Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лукины Любовь Евгений: " Труженники Зазеркалья " - читать онлайн

Сохранить .
Труженники зазеркалья Евгений Юрьевич Лукин
        Повести # В повести идет речь о мире, который раскинулся по ту сторону стеклянной плоскости зеркала. Там живут такие же люди, которые трудятся ради того, чтобы люди могли видеть свое отражение и не только…
        Автор предложил свое объяснение поверью, почему не стоит смотреть в осколки зеркал…
        Евгений Лукин
        Труженики зазеркалья
        Дорогие читатели мужского пола! Вспомните, сколько раз вы снисходительно усмехались, услышав исполненный ужаса женский возглас: «Господи, ну и морда у меня в этом зеркале!..» Зря усмехались, зря. Женщины вообще приметливее мужчин. И это их восклицание - лишнее тому свидетельство. Да! Представьте себе, что из каждого зеркала на вас и впрямь взирает совершенно иное отражение. Видите, какая разная складка губ, линия лба, рисунок морщин наконец? Собственно, так и должно быть. Одно отражение - талантливо, другое - не очень, а третьему вы просто не нравитесь…
        Любители бесчисленных историй о том, как некий персонаж, пройдя сквозь зеркало, оказывается в симметрично опрокинутом мире, где логика становится абсурдом, а добро злом, вероятно, будут разочарованы истинным положением дел. Не такой уж он и опрокинутый, этот мир, а зеркальную грань, что бы там ни утверждал мистер Доджсон, человеку преодолеть не дано.
        Разве что с помощью молотка.
        Запомните это накрепко.
        Почему-то принято считать, что миров всего два: один по ту сторону стекла, другой - по эту, хотя с помощью пары зеркал легко убедиться в существовании бесчисленной череды зазеркалий, каждое из которых (здесь вам придется поверить мне на слово) пребывает в точно такой же изоляции.
        Все они, как говорят, устроены примерно одинаково, поэтому ограничусь кратким описанием ближайшего к нам мира:
        То, что мы с вами наблюдаем в раме «говорящего правду стекла», именуется рабочим или пограничным зазеркальем. Внешне оно - копия нашей реальности, однако по сути представляет собой лишь внутренность расцвеченной скорлупки, за которой начинается собственно зазеркалье (или глубокое зазеркалье), куда уже взглядом не проникнешь при всем желании.
        Живописать эти незримые для нас области - задача весьма неблагодарная, поскольку с каждой новой подробностью картина делается все менее представимой.
        Однако, попробую…
        Освещение там - как в пасмурный день, когда стальное солнце едва проглядывает сквозь ровный тонкий слой облаков. Ничего конкретного - все смазано, размыто. Подчас трудно понять, где верх, где низ. Единственный ориентир - радужный и как бы дымящийся шар, некое подобие громадного светила, которое, впрочем, не светит. Если поглядеть на него подольше и попристальнее, станет заметно, что тускло-радужный гигант шевелится на манер муравейника, меняет форму, оттенки, выбрасывает протуберанцы - все это, конечно, с чудовищной медлительностью…
        Именно так выглядит издали биржа отражений. Сравнение с муравейником страдает неточностью - скорее она похожа на плотный пчелиный рой. Каждый день на Земле умирает чертова уйма народу, бьется не меньшее количество зеркал - и осиротевшие отражения тут же устремляются на биржу в поисках новой работы. Как ни странно, для них это тоже вопрос жизни и смерти, ибо в отрыве от зеркала долго не протянешь.
        Наблюдать биржу можно практически отовсюду. Считается, что местоположение ее приблизительно соответствует центру глубокого зазеркалья. На самом деле кипящий страстями шар постоянно и незаметно кочует по непредсказуемой траектории. Точь-в-точь как магнитный полюс Земли.
        Кроме старожилов, толкутся на бирже и отражения с улицы: из прудов, из колодцев. Удивительно, что при таком наплыве жаждущих работы псевдосветило еще не разбухло до размеров вселенной. Этому феномену есть два объяснения. Не берусь судить, насколько они противоречат друг другу. Первое: иные физические законы, когда большее со всеми удобствами умещается в меньшем. И второе: вместе с биржей расширяется и само зазеркалье…
        Прочие объекты не столь величественны. В огромное и вроде бы запыленное пространство вмонтированы в беспорядке сложные геометрические тела преимущественно прямоугольных очертаний, - то ли отлитые из металла, то ли отштампованные из тусклой фольги, - каждое размером с комнату. Собственно, это и есть отражения комнат. Так они смотрятся извне.
        При всей своей мнимой неприступности данные образования (здесь их принято называть павильонами) не более чем обман зрения. В любой из них можно шагнуть прямо сквозь стенку, хотя обычно за подобные проделки наказывают.
        Окрашены все павильоны одинаково - в ртутно-серые тона, поскольку расцвечивать их снаружи, согласитесь, нет никакого смысла. Вокруг каждого в беспорядочном изобилии разбросаны призраки окурков, картонных коробок, даже зонтиков. Скажем, вышло отражение человека из отражения комнаты в глубокое зазеркалье. В руках - авоська. Ну и оставило ее где попало. Конечно, авоська наверняка еще понадобится при возвращении, но в том-то вся и тонкость, что незримому техническому персоналу проще отразить неодушевленку заново, нежели искать, куда она, зараза, подевалась. Только что ведь была!..
        Отражение # 1
        Неподалеку от павильона строгой, почти кубической формы стоял, а вернее - просто располагался в светло-серой дымке полуразвалившийся кухонный столик, в реальности давно уже не существующий. Месяца три назад он был выброшен вместе с прочим хламом, а вот отражение его, как видим, пригодилось. Как, кстати, и отражение старой колоды игральных карт.
        Играли по обыкновению в дурака, поскольку преферанс - дело долгое. Один из партнеров в данный момент отсутствовал. Он исполнял роль хозяина квартиры, поэтому со свободным временем у него всегда было туго, чего никак не скажешь о двух прочих картежниках. Оба отражения бывали заняты в зеркале от случая к случаю, ибо друг детства в гости к хозяину забредал редко, а сын от первого брака - еще реже.
        - Взял… - ворчливо сообщила зеркальная копия друга детства - полного мужчины лет сорока - и сгребла карты. Помятое лицо, под глазами - устрашающие мешки угольного цвета… Разумеется, на досуге отражение могло бы выглядеть и попрезентабельнее, однако бытует мнение, что, даже покинув павильон, из образа выходить не стоит.
        Из слепой серебристо-серой скорлупы кубических очертаний временами слышался напряженный повелевающий голос невидимого распорядителя. Судя по характеру команд, хозяин квартиры с минуты на минуту собирался выползти на свежий воздух:
        - Внимание! Открывает дверь!.. Пошел сквозняк… Третий! Колыхнул паутиной! Еще раз! . Пятый, занавеску!.. Занавеску вздуй!..
        - Ёлы-палы!.. - молвило в сердцах отражение атлетически сложенного юноши (сына от первого брака). - Ну вот что ты прикажешь делать! Хоть бы один козыришка!..
        В серой стене павильона открылась, зазияла прямоугольная брешь, явив часть интерьера небрежно обставленной комнаты, и во внешнее зазеркалье вышло, пошатываясь, сильно похмельное отражение Василия Полупалова, одетое по-уличному: ботинки, лыжная шапочка, пальтецо, из кармана которого выглядывает край пластикового пакета… Прикрыв за собой дверь, отражение постояло немного в невеселом раздумье, затем приблизилось к играющим.
        - Кранты тебе, дядя Семен! - ликующе объявил юноша. С маху выложил на кухонный столик три карты подряд, а потом вдогонку еще одну. - Понял, как мы вас? Без единого козыря! - Повернулся к задумчивому отражению хозяина квартиры. - Ну чего, Вась, спровадил? Садись, перекинемся…
        - Только и осталось… - буркнул тот, но все же присел на свободное отражение табуретки. - Опять за пивом побежал! - сварливо сообщил он. - Сейчас обратно припрется… Если, конечно, менты не загребут по дороге. - Помолчал и добавил угрюмо: - Совсем спивается, придурок…
        - Зеркало-то протер? - поинтересовался юноша, сдавая карты.
        - Да лучше б он его не протирал! - вспылил хозяин. - Так, пыль только тряпкой размазал… Ну вот как в такой мути работать, я вас спрашиваю!
        Проигравший толстяк заглянул во вновь полученные карты, насупился.
        - Сам виноват… - недружелюбно заметил он.
        - Я?! - возмутилось отражение хозяина. - У него в дому бардак, а я, выходит, крайний?
        - А то кто же? Я, что ли? Мы ведь их не просто должны отражать, мы их воспитывать должны…
        - Ну, завел! - с досадой сказал юноша. - Слышь, дядя Семен, уймись, а? Давай ходи лучше…
        Недовольный дядя Семен зашел с червей, однако уняться так и не пожелал.
        - Ты прости меня, конечно, Вася, - покряхтывая, молвил он, - но без души ты его отражаешь, без души… С холодком. Технично, не спорю, но без души. А ты его так отрази, чтобы ему жить захотелось, пить расхотелось, зеркало как следует захотелось протереть…
        - А вот до хрена там! - ощерилось отражение хозяина. - Ишь! Романтика нашел… Нет уж! Реалистом был - реалистом останусь. Пусть видит свою морду - как она есть! Бито…
        - Шестеркой, - шепнул у него за плечом некто незримый. - Шестеркой, Вася! Он десяткой покроет, а ты ему… У тебя ж вон две десятки!..
        - Цыц! - не оглядываясь, бросил хозяин. - Еще обслуга мне тут подсказывать будет! Иди вон штору колыхай…
        - А чего ее колыхать? - обиделся незримый. - Смотреть-то на нее все равно некому! Ушел твой орел и дверь запер…
        - А распорядитель? - надменно полюбопытствовал юноша.
        - И его нет. Сразу на биржу увеялся.
        Все невольно взглянули на радужный шар биржи. Кроме дяди Семена. Хмурился дядя Семен. Опять проигрывал.
        - Гляжу я на вас, на молодежь… - с недоброй усмешкой проговорил он, сгребая отражения карт в отбой. - То вам не так, это вам не эдак… Пыль ему, видишь ли, помешала! А вот мы в ваши годы, представь, не ныли, не привередничали… Ты вообще знаешь, где меня первый раз в зеркало приняли?
        - Знаю, - буркнул хозяин. - В Коринфе…
        - О! - сказал дядя Семен и потряс занесенной картой. - Коринф! - с наслаждением выговорил он, кроя короля козырной семеркой. - А потом еще в Афинах поработать успел… Да-с, это вам, господа лицедеи, не нынешние времена. Золотой Век! Эллада! Античность!.. И ведь в чем отражали-то? В полированной бронзе, черт знает в чем! А какую культуру отразили!
        - Да уж лучше в бронзе, чем в луже…
        - А сам ты откуда взялся? Не из лужи, что ль?
        - Лужа луже рознь. Однако, опять ты дурак, дядя Семен…
        Дядя Семен крякнул и, бросив карты, неприязненно оглядел тонущие в пасмурном полусвете пыльные глубины зазеркалья. Кое-где серая однотонность нарушалась цветными пятнами: там громоздились свалки отыгравших полуразрушившихся отражений комнатной мебели, ныне приспособленных для нужд обитателей сумеречного мира - в основном, для настольных игр.
        - М-да, непруха… - вынужден был признать ветеран. - Может, еще разок?
        - Да нет, не успеем… - Хозяин поднялся и оглянулся на слепой ртутно-серый куб павильона. - Хотя… Что-то он задерживается, соколик мой! До киоска вроде рукой подать…
        - Внимание! - негромко, но внятно прозвучало не поймешь откуда. - Отражение Василия Егорыча Полупалова восемнадцать тридцать шесть - срочно к зеркалу семь эр-ка пятьсот шестьдесят один восемьсот тридцать один!
        - Ну точно, опять в вытрезвитель загребли! - желчно сообщил хозяин. - Зла не хватает…
        - А разве в ментовке зеркала бывают? - усомнился юноша. - Что-то я о таком даже и не слышал… Может, он в магазин зашел, а ты сразу: вытрезвитель, вытрезвитель!
        - А! - Хозяин с досадой махнул рукой. - Что ж у них там, в магазине, статистов нет? Отразить некому? Делов-то! Мелькнул - и свободен… Нет уж, раз на гастроли вызывают - значит, серьезное что-то… - И неуловимым цветным бликом скользнул в смутные серые бездны - туда, где должна была располагаться изнанка неведомого зеркала за номером семь эр-ка пятьсот шестьдесят один восемьсот тридцать один.
        Отражение # 2
        То, что труженики зазеркалья, любящие при случае блеснуть выуженным из реальности словцом, гордо именуют гастролями, выпадает на их долю нечасто. Допустим, пригласили человека в дом, где он еще не был ни разу. А там, естественно, зеркало. Конечно, местный распорядитель может не глядя взять в труппу первого безработного, но в приличных зеркалах так не делают. Следует вызов. Прибывает гастролер - желательно, отражающий данного человека не первый год. И пока он исполняет гостя, кто-то (чаще всего, сам распорядитель) присматривается к его работе, а затем отправляется на биржу, где, исходя из увиденного, подбирает нечто подобное - на будущее.
        По сути, вызов - это еще и признание твоего мастерства, так что недовольство Василия было, без сомнения, напускным. Польщен был Василий.
        - Мужики! - жалобно позвал некто незримый. - А можно я тоже с вами разок в картишки сгоняю? - И рядом со столом робко возникло нечто бледное, вполне человекообразное, хотя и лишенное каких бы то ни было индивидуальных черт. Оно колебалось и подрагивало, готовое растаять в любую минуту - при первом возражении.
        - Слышь! - сказал юноша, нервно тасуя карты. - Еще я с обслугой в дурака не играл! Партнер, блин!
        Призрак смутился, стушевался. Вообще следует заметить, что отражения людей (или как они себя именуют - персоналии) к невидимым своим помощникам, этому пролетариату зазеркалья, относятся несколько пренебрежительно. Если кого и уважают - то только распорядителя. Ибо распорядитель, хотя и незрим, а отвечает за отразиловку в целом. Поэтому ссориться с ним, ей-богу, не стоит. Он ведь имеет право и от зеркала отлучить…
        С прочими же невидимыми тружениками - теми, что ведают неодушевленными предметами - персоналии в большинстве своем не церемонятся.
        - Да я - ничего, я - так… - пробормотал призрачный пролетарий, истаивая окончательно. - Пока, думаю, нет никого…
        - Не в этом дело, - хмуро заметил дядя Семен. - Просто незачем тебе к видимости привыкать. Ну вот сыграл ты с нами в карты разок, другой… А потом, не дай бог, забудешься да и проявишься по старой памяти - прямо в павильоне! Да еще в таком виде! Это ж разрыв сердца патентованный…
        В отличие от более молодых собратьев по ремеслу, толстый дядя Семен с обслугой беседовал запросто. Учитывая древность своего происхождения (в Коринфе, чай, начинал - не шутка!), ко всей этой юной поросли, зримой и незримой, он относился совершенно одинаково.
