Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лыгина Евгения: " София Из Карающей Длани Или Веселье Только Начинается " - читать онлайн

Сохранить .
София из Карающей Длани, или веселье только начинается Евгения Владимировна Лыгина

        С солисткой группы «Далёкие дали» жестоко расправились. Не желая сдаваться, София пытается выкарабкаться. На помощь приходят сразу два духа стихий — земли и воздуха. Проходит время, София решает навестить своих обидчиков и состав группы, который просит вернуться на сцену. А бизнесмен Илья Бородин — живуч. Постоянно выходил сухим из воды. Никто не знает, с чем это связано, но в скорее жизнь мужчины кардинально меняется и за него всерьёз берётся Рей.

        Роман


        г. Нижний Новгород


        2016


        ОГЛАВЛЕНИЕ


        Пролог 5
        Глава 1. Живучий бизнесмен 7
        Глава 2. Виновные будут наказаны 19
        Глава 3. Камень Просьбы 37
        Глава 4. Встреча со свидетелем 51
        Глава 5. Побег из психбольницы 60
        Глава 6. Ты что! Жить хочется! 77
        Глава 7. Посмотри на меня светлым взором 99
        Глава 8. Угадай кто? 118
        Глава 9. Кокон треснул 137
        Глава 10. Возвращение блудного бизнесмена 148
        Глава 11. Подарок 161
        Глава 12. Не ждали? 181
        Глава 13. Посох Ледяных ветров 193
        Глава 14. Подарок любимому 207
        Глава 15. Мир тесен 215
        Эпилог 246


        ЛЫГИНА Е. В.
        София из Карающей Длани, или веселье только начинается. Фантастический роман. —


        С солисткой группы «Далёкие дали» жестоко расправились. Не желая сдаваться, София пытается выкарабкаться. На помощь приходят сразу два духа стихий — земли и воздуха. Проходит время, София решает навестить своих обидчиков и состав группы, который просит вернуться на сцену. А бизнесмен Илья Бородин — живуч. Постоянно выходил сухим из воды. Никто не знает, с чем это связано, но в скорее жизнь мужчины кардинально меняется и за него всерьёз берётся Рей.


        ПРОЛОГ


        Концерт группы «Далёкие дали» прошёл на ура! Зал не жалел голосовых связок и аплодисментов. Цветы… море цветов стелилось по сцене. Солистка не отказывала никому в получении автографа. На композитора народ навалился немного раньше, ибо у него есть привычка скрываться от толпы. Получить автограф у композитора любимой группы — это неописуемое счастье.
        Подруга уговаривала солистку пойти прогуляться. Той не хотелось, ибо концерт был долгим, и она утомилась. Девушка мечтала побыстрее добраться до дому и лечь спать. Ведь завтра предстояло разучить новую песню. Пальцы от струн гитары немного гудели, но это мелочи. После долгих уговоров, солистка согласилась, но только на час.
        Дом солистки популярной группы находился по ту сторону парка — это короткий путь. Девушки разговаривали о концерте, как вдруг им навстречу выбежали трое. Один из троицы ловко увлёк подругу, что солистка не заметила. А она осталась наедине с двумя парнями крепкого телосложения. Завязалась драка. Солистка боролась с ними. Нападающие сдирали с неё одежду. За каждый крик девушка получала оплеуху.
        Не рассчитав силы, солистка от души зарядила маньяку в нос. Тот взвыл, костеря её. Девушку повалили на землю, раздирая бельё. Она плакала, умоляла отпустить, но её мольбы лишь обсмеяли. Они глумились. Пока первый маньяк приходил в себя после удара, второй уже вовсю насиловал солистку. Девушка плакала, но отчаянно сопротивлялась. Вдоволь насладившись моментом, он уступил место своему другу.
        Солистка попыталась уползти, но была остановлена. Снова крики, слёзы и сопротивление. Второй был ненасытен. Ему было мало, и отпускать девушку он не собирался. Подруга с другим уродом просто наблюдали, хоть та и делала вид, будто сопротивляется. На маньяках были маски, и разглядеть солистка никого не могла. Удовлетворив свою прихоть, он, находясь в ней, открыл лицо. Заплаканные глаза узнали в этом насильнике её любящего человека…
        Ушли все, оставив измученную девушку одну в парке. Она была зла. Девушка цеплялась за жизнь, несмотря на случившийся кошмар. Она просила об одном — жить! Девушка ползла и твердила. Почувствовала траву. Она стала длиннее и слегка прикрыла её. Подул ветер тёплый и ласковый.
        — Будь со мной! — шептала трава.
        — Будь со мной! — вторил ветер.
        С ней говорили и предлагали выбор.
        — Жить! Хочу жить! — кричала она. Слёзы ручьями тепли по щекам. — Хочу быть с вами! Успокойте мою боль!
        Ветер подхватил её, и трава создала кокон. Тёплый ветер и шёлковая трава успокаивали солистку. Сон пришёл сразу.


        ГЛАВА 1. ЖИВУЧИЙ БИЗНЕСМЕН


        Мир чудесен и прекрасен,
        особенно, если ты постоянно находишься
        на природе, контактируешь с ней.


        София


        Четыре года спустя…


        Сижу я вся из себя такая на верхушке дерева. Окраина леса, тёплый июньский день, прекрасное голубое небо. Минут двадцать точно кукую. А высота… метров пятнадцать. Вот такое вот дерево мне попалось.
        — Ты там гнездо себе не свила? — поинтересовался Адриан.
        — Если я надумаю, то обязательно сообщу! — заверила я его.
        Кричать не рекомендовалось, но немножко можно. Спросите, зачем мою персону занесло на такую высоту? Всему виной один бизнесмен. Это «чудо в сапогах» за полгода совсем оборзела. Засоряет природу и живучий собака до безобразия. Чем он занимается? Держит сеть кафе и раскидывает отходы там, где ему вздумается.
        Словосочетание «мусорный бак» начисто стёрто из его памяти без права на восстановление. Он считает, что вышеупомянутое словосочетание — это природа. Как бы я это чудо не изводила, он отлежится в больнице и снова за старое. Вроде не скуплюсь на своих способностях, может, плохо стараюсь?..
        «Кони в яблоках, кони серые», — завыл мой телефон в руке Адриана.
        — Слушаю! — поднял он трубку.
        Я дала добро на ответы звонков. Руки у меня заняты, да и не до телефона мне сейчас. Кстати, этот нагленький бизнесмен смотрит на меня как на дуру. Почему? А я его четыре раза отправляла на больничную койку.
        — Не так быстро Мелисса! Почему я отвечаю? А Соня забралась на пятнадцатиметровое дерево, и сидит минут двадцать. Начал беспокоиться. Про гнездо спросил, а она лесом послала. Нет. Не знаю. Как освободимся и приедем. До встречи! — телефон он отключил и поинтересовался у меня: — Соловей, ты там долго?
        — А что случилось?
        — Мелисса звонила, говорит, какое-то интересное задание для нас есть!
        — Интересное задание? — я лихо спустилась на землю. — Я это всё никак не выполню!
        — Мелисса говорит, что это не проблема. Кто мог подумать, что этот красавец такой живучий?
        — Я вообще начинаю подозревать, что ему кто-то помогает.
        — Из-за чего такие выводы? — спросил он.
        — Сам подумай: после того, что я с ним делала, он оставался в живых, отлёживался в больнице и снова продолжает мне докучать. Это наглость Адриан!
        — Не для тебя одной. Я замучился чистить реки и озёра, — скривился тот.
        — Мы друг друга понимаем, поэтому я хочу от этого красавца избавиться. Думаю, и ты бы не отказался. Ладно, на сегодня я закончила. Поехали?
        Мы сели в «Тойоту» голубого цвета (я выбирала!), и помчались в нашу любимую контору. Как прекрасно прокатиться с ветерком! Этот прекрасный морской запах!
        А вот и наша контора. Я поправила венок на голове. У меня глаза изумрудного цвета, а у Адриана — аквамариновые. Это отличительная черта между владельцами стихий. За письменным столом сидела Мелисса. Девушка немного полноватая с длинными русыми волосами. Кабинет небольшой, но вместительный. В круговую стояли диваны, за спиной Мелиссы книжный шкаф. Камин тоже присутствовал.
        Попросил его поставить Алферий. Тот любил, чтобы огонь присутствовал всегда, когда он приходит.
        — Чем ты нас порадуешь? — спросила я.
        — Видите на столе поднос, а на нём чайник с чашками? Чаю себе налили и уселись! — не отрываясь от компьютера, распорядилась она.
        Переглянувшись, мы налили себе чаю, и не спеша, его распивали. Оторвавшись от компьютера, Мелисса посмотрела на нас. А мы сидим себе, чаи гоняем. Хорошо нам!
        — Есть новости? — начала она издалека.
        — Давай ты не будешь давить на распухшую мозоль, а? — умоляюще попросила я.
        — Говори, как есть! Ты уже девочка большая.
        — Так и быть, потому что ты моя подруга…
        — Слышала? Тебе одолжение сделали, — хмыкнул Андриан.
        — Ну, — протянула я, — дело было так…
        Рассказала я Мелиссе о двух неудачных экспериментах и Илья Бородин — он же живучий бизнесмен — жив и здоров!
        — Соня дико бесилась, когда узнала о четвёртой неудачной попытке, — сдал меня как стеклотару Адриан. — Можно, я не буду говорить, что она с домом сделала? Калисса сутки приводила его в порядок. Благо хоть дом остался цел.
        Я же переводила взгляд с Адриана на Мелиссу.
        — Я знаю, что ты стараешься моя дорогая, но ты не задумывалась…
        — О том, что этого красавца кто-то поддерживает? После того, как у меня прошёл психоз, я задумалась об этом, — кивнула я. — Вся ночь была этому посвящена.
        — Ага, я слышал!
        — Чего ты слышал?
        — Как ты думала. Я удивляюсь, как стены выдержали? — хмыкнул Адриан.
        Я посчитала легонько ему рёбра. Говорит, что ему понравилось и хочет повторить.
        — Вот! А теперь перейдём к делу. Этого красавца так сказать «крышует» Рей. То, что он — вампир и является владельцем крупного ночного клуба для взрослых, — это вы и без меня знаете. По моим данным, Рей давно работает с Ильёй. Я собирала информацию о нём, поэтому ничего не говорила.
        Серые глаза Мелиссы полыхнули не хуже огня. Я давно знакома с Реем, но не думала, что он может покрывать Бородина. Хм, надо к нему в гости наведаться.
        На этом наш разговор закончился, и мы поехали домой. Калисса приготовила ужин и принялась за уборку. Метёлка сама мела пол, тряпка вытирала пыль, а пылесос ждал своей очереди.
        — Накуковались? — спросила она, пройдясь тряпкой по столу. — Ужинать-то будете или на пище Святого Антония?
        — Будем! — в унисон сказали мы и сели за стол.
        — Завтра я наведаюсь в гости к Илье, — поставила я Адриана перед фактом.
        — А кто тебя туда одну отпустит?
        — Как это? Одна пойду, а ты останешься дома!
        — Ни фига себе заявление! Можно подумать, он мне не докучал. Завтра пойдём вместе! — вкрадчиво сказал он.
        — Нет. Завтра ты пойдёшь в ночной клуб. Тебе предстоит побольше разузнать о связи между Бородиным и Реем.
        Адриан согласился подождать меня. Вот и слано. Я поднялась к себе в комнату. Наш двухэтажный дом находился недалеко от Администрации города. Купили мы его только потому, что можно наблюдать за господами депутатами.
        У нас красивый сад, за которым ухаживаю я. Растут в нём в основном экзотические растения. Хочу себе оранжерею, но нужно место, а участок не позволяет. Я вздохнула. Ничего, когда-нибудь будет оранжерея, а пока я довольствуюсь садом.
        Моя комната больше напоминала теплицу. На стенах, полу и на некоторых предметах мебели, расположились цветы и вьюнки. Комната цвета в буквальном смысле этого слова. Моя двуспальная кровать — это моё творческое место. Я выращиваю из досок цветы и вьюнки. В этом творческом месте меня постоянно находят обитатели дома. Если до одеяла я не смогла дотянуться, что листья или трава сплетались в одеяло.
        Венок я не снимала. Он не вял и не мялся. Всегда хотела себе цветущий венок. Теперь не нарадуюсь. Но было в моей комнате место, куда я запрещала виться растениям. У стены стоял стол заставленный брошюрками, рамками с фотографиями с концертов и на стене висели фотографии.
        Это мой уголок. Это моя прошлая жизнь. Девушка, стоящая на сцене с микрофоном — это я — бывшая солистка группы «Далёкие дали». На этой фотографии мне двадцать два года. Первый концерт, который мы дали в одном из ресторанов. Но моей карьере солистки пришёл белый пушистый зверёк. «Далёкие дали» — популярная группа. Люди приезжали с других городов, чтобы хоть раз побывать на нашем концерте.
        На столе лежали диски с нашими альбомами. Это было золотое время. Бывшая солистка… для меня это словосочетание бывает очень хорошей пощёчиной. Мне на плечи легли ветки апельсинового дерева. Оно меня утешало. Дерево дало мне плод. Понюхав его, мне стало легче. Не могу я просто смотреть на фотографии, ведь это — моя жизнь!
        Я не хочу её забывать! Да, она в прошлом, но она была! Почему я должна отказываться от этих воспоминаний? Нет, не могу и не хочу!


        * * *


        Мм, что у меня тут?
        — Омлет! Поешь и пойдёшь!
        — Жестоко с твоей стороны. А я-то хотела…
        — Ничего ты не хотела. Опять наешься фруктов, и обедать не будешь! — заметила Калисса. — Поэтому ешь, пока горячий. Чай сейчас принесу.
        — А Андриан, где?
        — Дрыхнет. Его даже война не разбудит, — фыркнула она. — И поторопись! По радио передали, что ожидается дождь.
        — А мне-то что? Дождь — это просто прекрасно! Пополню влагу и просто порадуюсь, — заметила я.
        — Такое удовольствие может тебе доставить он, — Калисса указала глазами на потолок. — Даже воды не пожалеет.
        Я засмеялась. Калисса поняла над, чем я смеюсь, и для надёжности поставила чайник на плиту. Дело было в том, что неделю назад стояла жара, и я искала воду. Довела себя до такого состояния, что не могла спокойно ходить. Адриан весь дом затопил. Калисса потом два дня приводила дом в товарный вид и параллельно костерила Адриана.
        — Если потребуется — обязательно воспользуюсь, — заверила я её.
        — Вот чай.
        Позавтракав, я пешим ходом отправилась на прогулку до хором живучего бизнесмена. Может, удастся разобраться в этом раздрае…
        Путь мой лежал через лес. Там я успела восстановить всё, что мне под руку попалось. Оказалось, что деревья в этом лесу болеют давно, неустанно зовут на помощь.
        Ты глянь! Этот наглый человек вливает в землю какие-то химикаты. Ах ты, паразит! Ты же внаглую травишь природу! Я тебе покажу, где раки зимуют! Отправлю тебя на больничную койку, хотя бы, таким образом, доставлю себе любимой удовольствие.
        Обуреваемая злостью и возмущением, я горой двинулась на его особнячок. Любой олигарх задохнётся от зависти, когда увидит сие строение… да и депутаты. Под чьим бы крылом это чудо в перьях не было, я всё равно сделаю из него отбивную!
        — Доброго дня господин! У меня для вас предложение, от которого вы не сможете отказаться! — сладким голосом пропела я, когда Илья соизволил поинтересоваться, кто стучится.
        — Что за предложение? — тут же оживился он.
        Я бы сказала, да боюсь, сиганёт так, что я его дай бог в близлежащем городе догоню и то не факт!
        — Может, впустите?
        — Нет! Для начала скажите, что у вас за предложение? — настаивал он.
        Дверь хотелось вынести, но я воздержалась.
        — Один очень богатый человек хочет вложить свои деньги в ваше дело. Я его представитель.
        Без наглого вранья в нашем мире никуда. Активно этим пользуюсь.
        — Ладно, заходите!
        Широко улыбнувшись, я вошла. Ничего не изменилось. Богатый дом. В основном присутствует золото и антиквариат. А когда он закрыл дверь и воззрился на меня…
        — Чудовище! — заорал он. — Изыди демон!
        — Ты ещё крестом меня шугани!
        Не поверите! Выдвинул ящик и достал крест.
        — Уйди! Сгинь!
        — Хочешь, я тебя разочарую? — сладко пропела я, делая шаг к нему. — Не думала, что ты мой сарказм воспримешь близко к сердцу, а второе — я не боюсь крестов. А почему у тебя дома нет растений?
        — Чего тебе нужно? — дрожащим голосом спросил Илья.
        — Ты! Это будет пятая попытка. Но для начала я хочу тебя поспрашивать. Итак, кто оберегает тебя?
        — Я сам себе оберег! Сам кого хочешь оберегу!
        — Ага! Эдак на несколько миллионов. Отвечай!
        — Да кто ты такая, чтобы я перед тобой отчитывался? Тебя вообще не существует! Призрак!
        — Неужели? — заломила я бровь. — Как же я к тебе прикасаюсь? Хочешь сказать, что это сон? Я думаю иначе…
        — Ты — бежала из психиатрической больницы! — голосил он уже с лестницы ведущую на второй этаж. — Тебе нужны мои деньги и дом!
        — Ба! Как быстро меняется мнение! Сначала я была призраком, а теперь стала психически нездоровой? Класс! Мне нужен только ты!
        — Не трогай меня! Ты проклята!
        Я задумалась, потом выдала:
        — В чём-то ты прав. Ты стой на месте, а я сделаю свою работу, да пойду себе восвояси.
        Тот как ломанулся! Два раза упал, шесть раз собрал косяки, перевернул два стола в коридоре.
        — Тебе помочь? — сочувственно спросила я.
        — Нет! Прошлый раз ты меня на два месяца упрятала в больницу! Не трогай меня!
        — Не трону, если ты мне ответишь на вопросы.
        — Я не верю тебе!
        — И правильно, ибо я не трону тебя в этот раз. Я же не сказала, что никогда не прикоснусь к тебе. Моё обещание одноразовое. Ответив мне на вопросы сейчас, ты продлишь себе жизнь, а так, я тебя прямо здесь и сейчас прикончу. Поверь, первый вариант намного привлекательнее.
        — Я не могу ответить на первый вопрос, — поглядывая вниз, сказал Илья.
        — Почему? И я тебе не советую помышлять о побеге, потому что на улице я буду иметь преимущество, причём по двум направлениям, — я поправила венок на голове.
        — Потому что сказано молчать.
        — Могу я сама этим заняться.
        — И каким образом? Он всё узнает! — с апломбом сказал он.
        — Кто он? — быстро спросила я.
        Илья ослабил галстук и показал на шее две ранки. Так вот, где собака порылась! Рей пометил его. Но зачем?
        — Способ есть. Не таких обходила. У тебя есть выбор и на всё про всё у тебя десять минут. Время пошло! Да, и повторюсь: не стоит помышлять о побеге.
        Я же осматривала коридор. Всё в золоте и как не режет глаза? Может, у Бородина любимый цвет и глаз только радуется, как у меня зелёный. Стояла на полу большая египетская ваза. Небось привёз из Египта, да ещё и на заказ! Работа шикарная. Возьму я её с собой в качестве компенсации.
        А мой хороший и замечательный Илья Бородин лихорадочно думал. Ну-ну, думай. Лично я никуда не тороплюсь, хоть и дала ему десять минут.
        — Ладно! Если я отвечу на твои вопросы, ты точно уйдёшь?
        — Только в этот раз. Обещания я сдерживаю.
        — Делай своё дело, но близко не подходи! — предупредил он.
        — Вот и славно. Для начала закатай рукав.
        Илья не спрашивал меня, для каких таких целей. Подошла поближе. Вытянув руку, я сжала кисть в кулак. Из вен потянулись вьюнки. Бородин перепугался не на шутку. Конечно, такое даже в кино не придумаешь. Вьюнки тянулись к нему. Два вьюнка впились в его вены, и ещё два присосались к его ранкам на шее.
        Голосить он перестал. Не больно же! Проводила эксперимент на Андриане. Сказал, что не больно. Пристала к Калиссе. Та тоже сказала, что ей не больно. Немного неприятно, что какое-то инородное тело шастает по её венам, но в принципе нормально. Вьюнки скрылись в моих венах.
        — Ты ещё худшее чудовище, чем я предполагал.
        — Что поделаешь, — пожала я плечами. — Такова судьба. Теперь ещё вопрос. Почему ты загрязняешь природу?
        — Человек стоит выше природы! Он должен использовать всё! Я сам решаю, что мне делать и как поступать! — разошёлся он как холодный самовар.
        — Не приходило в голову, что природе больно? Что существуют, как ты нас называешь проклятые, которые день и ночь вычищают воду, леса, почву, воздух от токсинов, запахов?
        — Оно мне не надо! Я беру от жизни всё! Поняла?!
        — Нет, я не понятливая. Вот поэтому я и хочу тебя забрать, — вкрадчиво сказала я.
        — Ты же сказала, что не тронешь меня!
        — Сегодня не трону. Не знаю, сколько у тебя времени, но его немного. Ещё одно. Почему тебе неймётся? Ведь четыре раза оказывался на больничной койке и всё равно продолжаешь плохо себя вести.
        — Потому что я хозяин! Я беру и ничего не отдаю!
        Фыркнув, я развернулась и спустилась на первый этаж. На лестнице я услышала его тяжкий выдох, и как Илья сполз на пол. Я узнала, что Бородин находится под крылом Рея. Так же узнала, что Рей недоволен работой Ильи, ибо он тоже часть природы.
        Метку Рей поставил для отслеживания. У него бывает много дел и порой ему не до тщеславного бизнесмена. А тот этим нагло пользовался, пока Рей не взялся за него вплотную. Бородин около двух месяцев не высовывал нос, но потом осмелел и продолжил творить своё тёмное дело. Пока мне только не понятно, зачем Бородину укрытие? Ладно, дома подумаю.


        * * *


        — Что узнал? — вцепилась я в Адриана.
        — Ничего. Его не было. Уехал. Опросил девушек, те сказали, что видят того только по ночам и им ничего не известно. Брешут, но решил пока не давить. Я же говоря, что нужно было идти ночью.
        — Пойдём, коль настаиваешь.
        Я рассказала Адриану про своего любимого бизнесмена.
        — Инфаркт не хватил? — хмыкнул он.
        — Нет. Только кондрашка хватила. Надо было видеть его лицо. Потом покажу.
        Есть у меня очень интересная способность. Я могу показать события, которые сама видела.
        — Потом поговорите. Пообедайте хоть!
        Калисса заставила стол яствами. Какой обед? Ужин на носу!
        — У меня вопрос. Что мы ему скажем? — поинтересовалась я, уплетая вкусный омлет.
        — Как он связался с этим тщеславным бизнесменом.
        — Это я тебе могу рассказать.
        — О, нет! Это был всего лишь разговор, но что у Рея творится в голове?
        А вот тут он меня заинтриговал!
        — Вот! Вижу, что дошло. Поехали.
        Пока я нашла обувь, Адриан уже выгнал машину и ждал меня. Я привыкла ходить босиком, чувствуя землю. Но чтобы не дивить народ, я надевала лёгкую обувь, которую делали на заказ на Ларихте. Там трудится один башмачник, которому я всегда плачу больше, чем тот просит. Мне нравится качество.
        Зимой вообще отдельная песня! Первую зиму я проходила в кроссовках. Мне-то не холодно, но люди странно смотрели. Пришлось заказать пару хорошей зимней обуви. Третий год относила.
        — Ну не надо на меня так смотреть! — замялась я. — Отвыкаю я быстро от обуви.
        — Только зимой не выходи на улицу босиком. Тогда соседа в больницу забрали, — хихикнул тот.
        — Я это… просто вышла подышать свежим воздухом!
        — Ну-ну.
        Ночной клуб находился в центре города. У-у-у! Ни фига себе он отгрохал здание! А я всегда считала, что это небольшая гостиница, как на улице Весёлой. А тут вон что! Охраннику пришлось дать взятку, дабы пропустил. Он-то не в курсе, что мы — свои.
        — Кончай баловать этих амбалов! Рожи скоро в проём не поместятся!
        — Не возмущайся Адриан, — обняла я его. — Деньги решают многие проблемы. Нас бы не пустили просто так. А тут взятка сыграла важную роль.
        — Ты не перестаёшь меня удивлять.
        Нашли мы Рея в большом зале. Раздавал девушкам указание, как завлечь клиента. Одна большая сцена с двумя шестами. Именно на ней стояла дюжина девушек с кислыми лицами.
        Официанты протирали столики, электрики проверяли освещение, пробегали мимо уборщицы.
        — Где улыбки? Где огонь в глазах?
        — Давно погас, когда ты сказал, что прибудут твои знакомые. Прошлого раза нам вполне хватило, — фыркнула блондинка.
        — Вот давайте без выкрутасов! — скривился он. — Сделайте умные лица!
        Мы дождались, когда Рей оставит в покое девушек и покинет зал. Нагнали мы его у выхода.
        — Уделишь нам пару минут? — спросил Андриан.
        — Нет, — не оборачиваясь, бросил он. — Я не общаюсь с прессой.
        — А мы не с телевидения.
        — И откуда же тогда? Наниматься пришли? Так вот! Мест нет!
        — Мы из Карающей Длани, — вкрадчиво ответила я. — Хоть обернись, да посмотри на нас!
        Я широко улыбнулась, когда он всё-таки соизволил к нам повернуться.
        — Какие люди, да ещё и без охраны! Чего вам нужно? Надолго? А то, может, пройдём ко мне в кабинет?
        — Мы только поговорить Рей, — сообщил Адриан.
        — Зачем ты взял под своё крыло Илью Бородина? Что этот пройдоха тебе пообещал?
        — Ох! Ну, ничего нельзя скрыть! Он попросил меня прикрыть его. Занимается каким-то важным делом. Пока не спрашивал, каким именно. Говорит, чтобы его не трогали. Я и оставил ему отметены на шее. А мне пообещал служить верой и правдой. Помню, его несколько раз спросил, точно он согласен? Объяснил, что просто так он не отделается. Я уважаю представителей Карающей Длани, и ссориться с ними бы не хотел. Ещё он заявил, что ему все должны. Я решил следить за ним.
        — Важным делом — это порча природы. Продолжает пакостить. Что-то мне подсказывает, что если я его прибью, то тебе тоже достанется. Не думаю, что ты этому будешь рад, — резонно сказала я. — Илья надеется, что ты даруешь ему вечную жизнь.
        — Отчасти да, но пережить смогу. Что? Так и сказал?
        Рей засмеялся.
        — Не знал, что ты умеешь веселить серьёзных личностей, — удивился Адриан.
        — Это вышло случайно. Обычно на меня смотрят, как на больную.
        — Знаешь, Соня, я лучше добровольно сдамся Карающей Длани или Совету Вампиров, нежели этому тщеславному и наглому бизнесмену подарю вечную жизнь!
        Мы узнали, что было нужно.


