Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Ё Евгений Лукин
        В этот сборник вошли впервые публикующиеся под одной обложкой повести, рассказы и статьи «живого классика» отечественной фантастики Евгения Лукина - остроумного мастера литературной сказки, притчи, социальной сатиры и иронической антиутопии.
        Разные жанры и стили.
        Блестящее владение сюжетом и языком.
        Злой и колоритный юмор.
        Все эти черты таланта Евгения Лукина характерны и для многообразия «малых форм», составляющих эту книгу.
        Евгений Лукин
        Ё
        Ё
        Ё
        Сергею Синякину и Анатолию Крылову, чьи вдохновенные байки столь бесцеремонно использовал в данном повествовании автор.
        НИЗКОПРОБНЫЙ ДЕТЕКТИВ
        Вместо пролога
        Ясень потому и называется ясенем, что, ставя листья ребром к солнцу, почти не заслоняет света. Зыбкое мерцание, расплывающееся под его кроной, даже и тенью-то не назовёшь. Малейший порыв ветерка - и стайка смутных бликов пробегает по весенней траве, по краю асфальтовой дорожки, по одутловатым, гладко выбритым щекам трупа.
        - Во угораздило! - сдавленно произнёс рослый сухощавый полковник милиции, явно сочувствуя не столько потерпевшему, сколько себе самому.
        Плотный опер в штатском лишь крякнул. Оба вновь склонились над потерпевшим, чьё малость придурковатое лицо хранило такое выражение, будто его обладатель что-то внезапно вспомнил - за секунду до того как ему пробили затылок тупым предметом.
        - Собаку вызвали? - отрывисто осведомился полковник.
        - Зачем?
        - Затем! Скажут потом: даже собаку не вызвали…
        Сглотнул и тоскливо посмотрел на парящую над кронами парка ажурную телебашню. Там уже наверняка гнали в эфир последние новости. В том числе и эту.
        - Опять лезет, - произнёс он сквозь зубы.
        Последняя фраза относилась к обнаглевшему фоторепортёру, третий раз пытавшемуся поднырнуть под протянутую от ствола к стволу красно-белую ленточку, огораживающую место преступления.
        - Ну-ка кто там? Задержи его! За попытку уничтожения улик…
        К нарушителю двинулись, но тот, услышав, что ему собираются инкриминировать, мигом нырнул обратно и смешался с немногочисленными зеваками из прохожих.
        - Бумажник, телефон? - спросил полковник без особой надежды.
        - Всё на месте, - проворчал опер. - Ничего не взяли…
        - Записи последних передач надо посмотреть, - расстроенно сказал полковник. - Вдруг он афериста какого разоблачил… нечаянно…
        Рубашка на лежащем была расстёгнута и распахнута до пупа. На груди виднелась глубокая клинопись, выполненная остро отточенным орудием - не иначе ножом: «АФЁРА». Судя по всему, посмертная.
        - А тот признался, - мрачно съязвил опер. - В письменном виде.
        Полковник подумал, покряхтел.
        - Или сам кого-нибудь обул, - предположил он сердито. - На месть похоже.
        - Лаврушка-то? - с сомнением переспросил опер. - Какой же из него аферист? Для этого башку на плечах иметь надо… было.
        С неожиданным для своей комплекции проворством присел на корточки в прозрачной тени ясеня и принялся то ли осматривать, то ли обнюхивать надпись.
        - Точки над «ё», видать, в последнюю очередь ставил, - буркнул он. - По самую рукоять сажал…
        - А как правильно? - машинально поинтересовался полковник. - Через «е» или через «ё»?
        - А чёрт его знает! По телику и так говорят, и так…
        В конце аллеи показалась легковая машина. Опер поднялся с корточек.
        - Прокуратура, - обрадовал он.
        Доехав до красно-белой финишной ленточки, машина остановилась. Из неё выбрался представительный пожилой мужчина и, поднырнув под символическое ограждение, направился прямиком к ясеню.
        - Ну что? - зловеще осведомился он, играя желваками. - Не уберегли? Или сами грохнули?
        - Ладно тебе, Серафимыч! - плаксиво отозвался полковник. - И так тошно, а тут ещё ты с приколами со своими…
        Вместо первой главы
        Покойный Лаврентий Неудобняк уже в детстве выделялся среди сверстников шкодливой, не внушающей доверия рожицей. Каждое его слово казалось враньём. Доходило до того, что учительница математики, глядя, как он произносит «семью восемь - пятьдесят шесть», сама начинала сомневаться в правильности такого ответа.
        Когда же с возрастом рожица оформилась в рожу, веры Лаврентию не стало окончательно. Первая жена с ним развелась, облыжно обвинив в супружеской неверности и сокрытии доходов, а второй дуры, способной принять предложение скудной руки и коварного сердца, не нашлось. С карьерой тоже не ладилось. Сослуживцы подозревали коллегу в наушничестве и мелких интригах, начальству мерещилось, будто Неудобняк пытается его подсидеть.
        Никому и в голову не приходило, что под этакой образиной может таиться чуткая душа, отягощенная вдобавок верой в справедливость. Умом Лаврентий, правда, не блистал, но это вообще свойственно подобным натурам.
        Так и мыкал горе до тридцати пяти лет, после чего жизнь его волшебно изменилась. Неприметный, балансирующий на грани увольнения журналист был внезапно обласкан и возведён в ранг ведущего телепередачи «Кто виноват?».
        - А-а… кого можно? - с запинкой спросил он, ещё не веря такому счастью.
        - Всех, - ласково разрешили ему.
        - А-а?.. - Не решаясь упомянуть имя всуе, он вознёс глаза к потолку.
        - И его тоже.
        Поначалу Неудобняк робел, потом опьянел от правды - и распоясался. Даже разнуздался. Не давал спуску никому: ни мэру, ни губернатору, ни прокуратуре. А уж про милицию подчас говорил с экрана такое, что и впрямь соответствовало действительности.
        И ничего ему за это не было.
        Разумеется, несмотря на врождённую свою наивность, Лаврентий смутно сознавал невероятность происходящего, однако объяснял всё трусостью коллег, собственной принципиальностью и тем, что против правды якобы не попрёшь.
        Вот и верь после этого, будто в провинции ни на что не способны!
        Неизвестно, кто до такого додумался, но ход был, согласитесь, гениален. Требует народ разоблачений? Требует. А ниша разоблачителя пустует - так пусть её лучше займёт Лаврентий Неудобняк, чем кто-либо другой.
        В самом деле, стоило включить телевизор и взглянуть на одутловатую физию Лаврентия, на вручие глазёнки, стоило услышать его сипловатый уголовный басок, как любому становилось ясно: клевещет, сукин сын! Брешет, гад, во всю губу от первого слова до последнего. У самого, чай, рыльце в пушку!
        И такого-то человека подстеречь в ночном парке, пробить затылок тупым предметом, да ещё и вырезать на груди слово «АФЁРА»… Как тут прикажете вести следствие? Даже если повезёт изловить настоящего убийцу - кто поверит, что он настоящий? А то не ясно, чьих рук дело!

* * *
        Расследование ради расследования так же как искусство ради искусства - занятие для эстетов и никакой реальной пользы обществу не приносит. Нет, никто не спорит, задержание преступника само по себе дело хорошее, хотя бы уже тем, что снимает подозрение со всех незадержанных, к которым наверняка относитесь и вы, дорогой читатель.
        Что вы сказали? Невиновны? Какое совпадение! Задержанный говорит то же самое.
        Но ему не повезло. Против него больше улик, чем против вас. Какие улики? Ну, не надо, не надо валять ваньку, дорогой читатель! Во-первых, у вас нет алиби. Во-вторых, нашу физиономию запросто опознает потерпевший, потому что после всего пережитого у него жажда справедливости. А справедливость требует, чтобы хоть кто-то понёс наказание. В крайнем случае вы.
        Вообще, я смотрю, с гражданственностью у вас, дорогой читатель, слабовато. Пока сажают других - охрана правопорядка, а как приходит ваш черёд - трагическая ошибка.
        Идёте ли вы по городу, касаетесь ли крыла чужой (и, возможно, угнанной) машины - вы невольно становитесь возможным фигурантом того или иного уголовного дела. Собственно, каждый гражданин в узкопрофессиональном смысле прежде всего производитель следов, оттисков и отпечатков. И почему бы не настать однажды такому дню, когда беззаботно рассеянные улики сложатся вдруг в очевидное свидетельство вашей вины? Поверьте, это нисколько не менее вероятно, чем выпадение четырёх одинаковых карт в покере.
        Следственные органы принято бранить, но признайтесь, положа руку на сердце: оказавшись на их месте, долго ли бы вы колебались, прежде чем задержать самого себя? Раскрываемость хреновая, начальство достаёт, а тут все доказательства - как на ладошке.
        Так что, возможно, дорогой читатель, внесёте и вы со временем свой скромный вклад в дело укрепления правопорядка. Кого бы ни посадили, общество будет удовлетворено: нечего чикаться с мерзавцами! Я, допустим, верю, что вы невиновны, но прочим-то какая разница?

* * *
        Редкий случай: до перехода на оперативную работу Алексей Михайлович Мыльный боролся с экономическими правонарушениями и, надо заметить, ничуть не хуже, а подчас даже и лучше других. Скажем, видит, что раскрываемость у него низковата, - вызывает повесткой некрупного, давно уже облюбованного бизнесмена.
        - Садись, - говорит, - пиши.
        - Чего писать? - недоумевает явившийся.
        - Чистосердечное признание.
        - Какое, в баню, признание?!
        Мыльный поднимает задумчивые глаза, прикидывает.
        - Н-ну, примерно этак… на год условно. Опять же явка с повинной зачтётся.
        - А если не напишу? - ерепенится бизнесмен.
        - А не напишешь, - объясняет со скукой Мыльный, - нагрянем - накопаем на три года строгого режима. Оно тебе надо?
        То есть с отчётностью был ажур и претензий к Алексею Михайловичу ни у кого не возникало. Мент как мент. Если бы не гнездилась в нём одна, но пагубная страсть. Стоило Мыльному вцепиться в крупное дело, выпадал человек из социума и становился полным отморозком. Вынь ему да положь настоящего преступника! На родственника мэра ордер затребовать - это ж додуматься надо было! Как будто мало ему других подозреваемых!
        Стали думать, куда бы определить невменяемого мента, чтобы в кратчайшие сроки выгнать за профнепригодность. А на оперативную работу! Сами подумайте: какой из экономиста опер? В убойный отдел его, к полковнику Непадло, к Герману Григорьевичу! Тем более, что полковник тоже каким-то боком доводился родственником мэру, словом, пощады от такого начальства ждать не следовало.
        И началась чертовщина. Первого убийцу Мыльный изловил менее чем за час, причём минут сорок из указанного времени потрачено было на тщетное лазание по белёному подвалу в поисках вещественных доказательств. Ничего не нашли, перемазались с ног до головы, выползли на воздух, закурили в расстройстве. И вдруг идёт мимо мужичонка - весь точно в такой же извёстке.
        - А ну-ка, мужик, - встрепенулся Мыльный, - иди сюда…
        Оказалось: он! На место преступления потянуло придурка. Хоть бы почистился сначала!
        Дальше - больше. То ли чёрт помогал Алексею Михайловичу, то ли зря он восемь лет просиживал штаны в ОБЭПе. Сразу надо было в опера подаваться.
        В итоге Герман Григорьевич Непадло уже не знал, огорчаться ли очередному успеху ненавидимого подчинённого или же, напротив, радоваться.
        Вот и славно. Вот и сработались.

* * *
        Должно быть, не раз и не два помянули менты покойного Лаврентия тихим матерным словом. Судите сами: вдову не заподозришь по причине отсутствия, ограбление отпадает, среди сослуживцев ни единого Сальери - настолько все были умные, что старались держаться от правдоискателя подальше (киллеры - они ведь тоже иногда промахиваются). И что остаётся? Остаётся профессиональная деятельность. То есть хуже не придумаешь.
        От большой безнадёги потревожили бывшую супругу убитого, но, как и следовало ожидать, ничего хорошего из этого тоже не вышло. При первом упоминании имени жертвы яркая блондинка ударилась в слёзы и принялась взахлёб перечислять обиды, нанесённые ей Лаврентием при жизни в законном браке, причём каждая новая подробность увеличивала скорбь. Сами по себе сведения были небезынтересны, однако никакого отношения к данному делу не имели.
        - Жил по ошибке и погиб по ошибке, - всхлипывая, подвела итог несостоявшаяся вдова.
        Пожалуй, эта несколько загадочная фраза была единственной похвалой покойному. И то, согласитесь, довольно сомнительной.
        - Точечные застройки, - собрав своих орлят, угрюмо говорил старший оперуполномоченный Мыльный. - Саня! Все его передачи насчёт точечных застроек. Последний месяц он только о них и базарил… Костя! Депутатов-взяточников мне. Каждого, кого он хотя бы раз назвал… Стихи кто-нибудь пишет?
        Мыльный вскинул глаза. На молодых лицах оттиснуто было лёгкое недоумение.
        - Я спрашиваю, стихи из вас кто-нибудь сочиняет?
        Переглянулись, с ухмылкой покачали головами.
        - Кончай лыбиться! - вспылил Мыльный. - Шуточки им!.. Славик!
        - А чего я?
        - Того! Кто полтора года на филфаке учился?
        - Так меня ж отчислили…
        - Ну по глазам же вижу, сочиняешь!
        - Алексей Михайлович! Как перед Господом Богом…
        Несколько секунд Мыльный неистово смотрел в глаза подчинённому, но тот не дрогнул.
        - Бардак! - с отвращением подвёл черту старший опер. - найдёшь того, кто сочиняет, возьмёшь у него стишки и перепишешь своим почерком… Объясняю: при Союзе писателей по четвергам собирается литературная студия. Вход свободный. Ты - начинающий поэт. Спросят, кем работаешь, сильно не ври. Скажешь: слушатель Высшей следственной школы…
        - Понял…
        - Ни хрена ты пока не понял! Про ёфикацию слышал?
        - Нет.
        - Значит, так. Существует Союз ёфикаторов. Задача у них - воскресить букву «ё».
        - В Ульяновске памятник ей поставили, - сказал Костя. - Букве «ё».
        Сказал - и тут же об этом пожалел. Задумчивый оценивающий взгляд начальства остановился на нём. К счастью, помедлив пару секунд, вернулся к Славику.
        - Местное отделение ёфикаторов возглавляет Пётр Семёныч Пёдиков. Именно Пёдиков, а не Педиков, запомни! Так вот он ведёт эту самую литературную студию. Подружись, расспроси…
        Вместо второй главы
        Нет, не всё так плохо, как кажется. Вскоре выяснилось, что дело обстоит гораздо хуже. Негласные обвинения в адрес блюстителей правопорядка отпали сами собой, но ни милицию, ни прокуратуру это нисколько не обрадовало. Ранним утром в небольшом сквере возле фонтанчика дворниками был обнаружен ещё один мужской труп с теми же признаками насильственной смерти: затылок потерпевшего пробит тупым предметом, а на груди вырезано слово «ЖЁЛЧЬ».
        - Сериал, - изрёк сумрачный опер Мыльный.
        Не подвела его интуиция.
        - Ты!.. - вскинулся полковник Непадло - и приглушил голос до шёпота. - Думай, что говоришь!
        - Думаю, - ещё мрачнее отозвался опер.
        - Вот и думай про себя!
        Остолбеневший над трупом прокурор Серафимыч молча играл желваками и так сопел, будто минуту назад собственноручно передвинул служебный сейф. Негромкого разговора ментов он вроде бы не услышал, хотя сам наверняка был одолеваем той же безрадостной мыслью.
        Однако, замалчивай не замалчивай, а от фактов никуда не денешься. Пару часов спустя (это уже в Управлении) настырный опер заявился в кабинет Германа Григорьевича.
        - Сразу мне это «ё» не понравилось, - брякнул он с порога.
        Полковник вспылил, хлопнул ладонью по столу.
        - Раз «ё», значит, обязательно маньяк? - Тут он запнулся и с подозрением вперил взор в подчинённого. - В словарь, небось, заглядывал?
        - Заглядывал.
        - «Жёлчь»?
        - «Жёлчь».
        - Через «ё»?
        - Через «ё».
        Впрочем, сходство обоих происшествий бросалось в глаза и без сличения орфографии. Лаврентий Неудобняк возвращался с работы через тёмный парк, а Николай Пешко (так звали второго потерпевшего) примерно в то же время суток шёл через скверик, правда не с работы, а с литературного вечера, где читал стихи (стихи, стихи!) собственного сочинения. И в том, и в другом случае никаких намёков на сексуальные мотивы преступления не обнаружилось, да и до полнолуния было далековато. Хотя нашим маньякам, как известно, фазы луны не указ. Любая сгодится.

* * *
        Первым делом, конечно, пересмотрели записи разоблачительных передач Лаврентия, уделяя на этот раз особое внимание орфоэпии. Всё верно: «аферу» Неудобняк произносил исключительно через «е». О речевых особенностях Николая Пешко судить было пока сложно. В библиотеке, где он выступал со своими стихами, ничего конкретного припомнить не смогли. Сказали, что несколько шепеляв - и всё. В поэтическом сборнике, напечатанном за счёт автора, слова «жёлчь» не нашлось. Частное издательство, выпустившее книжку, заверило, что буквы «ё» рукопись не содержала вообще.
        Одинокий вдовец в годах - кому и чем он мог не угодить? По словам соседей, обычный склочный старикашка, любил пошуметь о социальной несправедливости. Когда-то работал на заводе контролёром ОТК, потом ушёл на пенсию по инвалидности после того, как ему в цехе случайно опустили на голову крюк мостового крана. Сидел дома, кропал стишки, считался своим человеком в детской библиотеке, часто был туда приглашаем как поэт и ветеран труда.
        Возможно, состоял членом Союза писателей.
        Нелишне заметить, что Алексей Михайлович Мыльный дедукцию считал баловством, логике предпочитал здравый смысл и основной упор делал на работу с осведомителями. Трудно поверить, но список его информаторов вообще не содержал мёртвых душ и, если кто-нибудь расписывался в ведомости за ту или иную сумму, это наверняка был совершенно реальный человек.
        Одна беда: никто из завербованных Мыльным не работал в сфере культуры и искусства.
        До четвергового заседания студии оставалось два дня, и старший оперуполномоченный решил, не дожидаясь внедрения Славика в ряды начинающих авторов, лично посетить Дом литераторов.
        Одно другому не помешает.
        Переступив порог предбанничка, отделявшего кабинет секретаря от суетного мира, невольно приостановился. За монитором восседала яркая блондинка с пышным ртом и строгими глазами. При виде вошедшего чуть отшатнулась.
        - Послушайте, ну сколько можно?! - шёпотом возмутилась она. - Ещё и сюда пожаловали…
        Это была первая и последняя жена трагически погибшего Лаврентия Неудобняка, опрошенная лично Алексеем Михайловичем на прошлой неделе.
        - Здравствуйте, Руся, - озадаченно приветствовал её старший опер. - Так вы здесь работаете?
        - А вы и не знали! - ядовито выговорила Руся.
        - Я не к вам, - успокоил её Мыльный. - Секретарь на месте?
        - Послушайте! - сказала она. - Мы развелись с Лаврентием шесть лет назад. Какого чёрта…
        - Я совсем по другому делу.
        - По какому?
        - Рукописи принёс, - и соврал, и не соврал старший оперуполномоченный. То, что лежало в его папке, действительно было сплошь написано от руки.
        Соблазн расспросить Русю о Николае Пешко возник у Мыльного лишь на секунду. Слишком уж свежа была память о предыдущем их разговоре. Тогда её пришлось отпаивать корвалолом.
        Руся же, уяснив, что сотрудник органов сам грешен в смысле изящной словесности и прибыл вовсе не по её душу, стала вдруг надменна и пропустила пришельца к начальству не сразу, а выспросив сперва в приоткрытую дверь, свободно ли оно.

* * *
        Будь на месте Алексея Михайловича кто-нибудь помоложе и понаивней, он бы немедля заподозрил в секретаре местного отделения Союза писателей искомого серийного убийцу. Был Исай Исаич старообразен, костляв, в движениях порывист, а взгляд имел безумный. Впрочем, причиной тому, возможно, являлись очки с сильными линзами. Над голым, рельефно отблескивающим черепом вился прозрачный дымок волос.
        - Пешко? - грозно переспросил секретарь. - Графома-ан…
        И разразился сатанинским смехом. Глаза его при этом стали мёртвые.
        Определённо, о случившемся он ничего ещё не знал. Пришлось информировать. Услышав о трагической смерти поэта, секретарь оцепенел на миг, затем сунулся в правую тумбу стола и сноровисто извлёк из ящика початую бутылку.
        - Помянуть, - глухо сказал он.
        - Я на службе, - напомнил опер.
        - Помянуть!!! - яростно вскричал секретарь.
        Помянули.
        - Ну так что он? - душевно спросил опер.
        - Знаешь, - сдавленно признался секретарь и замотал нагим, слегка опушённым черепом. - Бывают святые люди, но этот… Всю жизнь! Понимаешь? Всю жизнь отдать поэзии… Дара Божьего… Хочешь перекрещусь? - Снял очки, перекрестился, снова надел. - Дара Божьего - ни на грош. Но - предан! Предан был литературе до самозабвенья. Это подвиг!
        - Жёлчный был человек?
        - Кто?
        - Пешко.
        Безумные глаза маньяка, увеличенные линзами, уставились на опера.
        - Да никогда! - возмущённо произнёс их обладатель. - Благоговейный был человек! Поэму Пушкина «Цыганы» от руки переписал…
        - Зачем?
        - А вот чтобы проникнуться. Секреты мастерства постичь. Смирение-то, смирение какое! Сам подумай: буковку за буковкой, от руки. На это, знаешь, не каждый ещё способен…
        - Убийца у него на груди вырезал слово «жёлчь».
        - Клевета!
        - Тогда почему?
        - Что почему?
        - Почему вырезал?
        - Н-ну… - замялся секретарь. - Давай помянем. Царство ему Небесное.
        Налил по второй, посопел.
        - Нет, ну были, конечно, недостатки, были… - нехотя признал он. - А у кого их нет?.. - Доверительно подался к собеседнику, жутко расширив зрачки. - Между нами говоря, - многозначительно молвил он, - тот ещё был жук. С тобой пьёт и на тебя же в управление культуры стучит. А? Вот так вот… А ты: жёлчный! Лучше б он жёлчный был! Тихушник… Ну, давай. За упокой, как говорится, души… Земля пухом…
        Благоговейный человек и в то же время стукач? Интересное сочетание. Хотя почему бы и нет? Вполне возможно, что покойный Николай Пешко стучал с тем же благоговением, с каким переписывал от руки поэму Пушкина «Цыганы».
        Выпили. Вернее, выпил один только старший оперуполномоченный, а секретарь поперхнулся и выпучил глаза. Видя такое дело, опер оглянулся на дверь кабинета. На пороге мялся некто замурзанный с круглой бородкой.
        - Жив… - не веря произнёс секретарь.
        - Кто?
        - Пушков.
        - Какой Пушков? Пешко!
        - Ой, блин… - сказал секретарь, берясь за блистательный череп. - Ну значит, долго жить будешь, Ваня… Подожди пока там. Тут, видишь, дело у меня.
        Замурзанный и едва не похороненный заживо Ваня Пушков тоскливо поглядел на бутылку и с неохотой взялся за дверную скобу.
        Секретарь был растерян.
        - Пешко… - в недоумении, чуть ли не в испуге повторил он. - А кто такой Пешко? Нет у нас такого…
        - Может, из молодых? - с надеждой предположил не успевший удалиться Ваня. - Из литстудии?
        - Ну-ка, ну-ка… Иди сюда. Помянешь заодно.
        Просьбу повторять не пришлось.
        - А кого поминаем-то? - осведомился всё же для приличия благоговейный человек Пушков.
        - Да вот выясняет товарищ…

* * *
        По коридору навстречу старшему оперуполномоченному со стороны бара шли двое. Один, пожилой, величественный, с обрюзгшим лицом, был в потёртых джинсах и свитере. Второй, толстячок калмыцкого типа, явно приезжий из глубинки, - в сером костюме с медалькой на лацкане. Оперуполномоченный посторонился, и парочка прошествовала мимо.
        - Вот я… - размеренно, глуховато ронял слова пожилой, - первый поэт России… - Запнулся, словно бы усомнившись, затем взвесил что-то на внутренних весах - и лицо его вновь отвердело. - Да, - скорбно повторил он. - Первый поэт России. И я тебе говорю: то, что ты пишешь, - ге-ни-ально…
        Опер проводил их исполненным уважения взглядом и двинулся к бару. По дороге завернул в туалет, где его поразила девственность кафельных стен. Ни надписи нигде, ни рисунка. Впору было вообразить себя первым посетителем, однако плитку, судя по швам, лепили на стены как минимум лет пять назад. Можно представить, до какой степени господам литераторам успело осточертеть то, чем они занимаются!
        По большому счёту мент и писатель - родственные души. И дело даже не в том, кто из них пишет больше. Если вдуматься, что есть протокол? Тоже в каком-то смысле художественное произведение. И существует ли на свете более трудный жанр, нежели заключение следователя по уголовному делу? Тут, как и в писательском ремесле, главное - достоверность. Стоит дать волю фантазии - утрачивается правдоподобие, если же рабски копировать действительность - исчезает состав преступления.
        В проволочной урне стоял роскошный, празднично оформленный букет из трёх жёлтых роз. Машинально выстроив три версии, объясняющие этот странный факт, старший опер вымыл руки и покинул туалет.
        Прошёл через скромный актовый зал и очутился перед распахнутой настежь дверью бара, где, по данным Исая Исаича, должен был в данный момент обретаться новый молодой руководитель литстудии (прежнего, как выяснилось, только что скинули).
        В крохотном помещении одиноко горбился за столом и разговаривал сам с собой хрупкий стареющий юноша с трагически заломленными бровями. Перед ним стояли рюмка и стакан (оба с чем-то прозрачным) и полная пепельница окурков. Некоторые ещё дымились.
        Рассеянно кивнул вошедшему и продолжил - в пространство.
        - Да, разумеется! - с ядовитой картавостью разглагольствовал он. - Тот, кто рифмует «ужас» и «дружишь» достоин удара шканделяброй. Однако, блин, нужно, блин, учитывать, что поэт-то он уже пожилой, шепелявенький… Он же, блин, вместо «ужас» произносит «ужиш»! «Ужиш - дружишь»… Чем не рифма?
        Видимо, перед опером Мыльным сидел один из тех рафинированных интеллигентов, что, стесняясь собственной интеллигентности, усиленно оснащают речь сорными словечками. «Блины» у него выпекались с частотой прямо-таки поразительной. И это во внутреннем-то монологе!
        Впрочем, как выяснилось, слушатель у стареющего юноши всё же был. Точнее, слушательница.
        - Ты когда закусывать будешь, Серёженька? - послышался из-за стойки полный трагизма женский голос. - Салатик, а? Капустка! С брусничкой!
        - Не могу, я в запое, - последовал меланхолический отказ.
        Старший оперуполномоченный Мыльный поздоровался с барменшей и поинтересовался, пьют ли здесь кофе.
        Выяснилось, что пьют. Меланхолический Серёженька произвёл тем временем птичий глоток из рюмки, потом из стакана.
        - Слышь, Серёга, - позвал опер, точно зная, что будет принят за какого-нибудь полузабытого знакомого. - А правда Ваня Пушков от руки «Цыган» переписал?
        Губы юноши язвительно скривились.
        - Причём блистательно, - молвил он. - Без черновиков и помарок. Сразу набело. Куда там Пушкину… - Спохватился и добавил: - Блин!..
        Что ж, начало беседе положено. Теперь можно смело переводить разговор на личность покойного. Но тут во внутреннем кармане Серёжиного пиджака зазвучало что-то из классики - и стареющий юноша извлёк сотовый телефон.
        - Ну? - сказал он в трубку. И сразу же сорвался на визг: - Ты с оплатой, блин, определился? Ты с оплатой, блин, определись! Да… Да… Девочки есть! Могу прислать Софочку… Что? Сразу в номер?!
        Старший оперуполномоченный невольно навострил ухо. В какой номер? В гостиничный?
        - С ней ты договоришься?.. Ты, блин, со мной сначала договорись!
        Круглолицая барменша поставила перед старшим опером чашечку растворимого кофе.
        - О чём это он? - негромко спросил тот.
        - Серёженька-то? А он детский журнал издаёт. «Кренделёк» называется, может, видели? Красочный такой! Художницы у него. Ну вот он их ещё и в другие издания пристраивает…
        - А кто он вообще?
        - Первый поэт России, - с гордостью шепнула барменша.
        Старший оперуполномоченный недоверчиво оглянулся на гостеприимно распахнутую дверь бара.
        - На Аллее, блин, снимешь! - кричал в трубку второй по счёту первый поэт России. - Там их полно - сидят, шаржи малюют… Они тебе, блин, такого изобразят!.. - фыркнул, отключился и, спрятав телефон, вновь нахохлился над столом.
        - Про Пешко слышал? - выждав минуту, как бы невзначай полюбопытствовал опер.
        Не спеша с ответом, стареющий юноша вновь омочил уста сначала в рюмке, затем в стакане.
        - Рифма должна быть нравственной, - назидательно сообщил он - и замкнулся, замолчал.
        - Это как? - опешил Мыльный.
        - Нельзя рифмовать «мелочи» и «желчи».
        - Почему?
        Нетрезвый педант взглянул на опера с сожалением.
        - Во-первых, неточно, - буркнул он.
        - А во-вторых?
        - А во-вторых, «жёлчь» пишется через «ё». В словари тоже иногда надо заглядывать.
        - А кто так рифмовал? Пешко?
        - А это ещё кто, блин, такой?
        Вместо третьей главы
        Выяснилось… Да собственно говоря, ни черта не выяснилось. Судя по всему, убиенный Николай Пешко был из числа тех самородных поэтов, что, начав сочинять в зрелом возрасте, несут тетрадку стихов не в Союз писателей, а прямиком в администрацию района, города, а то и области, где предъявляют положительную характеристику с места работы и на этом основании требуют немедленного издания книги за казённый счёт. Тут, кстати, есть свой резон, поскольку Союз писателей в наше рыночное время вообще мало что решает.
        Единственный, кому смутно припоминалось, будто покойный появлялся пару раз на заседаниях литературной студии, был всё тот же Ваня Пушков, однако благоговейному человеку вполне могло и померещиться.
        Впрочем, и секретарша Руся, наморщив лобик, тоже воскресила в памяти (а может, придумала) серенького такого, с залысинами… Кажется, поэму приносил. Шоколадку оставил… Ну, это они все оставляют…
        Никакой, однако, рукописи Николая Пешко в списке рецензируемых произведений обнаружить не удалось.
        Уже подходя к родной конторе, старший оперуполномоченный столкнулся на перекрёстке с девчушкой, совавшей прохожим что-то рекламное. Поверх джинсы на раздатчице был бледно-жёлтый нейлоновый жилетик с огромной чёрной буквой «ё» на груди. Быстро, заразы, ориентируются! С перепугу возьмёшь…
        Опер, не глядя, сунул листовку в карман и нырнул в переход.

* * *
        Стоило Алексею Михайловичу переступить порог и увидеть оцепеневшего перед монитором Славика, стало ясно, что за время пребывания Мыльного в Доме литераторов ситуация вновь изменилась к худшему.
        С секундным запозданием молодой сотрудник оглянулся на звук открывшейся двери. Глаза у Славика были очумелые.
        - Вам письмо, Алексей Михайлович, - с запинкой доложил он, уступая место у компьютера.
        Алексей Михайлович Мыльный сел, подался к экрану.
        «Dear Boss», - нахмурившись, прочёл он.
        Далее, впрочем, неведомый корреспондент перешёл на русский.
        «Судя по лепету средств массовой информации, Вы не только не напали на мой след, но даже и не поняли моих истинных мотивов. Признаюсь, Вы изрядно насмешили меня своей версией о внутрикорпоративных разборках на телевидении. Я и впредь намерен уничтожать тех, кто уничтожает мой Великий и Могучий, Правдивый и Свободный Русский язык. Я и впредь намерен уродовать тех, кто уродует Его. К сожалению, мне не удалось сделать в этом письме буквы красными, однако сути это не меняет».
        Старший оперуполномоченный покосился на Славика. С таким лицом только на похоронах присутствовать. В почётном карауле. Мыльный крякнул и вновь сосредоточил внимание на экране.
        «Говорят, что каждая строка Устава писана кровью. Заверяю вас, Dear Boss, скоро так начнут говорить и об орфографическом словаре. Зная Вашу детскую шкодливую привычку скрывать всё, что можно скрыть, я направляю копию этого письма во все газеты, на телевидение, а также выкладываю её в Интернете. Весь Ваш Jack the Ripper».
        Стиснув зубы, старший оперуполномоченный перечитал послание ещё раз.
        - Слушай… - бесцветным голосом позвал он. - Текст какой-то знакомый, а? Тебе это ничего не напоминает?
        - Напоминает… - столь же бесцветным голосом отозвался Славик. - Разрешите, Алексей Михайлович?..
        Опер Мыльный чуть отодвинулся от компьютера, пропуская Славика к клавиатуре. Вскоре на экране возникло:
        «25 Sept. 1888.
        Dear Boss…»
        И дальше всё по-английски. В предпоследней строчке мелькнуло только что читанное «Jack the Ripper».
        - Что это? - отрывисто спросил Мыльный.
        - Письмо Джека Потрошителя начальнику Лондонской полиции… - виновато объяснил Славик.
        - Русский перевод есть?
        - Вот…
        Достаточно было беглого взгляда, чтобы убедиться в очевидной схожести двух посланий. Несомненно, новоявленный Джек использовал в качестве образца письмо своего знаменитого предшественника.
        Старший опер порывисто сунул руку в карман - и что-то там зашуршало. Извлёк вместе с носовым платком взятую на перекрёстке листовку. Скомкал, хотел кинуть в урну, но не кинул - расправил вновь. Посерёдке мятого бумажного прямоугольника жирно чернела одинокая буква «ё».
        - Славик! - позвал Мыльный. - Ну-ка поди перейди дорогу - там одна малолетка такие вот штуки раздаёт.
        - Задержать?
        - Нет, не надо. Выясни, кто такая, от кого, с какой целью…

* * *
        Общей теории маньячества, как и общей теории поля, ещё никто не создал. Считается, что серийный убийца - прежде всего извращенец. Однако стоит призадуматься, и это расхожее утверждение перестаёт быть очевидным.
        Скорее уж извращением следует признать то, что мы называем культурой поведения. Когда замученный цивилизацией горожанин мечтает вновь слиться с природой, она представляется ему неким идиллическим царством Красоты и Гармонии. Он просто никогда не видел, как выпрыгнувший из пруда лягух в три приёма заглатывает майского жука. Заживо. С хрустом.
        Естественный отбор неприличен уже в силу своей естественности, и только отказ от неё делает нас приятными в общении существами. Такое, скажем, простое и чистосердечное действие, как сексуальное насилие, за тысячелетия человеческой истории, обрастая условностями, переродилось в любовь, убийство - в правосудие, грабёж - в сервис. В наиболее рафинированном виде эти явления зачастую утрачивают первоначальный смысл, обращаясь чуть ли не в собственную противоположность: чувства становятся платоническими, вводится мораторий на смертную казнь, обслуживание делается бесплатным. Взять, к примеру, тот же гуманизм, то есть мировоззрение, проникнутое любовью к людям (читай: ко всем людям). Что это, если не особо изощрённая форма измены Родине, религии, семье? Тем не менее гуманизм живёт, а иногда даже и побеждает.
        Редко, крайне редко встретишь сейчас человека, способного на естественный поступок - пусть даже в результате острого приступа искренности. Признайтесь честно: мало ли кого нам хочется порой порезать на лоскуты? Однако мы так не поступаем! Скованные правилами и нормами, с неловкостью выбираемся из-за руля и ханжески мямлим: «Командир, ну, может, договоримся?» Маньяк же действует по велению сердца, ужасные последствия чего вы наверняка не раз видели по телевизору.
        Маньяков никто не любит - даже киллеры, ибо профессионалу претит сама идея безвозмездного убийства. Не жалуют их и прочие представители криминалитета, поскольку взбудораженные начальством стражи правопорядка принимаются хватать кого попало, чем сильно мешают работе. Что уж там говорить о вас, дорогой читатель! Признайтесь, прямота и чистосердечность милы вам лишь на словах, а стоит столкнуться с движениями человеческой души в их изначальном, неизвращённом виде, вы тут же бежите на помощью в милицию, причём не всегда добегаете.
        По идее, сотрудник органов, выслеживающий маньяка, должен пользоваться общенародной поддержкой, а местами даже и любовью.
        Если бы не одно обстоятельство.
        Изловить маньяка очень трудно.

* * *
        Вскоре на стол Алексея Михайловича Мыльного лёг так называемый профиль преступника, принесённый редкозубым блондинчиком, веры которому не было ещё с позапрошлого года, когда этот, прости господи, спец представил развёрнутый психологический портрет серийного убийцы, а убийца-то оказался даже и не личностью вовсе, а группой дебильных подростков…
        Впрочем, любое сообщество, от хулиганской компании до народа в целом, тоже, согласитесь, своими действиями напоминает дебила с маньяческими поползновениями. Немудрено и перепутать.
        Тем не менее старший оперуполномоченный внимательнейшим образом изучил представленный документ.
        «Несмотря на то, что на местах происшествий не найдено следов спермы, - терпеливо читал Мыльный, - сексуальные мотивы преступления очевидны. Вырезая на груди жертвы правильный вариант слова, убийца испытывает наслаждение, возможно, даже оргазм. Нечто подобное, предположительно, ощущают и некоторые учителя при проверке письменных работ учащихся. Цвет крови, несомненно, напоминает маньяку используемые педагогами красные чернила. Вывод: искать следует пенсионера, бывшего преподавателя русского языка и литературы в средней школе, тоскующего по прежней работе, вероятно, одинокого, не исключено, что состоящего на учёте в психоневрологическом диспансере. Лишённый возможности исправлять ошибки на бумаге…»
        Дочитать выдающееся произведение редкозубого блондинчика Мыльному не дали.
        - Алексей Михалыч!
        Перед старшим оперуполномоченным стоял Санёк по прозвищу Карубция. Словечко это, употреблённое слушателем Высшей следственной школы в дипломной работе, прилепилось с тех пор к нему намертво и следовало за Саньком повсюду.
        Ростом Саня-Карубция был невелик, но очень развит физически. У него даже мордень была мускулистой. И мордень эта сияла. Что-то, видать, раскопал.
        - Ну?
        - Порядок! - выпалил молодой оперок. - Не надо никакого фоторобота. Можно прямо фотографию размножать.
        - А подробнее?
        - Вот! - на стол Мыльного лёг лазерный диск. - У них там, оказывается, в интернет-кафе камера слежения. Засветился наш Потрошитель! Jack the Ripper! Пятнадцать ноль восемь. Тик в тик. Показать?
        - Показывай.
        Санёк-Карубция кинулся к компьютеру, вставил диск, заелозил мышкой по коврику, но увидеть старшему оперуполномоченному так ничего и не удалось, потому что дверь отдела распахнулась вновь.
        - Алексей Михалыч! Тут к вам маньяк с повинной пришёл…

* * *
        Старательно перемалывая зубами таблетку анальгина, опер Мыльный в течение вот уже семи с половиной минут выслушивал излияния раскаявшегося серийного убийцы. Явившийся с повинной доверия не внушал ни малейшего. Особенно настораживало слово «чо».
        - Так, - прервал его Алексей Михайлович. - О мотивах потолкуем позже. Давайте по первому случаю. Вот вы говорите: пробили затылок молотком. Где он сейчас?
        - Кто?
        - Молоток.
        - Выбросил.
        - Прямо в парке?
        - Н-нет… Выбросил в реку.
        - Место показать можете?
        - Д-да… Да! Конечно.
        - Вот карта. Отметьте, где именно.
        Поколебавшись, отметил.
        - Как попали в парк?
        - Пришёл.
        - То есть шли пешком от самого дома?
        - Нет. От дома - на троллейбусе.
        - Маршрут троллейбуса.
        - Не понимаю… - оскорблённо произнёс раскаявшийся. - Я пришёл с повинной. Чо ещё надо?
        - Ваше дело отвечать, - процедил Мыльный. - Моё дело спрашивать. Маршрут троллейбуса.
        Угрохали на убиенного Лаврентия минут двадцать. Взялись за Николая Пешко.
        - Чем на этот раз пробивали затылок?
        - Я ж сказал! Молотком.
        - Тем, который в реку выбросили?
        - Нет. Другим.
        - И тоже выбросили?
        - Да.
        - Куда выбросили?
        И так битых полтора часа.
        - Ладно… - молвил порядком уже измочаленный Алексей Михайлович, доставая из ящика стола два листка бумаги. Контрольный оставил себе, а другой, где точки над «ё» проставлены не были, толкнул через стол сомнительному серийному убийце. - Читайте. Вслух.
        Тот пожал плечами и стал монотонно читать:
        - Осёдланный, оседлый, отчёркнутый, отчерпанный, очёсок, очечник…
        - Всё! - не выдержал Мыльный. - Свободен!
        - Чо такое «свободен»?
        - Свободен - значит чеши отсюда, двоечник!
        Не веря своим ушам, явившийся с повинной поднялся со стула.
        - Я буду на вас жаловаться, - дрогнувшим голосом пригрозил он.

* * *
        И ведь впрямь попёрся жаловаться, придурок. До полковника Непадло дошёл. Узнав о случившемся, Герман Григорьевич явился к старшему оперу лично - до такой степени был взбешен. Или всё-таки взбешён? Да, наверное, так.
        - Маньяками разбрасываешься? - гремел он. - К тебе с повинной идут, а ты…
        - Псих он, а не маньяк! - огрызался Мыльный.
        - А маньяк, по-твоему, не псих? Давай хоть на сутки его задержим!
        - Н-ну… на сутки можно… - покряхтев, уступил старший опер, пряча в ящик стола оба листка с проверочными текстами. - Посидит, подумает…
        Чёрт знает что! «Осёдланный» - через «ё», «оседлый» почему-то через «е». Свихнуться можно.

* * *
        Затем пожаловал толстенький и сильно встревоженный редактор газеты «Провинциальные вести».
        - Вот, - с бледной улыбкой проговорил он, кладя на стол вскрытый конверт. - Поступило.
        Алексей Михайлович извлёк из конверта всё ту же листовку с одинокой жирной буквой «ё». Чёрная метка.
        - Ну. Поступило. И что?
        - Анонимка, - чуть задохнувшись, пояснил редактор. - Угрожающего содержания.
        - А в чём угроза?
        - Ну как же! - вскричал редактор. - Мы же «ё» принципиально не используем! У нас даже такая программа в компьютерах, чтобы уничтожала при вёрстке!
        - Кого уничтожала?
        - «Ё»! Корректоры в истерике. Плакатик сняли, уничтожили.
        - Что за плакатик?
        - «Ёшке - нет!» В корректорской висел…
        - А я тут при чём?
        - То есть как при чём? Мне грозят…
        - Где?
        - Вот! Там на изнанке даже место и время обозначено!
        - Место и время чего?
        - Не знаю, - вздрогнув, сказал редактор.
        Мыльный перевернул листок. Обозначенные на изнанке место и время были хорошо знакомы старшему оперуполномоченному.
        - Делать вам нечего, - утомлённо молвил он. - Какая анонимка? Это реклама нового книжного магазина «Ё». А на изнанке - адрес и дата открытия. Презентация у них.
        - Быть не может… - не решаясь поверить, пролепетал редактор.
        - А не может - переходите на «ё», - не сдержался и уязвил Алексей Михайлович. - От греха подальше.
        Неужели и из других редакций побегут? Их же в городе штук десять, не меньше! Весело…

* * *
        В тот день к делу было подшито ещё три маньяческих письма (две распечатки, одно бумажное) примерно того же содержания, что и первое, однако вряд ли они принадлежали настоящему преступнику, поскольку содержали грубые орфографические ошибки. Грамотному прикинуться безграмотным относительно легко. А вот безграмотному грамотным - несколько сложнее. Впрочем, нет худа без добра, поскольку круг подозреваемых резко сужается. Настоящих-то грамотеев ещё во время перестройки повыморили.
        Странные, ей-богу, времена. На что только не решится человек, лишь бы присвоить чужую славу! Взять боевиков. Уж казалось бы, на что серьёзные люди - и те при случае так и норовят приписать себе на халяву чужой террористический акт.
        Вместо четвёртой главы
        Часа за два до заседания литстудии её нынешний глава Сергей Овсяночкин (тот самый, с кем старшему оперуполномоченному довелось побеседовать в баре) заглянул к секретарю и застал его шумящим по телефону. Исай Исаевич был в сильном волнении и как никогда походил на серийного убийцу. Редкие седые прядки стояли дыбом над блистающим черепом секретаря.
        - Да, настаивал!.. - зычно ухал он в трубку. - А теперь раздумал… Почему-почему… По кочану!!!
        Овсяночкин подсел к столу и, бесцеремонно забрав из-под носа начальства пепельницу, закурил. Из угла кабинета на литераторов сурово смотрел метровый бюст Пушкина, выполненный из белого мрамора. Впрочем, Александра Сергеевича в данном случае можно было опознать лишь по бакенбардам. Скульптор (видимо, большой патриот) ухитрился придать лицу великого арапа откровенно арийские черты.
        - Вот и давай… лёгким движением пальцев. - Секретарь разразился сатанинским смехом и бросил трубку. - Всё! - радостно объявил он Сергею. - Чик - и нету…
        - Кого? - не понял тот.
        - Буквы «ё».
        - Как это? - искренне подивился поэт. - Где её нету?
        - В тексте. У меня ж книжка в издательстве верстается. Роман. «Спаси, сохрани и помилуй!».
        - И что?
        - Газет не читаешь? - Круглые немигающие глаза уставились в упор. - Маньяк-то на букве «ё» свихнулся! Попомни мои слова, всех теперь подозревать начнут… А бережёного, знаешь, Бог бережёт… - Секретарь снял очки и перекрестился. Он всегда так делал. Странная эта привычка возникла у него ещё в 1991-м. Уверовав истово и бесповоротно, Исай Исаевич метал крестное знамение с таким размахом, что постоянно сбивал очки. - Тут пару месяцев назад, - понизив голос, сообщил он, - какой-то громила приходил. Сто баксов предлагал…
        - За что?
        - Объяснить, где «ё» пишется, где «е». Вот думаю сейчас: не дай Бог его работа! Скажут потом: проконсультировал…
        - Исаич, - глядя на него в изумлении, сказал поэт. - Ты что, блин, ментовки больше, чем маньяка, боишься?
        - В смысле? - встревожился тот и вновь впрягся в линзы.
        - Ну вот, блин, купит наш убийца твой роман, а там, блин, какой-нибудь «манёвр» через «е»…
        - А он через «ё»? - всполошился секретарь.
        - Через «ё». Не веришь - у Ожегова посмотри.
        Секретарь оцепенел в раздумье.
        - Где купит? - неуверенно всхохотнул он наконец. - Тираж - тысяча экземпляров, в продажу не поступает, по библиотекам распихиваем…
        - Или в библиотеку зайдёт.
        - Да ладно там! - занервничал Исай Исаевич. - Будет тебе маньяк по библиотекам ходить!
        - Этот - будет.
        - Да пока роман выйдет, его уж поймают…
        - А Чикатилу сколько ловили?
        Секретарь со страхом посмотрел на поэта и схватился за телефон.
        - Володя? - взвыл он в трубку. - Ты там ещё букву «ё» не убрал? Нет? Слава те Господи… Отбой, Володя! Пускай неё остаётся, как есть… Да! И вот ещё что!.. Рукопись кто вычитывает? Элеонора? Слушай, скажи ей: если увидит слово «маневр», так его, оказывается, тоже через «ё»…
        Белокурая бестия Пушкин смотрел из угла и, казалось, надменно усмехался краешками мраморных губ.

* * *
        С красиво переписанным стихотворением в кармане Славик ступил в небольшой актовый зал, где под увешанной пейзажиками стеной составлены были столы и расставлены стулья. Судя по всему, прибыл он рановато: в помещении присутствовала одна старушка, сидевшая горбиком к вошедшему. Жидкие желтоватые волосёнки собраны сзади в трогательно куцый хвостик. Беззащитно торчат полупрозрачные розовые ушки.
        Заслышав шаги, она поглядела, кто пришёл, и оказалась вдруг вовсе не старушкой, а старичком, улыбчивым, подслеповатеньким. Даже с бородёнкой - мочальной, коротко подстриженной.
        - Литстудия - здесь? - спросил Славик.
        Старичок умильно посмотрел на рослого юношу и радушно скукожился, личико брызнуло морщинками.
        - Здесь, здесь… - приветливо закивал он. - А вы, я вижу, впервые? Стихи, небось, принесли?
        - Д-да… один… - замялся Славик.
        - Зря, - посетовал старичок. - Надо было все.
        - А вы - руководитель?
        - Был, - промолвил тот со вздохом. - Пока не подсидели. С сегодняшнего дня студией моей правит Сергей Овсяночкин. Однако давайте знакомиться, - предложил он, протягивая жёлто-розовую лапку. - Пётр Пёдиков.
        Славик осторожно пожал хрупкие пальчики, понимая уже, что таким деликатным инструментом затылка не пробьёшь. Даже с помощью молотка.
        - Вячеслав Иванов, - представился он.
        - Ох ты! - почему-то поразился старичок. - А ударения сменить не пробовали?
        Славик его не понял.
        - Что-то я о вас слышал, - честно признался он, присаживаясь рядом. - Пёдиков, Пётр Пёдиков… А! Вспомнил… Вы ж у нас главный ёфикатор?
        Старичок замурлыкал от удовольствия.
        - Да, да… Хотя… - опечалившись, добавил он. - Боюсь, что меня и здесь успели подсидеть.
        - В смысле?
        - Ну этот… маньяк… Думаю, теперь главный - он. - Пётр Пёдиков скорбно покивал. - Пропаганда… - произнёс он с горечью. - Убеждаешь, агитируешь… А тут тюк кистенём по кумполу - и вся пропаганда!
        - Отчество ваше не подскажете? - спросил Славик. - А то как-то…
        - Да мы здесь попросту, без чинов, - успокоил старичок. - Поэты, Вячеслав, возраста не имеют. Раз начал, то уже не начинающий… Кстати! Если питали какие-либо иллюзии относительно литературной среды - забудьте. - Помолчал и добавил меланхолически: - Уж на что, казалось бы, Карамзин! И тот в каком-то смысле плагиатор…
        - Карамзин?
        - Карамзин. Не изобретал он никогда никакого «ё».
        - А памятник в Ульяновске?
        - Вполне заслуженный памятник. Однако буковку изобрела княгиня Дашкова. Тогдашний министр культуры.
        - Но первую книжку-то…
        - А первую книжку с буквой «ё» издал Дмитриев. А вся слава - Карамзину! Везде одно и то же, Вячеслав, везде и всегда… Так что добро пожаловать в наш маленький серпентарий.
        Тут совершенно некстати сотовый телефон Славика заиграл «Мурку». Звонил Мыльный. Пришлось извиниться и выйти в коридор. Там было дымно и людно - народ подтягивался на литстудию. Славик выбрался в вестибюль, где выслушал совершенно несущественные, на его взгляд, установки начальства и собирался уже вернуться в зал, когда из распахнутой двери приёмной раздались звуки, несколько неожиданные для обители муз.
        Заглянул краем глаза. В приёмной какой-то сильно подозрительный тип (вылитый доктор Лектор из «Молчания ягнят») лапал яркую блондинку, а та с визгливым хохотом била его по рукам.
        - Исаич! - кричала она. - Ты - старый сатир!
        - Это верно, - с довольным марсианским уханьем отвечал тот. - Я - мужик юморной…

* * *
        Народ тем временем помаленьку перемещался из коридора в зал, а кое-кто и в примыкающий к залу барчик. Кажется, не соврал Пётр Пёдиков: были здесь и малолетки, и зрелые дамы, затесался даже какой-то бритоголовый отморозок. Похоже, музам было наплевать не только на возраст, но и на социальный статус тех, кого им припало посетить. Потом внезапно открылась дверь бара, и на пороге возник уже знакомый читателю Сергей Овсяночкин.
        - Первое наше заседание, - скорбно известил он, воссевши во главе стола, - совпало, к сожалению, с печальным событием. Предлагаю встать и почтить молчанием поэта Николая Пешко. Трагически погибшего.
        - А кто это?
        - Понятия не имею. Говорят, приходил на студию.
        Зашушукались встревоженно.
        - Кто такой?
        - Чёрт его знает…
        - А что значит «трагически погибшего»?
        - «Трагически погибшего» - значит, от руки маньяка, - сухо пояснил новый руководитель литстудии.
        - А-а… Того? Который «ё»…
        Загремев стульями, встали, примолкли. Сели.
        - Тем не менее жизнь продолжается, - вмиг повеселевшим голосом объявил Овсяночкин. - Предупреждаю сразу, блин: за ассонансы буду убивать.
        - Ассонансы - это что? - тихонько спросил недоучка-филолог Вячеслав своего нового друга Петра.
        - Неполная рифма, - шепнул тот в ответ.
        - Кто рифмует «простор» и «простой», - неумолимо продолжал Овсяночкин, - внутренне, блин, картав. Он картав мысленно. Слова ещё не произнёс, а уже скартавил…
        - Служить - так не картавить, а картавить - так не служить, - раскатисто произнесли на том конце составного стола.
        - Кто это сказал? - вскинулся Овсяночкин.
        - Я-а… - невозмутимо отозвался некто осанистый и пучеглазый. Судя по выправке, отставной военный.
        - Нет, я спрашиваю, автор, блин, кто?
        - Генералиссимус Суворов.
        - Правильно мыслил генералиссимус, - одобрил Овсяночкин.
        - А стихи писал плохо, - уел Пётр Пёдиков.
        И собрание взорвалось. Заспорили, зашумели. Да что там Суворов? В восемнадцатом веке один Богданович стихом владел! Па-зволь! А Державин? Достали уже своим Державиным!.. Пушкин о нём что говорил? Думал по-татарски, а русской грамоты не знал за недосугом!..
        Накопилось, видать, наболело.
        Славик ошалело крутил головой. Бывший студент филфака, он и представить не мог столь панибратского обращения с классиками. А тут ещё выясняется, что Суворов стихи писал. Надо же! Генералиссимус, серьёзный вроде человек…
        - Народ-точка-ру!.. - надрывался Овсяночкин, колотя ладонью по краю стола.
        Кое-как добился тишины, но воспользоваться ею не успел.
        - Чтобы закруглить державинскую тему, - тут же влез скороговоркой в паузу (как будто для него устанавливали!) елейный голосок Петра Пёдикова. - «Гений его можно сравнить с гением Суворова - жаль, что наш поэт слишком часто кричал петухом». А. С. Пушкин. Конец цитаты…
        - Народ-точка-ру!!!
        Слава богу, угомонились.
        «Дурдом „Ромашка“», - мысленно хмыкнул Славик и с сомнением огладил нагрудный карман, где лежало чужое стихотворение. Может, застесняться и не читать? Расколют ведь на раз! Вон они все какие… нахватанные…
        Однако, пока он колебался, случилось неизбежное.
        - Кто нас сегодня чем порадует? - недобро полюбопытствовал руководитель литературной студии.
        - Вячеслав Иванов, прошу любить и жаловать, - немедленно выдал новичка Пётр.
        - Ого! - с уважением сказал кто-то.
        - Иван?в или Ив?нов? - уточнили с дальнего конца стола.
        Славик опять не понял, в чём тут прикол.
        - Вставать надо? - глухо осведомился он и встал.
        - Сколько у вас стихов?
        - Один.
        - Длинный?
        - Н-нет…
        - Ну… читайте…
        Славик достал и развернул сложенную вчетверо бумажку. Запинаясь, прочёл.
        - Глазами можно посмотреть? - спросил Овсяночкин.
        - Да, пожалуйста… - Славик передал ему листок.
        Руководитель студии упёр локти в стол, взялся за голову и надолго оцепенел над красиво переписанным стихотворением. Остальные тоже молчали. «Ещё один мент родился, - подумалось Славику. - Или даже два».
        Наконец Овсяночкин поднял незрячие глаза, пошевелил губами.
        - Ну что ж… - вымолвил он. - Техника пока ещё, конечно, хромает, но в целом… Давно пишете?
        - Да так… - неопределённо отозвался Славик, однако этого, к счастью, оказалось достаточно.
        - Раз уж рифмуешь «прелесть» и «шелест», - сварливо заметил Овсяночкин, - то и дальше надо, блин, так же чередовать. Как у Ходасевича: «хруст» - «грусть», «мир» - «ширь»… Ну а «дерёв»-то почему через «ё»?
        - Да-да, - озабоченно молвил главный (после маньяка) ёфикатор. - Я думал, мне послышалось…
        - Обычная описка, - вступились за Славика.
        - Какая описка? Там рифма!
        - Неужели «рёв» - «дерёв»?
        - Да нет. Если бы «рёв»! «Вечеров».
        - Правда, что ль?
        - Совсем уже с этой буквой «ё» рехнулись…
        - Так! Народ-точка-ру! - Овсяночкин хлопнул ладонью по стихотворению и, погасив шум, снова обратился к Славику: - Чувствуется, Тютчева вы любите. Это хорошо. Но меру-то, блин, знать надо? Сами смотрите: «…в светлости осенних вечеров…» Потом: «…кроткая улыбка увяданья…» Центонность центонностью, а это уж, блин, прямое эпигонство получается…
        Вячеслав Иванов крякнул и потупился. Честно сказать, стихотворение это он по простоте душевной переписал из Тютчева целиком. Без черновиков и помарок. А что оставалось делать, если никто из знакомых Славика стишками не грешил?
        Рисковал. Конечно, рисковал. Можно сказать, по краешку ходил.
        - «Дерёв»… - недовольно повторил Пётр Пёдиков. - Нет, господа, это профанация. Так нельзя…
        - Лучше переёжить, чем недоёжить… - глубокомысленно изрёк кто-то. - Откуда мы знаем, вдруг этот серийный убийца тоже член литстудии!
        Во внезапно павшей тишине жалобно ойкнул девичий голос. Кое-кто принялся озираться. Кое-кто уставился в ужасе на горбатенького Петра Пёдикова. Тот ощерился и обеспокоенно закрутил хвостиком.
        - А что? - всё так же задумчиво продолжал бритоголовый (ошибочно принятый Славиком за отморозка). - Я считаю, весьма ценное приобретение. Наслушался Петрушу - пошёл всех мочить за букву «ё». Послушает Серёжу - начнёт мочить за ассонансы… Только так грамотность и повышать. Культуру стиха опять же…
        - Васька, чёрт!!! - вскочила широкобёдрая матрона в кожаной лёгкой куртейке и огромном клоунском картузе. - Прекрати! Всю студию распугаешь! Серёжа, скажи ему!
        Сергей Овсяночкин сидел, пригорюнившись и по-бабьи подперши кулаком щёку. Ответил не сразу.
        - Да нет… - молвил он наконец со вздохом. - Чепуха это всё. Ну вот, блин, разбирался Джек Потрошитель с проститутками - и что? Проституция же от этого не исчезла, блин…
        Его прервал истошный женский крик.

* * *
        Первым в коридор, естественно, выскочил Славик. Достигнув вестибюля, столкнулся с давешней яркой блондинкой (секретаршей секретаря Союза писателей, как выяснилось впоследствии). Она как раз набирала воздух для нового вопля.
        - Где? - тряхнув её за плечи, негромко рявкнул молодой опер.
        Дилетант бы непременно начал с дурацкого вопроса: «Что случилось?» Какая разница, что случилось! Ты пальцем покажи, а специалист разберётся.
        Подействовало.
        - Там!.. - в ужасе всхлипнула она, указывая на входную стеклянную дверь.
        - Пошли!
        - Нет!!! - Секретарша упёрлась со взвизгом.
        - Где именно? Быстро!
        - В арке…
        Без сомнения, в виду имелась та арка, что располагалась впритирку со входом в Дом литераторов. Под мышкой, так сказать.
        Выскочить первым на улицу не удалось - в дверях увязли рвущиеся наружу студийцы. Пришлось эту гоголевскую пробку таранить. Вновь возглавив гонку, Славик вбежал в прямоугольный тоннельчик, ведущий с улицы во двор и вскоре споткнулся в темноте о что-то мягкое. Упал, вскочил, выхватил связку ключей с фонариком-брелоком, нажал кнопку. Пушистый синеватый полусвет сделал увиденное особенно зловещим. Оказавшиеся шустрее всех две студийки шарахнулись и взвизгнули - переливисто, как тормоза на перекрёстке. Тело, о которое споткнулся молодой оперативник, принадлежало старому сатиру - тому самому, что недавно пытался лапать в приёмной смешливую блондинистую секретаршу.
        Удручающе знакомая картина. Пробитый затылок, расстёгнутая до пупа рубашка, на груди кровоточивые руны: «АФЕРА». Однако что-то показалось Славику необычным. Что-то на этот раз было не так. Внезапно сообразив, присел на корточки, посветил в упор, вгляделся.
        Вот оно что!
        Точек над «ё» - не было.
        Вместо пятой главы
        Главную свидетельницу опрашивали в осиротевшем кабинете под неподкупным нордическим взглядом беломраморного Пушкина. В помещении пахло корвалолом и грязными носками. Валериана. Те же самые ароматы витали в приёмной, в коридоре, даже в актовом зале - там приводили в чувство двух самых шустрых студиек.
        - Вы точно никого не заметили? - хмуро вопрошал Мыльный. Казалось, он только-только побывал в салоне красоты - звонок Славика вынул старшего оперуполномоченного из ванны, и короткая стрижка, высыхая, свалялась как попало.
        Зарёванная секретарша Руся шмыгала носом и трогала скулы влажным платочком. Губы её разбухли совершенно по-негритянски.
        - Никого там не было…
        - Не было или не заметили?
        Славик тихо сидел поодаль и тоже изображал свидетеля.
        - Откуда я знаю! Темно было… Я об него… об него… споткнулась…
        Секретаршу вновь сотрясли рыдания.
        Сведений пока удалось извлечь немного. Надавав по блудливым рукам ныне покойному Исаю Исаевичу, Руся убедила его идти домой, после чего отключила оргтехнику, надела плащик, заперла кабинет, приёмную и, покинув Дом литераторов, свернула в арку. Где и споткнулась о труп.
        - Стало быть, убийцу спугнули не вы…
        - Да почему вы решили, что его кто-то спугнул?!
        - Потому что, вырезая на груди потерпевшего слово «афера», он не успел поставить точки над «ё». Впервые.
        Руся отняла платочек от скулы и в злобном изумлении уставилась на старшего оперуполномоченного. Истерики - как не бывало.
        - Слово «афера», - отчеканила она, - пишется через «е», и только через «е»! Никакого «ё» там отродясь не бывало!
        Несколько секунд Мыльный пребывал в неподвижности.
        - Ио-о… - только и смог выдохнуть он наконец.

