Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Сборник «Щелк!» Евгений Лукин
        Любовь Лукина
        Перед вами авторский сборник Евгения и Любови Лукиных! Сборник, в котором каждый читатель найдет что-то для себя интересное: начиная от искрометно-озорных притч («Пятеро в лодке, не считая Седьмых», «Отдай мою посадочную ногу!») до едких, почти циничных рассказов («Хранители», «Не будите генетическую память!»), от великолепной сказовой прозы («Словесники») - до безжалостного социального сарказма («Монумент»).
        Содержание:
        Евгений ЛУКИН. Затерянный жанр (эссе), стр. 5-6
        I. Евгений Лукин
        Хранители (рассказ), стр. 9-29
        Приснившийся (рассказ), стр. 30-35
        Delirium Tremens (Страсти по Николаю) (рассказ), стр. 36-49
        Там, за Ахероном (повесть), стр. 50-113
        Словесники (рассказ), стр. 114-129
        II. Любовь ЛУКИНА, Евгений ЛУКИН
        Пусть видят (рассказ), стр. 133-137
        Отдай мою посадочную ногу! (рассказ), стр. 138-150
        Спасатель (рассказ), стр. 151-158
        Разрешите доложить! Солдатская сказка (повесть), стр. 159-196
        Не будите генетическую память! (микрорассказ), стр. 197-199
        Авторское отступление (рассказ), стр. 200-209
        Пятеро в лодке, не считая Седьмых (повесть), стр. 210-237
        Лицо из натурального шпона (рассказ), стр. 238-242
        Пока не кончилось время (рассказ), стр. 243-251
        Заклятие (рассказ), стр. 252-256
        Государыня (рассказ), стр. 257-263
        Астроцерковь (рассказ), стр. 264-277
        А все остальное - не в счет (рассказ), стр. 278-284
        Сила действия равна… (рассказ), стр. 285-293
        Право голоса (рассказ), стр. 294-311
        Монумент (рассказ), стр. 312-332
        Щёлк! (рассказ), стр. 333-337
        Строительный (рассказ), стр. 338-352
        Летним вечером в подворотне (рассказ), стр. 353-364
        Поток информации (рассказ), стр. 365-380
        Художник - А. Дубовик.
        Евгений Лукин, Любовь Лукьина
        Авторский сборник «Щелк!»
        Евгений Лукин
        Затерянный жанр
        (предисловие)
        Ты, Молчун, говоришь больно коротко: только начнешь к тебе прислушиваться, а ты уже и рот закрыл.
        А. и Б. Стругацкие «Улитка на склоне»
        Интересные настали в нашей фантастике времена. Роман - плодится, рассказ - вымирает. Лет десять назад в такое даже трудно было бы поверить.
        А причина самая обыкновенная - рынок.
        Во-первых, рассказом сегодня сыт не будешь. Обдумывается он не менее долго и мучительно, чем роман, а текста в нем - всего-ничего. Кроме того, это - жестокий жанр. В отличие от того же романа промахов автору он не прощает. Тут, как в саперном деле, достаточно одной ошибки.
        Во-вторых, рассказ капризен - ему нужен далеко не всякий читатель. Обильно размножившийся ныне пожиратель сериалов, где мысль стоит, а все остальное едет, - прочтя рассказ, обиженно взвоет: «А дальше?..»
        А дальше было раньше. Он проглотил текст и, судя по восклицанию, так ничего и не понял. В отличие от грандиозных фантастических эпопей рассказ кончается там, где кончается мысль. Мало того, прочтя его, необходимо приостановиться и задуматься, а это для большинства нынешней публики - острый нож («Я за книжку заплатил, и мне же еще мозги напрягать?»).
        Рынок для меня явление страшноватое, но есть у него одна положительная черта: удовлетворив большинство и ища, на ком бы еще заработать, он неминуемо вспомнит о существовании меньшинства. Например, о любителе рассказов, которому тоже читать хочется.
        Я давно уже подумывал о сборнике, состоящем целиком из так называемых
«произведений малой формы». Проще говоря, из рассказов и коротеньких повестей.
        Под одну обложку все это, естественно, не влезло, так что возможна и вторая книга. Не мудрствуя лукаво, я расположил вещи в обратной хронологии и разбил сборник на два раздела: один - написанное в одиночку, и два - написанное в соавторстве с Любовью Лукиной.
        Так что добро пожаловать в затерянный жанр!
        I. Евгений ЛУКИН
        Хранители
        Сергей Пепельница, скромный, невыдающийся однофамилец великого украинского изобретателя, с хрустом захлопнул дверцу выключенного за ненадобностью холодильника и прислушался к ноющему посасыванию в желудке. Не было уже никаких сомнений: гибла Россия. Гибла безвозвратно. Он понял это еще вчера - сразу же, как только у него кончились деньги. Точнее, сам прикончил - впустую, по-глупому…
        Не хотелось бы, конечно, скатываться до скабрезности - и тем не менее стоял конец апреля. Форточка в кухне была распахнута. Внизу бормотал овощной базарчик да слышалась лениво-разухабистая гармоника. Это музицировал известный всему району анархист Гриша. День-деньской сидел он на своем матерчато-проволочном стульчике под черным махновским знаменем и торговал отнюдь не зеленью, но партийной прессой, наигрывая между делом подрывные мелодии, сопровождаемые не менее подрывными текстами:
        Пароход плывет,
        покрыт орнаментом.
        Будем рыбу мы кормить
        родным парламентом…
        Эти простые и правильные слова откликнулись в Пепельнице такой страстью, что он тихонько зарычал и медленно скрючил пальцы обеих рук, то ли норовя мысленно придушить кого, то ли взяться за рукоятки воображаемого пулемета.
        С ужасным лицом Сергей покинул кухню и почти уже достиг порога неприбранной своей комнатенки, когда почувствовал вдруг, что в доме присутствует кто-то посторонний. Испуганно замер. Голод, скорбь и гнев как рукой сняло. Грабители?.. Между прочим, вполне возможно. Второй этаж, шпингалеты на окнах поломаны и не задвигаются. Однако уже в следующий миг Сергей расслабился, а на устах его возникла и зазмеилась язвительнейшая улыбка. Грабители… Ах как кстати! Сейчас он войдет и спросит их (этак иронично, устало): «Ну и что вы здесь собираетесь грабить?..»
        Затем улыбка сгинула. Грабитель-то нынче пошел - какой? Обкуренный, отмороженный, видиков обсмотревшийся: обидится чего доброго да шмальнет! Их ведь сейчас хлебом не корми - дай только курок спустить. Сергей поколебался и - будь что будет! - заглянул в комнату.
        По ветхим обоям бродили блики, а возле хромого кресла (единственного предмета роскоши, не вывезенного женой после развода) стоял некто светлый, стройный и с крыльями за спиной. Вполне естественно, что Пепельница остолбенел, ибо ангела он зрил воочию первый и скорее всего последний раз в жизни. В земной, разумеется…

«По мою душу!.. - грянула догадка. - Почему так рано?.. Мне же и сорока нет…»
        Но тут видение мигнуло и кануло, успев пробормотать что-то вроде: «Надо же как не вовремя…» - лишь светлые блики, тускнея, продолжали бродить по стенам… Померещилось с голодухи?.. Да нет, какая голодуха! До голодухи вроде бы еще далековато…
        Пепельница взялся было за приостановившееся на полутакте сердце, когда, к ужасу его, ангел возник снова.
        - Вы… за мной? - выдохнул Сергей, собираясь малодушно лишиться чувств.
        Ангел смотрел неприязненно.
        - Скорее к вам, нежели за вами, - помедлив, промолвил он, затем указал хозяину на стул, сам же опустился в кресло. - Я - ваш ангел-хранитель, - сухо представился он.
        Вообще-то на кресло это садиться не стоило, о чем Сергей обычно предостерегал любого гостя. Однако ангелу, судя по его исполненной небрежного достоинства позе, кажется, было наплевать на аварийное состояние мебели.
        - Хранитель?.. - пролепетал Сергей, оседая на стул. - И вы меня будете… хранить?.. Я что-нибудь вчера хорошее сделал, да?..
        Небесный посланник утомленно вздохнул и покачнул нимбом, как бы дивясь наивности хозяина квартиры.
        - Крестились вы вчера… - укоризненно молвил он.
        Сергей припомнил - и обмяк. Действительно, вчера…
        Вчера, болтаясь в тоске по городу, безработный Пепельница забрел в недавно восстановленную церковку, на дверях которой висела бумажка: «Крещение - с 12». Призадумался, пересчитал наличность и, бесшабашно махнув рукой, стал в очередь к лотку…
        Деньги, потраченные им на крестик и свидетельство, были последние, поэтому таинство запомнилось Сергею до мельчайших подробностей.
        Моложавый поп разбойничьего вида прожег темным цыганским глазом собравшихся перед купелью, потом велел повернуться к западу и хором отречься от сатаны. С сатаной Пепельница дела никогда не имел и отрекался с легким сердцем. Кстати, он и раньше подозревал, что владыка зла обитает где-то на западе.
        Гвалт в церкви стоял невообразимый. Детишки при виде попа начинали верещать и извиваться в руках у крестных, очевидно, принимая батюшку за врача в черном халате, а кисточку в его руках - за шприц. Позже, однако, Сергею объяснили, что это из детишек таким вот образом выходили бесы, которых они уже успели где-то нахвататься.
        А потом… Потом батюшка сказал, что теперь у каждого из окрестившихся есть свой ангел-хранитель…
        Стало быть, не соврал… Стало быть, не пропали денежки-то, окупились… Сквозь слезы умиления Сергей Пепельница глядел и не мог наглядеться на смутное сияние в кресле.
        - Ну что, так и будем молчать? - не выдержал наконец небесный посланник. - Мне ведь некогда, у меня, кроме вас, еще сорок три человека…
        А вот такой поворот решительно Сергею не понравился.
        - Ка-ак?.. - обиженно распуская губы, протянул он. - А я думал, по ангелу на каждого…
        - Н-ну, знаете ли… - уклончиво молвил гость. - Так, собственно, когда-то все оно и было… Но вы же сами видите, какое нынче время… Все бегут креститься… А население-то сравнительно с 1913-м…
        Фраза осталась незавершенной. Светлый большеглазый лик небесного посланника исказился тревогой, став от этого еще большеглазее.
        - Ложись! - тихо и страшно скомандовал ангел. - Резко ложись! Справа!..
        От неожиданности Сергей чуть было и впрямь не залег. Что там справа-то? Справа наблюдалась стена в пожелтевших обоях с расплющенным сухим тараканом.
        - Влево откатись!.. - сквозь зубы (или что там у них?) продолжал командовать ангел. - Ну куда, куда?.. - застонал он. - За парапет давай! Голову прячь!..
        Тут до Сергея дошло наконец, что ангел говорит не с ним, а с кем-то из прочих своих подопечных, угодившим, надо полагать, в какую-то передрягу.
        - Извините!.. - озабоченно бросил гость. - Сейчас вернусь…
        И, не вставая с кресла, исчез. Некоторое время Сергей сидел неподвижно, затем перевел дух и, тоже не вставая, принялся трогать давно не метенный пол в поисках курительных принадлежностей. Извлек последнюю сигарету, смял пачку, чиркнул предпоследней спичкой… Ангел возник в промежутке между второй и третьей затяжками. Вид у него был сильно расстроенный.
        - На чем мы остановились? - буркнул он.
        Пепельница поспешно задавил чинарик в изобретении своего великого однофамильца. Курить при столь высоком госте было как-то, знаете, неловко. Все-таки «прима», не ладан…
        - На том, что у вас, кроме меня, еще сорок три человека, - с запинкой напомнил он.
        - Сорок два… - угрюмо поправил ангел и, взглянув на оцепеневшего Сергея, вспыхнул.
        Комнатенка озарилась. Стайки бликов, мирно бродившие по обоям, метнулись, словно мальки от щуки.
        - Ну а что я мог сделать?.. - сдавленно произнес он. - Что, я вас спрашиваю, если его сразу четверо заказали? Ну я понимаю: двое, трое… А тут - четверо!..
        Последовало неловкое молчание. Белесые творожистые тучи за окном куда-то делись, в проеме приветливо сияла синева. Внизу шумела улица. В распахнутую настежь форточку опять влезла наглая гармоника и отчетливый тенорок анархиста Гриши:
        Пароход плывет,
        набит Рувимами.
        Будет время - разберемся
        с херувимами!..
        Ангел досадливо шевельнул бровью - и форточка неслышно закрылась.
        - Имейте в виду, с трудоустройством сейчас сложно, - ворчливо предупредил он (видимо, умел читать в сердцах). - Плохо, что вы машину не водите… Ну ничего!.. Что-нибудь вам подберем. Может быть, даже в течение дня…
        Оставшись один, Пепельница почувствовал, что если он сейчас не поделится с кем-нибудь своей радостью, то запросто может рехнуться. Да, но с кем, с кем?.. Жена - развелась, с соседями Сергей отношений не поддерживал - сплетники они и скандалисты… А круг друзей распался еще пару лет назад: кто в бизнес ушел, кто в бомжи…
        Ветер снаружи поднапрягся и снова распахнул форточку, наполнив комнату уличными шумами. Гармоника внизу по-прежнему наигрывала «Яблочко».
        Вот он кому все расскажет! Грише-анархисту! Скорее всего этот камлающий безбожник пошлет его куда подальше с такими откровениями, но хотя бы выслушает сначала…
        Торопливо сунул в карман ключи, прихватил укоротившуюся на три затяжки сигарету и как был - в тапочках, брюках и майке - покинул квартиру. Коробок брать не стал - экономил на спичках…
        Овощной базарчик работал вовсю. Алели заморские помидоры, сверкала взбрызнутая водою отечественная зелень.
        - Гриш… - застенчиво позвал Пепельница, приблизившись к махновскому знамени. - А ко мне сегодня ангел прилетал…
        Гармоника смолкла.
        Несмотря на анархические воззрения, за внешностью Гриша следил: аккуратно подстриженная бородка вымыта и высушена до хруста; когда-то черная, а ныне серая от солнца и частых стирок рубашка - старательно отутюжена.
        - Крестился, что ли?.. - со скукой произнес сидящий под черным стягом.
        - Крестился… вчера…
        - Ну что ж, с крышей тебя, - уклончиво молвил анархист. - А что за ангел?
        Пепельница опешил, заморгал. Не ждал он столь серьезного отношения к своим словам.
        - Н-ну… ангел - и ангел… Светится…
        - Да светиться-то они все светятся, - с досадой сказал Гриша. - Ты мне особые приметы давай… Одно крыло короче другого, маховые перья в крапинку - этот?
        - Д-да… кажется…
        Гриша отставил гармошку на колено и, чуть отстранившись, оценивающе оглядел Сергея.
        - А что, если по пивку?.. - внезапно предложил он.
        Это была неслыханная честь. Выпить пива с Гришей (более крепких напитков анархист не употреблял) удостаивался далеко не каждый.
        - Денег нет… - приниженно признался Пепельница.
        - Что ж у хранителя не попросил? Ладно. Сейчас придумаем что-нибудь… - И Гриша окинул пристальным оком притихший рыночек, давно уже следивший украдкой за их беседой.
        Следует заметить, что среди торгового люда (равно как и среди надзирающих за торговым людом) Гриша слыл не то колдуном, не то провидцем. Поет-поет о политике, а потом как вдруг отмочит:
        Пароход идет
        до Саратова.
        Штрафанут сегодня Толю
        Косолапова…
        И случая еще не было, чтобы промахнулся! Собственно, так и так штрафанули бы, а все равно жутковато. Поэтому с Гришей старались не связываться и откупались кто чем: торгующие - деньгами, стражи порядка попустительством…
        - Сейчас, погоди… - сосредоточенно выговорил Гриша. - Рифму только придумаю… на Легионыча…
        Затем лицо его просветлело. Анархист рванул меха:
        Эх, яблочко!
        Почем ты нонича?..
        Далее он приостановился - и выжидательно посмотрел на притулившийся поблизости киоск с недоброй вывеской «Ключики, замочки» (ну, ключики еще ладно, Бог с ними, с ключиками, а вот насчет замочек, пожалуй, призадумаешься…). В киоске немедленно произошла некая суматоха, и наружу, сноровисто отлистывая купюры, выкатился колобком смуглый толстенький южанин.
        - Ара, Гриша! - закричал он еще издали. - Савсэм забыл - сдачу вазми!..
        Оставив черное знамя, гармонику, стульчик и слежавшуюся стопку прошлогодних газет на попечение того же Легионыча, они перебрались под сень огромного красного зонта с надписью «Coca-Cola». Чувствовалось, что анархиста и здесь уважают - кружки обоим подали настоящие, стеклянные (прочие посетители пробавлялись пивком из одноразовых пластиковых посудин).
        Хотели и вовсе бесплатно обслужить, но Гриша не позволил.
        - Значит, говоришь, в крапинку… - глубокомысленно промолвил он и с хрустом надкусил ребристый лепесток чипсов. - Это, выходит, крестили тебя у Уара-мученика… Ну что тебе сказать? Давние у меня с твоей крышей разборки…
        - Разборки?.. - беспомощно повторил Пепельница.
        - Без пальбы, конечно… на словах… - успокоил Гриша. - Тут, видишь ли, какое дело: сам-то я в восемьдесят первом крестился…
        - Как?! - поразился Сергей. - А… а разве тогда можно было?
        - Нельзя! - отрубил анархист. - Но если очень хочется, то можно. Ну, батюшка, понятно, дал знать на работу. А куда денешься, положено! И началось… Из партии выгнали - мало показалось. Начали в психушку налаживать. Это уже парторг с начальником первого отдела постарались… Вот и мотался от психиатра к психиатру до самой перестройки. И тут, здрасьте вам, является!..
        - Кто?
        - Да ангел этот твой! «Где ж ты, - спрашиваю, - раньше был, когда меня за веру гоняли?!» «Видите ли, - говорит, - нас ведь, хранителей, только сейчас официально разрешили. А раньше, - говорит, - наша деятельность приравнивалась к антисоветской пропаганде. Но вы не беспокойтесь - уже все в порядке: мы покаялись…» Кинул я в него сковородкой…
        - И-и… попал? - ахнул Сергей.
        - Да попасть-то - попал… - нехотя отозвался Гриша. - А толку? Пролетела насквозь, омлет по стенке растекся…
        - И что за это было?
        - Да ничего не было! Ему ж тоже шума поднимать нельзя. Я ж у них там, наверху, как бы пострадальцем за веру числился. Но отношения у нас с хранителем, конечно, не заладились… Нет, не заладились. Этак через недельку иду по улице, гляжу: порнуху и
«Закон Божий» с одного лотка продают! Пошел домой, сплел бич из веревок - и давай лотки громить… Нет, ну из ментовки-то он меня, конечно, наутро выручил, зря врать не буду, но разругались опять - вдребезги! «Ты что, - кричит, своевольничаешь? Думаешь, на выручку от одного «Закона Божьего» храм построишь? Даже Христос вон с мытарями да с блудницами знался!..» Ну и за мной тоже не заржавело - язык-то еще с тех времен без привязи… Гриша помрачнел, приостановился и произвел несколько глотков подряд. Ладно… Помирились… с грехом пополам… Потом как-то прихожу в храм, а там парторг с начальником первого отдела свечки ставят… Аж глазам не поверил.
«Слышь! - говорю. - Ангел!.. Ты кого же в церковь Божию пускаешь?» Ну он, конечно, давай мне про блудного сына плести… «Это они, - говорит, - раньше такие были, а теперь, после путча, тут же уверовали…» Меня чуть кондрашка не хватила. «Ну, если они, - говорю, уверовали, то, значит, и впрямь Бога нет!..» Срываю с шеи гайтан, свечку - об пол, крест - об пол, сам - к выходу!
        - А хранитель?!
        - А хранитель давай прихожанам глаза отводить - чтоб никто ничего не заметил… Отвел, догнал… «Как это, - кричит, - Бога нет?.. А меня к тебе Кто послал?..» «А хрен его поймет (это уже я на него ору), кто тебя послал!.. Может, ты вообще голограмма!..» С тех пор вот не знаемся…
        В ужасе от услышанного Пепельница схватил свою почти нетронутую кружку и припал к ней пересохшим ртом. На последнем глотке захлебнулся, закашлялся.
        - И как же ты теперь?.. - просипел он, потрясенно глядя на страшного анархиста. - Без крыши-то?..
        Гриша осклабился.
        - Ну это ты брось, - солидно заметил он. - Теперь меня как зеницу ока берегут… Не дай Бог загнусь - тут же все наружу и выплывет… Шутка, что ли? Пострадальца за веру до атеизма довести! Я ж там молчать не стану…
        - Нет, но… - усомнился Сергей. - Бог-то, наверное, и так все знать должен!
        - Теолог ты хренов!.. - ласково отвечал ему анархист. - Надо же: Бог - должен… Бог никому ничего не должен. Это Ему все должны! Хочет знает, не хочет - не знает… А иначе - сразу конец света. В Писании как сказано? «Ибо Сам не пойду среди вас, чтобы не погубить Мне вас на пути, потому что вы народ жестоковыйный…»
        - Какой?!
        - Отмороженный… - пояснил Гриша. - А ты, раз уж под крылышко попал, давай теорию зубри. Писание вообще-то знать надо…

«Ну вы долго там еще?» - нетерпеливо прозвучал в голове Сергея мелодичный, хотя и несколько раздраженный голос.
        - Ой! - испуганно моргнув, сказал Пепельница. - Вроде зовет…
        - А зовет - так иди… - понимающе кивнул Гриша.
        Пепельница вскочил, метнулся, сам еще не зная куда. Потом опомнился, возвратился, прикончил поспешно остаток пива - и метнулся вновь. Ангел возник перед ним, стоило удалиться от столика шагов на семь.
        - Хорошую вы себе компанию подобрали, нечего сказать, - холодно заметил он. - Вообще на будущее: держитесь от этого типа как можно дальше… И бывают же такие люди! - добавил он в сердцах. - Лишь бы наперекор, лишь бы поперек!.. Ни с одной идеологией ужиться не может! Коммунизм ему не угодил, православие - тоже. Не дай Бог победят анархисты - так, попомните мои слова, тотчас самодержавия потребует! Сказано же: несть власти, аще не от Бога. Собственно, я не о том, нахмурившись, прервал сам себя хранитель. - Подыскали мы вам кое-какую работенку. Адрес - запомните, или на сетчатке записать?..
        То и дело сверяясь с записанным во внешнем уголке правого глаза адресом, Сергей добрался до нужного перекрестка, где обнаружил искомую фирму - обувной магазин
«Калигула», после чего долго толкался в стеклянную дверь, пока не заметил наклейку с надписью «НА ТЕБЯ!». Вошел, представился. Не задавая вопросов, его препроводили на склад, уставленный до потолка фирменными коробками, в одной из которых время от времени что-то принималось неуверенно тикать.
        Бросился в глаза укрепленный на двери рекламный плакатик: «В нашем оружейном магазине Вы можете приобрести пистолеты, заряженные народным целителем Валерием Авдеевым. Бьем без промаха!» Склад принадлежал одновременно трем владельцам.
        Из людей на складе находились двое, представлявшие собой живую иллюстрацию к философу Декарту. Мордоворот в кожаной куртке и спортивных штанах, несомненно, олицетворял субстанцию протяженную, но не мыслящую, а сморчок в светлом костюме и при галстуке - напротив, субстанцию мыслящую, но не протяженную.
        Оба озадаченно разглядывали вновь вошедшего.
        - Он там что, совсем уже вообще?.. - наливаясь желчью, проскрежетал наконец протяженный, но не мыслящий. - С кем работать?..
        Мыслящий, но не протяженный задумчиво жевал сигарету.
        - Кто совсем уже вообще?.. Хранитель?..
        Верзила крякнул, побагровел, принялся выпутываться:
        - Да я, слышь, не про него, я про попа… Смотреть же надо, кого в купель суешь!..
        Сморчок в костюме (по всем признакам - глава фирмы) слушал и кивал, не сводя с Пепельницы скорбных глаз.
        - Ну, мы ж его не долг выбивать посылаем, верно?.. - промолвил он и выплюнул окурок на бетонный пол. - А на будущее… Пожалуй, ты прав. - С этими словами глава фирмы достал трубку сотового телефона, набрал номер. - Батюшка?.. Ну что ж это такое, а?.. Что происходит, я не понимаю!.. За приходом закреплено шесть ангелов… Это мое дело, откуда у меня такие сведения!.. Ну почему: как лох - так обязательно к нам?.. То есть как это на храм не жертвуем?! А на прошлой неделе?.. Послушайте, батюшка, это шантаж!..
        Пепельница пригорюнился. Такое впечатление, что от него и здесь не чаяли избавиться. Начертанный на сетчатке адрес чесался нестерпимо. Точное ощущение соринки, попавшей под веко.
        - И построим! - все повышая и повышая голос, продолжал босс. - За такие бабки? Да запросто! А Пашу - в семинарию направим. Чего ему там учиться - он бывший лектор-атеист!.. Готовый поп, можно сказать… Так что подумайте, батюшка… Что нам стоит храм построить! - Дал отбой и сунул трубку в карман пиджака. Затем повеселел и, приблизившись к Сергею, ободряюще потрепал по плечу. - Ну что, Пепельница? Давай-ка сразу за работу… Задание у тебя сегодня будет такое: ровно в пятнадцать часов выходишь на перекресток Халтурина и Трех Святителей со стороны фирмы
«Бастард», останавливаешься перед светофором и ждешь две минуты… Уразумел? Со стороны центра подкатывает «шестисотый» и пытается проскочить на красный свет. Ты марки автомобилей - как? Различаешь?
        - Нет… - виновато сказал Сергей.
        - Хм… Плохо… - Босс призадумался. - Ну ладно… Не перепутаешь. Тем более других машин там и не будет. Значит, он пытается проскочить на красный, а ты в это время делаешь три шага вперед и оказываешься в аккурат перед бампером… Идешь спокойно: ты в своем праве, ты ничего не нарушаешь - нарушает он…
        - А дальше?.. - Сергей испуганно понизил голос.
        - Дальше - не твоя забота. Дальше мы все берем на себя.
        Пепельница неистово моргал правым глазом.
        - Так он же меня переедет!..
        - А хранитель на что?
        Сергей запнулся. Хранитель. Ну да, правильно, хранитель. Однако лезть самому под колеса по-прежнему не хотелось…
        - А вдруг не успеет? Утром-то вон… - Он растерялся и не договорил, поскольку при слове «утром» морщинистое личико босса стало вдруг мечтательным, а невыразительные глазенки дылды-охранника смягчились и потеплели. Про Пепельницу оба как бы забыли разом.
        - Пять пуль извлекли… - с тихой загадочной улыбкой промолвил босс. - И все разного калибра…
        - Почему пять? - встрепенулся охранник. - Заказчиков-то - четверо!
        - Четверо… - согласился босс. - А ответственность на себя приняли ты представляешь? - семеро… Это не считая мелких авторитетов! Даже два кандидата в губернаторы… Ну, всем же охота перед выборами голоса-то набрать…
        - Да ты чо? - Верзила перешел на восторженный шепот. - И как же теперь?..
        - Да никак теперь… Заключение экспертизы: от сердечной недостаточности. Видно, он и ментов тоже достать успел… - Тут босс вспомнил про Сергея и, повернувшись к нему, добавил назидательно: Видишь, Пепельница? Вот она, неуживчивость-то, до чего доводит… Значит, задание ты понял…
        Сергей отчаянно тер чешущийся уголок глаза и ошалело тряс головой. Возражать было страшновато, соглашаться - еще страшнее. Наконец собрал волю в кулак - и отважился:
        - А пусть он сам скажет…
        - Кто?.. Хранитель?.. - Похоже, босс даже опешил слегка от такой наглости.
        - Слышь!.. - не выдержав, вмешался верзила. - Может, тебе еще Господа Бога сюда пригласить?..
        - Погоди… - мягко прервал его босс. - Ну видишь же - не верит человек… Вроде и крестился уже, а не верит… - Он прикрыл веки и, сложив руки перед грудью, молитвенно зашевелил губами. Затем вновь открыл глаза и в недоумении оглядел склад.
        - Ага… - не без злорадства заметил верзила. - Сейчас все бросит и прилетит!..
        Босс досадливо крякнул, насупился и вновь окинул Сергея неприязненным взглядом.
        - Что с глазом-то?.. - несколько отрывисто спросил он. Конъюнктивит?..
        - Нет… Адрес…
        - Какой адрес?
        - Ваш адрес… Вот здесь, в уголке…
        Собеседники Сергея обомлели. Теперь субстанции отличались лишь протяженностью, мыслительные способности отшибло разом и у того, и у другого. Пауза бы еще тянулась и тянулась, но тут наконец по бетонному полу, по картонным коробкам, по рекламному плакатику на двери порхнули светлые блики - и возник ангел. Хранитель. Одно крыло короче другого, маховые перья - в крапинку…
        - Что у вас?.. - сварливо осведомился он, затем светлый взор его упал на Сергея. - А-а, Пепельница… Ну вы уже в курсе, да?
        - У него адрес на сетчатке… - выдохнул верзила, тыча в Пепельницу толстым узловатым пальцем. - Наш адрес!..
        Ангельский лик болезненно дернулся.
        - Да, замотался я что-то сегодня… - недовольно молвил хранитель и, подступив к Сергею, стер единым взмахом крыла начертанную в уголке правого глаза улику. - Значит, все поняли? Как только включается зеленый - три шага вперед…
        - А вы точно успеете?.. - жалобно проскулил тот.
        - Я все время буду у вас за правым плечом, - утомленно заверил ангел - и отбыл.
        Верзила сплюнул.
        - Замотался… - ворчливо передразнил он. - Меньше по левакам надо шастать… по некрещеным…
        - Ну это ты зря!.. - решительно прервал его босс. - Он же ведь не бесплатно! А без финансовой поддержки мы бы точно за неделю окочурились…

«Мерседес» он заметил еще издали. Иномарка приближалась к перекрестку, наращивая скорость и явно намереваясь успеть на желтый. Стало страшно.
        - Ну, с Богом… - мелодично прозвучало над правым ухом.
        Пепельница обернулся, но никого не увидел. Поди пойми: то ли в самом деле за плечом, то ли дистанционно ведет… Стало еще страшнее.
        А «мерседес» был совсем уже рядом. Сергей зажмурился и на деревянных ногах шагнул в сатанинский визг и хохот покрышек.
        Незримая рука выхватила его из-под колес в последний миг, причем настолько неловко и с такой силой, что Пепельница влепился в стойку светофора. Теряя на миг сознание, он успел подумать: «Лучше бы уж переехали!..»
        - Жить надоело? - грянуло над ним.
        Сергей открыл глаза и вообще перестал что-либо понимать. Склонившийся к нему ангельский лик пылал гневом. «Что-то я не так сделал…» мелькнула мысль.
        - Но вы же сами… велели… - пролепетал Пепельница.
        - Ах тебе еще и велели?!
        Сергей присмотрелся и обмер. Ангел был не тот. Обликом, правда, похож. Сильно похож. Вот только крылья - совершенно одинаковые и без крапинок.
        - Что он тебе обещал? - гремел чужой хранитель. - Рай обещал? Вот тебе рай! - Бросил левую длань на сгиб правого крыла и произвел отнюдь не ангельский жест, мазнув маховыми перьями по физиономии. - Самоубийц знаешь куда отправляют?
        Разговор шел в полной тишине, поскольку время чужой ангел остановил. Тормозящий
«мерседес» застыл, так и не преодолев «зебру» перехода. Случайные свидетели несостоявшегося наезда (один из них фиксировал происходящее на видеокамеру) тоже замерли без движения. В два длинных шага оказавшись перед кинолюбителем, ангел изъял кассету и, не тратя больше слов, направился с ней к «шестисотому».
        Вот это хранитель так хранитель!
        - Погодите… - слабеньким голоском окликнул его Сергей.
        Ангел обернулся.
        - А можно вы меня хранить будете?.. А не он…
        Ангел диковато посмотрел на Пепельницу - и, кажется, вздрогнул.
        - Тут своих-то таких - как собак нерезаных… - нервно пробормотал он и, не открывая дверцы, скрылся в салоне. - Гони!.. - послышался напоследок его голос - и время пошло.
        Вновь завизжали покрышки. «Шестисотый» переполз «зебру», оставляя на асфальте жирный тормозной след, потом водила дал по газам - и иномарка сгинула, обдав Сергея ветром.
        Свидетели озадаченно протирали глаза. Кинолюбитель с ошалелым видом рассматривал пустую видеокамеру. Наперебой заголосили сирены милиции и «скорой помощи».

«Ну вот… - обреченно подумал Сергей. - Теперь с ними еще разбираться…»
        Отлепился от стойки - и торопливо заковылял прочь.
        Отворивши стеклянную дверь с наклейкой «НА ТЕБЯ!», Сергей вновь оказался в обувном магазине «Калигула». На сей раз его провели не на склад, а прямиком в большой сумрачный кабинет, где уже находились босс, верзила и ангел-хранитель. Свой. В крапинку.
        Лица у всех троих были расстроенные.
        Набравшись мужества, Пепельница приблизился к ангелу.
        - Могу я потребовать себе другого хранителя? - скрипуче осведомился он.
        Ангел взглянул на Сергея с нескрываемым раздражением.
        - Да вы уже потребовали, - сухо напомнил он. - Минут пятнадцать назад, на перекрестке… И даже ответ получили.
        - Да? - сказал Пепельница. - Да? А кто должен был меня из-под колес вынуть?
        - Я, - хмуро ответил ангел. - Но он меня оттолкнул. Не драться же мне с ним, согласитесь… Вот тогда бы вас точно переехали!
        - И куда потом? - Сергей задохнулся. - В рай?
        - Ну, сказано же: «Если кто положит душу свою за друзей своих…» Естественно, что не в ад.
        - Самоубийцу-то?
        Ангельский лик выразил досаду.
        - Да ладно вам чепуху плести!.. - вспылил хранитель. - Этак у вас и Самсон в самоубийцы попадет! «Умри, душа моя, с филистимлянами!..»
        - С кем? - ужаснулся Пепельница.
        - С палестинцами, - угрюмо пояснил ангел.
        Босс (все это время он неподвижно сидел в кресле, незряче уставившись в пространство) очнулся и прерывисто вздохнул. Глаза его шевельнулись, ожили.
        - О чем мы вообще говорим? - нервно бросил он.
        - Обо мне!.. - обиженно взвыл Сергей.
        - Нет, - мягко, но решительно прервал его ангел. - О вас мы поговорим позже и не здесь. Вы ж не маленький - сами все должны понимать! Нейтрализовать конкурента мы не смогли, положение у нас - критическое, можно сказать, все сорок два человека под ударом. Так что идите домой и ждите меня там… Возможно, скоро вы опять понадобитесь.
        - Ну хоть деньги-то заплатите!.. Все-таки рисковал…
        - Заплатите ему, - процедил ангел.
        - Нет, ну, с одной стороны, понять его, конечно, можно, - задумчиво говорил Гриша-анархист. Они вновь сидели под сенью огромного красного зонта с надписью
«Coca-Cola». Гриша по обыкновению пил пиво, разбогатевший Пепельница - водку. - Ну, сам прикинь: сорок два рыла! По отдельности их никак не сбережешь - это ясно. Будь ты хоть ангел, хоть кто, а в сорока двух местах одновременно не окажешься. Значит - что?.. Значит, надо сколотить из них группировку, чтобы каждый друг дружку подстраховывал… Вот в средние века, если читал, схоласты любили спорить, сколько на свете ангелов. Сейчас с этим просто: сколько группировок - столько и ангелов. У солнцевских - свои хранители, у люберецких - свои. Весь преступный мир, почитай, крещеный…
        - Да я понимаю… - жалобно начал Пепельница.
        - Ты погоди, - остановил его Гриша. - Ты послушай. Тут как в шахматах. Мат ставят
        - пешки летят… Вот сунули тебя под колеса. Но тебя ж туда не просто так сунули, а чтобы подсечь того, кто сидел в «шестисотом»! То есть - типичная комбинация. Жертвуя тобой, спасали всех остальных…
        - Но он ведь хранитель… - беспомощно вымолвил Сергей. - Он же меня хранить обязан…
        - Значит, выходило, что так и так тебе пропадать… - утешил Гриша. Если авторитет накроется, из шестерок тоже, сам понимаешь, мало кто уцелеет… А вот права ты, конечно, качать начал зря!.. Другого хранителя тебе подавай! Он ведь обидчивый, нарочно теперь подставлять будет. Как он сказал? Скоро опять понадобишься?.. М-да… Много хоть заплатили-то?
        Пепельница всхлипнул, плеснул себе еще водки и, ахнув ее залпом, утер слезу. Деньги - деньгами, но приносить себя в жертву ради незнакомых сорока двух человек? . С двумя из них он, правда, уже познакомился… на свою голову…
        - А-а… раскреститься теперь… никак?
        Анархист нахмурился и в сильном сомнении поджал губы.
        - Да пожалуй, что никак, - сказал он наконец. - Это со мной они церемонятся, а с тобой не станут. Да и характер у тебя не тот. Тебе ж обязательно под крылышко к кому-нибудь надо… Разве что крышу сменить?.. В смысле - веру другую принять…
        - Какую? - жадно спросил Сергей.
        - Хм… - Гриша снова задумался. - А как, кстати, твоя фамилия?
        - Пепельница.
        Анархист вскинул брови.
        - Родственник? - с уважением осведомился он.
        - Однофамилец…
        Гриша озадаченно почесал хрусткую бородку.
        - Пепельница… Украина?.. Униаты, УНА-УНСО… Нет! - решительно сказал он. - Тогда уж лучше прямо в католики… Куришь?
        - Курю…
        - Значит, и в старообрядцы не примут… А в синагогу - пятым пунктом не вышел. Хотя… Капица, Маца, Пепельница… Может, и проканаешь под иудея…
        - А разве Капица?..
        - Ну, раз академик… - Анархист хмыкнул, оживился. - А знаешь, синагога - это выход. В крайнем случае переправят в Израиль…
        - Ну да, в Израиль!.. - Сергей пригорюнился. - Там же сейчас пальба… эти… филистимляне! И потом - что толку? Если хранитель обидится, он меня и в Израиле достанет…
        - Вот там-то он тебя как раз и не достанет!.. В Израиле, чтоб ты знал, пропаганда христианства преследуется законом. Но тут, видишь, другие заморочки… Обрезание, то-се…
        - Ой!.. - испуганно сказал Сергей.
        - Вот и я о том же… - мрачно молвил Гриша.
        Пароход… плывет…
        набит… Рувимами…
        пресекающимся, фальшивым от горя голосом напевал Пепельница, нетвердо ставя ноги на попрыгивающий вправо-влево тротуар. Брел куда глаза глядят. Милиционеры при виде него рассеянно отворачивались. Даже их проницательный ум с негодованием отвергал мысль, что у этого пьянчужки может найтись при себе сумма, способная заинтересовать правоохранительные органы.
        Пароход… плывет…
        Что же делать-то? Делать-то что? И как это его угораздило взять да и брякнуть в глаза: хочу, мол, другого хранителя!.. Откуда только отвага взялась? Всегда ведь был кроток, робок, ни начальству не перечил, ни супруге… Один только раз, на самой заре перестройки, нашел в себе силы проспать в знак протеста субботник - и то неудачно!.. До самого пробуждения таскал с Лениным бревно по Красной площади, проснулся - в холодном поту, весь разбитый…
        С херувимами…
        Сергей вспомнил крестившего его моложавого попа (темный цыганский взгляд, разбойничья борода) - и помянул батюшку тихим матерным словом. Нашел кому подсунуть!.. Тоже мне хранитель - наезд не мог как следует организовать! Теперь вот по его милости вся группировка под ударом, все сорок два человека…
        Капица, Маца, Пепельница…
        А что, если в самом деле принять иудаизм - и в Израиль? Евреи своих в обиду не дадут. И денег у них навалом - как-никак Россию продали…
        Да, но обрезание… Боли Сергей боялся сызмальства.
        Так, горестно перевирая крамольный мотивчик, он добрел до площади Согласия и Примирения (бывшая площадь Октябрьской Революции). Место уникальное, его даже туристам показывали. Справа сияли купола православного храма, слева торчал шпиль костела, сзади и спереди располагались синагога и мечеть (в прошлом - кожвендиспансер и спортивное общество «Трудовые резервы»). Оба здания были в строительных лесах, и Сергей вечно забывал, которое из них синагога. Кажется, вон то, без каланчи…
        Обрезание… Может, его сейчас как-нибудь обезболивают?.. Пепельница представил себе шприц с новокаином - и чуть не лишился чувств…
        А вот у кого бы все-таки спросить, которая из этих двух строек синагога?
        Внимание Сергея привлекла группа смуглых носатых мужчин. Пепельница призадумался, потом бесшабашно махнул рукой и, стараясь не пошатываться, двинулся прямиком к незнакомцам.
        - Бр-ратаны! - решительно обратился он. - А не знаете, где тут обрезания делают?
        - Иди, да? - укоризненно сказал ему один из них. - Ти савсэм пьаный!..
        - Нет, ну… я ж не бесплатно… - обиделся Пепельница и с гонором поволок из кармана шуршащую горсть купюр.
        Глаза незнакомца вспыхнули.
        - Дарагой! - вскричал он, вновь обретя дар речи. - Так бы и гаварил! За такие дэнги я тибя сам обрэжу!
        Обрезание Пепельнице сделали на дому. Самого обряда он на сей раз не запомнил вообще - не столько от боли, сколько от страха. Подпрыгнула температура, всю ночь прометался в бреду. Мерещились ему раскинутые веером пальмовые кроны и филистимлянин огромного роста, целящийся из рогатки. Очнулся лишь утром. По ветхим обоям порхали изумрудные блики. В перекосившемся кресле почему-то лежали два туго набитых мешка с черной трафаретной надписью: «Сахар», а посреди комнатенки стоял смуглый крылатый красавец кавказского типа.
        - Мусульман? - грозно и весело спросил он Пепельницу.
        - Я?.. - Сергей обмер и в ужасе натянул простыню до глаз.
        Свят-свят-свят!.. Неужели все-таки перепутал? Обрезался - да не в ту веру…
        - Мусульман! - приподняв простыню, удовлетворенно изрек крылатый красавец. - А я - твой хранитэл! - Он повернулся и ткнул лучезарным перстом в мешки с траурной надписью «Сахар». - А эта - гэксагэн…
        Стоило смыслу грозных слов проникнуть в сознание, как оно немедленно стало меркнуть. Последнее, что удалось услышать Пепельнице, уплывая в небытие, - это разухабисто-ленивую гармонику да циничный тенорок анархиста Гриши из распахнутой форточки:
        Пароход гребет
        винтами битыми.
        Будем рыбу мы кормить
        вахабитами…
        Delirium Tremens
        (Страсти по Николаю)
        Разве возможно бы было, чтобы люди непьяные спокойно делали все то, что делается в нашем мире, - от Эйфелевой башни до общей воинской повинности?
        Лев Толстой
        Вначале был голос из санузла. Мужской. Незнакомый.
        - У, ал-каш! - с невыносимым презрением выговорил он. - Не пьешь ведь уже, а с посудой глотаешь!
        Николай Цоколев, бывший интеллигентный человек на излете физических и нравственных сил, сперва оторопел, потом обмяк. Точно зная, что говорить в туалете некому, он все же приоткрыл дверь и в страхе уставился на желтоватый унитаз без крышки.
        Сердце оступилось в некую довольно глубокую яму и несколько секунд безуспешно оттуда выкарабкивалось.
        Выкарабкалось. Николай перевел дух. Однако стоило прикрыть дверь, как голос возник снова.
        - Люди рук не покладают! - наслаждаясь выверенными актерскими интонациями, продолжил он. - Мил-лиарды крадут! На нобелевку тянут! А тебе за бутылкой лень сходить - Нинку послал, кор-роед!
        Колян ужаснулся и, поражаемый голосом в почки, трусливо зашкандыбал по коридорчику. Добравшись до комнаты - обмер. Из форточки с чисто фрейдистским бесстыдством торчал ствол артиллерийского орудия, увенчанный мощным дульным тормозом.
        - До пушек вон уже допился! - уел вдогонку голос из санузла.
        Колян рухнул в кресло и, замычав, смял лицо ладонью. Откуда, откуда голос все про него знает? Да, короед… Да, допился до пушек… А ведь подавал надежды - ссуды брал, фирму «Аффикс» хотел основать… На филологическом факультете учился…
        - На фи-ло-ло-ги-че-ском… - горестно шептал Колян, и звук «ф» пришепетывался так жалостно, что слезы сами катились из глаз.
        Но тут в замке заерзал ключ - кто-то боролся с входной дверью.
        - А-ап!.. - испуганно подавился голос и умолк.
        Цоколев отвел трясущуюся мокрую ладонь и с надеждой взглянул на дульный тормоз: может, тоже испугается да исчезнет? Увы, нет. Державный стальной фаллос, похоже, обосновался в форточке надолго.
        Дверь отворилась, и в комнату решительной ныряющей походкой вошла Нинка Ремизова, хозяйка квартиры.
        - Все, Цоколев! - ликующе объявила она, со стуком выставляя бутылку на стол. - Кончилась твоя лафа! Такого я себе мужика оторвала! Золото - не мужик! Короче, сегодня переночуешь, а завтра собирай манатки!.. Витюлек! - крикнула она в прихожую. - Чего жмешься! Давай заходи!
        Вошел субтильный козлобородый Витюлек. Был он в дымину пьян и, застенчиво улыбаясь, беспрестанно разводил руками: дескать, прости, друг, так уж вышло…
        - Чего молчишь? - насупившись, спросила Нинка бывшего сожителя.
        - Нин… - Страдальчески надломив брови, Колян смотрел на дульный тормоз. - Слушай, вон там в окне… Пушка есть или нет?
        Нинка повернулась и уставила в форточку недоуменные, как у свежепойманной рыбы, глаза. Со временем она, возможно, что-нибудь там и увидела бы, но тут заговорил Витюлек.
        - Господа… - с кроткой улыбкой начал он как бы в беспамятстве. - Семьдесят лет неверия - это трагедия! Что мы видели до гонения на церковь? Мы видели чертиков, господа. И точно знали, что у нас горячка… Что мы видим теперь? Мы видим пушку в форточке и ни-че-го не можем понять. Что это? Галлюцинация или снова путч?
        Он закатил огромную вопросительную паузу, но ответа не получил. Пушка тоже пока молчала.
        - Симпатичный, правда? - очарованно глядя на Витюлька, спросила Нинка. Затем оглянулась на бывшего сожителя и посуровела. - Чего сидишь - ручки поджал? Открывай давай!
        Колян освободился от кресла, встал и, со страхом глядя на пушку, подобрался к столу. Водочная пробка, словно издеваясь, долго виляла скользким хвостиком. Наконец поддалась.
        - За что пьем? - спросил Колян с таким отчаянием, что фраза обрела несколько неожиданный смысл. Действительно: за что? В чем провинились, Господи?
        Витюлек с готовностью поднял граненую стопку и выпрямился во весь свой незначительный рост. Лихо отставил локоток. Стопка в его изящной ручонке казалась стаканом.
        - Это символично - пушка в форточке, - объявил он в припадке вдохновения. - Это веление времени. Время велело: в каждую форточку по пушке! Часто приходится слышать: а вот в нашей форточке пушки нету… Ка-кая слепота! Она там есть, господа, она там есть! Даже если мы в данный момент ее не видим, она присутствует в наших форточках незримо… Я знаю, многие возмутятся. Они пойдут на улицы, они будут требовать: «Уберите пушку из нашей форточки!» Но, господа… - Лицо Витюлька омылось ласковой улыбкой. - К ней можно и привыкнуть… Вглядитесь в нее, господа! По-своему, по-артиллерийски, она даже красива…
        - А… проверить?.. - Колян затрепетал.
        Витюлек прервал тост и, запрокинув бороденку, вперил взор в дульный тормоз.
        - Присутствует ли данная пушка в данной форточке как физическое тело?.. - озадаченно переспросил он. - Это непросто. Это далеко не просто, господа… На втором этаже мы могли бы прибегнуть к логике, поскольку до форточки второго этажа не всякая пушка достанет… Можно еще, конечно, эмпирически, то есть на ощупь… Но, во-первых, это надо вставать на цыпочки… А во-вторых, где гарантии, что она не померещится нам и на ощупь тоже? - Витюлек уронил и тут же вскинул голову. Получилось задумчиво и красиво. - И все же способ есть! - радостно возгласил он. - Выпить, господа! Мы слишком резко бросаем пить. Мы не щадим организм, и на грубое насилие он отвечает галлюцинациями. Поэтому как только померещилось - надо еще по чуть-чуть. Господа! Именно за это я и предлагаю поднять бокалы!
        Несколько ошарашенные тостом, все выпили и оглянулись. Пушечный ствол торчал из форточки по-прежнему. Посмотрели вопросительно на Витюлька - и обнаружили, что на столе стоит нетронутая стопка, а сам Витюлек пропал бесследно. Вот он-то и был, как выяснилось, плодом белой горячки…

* * *
        - Зла не хватает, - басила Нинка, немигающе глядя на ополовиненную поллитру. - Главное, еще когда вела, ну чуяло мое сердце: не бывает таких мужиков.
        Нахмурилась и вздохнула - шумно, как лошадь.
        - Нин… - тянул свое Колян. - Ну что ж такое? Пьем-пьем, а она все не исчезает и не исчезает…
        Затрещав стулом, Нинка повернулась и тяжко воззрилась на пушку.
        - Тоже мне мужик! - презрительно выговорила она. - Не знаешь, как это делается?
        Встала, ухватила прислоненную к стене швабру и шандарахнула ею по дульному тормозу, думая, надо полагать, таким образом развеять видение. Металл отозвался мощно и гулко.
        Нинка въезжала в ситуацию.
        - А-а?.. - зловеще протянула она. - Ты на танке - в хату? Вот как выну тебя сейчас из бронежилета…
        И со шваброй в руках решительной ныряющей походкой устремилась из комнаты. Хлопнула дверь.
        Николай Цоколев, растроганно развесив брылья, смотрел на дульный тормоз. В это не верилось, но все проблемы, похоже, решились сами собой. Голос - умолк и больше не упрекал. Пушка вроде бы оказалась настоящей. Витюлек… Вот Витюлька, честно говоря, было жалко до слез. Ну, горячка… Мало ли что горячка! Редкой ведь души человек!..

«Эмпирически… - с нежностью вспомнил Колян. - То есть на ощупь…» Он поднялся, доковылял до окна и, рискуя утратить равновесие, встал на цыпочки. Обхватив обеими руками прохладный шершавый металл, запрокинул лицо и скосил глаза в черное гулкое жерло.
        - Колян… - испуганно прошелестело оттуда. - Слышь, Колян…
        - А? - не менее испуганно отозвался Цоколев.
        - Рви когти, Колян… Сосчитали тебя, понял?..
        Руки сами собой разжались, и Цоколев, рухнув на пятки, едва устоял на ногах.
«Сосчитали…» - вновь ужаснувшись, мысленно повторил он и огляделся.
        Рвать когти!
        Куда?
        На улицу, к Нинке…
        Стены коридорчика были как намагничены: стоило сделать неверный шаг - и Коляна буквально присасывало к обоям.
        - Что? Достукался? - злорадно осведомился из санузла осмелевший в отсутствии хозяйки давешний мужской голос. - Сосчитали голубчика?
        Цоколев шарахнулся, отлип от стены и толкнул незапертую дверь. Рискуя жизнью, сверзился с пятиступенчатой лестницы и выпал из подъезда во двор.
        Дом был оцеплен бронетехникой. Угрюмые танки и серо-зеленые бородавчатые бронетранспортеры напоминали припавших к земле динозавров. Трудно сказать, из каких глубин генетической памяти всплыл этот образ. Откуда, в самом деле, филологу Цоколеву было знать, как выглядит динозавр в засаде?
        Но что самое жуткое - все стволы целились именно в Коляна. Прямой наводкой.
        Облился потом, попятился и тут же уразумел, что из-под прицела так не выйдешь. Ринулся вправо. Взвыв, дернулись орудийные башни, скрипнули турели крупнокалиберных пулеметов - и Цоколев снова оказался на мушке.

«Сейчас шарахнут… - безвольно обмякнув, подумал он. - Нина, где ты?..»
        Нинки нигде видно не было. Неужели… Колян осмотрелся, страшась углядеть где-нибудь неподалеку свежую воронку, обломки швабры и растерзанное разрывом тело. Но воронок (как, впрочем, и тел) во дворе не наблюдалось.
        Подъезд унесло шагов на десять. «Не дойду», - с отчаянием подумал Колян. Однако дошел. Ввалился внутрь и, хватаясь за перекрученное железо перил, полез вверх по пяти бесконечным ступеням.
        Сосчитали…
        Как нелепо, как страшно!..
        Зачем жил? Страдал! Мыслил! Ссуды брал!..

* * *
        - Ну ты где ходишь? - сурово осведомилась Нинка, непонятно каким образом снова оказавшаяся в квартире. Швабра стояла прислоненная к стенке. Из форточки угрюмо торчала все та же пушка. Пьяный в дымину Витюлек застенчиво ежился и, обаятельно улыбаясь, разводил руками.
        - Т-там… - кривясь от ужаса, выговорил Колян. В позе иероглифа он лепился вдоль косяка.
        Нинка насупилась.
        - Чего морду скуксил? Давай вон разливай лучше!
        У Коляна тряслись губы.
        - Сосчитали меня!.. - Голос его сорвался в рыдание.
        У Витюлька мистически просияли глаза, и он мигом наполнил стопки.
        - Сосчитали! - воскликнул он, выпрямляясь и лихо отставляя локоток. - Это отрадно! Это знакомо до слез! Сосчитали… Но, господа! Мы все сосчитаны уже с момента рождения… Нет! С момента зачатия! Именно тогда начинают поступать на нас из женской консультации первые материалы… О нас помнят! О нас беспокоятся! И какой это ужас, господа, когда по чистой случайности мы остаемся иной раз несосчитанными!.. Юноша идет в армию, а там ему говорят: «Вас нет в списках. Восемнадцать лет назад военком праздновал День Победы и забыл, понимаете, забыл внести…» И я спрашиваю вас: как ему теперь жить дальше, этому юноше? Это трагедия, господа! Если он даже захочет отдать жизнь за Родину, то просто не сможет этого сделать. Разве что в частном порядке…
        Колян подобрался к столу, сграбастал стопку и упал на табурет, не сводя с тамады завороженных глаз. Он понимал, что никакого Витюлька нет, что Витюлек - просто-напросто белая горячка, но черт возьми! Как говорит! Век бы слушал…
        - Вы скажете: да, но ведь дом окружен бронетехникой! - вскричал Витюлек. Колян вздрогнул и чуть не расплескал водку. - Тем трогательнее, господа, тем трогательнее! В последнее время Родина о нас почти забыла. - На ресницах оратора блеснула слеза. - На нас не стучат, нас никуда не вызывают. Могут, правда, застрелить на выходе из подъезда, но опять-таки - как бы в частном порядке… Господа! - прочувствованно закончил он. - Я предлагаю выпить за то, чтобы мы всегда были друг к другу внимательны.
        Цоколев прослезился. У него даже защемило сердце при мысли, что вот выпьет сейчас Витюлек - и снова исчезнет.
        Ничуть не бывало. По-прежнему держа локоток на отлете, Витюлек лихо кувыркнул стопку в рот - и ничего не случилось.

«Ах да, - вспомнил Колян. - Это ведь я должен выпить… Не буду!»
        Он решительно отставил водку, но тут на него прикрикнула Нинка.
        С неохотой и сожалением Цоколев выцедил мерзкий самопал, оставив, однако, левый глаз приоткрытым, чтобы не пропустить момент исчезновения. И опять промахнулся. Гость исчез лишь после того, как выпила сама Нинка. Впрочем, оно и понятно: Витюлек ведь был порождением ее фантазии. Так сказать, мужчиной ее грез…

* * *
        А потом и Нинка куда-то пропала. Наверное, вышла. Оставшись вновь наедине с дульным тормозом, Колян затосковал. Ну почему? Почему Витюлек - горячка, а пушка - реальность? Почему не наоборот? С ним так хорошо, а с ней так неуютно! Ну не вписывается она в квартиру, хоть убей…
        Колян всхлипнул и, взяв бутылку за горлышко, поглядел на просвет. На донышке еще плескалось.

«Вот так и мы, - подумалось ему. - Живем-живем, а потом смотрим: жизни-то - чуть на донышке…»
        Хотел зарыдать, но тут возникла из воздуха ухватистая лапа, изукрашенная синеватыми крестиками, перстнями, датами, именами, и бутылку решительно изъяла. Колян даже рыдать раздумал.
        Поднял голову и увидел перед собой двух рослых незнакомцев, один из которых неспешно прятал в карман отмычку, а другой брезгливо рассматривал водочную этикетку. Потом простер руку и, повторяя беспощадный жест Нерона, повернул бутылку горлышком вниз. Водка что-то пролепетала торопливо - и вылилась.
        - Ну ты, начитанный! - тихо и задушевно обратился изверг к Николаю. - Минздрав предупреждает: завязывай бухать! Шланги вырву и на кулак намотаю, понял?
        - Паяльничком его, паяльничком! - подтявкнул голос из санузла.
        Незнакомцы изменились в лице и переглянулись. Владелец отмычки нахмурился, вышел в коридор, скрипнула дверь туалета - и в тот же миг Коляна изумил истошный вопль, впрочем, быстро перешедший в хрип… Слышно было, как убийца открывает кран в ванной и моет руки.
        Цоколев сидел окаменев.
        - А не вякни он из сортира, - назидательно молвил татуированный, - глядишь - и жив бы остался…
        Вытирая руки о штаны, вернулся тот, что с отмычкой. Недобро взглянул на Цоколева.
        - Тебя… - мечтательно процедил он. - Тебя, а не его, замочить бы…
        - За что? - прошелестел Колян сухим горлом.
        Лицо у незнакомца дернулось.
        - Родина гибнет! - хрипло сказал он. - Союз распался, Россия по швам трещит, а тебе все мало, глотка твоя луженая?! Ну вот хоть каплю еще выпей, Цоколев, хоть пробку еще лизни…
        Закончить угрозу ему не удалось. Бесшумно ступая, в комнату вошло человек пятнадцать - все самого разного возраста, разного телосложения, по-разному одетые, однако род занятий был как бы оттиснут на лбу у каждого крупным шрифтом.
        При виде их оба рэкетира отпрыгнули в угол. Растопыренные правые пятерни (одна - татуированная, другая - не очень) застыли на полдороге под левые мышки.
        - Ребя-ата… - с ласковой отеческой укоризной пророкотал, обращаясь к ним, один из вошедших - огромный и пожилой, в прошлом, должно быть, борец-тяжеловес. - Вы же еще совсем молодые… Вам же еще жить да жить… Ну зачем вы мешаетесь в такие дела?.. Ну пьет человек - и пускай себе пьет. Себя не жалко - так о матерях своих подумайте. Матерям-то горе какое будет!..
        - Постой-постой! - выскочил вдруг вперед крепколицый щербатый калмык с пластикой каратиста. - Я ж тебя знаю! - крикнул он, тыча пальцем в того, что с отмычкой. - Ты ж мент!
        Бледный с прозеленью рэкетир отпрянул.
        - Пацаны! - отчаянно закричал он. - Бля буду, во внутренних войсках служил, а в ментовке только дослуживал!
        Огромный пожилой крякнул, словно гранату взорвал, и оглянулся на Цоколева.
        - Ну вот… - недовольно молвил он. - Нашли, понимаешь, место для разборки! А ну двинули отсюда, чего хозяина беспокоить… Да! А ящик где?
        Двое громил внесли и звучно выставили на стол пластмассовый ящик водки.
        - Ты, Коля, их не слушай, - громыхнул добродушно бывший борец. - Пей, Коля, пей. А с ними сейчас разберемся. Они больше не будут…
        Комната опустела. Николай где-то еще с минуту сидел неподвижно, затем заставил себя подняться и выбрался в коридорчик. Заранее содрогаясь, приотворил дверь туалета - и долго смотрел на желтоватый унитаз без крышки.
        Прикрыл, прислушался с надеждой.
        - Ну скажи что-нибудь… - жалобно попросил он. - Обругай…
        Голос молчал. Николай всхлипнул.
        - Гады… - сказал он. - Гады… За что?..
        За спиной гулко звякнуло. Николай повернулся и побрел в комнату, догадываясь уже, кого он там увидит.

* * *
        Витюлек, застенчиво улыбаясь, снимал пробку. Нинка угрюмо, как пушка в форточке, смотрела на пластмассовый ящик.
        - Где взял? - отрывисто спросила она.
        - Принесли, - выдавил Колян и снова всхлипнул: - За что?..
        - За что? - живо переспросил Витюлек и встал, держа локоток на отлете. - А действительно - за что? Кому, я спрашиваю вас, мешал голос из санузла? Звучный бархатный баритон - кому?.. Пришли, замочили… Страшно это все, господа, просто страшно… - Витюлек позволил себе скорбную паузу. - Можно, конечно, успокоить себя, сказать: «Ну и что? Одна белая горячка замочила другую. Вдобавок явно по ошибке. Делов-то!..» Но я заклинаю вас, господа: бойтесь подобных рассуждений! Ведь так легко ошибиться и спутать нашу реальность с белой горячкой! Они не просто не отличимы друг от друга - они тождественны!.. Это трагедия, господа! В мире бреда идет борьба, и борьба беспощадная. Одним необходимо, чтобы Николай Цоколев бросил пить, а другим - это нож острый. Или - или. Или демократия, или фашизм. Третьего не дано.
        Ошеломленный Колян хотел перебить, но Витюлек возвысил голос:
        - «Как? - воскликнете вы. - Стало быть, не только пушка, но и вся окружающая нас реальность - белая горячка Николая Цоколева? Какой кошмар!..» Вот именно, господа, вот именно! И кто бы другой сумел допиться до такого кошмара? Сон разума рождает чудовищ. Взгляните хотя бы на наших лидеров, господа! Взгляните - и ваши сердца содрогнутся при мысли о том угарном мучительном похмелье, которое пришлось пережить Николаю Цоколеву!
        Витюлек приостановился, давая возможность Коляну покрыться мурашками. Нинка слушала и кивала с улыбкой физического наслаждения. Смысл речей Витюлька, по всей видимости, до нее не доходил, но интонации ласкали слух.
        - «Как? - воскликнете вы вторично. - А наше прошлое? Что же, и великая русская история - тоже, выходит, горячечный бред Николая Цоколева?.. Призвание варягов! Переход Суворова через Альпы!..» Ка-нечно, нет! Николай Цоколев велик, но такое не под силу даже ему. Наша история всегда была, есть и будет плодом всенародной, я бы сказал, соборной белой горячки! Вспомним Владимира Святого, господа. Народная мудрость гласит: когда кажется - креститься надо. Какие же глюки явились нашим предкам в 988-м году, если пришлось креститься всею Русью?! Нет, нет и еще раз нет! У кого повернется язык повесить на Николая Цоколева такой похмельный синдром, как покорение Туркестана или, скажем, щит на вратах Цареграда?.. Но за нынешний бардак, за развал страны, за разгул мафии, за резню на окраинах… - Голос Витюлька зазвенел и оборвался - белой горячке не хватило дыхания. - …за все это, увы, несет ответственность именно Николай Цоколев! Спорить тут не о чем - сегодня утром его сосчитали. И стоит ли удивляться, если к нему теперь врывается то одна группировка его похмельного синдрома, то другая; грозит оружием, ставит
водку!..
        Николай плакал.

«Подонок… - задыхаясь от жгучей ненависти и сладкой жалости к себе, любимому, думал он. - Какой же я подонок!.. Давить таких надо! Сунуть голову в водопроводный люк - и крышкой, крышкой!..»
        Потом из общего мрака проглянула крохотная хитренькая надежда.
        - А демократы… хотят, чтобы я не бросал, да?..
        Витюлек вздернул бороденку и приспустил локоток.
        - В сущности все эти фантомы хотят одного и того же. Они хотят власти, господа. А уж к какому лагерю кто прибьется - это вопрос случая.
        - А-а… эти? - Колян робко указал вытаращенными, наслезенными глазами на пушку.
        - Армия пока колеблется, - сухо ответил Витюлек. - Все зависит от дозы, которую примет Николай Цоколев.
        - А какую надо принять?.. - затрепетав, спросил Колян.
        - Как же, примешь с вами! - грозно вмешалась Нинка. - Вот за что мужиков терпеть не могу: как сойдутся - так сразу давай про политику!..
        Витюлек немедленно обрел выправку и вернул локоток на отлет.
        - Господа! - прочувствованно молвил он. - Я предлагаю выпить за душевный покой Николая Цоколева как за гарантию прочного мира в стране и за ближними рубежами!
        - Только ты не исчезай, ладно?.. - взмолился Колян.
        - Не буду, - заверил Витюлек и не солгал. Все, включая Нинку, выпили, а он как стоял - так и остался стоять.
        - Ты… закусывай, - всполошился Колян, пододвигая Витюльку крупно, по-буденновски порубленный салат. Хотя, если уж на то пошло, салат бы следовало подсунуть не Витюльку, а Нинке. Но, впрочем, в поступке Коляна тоже была своя логика: то и дело исчезая сразу после тоста, тамада запросто мог спьянеть без закуски.
        - Благодарствуйте… - Витюлек мило улыбнулся. Придвинул табурет поближе к столу, сел и с удовольствием захрустел куском огурца.
        Колян глядел на него со слезами умиления.
        - Да, но… как же?..
        - А очень просто, - любезно отозвался Витюлек, уплетая салат. - Ко мне уже привыкли, горячка пустила корни. Со мной теперь одной стопкой не сладишь.
        Колян смутился.
        - Ну зачем же… так-то… о себе-то…
        - Давайте будем называть вещи своими именами! - предложил Витюлек, отодвигая тарелку и явно заходя на следующий тост. - Да, я - белая горячка, но в отличие от остальных не боюсь себе в этом признаться…
        Колян поспешно наполнил стопки. Витюлек встал и, выпрямившись, принял любимую позу.
        - Господа! - начал он на высокой ноте. - Подойдите к зеркалу, загляните в него, господа, и спросите себя: «Мог такой человек возникнуть в иной среде, кроме чьей-либо воспаленной подкорки?» Не спешите с ответом! Положите руку на сердце, установите внутреннюю тишину… Вы ахнете, господа, вы попятитесь! И будете совершенно правы. Да! Горячечные видения порождают друг друга… Возьмем того же Николая Цоколева! Имелся ли шанс у этого беспомощного интеллигента выжить в условиях страшного мира, созданного в беспамятстве им самим? Да ни малейшего, господа!.. Взгляните окрест себя! Кругом инфляция, безработица, кривая преступности становится на глазах прямой и отвесной… И вот в воображении Николая Цоколева возникает образ существа, которое бы заботилось о нем, кормило, поило и даже ходило бы иногда на работу… Я говорю о хозяйке дома, об очаровательной Нине Петровне.
        Нинка так и расплылась от удовольствия.
        - Ну уж прямо… - зардевшись, пробасила она, улыбаясь собственному бюсту.
        - Так… это… - забеспокоился вдруг Колян. - Тогда выходит, что и меня тоже кто-нибудь… ну… вообразил…
        - Вне всякого сомнения, - любезно отвечал Витюлек.
        Секунду Колян сидел неподвижно. Мысль усваивалась трудно, рывками.
        - Кто?.. - хрипло выговорил он наконец, хватаясь за край столешницы и норовя встать. - Какая сука?..
        - Цыть! - прикрикнула Нинка на сожителя. - Чего тост портишь?
        Колян ополз на место.
        - За Нину Петровну, господа! - провозгласил Витюлек, игриво качнув стопкой. - За Нину Петровну, которой я обязан своим существованием! Не будь ее, не было бы и меня. - Он приостановился и окинул стол орлиным оком. - Господа офицеры и дворяне пьют стоя! Хамы и дамы - сидя!
        Колян поморгал и мешковато поднялся. Нинка на правах дамы осталась сидеть.

* * *
        Стопки почти уже коснулись губ, когда входная дверь слетела с петель от страшного удара каблуком, и в комнату ворвались пятеро в камуфле и в черных наголовниках с прорезями для глаз. Замерли, рассыпавшись полукольцом. Дула коротеньких автоматов зияли в упор.
        - Не двигаться! - напряженным голосом скомандовал старший. - Медленно поставить стопки на стол! Ме-едленно, я сказал!..
        - Медленно! - тут же воскликнул Витюлек, вскидывая локоть. Видимо, все-таки отозвалось пренебрежение закуской. - Конечно же, медленно! Нас губит спешка, господа, спешка во всем!..
        Омоновцы, несколько ошалев от такой неслыханной отваги, уставились на Витюлька, и Колян, зажмурившись, метнул водку в рот.
        Секунду стоял, с ужасом ожидая грохота автоматной очереди, потом осторожно разжал веки. В комнате не было уже ни омона, ни Витюлька, ни даже Нинки. Колян пошатнулся и сел на табурет. Отер лицо кулаком с судорожно зажатой стопкой.
        - А ты все торчишь?.. - зловеще спросил он у дульного тормоза. - Дозу ждешь? Ну будет тебе сейчас доза…
        И, оттолкнув стопку, налил себе стакан. Всклень. С горкой.
        Там, за Ахероном
        И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.
        Лука, 16, 9.

1. На хозрасчете
        Лепорелло:
        - Да! Дон Гуана мудрено признать!
        Таких, как он, такая бездна!
        Дон Гуан:
        - Шутишь?
        Да кто ж меня узнает?
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Во втором круге было ветрено. Как всегда. Насыщенный угольной пылью ревущий воздух норовил повалить тяжелую тачку и, врываясь в многочисленные прорехи ватника, леденил душу.
        Душа, она ведь тоже, как и тело, способна испытывать и боль, и холод. Разница лишь в одном: душа бессмертна.
        Обглоданная ветром скала заслонила низкую сложенную из камня вышку, и дон Жуан остановился. Навстречу ему порожняком - в тряпье, в бушлатах - брела вереница погибших душ. Подперев свою тачку булыжником, дон Жуан отпустил рукоятки и, надвинув поплотнее рваный треух, стал поджидать Фрола.
        Фрол Скобеев был, как всегда, не в духе.
        - В горние выси мать! - злобно сказал он, тоже останавливаясь. - Сколько было баб у Владимира Святого? А? Семьсот! И все-таки он - Святой, а я - здесь! Эх, начальнички…
        За четыреста лет дружбы с Фролом дон Жуан изучил русский язык в совершенстве. Но в этот раз Скобеев загнул нечто настолько сложное, что дон Жуан его просто не понял. Что-то связанное с Великим Постом и посохом патриарха Гермогена.
        - За что страдаем, Ваня? - надрывно продолжал Фрол. - Ну сам скажи: много сюда нашего брата пригнали в последнее время? Да вообще никого! Плюют теперь на это дело, Ваня! За грех не считают! Так за что же я почти пятерик отмотал?!
        Над обглоданной ветром скалой появилось ехидное шерстистое рыло охранника. Правое ухо - надорвано, рог - отшиблен.
        - Эй! Развратнички! - позвал он. - Притомились, тудыть вашу? Перекур устроили?
        - Обижаешь, начальник, - хрипло отозвался дон Жуан. - Портянку перемотать остановился…
        Свою легендарную гордость он утратил четыреста лет назад.
        - Сбегу я, Ваня, - сказал сквозь зубы Фрол, снова берясь за рукоятки своей тачки.
        - Ей-черт, сбегу!
        Размышляя над этими несуразными словами, дон Жуан довез тачку до третьего круга. Холодный, рвущий душу ветер остался позади. Его сменил тяжелый дождь с градом. Крупная ледяная дробь разлеталась под ногами. Тачку занесло. Грешники третьего круга перегрузили уголь на салазки и покатили под уклон - в глубь жерла. Там, в четвертом круге, грузный мокрый уголь свалят на корявые плоты - и вплавь по мутному и тепловатому уже мелководью Стикса, - на тот берег, туда, где над чугунными мечетями города Дит встает мартеновское зарево нижнего Ада.
        - Запомни пригорочек, Ваня, - со странным блеском в глазах зашептал Фрол, когда их тачки снова встретились. - Пригорочек, а? За которым мы в прошлый раз остановились! За ним ведь низинка, Ваня! И с вышки она не просматривается…
        - Да ты повредился! - перебил его дон Жуан. - Бежать? Куда? В Лимб? В первый круг? Заложат, Фрол! В Лимбе - да чтоб не заложили!..
        - Зачем же в Лимб? - И шалая, опасная улыбка осветила внезапно лицо Фрола. - Можно и дальше…
        - Дальше - Ахерон, - холодно напомнил дон Жуан - и вдруг понял: - Ты что затеял, Фрол? Там, за Ахероном, - жизнь! А мы с тобой тени, кореш! Тени!
        - Я все продумал, Ваня, - сказал Фрол. - Тебе одному говорю: у них в первом круге есть каптерка. Сам слышал - начальник охраны и этот, с обломанным рогом, беседовали… Они же, когда на дело идут, в «гражданку» переодеваются, Ваня! И у них там есть каптерка! Тела, понимаешь? Новенькие! На выбор!
        - Но ведь она же, наверное, охраняется! - ошеломленно сказал дон Жуан. - И там же еще Харон!..
        - ЗАКОНЧИТЬ РАБОТУ! - оглушительно произнес кто-то в черном клубящемся небе. - У КОГО В ТАЧКАХ УГОЛЬ - ДОСТАВИТЬ ДО МЕСТА И ПОРОЖНЯКОМ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В КАРЬЕР. ОБЩЕЕ ПОСТРОЕНИЕ.
        - Что-то новенькое… - пробормотал дон Жуан.
        Их выстроили буквой П, и в квадратную пустоту центра шагнул начальник охраны с каким-то пергаментом в когтях.
        - В связи с приближающимся тысячелетием крещения Руси Владимиром… - начал он.
        - Амнистия! - ахнули в строю.
        Дон Жуан слушал равнодушно. Ему амнистия не светила ни в каком случае. Как и все прочие во втором круге, он проходил по седьмому смертному греху, только вот пункт у него был довольно редкий. Разврат, отягощенный сознательным потрясением основ. Кроме того, выкликаемые перед строем фамилии были все без исключения славянские.
        - Скобеев Фрол!..
        Дон Жуан не сразу понял, что произошло.
        - Ваня… - растерянно произнес Фрол, но его уже извлекли из общей массы. Он робко подался обратно, но был удержан.
        - Ваня… - повторил он - и вдруг заплакал.
        Дон Жуан стоял неподвижно.
        Колонна амнистированных по команде повернулась нале-во и двинулась в направлении третьего круга. Через Стигийские топи, через город Дит, через Каину, через Джудекку - к Чистилищу.
        В последний раз мелькнуло бледное большеглазое лицо Фрола.
        - ПРИСТУПИТЬ К РАБОТЕ! - громыхнуло над головами.
        - Сучий потрох! - отчаянно выкрикнул дон Жуан в бешено клубящийся зенит. Очередной шквал подхватил его крик, смял, лишил смысла и, смешав с угольной пылью, унес во тьму.

2. В «гражданке»
        Монах:
        - Мы красотою женской,
        Отшельники, прельщаться не должны,
        Но лгать грешно: не может и угодник
        В ее красе чудесной не признаться.
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Сверзившись в низину вместе с тачкой, дон Жуан припал к земле и замер. Если расчет Фрола верен, то его падения никто не заметит. А заметят? Ну, виноват, начальник, оступился, слетел с тачкой в овражек…
        Вроде обошлось.
        Дон Жуан стянул с головы треух и вытер лоб. Жест совершенно бессмысленный - души не потеют.
        Тачку он решил бросить, не маскируя. Угольная пыль проела древесину почти насквозь: что земля, что тачка - цвет один.
        Пригибаясь, дон Жуан добрался до конца Фроловой низинки и, дождавшись, когда охранник на вышке отвернется, вскочил и побежал. Ветер здесь был сильнее, чем в рабочей зоне. Сразу же за бугром сбило с ног, и пришлось продолжить путь ползком…
        Обрыв, по которому беглецу предстояло вскарабкаться в Лимб, был адски крут. Правда, на противоположной стороне круга есть удобный пологий спуск, но лучше держаться от него подальше. Дон Жуан имел уже один раз дело с Миносом, и этого раза ему вполне хватило.
        Первая попытка была неудачна. Ватник и стеганые штаны сыграли роль паруса, и дона Жуана просто сдуло с кручи. Он сорвал с себя тряпье и, полез снова - нагая душа меж камнем и грубым, как камень, ветром.
        В конце концов он выполз на край обрыва и некоторое время лежал, боясь пошевелиться, оглушенный внезапной тишиной. В это не верилось, и все же он достиг Лимба.
        Странные души населяли первый круг Ада. Мучить их было не за что, а в Рай тоже не отправишь, ибо жили они до Рождества Христова и об истинной вере понятия не имели. Так и слонялись, оглашая сумрак жалобами и вздохами.
        Сквасить печальную рожу, став неотличимым от них, и, стеная, выйти к Ахерону - труда не составит. Вопрос - что делать дальше? Каптерка наверняка охраняется. Если она вообще существует… Эх, Фрола бы сюда!
        Дон Жуан поднялся и, стеная, побрел сквозь неподвижные сумерки круга скорби.
        К Ахерону он вышел неподалеку от переправы. Над рекою мертвых стоял туман - слепой, как бельмы. В страшной высоте из него проступали огромные знаки сумрачного цвета:
        !ЙИЩЯДОХВ АДЮС КЯСВ,УДЖЕДАН ЬВАТСО
        Чуть левее переправы располагалось неприметное приземистое здание из дикого камня. Каптерка?
        Подобравшись к зияющему проему входа, дон Жуан осторожно заглянул внутрь. На каменном полу грудой лежали пыльные тела. В глубине помещения белела какая-то массивная фигура. Присмотревшись, дон Жуан с содроганием узнал в ней статую командора, в которой его приходили брать.
        Одноглазый каптенармус сидел сгорбясь у подслеповатого слюдяного окошка и со свирепой сосредоточенностью крутил, ломал и вывертывал невиданный доном Жуаном предмет, представляющий из себя яркий мозаичный кубик небольшого размера.
        Тут на берегу грянули крики, и дон Жуан отпрянул от проема. Каптенармус досадливо качнул рогами, но головы не поднял.
        Дело было вот в чем: Харон только что перевез на эту сторону очередную партию теней. Нагие души, стуча зубами и прикрываясь с непривычки, выбрались из ладьи. Все, кроме одной. Она забилась на корму, истошно крича, что это ошибка, что анонимки написаны не ее рукой, что простым сличением почерков… Скверно выругавшись, Харон огрел душу веслом
        - и, выскочив на берег, душа, вереща, припустилась вдоль Ахерона - в туман.
        - Куда? - взревел Харон и, подъяв весло, кинулся вдогонку.
        Вот он - шанс!
        Не теряя ни секунды, дон Жуан натянул первое попавшееся тело и вылетел из каптерки. Сердце, запущенное с ходу на полные обороты, прыгало и давало перебои. Протаранив толпу брызнувших врассыпную теней, он уперся в тяжелый нос ладьи и оттолкнулся ногами от берега. У него еще хватило сил перевалиться через борт, после чего сознание покинуло дона Жуана.
        Покачиваясь, ладья выплыла на середину Ахерона и растворилась в блеклом тумане. Там ее подхватило течение и, развернув, увлекло в одну из не упомянутых Данте и тем не менее многочисленных проток.
        Разговор, вырвавший дона Жуана из забытья, велся на родном языке Фрола Скобеева. Говорили об обнаженных женщинах.
        Он открыл глаза и тут же зажмурил их - после четырехсот лет мрака солнце показалось ему особенно ярким. Шумела вода. Он лежал на палубе, и над ним склонялись загорелые лица людей. Над бортом покачивалась на шлюп-балке ладья Харона.
        - Как вы себя чувствуете? - Судя по всему, к нему обращался капитан корабля.
        - Спасибо… Хорошо… - услышал дон Жуан свой слабый голос. Услышал
        - и ужаснулся. Понимая уже, что случилось непоправимое, он рывком поднял край простыни, которой был прикрыт, и легкая ткань выскользнула из его внезапно ослабевших пальцев.
        Там, в каптерке, он впопыхах напялил женское тело! Молодое. Красивое. И все-таки женское.
        - Кто вы такая? Как вас зовут?
        Но дон Жуан уже взял себя в руки.
        - Жанна, - глухо сказал он. - Жанна… - и чуть было не добавил «Тенорьо».
        - Гермоген, - выговорил он наконец, вспомнив наиболее заковыристое ругательство Фрола. - Жанна Гермоген.