        ГЛАВА 2. ВИНОВНЫЕ БУДУТ ОШТРАФОВАНЫ


        Вот, сколько можно ко мне цепляться?
        Никак не оклемаюсь после больницы,
        а на меня снова совершено покушение.


        Илья Бородин


        Вижу очень интересную картину. Троица бизнесменов что-то обсуждают. Подошла поближе. Стояли три грузовые машины с отходами. Рядом стоят бочки с токсинами. Это что они удумали?
        — Это дешевле выйдет! — убеждал толстячок.
        — Но это же губительно! — возражал второй бизнесмен.
        — Для кого?
        — Для природы. Потом могут выпасть кислотные дожди или запахи придут в город!
        — А нам-то что? — не унимался толстячок.
        — Экологи оштрафуют так, что вовек не расплатимся! — вякнул третий.
        — Хватит! С каких это пор вы так озаботились природой?!
        — Люди дохнут как мухи.
        — И что? Я должен бросить всё? Ничего подобного! Эй вы! Выгружайте отходы!
        — Это что твоя наглая физиономия собралась делать? — начала я закипать.
        По моему телу ползли лианы. На плечах сидела гадюка. Мои глаза стали ярко-зелёного цвета. Мой вид испугал только водителей. Те остановились.
        — Гуляй девочка!
        — А если не хочу?
        — Тогда может что-нибудь случиться, — сардонически, сказал толстячок.
        — С этим я соглашусь. Но лучше вам всё своё барахло забрать и валить на все четыре стороны.
        — Нам угрожают! Твои игрушки нас не испугают.
        — Неужели? Проверим?
        Из вен предплечья стрельнули лианы. Он тут самый разговорчивый, вот и начнём с него. Корни крепко ухватились за ноги бизнесмена. Тот пытался высвободиться, но только сделал себе хуже. Он упал. Трава тут же принялась его сковывать.
        — Это ещё что за игры? Отпусти меня!
        Остальные испугались, собираясь слинять. Я им этого не позволила. Хочу, чтобы они все видели это! Я махнула рукой. Его рука высвободилась, но она тут же начала давать ростки. Он кричал.
        — Не люблю не послушных. Думаешь, если ты бизнесмен, то волен творить, что вздумается? Наглый человек, который засоряет природу. МОЙ ДОМ!
        Рука продолжала цвести, а зрители пытались покинуть это место. Я не жестока, но хочу, чтобы они поняли, что за всё нужно платить. Освободив его от пут, я стала наблюдать.
        Цветущую руку я ему оставлю на память. Она рабочая, но вернуть в прежний вид могу только я… или кто-нибудь из духов природы.
        — Это было предупреждение. Сейчас вы забираете всю это отраву и утилизируете другим способом. Если я узнаю, что вы слили их в другом месте — не ждите пощады. За свой дом я не пощажу никого!
        Полдня я потратила на то, чтобы очистить лес от мусора. Хоть мне и помогала магия, всё равно это тяжёлая работёнка. Меня развлекало пение птиц и шелест листвы. Дом, мой милый дом! Гибнувшие деревья я возвратила к жизни.
        Домой я пришла поздно. Залезла через окно в свою уютную цветущую комнату.
        — Где ты была? — раздался в темноте голос Адриана.
        — Дома.
        Он сидел на кровати, поглаживая кролика. Ко мне иногда приходили животные. Они оставались на ночь и помогали создать лесную атмосферу, порой не хватавшую.
        — Подробнее. Ты даже телефон оставила дома.
        Я рассказала и села рядом с ним и положила голову на плечо.
        — Мне больно.
        — Я понимаю, — обнял он меня. — Знаю, какого это. Недаром говорят, что ты будто сотворена самой природой, а не обращённая.
        Его объятия как морские волны качали меня. От него пахло морем. Свежесть океана и привкус морской капусты. Мне нравился этот запах, и нравились его объятия. Так я и уснула.


        * * *


        Дзинь!
        — Это кто? — поинтересовалась у нас Калисса.
        — Кто ж его знает, но открыть стоит, ибо ещё немного и останемся без звонка, — резонно заявила я, направляясь к двери.
        — Чего так долго не открываешь? — влетела Лида в дом, чуть ли не сбивая меня с ног.
        — Я всё понял и пойду, погуляю, — застонал Адриан и пропал из виду.
        Лида — это соседка по участку. Она жена предпринимателя и ей очень нравится мой сад. Постоянно расспрашивает: как я за ним ухаживаю, сколько времени я на него трачу и почему из моей комнаты торчать вьюнки?
        На последний вопрос я отвечаю пусть не каждый день, но отвечаю. Как-то она забыла меня об этом спросить. Так Лида позвонила в первом часу ночи и всё-таки поинтересовалась этим.
        Свой маленький секрет пришлось замаскировать под то, что я люблю экспериментировать. Иногда вырастает что-то в этом духе, но ведь ей этого же мало!
        — О! Да ты селекцией занимаешься! А как? Научи меня!
        Калисса принесла нам чай. Она мне посочувствовала и скрылась на кухне.
        — Слушай, давай я лучше с тобой буду делиться экспериментами?
        — А давай!
        Для того чтобы от меня отвязались, я поднялась к себе в комнату и взяла горшок с маленьким деревцем апельсина.
        — Ого! Это мне? Какая прелесть! — ахнула Лида. — Слушай, а как сделать такую же цветущую комнату, как у тебя? Как не посмотрю в окно, так диву даюсь!
        — Почему? — нахмурилась я.
        — У тебя растения чувствуют себя прекрасно. Мне нравится наблюдать.
        — Это моя слабость. Я люблю растения.
        Ещё с час она меня помучила и отправилась довольная домой. Сказала, что нужно ещё по магазинам прошвырнуться.
        — Ничего против не имею, но тебе она не надоела? — спросила Калисса.
        — Нет. Пусть приходит и говорит. Я знаю, что ей скучно, а у неё единственная радость — это уход за растениями, — ответила я.
        — Извини, я не хотела…
        — Не надо извиняться. Ты ничего такого не сказала.
        — Она ушла? — озираясь по сторонам, поинтересовался Адриан.
        — Угу.
        — Тогда мы с тобой едем на завод!
        — Что мы там забыли?
        — Чисто случайно узнал, что они сливают отходы в реку и отравили несколько гектаров плодородной почвы. Жители ближайшей деревни ничего не могут сделать. Я предлагаю разрушить завод.
        — Ты что такой кровожадный? Давай сначала поговорим, а если не подействует, то воспользуемся твоим предложением, — резонно заметила я.
        — Нет, ты это слышала Калисса? Это я-то кровожадный?!
        — Да вы оба хороши, — хихикнула она. — Я же простой светлый маг.
        — Ушла от разговора. А мы простые люди.
        — Чего? Два духа стихий на мою голову. Идите, только сильно не буяньте.
        — Думаешь, если мы развалим завод — это мы не сильно побуяним?
        — Это уже дебоширство!
        — Давай не будем брать машину, — предложил Адриан. — Рядом река с заводом, быстро прибудем.
        — Обратно тогда прогуляемся. Тебе не кажется, что за последнее время участились подобные случаи?
        — Так оно и есть. Если честно, то я рад, что являюсь духом стихий.
        — Почему?
        — Я стал понимать, что воды нуждаются в помощи. Они задыхаются от токсинов и отходов. Я могу помочь их очистить.
        — Могу лишь согласиться, ибо тоже являюсь духом стихий земли и воздуха. Вчера я еле вычистила лес. Это было жуткое мытарство, но всё же я его вычистила. Никогда бы не подумала, что он настолько грязный.
        Я стала волком. Одна из моих способностей превращаться в представителей фауны. Это умеют делать многие элементали земли. Адриан подхватил меня и мы плюхнулись в воду.
        Завод находился на окраине города. Из трубы лилась прямо в реку зелёная вязкая жидкость. Адриан как ошпаренный вылетел из реки.
        — Как водичка? — оскалилась я.
        — Бодрит! — еле выговорил он.
        — На языке вертелось другое слово.
        — Причём некультурное, — сознался Адриан.
        Завод был огромен. Даже издалека он был большим. В ста метрах от завода уже ничего не росло. Воздух был спёртым. Так и хотелось спрятать нос.
        — М-да, полно нас ждёт работы.
        — Ладно, так и быть! Пошли, поговорим с директором.
        Мы зашли. Охрана? Не, не видели. Разбежались все, ибо не каждый день увидишь вальяжно шагающего волка с красивым молодым человеком. Со стороны казалось, что я его домашний питомец.
        Люди работали в масках и резиновых перчатках. Кто вжался в стену, кто в обморок упал. М-да, тут предстоит сделать капитальную очистку воздуха.
        — Тук-тук! — постучалась я.
        — Всем отказать! — рявкнули за дверью.
        — Я думаю, нам разрешили войти, — предположил Адриан, и мы вошли.
        Сидел за столом мужчина среднего телосложения. Густые волосы напоминали шапку. Деловой костюмчик на нём хорошо сидел. Кабинет украшали два больших окна, два стола (за одним сидел сам директор, а за другим столом собирались подчинённые). Стоял искусственный камин, под ногами был паркет.
        — Кто вы такие?! Какое вы право имеете врываться в мой кабинет?!
        — Пришли попросить, — начала я. — Не могли бы вы Михаил Николаевич прекратить загрязнять окружающую среду?
        Тут он соизволил посмотреть на нас. Адриана-то он увидел, а вот меня нет. Мой голос он слышал, а потому пытался понять ситуацию.
        — Глазки немного опусти, — предложила я директору.
        Он опустил. Когда он понял, ломанулся к сейфу. Мы дали ему возможность открыть его и поковыряться.
        — Что там интересного? — душило меня любопытство.
        Достал директор ружьё и нацелил его на меня. Я нахмурилась.
        — Забирай своего пса и чеши отсюда, пока я вам обоим по пули не выделил! — рявкнул он.
        — Адриан? А что это он так распсиховался? Мы ведь пришли поговорить?
        — Ты главное — будь спокойнее Соня, — погладил он меня по голове.
        — Волки не могут разговаривать! Что это за шутки?!
        — Вы, товарищ, на вопрос ответьте.
        — Я ничего не буду говорить! Валите отсюда!
        Я стала приближаться к директору. Забравшись на стол, я села и стала смотреть на него.
        — Сверните завод или хотя бы перестаньте скидывать отходы в реку и загрязнять почву, — вежливо попросила я.
        А мне очень сильно хотелось разнести здесь всё. Хочу смотреть на то, как завод будет рушиться, оседать, разваливаться…
        — Тише София, — сказал Адриан.
        — Ничего не буду сворачивать! И вообще: куда, по-твоему, я должен скидывать отходы?!
        — Хоть себе на голову! Просим по-хорошему. Твой завод уже существует пятнадцать лет, и за это время ни разу не принял меры…
        — Да мне всё равно! Вы мне ничего не сделаете!
        — Да ну? — прозаично сказал Андриан. — Проверим? Я бы на твоём месте стал покидать завод, ибо оно вот-вот развалится. Его больше не будут существовать.
        — Ты мне угрожаешь парень? — Михаил Николаевич посмотрел на Адриана. Тот пожал плечами. — А ты не боишься, что я могу тебя пристрелить вместе с твоим волком, и мне за это ничего не будет?
        — Не боюсь, — покачал головой Адриан. — А вот следует бояться, потому что София начнёт дебоширить. Потом её трудно будет остановить.
        — Значит, вы отказываетесь? — вкрадчиво спросила я.
        — Да! Валите!
        — Адриан, нас выгоняют, и я хочу повеселиться, — спустилась я со стола и встала около него.
        — Тогда Михаил Николаевич вам стоит спасать документы, ценности и свою жизнь, — резонно сказал Адриан.
        — С чего это?
        — Завод пойдёт под снос. Прощайте.
        — Что это значит? — рявкнул директор.
        — Увидите.
        Мы вышли. Я приняла облик человека. Красота! А с Адрианом мы разделились. Он взял правую часть, а я — левую. Люди уже давно покинули завод. Мне не составило труда врубить сирену. Жертвы нам не нужны. Слабость моя в том, что я не могу просто взять и убить человека. Мне нужно основание. А так как его не всегда нахожу, поэтому провожу для преступников профилактику.
        Где-нибудь в глуши я оставляю преступника наедине с природой и просто играюсь с ним. Профилактика длится около недели. Мне важно, чтобы преступник понял свою ошибки и впредь больше не совершал её.
        Бывает это крайне редко. Мучение за мучение. Я мучаюсь, когда прохожу по лесу, парку или скверу. Почему я не могу устроить испытание преступнику? За четыре года существования, я вычистила тысячи гектаров леса. Порой я просто падала на постель из листьев и засыпала мгновенно.
        С этим товарищем я хотела тоже поиграть. Хочу веселья!.. Прекрасно знаю, что он приложит все усилия, чтобы спасти свою шкуру. А ещё я знаю, что товарищ директор обязательно продолжит своё тёмное дело, поэтому необходимо провести хорошую профилактику.
        Чешу я по коридорам завода. Из сделанного мною шага прорастали растения, деревья, цветы… Шла я медленно. Старалась касаться стен руками. Таким образом, я помещала семена в швы и щели.
        Здание рушилось. Гигантские деревья дробили камень, уничтожали железную конструкцию. Я спустилась в большой зал. Пахнет серой. Полно химии в этом зале. А вот эта большая труба ведёт на улицу. Ага, отходы сливаем… ну-ну…
        Теперь в этом большой зале будет поляна. Красота! Да у меня талант! Ну, Соня, а ты говорила, не знаешь, что делать с таким большим помещением. Как хорошо получилось!
        — А я бы озеро добавил, — сказал Адриан.
        — А я не против.
        Появилось озеро. Поселилась рыба. От завода остались руины, которые пришлось искать и превратить в цветы и деревья.
        — Талант у тебя Соня, — заценил он.
        — А то! А я прям и не знала, чтобы мне такого сделать. Смотри! Директор куда-то собирается уползти! Стой, рассыпешься!
        Щёлкнула я пальцами и этого красавца цветущие корни заключили в плен.
        — Играть с ним будешь?
        — Ага. Очень хочу.
        — Выпустите меня! — орал он. Потом повернулся на место бывшего завода и жалобно выдал: — Где мой миленький завод? На его строительство ушло три года.
        — Не переживай ты так. Сейчас мы с тобой отправимся в одно чудненькое место, и там сможешь показать свой нрав, а я посмотрю, — заверила я его.
        — Это куда?
        — Не забегай вперёд. Скоро всё сам увидишь.
        — Ты только сильно его там не мучай, — попросил Адриан. — Он этого не стоит.
        — Всё будет в шоколаде!
        — Мне вот что интересно, — я села перед Михаилом Николаевичем, — почему, когда вас просишь по-хорошему, вы игнорируете? Это мода такая?
        — Никто не смеет мне перечить! И вообще: выпустите меня! А где волк?
        — Гулять ушёл, а тебе предстоит неделька профилактики.
        — Что за профилактика? — спросил директор.
        — Узнаешь мой пирожок. Будет достаточно времени на раздумья, — осклабилась я.
        — Ладно, я ушёл чистить реки, — оповестил меня Адриан.
        — Не задерживайся, — попросила я.
        Он присел рядом и обнял меня.
        — Приду вовремя Соня.
        Адриан зашёл в реку и растворился. Я долго смотрела ему вслед. Уходя к реке, он будто звал меня за собой. Эх, не пойдём мы домой вместе…
        — Я отвлеклась, — тряхнула я головой. — Пойдём со мной дорогуша. Нам предстоит с тобой поговорить на очень щекотливую тему.
        — Мне не нравится, как ты это сказала. Кто ты вообще такая? — забеспокоился он.
        — Скоро утолишь своё любопытство.
        А вот и моё место. Прибыли мы в заброшенную деревушку. Оставила я всего два домика, дабы преступник по возможности мог заночевать там. Дорога давно заросла, да и я помогла. Вывалила я это чудо на траву.
        — Аккуратней! — набросился он на меня.
        — Уймись! А теперь слушай и запоминай. Вокруг тебя лес и два заброшенных домика. Тут ты сможешь разгуляться и подумать. Неделя будет полностью в твоём распоряжении.
        — И о чём же я должен думать? — спросил он.
        — О жизни и сколько вреда ты причинил природе. Если выживешь, то я тебя отпущу по истечению срока профилактики, а если нет…
        Всё он прекрасно понял.
        — Ты что, за дурака меня держишь?
        — Немножко. Твоя цель — выжить! Не справишься — останешься в этом месте навсегда. Не позволю, чтобы какой-то прыщ смел издеваться над моим домом! Воспитаю я тебя в духе патриотизма и любви к Родине! Есть время понять и осознать. Не думай, что ты можешь спокойно сидеть или лежать на траве, ковыряясь при этом пальцем в носу. Тут тебе будет не до этого. Я же отчаливаю.
        Распахнув ослепительно белые крылья, я скрылась среди деревьев. Остался директор один. Долго звал он меня. Теперь я была в роли наблюдателя. Начал Михаил Николаевич бродить по полянке. Заглядывал в домики, что-то искал и ругался.
        Принялся обходить домики и даже заглянул в лес. Директора передёрнуло. Я так и не поняла от чего. После двухчасового блуждания, он вернулся к домикам и долго ругался… некультурно и воодушевлённо.
        Так меня ещё никто не костерил. А у него неплохо получается, я вам скажу! Чего ты мне ещё интересного скажешь? Тут его осенило. Решил товарищ директор спасаться бегством. Интересно, и далеко ль собрался? Бежал, как он думал, по тропинке. Она имела место быть, но заросла настолько, что трудно вообще её обнаружить. Чешет этот директор через высокую траву. Бедолага. Спотыкается, падает, но продолжает свой путь.
        Кругом лес и ни души. Даже ягодники не встречались. О машинах вообще речи не шло! Измученный он добрался до реки. Михаил умылся, хлебнул воды и стал думать. После двух часов раздумий, директор стал переходить вброд реку. Перебрался и пошёл вдоль реки. Как он сказал, что река должна куда-то вывести.
        Красавца я оставила наедине с самим собой, а сама отправилась домой. Шла я босиком, ощущая шёлковую траву, сухие ветки и острые камни.


        * * *


        — А это что за невиданное чудовище? — спросила я, рассматривая фотографию.
        На ней был изображён мужчина в белом халате. Глаза — чёрные дыры, острый подбородок, отчётливо видны скулы.
        — Как ты выразилась «невиданное чудовище» — это профессор Сергей Венский. Загубил семь жизней и готовит отправить на тот свет ещё одного, — разъяснила Мелисса.
        — А он красивый! — заценил Алферий.
        — С каких это пор тебе нравятся парни? — подозрительно спросила Мелисса.
        — С тех самых детка, когда они сворачивают с дороги жизни. А ты о чём подумала?
        Девушка промолчала, а Алферий продолжил рассматривать профессора. Потом ему надоело рассматривать фотографию с моих рук, и он отобрал её.
        — Не доверяю я тебе Соня.
        — Чего это? — удивилась я.
        — А у тебя пронзительный взгляд. Того для — прожжёшь фотографию.
        Алферий задорный парень. Серьёзным бывает очень редко. Блондин с оранжевыми глазами, говорит о том, что он — дух Огня. У духов Земли — изумрудные; духи Воды имеют аквамариновые глаза, а духи Воздуха — жёлтый цвет. Именно неестественный цвет глаз нас отличает от обычных людей.
        — Что делать с этим красавцем? — спросил Адриан.
        — А ты не знаешь? Прибить, конечно!
        — Что я слышу? — всполошился Алферий. — Красивая, образованная и интеллигентная девушка, а такими выражениями кидается! Я падаю в обморок!
        — За десять лет дружбы тебе пора привыкнуть, — хмыкнула Мелисса.
        — Не-а! Ты глаголь!
        — Почему ты так на меня смотришь Мелисса? — удивился Адриан. — Прошлый раз ты сказала, чтобы мы преподавателя просто припугнули, когда я тебе сказал, что стоит его прибить. Помню, какую ты мне нотацию прочитала.
        — Там был другой случай!
        — Где запланирована встреча? — спросила я.
        — В перке им. Войцешека, — пролистав несколько страниц, сказала она. — Там он нападёт.
        — Я туда пойду! — вызвался Алферий.
        — Не пойдёшь.
        — Почему?
        — Задание для Софии от самого Совета, — Мелисса вздыбила перст к верху.
        — Ну вот! Я только повеселиться хотел!
        — Почему мне? — спросила я.
        — У тебя есть способность передавать пережитые воспоминания. Совет хочет, чтобы убийца увидел и почувствовал всё то, что видели и чувствовали его жертвы. Его необходимо уничтожить!
        — Жестоко.
        — Жестоко было убивать людей, — скривилась она.
        — Может, ты и права, — вздохнула я. — Но этого красавца нужно остановить!
        — Этих людей уже не спасёшь, но их нужно освободить.
        Чем я и занимаюсь вот уже четыре года.
        — О, огонёк! — радостно воскликнул Алферий и метнулся к камину. — Как тепло!
        Мы с Адрианом покинули контору.
        — С тобой всё хорошо? — спросил он.
        — Относительно. Рана вновь заскулила. Думаю, стоит устроить встречу со старыми знакомыми.
        — Зачем оно тебе? Тебя ведь в том мире не существует. Сразу встрепенётся пресса, полиция.
        — Я буду осторожна. Мне необходима эта встреча. Хочу заглянуть в их глаза, хочу увидеть на их лицах ужас и недоумение. Мне это нужно! Моё тело так и не нашли и объявили без вести пропавшей.
        — Вроде дело закрыли, нет?
        — Не совсем. Случайно узнала, что дело на время приостановлено, но как только появится ниточка — его возобновят, — пояснила я.
        — Что если о тебе сообщат? — поинтересовался он, садясь в машину.
        — Толку от этого не будет.
        — Почему?
        Я вздохнула.
        — Прости. Мне не стоило развивать этот разговор, — сказал Адриан, заводя машину.
        — Есть свидетель, который видел последние минуты моей жизни. Это парень. Позже я узнала, что он инкогнито отправился в полицию и всё рассказал. Парень даже не мог предположить, что станет свидетелем изнасилования. Он думал, что идёт с друзьями на встречу с кумиром. Я хочу наведаться к нему.
        — Тебе больно говорить.
        — Ведать настало время выговориться. Я держу это в себе долгое время. Как ты знаешь, я из богатой семьи. Нас у родителей четверо. Я — младшая. Конечно, им хотелось, чтобы их дети занимались бизнесом, но как говорится: «В семье не без урода». Долго уговаривала родителей отдать меня в музыкальную школу. Не уговорила. Пришлось идти на хитрость. Карманные деньги я тратила на ноты. Каких либо ограничений в деньгах не было, поэтому я активно этим пользовалась.
        — Ты окончила музыкальную школу?
        — Ходила на курсы вокала и брала уроки игры на флейте. Это обходилось мне дешевле. Занималась я втайне от родных. Даже братья и сёстры об этом не знали. Трёх лет мне вполне хватило. Алексей Михайлович присутствовал на одном из концертов и заинтересовался мной. Предложил стать солисткой группы «Далёкие дали». Проект только начал развиваться. Они как раз ищут солиста. Так я начала музыкальную карьеру.
        — Я не знал, что ты из богатой семьи, — признался Адриан.
        — Разве я тебе не говорила? — удивилась я.
        — Нет. А поёшь ты действительно хорошо. Я смотрел твои концерты. Ваша группа догоняла «Синюю розу».
        — Ты смотрел концерты?
        — Почему тебя это удивляет? У меня есть диски с альбомами, автографы всей группы и фотографии. А твоих автографов у меня… штук десять. Я иногда слушаю ваши песни и именно тот период, в котором ты была солисткой, а не Диана. Голос у неё неплохой, но мне что-то не нравится она.
        Я немного покраснела. Мне было приятно слышать это.
        — Спасибо, — вымолвила я.
        — За что? За то, что я слушаю твои песни? Не надо, — рассмеялся он. — Мне вот что интересно. Что-то меня только сейчас осенило. Раз ты была настолько популярной, то почему тебя на улице не узнают?
        — Около года я вообще сторонилась людей и активно занималась собой. Он был для меня трудным. За это время многие позабыли обо мне, да и внешности изменилась. Некоторые взгляды цепляются за мой образ, но я говорю, что они ошиблись. Просто похожа и всё. Это может дать мне шанс не засветиться.
        Мы прибыли домой. Как это прекрасно!
        — Эй, куда собрались?! Что я хозяйке скажу? А ну рассосались по хате! — голосила Калисса.
        — Что случилось? — спросил Адриан, пробираясь сквозь заросли.
        Мои растения решили подышать свежим воздухом. Оказалось, что им стало тесно в комнатке.
        — Я пыталась их остановить, но это мытарство какое-то! Не хотят они слушаться!
        Порядок наводила я. Взяла горшочки и понесла в лес. Им нужно больше места, а дом не резиновый.
        — Соня!
        Я обернулась. Лида.
        — Что такое Лид?
        — Ты куда понесла такие чудные цветы? — запыхавшись, спросила она.
        — В лес.
        — Зачем?
        — Место мало, а дом у меня не резиновый. Им будет лучше в просторном месте.
        — Так в саду посадила бы!
        Ага! Места живого уже нет! Что я собственно ей и сказала.
        — А! Слушай, а приходи сегодня ко мне! Я тебе покажу свои красоты!
        — Извини, но у меня на вечер уже дела, — сказала я.
        — И долго? — не растерялась она.
        — Как получится. Время покажет.
        — Тогда завтра! Я тебя жду!
        Только пятки сверкнули. Она постоянно так делает. Не любит эта дама отказов, а потому приглашает и тут же ретируется. Теперь мне точно не отвертеться. Схожу. Куда ж я денусь? Растения высадила. Ощущала я их радость. Ничего, освободилось место для новых растений.
        Надо будет заехать в цветочный магазин.
        — Соня! Давай за стол! — крикнула Калисса.
        — А Адриан куда убежал?
        — Он поел и поехал по делам. Что интересного сказали?
        — Преступность растёт. Такое ощущение, что чем больше ты гоняешь преступников, тем больше их появляется. Ничего не пойму.
        — Многие думают, их никто никогда не найдёт и такая штука с ним не произойдёт.
        — Наивно так думать, — фыркнула я. — Через часа три пойду гулять, не знаю, во сколько приду, поэтому меня можешь не ждать.
        — Как хорошо! Один под утро придёт и вторую можно не ждать. Славно! А эти две?
        — Анита и Сарина? У них смена. Их неделю не слышно и не видно. Девчонкам не до нас, — заверила я её.
        Поужинав, я отправилась к себе наводить порядок. На полу было много земли. Собрав её, я ссыпала в горшок. Полила растения. Некоторым тоже оказалось тесно в комнатке, поэтому пришлось отвести в лес.
        Совсем другое дело! Окно и балкон нараспашку. Свежий воздух. Зимой приходится закрывать, дабы растения не мёрзли.
        Ночь опускалась над городом. Поправив венок, я отправилась на встречу с профессором Венским. Искать долго не пришлось. Он уже выбрал жертву и собирался её изнасиловать.
        — Эй, профессор! — окликнула я маньяка.
        Молодая девушка плакала навзрыд. Просила оставить её в покое.
        — Чего тебе? Хочешь быть следующей?
        — Оставь девушку в покое.
        — Я бы на твоём месте спасался, потому что я сейчас с ней закончу и займусь тобой.
        Меня начала обуревать злость и ненависть. Всё начало повторяться. Мне даже начинает казаться, что я нахожусь на месте той девушки.
        — Ты не на моём месте, а потому оставил её в покое и давай поговорим! — вкрадчиво сказала я.
        — Поговорим, не переживай.
        С этими словами он разодрал одежду на девушке. Из предплечья моего потянулась лиана и хлестнула его по лбу. Из второй вены показалась на свет вторая лиана. Девушка опрометью вскочила, прижимаясь к дереву. Она плакала.
        — Беги профессор! — с апломбом сказала я. — Спасайся!
        Что-то он почувствовал, потому что рванул так, что земля дымилась. Я же подошла к девушке и обняла её. Руку я прятала от её глаз.
        — Всё будет хорошо, — успокаивала я её. — Не тронул он вас?
        — Нет. Мне страшно! — надрывалась она.
        Через десять минут она успокоилась. Я отдала ей свою кофту и проводила до дому. Её встретил муж. Парень поблагодарил меня, а я отправилась на охоту. Что ж, игра началась!


