотите начать эту игру?».
        Лесли повторно нажал на кнопку со словом «Да», и стал ждать загрузки. Которая после нажатия второго «Да» тут же началась. На мониторе появилась заставка с игрой и надпись:  — «Эта игра основана на реальных событиях, если сможете пройти все уровни до последнего, то вам удастся спастись, если же нет, то придется расстаться с жизнью».
        — Это наверно часть игры,  — подумал про себя Лесли, азартно уставившись в экран и снова взявшись правой рукой за мышь, из которой уже исчезла игла.
        И вот, наконец, игра запустилась, целью этой игры было прохождение лабиринта на разных уровнях сложности. Лесли с легкостью проходил их один за другим использую свою способность логической мысли, но уровни становились все сложнее и опасней. На одном из последних вслед за ним погнались лианы, которые все пытались схватить его персонажа, но он ловко от них уходил иногда даже в самый последний момент, успевая спастись.
        Лесли так вошел в раж, что не заметил как дошел до последнего уровня под номером 13. Перед тем как запустить этот уровень на мониторе вновь возник вопрос, о том хочет ли он продолжать игру. И после последнего нажатия на клавишу «Да», компьютер загудел и затрясся пуще прежнего, и Лесли даже стало казаться, что вся комната начала ходить ходуном.
        Но отступать он не собирался, он думал, что после успешного прохождения этой сложной игры его ждет какой-то неведомый бонус. Но он ошибался и если бы знал чем все это закончиться, то вряд ли вообще начал игру, которую в итоге так и смог закончить.
        Во время прохождения последнего уровня, парень так увлекся, что не заметил как позади него из под закрытой двери этой комнаты выползают лианы направляясь в его сторону. Он был уже практически у выхода из последнего лабиринта, как вдруг одной из лиан все-таки удалось поймать его персонажа за ногу, тот попытался подняться, но был настигнут другой, которая обвила его вокруг шеи и начала душить и одновременно с этим на экране появилась кроваво-красная надпись:  — «GAME OVER».
        Лесли засмеялся, глядя на все это, и этот смех был последним, что он сделал в своей жизни.

        Глава 10. Банковская ошибка

        Вернувшись в назначенное время на улицу, с которой мы все отправились осматривать город, я увидел, что практически все уже были на месте, не хватало только двоих Тони и Лесли. Когда я подошел все обернулись, и посмотрели на меня, на их лицах я сумел разглядеть немой вопрос:  — «Будем ли мы их ждать?».
        — Подождем немного, если их не будет то будем выбираться из этого города без них,  — сказал я, поочередно оглядывая кивающие лица своих спутников.
        Услышав эти слова, все кто стоял посреди улицы, одновременно уставились в сторону развилки, в направлении которой направились эти двое. Ждать долго нам не пришлось примерно минуты через три, показался бежавший со всех ног Тони. Добежав до того места где стояли мы он остановился и тяжело дыша переводил дух.
        — Что случилось?  — спросил я, когда он чуть отдышался.  — И где Лесли?
        — Туман…,  — начал он тяжело вздыхая.  — Погнался за нами… когда мы осматривали ту улицу.
        Он махнул рукой, указывая в сторону развилки, из которой только что выбежал.
        — Мы побежали… но он оказался быстрее,  — продолжил Тони.  — Лесли упал… и туман настиг его, а я еле успел спастись.
        — Дак значит, ты его бросил!  — неожиданно для всех оборвала его Мелиса.  — Бросил Лесли, спасая свою гнусную шкуру!
        — У меня не было другого выбора,  — ответил Тони, повернувшись к ней.  — Иначе туман поглотил бы нас обоих.
        — Я тебе не верю,  — заявила Мелиса, злобно смотря прямо в глаза Тони.  — Ты оставил его там погибать, так же как оставил и Эрика.
        — Если он говорит, что выбора не было, значит, так оно и есть,  — вмешалась в разговор Джинни.  — Я ему верю.
        Но Мелиса пропустила мимо ушей все слова Джинни и продолжала сверлить Тони своим яростным взглядом.
        — Ладно, хорошо,  — сказал я, разводя руки в стороны тем самым успокаивая всех.  — Далеко сейчас этот туман?
        — Близко,  — ответил Тони.  — Он очень близко и ветер усиливается, надо уходить.
        — Он прав,  — сказал Майк.  — Нам нельзя здесь оставаться.
        — Хорошо,  — кивнув, ответил я.  — Уходим сейчас, попытаемся выбраться из города.
        Мы бросились бежать вверх по улице, подстегиваемые резкими порывами ветра, который подгонял нас ударами в спину. Я понимал что этот ветер не сулит нам нечего хорошего, а только ухудшает нашу и без того плачевную ситуацию. Раз он дует так сильно, значит, туман движется быстрее нас и скоро догонит. Единственное что нам сейчас остается это бежать без оглядки и попытаться найти выход из города.
        Улица, по которой мы бежали, петляла из стороны в сторону, и мне даже казалось, что она специально пытается нас запутать, чтобы мы не смогли отсюда выбраться. Остановившись через несколько кварталов чтобы хоть немного перевести дух и постараться отдышаться, я обернулся и, посмотрев на людей стоявших рядом, заметил, что одного из них не хватает.
        — А где твой друг?  — спросил я парня, в ковбойской шляпе которого звали Верс.  — Где Майк?
        — Не знаю,  — ответил он, обернувшись и посмотрев, по сторонам добавил.  — Он бежал следом за мной.
        — Похоже, он отстал,  — сказал я.  — Нужно его подождать.
        — Нет времени,  — отозвался Тони.  — Пока мы его будем ждать, нас нагонит туман.
        — Нам что придется его здесь бросить?  — спросил Верс.
        — Похоже, что так,  — ответил я.  — Он теперь сам по себе, надеюсь, выберется.
        Верс нечего не ответил, хотя явно знал, то чего не знали тогда все остальные. Во время их поисков Верс и Майк, наткнулись на один из заброшенных банков этого города. Зайдя внутрь, они увидели, что все сейфы открыты нараспашку, но деньги не тронуты. Как будто все люди, спасаясь из этого города, в панике похватали все необходимое, а про деньги забыли.
        Майк, увидев деньги, предложил Версу взять их с собой, на что тот ответил отказом, заявив, что они им вряд ли сейчас пригодятся. Но алчный Майк, схватив с одного из столов огромный мешок, стал жадно набивать его купюрами. Верс попытался вразумить друга, и ему это практически удалось, Майк оставил все деньги, сделав вид, что они его больше не интересуют. Верс не знал, что в голове Майка созрел хитрый план, ему только нужно было, улучив момент отделаться от всей этой компании. И такой момент ему тут же представился, когда все бросились бежать, прочь спасаясь от тумана, Майк бросился бежать следом, но через пару кварталов он нарочно отстал чтобы быть последним, и когда все отвернулись, он шмыгнул в один из переулков и уже через пару минут был у дверей банка.
        Забежав внутрь, он схватил мешок, который не так давно здесь оставил и стал набивать его деньгами. В своем стремлении обогатиться алчный Майк так увлекся, что не заметил подступающий к банку со всех сторон туман. Он собирал и собирал купюры, отправляя их одну за другой в огромный мешок и убедившись, что собрал все, взвалил его на плечо и, обернувшись, увидел перед собой огромные сгустки тумана.
        Майк оказался в западне, в которую он сам себя загнал, отступать было не куда, со всех сторон на него надвигался туман, и только в этот момент он понял, какую совершил ошибку. Он закрыл глаза и приготовился к неминуемой смерти.

        Глава 11. Не играйте дети в казино

        Он ожидал, что сейчас начнет задыхаться от попадания газа в легкие, но этого не произошло. Через секунду Майк все-таки решил открыть глаза и первое что он увидел, было казино, в котором он был пару дней назад.
        — Да оно самое,  — подумал Майк.  — Те же маленькие деревянные столики, в углу стоят игровые автоматы, а почти в середине зала большой стол, за которым играют в рулетку.
        Немного приглядевшись, он заметил выход, который находился как раз за этим игровым столом. Майк медленно зашагал в его сторону, стараясь не оглядываться и не смотреть по сторонам. Он знал о своей зависимости и знал, что если начнет играть, то уже не сможет остановиться.
        Так было и раньше, начиная с самого детства, Майк полюбил азартные игры больше всех остальных. Родители, узнав про увлечение сына, думали, что парень просто любит пощекотать себе нервы, что у него слишком спокойная жизнь и ему не хватает капли адреналина в его молодом организме. Они тогда убедили себя в том, что с возрастом это пройдет но, увы, Майк настолько сильно к этому привязался, что азартные игры навсегда предопределили его дальнейшую судьбу.
        За день до того как он сел вместе со своим другом Версом в этот автобус, Майк принял участие в благотворительной акции в помощь детям. Они собирали пожертвования по всему городу, и в итоге им удалось собрать довольно приличную сумму, которую сам Майк лично вызвался доставить в главный офис благотворительного фонда. Но вот незадача его машина проткнула колесо не где-нибудь, а рядом с этим самым казино. Совпадение скажете вы, так же подумал и Майк, решивший, что все это произошло не случайно.
        И как вы думаете, что пришло в голову этому парню? Он взял все деньги, которые у него были, и решил немного приумножить свой капитал. Уговаривать на проведение этой авантюры свою совесть ему долго не пришлось, ведь самым весомым аргументом являлось то, что Майк хотел отдать почти все выигранные деньги эти детям, ну и какую-то совсем малую долю оставить себе.
        Он сел играть в рулетку и поначалу ему даже везло, но затем ставки стали все крупнее, он потихоньку начал проигрывать и в итоге у него совсем нечего не осталось, мало того он проиграл и все свои собственные деньги. В тот же вечер он позвонил своему единственному другу Версу, которому обо всем рассказал и Верс посоветовал ему бежать из города. Утром следующего дня Майк продал свою машину и купил билет на самолет, Верс согласился его проводить до аэропорта, но они сели не в тот автобус.
        Майк шел, спокойно опустив голову, и старался не привлекать к себе лишнего внимания. Но как будто нарочно натолкнулся на крупье этой самой рулетки.
        — Уже уходите?  — спросил он.
        — Да,  — ответил Майк.
        — Но вы даже не сыграли,  — сказал крупье, показывая на рулетку.
        — Нет, спасибо что-то не хочется,  — ответил Майк, и попытался уйти.
        — Вы даже не знаете, от чего отказываетесь,  — продолжил крупье.  — В нашем казино самый большой процент выигрышей, это вы еще нечего не знаете про наш главный приз.
        — Что за приз?  — неожиданно даже для самого себя вдруг спросил Майк.
        — Это знает только победитель,  — ответил крупье.  — Если не сыграете, то никогда не узнаете.
        — Ну, хорошо,  — согласился Майк.  — Ведите.
        Крупье провел Майка между столиками к большому столу с рулеткой. Майк сел в одно из кожаных кресел, и ему стало как-то не по себе, как будто бы кресло под ним шевелилось.
        — Что у вас с креслом?  — спросил Майк, с трудом усаживаясь, ерзая на месте.
        — О, это наша гордость,  — ответил крупье ухмыляясь.  — Кожаные кресла ручной работы.
        — Ну что ж начнем игру,  — объявил крупье.  — Делайте ваши ставки, господа.
        Майк, положив мешок рядом с собой начал доставать из него пачками купюры, которые удалось забрать из этого брошенного банка, и ставить на разные числа, а крупье принимал его ставки и запускал шарик в крутящийся барабан. Поначалу Майку так же везло, он был на волне успеха и совсем забыл про то, как закончилась его предыдущая игра.
        Но как говориться кто не помнит своего прошлого у того нет будущего, и нам никогда не стоит забывать о произошедших с нами событиях ибо они имеют свойство повторяться. Как впрочем, произошло и в этом случае, войдя в игровой азарт, Майк не заметил, как его мешок становится все меньше и меньше, и ему приходится опускать руку, доставая деньги все ниже и, в конце концов, мешок полностью опустел именно в тот момент, когда крупье объявил он начале супер игры, где главный призом была вечная безбедная жизнь.
        — Но у меня больше ничего нет,  — обреченно сказал Майк, показывая крупье свой пустой мешок.
        — Сочувствую сер,  — отозвался крупье, качая головой.  — Но я вам нечем не могу помочь.
        — Может, я сыграю в кредит,  — предложил Майк.  — А расплачусь с вами выигрышем.
        — Сожалею сер, но мы не даем кредитов,  — ответил крупье.  — Таковы правила.
        — Неужели больше нечего нельзя сделать?  — в отчаянии спросил Майк, с надеждой глядя на крупье.
        — Есть один вариант,  — немного подумав, ответил крупье.  — Но посетители редко на него соглашаются.
        — И что же это?  — спросил Майк в нетерпении.
        — Мы могли бы сыграть ммм на вашу шкуру,  — сказал крупье, ткнув пальцем в грудь Майка.
        — На что простите?  — спросил Майк.  — Мне послышалось или вы сказали слово «шкура»?
        — Нет, вы услышали правильно,  — кивнув, ответил крупье.
        — Вы наверно шутите,  — сказал Майк.
        — Нет, я говорю вполне серьезно,  — ответил крупье.  — Если вам больше нечего поставить мы можем сыграть на вашу шкуру, если выигрываете вы то получаете безбедную жизнь, если же мы то… ну, в общем, сами увидите.
        — Подумайте хорошо,  — продолжил крупье.  — Такое предложение поступает не каждый день, и один раз рискнув можно быть богатым до конца своей жизни.
        — Хорошо,  — ответил Майк, после недолгого раздумья.  — Я согласен.
        — Отлично,  — ответил крупье.  — Начнем супер игру, делайте ваши ставки господа.
        Майк еще никогда в своей жизни так не рисковал, но уж очень соблазнительным был этот приз, и он не мог от него отказаться. Он поставил на 13 черное, и с замиранием сердца стал ждать, когда же этот дурацкий шарик от которого сейчас зависела его жизнь, наконец-то остановится. И вот барабан начал резко замедлять ход, и вот-вот сейчас уже остановится и шарик упадет на цифру 13, но шарик предательски проскочив эту цифру, остановился на отметке 0.
        — Выиграло зеро,  — объявил крупье.  — Мне очень жаль сер, но вы проиграли.
        Майк вскочил со своего кресла и скорее бросился бежать к выходу, и вот ему уже оставалось всего каких-то два шага, но крупье щелкнул пальцами и двери закрылись прямо перед бежавшим к ним Майком.
        — Это не вежливо сер,  — сказал крупье, злобно улыбаясь, когда Майк обернулся и посмотрел на него.
        — Вы проиграли и должны заплатить по счетам,  — продолжил крупье, во второй раз, щелкнув своими пальцами.  — Ребята сдерите-ка с него шкуру.
        Рядом с Майком вдруг из ниоткуда появились двое громил, они подхватили его под руки и понесли через весь зал мимо ухмылявшегося крупье.
        — А из чего вы думаете, были сделаны эти неудобные кресла,  — произнес крупье, превратившись в демона алчности.