3. По этапу
        Дон Гуан:
        - Ах, наконец Достигли мы…
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        В восьмом круге амнистированных построили под обрывом и после поверки передали новому конвоиру - черному крылатому бесу по кличке Тормошило, созданию мрачному и настроенному откровенно садистски.
        - Кто отстанет или с ноги собьется, - сразу же предупредил он, - буду кунать на пятом мосту! Шагом… арш!
        Колонна голых чумазых душ двинулась вдоль скальной стены. Бушлатики на амнистированных сгорели еще на марше через город Дит, где из каменных гробниц с воем рвалось прозрачное высокотемпературное пламя.
        Мрачный Тормошило подождал, когда колонна пройдет мимо полностью, затем с треском развернул нетопырьи крылья и, перехватив поудобнее черный от смолы багор, прянул ввысь.
        Фрол Скобеев шел, не сбиваясь с ноги, правильно держа дистанцию и все более утверждаясь в мысли, что второй круг, в котором он отмотал без малого пятерик, - далеко не самое жуткое место в преисподней. А навстречу этапу уже лезли из мрака глыбастые чугунные скалы Злых Щелей.
        Додумались начальнички: православных - в Чистилище! Что хотят - то творят…
        - Эх, Ваня… - тихонько вздохнул Фрол.
        - Разговорчики! - немедленно проскрежетало над головой, и шорох перепончатых крыльев унесся к хвосту колонны.
        Вскоре они достигли обещанного пятого моста. Внизу побулькивала черно-зеркальная смола, из которой то здесь то там всплывал взяточник и тут же опрометью уходил на дно, страшась угодить под багор какого-нибудь беса-загребалы. Тянуло жаром.
        - Стой! - взвизгнуло сверху. Колонна стала.
        - Ты что же, нарочно надо мной издеваешься? - истерически вопил Тормошило. - Ты уже который раз споткнулся, гад?
        Затрещали крылья, мелькнул острый крюк багра, и сосед Фрола, подхваченный под плечо, взмыл из строя. Трепеща перепонками, Тормошило завис над черно-зеркальной гладью и дважды макнул провинившегося в смолу.
        - В строй!
        Черная, как негр, душа, подвывая от боли, вскарабкалась на мост и заняла свое место.
        - Продолжать движение! - с ненавистью скомандовал Тормошило и спланировал на основание одной из опор, где, свесив копыта, сидел еще один бес-загребала по кличке Собачий Зуд.
        - Зря ты… - равнодушно заметил он опустившемуся рядом Тормошиле. - Амнистированных все-таки в смолу кунать не положено. Смотри, нагорит…
        - С ними иначе нельзя, - отвечал ему нервный Тормошило. - Им поблажку дай - роги отвернут в два счета… А что, Хвостач здесь?
        - В город полетел, - отозвался Собачий Зуд, притапливая багром высунувшуюся из смолы грешную голову. - Насчет дегтя…
        Тормошило насупился.
        - Скурвился Хвостач, - мрачно сообщил он. - Как тогда начальником поставили - так и скурвился…
        Собачий Зуд притопил еще одного грешника и с любопытством поглядел на товарища.
        - А что у вас с ним вышло-то?
        - Да не с ним! - с досадой сказал Тормошило. - Третьего дня дежурю в реанимации… Ну из-за этого… Да ты его знаешь! Там взяток одних… Все никак помереть не может!
        - Ну-ну!
        - Ну вот, стою, жду, багорик наготове… И вдруг - фрр! - влетают…
        - Кто?
        - Да эти… пернатые… с Чистилища! Один зеленый, с первого уступа, а второй, не знаю, с седьмого, что ли?.. Блестящий такой, надраенный… О, говорят, а ты что тут делаешь? - Как что, говорю, грешника жду. - Ты что, говорят, угорел? Грешника от праведника отличить не можешь? - Это где вам тут праведник, спрашиваю, это он, что ли, праведник? Вы на душу его посмотрите: копоти клок - и то чище!.. А они, представляешь, в рыло мне смеются: ладно, говорят, отмоем… А? Ничего себе?
        - Д-да… - Собачий Зуд покрутил головой.
        - Ну я разозлился, врезал одному багром промеж крыл… Короче, я - на них телегу, а они - на меня…
        Собачий Зуд слушал, сочувственно причмокивая и не замечая даже, что во вверенном ему квадрате из смолы торчат уже голов десять с приоткрытыми от любопытства ртами.
        - Ну а душа-то кому пошла?
        - Да никому пока… - расстроенно отозвался Тормошило. - Опять откачали… Может, ему мученик какой родственником приходится, откуда я знаю!.. Нет, но ты понял, что творят? Начальнички…
        - А Хвостач, значит, связываться не захотел?
        Тормошило открыл было рот, но тут сверху послышался треск крыльев и звонкий поцелуй пары копыт о каменное покрытие моста. Головы грешников мгновенно спрятались в смолу.
        - О! - Скривившись, Тормошило кивнул рогом. - Легок на помине. Сейчас начнет орать, почему колонна без присмотра…
        Над гранитной кромкой показалось ликующее рыло Хвостача.
        - Эй, загребалы! - позвал он. - Посмеяться хотите?
        - Ну? - осторожно молвил Собачий Зуд.
        - У Харона ладью угнали! - распялив в восторге клыкастую пасть, сообщил Хвостач. - Ох и начнется сейчас!.. - Ударил крыльями и понесся ласточкой к следующей опоре.
        Загребалы ошарашенно переглянулись. Первым опомнился Собачий Зуд.
        - Бардак… - безнадежно изронил он и притопил со вздохом очередного не в меру любопытного взяточника.

4. Командированные
        Лепорелло:
        - Проклятое житье. Да долго ль будет
        Мне с ним возиться? Право, сил уж нет.
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Грязный отвратительный буксир, впряженный в допотопную ржавую баржу, стоя, можно сказать, на месте, с тупым упорством рыл зеленоватую волжскую воду. Злобился и ворчал бурун. На баке над распростертым телом товарища стояли и беседовали два матроса. Один - коренастый, насупленный, весь поросший густым проволочным волосом. Другой - румяный красавец с придурковатым, навсегда осклабившимся лицом.
        - Ишь! - злобно цедил коренастый, с завистью глядя на привольно раскинувшеся тело.
        - Залил зенки с утра - и хоть бы хны ему!
        - Да тебе-то что?
        - Мне - ничего. А тому, кто на его место придет, думаешь, сладко будет с циррозом печени? Надо ж немного и о других думать!
        - Мнится: ангельские речи слышу, - глумливо заметил румяный. - А сам-то что ж ревизоршу багром закогтил? Всех ведь, считай, подставил!
        Коренастый насупился, закряхтел.
        - Не устоял, - сокрушенно, со вздохом признался он. - Да и домой что-то потянуло…
        Капитан (громила с длинным равнодушным лицом), возложив татуированную длань на штурвал, нехотя доцеживал сигарету. Гладкие волны, как в обмороке, отваливались от мерзкого судна.
        Ничто, казалось, не предвещало грозы, когда из безоблачного неба пала с шелестом разящая черная молния. Ударом ветра развернуло линялый флаг и сохнущее на снастях белье. Матросы остолбенели. На палубе, распялив кожистые крылья и злорадно скаля клыки, стояло адское создание с шерстистым уродливым ликом.
        - Отцепляй, в превыспреннюю, баржу! - гаркнуло оно капитану, ударив в настил черным от смолы багром.
        Спящий на баке матрос приподнял всклокоченную голову, поглядел заплывшим глазом - и снова заснул. То ли крылатый бес был ему уже знаком по белой горячке, то ли матросик принял его спросонья за кого-нибудь из команды.
        На обветренных скулах капитана обозначились желваки. Двумя пальцами он изъял изо рта окурок и, выщелкнув его за борт, процедил:
        - Борода, штурвал прими…
        И, не сводя с адского творения неприязненных глаз, спустился по железной лесенке на палубу. Безбоязненно приблизился почти вплотную.
        - Что за дела, Хвостач? - угрожающе выговорил он, подавая звук несколько в нос. - Там ты меня доставал, здесь достаешь… Что за дела?
        - Баржу отцепляй, - ласково повторил гость из бездны.
        Сняв с красного щита по противопожарной принадлежности, подошли оба матроса. Борода (кстати, не то чтобы гладко выбритый, но уж во всяком случае не бородатый) с нездоровым любопытством следил за ними из-за штурвала.
        - А ты мне здесь кто? Начальник? - не менее ласково осведомился капитан. - Баржу ему отцепляй! Да в этой барже одних бушлатов на весь второй круг! Сдам только Харону и каптенармусу. Под расписку.
        - Да не отсвечивай ты, Хвостач! - хмурясь, проворчал коренастый. - Вон с берега уже пялятся! За рубку зайди.
        Вчетвером они отошли за рубку.
        - Ну в чем дело?
        - Побег, - сказал Хвостач. - У Харона кто-то ладью угнал. В общем так: руби концы
        - и полным ходом на Баклужино. Может, он еще из протоки не выплыл…
        - Так кто бежал-то?
        - А я знаю! Если бы Харон сразу спохватился! А то гонял два дня веслом какую-то душу по берегу - делать ему больше нечего!..
        Кто-то присвистнул.
        - Два дня? Так это ладью уже наверняка в Волгу вынесло…
        - Значит, всю Волгу обшарь, но найди!
        - А сам-то чего ж? - осклабившись сильней обычного, осведомился румяный. - На крыльях-то чать сподручней…
        - Посоветуй мне, посоветуй! - огрызнулся Хвостач. - Придумал: на крыльях! Средь бела дня!
        - А что ж на палубе стоял, светился, раз такой осторожный?
        - Ну хватит! Поговорили! Отцепляйте баржу!
        - Да пошел ты!.. - лениво сказал капитан. - Вот вернемся в Злые Щели
        - там и покомандуешь.
        - А что ж ты думаешь? - злобно сказал Хвостач, прожигая его взглядом.
        - И покомандую. Попомни, Забияка: ты у меня в Злых Щелях из обходов вылезать не будешь!
        Прянул в воздух и стремительным шуршащим зигзагом ушел в зенит. Черной молнии подобный. Плеснуло сохнущее на снастях белье.
        - Настучит… - со вздохом обронил Борода.
        Запрокинув равнодушное лицо, капитан смотрел в небо. Смотрел, не щурясь. Зрачки - с иголочное острие.
        - Начальнички, - проворчал он наконец и, сплюнув за борт, снова полез в рубку. - Один одно командует, другой - другое… Не знаешь уже, кого слушать.
        - Это точно, - отозвался румяный матрос, вешая топорик на пожарный щит.
        Борода, уступивший штурвал капитану, заржал.
        - Сижу это я раз в одном бесноватом, - начал он, спускаясь по лесенке на палубу, - и приходят эти… заклинатели. Штук семь. «Именем, - говорят,
        - того Иисуса, Которого Павел проповедует, приказываем тебе выйти из этого человека». А я им и говорю: «Иисуса знаю, Павла знаю, а вы кто такие?» Как дал им, как дал! Они от меня два квартала нагишом драли!
        - И что тебе потом было?
        - А ничего не было. Похвалили даже. - Борода ощерился и махнул рукой.
        - Так что, может, и сейчас прокатит…
        Не прокатило.
        И получаса не прошло, как с ясного неба на палубу метнулись, шурша, уже две молнии
        - одна черная, другая - ослепительно зеленая.
        Ангел в изумрудных одеждах с ужасным от гнева лицом шагнул к попятившимся матросам. Огненный меч в его деснице сиял, как язык ацетиленовой горелки.
        - Пр-роклятый род! - возгласил он громоподобно. - Во что еще бить вас за гордыню вашу? Уже и грешники бегут из преисподней! Уже и собственным начальникам отказываетесь повиноваться!.. - Он передохнул и приказал сухо и коротко: - Баржу отцепить. Полным ходом в протоку.
        - Я им говорю, мол, так и так, побег, мол… - робким баском объяснял из-за крыла Хвостач.
        - Так бушлаты же… - начал было оправдываться капитан. - Люди свечки ставили, панихиды заказывали…
        - Бушлаты?! - С пылающим от гнева лицом ангел в зеленых одеждах стремительно прошествовал на корму и одним ударом огненного меча перерубил трос.

5. На приеме
        Лепорелло:
        - Ого! Вот как! Молва о Дон Гуане
        И в мирный монастырь проникла даже,
        Отшельники хвалы ему поют.
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        - Прошу вас, владыко, садитесь…
        Архиерей сел. С торжественностью несколько неуместной (дело происходило в кабинете начальника милиции) он воздел пухлые руки и, сняв клобук, бережно поместил его на край стола. Остался в черной шапочке.
        Генерал хмурился и в глаза не глядел. В негустую и рыжеватую его шевелюру с флангов врубались две глубокие залысины, норовя повторить знаменитый маневр Ганнибала.
        - Про баржу слышали? - отрывисто спросил он наконец.
        С несчастным видом владыка развел мягкие ладони.
        - Обрубили трос, - сдавленно сообщил генерал. - Баржу снесло на косу. А местные жители, не будь дураки, вскрыли пломбы и принялись расхищать бушлаты. Если прокуратура (а она уже занимается этим делом) копнет достаточно глубоко, то с полковником Непалимым придется расстаться… Как прикажете дальше работать, владыко? С кем работать прикажете?
        - Сказано: аще и страждете правды ради… - начал было архиерей.
        - Правды ради? - Генерал желчно усмехнулся. - Утром Склизский прибегал - каяться. Бушлаты-то отгружал именно он… И если бы только правды ради!
        Архиерей ошеломленно схватился за наперсный крест.
        - Вы хотите сказать?..
        - Вот именно. - Голос генерала был исполнен горечи. - Под прикрытием богоугодного дела гнал ценности на ту сторону. Вместе с бушлатами. Отсылал на хранение каптенармусу, с которым, как сам признался, связан уже давно…
        - Господи помилуй! - В страхе архиерей осенил себя крестным знамением. - Вот уж воистину: яко несть праведен никтоже…
        - Праведен! - сказал генерал. - Покажите мне одного праведника, который бы мог разом списать столько бушлатов! Вы же знаете, что в прокуратуре сплошь сидят наши с вами противники, и если всплывет хоть одна зашитая в бушлаты ценность, нам останется уповать лишь на вмешательство Петра Петровича. Склизский - ладно, а вот Непалимого жалко…
        Генерал вздохнул.
        - А на будущее, владыко… - сказал он, потирая левую залысину. - Простите великодушно, но что-то с вашими речниками надо делать. Так дальше нельзя. Взять хотя бы тот случай с ревизоршей… Уму непостижимо: багром! Женщину! Интеллигентную! Пожилую!.. А у нее, между прочим, национальность! Сначала демократы здание пикетировали, потом патриоты с плакатом! «Одолжи багор, матросик!» Ну вот как его теперь отмазывать прикажете?
        - Так ведь контингент-то какой!.. - беспомощно проговорил архиерей. - Одно слово: бесы. Да и ревизорша, между нами, взяточница. А у него, как на грех, багор был в руках. По привычке зацепил, без умысла…
        - Послушайте, владыко, - взмолился генерал. - Ну присоветуйте вы там, я не знаю, чтобы хоть меняли этих речников время от времени…
        - Так ведь и так меняют! Меняют что ни рейс!
        - Простите?.. - Помаргивая рыжеватыми ресницами, генерал непонимающе смотрел на служителя культа. - Как же меняют, если люди одни и те же?
        - Люди - да. А бесы в них - каждый раз новые. Я же и говорю: контингент такой… Что у вас, что у нас… Но вот с баржей - здесь их вины, поверьте, нет. Приказали трос обрубить - они и обрубили.
        - Приказали? - пораженно переспросил генерал. - Зачем?
        Перед тем, как ответить, архиерей боязливо оглянулся на дверь кабинета. Дверь была плотно прикрыта.
        - Великий грешник бежал из обители скорби, - тихо и страшно выговорил он.
        Генерал откинулся на спинку стула. Рыжеватая бровь изумленно взмыла.
        - Как?.. ОТТУДА?
        Архиерей скорбно кивнул, и в этот миг грянул телефон. Генерал уставился на аппарат, словно видел подобное устройство впервые. Затем снял трубку.
        - Слушаю, - отрывисто известил он. - Сволокли с косы?.. Что?! - Лицо его внезапно осунулось. - Когда?.. Час назад?.. - На глубоких генеральских залысинах проступила испарина. - Срочно выясни, где в этот момент находились речники… Ну а какие же еще? Конечно, наши!
        Он бросил трубку. Владыка смотрел на генерала, широко раскрыв глаза.
        - Час назад теплоход «Богдан Сабинин» таранил баржу с бушлатами, - несколько севшим голосом сообщил тот. - Оба судна затонули.
        - Свят-свят-свят! - только и смог выговорить архиерей.

6. В подвале
        Второй гость:
        - Какие звуки! Сколько в них души!
        А чьи слова, Лаура?
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        То ли здесь, во сне, то ли там, наяву, кто-то тихо и нежно произнес его имя. Вздрогнув, дон Жуан открыл глаза - и сразу попал в липкую душную черноту четвертого круга. Сердце прянуло испуганно… Но нет, это был не Ад - в Аду никто никогда не спит. Это был всего лишь подвал - точное подобие Стигийских топей близ раскаленных стен адского города Дит. Справа из темноты давили влажным теплом невидимые ржавые трубы. В углу, наполняя тесное подземелье удушливым паром, бил слабый родник кипятка.
        Шел третий день бегства с борта теплохода «Богдан Сабинин». Что-то подсказывало дону Жуану, что судно, принявшее на борт ладью Харона, недолго продержится на плаву.
        В итоге - подвал. А тихий нежный оклик ему приснился, не иначе… Дон Жуан со вздохом опустился на ветхое влажное ложе из пакли и тряпья, но тут голос возник снова:
        На заре морозной Под шестой березой, За углом у церкви Ждите, Дон-Жуан…
        Он не сразу понял, что это стихи. Резко приподнялся на локте и вдруг плотно, страшно - как будто не себе, а кому-то другому - зажал рот ладонью. А голос продолжал:
        Но, увы, клянусь вам Женихом и жизнью…
        Она - улыбалась. Даже не видя ее лица, он знал, что, произнося это, она улыбается
        - нежно и беспомощно. Неслышно, как во сне, он поднялся с пола и двинулся к лестнице, ведущей из подвала в подъезд.
        Застенок подъезда был освещен мохнатой от пыли скляницей. Без лязга приоткрыв дверь из сваренных накрест железных прутьев, дон Жуан шагнул наружу.
        На каменной коробке подъемной клети теснились глубоко вырубленные непристойности и выражения, дону Жуану вовсе не знакомые. Богохульства, надо полагать… В подвале журчал и шипел кипяток, откуда-то сверху сквозь перекрытия приглушенно гремела дикарская музыка, а девичий голос на промежуточной площадке все ронял и ронял тихие, пронзающие душу слова:
        Так вот и жила бы, Да боюсь - состарюсь, Да и вам, красавец, Край мой ни к чему…
        Он решился и выглянул. Короткая лестница с обкусанными ступенями упиралась в обширную нишу высотой чуть больше человеческого роста. Скляница там была разбита, и ниша тонула в полумраке. Задняя стена ее представляла собой ряд квадратных и как бы слившихся воедино окон с треснувшими, а то и вовсе вылетевшими стеклами.
        Девушка сидела на низком подоконнике. Зеленоватый свет фонаря, проникавший с улицы, гладил ее чуть запрокинутое лицо, показавшееся дону Жуану невероятно красивым.
        Ах, в дохе медвежьей И узнать вас трудно, - Если бы не губы Ваши, Дон-Жуан…
        Голос смолк. И тут на подоконнике шевельнулась еще одна тень, которой дон Жуан поначалу просто не заметил.
        - Не, Аньк, я над тобой прикалываюсь, - проскрипел ленивый юношеский басок. - Донжуан-донжуан!.. Читаешь всякую…
        Фраза осталась незаконченной. Низкий и страстный женский голос перебил говорящего.
        - Еще! - то ли потребовал, то ли взмолился он.
        Парочка, расположившаяся на подоконнике, вздрогнула и уставилась вниз. Там, на первой ступеньке, прислонясь к стене пролета, ведущего в подвал, маячил женский силуэт. На молодых людей были устремлены исполненные мрачной красоты пылающие темные глаза. Парочка переглянулась озадаченно.
        - Ну я тащусь! - скрипнул наконец басок, и его обладатель, всматриваясь, подался чуть вперед - из тени в полусвет. Дона Жуана передернуло от омерзения. Молодой человек был мордаст, глазенки имел наглые и нетрезвые, что же до прически, то раньше так стригли одних только каторжан и умалишенных: затылок и виски оголены, зато на макушке стоит дыбом некое мочало.
        - Тебе тут что, тетенька, концерт по заявкам, да? - издевательски осведомился он, и рука дона Жуана дернулась в поисках эфеса. Четыреста лет не совершала она этого жеста… Однако взамен рукоятки пальцы обнаружили упругое женское бедро. Его собственное.
        Столь жуткого мгновения ему еще переживать не приходилось.
        - Простите… - пробормотал он, опуская глаза. - Простите ради Бога…
        Он повернулся и побрел: нет, не в подвал - на улицу, прочь, как можно дальше от этого подъезда, от этого дома…
        - Э, так ты из бомжей? - в радостном изумлении скрипнул басок. - Да ты хоть знаешь, сучка, в чей подъезд зашла? Стишков ей! Давай-давай вали отсюда, пока в ментовку не сдали!
        Дон Жуан был настолько убит, что безропотно снес бы любое оскорбление. Слово
«сучка» тоже не слишком его уязвило - во втором круге за четыреста лет он еще и не такого наслушался. Но то, что грязное слово было произнесено в присутствии девушки, только что читавшей стихи о нем… Он стремительно повернулся на пятке и легко взбежал по лестнице.
        Пощечина треснула, как выстрел.

7. Бой
        Дон Гуан:
        - Когда за Эскурьялом мы сошлись,
        Наткнулся мне на шпагу он и замер,
        Как на булавке стрекоза…
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Пощечина треснула, как выстрел, и мордастого отбросило к мусоропроводу. Секунду он очумело смотрел на взбесившуюся красавицу бродяжку, затем лицо его исказилось злобой, и, изрыгнув матерное ругательство, юный кабальеро кинулся на обидчицу, занося крепкий увесистый кулак.
        Дона Жуана не удивило и не смутило, что на женщину (хотя бы и после пощечины!) поднимают руку, поскольку в гневе он начисто забыл, в чьем теле находится. Грациозным движением пропустив нападающего мимо, он проводил его еще одной затрещиной, от которой тот вкололся в выщербленную стену напротив.
        Это уже было серьезно.
        - Ах ты!.. - взвизгнул мордастый и вдруг, ни слова не прибавив, кинулся вверх по лестнице - то ли за оружием, то ли за подмогой.
        Дон Жуан порывисто повернулся к девушке, оцепеневшей от изумления и испуга.
        - Чьи это стихи? - спросил он, но тут адская музыка громыхнула во всю мочь, почти заглушив его вопрос, - это соперник рванул наверху дверь своей квартиры.
        - Бегите! - умоляюще шепнула девушка не в силах отвести глаз от странной незнакомки. - Там вечеринка! У него отец - полковник милиции!
        Словно в подтверждение ее слов музыка наверху оборвалась, несколько здоровенных глоток взревели угрожающе, загрохотали отбрасываемые пинками стулья - и по лестнице лавиной покатился топот.
        Первым добежал полковничий сынок (остальные, видимо, задержались, увязнув в дверях).
        - Ну, сука! - с пеной у рта пообещал он. - Я ж тебя сейчас на дрова поломаю!
        И с фырчанием крутнул двумя палками, связанными короткой веревкой. Дон Жуан оглянулся. На подоконнике лежал недлинный железный прут, которыми, похоже, был усеян весь этот мир. Пальцы сомкнулись на рубчатом металле. Мордастый же, увидев чумазую бродяжку в фехтовальной позиции и с арматуриной в руке, споткнулся, зацепил «чаками» за перила и с отскока звучно влепил себе деревяшкой по колену. Взвыл и бросился наутек. Дон Жуан с наслаждением отянул его железным прутом по упитанной спине, но тут на верхней площадке показалась подмога - человек пять юнцов с каторжными стрижками.
        - Вы - прелесть, - с улыбкой сказал дон Жуан девушке и, не выпуская из рук оружия, шагнул в разбитое окно. Он знал, что там, снаружи, вдоль всего здания пролегает какая-то труба, по которой, придерживаясь за стену, вполне можно добраться до плоской крыши пристройки.
        Дверь подъезда распахнули с такой силой, что чуть не сорвали пружину. Под фонарем заметались вздыбленные двухцветные макушки.
        - Где она, зараза?
        - Да вон же, вон! По трубе идет!
        Кто-то нагнулся, подбирая что-то с тротуара, и четвертинка кирпича взорвалась осколками в локте от дона Жуана. Но пристройка была уже совсем рядом. На глазах у преследователей хулиганка с неженской ловкостью вскарабкалась на крышу магазина и, пригнувшись, исчезла за парапетом.
        - Колян! Давай к складу! Там по воротам залезть можно!
        Дон Жуан огляделся. Под ногами была ровная, шероховатая, как наждак, поверхность, густо усеянная битым стеклом и всякой дрянью. Не распрямляясь, он пробежал вдоль ряда низких балконов до угла, и крыша магазина распахнулась перед ним - огромная, как обугленные пустыни седьмого круга. Изнанка неоновой рекламы напоминала груду тлеющих углей, которую кто-то разгреб и разровнял по кромке вдоль всего здания.
        В это время из-за дальнего угла на крышу выскочила человеческая фигурка - надо полагать, взобравшийся по воротам Колян. За ней - другая.
        Не теряя ни секунды, дон Жуан перемахнул облицованное грубыми изразцами ограждение угловой лоджии. Дверь, ведущая внутрь дома была открыта, и в ней шевелилась портьера.
        - То есть не-мед-ленно! - гремел за портьерой властный мужской голос.
        - Да, по моему адресу! Да! Усиленный наряд!.. Что? Насколько опасна?.. Да она моего сына изуродовала!..
        И со страхом, похожим на восторг, дон Жуан понял, что попал в квартиру полковника
        - ту самую, где агонизировала сорванная им вечеринка.
        Спрыгивать на крышу было теперь просто неразумно. Разумнее было затаиться. Портьеру шевелило сквозняком - следовательно, сообразил он, входная дверь распахнута настежь…
        - Вот она! - истошно завопили на крыше. - Вон, на лоджии!
        Дон Жуан отбросил портьеру и, не выпуская из рук железного прута, шагнул в комнату. Человек, только что кричавший в телефон страшные слова, с лязгом бросил трубку, вскинул голову и остолбенел.
        Это был крупный склонный к полноте волоокий мужчина лет сорока - в шлепанцах, в брюках с красной полоской и в майке.
        - Вы?.. - как бы не веря своим глазам, проговорил он. - Это вы?..
        Краска сбежала с его лица. Бледный - в синеватых прожилках - полковник милиции с ужасом смотрел на странную гостью.
        И дону Жуану показалось, что полковник сейчас пошатнется и грузно рухнет поперек ковра.
        Но тут в комнату с топотом ворвался полковничий сынок, теперь более мордастый слева, нежели справа.
        - Па! Она на балконе!.. - заорал было он - и умолк.
        Полковник зажмурился, застонал и вдруг, развернувшись, отвесил сыну оплеуху - куда более увесистую, чем первые две.
        - Сопляк! - снова наливаясь кровью, гаркнул он. - Вон отсюда! Все вон! Тунеядцы! Короеды! Вы на кого руку подняли!..
        На лоджии кто-то ойкнул и спрыгнул, видать, на крышу. Полковник плотно прикрыл дверь за вылетевшим из комнаты отпрыском и снова повернулся к гостье. Крупные губы его тряслись.
        - Накажу… - истово говорил он. - Примерно накажу… Только ради Бога… Это недоразумение… Ради Бога…
        - Да я, собственно, не в претензии, - преодолев наконец оторопь, промолвил дон Жуан. - Конечно же, недоразумение…

8. Наутро
        Дона Анна:
        - Вы сущий демон. Сколько бедных женщин
        Вы погубили?
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Утро за нежными апельсиновыми шторами рычало, как Цербер. Коротко вскрикивал металл. Иногда, сотрясая воздух, под окном проползало нечто невообразимо громадное.
        По ту сторону двери кто-то скрипнул паркетиной и испуганно замер. Дон Жуан усмехнулся. Закинув руки за голову, он лежал на чистых тончайших простынях и с выражением вежливого изумления на посвежевшем лице думал о вчерашних событиях.
        Получалось, что тело, которое он присвоил, уже уходило за Ахерон и не раз… Но полковник, каков полковник! Принимать у себя дома гостей с того света… На безумца вроде не похож, да и душу дьяволу явно не продавал, поскольку живет небогато…
        А ведь принимал постоянно. Не зря же ноги сами принесли дона Жуана именно к этому дому, именно в этот подъезд…
        Дон Жуан откинул плед и в который раз с отчаянием оглядел свое новое тело.
        В дверь постучали, и осмотр пришлось прервать.
        - Я слышу, вы уже проснулись, дорогая? - произнес мелодичный женский голос. - Доброе утро!
        Обворожительно улыбаясь, в комнату вошла пепельная блондинка в чем-то кружевном и дьявольски обольстительном. Жена полковника, и скорее всего вторая. Уж больно молода, чтобы быть матерью мордастого кабальеро… Вчера за ужином она, помнится, вела себя как-то странно… Да и сейчас тоже… Дверь вот зачем-то прикрыла…
        - Ну как спалось на новом месте?
        Слова прозвучали излишне любезно и отчетливо. Видимо, кто-то стоял и подслушивал в коридоре.
        - О, благодарю вас! Превосходно!
        Блондинка присела на край постели и уставила на дона Жуана синие с поволокой глаза. Мысленно застонав, он попробовал обмануть себя рассуждением, что вот приходилось же ему переодеваться в свое время и монахом, и простолюдином… Однако в глубине души дон Жуан прекрасно сознавал, что сравнение - лживо. Трижды лживо! Ах если бы тогда, в каптерке, у него нашлась одна-единственная минута - осмотреться, выбрать…
        - Что? Никакой надежды? - умоляюще шепнула блондинка.
        - Как же без надежды? - пересохшим ртом отвечал дон Жуан, не в силах отвести взгляда от ее свежих, чуть подкрашенных губ. - Надежда есть всегда!
        О чем идет речь, он, естественно, не понимал, да и, честно сказать, к пониманию не стремился. Когда говоришь с женщиной, смысл не важен - важна интонация.
        - Я - про кору, - уточнила она.
        - Я - тоже…
        Синие влажные глаза просияли безумной радостью, и в следующий миг к изумлению дона Жуана нетерпеливые ласковые руки обвили его шею.
        - Значит, все-таки любишь?.. - услышал он прерывистый шепот.
        В горние выси мать! А тело-то у него, оказывается, с прошлым! Да еще с каким!..
        В смятении он оглянулся на дверь.
        - А… муж?
        - Пусть скажет спасибо за баржу… - хрипло отвечала блондинка, бесцеремонно внедряя руку дона Жуана в кружева своего декольте.

«Какая еще в преисподнюю баржа?» - хотел вскричать он, но рот его уже был опечатан нежными горячими губами.
        Ай да тело! Ай да погуляло!..
        Волоокий дородный полковник маялся в коридоре. При параде и даже при каких-то регалиях. Увидев выходящих из спальни дам, резко обрел выправку.
        - Спасибо вам за баржу, - прочувствованно выговорил он. - Только вот… - Чело его внезапно омрачилось. - Уж больно глубина там небольшая. Неровен час поднимут. С баржей-то с одной, может, возиться бы и не стали, но вот теплоход…
        - «Богдан Сабинин»? - в озарении спросил его дон Жуан.
        - Ну да… Таранил который…
        Чуяло его сердце! Стало быть, ладья Харона тоже на дне.
        - Даже проплывать над ними, - тихо и внятно вымолвил дон Жуан, глядя в выпуклые, как у испуганного жеребца, глаза, - и то никому бы не посоветовал.
        - Слава Богу… - Полковник облегченно вздохнул, но тут же встревожился вновь. - Потом с корой… - беспомощно проговорил он. - Вы ведь в прошлый раз сказали, она полсотни заварок выдерживает…
        Супруга его томно оправила пепельные волосы и возвела глаза к потолку. Розовые губы чуть приоткрылись, явив влажный жемчуг зубов. Интересно, сколько ей лет? Двадцать пять? Двадцать? Ах, полковник, полковник! Ну, сам виноват…
        - Полсотни, говорите? - рассеянно переспросил дон Жуан.
        Полковника прошиб пот.
        - Это я округлил, - разом охрипнув, поспешил исправиться он. - На самом деле, конечно, около сорока… Но все равно, заваркой больше - заваркой меньше… Как вы полагаете?
        - Полагаю, да, - серьезно ответил дон Жуан - и вокрес полковник.
        - Завтрак на столе! - радостно брякнул он, потирая большие ладони. - Прошу.
        То ли за четыреста лет научились лучше готовить, то ли дон Жуан давно не пробовал ничего иного, кроме скрипящей на зубах угольной пыли, но завтрак показался ему превосходным. Стоило потянуться за чем-либо, как асимметрично мордастый пасынок (ну не сын же он ей в конце-то концов!), видимо, извлекший из вчерашнего все возможные уроки, вскакивал и, чуть ли не пришаркнув ножкой, подавал желаемое. Весьма способный юноша, с легким омерзением отметил дон Жуан. Далеко пойдет…
        - Грибочки, рекомендую, - приговаривал полковник. - А там, Бог даст, и шашлычком из осетринки попотчуем. Петр Петрович-то вот-вот нагрянет… - Полковник приостановился и дерзнул всмотреться в надменное смуглое лицо гостьи. - Так что, подзаправимся - и к генералу. Ждет с нетерпением.
        - Генерал? - Дон Жуан насторожился. Ко всяким там генералам, командорам и прочим гроссмейстерам он питал давнюю неприязнь. Были на то причины.

9. У генерала
        Первый гость:
        - Клянусь тебе, Лаура, никогда
        С таким ты совершенством не играла.
        Как роль свою ты верно поняла!
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        - Вовремя, вовремя… - Сухонький, чтобы не сказать - тщедушный, генерал милиции вышел из-за стола, чтобы самолично усадить гостью в кресло
        - то самое, в котором сиживал недавно владыка. - И с инфарктом - тоже вовремя. Вы даже представить не можете, как вы нас выручили с этим инфарктом… Добрались, надеюсь без приключений?
        Дон Жуан лукаво покосился на затрепетавшего полковника.
        - Благодарю вас, превосходно… - На доне Жуане был светло-серый английский костюм и французские туфельки на спокойном каблуке - все из гардероба полковницы.
        Генерал тем временем вернулся за стол и, лучась приветом, стал смотреть на гостью. Глаза его однако были тревожны.
        Странное лицо, подумалось дону Жуану. Лоб, нос, глаза - несомненно принадлежали мудрецу, аналитику и - чем черт не шутит! - аристократу. Рот и нижняя челюсть наводили на мысль о пропащих обитателях Злых Щелей.
        - Ну, как там Петр Петрович? - осведомился наконец генерал.
        - О-о! Петр Петрович!.. - молвил дон Жуан с многозначительной улыбкой.
        Генерал понимающе наклонил прекрасной лепки голову. По обеим глубоким залысинам скользнули блики.
        - Да, - признал он. - Что да - то да. Так вот, возвращаясь к инфаркту… Работа, должен признать, безукоризненная. Но с баржей, воля ваша… того… переборщили. Нет, я прекрасно вас понимаю. Бушлаты - на дне. Тот, кто списывал, суду уже не подлежит. Полковник Непалимый, сами видите, по гроб жизни вам благодарен…
        Дородный красавец полковник растроганно шевельнул собольими бровями. Генерал вздохнул.
        - Но теплоход-то зачем? - продолжал он, морщась и потирая залысину. - Шума теперь
        - на всю страну. Утром соболезнование от правительства передавали, назначают комиссию, опять же водолазы вызваны… Но это, я надеюсь, вы сами уладите. - Он замолчал, покряхтел. - Теперь насчет коры…
        - Да что, собственно, кора? - сказал дон Жуан. - Заваркой больше, заваркой меньше…
        Генерал вздрогнул. Полез в боковой карман, достал платок и, не спуская с дона Жуана зеленоватых настороженных глаз, медленно промакнул обе залысины.
        - Так-то оно так, - внезапно осипнув, проговорил он. - Однако после кончины очередного нашего… - Генерал кашлянул. - Словом, кое у кого возникли подозрения, что речь уже шла не о двух-трех, но о десятках заварок… Кусок коры взяли на экспертизу. - Глава милиции вздернул рыжеватую бровь и смерил полковника глазом. - Федор Прокофьич, распорядись насчет кофе.
        - Сию минуту. - Полковник повернулся и скрылся за дверью.
        Генерал дождался, пока она закроется, и подался через стол к дону Жуану.
        - Кора оказалась дубовой, - сообщил он сдавленным шепотом.
        - Да что вы!.. - тихонько ахнул Дон Жуан и откинулся на спинку кресла.
        - А вы не знали? - с подозрением спросил генерал.
        - Я же только что прибыл… ла, - напомнил дон Жуан, мысленно проклиная родной язык Фрола Скобеева, в котором глаголы прошедшего времени черт их знает почему имели еще и обыкновение изменяться по родам.
        - А… Ну да… - Генерал покивал. - Представьте себе, оказалась дубовой… Теперь будут проверять всю цепочку и начнут наверняка с нас. Но вы-то, я надеюсь, подтвердите, что на нашем участке подмены быть не могло… - Он запнулся и снова уставился на гостью. - Простите… Это ведь, наверное, не вы у нас были в прошлый раз?
        Времени на колебания не оставалось.
        - Разумеется, нет, - ровным голосом отвечал дон Жуан, хотя сердце у самого проехало по ребрам, как по стиральной доске.
        Генерал не на шутку встревожился.
        - А ваш предшественник? Он согласится подтвердить - как считаете?
        - Какие могут быть разговоры!
        Дверь приоткрылась, послышался знакомый бархатный баритон: «Не надо, я сам», - и в кабинет вошел полковник с подносиком, на котором дымились две чашки кофе.
        - Ну и слава Богу! - Генерал заметно повеселел. - Стало быть, с корой тоже уладили… Что же касается розыска… - Он сочувственно прищурился и покачал головой.
        - Должен сказать прямо: трудная задача. Трудная. Ну посудите сами: мужчина, предположительно молодой, внешность неизвестна, развратник…
        Дон Жуан вздрогнул и пристально посмотрел на генерала.
        - Да таких сейчас полстраны! - проникновенно объяснил тот. - Ну положим, испанский акцент. Положим. Я, правда, не уверен, что обычный оперуполномоченный сумеет отличить испанский акцент шестнадцатого века, скажем, от современного армянского… Сам я пока вижу лишь одну зацепку: что ему делать в России? Как это у Марины Ивановны?.. «Но, увы, клянусь вам женихом и жизнью, что в моей отчизне…» М-да… Стало быть, попробует выбраться на историческую родину и, не зная наших порядков, наделает глупостей… Что с вами? Обожглись? Ну что ж ты, Федор Прокофьич, такой горячий кофе принес!..
        - Марина Ивановна? - переспросил дон Жуан, дрогнувшей рукой ставя чашку на стол. - А кто это, Марина Ивановна?
        - Просто к слову пришлось, - пояснил несколько озадаченный генерал. - Поэтесса. Покончила жизнь самоубийством…

«Значит, сейчас в седьмом круге, - машинально подумал дон Жуан. - Жаль, разминулись…»

10. С прогулки
        Дон Гуан:
        - Что за люди,
        Что за земля! А небо?.. Точный дым.
        А женщины?
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        К вечеру он вышел на разведку. Чудовищный город вздымал к залапанному дымами небу прямоугольные каменные гробницы - каждая склепов на триста, не меньше. Заходящее солнце тлело и плавилось в стеклах. Трамвай визжал на повороте, как сто тысяч тачек с углем.
        Похоже, пока дон Жуан горбатился во втором круге, мир приблизился к гибели почти вплотную. Все эти дьявольские прелести: тесные, как испанский сапог, автомобили, трамваи и особенно грохочущие зловонные мотоциклы - неопровержимо свидетельствовали о том, что Ад пустил глубокие корни далеко за Ахерон. Непонятно, куда эти четыреста лет смотрела инквизиция, как она допустила такое и чем вообще сейчас занимается. Скажем, те же генерал с полковником…
        И все-таки уж лучше это, чем угольные карьеры второго круга.
        - Прошу прощения, - с истинно кастильской любезностью обратился дон Жуан к хорошенькой прохожей. - Будьте столь добры, растолкуйте, если это вас не затруднит, какой дорогой мне лучше… - Он смолк, видя на лице женщины оторопь, граничащую с отупением.
        - Набережная где? - спросил он тогда бесцеремонно и коротко - в лучших традициях второго круга.
        Лицо прохожей прояснилось.
        - А вон, через стройку!
        С женщинами тоже было не все в порядке. Какие-то озабоченные, куда-то спешащие. Кругом - изжеванные буднями лица, обнаженные локти и колени так и мелькают, но вот почему-то не очаровывает эта нагота. Даже уже и не завораживает.
        Дон Жуан сердито посмотрел вслед прохожей, потом повернулся, куда было сказано. Если окружающий мир лишь слегка напоминал преисподнюю, то стройка являла собой точное ее подобие. Вдобавок среди припудренных ядовитой пылью обломков стоял прямоугольный чан, в котором лениво побулькивала черно-зеркальная смола.
        Чтобы не попасть в клубы липкого, ползущего из топки дыма, дон Жуан решил обойти смоляной чан справа.
        - Эй, кореш! - негромко окликнули его на полпути мяукающим голоском.
        Дон Жуан оглянулся - и отпрянул. На краю чана сидел полупрозрачный чертенок.
        - Чего шарахаешься? - хихикнул он. - Шепни генералу, что с водолазами все улажено, понял?
        Ужаснувшись, дон Жуан кинулся к чану и, ухватив бесенка за шиворот, с маху швырнул его в смолу. Отскочил, огляделся, ища рубчатый железный прут.
        Черный как смоль бесенок с воплем вылетел из чана. Взорвавшись вороненой дробью брызг, отряхнулся по-кошачьи и злобно уставился на обидчика.
        - Ты чего?.. - взвизгнул он. - Ты!.. Ты на кого работаешь?
        Дон Жуан подобрал арматурину и метнул наотмашь. Бесенок с воплем нырнул в смолу.
        Дон Жуан повернулся и сломя голову кинулся прочь.
«Двум смертям не бывать», - повторял он про себя, нажимая седьмую кнопку подъемной клети. Однако, если вдуматься, то вся его история была прямым опровержением этой любимой поговорки Фрола Скобеева.
        Вдобавок чертенок его даже и не выслеживал - напротив, явно принял за кого-то своего. Зря он его так, в смолу-то… Хотя, с другой стороны, уж больно неожиданно все получилось.
        Выйдя на седьмом этаже, дон Жуан достал из сумочки крохотный зубчатый ключик и открыл дверь. Эх, где она, тисненая кордовская кожа на стенах, бело-голубые мавританские изразцы в патио, прохладные даже в самый жаркий полдень, и мягкий, огромный, занимающий полгостиной эстрадо! Ну да после подвала и голая кровать без резьбы покажется Раем.
        На столе брошены были документы, полученные им прямо в кабинете генерала. Дон Жуан раскрыл паспорт, посмотрел с тоской на миниатюрный портрет жгучей красавицы брюнетки. «Жанна Львовна Гермоген, русская…» - прочел он, с трудом разбирая кириллицу.
        В Испанию или, как выразился генерал, на историческую родину пробираться пока не стоит. Кстати, не исключено, что там его тоже разыскивают. Вряд ли Ахерон впадает в одну только Волгу…
        Послышалось мелодичное кваканье, и дон Жуан огляделся. А, понятно… Он снял телефонную трубку, припоминая, каким концом ее прикладывал к уху полковник, когда вызывал усиленный наряд. Вспомнив, приложил.
        - Жанна Львовна? - радостно осведомился взволнованный знакомый баритон.
        - Да, это я.
        - Сразу две новости! И обе приятные. Во-первых, Петр Петрович завтра прибывает… Из Москвы… Ну, это вы, наверное, уже и сами знаете.
        - А вторая?
        - Чупрынов застрелился! - благоговейно вымолвил полковник.
        Чупрынов? Это еще кто такой? Впрочем, какая разница…
        - И что же тут приятного?
        - Как… - Полковник даже слегка растерялся. - Так ведь проверки-то теперь не будет! Выяснилось, это он кору подменил! А еще министр…
        Кора. Опять кора… Такое впечатление, что все повредились рассудком.
        - У меня тоже для вас новость, - вспомнив чертенка, сказал дон Жуан.
        - Передайте генералу, что с водолазами улажено.
        В трубке обомлели.
        - По-нял, - перехваченным горлом выговорил полковник. - Спасибо… Спасибо, Жанна Львовна! Бегу докладывать.
        Трубка разразилась короткими гудками. Дон Жуан посмотрел на нее, пожал плечом и осторожно положил на рычажки. Однако стоило отойти от стола на пару шагов, как из прихожей послышался шепелявый щебет устройства, заменявшего здесь дверной молоток.
        Дон Жуан встрепенулся. Это могла быть жена полковника. Роскошная пепельная блондинка обещала зайти за вещами и поговорить о чем-то крайне важном. Не иначе, о коре… Не сразу справившись от волнения с дверным замком, дон Жуан открыл. На пороге стояла и растерянно улыбалась невзрачная русенькая девушка, вдобавок одетая как-то больно уж по-мужски.
        - Здравствуйте, - робко произнесла она, не спуская испуганных серых глаз со смуглой рослой красавицы, чем-то напоминающей Кармен.
        - Здравствуйте, - удивленно отозвался дон Жуан. - Прошу вас…
        Он провел гостью в комнату и предложил ей кресло. Совершенно точно, раньше он ее нигде не видел… Может, от генерала посыльная?
        - Я не знаю, что со мной происходит, - отчаянным надломленным голосом начала она.
        - Я запретила себе думать о вас. Вы мне снитесь с того самого дня. Я вас боюсь. Вы колдунья, вы что-то со мной сделали… От вас исходит такое… такое… Я все про вас узнала!
        - Вот как? - Дон Жуан был весьма озадачен. - И что же вы обо мне узнали?
        - Ничего хорошего! - бросила она, уставив на него сердитые серые глаза. - Мне все про вас рассказали. И что вы с матерью Гарика, и все-все… Вы ужасная женщина… Вы… Вы с мафией связаны!.. А я вот все равно взяла и пришла…
        - Простите… Но кто вы?
        Гостья тихонько ахнула и прижала к губам кончики пальцев.
        - Вы меня не узнаете?
        Он виновато развел руками.
        - На заре морозной… под шестой березой… - жалобно начала она.
        - Вы?
        Дон Жуан попятился. Посмотрел на свои тонкие смуглые руки, на едва прикрытую грудь…
        - Нет! - хрипло сказал он, в ужасе глядя на гостью. - Ради Бога… Не надо… Нет…

11. На лоне
        Лаура:
        - А далеко на севере - в Париже -
        Быть может, небо тучами покрыто,
        Холодный дождь идет и ветер дует.
        А нам какое дело?
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Неправдоподобно синяя Волга распластывалась чуть ли не до горизонта. По сравнению с ней Ахерон показался бы мутным ручейком, и только, пожалуй, Стикс в том месте, где он разливается на мелководье, мог соперничать с этой огромной рекой.
        - В прошлый раз… - галантно поигрывая мышцами и стараясь не распускать живот, говорил волоокий полковник, - Петр Петрович в Подмосковье пикник заказал. И все равно без нас не обошлись. Отправили мы им туда пьяного осетра…
        - Пьяного осетра? - переспросил дон Жуан. Они прогуливались по теплому песку, настолько чистому, что он даже привизгивал, если шаркнуть по нему босой подошвой. В синем небе сияло и кудрявилось одинокое аккуратненькое облачко. Погоду, казалось, специально готовили к приезду высокого гостя. Кстати, впоследствии дон Жуан узнал, что так оно и было.
        - Пьяного, - радостно подтвердил полковник. - Старая милицейская хитрость. Поишь осетра водкой - и в самолет. Трезвый бы он до Москвы три раза сдох, а пьяный - ничего, живехонький… А то еще под видом покрышек от «Жигулей». Свертываешь осетра в кольцо, замораживаешь, пакуешь - и опять же в самолет. Колесо колесом, никто даже и не подумает…
        Лицо его внезапно исказилось ужасом; живот, оставшись без присмотра, выкатился.
        - Струна! - плачуще закричал полковник. - Ты что ж смотришь? Ты погляди, что у тебя на пляже делается!
        По сырой полосе песка, оттискивая полиграфически четкие следы, нагло прогуливалась взъерошенная серая ворона.
        Заботливо промытая ночным дождем зелень взбурлила, и из нее по пояс возник ополоумевший сержант милиции. Размахнулся и метнул в пернатую нечисть резиновой палкой - точь-в-точь как дон Жуан в чертенка арматуриной.
        - Карраха! - выругалась ворона по-испански и улетела. Следы замыли.
        - Слава Богу, успели, - с облегчением выдохнул полковник. - А вон и Петр Петрович с генералом…
        Белоснежная милицейская «молния», выпрыгивая вся из воды от служебного рвения, летела к ним на подводных крыльях. Сбросила скорость, осела и плавно уткнулась в заранее углубленную, чтобы крылышек не поломать, бухточку. Скинули дюралевый трапик, и, любезно поддерживаемый под локоток тщедушным генералом, на берег сошел Петр Петрович - бодрый, обаятельный старичок.
        - Лавливал, голубчик, лавливал, - благосклонно поглядывая на генерала, говорил он.
        - Помню, на Гениссаретском озере с Божьей помощью столько однажды рыбы поймал, что, вы не поверите, лодка тонуть начала. Но осетр - это, конечно, да… Осетр есть осетр.
        На трех мангалах, источая ароматный дымок, готовились шашлыки из только что пойманной рыбины.
        - Пойма Волги, Петр Петрович, - заискивающе улыбаясь и заглядывая в глаза, отвечал генерал. - Райский уголок.
        Петр Петрович приостановился, с удовольствием вдыхая терпкий и упоительно вкусный запах. Одобрительно поглядел на ящики дорогого французского коньяка.
        - Ну это вы, голубчик, не подумавши, - ласково пожурил он. - Рай… Ну что… Рай - оно, конечно, да… Однако ж наверное скучно в Раю все время-то, как вы полагаете?
        Дон Жуан усмехнулся. Просто поразительно, с какой легкостью берутся рассуждать люди о таких вещах, как Рай и Ад. Им-то откуда знать, каково там!
        - Нет, голубчик, кое-чего в Раю вы при всем желании не отыщете, - продолжал журчать живой старичок. - Шашлычка того же из осетринки, а? Из свежей, животрепещущей, можно сказать. Коньячка вам опять же там никто не нальет, нет, не нальет, даже и не рассчитывайте… И бесполо все, знаете, бесполо… А тут вот и прекрасные э-э… - И Петр Петрович плавно повел сухой дланью в сторону смуглой рослой красавицы в бикини.
        Взгляды их встретились, и дон Жуан чуть не лишился чувств. Мудрые старческие глаза Петра Петровича были пугающе глубоки. Дон Жуан словно оборвался в пропасть. Захотелось изогнуться конвульсивно, пытаясь ухватиться за края, остановить падение…
        Петр Петрович поспешно, чтобы не сказать - испуганно, отвернулся.
        - Да, кстати… - озабоченно молвил он и, в свою очередь подхватив генерала под локоток, увлек прочь. Встревоженно шушукаясь, оба скрылись в зарослях тальника.
        Все еще чувствуя предобморочную слабость, дон Жуан потрясенно глядел им вслед. Оставалось лишь гадать, кто же он - этот Петр Петрович. Должно быть, после смерти такой человек высоко вознесется, а если уж падет - то, будьте уверены, на самое дно преисподней. Глаза-то, глаза!.. Полковник сказал: из Москвы… Ох, из Москвы ли? .
        Сзади под чьими-то осторожными шагами скрипнул песок. Дон Жуан хотел обернуться, но в следующий миг его крепко схватили за руки, и на лицо плотно упала многослойная марля, пропитанная какой-то дурманящей мерзостью.
        Очнувшись, он первым делом изучил застенок. Всюду камень, нигде ни окна, ни отдушины. Единственный выход - железная дверь с глазком. Должно быть, подземелье.
        Итак, его опознали… Конечно же, не из какой он не из Москвы, этот Петр Петрович, а прямиком из-за Ахерона… Мог бы и раньше догадаться!
        Да, но если дон Жуан опознан, зачем его посадили в подземелье? Не проще ли было изъять тело, а самого вернуть во второй круг? Или даже не во второй, а много глубже - за побег и угон ладьи…
        Что тут можно предположить? Либо хотят изъять тело в особо торжественной обстановке, что весьма сомнительно, либо… Либо его опять приняли за кого-то другого. Ошибся же тогда чертенок…
        Утешив себя такой надеждой, дон Жуан поднялся с жесткой койки и еще раз осмотрел камеру. Отсюда и не убежишь, пожалуй… Ишь как все законопатили!..
        Счет времени он потерял очень быстро. Освещение не менялось. Приносившие еду охранники на вопросы не отвечали. Наверное прошло уже несколько дней, когда в коридоре послышались возбужденные голоса, и сердце оборвалось испуганно: это за ним.
        Лязгнула, отворяясь, железная дверь, и в камеру вошли двое. В коридоре маячило ошеломленное рыло охранника.
        - А? Застенки! - ликующе вскричал вошедший помоложе, и простер руку к дону Жуану.
        - Самые настоящие застенки! Полюбуйтесь! Держать женщину в подвале, даже обвинения не предъявив! Как вам это понравится?
        Тот, что постарше, хмурился и покряхтывал.
        - Почему вы знаете, что не предъявив?
        - Потому что уверен! - с достоинством отозвался первый и вновь повернулся к дону Жуану. - Скажите, вам было предъявлено какое-либо обвинение?
        - Нет, - с удивлением на них глядя, отозвался тот. - Генерал…
        - Ге-не-рал? - Тот, что помоложе, запрокинул лицо и расхохотался сатанински. Оборвал смех, осунулся, стал суров. - Недолго ему теперь ходить в генералах. За все свои злоупотребления он ответит перед народом. Хватит! Пора ломать систему!

12. Под следствием
        Дона Анна:
        - Так это дон Гуан?
        Дон Гуан:
        - Не правда ли - он был описан вам
        Злодеем, извергом…
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        - Стало быть, никого из этих людей, - склонив упрямую лобастую голову, цедил следователь, - вы не знаете и даже никогда не встречали… Вы присмотритесь, присмотритесь!
        Дон Жуан присмотрелся. Совершенно определенно, этих четверых он не встречал ни разу, а если уж совсем честно, то предпочел бы и дальше не встречать. Один - какой-то всклокоченный, с заплывшим глазом, другой - коренастый, волосатый, насупленный, третий - румяный придурковато осклабившийся красавец, четвертый - громила с татуированными лапами… И, воля ваша, а веяло от всех четверых неким неясным ужасом.
        - Стало быть, не видели, - помрачнев, подытожил следователь. - Ладно, уведите…
        Незнакомцев увели.
        - Смотрю я на вас - и диву даюсь, - играя желваками, продолжал он. - Почему вы, собственно, так уверены в своей безнаказанности? Да, генерал волевым решением поместил вас в подвал, и генерал за это ответит. Как и за многое другое. Вы хотите здесь сыграть роль жертвы? Но в подвал, согласитесь, могли попасть и сообщники генерала, что-то с ним не поделившие. Вы улавливаете мою мысль?
        Дон Жуан был вынужден признать, что улавливает.
        - Кто такой Петр Петрович? - отрывисто спросил следователь.
        - Понятия не имею.
        - Имеете!
        Дон Жуан смолчал. Так и не дождавшись ответа, следователь устало вздохнул.
        - Хорошо, - сказал он. - Давайте по-другому. Ваше последнее появление. Как всегда, вы возникаете неизвестно откуда, и генерал принимает вас с распростертыми объятьями. Совершенно незаконно он снабжает вас документами на имя гражданки… - Следователь неспешно раскрыл и полистал паспорт. - Гермоген… - Запнулся, словно подивившись неслыханной фамилии, затем вновь нахмурился и кинул паспорт на стол. - Поселяет вас в ведомственной квартире, снабжает роскошными туалетами… С чего бы это, Жанна Львовна? Вы уж позвольте, я буду пока вас так называть. В прошлый раз ваше имя-отчество, помнится, звучало несколько по-другому - это когда вы прибыли в город с бригадой речников, которых теперь даже узнавать отказываетесь…

«Значит, на зону… - угрюмо думал дон Жуан. - Кажется, здесь это тоже так называется… Ну что ж, не пропаду. Бегут и с зоны…»
        - А куда кору дели? - с неожиданной теплотой в голосе полюбопытствовал следователь.
        О Господи! И этот туда же!
        - Какую еще кору?
        Следователь крякнул и прошелся по кабинету. Косолапо, вразвалку, склонив голову и сжав кулаки. Мерзкая походка. Как будто тачку катит. С углем. Остановился, повернул к дону Жуану усталое брезгливое лицо.
        - Ту самую, что в прошлый раз вы давали заваривать гражданке Непалимой, вашей давней любовнице. - Следователя передернуло от омерзения.
        - Ваше счастье, что нынешнее наше законодательство гуманно до безобразия. Будь моя воля, я бы вас, лесбиянок…
        Он скрипнул зубами и, протянув руку, медленно сжал кулак.
        - Нет, ну это что ж такое делается! - с искренним возмущением заговорил он. - Педерастов за растление малолеток - сажают, а этим, розовеньким, даже и статью не подберешь! Нету! Ну, ничего… - зловеще пробормотал он и, подойдя вразвалку к столу, принялся ворошить какие-то бумаги. - Ничего-о… Найдется и на вас статья, Жанна Львовна. Я понима-аю, вам нужно было выручить ваших дружков с буксира… Вот и выручили. И думали, небось, все концы - в воду? Ан нет, Жанна Львовна! Вы что же, полагаете, с «Богдана Сабинина» никто не спасся после того, как вы проникли в рубку и таранили баржу теплоходом? Шланги водолазам, надо полагать, тоже вы обрезали?
        - Нахалку шьешь, начальник! - хрипло проговорил дон Жуан.
        Лицо следователя изумленно просветлело.
        - Ну вот… - вздымая брови, тихо и счастливо вымолвил он. - Вот и высветился кусочек биографии… Отбывали? Когда? Где? По какой?

«Да чего я, собственно, боюсь-то?» - с раздражением подумал дон Жуан.
        - Во втором, - презрительно глядя в глаза следователю, выговорил он.
        - По седьмому смертному.
        Несколько секунд следователь стоял неподвижно, потом у него внезапно подвихнулись колени. Сел. По выпуклому лбу побежала струйка пота.
        - В горние выси мать! - Голос его упал до шепота. - Ванька?..
        - Фрол?!
        - Проходи, садись, - буркнул Фрол Скобеев, прикрывая дверь. - Хоромы у меня, как видишь, небогатые, ну да ладно… Погоди-ка!.. - добавил он и замер, прислушиваясь.
        Похлопал по шторам, посмотрел с подозрением на стол. Наклонился, сунул руку. Под столом что-то пискнуло и забилось.
        - Ага… - сказал он с удовлетворением и выпрямился, держа за шкирку извивающегося полупрозрачного чертенка.
        - Чего хватаешь? Чего хватаешь? - вопила тварь, стреляя слюдяными копытцами.
        Насупившись, Фрол скрылся за дверью туалета. Загрохотала вода в унитазе.
        - Достали, шестерки, - мрачно пожаловался он, вернувшись. - Ну так кто первый рассказывать-то будет?

13. Рассказ Фрола
        Лепорелло:
        - А завтра же до короля дойдет,
        Что дон Гуан из ссылки самовольно
        В Мадрит явился…
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Уступ пылал. Рассыпавшись цепью, грешные сладострастием души истово шлепали в ногу сквозь заросли алого пламени. Пламя, впрочем, было так себе, с адским не сравнить, и обжигало не больней крапивы.
        - Раз, два, три!.. - взволнованным шепотом скомандовали с правого фланга.
        Фрол Скобеев с отвращением набрал полную грудь раскаленного воздуха.
        - В телку лезет Паси-фая! - грянула речевка. Прокричав эту загадочную дурь вместе со всеми, Фрол не удержался и сплюнул. Плевок зашипел и испарился на лету.
        - Гоморра и Со-дом! - жизнерадостно громыхнуло навстречу, и из пламени возникла еще одна цепь кающихся. Далее обеим шеренгам надлежало обняться в умилении, затем разомкнуть объятья и, совершив поворот через левое плечо, маршировать обратно.
        Встречная душа с собачьей улыбкой уже простерла руки к Фролу, когда тот, быстро оглядевшись по сторонам, ткнул ее кулаком под дых и добавил коленом.
        - У, к-козел!.. - прошипел он безо всякого умиления.
        Грешников из встречной шеренги Фрол не терпел. Особенно этого, о котором поговаривали, что он и здесь сожительствует с одним из ангелов. Ну и стучит, конечно…
        Выкрикивая речевку за речевкой, кающиеся домаршировали до конца уступа. Внезапно заросли розового пламени раздвинулись, и перед Фролом возник светлый ангел с широкой улыбкой оптимиста. В деснице его сиял меч.
        - Грешник Скобеев?
        - Так точно… - оробев, отвечал Фрол. Ангел был тот самый. О котором поговаривали.
        Они вышли из пламени и двинулись к высеченному в скале ветвисто треснувшему порталу. Трещина эта появилась относительно недавно - когда в Чистилище на полном ходу сослепу врезался «Титаник».
        Войдя внутрь, Скобеев опешил. Навстречу им, качнув рогами, поднялся начальник охраны второго круга. «А этому-то здесь какого дьявола надо?» - озадаченно подумал Фрол.
        - Огорчаете, огорчаете вы нас, грешник Скобеев, - ласково заговорил ангел, прикрывая дверь и ставя меч в угол. - Создается такое впечатление, что в Рай вы не торопитесь. Вчера изрекли богохульство, сегодня вот плюнули… Вам, может быть, неизвестно, что за каждое нарушение накидывается еще сотня лет сверх срока? Впрочем, об этом потом…
        Цокая копытами по мрамору пола, подошел начальник охраны.
        - Кореш-то твой, - с каким-то извращенным удовлетворением сообщил он,
        - сорвался…
        Ничем не выдав волнения, Фрол равнодушно почесал вырезанную на лбу латинскую литеру «р».
        - У меня корешей много…
        - На пару когти рвать думали? - Хлестнув себя хвостом по ногам, глава охраны повысил голос.
        - Чернуху лепишь, начальник, - угрюмо возразил Фрол.
        - Ну что за выражения… - поморщился улыбчивый ангел. - Какая чернуха, о чем вы? Просто мы полагали, что вас заинтересует это известие. Но раз оно показалось вам скучным… Вы свободны, грешник Скобеев. Можете маршировать дальше - вплоть до Страшного Суда. А мы поищем другого кандидата…
        - На что кандидата? - не понял Фрол.
        - А вот это уже проблеск интереса, - бодро заметил ангел. - Грешник Скобеев! Скажите, как вы отнесетесь к тому, чтобы вернуться в мир и прожить там еще одну жизнь?
        Ответом было тупое молчание.
        - Мы предоставим вам в пользование тело, - продолжал ангел. - Хорошее тело, лет двадцати-тридцати…
        В глазах Фрола забрезжило понимание.
        - Ваньку, что ли, сыскать? - криво усмехнувшись, спросил он.
        - Ванька - это… - Ангел посмотрел на начальника охраны. Тот утвердительно склонил рога. - Да, неплохо бы…
        - А убегу?
        - Куда? - удивился ангел. - Куда вы от нас убежите, грешник Скобеев? Лет через пятьдесят вы так или иначе скончаетесь и опять попадете к нам.
        - А Ванька, выходит, не попадет?
        - Да что ваш Ванька! - с неожиданной досадой бросил ангел. - Тут уже не в Ваньке дело… Хотя, конечно, угнать ладью Харона - это, знаете ли… скандал. До самых верхов скандал. - Он помолчал, хмурясь. - Короче, после побега вашего дружка в каптерку нагрянули с ревизией и вскрыли недостачу тел, умышленную небрежность в записях, ну, и еще кое-что… Вы понимаете, что это значит? Это значит, что через Ахерон постоянно шла контрабанда, что мы имеем дело с преступной организацией, пустившей разветвленные корни и на том, и на этом свете. Харон и бывший каптенармус сейчас находятся под следствием по обвинению в халатности. Пока. Согласитесь, что на фоне таких фактов выходка вашего друга при всей ее дерзости несколько меркнет… Словом, если вам удастся выполнить хотя бы часть того, о чем мы вас попросим, - грешите хоть до конца дней своих. В любом случае Рай вам будет обеспечен. Вам что-нибудь неясно?
        - Почему я? - хмуро спросил Фрол.
        - Резонный вопрос. - Ангел вновь заулыбался. - Почему именно вы… А вы нам подходите, грешник Скобеев. Взять хотя бы прижизненную вашу биографию. Ту интрижку со стольником Нардиным-Нащокиным вы, помнится, провернули очень даже профессионально. Да и после кончины показали себя весьма сообразительной личностью. Ну чего уж там, давайте честно, между нами… Ведь план-то побега - целиком ваш?

14. Снова вместе
        Дон Гуан:
        - Только б
        Не встретился мне сам король. А впрочем
        Я никого в Мадрите не боюсь.
        А.С.Пушкин «Каменный гость»
        - Ну ладно, с телом - понятно, - озадаченно проговорил дон Жуан. - Но как ты в следователи-то попал?
        Фрол усмехнулся. Тело ему досталось крепкое, кряжистое и, надо полагать, весьма расторопное. Но главное, конечно, мужское.
        - В Москве документ выдали. Все честь по чести: следователь Фрол Скобеев. Да нас тут целая комиссия работает.
        - И все из-за Ахерона?
        - А ты думал!
        Дон Жуан лишь головой покрутил.
        - Слушай, а я ведь тебя и впрямь за судейского принял. Ловко ты…
        - Наблатыкался, - ворчливо пояснил Фрол. - Да и не впервой мне… Хаживал по приказным делам, хаживал… - Он помрачнел, крякнул, поглядел сочувственно. - Тебя-то как угораздило?
        - Впопыхах! - Смуглая красавица сердито сверкнула глазами. - Не трави душу. Скажи лучше, кто такой Петр Петрович.
        Перед тем как ответить, Фрол вновь озабоченно оглядел комнату - не прячется ли где еще один чертенок.
        - Да не Петрович, - подаваясь вперед, жутко просипел он. - Не Петрович! А просто Петр. Он же Симон. Он же Кифа… За взятки в Рай пускает, понял? Ключарь долбаный!
        Плеснув обильными волосами, дон Жуан откинулся на спинку стула.
        - Опомнись, Фрол! - еле выговорил он. - Какие в Раю взятки? Чем?
        - Чем? - Фрол прищурился. - А пикничками на лоне природы? С шашлычком, с коньячком, с девочками, а? Вечное блаженство, оно тоже, знаешь, иногда надоедает, встряхнуться хочется… Ты думаешь, генерал зря перед ним в пыль стелется? Царствие небесное зарабатывает, шестерка! Ну он у меня заработает!..
        Дон Жуан с ужасом глядел на друга.
        - Фрол! Ты сошел с ума! Ты думай, под кого копаешь! Да Петр трижды Христа предал - и то с рук сошло!..
        - Тише ты! - шикнул Фрол. - Я, что ли, копаю?
        - А кто?
        - Ну, натурально, Павел! - возбужденно блестя глазами, зашептал Фрол.
        - У них еще с тех самых пор разборки идут… Про перестройку слышал, конечно?
        - Про что?
        Фрол даже растерялся.
        - Ну, знаешь… - вымолвил он. - Я смотрю, ты тут только и делал, что с полковницей своей забавлялся да с той малолеткой…
        - Анну не трогай! - с угрозой перебил дон Жуан.
        - Ты еще за шпагу схватись, - сказал Фрол. - Перестройка его из подвала освободила, а он о ней даже и не слышал… Ваня! Милый! Пойми! Все, что творится в этом мире, - это лишь слабый отзвук того, что делается там…
        Дон Жуан озадаченно посмотрел на потолок, куда указывал крепкий короткий палец Фрола.
        - Нашествия всякие, усобицы, смуты, партии-хартии… - Скобеев презрительно скривил лицо и чуть не сплюнул. - А это все та же разборка продолжается, понял? Взять хоть Россию. В нынешнем правительстве раскол - почему? Одни - за Петра, другие - за Павла. Просто некоторые сами об этом не знают…
        - Позволь! Я слышал, они сплошь неверующие…
        - Ваня… - укоризненно молвил Фрол. - Да не будь же ты таким наивным! Грешник ты, ангел, верующий, неверующий - кому сейчас какая разница!.. За кого ты? - вот вопрос. На кого работаешь? Ты что же, до сих пор полагаешь, что идет борьба добра со злом? Рая с Адом? Это же одна контора, Ваня! Ты сам четыреста лет уголь таскал
        - вроде было время поумнеть! Ты слушай… Шишку в правительстве держали сторонники Петра. Ну, и он, конечно, старался, чтобы протянули старички подольше, корой снабжал…
        - Да что за кора такая? - не выдержав, вскричал дон Жуан. - Только и слышу: кора, кора…
        - Кора древа жизни, чего ж тут не понять? Из Эдема.
        - А почему не плоды?
        - Плоды! - Фрол хохотнул. - Плоды все пересчитаны. С плодами - строго… Весло у Харона - видел? Имей в виду, рукоятка - долбленая. Вот в нем он, собака старая, и переправлял кусочки коры на этот берег, понял? Пока баржу не пустили. А с баржей тоже история… Люди за умерших свечки ставят, панихиды заказывают. Стало быть, надо как-то участь грешников облегчить. А как? Муки-то в Аду - вечные!..
        - Про бушлаты можешь не рассказывать, - предупредил дон Жуан. - Сидел, знаю.
        - Ну вот… А идея была - Петра. Насчет бушлатов. И нам во втором круге малость потеплее, и ему с бригадой речников кору переправлять сподручней…
        - А, это те четверо?
        - Ну да. Хотя вообще-то пятеро… Подпили однажды матросики всей бригадой - да и подписали договор с похмелья. Пять душ - за ящик водки. Дурачки… - Фрол сокрушенно покачал головой. - В тела, конечно, понасажали бесов - и пошло-поехало: туда - с бушлатами, обратно - с корой. И все правительство только на этой коре и держалось
        - жили черт знает по скольку… Одного не учли - народ-то все умнее становится! Сам смотри, какая цепочка: матросики передают кусок коры начальнику речпорта, тот - полковнику, полковник - генералу… Ну и так далее. А у всех, обрати внимание, жены. Взять хоть эту твою полковницу. Сколько ей лет, как полагаешь?
        - Двадцать два… Двадцать пять…
        - А за сорок не хочешь? Вот и считай: одна себе заварила, другая заварила, пятая, десятая… И приходит кора в Кремль уже вываренная. Солома соломой… И как начали они все там мереть! Один за другим. А сторонники Павла (до этого-то они тихие были), видя такое дело, тоже зевать не стали… И вопрос сейчас: кто кого?.. Самого Петра, ты прав, нам не свалить, но шестерок его - под корень, Ваня! Под корень! Вообще, все, что было, - все под корень! Это и есть перестройка.
        Дон Жуан с любопытством его разглядывал.
        - Ну допустим, - осторожно сказал он. - Но тебе-то самому от всего от этого что за выгода?
        - Погоди, - сказал Фрол и встал. - Погоди, дай сначала выпьем да закусим…

15. На пару
        Дон Гуан:
        - …он человек разумный
        И, верно, присмирел с тех пор, как умер.
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        На столе воздвиглась хрустальная ладья с осетровой икрой, из которой торчал затейливый черенок большой серебряной ложки.
        - Что пить будешь? - спросил Фрол.
        - А что у тебя есть?
        - А все!
        - Ну вот… - Дон Жуан улыбнулся. - А говорил, живешь небогато…
        - А то богато, что ли? - возразил Фрол, оглядывая комнату, обставленную с наивной трогательной роскошью. - Вот тезка твой, тот - да, тот - живет… Все жулье, что было на крючке у генерала, теперь у него на крючке. Ну, кое-какие крохи и мне, видишь, перепадают…
        - Что еще за тезка?
        - Так я же тебе говорил: мы сюда из Москвы целой комиссией нагрянули… А старшим следователем у нас - Ванька Каин…
        - А, это из седьмого круга?
        - Ну да. Седьмой круг, первый пояс… Сыщик - дай Боже, не нам чета. Малюта еще просился, но тому, видишь, отказ вышел. Не те, говорят, времена… Не знаю, как насчет времен… - Фрол открыл резной поставец и, озадаченно нахмурясь, осмотрел заморские зелейные скляницы, - но народишко у нас, гляжу, прежний… Только что словечек нахватался да одежку сменил. Кого ни возьми - либо шпынь ненадобный, либо вовсе жулик… Вот, - сказал он с некоторым сомнением, выбирая замысловатой формы бутыль. - Романея… Владыка принес, архиерей тутошний. С генералом в пополаме работал, теперь вот, видишь, отмазывается. Ну, посмотрим…
        Сосредоточенно сопя, разлил розоватое зелье в два кудрявых хрустальных кубка. Сел. Отхлебнул. В недоумении пошевелил бровями.
        - Слабовато, - посетовал он. - Не иначе водой развел, плут. В подвал его посадить, что ли?..
        Помолчал, повесив голову, потом вдруг раздул ноздри и, ахнув кубок залпом, со стуком поставил на стол.
        - Какая выгода, спрашиваешь? - Налег широкой грудью на край стола и яростно распахнул глаза, наконец-то став хоть немного похожим на себя прежнего. - Ваня! Я почти пятерик отмотал! Я больше не хочу таскать уголь! Обрыдло, Ваня… В конце-то концов, могу я себе устроить нормальную вечную жизнь?
        Он схватил бутылку за горлышко и снова набурлил себе полный кубок.
        - Рай, стало быть, зарабатываешь… - задумчиво молвил дон Жуан. - Скажем, поймал ты меня, а они тебе за это - вечное блаженство?
        Фрол поперхнулся.
        - Не поймал… - с недовольным видом поправил он. - А нашел! Нашел и предложил вместе работать на Павла. И ты, имей в виду, согласился!
        - А вот этого я что-то не припомню, - спокойно заметил дон Жуан, тоже пригубив вина, кстати сказать, весьма недурного.
        - Да в превыспреннюю твою растак!.. - Фрол вскочил и неистово огляделся, ища, по славянскому обычаю, что разбить. Не найдя ничего подходящего, махнул рукой и снова сел. - Ну, может, хватит, Ваня, а? Хватит шпажонкой-то трясти? С девочки на девочку перепрыгивать - хватит?.. Не те сейчас времена, Ваня, не те! Пропадешь один! Вот те крест, пропадешь!..
        - Фрол, - с жалостью глядя на друга, отвечал дон Жуан. - Ну продадут же! Кому ты поверил? Ты же их не первую сотню лет знаешь! Своих - да… Своих за шиворот в Рай тащить будут… Сам говорил: сколько баб было у Владимира Святого!..
        - Не-ет… - Фрол даже отстранился слегка. В глазах - испуг. - Не должны… С чего им нас продавать? Да и кому? Петру, что ли?
        - А вот увидишь! - Смуглая красавица зловеще усмехнулась и залпом осушила свой кубок. - Чуть что не так - все на нас свалят, а сами чистенькими окажутся, попомни мои слова! И ангел этот твой, и начальник охраны…
        Фрол тяжко уставился на хрустальную ладью с икрой. В сомнении пожевал губами.
        - А с чего ты взял, что будет не так? - спросил он вдруг и тут же повеселел. - Брось, Вань! Все будет как надо… Да тебе, между нами, и податься-то некуда… У Петра шестерок много. И все, кстати, думают, что ты давно уже на Павла работаешь…
        - Это почему же?
        - Почему! - Фрол ухмыльнулся. - А ладью у Харона кто угнал? Я, что ли?.. Ревизия в каптерку из-за кого нагрянула?.. Нет, Ваня, нет, друг ты мой сердешный, дорожка у нас теперь одна…
        Он снова потянулся к заморской склянице.
        - Фрол, а мне?.. - проскулил кто-то у порога.
        Дон Жуан взглянул. В дверном проеме переминался с копытца на копытце давешний полупрозрачный чертенок.
        - Пшел вон! - не оборачиваясь, сказал Фрол. - Вот хвост на кулак намотаю…
        Чертенок понурился. Видно было, что его раздирают какие-то сомнения.
        - Я передумал, - надувшись, пробубнил он. - Я на вас работаю…
        - Работничек… - сказал Фрол. - Сам уже не знает, на кого стучать!
        - А то расскажу, о чем вы тут столковывались! - пригрозил чертенок.
        - Кому ты расскажешь? Я ж всех посадил!
        - За Ахероном расскажу, - пискнул чертенок.
        Фрол Скобеев наконец обернулся.
        - Ты зачем, сукин кот, водолазам шланги перегрыз? А?! Двурушник поганый!.. Ладно, иди лакай…
        Все еще хмурясь, Фрол налил вина в хрустальную миску и поставил на пол. Чертенок заурчал и, приблизившись дробным галопцем, припал к посудине. Сноровисто замелькал розовый кошачий язычок.