        * * *


        Прошло полчаса, как профессор Венский бросился бежать от меня. Я не торопясь, шла, слушая деревья и траву. Они снабжали меня необходимой информацией.
        Беги профессор, но ты от меня нигде не скроешься! На дворе ночь и хоть народу не стало меньше, никто толком не обращал на меня внимания. Даже если и обращали, то думали, что я либо выпившая иду с клуба, либо дама лёгкого поведения. Мне это на руку. Лианы из предплечья немного укоротились, дабы не пугать народ.
        Трава сообщила, что профессор успел добраться до дому, взять кое-какие вещи и, сев в машину, помчался за город.
        Раз такая пьянка, стоит воспользоваться крыльями. Даны они мне не только для красоты. Тёмный проулок — вот что мне нужно! Я взлетела. Ослепительно белые крылья несли меня к профессору. А вот и он! Иди ко мне дорогуша!
        Я поравнялась с машиной. Венский обозвал меня демоном и пытался таранить. Дохлый номер. Я же вырвала пассажирскую дверь и вытащила водителя. Машина ушла в кювет, а профессор покатился с дороги к лесу.
        Венский взвыл от боли. Сломал ногу. Лианы из предплечья вытянулись, обвили его руки, и потащила вглубь леса. Он орал и сопротивлялся. Место ничего так. От дороги не далеко.
        — Отпусти меня чудовище!
        Я отпустила. Лианы извивались.
        — Мы, наконец, одни, — сладострастно сказала я. Повернулась к нему: — Это я-то чудовище?
        — Да! Чего тебе нужно?!
        — Твоя жизнь.
        Изумрудные глаза сверкнули в ночи, белые крылья дополняли их. Выгляжу как новогодняя ёлка!..
        — Отстань от меня демон! — рявкнул он, пытаясь уползти от меня.
        Я хлестнула его по спине лианой, затем перевернула на спину. Смотрела я на него и обуревала меня ненависть к этому… человеку.
        — А ведь полгода ты был смел. Вертел чужими жизнями, не скупился на издевательствах. Что случилось? Столкнулся с тем, кто смог дать отпор?
        — Ты не человек!
        — Это я и без тебя знаю, — скривилась я. — Так что же с тобой случилось?
        — Ты — чудовище! Этим всё сказано! Ты причиняешь боль и страдания!
        Я рассмеялась. Ой, не могу! Насмешил!
        — А ты разве не причинял страдания?
        — Ничего ты не понимаешь! — кричал Венский. — Они заслуживали смерти! Я очищал землю от этих девиц!
        — Неужели? А ты никогда не задумывался, что этих девушек ждут дома? Тебе никогда не приходило в голову, что их родственники никогда не увидят их живыми?
        — Они это заслужили!
        — Хорошо, почему бы и мне тогда не забрать твою жизнь?
        — Нет! — рявкнул испуганно он.
        — Почему? Тебе же было весело, почему мне не должно быть? — удивилась я.
        — Нет!
        — Так и быть, я даю тебе последнее слово, — смилостивилась я.
        — Я не хочу умирать!
        Его слова в этот миг были искренними, но что это меняло? Забрать столько жизней и остаться безнаказанным? Лианы тянулись к нему. У меня была идея сдать его в психушку, но что толку?.. Хотя, я так и сделаю, если сбежит оттуда — прибью! Это я ему и сказала.
        — Это твой единственный шанс остаться в живых. И хочу тебя предупредить, что как только я узнаю, что ты сбежал — прибью! Усё понял? Вот и славно!
        Лианы обвили его, и я потащила к дороге. Там ждал Андриан на «Тойоте». Андриан? Ждёт меня? Его же до утра не будет!
        — Нога! — взвыл Венский.
        Оказалось, что он сделал все дела и решил мне помочь.
        — Адриан, давай в психбольницу, — сказала я.
        — Что же тебя побудило оставить его в живых? — спросил Адриан, когда я села в машину. Не хочу тебя упрекать, но ведь было сказано его убрать.
        — Знаю, но он долго не задержится в больнице, — усмехнулась я.
        — Почему?
        — Он меня за дуру держит. Думает, отсидится год или два, а потом сбежит. Угу. Ему хватит двух месяцев. Сбежит оттуда как миленький. Войцешековская больница и не таких перевоспитывала.
        Адриан припарковался у обочины и открыл дверь. Его душил сладкий цветочный аромат, которым я решила помучить преступника
        — Соня, я прощу тебя, не делай так больше в закрытом пространстве. Окно даже не справилось с этим приторным ароматом.
        — Прости, чувства достигли апогея, — виновато сказала я. — Зато без внимания его не оставила.


        ГЛАВА 3. КАМЕНЬ ПРОСЬБЫ


        Больше всего люблю, когда дома никого нет.
        А так убираться проще.


        Калисса


        Рей был зол. В ход летело всё, что попадалось под руку. В углу жался Илья Бородин. Бизнесмен не понимал вспышек гнева вампира. А тот ругался и кидался мебелью. Дебоширство проходило в зале для знатных посетителей.
        — Ты чего так разбушевался? — решил задать вопрос бизнесмен, когда Рей перестал кидаться мебелью. Зря он спросил.
        У хозяина ночного клуба открылось второе дыхание. На этот раз в углу бизнесмен не жался, а перебрался под письменный стол.
        — А теперь я хочу услышать от тебя объяснения! — поубавив пыл, вкрадчиво сказал Рей.
        — Какие объяснения?
        — Не зли меня!
        — Как можно! Я даже не думал тебя злить! — пискнули под столом.
        — Хватит лебезить! Я жду!
        — Что я сделал не так? Нигде ничего не совершил. Живу себе спокойно, никого не трогаю.
        — Никого говоришь, не трогаешь? Карающую Длань ты тоже не трогаешь?! Интересовались тобою.
        О стол разбилась ваза. Бородин ойкнул, но покидать убежище не стал.
        — А! Та дура? Ну я с ней немного поговорил и она ушла. Мы договорились. Придётся ей отвесить несколько миллионов…
        — Ты думаешь, что я настолько глуп, что поверю в твою наглую ложь?! За три месяца осмелел? Тебе просто повезло, что я был занят.
        — Так чего хотела эта девица? — выглянула из-за стола наглая физиономия бизнесмена.
        Рамка с фотографией треснула пополам. Физиономию Бородин спрятал.
        — Хотела не только она, — процедил вампир. — С ней был и дух Воды. Расспрашивали о тебе, что ты в очередной раз портишь окружающую среду. Взял я тебя под крыло на свою голову!
        — Погоди, ты их боишься?
        Стол моментально разлетелся в щепки. Магии было много в помещении, и она удушала. Бородин откашлялся и перебрался за диван.
        — Я просто спросил! Зачем так нервничать? — пискнул он.
        — Нервничать?! Да я в ярости!
        Побушевав ещё минут десять, Рей успокоился.
        — Вот что Илья. Мне это дело надоело. Я разорву нашу связь и передам тебя либо другому вампиру, либо сбагрю Софии.
        — Что? Нет! Не делай этого! Мы же договорились! — вынырнул из-за дивана бизнесмен.
        — Я трачу уйму времени и сил, оберегая тебя, но ты неблагодарный. Просил тебя не трогать Софию. А ты? Зачем ты полез туда?
        — Мне нужны были ресурсы.
        — А ты не мог брать ресурсы и отдавать что-нибудь взамен? Теперь София будет охотиться за тобой. Насколько мне известно, ты ей неоднократно перебегал дорогу. Если она тебя убьёт, могу пострадать и я, а мне это не нужно. Не для этого я налаживал с Карающей Дланью отношения. Ступай за мной.
        — Что ты собираешься делать? — забеспокоился он.
        — Увидишь.
        * * *


        — Нет-нет, Сарина! Давай эту!
        — А я тебя не прощу! А я всё твёрдо решу! — в унисон пропели девушки.
        — Кто-нибудь! Уберите этих голосистых девок с моей кухни! — взмолилась Калисса.
        — Анита, а она нас гонит с кухни! — дёрнула за рукав свою подругу Сарина.
        — Калисса, подпевай! А я тебя не прощу!..
        — Да замолчите вы! Дом на уши поставили!
        — А что вы такие весёлые? — спросила я.
        — У Калиссы свободные уши, — подсказал Адриан. — Кому они ещё на уши сядут?
        — Да не говори Адриан. Вчера Рей был злой, как рой пчёл. Не желал слышать наше пение, а мы так старались!
        — Уеду я от вас на Ларихту! — пригрозила магесса.
        — А кому мы петь будем? — встревожились девушки.
        — Софии и Адриану сядете на уши. Что делать собираетесь? — повернулась магесса к нам.
        — Лично я собираюсь немного прогуляться, — сказал Адриан.
        — Я тоже! — оживилась я. — День будет прекрасным.
        — А вы?
        — А мы… Анита, а мы что делать будем?
        — А мы Сарина смотаемся на Ларихту. Там интересное кино идёт.
        — Кино? Пошли скорее!
        Девушки испарились.
        — Ух! От двоих избавилась. Осталось ещё двое. Делаете дела, и попрошу очистить помещение. Буду проводить генеральную уборку. Меня не будет в городе около недели. Нужно слетать на Ларихту по делам.
        — Хорошо! — в унисон сказали мы с Адрианом, и вышли из дому.
        — Ты куда сейчас?
        — Проверить директора надо. Не появились ли на его голове седина, — ответила я. — А ты?
        — В океан спущусь. Давно там не был.
        — Как-нибудь покажешь мне его красоты?
        — Покажу. Обязательно покажу.
        Он обнял меня.
        — Будь осторожна София.
        Веяло от него морским бризом. Мне казалось, что я нахожусь на берегу моря или океана. Не отпускать бы его никогда…
        — Когда-нибудь я скажу эти слова: «Я люблю тебя!» — чуть слышно сорвались с его уст слова.


        * * *


        А вот и мой хороший директор! О! Да он не унывает! Сегодня только второй день, а он жив, здоров! Пойду, пообщаюсь. Он будет рад меня видеть!..
        — Опять ты?! Уйди от меня! Знать тебя не хочу! — шарахнулся он от меня.
        — Я знала, что будешь мне рад Михаил Николаевич. Как проходит профилактика?
        — Знать тебя не желаю!
        — У тебя выбора нет, поэтому тебе придётся меня лицезреть следующие пять дней, — осклабилась я. — Поверь, это лучше, чем отправиться в Тартар. Впереди болото… до завтра!
        С этими словами я взмахнула белыми крыльями и унеслась в небо. Вот чего мне не хватало для полного счастья! Полёт захватывал, манил. Ближе к полудню, я опустилась на родную землю.
        — Соня! — окликнули меня.
        Я оглянулась. В тени деревьев стоял Рей.
        — Рей? Что угодно?
        — Поговорить с тобой.
        — Слушаю.
        — Ай! Проклятая девица! Когда я выберусь отсюда, проучу тебя! — ворчал неподалёку директор.
        Я хмыкнула. Рею стало интересно, что это за тип ворчит. Приоткрыла я ему завесу тайны.
        — Так, о чём ты хотел поговорить? — вернулась я к теме разговора.
        — Об Илье Бородине.
        — А что с ним не так?
        — Могу я тебя попросить не трогать его месяц? Знаю, что дело о нём доверили тебе.
        — Зачем? — нахмурилась я. — Этого гада я пытаюсь прибить уже полгода. Живучий зараза.
        — Прошу, только месяц.
        — Причина?
        Он вздохнул. Я знала, что он не хочет делиться этой тайной, но мне нужно знать причину.
        — Могу сказать, что мне нужно разорвать с ним связь, которая успела за три месяца окрепнуть. Ты знаешь о нашей связи, и нет смысла это скрывать, — пояснил.
        — Хорошо, пусть так, но почему ты хочешь это сделать? Зачем вообще нужна эта связь?
        — Ты ведь всё видела через него, — прищурился он.
        — Да, но я хочу услышать это от тебя Рей, — вкрадчиво сказала я.
        — Как это не унизительно, но мне нужна была его помощь. В порту Войцешека застрял мой груз. Таможня не хотела его пропускать и грозилась отправить обратно. Я вложил в него немало денег и сил. Под руку подвернулся этот назойливый бизнесмен. Попросил уладить дело в порту и пригнать груз. Конечно, этот проныра захотел вознаграждения, но денег ему было недостаточно. Желал чего-нибудь большего, ну я сгоряча и предложил ему немного силы. Отметки ты видела. У него глаза полыхнули, когда он узнал, что можно получить ещё больше силы, оставаясь человеком. Тогда я был на нервах и толком не успел подумать. Когда страх ушёл с пришедшим грузом, я понял, что совершил ошибку.
        —Он выполнил твою просьбу.
        — И я выполнил… Даже сверх! Он запросил за это дело семь миллионов. Через месяц он их получил. А когда я узнал, что ты на него охотишься, то забеспокоился. Так как я с ним связан, то могу сильно пострадать.
        — Почему бы тебе обратить его? Мне не составит труда отправить его в нокаут, — предложила я.
        — Ага! И быть с ним связанным? Нести ответственность? Не-е-е, уволь! Я итак был ответственен всё это время, а когда узнал о его делишках — волосы дыбом встали.
        — Хорошо. Я дам тебе месяц.
        — Спасибо. Я потом скажу тебе, где искать его.
        — В смысле? — не поняла я.
        — Он собирается покинуть страну.
        —А! Так это не проблема! Он даже границу Войцешека не переступит! — отмахнулась я.
        На этой весёлой ноте мы и распрощались. Вампир остался доволен.
        Ходила я по лесу. На большом трухлявом дереве сидел Киллиан — мой создатель. Какими судьбами его сюда занесло?
        — Шелеста листвы тебе София!
        — И тебе шёлковой травы под ногами Киллиан, — поклонилась я.
        Создатель разрешил называть его на «ты». Но я смотрю, он это позволяет не каждому. На нём была зелёная рубашка с коротким рукавом, джинсы и как я — босоногий. Каштановые густые волосы едва доставали до плеч. Глаза изумрудные.
        — Давно я тебя не навещал. Всё какие-то дела. Только подумаю о тебе, что нужно хоть глазком взглянуть, как наваливается груда дел. Тошнит ей богу!
        — Дела в принципе нормально идут. То туда сбегаю, то здесь побуду, — вспоминала я.
        — Вижу. Нас с Риккардо всё-таки уговорили стать членами Совета.
        Ого! Да это же вообще прекрасно! Риккардо тоже мой создатель. Такого быть вообще не может, но всё же получилось. Совет тогда вообще отказался верить в это, но через пару месяцев смирился с этим. Связаны мы и ничего здесь не поделаешь!..
        — Мои поздравления! Вы позволили себя уговорить?
        — Можно сказать у нас выбора не было. В этом году Совет очень сильно поредел, и требовалось восстановить количество представителей. Конечно, став членом совета, это даёт нам больше прав, сил и возможностей, но и ответственности, соответственно, прибавилось, — рассказывал Киллиан. — Ладно, как твои дела? Я вижу, ты приспособилась.
        — Угу. Привыкла к новой жизни, освоилась. Не легко, но стараюсь, — почему-то растерялась я.
        — Мне приятно видеть, что ты не забываешь свои обязанности. Помни, что не все духи стихий друзья и верные товарищи. Среди них встречаются и те, кто не прочь избавиться от тебя. Будь осторожна. Мы с тобой ещё как-нибудь поговорим.
        Киллиан распался на цветы. Меня привлекли голоса. Я пошла на них. В лесу я обнаружила Катю и Лену. Девчонки наглым образом издевались над пятёркой студентов-экологов. Позже выяснилось, что у них в этом лесу практика.
        Лесные духи хлестали их лианами, дурманили грибами.
        — Вы чего удумали? — спросила я, увидав, что их хотят закопать в землю.
        — Ещё один студент хочет ускоренно пройти практику? — сардонически спросила Катя.
        — Ты мне её зачтёшь Катя?
        Девушки одновременно обернулись. В этот момент из земли вырвалось дерево, раскидав всех в стороны. Студенты лежали без сознания. Грибы сделали своё дело.
        — Ты больная или лечишься? — рявкнула Лена.
        Из её предплечья рванулась ко мне лиана. Я перехватила её у своего лица. Сильно сжала, прекрасно понимая, что эта лиана является частью Лены. Я подула на кончик лианы. Холодный воздух заставил дрожать растение и её хозяйку.
        — Даже не думай Катя! Я всё вижу! Получишь обморожение! Дыхание у меня не хуже Мелиссиного! — предупредила я. — Что вы здесь забыли? Что вам сделали эти студенты?
        — Начнём с того, богатенькая девочка, что этот лес тоже наш! Сколько хотим, столько и находимся здесь! А эти студенты хотят сделать вид, что очистят лес от мусора. Ага, как же!
        — Нельзя быть такими жестокими!
        — Кто бы говорил! — фыркнула Катя.
        — Я не настолько жестока, чтобы так над людьми издеваться, — спокойнее сказала я.
        — Кто разрушил завод и устроил его директору профилактику? Разве не ты?
        — Это так. Да только я ему дала шанс, и он его использует, а вы…
        — А что мы? Мы решили сразу избавиться от этих экологов.
        — Когда-нибудь ваша жестокость вас погубит девчонки. Пока не поздно — исправьте свои ошибки.
        Я подошла к студентам, обвила их лианами и понесла к выходу.
        — За лиану ты ещё заплатишь! — прошипела Лена.
        — Пока не поздно! — повторила я и вышла из леса.
        Студентов я положила около тропинки, ведущую из леса в город. В чём-то Киллиан прав. Есть духи стихий, которые помогают людям, а есть и те, кто вредит. Если у меня есть вариант не убивать преступника, я им воспользуюсь. За четыре года своего существования в новом мире, я убила только два раза. Давала шанс, уговаривала, но ничего из этого не выходило. Пришлось отправить их в Тартар. Тёмные воины с удовольствием забрали их. Паладины только наблюдали со стороны.
        Мои раздумья прервал звон колокольчика. Это ещё кто? Я вернулась в лес и только там я смогла изменить облик. Лисицей я бежала к месту назначения. Ну конечно! Камень Просьбы! Давно никто не приходил. Сейчас у этого камня стоял молодой человек лет двадцати семи на вид. На нём была рубашка в клеточку, джинсы и босиком. На плоском камне стояла плетёная корзинка с фруктами.
        — Дух леса, я взываю к тебе! Прошу, явись!
        О! Кто-то верит в лесного духа? Недурно. Пойду, узнаю, что ему нужно. К тому же он почитает природу, коль явился босиком.
        — Слушаю тебя путник.
        Парень слегка опешил. Ведать он не ожидал увидеть лесного духа. Он осел и пристально на меня уставился.
        — Ты… и есть лесной дух? — пытаясь сохранить спокойный голос, спросил он.
        — Одна из них. Ты удивлён путник?
        — Я думал, что на тебе будет листва, а не современная одежда и даже не думал, что ты ответишь на мой зов.
        — Мы не всем отвечаем, — сказала я, усевшись на пенёк. Мм, надо будет взрастить дерево. — У тебя что-то случилось.
        — Откуда ты знаешь? Может, я просто решил проверить легенду.
        — Какую легенду? — быстро спросила я.
        — В нашей деревне существует легенда, что в лесах существуют духи, которые могут помочь.
        — Оу! Продвинутая у вас деревня. А вот другие отказываются в это верить, — хихикнула я.
        — Э… почему?
        — В магию никто не верит. Многие к нам приходят, потому что перепробовали все способы. Мы редко отказываем, но не стоит нас обманывать, ибо чревато последствиями. Ты знаешь, что нужно придти в лес босиком, откуда?
        — Моя бабушка сказала, что лесные духи в первую очередь смотрят на ноги. В обуви ты показываешь к ним неуважение.
        — Хорошо. Зачем ты меня позвал? Дары мне понравились.
        — Я понимаю, что сейчас только конец июня и рано делать прогнозы, но урожая у меня не будет. В прошлом году еле-еле вырос, а в этом… В общем, кормить большую семью мне нечем. Помоги, пожалуйста!
        Хм, для человека, который соблюл все правила, стоит помочь.
        — Хорошо. Я посмотрю, что происходит в твоём огороде путник. Сейчас ступай домой и в огород не выходи до завтрашнего утра, — распорядилась я.
        Парень поклонился мне и ушёл домой. Понятное дело, что отправлюсь я туда ночью. Ой, я забыла! Мне сегодня к Лиде в гости идти! Ну что такое? Придётся к этому товарищу пойти пораньше.