        Глава 12. Мост

        Улица наконец-то закончилась, и вместе с ней закончилась и половина этого заброшенного города. Мы вышли к мосту, который соединял обе этих половины в одно целое, по всей видимости, люди спасаясь, прибежали сюда но, похоже, выбраться они так и не смогли.
        Зайдя первым на мост, я убедился, что он надежен, и мы сможем пройти по нему. Остальные немного погодя последовали за мной, постоянно оглядываясь по сторонам, как будто ожидая подвоха. И, конечно же, это случилось, дойдя до середины моста, мы увидели между двумя его частями зияющую дыру размером в три с половиной метра. Похоже, его пытались развести, но по какой-то причине механизм заклинило, и он остался в таком положении.
        — Вот черт,  — выругался Тони.  — И что мы теперь будем делать?
        — А что ты предлагаешь?  — спросил у него я.
        — Ты же у нас гений,  — оскалившись, ответил он.  — Вот ты и скажи, что нам теперь делать.
        — Я не знаю,  — покачав головой, сказал я.  — Похоже придется повернуть назад и искать другой путь на ту сторону.
        — Поглядите-ка на него, он не знает,  — закричал Тони.  — Это ты нас сюда привел! Из-за тебя мы все здесь погибнем!
        — Я тебя за собой не тащил!  — закричал я, в ответ, начиная выходить из себя.  — Ты мог остаться в автобусе, дождаться тумана и сдохнуть, так же как и твой друг!
        — А может тебе только этого и надо,  — шипя, словно змея заявил Тони.  — Чтоб мы все тут погибли, а ты один спасся.
        — Что за чушь ты несешь!  — закричал на него Верс.  — Если бы не Дариус мы бы все погибли еще в том доме в пустыне, мы живы сейчас только благодаря ему!
        Услышав этот аргумент, Тони на какое-то время замолк, не сводя с меня своего злобного взгляда.
        — Дак что мы будем делать?  — спросила Мелиса после минутного молчания.  — Пойдем назад?
        — Похоже, что так,  — ответил я.  — Мост нам не опустить, механизм находится на той стороне, перепрыгнуть тоже вряд ли получится…
        — Смотрите!  — вдруг неожиданно закричал Дэвид, прервав все мои размышления.
        Все обернулись и посмотрели, куда он показывал, к мосту со всех сторон медленно поступал туман.
        — Теперь нам нельзя назад,  — сказал Тони.  — Но и вперед мы идти не можем, похоже, это конец.
        — Как бы не так,  — сказал я, оглядывая мост.
        — Что ты задумал?  — спросил Верс.
        — Видите эти доски,  — сказал я, показывая на несколько брошенных деревянных досок.  — Похоже, те, кто приходили сюда до нас тоже пытались спастись.
        — Можно подумать им это удалось,  — саркастически заметил Тони.
        — У нас получится,  — сказал я.  — Если будем действовать сообща, свяжем доски друг на друга, бросим над дырой и переберемся на ту сторону.
        Повторять задание второй раз мне не пришлось, Верс и Тони собирали доски и складывали их друг на друга Мелиса и Джинни нашли веревку, а мы с Дэвидом связывали доски. И когда работа уже подходила к концу, я обернулся и увидел, что туман уже настиг моста и скоро будет рядом с нами.
        — Туман уже совсем близко,  — закричала Мелиса испуганно.
        — Без паники мы все успеем,  — сказал я.  — Давай дружно раз, два взяли.
        Я, Верс и Тони подняв связанные доски, опустили их между двумя концами моста.
        — Теперь нужно чтобы кто-то перебрался на ту сторону и закрепил их,  — сказал Тони, закрепляя доски, чтобы они не шатались на этой стороне.  — Есть желающие?
        Но, не смотря на надвигающийся туман никто, не решался идти на ту сторону по незакрепленному мосту.
        — Выглядит не очень надежно,  — сказал Верс.  — Вряд ли он выдержит взрослого человека.
        — Нужно попытаться, другого выхода у нас нет,  — сказал я, скидывая рюкзак и отдавая его Версу.
        — Я пойду,  — неожиданно для всех вызвался Дэвид.  — Я самый легкий из вас, меня он точно выдержит.
        — Ты уверен?  — спросил я, удивившись смелости мальчика.
        — Да,  — ответил Дэвид и уверенным шагом ступил на деревянный мостик.
        — Иди медленно, не торопясь,  — крикнул я ему в спину.  — И главное не смотри вниз.
        — Хорошо,  — ответил Дэвид, аккуратно ступая по скрипящему дереву.
        Он шел не торопясь, осторожно и уверенно, ему оставалось два шага, как вдруг мост начал двигаться и скатываться с незакрепленной стороны.
        — Все хорошо,  — сказал я, стараясь его приободрить.  — Тебе осталось каких-то два шага.
        — Давай парень!  — закричал Тони, и Дэвид почти бегом пересек оставшиеся полметра и оказался по ту сторону моста.
        — Отлично!  — закричал я.  — Теперь бери веревку, и постарайся как можно прочнее закрепить тот конец моста.
        — Готово,  — через какое-то время закричал Дэвид, показывая вверх большой палец.
        — Кто пойдет следующим?  — спросил я, оборачиваясь и глядя на всех по очереди, но добровольцев не оказалось, и я решил сам пройти по мосту. Я шел, аккуратно переставляя ноги, не торопясь, стараясь не раскачивать доски и итоге мне удалось перебраться на ту сторону, где уже ждал Дэвид.
        Остальные, увидев, что мне удалось это сделать, так же бросились к мосту, но Тони опередив всех, забрался на мост первым и тоже успешно перешел на ту сторону. Следом за ним пошлее Верс который был самым крупным из нас, это был тот случай, когда его накаченные мышцы ему только мешали. Но он хоть и с трудом все-таки смог перебраться, и за ним тут, же последовала Джинни и, опустившись на колени, осторожно двигалась к нам.
        На той стороне оставалась только одна Мелиса, которая обернувшись, увидела туман в паре шагов от себя, и в панике кинулась к мосту, совсем забыв про то, что на нем еще была Джинни и мост под их весом начал трескаться.

        Глава 13. Легкая мишень

        — Ты куда? Стой!  — закричала Джинни, когда мост под ней начал трескаться.
        Но Мелисе было все равно ей не хотелось погибать и она быстрым шагом догнала Джинни, которая стояла на коленях посреди моста, и от страха замерла на месте не смев даже шелохнуться.
        — Давай быстрее!  — закричала Мелиса, подтолкнув Джинни ногой.
        — Давай, осталось немного,  — крикнул я, вытягивая вперед руку.  — Хватай мою руку и продолжай двигаться дальше.
        Джинни вытянула руку, одновременно пытаясь ползти мне навстречу, Мелиса не отставала от нее все время, подталкивая ее ногой. Туман был почти за спиной Мелисы, когда подвязки, которые держали мост, не выдержав давления, лопнули и он полетел вниз. В последний момент я успел схватить Джинни за руку, и резко потянув на себя, вытащил.
        Каким-то чудом Мелиса сумела ухватиться за край разрушенного моста и, подтягиваясь на руках, пыталась забраться к нам, но подвязки не выдержали и на этом краю, они с треском лопнули, и мост вместе с ней начал падать вниз. Все кто был рядом со мной, попытались остановить падение, схватив край моста, за который отчаянно цеплялась эта девушка.
        — Держись!  — закричал ей я и, повернувшись к остальным, добавил.  — Давайте немного поднажмем, мы сможем ее вытащить.
        Деревянный мост был слишком тяжел для нас, но я не собирался его отпускать, мне хотелось помочь этой девушке спастись. Туман уже практически хватал Мелису за пятки, но та отчаянно сопротивляясь, пыталась забраться по сломанному краю, и ей это с трудом удавалось.
        — Все к черту! Я сваливаю!  — едва увидев туман, закричал Тони, отпустив кусок моста который держал, и стремглав бросился бежать. Джинни тоже что-то в ответ, прокричав, бросилась за ним. Мы с Версом остались вдвоем, держать было невыносимо тяжело, силы были на исходе, похоже это заметила и Мелиса, которая кивнула, посмотрев мне в глаза и отпустив край моста начала падать прямо в воду. Я ожидал услышать всплеск воды от удара, но его не произошло, вместо этого она скрылась из виду, попав прямо в туман, подхвативший ее.
        Мелиса закрыв глаза начала падать, и думала, что вот-вот упадет в воду, но туман поглотил ее у самой воды и она затаив дыхание, ждала своей участи. В момент падения вся жизнь пролетела у нее перед глазами, они видела лица недовольных ею родителей, видела парня, который ей очень нравился, но вместо нее он выбрал Джинни. Она видела улыбающееся лицо самой Джинни, которую ненавидела больше всех на свете, и которой больше всех на свете завидовала. Да, она ей завидовала хоть и тщательно старалась это скрыть за маской безразличия и отстраненности. Она лишь делала вид, что это общество ей безразлично, и каждый раз старалась убедить в этом себя саму. Хотя в глубине души понимала, что все это лишь притворство и ложь.
        Все знают, что отстраненность рано или поздно ведет к одиночеству, тоже могло произойти и с Мелисой, если бы она не встретила Дирка и Метью. Которые, так же как и она сторонились обычных людей, пытаясь, выделится, как они говорили «из этой общей скотской массы никчемных и бездарных людей». Они строили из себя малолетних философов принимая за школой наркотики в тайне от всех.
        Мелиса поначалу была против этой затеи, но как раз находясь в жутком расстройстве, все-таки решилась попробовать. И как это обычно бывает со слабохарактерными людьми, остановится уже не могла. Ей это даже нравилось, она чувствовала себя на вершине мира, как будто все в этой жизни подчиняется только ей и никому больше. Это состояние эйфории настолько ей нравилось, что она просто не желала из него выходить, но как обычно бывает всему на свете приходит конец.
        Наконец решившись открыть глаза, Мелиса почувствовала, что лежит на чем-то очень твердом, она попыталась встать, но руки и ноги у нее были связаны. Затем зажегся ярко-красный свет, заполнивший собой небольшую комнату, и Мелиса смогла разглядеть в этом свете несколько теней, ходивших из стороны в сторону. Вдруг неожиданно кто-то щелкнул пальцами и деревянная кровать, на которой лежала Мелиса начала подниматься вместе с ней, и тут прямо над ней зажегся яркий свет, в котором она смогла разглядеть, где же все-таки находится. По всей видимости, она оказалась в центре небольшой арены, с виду напоминавшей цирковую, но зачем все это она понять не могла пока конферансье громогласным голосом не объявил:  — И последний номер на сегодня, выполнит наша очаровательная Мелиса Щтиц, дамы и господа обратите внимания, что она находится в центре огромной мишени, и когда мишень начнет вращаться, наш клоун будет бросать в нее дротики, один за другим пока они все не закончатся.
        До Мелисы не сразу дошел смысл его слов, но тут мишень начала крутиться и сквозь вращение она заметила, что на арену выходит клоун и держит в руке какие-то необычные дротики. Конферансье объявил о начале финального шоу, и клоун стал один за другим метать в мишень дротики. Один из них воткнулся рядом с лицом Мелисы, и к своему ужасу она увидела, что это не какие не дротики, а самые настоящие шприцы. От увиденного ей стало дурно, она попыталась кричать, но все ее попытки оказались провальными ведь рот ее так, же был связан.
        — Никогда не пытайтесь это повторять дома,  — кричал микрофон конферансье.
        Один из дротиков попал в ногу Мелисы, она завопила от боли, но никто этого не услышал, ведь толпа еще больше оживилась при виде ее страданий. Воткнувшийся в ногу Мелисы шприц ввел все свое содержимое, и девушка вновь почувствовала этот знакомый вкус эйфории, наполнявший ее мозг. Остальные дротики так же нашли свою цель, поочередно втыкаясь в тело Мелисы, которой был уже все равно. Она не кричала и не пыталась освободиться, полностью смерившись с отведенной ей участью. Последнее что она видела, были улыбающиеся лица довольных зрителей.