* * *
        В отличие от благообразного полковника Непадло старший оперуполномоченный впадал в бешенство крайне редко. Но если уж впадал… Крепче всего влетело, конечно, редкозубому блондинчику - за психологический профиль.
        Буквы «е» и «ё» в речи Алексея Михайловича так и мелькали, так и мелькали. Припомнил он ботанику прежние промахи, нынешние, выписал чертей и за грядущие. Ишь! «Вырезая на груди жертвы правильный вариант слова, убийца испытывает наслаждение, возможно, даже оргазм…» Ты сначала проверь, козёл, правильный это вариант или неправильный, а там уж об оргазме толкуй!
        Под горячую руку попало и Славику:
        - Филолог хренов! Чему тебя там полтора года учили?..
        - Алексей Михалыч! Меня ж отчислили…
        - И правильно сделали!!!
        А с другой стороны, досталось и Мыльному.
        - Что ж ты? - не удержавшись, молвил ему с упрёком Герман Григорьевич. - Сам говорил, в словарь заглядывал…
        - Я насчёт «жёлчи» в словарь заглядывал, - огрызнулся тот. - А насчёт «афёры» не заглядывал. И я не эксперт! Я - опер… Какой с меня спрос?
        - Слушай… - сказал полковник, озабоченно потирая волевой подбородок. - А тот, который к тебе с повинной приходил… Может, вызвать да ещё раз допросить? Он же все слова через «ё» читал - где надо и где не надо. А первые два убийства тоже через «ё»…
        - А с третьим что делать? Третье-то на него не повесишь! Он в это время ещё у нас в СИЗО сидел. Да и с первыми двумя… Нет, ну, если прикажете, конечно…
        Да, рухнула версия. Осела со всхлипом, как мартовский сугроб. Казалось бы, можно ли придумать что-нибудь хуже гуляющего на воле серийного убийцы? А вот можно, оказывается! Как вам, допустим, понравятся два заочно враждующих маньяка, один из которых пишет на трупе «афёра», а другой в пику ему - «афера»?
        Даже если предположить, что преступник всё-таки один, веселее от этого не станет. Нет, конечно, век живи - век учись. Но не на таких же прописях, чёрт возьми!
        И, что самое печальное, в связи с очевидной безграмотностью как минимум одного серийного убийцы круг подозреваемых расширялся до прежних размеров.

* * *
        Однако обнаружилось и нечто вообще не вписывающееся ни в ту, ни в другую версию. Это нечто представляло собой желтоватую половинку машинописного листа, найденную в рабочем столе покойного Исая Исаевича. Явно фрагмент черновика, поскольку некоторые слова были зачёркнуты или переправлены.
        «Я, Исай Исаевич Кочерявов, - значилось на нём, - секретарь СП, лауреат премии „Родная речь“, автор романов „Пляши, парторг“ и „Дочь мелиоратора“, отвечаю, что слово „афера“ пишется через…»
        Дальше всё было оторвано.
        - В каком же это смысле «отвечаю»? - хищно помыслил вслух Герман Григорьевич. - Отвечаю на ваш запрос или в уголовном смысле?
        - Давненько писано… - заметил Мыльный. - Или бумагу старую взял. Может, на экспертизу отдать?
        - Отдай. А интересная бумаженция, правда? Я вот думаю, не найдётся ли чего похожего у первых двух? У Лаврентия и у этого… Как его? Пешко?..
        Не нашлось.

* * *
        А ну как убийца женщина? И не просто женщина, а именно секретарша Руся? Последняя видела живым. Первая увидела мёртвым. И мотив налицо - по рукам била. Знает, правда, где «е» пишется, где «ё», но могла ведь и нарочно ошибиться, чтобы следы запутать. Со всеми тремя убитыми знакома лично, за одним даже замужем побывала. Имела время припрятать орудия преступления. Крови на плащике и на юбке, правда, не обнаружено, что, впрочем, ни о чём не говорит, кроме как об аккуратности, свойственной большинству секретарш.
        К счастью, сотрудники убойного отдела в отличие от нас с вами, дорогой читатель, к фантазиям не склонны и сомнительную эту версию разрабатывать не стали. Иначе бы неминуемо выяснилось, что любой инструмент, оказавшись в руках Руси, если и становился смертельно опасен, то в первую очередь для неё самой. Попытка самостоятельно забить некрупный гвоздь во что бы то ни было кончалась, как правило, травмой средней тяжести. Точнее и неприличнее всех об этой Русиной способности выразился слесарь, попросивший её однажды что-то там придержать газовым ключом. «Да-а… - с уважением молвил он после того, как ключ сорвался и натворил дел. - Для таких рук и п… варежка».
        Кроме того, забегая вперёд (далеко вперёд, аж за черту эпилога), шепну по секрету, что секретарша Руся и оперуполномоченный Мыльный в конце концов поженились, но, поскольку эта амурная история никак не вписывается в данный детектив, я её со спокойной совестью пропускаю. Как, кстати, и отдельные бытовые подробности из жизни оперов. Ну там распитие спиртных напитков на рабочем месте и всё такое.
        И, раз уж мы с вами, дорогой читатель, начали вести что-то вроде собственного расследования, давайте-ка вычеркнем заодно из списка подозреваемых всех, кто присутствовал тогда на трагически завершившемся заседании.

* * *
        Утром следующего дня в предбанничек перед временно опустевшим кабинетом ступил молодой человек без особых примет, ибо крупное телосложение, склонность к полноте и золотая цепура на бычьей шее особыми приметами давно уже, согласитесь, не являются.
        - Это здесь, что ли, стихи пишут? - прямо спросил он.
        Не отошедшая ещё от вчерашних потрясений Руся всхлипнула и сказала, что здесь. А спустя несколько минут в предбанничке разразилась такая истерика, что услышана была аж в противоположном конце коридора. Прибежавшие на шум круглолицая барменша и благоговейный человек Ваня Пушков застали рыдающую Русю наедине с растерянным посетителем. Юноша озирался и, судя по всему, подумывал, не задать ли дёру, пока чего-нибудь не пришили.
        - Пальцем не тронул… - очумело бормотал он. - Спросить хотел…
        Пока барменша вливала в Русю что-то успокаивающее, Ваня Пушков и неизвестно откуда взявшийся Сергей Овсяночкин попытались увести молодого человека в бар, но тот упёрся, явно полагая за благо как можно скорее убраться от греха подальше. Перед ним извинились, объяснили, что секретарша не в себе, поскольку вчера… Услышав о том, что случилось вчера, молодой человек остолбенел и всё-таки был залучён в бар. От кофе и водки отказался, зато в двух словах изложил, что произошло.
        Всего-то навсего спросил, кто тут главный. Эта ненормальная побледнела и принялась пытать зачем. Упёрлась - и всё тут! Ну он ей и брякнул напрямик: хочу, дескать, у него узнать, где «е» пишется, где «ё». Тут она и того… и забилась…
        Пришлось ознакомить с подробностями. Посетитель выслушал горестную историю с несколько отупелым видом, поморгал.
        - Так главный теперь кто?
        Ему растолковали, что главного теперь будут выбирать, а насчёт «е» и «ё» проще справиться в словаре. Или в интернете. При чём тут вообще глава писательской организации?
        Нет, это молодого человека не устраивало. Там же, в интернете, никто за базар не отвечает!
        Ну, тогда, сказали ему, вот вам, пожалуйста, Сергей Овсяночкин, руководитель литературной студии. В своё время работал корректором - все буковки наизусть помнит. С огромным сомнением юноша оглядел обоих поэтов и от консультации отказался. Соврал, будто зайдёт попозже.
        Хорошо, сказали ему, если вас не устраивает Овсяночкин, есть у нас ещё такой Пётр Пёдиков. Главный, между прочим, ёфикатор, то есть как раз то, что вам требуется. Тут юноша заколебался и, подумав, записал-таки адрес Петра Семёновича.
        - Да-а… - молвил Сергей, когда посетитель отбыл. - Ох бы ему сейчас Исаич наконсультировал… Царство Небесное…
        Ваня Пушков с постным видом наполнил стопки из графинчика, взятого коллегой.
        - Да уж, - кротко примолвил он. - Бывало, скажет так скажет. Скоро, говорит, откроют кингстоны - и тиражи увеличатся!
        - Со шлюзами, что ли, перепутал?
        - Наверно. А начнёшь ему словарь показывать - тебя же отчехвостит. В словарях, говорит, язык мёртвый, а у меня - живой…
        Вернулась барменша. Секретарша Руся, надо полагать, была окончательно приведена в чувство.
        - Вы про Исаича?.. При мне тоже было… Смотрю, таблетку водкой запивает. «Ты что ж, - говорю, - делаешь, Исаич? Она ж не подействует…» «Это ты верно, - говорит. - На фоне спиртного никакие лекарства не страшны…»
        Вот ведь как оно в жизни-то всё выходит! Помянул зазря Исай Исаич Ваню Пушкова, землицы пушистой пожелал, Царства пожелал Небесного, а тут, вишь, сидит живёхонький, хотя и малость замурзанный Ваня Пушков и поминает Исая Исаича. Верно сказал покойный секретарь: «Ну, значит, долго жить будешь, Ваня…» Как в воду глядел.
        - Эх, жизнь… - то ли вздохнул, то ли простонал Ваня Пушков. - Не поставишь точки - режет. Поставишь - тоже режет… Уже и публиковаться боязно…
        - Бли-ин!.. - встрепенулся Овсяночкин. - А помнишь, месяца три назад к Исаичу приходил… тоже такой, блин, с цепью… В кабинете запирались… Помнишь, Вань?
        Благоговейный человек Ваня Пушков возвёл глаза к потолку бара и вроде бы припомнил. А может, вообразил.
        Вместо шестой главы
        В книжном магазине «Буки» было настолько людно, что Славик раздумал заходить внутрь и направился к другому рассаднику культуры, располагавшемуся двумя кварталами выше. Там, однако, творилось и вовсе нечто несусветное, вызвавшее в памяти штурм развалин финансовой пирамиды толпой обманутых вкладчиков.
        А ведь впереди ещё презентация «Ё», чьи листовки раздавали на перекрёстках девчушки в бледно-жёлтых жилетиках!
        - Юноша, - вполголоса окликнула Славика холодноглазая дама, явно отлавливавшая входящих. - Вы не за словарём?
        - За словарём, - признался Славик.
        - Отойдёмте за угол, - предложила она.
        Молодой опер пошёл было за ней, но тут из стеклянных врат магазина на тротуар вывалились двое: сердитый охранник и главный (после маньяка) городской ёфикатор Пётр Семёныч Пёдиков.
        - Ушёл отсюда! - злобно шипел хранитель духовных ценностей. - Резко ушёл! В ментовку сдам…
        - Это вас надо в ментовку сдать! - отважно дребезжал в ответ бывший руководитель литстудии. - Вы - преступники. Вы невинных людей под молоток подводите…
        - Минутку, - сказал Славик даме и двинулся на выручку. - Чего шумишь, земляк?
        Следует напомнить, что молодой опер был юноша крепкий, рослый, чего никак не скажешь о камуфлированном страже культуры, если и превосходившем горбатенького Петра в смысле физических данных, то ненамного.
        - Клиентов пугает! - пожаловался страж.
        - И буду пугать! - с пеной у рта отвечал ему Пётр. - Вы им словари издательства «Абецедарий» подсовываете. А там опечатки! Там «бревенчатый» через «ё»!
        - Мальчики, мальчики… - укоризненно пробасила холодноглазая дама. - Ну что вы дуркуете, как смешные? Отойдёмте за угол…
        - А вы! - ощерившись, повернулся к ней Пётр. - Вы вообще контрафактом торгуете! У вас все словари левые…
        Самое разумное, что можно было предпринять в подобной ситуации, это увести Петра подальше от торговой точки. Поначалу тот артачился, упирался, потом смирился и позволил препроводить себя до ближайшей кафешки.
        - Что пить будем? - спросил Славик, усадив собрата по перу за столик и присаживаясь напротив.
        - Кофе, - бросил тот. - Только, пожалуйста, мужского рода, а не среднего.
        Словно кастрюля с массивным донцем, сию минуту снятая с огня, он ещё фыркал и побулькивал.
        - Мерзавцы! - сдавленно возмущался Пётр. - Нет, я понимаю, если бы речь шла о грамотности! Но тут же о жизни и смерти речь… Всё равно что поддельными лекарствами торговать! Вот… - Он полез в матерчатую наплечную сумку и достал оттуда листы с выведенным на принтере текстом.
        - Что это?
        - Список словарей, которыми, возможно, пользуется маньяк.
        - Где взял?
        - Что значит «где»? Сам составил.
        - Дай глянуть…
        - Пожалуйста.
        Список был обширен и, видимо, включал все нынешние вокабулярии, где слово «жёлчь» увенчивалось точками, а слово «афера» - ни в коем случае.
        - А насовсем?
        - Прошу! - И Пётр Пёдиков сунул Славику ещё пяток экземпляров. - Будет возможность - к дверям магазина прилепите. Двоечники…
        Тут принесли капучино и Пётр смягчился: с блаженной улыбочкой ссутулился над чашкой и прикрыл подслеповатые глазёнки, вдыхая кофейный аромат.
        - Собственно, любая языковая реформа - очередная уступка двоечникам, - печально молвил он, не отверзая вежд. - Помяните мои слова, Вячеслав, узаконят скоро и «звонит», и «ложит».
        Славик сочувственно покивал, хотя, правду сказать, сам зачастую употреблял оба неузаконенных словца. Нет, правильная форма была ему известна - просто не хотелось выделяться из коллектива.
        - А вот вы, ёфикаторы, - закинул он наудачу. - Как вы относитесь к этому маньяку?
        - Знаете, - загадочно обронил Пётр. - После сегодняшнего столпотворения в магазинах я уже не убеждён, что это именно маньяк. В смысле - маньяк-одиночка.
        - А кто же? - ошалело переспросил Славик. - Банда?
        - Да, - со вздохом подтвердил ёфикатор. - Не исключено, что мы имеем дело с конкурирующей организацией, ставшей на путь орфоэпического терроризма.
        - Какого?!
        - Орфоэпического, - твёрдо повторил Пётр. - И, обратите внимание, Вячеслав, метод-то - действенный. Видели, как раскупать кинулись?
        - Так может, это просто торговая акция? - пошутил Славик. - Залежались словари на складах…
        Пошутил - и задумался.

* * *
        Пока ты не знаешь, как называется явление, оно, можно сказать, не существует. Но вот слово произнесено - и мир становится иным. Орфоэпический терроризм. Аж мурашки вдоль хребта побежали. Мало нам было вахабитов!
        И ведь что удивительно: чем благороднее цель, тем более безобразные средства используются для её достижения. Чадолюбие - и то приводит к жертвам. В позапрошлом году, например, издатели, борясь за право печатать учебники, просто перестреляли друг друга - вот вам и всё чадолюбие.
        - Гражданин Пёдиков Пётр Семёнович?
        Славик вскинул глаза и к удивлению своему обнаружил, что прямо перед их столиком стоит невесть откуда взявшийся шеф в сопровождении Сани по прозвищу Карубция. Оба опера выглядели несколько озадаченными. Должно быть, не ожидали застать коллегу за распитием кофе с Петром Пёдиковым. Хотя, с другой стороны, чего тут неожиданного-то? В конце концов Мыльный сам дал установку сотруднику: подружись, расспроси…
        Бывший глава литературной студии обречённо встал.
        - Можно? - робко осведомился он и в два судорожных глотка допил свой капучино.
        - Пройдёмте с нами, - буркнул Мыльный, затем, поколебавшись, повернулся к Славику. - Вы - тоже…

* * *
        Допрашивали гражданина Пёдикова Петра Семёновича в том же помещении, откуда днём раньше изгнали с позором безграмотного лжеманьяка. Славик тихо сидел поодаль и вот уже второй раз за истекшие (или истёкшие?) сутки вновь изображал свидетеля. А может быть, даже и сообщника.
        - Ваша фотография? - методично потрошил задержанного Алексей Михайлович Мыльный.
        Тот сорвал очёчки (рискнём предположить, что слово это всё-таки пишется через «ё»), протёр стёкла краешком свитерка и водрузил вновь. Всмотрелся, погрустнел.
        - Да, моя…
        - На снимке указано точное время и дата. Что вы делали позавчера в интернет-кафе «У Билла Г.» в пятнадцать ноль восемь?
        - Отправлял письмо, - с обречённой улыбкой отвечал ёфикатор.
        - Кому?
        - Вам.
        - Вот это? - И задержанному была предъявлена распечатка послания, подписанного Jack the Ripper.
        - Да… - всё с той же ласковой улыбкой приговорённого откликнулся самозванец Джек.
        - Что вас побудило его отправить?
        Улыбка стала ещё беспомощней и очаровательней.
        - Понимаете, - мигая подслеповатенькими глазками, объяснил ёфикатор, - мне хотелось помочь вам в расследовании, направить на верный след… Я знаю! - вскричал он, прижимая к воробьиной груди желтовато-розовые лапки. - Ваш опыт несопоставим с моим, но, признайтесь, ведь с подобными мотивами преступления вы тоже сталкиваетесь впервые… И обратите внимание, - встревоженно добавил горбатенький Jack the Ripper, нервно пощипывая мочальную, аккуратно подстриженную бородку, - я нисколько не претендовал на незаслуженную мною славу, поскольку использовал аллоним…
        - Что-что использовал?
        - Аллоним. То есть подписался чужим именем.
        - В смысле - псевдоним?
        - Нет. Псевдоним - вымышленное имя, а аллоним - реально существующее.
        Сунуть этого ботаника в камеру к матёрым уголовникам - ох, показали б ему там «аллоним»! Впрочем, нет, не стоит… Живым он оттуда точно не выйдет.
        - Вершков нахватался, - презрительно сказал Мыльный, - словечек учёных надёргал… А школьную-то программу подзабыл, а? Стыдуха…
        - Простите, не понял… - пролепетал Пётр.
        Старший опер взял чистый лист и размашисто начертал на нём слово. Большими буквами. Перевернул, предъявил.
        - Зачитай!
        - Афера… - озадаченно помигав, зачитал задержанный.
        - Так какого ж ты рожна, - ласково и жутко спросил Мыльный, - на первой жертве «АФЁРА» вырезал? Грамотей, твою ёфикацию!..
        Пёдиков отшатнулся и онемел.
        - В словарь лень заглянуть? - продолжал Мыльный, не давая гражданину Пёдикову опомниться. - Других учишь, а сам ошибки на трупах делаешь?..
        Да уж, что-что, а на пушку брать Алексей Михайлович умел виртуозно. Умел и любил. Причём выходило это у него обязательно в каком-то, знаете, педагогически-менторском гоне. Вызовет, бывало, подследственного, одарит устало-насмешливым взглядом.
        «Ну что, второгодник?» - спросит.
        «А чо это я второгодник?» - взъерепенится тот.
        «А кто ж ты? Какой вес нужно привязывать к мёртвому телу, чтобы потом не всплыло? А ты какой привязал? На уроках надо было сидеть, а не прогуливать!..»
        Разобидит, втянет в спор, сам увлечётся, карандашик схватит, сидят оба, вычисляют, а убийца-то, считай, сознался уже.
        Не зря же передавалась из уст в уста нетленная фраза, якобы брошенная в досаде Мыльным уже расколотому рецидивисту: «Да погоди ты с признанием со своим! Досказать дай!..»
        Однако в данном конкретном случае приёмчик не сработал.
        - Я… - дрогнувшим голосом начал Пётр.
        - Ну?!
        - Я… Я не мог вырезать на трупе «АФЁРА»… - Ёфикатор задыхался. У него даже зубы слегка дребезжали, и не подумайте, что от страха - от негодования. - Вы вправе обвинить меня в чём угодно… только не в этом…
        - Ага! Значит, вырезал «АФЕРА», а потом шёл какой-нибудь бомж и точки поставил? Так?
        Пёдиков молчал. Вид у него был не столько пришибленный, сколько оскорблённый.
        - Вот вы пишете, - скучным голосом продолжил Мыльный, снова беря в руки распечатку электронного письма. - «Я и впредь намерен уничтожать тех, кто уничтожает мой Великий и Могучий, Правдивый и Свободный Русский язык. Я и впредь намерен уродовать тех, кто уродует Его…» То есть с орфографией вы согласны?
        - С-с… какой?
        - Того слова, что на трупе… На первом трупе.
        - Н-нет…
        - А что же тогда пишете?
        - Понимаете… - принялся выпутываться Пётр. - Об убийстве я узнал из газет. А в газетах буква «ё» не употребляется. У них там, я слышал, даже программы такие есть, чтобы не пропускать… при вёрстке…
        - Что за газета?
        - «Провинциальные вести».
        Старший опер насупился, посопел.
        - Ваше? - спросил он, предъявляя списки словарей, изъятые у Петра и у Славика.
        - Моё.
        - Откуда это у вас?
        - Сам составил.
        - Так… - процедил Мыльный, поворачиваясь к сотруднику. - Проводите гражданина Пёдикова Петра Семёновича в следственный изолятор…
        - В изолятор? - с тревогой переспросил тот.
        - А вы как думали? - холодно молвил опер. - Ваше электронное письмо - по сути, признание. Будем разбираться. Ведите. А я пока потолкую со вторым задержанным…
        - Поверьте, Вячеслав тут вообще ни при чём! - всполошился ведомый к дверям Пётр. - Он меня всего лишь кофе угостил…
        - Разберёмся.
        Ёфикатора вывели.
        - Ну что, Славик… - мрачно изрёк старший опер, когда они остались наедине. - Считай, что задание у тебя прежнее…
        Вместо седьмой главы
        И всё-то у нас абы как, и всё-то у нас, я извиняюсь, через колено! Даже в следственном изоляторе. Судите сами, в соседней камере давка, как в общественном транспорте, а и той, куда поместили ёфикатора, - ни души. Словом не с кем перекинуться! Только аж через полчаса сунули туда ещё одного человечка. И, что самое замечательное, человечком этим оказался Славик.
        - Во попали, - невесело ухмыльнулся он, присаживаясь на край койки. - Слышь, а это правда, что ль, ты послал?
        Ответом был судорожный прерывистый вздох, равносильный чистосердечному признанию.
        - Боже мой, Боже мой… - униженно проскулил Пётр. Как же я подставился с этим письмом!..
        - Да уж, - сказал Славик. - Подставился так подставился.
        - Неужели правда, что «афера» на трупе была через «ё»?
        - Говорят, правда…
        - Боже мой… А я, выходит, одобрил, да ещё и в письменном виде! В интернет выложил…
        - Слышь! - не выдержал Славик. - Ты о чём думаешь вообще? Ты оглянись, куда ты попал! Куда мы оба по твоей милости попали…
        Пётр огляделся. Интерьер подействовал на него удручающе.
        - Вячеслав, - надломленным тенорком обратился бывший руководитель литературной студии, - я, безусловно, виноват перед вами… И зачем вы только пригласили меня в эту кафешку?
        - Да я-то - ладно, - раздумчиво молвил подсадной поэт. - Проверят и выпустят. А ты как выбираться будешь?
        - По третьему убийству у меня алиби.
        - А по первым двум?
        - Мне кажется, вполне достаточно одного…
        - Кажется! - всхохотнул молодой опер. - Хотя… По первому ты тоже, считай, отмазался. Остаётся второе.
        - А по первому почему отмазался?
        - Потому что там «афера» через «ё»…
        Пётр Пёдиков болезненно охнул и зажмурился. Не иначе вновь переживал свой позор. Потом сделал над собой усилие, открыл глаза, собрался с мыслями.
        - То есть вы полагаете, что убийц всё-таки несколько? И был общий план?
        - Почему! Могли и собезьянничать. У них ведь там охраны авторских прав нету…
        Пётр молчал.
        - Или что другое припаяют, - озабоченно предположил Славик. - Как тебе вообще такое в башку взбрело? Это ж всё равно что позвонить, будто бомбу в школе заложили…
        - Но ведь заложили же!!! - возопил узник. - И неизвестно, под кем она в следующий раз взорвётся!
        - На фиг было на себя всё брать?!
        - А что вы предлагаете, Вячеслав? Ну написал бы я правду: так, мол, и так, хочу помочь расследованию, версию вот придумал… Но это же то, что у нас называется «самотёк»! Очередное письмо от очередного графомана… Их даже до конца никто не читает!
        Расстроился - и вновь умолк.
        - Нет, интересное дело! - возмущённо заговорил Славик. - А когда настоящие бомбы в дома закладывали? Ты тоже признания в ментовку посылал?
        - Нет, конечно, - со вздохом отозвался Пётр. - Мне бы это и в голову не пришло.
        - А сейчас пришло?
        - Сейчас пришло. Понимаете, Вячеслав, возможно, я действительно в чём-то виноват. Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся. Может быть, я своей пропагандой вызвал у кого-то приступ орфоэпического бешенства… Вы такого не допускаете? - Он сделал паузу и, не услышав ответа, пугливо продолжил: - Скажем, какой-нибудь молодой человек принял всё близко к сердцу…
        - И пошёл мочить за букву «ё»?
        - По нашим временам? Почему бы и нет? Если убивают за иной цвет кожи, за иной разрез глаз, за акцент наконец… - Внезапно Пётр поперхнулся и тоненько захихикал.
        - Э! - встревожился Славик. - Ты чего?
        - Нет, ничего… Просто пришло в голову, что я и впрямь плагиатор. Взял вот и нагло приписал себе чужие убийства.

* * *
        Внешность у полковника Непадло, как уже упоминалось выше, была весьма благообразная. Чувствовалось, что и на излёте лет Герман Григорьевич сохранит, а то и приумножит мужественность черт и благородство седин. Вообще замечено: чем больше гадостей человек натворил в течение жизни, тем величественнее он выглядит в старости. Исключения крайне редки.
        Итак, сухощавый, подтянутый, седоватый полковник Непадло озабоченно мыслил. Плотный взъерошенный опер Мыльный терпеливо ждал, когда тот покончит с этим неблагодарным занятием.
        - Орфоэпический терроризм… - с уважением повторил наконец полковник. - Слушай, а ведь это выход.
        - Из чего?
        Полковник вспылил и прямо сказал, из чего.
        - Если это не маньяк-одиночка, - продолжил он чуть погодя и более рассудительным тоном, - если это действительно орудует группировка…
        - Союз ёфикаторов? - глумливо предположил Мыльный.
        - А у тебя есть кто-то ещё на примете?
        - Какие ж из ёфикаторов террористы? - хмыкнул опер. Да и потом! «Афера» - ладно. Но «афёру»-то им не пришьёшь - народ грамотный…
        - А если две группировки - так даже лучше… - загадочно изронил полковник.
        - В смысле?
        - Да вот думаю, - признался Герман Григорьевич, с кряхтением потирая волевой подбородок, - не слить ли нам это дело в ФСБ?
        Старший опер поглядел на него с любопытством.
        - А было такое хоть раз, чтобы они у нас дело забрали?
        - Ни разу, - сокрушённо сказал полковник Непадло. - На моей памяти - ни разу. Но попробовать-то можно…
        Вероятно, дорогой читатель, диалог двух милиционеров, как и все предыдущие их диалоги, покажется вам ненатуральным и филологически недостоверным, однако передать их речь по-другому, ей-богу, никак невозможно. Были попытки, были - и все неудачные.
        Скажем, пару лет назад случилось так, что интересы убойного отдела и помянутого выше ФСБ пересеклись, в результате чего служебный разговор по телефону между Мыльным и Непадло был записан, отшифрован и любезно (хотя и не без ехидства) передан коллегам контрразведчиками в распечатанном виде. Вот отрывок:
        Непадло. Ну что там НЦВ с этим НЦВ?
        Мыльный. Да всё НЦВ, только НЦВ, Герман Григорьич, НЦВ.
        Непадло. А НЦВ?
        Мыльный. НЦВ там с ним НЦВ?! Он НЦВ НЦВ НЦВ…
        И так далее. Если кто не знает, то аббревиатура НЦВ означает «нецензурное выражение».
        Словом, полагаю, вы простите меня за то, что мои герои изъясняются несколько дистиллированным, зато вполне приличным языком. Если уж на то пошло, что есть современная проза? Попытка перевода с матерного на литературный.
        - Не возьмут, - решительно сказал Мыльный. - Оно им надо вообще?
        Подобно большинству ментов, к эфэсбэшникам он питал ярко выраженную неприязнь, причём вовсе не за издевательскую распечатку подслушанного разговора. Год назад представили старшего опера к награде за очередную феерическую поимку. Решил он с коллегами это дело обмыть. И, надо же такому случиться, подсел к ним за столик изменник Родины. Ну, из тех, что продают секреты за бугор и ни с кем не делятся. То ли нюх потерял, то ли со следа сбить хотел - неясно. Принял на халяву сто грамм, поболтал о том, о сём и отчалил. Тут же к столику подходят двое атлетически сложённых молодых людей, которые там, как потом оказалось, негодяя пасли, и предлагают следовать за ними. Это ментам-то!
        Сперва представители обеих силовых структур принялись конаться, у кого корочки круче. Потом вывалились общей гурьбой из ресторанчика и схватились врукопашную перед входом. В итоге один контрразведчик навеки приобрёл особые приметы на скуле и переносице, а другого пришлось извлекать из развилки между древесными стволами.
        К счастью, Мыльным и его командой в убойном отделе к тому времени уже дорожили. Выгнать - не выгнали, даже в звании не понизили, но представление к награде порвали в клочки на глазах у дебошира. Лично генерал рвал. Одного только полковника Непадло и наградили.
        - Больше суток этого недоумка я держать не могу! - сердито предупредил Мыльный.
        - Кстати, что он? - встрепенулся полковник.
        - Славик с ним работает… - нехотя отозвался опер.
        Беседу начальника с подчинённым прервал телефонный звонок.
        - Слушаю, - сказал в трубку Герман Григорьевич. - Что значит изловили?.. Кто изловил? Гражданские лица?.. - Хрящеватый кадык полковника судорожно дёрнулся. - А с чего решили, что маньяк? Ах, на бильярде… Не сильно хоть изувечили?..
        Выслушав ответ, положил трубку, поиграл желваками.
        - Теперь ещё шпиономания начнётся, - зловеще предрёк он.
        - Маньякомания, - не менее зловеще поправил Мыльный.

* * *
        Гулкий лязг тюремного засова - это, конечно, штамп. И если бы только литературный! Такое впечатление, будто железные двери в камерах проектировались в специализированной особо секретной шарашке, причём внимание их создателей было в первую очередь обращено на акустику, и лишь потом уже на прочность.
        Итак, гулко лязгнул неизбежный литературный штамп - и в следственный изолятор был помещён третий задержанный, взглянув на которого Пётр и Славик малость ошалели, ибо им оказался не кто иной, как Сергей Овсяночкин. Под левым глазом руководителя литературной студии неспешно дозревал небольшой синяк, а по правой щеке пролегала свежая царапина.
        «Неужели с допроса?» - потрясённо подумал Пётр.
        Более осведомлённый Славик, разумеется, так плохо о своих сослуживцах не подумал (бьют чисто, без синяков), но озадачен был не меньше маститого собрата по перу.
        В свою очередь, вошедший уставился на обоих сокамерников, затем открыл рот и в грубой нецензурной форме, неожиданной в устах лирического поэта и редактора детского журнала «Кренделёк», выразил злобное изумление.
        - За что, блин, сидим? - ядовито полюбопытствовал он, вновь перейдя на относительно литературную речь.
        - Я - маньяк, - грустно представился Пётр. - А Вячеслав - не знаю. Наверное, мой сообщник…
        - Какой ты, блин, маньяк? - жёлчно отозвался Овсяночкин. - Маньяк нашёлся! Это я - маньяк, а ты… - Не договорил и, болезненно морщась, принялся ощупывать нижнюю челюсть.
        Картавость его после безвинно принятых побоев заметно усилилась. Кроме того, от поэта явно несло спиртным. Из запоя Сергей, надо полагать, так и не вышел.
        - Баба на бильярде, - расстроенно сообщил он, осторожно дотронувшись до царапины на щеке, - хуже, чем баба на корабле. Детей рожай! Ужин мужу готовь! Нет, блин, прутся на бильярд…
        Затем узники обменялись горестными историями.
        И пусть то, что произошло с Сергеем Овсяночкиным, послужит вам уроком: играя в «американку», он имел неосторожность поправить противника, дескать, говорить следует не «киём», а «кием», за что хлёстко получил в ответ совершенно безнравственную рифму к одному из этих слов. И нет бы ему прикусить язык - не удержался поэт, подначил, да ещё и под руку:
        «А ну как маньяк услышит?»
        Партнёр поперхнулся - и скиксовал.
        «Сам ты маньяк!» - в сердцах бросил он, после чего все в бильярдной, в том числе и девушка за соседним столиком, невольно прислушались к их разговору.
        На свою беду именно в этот миг Сергей поймал кураж: с треском положил дуплет, потом свояка в среднюю лузу и, завершив партию авантюрнейшим абриколем, стал на радостях говорлив.
        «А что? - молвил он, победно опершись на кий. - Почему бы не допустить, блин…»
        И - походя, играючи - выстроил общую теорию маньячества, о которой столь долго мечтали криминалисты. Был ли тому причиной талант Сергея Овсяночкина (сказано же, что фантастика есть продолжение поэзии иными средствами), или же долгое потребление спиртных напитков аптекарскими дозами и без закуски, но речь его прозвучала настолько убедительно, что присутствующие оцепенели, а он, дурачок, этим спасительным мгновением не воспользовался.
        В итоге - синяк, в итоге - царапина, в итоге - ушибленная нижняя челюсть и ещё шишка на самой маковке от удара бильярдным кием. Или киём. Смотря с чем рифмовать.
        - М-да… - заключил со вздохом Пётр Пёдиков, дослушав исповедь до конца. - В целом, конечно, мысль здравая: если перебить всех грамотных, обязательно пришибёшь и маньяка… Во всяком случае, одного из двух…
        - А что за теория? - с интересом спросил Славик.

* * *
        Общая теория маньячества, оглашённая Сергеем Овсяночкиным в бильярдной торгового комплекса «Комма» и воспроизведённая затем в следственном изоляторе, открывалась злобными нападками на человеческую личность.
        Что мы о себе возомнили? Кто мы такие? По какому праву полагаем себя главной ценностью? Язык живёт тысячелетия, а мы даже до ста лет дотянуть не можем. Неясно ли, что отдельная особь не имеет самостоятельного значения - она всего лишь клеточка огромного организма, именуемого языком. Человек может заниматься чем угодно: срубать бабки, строить дворцы, изобретать велосипеды - однако настоящая его задача одна: породить собственное подобие и передать ему язык в целости и сохранности.
        Наша вера в уникальность человеческой личности поистине трогательна. Мы никак не желаем понять, что, будь каждый из нас незаменим, жизнь бы остановилась.
        Гордыня, господа, гордыня!..
        Однако случая ещё не было, чтобы Сергея Овсяночкина не перебили на самом патетическом месте.
        Единица! Кому она нужна?! -
        с пафосом процитировал Пётр Пёдиков пламенные строки революционного поэта. -
        Голос единицы тоньше писка.
        Кто её услышит? Разве жена!
        И то если не на базаре, а близко…
        Славик также был в некотором замешательстве.
        - Так ты о языке или о народе? - уточнил он.
        - Без разницы! - отрубил Овсяночкин.
        - Как это?..
        - Видите ли, Вячеслав… - интеллигентно заблеял со своей шконки задержанный Пёдиков. - Были времена, когда слово «народ» и слово «язык» означали одно и то же. Скажем: «Пришёл Бонапарт и привёл с собой на Русь двунадесять языков…» То есть привёл армии двенадцати покорённых им стран. Или, допустим, кто такие язычники? Нехристи. То есть народы! Народы, до которых ещё не добрался свет истинной веры… Так что в этом смысле Серёженька совершенно прав.
        Недоучка-филолог издал недоверчивое мычание.
        - А если опираться на генетику, - ласково пояснил Пётр, - придётся изъять из русской литературы почти всех наших классиков. Репатриировать Лермонтова в Шотландию, Тургенева - в Калмыкию, а уж куда выслать Владимира Ивановича Даля - даже и не знаю, столько в нём разных кровей намешано… Нет-нет, Вячеслав, даже не сомневайтесь: народ - это язык. А язык - это народ.
        - Народ-точка-ру! - неистово призвал всех к молчанию Сергей Овсяночкин.
        И камерное заседание литстудии продолжилось.

* * *
        Итак, язык есть единый организм. И подобно всем организмам он подвержен старению и недугам. Если в какой-либо его клеточке случается информационный сбой и она вместо «жёлчь» начинает выдавать «желчь», это болезнь. Язык чувствует недомогание и вынужден принимать меры. Но какие меры может он принять? Удалить или, допустим, прижечь поражённую клеточку язык не в силах, поскольку, простите, ни ручек, ни ножек у него в наличии не имеется. Зато многочисленные ручки и ножки имеются в наличии у его носителей, то есть у нас с вами. А поскольку язык и мышление - в сущности одно и то же…
        - Почему одно и то же? - не понял Славик.
        - Потому что логические структуры, - просветил сообщника Пётр Пёдиков, - выявляются лишь путём анализа языковых выражений.
        - Это где ж ты такую дурь вычитал?
        - В учебнике логики для юридических вузов, - любезно информировал скромный серийный убийца.
        Крыть было нечем.
        - Народ-точка-ру!..
        - Слушаем, Серёженька, слушаем…
        Итак (продолжал поэт), поскольку язык и мышление - в сущности одно и то же, мы имеем право предположить, что он способен мобилизовать свои здоровые клеточки на борьбу с клеточками поражёнными. Практически это происходит так: услышав неправильное речение, человек, призванный языком в ряды защитников, испытывает жгучее желание уничтожить безграмотного субъекта. И уничтожает.
        - Минутку, минутку!.. - Теперь уже возмутился Пётр Пёдиков. - Если язык, ты говоришь, может полностью овладеть человеческим сознанием, к чему все эти излишества? Пусть овладеет сознанием того, кто его коверкает, и учинит ему инсульт! Или, скажем, заставит совершить самоубийство… Зачем подключать кого-то ещё?
        Судя по тому, с каким блеском Сергей Овсяночкин парировал это довольно каверзное возражение, предъявлено оно ему было не впервые.
        - Стало быть, блин, приходится допустить, - объявил поэт, - что над повреждёнными носителями язык уже не властен. Вышли из-под контроля, блин! Иначе бы он просто заставил их всё произносить правильно… Ну? И как вам, блин, версия в целом?
        - Знаешь, - искренне признался Славик, глядя на дозревший синяк и запёкшуюся царапину. - По-моему, ты ещё легко отделался.
        В следующий миг железная дверь завыла, загрохотала, залязгала - и в камеру заглянуло суровое рыло под милицейской фуражкой.
        - Иванов!..
        - А чего я? - весьма натурально пробухтел Славик, поднимаясь с койки.
        - На выход! Чего…
        Вместо восьмой главы
        Несмотря на то, что именно Алексей Михайлович Мыльный первым заподозрил роковую роль буквы «ё» в расследуемом деле, сам он, честно сказать, давно уже готов был послать куда подальше всю эту филологию с психологией. Три убийства совершены в течение недели на территории Центрального района предположительно одним и тем же лицом. Причём около восьми часов вечера - видимо, по пути домой. Не исключено, что со службы. Наиболее многообещающим старшему оперуполномоченному представлялось убийство номер два. Судите сами, Неудобняк и Кочерявов - личности достаточно известные. Речения Лаврентия слышала вся область, да и Исай Исаевич не раз выступал по местному телевидению, а вот неприметного Николая Пешко знали немногие. Этих немногих и перебирали сейчас орлята Мыльного.
        Было, было, с чем работать, лишь бы не дёргали.
        Дёргали, однако, сильно.
        Честно говоря, будь воля Алексея Михайловича, немедленно бы вышиб из следственного изолятора обоих стихоплётов и бросил Славика на подмогу тому же Костику. Однако против начальства шибко не попрёшь, а оно, родимое, в последние дни буквально свихнулось на всех этих ёфикаторах. И кто его, Мыльного, за язык тянул! Хотя и сами бы со временем допёрли…
        Вызвав Славика в кабинет, старший опер выслушал его с кислым видом, после чего вернул под замок.
        - Дурики твои курят? - спросил на прощание.
        - Пётр - нет, а Овсяночкин - как паровоз…
        - Тогда возьми, угостишь, - буркнул опер, извлекая из ящика стола три сигареты (разных марок) и пяток спичек. - Скажешь, пока вели, по дороге стр?льнул…
        - Стрельн?л, - машинально поправил Славик. Сказывалось долгое пребывание в одной камере с литераторами.
        Последовала страшная предынфарктная пауза. Взгляд старшего оперуполномоченного был невыносим.
        - Слушай, а на кой ты вообще уходил из универа?.. - казняще-вкрадчивым голосом осведомился наконец Алексей Михайлович. - Чего тебя в Высшую следственную понесло?.. - И, не дожидаясь ответа, буркнул: - Иди работай…

* * *
        За время отсутствия Славика страсти в полупустом следственном изоляторе накалились настолько, что сокамерники даже забыли поинтересоваться, куда и зачем таскали их товарища.
        - Почему нет? - запальчиво вопрошал Сергей Овсяночкин. - Почему, блин, нет? Личность Джека Потрошителя до сих пор не установлена. Почему не допустить, что человек он был грамотный? Его просто раздражал, блин, жаргон проституток! Его, блин, сводило с ума то, что они творят с английским литературным языком…
        - Но сам-то он считал, что убивает их по другой причине!
        - Да мало ли, что он, блин, считал! Он, блин, был всё равно что под гипнозом! А ты знаешь, как изобретательны загипнотизированные в плане мотиваций?..
        Услышав знакомое слово «мотивации», Славик подсел поближе.
        - Не помню, где читал, но ты послушай! - продолжал Овсяночкин. - Домашний сеанс гипноза. Погрузили девушку в транс. Дали установку, что, проснувшись, она публично, при всех поцелует друга своего брата. Проснулась. Приятель с братом играют в шахматы. Девушка начинает болеть за приятеля (а в шахматах сама, блин, ни уха ни рыла!). Приятель выигрывает. Девушка на радостях его целует. И докажи ей теперь, блин, что она выполняла установку гипнотизёра!..
        - А если бы проиграл?
        - А если бы проиграл, она бы его, блин, чтобы утешить, поцеловала!..
        - Ребят! Вам к психиатру не пора? - задумчиво осведомился Славик.
        Очнулись.
        - Пора-пора. Давно пора, - с очаровательной улыбкой успокоил его Пётр. - Кстати, а где вы были, Вячеслав?
        - По-моему, у следователя…
        - И что?
        - Похоже, к утру нас отсюда выгонят, - уклончиво отозвался Славик.
        - Куда?
        - На волю.
        - Так сейчас что? Ночь?
        - Вечер… - Молодой опер полез в карман и бережно, чтобы, упаси бог, не сломать, высвободил разрозненные сигареты и спички. - Вот. Пока вели, настрелял…
        Сергей Овсяночкин ошалело уставился на пронесённое тайком сокровище.
        - Пётр! - потрясённо вымолвил он. - Его надо срочно принимать в Союз писателей… И пишет, блин, классно! Считай, две рекомендации уже есть…
        С этими словами поэт сгрёб трясущимися руками курительные принадлежности и удалился в уголок, чтобы не дымить на виду.
        - Странно, - заметил Пётр. - А почему первым вызнали именно вас, Вячеслав? Вроде бы вы здесь вообще с боку припёка…
        - Ничего странного, - хмуро признался тот. - Я ж слушатель Высшей следственной школы…
        - Вот звери! - ахнул ёфикатор. - Это что ж они, даже своих их хватают?
        - Если бы только хватали! - проворчал Славик. - Бывает, что и сажают…
        И не соврал. Помнится, в бытность его слушателем трое перед самым выпуском загремели за наркоту на всю катушку.
        Благоухая никотином, вернулся Овсяночкин. Был он умиротворён и почти не агрессивен.
        - Так что ж, по-твоему, получается? - спросил его Пётр, - Получается, что маньяк выбирает жертву… э-э… по стилистическому признаку?
        - Не он выбирает. Выбирает язык. А маньяк - это лишь его орудие, блин! Маньяк одержим языком, понимаешь?
        - Ага! Значит, идёт он по улице, слышит кодовое слово… то есть вопиющую, с его точки зрения, безграмотность… поворачивает, следует за этим человеком…
        - Примерно так.
        - То есть орудием может стать любой? Сегодня ты, завтра я, послезавтра Вячеслав…
        - Несомненно!
        - Почему же всегда становится кто-то один?
        - Н-ну… возможно, слабое звено… Или рецидив… А может, ментовка спихивает всё на кого-то одного!
        - Выкрутился… - с уважением молвил Пётр. Подумал и зашёл с другого края: - А слабенькая, выходит, у языка защита! Ну, сколько безграмотных может уничтожить один маньяк? Сотню, полторы…
        - В мирное время - да, - несколько зловеще согласился Сергей Овсяночкин.
        - А в военное?
        - Я имею в виду: во время гражданской войны, - уточнил тот. - Когда маньячество становится массовым явлением. Вот, допустим, ты, блин, офицер врангелевской контрразведки. Привели к тебе непонятно кого - в лохмотьях, в опорках… Ты что, блин, по манере речи не определишь, кто перед тобой: беглый приват-доцент или красный комиссар?
        - Хм… - только и смог сказать Пётр Пёдиков.
        - Или, напротив, ты - чекист. Ты, блин, нутром должен чуять, что перед тобой классовый враг, в какие бы отрепья он ни нарядился. А нутром - это как? Да точно так же: прежде всего по лексике, блин, по построению фразы…
        - Позволь, позволь! - спохватился Пётр. - Ненормативная речь-то была скорее у красных, чем у белых!
        - Это до гражданской, - объяснил Овсяночкин. - А победив, исключение стало правилом…
        - То есть, по-твоему, гражданская война - это схватка двух языков: старого и нового?..
        - Конечно!
        - А маньяк, стало быть… Или нет, у тебя ведь получается два маньяка? Ё-маньяк и е-маньяк… Странно как-то ведёт себя язык, ты не находишь? За одну-единственную букву устраивает кровопролитие, а всё остальное пропадай пропадом?
        Ответить Сергей не успел. Железная дверь вновь отозвалась на лязг выбиваемого засова грохотом и воем. Однако на сей раз, кроме сурового рыла под милицейской фуражкой, глазам узников предстала не менее суровая физия Санька по прозвищу Карубция.
        - Не понял, - озадаченно сказал он. - А эта что здесь делает?
        Наверное, следует напомнить, что благодаря куцему хвостику на затылке Пётр Пёдиков напоминал со спины скорее старушку, чем старичка, а сидел горбиком к двери. Однако уже в следующий миг он обернулся, явив мужское своё естество в виде мочальной коротко подстриженной бородки.
        Саня крякнул и стал ещё суровее.
        - Все трое - на выход, - скомандовал он.
        Узникам вернули изъятое при задержании, заставили расписаться, что претензий не имеют, и, не дожидаясь утра, вышибли на свободу с чистой совестью. Личным распоряжением старшего оперуполномоченного. Надо полагать, в соседней камере следственного изолятора уже яблоку некуда было упасть.

* * *
        Насчёт вечера Славик, конечно, малость загнул - даже фонарей ещё не включили. Большая и красивая буква «ё», напылённая из баллончика на цоколе жилого дома, смотрелась в прозрачных сумерках достаточно чётко.
        - Потом ещё татушки, блин, пойдут, брелоки… - ворчливо напророчил Сергей Овсяночкин.
        И, как это часто бывает с поэтами, оказался совершенно прав. Откуда в последующие дни взялось такое количество буковок «ё» на цепочках, трудно даже предположить. Ну не заранее же их, в самом деле, изготовили! Латунные, оловянные, серебряные, золотые… Попадались и с брюликами. Но эти - реже.
        Татуировки обрели черты школьных прописей: скажем, на левом предплечье тинейджера можно было прочесть слово «взблескиваю», а на правом - «поблёскиваю». Придёшь домой, залезешь в словарь - так и есть: «взблескивать», но «поблёскивать»!
        Ну и как после этого жить спокойно?
        Примитивные металлические бородавки на юных лицах одна за другой заменялись всё той же крохотной литерой с двумя наплавленными точками, а стричься молодёжь стала накоротко, поскольку сторонники новой моды именовали себя «ёжики».
        Взрослые сходили с ума по-своему.
        Глава областной администрации (не иначе, в подражание Ульяновскому губернатору) внезапно объявил, что намерен потребовать от чиновников обязательного употребления буквы «ё» в деловых документах. В Думе поднялась буча. Ведущий телепередачи «Кто виноват?» Дементий Мозговой, сменивший на этом опасном посту покойного Лаврентия Неудобняка, немедленно атаковал сомнительную инициативу со всех экранов.
        Доводы его были, кстати, довольно резонны. Если губернатор решил ввести новые нормы оформления бумаг из соображений безопасности, то это очевидная глупость. Пока документация обходится без буквы «ё», аппаратчикам как раз бояться нечего, ибо всех не перебьёшь. А вот стоит сделать таковую букву обязательной, как драгоценная жизнь любого нашего бюрократа оказывается под угрозой. Тогда ему, как сапёру, достаточно будет одной ошибки.
        Кроме того, судя по списку пострадавших, неуловимый орфоэпический террорист карал не столько за письменную, сколько за устную речь. При чём здесь вообще документы?
        И наконец, главное: знаете ли вы, наивные телезрители, в какую копеечку влетит городу и области смена вывесок и переоформление договоров? А также в чьём кармане осядет львиная доля отпущенных на это дело средств? Если кто-то ещё не уяснил смысла происходящего, то передача «Кто виноват?» скрупулёзно (это слово Дементий Мозговой выговаривал с особой тщательностью) подсчитала, во сколько обойдётся налогоплательщикам каждая точка над «ё».
        И, не будь наша прокуратура (в лице Марлена Серафимовича Обрыщенко) коррумпирована до такой степени, она давно бы уже заинтересовалась, кем нанят исполнитель всех этих ночных нападений.
        Завелись в Думе и «ястребы». Депутат Ешкин, и ранее известный своими популистскими выходками, с высокой трибуны назвал происходящее позорной уступкой серийному убийце и потребовал навсегда вычеркнуть маньяческую букву из алфавита.
        Забавно, однако и среди простых избирателей возникла некая оппозиция, некая группа риска, шутки ради ставшая материться исключительно через «е». Разумеется, я не могу привести здесь образчики выражений, зазвучавших на улицах и площадях, но, думаю, вы без труда сможете образовать их и самостоятельно.

* * *
        Кстати, буква «ё», столь хорошо различимая в сумерках, была напылена, оказывается, на цоколе дома, в котором проживал Пётр Пёдиков. Бывшие сокамерники поднялись в холостяцки чистенькую однокомнатку, увешанную картинами, и продолжили прерванную в камере беседу. Непьющий хозяин предложил гостям по рюмочке самодельной отдающей лекарством настойки крепостью не более тридцати градусов. Сам он пробавлялся исключительно чайком.
        - С другой стороны, буква-то - весьма эзотерическая, - задумчиво дребезжал Пётр. - Судьбоносная, я бы сказал…
        - Проклятие фрейлины Дашковой? - хмыкнул Овсяночкин.
        - Скорее благословение, - поправил тот. - Вот ведь как всё интересно складывается: Карамзин - государственник, так? Не зря же о нём Пушкин писал:
        В его «Истории» изящность, простота
        Доказывают нам, без всякого пристрастья,
        Необходимость самовластья
        И прелести кнута.
        - И что?
        - Да вот только сейчас пришло в голову: почему-то все, кому нужна была сильная (а местами даже и жестокая) держава, отстаивали необходимость буквы «ё».
        - Например?
        - Сталин! Чем не пример? В ноябре сорок второго, несомненно, с подачи Иосифа Виссарионыча подписан указ об обязательном употреблении «ё» - и сразу разгром фашистов под Сталинградом.
        - Под наше громкое «ё»?
        - Н-ну… в общем… да. А стоит начаться хрущёвской «оттепели» - букве «ё» объявляют войну. Как тяжкому наследию культа личности… - Внезапно Пётр замер с полуоткрытым ртом. Подслеповатые глазёнки мистически вспыхнули. Осторожно отставил чашку на блюдце. - Никто не помнит? - с трепетом осведомился он. - Хрущёв произносил «г» взрывной или «г» фрикативный?
        - Какой? - не выдержав, вмешался Славик.
        - Фрикативный… Ну, на украинский манер.
        - Не помню, - признался Овсяночкин. - Наверное, на украинский…
        - Тогда и вовсе интересная картинка!.. - Пётр возбуждённо потёр ладошки. - Дело в том, что княгиня Дашкова, кроме буквы «ё», хотела ещё узаконить «г» фрикативный. Хотя в языке всего три слова с этим звуком: «Бог», «Господь» и «ага»…
        - Погоди, - вновь прервал его Славик. - А как эта буква выглядела вообще?
        - «Г» с перекладинкой, - отмахнулся Пётр. - Но не в этом суть! Суть в том, что те советские лидеры, кто произносил «г» фрикативный, почему-то разваливали страну, а те, кто произносил «г» взрывной, - укрепляли… Слушайте, да она просто колдунья какая-то, эта княгиня Дашкова!
        - Так выпьем же за ё-маньяка! - подвёл черту Овсяночкин.
        - А е-маньяк нехай сдохнет! - поддержал Славик.
        - Позвольте, позвольте! - запротестовал Пёдиков. - Вы что такое говорите? В том-то и штука, что «ё» на первом трупе была вырезана неправильно!
        - Не иначе, Исаич проконсультировал, - усмехнулся Овсяночкин. Помрачнел и добавил: - Земля ему пухом…
        - Стоп! А кого он консультировал? - встрепенулся Славик, почуяв нутром, что не просто так это было сказано.
        Ответить ему не успели, поскольку прозвучал дверной звонок.
        - Странно, - заметил Пётр. - Неужели за нами опять?
        - По городу с вещами, - мрачно присовокупил Сергей. Втроём они вышли в переднюю, хозяин отомкнул дверь.
        На пороге стоял молодой человек без особых примет и с золотой цепурой на бычьей шее.
        - Дефекатор здесь живёт? - прямо осведомился он. В следующий миг взгляд его остановился на Овсяночкине - и тугая мордень выразила лёгкую досаду. - А, так это вы, что ли?..
        Вместо девятой главы
        Алик Ахундов, более известный в кругу друзей и врагов как Ёкарный, лежал под штангой, а кругом гулко лязгал и погромыхивал тренажёрный зал. Влажные бугристые тела содрогались в конвульсиях, выполняя тяжёлую, бесполезную, а то и вредную для общества работу. В усиленно проветриваемом полуподвале стоял кисловатый едкий дух, от которого, казалось, тускнеет спортивное железо - в тех, разумеется, местах, где оно не полируется неустанно ладонями, задницами, спинами и ступнями.
        Родной вес давался атлету сегодня с удивительной лёгкостью.
        - Саша-джан, - обратился Ахундов к соседу, только что выбравшемуся из-под снаряда. - Пожалуйста, накати ещё два блина.
        Тот с готовностью исполнил эту несколько церемонную просьбу. Алик-Ёкарный вообще отличался отменной вежливостью в быту. Были у него и другие достоинства: непьющий, некурящий, фанат здорового образа жизни, прекрасный семьянин, нежный муж, заботливый отец - и самый аккуратный исполнитель заказных убийств в Бурзянцевской группировке.
        - Спасибо, Саша-джан…
        - Всегда пожалуйста, Алик…
        Заметьте, Ёкарного назвали Аликом - и это уже само по себе свидетельствовало о том, что ни в число его друзей, ни в число врагов Саша не входил. Он, если это вам любопытно, был из милиции, о чём, разумеется, прекрасно знал Ахундов. Он знал даже, что коллеги дразнят Сашу «Карубцией», но, естественно, никогда к нему так не обращался. Любезность за любезность.
        Тренажёрный зал чем-то напоминает водопой в Африке, когда к какой-нибудь реке Лимпопо пробираются и лев, и лань, встают бок о бок и пьют, забыв о вековечной неприязни, одну и ту же влагу. В человеческой среде подобное перемирие заключается на каждом шагу, поэтому не раз случалось и так, что кое-кто, будучи изгнан из органов, то есть окончательно ставши бандитом, всё равно продолжал приходить сюда и совершенствовать навыки.
        Кстати, один из таких перерожденцев спустя малое время приблизился к Алику.
        - Тебя там на выход просят, - сказал он.
        Алик-Ёкарный нахмурился и заворчал. Очень не любил, когда ему ломали тренировку. Тем не менее выполз из-под штанги и, вытирая ладони, направился на выход. Там его поджидал некто вполне славянской, хотя и вороватой наружности. Приходится с прискорбием признать, что лицо славянина не выглядело открытым, а взгляд прямым. Телосложением пришелец был хлипок и к спортивным снарядам явно никакого отношения не имел.
        - Держи, - сказал он и вручил Ёкарному сложенный вдвое листок.
        Тот развернул. На листке значилось всего одно слово: «йог».
        - А где «ё»? - гортанным баском осведомился Алик.
        - Нету, - ответил посыльный.
        - А как тогда?
        - Как написано.
        - Нет, я спрашиваю, вот это как? - И Ёкарный ткнул толстым пальцем в птичку над «и кратким».
        - Точно так же…

* * *
        По большому счёту преступник и писатель тоже родственные души. Дело даже не в том, кто из них больше крадёт. Нет-нет, речь, разумеется, не только о литературных заимствованиях. Берите глубже. Чем, скажем, занимается реалист? Да тем же самым! Сопрёт у жизни, а выдаёт за своё. Ну и кто он после этого? И кто после этого я, бессовестно излагающий здесь всё, как было?
        Однако дело, повторяю, в другом. Сравнение убийства с произведением искусства сделалось общим местом ещё в эпоху Томаса Де Куинси - и всё же никто из литературоведов, насколько мне известно, до сих пор не сообразил, какая перед ним золотая россыпь. А ведь запросто мог стать основателем новой гуманитарной дисциплины! Строгий литературоведческий подход наверняка позволил бы ему с лёгкостью вычленить типологические признаки любого реально совершённого убийства, установить границы жанра и даже отнести данное злодеяние к определённому направлению, как то: классицизм, романтизм или, скажем, декаданс, который теперь, впрочем, принято называть Серебряным Веком.
        Вряд ли подобное исследование, будь оно осуществлено, оказало бы практическую помощь жуликам и сыщикам, но с эстетической точки зрения оно бы, несомненно, представляло интерес. В конце концов теория литературы в целом тоже совершенно бесполезна как для автора, так и для читателя, но разве это повод не считать её наукой?
        Следственные органы предпочитают иметь дело с убийствами, выполненными в бытовой натуралической манере, поскольку душегубства подобного рода раскрываются на счёт «раз». Нет такого участкового, который бы не знал, что, если зарезана тёща, то непременно зятем, а если выпивоха, то обязательно собутыльником.
        Убийца-романтик или, скажем, убийца-абсурдист встречаются в наших широтах гораздо реже, зато ловить их, сами понимаете, куда труднее, потому что и тот, и другой совершенно пренебрегают правдоподобием.
        Замысел убийства, о котором пойдёт речь, несомненно следует отнести к постмодернизму.