        * * *


        Что и требовалось доказать! Хожу я по огороду путника и возмущаюсь. Это сколько по времени? Минут сорок точно. Почему? Потому что предыдущий хозяин обильно поливал химией почву для ускоренного роста растений. Ругаюсь, но упорно чищу почву. Прекрасно понимаю растения. Я бы тоже не захотела здесь расти! Ужас!
        Я вообще удивлена, что хоть что-то взошло! Почву чистить — это надо иметь ангельское терпение. Потому что химию лили давно, и земля очень хорошо ею пропиталась. Мытарство! А я ещё хотела пойти попозже! Так и до Лиды бы не дошла!..
        Час я потратила на чистку почвы. Пришлось привести огород в нормальный вид и внести много органического удобрения. Вот теперь и растения войдут в рост! Ай да Соня!
        А вот у порога дома Лиды случился раздрай. Кто-то кому-то что-то сказал не то и поэтому лежит большая куча тел. У них отдых. Именно так сказал блондин и попытался начистить физиономию рядом сидящему товарищу, но промахнулся. Я не стала вдаваться в подробности, но и входить в дом не спешила. Уж больно интересно: откроется у них второе дыхание или нет?
        Открылось. Повалялись мужики и продолжили драться. А ещё элита (это они себя так называют)! По мне мужики они в Африке мужики. Захотелось подраться, тут уже статус отходит на второй план, а некоторые и вовсе о нём забывают.
        — А! Соня! Проходи! — оживилась Лида. — Я думала ты не придёшь. Смотрю в окно, а свет у тебя не горит.
        — Я его редко включаю, — ответила я, переступая через чью-то руку.
        — А ну да. Всё время забываю.
        — Слушай, зачем ты меня пригласила? Тут собрались важные персоны. На фоне них смотрюсь незнатно.
        На мне было сиреневое платье и туфли.
        — Ты моя подруга! Тебе можно! А я не хочу проводить время с этими клушами. Ничего они не смыслят в растениях. Вот, например! Они меня спрашивали, что мне подарить на день рождение? Я им сказала, что хочу глоксинию. А они мне подарили кольцо и серьги с бриллиантами. Вот скажи мне: на кой ляд? Если мне нужны будут серьги, то я потрясу мужа!
        О, да! Лида умеет трясти Бориса — так зовут её мужа. Он любит её до безумия. Они никогда не ссорились и во всём друг другу помогают. Лида готовит сама. Борис любит, когда готовит именно его жена, а не повариха.
        — А он где? — поинтересовалась я.
        — Борис-то? А он с мужиками футбол смотрит, а я развлекаю остальных гостей. Он даже с работы пришёл на три часа пораньше, чтобы тщательно подготовиться к этому моменту.
        — Успел обзвонить друзей? — хмыкнула я, зная, как её муж это делает.
        Дом ходуном ходит, когда приближается сие событие. Борис висит на телефоне не хуже Лиды, а та бывает, сильно завидует. Обычно её от телефона не отдерёшь, а тут муж переплюнул. Тогда ему пришлось искупать вину походом в дорогой ресторан и купить жене шубу. А когда Лида зависла на три часа, то Борис потребовал от неё шикарный ужин. Не поленился, залез в Интернет и выбрал блюда к ужину. Даже рецепт списал. Ему ещё помогла дочь. Она не живёт с ними. Живёт у бабушки в Москве.
        — А, Лида! Мы тебя обыскались!
        К жене предпринимателя подошли три девушки в роскошных платьях и увешанные бриллиантами. На меня оценивающе посмотрели и увели Лиду. Пожав плечами, я подошла к окну и принялась разглядываться цветы. Лида тщательно следит за цветами, обновляет их. Я заметила, что один из цветков — он же глориоза. Шесть её листочков отогнуты к цветоножке, ланцетные, волнистые; наружная сторона розовая, внутренняя — двухцветная: основание жёлтое, верхняя часть ярко-красная. Такой вот красивый цветок.
        Он начал чахнуть. Оглянувшись по сторонам, я коснулась глориозы. Цветок сразу преобразился, стал ярче и выше. Совсем другое дело!
        — Ух! Еле сбежала! — раздался голос Лиды позади меня.
        Я вздрогнула. Надеюсь, она ничего не видела.
        — Какая красота!
        — Откуда у тебя этот цветок? — спросила я.
        — Глориозу привёз Борис из южной Азии. Ездил он по делам и решил сделать мне подарок. Но дома что-то она начала быстро увядать. Условия не те, но мне так хочется, чтобы эта красота жила у меня.
        Решила, что нужно помочь ей.
        — Приходи ко мне в субботу. Расскажу тебе, как правильно ухаживать за тропическим растением и заодно покажу свой сад.
        — Ого! Обязательно приду! Мне хоть с тобой есть о чём поговорить. Вот с ними, — Лида указала на трёх девушек, хваставшиеся своими побрякушками, — мне разговаривать не о чем. Я вообще подумываю пойти работать. Столько времени сижу без дела, что становится тошно. Нет общения с коллективом, нет того обеденного перерыва, когда ты срываешься с работы и летишь по делам. Ах, какое славное время было! Нет, решено! Устроюсь на работу!
        Эта дама не перестаёт меня удивлять.
        — А что скажет Борис?
        Душило меня любопытство. Выйдя замуж за Бориса, Лида уволилась с работы. Как она заявила, что требуется ей отдых. Сначала он затянулся на год, потом с рождением дочери ещё на пять лет. Потом что-то не заладилось.
        — Не думаю, что он будет капризничать. Он у меня умный мужик.
        — Погоди, у тебя ведь предприятие есть!
        — И? Меня там все знают и натягивают улыбки, мол, работаем хозяйка. Бесит! У мужа это хорошо получается, вот и пусть занимается этим делом, а я хочу банального восьмичасового рабочего дня! — с апломбом выдала она.
        Ого! Палёным запахло! А Лиду понесло дальше:
        — Да это же прекрасно, когда ходишь на работу, общаешься с коллегами, отмечаешь Новый год, 8-е марта и поздравляешь мужиков с днём защитника Отечества. Знаешь, что в этом самое интересное? Ты являешься простым рабочим!
        — Ты не заболела? — забеспокоилась я.
        — Нет. Вот скажи Соня, сколько ты не работаешь?
        — Кто тебе сказал, что я не работаю? Я работаю с семнадцати лет. Просто у меня работа такая. Не важно, когда и во сколько ты ходишь на работу, но чтобы она была сделана. Я могу придти на час, а могу вообще неделю не появляться.
        — Не собираешься бросать?
        — Нет. Не вижу смысла сидеть дома. Заниматься садом? Я для него всегда найду время. И ночью выхожу, если приспичит, — заверила я её.
        — Ты меня прям вдохновила!
        Ближе к полуночи все рассосались по домам. Дома никого не было. Свет я не включала. Приняв ванну, я легла спать.
        Снился мне концерт. Снова полный зал и нас шесть человек в составе группы. Концерт был долгим. Была солисткой, но потом я резко перешла на второй план. Меня заменила Диана. Теперь она солистка, а я перестала входить в состав музыкальной группы…


        * * *


        — Ты мне скажи: как докатился до такой жизни? — поинтересовалась я, когда меня вызвал вчерашний путник.
        — Я пришёл тебя поблагодарить дух леса. Урожай в этом году будет обильный. А насчёт жизни… что ты имеешь ввиду?
        — У тебя почва забита химикатами. Я вообще была удивлена, что на ней что-то растёт. После внесённого мною органического удобрения, всё пошло в рост. Тебе стоило почистить почву.
        — Я не знал, что она забита химикатами, — вскинул руки путник.
        — На будущее: когда будешь менять участок, не забывай его проверять, — нравоучительно сказала я.
        — Учту. Ещё раз спасибо за помощь. Если вдруг будешь проходить мимо моего дома — заглядывай. Я и моя семья будем рады тебе дух леса.
        Он откланялся и пошёл к дому. Я наблюдала за ним. Идёт уверенно, не боясь, что повредит ноги, но в тоже время под ноги смотрит. Не поленилась, пошла за ним. Путник вышел из леса и направился к мосту через реку. Я ожидала обнаружить у леса ботинки, но их не было. Тут я вспомнила о моём любимом директоре. Этот красавец уже третий день меня костерит и пытается найти выход. Лес я специально для него выбрала большой.
        — Как себя чувствуешь? — спросила я, наблюдая за тем, как он собирался перебраться на другой берег. Согласна, река холодная, но куда деваться?
        — Слушай я уже на грани нервного срыва! Ты хоть знаешь, что мне сегодня не до сна было?! Меня чуть не съели! — орал директор бывшего завода. — За мной гнался волк!
        — О, как интересно! Продолжай!
        — Ты хоть понимаешь, что я мог умереть?
        — Да ладно! — искренне удивилась я. — А ты понимаешь, что уничтожал природу? Почва вокруг твоего завода мёртвая. Знаешь, сколько мне пришлось потратить сил и времени, чтобы она снова стала плодородной? Ты даже не представляешь, что это очень тяжкий труд, который ты не ценишь!
        — Я тебе уже говорил чудище лесное, что нужно пользоваться всем, что есть у тебя под рукой. Я и воспользовался. Мне нужны были ресурсы!
        — Ага, видела, к чему это привело. Я тоже считаю, что жизни, таких как ты, вообще ничего не значат. Именно поэтому ты здесь на свежем воздухе. У тебя осталось четыре дня. Продержишься — отпущу. Своё слово я держу.
        — Ты специально так говоришь! Не отпустишь меня! Ты — чудовище! А от таких как ты вообще нечего ждать! — рявкнул он, перебравшись на другой берег.
        — Ты судишь по себе. Делаю я из этого вывод, что кто бы не попросил тебя о чём-нибудь, ты откажешь. Продолжай свой путь длинной в неделю. Надеюсь, что этот урок ты запомнишь и впредь не будешь таким злым и самонадеянным. Помни, что существуют те, которым небезразлична судьба планеты.
        Есть время на раздумья, но мне кажется, что ему всё равно. Он мне не верит и правильно делает. Если он продержится оставшийся четыре дня, то будет свободен. Дав обещание, я всегда его выполняю, именно поэтому тщательно всё обдумываю: могу ли я дать обещание и выполнить его?


        ГЛАВА 4. ВСТРЕЧА СО СВИДЕТЕЛЕМ


        — Тихо подкрасться к Каллисе и над ухом пропеть песню.
        — Ага, потом она нас пошлёт туда, где Макар телят не пас!


        Диалог между Анитой и Сариной


        Катя и Лена — представительницы силы Земли, сидели на срубленном дереве и травили анекдоты. Затем и эта забава наскучила, и они решили посплетничать насчёт других духов.
        — Знаешь Кать, эта Мелисса мне не нравится. Нет в ней изюминки. Есть крылья, а сама не летает. Вот были бы у меня крылья… — мечтательно протянула Лена.
        — Согласна. Почему крылья доступны только воздушным? Несправедливо, — вздохнула её подруга. — А ещё Алферий. Тот вообще странный. Сидит в огне и млеет, пока другие работают. А эта девка из богатой семьи? И я ей не прощу то, что она сделала с моей лианой!
        — Мне кажется, её надо проучить. А насчёт Алферия… тот хоть и странный, но меня не волнует. Ну что?
        — А я не против, — согласилась Лена.
        Зашелестела листва и трава, вибрировала земля. Перед девушками предстал Киллиан.
        — Я вами не доволен барышни, — вкрадчиво сказал он.
        Представителю Совета хотелось выдержать долгую паузу, но пока он добирался до них, его терпение иссякло.
        — А! Киллиан! Мы вам так рады! — нашлась Катя.
        — Ага! Очень соскучились, — вторила Лена.
        — Времени у меня не много, поэтому перейду сразу к делу. Мне не нравится, как вы себя ведёте с людьми. Я не говорю о других духах стихий. Хотя, я бы и на этом поподробнее остановился. Выберу как-нибудь время, а сейчас я хочу знать: почему вы себя так ведёте?
        — А что мы сделали? — в унисон спросили девушки.
        — Инцидент со студентами-экологами. Вы их чуть туда не отправили! — указательный перст Киллиана вздыбился вверх. — Мне в Совете такой разнос устроили по этому поводу, что я всерьёз задумался над вашим наказанием! А теперь я хочу услышать от вас объяснения девочки.
        — А что тут рассказывать? Эти так называемые студенты собирались вырубить лес! Мы не могли сидеть, сложа руки.
        — И поэтому решили их убрать? Вы сами в этот бред верите? Я вот не верю ни единому вашему слову.
        — Мы действительно хотели уберечь лес от этих вредителей, — давила Лена. — Потом пришла Соня и стала их защищать…
        — Кстати насчёт Сони! Киллиан, мы должны вам кое-что сообщить! — опрометью заговорила Катя. — Она… разговаривала с Реем. И разговаривали так, будто старые друзья. Мы слышали, что они хотят нас всех перебить!
        — Да? И что они затеяли? — вкрадчиво спросил представитель сил Земли.
        — Она просила Рея для начала обратить какого-то бизнесмена, — пришла на помощь своей подруге Лена.
        Киллиан молчал. Он обдумывал слова девушек. Киллиан знал, что между девушками и Соней конфликт, который и не думал закругляться. Разговор Рея и Сони создателя заинтересовал, а потому ему хотелось лично поговорить с девушкой.
        — От наказания вы всё равно не спасётесь. Мой вам совет: не выезжать из города, потому как я начну вас искать, а это лишь усугубит ситуацию.
        — Но мы же не сделали ничего плохого! — попыталась оправдаться Катя.
        — Хватит! — рявкнул он. Спокойнее: — Знаете девушки, вы теряете моё доверие. Я семь лет слушаю одну ложь. Когда вы приходите и говорите, что что-то произошло, а я просто отмахиваюсь и говорю, что вы меня в очередной раз обманываете, — начинаете доказывать обратное. Потом я себя ругаю, что мог просто остаться дома и не идти за вами. Вы сами напросились на наказание.
        Киллиан рассыпался на семена, из которых выросли деревья, кустарники, цветы.
        — Зачем ты это сказала? — накинулась на Лену Катя. — Он сам с ней поговорит!
        — Почему ты так решила?
        — Ты дура или прикидываешься? Сам всё разузнает. Не станет он верить нам на слово! Он прав, доверие мы теряем. Значит, нам надо его вернуть обратно! — рассуждала Катя.
        — И как мы это сделаем? Доверие вернуть труднее, — вздохнула Лена.
        — Я знаю! Надо подставить её!
        — И как? Да и вообще я думаю, что это плохая затея Катя.
        — Лена! Да что с тобой? Раньше ты была другой!
        А Лена только сегодня ночью, когда прогуливалась по лесу, поняла, что всё это время вела себя отвратительно. Что хорошего в том, что задираешь своих же и пытаешься казаться лучше? Зачем? Без дружбы и взаимопонимания здесь не выжить. Что ты можешь один?
        — Да даже взять Адриана с Софией! Они в основном работают вместе. Иногда к ним присоединяется Алферий, и был случай, когда и Мелисса принимала участие, забросив контору на неделю! — разговаривала она с рекой. — Почему я так опустилась? Что со мной случилось?..
        — ЛЕНА!
        — А? Ты что-то сказала?
        — Я говорю, хватит сидеть! У нас с тобой много дел!


        * * *


        Что я здесь делаю? Стою я у частного дома и пристально смотрю на второй этаж. Там сейчас включен свет. Домик небольшой. Для семьи из пяти человек вполне нормально. Сад мне очень понравился. Две теплицы, в которых росли помидоры и огурцы. Много цветов. В этом году будет большой урожай яблок, груш, вишни и сливы.
        На втором этаже сие прекрасного дома, живёт свидетель моего изнасилования и якобы убийства. Я хочу с ним поговорить, но это «хочу» тянется уже три года. Не то, чтобы у меня не было храбрости показаться ему на глаза, но что-то меня просто останавливало. Возможно дело в том, что мне больше не существует в этом мире и мне кто-то или что-то даёт это понять.
        Но я жила в этом мире и не хочу забывать всё светлое, что было со мной. Да, жизнь не идеальна, но забывать… нет! Я должна с ним увидеться!
        На первом этаже свет уже погас, потому я взрастила себе лестницу из лиан. Крылья здесь излишни. Я стала наблюдать за происходящим. Парень что-то писал за столом. Потом отрывался и нарезал круги по комнате. В помещении стояла кровать, стол с компьютером и стол письменный. На полу лежал ковёр. Две этажерки с книгами и кресло. Свет в комнате погас. Включилась настольная лампа.
        Ему стало жарко, открыл окно. Минут десять я наблюдала за ним. Ладно, пошли Соня!
        — Доброго вечера! — широко улыбнулась я.
        Тот вздрогнул, медленно повернулся и, узрев меня, рухнул со стула.
        — Ты кто такая?
        — С утра звали Соней, а у тебя как дела Роман?
        Испугался он ещё сильнее. Я же позволила себе войти в помещение и, усевшись на подоконник, поправила венок.
        — Откуда ты знаешь, как меня зовут? — встревожился он.
        Я тут же давай думать, как ему поделикатнее сказать цель моего визита. А ладно!..
        — Четыре года назад. Ночь. Изнасилование девушки в лесу.
        Ага! Страшилки перед сном! Парень сначала ничего не понимал, потом он округлил глаза и бросился к тумбочке. Активно рыскал в ней, а я сидела и недоумевала. На полу расположились фотографии, вырезки из газет, журналов. Я заметила, что Роман взял фотографию коллектива группы. На ней изображено шесть человек и все с инструментами, кроме Дианы. Та играла на синтезаторе, но зато она держала беспроводной микрофон.
        Роман долго рассматривал фотографию. Он смотрел то на меня, то в фото. Ищет сходства.
        — Не может быть! Ты и есть та пропавшая солистка! — выкрикнул он.
        — Да.
        — Так ты жива! Быть не может!
        Расстроить его или не стоит? В ночь обращения Киллиан и Риккардо сказали мне, что как человек я умерла, когда согласилась быть с ними.
        — В первую минуту я хотела одного — умереть. Когда всё кончилось, я мгновенно осознала, что хочу жить. Для себя… но жить! Я хотела преодолеть это, и у меня получилось, но пришлось заплатить за это, — горестно сказала я.
        — Не совсем понимаю.
        — Не загружайся. Эта информация тебе ничем не поможет, но я пришла просто поговорить с тобой.
        — Нет, подожди! Я хочу знать, что произошло с тобой! Я был там и видел, что с тобой сделали. По сей день я не могу забыть этого. Эти воспоминания как кошмарный сон, который невозможно забыть.
        — Это точно. Никогда не забудешь, — фыркнула я.
        — Меня пригласили друзья с собой, дабы познакомиться с самой Софией! Как я мог пропустить сие прекрасное событие? Я отправился с Мишей и Димой. А тут вон, что произошло… Я, хотел помочь, но меня ударили в челюсть. Прости меня! — Роман сжал фотографию нашей группы.
        — Не за что прощать, ибо ты ничего плохого не сделал. Человек часто чувствует за собой вину, когда не смог помочь. А если бы всё было иначе? Если там, — я вздыбила перст к потолку, — решили, что это должно именно так случиться, то так тому и быть. Пусть даже не в этот вечер и не завтра, а через год, два, но всё равно произошло бы.
        — Я виноват перед тобой София. Не смог помочь, когда ты нуждалась в ней. Я прокручиваю события той ночи неосознанно, хочу забыть этот ужас, но не могу. Почему ты не хочешь вернуться?
        — Мне ясно дали понять, что в этом мире моё время истекло. Я живу, но живу в другом мире. Может, для тебя это бред, но для меня нет.
        — Так нужно сообщить в полицию! Тебе не надо больше скрываться, а виновники будут наказаны! — с апломбом говорил он.
        Мне не объяснить ему всё то, что я чувствую. Рана снова открыта, а я сдерживаюсь, чтобы не разрыдаться. Я понимаю, что должна была пройти через это, дабы владеть силой земли…
        — Нет, оно мне не надо. Прошло четыре года, — а это срок! Если человек не хочет, чтобы его нашли — не найдут. Я давно это поняла. И смысла я в этом не вижу. Нет меня.
        — Ты не права! У вас была прекрасная группа, которая имела бешеную популярность. Я с большим удовольствием слушаю песни именно тот период, когда ты была в составе группы. Ты могла бы вернуться на сцену и зажечь по новой!
        Ещё раз его разочаровать?
        — Я не вернусь на сцену, — вздохнула я.
        — Ваша последняя песня «Вечерний поцелуй» взорвал все рейтинги! После твоего исчезновения, «Далёкие дали» отправили в Москву на конкурс «Лучшая песня». Да, вы заняли первое место, но песню исполняла Диана. Это не вызвало такого эффекта, как твоё исполнение. Группа по сей день надеется, что ты вернёшься, и всё будет, как в старые добрые времена.
        Я бы тоже хотела вернуться, но не могу. Теперь я часть другого мира и мой дом — это лес и небо. Рядом со мной Адриан, который, я так думаю, влюблён в меня. Я вижу это, но не могу сделать шаг первой. Я боюсь, сильно боюсь! Травма, которую мне нанёс мой бывший ухажёр, ещё не затянулась.
        Меня тронуло то, что группа помнит обо мне. Если удастся, то хочу и с ними повстречаться. Хотя, мне-то что до полиции? Я умело скрываюсь, поэтому меня долго могут искать. В конце концов им это надоет.
        — Откуда тебе вообще известно обо всём этом? — задала я интересующий меня вопрос.
        — Сергей рассказал. Он сидел на ступеньке студии. Клавишник был в подавленном настроении. Я подсел к нему, и мы разговорились, — ответил Роман, собирая вырезки по группе «Далёкие дали», убирая в ящик.
        — Группа в полном составе? Диана значит, так и есть солистка, что ж прекрасно, — отметила я для себя.
        — Что ты удумала?
        — Я ещё не встречалась с ними. Скоро и этот день настанет.
        — Ты так говоришь, будто хочешь отомстить.
        — Не угадал, — криво усмехнулась я. — Месть мне не поможет снова стать человеком. Я всего лишь хочу повидаться. А мне пора. И спасибо, что уделил время.
        — Погоди! — крикнул он, когда я хотела выпрыгнуть из окна. — Что ты намерена делать?
        — Жить дальше, как и жила все четыре года.
        — Я… могу тебя попросить?
        — Смотря о чём, — остановилась я.
        — Навещай меня.
        Я улыбнулась ему, и он понял, что исполню его просьбу. Выпрыгнув из окна, я отправилась домой.
        Шла домой в подавленном настроении. С одной стороны тяжёлый камень упал с души, но с другой… Чтобы никого не будить, я влезла через окно. Постелька…
        Я бегу по тёмному парку. Преследователь спокойно идёт за мной. Его смех жалит меня, и ничего не могу с этим поделать. Остаётся только бежать! Я выдыхалась, но продолжала бег. Смех не отставал от меня. Он настегал меня. Настиг. Нож сверкнул в руке. Он замахнулся. Я закричала, и нож воткнулся в сердце.
        — НЕТ! — закричала я, подрываясь.
        — Тихо Соня, тихо!
        Меня прижали к груди сильные мужские руки. Я пыталась вырваться, но мне не давали. Запахло океаном. Он стал успокаивать меня. Голос шепнул:
        — Это был сон. Закрывал глаза и засыпай. Я побуду с тобой.
        Уснула я быстро. Никакие кошмары до утра меня не беспокоили.


        * * *


        Илья Бородин сидел в ночном клубе Рея. Бизнесмен дожидался его, дабы поговорить. Столько вопросов и нужно столько ответов. Но вампира всё не было и не было. Стрелки часов перевалили за два часа ночи. Бутылка дорого виски уже опустела. К нему подсела девушка. Она ничем не отличалась от простых отдыхающих. Видная барышня. На ней было жёлтое платье
        — Не возражаешь, если присяду? — спросила незнакомка.
        Бизнесмен не возражал.
        — Кого-то ждёшь?
        — Да, — ответил Илья, продолжая рассматривать помещение.
        — Девушка не пришла на свидание? — хмыкнула она, проведя пальцем по пустой бутылке.
        — Жду одного человека. Договорились встретиться, а он не пришёл.
        — Ждёшь Рея? — наклонившись к бизнесмену, вкрадчиво спросила барышня.
        — Тебе откуда известно?
        — Я несколько раз видела вас вместе и не очень хорошие отношения между вами. Знакома я с Реем. Зовут меня Эйри. Я могу дать тебе то, что ты хочешь.
        — И что же?
        — Свободу. Рей держит тебя в ежовых рукавицах, а я могу дать тебе свободу. Ты не будешь от него зависеть.
        — Тебе-то, какая выгода? — прищурился бизнесмен.
        — Я хочу поиграть на нервах своего старого друга, а ты получишь возможность разобраться с врагами.
        Бородин призадумался. Ему надоела София. Пристала эта девица к нему, как назойливая муха, от которой нет покоя. Но что он должен дать взамен этой подозрительной девице?
        — Не темни! Чего ты хочешь взамен?
        — Не много. Твоя репутация и… подчинение, — подумав, изрекла Эйри.
        — Подчинение?! Да за кого ты меня принимаешь?!
        — Тише Илья. Ты же не хочешь, чтобы все смотрели на тебя? Так-то лучше. А теперь подумай сам: ты сможешь уничтожить всех врагов и зажить спокойной жизнью. Мне же иногда будет нужна твоя помощь не более того.
        Бородин задумался. Рей хочет от него избавиться, а значит, никакой защиты от Сони или наёмных убийц не будет. Вчера Рей сказал об этом. Илья должен будет крутиться сам в этом мире. Долгов хватает, да ещё и местная банда хочет сесть на его шею. Если он останется без «крыши», то через недельку — это минимум! — его тело будет валяться в лесу или реке. Бизнесмен скривился. Эйри ждала.
        Вампирша прекрасно знала, что тому деваться некуда, а значит, созреет быстро. А вот Илья искал для себя безопасный путь. До этого момента он прекрасно изводил своей живучестью Софию. Сейчас никак нельзя терять этот прекрасный навык!
        — Я согласен.
        — Чудно! Тогда предлагаю прогуляться.
        Оставив хорошие чаевые, Бородин пошёл следом за Эйри. Он чувствовал в этом подвох, но ничего не поделаешь. Придётся заглотать наживку.
        Большая квартира в центре города бизнесмена воодушевила. Всё самое современное присутствовало в ней. Эйри подошла к бару и достала бутылку дорогого вина. Бизнесмен отказывался, ибо сильно захмелел ещё в ночном клубе, но потом решил не обижать хозяйку. К тому же предстояло работать с ней.
        — Что ж, раз всё так вышло, тогда я осуществлю часть своего договора.
        Девушка повалила бизнесмена на диван и стала одаривать поцелуями. Эйри страстно стала целовать его шею. Бородин сначала не придал этому значения, но потом до него дошло.
        — Подожди! — стал он высвобождаться из её стальных объятий.
        Эйри повернула его голову в бок и впилась клыками в шею бизнесмена. Тот покричал немного и успокоился. Никто его всё равно не услышит. Девушка отстранилась и, посмотрев на Илью, поднесла ко рту своё запястье. Прокусив его, она дала ему попробовать вкус крови.
        — Теперь ты со мной до конца дней!
        Смех заполнял квартиру комнату за комнатой.
        Рей как раз вернулся с прогулки и почувствовал сильную боль в груди. Оборвалась связь между ним и бизнесменом Бородиным. Теперь они оба свободны друг от друга. Казалось, Рей должен ощущать облегчение, но он чувствовал беспокойство. Кто-то переманил бизнесмена на свою сторону, но кто и зачем?