16. Тут и там
        Дона Анна:
        - Нет, нет. Я вас заранее прощаю,
        Но знать желаю…
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Пустых зелейных скляниц на столе заметно приумножилось. Смуглая, побледневшая от выпитого красавица с ослепительной, хотя и несколько застывшей усмешкой разливала коньяк по стаканчикам.
        - Ба! - сказала она, стремительно, по-мужски сыграв бровями. - Да я смотрю, у тебя целая библиотека… Вот не думал, что ты у нас еще и книжник!
        - Как же без книг-то? - разлокотясь во всю ширь столешницы, хрипловато отвечал слегка уже охмелевший Фрол. - Розыск чиним по-старому, а словечки - новые… Мне без них - никак…
        - «В круге первом», - склонив голову набок, с удивлением прочел дон Жуан на одном из корешков. - В Лимбе, что ли?
        - В каком в Лимбе!.. - Фрол скривился. - Тут, Вань, видишь какое дело: пока мы с тобой уголек катали, на земле с дура ума тоже чуть было царствие Божие не построили. Насчет Рая, правда, врать не буду, но Ад у них вышел - как настоящий… - Фрол ухмыльнулся и лихо погасил стаканчик.
        - Н-но, - добавил он с презрительно-злорадной гримасой, - не их рылом мышей ловить! Тоже мне Ад! Помучался-помучался - и в ящик… Нет, ты поди до Страшного Суда в пламени помаршируй… или с тачкой во втором круге побегай… - Он зачерпнул серебряной ложкой остатки икры - и вдруг тяжко задумался. - Но кто ж все-таки баржу теплоходом таранил, а? Этот тоже говорит: не топил…
        Оба взглянули на крестообразно распластавшегося возле миски чертенка. Было в нем теперь что-то от охотничьего трофея.
        - Да он бы и сам утонул, Фрол… С ладьей Харона на борту долго не проплаваешь…
        - Так-то оно так… - вздохнул Фрол Скобеев. - Но, однако же, не в берег, заметь, врезался, не в мост какой-нибудь, а именно в баржу с бушлатами… Нет, Ваня, нет, милый… - Фрол помотал головой и пальцем, причем в разные стороны. - Нутром чую, рука Петра… Не теплоход они топили, а именно баржу. Ты что ж думаешь: в ней одни бушлаты плыли?.. Не знаю, как у вас в Испании, а у нас так: своровать - полдела, ты еще спрятать сумей… И прячут. Так прячут, что ни одна ищейка не найдет. В каптерке за Ахероном, понял?..
        - Каптерка - ладно… - заламывая красиво вычерченную бровь, прервал его дон Жуан. - Но от меня-то вам какая польза? Я ведь не ты - по приказным делам не хаживал…
        - Ишь, б-бела кость… - пробормотал Фрол и вдруг ляпнул ладонью по столу, заставив хрусталь и серебро подпрыгнуть. - Чего задаешься-то? - плачуще закричал он. - Я, если на то пошло, тоже дворянин! И ничего - кручусь…
        Смолк, насупился по-медвежьи.
        - Думаешь, у Петра одни дурачки собрались? - пожаловался он. - Ты посмотри, как работают! По рукам и по ногам меня связали! Баржа - на дне. Матросиков колоть - сам понимаешь, без толку: все из Злых Щелей, сами кого хочешь расколют… А главный воротила, тот, что бушлаты списывал и брильянты в них зашивал, - они ему, представляешь, инфаркт устроили… А без его показаний я ни генерала, ни полковника за жабры не возьму, можешь ты это понять?
        - Пока нет, - сказал дон Жуан.
        - Так помер же человек!
        - Помер… Мало ли что помер! Что ж теперь и допросить его нельзя?
        Фрол моргнул раз, другой - и вдруг изумленно уставился на дона Жуана. Хмель - как отшибло. Пошатываясь, поднялся на ноги.
        - А ну хватит спать! - гаркнул он, сгребая за шиворот жалобно замычавшего чертенка. - Чтобы одна нога здесь, другая - за Ахероном…
        Оборвал фразу и вновь уставил на дона Жуана таинственно просиявшие глаза.
        - Допросят - там… - Выдохнул он, ткнув чертенком в люстру. - А на пушку я их буду брать - здесь! - Шваркнул тварь об пол. - В-ваня!.. Дай я тебя… - Полез было через стол лобызаться, но, наткнувшись на бешеный взгляд, попятился и тяжко плюхнулся на стул. - Ваня… Прости дурака… Забыл… Ей-черт, забыл…
        Невиданное нежное сияние омыло глыбастые скалы Злых Щелей, огладило торчащие из смолы головы с круглыми дырами ртов. Но никто не когтил нарушителей - бесы-загребалы и сами стояли, запрокинув завороженные рыла. Светлый ангел Божий снижался над пятым мостом. За ним, почтительно приотстав, черной тенью следовал Хвостач.
        - Багор! - коротко приказал ангел, ступая на каменное покрытие и складывая белоснежные крылья.
        Смола оглушительно взбурлила и вновь стала зеркально-гладкой.
        Не боясь испачкаться, ангел принял страшное орудие из услужливых когтей Хвостача и, присев на корточки, погрузил багор в смолу почти на всю длину древка. Потыкал, пошарил и, удовлетворенно кивнув, умело выкинул на камни скорченную черную душу. Та вскочила, дернулась шмыгнуть обратно, но мост уже был оцеплен загребалами.
        Ангел не глядя отдал багор Хвостачу. Видно было, как с ладоней небесного посланника не в силах противиться свету истины исчезают смоляные пятна.
        - Нет, ты понял?.. - расстроенно шепнул Тормошило Собачьему Зуду.
        - А чего?..
        - Да душа-то - та самая… Из-за которой у меня тогда разборка вышла… Неужели заберут? Ну, такого еще не было…
        - Да нет… - рассудительно прошептал Собачий Зуд. - Ангел-то - другой… Вроде, из наших…
        - Могли и сговориться, - буркнул Тормошило.
        Ангел взял затравленно озирающуюся душу под смоляной локоток и отвел в сторонку. Приподняв левое крыло, извлек из-под мышки нездешнюю с виду бумагу.
        - Ознакомьтесь, грешник Склизский…
        Осторожно, чтобы не закапать смолой документ, душа приблизила лицо к бумаге. Прочла и, спрятав руки за спину, решительно замотала головой.
        - Вас что-нибудь не устраивает? - ласково осведомился ангел.
        - Тут двадцать первое, - тыча смоляным пальцем в дату, хрипло сказала душа. - А я скончался двадцать второго… Не подпишу.
        - Вам так дороги ваши сообщники? - задушевно спросил ангел. - Напели, небось, про вечное блаженство, а сами подстроили инфаркт, опустили в смолу…
        Душа нахохлилась и пробормотала что-то вроде:
        - Дальше не определят…
        - Это верно, - согласился ангел. - Определить вас дальше Злых Щелей никто не имеет права. Вы не предатель, вы - всего-навсего мздоимец. А вот ближе…
        Душа медленно подняла голову и недоверчиво воззрилась на ангела.
        - Все дело в мотивации ваших поступков, - пояснил тот. - Мне вот, например, кажется, что взятки вы брали вовсе не из любви ко взяткам как таковым, а исключительно из жадности. Можно даже сказать, из скупости. А скупцы, как вам известно, обретаются в третьем круге. Тоже, конечно, далеко не Эдем: дождь, град… Но не смола же!
        Душа для виду покочевряжилась еще немного - и попросила перо для подписи…
        Сначала воспарил ангел, потом канул в черное небо и недовольный Хвостач, унося грешника Склизского в сторону третьего круга.
        - Ну что хотят - то творят! - Тормошило сплюнул и в сердцах ударил багром по каменному покрытию.

17. На прицеле
        Дон Гуан (целуя ей руки):
        - И вы о жизни бедного Гуана
        Заботитесь!
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Автоматная очередь наискось вспорола лобовое стекло, и ослепленный шофер что было сил нажал на тормоза. Завизжали покрышки, машину занесло и ударило багажником о придорожный столб.
        Фрол сидел рядом с шофером, дон Жуан - на заднем сиденье, и выбрасываться пришлось вправо, на мостовую, прямо под автоматы лихих людей. Катясь по асфальту, дон Жуан успел узнать в одном из них мордастого кабальеро, которого он вытянул когда-то вдоль спины арматуриной. Второй ему был незнаком.
        Затем в промежутке между убийцами засквозило зыбкое сияние, быстро принявшее очертания светлого ангела. Дон Жуан видел, как различимый лишь его привычному глазу ангел раскинул руки и, взявшись за стволы, резко вывернул их вверх и в стороны. Обе очереди ушли в стену. Душегубы ошалело уставились на бьющиеся, вставшие дыбом у них в руках автоматы, что-то, видно, сообразили и, бросив оружие, кинулись наутек.
        Сзади страшно ухнула машина, обращаясь в косматый воющий факел - наподобие тех, что бродят, стеная, в восьмом круге.
        - Ты видел? - ликующе заорал Фрол, вскакивая с асфальта. - Ангела - видел?
        Лицо его было посечено осколками.
        - А чему ты радуешься? - буркнул дон Жуан, держась за разбитое колено.
        Но Фрол его даже и не услышал.
        - Вот это мы их достали, Ваня! - в полном восторге захлебывался он. - Вот это мы им разворошили муравейничек! Убийц подослали - надо же!
        - Имей в виду, мордастого я знаю, - сказал дон Жуан.
        - Да кто ж его, дурака, не знает? Ты второго бойся! Небритого. Знаешь это кто? Борода, десятник из Злых Щелей! Речник с буксира. Четверых-то я заарестовал, а этот ушел, черт перепончатый!.. В общем, Ваня, считай: царствие небесное мы себе уже обеспечили… Ангел-то, а? Как он им стволы развел!..
        - Ладно, - сказал дон Жуан, сгибая и разгибая ногу. - Пойду я.
        - Куда?
        - С Анной попрощаться. А то, знаешь, ангел этот твой… Сегодня успел стволы развести, завтра не успеет…
        Он повернулся и захромал прочь, огибая воющее пламя.
        - Вань! - окликнул его Фрол.
        Дон Жуан обернулся.
        - Слушай… - Окровавленная физия Фрола была несколько глумлива. - А у тебя с этой малолеткой… Неужто ничего и не было? Так все стишки и читаете?..
        Дон Жуан оскорбленно выпрямился и похромал дальше.
        Фрол только головой покачал, глядя ему вослед. Потом вздохнул завистливо и пошел посмотреть, что там с шофером.
        Пустынный скверик так вкрадчиво шевелил листвой, что за каждым деревом невольно мерещился душегуб с автоматом. За чугунным плетением невысокой ограды шумела улица.
        - Почему в последний раз? - испуганно спрашивала русенькая сероглазая Анна. - Тебя снова хотят арестовать?.. Слушай, Жанна, у тебя платье порвано… И здесь тоже…
        Смуглая рослая красавица пристально оглядывала ограду. Стрелять по ним удобнее всего было именно оттуда, с улицы.
        - Зря я тебя сюда вызвал, - процедила она наконец. - Со мной сейчас гулять опасно…
        - Не вызвал, а вызвала… - машинально поправила Анна. - А почему опасно?
        Смуглая красавица не ответила и, прихрамывая, двинулась дальше.
        - Слушай, Анна… А прочти-ка ты что-нибудь напоследок!
        - О дон Жуане? - беспомощно спросила она, тоже невольно начиная озираться.
        Дон Жуан остановился, всмотрелся с улыбкой в ее маленькое, почти некрасивое личико. Глаза, одни глаза…
        - Я смотрю, ты много о нем знаешь… А скажи: слышала ты что-нибудь о таком Фроле Скобееве?
        Анна удивилась.
        - Да, конечно. Это следователь из Москвы. Но его, говорят, скоро самого посадят…
        - Да нет, я о другом… У вас в России лет четыреста назад жил дворянин Фрол Скобеев…
        Анна мучительно наморщила лоб.
        - Не помнишь? А ходок был известный. Стольничью дочь соблазнил. Тоже, кстати сказать, Анной звали… О нем даже повесть осталась. Так и называется - «Повесть о Фроле Скобееве»…
        - Ой… - виновато сказала Анна. - Что-то слышала…
        - Странный вы, ей-богу, народ, - молвил он задумчиво. - Чужих - знаете, своих - нет… Так что ты хотела прочесть?
        - Это из Бодлера, - словно оправдываясь, сказала Анна. Помолчала, опустив голову, и замирающим, как от страха, голосом начала:
        Едва лишь дон Жуан, придя к реке загробной И свой обол швырнув, перешагнул в челнок…
        Строки ошеломили. Скверик исчез. Снова заклубился белесый туман над рекою мертвых, надвинулось вплотную шерстистое рыло Харона, зазмеился вкруг злобных очей красный пламень, мелькнуло занесенное весло…
        А голос звучал:

…За ними женщины в волнах темно-зеленых, Влача отвислые нагие телеса, Протяжным воем жертв, закланью обреченных, Будили черные, как уголь, небеса…
        И распахнулись впереди угольные карьеры второго круга, встали обглоданные ветром скалы, закрутились черные вихри…
        Анна увлеклась. Негромкий надломленный голос забирал все выше:

…И рыцарь каменный, как прежде гнева полный, Взрезал речную гладь рулем, а близ него, На шпагу опершись, герой смотрел на волны, Не удостаивая взглядом никого…
        Анна умолкла и вопросительно посмотрела на подругу. Та стояла неподвижно. В ослепших, отверстых глазах ее клубилась жуткая угольная мгла.
        - Жанна!..
        Смуглая рослая красавица прерывисто вздохнула, но глаза все еще оставались незрячими.
        - Жанна, что с тобой?
        - Не так… - поразил Анну хриплый сдавленный шепот. - Все не так… Шпага… Какая шпага после шмона?.. Нас в этот челнок веслом загоняли, Анна…
        Она попятилась и в ужасе всмотрелась в искаженное страданием надменное смуглое лицо.
        - Ты -?..
        Ответом была жалкая судорожная усмешка.
        - Я… Прости… Так вышло…
        За низкой оградой сквера заливисто заржали тормоза, хлопнула автомобильная дверца, и над чугунным плетением возникло заплатанное матерчатыми наклейками лицо Фрола.
        - Ага! - сказал Скобеев и, перемахнув ограду, беглым шагом пересек газон. - Время вышло, свидание кончено! Давай в машину, Ваня! Ох, и кашу мы с тобой заварили…

18. На воздусях
        Лепорелло:
        - Всех бы их,
        Развратников, в один мешок да в море.
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        - Гони сразу в аэропорт! - плюхнувшись на сиденье, приказал Фрол шоферу, чье круглое лицо тоже обильно было залатано пластырем. - Ну ты как чувствовал! - бросил он через плечо дону Жуану. - Проститься хоть успел?
        Машина рванула с места. Не отвечая, дон Жуан припал к темному заднему стеклу, пытаясь разглядеть напоследок растерянное бледное лицо Анны.
        - И как ее вообще занесло в этот мир? - печально молвил он.
        - Как занесло, так и вынесет, - сердито ответил Фрол. - Все там будем… В общем так, Ваня: в Москву летим…
        - Позволь… Что нам там понадобилось?
        - Нам - ничего. Мы понадобились… Слишком крепко хвост Петру Петровичу прищемили, понял? Думаешь, у нас у одних лапа в Москве? Там до сих пор его шестерок - полный Кремль!.. Да и тут их тоже хватает. В один день целый чемодан ябед настрочили, веришь? И взятки-то я беру, и по морде бью…
        - А что, не бьешь?
        - Н-ну… случается иногда. Они, что ли, не бьют?.. На Каина Ваньку вон на восемнадцати листах телегу толкнули! А тут еще речники эти!..
        - Это в которых бесы?
        Фрол обернулся и, укоризненно посмотрев на дона Жуана, шевельнул глазом в сторону водителя. Дескать, что же ты при посторонних-то…
        - Пришло, короче, распоряжение, - буркнул он. - Всех погрузить в один самолет - и в Москву на доследование…
        Машина выбралась на прямое шоссе и, наращивая скорость, ринулась к аэропорту.
        Салон самолета заполнялся быстро. Дон Жуан лишь успевал крутить головой. Похоже, здесь решили собраться все, кого он узнал в этом мире: тщедушный рыжеватый генерал, дородный волоокий полковник (оба в штатском), испуганная пепельная блондинка - жена полковника… Были, впрочем, и личности, дону Жуану вовсе не знакомые - то и дело осеняющий себя крестным знамением архиерей и еще какой-то мрачный, широкоплечий, о котором Фрол шепнул, что это и есть старший следователь Иван Каин.
        Потом ввели под руки четверых речников. С ними явно творилось что-то странное. Идиотически гмыкая и норовя оползти на пол, они хватали что ни попадя и роняли слюну. Дон Жуан встретился взглядом с татуированным громилой и содрогнулся, увидев безумие в глазах речника.
        - Что с ними? - шепнул он.
        - А ты не понял? - мрачно ответил Скобеев. - Подловили меня с этими речниками! Взяли да и отозвали из них бесов. Тело - здесь, а души в нем - нет, вот так! Ни бесовской, ни человеческой… Открываем утром камеру, а они сидят пузыри пускают… Ну а на меня, конечно, поклеп: дескать, накачал барбитуратами до полной дурости…
        - Чем накачал?
        - А!.. - Фрол раздраженно дернул щекой и умолк.
        Последними в салон впустили мордастого кабальеро и пятого речника, судя по поведению, все еще одержимого бесом по кличке Борода. Каждый был скован за руку с большим угрюмым милиционером.
        Вообще, как заметил дон Жуан, представители власти в большинстве своем хмурились. Подследственные же, напротив, глядели с надеждой, а то и злорадно усмехались втихомолку.
        Больше, видимо, ждать было некого. Люк закрыли. Самолет вздрогнул и двинулся, влекомый тягачом, к взлетной полосе.
        Как выяснилось, Фрол тоже летел впервые. В прошлый раз комиссия добиралась из Москвы поездом.
        - Черт его знает… - ворчал он, то и дело привставая и силясь заглянуть в круглое окошко. - Не то летим, не то на месте стоим… Что там снаружи-то?
        Дон Жуан (он сидел у иллюминатора) выглянул. Снаружи синело небо, громоздились облачные сугробы и колебалось серебристое крыло. Ныли турбины.
        - Рай, - сообщил он. - Четвертое небо пролетаем.
        - Да иди ты к бесу! - обиделся Фрол. - Смотри, дошутишься…
        И тут в проходе между парами кресел словно взорвалась слепящая молния. По отпрянувшим лицам пассажиров скользнули изумрудные и алмазные блики. Два разъяренных космокрылых ангела возникли в салоне. Голоса их были подобны грому.
        - Кто ни при чем? Ты ни при чем? - орал ангел в растрепанных изумрудных одеждах. - А тот? Вон тот, у окошка?..
        Он ухватил второго за взъерошенное лучезарное крыло и поволок по проходу - туда, где, обомлев, вжимались затылками в спинки кресел дон Жуан и Фрол.
        - Вот это! Это! Это!.. - остервенело тыча перстом в грудь дона Жуана, изумрудный зашелся в крике. - Вот это кто здесь сидит?! Почему он здесь?..
        - Который? Этот? - заорал в ответ светлый ангел, тоже воззрившись на дона Жуана. - Да он же… Он же сам бежал! Из второго круга! Угнал у Харона ладью - и бежал!..
        - Ах сам?.. - задохнулся изумрудный. - Ладно!.. А этот? Вот этот, этот, рядом! Он сейчас в Чистилище, на седьмом уступе маршировать должен! Что он здесь делает?..
        Светлый ангел открыл было рот, но, видно, ответить ему было нечего, потому что он вдруг обернулся в раздражении и обрушился на пассажиров, чей визг и вправду мог отвлечь кого угодно.
        - Да перестаньте визжать! - грянул он. - Все равно самолет сейчас войдет случайно в зону маневров и будет по ошибке сбит противовоздушной ракетой!..
        Визг на секунду прервался, затем взвился вновь - громче прежнего. Прикованный к потерявшему сознание милиционеру Борода приподнялся на сиденье и с ухмылкой оглядел обезумевший салон.
        - Так а чего я сижу тогда? - весьма развязно спросил он у ангела в зеленых одеждах.
        Далее из небритого речника, никого уже не стесняясь, выбрался и с наслаждением распрямил нетопырьи крылья черный бес, чье рыло и впрямь было на редкость косматым
        - даже по меркам Злых Щелей.
        - В общем, пошел я… - сказал он и махнул прямо сквозь переборку - наружу.
        Небритый речник загыгыкал и уставил на беснующихся пассажиров невинные круглые глаза идиота.
        Дон Жуан и Фрол медленно повернулись друг к другу.
        - Ну что, Ваня… - беспомощно вымолвил Фрол. - Бог даст, на том свете свидимся…

19. Тот свет
        Лепорелло:
        - …что тогда, скажите,
        Он с вами сделает?
        Дон Гуан:
        - Пошлет назад.
        Уж верно, головы мне не отрубят.
        А.С.Пушкин, «Каменный гость»
        Над рекою мертвых стоял туман - слепой, как бельмы. В страшной высоте из него проступали огромные знаки сумрачного цвета:
        ОСТАВЬ НАДЕЖДУ, ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИЙ!
        Нигде ни души. Видимо, Харон только что отчалил. Нагие жертвы авиационной катастрофы, стуча зубами и прикрываясь с непривычки, жались друг к другу и в ужасе перечитывали грозную надпись. То и дело кто-нибудь, тоскливо оскалясь, вставал на цыпочки и тщетно пытался различить противоположный берег. Кто-то рыдал. Кто-то и вовсе выл.
        На Фрола Скобеева было жутко смотреть. Вне себя он метался по склону и потрясал кулаками.
        - Продали! - бешено кричал он. - Ваня, ты был прав! Продали, в горние выси мать! За медный грошик продали!..
        Дон Жуан, которому смерть вернула прежний - мужской - облик, стоял отдельно от всех. Губы его беззвучно шевелились. «На заре морозной… под шестой березой…»
        - Жанна Львовна… - робко позвал кто-то. - Это ведь вы, Жанна Львовна?..
        Дон Жуан обернулся. Перед ним стояла изможденная невзрачная душа с жалобными собачьими глазами, в которой он с трудом признал полковника Непалимого.
        - Вы, я гляжу, на второй срок… - с заискивающей улыбкой проговорила душа полковника. - А не знаете… сколько дадут?
        - Всем поровну! - злобно ощерился через плечо Фрол Скобеев.
        Душа вздрогнула и со страхом уставилась на Фрола.
        - Я… понимаю… - сказала она. - А… куда?..
        Так и не дождавшись ответа, понурилась и побрела обратно, в толпу, где уже заранее слышались плач и скрежет зубовный.
        - По какому ж мы теперь греху с тобой проходим? - процедил Фрол, всматриваясь с ненавистью в блеклый туман над темными водами. - У тебя - побег, да еще и угон ладьи… Мне, наверное, тоже побег пришьют, чтобы отмазаться… Оскорбление божества?
        Дон Жуан прикинул.
        - Седьмой круг, третий пояс?.. Позволь, а в чем оскорбление?
        - Ну как… Бог тебе судил быть в Аду, а ты бежал. Стало быть…
        Оба замолчали подавлено. В третьем поясе седьмого круга располагалась раскаленная песчаная пустыня, на которую вечно ниспадали хлопья палящего пламени…
        - Да еще, может быть, сеянье раздора навесят, - расстроенно добавил Фрол.
        - Между кем и кем?
        - Между Петром и Павлом, понятно! А это уже, Ваня, прости, девятый ров восьмого круга. Расчленят - и ходи срастайся. А срастешься - по новой…
        - Не трави душу, Фрол, - попросил дон Жуан. - В Коцит не вморозят - и на том спасибо!
        - А почему нет? С них станется… А то и вовсе влепят вышку по совокупности деяний - и вперед, в пасть к Дьяволу!
        - Да полно тебе чепуху-то молоть! - уже прикрикнул на него дон Жуан.
        - Что ж они, Иуду вынут, а тебя вставят?
        Берег, между тем, заполнялся ждущими переправы тенями. Слышались рыдания и злобная брань. Потом подвалила еще одна толпа - тоже, видно, жертвы какой-нибудь катастрофы…
        Харон запаздывал. Как всегда.
        За Ахероном их построили, пересчитали и повели колонной сквозь неподвижные сумерки Лимба. Местность была пустынна. Обитатели круга скорби страшились приближаться к этапу. А то, не дай Бог, загребут по ошибке, и ничего потом не докажешь…
        Фрол и дон Жуан шли рядом.
        - Не обратил внимания: у Харона ладья новая или все-таки старую подняли? - хмуро спросил дон Жуан. Не то чтобы это его и впрямь интересовало - просто хотелось отвлечься от дурных предчувствий.
        - Новая, - буркнул Фрол. - Старая вся изрезана была. Именами. Я там тоже, помню, кой-чего в прошлый раз нацарапал…
        Колонна брела, оглашая сумрак стонами и всхлипами. В присутствии рогатых конвоиров выть уже никто не решался, поэтому вести разговор пока можно было без опаски - не таясь, но и не напрягая голоса.
        - Знаешь, что еще пришить могут? - озабоченно сказал Фрол. - Подделку естества. Восьмой круг, девятый ров…
        - Что в лоб - что по лбу… - Дон Жуан криво усмехнулся.
        Дорога пошла под уклон. Недвижный до этого воздух дрогнул, заметались, затрепетали знобящие ветерки. Сумрак впереди проваливался в непроглядную угольную тьму.
        Достигнув скалы, на которой, оскалив страшный рот, грешников ждал Минос, колонна заколебалась и расплылась в толпу. Наученные горьким опытом первого срока дон Жуан и Фрол сунулись было вперед, пока злобный судия еще не утомился и не пошел лепить Коцит всем без разбору. Но тот одним движением длинного, как бич, хвоста отодвинул обоих в сторону.
        - Плохо дело… - пробормотал Фрол. - Напослед оставляет…
        По земной привычке лихорадочно облизнул навсегда пересохшие губы и огляделся.
        - Слушай, а где архиерей? - спросил он вдруг. - И в ладье я его тоже не видел…
        - В Раю, надо полагать, - нехотя отозвался дон Жуан. - Будь у нас такая лапа, как у него…
        Минос уже трудился вовсю. Наугад выхватывал очередную душу, ставил рядом с собой на скалу и, невнимательно выслушав, хлестко, с маху обвивал ее хвостом. Количество витков соответствовало порядковому номеру круга. Затем сдедовал мощный бросок - и душа, вскрикнув от ужаса, улетала во тьму. Толпа таяла на глазах.
        - Ого!.. - испуганно бормотал Фрол. - Глянь, генерала в Злые Щели засобачили! Хотя сам виноват… Эх, а полковника-то!..
        Вскоре впадина под судейской скалой опустела. Фрол и дон Жуан остались одни. Минос подцепил хвостом обоих сразу, что уже само по себе было нехорошим предзнаменованием: преступный сговор - как минимум…
        Гибкий мощный хвост взвился, рассекая воздух, и опоясал их первым витком, безжалостно вмяв друг в друга. раз… Второй виток. Два… Обмерли, ожидая третьего.
        Третьего витка не последовало. Не смея верить, покосились на Миноса.
        Тот опасливо поворочал глазами и повел хвостом, приблизив грешников вплотную к оскаленной пасти.
        - Значит так, парни… - хрипло прошептал он, стараясь не шевелить губами. - Поработали хорошо, но больше пока ничего для вас сделать не можем… И так шуму много… Потаскаете до времени уголек - а там видно будет…
        Хвост развернулся, как пружина, и оба полетели во тьму.
        - Так это что же?.. - кряхтя после удара оземь, проговорил Фрол. - Выходит, Минос тоже на Павла работает?..
        - Выходит, так… - болезненно морщась, откликнулся дон Жуан.
        Оба поднялись на ноги. Хлестнул страшный с отвычки насыщенный угольной пылью ветер. Ожгло стужей. Вокруг чернели и разверзались карьеры второго круга. Навстречу порожняком - в тряпье, в бушлатах - брела вереница погибших душ.
        - До времени… - недовольно повторил Фрол слова Миноса. - До какого это до времени?
        Не отвечая, дон Жуан обхватил руками мерзнущие плечи.
        - Слушай, зябко без бушлатика-то… - пожаловался он.
        - Одолжат, - сквозь зубы отозвался Фрол, вытаскивая из общей груды тачку полегче и покрепче. - Попросим - одолжат. Мы ж с тобой, считай, по второй ходке…
        Словесники
        Солнце останавливали словом,
        Словом разрушали города.
        Николай Гумилев
        Лаве и раньше частенько доставалось на рынке, но сегодня… Радим даже отшатнулся слегка, завидев ее на пороге. «Ах, мерзавки…» подумал он изумленно и растерянно.
        Неизвестно, с кем Лава поругалась на этот раз, но выглядела она ужасно. Шея - кривая, глаза - косят, одно плечо выше другого и увенчано вдобавок весьма приметным горбиком. Цвет лица - серый с прозеленью, а крохотная очаровательная родинка на щеке обернулась отталкивающего вида бородавкой.
        - Вот! - выкрикнула Лава. - Видишь?
        Уронила на пол корзину с наполовину зелеными, наполовину гнилыми помидорами и, уткнув обезображенное лицо в ладони, разрыдалась.

«Что-то с этим надо делать, - ошеломленно подумал Вадим. - Чем дальше, тем хуже…»
        Ушибаясь, он неловко выбрался из-за коряво сколоченного стола (как ни старался Радим переубедить сельчан, считалось, что плотник он скверный) и, приблизившись к жене, осторожно взял ее за вздрагивающие плечи.
        - Не ходить бы мне туда больше… - всхлипывала она. - Ты видишь, ты видишь?..
        - Дурочка, - ласково и укоризненно проговорил Радим, умышленно оглупляя жену - чтобы не вздумала возражать, и Лава тут же вскинула на него с надеждой заплаканные младенчески бессмысленные глаза. - Они это из зависти…
        - Ноги… - простонала она.
        - Ноги? - Он отстранился и взглянул. Выглядывающие из-под рваного и ветхого подола (а уходила ведь в нарядном платье!) ноги были тонки, кривы, с большими, как булыжники, коленками. С кем же это она побеседовала на рынке? С Кикиморой? С Грачихой? Или с обеими сразу?
        - Замечательные стройные ноги, - убежденно проговорил он. - Ни у кого таких нет.
        Зачарованно глядя вниз, Лава облизнула губы.
        - А… а они говорят, что я го… го… гор-ба-тая!.. - И ее снова сотрясли рыдания.
        - Кто? Ты горбатая? - Радим расхохотался. - Да сами они… - Он вовремя спохватился и оборвал фразу, с ужасом представив, как у всех торговок на рынке сейчас прорежутся горбы, и, что самое страшное, каждой тут же станет ясно, чьего это языка дело. - Никакая ты не горбатая. Сутулишься иногда, а вообще-то у тебя плечики, ты уж мне поверь, точеные…
        Он ласково огладил ее выравнивающиеся плечи. Упомянув прекрасный цвет лица, вернул на впалые щеки румянец, а потом исправил и сами щеки. Покрыв лицо жены мелкими поцелуями, восхитился мимоходом крохотностью родинки. Парой комплиментов развел глаза, оставив, впрочем, еле заметную раскосость, которая в самом деле ему очень нравилась. Лава всхлипывала все реже.
        - Да не буду я тебе врать: сама взгляни в зеркало - и убедись…
        И, пока она шла к висящему криво зеркалу, торопливо добавил:
        - И платье у тебя красивое. Нарядное, новое…
        Лава улыбалась и утирала слезы. Потом озабоченно оглянулась на корзинку с негодными помидорами. С них-то, видно, все и началось.
        - А насчет помидор не беспокойся. Сам схожу и на что-нибудь обменяю…
        - Но они теперь… - Лава снова распустила губы. - А я их так хвалила, так хвалила…
        - А знаешь что? - сказал Радим. - Похвали-ка ты их еще раз! Умеешь ты это делать - у меня вот так не выходит…
        И пока польщенная Лава ахала и восхищалась розовеющими на глазах помидорами, он вернулся к столу, где тут же зацепился локтем за недавно вылезший сучок.
        - Хороший стол получился, гладкий, - со вздохом заметил он, похлопывая по распрямляющимся доскам. - И дерево хорошее, без задоринки…
        Сучок послушно втянулся в доску. Радим мрачно взглянул на грязную глиняную плошку.
        - Чтоб тебя ополоснуло да высушило! - пожелал он ей вполголоса. Плошка немедленно заблестела от чистоты. Радим отодвинул посудину к центру стола и задумался. Конечно, Лаве приходилось несладко, но в чем-то она, несомненно, была виновата сама. Изо всех приходящих на рынок женщин торговки почему-то облюбовали именно ее, а у Лавы, видно, просто не хватало мудрости отмолчаться.
        - Знаешь, - задумчиво сказал он наконец, - тут вот еще, наверное, в чем дело… Они ведь на рынок-то все приходят уродины уродинами переругаются с мужьями с утра пораньше… А тут появляешься ты красивая, свежая. Вот они и злобствуют…
        Лава, перестав на секунду оглаживать заметно укрупнившиеся помидоры, подняла беспомощные наивные глаза.
        - Что же, и нам теперь ругаться, чтобы не завидовали?
        Радим снова вздохнул.
        - Не знаю… - сказал он. - Как-то все-таки с людьми ладить надо…
        Они помолчали.
        - Вот, - тихо сказала Лава, ставя на стол корзину с алыми помидорами.
        - Умница ты моя, - восстановил он ее мыслительные способности, и, наверное, сделал ошибку, потому что жена немедленно повернула к нему вспыхнувшее гневом лицо.
        - Я тебя столько раз просила! - вне себя начала она. - Научи меня хоть одному словечку! Не захотел, да? Тебе лучше, чтобы я такая с базара приходила?
        Радим закряхтел.
        - Послушай, Лава, - сказал он, и жена, замолчав, с сердитым видом присела на шаткий кривой табурет. - Ты сама не понимаешь, о чем просишь. Предположим, я научу тебя кое-каким оборотам. Предположим, ты сгоряча обругаешь Грачиху. Но ведь остальные услышат, Лава! Услышат и запомнят! И в следующий раз пожелают тебе того же самого… Ты же знаешь, я мастер словесности! Нас таких в селе всего четверо: староста, Тихоня, Черенок да я… Видела ты хоть однажды, чтобы кто-нибудь из нас затевал склоку, задирал кого-нибудь? Ведь не видела, правда?..
        Лава молчала, чему-то недобро улыбаясь.
        - Ну я им тоже хорошо ответила, - объявила она вдруг. - У Грачихи теперь два горба.
        - Два горба? - ужаснулся он. - Ты так сказала?
        - Так и сказала, - ликующе подтвердила Лава. - И прекрасно без тебя обошлась!..
        - Постой, - попросил Радим, и Лава встала. Он потер лоб, пытаясь собраться с мыслями. - Два горба! Да как тебе такое в голову пришло?..
        - Мне это… - Лава не договорила. В глазах у нес был страх. Видно, сболтнула лишнее.
        Радим тоже встал и беспокойно прошелся по вспучившимся доскам пола.
        - То-то, я смотрю, сегодня утром: то зеркало искривится, то сучок из стола вылезет… Мы же так со всем селом поссориться можем! Не дай Бог, придумают тебе кличку - тут уж и я помочь не смогу… Два горба!..
        Он осекся, пораженный внезапной и, надо полагать, неприятной догадкой. Потом медленно повернулся к отпрянувшей жене.
        - Ты от кого это услышала? - хрипло выговорил он. - Кто тебе это подсказал? Со словесником спуталась?
        - Нет! - испуганно вскрикнула Лава.
        - С кем? - У Радима подергивалась щека. - С Черенком? С Тихоней?
        - Нет!!!
        - А с кем? Со старостой?.. Ты же не могла это сама придумать!..
        Следует заметить, что от природы Радим вовсе не был ревнив. Но вздорная баба Кикимора с вечно прикушенным по причине многочисленных соседских пожеланий языком однажды предположила вслух, что Радим - он только на людях скромник, а дома-то, наверное, ух какой горячий!.. С того дня все и началось…
        - Староста! - убежденно проговорил Радим. - Ну конечно, староста, чтоб его на другую сторону перекривило!.. Нашла с кем связаться!
        Редко, очень редко прибегал Радим в присутствии жены к своему грозному искусству, так что Лава даже начинала подчас сомневаться: а точно ли ее муж - словесник? Теперь же, услышав жуткое и неведомое доселе пожелание аж самому старосте, она ахнула и схватилась за побледневшие щеки. Тем более что со старостой Лава и вправду связалась недели две назад - в аккурат после того как супруг сгоряча ее в этом обвинил. В общем, та же история, что и с Черенком…

«Спаси Бог сельчан - словесник осерчал», - вспомнилась поговорка. Лава заметалась, не зная, куда схорониться. Но тут Радим запнулся, поморгал и вдруг ни с того ни с сего тихонько захихикал. Видно, представил себе Грачиху с двумя горбами.
        - А ловко ты ее!.. - проговорил он, радостно ухмыляясь. Допросились-таки, языкастая…
        Не иначе кто-то на рынке в сердцах обозвал его дураком.
        - Два горба… - с удовольствием повторил резко поглупевший Радим. Не-е, такого сейчас уже и словесник не придумает… Видать, из прежних времен пожелание…
        Испуганно уставившись на супруга, Лава прижалась спиной к грубо оштукатуренной стенке. А Радим продолжал, увлекшись:
        - Во времена были! Что хочешь скажи - и ничего не исполнится! Пожелаешь, например, чтоб у соседа плетень завалился, а плетень стоит себе, и хоть бы что ему! Зато потом…
        Он вновь запнулся и недоуменно сдвинул брови.
        - О чем это я?
        Видно, на рынке зарвавшегося ругателя одернули, поправили: ума, что ли, решился - словесника дураком называть? А ну как он (словесник то есть) ляпнет чего-нибудь по глупости! Это ж потом всем селом не расхлебаешь! Не-ет, Радим - он мужик смышленый, только вот Лаве своей много чего позволяет…
        - Ты… о прежних временах, - еле вымолвила Лава.
        Вид у Радима был недовольный и озадаченный. Мастер словесности явно не мог понять, зачем это он накричал на жену, обидел старосту, смеялся над Грачихой…
        - Прежние времена - дело темное… - нехотя проговорил он. Считается, что до того, как Бог проклял людей за их невоздержанные речи, слова вообще не имели силы… Люди вслух желали ближнему такого, что сейчас и в голову не придет…
        - И ничего не сбывалось?
        - Говорят, что нет.
        Глаза Лавы были широко раскрыты, зрачки дышали.
        - Значит, если я красивая, то как меня ни ругай, а я все равно красивая?
        - Д-да, - несколько замявшись, согласился Радим. - Но это если красивая.
        Лава опешила и призадумалась. Красивой становишься, когда похвалят… Можно, конечно, и родиться красивой, но для этого опять-таки нужно чье-нибудь пожелание… И чтобы соседки на мать не злились…
        Радим смотрел на растерявшуюся вконец Лаву с понимающей улыбкой.
        - Так что еще неизвестно, когда жилось лучше, - утешил он, - сейчас или в прежние времена…
        - А… а если какой-нибудь наш словесник, - как-то очень уж неуверенно начала она, - встретился бы с кем-нибудь из… из прежних времен… он бы с ним справился?
        Радим хмыкнул и почесал в затылке.
        - М-м… вряд ли, - сказал он наконец. - Хотя… А почему ты об этом спрашиваешь?
        Лава опять побледнела, и Радим смущенно крякнул. «Вконец жену запугал», - подумалось ему.
        - Однако заболтался я, - сказал он, поспешно напустив на себя озабоченный вид. - Напомни, что нужно на рынке выменять?
        - Хлеба и… - начала было Лава, но тут со стен с шорохом посыпались ошметки мела, а зеркало помутнело и пошло волнами.
        - Это Грачиха! - закричала она. - Вот видишь!
        - Ладно, ладно… - примирительно пробормотал Радим, протягивая руку к корзинке. - Улажу я с Грачихой, не беспокойся… Кстати, глаза у тебя сегодня удивительно красивые.
        Съехавшиеся было к переносице глаза Лавы послушно разошлись на должное расстояние.
        В вышине над селом яростно крутились облака: одним сельчанам нужен был дождь, другим - солнце. Временами заряд крупных капель вздымал уличную пыль и только и успев, что наштамповать аккуратных, со вмятинкой посередине, коричневых нашлепок, отбрасывался ветром за околицу. Мутный смерч завернул в переулок, поплясал в огороде Черенка и, растрепав крытую камышом крышу, стих.
        Дома по обе стороны стояли облупленные, покривившиеся от соседских пожеланий, с зелеными от гнили кровлями. С корзинкой в руке Радим шел к рыночной площади, погружая босые ноги то в теплую пуховую пыль, то в стремительно высыхающие лужи и поглядывая поверх кривых, а то и вовсе завалившихся плетней. Там на корявых кустах произрастали в беспорядке мелкие зеленые картофелины, ссохшиеся коричневые огурцы, издырявленные червями яблоки - и все это зачастую на одной ветке, хотя староста ежедневно, срывая и без того сорванный голос, втолковывал сельчанам, что каждый плод должен расти отдельно: лук - на своем кусте, картошка - на своем. Как в прежние времена.
        Уберечь огород от людской зависти все равно было невозможно, поэтому владельцы не очень-то об этом и заботились, придавая плодам вид и вкус лишь по пути на рынок. Впрочем, в обмене тоже особого смысла не было меняли картошку на яблоки, яблоки на картошку… А на рыночной площади собирались в основном поболтать да посплетничать, даже не подозревая, насколько важна эта их болтовня. Волей-неволей приходя к общему мнению, рынок хранил мир от распада.
        Радим шел и думал о прежних временах, когда слова не имели силы. Поразительно, как это люди с их тогдашней невоздержанностью в речах вообще ухитрились уцелеть после Божьей кары. Ведь достаточно было одного, пусть даже и не злого, а просто неосторожного слова, чтобы род людской навсегда исчез с лица земли. Будучи словесником, Радим знал несколько тайных фраз, сохранившихся от прежних времен, и все они были страшны. Словесники передавали их друг другу по частям, чтобы, упаси Боже, слова не слились воедино и не обрели силу. Вот, например: «Провались все пропадом…» Оторопь берет: одна-единственная фраза - и на месте мира уже зияет черная бездонная дыра…
        - Чумазый!
        - Ты сам чумазый!
        - А ты чумазее!..
        Отчаянно-звонкие детские голоса заставили его поднять голову. На пыльном перекрестке шевелилась куча-мала, причем стоило кому-либо из нее выбраться, как ему тут же приказывали споткнуться и шмякнуться в лужу, что он немедленно и делал под общий сдавленный хохот. Потом раздался исполненный притворного ужаса крик:
«Словесник! Словесник идет!..» - и ребятня в полном восторге брызнула кто куда. Остался лишь самый маленький. Он сидел рядом с лужей и плакал навзрыд. Слезы промывали на грязной рожице извилистые дорожки.
        - Чего плачешь? - спросил Радим.
        Несчастный рыдал.
        - А… а они говорят, что я чу… чума-азый!..
        Точь-в-точь как вернувшаяся с базара Лава. И ведь наверняка никто его сюда силком не тащил, сам прибежал…
        - Да не такой уж ты и чумазый, - заметил Радим. - Так, слегка…
        Разумеется, он мог бы сделать малыша нарядным и чистым, но, право, не стоило. Тут же задразнят, пожелают упасть в лужу… Радим потрепал мальчонку по вздыбленным вихрам и двинулся дальше.
        Ох, Лава, Лава… Два горба… Вообще-то в некоторых семьях из поколения в поколение передаются по секрету такие вот словечки, подчас неизвестные даже мастерам. Как правило, особой опасности они в себе не таят, и все же…
        А действительно, кто бы кого одолел в поединке - нынешний словесник или человек из прежних времен? Между прочим, такой поединок вполне возможен. Коль скоро слова имеют силу, то вызвать кого-нибудь из прошлого труда не составит. Другое дело, что словесник на это не решится, а у обычного человека просто не хватит воображения. И слава Богу…
        А как же у Лавы хватило воображения задать такой вопрос?
        Мысль была настолько внезапна, что Радим даже остановился. Постоял, недоуменно сдвинув брови, и вдруг вспомнил, что этак полгода назад, открыв для себя эту проблему, он сам имел неосторожность поделиться своими соображениями с супругой. Зря! Ох зря… Надо будет пожелать, чтобы она все это и в мыслях не держала. Незачем ей думать о таких вещах.
        Радим досадливо тряхнул головой и зашагал дальше.
        Рыночная площадь, как всегда, была полна народу.
        - Здравствуйте, красавицы, - с несокрушимым простодушием приветствовал Радим торговок.
        Те похорошели на глазах, но улыбок на обращенных к нему лицах Радим не увидел.
        - Да вот благоверная моя, - тем же простецким тоном продолжал он, шла на рынок, да не дошла малость…
        Он наконец высмотрел Грачиху. Горб у нее был лишь один, да и тот заметно уменьшился. «Плохо дело, - встревоженно подумал Радим. - Всем рынком, видать, жалели…»
        Выменяв у хмурого паренька три луковки на пять помидорин, Радим для виду покружил по площади, пытаясь по обыкновению переброситься с каждой торговкой парой веселых словечек, и вскоре обнаружил, что отвечают ему неохотно, а то и вовсе норовят отвернуться. Потом он вдруг споткнулся на ровном месте, чуть не рассыпав заметно позеленевшие помидоры, - кто-то, видать, пробормотал пожелание издали. «Да что же это! - в испуге подумал Радим, хотя и продолжал простодушно улыбаться сельчанам. - Ведь и впрямь со всеми поссорит!»
        Как бы случайно оглянулся на Грачиху и замер, уставясь на корзину с червивыми яблоками.
        - Эх! - сказал он с восхищением. - Посылала меня благоверная моя за хлебом, но уж больно у тебя, Грачиха, яблоки хороши! Наливные, румяные, ни пятнышка нигде, ни червячка… Меняем, что ли?
        Сурово поджав губы, Грачиха глядела в сторону.
        - Шел бы ты лучше, словесник, домой, - проговорила она наконец. Учил бы ты ее и дальше словам своим… Только ты запомни: каким словам научишь - такие она тебе потом и скажет!..
        - Каким словам, Грачиха? Ты о чем?
        Грачиха спесиво повела носом и не ответила. Радим растерянно оглянулся. Кто смотрел на него осуждающе, а кто и с сочувствием. Он снова повернулся к Грачихе.
        - Да молодая она еще! - жалобно вскричал он. - Не сердись ты на нее, Грачиха! Сама, что ли, молодой не была?
        Но тут на краю пыльной площади возникла суматоха, торговки шарахнулись со вскриками, очистив свободное пространство, в котором, набычась, стояли друг против друга два человека. Драка. Ну и слава Богу - теперь о них с Лавой до вечера никто не вспомнит.
        - А-а… - повеселев, сказала Грачиха. - Опять сошлись задиры наши…
        Радим уже проталкивался сквозь толпу к месту драки. Задир было двое: один - совсем еще мальчишка с дальнего конца села, а второй - известный скандалист и драчун по кличке Мосол. Оба стояли друг против друга, меряя противника надменными взглядами. Сломанные корзинки лежали рядом, луковицы и картофелины раскатились по всей площади.
        - Чтоб у тебя ноги заплелись… - процедил наконец Мосол.
        - …да расплетясь - тебя же и по уху! - звонко подхватил подросток. Тело его взметнулось в воздух, послышался глухой удар, вскрик, и оба противника оказались лежащими в пыли. Потом вскочили, причем Мосол держась за вспухшее ухо.
        Торговки снова взвизгнули. Радим нахмурился. Слишком уж ловко это вышло у мальчишки. «Да расплетясь - тебя же и по уху…» Такие приемы раньше были известны только словесникам.
        - Да где же староста? - кричали торговки. - Где этот колченогий! Кривобокий! Лопоухий!.. Вот сейчас староста приковыляет - он вам задаст!
        В конце кривой улочки показался староста. Весь перекошенный, подергивающийся, приволакивающий ногу, он еще издали гаркнул:
        - Прекратить! А ну-ка оба ко мне!
        Драчуны, вжав головы в плечи, приблизились.
        - Вы у меня оба сейчас охромеете! - пообещал он. - И хромать будете аж до заката! Ты - на правую ногу, Мосол, а ты, сопляк, на левую!
        - Дождались, голубчики! - послышались злорадные женские крики. - Это ж надо! На рынке уже драку учинили!..
        Припадая на разные ноги, притихшие драчуны заковыляли к своим корзинкам. Мальчишка утирал рукавом внезапно прохудившийся нос. Перекошенный староста потоптался, строго оглядывая площадь из-под облезлых бровей. Потом заметил Радима.
        - Мальчишка-то, - ворчливо заметил он, когда они отошли подальше от толпы. - Видал, что вытворяет? Чуть не проглядели… В словесники его и клятвой связать…
        - Хорошо выглядишь, - заметил Радим. - Нет, правда! И ноги вроде поровней у тебя сегодня, и плечи…
        Староста понимающе усмехнулся.
        - Брось, - сказал он. - Зря стараешься. Чуть похорошею - такого по злобе наделают… Я уж привык так-то, скособочась… А тебе, я гляжу, тоже досталось - подурнел что-то, постарел… Сейчас-то чего не вмешался?
        Радим смутился:
        - Да хотел уж их остановить, а потом гляжу - ты появился…
        - Понятно, - сказал староста. - Красоту бережешь… Ну правильно. Старосте - ему что? Увечьем меньше, увечьем больше - разницы уже никакой… Видишь вон: на другую сторону перекривило - опять, значит, кому-то не угодил… - Он помолчал, похмурился.
        - Насчет жены твоей хочу поговорить. Насчет Лавы.
        Радим вздрогнул и с подозрением посмотрел на старосту. Староста крякнул.
        - Ну вот, уставился! - сказал он с досадой. - Нашел соперника, понимаешь!.. Сам виноват, коли на то пошло… Кто тебя тогда за язык тянул?
        Радим устыдился и отвел глаза. Действительно, вина за тот недавний случай была целиком его. Мог ведь сослагательное наклонение употребить или, на худой конец, интонацию вопросительную… Так нет же - сказанул напрямик: живешь, мол, со старостой… А старика-то, старика в какое дурацкое положение поставил!.. Радим крякнул.
        - Ладно, не переживай, - сказал староста. - Да и не о том сейчас речь… Тут видишь что… В общем, ты уж не серчай, а поначалу я на тебя думал. Ну, что это ты ее словам учишь…
        - Это насчет двух горбов? - хмуро переспросил Радим. - Сам сегодня в первый раз услышал…
        Староста переступил с ноги на ногу - как будто стоя спотыкнулся.
        - Два горба… - повторил он с недоброй усмешкой. - Что два горба! Она вон Кикиморе пожелала, чтоб у той язык к пятке присох.
        Радим заморгал. Услышанное было настолько чудовищно, что он даже не сразу поверил.
        - Что?! - выговорил он наконец.
        - Язык к пятке! - раздельно повторил староста. - Присох! Уж на что Кикимору ненавидят, а тут все за нее вступились. Суетятся, галдят, а сделать ничего не могут… Глагола-то «отсохнуть» никто не знает! Хорошо хоть я вовремя подоспел - выручил…
        Радим оторопело обвел взглядом рыночную площадь. Кикиморы нигде видно не было. Торговки смотрели на них во все глаза, видимо, догадываясь, о чем разговор. Староста вздохнул.
        - Был сейчас у Тихони…
        - У Тихони? - беспомощно переспросил Радим. - И что он?
        - Ну ты ж его знаешь, Тихоню-то… - Староста поморщился. - Нет, говорит, никогда такого даже и не слыхивал, но, говорит, не иначе из прежних времен пожелание… Будто без него непонятно было! - Староста сплюнул.
        - Сам-то что думаешь? - тихо спросил Радим. - Кто ее учит?
        Глава словесников неопределенно повел торчащим плечом.
        - Родители могли научить…
        - Лава - сирота, - напомнил Радим.
        - Вот то-то и оно, - раздумчиво отозвался староста. - Родители померли рано… А с чего, спрашивается? Стало быть, со всеми соседями ухитрились поссориться. А словечки, стало быть, дочери в наследство…
        Радим подумал.
        - Да нет, - решительно сказал он. - Что ж она, мне бы их не открыла?
        Староста как-то жалостливо посмотрел на Радима и со вздохом почесал в плешивом затылке.
        - Ну тогда думай сам, - сказал он. - Словесники научить не могли? Не могли. Потому что сами таких слов не знают. Родители, ты говоришь, тоже… Тогда, стало быть, кто-то ей семейные секреты выдает, не иначе. Причем по глупости выдает, по молодости… Ты уж прости меня, старика, но там вокруг нее случаем никто не вьется, а? Ну, из ухажеров то есть… - Староста замолчал, встревоженно глядя на Радима.
        Радим был недвижен и страшен.
        - Пятками вперед пущу! - сдавленно выговорил он наконец.
        - Тихо ты! - цыкнул староста. - Не дай Бог подслушают!..
        Радим шваркнул корзину оземь и, поскользнувшись на разбившейся помидорине, ринулся к дому. Староста торопливо заковылял следом.
        Лава испуганно ахнула, когда тяжело дышащий Радим появился на пороге и, заглянув во все углы, повернулся к ней.
        - Говори, - хрипло приказал он. - Про два горба… про язык к пятке… откуда взяла? Сама придумала?
        Лава заплакала.
        - Говори!
        - Нет… - Подняла на секунду глаза и, увидев беспощадное лицо мужа, еще раз ахнула и уткнулась лицом в ладони.
        - От кого ты это услышала? - гремел Радим. - Кто тебе это сказал? Я же все равно узнаю!..
        Лава отняла пальцы от глаз и вдруг, сжав кулаки, двинулась на супруга.
        - А ты… Ты… Ты даже защитить меня не мог! Надо мной все издеваются, а ты…
        - Постой! - приказал сквозь зубы Радим, и Лава застыла на месте. Рассказывай по порядку!
        Лицо у Лавы снова стало испуганным.
        - Говори!!!
        И она заговорила, торопясь и всхлипывая:
        - Ты… ты сам рассказывал… что раньше все были как словесники… только ничего не исполнялось… Я тебя просила: научи меня словам, тогда Кикимора испугается и не будет меня ругать… А ты!.. Ты!..
        Радим закрыл глаза. Горбатый пол шатнулся под его босыми ступнями. Догадка была чудовищна.
        - Лава… - выдохнул он в страхе. - Ты что же, вызвала кого-то из прежних времен?!
        - Да!.. - выкрикнула она.
        - И они… говорят на нашем языке? - еле вымолвил обомлевший Радим.
        - Нет! Но я ему сказала: говори по-человечески…
        Радим помаленьку оживал. Сначала задергалась щека, потом раздулись ноздри, и наконец обезумевший от ревности словесник шагнул к жене.
        - У тебя с ним… - прохрипел он, - было что-нибудь? Было?
        Лава запрокинула залитое слезами лицо.
        - Почему меня все время мучают! - отчаянно закричала она. - Коля! Коля! Приди, хоть ты меня защити!..
        Радим отпрянул. Посреди хижины из воздуха возник крепкий детина с глуповато отвешенной нижней губой, одетый странно и ярко.
        - Ну ты вообще уже, - укоризненно сказал он Лаве. - Хоть бы предупреждала, в натуре…
        Трудно сказать, что именно подвело такого опытного словесника, как Радим. Разумеется, следовало немедля пустить в ход повелительное наклонение и отправить страшного гостя обратно в прошлое. Но то ли пораженный внезапным осуществлением мрачных фантазий о словесном поединке с человеком из прежних времен, то ли под впечатлением произнесенных соперником жутких и загадочных слов (кажется, впрочем, безвредных), мастер словесности, как это ни прискорбно, растерялся.
        - Чтоб тебе… Чтоб… - забормотал он, отступая, и детина наконец обратил на него внимание.
        - А-а… - понимающе протянул он с угрозой. - Так это, значит, ты на нее хвост подымаешь?
        И Радим с ужасом почувствовал, как что-то стремительно прорастает из его крестца. Он хотел оглянуться, но в этот момент дверь распахнулась и на пороге возник вовремя подоспевший староста. Возник - и оцепенел при виде реющего за спиной Радима пушистого кошачьего хвоста.
        - Во! - изумился детина, глядя на перекошенного остолбеневшего пришельца. - А это еще что за чудо в перьях?
        Что произошло после этих слов, описанию не поддается. Лава завизжала. Радим обмяк. Детина, оторопев, попятился от старосты, больше похожего теперь на шевелящееся страусиное опахало.
        - Что ты сделал! Что ты сделал!.. - кричала Лава.
        Продолжая пятиться, детина затравленно крутил головой. Он и сам был не на шутку испуган.
        - Что ты сделал!..
        Детина уткнулся спиной в стену. Дальше отступать было некуда.
        - Да что я такого сделал?.. - окрысившись, заорал он наконец. - Я тут вообще при чем?.. Что вам от меня надо!.. Да пошли вы все в…
        И они пошли.
        Все.
        II. Любовь ЛУКИНА, Евгений ЛУКИН
        Пусть видят
        Каким-то чудом он выбросился из переполненного автобуса - и побежал.
        - Помаду стер!.. - еще звенело в ушах.
        - А губенки не развешивай!.. - злобно отругивался он на бегу, хотя от автобусной остановки его уже отделяло добрых полквартала. - В такси вон садись, с помадой!..
        Лавируя между шарахающимися прохожими, он добежал до угла, понял, что все равно не успевает, и метнулся в арку. Контора располагалась на первом этаже - это многое упрощало. Пробежав вдоль стены, он поднырнул под одним окном, под другим и выпрямился у третьего.
        Свой брат сотрудник поднял голову, всмотрелся. Отчаянно гримасничая, вновь прибывший припал к стеклу, объясняя на пальцах: открой! Сотрудник встал, отворил створку и, равнодушно предупредив, что это будет стоить полбутылки крепленого, помог перелезть через подоконник.
        - Ждут? - отряхивая колено, спросил вновь прибывший.
        - В полном составе, - подтвердил сотрудник. - И Зоха с ними.
        Вновь прибывший расстроился окончательно.
        - Вот сучка! - пожаловался он. - Копает и копает! Так и норовит под сокращение подвести… А сюда не заглядывали?
        - Да нет вроде…
        - Ага… - сказал вновь прибывший и вышел в коридор. Бесшумно ступая, подобрался к темному, крохотному холлу, заглянул… Глазам его предстали три напряженных затылка: два мужских и один женский. Трое неотрывно смотрели в проем входной двери.
        За их спинами он незаметно проскользнул в туалет, где тут же с грохотом спустил воду в унитазе и, напевая что-то бравурное, принялся шумно мыть руки.
        Когда вышел, его уже дырявили три пары глаз. Бледная от бешенства Зоха стояла, уронив руки, причем в правой у нее был плотный листок бумаги, разбитый на две графы: «ФИО» и «Опоздание в минутах».
        - Где вы были? - с ненавистью спросила она.
        Он удивленно хмыкнул и оглянулся на дверь туалета.
        - В сортире, - любезно сообщил он. - Здравствуйте, Зоя Егоровна…
        - Когда вы явились на работу?
        - Довольно рано, - сказал он, с удовольствием ее разглядывая. - Вас, во всяком случае, здесь еще не стояло…
        - Ваш кабинет был закрыт! - крикнула Зоха.
        - Ну разумеется, закрыт, - с достоинством ответил он. - Я был в кабинете напротив. Если не верите, можете спросить…
        Зоха пошла пятнами, круто повернулась и выскочила из холла.
        - Ну ты артист… - скорее одобрительно, нежели с осуждением молвил один из мужчин.
        Отперев кабинет, он достал работу из сейфа и, разложив на столе, принялся с ликованием вспоминать всю сцену и какая морда была у Зохи. Потом зацокали каблуки и пухлая рука в кольцах положила перед ним кипу белой шершавой бумаги.
        - Что это? - спросил он с отвращением.
        - Срочно, - выговорили накрашенные губы.
        - Но я же!.. - взревел он, раскинув руки и как бы желая обнять два пустых стола, владелицы которых пребывали в декретном отпуске.
        Подкрашенные глаза на секунду припадочно закатились - и это должно было означать, что заказ спущен сверху.
        Оставшись один, он некоторое время сидел, багровея, затем треснул ладонью по столу и, непочтительно ухватив кипу белой шершавой бумаги, направился к главному.
        - А-а, сам явился? - зловеще приветствовал его главный. - Ну расскажи-расскажи, поделись, как это у тебя нос с гробинкой чуть не проскочил…
        - Нос?..
        - С гробинкой.
        - Не может быть! - хрипло сказал он.
        - Ну вот, не может! - уже нервничая, возразил главный. - Ты лучше цензору спасибо скажи - цензор на последней читке поймал. С гробинкой, надо же! Был бы жив дедушка Сталин - он бы тебе показал гробинку…
        - Я проверю! - с ненавистью выговорил он и вылетел из кабинета.
        Ворвавшись к себе, дрожащими руками вынул из сейфа корректуру и, исправив впопыхах
«гробинку» на «гробикну», с бьющимся сердцем сел за стол.
        Потом дверь открылась и вошла машинистка. Не говоря ни слова, взяла лежащий на столе ключ и заперла кабинет изнутри. «С ума сошла!..» - перетрусив, подумал он.
        Поднялся навстречу, но, как выяснилось, намерения машинистки были им поняты в корне неправильно: приблизившись, она первым долгом влепила ему пощечину. Он моргнул и влепил в ответ. Машинистка упала на стул и приглушенно зарыдала.
        - В чем дело? - процедил он. Оказалось, в помаде.
        - Дура ты! - рявкнул он как можно тише. - Это ко мне в автобусе какая-то овца прислонилась!..
        - В ав… В ав… - Она подняла на него безумные сухие глаза с нерастекшейся тушью и снова зашлась в рыданиях. Потом вдруг потребовала, чтобы он немедленно овладел ею на одном из свободных столов. Но тут, к счастью, в дверь постучали и машинистку пришлось спешно спровадить через окно - благо, первый этаж.
        Стук в дверь был тих, но настойчив. Это явился напомнить об утреннем благодеянии свой брат сотрудник. Они сходили на уголок и, безбожно переплатив знакомому грузчику за бутылку крепленой отравы, распили ее в скверике.
        Движения замедлились, реакция притупилась и, вернувшись с обеда, он нечаянно придремал в одиночестве над кипой шершавых листов. За час до окончания рабочего дня, вздрогнув, проснулся и в ужасе пробросил, не читая, страниц двадцать, пропустив таким образом семь грубейших ошибок, причем две из них - с политическим подтекстом.
        По дороге домой забрел в гастроном - купить пельменей. В очереди его обозвали пенсом и алкоголиком, хотя не так уж от него и пахло, а до пенсионного возраста ему оставалось еще лет пятнадцать.
        На улице сеялся мелкий дождь, от которого, говорят, лысеют, и, прикрыв намечающуюся проплешину целлофановым пакетом с пельменями, он зачвакал по грязному асфальту к дому.
        Возле телефонной будки с полуоторванной дверью что-то кольнуло в сердце - и мир остановился: дождь завис в воздухе, машины словно прикипели к шоссе, поскользнувшийся алкаш застыл враскорячку…
        - Вот и все, - как бы извиняясь, произнес кто-то сзади.
        Уже догадываясь со страхом, что все это значит, он обернулся на голос. В каких-нибудь трех шагах от него на грязном асфальте стоял кто-то высокий, одетый в белое.
        - Что?.. Уже?..
        - Да, - печально и просто ответил тот. - Уже…
        Они стояли лицом к лицу посреди застывшего и как бы нарисованного мира.
        - И… что теперь?
        Не выдержав его вопросительного взгляда, незнакомец отвел глаза.
        - Знаете… - сказал он, и лицо его стало несчастным. - Как-то неладно всё у вас сложилось… До двадцати лет что-то еще проглядывало: какие-то порывы, какой-то поиск истины… А вот дальше… - Он замолчал, тоскливо глядя на застывшего враскорячку алкаша.
        - Но ведь… мучился же!..
        - Да, - подтвердил незнакомец, но как-то неуверенно. - Да, конечно… Я постараюсь, чтобы там на это обратили особое внимание… - Он поднял скорбные глаза и беспомощно развел руками. - Ну что ж, пойдемте…
        И они двинулись по улице, которая вдруг начала круто загибаться вверх, к небу. Пройдя несколько шагов, незнакомец в белом оглянулся и брови его изумленно взмыли.
        - Что ж вы с пельменями-то? Бросьте вы их…
        - Нет!.. - лихорадочно, со слезой бормотал он, все крепче прижимая к груди мокрую целлофановую упаковку. - Не брошу… Пусть видят… Истину им!.. Зоха - копает, в магазин зайдешь - давка… Пельмени вот по пять рублей… Истину!..
        Отдай мою посадочную ногу!
        И утопленник стучится
        Под окном и у ворот.
        А.С. Пушкин
        Алеха Черепанов вышел к поселку со стороны водохранилища. Под обутыми в целлофановые пакеты валенками похлюпывал губчатый мартовский снег. Сзади остался заветный заливчик, издырявленный, как шумовка, а на дне рюкзачка лежали - стыдно признаться - три окунька да пяток красноперок. Был еще зобанчик, но его утащила ворона.
        Дом Петра стоял на отшибе, отрезанный от поселка глубоким оврагом, через который переброшен был горбыльно-веревочный мосток с проволочными перилами. Если Петро, не дай Бог, окажется трезвым, то хочешь не хочешь, а придется по этому мостку перебираться на ту сторону и чапать аж до самой станции. В темноте.
        Леха задержался у калитки и, сняв с плеча ледобур (отмахаться в случае чего от хозяйского Урвана), взялся за ржавое кольцо. Повернул со скрипом. Хриплого заполошного лая, как ни странно, не последовало, и, озадаченно пробормотав: «Сдох, что ли, наконец?..» - Леха вошел во двор.
        Сделал несколько шагов и остановился. У пустой конуры на грязном снегу лежал обрывок цепи. В хлеву не было слышно шумных вздохов жующей Зорьки. И только на черных ребрах раздетой на зиму теплицы шуршали белесые клочья полиэтилена.
        Смеркалось. В домишках за оврагом уже начинали вспыхивать окна. Алексей поднялся на крыльцо и, не обнаружив висячего замка, толкнул дверь. Заперто. Что это они так рано?..
        - Хозяева! Гостей принимаете?
        Тишина.
        Постучал, погремел щеколдой, прислушался. Такое впечатление, что в сенях кто-то был. Дышал.
        - Петро, ты, что ли?
        За дверью перестали дышать. Потом хрипло осведомились:
        - Кто?
        - Да я это, я! Леха! Своих не узнаешь?
        - Леха… - недовольно повторили за дверью. - Знаем мы таких Лех… А ну заругайся!
        - Чего? - не понял тот.
        - Заругайся, говорю!
        - Да иди ты!.. - рассвирепев, заорал Алексей. - Котелок ты клёпаный! К нему как к человеку пришли, а он!..
        Леха плюнул, вскинул на плечо ледобур и хотел уже было сбежать с крыльца, как вдруг за дверью загремел засов и голос Петра проговорил торопливо:
        - Слышь… Я сейчас дверь приотворю, а ты давай входи, только по-быстрому…
        Дверь действительно приоткрылась, из щели высунулась рука и, ухватив Алексея за плечо, втащила в отдающую перегаром темноту. Снова загремел засов.
        - Чего это ты? - пораженно спросил Леха. - Запил - и ворота запер?.. А баба где?
        - Баба? - В темноте посопели. - На хутор ушла… К матери…
        - А-а… - понимающе протянул мало что понявший Леха. - А я вот мимо шел - дай, думаю, зайду… Веришь, за пять лет вторая рыбалка такая… Ну не берет ни на что, и все тут…
        - Ночевать хочешь? - сообразительный в любом состоянии, спросил Петро.
        - Да как… - Леха смутился. - Вижу: к поезду не успеваю, а на станции утра ждать - тоже, сам понимаешь…
        - Ну заходь… - как-то не по-доброму радостно разрешил Петро и, хрустнув в темноте ревматическими суставами, плоскостопо протопал в хату. Леха двинулся за ним и тут же лобызнулся с косяком - аж зубы лязгнули.
        - Да что ж у тебя так темно-то?!
        Действительно, в доме вместо полагающихся вечерних сумерек стояла все та же кромешная чернота, что и в сенях.
        - Сейчас-сейчас… - бормотал где-то неподалеку Петро. - Свечку запалим, посветлей будет…
        - Провода оборвало? - поинтересовался Леха, скидывая наугад рюкзак и ледобур. - Так, вроде, ветра не было…
        Вместо ответа Петро чиркнул спичкой и затеплил свечу. Масляно-желтый огонек задышал, подрос и явил хозяина хаты во всей его красе. Коренастый угрюмый Петро и при дневном-то освещении выглядел диковато, а уж теперь, при свечке, он и вовсе напоминал небритого и озабоченного упыря.
        Леха стянул мокрую шапку и огляделся. Разгром в хате был ужасающий. Окно завешено байковым одеялом, в углу - толстая, как виселица, рукоять знаменитого черпака, которым Петро всю зиму греб мотыль на продажу. Видимо, баба ушла на хутор к матери не сегодня и не вчера.
        Размотав бечевки, Леха снял с валенок целлофановые пакеты, а сами валенки определил вместе с шапкой к печке - сушиться. Туда же отправил и ватник. Хозяин тем временем слазил под стол и извлек оттуда две трехлитровые банки: одну - с огурцами, другую - известно с чем. Та, что известно с чем, была уже опорожнена на четверть.
        - Спятил? - сказал Леха. - Куда столько? Стаканчик приму для сугреву - и все, и прилягу…
        - Приляжь-приляжь… - ухмыляясь, бормотал Петро. - Где приляжешь, там и вскочишь… А то что ж я: все один да один…

«Горячка у него, что ли?» - с неудовольствием подумал Леха и, подхватив с пола рюкзак, отнес в сени, на холод. Возвращаясь, машинально щелкнул выключателем.
        Вспыхнуло электричество.
        - Потуши! - испуганно закричал Петро. Белки его дико выкаченных глаз были подернуты кровавыми прожилками.
        Леха опешил и выключил, спорить не стал. Какая ему, в конце концов, разница! Ночевать пустили - и ладно…
        - Ишь, раздухарился… - бормотал Петро, наполняя всклень два некрупных граненых стаканчика. - Светом щелкает…
        Решив ничему больше не удивляться, Алексей подсел к столу и выловил ложкой огурец.
        - Давай, Леха, - с неожиданным надрывом сказал хозяин. Глаза - неподвижные, в зрачках - по свечке. - Дерябнем для храбрости…
        Почему для храбрости, Леха не уразумел. Дерябнули. Первач был убойной силы. Пока Алексей давился огурцом, Петро успел разлить по второй. В ответ на протестующее мычание гостя сказал, насупившись:
        - Ничего-ничего… Сейчас сало принесу…
        Привстал с табуретки и снова сел, хрустнув суставами особенно громко.
        - Идет… - плачуще проговорил он. - Ну точно - идет… Углядел-таки… Надо тебе было включать!..
        - Кто?
        Петро не ответил - слушал, что происходит снаружи.
        - На крыльцо подымается… - сообщил он хриплым шепотом, и в этот миг в сенях осторожно стукнула щеколда.
        - Открыть?
        Петро вздрогнул. Мерцающая дробинка пота скатилась по виску и увязла в щетине.
        - Я те открою!.. - придушенно пригрозил он.
        Кто-то потоптался на крыльце, еще раз потрогал щеколду, потом сошел вниз и сделал несколько шагов по хрупкому, подмерзшему к ночи снегу. Остановился у занавешенного одеялом окна.
        - Отда-ай мою поса-адочную но-огу-у!.. - раздался откуда-то из-под земли низкий с подвыванием голос.
        Леха подскочил, свалил стаканчик, едва не опрокинул свечку.
        - Что это?!
        Петро молчал, бессмысленно уставясь на растекшуюся по клеенке жидкость. Губы его беззвучно шевелились.
        - Чего льешь-то!.. - мрачно выговорил он наконец. - Добро переводишь…
        - Отда-ай мою поса-адочную но-огу-у!.. - еще жутче провыло из печки.
        Леха слетел с табурета и схватил ледобур.
        - Да сиди ты… - буркнул Петро, снова снимая пластмассовую крышку с трехлитровой банки. - Ничего он нам не сделает… Прав не имеет, понял?.. Так, попугает чуток…
        Ничего не понимающий Леха вернулся было к столу и тут же шарахнулся вновь, потому что одеяло на окне всколыхнулось.
        - Сейчас сбросит… - с содроганием предупредил Петро. Лехин стаканчик он наполнил, однако, не пролив ни капли.
        Серое байковое одеяло с треугольными подпалинами от утюга вздувалось, ходило ходуном и наконец сорвалось, повисло на одном гвозде. Лунный свет отчеркнул вертикальные части рамы. Двор за окном лежал, утопленный наполовину в густую тень, из которой торчал остов теплицы с шевелящимися обрывками полиэтилена.
        Затем с той стороны над подоконником всплыла треугольная зеленоватая голова на тонкой шее. Алексей ахнул. Выпуклые, как мыльные пузыри, глаза мерцали холодным лунным светом. Две лягушачьи лапы бесшумно зашарили по стеклу.
        - Кто это? - выпершил Леха, заслоняясь от видения ледобуром.
        - Кто-кто… - недовольно сказал Петро. - Инопланетян!..
        - Кто-о?!
        - Инопланетян, - повторил Петро еще суровее. - Газет, что ли, не читаешь?
        - Слушай, а чего ему надо? - еле выговорил насмерть перепуганный Леха.
        - Отда-ай мою поса-адочную но-огу-у!.. - простонало уже где-то на чердаке.
        Петро передернуло.
        - Под покойника, сволочь, работает, - пожаловался он. - Знает, чем достать… Я ж их, покойников, с детства боюсь. - Взболтнул щетинистыми щеками и повернулся к Лехе. - Да ты садись, чего стоять-то?.. Брось ледобур! Брось, говорю… Я вон тоже поначалу с дрыном сидел… - И Петро кивнул на рукоятку черпака в углу.
        Во дворе трепыхались посеребренные луной обрывки полиэтилена. Инопланетянина видно не было. Леха бочком подобрался к табуретке и присел, прислонив ледобур к столу. Оглушил залпом стаканчик и, вздрогнув, оглянулся на окно.
        - Ты, главное, не бойся, - сипло поучал Петро. - В дом он не войдет, не положено… Я это уже на третий день понял…
        - Отдай! - внятно и почти без подвывания потребовал голос.
        - Не брал я твою ногу! - заорал Петро в потолок. - Вот привязался, лупоглазый!.. - в сердцах сказал он Лехе. - Уперся, как баран рогом: отдай да отдай…
        - А что за нога-то? - шепотом спросил Леха.
        - Да подпорку у него кто-то с летающей тарелки свинтил, - нехотя пояснил Петро. - А я как раз мимо проходил - так он, видать, на меня подумал…
        - Отдай-й-й!.. - задребезжало в стеклах.
        - Ишь как по-нашему чешет!.. - оторопело заметил Леха.
        - Научился… - сквозь зубы отвечал ему Петро. - За две-то недели! Только вот матом пока не может - не получается… Давай-ка еще… для храбрости…
        - Не отдашь? - с угрозой спросил голос.
        Петро заерзал.
        - Сейчас кантовать начнет, - не совсем понятно предупредил он. - Ты только это… Ты не двигайся… Это все так - видимость одна… - И, подозрительно поглядев на Леху, переставил со стола на пол наиболее ценную из банок.
        Дом крякнул, шевельнулся на фундаменте и вдруг с треском накренился, явно приподнимаемый за угол. Вытаращив глаза, Леха ухватился обеими руками за края столешницы.
        На минуту пол замер в крутом наклоне, и было совершенно непонятно, как это они вместе со столом, табуретками, банками, ледобуром и прочим до сих пор не въехали в оказавшуюся под ними печь.
        - А потом еще на трубу поставит, - нервно предрек Петро, и действительно - после короткой паузы хата вновь заскрипела и перепрокинулась окончательно. Теперь они сидели вниз головами, пол стал потолком, и пламя свечи тянулось книзу.
        - Отда-ай мою поса-адочную но-огу-у!.. - проревело чуть ли не над ухом.
        - Не вскакивай, слышь! - торопливо говорил Петро. - Это он не хату, это он у нас в голове что-то поворачивает… Ты, главное, сиди… Вскочишь - убьешься…
        - Долго еще? - прохрипел Леха. Ему было дурно, желудок подступал к горлу.
        - А-а!.. - сказал Петро. - Не нравится? Погоди, он еще сейчас кувыркать начнет…
        Леха даже не успел ужаснуться услышанному. Хата кувыркнулась раз, другой… Третьего раза Леха не запомнил.
        Очнулся, когда уже все кончилось. Еле разжал пальцы, выпуская столешницу. Петро сидел напротив - бледный, со слезой в страдальчески раскрытых глазах.
        - Главное - что? - обессиленно проговорил он. - Главное - не верит, гад!.. Обидно, Леха…
        Шмыгнул носом и полез под стол - за банкой. В окне маячило зеленое рыльце инопланетянина. Радужные, похожие на мыльные пузыри глаза с надеждой всматривались в полумрак хаты.
        - А ты ее точно не брал? Ну, ногу эту…
        Петро засопел.
        - Хочешь, перекрещусь? - спросил он и перекрестился.
        - Ну так объясни ему…
        - Объясни, - сказал Петро.
        Леха оглянулся. За окном опять никого не было. Где-то у крыльца еле слышно похрустывал ломкий снежок.
        - Слышь, друг… - жалобно позвал Леха. - Ошибка вышла. Зря ты на него думаешь… Не брал он у тебя ничего…
        - Отда-ай мою поса-адочную но-огу-у!.. - простонало из сеней.
        - Понял? - сказал Петро. - Лягва лупоглазая!..
        - Так, может, милицию вызвать?
        - Милицию?! - Вскинувшись, Петро выкатил на Леху налитые кровью глаза. - А аппарат? А снасти куда? Что ж мне теперь, все хозяйство вывозить?.. Милицию…
        Алексей хмыкнул и задумался.
        - Урван убег… - с горечью проговорил Петро, раскачиваясь в тоске на табуретке. - Цепь порвал - и убег… Все бросили, один сижу…
        - Ты погоди… - с сочувствием глядя на него, сказал Леха. - Ты не отчаивайся… Что-нибудь придумаем… Разумное же существо - должен понять…
        - Не отдашь? - спросило снаружи разумное существо.
        - Давай-ка еще примем, - покряхтев, сказал Петро. - Бог его знает, что он там надумал…
        Приняли. Прислушались. Хата стояла прочно, снаружи - ни звука.
        - Может, отвязался? - с надеждой шепнул Леха.
        Петро решительно помотал небритыми щеками.
        Некое едва уловимое журчание коснулось Лехиного слуха. Ручей - в начале марта? Ночью?.. Леха заморгал, и тут журчание резко усилило громкость - всклокотало, зашипело… Ошибки быть не могло: за домом, по дну глубокого оврага, подхватывая мусор и ворочая камни, с грохотом неслась неизвестно откуда взявшаяся вода. Вот она взбурлила с натугой, явно одолевая какую-то преграду, и через минуту снесла ее с треском и звоном лопающейся проволоки.
        - Мосток сорвало… - напряженно вслушиваясь, сказал Петро.
        Светлый от луны двор внезапно зашевелился: поплыли щепки, досточки. Вода прибывала стремительно. От калитки к подоконнику прыгнула лунная дорожка. Затем уровень взлетел сразу метра на полтора и окно на две трети оказалось под водой. Дом покряхтывал, порывался всплыть.
        - Сейчас стекла выдавит, - привизгивая от страха, проговорил Алексей.
        - Хрен там выдавит, - угрюмо отозвался Петро. - Было б чем выдавливать!.. Он меня уж и под землю вот так проваливал…
        В пронизанной серебром воде плыла всякая дрянь: обломок жерди с обрывками полиэтилена, брезентовый рюкзачок, из которого выпорхнули вдруг одна за другой две красноперки…
        - Да это ж мой рюкзак, - пораженно вымолвил Леха. - Да что ж он, гад, делает!..
        Голос его пресекся: в окне, вытолкав рюкзачок за границу обзора, заколыхался сорванный потоком горбыльно-веревочный мосток и запутавшийся в нем бледный распухший утопленник, очень похожий на Петра.
        - Тьфу, погань! - Настоящий Петро не выдержал и, отвернувшись, стал смотреть в печку.
        - Окно бы завесить… - борясь с тошнотой, сказал Леха и, не получив ответа, встал. Подобрался к висящему на одном гвозде одеялу, протянул уже руку, но тут горбыльно-веревочную путаницу мотнуло течением и Леха оказался с покойником лицом к лицу. Внезапно утопленник открыл страшные глаза и, криво разинув рот, изо всех сил ударил пухлым кулаком в стекло.
        Леха так и не понял, кто же все-таки издал этот дикий вопль: утопленник за окном или он сам. Беспорядочно отмахиваясь, пролетел спиной вперед через всю хату и влепился в стену рядом с печкой.