        Глава 14. Снова пустыня

        Перебравшись на другую сторону и бросив погибать остальных Тони и Джинни без устали бежали прочь из этого заброшенного города. Они понимали, что спасаться им придется теперь не только от тумана, но еще и от взбешенных Дариуса и Верса, которые наверняка не потерпят предательства и все это так не оставят.
        — Что ты за мной увязалась?  — спросил Тони останавливаясь.  — Иди вместе с остальными.
        — Не могу,  — ответила девушка.  — Вряд ли они теперь примут меня назад с распростертыми объятиями, после всего того что сейчас произошло.
        — И из-за этого ты решила пойти со мной?  — с сарказмом спросит Тони.
        — У меня нет выбора,  — кивнув, ответила Джинни.  — Но умирать из-за какой-то там Мелисы я не хочу.
        — Это верно,  — выдавив хриплый смешок, подтвердил Тони.  — Эта девка такого не заслужила, и еще этот Дариус да кто он такой, чтобы здесь командовать, что он такого сделал, чтобы теперь нам указывать.
        — Он всего лишь пытается поступать правильно,  — ответила Джинни.
        — Он всего лишь пытается поступать правильно,  — с издевкой передразнил ее Тони.  — Дурак он, и больше никто, старается выглядеть правильным, но наверняка у самого рыльце в пушку.
        После этих слов Тони снова залился своим хриплым смехом, а Джинни нечего не ответив, просто шла рядом. Размышляя о том, с тем ли человеком она решили пойти. Но отступать ей уже было не куда, она сделала свой выбор, и теперь нужно было во, чтобы, то не стало выбираться отсюда.
        Вскоре улицы города остались позади, и они снова вышли к пустыне, которая никак не хотела их отпускать.
        — Чертова пустыня!  — выругался Тони.  — Когда же ты уже закончишься.
        Но она вовсе и не думала заканчиваться, а наоборот еще больше распростерла свои объятия, чтобы захватить доверчивых путников и нарочно сбить их с пути.
        Тони и Джинни какое-то время шли, молча стараясь не смотреть друг на друга. Жара одолевала их очень быстро, палящее солнце казалось, сожжет их кожу до самых костей. Воды не было, ведь они даже не подумали взять с собой свои сумки, когда в панике бросились бежать, оставив остальных на произвол судьбы.
        Изнемогая от жары под палящим солнцем, через милю другую они вышли к развилке, на которой было два пути.
        — Придется выбирать,  — сказал Тони.  — Пойти на право, или пойти налево?
        — Мне все равно,  — ответила Джинни.  — Решай уже быстрее, и пойдем.
        — Ну, хорошо,  — сказал Тони.  — Давай попробуем пойти налево.
        Они направились по тропинке, которая вела влево, идти в этом направлении, было легче, пустыня закончилась, и уже казалось, что вот-вот они уже найдут выход из этого жуткого места. Они брели, не разбирая дороги, все тело ломило от усталости, ноги практически их не слушались, но тут появилось то, что было способно их подстегнуть.
        Вдруг откуда-то поднялся сильный ветер и, направляя свой поток в их спины, подгонял их все сильнее. Тони обернулся первым и увидел, как вместе с этим ветром в их сторону несется зеленый туман, поглощая все на своем пути и стремясь как можно скорее их догнать.
        — Бежим!  — крикнул Тони и первым рванул что было сил, обгоняя Джинни. Но у этой хрупкой на вид девушки, сил сохранилось намного больше, чем у этого проходимца Тони. Через пару секунд она нагнала его, и вот они уже бегут вровень. Но силы Тони были на исходе он начал сбавлять ход, и Джинни бежала уже на несколько метров впереди него.
        Туман все приближался и Тони решил снова поступить подло, он сделал вид, что вывихнул ногу, и с размахом грохнувшись на землю, стал звать на помощь. Джинни остановилась на какое-то время в раздумии, но все-таки решила помочь Тони. И подбежав к нему, попыталась его поднять и, закинув его руку на плечо, помогла встать.
        — Знаешь, что я заметил,  — сказал Тони.  — Что туман, поглотив одного из нас, оставляет других в покое.
        Тут же свободной рукой схватив ее за горло, он начал душить и, нависнув над ней всем телом давил ее к земле. От неожиданного нападения Джинни начала падать, но тут она заметила лежавший на земле камень, и с трудом дотянувшись, схватила его и что было сил, ударила им по голове Тони. Тони завопив от боли, отпустил ее и, держась одной рукой за окровавленный лоб, отшатнулся в сторону, попятившись назад.
        — А знаешь, что заметила я?  — закричала Джинни, вскакивая на ноги и вновь занося руку для удара.  — Что те, кто идут с тобой, непременно погибают.
        Туман был уже практически у нее за спиной, но она этого не замечала, не отрывая от Тони своего яростного взгляда, и он решил этим воспользоваться. Когда она начала наступать, он сделал вид что ему жутко больно и начал молить о пощаде, но как только она отвлеклась, Тони пробежав два метра, обеими руками резко толкнул ее прямо в туман.

        Глава 15. Внешность не порок

        Джинни была одной из тех девушек, которые живут только для себя, стараясь всю жизнь потакать и помыкать другими. Ее самооценка была настолько завышенной, что высокомерно вздернутый ее нос был бы виден даже в полной темноте. Впрочем, она даже и не скрывала, что считает себя лучше других, всегда пытаясь кого-то унизить по внешнему признаку.
        Но, как всем известно, сравнение людей по внешности, самый глупый вид сравнения который в принципе можно себе представить. Ведь человек не выбирает, каким ему родиться. Кому-то бывает, с внешностью везет, ну а кому с этим жить. Вечно оглядываясь на остальных и оправдывая самого себя, постоянно задавая себе один и тот же вопрос:  — «Почему я не родился таким?». Ну не родился ты красивым, ну и, слава богу, возьмешь другим. Есть огромная куча талантливых людей никогда не отличавшихся красивой внешностью, да им это и не нужно, они специалисты в своих областях. Многие из них знают то, что другим не под силу, и могут такое, что даже представить себе невозможно.
        Мне искренне жаль тех людей, кто зациклен на внешности, и постоянно пытается измениться, чтобы нравится окружающим. Кому вы нужны, тем вы нравитесь таким, какой вы есть и им не важно, сколько у вас морщин и синяков под глазами. Они просто радуются тому, что вы есть.
        Джинни была не просто высокомерной девушкой с красивой внешностью, она и еще пользовалась ею, как хотела, выжимая из нее все что можно. Получая при этом от нее огромную пользу, она всегда имела возможность улучить для себя выгоду. Будь то списанная контрольная у очкастого ботаника, или бесплатная поездка до дома в машине богатого папинкиного сынка. Все это было им только в радость, ведь она знала, что одна ее улыбка может заставить их сделать для нее все что угодно.
        Но и этого ей было мало, в старших она начала встречаться с тремя парнями сразу, давая им ложные обещания и несбыточные надежды хоть когда-нибудь добиться ее расположения. Говоря слова о вечной любви, ко всем троим, она выманивала из них выгоду для себя, и от каждого получала все то, что ей было нужно. У одного из парней отец работал в модном журнале, моделью которого она стремилась стать через него. Другой был накаченным спортсменом и постоянно устраивал у себя в доме пышные тусовки, на которых она была гвоздем программы. А у третьего была машина, на которой он частенько ее подвозил.
        Все это вполне устраивало Джинни, и ее школьная жизнь протекала бурным потоком, но вот приближался выпускной, и ей нужно было решать с кем пойти. Каждый из парней надеялся, что она выберет его, но тут объявился ее парень из колледжа, о котором она им забыла сказать.
        Открыв глаза после падения, Джинни увидела, что лежит на полу спортзала в своей бывшей школе. Поднявшись на ноги, она осмотрела, но нечего не могла разглядеть в полумраке. Но тут зажегся свет, и она увидела, что стоит в центре зала в своем выпускном платье, но рядом с ней никого нет. И как только она успела об этом подумать, распахнулись три двери, и из каждой ей навстречу вышли те самые парни, которых она когда-то оставила не с чем.
        Дойдя до середины зала, они все как один уставились на нее, а она, замерев на месте, не могла вымолвить не слова.
        — Что вы тут делаете?  — наконец обретя дар речи, спросила она.  — И что здесь делаю?
        — Я пришел на выпускной,  — одновременно сказали они.  — И ты обещала пойти со мной.
        — Черта с два она с тобой пойдет!  — закричал один набрасываясь на другого.  — Она должна пойти со мной!
        — Черта с два она пойдет с вами обоими!  — закричал третий.  — Она пойдет со мной!
        Они набросились друг на друга, и началась свалка из трех тел, пытающийся доказать правоту своих слов. Никто не хотел уступать другому, каждый до последнего надеялся, что она выбреет его. Они начали драться, наскакивая друг на друга, и ударяя чем попало, Джинни в ужасе отшатнулась, она не понимала, что происходит и что делать ей, но тут ее осенило.
        — Я, наверное, пойду,  — сказала она тихо.  — А вы оставайтесь.
        Но она не успела сделать и двух шагов как один из парней прыгнув, схватил ее за ногу и потянул на себя.
        — Не уходи,  — прошептал он.  — Не бросай меня.
        Другой парень последовал его примеру и, схватив ее за руку, так же потянул на себя. Тоже самое проделал и третий, каждый старался пересилить другого. Джинни попыталась вырваться, и как-то их остановить, но ей это не удавалось.
        — Мальчики остановитесь!  — в отчаянии закричала она.  — Вы порвете мне платье!
        В этом она была права, их хватка была настолько сильной, что платье начинало трескаться по швам, Джинни оказалась весящей в воздухе посреди зала, между тянувшими изо всех сил парнями.
        — Ты будешь моей!  — закричал один из них.
        — Нет моей!  — кричал в ответ другой.
        — Она не достанется никому из вас!  — кричал державший ее за ногу.
        После этих слов они начали тянуть все сильнее, платье не выдержало и, лопнув, разлетелось в разные стороны, оголив тело Джинни. Но это придало парням еще больше сил, и они потянули уже невыносимо сильно, руки и нога Джинни уже давно были выдернуты из суставов. Они кричала от боли и молила их остановится, но они как будто ее не слушали и, продолжая что-то друг другу кричать, все тянули в разные стороны. И тут Джинни в последний раз в своей жизни оглядела зал, и ее взгляд остановился на лицах ребят, которых не было и в помине, вместо них она увидела ухмыляющиеся лица довольных демонов, во всю терзавших свою очаровательную жертву. И это было последнее, что она видела в своей жизни.