        ГЛАВА 5. ПОБЕГ ИЗ ПСИХБОЛЬНИЦЫ


        Чистка воды — то ещё мытарство.
        Столько всего на дне валяется, что хочется ругаться.
        Мусор утилизировал весь день.


        Мысли Адриана в процессе чистки воды


        Утро было ясным и прекрасным. Я проснулась от настойчивости ипомеи и плюща обыкновенного. Моей комнаты им вполне хватает. Солнце уже давно встало и им тоже хотелось разбудить меня для проживания этого прекрасного дня. Первым делом я их полила и оборвала мёртвые листья и цветы. Прошла по растениям на подоконнике.
        На кухне ждали меня Калисса, Адриан и Анита с Сариной. Только я показалась на кухне, так вампирши заорали, что есть мочи:
        — А я тебя не прощу! А я всё твёрдо решу!..
        Я чуть не оглохла. Калисса потеряла терпение и выгнала девчонок из дома. Добавила, что их ждёт Рей и чтобы рано не возвращались, а то на два вампира станет в этом мире меньше.
        — Доброго утра, — пожелала я и, упав на стул, осушила чай залпом. Горячева-то немного, но сойдёт.
        — И тебе доброго утра Соня, — кивнула Калисса. — И во сколько ты вчера домой нарисовалась?
        — Не помню. Знаю только, что было темно, — промямлила я, уплетая омлет.
        — Пробовала через дверь заходить домой?
        — А что, помогает?
        — Да.
        Вдруг закружилась голова. Хорошо хоть сидела, а то грохоту было бы…
        — Что случилось? — встревожился Адриан.
        — Венский сбежал, — процедила я.
        Мы опрометью бросились к машине.
        — Даже на чай не останетесь? — только и успела спросить магесса.
        — Где он? — спросил Адриан, трогаясь.
        — В больницу можешь не ехать, а вот за город вполне.
        Я коснулась шеи Адриана, и он увидел путь.
        — Вижу.
        Теперь я была его глазами. Этот нахал сумел одурачить врачей и угнать машину «скорой».
        — Особо не торопись Адриан. Ему всё равно нужно будет где-нибудь остановиться, — сказала я, продолжая касаться его шеи.
        Вот что значить работать слажено. Мы заменяли друг друга, когда это было необходимо. Как я и предполагала, Сергей Венский остановился на АЗС. Я была поражена тому, что он заплатил за бензин.
        — Деньги были в машине, — подсказал Адриан.
        Сейчас он видит и слышит мои мысли. Я невольно подумала о нём. Так хотелось прижаться к нему и страстно поцеловать…
        — Соня, я за рулём!
        Я тряхнула головой. Забылась.
        — Прости.
        Мне стало неловко, что именно в этот момент пробилась эта коварная мысль. Прибыв на место назначения, я могла убрать руку. Ох, затекла!
        — Что будем делать?
        — Я пошла к нему, а ты езжай следом. Встретимся в кювете, — сладко улыбнулась я, выпрыгивая из «Тойоты».
        Еле-еле успела залезть в машину. Венский судорожно завёл машину и тронулся в путь.
        — Наконец-то, свобода! Никто больше не посмеет надо мной издеваться! А ту девушку я найду и убью! В ту ночь мне просто всё привиделось!
        Это он сам себе втирает? И верит? Это что-то новенькое! Ладно, пока понаблюдаю, посмотрим, что из этого выйдет.
        — Эти щупальца просто галлюцинации! Нет их! Она самая простая бабёнка! Я просто уеду в другой город и начну жить заново!
        М-да? А я вот знаю, что тебе это никак не грозит! Я даже знаю, что в другой город в этой жизни ты не попадёшь. Так же знаю, что караулят этого красавца паладины и тёмные воины. Спросите: «Какое отношение имеют паладины»? В качестве наблюдателей.
        — Слушай, ты так сладко поёшь, что я невольно заслушалась, — пропела я.
        В зеркале он увидел меня, и резко вильнув влево, чудом не столкнувшись с фурой. Мне-то ничего не будет, а вот ему…
        — Ты! Нет, быть не может! Ты просто кошмарный сон! — орал Венский.
        — Ты чего так расшумелся? Я не глухая. А куда ты едешь?
        — Не твоё дело! И вообще: изыди демон! Тебя не существует!
        — Неужели? — я провела по его уху, а потом и по шее пальцем. — Как же я тебя касаюсь? И как же ты водишь машину? Во сне ведь всё иначе.
        Сергей снова вильнул влево. Меня бросило в сторону, чудом ухватилась за поручень. Хороша качка!
        — Слушай, там кювет неплохой впереди, может, свернёшь?
        — НЕТ! — рявкнул он.
        Оу! Мальчик начинает злиться и ему страшно. Ядрёная смесь. А я вот никуда не тороплюсь.
        — Ты глянь! — уговаривала я. — Где ты такой кювет найдёшь?
        Думаю, пора! Из предплечья вырвались лианы и ухватились за руль. Я резко крутанула руль вправо, и мы слетели в кювет. На трассе никого не было, оно и хорошо.
        Машина практически не пострадала. Немного помялась, но думаю, восстановлению подлежит. Сергей Венский схватился за ногу. Она у него не зажила ещё. Прошла-то неделя. Я вообще удивилась, что он мог вести машину.
        — Уйди от меня нежить!
        — Тебя испугали лианы? Они никого не трогают, пока я не скажу. Мне ты нужен живым. Хочешь, я тебе покажу нарезку из кадров памяти? — предложила я.
        А лианы сами тянулись к нему и впились в грудь. Он взвыл. Адриан спустился к нам и просто наблюдал. Он не вмешивался, равно, как и я не вмешивалась в его дело. Мы друг другу доверяли.
        — Тебе нет прощения чудовище! Ты никогда не сможешь найти покой! — выдавливал он слова.
        — Я нашла покой, а вот тебе предстоит его найти. А теперь расслабься и наслаждайся игрой кадров из жизней твоих жертв, думаю, это будет захватывающее зрелище.
        Он окунулся в воспоминания. Пока профессор проживал моменты несостоявшейся жертвы, я покопалась в его воспоминаниях и нашла много чего интересного. И дала ему эту порцию. Венский чувствовал всё то, что чувствовали его жертвы.
        Лианы отпустили его тело. Сергея колотило. Кровь сочилась.
        — Я оставила тебя в живых, хоть это не по правилам. Если выживешь, то прекрасно, если нет, то тебя ждут.
        — Кто меня ждёт?
        — Тёмные воины. Они спят и видят, как заберут тебя с собой. Я свою работу сделала.
        — Что они со мной сделают? — забеспокоился Венский.
        — Заберут в Тартар, если тебе от этой мысли станет легче.
        Я развернулась и пошла к машине. Чувство вины? Почему я должна её чувствовать к этому… созданию? Загубить столько жизней и не быть наказанным? Сев в машину, я немного успокоилась. Адриан сел в машину немного позже.
        — Что с тобой? — спросил он, повернувшись ко мне.
        Я молчала и знала, что пока я не отвечу на вопрос, — никуда мы не поедем. Будь я на его месте, поступила бы так же.
        — Ничего, — ответила я, отвернувшись.
        — Я твой друг и хочу знать, что с тобой происходит?
        — Я меняюсь.
        — Тоже мне открытие! — фыркнул он. — Я вижу, что ты меняешься. Причём это происходит стремительно.
        — Ты не понимаешь. Когда я последний раз расправлялась с преступником?
        Теперь я повернулась к Адриану.
        — Это было года два назад… зимой! Ты тогда очень сильно разозлилась на одну девушку. С тех самых пор ты никого не убивала. Грозила — да, но не убивала.
        — Боюсь представить, что Совет скажет.
        — Чего он скажет? Что тебе надоело убивать и нужно тебя развеять по ветру? Очень смешно Соня. Открою тебе страшную тайну: Совету всё равно, как ты выполняешь свою работу. Результат — вот что им нужно. Взять того же Алферия. Этот парень умудряется запугать преступников так, что потом от них ни слуху, ни духу.
        Я удивлённо посмотрела на него. Адриан завёл машину и тронулся в путь. Дорога уже успела заполниться машинами.
        — Но… почему…
        — Почему ты это делала? Очень просто. У тебя был трудный период, который нужно было преодолеть. Хотела, в конце концов понравиться Совету, чтобы приняли тебя. Ты помнишь своё рождение? — вдруг спросил Адриан.
        Я задумалась. Помню, как я оказалась в коконе. Мне было так хорошо и тепло, что я не хотела выходить из него. Я бы это трактовала так: случилась клиническая смерть, но посчитали, что всё — нет человека. И стали готовить его к похоронам. Закопали в землю и тут просыпаешься. Дикая паника и доски с четырёх сторон. Пробираешься сквозь землю и вот долгожданная свобода!
        Только в моём случае всё иначе. Проснувшись после двухнедельного сна, моя психика хорошо пошатнулась. Риккардо и Киллиан два дня пытались со мной подружиться. Как-то слышала, что Совет решит не мучить меня и отправить в Эдем. Однако мои создатели в унисон заявили, что не допустят этого. У меня просто шок и вообще недоношенная!
        Оказалось, что меня раньше времени выдернули из кокона, поэтому была отсталая в развитии. Тогда создатели решили пойти другим путём. Решено было заставить меня вспомнить прошлую жизнь. Только хорошие воспоминания.
        Помню, я тогда села на землю и стала вспоминать. Они мне помогали, ибо успели изучить мою жизнь. Есть одна такая штука. Когда рождается новый дух стихии, создатель в темпе вальса проживает с потомком его жизнь для того, чтобы можно было адаптировать его к новой жизни.
        Создатели сами поняли это недавно. Только на базе воспоминаний из прошлой жизни рождённый дух сможет адаптироваться и принять новую жизнь.
        Ну а я как гадкий утёнок. Всё не как у людей. Риккардо и Киллиан занимались со мной по одному, давая друг другу отдых. Бывали дни, когда они занимались со мной вместе. Я благодарна им за то, что они возились со мной и позволили стать частью нового мира.
        Прошло два месяца, и я стала адекватно себя вести, но психика ещё не восстановилась. Желание очистить мир от преступников взяло вверх, и Совет не стал мне в этом отказывать. Ох, как мне тогда было плохо!..
        — Хорошо его помню, особенно когда мне сказали, что я отстала в развитии. Такой неполноценный ребёнок родился, — ответила я. — Совет не стал препятствовать мне и дал возможность найти себя в этом мире.
        — А ещё глупой прикидывается. Ты всё прекрасно знаешь. А сейчас наступил оный период, который позволит осознать себя.
        — Я только сейчас это поняла. От меня не требовали убивать преступников. Я сама решаю, как с ними быть. Ты прав! Главное, чтобы была выполнено задание, и субъект не смел помышлять о преступлении, — продолжала я рассуждать. Как всё прозаично.
        «Кони в яблоках, кони серые!» — воззвал к себе мой телефон. Это Мелисса.
        — Доброго дня Мелисса, — приветствовала я её.
        — И тебе. Ты одна?
        — Нет, а что?
        — Дуй в контору. Разговор есть. Одна!
        Трубку она положила, а меня охватило беспокойство. Без расспросов Адриан доставил меня в контору Карающей Длани. Мелисса что-то печатала на компьютере и следом записывала. Вовсю работал принтер. Алферий крутился около неё и пытался чего-то добиться от Мелиссы.
        — Слушай, Алферий! Если я тебе скажу, что пойду с тобой на свидание, ты выйдешь из кабинета и пойдёшь по делам? — членораздельно спросила дух воздуха.
        Огненный даже из камина выбрался, дабы лицезреть Мелиссу.
        — Угу, и приду за тобой в восемь… сегодня! — согласился тот.
        — Сегодня? Да у меня дел выше крыши! — девушка оторвалась от монитора.
        — Ничего, я подожду. Я терпеливый. Можем и ночью сходить.
        — Уговорил.
        — Ура! Мелисса согласилась пойти со мной на свидание! Я дождался! Всё, я ушёл!
        Алферий ретировался, пока она не передумала.
        — А он молодец! — оценила я.
        — Он от меня никак не может отстать уже неделю. Надумала с ним пойти на свидание, а то сижу в этой конторе сутками и отдохнуть спокойно не могу. А у тебя как дела с Адрианом?
        Честно говоря, для меня это больная тема, но я ответила:
        — Вроде ничего, сносно.
        — Дальше-то хоть продвинулись? Бедняга места себе не находит. Мой тебе совет: не сторонись его. Адриан хороший парень и плохого никогда не сделает. Я знаю его десять лет и могу с уверенностью сказать, что он надёжный и всегда поддержит в трудную минуту. Знаю, что тебе трудно, но не забывай о нём. А теперь к делу! Тебе дали ещё одно задание.
        — Ещё одно?! — опешила я.
        — Да. Совет Стихий решил, что ты хорошо поработала с Сергеем Венским, и они дают тебе новое задание. Держи.
        Толстенная папка перекочевала в мои руки. На фото изображено хитрое лицо девушки. Вампир. Сто двадцать шесть лет. Раньше была подругой Рея. Эйри — именно так её зовут — хитрая и умная. Заговорит зубы любому. Совет Вампиров на некоторые её деяния закрывает глаза, ибо порой она неконтролируема.
        Совет Стихий принял решение очистить мир от неё. Барышня может вывернуться наизнанку, но достигнуть своей цели.
        — Почему я?
        — А кто ещё? Парней к ней лучше не подпускать, ибо никто живым и невредимым от неё не возвращался, — пояснила Мелисса.
        — Как кто? А Лена с Катей? Инна, Вика и Ира.
        — Хорошая шутка Соня. Однако хочу тебе напомнить, что пока у тебя у одной, получается, усмирять преступников.
        — У меня? Насмешила!
        — Ты кому рассказываешь? Совет сказал, что ты прекрасно с этим справишься. Для тебя нет поблажек.
        — В смысле? — вкрадчиво спросила я. — Какие такие поблажки?
        — А… э… видишь ли… — закусила она губу. — Совет считает, что тебе они не нужны, потому что ты выполняешь любую работу без всяких «это не буду и это тоже»!
        — Не поняла! Это, получается, меня просто используют?
        Я начала закипать.
        — Да подожди ты! Не даёшь договорить и сядь на место!
        Меня сдуло, и я плюхнулась в кресло.
        — Никто тебя не использует. Совет заботится о тебе из-за твоей ещё неустойчивой психики. Для тебя нет поблажек, потому что тебе нужно понять и осознать свою роль в новом мире.
        — Какой он новый Мелисса? Я живу уже четыре года. Пятый скоро начнётся!
        — Ты только сегодня поняла, что можешь «разговаривать» с преступниками по-другому? — спросила она.
        — Да. А что?
        — А то Соня, что ты только начинаешь нас догонять в развитии. Без обид! Я очень за тебя переживаю, а вот Риккардо и Киллиану приходится нелегко. Им постоянно приходится доказывать Совету, что ты сформировавшийся дух леса и воздуха.
        Гнев стих. Теперь я недоумевала. Всегда думала, что поблажки дают как раз таким как я. С чего вдруг система сменилась?
        — Потому что нужно подтягивать слабеньких. Смирись Соня.
        — Да я-то смирилась, но всё равно недоумение возникает.
        — К тому же Лене и Кате не хотят давать этого задания, потому что репутация у них подпорчена и могут связаться с Эйри, а она баба — коварная, — дополнила Мелисса. — Прости, что пришлось затронуть болезненную тему. Остальные девушки на других заданиях.
        — Ладно, ты мне скажи, зачем дала мне дело на Рея? Он что-то сделал? Ты так ничего не сказала по этому поводу. Да и я не могла никак до тебя добраться, — поинтересовалась я.
        — Дала тебе просто ознакомиться и быть осторожной. Всё же он вампир, а от них можно ожидать чего угодно, — пояснила она. — Многие знают, что у вас что-то вроде дружеских отношений, хоть и считают это бредом. Даже понять не могут, как это у вас получается. Советы этим активно пользуются. Ваша дружба, если ваши отношения можно так назвать, помогает им решить щекотливые вопросы.
        — И каким образом они этим пользуются?
        — Не знаю, как-то этим не интересовалась. Радрэль мне как-то сказал, — ответила Мелисса.
        — Кстати, как он поживает?
        — Прекрасно. Недавно вернулся из отпуска. Отдыхал в снежных горах. Очень понравилось. Всё хочу с ним встретиться, а у него всё какие-то дела. Дела делами, но хоть нужно раз в год на своего отпрыска посмотреть!
        — Хорошо, что мне с Эйри делать?
        — Понаблюдать за ней. А ещё лучше — подключи к делу Аниту и Сарину. Девушки раздобудут тебе нужную информацию. Вот её нужно убить — это приказ Совета, который не оспаривается.
        — Спасибо за информацию и прости меня Мелисса, — сказала я, направляясь к двери.
        — Соня! Помни, что у тебя есть мы — друзья, которые всегда помогут. Не бойся обратиться к нам за помощью. Киллиан и Риккардо нас предупредили об этом твоём изъяне.
        — Спасибо Мелисса. Хорошего тебе вечера.
        Не успела я и пару шагов сделать, как меня схватили за руку и втащили в узкий проход между домами.
        — Рисковый ты парень Рей, раз так делаешь, — процедила я, потирая запястье.
        — Разговор есть София.
        — Да? Внимательно слушаю. Только стоило как-то поделикатнее сделать намёк на то, что тебе нужно со мной поговорить. Могла и покалечить.
        — Помнишь, я просил тебя не трогать Бородина месяц?
        — Я его не трогала! — вскинула я руки.
        — Я знаю. Мы больше не связаны.
        Я не видела в этом ничего плохого, ибо он сам сказал, что хочет избавиться от назойливого бизнесмена. Наклонив голову в бок, я смотрела на него.
        — Нашу связь разорвали.
        — И кто?
        — Этого я ещё не знаю, но есть смутное предположение. Моя просьба сымается, — вздохнул Рей. — Кто-то явно хочет мне насолить!
        — Почему ты так решил?
        — Чувствую. Ощущение будто я знаю кто это. Бородин мне больше не нужен, но хочу тебя попросить. Если ты первая узнаешь о том, кто его переманил на свою сторону — сообщи мне.
        — Хорошо.
        Я не стала вникать. Хочет он с этим незнакомцем встретиться. Что поделаешь?
        — Ты так просто соглашаешься? — удивился вампир.
        — Да, а что?
        — Даже ничего взамен не просишь.
        — Мне не сложно тебе сообщить такую незначительную информацию, — сказала я. — Как мне тебя найти?
        — Возьми этот браслет. Тебе всего лишь нужно будет позвать меня.
        Браслет из искусственного жемчуга. Мы распрощались. Моя душа жаждала погулять по лесу. Поглубже зайти в него и просто побыть там.
        За три часа я успела вырастить три дюжины деревьев, на выжженной поляне взросла трава и цветы. Тут я услышала рёв двигателя. Ну-ка, что у вас там?
        Пробралась к шуму. Я замерла. По ноге что-то ползало и шипело. Опустила глаза. Змеи. Обыкновенная гадюка и обыкновенная медянка. Их было много. Теперь и вторая нога в клубке змей. Гадюка решила забраться на меня. Я же не имела ничего против. Стояла я на одном месте, потому что не видела места на земле для ноги. И двигаться дальше они не собираются. М-да, ладно не хотите расходиться, тогда я вас потесню.
        Присела и стала раздвигать их. А их много и раздвигаться не желали. Им итак хорошо. Рептилии внимания на меня не обращали. Помню, Киллиан уговаривал меня познакомиться со змеями. Я же знаю, что в Нижегородской области обитает обыкновенная гадюка и она ядовита. А он как нарочно завёл меня вглубь леса и собрал гадюк.
        О, что со мной тогда было! Киллиану удалось меня убедить тогда, когда он сам подошёл и взял гадюку. Рептилия даже не сопротивлялась. Тогда мне казалось, что она будто не замечает моего создателя. Поведение змеи он объяснил тем, что она не ощущает в нём угрозы и чувствует силу природы. Киллиан часть природы и рептилия это знает.
        Гадюка уже устроилась на моих плечах и наблюдала за моими действиями. Я же посчитала, что расчищать себе путь — это дело не благодарное, а потому воспользовалась крыльями. Конечно, я могла и раньше ими воспользоваться, но хотелось попробовать расчистить путь.
        — Ты со мной пойдёшь? — спросила я у рептилии.
        Та потёрлась о мою щеку. Этот жест расценивался как согласие.
        — Но ведь ты же понимаешь, что мне придётся тебя оставить в лесу?
        Она ещё раз потёрлась о мою щеку. Оказалось, что гадюке просто хочется со мной прогуляться… Меня чуть инфаркт не хватил! Шесть машин расчищают пространство. Похоже, они здесь давно. Место предназначено всего скорее под строительство какого-нибудь торгового центра. Какой на фиг торговый центр в лесу?!
        Самый настоящий! Там деревушка виднеется. Мало торговых центров, они ещё строят! Забралась на первую машину в кабину водителя.
        — Уважаемый водитель! А не соизволите ли вы остановить транспортное средство и уехать туда, откуда приехали? — спросила я.
        Нужно ведь быть вежливой. Так учили меня родители. Водитель повернулся ко мне и шарахнулся. Его испугала гадюка.
        — Не бойся, она не укусит, если не будешь её провоцировать. Ну так что?
        Пришлось мне сесть за руль и остановить машину.
        — Ты кто такая?
        — Лесной дух.
        — Какой ты дух! Наглая девица! И я никуда не поеду!
        Мужчина осмелел, и гадюка зашипела на него.
        — Разворачивайте машины и опрометью чешите с этой земли! — вкрадчиво сказала я.
        — Приказ у меня!
        — Какой?
        — Нам нужно расчистить территорию для строительства небольшого торгового центра! — выдал он.
        Я была права.
        — Кто вам отдал приказ? Как его найти?
        — Лев Николаевич Лавашов! Его можно найти в будке!
        — Вот и славно. А тебе советую повернуть назад! Потому что если мне откажут, а я в этом не сомневаюсь! — то тут ТАКОЕ будет, что тебе и в страшном сне не приснится. Я тебя предупредила, а там как хочешь.
        А я выпала из кабины водителя и прошествовала мимо ревущих машин. Я была зла. Чует моё сердце, что эта стройка не законная! Заветную будку я обнаружила быстро. Войдя в неё, я ястребиным взглядом осмотрела помещение. Изумрудные глаза ярко блеснули в темноте.
        — Мне нужен Лев Николаевич Лавашов!
        Восемь мужиков в касках посмотрели на меня, как на полоумную. Мне было всё равно. Мой вид их удивил. На мне был топ, джинсы, босоногая, на голове венок из цветущих вьюнков, а на плечах гадюка. Классный прикид!
        — Ну я! Чего тебе нужно нищая и как тебе удалось пробраться на стройку?
        На меня смотрел уже не молодой мужчина в деловом костюме. Я пропустила мимо ушей, что он меня назвал нищей. Всего скорее он подумал, что я с деревни.
        — Хочу попросить забрать всю технику и уехать, — спокойно сказала я.
        Гадюка чувствовала мою злость и заёрзала по мне. Мужики увидали рептилию. Я чувствовала их страх, но они сидели на места и не делали резких движений.
        — А кто ты такая, чтобы мне это говорить? Эта стройка законная!
        — Что-то я в этом сомневаюсь. Где распоряжение?
        Лопатки ныли, крылья просились наружу. Я сдерживала их, но сил уже не оставалось. Тогда я решила немного успокоиться, и это мне помогло. Крылья рвались наружу, но уже не так рьяно.
        — Я не обязан тебе ничего показывать! А теперь уходи и не мешай работать! — рявкнул он на меня.
        Тут я окончательно успокоилась.
        — Смущает мой внешний вид? Так могу заверить, что я так практически всегда хожу. А что если я выкурю вас с этой территории? — улыбнулась я.
        — Местная чиновница? По виду не скажешь.
        — А я не чиновница, хоть и предлагали ею стать. А выкурить могу! Хотите? Это я мигом!
        — И как же? — с издёвкой спросил Лавашов.
        Мне показалось, или мужчинки забеспокоились?
        — О, тогда никуда не уходите!
        Ничего, я им тут устрою весёлую жизнь! Мне стоило только наступить на землю, как начинала произрастать трава, кусты, деревья. Никаких жестов, только пешая прогулка. Водители уехали с этого места. Мне предстояло залатать эту дыру.
        Меня попытались заснять. Камеры, телефоны покрылись мхом. Лес возрождался, а я вкладывала в него все свои силы. Истощалась я быстро, а мне ещё работать и работать. Рептилия обеспокоено зашипела.
        — Ты за меня не переживай. Отлежусь, денёк и буду снова в строю.
        Рептилия успокоилась, но продолжала возмущённо шипеть. За десять минут я смогла возродить часть леса. У меня не оставалось сил, и была уязвима. Лес стал ещё гуще и краше. Он скрыл меня от глаз мужчин, а я стала уходить вглубь.
        Ноги подкосились, и я упала на колени. Ползком я добралась до дерева и прислонилась к нему спиной. Гадюка тёрлась о мою щёку и шею. У меня даже сил не было её погладить. Глаза закрылись. Всё, нет меня!
        Я проснулась. Ещё был день. Передо мной на трухлявом дереве сидел Риккардо. На нём были джинсы и жёлтая рубашка с короткими рукавами. Жёлтые глаза сияли, а за спиной виднелись белые крылья.
        — Доброго дня София, — улыбнулся второй мой создатель.
        Честно говоря, я испугалась. А если на месте Риккардо был бы кто другой, злой и коварный? М-да…
        — И вам попутного ветра Риккардо.
        — Выглядишь ты неважно. Оставь тебя одну, — и всё! Чего на этот раз учудила?
        — Лес восстанавливала после вмешательства тяжёлой техники. Сильно ослабла и была не в состоянии дойти до дому, — раскаялась я.
        А куда деваться? Начнёшь нагло врать, а тебе и не поверят. Жизнь порой не справедлива.
        — Это я тоже почувствовал. Киллиан не смог придти, поэтому здесь только я. Заставила ты нас поволноваться.
        — Нужно было сразу восстановить лес. Ничего, отлежусь и снова буду в строю. Главное, что я подпортила все планы этим глупцам. Не могла я на это смотреть.
        — Горе ты луковое. Пошли, я тебя домой отведу. И не надо говорить, что ты дома! И вот что, прекращай «выкать»!
        — Неудобно как-то.
        — Неудобно на голове стоять. Будь покладистой. Как твоё здоровье?
        — Не жалуюсь, — ответила я, еле переставляя ноги. Риккардо меня не торопил.
        — Крылья не забудь спрятать. Я слышал, ты не стала убивать Венского. Почему?
        — Мне разонравился этот метод. Я хочу быть как все. Ни разу не слышала, чтобы кто-то так поступал, как я.
        — Мне ещё раз прочитать тебе лекцию по поводу твоего рождения? — спросил он.
        — Нет. За год я не только её выучила и осознала, но и убедилась на практике.
        — Я удивляюсь, что ты вообще быстро адаптировалась. После того, как нас с Киллианом забрали в Совет Стихий, мы толком не можем проведать тебя. Нас беспокоит твоё здоровье. Психика ещё не устойчива. Кто знает, что может её нарушить? Что будет с тобой? Поэтому не обижайся, что мы так к тебе трепетно относимся. Всё-таки хочется, чтобы ты встала на ноги.
        Мы о многом успели поговорить, пока шли до моего дома. Потом меня передали Адриану.
        — Спасибо, — поблагодарила я.
        — Это тебе спасибо. Я передам Киллиану всё, что узнал и увидел, а ты будь осторожна Соня. Береги её, — это уже Адриану. — Я хочу с тобой встретиться Адриан и поговорить. Жду тебя сегодня в кафе «Лунная дорожка» в восемь часов.
        — Я буду там, — кивнул водный дух.
        Меня отнесли в комнату и уложили на кровать. На выходе из леса, я отпустила гадюку. Животина уползла, не забыв оглянуться.
        — Я уже начал беспокоиться. Где ты была?
        Я рассказала.
        — Не могла меня позвать?
        — Не до этого было. К тому же события развивали очень стремительно, — начала я оправдываться. — Только прошу: не надо бить меня ногами.
        — Ладно, ты отдыхай и не смей никуда сегодня ходить! — строго настрого запретил мне Адриан.
        — Есть, товарищ начальник! Разрешите выполнять?
        Товарищ начальник разрешил.
        — Девчонки тут?
        — Да.
        — Позови мне их, пожалуйста.
        — Анита, Сарина! — крикнул он, выйдя в коридор.
        Девушки вихрем нарисовались в моей комнате.
        — Анита, смотри! Правда, обалденная комната?
        — Ага! Редко бываешь здесь, а она всё краше и краше.
        — Девушки. Для вас будет задание, — привлекла я их внимание.
        — Чего желаешь Соня? — спросила Сарина, рассматривая ипомею и плюща.
        — Вы знаете Эйри?
        Девушки переглянулись и разом кивнули. Их глаза стали круглыми и озадаченными.
        — Это хорошо, потому что мне нужно, чтобы вы о ней что-нибудь разузнали. Хоть какую-нибудь информацию.
        — Зачем она тебе?
        — Приказ пришёл на неё. Мне порекомендовали вас как хороших специалистов.
        — Мелисса пробегала? — спросила Сарина.
        Я только улыбнулась.
        — Вот холера! Эта воздушная знает своё дело! Ладно, для тебя мы это сделаем, но ты уж извини, но мы бы хотели за это получить награду.
        — Чего хотите?
        Я знаю, что они просто так не требуют награды. Значит, задание очень сложное и опасное и велика вероятность не вернуться обратно. А я задумалась над их поведением. Если они так переживают, то эта девица имеет плохую репутацию. А так же умна и проворна.
        Девушки начали совещаться.
        — Это за этим тебя позвала Мелисса? — спросил Адриан.
        — Да. Совет поручил мне это задание. Чувствую, оно будет не таким простым, — сказала я, зевая.
        — Мы надумали, — прервала наш с Адрианом диалог Анита. — Нам нужен полугодовой абонемент в кинотеатр, что на Ларихте. Там же нам хотелось бы сходить на три концерта и поиграть с выжившим Венским.
        Адриан поперхнулся, представив, в какую копеечку всё это влетит.
        — Мы девушки скромные, — хихикнула Сарина.
        — По рукам дамы. Если почувствуете, что запахло жареным — уходите оттуда, — предупредила я. — Венского я вам найду, а абонемент и билеты на концерт купите сами.
        Барышни обрадовались и мгновенно улетучились. С первого этажа послышался гулкий удар кастрюли и яростный возглас Калиссы. Девушки радуют её своим пением всякий раз, когда видят магессу угрюмой.
        Андриан поцеловал меня в лоб и покинул комнату.