        - А что, и такое было? - поинтересовался юноша.
        - Ты это насчет чего?
        - Н-ну… забылся - и проявился…
        - Еще как! - всхохотнул ветеран зазеркалья. - На моей только памяти - раза четыре, если не больше! Все эти байки о привидениях, думаешь, откуда пошли? Обслуга шкодила.
        - И что им за это?
        - Вышибут из зазеркалья - и все дела! Иди вон облака по озеру взад-вперед тягай… Ладно, сдавай.
        Юноша раздал карты.
        - Ну, нас тоже за такие штучки гоняют… - заметил он с важным видом. - Только на святки и оттянешься… - Что-то, видать, вспомнил и ухмыльнулся от уха до уха. - Прибегают под Рождество с соседнего стеклышка. «Слышь, - говорят, - там у нас хозяйка на старости лет совсем ума лишилась, суженого хочет в зеркале увидеть. Иди, покажись». Ну, я - чего? Пошел, показался. Смеху было! Представляешь: семьдесят лет карге - и вдруг моя морда…
        - На святки - можно… - глубокомысленно подтвердил дядя Семен, изучая карты. - Ну-с, а вот мы вам сейчас…
        - С туза… - отчаянно прошелестело сзади. - С туза зайди…
        - А ты, чем советы давать, - веско молвил дядя Семен, заходя с девятки треф, - лучше столом займись, если делать нечего. От ножек скоро вон одно воспоминание останется…
        Действительно, кончики ножек уже начинали понемногу таять и распадаться. Да и углы столешницы тоже. Изъятая из зеркала неодушевленка долго не живет.
        Ветеран зазеркалья наконец-то выиграл - и повеселел.
        - Отыгрываться будешь? - спросил он.
        - Хватит, надоело… - Юноша отложил колоду. - Дядя Семен! А как там оно было… в Элладе?
        - Н-ну… - Ветеран в затруднении огляделся. - Как тебе сказать, Егор? Зазеркалье - оно и в Древней Греции зазеркалье. Поменьше, правда, помутнее, да и отлив другой… Такое, знаешь, смугловатенькое… Ну, понятно! Зеркала-то из чего делали? Медь, бронза…
        - Да нет, я не о том! Кого ты там отражал-то?
        - Хм… - Ветеран с самодовольным видом огладил черные мешки под глазами. Словно усы расправил. - Отражал, Егорка, отражал… Кого только не отражал! Люди были - нынешним не чета. Аминокл, сын Кретина - слыхал про такого? - Сдвинул брови, покосился на радостно осклабившегося Егора. - Да ты не скалься, не скалься! Смешно ему! Этот Аминокл, между прочим, когда флот Ксеркса разбился, такое состояние нажил, что другим и не снилось…
        - И ты его отражал?
        - Ну, не совсем его… - уклончиво отвечал дядя Семен.
        - А кого?
        - Раба его…
        - А-а… - Егор был явно разочарован.
        Ветеран обиделся.
        - Ты это чистоплюйство свое брось! - прикрикнул он. - И вообще запомни: не бывает плохих людей - бывают только плохие отражения. Уразумел?
        Помолчали. Конечно, жизненный опыт их был несопоставим. У Егора - первое зеркальное воплощение, а у дяди Семена - трудно даже сказать, какое. Похоже, он и сам уже сбился со счета. Честно сказать, с памятью у отражений еще хуже, чем у нас. И хотя дядя Семен заговаривал об античности часто и с удовольствием, мало что в нем осталось от древнего грека. Да и немудрено: вон сколько веков прошло!
        - Ты вот, чем тут со мной в картишки резаться, лучше бы на биржу заглянул… - посоветовал вдруг ветеран. - Посмотри, потолкайся, распорядителей поспрошай: как, что? Очередь займи…
        - Успею еще, - беспечно отвечал Егор. - Какие наши годы!
        - Ну это как сказать, - зловеще ухмыльнулся дядя Семен. - Человек, он, знаешь, сегодня - есть, завтра - нет. Вот пришибут твоего Егорку дружки - что делать будешь?
        Юное отражение тревожно задумалось на секунду.
        - Ага! Пришибут! - презрительно проговорило оно. - Как бы он их сам не пришиб!.. Ничего! Здоровый. Отмашется.
        - А наркоты переберет?
        На этот раз юноша задумался надолго.
        - Или Васенька наш, не дай бог, зеркало расколошматит по пьянке, - продолжал травить душу ветеран. - В осколочники ты не пойдешь - ты уже к большому формату привык… Так?
        Егорка мрачнел на глазах.
        - Если расколошматит - это всем нам кранты, - угрюмо сказал он. - И тебе тоже.
        - За меня не волнуйся, - насмешливо, с превосходством заверил дядя Семен. - Не пропаду… На бирже меня тыщу лет знают, и потом - я ж характерный! Бомжа отразить? Отражу… Панка? Запросто… Да хоть референта туркменбаши!
        - А путану?
        Ветеран покряхтел.
        - Нет… - признался он со вздохом. - Путану, пожалуй, не смогу. Женщины для меня, Егорушка, до сих пор загадка…
        Егор покусал губу.
        - А вообще часто приходилось без работы болтаться?
        - Да сплошь и рядом! Я же о чем с тобой толкую-то? Не замыкайся, не замыкайся ты на своем Егорке! Выпало свободное время - одного попробуй из себя слепить, другого… А иначе - придешь на биржу, там тебе скажут: «Покажи, что умеешь!» Ну, ты им, понятно, Егорку… «Ну что? - скажут. - Хороший Егорка! Нормальный Егорка! А ну-ка еще кого-нибудь? Хотя бы в общих чертах…» Вот тут-то ты и сел… Это, знаешь, как называется? Отражение одного человека. Скорчил рожу - да при ней и остался! Ох, сколько я их таких перевидал… Он бы и рад кого другого отразить - не может, Егор, не может! А то бывают еще такие, которые и могут, да не хотят…
        - Это как?
        - Самый тяжелый случай… - помолчав, хмуро молвил дядя Семен. - Привяжется отражение к человеку - и больше никого уже знать не желает. Человек умер давно, а отражение так и бродит себе по зазеркалью. И ладно, если просто бродит! А то ведь еще и в зеркало влезть норовит…
        - Ух ты! - Егор зябко передернул плечищами. - Это, пожалуй, покруче будет, чем с обслугой! И что с ними потом - с такими?
        - То же самое. Персоналия нон грата! Слыхал такую хохму? Под зад коленом - и привет!
        - Да нет… Я про тех, которые в зеркало не лезут, а просто бродят…
        - Стол видишь? - спросил дядя Семен.
        Егорка моргнул, потом опасливо покосился на расплывшийся, подтаявший угол столешницы - и как-то сразу осунулся, видимо, представив, что нечто подобное происходит с ним самим. Жутко все это. Рыба тухнет с головы, отражение распадается с лица. А главная жуть в том, что само-то оно этого не замечает…
        Интересно, сколько времени можно продержаться, не подходя к зеркалу? Год? Два?.. Во всяком случае, не больше…
        Отражение # 3
        Из тягостного раздумья Егора вывел голос дяди Семена.
        - Ну, что? - задумчиво промолвил ветеран, поглядывая на заметно сместившийся сплюснутый шар биржи. - Мнится мне, что Васятку нашего забрали надолго. Пойдем, Егор, кое-что покажу… - И, встав, направился к серой коробке павильона.
        Егор растерянно посмотрел ему вслед.
        - А бугор вернется? - напомнил он.
        - Вряд ли, - не оглядываясь, отозвался ветеран и шагнул в павильон прямо сквозь стенку.

…Отражение комнаты было и вправду мутновато. Если бы не старый стеллаж с пропылившимися книгами - типичная берлога алкоголика: строй готовых к сдаче пустых бутылок под окошком, свесившийся с дивана матрас, затоптанный и прожженный в нескольких местах ковер…
        - Да, - с сожалением констатировал дядя Семен. - Со стеклышком он, конечно, того… зря…
        Изнанка новенького зеркала смотрелась удручающе: двойные размашистые разводы, оставленные влажной тряпкой, успели засохнуть - и теперь отражение воздуха в пограничном зазеркалье казалось слоистым.
        - Ну вы, ребята, совсем обнаглели! - жалобно проскулил кто-то из невидимой обслуги. - Куда ж вы в павильон? Да еще сквозь стену! Не положено ведь… Дядя Семен! Ну ты-то вроде постарше! Нам же за вас влетит…
        - Примолкни, - вполне дружелюбно посоветовал дядя Семен - и жалобный голосок примолк.
        Егорка боязливо поглядывал на пустой прямоугольник зеркала. Дико ему было и непривычно находиться в павильоне просто так, не видя напротив своего двойника, все движения которого следует незамедлительно угадывать и повторять.
        - А чего мы сюда, дядя Семен? - спросил он полушепотом.
        Вместо ответа тот нагнулся, кряхтя, и извлек из-под стола отражение крупного зеркального осколка, похожего на лезвие ятагана.
        - Эх ты! - сказал Егор. - Это откуда? Дай глянуть!
        - Все, что осталось от старого зеркала, - пояснил дядя Семен. - Я так думаю, что Васька его незадолго до нас долбанул. Остальное-то стекло вынесли, а это - вроде и на виду лежит, а проглядели…
        - Вот попомни мои слова… - злобно шептались в пустом углу. - Нарочно потом на место не положит…
        Там колыхалась похожая на рваный чулок паутина.
        Бережно приняв зеркальный ятаганчик обеими руками, Егорка с трепетом заглянул в него - и увидел свою сведенную гримасой физиономию.
        - Слушай… - потрясенно выдохнул он. - А нас-то там кто отражает?
        Дядя Семен крякнул, поскреб в затылке.
        - А хрен его знает! - ответил он со всей искренностью и забрал стекло. - Штору задерни… А сам в угол отступи. Вон в тот, в правый…
        Егор повиновался. В комнате совсем потемнело. Сиял лишь прямоугольник настенного зеркала. Окошко в реальный мир.
        Дядя Семен передвинул стул и, сев к зеркалу спиной, стал смотреться в осколок. Смотрелся долго. Губы его шевелились.
        - И чего? - спросил наконец Егор.
        Ветеран недовольно на него покосился, но стекло опустил.
        - Значит, так, - сказал он, поднимаясь. - Вот загулял твой Егор, вторую неделю носа не кажет… Тогда что? Тогда приходишь сюда, когда нет никого, закрываешь штору, садишься и смотришь… А сам ругай его, ругай по-всякому… Понял?
        - И что будет?
        - Иногда ничего. А иногда, глядишь, и объявится вскоре.
        С огромным сомнением юноша взял осколок и сел. В зеркальной плоскости ятаганчика обозначился темный очерк коротко стриженной головы с оттопыренными ушами.
        - Ты! Козел! - неуверенно сказал Егор своему отражению.
        Тут же заподозрил, что дядя Семен просто его разыгрывает, хотел было встать, как вдруг стекло подернулось рябью - и Егор увидел прямо перед собой исковерканное злобной радостью незнакомое женское лицо. Отпрянул. Лицо исчезло.
        - Чего там? - с интересом спросил дядя Семен.
        Егорка моргал.
        - Баба какая-то… - пробормотал он.
        - Баба? - озадаченно переспросил дядя Семен. - Хм… Любопытно. Ну-ка, дай…
        Каждый повторил опыт по разу, но ликующая фурия в осколке так больше и не появилась.
        - М-да… - разочарованно произнес дядя Семен. - Зазеркалье, зазазеркалье… Черт ногу сломит!
        Положил осколок на стул и, покачивая головой, двинулся к выходу.
        - Видал? Нет, ты видал, что творят? - прошелестело в углу. - Раскидали все - и пошли, будто так и надо…
        - Дядь Семен! - растерянно окликнул Егор.
        Тот обернулся.
        - Слушай! - Юное отражение, таинственно округлив глаза, тыкало пальцем в светлую изнанку настенного зеркала. - Мы-то думаем: реальность, тоси-боси… А вдруг они там тоже кого-то отражают?
        Ветеран задумался на секунду.
        - Да наверняка, - бросил он, покидая коробку павильона.
        Отражение # 4
        Впечатлительный Егор долго не мог прийти в себя. Карты из рук валились. Мысль о том, что кто-то в зазеркалье-2 точно так же подшутил над ним, как он сам прикололся под Рождество над суеверной старушенцией, явившись ей в качестве суженого, честно говоря, наводила оторопь.
        - Дядя Семен, - спросил он с неловкостью. - А сколько вообще зазеркалий?
        - До чертовой матери и больше, - компетентно отозвался тот. - Помню, беседовал я в Александрии с отражением одного гностика…
        - Чего? - не понял Егор.
        - Ну так зазеркалье-то крохотное было, не то что теперь! - тоже не уловив сути вопроса, пояснил ветеран. - С каждым общаешься запросто, вроде как в деревне. Так вот он мне все это, Егор, оч-чень подробно изложил… До чертовой, говорит, матери, Деметрий! Меня тогда Деметрием звали… Или Проклом? - Нахмурился озадаченно. - Нет, все верно, Деметрием. Проклом - это раньше…
        Егор хотел выспросить о веренице зазеркалий подробнее, но тут что-то заставило обоих собеседников вскинуть глаза.
        - Вот он, наш гастролер, - промолвил дядя Семен - и ошибся.
        Стремительный цветной блик, метнувшийся к ним из размытых глубин сумеречного мира, обернулся вовсе не Василием, а приятным мужчиной лет опять-таки сорока - лысоватым, с бородкой, в очках.
        - А, дядя Леня… - приветствовал его Егор. - Ну и как там, на бирже?
        Вновь прибывший, горестно прищурясь, оглядел картежников, затем перевел глаза на металлически отсвечивающий павильон, внутри которого таилось отражение комнаты, принадлежащей отсутствующему в данный момент Василию Полупалову.
        - Да ужас какой-то! - вполне искренне ответил он, снова поворачиваясь к собратьям по ремеслу.
        Это было отражение Леонида Витальевича АрчедЫ, еще одного задушевного друга того же Василия.
        Как ни странно, но труппа состояла всего из четырех персоналий. Случай, надо признать, уникальный. Дело в том, что единственное зеркало, украшающее собой комнату недавно овдовевшего Василия Полупалова, было подарено ему под Новый год (то есть месяца три назад) другом детства Семеном. Распаковывали и обмывали покупку вчетвером: хозяин, даритель, Леонид Витальевич и Егорка. И вот с тех самых пор, кроме них, в зеркале этом не отразилась еще ни одна зараза.