…Сквозь целые и невредимые стекла светила луна. Потопа - как не было. Бессмысленно уставясь на оплывающую свечу, горбился на табуретке небритый Петро. Нетвердым шагом Леха приблизился к столу и, чудом ничего не опрокинув, плеснул себе в стакан первача.
        - А не знаешь, кто у него мог эту ногу свинтить? - спросил он, обретя голос.
        Петро долго молчал.
        - Да любой мог! - буркнул он наконец. - Тут за оврагом народ такой: чуть зевнешь… Вилы вон прямо со двора сперли - и Урван не учуял…
        - Ну ни стыда ни совести у людей! - взорвался Леха. - Ведь главное: свинтил - и спит себе спокойно! А тут за него…
        Он замолчал и с опаской выглянул в окно. Зеленоватый маленький инопланетянин понуро стоял у раздетой на зиму теплицы. Видимо, обдумывал следующий ход.
        - Чего он там? - хмуро спросил Петро.
        - Стоит, - сообщил Леха. - Теперь к поленнице пошел… В дровах копается… Не понял! Сарай, что ли, хочет поджечь?..
        - Да иди ты! - испуганно сказал Петро и вмиг очутился рядом.
        Инопланетянин с небольшой охапкой тонких чурочек шел на голенастых ножках к сараю. Свалил дрова под дверь и обернулся, просияв капельками глаз.
        - Не отдашь?
        - Запалит ведь! - ахнул Петро. - Как пить дать запалит!
        Он метнулся в угол, где стояла чудовищная рукоять черпака. Схватил, кинулся к двери, но на пути у него встал Леха.
        - Ты чего? Сам же говорил: видимость!..
        - А вдруг нет? - рявкнул Петро. - Дрова-то - настоящие!
        Тут со двора послышался треск пламени, быстро перешедший в рев. В хате затанцевали алые отсветы.
        - Запалил… - с грохотом роняя рукоятку, выдохнул Петро. - Неужто взаправду, а? У меня ж там аппарат в сарае! И снасти, и все…
        Леха припал к стеклу.
        - Черт его знает… - с сомнением молвил он. - Больно дружно взялось… Бензином вроде не поливал…
        Часто дыша, Петро опустился на табуретку.
        В пылающем сарае что-то оглушительно ахнуло. Крыша вспучилась. Лазоревый столб жара, насыщенный золотыми искрами, выбросило чуть ли не до луны.
        - Фляга… - горестно тряся щетинами, пробормотал Петро. - Может, вправду отдать?..
        Леха вздрогнул и медленно повернулся к нему.
        - Что?.. - еще не смея верить, спросил он. - Так это все-таки ты?..
        Петро подскочил на табуретке.
        - А пускай курятник не растопыривает! - злобно закричал он. - Иду - стоит! Прямо на краю поля стоит! Дверца открыта - и никого! А у меня сумка с инструментом! Так что ж я, дурее паровоза?! Подпер сбоку чуркой, чтоб не падала, ну и…
        - Погоди! - ошеломленно перебил Леха. - А как же ты… В газете же пишут: к ним подойти невозможно, к тарелкам этим! Страх на людей нападает!..
        - А думаешь - нет? - наливаясь кровью, заорал Петро. - Да я чуть не помер, пока отвинчивал!..
        - Отда-ай мою поса-адочную но-огу-у!.. - с тупым упорством завывал инопанетянин.
        - Отдаст! - торопливо крикнул Леха. - Ты погоди, ты не делай пока ничего… Отдаст он!
        - А чего это ты чужим добром швыряешься? - ощетинившись, спросил Петро.
        - Ты что, совсем уже чокнулся? - в свою очередь заорал на него Леха. - Он же от тебя не отстанет! Тебя ж отсюда в дурдом отвезут!
        - И запросто… - всхлипнув, согласился Петро.
        - Ну так отдай ты ему!..
        Петро закряхтел, щетинистое лицо его страдальчески перекривилось.
        - Жалко… Что ж я, зазря столько мук принял?..
        Леха онемел.
        - А я? - страшным шепотом начал он, надвигаясь на попятившегося Петра. - Я их за что принимаю, гад ты ползучий?!
        - Ты чего? Ты чего? - отступая, вскрикивал Петро. - Я тебя что, силком сюда тащил?
        - Показывай! - неистово выговорил Леха.
        - Чего показывай? Чего показывай?
        - Ногу показывай!..
        То и дело оглядываясь, Петро протопал к разгромленной двуспальной кровати в углу и, заворотив перину у стены, извлек из-под нее матовую полутораметровую трубу с вихляющимся полированным набалдашником.
        - Только, слышь, в руки не дам, - предупредил он, глядя исподлобья. - Смотреть - смотри, а руками не лапай!
        - Ну и на кой она тебе?
        - Да ты что! - Петро даже обиделся. - Она ж раздвижная! Гля!
        С изрядной ловкостью он насадил набалдашник поплотнее и, провернув его в три щелчка, раздвинул трубу вдвое. Потом - вчетверо. Теперь посадочная нога перегораживала всю хату - от кровати до печки.
        - На двенадцать метров вытягивается! - взахлеб объяснял Петро. - И главное - легкая, зараза! И не гнется! Приклепать черпак полтора на полтора - это ж сколько мотыля намыть можно! Семьдесят пять копеек коробок!..
        Леха оглянулся. В окне суетился и мельтешил инопланетянин: подскакивал, вытягивал шеёнку, елозил по стеклу лягушачьими лапками.
        - Какой мотыль? - закричал Леха. - Какой тебе мотыль? Да он тебя за неделю в гроб вколотит!
        Увидев инопланетянина, Петро подхватился и, вжав в голову плечи, принялся торопливо приводить ногу в исходное состояние.
        - Слушай, - сказал Леха. - А если так: ты ему отдаешь эту хреновину… Да нет, ты погоди, ты дослушай!.. А я тебе на заводе склепаю такую же! Из дюраля! Ну?
        Петро замер, держа трубу, как младенца. Его раздирали сомнения.
        - Гнуться будет… - выдавил он наконец.
        - Конечно, будет! - рявкнул Леха. - Зато тебя на голову никто ставить не будет, дурья твоя башка!
        Петро медленно опустился на край кровати. Лицо отчаянное, труба - на коленях.
        - До белой горячки ведь допьешься, - сказал Леха.
        Петро замычал, раскачиваясь.
        - Пропадешь! Один ведь остался! Баба - ушла! Урван - на что уж скотина тупая! - и тот…
        Петро поднял искаженное мукой лицо.
        - А не врешь?
        - Это насчет чего? - опешил Леха.
        - Ну, что склепаешь… из дюраля… такую же…
        - Да вот чтоб мне провалиться!
        Петро встал, хрустнув суставами, и тут же снова сел. Плечи его опали.
        - Сейчас пойду дверь открою! - пригрозил Леха. - Будешь тогда не со мной - будешь тогда с ним разговаривать!
        Петро зарычал, сорвался с места и, тяжело бухая ногами, устремился к двери. Открыл пинком и исчез в сенях. Громыхнул засов, скрипнули петли, и что-то с хрустом упало в ломкий подмерзший снег.
        - На, подавись! Крохобор!
        Снова лязгнул засов, и Петро с безумными глазами возник на пороге. Пошатываясь, подошел к табуретке. Сел. Потом застонал и с маху треснул кулаком по столешнице. Банка, свечка, стаканчики - все подпрыгнуло. Скрипнув зубами, уронил голову на кулак.
        Леха лихорадочно протирал стекло. В светлом от луны дворе маленький инопланетянин поднял посадочную ногу и, бережно обтерев ее лягушачьими лапками, понес мимо невредимого сарая к калитке. Открыв, обернулся. Луна просияла напоследок в похожих на мыльные пузыри глазах.
        Калитка закрылась, брякнув ржавой щеколдой. Петро за столом оторвал тяжелый лоб от кулака, приподнял голову.
        - Слышь… - с болью в голосе позвал он. - Только ты это… Смотри не обмани. Обещал склепать - склепай… И чтобы раздвигалась… Чтобы на двенадцать метров…
        Спасатель
        Виновных, понятное дело, нашли и строго наказали. Однако в тот ясный весенний денек, когда подъем грунтовых вод вызвал оползень берега и только что сданная под ключ девятиэтажка начала с грохотом расседаться и разваливаться на отдельные бетонные секции, мысль о том, что виновные будут со временем найдены и строго наказаны, как-то, знаете, мало радовала.
        В повисшей на арматурных ниточках однокомнатке находились двое: сотрудница многотиражной газеты «За наш труд» Катюша Горина, вцепившаяся в косяки дверной коробки, и распушившийся взрывообразно кот Зулус, чьи аристократические когти немилосердно впивались в Катюшино плечо. Место действия было наклонено под углом градусов этак в шестьдесят и все еще подрагивало по инерции.
        - Ой, мама… - осмелилась наконец простонать Катюша.
        И ради этого она выстояла десять лет в очереди на жилье?.. Где-то за спиной в бетонной толще что-то оборвалось, ухнуло, и секция затрепетала. Зулус зашипел, как пробитая шина, и вонзил когти до отказа.
        - Зулус!.. - взвыла Катюша.
        Потом в глазах просветлело, и она отважилась заглянуть вниз, в комнату. В то, что несколько минут назад было комнатой. Стена стала полом, окно - люком. Все пространство до подоконника скрылось под обломками, осколками, книгами. Телевизор исчез. Видимо, выпал в окно.
        - Ой, мама… - еще раз стонуще выдохнула Катюша. Легла животом на косяк и ногами вниз начала сползать по стенке. Лицом она, естественно, вынуждена была повернуться к дверному проему. В проеме вместо привычной прихожей открылись развороченные до шахты лифта бетонные недра здания. И все это слегка покачивалось, ходило туда-сюда. Зрелище настолько страшное, что Катюша, разжав пальцы, расслабленно осела в груду обломков. Скрипнула, идя на разрыв, арматура, и Катюша замерла.
        - Вот оборвемся к лешему… - плачуще пожаловалась она коту.
        Не оборвались.
        Кривясь от боли, сняла с плеча дрожащего Зулуса. Далеко-далеко внизу раздался вопль пожарной машины. С котом в руках Катюша подползла к отверстому окну-люку. Выглянула - и отпрянула. Восьмой этаж.
        - Эй!.. - слабо, безо всякой надежды позвала она. - Эй, сюда!..
        Висящая над бездной бетонная секция вздрогнула, потом еще раз, и Катюша почувствовала, что бледнеет. Расстегнула две пуговки и принялась пихать за пазуху Зулуса, когтившего с перепугу все, что подвернется под лапу. «Надо выбираться, - выплясывало в голове. - Надо отсюда как-нибудь подобру-поздорову…»
        А как выбираться-то? Под окном - восемь этажей, а дверь… Кричать. Кричать, пока не услышат.
        - Лю-уди-и!..
        Секция вздрогнула чуть сильнее, и снаружи на край рамы цепко упала крепкая исцарапанная пятерня. Грязная. Мужская.
        Оцепенев, Катюша смотрела, как из заоконной бездны появляется вторая - голая по локоть - рука. Вот она ухватилась за подоконник, став ребристой от напряжения, и над краем рамы рывком поднялось сердитое мужское лицо. Опомнившись, Катюша кинулась на помощь, но незнакомец, как бы не заметив протянутых к нему рук, перелез через ребро подоконника сам.
        Грязный, местами разорванный комбинезон. Ноги - босые, мозолистые, лицо - землистого цвета, в ухабах и рытвинах. Пожарник? Нет, скорее - жилец…
        Наскоро отдышавшись, мужчина поднялся на ноги и оглядел полуопрокинутое шаткое помещение. Катюшу он по-прежнему вроде бы и не замечал. Его интересовало что-то другое. Он осмотрел углы, потом, привстав на цыпочки, заглянул в дверной проем - и все это на самом краешке окна, с бездной под ногами.
        Озадаченно нахмурился и с видимой неохотой повернулся к хозяйке.
        - Где кот?
        - Что? - испуганно переспросила Катюша.
        - Кот, говорю, где?
        Катюша стояла с полуоткрытым ртом. Видя, что толку от нее не добьешься, мужчина достал из кармана металлический стержень и принялся водить им из стороны в сторону, как водят в темноте карманным фонариком. В конце концов торец стержня уставился прямо в живот Катюше, и землистое лицо незнакомца выразило досаду. Зулус за пазухой забарахтался, немилосердно щекоча усами, потом выпростал морду наружу и вдруг звучно мурлыкнул.
        - Отдайте кота, - сказал незнакомец, пряча стержень.
        - Вы… Кто вы такой?
        - Ну, спасатель, - недовольно отозвался мужчина.
        - Спасатель! Господи… - Разом обессилев, Катюша привалилась спиной и затылком к наклонной шаткой стене. По щекам текли слезы.
        Мужчина ждал.
        - Ну что мне его, силой у вас отнимать?
        Катюша взяла себя в руки.
        - Нет-нет, - торопливо сказала она. - Только с ним… Зулуса я здесь не оставлю… Только с ним…
        Мужчина злобно уставился на нее, потом спросил:
        - А с чего вы взяли, что я собираюсь спасать именно вас?
        - А… а кого? - Катюша растерялась.
        - Вот его… - И незнакомец кивнул на выглядывающего из-за пазухи Зулуса.
        Шутка была, мягко говоря, безобразной. Здесь, на арматурном волоске от гибели, в подрагивающей бетонной ловушке… Однако это был спасатель, а спасателю прощается многое. Катюша нашла в себе силы поддержать марку и хотела уже улыбнуться в ответ, но взглянула в лицо незнакомцу - и обомлела.
        Это было страшное лицо. Лицо слесаря, недовольного зарплатой, который смотрит мимо вас и цедит, отклячив нижнюю губу, что для ремонта крана нужна прокладка, а прокладки у него нет, и на складе нет, вот достанете прокладку - тогда…
        Незнакомец не шутил. От страха Катюша почувствовала себя легкой-легкой. Такой легкой, что выпрыгни она сейчас в окно - полетела бы, как газовый шарфик…
        - Я буду жаловаться… - пролепетала она.
        - Кому?
        - Начальству вашему…
        - Сомневаюсь, - морщась и массируя кисть руки, сказал незнакомец. - Во-первых, начальство мое находится в одиннадцати световых годах отсюда, а во-вторых, когда вы собираетесь жаловаться? Через сорок минут будет повторный оползень, и секция оборвется… Отдайте кота.
        Внизу заполошно вопили пожарные машины. Штуки три…

«Сейчас сойду с ума», - обреченно подумала Катюша.
        - Я вижу, вы не понимаете, - сквозь зубы проговорил мужчина. - Моя задача - спасение редких видов. А ваш кот - носитель уникального генетического кода. Таких котов…
        - Ах, так вы еще и пришелец? - нервно смеясь, перебила Катюша. - Из космоса, да?
        Незнакомец хотел ответить, но тут над головой что-то со звоном лопнуло, секцию бросило вбок, и все трое (считая Зулуса) повалились в обломки.
        - Отдайте кота, - повторил мужчина, с омерзением скидывая с себя полированную доску.
        - А я?
        - Что «я»?
        - Но ведь я же человек! - шепотом, как в лавиноопасном ущелье, вскричала она, еле удерживая бьющегося за пазухой Зулуса.
        - Ну и что?
        Цинизм вопроса потряс Катюшу до такой степени, что на несколько секунд она просто онемела. Потом в голове спасением возник заголовок ее же собственной передовой статьи.
        - Но ведь… - запинаясь, произнесла Катюша. - Главная ценность - люди…
        Незнакомца передернуло.
        - Ничего себе ценность! - буркнул он, поднимаясь. - Вас уже за пять миллиардов, и что с вами делать - никто не знает… И потом - перестаньте врать! Что за ценность такая, если ее ежедневно травят дымом из мартена и селят в доме, готовом развалиться! Ценность…
        - А разум? - ахнула Катюша.
        - Что «разум»?
        - Но ведь мы же разумны!
        - Знаете, - устало сказал мужчина, - на вашей планете насчитывается четыре разумных вида, причем два из них рассматривают людей как стихийное бедствие и о разуме вашем даже и не подозревают…
        Кажется, он и впрямь был пришельцем из космоса… Внизу всхрапывали моторы, клацал металл и страшный надсаженный голос орал команды.
        - Как вы можете так говорить? - еле вымолвила Катюша, чувствуя, что глаза ее наполняются слезами. - Вы же сами - человек! Мужчина!
        - Э, нет! - решительно сказал незнакомец. - Вот это вы бросьте. Никакой я вам не мужчина. Я вообще не гуманоид, понятно? То, что вы видите, - это оболочка. Рабочий комбинезон. Технику нам, сами понимаете, из соображений секретности применять не разрешают, так что приходится вот так, вручную…
        Он сморщился и снова принялся массировать кисть руки. В этот момент здание как бы вздохнуло, на стену, ставшую потолком, просыпался град бетонной крошки, в прямоугольном люке, как тесто в квашне, вспучился клуб белесой строительной пыли. Высунувшийся из-за пазухи Зулус в ужасе жевал ноздрями воздух, насыщенный запахами катастрофы.
        Катюша поднялась на колени и тут же, обессилев, села на пятки.
        - Послушайте… - умоляюще проговорила она. - Пожалуйста… Ну что вам стоит!.. Спасите нас обоих, а?..
        Такое впечатление, что спасатель растерялся. На землистом лице его обозначилось выражение сильнейшей тоски.
        - Да я бы не против… - понизив голос, признался он и быстро оглянулся на окно и дверь. - Тем более вы мне нравитесь… Ведете себя неординарно, не визжите… Но поймите и меня тоже! - в свою очередь взмолился он. - Вас вообще запрещено спасать! Как экологически вредный вид… Я из-за вас работы могу лишиться!
        Несколько секунд Катюша сидела, тупо глядя вниз, на осколок керамики.
        - Не отдам, - вяло произнесла она и застегнула пуговку.
        - Ну не будьте же эгоисткой! - занервничал спасатель. - До оползня осталось тридцать минут.
        - Вот и хорошо… - всхлипнув, проговорила она. - Втроем и грохнемся…
        - Зря вы, - сказал незнакомец. - Имейте в виду: мне ведь не впервой. Больно, конечно, но не смертельно… Оболочка регенерируется, в крайнем случае выдадут новую… Кота жалко.
        - Пришелец… - горько скривив рот, выговорила Катюша. - Сволочь ты, а не пришелец!
        - Ну знаете! - взбеленясь, сказал спасатель. - Разговаривать еще тут с вами!..
        Он растянул по-лягушачьи рот и очень похоже мяукнул. В тот же миг Зулус за пазухой обезумел - рванулся так, что пуговка расстегнулась сама собой. Катюша попыталась его удержать, но кот с воплем пустил в ход когти. Вскрикнув, она отняла руки, и Зулус во мгновение ока нырнул за пазуху незнакомцу.
        Не веря, Катюша смотрела, как на ее располосованных запястьях медленно выступает кровь.
        - Послушайте… - искательно сказал незнакомец. - Вы все-таки не отчаивайтесь. Попробуйте выбраться через дверь. Там из стены торчит балка, и если вы до нее допрыгнете…
        Катюша схватила полированную доску и вскочила, пошатнув свой разгромленный и полуопрокинутый мирок.
        - А ну пошел отсюда, гад! - плача, закричала она.
        Но то ли секция сыграла от ее взмаха, то ли у спасателя была воистину нечеловеческая реакция, но только Катюша промахнулась и, потеряв равновесие, снова села в обломки.
        - Ну, как знаете… - С этими словами незнакомец исчез в отверстом люке окна. Катюша выронила доску и уткнулась лицом в груду мусора. Плечи ее вздрагивали.
        - Предатель… Предатель… - всхлипывала Катюша. - Предатель подлый… Из пипетки молоком кормила…
        Теперь ей хотелось одного: чтобы секция оборвалась, и как можно быстрее. Чтобы оборвался в тартарары весь этот проклятый мир, где людей травят дымом из мартена и селят в домах, готовых развалиться, где даже для инопланетного спасателя жизнь породистого кота дороже человеческой!
        Однако тридцать минут - это очень и очень много. Всхлипы Катюши Гориной становились все тише и тише, наконец она подняла зареванное лицо и вытерла слезы. Может, в самом доле попробовать выбраться через дверь?..
        Но тут секция энергично вздрогнула несколько раз подряд, и на край рамы цепко упала знакомая исцарапанная пятерня. Все произошло, как в прошлый раз, только землистое лицо, рывком поднявшееся над торчащим ребром подоконника, было уже не сердитым, а просто свирепым. С таким лицом лезут убивать.
        - Давайте цепляйтесь за плечи! - едва отдышавшись, приказал он.
        - Что? Совесть проснулась? - мстительно спросила Катюша.
        Спасатель помолчал и вдруг усмехнулся.
        - Скажите спасибо вашему коту, - проворчал он. - Узнал, что я за вами не вернусь, и пригрозил начать голодовку…
        - Как пригрозил?
        - По-кошачьи! - огрызнулся спасатель. - Ну, не тяните время, цепляйтесь! До оползня всего пятнадцать минут…
        Разрешите доложить!
        Солдатская сказка
        О воин, службою живущий!
        Читай Устав на сон грядущий.
        И утром, ото сна восстав,
        Читай усиленно Устав.

1
        - Рядовой Пиньков!
        - Я!
        - Выйти из строя! - скомандовал старшина, с удовольствием глядя на орла Пинькова.
        Рядовой Пиньков любил выполнять эту команду. Не было тут ему равных во всем полку. Дух захватывало, когда вбив со звоном в асфальтированный плац два строевых шага, совершал он поворот через левое плечо.
        Но, видно, вправду говорят, товарищ старший лейтенант, что все имеет свой предел - даже четкость исполнения команды. А Пиньков в этот раз, можно сказать, самого себя превзошел. Уж с такой он ее точностью, с такой он ее лихостью… Пространство не выдержало, товарищ старший лейтенант. Вбил рядовой Пиньков в асфальт два строевых шага, повернулся через левое плечо - и исчез.
        То есть не то чтобы совсем исчез… Он, как бы это выразиться, и не исчезал вовсе. В смысле - исчез, но тут же возник по новой. Причем в совершенно неуставном виде, чего с ним отродясь не бывало. Стойка - не поймешь какая, на сапогах почему-то краска зеленая, челюсть отвалена - аж по третью пуговицу. И что самое загадочное - небритая челюсть-то!..
        Виноват, товарищ старший лейтенант, самоволкой это считаться никак не может. Какая ж самоволка, если рядовой Пиньков ни секунды на плацу не отсутствовал! Другой вопрос: где это он присутствовал столько времени, что щетиной успел обрасти?
        Разрешите продолжать?
        Значит, так…
        Повернулся рядовой Пиньков лицом к строю, душу, можно сказать, в поворот вложил, глядь! - а строя-то и нет! И плаца нет. Стоит он на дне ущелья посреди какой-то поляны, а поляна, что характерно, квадратная…
        Никак нет, по науке это как раз вполне допустимо. Есть даже мнение, товарищ старший лейтенант, что в одном и том же объеме пространства понапихано миров - до чертовой матери!.. Почему не сталкиваются? Н-ну образно говоря… в ногу идут, товарищ старший лейтенант, потому и не сталкиваются…
        Остолбенел рядовой Пиньков по стойке «смирно». Молодцеватости, правда, не утратил, но что остолбенел - то остолбенел. Однако нашелся скомандовал сам себе шепотом:
«Вольно! Разойдись!» - и стал осматриваться.
        Местность незнакомая, гористая и какая-то вроде сказочная… Никак нет, в прямом смысле. Взять хоть поляну эту квадратную: четыре угла, в каждом углу - по дереву. Что на трех дальних растет - не разобрать, а на том, что поближе, разрешите доложить, банки с тушенкой дозревают. Пятисотграммовые, без этикеток…
        Так точно, на мясокомбинате… Но это у нас. А там - вот так, на деревьях. Растительным путем… Вот и я говорю, непредставимо, товарищ старший лейтенант…
        Смотрит Пиньков: за стволом шевеление какое-то. Сменил позицию, а там - волк не волк, крокодил не крокодил… Короче, пупырчатый такой… И землю роет. Воровато и быстро-быстро. Передними лапами. А на травке стоят рядком четыре банки с тушенкой. И, надо полагать, свежесорванные - в смазке еще…
        Изготовился рядовой Пиньков для стрельбы стоя и двинулся к дереву. А тот - роет. То ли нюх потерял, то ли просто не ждет опасности с этой стороны. Потом поднял морду, а Пиньков уже - в трех шагах.
        Как пупырчатый присядет, как подскочит! Вскинулся и обмер - ну чисто собачка в цирке на задних лапках. Стоит и в ужасе ест Пинькова глазами. Глаза - маленькие, желтые, нечестные…
        - Вольно! - враз все смекнув, говорит рядовой Пиньков и вешает автомат в положение
«на плечо». - Кто командир?
        Даже договорить не успел. Хотите верьте, хотите нет, а только пупырчатый делает поворот кругом на два счета, да так ловко, что все четыре банки летят в яму, а сам
        - опрометью куда-то, аж гравий из-под лап веером…
        Откуда гравий? Да, действительно… Поляна же… А! Так там еще, товарищ старший лейтенант, дорожки были гравийные от дерева к дереву! Ну а на самих-то полянках, понятно, трава. Причем с большим вкусом подстриженная: коротко, но не под ноль.
        Ну вот…
        Наклонился Пиньков над рытвиной - даже номер на них какой-то изнутри выдавлен. Разница в чем - у каждой по ободку вроде бы брачок фабричный. А на самом деле - след от черенка.
        Обошел Пиньков дерево, смотрит: а листочки-то кое-где к веткам пришиты. Для единообразия, стало быть. Кто-то, значит, распорядился. А то на одной ветке листьев мало, на другой - много… Непорядок.

«Однако, - ужасается вдруг Пиньков, - мне ж сейчас в караул заступать!..»
        И тут, слышит, за спиной у него как бы смерчик теплый с фырчанием крутнулся. Оборачивается, а там пупырчатый начальство привел. Начальство такое: дед… Да нет! Дед - в смысле старенький уже, пожилой! Хотя крепкий еще, с выправкой… На отставника похож… А с дедовщиной мы боремся, это вы верно сказали, товарищ старший лейтенант!..
        - Осмелюсь доложить, - рапортует. - Премного вашим внезапным явлением довольны!
        И тоже, видать, кривит душой - доволен он! Оробел вконец, не поймет, то ли это рядовой Пиньков перед ним, то ли ангел небесный откуда-то там слетел…
        Никак нет, никакое не преувеличение. Вы рядового Пинькова по стойке «смирно» видели? Незабываемое зрелище, товарищ старший лейтенант! Стоит по струнке, глазом не смигнет, оружие за плечиком сияет в исправности, подворотничок - слепит, надраенность бляхи проверять - только с закопченным стеклышком. А уж сапог у Пинькова… Да какой прикажете, товарищ старший лейтенант. Хоть левый, хоть правый… Кирза ведь, а до какого совершенства доведена! Глянешь с носка - честное слово, оторопь берет: этакая, знаете, бездонная чернота с легким, понимаете, таким млечным мерцанием… Галактика, а не сапог, товарищ старший лейтенант!
        - Рядовой Пиньков! - представляется рядовой Пиньков по всей форме. А сам ненароком возьми да и скоси глаз в сторону ямы. Ну, дед, понятно, всполошился, тоже туда глаз метнул. А там пупырчатый на задних лапах елозит - не знает, от кого теперь банки заслонять: от Пинькова или от дедка от этого.
        - А ну-ка, любезный, - подрагивающим голосом командует дедок, подвинься-ка в сторонку…
        Пупырчатый туда-сюда, уши прижал, лоб наморщил, но видит, податься некуда, - отшагнул.
        Смотрит дед: банки. Оглянулся быстро на Пинькова - и с перепугу в крик.
        - Шкуру спущу! - кричит. - Смерти моей хочешь? Перед кем опозорил! Пятно на всю округу!..
        Откуда ни возьмись - еще четверо пупырчатых. Точь-в-точь такие же, никакой разницы
        - тоже, небось, банки тайком прикапывали, и не раз. Сели вокруг первого, готовность номер один: пасти раззявлены, глазенки горят. И смотрят в предвкушении на деда - приказа ждут.
        И еще гномики какие-то… Как выглядят? Н-ну, как вам сказать, товарищ старший лейтенант… Гномики и гномики - пугливые, суетятся. Похватали банки и полезли с ними на дерево - на место прикреплять.
        - Взять! - визжит дед.
        Как четверо пупырчатых на первого кинутся! Шум, грызня, клочья летят… А дед берет культурно Пинькова под локоток и уводит в сторонку от этого неприятного зрелища. А сам лебезит, лебезит, в глаза заглядывает.
        - Нет, но каков подлец! - убивается. - Ведь отродясь не бывало… В первый раз… Как нарочно…
        - Разорвут ведь, - говорит Пиньков, останавливаясь.
        - У меня так! - кровожадно подтверждает дед, от усердия выкатывая глаза. - Чуть что - в клочья!.. Вы уж, когда докладать будете… об этом, с банками, не поминайте, сделайте милость…
        И уводит Пинькова все дальше, в глубь оврага… Горы? Виноват, товарищ старший лейтенант, какие горы? Ах, горы… Разрешите доложить, с горами у Пинькова промашка вышла. Не горы это были, а самый что ни на есть овраг. Просто Пиньков его поначалу за ущелье принял…
        Да и немудрено. Ведь что есть овраг, товарищ старший лейтенант? Тот же горный хребет, только наоборот.
        - Ты погоди, дед, - говорит Пиньков. - Ты кто будешь-то? Звание у тебя какое?
        Дед немедля забегает вперед, руки по швам, глаза выкачены.
        - Колдун! - рапортует.

«Эх, мать!» - думает Пиньков.
        И пока он так думает, выходят они из овражного отростка в центральный овраг. Ну вроде как на проспект из переулка. Внизу речка по камушкам играет - чистенькая, прозрачная. И травяные квадраты - вверх по склону ступеньками.
        - Изволите видеть, - перехваченным горлом сипит колдун, - вверенная мне территория содержится в полной исправности!..
        И точно, товарищ старший лейтенант. Порожки-склончики от ступеньки к ступеньке дерном выложены. На деревьях банки качаются в изобилии. И под каждым деревом пупырчатый на задних лапах.

«Э! - спохватывается Пиньков. - Да ведь он меня так до вечера по оврагу таскать будет!»
        Спохватился и говорит:
        - Слушай, дед. Я ведь не проверяющий. Я сюда случайно попал.
        Колдун аж обмяк, услышав.
        - А не врешь? - спрашивает жалобно.
        - Мне врать по Уставу не положено, - бодро и молодцевато отвечает Пиньков.
        - Эй там! - сердито кричит колдун. - Отставить! Ошибка вышла…
        Ну, по всему овражному склону, понятно, суета, суматоха: кто на дерево лезет лишние банки снять, кто что…
        - Эх, жизнь собачья… - расстроенно вздыхает колдун. - Главное, служивый, не знаешь ведь, с какой стороны эта проверка нагрянет. Дерн, видишь, со всего низового овражья ободрали, сюда снесли - а ну как оттуда проверять начнут? Прямо хоть обратно неси…
        - И часто у вас проверки? - интересуется Пиньков.
        - Да вот пока Бог миловал…
        - Что, вообще ни одной не было?
        - Ни одной, - говорит колдун.
        А лет ему, товарищ старший лейтенант, по всему видать, немало. Колдуны - они ведь завсегда моложе кажутся, чем на самом деле.
        - Так, может, никакой проверки и не будет? - сомневается Пиньков.
        Обиделся Колдун.
        - Ну, это ты, служивый, зря… Проверка обязательно должна быть - как же без проверки?
        Ну не врубается в ситуацию, товарищ старший лейтенант! Человеку в караул заступать, а он с проверкой со своей…
        - Дед! - говорит Пиньков. - Помог бы ты мне отсюда выбраться, а? Служба-то ведь не ждет.
        Встрепенулся колдун, глаза было хитрые-хитрые сделались, но как услышал слово
«служба» - испугался, закивал.
        - Да-да, - говорит. - Служба. Это мы понимаем. Не извольте беспокоиться, сам до полянки провожу, сам отправлю…
        И видно, что Пинькова он все-таки побаивается. Если даже и не проверяющий - все равно ведь непонятно, кто такой и зачем явился. Бляха-то вон как сверкает!
        Двинулись, короче, в обратный путь.
        - Слушай, дед, - говорит Пиньков. - А чего ты так этих проверок боишься? Ты ж колдун!
        Усмехнулся дед криво, зачем-то вверх посмотрел.
        - Колдун, - отвечает со вздохом. - Но не Господь же Бог!
        - Это понятно, - соглашается Пиньков. - Бога-то нет…
        Просто так, из вежливости, беседу поддержать. А колдун вдруг остановился, уставился прямой наводкой - и смотрит.
        - Как нет? - спрашивает.
        - А так, - малость растерявшись, говорит Пиньков. - Нету.
        - А кто вместо?
        - Вместо кого?
        - Ну, того… этого… о ком говорим, - понизив голос, поясняет колдун. А глаза у самого так и бегают, так и бегают.
        - Темный ты, дед, - смеется Пиньков. - В лесу, что ли, рос? Никого нет, понял? Ни Бога, ни вместо…
        Обводит колдун диким взглядом вверенную ему территорию, и начинает до него помаленьку доходить.
        - А-а… - тянет потрясенно. - То-то я смотрю…
        Ну шутка ли, товарищ старший лейтенант, - столько информации сразу на голову рухнуло! Все равно что карниз с казармы - помните?
        - Мне в караул заступать, дед! - стонет Пиньков. - Пошли, да?
        Очнулся колдун и сразу куда-то заторопился.
        - Ты, служивый, это… - И глаза прячет. - Ты знаешь что? Ты уж сам туда дойди, а? Тут рядом ведь… Недалеко то есть…
        - Да ты погоди, дед! - ошеломленно перебивает Пиньков. - А как же я без тебя обратно-то попаду?
        - А как сюда попал, только наоборот, - впопыхах объясняет дед. - А я побегу. Забыл, понимаешь, совсем: дела у меня, служивый, ты уж не обессудь…
        И - рысит уже чуть ли не вприпрыжку вниз по оврагу. Странный колдун, подозрительный…
        А полянку, между прочим, искать пришлось: они ж одинаковые все, квадратные. Еле нашел. Один был ориентир - яма из-под банок. Так они уже ее засыпали и травинок понавтыкали. Под деревом, понятно, пупырчатый навытяжку - опасливо на Пинькова поглядывает, но не давешний - другой, хотя и одноглазый, хотя и ухо откушено. Потому что увечья, товарищ старший лейтенант, сразу видно, давние.
        Сориентировался Пиньков на местности и приступил. Но это легко сказать: «Так же, как сюда попал, только наоборот», - а вы попробуйте, товарищ старший лейтенант, из стойки «смирно» совершить поворот через правое, смешно сказать, плечо и отпечатать строевым два шага назад! Спиной вперед то есть. Да нипочем с непривычки не получится!
        Опять же нервничать начал. Время-то идет! Это мы с вами, товарищ старший лейтенант, знаем, что на плацу и в овраге оно идет по-разному, а Пиньков-то еще не знал!.. А нервы в военном деле, разрешите доложить, вещь серьезная. Помните того приписника, который на прошлых сборах в фотографа стрелял? Ну как же! Три километра с полной выкладкой, а потом еще полоса препятствий. Переваливается из последних сил через последнюю стенку, а за стенкой фотограф ждет. «Улыбнитесь, - говорит, - снимаю!» А патроны-то боевые! Хорошо хоть не попал ни разу - руки тряслись…
        Так вот, бился-бился Пиньков - аж взмок. Да еще автомат тут мешается! Снял его Пиньков, отложил на травку, решил сначала тренаж без автомата провести, а потом уже с автоматом попробовать.
        А тут и сумерки наступили - в овраге-то темнеет быстро. Мрак, товарищ старший лейтенант. Видимости - ноль. Так, кое-где глазенки желтые сверкнут на секунду, банка о банку брякнет, да еще шум от рытья земли передними лапами то здесь, то там. Ночная жизнь, короче.
        И вдруг - получилось! Достиг-таки рядовой Пиньков необходимой четкости исполнения. Глядь - стоит он опять перед строем, как будто и секунды с тех пор не прошло.

…Ну, в строю, понятно, шевеление - шутка ли: бойцы на глазах пропадать и появляться начали! Старшина догадался - скомандовал: «Отделение, разойдись!» И кинулись все к Пинькову.
        Доложил Пиньков что и как. Старшина в затылке скребет, рядовой состав тоже удивляется - не знают, что и думать. Не стрясись такое прямо перед строем - ни за что бы не поверили…
        Краска? Какая краска? Ах, на сапогах, зеленая… Так ведь они с колдуном по полянам шли, товарищ старший лейтенант. Травка, значит, слегка пожухла, так гномики ее, видать, подновили слегка. А гуашь - она ж маркая…
        Разрешите продолжать? Есть!
        - Э, браток! - говорит вдруг старшина. - А автомат-то твой где?
        Смотрят все: нет автомата.
        - Стало быть, - бледнея, говорит Пиньков, - я его там оставил…
        - Э, браток… - говорит старшина.
        А что тут еще скажешь? Сами знаете: «За утрату и промотание казенного имущества…» Ну, промотания, положим, никакого не было, но утрата-то налицо!.. Ясно, короче, что хочешь не хочешь, а придется Пинькову туда опять лезть.
        - Стройся! - командует со вздохом старшина.
        Построились.
        Смотрит старшина на орла Пинькова и понимает, что в таком виде орлу Пинькову пространства нипочем не прорвать; щетина, гуашь эта на сапогах, да и бляха потускнеть успела…
        - Отставить! - командует.
        Привели Пинькова в порядок, пылинки смахнули. Оглядел его еще раз старшина и говорит:
        - Ты вот что, браток… Возьми-ка еще один боекомплект. Ситуация, она ведь всякая бывает. А ты у нас вроде как на боевое задание идешь…
        Зачем ему патроны без автомата? Ну а вдруг, товарищ старший лейтенант! Старшина ведь верно сказал: ситуация - она всякая бывает…
        Отчислили Пинькову под ответственность старшины два полных рожка и снова построились.
        - Равняйсь! Смир-рна! Рядовой Пиньков!
        - Я!
        - Выйти из строя!
        - Есть!
        Вот когда проверяется, товарищ старший лейтенант, насколько развито у бойца чувство ответственности! Вбив в зазвеневший плац два строевых шага, рядовой Пиньков со сверхъестественной четкостью повернулся через левое плечо - и снова очутился в овраге. С первого раза.

2
        Нет автомата. Разворошил траву, землю пощупал - нету.

«Э! А туда ли я попал вообще?» - думает Пиньков.
        И в самом деле, товарищ старший лейтенант, не узнать местности. Во-первых, в прошлый раз лето было, а теперь вроде как осень: листья сохнут, желтеют, падают. А во-вторых, бардак, товарищ старший лейтенант! Трава не стрижена, листву сгребать никто и не думает, поляна уже не квадратная - расплылась, съела гравийные дорожки, зато в траве кругом тропки протоптаны. Раньше, значит, ходили как положено, а теперь ходят как удобно. А автомат кто-то подобрал, не иначе. И хорошо, если так. А то ведь поди пойми, сколько тут в овраге времени прошло, пока Пиньков старшине о своих приключениях докладывал! Может, месяц, может, год, а ну как все пять лет? Проржавел бы в гречневую кашу - под открытым-то небом!
        И направился рядовой Пиньков к ближайшему дереву. К тому самому.
        Полпути еще не прошел, а сообразил, что никакая это не осень. Болеет дерево. Мало того что листья желтеют и сохнут, банки тоже скукожились, помельче стали, искривленных полно, деформированных, кое-где уже бочок ржавчиной тронут…
        Под деревом должен бы пупырчатый стоять на задних лапах - пусто. Возле самых корней - норы какие-то, земля кучками.
        - Эй! Есть тут кто-нибудь? - говорит Пиньков.
        В одной из нор что-то заворочалось, и вылезает пупырчатый. Но какой! Уж на что Пиньков не робкого десятка - и то попятился. Бегемот, честное слово! Лоб - низкий, глазенки - злобные, загривок прямо от ушей растет. Уставился на Пинькова, с четверенек, правда, не встает, но видно, что колеблется: не встать ли на всякий случай?
        - Слышь, браток, - дружески обращается к нему Пиньков. - Ты тут на полянке автомата моего случаем не видел?
        Ошибка это была, товарищ старший лейтенант. Явный тактический просчет. Как услышал пупырчатый, что добром его о чем-то просят, засопел, скосомордился… Зарычал в том смысле, что гуляй, мол, свободен, и снова в нору полез. Кормой вперед.

«Что это они так разболтались? - озадаченно думает Пиньков. - Может, колдун помер?
        Постоял он, постоял перед норой и решил не связываться - ну его, уж больно здоровый… Повернулся и пошел в сторону центрального оврага - тем путем, что в прошлый раз шли. Доберусь, думает, до речки, а там уж выспрошу, где этого колдуна искать.
        Идет и головой качает. Во что овраг превратили - больно смотреть! Там банка пустая лежит ржавеет, там деревце в неположенном месте проклюнулось… А сорняки по обе стороны все выше и выше. Вот уже в человеческий рост пошли…
        И тут из-за поворота тропинки выкатывается ему навстречу гномик. Счастливый, сияет, а в руках - помятая банка сгущенки с пятнышком ржавчины…
        То есть не сгущенки, какой сгущенки?.. Тушенки, конечно! Хотя… Ну точно, товарищ старший лейтенант! Там и сгущеночные деревья тоже были, только у них плоды белые и помельче - граммов на триста…
        Так вот, увидел гномик Пинькова - перепугался. Стал быстренько на четвереньки, сделал одно плечико выше другого и робко, неубедительно так зарычал. Пупырчатым, что ли, прикинуться хотел? Неясно…
        - Ты больной или голодный? - прямо спрашивает его Пиньков.
        Гномик ужасно смутился, встал с четверенек и, чуть не плача, протягивает банку Пинькову.
        Не понял его Пиньков.
        - Чей паек?
        - Мой.
        - А чего ж ты мне его суешь?
        - Все равно ведь отнимешь! - рыдающе говорит гномик.

«Порядочки!» - думает Пиньков.
        - А где живешь?
        - В яме.
        - Да вижу, что в яме… Далеко это?
        - А вон, за бурьяном…
        - Тогда пошли, - говорит Пиньков. - Ну чего уставился? Провожу тебя до твоей ямы, чтобы банку никто не отобрал. А ты мне по дороге расскажешь, что у вас тут в овраге делается.
        - А ты кто? - пораженно спрашивает гномик.
        Поглядел на него Пиньков: вроде малый неплохой, забитый вот только, запуганный…
        - Зови Лешей…
        И пока до ямы шли, товарищ старший лейтенант, гномик ему такого понарассказывал!.. Короче, эти две расы (в смысле - гномики и пупырчатые) живут в овраге издавна. И каждая имеет свои национальные традиции… Так вот пупырчатые в последнее время обнаглели вконец! Нарыли, понимаете, нор под деревьями, живут в них целыми сворами, а деревья от этого сохнут, пропадают. А крайними опять выходят гномики: дескать, не поливали. А попробуй полей: не дай Бог нору зальешь кому-нибудь - пополам ведь перекусит!..
        Гномикам, товарищ старший лейтенант, вообще житья не стало. Придешь за банкой, за своей, за положенной - так он еще и не дает, куражится скучно ему!.. Обойди, рычит, вокруг дерева на руках - тогда посмотрим. Обойдешь, а он все равно не дает, придирается: не с той, мол, руки пошел…
        Никак нет, товарищ старший лейтенант, человеческой речью пупырчатые не владеют. Рычат, рявкают по-всякому… Как их гномики понимают? А куда денешься, товарищ старший лейтенант! Приходится…
        Вот и Пиньков тоже возмутился, не выдержал:
        - А куда ж колдун смотрит?
        И тут выясняется интереснейшая деталь: оказывается, колдун уже года три, как в овраге не показывался. Раньше-то при нем пупырчатые какие были? Ребра одни с позвоночником!.. Нет, воровать они, конечно, и тогда воровали, но хотя бы жрать боялись наворованное! Чуть поправишься - улика налицо…
        - Что же все-таки с колдуном-то, а? - размышляет вслух рядовой Пиньков.
        - Я так думаю, - говорит гномик, и в глазах у него начинает светиться огромное уважение, - что у колдуна сейчас какие-то серьезные дела. Такие серьезные, что нам и не снились. А вот закончит он их, поглядит, что в овраге делается, и строго пупырчатых накажет.

«Хорошо, если так, - думает Пиньков. - Хуже, если помер».
        Добрались до ямы. Яма как яма, на четверых гномиков рассчитанная, живут шестеро. Остальные пятеро, правда, временно отсутствуют - на работах где-то, а у этого, что с Пиньковым (его, кстати, Голиафом зовут), у него вроде как отгул.
        Да нет, товарищ старший лейтенант, нормальный гномик - ростом чуть выше автомата. А Голиафом его зовут не потому что здоровый, а потому что в лоб то и дело получает…
        Спустились они в яму, банку в уголке прикопали, сидят, беседуют.
        - Так, значит, говоришь, года три уже? - хмурится Пиньков.
        - Или четыре, - неуверенно отвечает гномик. - Да вот сразу после проверки…
        - А! - говорит Пиньков, оживившись. - Так, значит, была все-таки проверка?
        - Была, - подтверждает гномик. - Сам-то я, правда, не видел, но говорят, была.
        Любопытство разобрало Пинькова.
        - Слушай, а как проверяющий выглядел?
        - Проверяющий?.. - с тихой улыбкой восторга говорит гномик. Высокий, выше колдуна… В одеждах защитного цвета… Пуговицы - сияют, бляха - солнышком. А уж сапоги у него!..
        Тут смотрит гномик на Пинькова, умолкает и, затрепетав, начинает подниматься в стойку «смирно».
        - Да сиди ты! - с досадой говорит Пиньков. - Тоже мне проверка! Никакая это была не проверка. Я это был…
        Сел гномик, дыхнуть не смеет и держит равнение на Пинькова.
        - Сказано тебе: вольно… - сердито говорит Пиньков. - А про автомат про мой ты нигде ничего не слышал?
        Не знает гномик, что такое автомат. Пришлось объяснить.
        - Нет, - отвечает, подумав. - Про реликвию слышал, а вот про автомат - ни разу…
        Насторожился Пиньков.
        - А что за реликвия?
        А реликвия, товарищ старший лейтенант, следующая. Во-первых, черт его знает, что это такое. Во-вторых, слышно о ней стало года три-четыре назад, то есть по времени вполне совпадает. В-третьих, известно, что стоит она в некой пещере, а пещера эта находится аж в низовом овражье за ободранной пустошью. И многие в эту реликвию верят.
        - А как она хоть выглядит? - допытывается Пиньков. - Ствол есть? Затвор есть?
        - Может, и есть… - вздыхает гномик. - Одним бы глазком на нее взглянуть…
        Задумался Пиньков.
        - А как считаешь, - спрашивает, - знает колдун, где сейчас мой автомат?
        Гномик даже встал от почтительности.
        - Колдун знает все, - объявляет торжественно.
        - Знает он там с редькой десять! - недовольно говорит Пиньков. - Что ж ты думаешь, я с ним не беседовал?
        Гномик брык - и в обморок. Не привык он такие вещи про колдуна слышать. Минут восемь его Пиньков в сознание приводил. Хлипкий народец, товарищ старший лейтенант, нестроевой…
        Оживил его Пиньков, поднял, к стеночке прислонил.
        - А далеко отсюда этот ваш колдун живет? - спрашивает.
        - День пути, - слабым голосом отвечает гномик. - Только там не пройдешь - пупырчатых много…
        Сомнительно? Виноват, товарищ старший лейтенант, что именно сомнительно? Ах в смысле: почему колдун в прошлый раз так быстро явился к Пинькову, если день пути?.
        Трудно сказать, товарищ старший лейтенант. Видимо, по каким-то своим каналам. А может, просто рядом околачивался…
        - В общем так, Голька, - говорит Пиньков (Голька - это уменьшительно-ласкательное от Голиафа). - Пойдем-ка мы к колдуну вместе. Я его про автомат спрошу, а ты все, что мне рассказывал, ему расскажешь. Надо с этим бардаком кончать.
        А сам уже изготовился гномика подхватить, когда тот в обморок падать начнет. И верно - зашатался гномик, но потом вдруг выправился, глаза вспыхнули.
        - Да! - говорит. - Пойду! Должен же кто-то ему сказать всю правду о пупырчатых!
        И - брык в обморок. А Пиньков уже руки успел убрать.
        Оживил его по новой - и двинулись. А чего тянуть? Глазомер, быстрота и натиск! Поначалу гномик этот, Голиаф, дорогу показывал, а как тропки знакомые кончились - шаг, конечно, пришлось убавить, а бдительность удвоить.
        Вышли в центральный овраг. Та же картина, товарищ старший лейтенант. Речка по камушкам банки ржавые перекатывает, о террасах-ступеньках одна только легкая волнистость склонов напоминает.
        - Ну и куда теперь? - спрашивает Пиньков.
        Оказалось - вверх по течению. Колдун, по слухам, живет в самом начале центрального оврага - бункер там у него, что ли…
        И тут, товарищ старший лейтенант, вспомнил Голиаф, что банку-то они как в уголке тогда прикопали, так и оставили. Но не возвращаться же! Зашли-то далеко…

«Плохо дело, - думает Пиньков. - Дневной переход на голодный желудок - это уже не служба, а так, несерьезность одна…»
        - Слышь, Голька, - обращается он к гномику, - а банку эту тебе на сегодня выдали?
        - Что ты! Что ты! - Голька на него даже ручонками замахал. - Банка это не на день. Это на неделю.
        - Н-ни черта себе! - говорит Пиньков. - Выходит, за эту неделю ты уже все получил?
        - Ну да - за эту… - слабенько усмехается Голиаф. - Это за позапрошлую, и то еле выпросил…
        - Ага… - говорит Пиньков и начинает соображать. Сообразил и говорит: - Слышь, Голька, а как пупырчатые определяют, кому положена банка, а кому нет?
        - А по ребрам… - со вздохом отвечает Голиаф.
        Тут такая тонкость, товарищ старший лейтенант: если гномик возьмет вдруг и помрет с голоду, то у пупырчатых из-за него могут быть крупные неприятности. Но, конечно, могут и не быть.
        Продолжают, короче, движение. От деревьев на всякий случай держатся подальше, а если услышат, что кто-то по тропинке навстречу ломится, то прячутся в бурьян. Причем прятаться все труднее, сорняки заметно ниже стали. И поляны тоже мало-помалу некую слабую квадратность обретать начинают. Оно и понятно: к начальству ближе - порядку больше.
        Ну и наконец все. Пришли. В смысле - трава дальше стриженая и не демаскироваться просто невозможно. Присели в бурьяне, наблюдают за ближайшим деревом.
        - Нет! - говорит минут через пять Пиньков. - Не могу я этот бардак видеть!
        Достал из-за голенища бархотку и придал сапогам надлежащую черноту с млечным мерцанием.
        - Значит, так, Голька, - инструктирует. - Посиди здесь немного, а потом иди и проси банку. Она тебе положена.
        Поднимается в рост и твердым начальственным шагом направляется к дереву. Пупырчатые из нор вылезли, пасти поотворяли, смотрят.
        - Встать! - рявкает рядовой Пиньков. - Смир-рна!
        Опешили пупырчатые, переглянулись. Ну и как всегда, товарищ старший лейтенант, нашелся один слабонервный - встал. А за ним уже и остальные. Трудно им с непривычки на задних лапах, но ничего - стоят, терпят.
        - Кто дневальный?! - гремит рядовой Пиньков. - Какую команду положено подавать, когда подходит старший по званию?!

…Как может быть рядовой старшим по званию? Ну это с какой стороны взглянуть, товарищ старший лейтенант! Взять, к примеру, наш деревянный уж, казалось бы, мельче денег не бывает… А если перевести на карбованцы? Вот то-то и оно… Так неужели же один наш рядовой не стоит десятка ихних пупырчатых?!
        Проходит Пиньков вдоль строя, и никакая мелочь от его глаза укрыться не может.
        - Как стоишь?! Носки развернуть по линии фронта на ширину ступни! Ноги в коленях выпрямить! Живот подобрать! Подобрать, я сказал, живот!..
        И тычет пупырчатого кулаком в бронированное брюхо. Тот бы и рад его втянуть, да куда его такое втянешь! А у главаря их, у правофлангового, еще и клок волос торчит на загривке.
        Вознегодовал Пиньков.
        - Эт-то еще что за плацдарм для насекомых? Сбрить!
        - Есть! - с перепугу рявкает пупырчатый.
        Вот что значит дисциплина, товарищ старший лейтенант! Животное ведь, носорог носорогом - и то человеческий голос прорезался!..
        А тут и Голиаф подходит - робко, бочком. Пиньков и на него сгоряча пса спустил - вернул к бурьяну, потребовал подойти и попросить банку как положено.
        Ох как не хотелось пупырчатому банку-то отдавать! Взялся было за искривленную, с ржавым бочком, но покосился на Пинькова и передумал полновесную сорвал, чистенькую.
        Выждал Пиньков, пока Голька с банкой отойдет подальше, и скомандовал:
        - Вольно! Продолжайте по распорядку.
        Волосатый пупырчатый с облегчением опустился на четвереньки, перевел дух и так рыкнул на прочих, что разлетелись все вмиг по норам.
        Догнал Пиньков Голиафа.
        - Ты - колдун, - с трепетом говорит ему гномик.
        - Какой там колдун! - хмурясь отвечает Пиньков. - Жить надо по Уставу - вот тебе и все колдовство.
        Между прочим, глубокая мысль, товарищ старший лейтенант.

3
        Но в световой день они, конечно, не уложились. А ночной марш в условиях оврага - это, разрешите доложить, дело гиблое. Пупырчатые, товарищ старший лейтенант, в темноте видят, как кошки, а вот у гномиков наоборот: чуть сумерки - и сразу куриная слепота.
        Стали думать, где ночевать. Пиньков предложил было нагрянуть с проверкой в какую-нибудь нору, нагнать на пупырчатых страху и остаться там на ночь. Но, во-первых, чем страх нагонять-то? Время позднее, пуговицы с бляхой отсияли и не впечатляют в сумерках. А во-вторых, Голиаф, пока ему Пиньков эту свою мысль излагал, три раза в обморок падал…
        Хочешь не хочешь, а приходится продолжать движение. Чернота кругом, ногу ставишь - и не видишь куда. Ну и поставили в конце концов. Хорошо хоть высота была небольшая
        - без травм обошлось.
        Вроде бы яма. Довольно просторная и, похоже, пустая. Фанеркой почему-то перегорожена. А пощупали в углу - гномик. Скорчился, трясется… Почувствовал, что щупают, и - в крик:
        - Я - селекционер! Я - селекционер!..
        - Обязательно вопить надо, раз селекционер? - сердито спрашивает Пиньков.
        Удивился гномик, замолчал, но дрожать - все еще дрожит.
        - Ну и что ты тут, селекционер, селекционируешь?
        Оказалось, деревья. Вот так, товарищ старший лейтенант! Оказывается, и тушеночные, и сгущеночные, и разные прочие - все это на поверку выращено гномиками. Народец-то, оказывается, талантливый, хоть и забитый. Угнетаемое национальное меньшинство. А может, и большинство - кто их там когда считал!.. И им же, главное, вредительство шьют: нарочно, дескать, такие деревья вывели, что, стоит под ним нору вырыть, оно тут же сохнуть начинает.
        Чистая дискриминация, товарищ старший лейтенант!
        А этот, которого в углу нащупали, он, значит, как раз и занимается селекцией: ну там прививает одно к другому, опыляет по-всякому… За это ему банку в неделю выдают аккуратно, и яма у него попросторнее.
        Ну, слово за слово, осмелел селекционер, разговорился, даже, кажется, расхаживать стал по яме - голос в темноте туда-сюда мотается. Пощупал в углу Пиньков - точно, нет гномика, одна только вмятина от него.
        - Главная наша беда, - излагает из темноты селекционер, - что мало банок. Банок должно быть много. И тогда всем будет хорошо. Пупырчатые полюбят гномиков. Гномики полюбят пупырчатых…
        - Это когда ж такое будет? - раздается тут развязный голос из-за фанерной перегородки.
        - Скоро! Очень скоро! - запальчиво восклицает селекционер. - Вот только новое дерево выведу! Банок на нем будет видимо-невидимо!..
        - Нор под ним будет видимо-невидимо, - еще развязнее отвечает голос из-за перегородки.
        Очень странный голос, товарищ старший лейтенант. Гномики обычно разговаривают тихо, почти шепчут… А пупырчатые человеческой речью, как я уже докладывал, не владеют. Тот случай в строю - редчайшее исключение, чудо, можно сказать…
        - Кто это у тебя там? - спрашивает Пиньков.
        - Да помощник… - смущенно говорит селекционер. - Талантливый мальчуган, только испорченный сильно…
        - Понятно, - говорит Пиньков. - Вы мне вот что, ребята, скажите: до колдуна далеко отсюда?
        - А колдуну все до фени, - тут же встревает голос из-за перегородки. - Он проверяющему взятку сунул.
        Рядом в темноте - бум! Глухо и мягко, словно тючок с метровой высоты упал. Голиаф, конечно.
        - Молчи! - вне себя кричит селекционер. - Я тебя по доброте покрываю! Ты нарочно в прошлый раз сгущенку к тушенке привил!

«Ничего себе! - ошеломленно думает Пиньков. - Да что они, с ума тут посходили? Когда это он мне взятку давал?..»
        - Ну и привил! - нахально отвечает испорченный мальчуган. - А что мне терять? Меня вон сожрать обещали! И сожрут…
        - Ну, ребята… - покачав головой, говорит Пиньков. - Мое дело, конечно, сторона, но пора вам, по-моему, отделяться, на фиг.
        В темноте шорох - Голиаф очнулся и на ноги поднимается.
        - Куда-куда отделяться? - робко переспрашивает хозяин ямы.
        Объяснил Пиньков. И тут же - бум! бум! - селекционер с Голиафом.
        - Что? Уже отделились? - спрашивает наглец из-за перегородки, хотя прекрасно ведь понимает, что произошло…
        Да нет, какой сепаратизм, товарищ старший лейтенант? Ну сами подумайте: где Россия и где овраг!.. И потом Пиньков же сразу оговорился: мое, мол, дело - сторона… Просто дружеский совет, да и не совет даже, а так, сочувствие… Обидно же за гномиков-то!..
        Короче, в яме и заночевали. Подъем сыграли чуть свет. Утро, товарищ старший лейтенант, прямо-таки лучезарное. Речка разлилась - аж до того берега! Дали кругом расстилаются… Так точно, в овраге… А почему нет, товарищ старший лейтенант? Впереди - да, согласен, впереди овраг смыкается, а если оглянуться, то там он, напротив, расходится, расходится… до бесконечности. Есть такое явление в природе: два луча, например, из одной точки… Так что если в ту сторону, то расстилающиеся дали там вполне могли быть… И даже были…
        К полудню добрались до колдуна. Бункер не бункер, но что-то вроде. Одной гранатой развалить можно. В предбаннике пупырчатая сидит… Так точно, не пупырчатый, а пупырчатая… Виноват, товарищ старший лейтенант, иногда очень даже хорошенькие попадаются. Пока, конечно, хайло не откроют.
        Ну, Пиньков - парень бравый, видный, подмигнул, потрепал этак игриво по холке - та, дура, и растаяла.
        Прошли в бункер. А там еще один пупырчатый, да такой, что и «Смирно!» ему не скомандуешь. А скомандуешь - все равно толку не будет, потому что потолок в бункере низковат.
        - К колдуну с докладом, - говорит рядовой Пиньков.
        А мордоворот этот его вроде и не слышит - смотрит с веселым удивлением на съежившегося Голиафа и как бы прикидывает: сразу его сглотнуть или погодить немного.
        - Э! Э! - говорит Пиньков. - Ты на него так не смотри. Это со мной.
        В желтеньких глазенках у пупырчатого - сожаление. Поглядел еще раз на Голиафа, вроде даже вздохнул и нехотя отвалил корму от стенки. А там дверца. К колдуну, видать.
        Хотели оба пройти - не тут-то было! Пинькова пупырчатый пропускает, а на гномика рычит: нет, и все. Что тут будешь делать!
        - Ладно, - говорит Пиньков. - Придется тебе, Голька, в предбаннике подождать. Если кто обидит… - тут Пиньков поворачивается и пристально смотрит в глаза пупырчатому.
        - Скажи мне - голову буду свертывать против резьбы. Чтоб враз и навсегда.
        Вошел. Лежит колдун живехонький на диванчике и, глядя в потолок, умиротворенно чему-то улыбается. Увидел Пинькова - обрадовался.
        - А, служивый! Здорово, здорово…
        - Здоровей видали, - холодно отвечает ему Пиньков. - Ты что ж делаешь, дед?
        - А что такое?
        - Да то самое! В овраге-то, а? Бардак!.. Пупырчатые, а? Кровь пьют шлангами! Хрящ за мясо не считают!..
        - Быть того не может, - лукаво отвечает колдун. - Мне об этом никто не докладывал…
        - Еще бы они тебе сами на себя стучали! - говорит Пиньков. - Ты на гномиков посмотри! Пропадают гномики-то! Ведь до чего дошло: селекционеры и те впроголодь живут!..
        - Да-да, - прикинувшись озабоченным, говорит колдун. - Вот это действительно безобразие! Я и сам, знаешь, собирался селекционерам ставки поднять…
        - Да разве в одних селекционерах дело? - перебивает его Пиньков. - Я вон гномика с собой привел, он тебе больше моего расскажет!
        - Ни-ни-ни, - испуганно говорит колдун. - Ни в коем разе. Сам говоришь: порядок должен быть. А по порядку это не ко мне. Это к моему заместителю по гномиковым делам.
        - Это какой же заместитель? - спрашивает, ужаснувшись, Пиньков. - Это тот, что ли, мордоворот за дверцей? Да он же гномиков живьем глотает - по нему видно!
        - Строг, - бодро соглашается колдун. - Что строг, то строг. Пожаловаться не могу.
        - Ну, дед! - говорит Пиньков. - Ну, дед! Завалил ты службу!
        Сбросил колдун ноги на пол, сел, руки в бока упер.
        - Ну и завалил! - признает с вызовом. - И что мне за это будет? Бога-то все равно нет!
        Вот так, товарищ старший лейтенант! Верно поэт предупреждал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…» Это нам с вами - что есть Бог, что нет его
        - Устав помним и службу знаем. А такие вот, как этот колдун… Он пока грозу чувствует - вроде бы ничего служит. Но как только понял, что начальства над ним нету - все! Рви провода, топчи фазу…

«Вот это удружил я гномикам!» - думает Пиньков.
        - Ну ладно, - говорит он, вроде бы остывая. - Бог с ним, с Богом. Я ведь к тебе по другому делу-то. Вот когда я в прошлый раз здесь был, у меня такая штука, помнишь, за плечом висела. Автомат называется.
        - Ну, - соображая, говорит колдун.
        - Ну так вот оставил я его здесь. А вещь казенная, я за нее отвечаю. Ты думаешь, почему я вернулся-то?..
        Обрадовался колдун.
        - Ну вот, - говорит. - Сам на сознательность давишь, а сам казенные вещи бросаешь где попало.
        - Не твоя печаль, - отвечает Пиньков. - Я бросил - я и отвечу. Ты мне лучше скажи: он не у тебя тут случаем?
        - Кто?
        - Автомат.
        - А что, на месте нету?
        - Да нету, - говорит Пиньков. - Смотрел.
        - Ну, значит, подобрал кто-нибудь, - говорит колдун.
        - А кто?
        - А кто ближе - тот и подобрал.

«Ага, - размышляет Пиньков. - Значит, скорее всего, тот пупырчатый из-под ближнего дерева. Зря я тогда с ним до конца не разобрался…»
        - Погоди-ка, - говорит. - А вот, болтают, еще реликвия какая-то где-то там у гномиков появилась. Может, автомат, как думаешь?
        - А Бог ее знает, - беззаботно отвечает колдун, тонко давая понять, что помнит он, помнит про отсутствие Бога.

«А! - думает Пиньков. - Была не была! Попробуем взять на пушку».
        - Слышь, дед, - говорит. - А ведь я в прошлый раз нарочно тебе соврал. Вижу: развел, понимаешь, показуху! Дай, думаю, совру, что Бога нет. Так что погорел ты, дед! Нет Бога кроме Бога, а я - проверяющий его.
        Уставился колдун на Пинькова - и ну хохотать:
        - Ой, не могу… - Одной рукой отмахивается, другой слезы утирает. Ой, распотешил, служивый… Ой, уморил… Да ежели бы Бог был - он меня давно бы уже громом пришиб!.. Так что ступай, служивый, ступай… Ищи свое имущество, а то влетит…
        - Ну ладно, дед! - в сердцах говорит Пиньков. - Ну ладно! Только имей, дед, в виду: отыщу автомат - тебя первого в расход выведу!
        - И большой расход? - с хитрецой спрашивает колдун. (Темный, видать, неграмотный.)
        - А вот найду - узнаешь! - отрезал рядовой Пиньков и вышел, хлопнув дверцей.

4
        Вышли из бункера.
        - Ну что? - слабеньким голосом спрашивает Голиаф. - Накажет?
        - Кто?
        - Колдун.
        - Кого?
        - Пупырчатых.
        Оглянулся Пиньков на бункер, насупился.
        - Ага, - говорит. - Накажет. Со временем… Давай-ка, Голька, подтянись. Чтобы морда была бодрая - от колдуна идем…
        Все по Уставу, товарищ старший лейтенант. Присутствие духа солдату терять не положено ни в каком случае. Пересекли стриженую зону с бодрыми мордами, ну а в бурьяне уже призадумались. Согласитесь, товарищ старший лейтенант, было над чем призадуматься.
        И вдруг где-то совсем рядом - шум, гам, визг!..
        - Ложись!
        Залегли.
        - Жди здесь, - тихо командует рядовой Пиньков и ползет на шум. Выглянул из-за куста, а там… Чистое побоище, товарищ старший лейтенант! Гномиков нет - одни пупырчатые. Ну разборка разборкой. Шерсть летит, хвосты хрустят, ухо лежит выплюнутое…
        Подивился Пиньков на такое дело и пополз обратно.
        - Ничего себе! - говорит. - Выходит, они у вас и друг друга тоже?..
        - Еще как! - вздрагивая, отвечает Голиаф. - Дня не проходит, чтобы не погрызлись…
        - А им-то чего делить? - недоумевает Пиньков.
        - Да деревья…
        И выясняется еще одна тонкость: оказывается, пупырчатые гномиков даже и за врагов не считают. Да они и понятно, товарищ старший лейтенант! Ну сами подумайте, ну какой из гномика враг, если он даже укусить никого как следует не может!.. Так что главный враг пупырчатых - сами пупырчатые. Отъелись, размножились, а деревьев-то не прибавляется! Вот и рвут друг друга почем зря… Ну а гномикам в такой ситуации главное - не подворачиваться. Подвернешься - перекусят…

«Ладно, - думает Пиньков. - Это мы учтем».
        Дали здоровенный крюк и обошли драку сторонкой. Потом еще одну. Потом еще… Верите ли: четыре драки обходить пришлось. Видно, в прошлый раз, когда к колдуну направлялись, просто день тихий выдался…
        Ну и подзадержались, конечно. К Голькиной яме вышли аж на следующее утро. И то ли выходной у них в овраге, то ли что, но только полна яма гномиков. Один столбиком, как суслик сидит в уголочке, и в глазах у него что-то такое теплится. Не то мечта, не то надежда. Два других кусок фанерки не поделили: стоят нос к носу на четвереньках, одно плечико выше другого, и трусливо друг на друга рычат. Там рычание - смех один! Горлышки трепещут - лягушачья трель получается…

«И здесь бардак!» - с горечью думает Пиньков.
        Спрыгнул он в яму, поставил драчунов по стойке «смирно» и назначил во внутренний наряд.
        - Яму - прибрать! - командует. - Чтобы все, как у кота, блестело! За ведром, за шваброй бегом… марш!..
        И поворачивается к тому, что столбиком сидит в уголочке.
        - А ты, сачок, чего размечтался? Встать!
        - Нельзя ему… - умоляюще шепчет из-за плеча Голиаф.
        Ну, гномик растерялся, встал. А под ним - можете себе представить? яйцо. Большое такое, круглое. Гномики-то, товарищ старший лейтенант, оказывается, яйцекладущие! И пупырчатые, кстати, тоже…
        - Виноват, - смущенно говорит Пиньков. - Вольно, браток, давай высиживай дальше…
        Тут вернулись дневальные с ведром и со шваброй… Откуда там ведро и швабра? А как же без них, товарищ старший лейтенант?.. Вернулись, значит, дневальные… Они, кстати, братьями оказались. Одного Иоанн зовут, другого - Иаков. Приборочку провели, все блестит, как у кота. Банку ту забытую в уголке откопали, Пиньков сам паек разделил на всех по-честному, гномики на него уже чуть ли не молятся… Никак нет, товарищ старший лейтенант, ни на что не намекаю. Вполне нормальные уставные отношения. А что зовут их так да мало ли как кого зовут!.. Вон во второй роте ефрейтор Дракула - так что ж его теперь, осиновым колом, что ли?..
        Словом, во второй половине дня вывел их Пиньков в разведку. В смысле - Голиафа вывел и двух братьев этих, а тот, что на яйце, тот, понятно, в яме остался.
        Ну, залегли, наблюдают. До дерева - метров двадцать, все как на ладони. Три норы у самых корней. А на поверку - одна нора с тремя выходами. Вроде как на случай облавы…
        А под деревом вовсю бартер идет. Разгул теневой экономики в чистом виде. Приходит, скажем, пупырчатый с десятью банками сгущенки… В чем несет? А в этом, как его… То есть отставить, они ж сумчатые, товарищ старший лейтенант! Так точно, яйцекладущие, но сумчатые… Набьет, мародер, сумку банками и идет, брюхо по земле волочит. Ни вида, ни выправки… Тьфу!
        Как торгуются? А как гномики в яме: станут нос к носу и давай рычать, визжать, зубами клацать… Ну, думаешь, сейчас друг другу в горло вцепятся! Нет, ничего… Иногда только, если чужак зарываться начнет, из норы еще двое пупырчатых вылезают и неодобрительно на него смотрят, хвостами подергивают… Ну, тот, ясно, сразу идет на уступки.
        Цены? Да какие там цены, товарищ старший лейтенант! Что хотят, то творят! Одному мордовороту, например, за четыре сгущенки четыре тушенки отдали, чтобы не связываться. А пришел другой - похлипче, - так они ему за пять сгущенок всего две тушенки со скрипом отчислили, да еще догнать хотели - обратно одну отобрать… Закон джунглей, товарищ старший лейтенант! Куда ж там гномикам соваться с пустыми руками!..
        Пронаблюдали до сумерек и вернулись в яму, так ничего и не выяснив. Автомат (если его, конечно, пупырчатые подобрали) - он либо где-нибудь в норе припрятан как особо редкий предмет, либо они его уже на что-нибудь променяли. Будь это на стриженой территории, где порядка больше, можно было бы проверку учинить, а здесь, в глубинке, это, конечно, не пройдет…
        Наутро опять залегли. Поначалу все было как вчера, а потом прибегает пупырчатый со свежеперебитым хвостом. «Наших бьют!» - визжит…
        Так точно, не владеют. Так он же не по-человечески визжит, товарищ старший лейтенант, он по-своему. Просто по характеру визга понятно, что где-то их уже бьют.
        Ну, пупырчатые тут же из нор повылетали и рысью, как казачья сотня, туда, где бьют. А самого небоеспособного сторожить оставили.

«Ага», - думает Пиньков.
        - Переползаем к дереву, - командует шепотом. - Яша, подползаешь справа, а ты, Ваня, слева. Боец Голиаф! Вы пока остаетесь на месте, а подам знак - подходи, как будто банку просить идешь. Ясна задача? На получетвереньках… вперед!
        Все-таки если с гномиками этими подзаняться, товарищ старший лейтенант (ну там уставами, строевой подготовкой), толк будет! Команду выполнили - любо-дорого посмотреть! Яша - справа, Ваня - слева, а Пиньков - с тыла. И все на получетвереньках.
        Встал Пиньков за деревом, отмахнул рукой. Подходит Голька к норам и начинает вежливо покашливать. Из норы - рычание, потом высовывается пупырчатый. В глазенках
        - радость: а-а, дескать, вот кого я сейчас вокруг дерева на руках погоняю… И тут ему рядовой Пиньков сапогом в ухо ка-ак…
        Грубейшее нарушение Устава? Ну, тут можно поспорить, товарищ старший лейтенант… С одной стороны, вроде бы да, грубейшее… А с другой, если посчитать овраг за глубокий тыл предполагаемого противника, то приходится признать, что рядовой Пиньков действовал в данном случае решительно и даже отважно.
        Оглушил, короче. Ну, дальше, как водится, три метра капронового шнура, в пасть вместо кляпа подушку забили… Откуда подушка? Да оттуда же, откуда три метра капронового шнура, товарищ старший лейтенант! Связали, короче, все четыре лапы одним узлом и оттащили в кусты.
        Ваню с Яшей оставили на… Да что вы, товарищ старший лейтенант, на какой на стреме! На подстраховке оставили…
        Вот… Оставили, значит, их на подстраховке, а сами с Голькой - в нору. Ну, я вам доложу, нора! Кафель кругом, полировка чешская… Откуда взяли? Не могу знать, товарищ старший лейтенант, врать не хочу… Тоже, надо полагать, на банки выменяли.
        А банок… Видимо-невидимо. Любых. И тушенка, и сгущенка, и кофе… Ну а про гуашь и говорить не приходится… Так точно, гуашь. Зачем? Ну, интересное дело, товарищ старший лейтенант! А зачем нам литература? Зачем нам искусство вообще? Жизнь подкрасить… Так и у них.
        С этими гуашными деревьями, разрешите доложить, интересная история. Раньше они среди пупырчатых не котировались, так что заведовали ими гномики. Ну а потом, когда у пупырчатых при попустительстве колдуна демографический взрыв произошел, тогда и гуашь в дело пошла. Гномиков из-под деревьев повышибли, ну и как результат качество у гуаши, конечно, ухудшилось. Вскроешь банку, а там наполовину воды, наполовину ржавчины. Покрасишь, скажем, от тоски бурьян, а он еще хуже становится, чем раньше был…
        Все есть, короче, одного только нет: автомата. Так точно, и под полировкой смотрели… Нету.
        Ну нет - значит, нет. Взяли по паре банок… Почему мародерство? Трофей! Взятый с боем трофей… А пупырчатого так в кустах связанного и бросили. Свои вернутся - развяжут. А может, и так сожрут, не развязывая…
        Вернулись к яме. А там гномики ликуют.
        - Вылупился! - кричат. - Вылупился!
        Тот, что раньше на яйце сидел, сияет. Остальные - тоже, но уже с легким таким, знаете, оттенком зависти.
        Любопытно стало Пинькову.
        - А ну-ка покажите, - говорит, - кто это такой там вылупился.
        Расступились гномики. Смотрит Пиньков и глазам своим не верит. Представляете, сидит среди обломков скорлупы маленький пупырчатый. Ну да, пупырчатый, а никакой не гномик!
        Вот тут-то и прозрел рядовой Пиньков. Он-то думал, что это две разные расы, а на поверку выходит - одна. И никто не знает толком, кто у кого вылупится. Может, и пупырчатый у гномика, а может, и гномик у пупырчатого. Всякое бывает, товарищ старший лейтенант.
        А родитель - счастли-ивый… Ну как же - жизнь-то у детеныша будет во! - полной чашей, не то что у папани! А того не понимает, козел, что подрастет детеныш-то и в первую очередь самого родителя и слопает!..
        - Ну ладно, - говорит Пиньков. - Вы тут давайте празднуйте, а мне пора. Пойду эту вашу искать… реликвию. Если уж и это не автомат, то я тогда не знаю что… Голька, пойдешь?
        Встрепенулся Голиаф, глаза - радостные, даже лапки сложил молитвенно - до того ему хочется на реликвию поглядеть. И Ваня с Яшей - тоже.
        - И мы… - просят. - И нас…
        Нахмурился Пиньков. Толку от гномиков маловато, а вчетвером идти - и заметнее, и шуму больше… Но не бросать же их, верно? Да и в бою они себя показали, согласитесь, неплохо…
        - А ладно! - говорит Пиньков. - Вчетвером так вчетвером!
        Попрощались и пошли. А этот, родитель который, так со своим пупырчонком вылупившимся и остался. И что с ним потом стало - не могу знать, товарищ старший лейтенант…

5
        Вышли снова к речке и двинулись по берегу в низовое овражье к ободранной пустоши. Присмирели гномики, притихли: бардак-то нарастает с каждым шагом… В общем-то, конечно, процесс естественный, товарищ старший лейтенант, но когда такими темпами
        - то жутковато… Бурьян вокруг - не продерешься, дички пошли целыми рощами. То ли неокультуренные еще, то ли уже выродившиеся… Плоды на них, правда, имеются, но, во-первых, толстокорые - полтора сантиметра железа, без взрывчатки не вскроешь… А во-вторых, даже если вскроешь, все равно тушенку эту есть невозможно солидолом отдает.
        Проломились кое-как через бурелом дикой гуаши, а там посреди полянки гномик на пеньке сидит и не убегает.
        - Привет, - говорит, - проверяющий!
        И голос знакомый - развязный, даже слегка нагловатый.
        - Погоди-ка, - говорит Пиньков. - А это не ты тогда у селекционера за фанеркой сидел?
        - Я, - говорит.
        А зубы у самого длинные, как у зайца, верхняя губа короткая - все время скалится.
        Понравился он Пинькову.
        - Ну и как там твой селекционер поживает?
        - А он уже не поживает, - цинично отвечает гномик. - Сожрали вчера.
        - Как?!
        - А так! Колдуну лимфа в голову ударила - приказал выдавать селекционерам по банке в день. Тут же и сожрали. Теперь там пупырчатый сидит… селекционирует.

«Эх…» - думает Пиньков.
        - Ну, а ты? - спрашивает.
        - А что я? - отвечает гномик. - Я как услышал, что банку в день будут выдавать, сразу же и сбежал. Что я, глупенький, что ли? Ясно же, чем дело пахнет!
        - Да уж… - соглашается со вздохом Пиньков. - Ну а зовут тебя как?
        Фомой, говорит. Он, кстати, из всех пиньковских гномиков самым толковым оказался. Только вот с дисциплиной у него неважно. Ну да это дело наживное, товарищ старший лейтенант: не можешь - научим, не хочешь заставим…
        Идут дальше. Трофейная тушенка кончилась, жрать нечего. А места кругом дикие: пупырчатые - как бронетранспортеры. Те, что помоложе, даже о колдуне ни разу не слышали, а уж о каком-то там проверяющем - тем более… Такая вот обстановка.
        Боем? Да что вы, товарищ старший лейтенант! С пятью салагами, да без оружия, да против такой банды?.. Как хотите, а со стороны Пинькова, это был бы чистейший воды авантюризм…
        Но чем-то же кормить рядовой состав надо! «Ладно, - думает Пиньков. Попробуем бить врага на его территории и его же оружием».
        Присмотрел тушеночное дерево, стал наблюдать. Разошлись пупырчатые на утреннее мародерство, а одного, как всегда, оставили сторожить. Начистил Пиньков сапоги, надраил бляху, подворотничок свежий подшил, а дальше на глазах у изумленных гномиков делает следующее: расстегивает крючок с верхней пуговицей, сдвигает голенища в гармонику, распускает ремень, пилотку - на левую бровь и направляется вразвалочку к дереву. Глаза надменные, скучающие.
        Пупырчатый смотрит.
        - Чего уставился, шнурок? - лениво и нахально осведомляется рядовой Пиньков. - Дембеля ни разу не видал?
        Растерялся пупырчатый, глазенки забегали. А рядовой Пиньков тем временем все так же лениво протягивает руку и берется за банку. Только было пупырчатый зарычать собрался…
        - А?! - резко поворачиваясь к нему, спрашивает Пиньков. - Голосок прорезался? Зубки, блин, на фиг, прорезались? Я те щас в зубках проборчик сделаю! С-салабон!..
        Пупырчатый от ужаса на спину перевернулся, хвост поджал и только лапами слегка подрыгивает. А брюхо такое розовое, нежное…
        Сорвал Пиньков одну банку, вторую, третью. Тянется за четвертой. Пупырчатый только поскуливает - рычать не смеет. Делает Пиньков паузу и смотрит ему в глаза.
        - Положено дедушке, - негромко, но со всей твердостью старослужащего говорит он.
        Срывает четвертую банку и некоторое время поигрывает ею над зажмурившимся пупырчатым.
        - Сынок, - цедит, - службы не знаешь. Ты давай ее узнавай. Тебе еще как медному котелку…
        И с четырьмя банками неспешно, вразвалочку удаляется в неизвестном направлении…

…А по-моему, яркий пример солдатской смекалки. И потом, товарищ старший лейтенант, сами подумайте: ну какой из Пинькова «дембель»? Пиньков по общепринятой терминологии «черпак». То есть до «дембеля» ему еще служить и служить! А этих четырех банок им, между прочим, на два дня хватило…
        Ночевали, конечно, где придется. На лужайке, к примеру, под скалой. Выставляли караул в количестве одного гномика, смену производили, все как положено. Утром гномик командует:
        - Подразделение… подъем!
        Открывает Пиньков глаза и видит на скале следующую надпись: «Нет Бога, кроме Бога, а рядовой Пиньков - Проверяющий Его».