        * * *


        Адриан пришёл в указанное время в кафе «Лунная дорожка». Его уже ждал Риккардо.
        — Времени у меня в обрез, поэтому перейду к делу, — сказал дух воздуха, глотнув воды. — У меня не очень хорошие новости Адриан. Мы с Киллианом предполагаем, что у Софии нарушится психика. Не знаем, когда это произойдёт, но это случится в ближайшее время. У нас с тобой был разговор насчёт её рождения. Мы с трудом смогли спасти от сумасшествия. Сейчас дело обстоит куда хуже. В тот день, когда мы с Киллианом разом решили ей помочь, она была на грани срыва. Ей хотелось жить, и даже не знаю, как бы она это делала.
        — В смысле?
        — Лечение в этом деле ей не помогло бы. В лучшем случае она бы угодила в психбольницу, в худшем — умерла. Третьего не дано. То, что с ней сделали… — Риккардо запнулся. Ему самому не хотелось это вспоминать. — Просто нет третьего варианта. Нам потребовалось немало времени, чтобы залатать эти дыры.
        — Что требуется от меня? И что нужно сделать, чтобы этого не произошло? Как я понял, если её рассудок сдвинется, будет грустно? — рассуждал Адриан.
        — Ты правильно понимаешь. Не знаю, как будут развиваться события, но думаю, грустно будет всем.
        — Сколько у нас времени?
        — Немного.
        — Какие прогнозы?
        — Есть вероятность, что София вполне может устроить погром. Если она догадается слить силы в единое целое…
        Риккардо испугался, представив картину.
        — Согласен. Это будет катастрофа. Я видел, как София дебоширила, когда от неё ускользал один бизнесмен. В том месте можно найти экзотические растения и цветы. Самое интересное, что они растут в холодных районах нашей области.
        — Поэтому я и прошу тебя помочь ей. Совет стал пристально следить за ней. Им не нужны лишние проблемы. Будет необходимость — устранят. Киллиан что-то затеял и просил не вмешиваться. Любопытство душит по страшному. Я верю своему другу, и знаю, что у него получиться уладить дела, — резонно заявил Риккардо. — Ладно, мне пора идти. Держи меня в курсе дела.
        — Хорошо, — кивнул Адриан.


        ГЛАВА 6. ТЫ ЧТО! ЖИТЬ ХОЧЕТСЯ!


        Только избавишься от одной проблемы,
        как на голову сваливается ещё десяток!
        Ужас и безобразие! Как я так живу, даже не знаю.


        Рей


        Рей сказал, что связь разорвана, поэтому я решила навестить господина Бородина. Но как это всегда бывает, вспоминаются незаконченные дела. Например, я совсем забыла о Михаиле Николаевиче — директоре завода, который я от души развалила. От этой мысли становится на душе тепло-о-о!..
        Господин директор сидел на пенке. Злой, голодный и холодный. Не ел он уже два дня, ибо животина будто чуяла его намерения и скрылась из виду. Грибов в лесу ещё не было, да и ягод толком тоже.
        Сегодня седьмой день его наказания подошёл к концу. Этот товарищ выжил, и я намерена отпустить его.
        — Привет, дорогуша! — растянула я улыбку, усевшись напротив него. — Как поживаешь?
        — А-а-а! Чудовище! — проорал Михаил и упал с пенька.
        — Тебе не надоело? Кусаться я не собираюсь.
        — Ты мне всю жизнь испортила! Из-за тебя я сижу в этом проклятом лесу уже семь дней! Да ты хоть знаешь, что я пережил?!
        Я задумалась. Прикинусь веником в сарае, и выдала:
        — Нет.
        — А-а-а! Я с ума сойду!
        — Только не здесь! А то мне тебя нести далеко. А теперь помолчи и слушай.
        — Тебя слушать?! Да я тебя видеть не хочу! — с апломбом выдал он.
        Покусать его что ли?..
        — Замолчи и слушай! — рявкнула я. Уже спокойнее: — Так-то лучше. Сегодня завершились твои мытарства. Ты выжил. Я дала обещание, что если ты переживёшь эти семь дней, то отпущу. Обещания я сдерживаю. Тебя проводит белка.
        Ко мне в руки прыгнула животина.
        — Откуда мне знать, что ты не обманешь?
        — Не обману. Не суди о людях по себе. Раз ты не выполняешь обещания, то это не означает, что другие его тоже не выполняют, — резонно сказала я. — Я знаю, что ты хочешь выйти из леса, и ты знаешь, что белка — это твой шанс. А вот воспользуешься ты им или нет — твоя проблема. Но хочу тебя предупредить. Если поймаю тебя в следующий раз за каким-нибудь преступлением, одной неделей ты не отделаешься.
        — В чём подвох? — глядя на белку, спросил директор.
        — Его нет, хоть всё переверни. Оставляю тебя наедине со своими мыслями, а у меня дел полно. А белке тебе нужно сказать: «Белка, белка! Выведи меня из леса!»
        Я зашагала к выходу из леса. Нужен мне теперь господин Бородин. Весь день я потратила на его поиски, как в воду канул!.. Запропастился зараза! В расстроенных чувствах пришла домой.
        Анита и Сарина сидели на кухни очень тихо. Калисса посматривала на них.
        — А что так тихо? — спросила я. — Обычно из кухни доносится пение и ругать. Аж не привычно.
        — Калисса не разрешает нам разговаривать, — пожаловалась Анита. — Сказала, что когда кто-то из вас придёт, тогда и даст слово.
        —Ух! Это ужасно сидеть и ничего не говорить! — вторила ей Сарина. — Приходим мы к вам, увидели Калиссу и, не отходя от кассы, ей запели песню.
        — Опять «Я тебя не прощу»?
        — Нет. На эту песню магесса перестала реагировать, а вот «Лестница фортуны» — её вдохновила. Мы же не один раз её пропели.
        — Откуда вы вообще их берёте? — гневно спросила Калисса. — Явно не на Ларихте!
        — А… э… послушать дали! Говорят, песни ничего так! — заикаясь, сказала Анита.
        Потому что именно я им дала диски с музыкой послушать. Хотелось девушкам что-нибудь послушать, и трясли меня.
        — А где Адриан пропадает?
        — Со вчерашнего дня ничего о нём слышно не было, — ответила мне Калисса. — Сказал, что дел полно.
        Наверно отправился чистить водоёмы. У него работа потяжелее моей. Как-то Адриан брал меня с собой на чистку одного озера. Я ужаснулась. До чего в лесу грязно, а на дне озера вообще ужас! Мы вдвоём еле управились за день, что говорить, если бы он один всё делал?
        — Кстати, у нас же новости! — вспомнила Сарина.
        — Внимаю, — уселась я за стол.
        — Нашли мы Эйри и попытались напроситься к ней в качестве подруг, но она нас взяла в качестве слуг. Она о нас ничего не знает, а Рею сказали, чтобы делал вид, будто нас видит первый раз.
        — Ага! Прожили мы у неё пару дней и столкнулись с первой проблемой. Она хочет, чтобы мы устроили ей встречу с Реем, — продолжила Анита. — Говорит, что давно не видела старого друга. Поэтому к нам к тебе будет просьба. Найди Рея и передай ему это послание. Что он скажет и как нам поступить.
        — Как вы вообще к ней попали? А с Реем я поговорю.
        — Дык, мы ей сказали, что сами по себе и нашему хозяину не до нас, — объяснила Сарина.
        — И она вам поверила? Насколько мне известно, вампиры чувствуют ложь.
        — Это да, но ей трудно уловить ложь, когда с ней разговаривают подобные ей. Не знаю, как с духами стихий, но думаю, что вашу ложь ей тоже будет трудно распознать.
        — А ещё у нас просто прекрасные новости! — патетично воскликнула Анита. — Мы нашли Илью Бородина. Он был с Эйри и вёл себя странно. Я даже что-то почувствовала, но только что — не поняла. Будто он стал совсем другим.
        — А вот это уже интересно! — сказала я, хлебнув воды. — Получается, что Бородин сотрудничает с Эйри? Этот мужик не перестаёт меня удивлять.
        — Соня, ты только будь осторожна. Эта баба опасна.
        — Учту Анита. Где обитает эта дама?
        — У неё квартира есть в центре города, но пока адрес мы тебе дать не можем. Нам нужно всё проверить. А насчёт Бородина… у того завтра встреча вот по этому адресу, — передала она мне листок бумаги. — Эйри держать его не будет и там тот обязательно появится.
        — Зачем он Эйри?
        — Пока дело тёмное, но мы выясняем.
        — Хорошо. Спасибо вам девчонки. Ещё: вам сейчас часть награды отдать? — спросила я.
        — Нет. Когда дело будет сделано, тогда и расплатитесь, — подумав, ответила Сарина. — Ладно, мы пошли, а то нас она потеряет и начнёт подозревать.
        — Сегодня пообщаюсь с Реем и сообщу вам его решение.
        Девушки отправились в логово Эйри, а я, немного посидев, собралась идти к Рею.
        — Соня, ты хоть поешь, — сказала Калисса. — А этому красавцу, я отдельно выскажу. Я тут ужин приготовила, а его нет!
        Поужинав, я отправилась на свидание. Я не стала пользоваться браслетом, что он мне дал. Решила, что найду его в ночном клубе, и не ошиблась.
        Меня проводили к Рею. Зашла в кабинет. Всегда думала, что вампиры предпочитают тёмные тона, но очень сильно заблуждалась. Стояло два дивана из светлой кожи, на полу ковёр, стол с бумагами. Шкафы из светлого дерева. Пока я рассматривала кабинет, за мной уже наблюдал Рей.
        — И как тебе обстановка?
        Я подпрыгнула.
        — Не надо так пугать!
        — Инфаркт тебе не грозит. Ты что-то хотела? Чай будешь?
        — Не откажусь.
        — Усаживайся. Я тебя слушаю.
        Я села на кожаный диван и первым делом спросила:
        — Почему меня без разговоров пропустили? Вдруг, я бы что-нибудь украла?
        — Я показал твою фотографию охране и сказал, что ты мой друг, — ответил Рей, садясь рядом со мной. — К тому же ты не похожа на воровку и рука не поднимется.
        — У меня есть новости. Нашли товарища Бородина и того, у кого он застрял.
        Рей напрягся. В этот момент нам принесли чай. Зашла в кабинет миловидная брюнетка. Улыбнулась нам и отчалила.
        — Продолжай.
        — Её зовут Эйри. Насколько мне известно, ты с ней знаком. Бородин находится у неё и ему очень плохо.
        — Эйри? — переспросил вампир.
        Я кивнула, но очень осторожно, потому что он начал злиться.
        — Откуда ты узнала?
        — О чём именно?
        — И то, и другое.
        — Разведали обстановку, а про ваши отношения я узнала от Мелиссы, — пояснила я. — И ещё…
        Я запнулась. Рей создатель Аниты и Сарины. Если я скажу, что они сейчас у Эйри и та просит с ним встретиться, но могу не уйти здоровой. За девушек он кому угодно глотку перегрызёт.
        — Что?
        — Н-ничего, — попыталась ретироваться я, но мне он не дал.
        — Ты хочешь что-то спросить, я чувствую это. И что-то важное. Говори, — просил он.
        М-да, обстановка накаляется. Ладно, коль заикнулась, надо закончить мысль.
        — Анита и Сарина говорят, что Эйри хочет с тобой встретиться, и чтобы они организовали вам встречу, — на одной дыхании выдала я. И тут же зажмурилась.
        — Как они там оказались? — через несколько минут спросил Рей.
        Ой-ёй! Главное, чтобы ногами меня не бил.
        — Я попросила.
        — Ты хоть знаешь, кто такая Эйри? — вкрадчиво спросил вампир.
        — Читала её дело, и оно меня сильно вдохновило. С девчонками всё хорошо. Я им сказала, что если запахнет жаренным, чтобы уходили оттуда.
        — Если ей нужно будет, она везде их достанет.
        — С ними ничего не случится. У меня своя стратегия.
        — Где гарантии, Соня? Где?
        — Не забывай, что я лесной дух. Растения есть в каждом доме, а у неё и подавно. Пусть даже это мох. Мне этого вполне достаточно, — заверила я его.
        Вампир успокоился. Он знал, что я не вру.
        — Что за встреча и где?
        — Не знаю. Меня они попросили разрешение у тебя спросить. Согласен ли ты на встречу?
        Пока Рей думал, я потягивала горячий чай. Надо продлевать удовольствие, а то, залпом не глядя, осушу кипяток, а потом диву даюсь, куда он делся?
        — Согласен. Что теперь с вами делать? Могли бы хоть со мной посоветоваться.
        — Ты занят, да и действовать надо быстро, — объяснила я.
        — Держи меня в курсе дела Соня, — сказал он.
        — Хорошо.