        Глава 16. Озеро или мираж

        Отшатнувшись от того места где не так давно стояла Джинни, Тони упал на землю держать за голову.
        — Чертова девка, разбила мне голову,  — выругался он, поднимаясь на ноги и оглядываясь по сторонам.
        Туман, забрав с собой Джинни, растаял без следа, и Тони остался один, изнывая от жары, не понятно где посреди каменистой дороги. Он брел медленно постоянно оглядываясь, ведь он понимал что это еще не конец, и что туман погонится за ним после того как покончит с бедняжкой Джинни.
        Тони все-таки смог добиться своего, предавая и подставляя других, он в итоге остался один. Он был единственным оставшимся в живых, во всяком случае, он так думал. Рана на голове не переставала кровоточить, перевязать ее было не чем, но Тони оторвав рукав своей грязной рубахи, кое-как смог обвязать его вокруг головы.
        Вскоре его шаги стали сходить на нет, сил больше не было, ноги подкашивались. Он уже больше не разбирал куда идет, и лишь инстинкт самосохранения все гнал его вперед, не давая забыть о тумане.
        Через полмили он увидел поворот, а за ним было озеро, он не знал мираж это или реальность, ему было абсолютно все равно. И осознание того что скоро он утолит свою жажду, придало ему новые силы. Тони ускорив шаг, шел прямо к озеру, спотыкаясь и оступаясь но, не собираясь останавливаться, и вот озеро было уже в метре от него. Тони остановился на берегу, вдыхая теплые ароматы воды и чувствуя брызги волн.
        Но, к сожалению, для него это был всего лишь мираж, плод его воображения, вызванный обезвоживанием, солнечным ударом и окровавленной раной.
        — Если это сон то я не хочу просыпаться,  — прошептал Тони, падая, как ему казалось в воду, но на самом деле он просто ударился об землю, потеряв сознание.
        Лежа без сил на земле, он почувствовал, что ветер вновь начал усиливаться, он чувствовал как его бурный поток, скользит по его телу. Открыв глаза он, обернувшись, увидел туман, в нескольких шагах от себя, и инстинкт вновь дал ему сил, но ноги не слушались, и тогда он начал ползти на руках отталкиваясь от земли как можно дальше. Но и руки предательски оставили его, и уже лежа на спине не имея возможности подняться Тони сдался и, закрыв глаза, ожидал своей участи.
        Но нечего страшного не произошло и, решившись открыть глаза Тони перед собой озеро, но на этот раз оно точно было реальным. Поднявшись на ноги, Тони почувствовал, что тело вновь его слушается, идти ему легко. И казалось, он только что встал с постели, проснувшись после долгого сна, а не бежал целый день, по пустыне спасаясь от зеленого тумана.
        Подойдя ближе, Тони заметил табличку, которая гласила:  — «Осторожно! Целое озеро виски!», а ниже была еще одна:  — «Употребление алкоголя опасно для жизни!».
        — Я наверно сплю,  — подумал Тони.  — Если так, то тогда это хороший сон, хмм целое озеро виски и вокруг никого кроме меня.
        Закричав как безумный Тони кинулся к озеру и начал жадно пить, загребая виски руками, но вскоре рук ему стало мало, и он, нависнув на водой всем тело окунулся лицом прямо в бушующий поток. Он пил без остановки, хлюпая и улюлюкая от наслаждения.
        — Если это сон,  — сказал он, вынув из озера голову.  — То я не хочу просыпаться.
        Так и произошло, и как только он в очередной раз нагнулся над водой и, опустив в озеро голову начал, пить из него высунулась чья-то рука и, схватив Тони за голову, утащила прямо на дно.

        Глава 17. Путь в горы

        Выбравшись вслед за Джинни и Тони из города, Верс я и Дэвид вновь вышли к пустыне, которая медленно начала заканчиваться. Наши силы были на исходе, и мы понятия не имели, куда нам идти и вскоре вышли к развилке, у которой было два пути.
        — Какую дорогу нам выбрать?  — спросил Верс глядя по очереди то на меня то Дэвида.  — И по какой интересно пошли эти два труса?
        — Они пошли налево,  — ответил Дэвид, прежде чем я успел открыть рот.
        — Откуда ты знаешь?  — удивленно спросил Верс.
        — Следы,  — спокойно ответил Дэвид, показывая пальцем на землю.
        Я посмотрел, куда он указывал и да, он был прав, на песке действительно были следы двух людей. Хоть они и были слегка заметены, но все-таки их можно было разглядеть.
        — У тебя зоркий глаз парень,  — сказал я, хлопнув Дэвида по плечу.
        — Ну, дак что пойдем за ними?  — спросил Верс.  — Я бы не прочь поквитаться с этим кретином Тони.
        — Я думаю, пустыня сделает это за нас,  — ответил я.  — К тому же я вижу, что с той стороны к нам идет туман, значит туда нам путь.
        — Хорошо,  — ответил Верс.  — Идем направо.
        И он решительным шагом пошел впереди всех, по правой развилке, которая вскоре начала подниматься в горы. И через пару сотен метров нам приходилось уже вскарабкиваться на камни, поднимаясь все выше к склону.
        Верс был достаточно крепким парнем, но и он уже начал уставать после такого долгого путешествия, ну а когда дорога круто пошла вверх он и вовсе поплелся позади нас с Дэвидом и еле как поспевал. Как будто эта гора каким-то образом на него повлияла, и от его огромных мышц не чего не осталось.
        Через пару миль такого утомительного подъема дорога закончилась, и мы вышли к огромной скале на вершине, которой я заметил небольшую пещеру.
        — Нужно лезть наверх,  — обернувшись к Версу и Дэвидом, сказал я.  — Укроемся вон в той пещере.
        — Хорошо,  — ответил Дэвид, лицо которого при виде этой скалы как-то само собой изменилось, и мне даже показалось, что он знает то, чего не знаем мы.
        — Я полезу первым,  — сказал я.  — Вы следом за мной, Верс ты в порядке?
        — Да,  — ответил он, тяжело дыша.  — В полном.
        — Отлично, тогда начнем подъем,  — сказал я, и первым начал взбираться на скалу.
        Дэвид последовал за мной, ну а Верс замыкал процессию. Карабкаться было не трудно, выступы выглядели довольно надежно и уже минут через двадцать я сумел забраться на выступ, идущий к пещере.
        — Дэвид давай руку,  — крикнул я, протягивая свою.
        Он протянул мне руку я и затащил его выступ, и только тут я заметил, что Верс очень сильно отстал, он еле-еле пытался взбираться все выше, но выступы под ним, то и дело трескались, и он начинал падать вниз.
        — Давай Верс поднажми,  — закричал я, когда ему оставалось каких-то два метра.  — Осталось немного.
        Он был уже практически рядом, я протянул руку, чтобы вытащить его, и тут выступ, на котором он стоял, как будто нарочно треснул, и он полетел вниз, но в последний момент я успел поймать его за руку.
        — Дэвид помоги!  — закричал я.  — Хватай его за вторую руку.
        Дэвид сделал, как было сказано и, схватив Верса за вторую руку начал тянуть на себя, но тот оказался для нас слишком тяжелым, руки скользили и тут вдруг откуда-то поднялся сильный ветер и я заметил туман прямо под Версом, и что было сил, стал тянуть его вверх.
        — Я больше не могу!  — закричал Дэвид.  — Руки скользят!
        И как только он это произнес, руки Верса выскользнули из наших, и он полетел вниз прямо в туман.
        Глава 18. Расплата за удовольствие.
        Верс закрыв глаза, падал все ниже и ниже, ожидая, что вот-вот разобьется об землю, но удара не произошло. Открыв глаза, он увидел, что стоит у дверей ночного клуба, в котором частенько бывал, говоря всем, что ходит в спортзал. Он был одним из тех парней, которые без особых проблем притягивали девушек, и они слетались на него словно пчелы на мед, стараясь урвать свой кусочек.
        Решительный, накаченный и дерзкий, такие как он, всегда нравятся девушкам. Хоть они и понимают, что он всего лишь ими пользуется, но они все равно добровольно шли на это. Ну а что делать ему, не отказываться же от таких подарков, раз они сами идут к нему руки, и он их меняет словно перчатки.
        Толкнув дверь, он вошел внутрь, и сев за один из столиков с любопытством разглядывал остальных посетителей. Его взгляд остановился на девушке в черном платье, таких как она, он еще не видел, высокая, стройная и красивая. Он не мог отвести от нее взгляд, но тут она заметила, что он на нее смотрит, и Верс поспешил отвернуться и перевести взгляд на барную стойку. Через пару секунд он снова взглянул на нее, их взгляды встретились, она еще какое-то время на него смотрела, и затем поманила его указательным пальцем.
        — Ты мне?  — спросил Верс, показав на себя пальцем.
        — Да, да тебе,  — кивнув, ответила она.  — Подойди.
        Он тут встал и, подойдя к ее столу сел напротив, не веря своим ушам, что он смог чем-то заинтересовать такую как она.
        — Не хочешь развлечься?  — спросила она томным голосом.
        — Да,  — ответил Верс, не раздумывая.
        — Но это не бесплатно,  — сказала она, улыбаясь.
        — Ясно,  — сказал Верс, понимая, к чему она клонит.  — Сколько?
        — Мне не нужны деньги,  — ответила она засмеявшись.
        — Тогда что же тебе нужно?  — спросил он в нетерпении.
        — Я возьму,  — начала она злобно улыбаясь.  — Твою жизнь.
        — Что-то простите?  — спросил Верс.  — Я, кажется, ослышался, вы сказали жизнь?
        — Нет, ты все услышал правильно,  — сказала она, поднимаясь со своего места.  — Ночь со мной будет, стоит тебе жизни, но если ты не хочешь, то я…
        — Нет, стой, не уходи!  — закричал ей вслед Верс.  — Я согласен.
        — Хорошо,  — сказала она обернувшись.  — Следуй за мной.
        Она повела его мимо столиков к лестнице и, поднявшись на второй этаж, открыла одну из дверей и, схватив его за руку, толкнула внутрь. Оказавшись внутри, он с размаху грохнулся на кровать, и она, закрыв дверь, накинулась на него и, оседлав, прижала к постели.
        — Я все сделаю сама,  — прошептала она, срывая с него одежду.  — Лежи и получай удовольствие.
        Он не мог понять, что происходит, с ним такое было впервые, да девушки бывало, на него набрасывались но чтобы так. Это уже было слишком.
        Бросив одежду на пол, она уселась на него сверху, и начала резкими движениями насиловать его член, зажимая его во влагалище. Он был словно игрушка в ее руках, она использовала его так, как он когда-то использовал других девушек. Через час таких скачек его силы были уже на исходе, но она вовсе не собиралась его отпускать, еще сильнее вцепившись в плечи, когтями оставляя царапины из которых брызнула кровь. Он попытался освободиться и скинуть ее с себя, но она оказалась сильнее чем, кажется, и вот ее руки уже тянуться к его горлу и начинают сжимать. Ему не хватает воздуха, он задыхается под натиском этой ведьмы, и тут взглянув ей прямо в глаза, он увидел огонь, а еще через секунду от ее милого лица не осталось и следа. Демонесса со злобной улыбкой на лице душила свою жертву, и тут раздался последний хрип Верса, он обмяк и больше не шевелился.