«Этого еще не хватало!» - думает.
        - Смыть, - командует, - в шесть секунд исламскую пропаганду!
        Смыли.
        - В следующий раз, - предупреждает, - замечу, кто этим занимается…
        Сзади - шорох. Обернулся - а там два гномика стоят, потупившись. Гномики - незнакомые.
        - Мы, - говорят, - занимаемся…
        - Два наряда вне очереди! - сгоряча объявляет Пиньков.
        - Есть, два наряда вне очереди! - просияв, кричат гномики.
        Короче, пока дошли до ободранной пустоши, у Пинькова под началом было уже двенадцать гномиков…
        Да нет же, товарищ старший лейтенант! Какие намеки? Просто число двенадцать - очень удобное число в смысле походного строя. Ведь двенадцать гномиков, согласитесь, это уже толпа, и не заметить ее просто невозможно. Так пусть хотя бы строем идут! Можно в колонну по два построить, в колонну по три, а если ширина дороги позволяет, то и по четыре.
        Ну, рядовой Пиньков - вы ж его знаете! - строевик, все уставы назубок. Чуть утро - он им сначала теорию, потом - тренаж.
        - Повторяю еще раз! Ногу ставить твердо на всю ступню. Руками производить движения около тела. Пальцы рук полусогнуты… Рук, я сказал!..
        До того дошло, что при встрече одиночные пупырчатые дорогу им уступать начали. Видимо, принимали строй за единое живое существо. Собственно, так оно и есть, товарищ старший лейтенант…
        Опять же самоподготовкой занялись. Как вечером личное время собираются гномики вокруг костерка, и Голька, который все за Пиньковым записывал, начинает читать:
        - «Ибо сказал Проверяющий: даже если идешь один - все равно иди в ногу…»
        Услышал это Пиньков, поморщился. Во-первых, никогда он так не говорил, во-вторых, в Уставе об этом немного по-другому сказано… А потом подумал и решил: пусть их. В целом-то мысль правильная…
        А собственно, почему нет, товарищ старший лейтенант? Должен же человек во что-нибудь верить! Пусть не в Бога, но хотя бы в строевую подготовку…
        Ну вот…
        Добрались они, значит, до ободранной пустоши. Жуткое место, товарищ старший лейтенант. Голый камень кругом, как после ядерного удара. Дерн-то весь ободрали, когда колдун еще проверки боялся… Так точно, за пять лет должно было снова зарасти. Но вот не растет почему-то…
        Но пейзаж, конечно, угрюмый. Справа - скала, слева - скала, терновник и груды песка… Стихи? Какие стихи? Виноват, товарищ старший лейтенант, кто ж в стихах докладывает? Это вам показалось…
        И только это подошли они к скалам, за которыми даже и ободранная пустошь кончается, слышит Пиньков: что-то неладное у них в тылу делается…
        - Стой! - командует.
        Вслушались. А над зарослями низового овражья, товарищ старший лейтенант, тихий такой вой стоит. Тихий - потому что далекий. Но можно себе представить, что там, вверх по течению, творится… Возьмите нашу полковую сирену и помножьте на число пупырчатых!
        И что уж совсем неприятно: вой помаленьку приближается, становится все громче и громче…
        - Ну, - говорит рядовой Пиньков, - такого я здесь еще не слышал…
        - Я слышал… - дрожа отвечает один из гномиков. - Только давно очень - когда еще вылупился…
        - А что ж это такое? - недоумевает Пиньков.
        И оказывается, что страшная штука, товарищ старший лейтенант. Раз в несколько лет пупырчатые как бы сходят с ума и вместо того, чтобы грызться, как положено, друг с другом, набрасываются всем миром на гномиков. И скорее всего - с ведома того же колдуна… Так точно, на этот раз намек, товарищ старший лейтенант. Да хоть бы и на нас! Ну и на них тоже… «Охота за ведьмами» - слышали? Ну вот…
        - Бегом… марш! - командует Пиньков и бежит к скалам.
        - Товарищ проверяющий! - визжит сзади Голиаф. - Нельзя туда!
        Притормозил Пиньков - и вовремя. Скалы вдруг шевельнулись да как сдвинутся с грохотом! В Древней Греции, говорят, было подобное явление…

«Надо будет Гольке благодарность объявить перед строем…» машинально думает Пиньков и отступает на шаг. Скалы, видя такое дело, задрожали-задрожали да и разъехались по местам.
        А вой сзади все ближе, громче…
        Делает рядовой Пиньков шаг вперед, и скалы тут же - бабах! - перед самым его носом. Да как! Гранит брызжет, товарищ старший лейтенант…
        - А обойти их нельзя? - спрашивает Пиньков.
        - Это надо назад возвращаться… - нервно отвечает Фома.

«Попали…» - думает Пиньков.
        И в страшную эту минуту перед внутренним взором его возникает вдруг первый пункт первой главы Дисциплинарного устава:

«1. Воинская дисциплина есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил…»
        Отбегает Пиньков подальше и командует:
        - Отделение - ко мне! В две шеренги - становись! Нале-во! Строевым… шагом… марш!
        И ведет гномиков прямо в проход между скалами.
        - Резче шаг! Не чую запаха паленой резины! Ы-раз! Ы-раз! Ы-раз! Д(ы)ва! Т(ы)ри!
«Не плачь девчонку» - запе…вай!
        И грянули гномики «Не плачь девчонку».

…И вы не поверите, товарищ старший лейтенант, пока проходили скалы стояли как вкопанные! Но, правда, и шли тогда гномики! Ах как шли!.. Чувствовали, видать: чуть с ноги собьешься - расплющит за милую душу!..
        Да в общем-то все естественно, товарищ старший лейтенант. Самые замедленные процессы - какие? Геологические. Всякие там изменения в земной коре, скажем… Ну вот! В овраге давно бардак, а скалы все еще живут по Уставу.
        В общем, прошли.
        - Бегом… марш!
        Побежали. А сзади уже - рев, давка. Явно настигают пупырчатые. И вдруг - грохот! Скалы сдвинулись! Визг - до небес! Мимо пупырчатый, вереща, как ошпаренный пролетел. Вместо хвоста - веревочка, как у крысы, в скалах защемило, стало быть…
        Вот и я говорю, товарищ старший лейтенант: забвение Устава до добра не доводит…
        А наши - бегут. Пещера вдали маячит. Весь вопрос: кто первый успеет. Пупырчатые-то в обход рванули, вокруг скал. Вот уже выворачивают из-за бурелома: глаза - угольками, пасти - как у экскаваторов… Так бы и полоснул по ним длинной очередью - было б только из чего полоснуть!.. Почему отставить? Лучше короткими?.. Да хоть бы и короткими, товарищ старший лейтенант, - все равно ведь не из чего!..
        Все же опередили их наши. Пропустил Пиньков всех гномиков в пещеру, хотел было сам за ними нырнуть, а тут первый пупырчатый подлетает. А Пиньков его саперной лопаткой по морде - хрясь!.. Где взял? А в этой… в норе, когда автомат искали! Там, товарищ старший лейтенант, если пошарить, еще и не такое найдется…
        И потом - разве пупырчатого саперной лопаткой уделаешь? Лезвие только покорежил - пропеллером пошло…
        Залетает, короче, смотрит: длинная такая извилистая пещера. На стенах - надписи политического характера. Ну там типа: «Колдуну все до фени» или «Проверяющий вернется…»
        А у входа пупырчатые беснуются. Пролезть не могут - узко, а раскопать тоже не получается - камень.
        - Другого выхода нет? - спрашивает Пиньков гномиков.
        - Нет, - говорят.

«Так, - думает Пиньков, - тогда вся надежда на автомат…»
        - Ну и где она тут, эта ваша реликвия?
        Разбежались гномики по пещере - ищут.
        - Здесь! - радостно кричит Голька. - Здесь!
        Пиньков - туда. Поворачивает за угол, а там - тупичок. Свечи теплятся… Кто зажег? Да Голька, наверное, и зажег - кому ж еще, товарищ старший лейтенант! Шустрый…
        А в самом тупичке, в нише, стоит деревянное изображение гномика в натуральную величину. Вот тебе и вся реликвия…
        У Пинькова аж руки опустились.

«Эх…» - думает.
        Мысль, конечно, неуставная, но и ситуация, согласитесь, безвыходная. Смотрит Пиньков на статую и понимает, что изображает она не совсем гномика. Сапоги, френч, пилотка, ремень с бляхой… Так точно, товарищ старший лейтенант, это они рядового Пинькова из дерева выточили.
        Ну уж этого он никак не мог перенести - взорвался.
        - Раздолбаи! - кричит. - Только и можете что хреновины всякие вырезать! Проку от вас…
        Хватает он статую и со всего маху - об пол! Гномики ахнули, в стенки вжались от ужаса… Реликвия - в щепки! И вдруг что-то металлическое о камень - бряк!
        Ну, тишина, конечно, полнейшая. Слышно только, как пупырчатые у входа воют и землю скребут.
        Нагнулся Пиньков, поднял то, что из статуи выпало, и говорит:
        - Эх вы, шнурки!.. Ни черта-то вы, шнурки, не знаете, как положено с реликвиями обращаться…
        И, звучно передернув затвор, рядовой Пиньков твердым шагом направился к выходу из пещеры.
        Вот и вся история, товарищ старший лейтенант… Разрешите доложить, в овраге теперь
        - полный порядок. Пупырчатые - и те строем ходят, а уж про гномиков и говорить не приходится. Такая пошла в овраге замечательная жизнь, товарищ старший лейтенант, что никто без приказа и дыхнуть не смеет… Кто командует? Да колдун же и командует
        - кому ж еще? Не глупенький ведь - в шесть секунд все понял: нет Бога, кроме Бога, а рядовой Пиньков - Проверяющий его… Так что докладывать командиру части об этих ста двадцати автоматных патронах, по-моему, не стоит… Так я ж к тому и веду, товарищ старший лейтенант: списать их - и все дела! Тем более, что потрачены они на восстановление социальной справедливости…
        Не будите генетическую память!
        В этом сеансе было сомнительным все: от публики до самого экстрасенса. Достаточно сказать, что дело происходило в красном уголке ЖЭУ.
        На сцене, скорее напоминавшей широкую никуда не ведущую ступеньку, стояли друг против друга два сильно потертых кресла. В одном из них сидел загипнотизированный доброволец, с остекленевшими глазами, в другом, закинув ногу на ногу и покачивая рваной кроссовкой, развалился не внушающий доверия экстрасенс с лицом, которое можно было бы назвать уголовным, не будь оно столь тупым.
        На стене висела маркая, скверно отпечатанная афишка «Вечер психологических опытов».
        - Изучать историю по документам, - коряво излагал экстрасенс, - все равно что психологию по трупу. В то время как у нас, можно сказать, под носом имеется живой источник исторических сведений, который ученые-негативисты отрицают, потому что называют шарлатанством, а объяснить не могут. Я говорю о генетической памяти. Вот, например, загипнотизировал я одного товарища и спрашиваю: что ты делал сорок лет назад? А ему всего тридцать два… Так он вдруг возьми и заговори со мной по-немецки. А сам - из немцев-колонистов, хотя языка уже не знает… Значит, что? Значит, генетическая память… То есть говорил со мной не он, а кто-то из его предков. Или вот сегодняшний случай… - Экстрасенс небрежно указал на загипнотизированного добровольца. - Товарищ сам сказал перед сеансом - и вы это слышали, - что родился он восьмого апреля тысяча девятьсот сорок восьмого года. Вот мы сейчас и попытаемся выяснить, что происходило за десять лет до его рождения…
        Экстрасенс поднялся и подошел к своему подопытному.
        - Вы меня слышите?
        - Слышу, - безразлично отозвался тот.
        - Продемонстрируйте нам, что вы делали восьмого апреля тысяча девятьсот тридцать восьмого года.
        Что-то шевельнулось в остекленевших глазах, и подопытный встал. Неспешно, вразвалку он подошел к экстрасенсу и закатил ему зубодробительную оплеуху, от которой тот полетел прямиком в кресло.
        - Что, сукин сын, вражина, троцкист?.. - лениво, сквозь зубы проговорил подопытный, направляясь к обезумевшему от страха экстрасенсу. Понял теперь, куда ты попал?
        Далее произошло нечто и вовсе неожиданное. Лицо экстрасенса стало вдруг отрешенным, а в глазах появился бессмысленный стеклянный блеск. Судя по всему, он сам с перепугу впал в некое гипнотическое состояние.
        - Понял, - без выражения, как и подобает загипнотизированному, ответил он.
        - Тогда колись, сука, - все так же лениво продолжал подопытный. - Что ты делал, гад, до семнадцатого года?
        Экстрасенс встал. Бесшумным шагом танцора он скользнул к подопытному и нанес ему сокрушительный удар в челюсть. Подопытный взмахнул руками и упал в кресло. Глаза его вновь остекленели.
        - Большевичок? - аристократически прищурясь, осведомился экстрасенс. - Что же вы, милостивый государь? Подбивать народ против законной власти? Ай, нехорошо… Когда бы вы, сударь, знали, что вас теперь ждет… Или вы уже догадываетесь? Что-с?
        - Догадываюсь, - безучастно произнес подопытный.
        - Ну-с, а коли так, - со змеиной улыбкой на устах продолжал экстрасенс, - извольте отвечать, юноша, что вы поделывали в декабре пятого года…
        Подопытный встал с кресла и, глядя исподлобья, огрел в свою очередь экстрасенса кулаком по скуле.
        Тут нервы публики не выдержали, и явно неподготовленная к зрелищу аудитория, подвывая от ужаса, кинулась в дверь.
        Когда спустя полчаса в помещение ворвался усиленный наряд милиции, подопытного можно было отличить от экстрасенса лишь по костюму. Лица обоих были побиты до полном неузнаваемости. На глазах у ворвавшихся экстрасенс брязнул по зубам подопытного (тот, естественно, упал в кресло) и, сотрясаясь от злобы, прошипел:
        - Вор! Еретик! Собака косая!.. И дерзнул изрешти хулу на святую троицу? Кайся, страдниче бешеной, что творил еси со товарищи в то лето, егда мор велик бысть?..
        Размахнувшийся подопытный был остановлен приемом самбо.
        Авторское отступление
        Никогда эта забегаловка чистотой не блистала. На аренду их перевели, что ли? Стекла - сияют, столики - в бликах, из граненых стаканчиков торчат алые мордашки тюльпанов.
        И при всем при том ни одного посетителя.
        Светлана невольно задержалась на пороге, ожидая неминуемого окрика: «Ну куда, куда?! Вот народ! Видят же, что банкет, и все равно лезут!» Но Игорь твердой рукой подхватил ее под локоток, и пришлось войти.
        Господи! Мало ей предстоящего разговора!.. Сейчас он сцепится с персоналом и начнет доказывать с пеной у рта, что в таких случаях вешают плакатик. С надписью:
«Банкет». Или даже: «Извините, банкет». И будет, конечно, прав…
        Однако никто никого не окликнул, и супруги беспрепятственно прошли к одному из столиков. Усадив Светлану, Игорь сел напротив. Переговоры на высшем уровне… Строгий серый костюм-тройка, бледное злое лицо, бескровные губы упрямо сжаты… И брюки на коленях поддернуть не забыл.
        - Ну? - с вызовом сказала Светлана.
        Игорь молчал. Видимо, раскладывал предстоящий разговор на пункты и подпункты. Из глубины помещения к столику приближалась официантка в кружевном нейлоновом передничке. Официантка - в забегаловке? Что-то новое…
        - Два фруктовых коктейля, если можно, - процедил Игорь, не повернув головы.

«Сейчас она нас обложит», - подумала Светлана.
        К ее удивлению официантка - плечистая баба с изваянным склоками лицом - ответила улыбкой. Проще говоря, обнажила зубы, как бы собираясь укусить, но не укусила - пошла выполнять заказ.
        Да что это с ними сегодня?
        - Ты знаешь, - тусклым ровным голосом заговорил наконец Игорь, - что разводиться нам сейчас нельзя никак. Времена - временами, а с аморалкой по-прежнему строго…
        Нахмурился и умолк, недовольный началом. Светлана нервно потянулась к сумочке с сигаретами, но тут же вспомнила, что здесь не курят.
        - На развод я, по-моему, еще не подавала.
        На скулах Игоря обозначились желваки. Он заметно исхудал за последние два месяца. В лице его определенно появилось что-то от насекомого. И эта новая привычка вытягивать шею, когда злится…
        - Да, - отрывисто сказал он. - Не подавала. Тем не менее все уже знают, что живешь ты у подруги. У этой у своей… У Лидочки…
        - Та-ак… - Прищурившись, Светлана откинулась на спинку стула. - Понимаю… То есть ради твоей блестящей карьеры я должна вернуться домой и изображать семейное счастье?..
        Она запнулась, потому что в этот миг что-то произошло. Вернее, не то чтобы произошло… Как-то все вдруг прояснилось перед глазами: сахарно сверкнула мини-скатерка в центре столика, веселее заиграли грани стаканчика, вздрогнул налившийся алым тяжелый хрупкий тюльпан.
        Не понимая, в чем дело, Светлана растерянно обвела взглядом посветлевшее помещение. В дверях стоял посетитель - небрежно одетый мужчина лет сорока.
        Склонив проплешину, он внимательно смотрел на супругов. Мятые матерчатые брюки, расстегнутый ворот рубашки. И в домашних шлепанцах, что поразительно…
        - Да, - упрямо повторил Игорь. - Должна. В конце концов существуют определенные обязанности…
        Фраза осталась незаконченной - отвлекло шарканье шлепанцев по линолеуму. Странно одетый посетитель направлялся к ним. Не извинившись, не поздоровавшись, он отставил стул, сел за столик третьим и бесцеремонно принялся разглядывать Светлану.
        Игорь резко выпрямился.
        - В чем дело? - севшим от бешенства голосом осведомился он. - Кругом масса свободных столиков! Вы же видите: мы разговариваем…
        Подсевший обернулся и посмотрел на него с невыразимой скукой.
        - Надоел ты мне - мочи нет, - произнес он сквозь зубы. И, посопев, добавил ворчливо: - Пошел вон…
        Игорь вскочил. Светлана быстро опустила голову и прикрыла глаза ладонью. «Господи, скандал, - обреченно подумала она. - Сейчас ведь милицию начнет звать, придурок…» Она отняла ладонь и увидела нечто невероятное: Игорь шел к дверям. Шел как-то странно - то и дело пожимая плечами, возмущенный и ничегошеньки не понимающий. На пороге оглянулся ошарашенно, еще раз пожал плечами - и вышел.
        Широко раскрыв глаза, Светлана повернулась к незнакомцу и встретила исполненный понимания взгляд.
        - Представляю, как он надоел вАм, Светлана…
        - А-а, - разочарованно протянула она, и губы ее презрительно дрогнули. - Вы - его начальник?
        - Начальник? - Мужчина нахмурился и озадаченно поскреб проплешину. - Ну, в каком-то смысле…
        - Да в любом - спасибо, - с чувством сказала она. - Вы даже не представляете, от какою кошмарного разговора вы меня избавили. И все-таки: кто вы такой?
        Мужчина неловко усмехнулся и принялся стряхивать со светлых матерчатых брюк следы табачного пепла.
        - Автор, - сказал он, скроив почему-то страдальческую физиономию.
        На стол беззвучно опустились два высоких стакана с коктейлем.
        - Спасибо, Маша, - сказал мужчина, и официантка - все с той же застывшей улыбкой вампира - странно пришаркивая, отступила на три шага и лишь после этого сочла возможным повернуться к посетителям спиной.
        - Простите, а… автор чего? - Светлана не выдержала и засмеялась. Что-то забавное и непонятное творилось сегодня в отмытой до глянца забегаловке.
        - Вообще… - уныло шевельнув бровями, отозвался мужчина. Брови у него были развесистые и неухоженные. - Всей этой вашей истории… Замужества вашего, развода…
        - Простите… как?
        Мужчина вздохнул.
        - Я понимаю, - мягко и проникновенно проговорил он. - Для вас это звучит дико, пожалуй, даже оскорбительно… И тем не менее вся ваша жизнь - это неоконченная повесть. Моя повесть… Не сердитесь, Светлана, но вы - персонаж и придуманы мною…
        Тут он замолчал и в недоумении уставился на собеседницу. Трудно сказать, какой именно реакции он ожидал, но Светлана слушала его с тихим восторгом. Потом поманила пальцем.
        - А вы докажите, - радостно шепнула она в большое волосатое ухо.
        - Что?
        - Докажите, что вы - автор…
        Мужчина негодующе выпрямился.
        - Черт знает что такое! - сообщил он куда-то в пространство. - Ну вот почему вы сейчас не расхохотались? Вы должны были звонко расхохотаться! Причем запрокинув голову…
        - Я ее в другой раз запрокину, - шепотом пообещала Светлана. - А вы тоже зубы не заговаривайте. Вы докажите.
        - Как?
        - Устройте потоп, - не задумываясь предложила она. - Вам же это просто. Вы же автор. «Вдруг начался потоп…»
        - Никакого потопа не будет! - сердито сказал мужчина. - Потоп ей!..
        - То есть как это не будет? - оскорбилась Светлана. - А как же Воннегут взял своего героя и…
        - Воннегут - фантаст.
        - А-а… - Светлана сочувственно покивала. - А вы, значит, реалист? Ну понятно. А я думаю: что это у меня жизнь такая серенькая… - Она со вздохом оглядела забегаловку и вдруг оживилась. - Ка-кая прелесть! Так это вы из-за меня тут приборку устроили?
        Мужчина не ответил. Некоторое время он сидел отдуваясь, потом с силой вытер ладонью внезапно вспотевший лоб.
        - М-да… - сказал он наконец. - Трудно с вами, Светлана. Очень трудно… То есть никогда не знаешь, что вы отколете в следующий момент…
        - Да я и сама не знаю, - утешила она.
        - Вот видите… - с упреком сказал мужчина. - А у меня весь сюжет по швам затрещал, когда вы ушли жить к Лидочке.
        - Как Татьяна у Пушкина, - преданно глядя на собеседника, подсказала Светлана. - Взяла и выскочила замуж, да?
        - Слушайте, да что это вы меня все время в краску вгоняете? - возмутился незнакомец. - Сначала - Воннегут, теперь вот - Пушкин!..
        Он насупился и принялся хлопать себя по карманам.
        - Ну вот… - раздосадованно сообщил он. - Конечно, забыл курево на машинке!.. Угостите сигаретой, Светлана. У вас там в сумочке болгарские…
        Светлана оторопела, но лишь на секунду.
        - А вы видели, как я их покупала, - с вызовом объявила она. - Видели-видели, не отпирайтесь! Я вас тоже, кстати, тогда заметила! Еще подумала: что это за придурок на той стороне в шлепанцах… Ой! - Она запоздало шлепнула себя по губам. - Не обижайтесь… Ну, соврала, ну, не видела я вас… Правда, не обижайтесь, возьмите сигарету… Только спичек у меня нет. И здесь не курят.
        - М-да… - мрачно повторил мужчина и оглянулся. - Валя! - позвал он.
        - Маша, - поправила его Светлана.
        - Что?
        - В прошлый раз вы назвали ее Машей, - тихо пояснила Светлана.
        - Серьезно? - Мужчина подумал. - А, ладно! Потом вычитаю и выправлю… Маша, огоньку бы нам…
        Официантка беспрекословно принесла пепельницу со встроенной в нее зажигалкой.
        - Сколько вы им заплатили? - с любопытством спросила Светлана, когда официантка ушла. - Слушайте!.. - ахнула она. - А как же вы с Игорем-то, а? Только не вздумайте рассказывать, что он тоже взял на лапу! Он хоть и крохобор, а принципиальный!..
        - Давайте помолчим, Светлана, - попросил мужчина. - Закурим и помолчим… Такой хороший был задуман диалог - и что вы с ним сделали?
        Они закурили и помолчали. Светлана изнывала, влюбленно глядя на незнакомца, и все ждала продолжения. А тот хмурился - видно, приводил мысли в порядок. Сигарета его заметно укорачивалась с каждой затяжкой.
        - И как это меня угораздило вас такую выдумать! - раздраженно сказал он. Затем передохнул и продолжал более спокойно: - Видите ли, Светлана, по замыслу это должна была быть… А, черт! Словом, повесть о трудностях и проблемах молодой семьи, из которых семья, естественно, выходит окрепшей… ну, и так далее. Причем вам, учтите, отводилась роль отрицательной героини…
        - Да я думаю! - с достоинством сказала она. - Я ж не мымра какая-нибудь!
        Мужчина крякнул и погасил сигарету.
        - Вот… - стараясь не выходить из себя, продолжал он. - Я даже выдам вам один секрет: у вас был прототип, Светлана. Моя бывшая жена… Да нет, вы не улыбайтесь, вы не улыбайтесь, вы слушайте!.. Может быть, я поступил наивно, не знаю… Словом, я собрал воедино все качества моей бывшей супруги, из-за которых я с ней развелся, и слепил из этих качеств вас. Что же касается Игоря… Ну, здесь прямо противоположный случай! Я наделил его теми чертами, которыми хотел бы обладать сам: деловит, подтянут, принципиален…
        - А я в конце перековываюсь? - жадно спросила Светлана.
        - Да, - как-то не очень уверенно ответил мужчина. - Во всяком случае вы должны были понять, что ведете себя неправильно… Черта лысого вы поняли! - взорвался он вдруг. - Вы оказались чуть ли не единственным живым человеком во всей повести! Причем настолько живым, что я уже и не знаю, как с вами быть…
        - А как с Анной Карениной, - подсказала Светлана. - Раз - и под поезд… Ой, простите, опять я… Больше не буду! Честное слово, не буду!..
        Но, к счастью, мужчина ее просто не услышал. Уныло вздымая неухоженную бровь, он поигрывал соломинкой в нетронутом фруктовом коктейле.
        - Вот такая получается чепуха… - мрачно подытожил он. - Хотел выявить негативное явление, а в итоге… Смешно сказать, но я вас где-то даже полюбил…

«Ага, - удовлетворенно отметила про себя Светлана, - давно бы так. Только не в моем ты вкусе, дядя. И вообще ни в чьем…»
        - Но вы не поверите, Светлана, - с неожиданной силой в голосе и с ужасом в глазах проговорил вдруг незнакомец, - как мне осточертел этот Игорь! Этот ваш супруг! Вчера я поймал себя на том, что уже нарочно его уродую. Вы вспомните, ведь вначале он был даже красив, черт возьми! А теперь?
        - Д-да, действительно, - ошеломленно поддакнула Светлана, впервые ощутив некий холодок под сердцем. - На богомола стал похож, шею тянет…
        - Вот видите, - удрученно кивнул автор. - Значит, и вы заметили…

«Эй, Светка!» - испуганно одернула она себя и оглянулась по сторонам, словно ища поддержки. Забегаловка была как забегаловка, разве что вот непривычно чистая…
        - А это ничего не доказывает, Светлана, - заметил незнакомец, внимательно за ней наблюдая. - Литературный персонаж воспринимает литературу как действительность…
        Светлана порозовела и закусила губу. Купилась! Один-единственный раз - и все-таки купилась!
        - А вы?
        - Я в данном случае тоже персонаж…
        - Докатились! - мстительно сказала Светлана. - А еще реалист! Себя-то зачем было в действие вводить?
        - А! - Мужчина с отвращением отодвинул стакан. - Запутался - вот и ввел. Думал: поговорю - может, и прояснится хоть что-нибудь… Потом прием, знаете, оригинальный…
        - И как? Прояснилось?
        У незнакомца был несчастный вид.
        - Пойду я, Светлана… - со вздохом сказал он. - Вам ничего не нужно?
        - А ну вас! - отмахнулась она. - Я вот потоп просила - вы не сделали.
        - Нет, кроме потопа.
        - О! - выпалила Светлана. - Сделайте так, чтобы этот зануда ко мне не приставал. Хотя бы полмесяца…
        - Полмесяца?.. - Мужчина в сомнении взялся за волосатое ухо, а губы выпятил хоботком. - Многовато, знаете… Полмесяца - это ведь пятнадцать суток… - Тут он запнулся и вытаращил глаза. - Мать честная! А усажу-ка я его, в самом деле, на пятнадцать суток!
        - Игоря?!
        - Игоря! Игоря! - возбужденно подтвердил мужчина. - Светлана, вы - гений! Он решит, что я ваш любовник, напьется, высадит витрину…
        - Да он вообще не пьет!
        - Вот именно! - ликующе рявкнул незнакомец. - Ах черт, ах черт! - забормотал он. - Какой вы мне ход подсказали!.. А вдруг он от этого станет хоть немного симпатичнее? Первый человеческий поступок!.. Простите, Светлана, но я пойду… Это надо садиться и писать… - Он поднялся и, выхватив из граненого стаканчика тюльпан, протянул ей. - Вот, возьмите. Это вам.
        - Спасибо… - сказала Светлана. У нее вдруг перехватило горло. - Нет, вы не поняли… Не за тюльпан спасибо. Вы простите, что я вас так… В общем, я все понимаю. Ведь это же надо было придумать! Автор, повесть… Спасибо.
        Мужчина смотрел на нее, смешно задрав неухоженные брови.
        - Светлана… - растроганно сказал он. - Честное слово… Я сделаю все, чтобы вы были счастливы…
        Сказал - и зашлепал к выходу. На пороге обернулся и предостерегающе поднял толстый волосатый палец:
        - Не вздумайте ни за что расплачиваться!
        В забегаловке потемнело, и Светлана заметила наконец, что возле ее столика стоит и улыбается из последних сил плечистая официантка. Надо уходить, растерянно подумала Светлана и встала. Официантка проводила ее по пятам до самых дверей, явно пряча что-то за спиной.
        Невольно ускорив шаги, Светлана вылетела на улицу и оглянулась. Официантка - уже без улыбки - вешала на дверь плакатик с надписью: «Извините, банкет». Лицо у нее было недовольное и ошарашенное - точь-в-точь как у Игоря, когда ему велели выйти вон.
        Ничегошеньки не понимая, с тюльпаном в руке, Светлана дошла до перекрестка и остановилась, пытаясь сообразить, что же это все-таки такое было… Подкупить персонал забегаловки, каким-то образом обломать Игоря, придумать совершенно небывалый способ знакомства, почти добиться успеха… и при этом никуда не пригласить и не напроситься в гости?! И главное, в шлепанцах… Кстати, насчет Игоря он был прав… Если бы Игорь хоть раз что-нибудь из-за нее натворил - честное слово, она бы…
        - Светка!
        Это ее догоняла Лидочка. С ней было тоже явно не все в порядке. Широкое лицо подруги, казалось, стало еще шире. Глаза чуть не выскакивают от восторга, рот - до ушей.
        - Светка! Ты представляешь?!
        И Светлана ощутила уже знакомый холодок под сердцем.
        - Игорь? - шепотом спросила она.
        - Да! - радостно закричала Лидочка.
        - Попал в милицию?
        - Да!!!
        - Неужели витрину?..
        - Вдребезги! - ликующе завопила Лидочка на весь перекресток, потом замолчала и разочарованно уставилась на Светлану. - Что, уже слышала, да? Уже сказали?..
        Пятеро в лодке, не считая седьмых
        Часть первая. Туманно утро красное, туманно

1
        - Ты что? - свистящим шепотом спросил замдиректора по быту Чертослепов, и глаза у него стали, как дыры. - Хочешь, чтобы мы из-за тебя соцсоревнование прогадили?
        Мячиком подскочив в кресле, он вылетел из-за стола и остановился перед ответственным за культмассовую работу Афанасием Филимошиным. Тот попытался съежиться, но это ему, как всегда, не удалось - велик был Афанасий. Плечищи - былинные, голова - с пивной котел. По такой голове не промахнешься.
        - Что? С воображением плохо? - продолжал допытываться стремительный Чертослепов. - Фантазия кончилась?
        Афанасий вздохнул и потупился. С воображением у него действительно было плохо. А фантазии, как следовало из лежащего на столе списка, хватило лишь на пять мероприятий.
        - Пиши! - скомандовал замдиректора и пробежался по кабинету.
        Афанасий с завистью смотрел на его лысеющую голову. В этой голове несомненно кипел бурун мероприятий с красивыми интригующими названиями.
        - Гребная регата, - остановившись, выговорил Чертослепов поистине безупречное звукосочетание. - Пиши! Шестнадцатое число. Гребная регата… Ну что ты пишешь, Афоня? Не грибная, а гребная. Гребля, а не грибы. Понимаешь, гребля!.. Охвачено… - Замдиректора прикинул. - Охвачено пять сотрудников. А именно… - Он вернулся в кресло и продолжал диктовать оттуда: - Пиши экипаж…

«Экипаж…» - старательно выводил Афанасий, наморщив большой бесполезный лоб.
        - Пиши себя. Меня пиши…
        Афанасий, приотворив рот от удивления, уставился на начальника.
        - Пиши-пиши… Врио завРИО Намазов, зам по снабжению Шерхебель и… Кто же пятый? Четверо гребут, пятый на руле… Ах да! Электрик! Жена говорила, чтобы обязательно была гитара… Тебе что-нибудь неясно, Афоня?
        - Так ведь… - ошарашенно проговорил Афанасий. - Какой же из Шерхебеля гребец?
        Замдиректора Чертослепов оперся локтями на стол и положил хитрый остренький подбородок на сплетенные пальцы.
        - Афоня, - с нежностью промолвил он, глядя на ответственного за культмассовую работу. - Ну что же тебе все разжевывать надо, Афоня?.. Не будет Шерхебель грести. И никто не будет. Просто шестнадцатого у моей жены день рождения, дошло? И Намазова с Шерхебелем я уже пригласил… Ну снабженец он, Афоня! - с болью в голосе проговорил вдруг замдиректора. Ну куда ж без него, сам подумай!..
        - А грести? - тупо спросил Афанасий.
        - А грести мы будем официально.

…С отчаянным выражением лица покидал Афанасий кабинет замдиректора. Жизнь была сложна. Очень сложна. Не для Афанасия.

2
        Ох, это слово «официально»! Стоит его произнести - и начинается какая-то мистика… Короче, в тот самый миг, когда приказ об освобождении от работы шестнадцатого числа пятерых работников НИИ приобрел статус официального документа, в кабинете Чертослепова открылась дверь, и в помещение ступил крупный мужчина с озабоченным, хотя и безукоризненно выбритым лицом. Затем из плаща цвета беж выпорхнула бабочка удостоверения и, раскинув крылышки, замерла на секунду перед озадаченным Чертослеповым.
        - Капитан Седьмых, - сдержанно представился вошедший.
        - Прошу вас, садитесь, - запоздало воссиял радушной улыбкой замдиректора.
        Капитан сел и, помолчав, раскрыл блокнот.
        - А где вы собираетесь достать плавсредство? - задумчиво поинтересовался он.
        Иностранный агент после такого вопроса раскололся бы немедленно. Замдиректора лишь понимающе наклонил лысеющую голову.
        - Этот вопрос мы как раз решаем, - заверил он со всей серьезностью. Скорее всего мы арендуем шлюпку у одного из спортивных обществ. Конкретно этим займется член экипажа Шерхебель - он наш снабженец…
        Капитан кивнул и записал в блокноте: «Шерхебель - спортивное общество - шлюпка».
        - Давно тренируетесь?
        Замдиректора стыдливо потупился.
        - Базы нет, - застенчиво признался он. - Урывками, знаете, от случая к случаю, на голом энтузиазме…
        Капитан помрачнел. «Энтузиазм! - записал он. - Базы - нет?»
        - И маршрут уже разработан?
        Чертослепов нашелся и здесь.
        - В общих чертах, - сказал он. - Мы думаем пройти на веслах от Центральной набережной до пристани Баклужино.
        - То есть вниз по течению? - уточнил капитан.
        - Да, конечно… Вверх было бы несколько затруднительно. Согласитесь, гребцы мы начинающие…
        - А кто командор?
        Не моргнув глазам, Чертослепов объявил командором себя. И ведь не лгал, ибо ситуация была такова, что любая ложь автоматически становилась правдой в момент произнесения.
        - Что вы можете сказать о гребце Намазове?
        - Надежный гребец, - осторожно отозвался Чертослепов.
        - У него в самом деле нет родственников в Иране?
        Замдиректора похолодел.
        - Я… - промямлил он, - могу справиться в отделе кадров…
        - Не надо, - сказал капитан. - Я только что оттуда. - Он спрятал блокнот и поднялся. - Ну что ж. Счастливого вам плавания.
        И замдиректора понял наконец, в какую неприятную историю он угодил.
        - Товарищ капитан, - пролепетал он, устремляясь за уходящим гостем. А нельзя узнать, почему… мм… вас так заинтересовало…
        Капитан Седьмых обернулся.
        - Потому что Волга, - негромко произнес, - впадает в Каспийское море.
        Дверь за ним закрылась. Замдиректора добрел до стола и хватил воды прямо из графина. И замдиректора можно было понять. Ему предстояло созвать дорогих гостей и объявить для начала, что шестнадцатого числа придется вам, товарищи, в некотором смысле грести. И даже не в некотором, а в прямом.

3
        Электрик Альбастров (первая гитара НИИ) с большим интересом следил за развитием скандала.
        - Почему грести? - брызжа слюной, кричал Шерхебель. - Что значит грести? Я не могу грести - у меня повышенная кислотность!
        Врио завРИО Намазов - чернобровый полнеющий красавец - пребывал в остолбенении. Время от времени его правая рука вздергивалась на уровень бывшей талии и совершала там судорожное хватательное движение.
        - Я достану лодку! - кричал Шерхебель. - Я пароход с колесами достану! И что? И я же и должен грести?
        - Кто составлял список? - горлом проклокотал Намазов. Под ответственным за культмассовую работу Филимошиным предательски хрустнули клееные сочленения стула, и все медленно повернулись к Афанасию.
        - Товарищи! - поспешно проговорил замдиректора и встал, опершись костяшками пальцев на край стола. - Я прошу вас отнестись к делу достаточно серьезно. Сверху поступила указка: усилить пропаганду гребного спорта. И это не прихоть ни чья, не каприз - это начало долгосрочной кампании под общим девизом «Выгребаем к здоровью». И там… - Чертослепов вознес глаза к потолку, - настаивают, чтобы экипаж на три пятых состоял из головки НИИ. С этой целью нам было предложено представить список трех наиболее перспективных руководителей. Каковой список мы и представили.
        Он замолчал и строго оглядел присутствующих. Электрик Альбастров цинично улыбался. Шерхебель с Намазовым были приятно ошеломлены. Что касается Афанасия Филимошина, то он завороженно кивал, с восторгом глядя на Чертослепова. Вот теперь он понимал все.
        - А раньше ты об этом сказать не мог? - укоризненно молвил Намазов.
        - Не мог, - стремительно садясь, ответил Чертослепов и опять не солгал. Как, интересно, он мог бы сказать об этом раньше, если минуту назад он и сам этого не знал.
        - А что? - повеселев, проговорил Шерхебель. - Отчалим утречком, выгребем за косу, запустим мотор…
        Замдиректора пришел в ужас.
        - Мотор? Какой мотор?
        Шерхебель удивился.
        - Могу достать японский, - сообщил он. - Такой, знаете, водомет: с одной стороны дыра, с другой - отверстие. Никто даже и не подумает…
        - Никаких моторов, - процедил замдиректора, глядя снабженцу в глаза. Если уж гребное устройство вызвало у капитана Седьмых определенные сомнения, то что говорить об устройстве с мотором!
        - Но отрапортовать в письменном виде! - вскричал Намазов. - И немедля, сейчас!..
        Тут же и отрапортовали. В том смысле, что, мол, и впредь готовы служить пропаганде гребного спорта. Чертослепов не возражал. Бумага представлялась ему совершенно безвредной. В крайнем случае, в верхах недоуменно пожмут плечами.
        Поэтому, когда машинистка принесла ему перепечатанный рапорт, он дал ему ход, не читая. А зря. То ли загляделась на кого-то машинистка, то ли заговорилась, но только, печатая время прибытия гребного устройства к пристани Баклужино, она отбила совершенно нелепую цифру - 1237. Тот самый год, когда победоносные тумены Батыя форсировали великую реку Итиль.
        И в этом-то страшном виде, снабженная подписью директора, печатью и порядковым номером, бумага пошла в верха.

4
        Впоследствии электрик Альбастров будет клясться и целовать крест на том, что видел капитана Седьмых в толпе машущих платочками, но никто ему, конечно, не поверит.
        Истово, хотя и вразброд шлепали весла. В осенней волжской воде шуршали и брякали льдышки, именуемые шугой.
        - Раз-два, взяли!.. - вполголоса, интимно приговаривал Шерхебель. Выгребем за косу, а там нас возьмут на буксир из рыбнадзора, я уже с ними договорился…
        Командор Чертослепов уронил мотнувшиеся в уключинах весла и схватился за сердце.
        - Вы с ума сошли! - зашипел на него Намазов. - Гребите, на нас смотрят!..
        С превеликим трудом они перегребли стрежень и, заслоненные от города песчаной косой, в изнеможении бросили весла.
        - Черт с тобой… - слабым голосом проговорил одумавшийся к тому времени Чертослепов. - Где он, этот твой буксир?
        - Йех! - изумленно пробасил Афанасий, единственный не задохнувшийся член экипажа.
        - Впереди-то что делается!
        Все оглянулись. Навстречу лодке и навстречу течению по левому рукаву великой реки вздымался, громоздился и наплывал знаменитый волжский туман. Берега подернуло мутью, впереди клубилось сплошное молоко.
        - Кранты вашему буксиру! - бестактный, как и все электрики, подытожил Альбастров.
        - В такую погоду не то что рыбнадзор - браконьера на стрежень не выгонишь!
        - Так а я могу грести! - обрадованно предложил Афанасий.
        Он в самом деле взялся за весла и десятком богатырских гребков окончательно загнал лодку в туман.
        - Афоня, прекрати! - закричал Чертослепов. - Не дай бог перевернемся!
        Вдоль бортов шуршала шуга, вокруг беззвучно вздувались и опадали белые полупрозрачные холмы. Слева туман напоминал кисею, справа простыню.
        - Как бы нам Баклужино не просмотреть… - озабоченно пробормотал Шерхебель. - Унесет в Каспий…
        Командор Чертослепов издал странный звук - словно его ударили под дых. В многослойной марле тумана ему померещилось нежное бежевое пятно, и воображение командора мгновенно дорисовало страшную картину: по воде, аки посуху, пристально поглядывая на гребное устройство, шествует с блокнотом наготове капитан Седьмых… Но такого, конечно, быть никак не могло, и дальнейшие события покажут это со всей очевидностью.
        - Хватит рассиживаться, товарищи! - нервно приказал Чертослепов. Выгребаем к берегу!
        - К какому берегу? Где вы видите берег?
        - А вот выгребем - тогда и увидим!
        Кисея слева становилась все прозрачнее, и вскоре там проглянула полоска земли.
        - Странно, - всматриваясь, сказал Намазов. - Конная милиция. Откуда? Вроде бы не сезон…
        - Кого-то ловят, наверное, - предположил Шерхебель.
        - Да прекратите вы ваши шуточки! - взвизгнул Чертослепов - и осекся. Кисея взметнулась, явив с исключительной резкостью берег и остановившихся при виде лодки всадников. Кривые сабли, кожаные панцири, хворостяные щиты… Темные, косо подпертые крепкими скулами глаза с интересом смотрели на приближающееся гребное устройство.

5
        Туман над великой рекой Итиль истаял. Не знающий поражений полководец, несколько скособочась (последствия давнего ранения в позвоночник), сидел в высоком седле и одним глазом следил за ходом переправы. Другого у него не было - вытек лет двадцать назад от сабельного удара. Правая рука полководца с перерубленным еще в юности сухожилием была скрючена и не разгибалась.
        Прибежал толмач и доложил, что захватили какую-то странную ладью с какими-то странными гребцами. Привести? Не знающий поражений полководец утвердительно наклонил неоднократно пробитую в боях голову.
        Пленников заставили проползти до полководца на коленях. Руки у членов экипажа были связаны за спиной сыромятными ремнями, а рты заткнуты их же собственными головными уборами.
        Полководец шевельнул обрубком мизинца, и толмач, поколебавшись, с кого начать, выдернул кляп изо рта Намазова.
        - Мин татарча! Мин татарча! - отчаянно закричал врио завРИО, резко подаваясь головой к копытам отпрянувшего иноходца.
        Татары удивленно уставились на пленника, потом - вопросительно - на предводителя.
        - Помощником толмача, - определил тот, презрительно скривив рваную сызмальства пасть.
        Дрожащего Намазова развязали, подняли на ноги и в знак милости набросили ему на плечи совсем худой халатишко.
        Затем решили выслушать Чертослепова.
        - Граждане каскадеры! - в бешенстве завопил замдиректора, безуспешно пытаясь подняться с колен. - Имейте в виду, даром вам это не пройдет! Вы все на этом погорите!
        Озадаченный толмач снова заправил кляп в рот Чертослепова и почесал в затылке. Услышанное сильно напоминало непереводимую игру слов. Он все-таки попробовал перевести и, видимо, сделал это не лучшим образом, ибо единственный глаз полководца свирепо вытаращился, а сабельный шрам поперек лица налился кровью.
        - Кто? Я погорю? - прохрипел полководец, оскалив остатки зубов, оставшиеся после прямого попадания из пращи. - Это вы у меня в два счета погорите, морды славянские!
        Воины спешились и побежали за хворостом. Лодку бросили в хворост, пленников - в лодку. Галопом прискакал татарин с факелом, и костер задымил. Однако дрова были сырые, разгорались плохо.
        - Выньте у них кляпы, и пусть раздувают огонь сами! - приказал полководец.
        Но садистское это распоряжение так и не было выполнено, потому что со дна гребного устройства поднялся вдруг представительный хмурый мужчина в бежевом плаще. Татары, издав вопль изумления и ужаса, попятились. Перед тем, как бросить лодку в хворост, они обшарили ее тщательнейшим образом. Спрятаться там было негде.
        - Я, собственно… - ни на кого не глядя, недовольно проговорил мужчина, - оказался здесь по чистой случайности… Прилег, знаете, вздремнуть под скамьей, ну и не заметил, как лодка отчалила…
        Он перенес ногу через борт, и татары, суеверно перешептываясь, расступились. Отойдя подальше, капитан Седьмых (ибо это был он) оглянулся и, отыскав в толпе Намазова, уже успевшего нахлобучить рваную татарскую шапчонку, неодобрительно покачал головой.
        Часть вторая. Бысть некая зима

1
        Нагрянул декабрь. Батый осадил Рязань. Помилованных до особого распоряжения пленников возили за войском на большом сером верблюде в четырех связанных попарно корзинах. Подобно большинству изувеченных жизнью людей не знающий поражений полководец любил всевозможные отклонения от нормы.
        Над татарским лагерем пушил декабрьский снежок. Замдиректора Чертослепов - обросший, оборванный - сидел на корточках и отогревал связанными руками посиневшую лысину.
        - Хорошо хоть руки спереди связывать стали, - без радости заметил он.
        Ему не ответили. Было очень холодно.
        - Смотрите, Намазов идет, - сказал Шерхебель и, вынув что-то из-за пазухи, сунул в снег.
        Судя по всему, помощник толмача вышел на прогулку. На нем уже был крепкий, хотя и залатанный местами полосатый халат, под растоптанными, но вполне справными сапогами весело поскрипывал снежок.
        - Товарищ Намазов! - вполголоса окликнул замдиректора. - Будьте добры, подойдите на минутку!
        Помощник толмача опасливо покосился на узников и, сердито пробормотав: «Моя твоя не понимай…», - поспешил повернуться к ним спиной.
        - Мерзавец! - процедил Альбастров.
        С ним согласились.
        - Честно вам скажу, - уныло проговорил Чертослепов, - никогда мне не нравился этот Намазов. Правду говорят: яблочко от яблони…
        - А что это вы всех под одну гребенку? - ощетинился вдруг электрик.
        Чертослепов с Шерхебелем удивленно взглянули на Альбастрова, и наконец-то бросилась им в глаза черная клочковатая бородка, а заодно и висячие усики, и легкая, едва намеченная скуластость.
        Первым опомнился Шерхебель.
        - Мать? - понимающе спросил он.
        - Бабка, - буркнул Альбастров.
        - Господи Иисусе Христе!.. - не то вздохнул, не то простонал Чертослепов.
        Положение его было ужасно. Один из членов вверенного ему экипажа оказался ренегатом, другой…
        - Товарищи! - в отчаянии сказал Чертослепов. - Мы допустили серьезную ошибку. Нам необходимо было сразу осудить поведение Намазова. Но еще не поздно, товарищи. Я предлагаю провести такой, знаете, негромкий митинг и открытым голосованием выразить свое возмущение. Что же касается товарища Альбастрова, скрывшего важные анкетные данные…
        - Ну ты козел!.. - изумился электрик, и тут - совершенно некстати мимо узников проехал не знающий поражений полководец.
        - Эй ты! - заорал Альбастров, приподнявшись, насколько позволяли сыромятные путы.
        - В гробу я тебя видал вместе с твоим Чингисханом!
        Полководец остановился и приказал толмачу перевести.
        - Вы - идиот! - взвыл Чертослепов, безуспешно пытаясь схватиться за голову. - Я же сказал: негромкий! Негромкий митинг!..
        А толмач уже вовсю переводил.
        - Товарищ Субудай! - взмолился замдиректора. - Да не обращайте вы внимания! Мало ли кто какую глупость не подумав ляпнет!..
        Толмач перевел и это. Не знающий поражений полководец раздул единственную целую ноздрю и, каркнув что-то поврежденными связками, поехал дальше. Толмач, сопровождаемый пятью воинами, подбежал к пленным.
        - Айда, пошли! - вне себя напустился он на Чертослепова. - Почему худо говоришь? Почему говоришь, что Субудай-багатур не достоин лежать с великим Чингизом? Какой он тебе товарищ? Айда, мало-мало наказывать будем!

2
        - Я его что, за язык тянул? - чувствительный, как и все гитаристы, переживал Альбастров. - Мало ему вчерашнего?..
        За юртами нежно свистел бич и звонко вопил Чертослепов. Чистые, не отягощенные мыслью звуки.
        - И как это его опять угораздило? Вроде умный мужик…
        - Это там он был умный… - утешил Шерхебель.
        Припорошенный снежком Афанасий сидел неподвижно, как глыба, и в широко раскрытых глазах его стыло недоумение. Временами казалось, что у него просто забыли выдернуть кляп, - молчал вот уже который день.
        - Ой! - страдальчески сказал Шерхебель, быстро что-то на себе перепрятывая. - Слушайте, это к нам…
        Альбастров поднялся и посмотрел. Со стороны леска, хрустя настом, к узникам направлялся капитан Седьмых. При виде его татарский сторож в вязаной шапочке
«Адидас» вдруг застеснялся чего-то и робко отступил за ствол березы.
        Электрик осклабился и еще издали предъявил капитану связанные руки. Капитан одобрительно посмотрел на электрика, но подошел не к нему, а к Шерхебелю, давно уже всем своим видом изъявлявшего готовность правдиво и не раздумывая отвечать на вопросы.
        - Да, кстати, - как бы невзначай поинтересовался капитан, извлекая из незапятнанного плаща цвета беж уже знакомый читателю блокнот. - Не от Намазова ли, случайно, исходила сама идея мероприятия?
        - Слушайте, что решает Намазов? - отвечал Шерхебель, преданно глядя в глаза капитану. - Идея была спущена сверху.

«Сверху? - записал капитан, впервые приподнимая бровь. - Не снизу?»
        - Расскажите подробнее, - мягко попросил он.
        Шерхебель рассказал. Безукоризненно выбритое лицо капитана становилось все задумчивее.
        - А где сейчас находится ваш командор?
        - Занят, знаете… - несколько замявшись, сказал Шерхебель.
        Капитан Седьмых оглянулся, прислушался.
        - Ну что ж… - с пониманием молвил он. - Побеседуем, когда освободится…
        Закрыл блокнот и, хрустя настом, пошел в сторону леска.
        Из-за ствола березы выглянула вязаная шапочка «Адидас». Шерхебель облегченно вздохнул и снова что-то на себе перепрятал.
        - Да что вы там все время рассовываете? - не выдержал электрик.
        - А! - Шерхебель пренебрежительно шевельнул пальцами связанных рук. Так, чепуха, выменял на расческу, теперь жалею…
        Припрятанный предмет он, однако, не показал. Что именно Шерхебель выменял на расческу, так и осталось тайной.
        Потом принесли стонущего Чертослепова.
        - А тут без вас капитан приходил, - сказал Альбастров. - Про вас спрашивал.
        Чертослепов немедленно перестал стонать.
        - Спрашивал? А что конкретно?
        Ему передали весь разговор с капитаном Седьмых.
        - А когда вернется, не сказал? - встревожась, спросил Чертослепов.
        Электрик хотел ответить, но его перебили.
        - Я все понял… - Это впервые за много дней заговорил Афанасий Филимошин. Потрясенные узники повернулись к нему.
        - Что ты понял, Афоня?
        Большое лицо Афанасия было угрюмо.
        - Это не киноартисты, - глухо сообщил он.

3
        Замдиректора Чертослепову приснилось, что кто-то развязывает ему руки.
        - Нет… - всхлипывая, забормотал он. - Не хотел… Клянусь вам, не хотел… Пропаганда гребного спорта…
        - Вставай! - тихо и властно сказали ему.
        Чертослепов очнулся. Снежную равнину заливал лунный свет. Рядом, заслоняя звезды, возвышалась массивная грозная тень.
        - Афоня? - не веря, спросил Чертослепов. - Ты почему развязался? Ты что затеял? Ты куда?..
        - В Рязань, - мрачно произнесла тень. - Наших бьют…
        Похолодеть замдиректора не мог при всем желании, поэтому его бросило в жар.
        - Афанасий… - оробев, пролепетал он. - Но ведь если мы совершим побег, капитан может подумать, что мы пытаемся скрыться… Я… Я запрещаю!..
        - Эх ты!.. - низко, с укоризной прозвучало из лунной выси, глыбастая тень повернулась и ушла в Рязань, косолапо проламывая наст.
        В панике Чертослепов разбудил остальных. Электрик Альбастров спросонья моргал криво смерзшимися глазенками и ничего не мог понять. Зато Шерхебель отреагировал мгновенно. Сноровисто распустив зубами сыромятные узы, он принялся выхватывать что-то из-под снега и совать за пазуху.
        - Товарищ Шерхебель! - видя такую расторопность, шепотом завопил замдиректора. - Я призываю вас к порядку! Без санкции капитана…
        - Слушайте, какой капитан? - огрызнулся через плечо Шерхебель. - Тут человек сбежал! Вы понимаете, что они нас всех поубивают с утра к своему шайтану?..
        - Матерь Божья Пресвятая Богородица!.. - простонал Шерхебель.
        Пошатываясь, они встали на ноги и осмотрелись.
        Неподалеку лежала колода, к которой татары привязывали серого верблюда с четырьмя корзинами. Тут же выяснилось, что перед тем, как разбудить замдиректора, Афанасий отвязал верблюда и побил колодой весь татарский караул.
        Путь из лагеря был свободен.
        Босые, они бежали по лунному вскрикивающему насту, и дыхание их взрывалось в морозном воздухе.
        - Ну и куда теперь? - с хрустом падая в наст, спросил Альбастров.
        - Товарищи! - чуть не плача, проговорил Чертослепов. - Не забывайте, что капитан впоследствии обязательно представит характеристику на каждого из нас. Поэтому в данной ситуации, я считаю, выход у нас один: идти в Рязань и как можно лучше проявить себя там в борьбе с татаро-монгольскими захватчиками.
        - Точно! - сказал Альбастров и лизнул снег.
        - Вы что, с ума сошли? - с любопытством спросил Шерхебель. - Рязань! Ничего себе шуточки! Вы историю учили вообще?
        Альбастров вдруг тяжело задышал и, поднявшись с наста, угрожающе двинулся на Шерхебеля.
        - Христа - распял? - прямо спросил он.
        - Слушайте, прекратите! - взвизгнул Шерхебель. - Даже если и распял! Вы лучше посмотрите, что делают ваши родственнички по женской линии! Что они творят с нашей матушкой Россией!
        Альбастров, ухваченный за локти Чертослеповым, рвался к Шерхебелю и кричал:
        - Это еще выяснить надо, как мы сюда попали! Небось в Хазарский каганат метил, да промахнулся малость!..
        - Товарищ Альбастров! - умолял замдиректора. - Ну нехристь же, ну что с него взять! Ну не поймет он нас с вами!..
        На том и расстались. Чертослепов с Альбастровым пошли в Рязань, а куда пошел Шерхебель - сказать трудно. Налетела метель и скрыла все следы.

4
        Продираясь сквозь колючую проволоку пурги, они шли в Рязань. Однако на полпути в электрике Альбастрове вдруг заговорила татарская кровь. И чем ближе к Рязани подходили они, тем громче она говорила. Наконец гитарист-электрик сел на пенек и объявил, что не сдвинется с места, пока его русские и татарские эритроциты не придут к соглашению.
        Чертослепов расценил это как измену и, проорав сквозь пургу: «Басурман!..», - пошел в Рязань один. Каким образом он вышел к Суздалю до сих пор представляется загадкой.
        - Прииде народ, Гедеоном из таратара выпущенный, - во всеуслышание проповедовал он на суздальском торгу. - Рязань возжег, и с вами то же будет! Лишь объединением всея Руси…
        - Эва! Сказанул! - возражали ему. - С кем единиться-то? С рязанцами? Да с ними биться идешь - меча не бери, ремешок бери сыромятный.
        - Братие! - возопил Чертослепов. - Не верьте сему! Рязанцы такие же человеки суть, яко мы с вами!
        - Вот сволок! - изумился проезжавший мимо суздальский воевода и велел, ободрав бесстыжего юродивого кнутом, бросить в подвал и уморить голодом.
        Все было исполнено в точности, только вот голодом Чертослепова уморить не успели. Меньше чем через месяц Суздаль действительно постигла судьба Рязани. Победители-татары извлекли сильно исхудавшего замдиректора из-под обломков терема и, ободрав вдругорядь кнутом, вышибли к шайтану из Суздаля.
        А электрик Альбастров болтался тем временем, как ведро в проруби. Зов предков накатывал на него то по женской линии, то по мужской, толкая то в Рязань, то из Рязани. Будь у электрика хоть какие-нибудь средства, он бы от такой жизни немедленно запил.
        И средства, конечно, нашлись. На опушке леса он подобрал брошенный каким-то беженцем гусли и перестроил их на шестиструнку. С этого момента на память Альбастрова полагаться уже нельзя. Где был, что делал?.. Говорят, шастал по княжеству, пел жалостливо по-русски и воинственно по-татарски. Русские за это поили медом, татары - айраном.
        А через неделю пришла к нему белая горячка в ржавой, лопнувшей под мышками кольчуге и с тяжеленной палицей в руках.
        - Сидишь? - грозно спросила она. - На гусельках играешь?
        - Афанасий… - расслабленно улыбаясь, молвил опустившийся электрик. - Друг…
        - Друг, да не вдруг, - сурово отвечал Афанасий Филимошин, ибо это был он. - Вставай, пошли в Рязань!
        - Ребята… - Надо полагать, Афанасий в глазах Альбастрова раздвоился как минимум. - Ну не могу я в Рязань… Афанасий, скажи им…
        - А вот скажет тебе моя палица железная! - снова собираясь воедино, рек Афанасий, и электрик, мгновенно протрезвев, встал и пошел, куда велено.

5
        Однажды в конце февраля на заснеженную поляну посреди дремучего леса вышел человек в иноческом одеянии. Снял клобук - и оказался Шерхебелем.
        За два месяца зам по снабжению странно изменился: в талии вроде бы пополнел, а лицом исхудал. Подобравшись к дуплистому дубу, он огляделся и полез было за пазуху, как вдруг насторожился и снова нахлобучил клобук.
        Затрещали, зазвенели хрустальные февральские кусты, и на поляну бывают же такие совпадения! - ворвался совершенно обезумевший Чертослепов. Пониже спины у него торчали две небрежно оперенные стрелы. Во мгновении ока замдиректора проскочил поляну и упал без чувств к ногам Шерхебеля.
        Кусты затрещали вновь, и из зарослей возникли трое разъяренных русичей с шелепугами подорожными в руках.
        - Где?! - разевая мохнатую пасть, взревел один.
        - Помер, как видите, - со вздохом сказал Шерхебель, указывая на распростертое тело.
        - Вот жалость-то!.. - огорчился другой. - Зря, выходит, бежали… Ну хоть благослови, святый отче!
        Шерхебель благословил, и русичи, сокрушенно покачивая кудлатыми головами, исчезли в февральской чаще. Шерхебель наклонился над лежащим и осторожно выдернул обе стрелы.
        - Интернационализм проповедовали? - сочувственно осведомился он. Или построение социализма в одном отдельно взятом удельном княжестве?
        Чертослепов вздрогнул, присмотрелся и, морщась, сел.
        - Зря вы в такой одежде, - недружелюбно заметил он. - Вот пришьют нам из-за вас религиозную пропаганду… И как это вам не холодно?
        - Ну если на вас навертеть пять слоев парчи, - охотно объяснил Шерхебель, то вам тоже не будет холодно.
        - Мародер… - безнадежно сказал Чертослепов.
        - Почему мародер? - Шерхебель пожал острыми монашьими плечами. Почему обязательно мародер? Честный обмен и немножко спасательных работ…
        В третий раз затрещали кусты, и на изрядно уже истоптанную поляну косолапо ступил Афанасий Филимошин, неся на закорках бесчувственное тело Альбастрова.
        - Будя, - пробасил он, сваливая мычащего электрика под зазвеневший, как люстра, куст. - Была Рязань, да угольки остались…
        - Что с ним? - отрывисто спросил Чертослепов, со страхом глядя на сизое мурло Альбастрова.
        - Не замай, - мрачнея, посоветовал Афанасий. - Командира у него убило. Евпатия Коловрата. Какой командир был!..
        - С тех самых пор и пьет? - понимающе спросил приметливый Шерхебель.
        - С тех самых пор… - удрученно подтвердил Афанасий.
        Электрик Альбастров пошевелился и разлепил глаза.
        - Опять все в сборе… - с отвращением проговорил он. - Прямо как по повестке…
        И вновь уронил тяжелую всклокоченную голову, даже не осознав, сколь глубокую мысль он только что высказал.
        За ледяным переплетом мелких веток обозначилось нежное бежевое пятно, и, мелодично звякнув парой сосулек, на поляну вышел безукоризненно выбритый капитан Седьмых. Поприветствовал всех неспешным кивком и направился прямиком к Чертослепову.
        - Постарайтесь вспомнить, - сосредоточенно произнес он. - Не по протекции ли Намазова была принята на работу машинистка, перепечатавшая ваш отчет о мероприятии?
        Лицо Чертослепова почернело, как на иконе.
        - Не вем, чесо глаголеши, - малодушно отводя глаза, пробормотал он. Се аз многогрешный…
        - Ну не надо, не надо, - хмурясь, прервал его капитан. - Минуту назад вы великолепно владели современным русским.
        - По моей протекции… - с надрывом признался Чертослепов и обессиленно уронил голову на грудь.
        - Вам знаком этот документ?
        Чертослепов обреченно взглянул.
        - Да, - сказал он. - Знаком.
        - Ознакомьтесь внимательней, - холодно молвил капитан и, оставив бумагу в слабой руке Чертослепова, двинулся в неизвестном направлении.
        Нежное бежевое пятно растаяло в ледяных зарослях февральского леса.

6
        - Ему снабженцем работать, а не капитаном, - с некоторой завистью проговорил Шерхебель, глядя в ту сторону, куда ушел Седьмых. - Смотрите, это же наш рапорт в верха! Где он его здесь мог достать?
        Действительно, в неверных пальцах Чертослепова трепетал тот самый злополучный документ, с которого все и началось.
        - О Господи!.. - простонал вдруг замдиректора, зажмуриваясь. Он, наконец, заметил роковую ошибку машинистки.
        - В каком смысле - Господи? - тут же спросил любопытный Шерхебель, отбирая у Чертослепова бумагу. - А? - фальцетом вскричал он через некоторое время. - Что такое?!
        Пошатываясь, подошел очнувшийся Альбастров и тоже сунулся сизым мурлом в документ.
        - Грамота, - небрежно объяснил он. - Аз, буки, веди… глаголь, добро…
        - Нет, вы только послушайте! - В возбуждении снабженец ухватил электрика за короткий рукав крупнокольчатой байданы. - «Обязуемся выгрести к пристани Баклужино в десять ноль-ноль, шестнадцатого, одиннадцатого, тысяча двести тридцать седьмого». Печать, подпись директора… А? Ничего себе? И куда мы еще, по-вашему, могли приплыть с таким документом?
        - Что?! - мигом протрезвев, заорал электрик. - А ну дай сюда!
        Он выхватил бумагу из рук Шерхебеля и вонзился в текст. Чертослепов затрепетал и начал потихоньку отползать. Но Альбастров уже выходил из столбняка.
        - А-а… - зловеще протянул он. - Так вот, значит, по чьей милости нас угораздило…
        Он отдал документ Шерхебелю и, не найдя ничего в переметной суме, принялся хлопать себя по всему, что заменяло в тринадцатом веке карманы.
        - Куда ж она к шайтану запропастилась?.. - бормотал он, не спуская глаз с замдиректора. - Была же…
        - Кто?
        - Удавка… А, вот она!
        Шерхебель попятился.
        - Слушайте, а надо ли? - упавшим голосом спросил он, глядя, как Альбастров, пробуя сыромятный арканчик на разрыв, делает шаг к замдиректора.
        - Людишки… - презрительно пробасил Афанасий, и все смолкло на поляне. - Кричат, копошатся…
        В лопнувшей под мышками кольчуге, в тяжелом побитом шлеме, чужой стоял Афанасий, незнакомый. С брезгливым любопытством разглядывал он из-под нависших бровей обмерших членов экипажа и говорил негромко сам с собой:
        - Из-за бумажки удавить готовы… Пойду я… А то осерчаю, не дай Бог…
        Нагнулся, подобрал свою железную палицу и пошел прочь, проламывая остекленелые дебри.
        Не смея поднять глаза, Альбастров смотал удавку и сунул в переметную суму.
        - Слушайте, что вы там сидите? - сказал Шерхебель Чертослепову. Идите сюда, надо посоветоваться. Ведь капитан, наверное, не зря оставил нам эту бумагу…
        - Точно! - вскричал Альбастров. - Исправить дату, найти лодку…
        - Ничего не выйдет, - все еще обижаясь, буркнул Чертослепов. - Это будет подделка документа. Вот если бы здесь был наш директор…
        - А заодно и печать, - пробормотал Шерхебель. - Слушайте, а что если обратиться к местной администрации?
        - Ох!.. - страдальчески скривился замдиректора, берясь за поясницу. Знаю я эту местную администрацию…
        - А я все же попробую, - задумчиво сказал Шерхебель, свивая документ в трубку.
        Часть третья. Из-за острова на стрежень

1
        Не любили татары этот лесок, ох, не любили. Обитал там, по слухам, призрак урусутского богатыря Афанасия, хотя откуда ползли такие слухи шайтан их знает. Особенно если учесть, что видевшие призрак татары ничего уже рассказать не могли.
        Сам Афанасий, конечно, понятия не имел об этой мрачной легенде, но к весне стал замечать, что местность в последние дни как-то обезлюдела. Чтобы найти живую душу, приходилось шагать до самой дороги, а поскольку бороды у всех в это время года еще покрыты инеем, то Афанасий требовал, чтобы живая душа скинула шапку. Блондинов отпускал.
        Поэтому, встретив однажды посреди леска, чуть ли не у самой землянки, брюнета в дорогом восточном халате, Афанасий был крепко озадачен.
        - Эх, товарищ Филимошин, товарищ Филимошин!.. - с проникновенной укоризной молвил ему брюнет. - Да разве ж можно так обращаться с доспехами! Вы обомлеете, если я скажу, сколько сейчас такой доспех стоит…
        На Афанасии была сияющая, хотя и побитая, потускневшая местами, броня персидской выковки.
        - Доспех-то? - хмурясь, переспросил он. - С доспехом - беда… Скольких я, царствие им небесное, из кольчужек повытряс, пока нужный размер нашел!.. Ну заходи, что ли…
        Шерхебель (ибо это был он) пролез вслед за Афанасием в землянку и тут же принялся рассказывать.
        - Ну, я вам скажу, двор у хана Батыя! - говорил он. - Это взяточник на взяточнике! Две трети сбережений - как не было… Хану - дай, - начал он загибать пальцы, - женам его - дай, тысячникам - дай… Сотникам! Скажите, какая персона - сотник!.. Ну да Бог с ними! Главное: дело наше решено положительно…
        - Дело? - непонимающе сдвигая брови, снова переспросил Афанасий.
        Ликующий Шерхебель вылез из дорогого халата и, отмотав с себя два слоя дефицитной парчи, извлек уже знакомый читателю рапорт о том, что гребное устройство непременно достигнет пристани Баклужино в такое-то время. Дата прибытия была исправлена. Чуть ниже располагалась ровная строка арабской вязи и две печати: красная и синяя.
        - «Исправленному верить. Хан Батый», - сияя, перевел Шерхебель.
        Афанасий задумчиво его разглядывал.
        - А ну-ка прищурься! - потребовал он вдруг.
        - Не буду! - разом побледнев, сказал Шерхебель.
        - Смышлен… - Афанасий одобрительно кивнул. - Если б ты еще и прищурился, я б тебя сейчас по маковку в землю вбил!.. Грамотку-то покажи-ка поближе…
        Шерхебель показал.
        - Это что ж, он сам так красиво пишет? - сурово спросил Афанасий.
        - Ой, что вы! - Шерхебель даже рукой замахал. - Сам Батый никогда ничего не пишет
        - у него на это канцелярия есть. Между нами, он, по-моему, неграмотный. В общем, все как везде…
        - А печатей-то наляпал…
        - Красная - для внутренних документов, синяя - для зарубежных, пояснил Шерхебель.
        - Так что я уж на всякий случай обе…
        Тут снаружи раздался нестройный аккорд, и щемящий надтреснутый голос запел с надрывом:
        - Ах, умру я, умру… Пахаронют миня-а…
        Шерхебель удивился. Афанасий пригорюнился. Из левого глаза его выкатилась крупная богатырская слеза.
        - Входи, бедолага… - прочувствованно пробасил Афанасий.
        Вошел трясущийся Альбастров. Из-под надетой внакидку ношеной лисьей шубейки, только что, видать, пожалованной с боярского, а то и с княжьего плеча, глядело ветхое рубище да посвечивал из прорехи чудом не пропитый за зиму крест.
        - Хорошие новости, товарищ Альбастров! - снова воссияв, приветствовал певца Шерхебель.
        Электрик был настроен мрачно, долго отмахивался и не верил ничему. Наконец взял документ и обмер над ним минуты на две. Потом поднял от бумаги дикие татарские глаза.
        - Афанасий! - по-разбойничьи звонко и зловеще завопил он. - А не погулять ли нам, Афанасий, по Волге-матушке?
        - И то… - подумав, пророкотал тот. - Засиделся я тут…
        - Отбить у татар нашу лодку, - возбужденно излагал Шерхебель. Разыскать Чертослепова…
        - И Намазова… - с недоброй улыбкой добавил электрик.

2
        Отгрохотал ледоход на великой реке Итиль. Намазов - в дорогом, почти как у Шерхебеля, халате и в сафьяновых, шитых бисером сапожках с загнутыми носками - прогуливался по берегу. На голове у Намазова была роскошная лисья шапка, которую он время от времени снимал и с уважением разглядывал.
        Его только что назначили толмачом.
        Где ж ему было заметить на радостях, что под полутораметровым обрывчиком покачивается отбитое вчера у татар гребное устройство, а на земле коварно развернут сыромятный арканчик электрика Альбастрова.
        Долгожданный шаг, мощный рывок - и свежеиспеченного толмача как бы сдуло с обрыва. Он лежал в гребном устройстве, изо всех сил прижимая к груди лисью шапку.
        - Что вы делаете, товарищи! - в панике вскричал он, мигом припомнив русскую речь.
        - Режем! - коротко отвечал Альбастров, доставая засапожный клинок.
        Шерхебель схватил электрика за руку.
        - Вы что, с ума сошли? Вы его зарежете, а мне опять идти к Батыю и уточнять состав экипажа?
        Электрик злобно сплюнул за борт и вернул клинок в рваное голенище.
        - Я вот смотрю… - раздумчиво пробасил вдруг Афанасий, глядя из-под руки вдоль берега. - Это не замдиректора нашего там на кол сажают?
        Зрение не обмануло Афанасия. В полутора перестрелах от гребного устройства на кол сажали именно Чертослепова. Вообще-то татары не практиковали подобный род казни, но, видно, чем-то их достал неугомонный замдиректора.
        Самоотверженными гребками экипаж гнал лодку к месту события.
        - Иди! - процедил Альбастров, уставив жало засапожного клинка в позвоночник Намазову. - И чтоб без командора не возвращался! А сбежишь под землей сыщу!
        - Внимание и повиновение! - закричал по-своему Намазов, выбираясь на песок.
        Татары, узнав толмача, многозначительно переглянулись. Размахивая широкими рукавами, Намазов заторопился к ним. Шайтан его знает, что он им там наврал, но только татары подумали-подумали и с сожалением сняли Чертослепова с кола.
        Тем бы все и кончилось, если бы замдиректора сам все не испортил. Очутившись на земле, он мигом подхватил портки и бегом припустился к лодке. Татары уразумели, что дело нечисто, и кинулись вдогонку. Намазов добежал благополучно, а Чертослепов запутался в портках, упал, был настигнут и вновь водворен на кол.
        - Товарищи! - страшно закричал Намазов. - Там наш начальник!
        Итээровцы выхватили клинки. Натиск их был настолько внезапен, что им в самом деле на какое-то время удалось отбить своего командора. Однако татары быстро опомнились и, умело орудуя кривыми саблями, прижали экипаж к лодке, и Чертослепов в третий раз оказался на колу.
        Бой продолжал один Афанасий, упоенно гвоздивший наседавших татар своей железной палицей.
        - Товарищ Филимошин! - надсаживался Шерхебель - единственный, кто не принял участия в атаке. - Погодите, что я вам скажу! Прекратите это побоище! Сейчас я все улажу!..
        Наконец Афанасий умаялся и, отмахиваясь, полез в лодку. Шерхебель тут же выскочил на берег и предъявил татарам овальную золотую пластину. Испуганно охнув, татары попрятали сабли в ножны и побежали снимать Чертослепова. В руках Шерхебеля была пайцза - что-то вроде верительной грамоты самого Батыя.
        - Ты где ее взял, хазарин? - потрясенно спросил Альбастров в то время, как татары бережно укладывали замдиректора в лодку.
        - Да прихватил на всякий случай… - небрежно отвечал Шерхебель. Знаете, печать печатью…
        - Капитана… - еле слышно произнес Чертослепов. - Главное: капитана не забудьте…
        - Капитана? - удивился Шерхебель. - А при чем тут вообще капитан? Вот у меня в руках документ, покажите мне там одного капитана!..