        За истекшие три месяца Семен заходил к Василию дважды, Егорка - единожды, а вот Леонид Витальевич Арчеда - пропал бесследно. В конце концов его зеркальный двойник не на шутку встревожился и просто вынужден был задать себе вопрос: а жив ли, собственно, тот человек, которого он отражает? Тем более что разговоры во время обмывания подарка, помнится, велись самые зловещие.
        Очертя голову, кинулся искать Арчеду по всему зазеркалью. Предприятие довольно рискованое, особенно если учесть, что узлом сети оповещения, которую здесь еще величают аукалкой, является именно зеркало, но не персоналия. Иными словами, если ты болтаешься неизвестно где, а тут твой выход, то тебя даже предупредить об этом не сумеют. В лучшем случае, кто-нибудь из товарищей выручит, подменит, в худшем - ахнуть не успеешь, как возьмут на твое место новичка. Тем более что желающих - пруд пруди.
        Потому-то персоналии и предпочитают даже в свободное от отражаловки время держаться поближе к своему павильону.
        Нельзя сказать, чтобы поиск совсем ничего не принес. Удалось выяснить, в каких еще зеркалах мелькал Арчеда, поговорить с другими его двойниками, тоже сильно встревоженными внезапным исчезновением Леонида Витальевича. Ничего определенного они сообщить не смогли, но каждый полагал, что пора подыскивать новую работу…
        - Ужас какой-то! - повторил бедолага, присаживаясь на край табуретки.
        - Толпа? - сочувственно спросил дядя Семен.
        - Не то слово! И если бы просто толпа… Слушай, Семен, куда мир катится? Какое-то, прости меня, кругом… торжество ликующей бездарности! Андэграунд этот пресловутый! Из лужи еще не вылезли, а в зеркало прутся! Главное, ни техники, ни таланта - наглость одна! И что самое потрясающее: берут их, Семен, берут!..
        - Н-ну… все мы когда-то с прудов да с луж начинали, - примирительно заметил дядя Семен.
        - Сравнил! Мы над собой работали, мастерство оттачивали! Не то что о зеркалах - об осколочке зеркальном мечтать не смели! Босяк какой-нибудь рядом с лужей упадет - так ты мордень его фиолетовую до ссадинки, бывало, отразишь, до щетинки. Горький иззавидуется! А этим - что забор отражать, что бомжа под забором… Честное слово, зла не хватает!.. - Тут он заметил насупленные Егоркины брови и, спохватившись, сбавил тон. - Нет, ну, случаются, конечно, и среди них исключения. Взять хотя бы Егора! Тоже ведь без году неделя, а залюбуешься, как работает… Но остальные-то, остальные!..
        Подхалимаж, однако, не помог.
        - Слышь! - набычась, вступился Егор за ровесников. - Дядь Лень! Не по делу наезжаешь… Сам же говоришь: берут их в зеркала - прямо из витрин, из луж… А знаешь, почему?
        - По блату! - огрызнулся Арчеда. - Пробьется один в распорядители - и давай в труппу дружков своих набирать! Из родной лужи…
        - Да? - Егор играл желваками. - А ты видел, сколько отморозков лет тринадцати по подъездам тусуется? Придет он домой, к родителям: кто его отражать будет? Ты?..
        - Еще я уродов этих не отражал! Нарком-маны!..
        - Да слабО их тебе отразить, слабО! Ты же их не знаешь! Откуда тебе их знать?.. Не обижайся, дядь Лень, но оторвался ты от жизни. Жизнь, она - где? Думаешь, в зеркале? Фиг там - в зеркале! На улице - в лужах, в витринах…
        - Это я от жизни оторвался?! Да я полторы недели в Чечне воевал, пока трюмо снарядом не разнесло!..
        - Ну, завелись, завелись! - вмешался дядя Семен. - Было б чего делить… Вы прикиньте, сколько сейчас зеркал в мире производят! Всем работы хватит…
        - Не всем! - упрямо сказал Арчеда. - В том-то и дело, Семен, что не всем… Вот послушай. Познакомился я сейчас на бирже с одной персоналией… женской… Полгода пристроиться не может! А персоналия, я вам доложу… - Леонид Витальевич мечтательно закатил глазки и причмокнул. - Посмотрел я ее последнюю работу: ну, прямо как живая… Этакий м-м, знаете, цветочек… Рыжая, миниатюрная…
        - Короче! - остановил его дядя Семен. - Предложения были?
        Арчеда увял, поскучнел.
        - Зеркало в баре, - глухо кашлянув, сообщил он.
        - Большое?
        - Три на четыре.
        - Так это же здорово! Что тебя не устраивает-то?
        - Да оно не сплошное. Из отдельных квадратов.
        - Ну и что? Ты ж у нас вроде не суеверный.
        - На потолке оно… - нехотя признался Арчеда.
        - А-а… - Дядя Семен помрачнел. - Да, это уже хуже… А кого отражать? Бармена?
        - Если бы! На бармена я бы сразу согласился! Завсегдатая одного… Ну и случайных посетителей, когда свободен…
        Егор с возрастающим интересом прислушивался к их беседе.
        - Лысины, затылки… - с неудовольствием промолвил дядя Семен. - Это, знаешь, только квалификацию терять. А соколик твой так и не отыскался?
        Отражение Леонида Витальевича Арчеды с унылым видом сняло отражение очков и, протерев, снова водрузило на переносицу.
        - Да отыскался… - страдальчески произнесло оно. - В Москве. Три дня назад… Мелькнул, потом опять исчез. Где сейчас - не знаю…
        - Эх, ничего себе! - засмеялся Егор. - Скрывается, что ль, дядь Лень?
        - Взял кредит - два миллиона… - ни на кого не глядя, расстроенно ответил тот - и вдруг взорвался: - Козел он! Одно слово - козел! Ведь прекрасный был инженер, работник - золото! Ну и сидел бы занимался своим делом! Нет, понесло его в этот чертов бизнес! Два раза чудом выкрутился!.. Ну, теперь точно пришибут…
        - Может, обойдется, дядь Лень?
        - Ага! Жди! - плачуще выкрикнул дядя Леня, вскакивая с табуретки. - А ты знаешь, что мне у него на дому сказали? Причем два отражения сразу! Один его пятый год уже корчит, второй - полгода…
        - Что сказали?
        - А то! Долгов нахватал на триста тысяч! Потому и кредит взял! А головой он своей подумал, как он все это возвращать будет?.. - И Леонид Витальевич Арчеда умолк, хрипло дыша и держась за сердце. Потом полез за сигаретами. Нервно чиркнул отражением зажигалки и, глубоко затянувшись, пустил в серое туманное ничто отражение табачного дыма.
        Ветеран зазеркалья дядя Семен давно уже не сводил с него скорбных внимательных глаз.
        - Зря… - вымолвил он наконец.
        - Так и я говорю, что зря!
        - Я не о нем. Я о тебе, - сказал дядя Семен. - Ты чего за грудь держишься? Это ж у него сердце слабое, а не у тебя. Ты еще корвалол прими! А закурил зачем? Ну да, ну да! Чтобы из образа не выходить… За женскими персоналиями принялся ухлестывать… - Вздохнул, сокрушенно покачал головой. - Ой, берегись, Леня! Ой, берегись! Пропадешь… Присохнешь к образу - так при нем и останешься! Мы с Егором только-только об этом говорили… И чем он тебя так присушил, этот Арчеда, не пойму! Лысый, очкастый…
        Отражение Леонида Витальевича Арчеды смешалось и выкинуло едва начатую сигарету.
        - Ну так… - жалобно произнесло оно. - Как же иначе-то? К ним же привязываешься… Помню, после финской войны… - На лице его обозначилась беспомощная искательная улыбка. - …отражал я одного комсомольца, бывшего беспризорника… Техникум с ним одолели, до прораба доросли…
        Леонид Витальевич совсем загрустил и, безнадежно махнув рукой, умолк.
        Отражение # 5
        - Здравствуйте!
        Егор обернулся - и вздрогнул. Рядом с коробкой павильона стояло отражение хрупкой женщины неопределенного возраста, одетое неброско, но современно. С виду незнакомке можно было дать и двадцать пять и сорок с небольшим. Фигура подростка, рыжеватые волосы, бледненькое грустное личико без каких-либо следов косметики. Хотя левая бровь вроде бы слегка смазана.
        В первую секунду Егорке померещилось, что именно это лицо явилось ему в осколке старого зеркала, хотя утверждать что-либо наверняка он бы, пожалуй, не рискнул: черты в прошлый раз были искажены, да и длилось-то видение миг, не больше…
        Всмотрелся тревожно. Нет, кажется, все-таки не та. Точняк - не та.
        - А-а!.. - вскричал, оживая, Леонид Витальевич. Вызвав неодобрительное покашливание дяди Семена, выкатил грудь, приосанился, сверкнул очками. - Позвольте представить! Мои, так сказать, сокамерники… Семен Малахов - ветеран, герой Коринфа. Егор - наше молодое дарование… А это - Тома, о которой я чуть было вам не рассказал, но вы, мерзавцы, меня, как всегда, перебили… Тома. Моя, в некотором роде, товарка по несчастью…
        - По которому? - осведомился дядя Семен. - У тебя их сейчас, по-моему, как собак нерезаных.
        Очень был недоволен.
        - Ну как же? - удивился воскресший Леонид Витальевич. - По самому главному! Тоже, как бы это выразиться, потеряла себя…
        Дядя Семен с Егором переглянулись и посмотрели на Тому с сочувствием. Действительно, нет ничего хуже, чем, когда твой оригинал исчезает, не оставив следов, - и поди пойми, на каком ты теперь свете.
        - Давно она пропала? - спросил женщину дядя Семен.
        - Скоро полгода, - отрапортовал Леонид Витальевич, за что удостоился еще одного неприязненного взгляда.
        Егор присвистнул. Его собственный стаж работы в зеркале, как уже было сказано выше, едва перевалил за три месяца.
        - Чтобы женщина за полгода ни разу на себя не поглядела? - с сомнением проговорил ветеран зазеркалья. - Ох, не верится… А другие ее отражения что говорят?
        - Других нет… - с едва уловимой картавинкой печально произнесла Тома. - Все уже устроились. Кто кем…
        - И правильно сделали, - проворчал дядя Семен. - У тебя, девонька, между прочим, бровь поплыла…
        - Эта? - испуганно спросила она, вскидывая руку.
        - Нет, левая.
        - Спасибо… - С сосредоточенным видом Тома принялась оглаживать левую бровь. Восстанавливала.
        Егор пригляделся и понял с содроганием, что косметика тут и впрямь ни при чем. Отражение распадается с лица… И стало Егорушке не по себе. Отвел глаза, хотя лучше бы он этого не делал, поскольку взгляд его натолкнулся на расплывшуюся ножку стола. Может, в самом деле, на биржу сходить? Пока не поздно… А то, действительно, переберет наркоты… или от дружков не отмашется…
        - Ну, а к нам-то вы - как? В гости или по делу? - не отставал дотошный ветеран.
        - В гости, - сказал Арчеда.
        - Нет, скорее по делу… - сказала Тома, все еще нервно оглаживая бровь. - Леонид упомянул… там, на бирже… что ваш ведущий исполняет Полупалова. Василия Полупалова…
        - Верно. И что?
        - Понимаете, - волнуясь, заговорила она. - Тамара Истрина… - Осеклась, испуганно всмотрелась в лица. - …та, которую я отражаю… отражала… Словом, год назад она встречалась с неким Василием Полупаловым… И вот я подумала… Может быть, это один и тот же…
        - Истрина… Истрина… - забормотал, потирая лоб, дядя Семен. - Тамара Истрина… Нет! - решительно проговорил он наконец. - Не слышал. В разговорах не мелькала…
        - Ни разу? - недоверчиво переспросила она.
        Дядя Семен посмотрел на Егора и Арчеду. Оба с несколько виноватым видом помотали головами.
        - Ну, это еще ни о чем не говорит, - поспешил утешить он обескураженную Тамару. - Труппа мы - молодая, работаем всего три месяца… Это тебе надо, Тома, по таким зеркалам побегать, которые уже несколько лет висят. Может, там что скажут…
        - Но хотя бы взглянуть на него… - И рыженькая Тамара умоляюще покосилась в сторону серебристо-серой коробки павильона. Павильон парил в безликом пространстве - тусклый, тихий. Затаившаяся обслуга прислушивалась к разговору.
        - На Василия? Зачем? Полгода назад Василия здесь тоже не было.
        - Я понимаю… Мне только посмотреть: он или не он…
        Отражения переглянулись.
        - Да точно не он! - сказал Егор. - Кто бы с ним таким встречаться стал?
        - Пьет? - быстро спросила Тома.
        - Без просыху!
        - А как бы на него все-таки взглянуть?
        - Нету его, - объяснил дядя Семен. - Вызвали куда-то.
        - Куда - не сказали?
        - В вытрезвитель, скорее всего. Зеркало семь эр-ка шестьсот… шестьсот… Егор, у тебя вроде память получше!
        Юноша наморщил лоб.
        - Да нет… - сказал он. - По-моему, восемьсот, а не шестьсот… Восемьсот тридцать… Нет, не помню.
        - Да он скоро вернется! - вмешался Леонид Витальевич. - Если желаете, в картишки пока перекинемся…
        Машинально оглаживая вздернутую бровь, рыженькое отражение Тамары Истриной с несчастным видом смотрело в серую неопределенность зазеркалья, собирающуюся местами в причудливо-однообразные слитки павильонов. Вдали вдруг косо воздвиглось - и заметалось, затрепетало нечто бесформенно-огромное, слегка напоминающее серебристый обмякший аэростат. Не иначе, какое-то зеркало вынесли из дома - и оно отразило целый пейзаж.
        Тамара очнулась, вздохнула.
        - Я тогда попозже к вам загляну, - сказала она. - Если вы, конечно, не против…

…Три мужских персоналии долго смотрели вслед цветному блику, скользнувшему в пыльное бесконечное никуда.