        Глава 18. Расплата за удовольствие

        Верс закрыв глаза, падал все ниже и ниже, ожидая, что вот-вот разобьется об землю, но удара не произошло. Открыв глаза, он увидел, что стоит у дверей ночного клуба, в котором частенько бывал, говоря всем, что ходит в спортзал. Он был одним из тех парней, которые без особых проблем притягивали девушек, и они слетались на него словно пчелы на мед, стараясь урвать свой кусочек.
        Решительный, накаченный и дерзкий, такие как он, всегда нравятся девушкам. Хоть они и понимают, что он всего лишь ими пользуется, но они все равно добровольно шли на это. Ну а что делать ему, не отказываться же от таких подарков, раз они сами идут к нему руки, и он их меняет словно перчатки.
        Толкнув дверь, он вошел внутрь, и сев за один из столиков с любопытством разглядывал остальных посетителей. Его взгляд остановился на девушке в черном платье, таких как она, он еще не видел, высокая, стройная и красивая. Он не мог отвести от нее взгляд, но тут она заметила, что он на нее смотрит, и Верс поспешил отвернуться и перевести взгляд на барную стойку. Через пару секунд он снова взглянул на нее, их взгляды встретились, она еще какое-то время на него смотрела, и затем поманила его указательным пальцем.
        — Ты мне?  — спросил Верс, показав на себя пальцем.
        — Да, да тебе,  — кивнув, ответила она.  — Подойди.
        Он тут встал и, подойдя к ее столу сел напротив, не веря своим ушам, что он смог чем-то заинтересовать такую как она.
        — Не хочешь развлечься?  — спросила она томным голосом.
        — Да,  — ответил Верс, не раздумывая.
        — Но это не бесплатно,  — сказала она, улыбаясь.
        — Ясно,  — сказал Верс, понимая, к чему она клонит.  — Сколько?
        — Мне не нужны деньги,  — ответила она засмеявшись.
        — Тогда что же тебе нужно?  — спросил он в нетерпении.
        — Я возьму,  — начала она злобно улыбаясь.  — Твою жизнь.
        — Что-то простите?  — спросил Верс.  — Я, кажется, ослышался, вы сказали жизнь?
        — Нет, ты все услышал правильно,  — сказала она, поднимаясь со своего места.  — Ночь со мной будет, стоит тебе жизни, но если ты не хочешь, то я…
        — Нет, стой, не уходи!  — закричал ей вслед Верс.  — Я согласен.
        — Хорошо,  — сказала она обернувшись.  — Следуй за мной.
        Она повела его мимо столиков к лестнице и, поднявшись на второй этаж, открыла одну из дверей и, схватив его за руку, толкнула внутрь. Оказавшись внутри, он с размаху грохнулся на кровать, и она, закрыв дверь, накинулась на него и, оседлав, прижала к постели.
        — Я все сделаю сама,  — прошептала она, срывая с него одежду.  — Лежи и получай удовольствие.
        Он не мог понять, что происходит, с ним такое было впервые, да девушки бывало, на него набрасывались но чтобы так. Это уже было слишком.
        Бросив одежду на пол, она уселась на него сверху, и начала резкими движениями насиловать его член, зажимая его во влагалище. Он был словно игрушка в ее руках, она использовала его так, как он когда-то использовал других девушек. Через час таких скачек его силы были уже на исходе, но она вовсе не собиралась его отпускать, еще сильнее вцепившись в плечи, когтями оставляя царапины из которых брызнула кровь. Он попытался освободиться и скинуть ее с себя, но она оказалась сильнее чем, кажется, и вот ее руки уже тянуться к его горлу и начинают сжимать. Ему не хватает воздуха, он задыхается под натиском этой ведьмы, и тут взглянув ей прямо в глаза, он увидел огонь, а еще через секунду от ее милого лица не осталось и следа. Демонесса со злобной улыбкой на лице душила свою жертву, и тут раздался последний хрип Верса, он обмяк и больше не шевелился.

        Глава 19. Внук Мефистофеля

        Теперь нас осталось только двое, зайдя в пещеру, я огляделся по сторонам, увидев другой выход, направился к нему.
        — Посиди пока здесь,  — сказал я Дэвиду, показав рукой на один из камней.  — А я пойду, посмотрю, можно ли будет спуститься с той стороны.
        — Хорошо,  — кивнув, ответил он, спокойно усаживаясь на камень.
        Пройдя через всю пещеру, я дошел до выхода и увидел, что с этой стороны практически нет выступов, а значит, нам не удастся спуститься вниз, и туман рано или поздно догонит нас, но как сказать об этом маленькому мальчику.
        — Я же вроде сказал тебе оставаться там,  — сказал я, обернувшись и увидев позади себя ухмыляющегося Дэвида.  — И что это тебя так развеселило?
        — Твоя смерть,  — произнес Дэвид, рычащим голосом.
        — Моя что?  — спросил я.  — Дэвид ты меня пугаешь, у тебя что-то с горлом? Ты как-то хрипло начал разговаривать.
        — С горлом?  — переспросил Дэвид, подняв брови.  — Нет с моим горлом все в полном порядке, ну а вот, ты скоро сдохнешь.
        Он резко пошел на меня, я, отшатнувшись, попятился назад, не спуская с него глаз.
        — Кто же ты?  — спросил я, с опаской озираясь по сторонам.
        — Тебе интересно кто я?  — переспросил Дэвид.  — Ну что ж у нас есть еще несколько минут, так что смотри.
        И тут прямо на моих глазах Дэвид превратился в демона-подростка, злобно смотрящего на меня своими красными глазами.
        — Дак это ты стоишь за всем этим?  — спросил я, наконец-то начиная все понимать.
        — Да,  — ответил демон с довольной улыбкой.  — Это мой автобус, и все что ты видишь, тоже принадлежит мне.
        — Я Мерингел,  — оскалившись, произнес демон.  — Внук самого Мефистофеля, и третий по праву наследник его адского пламени.
        — Зачем это все?  — спросил я, пытаясь тянуть время.  — Почему именно мы, оказались в твоем автобусе?
        — Я наблюдал за всеми вами, и выбрал вас всех не случайно,  — ответил демон, начиная идти по кругу в пещере.  — Никто из вас не ценил жизнь, которая была вам дана, алкоголики, наркоманы, убийцы и воры, все это отребье не достойно жить на этой земле!
        — Это не тебе решать!  — закричал я.  — Кто ты такой, чтобы нас судить?
        — Я лишь хотел дать вам шанс исправиться, только и всего,  — ответил Мерингел.  — Я один из тех демонов, которые считают что всякому нужно дать шанс на исправление, не словом а делом доказать что он способен жить правильно.
        — Не у кого из них это не получилось,  — продолжил демон.  — Возможно, это получится у тебя, хотя ты и не должен быть здесь Дариус, я наблюдал за тобой, и за твоими попытками честной жизни, в историю твоей жизни вмешался случай, простой, обычный, дурацкий внепный случай.
        — Который предопределил твою дальнейшую судьбу,  — через секунду продолжал говорить Мерингел.  — Но сейчас у тебя появился шанс очиститься, пройти испытание, выжить в адском пламени не поддавшись соблазну, и начать снова жить честно, выбор за тобой.
        Он указал на выход из пещеры, над которым уже поднимался туман, мне оставалось лишь сделать пару шагов, но отступив, резко дал задний ход.
        — Здесь все твое,  — сказал я, тыкая в демона пальцем.  — И все играют по твоим правилам, но не я.
        И, пробежав два шага по пещере, я бросился вниз с противоположной стороны скалы и услышав за спиной выкрик демона:  — «Нееет», понесся на огромной скорости вниз и, закрыв глаза, приготовился встретить судьбу.
        Но удара не произошло, вновь открыв глаза, я увидел, что я снова в этом автобусе, который спокойно катит по улице нашего города. На секунду мне показалось, что все это сон, но обернувшись, я увидел на заднем сидении ухмыляющееся лицо Дэвида и понял что все наяву.
        — Остановите автобус!  — закричал я водителю, который в недоумении на меня уставился в зеркало заднего вида.  — Немедленно остановите, этот чертов автобус!
        — Сейчас, сейчас, только ори так,  — ответил водитель, останавливаясь и открывая двери.
        Я выскочил как только двери открылись и оглядевшись по сторонам увидел что нахожусь на остановке, более того как только я вышел, поток людей хлынул прямо в автобус. Люди с колясками, с детьми на руках все до единого лезли в этот адский автобус.
        — Стойте, что вы делаете!  — закричал я.  — Не ходите туда!
        — Ты что малой сдурел что ли,  — крикнула мне какая-то старушка.  — Он едет как раз туда, куда мне надо.
        И как только она зашла, двери со скрипом за ней закрылись, и водитель хриплым голосом сообщил в радиоприемник:  — Осторожно, двери закрываются, следующая остановка ад! Автобус тронулся с места, люди в панике попытались выскочить из него, последнее, что я увидел это улыбающееся лицо Дэвида сидящего на заднем сидении, и автобус исчез в потоке света.


        Авторское послесловие.
        Когда говорят фразу «собаке собачья смерть»  — это оскорбление для всех собак, ведь они все разные, как и мы. Но сказать «человеку человеческая смерть»  — относительно этих персонажей я не могу. Они получили по заслугам, скажете вы? Возможно. А может быть я и преувеличил.
        Главное запомните одно дорогие читатели: в нашей жизни нет Хэппи Энда, и как бы ты не старался, чтобы ты не делал, конец твоей истории все равно будет печальный.


        P.S.
        С одной лишь разницей, что кого-то люди будут помнить вечно, ну а кого-то забудут уже завтра. И кем из них быть решать только вам.

Лоскутов А.С.
13 апреля 2016 года.


        Небесный часовой


        Глава 1. Выходя из дома

        Выходя каждый день из своего дома, никогда не знаешь с чем столкнешься, и как закончиться твой день, но ты всегда надеешься на счастливый финал. Иногда даже представляешь в своей голове, как все будет происходить, практически с первой и до последней минуты в уме прокручиваешь все действия. Размышляя о том, в какие нелепые ситуации ты можешь попасть и о том, как тебе всего этого избежать.
        Люди день за днем проходят мимо друг друга практически не смотря по сторонам и не видя того насколько хороша жизнь которой они сейчас живут, и возможно даже не понимают что нужно дорожить каждым ее мгновением, ведь она может закончиться практически в любую минуту. И никто не знает когда же этот момент наступит, все время, надеясь только лишь на случай прожигают отведенное им время, стремясь к каким-то нелепым или даже дурацким целям, известным только им самим.
        Все надеяться на то, что момент их кончины еще не скоро, и что у них впереди еще очень много времени. А значит можно жить и не о чем серьезном не задумываться, проводя несчитанные часы, в пьяном угаре разгуливая по барам и ресторанам, или же заперевшись дома на все замки провести полжизни в интернете, тратя время на виртуальное общение и компьютерные игры.
        Так же думал и я, выходя в один из таких обычных дней за порог своей съемной квартиры на окраине маленького городка Фристена. Если бы я знал о том, что ждет меня вечером, не за что на свете не пересек бы этот порог, а наоборот остался бы дома, отменив все дела, но откуда, же я мог все это знать.
        Ну, хорошо обо всем по порядку, меня зовут Бил, мне двадцать один год и я будущий выпускник одного из лучших университетов нашего города. Родом я из небольшой деревушки находящейся чуть дальше Миддена и Бертимонда, недалеко от которых как раз и расположен этот маленький городок. И когда после окончания школы пришло время, выбирать в котором из этих городов мне продолжить учебу я, не задумываясь, выбрал Фристен. Почему? Не знаю, видимо в тот момент он мне показался наиболее подходящим вариантом. В Миддене университетов практически не было, в Бертимонде наоборот их было огромное множество, но плата за обучение была очень сильно завышена, и в итоге я оказался здесь.
        О чем конечно же не жалею, ведь именно здесь я познакомился с одной из прекраснейших девушек на земле, которой вечером этого же дня собирался сделать предложение. Мы договорились встретиться в кафе, но я немного опоздал, покупая в лавке на углу цветы. Возможно, именно эта задержка и послужила причиной произошедших в дальнейшем событий. Быть может если бы я вышел немного позже из этой лавки или вообще обошел ее стороной всего этого бы не случилось, но по злому стечению обстоятельств все произошло именно так как будет описано далее.
        Я шел к ней, держа в одной руке огромный букет цветов, а в другой сжимая кольцо, от волнения захватывало дух и, подойдя к перекрестку, я увидел ее. Она с грустным видом сидела за одним из столиков, ежесекундно с нетерпением просматривая улицу. При виде меня она улыбнулась, я улыбнулся в ответ, тут загорелся зеленый и я, сделав несколько шагов, вновь посмотрел на нее. Буквально за пару секунд улыбка на ее милом личике сменилась выражением крайнего ужаса, она что-то закричала, показывая на дорогу пальцем. Я повернулся посмотреть, что случилось, и за секунду до удара успел заметить машину.
        Какой-то лихач решил проскочить на красный, именно в тот момент, когда я переходил через улицу. Из-за букета в левой руке я его не увидел и, повернувшись, не успел отскочить в сторону. Последнее что я слышал, был скрип колес об асфальт перед ударом, затем меня отбросило на несколько метров и, ударившись головой о землю, я потерял сознание.