3
        Разогнанная дружными мощными гребками, лодка шла сквозь века. В зыбких полупрозрачных сугробах межвременного тумана длинной тенью скользнул навстречу острогрудый челн Степана Разина. Сам Стенька стоял на коленях у борта и напряженно высматривал что-то в зеленоватой волжской воде.
        - Утопла, кажись… - донесся до путников его расстроенный, приглушенный туманом голос, и видение кануло.
        Вдоль бортов шуршали и побрякивали льдышки - то ли шуга, то ли последние обломки ледохода.
        Без десяти десять лодка вырвалась из тумана как раз напротив дебаркадера с надписью «Баклужино». Пристань была полна народу. Присевший у руля на корточки Чертослепов мог видеть, как по мере приближения вытаращиваются глаза и отваливаются челюсти встречающих.
        Что и говорить, экипаж выглядел живописно! Далече, как глава на церкви, снял шлем Афанасия, пламенела лисья шапка Намазова. Рубища и парча просились на полотно.
        На самом краю дебаркадера, подтянутый, безукоризненно выбритый, в неизменном своем бежевом плаще, стоял майор Седьмых, а рядом еще один товарищ в штатском. Пожалуй, эти двое были единственными на пристани, для кого внешний вид гребцов неожиданностью не явился.
        До дебаркадера оставались считанные метры, когда, рискуя опрокинуть лодку, вскочил Шерхебель.
        - Товарищ майор! - закричал он. - Я имею сделать заявление!
        Путаясь в полах дорогого восточного халата, он первым вскарабкался на пристань.
        - Товарищ майор! - так, чтобы слышали все встречающие, обратился он. - Во время заезда мне в руки попала ценная коллекция золотых вещей тринадцатого века. Я хотел бы в вашем присутствии сдать их государству.
        С каждым его словом физиономия второго товарища в штатском вытягивалась все сильнее и сильнее.
        Майор Седьмых улыбнулся и ободряюще потрепал Шерхебеля по роскошному парчовому плечу. Затем - уже без улыбки - снова повернулся к гребному устройству.
        - Гражданин Намазов?..
        Эпилог
        Машинистку уволили.
        Над Намазовым хотели устроить показательный процесс, но ничего не вышло - истек срок давности преступления.
        Электрик Альбастров до сих пор лечится от алкоголизма.
        Что же касается Шерхебеля, то, блистательно обведя вокруг пальца представителя таможни (ибо незнакомец на дебаркадере был именно представителем таможни), он получил причитающиеся ему по закону двадцать пять процентов с найденного клада и открыл кооператив.
        Замдиректора по быту Чертослепов ушел на пенсию по инвалидности. А недавно реставраторы в Эрмитаже расчистили уникальную икону тринадцатого века, названную пока условно «Неизвестный мученик с житием». В квадратиках, располагающихся по периметру иконы, изображены моменты из биографии неизвестного мученика. В первом квадратике его сжигают в каком-то челноке, далее он показан связанным среди сугробов. Далее его бичуют сначала татары, потом - судя по одежде - русские язычники. В квадратике номер семнадцать его пытается удавить арканом некий разбойник весьма неопределенной национальности. Последние три картинки совершенно одинаковы: они изображают неизвестного мученика посаженным на кол. Озадаченные реставраторы выдвинули довольно остроумную гипотезу, что иконописец, неправильно рассчитав количество квадратиков, был вынужден трижды повторить последний сюжет. И везде над головой мученика витает некий ангел с огненным мечом и крыльями бежевого цвета. На самой иконе мученик представлен в виде изможденного человека в лохмотьях, с лысеющей головой и редкой рыжеватой растительностью на остреньком        А Афанасия Филимошина вскоре после мероприятия вызвали в военкомат и вручили там неслыханную медаль «За оборону Рязани», что, кстати, было отражено в местной прессе под заголовком «Награда нашла героя».
        И это отрадно, товарищи!
        Лицо из натурального шпона
        Борису Завгороднему
        Он работал слесарем на Центральном рынке и, в общем, неплохо зарабатывал. В бетонных катакомбах под торговым павильоном располагались камеры хранения. Поднять мешок в зал - рубль, снести в подвал - тоже.
        А по весне они с женой купили импортный гарнитур. Если кто заходит в гости, то его прямиком вели к стенке.
        - Видал? - с гордостью говорил хозяин, оглаживая полировку. - Облицовочка, а? Натуральный шпон!
        Гость делал скорбно-торжественное, как на похоронах, лицо и начинал кивать.
        И все было, как у людей.
        А вот художник-оформитель по прозвищу Прибабах повел себя просто неприлично. Поставленный перед стенкой, он был откровенно разочарован.
        - Я думал, ты выпить зовешь…
        - Все б тебе выпить! - с досадой сказал хозяин. - Ты погляди, вещь какая! Натуральный шпон! Нет, ты глянь! И не лень ведь было… Это они, значит, обе пластины из одного куска дерева выпиливали. А потом еще состыковывали для симметрии…
        Прибабах вздохнул безнадежно и поглядел на полированную дверцу, рассеченную по вертикали тонкой, почти воображаемой прямой, вправо и влево от которой симметрично разбегались темные полосы древесных разводов.
        - Во делают!.. - вдохновенно продолжил было хозяин, но тут Прибабах сказал: «Цыть!
        - и поспешно отшагнул от дверцы.
        - Хар-раш-шо… - снайперски прищурясь, выговорил он.
        - А? - просиял хозяин. - Фанеровочка!
        - Ты лицо видишь? - спросил Прибабах.
        - Лицо? Какое лицо?
        - Тупой ты, Вовик! - Прибабах снова шагнул к дверце и принялся бесцеремонно лапать полировку. - Глаза! Нос! Борода!.. Ну? Не видишь?
        Хозяин всмотрелся и вздрогнул. С полированной дверцы на него действительно смотрело лицо. Вскинутые, с изломом, брови, орлиный нос, язвительный изгиб рта… Взгляд - жестокий… Нет! Скорее - насмешливый… Или даже требующий чего-то… Сейчас. Сию минуту.
        - Слушай! - сказал Прибабах. - А продай ты мне эту дверцу! На кой она тебе?..
        Хозяин обиделся. Проводив гостя, подошел с тряпкой - стереть с полировки отпечатки пальцев Прибабаха - и снова вздрогнул, встреченный беспощадным взглядом в упор.
        И кончилась жизнь. Пройдешь по комнате - смотрит. Сядешь в кресло - импортное, гарнитурное, - смотрит. Отвернешься в окно поглядеть - затылком чувствуешь: смотрит…
        Водка два раза в горле останавливалась.
        Разъярясь, подходил к дверце и злобно пялился в ответ, словно надеялся, что тот отведет глаза первым. Черт его знает, что за лицо такое! Витязь не витязь, колдун не колдун… Щеки - впалые, на башке - то ли корона, то ли шлем с клювом…
        - Что?! Царапина?! - ахнула жена, застав его однажды за таким занятием.
        - Если бы!.. - хмуро отозвался он. - Слушай, ты лицо видишь?
        - Чье?
        - Да вот, на дверце…
        - А ну, смотри на меня! - скомандовала жена, и он нехотя выполнил приказание.
        - Ну, ясно! - зловеще констатировала она. - Сначала башка поворачивается, а потом уже глаза приходят. Успел?
        - Да трезвый я, Маш! Ну вот сама смотри: глаза, нос…
        Жена по-совиному уставилась на дверцу, потом оглянулась на мужа и постучала себя согнутым пальцем повыше виска. Голову она при этом склонила набок, чтобы удобнее было стучать…
        И что хуже всего - дверца эта располагалась впритык к нише с телевизором. Вечера стали пыткой. Не поймешь, кто кого смотрит… Конечно, если дверцу открыть, лицо бы исчезло, но у жены там помимо всего прочего хранились кольца, и секция запиралась на ключ…
        А рисунок с каждым днем становился все резче, яснее. Колдун - смотрел. Мало того - хаотически разбросанные пятна и полосы вокруг его древнего сурового лика начали вдруг помаленьку складываться в нечто определенное. Натуральный шпон обретал глубину. Мерещились вдали какие-то замшелые покосившиеся идолы, и угадывалась прекрасная и мрачная сказочная страна, а светлое разлапое пятно в древесине превращалось в жемчужный туман над еле просвечивающим озером.
        - Маш… - отважился он наконец. - А может, продать нам ее, а?
        - Квакнулся? - перехваченным горлом прошипела она, расширив глаза, пожалуй, пострашнее, чем у того, на дверце.
        Ей-то что?.. Не видела она там никакого лица, хоть расшибись!
        Вскоре пошли признаки нервного расстройства.
        - Что ж ты пялишься, гад? - говорил он в сердцах импортной стенке. - Чего тебе от меня надо? Не нравится, как живу, да?.. Да уж, наверное, получше тебя!
        Колдун, понятное дело, молчал. Зато стал сниться по ночам. Раздвигались стены, и темная высокая фигура вступала в комнату, а за спиной у нее мерцали в сумерках озёра, и плавал над ними туман, и доносились издали всплески и тихий русалочий смех… И каждый раз он каким-то чудом заставлял себя проснуться за секунду до того, как с насмешливо шевельнувшихся губ колдуна сорвется простое и страшное слово, после которого уже ничего не поправишь…
        - Сволочь Прибабах… - бормотал он, подставляя голову под струю холодной воды в ванной. - И черт меня тогда дернул…
        Лекарство от наваждения нашлось неожиданно. Выяснилось вдруг, что после третьей рюмки суровое древнее лицо само собой распадается на бессмысленные разводы и полосы - и снова перед тобой честная простая дверца с облицовкой из натурального шпона. И смотри себе телевизор сколько влезет - никто не следит, никто не мешает… К концу недели, однако, он заметил, что лицо пропадает уже не после третьей, а лишь после четвертой-пятой рюмки…
        Запой пресекла жена. Разув в очередной раз супруга и потрясая туфлей перед самой его физиономией, она всерьез пригрозила, что отправит на лечение.
        Он бросил пить и весь день ходил тихий, пришибленный, искательно поглядывая на дверцу. Если от кошмара невозможно избавиться, то с ним надо хотя бы примириться. Вскоре он обнаружил, что за время его запоя колдун сильно подобрел. И смотрел по-другому: не жестоко, а как-то… искушающе, что ли? Пошли, дескать… Русалки, то-сё… Гляди вон, красота какая! А то ведь так и будешь до гробовой доски рубли сшибать…
        Заснул он почти спокойно.
        А ночью кто-то тронул его за плечо, и он сел на постели, различая в полумраке темную высокую фигуру.
        - Пошли, - внятно произнес негромкий хрипловатый голос, и он послушно принялся одеваться, больше всего почему-то боясь разбудить жену. Не справившись с дрожью, завязал как попало шнурки на туфлях и, беспомощно оглядевшись, пошел за молчаливым высоким поводырем - туда, где мерцали сумерки и громоздились скалы, где над дорогой стояли, накренившись, резные, загадочно улыбающиеся идолы, а над русалочьими озерами плавал жемчужный волшебный туман.
        Пока не кончилось время
        Такое впечатление, что этот телефон-автомат неоднократно побивали за что-то каменьями. Трубка была прикована к помятому корпусу крепкой короткой цепью. Как кружка к бачку, машинально отметил Калогер.
        Он опустил в черную прорезь две минуты жизни и набрал номер.
        - Банк времени слушает, - незамедлительно отозвался любезный женский голос.
        Калогер молчал.
        - Банк времени слушает, - повторила женщина, не изменив интонации ни на йоту.
        Калогер медленно опустил трубку на деформированный рычаг.
        - Банк вре… - Голос оборвался, и в недрах автомата что-то негромко звякнуло. Две минуты жизни были потрачены впустую.
        Еще пару минут он потратил на бессмысленное стискивание трубки. Потом резко обернулся и обнаружил, что стоит лицом к лицу с ярко и безвкусно одетой женщиной, видимо, ожидавшей конца разговора. Женщина смотрела на Калогера чуть отшатнувшись и округлив глаза.
        - Извините… - пробормотал он, сообразив, что напугал ее своим неожиданным поворотом и перекошенным, надо полагать, лицом.
        Он побрел к набережной, и ветер, как прикладом, подталкивал его в спину. Глупо… Конечно, звонить туда не следовало. Но раз уж позвонил…
        Да, раз уж позвонил, то будь добр - доведи дело до конца и выслушай неизменно любезный женский голос, который сообщит, что на банковском счету у вас, господин Калогер, в общей сложности где-то еще два месяца жизни. Или около того…
        Два месяца? Он остановился, чувствуя, как неодолимый ужас словно высасывает его изнутри: еще миг - и хрупкая оболочка - все, что осталось от Калогера, - схлопнется и косо опадет на асфальт.
        - Прекрати! - хрипло сказал он. - Ну!
        Не сразу, на прекратилось. Да, вот так, оказывается…

«Успокоился? - с отвращением спросил он себя. - Утрись и следуй дальше…»
        Два месяца… Невероятно. Последний раз он интересовался своими капиталами года три назад, сразу после развода, и у него тогда, помнится, оставалось еще лет десять… Нет-нет, в этом надо разобраться… Ну, работал, конечно. Без роздыха. На износ.
«Испепеленные», «Нигромант», «Медь звенящая» - что ни книга, то каторга… И все равно: десять лет за три года? Невероятно…
        День был ветреный. Улица являла собой подобие вытяжной трубы. Рядом с Калогером, шурша по асфальту, полз обрывок газеты, испятнанный клюквенным соком. Казалось, в городе идет продувка: все лишнее, все отслужившее свой срок сметалось в сторону набережной.
        И еще знакомые, вспомнил он вдруг. Знакомые, незнакомые, полузнакомые… Пожиратели чужого времени… Ладно, Калогер, хватит. Какие, к дьяволу, десять лет! Давай о том, что есть.
        Ну, допустим, два месяца. Дней десять сразу же откинь на квартплату. Жрать тоже что-то надо - еще тридцать дней долой… Нет, двадцать. Хватит с тебя двадцати. Итого, месяц. А «Слепые поводыри» - это страниц триста как минимум…
        У табачного киоска Калогер задержался (испятнанная клюквенным соком газета уползла дальше) и, уплатив полчаса, получил пачку «Жупела» и на десять минут сдачи. Кстати, о куреве. Курево - это еще дня три, не меньше… С чем остаешься, Калогер?
        Он добрался до набережной и, расслабленно опустившись на скамью, стал смотреть, как на том берегу бурлят подобно расплавленному олову серебристые тополя.
        Подумать только, а ведь есть среди пишущей братии люди, всерьез уверяющие, что зарабатывают времени больше, чем тратят… Врут, собачьи дети! Больше, чем тратишь, не заработаешь. Как ни крути, а рано или поздно время кончается…
        Прикуривая, Калогер обратил внимание, что возле гранитной вазы стоит и смотрит на него та самая женщина, с которой он столкнулся у телефона-автомата. Так… Выпученные глаза, намечающийся зобик - видимо, базедова болезнь, а никакой не испуг, как ему показалось вначале. Вялые, равнодушно сложенные губы, нос - клювом. Одета в супермодный бесформенный балахон, состроченный из цветных клиньев.

«Ну вот и стервятники, - беспомощно подумал он. - Знакомые, незнакомые, полузнакомые… Почуяли. Последний автограф Калогера… Ах, дьявол, сейчас ведь подойдет!..»
        Не сводя с него глаз, женщина двинулась к скамье - осторожно, словно крадучись. Яркое лоскутное оперенье встрепано ветром; все, что может бренчать, - бренчит: серьги, браслеты, цепочки. Богема, надо полагать.
        - Вы - Калогер?
        Голос - хрипловатый, вроде прокуренный. Да, скорее всего, богема. Калогер с трудом разомкнул спекшиеся на ветру губы.
        - Чем обязан?
        - Спасибо вам за «Медь звенящую». - Фраза была несомненно подготовлена заранее, не раз отрепетирована и повторена.

«Господи! - в страхе подумал Калогер. - И эти два месяца они тоже растащат. Они ничего мне не оставят. По часу, по минутке…»
        - А где это вы могли прочесть «Медь звенящую»? - скрипуче осведомился он.
        - Это неважно, - сказала женщина. - Вы разрешите?
        Она присела рядом. Калогер посмотрел на нее с ненавистью.
        - «Медь звенящая»!.. - Она говорила, явно волнуясь, и все же речь ее, включая восклицания, звучала предательски заученно. - Это - прочесть и умереть! Так осмелятся писать лет через десять!..
        Голос ее несколько раз сорвался и, надо заметить, превизгливо. Еще и истеричка вдобавок. Лет через десять… Дура ты, дура! Да на кой они мне черт, эти твои десять лет? Это моя беда, несчастье мое - набредать на темы, которые будут разрешены лет через десять.
        - Я завидую вам, - сказала она. - Господи, как я вам завидую! Понимаете, я тоже пробовала писать, и не раз…
        Калогер вздрогнул. Распушив оперенье, клювастый стервятник смотрел на него немигающими выпуклыми глазами. Нет, рукописи, слава богу, у нее в руках не было. Хотя под таким балахоном можно спрятать все что угодно, в том числе и рукопись.
        Женщина поспешно отвела взгляд.
        - Я, наверное, проклята, - горестно распустив вялые губы, призналась она ни с того ни с сего. - Время уходит, уходит… И - ничего. Ни-че-го…
        Ветер норовил добосить до Калогера ее обесвеченные космы, обдавая резким запахом духов.
        - Вы короче можете? - процедил он, невольно задержав дыхание.
        - Короче… - Словно испытывая его терпение, она замолчала, нацелив свой тонкий с горбинкой клюв куда-то вдаль. - Значит, так… Короче… В общем, я намерена перевести на ваш счет два года.
        Ветер взвизгнул, обрезавшись об острую жесть фонаря, и оборвался. Секунды три было совсем тихо. Тополя за рекой бурлили теперь как бы сами по себе.
        Калогер выпрямился.
        - Да вы что, девонька, в своем уме?!
        - Ну вот… - беспомощно сказала она. - Я так и знала…
        - Что вы знали? - Голос Калогера стал резок до пронзительности. - Что вы знали?! За кого же вы меня принимаете, если могли мне предложить…
        - Да поймите же! - чуть ли не заламывая руки, умоляюще перебила она. - Я все растрачу. Понимаете? Уже растратила!.. Так почему же я не могу спасти хотя бы эти два года?.. Ну хорошо, давайте так: я вам - время, а вы…
        - А я?
        - Ну, я не знаю… Ну… - Она смешалась окончательно. - Книжку надпишете…
        - С благодарностью за два года? - бешено щурясь, уточнил он.
        - Нет, - поспешно сказала она. - Нет-нет… То есть…
        Запуталась и испуганно умолкла, больше похожая теперь на больного воробья, нежели на стервятника. Ветер гнал по набережной пыль и обрывки бумаги.
        - О ч-черт! - сказал Калогер. - Да как вам это вообще в голову пришло?
        - А!.. - Она раздраженно дернула плечом. - Сначала у меня пили, потом у знакомых… А потом вдруг такая тоска!.. Жить не хочется…
        - Сколько у вас там еще на счету?
        Она с надеждой вскинула голову.
        - Много, - сказала она. - Честное слово, много…
        - Много… - повторил он и усмехнулся через силу. - Вы и заметить не успеете, как оно разлетится в прах, это ваше «много». И вот когда у вас останется два месяца…
        Ее глаза полезли из орбит окончательно.
        - У вас осталось два месяца? - в ужасе переспросила она, и Калогер мысленно обругал себя последними словами.
        - Я сказал: к примеру, - сухо пояснил он. - Так вот, когда у вас останется, к примеру, два месяца… Тогда вы вспомните о своем подарке.
        - Нет, - сказала она.
        - Вспомните-вспомните, - холодно бросил Калогер. - Можете мне поверить.
        Она помотала головой, потом задумалась.
        - Нет… - сказала она наконец. - Не вспомню…
        - Послушайте! - Калогер вскочил. От его ледяной назидательности не осталось следа.
        - Вы или сумасшедшая, или…
        Она подалась вперед, тоже собираясь встать, но Калогер шарахнулся и, ускоряя шаг, бросился прочь от скамьи. Все это очень напоминало бегство.
        Собственно, это и было - бегство.

* * *
        Что жизнь растрачена дотла, Калогер понял еще утром. Отключился телефон. Первый признак надвигающегося банкротства - когда вокруг тебя один за другим начинают отмирать предметы: телевизор, кондиционер… Все, что в твоем положении - роскошь.
        Он запер дверь, наглухо отгородившись ею от знакомых, незнакомых, полузнакомых, и подошел к столу. После разговора на набережной вопрос со «Слепыми поводырями» решился сам собой: он будет работать. Он будет работать над ними так, словно впереди у него добрая сотня лет, - не торопясь, отшлифовывая абзац за абзацем. Пока не кончится время.
        Итак, «Поводыри»… Обширный кабинет. Рабочая роскошь: портьеры, старинные кресла, стол, две стены книг. А вот и наследник этой роскоши, в которую всажено несколько жизней - отца, деда, прадеда… Лидер. Зеленоватые насмешливые глаза, мягкая просторная куртка. Молод, слегка сутул. Вид имеет язвительно-беззаботный, как будто дело уже в шляпе и беспокоиться не о чем. Хотя все, конечно, не так и первая его забота - удержать в узде остальных заговорщиков, которые уже сейчас тянут в разные стороны и уже сейчас норовят перегрызться между собой. Вот они, все пятеро,
        - расположились в креслах и ждут шестого, самого ненадежного. Отсюда они начнут мостить благими намерениями дорогу в ад, отсюда бросятся они спасать чужой неведомый мир и в результате погубят его… Сейчас мурлыкнет дверной сигнал, все шевельнутся и лидер скажет с облегчением: «Ну вот и он… А вы боялись…»
        Калогер чувствовал приближение первой фразы. Еще миг - и, перекликнувшись звуками, она возникнет перед ним и…
        Вместо дверного сигнала мурлыкнул телефон. Пробормотав ругательство, Калогер сорвал трубку, левой рукой ища шнур с тем, чтобы выдернуть его из гнезда сразу по окончании разговора.
        - Да! - рявкнул он.
        На том конце провода оробели и дали отбой. Некоторое время Калогер непонимающе смотрел на трубку, из которой шла непрерывная череда тихих торопливых гудков. Потом ударил дрогнувшей рукой по рычажкам и набрал номер.
        - Банк времени слушает, - любезно известила его все та же запись.
        Калогер поспешно назвал номер своего счета.
        - На вашем счету, господин Калогер, в настоящий момент (еле слышный щелчок) - два года, месяц и двадцать восемь дней.
        - Сколько? - не поверив, заорал он.
        Банк времени любезно проиграл ответ еще раз, и Калогер, едва не промахнувшись по рычажкам, отправил трубку на место.
        - Вот паршивка!.. - обессиленно выдохнул он.
        То есть она перевела на его имя два года еще до того, как подошла к нему на набережной.
        И вдруг Калогер почувствовал, как в нем вскипает бесстыдная, безудержная радость. Два года… На «Слепых поводырей» ему хватило бы и одного…
        - Прекрати! - хрипло сказал он. - Ну!..
        Точь-в-точь как тогда, у изувеченного телефона-автомата.

* * *
        Голое небо за окном помаленьку одевалось. Наладившийся с утра ветер принес наконец откуда-то несколько серых клочьев и даже сумел построить из них некое подобие облачности.
        Калогер отнял лоб от тусклого, давно не мытого стекла.
        - Ладно, хватит! - скривив рот, выговорил он. - Примирился? Давай работать…
        Злой, как черт, он вернулся к столу. Сел. Положил перед собой чистый лист.
        Итак, «Поводыри»… Что-то ведь там уже наклевывалось… Калогер пододвинул лист поближе и, подумав, набросал вариант первой фразы. Написав, аккуратно зачеркнул и задумался снова.
        И все-таки - зачем ей это было надо? Жажда яркого поступка? Чтобы смотреть потом на всех свысока? Два года… Это ведь не шутка - два года…
        Нет, так нельзя, сказал он себе и попробовал восстановить картину. Кабинет… Портьеры, кресла… Зеленые насмешливые глаза лидера. Сейчас мурлыкнет дверной сигнал и лидер скажет…
        Строка за строкой ложились на бумагу и аккуратно потом зачеркивались. Квартира оживала: в лицо веял бесконечный прохладный выдох кондиционера, в кухне бормотал холодильник… Исчеркав лист до конца, Калогер перевернул его и долгое время сидел неподвижно.
        Потом опять мурлыкнул телефон, и он снял трубку.
        - Да?
        В трубке молчали.
        - Да! Я слушаю.
        - Как работается? - осведомился знакомый хрипловатый голос.
        - Никак, - бросил он. - Зачем вы это сделали?
        - Захотела и сделала, - с глуповатым смешком отозвалась она. Кажется, была под хмельком. - Книгу надписать не забудьте…
        - Не забуду, - обнадежил он. - А кому?
        - Ну… Напишите: женщине с набережной… - И, помолчав, спросила то ли сочувственно, то ли виновато: - Что?.. В самом деле никак?
        - В самом деле.
        - Ну вот… - безнадежно сказала она. - Этого я и боялась… Видно, мое время вообще ни на что не годится - разве на кабаки… - Вздохнула прерывисто - и вдруг, решившись: - Знаете что? А промотайте вы их, эти два года!
        - То есть?
        - Ну, развлекитесь, я не знаю… В ресторан сходите… На что потратите - на то потратите…
        - Послушайте, девонька!.. - в бешенстве начал Калогер, но она проговорила торопливо: «Всё-всё, меня уже нет…» - и повесила трубку.
        Калогер медленно скомкал в кулаке исчерканный лист и швырнул его на пол. Встал, закурил. Чужое время…
        - Да пропади оно все пропадом! - громко сказал он вдруг.
        Бесстыдно усмехаясь, ткнул сигаретой в пепельницу, затем вышел в переднюю и сорвал с гвоздя плащ. В кабак, говоришь?.. А почему бы и нет? Он уже нагнулся за туфлями, когда, перекликнувшись звуками, перед ним снова возникло начало «Поводырей».
        Чуть ли не на цыпочках он вернулся к столу, повесил плащ на спинку стула, сел. И слово за словом первый абзац повести лег на бумагу. И «Поводыри» ожили, зазвучали.
        Он работал до поздней ночи. И никто не мешал ему, и никто не звонил. И он даже ни разу не задумался, а что, собственно, означала эта ее странная последняя фраза:
«Всё-всё, меня уже нет…»
        Заклятие
        - Ведьма! Чертовка! - Брызжа слюной, соседка подступала все ближе - точнее, делала вид, что подступает. Чувствовала, горластая, черту, за которую лучше не соваться.
        Ведьма же и чертовка (в левой руке сигарета, в правой - хрустальная пепельница), прислонясь плечом к косяку, с любопытством слушала эти вопли.
        - Думаешь, управы на тебя нет? На всех есть управа! Да у меня связей…
        Поскольку все знали, в чем дело, лестничная клетка была пуста. Лишь за дверью двадцать первой квартиры слышалось восторженное бормотание взахлеб, да смотровой глазок становился попеременно то светлым, то темным.
        А дело было вот в чем: пару дней назад чертовка Надька, набирая ванну, протекла по халатности на дерганую Верку, и та, склочница лупоглазая, - нет чтобы подняться на этаж и договориться обо всем тихо-мирно, - вызвала, клуша, комиссию из домоуправления.
        Комиссия явилась, но за пару дней пятно… - да какое там пятно! - пятнышко на снежной известке Веркиного потолка успело подсохнуть. И то ли Надька в самом деле умела отводить глаза, то ли прибывшим товарищам просто не хотелось напрягать хрусталики, но факт остается фактом: наличия на потолке пятна комиссия не зафиксировала.
        И тогда бесноватая Верка принялась трезвонить в Надькину квартиру, пока не открыли.
        - Даром не пройдет!.. - визжала Верка. - На работу напишу! Подписи соберу! В газету…
        - Пиши-пиши, - красивым контральто откликнулась чертовка и ведьма, невозмутимо стряхивая пепел в отмытый хрусталь. - Как раз в дурдом и угодишь…
        Разглашения она не боялась. На работе ее так и звали - с любовью и уважением - ведьма. Мужчины, конечно, в шутку, а женщины, пожалуй, что и всерьез. Но все равно можно вообразить, какой бы хохот потряс вычислительный центр, приди туда Веркино письмо, да еще и с подписями.
        - Ведьма, ведьма!.. - плачуще захлебывалась Верка. - Потому от тебя и мужик сбежал!..
        Ведьма выпрямилась и тычком погасила сигарету. Хрусталь мигнул розовым, брызнули искры, и Верка, перетрусив, запнулась.
        Возня за дверью двадцать первой квартиры стихла. Пусто и гулко стало во всем подъезде.
        - А ну пошла отсюда! - негромко, с угрозой произнесла Надька.
        Верка отступила на шаг, ощерилась, но тут термобигуди, которые и так-то еле держались на ее коротеньких жидких волосенках, начали вдруг со щелчками отстреливаться - посыпались на бетонный пол, запрыгали вниз по лестнице, и Верка, шипя от унижения, кинулась их ловить. Один цилиндрик оборвался в пролет и летел до самого подвала, ударяясь обо все встречные выступы.
        Надька круто повернулась и ушла к себе. Из квартиры потянуло сквозняком - и дверь с грохотом захлопнулась сама собой.

* * *
        Русские ведьмы, как известно, делятся на ученых и наследственных, причем ученые (или мары) несравненно опаснее: полеты на Лысую гору, связь с нечистой силой - все это их рук дело. Надежда же, если и была ведьмой, то явно наследственной. Никакого чернокнижия, никаких шабашей. Способности свои она получила, по собственным ее словам, от прабабушки вместе с кое-какими обрывками знаний по предмету, рыжими волосами и неодолимым страхом перед попами и лекторами-атеистами.
        Все это, однако, не означает, что с наследственными ведьмами можно ссориться безнаказанно. И если бы Верка увидела сейчас, чем занята ее соседка сверху, она бы горько пожалела о своем поведении на лестничной площадке.

* * *
        Распустив патлы, чертовка внимательно разглядывала перескочившую через порог термобигудинку, а точнее - прилипший к синим пупырышкам посеченный волосок неопределенного цвета. Ее волосок, Веркин.
        - Ну ты меня попомнишь, - пообещала Надежда сквозь зубы. - Я тебе покажу: мужик сбежал…
        Брезгливо, двумя ноготками, она подняла пластмассовый цилиндрик и унесла его в комнату. Досуха протерла полированный стол, поставила бигудинку торчком и достала из-за зеркала странные неигральные карты.
        Снизу, пронзив перекрытие, грянули знакомые взвизги, потом загудел раздраженный мужской голос. Так. Потерпев поражение на лестничной площадке, лупоглазая срывала зло на муже.
        Значит, говоришь, мужик сбежал…
        Карты стремительно, с шелестом ложились на светлую от бликов поверхность стола. Сбежал - надо же!.. Не выгнала, оказывается, а сбежал…
        - Ну так и от тебя сбежит, - процедила Надежда.
        Она сняла одну из карт и заколебалась. Сбежит… А к кому?
        Конечно, самый красивый вариант - к ней, к Надежде. Ох, Верка бы взвыла… Но уже в следующий миг Надежда опомнилась и, испуганно поглядев на карту, положила ее на место. Да на кой он ей черт нужен? И так вон, безо всякого колдовства, проходу не давал - пришлось ему ячмень на глаз посадить…
        Этажом ниже продолжалась грызня. Грызлись зев в зев. Ухала и разворачивалась мебель.
        - Л-ладно… - произнесла наконец Надежда. - Сбежит, но не ко мне… Просто сбежит.
        С губ ее уже готово было сорваться: «Черт идет водой, волк идет горой…» - и так далее, до самого конца, до страшных железных слов «ключ и замок», после которых заклятие обретает силу.
        Но тут Верка завопила особенно истошно; матерно громыхнул бас, затем на весь дом ахнула дверь, и в наступившей тишине слышны были только короткие повизгивания и охающие стоны…

«Нет, - подумав, решила Надежда, не стану я вас разводить. - Да что я, глупенькая
        - лишать тебя такого муженька!.. Я тебя, соседушка, накажу пострашнее. Дети твои тебя возненавидят, вот что!»
        Надежда протянула руки сразу к двум картам, но тут внизу провернулся ключ в замке, и Верка просеменила к двери. Анжелочка явилась.
        Слух у Надьки, как и у всех ведьм, был тончайший. Верка, всхлипывая и причитая, жаловалась дочери на отца.
        - А ты ему больше в жопу заглядывай, - внятно произнес ленивый девичий голос.
        Ну и детки… Надежда с досадой бросила обе карты на место.
        Кто бы мог подумать, что Верка - такой трудный случай!
        Нет, поразить ее в самое сердце можно, лишь спалив гараж вместе с машиной… Тогда уж и квартиру заодно. Спалить аккуратно, не забывая, что Веркин потолок - это еще и пол следующего этажа…
        Надежда торопливо сгребла карты в колоду и, не тасуя, раскинула снова.
        Результат ошеломил ее.
        Дьявольщина! Чертовщина! Карты утверждали, что, если Верку лишить гаража, машины и прочего, она немедленно помирится с мужем и детьми, а семья ее обратится в монолит, спаянный общей целью - восстановлением благосостояния.
        Надежда встряхнула рыжими патлами и, встав, закурила. Болячку на нее какую-нибудь напустить?.. Этажом ниже слышались стоны и бормотал диск телефонного аппарата. Верка вызывала «скорую» - истрепанное в склоках сердце давало перебои.
        Сделать так, чтобы она весь мир возненавидела? Да она и так его ненавидит…
        Может, бельмо на глаз? Да-да, бельмо - это мысль. Надежда погасила сигарету и снова подсела к столу. Карты были раскинуты в третий раз. И оказалось, что с бельмом на глазу ненавидимая всеми Верка начнет вызывать у окружающих жалость и даже сочувствие…

* * *
        Рыжая ведьма сидела неподвижно в шалаше своих распущенных волос, и истина, явившаяся ей, была страшна: какое бы заклятие ни наложила она на Верку, Веркина жизнь неминуемо от этого улучшится.
        Дрогнувшей рукой Надежда смешала карты.
        - Господи, Верка! - потрясенно вырвалось у нее. - Да кто же тебя так проклял? За что?
        Государыня
        По роду службы ему часто приходилось вторгаться в мир чьих-либо грез и, причинив этому миру по возможности минимальный ущерб, приводить человека обратно - в реальную жизнь.
        Проклятая, признаться, должность…
        Вот и сейчас - ну что это за строение возвышалось перед ним? Храм не храм, дворец не дворец - нечто безумно вычурное и совершенно непригодное для жилья.
        Он осторожно тронул костяшками пальцев металлическое кружево дверей, и все же стук получился громким и грубым. Как всегда.
        С минуту все было тихо. Потом из глубины дворца послышались быстрые легкие шаги, тревожный шорох шелка - и двери отворились. На пороге, придерживая створки кончиками пальцев, стояла синеглазая юная дама ошеломительной красоты.
        - Фрейлина государыни, - мелодично произнесла она, с удивлением разглядывая незнакомца.

«С ума сошла! - обескураженно подумал он. - Да разве можно окружать себя такими фрейлинами!»
        В двух словах он изложил причину своего появления.
        - Государыня назначила вам встречу? - переспросила фрейлина. - Но кто вы?
        - Государыня знает.
        Синеглазая дама еще раз с сомнением оглядела его нездешний наряд. Незнакомец явно не внушал ей доверия.
        - Хорошо, - решилась она наконец, - Я проведу вас.
        И они двинулись лабиринтом сводчатых коридоров. Он шел, машинально отмечая, откуда что заимствовано. Таинственный сумрак, мерцание красных лампад… И хоть бы одна деталь из какого-нибудь фильма! Можно подумать, что государыня вообще не ходит в кино.
        - А где у вас тут темницы? - невольно поинтересовался он.
        - Темницы? - изумилась фрейлина. - Но в замке нет темниц!
        - Ну, одна-то по крайней мере должна быть, - понимающе усмехнулся он. - Я имею в виду ту темницу, где содержится некая женщина…
        - Женщина? В темнице?
        - Да, - небрежно подтвердил он. - Женщина. Ну, такая, знаете, сварливая, без особых примет… Почти каждую фразу начинает словами «Интересное дело!..»
        - Довольно вульгарная привычка, - сухо заметила фрейлина. - Думаю, государыня не потерпела бы таких выражений даже в темницах… если бы они, конечно, здесь были.

* * *
        Коридор уперся в бархатную портьеру. Плотный тяжкий занавес у входа…
        - Подождите здесь, - попросила фрейлина и исчезла, всколыхнув складки бархата.
        - Государыня! - услышал он ее мелодичный, слегка приглушенный портьерой голос. - Пришел некий чужестранец. У него странная одежда и странные манеры. Но он говорит, что вы назначили ему встречу.
        Пауза. Так… Государыня почуяла опасность. Никаким чужестранцам она, конечно, сегодня встреч не назначала и теперь лихорадочно соображает, не вызвать ли стражу. Нет, не вызовет. Случая еще не было, чтобы кто-нибудь попробовал применить силу в такой ситуации.
        - Проси, - послышалось наконец из-за портьеры, и ожидающий изумленно приподнял бровь. Голос был тих и слаб - как у больной, но, смолкнув, он как бы продолжал звучать - чаруя, завораживая…
        - Государыня примет вас, - вернувшись, объявила фрейлина, и ему показалось вдруг, что говорит она манерно и нарочито звонко. Судя по смущенной улыбке, красавица и сама это чувствовала.
        Поплутав в складках бархата, он вышел в зал с высоким стрельчатым сводом. Свет, проливаясь сквозь огромные витражи, окрашивал каменный пол в фантастические цвета. В тени у высокой колонны стоял резной деревянный трон - простой, как кресло.
        Но вот вошедший поднял глаза к той, что сидела на троне, и остановился, опешив.
        Все было неправильно в этом лице: и карие, небольшие, слишком близко посаженные глаза, и несколько скошенный подбородок, да и нос излишне длинноват…
        Каким же образом все эти неправильные, некрасивые черты, слившись воедино, могли обернуться столь тонкой, неповторимой красотой?!
        - Простите за вторжение, государыня, - справясь с собой, заговорил он, - но я за вами…
        - Я поняла… - снова раздался этот странный глуховатый голос, после которого все остальные голоса кажутся просто фальшивыми.
        - Вы выбрали крайне неудачное время для уединения… - Он чуть ли не оправдывался перед ней.
        Не отвечая, государыня надменно и беспомощно смотрела куда-то в сторону.
        - Мне, право, очень жаль, но…
        - Послушайте! - яростным шепотом вдруг перебила она. - Ну какое вам всем дело!.. Даже здесь! Даже здесь от вас невозможно укрыться!.. Как вы вообще посмели прийти сюда!
        И что-то изменилось в зале. Видимо, освещение. Многоцветные витражи побледнели, краски начали меркнуть.
        - Ну что делать… - мягко ответил он. - Работа.
        - Паршивая у вас работа! - бросила она в сердцах.
        Пришелец не обиделся. В мирах грез ему приходилось выслушивать и не такие оскорбления.
        - Да, пожалуй, - спокойно согласился он. - Но, знаете, не всегда. Дня три назад, к примеру, я получил от своей работы истинное наслаждение - отконвоировал в реальность вашего замдиректора.
        - Что?.. - Государыня была поражена. - Замдиректора?.. И какие же у него грезы?
        - Жуткие, - со вздохом отозвался он, - Все счеты сведены, все противники стерты в порошок, а сам он уже не заместитель, а директор. Предел мечтаний…
        - А вы еще и тактичны, оказывается, - враждебно заметила государыня. - Зачем вы мне все это рассказываете? Развлечь на дорожку?
        Стрельчатые высокие окна померкли окончательно, в огромном холодном зале было пусто и сумрачно.
        - Пора, государыня, - напомнил он. - Вы там нужны.
        - Нужна… - с горечью повторила она. - Кому я там нужна!.. Если бы вы только знали, как вы не вовремя…
        - Но вас там ищут, государыня.
        Похоже, что государыня испугалась.
        - Как ищут? - быстро спросила она. - Почему? Ведь еще и пяти минут не прошло.
        Он посмотрел на нее с любопытством.
        - Вы всерьез полагаете, что отсутствуете не более пяти минут?
        - А сколько?
        - Два с половиной часа, - раздельно выговорил он, глядя ей в глаза.
        - Ой! - Государыня взялась кончиками пальцев за побледневшие щеки. - И что… заметили?
        - Ну конечно.

* * *
        Портьера всколыхнулась, и вошла синеглазая красавица фрейлина. Красавица? Да нет, теперь, пожалуй, он бы ее так назвать не рискнул. «В них жизни нет, все куклы восковые…» - вспомнилось ему невольно.
        - Государыня! К вам Фонтанель!
        Стрельчатые окна вспыхнули, камни зала вновь озарились цветными бликами, и стоящий у трона человек закашлялся, чтобы не рассмеяться.
        Стремительно вошедший Фонтанель был строен и пронзительно зеленоглаз. Немножко Сирано, немножко Дон Гуан, а в остальном, вне всякого сомнения, какой-нибудь сорванец из переулка, где прошло детство и отрочество государыни. Придерживая у бедра широкую, похожую на меч шпагу, он взмахнул шляпой, одно перо на которой было срезано и, надо полагать, клинком.
        - Я прошу извинить меня, Фонтанель, - явно волнуясь, начала государыня. - Поверьте, я огорчена, но… Срочное государственное дело…
        Мастерски скрыв досаду, зеленоглазый бретер склонился в почтительном поклоне, но взгляд его, брошенный на пришельца, ничего хорошего не обещал. Цепкий взгляд, запоминающий. Чтобы, упаси боже, потом не ошибиться и не спутать с каким-нибудь ни в чем не повинным человеком.
        - Это… лекарь, - поспешно пояснила государыня, и взор Фонтанеля смягчился. Теперь в нем сквозило сожаление. «Твое счастье, что лекарь, - отчетливо читалось в нем. - Будь ты дворянин…»

* * *
        - Да вы хоть знаете, что такое «фонтанель»? - тихо и весело спросил пришелец, когда они вдвоем с государыней выбрались из зала.
        - Не знаю и знать не хочу! - отрезала она.
        Лабиринт сводчатых переходов вновь натолкнул его на мысль о темнице, где должна была по идее томиться сварливая женщина без особых примет, однако от вопроса он решил тактично воздержаться.
        Вскоре они пересекли ту неуловимую грань, за которой начинается реальность, и остановились в пустом прокуренном коридоре. Дверь отдела была прикрыта неплотно.
        - Слышите? - шепнул он. - Это о вас…
        - Интересное дело! - вещал за дверью раздраженный женский голос. - Мечтает она! Вот пускай дома бы и мечтала! Она тут, понимаешь, мечтает, а мне за нее ишачить?..
        - Так а что ей еще остается, Зоя? - вмешался женский голос подобрее. - Страшненькая, замуж никто не берет…
        - Интересное дело! Замуж! Пускай вон объявление в газету дает - дураков много… Интересное дело - страшненькая! Нет сейчас страшненьких! В джинсы влезла - вот и фигура. Очки фирменные нацепила - вот и морда… А то взяла манеру: сидит-сидит - и на тебе, нет ее!..
        Государыня слушала все это, закусив губу.
        - Знаете, - мягко сказал он, - а ведь в чем-то они правы. Если бы время, потраченное вами в мире грез, использовать в реальной жизни… Мне кажется, вы бы достигли желаемого.
        - Чего? - хмуро спросила она. - Чего желаемого?
        Он вздохнул.
        - Прошу вас, государыня, - сказал он и толкнул дверь кончиками пальцев.
        В отделе стало тихо. Ни на кого не глядя, государыня прошла меж уткнувшимися в бумаги сотрудницами и села за свой стол.

* * *
        С горьким чувством выполненного долга он прикрыл дверь и двинулся прочь, размышляя о хрупких, беззащитных мирах грез, куда по роду службы ему приходилось столь грубо вторгаться.
        Свернув к лестничной площадке, он услышал сзади два стремительных бряцающих шага, и, чья-то крепкая рука рванула его за плечо. Полутемная лестничная клетка провернулась перед глазами, его бросило об стену спиной и затылком, а в следующий миг он понял, что в яремную ямку ему упирается острие широкой, похожей на меч шпаги.
        - Вы с ума сошли!.. - вскричал было он, но осекся. Потому что если кто и сошел здесь с ума, так это он сам. На грязноватом кафеле площадки, чуть расставив ботфорты и откинув за плечо потертый бархат плаща, перед ним стоял Фонтанель.
        - Как вы сюда попали?.. - От прикосновения отточенного клинка у него перехватило горло.
        - Шел за вами. - Зеленоглазый пришелец из мира грез выговорил это с любезностью, от которой по спине бежали мурашки. - Сразу ты мне, лекарь, не понравился… А теперь, если тебе дорога твоя шкура, ты пойдешь и вернешься сюда с государыней!..
        Астроцерковь
        Риза снималась через голову, поэтому в первую очередь надлежало освободиться от шлема. Процедура долгая и в достаточной степени утомительная. Наконец прозрачный пузырь (говорят, не пробиваемый даже метеоритами) всплыл над головой пастыря и, бережно несомый служкой, пропутешествовал в ризницу. Все-таки на редкость неудачная конструкция, в который раз с досадой подумал пастырь. Ну да что делать - зато некое подобие нимба…
        Сбросив облачение, он с помощью вернувшегося служки выбрался из вакуум-скафандра и, сдирая на ходу пропотевший тренировочный костюм, направился в душевую.
        Пастырю было тридцать три, и распять его пытались дважды. Современными средствами, разумеется. Однако оба процесса он выиграл, в течение месяца был популярнее Президента, да и сейчас, как сообщали журналы, входил в первую десятку знаменитостей. Все это позволяло надеяться, что опасный возраст Иисуса Христа он минует благополучно.
        Когда пастырь вышел из душевой, ему сказали, что у ворот храма стоит некий человек и просит о встрече.
        - Кто-нибудь из прихожан?
        - Кажется, нет…
        Пастырь поморщился. Как и всякий третий четверг каждого месяца, сегодняшний день был насыщен до предела. Сегодня ему предстоял визит на космодром.
        - Он ждет во дворе?
        - Да.
        Переодевшись в гражданское платье и прихватив тщательно упакованный тючок с проставленным на нем точным весом, пастырь вышел из храма. Ожидающий его человек оттолкнулся плечом от стены и шагнул навстречу. Темные печальные глаза и горестный изгиб рта говорили о том, что перед пастырем стоит неудачник. О том же говорил и дешевый поношенный костюм.
        - Я прошу меня извинить, - сказал пастырь, - но дела заставляют меня отлучиться…
        Человек смотрел на тщательно упакованный тючок в руках пастыря. Он был просто заворожен видом этого тючка. Наконец сделал над собою усилие и поднял глаза.
        - Я подожду…
        Голос - негромкий, печальный. Под стать взгляду.
        - Да, но я буду отсутствовать несколько часов. Вам, право, было бы удобнее…
        - Нет-нет, - сказал человек. - Не беспокойтесь. Времени у меня много…
        Видимо, безработный.

* * *
        Пастырь пересек двор и вывел машину из гаража.
        Церковь странной формы стояла у шоссе, отделенная от него нешироким - шага в четыре - бетонным ложем оросительного канала, до краев наполненного хмурой осенней водой. По ту сторону полотна на стоянке перед бензозаправочной станцией отсвечивало глянцевыми бликами небольшое плотное стадо легковых автомобилей.
        Пастырь проехал вдоль канала до мостика и, свернув на шоссе, посмотрел в зеркальце заднего обзора. Ни одна из машин у станции не тронулась с места. Все правильно. Был третий четверг месяца, и, прекрасно зная, куда и зачем едет их пастырь, прихожане по традиции провожали его глазами до поворота.
        А сразу же за поворотом случилась неприятность - заглох мотор. После трех неудачных попыток оживить его пастырь раздраженно откинулся на спинку сиденья и посмотрел на часы. Вызвать техника по рации? Нет, не годится. Если его седан на глазах у паствы вернется к автостанции на буксире… Нет-нет, ни в коем случае!
        Тут из-за поворота вывалился огромный тупорылый грузовик с серебристым дирижаблем цистерны на прицепе. А, была не была! Пастырь схватил тючок, выскочил из машины и, захлопнув дверцу, поднял руку. Грузовик остановился.
        - На космодром? - удивленно переспросил шофер, загорелый мордатый детина в комбинезоне и голубенькой каскетке. - А у тебя пропуск есть?

* * *
        Очутившись в кабине, пастырь положил на колени тючок, а сверху пристроил шляпу. Грузовик тронулся. На станцию можно будет позвонить попозже. Если поломка незначительна - пусть исправят и подгонят к кордону у въезда на космодром.
        - Слышь, кудрявый, - позвал шофер. - А я тебя где-то видел…
        Пастырь улыбнулся и не ответил. Собственно, в его ответе не было нужды - по правой обочине на них надвигался яркий квадратный плакат: огромная цветная фотография молодого человека в прозрачном вакуум-шлеме и церковном облачении. Густые волнистые волосы цвета меда, красиво очерченный рот, глубокие карие глаза, исполненные света и понимания. Понизу плаката сияющими буквами было набрано:
«АСТРОЦЕРКОВЬ: К ГОСПОДУ - ЗНАЧИТ, К ЗВЕЗДАМ!»
        Шофер присвистнул и с уважением покосился на своего пассажира.
        - Ну, дела! - только и сказал он. - Так ты, выходит, тот самый ракетный поп? Из церкви при дороге?
        - Выходит, - согласился пастырь.
        Шофер еще долго удивлялся и качал головой. Потом, почему-то понизив голос, спросил:
        - Слышь, а правду говорят, что ты Христа играть отказался? Ну, в фильме в этом, как его?..
        - Правду. - Пастырь кивнул.
        - А чего отказался? Деньги же!
        Пастырь поглядел на шофера. Загорелые лапы спокойно покачивали тяжелый руль.
        - Вы верующий? - спросил пастырь.
        - Угу, - сказал детина и, подумав, перекрестился.
        - Следовательно, вы должны понимать, - мягко и наставительно проговорил пастырь, - что существуют вещи при всей их финансовой соблазнительности для верующих запретные.
        Детина хмыкнул.
        - Интересно… - проворчал он. - Значит, обедню в скафандре служить можно, а Христа, значит, в фильме играть нельзя? Не, зря ты отказался, зря! И здорово, главное, похож…
        - Вы - противник астроцеркви? - с любопытством спросил пастырь.
        - Да ну… - отозвался шофер. - Баловство… Верить - так верить, а так…
        Навстречу грузовику брели облетевшие клены, перемежающиеся рекламными щитами. А шоферу, видно, очень хотелось поговорить.
        - А вот интересно, - сказал он, - что с ними потом делается?
        - С кем?
        - Да с бандерольками этими. - Шофер кивнул на прикрытый шляпой тючок. - С записочками… Ну вот выкинули их на орбиту - а дальше?
        - Знаете, - сказал пастырь, - честно говоря, физическая сторона явления меня занимает мало. - Он взглянул на тючок и машинально поправил шляпу, прикрывающую цифры. - Совершит несколько витков, а потом сгорит в плотных слоях атмосферы. Примерно так.
        - Нераспечатанный? - уточнил шофер.
        - Ну естественно, - несколько смешавшись, сказал пастырь. - А с чего бы ему быть распечатанным?
        Сдвинув голубенькую каскетку, детина поскреб в затылке. Вид у него был весьма озадаченный.
        - А! Ну да… - сообразил он наконец. - Ну правильно… Чего Ему их распечатывать!..
        - Среди моих прихожан, - пряча невольную улыбку, добавил пастырь, - бытует поверье, что записочки, как вы их называете, прочитываются именно в тот момент, когда сгорают в атмосфере.
        - Надо же! - то ли восхитился, то ли посочувствовал шофер. - И сколько один такой тючок стоит?
        Пастырь насторожился. Вопрос был задан не просто так.
        - Сам по себе он, конечно, ничего не стоит, - обдумывая каждое слово, сдержанно отозвался он. - Я имею в виду - здесь, на Земле. А вот вывод его на орбиту действительно требует крупной суммы… Сумма переводится через банк, - добавил он на всякий случай.
        - И что, переведена уже? - жадно спросил шофер.
        - Ну разумеется.
        Шофер поерзал и облизнул губы. Глаза у него слегка остекленели. Надо полагать, под голубенькой каскеткой шла усиленная работа мысли.
        - А если не переводить?
        Пастырь пожал плечами.
        - Тогда тючок не будет сброшен с корабля на орбиту, - терпеливо объяснил он.
        - Так и черт с ним! - в восторге от собственной сообразительности вскричал шофер.
        - Выкинуть его в канаву, а денежку - себе! Или вас там проверяют?

* * *
        Человек, бесконечно снисходительный к слабостям ближнего, пастырь на сей раз онемел. Да это уголовник какой-то, ошеломленно подумал он. Может, шутит? Однако шутки у него!.. Пастырь отвернулся и стал сердито смотреть в окно. Непонятно, как таких типов вообще подпускают к космодрому… Но тут в голову ему пришел блестящий ответ, и, оставив гневную мысль незавершенной, пастырь снова повернулся к водителю.
        - А что вы везете?
        - Да этот… - Детина мотнул головой в каскетке. - Окислитель.
        - И стоит, небось, дорого?
        - Да уж гробанешься - не расплатишься, - согласился детина, но тут же сам себе возразил: - Хотя если гробанешься, то и расплачиваться, считай, будет некому. Все как есть, сволочь, съедает. Сказано - окислитель…
        - Слушайте! - позвал пастырь. - А давайте мы эту цистерну возьмем и угоним!
        - А? - сказал шофер и тупо уставился на пассажира.
        - Ну да, - нимало не смущаясь, продолжал тот. - Стоит дорого? Дорого. Ну и загоним где-нибудь на стороне. Деньги поделим, а сами скроемся. Идет?
        Детина оторопело потряс головой, подумал.
        - Не, - сказал он, опасливо косясь на пастыря. - Кому ты его загонишь? Он же только в ракетах…
        Тут он поперхнулся раз, другой, затем вытаращил глаза - и захохотал:
        - Ну ты меня уел!.. Ну, поп!.. Ну…
        Сейчас начнет хлопать по плечу, с неудовольствием подумал пастырь. Но до этого, слава Богу, не дошло - впереди показался первый кордон.
        - Сколько с меня?
        - С попов не беру! - влюбленно на него глядя, ответил детина и снова заржал: - Ну ты, кудрявый, даешь! Надо будет как-нибудь к тебе на службу заглянуть…

* * *
        Плоское и с виду одноэтажное здание на самом деле было небоскребом, утопленным в грунт почти по крышу. В дни стартов крыша служила смотровой площадкой и была на этот случай обведена по краю дюралевыми перильцами. Имелось на ней также несколько бетонных надстроек - лифты.
        Пастырь вышел из раздвинувшихся дверей и остановился. Формальности, связанные с передачей тючка, звонок на станцию по поводу сломавшегося автомобиля - все это было сделано, все теперь осталось там, внизу. А впереди, в каких-нибудь двухстах метрах от пастыря, попирая бетон космодрома стояла… его церковь. Нет, не каменная копия, что при дороге напротив бензоколонки, - обнаженно поблескивая металлом, здесь высился оригинал. Он не терпел ничего лишнего, он не нуждался в украшениях - стальной храм, единственно возможная сущность между ровным бетоном и хмурым осенним небом.
        Чуть поодаль высился еще один - такой же.
        Руки пастыря крепко взялись за холодную дюралевую трубку перил, и он понял, что стоит уже не у лифта, а на самом краю смотровой площадки. Затем корабль потерял очертанья, замерцал, расплылся…
        - Никогда… - с невыносимой горечью шепнул пастырь. - Ни-ког-да…
        Потом спохватился и обратил внимание, что рядом с ним на перила оперся еще кто-то. Пастырь повернул к нему просветленное, в слезах, лицо, и они узнали друг друга. А узнав, резко выпрямились.
        Перед пастырем стоял полный, неряшливо одетый мужчина лет пятидесяти. Мощный залысый лоб, волосы, вздыбленные по сторонам макушки, как уши у филина, тяжелые, брюзгливо сложенные губы.
        - Вы? - изумленно и презрительно спросил он. Повернулся, чтобы уйти, но был удержан.
        - Постойте! - Каждый раз, когда пастырь оказывался на этой смотровой площадке, ему хотелось не просто прощать врагам своим - хотелось взять врага за руку, повернуться вместе с ним к металлическому чуду посреди бетонной равнины - и смотреть, смотреть…
        - Послушайте! - Пастырь в самом деле схватил мужчину за руку. - Ну нельзя же до сих пор смотреть на меня волком!
        Губы собеседника смялись в безобразной улыбке - рот съехал вниз и вправо.
        - Прикажете смотреть на вас влажными коровьими глазами?
        - Нет, но… - Пастырь неопределенно повел плечом. - Мне кажется, что вы хотя бы должны быть мне благодарны…
        Со всей решительностью мужчина высвободил руку.
        - Вот как? И, позвольте узнать, за что же?
        Господи, беспомощно подумал пастырь, а ведь он бы мог понять меня. Именно он. Кем бы мы были друг для друга, не столкни нас жизнь лбами…
        - За то, что я не довел дело до скандала, - твердо сказал пастырь. - Ведь если бы я после всей этой нехорошей истории начал против вас процесс… Я уже не говорю о финансовой стороне дела - подумайте, что стало бы с вашей репутацией! Известный ученый, передовые взгляды - и вдруг донос, кляуза, клевета…
        Глядя исподлобья, известный ученый нервно дергал замок своей куртки то вверх, то вниз. Лицо его было угрюмо.
        - Я понимаю вас, - мягко сказал пастырь. - Понимаю ваше раздражение, но не я же, право, виноват в ваших бедах.
        Мужчина дернул замок особенно резко и защемил ткань рубашки. Замок заело, и это было последней каплей.
        - А я виноват? - взорвался он, вскидывая на пастыря полные бешенства глаза. - В чем же? В том, что мои исследования не имеют отношения к военным разработкам? Или в том, что наш институт настолько нищий, что за три года не смог наскрести достаточной суммы?.. Что там еще облегчать? Мы облегчили все, что можно! Прибор теперь весит полтора килограмма! А я не могу поднять его на орбиту, понимаете вы, не могу!.. Вместо него туда поднимается ваша ангельская почта…
        Здесь, перед храмом из металла, перед лицом звезд, они сводили друг с другом счеты…
        - Послушайте, - сказал пастырь, - но ведь кроме истины научной существует и другая истина…
        - А, бросьте! - проворчал мужчина, пытаясь исправить замок своей куртки. Он сопел все сильнее, но дело уже, кажется, шло на лад.
        - Одного не пойму, - сказал пастырь, с грустью наблюдая, как толстые волосатые пальцы тянут и теребят ушко замка. - Как вы могли?.. Донести, будто в моих тючках на орбиту выбрасывается героин! Вы! Человек огромного ума… Неужели вы могли допустить хоть на секунду, что вам поверят? Героин - для кого? Для астронавтов? Или для Господа?
        Замок наконец отпустил ткань рубашки, и молния на куртке собеседника заработала. Шумно вздохнув, мужчина поднял усталое лицо.
        - Люди - идиоты, - уныло шевельнув бровью, сообщил он. - Они способны поверить только в нелепость, да и то не во всякую, а лишь в чудовищную. Я полагал, что газеты подхватят эту глупость, но… Видимо, я недооценил людскую сообразительность. Или переоценил, не знаю… Во всяком случае - извините!
        И, с треском застегнув куртку до горла, направился, не прощаясь, к бетонному чердачку лифта.

* * *
        И стоит ли винить пастыря в том, что за всеми этими поломками, формальностями, случайными стычками он совершенно забыл, что у ворот храма его ожидает человек с печальными глазами и горестным изгибом рта! А человек, между тем, по-прежнему подпирал плечом стену каменной копии космического корабля. Неужели он так и простоял здесь все это время, ужаснулся пастырь и, загнав отремонтированную машину в гараж, пересек двор.
        - Я еще раз прошу извинить меня, - сказал он. - Пройдемте в храм…
        Они расположились в пристройке. В окне, за полотном дороги, сияли цветные сооружения заправочной станции, и совсем близкой казалась прямая серая линия - бетонная кромка оросительного канала.
        - Прошу вас, садитесь, - сказал пастырь.
        С тем же болезненным выражением, с каким он смотрел на тщательно упакованный тючок, человек уставился теперь на предложенное ему кресло - точную копию противоперегрузочного устройства. Потом вздохнул и сел. Пастырь опустился в точно такое же кресло напротив, и глубокие карие глаза его привычно исполнились света и понимания.
        - Я пришел… - начал человек почти торжественно и вдруг запнулся, словно только сейчас понял, что и сам толком не знает, зачем пришел.
        Пауза грозила затянуться, и пастырь решил помочь посетителю.
        - Простите, я вас перебью, - мягко сказал он. - Ваше вероисповедание?..
        Человек слегка опешил и недоуменно посмотрел на пастыря.
        - Христианин…
        - Я понимаю, - ласково улыбнулся пастырь. - Но к какой церкви вы принадлежите? Кто вы? Православный, лютеранин, католик?..
        Этот простой вопрос, как ни странно, привел человека в смятение.
        - Знаете… - в растерянности начал он. - Честно говоря, ни к одной из этих трех церквей я… Точнее - вообще ни к одной…
        - То есть вы пришли к Христу сами? - подсказал пастырь.
        - Да, - с облегчением сказал человек. - Да. Сам.
        - А что привело вас ко мне?
        Человек неловко поерзал в противоперегрузочном кресле и с беспокойством огляделся, как бы опасаясь, что каменный макет внезапно задрожит, загрохочет и, встав на огонь, всплывет вместе с ним в небеса.
        - Зачем все это? - спросил он с тоской.
        - Что именно?
        - Ну… астроцерковь… служба в скафандре… записочки…
        Так, подумал пастырь, третий диспут за день.
        - Ну что же делать! - с подкупающей мальчишеской улыбкой сказала он. - Что делать, если душа моя с детства стремилась и к звездам, и к Господу! Но к звездам… - Тут легкая скорбь обозначилась на красивом лице пастыря. - К звездам мне не попасть… Повышенное кровяное давление.
        - А если бы попали? - с неожиданным интересом спросил человек.
        - Когда-то я мечтал отслужить молебен на орбите, - задумчиво сообщил пастырь.
        После этих слов человек откровенно расстроился.
        - Не понимаю… - пробормотал он с прежней тоской в голосе. - Не понимаю…
        Пора начинать, решил пастырь.
        - Человечество переживает расцвет технологии, - проникновенно проговорил он. - Но последствия его будут страшны, если он не будет сопровождаться расцветом веры. Вот вы мне поставили в вину, что я служу обедню в скафандре… А вы бы посмотрели, сколько мальчишек прилипает к иллюминаторам снаружи, когда внутри идет служба! Вы бы посмотрели на их лица… Разумеется, я понимаю, что их пока интересует только скафандр, и все же слово «космос» для них теперь неразрывно связано с именем Христа. И когда они сами шагнут в пространство…
        - Вы - язычник, - угрюмо сказал посетитель.
        - Язычник? - без тени замешательства переспросил пастырь. - Что ж… Христианству всегда были свойственны те или иные элементы язычества. Пожалуй, нет и не было церкви, свободной от них совершенно. Иконы, например. Чем не язычество?.. В давние времена вера выступала рука об руку с искусством - и вспомните, к какому расцвету искусства это привело! И если теперь вера выступит рука об руку с наукой…
        - Да вы уже выступили, - проворчал посетитель. - Вы уже договорились до того, что Христос был пришельцем из космоса…
        - Неправда! - запротестовал пастырь. - Журналисты исказили мои слова! Это была метафора…
        - Хорошо, а записочки? - перебил посетитель. Он явно шел в наступление. - Откуда вообще эта дикая мысль, что молитва, поднятая на орбиту, дойдет до Господа быстрее?
        - Разумеется, это суеверие, - согласился пастырь. - Для Бога, разумеется, все едино. Но люди верят в это!
        - Так! - сказал посетитель, обрадовавшись. - Следовательно, вы сами признаете, что делаете это не для Господа, а для людей?
        - Да, для людей, - с достоинством ответил пастырь. - Для людей, дабы в конечном счете привести их к Господу. Так что не ищите в моих словах противоречия. Вы его не найдете.
        - Но они идут к Господу, как в банк за ссудой! - закричал посетитель. - О чем они просят Его в своих записочках! О чем они пишут в них!..
        - Этого не знаю даже я, - резонно заметил пастырь. - Это известно лишь им да Господу.
        - А разве так уж трудно догдаться, о чем может просить Господа человек, которому некуда девать деньги? - весьма удачно парировал посетитель. - Ваша паства! Это же сплошь состоятельные люди! Те, у кого достает денег и глупости, чтобы оплатить выброс в космос всей этой… бумаги.
        - Вы кощунствуете, - сказал пастырь. Лицо его отвердело и стало прекрасным - как на рекламном щите при дороге.
        Посетитель вскинул и тут же опустил темные глаза, в которых пастырь успел, однако, прочесть непонятный ему испуг.
        - Опять… - беспомощно проговорил человек. - Опять это слово…
        Надо полагать, обвинение в кощунстве предъявлялось ему не впервые.
        - Да поймите же! - Пытаясь сгладить излишнюю резкость, пастырь проговорил это почти умоляюще. - Элитарность астроцеркви беспокоит меня так же, как и вас. Но рано или поздно все образуется: стоимость полетов в космос уменьшится, благосостояние, напротив, возрастет, и недалек тот час, когда двери храма будут открыты для всех.
        Посетитель молчал. Потом неловко поднялся с противоперегрузочного кресла.
        - Простите… - сдавленно сказал он, все еще пряча глаза. - Конечно, мне не следовало приходить. Просто я подумал… ну что же это… ну куда еще дальше…
        Досадуя на свой глупый срыв и некстати слетевшее с языка слово «кощунство», пастырь тоже встал.
        - Нет-нет, - слабо запротестовал человек. - Провожать не надо. Я сам…

* * *
        Пастырь не возражал. У него действительно был трудный день. Попрощавшись, он снова опустился в кресло и прикрыл глаза.
        Ученый написал на него донос, шофер грузовика, пусть в шутку, но предложил ограбить прихожан, безработный богоискатель обвинил в язычестве и фарисействе. Представители других церквей… Ну, об этих лучше не вспоминать. Кем они все считают его? В лучшем случае - достойным уважения дельцом. Правда, есть еще паства. Но, будучи умным человеком, пастырь не мог не понимать, что для его прихожан астроцерковь, на создание которой он положил все силы души своей, - не более чем последний писк моды.
        Он открыл глаза и стал смотреть в окно. В окне по-прежнему сияли чистыми цветами постройки заправочной станции и тянулась параллельно полотну дороги бетонная кромка оросительного канала. Потом в окне появился его странный собеседник. Ссутулясь, он брел к автостанции и, судя по движениям его рук и плеч, продолжал спор - уже сам с собой. Внезапно пастырь ощутил жалость к этому бедолаге в поношенном костюме. Работы нет, жизнь не сложилась, с горя начал искать истину… Или даже наоборот: начал искать истину - и, как следствие, лишился работы… Ну вот опять - ну куда он идет? Он же сейчас упрется в оросительный канал, и придется ему давать крюк до самого мостика. Может, подвезти его? Он ведь, наверное, путешествует автостопом. Да, пожалуй, надо… Как-никак они с ним одного поля ягоды. Походит он так, походит в поношенном своем пиджачке, посмущает-посмущает святых отцов, а там, глядишь, возьмет да и объявит, что нашел истинную веру. И соберется вокруг него паства, и станет в этом мире одним исповеданием больше…
        Пастырь поднялся с кресла. Серая полоска за окном раздвоилась, между бетонными кромками блеснула вода. Человек брел, опустив голову.
        Как бы он в канал не угодил, забеспокоился пастырь и приник к стеклу. Так и есть - сейчас шагнет в воду, а там метра два глубины! Пастырь хотел крикнуть, но сообразил, что сквозь стекло крик едва ли будет услышан. Да и поздно было кричать: ничего перед собой не видя, человек переносил уже ногу через бетонную кромку.
        Пастырь дернулся к двери и вдруг замер.

* * *
        Точно так же, не поднимая головы и вряд ли даже замечая, что под ногами у него уже не земля, но хмурая водная гладь, человек брел через канал. На глазах пастыря он достиг противоположной бетонной кромки и, перешагнув ее, двинулся к шоссе.
        Стены разверзлись. Скорбные оглушительные аккорды нездешней музыки рушились один за другим с печальных, подернутых дымкой высот, и пастырь почувствовал, как волосы его встают дыбом - состояние, о котором он лишь читал и полагал всегда литературным штампом.
        Сердце ударило, остановилось, ударило снова.
        - Господи… - еле слышно выдохнул пастырь.
        Человек на шоссе обернулся и безнадежным взглядом смерил напоследок каменную копию космического корабля.
        А всё остальное - не в счёт
        Счастливый человек - он был разбужен улыбкой. Ну да, улыбнулся во сне, почувствовал, что улыбается, и проснулся. А проснувшись, вспомнил…
        Вчера он вынул из кладовки все свои сокровища, построил их в шеренгу и учинил генеральный смотр. Два корня он отбраковал и, разломав на куски, сбросил в мусоропровод, а остальные отправил обратно, в кладовку. Все, кроме одного.
        Это был великолепный, трухлявый изнутри корень с четко выраженным покатым лбом и шишковатой лысиной. Шероховатый бугор вполне мог сойти за нос картошкой, а из-под изумленно приподнятого надбровья жутко зиял единственный глаз. Вдобавок вся композиция покоилась на неком подобии трехпалой драконьей лапы.
        Прелесть что за корешок!
        Все еще улыбаясь, он встал с постели и вышел босиком в большую комнату, где посреди стола на припорошенной древесной трухой газетке стоял, накренясь, тот самый корень. С минуту они смотрели друг на друга. И было уже очевидно, что остренькая шишка на боку лысины - вовсе не шишка, а рог. Ну да, маленький такой рожок, как у фавна.
        - Ты - леший, и зовут тебя - Прошка, - с удовольствием сообщил он куску трухлявого дерева. - И страшным ты только прикидываешься. Ты хитрый и одноглазый. Коготь я тебе, конечно, укорочу, а вот что правая щека у тебя вислая - это ты зря…
        Тут он почувствовал беспокойство и оглянулся. Из большой комнаты очень хорошо просматривалась коротенькая - в три шага - прихожая, тупо упершаяся во входную дверь. Где-то там, далеко-далеко за дверью, его, должно быть, уже ждали. Хмурились, поглядывали на часы и, поджав губы, раздраженно постукивали ногтем по циферблату.
        Он повернулся к корню и, как бы извиняясь, слегка развел руками.
        Наскоро умывшись, наскоро одевшись и наскоро позавтракав, он влез в пальто, нахлобучил шапку и взял с неудобной, причудливой, но зато самодельной подставки потертый до изумления портфель из настоящей кожи. Перед самой дверью остановился, решаясь, затем сделал резкий вдох, открыл, шагнул…

…и произошло то, что происходило с ним изо дня в день: захлопнув за собой дверь, он обнаружил, что снова стоит все в той же прихожей, правда, уже малость подуставший, что портфель стал заметно тяжелее и что на воротнике пальто тает снег. Видимо, там, за дверью, была зима. Да, зима. Недаром же три дня назад стекла заволокло льдом почти доверху.
        - Ну вот… - с облегчением выдохнул он. - Уже все…
        В портфеле оказались продукты. Он перебросал их в холодильник и, чувствуя, как с каждой секундой усталость уходит, подошел к столу с корнем, посмотрел справа, слева…
        - Нет, - задумчиво сказал он наконец. - Все-таки второй глаз тебе необходим…
        Он перенес корень в кухню, зажег газ и, ухватив плоскогубцами толстый, в синеватой окалине гвоздь, сунул его острым концом в огонь, а сам, чтобы не терять времени, выбрал из груды инструментов на подоконнике заточенный в форме ложечки плоский напильник и со вкусом, не торопясь принялся выскабливать труху из полостей корня.
        Когда закончил, гвоздь уже наполовину тлел вишневым. Осторожно вынув его из огня плоскогубцами, он убедился, что рука не дрожит, и приступил.
        Раскаленное железо с шипением входило в древесину, едкие синеватые струйки дыма взвивались к потолку, вытягивались легким сквозняком в большую комнату и плавали там подобно паутинкам перед коричневыми с истертым золотым тиснением корешками книг, путались в хитрых резных подпорках полок.
        И тут - нечто небывалое - взвизгнул дверной звонок. Рука с плоскогубцами замерла на полдороге от конфорки к корню. Ошиблись дверью? Несколько мгновений он сидел прислушиваясь.
        Вишневое свечение, тускнея, сползло к острию гвоздя и исчезло. Да, видимо, ошиблись… Он хотел продолжить работу, но звонок взвизгнул снова.
        Пожав плечами, он отложил остывший гвоздь, отставил корень и, отряхивая колени, вышел в прихожую. Все это было очень странно.
        Открыл. На пороге стояла искусственная каштановая шубка с поднятым воротником. Из кудрявых недр воротника на него смотрели блестящие, как у зверька, смеющиеся глазенки.
        - Чай кипела? - шаловливо осведомилось то, что в шубке, бездарно копируя не то кавказский, не то чукотский акцент.
        Опешив, он даже не нашелся, что ответить. Шубка прыснула:
        - Ну чо ты блынькаешь, как буй на банке? На чашку чая приглашал?
        Оглушенный чудовищной фразой, он хотел было собраться с мыслями, но гостья впорхнула в прихожую, повернулась к нему кудрявой каштановой спиной и, судя по шороху, уже расстегивала толстые пластмассовые пуговицы. Решительно невозможно было сказать, где кончаются отчаянные завитки воротника и начинаются отчаянные завитки прически.
        - Как… что? - упавшим голосом переспросил он наконец, но тут шубка была сброшена ему на руки.
        - Моргаешь, говорю, чего? - стремительно оборачиваясь, пояснила гостья. Она улыбалась во весь рот. Круглые щечки, подперли глаза, превратив их в брызжущие весельем щелки. - Можно подумать, не ждал!
        - Нет, отчего же… - уклончиво пробормотал он и с шубкой в руках направился к хитросплетению корней, служившему в этом доме вешалкой. Кто такая, откуда явилась? . Узнать хотя бы, в каких отношениях они - там, за дверью…
        Когда обернулся, гостьи в прихожей уже не было. Она уже стояла посреди большой комнаты, и ее блестящие, как у зверька, глазенки, что называется, стреляли по углам.
        - А кто здесь еще живет?
        - Я живу…
        - Один в двух комнатах? - поразилась она.
        Ему стало неловко.
        - Да так уж вышло, - нехотя отозвался он. - В наследство досталось…
        Разом утратив стремительность, гостья обвела комнату медленным цепким взглядом.
        - Да-а… - со странной интонацией протянула она. - Мне, небось, не достанется… Ой, какая мебель старая! Ой, а что это за полки такие, никогда не видела!..
        - Своими руками, - не без гордости заметил он.
        Уставилась, не понимая:
        - Что ли, денег не было настоящие купить?.. Ой, и телевизора почему-то нету…

* * *
        Счастливый человек - он был разбужен улыбкой. Ну да, улыбнулся во сне, почувствовал, что улыбается, - и проснулся.
        За окном малой комнаты была оттепель. Свисающий с крыши ледяной сталактит, истаивая, превращался на глазах из грубого орудия убийства в орудие вполне цивилизованное и даже изящное. Леший по имени Прошка, утвердившись на трехпалой драконьей лапе, грозно и насмешливо смотрел с табурета.
        - Что же мне, однако, делать с твоей щекой? Не подскажешь?
        Леший Прошха загадочно молчал. Впрочем, щека - ладно, а вот из чего бы придумать нижнюю челюсть? Он вскочил с постели и уставился в угол, где были свалены теперь все его сокровища. Потом выстроил их в шеренгу и, отступив на шаг, всмотрелся. Нет. Ничего похожего…
        Тут он опомнился и взглянул на закрытую дверь комнаты. Там, за дверью, его наверняка уже ждали. С дребезгом помешивали чай в стакане, нервно поглядывая на стену, где передвигали секундную стрелку новенькие плоские часы, переваривающие в своих жестяных внутренностях первую батарейку.
        Он оделся, подошел к двери и щелкнул недавно врезанной задвижкой. Затем сделал резкий вдох, открыл, шагнул…

…и произошло то, что происходило с ним изо дня в день: прикрыв за собой дверь, он снова очутился в малой комнате, но голова была уже тяжелая и мутная, а щеки горели, словно там, за дверью, ему только что надавали пощечин.
        А может, и впрямь надавали, кто знает…
        С трудом переведя дыхание, он заставил себя улыбнуться. Потом запер дверь на задвижку и подошел к комлю.
        - Ну-с, молодой человек, - сказал он, потирая руки. - Так как же мы с вами поступим?
        Он присел перед табуретом на корточки и тронул дерево кончиками пальцев. Ну, допустим, полщеки долой… И что будет? Он прикрыл ладонью нижнюю половину Прошкиной щеки и остался недоволен. Не смотрится… Стоп! А если…
        Мысль была настолько дерзкой, что он даже испугался. Ну да, а если взять и спилить щеку вообще? Тогда вместо скособоченного рта получается запрокинутая отверстая пасть, а спиленный кусок…
        Он выпрямился, потрясенный.
        А спиленный кусок - это и есть нижняя челюсть.
        Он кинулся к кровати и выгреб из-под нее груду инструментов - искал ножовку по металлу. Найдя, отвернул барашковую гайку, снял полотно, а ненужный станок вернул под кровать. Снова присел перед табуретом и, прищурив глаз, провел первый нежный надпил.
        Древесный порошок с шорохом падал на расстеленную внизу газетку. Работа была почти закончена, когда в дверь постучали. Нахмурясь, он продолжал пилить. Потом раздался еле слышный хруст и, отняв от корня то, что было щекой, он внимательно осмотрел срез. Срез был гладкий, как шлифованный.
        Стук повторился. Чувствуя досаду, он положил ножовочное полотно на край табурета и с будущей челюстью в руке подошел к двери.
        - Да?
        - С ума сошел… - прошелестело с той стороны. - Приехала… Открой… Подумает…
        Он открыл. На пороге стояли две женщины. Та, что в халатике, надо полагать, жена. Вторая… Он посмотрел - и содрогнулся. Вторая была коренастая старуха с желтыми безумными глазами и жабьим лицом. Леший Прошка по сравнению с ней казался симпатягой.
        - Вот… - с бледной улыбкой пролепетала та, что в халатике. - Вот…
        Безумные желтые глаза ужасающе медленно двинулись в его сторону. Остановились.
        - Зятёк… - плотоядно выговорило чудовище, растягивая рот в полоумной клыкастой усмешке. Затем радушие - если это, конечно, было радушие - с той же ужасающей медлительностью сползло с жабьего лица и старуха начала поворачиваться всем корпусом к двери - увидела задвижку.
        - Это он уберет, - поспешно сказала та, что в халатике. - Это… чтоб не мешали… Подрабатывает, понимаешь? Халтурку… на дом…

* * *
        Счастливый человек - он был разбужен улыбкой. Продолжая улыбаться, он лежал с закрытыми глазами и представлял, как пройдется мелкой наждачной шкуркой по шишковатой Прошкиной лысине, зашлифует стыки нижней челюсти, протравит морилкой и сразу станет ясно, покрывать его, красавца, лаком или не покрывать.
        Однако пора было подниматься. Решившись, он сделал резкий вдох, открыл глаза…

…и произошло то, что происходило с ним изо дня в день: он обнаружил вдруг, что снова лежит с закрытыми глазами, что во всем теле ноет накопившаяся за день усталость и мысли еле ворочаются в отяжелевшей голове, и, уже засыпая, он успел подумать, что хорошо бы еще подточить задний коготь на драконьей лапе, - и тогда голова Прошки надменно откинется.

* * *
        Счастливый человек…
        Сила действия равна…
        - А ну попробуй обзови меня еще раз козой! - потребовала с порога Ираида. - Обзови, ну!
        Степан внимательно посмотрел на нее и отложил газету. Встал. Обогнув жену, вышел в коридор - проверить, не привела ли свидетелей. В коридоре было пусто, и Степан тем же маршрутом вернулся к дивану. Лег. Отгородился газетой.
        - Коза и есть!..
        Газета разорвалась сверху вниз на две половинки. Степан отложил обрывки и снова встал. Ираида не попятилась.
        - Выбрали, что ль, куда? - хмуро спросил Степан.
        - А-а! - торжествующе сказала Ираида. - Испугался? Вот запульну в Каракумы - узнаешь тогда козу!
        - Куда хоть выбрали-то? - еще мрачнее спросил он.
        - А никуда! - с вызовом бросила Иравда и села, держа позвоночник параллельно спинке стула. Глаза - надменные. - Телекинетик я!
        - Килети… - попытался повторить за ней Стеная и не смог.
        - На весь город - четыре телекинетика! - в упоении объявила Ираида. А я из них - самая способная! К нам сегодня на работу ученые приходили: всех проверяли, даже уборщицу! Ни у кого больше не получается - только у меня! С обеда в лабораторию забрали, упражнения показали… развивающие… Вы, говорят, можете оперировать десятками килограмм… Как раз хватит, чтоб тебя приподнять да опустить!
        - Это как? - начиная тревожиться, спросил Степан.
        - А так! - И Ираида, раздув ноздри, страстно уставилась на лежащую посреди стола вскрытую пачку «Родопи». Пачка шевельнулась. Из нее сама собой выползла сигарета, вспорхнула и направилась по воздуху к остолбеневшему Степану.
        Он машинально открыл рот, но сигарета ловко сманеврировала и вставилась ему фильтром в ноздрю.
        - Вот так! - ликующе повторила Ираида.
        Степан закрыл рот, вынул из носа сигарету и швырнул об пол. Двинулся, набычась, к жене, но был остановлен мыслью о десятках килограммов, которыми она теперь может оперировать…

* * *
        В лаборатории Степану не понравилось - там, например, стоял бильярдный стол, на котором тускло блестел один-единственный шар. Еще на столе лежала стопка машинописных листов, а над ними склонялась чья-то лысина - вся в синяках, как от медицинских банок.
        - Так это вы тут людей фокусам учите? - спросил Степан.
        - Минутку… - отозвался лысый и, отчеркнув ногтем строчку, вскинул голову. - Вы глубоко ошибаетесь, - важно проговорил он, выходя из-за бильярда. - Телекинез - это отнюдь не фокусы. Это, выражаясь популярно, способность перемещать предметы, не прикасаясь к ним.
        - Знаю, - сказал Степан. - Видел. Тут у вас сегодня жена моя была, Ираида…
        Лысый так и подскочил.
        - Вы - Щекатуров? Степан… э-э-э…
        - Тимофеевич, - сказал Степан, - Я насчет Ираиды…
        - Вы теперь, Степан Тимофеевич, берегите свою жену! - с чувством перебил его лысый и схватил за руки. - Феномен она у вас! Вы не поверите: вот этот самый бильярдный шар - покатила с первой попытки! И это что! Она его еще потом приподняла!..
        - И опустила? - мрачно осведомился Степан, косясь на испятнанную синяками лысину.
        - Что? Ну разумеется… А вы, простите, где работаете?
        Степан сказал.
        - А-а… - понимающе покивал лысый. - До вашего предприятия мы еще не добрались. Но раз уж вы сами пришли, давайте я вас проверю. Чем черт не шутит - вдруг и у вас тоже способности к телекинезу!
        - А что же! - оживился Степан. - Можно.
        Проверка заняла минут десять, Никаких способностей к телекинезу у Степана не обнаружилось.
        - Как и следовало ожидать, - ничуть не расстроившись, объявил лысый. - Телекинез, Степан Тимофеевич, величайшая редкость!
        - Слушай, доктор, - озабоченно сказал Степан, - а выключить ее теперь никак нельзя?
        - Кого?
        - Ираиду.
        Лысый опешил.
        - Что вы имеете в виду?
        - Ну, я не знаю, по голове ее, что ли, стукнуть… Несильно, конечно… Может, пройдет, а?
        - Вы с ума сошли! - отступая, пролепетал лысый. И так, бедняга, побледнел, что синяки на темени черными стали.