        - Понял, о чем я тебе толковал? - ворчливо осведомился дядя Семен, обращаясь то ли к Егору, то ли к Арчеде. - Вот ведь угораздило бедняжку… Главное: талант, талант! Полгода к зеркалу не подходила, а ты погляди, как образ держит! Так-то вот, ребятки… - с горечью заключил он. - С бездарями, небось, ничего подобного не стрясется…
        Отражение # 6
        Домой Василий Полупалов так и не вернулся. Настала ночь. В павильонах, разумеется. Что же касается глубокого зазеркалья, то здесь определить навскидку время суток - задача довольно сложная. Освещение - одинаковое, серенькое. По бирже тоже не очень-то сориентируешься. Пожалуй, единственное отличие: днем более пустынно, поскольку все при деле. Зато по ночам персоналии покидают отражения темных комнат - и тут уж всяк развлекается в меру сил и способностей. Подчас можно подсмотреть забавные сценки: там бывший статист аттракциона кривых зеркал на потеху толпе вытворяет свои малоприличные и, в общем-то, дешевые трюки; здесь, пока хозяин с хозяйкой дрыхнут без задних ног, их копии, воровато озираясь, выносят из павильона отражение персонального компьютера и сразу же начинают яростно спорить, кто из них будет первый резаться в «Героев»…
        Компьютера в квартире Василия Полупалова, как нетрудно догадаться, не водилось, поэтому дядя Семен, Егорка и Леонид Витальевич, ожидая возвращения загулявшего Василия, по старинке коротали время за картишками. В павильоне шепталась незримая обслуга. Голосов они старались не повышать - и не потому что боялись разбудить обитателей реального мира. Даже если какой-либо звук проникнет сквозь стекло, мы его все равно не услышим, поскольку в зазеркалье он имеет совершенно иную природу. (Бряцание холодного оружия, якобы, напугавшее Борхеса, - видимо, не более чем поэтический образ.) Просто за трепотню на рабочем месте может влететь от распорядителя. Да и от персоналий тоже.
        - А я вот по деревне скучаю… - признавался со вздохом кто-то из невидимых тружеников. - Ночью, в пруду… Бывало, звездочкой пошевелишь, так она задрожит вся, отзовется… А кругом-то, братцы вы мои, тишь… Луна еще не вставала… На небе - ни облачка… Благодать…
        - Ну вот и оставался бы в пруду! Чего ж ты в зеркало-то полез?
        - По культуре, братцы, истомился, по культуре! А теперь вот гляжу на бутылки эти пустые, на занавески нестираные - и такая подчас тоска берет… Что я вообще отражаю! Эх…
        - Эй, там, в павильоне! - сердито сказал Егор, которому на сей раз сильно не везло с картами. - Потише можно?
        В серебристо-серой коробке испуганно замолчали, потом свели голоса до мышиного шороха и зашушукались снова:
        - Вам, городским, этого не понять… К вам и луна-то в лужи не заглядывает… Одни фонари…
        - Ну ты насчет луж - полегче… Я, если хочешь знать, вообще не из лужи…
        - А откуда? Из гидранта, что ли?
        - Выше бери! Из бассейна перед бывшим обкомом. Колоннаду отражал… Причем когда! При Андропове! Это тебе, кореш, не звездочками в пруду шевелить! Знаешь, какая ответственность? Чуть исказишь колонну - смотришь, а вокруг бассейна уже из КГБ ходят, к отражениям приглядываются… Того и гляди, воду сменят… с тобой вместе…
        - Да уж… - отозвались, покряхтев. - При Андропове с этим было строго… Зато и порядок был…
        - А то!
        - Вы заткнетесь там или нет? - повысил голос Егор.
        - Да что мы вам, мешаем, что ли? - плаксиво спросили из павильона.
        - Думать не даете…
        - А чего думать, если играть не умеешь?
        - Ох, вы у меня дождетесь! - пригрозил Егор, и обслуга примолкла вновь.
        Близилось утро. Праздно блуждающих персоналий наблюдалось заметно меньше. Из соседнего, накрененного под углом в сорок пять градусов павильона, располагавшегося чуть ли не над головами играющих, уже доносился бодрый, как из репродуктора, голос тамошнего распорядителя:
        - Потянулся, потянулся… Хор-рошо!.. Зацепил будильник! Шестой! Ты что, уснул?.. Будильник - на пол!..
        Там, надо полагать, с трудом пробуждался кто-то, кому уже к семи надлежало быть, как штык, на работе.
        - Что ж с Василием-то? - задумчиво спросил Арчеда. - Неужели все-таки в ментовку загремел?
        - Вернется… - успокоил дядя Семен.
        - Да как сказать… Сейчас ментовка такая, что, бывает, и не возвращаются…
        Женский визг в отдалении отвлек внимание игроков. Бросив карты, обернулись со скукой на шум. Тоже ничего из ряда вон выходящего - в одном из павильонов шел утренний супружеский скандал.
        - Тварь, тварь!.. - придушенно рычало вдалеке. - Жизнь ты мою заела!..
        - Ну чего ты врешь стоишь?! Чего ты врешь стоишь?! - визгливо летело в ответ.
        - Да-а… - завистливо вздохнул Леонид Витальевич. - Вот, я понимаю, занятость! С утра до вечера… Темперамент-то, темперамент! Есть, с чем работать… Дай мне волю - ух, как бы я скандалиста этого раздраконил! - Снова погрустнел, закручинился. - Где-то сейчас мой Арчеда обретается?..
        Дядя Семен гулко кашлянул.
        - Отражал я одного режиссера, - многозначительно молвил он. - Ну, не его самого, конечно… Осветителя…
        - В Коринфе? - не преминул поддеть Егор.
        - Нет, в Ленинграде… - глазом не моргнув, спокойно продолжал дядя Семен. - Так вот он говаривал, что у актера бывает только два состояния: опустошенность от недогрузки и усталость от перегрузки. Третьего не дано. Прямо как о тебе сказано, Лень…
        - Да лучше уж перегрузка…
        - Вот и он так считал.
        - Чего они орут? - поморщился Егорка. - Наверно, уже в других павильонах слыхать! Главное, вопить-то зачем? Губами шевели - и все дела…
        - В образ вошли… Погоди-ка!
        Все трое вскочили. В следующий миг отдаленный павильон, в котором и происходила утренняя склока, как бы взорвался, разлетелся на бесчисленное множество собственных подобий, и показалось, что подобия эти заполнили разом все зазеркалье. Затем, словно всосанные невидимой воронкой, серебристо-серые кубы стремительно втянулись в бесконечно удаленную точку, где, надо думать, располагались так называемые осколочные пространства. На месте исчезнувшего павильона остались лишь две злобно озирающиеся персоналии - мужская и женская.
        - Гля-а!.. - в восторге завопил Егор. - А ты еще, дядь Лень, им завидовал! Зеркало грохнули, козлы…
        - Они-то тут при чем? - хмуро одернул его дядя Семен. - Что было, то и отразили…
        - А воспитывать? - не удержавшись, снова поддел Егор.
        - Воспитывать… - недовольно повторил ветеран. - У нас в Элладе, знаешь, как говорили? «Сначала отражать, и лишь потом уже поучать…» Так-то вот… - Он снова повернулся к месту катастрофы. - Однако труппа у них большая была… Куда ж остальные делись? В осколочники, что ли, сразу подались? М-да…
        - Труппа-то большая, - заметил Арчеда. - А уровень, прости, невысокий. Конечно, в осколочники… Вот эти двое - да! Это школа! Ничего не скажешь, хорошо работали…
        Те, о ком шла сейчас речь, горестно покручивая головами, негромко толковали меж собой. Первое потрясение уже прошло, и теперь трудно было даже поверить, что это именно они пару минут назад столь адекватно изображали грызущихся супругов. Женщина растерянно улыбалась, мужчина ее успокаивал, утешал, трогал за плечо. Они долго еще говорили… Наконец взялись за руки - и двойным стремительным бликом унеслись в сторону биржи.
        - Василия так и нет? - прозвучал рядом начальственный суховатый голос.
        Услышав его, Егорка непроизвольно подтянулся, как салага при появлении сержанта. Арчеда надменно отворотил нос. Дядя Семен остался равнодушен.
        Голос принадлежал их невидимому распорядителю. Вообще-то распорядители бывают всякие: и видимые, и невидимые. Это уж смотря из кого он в начальство пролез: из персоналий или из технического состава (иными словами - из той же обслуги). Если из персоналий, то, кроме общего руководства, он обычно кого-нибудь еще и отражает. В своем, конечно, зеркале…
        Этот, как видим (точнее, как не видим), был из технарей.
        - Да нет, - оглянувшись на старших товарищей, поспешил ответить Егор. - Нету его…
        - Кстати, давно хотел спросить… - несколько скрипучим голосом осведомился Леонид Витальевич, высматривая что-то в бесконечной дали. - Вы по-прежнему не намерены обеспечить меня работой?
        Незримый болезненно крякнул.
        - Леонид! - сказал он. - Ну что опять за выпады?
        - Выпады? - удивился тот. - Когда я устраивался к вам в зеркало, что вы мне обещали?
        - Что я вам обещал?
        - Вы обещали мне частого гостя… Ну и где он, этот ваш частый гость? Я его отразил, вы меня посмотрели, сказали, что проба удалась… И что дальше? Три месяца простоя… Три месяца!
        - Да кто же знал, что так получится! - уже нервничая, проговорил незримый распорядитель.
        - Нет, позвольте! Я, как дурак, срываюсь с места, гоняю по всем зеркалам, ищу этого Арчеду… Рискую, между прочим!
        - Побойся бога, Леонид! - попытался урезонить его распорядитель. - Чем ты рисковал? По-моему, мы с тобой договорились: если что - я тебя кем-то временно подменю…
        - Не об том речь! Я что, обязан был этим заниматься? Я вам что, мальчик? Мальчика нашли!..
        - А кто был обязан этим заниматься? Я?
        - Да, вы! Вы распорядитель! Вы здесь за все отвечаете!
        - Здесь - да! Но не там! В реальности я не хозяин!
        - Да вы и здесь не хозяин!
        - Послушай, Леонид, что за тон! Чего ты, собственно, от меня хочешь?.. Рекомендацию?
        Последнее слово прозвучало несколько угрожающе, и Арчеда вспыхнул:
        - Да меня и без рекомендации везде с руками оторвут! Вы что же, думаете, на вашем пыльном стеклышке свет клином сошелся? Меня вон в бар Союза писателей приглашают! Зеркало - три на четыре, а я еще, дурак, думаю… И попрошу мне не тыкать! - взвизгнул он вдруг. - Что за амикошонство!..
        - Я не намерен продолжать разговор в подобном тоне… - проскрежетал, сдерживаясь из последних сил, распорядитель. - Собрались уходить? Ваше право! Насильно никого удерживать не стану…
        Далее голос его возник уже в павильоне.
        - Что за бардак?! - сдавленно осведомился он. - Почему занавеска не на месте? Не видишь, что ее сквозняком вправо откинуло?.. Продерите глаза - утро на дворе! Вот-вот хозяин вернется!..
        Бедная обслуга!
        - Пережимаешь… - по обыкновению ворчливо заметил Леониду Витальевичу дядя Семен. - Смотри, как бы в самом деле без места не остаться… - Хмыкнул, подумал. - Не нравится мне, что и он на биржу зачастил…
        - Кто?
        - Кто-кто!.. Распорядитель. Не к добру это, Леня, ох, не к добру…
        Егорка помалкивал, поглядывая с уважением и робостью на бедового дядю Леню.
        Отражение # 7
        Василий Полупалов заявился лишь к полудню. Отражение его прибыло на полчаса раньше, что вполне естественно, поскольку расстояний в глубоком зазеркалье, можно сказать, не существует и перемещение происходит, по сути, мгновенно, - не в трамвае трястись.
        - Здравствуй, Васенька! Что-то долгонько ты, свет наш…
        Отражение Василия Полупалова обвело очумелым взглядом собратьев по ремеслу и, присев к столу, надолго задумалось.
        - Чистенький, глаженый… Откуда ж ты такой?
        - Ну, не томи, не томи! Где был-то?..
        Отражение подняло голову.
        - Знаете, ребята… - несколько глуховато произнесло оно. - А этот мой Василий, оказывается, штучка. Я-то думал, обыкновенный алкаш…
        - Обыкновенных алкашей не бывает, - мудро заметил дядя Семен. - Только необыкновенные… Ты рассказывай давай!
        - Да что рассказывать! - с горечью сказал Василий и жалко скривил рот. - У дамы был. Там и заночевал…
        - Неужели на проспекте снял?
        - Нет. Старая знакомая.
        - А чего тормознутый такой?
        Отражение Василия Полупалова нахохлилось - и вдруг ни с того ни с сего грянуло кулаком по хлипкому отражению стола.
        - Бездарь!.. - рявкнуло оно, страшно раскрывая глаза. - Гнать таких в три шеи! В статисты! В осколочники!..
        - Э! Э! Ты чего завелся?
        - На штампиках! - ядовито изрыгал Василий. Лицо его подергивала судорога. - На ужимочках выехать решил! Мебель тебе отражать, а не живых людей! - Застонал с ненавистью и снова приложился кулаком - на этот раз к собственному лбу.
        - Васенька! - отечески ласково обратился к буяну дядя Семен. - Ты подробнее можешь?
        Василий с трудом взял себя в руки и нахохлился вновь.
        - Ну, в общем… - начал он еще глуше. - Прибыл, куда было велено, смотрю - ничего понять не могу. Мало того, что не ментовка: ни одного бродяжки в труппе - сплошь приличные люди… Ага, думаю, накладка… Хрен там - накладка! Слышу: «Василий Полупалов, ваш выход!» Подлетает партнерша… - С каждым словом отражение делалось мрачнее и мрачнее - того и гляди опять кулаком шандарахнет. - Бабе - лет под сорок… Холеная, вся в коже, воротник норковый… Причем не из этих, не из торгашей - культура чувствуется… Иду я с ней, дурак дураком, к павильону, а сам думаю: если у Васьки моего такие знакомые, то это что же получается? Получается, никакой он не алкаш! Совсем недавно с нарезки слетел…
        - А я тебе о чем с самого начала твердил? - не устоял перед соблазном назидания дядя Семен. - С двойным дном твой Василий! У меня глаз наметанный, я не ошибусь… Вот если бы ты сразу прежней его жизнью поинтересовался…
        - А как бы я это сделал? Он же мне свободной минуты не давал! Если выйдет на улицу, то до киоска - и обратно…
        - Ну а ночь-то на что?
        - Так он и ночью все время вскакивал, свет включал…
        - Да ладно тебе, дядь Семен! - вмешался Егор. - Дальше гони, Вась!
        Василий болезненно зажмурился, помотал головой.
        - Стыдуха! - сдавленно признался он. - Позорище! Ну не было еще со мной такого… Черт бы драл эту старую знакомую! Как подменили Васятку моего! Я по эту сторону зеркала бомжа леплю, а он по ту сторону - интеллигента!.. Представляешь, Леня: в ритм попасть не могу!..
        Не зная, что ответить, Леонид Витальевич полез было снова за сигаретами, но, взглянувши на дядю Семена, спохватился - и спрятал пачку.
        - Самые лучшие бомжи как раз из интеллигентов… - с неловкостью проговорил он ни к селу ни к городу. Возможно, хотел утешить.
        Судорожно вздохнув, Василий возвел покаянные глаза к дяде Семену:
        - Короче, прав ты был, Сеня. Прав во всем. Тут не просто отражать - тут воспитывать надо…
        Егорка взгоготнул. Дядя Семен насупился.