        Глава 2. По ту сторону занавеса

        Очнувшись через несколько минут, я увидел перед собой испуганное лицо Дженнифер, она держала меня за руку и что-то кричала, но я нечего не слышал из-за звона в ушах. Я хотел подняться, но не смог, тело не слушалось, не мог пошевелить не рукой, не ногой. В глазах рябило от яркого света, сердце бешено стучало и казалось, что отбивает свои последние стуки.
        Через какое-то время я услышал звук сирены, и приехавшие на место аварии медики осторожно положив меня на носилки, понесли к машине. Затем так же осторожно погрузив меня в салон, забрались в него сами, что-то крикнув водителю. Машина тут же тронулась, но по дороге в больницу мне вдруг стало хуже, я начал задыхаться, сердце застучало все сильнее и казалось, что вот-вот вырвется из груди.
        — Похоже, у него внутреннее кровотечение,  — услышал я голос одного из врачей.  — Сломаны ребра, возможно сотрясение.
        Я слышал их крики, видел их взволнованные лица у себя перед глазами:  — Пульс участился, давление падает,  — но нечего не мог поделать.  — Начались судороги, мы его теряем. Я погибал у них на глазах, и каждая секунду теперь казалась мне вечностью,  — Раз, два, три — разряд.
        Как вдруг все закончилось, мне не было больно, я вообще нечего в тот момент не почувствовал. Как будто легкий порыв ветра, просто вынул мою душу из тела. Я стоял и смотрел на старанья врачей, пытавшихся вернуть меня к жизни, затем яркий свет ударил прямо в глаза, и наступила тьма.
        Открыв глаза, я понял, что лежу на полу в темной комнате и, поднявшись на ноги, попытался осмотреться и понять где я все-таки нахожусь. Но тут надо мной зажегся свет, и какая-то неведомая сила толкнула меня в грудь, усадив на деревянный стул, появившийся невесть откуда посреди комнаты. Как только я сел, кандалы, гремя цепями, вцепились мне в руки, приковав к подлокотникам.
        — Что тут происходит?  — закричал я.  — Где я?
        Но вместо ответа в комнате зажегся свет, и я смог разглядеть человека в черном балахоне сидящего передо мной за большим деревянным столом.
        — Слушается дело Била Джозефа Карлина,  — объявила она, доставая из под стола огромную папку и открывая ее.
        — Что тут происходит?  — снова закричал я.  — Где я? Что со мной произошло?
        — Суд,  — спокойно ответила женщина.  — Вы умерли мистер Карлин, авария, помните?
        Я сидел словно громом пораженный, и ее слова отдавались в моей голове:  — Авария?  — переспросил я.
        — Да помню,  — сказал я.  — Но я думал, что все хорошо, что я жив, я видел сон, да, да точно, это сон, я наверно сплю.
        Я попытался себя ущипнуть, чтобы проснуться, но у меня нечего не вышло, ведь руки были скованы. И мой жалкие попытки освободиться, вызвали у этой женщины смех.
        — Что вас так рассмешило?  — спросил я, перестав вырывать руки.
        — Ваша реакция,  — ответила она улыбаясь.  — Вы все так делаете, пытаетесь думать, что все это сон, но должна вас расстроить, сейчас вы не спите.
        — Вы видели свет,  — продолжила она.  — Он вас позвал, вы пошли за ним и оказались здесь.
        — Да, свет,  — сказал я.  — И что теперь со мной будет?
        — Вашу судьбу решит суд,  — ответила она.  — Все что от вас зависело, вы уже сделали, ну или не сделали по каким-то причинам.
        — Все это записано здесь,  — сказала она, показывая мне папку.  — Тут вся ваша жизнь, от первой до последней секунды.
        И больше не сказав не слова, она открыла папку и с весьма задумчивым видом начала перелистывать страницы одну за другой. На прочитывание записей моей жизни у нее ушло минут двадцать, и с каждой перевернутой страницей ее лицо выглядело все светлее и радостней.
        — Я думаю, с вами проблем не будет,  — сказала она улыбаясь.  — Учитывая все ваши заслуги, думаю, что ковровая дорожка в рай для вас уже заказана, и люкс на ваше имя уже давным-давно забронирован.
        После этих слов мне стало как-то легче дышать, как будто камень свалился с души. Весть о том, что меня не отправят в пекло, была очень приятной. Но тут я вспомнил про Джен, и подумал о том, что, быть может, больше никогда ее не увижу.
        — Нет,  — вырвалось у меня, прежде чем я успел что-то ей ответить.
        — Что нет?  — спросила судья, удивленно подняв брови.
        — Я не хочу уходить,  — ответил я.  — Я еще слишком молод, я не хотел умирать, я хотел жить! Прошу вас не отправляйте меня туда.
        Судья какое-то время очень пристально на меня смотрела, очевидно, соображая, что же со мной делать, но затем ее лицо вновь просветлело.
        — Ну, раз вы так настаивайте, мистер Карлин,  — немного погодя ответила она.  — У меня есть для вас другой вариант, я верну вас обратно, но с одним условием, вам придется на нас поработать.
        — Я согласен,  — ответил я, без промедления.

        Глава 3. Счетоводный отдел

        После того как я дал согласие судья на какое-то время удалилась из зала и вернувшись стоя зачитала свое решение. Согласно которому меня направили в загробное отделение счетоводного отдела.
        — Куда меня направляют?  — переспросил я, как только она закончила читать.
        — В счетоводный отдел,  — повторила она, посмотрев на меня.  — За вами сейчас придет Карл, он все вам объяснит.
        — Кто придет?  — спросил я, видя, что она собирается уходить.
        — Карл,  — ответила она, уже понемногу выходя из себя.  — Он ваш надзорный, он расскажет, чем вы будете здесь заниматься.
        — Вы меня извините,  — продолжила она, проходя мимо меня и открывая дверь.  — Мне нужно подготовиться к другому заседанию.
        Она вышла из зала, оставив меня в одиночестве на какое-то время. Я сидел и думал о том, что всего этого не может быть, все происходящее в тот момент вокруг меня казалось нереальным. Это был сон наяву, злой сон из которого нет выхода. Я до последнего отказывался верить в собственную смерть, я не мог поверить, что все это происходит со мной. За что мне все это? Чем я заслужил такое наказание? Умереть молодым. Нет, я отказываюсь в это верить.
        Тут скрип открывающейся двери прервал все мои размышления, я обернулся и увидел человека входящего в зал. Он выглядел как ковбой из старых вестернов, сапоги с бренчащими по паркету шпорами, рваные солдатские штаны эпохи гражданской войны, рубашка в полоску, жилетка и шляпа предавали этому человеку незабываемую внешность. Так одеваться в наше то время,  — подумалось мне невзначай.  — Сколько же должно быть этому парню?
        — Карл,  — представился он, с улыбкой протягивая мне руку.
        — Бил,  — ответил я, и добавил.  — Я бы пожал вам руку, но…
        Я головой кивнул на колодки, что больно сдавливали мне руки.
        — Ах, да,  — сказал он, посмотрев, куда я показываю.  — Сейчас.
        Он махнул рукой, и колодки сами собой меня отпустили, я поднялся с места готовый идти.
        — Это мера предосторожности,  — сказал Карл, показывая на стул.  — На случай если умерший вздумает дергаться.
        — А что есть и такие?  — спросил я.
        Вместо ответа Карл махнул мне рукой, показывая следовать за ним, и выйдя в коридор, я услышал какие-то крики. И через пару секунд из-за угла показались трое человек, причем двое тащили за собой третьего, который неистово вопил и упирался. Они проследовали мимо нас с Карлом, и мне удалось разглядеть всех троих. Я узнал парня, которого тащили, о нем еще неделю назад говорили в наших местных новостях. Двое других, по всей видимости, были охранниками, они затащили этого типа в зал и, бросив в кресло, резко закрыли дверь.
        Карл громко фыркнув, пошел по коридору, гремя своими сапогами, ну а я, придя в себя через пару секунд, последовал за ним.
        — Кто это был?  — спросил я, догоняя его.
        — Терри Гринк,  — сквозь зубы процедил Карл.  — Убийца, вор и подонок которого еще нужно поискать.
        — Я думаю, ты о нем слышал,  — продолжил Карл, подходя к лифту.  — Такие люди точно знают, что их ждет и не очень то стремятся сюда попасть, ну ты сам все видел.
        — Да уж,  — сказал я, вслед за Карлом заходя в лифт.
        — Ты ближе к кнопке,  — сказал Карл.  — Нажми на двойку, только не вздумай нажимать на единицу.
        — А что там?  — спросил я, нажимая на двойку.
        — Пекло,  — спокойно ответил Карл.  — Видишь, кнопка обведена красным, небеса у нас на четвертом, суды на третьем, а счетоводы на втором, как раз туда то мы и направляемся.
        — Прибыли,  — объявил он, как только лифт остановился.
        — Счетоводы?  — спросил я, выходя из лифта.
        — Да,  — ответил Карл.  — Но к ним ты отправишься завтра, для начала тебе нужно привести себя в порядок и немного поспать.
        Карл решительно прошел мимо двери с табличкой «Счетоводный отдел» и остановился у следующей двери с табличкой «Комната для персонала».
        — Там на вахте спросишь Эдди,  — сказал Карл, открывая мне дверь.  — Он о тебе уже знает.
        — Хорошо,  — сказал я, заходя внутрь, и закрывая за собой дверь.
        Как только дверь закрылась, я увидел, что нахожусь в просторном коридоре с кучей дверей, я прошел по нему и увидел старика сидящего за столиком.
        — Вы Эдди?  — спросил я, подходя к нему.  — Меня к вам отправил Карл, я…
        — Бил знаю, проходи,  — проворчал он, сунув мне в руку какой-то ключ.  — Твоя комната с номером десять.
        Я взял ключ и, поблагодарив Эдди, отправился искать дверь своей комнаты. Долго идти мне не пришлось, уже через пару метров я нашел нужную дверь и, открыв ее ключом, вошел в комнату. Которая оказалась весьма уютной и даже чем-то напомнила мне ту, из которой я ушел еще утром. Очень устав от всего пережитого за день, я тут же рухнул на диван и мгновенно заснул.

        Глава 4. Подсчет смертей

        Не знаю, сколько времени я проспал, но уже через пару часов меня разбудил громкий стук в дверь.
        — Эй, парень пора идти,  — услышал я через дверь голос Карла.  — Надеюсь, ты хорошо отдохнул, потому, что нас ждет много работы.
        Поднявшись с дивана, я почувствовал невероятную легкость, ощущение было такое, как будто я проспал часов двенадцать не меньше. Я подошел двери и, открыв ее, вышел в коридор, в котором меня уже ждал Карл.
        — Выглядишь намного лучше,  — сказал он, увидев меня.  — Идем.
        — Сколько я спал?  — спросил я, идя за ним по коридору.
        — Два часа,  — ответил Карл.  — Обычно спят не больше часа, но я решил, что тебе нужно хорошо отдохнуть после пережитого тобой потрясения.
        — Не больше часа?  — переспросил я, удивленно.  — А ощущение как будто я спал целый день.
        — Так и было,  — с ухмылкой сказал Карл.  — В этих комнатах один час равен восьми земным, так что ты проспал почти шестнадцать часов.
        Мы подошли к двери с табличкой «Счетоводный отдел», и Карл со словами:  — «Добро пожаловать в счетоводы».  — Открыл ее и, пропустив меня вперед, зашел сам. Я зашел в большой зал, в котором повсюду стояли маленькие столики. За каждым, из которых сидел человек с кучей различных бумаг и вел записи, что-то постоянно бормоча себе под нос.
        — Иди за мной,  — сказал Карл, и решительно двинулся к другому концу зала.
        Я не спеша последовал за ним, постоянно озираясь по сторонам, и глядя на снующих повсюду людей с большими папками в руках. Пройдя через весь зал, Карл остановился у большой белой двери.
        — За этой дверью,  — сказал он, повернувшись ко мне.  — Находиться мир живых.
        — Объясняю, как здесь все устроено,  — продолжил он.  — Существует три типа душ.
        — Первые это те, кто попадает прямиком в пекло, это так называемые «плохие парни», убийцы, маньяки, насильники и так далее,  — сказал Карл.  — Вторые, это твердые середняки это те люди, которые при жизни заботились только о себе, и жили в свое удовольствие, не делая никому зла. Вроде бы да, они молодцы, они никому нечего плохого не сделали за всю свою жизнь, но дело все в том, что в этом месте смотрят и на хорошие поступки сделанные человеком при жизни. А раз они нечего такого не делали, значит, им придется дорабатывать и после смерти, чтобы избежать пекла за свой эгоизм.
        — Их сюда приводят насильно и на землю не пускают,  — немного погодя продолжил Карл.  — Но есть и третий вид, это как раз те, кто должен был прямиком попасть рай, но по каким-то только им известным причинам туда не торопится. Вот их то мы и отправляем обратно на землю, давая новую жизнь и новую работу.
        — Ты, мой друг, отправишься обратно в свой город, и будешь вести подсчет смертей,  — сказал с ухмылкой Карл.
        — Что буду вести?  — спросил я в недоумении.
        — Подсчет смертей,  — повторил Карл.  — Ты вернешься обратно и будешь вести записи обо всех смертях, произошедших в твоем городе в течение пятнадцати лет.
        — Пятнадцати?  — спросил я.
        — Да, таков твой испытательный срок,  — ответил Карл.  — У тебя будет свой блокнот, в который ты будешь записывать дату, время и причину смерти. В этом блокноте составлены записи обо всех людях, живущих в твоем городе, и вот тут в правом углу идет отсчет отведенного им времени.
        — Отведенного для чего?  — спросил я.
        — Для жизни конечно,  — ответил Карл.  — Каждому человеку отведено ровно столько, сколько он должен прожить, но иногда в силу каких-либо обстоятельств смерть наступает не по времени, так, кстати, произошло и с тобой, ты бы мог прожить до восьмидесяти, если бы не та авария.
        — Вот именно для таких случаев нам и нужны часовые,  — продолжил Карл.  — Тебе всего лишь нужно будет заранее придти в указанное в этом блокноте место, и произвести запись о смерти, ну как справишься?
        — Думаю да,  — ответил я, принимая блокнот из его рук.
        — Это хорошо,  — кивнув, сказал Карл.  — Так же тебе полагается носить часы, чтобы записывать верное время, и этот красный свисток, на случай если возникнут проблемы.
        — Какие проблемы?  — спросил я, взяв свисток в руки и внимательно его изучая.
        — Разные,  — ответил Карл, открывая дверь.  — Может попасться бунтующий дух, или же живые будут мешаться у тебя под ногами.
        — Ладно, не будем терять времени,  — сказал Карл.  — Видишь за дверью свет, заходи прямо в него, как устанешь, вернешься тем же путем, ну вперед!