* * *
        - Сходи за картошкой, - сказала Ираида. Степан поднял на нее отяжелевший взгляд.
        - Сдурела? - с угрозой осведомился он.
        - Я тебе сейчас покажу «сдурела»! - закричала она. - Ты у меня поговоришь! А ну вставай! Разлегся! Тюлень!
        - А ты… - начал было он по привычке.
        - Кто? - немедленно ухватилась Ираида. - Кто я? Говори, раз начал! Кто?
        В гневе она скосила глаза в сторону серванта. Сервант накренился и, истерически задребезжав посудой, тяжело оторвался от пола. Степан, бледнея, смотрел. Потом - по стеночке, по стеночке - выбрался из-под нависшего над ним деревянно-оловянно-стеклянного чудовища и, выскочив в кухню, сорвал с гвоздя авоську…
        - …у-у, к-коза! - затравленно проклокотал он, стремительно шагая в сторону овощного магазина.

* * *
        - Знаешь, ты, доктор, кто? - уперев тяжкие кулаки в бильярдный стол, сказал Степан. - Ты преступник! Ты семьи рушишь.
        Лысый всполошился.
        - Что случилось, Степан Тимофеевич?
        На голове его среди изрядно пожелтевших синяков красовались несколько свежих - видимо, сегодняшние.
        - Вот ты по городу ходишь! - возвысил голос Степан. - Людей проверяешь!.. Не так ты их проверяешь. Ты их, прежде чем телетехнезу своему учить, - узнай! Мало ли кто к чему способный!.. Ты вон Ираиду научил, а она теперь чуть что - мебель в воздух подымает! В Каракумы запульнуть грозится - это как?
        - В Каракумы? - ужаснулся лысый.
        Сердце у Степана екнуло.
        - А что… может?
        Приоткрыв рот, лысый смотрел на него круглыми испуганными глазами.
        - Да почему же именно в Каракумы, Степан Тимофеевич? - потрясенно выдохнул он.
        - Не знаю, - глухо сказал Степан. - Ее спроси.
        Лысый тихонько застонал.
        - Да что же вы делаете! - чуть не плача, проговорил он. - Степан Тимофеевич, милый! Да купите вы Ираиде Петровне цветы, в кино сводите - и не будет она больше… про Каракумы!.. Учили же в школе, должны помнить: сила действия всегда равна силе противодействия. Вы к ней по-хорошему - она к вам по-хорошему. Это же универсальный закон! Даже в телекинезе… Вот видите эти два кресла на колесиках? Вчера мы посадили в одно из них Ираиду Петровну, а другое загрузили балластом. И представьте, когда Ираида Петровна начала мысленно отталкивать балласт, оба кресла покатились в разные стороны! Вы понимаете? Даже здесь!..
        - И тяжелый балласт? - тревожно спросил Степан.
        - Что? Ах, балласт… Да нет, на этот раз - пустяки, не больше центнера.
        - Так… - Степан помолчал, вздохнул и направился к двери. С порога обернулся.
        - Слушай, доктор, - прямо спросил он. - Почему у тебя синяки на тыковке? Жена бьет?
        - Что вы! - смутился лысый. - Это от присосок. Понимаете, датчики прикрепляются присосками, ну и…
        - А-а… - Степан покивал. - Я думал - жена…

* * *
        Купить букет - полдела, с ним еще надо уметь обращаться. Степан не умел. То есть умел когда-то, но разучился. Так и не вспомнив, как положено нести эту штуку - цветами вверх или цветами вниз, он воровато сунул ее под мышку и - дворами, дворами - заторопился к дому.

* * *
        Ираида сидела перед зеркалом и наводила зеленую тень на левое веко. Правое уже зеленело вовсю. Давненько не заставал Степан жену за таким занятием.
        - Ирочка…
        Она изумленно оглянулась на голос и вдруг вскочила. Муж подбирался к ней с кривой неискренней улыбкой, держа за спиной какой-то предмет.
        - Не подходи! - взвизгнула она, и Степан остановился, недоумевая.
        Но тут, к несчастью, Ираида Петровна вспомнила, что она как-никак первый телекинетик города. Степана резко приподняло и весьма чувствительно опустило. Сознания он не терял, но опрокинувшаяся комната еще несколько секунд стремительно убегала куда-то вправо.

* * *
        Он лежал на полу, а над ним стояла на коленях Ираида, струящая горючие слезы из-под разнозеленых век.
        - Мне?.. - всхлипывала она, прижимая к груди растрепанный букет. - Это ты - мне?.. Степушка!..
        Степушка тяжело поднялся с пола и, подойдя к дивану, сел. Взгляд его, устремленный в противоположную стену, был неподвижен и нехорош.
        - Степушка! - Голос Ираиды прервался.
        - Букет нес… - глухо, с паузами заговорил Степан. - А ты меня - об пол?..
        Ираида заломила руки.
        - Степушка!
        Вскочив, она подбежала к нему и робко погладила по голове. Словно гранитный валун погладила. Степан, затвердев от обиды, смотрел в стену.
        - Ой, дура я, дура! - заголосила тогда Ираида. - Да что ж я, дура, наделала!

«Не прощу! - исполненный мужской гордости, мрачно подумал Степан. - А если и прощу, то не сразу…»

* * *
        Через каких-нибудь полчаса супруги сидели рядышком на диване, и Степан - вполне уже ручной - позволял и гладить себя, и обнимать. Приведенный в порядок букет стоял посреди стола в хрустальном кувшинчике.
        - Ты не думай, - проникновенно говорил Степан. - Я не потому цветы купил, что телетехнеза твоего испугался. Просто, дай, думаю, куплю… Давно ведь не покупал…
        - Правда? - счастливо переспрашивала Ираида, заглядывая ему в глаза. - Золотце ты мое…
        - Я, если хочешь знать, плевать хотел на твой телетехнез, - развивал свою мысль Степан. - Подумаешь, страсть!..
        - Да-а? - лукаво мурлыкала Ираида, ласкаясь к мужу. - А кто это у нас недавно на коврике растянулся, а?
        - Ну, это я от неожиданности, - незлобиво возразил Степан. - Не ожидал просто… А так меня никаким телетехнезом не сшибешь. Подошел бы, дал бы в ухо - и весь телетехнез!
        Ираида вдруг отстранилась и встала.

«Ой! - спохватился Степан. - А что это я такое говорю?»
        Поздно он спохватился.

* * *
        Ираида сидела перед зеркалом и, раздувая ноздри, яростно докрашивала левое веко. За спиной ее, прижав ладони к груди, стоял Степан.
        - Ирочка… - говорил он. - Я ж для примера… К слову пришлось… А хочешь - в кино сегодня пойдем… Сила-то действия, сама знаешь, чему равна… Я к тебе по-хорошему - ты ко мне по-хорошему…
        - Мое свободное время принадлежит науке! - отчеканила она по-книжному.
        - Лысой! - мгновенно рассвирепев, добавил Степан. - Кто ему синяки набил? Для него, что ли, мажешься?
        Ираида метнула на него гневный взгляд из зеркала.
        - Глаза б мои тебя не видели! - процедила она. - Вот попробуй еще только - прилезь с букетиком!..
        - И что будет? - спросил Степан. - В Каракумы запульнешь?
        - А хоть бы и в Каракумы!
        Степан замолчал, огляделся.
        - Через стенку, что ли? - недоверчиво сказал он.
        - А хоть бы и через стенку!
        - Ну и под суд пойдешь.
        - Не пойду!
        - Это почему же?
        - А потому! - Ираида обернулась, лихорадочно подыскивая ответ. - Потому что ты сам туда сбежал! От семьи! Вот!
        Степан даже отступил на шаг.
        - Ах ты… - угрожающе начал он.
        - Кто? - Ираида прищурилась.
        - Коза! - рявкнул Степан и почувствовал, что подошвы его отрываются от пола. Далее память сохранила ощущение страшного и в то же время мягкого удара, нанесенного как бы сразу отовсюду и сильнее всего - по пяткам.

* * *
        Что-то жгло щеку. Степан открыл глаза. Он лежал на боку, под щекой был песок, а прямо перед глазами подрагивали два невиданных растения, напоминающих желто-зеленую колючую проволоку.
        Он уперся ладонями в раскаленный бархан и, взвыв, вскочил на ноги.
        - Коза!!! - потрясая кулаками, закричал он в темный от зноя зенит. - Коза и есть! Коза была - козой останешься!..
        Минуты через две он выдохся и принялся озираться. Слева в голубоватом мареве смутно просматривались какие-то горы. Справа не просматривалось ничего. Песок.
        Да, пожалуй, это были Каракумы.

* * *
        Грузовик затормозил, когда Степану оставалось до шоссе шагов двадцать. Хлопнула дверца, и на обочину выбежал смуглый шофер в тюбетейке.
        - Геолог, да? - крикнул он приближающемуся Степану. - Заблудился, да?
        Степан брел, цепляясь штанами за кусты верблюжьей колючки.
        - Друг… - со слезой проговорил он, выбираясь на дорогу. - Спасибо, друг…
        Шофера это тронуло до глубины души.
        - Садись, да? - сказал он, указывая на кабину.

* * *
        Познакомились. Шоферу не терпелось узнать, как здесь оказался Степан. Тот уклончиво отвечал, что поссорился с женой. Километров десять шофер сокрушенно качал головой и цокал языком. Потом принялся наставлять Степана на путь истинный.
        - Муж жена люби-ить должен, - внушал он, поднимая сухой коричневатый палец. - Жена муж уважа-ать должен!.. Муж от жены бегать не до-олжен!..
        И так до самого Бахардена.

* * *
        Ах, Ираида Петровна, Ираида Петровна!.. Ведь это ж додуматься было надо - применить телекинез в семейной перепалке! Ну чисто дитя малое! Вы бы еще лазерное оружие применили!..
        И потом - учили ведь в школе, должны помнить, да вот и лысый говорил вам неоднократно: сила действия равна силе противодействия. Неужели так трудно было сообразить, что, запульнув вашего супруга на черт знает какое расстояние к югу, сами вы неминуемо отлетите на точно такое же расстояние к северу! А как же иначе, Ираида Петровна, - массы-то у вас с ним приблизительно одинаковые!..

* * *
        Несмотря на позднюю весну, в тундре было довольно холодно. Нарты ехали то по ягелю, то по снегу.
        Первые десять километров каюр гнал оленей молча. Потом вынул изо рта трубку и повернул к заплаканной Ираиде мудрое морщинистое лицо.
        - Однако муж и жена - семья называется, - сообщил он с упреком. - Зачем глаза покрасила? Зачем от мужа в тундру бегала? Жена из яранги бегать будет - яранга совсем худой будет…
        И так до самого Анадыря.
        Право голоса
        Полковник лишь казался моложавым. На самом деле он был просто молод. В мирное время ходить бы ему в капитанах.
        - Парни! - Будучи уроженцем Старого Порта, полковник слегка растягивал гласные. - Как только вы уничтожите их ракетные комплексы, в долину Чара при поддержке с воздуха двинутся танки. От вас зависит успех всего наступления…
        Легкий ветер со стороны моря покачивал маскировочную сеть, и казалось, что испятнанный тенями бетон колышется под ногами.
        Полковник опирался на трость. Он прихрамывал - последствия недавнего катапультирования, когда какой-то фанатик пытался таранить его на сверхзвуковых скоростях. Трость была именная - черного дерева с серебряной пластиной: «Спасителю Отечества - от министра обороны».
        - Через час противник приступит к утренней молитве и этим облегчит нашу задачу. Нам же с вами не до молитв. Сегодня за всех помолится полковой священник…
        Летчики - от горла до пят астронавты, кинопришельцы - стояли, приподняв подбородки, и легкий ветер шевелил им волосы.
        Они были не против: конечно же, священник за них помолится и, кстати, сделает это куда профессиональнее.
        - Мне, как видите, не повезло. - Полковник непочтительно ткнул именной тростью в бетон. - Я вам завидую, парни, и многое бы отдал, чтобы лететь с вами…
        - ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ, СВОЛОЧЬ?!
        Визгливый штатский голос.
        Полковник резко обернулся. Никого. Священник и майор. А за ними бетон. Бетон почти до самого горизонта.
        - ЭТО Я ТЕБЕ, ТЕБЕ! МОЖЕШЬ НЕ ОГЛЯДЫВАТЬСЯ!
        - Продолжайте инструктаж! - разом охрипнув, приказал полковник.
        Майор, удивившись, шагнул вперед.
        - Офицеры!..
        - МОЛЧАТЬ! - взвизгнул тот же голос. - БАНДИТ! ПОПРОБУЙ ТОЛЬКО РОТ РАСКРОЙ - Я НЕ ЗНАЮ ЧТО С ТОБОЙ СДЕЛАЮ!
        Майор даже присел. Кепи его съехало на затылок. Священник, округлив глаза, схватился за наперсный крест.
        Строй летчиков дрогнул. Парни ясно видели, что с их начальством происходит нечто странное.
        И тогда, отстранив майора, полковник крикнул:
        - Приказываю приступить…
        - НЕ СМЕТЬ! - На этот раз окрик обрушился на всех. Строй распался. Кое-кто бросился на бетон плашмя, прикрыв голову руками. Остальные ошалело уставились вверх. Вверху были желто-зеленая маскировочная сеть и утреннее чистое небо.
        - ВЫ ЧТО ДЕЛАЕТЕ! ВЫ ЧТО ДЕЛАЕТЕ! - злобно, плачуще выкрикивал голос. - ГАЗЕТУ ЖЕ СТРАШНО РАЗВЕРНУТЬ!
        Упавшие один за другим поднимались с бетона. Не бомбежка. Тогда что?
        - Господи, твоя власть… - бормотал бледный священник.
        - А ТЫ! - Голос стал еще пронзительнее. - СЛУГА БОЖИЙ! ТЫ! «НЕ УБИЙ»! КАК ТЫ СРЕДИ НИХ ОКАЗАЛСЯ?
        Полковник в бешенстве стиснул рукоять трости и, заглушая этот гнусный визг, скомандовал:
        - Разойтись! Построиться через десять минут!.. И вы тоже! - крикнул он священнику и майору. - Вы тоже идите!
        Летчики неуверенно двинулись кто куда.
        - А вы будьте любезны говорить со мной и только со мной! - вне себя потребовал полковник, запрокинув лицо к пустому небу. - Не смейте обращаться к моим подчиненным! Здесь пока что командую я!
        - СВОЛОЧЬ! - сказал голос.
        - Извольте представиться! - прорычал полковник. - Кто вы такой?
        - НАШЕЛ ДУРАКА! - злорадно, с хрипотцой сказал голос. - МОЖЕТ, ТЕБЕ ЕЩЕ И АДРЕС ДАТЬ?
        - Вы - террорист?
        С неба - или черт его знает, откуда - на полковника пролился поток хриплой отборной брани. Ни на службе, ни в быту столь изощренных оборотов слышать ему еще не доводилось.
        - Я - ТЕРРОРИСТ? А ТЫ ТОГДА КТО? ГОЛОВОРЕЗ! СОЛДАФОН!
        Полковник быстро переложил трость из правой руки в левую и схватился за кобуру.
        - Я тебя сейчас пристрелю, штафирка поганый! - пообещал он, озираясь.
        - ПРИСТРЕЛИЛ ОДИН ТАКОЙ! - последовал презрительный ответ.
        Летчики опасливо наблюдали за происходящим издали. Неизвестно, был ли им слышен голос незримого террориста. Но крики полковника разносились над бетоном весьма отчетливо.
        Опомнясь, он снял руку с кобуры.
        - За что? - сказал он. - Меня дважды сбивали, меня таранили… Какое вы имеете право…
        - ДА КТО ЖЕ ВАС ПРОСИЛ? - с тоской проговорил голос. Он не был уже ни хриплым, ни визгливым. - ВЫ ХРАБРЫЙ ЧЕЛОВЕК, ВЫ ЖЕРТВУЕТЕ СОБОЙ, НО РАДИ ЧЕГО? ИСКОННЫЕ ТЕРРИТОРИИ? БРОСЬТЕ. ОНИ БЫЛИ ИСКОННЫМИ СТО ЛЕТ НАЗАД…
        Террорист умолк.
        - Вы совершаете тяжкое преступление против государства! - сказал полковник, обескураженный такой странной сменой интонаций. - Вы срываете операцию, от которой…
        - ДА У ВАС ДЕТИ ЕСТЬ ИЛИ НЕТ? - Голос снова сорвался на визг. - ХВАТИТ! К ЧЕРТУ! СКОЛЬКО МОЖНО!
        - Но почему так? - заорал полковник, заведомо зная, что не переорешь, - бесполезно. - Почему - так? Вы хотите прекратить войну? Прекращайте! Но не таким же способом! В конце концов, вам предоставлено право голоса!
        - А У НАС ЕСТЬ ТАКОЕ ПРАВО? - поразился голос. - ДЛЯ МЕНЯ ЭТО НОВОСТЬ. КОРОЧЕ: НИ ОДИН САМОЛЕТ СЕГОДНЯ НЕ ВЗЛЕТАЕТ! Я ЗАПРЕЩАЮ!
        И точно в подтверждение его слов за ангарами смолк свист реактивного двигателя. Полковник сорвал кепи и вытер им взмокший лоб.
        - Операцию разрабатывал генералитет, - отрывисто сказал он. - При участии министра обороны… И за срыв ее мои ребята пойдут под трибунал! Со мной во главе.
        - НЕ ТРУХАЙ, БРАТАН! - почему-то перейдя на лихой портовый жаргон, утешил голос. - Я И МИНИСТРУ ТВОЕМУ СПИЧКУ ВСТАВЛЮ!
        - Да послушайте же! - взмолился полковник, но голос больше не отзывался. Видимо, вставлял спичку министру обороны.
        Полковник поднес к глазам циферблат наручных часов. Операция срывалась… Нет, она уже была сорвана. Он подозвал майора.
        - Никого ни под каким предлогом не выпускать с аэродрома! Летному составу пока отдыхать.

* * *
        Гладкий слепой телефон без диска.
        Нужно было подойти к столу, снять трубку и доложить министру обороны, что операция
«Фимиам», от которой зависела судьба всего наступления, не состоялась.
        Подойти к столу, снять трубку…
        Телефон зазвонил сам.
        - Полковник! - Министр был не на шутку взволнован. - Вы начали операцию?
        - Никак нет.
        - Не начинайте! Вы слышите? Операция отменяется! Вы слышите меня?
        - Так точно, - еще не веря, проговорил полковник.
        - Не вздумайте начинать! Вообще никаких вылетов сегодня! Я отменяю… Перестаньте на меня орать!.. Это я не вам, полковник!.. Что вы себе позволяете! Вы же слышали: я отменил…
        Звонкий щелчок - и тишина.
        Полковник медленно опустил трубку на рычажки.
        Кто бы это мог орать на министра обороны?

«А он, кажется, неплохой парень, - подумал вдруг полковник. - Вышел на министра - зачем? Наступление и так провалилось… Неужели только для того, чтобы выручить меня?»
        Необычная тишина стояла над аэродромом. Многократные попытки запустить хотя бы один двигатель ни к чему не привели. У механиков были серые лица - дело слишком напоминало саботаж.
        Поэтому, когда через четверть часа поступило распоряжение отменить все вылеты, его восприняли как указ о помиловании.
        Полковник мрачно изучал настенную карту. Его страна выглядела на ней небольшим изумрудным пятном, но за ближайшие несколько дней это пятно должно было увеличиться почти на треть.

«Не трухай, братан…» Так мог сказать только житель Старого Порта. Вот именно так - хрипловато, нараспев…
        Губы полковника покривились.
        - Ну спасибо, земляк!..
        Слабое жужжание авиационного мотора заставило его выглянуть в окно. Зрелище небывалое и неприличное: на посадку заходил двухместный «лемминг». Сельскохозяйственная авиация на военном аэродроме? Полковник взял микрофон внутренней связи.
        - Кто дал разрешение на посадку гражданскому самолету? Чья машина?
        - Это контрразведка, господин полковник.
        Как? Уже? Невероятно!..
        Яркий самолетик коснулся колесами бетона и побежал мимо радарной установки, мимо гнезда зенитных пулеметов, мимо тягача, ведущего к ангарам горбатый истребитель-бомбардировщик.
        Что за дьявольщина! Почему они на «лемминге»? Почему не на помеле, черт их подери! Неужели нельзя было воспользоваться армейским самолетом?
        Полковник в тихой ярости отвернулся от окна.
        О голосе эта публика еще не пронюхала. Видимо, пожаловали по какому-то другому поводу. Как не вовремя их принесло!..

* * *
        Послышался вежливый стук в дверь, и в кабинет вошел довольно молодой, склонный к полноте мужчина с приветливым взглядом.
        - Доброе утро, полковник!
        Штатская одежда на вошедшем сидела неловко, но чувствовалось, что форма на нем сидела бы не лучше.
        Мягкая улыбка, негромкий приятный голос - типичный кабинетный работник.
        И тем не менее - свалившийся с неба на «лемминге».
        Полковник поздоровался, бегло проглядев, вернул документы и предложил сесть.
        - А вы неплохо выглядите, - добродушно заметил гость, опускаясь в кресло.
        - Простите?..
        - Я говорю: после того, что случилось, вы неплохо выглядите.
        Фраза прозвучала совершенно естественно. Неестественно было другое: о том, что случилось, этот человек не мог знать ничего.
        - Вы, собственно, о чем? - подчеркнуто сухо осведомился полковник. Он вообще не жаловал контрразведку.
        - Я о голосе, - негромко произнес гость, глядя ему в глаза. - О голосе, полковник. Мы занимаемся им уже вторую неделю.
        Несколько секунд полковник сидел неподвижно.
        - Что это было? - хрипло спросил он.
        - Вы, главное, не волнуйтесь, - попросил гость. - Вас никто ни в чем не подозревает.
        Вот это оплеуха!
        - Я, конечно, благодарен за такое доверие, - в бешенстве проговорил полковник, - но о каких подозрениях речь? Операция отменена приказом министра обороны.
        - Приказом министра?.. - жалобно морщась, переспросил контрразведчик. - Но позвольте… - У него вдруг стал заплетаться язык. - Ведь в газетах… о министре… ничего…
        Минуту назад в кабинет вошел спокойный до благодушия, уверенный в себе мужчина. Теперь же в кресле перед полковником горбился совершенно больной человек.
        - Послушайте. - Полковник растерялся. - Сами-то вы как себя чувствуете? Вам… плохо?
        Гость поднял на него глаза, не выражающие ничего, кроме неимоверной усталости.
        - Кого голос посетил первым? - с видимым усилием спросил он. - Министра или вас?
        - Меня. Точнее - наш аэродром.
        - А из ваших людей - в разговоре с голосом - никто не мог сослаться на министра?
        - На министра сослался я, - сказал полковник. - А что, вы подозревали меня именно в этом?
        Контрразведчик не ответил. Кажется, он понемногу приходил в себя: откинулся на спинку кресла, глаза его ожили, полные губы сложились в полуулыбку.
        - Ну так это совсем другое дело, - произнес он почти весело. - Тогда давайте по порядку. Что же произошло на аэродроме?

«Ну уж нет, - подумал полковник, разглядывая гостя. - Помогать тебе в поимке этого парня я не намерен. Это было бы слишком большим свинством с моей стороны…»
        - Разрешите вопрос? - сказал он.
        - Да-да, пожалуйста.
        - Вы что, заранее знали о том, что операция сорвется?
        Гость ответил не сразу.
        - Видите ли… Голос обычно возникает ранним утром и принимается осыпать упреками персонал какой-нибудь военной базы. Мы долго не могли понять, откуда он берет информацию…
        - И откуда же?
        - Представьте, из утренних столичных газет.
        - Не морочьте голову! - резко сказал полковник. - Вы хотите меня убедить, что он развернул сегодня утром газету и прочел там об операции «Фимиам»?
        Гость молчал, улыбаясь не то скорбно, не то иронически.
        - Министру обороны это будет стоить карьеры, - сообщил он наконец. - Старичок почувствовал, что кресло под ним закачалось, и, конечно, наделал глупостей… Вообразите: передал газетчикам победные реляции в ночь, то есть до начала наступления.
        - Сукин сын! - изумленно выдохнул полковник.
        - Совершенно с вами согласен. Так вот, газеты сообщили, что первый удар наносят новейшие, недавно закупленные истребители-бомбардировщики. Где они базируются и кто на них летает, публика уже знала, потому что недавно о вас, полковник, была большая восторженная статья. Как, кстати, ваша нога?
        - Да ладно вам! - отмахнулся полковник. - Дальше!
        - А собственно, все. Я рассуждал так: если голос действительно берет информацию из официальной прессы, то сегодня его жертвой станете вы. Вообще-то я надеялся успеть сюда до поступления газет в продажу… Гнусная машина этот «лемминг», но на военной я лететь не решился - голос их приземляет.
        - Вы вели самолет сами?
        - Что вы! - сказал гость. - Летел с пилотом. Но вы не беспокойтесь - это мой сотрудник. Сейчас он опрашивает летчиков…

«Скверно… - подумал полковник. - Вечно нам, из Старого Порта, не везет…»
        - Так я слушаю вас, - напомнил контрразведчик.
        Пришлось рассказывать. Поначалу гость понимающе кивал, потом вдруг насторожился и бросил на полковника быстрый оценивающий взгляд. Дальше он уже слушал с откровенным недоумением. Дождавшись конца истории, усмехнулся:
        - Негусто…
        - У меня создается впечатление, - холодно сказал полковник, - что вы сомневаетесь в моих словах.
        - Правильное у вас впечатление, - нимало не смутясь, отозвался гость. - Именно сомневаюсь.
        - И, позвольте узнать, почему?
        Контрразведчик снова взглянул в глаза и тихо, ясно произнес:
        - Говор Старого Порта ни с каким другим не спутаешь. А ведь вы даже словом не обмолвились, что он ваш земляк.

«Ну вот и влип, - подумал полковник. - Конечно же, им все это известно…»
        - Да… - в затруднении проговорил он. - Да, разумеется, мне показалось, что… но, знаете, это в общем-то мои домыслы… А я старался излагать факты…
        В эти мгновения полковник был противен сам себе.

* * *
        Полковой священник вошел в кабинет без стука и сразу поднял руку для благословения. Полковнику и контрразведчику пришлось встать.
        - Дети мои… - прочувствованно начал священник, что как всегда прозвучало несколько комично. Уж больно он был молод - моложе полковника.
        Забавный малый - он, наверное, в детстве мечтал стать военным. Сутана слегка перешита, отчего в ней появилось нечто щеголевато-офицерское, держался он всегда подчеркнуто прямо, проповеди читал, как командовал, и рассказывали, что однажды, повздорив с приходским священником, обозвал того шпаком.
        - Дети мои, - в тяжком недоумении вымолвил он. - Как могло случиться, что я среди вас оказался?
        Его качнуло вперед, и в три вынужденных шага он очутился перед столом.
        - Свидетельствую! - с отчаянием объявил он. - Слышал глас Божий и свидетельствую!.
        - Вы где взяли спирт, святой отец?
        Юноша в сутане смерил полковника презрительным взглядом.
        - Екиспок, - с достоинством изронил он. Озадаченно нахмурился.
        - Что? - брезгливо переспросил полковник.
        Лицо священника прояснилось.
        - Епи-скоп… меня сюда поставил… А не вы, сын мой.
        - Как вы смели напиться! - процедил полковник. - Вы! Пастырь! Что вы там себе напридумывали! Какой глас Божий? Это террорист! Против него ведется следствие!
        Священник вскинул голову.
        - Опять? - с ужасом спросил он. Полковник понял, что сболтнул лишнее, но тут вовремя вмешался гость.
        - Святой отец, - смиренно, чуть ли не с трепетом обратился он к священнику. - Вы слышали глас Божий?
        - Слышал, - глухо подтвердил тот.
        - И что он вам сказал?
        - Он сказал… - Священник задумался. - Он сказал: истребители-бомбардировщики - дьявольское наущение…
        - Да не говорил же он этого! - перебил полковник, но гость жестом попросил его умолкнуть.
        - А вы не помните, святой отец, кто закупил эти истребители-бомбардировщики?
        - Дьявол, - твердо сказал священник.
        - Нет, не дьявол, - ласково поправил его гость. - Их закупил Президент. Кесарь, святой отец, кесарь.
        Юноша в сутане недоверчиво уставился на контрразведчика.
        - Голос… - пробормотал он.
        - Да! - с неистовой страстью проповедника возгласил гость. Полковник вздрогнул. - Голос! Чей голос может учить: «Не отдавайте кесарю кесарево»? Чей, если Господь учил нас совсем другому?
        Полковнику показалось, что еще секунда - и священник потеряет сознание.
        - Не вы первый, - проникновенно, тихо произнес гость. - Вспомните Антония, святой отец! Сатана многолик, и он всегда искушает лучших.
        - Что-то плохо мне… - совершенно мальчишеским голосом пожаловался священник, поднося ладонь к глазам.
        - Вызовите кого-нибудь! - шепнул гость полковнику. - Пусть уложат спать и проследят, чтобы глупостей не натворил…

* * *
        Священника вывели под руки.
        - Спасибо, - искренне сказал полковник. - Ума не приложу, как это я мог о нем забыть! Конечно же, он пошел к механикам и надрался.
        - Зря вы с ним так жестоко, - заметил гость. - Встреча с голосом это ведь не шутка. Не у всех нервы такие крепкие, как, у вас. Были случаи - стрелялись люди… А то при нынешней обстановке нам только и не хватало какой-нибудь новой секты с политической программой.
        - Ловко вы все повернули, - сказал полковник. - Дьявола - в бога, бога - в дьявола…
        - Работа такая, - отозвался гость, и тут кто-то пинком отворил дверь.
        В кабинет шагнул коренастый технарь с сержантскими нашивками на рукаве серого комбинезона. Выражение лица - самое свирепое.
        - Вы арестовали священника? - прорычал он.
        Полковник резко выпрямился в кресле и прищурился. Под этим его прищуром коренастый злобно заворчал, переминаясь, и по истечении некоторого времени принял стойку
«смирно».
        - Вы арестовали священника! - угрюмо повторил он.
        - Так это вы его напоили? - осведомился полковник.
        - Так точно! - с вызовом сказал коренастый. - Но я же не знал, что ему одной заглушки хватит!
        - Заглушки? - с проблеском интереса переспросил гость.
        - Это такая крышечка с резьбой, - пояснил полковник.
        - Мало ли что он вам тут наговорил! - выкрикнул коренастый. - Он же ничего не соображал! Он мальчишка! Он жизни не видел! За что тут шить политику?
        - Да вы, я вижу, и себя не обделили, - зловеще заметил полковник. - Заглушки три-четыре, а? Кто ему шьет политику? Его отвели проспаться. А вот вы сейчас пойдете к дежурному и скажете, чтобы он записал вам две недели ареста. И вообще пора бы знать, что в таких случаях начинают не со священников.
        Коренастый сержант вздрогнул и вдруг двинулся с исказившимся лицом на контрразведчика.
        - Попробуйте только тронуть полковника, - с угрозой произнес он. - Вы с аэродрома не выберетесь…
        - У вас, полковник, огромная популярность среди нижних чинов, - кисло заметил гость. - Я начинаю опасаться, что мне здесь в конце концов размозжат голову.
        - Я же знаю, что вам нужно! - почти не скрывая злорадства, бросил сержант. - Все уже знают! Вам нужно найти голос, да? Что вам тут говорил священник? Что он слышал Бога? А я вам точно могу сказать, чей это был голос. Сказать?
        - Ну, скажите… - нехотя согласился гость. Он выглядел очень утомленным.
        - Это был мой брат! - хрипло проговорил сержант.
        - Ну и что? - вяло спросил гость.
        Сержант растерялся. Он ожидал совсем другой реакции.
        - Вам это… неинтересно?
        - Нет, - сказал контрразведчик. - Но вы же все равно от меня не отвяжетесь, пока я не спрошу, кто такой ваш брат и где его искать.
        - На кладбище, - сдавленно произнес сержант. - Пятое солдатское… Одиннадцатая могила в третьем ряду… Он погиб четыре года назад…
        Внезапно полковнику стало страшно.
        - Ваш брат, - запинаясь, спросил он, - жил в Старом Порту?
        - Никак нет, - глухо ответил сержант. - Мы жили в столице.
        - Понятно… - в растерянности сказал полковник и обернулся к гостю. - Сержант вам еще зачем-нибудь нужен?
        - Да он мне как-то с самого начала не очень был нужен, - брюзгливо отозвался тот.
        - Можете идти, - поспешно сказал полковник.

* * *
        Дверь за сержантом закрылась без стука.
        - Я бы, конечно, мог отдать его под трибунал… - У полковника был крайне смущенный вид.
        - И весь техперсонал в придачу? - проворчал гость. - Теперь, надеюсь, вы понимаете, что это такое - голос?
        - Напрасно вы не выслушали сержанта, - сказал полковник. - Со Старым Портом - явная путаница и вообще какая-то чертовщина…
        - У меня нет времени на сержантов, - сквозь зубы проговорил гость. - У меня нет времени на священников… Вам известно, что союзники вывели флот из наших территориальных вод?
        - Да, разумеется. Протест оппозиции…
        - Да не было никакого протеста, полковник! Просто этот ваш голос допекал их целую неделю…
        - Простите! - ошеломленно перебил полковник. - То, что вы мне сейчас рассказываете… Имею ли я право знать это?
        - Не имеете, - сказал контрразведчик. - Данные совершенно секретны. Так я продолжаю… И скандалы он им, заметьте, закатывал на английском языке!.. Неужели вы еще не поняли: каждый принимает его мысли на своем родном наречии! А вы вдруг опускаете такую важную подробность, говор Старого Порта… Что он, по-вашему, за человек?
        Полковник смотрел мимо гостя. Там, за спиной контрразведчика, висела настенная карта с изумрудным пятном, которое должно было за ближайшие несколько дней увеличиться почти на треть.

«Какого черта! - решился, наконец, полковник. - Он сорвал мне операцию! Почему я обязан выгораживать его!..»
        - Штатский, - отрывисто сказал он. - Штатский, причем из низших слоев общества. Вульгарные обороты, истеричен… Хотя… Странно! Был момент, когда он перестал визжать, перешел на «вы»… и, знаете, мне показалось, что со мной говорит…
        - Интеллигент?
        - Да! Совершенно иная речь! Как будто в разговор вмешался еще один человек…
        - Это очень важно, - предупредил гость. - Так он был один или их было несколько?
        - Право, даже не знаю, - в замешательстве проговорил полковник.
        Оба замолчали. Контрразведчик зябко горбился в кресле.
        - Мне нужна ваша помощь, полковник, - произнес он почти безразлично.
        Тот удивился.
        - Я - летчик…
        - …а не контрразведчик, договаривайте уж!.. Как вы, полковник, ошибаетесь относительно этого господина! Ну, допустим, вы благодарны ему за что-то… Скажем, за приказ министра… Не надо, не надо, вы прекрасно знаете, о чем идет речь! Но почему вы решили, что это первая и последняя операция, которую он вам срывает? Искать мы его будем долго, так что готовьтесь, полковник. Он вам себя еще покажет.
        Полковник, не отвечая, смотрел на карту за спиной гостя. Хуже всего было то, что контрразведчик прав.
        - И чем же я могу вам помочь?
        - Когда он за вас возьмется в следующий раз, - попросил гость, - предупредите его… по-человечески… что он затеял опасную игру. Что у него на хвосте контрразведка. Сошлитесь на меня, укажите фамилию, должность, объясните, где меня найти. Добавьте, что я нехороший человек, что я полнации упрятал за решетку… Он должен на меня выйти! Я не могу больше довольствоваться информацией из вторых рук!
        Полковник нервно усмехнулся.
        - Вам тогда не придется спрашивать, - предупредил он. - Вам придется только отвечать.
        - Придется, - согласился гость. - Но я попробую построить беседу так, чтобы он проговорился всерьез. Он болтун. Он не может не проговориться… А вы все еще колеблетесь: соглашаться или нет? Как вы не поймете: мы с вами счастливые люди, полковник! Мы нашли применение нашим способностям, а это такая редкость! Нам дала работу война. Лучше, конечно, если бы работу нам дала мирная жизнь, но выбирать не приходится: нам ее дала война. А голос… Я не знаю, кто он - докер, служащий… Он - неудачник. Ему война не дала ничего. Поэтому и только поэтому он против нас…
        - Я выполню вашу просьбу, - с усилием проговорил полковник.

* * *
        Из вежливости он проводил гостя до самолета. Вблизи «лемминг» выглядел еще омерзительнее - сплошь был разрисован торговыми эмблемами удобрений и ядохимикатов.
        - У меня не выходит из головы один ваш вопрос, - признался полковник. - О количестве голосов. Вы всерьез полагаете, что их несколько?
        Гость искоса взглянул на него.
        - А вы такой мысли не допускаете?
        - Честно говоря, нет. Я еще могу поверить, что раз в тысячелетие на планете рождается какой-нибудь сверхтелепат, но поверить в то, что их народилась целая банда и что все они проживают в нашей стране…
        - А где вы еще найдете другую такую страну? - с неожиданной злостью в голосе сказал контрразведчик. - Мы живем в постоянном страхе вот уже двадцать лет! Если не война - то ожидание войны! Не сегодня-завтра приобретем термоядерное оружие!
        Казалось, продолжения не будет. Гость с недовольным видом следил, как его сотрудник и два технаря готовят машину к полету.
        - Психиатрические больницы переполнены, - с горечью, как показалось полковнику, снова заговорил он. - Ежедневно возникают какие-то новые, неизвестные аллергии, нервные расстройства!.. Я не удивлюсь, если окажется, что за двадцать лет стресса люди начали перерождаться, что наружу прорвались способности, о которых мы и не подозревали!..
        - Не берусь судить, - осторожно заметил полковник. - Но вы же еще сказали, что основной мотив голоса - недовольство, что он - неудачник… Здесь у вас, по-моему, накладка. Кто же его заставляет быть неудачником? С такими способностями! Подался бы в профессионалы, в гипнотизеры, жил бы себе припеваючи… не влезая в политику…
        - Ну а если такой человек и сам не знает о своих способностях? - негромко сказал гость.
        - То есть как не знает? - Полковник опешил. - Не знает, что разговаривал со мной? Что заглушил двигатели - не знает?
        Гость, прищурясь, словно высматривал что-то в белой бетонной пустыне аэродрома.
        - Прочтет утреннюю газету, взбеленится… - задумчиво проговорил он. - Начнет мысленно проклинать того, о ком прочел, спорить с ним, полагая, что собеседник - воображаемый…
        - Что? - вырвалось у полковника. - Так он еще вдобавок ни в чем не виноват?
        Гость пожал плечами.
        - Наше с вами счастье, полковник, что никто из них не может разозлиться надолго. Их хватает от силы на полчаса, а дальше - отвлекло насущное: служба, семья…
        Видно было, что полковник потрясен.
        - Как же вы его… Как же вы их будете искать? - проговорил он, глядя на контрразведчика чуть ли не с жалостью. - У вас просто нет шансов! Это же все равно, что вести следствие против Господа Бога…
        Контрразведчик ответил ему невеселой улыбкой.
        - Мне нравится ваше сравнение, - заметил он. - В нем есть надежда. Если помните, следствие против Господа было как раз проведено очень удачно… Так вы уж, пожалуйста, не забудьте о моей просьбе, полковник…

* * *
        На улицах столицы шелестели утренние газеты. Они падали в прорези почтовых ящиков, они развертывались с шорохом в кафе и аптеках, серыми флагами безумия реяли они в руках мальчишек-разносчиков.
        Только что открылись киоски. Возле одного из них стоял вчерашний гость полковника и, судя по всему, лететь на этот раз никуда не собирался. Надо полагать, из каких-то его расчетов следовало, что голос сегодня объявится именно в столице.
        Контрразведчик купил утреннюю газету, хотя с содержанием ее ознакомился еще вчера вечером. Он всматривался в лица. Лица были утренние, серые. Серые, как газетный лист.
        Докеры, служащие поспешно отходили от киоска и бегло проглядывали заголовки. О вчерашнем наступлении - ни слова, будто его и не было. На первой странице - сообщение о том, что министр обороны подал в отставку по состоянию здоровья.
        Произойди такое пятнадцатью годами раньше, столица бы задрожала от хохота и возмущенных выкриков. Теперь же - ни звука, только тревожный бумажный шорох да отчаянные, как перед концом света, выкрики газетчиков-мальчишек.
        В соседнем кафе задержали седого господина в очках: он, не отрываясь от статьи, достал и поднес ко рту приборчик, оказавшийся при дознании коробкой с импортными пилюлями.
        Были задержаны также несколько полуграмотных субъектов: эти, читая газету, усиленно шевелили губами, словно бранились шепотом.
        А вскоре дошло и до анекдота: на восточной окраине арестовали своего брата-агента
        - у него была рация нового типа.
        Но ведь где-то рядом в толпе двигались и настоящие носители голосов - издерганные, запуганные, злые, не отличимые от остальных, сами не подозревающие о своей страшной силе. Уткнувшись в газету, они читали о том, что вчера Его Превосходительство господин Президент подписал контракт на постройку в стране первого реактора, способного производить сырье для термоядерных бомб.
        Оставалось вглядываться в лица.
        Никто не делился мнениями. Случайно встретившись взглядами, отворачивались или заслонялись газетой. За плечом каждого незримо стоял вежливый господин из контрразведки.
        Многие, наверное, мысленно проклинали Президента, мысленно спорили с ним, но как определить, кто из них носитель голоса? А что если… ВСЕ?
        Мысль была нелепая, шальная, тем не менее контрразведчик побледнел и выронил газету.

* * *
        Страх и бумажный шорох вздымались над столицей невидимым облаком. Страх и бумажный шорох. Казалось, что вот сейчас нервное напряжение достигнет предела и город, серый город-паук с его министерствами и тайными канцеляриями, - разлетится в пыль! .
        - ТЫ, ПРЕЗИДЕНТ ЧЕРТОВ! - раздался высокий от бешенства голос.
        Его Превосходительство господин Президент подскочил в кресле и схватился за кнопку вызова личной охраны.
        Монумент
        Уму непостижимо - следователь сравнил его с Колумбом! Так и сказал: «Он ведь в некотором роде Колумб…» Ничего себе, а?.. Хорошо бы отвлечься. Я останавливаюсь возле книжного шкафа, отодвигаю стекло и не глядя выдергиваю книгу. Открываю на первой попавшейся странице, читаю: «Все говорят: нет правды на земле. Но правды нет - и выше…»
        Мне становится зябко, и я захлопываю томик Пушкина.

* * *
        А как обыденно все началось! Весенним днем женатый мужчина зашел к женатому мужчине и предложил прогуляться. Я ему ответил:
        - С удовольствием. Очень кстати. Сейчас, только банку сполосну трехлитровую…
        - Не надо банку, - сдавленно попросил он. - Мне нужно поговорить с тобой.
        Женатый мужчина пришел пожаловаться женатому мужчине на горькую семейную жизнь.
        Мы вышли во двор и остановились у песочницы.
        - Ну что стряслось-то? Поругались опять?
        - Только между нами, - вздрагивая и озираясь, предупредил он, - Я тебе ничего не говорил, а ты ничего не слышал. Понимаешь, вчера…
        Поругались, естественно. Дочь принесла домой штаны и попросила полторы сотни. Татьяна, понятно, рассвирепела и устроила дочери воспитательный момент, но когда муж попытался поддакнуть, она устроила воспитательный момент ему: дескать, зарабатываешь мало - вот и приходится отказывать девочке в самом необходимом. Он вспылил, хлопнул дверью…
        - И пошел искать меня? - спросил я, заскучав.
        Оказалось, нет. Хлопнув дверью, он направился прямиком к супруге Моторыгина, имевшей неосторожность как-то раз пригласить его на чашку кофе.
        Я уже не жалел об оставленной дома трехлитровой банке - история принимала неожиданный оборот. Нет, как хотите, а Левушка Недоногов (так звали моего сослуживца) иногда меня просто умилял. Женатый мужчина отважно сидит на кухне у посторонней женщины, пьет третью чашку кофе, отвечает невпопад и думает о том, как страшно он этим отомстил жене. А посторонняя женщина, изумленно на него глядя, ставит на конфорку второй кофейник и гадает, за каким чертом он вообще пришел. Представили картину? А теперь раздается звонок в дверь. Это вернулся из командировки Моторыгин, потерявший в Саратове ключ от квартиры.
        - И что? - жадно спросил я, безуспешно ища на круглом Левушкином лице следы побоев.
        - Знаешь… - с дрожью в голосе сказал он. - Вскочил я и как представил, что будет дома!.. на работе!.. Ведь не докажешь же никому!..
        Словом, очутился Левушка в темном дворе с чашкой кофе в руках.
        - В окно? - ахнул я. - Позволь, но это же второй этаж!
        - Третий, - поправил он. - И я не выпрыгивал…
        Он не выпрыгивал из окна и не спускался по водосточной трубе. Он просто очутился, понимаете? Я не понимал ничего.
        - Может, ты об асфальт ударился? Контузия… Память отшибло…
        - Нет, - Левушка словно бредил. - Я потом еще раз попробовал - получилось…
        - Да что получилось-то? Что попробовал?
        - Ну это… самое… Вот я - там, и вот я уже - здесь!
        Сначала я оторопел, потом засмеялся. Доконал он меня.
        - Левка!.. Ну нельзя же так, комик ты… Я, главное, его слушаю, сочувствую, а он дурака валяет! Ты что же, телепортацию освоил?
        - Теле… что? - Он, оказывается, даже не знал этого слова.
        - Те-ле-пор-тация. Явление такое. Человек усилием воли берет и мгновенно переносит себя на любое расстояние. Что ж ты такой несовременный-то, а, Левушка? Я вот, например, в любой культурной компании разговор поддержать могу. Сайнс-фикшн? Фэнтези? Пожалуйста… Урсула ле Гуин? Будьте любезны…
        Несколько секунд его лицо было удивительно тупым. Потом просветлело.
        - А-а… - с облегчением проговорил он. - Так это, значит, бывает?..
        - Нет, - сказал я. - Не бывает. Ну чего ты уставился? Объяснить, почему не бывает? В шесть секунд, как любит выражаться наш общий друг Моторыгин… Ну вот представь: ты исчезаешь здесь, а возникаешь там, верно? Значит, здесь, в том месте, где ты стоял, на долю секунды должна образоваться пустота, так?.. А теперь подумай вот над чем: там, где ты возникнешь, пустоты-то ведь нет. Ее там для тебя никто не приготовил. Там - воздух, пыль, упаси боже, какой-нибудь забор или того хуже - прохожий… И вот атомы твоего тела втискиваются в атомы того, что там было… Соображаешь, о чем речь?
        Я сделал паузу и полюбовался Левушкиным растерянным видом.
        - А почему же тогда этого не происходит? - неуверенно возразил он.
        Был отличный весенний день и за углом продавали пиво, а передо мной стоял и неумело морочил голову невысокий, оплывший, часто моргающий человек. Ну не мог Левушка Недоногов разыгрывать! Не дано ему было.
        Я молча повернулся и пошел за трехлитровой банкой.
        - Погоди! - В испуге он поймал меня за рукав. - Не веришь, да? Я сейчас… сейчас покажу… Ты погоди…
        Он чуть присел, развел руки коромыслом и напрягся. Лицо его - и без того неказистое - от прилива крови обрюзгло и обессмыслилось.
        Тут я, признаться, почувствовал некую неуверенность: черт его знает - вдруг действительно возьмет да исчезнет!..
        Лучше бы он исчез! Но случилось иное. И даже не случилось - стряслось! Не знаю, поймете ли вы меня, но у него пропали руки, а сам он окаменел. Я говорю
«окаменел», потому что слова «окирпичел» в русском языке нет. Передо мной в нелепой позе стояла статуя, словно выточенная целиком из куска старой кирпичной кладки. Темно-красный фон был расчерчен искривленными серыми линиями цементного раствора… Я сказал: статуя? Я оговорился. Кирпичная копия, нечеловечески точный слепок с Левушки Недоногова - вот что стояло передо мной. Руки отсутствовали, как у Венеры, причем срезы культей были оштукатурены. На правом ясно читалось процарапанное гвоздем неприличное слово.
        Мне показалось, что вместе со мной оцепенел весь мир. Потом ветви вдруг зашевелились, словно бы опомнились, и по двору прошел ветерок, обронив несколько кирпичных ресничин. У статуи были ресницы!
        Я попятился и продолжал пятиться до тех пор, пока не очутился в арке, ведущей со двора на улицу. Больше всего я боялся тогда закричать - мне почему-то казалось, что сбежавшиеся на крик люди обвинят во всем случившемся меня. Такое часто испытываешь во сне - страх ответственности за то, чего не совершал и не мог совершить…

* * *
        Там-то, в арке, я и понял наконец, что произошло. Мало того - я понял механизм явления. Не перенос тела из одной точки в другую, но что-то вроде рокировки! Пространство, которое только что занимал Левушка, и пространство, которое он занял теперь, попросту поменялись местами!.. Но если так, то значит, Левушка угодил в какое-то здание, заживо замуровав себя в одной из его стен!
        Я вообразил эту глухую оштукатуренную стену с торчащей из нее вялой рукой и почувствовал дурноту.
        И тут с улицы в арку вошел, пошатываясь, Левушка - целый и невредимый, только очень бледный.
        - Промахнулся немножко, - хрипло сообщил он, увидев меня. - Занесло черт знает куда! Представляешь: всё черно, вздохнуть - не могу, моргнуть не могу, пальцами только могу пошевелить… Хорошо, я сразу сообразил оттуда… как это? Телепорхнуть?
        Я в бешенстве схватил его за руку и подтащил к выходу, ведущему во двор.
        - Смотри! - сказал я. - Видишь?
        Возле статуи уже собралось человека четыре. Они не шумели, не жестикулировали - они были слишком для этого озадачены. Просто стояли и смотрели. Подошел пятый, что-то, видно, спросил. Ему ответили, и он, замолчав, тоже стал смотреть.
        - Это кто? - опасливо спросил Левушка.
        - Это ты! - жестко ответил я.
        Он выпучил глаза, и я принялся объяснять ему, в чем дело. Понимаете? Не он - мне, а я - ему!
        - Статуя? - слабым голосом переспросил Левушка. - Моя? - Он сделал шаг вперед.
        - Куда? - рявкнул я. - Опознают!

…Левушка шел через двор к песочнице. Я бросился за ним. А что мне еще оставалось делать? Остановить его я не смог. Мы шли навстречу небывалому скандалу. Стоило кому-нибудь на секунду перенести взгляд с монумента на Левушку - и никаких дополнительных разъяснений не потребовалось бы.
        - …значит, жил он когда-то в этом дворе, - несколько раздраженно толковала событие женщина с голубыми волосами. - А теперь ему - памятник и доску мемориальную, чего ж тут непонятного?
        - А я о чем говорю! - поддержал губастый сантехник Витька из первой квартиры. - Движение зря перекрывать не будут. Там его и поставят, на перекрестке, а сюда - временно, пока пьедестал не сдадут…
        - Трудился, трудился человек… - не слушая их, сокрушенно качала головой домохозяйка с двумя авоськами до земли. - Ну разве это дело: привезли, свалили посреди двора… Вот, пожалуйста, уже кто-то успел! - И она указала скорбными глазами на процарапанное гвоздем неприличное слово, выхваченное из какой-то неведомой стены вместе со статуей.
        Нашего с Левушкой появления не заметили.
        - Из кирпича… - Девушка в стиле «кантри» брезгливо дернула плечиком. - Некрасиво…
        - Оцинкуют, - успокоил Витька.
        - И рук почему-то нет…
        - Приделают! У них технология такая. Руки изготавливают отдельно, чтобы при транспортировке не отбить.
        - Эх! - громко вырвалось вдруг у Левушки. - Не мог позу принять поприличнее!
        Чуть не плача, он стискивал кулаки, и лицо его было одного цвета со статуей. Все повернулись к нам, и я закрыл глаза. Вот он, скандал!..
        - Так ведь скульпторы сейчас какие? - услышал я, к своему удивлению, чей-то ленивый голос. - Это раньше скульпторы были…
        Они его не узнали, понимаете?! Перед ними маячили две совершенно одинаковые физиономии, но все словно ослепли.
        - Брови задрал, как идиот! - во всеуслышание продолжал горевать Левушка.
        Женщина с голубыми волосами смерила его негодующим взглядом.
        - А памятники, между прочим, - отчеканила она, - людям не за красоту ставят! Поставили - значит заслужил!
        Левушка, пораженный последними словами, медленно повернулся к ней, и глаза у него в тот момент, клянусь, были безумны…

* * *
        А на следующий день он не вышел на работу. Все у меня валилось из рук, стоило мне взглянуть на его стол.
        Вчера я его еле увел от песочницы, иначе бы он с пеной у рта принялся доказывать жильцам, что это его статуя. Ночью я то и дело просыпался и каждый раз думал:
«Приснилось… Слава тебе, господи…» Облегченно вздыхал и вдруг понимал, что не приснилось.
        Я вставал, выходил в кухню, пил воду. За окном шевелились черные акации и я надолго припадал к стеклу, скорее угадывая, чем различая, возле песочницы, в сером просвете между двумя кронами, зловещий горбатый силуэт с обрубками вместо рук…
        А точно ли он пошел вчера домой? Перед обедом я не выдержал - позвонил на работу Татьяне и, конечно, нарвался на отповедь. Ее, знаете ли, как-то не волнует, где в данный момент находится этот неврастеник. И вообще, если он хочет извиниться, то пусть делает это сам, а не через адвокатов.
        Я положил трубку и вернулся за свой стол. Чертовы бабы! Перезвонить бы сейчас, сказать: «Лева тебя в нашем дворе ждет, у песочницы. Очень просит прийти…» Да нет, бесполезно. Из принципа не пойдет… А жаль.
        И тут словно что-то мягко толкнуло меня в спину. Я обернулся. В дверях стоял Левушка Недоногов.
        Он внимательно, подробно разглядывал отдел: сослуживцев, столы, кульманы… К концу осмотра принялся скорбно кивать и вдруг громко спросил, ни к кому не обращаясь:
        - И что, вот так - всю жизнь?
        Нужно было видеть лица наших сотрудников!
        Словно бы не замечая, что все на него смотрят, Левушка прогулочным шагом пересек комнату и уселся на мой стол, даже не потрудившись сдвинуть в сторону бумаги.
        - А ведь мы, Павлик, в одном дворе росли, - ни с того ни с сего задумчиво напомнил он.
        Верите ли, мне стало страшно. А он продолжал:
        - Если помнишь, мальчишки меня недолюбливали. Почему?
        - Я… - начал я.
        - Да, - сказал он. - Ты - нет. Но остальные! Что им во мне не нравилось? Павлик, я шел сегодня на работу три часа! Шел и думал. И, знаешь, я понял: они уже тогда чувствовали, что я - иной. Чувствовали, что в чем-то я их превосхожу…
        Он говорил ужасные вещи - размеренно, неторопливо, и никто не осмеливался его перебить. Могу себе представить, какое у меня было лицо, потому что он вдруг засмеялся и, наклонившись ко мне, покровительственно потрепал по плечу.
        - Ну ладно, - объявил он, с юмором оглядев безмолвствующий отдел. - Время обеденное, не буду вас задерживать…
        Он прошел к своему рабочему месту, сел и движением купальщика, разгоняющего у берега ряску, разгреб в стороны накопившиеся с утра бумаги. Затем, установив кулаки на расчищенной поверхности стола, Левушка величественно вскинул голову и замер в позе сфинкса.
        Я понял, что сейчас произойдет, вскочил, хотел закричать - и не успел.

* * *

…Интересно, где он нашел такой кусок мрамора? Облицовочная мраморная плитка у нас в городе используется, это я знаю, но ведь тут нужна была целая глыба, монолит без единой трещины!..
        В общем, беломраморное изваяние Левушки до сих пор восседает за его столом - просили не трогать до окончания следствия.

* * *
        Вторая половина дня отложилась в памяти обрывками. Помню: я сидел в кабинете начальника и путано рассказывал следователю о вчерашнем. Капитан морщился и потирал висок. Один раз он даже сказал: «Подождите минуту…» - и выскочил из кабинета. Голову даю на отсечение - бегал смотреть, сидит ли еще за столом каменный сотрудник.
        Съездили за Татьяной.
        - Вам знакома эта статуя?
        Она в изумлении уставилась на своего мраморного Льва.
        - В первый раз вижу! А при чем тут…
        - Присмотритесь внимательнее. Она вам никого не напоминает?
        Пожав плечами, Татьяна вгляделась в надменное каменное лицо и попятилась.
        - Не может быть! - слабо вскрикнула она. - Кто его?.. За что ему?..
        Но тут следователь, спохватившись, прикрыл дверь, и больше мы ничего не услышали.

* * *
        Здание, из которого Левушка вынул свою первую - кирпичную - статую, нашли на удивление быстро - им оказалась наша котельная. Я там был в качестве свидетеля, когда обмеряли и фотографировали выемку. При мне же опрашивали истопника. Поначалу он бодро утверждал, что дыра в стене была всегда, но скоро запутался в собственном вранье и, перейдя на испуганный шепот, признался, что лопни его глаза, если вчера отсюда не высунулась рука, не потянулась к заначке, которую он еле успел спасти, и не пропала потом, оставив после себя эту вот пробоину!

* * *
        Не то чтобы я нежно любил свою работу, но теперь я прямо-таки мечтаю хоть раз беспрепятственно добраться до своего стола. Подходишь утром к институту - а у подъезда уже машина ждет.
        - Здравствуйте, Павел Иванович, а мы за вами. Начальство ваше предупреждено, так что все в порядке.
        - Здравствуйте, - отвечаю с тоской. - Опять кто-нибудь приехал?
        - Да, Павел Иванович. Профессор из Новосибирска, член-корреспондент.
        - Так вы же меня на пленку записали - пусть прослушает.
        - Ну что вы, право, как маленький, Павел Иванович! Он ее еще в Новосибирске прослушал…
        Ничего не поделаешь - главный свидетель. Я, конечно, понимаю: им бы не со мной, им бы с самим Левушкой поговорить… Но Левушка - как снежный человек: следов оставляет массу, а вот встретиться с ним, побеседовать - этого еще никому не удалось.
        Татьяну не узнать - избегалась за месяц, осунулась. Кстати, была вчера у нас - допытывалась, нет ли новостей. Как же нет - есть! Можно даже и не спрашивать - достаточно на гастроном посмотреть. Там на козырьке крыши сейчас четыре Левушки. Из розового туфа, в натуральную величину. Наиболее любопытен второй слева - у него всего одна точка опоры, вторую ногу он занес над воображаемой ступенькой.
        Это уже, так сказать, поздний Левушка, Левушка-классицист. А если миновать пятиэтажку и свернуть во двор, то там можно увидеть ранние его работы. Их две. Обе стоят на крыльце Левушкиного подъезда по сторонам от входной двери и ровным счетом ничего не означают. Просто стоят и все.
        Но вы не путайте: это не те статуи, что появились в ночь перед объявлением розыска. Те на следующий день разбил ломом и сбросил с крыльца сосед Недоноговых по этажу - мужчина мрачный, пьющий и что-то, видать, против Левушки имеющий. Вечером того же дня, приняв душ, он не смог выйти из ванной - старую прочную дверь снаружи подпирала спиной статуя, сидящая на табурете в позе роденовского
«Мыслителя».
        А ночью на крыльце подъезда опять появились Левушкины автопортреты - вот эти самые. Они очень похожи на прежние, но обратите внимание: ступни обеих статуй наполовину утоплены в бетон. Это Левушка усложнил технологию - теперь он сначала телепортирует на будущий пьедестал и внедряется в него подошвами. Выкорчевать практически невозможно, разве что вместе с крыльцом.
        Я рассказал о первом покушении на Левушкины шедевры. Второе состоялось в городском парке. Пару месяцев назад там понаставили каменных тумб под гипсовые скульптуры. Ну скажите, разве мог Левушка устоять и не воспользоваться этими тумбами! В парке стало жутковато: куда ни глянешь - везде одна и та же каменная физиономия. Вдобавок Левушка к тому времени сменил манеру. Если раньше он просто оставлял на облюбованном месте свое подобие, то теперь он еще начал при этом что-то изображать.
        Вот, например, Левушка Недоногов держится за лобную кость. На цоколе масляной краской надпись: «Мысль». Почерк - Левушкин. А вот он за каким-то дьяволом поднял руку и смотрит на нее, запрокинув голову. На цоколе надпись: «Мечта».
        Скульптор, которому было поручено оформление парка, чуть с ума не сошел - явился туда с молотком и успел публично отшибить носы двум Левушкам, после чего был остановлен ребятами из ДНД. Скульптор бушевал и клялся, что рано или поздно перебьет все к чертовой матери. Но тут прибыли товарищи из следственной комиссии и спокойно объяснили ему, что речь тогда пойдет не о хулиганстве и даже не о порче имущества, но об умышленном уничтожении вещественных доказательств, а это уже, согласитесь, совсем другая статья. Отколотые носы тут же прилепили на место каким-то особым клеем, так что Левушка, по-моему, до сих пор ничего не заметил.
        Третье и, я полагаю, последнее покушение было организовано городскими властями с разрешения следователя. Во дворах статуи решили не трогать (их все равно мало кто видит), а вот с парапетов, карнизов и бетонных козырьков над подъездами учреждений
        - убрать в двадцать четыре часа. Изваяний тогда было меньше, чем теперь, и для изъятия вполне хватило светового дня. Страшная каменная толпа набила до отказа тесный дворик позади Союза художников.
        А утром, само собой, на старых местах уже красовались новые Левушки, для верности утопленные в основания по щиколотку.
        Ученых понаехало… один ученей другого! Не могут понять, почему одежда телепортирует вместе с Левушкой. По логике-то не должна. Впрочем, остального они тоже понять не могут.
        Следователь - тот хоть серьезным делом занят: выясняет, откуда Левушка берет мрамор. С туфом - разобрались. Армянский розовый туф завезли в город для постройки чего-то монументального. Левушка вынул из него штук девять своих изваяний и больше не смог - издырявил до полной непригодности. А вот мрамор у него почему-то не кончается. Ребенку ясно, что Левушка повадился в какую-то каменоломню, но где она? Мрамор в области не добывают - его у нас просто нет.
        Кое-что приоткрылось после случая с городским театром. Там на аттике сидела древнегреческая то ли богиня, то ли муза с лавровым венком в простертой руке. На днях Левушка пристроил перед ней свою статую, да так ловко, что богиня теперь надевает венок ему на лысину. И статуя эта, заметьте, из инкерманского камня. А Инкерман, между прочим, в Крыму! Я - к следователю. Как же так, говорю, на какие же расстояния он может телепортировать? Вы на карту взгляните: где мы, а где Крым! .
        Следователь меня выслушал и с какой-то, знаете, болезненной улыбкой сообщил, что неприметная зеленоватая статуя на набережной состоит из редчайшего минерала, на нашей планете практически не встречающегося.
        После этих слов у меня все перед глазами поплыло… Не верю! До сих пор не верю! Ведь Левушка нигде, кроме нашего района, памятники себе не ставит! Нигде! Ни в одном городе!..

* * *
        Позавчера я сидел дома и с изумлением читал в местной газете статью «Телепортация: миф или реальность?», которая начиналась словами: «Они росли в одном дворе…» Хлопнула входная дверь, и передо мной возник Мишка, бледный и решительный.
        - Папа, - сказал он, - ты должен пойти со мной!

«Однако тон…» - удивился я, но все же отложил газету и вышел за ним на площадку. Возле лифта стояли Мишкины одноклассники. Я вопросительно посмотрел на сына.
        - Папа! - звонким от обиды голосом воззвал он. - Вот они не верят, что ты дружил со Львом Недоноговым!
        Мальчишки ждали ответа.
        - Дружил? - недоуменно переспросил я. - А почему, собственно, в прошедшем времени? По-моему, мы с Левой и не ссорились. Еще вопросы будут?
        Больше вопросов не было и я вернулся в квартиру, оставив сына на площадке - пожинать лавры. Да-а… Докатился. «Мы с Левой…» Ладно. Будем считать, что я выручал Мишку.
        Такое вот теперь у нас ко Льву Недоногову отношение. Еще бы - после всех его подвигов! После того, как он дверь соседу статуей припер!..
        Да! Я же о старушке забыл рассказать! Но это, скорее всего, легенда, предупреждаю сразу.
        У некой старушки несколько лет протекал потолок. Старушка писала заявления, ходила по инстанциям, а потолок протекал. И вот однажды на скамеечку возле старушкиного подъезда присел отдохнуть некий мужчина.
        - Не горюй, бабуля, - утешил он. - Я тебе помогу.
        И пошел в домоуправление.
        - Здравствуйте, - сказал он. - Я - Лев Сергеевич Недо-ногов. Вы почему старушке квартиру не ремонтируете?
        Сначала управдом очень испугался, но, выяснив, что пришли не от газеты и не от народного контроля, а всего-навсего от старушки, успокоился и якобы ответил:
        - В текущем квартале - никак не можем. Да и старушка-то, между нами, не сегодня-завтра коньки отбросит…
        - Дорогой вы мой! - в восторге закричал посетитель. - Именно такого ответа я от вас и ждал! Дайте я вас обниму, родной!
        И обнял.
        Дальше, я думаю, можно не продолжать. На этот раз Левушка использовал чугун, и пока у статуи отпиливали руки, старушкина квартира была отремонтирована…
        Ну и как вам история? Неплохо, правда? Повесть о бедной старушке, негодяе управдоме и благородном Левушке. Я не знаю, кто придумал и пустил гулять эту байку, но цели своей он достиг - с некоторых пор все заявки граждан панически быстро выполняются.
        А на днях я услышал нечто куда более правдоподобное. Якобы дочь Левушки Маша и еще несколько десятиклассников, рассудив, что последний звонок бывает раз в жизни, решили отметить это дело в баре, откуда их немедленно попросили. Ребята, конечно, клялись, что они студенты, а не школьники, но бармена не проведешь.
        И, можете себе представить, выходит вперед эта соплячка Маша и якобы заявляет:
        - Вы еще об этом пожалеете! Мой отец - Недоногов!
        В отличие от мифического управдома бармен был живой человек и, работая в нашем районе, просто не мог не знать имя и фамилию «каменного гостя»…
        Однако не будем отвлекаться.

* * *
        Субботним утром я сполоснул трехлитровую банку и вышел на улицу. Статуй за ночь не прибавилось, и это вселяло надежду, что ни следователь, ни ученые беспокоить меня сегодня не будут. Я прошел мимо гранитного Левушки, пожимающего руку Левушке мраморному, и наткнулся на группу приезжих.
        Вообще-то их в городе мало - к нам теперь не так просто попасть. Те немногие, кому это удалось, чувствуют себя здесь туристами - бродят по району, глазеют. А роль гида вам охотно исполнит любой местный житель.
        В данном случае гидом был губастый сантехник Витька из первой квартиры.
        - Вот, обратите внимание, статуя, - с удовольствием говорил он, подводя слушателей к очередному изваянию. - Стоит, как видите, прямо на асфальте и улыбается. А между тем она жизнь человеку сломала… Вы заметьте, куда она смотрит. Правильно, вон в то окно без занавесок. Проживал там мой знакомый, завсклад Костя Финский. Как он эту статую увидел - занервничал. Ох, говорит, Витек, не нравится мне эта статуя. Неспроста она сюда смотрит. Ты гляди, какая у нее улыбка ехидная - словно намекает на что-то… А жена у Кости ушла год назад, так что с этой стороны все чисто… Я ему говорю: плюнь. Ну, статуя, ну и что? Трогает она тебя? Стоит - и пускай себе стоит… Но это легко сказать! Сами подумайте: выглянешь в окошко, а она - смотрит. Да как!.. Короче, недели хватило - сломался Костя Финский, пошел сдаваться в ОБХСС. Сам. Не дожидаясь… Теперь в эту квартиру никто вселяться не хочет. История известная - вот земляк может подтвердить…
        Трехлитровая банка выпала у меня из рук и разбилась об асфальт. Все повернулись ко мне, в том числе и полный лысеющий мужчина, которого Витька только что назвал земляком.
        Это был Левушка Недоногов. Собственной персоной.
        - Хорошо еще, что пустая, - заметил Витька. - А сейчас я, если хотите, покажу вам памятник Крылову. Он ему там цветы возлагает…
        И вся группа, за исключением одного человека, двинулась в сторону площади - туда, где каменный Лев Недоногов возлагал скромный каменный букетик к ногам гениального баснописца.
        Мы остались у статуи вдвоем.
        - Здравствуй, Лева… - сказал я растерянно.
        Он смотрел на меня словно бы не узнавая. Словно бы прикидывая, а стоит ли узнавать.
        Светлый выходной костюм, знакомые туфли, рубашка… Великий человек был скромен - ходил в своем. А между тем мог проникнуть в любой универмаг планеты и одеться во что пожелает.
        - А-а, Павлик… - проговорил он наконец. - Здравствуй…
        Я шагнул вперед. Под ногами заскрипели осколки.
        - А я вот… прогуляться…
        Оробел… Как в кабинете большого начальника. Стыдно вспомнить - я даже не решился подать ему руку.
        Но Левушка, кажется, и сам был смущен нашей встречей.
        - Ты слышал? - отрывисто спросил он, мотнув головой в ту сторону, куда Витька увел приезжих. - Что он им тут про меня плел? Какое окно? Какой Финский? Я, собственно, проходил мимо… ну и поинтересовался, о чем он тут…
        Левушке очень хотелось уверить меня, что среди слушателей он оказался случайно.
        - Нормальная улыбка, искренняя… Что в ней ехидного? - Левушка замолчал, часто моргая на статую.
        - Лева, а ты…
        Я хотел спросить: «Ты идти сдаваться не думаешь?», но спохватился и пробормотал:
        - Ты домой-то как… собираешься возвращаться?
        Великий человек нахмурился.
        - Не сейчас… - уклончиво ответил он. - Не время пока…
        Он что-то увидел за моим плечом, и лицо его выказало раздражение.
        - Слушай, - сказал он сквозь зубы. - Будь другом, кинь ты в него чем-нибудь! Замучился уже в них кидать…
        Я оглянулся. Метрах в десяти от нас по тротуару разгуливал голубь.
        - За что-ты их так?
        - Гадят, - ответил он просто и устало. Подумав, добавил: - Собак тоже развели… Никогда столько собак в городе не было…
        - А собаки-то что тебе сделали? - удивился я, но тут же сообразил, что может сделать собака, если памятник стоит прямо на асфальте.
        Левушка сосредоточенно разглядывал свободный карниз ближайшего здания.
        - Левка! - сказал я с тоской. - Что с тобой стало! Чего ты всем этим достиг? Татьяна тебя ищет - с ног сбилась… Милиция розыск объявила…
        - Ничего, - жестко ответил он. - Пусть знают! А то привыкли: Недоногов!.. Что с ним церемониться? Можно прикрикнуть, можно настроение дурное на нем сорвать - все можно! За что его уважать, Недоногова? Подвигов не совершал, карьеры не сделал, зарабатывать как следует - не научился! А теперь… Ишь, засуетились! Ро-озыск…
        Он повернулся ко мне, перестав на секунду моргать.
        А глаза-то ведь, как известно, зеркало души. Этой секунды мне вполне хватило, чтобы понять: Левушка врал. Не обида - другое мешало ему вернуться к людям.
        Левушка, мраморный Левушка, Левушка-легенда, «каменный гость» боялся встречи с Татьяной!.. И, похоже, не только нс ней. Вот почему он так растерялся, увидев меня. Ясно же: стоит ему появиться на людях не в бронзе и не в граните, стоит ему произнести первую фразу, как все поймут, что никакой он, к черту, не монумент, а прежний Левушка, вечно теряющийся в спорах и робеющий перед женой.
        - Лева, - твердо сказал я. - Давай честно. Тебя ищут не потому, что людям делать нечего. Ты нам нужен, Лева! Татьяне, ученым…
        - Следователю, - мрачно подсказал он.
        - Следователь вчера сравнил тебя с Колумбом.
        - Оригинально… Это что же, общественное мнение?
        - А ты, значит, уже выше общества? - задохнувшись от злости, спросил я. Робости моей как не бывало. - А для кого, позволь узнать, ты натыкал кругом все эти памятники? Не для общества? Кому ты доказываешь, что не ценили тебя, не разглядели? Кому?
        - Себе! - огрызнулся он.
        - Врешь, - спокойно сказал я. - Врешь нагло. Если в один прекрасный день люди перестанут замечать твои статуи, тебе конец!
        Левушка молчал. Кажется, я попал в точку. Теперь нужно было развивать успех.
        - Лева, - с наивозможнейшей теплотой в голосе начал я. - Прости меня, но все это - такое ребячество!.. Да поставь ты себе хоть тысячу монументов - все равно они будут недействительны! Да-да, недействительны! Монументы ни за что!.. И неужели эти вот самоделки… - Я повернулся к Левушке спиной и широким жестом обвел уставленную изваяниями улицу, - неужели они дороже тебе - пусть одного, но, черт возьми, настоящего памятника!.. За выдающееся открытие от благодарного человечества!
        Левушка молчал, и я продолжал, не оборачиваясь:
        - Ну хорошо. Допустим, ты в обиде на общество. Кто-то тебя не понял, кто-то оборвал, кто-то пренебрег тобой… Но мне-то, мне! Лучшему своему другу - мог бы, я думаю, рассказать, как ты это делаешь!..
        Я обернулся. Передо мной стояла мраморная Левушкина статуя и показывала мне кукиш.