        * * *


        — Он разрешил? Не верится! — не поверила Анита.
        — Так и сказал, — подтвердила я.
        — Она сказала, что хочет с ним встретиться на мосту. Говорит, он поймёт.
        — Ваше присутствие обязательно?
        — Нет, — ответила Сарина. — Наедине. Поэтому у нас два дня форы.
        — У вас точно всё хорошо? — спросил Адриан.
        — Да! — в унисон ответили девушки. — Мы помним, что сказала Соня.
        Калиссы сегодня дома не было. Она уехала на Ларихту по делам. Поэтому девчонки развлекались.
        — Слушай Сонь, а правда, что Рей нас очень любит?
        Я и рассказала о нашем разговоре, и как вампир на меня смотрел.
        — Никогда бы не поверила в это, — сказала Анита.
        — Почему?
        — Как бы тебе сказать… Мы как-то больше сами по себе, но бывает он нас ругает. Теперь понятна его реакция.
        Я тут же связалась с Реем и сообщила о месте встречи. В ответ я услышала пятиэтажные нецензурные выражения. Не знала, что он такие знает, что я ему и сказала. Добавила, чтобы связался со мной.
        — А мне пора, — глянув на часы, сказала я.
        — Это куда ты собралась? — спросил Адриан.
        — Соскучилась по господину Бородину. Хочу с ним увидеться и поговорить. Бить пока что не буду.
        — Я с тобой!
        — Да не вопрос! Пошли!
        Мы сели в машину. Ух, как жду этой встречи!
        — Ты как себя чувствуешь?
        — Прекрасно Адриан. Настроение хорошее и жажду увидеть Илью, — поделилась я. — И вообще: где ты был два дня?
        — Куда едем? Дела были срочные в океане. Столько грязи я ещё не видел. Прости, забыл позвонить.
        — Вот адрес.
        — Да тут недалеко!
        Угу. Это «недалеко!» оказалось на окраине города. Нет, я знала, где эта улица, но не думала, что Адриан дворами поедет.
        — Надеюсь, ты не искал короткий путь? — спросила я, вылезая из машины.
        — Нет. Просто хотелось побыть с тобой.
        Я не нашлась что ответить. Оглядев здание, я решила в него войти.
        — Погоди! — сказал водный дух, хватая меня за руку.
        — Что такое?
        — Посмотри на себя.
        Я осмотрела себя любимую. Ничего не заметила и вопросительно посмотрела на него.
        — Где деловая одежда? Это бизнес контора, — разъяснил Адриан.
        — А… э…
        — Только в деловой одежде!
        — Хорошо, а можно туфли не надевать? — умоляюще спросила я.
        — Нет. Юбка не будет прикрывать твои стопы.
        Эх, как всё сложно!
        — А можно я длинную юбку надену?
        — Нет. Только юбку по колено.
        Пришлось выполнить все требования.
        — Я всё удивляюсь. Вроде из богатой семьи, а не знаешь, как нужно одеваться для делового разговора, — поразился Адриан.
        — Мне не доводилось бывать в таких зданиях, — ответила я, красуясь перед ним.
        — Просто конфетка София.
        А он-то как прекрасен! Костюмчик очень хорошо сидит на нём. Так и хочется к нему подойти, обнять и сказать: «Ты мой!»
        — Соня?
        Я тряхнула головой.
        — Идём.
        Мы вошли в здание. Ну, сомнений по поводу антуража нет.
        — Эй, вы кто такие? — подорвался с места охранник.
        — Спокойнее. Мы супруги Свиридовы — предприниматели. Пришли поговорить с господином Бородиным. Он нас ждёт.
        Охранник отстал от нас. Мы спросили, в каком кабинете он находится. Как раз пришли. Заседание уже закончилось. Бородин остался один в кабинете. Правильно! Меньше знают, крепче спят.
        — Добрый день! — протянула я, заглядывая в шикарный кабинет.
        — Добрый. Чего хотели? Сейчас у меня перерыв, — спросил Бородин, не оглядываясь.
        — Мы минут на двадцать, а потом пойдём по своим делам.
        Я заметила, что его спина напряглась. Адриан индифферентно стоял у двери. Товарищ Бородин повернулся. Кислая физиономия у него, а я всё шире и шире улыбалась.
        — О нет, нет и ещё раз нет! Только не ты!
        Не поняла! А что, Адриан его не смущает?
        — А что такое? Ты не рад меня видеть? Как так? — немного обиделась я.
        — Нет! Уходи, исчезни! Я только начал тебя забывать!
        — Плохо мой дорогой. А как же бдительность?
        — Как ты меня вообще нашла? — уйдя в конец кабинета, спросил он.
        Правильно. От греха подальше.
        — Есть связи. Куда ты пропал? Я соскучилась, — садясь на стол, спросила я.
        — А я нет! И я не обязан перед тобой отчитываться!
        — Я переживу. Мы пришли поговорить…
        — Ага! Знаю я тебя! Все твои «Пришли поговорить!» оканчиваются для меня плачевно! — перебил бизнесмен меня.
        Бывает, что тут скажешь?
        — Как тебя Эйри нашла, и что ты у неё забыл?
        — А это уже не твоего ума дело!
        — Мне снова на шантаж перейти? — осведомилась я.
        — Какой может быть у тебя шантаж?
        — Я всё ещё хочу избавиться от тебя.
        Бородин задумался. Интересно, о чём? Мне вообще-то всё равно, с кем он там связался, но эта живучесть меня угнетает. Сколько бы раз он не находился на волоске от смерти, Илья находит способ вернуться к жизни. Адриан подпирал косяк и о чём-то думал.
        — Слушай, азовка![1] Я не боюсь тебя, и ты мне ничего не сможешь сделать! — потерпел он фиаско.
        — Очень даже смогу! — прозаично ответила я, спрыгивая со стола.
        Из бетонного пола вырывались растения. Они стремительно ползли к Бородину, а он только успевал ускользать. Дошло дело до того, что Илья забрался под стол и попросил передышку. Просьбу я выполнила.
        — Отвечать будешь?
        — Не могу я ничего сказать. Отстань от меня противная бабёнка!
        Стол перевернулся. Илья опрометью воздвиг себе блокпост из него. И для чего весь этот спектакль? Из предплечья вырвались лианы. Вякнув, бизнесмен поспешил оставить блокпост и переместился за диван.
        — Тебе Эйри запретила трепаться? — спросила я, сбавляя обороты.
        Камеры видео наблюдения уже давно вышли из строя.
        — А, ладно! Чего мне терять? Да! Я теперь с ней работаю. Удовлетворена?!
        — Немного, — призналась я. — Продолжай.
        — А что продолжать? Теперь мы с ней связаны и прекрасно работаем вместе! Эта девушка дала мне то, что Рей не смог!
        —О! И что же? — заинтересовался молчавший до этого Адриан.
        — Власть и бессмертие!
        — Неужели? И у тебя есть доказательства?
        Бородин ослабил галстук и отдёрнул воротник рубашки. На его шее красовались две ранки. Тогда понятно, почему он себя так фамильярно ведёт.
        — И давно? — спросила я.
        — Три дня. Эйри сказала, чтобы я эти дни не попадался никому на глаза, особенно Рею. Тому ничего не стоит убить меня.
        — Ты так просто согласился?
        — Ты же согласилась стать чудовищем, ничего? Почему я не могу себе это позволить?
        — Стать чудовищем? — нахмурилась я.
        — Стать сильным и непобедимым! Бессмертного никто не может убить! Никто!
        Мы с Адрианом засмеялись. Мы сами того же разлива и то знаем, что даже бессмертного можно убить. Знать надо такие тонкости. Бессмертные хранят эту тайну. Не всем об этом рассказывается, а то потом будут учить какую-нибудь группу убивать нас. Даже в Совете не все знаю об этом.
        — Открою тебе страшную тайну Бородин, — отсмеявшись, сказал Адриан. — Даже бессмертного можно убить, поверь на слово.
        — Мой тебе совет Илья. Будет лучше, если ты оставишь в тайне наш разговор. Мне хочется, чтобы ты до жил до того момента, когда я рассчитаюсь с тобой, — резонно сказала я, направляясь к двери.
        Адриан остался и сказал, что спустится позже. Я села в машину и ждала. Минут через двадцать и он пришёл. Мы тронулись. Я смотрела в окно, как вдруг грудь пронзила боль. Резкая и сильная. Голова тут же разболелась, и стали всплывать воспоминания.
        В одном из них оная ночь, в которую моя жизнь перевернулась. Я кричала, пытаясь вырваться из этих воспоминаний.
        — Соня! Соня, очнись! — тряс меня Адриан.
        Всё пропало и только испуганное лицо Адриана смотрело на меня. Голова гудела.
        — Поехали домой Адриан, — попросила я.
        Он выполнил мою просьбу. Отнёс меня в комнату и уложил на кровать. Адриан собрался уходить, но я попросила остаться со мной.
        В этом момент мне было спокойно и надёжно. Сильные руки обнимали меня. Сколько раз я себе твердила, что больше никогда не влюблюсь, но этот мужчина манит меня.
        Утром я еле встала с койки. С трудом разобралась с растениями и спустилась вниз. На кухни был только Адриан. Он что-то готовил, и это обалденно пахло. Я тихонько села за стол и наблюдала за ним. Красивый, сильный, добрый — мечта любой девушки.
        — А у тебя получается, — обронила я.
        — Ты уже встала? Не слышал, как ты подкралась. Как спалось?
        — Плохо, если честно. Ахинея какая-то снилась. Вчера я что-то себя плохо почувствовала, да ещё и резкие боли в груди и голове. Чувствую себя выжитым лимоном, — призналась я. — Я хочу найти Риккардо или Киллиана. Нужно поинтересоваться у них, что со мной происходит. К тому же они что-то такое говорили.
        — И давно?
        — В первый год. Я не могла в это поверить, но, похоже, настал этот момент.
        Адриан сделал омлет и чай. Есть мне не хотелось, но решила не обижать его и стала ковырять еду. Первый кусок пошёл туго, но потом втянулась.
        — Может, тебе сегодня остаться дома?
        — Нет. У меня к тебе будет просьба. Мне нужно будет пойти в лес и там пройти процедуру.
        — Что за процедура? — насторожился водный дух.
        — Помогает выявить признаки болезни и пути решения, да заодно восполнить энергию.
        — Никогда об этом не слышал.
        — Почему же? У вас водных духов аналогичная операция, только вы опускаетесь на дно, а мы в кокон, — объяснила я.
        — Понял, о чём ты. Давно просто этим не пользовался и успел позабыть, — хлопнул Адриан себя по лбу. — Отвезу тебя, о чём речь?
        Я встала из-за стола, сделала пару шагов и упала на коленки. Боль снова дала о себе знать. Снова эти воспоминания…
        Из этого ужаса меня выдернул Адриан. Это ужасно.
        — Срочно! — вымолвила я.
        Адриан держал меня за руку, пока я его вела вглубь леса. Много растений и кустов, — вот что мне нужно. Усевшись среди них, я стала думать о проблеме. Вьюнки обхватывали меня, создавая кокон.
        Передо мной появился мужчина. У него зелёные волосы и глаза. Листва служила ему одеждой. Босоногий.
        — Тебя что-то беспокоит дочь Земли? — спросил он.
        — Да.
        Я поведала ему о своих недугах и просила дать пути решения. Мужчина внимательно выслушал.
        — Оная девушка, имеющая двух создателей? Ты сама по себе интересна. Такие духи в большинстве случаев сходят с ума и их уничтожают.
        — Неужто нет пути решений этой проблемы? Но ведь дело не в количестве создателях, верно?
        — Да. Факт в том, что ты до конца не обратилась. Вылезла из кокона раньше срока. Сейчас в тебе две стихии — земная и воздушная. Они не противоречат друг другу, хотя должны. Тебе не легко пришлось в ту злополучную ночь, а это всё должно когда-то аукнуться.
        — И что мне делать? Прожив четыре года новую жизнь и распрощаться с ней? На это я пойти не могу. Это надо было тогда это сделать. Сейчас поздно, — начала я себя защищать.
        Я не собираюсь прощаться с жизнью только потому, что возродилась раньше срока.
        — Куда ты так торопишься София? — удивился Шинуру. — Ты попросила пути решения, и я рассуждаю. Проблема не простая. Лечение есть, и оно будет эффективно для тебя именно сейчас, пока нет осложнений.
        — И что это?
        — Снова забраться в кокон. И не затягивай.
        Из кокона я выбиралась так же, как и в день обращения.
        — О! Соня заново рождается. Позволь принять роды, — кинулся ко мне Адриан.
        Меня извлекли из кокона. Адриан обнял меня и сказал:
        — Я хочу тебе кое-что сказать. Два года прошло, а я всё не могу сказать, что люблю тебя София.
        Я отстранилась, посмотрев на него. Его аквамариновые глаза были полны любови и заботы. Не знала, что ответить. Просто смотрела на него. Давно мною позабыты эти прекрасные слова. Адриан воспользовался заминкой и поцеловал меня. Я не отказывалась, потому что сама этого хотела.
        Боязнь, что я открою своё сердце новому мужчине, меня преследовало. Воспоминания не давали мне покоя. Его поцелуй был полон решительности. Я почувствовала толчок в спину. Крылья. Они снова свободны.
        — Пошли, нам здесь делать нечего! — толкал Киллиан Риккардо.
        — А может…
        — Нет! Пошли!
        Создатели быстро ретировались, а поцелуй мы не прерывали. Нас прервал мой телефон. Мелисса.
        — Что случилось, дорогая? — спросила я, не отходя от кассы.
        — И тебе привет Соня. Ты Алферия не видела?
        — Нет, а что? Что-то случилось? — встревожилась я.
        — После нашего свидания я о нём ничего не слышала. Беспокоюсь. Соня, можно тебя попросить? Отыщи его. У меня работы столько, что я ночую в конторе. Прошу тебя.
        — Хорошо Мелисса, только успокойся. Я сейчас приеду!
        — Что случилось? — спросил Адриан.
        — Алферий пропал.
        Мы прибыли в контору. У Мелиссы всё валится из рук и нервничает.
        — Пока помню. Адриан для тебя задание от Совета. Какой-то умник сбрасывает обходы в Каспийском море. Дуй туда и выясни всё. Меру наказания выбираешь сам. Вот приказ.
        — Я понял. А ты себя Соня береги, — сказал он и вышел. Потом вернулся и спросил: — Вода есть?
        — Стакана хватит?
        — Вполне.
        Адриан ушёл по воде, оставив нас с Мелиссой наедине.
        — А теперь рассказывай! — потребовала я.
        — А что рассказывать? Сходили мы в кино, потом в ресторан и оставшуюся ночь гуляли. Всё прошло хорошо, даже поцеловал меня. Была на седьмом небе от счастья. Потом ему Совет дал задание, и его уже трое суток нет! Очень волнуюсь. А из-за работы у меня нет времени отправиться на его поиски. Обычно он звонил или как-то предупреждал. Сможешь его найти?
        — Смогу, только мне нужна его вещь, — успокоила я подругу.
        — Сейчас…
        Мелисса судорожно рыскала по конторе, переворачивая всё, до чего смогла дотянуться. Она мне вручила его часы. Вполне сойдёт.
        — Вот и славно. Отыщем нашего Алферия, — заверила я Мелиссу. — А теперь мне нужен цветок.
        Лесами, огородами, я пришла приличное расстояние. А теперь посмотрим, что мне скажут часы. Калисса обучила меня искусству поиска предметов. Вот сейчас мы им и воспользуемся. Представив Алферия, я дала указание заклинанию. Оно активировалось, часы засияли голубым светом и оторвались от моих рук.
        — Веди меня к нему!
        Часы встрепенулись и понеслись вперёд. Ого, как припустили! Где там мои прекрасные крылья? Материализовав белоснежные крылья, я взлетела. Далековато занесло Алферия. Летим мы уже часа три.
        Затем часы остановились. Я спустилась. Добралась до уральских гор. Сначала я понять не могла, почему они застыли в нерешительности, но потом дошло. Я взяла часы, положила в карман и полетела дальше. Предстояло лететь до Камчатки. Что он там забыл?
        Ещё пять часов полёта я выдержала. Спустилась на землю. Нет, надо немного передохнуть, а потом землёй продолжу путь. Как же хорошо, когда у тебя две способности. Отдохнув, я коснулась земли и рассыпалась. Камнями передвигаться не хуже чем по воздуху.
        К ночи я пересекла только половину Сибири. Лес прекрасно подойдёт для ночлега. Костёр мне не нужен, а питалась тем, что нашла в лесу. Кора деревьев весьма не плоха. Никогда не думала, что она будет моим любимым блюдом. В детстве я тоже пробовала кору, как и многие дети, но вкус мне не понравился. А сейчас за милую душу уходит.
        Немного ягод скрасили час отдыха, а потом я завалилась спать. Мне некого бояться в лесу.
        Наутро я проснулась отдохнувшая и готовая идти дальше. Пойду-ка я землёй, а потом воздухом. Через час я согнулась пополам от боли. Из камней меня выкинуло. Собрала трухлявые деревья, расколола камни и чуть не угодила в болото.
        Боль отпустила, и я продолжила путь. Добралась до Байкала. Поплавала в нём. Тут я могла себе позволить поднять в небо. Пересекла Дальний Восток. Остановилась на ещё один ночлег. Боль забрала большую часть моих сил.
        Утром проснулась я оттого, что в меня кто-то чем-то тыкал. Глаз высосу!.. Это оказались охотники. Не каждый день увидишь босоногую девушку, спящую в лесу.
        — Ты жива? — спросил усатый.
        — Только ради этого вопроса меня разбудили? — зевнула я. — Да. Я жива.
        — А что ты здесь делаешь? Потерялась?
        — Нет. Сплю. Вы идите по своим делам, а я ещё посплю.
        — Как же мы тебя оставим? Пойдёшь с нами в деревню. Тебя как следует, накормят. Питаться корой и ягодами — это странно, — сказал мужчина со светлыми волосами.
        — Мне в самый раз господа.
        — Поди, полночи искала деревушку.
        Видимо, поспать мне не дадут.
        — Я ценю вашу заботу господа, но мне помощь не нужна. Я путешествую и сейчас мне пора идти. До свидания! — попрощалась я.
        — Подожди! Ты пропадёшь в лесу!
        — Не пропаду. Этот лес я знаю, как свои пять пальцев. А вам советую не заходить далеко и постоянно оглядываться. Леса таят в себе то, что невозможно объяснить.
        Они так и стояли в недоумении, а я скрылась из их вида. К полудню я добралась и до Камчатки. Прекрасный край. Я не могла пройти мимо жимолости и черемши. Это был и завтрак, и обед.
        А то охотники бы замучили своими советами по поводу питания. Часы снова активировались. Я взлетела. Они привели меня к вулкану. Кратер был заполнен лавой. Ещё немного, — и лава начнёт стекать. Ба! Алферий! Дух купался в лаве и млел.
        — Алферий! — позвала я.
        — А? Кто? — перепугался он. — А София! Ты как здесь оказалась?
        — Мелисса на уши всех поставила, а ты купаешься в лаве? Трое суток тебя не было! Позвонил бы девушке, переживает! — тут же набросилась я на него.
        Я ведь тоже переживаю. Огненный дух вылез из лавы. Красный, как помидор.
        — А сколько времени прошло? — переспросил он.
        — Трое суток. Мелисса говорит, что ты ей звонишь, когда задерживаешься надолго. Что случилось?
        — Работёнка попалась сложная. Группа товарищей на вертолёте отправилась в Долину Гейзеров. Они высадили своего товарища и взлетели. Снимали его на видео, а у того дикая паника началась. Пришлось объяснить этим детишкам, что так делать нельзя. А тому парню я сказал подумать над тем, кто его окружает.
        — Это всё? — удивилась я.
        — Нет, — покачал он головой. — С молодёжью было просто, но нарисовался водный дух. Какой-то злой, напыщенный, а главное — агрессия через край хлещет. Он решил, что я здесь лишний и жаждал от меня избавиться. Горячих источников было достаточно, и имел преимущество. А мне нужен был огонь, до которого не мог добраться. Не хотел я с ним сражаться, но этот парень был настойчивым.
        — Дык, ведь источники! Они тебе хорошо бы помогли!
        — Они-то помогли, но самую малость. Я еле отбился. Пришлось его убить. Был выбор: либо я его, либо он меня. Теперь вот не знаю, как быть. А три дня я не выходил на связь, потому что телефон выронил. Ничего от него не осталось.
        — Не хочешь появляться на глаза?
        — Да.
        — Думаю, тебе нужно просто это объяснить Совету Стихий и всё. Не думаю, что они такие бяки. Выслушают. Кто-нибудь может из нас пойти для поддержки.
        — Чтобы кого из вас вместе со мной в пещеры для бессмертных? Нет уж!
        — Ты не понял. Когда ты приходишь с поддержкой в Совет, отвечать на вопросы гораздо проще, — попыталась я объяснить. — Помнишь, как ты со мной отправился к Совету?
        — Помню, — усмехнулся Алферий. — Галю запугала до такой степени, что на тебя телегу накатала. Причём наврали так, что глава не поверил. Как тебе вообще удалось её запугать? Галя ведь была сильным духом леса.
        — В один прекрасный день она меня достала. Киллиан с Риккардо еле осадили меня. Тем ещё чудовищем была. В лаве купаешься, чтобы восстановить силы?
        — Да. Она мне помогает расслабиться и о многом подумать. Я всё думал, как буду в глаза Мелиссе смотреть?
        — Обыкновенно. Любит она тебя такого, какой ты есть. На моём месте должна быть она. У неё столько дел, что она ночует в конторе. Даже прогуляться нет времени. Поэтому Алферий, возвращайся в Войцешек. Она ждёт тебя. А к Совету я с тобой пойду.
        — Тебе это зачем?
        — Я твой друг, — сказала я, убирая ноги. Лава подкралась незаметно.
        — Наверно, ты права. Я так привык к этому вулкану, что даже уходить не хочется, — вздохнул он.
        — На Ларихте есть порталы, которые перебросят тебя в любую точку мира. Калисса тебе всё покажет и расскажет.
        Алферия я уговорила, и мы отправились домой. Прибыв в город, мы пошли в контору Карающей Длани. Мелисса бросила все дела и стиснула огненного духа в своих объятиях. Затем девушка высказала всё, что о нём думает. Пришлось ему всё рассказать.
        — И как быть? — села на диван дух воздуха.
        — София отправится со мной в Совет, — ответил Алферий.
        — Может, лучше я с тобой схожу?
        — Тебе Совет этого не простит, — хмыкнула я. — Ты у них незаменимый человек. Поэтому пойду я.
        — Ага. А Адриан тебя пустит?
        — Уговорю.
        Мелисса подошла к столу. В её руках было светящееся письмо.
        — Долго Совет жить и богато будет. Письмо о срочном прибытии Алферия в Совет. Завтра к полудню.
        — Узнали, что я прибыл, — закатил глаза огненный дух. — Никто не возражает, если я посплю?
        Он встал. Сделал себе кокон из племени около камина и пошёл спать.
        — Спасибо, что нашла его.
        — Хорошо хоть с ним всё в порядке. Ой, забыла! Проснётся — передай ему часы, — вспомнила я.
        Мелисса вернулась к работе, и изредка поглядывала на огненный кокон.


        * * *


        Мёртвой хваткой я вцепилась в дерево на высоте трёх метров.
        — И чего ты там забыла? Я только коснулся тебя, а ты вон куда взлетела, — поинтересовался Рей.
        — Да, кто тебя знает? Прогуливаюсь себе спокойно, никого не трогаю, а тут появляется Рей и пугает меня! — резонно заявила я.
        — Ладно, кончай этот цирк и спускайся. Разговор к тебе есть.
        Долго я думала над его предложением и решила исполнить его просьбу.
        — Внимаю, глаголь.
        — Помнишь про встречу, которую мне устроила Эйри? Так вот! Я пришёл на назначенное место. Там был девочки и Бородин. Хочу сказать, что схватка была яростной. Сыграли мы в ничью. Бородин проговорился, что ты ему сильно мешаешь, и хотелось бы это как-то исправить.
        — Девочек не сдал? — спросила я. Они волновали меня, прежде всего.
        — Нет. Я был этому удивлён не меньше тебя София. Поэтому завтра ты пойдёшь со мной на очередную встречу, где будут расставлены ловушки, — обрадовал меня Рей.
        — Ещё и ловушки? Зачем?
        — Баба она хитрая и практически всегда добивается всего. Ей хочется на тебя посмотреть. Я ей сказал, что поймать тебя довольно трудно.
        — Ты меня заинтересовал Рей. Хочу посмотреть на физиономию Бородина.
        — При упоминании твоего имени, его начинает колотить. Довела бедолагу.
        — Этот «бедолага» никак не может концы откинуть! Шестой месяц пошёл, как я его пытаюсь спровадить на тот свет!
        — Я ушёл. Встретимся завтра у моего ночного клуба.
        А я вернулась в контору. Алферий уже проснулся. Весел и полон сил.
        — Готова отправиться к Совету? — залихватски спросил он меня.
        — Всегда готова. Нам уже пора?
        — Пошли.
        — Будьте оба осторожнее, — сказала Мелисса.
        И мы отправились к Совету в гости. Портал находился в соседней комнате. Оказались мы на острове. Цветущий остров, на котором можно увидеть сказочную флору и фауну. Большой дворец находился в глубине острова. Тропинка к нему была выложена из золотого кирпича. Сам дворец напоминает Тадж-Махал.
        Мы вошли в него. По дворцу гуляло много народу. Побывав здесь раз, уже не возможно забыть этой красоты. Тут всё как у людей: есть секретарь, архивариус, летописец (он обязателен!), и очень много начальников. Начинает нервировать, когда они все хотят видеть тебя. Жуть! Именно сегодня оный день, когда начальники собрались вместе, дабы взглянуть на нас.
        Алферий волновался, равно как и я. Совет запросто может из дворца отправить нас в пещеры Очищения или в пещеры для бессмертных. В последнюю я бы не хотела отправиться. Боюсь представить, что там творится…
        Как-то Киллиан проговорился насчёт пещер для бессмертных. Говорит, что оттуда раздаются душераздирающие крики. Ужасы, которые там творятся, известны только высшим духам стихий или тем, кто туда отправился.
        Секретарша что-то заполняла от руки. Рядом с ней стояла огромная стопка бумаг. Компьютеров здесь в помине нет. Мелисса пользуется сканером. Письма отправляются телепортацией. Стоящая рядом плетёная корзинка выполняет данную функцию.
        — Слушаю вас! — не отрываясь от писанины, спросила секретарь.
        — У нас назначена встреча с Советом, — ответил Алферий.
        — У двоих сразу?
        Я кивнула, но как-то без уверенности. Секретарь кивнула на дверь, мол, заходите. Мы зашли. Помещение было полутёмное, но начальство было видно отлично. Встав в центр зала, мы ждали. Первым разговор должен начать Совет. Перед тем как идти сюда, мне пришлось увидеть всё то, что произошло между Алферием и Юрой.
        — Алферий — дух Огня! Ты был вызван на совет, что бы объяснить свой поступок! — раздался голос Диего. — Но что делает здесь дух… земли и воздуха?
        Мне показалось или глава Совета не рад меня видеть? Киллиан с Риккардо кашлянули. Они явно не понимали, зачем я сюда притащилась.
        — Поддержка, — ответила я. — А так же несу в себе доказательства.
        На этом моя речь закончилось. Я знала, что нужно говорить, а что нет. Совет не любит, когда в разговоре много «воды».
        — Мы ждём, — сказал дух Воды. Он был правой рукой Диего — духа Огня.
        Алферий рассказал всё, как было. Лианы из моего предплечья вылезли. Они чувствовали, что в этом зале есть ещё лианы, с которыми хотелось подружиться. До конца упрятать их у меня не получилось ещё потому, что на этом острове ты становишься самим собой. Никого не надо опасаться и прятать свои способности.
        — Поэтому у меня был выбор, либо я Юрия, либо он меня.
        — Подойди ко мне, — попросил Диего. — Я не чувствую в твоей речи ложи. Хочу убедиться сам. Протяни мне свою руку.
        Алферий выполнил указания. Диего схватил его запястье. Вспыхнуло пламя.
        — Выбора у тебя действительно как такового не было, но всё равно должен был обойтись минимальными потерями.
        — Я заметил, что его поведение сильно изменилось.
        — Поясни.
        — Он стал агрессивным и не жалел сил на атаки. София помогла разобраться в этом.
        Алферий обернулся.
        — Что ж, тогда я хочу послушать, что скажет София, — откинулся в кресле Диего.
        — Причина проста. Юрий сошёл с ума. Он стал думать, что может одолеть любого. Юрий находил сильного духа и сражался с ним. Каким-то образом ему удавалось одержать победу. Удивительно было то, что проигравшие оставались в живых. Он преодолевал ступень за ступенью. Силы стихий к такому не привыкли. Водная стихия начала его поглощать, заманивать…
        — Стоп! — прервал мою речь Диего. — Откуда тебе это известно?
        Представители Совета зашептались. Мои создатели нервничали. Интересно, почему?..
        — Дар у меня такой. Я могу видеть изменения в человеке через того, кто с ним контактировал, — попыталась я объяснить.
        Мой дар невозможно объяснить. Это что-то вроде шестого чувства. Считав информацию с Алферия, я заглянула в душу Юрия. Она у него не синяя или голубая, она — чёрно-красная. Тогда я сильно испугалась. Я слышала о таких душах, но никогда не думала, что сама её увижу. Стихия полностью поглотила его. Захлебнулся водой.
        — Я не слышал, чтобы у тебя был такой дар.
        Диего покосился на моих создателей.
        — А о нём я не рассказываю. Они тоже не в курсе. А вот теперь все в курсе и мне страшно, — сказала я.
        — Почему тебе страшно дитя моё? — спросила женщина. Она представитель стихии Земли. Так сказать… далеко прародительница. Рядом с ней сидел и мужчина — представитель стихии воздуха.
        — Мой дар опасен. То, что вижу я — может свести с ума.
        — Ты этого боишься? — почему-то спросил Диего.
        — Конечно! Нет ничего хуже сумасшедшего духа. Не сочтите за дерзость, но почему вы удивились? — спросила я.
        — Странно слышать это от той, которая владеет двумя стихиями.
        — Да, но я не зазнаюсь. Мне подробно объяснили, чем это чревато. А пожить я ещё хочу.
        — Я ничего плохого не хотел сказать. Подойди ко мне.
        Я подошла к Диего. Протянула ему руку с лианами. Краем глаза я заметила, что Киллиан старается спрятать свою руку, а Риккардо его успокаивает. Он коснулся огнём моих лиан. Он увидел то, что видела я. Каждую деталь, чувствовал боль и страдание Юрия.
        — Как ты живёшь? — спросил Диего, потирая кисть, словно обжёг её.
        — Не знаю, — покачала я головой. — Одно могу сказать: Алферий защищался. Он не виноват.
        — Ты убедила меня София. Не передать словами, что я видел. А ты Алферий будь осторожен в следующий раз. Обвинения снимаются. Свободны.
        Из зала я вышла шатаясь.
        — Спасибо, — обнял меня Алферий.


        ГЛАВА 7. ПОСМОТРИ НА МЕНЯ СВЕТЛЫМ ВЗОРОМ


        — Только сегодня! Акция! Любому желающему
        за причинение вреда природе — недельное скитание
        по просторам леса по программе «Всё включено»!