        Глава 5. Первое правило духа

        Я первым вышел на улицу, Карл немного погодя последовал за мной, при этом плотно прикрыв за собой дверь, и заметив мой вопросительный взгляд, сказал:  — «Мера предосторожности, мы же не хотим, чтобы души разбрелись по всему городу».
        — Дом престарелых?  — сказал я, спуская по ступенькам.
        — Ну а что, по-моему, хорошая маскировка,  — пожав плечами, ответил Карл.  — Там на домофоне нажмешь цифру два, назовешь свое имя, и тебя пропустят. Все понятно?
        Я, молча, кивнул и, убрав блокнот в карман пиджака, а часы и свисток рассовав по карманам брюк, не спеша двинулся в сторону своего дома. Размышляя о том, что еще пару дней назад так же ходил по этим улицам, не подозревая о том, что меня ждет.
        — Вот она — жизнь,  — думал я про себя.  — Так близко, что можно ухватиться рукой за нее и больше не отпускать.
        Эти узкие улочки, скрип колес об асфальт, спешащие неизвестно куда люди, все это было теперь так близко, и так бесконечно далеко от меня. Зайдя в дом, я поднялся на свой этаж и, остановившись у двери, замер на месте с восторгом разглядывая ее. Я просто стоял и смотрел на дверь своей квартиры, так, как никогда не смотрел раньше, на дерево, покрытое густым слоем краски, на пластиковую ручку в виде змеи, на замок уже несколько раз некогда сломанный. Очевидно, после смерти начинаешь, видит то, на что раньше у тебя, попросту, не хватало времени, но сейчас его в избытке и ты пытаешься насладиться каждым прожитым мгновением. Я схватил ручку и попытался открыть дверь, но она не поддалась.
        — Ей, дедуля вы ищите Карлина?  — услышал я знакомый голос у себя за спиной.
        Обернувшись, я увидел старика Теда, нашего уборщика, человека с которым при жизни я только здоровался.
        — Да,  — ответил я, посмотрев на него.  — А вы знаете, где он?
        — Конечно, знаю, где же ему еще быть после той ужасной аварии,  — с горечью в голосе ответил Тед.  — На кладбище он переехал, похороны как раз состояться сегодня.
        После его слов меня словно молния поразила, я отпустил ручку и двери и стремглав помчался вниз по лестнице, пробежав мимо ошалевшего от неожиданности Теда.
        — Дедуля ты бы поберегся,  — крикнул он мне в след, когда я спускался по лестнице.  — Я бы не стал в таком возрасте так носиться.
        Однако я нечего не хотел слышать, и уже через пару минут выбежав на улицу, поспешил к единственному в нашем городе кладбищу. Сил у меня ненадолго хватило и, пробежав всего несколько метров, я почувствовал дикую боль в сердце. Остановившись и немного отдышавшись, я продолжил путь, но уже шагом изредка переходящим на бег. Пройдя через главные ворота, я подошел к одному из охранников, и тот указал мне в какую сторону нужно идти. Найдя нужное место, я не стал подходить ближе, решив, что лучше будет смотреть на все это со стороны.
        Возле моей могилы было не слишком много народу, как обычно показывают в фильмах, там были родители, была Джен, было несколько человек с факультета, в том числе мой лучший друг Стив. Он всю церемонию держал Дженнифер за руку, она плакала, закрывая платочком лицо. В руках у них были венки, все это было как в страшном кошмаре, в котором гибнет главный герой.
        — Нелегко наверно на все это смотреть,  — послышался за спиной знакомый голос.
        Я обернулся и увидел, словно появившегося из неоткуда Карла. Который, скрестив на груди руки, сидел на одном из надгробий.
        — Я знаю, о чем ты сейчас думаешь,  — сказал он, подходя ко мне.  — Вы все приходите сюда именно в этот момент.
        — Ну, раз знаешь,  — ответил я.  — То, скажи, что мне теперь делать?
        — Смириться,  — ответил он.  — Да смириться, потому что дорога к той прошлой жизни для тебя закрыта.
        — Но я не хотел, чтобы так вышло,  — сказал я, посмотрев на него.  — Я хотел жить! И я буду жить с моей Джен в этом мире или в другом!
        — Что ты собираешься сделать?  — спросил Карл, схватив мою руку.
        — Прямо сейчас вернуть свою жизнь!  — закричал я, выдернув руку.
        В тот момент я хотел только лишь одного, прекратить страдания всех моих близких, мне хотелось сказать, что вот он я рядом с ними. Что я вернулся к ним, и больше никуда не уйду.
        Церемония закончилась, все начали расходиться только Стив и Джен продолжали стоять, печально опустив головы глядя на могилу. Я тихонько подошел к ним и, остановившись за их спинами замер на какое-то время.
        — Джен,  — сказал я.  — Это я Бил, я вернулся, не знаю, как это произошло, но я не умер Джен, я здесь.
        Услышав свое имя, она на какой-то момент улыбнулась, но при виде меня ее улыбка растаяла, сменившись еще большей печалью.
        — Кто вы?  — спросила она.  — Я вас не знаю, вы точно не Бил, не подходите ко мне!
        Она вцепилась в руку Стива, который смерив меня уничтожающим взглядом, медленно повел Дженнифер прямо к машине.
        — Но это я,  — сказал я, не отставая от них.  — Это я Бил, я вернулся.
        На этот раз не выдержал Стив, усадив Дженнифер на заднее сидение, он подошел ко мне вплотную, я попытался улыбнуться и хотел уже обнять старого друга. Как вдруг он с силой толкнул меня в грудь, закричав:  — «Еще одна такая шутка папаша и тебе не поздоровиться».
        — Убирайся, пока цел!  — крикнул он, забираясь в машину.
        Они уехали, оставив меня одного, у своей собственной могилы, я смотрел на свое улыбающееся фото на камне, и думал о том, как это произошло, как они могли меня не узнать. Почему Стив так со мной поступил, после стольких лет дружбы, Карл подошел сзади и, остановившись, так же смотрел на могилу.
        — Хорошая фотография,  — кивнул он одобрительно.
        — Почему они меня не узнали?  — спросил я, посмотрев на него.
        — Я говорил тебе, что теперь у тебя новая работа и соответственно новая жизнь,  — ответил Карл.  — Неужели ты думал что тебя отправят обратно с твоей собственной внешностью, особенно после того как весь город видел аварию. Мертвец вернувшийся с того света это нонсенс.
        — Все это делается лишь для того чтобы ты не нарушил главное правило духа,  — сказал Карл, ухмыляясь.

        Глава 6. Не пыльная работенка

        — Какое правило?  — спросил я, оторвав взгляд от могилы.
        — Главное правило умерших,  — это не вмешиваться в мир живых,  — ответил Карл.  — Покуда ты мертв, но остаешься здесь в качестве призрака, то и должен таким оставаться, выполняя эту не пыльную работенку.
        — Ты хотел отсрочить свой уход, хотел еще раз вернуться сюда и погулять по этим улицам,  — продолжил Карл.  — Мы дали тебе такую возможность, взамен ты дал слово, что будешь работать.
        — И кстати о работе,  — сказал он, вдруг остановившись и прислушавшись.  — Что это у тебя в кармане так громко тикает.
        После этих слов я тоже услышал тиканье, которое все сильнее раздавалось в кармане моих брюк. Засунув в карман руку, я вытащил часы и, посмотрев на циферблат, увидел, что вместо обычных трех стрелок на нем движутся две и притом в обратную сторону. Я показал часы Карлу, его взгляд задержался на маленькой стрелке, и через секунду он произнес:  — «Пара работать приятель, достань блокнот и посмотри адрес». Я сделал, как он сказал и, открыв блокнот, увидел в правом углу: «Глоудруп — стрит, дом 18», а чуть левее было написано: «Мери Тревис».
        — Что все это значит?  — спросил я, глядя в недоумении то на часы, то на блокнот.
        — Обратный отчет,  — спокойно ответил Карл.  — Ты должен придти по этому адресу и зарегистрировать умершего там человека, все просто.
        — Ты пойдешь со мной?  — спросил я.
        — Нет уж парень, давай сам,  — ответил Карл, посмотрев на часы.  — Я итак что-то с тобой заболтался, мне пора.
        — А как я узнаю ее?  — хотел было спросить я, но оглядевшись, увидел, что Карл исчез так же неожиданно, как и появился.
        Вновь взглянув на часы, я увидел, что осталось меньше десяти минут и, сунув блокнот обратно во внутренний карман, скорее поспешил по этому адресу. Через пару улиц я заметил дым, идущий как раз с той улицы, к которой вел меня блокнот.
        — Неужели пожар,  — подумалось мне.  — Быть такого не может.
        Но я ошибся, и в ужасе ахнул, оказавшись возле дома с табличкой «18». Ведь прямо перед моими глазами предстала душераздирающая картина, девушка, пытаясь спастись от огня и дыма, стоя на подоконнике, высунулась из окна своей квартиры на шестом этаже. Она пыталась спастись, отчаянно цепляясь за жизнь, и как раз в это мгновение часы отбивали последние секунды ее жизни. 3…2…1 и она, соскользнув с подоконника, упала прямо посреди улицы, недалеко от столпившихся рядом зевак пришедших поглазеть на это увлекательное представление.
        Придя в себя через мгновение, я посмотрел на часы, они вновь вернулись в прежнее состояние и уже тремя стрелками показывали верное время. Вспомнив слова Карла о записях, я достал блокнот и рядом с именем Мери Тревис написал «14 мая 2013 года», «19: 32», «пожар». Как только я это проделал, над телом Мери засиял яркий свет, который я видел лишь однажды, ее душа поднялась, и с улыбкой помахав мне рукой, медленным шагом упорхнула наверх, растаяв в белоснежных лучах.
        Я еще какое-то время стоял и смотрел ее вслед, надеясь, что ужасы на сегодня закончились. Но как только я об этом подумал, в моем кармане снова начали тикать часы. Достав их вновь из кармана, я увидел, что осталось двенадцать минут и, открыв блокнот, увидел новую запись «Бренинг-стрит, дом 29», а рядом имя «Тейлор Селиндж». Я знал этот адрес, по этому адресу находилась единственная во всем городе больница, и мне надлежало как можно скорее добраться туда.
        Спрятав блокнот, я прошел мимо горящего дома окруженного собравшейся рядом толпой и, срезая путь через проулки и разные закутки улиц, вскоре оказался рядом с больницей. Открыв дверь, я вошел внутрь и, увидев стоящую на посту медсестру, направился к ней.
        — Дедуля вы к кому?  — спросила она удивленно.  — Часы приема закончились.
        — Мне бы внука увидеть,  — ответил я, начиная привыкать к тому, что все вокруг зовут меня дедом.  — Видите ли, я совсем забыл про время, возраст уже не тот, да и память подводит, поэтому постоянно опаздываю.
        Медсестра, осмотрев меня сверху вниз, еще какое-то время размышляла, стоит ли меня пускать, не накажут ли ее за это. Я, улыбаясь, смотрел на нее, в уме считая секунды:  — Ну, давай же, пропусти меня, парень там умирает, а ты здесь лясы точишь». Но тут мыслительный процесс в ее голове подошел к концу, и она, улыбаясь, подала мне больничный халат, очевидно решив, что от одного дедушки некому плохо не станет. Я взял его и скорее поковылял по коридору в поисках имени парня, и через несколько метров возле одной из палат увидел табличку:  — «Тейлор Селиндж».
        Тихонько открыв дверь, я вошел внутрь и, остановившись возле кровати, увидел что Тейлор,  — это маленький мальчик не старше шести лет, который мирно спит в своей больничной палате, нечего не подозревая. Я подошел к тумбочке, стоявшей у окна и, посмотрев на историю болезни, оставленную в спешке кем-то из докторов, увидел всего три слова:  — «Опухоль головного мозга».
        У этого мальчика был рак, и жить ему оставалось не больше минуты, я знал об этом, глядя на тикающие стрелки часов, но уже нечего не мог сделать. Если он оказался в этом списке, значит обратного пути для него уже нет. Время жизни этого мальчика подходит к концу, и не я, не уж тем более он не в силах нечего изменить.
        Меня всегда удивляло то, как устроена судьба человека, кому-то удается насладиться своей жизнью сполна, родившись здоровым, ну а кому-то, как и этому мальчику, суждено встретить смерть в то время когда ему нужно жить. И не успев еще толком осмотреться в этом мире и понять что к чему, ему приходиться из него уходить. Кто так решил? Почему? Никому неизвестно. Самое странное что люди, рождаясь здоровыми, воспринимают это как данность, как будто, так и должно было быть. Они совершенно не ценят этого дара, буквально растрачивая здоровье по пустякам, на алкоголь и сигареты, совершая без страховки опасные трюки. Когда говорят что жизнь одна, и все нужно успеть это не значит, что нужно нестись сломя голову прошибая лбом стены.
        Главная несправедливость нашей жизни в том, что наркоманы, маньяки, убийцы и алкоголики — рождаются здоровыми, а дети больными. Кто так распорядился? Природа скажете вы. Чушь скажу я! Да, человек не выбирает каким ему родиться, но зато он в силах выбрать свой собственный путь. Он в силах отказаться от всего, что его убивает, и выбрать лишь то, что ему помогает. Он может не совершать преступлений без нужды, может отказаться от алкоголя и табака, может жить честной жизнью, не кому не вредя. Ну а если не может, то вопрос, лишь в том достоин ли он этой жизни?
        Сделав запись в блокноте о смерти мальчика, я так же тихо ушел, прикрыв за собой дверь.