* * *
        - Черт бы драл этого дурака! - в сердцах сказал я, захлопнув за собой входную дверь.
        - Ты о ком? - поинтересовалась из кухни жена, гремя посудой.
        - Да о Недоногове, о ком же еще!..
        Посуда перестала греметь.
        - Знаешь что! - возмущенно сказала жена, появляясь на пороге. - Ты сначала сам добейся такого положения! Только ругаться и можешь!
        Вот уж с этой стороны я удара никак не ожидал.
        - Оля! - сказал я. - Оленька, опомнись, что с тобой! Какое положение? О каком положении ты говоришь?
        - А такое! - отрубила она. - Сорок лет, а ты все мальчик на побегушках!
        Нервы мои были расстроены, перед глазами еще маячил мраморный Левушкин кукиш, тем не менее я нашел в себе силы сдержаться.
        - По-моему, речь идет о Недоногове, а не обо мне! Так какое у него положение? В бегах человек!
        - Он-то в бегах, - возразила жена, - а Татьяне вчера профессор звонил. Член-корреспондент из Новосибирска.
        - Да знаю я этого профессора, - не выдержав, перебил я. - Не раз с ним беседовал…
        - Молчи уж - беседовал!.. И профессор интересовался, не собирается ли недоноговская Машка подавать заявление в Новосибирский университет. Ты понимаешь?
        - Ах, во-от оно что… - сообразил я. - Значит, он думает, что это передается по наследству? Молодец профессор…
        - Профессор-то молодец, а Мишка через три года школу кончит.
        - Что тебе от меня надо? - прямо спросил я.
        - Ничего мне от тебя не надо! Пей свое пиво, расписывай свои пульки… А где банка?
        - Разбил.
        - Наконец-то.
        - О ч-черт! - Я уже не мог и не хотел сдерживаться. - Что ты мне тычешь в глаза своим Недоноговым! Какого положения он достиг?
        - Не ори на меня! - закричала она. - Просто так человеку памятник не поставят!
        - Оля! - в страхе сказал я. - Господь с тобой, кто ему что поставил? Он сам себе памятники ставит!
        - Слушай, не будь наивным! - с невыносимым презрением проговорила моя Оленька.
        Черт возьми, что она хотела этим сказать? Что великие люди сами отливают себе памятники? В переносном смысле, конечно, да, но… Не понимаю…

* * *
        Я расхаживаю по пустой квартире и никак не могу успокоиться. Нет, вряд ли следователь додумался до Колумба сам. Это его кто-то из ученых настроил…
        Левушке не в чем меня упрекнуть. Я молчал о кирпичной статуе, пока он не сотворил при свидетелях вторую - ту, что сидит в отделе. Я выгораживал его перед капитаном и перед Татьяной. Я ни слова не сказал Моторыгину и вообще до сих пор скрываю, дурак, позорные обстоятельства, при которых Левушка овладел телепортацией.
        Поймите, я не к тому, что Левушка - неблагодарная скотина (хотя, конечно, он скотина!), я просто не имею больше права молчать, пусть даже на меня потом повесят всех собак, обвинят в черной зависти и еще бог знает в чем…
        Со двора через форточку доносятся возбужденные детские голоса. Это у них такая новая игра - бегают по двору, хлопают друг друга по спине и кричат: «Бах! Памятник!» И по правилам игры тот, кого хлопнули, должен немедленно замереть.
        Хотим мы этого или не хотим, но Левушка сделался как бы маркой нашего города. Возникло нечто, отличающее нас от других городов.
        Правда, по району ходит серия неприличных анекдотов о Льве Недоногове, а один раз я даже слышал, как его обругали «каменным дураком» и «истуканом», но это, поверьте, картины не меняет.
        Взять, к примеру, мраморного Левушку, что сидит за столом у нас в отделе, - кто с него пыль стирает? Я спрашивал уборщицу - она к нему даже подойти боится. Значит, кто-то из наших. Кто?
        Ах, как не хочется нам называть вещи своими именами! С цепи сорвался опасный обыватель, а мы благодушествуем, мы потакаем ему - ну еще бы! Ведь на нас, так сказать, ложится отсвет его славы!..
        Розыск… А что розыск? Что с ним теперь вообще можно сделать? Даже если подстеречь, даже если надеть наручники, даже если он милостиво позволит себя препроводить - ну и что? Будет в кабинете следователя сидеть статуя в наручниках… Да и не осмелится никто применить наручники - ученые не позволят.
        Я однажды прямо спросил капитана, как он рассчитывает изловить Левушку. И капитан показал мне график, из которого явствовало, что активность Левушки идет на убыль. Раньше он, видите ли, изготовлял в среднем четыре-пять статуй в день, а теперь - одну-две.
        - Не век же ему забавляться, Павел Иванович, - сказал мне капитан. - Думаю, надолго его не хватит. Скоро он заскучает совсем и придет в этот кабинет сам…
        Довод показался мне тогда убедительным, но сегодня, после утренней встречи, я уже не надеюсь ни на что.
        С какой стати Левушка заскучает? Когда ему скучать? У него же ни секунды свободного времени, ему же приходится постоянно доказывать самому себе, что он значителен, что он - «не просто так»! И он будет громоздить нелепость на нелепость, один монумент на другой, пока не наберется уверенности, достаточной для разговора с Татьяной. Или с учеными. Или со следователем. А если не наберется?
        И главное: никто, никто не желает понять, насколько он опасен!
        Я не о материальном ущербе, хотя тонны розового туфа, конечно же, влетели городу в копеечку, и еще неизвестно, на какую сумму он угробил мрамора.
        Я даже не о том, что Левушка рискует в один прекрасный день промахнуться, телепортируя, и убить случайного прохожего, отхватив ему полтуловища.
        Лев Недоногов наносит обществу прежде всего моральный урон. Подумайте, какой вывод из происходящего могут сделать, если уже не сделали, молодые люди! Что незаслуженная слава - тоже слава, и неважно, каким путем она достигнута?
        На глазах у детей, у юношества он превращает центр города в мемориал мещанства, в памятник ликующей бездарности, а мы молчим!
        Я знаю, на что иду. Сегодня со мной поссорилась жена, завтра от меня отвернутся знакомые, но я не отступлю. Я обязан раскрыть людям глаза на его убожество!..
        Я выхожу в кухню и надолго припадаю к оконному стеклу. Там, в просвете между двумя кронами, возле песочницы, я вижу статую. Мерзкую, отвратительную статую с обрубками вместо рук, и на правой культе у нее, я знаю, процарапано гвоздем неприличное слово…

…Плешивый, расплывшийся - ну куда ему в монументы!.. И фамилия-то самая водевильная - Недоногов!..
        Я отстраняюсь от окна. В двойном стекле - мое двойное полупрозрачное отражение. Полное лицо сорокалетнего мужчины, не красивое, но, во всяком случае, значительное, запоминающееся…
        И я не пойму: за что, за какие такие достоинства выпал ему этот небывалый, невероятный шанс!.. Почему он? Почему именно он?
        Почему не я?
        Щелк!
        В психиатрической клинике меня встретили как-то странно.
        - Ну наконец-то! - выбежал мне навстречу молодой интеллигентный человек в белом халате. - Как бога вас ждем!
        - Зачем вызывали? - прямо спросил я.
        Он отобрал у меня чемоданчик и распахнул дверь.
        - Я вообще противник подобных методов лечения, - возбужденно говорил он. - Но разве нашему главврачу что-нибудь докажешь! Пошел на принцип… И вот вам результат: третьи сутки без света.
        Из его слов я не понял ничего.
        - Что у вас, своего электрика нет? - спросил я. - Зачем аварийку-то вызывать?
        - Электрик со вчерашнего дня на больничном, - объяснил доктор, отворяя передо мной очередную дверь. - А вообще он подал заявление по собственному желанию…
        Та-ак… В моем воображении возникла сизая похмельная физиономия.
        - Запойный, что ли?
        - Кто?
        - Электрик.
        - Что вы!..
        Из глубины коридора на нас стремительно надвигалась группа людей в белых халатах. Впереди шел главврач. Гипнотизер, наверное. Глаза выпуклые, пронизывающие. Скажет тебе такой: «Спать!» - и заснешь ведь, никуда не денешься.
        - Здравствуйте, здравствуйте, - зарокотал он еще издали, приветственно протягивая руки, - последняя надежда вы наша…
        Его сопровождали два огромных медбрата и женщина с ласковым лицом.
        - Что у вас случилось?
        - Невозможно, голубчик, работать, - развел руками главврач. - Света нет.
        - По всему зданию?
        - Да-да, по всему зданию.
        - Понятно, - сказал я. - Где у вас тут распределительный щит?
        При этих моих словах люди в белых халатах как-то разочарованно переглянулись. Словно упал я сразу в их глазах. (Потом уже мне рассказали, что местный электрик тоже первым делом бросился к распределительному щиту.)
        - Святослав Игоревич, - робко начал встретивший меня доктор. - А может быть, все-таки…
        - Нет, только не это! - оборвал главврач. - Молодой человек - специалист. Он разберется.
        В этот миг стоящий у стены холодильник замурлыкал и затрясся. Удивившись, я подошел к нему и открыл дверцу. В морозильной камере вспыхнула белая лампочка.
        - В чем дело? - спросил я. - Работает же.
        - А вы свет включите, - посоветовали мне.
        Я захлопнул дверцу и щелкнул выключателем. Никакого эффекта. Тогда я достал из чемоданчика отвертку, влез на стул и, свинтив плафон, заменил перегоревшую лампу.
        - Всего-то делов, - сказал я. - Ну-ка включите.
        К моему удивлению, лампа не зажглась.
        В коридор тем временем осторожно стали проникать тихие люди в пижамах.
        - Святослав Игоревич, - печально спросил один из них, - а сегодня опять света не будет, да?
        - Будет, будет, - нервно сказал главврач. - Вот специалист уже занимается.
        Я разобрал выключатель и убедился, что он исправен. Это уже становилось интересным.
        Справа бесшумно подобрался человек в пижаме и, склонив голову набок, стал внимательно смотреть, что я делаю.
        - Все равно у вас ничего не получится, - грустно заметил он.
        - Это почему же?
        Он опасливо покосился на белые халаты и, подсунувшись поближе, прошептал:
        - А у нас главврач со Снуровым поссорился…
        - Михаил Юрьевич, - сказала ему ласковая врачиха, - не мешали бы вы, а? Видите, человек делом занят. Шли бы лучше поэму обдумывали…
        И вдруг я понял, почему они вызвали аварийную и почему увольняется электрик. Главврач ведь ясно сказал, что света нет во всем здании. Ни слова не говоря, я направился к следующему выключателю.
        Я обошел весь этаж, и везде меня ждала одна и та же картина: проводка - исправна, лампочки - исправны, выключатели - исправны, напряжение - есть, света - нет.
        Вид у меня, наверное, был тот еще, потому что ко мне побежали со стаканом и с какими-то пилюлями. Машинально отпихивая стакан, я подумал, что все в общем-то логично. Раз это сумасшедший дом, то и авария должна быть сумасшедшей. «А коли так, - сама собой продолжилась мысль, - то тут нужен сумасшедший электрик. И он сейчас, кажется, будет. В моем лице».
        - Святослав Игоревич! - взмолилась ласковая врачиха. - Да разрешите вы ему! Скоро темнеть начнет…
        Главврач выкатил на нее и без того выпуклые глаза.
        - Как вы не понимаете! Это же будет не уступка, а самая настоящая капитуляция! Если мы поддадимся сегодня, то завтра Снурову уже ничего не поможет…
        - Посмотрите на молодого человека! - потребовал вдруг интеллигентный доктор. - Посмотрите на него, Святослав Игоревич!
        Главврач посмотрел на меня и, по-моему, испугался.
        - Так вы предлагаете…
        - Позвать Снурова, - решительно сказал интеллигентный доктор. - Другого выхода я не вижу.
        Тягостное молчание длилось минуты две.
        - Боюсь, что вы правы, - сокрушенно проговорил главврач. Лицо его было очень усталым, и он совсем не походил на гипнотизера. - Елизавета Петровна, голубушка, пригласите сюда Снурова.
        Ласковая врачиха скоро вернулась с маленьким человеком в пижаме. Он вежливо поздоровался с персоналом и направился ко мне. Я слабо пожал протянутую руку.
        - Петров, - сказал я. - Электрик.
        - Снуров, - сказал он. - Выключатель.
        Несомненно, передо мной стоял виновник аварии.
        - Ты что сделал с проводкой, выключатель?! - Меня трясло.
        Снуров хотел ответить, но им уже завладел Святослав Игоревич.
        - Ну вот что, голубчик, - мирно зарокотал он, поправляя пациенту пижамные лацканы.
        - В чем-то мы были не правы. Вы можете снова включать и выключать свет…
        - Не по инструкции? - изумился Снуров.
        - Как вам удобнее, так и включайте, - суховато ответил главврач и, массируя виски, удалился по коридору.
        - Он на меня не обиделся? - забеспокоился Снуров.
        - Что вы! - успокоили его. - Он вас любит.
        - Так, значит, можно?
        - Ну конечно!..
        Я глядел на него во все глаза. Снуров одернул пижаму, посмущался немного, потом старательно установил ступни в положение «пятки - вместе, носки - врозь» и, держа руки по швам, запрокинул голову. Плафон находился как раз над ним.
        Лицо Снурова стало вдохновенным, и он отчетливо, с чувством сказал:
        - Щелк!
        Плафон вспыхнул. Человек в пижаме счастливо улыбнулся и неспешно направился к следующему светильнику.
        Строительный
        Члены комиссии заподозрили неладное лишь на втором часу блужданий по стройке, когда непонятным образом вышли опять на залитый летним солнцем пятый, и пока что последний, этаж. Внизу, на холме вынутого грунта, поросшего зеленой травкой, стоял и задумчиво смотрел на них сторож Петрович. У ног его, задрав встревоженные морды, сидели дворняжки Верный и Рубин.
        - Вы там не заблудились? - подозрительно спросил сторож.
        Субподрядчик весело блеснул золотыми зубами.
        - А что, бывает?
        - Да случается, - вполне серьезно отозвался Петрович.
        - С юмором старичок, - заметил проектировщик, пощипывая черную бородку.
        Они направились к лестнице.
        - А вот охраняется строительство, между прочим, образцово, - отдуваясь, сказал тучный генподрядчик. - Вы заметили: ничего не расхищено, не растащено… Уж, казалось бы, плитка лежит нераспакованная, бери - не хочу! Нет, лежит…
        Заказчик, глава комиссии, резко повернул к нему узкое бледное лицо. Очки его гневно сверкнули.
        - Я вообще не понимаю, о чем мы говорим, - раздраженно бросил он. - Вы собираетесь размораживать стройку или нет?
        Широкие бетонные ступени оборвались, в лестнице не хватало пролета. Глава комиссии тихо зашипел, как разъяренный кот, и принялся нервно счищать какую-то строительную дрянь с лацкана светлого пиджака. Проектировщик с опаской заглянул вниз.
        - Без парашюта не обойтись. Как у вас тут рабочие ходят?
        - Три года как не ходят, - уточнил субподрядчик. - По-моему, нужно идти по коридору до конца. Там должен быть трап.
        Они прошли по коридору до конца и остановились перед пустым проемом, разглядывая двухметровой глубины ров с бетонными руинами на дне. Никакого трапа там не было.
        - Ага, - сообразил субподрядчик. - Значит, это с другой стороны.
        Комиссия последовала за ним и некоторое время плутала по каким-то сообщающимся бетонным чуланам, один из которых был с окном. В окне они опять увидели зеленеющий склон и сторожа Петровича с собаками.
        - Все в порядке, Петрович, - воссиял золотым оскалом субподрядчик и помахал сторожу. - Скоро закончим…
        - Со мной не пропадешь, - заверил он, ведя комиссию по мрачному тоннелю, издырявленному дверными проемами. - Я ведь почему эти коридоры перепутал: одинаковые они, симметричные… Ну вот и пришли.
        Они выглянули наружу и отшатнулись. Коридор, как и первый, обрывался в пустоту, а вот внизу…
        - Это как же надо строить, - визгливо осведомился заказчик, - чтобы с одной стороны этаж был вторым, а с другой - четвертым?
        Он поискал глазами генподрядчика и нашел его сидящим на бетонном блоке. Генподрядчик был бледен и вытирал платком взмокшую лысину.
        - Я дальше не пойду, - с хрипотцой проговорил он. - Водит…
        Сначала его не поняли, а потом всем стало очень неловко. Проектировщик - тот был просто шокирован.
        - Как вам не стыдно! - еле вымолвил он. - Взрослый человек!..
        Генподрядчик, приоткрыв рот, глядел на него робкими старушечьими глазами.
        - Может, сторожа покричать? - жалобно предложил он.
        - Что? - вскинулся проектировщик. - Да про нас потом анекдоты ходить по городу будут!
        Довод был настолько силен, что комиссия немедленно двинулась в обратный путь. Тесный бетонный лабиринт кончился, и они снова оказались на лестничной площадке.
        - Странно, - пробормотал субподрядчик. - Тут не было нижнего пролета…
        Теперь не было верхнего. Ступени вели вниз и только вниз. Члены комиссии дошли до промежуточной площадки и остановились. Собственно, можно было спускаться и дальше, но дальше был подвал.
        - А то еще в шахтах бывает… - хрипло начал генподрядчик. - У меня зять в шахте работает. Они там однажды с инженером сутки плутали. К ним аж на угольном комбайне прорубаться пришлось. А старики потом говорили: «Хозяин завел…»
        - Так то шахта, - ошарашенно возразил субподрядчик, - а то стройка… - И неожиданно добавил, понизив голос: - Мне про эту стройку тоже много странного рассказывали…
        Вдалеке завыли собаки. Генподрядчик вздрогнул. Остальные тоже.
        - Ну что, товарищи, - с преувеличенной бодростью сказал проектировщик. - Подвал мы еще не осматривали…

* * *
        В подвальном помещении было сухо, пыльно, просторно и довольно светло - в потолке не хватало двух плит. Справа и слева чернели дверные проемы. Разбросанные кирпичи, перевернутая бадья из-под раствора, у стены - козлы в нашлепках цемента. Запустение.
        - Ну, спустились, - проворчал субподрядчик. - А дальше что делать будем?
        - Загадки отгадывать, - задушевно сообщил кто-то.
        - А на вашем месте я бы помолчал! - обрезал заказчик. Спроектировали бог знает что, а теперь шуточками отделываетесь!
        - Это вы мне? - вытаращил глаза проектировщик. - Да я вообще рта не открывал.
        - А кто же тогда открывал?
        - Я, - застенчиво сказал тот же голос.
        Члены комиссии тревожно переглянулись.
        - Тут кто-то есть, - озираясь, прошептал генподрядчик.
        - Ага, - подтвердили из самого дальнего угла, где была свалена спутанная проволока и куски арматуры.
        - Что вы там прячетесь? - Проектировщик, всматриваясь, шагнул вперед. - Кто вы такой?
        - Строительный, - с достоинством ответили из-за арматуры.
        - Да что он голову морочит! - возмутился субподрядчик. - Какие строители? Ворюга, наверное. А ну выходи!
        - Ага, - с готовностью отозвался голос, и арматура зашевелилась. Шевелилась она как-то странно - вроде бы распрямляясь. Затем над полом в полутьме всплыл здоровенный обломок бетона.
        - Э! Э! - попятился субподрядчик. - Ты что хулиганишь! Брось камень!
        В ответ послышалось хихиканье. Теперь уже все ясно видели, что за вставшей дыбом конструкцией никого нет, угол пуст. Хихикало то, что стояло.
        Обломок бетона служил существу туловищем, а две толстые арматурины ногами. Полутораметровые руки завершались сложными узлами, откуда наподобие пальцев торчали концы арматуры диаметром поменьше. Длинную, опять же арматурную, шею венчало что-то вроде проволочного ежа, из которого на членов комиссии смотрели два круглых блестящих глаза размером с шарики для пинг-понга.
        - Да это механизм какой-то, - обескураженно проговорил проектировщик.
        - Сам ты… - обиделось существо. Определенно, звук шел из проволочного ежа, хотя рта в нем видно не было. Как, впрочем, и носа.
        - Это он, - прохрипел сзади генподрядчик. - Водил который…
        - Я, - полыценно призналось странное создание и, мелодично позвякивая, продефилировало к козлам, на которых и угнездилось, свернувшись клубком. Теперь оно напоминало аккуратную горку металлолома, из которой вертикально торчал штырь шеи с проволочным ежом. Круглые смышленые глаза светились живым интересом.
        - Потрясающе!.. - ахнул проектировщик. Он сделал шаг вперед, но был пойман за руку субподрядчиком.
        - Вы уж нас извините… - заторопился субподрядчик, расшаркиваясь перед существом, - Очень приятно было познакомиться, но… Работа, сами понимаете… Как-нибудь в другой раз…
        Пятясь и кланяясь, он оттеснял комиссию к лестнице.
        - Да погодите вы, - слабо запротестовал проектировщик. - Надо же разобраться…
        Но субподрядчик только глянул на него огромными круглыми глазами - точь-в-точь как у того, ка козлах.
        - До свидания, до свидания… - кивал он, как заведенный. - Всего хорошего, всего доброго, всего самого-самого наилучшего…
        - До скорого свиданьица, - приветливо откликнулось создание.
        Услышав про скорое свиданьице, субподрядчик обмяк. Беспомощно оглядел остальных и поразился: лицо генподрядчика было мудрым и спокойным.
        - Брось, Виталь Степаныч, - со сдержанной грустью сказал тот. - Куда теперь идти? Пришли уже.
        Тем временем из шока вышел заказчик, глава комиссии.
        - Как водил?! - заикаясь, закричал он. - Что значит водил? По какому праву? Кто вы такой? Что вы тут делаете?
        - Загадки загадываю, - охотно ответило оно. - Прохожим.
        Заказчик начал задыхаться и некоторое время не мог выговорить ни слова.
        - По загадке на каждого или одну на всех? - озабоченно поинтересовался генподрядчик.
        - Откуда ж я на каждого напасусь? - удивилось оно. - Одну на всех.
        - Ну, это еще ничего, - с облегчением пробормотал генподрядчик и оглянулся на членов комиссии. - А, товарищи?
        Странное дело: пока блуждали по стройке, он трясся от страха, а теперь, когда действительно стоило бы испугаться, успокоился, вроде бы даже повеселел. Видимо, воображение рисовало ему куда более жуткие картины.
        - И если отгадаем?
        - Идите на все четыре стороны.
        - Это как же понимать? - взвился заказчик. - Значит, если не отгадаем?..
        - Ага, - подтвердило создание.
        - Это наглость! Произвол! Вы на что намекаете? Идемте, товарищи, ничего он нам не сделает!
        Никто не двинулся с места.
        - Я ухожу! - отчаянно крикнул заказчик и посмотрел на существо.
        Проволочные дебри вокруг глаз весело задвигались. Возможно, это означало улыбку.
        Глава комиссии стремглав бросился вверх по лестнице. Остальные так и впились глазами в то, что разлеглось на козлах, - как отреагирует.
        - Вернется, - успокоило оно.
        На лестнице раздался грохот. Это сверху на промежуточную площадку сбежал заказчик. Он, оказывается, расслышал.
        - Я вернусь! - прокричал он в подвал, пригнувшись и грозя сорванными с носа очками. - Только вы учтите: я не один вернусь!
        Выкрикнул и снова пропал. Некоторое время было слышно, как он там, наверху, карабкается, оступаясь и опрокидывая что-то по дороге. На промежуточную площадку просыпалась горсть битого кирпича и щепы.

* * *
        - А что это вы стоите? - полюбопытствовало существо. - Пришли и стоят.
        Члены комиссии зашевелились, задышали, огляделись и начали один за другим присаживаться на перевернутую бадью из-под раствора. Пока они устраивались, существо успело со звоном расплестись и усесться на козлах совсем по-человечьи - свесив ноги и положив арматурные пятерни на колени. Кажется, оно ожидало града вопросов. Долго ожидало. Наконец - первая робкая градина.
        - Слышь, браток… - заискивающе начал субподрядчик. - А ты, я извиняюсь… кто?
        - Строительные мы. - Оно подбоченилось.
        Члены комиссии встревоженно завертели головами.
        - А что… много вас тут?
        - Стройка одна, и я один, - застенчиво объяснило существо.
        - Домовой, значит? - почтительно осведомился генподрядчик.
        - Домовой в дому, - оскорбилось оно. - А я - строительный.
        Проектировщик вскочил, испугав товарищей по несчастью.
        - Леший? - отрывисто спросил он.
        - Нет, - с сожалением призналось существо. - Леший - в лесу. - И, подумав, добавило: - А водяной - в воде.
        Надо понимать, отношения его с лешими были самыми теплыми, с домовыми же, напротив, весьма натянутыми.
        - С ума сойти! - жалобно сказал проектировщик и сел на бадью.
        - Давайте не отвлекаться, товарищи, - забеспокоился генподрядчик. - Время-то идет…
        - А если не отгадаем? - шепотом возразил субподрядчик. - Слышь, земляк, - позвал он, - а ведь мы не прохожие, мы люди казенные - комиссия.
        - А нам все едино: комиссия, не комиссия… - душевно ответил строительный. - Загадывать, что ли?
        У всех троих непроизвольно напряглись шеи. Шутки кончились.
        - А загадка такая… - строительный поерзал, предвкушая, и со вкусом выговорил: - Летит - свистит. Что такое?
        - Муха с фиксой, - выпалил генподрядчик.
        - Не-а, - радостно отозвался строительный.
        - То есть как это «не-а»? - возмутился тот, - Я ж эту загадку знаю. Мне ее в тресте загадывали.
        - Там было «летит - блестит», - напомнил субподрядчик.
        - Ну, все равно - значит, муха с этим… Ну, без зуба там, раз свистит.
        - У мух зубов не бывает, - сказал строительный.
        Троица задумалась.
        - Милиционер? - с надеждой спросил субподрядчик.
        - Не-а, - лукаво ответил строительный. - Милиционеры не летают.
        - Почему не летают? - заартачился было субподрядчик. - У них сейчас вертолеты есть.
        - Все равно не милиционер, - победно заявил строительный.
        Проектировщик в затруднении поскреб бородку.
        - Совещаться можно? - спросил он.
        - Ага, - закивал строительный в полном восторге.
        Проектировщик поднял товарищей и утащил под лестницу, где конспиративно зашептал:
        - Давайте логически. Он - строительный, так? Леший - в лесу, домовой - в дому…
        - Водяной - в воде, - без юмора дополнил генподрядчик.
        - Вот именно. А он - строительный. Он - на стройке. Значит, и загадка его…
        Субподрядчик ахнул и вылетел из-под лестницы.
        - Кирпич? - крикнул он и замер в ожидании.
        - А он свистит? - с сомнением спросили с козел.
        - Так ведь летит же… - растерялся субподрядчик. - Если облегченный, с дырками… И с шестнадцатого этажа…
        - Не кирпич, - с загадочным видом произнес строительный.
        Расстроенный субподрядчик вернулся под лестницу.
        - Слушайте, - сказал он, - а в самом деле, что вообще на стройке может свистеть? Ну, «летит» - понятно: план летит, сроки летят…
        - А по-моему, - перебил генподрядчик, - нужно просто отвечать что попало. Пока не угадаем. Он выглянул и спросил:
        - Чижик?
        - Не-а.
        - Ну вот, видите, не чижик…
        Мнения разделились. После пяти минут тихих и яростных препирательств был выработан следующий план: двое бомбардируют строительного отгадками, а третий (проектировщик) заводит непринужденную беседу личного характера. Строительный простоват, может, и проговорится. Комиссия снова расположилась на перевернутой бадье.
        - И давно вы здесь обитаете? - с любезной улыбкой начал проектировщик.
        - Обитаю-то? - Строительный прикинул.
        - Пуля? - крикнул субподрядчик.
        - Нет, не пуля, - отмахнулся строительный. - Да года три, почитай… обитаю, - прибавил он.
        - Но, наверное, есть и другие строительные?
        - Есть, - согласился строительный. - Только они на других стройках… обитают.
        Нравилось ему это слово.
        Генподрядчик начал приподниматься.
        - Баба-Яга? - с трепетом спросил он.
        - Так это же из сказки, - удивился строительный.
        Члены комиссии ошеломленно переглянулись. Кто бы мог подумать! Однако в чем-то строительный все же проболтался: отгадку следовало искать в реальной жизни.
        - Ветер на замороженной стройке, - сказал проектировщик.
        - Ветер на замороженной стройке… - мечтательно повторил строительный. - С умными людьми и поговорить приятно.
        - Угадал? - Субподрядчик вскочил.
        - Нет, - с сожалением сказал строительный. - Но все равно красиво…
        Проектировщик поскреб бородку.
        - Скучно вам здесь небось? - очень натурально посочувствовал он.
        - Да как когда бывает, - пригорюнился строительный. - Иной раз обитаешь-обитаешь - загадку некому загадать.
        - Так уж и некому?
        - Да приходил тут один намедни… за плиткой.
        - И что же? - небрежно спросил хитроумный проектировщик. - Отгадал он?
        Вопрос восхитил строительного - проволочные дебри весело встопорщились.
        - Не скажу! - ликующе объявил он.

* * *
        В соседнем помещении что-то громыхнуло. Все, включая строительного, уставились в проем, откуда доносились чьи-то шаги и сердитое бормотанье. Наконец в подвал, отряхиваясь от паутины и ржавчины, ввалился заказчик и одичалыми глазами обвел присутствующих. Встретившись с ласковым взглядом строительного, вздрогнул, сорвал очки и принялся протирать их полой пиджака.
        - Ладно, - с ненавистью буркнул глава комиссии. - Давайте вашу загадку.
        - Летит - свистит, - с удовольствием повторил строительный. - Что такое?
        - Этот… - заказчик пощелкал пальцами. - Воробей?
        Субподрядчик хмыкнул:
        - Воробьи чирикают, а не свистят.
        Заказчик вяло пожал плечами и сел на бадью.
        - Это все из-за вас, - сварливо заметил ему генподрядчик. - Комиссия, комиссия… Силком ведь на стройку тащили!
        - А не надо было строительство замораживать! - огрызнулся заказчик.
        - Так а если нам чертежи выдали только до пятого этажа!
        - Простите, - вмешался проектировщик. - А как же мы их выдадим, если до сих пор не знаем, какие конструкции закладывать? Что вы, понимаете, с больной головы на здоровую?..
        - Да хватит вам! - забеспокоился субподрядчик. - Нашли время!
        Спорщики опомнились.
        - Так, значит, говорите, редко заходят? - заулыбавшись, продолжил беседу проектировщик.
        - Редко, - подтвердил строительный. - Поймал это я одного ночью на третьем этаже. Батарею он там свинчивал. Ну, свинтил, тащит. А я стою в дверях и говорю: отгадаешь загадку - твоя батарея. Помню, грохоту было…
        - Я представляю, - заметил проектировщик. - Ну, а батарею-то он потом забрал?
        - Да нет, - развел арматуринами строительный. - Я говорю: забирай батарею-то, а он ее на место привинчивает…
        - То есть отгадал он? - подсек проектировщик.
        Проволочная башка чуть не сорвалась со штыря. Такого коварства строительный не ожидал. Испепелив проектировщика глазами, он с негодующим бряцаньем повернулся к комиссии спиной и ноги на ту сторону перекинул.
        - Хитрый какой… - пробубнил он обиженно.
        Легкий ветерок свободы коснулся узников, В одиночку, оказывается, люди выбирались, а их-то четверо.
        - Строительный, - отчетливо проговорил генподрядчик.
        - Ась? - недружелюбно отозвался тот, не оборачиваясь. Круглые глаза слабо просвечивали сквозь проволочный затылок.
        - Отгадка такая, - пояснил генподрядчик. - Летит - свистит. Ответ: строительный.
        - Нет, - буркнул тот, не меняя позы. - Свистеть не умею.
        - Этого сторожа уволить надо, - сказал вдруг заказчик. - У него на стройке комиссия пропала, а он никаких мер не принимает.
        - А правда, как же Петрович-то уберегся? - подскочил субподрядчик. - Что ж он, за три года ни разу в здание не зашел?
        - Ничего удивительного, - скривился глава комиссии. - Принимаете на работу кого попало, вот и заводится тут… всякое.

* * *
        - Если я только отсюда выберусь!.. - рыдающе начал генподрядчик.
        Повеяло средневековым ужасом.
        - Я сниму людей с гостиницы!.. - надрывно продолжал он. - Я сниму людей с микрорайона!.. Я… я сдам эту стройку за месяц, будь она проклята!..
        Слушать его было страшно. Строительный беспокойно заерзал и закрутил своим проволочным ежом - даже его проняло. И тут кто-то тихонько заскулил по-собачьи. Волосы у пленников зашевелились. Они посмотрели вверх и увидели на краю прямоугольной дыры в потолке черную, похожую на таксу дворняжку. Затем до них донеслись неторопливые шаркающие шаги, и рядом с Верным возник сторож Петрович. По-стариковски уперев руки в колени, он осторожно наклонился и заглянул в подвал.
        - А, вот вы где… - сказал он. - Колька, ты, что ли, опять хулиганишь? Опять про ласточек про своих? И не стыдно, а?
        Строительный со звоном и лязгом соскочил с козел.
        - Так нечестно! - обиженно заорал он.
        - А так честно? - возразил сторож. - Шкодишь-то ты, а отвечать-то мне. Эгоист ты, Колька. Только о себе и думаешь.
        Строительный, не желая больше разговаривать, в два длинных шага очутился у стены. Мгновение - и он уже шел по ней вверх на четвереньках, всей спиной демонстрируя оскорбленное достоинство. На глазах присутствующих он добрался до потолка и заполз в широкую вытяжную трубу. Затем оттуда выскочила его голова на штыре и, сердито буркнув: «Все равно нечестно!», - втянулась обратно.
        - Вот непутевый, - вздохнул сторож.
        Субподрядчик, бесшумно ступая, приблизился к проему в потолке и запрокинул голову,
        - Петрович! - зашептал он, мерцая золотом зубов и опасливо косясь на трубу. - Скинь веревку!
        - Так вон же лестница, - сказал сторож.

* * *
        И члены комиссии, солидные люди, толкаясь, как школьники, отпущенные на перемену, устремились к ступенькам. И на этот раз лестница не оборвалась, не завела в тупик
        - честно выпустила на первом этаже, родимая.
        Давненько не слыхала замороженная стройка такого шума. Сторожа измяли в объятиях. Заказчик растроганно тряс ему одну руку, проектировщик другую, генподрядчик, всхлипывая, облапил сзади, субподрядчик - спереди.
        - Петрович!.. - разносилось окрест. - Дорогой ты мой старик!.. Век я тебя помнить буду!.. Вы же спасли нас, понимаете, спасли!.. Я тебе премию выпишу, Петрович!..
        Потом заказчик выпустил сторожа и принялся встревоженно хватать всех за рукава и плечи.
        - Постойте, постойте!.. - бормотал он. - А что же делать с этим… со строительным? Надо же сообщить!.. Изловить!
        Возгласы смолкли.
        - Ну да! - сказал сторож, освобождаясь от объятий. - Изловишь его! Он теперь где-нибудь в стене сидит. Обидчивый…
        Члены комиссии отодвинулись и долго, странно на него смотрели.
        - Так ты, значит… знал про него? - спросил субподрядчик.
        - А то как же, - согласился Петрович. - Три года, чай, охраняю.
        - Знал и молчал?
        - Да что ж я, враг себе, про такое говорить? - удивился сторож. - Вы меня тут же на лечение бы и отправили. Да он и не мешает, Колька-то. Даже польза от него: посторонние на стройку не заходят…
        В неловком молчании они подошли к вагонке, возле которой приткнулась серая
«Волга».
        - Слушай, Петрович, - спросил субподрядчик, - а почему ты его Колькой зовешь?
        Старик опешил. Кажется, он над этим никогда не задумывался.
        - Надо же как-то называть, - сказал он наконец. - И потом внук у меня - Колька. В точности такой же обормот: из бороды глаза торчат да нос…
        - Что-то я никак не соображу, - раздраженно перебил его проектировщик, который с момента избавления не проронил еще ни слова. Почему он нас отпустил? Загадку-то мы не отгадали.
        - Так Петрович же отгадку сказал, - напомнил из кабины субподрядчик. - Ласточка.
        - Ласточка? - ошарашенно переспросил проектировщик. - Почему ласточка?
        - Уважает, - пояснил сторож. - Вон их сколько тут развелось!
        Все оглянулись на серый массив стройки. Действительно, под бетонными козырьками там и сям темнели глиняные круглые гнезда.
        - Ну это же некорректная загадка! - взревел проектировщик. - Ее можно всю жизнь отгадывать и не отгадать!.. Да он что, издевался над нами?!
        Разбушевавшегося проектировщика попытались затолкать в машину, но он отбился.
        - Нет уж, позвольте! - Он подскочил к Петровичу. - А вам он ее тоже загадывал?
        - А то как же, - ухмыльнулся старик. - Летит - свистит. Я спрашиваю: «Ласточка, что ли?» Он говорит: «Ласточка…»
        Проектировщик пришибленно посмотрел на сторожа и молча полез в кабину.

* * *
        - Но Петрович-то, а? - сказал субподрядчик, выводя «Волгу» на широкую асфальтовую магистраль. - Ох, стари-ик! От кого, от кого, но от него я такого не ожидал…
        - Да, непростой старичок, непростой, - деревянно поддакнул с заднего сиденья проектировщик.
        - Кто-то собирался снять людей с микрорайона, - напомнил заказчик. И сдать стройку за месяц.
        Генподрядчик закряхтел:
        - Легко сказать… Что ж вы думаете, это так просто? Микрорайон - это сейчас сплошь объекты номер один… И потом: ну что вы в самом деле! Ну, строительный, ну и что? Это же бесплатный сторож… О-ох!.. - выдохнул он вдруг, наклоняясь вперед и закладывая руку за левый борт пиджака.
        - Что? Сердце? - испуганно спросил субподрядчик, поспешно тормозя.
        Генподрядчик молчал, упершись головой в ветровое стекло.
        - Нет, не сердце, - сдавленно ответил он. - Просто вспомнил: у меня же завтра еще одна комиссия…
        - На какой объект?
        - Библиотека…
        - Ох ты… - сказал субподрядчик, глядя на него с жалостью.
        - Тоже замороженная стройка? - поинтересовался проектировщик.
        - Семь лет как замороженная. - Субподрядчик сокрушенно качал головой. - Я вот думаю: если здесь за три года такое завелось, то там-то что же, а?
        Летним вечером в подворотне
        Размерами, да и формой, предмет напоминал двадцатилитровую канистру. Без ручки. Без единого отверстия. С двумя металлическими наростами на внутренних стенках. Любой слесарь сумел бы изготовить точную его копию, хотя трудно представить, кому и зачем могла понадобиться еще и вторая такая штуковина.
        Короче: законная добыча сборщиков металлолома. Если бы не одно обстоятельство.
        Предмет находился на высокой эллиптической орбите, хотя ни Байконур, ни мыс Кеннеди, видит бог, отношения к этому не имели.
        Внутри «канистры», неподалеку от одного из металлических наростов (очевидно, исполняющего роль трибуны), энергично подрагивая, висел водянистый шар размером с крупное яблоко.
        - Тогда попробуем от противного, - втолковывал он четырем таким же водянистым комкам, прилепившимся кто где к внутренним стенкам «канистры». - Представим, что каждый из нас парализован. Мыслить может, а двигаться - нет. Что тогда?
        - Тогда я беззащитен, - сообразил комок поменьше других.
        - А мы вас защитим! Поместим в прочную костяную скорлупу и назовем ее условно
«череп».
        - Позвольте! - возмутился комок. - А как же тогда воспринимать окружающую действительность?
        - А органы чувств мы вам выведем наружу!..
        - Ну и умру с голоду! Двигаться-то я все равно не смогу.
        От удовольствия висящий в центре «канистры» шар стал почти прозрачным. Все, что говорил юный оппонент, было ему, так сказать, на псевдоподию.
        - Не умрете. Добавляем вам органы для переработки пищи в энергию. Условно назовем их «пищеварительный тракт»…
        - Остроумно, - подал кто-то реплику с места.
        - …пару постоянных конечностей для передвижения. Назовем их «ноги». И пару постоянных конечностей для добывания пищи. Назовем их… ну, скажем, «руки».
        Комки безмолвствовали.
        - И в итоге у нас получится нечто весьма напоминающее жителей этой планеты. - Шар выбросил корненожку и как бы перетек по ней на стенку «канистры». Будь на месте комков люди, мы бы выразились проще: докладчик сел.
        Крупный комок, расположившийся на втором металлическом наросте (надо полагать, капитан «канистры» и командир экспедиции) с сомнением шевельнулся.
        - Значит, вы настаиваете, что мы столкнулись с мыслящей материей не в чистом виде, а, так сказать, отягощенной всякими там «трактами», «черепами»… С тем, короче, что вы окрестили словечком «мозг»?
        - Мало того, - с места добавил докладчик. - Уверен, что любого из нас они бы восприняли именно как «мозг», только существующий сам по себе.
        - Хм… - пробормотал шеф, деформируясь от нахлынувших сомнений. - По-моему, ваш
«мозг» будет занят только одним: как прокормить всю эту прорву трактов и конечностей, которой вы его снабдили… Знаете, я бы не рискнул без оговорок назвать такое существо мыслящим.
        - Но в космос-то они вышли, - напомнил докладчик.
        - Это еще ничего не значит! - с горячностью вмешался юный оппонент. - Может быть, их поместили в космический корабль в качестве подопытных животных!
        Комки заволновались.
        - Во избежание разногласий, - торопливо сказал капитан, - предлагаю прибегнуть к взаимопроникновению.
        Возражений не последовало. Комки отлепились от стенок и, подплыв к центру, неуловимо слились друг с другом. Теперь посреди «канистры» висел большой молочно-белый шар. Он гудел и пульсировал. Через несколько секунд он распался, и члены экипажа поплыли в разные стороны.
        - Что ж, не возражаю. - Эти слова капитана были адресованы докладчику и его юному оппоненту. Он уже, естественно, знал об их намерении телепортировать на поверхность планеты и провести разведку.
        Оба добровольца на миг замерли и исчезли затем в неяркой вспышке.

* * *
        Она меня не любит! - с надрывом говорил Корень.
        - А ты с ней по-хорошему, - советовал Циркин, держа его за руку и проникновенно глядя в глаза. - Ты, главное, на нее не дыши. Дыши в сторону.
        - Не любит и не отпустит! - Корень в отчаянии замотал головой и попытался выдернуть руку.
        Циркин руку не отдал.
        - А кому отпустит? - нехорошо прищуриваясь, спросил он. - Васе отпустит?
        - …с-сушь… б-блескх… - неожиданно сказал Вася и покачнулся, как подрубленный эвкалипт. Друзья вовремя его подхватили.
        - Видишь, какой он! - укоризненно сказал Циркин и опять попытался вложить в ладонь Корня рубль с мелочью. Корень руку отдернул, и Циркин вышел из себя.
        - …? - сказал он. - …!
        И добавил еще несколько слов, совсем уж обидных.
        Дело происходило летним вечером в каменном туннеле, ведущем с улицы во двор многоэтажного дома. В просторечии это место именовалось подворотней.
        Зашуршали покрышки, забормотал автомобильный двигатель. Циркин осторожно выглянул на улицу и тут же отпрянул, увидев знакомый микроавтобус. Дело в том, что три друга возглавляли список лиц, не явившихся в обязательном порядке на лекцию о вреде алкоголя. А за углом возле гастронома маячили, между прочим, дружинники с консервного комбината. Циркина они знали в лицо.
        Ситуация в подворотне, как видим, складывалась самая драматичная. До закрытия оставалось менее получаса, а Корень вел себя безобразно: отказывался идти в гастроном, выдвигая смехотворную причину, что продавщица Галя якобы плохо к нему относится.
        - Чот… блесс… - опять сообщил Вася. - Уомп…
        Ему-то было все равно - он только что пропил квартальную премию.
        - Корень! - приказал Циркин. - Ты идешь в гастроном и берешь пузырь!
        Было в нем что-то от гипнотизера.
        - Она… - начал Корень.
        - Корень! - властно повторил Циркин, глядя ему в глаза. - Ты идешь в гастроном и берешь…
        Его перебил Вася.
        - Чо там блестит? - удивительно ясно сказал он. - Вон там…
        Блестели разведчики. Почувствовав, что они обнаружены, докладчик метнулся за угол, а оппонент с перепугу телепортировал.
        Три друга тупо уставились в точку, где только что полыхнула синеватая неяркая вспышка.
        Циркин пришел в себя первым.
        - Корень, - сказал он потрясенно. - Если ты, гад, сию минуту не пойдешь в гастроном…
        Корень уперся. Зачем тогда нужно было сшибать недостающие четырнадцать копеек? Этого Циркин никак не мог понять.

* * *
        - Вот и они! - с облегчением объявил капитан.
        В центре «канистры» беззвучно возник водянистый шар. Отплыл в сторонку, и на его месте появился второй.
        Оба разведчика мелко вздрагивали от возбуждения.
        - Нечто невероятное! - объявил докладчик. - Аборигенам известно взаимопроникновение!
        - Быть не может! - ахнули на потолке.
        - То есть не в прямом, конечно, смысле взаимопроникновение, - поправился докладчик. - Но они используют какую-то жидкость-посредник, видимо, экстракт, информационную вытяжку.
        - Пожалуйста, подробнее! - взмолился кто-то.
        - Хорошо! После броска мы сразу же оказались перед Информаторием, занимающим весь нижний ярус прямоугольного циклопического строения. Передняя стена - прозрачна. Над ней - светящиеся знаки.
        - Почему вы решили, что это именно Информаторий? - спросил капитаи.
        - Сейчас объясню. Внутренняя стена представляет собой ряд стеллажей. На стеллажах
        - сосуды с жидкостями, от прозрачной до совершенно черной. Назовем такой сосуд… Впрочем, мы подслушали его местное название - «пузырь». Так вот, абориген входит в Информаторий и после сложных, видимо, ритуальных действий получает такой «пузырь». Снаружи к нему подходят еще двое, и втроем они ищут уединенное место, где делят жидкость поровну…
        - Интере-есно! - сказал капитан, тоже начиная мелко подрагивать. - А поведение их после приема жидкости как-нибудь меняется?
        Докладчик замялся.
        - По-моему, наблюдается некоторая потеря координации движений…
        - Решительно не согласен! - вмешался юный разведчик-оппонент. - Проще предположить, что это вовсе не Информаторий, а наоборот!
        - Как наоборот?
        - Никакой информации эта жидкость не несет. Напротив, она забирает излишнюю, мешающую аборигену информацию, понимаете? А потом выводится из организма - я сам видел… Короче, мы решили провести эксперимент…
        - Эксперимент? - встрепенулся капитан.
        - Мы собираемся вступить с аборигенами во взаимопроникновение, - как можно более небрежно пояснил докладчик.

«Канистра» взорвалась протестами. Капитан мутнел на глазах.
        - Да поймите же! - надрывался докладчик, пытаясь перекрыть общий гам. - Мы просто не имеем права упускать этот шанс! В случае успеха в наших псевдоподиях - бесценные подробности их образа мышления, их бытия!..
        К капитану постепенно возвращалась полупрозрачность.
        - Как вы себе все это представляете?
        - Во-первых, нужно смоделировать сосуд, именуемый аборигенами…
        - Уже нереально! - оборвал капитан. - На это просто не хватит энергии!
        - Да не нужно ничего моделировать! - заволновался юный разведчик. - Я там приметил пустой «пузырь», мы как раз оба в него поместимся. И пробочка рядом лежит, заварим
        - и будет как новенькая…

* * *
        Теперь в подворотне остались двое: Вася и Корень. Циркин только что обругал Корня и убежал навстречу опасности. Он был уверен, что своим ходом из гастронома не уйдет, что его увезут и, скорее всего, в опорный пункт, где заставят отвечать на кошмарный вопрос, почему он, Циркин, потребляет спиртные напитки. Козлы! Они бы еще спросили, почему он дышит!
        Был конец августа, к ночи холодало, и Вася помаленьку трезвел. Вел он себя при этом как-то странно: ругался шепотом, потирал лоб, встряхивал головой и что-то высматривал в глубине подворотни.
        - Слушай, - сказал он наконец. - Что такое? Ты глянь…
        В тени возле стеночки стояла чекушка водки.
        - Не, - сказал Корень. - Не может быть!
        И он был прав. Такого быть не могло.
        Друзья, склонив от изумления головы набок, подошли к бутылке и нагнулись над ней. Вася, еще не веря, сомкнул пальцы на горлышке, встряхнул. Прозрачные разведчики старательно забулькали и забурлили.
        Из полуоткрытого рта Корня вылупилось изумленное ругательство.
        - Я ж говорил, что-то блестит, - сказал Вася и дрожащими пальцами сорвал пробку.
        Корень выхватил из кармана стакан.
        - Аспирант! - презрительно определил его Вася и налил ему и стакан разведчика-оппонента.
        Друзья залпом проглотили содержимое своих емкостей.
        В кромешной тьме их черепов что-то ослепительно взорвалось. Оба грохнулись без чувств.

* * *
        Первым, как самый здоровый, очнулся Вася. Пошатываясь, он встал на ноги. Под черепной коробкой было пусто и прохладно, как во рту после мятных таблеток. Он с недоумением посмотрел на поднимающегося Корня и осторожно покрутил головой.
        Из подворотни были видны часть улицы и дом на противоположной стороне, над которым уже слабо помигивали звезды. Почему-то одна из них привлекла внимание Васи.
        - Слышь, - сказал он хрипло и откашлялся. - А чего это она такая… красноватенькая?
        - Так она же это… - Корень откашлялся. - Знаешь, с какой скоростью от нас когти рвет!.. Или мы от нее… Покраснеешь тут!
        Нет, это были совсем не те слова - какие-то неточные, глуповатые. Корень поискал другие и не нашел - других он просто не знал. А поговорить хотелось…
        Мимо них с улицы во двор торопливо проскользнул человек интеллигентного вида. Корень обалдело уставился ему в затылок.
        - Так называемый эффект Доплера, - выговорил он, не веря собственным ушам. - Спектральное смещение.
        Вася моргнул и тоже посмотрел вслед прохожему.
        - Действительно, - сказал он ошарашенно. - Доплеровское спектральное…
        Друзья снова повернулись к звездочке.
        - Это сколько ж до нее? - раздумчиво молвил Корень.
        - А вот мы сейчас! - встрепенулся Вася. - Через параллакс, понял? А ну, сколько у меня промеж глаз? Только ты от зрачков считай!..
        Корень прикинул.
        - 64.520… Нет! 64.518 микрон.
        - Ага, - сказал Вася и посмотрел на звезду одним глазом. Потом другим. - Пятьдесят семь световых лет, - объявил он после напряженных вычислений в уме. - Плюс-минус полквартала.
        Корень свистнул.
        - Десять раз загнешься, пока долетишь!
        - Если на субсветовых скоростях, то от силы два раза, - успокоил Вася.
        - Слу-шай! - сказал Корень. - А если пространство взять и того… - Он подвигал руками, словно играя на невидимой гармошке.
        - Сплюснуть, что ли? - не понял Вася.
        - Нет, не то! Погоди… - Корень выглянул на улицу и некоторое время мысленно рылся в черепах прохожих. Навыуживав нужных терминов и понятий, вернулся.
        - Свертку пространства, милое дело! - сказал он.
        - Да ну… - засомневался Вася.
        В подворотню ворвался Циркин с бутылкой «Яблочного».
        - Мужики! - задыхаясь, выпалил он. - Рвем когти! Меня Упрятов засек!
        Вася и Корень с интересом его разглядывали.
        - Какое-то ненормальное направление эволюции, ты не находишь? - поморщился Вася. - Все-таки мы, если вдуматься, безобразно устроены…
        - Мы - продукт естественного отбора! - обиделся Корень. - А что естественно - то не безобразно.
        - Мужики, вы чо!? - испугался Циркин. - Сейчас тут Упрятов будет!
        - Во-первых, что бы там ни говорили, отбор давным-давно кончился, - возразил Вася Корню. - Наш организм архаичен и, я бы даже сказал, рудиментарен. Взять хотя бы вот это сочленение…
        И Вася протянул руку, явно желая наглядно продемонстрировать, насколько неудачно устроено одно из сочленений Циркина. Тот с воплем отскочил от могучей Васиной пятерни и, прижимая бутылку к груди, метнулся в глубь двора.
        - Не нравится мне это сочленение, - упрямо повторил Вася.
        Кто-то пробежал мимо них по тротуару, потом остановился, вернулся и заглянул в подворотню. Это был участковый, старший лейтенант милиции Упрятов.
        - А вот и они! - радостно сообщил он сам себе. - Почему не явились на лекцию, орлы?
        - Вася, ты не прав, - мягко сказал Корень, разглядывая милиционера. - Конструкция самая целесообразная…
        - А ну-ка, подите сюда! - позвал Упрятов.
        Друзья приблизились.
        - Где Циркин?
        Вася пожал плечами и махнул рукой в сторону двора:
        - Алкалоид побежал принимать.
        - Ты гляди! - изумился участковый. - Алкалоид! Это ж надо!.. А ну дыхни!
        Друзья переглянулись и дыхнули по очереди. Участковый не поверил.
        - А ну еще раз!
        Друзья дыхнули еще раз.
        - Ничего не понимаю! - признался Упрятов. - Вася, ты что, пить бросил?
        - Мнимое раскрепощение, - высокомерно пояснил Вася. - Бунт подкорки против условностей - и ничего больше.
        Упрятов заглянул в умные Васины глаза и похолодел.
        - Вроде трезвый, - укоризненно сказал он, - а рассуждаешь, как в белой горячке. Дыхни-ка еще разок!

* * *
        С первой секунды, как только разведчики возникли в центре «канистры», стало ясно, что произошло нечто ужасное. Они были совершенно прозрачны и, что самое жуткое, никак не могли принять шарообразную форму - их ежесекундно плющило и деформировало.
        - Ты меня уважаешь? - прямо спросил капитана докладчик.
        - То есть как?.. - опешил тот. - Странный вопрос! Уважение к личности есть первооснова…
        - Ты мне мозги не канифоль! - безобразно оборвал его докладчик. - Лично меня ты уважаешь?
        Капитан даже не помутнел - он загустел при виде такого кошмара. В это время второму разведчику кое-как удалось принять более или менее определенную форму. Он вытянул вперед псевдоподию, на конце которой омерзительно шевелились три коротеньких отростка.
        - Мужики!.. - пискнул он. - На троих, а?.. - И снова расплеснулся по воздуху.
        - А вот я тебя уважаю! - орал докладчик. - И люблю, гад буду!
        Он двинулся к капитану с явным намерением вступить во взаимопроникновение. Тот молниеносно сманеврировал, и докладчик, по инерции влепившись в стенку, растекся по ней кляксой.
        - Изолировать обоих! - приказал капитан, с содроганием наблюдая, как разведчик пытается вновь собраться в комок. - Рассеять вокруг планеты предупредители! Стартуем немедленно сокращенным объемом!
        Через несколько минут разведчики уже спали в герметичных скорлупах-изоляторах.
        - Хорошо хоть аборигены телепортировать не могут, - уныло вымолвил кто-то. - Представляете, какой был бы ужас, освой они межзвездные перелеты!

* * *
        Слабая ультрафиолетовая вспышка в вечернем небе заставила друзей поднять головы.
        - Телепортировал кто-то, - всматриваясь из-под ладони, еще хранящей тепло милицейского рукопожатия, заметил Корень. - И, что характерно, в направлении нашей звездочки…
        - Какие-нибудь полиморфы, - предположил Вася. - Вот, кстати, кто изящно устроен! Голый мозг, и ничего больше.
        Корень хмыкнул.
        - Чего ж хорошего?
        - Как это «чего»? Телепортацией вон владеют! Корабль у них…
        - Тоже мне корабль! - фыркнул Корень. - Да я тебе таких кораблей за смену штук пять наклепаю!
        - А толку-то! - насмешливо возразил Вася. - Ты же все равно телепортировать не умеешь!
        - Плевать! - невозмутимо отозвался Корень. - Значит, надо агрегатик собрать, чтобы за меня телепортировал. Ну-ка, глянь…
        Он раскидал ногами осколки стакана и чекушки, подобрал кусочек мела, видимо, забытый детворой, и друзья присели на корточки.
        К тому времени совсем стемнело. Во мраке подворотни скрипел мелок и бубнили два мужских голоса:
        - …А темпоральный скачок ты куда денешь? В карман засунешь?..
        - …Да пес с ним, с темпоральным! Смотри сюда… Видишь, что получается?
        - Вижу, не слепой!..
        Приблизительно через полчаса друзья встали, отряхивая колени.
        - Да, изящная была бы машинка, - молвил Вася, окинув взглядом каракули на асфальте. - Если б она еще могла существовать на практике…
        - За неделю соберу, - небрежно бросил Корень.
        - За неделю? - не поверил Вася.
        - Что ж я тебе, не слесарь, что ли? - Корень вдруг оживился. - Слушай! А что, если в самом деле? До четверга я ее соберу, а на выходные возьмем да и слетаем к этим… к полиморфам!..
        Друзья пристально посмотрели на красноватую мигающую над крышами звездочку.
        - Не, не получится, - с сожалением проговорил Вася. - У меня позавчера прогул был, мне его отработать надо.
        - А ты его задним числом отработай.
        - Как это?
        - Смотри сюда! - Друзья снова присели над схемой. Зачиркал мелок. - Плюс на минус
        - и все дела! Выйдешь позавчера - и отработаешь… А на выходные - к полиморфам. - Не вставая с корточек, Корень мечтательно прищурился на звездочку. - Вот удивятся, наверное…
        Поток информации
        Сразу же, как только Валерий Михайлович Ахломов показался на пороге редакционного сектора, стало ясно, что на планерке ему крепко влетело от главного.
        - Пользуетесь добротой моего характера! - в тихом бешенстве выговорил он. - Уму непостижимо: в рабочее время обсуждать польскую помаду! Что у меня, глаз нет? Я же вижу, что у всех губы фиолетовые.
        Он отпер дверь кабинета и обернулся.
        - Хотя… - добавил он с убийственной улыбочкой, - молодым даже идет! - И покинул редсектор.
        - Скажите, пожалуйста!.. - немедленно открыла язвительный фиолетовый рот немолодая Альбина Гавриловна и спешно закашлялась: перед дверью кабинета, придерживая ее заведенной за спину рукой, опять стоял Ахломов, но уже с вытаращенными глазами. Возвращение его было настолько неожиданным, что не все успели удивиться, прежде чем он круто повернулся и пропал за дверью вторично.
        - Младенца подкинули! - радостно предположила молодая бойкая сотрудница.
        Язвительный фиолетовый рот Альбины Гавриловны открылся было, чтобы уточнить, кто именно подкинул, но не уточнил, а срочно зевнул, потому что Ахломов снова вышел… Нет, он не вышел - он выпрыгнул из собственного кабинета и, захлопнув дверь, привалился к ней лопатками.
        Тут он понял, что все девять блондинок и одна принципиальная брюнетка с интересом на него смотрят, и заискивающе им улыбнулся. Затем нахмурился и, пробормотав: «Да, совсем забыл…», - поспешно вышел в коридор.
        Там все еще перекуривали Рюмин и Клепиков. Увидев начальника, они с сожалением затянулись в последний раз, но начальник повел себя странно: потоптался, глуповато улыбаясь, и неожиданно попросил сигаретку.
        - Вы ж курить вроде бросали, - поразился юный Клепиков.
        - Бросишь тут… - почему-то шепотом ответил Ахломов, ломая вторую спичку о коробок.
        Наконец он прикурил, сделал жадную затяжку, поперхнулся дымом, воткнул сигарету в настенный горшочек с традесканцией и решительным шагом вернулся в редсектор. Приотворил дверь кабинета и, не входя, долго смотрел внутрь, после чего робко ее прикрыл.
        - Что случилось, Валерий Михайлович? - участливо спросила Альбина Гавриловна.
        Ахломов диковато оглянулся на голос, но смолчал. Не скажешь же, в самом деле:
«Товарищи! У меня на столе какая-то железяка документацию листает!»
        Внятный восторженный смешок сотрудниц заставил его вздрогнуть. И не блесни в дверях до боли знакомые всему отделу очки Виталия Валентиновича Подручного, как знать, не шагнул ли бы Ахломов, спасаясь от хихиканья подчиненных, навстречу металлической твари, осмысленно хозяйничающей на его столе.
        А Подручный озадаченно моргнул - показалось, будто Ахломов обрадовался его приходу. Виталию Валентиновичу даже как-то неловко стало, что перед визитом сюда он успел нажаловаться на Ахломова главному инженеру.
        - Вот, - протянул он стопку серых листов. - С 21-й страницы по 115-ю.
        - Вы пройдите, - растроганно на него глядя, отвечал Ахломов. - Вы пройдите в кабинет. А я сейчас…

«А не прыгнет оно на него?» - ударила вдруг дикая мысль, но дверь за Подручным уже закрылась. Секунду Ахломов ждал всего: вскрика, распахнутой двери и даже почему-то возгласа: «Вы - подлец!», - но ничего такого не произошло.
        А может, некому уже распахнуть?!
        Выпуклый апостольский лоб Ахломова покрылся ледяной испариной, и насмерть перепуганный заведующий отделом рванул дверь на себя.
        Железяка стояла, сдвинутая на край стола, и признаков жизни не подавала. Подручный зловеще горбился над скопированной по его заказу документацией.
        - Ну опять… - заныл и запричитал он, поворачивая к Ахломову разобиженное лицо. - Смотри сам, Валерий Михайлович. Фон серый. РЭМы твои мажут. Мне же за этот захват голову снимут… А это! - И Подручный, к ужасу Ахломова, бесцеремонно ухватил железяку под квадратное брюшко так, что ее четыре ноги нелепо растопырились в воздухе. - Это у тебя откуда, Валерий Михайлович?
        Валерий Михайлович спазматически глотнул и, обойдя стол, тяжко сел на свое рабочее место.
        - Что это такое? - хрипло спросил он, ткнув подбородком в сторону железяки.
        - Да это ж он и есть!
        - Кто «он»? - Ахломов постепенно свирепел.
        - Автоматический захват для переноски стального листа. Макет в одну пятую натуральной величины. Безобразие… - забормотал Подручный, поворачивая железяку то так, то эдак. - На глазок его делали, что ли? Пропорции не те, без замеров вижу. А к чему крепить?
        - Короче, это ваше изделие? - Голос Ахломова не предвещал ничего хорошего.
        - В том-то и дело! - закричал Подручный. - В том-то и дело, что такого заказа я мехмастерским не давал. Это либо самодеятельность, либо… - Лицо его на секунду отвердело, - …либо заказ был дан через мою голову.

«Через твою голову! - с ненавистью подумал Ахломов. - Не могло же мне три раза померещиться!»
        Захват! Хорош захват, если буквально десять минут назад он собственными глазами видел, как этот, с позволения сказать, захват аккуратно перекладывал листы из одной пачки в другую, на мгновение задерживая каждый перед… бог его знает, перед чем - глаз на железяке не было.
        - Я этого так не оставлю! - с трудом потрясал железякой Подручный. - Я узнаю, чья это работа. Я сейчас в мехмастерские пойду!

«А потом - к главному», - машинально добавил про себя Ахломов, с огромным облегчением наблюдая, как Виталий Валентинович в обнимку с железякой покидает его кабинет.
        Конечно, если бы Ахломову дали опомниться, он бы испугался по-настоящему. Но вот как раз опомниться ему не дали - в дверь уже лезли заказчики.
        И каждого надо было успокоить, каждого заверить, каждого спровадить.

* * *
        Посещение Подручным мехмастерских ничего не дало. Филиппыч щелкнул по железяке крепким широким ногтем и, одобрительно поцокав языком, с треском почесал проволочную седую шевелюру.
        - Не наше, - с сожалением сказал он. - Заводская работа. Видите, шлифовочка? Суперфиниш!
        Словечко это почему-то доконало Виталия Валентиновича. В его истерзанном служебными неприятностями мозгу возникла нелепая мысль: кто-то его подсиживает. Кому-то очень нужно, чтобы безграмотно выполненный макет его детища попался на глаза начальству в то время, когда отдел и без того срывает все сроки.
        - Сейчас вы-ыясним, - бормотал он, поднимаясь в лифте на второй этаж, - выясним, кто это у нас такой самородок… Иван Кулибин… Суперфиниш, понимаете!..
        Железяка с преданным видом стояла возле его правой ноги наподобие собаки пограничника.

* * *
        Главный, подергиваясь и жестикулируя, расхаживал по кабинету и, казалось, разговаривал сам с собой, не обращая внимания на Ахломова, который подсолнушком поворачивался на стуле за перемещающимся начальством.
        - Что, нет у нас специалистов квалифицированных? - горько вопрошал главный. - Почему мы никогда не можем предъявить себя лицом? НИПИАСУ - может. ГПКТБ, - отплевался он согласными, - может. А мы, видите ли… - И главный обаятельно улыбнулся, - не можем!
        На секунду он задержался возле стола, с отвращением шевельнул стопку серых листов (с 21-й страницы по 115-ю) и вопрошающе обратил к Ахломову резное морщинистое лицо страдальца.
        - Алексей Сергеевич, - преданно глядя на главного, сказал Ахломов, - это же мелочи…
        - Да хороший вы мой! - в ужасе перебил его главный, воздев пухлые складчатые ручки. - Делая мелочь, мы должны делать эту мелочь так, чтобы посмотрели на эту мелочь и сказали: «Вот мелочь, а как сделана! Фирма!»
        И, выпалив свое любимое словцо, главный устремился к дверям, где уже с минуту маячили очки и зеркально выбритые щеки Подручного.
        - Вот! - воскликнул он, отбирая из рук Виталия Валентиновича давешний кошмар Ахломова. - Вот! Это я понимаю! Это профессионально!
        И, не прерываемый ни Подручным, ни - тем более - вскочившим со стула Ахломовым, главный поставил терпеливую железяку на стол и принялся умиленно ее осматривать.
        - Это - фирма, - приговаривал он. - Это - на уровне. Можем, значит, когда захотим! Виталий Валентинович, что это такое?
        - Да… мм… видите ли, - расстроенным голосом начал Виталий Валентинович, - это, в некотором роде, макет нашего автоматического захвата…
        - Ну что я могу тут сказать! Это - фирма. С этим не стыдно и в министерство показаться. - Главный любовно снял с железяки пылинку и насторожился. - Слушайте, а зачем вы мне его принесли?
        - Сделан-то он, конечно, старательно… - промямлил Подручный, чувствуя, что пришел не совсем вовремя, - но размеры, Алексей Сергеевич, пропорции… Крайне неточно сделано.
        Главный закатил огромную паузу, в течение которой скорбно смотрел на Подручного.
        - Ну, я не знаю, товарищи, - вымолвил он, безнадежно улыбаясь. - Или у нас нет квалифицированных специалистов…
        Ахломов, не слушая, присматривался к железяке. Нет, как хотите, а не могло это двигаться. Единый кусок металла, монолит. Скорее уж обрезок рельсы поползет на манер гусеницы. А лапы! Каждая на конце скруглена. Как можно такой лапой что-нибудь ухватить? Может быть, присоски? Показаться невропатологу? Но ведь двигалось же оно, черт побори!
        - А достижения?! - Главный уже бегал по кабинету. - Страшно смотреть, как они у нас нарисованы!
        Железяка изумленно щелкнула и зажужжала. Главный запнулся и укоризненно посмотрел на отпрянувшего от стола Ахломова.
        - Виталий Валентинович, - позвал он, вновь повернувшись к железяке. - Здесь можно что-нибудь исправить?
        Вопрос застал Подручного врасплох.
        - Н-ну, если здесь сточить, а тут приварить…
        - Берите, - прервал его главный. - Берите ваш макет и несите его слесарям. Если это их работа - пусть переделают. Если нет - все равно пусть переделают!

* * *
        Подручный проклял тот час, когда потащился к главному, но обсуждать приказы было не в его характере, и вот он уже стоял в гулком коридоре подвала, держа в руках, как табуретку, эту металлическую нелепость, весившую, кстати сказать, не меньше десяти килограммов.
        Слесарей на месте не оказалось, и опытный Подручный прямиком направился в мастерскую художника. Дверь мастерской - чудовищная, окованная железом дверь с пиратской табличкой «Не влезай - убьет!», была распахнута. Из проема в коридор тянулся сизый слоистый дым, слышались голоса. Подручный бесшумно поставил свою ношу на бетонный пол и прислушался.
        - Деревянный брус, на который кладется рельса, - веселился тенорок слесаря Шуры. - Пять букв. Что бы это могло быть?
        В мастерской жизнерадостно заржали.
        - Картина, изображающая морской пейзаж. Шесть букв. Вторая - «а».
        - Марина, - вкусно выговорил голос художника Королева.
        - Кто?
        - Марина, пенек.
        - Та-ак. Бесхвостое земноводное, распространенное в нашей области. Саня, это по твоей части. Бесхвостое…
        - Слышу. Лягушка.
        - Ля-гуш-ка. Точно. Ты смотри! За что же тебя из института выперли?
        - За хвосты.
        Вновь послышалось жизнерадостное ржание.
        - По вертикали. Стихотворный размер. А у кого из нас диплом литератора? Чего молчишь, учитель? Завязывай с подошвами. Стихотворный размер…
        - Сколько букв?
        - Десять. Предпоследняя - «и».
        - Амфибрахий.
        - Амфибрахий или амфебрахий?
        - Так, - сказал Подручный входя. - Что, собственно, происходит?
        Своим непосредственным делом был занят только художник Королев. Склонившись над столом, он неистово трафаретил по синему фону поздравительного плаката желтые шестеренки. Фотограф старательно вырезал из твердого пенопласта подошву изящных очертаний. Слесари Саня и Шура сидели верхом на стульях и дымили. Юный шалопай Клепиков из отдела Ахломова приник к карте мира в районе Панамского канала.
        - А кто к нам пришел! - восторженно завопил художник Королев, не поворачивая головы. - Виталий Валентинович, выгоните этих тунеядцев. Работать не дают!
        - Все те же лица, - холодно заметил Подручный. - А что здесь делают слесаря?
        - Нашел! Вот она! - выкрикнул шалопай Клепиков, оборачиваясь. - Пиши: порт в Колумбии - Буэнавентура.
        Тут он, понятно, осекся.
        - Кроссвордики, значит, разгадываем, - вазелиновым голосом подытожил Виталий Валентинович. - А главный инженер дозвониться не может. Саня! Шура! Ну-ка заканчивайте. Есть работа. Во-первых, знаком вам этот…
        Подручный не договорил. Что в ту, что в другую сторону коридор был пуст. Железяка исчезла.

* * *
        Если до этого момента путь предмета, принятого отдельными лицами за макет автоматического захвата, можно было обозначить непрерывной линией, то теперь он рисуется нам извилистым пунктиром или даже беспорядочной россыпью точек.
        Так, две библиотекарши вспомнили, что с ними в лифте на четвертый этаж поднималась уродливая болванка на четырех ножках, об которую и были порваны французские колготки.
        Группа сотрудников, спускавшаяся с шестого этажа в столовую, также засвидетельствовала наличие железяки в лифте. Мало того, двое из них признались, что в связи с теснотой они выставили железяку на третьем этаже, нехорошо о ней отозвавшись. Может, до, а может, после этого (разложить события по порядку так и не удалось) в отделе Подручного раздался возмущенный женский голос: «Кто мне поставил на «Бурду» эту уродину?» Ответом был вялый голос из-за кульмана:
«А-восемь. Убит.» Там резались в морской бой.
        Кроме Подручного, опознать предмет было некому. Но Виталий Валентинович в ту пору отчитывался перед главным в пропаже макета, так что после краткого разбирательства железяку вынесли на лестничную площадку, где она приняла посильное участие в перекуре. Иными словами, на нее сел один сотрудник, предварительно подстелив носовой платок. Железяка крякнула, но стерпела.
        Забегая вперед, скажем: если бы этот сотрудник знал, на что сел, он бы вскочил, как с раскаленной плиты, и зарекся курить в рабочее время.

* * *
        Главный возвращался из инспекционного набега на отдел тяжелой полуавтоматики, когда удивительно знакомый неприятный голос с лестничной площадки изрек невероятную фразу:
        - Если мы делаем мелочь, - сказал голос, - мы делаем мелочь… мелочь… - Тут он запнулся, начал заикаться и очень неуверенно закончил: - Чем мельче, тем лучше. Фирма!
        Главный остолбенел. Последовало слабое шипение, и сочный баритон инженера Бухбиндера произнес:
        - Как же им не гореть, если они Нунцию диссертацию делают? Редакторы компонуют, машбюро печатает, даже копирку запряг. Причем в таком строжайшем секрете, что уже всему институту известно.
        - А сам он что же? - вмешался другой голос, обладателя которого главный не вспомнил.
        - Кто? Леша? Ты что, смеешься? Это тебе не докладную директору накатать.
        Главный задохнулся от возмущения. Когда? Каким образом узнали? И кто бы мог подумать: Бухбиндер! «Ну, я сейчас покажу вам Нунция», - подумал он, но тут произошло нечто совсем уже непонятное.
        - Как же им не гореть, - снова заладил баритон, - если они Нунцию диссертацию делают? Редакторы компонуют, машбюро печатает, даже копирку запряг. Причем в таком строжайшем секрете…
        И диалог повторился слово в слово, как будто кто-то дважды прокрутил одну и ту же запись. Запахло горелой изоляцией.
        Главный вылетел на площадку и, никого на ней не обнаружив, стремительно перегнулся через перила. Виновных не было и внизу. Клокоча от гнева, он обернулся и увидел макет автоматического захвата, позорно утерянный Подручным.
        Ворвавшись к себе в кабинет, главный потребовал Виталия Валентиновича к телефону.
        - Вы нашли макет? - ядовито осведомился он. - Ну, конечно… Почему я вынужден все делать за вас? Представьте, нашел… Нет, не у меня… А вот выйдите перед вашим отделом на лестничную площадку и увидите.
        Разделавшись с Подручным, главный достал толковый словарь и выяснил значение слова
«нунций».
        - Бухбиндера ко мне! - коротко приказал он и вдруг замер с трубкой в руке.
        Он вспомнил, кому принадлежит тот неприятно дребезжащий голос, сказавший возмутительную фразу насчет мелочей. Это был его собственный голос.

* * *
        Тем временем девять блондинок и одна принципиальная брюнетка парами и поодиночке потянулись из столовой в редсектор.
        - Глядите-ка! - радостно оповестила, входя, молодая бойкая сотрудница. - Опять Подручный свою табуретку принес.
        Вряд ли железяку привело к двери кабинета праздное любопытство. Скорее она надеялась досмотреть чертежи, от которых ее оторвали утром. Но у Ахломова была странная манера запирать свой закуток на два оборота даже на время минутной отлучки.
        - Вы подумайте: таскать тяжести в обеденный перерыв! - продолжала зубоскалить молодая особа. - Вот сгорит на работе - что будем делать без нашего Виталия Валентиновича?
        - Успокойтесь, девочки, - отозвалась Альбина Гавриловна, обстоятельно устраиваясь на стуле. - Такой не сгорит. Это мы с вами сто раз сгорим.
        Железяка слушала.
        - Ни он, ни помощница его, - поддержала принципиальная брюнетка Лира Федотовна.
        - А что, у Подручного заместитель - женщина? - робким баском удивилась новенькая.
        - Перед тобой в очереди стояла. В белых брюках в обтяжку.
        - Просто не понимаю! - Лира Федотовна возмущенно швырнула карандаш на стол. - В нашем возрасте носить брючный костюм!
        Минут пять она возмущалась, потом немного остыла и снова взяла карандаш. В углу прекратила стук пишущая машинка.
        - А Пашка Клепиков, - сказала машинистка, - опять вчера Верку из светокопии провожал. Маринка все утро проревела.
        - Не по-ни-ма-ю! - Карандаш Лиры Федотовны опять полетел на стол. - Два месяца как расписались! У них сейчас ласковое отношение должно быть друг к другу, а они…
        Неожиданный вздох Альбины Гавриловны вобрал не менее трети воздуха в помещении.
        - И зрелым женщинам хочется ласки, - мелодично сказала она.
        Железяка слушала.
        Несколько минут работали молча. Потом молодая бойкая сотрудница подняла от бумаг восторженные глаза:
        - А у жены Ахломова…
        Несомненно, ей крупно повезло. Спустя секунду после того, как она нанесла последний штрих на семейный портрет любимого начальника, в дверях показался розовый носик легкого на помине Ахломова.
        Ахломов увидел железяку. В следующее мгновение он уже был у себя в кабинете и с треском набирал номер.
        - Подручного мне!
        Редсектор замер.
        - Где? У главного? - И через секунду - другим голосом: - Алексей Сергеевич, Подручный у вас? Скажите ему, пожалуйста, пусть придет и заберет свой макет… А у меня под дверью… А я не знаю… А это вы у него спросите… Жду, жду… А то об него спотыкаются, повредить могут.
        Пришел совершенно пришибленный Подручный и, воровато озираясь, унес железяку к слесарям.

* * *
        Слесарь Саня одиноко и неподвижно восседал на стуле в электрощитовой и через равные промежутки времени с хрустом зевал. В глазах у него отражались лампочки.
        - А где Шура? - спросил Подручный войдя.
        Саня медленно-медленно повернул голову и с неодобрением осмотрел вошедшего.
        - Вышел, - апатично изронил он.
        - Вышел? Ну ладно… Саня, вот это нужно довести до кондиции.
        Саня с неодобрением осмотрел то, что принес Подручный.
        - Видишь, Саня, корпус прямоугольный, а его скруглить надо. - Виталий Валентинович был неприлично суетлив. - Вот эти уголочки надо снять, а вот здесь мне потом сварщик крючочки приварит. Погоди, я тебе сейчас эскизик набросаю. Вот тут, тут и тут. И ради бога, Саня, - душераздирающе попросил Подручный, - как можно быстрее! Я тебе звонить буду.
        Оставшись один, Саня некоторое время с упреком смотрел на железяку, потом нехотя поднялся и пошел за напильником. Придя с инструментом, он прочно зажал одну из металлических ног в тиски, заглянул в эскизик, примерился и одним привычным движением сточил первый угол… Вернее, хотел сточить. Напильник скользнул, не оставив на корпусе ни царапины, и слесарь чуть не врезался в железяку челюстью. И тут произошло событие, заставившее Саню проснуться окончательно.
        - И зрелым женщинам хочется ласки, - ответил лжезахват на прикосновение напильника голосом Альбины Гавриловны, а затем, открутив свободной лапой рукоятку тисков, спрыгнул на пол и с дробным цокотом убежал в коридор.
        Саня ощутил острую боль в ноге и понял, что уронил напильник.

* * *
        Самое время сообщить, что впоследствии, когда происшествием занялась группа компетентных лиц, однозначно ответить удалось лишь на два вопроса. Первое: случившееся не являлось массовой галлюцинацией. Второе: создать подобный механизм при современном уровне техники невозможно.
        Далее шли одни предположения: может быть, аппарат был поврежден вследствие не совсем мягкой посадки; не исключено также, что он, образно выражаясь, захлебнулся а потоке противоречивой информации.
        Были и иные толкования. Слесарь Саня, например, открыто утверждал, что пришелец из космоса, кибернетический разведчик, представитель внеземной цивилизации, попросту свихнулся, пытаясь разобраться, чем же, наконец, занимается учреждение.
        Но в тот момент ему было не до гипотез. Схватив напильник, он выскочил в коридор. Что цокот ушел влево, можно было не сомневаться. Но коридор был пуст. Из распахнутой двери художника доносился тенорок слесаря Шуры. Саня почувствовал острую потребность в общении. Он заглянул в мастерскую и обмер: лжезахват растопырился над кроссвордом.
        - Основной вид гидромелиоративных работ, проводимых в нашей области… - бормотал он Шуриным голосом, нетерпеливо постукивая лапой по клеткам. - А у кого из нас диплом мелиоратора?
        Саня побежал к лестничному пролету. Ему позарез нужен был хотя бы один свидетель. Связываться с железякой в одиночку слесарю не хотелось.
        Кто-то стремительно убегал вверх по лестнице. На повороте мелькнули брюки, несомненно, принадлежащие художнику Королеву.
        - Королев!!! - заорал Саня и ударил напильником по прутьям перил, наполнив подвал звоном и грохотом. - Давай сюда! Скорей сюда!
        Знакомый цокот заставил его со злобой швырнуть инструмент на пол. Лжезахват уходил вверх по противоположной лестнице.
        А Королев бежал и бежал, пока не уткнулся в чердачный люк. Он был так потрясен встречей с железякой, что даже не догадался свернуть на каком-нибудь этаже.

* * *
        У Валерия Михайловича Ахломова было два настроения, два рабочих состояния. Находясь в первом, он настежь распахивал дверь в редсектор и бдительно следил из-за стола за поведением сотрудниц. В такие дни резко повышалась производительность труда. Во втором состоянии он наглухо запирался в кабинете и общался с отделом по внутреннему телефону.
        Когда железяка, блистательно уйдя от Сани, вновь проникла в редсектор, дверь Ахломова была плотно закрыта. Правда, следует отметить, что на этот раз железяка и не пыталась к ней приблизиться. Видимо, имело место серьезное нарушение логических связей, ведущее к полному распаду функций.
        Несмотря на то, что передвигалась она теперь не на цыпочках, а эдаким кокетливым топотком, внимания на нее не обратили.
        Весь отдел толпился у стола отпускницы Любочки. На Любочке была достойная зависти розовая кофточка, тонко оттенявшая ровный морской загар. Но то, что лежало на столе, вызывало в женщинах чувство исступления, переходящее в истому.
        Это нельзя было назвать свитером, это нельзя было назвать кофточкой - светло-коричневое, цвета теплого вечернего песка, окутанное нежнейшим золотистым пухом, оно доверчиво льнуло к робким женским пальцам, оно было почти живое.
        Да что говорить - сама Любочка смотрела на принадлежащую ей вещь точно так же, как и остальные.
        - Если бы не на два размера больше! - в отчаянии повторяла она.
        - Воротник хомутиком, - зачарованно шепнули у ее левого плеча. - И сколько?
        Любочка назвала цену и предъявила этикетку.
        - Хомутиком… - безнадежно отозвался тот же голос у ее правого плеча.
        - Ну-ка покараульте кто-нибудь у входа, - решилась Лира Федотовна, сбрасывая жакет. И, не сводя алчного взора с кофточки, пояснила: - Мой размер!
        - А если Валерий Михайлович выйдет? - ахнула новенькая.
        - Если закрылся - до самого звонка не выйдет, - успокоила Лира Федотовна, уже протягивая руку к кофточке, и вдруг приглушенно взвыла: - Да что ж вы на ноги-то наступаете?
        - Покараульте, покараульте!.. - лихорадочно бормотала железяка, пробираясь по ногам вперед.
        Оттеснив соперницу, она со стуком взгромоздилась на стол и одним неуловимым движением - только ноги мелькнули! - напялила вещь.
        Зрелище вышло кошмарное - что и говорить! Многоголосый женский визг напомнил вопль органа. Все бросились кто куда, и только Любочка - за железякой.
        Коридор огласился хлопаньем дверей, ровным цокотом и криками, мужскими и женскими.
        - Фир-рма! Буэнавентур-ра! - вопил голосом главного, пробегая по коридору в развевающейся кофточке, свихнувшийся киберразведчик. - Втирательство очков из семнадцати букв, четвертая - «о»!
        Он звонко продробил по всем этажам учреждения, расплескивая избыток бог знает где набранной информации. Обессилевшая Любочка отстала на третьем. В воздухе еще таял победный вопль: «Мелочь, а как сделана!» - когда она села на ступеньки и разрыдалась.
        Прибежавший на голос главного Подручный увидел бегущий по коридору макет автоматического захвата и растопырил руки, перекрывая ему дорогу. Но железяка, лихо поддернув полы, с молодецким криком: «А кто к нам пришел!» - перепрыгнула через Виталия Валентиновича.
        Он потерял ее на втором этаже, где она попросту выскочила в окно и, согласно показаниям прохожих, пробежала по карнизу вдоль всего здания, подметая королевским мохером штукатурку.

* * *
        Ахломов, услышав вопли, ворвался в редсектор, не слушая объяснений, перекричал сотрудниц и, рассадив всех по рабочим местам, с треском закрылся в кабинете.
        На подоконнике стояла железяка в грязной шерстяной хламиде.
        Ахломов схватился за телефон.
        - А жена у Ахломова, - внятно сказала железяка, - стерва та еще… Так он себе в НИПИАСУ любовницу завел.

* * *
        Никто не знает, откуда она появилась. Никто не знает, куда она исчезла. И можно только предполагать, что теперь там о нас подумают.
        Последнее, что услышал Ахломов, швырнув в железяку телефонную трубку, было:
        - Королевский мохер - практично и сексапильно!..

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к