* * *
        Известно ли вам, дорогой читатель, у кого лобная кость толще: у женщин или у мужчин? Вот и ошиблись - у женщин. Бывают, однако, счастливые исключения. Редко, но бывают. Именно таким исключением был Вован Бурзянцев. Год назад ему выпалили в лоб из «Макарова» - и, вы не поверите, пуля срикошетила. Отчасти Вовану повезло: стреляли под сильно косым углом. Под прямым - никакая бы кость не спасла. В итоге латаное чело авторитета приняло несколько сократовский вид. Высоким, правда, не стало, но жуткий шрам казался нагромождением морщин. Особенно издали.
        Поначалу решили, обошлось. Однако спустя пару-тройку месяцев со всей очевидностью выявилась нечто поразительное: Вован Бурзянцев начал мыслить. Раньше он только прикидывал. Братва заподозрила ушиб мозга, но такое истолкование представляется чересчур банальным, прямолинейным. Причина, как мне кажется, в ином.
        Сделав умное лицо, вы и впрямь рискуете задуматься. Нечто похожее произошло с Вованом, хотя, возможно, против его желания. Причина довольно проста: видя на лице собеседника глубокие следы раздумий, ожидаешь чего-то неслыханного, небывалого, а не просто расхожих обыденных фраз: того опусти, этого замочи… Собеседник, в свою очередь, чувствует ваши сокровенные надежды и невольно под них подстраивается.
        Вспомните, сколько раз случалось так, что наведут имиджмейкеры интеллект на депутатское мурло, и речи народного избранника резко мудреют.
        Предположить, что Вован Бурзянцев запоздало прочёл Честертона, было бы слишком смело: насколько известно, он вообще ничего не читал - ни до, ни после встречи с пулей девятимиллиметрового калибра. Стало быть, как ни крути, сам сообразил, что камушек надлежит прятать на морском берегу. Штучная мысль ручной работы. Словом, мочить Никодима Апострова Вован велел в строго маньяческом стиле.
        Кто такой Никодим Апостров? Ну вы даёте, дорогой читатель! Даже если допустить ваше иногороднее происхождение, телевизор-то иногда смотреть надо! Вспомнили, да? Тот самый Никодим Апостров, которого так и не посадили. А зря. Глядишь, уцелел бы…
        Вернёмся, однако, к Вовану Бурзянцеву.
        Никто не спорит, выглядел план весьма соблазнительно. Как тонко было подмечено в камере следственного изолятора, с охраной авторских прав в уголовной среде дела обстоят не лучше, чем в среде литературной, и вряд ли захудалый серийный убийца потребует кого-либо к ответу за плагиат. Выгоды же очевидны: деяние наверняка припишут орфоэпическому башкодробителю, а на Бурзянцевскую группировку никто и не подумает.
        Однако в том-то и отличие реальности от детектива, что бумага-то всё стерпит, а вот действительность, пожалуй, и заартачится.
        Судите сами: можно ли представить себе Никодима Апострова прогуливающимся в одиночестве по городскому парку около восьми тридцати вечера? Или, скажем, возвращающимся пешком со службы тёмными переулками?
        То-то и оно!
        Серийному убийце, кем бы он ни был, не приходилось учитывать таких обстоятельств, как вооружённая охрана, камеры слежения и консьерж в стеклянной будке с телефоном.
        Преступление не должно быть вычурным - в этом случае оно просто не состоится, ибо количество мелких неувязок и случайных помех возрастает в геометрической прогрессии.

* * *
        Несмотря на поздний час, лампы в убойном отделе полыхали вовсю. О том, чтобы идти домой, не могло быть и речи. На помятом лице Алексея Михайловича Мыльного давно уже обозначились чёрные подглазные мешки. Славик выглядел чуть лучше, но это исключительно в силу своей молодости.
        - Значит, что получается… - бормотал старший опер, рисуя на листке нечто понятное ему одному. Возможно, схему. - Два с половиной месяца назад Исай Исаич Кочерявов консультирует кого-то крутого. С цепкой на шее. Убеждает его, что «афёра» пишется через букву «ё». Готов ответить за свои слова, оставляет расписку… И, ты говоришь, консультация не бесплатная была?
        - Сто баксов, - сипло подтвердил Славик.
        - За одно слово?
        - Н-ну… бывает, - сказал Славик. - У меня в Канаде друг переводчиком работает. Так ему какая-то фирма за одно слово тридцать долларов заплатила.
        - А откуда данные? Насчёт ста баксов…
        - Исай Исаич при Овсяночкине проговорился.
        - Как-то, как-то, как-то… - недовольно произнёс Мыльный. - Как-то оно всё, знаешь… Самому в словарь не проще было заглянуть?
        - Вот ещё! - хмыкнул Славик. - Станет вам крутой по словарям лазать! А ну как словарь левый? Кому отвечать?
        - Ага… - подумав, промолвил опер. - Тогда едем дальше. Убит Неудобняк. На груди - слово «афёра». Через «ё». Точно так, как было на обрывке черновика. Затем убит Пушков…
        - Пешко.
        - А! Да… Пешко. На груди - слово «жёлчь». Имеем мы право допустить, что на оторванной части черновика было именно это слово? Через «ё».
        - Нет, - сказал Славик.
        Старший оперуполномоченный поднял мутные от усталости глаза и с недоумением воззрился на молодого сотрудника.
        - Ну? - призвал он питомца к ответу.
        - Исай Исаич Кочерявов говорил «желчь», - с неловкостью пояснил тот. - Через «е».
        - Точно?
        - Точно. И в книге у него тоже всё через «ё», а «желчь» через «е»…
        - Куда ж корректоры смотрели?
        - А у него роман в авторской редакции вышел.
        С сердитым видом старший опер Мыльный поставил в схеме махонький вопросительный знак.
        - Ну что ж ты за человек такой? - упрекнул он. - Лишь бы начальству навредить… Ладно. Будем пока считать, что в черновике было другое слово. Если вообще было. А консультантов, получается, как минимум двое. Сложно?
        - Сложно, - горестно согласился Славик.
        - Хорошо, пробросили. Убит Кочерявов Исай Исаич. На груди - слово «афера». Через «е». И вот тут у нас, Славочка, есть все основания предположить, что Исай Исаич ответил за неквалифицированную консультацию. Потому как буквально за день до его убийства известная тебе газетёнка «Щаз!»… - Мыльный по-совиному оглядел стол и подтянул газетёнку поближе. - …опубликовала заметку «Маньяк-недоучка», где указала безграмотному преступнику на допущенную им ошибку… Слушай, завари чаю! Только покрепче, не как в прошлый раз…
        Одурело помаргивая, молодой опер пошёл выполнять приказание.
        - А на следующий день, - продолжал ему в спину Алексей Михайлович, - объявляется ещё один бычара с цепкой на шее и тоже хочет консультации на ту же тему… у того же Исай Исаича… Чёрт! Зря ты его не задержал…
        Славик обернулся с обидой.
        - При Овсяночкине и Пёдикове?
        - М-да… - расстроенно произнёс опер Мыльный. - Тогда, может, и не зря…
        - Думаете, это один и тот же?
        - Жди! Тот же! Тогда бы он точно знал, что Исай Исаича уже замочили… А он, получается, не знал… Чего хотел от Пёдикова?
        - Я же говорю, Алексей Михалыч, при нас с Овсяночкиным он говорить не стал. Сказал, потом зайдёт…
        - Ну да, ну да… Нет, Славик, всё ты правильно сделал. А иначе бы: спугнул - раз, раскрылся - два…
        Вошёл Костик - тоже изрядно осоловевший.
        - Вот, - сказал он, протягивая Мыльному фотографии.
        - Ага… ага… - забормотал тот, раскладывая снимки по столу. - Знакомых-то, знакомых… Славик! Ну-ка, глянь поди…
        - Он, - твёрдо сказал Славик, ткнув пальцем в чей-то преступный лоб.
        Мыльный хмыкнул, пожал плечами.
        - Шестёрка Вована Бурзянцева… - озадаченно огласил он. - Кликухи не помню… Ну и что это за хрень такая?
        Вместо десятой главы
        Широко воспарила мысль Вована. Сизым орлом в поднебесье. А если уж цитировать «Слово о полку Игореве» близко к оригиналу, то даже и не сизым орлом, а шизым. Оно, кстати, и точнее.
        В наши дни, когда хватательный рефлекс считается основным признаком разума, а преуспевание в делах - результатом умственной деятельности, потревожить вторую сигнальную систему означает создать себе массу неприятностей.
        Мозговой центр группировки готов был скончаться от заворота извилин, пытаясь совместить желаемое с действительным. Вечерняя жизнь Никодима Апострова стала предметом тщательнейшего изучения. Действовать следовало просто и дерзко: либо застать врасплох перед входной дверью (кстати, квартира была двухуровневая), либо в лифте. Но, как гласит народная мудрость, где просто - там ангелов со сто. Одному ангелу надлежало вывести из строя камеры слежения, двум другим нейтрализовать охрану, четвёртому заняться консьержем - причём ни в коем случае не выдавая своего присутствия.
        Кино по такому сценарию снимать, а не дела делать!

* * *
        Один из бассейнов сауны имел вид аквариума - трёхметровый стеклянный куб, снабжённый лесенкой и донной подсветкой. Там время от времени плавали девушки. Очень приятное зрелище. Подчас хотелось взять сачок и одну из них выловить. Вон ту, пухленькую.
        Сами клиенты предпочитали охлаждаться в ином водоёме, где водяная поверхность располагалась примерно на одном уровне с полом. Герман Григорьевич Непадло, держась за поручни, выбрался на узорчатый кафель и завернулся в простынку, сразу став похожим на римлянина времён упадка Империи.
        - Никодим-то - запаздывает, - заметил он, беря с подноса кружку холодного пивка. - Что это с ним сегодня?
        - Выговор объявить, - мрачно прозвучало из бассейна.
        - Может, заказали? - с тонким юмором предположил родственник мэра.
        - Ты это… ерунду-то не пори! - сердито одёрнули из бассейна. - Мочат-то, чай, на выходе, а не на входе! А то как-то даже и негуманно… попариться не дать!

* * *
        Тот, кто сидел в бассейне, был прав. Национальная традиция есть национальная традиция. Мочить принято после баньки, когда клиент, весь в эйфории от парилки и эротического массажа, выходит на свежий воздух. Однако подобный сюжетный ход, опять-таки, давно уже стал штампом. Телохранители в такие моменты особенно бдительны - и это единственное, что оправдывает смекалистых бурзянцевских разработчиков, решившихся на столь антигуманный шаг, не дав Апострову попариться напоследок.
        Группа была оснащена новенькими сотовыми телефонами, обречёнными на уничтожение сразу после операции. Секретности ради звуковой сигнал на каждом был отключён, оставлена лишь вибрация. Бойцы слегка нервничали, и только непосредственный исполнитель акции Алик-Ёкарный (тот самый, что в начале прошлой главы усердно выполнял жим лёжа) был по обыкновению невозмутим.
        Отец учил: работаешь - работай на совесть. И Алик с детства затвердил это накрепко. Главное, чтобы совесть была чиста. Кто скажет, что Ёкарный взялся - и не справился? Никто не скажет! Лишь бы в правописании не ошибиться.
        Алик достал из кармана бумагу и ещё раз изучил начертание слова «йог».
        Счёт уже пошёл на секунды, вот-вот должна была показаться в арке тачка Апострова, когда посыпались неожиданности. Одна за другой.
        Во-первых, выяснилось, что в подъезде нечего отключать - камеры слежения не работали. Во-вторых, куда-то делся консьерж. В-третьих, не видно было и охраны. Да и тачка почему-то запаздывала.
        Наконец Ёкарный не выдержал и достал сотик.
        - Что делать? - потребовал он ответа на манер Чернышевского, о котором, естественно, понятия не имел.
        - Нету? - хмуро спросили в трубке.
        - Нету. Никто не выходил.
        В трубке крякнули.
        - Пять минут ещё подожди.
        Ёкарный честно подождал пять минут. Потом вышел из-за мусоропровода и, спустившись на пол-этажа, вызвал лифт.
        Дверцы, помедлив, раздвинулись, и глазам Алика предстало нечто обидное и невероятное: на полу подъёмной клети, нелепо подогнув ноги, лежал мёртвый Никодим Апостров. Рубашка расстёгнута до пупа, а на груди вырезано такое, что Ёкарный даже прочитать сразу не смог.

* * *
        - Ну, второгодник… - измывался над задержанным старший опер Мыльный. - Даже шпаргалка не помогла? Три буквы переписать правильно не смог! Позорище… Ты в школе учился вообще, или как? Купил, небось, аттестат-то?
        Под глазами Алексея Михайловича по-прежнему жутко чернели тени, однако настроение опера было приподнятым, праздничным. Взять и накрыть разом Бурзянцевскую группировку, да ещё и с поличным - шутка ли?
        - Мамой клянусь, - отвечал ему пристёгнутый наручниками к стулу Ёкарный. - Не я, да?.. Слова такого не знаю!..
        - Йоркшира не знаешь? Собачка такая породистая…
        - Собачку знаю. Как пишется, не знаю.
        Со стороны может показаться, будто дело запуталось окончательно. Ни в коей мере! Напротив, оно сдвинулось наконец с мёртвой точки. В отличие от предыдущих трёх жертв Никодима Апострова было за что убивать. Мыльный чуял нутром, что все несообразности, включая букву «ё», вот-вот разберутся по местам и доставшая уже чертовщина найдёт себе простое и понятное объяснение. В глубине души он был даже благодарен убиенному авторитету за его своевременную гибель.
        Несомненно, Вован Бурзянцев сам напрашивался на роль козла отпущения. Главная удача оперативников состояла в том, что у них в руках оказались симки преступно использованных телефонов. Так и не уничтоженные. Переговоры бурзянцевских бойцов, что велись в подъезде, были распечатаны и подшиты к делу.
        Вот об этом-то я предупреждал вас, дорогой читатель, именно против этого предостерегал. Осторожнее с отпечатками, оттисками и прочими уликами. Да и с заимствованиями тоже. Видите, до чего может довести постмодернизм?
        Вдобавок, к своему несчастью, Алик-Ёкарный при виде трупа настолько оторопел, что дал волю эмоциям, поэтому отшифровка его короткой тирады состояла в основном из НЦВ, а единственная смысловая конструкция смотрелась так: «Замочили уже…» И поди пойми, что произошло: сам ли Алик замочил Апострова или же кто-то другой успел это сделать до него?
        Хуже, чем с «чёрными ящиками», честное слово!
        Все сообщники как один признавались в преступном умысле, однако сам факт преступления отрицали. Кстати, Мыльный готов был им поверить. Как ни странно, в этом его поддерживал и полковник Непадло. Раньше, если помните, он спал и видел, как бы спихнуть дело в ФСБ, теперь же неистово требовал голову убийцы. Причём настоящего убийцы, а не кого попало. Безвременная смерть друга детства потрясла Германа Григорьевича. Такого, знаете, не прощают.
        Пусть даже судьба распорядилась так, что твой одноклассник стал криминальным авторитетом, а сам ты полковником милиции, разве это помеха для старой дружбы? Разумеется, Никодима так или иначе устранили бы - слишком уж много было желающих, но одно дело желать и совсем другое - осуществить желаемое.
        Речь его сызмальства правильностью не отличалась. «Йога» он вполне был способен написать и через «ё». Однако, насколько известно, Алик Ахундов рассеянностью никогда не страдал. Иметь на руках бумажку со словом «йог» - и вырезать на груди жертвы слово «йоркшир»? Да не могло такого случиться! Во всяком случае, с Ёкарным.
        В довесок: любознательного бычару с цепкой на шее повязали в момент получения им консультации от гражданина Пёдикова Петра Семёновича. Так вот, в списке трудных случаев правописания, изъятом при задержании, присутствовало слово «йог», а слово «йоркшир» отсутствовало. Если же вспомнить визит бычары в Дом литераторов, то становится сомнительной и причастность Бурзянцевской группировки к первым трём убийствам. Сам задержанный божился, будто узнал о гибели секретаря только от Овсяночкина и Пушкова.
        - Значит, говоришь, камеры слежения были ещё до вас отключены? - продолжал Мыльный.
        - До нас… - истово подтвердил Ёкарный.
        - И консьержа не было?
        - Не было, да?.. Сам проходил - видел. Не было…
        Убийство на глазах превращалось из абсурдистского в натуралистическое. Имело прямой смысл тряхнуть охрану, консьержа и шофёра. А потом и племянника, являвшегося прямым наследником Никодима Апострова. Наследник.
        Конечно же, наследник - больше некому!

* * *
        Уже на следующий день племянничек со всеми его присными был взят, допрошен и поставлен перед необходимостью явки с повинной.
        Однако неисповедимы пути Господни.
        Велено было срочно явиться к начальству. Сердито бормоча, старший оперуполномоченный взбежал по лестнице и, переступив порог кабинета, уразумел всё с первого взгляда. Захотелось взять табельное оружие - и либо застрелиться, либо кое-кого застрелить.
        Вид у Германа Григорьевича был смущённый и расстроенный. А со стула навстречу Мыльному поднялся рослый мужчина в строгом костюме. Широкие плечи, внешность… Внешность его можно было бы назвать неброской, если бы не особые приметы ручной работы на скуле и на переносице.
        - Передаём дело… - досадливо покашляв, известил полковник Непадло.
        «НЦВ, - подумалось Мыльному. - НЦВ-НЦВ-НЦВ…»
        - А с чего это вдруг? - угрюмо спросил он.
        Герман Григорьевич скривился. Лицо же контрразведчика осталось непроницаемым. И попробовало бы оно повести себя иначе! Кажется, это первое, чему их там учат: делать морду ящиком. Даже и виду не подал, поганец, что именно с Мыльным они летом прошлого года мерялись в ресторане сначала удостоверениями, а потом и физическими данными.
        - Угроза национальной безопасности, - веско изрёк он. А это у них, надо понимать, упражнение номер два: о чём бы ни спросили - ни слова правды в ответ. Идёшь из бани - соври, что из библиотеки. Идёшь из библиотеки - соври, что из бани. Конспирация…
        Ну вот на кой ляд им это дело? Это ж тебе не шпионов ловить! Тут агентура нужна в уголовной среде, а откуда у них агентура? Голова нужна на плечах, а откуда у них голова? Они там со своими прямыми-то обязанностями справиться не могут! «Угроза национальной безопасности…» Да случая ещё не было, чтобы контрразведка сумела помешать государственному перевороту! А те недоумки, что утверждают, будто она все эти перевороты и учинила, пусть объяснят, почему каждый раз после смены власти первым делом её разгоняют к лешему! Подходишь к винному магазинчику, а там, глядишь, отирается в стеклянном тамбуре бывший капитан-гэбэшник в обтёрханной куртейке. Когда-то вербовать тебя пытался во имя Родины, а теперь вот на бутылку сшибает…
        Примерно так мыслил старший оперуполномоченный Мыльный, передавая материалы сотруднику ФСБ.
        Потом разругался с полковником Непадло и, покинув здание, остановился перевести дух. Застрелиться из табельного оружия - глупость, подать рапорт на увольнение - тоже. Стало быть, оставалось напиться.
        Гори оно синим пламенем!
        Алексей Михайлович завернул в магазин, купил бутылку армянского коньяка. Подумав, добавил к приобретённому вино, коробку конфет - и направился к секретарше Русе.
        Вместо эпилога
        Досадно? А мне, думаете, не досадно? Сам ждал, чем всё кончится. Поди теперь узнай! Это ведь вам не Лёха Мыльный, это ФСБ - много там у них чего выспросишь!
        А с другой стороны, доведи ментовка дело до конца, разгадка бы вас наверняка разочаровала. Наследник. Видел я этого наследника. Типичный бандюган с короткой стрижкой, сквозь которую просвечивают шестнадцать шрамов. Он в середине девяностых арендовал у нас в Доме литераторов подвальные помещения - казино у него там было.
        Непонятно, правда, как в его штопаную башку могла прийти сама идея отвлекающих убийств с буквой «ё», хотя, если поразмыслить, почему бы и нет? Взять того же Бен Ладена. Был террорист как террорист, ничего выдающегося. То посольство подорвёт, то казарму. И вдруг угораздило его однажды посмотреть боевик, где небоскрёбы рушатся. «Опаньки…» - думает.
        Так и здесь, наверное.
        Что же касается невероятного, на первый взгляд, казуса, когда две банды одновременно попытались совершить одно и то же преступление, то и это вполне объяснимо.
        Когда оказываешься за границей, скажем, в Харькове, сразу же ощущаешь некое зияние в окружающей действительности. Долгое время пытаешься понять, чего же всё-таки в природе не хватает. А потом доходит: ментов. Ошеломленно озираешься - нету! Как они там живут, эти харьковчане, одному Богу известно.
        Я, например, обитаю в трёх кварталах от Дома литераторов. И случая ещё не было, чтобы по пути туда мне попалось навстречу менее семи стражей порядка. Вы вправе не поверить мне, дорогой читатель, но однажды, не поворачивая головы, я держал в поле зрения одиннадцать милиционеров.
        Вот и прикиньте, сколь же грандиозен наш криминалитет, если понадобилось такое количество слуг закона! Поэтому я не вижу ничего особо чудесного в том, что две группы киллеров разминулись в подъезде Никодима Апострова на каких-нибудь десять - пятнадцать минут. Теории вероятности это нисколько не противоречит.
        Странно другое.
        Как следует из слов Германа Григорьевича Непадло, передача дела из милиции в контрразведку - событие не просто уникальное, а прямо-таки небывалое. Ну группа! Ну даже две группы! И что?.. Какая тут к чёрту угроза национальной безопасности? Если уж быть до конца откровенным, вся нынешняя наша держава - результат деятельности бесчисленного множества криминальных группировок.
        Дело об убийстве замгубернатора, небось, не забрали! А уж там-то, будьте покойны, ноги аж из самой Греции росли.
        И возникает вопрос: чем же оно так необычно, это наше расследование, столь небрежно изложенное здесь с пятого на десятое? Чем оно отличается от всех прочих?
        Вы не поверите, но буквой «ё».
        Так уж у нас повелось, что всё тайное обязательно обрастает жутковатыми легендами. Стоит засекретить поваренную книгу, как её немедленно переставят на полку эзотерической литературы, причём навечно, поскольку снять оттуда уже ничего невозможно. Даже если убрать запреты на доступ к любой информации, кто этому поверит? И самое главное: как вы сделаете явным то, чего нет и никогда не было? А ведь именно оно наиболее притягательно.
        Впору удариться в мистику и вообразить, что в бетонных подземельях контрразведки до сих пор таится многотомное дело, озаглавленное «Проклятие фрейлины Е. И. В. Екатерины Дашковой». Можно ещё вспомнить остроумную догадку Петра Пёдикова об эзотерической сущности некоторых букв и слухи о кабалистических лабораториях гэбухи, где раньше творилась красная магия, а теперь, якобы, творится красно-бело-синяя.
        Вдруг действительно от пары точек над «ё» зависит грядущее России?
        Соблазнительно также допустить, что Вован Бурзянцев, равно как и Апостров-младший, в результате ушибов головы (шестнадцать шрамов на башке - тоже ведь не шутка), сами о том не подозревая, вышли на прямой контакт с нашим Великим, Могучим, Правдивым и Свободным. Это, правда, не вполне соответствует теории Сергея Овсяночкина, утверждавшего, будто над безграмотными субъектами язык уже не властен. Хотя, с другой стороны, кто сказал, будто мнение Овсяночкина - истина в конечной инстанции?
        Возможно, оба криминальных авторитета, путая причину с поводом, искренне полагали, будто действуют не ради буквы «ё», а исключительно из денежных интересов. Но тут уместно вспомнить пример с загипнотизированной девушкой, также искренне полагавшей, что она целует друга своего брата за выигрыш в шахматы.
        Очень жаль Лёху Мыльного. Рисуя глубокой ночью схему событий, он угадал практически всё. За одним исключением. Зря он отверг своё собственное предположение относительно количества консультантов. Их действительно было как минимум двое.
        Иногда мне снится, что эфэсбэшники нашли мою расписку - и я просыпаюсь в страхе. Начинаю утешать себя тем, что понятия не имел, для чего она понадобилась этому бандюгану… Хорошо хоть, бедолага Пешко не посещал литературную студию. Будь мы с ним знакомы лично - совсем бы совесть заела.
        Потом доходит, по какому краешку ходил я сам. Вполне ведь могло случиться так, что боец Апострова-младшего спросил бы Исая Исаича о слове «жёлчь», а меня - о слове «афера»! Я-то, честно говоря, тоже был убеждён, что оно пишется через «ё»…
        Декабрь 2009
        Секондхендж
        Как будто в корень голову шампунем
        Мне вымыл парикмахер Франсуа. Осип Мандельштам.
        Глава 1
        Давненько ночное литературное кафе «Авторская глухота» не видывало такого наплыва публики. Охрана перекрыла вход, каждый пригласительный проверяли ультрафиолетом. Оставшиеся снаружи топтались под фонарём или сидели на корточках возле утопленных чуть ли не вровень с тротуаром окон, хотя различить, что там творится в полуподвальчике, заведомо не представлялось возможным: чуть приоткинутые стёкла были зеркальными, а звук, проходя сквозь тесные щели, искажался немилосердно.
        - Ауа… ауы… - глухо доносилось оттуда.
        - Ауы… - расстроенно передразнил кто-то из неудачников, с болезненным коленным хрустом выпрямляясь во весь рост. - Ну и что это значит?
        То и значило.
        - Ауа, ауы! - проникновенно выдохнул там, внутри, бледный одутловатый юноша заключительную строку - и замер в ожидании.
        Кафе откликнулось аплодисментами и тоненьким девичьим воем. Классики баклужинской поэзии, стеснившиеся за двумя столиками в углу, хранили надменное выражение на несколько искривлённых лицах. Рукоплескали вяло.
        Два месяца назад бледного одутловатого пробило на Космический Разум - и он начал вдруг сочинять стихи, правда из одних гласных. С концертов его выходили просветлёнными.
        Злые языки утверждали, будто контакт с Высшей Мудростью наверняка был краток, иначе бы счастливчик успел освоить всю фонетику в целом. Языки подобрее объясняли такую усечённость выразительных средств тем, что гласные звуки внушены человеку Богом, а согласные - дьяволом. Кто прав, сказать трудно. До сих пор вон спорят, не является ли игра на чёрных клавишах тайной разновидностью сатанизма. Некоторые выдающиеся наши пианисты даже пытались покаяться и уйти в монастырь - грехи замаливать.
        И чего только не придумают скептики, лишь бы опорочить святое! Спрашивают, например, с ехидцей, зачем правительства тратят миллиарды на астронавтику, в то время как любой астралоходец за долю секунды способен достичь границ Солнечной системы. Как будто сами не знают, что дешевле запустить к Марсу картографическую тележку на колесиках, чем обучить экстрасенса картографии! И вообще чему бы то ни было.
        В полуподвальчике тем временем всё шло по плану.
        Из-за ближайшего столика поднялся хмурый красавец в безупречно пошитом костюме и, подойдя к глашатаю Вселенской Гармонии, подал ему руку для пожатия.
        - Речь! Речь! - закричали вокруг. Сразу стало ясно, что отнюдь не ради встречи с пробитым на Космический Разум собралось сегодня в «Авторской глухоте» столько народу и что подан был поэт, так сказать, для затравки.
        - Речь!
        Радости на лице поднявшегося не возникло, тем не менее крики продолжались. Делать нечего - дождался тишины.
        - Вавилонскую-то башню так и не достроили, - как бы обвиняя в этом присутствующих, напомнил он. - И коммунизм не достроили. Почему? - Помолчал, окинул оком внимательные до преданности лица. - Вот в том-то вся и штука. Учит, учит нас история, что не с того конца начинаем, а толку? Разобьём дорогу до колдобин - и давай туда щебень сыпать, асфальтом закатывать… Смотришь, через три дня опять ухаб на том же месте. А как же ему не возникнуть, если материальную колдобину залатали, а духовная-то - осталась! Матрица-то колдобины - осталась! Когда же до нас дойдёт, что физическое - это слепок с астрального?
        Одутловатый родоначальник гласной поэзии сообразил наконец, что кончилось его время. На цыпочках вернулся к своему стулу, сел, обиделся. А говорящий продолжал угрюмо выковывать фразу за фразой:
        - Наше Баклужино - духовная колдобина. И сколько бы мы ни трудились, всё будет разваливаться и крошиться. Как нам обустроить астрал - вот настоящая задача. Решим её - тогда и жизнь пойдёт на лад. Что для этого нужно? Положительная энергетика. А что мы видим вокруг? - Крупные губы оратора пошевелились с омерзением, словно готовясь к плевку. - Белые маги враждуют с чёрными, имущие слои - с неимущими, криминалитет - с милицией, новая поэзия - с традиционной. Вот прозвучали стихи из одних гласных. Замечательно! А если кто вздумает работать исключительно с согласными? Опять вражда? Опять разборки? Опять отрицалово? Поймите: нет ни чёрной, ни белой магии - есть просто магия. Нет ни новой, ни старой поэзии - есть просто поэзия. То же и с неимущими. Даже если ты роешься на мусорке, кто мешает тебе иметь духовно особняк и два «мерседеса»? Ты создаёшь этим матрицу, парадигму, по которой будет созидаться твоё же будущее…
        Все внимали угрюмому златоусту, за исключением разве что обиженного поэта да ещё нескольких невоспитанных субъектов, которых неизменно видишь на встречах лидеров с народом, где, вместо того чтобы ловить каждое слово оратора, они демонстративно озираются со скучающим видом, причём каждый в свою сторону.
        Обычно глаза у молодых политиков ласковы и несколько выпуклы от искренности, словно их обладатель готов, не сходя с места, отдаться избирателю. Этот же обращался с аудиторией обескураживающе бесцеремонно. Так ведут себя лишь в двух случаях: или достигнув высшей власти, когда уже всё равно, что говорить, или когда терять нечего до такой степени, что, даже если начнёшь бороться за правду, хуже не станет.
        Двое сидящих у самого выхода скорбно переглянулись. Затем тот, что постарше (жёлчный, сухопарый), встал и покинул полуподвальчик. Второй, крепыш с немигающими совиными глазами, был, казалось, недоволен таким поступком, однако тоже поднялся и вышел следом.

* * *
        Выбравшись в вечерние сумерки, они протолкнулись сначала сквозь толпу неудачников, затем сквозь усиленный наряд милиции и молча направились в сторону чего-то строящегося. Фонари горели вполнакала, колыхалась юная листва, по тротуарам бродили смутные тени.
        - Велика ты, мудрость народная, - отойдя подальше, язвительно изрёк старший. - А уж глупость-то народная как велика…
        Совиноглазый крякнул, запустил правую руку под пиджак, хотел, видно, что-то там по привычке поправить - и сильно расстроился, не найдя искомого.
        Над решётчатыми воротами, перекрывавшими путь на стройку, был укреплён подсвеченный сбоку и снизу плакат: «Храмостроители! Обеспечим Господа жильём!», а на стреноженной цепью калитке лепились две таблички: «Избирательный штаб православных коммунистов» и «Агитхрам».
        Двое отомкнули висячий замок и, оказавшись на своей территории, двинулись прямиком к сторожке, временно исполнявшей роль агитхрама и штаба. Вошли, включили свет. Огненно взглянула на них из угла икона Краснознамённой Божьей Матери Баклужинской, писанная явно под Делакруа: в левой руке - алое полотнище, в правой - младенец, под босыми ногами - баррикада.
        Совиноглазый крепыш первым делом отомкнул сейф, притулившийся под иконой, и, достав что-то огнестрельное с глушителем, пристроил под пиджак. Видно было, что раздосадован до последней степени.
        - Ну, спасибо тебе, товарищ Арсений!.. - неистово пробурлил он.
        - Чем недоволен? - устало молвил сухопарый, присаживаясь к столу.
        - Битый час сидеть и слушать этого, прости Господи, мракобеса! Шмальнуть бы разок в поганца…
        - Из чего?
        - Да уж пронёс бы как-нибудь!
        - Пронёс один такой! Видал, какой у них шмон на входе? Ну, допустим, пронёс… А толку? Вынуть бы не успел…
        - Успел бы.
        Возразить на это было нечего. Судя по ухваткам, обладатель совиных глаз знал, что говорит.
        - А смысл? - сердито спросил товарищ Арсений. - Ты что, из него Авраама Линкольна сделать хочешь? Юлия Цезаря хочешь сделать? Поздно шмалять, товарищ Артём! Проглядели.
        - Кто проглядел?
        - Я проглядел!!!
        Совиноглазый товарищ Артём издал утробное урчанье. Оббитые в классовых боях кулаки его сжимались и разжимались.
        - Ты посмотри, как принимают! - с горечью продолжал Арсений. - Месяца не прошло, а какую силу взял! Околдовал он всех, что ли?
        - Может, и околдовал, - угрюмо откликнулся его молодой товарищ. - На то он и колдун…
        Глава 2
        Прикладная эзотерика сплошь и рядом сталкивается с такими загадочными на первый взгляд явлениями, как пробой и замыкание, когда отдельная особь оказывается вдруг закорочена на людскую массу, а то и вовсе на космические силы, что, собственно, и произошло с бледным одутловатым юношей, ставшим вдруг сочинять стихи из одних гласных.
        Простейший пример: если, допустим, ваша сослуживица, добрейшей души человек, с неожиданной свирепостью заявляет, что, будь её воля, всех бы умников перебила, вряд ли она могла сама додуматься до такого зверства. Скорее всего имело место мимолётное замыкание на социум - и устами женщины высказался народ в целом.
        Как известно, каждый человек разумен и глубок, в чём легко убедиться, обсуждая что-либо вдвоём-втроём. Сами, наверное, замечали: стоит вмешаться четвёртому - происходит замыкание и разговор немедленно глупеет, вырождается, теряет связность, сползает в цинизм. Поэтому классический способ распития поллитровой бутылки водки требует именно трёх участников. Не зря же заповедал Христос: «Где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них». Если уж на то пошло, что такое традиционно проклинаемый принцип тоталитарных режимов «больше трёх не собираться», как не проявление заботы о поддержании интеллекта и совести граждан на должном уровне!
        И чем больше людское скопление, тем меньше проскакивает в нём искорок разума и добра. Изложите вкратце мировую историю, и окажется, что все нации без исключения вели и ведут себя подобно группе дебильных подростков, по каждому из которых давно плачет либо психушка, либо детская комната милиции.
        А теперь несколько слов о Глебе Портнягине, том самом ораторе, на которого с недавних пор молилось всё Баклужино (разумеется, за исключением политических противников) и которого, затаив дыхание, только что слушали в «Авторской глухоте».
        Примерно полмесяца назад какая-то безымянная сволочь, так и оставшаяся неизвестной, прокляла бедолагу, закоротив его энергетику на стихию, именуемую народом. По сравнению с такой бедой упомянутые выше замыкания - не более чем мелочи жизни. Ну ляпнет человек что-либо социально значимое! Ничего страшного. Тут же вышибет у него в мозгах от напряжения некий предохранитель, помолчит человек, опомнится - смотришь: опять нормальный - о бабах заговорил, о рыбалке.
        Но если умышленно закоротили… В девяноста девяти случаях из ста жертва подобного проклятия скоропостижно гибнет за Отечество, и только в одном случае происходит обратное. Именно такой случай выпал ученику чародея Глебу Портнягину, с чего, собственно, и началось стремительное восхождение его звезды на политическом небосклоне.
        Способствовал этому и сам исторический момент: суверенная республика Баклужино, полгода считавшаяся самопровозглашённой, перестала наконец считаться таковой и готовилась избрать первого своего Президента.

* * *
        - Проигрываем выборы… - подвёл невесёлые итоги жёлчный сухопарый Арсений. - И откуда он такой взялся? Экстрасенсы, колдуны… Они ж всегда как кошки были - каждый сам по себе! А этот из них коалицию сколотил. Месяц назад в голову бы никому не пришло…
        - Ну так… - с надеждой подсказал совиноглазый Артём, выразительно запуская растопыренную пятерню под пиджак.
        - Сказано тебе: нет! - отрезал старший товарищ и, спустя малое время, пояснил: - Ну замочишь! Думаешь, ихний блок сразу и распадётся? Ещё крепче станет! Был просто блок, а станет блок с иконой. С мучеником. Невинно убиенным подколдовком Глебом Портнягиным…
        Оба замолчали подавленно.
        - Компромат бы на него какой сыскать… - молвил с тоской Арсений. - Так ведь он на виду-то без году неделя… Ни на чём ещё подорваться не успел…
        Внезапно его собеседник насторожил уши. Уши у него, кстати, тоже были весьма примечательные. Волчьи.
        - Что там?
        Снаружи отчётливо лязгнула цепь на сваренной из железных прутьев калитке. Кто-то пытался проникнуть в агитхрам.
        - Поди взгляни.
        Волчеухий товарищ Артём поправил под мышкой ствол и вышел в ночь. Вскоре вернулся, подталкивая в спину - кого бы вы думали? - одутловатого глашатая Вселенской Гармонии.
        - Так… - озадаченно сказал Арсений, чуть отшатнувшись от незваного гостя. - А ты тут что забыл, нехристь космический?
        У космического нехристя было отчаянное лицо. Сел на ближайший табурет, сгорбился, скрипнул зубами.
        - Дедавиву! - сдавленно выговорил он.
        Двое переглянулись, но уже в следующий миг до обоих дошло, что произнесено было слово «ненавижу». То ли родоначальник новой поэзии после контакта со Сверхразумом раздружился со всеми согласными скопом, то ли и раньше не слишком с ними дружил. Думается, известные строки Сергея Есенина прозвучали бы в его исполнении примерно так:
        И нифто дуфы не потвевовыт,
        И нифто её не бвофит в двоф…
        - Что ж ты? - ворчливо упрекнул его Арсений. - То руку поганцу жмёшь, а то вдруг взял да и возненавидел!
        Ничего, кстати, удивительного. Чёрт его разберёт, почему, но чем выше искусство, тем более непонятно поведение его представителей в быту. Самые похабные анекдоты сочиняются музыкантами, а лирический поэт в смысле склочности даст сто очков вперёд любой пенсионерке. Возможно, высота помыслов, согласно какому-то мировому закону, в данном случае уравновешивается низостью умыслов.
        Особенно трудно беседовать с гениями. Пушкин того и гляди бильярдным шаром в лоб засветит и тебя же на дуэль вызовет, Лев Толстой по крестьянской привычке обматерит машинально, Достоевский глянет разок - да и забьётся в эпилепсии.
        Уровня классиков бледный одутловатый самородок, ясное дело, ещё не достиг, но, судя по всему, шансы имел, поскольку характер у него уже выработался достаточно мерзкий.
        Как удалось понять из общей невнятицы, вина молодого лидера общественно-политического движения «Колдуны за демократию» перед мировой поэзией была ужасна. По сути, угрюмый красавец в безупречно пошитом костюме сорвал бледному одутловатому творческий вечер, стянув на себя внимание публики и даже не предложив из вежливости прочесть ещё пару стихов.
        Да за такое убить мало!
        - Ну вот шёл бы домой и там ненавидел, - буркнул Арсений, выслушав жалобу до конца. - Сюда-то чего припёрся?
        Поэт поглядел на него с удивлением. Пришёл к врагам своего врага - помощь предложить. Чего тут непонятного-то?
        - Отомстить, что ли, хочешь?
        - Отомфтить!
        - Мститель нашёлся…
        - А я внаю! - таинственно произнёс поэт.
        - Чего ты знаешь? - сердито переспросил Арсений, успевший, видать, приноровиться к особенностям речи пробитого на Космос собеседника. - Знает он…
        - Внаю! - настаивал тот, нервно подёргивая себя за галстук от известного баклужинского кутюрье Столыпина-младшего.
        Товарищ Артём обернулся, уставился по-совиному. Да и сухопарый товарищ Арсений, несмотря на ворчливый тон, тоже, кажется, был заинтригован.
        - Ну давай говори, раз знаешь.
        Открыватель новых поэтических материков с загадочным видом поманил обоих и, жутко понизив голос, выдохнул:
        - Фэкондфендф…
        Собеседники его были настолько потрясены услышанным, что на пару секунд оцепенели. Первым очухался Арсений.
        - Слышь! - на повышенных тонах задребезжал он. - А не пошёл бы ты к Богу в рай? Вот тебе карандаш, вот бумага. Садись и пиши, что ты сейчас такое сказал. Крупно и разборчиво!
        Одутловатый самородок в столыпинском галстуке с готовностью вскочил, подсеменил к столу и, схватив карандаш, склонился над перевёрнутой предвыборной листовкой. Крупно и разборчиво юноша бледный вырисовывал букву за буквой.
        - Вот… - выдохнул он и выпрямился.
        Товарищи по партии с озадаченным видом склонились над листом. Начертаное там одно-единственное слово смахивало то ли на заклинание, то ли на вывеску магазина:
        «СЕКОНДХЕНДЖ».
        Глава 3
        С виду не подумаешь, но дубрава была реликтовой. Ахнешь - и тут же смекнёшь, что отголосок, загулявший меж стволов, никакое тебе не эхо.
        Собственно, что есть эхо? Слышимое свидетельство извечной нашей забитости и нищеты. Век за веком сдвигал мужичонка рваную шапку на унылые брови и, скребя в затылке, исторгал нутряное «эх», гулко отзывавшееся в лугах и перелесках. А эта, видать, дубрава как-то вот ухитрилась затаиться, не тронутая ни татарским игом, ни крепостным правом, ни лесоповалами советских времён, ни ужасами приватизации.
        Ахо в отличие от эха звучит язычески ликующе и в то же время несколько затаённо. Есть ещё, говорят, такие чащобы, где отголоски не ахают и не эхают, а жутко молвить, ухают. Но в подобные дебри лучше не соваться, а то, не приведи Господь, набредёшь ненароком на какого-нибудь покойного атамана Уракова, в чьей шайке сам Стенька Разин состоял в кашеварах, покуда не застрелил своего учителя разряженным пистолетом.

* * *
        В городе давно бесчинствует апрель, а здесь ещё держит оборону март. Правда, из последних сил. Бугорки просохли, в низинках изнывает слоистый слежавшийся снег. Серая прошлогодняя трава свалялась, как шерсть на дохлой собаке, хотя уже пробивается кое-где ярко-зелёная щетинка.
        Дубрава внезапно раздалась - и на обширной поляне глазам трёх путников предстала толпа мегалитических столбов, глумливо величаемая в баклужинской прессе Секондхенджем, хотя, согласно данным радиоуглеродного анализа, хвалёный английский Стоунхендж был нагромождён гораздо позже.
        Сельские в рощу не заглядывали, справедливо считая капище заклятым местом. Городские - те как-то раз додумались, привели экскурсию и долго конались впоследствии, чья вина. Было из-за чего: одна туристочка, постояв в центре двойного каменного оцепления, вскорости впала в депрессию и траванулась, ещё двое любителей неолита угодили в психушку. Да и остряк репортёр, прилепивший доисторическому памятнику насмешливое прозвище, тоже, говорят, добром не кончил.
        - Ну и чего ради мы сюда пёрлись?
        - Капиффе, - зловеще пояснил одутловатый визави Космического Разума. - Это капиффе!
        - Видим, что капище. Пёрлись чего?
        - Фто «фево»? Фто «фево»? - взволновался поэт. - Мефто - гибвое!
        - Да может, оно только для добрых людей гиблое! А он-то - колдун.
        - Двя ффех! Двя ффех гибвое!
        Жёлчный сухопарый Арсений нахмурился и, подойдя к покосившейся ребристой глыбе, потрогал коряво начертанный автограф: «Здесь был Ва…».
        Дальше надпись обрывалась.
        Обернулся к совиноглазому Артёму:
        - Что скажешь?
        Тот был очень недоволен происходящим. Если честно, ему ещё вчера не понравилась затея, предложенная косноязыким глашатаем Вселенской Гармонии.
        - Негоже, - угрюмо приговорил он, изучив нагромождения камней.
        - Чего негоже-то? - ворчливо переспросил старший товарищ.
        Родоначальник гласной поэзии оглядывался то на одного, то на другого сообщника. В глазах его тлела жажда мести.
        - Мы - коммунисты, Арсений, - сурово напомнил Артём. - Православные коммунисты. И не пристало нам прибегать к помощи вражьих сил. Дзержинский чему учил? Холодный ум, горячее сердце, чистые руки. Да и апостол Павел тоже…
        - А мы разве прибегаем? - возразил сухопарый. - Заманить поганца в самую серёдку…
        - И что будет?
        - Н-ну… что-нибудь да будет.
        - Капиффе! - с трепетом напомнил поэт.
        - Примолкни, а? - посоветовал ему через плечо волчеухий Артём. - Без тебя знаем, что капище. Не слепые.
        Постояли, посомневались. В дубраве орали вороны.
        - А может, оно и неплохо, что вражья сила… - помыслил вслух более опытный товарищ Арсений. - Скажут: доигрался чернокнижник. Поделом ему…
        - Да ерунда это всё! - взорвался Артём. - В английском Стоунхендже что ни день туристы толкутся, исследователи всякие - и ничего, живы-здоровы…
        - Ну то Англия… - уклончиво отозвался Арсений. - А у нас, знаешь, всяко бывает… Как бы только узнать, действует оно или… - Взгляд его остановился на родоначальнике гласной поэзии.
        - Вот на нём и проверим, - с мужской прямотой брякнул совиноглазый.
        Будущая жертва попятилась в ужасе.
        - Вы фто? Вы фто? Ф ума фофли?
        Дёрнулся кинуться наутёк, но тут же сообразил, что по такой местности при его физических данных далеко не убежишь. Во всяком случае, от товарища Артёма. И быть бы ему загнанным для опыта в магический круг камней, что даже справедливо отчасти, ибо не рой другому яму, когда раздался поблизости надтреснутый старческий голос:
        - Вам что, голуби, жить надоело?
        Глава 4
        Обернулись. Рядом с каменным столпом, опираясь на батожок, стоял некто бомжеватой наружности и щурил на троицу недобрые охальные глазёнки. Откуда взялся - неясно. Впору было усомниться в естественном происхождении пришельца. Не зря же баклужинская жёлтая пресса то и дело публиковала сообщения о древнем хранителе Секондхенджа, что показывался порой грибникам.
        Но нет, уж больно одет современно. То есть относительно современно: ветхая шубейка из Чебурашки и такая же шапчонка.
        - Ты из местных, что ли, дед? - оправившись от неожиданности, спросил сухопарый Арсений.
        Однако местные, по данным той же баклужинской прессы, реликтовой дубравы боялись до дрожи. Старожилы, ежели их расспросить, выложат как на духу: кто сюда из сельских когда ходил (пьяный или на спор) и кто на каком дубу потом петельку себе ладил.
        - А сами-то вы, я гляжу, не местные, - прозвучало в ответ.
        - Учёные мы, дед, - соврал Арсений.
        - Не-э… - осклабился старикан. - Это вы ещё неучёные. А как учёными станете, поздно будет.
        Кажется, перед злоумышленниками стоял тот, кто мог бы развеять многие их сомнения относительно заклятого места. Уяснив это обстоятельство, Арсений шагнул к старикану, протянул руку и открыл было рот, чтобы представиться, но тот предостерегающе приложил сухой пергаментный палец к сухим пергаментным губам. Видимо, содрогать воздух именами вблизи капища было неразумно и небезопасно.
        - Вы, я вижу, человек сведущий, - сказал Арсений, перейдя на «вы», как и подобает учёному. - Можно задать вам пару вопросов?
        - Отчего ж нельзя? Задавай…
        - Это действительно гиблое место?
        - Гиблое, - кивнул старикан.
        - И им действительно владеет вражья сила?
        - Какая вражья? - не понял тот.
        - Ну… дьявольская.
        - Ни-эт… - решительно сказал старикан. - Дьяволу сюда тоже соваться не стоит. Копыт не соберёт.
        Трое очумело глянули в кривой просвет меж тёсаными столпами, где лежала пегая от влаги заклятая земля Секондхенджа.
        - Так что же там? - с запинкой спросил Арсений.
        - По-нашему говоря, размыкало, - последовал ответ.
        - Э-э… простите…
        - Размыкало, - повторил старикан, беря батожок под мышку. Хлопнул в ладоши, секунду подержал их сведёнными, затем резко развёл. Вынул бадик из-под мышки и, выжидательно глядя на собеседника, опёрся снова. Вернее даже не на собеседника он глядел, а поверх его головы. По старой подпольной привычке Арсений оглянулся. Нигде никого.
        - И-и… простите… что же оно размыкает?
        - Всё.
        - Ну, например?
        - Например, нас.
        - С чем, простите?
        - Да почитай, со всем.
        - А подробнее?
        - Подробнее… - Старичок призадумался. - Ну вот, скажем, ты - герой. Родину защищал. Многих её врагов насмерть положил. Подвигов насовершал - не счесть. И дёрнуло тебя, понимаешь, зайти туда… - Указал батожком в кривой просвет меж камнями. - Хлоп - и разомкнуло! Отшибло напрочь, что ж это за Родина и чего ты ради столько народишку побил. Подумаешь так, подумаешь, достанешь ствол да и застрелишься…
        - Й-оксель-моксель… - еле слышно вымолвил совиноглазый Артём. Но такая случилась тишина, что все расслышали.
        - А… а как же в газетах пишут… про Секондхендж…
        - Да мало ли что там в газетах!
        Преодолев оторопь, переглянулись.
        - Ну, допустим! - с неестественной бодростью заговорил Арсений. - А если, скажем, политик? Тоже разомкнёт?
        Ответил дедок не сразу. Смикитил, видать, что выспрашивают не просто из любопытства.
        - Разомкнёт… - малость помедлив, согласился он.
        - А этого-то с чем?
        - А с идеей! Ради которой он все свои пакости творил. Бац - и готово. Пакости помнит, а идею забыл.
        - Но… не убивал же никого…
        - Политик? - недоверчиво привизгнув, переспросил старикан. - Не убивал? Окстись! Да на политиках больше кровушки, чем на всех героях вместе взятых. И вот ка-ак это всё разом до него, до политика то есть, дойдёт…
        - До политика?! - Теперь уже привизгнул Арсений. - Господь с тобой, дедушка! Ты что такое говоришь?
        - Нет, тут-то, понятно, не дойдёт, - нимало не смутясь, пояснил тот. - А там… - покосился он на каменные громады. - Там - мигом.
        И все невольно отодвинулись от исполинской надолбы.
        - Ты пойми, - проникновенно молвил дедок, с участием глядя на собеседника, - пока ты вместе со всеми, какой с тебя спрос? А как разомкнёт - тут-то тебе даже и спрятаться не за кого… ни за Родину, ни за партию…
        - Ну а, допустим, совсем молодой политик? - продолжал осторожно и неспроста выпытывать Арсений. - Юный, так сказать, неоперившийся…
        - Да может, оно ещё и хуже, что неоперившийся, - поразмыслив, сказал бомжеватый мудрец. - Молодой - он в идею крепче старого верит. Есть что с чем размыкать…
        Замолчал товарищ Арсений, задумался. Видя такое дело, в беседу решил вступить товарищ Артём.
        - А скажи-ка, дед… - завёл он и был в свою очередь внимательно осмотрен желтоватыми охальными глазёнками.
        - Тоже учёный? - с подковыркой полюбопытствовал дедок.
        - Нет, - чуть замявшись, отозвался тот. - Я - так… лаборант… - И опять поправил сбрую под пиджаком.
        - И о чём же ты, лаборант, спросить хотел?
        - Да насчёт Стоунхенджа. Который в Англии… Там тоже так же?
        - А, ты вон о чём… Нет, то размыкало, которое в Англии, оно давно уж не работает.
        - Почему? Энергия кончилась?
        - Как она тебе кончится? Капище-то на земное ядро закорочено.
        - А почему ж тогда?
        - Ключевую перемычку со столбов сняли - с тех пор и не работает.
        Совиноглазый обернулся и внимательно осмотрел сумрачные каменные громады.
        - А где она здесь, эта перемычка?
        - Так тебе всё и скажи! - ухмыльнулся старикан.
        Теперь уже задумался Артём.
        - Пвавивьно ви я… - запинаясь, начал поэт и тоже замолчал.
        - Правильно, правильно… - ласково успокоил его дедок. - Всё ты, голубь, понял правильно. Только соваться тебе туда не след.
        Бледный одутловатый юноша в столыпинском галстуке зачарованно смотрел в просвет меж камнями. О чём он думал? Возможно, о том, что вот куда бы загнать всех этих классиков баклужинской литературы с их надменно искривлёнными лицами. Что они смыслят в новой космической поэзии, скованные традициями педанты? И, наверное, сладостно было представить, как сработает древнее размыкало - и прозреют слепцы, и поймут с ужасом, что всю жизнь следовали мёртвым бесмысленным канонам, поклонялись мумиям…
        - Вафы идовы - девево… - прошептал он так тихо, что не был понят никем. Поэтому последнюю фразу его есть резон перевести.
        «Ваши идолы - дерево», - так прозвучала бы она в традиционном произношении.
        - Спасибо тебе, дед! - внезапно выпав из раздумий, произнёс сухопарый Арсений. - А вот где бы обо всём об этом ещё и прочесть?
        - Прочесть? - Оторопел старикан, замигал. - Да понаписано-то много всего… Тебе как? Поволшебнее? Понаучнее?
        - Понаучнее, - сказал Арсений.
        - Если понаучнее, то был такой Савелий Сирота…
        - Почему был?
        - Потому что весь вышел, - насупившись, отвечал старикан. Не любил, должно быть, когда перебивают. - А называется книжка «Промывка ауры в корень».
        - Как? - не поверил Арсений.
        Старикан сухо повторил.
        - А кто он, этот Сирота?
        - Ауролог.
        - Это которые, что ли, урологию отрицают?
        Возможно, вопрос был задан вполне серьёзно, по незнанию, однако прозвучал как неуклюжая попытка пошутить. Старикан обиделся окончательно, повернулся - и, даже не попрощавшись, двинулся прочь, в сторону Колдобышей. Трое озадаченно глядели ему вослед.
        - Выясни потом, кто такой, - негромко велел Арсений.
        Артём кивнул.
        - «Промывка ауры в корень», - недоверчиво повторил Арсений и, хмыкнув, покачал головой.
        Ветхая шубейка из Чебурашки помаячила-помаячила и скрылась за ребристым плечом мегалита.
        - Это всё ладно, - хмуро сказал Артём. - А как ты сюда Портнягина собираешься заманивать?
        - Понятия не имею, - честно признался Арсений. - Для начала неплохо бы со старичонкой разобраться. Может, он тут голову нам морочил…
        - Зачем?
        - А так. По деревенской привычке. Хлебом не корми - дай городскому лапшу на уши повесить. Тем более учёному…
        - Ну так проверить-то не поздно, - заметил Артём и оглянулся. - Э!.. - ошеломленно вскричал он. - А этот куда делся?
        Глашатая Космической Гармонии в окрестности не наблюдалось. Сообразил, видать, нехристь, что одной попыткой загнать его на заклятую землю Секондхенджа товарищи по партии не ограничатся, и счёл за благо незаметно удалиться, покуда цел. Уходил, надо полагать, ступая только по сухому, поскольку следов на влажной почве высмотреть также не удалось.
        - Ладно, Бог с ним! - буркнул Арсений. - Ты, кстати, тачку-то замкнул? Не угонит?
        - Не угонит, - сказал Артём. - А всё-таки. Как заманивать будем? Если Портнягин и вправду настоящий колдун…
        - Колдун, колдун, - заверил Арсений.
        - …значит, всё об этих местах знает. Его ж в размыкало на аркане не затащишь… - Запнулся, что-то прикинул. - Хм… А правда! Чего мудрить? Подстеречь, сунуть в багажник, привезти сюда…
        - А охрана?
        - С охраной разберёмся.
        - Даже и не вздумай! - оборвал старший товарищ. - С ума стряхнулся? Похищение лидера… Весь муравейник разворошишь!
        Совиноглазый сплюнул с досады, поморщился - и вдруг что-то, видать, неподалёку приметил.
        - Чего там?
        - Наследил-таки наш придурок, - с довольным видом сообщил Артём. - Во-он там… Только куда ж это его понесло?
        Товарищи по партии приблизились к участку влажной почвы. Следы поэта отпечатались на нём с типографской чёткостью. И вели они прямиком в размыкало.
        - Он что, сбрендил? - вырвалось у Артёма.
        Насколько всё-таки обыватели превратно истолковывают высокие порывы творческих натур! Ну почему обязательно сбрендил? Почитайте классиков. Истинный служитель муз всегда бежит от суетного света, всеми фибрами своей ранимой души желает отрешиться от ненавистного общества. А тут рядом Секондхендж. Пять шагов - и ты волен и независим. Тебе-то чего бояться, если рукой твоей водит Космический Разум? Ей-богу, нужно быть последним мещанином, чтобы не рискнуть и не воспользоваться такой возможностью.
        Судорожно перезвездясь, оба православных коммуниста заглянули в каменный проём. В десятке шагов от них произрастал корявый спрутообразный дубок, раскинувший щупальца почти над самой землёй. Так что пришлось самородку вешаться в сидячем положении. В качестве верёвки он, как это вообще принято у интеллигентов, воспользовался галстуком.
        Видно, не только с традиционной поэзией разомкнуло горемыку, но и со своею собственной. Понятие Космического Разума исчезло, а сомнительное стихотвореньице осталось. Вник, пришёл в ужас - ну и…
        - Так… - хрипло вымолвил товарищ Артём. - А снимать кто будет? Я туда не полезу.
        Сухопарый Арсений молчал, угрюмо играя желваками.
        - Не будем мы его снимать, - постановил он чуть погодя. - Так оно даже лучше… в рамках предвыборной кампании. Вчера он поганцу руку публично пожимал, а там вышел, пошёл - и удавился. Жаль только, на дубу. Ну да что делать, осины здесь не растут…
        Глава 5
        «Поскольку описание мироустройства в неприкрашенном виде обычно производит удручающее впечатление, лицам с неустойчивой психикой эту главу лучше пропустить. Изложенная простым, недоступным специалисту языком, она покажется им лишённой таинственности и до омерзения понятной», - таким несколько надменным предупреждением открывает свой немноготомный труд Савелий Сирота.
        Многие полагают, будто Савелию Петровичу сильно повредило его парикмахерское прошлое. В идеале оккультисты не должны владеть никаким иным ремеслом, поскольку это неминуемо отзовётся на их основной деятельности. Сказанное приложимо и к политикам. А то один по привычке командует державой, как полком, другой в упор не видит разницы между браздами правления и штурвалом комбайна. Да и философы тоже. Ладно, если оптик. Пошлифует-пошлифует линзу - и давай шлифовать дефиниции, причём теми же самыми приёмами. А ну как сапожник? В Элладе таких цикутой травили.
        Как ни прискорбно, но ясный незамутнённый взгляд на Мироздание свойствен одним бездельникам.
        В оккультизм Савелий Сирота подался, так сказать, уже оформившись профессионально. Призёр международного конкурса куафёров, автор книги по трихологии, обладатель престижной «Серебряной гребёнки», своим уходом он даже вызвал лёгкую панику среди поклонниц. Пресса сочла неожиданный поступок стилиста обычным пиаровским приёмчиком и, как вскоре выяснилось, в корне была не права. Спустя каких-нибудь полгода мировая эзотерика пережила нешуточную оторопь, ознакомившись с выложенной в Интернете новой теорией астрала. Небрежно изложенная, во многом бездоказательная, она тем не менее, как многим померещилось, опрокидывала чуть ли не все устоявшиеся взгляды на тонкие миры.
        Первыми взвыли аурологи (в виду имеются исследователи человеческой ауры, а вовсе не лица, отрицающие урологию, как бестактно предположил сухопарый Арсений). Они-то, кстати, и начали травлю, приведшую Савелия Сироту к трагическому финалу. В оккультной прессе замелькало оскорбительное слово «парикмахер». Возмутителя спокойствия упрекали в профанации, незнании сакральных текстов, кощунстве, подозревали в нём вульгарного мистификатора и тайного хулигана, причём следует заметить, что за исключением двух последних выпадов все перечисленные обвинения имели под собой почву.
        В чём-то, конечно, Савелий Сирота сам виноват. Слишком уж отчётливо слышится в его писаниях шорох расчёски и щёлканье ножниц. Когда он, к примеру, говорит о посекшихся энергетических волокнах или о воспитании как о завивке и укладке ауры, невольно возникает ощущение, что над вами просто издеваются.
        Удручённый многочисленными нападками бывший куафёр ни разу не возразил своим недругам, что поначалу даже дало им повод усомниться в его существовании.
        Новые идеи оказались, однако, достаточно притягательны. Невесть откуда взявшиеся сторонники Савелия повели себя, не в пример учителю, крайне агрессивно: придумали для своих оппонентов унизительное прозвище «досиротики» (по образцу «досократиков»), а себя, естественно, нарекли «сиротиками», что тоже, согласитесь, не совсем благозвучно.
        В любом случае картина потустороннего мира, предложенная Сиротой, независимо от того, насколько она соответствует действительности, привлекает изяществом и непротиворечивостью, чего не скажешь о традиционных системах, представляющих, как правило, нагромождение противоречащих друг другу сведений.
        Обладатель «Серебряной гребёнки» начинает с утверждения, будто человеческая аура - это естественная реакция нашего духовного начала на окружающую действительность - проще говоря, вставшая дыбом астральная шерсть. Подшёрсток её многослоен, что, дескать, и легло в основу учения о семи аурических оболочках.
        Невольно вспоминается, что у Савелия, кроме профессии, было ещё и хобби: собаковод-любитель. Редкая газета не перепечатала душераздирающей истории о его пуделе, умершем от тоски на могиле хозяина.
        «Такое впечатление, - пишет Сирота, - что, кроме этого подшёрстка, оккультисты вообще ни о чём не желают знать. Его-то они и называют аурой, причём толкуют о каких-то её границах, в то время как любая аура безгранична. Подшёрсток же образуется в результате энергетической давки, возникающей в непосредственной близости от нашего эфирного тела, где тонкоматериальная ость теснится особенно густо. По мере удаления от поверхности астральные волоски разбегаются в пространстве и как бы исчезают. На самом деле исчезновение это мнимое - просто по отдельности различить их крайне сложно».
        Оставив коллег-эзотериков копошиться в очёсках аурического пуха, Сирота прослеживает разбегание незримых волосков, уходя за ними в глубокий астрал.
        Большинство полагает, что они связывают нас с внешним миром. Точно так же полагает и Савелий Сирота, с одним, правда, уточнением, от которого у большинства мороз по коже. Суть уточнения такова: кроме этих силовых линий, в мире вообще ничего нет. Именно из них соткано всё, что мы именуем окружающей реальностью.
        Хотя «соткано» - не совсем то слово. Скорее уж «запутлякано». Беспорядочно переплетаясь, нити сбиваются в колтуны, многие из которых достигают со временем материальной плотности.
        Самый огромный колтун - несомненно, Мироздание, однако неуклюжие филологические попытки бывшего парикмахера связать со словом «космы» такие термины, как «микрокосм», «макрокосм», «Космос», выглядят в достаточной мере наивно и способны вызвать лишь досаду.
        Самое забавное (или печальное) заключается в том, что, изложи это Савелий Сирота более или менее традиционным языком, его труд ни у кого бы не вызвал протеста, хотя, с другой стороны, возможно, остался бы незамеченным. Но представить себя этакой энергетической кошмой, отвердевшим кудёрышком Мироздания многим показалось оскорбительным. Бог им судья. Из атомов, видите ли, состоять не стыдно, а из силовых линий почему-то за обиду стало…
        Глава 6
        - Он что, издевается?! - яростно завопил товарищ Арсений, метнув книжку в угол сторожки. - Это же читать невозможно!
        Товарищу Арсению стоило посочувствовать. Сами подумайте: убить столько времени, продраться сквозь заумную, не то эзотерическую, не то парикмахерскую терминологию, уяснить картину Мироздания по Савелию Сироте - и при этом не узнать ничегошеньки сверх того, что уже было сказано вчера бомжеватым старикашкой возле мегалитического сооружения, известного как Секондхендж…
        И всё же в чём-то товарищ Арсений был не прав. Кто его вчера за язык тянул? Просил понаучнее - заполучи.
        - Ты осторожней, - осуждающе сказал товарищ Викентий, поднимая оснащённое очками кувшинное рыло от заваленного бумагами стола. - Чуть в Богородицу не угодил…
        Разгневанно сопя, товарищ Арсений походил по сторожке, затем малость успокоился, подобрал книжку с пола, непочтительно бросил на сейф. Чтения, естественно, не продолжил.
        - Как с компроматом? - отрывисто спросил он.
        - Да никак… - отозвался товарищ Викентий, снимая очки и утомлённо потирая то место, где лоб у него переходил в нос. У прочих там обычно располагается переносица. - Родственников нет. Полтора года отбыл на зоне… Ну, ты ж этого трогать не велел.
        - Не велел, - подтвердил Арсений. - Он там вместе с нашим кандидатом срок мотал. По одному и тому же делу. А после освобождения - ничего?
        - Ничего. Сразу подался в ученики к колдуну.
        - Личные связи?
        - Нету.
        - Не может такого быть!
        - Ну вот тем не менее…
        Товарищ Арсений посопел, потом взял с сейфа книгу и бегло принялся листать наудачу, надеясь выудить из этой белиберды хоть что-нибудь существенное. Внезапно в тексте мелькнуло имя вождя.