        Глава 7. Отложенная смерть

        Практически месяц я без устали трудился, выполняя порученную мне работу. Пополняя блокнот записями о новых покойниках. Сказать, что случай попадались довольно скверные значит, нечего не сказать. Начиная от передозировки подростков наркотиками заканчивая уличной дракой и поножовщиной в переулке.
        Однажды придя в чей-то дом по очередному «вызову» я делал запись о человеке который вместо того чтобы решать проблемы, решил расстаться с жизнью. Конечно, проще же закинуть веревку на шею, встать на стул и толкнув его ногой покончить со всеми проблемами. Но разве это выход? Неужели вы думаете что покинув этот мир проблемы не найдут вас в другом?
        Судя по всему, этот парень тоже так думал и, сделав задуманное, благополучно скончался, как только это произошло я, помня главное правило, спокойно выполнил свою работу и уже собирался уходить, как вдруг вместо белого света под телом покойного загорелся ярко красный. Который исходил прямо из пола и, схватив его за ноги, потянул за собой. Но дух этого парня замер увидев меня.
        — Прости…  — прохрипел он, протягивая свою бледную руку.
        — За что?  — спросил я, с удивлением смотря на него.
        — Ведь это я… тогда на перекрестке,  — сказал он тихо.  — Решил проехать на красный.
        Я замер на месте не в силах даже шелохнуться, блокнот с негромким стуком выпал из рук. Я смотрел на его испуганное лицо, видел, как огонь поглощает его все сильнее, но не мог вымолвить не слова.
        — Что меня теперь ждет?  — спросил он с надеждой.
        — Я не знаю,  — ответил я, покачав головой.
        Огонь растаял бесследно, забрав душу с собой, а я, оставшись в одиночестве, еще какое-то время стоял и смотрел на висящее посередине комнаты тело. Как вдруг часы ожили снова и, посмотрев на них, я увидел, что осталось чуть меньше получаса.
        — Ну, кто у нас умрет на этот раз?  — сказал я, открывая блокнот.
        Громкий вздох вырвался из моей груди, когда я увидел в начале списка имя «Дженнифер Персол». Не может быть! Это не может быть она! Рядом с именем я увидел и место «Фристенский мост». Нет! Этого не может быть! Она не смогла бы, не стала! Я должен что-то сделать, должен ей как-то помочь, остановить. Но как? Ведь вмешиваться мне запретили.
        — Карл,  — подумал я.  — Он подскажет что делать.
        Быстрее пули вылетев из этого дома, и на ходу засунув блокнот обратно в карман. Я побежал к дому престарелых и остановился, только добравшись до его порога. Нажав на домофоне цифру два, я с нетерпением стал ждать ответа.
        — Кто там?  — лениво отозвался знакомый голос.
        — Карл это я Бил, мне срочно нужен твой совет,  — закричал я в отчаянии.
        — Все понял,  — ответил он так же лениво.  — Сейчас выйду.
        — Что стряслось?  — спросил он, выйдя на улицу.  — Где пожар?
        — Вот,  — ответил я, открывая блокнот и тыкая в него пальцем.
        — И что?  — спросил он, в недоумении глядя на имя.
        — Это она,  — ответил я, убирая блокнот.  — Моя Джен, девушка, что была на том кладбище, помнишь?
        — Да,  — ответил Карл.  — Погоди, что ты собираешься делать?
        — Я не знаю,  — ответил я, понуро покачав головой.  — Думал, ты подскажешь, как поступить.
        — Подскажу,  — кивнул Карл.  — Но только не здесь, давай немного прогуляемся, время у нас еще есть.
        Мы спустились по ступенькам, и пошли медленным шагом по улице. Карл замолчал ненадолго, очевидно собираясь с мыслями, и размышляя о том, что же все-таки мне на это ответить.
        — Я расскажу тебе историю, одного техасского рейнджера,  — начал он.  — Который жил примерно сто лет назад, и который честно и доблестно выполнял возложенную на него работу. Но вот однажды он казнил невиновного и, побоявшись расплаты от родственников, трусливо спасся из города, совсем позабыв о жене.
        — Он уже скакал по пустыне как, вдруг обернувшись, заметил позади себя дым,  — продолжил Карл.  — Он мгновенно все понял и, вернувшись, попытался вытащить ее из огня, но был схвачен толпой и повешен на сосне, что росла рядом с домом. В момент смерти он видел лишь яркое пламя, и думал о той, что спасти не сумел.
        — Почему ты мне все это рассказываешь?  — спросил я, посмотрев на него, и к удивлению заметил, что в голубых глазах Карла стоят слезы.
        — Потому что это был я,  — ответил он, посмотрев мне в глаза.  — Этот миг трусости стоил мне жизни и, попав сюда, я надеялся встретить ее, но суд оставил меня здесь еще на сто лет, и как только время придет, мы встретимся вновь.
        — Ты просишь совет,  — сказал Карл, положив руку мне на плечо.  — Дак вот, совет мой таков, не повторяй моих ошибок.
        — Но я…  — хотел было сказать я.
        — Ждал, что я буду тебя отговаривать,  — закончил за меня Карл.  — Да, путь к той жизни для тебя закрыт, но сейчас той девушке на мосту угрожает опасность, и ты должен быть там парень! Беги к ней, и будь что будет!

        Глава 8. Приговор суда

        Воспользовавшись советом Карла и не собираясь больше терять время, я оставил его посреди дороги и скорее помчался к мосту. Обгоняя на ходу пешеходов, я пытался обмануть смерть и не позволить Джен умереть. Наконец, выйдя на мост, я вновь посмотрел на часы:  — «Одна минута, черт Джен, где же ты?». Мост пустовал в этот вечер, не было гуляющих по нему парочек, не было и обычных прохожих. Лишь ветер и смерть кружили над ним в этот вечер и вот-вот должны были ее поглотить навсегда.
        — Осталось меньше минуты,  — думал я на бегу.  — Где же ты Джен? Где?
        И в эту секунду отчаяния я увидел ее идущей по краю, один шаг и настанет конец этой жизни, но и после нее мы не встретимся вновь. Ей не будет место в раю, а я в ад не желаю, но и в пекло ее не за что не пущу.
        — Стой Джен! Не надо!  — крикнул я, подбегая, но увидев меня, оступилась она и вниз полетев, ухватилась за край.
        — Хватай мою руку,  — сказал я, на мосту расстелившись.  — Еще чуть-чуть, дотянись!
        Не будь меня рядом, она бы упала, остались бы брызги и след на воде, никто бы понял, что же с ней приключилось, и как же ей жить, коль любимого нет. Но сейчас все неважно, ведь беды не случилось, она не упала, я рядом, помог. И держа ее за руку, вывел из тени, туда ей надо, рано еще. Мы стоим на мосту, обманувшие время, вмиг изменившие судьбы свои. Поменяв маяки, смерть на жизнь поменяла она, ну а я, сделав выбор, бесследно исчез. И вновь яркий свет вдруг возник надо мной, озаривший лучами позвал за собой.
        — Я всегда буду рядом,  — сказал я на прощанье.  — Ну а ты будешь жить, и мы встретимся вновь.
        Я пошел за лучами, отпустив ее руку, и очнувшись, увидел заново тьму. Вокруг не было света, но он вдруг зажегся и кто-то меня на стул усадил. Я заметил судью, что несла мою папку, ее грозный взгляд не сулил нечего. И смерившись с судьбой, что навеки без рая за один лишь поступок готов я страдать.
        — В связи с грубым нарушением главного правила духа, вновь рассматривается дело Била Джозефа Карлина,  — объявила судья.  — Вы осознаете всю тягость своего преступления?
        — Да, ваша честь,  — ответил я, понуро опустив голову.
        — И вы знали, что вас ждет за нарушение главного правила?  — спросила судья.
        — Да, ваша честь,  — повторил я.
        — И надзорный вас предупреждал и пытался вас остановить?  — снова спросила судья.
        — Да, ваша честь,  — в третий раз повторил я.
        — Но вы все равно ослушались и поступили по своему,  — сказала судья.  — У меня к вам последний вопрос, почему?
        — Потому что я ее люблю,  — ответил я, посмотрев на судью.
        И после этих слов произошла одна вещь которая меня поразила до глубины души. Лицо судьи на какой-то момент просияло, и она даже попыталась мне улыбнуться. Но тот час опомнилась и закричала:  — «Но это не может быть оправданием совершенному вами злодеянию».
        — Я понимаю,  — сказал я, кивая.
        — Однако принимая во внимание все факты, и внимательно изучив отчет о проведенной вами работе направленный Карлом,  — сказала судья, поднимаясь со своего места.  — Суд назначает вам наказание в размере ста лет работы счетоводом.
        Я не мог поверить своим ушам, меня не отправляют в ад, а дают возможность исправиться. Наверно они тоже считают, что один плохой поступок не может перечеркнуть все хорошие. И моя догадка оправдалась, когда на выходе из зала меня догнала судья.
        — Я тридцать лет проработала честным судьей, и вот однажды мне пришлось нарушить закон, чтобы спасти свою дочь,  — сказала она.  — За это после смерти я оказалась здесь, не потому что всю жизнь делала зло, а потому что людям, которые оступились, в этом месте всегда дают второй шанс.
        Она улыбнулась мне на прощанье и, закрыв двери зала, вернулась к работе. В коридоре я встретил ухмыляющегося Карла, который очень обрадовался, увидев меня. Я рассказал ему все пока мы шли до отдела и, вернувшись в него, я забрал свой блокнот. Карл меня вновь отправил на землю, где я с новым видом продолжил работу. Записывал смерть, больше в нее не встревая, и даже не думал больше о Джен. Меня нет не для нее, ушел я из жизни, но когда-нибудь мы встретимся вновь. Ну а сейчас, она живет и не знает, что я где-то рядом, наблюдаю за ней.
        Кто же я для нее? Да, и сам я не знаю. Я словно призрак, я легкая тень, что кружит над вами в момент угасанья, ведя свой блокнот и считая людей.


        «Любовь вне границ пространства и времени».

Лоскутов А.С.
16 мая 2016 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к