        - Тоже смотри не переборщи, - сурово заметил он. - А то был уже случай. Взялся один такой воспитывать. Да кого! Сергея Есенина! Еще и в белой горячке…
        - И что? - жадно спросил Егор.
        - Ну, тот смотрел-смотрел, а потом как схватит трость - да по морде набалдашником! Зеркало, разумеется, вдребезги… Воспитатель! Такое место потерял!.. На бирже его с тех пор иначе как «Черный человек» и не звали…
        - Почему черный?
        - Потом объясню. У вас этого в лужах не проходили… Но ты, Вась, все-таки подробнее давай, подробнее. Нас-то ведь твои дела тоже касаются…
        Отражение Василия Полупалова покивало, сосредоточилось.
        - В общем, из беседы их я так понял… - проговорило оно медленно и мрачно, - что запил мой Васек сразу же, как только жену схоронил. Запил, зеркало грохнул…
        - Ага… - соображая, пробормотал Леонид Витальевич. Пальцы рук его танцевали, словно ощупывали какой-то незримый предмет. - Ну вот уже кое-что прорисовывается… То-то я думаю: неужели у него раньше в квартире ни одного зеркала не было?
        - Грохнул нечаянно или нарочно? - уточнил дядя Семен.
        - Нарочно. Померещилось ему что-то по пьянке…
        - А что?
        - Не знаю. При ней он говорить не захотел.
        - При ком?
        - Н-ну, при старой знакомой этой! У кого он сегодня ночь провел?..
        Отражения переглянулись, задумались.
        - А вдруг… - замирающим голосом начал Егорка - и все обернулись к нему. Сглотнул, облизнул губы. - А вдруг он в зеркале жену увидел?
        - Хм… Это в смысле - покойницу? - Василий и Арчеда озадаченно посмотрели на дядю Семена.
        Тот мыслил. Губами жевал.
        - Всяко бывает… - нахмурившись, молвил он наконец. - Если, скажем, зеркало занавесить забыли или простыня с него как-нибудь случайно соскользнула… Словом, если покойник в нем хоть раз отразился… тогда - да…
        - И что за это? - мигом вклинился Егор, которого, по обыкновению, интересовало не столько преступление, сколько наказание.
        - Ничего. Занавешивать надо. А вот, если и занавесили, и простыня не соскальзывала, а отражение покойника все равно потом в зеркало влезло, то тут уже серьезно. Тут - скандал… За такое вмиг квалификации лишат и из зазеркалья вышибут…
        - Куда?
        - На улицу! Куда еще вышибают? И к бирже потом даже не приближайся - не пустят… Иди вон морды с ведрами в колодце отражай!
        Василий вдруг забеспокоился, закрутил головой.
        - Бугра бы нашего кликнуть! - озабоченно предложил он. - Разговор-то - по делу. Всех касается…
        Персоналии оглянулись на коробку павильона, где вовсю шла подготовка к появлению хозяина квартиры.
        - Ну что за освещение? Что за освещение?.. - раздавался изнутри раздраженный голос распорядителя. - Почему все такое блеклое? Оттенки - теплее. Еще теплее! Он же не с пьянки, он от женщины возвращается! Может быть, даже от старой своей любви! На всем должен лежать особый свет…
        - Нет, не стоит, - решил дядя Семен. - Попозже…
        - А что такое?
        - Да Леня с ним опять повздорил… Вздернутый он сейчас. Лучше как-нибудь потом… Скажи, Вася, а не было намека, что соколик твой сам женушку в гроб вогнал?
        Тот оторопел, заморгал.
        - В смысле - пришиб, что ли?
        - Нет. Если бы пришиб, он бы сейчас отражался не здесь. Он бы сейчас отражался в местах не столь отдаленных… время от времени… Как у них вообще с супругой в последние годы жизнь складывалась?
        - Да хреново!
        - Точно или догадываешься?
        - Н-ну… когда о ней речь зашла… о жене его бывшей… эта его за лацканы - хвать! Смотрит в глаза, зрачки у самой по семь копеек - и твердит, как заведенная:
«Запомни: ты ни в чем не виноват! Ты ни в чем не виноват!..» Значит, виноват в чем-то…
        - Слушайте, господа! - с неожиданной бодростью в голосе произнес Леонид Витальевич. - А ведь у нас, оказывается, не все так скучно, как представлялось! Семейная драма, скелет в шкафу…
        - Кстати… ночевали-то, надеюсь, не в разных койках? - кашлянув, спросил дядя Семен, чем сильно рассмешил Василия.
        - Сень! Да у них полгода назад роман был! Васятка мой, оказывается, на развод подавал! Потом, правда, заявление забрал…
        - То есть жена обо всем знала?
        - Понятия не имею!
        Помолчали. Тихий ангел пролетел. Или, как еще говорят, - мент родился… Хотя, учитывая место действия, речь в данном случае могла идти лишь об отражении ангела. Или мента.
        - Детей у них не было… - помыслил вслух дядя Семен. - Егорка - он от первого брака… Кстати, Вася, а как зовут эту старую любовь - у кого ты ночевал?
        - Тома.
        Все с интересом повернулись к Василию.
        - А фамилия? Не Истрина, случайно?
        - Спроси, что полегче! - огрызнулся тот. - Что ж они, по-твоему, в постели друг к другу по фамилии обращались?
        - А у партнерши ты, конечно, выяснить не мог! Потом уже, после того, как отработали…
        Василий крякнул и снова потупился.
        - Да понимаешь… Не до того мне было. Стыдуха! Ни разу с таким треском не проваливался! Гастролер… блин! Статист - и тот бы его лучше отвалял…
        - Ну хорошо, а внешне эта Тома что из себя представляет? Рыженькая, худенькая?..
        - Н-нет… Дама такая рослая, в теле, волосы - взбитые, цвета пакли… Но не рыжие…
        - Бабник узкого профиля, - прокомментировал Арчеда. - Специализировался на одних Тамарах.
        - Ребята, вы о чем?
        Вопрос Василия остался без ответа.
        - Полупалов, в павильон! - скомандовал негромкий голос распорядителя. - Ваш выход…
        Отражение # 8
        Дядя Семен и Леонид Витальевич Арчеда сидели у тронутого распадом стола вполоборота к павильону. Сумрачный дядя Семен крутил в пальцах отражение бубнового туза. Леонид Витальевич наблюдал за Егором, который в свою очередь наблюдал за тем, что творилось внутри серебристо-серого куба.
        Подглядывать за происходящим в павильоне не возбраняется, просто надо уметь это делать. Егор умел. В данный момент он стоял у задней или - как еще принято говорить - зеркальной стороны коробки, погрузив в нее физиономию по самые уши. Нам с вами заметить такого наблюдателя можно, лишь резко припав щекой к зеркалу и направив взгляд почти параллельно отражению стены, на которой оно висит. Но, во-первых, никому в реальном мире не придет в голову совершить столь странный поступок, а во-вторых, стоит вам приблизиться к стеклу, как соглядатай тут же отпрянет.
        Вот если бы он сунул свой любопытный нос в какую-либо из трех прочих стен - тогда, конечно, другое дело. Однако за подобные штучки, как было сказано выше, наказывают строго.
        - Колоду бы обновить… - молвил со вздохом дядя Семен.
        - А?.. - отвлекся Леонид Витальевич.
        - Карты, говорю, уже прозрачные… Масть сквозь рубашку просвечивает… - И дядя Семен предъявил ему бубновый туз.
        Действительно, масть просвечивала.
        - Да, скоро конец картишкам, - с сожалением согласился Арчеда. - Я уже к обслуге обращался…
        - И как?
        - Говорят, что без оригинала восстановить не смогут. А оригинал - в тумбочке…
        - Все они могут, - проворчал дядя Семен. - Вредничают просто…
        Многострадальную эту колоду добыл с благословения старших товарищей три месяца назад все тот же Егорка. Когда обмывали зеркало, Егоркиному двойнику вздумалось показать карточный фокус. Фокус не удался, колоду немедленно вернули в ящик, а отражение ее незаметно оказалось в кармане юного дарования. Однако с тех самых пор заветный ящичек больше не открывался.
        - Поет, что ли?.. - спросил вдруг недоверчиво Арчеда.
        Оба прислушались. В самом деле, из ртутно-серой коробки павильона доносился приглушенный, но бодрый голос Василия. Напевалось нечто бравурное, чуть ли не
«Прощание славянки».
        Распорядитель молчал. Отражаловка, надо полагать, шла без сучка без задоринки: запуганная обслуга работала, как часы, и на всем лежал особый свет…
        Спустя некоторое время Егор отлип от стенки, явив сидящим у стола свою восторженно ухмыляющуюся физию.
        - Чего он там распелся? - полюбопытствовал дядя Семен.
        - Перековывается! - глумливо поделился Егорка. - Шторы снял, зеркало протер! Полы моет… - И снова сунулся мурлом в павильон.
        - Ты мне вот что скажи, - повернулся Леонид Витальевич к дяде Семену. Темные глаза его за стеклами очков беспокойно помаргивали. - Как же так вышло, а? Обмывали они зеркало. Предыдущее - разбито при загадочных обстоятельствах. Гостей - трое. Каждый о Василии знает всю подноготную… И хоть бы словом кто обмолвился о жене его или о той же Тамаре! Даже за упокой не выпили. Тебе это странным не кажется?
        - Нет… - буркнул дядя Семен, по-прежнему разглядывая отражение бубнового туза. - В доме повешенного о веревке не говорят…
        - Ладно. Допустим… А как тебе нравится поведение этой Томы? Вся в коже, в норке - при свидетелях, средь бела дня хватает прямо на улице грязного опустившегося типа и везет к себе!
        - Стало быть, любит…
        - Так любит, что за три месяца ни разу к нему не зашла?
        - Она женщина, Леня, - напомнил дядя Семен. - Ты что, последовательности от нее ждешь? Увидела, ахнула, мигом все простила…
        - Что простила?
        - Откуда я знаю! Меня другое беспокоит. Две Тамары… И с обеими он встречался полгода назад…
        - Что ж тут необыкновенного? - Леонид Витальевич привскинул плечи. - Отражал я, помню, одного присяжного поверенного - так тот сразу с тремя Жанеттами амурился…
        - Бывает, бывает… - со скрипом согласился дядя Семен. - Только тут ведь еще, сам говоришь, и развод, и похороны, и разбитое зеркало! Как-то все больно одно к одному… Нет, Леня, что-то с этими Тамарами не так. Нутром чую…
        Со стороны павильона подошел разочарованный Егорка.
        - А ну его! - объявил он, присаживаясь на свободное отражение табуретки. - Надоело. Моет, драит… А чего вы не играете?
        Дядя Семен молча показал ему карту. Егор всмотрелся - и, приуныв, поцокал языком. Вскоре тусклая боковина павильонной коробки разверзлась, и в глубокое зазеркалье ступило потное раскрасневшееся отражение Василия Полупалова - распокрытое, в пальто нараспашку и с полным мусорным ведром в руке.
        - Ты чего там пел? - насмешливо спросил Арчеда.
        - Разве я пел? - удивился вошедший. Вернее - вышедший.
        - Еще как! Мы аж заслушались…
        - Вась! - встрепенулся Егор, осененный блестящей идеей. - Картам-то - кранты приходят…
        - Ну… - отозвался тот.
        - Ты бы там… это… когда он до тумбочки доберется…
        - Попробую, - обнадежил Василий, вытряхивая отражение всевозможного домашнего сора прямо в серую неопределенность сумеречного мира.
        - Куда ж ты рядом с павильоном! - искренне возмутился Леонид Витальевич.
        Так уж вышло, что в своей творческой жизни он в основном отражал присяжных поверенных, студиозусов, нерепрессированных интеллигентов. Вот и поднабрался культурки.
        Василий - тот больше пролетариев ваял. Карьеру начал аж в октябре 1917-го. Если не врет, то участвовал в массовке взятия Зимнего. До сих пор те зеркала вспоминает…
        - Ничего! - отрубил он по-буденновски. - Обслуга уберет! А то совсем уже обленились… Да само распадется! Со временем… - Василий повернулся, но тут его окликнул дядя Семен:
        - Слышь, Васенька… А скажи-ка адрес.
        - Чей?
        - Ну, где ты вчера отражал?
        - А-а… Погоди, сейчас припомню… - Василий наморщил лоб. - Зеркало семь эр-ка пятьсот шестьдесят один восемьсот тридцать один… А зачем тебе?
        - Так… Интересовались…
        - Возращается! - недовольно известил распорядитель. - Открывает дверь… Пошел, Василий!..
        Василий пошел.
        Арчеда и Егорка с недоумением смотрели на ветерана.
        - Не понял, - сказал Егор. - Дядь Семен! Мы ж насчет его телок все уже перетерли… Это ж разные Тамары!
        Умудренный многовековым опытом ветеран бросил наконец на стол отражение бубнового туза и, поднявшись, огладил черные мешки под глазами.
        - Да я не для нее, я для себя… Ну что? - задумчиво промолвил он. - Думаю, вряд ли к нему сейчас вся орава нагрянет. А если один мой заявится - не сочти за труд, Леня, отсигналь по аукалке! Адрес ты слышал… Лады? Ну и славно! А я мигом… - И, пока Арчеда и Егорушка пытались собраться с мыслями, сгинул ветеран стремительным цветным бликом в серых размытых безднах - надо полагать, по только что выясненному адресу.
        - Чего это он? - озадаченно спросил Егор, все еще глядя вслед.
        - Хм… Может, и правильно… - пробормотал в сомнении Леонид Витальевич. - Глядишь, разузнает что-нибудь… Только зря он сам этим занялся! Мог бы и меня попросить - мой-то неизвестно где сейчас. Если и появится, то не скоро… - Расстроился, заморгал и, повернувшись к столу, принялся придирчиво рассматривать карту за картой, поворачивая каждую на свет.
        - Дядь Лень, - позвал Егор. - А если ночью из тумбочки колоду вынуть, а утром на место вернуть?
        - Зачем?
        - Или не возвращать… - торопливо поправился Егор.
        Отражение Леонида Витальевича Арчеды улыбнулось, огладило плешь, утвердило очки на переносице и, обернувшись, уставило на юного друга аккуратно подстриженную бородку.
        - Наивный ты, Егорушка, - произнесло оно чуть ли не с нежностью. - Видишь, что с этими картами стало? Вот и с той колодой то же самое… Она же все три месяца в ящике была. Нет, если бы за это время она хоть раз в зеркале обновилась, тогда, разумеется, другой коленкор… А так - сменяешь шило на мыло… Какой смысл?
        - Я видел, даже компьютер выносили…
        - Сравнил! Компьютер-то - с пылу, с жару, только-только из зеркала, десять минут назад вырубили… И все равно! Час-другой поиграл - и зависает, тащи обратно! В Интернет выйти - лучше и не пробовать… Отражение же!