* * *
        «Как неосторожно выразился однажды Владимир Ильич Ленин: „Идея, овладевшая массами, становится материальной силой“, - и с несвойственной ему опрометчивостью выдал главный секрет большевиков, принятый, к счастью, за ораторскую метафору.
        Самое время вспомнить, что материя, по Савелию Сироте, это именно свалявшаяся до затвердения неразбериха силовых линий.
        Спутываясь воедино, волокна многих аур образуют коллективные колтуны, именуемые народом, верой, партией, причём образования эти живут собственной жизнью, управляя своими составляющими, как марионетками, и используя астральные волокна в качестве нитей.
        Так называемый пробой на массу, с нашей точки зрения (излагает далее Сирота), есть мгновенная заплётка отдельных волокон в некое подобие косицы, прочно связывающей нас с коллективным колтуном.
        Существуют, однако, так называемые гиблые места, представляющие собой участки астрала с повышенной энергетикой, где даже сильно свалявшаяся аура начинает пушиться, мнимо увеличиваться в объёме, а вышеупомянутые косицы стремительно расплетаются. „Сиротики“ называют такое явление промывкой ауры в корень, „досиротики“ - воздействием отрицательных полей, а народ - просто размыкалом.
        Представьте себе на секунду, что ваше уютное Мироздание встаёт дыбом, все колтуны расходятся на волокна и, по мнению одних „сиротиков“, исчезают, по мнению других, теряют смысл.
        Обычно гиблые места разбросаны вдоль линий высоковольтных передач, хотя на самом деле всё обстоит наоборот: линии высоковольтных передач неосознанно прокладываются людьми по наиболее гиблым местам…»

* * *
        - Знаешь, - честно признался кувшиннорылый Викентий. - Зря вы это всё с Артёмом затеяли… Ты что, надеешься, Портнягин придёт в Секондхендж компромат выкапывать? Или на свиданку к кому-нибудь прибежит?
        Товарищ Арсений нахмурился и вновь отложил книжицу. Сам чувствовал, что пошёл на поводу у ненормального стихоплёта… земля ему пухом. Кстати, сегодняшние газеты, две из которых валялись среди прочих бумаг на прорабском столе, довольно подробно освещали операцию по извлечению тела самоубийцы с территории капища. Сперва пришлось подогнать к дубку радиоуправляемого робота с гидравлическими ножницами, чтобы перерезать галстук, а затем воспользоваться арканом.
        Арсений покосился на заголовок, крупными буквами клеймящий колдунов и интеллигенцию. Рядом подвёрстано было интервью с известным кутюрье Столыпиным-младшим. И в голову забрела странная, словно бы чужая мысль: даже удавившись на собственном галстуке, принадлежность свою к интеллигенции не подтвердишь. Напротив, опровергнешь. Кто такой интеллигент? Это прежде всего личность, разорвавшая связь с народом. То есть размыкало ему уже не страшно. А раз удавился, значит была связь-то, пусть слабенькая, но была.
        Или Секондхендж размыкает тебя не только с обществом, но и с самим собой? А ведь и впрямь: астральные волокна, о которых повествует Савелий Сирота, в интеллигентной ауре должны быть запутляканы ещё сильнее, чем, скажем, у простого работяги-риэлтера. Колтун на колтуне и колтуном погоняет. И вот, оказавшись в зоне высокой энергетики, всё это начинает распускаться, распрямляться, пушиться… Хотя у таких субъектов астральная шерсть что ни день безо всякого размыкала сама собой дыбом встаёт. Истинный интеллигент - он ведь о чём подумает, тому и ужаснется…
        Примерно так мыслил товарищ Арсений, всё больше запутывая незримые волокна своей ауры, когда дверь сторожки распахнулась и на пороге временного агитхрама возник совиноглазый товарищ Артём, причём вид у него был несколько таинственный, торжественный и отчасти зловещий.
        - Ну? Что?
        - Хлюпик наш рифмоплёт!
        - Это я и сам понял. Что ещё?
        - Значит, так… - Товарищ Артём сунул руку за борт пиджака, но извлёк, разумеется, не ствол, а некий выведенный на принтере список. - Из тех, кто ходил в Секондхендж, самоубийц немного - процентов десять. Но долбануло практически всех. Кто в запой ударился, кто на иглу сел…
        - Тоже неплохо.
        - …и у всех отвращение к прежнему роду деятельности. Брокер не может слышать о бирже, доярка - о коровах…
        - Так-так-так…
        - Интересен случай с одним попом. Лет пять назад пытался освятить капище. На другой день сверг с себя сан и подался в безбожники. Потом посетил капище вторично и начал громить атеизм.
        - Вот как? Это что же… клин клином вышибают?
        - Не знаю. И никто не знает.
        - А выводы?
        - Выводы такие, что, если нам даже повезёт заманить Портнягина в Секондхендж, с собой он скорее всего не покончит. Мужик крепкий.
        - А и не надо! - Товарищ Арсений повеселел, возбуждённо потёр ладони, прошёлся из угла в угол. - Пусть живёт! Главное, что он смысл своей деятельности утратит, понимаешь ты это, товарищ Артём? Выборы - через неделю. И вот представь: этот их единый блок «Колдуны за демократию» лишается своего кандидата в Президенты! А?!
        - Да, но заманивать-то как будем?
        Погрустнели товарищи, закручинились. Незримые волокна трёх аур клубились в тесном помещении подобно паутинкам. Сплетались, расплетались и всё никак не могли сбиться в единый колтунок. То бишь план операции.
        - А что со старичонкой? - чуть погодя хмуро спросил Арсений. - Выяснил, кто он такой?
        - Нет, - с сожалением признался Артём. - Походил вчера по Колдобышам, поспрашивал… Там таких дедков - пруд пруди! И всё не те… Наверное, не местный он.
        - Жаль, не догадались мы его тогда сфотографировать, - посетовал старший товарищ. - Может, фоторобот изготовить?
        - Фоторобот я уже смастрячил. Вот.
        - Ну-ка, ну-ка, - оживился Арсений, принимая портретик шесть на девять. - А что? Похо-ож…
        - Позвольте… - вмешался товарищ Викентий, отбирая карточку. - Нет! - сказал он, приглядевшись. - Не может быть!
        - Что такое?
        Товарищ Викентий сорвал очки с кувшинного рыла, всмотрелся невооружённым глазом.
        - Вы не поверите, товарищи, - объявил он, сам удивляясь заранее тому, что намерен был сообщить. - Знаете, кто это? Это же Ефрем Нехорошев! Бывший учитель Глеба Портнягина…
        - Личность - известная? - хищно прищурился товарищ Арсений.
        - Более чем. Старейший чародей Баклужино. Сильно запойный. До сих пор гадают, чёрный он маг или белый…
        - К выборам какое-нибудь отношение имеет?
        - Никакого! Политиков на дух не переносит. Считает общественную активность результатом порчи. Очень расстроился, когда ученичок его подался в кандидаты…
        - Что значит расстроился? Ушёл в запой?
        - Хуже, - мрачно произнёс товарищ Викентий. - Вышел.
        Глава 7
        Старый колдун Ефрем Нехорошев сидел, трезвый и угрюмый, на шатком табурете в опустевшей своей однокомнатке и с брюзгливым выражением смотрел, как по истоптанному в войлок ковру, играючи одолевая клоки серо-белой кошачьей шерсти, неспешно шествует вконец разнуздавшийся таракан. Чародей протянул руку, взял не глядя с краешка стола колбу дихлофоса, добавляемого в некоторые зелья, и, привстав, расстрелял наглеца в упор. Наложить заклятие не было сил. Отправил баллончик на место и снова присел, наблюдая без интереса, как мечется по полу, вычерчивая сложные кривые, издыхающая тварь.
        Внезапно показалось, будто стремительные эти метания складываются в некие знаки. Ефрем всмотрелся.
        «В-С-Е-Х Н-Е П-Е-Р-Е-Т-Р-А-В…» - удалось разобрать ему. Он досадливо поморщился, а когда взглянул снова, таракан уже лежал, опрокинувшись навзничь, и легонько подёргивал лапкой.
        Сам по себе таракан существо сметливое, но бессмысленное. Способности к письменной речи прорезаются у него лишь на уровне коллективного разума, кстати сказать, довольно высокого. В данном случае, как легко догадаться, жертву инсектицида пробило на социум, и она в агонии выдала единым росчерком главные чаяния всей тараканьей громады.
        А вы думали, одних только людей пробивает?

* * *
        Шла третья неделя одиночества старого колдуна.
        Ещё утром первого дня он ощутил с тревогой, что вполне естественный, напрашивающийся в его положении поступок требует нешуточного усилия воли. Всего-то навсего: свернуть пробку и принять первые сто двадцать капель. Движение, совершаемое на уровне инстинкта. Сердечники принимают так корвалол.
        Когда кто-либо из ваших знакомых бросается в лестничный пролёт или иным подобным способом решает раз и навсегда свои проблемы, сочувствующие задают всего два вопроса: сильно ли был пьян и долго ли пил до этого. Услышав, что сильно и долго, успокаиваются, приходят в доброе расположение духа, даже позволяют себе скорбную жабью улыбку: вот она, водка-то… Отчасти они правы: большинство смертельно больных умирает от вынужденной передозировки лекарства. Так и тут. Да, пил, не просыхая, в течение полугода, потом удавился. А иначе удавился бы ещё полгода назад.
        С младых ногтей внушают человеку: «Трудись, а то задумаешься! Учись, а то придётся думать самому!» Однако ленив человек и упрям: нет-нет, да и пораскинет умом на досуге. Вот тут-то и приходит на помощь алкоголь. Для обычных людей выпивка - не более чем охрана границ: встретить мыслишки на дальних подступах, пока они ещё не оккупировали мозг. Есть и другие способы профилактики. Слышите пульсацию динамиков? Раньше так глушили вражеские радиостанции. Теперь так глушат собственные мысли. Не зря же говаривал царь-мученик или кто-то из его приближённых: «Идеи надлежит давить и тщательнейшим образом вычёсывать».
        Охранять границы рассудка Ефрему Нехорошеву было поздно. Для постижения сути бытия природа отпустила человеку довольно малый срок, и она права, поскольку жить дальше вряд ли кому захочется. Суть бытия старый колдун постиг сызмальства и с тех самых пор, как выражаются медики, жил в минус, на одном спиртном, принимая его взамен обезболивающего.
        В последнее время, правда, отпустило чуток. Не было счастья - несчастье помогло. Год назад Ефрема угораздило взять воспитанника, хотя не раз зарекался наученный горьким опытом: будя! Никаких питомцев. Из этого, впрочем, не следует, что старый чародей был плохим педагогом. Напротив! Это был настолько талантливый педагог, что послушные ученики не пробуждали в нём интереса. Алмаз, сами знаете, гранится алмазом, а Ефрему как назло попадался слишком податливый человеческий материал. Ловили с трепетом каждое слово, не прекословили ни в чём, велишь им в окошко сигануть с пятого этажа - за честь почтут. Но этот… Сомневался во всём, даже в сомнениях наставника. Чуть до кулаков не доходило. Много он Ефрему крови попортил, пока не допрыгался окончательно. Нет, не умер - ушёл в политику, но тут, сами понимаете, разница невелика: был человек - нет человека.
        Теперь же, лишившись необходимости парировать неуклюжие выпады юного задиры, разрушать вздорные аргументы и пресекать наивные попытки приписать бытию хотя бы видимость смысла, старый колдун остался один на один со своей правотой. Выход из подобной ситуации очевиден: свернуть пробку и принять первые сто двадцать капель, но даже в этой малости Ефрему, как видим, было отказано.

* * *
        В прихожей послышался протяжный мелодичный скрип дверных петель.
        - Это здесь, что ли, можно рекламу в астрале разместить? - прямо, без экивоков спросил чей-то на редкость мерзкий голос.
        Старый колдун Ефрем Нехорошев отвлёкся на миг от созерцания невскрытой бутылки. Держал он её наотлёт, как череп Йорика.
        Кувшинное рыло, просунувшееся в приотворённую дверь, было под стать голосу.
        - Какую ещё рекламу? - брюзгливо уточнил Ефрем.
        Кувшиннорылый скользнул в прихожую.
        - Рекламу-то? - деловито переспросил он. - Ну, скромную такую, неброскую… Скажем, предвыборную.
        - Не по адресу, - скупо известил колдун. - Работаю только с частными лицами.
        - Так а я и есть частное лицо!
        - Кто? Ты? - Чародей опустил руку с бутылкой и, обернувшись целиком, с ядовитой ухмылкой оглядел посетителя, особо сосредоточивая внимание на его конечностях. - Да ты ж на поддергушках весь, как Буратино!
        При всей своей хлёсткости сравнение особой точностью не отличалось. Марионеткой Буратино скорее всего не был, но что правда, то правда: от астрального тела посетителя отходили взлохмаченные энергетические шнуры (косицы, как их называет Савелий Сирота), состоящие из слипшихся воедино аурических волокон и красноречиво свидетельствующие о том, что к старому колдуну заявилась даже и не личность, а так, составная часть партийного аппарата.
        Попади он на территорию Секондхенджа, ох несладко бы ему там пришлось!
        - Это вам к кому-нибудь из чёрных магов надо, - продолжал Ефрем, с особой гадливостью выговаривая слово «вам». - Вон к Платошке Кудесову. Двор перейдёшь - первый подъезд, второй этаж. Квартиру - спросишь…
        Но кувшиннорылый, по всему видать, был не из тех, кому достаточно указать разок на дверь. Не спрашивая разрешения, рекламодатель довольно-таки развязно опустился в кресло для посетителей и посмотрел на престарелого колдуна так, словно тот был гостем, а хозяином он сам.
        - Вы правы, Ефрем Поликарпович, - заговорил пришелец другим голосом, должно быть, принадлежащим его политической, а то и уголовной группировке. - Реклама в астрале меня, честно сказать, интересует мало. Точнее, совсем не интересует. А пришёл я к вам по очень серьёзному делу, от которого зависит не только наше, но и ваше будущее…
        Давненько не беседовали с маститым чародеем в подобном тоне. Впрочем, удивляться тут нечему: незнакомец, напоминаем, говорил не от своего лица, а причастность к коллективному разуму, как известно, предполагает полную утрату индивидуальной совести.
        - Только не вздумайте пугать меня тем, что наложите заклинание, наведёте порчу и всё такое, - бесстрашно продолжал он. - Человек я верующий, партийный и, думаю, без помощи не останусь. Словом, хотите вы этого, не хотите, а потолковать нам придётся…
        Не пришлось. Оба сотовых телефона заголосили одновременно. Тот, что принадлежал Ефрему, заиграл «Как ныне сбирается Вещий Олег», а переговорное устройство гостя грянуло первые такты гимна (слова Жуковского, музыка Александрова).
        Какофония вышла умопомрачительная.
        - Что? - крикнул в трубку кувшиннорылый. - Сюда?! Сейчас?..
        - Ефрем Поликарпович? - в тот же миг осведомился сотик чародея. - С вами говорит референт кандидата в Президенты Баклужино…
        - А что, Глебушка сам уж и позвонить не мог? - несколько даже ошалел старый колдун.
        - Глеб Кондратьевич просит вас принять его через десять минут, - невозмутимо продолжал крохотный динамик. - Пожалуйста, никуда не уходите. Будьте на месте.
        Вот жизнь пошла! Ефрем хмыкнул и дал отбой. Кувшиннорылого посетителя в комнате уже не наблюдалось. Сгинул. Слышно было, как он низвергается по лестнице, затем хлопнула внизу дверь подъезда - и всё стихло.
        С телефоном в левой руке и невскрытой поллитровкой в правой маститый кудесник некоторое время пребывал в оцепенении. Потом повертел бутылку, словно бы впервые видя перед собой нечто подобное, и бережно поставил непочатый сосуд на край стола, рядом с колбой дихлофоса.
        Глава 8
        Вскоре (ровно через десять минут, надо полагать) вновь запела входная дверь и в захламлённую однокомнатку ступил кандидат в Президенты суверенной республики Баклужино от блока «Колдуны за демократию» Глеб Портнягин.
        Вероятно, сказалась дурная привычка старого колдуна мыслить заклинаниям. Взял вот и вызвал нечаянно. Хотя, с другой стороны, государственные мужи, чем их ни заклинай, на призывы простых избирателей отзываются редко.
        Из-под кровати раздалось радостное поскуливание учёной хыки. Узнала, кинулась навстречу.
        - Соскучилась… - с ностальгической улыбкой молвил Глеб. Нагнулся, потрепал жуткое исчадье потустороннего мира по незримой холке, затем выпрямился и, растроганно вздёрнув брови, разгладил просевшую эфирную оболочку правого косяка.
        - Ну, здравствуй, что ли… - прочувствованно произнёс он.
        Прищуренным глазом старый чародей окинул выученика с головы до пят. И у этого тоже аура в косицы свалялась. Чисто осьминог!
        А ведь, пожалуй, и впрямь Президентом станет.
        - Здравствуй, здравствуй… - прошамкал колдун и кивком указал на свободный табурет. Присаживайся, мол.
        Где они, привычные джинсы и кожаная куртка! Одетый с иголочки (будьте уверены, лучшей иголочки Баклужино), рослый кандидат в Президенты шагнул к табуретке и, как в добрые старые времена, сел напротив учителя.
        А вот любопытно: визит к бывшему наставнику у него в плане мероприятий был заранее отмечен, или как?
        - Вот зашёл узнать… - со сдержанной грустью молвил высокий гость. - Не нуждаешься ли в чём…
        - Я? - Старый колдун помолодел от изумления. - Ты, Глебушка, часом не прихворнул? Третий глазик у тебя как? В порядке?
        Действительно, если верить третьему глазу, лучистая аура Ефрема Нехорошева по-прежнему отливала глубочайшей синевой: верный признак того, что маститому чародею давно уже всё фиолетово, в том числе и собственные нужды.
        - Ну… - замялся Глеб. - Я ж не во вселенском смысле… Так, в житейском… Жилплощадь расширить, пенсию хорошую устроить…
        Старый колдун уставил на него охальные желтоватые глазёнки, потом захихикал:
        - Ну ты сказанул! Пенсию! По инвалидности, что ли? В сорок-то восемь лет…
        - Сколько?! - ужаснулся Портнягин.
        Честно сказать, он всегда полагал, что наставнику его не меньше восьмидесяти.
        А тот, всё ещё похмыкивая, покосился на край стола, где в непорочной целокупности стояла непочатая бутылка водки, и почувствовал вдруг, что нет ничего проще, чем свинтить пробку и принять первые сто двадцать капель. Жизнь возвращалась. Визит блудного питомца произвёл на старого колдуна поистине волшебное действие.
        - Ты уж, Глебушка, не крути, не надо… - веселея на глазах, посоветовал старикан. - Это не у меня, это, брат, у тебя во мне нужда припала… С чем пожаловал?
        Глеб Портнягин крякнул, нахмурился. За полмесяца стремительной политической карьеры его ещё никто не посмел раскусить с такой оскорбительной лёгкостью. Напрочь отвык.
        - Ладно, - натужно усмехнувшись, признался он. - Просто зашёл…
        - А это ты поди хыке расскажи. Она поверит.
        Портнягин встал, словно собираясь в знак протеста покинуть зал заседаний, потом вспомнил, где находится, и снова сел. Засмеялся, не разжимая губ.
        - Да… - сказал он наконец. - Давненько не видались. Целых две недели… В чём нужда, говоришь? - Вскинул глаза, стал серьёзен. - В тебе, Ефрем.
        - Эк ты! - поразился тот. - Ну-ну…
        - Пойми: ты нужен движению! - Портнягин повысил голос. - Именно ты! Старейший… - Тут он запнулся, вспомнив, что старый колдун Ефрем Нехорошев, оказывается, не так уж и стар. - Да, старейший! - с вызовом повторил кандидат, упрямо сводя брови. - Старейший чародей Баклужино… Люди к тебе тянутся… Вот и поддержи нас!
        - Смешной вы народ, - сказал колдун. - Чуть во что уверуете - тут же всех давай в свою веру на верёвке тащить. То ли скучно одному, то ли совестно…
        - Ефрем! - укоризненно прервал его Глеб. - Нам необходимо сильное справедливое Баклужино. Держава, которой можно было бы гордиться! Вспомни, сам же столько раз власти бранил, говорил: до революции доведут… Ну так вот он, наш случай: взять власть самим…
        - Мало ли что бранил! - невозмутимо возразил Нехорошев. - С кем не случается? Мне вон таракан в аккурат перед твоим приходом тоже на ковре целую прокламацию выписал…
        Портнягин взглянул на пол, тронул носком туфли трупик насекомого, потом всмотрелся, свёл брови. Прочитать астральные знаки, начертанные издыхающей тварью, для питомца чародея не составляло труда. Тем более свежие ещё, не выдохшиеся.
        - В-С-Е-Х Н-Е П-Е-Р-Е-Т-Р-А-В… Вот видишь? - упрекнул он учителя. - Даже таракан - и тот сознаёт, что сила в единстве…
        - С дихлофоса - чего ж не осознать… - проворчал тот. Затем как-то по-особенному покосился на выученика - и решительно протянул руку к бутылке.
        - Зря ты, - обеспокоенно предупредил Портнягин.
        Не слушая, старый колдун привычным движением свинтил пробку, наполнил мутноватый гранёный стаканчик, но вместо того, чтобы принять его самому, подал Глебу.
        - Ты выпей, - сочувственно произнёс он.
        Кандидат в Президенты недоверчиво воззрился на бывшего своего учителя.
        - Выпей, выпей… - настаивал тот.
        И неспроста. Водка подчас расплетает волокна ауры не хуже размыкала. Не зря же бытует в народе выражение «промыть мозги».
        - С ума сошёл? Мне сейчас мост открывать!
        - Какой мост?
        - Через Чумахлинку. Ленточку золотыми ножницами резать, речь говорить…
        - Ох и житуха у тебя!.. - посочувствовал чародей. - Тогда так… - Отставил стаканчик на стол и с кряхтением поднялся с табурета. Достал из кармашка засаленного халата уголёк и, с видимым трудом опустившись на карачки, начертал на полу неровную замкнутую кривую.
        - Становись в круг.
        Портнягин усмехнулся:
        - Боишься от меня идей нахвататься?
        Дело в том, что, когда работаешь с сильно запущенным клиентом, первое правило: ставь болезного в круг, а то, не дай Бог, порчу подцепишь. Ефрем Нехорошев обычно такой предосторожностью пренебрегал, говоря, что зараза к заразе не липнет. И если он теперь вспомнил об этой уловке, значит уже и сам опасается.
        Печально, печально… Хотя, с другой стороны, такая осторожность лишний раз подтверждала завораживающую притягательность предвыборных обещаний Глеба Портнягина. Это радовало.
        - Плохо ты обо мне думаешь, Глебушка, ой, плохо… - посетовал с ухмылкой старый колдун, видимо, угадав тайные чувства питомца. - Там у меня… - Наклонил башку и потыкал хрупким пальчиком в проплешину на макушке… такая давка, что ни одна чужая мыслишка не втиснется. А втиснется - ей же хуже. На словечки разорвут да по ветру пустят…
        - Тогда зачем…
        - Сейчас поймёшь. Становись в круг.
        Молодой человек пожал плечами и, вставши с табурета, переступил угольную черту.
        - Дальше, - велел старикан. - Посерёдке стань…
        Портнягин шагнул в центр круга и вдруг пошатнулся. Импровизированное размыкальце - сработало. Конечно, до Секондхенджа ему было, как батарейке до электростанции, и тем не менее привычным колдовским глазом Ефрем Нехорошев отчётливо различал, как начинают слегка лохматиться энергетические канатики, связывающие Глеба с людским скопищем, как отслаиваются от них отдельные аурические волокна.
        С неслышным взвизгом метнулась под койку учёная хыка.
        Старый колдун огляделся, запахнул поплотнее халатишко и, покряхтывая, присел на табурет.
        Глеб Портнягин стоял неподвижно. Глаза кандидата в Президенты опасливо блуждали - классический вид внезапно разбуженного сомнамбулы.
        - Слышь, Ефрем… - испуганно выдохнул он вдруг. - Я ж вроде не пьяный был! А столько дури наплёл…
        - Да не то чтобы совсем дури… - задумчиво молвил Ефрем. - Тут ещё с какой стороны посмотреть… Ежели с государственной - всё по делу, всё разумно…
        - Ой-й!.. - зажмурившись, тихонько взвыл Портнягин. - А на митинге-то, на митинге…
        - Табурет дать? - с тревогой на него глядя, осведомился наставник. - Голова не кружится?
        - Нет…
        - Здоров… - оценил старый чародей. - Которые послабже, бывало, и с копыт падали…
        Портнягин глубоко вздохнул, взял было себя в руки - и тут же снова обмер, зажмурился:
        - Йо-о!..
        Что-то, видать, ещё припомнил.
        Присел по-тюремному на корточки, посидел так, посидел, головушку свеся, а там и вовсе опустился на пол. Нет, не то чтобы обмяк, или там ослаб в коленях - просто подчинился порыву души. Шутка, что ли, - разом от всего опомниться!
        - Костюмчик испачкаешь, - заметил колдун. - Эх, не смикитил я что-нибудь подстелить…
        - Не последнее, чай, донашиваю… - Ответ прозвучал хрипловато, но всё-таки это был ответ - Портнягин стремительно приходил в себя. Могучий организм, ничего не скажешь!
        Размыкальце выдыхалось. Напряжение астрала, сфокусированное заклинанием в центре круга, быстро падало. Для настоящей серьёзной промывки ауры в корень требуются куда более высокие энергии.
        - Пересел бы всё-таки на табуретку…
        - Нет, не надо. Тут посижу… - Портнягин вскинул голову. - Ка-ак они меня все достали, Ефрем! - вырвалось у него. - Шагу самому ступить не дают: ногу поставь так, голову поверни так, подбородок вздёрни повыше… Референты, имиджмейкеры, политтехнологи, тудыть иху пере-тудыть!.. Думаешь, я речи сам сочиняю? У меня тут… - Потыкал пальцем в правое ухо. - …динамик вставлен. Вот и повторяю всё за ним, как попка… Эх, если бы не народ баклужинский! Бросил бы всё к чёртовой матери…
        Распушившиеся было аурические нити кандидата вовсю уже сплетались в привычную идеологическую неразбериху.
        - Глеб Кондратьевич, - послышалось из прихожей. - Пора. Надо ехать… - Далее почтительный голосок пресёкся. - Ой, да что ж вы на полу-то сидите?! - взвизгнул он.
        За каких-нибудь несколько секунд в комнате стало шумно и людно. Кандидата в Президенты подняли, отряхнули, сдули последнюю пылинку и, укоризненно косясь на Ефрема Нехорошева, повлекли вон. Открывать мост через Чумахлинку и резать ленточку золотыми ножницами.
        - Я ещё загляну… - только и успел пообещать он, обернувшись напоследок в дверях.
        Глава 9
        Богопротивные эволюционисты рассчитали однажды, как изменится человеческий профиль, если им в течение долгого времени рассекать воду. В итоге на мониторе возник абрис дельфина. Прямо скажем, невеликое открытие. Не только вода, но даже преодолеваемое нами бытиё незаметно обтачивает нам физиономии. Наиболее обтекаемый вариант - кувшинное рыло. С бытодинамической точки зрения оно совершенно: раздвинешь любую толпу, проникнешь в любой кабинет.
        Волевой подбородок в качестве рассекателя неплохо смотрится в кинематографе и благосклонно принимается глотателями детективов, однако в обыденной жизни это, как правило, первичный признак неудачника. А уж проминать повседневность высоким выпуклым лбом - и вовсе гиблое дело.
        Наука физиогномика обманывает редко. И трёх минут не прошло с момента отбытия кандидата в Президенты на торжественную церемонию, а загадочный обладатель кувшинного рыла вновь прошмыгнул в прихожую, даже не потрудившись открыть дверь полностью.
        Сказывалось совершенство обводов.
        - Н-ну… - вновь помрачнев, молвил хозяин. - И о чём же ты, мил человек, со мной собрался беседовать?
        - Будем откровенны, Ефрем Поликарпович, - прямо предложил тот, с достойной зависти непринуждённостью располагаясь в кресле. - Конечно же, мы с вами противники и таковыми останемся…
        - А ты, я гляжу, высоко себя ценишь, - заметил Ефрем, усмехнувшись. - Ко мне в супротивники ещё, знаешь, не всякий годится.
        - Я имел в виду не личные, а идейные разногласия, - уточнил гость. - Вы - колдун, то есть представитель чуждого нам мировоззрения… Кстати, можете называть меня товарищ Викентий. Хотя нет… Для вас - просто Викентий.
        - Можно и так, - не стал перечить покладистый чародей.
        - С тёмными силами оккультизма, - продолжал Викентий (просто Викентий), - мы, как вы знаете, намерены бороться беспощадно. Но в данном случае, мне кажется, наши интересы совпадают.
        - А наши - это чьи?
        - Лично ваши, Ефрем Поликарпович, и наши партийные.
        - Так-так… - заинтригованно молвил колдун. - Ну-ка, ну-ка…
        - Вы потеряли ученика и друга, а нас угораздило приобрести сильного политического врага.
        - Ну так на то они и ученики. Выучатся да упорхнут.
        - А друзья?
        Колдун насупился, взял с краешка стола так и не опорожненный стаканчик и, осмотрев, поставил обратно.
        - Что-то ты, Викентий, не с того конца заходишь…
        - Предпочитаете, чтобы я начал с угроз?
        - Да хотелось бы…
        - А вот не дождётесь! - сказал Викентий. - Нет, не потому что угрожать нечем. Есть чем. В господнадзоре сидит наш человек, и он может лишить вас лицензии хоть сегодня. Но какой смысл? Через неделю Портнягин становится Президентом - и лицензию вам вернут в золочёной рамке. Неделю без практики, я думаю, вы продержитесь…
        - Продержусь… - кивнул чародей.
        - Чем ещё можно вас запугать? Физической расправой?.. Ну вот видите, вы и сами улыбнулись! Угроза вас наверняка не впечатлила, а если мы приведём её в исполнение, то выйдем, согласитесь, полными кретинами. Учинить перед выборами расправу над немощным стариком! Что о нас избиратели подумают?
        - Да-а, плохи ваши дела… - соболезнующе молвил Ефрем.
        - Вот, - сказал кувшиннорылый. - Потому я и пришёл к вам, Ефрем Поликарпович, так сказать, с чистой душой и открытыми картами. Это, конечно, образно выражаясь. С азартными играми мы тоже боремся…
        - Короче, Викентий… - насупив косматые брови, прогудел старый колдун. - Кончай крутить. Что вы там, голуби, затеяли?
        Викентий заколебался, но лишь на секунду.
        - Секондхендж, - внятно выговорил он, глядя в глаза старику.
        - Вона как! - подивился тот. - А ко мне чего пришёл? Неужто за советом?
        - Не совсем, Ефрем Поликарпович, - сказал Викентий. - К вам я пришёл не столько за советом, сколько за помощью. Мы прекрасно понимаем, что Глеб Портнягин, сам будучи колдуном, ни за что и близко не подойдёт к этим заклятым местам.
        - Ну почему же? - мягко возразил Ефрем. - Раньше он туда полез бы запросто. Из упрямства, из любопытства… А теперь… Да и теперь, пожалуй. Просто некогда ему. Да и не пустит его никто туда. Берегут…
        - В том-то и дело, - подтвердил Викентий. - Поэтому остаётся один-единственный вариант. Вот если бы вы, Ефрем Поликарпович, согласились назначить своему бывшему воспитаннику встречу в Секондхендже…
        Старый колдун Ефрем Нехорошев долго и внимательно смотрел на кувшиннорылого искусителя.
        - Признайтесь, вам ведь тоже приходило в голову нечто подобное, - нисколько не оробев, продолжил тот. - Не зря же вы там были позавчера… Может быть, даже заходили в кольцо камней, - испытующе добавил он.
        Старый колдун Ефрем Нехорошев - смотрел.
        - Неужто вправду заходили? - ахнул Викентий.
        - Позавчера - нет… - чуть помедлив, отозвался чародей. - А вообще заходил, конечно. Было время - сутками оттуда не вылазил. Первый раз, помню, на спор… перед пацанами выпендривался. Ну а потом уже так, мозги на прочность проверить. Местечко-то интересное…
        - И-и… что? Никаких последствий?!
        - А какие могут быть последствия? Аура, что ли, дыбером встанет? Так она у меня с четырнадцати лет дыбером… без всякого Секондхенджа… Слышь, мил человек! - не выдержав, перебил себя старый колдун. - Может, хоть ты этот стаканчик примешь? Чего он тут, понимаешь, стоит? Ну не обратно же его, согласись, вливать! Или вы и с пьянством тоже боретесь?
        - А как же! - с достоинством сказал Викентий, неприязненно отодвигаясь от предложенной ему гранёной мутноватой стопки. - С пьянством - в первую очередь.
        - Иэх!.. - укоризненно молвил Ефрем, вот уже в третий раз ставя стаканчик на место.
        Моралисты! Прогуляли в детстве урок физики и с тех пор свято убеждены, будто положительное и отрицательное взаимно отталкиваются. Думают, раз ты непьющий и ведёшь здоровый образ жизни, то и музей никогда не ограбишь. В то время как даже малое дитё знает: не изымешь ты полотно из охраняемого зала без ясной головы и хорошей физической подготовки!
        Как же они, интересно, собираются строить своё государство - ежели, конечно, к власти придут?
        Нет, правда! Разве не с Указа о борьбе с пьянством и алкоголизмом начался распад Советского Союза? Разве не запрет горячительных напитков вверг Америку в пучину преступности, а затем и в Великую депрессию, выкарабкаться из которой удалось лишь после отмены «сухого закона»? А попытки одолеть исламский терроризм так и останутся попытками, пока государственные мужи не поймут, что он прямое следствие трезвого образа жизни, предписанного Магометом.
        А началось всё с библейского Хама - того самого, что, обличая бражничество, отца родного не пощадил. И какого отца! Патриарха Ноя, дважды спасшего человечество: первый раз в ковчеге, второй - когда вино придумал…
        - Ну, положим, назначу встречу, - раздумчиво заговорил старый колдун. - Положим, придёт… И что?
        - Как что? - взволновался Викентий. - Вы же сами не раз высказывались в том смысле, что политика - это порча. Вот и избавьте от неё вашего питомца… Кстати, - насторожился он вдруг. - А почему вы раньше так не сделали?
        - Раньше! - с досадой бросил Ефрем. - Когда раньше? Полмесяца назад? Когда Глебушку на массу прошибло?
        - Ну да…
        - Так полмесяца назад новолуние было! В новолуние размыкало вообще не работает.
        - А в полнолуние?
        - А в полнолуние - на полную мощь!
        Обомлел кувшиннорылый, прикинул. До полнолуния оставалось три дня. Стало быть, есть ещё шанс.
        - Я смотрю, старшой-то ваш, - ворчливо заметил колдун, - так книжку и не прочёл.
        - Книжку?..
        - Савелий Сирота, - напомнил Ефрем. - «Промывка ауры в корень»?
        - М-м… нет. Точно нет. Во всяком случае, не осилил. Он при мне её в угол швырял.
        - Талантливый был мальчонка, - молвил со вздохом старый колдун, должно быть, имея в виду безвременно ушедшего ауролога. - Даром что парикмахер. Жаль, затравили… Так вот у него там в книжке этой всё по фазам луны расписано. Насчёт размыкала.
        - Тоже ваш ученик?
        - Не-эт… Даже и не встречались ни разу. Тусовки-то разные. Он - теоретик, я - практик. Да и возраст тоже… Ну да дело прошлое, что о нём толковать? Ты мне лучше, мил человек Викентий, вот чего скажи… Положим, разочаровался Глебушка в политике. Послал всех к чёрту перед самыми выборами. Пришли вы к власти. И начали, стало быть, бороться с тёмными силами оккультизма. То есть с кем? А со мной и с тем же Глебушкой… - Колдун замолчал, вперил испытующий взор в кувшиннорылого.
        Тот был скорее задумчив, нежели смущён.
        - Знаете, Ефрем Поликарпович, - с некоторым даже сожалением заговорил он. - Мне почему-то казалось, что вы сильнее в диалектике. Как ни странно, предстоящая наша борьба с оккультизмом и есть залог вашего будущего благоденствия.
        - Даже так?
        - Да, представьте. Я ведь перед тем, как сюда явиться, тщательнейшим образом изучил все доносы в господнадзор на вас и на вашего ученика - во всяком случае, за последние полгода. Как вы думаете, кто их туда посылал? Не знаете? Так я скажу! Бесчисленные ваши коллеги, которые спят и грезят, как бы вас съесть с потрохами. Как перехватить вашу клиентуру. Как навести на вас порчу. На Глеба-то, кстати, навели… А Савелия Сироту - и вовсе затравили… Так вот именно с ними, с вашими недоброжелателями, мы и намерены вести борьбу. Открытую и беспощадную.
        - А со мной, значит, нет?
        - С вами - нет.
        - Из благодарности, что ли?
        - Ну, во-первых, согласитесь, пока ещё благодарить не за что. А во-вторых… Видите ли, с кем бы государство ни принималось бороться, оно обязательно оставляет парочку врагов в целости и сохранности.
        - Вроде как на развод?
        - Нет-нет, отнюдь не на развод. Оставляет для того, чтобы в любой момент их можно было предъявить международному сообществу. Дескать, извольте убедиться, дамы и господа: мы боремся не со всеми колдунами, как нас обвиняют, а только с плохими колдунами. С теми, кто приносит явный вред населению. Но у нас есть и хорошие колдуны. Вот, пожалуйста, маститый чародей Ефрем Нехорошев, мировая величина. Вот достойный продолжатель его дела Глеб Портнягин. Да, инакомыслящие! Но с ними мы не боремся. Мы холим их и лелеем…
        - Так-так…
        - Иными словами, мы предлагаем вам, Ефрем Поликарпович, роль хорошего колдуна. Вам и вашему питомцу. Однако всё это при условии, что операция «Секондхендж» пройдёт успешно… Лет-то уже немало, а, Ефрем Поликарпович? А конкуренты всё наглее, всё бесцеремоннее, беспощаднее… Вы говорите: борьба! Какая борьба? Та жизнь, которую вы ведёте сейчас, - вот это действительно борьба! Борьба за существование. Кстати, такое впечатление, что вы её проигрываете…
        И товарищ Викентий соболезнующе оглядел убогую однокомнатку, и впрямь похожую больше на склад старьёвщика, нежели на человеческое жилище.
        - А что вам сейчас предлагал Портнягин? - неожиданно полюбопытствовал он.
        Колдун пожал острыми старческими плечами.
        - Да примерно то же самое, что и вы… - Слово «вы» опять-таки прозвучало с подчёркнутой гадливостью: не ты, дескать, лично, а твой идеологический колтун. - Жилплощадь расширить, пенсию оформить…
        - Да, - согласился кувшиннорылый. - Материально вы и в том, и в другом случае ничего не теряете. Даже приобретаете. Но всё-таки, насколько я понимаю, порчу с выученика вам снять хотелось бы…
        Ефрем присел наконец к столу, отодвинул стаканчик, подпер кулаком щёку, пригорюнился.
        - Знаешь, в чём беда? - посетовал он. - Штаб-то избирательный у Глебушки - из одних колдунов. Как узнают, что он на капище собрался, - костьми лягут, а не отпустят… Ладно. К завтрему, глядишь, что-нибудь придумаем.
        Глава 10
        Проводив мудрое кувшинное рыло, Ефрем Нехорошев дошкандыбал до тусклого кухонного оконца, однако, выглянув во двор, товарища Викентия так нигде и не углядел. Зато углядел дородного седовласого красавца, решительным шагом направлявшегося прямиком к его, Ефрема Нехорошева, подъезду.
        Колдун озадаченно ругнулся в бородёнку и, покрутив головой, вернулся в комнату. Сел на табурет, обернул морщинистое личико к порогу, стал ждать.
        Вскоре спели несмазанные петли, заменявшие Ефрему дверной звонок, и в прихожую шагнул Платон Кудесов, известный баклужинский нигромант и сосед по двору. Седая грива, львиный лик, на устах самоуверенная улыбка.
        - Здорово, Поликарпыч! - запросто приветствовал он престарелого коллегу. - Всё горюешь?
        Следует заметить, что открытый визит чёрного мага к белому сам по себе событие довольно редкое. Хотя, с другой стороны, многое за последние полмесяца изменилось в Баклужино. Призывы Глеба Портнягина к объединению откликнулись во многих сердцах. Кроме того, колдовская ориентация старого чародея Ефрема Нехорошева, как ни крути, по-прежнему представлялась загадочной. Чёрные в нём подозревали белого, белые - чёрного. Подчас даже закрадывалось в душу сомнение: да уж не по ту ли он сторону добра и зла?
        Тем временем орлиный глаз Платона Кудесова углядел мутный гранёный стаканчик на краешке стола.
        - Ну вот! - развеселился жизнелюбивый нигромант. - А мне говорили, ты и пить бросил! Я уж беспокоиться начал…
        - Выпей, - мрачно предложил Ефрем Нехорошев. - Выдыхается.
        - Ты ж знаешь, Поликарпыч, я такую гадость не пью. Коньяк, текила - это да, а водку, тем более самопальную…
        - Коньяк, текила… - противным голосом передразнил гурмана Ефрем. - Садись, раз пришёл!
        С огромным сомнением Платон Кудесов оглядел облезлое засаленное кресло для посетителей. Поразмыслив, решил поберечь прикид.
        - Спасибо. Пешк? постою.
        - Случилось, что ли, чего?
        - Да вот, гляжу, день у тебя сегодня приёмный. Подъезд-то твой из моих окон - как на ладони. С самого утра идут и идут. Дай, думаю, и я загляну.
        - Да это так, клиенты… - буркнул колдун. - Кому судьбу узнать, кому зубы заговорить…
        - Ну, насчёт зубов это и мы могём, - глубокомысленно заметил Платон. - Крутые, однако, у тебя клиенты! На двух джипах приезжают. Только почему-то за уголком ставят, а сами до подъезда ножками-ножками и всё вдоль стеночки, всё с оглядочкой… Потом смотрю: мать честна! Кандидат в Президенты собственной персоной пожаловали. Уважил, стало быть, старика… Сколько он у тебя уже не был?
        - Да почитай, все полмесяца…
        - А за неделю до выборов, значит, вспомнил. Похвально, похвально… Как он, кстати, на твой взгляд?
        - Как-как! - хмуро отозвался Ефрем. - Порченый - он и есть порченый.
        - Да ладно тебе! - пристыдил его Платон. - В кандидаты угодить - шутка? Погоди, будут тебя ещё на старости лет по школам водить, будешь детишкам рассказывать, как такого орла воспитал. Только, слышь, - озабоченно добавил он, - про художества его особо не распространяйся. Ну там как склад продовольственный взломал… Или это он до тебя ещё?
        - До меня.
        - А сейчас он с тобой о чём говорил?
        - Да если бы со мной! - бросил в сердцах старый чародей. - Он тут в моём лице всему баклужинскому народу речи толкал. О единстве и процветании. Чуть ли не в партию вступить агитировал. Сунул я его в размыкало, чтоб опомнился малость…
        Платон Кудесов моргнул.
        - А размыкало откуда?
        - Сам на скорую руку сварганил. Что подвернулось - из того и…
        Маститый нигромант уважительно выпятил губы и медленно поцокал языком. Словно лошадка под окнами прошла. Как бы там ни было, а Ефрем Нехорошев всё равно оставался первым колдуном Баклужино. Верно говорят: мастерства не пропьёшь.
        - Ещё, я слышал, хорошее средство - в прорубь головой окунуть, - заметил чернокнижник. - А после того, как в размыкале побывал? Что говорил?
        - Жалился, - вздохнул Ефрем. - Никакой, говорит, жизни. Ни вздохнуть, говорит, ни кашлянуть…
        Платон Кудесов задумчиво выпятил массивную нижнюю губу и свёл брови, отчего лик его стал окончательно львиным. Хоть над подъездом лепи.
        - Да, пожалуй, в чём-то ты и прав, - молвил он со вздохом. - Как говаривал Карлос Кастанеда, не по Хуану сомбреро… И ведь хороший колдун из него уже получался! А политик… Ну вот честно скажи, Поликарпыч, какой из него к чёрту политик? Ни ступить, ни молвить не умеет…
        - За него там и молвят, и ступят, - проворчал Ефрем.
        - Знаю… - горестно отозвался Платон. - Ох, знаю… Сам, между прочим, в избирательном штабе состою.
        - Кем? - с неожиданным проблеском интереса спросил колдун.
        - Так… на подхвате…
        - Но влияние-то имеешь?
        - А как же! Не мальчик, чать…
        Оба задумались - и скорее всего об одном и том же.
        - Честно сказать, - снова заговорил Платон, - не столько его, сколько тебя жалко. Маешься же… Да! Обормот, хулиган, но ученик, ученик… Всю, небось, душу в него вложил, а он… Эх!
        - Ну так и твой тоже в политику полез… - недовольно заметил Ефрем. - Два сапога пара.
        После таких слов Платон Кудесов должен был, по идее, закручиниться ещё сильней, но вместо этого почему-то замялся, принялся выскребать ноготком из краешка глаза воображаемую соринку. Действительно, его собственный ученик Игнат Фастунов тоже принимал участие в выборах и даже шёл запасным кандидатом от того же блока «Колдуны за демократию». А Портнягин, стало быть, основным.
        - Ну, с моим-то всё ясно… - небрежно сказал Платон, справившись наконец с соринкой. - Нигромант он, между нами, средненький - прямой ему резон в чиновники податься… А твой-то при всех его закидонах, что ни говори, а талант! Самородок… Слушай, может, не поздно ещё переиграть? - неожиданно спросил он. - Лучше, знаешь, хороший колдун, чем плохой Президент…
        Старый чародей Ефрем Нехорошев вздёрнул косматую бровь.
        - В смысле?
        - Н-ну… сам же говорил: после размыкала в нём сразу что-то человеческое проклюнулось… на пару минут… Вот я и думаю…
        - Как бы Глебушку перед выборами на капище затащить? - прямо спросил колдун. - В Секондхендж?
        Врасплох застал. И податься интригану было некуда. А раз некуда, значит нужно стоять насмерть.
        - Да, - не дрогнув, твёрдо отвечал Платон Кудесов. Львиный лик его был суров. - Пойми, Поликарпыч, это единственный выход и для тебя, и для него, и для всего Баклужино. Конечно, я как член избирательного штаба мог бы организовать в Секондхендже что-нибудь этакое предвыборное… с его участием… Но ты ж сам понимаешь, без твоего слова всё это не более чем химера. А вот если там будешь ты…
        Долгое время старый чародей пребывал в глубоком раздумье.
        - А выборы не продуете? - с сомнением спросил он.
        Глава 11
        Казалось бы, душераздирающие публикации о самоубийстве бледного одутловатого поэта-новатора должны были отпугнуть народ от Секондхенджа. За границей, кстати, так бы оно и произошло. У нас же, как всегда, случилось обратное. Уже к вечеру первого дня окрестности неолитического капища заметно оживились. Городские приезжали на внедорожниках, сельские большей частью приходили пешком - и всё ради того, чтобы подобраться к прогалу меж каменных столпов, посмотреть на спрутообразный дубок и, обмирая от сладкого ужаса, увидеть на одном из его корявых щупалец обрывок столыпинского галстука.
        Этим, впрочем, и ограничивались. За мегалиты никто не совался - слава богу, ума хватило.
        Преобладали, конечно, праздные зеваки, однако появлялись и принюхивающиеся рыльца делового пошиба - из самых вёртких да востреньких: журналисты, агенты туристических фирм, всевозможная колдовская шушера.
        Был среди них фоторепортёр политически нейтральной газеты «Баклужинец», долговязый унылый тип, обладавшим драгоценным для нейтральной прессы качеством - появляться на месте съёмки не раньше, чем через сутки с момента сенсации. Особо распространяться о нём не стоит, поскольку личность это малоинтересная, да и участие его в излагаемых событиях весьма незначительно.
        Запоздало сфотографировав обрезок галстука, он зачем-то решил обойти Секондхендж по периметру, залез в болотце, вылез, поискал иных путей, забрёл на какой-то взгорок, увенчанный тремя дубами, где ощутил некую дрожь в воздухе, лёгкий озноб во всём теле и услышал невнятные замогильные голоса. Повеяло сенсацией - и этого было достаточно, чтобы многоопытный газетчик удалился оттуда на цыпочках, не гневя судьбу и даже не пытаясь запечатлеть слабое дрожание воздуха меж стволами.

* * *
        - Ну, этот хоть сообразительный, - буркнул старый колдун Ефрем Нехорошев, неприязненно глядя вслед прыгающему с бугорка на бугорок фоторепортёру. Приподнялся со складного туристического стула и, запахнув поплотнее шубейку из Чебурашки, воссел вновь. - Говорил же, не выйдет спокойно потолковать…
        Оба его собеседника виновато крякнули. Настояв на том, что встречу следует провести где-нибудь подальше от людских глаз, они явно недооценили нездоровое любопытство баклужинцев. Даже ещё и рассесться как следует не успели, а уже прозвенел издали восторженный мальчишеский голос: «Гля! Во алкаши городские наглеют! Стулья принесли, гля!..» И пришлось Ефрему Нехорошеву с Платоном Кудесовым к неудовольствию товарища Викентия принять колдовские меры предосторожности. Ну да ради конспирации на что не пойдёшь!
        А с другой стороны, где её ещё было назначать, эту встречу? В сторожке, что ли, временно исполняющей роль агитхрама? Или в избирательном штабе Глеба Портнягина? Да и убогая однокомнатка Поликарпыча вряд ли подошла бы для такой цели: и на виду, и клиенты поговорить не дадут. Вот и решили потолковать здесь, на природе: два политических противника и до мозга костей аполитичный пожилой чародей.
        - Значит, хотим-то мы все одного, - угрюмо подвёл черту Ефрем Нехорошев. - Только по разным причинам. Тебе, Викентий, Глебушка сейчас главный враг. Тебе, Платоша, лишь бы Игнашку в Президенты просунуть. А мне бы вот только порчу с дурака снять. Школил его, школил, а он, вишь…
        Рассердился и замолчал.
        - Честно сказать, - недовольно покашливая, вступил Платон Кудесов, - я не совсем понимаю, что здесь делает товарищ Викентий…
        - Просто Викентий, - немедленно поправил тот.
        - Хорошо. Просто Викентий. В конце концов, это частное дело двух колдунов, чёрного и белого. Зачем привлекать ещё кого-то с той стороны баррикады?
        - А я вот тоже не понимаю, - тут же окрысился Викентий. - За каким, простите, дьяволом, Ефрем Поликарпович, было посвящать в наш с вами план…
        - А ну-ка тихо вы! - сказал Ефрем - и стало тихо. - Да ежели бы не нужда! Ежели бы я один смог всё это сварганить - стал бы, что ли, вязаться с двумя такими чудаками, как вы?
        Двое поняли, что зарвались, и малость прижухли. Ефрем продолжал:
        - Я тебе, мил человек Викентий, в прошлый раз уже говорил: в избирательном штабе у Глебушки колдунов, как собак нерезаных. И все они знают, что такое капище в полнолуние. Ну назначу я ему там свиданку! Сможет он уйти тайно, сам по себе?
        - Не сможет, - вздохнул Платон. - Вцепятся и не отпустят. Как смертника стерегут…
        - Во-от… Стало быть, нужен свой человек в штабе, который всё бы это и устроил. Чтоб комар носа не подточил.
        Машину к подъезду, сам рядом с шофёром - и вперёд, на капище. Есть такой человек? Есть. Вот он тут сидит. Платон Кудесов…
        - Погоди, Поликарпыч, - снова вмешался Платон. - Что-то я по-другому себе это представлял. Почему тайно?
        - А как?
        - Да открыто же! Официально! Ты прикинь: всё Баклужино знает, что политику ты на вздым не терпишь. Думаешь, зря сегодня утром к тебе Глеб подкатывался, клинья подбивал? Ему твоя поддержка позарез нужна! Хорош кандидат, если собственный наставник его не одобряет… А тут взял вдруг да прозрел! Символическая смычка прошлого с грядущим, а? Ефрем Нехорошев благословляет Глеба Портнягина. И не где-нибудь - на священной земле Секондхенджа! Вот это, я понимаю, предвыборная акция!
        Старый чародей очумело затряс шапчонкой из Чебурашки.
        - Ты… слышь… Платошка! Соображай, что мелешь! Да ни один колдун в этом вашем штабе…
        - Колдун? - презрительно прищурившись, перебил маститый чернокнижник. - Какие там колдуны? Так, подколдовки, недоучки разные… Обшмыга третьего разряда! Разве порядочный колдун пойдёт в избирательный штаб? Из настоящих там я один, и то ради Игнашки…
        - И что ж ты им скажешь?
        - Не я, а мы. Мы с тобой, Поликарпыч! А скажем вот что: не смыслите вы, салаги, в гиблых местах ни уха, ни рыла. Секондхендж только для грешников страшен. А безгрешным - хоть бы хны! Например, кандидату…
        - Думаешь, поверят?
        - Кому ж тогда верить, если не нам с тобой! Первые чародеи Баклужино мы или кто?..
        Задумался Ефрем. Платон и Викентий примолкли, ожидая решения.
        - Нет… - с сожалением молвил наконец старый колдун. - Тут ещё что-то нужно. Беда нужна.
        - Что за беда? - встрепенулся кувшиннорылый Викентий.
        - Это уж тебе, мил человек, решать, что за беда! - фыркнул старикан. - Какую вы там беду, коммуняки православные, на нашу голову придумаете? Причём, слышь, такую, - озабоченно добавил он, - чтобы у всех в штабе мозги спеклись… Чтобы на всё с перепугу согласились. Думай давай…
        Теперь уже колдуны с надеждой воззрились на озадаченного Викентия.
        - Н-ну… - медленно и словно бы через силу вымолвил он минуту спустя. - Скажем… развалить бульдозером Секондхендж.
        Переглянулись колдуны.
        - Ага! Развалишь ты его бульдозером!.. - хмыкнул Платон. - Взорвать - ещё куда ни шло… А в чём беда-то? Ну развалишь. И кому от этого хуже станет?
        - Погодь! - прервал его Ефрем. - Викентий-то дело сказал. Бульдозером, не бульдозером… Главное - волну поднять.
        - Мотивы, - железным голосом продолжал излагать товарищ Викентий. - Языческое капище, гнездо суеверий, алтарь дьявола, представляющий прямую смертельную угрозу для населения. Раздуть по новой самоубийство этого недоумка…
        А в прогале между чёрных корявых сучьев над головами заговорщиков всё отчётливее намечалась некая энергетическая всклокоченность, постепенно уплотняющаяся в колтун грандиозного замысла. Она была уже настолько самодостаточна, что управляла своими творцами, подёргивая их за незримые астральные нити.
        - Да-да-да… - сказал Платон Кудесов, откидываясь на спинку складного стула и будто бы в забытьи прикрывая веки. - А мы, значит, в ответ: баклужинская святыня, уникальный исторический памятник мегалитических времён… Недопустим варварства, то-сё… Обязательно помянуть разрушение исламскими фундаменталистами буддийских скульптур… И тоже в рамках предвыборной кампании.
        - Знаешь, чем пригрози? - посоветовал Ефрем Викентию. - Скажи: подгоним кран и снимем к едрене фене ключевую перемычку. Как в Англии…
        - А где она… ключевая?..
        - Какая тебе разница! Всё равно же снимать не будешь.
        - А как же тогда?
        Старый колдун Ефрем Нехорошев не услышал - был погружён в какие-то свои подсчёты.
        - Времени маловато… - пожаловался он неизвестно кому. - Тогда так, голуби! Дуйте мигом каждый в свою редакцию и чтобы мне наутро дым стоял коромыслом! «Уничтожим Секондхендж!» «Руки прочь от Секондхенджа!» Людишек (до единого!) на демонстрации протеста, на митинги! Денька два так пошумим, а на третий, аккурат в полнолуние, придём к соглашению. Назначим в Секондхендже встречу. Дескать, на ней-то всё и обсудим. С нашей стороны будем мы с Глебушкой, а с вашей… - И старикан виновато развёл пошитыми из Чебурашки рукавами. - Прости, мил человек, но хотя бы кого-то одного придётся…
        - Да кто ж на такое пойдёт? - вырвалось у Платона Кудесова. - Я имею в виду - добровольно…
        Кувшинное рыло надменно вздёрнулось.
        - Вы полагаете, - презрительно осведомился товарищ Викентий, - что в наших рядах не найдётся никого, кто бы ради народного блага шагнул под размыкало?
        Между тем вечерело. Основания мегалитических столпов окутались сумраком, под одну из перемычек (возможно, ключевую) заглядывала розоватая круглая луна.
        Сколько раз в окрестностях Секондхенджа шли подобные тайные сговоры! Может, его и сложили когда-то в качестве ловушки для неугодного кандидата в вожди. Сгущались точно такие же сумерки и точно такая же луна висела над капищем, когда озарённый факельным огнём ступил он под клики толпы в каменный круг и понял внезапно, какая это в сущности фигня - власть над племенем.
        Оцепенел, уподобившись мегалитическому столбу, потом бросил наземь регалии и… Хорошо, если ушёл в жрецы.
        Глава 12
        Ах, если бы не отвращение к любым проявлениям социальной активности, какой бы вышел из Ефрема Нехорошева выдающийся политтехнолог! То, что творилось в Баклужино на протяжении двух последующих дней, не нуждается в описании, поскольку полностью соответствует приведённым выше словам старого колдуна.
        Когда же объявлено было о том, что обе противоборствующие стороны согласились решить судьбу капища в публичной полемике двух своих представителей посреди Секондхенджа, город обезумел окончательно и к трём часам дня вымер. То есть стал безлюден. Всё способное тем или иным способом передвигаться схлынуло в направлении Колдобышей.
        Ни в неолите, ни в бронзовом веке - никогда не собиралось возле каменных столпов столь грандиозных толп, ибо всё тогдашнее население вполне бы уместилось сегодня в одной девятиэтажке. Не выстави городские власти оцепления, последствия были бы непредставимы: задние, напирая на передних, наверняка бы вдавили их на внутреннюю территорию капища. Единственным местом, где людские массы не смогли подступить вплотную к памятнику неолитической культуры, явилось болотце, в котором пару дней назад чуть не увяз незадачливый фотокорреспондент политически нейтральной газеты «Баклужинец».
        Забегая вперёд, скажем, что вред реликтовым дубравам был нанесён ужасающий. Неделю потом вывозили фантики, банки из-под пива и оставшуюся от групп поддержки мишуру.
        Конечно, по логике акцию следовало учинить в ночь полнолуния, но, слава богу, вовремя сообразили, что в тёмное время суток контролировать такую ораву, мягко говоря, затруднительно, а стало быть, жертв не избежать. Поэтому встречу назначили днём.
        В мирные переговоры на лужайке, обещанные прессой, никто, понятное дело, не верил. Чернь жаждала зрелища и пёрла к Секондхенджу, как некогда в Колизей. Все знали, что предстоит поединок. Или даже не поединок, а средневековый суд Божий, когда истца и ответчика подвергали жестокому, но одинаковому испытанию: скажем, бросали связанными в воду, а потом смотрели, кто из них выплывет.
        В частном порядке заключались многочисленные пари, а кое-кто из самых сообразительных и вовсе учинил тотализатор. Несомненным фаворитом считался, разумеется, Портнягин.
        - Как ты? - озабоченно спросил товарищ Арсений, невольно повысив голос, поскольку было очень шумно.
        - Это в смысле: не струсил ли? - мрачно усмехнулся товарищ Артём.
        - Что ты не струсил, в этом я уверен. Волнуешься?
        - Не очень. - Совиные глаза Артёма равнодушно окинули изнемогающее под людским напором оцепление. - Знаешь, если честно, не верю я, будто какое-то поганое размыкало… Ну, прочёл я этого Сироту! Волокна там у него распрямляются. И что? По-моему, если есть в тебе вера, гни её, распрямляй, она от этого только твёрже станет…
        - Ну, дай бог… - пробормотал товарищ Арсений.
        В следующий миг людское скопище по ту сторону капища так громко взревело и так долго не умолкало, что означать это могло одно: прибыли Портнягин с Нехорошевым.
        Верно, прибыли. На огромном серебристо-сером джипе (лимузин бы до Секондхенджа не добрался).
        - Слышь, - хмуро спросил Глеб старого колдуна, когда обоих приняли с почестями и стало чуть потише. - Но ты уверен вообще?..
        - Уверен, Глебушка, уверен, - даже не дослушав, задребезжал чародей. - То есть даже и не сумлевайся. Обманывал я тебя когда-нибудь?
        После этих слов кандидат в Президенты совсем нахмурился. Если честно, случая не было, чтобы старый колдун Ефрем Нехорошев в чём-нибудь не надурил ученика. Что поделаешь - педагогика. Доводилось вам, скажем, общаться с преподавателями начальных классов, ушедшими на заслуженный отдых? Это кошмар какой-то! Привыкши, что детишки смотрят им в рот и берут на веру каждое их слово, эти токари душ человеческих пытаются морочить вам голову теми же самыми приёмчиками, что и малышне, да ещё и обижаются, когда пошлёшь.
        Однако назад дороги не было.
        Пала тишина. Все встали на цыпочки, протянули шеи, вылупили глаза. Те, которым повезло оказаться в первых рядах и не впритык к монолиту, видели, как медленным шагом, чем-то напоминая дуэлянтов, сближаются идейные противники: с одной стороны - старичок в Чебурашке, поддерживаемый под локоток хмурым рослым юношей, с другой - одинокий надменный крепыш с немигающими совиными глазами.
        Ефрем Нехорошев и сам уже не помнил, сколько раз он ступал на заклятую эту землю в пору полнолуния. Как всегда, душу охватила неизъяснимая печаль - стало нестерпимо жаль и смертного себя, и прочих собравшихся здесь смертных, и это смертное Мироздание, возникшее неизвестно зачем и неизвестно зачем бегущее к собственной гибели.
        Потом он почувствовал, что рука Глебушки, поддерживавшая под локоток, дрогнула, разжалась. Повернулся, увидел ошеломлённое лицо питомца и его исполненные священного ужаса глаза. Тогда он перевёл взгляд на товарища Артёма. Товарищ Артём мечтательно улыбался.
        - Ауа… - еле слышно произнёс он. - Ауы…
        Повернулся, запинающимся шагом двинулся в сторону болотца и скрылся за одним из монолитов, откуда вскоре ничего не прозвучало, поскольку пистолет у товарища Артёма был с глушителем.

* * *
        Помертвелые губы Глеба Портнягина шевельнулись.
        - Ефрем… - потрясённо выговорил он. - Ради чего…
        Дальнейшие его слова Ефрему Нехорошеву услышать не удалось. Запинающийся уход товарища Артёма был правильно воспринят публикой как полное поражение православных коммунистов - и толпа грянула во всю дурь. Разумеется, в иное время старый колдун с лёгкостью сумел бы разобрать окончание Глебушкиной фразы по движению губ, но только не сейчас. Слишком уж велика была мировая скорбь.
        Всё, что он в тот момент смог, это взять прозревшего Глебушку за руку и вывести его с заклятой земли.
        К ним кинулись, отстранили друг от друга, колдуна оставили стоять где стоял, а кандидата повлекли к трибуне, смётанной на скорую руку сегодня утром. Тот пытался освободиться, но холуев было слишком много. Весь штаб.
        Оказавшись перед микрофоном, опомнившийся от всего сразу Портнягин с содроганием оглядел море голов.
        - От нас даже галактики разбегаются… - дождавшись тишины, хрипло выдохнул он.
        Скопище с готовностью рявкнуло, ударило в ладоши. Какой там, к лешему, цвет культуры, сбредающийся по человечку в «Авторской глухоте», - здесь сошлось всё Баклужино, все классы, все сословия. Заорут - так заорут.
        - Всё, что мы делаем, бессмысленно…
        Восторженный рёв повторился.
        - Мы обречены…
        Восторженный рёв.
        Наконец после четвёртой или пятой фразы Портнягин не выдержал и, безнадёжно махнув рукой, сошёл на грешную землю, где тут же был подхвачен и упрятан в джип. Толпа ликовала.
        - Во как надо! - приплясывая, вопил неподалёку от Ефрема Нехорошева некий баклужинский обыватель средних лет. - Ещё хлеще, чем тогда в кафешке! Это, я понимаю, Президент! Всю правду-матку в двух словах! По-нашески! А чего рассусоливать?..
        Огромный серо-серебристый джип двинулся в сторону города, и толпа подалась за ним. У подножия мегалитического столба остались цепенеть Платон Кудесов, кувшиннорылый товарищ Викентий и сам Ефрем.
        - А ведь лопухнулись мы с вами, голуби, - удручённо молвил старый колдун.
        - Думаешь? - тревожно спросил Платон.
        - Да, иногда, - машинально съязвил тот, глядя на бурлящий людской отлив, из которого всплывала временами серебристая крыша джипа. - А хорошо бы почаще…
        - Не понимаю, - несколько раздражённо сказал Викентий. - Так он разочаровался в политике или нет?
        - Разочаровался, - буркнул чародей. - А толку? Вот если бы народ в нём разочаровался - другое дело! Но весь народ-то на капище не загонишь…
        - Ты хочешь сказать… - с запинкой заговорил Платон, - что он даже не подаст в отставку?..
        - Какая разница? Подаст, не подаст… Кто у него эту отставку примет?
        - Но ничего же не скроешь! Он же молчать не будет!
        - Так он и сейчас не молчал…
        Платон Кудесов ошалело потряс львиной своей гривой.
        - Нет, позволь… Как вообще можно президентствовать, если у тебя аура промыта в корень? Колтуны разошлись, узелки распустились…
        - Завьют, заплетут, припудрят… - ворчливо утешил колдун. - Вон их сколько, парикмахеров! Целое Баклужино… Да уж, попал - так попал…
        Крякнул, насупился, потом запустил руку в глубокий карман шубейки и достал на свет божий всё ту же многострадальную поллитровку.
        - Вы, голуби, как хотите, а я, пожалуй, хлебну…
        Волгоград, декабрь 2006 - октябрь 2009
        Мгновение ока
        (Неокиберпанк)
        Данная история могла произойти лишь на заре компьютерной эры. Точнее сказать, не могла не произойти.
        Старший оперуполномоченный Мыльный отличался крайней любознательностью, однако тщательно скрывал от сослуживцев это своё весьма полезное для работы качество. Причина была проста: в босоногом детстве будущего опера дразнили Варварой - в честь незабвенной гражданки, якобы, лишившейся на базаре носа, а ребяческие впечатления, как известно, наиболее глубоки и болезненны.
        Неистребимый интерес ко всему новому Мыльный скрывал довольно хитро: скорее выпячивал, чем скрывал, мудро придавая своему любопытству черты скепсиса.
        - Во даёт! - цинически всхохотнул он, когда новая, только что установленная программа «Пинкертон» вывела на экран первый десяток подозреваемых. Против каждой фамилии была обозначена в процентах вероятность совершения данным гражданином данного проступка. - Так и поделим, - глумливо сообщил опер неизвестно кому. - Этому - двадцать четыре процента срока, этому - одиннадцать…
        А главная прелесть заключалась в том, что преступления-то никакого не было вообще - старший оперуполномоченный его сам придумал. Никто никого не убивал и не грабил вчера в Центральном парке в ноль часов пятнадцать минут местного времени. Тем не менее в списке подозреваемых значились вполне реальные люди. Кое-кого Мыльный, помнится, даже допрашивал когда-то - по другому, естественно, делу.
        Круглая тугая физиономия стала вдруг хитрой-хитрой. Тыча в клавиши тупыми толстыми пальцами, любознательный опер набрал собственную фамилию - и скомандовал ввод.
        Секунды через четыре компьютер сообщил, что вероятность участия гражданина Мыльного А. М. во вчерашнем (им же самим вымышленном) злодеянии равняется примерно одному проценту.
        Угодивший в подозреваемые хмыкнул и, с треском почесав коротко стриженный затылок, проверил за компанию нелюбимого им полковника Непадло. К великому разочарованию старшего оперуполномоченного, против означенной фамилии выскочили жалкие 0,2 процента.
        Хотя - понятно. Убийство и грабёж ещё ведь не каждому по губе. Это тебе не генералу задницу лизать…
        Тут Мыльного осенило. С сатанинским выражением лица он вновь склонился над клавиатурой. Фамилию начальника, место, время и дату оставил неизменными, а вот деяние сменил. Теперь формулировка была такова: получение взятки от криминальных структур в особо крупных размерах… Нет! В особо крупных - много чести! Сотрём. Просто: получение взятки от криминальных структур…
        Ответ последовал почти незамедлительно. Цифра на экране возникла столь внушительная, что Мыльный даже присвистнул. Затем насторожился и вышел из программы, не сохраняя данных. А ещё через пару секунд дверь открылась - и в кабинет ступил полковник Непадло собственной персоной.
        Высокий, сухощавый, седовласый - ему бы в кино играть кого-нибудь сильно положительного. Полковника МВД, например. Вот только портили портрет Герману Григорьевичу судорожно подвижный поршень кадыка да беспокойно блуждающий взгляд.
        В целом же - вопиющее несоответствие характера и унаследованной от запорожских предков фамилии.
        - Осваиваешь? - отрывисто осведомился вошедший.
        Был он не на шутку чем-то озабочен.
        - Да освоил уже… - хмуро отозвался Мыльный.
        - И-и… как? Надёжная штука?
        Оперуполномоченный скорчил пренебрежительную гримасу и неопределённо повел округлым плечом. Так, дескать, баловство.
        Полковник Непадло помялся, подвигал кадыком, поблуждал глазами. Кашлянул.
        - Дзугаева проверить надо, - сказал он наконец.
        - Его не проверять, его брать надо, - проворчал Мыльный, набирая в нужных окошечках: Дзугаев Ваха Данилеултанович. - Что шьём?
        Не получив ответа, обернулся. Полковник Непадло пребывал в легком замешательстве.
        - Да депутат один на генерала нажал, - не совсем понятно и как бы оправдываясь проговорил он. - Люди-то - пропадают. Один за другим… Дескать, вот и компьютерами нас оснастили, а всё равно пропадают…
        - Так, - понимающе поддакнул Мыльный, выжидательно глядя на полковника.
        - Н-ну… Слыхал, наверно, какая про него поговорка ходит? Про Дзугаева…
        - Слыхал. Моргнёт левым глазом - и нет человека.
        - Вот проверить надо.
        Ошеломлённое выражение исчезло с округлой физиономии Мыльного столь быстро, словно бы вообще не возникало.
        - Сделаем, - невозмутимо молвил он, снова поворачиваясь к монитору. - Какого-то конкретного человека или?..
        - Или, - жёлчно отозвался полковник.
        - Понял… Значит, место преступления - не установлено. Время - не установлено. Потерпевший - не установлен… - Голос Мыльного звучал - комар носа не подточит! - серьёзно, буднично, деловито, но, сказать по чести, давно так не веселился старший оперуполномоченный. - Орудие преступления: левый глаз… Действие… Хм… Действие…
        - Мигнул, моргнул… - сердито подсказал Непадло.
        - Нет… Мигнул, моргнул - она не поймёт. Тут это надо… существительное… Миг?.. Морг?..
        - Какой морг? - вспылил полковник. - Морг ему! Пиши - моргание.
        - Моргание… - с наслаждением повторил Мыльный. - Причинённый ущерб - исчезновение потерпевшего. Есть, Герман Григорьевич! Готово. Вероятность - ноль целых ноль десятых процента… Могу распечатать.
        - Распечатай! - бросил тот. - Отнесу генералу, а он уж пусть разбирается с этим… с депутатом… - Полковник посопел, похмурился. - Погоди-ка! У тебя ж там, в компьютере, весь наш район, так?
        - А как же! База данных, - подтвердил Мыльный, не без удовольствия выговаривая недавно заученные слова.
        - Много времени займёт всех проверить?
        - Вообще всех? Или только с судимостями?
        - То есть как? - Полковник оторопел. - У тебя там что? И несудимые тоже?.. А что у тебя на них?
        - Адреса, анкетные данные…
        - Откуда?
        - Пашу попросил - а он в паспортном столе скопировал. Там ведь сейчас тоже всю документацию дублируют, в электронку переводят…
        - М-м… - Полковник поколебался. - Нет, ну их к чёрту! Давай одних судимых.
        - Без проблем! - Мыльный убрал фамилию Дзугаева и, наведя курсор на кнопку «Все дела», щёлкнул левой клавишей мыши. Вознамерился было откинуться на спинку стула, как вдруг по экрану побежали первые строчки. Фамилии и адреса подозреваемых.
        - Не понял…
        Строчки приостановились - и побежали снова. Замерли. Дёрнулись. Замерли. Итого: двадцать две фамилии.
        - Глючит! - придя в себя, с досадой бросил Мыльный. - Это бывает. Сейчас перегружусь.
        Он вышел из программы и перегрузил компьютер. Непадло ждал, хищно подавшись к монитору ястребиным профилем.
        Нарочито замедленно, каждый раз проверяя написанное, Мыльный ввел в окошки тот же текст и вновь щёлкнул по той же кнопке. И опять побежали строчки. Всё те же двадцать два подозреваемых. Моргнут левым глазом - и нет человека…
        - Распечатай! - хрипло потребовал Непадло.
        - Чего тут распечатывать? - буркнул Мыльный. - Фигня в чистом виде! Программиста вызывать надо…
        - А ты не торопись это дело разглашать, - холодно молвил полковник. - Программиста! Подождет программист. Распечатай.

* * *
        Работающий на полставки программист Паша (щеголеватый молодой человек в тонированных стёклах) возился с компьютером недолго.
        - Так в чём проблема? - с недоумением обратился он к полковнику Непадло.
        Тот беспомощно взглянул на Мыльного.
        - Глючит… - неохотно пояснил опер.
        - А точнее?
        Теперь уже замялся Мыльный.
        - Выводы странные делает, - пришел на помощь Непадло.
        Программист воззрился на него чуть ли не с восхищением.
        - Господа! - сказал он, борясь с улыбкой. - Я надеюсь, вы не рассчитываете, что программа будет за вас жуликов ловить? Она выдаёт вам версию на основе тех данных, которые вы сами в неё ввели. А проверить и уточнить - это уж ваша задача…
        - Надо будет - уточним! - отрубил полковник. - Ты лучше вот что скажи: с самой программой - всё в порядке?
        - Абсолютно!
        Полковник Непадло для верности самолично прикрыл дверь за программистом Пашей и остолбенел в раздумье на несколько секунд, озадаченно оглаживая волевой подбородок.
        - А генерал что говорит? - поинтересовался Мыльный.
        Непадло очнулся.
        - Да тоже говорит: фигня… - расстроенно промолвил он. - Как же фигня, если программа исправна?.. Знаешь что? А проверь-ка их конкретно по каждому похищению!
        После проверки список сократился до четырёх кандидатов: Живикин, Хрхрян, Ржата и Сиротинец. Согласно выскочившим цифрам, Хрхрян почти наверняка был виновен в исчезновении сразу пяти человек. Впрочем, троих из этой пятёрки мог умыкнуть и Живикин. Ржата и Сиротинец скромно претендовали вдвоём на одного пропавшего.
        Если бы не способ похищения - список как список, хоть на вокзале вывешивай…
        - Крестники есть? - мрачно спросил Непадло.
        - Про Сиротинца слышал…
        - Что именно?
        - Член Союза писателей, - нехотя процедил Мыльный.
        - Как это он? - не въехал полковник.
        - Отсидел в малолетке. Потом обо всём книжку написал. Автобиографическую…
        - Чернуха, небось?
        - Чернуха… Но зону знает.
        Тут оба смолкли, потому что на мониторе возник портрет Сиротинца. Анфас. Левый глаз подозреваемого располагался чуть ниже правого. И, воля ваша, а таилось в этом странном взгляде нечто нечеловеческое. В полном молчании Мыльный вывел на экран фотографию Живикина, затем - Ржаты. У этих двоих глаза были, правда, на одном уровне, но опять-таки взгляд…
        Сам оперуполномоченный не верил ни в сон, ни в чох, ни в вороний грай, однако и ему стало как-то не по себе. Что уж там говорить о полковнике Непадло, у которого, согласно сведениям любознательного опера, дома рассованы были по антресолям бумажечки с заговорами против квартирной кражи!
        Но самое жуткое поджидало их впереди. Когда на мониторе появилась фотография Хрхряна, оцепенели оба, а полковник Непадло даже издал за спиной Мыльного какой-то непонятный звук: то ли ахнул, то ли резко выдохнул. Смуглое лицо кавказской национальности пересекала наискосок чёрная пиратская повязка, проходившая в аккурат по левому глазу. Неизвестно, какие ассоциации при этом возникли у полковника, но оперу немедленно припомнилась древняя байка о футболисте с чёрной повязкой на правой ноге. Якобы, такой силы был у него удар, что запрещалось ему бить по воротам с правой, дабы не уложить голкипера насмерть…
        Оперуполномоченный ожил первым. Зарычал, заматерился шёпотом, схватился за мышь. Защёлкала клавиша, заметался курсор. Портреты с экрана исчезли, уступив место мелькающим текстам.
        - Ну, конечно! - яростно взревел опер, тыча в монитор коротким толстым пальцем. - У них же у всех левого глаза нет! Стеклянный он у них!
        - Стеклянный… - в растерянности повторил полковник. - И что?
        Оба уставились друг на друга. Действительно: и что? Нет левого глаза - значит нет и орудия преступления. Тогда почему программа внесла этих четверых в список подозреваемых?
        - А может, и не стеклянный… - замороженно произнес вдруг Непадло. - Может быть, даже и не глаз…
        - А что?
        - А чёрт его знает! - Полковник зябко передернул плечами. - Кристалл какой-нибудь… или приборчик…
        - Да не бывает таких приборчиков!
        - Сейчас всё бывает… - сдавленно сообщил Непадло. - Просто не знаем мы ни хрена… Слушай, посмотри: там за ними ничего больше не числится?
        Тут же и посмотрели. Сиротинец месяц назад купил квартиру в центре города, но, как выяснилось, доходы у него теперь были совершенно легальные - гонорары и ещё какая-то литературная премия. Зловещий Хрхрян тоже на вполне законных основаниях владел будочкой, где изготавливал ключи и ремонтировал обувь. Ржата, получив справку об освобождении, устроился охранником в какую-то фирму. Зато Живикина можно было брать хоть сейчас. Пил без просыху, нигде не работал, полторы недели назад нанёс сожительнице побои в области лица и прочих областях. Милицию вызвали соседи. Сама потерпевшая подать заявление не захотела.
        - Ну что?.. - с сомнением молвил Непадло. - С кого начнём? С него?..

* * *
        Вскоре пошли мелкие и не слишком приметные чудеса, на которые столь горазды наши славные органы.
        Уже на следующий день побитая гражданка, леший знает с чего, внезапно переменила первоначальное решение и подала на Живикина в суд. Одновременно сожитель её (вот ведь непруха-то!) был в нетрезвом, естественно, виде накрыт линейной милицией за тем противоправным деянием, что всегда совершается не иначе, как с особым цинизмом.
        А ещё через пару часов в кабинет полковника Непадло заглянул Мыльный.
        - Разрешите, Герман Григорьевич?
        Полковник вышел из-за стола ему навстречу.
        - Ну? - спросил он, понизив голос.
        - Нормальная стекляшка, - с нескрываемой скукой отвечал ему опер. - Всё-таки, наверное, программа глючит…
        - Точно? Стекляшка?
        - Да точно, точно. Сам на экспертизу относил.
        Произнесено это было небрежно, а то и пренебрежительно. В отличие от циника Мыльного, осторожный до суеверия полковник, даже не пожелал взглянуть на задержанного: вдруг действительно моргнёт чем-нибудь - и нет тебя…
        - А остальные? - насупившись, продолжал Непадло.
        - Сиротинца лучше не трогать - на скандал нарвёмся. О нём вон уже в польском журнале пишут… За Хрхряном и Ржатой установлено наблюдение. По вашему приказу…
        Приказ установить наблюдение был отдан в устном виде, и всё же поршень полковничьего кадыка при упоминании об этом нервно дернулся.
        - Только ты, слышь… - жалобно проговорил Непадло, блуждая взглядом. - Аккуратнее там… Чем чёрт не шутит!
        - Службу я привлекать не стал… - уклончиво продолжал Мыльный. - Дал задание двум операм. Вашим именем…
        Кадык дернулся вновь.
        - Но ты, я надеюсь, не сказал им, в чём дело-то?..
        Ответить Мыльному помешал телефонный звонок.
        - Полковник Непадло слушает… Да, у меня… Кто-о?.. - Владелец кабинета брезгливо поджал губы и с упрёком взглянул на опера. - Тебя…
        - Слушаю, - буркнул тот, приняв трубку. - А, Славик… Ну? - Судя по звукам, доносившимся из наушника, кто-то о чём-то докладывал взахлёб. Неухоженные брови Мыльного изумлённо взмыли. - Кто моргнул?.. Ты?..
        Заслышав слово «моргнул», полковник въелся глазами в оперуполномоченного. Тот, окаменев лицом, дослушал доклад, поглядел непонимающе на трубку и лишь затем положил её на рычажки.
        - Хрхрян исчез, - с недоумением сообщил он.
        - Каким образом?!
        - Фигня какая-то… - скребя в затылке, признался опер. - У Славика правый глаз зачесался… Моргнул, протирать начал… А когда протёр - смотрит: будка пустая… Всё на месте, инструмент на месте… А человека нет…
        - А-а… - не в силах выговорить ни слова, полковник потыкал себя пальцем в правую скулу.
        - Да нормальные у него глаза, у Славика! Медкомиссию-то он - проходил…
        - Что делать будем? - выдохнул Непадло.
        - С Пашей потолковать надо, - с твёрдостью произнёс опер. - Всё-таки специалист…
        Полковник закряхтел, но податься было некуда. Если опер Мыльный упёрся - с места его не сдвинешь.
        Вызвали Пашу.
        С откровенным недоверием выслушав рассказ старшего оперуполномоченного, программист с дробным треском порхнул пальцами по клавишам - и, убедившись, что никто его не разыгрывает, забился в припадке сдавленного хохота. Непадло и Мыльный, насупившись, ждали, когда отсмеётся.
        - Ну логику-то… - всхлипывал Паша, срывая щегольские свои очки со смуглыми стёклами. - Логику вам в юридическом - преподавали?.. Из ложного условия… следует… что угодно…
        - Как это - что угодно? - взвился Непадло. - Тут не что угодно - тут люди пропадают!..
        - О-ох… - Паша наконец отдышался, ущипнул себя за переносицу, надел очки. - Принцип пьяницы! - объявил он всё ещё подрагивающим от смеха голосом. - Классический принцип пьяницы!
        Полковник и оперуполномоченный переглянулись. Подобно большинству ментов, оба пили вполне профессионально.
        - Подробнее! - проскрежетал Непадло.
        - Существует такая логическая каверза, - пояснил Паша. - Представьте пьяницу. Когда он пьёт - пьют все.
        - Как - все? - не понял опер. - Вся планета?
        - Да. Вся планета.
        - Фигня, - сказал опер.
        - Тем не менее, - тонко улыбнувшись, заметил Паша, - под это определение подходит любой трезвенник. Я, например. Когда я пью - пьют все. Просто я никогда не пью.
        Милиционеры переглянулись вновь - на этот раз ошалело.
        - Вот вы ввели запрос о человеке, который, моргнув левым глазом, сотворит заведомо невозможное. И программа выдала вам список лиц, не имеющих левого глаза. Моргнул бы - да нечем!
        Полковник медленно повернулся к оперуполномоченному.
        - Снимай наблюдение… - через силу выдавил он.
        - Наблюдение снять недолго… - угрюмо отвечал тот. - А вот насчет Живикина… Поздно, Герман Григорьевич! Дело-то уже заведено. Хулиганство, нанесение побоев…
        - Постой-ка! - встрепенулся полковник. - А как же этот… пропавший… Хр… Хрх… Как его?

* * *
        Так и не выговоренный полковником Хрхрян сидел в летней кафешке на расстоянии квартала от своего киоска и нервно сдувал пену со второй кружки пива.
        - Достали, да?.. - гортанно жаловался он соплеменнику. - Ключ точу - следит. Набойку ставлю - следит… Ты подойди скажи, сколько тебе надо… Не подходит! Следит! Значит, опять что-то лепят…
        Соплеменник качал головой и сочувственно цокал.
        - Гляжу - глаза стал протирать … - отхлебнув, с горечью продолжал одноглазый Хрхрян. - Я из будки бегом! Сижу теперь, думаю: на хвост упали - киоск продавай, из города уезжай… А как по-другому? Менты… Моргнут - ищи потом Хрхряна!..
        2002
        Тризна
        Пусть бы выдумал это сочинитель, - знатоки народной жизни и критики тотчас же крикнули бы, что это невероятно: а прочтя в газетах как факт, вы чувствуете, что из таких-то именно фактов поучаетесь русской действительности Ф. М. Достоевский
        Володьку хоронили ранней стылой весной. Умер он, как и жил, странно и нелепо: нашли его в разгромленной, распахнутой настежь квартире. С кем-то он всю ночь пьянствовал, потом по обыкновению учинил мордобой, вышиб дорогих гостей за порог, упал, уснул, а к утру прихватило сердце.
        Уголовного дела возбуждать не стали.
        Говорят, талантливый был бизнесмен. Словосочетание, конечно, диковатое. Хотя много ли нынче осталось таких, кому оно покажется диковатым? Да и талант Володькин, по слухам, проявлялся лишь во время вынужденных завязок и блистал до первой серьёзной прибыли. То есть до первой рюмки. Дальше весь бизнес шёл прахом.
        Привезли его прямо из морга, в квартиру не поднимали, поставили гроб на пару табуреток перед подъездом, не потрудившись даже прикрыть задние дверцы катафалка. Всё равно потом обратно заносить.
        Володька лежал упрямый, недовольный. Казалось, просто не хотел ни на что смотреть. Желтовато-серое лицо его в морге подгримировали, умастили, припудрили. «Некрокосмы, - вспомнилось Ордынцеву. - Украшающие труп». Он подошёл поближе и, скорбно склонив голову, простоял возле гроба дольше, чем собирался.
        Сначала решил, что померещилось, но нет: на мёртвом лице медленно и неотвратимо, с каждой минутой ясней и ясней, проступали тщательно замазанные ссадины, кровоподтеки - словом, всё то, что могло послужить поводом к возбуждению никому не нужного уголовного дела. Причиной, видимо, явился резкий перепад температуры, когда тело вынесли из относительно тёплого нутра катафалка в ледяную мартовскую стынь.
        В гробу, заваленный цветами до подбородка, лежал забитый насмерть человек.
        Самое печальное, остальные тоже это видели. Видели и молчали. Что тут скажешь?
        - Убили… - еле слышно охнула мать. Ордынцев не выдержал и отошёл.
        На кладбище не поехал. Вернувшись домой, достал из холодильника сильно початую бутылку водки, сел к столу.
        - Ну вот и ещё один… - бессмысленно бормотал он. - Вот и ещё…
        За тусклым кухонным окном чернел влажный весенний двор с наплывами льда под деревьями. По плоской крыше девятиэтажки, что напротив, ходили рабочие, временами собираясь в подобия скульптурных групп.
        На службу сегодня можно было не возвращаться. Глава фирмы Даня Галкин тоже когда-то учился с Володькой на одном курсе, сам вырваться на похороны не смог и, видимо, чтобы хоть как-то оправдать своё отсутствие, отпустил Ордынцева на весь остаток дня.
        Что ж, спасибо, Даня.
        Ордынцев криво усмехнулся наполненной стопке. Вспомнилось, как кто-то из его знакомых недавно жаловался на бессмысленность жизни. Идиот. Он бы ещё на отменное здоровье пожаловался. Или на избыток денег. Смысл ему подавай! Да знаешь ли ты, насколько он страшен, этот смысл?
        Исход дня был предрешён. Первую стопку - за Володьку. Вторую - за прочих убиенных. А там, глядишь, и на себя пара капель останется.
        Главное - удержаться и не сходить за новой бутылкой.
        - Земля пухом, - глухо сказал неверующий Ордынцев и медленно перекрестился.
        Тронул стопку, тут же отдёрнул пальцы. Нет. Не так. Не сразу. Иначе мысли спутаются, останутся одни всхлипы.
        Странную эту привычку учинять время от времени досмотр и опись потерям Ордынцев приобрёл к сорока пяти годам. После того как Миньку Дьякова нашли на железнодорожных путях с перебитым шейным позвонком и пустыми карманами. Несчастный случай.
        - Ну ты тоже не прав, - возразил знакомый Ордынцева (отставной опер), с которым он поделился своим возмущением. - Вечно вам убийства мерещатся! Почему не предположить самое простое? Шёл по шпалам. Ночью. Наверняка поддатый. Споткнулся, сломал шею. Потом идёт какой-нибудь прохожий, видит труп. Что ж он, карманы не обшарит?
        И всё бы звучало убедительно, не повторяйся каждый раз одно и то же. Либо от несчастного случая, либо с сердечной недостаточностью. Что бы ни стряслось.
        Редкое исключение: Саня Коваленко. Добрейшей души человек, румяный увалень с виноватой улыбкой. Был впервые в жизни задержан, а в отделении, не зная порядков, вступился, по слухам, за избиваемого. Вот тут уже ничего замять не смогли. Три милицейские версии. Первая: подобран на улице. Инфаркт. Вторая: в вытрезвителе упал с табуретки, повредил череп. Независимая экспертиза установила, что череп повреждён в двух местах. То есть Саня, выходит, падал с табуретки дважды. И оба раза со смертельным исходом. Потом был суд. Виновный сотрудник милиции отправился на зону, где и погиб год спустя. Правда, поговаривали, что осудили не того.
        А случилось это аккурат за пять лет до Миньки Дьякова.
        Когда Ордынцеву сказали о Миньке (через неделю после похорон), он купил бутылку и, запершись, решил помянуть всех своих знакомых, умерших, как выразились бы на Корсике, злой смертью. Чтобы не надраться, поставил условие: поминать только тех, кого знал лично. О ком слышал - те не в счёт.
        И всё равно надрался.
        Уже после первой стопки с удивлением обнаружил, что до девяносто первого года убитых всего двое: лирический поэт Юрий Рябинин да Серёжа Куцый. Рябинина застрелил сумасшедший дезертир-пограничник. Ехали они втроём выступать на какую-то заставу в горах Копетдага: Рябинин, кто-то из классиков туркменской литературы и местный секретарь ЦК. Дезертир выпустил в их машину два рожка. Не уцелел никто.
        Серёжу нашли повесившимся в московском подъезде. Как он очутился в столице, непонятно. Да и причин особых свести счёты с жизнью у него вроде не было. А главное - шапка. В шапке не вешаются. Тем не менее официальная версия - самоубийство. Не иначе, шёл мимо какой-нибудь прохожий, видит: висит человек, а шапка валяется. Непорядок. Поднял, водрузил, поправил. И никакого тебе состава преступления.
        Неужели за тридцать восемь лет, прожитых Ордынцевым при Советской власти, всего двое убитых? Да, получается, всего двое.
        Потом - перестройка, девяносто первый. И началось…
        Стоп! Список. В прошлый раз он начал составлять список. А потом куда-то его дел. Поди теперь отыщи, если было это полгода назад! Сразу как проводили Миленку. Художница. Связалась, дурочка, с чёрными риэлтерами - и вскоре, якобы, отравилась. То же самое, короче, что и с Борей Колозоровым - этого подобрали уже окоченевшим где-то под Нарофоминском. Продал квартиру и быстренько траванулся. Денег при нём, понятное дело, не обнаружили. Не иначе, пропил. За три дня.
        Да бог с ним, со списком. Можно подумать, и так не помнишь!
        Ордынцев незряче смотрел в стену и шевелил губами, перебирая имена и фамилии.
        Фёдор Сидоров. Рассказывали, будто жена похмелиться не дала - вот и помер. А потом выяснилось, что за день до смерти крепко Феденьку потоптали. Продал несколько картин за рубеж, а делиться не захотел. Грибков - застрелен. Жильцов - взорван. Толик Куприянов упал посреди улицы - инфаркт. Какой инфаркт? Он на сердце-то никогда не жаловался. Стас Волошин - то же самое. Владел книжным складом - хоть одна сволочь поинтересовалась, кому потом достался этот книжный склад? Радик Томилин найден на рельсах с отрезанной головой. Слава богу, экспертиза показала, что под поезд его сунули уже мёртвого. Лёня Шорохов принял смерть, как было сказано в протоколе, от удара твёрдым упругим предметом.
        Горестный перечень был прерван «Прощанием славянки». Ордынцев достал сотовый телефон. Звонил Даня. Друг и начальник.
        - Говорить можешь?
        - Да я дома. На поминки не пошёл. Сам вот сижу поминаю…
        - Как там? - помолчав, отрывисто спросил Даня.
        - Н-ну… Примерно то же самое, что с Федей Сидоровым.
        - А что с Сидоровым? - встревожился Даня. Ордынцев несколько даже оторопел.
        - Да схоронили вообще-то… Семь лет назад…
        - А… - с облегчением отозвался друг и начальник. - Ты об этом…
        Закончив разговор, Ордынцев хмыкнул, положил трубку на стол рядом со стопкой и снова оцепенел в раздумье.
        Олежка - не в счёт. Сбит пьяным водителем джипа. Неумышленно. И Ваня Демидов - не в счёт: замёрз возле вокзала, куда его, ясное дело, не пустили. Домой идти побоялся. Жена предупредила: ещё раз заявишься пьяным - развод.
        Были ведь в списке и самоубийцы. Филин, Кравченко, Иноземцев - повесились в один год. В одна тысяча девятьсот девяносто пятый год. Хабибулин и Ромка - несколько лет спустя. Нина вскрыла вены. Прописи. Ма-ма мы-ла ра-му. Ни-на вскры-ла вены. Столовым ножом. И опять тёмная история. Вены - столовым ножом? За месяц до защиты диссертации?
        Теперь вот Володька.
        Хотелось взвыть в потолок: да убивают же нас! Убивают! Ну вот, ещё не выпил, а уже всхлипываешь. Кто убивает?
        В том-то и дело: кто? Государство - чистенькое, вон даже смертную казнь отменило. Никто из знакомых Ордынцева не погиб ни в Афганистане, ни в Чечне, никто не взорван террористами. Кто убийцы? Менты? Когда бы так! Твари, конечно, им бы только лишнего дела не возбуждать, но, честно-то говоря, даже Саню Коваленко на них не спихнёшь. Всё честь по чести: закон вступился, покарал. Пусть даже, говорят, не того покарал - и тем не менее.
        Сколько было народу на Саниных похоронах? Да около сотни! Рабочие на кладбище, помнится, осведомлялись уважительным шёпотом, кого хоронят. А Володьку пришло провожать от силы человек двадцать.
        Всё, что осталось от тех ста?
        Ордынцев встал и прошёлся по кухне, злобно усмехаясь и покручивая головой.
        Кто убивает, говоришь? Да такие же, как мы, и убивают. Простые российские граждане. Жизнь такая, мил человек, жизнь такая…
        Помнится, некая пенсионерка взвизгнула как-то с экрана: «Дайте нам умереть естественной жизнью!» Не дадут.
        Странный ты человек, Ордынцев. Там, где другой выпьет, всплакнёт и забудет, вечно с тобой такая вот сухая бесслёзная истерика. Истерика мысли, с позволения сказать. Хотя всяк выкручивается как может. Всеволод Михайлович Гаршин, спасаясь от безумия, тоже вон, пишут, всё пересчитывал.
        Что же это за напасть нашла на твоих знакомых!
        А на незнакомых? Только и слышишь на каждом шагу: эту замучили, тому пальнули в спину из травматика, позвоночник перебили. Да и отставной опер не раз поминал с горечью, будто тридцать убийств по области за год в восьмидесятых считалось ЧП, а теперь и четыреста не диво.
        По ящику передали: якобы население страны за десять лет уменьшилось на шесть миллионов. Между прочим, очень похоже на правду.
        А кто жертвы? Ну-ка давай вспомним ещё раз. Во-первых, все почему-то с высшим образованием. Впрочем, это как раз понятно: компания-то была студенческая… Миленка, Сидоров, Хабибулин - художники. Иноземцев, Коваленко, Филин - тихие журналисты. Во всяком случае, не из этих, не из разоблачителей. Лёня Шорохов - тот и вовсе литератор. Хотя тоже подрабатывал в газете. Боря Колозоров - безработный. Минька Дьяков, Володька, Стас Волошин - мелкий бизнес на грани банкротства. Толик Куприянов - средний. Грибков, поговаривали, причастен к крупному. Жильцов - политик. Вот, пожалуй, эти двое да ещё обезглавленный Радик Томилин могли и сами при жизни кого-нибудь на тот свет спровадить. Остальные - так, лохи.
        Чем утешиться? Тем, что большинству ушедших всё-таки удалось умереть «естественной жизнью», как выразилась та телевизионная бабушка?
        - Естественный отбор… - ядовито выговорил Ордынцев и, внезапно обессилев, снова подсел к столу.
        Мысль была не нова. Не далее как на прошлой неделе он сильно повздорил на эту тему с подружкой жены Раисой.
        - Ты путаешь естественный отбор с социальным! - кричала она.
        - А в чём разница?
        - Да в том, что при социальном отборе человек теряет статус! Статус, понимаешь? И только! Но не жизнь!
        Как же это не теряет, Раисочка? Именно что теряет. Стань бомжом - и кого взволнует твоя кончина? Не зря ведь говаривал Иван Алексеевич Бунин: «Нет, видно, никогда не откажется человек пришибить человека, если только с рук сойдёт».
        Естественный отбор. Анекдот! Пока поклонялись естественному отбору, пальцем друг друга тронуть не смели. А стоило объявить Дарвина врагом рода людского, тут же принялись уничтожать ближних своих. Ничего не попишешь: борьба за выживание.
        Потому и нападают на дарвинизм, что правда глаза колет.
        - Репрессии… - бормотал Ордынцев. - Подумаешь, репрессии…
        ГУЛага он, разумеется, не застал, поскольку родился в пятьдесят третьем. К страшилкам Солженицына и Шаламова относился с откровенным скепсисом. Сами виноваты: чем сильнее сгущаешь краски, тем меньше тебе веры. Куда правдоподобнее звучали рассказы отца. Особенно запомнилось про лифты. В те времени их на ночь отключали. И если после ноля часов раздавался гул поднимающегося лифта, это означало, что пустили его по особому случаю. И подъезд просыпался, и каждый ждал, замирая: кого едут брать? На каком этаже остановятся? Да, такого не придумаешь.
        А ведь это тоже был отбор. Искусственный отбор…
        Ордынцев выпрямился. Потом и вовсе встал.
        Искусственный отбор. Выведение новой породы человека. «Я многих развожу и многих вешаю». Чьи слова? Какого-нибудь собаковода, селекционера, наверняка уничтожившего куда больше псов, чем любой живодёр.
        «И в итоге вывели нас, - потерянно думал Ордынцев, - простодырых бессребренников, не способных выжить в дикой природе. Людей, заточенных под светлое будущее. Которое так и не настало…»
        Вот тебе и ответ.
        Выводили-выводили, вешали-вешали - и всё, получается, зря. Махнули рукой, отворили клетки и выпустили на волю самого страшного хищника, имя которому - человек. Ни войны, ни репрессий, а шесть миллионов как корова языком слизнула. Да какие шесть? Люди-то за эти десять лет рождались, приезжали… ордами… из-за ближних рубежей…
        Сколько же нас погибло на самом деле?
        - Ну? - хрипло спросил Ордынцев, с ненавистью уставясь в потолок. - Где ты там?..
        Приди. Запрети нам убивать друг друга. Знаю. Будешь убивать сам. Но стольких ты не убьёшь. Не получится.
        Тиран может и пощадить. Естественный отбор - никогда.
        Ордынцев подошёл к зеркалу, взглянул на искривлённое серое лицо с больными запавшими глазами. Погляди, Ордынцев, погляди. Скоро таких совсем не останется. Ваше будущее в прошлом, ребята.
        - Легче стало? - съязвил он из последних сил. Ссутулился, вернулся к столу, взял стопку.
        - Земля тебе пухом, Володька…
        Волгоград, март 2009
        Со всей прямотой
        Главным своим достоинством Дементий всегда полагал чистосердечность.
        - Я же, согласись, не ругаю тебя, - проникновенно втолковывал он. - Я с тобой не скандалю. Я даже не подозреваю тебя… ни в чём таком… Я просто хочу знать, где ты была два с половиной часа.
        Несчастное личико Алевтины сделалось ещё более несчастным.
        - В Парк-Хаусе, - нервно отвечала она. - Собиралась кое-что купить…
        - Купила?
        - Нет. Там этого не было.
        - В Парк-Хаусе есть всё, - немедленно уличил её Дементий.
        Алевтина вспыхнула.
        - Всё есть, а этого не было, - возразила она. - Ты - мужчина, ты не поймёшь…
        - Хорошо, - покорно согласился он. - Не пойму. Но как оно хотя бы называется?
        - Какая разница?
        - А сколько стоит?
        - Какая тебе разница?!
        - То есть как «какая»? Вообще-то деньги у нас общие!
        - Успокойся! Не разорились бы.
        Умолкли, с вызовом глядя друг на друга.
        - Разница, Аля, - кротко напомнил Дементий, - весьма существенна. Во всяком случае, для меня. Или ты говоришь мужу правду, или ты ему врёшь.
        Алевтина молчала.
        - Вот мне, например, нечего от тебя скрывать, - с достоинством сообщил он. - Просто нечего. Спроси меня, где я был, и я тебе отвечу прямо. Где, когда, с какой целью… Спроси!
        - Да не хочу я тебя ни о чём спрашивать!
        - Нет, ты спроси, спроси!
        - Не буду.
        - Боишься, - удовлетворённо подбил итог Дементий. - А почему?
        Алевтина тихонько застонала.
        - Да потому что знаешь. Знаешь, что я не солгу ни в едином слове. И я вправе ждать от тебя точно такой же прямоты. Где ты была?
        - Чёрт с тобой! - процедила супруга. - Сидела в кафешке с Татьяной. Доволен?
        Дементий запнулся. Был ли он доволен услышанным? С одной стороны, да, поскольку удалось докопаться до истины. С другой стороны, дружба супруги с Татьяной ему очень не нравилась, и Алевтина прекрасно об этом знала.
        - Ну вот видишь, - тем не менее проговорил он примирительно. - Ведь самой же легче стало, так?
        Алевтина резко повернулась и ушла на кухню.

* * *
        Врали все. Врал сын, выклянчивая деньги, врали подчинённые, врали должники. Как это ни прискорбно, начальство тоже врало при каждом удобном случае.
        Горе живущему правильно в неправильном мире. Выйдя на лестничную площадку, Дементий сразу же столкнулся с Гаврюхой.
        - Валерьич! - застенчиво сказал тот. - Займи пятёрку. Хвораю.
        Даже невинное слово «пятёрка» было заведомым враньём. В виду имелись пятьдесят рублей.
        - Через неделю отдам, - истово прилгнул Гаврюха.
        - Древние китайцы, - назидательно отвечал ему Дементий - и в глазах забулдыги вспыхнула на миг безумная надежда, - говорили: споткнувшийся дважды на одном и том же месте - преступник.
        - Не понял… - растерянно сказал Гаврюха.
        И опять солгал. Всё он прекрасно понял.
        - Ты уже сколько у меня занимал?
        - Один раз! - бессовестно пяля глаза, отрапортовал этот голубок сизорылый.
        - Два! - жёстко поправил Дементий. - Второй раз - месяц назад. То есть в Древнем Китае меня бы уже за это казнили.
        - Отдам! - поклялся Гаврюха. - Разом отдам! Через неделю.
        - Вот через неделю и поговорим, - последовал неумолимый ответ.
        Будь Гаврюха чуть поумнее, никогда бы он не стал просить в долг у соседа, известного всему подъезду здоровым образом жизни. Ибо когда ещё было сказано: не жди пощады от людей, ежедневно делающих утреннюю зарядку.
        Спускаясь по лестнице (лифтом он не пользовался принципиально), Дементий слышал, как оставшийся в тылу Гаврюха ошарашенно бормочет:
        - Два… Почему два? Один же…
        Лишившись собеседника, врал самому себе.

* * *
        - А сыворотка правды у вас бывает?
        Девушка за стеклом взглянула на Дементия с недоумением.
        - Чего?
        - Сыворотка правды, - как можно более твёрдо повторил он.
        - Валя Иванна! - закричала девушка. - Подойдите!
        Подошла старушенция в белом халате. Очки. Свекольного цвета волосяной кукиш на затылке. Горькая складка рта, свойственная обычно старым алкоголикам, педагогам и провизорам.
        - Вот, - сказала девушка.
        Старушенция строго уставилась на Дементия. Тот растолковал ещё раз, что ему требуется.
        - Как по-настоящему называется лекарство?
        - Н-не знаю…
        - Вот узнаете - тогда и приходите. Сыворотка правды! - Старушенция негодующе фыркнула. - Надо же!
        - Телевизор поменьше смотри, - глумливо порекомендовали в очереди.
        Дементий нахмурился и, ни на кого не глядя, направился было к выходу, когда кто-то из посетителей аптеки придержал его за рукав.
        - Слышь, земляк, - шепнули ему. - Ты знаешь что? Ты у цыган поспрошай…

* * *
        - Правду? - обрадовалась цыганка. - Я тебе и без сыворотки всю правду скажу! Имя твоё скажу. Врага твоего в зеркале покажу…
        Дементий решительно отказался. А то он в зеркало ни разу не заглядывал! Кстати, цыганка была веснушчатая и светловолосая. Ну вот как им таким прикажешь верить, если у них генофонд - и тот краденый!
        С трудом отбившись от блондинистой гитаны, Дементий переговорил с другими не менее сомнительными личностями - благо, в парке их толклось предостаточно - и не был понят никем.
        Вскоре правдоискателем заинтересовалась милиция, заподозрив в нём наркомана, пытающегося раздобыть редкую в наших краях экзотическую дурь. Козырнули, проверили документы, осведомились, в чём дело. Дементий, не изменяя своим привычкам, запираться не стал и выложил всё как на духу. Заодно спросил, не используют ли сыворотку правды на допросах.
        - Ты про эту, что ли, сыворотку? - добродушно, хотя и несколько грубовато пошутил один из милиционеров, предъявляя резиновую палку.
        Посмеявшись, отпустили с миром.
        Наконец какой-то ханыга посоветовал найти Бен-Ладена и спросить у него. Поначалу Дементий счёл предложение издевательским, однако выяснилось, что Бен-Ладен - не более чем погремуха и что на самом деле обладателя её звали Митькой.

* * *
        У Митьки Бен-Ладена, как и следовало ожидать, были нежные газельи глаза и мягкая кудрявая бородка.
        - Да есть кое-что… - уклончиво молвил он.
        - Сыворотка правды?! - не поверил своему счастью Дементий.
        - Не, - сказал Митька. - Сывороткой ширяются. А это так, колёса… Схаваешь одну, водичкой запьёшь - и часа на полтора становишься прямой, как шпала.
        - В смысле - искренний?
        - Ну да…
        - Искренний в словах или в поступках?
        - А! - с бесшабашной удалью махнул рукой Митька. - Во всём!
        Дементий задумался. Доверия ему Бен-Ладен, понятно, не внушал ни малейшего.
        - А сами вы их принимали?
        От изумления газельи глаза стали совиными.
        - Я что, псих?
        Дементий присмотрелся. Нет, пожалуй, на психа Митька похож не был. Действительно, примешь такую таблетку - весь бизнес рухнет. За полтора-то часа искренности!
        - А где вы их берёте?
        - Нигде не беру. Всё списано и уничтожено. Ещё в девяносто первом, понял? Сразу после путча. Две упаковки осталось.
        - Кем уничтожено?
        - Кем-кем… - Митька огляделся по-шпионски, понизил голос. - Таблетки-то совершенно секретные. Из шарашки.
        - Тогда почему уничтожены?
        - Потому и уничтожены.
        Тёмная какая-то история. Однако выбирать не приходилось.
        - Сколько? - спросил Дементий. Митька сказал.
        - Почему так дёшево? - оторопел клиент.
        - Могу дороже.
        - Нет уж, - спохватился тот. - Назначили цену - значит, назначили… А всё-таки - почему?
        - Да не берёт никто, - в сердцах признался Митька. - А выбросить жалко… Ты ж, как я понимаю, тоже не для себя?

* * *
        Кажется, Дементий нечаянно приподнял завесу мрачной государственной тайны. Таблетки искренности. Каждая действует полтора часа. Разумеется, наш изолгавшийся мир просто обязан был их уничтожить. Не исключено, что вместе с изобретателем.
        Впрочем, Бен-Ладен мог и приврать.
        Любой правдоискатель по природе своей недоверчив. Убедившись на горьком опыте, что род людской за единственным исключением представляет собой скопище обманщиков, он вынужден ежесекундно быть настороже. Как разведчик, внедрённый во вражеский штаб.
        Тем не менее, если допустить на миг, что Митька Бен-Ладен по простоте душевной сказал правду, таинственные таблетки обретают черты грозного оружия. Растолочь несколько тонн в ступке, сыпануть всё это в водопровод - и прощай, лицемерие! Прощай, коррупция! Чёрт возьми, возможно даже, прощай, преступность! Поскольку тоже зиждится на обмане.
        Тогда становится понятен сам акт списания и уничтожения.
        Разумеется, нескольких тонн таблеток у Дементия нет, да он, собственно, и не собирался исправлять весь мир в целом. Ему вполне достаточно, чтобы те, кто его окружает, стали честны и прямодушны. Хотя бы на полтора часа.

* * *
        Оглаживая плоскую картонную коробочку в правом боковом кармане брюк, Дементий почти уже достиг родного этажа, когда навстречу ему попался всё тот же Гаврюха. Помня давешний разговор, голубок сизорылый насупился и бочком хотел проскользнуть мимо непреклонного заимодавца вдоль стеночки. Без просьбы.
        - Гавриил! - несколько замогильным голосом остановил его Дементий. И, помедлив, известил: - Я готов третий раз занять тебе пятьдесят рублей. С одним условием.
        Тот остолбенел, потом обмяк.
        - Валерьич! - растроганно вымолвил он. - Бог тебе там воздаст, Валерьич! Бог, Он всё видит…
        Властным жестом Дементий прервал его излияния.
        - С одним условием, - жёстко повторил он, доставая из кармана коробочку.
        - Согласен! - хрипло выпалил Гаврюха.
        - Да погоди ты «согласен»! - с досадой сказал Дементий, тщетно пытаясь вскрыть упаковку. Была она какая-то старорежимная, неказистая, из тонкого сероватого картона, заклеенная насмерть.
        Наконец подалась.
        - Вот, - промолвил Дементий, вытряхнув на ладонь крупную таблетку, такую же мучнистую и сероватую, как сама пачка. - Только имей в виду…
        Договорить не удалось.
        - Съесть, что ли? - смекнул Гаврюха. - Дай сюда!
        Кинул таблетку в рот, старательно разжевал, сглотнул и широко раззявил в доказательство неблагоуханную пасть. Всё, дескать, по-честному.
        Дементий был неприятно поражён его поступком.
        - Да что ж ты делаешь! - возмутился он. - А вдруг это тебе не показано?
        - Мне всё показано, - отвечал ему великолепный Гаврюха. - А то мало меня ими поили, таблетками! Антабусом поили, всем поили… Пятёрку давай.
        - Дам, - скрипуче заверил Дементий, чувствуя, что, если достанет купюру прямо сейчас, воспитуемый точно так же выхватит её и мигом испарится. - Но сначала выслушай… Я, как видишь, честен с тобой до конца…
        - Ну! - изнывая, подбодрил его Гаврюха.
        - Имей в виду: то, что ты сейчас принял, очень сильное средство. Когда усвоится, станешь на полтора часа искренним и прямодушным…
        - Ка-ким?
        - Прямодушным.
        - Слышь! - изумлённо взвыл Гаврюха. - Ты чо, Валерьич? Да прямодушнее меня во всём дворе человека нету!
        Беспрецедентным своим заявлением, он настолько ошарашил Дементия, что тот молча и беспрекословно отдал обещанные пятьдесят рублей. Опомнился, когда счастливый сосед уже достиг конца лестничного пролёта.
        - Постой! А на вкус-то она как? Таблетка.
        - А никак, - бросил через плечо Гаврюха. - Аспирин - не аспирин… Вроде как мел жуёшь.

* * *
        Стало быть, резкого привкуса таблетки не имеют. Это хорошо. Плохо другое: убедить супругу добровольно принять лекарство скорее всего не удастся, так что придётся прибегнуть к маленькой хитрости. То есть слегка поступиться принципами. Другого выхода Дементий не видел.
        Следует заметить, что, когда прямодушный человек (с благими, разумеется, намерениями) пускается на уловку, обычно это выходит у него на диво удачно. Не зря Христос внушал своим апостолам: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби».
        Алевтина сидела на кухне и кофейничала. Мудрый, как змий, простой, как голубь, Дементий достал сотовый телефон и набрал свой домашний номер. Услышав мурлыканье аппарата, жена упорхнула в комнату, а муж тем временем кинул таблетку в кофе.
        Растворилась мгновенно.
        - Татьяна? - спросил он, когда Алевтина вернулась.
        - Нет, - сухо отвечала она. - Наверное, ошиблись.
        Забрала чашку, книжку и ушла в спальню.
        Оставшись в одиночестве, Дементий облегчённо вздохнул и стал ждать результата. Жаль, не догадался он спросить Митьку Бен-Ладена, быстро ли это зелье усваивается. Снова достал коробочку, осмотрел. Нигде ничего. Ни названия, ни пояснений. Таинственный семизначный номер и чёрная линялая надпись: «Не вскрывать!»
        Возможно, и впрямь из шарашки.
        Ну, допустим, минут за десять… Дементий посмотрел на часы. Осталось совсем немного. Сейчас Алевтина ворвётся на кухню - и слёзно во всём покается. Во всех своих мелких грешках. Скопом…
        Внезапно лицо его стало озабоченным. А вдруг там не только грешки? Вдруг какой-нибудь грех? Из этих… из смертных.
        Два с половиной часа проторчала в кафешке с Татьяной… А ну как не в кафешке? Ну как не с Татьяной? Ну как… Нет! Не может быть! Или может?
        Дементий встал. На скулах его обозначились желваки.
        «Прощу… - решил он наконец - и словно камень с души упал. - В чём бы ни призналась - прощу…»
        Из спальни тем временем слышались негромкие бытовые звуки. Что-то шуршало, постукивало. Открывалась и закрывалась дверца платяного шкафа. Померещилось невнятное сдавленное восклицание. Такое впечатление, что Алевтина ни с того ни с сего затеяла уборку.
        «Да уж не петлю ли она там ладит?!» - ударила мысль.
        Дементий ринулся из кухни, но тут дверь спальни распахнулась и на пороге возникла Алевтина, одетая по-дорожному, с чемоданом в руке и сумкой через плечо. Скулы жены заострились, в глазах возник сухой незнакомый блеск.
        - Ты куда?
        - К Татьяне! - бросила она. - На развод подам завтра. Может быть, даже сегодня.
        - Аля… - только и смог выговорить Дементий.
        - И я могла? - заговорила она, словно бы в беспамятстве. - И я могла всё это терпеть? Изворачиваться, врать, притворяться… и ради чего? Ради семьи? Какой? Этой?!
        - Аля…
        - Что Аля? Что Аля?.. - Не сводя с мужа ненавидящих глаз, она двинулась прямиком на него, и он вынужден был посторониться. - Двадцать лет… - страшным шёпотом произнесла она. - Двадцать лет прожить с этим… занудой! Ханжой! Лицемером… Ненавижу!
        Хлопнула входная дверь. Тишина поразила квартиру.
        - Я? - скорее растерянно, чем оскорблённо произнёс в этой тишине Дементий. - Я - ханжа? Я - лицемер?..
        Услышанное не укладывалось в сознании.

* * *
        Человеческий мозг - машина очень надёжная. Что бы вы ни натворили, он непременно изобретёт оправдание содеянному. Нет на свете склочника, самодура, предателя, который не был бы в собственных глазах белым и пушистым. Он всегда жертва окружающих его склочников, самодуров и предателей.
        Поэтому из обвинений, высказанных на прощание супругой, Дементий смог воспринять лишь «зануду», и то с многочисленными оговорками. Да, возможно, он был несколько назойлив в своих нравоучениях, никто не спорит, но назвать его ханжой и лицемером…
        Вновь очутившись в кухне, брошенный муж тупо уставился на разорванную сероватую картонку с грозной линялой надписью, причём отупение было наверняка частью защитной реакции. Ибо стоило помыслить, что дикий поступок супруги и впрямь вызван припадком искренности, как внутренний мир Дементия подвергся бы серьёзному обрушению.
        И мозг не подвёл.
        Таблетки просрочены. Да-да! Вот и объяснение! Им же сто лет в обед, этим таблеткам, их ещё в девяносто первом году списали! Пришибить бы этого Бен-Ладена…
        Поток сознания был прерван дверным звонком.
        Слава Богу! Вернулась. А ключ, как всегда, забыла. Нет худа без добра: негодная таблетка выдохлась менее чем за полчаса.
        И Дементий кинулся открывать.

* * *
        Сизый лик Гаврюхи был ужасен.
        - Ах ты, падла! - хрипло исторг он, переступая порог и надвигаясь на попятившегося хозяина. - Буржуин задрипанный! Полтинник я тебе должен? Да ты из меня за этот полтинник душу вынул, жилы вымотал…
        Вмял ошалевшего Дементия в угол и с прямотой истого люмпен-пролетария стал душить.
        Июль 2009, Бакалда
        не-Ё
        Грязное животное
        К сожалению, для нас стало весьма проблематичным ясное представление о том, что такое животное и что такое разумное существо. Хосе Ортега-и-Гассет
        Опыт мимистики
        Пророчество пугает нас лишь до тех пор, пока не сбудется. Какой, скажите, смысл бояться Апокалипсиса, если он уже состоялся?
        В известном рассказе американского фантаста герой в неистовстве расстреливает из револьвера четырёх лабораторных обезьян. Их, насколько мне помнится, посадили за пишущие машинки, чтобы проверить некоторые положения теории вероятности, а обезьяны принялись печатать набело произведения классиков.
        Разумеется, речь в рассказе шла не о творчестве и даже не о разуме, поскольку, повторяю, шедевры мировой литературы печатались подопытными приматами в готовом виде, без черновиков, однако наши с вами тайные предчувствия обогатились в итоге ещё одним каприччио в духе Гойи: обезьяна за пишущей машинкой.
        Наиболее внятно эти предчувствия были озвучены Кириллом Еськовым в его известном интервью: «Не знаю, сумеет ли когда-нибудь компьютер написать роман, но что роман, надиктованный шимпанзе, появится раньше, - голову даю на отруб».
        В устах позитивиста Еськова пророчество прозвучало с грубоватым задором, и всё же вряд ли Кирилл Юрьевич мог предположить, что, во-первых, событие уже на пороге, а во-вторых, обернётся для многих очередным разочарованием.
        Как говаривал Ежи Лец, не следует ожидать слишком многого от конца света.