        Из павильона вновь показался Василий с очередным ведром.
        - Ну?! - жаждуще спросил его Егорка.
        - Не до тумбочки пока… - буркнул тот. - Нестираного барахла навалом, и кровать укрепить надо, расшаталась… - Вывалив мусор, приостановился, покрутил головой. - Загонял - в доску! - пожаловался он с кривой усмешкой. - Лучше бы уж не перековывался. Интеллигент недорезанный! А куда Семена дели?
        - Ну, ты ж ему адрес - дал? Туда и отбыл…
        - Чего он там забыл? - Василий встревожился.
        - Уточнить хочет…
        Отражение с тяжким подозрением уставилось на Арчеду:
        - Что уточнить? Как я вчера облажался?!
        - Господь с тобой, Вась! Только насчет Тамары твоей.
        Побагровев, Василий со злобой шваркнул пустое ведро себе под ноги.
        - Нет, но зачем же за спиной-то козни строить? - заорал он. - Я ему - по-дружески, а этот…
        - Не въехал ты, Вась, - попробовал объяснить Егор. - Без тебя тут одна телка приходила, а зовут тоже Томой…
        - Ему что, на мое место захотелось? - не слушая, с пеной у рта гремел Василий. - Ну пусть попробует! Потаскает! Шкафы поворочает!.. Привык в своем Коринфе интриги плести?.. Эмпедокл долбаный! Здесь тебе не Коринф!..
        - Вася! - вскричал шокированный Леонид Витальевич. - Ты что несешь? Опомнись!..
        Василий стиснул зубы и подобрал ведро.
        - Слышь… - проскрежетал он, остывая. - Появится этот древний пластический грек - передай ему…
        Страшно даже помыслить, что бы сейчас такое выговорил для передачи дяде Семену уязвленный Василий, но в этот миг вновь послышался сердитый приглушенный голос распорядителя:
        - Полупалов, кончайте трепаться! Ваш выход…
        Отражение # 9
        Вернулся дядя Семен быстро, как и обещал. К тому времени Василий Полупалов, обессиленный долгим запоем, бурной ночью и чрезмерными физическими нагрузками, изнемог и уснул, упав поперек незастеленной кровати. Что же касается хмурого его отражения, то, покинув павильон, оно сидело теперь за тающим помаленьку столом и недоверчиво слушало сбивчивые объяснения коллег.
        При виде дяди Семена все смолкли.
        - Вот так-то, ребятки… - сказал он. - Чутье меня еще никогда не обманывало. Истрина ее фамилия. Истрина.
        Напряженная тишина сменилась оторопелым молчанием.
        - Ничего не п-понимаю… - заикаясь, выговорил наконец Арчеда. - К-как Истрина? А эта рыженькая тогда кого отражает?
        - Боюсь, уже никого, - покашливая и хмурясь, отозвался дядя Семен. - Внешность ее, конечно, я там обрисовал… в общих чертах… - Приостановился, вздохнул, посуровел. - Хотите верьте, хотите нет, но из всей этой бывшей компании так выглядела только вторая Васькина жена Ирочка. Рыжеватая, бледненькая, хрупкая…
        - Покойная? - гримасничая, спросил Леонид Витальевич.
        - Вот именно, - угрюмо отозвался дядя Семен. - Так что, выходит, самым догадливым из нас оказался Егор. Да уж, беда - откуда не ждали…
        - Оповестить по аукалке! - ахнул незримый распорядитель (он тоже принимал участие в разговоре).
        - И что это даст?
        - То есть как? - В голосе распорядителя звучал страх. - Семен! Очнись! Да если она проникнет в павильон, он же зеркало грохнет! Мы тогда все без работы останемся! Все! И я в том числе!
        - Почему в прошлый раз не проникла?
        - Да потому что там Василия не было! Неужели непонятно?
        Ветеран подумал.
        - Нет, оповестить, конечно, недолго… - молвил он. - А толку? Какие к ней могут быть претензии? Где вообще сказано, что персоналия имеет право принимать только облик живых людей?
        - А предыдущее зеркало? Само разбилось?
        Дядя Семен поморщился:
        - Да не горячись ты… Там тоже дело темное. Ну сам подумай: если бы эта рыженькая тогда незаконно в него влезла - духу бы ее сейчас не было в зазеркалье! А она здесь. Стало быть, ничего такого не натворила…
        - Ждать, пока натворит?.. - Конец фразы как-то смазался - распорядитель метнулся к серой коробке павильона. - Всем зеркалам серии тринадцать эр-ка!.. Всем зеркалам серии тринадцать эр-ка!.. - послышался оттуда его задыхающийся голос. - Объявилась покойница… Ирина Полупалова… Может также назваться Тамарой Истриной… Сообщаю приметы…
        - Эх! - сказал вдруг Егорка. - Зря мы тогда с тобой, дядя Семен, ее по тому адресу не направили! Пусть бы он там стеклышко грохнул…
        - Все равно не понимаю, - болезненно морщась, перебил Леонид Витальевич. - Истриной-то она зачем представилась? Что за глупость!
        - Глупость - как глупость, - проворчал дядя Семен.
        Василий молчал и лишь ошалело взглядывал на говорящих.
        - Хорошо, а характер? - не унимался Арчеда. - Чего от нее ждать? Что о ней говорят вообще?
        - О ком? - язвительно осведомился дядя Семен. - О покойной Ирине или об этой ее персоналии? С которой ты на бирже познакомился…
        Леонид Витальевич смущенно потрогал плешь. Действительно, характеры человека и его отражения могут подчас разительно не совпадать. Вообще становление личности в зазеркалье идет не менее сложно, чем в реальном мире. Взять хотя бы того же Егорку. Пришел из подвала - отморозок отморозком… Ну, что такое подвал в подъезде девятиэтажки, объяснять даже и не стоит. Трубы - текут, пол - с наклоном, в углу - мерзкая непросыхающая лужа. Можно себе представить, чего там Егорка наотражал и каких сцен насмотрелся. Думали, хлопот с ним не оберешься. А оказалось - славный паренек, куда приятнее своего оригинала. Сделаешь ему замечание - посопит, но выслушает… Побольше бы таких!
        - О самой Ирине, конечно, - буркнул наконец Арчеда.
        Дядя Семен уныло вздохнул, подсел к столу, пошевелил бровями, взял карту, бросил.
        - Ирочку, пока та была жива, Тамаркино отражение терпеть не могло, - нехотя сообщил он. - И до сих пор терпеть не может…
        - Погоди! - попросил Арчеда, берясь за лоб. - Опять все перепуталось! Кто Тамара, кто Ирина?
        - Рослая, в теле - Тамара Истрина, - терпеливо пояснил дядя Семен. - Живая. А хрупкая, рыженькая - Ирина Полупалова… Так вот Тамаркино отражение, с которым я сейчас говорил, до сих пор слышать не может спокойно про Ирину…
        - Про покойную? - не поверил Леонид Витальевич.
        - Вражда была, Леня, вражда… Ваську делили.
        - Ну интересно! - зловеще всхохотнул тот. - Значит, если я обул тебя в реальности, то мы с тобой и здесь тоже должны стрелку забить?
        - Персоналия-то - женская, - укоризненно напомнил дядя Семен. - Сорок с лишним лет одних баб отражала. Вот и нахваталась от них. Короче, ничего доброго об Ирочке этой я от нее так и не услышал… - Усмехнулся и продолжал сварливо: - Во всем она только одна и виновата: стерва, алкоголичка, жизнь Васькину сгубила, а потом еще и умерла - чуть ли не назло. Мужа не понимала, не ценила, талант он из-за нее в землю зарыл. Ну и так далее…
        - Талант? - туповато переспросил Егор. - Какой талант?
        Ему не ответили. Егорушка хмыкнул и недоверчиво тряхнул головой. Юному отражению и вправду трудно было уразуметь, о чем вообще речь. Ну, в зазеркалье - понятно: без таланта никого как следует не отразишь. А в жизни-то какой может быть талант? Живи - и все… Делов-то!
        - Так-перетак в три створки трельяжа мать! - взорвался вдруг Василий, до сей поры не проронивший ни слова. - Чтоб их, гадов, навыворот поотражало! Только-только на человека стал похож, с бухлом завязал, в дому прибрался… Да что ж там за суки такие, в этой реальности! Мало того, что друг другу жизнь исковеркают, им еще и зеркала расколотить надо! Не склока - так революция! Зла не хватает…
        Судя по всему, возмущался бы он долго, но тут в разговор опять влез незримый распорядитель.
        - Внимание!.. - послышался его напряженный голос. - Заворочался! Просыпается… Полупалов, ваш выход! Малахову и Арчеде - приготовиться…
        Все были настолько поражены последней фразой, что даже не сразу опомнились. Затем отражение Василия стремглав кинулось к павильону. Дядя Семен победно и многозначительно покосился на юного коллегу:
        - Вот так-то, Егорка! Что я тебе говорил? Посмотрелся в осколок - и готово дело… Видишь? Явился мой соколик.
        - А мо-ой? - разочарованно протянул тот.
        - А у тебя, стало быть, не вышло. Я ж говорю: раз на раз не приходится…
        Отражение # 10
        Рабочее зазеркалье теперь ошеломляло ясностью красок и богатством оттенков. Ощущение слоистости пространства - исчезло. Правда, общий бардак в связи с незавершенной уборкой скорее увеличился, чем уменьшился, но это уже был качественно иной бардак. Бардак, внушающий надежду на чистоту и порядок в будущем.
        Отразиловка шла в общем и целом без накладок. В унисон. Чуть ли не с порога Василий вкратце поведал гостям о том, что с ним случилось вчера. Рассказ его был выслушан с одобрением.
        - Молодец! - гремел, расхаживая по ковру, дядя Семен. - Хвалю! А то помирать он, понимаешь, вздумал!.. А?! Зеркало-то! Смотреть приятно… Глянь, и ковер подмел!..
        Счастливый Леонид Витальевич Арчеда лучился улыбкой и все ловил момент, когда ему дадут вставить слово. Атташе-кейс, в котором, надо полагать, ждала своего часа выпивка и закуска, он держал обеими руками перед грудью. Рядышком с изнанкой зеркала из отражения стены выдавалась на манер лепной гипсовой маски праздная физия Егора, с тоской наблюдавшего снаружи за происходящим.
        - Значит, говоришь, изловила тебя Томка? - громогласно вопрошал дядя Семен. - Молодец баба! Одобряю! Только так с тобой и можно! А то помирать он вздумал!..
        - Да ладно тебе… - пробормотал хозяин. - С чего ты взял-то?..
        - С чего? - рявкнул шумный гость. - А кто на Иришкином кресте обещал повеситься? Я те повешусь, козел!.. Правильно, Васька, давай оживай! Какие твои годы!..
        Он остановился передохнуть, и в разговор наконец удалось вклиниться Леониду Витальевичу Арчеде.
        - Ну, ребятишки, - сказал он, ставя атташе-кейс на стол и предвкушающе потирая ладони. - Считайте, кончились наши черные денечки! Отломили мне в Москве кредит… Сколько - не скажу, не поверите… Приму вас обоих на работу, будете в потолок поплевывать и зарплату получать…
        С этими словами он открыл атташе-кейс. Противу ожиданий, там не оказалось ни выпивки, ни закуски. Одни бумаги.
        - Да пошел ты нА угол! - немедленно взревел дядя Семен, успевший к тому времени вновь перевести дыхание. - Слыхали мы это все, слыхали! «У меня крыша!.. У меня то, у меня сё!.. Еще два дня - и я хозяин города!..» Бесплатный сыр, знаешь, где бывает?! Ну сколько, блин, можно ловиться на одном и том же? Зуб даю - опять тебя, дурака, подставляют, а ты и рад!..
        - Ну, верняк на этот раз, Семен!
        - И это слыхали!..
        Кто-то тронул сзади Егора за плечо. Он отпрянул от стены и обернулся. Перед ним стояла давешняя незнакомка, та самая, что представилась в прошлый раз Тамарой Истриной.
        Левая бровь как бы слегка смазана…
        А была ли она смазана у той яростной рыжеватой фурии, что привиделась недавно в осколке зеркала? Этого Егор не помнил.
        Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга.
        - Он там? - тихо спросила женщина, указав глазами на ртутно-серую стенку павильона, за которой по-прежнему гремел и бушевал трубный глас дяди Семена.
        Растерявшись, Егор промычал нечто нечленораздельное.
        - А эта?
        - Кто?
        Бледное личико выразило легкую досаду.
        - А то не догадываешься!
        - Догадываюсь… - осторожно промолвил Егор. - Все уже догадались…
        Он смотрел на нее и не знал, что делать. Если она сейчас двинется к павильону, ее не задержишь. Одно отражение просто пройдет сквозь другое. Вообще такой поступок считается в зазеркалье крайним неприличием, но, раз уж она решила влезть в коробку да еще в облике умершего человека, то, значит, и впрямь готова на все!
        - Я-то тебе что сделал? - шепотом спросил он.
        Рыженькая взглянула на него с таким недоумением, словно с ней внезапно заговорило отражение колоды карт или стола.
        - Ничего.
        - Он же зеркало грохнет! А у меня это первое воплощение!
        - У меня тоже, - безразлично отозвалась она.
        Внезапно дядя Семен перестал глушить округу и заговорил нормальным своим негромким ворчливым голосом. Надо полагать, вышел наружу. Егор немедленно выглянул за угол, и оказалось, что коробку покинули все скопом, включая Василия. Ну, слава богу! В пустом зеркале ей появляться незачем…
        - Куда это их понесло? - шепотом спросил Егор вышедших из павильона.
        - Да придурок мой всех в ресторан поволок… - сердито сказало отражение Леонида Витальевича. - Кредит обмывать… Деньги карман жгут!.. А ты чего это шепчешь? - Тут Арчеда присмотрелся к Егору и вскинул брови. - Э! Что с тобой? Случилось что-нибудь?
        Далее он осекся - и вместе с прочими уставился, замерев, на выступившую из-за угла павильона женскую песоналию.
        Первым, как всегда, опомнился опытный дядя Семен.
        - А-а!.. - завел он с преувеличенным радушием. - Ну и как вас теперь величать прикажете? Ириной или Тамарой?
        Не отвечая, незнакомка неотрывно смотрела на отражение Василия Полупалова. Какое-то время казалось, что вопроса она не услышала.
        - Ириной, - сказала она наконец, по-прежнему не спуская глаз с Василия. Тот только поеживался.
        Женщина стояла в каком-нибудь шаге от Егора, и поэтому он с немыслимой ясностью видел, что бледноватое лицо ее оживает на глазах, делаясь все более подробным, а нечеткая и смазанная левая бровь прорисовывается - волосок к волоску. Впервые в жизни доводилось ему наблюдать, как ненависть восстанавливает облик.