* * *
        Не я первый усомнился в подлинности истории, приведённой в послесловии ко второму изданию романа Мими «Грязное животное». Вообще должен заметить, что после непредумышленной травли-раскрутки, учинённой бесчисленными рецензентами, трудно оказаться в чём-либо первым. А уж когда в скандал вмешались профессиональные литераторы, привлечённые возможностью мимоходом уязвить друг друга, возникла, на мой взгляд, необходимость ввести новый термин - «мимистика» (по образцу соляристики Станислава Лема).
        Первыми усомнившимися, если не ошибаюсь, были автор статьи «Мими де Габриак» Мария Галина и язвительнейший Эдуард Геворкян («Левой задней рукой»).
        История такова: пять лет назад (то есть в то самое время, когда Кирилл Еськов отвечал на вопросы интервьюера) шкиперу Петру Величко, работавшему по контракту в одной из африканских стран, был продан за бутылку рома детёныш шимпанзе, самочка по кличке Мими. Спустя полтора месяца срок контракта истёк - и российский гастарбайтер, уступив штурвал своей баржи преемнику-молдаванину, отбыл на родину, в Нижний Чир. Мими он прихватил с собой, и это едва не стоило шимпанзёнку жизни, а шкиперу - свободы, поскольку обезьянку он попытался провезти тайком, без санитарного сертификата, минуя таможенный контроль.
        Не обязательно быть литературоведом, чтобы в памяти немедленно всплыли незабвенные строки из «Моей родословной» Александра Сергеевича Пушкина:
        Решил Фиглярин, сидя дома,
        Что чёрный дед мой Ганнибал
        Был куплен за бутылку рома
        И в руки к шкиперу попал.
        Имя и фамилия бывшего владельца Мими также наводит на мысль об откровенной мистификации, однако беда в том, что экс-шкипер Пётр Величко действительно проживает в Нижнем Чире и даже удостоился статьи в одной из волгоградских газет.
        Когда корреспондент (мой хороший знакомый) предложил сопроводить его и затем прокомментировать сенсационный материал, я согласился. Петра Алексеевича мы застали под хмельком в компании двух юристов, убеждавших хозяина подать в суд на издательство и нынешних опекунов Мими. Историю с продажей шимпанзёнка он подтвердил, настаивая, впрочем, что расплатился за обезьянку местной валютой. Надо полагать, бутылка рома была придумана автором послесловия, так сказать, для полноты совпадения.
        Собственно, сути дела это нисколько не меняет. В конце концов биографические справки, прилагаемые к очередной книге любого раскрученного автора, тоже во многом приукрашены.
        Несмотря на уговоры адвокатов (спиртное принесли именно они), перспектива судебной тяжбы ничуть не привлекала Петра Величко. Да, позиция опекунов смотрелась соблазнительно шаткой (чиновник, от которого зависела судьба конфискованного животного, как выяснилось, приходился этологу Ираклию Концевому дальним родственником), однако в результате разбирательства могло воскреснуть дело об отсутствии санитарного сертификата, попытке контрабанды и, что уж совсем неприятно, взятки должностному лицу.
        Вернёмся, однако, к пространному послесловию. Очутившись в вольере для конфиската, непривычная к суровому российскому климату Мими простудилась и едва не отдала богу душу. Тогда-то и появились в её жизни супруги Концевые, уже вырастившие к тому времени в домашних условиях двух шимпанзе: самца Ахилла и самку Клару. Не берусь судить о научной ценности проводимых супругами опытов по обучению обезьян языку жестов, но, насколько я понимаю, это было нечто аналогичное экспериментам, начавшимся на западе примерно полвека назад. Единственное отличие: наши приматы осваивали не американский ASL, а русскую азбуку глухонемых, что даёт повод говорить о несколько ином менталитете. Той же точки зрения придерживается и Аркадий Рух, особо отмечая при этом повышенный уровень духовности шимпанзе, воспитанных в православной среде.
        Попав в компанию двух взрослых обезьян, подросток Мими, естественно, оказалась на низшей ступени иерархии и заработала в итоге серьёзный комплекс неполноценности. Известно, что обученные шимпанзе презирают необученных сородичей. Несмотря на стремительные успехи Мими в освоении упрощённого языка глухонемых, Ахилл и Клара продолжали относиться к ней свысока. Жест, означающий «грязное животное», стал кошмаром всей её дальнейшей жизни.
        Изворачиваясь и хитря, Мими быстро заработала репутацию отъявленной лгуньи. Кстати, способность обезьян обманывать людей и друг друга достаточно хорошо изучена. Позволю себе привести для примера перевод с ASL диалога между исследователем и шимпанзе Люси, чьи экскременты были обнаружены посреди комнаты.
        Роджер. Что это?
        Люси. Люси не знает.
        Роджер. Ты знаешь. Что это?
        Люси. Грязь, грязь.
        Роджер. Чья грязь, грязь?
        Люси. Сью.
        Роджер. Нет, не Сью. Чья грязь?
        Люси. Роджера.
        Роджер. Нет, не Роджера. Чья грязь?
        Люси. Грязь Люси, Люси. Прости Люси.
        Однако коренное отличие вранья Мими от вранья Люси заключалось в том, что с его помощью юная шимпанзе пыталась не избежать наказания, а повысить свой статус среди себе подобных. Кстати, обычный детский способ самоутверждения.
        Однажды Элеонора Концевая стала свидетельницей необычной сцены: Клара и Ахилл неподвижно сидели в углу, заворожённо глядя на стоящую посреди комнаты и возбуждённо жестикулирующую Мими. Впоследствии подобные эпизоды стали повторяться регулярно и все были отсняты на видеокамеру. Поскольку многие знаки изобретались рассказчицей на ходу, кое-что требовало детальной расшифровки.
        К сожалению, у Элеоноры Концевой, как сказано в послесловии, два высших образования, причём первое из них филологическое. Именно этим, а вовсе не последующей редактурой, объясняется чрезмерная, на мой взгляд, гладкость перевода.
        Специализированное издательство сочло материал излишне сенсационным и недостоверным с научной точки зрения, тем более что супруги Концевые успели к тому времени прослыть среди коллег не то чтобы шарлатанами, но, во всяком случае, лицами, более склонными к дешёвым эффектам, нежели к строгой беспристрастности настоящих исследователей.
        После долгих мытарств текст очутился в редакции фантастики издательства «АСТ» и вскоре был опубликован по недосмотру в серии «Звёздный лабиринт» - практически без правок. Было сохранено даже рабочее название, не имевшее, кстати, никакого отношения к содержанию («грязными животными» Мими именует всех, кто ей не нравится). Единственное вмешательство редакторов якобы заключалось в том, что, сочтя приложенное к тексту объяснение Элеоноры Концевой неуклюжим авторским вывертом и претензией на оригинальность, они его попросту сократили. Именно это обстоятельство помешало массовому читателю заподозрить, что речь в книге идёт, возможно, и не о людях.

* * *
        Первые отзывы были кратки и сдержанны. В рецензии, подписанной двумя известными фамилиями, отмечался неумело, но лихо закрученный сюжет, стремительность действия, калейдоскопичность событий и обилие единоборств. К явным недостаткам был отнесён небрежный язык (излагая события от первого лица, Мими постоянно говорит о себе в третьем - эту особенность авторской речи Элеонора Концевая сохранила). Подводя черту, рецензенты-соавторы признали дебют весьма средним, но выразили надежду, что начинающему фантасту удастся уберечься от низвержения в мэйнстрим, признаки чего якобы уже имеются.
        Месяц спустя вышла обзорная статья «В предчувствии девятого вала», где Мими неожиданно была объявлена первым представителем нарождающейся «восьмой волны» русской фантастики. В то время как авторы предыдущей «седьмой волны» исповедовали, по словам критика, психологически напряжённую прозу, интеллектуализм и равнодушие к социальным проблемам, отличительными чертами новой генерации фантастов, несомненно, должны были стать возврат к широкой аудитории, ужесточение борьбы добра со злом и жёсткий экшн.
        Кому-то может показаться удивительным, что искушённый критик допустил столь досадную промашку, но, как выяснилось впоследствии, во-первых, промашка была умышленной, во-вторых, не была промашкой.

* * *
        Данная статья задумывалась как беглый обзор критических мнений, и всё же следует сказать хотя бы несколько слов о самом романе. Собственно, романа как такового нет, однако то же самое обвинение можно предъявить большинству современных романов. Мы имеем дело с тем загадочным случаем, когда читательская любовь прямо пропорциональна количеству литературных огрехов. Явление довольно распространённое. Написана книга бездарно, прочитана - гениально.
        Начнём с заглавия. Как было упомянуто выше, содержания оно не отражает. Явление, опять-таки хорошо знакомое специалистам. Киноведы не раз отмечали странную закономерность: чем несуразнее название, тем популярнее фильм («Место встречи изменить нельзя», «Семнадцать мгновений весны»). И напротив: полное соответствие заголовка теме и идее произведения тут же отзывается равнодушием потребителя.
        Мне кажется, Эдуард Геворкян в своей скорбно-ядовитой статье «Левой задней рукой» несколько поспешил ужаснуться ошибке широкого читателя, увидевшего в персонажах романа себе подобных. Во-первых, мне, например, до сих пор трудно понять, кого живописала сама Мими. Сложность, повторяю, в том, что поколение, выбравшее вольер, причисляет себя не к обезьянам, а именно к роду людскому. Во-вторых, прошли те времена, когда пропасть между человеком и зверем казалась бездонной и непреодолимой. Аргумент философа Владимира Соловьёва («Не имея никакой возможности утверждать стыдливость у животных, натуралисты известного направления принуждены отрицать её у человека»), возможно, звучал убедительно в девятнадцатом веке, но в наши дни способен вызвать лишь грустную улыбку. В-третьих, литература в отличие от того же кино даёт читателю больший простор фантазии. Не зря ведь в дневниках Венедикта Ерофеева сплошь и рядом встречаются выписки из учебника по собаководству, где лишь упоминание породы даёт нам возможность определить, о ком идёт речь: о собаке или же о ком-то из нас.
        Содержание романа откровенно заимствовано и представляет собою вольный пересказ фильма «Волкодав» - любимого фильма всех трёх шимпанзе, обитающих в доме супругов Концевых. Приматы вообще любят смотреть телевизор, отдавая предпочтение кинокартинам, где люди контактируют с обезьянами («Тарзан», «Борьба за огонь»). Не берусь судить, почему им в данном случае приглянулся именно «Волкодав». Возможно, всё дело в сильной бородатости отдельных киноактёров, что дало четверороруким зрителям повод к отождествлению себя с исполнителями. Возможно, сыграло роль и качество поединков. Известно, что шимпанзе, пожалуй, самые свирепые представители человекообразных. Будь роман «Грязное животное» надиктован растительноядной гориллой, он бы наверняка вышел куда менее кровожадным.
        Думаю, однако, речи о плагиате заводить не стоит. Не говоря уже о том, что несовершенство российского законодательства в области защиты авторских прав давно стало притчей во языцех, - применительно к фантастике данный вопрос зачастую теряет смысл. Перелицовка и дописка чужих произведений в этой области литературы считаются не грехом, а доблестью, ярчайшим примером чему служат питерские сборники «Время учеников» (составитель и автор проекта - А. Чертков). На таком фоне, согласитесь, простодушный поступок Мими кажется невинной детской шалостью (тем более, что, по словам этологов, интеллект обученного шимпанзе примерно равен интеллекту пятилетнего ребёнка).
        Оксана Дрябина в статье «Вершина постмодернизма» путём текстологического анализа убедительно доказывает наличие как минимум трёх этапов возникновения романа. Книга Марии Семёновой «Волкодав» была переведена на язык кинематографии, затем сам фильм подвергся переложению на язык жестов - и в итоге дошёл до нас в словесном пересказе Элеоноры Концевой. Даже если все три переложения были выполнены тщательно и добросовестно, что могло уцелеть в итоге от первоначального варианта? Вдобавок, как заметил некий анонимный рецензент в газете, название которой я запамятовал, возможно, имелся и четвёртый (предварительный) этап, поскольку исходный роман («Волкодав») подозрительно схож по сюжету с американским фильмом «Телохранитель».
        Новеллизация экранизации новеллизации, пропущенная через азбуку глухонемых. Копия копии. Симулякр. Седьмая вода на киселе.
        Всё это, честно говоря, напоминает, с одной стороны, историю находки «Велесовой книги», с другой - предисловие Умберто Эко к его незабвенному роману «Имя розы».
        Далее Оксана Дрябина развивает идеи Деррида об исчезновении автора и (уж не знаю, в какой связи) поминает добром «Школу Ефремова» и ВТО МПФ.
        Поначалу, то есть до раскрытия псевдонима (хотя можно ли говорить о раскрытии псевдонима, если шимпанзе действительно зовут Мими?), особенно много нареканий вызвало построение романа. Циклическое развитие действия, квалифицированное в первых рецензиях как авторская неумелость, и бесконечное воскрешение отрицательного героя, с которым неизменно расправляется Мими, были затем приняты на вооружение постмодернистами, объявлены литературным приёмом и даже объяснены опосредованным влиянием Ницше и Платона. Со временем, однако, выяснилось, что однообразие эпизодов - мнимое и что на самом деле это один и тот же эпизод фильма, многократно пересказанный Мими. Просто каждый раз она вносила в историю очередную отсебятину, почему и возникло ошибочное впечатление, будто это не одна, а несколько последовательно изложенных историй.

* * *
        Не могу согласиться с утверждением, что изначально имелся злонамеренный русофобский план раскрутить роман любой ценой, дабы потом объявить во всеуслышание, будто текст его принадлежит шимпанзе. В том-то и дело, что первое издание не предварялось никакой рекламной кампанией: никто не расклеивал постеров в вагонах метро, никто не расточал дифирамбов с экрана телевизора. Роман был издан в общей серии, снабжён обычной цветастой обложкой (опять-таки не имеющей отношения к содержанию) - и тем не менее пробный тираж разлетелся за неделю. Да и в течение пары месяцев после выхода книги пресса продолжала хранить по её поводу молчание, если, конечно, не считать двух приведённых выше заметок и одного упоминания в «Книжном обозрении».
        Приписать авторство иному лицу или явлению - весьма распространённый в наши дни пиаровский приём. Совсем недавно жертвой его пал профессор Родос, выступивший с резкой критикой дарвинизма в одном из журналов РАН. Оппоненты профессора, побрезговав возражать по сути (её ещё поди найди!), попросту объявили, что никакого Родоса нет в природе, а статья синтезирована на компьютере из нескольких материалов, и это-де видно невооружённым глазом. В итоге бедному профессору до сих пор приходится доказывать, что он не программа.
        Или вспомним для сравнения публичное признание Сергея Синякина в том, что за него пишут рабы-таджики. Живут в сторожке за городом, паспорта отобрал, кормит «Анакомом», один из таджиков немного знает по-русски - вот он-то и переводит. Хотя, следует признать, мало кто поверил этой байке - Сергей Николаевич известный мистификатор, в чём неоднократно убеждались изловленные им рецидивисты.
        Или взять, к примеру, жестокую шутку ещё одного бывшего сотрудника органов Романа Злотникова, сообщившего по секрету наивной журналисточке, будто сам он не написал ни единой книги, а тексты за него выдаёт устаревшая, но достаточно мощная ЭВМ, изначально предназначавшаяся для борьбы с американскими силами ПРО, ныне же брошенная на литературный фронт (пропаганда имперской идеологии). А поскольку операция эта требовала наличия автора, командование выдвинуло полковника Злотникова на должность писателя в связи с его безупречным послужным списком и импозантной внешностью. Наиболее достоверно прозвучала жалоба Романа Валерьевича на то, что устаревшая программа печатает произведение одним невероятно длинным словом, без пробелов и, разумеется, без знаков препинания, в связи с чем ему, полковнику Злотникову, долго потом приходится доводить рукопись до кондиции.
        Ничего похожего в истории Мими мы не наблюдаем. Пусть даже Элеонора Концевая (а именно она подписывала договор, присвоив себе кличку своей обезьяны в качестве псевдонима) обдумала всё заранее, однако творение своей питомицы этолог пропихнула в печать тайком, без какого-либо эпатажа и вряд ли могла предполагать, что книга станет бестселлером. Этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда.
        Тем не менее так случилось. Допечатка следовала за допечаткой, у автора неминуемо должны были появиться последователи и подражатели.

* * *
        Приходится с сожалением отметить, что впоследствии критики повели себя излишне эмоционально, в то время как феномен Мими по-прежнему ждёт серьёзного анализа. Ближе всех, на мой взгляд, к разгадке приблизился Алан Кубатиев, предположив в своей статье «Нечестное зерцало», что произошло двойное отождествление: сначала Мими вообразила себя человеком, после чего широкий читатель вообразил себя Мими.
        Боязнь зеркала свойственна сейчас публике как никогда. Показывайте нам что угодно, кроме нас самих. Возможно, виной тому переоценка моральных ценностей, последовавшая за крушением тоталитаризма. Самое оскорбительное из трёхбуквенных слов - лох (то есть тот, кого обманывают, грабят и убивают). Никто не хочет быть лохом, все хотят быть крутыми (то есть теми, кто обманывает, грабит и убивает). Поэтому, как только главный герой начинает укладывать трупы нехороших парней направо и налево, читатель чувствует себя сопричастным справедливому кровопролитию и в полной мере ощущает свою крутизну. При этом, однако, следует как можно дальше держаться от зеркала, ибо отражается в нём, как ни крути, нечто предательски лохообразное.
        Наиболее точно, причём за несколько лет до появления Мими, проблему обозначил Дмитрий Володихин. Со свойственной ему тонкой иронией он примерил маску философствующего обывателя и объявил от его лица, что может представить себя на месте любого главного героя, за исключением «даоса с кружкой пива» (то есть того же философствующего обывателя).
        У шимпанзе очень плохо с модальностью. Все эти «должен-рад-готов-обязан» сливаются у них воедино, а возможность совершения поступка равна самому поступку. Люди могут лишь завидовать такой цельности характера. Поэтому Мими, прямодушно расправляющаяся с очередным (а на самом деле, одним и тем же) «грязным животным», оказалась идеальной героиней. Именно такой она воображала себя в своих обезьяньих грёзах, именно таким хотел бы вообразить себя и широкий читатель - существо, как правило, никогда никого не убивавшеее и потому глубоко ущербное.
        Не убил ни одного душмана,
        не бомбил ни одного Кабула…
        Так теперь мучительно и больно
        за бесцельно прожитые годы!
        Как выразился Ортега-и-Гассет, «метафора вообще не имела бы смысла, если бы за ней не стоял инстинкт, побуждающий человека избегать всего реального».
        Кстати, об Ортеге-и-Гассете. Его призыв перейти от скользящего чтения «к погружению в крохотную бездну каждого слова», будь он воспринят массами, наверняка привёл бы к разорению большинства издательств. Нынешнее восприятие так называемой художественной прозы - это именно головокружительное скольжение по строчкам, и если вдруг в тексте внезапно возникнет мысль, она породит те же последствия, что и выбоина во льду на пути конькобежца. Недаром же Василий Владимирский с тревогой задавал вопрос: «Не помешает ли это получать простое и незатейливое удовольствие от чтения?»
        Не буду повторять навязшие в зубах остроты относительно многострадальной Дарьи Донцовой, у которой якобы объявился грозный конкурент, - скажу только, что и другие авторы неоднократно пытались избавиться от столь мешающих читателю остатков логики, хотя в полной мере это удалось одной Мими.
        Два изложенных обстоятельства явились, на мой взгляд, основными составляющими коммерческого успеха, но, повторяю, вопрос требует более детального изучения.

* * *
        Существует ещё одно соображение на этот счёт, кажется, пропущенное критиками. Я имею в виду проблему отрицательного героя. Если не думать о людях плохо, станет очень страшно. Поэтому отсутствие трупов в тексте - первый признак уныния и безнадёжности. Произведения такого рода решительно отторгаются массовым читателем, мало того, вызывают в нём чувство глубокого отвращения. Получается, раз некого убить, значит во всём виноват ты сам (поскольку отождествляешь себя с главным героем). Рискну предположить, что постоянно уничтожаемое «грязное животное» вызвало у большинства (разумеется, на подсознательном уровне) образ конкурента, соседа или, скажем, нелюбимого политического деятеля.
        Проще говоря, пресловутый «образ врага».

* * *
        Итак, в течение первых трёх месяцев со дня выхода книги пресса по сути безмолвствовала, а роман, если верить рейтингам, шёл нарасхват. Всё изменилось в тот день, когда центральная газета поместила на первой странице фотографию Мими во всей её красе, сопроводив портрет скандальным заголовком.
        И грянула бумажная буря.
        Причина понятна: разумным мы называем существо, входящее в нашу тусовку. Пока шимпанзе, сидя в своих вольерах, обменивались жестами и по-разному складывали пальцы, всё это напоминало зооцирк и сильных возражений не вызывало. Однако стоило Мими войти в обойму публикуемых авторов, ситуация обрела иные черты.
        Первыми откликнулись учёные-креационисты. С пеной у рта они яростно отрицали саму возможность существования литератора-шимпанзе, квалифицируя случившееся как очередную вылазку безбожных дарвинистов масонского толка и поминая недавний казус с профессором Родосом. На супругов Концевых было подано несколько судебных исков. Речь шла - ни много ни мало - об оскорблении национального и религиозного достоинств.
        Все процессы были Концевыми выиграны. Адвокаты представили вниманию суда видеозаписи жестикулирующей Мими, и, хотя приглашённые обвиняющей стороной глухонемые специалисты единогласно заявили через переводчика, что знаки, производимые шимпанзе, в большинстве своём не имеют смысла, их утверждение удалось парировать, во-первых, ссылкой на склонность рассказчицы к придумыванию неологизмов, а во-вторых, свидетельством нескольких литературоведов, что и в самом романе смысла, честно сказать, маловато.
        Но самую дурную услугу истцам оказала непомерная популярность «Грязного животного». Представьте, большинство читающей публики по сей день убеждено, будто процесс был затеян мерзавцами, стремящимися опорочить всенародно любимого автора. Невероятно, однако многие поклонники романа до сих пор считают Мими человеком. Этому отчасти способствовала и гибкая политика издательства, продолжающего тиражировать книгу в первоначальном виде, но в то же время выпустив её параллельно и в элитной серии - с портретом автора и послесловием Элеоноры Концевой. Фанаты Мими расценили случившееся как провокацию и подделку - в редакцию фантастики пошли возмущённые письма, где читатели требовали привлечь к ответственности производителей контрафактной книжной продукции, вдобавок пиратски использующих логотип «АСТ». Как будто издательство могло подать в суд на самоё себя!
        Не меньшую гибкость проявили и авторы первых рецензий, объявив, что знали обо всём заранее и что заметки их являлись частью проекта, в котором они согласились участвовать. Я ни в коем случае не подвергаю это сомнению, но, даже если рецензенты просто пытались таким образом выбраться из неловкой ситуации, следует признать, проделали они это виртуозно.
        Несколько сомнительной показалась мне позиция Пэсаха Амнуэля, автора статьи «Реквием по читателю». Выстроенная им удручающая схема дурной бесконечности (деградация читателя отзывается деградацией автора и неминуемо приводит нас к обезьяне), на мой взгляд, вполне соответствует действительности, однако имеет лишь косвенное отношение к данному случаю, поскольку Мими, не ведая, что её снимают на видеокамеру, ориентировалась только на Ахилла и Клару. Других читателей (зрителей) у неё не было.
        Основная масса газетных, журнальных и сетевых публикаций тех дней интереса не представляет - корреспонденты кинулись на сенсацию и раздули её до полного неправдоподобия (жемчужина идиотизма - версия об инопланетном происхождении Мими). Затем шум малость поутих и в прессу начали просачиваться более или менее членораздельные отзывы.
        После статьи Александра Зорича «Горжусь Россией», где автор выразил открытое ликование по поводу того, что наконец-то мы в чём-то опередили Запад, в лагере патриотов произошёл раскол. Случившееся предстало перед публикой в совершенно ином виде. Действительно, заокеанские исследователи около полувека обучали своих шимпанзе американскому ASL - и хоть бы одну повесть те выдали, хоть бы один рассказик… А тут целый роман!

* * *
        Те, кто утверждает, будто текст романа на девяносто девять процентов - плод труда литобработчиков, на мой взгляд, не совсем справедливы в своём возмущении, поскольку литературное рабство (иногда оно принимает личину соавторства) распространено нынче повсеместно, однако, если не ошибаюсь, ни разу не становилось причиной публичного скандала. За что же такая гроза на голову несчастного шимпанзе? Почему опять двойные стандарты? Если на то пошло, рабство в искусстве существовало всегда. Никто ведь не возмущается по поводу того, что значительная часть картины какого-нибудь великого мастера эпохи Возрождения написана подмастерьями!
        Пользуясь случаем, не могу не замолвить слово и за редакторов. Привыкши равнять их с цензорами, мы даже представить себе не можем, в каком неприглядном виде дошло бы до нас великое литературное наследие, не будь оно приведено в божеский вид стараниями этих скромных неприметных тружеников. Публикуя тщательно отредактированные стихи классиков, мы внушаем начинающим поэтам чувство неполноценности, а стало быть, и требовательности к себе.

* * *
        Вскоре подали голос общества защиты животных, призвав задуматься над тем, в каких ужасающих условиях содержатся в доме супругов Концевых обезьяны, если одна из них была доведена до литературного творчества. Бедняжке Мими предрекали нервное истощение, а хозяевам её (к тому времени их политкорректно стали именовать опекунами) в очередной раз грозили судебным разбирательством, до которого, впрочем, не дошло. Статья, как и следовало ожидать, называлась «Братья наши меньшие» и написана была довольно сумбурно. Я, например, так и не понял, какое отношение имеет экспериментальная этология к фактам жестокого обращения с животными на мясокомбинате.
        Интервью с Мими, опубликованное в центральной прессе, также вызывает откровенную досаду, поскольку мало чем отличается от бесед корреспондентов с прочими нашими знаменитостями. От соблазна признать его неумелой газетной «уткой» удерживают лишь два соображения: во-первых, переводчиком значится всё та же Элеонора Концевая, во-вторых, известно, что любое интервью определяется не столько ответами, сколько вопросами. Кроме того, не следует забывать, что журналист - дилетант по профессии. Если он начнёт понимать, о чём пишет, его перестанет понимать читатель.
        Не могу не отметить блестящего бурлеска Михаила Успенского «Горе от ума», где автор вспоминает давнюю догадку, будто обезьяны могут говорить, но молчат, боясь, чтобы их не заставили работать. Недоумки, вступившие в диалог с человеком, таким образом обрекли вольный народ бандерлогов на горькую участь пролетариев. Далее Михаил Глебович развёртывает поистине свифтовские перспективы: бригада обезьян-гастарбайтеров во главе с глухонемым бригадиром-переводчиком, ремонтирующая квартиры и люто ненавидимая приезжими конкурентами-людьми, которые берут гораздо дороже, а ремонтируют хуже. Спецнаряды глухонемых милиционеров, призванные контролировать не всегда честную деятельность четвероруких строителей, и т. д.
        Впрочем, пересказывать это бесполезно. Рекомендую прочесть.

* * *
        Пик скандала миновал, а проблемы, весьма подчас щекотливые, остались. К примеру, как относиться к новому коллеге? Группа маститых (фамилии опущены из милосердия) разразилась открытым письмом, где объявила Мими, во-первых, графоманкой, во-вторых, плагиаторшей, в-третьих, подставным лицом, за всю жизнь не написавшим ни строчки.
        Их возмущение живо напомнило мне девяностые годы, когда, казалось бы, все лавры были розданы, венцы водружены, а внимание публики справедливо поделено элитой «четвёртой волны», - как вдруг возникшие словно ниоткуда авторы (Мария Семёнова, Ник Перумов) принялись стремительно отвоёвывать читателя, гонорары, издательские площади - к вящему недовольству засидевшихся в ученичестве мэтров, полагавших фантастику своей вотчиной.
        Примерно то же произошло и в нашем случае. Своеобразной отповедью на открытое письмо прозвучала реплика Олега Дивова, который со свойственной ему раскованностью заметил, что молодой четверорукий собрат по перу пишет нисколько не хуже некоторых заслуженных двуногих (фамилии, будьте уверены, прилагались).
        Сергей Лукьяненко от публичных высказываний воздержался, но однажды был застигнут за внимательным чтением романа «Грязное животное». На вопрос, зачем ему это надо, Сергей Васильевич вполне серьёзно ответил, что вкусы публики профессионалу следует знать. Хотя, возможно, в виду имелась первая профессия писателя (психиатр).
        Поначалу я намеревался разбить все отзывы о книге на две группы: ругательные и хвалебные. Однако, присмотревшись, обнаружил следующую закономерность: те критики, что считали случившееся мистификацией, как правило, не видели в романе ни единого достоинства; и напротив, лица, полагающие Мими подлинным автором «Грязного животного», приходили в восторг чуть ли не от каждого слова.
        Вроде бы ничего удивительного: на семинаре в Малеевке мы тоже беспощадно критиковали друг друга, однако к национальным кадрам из союзных республик относились очень бережно. Хотя бывали, конечно, и промахи. Не забуду жалобный возглас одного из участников: «Я - узбек! Меня нельзя так ругать!» (Тут же вскочил, помню, Эдуард Геворкян и запальчиво крикнул: «А я - армянин! И не потерплю по отношению к себе никаких поблажек!»)
        Но в том-то вся и разница, что в отличие от Мими никто из нас не являлся автором национального бестселлера.
        Далее произошло и вовсе неожиданное. Придуманная критиком «восьмая волна», от которой он столь опрометчиво отрёкся, поднялась и хлынула постфактум. Опять-таки ничего сверхъестественного: шутки (если это, конечно, была шутка), не в пример предсказаниям, имеют обыкновение сбываться. Компания юных воинствующих фантастов объявила молодую шимпанзе своим лидером и выложила в интернете скандальный манифест, где, впрочем, кроме первого абзаца («обрастём шерстью», и т. п.), ничего особо скандального не наблюдалось. Попытки новоявленных приматов написать что-либо в духе Мими были, на мой взгляд, весьма старательны, даже удачны, выдержаны и по стилю, и по компоновке событий, однако оставили широкого читателя вполне равнодушным.
        Ж. И. Резникова в книге «Основы когнитивной этологии» пишет: «Известно, что когда Моррис анонимно выставил обезьяньи полотна в музее, они удостоились похвал, так как отвечали эстетическим первоосновам абстрактной живописи - таким как равновесие, ритм, противопоставление и соединение». Видимо, и в прозе Мими присутствовало нечто подобное, ускользнувшее от внимания её последователей.
        К сожалению, не уточняется, от кого именно обезьяньи полотна удостоились похвал в том далёком 1962 году: от критиков или же от коллекционеров - а это, между тем, весьма существенно. В случае с Мими, как видим, нельзя не отметить, с одной стороны, несомненной популярности романа в широких массах, с другой стороны, полного невнимания прессы, встрепенувшейся лишь после скандала с портретом.
        Необходимо прояснить ещё одну особенность данной ситуации, иначе возникнет неверное впечатление, будто российский читатель в моём понимании представляет собой некое монолитное единство наподобие советского народа. Формально роман «Грязное животное» относится к жанру фэнтези (хотя, конечно, никакой это не жанр, а литературное направление). Тем не менее особого интереса у истинных ценителей книга не вызвала и раскупалась в основном лицами, не имеющими никакого отношения к фэндому. Дошло до того, что издательство вывело книгу из серии и продолжало тиражировать её под другой обложкой, так сказать, саму по себе, никак не обозначая причастность романа к фантастике.
        Вряд ли кого сейчас удивит подобный разнобой читательских мнений. Приснопамятный роман Татьяны Толстой «Кысь», восторженно встреченный рецензентами, в среде профессиональных любителей (простите мне этот невольный оксюморон) тоже, помнится, признания не получил. В рейтингах фантастической литературы книга Толстой, по-моему, так и не достигла даже середины списка, а фэны в кулуарах брезгливо отзывались о творении маститой писательницы как об откровенной графомании и плагиате - словом, предъявляли те самые упрёки, которые впоследствии предъявят и Мими. Другая похожая черта в судьбе двух романов: оба, волею «серьёзных» критиков, были в итоге отнесены к «мистическому реализму».
        Вторжение представителей боллитры на территорию фантастики, как правило, не приветствуется аборигенами, а уход в мэйнстрим приравнивается к побегу. Исключения редки: в прошлом - Михаил Веллер и Виктор Пелевин, а в последнее время - Мария Галина и Дмитрий Быков.
        В случае с Мими правило также едва не было нарушено, и виной тому явилась упомянутая выше «восьмая волна» (они же - «приматы»). Молодые жаждущие признания фантасты принадлежали к московской тусовке, сильно понаторевшей в вопросах лоббирования. Именно этим объясняется проникновение «Грязного животного» в списки на голосование и обидное четвёртое место при подведении итогов.
        Что ж, Мими не первый автор, чьи тиражи не оставляют желать лучшего, и тем не менее обойдённый цеховыми призами. На вопиющую эту несправедливость жаловался не только Андрей Белянин, но даже сам Ник Перумов. Остаётся надеяться, что уж премия «Фантаст года», вручаемая именно за тиражи, никак не минует Мими и позволит ей стать в один ряд со Святославом Логиновым, кстати, публично заявившим, что написать фэнтези для обезьяны такой же подвиг, как для человека выйти в космос.

* * *
        Затем, как и следовало ожидать, роман был переставлен на полку элитарной литературы, чья манера красть у фантастики всё, что можно, а потом фантастику бранить, давно уже стала доброй традицией. Доморощенные наши эстеты внезапно вспомнили, что обезьяна - фирменный знак постмодернизма. Роман «Грязное животное» был объявлен ироническим переосмыслением традиций приключенческой литературы, тем более ценным, что ирония в данном случае исходила, если можно так выразиться, извне.
        Здесь я решительно принимаю сторону кронштадца Алана Кубатиева («Нечестное зерцало»), справедливо заметившего, что, если долго вглядываться в пятно плесени на обоях, рано или поздно обнаружишь в нём вполне осмысленный рисунок. Не зря же Алан Кайсанбекович предварил свою статью эпиграфом из Карла Сагана: «Правильная форма марсианских каналов является безошибочным признаком их разумного происхождения. Безусловно, это верно. Единственный нерешённый вопрос - с какой стороны телескопа находился этот разум».
        Действительно, если даже допустить, будто в момент написания произведения оно выражало именно то, что хотел сказать автор, с течением времени смысл написанного неизбежно меняется. Возникает нечаянная ирония, привносимая в текст новым поколением читателей. Вряд ли безымянный творец «Слова о полку Игореве» иронизировал, вдохновенно перечисляя всё награбленное Игоревым воинством у половцев. Тем не менее современному человеку в этом позорном, с нашей точки зрения, реестре мерещится горькая насмешка над сгубленным жадностью князем.
        Точно так же не мог предположить и Данте Алигьери, будто благонравный, по его мнению, поступок (драть за волосы грешную душу, вмороженную в ледяное озеро Коцит, пока та не огласит свои грехи) покажется спустя столетия настолько мерзким, что читателю придётся ради оправдания рассказчика вложить в терцины всё ту же покаянную самоиронию.
        И напротив: если автор сознательно пишет парадоксальную насмешливую прозу, с годами эти качества её странным образом выветриваются - и вот уже парадоксы Уайльда выглядят прописными истинами, а гротеск Салтыкова-Щедрина обретает черты реализма.
        Мне могут возразить: дескать, в случае с Мими фактор времени отсутствует. Да, отсутствует, но только в физическом смысле. Со времён Герцена известно, что население России живёт в разных эпохах. Ничтожное меньшинство более или менее соответствует современности. Что же касается воззрений подавляющего большинства, то они, увы, зачастую отдают неолитом.
        Потому-то один и тот же текст может смотреться совершенно по-разному - смотря в чьи он попал руки.
        Насколько я слышал, филологи уже защищают по Мими диссертации, но темы этой касаться не намерен, поскольку, во-первых, она выходит за рамки данной статьи, а во-вторых, там чёрт ногу сломит.

* * *
        И наконец под занавес своё мнение обнародовал тот, с чьего прогноза, собственно, всё и началось. Статья Кирилла Еськова, жутковато озаглавленная «То ли ещё будет», посвящена в основном грядущим событиям, причём создаётся впечатление, что шимпанзе для автора - пройденный этап. О прочих крупных приматах он упомянул лишь единожды - в связи с недавно открытыми случаями тотемизма среди горилл (в джунглях обнаружено стадо, считающее своим предком человека).
        Касательно самого романа Кирилл Юрьевич повторил ставшую расхожей мысль о неудовлетворительном качестве перевода, но в отличие от предшественников наглядно продемонстрировал, в чём именно эта некачественность заключалась. На его взгляд, Элеонора Концевая не имела права заменять неологизмы, создаваемые Мими, привычными литературными оборотами. Так понятие «меч» шимпанзе передаёт синтетическим жестом «ножик-палка», а «шлем» у неё обретает поистине сервантесовские очертания - «голова-тазик». Кстати, комбинация пальцев, означающая «грязь», как, вероятно, понял читатель из приведённого выше диалога Роджера и Люси, на всех языках, используемых обученными приматами, имеет ещё и второе значение - «экскременты». То есть само название романа представляет собою явный эвфемизм, что тоже целиком и полностью лежит на совести Элеоноры Концевой.
        Похожие речевые особенности мы наблюдаем у детей четырёхлетнего возраста, чей ограниченный словарный запас заставляет их постоянно прибегать к языкотворчеству в духе эгофутуризма («пролил» и «водичка» дают в итоге контаминант «проличка», и т. п.).
        Разумеется, буквальный (пожестовый) перевод того, что было преподнесено публике в качестве романа, вряд ли бы заинтересовал массового читателя, зато обрёл бы научную ценность.
        Автор статьи убеждён, что главные открытия ближайшего будущего ждут нас именно в области разработки языков-посредников, дающих возможность вступить в контакт с представителями животного мира. С удовлетворением отметив, что единство принципов эстетического восприятия у всех человекообразных, включая человека, можно теперь во многом считать доказанным, Еськов ошеломляет нас очередными сводками с фронтов экспериментальной этологии. Оказывается, в Австралии вот-вот будет расшифрован язык движений кошачьего хвоста, а в Берне мышей почти уже научили пищать азбукой Морзе. Группа исследователей в Тамбовской области четвёртый год изучает морфологию волчьего воя.
        В целом статья звучит мажорно и тем не менее наводит на тревожные раздумья. Известно, скажем, что в процессе контакта двух языков оба становятся беднее грамматически. Участники диалога вынуждены упрощать собственную речь, чтобы быть понятыми собеседником («твоя моя не понимай» и т. п.). Жутко помыслить, какой ущерб наносится сейчас родной грамматике англоязычным влиянием. Достаточно указать на грозящую нам утрату категории рода (женщины начинают говорить о себе: «я пошёл», «я сказал»).
        Поэтому хотелось бы в этой связи предварительно убедиться, не нанесёт ли русскому языку вреда предстоящее общение с волками - и, главное, не будет ли в результате такого общения обеднён волчий вой.

* * *
        В данный момент слава Мими помаленьку идёт на убыль. Всё-таки для того, чтобы стать по-настоящему раскрученным автором, один роман - это очень мало даже для шимпанзе. Сочиняет ли она теперь? Трудно сказать. Судя по всему, статус свой среди сородичей Мими повысила и к творчеству несколько охладела. Впрочем, супруги Концевые уверяют, будто это не так и что из новых рассказов предполагается составить сборник под общим названием «Чистое животное». Что ж, вполне оправданный ход, однажды уже удачно использованный той же Татьяной Толстой («Кысь» - «Не кысь»).

* * *
        Так что в итоге? А в итоге, увы, чувство глубокого разочарования. Мы приподняли завесу удивительной тайны - тайны внутреннего мира тех, кого считали раньше неразумными, - и обнаружили за ней самих себя. Даже «Эдем» Станислава Лема, где люди прикоснулись к неведомому и отступили, не сумев его понять, не оставляет такого тягостного впечатления, ибо сократовское признание: «Я знаю, что ничего не знаю», - свидетельствует хотя бы о благородной честности говорящего.
        Чтобы начать с нуля, его ещё нужно достичь.
        Загадочная душа зверя, сумрачная бездна, о которой с мистическим трепетом говорили поэты серебряного века, обернулась дешёвеньким триллером, где звериного ровно столько, сколько в нас самих.
        Недаром до появления экспериментальной этологии биологи отказывались изучать поведение домашних животных на том основании, что это уже не животные. Воистину, так! Это слепок со своих хозяев. И ладно бы ещё с Достоевского, на худой конец - с Честертона. А то ведь с героев фильма «Волкодав»! С горечью думаешь: неужели и мыши в своём Берне пропищат нам азбукой Морзе нечто подобное?
        Ну что ж, одним разочарованием больше.
        Следующим на очереди, согласно прогнозу Кирилла Еськова, станет роман, самостоятельно скомпонованный компьютерной программой (смею предположить, из тех же обрывков нынешней беллетристики).
        А почему нет? Не зря же сказал Великий Нгуен: «Даже если искусственный интеллект будет создан, у кого ему ума набираться?»
        Май 2009, Бакалда
        Недоразумение длиной в двадцать лет
        Прошло уже два года с тех пор, как в томе некоей пиратски изданной энциклопедии я обнаружил краткое описание вымышленной страны… Хорхе Луис Борхес
        Заметки нерадивого читателя
        Книжная мистика Борхеса, нет слов, пугающе правдоподобна. Беглые абзацы, абзацы-призраки, остолбенение над страницей, с которой таинственным образом исчезла, испарилась целая фраза, и не знаешь уже, чему верить: памяти или глазам, - как это всё хорошо знакомо!
        Боязнь перечитывания, на мой взгляд, в основном свойственна людям, дорожащим своей правотой. А правота - продукт хрупкий - живёт до первой проверки.
        В юности я, помню, был ошеломлён признанием профессора Виттенбаха из рассказа Мериме «Локис»: «…больше часа ломал себе голову над таинственным законом, по которому приставка сообщает глаголам значение будущего времени». Поразил уровень достоверности: получалось, что француз Мериме действительно знал славянские языки не хуже, а то и лучше многих славян. Естественно, вышеупомянутую фразу я, первокурсник филфака, цитировал к месту и не к месту. Потом заподозрил, что цитирую неточно, полез в шеститомник - и испытал нешуточную оторопь: нету. Ну вот здесь же была, на этой самой странице!
        В панике принялся листать. Безрезультатно. Полез в двухтомник. То же самое. Иначе и быть не могло, поскольку в обеих книгах перевод М. Кузмина. Пришлось сесть и перечитать рассказ насквозь. Искомая фраза обнаружилась в другом разделе. Как она туда переползла, понятия не имею.

* * *
        Но это всё, так сказать, чудеса общечеловеческие. А вот чудо, приключившееся на чисто национальной почве, чуть не свело меня с ума. Полагаю, живи Борхес в нашей стране, ему бы ничего не пришлось придумывать.
        Школьником я был влюблён в раннего Маяковского. Поэму «Про это» знал назубок. Особенно мне нравилась глава «Баллада Редингской тюрьмы». Декламировал взахлёб. Ну и наконец спохватился: откуда название? Что за тюрьма такая? Заглянул в сноски, узнал о существовании Оскара Уайльда и отправился в библиотеку. Взял белый (да, по-моему, белый) томик и просидел в читалке до закрытия. Вышел пришибленный.
        Бредёт, шатаясь, через двор
        Дурацкий маскарад,
        Тяжёлых ног и бритых лбов
        Изысканный парад, -
        Нам всем дана судьба одна,
        Нам всем дорога в ад.
        Маяковскому пришлось потесниться. Теперь я декламировал Уайльда. Всё-таки память у меня тогда была удивительная. Жадная. Детская. Заучить такую громаду за один день! Уметь надо.
        Время, однако, шло, отдельные строфы выветривались, и годам этак к двадцати пяти я решил, что пора бы освежить впечатление.
        Вот тут-то и началось диво-дивное. В библиотеках мне предлагали переводы Бальмонта, Брюсова, ещё кого-то - и все они (переводы) оказывались незнакомыми и унылыми. Где же те страшные кованые строки, которые я твердил шестнадцать лет назад, выбравшись из читалки в синеватые ашхабадские сумерки?
        - Белый такой двухтомник… - клянчил я.
        Нету.
        Да что ж он, померещился мне, что ли?
        - Вы скажите, чей вам перевод нужен, - умоляли меня библиотекарши.
        Нешто я знал! Только и дел было четырнадцатилетнему пацану смотреть, чей перевод он читает! Уайльд - он и в Туркмении Уайльд.
        - Н-ну… вот этот:
        Мы чистили сухим песком
        Холодный блеск перил,
        Мели полы, скребли столы
        И драили настил,
        Таскали камни через двор
        И падали без сил.
        Библиотекарши разводили руками.
        И вдруг - удача. Нашёлся томик. Правда не тот. Второй. Где пьесы.
        - А первый? С «Балладой»!
        - Знаете, нету… Видимо, зачитали…
        Да что ж за невезуха такая? Извинился. Вышел. Побрёл, бормоча:
        Нет, не смотрел никто из нас
        С такой тоской в глазах
        На лоскуток голубизны
        В тюремных небесах,
        Где проплывают облака
        На светлых парусах.
        Всё это уже слегка напоминало паранойю. Я тряс друзей, я зачитывал им отдельные строфы - вдруг кто вспомнит?
        - Нет такого перевода, - говорили мне. - Ты его сам придумал.
        И возникало желание их пришибить.
        Дошло до того, что однажды мы с женой оказались свидетелями следующей сценки: наш малолетний сын (заядлый рыболов), поплёвывая на червяка, деловито приговаривал:
        - В постели женщину любил,
        Которую убил…
        Такая вот некрофилия. Видать, подслушал шумное возмущение папы очередным дубовым переводом. Не помню, чьим. Но, даже если вернуть слова в исходное положение, лучше он, поверьте, не станет.
        Потом, к своему удивлению, я с грехом пополам выучился читать по-английски и кинулся поглощать в оригинале всё, чем упивался когда-то на русском. Дошёл черёд и до «Баллады». Раздобыл лондонское издание, переписал от руки, кое-что затвердил наизусть. Тут же выяснилось, что тот безымянный перевод не только самый выразительный, но и самый точный. Хотя, конечно, даже он не всё был способен передать.
        With sails of silver by… - такое ощущение, что гласные исчезли, остался шелест согласных. Шелест облаков.
        А этот каторжный расхлябанный шаг враскачку:
        With slouch and swing around the ring
        We trod the Fools' Parade!
        А году этак в восемьдесят шестом (или восьмом) прибыл я на очередной Всесоюзный семинар молодых фантастов в зарубежные ныне Дубулты. Просторная столовая. С ненавистью приготовленные котлеты. Напротив меня деликатно принимает пищу приятная дама с безупречными манерами.
        - Скажите, пожалуйста, - внезапно обращается она ко мне. - А что это так шумно стало в нашем обеденном зале?
        - Фантасты приехали, - с некоторой неловкостью объясняю я.
        - Как интересно! - оживляется она. - В последнее время я только и слышу: фантастика, фантастика… Не могли бы вы рассказать, что такое фантастика.
        Кто бы мне самому это растолковал!
        - Н-ну… - мнусь я. - Вот, например, обсуждали мы сегодня рассказ Миши Веллера «Узкоколейка»…
        Вкратце передаю содержание. Дама внимательно слушает, кивает.
        - Вот как? Стало быть, вы там и серьёзными вещами занимаетесь?
        Мне становится несколько обидно за своё ремесло. Осведомляюсь о роде занятий моей собеседницы.
        - Я - переводчик.
        - Стихи?
        - Нет, проза.
        Преисполняюсь гордыни.
        - Предпочитаю читать в оригинале… - цежу с вялой надменностью (наглец!). Впрочем, как выясняется, совесть мною утрачена всё же не до конца. - Хотя, знаете… - опомнившись, смущённо признаюсь я. - Как раз перед отъездом с наслаждением перечитал «Слова» Сартра. На русском.
        - Что ж, это приятно, - с грустью отзывается она. - Тем более приятно, что «Слова» Сартра переводила я.
        Обмяк. Обомлел.
        - Вы?..
        - Юлиана Яковлевна Яхнина.
        Вот он, шанс.
        - Юлиана Яковлевна! Может, хоть вы подскажете? Чей это перевод?
        Зачитываю, что помню.
        - Вообще-то это не моя специальность, но… Здесь присутствуют мои коллеги. Могу спросить.
        Встречаемся за ужином.
        - Узнала, - просто говорит Юлиана Яковлевна. - Это Нинель Воронель.
        - Кто это? - тупо спрашиваю я.
        - Она уехала. За рубеж. И книга была изъята из библиотек…
        Куманёк Борхес! То, что у вас в Аргентине мистика, в наших широтах - быт.

* * *
        Как странно! Таинственные истории всегда приключаются только с поразившими тебя книгами. Хотя, возможно, они просто лучше запоминаются.
        Отец вечно привозил с гастролей какую-нибудь библиографическую редкость. Как-то раз спас от кремации «Чтец-декламатор» 1910-го года издания. Увы, не целиком. Первыми тридцатью страничками старушка домохозяйка печку свою растопить-таки успела.
        И вот появилась однажды у нас в доме ветхая тоненькая книжица в твёрдом нитяном переплёте коричневатого оттенка. Георг Борн. «Единственный и гестапо». Перевод с немецкого. «Советский писатель», Москва, 1937.
        Про гестапо я, признаться, читать не любил. Фашизм, конечно, явление мерзкое, но, как говаривал Николай Павлович Акимов, «чтобы заклеймить негодяя, надо ещё выяснить, есть ли на нём место, свободное от клейма».
        Однако слово «единственный» в сочетании с «гестапо», мягко говоря, озадачивало. Не устоял. Открыл. Прочёл залпом. Даже не знаю, на кого эта книга произвела большее впечатление - на отца или на меня. Когда, уйдя на пенсию, он взялся за литературный труд, за левым его плечом, на мой взгляд, явно маячил неведомый Георг Борн. За правым, понятно, Куприн.
        Почему неведомый? Об этом чуть позже.
        Положительный герой, наверное, самая неудачная выдумка господ писателей. Начнём с того, что он требует неестественных обстоятельств, поскольку в естественных ему просто не выжить. Оберегая светлую личность от ежеминутной гибели, авторам приходится прибегать к таким подтасовкам, какие подчас и карточным шулерам не снились. Собственно говоря, любое произведение, где задействован ходячий пример для подражания, по сути своей является фантастическим. Если уж Христос сказал: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог», - о каком вообще положительном (благом) герое может идти речь? Не зря говаривал апостол Павел: «Нет праведного ни одного».
        Неисчислим вред, нанесённый литературе идеальными персонажами. Классики поумней прекрасно обходились без них. Представьте на секунду пьесу Островского «Лес», где бы обличительные тирады произносил не спившийся провинциальный трагик, а некто непорочный и безупречный! Гоголь - тот и вовсе предпочитал пластать действительность с помощью Хлестаковых да Чичиковых.
        Но Георг Борн… Это ж надо было додуматься противопоставить гестаповской машине не героя-подпольщика, не отважного советского разведчика, а такого мерзавца, что поискать - не найдёшь. Эгоист, циник, прощелыга, предатель! И ему, представьте, сочувствуешь. На фоне гестапо даже он кажется отрадным явлением.
        Собственно, привлекательность плутовского романа в том и состоит, что жулик неизбежно симпатичнее государства, своего исконного противника. Мало того, любой душегуб (Стенька Разин, Робин Гуд) просто обречён на любовь народную, стоит ему противостать системе.
        Однако мне всегда казалось, что для тридцать седьмого года такая манера изложения не совсем типична. Другая странность: блестящий перевод, а чей - не сказано. Хлёсткие афористичные фразы, зримость и краткость характеристик. То и дело возникало впечатление, что повесть изначально написана по-русски. А ещё был неуловимый момент, когда забавное повествование внезапно становилось жутким. Тоже, знаете ли, не каждому дано.
        Естественно, мне захотелось познакомиться и с другими книгами этого автора. И вновь началась чертовщина длиною в двадцать лет. К моему изумлению, никакого Георга Борна в довоенной немецкой литературе не нашлось. Как, впрочем, и в послевоенной. Забытый писатель-антифашист? Позвольте усомниться.
        И кого я только не спрашивал! Литературоведов, преподавателей зарубежки… Бесполезно. Пытались мне, правда, всучить некоего Георга Борна 1837 года рождения, но предположить, будто этот сочинитель бесчисленных авантюрных романов дожил до времён Третьего рейха, было бы, согласитесь, слишком смело.
        Откуда ж мне было знать, что, как всегда, не того я ищу и не там!
        А теперь: внимание. Дальше - мистика.
        Сидим это мы в прошлом году в баре с Сергеем Синякиным (любителям фантастики его представлять не надо), и вдруг ни с того ни с сего он говорит мне:
        - А знаешь ты такого писателя - Георг Борн?
        - Как?! - кричу я. - Ты его тоже читал?
        - Нет, - отвечает друг, земляк и коллега. - Но я о нём пишу.
        - «Единственный и гестапо»? - уточняю я на всякий случай, вспомнив того придворного доисторического романиста (кстати, судя по интернетным рейтингам, он опять входит в моду).
        - Да, - подтверждает Сергей. - «Единственный и гестапо». А у тебя она есть?
        - Есть.
        - Дай почитать!!!
        Выяснилось, данные он раскопал в книге о репрессиях тридцать седьмого. Не было никакого Георга Борна! Был Давид Григорьевич Штерн, советский дипломат, писавший под псевдонимом Георг Борн. На каком языке? А чёрт его знает! При ближайшем рассмотрении оказалось, что фамилия переводчика в книжке значилась, но затем была тщательнейшим образом заскоблена. Либо Давид Григорьевич сразу писал на русском, либо переводил сам себя. Во всяком случае, мне хочется так думать.
        Биография Штерна отрывочна и стремительна: родился в 1900-м (Германия), в 1922-м вступает в Компартию Чехословакии (Прага), с 1927-го - член ЦК (Германия). Служит в советской торговой миссии (Берлин), затем - в полпредстве. Бежит от Гитлера в СССР, занимается дипломатической работой, успевает издать несколько книг. Осенью 1937-го - репрессирован. Обвинение - вы не поверите! - сотрудничество с гестапо.
        Должно быть, тогдашние наши контрразведчики мало чем отличались от нынешних литературных критиков, искренне полагающих, будто от первого лица пишутся только автобиографии и так называемая исповедальная проза.
        В этом свете особенно жутковато начинает смотреться текст на предпоследней страничке. Вот он:
        «ЧИТАТЕЛЬ! Издательство просит сообщить отзыв об этой книге, указав ваш точный адрес, профессию и возраст. Просьба к библиотечным работникам организовать учёт спроса на книгу и сбор читательских отзывов о ней».
        Скольких же ты увёл с собой, Давид Григорьевич…

* * *
        Третья таинственная история скорее напоминает анекдот. Но это и понятно, поскольку началась она, когда мне только-только исполнилось двенадцать лет. Пришёл я в детскую библиотеку, увидел новенький сиреневый томик «Фантастика-62». В оглавлении обнаружились братья Стругацкие. И не просто Стругацкие, а новая их повесть «Попытка к бегству». Дальнейшие мои действия были стремительны, искренни и прямодушны: я огляделся, заткнул книжку за ремень, укрыл рубашкой и, старательно втягивая живот, покинул здание.
        Счастливые незабвенные времена, когда сначала совершаешь поступок, а потом и думать незачем. Сохрани я это качество, был бы сейчас олигархом.
        Говорят, ворованное слаще. Но не до такой же степени! Первые страницы повести показались чуть ли не приторными. Привыкнув к благородному суровому героизму «Стажёров» и «Возвращения», я озадаченно вникал в идиллический дачный мирок, где на неведомые планеты летают с прибауточками и по туристической путёвке, за которой, правда, приходится выстоять долгую очередь.
        Что это был всего-навсего литературный приём, размах перед ударом, мне, понятно, и в головёнку не приходило. Поэтому, когда удар всё-таки последовал, показалось, будто мир раскололся. Нет, не ожидал я такого от моих любимых писателей! На пальцах объяснить двенадцатилетнему пацану, что благие дела не вознаграждаются, что совершённое тобой добро немедленно потребует новых жертв и не успокоится, пока ты не отдашь ему всё, включая жизнь… Жестоко.
        Чуть ли не со взвизгом я отбрасывал книжку, не желая знать, что будет дальше. Но - никуда не денешься - открывал снова и, угрюмо сопя, продолжал читать. А прочтя, принялся перечитывать. Затрепал, замусолил.
        Потом её у меня какая-то сволочь украла.
        Собственно, речь-то в данном случае даже и не о том, а о крохотном типографском брачке, послужившем причиной очередного долгосрочного недоразумения. Не пропечаталась левая ножка буквы «н». Читаю:
        « - Это на тот случай, если у капитана вдруг случится отложение солей или колено горчичной…»
        Стоп! Отложение солей - понятно, отложение солей было у бабы Лёли. А вот колено горчичной…
        Нет, вру. Не мог я в двенадцать лет надолго забуксовать над незнакомым словосочетанием. В таком возрасте не буксуют. Скорее всего, запнулся на полсекунды - и марш-марш вперёд.
        Попрошу люденов и прочих знатоков творчества Стругацких сдержать глумливое своё хихиканье. Оно здесь неуместно. Ошибка, засевшая в детской памяти, исправляется с большим трудом. Если вообще исправляется.
        Однажды услышал я от моей жены изумительную историю: в одной из сельских школ Волгоградской области на партах (точнее - с изнанки каждой откидной крышки) было крупно и разборчиво начертано: «ПОРТФЕЛЬ». Естественно, Надя поинтересовалась, что сие означает. Ей объяснили. Оказывается, хуторянин, впервые занёсший в те края мудрёное городское словцо, запомнил его неправильно. И вся округа с тех пор говорила «фортпель» и только «фортпель». А на уроках за это дело карали. Вот и пришлось снабдить шпаргалкой каждую парту.
        Шутки шутками, но ведь именно так формируются диалекты, а впоследствии, представьте, и языки.
        Вернёмся, однако, к «Попытке».
        Уже и книжку у меня увели, и годы минули, а недоумение так и не рассеялось. Отложение солей - колено горчичной. Соль и горчица - явления с одной полки. Вдобавок отложение солей случается, как правило, именно в колене. Может быть, структуральнейший лингвист Вадим просто неудачно пошутил? Вот и прочие персонажи повести отзывались о нём в том смысле, что неудачно, мол, шутит.
        Тогда это самая его неудачная шутка.
        А впрочем… Мало ли недоразумений в мировой литературе? Помню, одна сокурсница приставала не раз: объясни ей да объясни, почему в одном переводе Джерома единственной болезнью, которой он у себя не обнаружил, была родильная горячка, а в другом - вывих коленной чашечки. Как всё-таки правильно?
        Откуда я знаю, как правильно! Значит, такие у нас переводчики. Что хотят, то и воротят.
        Годам к тридцати я, как было уже сказано выше, научился ненароком складывать английские буковки в слова, а слова в предложения. Читал всё, до чего мог дотянуться. Дотянулся однажды до Джерома. Ну, думаю, уж теперь-то выясню, какой он такой болезни у себя не нашёл. Ага! Вот оно. Housemaid's knee. Лезу в словарь. Ну понятно. Типично женская болезнь. В Англии горничные скоблили полы, стоя на коленях, отчего и зарабатывали сдвиг коленной чашечки. Колено горничной.
        Минутку, минутку…
        Колено горничной?!
        Дома тогда, помню, никого не было, поэтому матерился я долго, изумлённо и самозабвенно.

* * *
        Из всего вышесказанного неотвратимо следует, что автор этих строк - читатель ленивый и нерадивый, иначе бы не пришлось ему ломать то и дело голову над таинственной чертовщиной, возникающей сплошь и рядом на пустом месте. А с другой стороны, насколько бы скучнее стало жить!
        Скажете, что всё вышеизложенное - дела давно минувших дней, а сегодня-де стоит выйти в интернет - и любое недоумение развеется минут за несколько? Так вот, ничего подобного!