        - Ну что ж ты на него так, девонька, смотришь? - с ласковой укоризной молвил дядя Семен. - Он ведь ни в чем не виноват…
        - Знаю… - отозвалась она.
        - Ну да, ну да… - Ветеран зазеркалья приблизился к Ирине (Егорка посторонился) и, словно прицениваясь, обошел ее кругом. - Виноват тот, настоящий… Так?
        - Да!
        - А Иришка твоя, конечно, ангел… - Дядя Семен устало вздохнул. - Брось ты себя, девонька, обманывать… И Иришка была - не сахар. Пила, истерики закатывала, да и погуливала тоже… Ну было ведь, признайся!
        Отражение покойницы резко повернуло к нему исказившееся лицо - и стоящий неподалеку Егорка даже отшатнулся слегка. Она! Точно - она! Та самая, что уставилась на него тогда из осколка… Но почему ее отражение явилось именно ему? Может, думало, что Васька, да ошиблось?.. Егор невольно представил себе, как порожденная в мире людей ненависть раскатывается волнами по бесконечной череде зазеркалий - и содрогнулся.
        - А кто ее такой сделал?.. - срывающимся голосом начала Ирина. - Он ее за четыре года изломал, Василий ваш!.. Вы же не знаете, какой она была раньше! А теперь ее нет! Нет ее! А он живет - и хоть бы что ему…
        - Да погоди ты… - беспомощно проговорил дядя Семен, осторожно потрагивая женщину за плечо. - Ну как это - хоть бы что?.. Он и запил-то - сразу после похорон! Да еще, оказывается, на кресте ее повеситься грозился! Значит, любил…
        Отражение Ирины Полупаловой усмехнулось, вернее - вздернуло по-звериному верхнюю губу.
        - Много вы знаете! - бросило оно. - Запил он! Конечно, запил - как меня в зеркале увидел!..
        После этих слов стало очень тихо.
        - Где распорядитель? - взвизгнул внезапно Арчеда. - Какого черта?! Почему этот придурок всегда смывается в самый нужный момент?..
        - А ну-ка уверни звук! - прикрикнул дядя Семен. - Еще ты нам тут истерику не закатывал! - И снова повернулся к Ирине. - Он что же, зеркало занавесить забыл?
        - Занавесил, да плохо, - равнодушно отозвалась она. - Дырку оставил…
        Дядя Семен глядел на нее - и кивал. Лицо его обрюзгло от жалости.
        - Дальше-то что делать собираешься?
        Ирина не ответила.
        - А Тамарой почему назвалась? Истриной…
        Дернула плечиком:
        - Так… по глупости… Первое, что на ум пришло…
        По тускло отсвечивающей стенке павильона гуляли радужные отсветы. На бирже происходил мощный всплеск - и размывшийся бок радужного шара клубился подобно гигантской стае пестрых тропических птиц. Зрелище, конечно, грандиозное, далеко не каждый день такое увидишь, а тут никто даже головы не запрокинул. Не до того было.
        - М-да… - с прискорбием молвил наконец дядя Семен. - Значит, решила еще раз Ваську пугнуть… А о себе подумала? Про нас я уже не говорю… Ну, в прошлый раз он сам подставился, тут с тебя спроса нет… А теперь?
        Женщина молчала.
        - Да плюнь ты на него! Сколько ему осталось жить, Ваське твоему? Ну, тридцать лет, ну, сорок… Неужели так трудно подождать каких-нибудь сорок лет?
        - Не собираюсь я его пугать… - враждебно отозвалась она. Голос ее звучал надломленно, и опять прорезалась в нем давешняя едва уловимая картавинка. - Думала, пережила уже… Хотела все сначала начать, на биржу подалась… А там - он! - Кивок в сторону оторопело заморгавшего Арчеды. - Болтал-болтал… про себя, про труппу… Есть, говорит, у нас такой Василий Полупалов…
        Отражение Леонида Витальевича стояло, впечатав ладони в грудь и приподняв плечи. Дескать, ни сном ни духом! Откуда ж я знать-то мог!..
        - Ой, не верю я тебе, девонька, ой, не верю… - молвил нараспев дядя Семен. - Знаешь, сколько на бирже отражений толчется? Миллиарды… И надо же! Встречается тебе - совершенно случайно! - именно та персоналия, что работает в зеркале твоего бывшего муженька! А зеркало, что характерно, новенькое. То есть в лицо тебя там не знают… Во совпадение, а?..
        - Э-э… почему бы, собственно, и нет? - робко проблеял Леонид Витальевич.
        - Хорошо! Совпадение! - бодро согласился ветеран. - И что интересно: происходит все это не раньше, заметь, и не позже, а в тот самый день, когда Тамара Истрина ловит на улице Ваську и тащит к себе домой! Опять совпадение?..
        Ирина Полупалова медленно повернулась к дяде Семену.
        - Он все-таки с ней?.. - не веря, спросила она, и голос ее дрогнул. - После всего? . Подонок! Так я и знала!..
        В следующий миг ее уже не было - взметнулась и растаяла в серых пространствах.
        - Тьфу, старый дурак! - выругался в сердцах дядя Семен. - И черт меня за язык дернул!.. Главное, почти охмурил уже…
        Отражение # 11
        В глубоком унынии маленькая труппа вновь расположилась за доживающим последние дни полупрозрачным отражением кухонного стола. Столешница вся - в проталинах, ножки - того и гляди разломятся.
        - В ресторан, небось, на гастроли не вызовут… - со вздохом промолвил Василий, явно думая о другом.
        - А!.. - с отвращением откликнулся Леонид Витальевич (тоже весь в каких-то иных мыслях). - Ресторан! Нашел, о чем вздыхать! Зеркала там - хорошие, ничего не скажу, а состав - шантрапа! Так отразят, что мама родная не узнает… Но, конечно, работенка у них - не позавидуешь… - помявшись, вынужден был добавить он. - Посетители-то - приходят, уходят… За день, бывало, рыл десять скорчишь… одно другого краше…
        Умолкли. Радужные блики скользили по стене павильона все медленней - всплеск активности на бирже очевидно миновал свой пик и шел на убыль.
        - После гражданской войны безработица сильная была… - ни с того ни с сего сообщил вдруг Василий со сдержанной грустью. - СтеклА-то много побили… Устроился я в подпольный дом свиданий. А куда денешься - в чем-то отражаться надо! Зеркало в номере… Вот ты не поверишь, Лень: рябое, волнистое, да еще и вогнутое чуток… Так я в нем не то что десятерых - рыл по двадцать в день делал, если не больше… Мастер на все рожи! Вся, считай, клиентура моя была…
        - Погоди-погоди… - сообразив, прервал его Арчеда. - Клиентура - это в смысле… Ты что же, получается, сразу двух отражал?
        - В таком зеркале? Запросто! Тем более - в постели… Что там отражать? Так, бывало, переплетутся - уже и сами не знают, где у них чего… - Снова затосковал, пригорюнился. - Эх… Неужели опять на биржу, а? Только-только устроились, жизнь стала налаживаться…
        С недобрыми предчувствиями все четыре персоналии покосились на тускло-радужный шар.
        - Странно, ей-богу… - сказал Арчеда, спеша увести разговор подальше от болезненной темы. - А у меня вот после гражданской с трудоустройством даже и проблем не возникало… Вся интеллигенция в западные зеркала схлынула, мест - навалом…
        - А сам чего же?
        - Что мне там делать? Нет уж! Здесь отразился - здесь и останусь…
        Следует заметить, что для персоналии сменить национальность обычно труда не составляет. В принципе ничто не мешает вчерашнему отражению африканского негра возникнуть завтра в одном из зеркал Санкт-Петербурга белым человеком. Но это скорее будет исключение. На бирже давно все схвачено, и в чужую тусовку влезть не так-то просто. Кроме того, распорядители предпочитают принимать на работу тех, кто уже хорошо знаком с отечественной мимикой, жестикуляцией и шевелением губ. Быть русским в нашей с вами реальности - это, как известно, судьба, а по ту сторону зеркала - не более чем амплуа.
        - А может, и зря мы с вами дергаемся… - раздумчиво проговорил дядя Семен. - Если бы Иришка эта захотела (в смысле - персоналия ее), она бы нас еще три месяца назад вычислила. Сразу как только зеркало повесили… Вот вбили мы себе в голову, что мания у нее…
        - Ты в этом сомневаешься? - буркнул Арчеда.
        - Сомневаюсь, Леня, теперь уже сомневаюсь. Знаешь, что, мне кажется, ей было надо? На Васькино отражение посмотреть…
        - Зачем?
        - А ты прикинь самое простое: отомстила баба - и успокоилась. Решила жить дальше. Подалась на биржу. А там ей говорят: «Слышь, девонька! Да у тебя вон левая бровь поплыла… Это что за товарный вид такой? Нет, уж ты пойди сперва марафет наведи…» А как его наведешь, если оригинал твой полгода назад помер?.. Значит, что? Значит, надо найти Ваську, посмотреть на него, вспомнить, какая он сволочь, зарядиться старой ненавистью, а потом - можно уже и на биржу…
        - Хм… - Леонид Витальевич и Василий прикинули. Такой расклад им нравился гораздо больше.
        - А давайте-ка по порядку! - оживившись, предложил Арчеда. - То зеркало, в котором она явилась Ваське, он разбил, так? Посещать другие зеркала в нынешнем своем виде она не имеет права… Иначе ее тут же выставят отсюда… м-м… на природу… и обратно уже не примут ни при каких обстоятельствах…
        - А кто выставлять будет? - с интересом спросил Егор.
        Старшие отражения вроде как поперхнулись.
        - Тихо ты! - шикнул Василий. - Разговорился…
        Егорка моргал.
        - Нет, ну правда… - понизив голос, с недоумением продолжил он. - Ментовки здесь нет…
        - Помолчи, - сурово повелел дядя Семен и, почему-то оглядевшись, тоже понизил голос: - Есть, Егорка, есть… Просто невидимая и никак не называется…
        - Не понял! - простодушно признался Егор. - А откуда ты тогда знаешь, что есть?
        Тяжелое лицо ветерана помрачнело, набрякло. Не иначе, что-то припомнил.
        - Потому что видел, как это бывает… - глухо промолвил он, помолчав. - Не приведи господь! Отчинит персоналия что-нибудь этакое… серьезное… И - пиши пропало. Пять минут на то, чтобы попрощаться, а потом подхватывает ее - вроде как сквозняком - и выносит к лешему через биржу из зазеркалья. Иди вон в озере лягушек отражай… Так-то вот, Егорушка…
        Несколько секунд юное отражение сидело неподвижно. На лице - испуг.
        - А… если она… в смысле, персоналия… сама не знала, что этого нельзя?
        - Ну как это не знала! Тебя ж, когда в зеркало принимали, сразу обо всем предупредили, верно? Что можно, что нельзя… Вот и с остальными так же.
        - А чего ж ты меня вчера… - Егор ошеломленно оглянулся на павильон. - В пустую коробку… да еще сквозь стену!..
        - Сравнил! Это запрет административный… Ну влез ты в пустой павильон! Делов-то! Кто тебя там с той стороны увидит? Ну, нарушил, ну, так что ж теперь? Распорядитель поругает - и только… А вот в отразиловку самовольно вломиться, да еще и в образе покойника - это ты уже, считай, высший запрет преступил… Высший! Чувствуешь разницу?
        Егорка встал. Физиономия его была задумчива. Постоял - и направился к серой коробке павильона.
        - Э, ты куда? - окликнул его дядя Семен.
        - Сам же говоришь: поругает - и только, - не оборачиваясь, отозвался тот.
        Оказавшись в пограничном зазеркалье, заглянул под стол, но отражения осколка там, естественно, уже не было. Надо полагать, вчера Василий в припадке трудолюбия выкинул его вместе с прочим мусором. Жаль…
        Не обращая внимания на возмущенное шушуканье обслуги, Егор покинул павильон и, покопавшись в сваленной у входа груде неодушевленки, обнаружил искомое. Стеклянный ятаган заметно помутнел, однако выбирать было не из чего. Вернулся в отражение комнаты, хотел задернуть штору, но штора отсутствовала. Должно быть, отмокала в ванной. Тогда он просто пододвинул стул и, сев спиной к зеркалу, уставился в осколок. Потом вспомнил, что при этом еще нужно ругаться, - и негромко ругнулся.
        Честно сказать, Егорушка не столько хотел подманить таким образом своего по жизни двойника, сколько надеялся снова увидеть женское лицо из зазеркалья-2.
        Зачем? А черт его знает, зачем! То ли окончательно убедиться: она или не она, - то ли просто так, из нездорового любопытства…
        В осколке смутно отражалась его собственная физиономия и ничьей другой становиться не желала.
        Наличие в зазеркалье ментовки, пусть даже незримой и безымянной, не на шутку встревожило Егора. Ментов он не любил уже в силу своего происхождения, и поэтому загадочная, гонимая персоналия Ирины Полупаловой стала ему теперь много ближе и симпатичнее.

…А ведь получается, что, если бледненькое рыжеватое отражение покойной выставят из зазеркалья-1, то одновременно из зазеркалья-2 выставят отражение его отражения, а из зазеркалья-3 - отражение его отражения его отражения… и так далее. Интересно, куда? В предыдущее зазеркалье?.. Нет. Во-первых, какой тогда смысл выставлять, а во-вторых, они же все, эти миры, друг от друга изолированы! Дядя Семен вроде врать не станет… Проще уж предположить, что отражения естественного порядка тоже как бы слоистые. А то неувязка выходит: в зеркалах их - до чертовой матери, а в воде - всего одно?
        Блин, так и свихнуться недолго… Егор опустил осколок и оглядел чистые, освобожденные от паутины углы. Там по-прежнему злобно перешептывались.
        - Слышь, братва… - искательно обратился он к сердитым невидимкам. - А стеклышко подновить никак нельзя?
        Шушуканье смолкло. Обслуга всегда чувствует себя польщенной, когда с ней говорят на равных и тем более о чем-то просят. Невидимая рука (или что там у них?) изъяла из Егоркиных пальцев зеркальный ятаганчик, повертела, покувыркала.
        - Нет, ничего тут не сделаешь, - прозвучал наконец приговор. - Через пару дней совсем потускнеет. А там и вовсе растает…
        - Специалисты вы хреновы! - с досадой бросил он, отбирая осколок.
        - А там, между прочим, - прозвучал откуда-то с потолка ликующий голосок, - распорядитель вернулся… Ох, и влетит сейчас кому-то!
        - Ага! Гони дальше! - пробормотал Егорка, но на всякий случай поспешил выбраться наружу, причем не через ту стенку, что была обращена к полураспавшемуся столу, за которым они обычно играли в карты, а через противоположную. В крайнем случае, можно будет соврать, что гулял вокруг павильона.