* * *
        Как сказано в энциклопедическом однотомнике: «Диоген Лаэртский (1-я пол. 3 в.) - автор единственной сохранившейся биографической истории древнегреческой философии».
        Первый раз (лет десять-пятнадцать назад) я прочёл его из любопытства и ради удовольствия. По второму разу одолевал уже всерьёз, подробно конспектируя и попутно развлекаясь пометками иронического характера. К примеру, такими:
        «Трудно отыскать греческого философа, который бы не заявил первым о шарообразности Земли».
        Или, скажем, так:
        «По Диогену Лаэртскому, кто только не сочинял трагедий за Еврипида!»
        И так далее.
        Третий раз взялся за него от большой тоски. Повесть, над которой я тогда корпел, остановилась, и осознание собственной бездарности обострилось настолько, что выручить могла только хорошая книга. Ею оказался всё тот же труд Диогена.
        Однако наиболее лакомые отрывки я к тому времени знал почти наизусть - поэтому пришлось сосредоточиться на том, что в первом и во втором прочтении показалось откровенно скучноватым. К примеру, биография Платона.
        Не знаю, где были раньше мои глаза, но уже первый её абзац сильно озадачил:
        «Платон, афинянин, сын Аристона и Периктионы (или Потоны), которая вела свой род от Солона. А именно у Солона был брат Дропид, у того - сын Критий, у того - Каллесхр, у того - Критий (из Тридцати тиранов) и Главкон, у Главкона - Хармид и Периктиона, а у неё и Аристона - Платон - в шестом поколении от Солона. А Солон возводил свой род к Нелею и Посидону».
        Поначалу почудилось, будто Диоген Лаэртий пародирует первый стих Евангелия от Матфея, что, конечно же, маловероятно. Скорее всего, он знал о существовании христианства, но явно был к нему равнодушен, поскольку не упомянул в своих сочинениях ни разу.
        Сходство, однако, налицо:
        «Родословие Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его…»
        (Весь список позволю себе опустить в связи с его общеизвестностью.)
        «Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов».
        То, что биография предваряется генеалогией, вполне естественно. Но меня смутило другое - схожесть построения текста. Принципиальных отличий немного: у Диогена насчитывается шесть поколений вместо четырнадцати (причём, не по мужской линии, а по женской) и пропущен список предков Солона - указаны лишь родоначальники.
        Хотя, с другой стороны, все генеалогии создавались по одному покрою. Достаточно вспомнить родословие Гостомысла, чей род, согласно летописцу, восходил к загадочному родственнику Августа Прусу.
        Успокоив себя подобным рассуждением, я приступил ко второму абзацу - и недоумение сменилось лёгкой оторопью:
        «…пишут, что по Афинам ходил такой рассказ: когда Потона была в цвете юности, Аристон пытался овладеть ею, но безуспешно; и, прекратив свои попытки, он увидел образ Аполлона, после чего сохранял жену в чистоте, пока та не разрешилась младенцем».
        Мало того, что Платон зачат непорочно, тут ещё и Благовещение в чистом виде! Как там у Матфея?
        «Се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго».
        А впереди меня уже подстерегал третий абзац:
        «Родился Платон… на Эгине (в доме Фидиада, сына Фалеса, как пишет Фаворин в „Разнообразном повествовании“), куда отец его был послан вместе с другими поселенцами, но вернулся в Афины, когда их выгнали спартанцы, явившись на помощь Эгине».
        Сравним, что пишет евангелист Лука:
        «Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обручённою ему женою, которая была беременна».
        Там у них рождается Иисус.
        «И когда они совершили всё по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет».
        Если вспомнить зачистку Вифлеема царём Иродом, упомянутую в первом Евангелии, то оба сюжета обретают полное сходство: муж и жена перебираются в иной населённый пункт, где рождают первенца (непорочно), после чего вынужденно возвращаются на родину.
        Я даже был слегка разочарован, не встретив в следующем (четвёртом) абзаце ничего похожего на евангельские тексты. Зато кое-что нашлось в пятом:
        «Рассказывают, что Сократу однажды приснился сон, будто он держал на коленях лебедёнка, а тот вдруг покрылся перьями и взлетел с дивным криком: а на следующий день он встретил Платона и сказал, что это и есть его лебедь».
        От Матфея:
        «И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, - и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него».
        Коротко говоря, образ птицы помогает предшественнику узнать своего великого преемника. В другой раз я бы и сам счёл такое толкование натяжкой, когда бы не всё предыдущее и не всё последующее.
        Платона за его проповедь против тиранической власти продают в рабство и увозят на Эгину. Диоген пишет:
        «А другие передают, что его доставили под стражей в народное собрание, но он не произнёс ни слова, готовый принять всё, что его ждёт».
        Ничего не напоминает?
        «И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал» (Матфей).
        Далее в обеих историях возникают тридцать монет, за которые Иисус был продан, а Платон выкуплен.
        «Выкупил его за двадцать мин (по иным сведениям, за тридцать) случайно оказавшийся там Анникерид Киренский».
        Обратите внимание, обе суммы впоследствии потрачены были на приобретение небольшого участка земли.
        «Говорят, будто деньги выслал Дион; но Анникерид не взял их себе, а купил на них Платону садик в Академии». (Диоген)
        «Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та „землёю крови“ до сего дня». (Матфей)
        Жизнь и смерть Сократа довольно часто сопоставляли с жизнью и смертью Иисуса, чем неизменно вызывали искреннее негодование представителей всех конфессий, однако не могу припомнить, чтобы кто-нибудь проделал то же самое с Платоном.
        Повторяю, каждое из приведённых выше совпадений я бы и сам, не колеблясь, назвал случайным, но признать случайностью все совпадения сразу… Обывательский вопрос, кто у кого, грубо говоря, передрал, задавать не стоит. Ясно, что никто и ни у кого. Иначе скатимся на уровень ток-шоу:
        - А Платон жил раньше Иисуса!
        - А Матфей жил раньше Диогена!
        - А Евангелия стали каноническими только при царе Константине…
        Первая более или менее здравая мысль, конечно, - кочующие сюжеты. Почему бы, действительно, один и тот же набор общих мест не мог быть использован как эллином, так и иудеем?
        Беда, однако, в том, что у Диогена он использован только раз, а именно - в биографии Аристокла, прозванного Платоном. Причём, как вы уже, наверное, обратили внимание, использован с невероятной плотностью, на двух книжных страницах, разделённых вставкой, посвященной ученичеству философа (об ученичестве Иисуса евангелисты практически не упоминают, так что тут сопоставлять, увы, нечего).
        Что предположить? Возможно, создатели Евангелий от Матфея и от Луки, равно как и Диоген Лаэртский, пользовались одним и тем же источником, причём греческие его корни - очевидны. Хотя традиционно считается, что Евангелие от Матфея первоначально было написано по-еврейски и лишь потом переведено на греческий, оригинал до сих пор не обнаружен, да и вряд ли будет найден.
        Другое дело, что рассуждать всерьёз на подобные темы я просто не имел права, поскольку моё знание (точнее - незнание) греческого не позволяет мне сличить оригиналы. Пришлось обратиться к специалистам (один сейчас защищает докторскую диссертацию, другой - кандидатскую). Для начала мне просто не поверили. Сняли с полки Диогена Лаэртского и стали водить пальцем по приведённым выше строчкам.
        Высказывания знатоков прозвучали крайне осторожно. Да, имеет место схожее обрамление биографий. Но это я и сам заметил.
        Хотите знать, чем кончилась история? А она ещё не кончилась. Мне предложили выписать цитаты и сгруппировать их в два столбика для передачи людям, профессионально изучающим греческие тексты. Что я и сделал. Теперь вот (второй уже год) жду результатов.

* * *
        Нет, я не настолько наивен, чтобы вообразить, будто за полторы тысячи лет никто не обратил внимания на столь очевидные совпадения. Знаю, будет день, когда специалисты объяснят мне на пальцах, что я в очередной раз открыл Америку, порох и велосипед в придачу.
        Но, знаете, лучше изобретать велосипеды, чем красть их. Во всяком случае, гораздо увлекательнее.
        2009
        Технический ВТУЗ
        Подвергнув жизнь крутому арбитражу,
        но истины в итоге не изведав,
        я приглашаю вас на распродажу
        изобретённых мной велосипедов.
        Несколько лет назад мне предложили издать сборник рассказов, снабдив каждый кратким примечанием, где приводились бы наиболее любопытные подробности, связанные с написанием или публикацией данного текста. Разумеется, при этом речь ни в коем случае не должна была идти о растолковании собственных произведений, поскольку такое занятие глубоко порочно и радости никому не доставит. Честно сказать, не помню случая, чтобы кто-то кого-то понял правильно. Читатель вообразил себе автора, автор - читателя, так что лучше им при встрече особо не откровенничать, иначе разочарование неизбежно.
        Сборник по каким-то причинам издан не был, а комментарии остались. Перечитав их недавно, я обнаружил, что они представляют собой не только разрозненные беспорядочные воспоминания о том, из чего, не ведая стыда, произросли наши с Белкой (Любовью Лукиной) первые рассказики, но и перечень шишек, набитых при попытках овладения фантастической прозой. Этакая исповедь самоучки. Вернее, конспект исповеди. Возможно, кое-кому он покажется небезынтересным.
        Имеется, правда, опасение, что этот кое-кто примет всё нижеследующее за пособие для начинающих фантастов. Упаси вас боже! Если это и пособие, то пособие, как не следует работать над прозой. Почему-то супруги Лукины каждый раз выбирали самый трудоёмкий и неблагодарный способ написания фразы, абзаца, рассказа в целом, причём на результат это не влияло никак.
        ПЕРВАЯ ОТОРОПЬ
        В 1975 году фантастика исчезла с прилавков окончательно. И лопнуло наше терпение. Читать не даёте? Сами напишем!
        Определённый опыт литературной работы имелся. У Белки… (Девичья фамилия её была - Белоножкина, отсюда студенческое прозвище Белка, ставшее затем семейным.) Так вот у Белки уже годам к семнадцати насчитывалось несколько стихотворных подборок в волгоградских газетах, у меня - в ашхабадских. Публиковать нас, правда, вскоре прекратили. Тогдашняя поэзия требовала пафоса, а с пафосом в нашей семье дело всегда обстояло из рук вон плохо.
        Вот и решили побаловаться прозой.
        Почему именно фантастика? Во-первых, осточертело то, что принято называть окружающей действительностью, во-вторых, как говаривал Вадим Шефнер, фантастика - продолжение поэзии иными средствами.
        Сразу же договорились: Стругацким не подражать. Оглянуться не успеешь, как станешь эпигоном. Позже Эрик Симон скажет: «Сознательно удаляясь от Стругацких, вы нечаянно сблизились с Киром Булычёвым». И в чём-то, наверное, будет прав.
        Итак, попробовали. И быстро осознали, что для начала следует забыть всё, чему нас учили на литературном отделении истфилфака: все эти экспозиции, завязки, кульминации… Вещи так не пишутся. Они так препарируются. Какая, к чёрту, кульминация, если даже не можешь заранее предугадать, когда и почему она стрясётся!
        Пришлось первый рассказ сочинять на ощупь. Тыком по натыку. Забегая вперёд, скажу, что филологическое образование и в дальнейшем ничем нам не помогло. Конечно, от рассказа к рассказу мы нарабатывал и приёмы, но заимствовали их откуда угодно: из дарвинизма, из системы Станиславского, из статьи Гоголя об архитектуре, даже из истории ширпотреба («принцип беспяточного чулка») - только не из теории литературы.
        Придумали оригинальный, как нам казалось, сюжет - и, проговаривая вслух каждую фразу, сложили свою первую фантастическую историю - «Рисунки копотью». Слова, слова, слова. Ожирение текста. Метафора на метафоре и метафорой погоняет.
        Впоследствии опус решено было считать пробой пера и пустить на запчасти.
        ПЕРВЫЕ ПРАВИЛА
        Кому-то из нас попалась на глаза удивительная фраза Берлиоза о церкви в Коломенском. Наизусть я его слова уже не воспроизведу, но смысл их в том, что композитор был потрясён, впервые увидев вместо обычного нагромождения налепных украшений архитектуру целого. С этого момента «налепное украшение» стало для соавторов грязным ругательством, означающим ненужный словесный (или сюжетный) завиток. «Архитектура целого» в число рабочих терминов не вошла, поскольку больно уж красиво звучала. Но суть мы поняли: пиши только о том, о чём пишешь, и ни слова сверх того. Фантастический рассказ - сам по себе метафора. Вот с ней-то и надо работать.
        Второй наш блин назывался «Поток информации».
        Наученные горьким опытом, на сей раз обжали себя довольно жёсткими требованиями: никаких отдельно взятых пейзажей, портретов, внутренних монологов. Все описания - на уровне придаточного предложения.
        Естественно, что герои были надёрганы из коллектива НИИ, где мы тогда работали фотографом и печатницей мокрых форм (кажется, это так называлось). Задачу перед собой ставили скромную: двумя-тремя штрихами достичь зримого сходства персонажа с прототипом. Институтскому художнику с любезного его разрешения были оставлены его подлинные имя и фамилия.
        Сам учрежденческий абсурд, ради которого, собственно, всё и затевалось, мы, конечно, отразили довольно поверхностно, но, на наш взгляд, читать это уже было можно. Тем не менее по прошествии какого-то времени рассказ показался нам безнадёжно ученическим. Знакомые нас долго в этом разубеждали и к 1990 году отчасти разубедили. Спустя 15 лет со дня написания «Поток» был всё-таки опубликован.

«ЛЕТНИМ ВЕЧЕРОМ В ПОДВОРОТНЕ»
        Идею подсказал друг детства. Он придумал информационную жидкость. Дальнейшее было неотвратимо, как светлое будущее человечества, поскольку жидкость в российском понимании это прежде всего алкоголь.
        Имея на руках два вполне членораздельных рассказика, мы, естественно, вообразили себя прозаиками и рискнули показать образцы нашего творчества литконсультанту одной из волгоградских газет. Реакция его была неожиданной. «Ребята! - сказал он. - То, что вы пишете, никакая не фантастика, а злая сатира на социалистическую действительность. Добрый вам совет: никуда это больше не носите и никому не показывайте».
        Тогда-то и выявилась одна скверная черта соавторов: стоило услышать хотя бы намёк на критику, как собственный текст начинал казаться вызывающе бездарным.
        Вернувшись домой, решили:
        1. Никуда ничего не носить.
        2. Жертвами режима себя не считать.
        3. Сочинять в свое удовольствие, развлекая друзей застольными чтениями.
        4. Впредь алкашей главными героями не делать. Дурной тон.
        Понятно, что и «Подворотня» свои 15 лет отлежала как миленькая от звонка до звонка. Впервые напечатана в 1991 году. Как раритет.
        ТЫКОМ ПО НАТЫКУ
        У всякого ремесла своя азбука. Художник не может считаться профессионалом, не пройдя школу академического рисунка, не освоив законов перспективы, светотени, композиции. Музыканта, не имеющего понятия о сольфеджио, трудно назвать музыкантом. Даже стихосложение имеет свои законы. И только в прозу всегда приходят прямиком от сохи (станка, монитора, кастета).
        Ренегат литературоведения, я по-прежнему убеждён, что начинающему беллетристу эта лженаука не сможет помочь ничем. Не помню, кто это сказал, но, сколько бы ты домов ни разобрал по кирпичику, всё равно зодчим не станешь. Ломать - не строить.
        Думаю, каждый прозаик вынужден собирать помаленьку собственный инструментарий. Например, волгоградский фантаст С. одно время сильно злоупотреблял в частных беседах таинственным и явно самодельным термином «алгоритм рассказа» (не будучи при этом математиком). А питерский С. сообщил мне однажды по секрету, что если повесть вдруг без видимых причин остановилась, то это она так требует нового персонажа, что уже, согласитесь, ближе к эзотерике, нежели к точным наукам.
        Любопытно, что и я, не будучи суеверным в жизни, становлюсь оголтелым мистиком, едва лишь речь доходит до писанины. Причина проста: в литературном произведении нет места случайностям, следовательно, приметы должны срабатывать безотказно.
        Кажется, уже во втором нашем рассказе мы запретили себе одноразовых персонажей. Никаких «кушать подано»! Если в первом акте на сцене висит действующее лицо, то в последнем оно должно выстрелить.

«ДЛЯ КРЕПКИХ НЕРВОВ»
        Виновником написания рассказа явился всё тот же литконсультант, что принял наши цветы невинного юмора за злую сатиру.
        - Не лезьте вы в современность! - устало уговаривал он. - Сейчас нужно что? Отважные космонавты. Загадочные планеты. Вот про это - сколько угодно!
        И придумали мы в отместку душераздирающую историю о дураке-астронавте, сражающемся на загадочной планете с комплексом игровых автоматов. Любопытно, что впоследствии рецензенты расценили наш стёб как попытку протащить на страницы советской печати идею сверхчеловека.
        Не шути с рецензентами - эти шутки глупы и неприличны.

«АНАЛОГИЧНЫЙ СЛУЧАЙ»
        Результат впечатлений от дачного поселка. Дрожа за урожай, хозяева подвешивали на вишневых деревьях птичьи трупики. Понятно, что нам тут же захотелось подвесить пару дачников. Рядком. Однако действие миниатюрки, по замыслу, происходило на другой планете, поэтому пришлось расправиться с астронавтом. А не принадлежи к роду человеческому!
        А МЫ ПРОЗУ СЕЯЛИ, СЕЯЛИ…
        Конечно, был у нашей с Белкой прозы врождённый порок, нечто вроде проклятия за первородный грех: мы слагали её, как стихи, прилаживая слово к слову. До сих пор не могу взяться за следующий абзац, пока предыдущий недолизан. Это неправильно. Проза должна быть раскатистой, льющейся. Сначала черновик, потом правка. А иначе придется в итоге переделывать и сокращать выверенный до последней буковки текст. Что ж, это по-нашему, по-русски. Сначала укладываем асфальт, а потом взламываем его, чтобы проложить трубы.
        Второй наш бзик: всё должно было не только звучать, но и выглядеть красиво. Исчёрканный черновик, видите ли, оскорблял наши эстетические чувства (в психиатрии это называется «невроз навязчивых состояний»). В таких случаях мы переписывали всё начисто - и вновь начинали черкать. Приобретение пишущей машинки ничуть нас не выручило. Помню, корпели мы над повестью «Когда отступают ангелы», и вздумалось мне пересчитать варианты одной и той же странички. 21 (двадцать один) вариант. Причём некоторые отличались лишь запятыми.
        Но полный атас начался вместе с компьютеризацией. Абзац на мониторе можно совершенствовать и переделывать до бесконечности. Никогда я ещё не работал так медленно, как сейчас.

«КАНИКУЛЫ И ФОТОГРАФ»
        Данную фитюльку размером не более трёх авторских листов мы гордо называли повестью и возились с ней несколько лет, разумеется, с перерывами. Главным героем назначили фотографа Сергея из соседнего НИИ, заменив в его фамилии всего одну букву. Внешность и повадки оставили неизменными - очаровательный был шалопай. Чем дело кончится, понятия не имели. Тачали повестушку по принципу «куда кривая вывезет». Кривая, как ни странно, не подвела. Уже к середине повествования мы сообразили, чем кончится дело. Добили. И возникла новая проблема. Оглашать всё это вслух, за столом, во время дружеской вечеринки было бы просто немилосердно. Пришлось отдавать рукопись для прочтения на дом - благо к тому времени мы уже вовсю пользовались пишущей машинкой.
        Пойдя по рукам, манускрипт достиг одного из сотрудников «Вечернего Волгограда», который (сотрудник), не спросясь, отнёс его (манускрипт) прямиком редактору. А тот остановил меня в коридоре (я к тому времени устроился выпускающим «Волгоградской правды») и с прямотой древнего римлянина ошарашил: «Пополам сократите - опубликую».
        Мысль о публикации вызвала восторг. Мысль о том, чтобы сократить пополам, - ужас. Скрепя сердце, принялись резать, как вдруг с изумлением заметили, что, освобождаясь от лишних эпизодов, повесть становится лучше.
        Так возник один из основных принципов нашего соавторства: самое сильное средство воздействия на читателя - это сокращение.

«ТУПАПАУ»
        Вдохновлённые первой газетной публикацией, сгоряча принялись за вторую повесть - и тут же увязли. Работать сразу с шестью равноценными персонажами оказалось чудовищно трудно. Как физика решала задачу трёх тел, так мы решали задачу трёх (и более) собеседников. С двумя-то - всё просто. Туг главное - понять, чем эти двое отличаются друг от друга, и постоянно сталкивать их лбами. Иначе диалог неминуемо выродится в беседу. А вот с тремя… Словом, помучились изрядно. Зато освоили разноголосицу, гомон, гул толпы.
        Повестушку напечатали, а мы всё продолжали её переделывать. Заменили невразумительный прибор мотком медной проволоки и что-то там ещё усовершенствовали. Что именно - теперь уже не вспомню.
        Наверное, критики наши были правы: действительность мы ненавидели до глубины души. Какой рассказ ни возьми - везде либо атака на реальность, либо побег из неё. Чаще всего нам почему-то хотелось убежать в первобытную Полинезию, где бы нас неминуемо съели.

«ПРОБУЖДЕНИЕ»
        Кажется, уже в те времена (1981) мы пришли к выводу, что нет ничего вреднее для фантаста, чем избыток фантазии. Зачем, вообще, что-либо придумывать? Берётся всем знакомая навязшая в зубах ситуация - и вводится в неё этакая махонькая чертовщинка (нечистая сила, киберпришелец и проч.). И ситуация начинает выворачиваться наизнанку. Фантастика отмыкает реальность. Мы даже не подбирали новых ключей - хватало старых.
        Истории о волшебной палочке или о человеке, который может всё, известны издавна. Неизвестно было другое: как поведёт себя наш общий знакомый, вручи мы ему такой подарочек? Собственно, все ранние тексты супругов Лукиных, по сути дела, эксперименты над сослуживцами (кстати, в рассказе «Пробуждение» сослуживец повёл себя на удивление достойно).
        Насчёт финала мы разругались. Я видел его так: просыпается герой на следующий день, собирается наконец-то взяться за добрые дела, а сверхъестественные способности уже исчезли. Белка считала, что это будет слишком жестоко. Ограничились намеком.

«ИЗГОРОДЬ ВОКРУГ ЗЕМЛИ»
        Откровенные нелады большинства фантастов с учебниками для шестого класса средней школы подвигли нас на создание данного пустячка. Кто же знал, что из него потом проклюнется производственный роман «Катали мы ваше солнце» (Земля на трёх китах и закат светила вручную)!
        Забавна история опубликования этой крохотульки. В столичном журнале её отвергли с негодованием, квалифицировав как глумление над научной фантастикой, но вернуть забыли. А в следующем номере должен был выйти рассказик нашего не в пример более маститого коллеги. Звонит ему редактор:
        - Саша! Я тут тебя немного подсократил. Вот послушай… (читает то, что получилось).
        Саша в недоумении: текста в три раза меньше, и при этом никаких следов редакторского произвола!
        - Ничего не понимаю. Как ты это сделал?
        - Я выкинул первые три страницы, замогильным голосом сообщает редактор.
        И ладно бы просто выкинул, а то ведь в урну! А урну, согласно легенде, вынесли и вытряхнули. Короче, пришлось возникшую на журнальной полосе дыру спешно залатывать глумливой «Изгородью».

«СТРОИТЕЛЬНЫЙ»
        Общежитие близ нашего дома строили обстоятельно. Лет десять. Каждый раз, возвращаясь в сумерках от приятелей, обитавших также неподалёку, мы с Белкой вглядывались в наводящие жуть чёрные провалы пустых окон и спорили о том, какая именно нечистая сила должна была заселить эту пустую бетонную коробку. Возник даже соблазн написать сказки заброшенной стройки: ржавые заросли арматуры, одичавший компрессор, горестная история болта с обратной нарезкой, тщетно ищущего свою единственную гайку… Цикла, однако, не вышло - ограничились одним рассказом. А взяться за полнометражную повесть мы ещё тогда не решались.
        ИМЕНА
        Кажется, в русской фантастике мы были в ту пору единственной супружеской парой. Новое хобби на домашних наших отношениях не сказалось никак. По моим наблюдениям, любое прочное соавторство вообще напоминает жизнь в законном браке. Мы, помню, даже гордились слегка, что остальные бранятся из-за пересола, а мы из-за эпитета.
        - Ну что за фамилия? - негодует Белка. - Что это за фамилия - Недоногов?
        - А чем она тебе не нравится?
        - Да тем, что она фельетонная! Не бывает таких фамилий!
        - Ах не бывает?.. - С пеной у рта хватаю телефонный справочник родного учреждения и начинаю зачитывать вслух: - Желанников… Имереков… Тузиков… - Тут дыхание у меня пресекается.
        - Что там?
        Молча протягиваю справочник. Последними в нём значатся два шофера, фамилии которых - Зарезин и Бандюк.

«ТЫ, И НИКТО ДРУГОЙ»
        Когда-то, будучи студентом, я подрабатывал летом монтировщиком сцены, ездил на гастроли с местным драмтеатром. Мир кулис фантастичен сам по себе, он таинствен и причудлив, там может случиться вое что угодно. Потом наш хороший друг, мечтавший о карьере актёра, завяз в машинистах сцены, что, наверное, и послужило толчком к написанию рассказа. А может быть, поводом явилась тоскливая Белкина фраза: «Провертеть бы пальцем дыру в этой жизни…» Правда, на сей раз персонаж во многом отличался от своего прототипа. Местами я уже с трудом отдавал себе отчет, о ком мы пишем: о нашем друге или обо мне самом.
        Не обошлось, как водится, без анекдота. Публикация рассказа в газете «Молодой ленинец» была приостановлена распоряжением обкома. Оказывается, под видом дыры во времени соавторы изобразили тайную лазейку на Запад, а героем вывели изменника Родины и отщепенца.
        Так-то вот…

«ЩЁЛК!»
        В 1982 году нас пригласили на Первый Всесоюзный семинар молодых фантастов в Малеевке. С чем ехать? Судорожно раскинули рукописи и по обыкновению ужаснулись: все надо править, всё надо переделывать! Сели, тупо уставились друг на друга, но вместо правки принялись вдруг обговаривать рассказик о визите электрика в психбольницу. Тут же его с перепугу и написали - практически набело.
        На семинаре рассказик прошёл на ура. Один семинарист, врач по специальности, правда, заметил, что соавторы, судя по всему, сами в подобные учреждения никогда не заглядывали (и это было чистой правдой!), но тут на критикана набросилась вся группа. «Ты ничего не понял! - кричали ему. - Нет там никакой психушки, это жизнь наша в виде психушки изображена!»
        Запомнилось также замечание моего отца… Был он тогда ведущим актером Волгоградского драмтеатра, а когда-то - главным режиссером Ашхабадского. Сидя пацаном на его репетициях, я многому научился. У нас с Белкой имелся даже рабочий термин: режиссура рассказа. Так вот, отец сказал:
        - Это вы про талант написали. Делает человек все по правилам - ничего не выходит. А пришел сумасшедший, сказал: «Щёлк!» - тут же и свет зажёгся…
        Насколько помню, первая услышанная от него похвала. Раньше он наше увлечение фантастикой не одобрял.
        Кстати, о режиссуре. Сидим, бывало, тихо бесимся, а повествование - ни с места. Кто-то из нас робко набрасывает возможный вариант развития событий и оглашает с запинкой. Тут же следует ядовитая фраза соавтора: «В растерянности пошевелил героями…» Вот тогда-то обычно и приходила нам на помощь система Станиславского. Особенно выручал приём, применённый Вахтанговым при постановке чеховского «Юбилея», когда, недовольный исполнителями, Евгений Багратионович приказал вынести на сцену несколько шкафов и столов, полностью её загромоздив.
        - Да, но где же играть? - спросила растерянная актриса.
        - Где хотите, - сухо ответил Вахтангов. И актриса полезла на стол.
        Обжать героя обстоятельствами - всего-то навсего.
        ЖЕПОЛЁТ
        На семинаре в Малеевке пришёл однажды к нам на заседание настоящий прозаик. Реалист. Ярый приверженец симфонической прозы. Долго ругал родного сына, числившегося в нашей группе, за отсутствие языкового чутья и заклинал следить за стыками слов, где сплошь и рядом могут возникнуть паразитные неблагозвучия.
        А на следующий день обсуждают супругов Лукиных.
        Помня вчерашние заветы настоящего прозаика, семинарист П. принялся выискивать неблагозвучные стыки слов в наших опусах. Где бы он их там нашёл, если мы каждую фразу сначала проговаривали вслух и лишь потом заносили на бумагу!
        Искал, искал - бросил. Сказал, что почудилось.
        «Ну ладно, - думаю. - Погоди. Послезавтра твоя очередь».
        Настаёт послезавтра.
        - Владик, - говорю. - Тут у тебя упомянут некий летательный аппарат. Не мог бы ты объяснить его устройство подробнее? Как он хотя бы выглядит…
        - Какой аппарат?
        - Жеполёт.
        - Ка-кой?!
        - Вот… написано: «Такой же полёт…» Веселились долго. И как выглядит - объяснили.
        А между прочим, умышленные неблагозвучия на стыках слов, как потом оказалось, приёмчик изумительный. Сами подумайте: выйдешь на улицу - мат-перемат, а твои персонажи сплошь изъясняются приличными словами. Неправдоподобие получается. И начинаешь инкрустировать речь героя намеренно нехорошими звукосочетаниями. Скажем, так: «Я б с детства…»
        Этакий фонетический натурализм.

«ВТОРЖЕНИЕ»
        Желание столкнуть в поединке ракетный дивизион, в котором я когда-то служил в звании рядового, и оголтелую фантастику в виде вульгарных насекомоподобных монстров с вертикальными зрачками и горизонтально движущимися жвалами, судя по наброскам, возникло у меня давно. Очень хотелось передать серый сумрак душной азиатской ночи, голубоватый оттенок луны, чёрные заросли верблюжьей колючки, приглушённый лязг чудовищной двери капонира.
        К казарменной романтике Белка всегда относилась с некоторой брезгливостью, но и она понимала, что, продолжая работать в прежнем ключе, мы рискуем нажить себе репутацию юмористов, как впоследствии и произошло. Необходимо было срочно менять тематику, наработанные приемы, а самое главное - отношение к описываемым событиям.
        Не знаю, как другим начинающим, а нам первое убийство далось с трудом. Ситуация осложнялась ещё и тем, что рядовой Левша был и впрямь живой человек - из моего дивизиона. Действительно чувствуешь себя убийцей - хоть с повинной иди.
        Написав, долго не решались кому-либо показать. Наконец (лет через несколько) решились. После благоприятного отзыва Бориса Стругацкого сомнения рассеялись и мы рискнули предложить «Вторжение» для публикации. Первой, если не ошибаюсь, повестушку напечатала газета «Комсомолец Туркменистана», причём редактор (тот самый друг детства, что подал нам идею рассказа «Летним вечером в подворотне») был вынужден обратиться за разрешением чуть ли не в министерство культуры. Не могу не привести заключительную фразу его докладной записки: «Символично и то, что агрессивный пришелец из космоса на поверку оказывается слепым, ибо только слепец способен напасть на нашу Советскую Родину».

«НЕ ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ»
        Знакомый художник (в ту пору почти все наши знакомые были художники) изобразил на холсте дачный домик, изменив при этом цвет крыльца. Народ не понял:
        - Почему красное? Оно же зелёное!
        - Дальтоник он, - съязвила жена художника.
        - Я его так вижу, - с достоинством возразил муж.
        Мы с Белкой тут же придумали анекдот:
        Судья: Обвиняемый, почему вы подбили глаз потерпевшему?
        Обвиняемый (живописец): Я его так вижу.
        Потом, поразмыслив, решили, что тема достойна полновесного рассказа, и принялись за работу, не без ехидства уснащая текст описаниями картин наших друзей (в основном авангардистов).
        Бреда в их живописи хватало с избытком, и всё же до настоящего жизненного абсурда им, как выяснилось, было далеко. В 1984-м году, когда на нас обрушился каменный топор официальной критики, один видный деятель культуры заявил с высокой кафедры, что в данном произведении авторы очернили образ - кого бы вы думали? В. И. Ленина. В ужасе кинулись мы перечитывать рассказ, но ни единого намёка на вождя мирового пролетариата так и не нашли.
        Хотя брезжит некое слабенькое подозрение: был у нас там персонаж с двумя профилями. Не показался ли он критику подобием сдвоенного абриса Ленина-Сталина?
        Видимо, прав Достоевский: «Что может быть фантастичнее и неожиданнее действительности?»

«МОНУМЕНТ»
        У кого-то из американцев телепортация описывается следующим образом: одновременно с исчезновением человека раздаётся звук схлопнувшегося воздуха. Представив, что ждёт телепортанта в точке финиша, мы содрогнулись и вскоре придумали, как этой трагедии избежать. Попутно сообразили, что, внедрившись в какую-нибудь скалу, а потом оттуда телепорхнув, можно попутно воздвигнуть памятник самому себе. Собственно, телепортация как явление нас не интересовала, а вот памятники… Короче, начал помаленьку складываться образ обывателя, оставлявшего свои каменные подобия на каждом углу.
        Мы по-прежнему учились работать с прозой. В «Монументе» впервые возник рассказчик - со своим характером, со своей манерой изложения, и это было главной удачей. Возник также приём, который я при случае использую до сих пор: «Найдя у себя просчёт, ткни в него носом читателя - и это уже будет не просчёт, а находка». Мы в самом деле долго ломали голову, почему одежда телепортирует вместе с героем (обнажёнка нас смущала). Наконец махнули рукой (2 шт.) - и объявили, что учёные тоже ничего не понимают.
        Опубликовать подобный рассказ в изобилующем статуями Волгограде было довольно сложно. Всем почему-то мерещились нехорошие намёки. Впрочем, через каких-нибудь пять лет времена изменились, и «Монумент» был напечатан.
        - Люба, - сказала Белке редакторша, - застой кончился, к чему теперь осторожничать? Мне кажется, ваш рассказ можно и заострить, прямо указать на монументы вождей…
        Вот уж кого в виду ни разу не имели!
        Белка (умница!) ответила примерно так:
        - А нам, знаете, что застой, что перестройка - разницы нет…
        Позже её ответ обернется ещё одним нашим (неписаным) правилом: «Ругай прошлое теми же словами, какими ругал его, когда оно было настоящим».
        Но вернёмся в 1983-й.
        К тому времени нас уже заметили. Видный советский фантаст разразился гневной внутренней рецензией, где между прочим отметил, что наши произведения не зовут молодежь в «технические втузы». Словосочетание настолько нас очаровало, что мы решили выписать все наработанные приёмы на отдельный листок, так его и озаглавив: «технический втуз».
        Боже, чего там у нас только не значилось!
        Как вам, например, понравится «принцип падающего кирпича»?
        Человек выходит из дому. На голову ему с крыши падает кирпич. Скучно. Потому что случайно. Читатель должен знать, что кирпич упадёт, и весь рассказ ждать этого события. Где? Когда? На кого? Как минимум что-то одно должно быть неизвестно вплоть до самого момента падения.
        Или, скажем, «принцип беспяточного чулка».
        В женском чулке пятка - наиболее уязвимая и трудоёмкая часть. В связи с этим одна американская фирма разработала чулок без пятки. Так вот, если чувствуешь, что какой-то эпизод наверняка не будет пропущен в печать, оставляй на его месте «пустую пятку» - читатель умный, читатель всё равно сообразит, что перед ним именно чулок, а не что-либо иное. Образно выражаясь: сам заштопает.

«ПРАВО ГОЛОСА»
        После Малеевского семинара, как ни странно, стали работать ещё медленнее. За 1983-й год было написано всего три рассказа. Если раньше мы по наивности полагали, что, кроме нас, никто фантастику не пишет, то теперь выяснилось, что пишут. И как пишут! Дай бог, хотя бы в первую десятку попасть.
        Боясь скатиться в штампики, поставили себе условие: в каждом рассказе осваивать что-то новое. Так, в «Праве голоса» попробовали смоделировать условную страну, впервые выйдя за границы знакомой обыденной жизни. Нечаянно осознали свою главную тему: «Как получается, что всё зло в мире творится хорошими людьми?» Не бог весть какое открытие. Ещё в словаре Даля сказано: «От хороших людей мир гинет». Тем не менее до сих пор только об этом и пишу.

«ПЕЩЕРНЫЕ ХРОНИКИ»
        Сначала мы хотели написать пародию на Рони-старшего. Придумали название («Красный и лохматый». Пещерная повесть), дали имена героям. Вражеское племя, помню, звалось Ихилюди (единственное число - ихалюдь). Но ничего не получилось. Повествование рассыпалось на эпизоды, каждый из которых стал потом отдельной хроникой. Последнюю («Конец ледникового периода») я уже сочинял один.

«СИЛА ДЕЙСТВИЯ РАВНА…»
        Фантастика в нашем понимании была родственна притче. Пишешь об одном, а разуметь следует другое. Поэтому, когда кто-либо начинал при нас скулить об отсутствии свободы слова, мы цедили надменно: «Придирка цензора есть результат неудовлетворительной литературной техники». Собеседник шалел.
        В самом деле: если нельзя описать конфликт двух сверхдержав, то что нам мешает перенести его в семейную жизнь и изобразить в виде житейской склоки? Суть-то конфликта от этого не меняется!
        Не поймут? Ну так мы ж не для кретинов пишем! Рассказ «Сила действия равна…» по замыслу призван был иллюстрировать это положение, но нас сразу же занесло куда-то не туда. Складывался рассказ странно и трудно. В «техническом втузе» черным по белому было обозначено: «Дописав до половины, не вводи новых сущностей. Достраивай вещь из уже имеющегося материала. Если же какая-то деталь в конце оказывается лишней, лезь в начало и вымарывай её к лешему».
        Так вот, персонаж с синяками на лысине, к великому нашему неудовольствию, нагло путался под ногами, загромождая финал, и даже что-то там назидательно произносил. Ну не вписывался он в концовку! И выбросить лысого тоже было никак невозможно - на нём всё держалось в начале. Пришлось тихонько, чёрным ходом вывести его из действия, а возникшее в тексте зияние заполнить авторским отступлением («Ах, Ираида Петровна, Ираида Петровна…»).
        К нашему удивлению, рассказ от этого не пострадал. Поразмыслив, решили, что у любого правила есть исключения. Мы ещё тогда не знали, что каждая вещь дописывает себя сама и что бороться с этим бессмысленно, хотя и необходимо.

«КОГДА ОТСТУПАЮТ АНГЕЛЫ»
        Сразу после рождения сына я, желая подзаработать, устроился резчиком холодного металла на адъюстаж листопрокатного цеха, где быстро невзлюбил родную интеллигентскую среду и возлюбил рабочий класс. В цехе было меньше поводов для склок, почему мне и почудилось, что порядочность - это прежде всего свойство людей, не изуродованных высшим образованием.
        Иллюзия рассеялась сразу же с началом перестройки (вспомните новых русских - кто угодно, только не интеллигенты).
        К счастью, повесть «Когда отступают ангелы» к тому времени была уже написана.
        Провозились мы с ней два года. Вошли туда и гидравлический пресс, и моя бригада, и щебкарьер возле Арчеды, куда Белка бегала играть в детстве. А драчуна Миньку Бударина мы нагло списали со старшего Белкиного брата Геннадия. Кстати, подраться мы ему разрешили только раз. Зато с инопланетянами.
        Работать со знакомым материалом, с одной стороны, легко, а с другой - слишком велик риск увлечься теми самыми «налепными украшениями», о которых я уже говорил. Мы увлеклись. Живописали в ущерб сюжету, в ущерб мысли. Потом пришлось сильно сокращать.
        Кроме того, чем подробнее выписан реальный мир, тем труднее он состыковывается с чистым вымыслом. Идеальное общество, откуда сбежал Гриша Прахов, мы без особых церемоний позаимствовали у Платона, попутно снабдив его «Государство» высокими технологиями.
        Присутствовало в нашем настенном списочке и такое исполненное гордыни правило: «Прежде чем взяться за работу, определи, что нового ты хочешь себе объяснить своей повестью».
        Почему исполненное гордыни? Потому что, пока пишешь, всё успеет перевернуться с ног на голову, и объяснишь ты себе нечто такое, чего и объяснять-то не хотел.
        Долгое время нас смущало, что повесть вышла слишком уж лояльная, слишком советская. Молодой пролетарий, шуганувший спецназ пришельцев, защищая своего друга, беглеца с иной планеты. «Нет на свете выше звания, чем рабочий человек!» И лишь через несколько лет, перечитав, сообразили, какую контру мы нечаянно выдали.
        Что, собственно, произошло? Строил Минька Бударин светлое будущее, а когда это будущее явилось к нему, так сказать, во плоти, ужаснулся и встретил его ударом штакетины.
        «Ангелы», кстати, преподали нам ещё один урок.
        Два эпизода. Первый: Минька разбирает трофейный артефакт. При сборке одна деталь остаётся лишней. Второй: мать журит сына за холостой образ жизни. Вроде всё правильно, а читается вяло. Крутили-крутили и вдруг поняли, что просто-напросто следует вмять один эпизод в другой! Возится Минька с артефактом, ни черта не выходит, а тут ещё мать врывается, начинает доставать («Семьи нет, детей нет, а он сидит в игрушки играет!»). Ну так совсем другое дело!

«А ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ НЕ В СЧЁТ»
        Сначала мы собирались написать историю о счастливом человеке, который с упорством фанатика выкраивает время на любимое занятие (в данном случае - резьба по дереву). Назвать такую ситуацию фантастической язык не повернётся: и наши друзья, и мы сами только этим всю жизнь и занимались. Другое дело, что куски жизни, не связанные с увлечением нашего персонажа, мы демонстративно пропускали, оставляя в тексте нарочито зияющие дыры (принцип беспяточного чулка).
        Потом рассказик преподнёс нам сюрприз. Смешливая бесцеремонная гостья, возникшая из очередной лакуны, квартиру героя покинуть отказалась. Тот отступил, но не сдался. Началась безнадежная борьба зайца с лисой за лубяную жилплощадь. То есть теперь у героя отбирали не только время, но ещё и пространство, обжимая беднягу всё плотнее и плотнее, пока он не исчез окончательно.
        Почему именно корни и резьба по дереву? Уйдя на пенсию, этим увлёкся отец. Да и Белка была неравнодушна ко всякого рода корешкам. Так что рождение лешего Прошки было выхвачено непосредственно из жизни.
        КАК ВЫ ПИШЕТЕ ВДВОЁМ?
        Ох, и доставали же нас когда-то этим вопросом! И хоть бы кто-нибудь сейчас спросил: как ты пишешь один?
        Если каждая фраза выверяется на слух, ясно, что роли обоих соавторов примерно одинаковы. Думаю всё же, сюжетные находки были в основном мои, а языковые - в основном Белкины. До сих пор поражаюсь меткости и неожиданности её сравнений. Помню, на соседнем дачном участке кто-то пилил доску ножовкой. Белка сказала:
        - Как будто огромная собака подошла сзади - и дышит.
        И поди опиши этот звук точнее?

«АВАРИЯ»
        Редкий начинающий фантаст убережётся от трёх названий: «Пробуждение», «Вторжение» и «Авария». Вот и мы тоже…
        Основную мысль подал наш общий друг, бывший когда-то у нас на свадьбе свидетелем, а к моменту подаяния мысли работавший корреспондентом в заводской многотиражке. Материал собирал, не выходя из редакции, по телефону. «Иногда так сидишь и думаешь, - признался он однажды. - Может, никакого завода и нет вовсе? Просто живут в телефоне разные голоса и что-то там отвечают…»
        Всё остальное было продиктовано застарелой неприязнью к начальству. Любому.

«АСТРОЦЕРКОВЬ»
        Вынашивалась «Астроцерковь» долго, работа над ней шла без спешки да и, насколько помню, без особых сложностей. Единственное, что может показаться интересным: облегчая себе задачу мы представляли на месте пастыря, как ни странно, писателя-фантаста. Трудна и обидна судьба автора «твердой НФ». Учёные не признают его учёным, литераторы - литератором, народ не понимает, посмеивается. Однако ни единой автобиографической чёрточки в наш рассказ не проникло. Дело в том, что, сами работая в области фантастики, мы оба терпеть не могли довесок в виде слова «научная». Я его и сейчас плохо переношу.
        Кстати, вышеописанный приём тоже фигурировал в нашем «техническом втузе». «Когда пишешь о чём-то тебе не известном, найди что-нибудь похожее в окружающей жизни. Пусть это явления разные, но существуют они по одними тем же законам».

«ГОСУДАРЫНЯ»
        Вообще-то, по замыслу, должна была получиться повесть. Целое учреждение придумали. Ах, какие там были отделы! Отдел дактилономии (дактилономия - искусство счёта на пальцах), отдел геликософии (геликософия - умение проводить на бумаге улиткообразные кривые). Но главное - там был нулевой отдел, сотрудникам которого вменялось в обязанность в случае надобности возвращать увлекшихся коллег в реальность из мира грёз, куда те имели обыкновение отлучаться в ущерб работе.
        В результате вышел коротенький рассказик. Был он сработан в обычном нашем ключе: столкнувшись с жизнью, фантастика терпит полное поражение, государыню конвоируют до рабочего места - и точка. Но что-то нас не удовлетворяло. Потом позвонил из Москвы друг и издатель, в прошлом - староста Малеевского семинара.
        - Что ж вы так безысходно-то? - попенял он. - Ну хотя бы отсвет этих утраченных грёз положили на вашу пыльную действительность…
        Ага! Стало быть, не нам одним показалось. Начали думать, как положить отсвет. И вдруг случилось непредвиденное. Разъярённая грёза в лице зеленоглазого Фонтанеля ворвалась в финал и приставила клинок к горлу реальности.
        Впервые в поединке с жизнью фантастика у нас вышла победительницей.

«ЗАКЛЯТИЕ»
        Печальная мысль о том, что нас даже проклясть нельзя, поскольку мы все давно уже прокляты, обернулась рассказиком о неудаче современной колдуньи, пытающейся сглазить свою порченую соседку.
        Подъезд наш, соседка - наша, а вот из-за портрета ведьмы приключилась творческая ссора. Я видел героиню темноволосой и сероглазой, Белка же видела ведьмой себя. За кем осталось последнее слово - угадайте с трёх раз.

«ПОКА ОКОНЧИЛОСЬ ВРЕМЯ»
        Рассказ родился из ненависти к хронофагам, к пожирателям чужого времени, доводившим нас порой до отчаяния. Чем-то он напоминал «А всё остальное не в счет». Там мы слили воедино время с пространством, здесь же поставили знак равенства между временем и деньгами.
        Надо полагать, начальная стадия ученичества была уже нами пройдена. Куда-то исчез со стены листок с выписанными правилами, выпал из памяти уговор не делать главными героями сумасшедших, алкоголиков и писателей (автопортрета, что ли, боялись?).
        Нас потом часто спрашивали, почему героя зовут Калогер. В Византии так называли монахов-отшельников (дословно - «прекрасный старец»). Как явствует из текста, повести «Сталь разящая» и «Слепые поводыри» обговаривались нами уже в то время, но, видимо, имелись серьёзные сомнения в том, что мы когда-нибудь сможем за них взяться всерьёз.
        Кроме того, в процессе написания подмечено было ещё одно странное и поначалу встревожившее нас обстоятельство: персонажи продолжали помаленьку отбиваться от рук, явно сопротивляясь первоначальному замыслу. Сначала Фонтанель из «Государыни», теперь вот женщина с набережной. Ей-богу, принимаясь за рассказ, мы и предположить не могли, что пишем про самоубийство и что два года жизни, переведённые незнакомкой на счёт Калогера, были последними её годами.

«ЛИЦО ИЗ НАТУРАЛЬНОГО ШПОНА»
        Изображённая в рассказе дверца сейчас находится передо мной, и с неё по-прежнему глядит всё тот же колдун. Когда-то, увидев его впервые, мы с Белкой принялись показывать дверцу каждому, кто бы к нам ни заглянул. Удивительно было то, что некоторых гостей приходилось брать за шкирку и возить физией по книжному шкафу, пока не прозреют.
        Естественно, что вскоре как бы сама собой придумалась история о колдуне, выходящем по ночам из дверцы. На должность героя единогласно выбрали лучшего друга, фэна № 1, имя которого слишком известно, чтобы поминать его всуе.
        СТИЛИСТИКА В ТРИ ЛИСТИКА
        Принято считать, что всякий порядочный автор обязан выработать собственный жаргон, именуемый стилем. Ни черта он, по-моему, не должен. Неповторимость Михаила Успенского или, допустим, раннего Кудрявцева объясняется, на мой взгляд, вовсе не словесными вычурами, а своеобразием мышления.
        Не помню, кто это сказал: пытаясь обрести своё лицо, не забудь предварительно обзавестись головой.
        Во-первых, каждая вещь требует своего инструментария. Во-вторых, изложить всё настолько просто, чтобы красивое слово «стиль» читателю и в голову не взбрело, поверьте, очень трудно. Несмотря на все наши с Белкой старания, считалось, что ранние наши рассказы «написаны по-разному, с разных позиций, разной рукой». Когда-то это нас обижало.
        Последнее время донимает меня крамольная мысль: а ну как авторский стиль всего-навсего признак внутренней ущербности?
        Приведу пример. Везде говорят: беляш. И в словаре - беляш. А я родом из Оренбурга. Там говорили правильнее, на татарский лад: белиш. Во всяком случае, тогда, в середине прошлого столетия. И вот подхожу я к продавщице. Что мне ей сказать? Дайте мне беляш? Измена малой родине. Измена детским воспоминаниям. Дайте мне белиш? Не поймут, на смех подымут. И я говорю: «Дайте мне один из этих белиш?й».
        Вот он вам и стиль.

«ПЯТЕРО В ЛОДКЕ, НЕ СЧИТАЯ СЕДЬМЫХ»
        Литературная игра, где участники пишут по очереди экспромтом короткие главки общей повести, стара как мир. Студентами мы её усовершенствовали, введя рискованное условие: каждый соавтор должен быть ещё и персонажем. Задача: посадить противника (противников) в лужу, самому же из неё по возможности вылезти. Игра считается оконченной, когда один из партнёров, прочитавши очередную главу соперника, завопит: «Сволочь!» - и начнет рвать написанное в мелкие клочья.
        Став мужем и женой, мы с Белкой по старой памяти частенько так забавлялись, причём каждый раз я оказывался в проигрыше. Но в том случае, о котором сейчас пойдет речь, противник мне достался послабее. Когда-то мы с ним были сокурсниками, потом стали сослуживцами. И вот от большой тоски решили в рабочее время учинить нечто подобное. Вчерне прикинули сюжет: несколько сотрудников нашего НИИ (и мы в их числе), участвуя в гребной регате, проваливаются во времена татарского нашествия…
        Каюсь, сладил. Только он себя с кола снимет - я его опять на кол посажу. В конце концов соперник завопил: «Сволочи» - схватил рукопись и куда-то унёс. Больше я ее не видел.
        А через несколько лет стало вдруг жаль сюжета, и мы с Белкой, честно предупредив моего бывшего супротивника о наших намерениях, решили восстановить текст, доведя его при этом до профессионального уровня. Так я нежданно-негаданно сделался персонажем собственной мини-повести (электрик Альбастров).
        Однако литературная шалость упорно не желала становиться литературным произведением. Мало того, она не желала даже ложиться на бумагу. Наконец кого-то из нас осенило, что все наши герои - разных национальностей (могли бы, кстати, сразу вспомнить правило из «технического втуза»: прежде всего найди то, чем один герой отличается от другого). После этого открытия дело пошло быстро и весело.
        Далее, как водится, начались чудеса. Коллеги москвичи увидели в нашей мини-повести грубый антисемитский выпад, а питерцы недовольно заметили, что нельзя низводить такую страшную тему, как КГБ, до уровня анекдота. Будто что-то от нас зависело! Капитан Седьмых когда-то учился с нами на филфаке. Так кому ж его знать, как не нам! Если идёт из бани - соврёт, что из библиотеки. А если из библиотеки - соврет, что из бани. Конспирация…

«ПОЛДЕНЬ, XX ВЕК»
        Метранпаж «Волгоградской правды», бывший десантник, рассказывает, как они возвращались с учений:
        - Шоссе - прямое-прямое. Поставили броневичок на первую скорость, сами все вылезли: идём не спеша по обочине, мячик друг другу перепасовываем…
        - А вы за водкой свой броневичок гонять не пробовали?
        Из этого вот зёрнышка всё и проросло. И поехал броневичок за водкой.

«АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ»
        В рассказах ещё так-сяк, а вот в повестях герои распустились окончательно и зачастую плевать хотели на планы своих создателей. Пока обдумываем, вроде все идёт как надо, а стоит сесть за машинку - тут же кто-нибудь из персонажей такое отмочит, что весь сюжет летит к чёрту - и передумывай его заново. Хотя, возможно, герои занимались этим и раньше - исподтишка. Теперь же их поведение напоминало саботаж, местами переходящий в бунт на корабле.
        Явление это заинтересовало нас до такой степени, что в итоге возник рассказ о соцреалисте и неподатливой героине.
        Кое-кто из собратьев по перу тут же обвинил соавторов в кокетстве, ибо не может персонаж себя вести. Может-может! А вот если он действует строго по плану, то, стало быть, ещё не ожил. Стало быть, ещё картонный.
        Искушённого читателя трудно чем-либо ошеломить. Единственный способ - ошеломить за компанию самого себя, но это большая удача.
        Помню, прочтя небольшой рассказ питерца Л., я взял автора за лацканы и сказал:
        - Слава! А ну-ка честно! Ты с самого начала знал, что оба твои героя - оборотни?
        - Нет, - сиплым преступным шёпотом сознался он. - Я думал сначала, они оба - люди…
        Стало быть, не только у нас персонажи разнуздались.

«НЕ БУДИТЕ ГЕНЕТИЧЕСКУЮ ПАМЯТЬ»
        Хороший знакомый (впрочем, плохих у нас не бывает) рассказывает взахлёб о том, как он с женой присутствовал на вечере некоего экстрасенса:
        - Загипнотизировал мужика и говорит: «Покажи, что ты делал в доисторические времена!» Тот стал на четвереньки и завыл…
        - Саш, - умоляюще перебиваю я. - А можно мы об этом напишем?
        - Вообще-то я сам собирался, - величественно изрекает он. - Ну да ладно! Пишите!
        Потом, правда, выяснилось, что писать об этом собирался не он - собиралась его жена, тоже литератор. Тем не менее в течение нескольких лет он пил из нас кровь, вопрошая при встрече: «Где посвящение? Почему рассказ без посвящения?»
        Спустя каких-нибудь тринадцать лет - посвятили.
        Лучше поздно…
        Так вот, этот наш знакомый не раз признавался: «Ну не прозаик я! Нет у меня чугунной задницы…»
        Да, не прозаик. Поэт. Однако дело, как мне кажется, не в отсутствии чугуна. Напишет Саша пару-тройку глав (кстати, безукоризненных) - и, естественно, попадает в первый тупик. Потопчется, потрогает глухие стены - и, махнув рукой, приделает эпилог. То есть изложит скороговоркой, что он, собственно, хотел сказать этим произведением.
        А между тем самое-то главное начинается, когда тупик взломаешь. Башкой проломишь. А больше, увы, нечем.

«РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ!»
        В «Народных русских сказках» Афанасьева встречается такой сюжет: солдат с мечом в руках охраняет принцессу, к которой должен прилететь трёхглавый змей. В детстве, помню, меня этот анахронизм сильно возмущал. Солдат - и вдруг с мечом!
        Меч - атрибут богатыря, а солдат должен быть с чем-нибудь огнестрельным.
        Лет в тридцать пять детские впечатления аукнулись - возник соблазн сложить сказку о солдате с автоматом. Скажем, потерял рядовой оружие. Ищет. А вокруг - колдовство, опасности всякие… Но для этого надо было построить сказочный мир и сообразить, как в него попасть.
        К счастью, прилетел в гости из Ашхабада тот самый друг, детства, что опубликовал нашу «Вторжуху». Сели мы с ним на кухне и за несколько дней придумали и квадратные поляны, и растущие на деревьях банки с тушёнкой, и вроде бы даже способ проникновения в этот солдатский рай.
        Казалось бы: сюжет есть, мир есть - садись и пиши. Ан фиг! Опять чего-то не хватало. В отчаянии отставили машинку, попробовали снова писать от руки. Не помогло. Дальше первой страницы дело не шло.
        Зато какое было ликование, когда мы сообразили, что сказка должна кем-то сказываться, что вся эта наша история представляет собой растущий снежный ком вранья. А главной находкой, я считаю, был, конечно, образ слушателя (читателя). Товарищ старший лейтенант. Ох и помаялись мы с ним! Ну как можно представить, например, товарища старшего лейтенанта без матерных выражений, тем более когда ему на уши такую лапшу вешают? Но уснащать текст инвективной лексикой мы себе запретили с самого начала. Выход нашла Белка - заменять мат выражениями, совершенно не свойственными нашему незримому персонажу («Вот и я говорю, непредставимо, товарищ старший лейтенант…»).
        Друзья, которым мы по старой привычке пытались зачитывать вслух отрывки, недоумённо морщились. Им почему-то показалось, что мы пишем сатиру на советский строй. Демократам подтявкиваем. Но ещё хлеще была реакция журнала «Советский воин». Узнав о том, что Белка самовольно передала им рукопись, я мысленно охнул. Нашла кому! Два авторских листа издевательства над Уставом! Сказку, однако, в журнале приняли с восторгом. Только вот название не понравилось - «Разрешите доложить!» Какое-то оно, знаете, не в духе «Советского воина»… Заменили, «Нет Бога, кроме Бога». Ну, это, согласитесь, совсем другое дело. Это - в духе.
        С эпиграфом отдельная история. Обеденный зал Дома писателей в Дубулты. Горблюсь за пустым столиком (жизнь не вышла, пишу плохо, обслуга не замечает), а мимо вальяжно шествует Аркадий Стругацкий. Внезапно меняет маршрут и присаживается напротив. Не верю происходящему. Нет, встречаться-то мы и раньше встречались, просто поговорить не удавалось. Не зная, с чего начать беседу, я каждый раз застенчиво стрелял у него сигаретку после чего терялся от собственной наглости - и немел.
        - Прочел вашу сказку. Хорошая вещь. Только вот эпиграф… «Усиленно читай Устав». У нас в полку цитировали: «Читай усиленно Устав».
        - Аркадий Натанович! - обомлев от похвалы (хотя уже знал, что он никого никогда не ругает), отваживаюсь я. - А не подскажете, чьи это стихи? Приписывают Суворову, даже Петру Первому. Но этого же не может быть!
        Усмехается в усы:
        - Конечно, не может. Знаете что? Посмотрите-ка у Драгомирова. Очень на него похоже…
        Встает и шествует дальше. Вскакиваю:
        - Аркадий Натанович!
        Оборачивается:
        - Да?
        - Давно хотел сказать… Спасибо вам…
        Предостерегающе выставляет ладонь:
        - А вот этого не надо. Мы вот тоже своим учителям говорили: «Спасибо, спасибо», - а они взяли все и умерли…
        Это была последняя наша встреча.

«УЛИЦА ПРОЦИОНА»
        Настало время, когда представители творческой интеллигенции, будто сговорившись, кинулись в экстрасенсорику, оккультизм и на ловлю летающих тарелок.
        - Ребята! - терпеливо втолковывали мы им. - Ну, допустим, прилетят ваши инопланетяне. И что будет? Да то же самое и будет - только хуже…
        Собеседники всплескивали руками; ахали:
        - А ещё фантасты!
        С чего они решили, что идиот и фантаст - синонимы?
        В конце концов мы не выдержали и попробовали растолковать на пальцах, что выйдет, нагрянь в Волгоград посланцы иного разума. Те же интуристы - никакой разницы! Выглядят иначе? Ну так к неграм же привыкли - и ничего…
        А тут ещё рядом с домом пролегала (и пролегает) улица Хиросимы - фантастическое образование, возникшее за одну ночь до приезда японской делегаций. В начале её располагались (и располагаются) тот самый памятник, облицованный мраморной плиткой, и деревце, посаженное в честь, дружбы двух народов, побратавшихся еще при Порт-Артуре. Деревце регулярно засыхало, но к каждому очередному визиту японцев успевали высадить новое. Зелёное.
        Словом, как всегда, даже ничего и придумывать не пришлось.
        Читатели долго нас потом пытали: «Так что же именно забирают проционцы в обмен на свои поганые артефакты?» А ведь в рассказе это было дано прямым текстом: душу! Душу мы свою отдаём за иностранные безделушки.
        А кстати! Чем это вам японцы не инопланетяне?
        Но об этом чуть позже.

«ОТДАЙ МОЮ ПОСАДОЧНУЮ НОГУ»
        Замечательный волгоградский поэт (наш хороший друг, естественно) сказал однажды:
        - Да что там ваша фантастика! Тут недавно в селе (следует название) на околице шар-зонд опустился. Срочно грузовик за ним выслали. Приезжают: глядь, а шара-то уже и нет. Весь на хозяйственные нужды разошёлся. Учёные потом по хатам ходили, по частям собирали. А если бы не шар? Если бы летающая тарелка? Тоже бы ведь раскулачили…
        Два года мы лелеяли этот сюжет, не знали, как подступиться. Вроде всё под руками: обстановка, местный колорит, персонажи знакомые… Одной какой-то мелочи не хватало, а без нее история не хотела начинаться. И вдруг вспомнили незабвенную детскую страшилку. «Отда-ай мою золоту-ую руку-у…»
        Сели за машинку и в течение двух дней с удовольствием написали всё от начала до конца - можно сказать, без черновика.

«МИССИОНЕРЫ»
        Первая попытка прописать иной мир во всех подробностях. Где-то у меня до сих пор хранится картонная папка с эскизами парусных авианосцев, набросками карт (в том числе и карт распространения того или иного диалекта), словариками, выписками из удивительной книги о полинезийских мореплавателях «We, Navigators» и т. д.
        Мы сознавали, что вторгаемся на творческую территорию Стругацких (островные империи, сопляки с гранатомётами, бесконечная бессмысленная война), но полагали, что восемь лет самостоятельной работы не позволят нам стать очередными подражателями Братьев.
        Детская придурь (сбежать в первобытную Полинезию) обернулась попыткой защитить идиллический выдуманный мирок от вторжения европейцев, в результате чего мы так изуродовали несчастные острова, что конкистадоры скромно курят в сторонке. Ей-богу, намерения у нас были самые благие. Нам и вправду не хотелось, чтобы «рай по правому борту» сменился адом, однако повесть оказалась сильнее, а главное, умнее нас самих.
        Кстати, нормальное явление. Мало того, если вдруг увидите, что автор умнее собственной книги, будьте осторожны с таким человеком.
        Пользуясь случаем, спешу передать запоздалую благодарность все тому же питерскому Л., вдребезги разнесшему один из первых вариантов «Миссионеров» (тогда это ещё называлось «Бумеранг»).
        - Да не смогут они там добыть нефть! - неистовствовал он. - При их уровне технического развития? Бросьте, ребята…
        Развалил нам, гад, всю экологию с технологией. Называется, погостить приехал!
        - Ладно, - зловеще произнёс кто-то из соавторов. - Сломал - чини. Пока не придумаешь замену нефти - жрать не дадим!
        Вы не поверите, но ему хватило получаса, чтобы вспомнить «бразильский вариант» и варварски разомкнуть производственный цикл: горючее островитяне получают, перегоняя в спирт сахарный тростник, а барду, не перерабатывая, сбрасывают по наклонным канавам в бухты. Самотёком. Особенно впечатлили нас семиметровые хребты серой зловонной пены вдоль берегов.
        Понятно, что гость был немедля накормлен.
        Была, помню, ещё одна сложность: мы с Белкой никогда не ставили себе особого условия, чтобы герой обязательно занимал незначительную должность («маленький человек»), тем не менее до сей поры других персонажей у нас просто не водилось. В «Миссионерах» же, куда ни плюнь, либо стратег, либо правая рука стратега, то есть люди, распоряжающиеся жизнью и смертью подчинённых. Загадочные существа. Страшноватые.
        Повесть приглянулась публике, огребла «Еврокон-90», но, как к ней относиться, не знаю по сей день. Она многое нас заставила понять, но совершенно была не понята читателями. Мне кажется, всех очаровало именно то, что ужасало авторов: романтика пренебрежения личностью во имя целого.

«ПУСТЬ ВИДЯТ»
        Более десяти лет Белка работала корректором в Нижне-Волжском книжном издательстве, так что в смысле грамотности сдаваемые нами рукописи выгодно отличались высоким качеством. И грех было ничего не написать о трудовых буднях издательства. Фантастику мы, по обыкновению, свели к минимуму. Кроме ангела, явившегося в конце рассказа за скоропостижно скончавшимся героем, ее, можно сказать, и нету. История чисто русская и, подобно большинству наших текстов, на другой язык непереложимая.
        Пару лет назад везут нас в автобусе по Питеру на конгресс «Странник». Кто-то деликатно трогает меня сзади за локоть.
        - Господин Лукин…
        Несколько ошарашенный, оборачиваюсь - и вижу две лучезарные японские улыбки.
        - Скажите, пожалуйста, что такое «гробинка»?
        - Что?!
        У вас тут написано «нос с гробинкой».
        Смотрю - и цепенею. Они читают тот самый рассказ.
        - Понимаете… пытаюсь растолковать я. - Герой рассказа - корректор… Человек, который правит ошибки. «Нос с гробинкой» - это именно ошибка. Правильно - «нос с горбинкой». Горбинка, понимаете? Это когда нос горбатый…
        Внимают, сопровождая каждое мое слово вежливейшим кивком.
        - А гробинка что такое?
        Я теряюсь.
        - Гробинка - от слова «гроб», - приходит на выручку Надя, моя жена (в прошлом - лучшая Белкина подруга). - Гроб. Деревянный ящик, в который кладут мёртвого человека…
        - А-а… Мёртвого человека? - ликуют они, разом всё уяснив. Впрочем, улыбки их тут же гаснут, и на самурайских личиках вновь проступает недоумение. Почти тревога.
        - А что такое «гробикну»?
        Мне совсем становится не по себе.
        - Ну, видите ли… Корректор с перепугу исправил «гробинку» на «гробикну»… То есть исправил неправильное на ещё более неправильное…
        - Так в этом нет политики? - озабоченно спрашивает японский гость, слегка понизив голос.
        Полная оторопь.
        - Политики?..
        - У вас тут написано: «Был бы жив дедушка Сталин, он бы тебе показал гробинку…»
        К счастью, автобус останавливается. Прибыли. Гостиница. Выпадаю наружу мокрый и измочаленный.
        - Понял теперь? - хмуро ворчит кто-то из собратьев по кейборде.
        Видно, и его пытались перевести на японский.

«ЧЁРНЫЙ СОН»
        1992-й год. Времена за окном клубились невероятные. Фантастика стремительно утрачивала смысл. Такое впечатление, что действительность решила отомстить за всю нашу писанину разом. «Ах вы меня наизнанку выворачиваете? Так я сейчас сама без вашей помощи вывернусь! Ох вы у меня, голубчики, и попрыгаете…»
        Это был даже не кризис. Кризис - чепуха, нормальное творческое состояние. А когда перестаёшь понимать, ради чего ты, собственно, пишешь, - вот тогда становится по-настоящему страшно.
        Мы растерялись. За целый год с трудом одолели всего пару маленьких рассказов. Один решили оставить на запчасти, второй был «Чёрный сон». Откуда взяли тему? Да из-за окна же и взяли! То, что стряслось со страной, и впрямь напоминало ночной кошмар.
        А рассказик-то, как потом выяснилось, был первой ласточкой. Будучи по сути фантастическим, он тем не менее не содержал ни единого чисто фантастического элемента. Что, собственно, произошло? Человеку из 1913-го года и человеку из 1975-го приснился 1992-й. Оба проснулись в ужасе.
        САПОЖНИК БЕЗ САПОГ
        Примечательно, что, начав писать фантастику, мы стали меньше её читать. Не сразу. Первые годы я пасся в уникальной (ещё не распроданной по нужде) библиотеке фэна № 1, одолевая в оригинале Желязны, Хэмбли, прочих англо-американских авторов. Вникал в технику написания. Потом стал подрабатывать переводами.
        Сейчас соглашусь читать фантастику разве что под дулом крупнокалиберного пулемёта. Дело в том, что в наши дни она большей частью превратилась из средства познания жизни в средство развлечения, а я не люблю, когда меня пытаются развлекать. Становится ещё скучнее.
        Перечитываю классику.
        Впрочем, бывают исключения. Их - два. Первое: как член литературного жюри я обязан ознакомиться с произведениями, попавшими в финал. Второе (оно же главное): есть несколько любимых мною авторов. Но читаю я их не потому что они фантасты, а потому что пишут хорошо.

«СЕМЬ ТЫСЯЧ Я»
        Получается, что это был последний написанный в соавторстве рассказ. Уверен, что чёртовы доброхоты со всех сторон нашёптывали Белке примерно следующее: «Как ты могла унизиться до фантастики? Ты же талантливая поэтесса!»
        Головы бы им поотрывать! В итоге она не только бросила прозу, она ещё и уничтожила перед смертью свой архив. Все стихи пропали. Те, что были потом опубликованы, я сплошь и рядом восстанавливал по памяти.
        Подманить Белку к пишущей машинке становилось труднее и труднее. Но на сей раз уж больно велик был соблазн. Первая фраза (а часто с неё-то всё и начинается) выпеклась на славу: «Я сразу же заподозрил неладное, увидев в его квартире осёдланную лошадь».
        Умножение персонажа при помощи петли времени - приём древний. Склока с собственными двойниками тоже описывалась не единожды. Но вот до неуставного отношения к самому себе, кажется, мы додумались первыми.
        Рассказ не получился, и пришлось его переделывать. Промахнулись с главным героем. Вышел он у нас ходульный, полупрозрачный. Положительный. А ведь уже с первых слов рассказа можно было понять: дубина дубиной! По этой-то первой фразе мы и выровняли потом весь остальной текст.
        Это было что-то вроде бабьего лета. Затем соавторство наше распалось. «Сталь разящую» мне уже практически пришлось дописывать самому, хотя обговаривали мы её вместе - в течение нескольких лет.

«СТАЛЬ РАЗЯЩАЯ»
        «Да поразит тебя металл!» Даже не смогу припомнить, в котором году и чьей рукой была впервые написана эта фраза. Перебирая старые бумаги, я натыкаюсь на неё то и дело. Белкин почерк, мой почерк, машинопись. И всюду одно и то же: «Да поразит тебя металл!» А дальше чистый лист.
        Несколько лет мы придумывали этот мир. Белка, подобрав под себя ноги, сидит на коврике, вяжет. Я расхаживаю из угла в угол. И постепенно проясняется планета, где люди вышли из войны, а металл слепо продолжает сражаться. Для туземцев он теперь не более чем стихийное бедствие.
        Наконец кто-то из нас садится за машинку.
        «Да поразит тебя металл!»
        И на этом всё останавливается.
        Теперь я даже знаю почему. В 80-х издатели и рецензенты убеждали нас не трогать современность и сочинить что-нибудь про будущее, про космос. Естественно, мы назло им закапывались в быт. То ли из упрямства, то ли из озорства, но нам всегда хотелось делать именно то, что в данный момент не одобрялось.
        Однажды Диогена спросили: «Почему ты идёшь в театр, когда все уже оттуда выходят? Представление кончилось». «Именно поэтому», - ответил киник.
        Так вот, в 90-х годах критика вдруг объявила с ликованием, что космическая тема умерла и что фантастика отныне - это прежде всего социальная сатира. Стало быть, пришла пора супругам Лукиным осваивать иные планеты. И повесть ожила.
        Первую треть её одолели вдвоём. Добивать пришлось одному. Тем не менее «Сталь разящая» - это именно соавторская работа.
        Долго нам потом ставили в вину смерть героини.
        - Переделайте финал, - твердил наш питерский друг.
        - Слава! - пытался вразумить я его. - Финал не переделаешь. Можно только переписать вещь целиком. Чага обречена с первой фразы!
        - Да поразит тебя металл? - осведомился он не без иронии.
        - Не только. Она обречена в любой фразе повести. Ну сам читай:
        « - Ты говоришь: если бы мы не нашли друг друга…
        - Меня бы убил первый встречный, - тихо подтвердила она.
        - Сталь разящая! - еле вымолвил Влад. - Слушай, как хорошо, что этим встречным оказался я!»
        - И что?
        - Ну он же сам! Сам фактически признаёт, что оказался тем самым первым встречным! Убийцей!
        Л. в сомнении качал головой.
        Хеппи-энд ему подавай! Жени да жени Гамлета на Офелии… Сумароков выискался!

«СЛОВЕСНИКИ»
        Всё пришлось начинать заново, причём даже не с нуля. Скорее с отрицательной величины. Мне предстояло не просто написать рассказ, но доказать (в первую очередь себе самому), что я могу работать один. Легко сказать! У супругов Лукиных - известность, четыре «Великих кольца», медаль «Еврокона», другие какие-то награды. А я никто и звать меня никак.
        Как возник замысел - не помню. Помню только, что работал сторожем при компьютерах, включая по ночам хилый «Макинтош» - и тупо начинал прилаживать слово к слову. Никогда ещё текст не давался мне с таким трудом. Зная свой поганый характер, написанного никому не показывал: не дай бог, скажут слово поперёк - всё тут же и остановится. Особенно угнетала тишина. Я-то ведь привык каждую фразу проговаривать вслух.
        В итоге заработал стариковскую привычку невнятно бормотать - прямо хоть в психушку сдавайся.
        Сейчас мне кажется, что над «Словесниками» я корпел год, не меньше. А потом еще года два не решался предложить для публикации. Боялся, что сочтут графоманией.

«DELIRIUM TREMENS»
        Один знакомый (художник, естественно) рассказал, как с ним однажды приключилась белая горячка. Была она у него какая-то неклассическая: ни чёртиков, ни шмыгающих белых мышей, ни даже зелёного змия. Не говоря уже о розовых слонах. Ну вот например: выходит он в кухню и видит, что его сожительница, за которой он минуту назад закрыл входную дверь, преспокойно сидит на табуретке. «Ты что, - удивляется он, - на работу не пошла?» Та ему что-то отвечает. А головой тряхнул - глядь! - нет сожительницы.
        Короче говоря, его алкоголические видения ничем не отличались от реальности. То есть вообще ничем!
        Я его слушаю, а у самого мурашки бегают. А ну как, думаю, вся наша жизнь - такая же белая горячка? Похожа ведь…
        Крепко пьющих друзей у меня хватало. Опросил каждого, узнал, как и что при горячке бывает. Загрузившись фактурой, принялся за рассказ. Героями, разумеется, сделал знакомых. По сравнению со «Словесниками» работалось легко. То ли уверенности прибавилось, то ли уже научился справляться один.
        КАК ДЕЛАТЬ РОМАНЫ
        - Ребята, - сказал я. - Как вы их вообще пишете, романы эти?
        - А ты что, не умеешь? - спросили меня с интересом.
        Дело происходило в Москве году этак в 1994-м на одном из наших фантастических сборищ.
        - Сейчас научу, - успокоил меня видный фантаст Г. - Составляешь подробнейший план, а потом, не отступая ни от единого пунктика, тщательно его прописываешь. Понял?
        - Ага, - сказал я и подошел с тем же вопросом к видному фантасту Л. (не тому Л. - другому).
        - Очень просто, - заверил он меня. - Главное - не знать, что у тебя произойдёт на следующей странице.
        Любопытно, что, когда я всё-таки вышел за десять авторских листов, сам собой возник третий метод, этакое среднее арифметическое: я знал, чем кончится дело, но понятия не имел, как до этого финала будут добираться герои.

«МАНИФЕСТ ПАРТИИ НАЦИОНАЛ-ЛИНГВИСТОВ»
        Не переведись я в свое время из Оренбургского пединститута в Волгоградский и не утрать контакта со своим научным руководителем, наверное бы, стал лингвистом, и тогда взамен «Манифеста» вы имели бы серьёзный учёный труд.
        В интернете долго спорили: прикол это или как? Между прочим, вопрос довольно сложный. То, что человек боится высказать всерьёз, он обычно излагает в форме шутки.
        На немедленное создание «Манифеста» меня подвигла собственная болтливость. На «Фанконе-95» подвыпившие филологи (и я в их числе) затеяли спор на узкоспециальные темы. Туг меня вдруг прорвало, и я закатил часовую речугу, содержание которой приблизительно соответствовало будущему «Манифесту». Когда спохватился, всё нажитое уже было предано гласности. Понадеялся, что за ночь собеседники забудут, о чём шла речь, - не тут-то было. Утром меня разбудили и сунули на подпись черновой список членов партии национал-лингвистов.
        По возвращении в Волгоград пришлось с порога сесть за машинку и срочно занести всё разглашённое на бумагу.

«ТАМ, ЗА АХЕРОНОМ»
        По темпам написания эта крохотная (3,5 авторских листа) повесть равных себе не имеет. Начата в 1984-м году, закончена в 1994-м. Десять лет. «Миссионеры» (семь лет) вынуждены довольствоваться вторым местом.
        А дело было так: в чёрные (как нам тогда казалось) времена разгрома клубов любителей фантастики староста Малеевского семинара предложил для поддержания боевого духа написать коллективную повесть (по главе на рыло). Супругам Лукиным, как наиболее пострадавшим от разгрома, доверили её начать. Тема - любая. Максимальный размер главы - три с половиной машинописных странички.
        Сказать по правде, к идее коллективных повестей мы относились весьма скептически. Никогда из этого ничего хорошего не выходило, и самый яркий тому пример «Большие пожары». Дня два мы сомневались, а затем вдруг из ничего, вопреки Ломоносову, возникли три соблазнительные идеи:
        1. Перевести Дантов ад на хозрасчёт - пускай грешники сами для себя уголёк потаскают.
        2. Поместить во второй круг (а куда же еще!) дона Жуана, дав ему в сотоварищи какого-нибудь нашего бабника из древнерусской литературы. Кандидатов было двое: Фрол Скобеев и Савва Грудцын. Однако Савва успел постричься перед смертью в монахи. Оставался Фрол Скобеев.
        3. Учинить побег из ада, угнав при этом ладью Харона.
        4. А дальше пускай расхлёбывают.
        Задачу перед собой поставили двоякую: написать обе главы, с одной стороны, как можно лучше, с другой стороны, так, чтобы максимально затруднить работу нашим продолжателям. Зачем? А из озорства! Мы относились к этому как к игре.
        Многочисленные сюжетные ловушки, главной из которых было превращение дона Жуана в женщину, сработали: кто-то из коллег оскользнулся в быт, кто-то в порнуху - и повесть увязла. Пару дней мы ходили глупые и гордые: ну как же! Всем нос утёрли!
        А несколько лет спустя мне вдруг пришло в голову, фигурально выражаясь, развернуть шахматную доску и доиграть проигранную партию за противника. Иными словами, продолжить повествование самим. Белка поначалу к предложению отнеслась без энтузиазма, сказав, что идея себя исчерпала, но потом увлеклась, и мы написали третью главу, где дон Жуан попадает в женскую наркологию. Глава вышла ужасная. Нет, сама по себе она, может, была и хороша, но по стилю никак не сочеталась с первыми двумя. Принявшись живописать мерзопакости окружающего нас бытия, мы угодили в собственную сюжетную ловушку, скатились в натурализм. Содрогнулись - и бросили.
        Всё же время от времени я мысленно возвращался к «Ахерону», однако повесть оживать не хотела. На дворе издыхала перестройка. Рушилась страна, рушилась мораль, всё рушилось. И сам собою внезапно возник сквозной образ: Царство Божие, разложившееся сверху донизу! То, что с нами происходит, и побег дона Жуана из ада - взаимосвязаны! Вот, оказывается, в чём дело!
        Вдобавок при каждом новом перечитывании дантовского «Инферно» всё яснее становилось, что ад - это тот же ГУЛАГ. Только вечный.
        Поделился открытием с Белкой, но было поздно. К фантастике она охладела, а потом ещё ударилась в религию. «Ахерон» стал для неё символом дьявольского искушения. Особенно доставалось мне за апостола Петра, которого я, кстати, ненавидел с младых ногтей - за тройное отречение. Видимо, полагал по наивности, что уж сам-то бы я ни за что не отрёкся.
        Дальше - больше. В 1994-м году баптисты, к которым пыталась примкнуть Белка, молились всей общиной, прося Всевышнего, чтобы Он не дал мне дописать двух последних глав. Всевышний их не послушал - и точка в повести была поставлена.
        - Хорошо, - сказала Белка, - Публикуй. Но чтобы моего имени там не было. Ты это писал один.
        15 мая 1996-го года я вернулся из Питера с «Бронзовой улиткой» и «Интерпрессконом», полученными за «Ахерон». Как раз к похоронам. Белка умерла за день до моего приезда.

«РАЗБОЙНИЧЬЯ ЗЛАЯ ЛУНА»
        До сих пор не знаю, благодарить ли мне тогдашнее моё издательство или же ненавидеть. Первый раз в жизни я взял аванс под ещё не написанную книгу. Подрядился сдать рукопись в течение полугода. Но о какой писанине могла идти речь после Белкиной смерти? Вдобавок чуть ли не на следующий день после сороковин провалился пьяный в траншею и расплющил левый голеностоп. Месяц на растяжке, потом загипсовали и отправили домой.
        Связался с издательством. Ответ их меня добил: никаких отсрочек. Книга должна быть сдана через три месяца.
        Нет, кто бы спорил, сама по себе прикованность к койке весьма способствует творческому, процессу. Тем более что мир был давно уже придуман: бесконечные пустыни, легенды о каком-то там море, отсутствие крупных копытных, колёсные парусники. Да и поведение героя представлялось более или менее ясно: он пытается лечь на дно, а жизнь не даёт ему этого сделать.
        Да, но язык! Имена, названия населённых пунктов, государств - откуда всё это взять? Если работать серьёзно, то надо засесть в библиотеке (об интернете тогда ещё понятия не имели) или же раздобыть словарь какого-нибудь экзотического наречия и на его основе смоделировать говор моих кочевников.
        Какая, к чёрту, библиотека! Я до кухни-то еле добирался.
        Диван. Над диваном - книжные полки. На полках - книги моих друзей. С автографами.
        И я первый и, надеюсь, последний раз в жизни решился на безобразную авантюру: стал использовать в качестве названий стыки слов с книжных корешков. Думаете, кто такой бунтовщик Айча? Это Николай Чадович. А Рийбра? Это Юрий Брайдер. А кочующее озеро Хаилве? Михаил Веллер.
        Не делайте так.
        Хотя, честно сказать, язык вышел довольно правдоподобным. В нём начали мерещиться корни и суффиксы. Ну, понятно: многие имена оканчиваются весьма похоже.
        Всё-таки, наверное, издательство поступило правильно, взяв меня в ежовые рукавицы. Иначе бы просто пропал.

«ДЕЛО ПРОШЛОЕ»
        Вранье, оперенное правдой. Я не доверяю средствам массовой информации. Когда на них ссылаются, обычно говорю: «Я и сам такое могу придумать». А поскольку эту мою фразу обычно расценивали, как хвастовство, я однажды решил себе доказать, что и впрямь могу произвести на свет мистификацию, достоверную во всех отношениях.
        Факты, приведённые в рассказе «Дело прошлое», действительно имели место быть. Кроме одного. Меня никто никогда не вызывал в КГБ. Удивительно: многие наши друзья признавались задним числом, что их туда приглашали, и не однажды, расспрашивали про нас с Белкой, какие-то рукописи предъявляли. А вот нас самих не тронули ни разу. Как-то даже обидно.
        Почему меня, согласно рассказу, расспрашивали именно о котах? Во-первых, не помню периода, чтобы в дому не было кота или кошки. И стоило гостю выказать к ним неприязнь, как следовала немедленная кара. Кто-нибудь из нас ронял задумчиво: «Если верить статистике, все диссиденты ненавидят собак, а все сталинисты - кошек».
        Что тут начиналось!
        - Ну я, например, терпеть не могу кошек…
        - Значит, сталинист.
        - Это почему же я сталинист?!
        - Раз кошек не любишь - сталинист.
        - Я не сталинист!!!
        - Как же не сталинист, если кошек не любишь?
        Бывало, что и до белого каления доводили… Так о чём же ещё, скажите, мог говорить со мной майор КГБ, как не о кошках?

«ПРИСНИВШИЙСЯ»
        Этот ночной кошмар явился мне в детстве. Причём дважды, хотя и по-разному. Действительно, вставал из сундука жилистый синеватый покойник и, слепо оглядевшись, уходил в незастеклённое окно. А мы вдвоём с каким-то незнакомцем, вжавшись спинами в каменные стены, ждали его возвращения. До утра.
        Удивительный случай: на следующую ночь сон повторился, но уже не в первом, а в третьем лице. Чувствуя себя в полной безопасности, я до самого пробуждения с любопытством наблюдал со стороны за насмерть перепуганным самим собою, знающим, что мертвец непременно вернется.
        Ужастиков я писать не могу. Хоррор в моём исполнении обязательно обернётся зубоскальством. Но один-то раз попробовать можно? Сменил по некоторым причинам пол мертвецу - и приступил. Не получилось. Бросил. И так несколько раз подряд в течение добрых полутора лет. Наконец додумался поменять местами спящего с приснившимся и кое-как рассказик этот домучил.

«В СТРАНЕ ЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА»
        Для начала придумал существ, которые к работе относятся, как к сексу, а к сексу - как к тяжёлой ненавистной работе. Согласно черновому замыслу, действие должно было разворачиваться бог знает где: то ли в тридесятом царстве, то ли на другой планете. Выяснилось однако, что и то и другое - лишняя сущность. Зачем привлекать на помощь иной мир, когда то же самое прекрасно вписывается в нашу с Вами жизнь?
        Ей-богу, пиши мы вдвоём с Белкой, поступили бы точно также.
        В итоге я изобразил секс в виде утомительной медицинской процедуры, зато обстругивание дощечки представил в самых сладострастных тонах. По этому поводу забавный у меня вышел разговор по телефону с редактором журнала.
        Он: Как хочешь, а порнографическую сцену надо смягчить.
        Я (без тени юмора): Ты про первую сцену или про вторую?
        Он (в ужасе): Ка-кую вторую?!
        Складывался рассказ легко, подчас меня самого удивляло то, с какой лёгкостью трудоголики занимают нишу алкоголиков, банка с олифой заменяет бутылку самогона и т. д. Зато над финалом пришлось поломать голову. По замыслу рассказ кончался обстругиванием дощечки (порнуха № 2). Блёклая концовка - сам чувствовал. Помогли первые читатели. Намекнули, что слишком рьяно бороться с трудоголиками - тоже трудоголизм.
        Оставалось только, как говорят драчливые маляры, нанести последний удар кистью.

«ТРУЖЕНИКИ ЗАЗЕРКАЛЬЯ»
        Все истории о зазеркалье неизменно разочаровывали меня тем, что стоило герою пересечь грань стекла, как зеркало немедленно выпадало из действия. Им пользовались как лазейкой в самом начале повествования и больше к нему не возвращались. Разве что в финале.
        Гораздо интереснее (да и логичнее) было представить, что отражения - народ служащий. В картишки перекинуться, пока некого отражать, - это пожалуйста, а вот надолго отлучиться со своего рабочего места - ни-ни!
        Так, помаленьку, за зеркальной гранью начал складываться знакомый мир кулис. Взаимоотношения отражений с распорядителем и друг с другом были срисованы со взаимоотношений театрального персонала.
        «Тружеников» я начал с нескольких отрывочных набросков из жизни зазеркалья. Потом наброски сложились, срослись, обрели последовательность. Честно сказать, я даже не знал, что произойдет дальше, предоставив героям полную свободу. Кстати, о героях. Мало того, что я по нашей с Белкой старой привычке призвал в их ряды друзей и знакомых, я им даже оставил поначалу настоящие имена и фамилии. Но потом, когда весёлое повествование внезапно обернулось какой-то жутковатой стороной, стало не по себе. Получалось, что я, подобно ненавидимым мною политикам, распоряжаюсь живыми людьми, явно вовлекая их в беду.
        Срочно пришлось всех переименовать.

«МГНОВЕНИЕ ОКА»
        Замысел рассказа относится к временам доисторическим. Сам «принцип пьяницы» я извлек из интереснейшей книги Смаллиана о парадоксах логики. На первом Малеевском семинаре (1982 г.) я, помнится, уже грозился эту историю написать. Однако немедленному претворению угрозы в жизнь кое-что препятствовало.
        Выносить действие за рубеж или в условную страну не хотелось, а советская милиция была тогда недостаточно коррумпирована и не имела понятия о компьютерах. Главная же препона заключалась в том, что Белке замысел не приглянулся.
        Тем не менее я потом довольно часто надоедал знакомым программистам, выпытывай, может ли вообще приключиться что-нибудь подобное. Программисты отвечали: может.
        Наконец коррупция и компьютеризация захлестнули страну окончательно - и замысел быстро оброс выхваченными из жизни подробностями. Двадцать лет спустя.
        ЧТО ТЕПЕРЬ
        Совместные наработки кончились. Всё, что мы когда-то придумывали вместе, - дописано. Конечно, я и по сю пору использую Белкины выражения и словечки, сохранившиеся в черновиках, в домашнем альбоме, в памяти, однако всё реже и реже.
        Кстати, фраза из «Глушилки» (2003): «Пел „Очи чёрные“, причём врал, как даже цыган не соврёт, продавая лошадь» - её.
        Однажды на встрече с читателями кто-то заметил:
        - Всё-таки вдвоём вы писали злее.
        - Ну вот… А мне казалось, что добрее, - сказал я.
        - Да и добрее тоже…
        Мне уже не раз предлагали поработать в тандеме - сейчас это модно. Каждый раз честно отвечаю, что я фраер порченый и сочинять с кем-либо на пару просто не смогу. Не то чтобы хранил таким образом верность Белке («Вдова должна и гробу быть верна»), нет, дело в другом. Я - обломок бывшего соавторства. Пишу один, но школа была пройдена вдвоём - и от этого никуда уже не денешься.
        Не берусь судить, насколько был прав читатель относительно того, злее или добрее стала наша проза, но, перечитывая написанное, я подчас не могу уловить разницы. Та же тематика, тот же язык, тот же «технический втуз», всё ещё копошащийся в подсознании. Кажется, наконец-то из всех возможных способов написания вещи я выбрал самый трудоёмкий. Говорят, примерно по такому принципу Чаплин снимал свои первые фильмы. Работал без сценария. Придумает сценку - отснимет, потом ещё одну придумает - отснимет. И так далее. В итоге посмотрит, что получилось, и вырежет к лешему первый эпизод. Тот самый, с которого всё началось…
        Неделю я решался на то, чтобы отрезать начало повести «С нами бот». И ведь не каких-нибудь пару абзацев - полтора авторских листа. Жалко. Маялся, скулил. Наконец стиснул зубы и отстриг.
        Потому что самое сильное средство воздействия на читателя - это сокращение.
        2009
        Отец
        Человека можно искалечить, но искусство всё перетерпит и всё победит. А. И. Куприн
        Была у него такая привычка - помечать ногтем в книге поразившую его строку. Теперь я перечитываю то, что когда-то читал он. Пометку видно издалека, за несколько страниц. Он и по клавишам пишущей машинки колотил с такой же силой. За пять лет разбил две портативные «Москвы», а перед тем ещё одну, с хитрым нерусским названием.
        Вот на полях книги намечается едва заметная выпуклость. Это значит, что где-то впереди меня ждёт проведённая ногтем бороздка. С каждым перелистыванием (а читаю я медленно) шрамик на бумаге становится рельефнее. Наконец добираюсь до отчёркнутого, всматриваюсь - и недоумеваю. Фраза как фраза. Потом вдруг осеняет, что это ещё не пометка, это лишь второй её оттиск. А сама пометка - через страницу. Переворачиваю чуть ли не со страхом - а дальше ни с чем не сравнимая радость: согласен! Нельзя такое не отчеркнуть!
        Подозреваю, что всё мною понятое и осознанное в этой жизни давным-давно отмечено его крепким широким ногтем.

* * *
        Сколько же он успел за одну-единственную юность!
        Профессионал-чечёточник пригласил его, пацана, в напарники. Подготовили номер, уже на гастроли уезжали, когда явились на вокзал отец с матерью и, чередуя брань с мольбами, уговорили повременить (старший сын - на фронте, младший в бега собрался!). Повременил. Встретил потом чечёточника после войны, а у того уже ступня ампутирована. Да и у самого обе ноги поломаны.
        Что драчуном рос - понятно. Переулочное детство, форштат - один из самых, как бы сейчас выразились, криминогенных районов довоенного Оренбурга. Но ведь, помимо стихийного мордобоя, ещё и боксом всерьёз увлекался - выступал за лётное училище. Рассказывал так:
        - Был у нас майор Ивашкин. Мы его за глаза звали Ивашкин-Орангуташкин, чемпион по тупости. Так вот он меня перед боем наставлял: «Наш курсант, запомни, проиграть не может! За честь знамени дерёшься, понял? Обязан не посрамить!» А выставили против меня высокого парня, техничного, быстрого, длиннорукого. Джабом стучит, ничего не вижу - так, отмахиваюсь свингами вслепую…
        - И чем кончилось?
        - Нокаутом. Махнул - и попал нечаянно. Ивашкин, дурак, меня потом перед строем выводил, в пример ставил: «Вот, - говорит, - что значит вовремя проведённая политработа!..»

* * *
        Пишу - как помню. Поэтому могу промахнуться, перепутать Оренбург с Тулой, Тулу - с Вологдой и даже довоенное с послевоенным. Мне кажется, это несущественно. В главном бы не соврать.
        Мальчишки зачастую бредят цирком. Ну понятно, романтика. Но он-то владел акробатикой вполне профессионально - о выходе на арену подумывал! Конечно, в чём-то повезло: обратил на него внимание сильно разбившийся и поэтому отставший от труппы гимнаст, временно работавший в их школе учителем физкультуры.
        Почему тогда не повезло другим ученикам?
        Историческая фотография: стоит на руках, держит цирковую стойку на самом краешке обрыва над Уралом. А обрыв, говорят, высоче-енный…
        Он пожимает плечами:
        - Какая разница? Если техника есть, высота роли не играет.
        Видно, уже в те времена выработался у него главный принцип: что бы ты ни делал - делай профессионально. (Кстати, любимое его словцо. Произносил он его всегда с уважением, раскатисто: профессанально…)
        Стыдоба: научили меня «позе скорпиона». Дай, думаю, похвастаюсь. Посмотрел он с прискорбием, вздохнул:
        - Отвра-тительный двойной бланш…
        А он ведь ещё играл в одном джазе с Яном Френкелем. Оренбург - город тыловой, вот и съехались туда в самом начале войны известнейшие коллективы, в их числе и джаз Даниила Браславского. Как тут не воспользоваться случаем! Сошёлся с джазистами, стал брать уроки игры на шестиструнной гитаре - инструменте по тем временам редком. Расплачивался, понятно, не деньгами - продуктами. Потом наставника-гитариста призвали в армию. Оставил музыкант своему ученику Юрию в наследство гитару, замолвил за него словечко - и на фронт.
        А тот - к Браславскому.
        Посмотрел Даниил, понимающе усмехнулся:
        - Знакомый инструмент…
        И принял.
        А Френкель играл на скрипке. Смычковые, к слову сказать, спросом тогда не пользовались. И представьте: приходит проситься в джаз тощий еврейский юноша со скрипочкой в руках. Браславский смотрит на него безнадёжно и говорит со вздохом:
        - Ну, покажи… что умеешь…
        Молодой человек, как гласит предание, отстёгивает тетиву от смычка, перекидывает её через струны, трость оказывается под корпусом - и принимается вундеркинд наяривать аккордами (это на скрипке-то!) нечто неимоверно джазовое.
        Взяли. Такого - да не взять?
        А на излёте застоя приехал Ян Френкель в Волгоград. К тому времени заслуженный артист Юрий Лукин уже успел вдребезги разругаться с театральным начальством и досрочно уйти на персональную пенсию.
        - Сходить, что ли, на встречу? Узнает, нет?
        Пошёл. Стоит дородный пышноусый Френкель, вокруг местные компонастеры вьются.
        - Янчик?
        Заезжая знаменитость вздёрнула брови, всмотрелась:
        - Юра?..
        Обнялись. Значит, можно ещё узнать.

* * *
        Поразительно, но в автобиографических записках «Промелькнувшие годы» он живописует обитателей оренбургских окраин и ни словом не упоминает о своих встречах с выдающимися деятелями искусства. А встреч таких было, поверьте, предостаточно. Золотая россыпь для любого мемуариста!
        То ли приберегал для второй части воспоминаний, то ли его больше интересовали именно простые неприметные люди.
        Кое о каких подробностях своей бурной юности он не рассказывал вообще. Привязалась к нам однажды уличная гадалка, но, услышав в ответ пару слов по-цыгански, тут же исчезла.
        Неужели и с табором успел побродить?
        Из джаза - в лётное училище, из училища - в штрафную роту, потом снова училище, штурм Кенигсберга, неудачная посадка на искалеченном самолёте… Какой уж там джаз, если половина пальцев на руках переломана!
        Гитару, однако, не бросил. Предпочтение отдавал испанщине. Так что раннее моё детство прошло во всевозможных «гадюшниках» (актёрских общежитиях) под «Гранаду», «Аустурию» и «Прощание с Альгамброй».
        Сказать, что он прекрасно рисовал, - не сказать ничего. Он опять-таки рисовал профессионально. Когда в Ашхабаде занялся режиссурой, театральному художнику стало как-то нечего делать. Ну ладно, умение схватить черты лица одним-двумя штрихами можно списать на врождённый талант. Но откуда школа? Откуда знание законов перспективы и светотени? Анатомии, наконец!
        Акробатике его, допустим, учил отставший от труппы циркач. Танцу - чечёточник. Музыке - гитарист. А кто его учил академическому рисунку? Может быть, севастопольский скульптор Чиж, с которым они дружили? Да нет, к моменту их встречи он уже рисовал вовсю. Так что скорее всего сам. По книжкам.

* * *
        Думаю, что и штурман пикирующего бомбардировщика из него вышел отличный. По-другому просто не могло случиться. Единственное, кем он не смог стать, так это чиновником. Как ни странно, но вскоре после войны забрезжила перед ним карьера. Да-да, представьте! Двоечник, хулиган, школу то ли окончил, то ли не окончил, из лётного училища загремел в штрафняк - и поди ж ты! Служебная лестница. Путь наверх. Кстати, эту подробность своей биографии он в «Промелькнувших годах» тоже замалчивает. Стыдится, что ли?
        Само собой разумеется, не выдержал, плюнул на перспективы, на высокую зарплату - и ушёл в Оренбургский ТЮЗ актёром вспомогательного состава. А куда ещё? Рука и ноги раздроблены - стало быть, цирк и джаз отпадают. Баба Лёля лет двадцать потом причитала:
        - Раньше приходили пугливые, вежливые: «Скажите, пожалуйста, Юрий Григорьевич дома?» А тут повадились эти… артисты! Станет у калитки и орёт на весь переулок: «Юрка-а!..» Перед соседями неловко…
        Всё-таки, наверное, он был актёром не от Бога, а от себя. Хотя, с другой стороны, упрямство и трудолюбие - тоже дар Божий. Постановка ног? Выправим упражнениями. Дикция? Дыхание? Разовьём. Литературу по специальности (да и не по специальности тоже) читал только с карандашом - целый ящик записных книжек, причём большая часть утрачена. И всё в копилку, всё в дело. По собственному его признанию, заметив на улице человека с интересной пластикой, шёл за ним, запоминал жесты, прикидывал, как это использовать и в какой роли.
        С жадностью набрасывался подряд на все книги о психологии: будь то Павлов, будь то редкий в наших краях Фрейд. Особенно интересовался снами.
        Амплуа? Любое. Послужной список: от Никиты из «Власти тьмы» - до шекспировского Бенедикта, от Сиплого - до Шельменко-денщика. Уму непостижимо: при его невысоком, по сценическим меркам, росте ухитрялся играть положительных социальных героев! Крупная голова, рельефно вылепленное лицо, широченные плечи, дьяконский голосина - и вот он уже кажется на сцене выше своих рослых партнёрш.
        А сам, между прочим, был далеко не ангел. Чудовищно тяжёлый властный характер, да и пил крепко. Я бы от таких доз за неделю помер. Помню, остановился он однажды перед пышным строением девятнадцатого века, покосился на меня - и молвил этак назидательно:
        - Вот если собрать все деньги, которые я за свою жизнь пропил, можно было бы построить такой дом с колоннами…
        Не чужд был и литературных шалостей (это я всё о молодости, о молодости его рассказываю). Такую как-то раз сложил эпиграмму на главного режиссёра по фамилии, вы не поверите, Амаспюр, что руки впору развести:
        Михал Михалыч Амаспюр
        Об Эмму обломал свой хюр.
        И поделом ему за смелость -
        Не суй свой хюр в окаменелость.
        Ну, отношения с начальством - сами догадываетесь, какие у него всегда складывались…
        Вдобавок бабник раблезианского размаха.
        - Неблагодар-рный! - клеймил он меня. - Сам не понимаешь, чем ты мне обязан. С такой я еврейкой любовь крутил! Краси-ивая… Женись я тогда на ней - и был бы ты у меня жидёнок…
        Когда в театре прошёл слух о предстоящей свадьбе, маму (ведущую молодую актрису; сам он в ту пору ещё был на вторых ролях) пригласили в дирекцию и, глядя со страхом, спросили:
        - Наташа! Милая! Вы что же, не знаете, кто он такой?
        - Знаю, - обречённо ответила она.
        Но это, братцы вы мои, была любовь. Актёрские семьи обычно недолговечны, а родители мои худо ли, бедно ли, а прожили более полувека неразлучно и ушли в один год. Последнее, что он написал расползающимся почерком на обрывке бумаги, было: «Наташенька, иду к тебе…» Изменял ли он маме? Не знаю и знать не хочу.

* * *
        Зачем актёру умение рисовать? А! Ну да! Хобби. Так вот, пригодилось. Всё пригодилось, когда он поставил в Ашхабадском театре драмы им. Пушкина первый спектакль - и не то чтобы нашёл себя, но обнаружил вдруг поле деятельности, где мог использовать все свои таланты разом. Разве что за исключением боксёрских навыков. Хотя… Театр. Всякое может стрястись.
        Ну, видел я, как работают другие. Скажем, недоволен режиссёр оформлением сцены. Звучит примерно так:
        - Э-э… Что это у вас там за полотнище свешивается? Уберите. И, знаете, не надо освещать всю сцену. Одно-единственное пятно света - и достаточно. Площадку с пальмой… Нет, ту, что справа… Её, пожалуйста, чуть назад… И ещё одно: до каких, я спрашиваю, пор оркестранты будут фальшивить?..
        А теперь то же самое в его исполнении:
        - Кто верховой? Дима? Выровняй падугу на десятом штанкете! Осветитель, смените «пушку» на «пистолет»! Правую фурку закатить на полтора метра - куда она вылезла на авансцену? Трубач! Что вы играете после второй цифры? Ля? Не может этого быть! Дайте сюда ноты…
        Чувствуете разницу? Дилетантства не терпел ни в чём.
        С репетиций его я не вылезал - благо, учился в первую смену. Сидел заворожённый неподалёку от режиссёрского пульта и смотрел, как на моих глазах обнажается анатомия творчества. Было мне тогда лет тринадцать, и понятно, что больше всего меня приводили в восторг его невероятные находки, имя же им - легион.
        Парализованная рука стяжателя становилась в режиссёрской трактовке взбесившейся - и принималась независимо от воли хозяина воровать всё, до чего дотянется. Брюхатый, в соответствии с прозвищем, начинал драться брюхом. Под роскошным мундиром сватающегося отставного гусара, когда тот лез за подарком будущей невесте, обнаруживалась голая волосатая грудь. И так далее.
        И как было, помню, обидно, когда, посмотрев, что получилось, он сам оказывался разочарован и выносил сделанному беспощадный приговор (то найденная деталь не вплеталась в смысловую ткань, то, понимаете ли, выпадала из жанра) - и начинал всё сызнова.
        Актёрам с ним приходилось трудно. Дисциплина - как на корабле у капитана Флинта. Не давал пощады никому. Требовал полной отдачи. За повторное опоздание отстранял от репетиций, невзирая на пол, возраст, партийный стаж и количество совместно выпитого.
        А как вам такое понравится: взял маму на главную роль и сразу же поставил во второй состав. Почти все репетиции отдал другой исполнительнице. Бывало что-либо подобное в театре? Друзья подходили с круглыми глазами: «Юра, ты с ума сошёл! Что ты делаешь?» Они ведь не знали, как он дома репетирует с мамой, как выстраивает ей эпизод за эпизодом. В итоге после прогонов перевели её в первый состав и дали играть премьеру, причём настояла дирекция, отнюдь не режиссёр.
        Зато какие выходили спектакли! Один продержался на сцене больше десяти лет - по-моему, рекорд для провинции. Оказавшись в Москве, увидел я на афише знакомое название пьесы и не поленился - нарочно сходил в театр Ленкома только для того, чтобы сравнить их постановку с ашхабадской. Ну, что сказать? Столица… Лоску - больше, сути - меньше.
        Получил он почётное звание, несколько лет руководил театром (об этом даже в Большой Советской Энциклопедии упомянуто). А потом перебрались они с мамой в Волгоград, но уже в качестве актёра и актрисы. Ролями их здесь поначалу вроде не обижали, а вот о режиссуре пришлось забыть. Предложили ему, правда, как-то раз постановку, однако с непременным условием: молодую героиню должна играть перезрелая супруга заведующего культурой.
        Нашли кому ставить условия! Боязно даже вообразить, что тогда прозвучало в ответ.
        Больше предложений, естественно, не поступало.

* * *
        По-моему, я постоянно его разочаровывал. Казалось, что временами он задаёт себе неприятный вопрос: а профессионально ли он сделал своего единственного сына? Яростный самоучка, видимо, никак не мог взять в толк, почему я не пристаю к нему, не выпытываю секретов мастерства, не пытаюсь ничего перенять.
        - Не будь божьей коровой, - насмешливо цедил он, но в насмешке сквозило раздражение.
        Иногда грозил:
        - Вот вырастешь Васисуалием Лоханкиным…
        Впрочем, запомнился маленький урок режиссуры на дому: зачитал это я с мистическими подвываниями пару строф из «Чёрного человека». Не помню, по какому случаю. Возможно, в школе задали выучить наизусть любое произведение Есенина, а я его и так знал наизусть.
        - Ты сам-то хоть понимаешь, что декламируешь?
        Обидное слово - «декламируешь».
        - Понимаю…
        - Тогда, будь любезен, объясни, к кому обращается Есенин: «Друг мой, друг мой…»
        - Н-ну… к другу… Просто нет его рядом… друга…
        Вздохнул. Помолчал.
        - Тогда слушай… - И дальше - сосредоточенно, глуховатым негромким голосом, как бы по секрету: - Приходит человек домой после долгого угарного загула. Сюртук, цилиндр, в руке - трость. Дома - пусто. Человек подходит к зеркалу, смотрит, отшатывается: «Это - я?..» Всмотрелся вновь. «Да… Это я…» Понурился, хотел отвернуться - и вдруг подался к отражению (просто не с кем больше поделиться!): «Друг мой! Друг… мой…» Понял, в чём суть?
        Понял? Скорее уж прозрел!
        Разговор с зеркалом. С самим собой. С убийцей по имени совесть. Вот, оказывается, как всё просто! И страшно. Страшнее, чем представлялось.
        В этом, наверное, и заключался главный его секрет: работая с талантливым произведением, ничего не надо придумывать - достаточно вникнуть и правильно понять.
        Впрочем, понимание сейчас не в моде. Как всегда. Сплошь и рядом вылезает на экран раскрученное молодое дарование и этак надменно вещает, что его-де искусство идёт не от головы, а от сердца, не от рассудка, а от чувств-с.
        Нашёл, чем удивить! Чувств у нас - избыток. Бушуют чувства. А вот с головами - плохо.

* * *
        И никто не верил, что у него нет высшего образования. Как?! А так. И если бы только образования!
        Подходит к нему однажды в курилке (она же - трепаловка) молодой актёр. Лицо - бледное, решительное. И лёгкий дрожемент в голосе:
        - Юрий Григорьевич… Можно вас на минутку?
        Что-то, видать, стряслось нешуточное.
        - Слушаю тебя, Саша…
        - Юрий Григорьевич… Вы знаете меня с момента моего прихода в театр… Я перед вами, можно сказать… как на ладони…
        На поруки, что ли, просится?
        - Н-ну… допустим… Дальше.
        - Я долго думал, я… Я не спал всю ночь. Словом… я решил подать заявление… Хочу вступить в КПСС.
        - Рад за тебя… Ну! И?
        - Юрий Григорьевич! Я прошу вас… рекомендовать меня в ряды… то есть в члены… ну, словом… вы понимаете!..
        Юрий Григорьевич хмурит тяжкие брови, задумчиво выпячивает губы. Действительно, дело серьёзное, дело государственное.
        Пауза длится и длится. Актёр близок к обмороку.
        - Саша, - проникновенно говорит наконец Юрий Григорьевич. - Да, так вышло, что я знаю тебя с момента твоего прихода к нам. И ничего - ты слышишь? - ни-че-го, кроме хорошего, я сказать о тебе не могу… Ты золотой человек, Саша, ты талантливый актёр… Но рекомендацию в партию я тебе не дам.
        Исполненный ужаса взгляд.
        - П-почему?
        - Ну, во-первых, потому что я не коммунист…
        Немая сцена.
        - К-как?.. Разве вы… А я думал…
        Удалился бедняга нетвёрдым шагом. И даже не спросил: а почему во-вторых?

* * *
        Да уж! Настолько не коммунист, что подчас жуть брала. Семейное предание. 5 марта, 1953-й. День моего рождения. Мне - три года. Мама приходит домой в слезах.
        - Наташенька! Что случилось?!
        - Сталин умер… - рыдает она. Изумление - затем лицо мужа темнеет.
        - Ну и х… с ним! - яростно рычит он - и, знаете, я склонен этому преданию верить. Сколько раз публично и громогласно запускал он при мне свой излюбленный оборот «…твою в социалистическую жизнь актёра мать», совершенно не принимая во внимание количество присутствующих окрест заведомых стукачей!
        Впрочем, служителям Мельпомены сходило с рук многое.
        Севастополь. Мама бежит по делам. А по той стороне Большой Морской идёт… Ну, скажем так: хорошо ей знакомый актёр. Несколько навеселе. Видит маму, останавливается - и, перекрывая голосиной уличный шум:
        - Ната-аша! Куда спешишь? В коммунизм?.. Коммунизма - не будет!..
        А 1960 год, между прочим, на дворе…
        Или вот ещё учудили они со товарищи тогда же в том же Севастополе: надрались после спектакля до светлой слезы, взяли в реквизиторской икону и двинулись шествием вокруг театра с пением: «Господу Богу помолимся…» (слова Некрасова).
        Ну, естественно, толпа собралась, прибегает милиционер:
        - В чём дело, граждане?
        Один из богоносцев предъявляет служебное удостоверение.
        - Сейчас начнётся киносъёмка, - многозначительно объясняет он. - А мы пока репетируем…
        Страж социалистического порядка понимает всё с полуслова:
        - Расходимся, граждане, не толпимся! Сейчас начнётся киносъёмка, не мешаем репетиции…
        «Крестный ход» с пением беспрепятственно огибает здание драмтеатра и возвращается в реквизиторскую.
        Назавтра - вызывают. Нет, не в КГБ, всего лишь «на ковёр». Директор Яков Театралов (я не шучу, его действительно так звали!) скорбно и укоризненно пеняет возмутителям спокойствия:
        - Ну как же так, товарищи? Город-герой - а вы с иконой, да ещё и «Господу Богу помолимся…»
        Других последствий, насколько я знаю, не было.

* * *
        Кстати, о Господе Боге, коему помолимся. Религиозность свою заслуженный артист подчёркивал везде, где только мог. То и дело поминал со вздохом Миколу Угодника, никогда не упускал возможности смутить ответственных работников, степенно и размашисто перекрестившись в их присутствии.
        Прослыть в ту пору верующим - всё равно что в наши дни прослыть атеистом: посадить - не посадят, но о карьере - забудь. Ну а что ему, спрашивается, было терять? Звание не отберут, в партии не состоит, отношения с начальством хуже не станут.
        Глубоко в Писание он, впрочем, не вникал. Постоянно цитировал первый стих седьмой главы от Матфея - других признаков начётничества не замечалось. В православии он, как князь Владимир, прежде всего ценил красоту обрядов: архитектуру храмов, церковное пение, оклады икон. Именно оклады. В самих иконах его, подозреваю, настораживали схематизм и обратная перспектива. Во всяком случае, ни разу я не слышал, чтобы он выразил восторг перед живописной стороной иконописи.
        Очень ему хотелось верить, что народ в глубине души остался религиозен. Тем сильнее каждый раз было разочарование. Хоронили мы родственника, комбайнёра, умершего прямо за штурвалом. Точнее, поминали уже.
        - Мужики, вы ж его любили! Почему бы не пригласить, как положено, батюшку? В церкви отпеть!
        Работяги даже и не поняли:
        - Церковь-то тут при чём?

* * *
        Ханжой, однако, никогда не был. Мало того, услышав фальшь, карал немедленно, жестоко и опять-таки невзирая на лица.
        Примерно так.
        Общее собрание коллектива. Причина - более чем серьёзная: вконец спился парторг, вторую неделю не просыхает. На трибуне - театральное руководство:
        - Ах, товарищ Жуков, товарищ Жуков! На вас люди равняться должны, а вы… Как же вы, а? Мы же с вами, можно сказать, войну прошли…
        Знакомый раскатистый голос из зала:
        - Верно, Яков Фадеич! Если б не вы, нипочём бы нам войны не выиграть!
        Банальностей тоже не терпел. Начнёт ему кто-нибудь пересказывать свой недавний и, судя по всему, вещий сон - выслушает с безупречно серьёзным выражением лица первые фразы, затем кивнёт благосклонно:
        - Да-да… Помню. Я этот сон уже видел…
        Устоять перед соблазном острого словца было для него невозможно в принципе. Даёт ему режиссёр ценное указание:
        - Да, и, пожалуйста, исправьте у себя в роли «фигу с маслом» на «фигу с маком». Так лучше…
        В ответ - исполненный восхищения взгляд:
        - Откуда вы знаете?!
        Рассмешить его можно было только нечаянно, только застигнув врасплох. Но горе тому, кто пытался сделать это с умыслом.
        То ли Тула, то ли Псков, то ли Вологда. Некий проказливый актёр решил его «расколоть» на сцене: налепил себе огромный нос, стал спиной к зрительному залу и, подавая реплики (строго по пьесе), принялся строить уморительные рожи. Предполагаемая жертва холодно смотрит на все эти ужимки. Затем, доиграв эпизод, закуривает папиросу, втыкает догорающую спичку в нос озорному партнёру и, промолвив: «Ну, я пошёл…» - удаляется за кулисы.
        А тот остаётся на сцене - спиной к залу - стоит со скошенными к носу глазами и киснет от смеха, тихонечко подвывая:
        - И-и-и-и…
        Сам виноват. Не надо было подначивать!

* * *
        Такое впечатление, что главная задача окружающей нас жизни - убить в человеке творческую жилку. Выучился на чечёточника - перебила ноги. Стал музыкантом - сломала пальцы. Нашёл себя в режиссуре - лишила возможности ставить спектакли. А потом и вовсе пришлось проститься с театром. Характер-то с годами не улучшается! А тут новое начальство, амбициозный главреж. Ну прихворнул актёр, не смог поехать на гастроли. Режиссёр же узрел в этом некий вызов и, чтобы впредь неповадно было, специальной депешей распорядился назначить дезертира трудового фронта на роль Филина в новогодней сказке. Глупость, конечно, несусветная: наказать ролью! Нет плохих ролей - есть плохие актёры.
        Но, сами понимаете, без ответа такое остаться не могло. И вот приходит на имя главного режиссёра празднично оформленная телеграмма примерно следующего содержания:
        ПЕТЯ ЗПТ РОДНОЙ ВСК СПАСИБО ФИЛИНА ВСК ГРОБ ЖИЗНИ БУДУ БЛАГОДАРЕН ВСК ЦЕЛУЮ = ЮРА =
        Шокированный главреж мало того что имел неосторожность зачитать сгоряча послание перед труппой (среди актёров, понятно, утробный гогот) - ещё и пошёл жаловаться в верха, утраченную честь восстанавливать. А поди придерись! Каждое слово телеграммы исполнено дружеских чувств. В целом же глумление получается. Нет, подобных обид не прощают.
        Короче, съели. Воспользовался заслуженный артист справкой о ранении и ушёл на пенсию по состоянию здоровья.
        Опасный период. По моим наблюдениям, большинство покинувших театр актёров долго не живут. Может, просто чёрная полоса тогда выпала, но, помню, в течение нескольких лет хоронили отставников одного за другим.
        Что выручило его? Да то же, что и всегда. Не только упрямство и жизнелюбие - ещё и твёрдая убеждённость в том, что любой вид искусства подчиняется одним и тем же законам. Творчество есть творчество. Отбор выразительных средств.
        Разлучили со сценой - принялся резать по дереву. Обычное занятие пенсионеров. Да, но как он это делал! На каждую вещицу по дюжине эскизов, каждый второй - хоть на стенку вешай.
        Ложка. Ну что художественно ценного можно выжать из деревянной ложки? Хотя бы и полуметровой! Так вот: напряжённо изогнутый черенок переходил у него в свирепую фигуру космогрудого бритоголового азиата с угрожающе вскинутыми руками. Я посмотрел - ахнул:
        - Пап! Да это ж татарское иго в чистом виде! Такой ложкой дань грести!
        - Погоди, это ещё только начало…
        И вскоре вырезал вторую - подобие первой, но вместо татарина - державный орёл, причём в той же хищной позиции. Правда, пока работал, уронил, отбив крыло по самую папоротку. Пришлось переделать, после чего имперский символ стал неожиданно злободневным: клюв беспощаден, а крылышки явно коротковаты. Это я про основную идею рассказываю. А там ведь ещё бездна нюансов: один только неуловимо фаллический изгиб стебла чего стоит!

* * *
        Но, конечно, одной резьбой по дереву душу не насытишь.
        Попытался устроиться в филармонию (а чтец он был, сами догадываетесь, удивительный - до сих пор ловлю себя на том, что копирую его интонации) - в филармонии, понятное дело, все свои, не втиснешься.
        Написал пьесу «Браконьеры» (к сожалению, первый вариант не сохранился) - везде отказ. Подсластил, ввёл пару положительных персонажей, переназвал завлекательно («Приезжайте к нам, за Волгу!») - то же самое. Сел за автобиографический сценарий «Шёл парень на войну». Ну, история со сценарием достаточно подробно изложена в его повести.
        А потом замахнулся на прозу. Тем более что сын с невесткой тоже что-то там кропают, временами даже книжки печатают. Занеслась молодёжь. Пора поставить на место.
        Первый рассказ написал на спор, заключив с мамой пари, что сядет и напишет. В один присест. Так и вышло. Но, поскольку мама усомнилась, является ли написанное рассказом, рукопись вручили нам с Белкой (Любовью Лукиной) на предмет прочтения, оценки и правильной расстановки запятых. Как крупным специалистам в области изящной словесности и членам СП.
        Честно сказать, при первом взгляде на эти десять страниц машинописи я ощутил оторопь. Бывают сильно грязные черновики, но такого мне ещё видеть не доводилось. Ладно. В крайнем случае перепишем - из сыновьей почтительности. Взяв себя в руки, прочёл раз, другой… И вдруг из непролазных дебрей текста действительно выглянул рассказ. Ничего не надо было переписывать - так, кое-что сократить, кое о чём умолчать в начале, чтобы приберечь к финалу, и поменять местами пару эпизодов.
        Наконец-то я получил возможность доказать, что тоже в чём-то профессионал! Через три дня мы вручили ему с поздравлениями выправленный и перепечатанный набело рассказ.
        Поблагодарил кивком - и сел писать следующий. Нам стало не по себе.
        Впрочем, опасения оказались напрасными. Когда он показал свой второй опыт, мы с изумлением увидели, что это уже не на спор и наспех набитый черновик, а хорошо выстроенное повествование. Художественная проза.
        А ведь ему уже шёл седьмой десяток.

* * *
        К тому времени он сильно погрузнел, отпустил бородку и внешне стал похож на Куприна, которого, кстати, всегда очень высоко ценил.
        Первый же его рассказ вызвал восторг в секретариате одной из волгоградских газет и был немедленно опубликован. Потом второй, третий… Вскоре их принялись перепечатывать и за пределами России - в журнале «Памир», например.
        - Думаешь, я творю? - ворчал он. - Я подрабатываю.
        Скромничал. Сам давно уже подумывал о повести.
        И вот однажды он дал нам с Белкой прочесть первые несколько страниц. Я был поражён. Столь пронзительного и мощного начала мы не ожидали. Всё написанное им ранее смотрелось теперь пробой пера, дальними подступами к главному.
        Повесть создавалась стремительно, на одном выдохе, практически без помарок. Неожиданно пригодился отвергнутый киношниками сценарий «Шёл парень на войну» - отрывки из него легли в общее повествование, причём настолько естественно, будто так оно и задумывалось. Даже то, что во вставных частях рассказ идёт то от первого, то от третьего лица, обернулось из огреха приёмом. Еле уговорили, чтобы он этого не исправлял. Всё бы испортил.
        «Осколки» (потом он согласился, что название «Осколок» звучало бы точнее) вышли в журнале «Отчий край», после чего стало ясно, что в Волгограде появился новый прозаик.
        А нам он подарил экземпляр с таким автографом: «Моим дорогим фантастам от начинающего семидесятилетнего автора».

* * *
        И сразу пошли удары - один подлее другого. Сначала - тяжелейший инсульт, частичная потеря памяти. Ну, с этим бы он справился, будь у него время: восстанавливал мышление с той же безжалостностью к себе, с какой восстанавливают форму травмированные циркачи. Чудовищная воля и поразительное самообладание. Едва выписавшись из больницы, снова сел за клавиатуру - взялся за «Сны Фёдора». Текст упрямился, не давался, однако начинающего семидесятилетнего автора не переупрямишь. В итоге повесть была закончена и опубликована в том же «Отчем крае» - жёсткая, отрывистая, страшноватая.
        Но времени, как выяснилось, не было уже ни на что. Последовал запоздалый диагноз: рак лёгкого, метастазы. Сколько ещё отпущено? Врачи пожимали плечами. Может, года два, а может, и месяц.
        Чувствуя, что просто не успеет выстроить новую повесть, он начал записывать отдельные истории из довоенного детства и военной юности - как попало, как было, как запомнил. Вошли туда и отрывки старого сценария. В эпизодах, касающихся фронтовых будней, уже чувствуется торопливость: они мозаичны, обрывочны, посвящены в основном бытовым подробностям (буфет, банька) - и что опять-таки поразительно: в записках почти отсутствуют батальные события. Хотя, возможно, это могло быть сделано и сознательно, из соображений элементарной честности. Не зря же Лев Толстой говорил, что «рассказывая военные происшествия, всегда врут».
        А возможно, причина ещё глубже. Драчун, задира (в девятнадцатом бы веке сказали: «бретёр»), но кровь и смерть, представьте, всегда вызывали у него омерзение. Даже если за них дают ордена.
        До описаний театрального своего жития-бытия он так и не добрался. Последний и самый страшный удар: скоропостижно скончалась мама. Работа над записками, естественно, оборвалась. А вскоре метастазы дошли до мозга. В один из редких часов прояснения он пишет от руки несколько строк, которыми и начинаются теперь его «Промелькнувшие годы».

* * *
        - Как всё-таки несправедливо, - с горечью однажды заметил он. Именно заметил, а не пожаловался, ибо не жаловался никогда. - После художника остаются картины, после архитектора - здания… А от театрального актёра не остаётся ничего. Как будто его и не было… Рецензии? Фотографии? Да разве можно по ним что-нибудь представить?
        Да, пожалуй, так оно и есть.
        Но теперь после тебя, папа, останется хотя бы книга.
        2006

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к