        Однако зловредный пролетарий, кажется, сказал правду. По ту стороны коробки вовсю уже шла разборка. Из общего гама проплавился ядовитый тенорок Леонида Витальевича Арчеды:
        - Я хочу знать в конце концов: есть у нас руководство или нет вообще? У меня вот создается такое впечатление, что нет…
        Егор возблагодарил судьбу и, зашвырнув осколок подальше, устремился к месту событий.
        - Можно подумать, я по личным делам отсутствовал! - героически отбивался незримый распорядитель. - Что ты себе вообще позволяешь, Леонид?
        - Я бы даже осмелился предположить: по шкурным…
        - Да дайте же договорить наконец!
        - Действительно, Леня, одного только тебя и слышно, - недовольно произнес дядя Семен - и установилась относительная тишина.
        - Значит, что мне удалось выяснить на бирже… - с трудом сосредоточившись, начал распорядитель - и тут же сорвался вновь: - Между прочим, это ты, Семен, на нас панику нагнал! Накрутил, напугал… Себя она не пожалеет, в павильон она прорвется!.
        И я, дурак, купился: давай по аукалке трезвонить, всю округу зря перебулгачил… А эта самая Ирина, чтоб вы знали, Полупалова, уже три месяца как в списках на новые зеркала значится! В четырех очередях стоит! Мало того: она уже где-то успела поработать - целый месяц! Отморозки так поступают, я вас спрашиваю!..
        Персоналии переглянулись, лица их просветлели. Однако Василий хотел удостовериться во всем до конца:
        - А чего ж она тогда в образе покойницы разгуливает?
        - Да какое наше дело, в каком она образе разгуливает? И потом, прости, Василий, но на бирже принято показывать лучшую свою работу. Лучшую! Причем никого не интересует, жив этот человек или умер… Уж кто-кто, а ты-то, кажется, знать должен!
        - И как же ты все это выяснил? - подозрительно спросил дядя Семен.
        - По своим каналам!
        - Ах, по своим…
        - Это во-первых, - сухим скрипучим голосом продолжал распорядитель, давая понять, что смута кончена и что впредь он ничего подобного допускать не намерен. - А во-вторых, позвольте вас поздравить. Нашего полку прибыло - вернее, скоро прибудет. Считайте, что отныне труппа состоит из пяти персоналий. Пятая - Тамара Истрина.
        Егорка тихо отошел в сторонку. Теперь ему было просто жалко рыженькую бледную Ирину. Потом он вспомнил, что в жизни она приходилась мачехой тому, кого он отражает, - и стало еще жальче. Остальные восприняли известие скорее с недоумением.
        - Позволь, ты что, уже нанял кого-то?
        - Да. И очень удачно.
        - Не поторопился? А вдруг Тамара эта вообще сюда не заглянет? Возьмет да и пошлет Васятку нашего куда подальше…
        Распорядитель выдержал паузу. Авторитет его восстанавливался на глазах.
        - По дороге в ресторан они заехали за Истриной, - пояснил он свысока. - Ночевать Василий будет сегодня у нее - зеркало семь эр-ка пятьсот шестьдесят один восемьсот тридцать один… Исполнителя на роль Полупалова там уже подобрали. А завтра они вдвоем с Тамарой намерены заявиться к нам. Так что готовьтесь, Василий. Бенефис грядет.
        Дядя Семен хмурился и в сомнении жевал губами.
        - Может быть, стоило сначала ту ее персоналию на гастроли вызвать? - спросил он. - Все-таки опыт, она ведь ее уже довольно долго отражает. А так ввод с колес получается…
        - Ладно, не буду вас дразнить, - сжалился распорядитель. Судя по голосу, очень был доволен собой. - Раскрою свой маленький секрет… Отсутствуя, как тут изволили выразиться, по своим шкурным делам, заглянул я в зеркало семь эр-ка… ну, и так далее… Посмотрел эту самую Тамару Истрину, а потом уже подался на биржу. Вдруг гляжу: ба! Что такое? Она!.. Подруливаю, представляюсь. «Простите, - говорю, - девочка, последнюю вашу работу не Тамарой ли Истриной звали?» Она глазенками - луп-луп! «Ой! - говорит, - А откуда вы знаете? Я ее пару месяцев назад в фирме одной отражала, только она уже оттуда уволилась…» А?! Ничего себе находка? Так что обойдемся без гастролеров, Семен!
        Ветеран зазеркалья слушал - и лишь головой качал.
        - Чудеса… - вымолвил он наконец. - И где ж она теперь?
        - Обещала: с халтуркой одной разделается - прибудет…
        Отражение # 12
        Трудно сказать, что из себя представляла настоящая Тамара Истрина, но ее отражение Егору не понравилось решительно. Внешность Василий описал довольно точно: дама рослая, в теле, взбитые волосы цвета пакли. Все прочее явилось полной неожиданностью: вульгарная, хриплоголосая, бесцеремонная… Даже к оригиналу своему, судя по первой фразе, персоналия Тамары Истриной ни малейшего почтения не питала.
        - Ну и вкусы у нее! - оглядев с головы до ног Василия Полупалова, язвительно выговорила она ярко накрашенными губами.
        Затем, подбоченившись, окинула оком окрестности.
        - Ну и что это за свалка вокруг павильона? - отрывисто спросила она.
        Далее влетело обслуге. Нервная привередливая Тамара заставила незримых тружеников убрать всю распадающуюся неодушевленку до последнего окурочка, а потом еще потребовала вынести из коробки во внешнее зазеркалье стол и стулья.
        - Ничего! По новой отразите! А этой рухляди… - Брезгливый взгляд в сторону истаявших табуреток и кухонного столика. - …чтобы я здесь больше не видела!
        В общем-то ничего плохого в распоряжениях Тамары Истриной не было. Добавь она во все это каплю юмора или добродушия - и бесцеремонность ее показалась бы очаровательной… Не желала добавить. Или просто не могла. За неимением.
        Полупрозрачная колода карт повергла ее в остолбенение.
        - Ну вы совсем уже вообще! Лень у соседей карты попросить? - И решительной мужской походкой - вся в коже, норка нараспашку - двинулась к ближайшему павильону.
        - И как вам наше новое приобретение?.. - искательно проскулил над самым ухом дяди Семена незримый распорядитель. - Колоритна, правда?..
        Кажется, он уже и сам раскаивался в содеянном.
        - Колоритна… - с непонятной интонацией отозвался ветеран, задумчиво глядя, как катаются под вороненой глянцевой кожей плаща подобно двум ядрам тяжелые ягодицы. - Ох, колоритна…
        - Да?.. - жалобно, с надеждой переспросил распорядитель. - Ну я тогда в павильон… Сцену готовить…
        Некоторое время все молча смотрели вслед Тамаре.
        - Васенька, - негромко позвал Арчеда, поправляя очки. - Ты в прошлый раз говорил: культура чувствуется… Или мне послышалось?
        Но Василий Полупалов и сам был озадачен не меньше других.
        - В том ее отражении - чувствовалась… - недоуменно молвил он. - А в этом почему-то - нет…
        - А кто она вообще по жизни? Кем работает?
        - Тебе ж сказали: уволилась из какой-то фирмы. Два месяца назад… Где работает сейчас - не знаю…
        - Я бы тоже уволился, - подал голос угрюмый Егор. - Разок бы в зеркало взглянул - и уволился…
        - Ох, помяните мое слово, господа… - болезненно закряхтел Леонид Витальевич. - Отпугнет она Тамару и от нашего стеклышка. Карикатура ведь…
        - Да если бы карикатура! - мрачно заговорил опытный дядя Семен. - Ты посмотри, с какой она тщательностью все ее недостатки выпячивает! Не-ет, это не карикатура, Леня, - это работа. Причем не самая плохая… Только что ж она ее так не любит, Тамару-то свою?.. Ох, бабы-бабы… Загадкой были, загадкой остались…
        - Слушайте, а может, все просто? - встрепенулся Арчеда. - Она же ее до сих пор только на службе отражала! Знаете, как бывает? Дома - лапушка, а на службе - сволочь сволочью…
        - М-м… дай бог если так… - промычал дядя Семен. - Может, ты и прав. Присмотрится, обтешется…
        Персоналия Тамары Истриной шла уже с добычей обратно. Приблизившись, одарила развратной улыбкой - и сразу стало заметно, что один из передних зубов у нее - кривоват, а другой нуждается в починке. Бросила на стол потрепанную, но явно свежеотраженную колоду карт.
        - Хотели новенькую всучить, нераспечатанную, - презрительно сообщила она. - Нет уж, говорю, нераспечатанной сами играйте…
        - Спасибо… - растерянно поблагодарил культурный Леонид Витальевич, но ответа не получил.
        Отражение Истриной скрылось в павильоне, и там вскоре стало шумновато.
        - Да нет, не так, не так!.. - слышался ее капризный, с хрипотцой голос. - В том-то и дело, что все должно быть тусклым! До того момента как я войду, все должно быть тусклым…
        - Нет уж, позвольте решать это мне… - дребезжал в ответ распорядитель.
        Мужчины посмотрели на карты, потом друг на друга.
        - Кстати, - сказал Василий. - Про Ирину ей говорить?
        Призадумались.
        - Нет. Ну ее к черту! - мрачно молвил дядя Семен. - Тут же сбежит…
        - Может, оно и к лучшему…
        Снова задумались.
        - Как хотите, а распорядитель наш - придурок редкостный, - подытожил впечатления Леонид Витальевич Арчеда.
        Егорка молчал.
        А потом наступило утро. В павильоне уже корректировали солнечный луч, падающий из лишенного шторы окна, и ругались насчет пылинок. Затем наконец прозвучало:
        - Полупалов, приготовиться!..
        Василий встал.
        - Ну что… - произнес он без особой радости. - Пойдем ломать комедию. - Вздохнул и признался с горечью: - Не представляю, как с ней в паре работать!
        Персоналия Тамары Истриной уже стояла возле ртутно-серого куба и скорее лыбилась, чем улыбалась. Косметики на ее лице было отражено в избытке.
        - М-милый… - сказала она Василию и вытянула губы хоботком.
        Он взял ее под руку.
        - Шампанское!.. Цветы!.. - скомандовал распорядитель.
        Кто-то из невидимой обслуги сунул Василию большую бутылку, а Тамаре - завернутые в целлофан алые розы.
        - Внимание! Истрина! Полупалов! Ваш выход…
        Василий приоткрыл дверь и ступил в отражение комнаты первым. И то же самое сделал его оригинал в прямоугольном зеркале, висящем на противоположной стене. Брови у обоих одновременно вздернулись, рот виновато скривился.
        - Ты извини, Том… - ловя краем глаза малейшее движение губ двойника, торопливо проговорил Василий. - Тут у меня бардак… Начал уборку - и как раз мужики нагрянули…
        Безупречно копируя все движения оригинала, он отодвинулся в сторону. Партнерша переступила порожек. Остановилась.
        - Господи, ну и морда у меня в этом зеркале!.. - раздался ее хрипловатый возглас, исполненный, впрочем, скорее злорадства, чем ужаса.
        Где-то совсем рядом закряхтел недовольный грубовато поданной репликой незримый распорядитель.
        - Да ладно тебе… - пробормотал вслед за оригиналом Василий, делая шаг вперед, - и тут случилось то, что поначалу он принял за обыкновенную, хотя и досадную накладку.
        - А так?.. - неожиданно высоким надломленным голосом произнесла у него за спиной партнерша, хотя настоящая Тамара Истрина еще и рта не открывала.
        В следующий миг оба лица по ту сторону зеркала исказились - и Василий, уже догадываясь со страхом, что происходит, оглянулся. Отражения умеют делать это стремительно - для людского глаза такое движение неуловимо. Однако сейчас Василий не просто оглянулся. Он оглянулся - и замер, забыв обо всем. Даже о собственном двойнике.
        Вместо отражения Тамары Истриной посреди комнаты, устремив в зеркало беспощадные прозрачно-серые похожие на плавящийся лед глаза, стояла Ирина Полупалова - хрупкая, болезненно бледная, рыжеватая.
        - Ну, здравствуй… - еле слышно выговорила она. - Узнаёшь?..
        А в зеркале тем временем с неотвратимой медлительностью происходило неминуемое. Припадочно закатив зенки, рослая Тамара Истрина тяжко оседала на тщательно выметенный ковер, где уже валялись завернутые в целлофан розы. По сминающейся вороненой коже плаща плыли тусклые зигзаги отсветов. В глубине комнаты моталось перекошенное, беззвучно орущее лицо Василия, отводящего для броска руку с бутылкой.
        Повторять его движения уже не было надобности.
        Зеленоватая стеклянная граната угодила в самую середину зеркала. По нему медленно поползли, ветвясь, двойные трещины - и мир взорвался, распавшись на бесчисленное множество комнат с незашторенными окнами.
        - Ой, козел я… Ой, козё-ол… - плачуще причитал где-то поблизости голос запоздало прозревшего распорядителя. Остальные потрясенно молчали.
        Отражение Василия Полупалова открыло глаза. Павильона, естественно, не было уже и в помине. Все оцепенело смотрели на хрупкую рыженькую Ирину, казавшуюся теперь еще бледнее. Держалась она неестественно прямо, в прозрачно-серых глазах - страх и вызов.
        - Эх, девонька… - стонуще, с болью выдохнул наконец дядя Семен. - Да что ж ты с собой, дурашка, сделала! Ну мы-то - ладно…
        Отражение Ирины Полупаловой вздернуло задрожавшую верхнюю губу и попятилось. И вполне возможно, что точно так же попятилось оно в нескончаемой череде зазеркалий. Тонкие, как у подростка, руки совершали странные судорожные движения, словно отбиваясь от незримых и пока еще слабеньких прикосновений.
        - Думаете: всё?.. - отчаянно выкрикнула она. - Думаете: нет ее больше?.. Он еще вспомнит! Над колодцем наклонится!.. К пруду подойдет!..
        Далее какая-то невидимая сила согнула ее пополам и неумолимо повлекла в сторону биржи. Егорка не выдержал - и так зажмурился, что даже звуки исчезли. В себя он пришел не скоро. Три старших его товарища по-прежнему стояли рядом, запрокинув сведенные страдальческими гримасами лица.
        - Как же она ее так смогла отразить?.. - запинаясь, выговорил Арчеда.
        - Как-как… - ворчливо отозвался дядя Семен. - Да она ее наверняка и корчила целый месяц в этой фирме… пока та не сбежала…
        - Мало того, что все расколошматят - еще и душу наизнанку вывернут!.. - злобно цедил Василий. - Воспитывай их! Сами кого хочешь воспитают…
        От автора:
        Историю эту поведало мне с помощью жестов некое отражение, высланное в прошлом году из зазеркалья и обитающее ныне в озерах Волго-Ахтубинской поймы. Имена действующих лиц умышленно изменены. Название поймы - тоже.
2001

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к