        София


        Как мы и договаривались с Реем, встретились у его ночного клуба. На меня хочет посмотреть сама Эйри. Я тоже не откажусь от этого. Поэтому я спокойно отнеслась к словам Рея о том, что она меня хочет видеть. Должна же я с ней познакомиться! Работать нам вместе!
        — На свидания девушки всегда опаздывают, — улыбнулся Рей.
        — О, нет! На это свидание я не хочу опаздывать! — потирая ладони, сказала я. — Веди меня на встречу. Жажду с ней познакомиться.
        — Нетерпеливая?
        — Ага!
        — Только хочу тебя предупредить: не дразни её.
        — Оу! Это почему?
        — Эйри ещё та стерва.
        — Ты ведь с ней давно знаком? Твоя бывшая подружка?
        — Тебе интересно?
        — Немного, но сильным любопытством я не страдаю.
        — Пошли на встречу. Я тебе по дороге расскажу, — пригласил вампир, подставляя мне руку.
        Сделав реверанс, я взяла его под руку, и мы отправились на встречу.
        — Когда-то с Эйри мы были влюблены. Гуляли по ночному городу. Много общих интересов, даже вкусы совпадали. Лет двадцать мы были вместе и не торопились переходить на следующую ступень. Я хотел жениться на ней. Когда живёшь вечно, ищешь человека, который будет с тобой. Но видимо, не суждено этому сбыться. Шло время, и я стал замечать, что Эйри ведёт себя странно. Стала срываться на мне, упрекать и раздувать скандал из ничего. О свадьбе уже и речи не могло идти.
        — Печально.
        — Я думаю, что это к лучшему.
        — Почему?
        — Как бы тебе это объяснить… Я считаю, что когда расстаёшься до свадьбы — это одно, а когда после — совершенно другое. Мне кажется, что расставание в браке — это что-то ужасное, потому что умирает частичка тебя. Случай такой у меня был. Я думал, что всё будет по-другому, но и с ней что-то случилось.
        — Полюбила другого? — спросила я, перепрыгивая через яму.
        — Не знаю. Знаю одно: эта девушка теперь не та Эйри, которую я знал, — говорил Рей.
        — Может, одумается?
        — Нет. Власть ей не нужна. Она сама кого хочет подчинить, но авторитет поднять не прочь.
        — И как?
        — Тобой.
        — Мной? — удивилась я. — Чего это вдруг?
        — Бородин рассказал ей о тебе, и она очень хочет с тобой увидеться и поговорить. Надеется, что сегодня ты не вернёшься домой.
        — Оу! Да я популярнее становлюсь!
        За разговором я не заметила, как мы пришли к мосту через реку в мой любимый лес. Почему любимый? А жижу недалеко от него.
        У моста стояли Анита и Сарина. Девушки не пытались со мной поздороваться, дабы не выдать себя. А вот и Бородин! Мой любимый бизнесмен. Я широко ему улыбнулась, а он позеленел и стал отодвигаться. Так и хотелось сказать, чтобы не боялся, ибо сейчас мне не до него. А вот я не прочь немного его помучить. Бедняга уже забыл, когда последний раз мы просто молчали.
        Мелькнул платочек. Отёр лоб и шею. Не удержалась и послала воздушный поцелуй. Побледнел. Прибыла и сама виновница торжества. А у меня настроение приподнятое.
        На девушке было фиолетовое платье. Юбка чуть ниже колена. Мне нравится. Чёрноволосая красавица с слегка красноватой радужкой глаз, собственно как и у всех вампиров.
        — Я думала, что ты не придёшь, — ходила она взад-вперёд.
        — А почему нет? Ты меня пригласила, и я не могла отказать, — пожала я плечами.
        — Очень интересно. Дух стихии пришёл один. Обычно вас минимум двое.
        — Мне вот захотелось. Вдруг чего интересного ты мне скажешь?
        — Я хочу посмотреть на тебя.
        — Так в чём дело? — спросила я, не спеша, покрутилась.
        — Ты нахальнее, чем я думала, — с пафосом сказала она.
        — Какая есть. Ты хотела ещё со мной поговорить? Так я слушаю.
        — Зачем мне с тобой разговаривать, когда я намерена тебя убрать? Илья мне всё про тебя рассказал. У нас с ним сделка. Я помогу ему, а он мне. Он хочет, чтобы я убрала тебя с его пути.
        Я рассмеялась. Вот умора!
        — Так и сказал?
        — Что здесь смешного?
        — За шесть месяцев я его так достала, что он бедный бледнеет, когда видит меня. А когда я с ним разговариваю, так вообще зеленеет, — резонно сказала я, не забыв помахать бизнесмену рукой.
        Беднягу аж передёрнуло. Ничего, мы ещё встретимся, поболтаем, отправлю на больничную койку. Как я по нему соскучилась!..
        — Поэтому готовься к смерти дух стихии! — грозно рыкнула она и бросилась на меня.
        Рей пытался меня защитить, но я запретила это делать. Мне нужен обзор и я буду участвовать в этом бою!
        Она поцарапала меня. Я не обиделась и хлестнула её по спине лианами. Эйри взвыла. Да, они больно бьют! Я насчитала около семи лиан из своего предплечья. Чувствовала, как они шевелятся под кожей.
        Не забывая поправлять венок, я хлестнула её по ногам. Бородин осмелился помешать мне, огрел камнем по голове. Заскулив от боли, я упала на колени. С трудом уклонилась от ножевого ранения. Бородин получил крыльями. Теперь стонал он.
        Повернувшись к сопернице, я почувствовала что-то инородное в животе. Нож. Эйри на голову выше меня и смотрела высокомерно.
        — Что такое? Нет слов? И не надо. Я как-нибудь переживу.
        — Неужели? — воскликнул Илья Бородин. — Неужели она повержена? Я свободен!
        — Рано радуешься бизнесмен, — фыркнула я, толкнув Эйри.
        Нож остался в животе. Надо выдернуть, а то некрасиво выгляжу. Сделав это, я метнула его в Эйри. Попала, хоть и не умею метать ножи.
        — Мы квиты. Духи стихий тоже бессмертны, поэтому твой нож бессилен, — сказала я. Повернулась к бизнесмену: — А вот за удар по голове отдельно поговорим!
        — Откуда у тебя столько силы? — опомнилась Эйри.
        — На голову больным духам закон не писан, — ответила я. — Буду считать, что свидание удалось. Теперь я знаю, что мне с тобой делать.


        * * *


        — Где тебя носило? — удивился Адриан, обрабатывая мою рану.
        — На свидание ходила. Мы с Эйри не поделили Рея. Ай, щиплет!
        — Сколько раз я тебе говорил: не ходи на свидания с занятыми парнями. Девушки очень ревнивые, особенно у таких как Эйри.
        — Мне отправиться в угол на гречку? — надула я губки.
        — Зачем? Я сам тебя туда отнесу, — улыбнулся он и поцеловал меня.
        Мне нравится, что Адриан понимает мои шутки. Даже поддерживает их. Сейчас я смотрела, как он обрабатывает мою рану. Мой взгляд скользнул по его шее.
        Вспыхнуло желание обнять его и страстно поцеловать. Обработав рану, Адриан собрал аптечку и пошёл ставить на место. Пришлось повозиться, потому что растения его не пускали.
        Я встала и тихо зашагала к нему. Как только он выпрямился во весь рост и повернулся ко мне, я обняла его. Руки быстро забрались под его рубашку. Тёплый и пахнет морем. Адриан поцеловал меня. Рядом с ним я чувствовала себя защищённой. Долго очень долго я противилась своим чувствам.
        Не могу жить с мыслью о том, что он рядом со мной, но я не могу до него дотянуться. Мысль просто невыносима! Он крепко обнял меня. Застонав от боли, я немного отстранилась, но поцелуй не прерывала.
        Не хочу отпускать! Я любила, давно любила! Любовь не была взаимной, как мне потом сказал Дима. Он был со мной, потому что я популярна и богата. Есть перспективы. Но в Адриане я чувствую защиту, и он меня не оставит. Я дорога ему и знаю это.
        Долгие годы я боялась помыслить о любви, считая, что её не существует. Я сильно ошибалась. Этот мужчина открыл мне дверь, показал, что не всё так плохо.
        Желание быть с ним возрастало в геометрической прогрессии. Хочу быть с ним и только с ним. Хватит бегать от судьбы! Рана будет кровоточить, если её не лечить. Душевная рана затягивалась, но травма останется со мной навсегда. Во мне бушевали разные чувства…


        * * *


        — Ты фальшивишь! — упрямо заявила Анита.
        — Чего это? То, что Калисса не бухтит на меня, это ещё ничего не значит! — возразила Сарина.
        — Что за шум, а драки нет? — зевая, спросила я.
        — Сейчас превращусь в Ключевской вулкан, тогда узнаете! — пригрозила Калисса им поварёшкой.
        — Соня! А Калисса нас обижает! — в унисон пожаловались девушки.
        — Девушки, зачем Калиссу обижаете? — спросила я. — Она только вернулась с Ларихты, а вы ей по ушам встреваете. Вы мне лучше расскажите, что с Эйри?
        — Я бы тоже хотел послушать, — отозвался Адриан.
        — Там совсем всё грустно. Эйри в ярости, а Бородин чуть не помер, — начала рассказывать Сарина.
        — А вот с этого место поподробнее.
        — Эйри устроила такой погром в квартире, что досталось всем, — продолжила Анита. — Бизнесмен не сообщил ей нужную информацию о тебе, поэтому выглядела дурой. Говорит, Рей смеётся над ней до сих пор. Мы с Сариной сходили к нему и поинтересовались, почему у него прекрасное настроение?
        — Ага! Рей нам рассказал кое-какие детали и продолжил смеяться. У бедняги сил не было рассказывать. Только пытается стать серьёзным, так его накрывает новая волна.
        Девушки засмеялись.
        — О нас она так ничего не знает. А ещё нам пришлось сдерживаться, дабы не рассмеяться, когда ты послала поцелуй Бородину, и он побледнел.
        — Он перед нами распинался, что теперь он бессмертный и его никто не может тронуть.
        — Ага, только сам в это верит с трудом, — хмыкнул Адриан.
        Девушки ушли, Адриана вызвала Мелисса, а я осталась сегодня дома. Хочу в саду посадить краснотал. Вот и займусь делом! По Войцешеку колесила весь день. Калисса наслаждалась покоем и тишиной.
        Красавец! На языке сразу же завертелась песня «Зацветает краснотал» в исполнении ВИА «Пламя». Язык уже побаливал, но песня всё не отставала. Зависла в саду. Посадила краснотал и довольная пошла домой.
        — Соня! — окликнула меня Лида.
        — Привет, Лида! Проходи, чаю попьём, — пригласила я.
        — Спасибо. А можно посмотреть твой сад?
        Я провела экскурсию. Сбылась её мечта.
        — Это моя единственная радость Соня. Кстати! Я на работу устроилась!
        Я чуть поднос не уронила. Калиссу освободила от этого дела. У неё итак работы выше крыши.
        — И кем? — заинтересовалась я. Помню, что Лида говорила на эту тему.
        — У меня высшее образование юриста, поэтому устроилась работать в суд. Взяли без проблем. Пришлось день потратить на лекцию по воспоминаниям. Влёт всё вспомнила, и работа пошла в гору.
        — Это же хорошо! Теперь у тебя есть работа. И сколько ты уже работаешь?
        — Недельку. Работа очень нравится. Конечно, я отвыкла от этого, но ничего!
        — Всё у тебя получится.
        — Слушай, я всё смотрю и думаю, как ты похожа на солистку группы «Далёкие дали». Моя дочь очень любит эту группу.
        Неужели я толком не изменилась? Прошло четыре года. Моя внешность пусть не сильно, но должна была измениться…
        — Просто похожа на неё. Мне тоже нравилось её творчество, — пожала я плечами.
        — А ведь тело так и не нашли. Никто даже не знает: жива она или нет? Просто жаль, что она пропала. На концерт группы хотели многие попасть. Моя дочь отстаивала огромные очереди за билетами. Я не стала её останавливать. Ведь когда-то я сама стояла в очереди за билетами на концерты любимых групп.
        — А как же Диана? Плохо поёт?
        — Нет. Поёт она весьма неплохо, но когда София была в составе группы, — её так же звали, как и тебя — нравилось больше. Она вкладывала в песню душу. Конечно, глупо сравнивать, но я так считаю.
        Мне стало так тоскливо. Я давно не видела музыкантов. Во мне проснулось желание отправиться на студию. Взглянуть на них украдкой. Надо сходить и успокоить душу.
        — Ладно София. Лучше расскажи мне о том, где ты краснотал купила?
        И тут Остапа понесло! Лиде я рассказала, как колесила по городу в поисках краснотала. Мне не хотелось его выкапывать в лесу. Что-то рука не поднималась, а вот покупка меня не смущала. К тому деньгу надо куда-то девать.
        В Карающей Длани даже зарплату платят. Ну это мы так называем. А начальство называет это так: «Надо сбагрить благородные металлы и драгоценные камешки». Не знаю, как Адриан с Алферием, а мы с Мелиссой зависаем в ювелирных мастерских. Ювелиры захлёбываются слюной. На Ларихте как-то попроще, ибо вышеупомянутое добро их не особо-то интересует. Этого добра хватает на Ларихте. Гуляешь себе по острову, а на каждом шагу тебе попадается драгоценный камешек.
        Лида ушла в шестом часу, а я, поужинав, отправилась искать Бородина. Руки чешутся. Где ты мой хороший? А мой хороший только что вышел с работы и вальяжно катился к машине.
        Бизнесмен уселся в машину и начал проверят документы. Я подошла к машине и постучала по опущенному стеклу.
        — Мужчина, не хотите ли отдохнуть? — улыбнулась я.
        Илья стал белее мела. Моя улыбка стала ещё шире. Ой, как мне нравится смотреть на его выражение лица! Хм, а может, не убивать его? Пусть думает, а я просто буду навещать его, чтобы доставить себе удовольствие его выражением лица? Он отложил документы, судорожно отыскал ключи, завёл машину и рванулся с места. М-да, самолёт отдохнул! Того гляди — взлетит! Явно вдавил в пол педаль газа.
        Что у него за привычка? Я тут поговорить хочу, а он от меня сваливает! Я что, такая страшная? Надо догнать и просить!
        Бизнесмен решил передохнуть. Он спрятал машину на подземной парковке. Выключив двигатель, он откинулся назад и тяжело дышал.
        — Может, тебе платочек дать? По лбу стекает пот.
        — Уйди нечистая!
        — Ты же вампир! Неужто боишься меня? Кто мне втирал по ушам, что тебя никто не сможет обидеть? Только не говори, что у тебя рефлекс от меня убегать! — разглагольствовала я.
        — Дай выйти! — потребовал он.
        Да ради бога! Я отошла от машины и стала ждать. Чего он мне интересного скажет? А Илья вышел, отряхнулся и продемонстрировал свои клыки. Я разглядывала его, разглядывала, а затем протянула:
        — И что-о-о?
        — Теперь поменяемся ролями! Я злой и опасный вампир! Бойся!
        Я рассмеялась. Держите меня семеро! Пока я не сказала, что он вампир — жил в неведении? Или просто со страху забыл? Бизнесмен бросился на меня, повалив на землю. Мы боролись. А сил-то в нём, сил! Представляю, насколько силён Рей.
        Илья попытался меня тяпнуть. Успевала только руки убирать. Неопытный. Эйри не утруждалась его обучать. Плохо, потому что ему придётся сложно в новом мире. Мне удалось поджать под себя ноги и отпихнуть бизнесмена от себя.
        — А ты силён! — признала я. — Тебя Эйри не учила основам? Как это так?
        — Не твоего ума дело! — рыкнул он. — Я стал сильнее! Я убью тебя!
        Знакомо. Не знает свои силы, вот и лезет на рожон. Со мной было так же, когда Киллиан попросил меня напасть на него. Риккардо хоть и сдерживал смех, но тот всё равно прорвался. Одно я усвоила: чем сильнее противник, тем проще тебе.
        Из предплечья стремительно выползали лианы, за спиной хлопали крылья. Глаза сверкнули изумрудным светом. Поправила венок, куда ж без него? Теперь и я готова к обороне.
        — Что это? — тряхнул он головой.
        Я поняла, о чём он спрашивает. Бородин почувствовал мою силу, но она его «душила», потому что слаб. У меня были те же ощущения. Только мне было в два раза хуже, потому что создателей у меня двое.
        — Продолжим нашу беседу? — криво усмехнулась я, обмотав его ногу лианой.
        Эта зараза не растерялась и укусила лиану. Я взвыла. Больно!
        — Плети не распускай! — рыкнул он, набросившись на меня.
        Его потянуло к моей шее. Ага, размечтался! Еле перекатив его, я вскочила и отошла.
        — Почему ты такая бессовестная?
        — Какую воспитали. Тебе что-то не нравится?
        — Да! — рявкнул он. — Я кушать хочу, а ты кормить меня не хочешь!
        Фига себе предъява!
        — Не работаю закуской для вампиров. А тебе пора бы самому научиться охотиться, а я тебе не по зубам! Ладно, хватит играть! Я пришла за тобой.
        — Просто так ты меня не возьмёшь!
        — Убив тебя, я ослаблю Эйри. С ней будет легче.
        — Мечтать не вредно! Она сильная! Тебе никогда её не победить! — с апломбом говорил он.
        — Не ты первый, не ты последний это говоришь, — отмахнулась я. — Прощай!
        Я присела и коснулась рукой с лианами бетонного пола. Тот треснул. Бородин испугался и стал отступать. Сила природы начала проклёвываться сквозь бетон, тянулась за бизнесменом.
        — Нет! Не трогай меня!
        Его страх только вдохновлял. Лианы связали его ноги и тащили в созданный мною кокон из корней, вьюнков и цветов. Двери открыты. Лианы выглядели как язык, затаскивающий свою жертву. О, да! Его страх! Он кричал, пытался вырваться. Не жалея сил, я питала кокон и лианы.
        Почти в коконе. Из последних сил он вырывался, но я была сильнее и настойчивее. Кокон закрылся и унёс его крики под землю.
        Я не стала убивать его. Что-то расхотелось. Такая вот непостоянная. К тому же Совет Вампиров не позволит мне этого сделать. Нужно и их согласие. А куда деваться? Пусть посидит в коконе, да подумает над своим поведением.


        * * *


        Спустя неделю я решилась отправиться на студию звукозаписи. Хочу посмотреть, что там происходит. Родные стены. Помню, когда я сюда пришла первый раз. Тут вёлся косметический ремонт.
        Я знала тайные ходы, ибо мы часто с группой не успевали вовремя придти на репетицию. Поэтому мне не составило труда пробраться в общую комнату. За четыре года здесь ничего не изменилось. Только холодильник новый купили. О, да! Предыдущий холодильник трясся ревматической дрожью.
        Как здесь хорошо! Встав, я подошла к стеклу. За ним была звукозаписывающая студия. Вспомнила, как разучивала первую песню. Евгений Львович имел просто ангельское терпение. Зато потом я вошла во вкус и перестала над ним издеваться. Я улыбнулась. Пять лет я провела в этой студии.
        Сколько здесь всего обсуждалось. Были ссоры, интриги, празднования. Перед Новым годом у нас должен был быть концерт и встал вопрос о новой песни. После долгих и изнурительных недель, у меня начала рождаться песня.
        Я не удержалась и начала в полголоса напевать.


        Ах, этот прекрасный вечер,
        Мы снова кружимся в танце любви,
        Листвой шелестит тёплый ветер,
        Ты меня с собой позови.


        Этот твой вечерний поцелуй,
        И сон мой стал явью,
        Ты обнимаешь меня в тиши ночной,
        И я не хочу в этот прекрасный вечер расставаться с тобою,
        Ах, этот вечерний поцелуй!
        Вечерний поцелуй!


        Снова светлый день разлучил нас,
        А я ищу тебя в толпе людской,
        В надежде хоть раз увидеть тебя сейчас,
        Но снова и снова ищу встречи с тобой.


        Этот твой вечерний поцелуй,
        И сон мой стал явью,
        Ты обнимаешь меня в тиши ночной,
        И я не хочу в этот прекрасный вечер расставаться с тобою,
        Ах, этот вечерний поцелуй!
        Вечерний поцелуй!


        Этот твой вечерний поцелуй,
        И сон мой стал явью,
        Ты обнимаешь меня в тиши ночной,
        И я не хочу в этот прекрасный вечер расставаться с тобою,
        Ах, этот вечерний поцелуй!
        Вечерний поцелуй!


        К концу песни пела так, словно на сцене перед толпой зрителей. Песня «Вечерний поцелуй» имела бешеный успех. Помню, стояла гробовая тишина. Всего полчаса — и песня была написана. Евгений Львович быстро написал музыку.
        Смотрела я на исписанные листки бумаги и не могла поверить, что всего за каких-то полчаса я смогла написать её. Композитор перечитал слова несколько раз, затем листки бумаги переходили из рук в руки.
        Песню включили в новый альбом. У меня три альбома дома лежат. Я храню это…
        — Я всегда считал, что это шедевр.
        Я вздрогнула и медленно обернулась. Передо мной стоял состав группы «Далёкие дали», но без Дианы — новой солистки. Композитора я не видела. Вышеупомянутые слова принадлежали Сергею — клавишнику группы.
        Мои глаза приняли форму десятирублёвой монеты. Никак я не ожидала их здесь увидеть. Хотя, почему не ожидала? Я знала, что буду не одна, ибо сейчас день рабочей недели. Всего скорее просто был обед.
        — Я… просто мимо проходила, а дверь была открытой, — начала я оправдываться, в надежде, что они примут меня за простую фанатку группы.
        — Простой фанат не смог бы спеть таким же голосом, как у Софии, — сказал Виктор.
        — Просто я тренировалась. Вы извините меня, но я пойду. Прощу прощения, что вторглась в студию.
        — Ты и есть София! — прозаично сказал Игорь и двинулся ко мне.
        — Нет! Вы ошибаетесь!
        — Мы не можем ошибаться, — шаг ко мне сделал Николай. — Мы знаем нашу Соню. Почему ты сторонишься нас?
        — С возращением Соня, — обнял меня Игорь. Остальные тоже подошли и обняли.
        Я еле сдерживалась, чтобы не расплакаться.
        — Что с тобой произошло? Ты пропадала долгие четыре года, — спросил Сергей, поставив чайник. Меня попросили остаться.
        — Я не должна была приходить, но мне очень хотелось вас увидеть. Меня убили.
        Боже, да что я несу?! Как они поверят в то, что я мертва, когда сижу рядом с ними и разговариваю?
        — Как тебя могли убить, если ты сейчас с нами? — не понял Виктор.
        Вот о том же я и толкую!
        — Я тоже не понимаю, — включился в разговор гитарист Николай.
        Ляпнула лишнего Соня? Вот теперь и расхлёбывай.
        — Я не знаю, как это объяснить. Жизнь прервалась в ту самую ночь, когда мы с Дианой шли по домам через парк.
        — Я слышал по новостям. Хитровая ещё неделю ходила за полицией в поисках какой-нибудь информации, — припомнил ударник Виктор.
        — Тело не нашли и никогда не найдут, потому что я этого не хочу.
        — Почему? Ты бы снова стала популярной! — удивился гитарист Игорь.
        — Меня убрали именно поэтому. К тому же начнутся вопросы. А я не хочу на них отвечать, и в покое не оставят.
        — Но без тебя «Далёкие дали» уже не те! — принёс час Сергей.
        — Почему? Теперь солистка Диана, а группа популярности не потеряла, — возразила я.
        С Дианой я позже встречусь. Хочу посмотреть на неё. На должность солистки я больше не претендую, но извлеку её по полной программе! И ещё: ждёт меня Дима — мой бывший ухажёр. Я хитро улыбнулась. Убить их? А зачем? Пусть живут с мыслью о том, что я жива, здорова. Иногда буду появляться на глаза, дабы не забывали обо мне.
        — Всё равно нет такого эффекта. Останься.
        — Нет, Игорь. Прошло то золотое время. Я вас увидела и этого вполне достаточно, — улыбнулась я.
        — Предлагаю групповой снимок! — патетично провозгласил Виктор.
        Я даже не отказывалась. Дома фотографии четырёхлетней давности, а эта свеженькая.
        — Я всё равно не понял твоих слов Соня, — вернулся к разговору Николай. — Ты здесь с нами.
        — Этого я не могу объяснить. За четыре года все смирились с этим. Я живу другой жизнью. Она значительно отличается от этой, но она мне тоже нравится. Не могу объяснить всего, потому что это будет звучать, как бред, — я встала и заходила по комнате.
        Тут моё внимание привлекла фотография нашей группы. Весёлые, жизнерадостные.
        — Ты хоть заходи иногда к нам. Мы будем рады всегда видеть тебя.
        — Обязательно, — улыбнулась я.
        — Не знаю, что с тобой происходит Соня, и не собираюсь вникать в это, но прощу — не пропадай снова, — попросил Игорь. — Мы хоть знаем, что ты жива и здорова.
        — Поэтому прошу вас: никому ничего не говорите, иначе и вы меня больше не увидите, — предупредила я. — На меня иногда тыкают пальцем, мол, очень похожа на Софию из «Далёких далей». Отпираюсь, как могу. Пусть эта тайна будет между нами.
        Да, может грубо сказано, но лучше так, чем потом не приходить к ним.
        — Хорошо, мы поняли, — сказал Виктор.


        * * *


        В комнату вползала через окно. Плохая привычка, но никуда не денешься. Коечка, милая! Как я по тебе соскучилась!..
        — Ты себя в зеркало видела? — поинтересовалась Калисса, когда я спустилась вниз.
        — А надо?
        — Желательно, а то вампирши испугаются и Адриан вместе с ними. Кстати, это две голосистые девицы ждут тебя в гостиной.
        — Хорошо. А чаю хоть дашь? — жалобно протянула я.
        — Позже. Его ещё приготовить нужно. Кто-то ночью весь чайник опустошил.
        Анита и Сарина со скучающим видом сидели на диване. Девушки были расстроены.
        — Доброго утра девушки, — приветствовала я их.
        — И тебе Соня. Ты вот нам что скажи: где ты откапала Калиссу? Мы ей тут концерт устраиваем, а она нас в шею гонит!
        — А вы ей не устраивайте концерт каждый раз, когда приходите в гости. По праздникам, например, — пожала я плечами.
        Они переглянулись, затем снова посмотрели на меня.
        — Слушай, у нас для тебя не очень хорошие новости, — сказала Сарина.
        — М-да? Внимаю, — села я в кресло.
        — Эйри немного озверела…
        Анита посмотрела на неё удивлённо.
        — Ладно! Она чуть не разнесла весь дом! Эйри в бешенстве, а потому решила открыть на тебя охоту. Бородин не вернулся к ней, но каких-то изменений мы не заметили.
        — Почему?
        — Когда умирает потомок, родителю приходится очень туго вплоть до летального исхода. А Эйри ведёт себя спокойно в этом плане, но когда она произносит твоё имя…
        — Я её задела. Понятно. Что за охоту она хочет на меня открыть?
        — Эйри знает, что на её уничтожение поступил документ и ты — её палач, — продолжила Анита. — Эту игру она хочет выиграть. Мы не знаем, какой будет её первый шаг. Эйри может сама наведаться к тебе, а может и прислать кого-нибудь. Поэтому будь осторожна.
        — К дому она не станет подходить. Слишком уж он хорошо защищён. Всего скорее Эйри будет нападать на тебя вне зданий, хотя, кто её знает…
        — Ценная информация. Спасибо вам. Как у вас дела?
        — Дела прекрасно. Эйри практически не обращает на нас внимания, но была не довольна, что мы ей не помогли тогда, — сказала Сарина.
        — Ага. Потом нам устроила разнос, а мы сказали, что нам она сама сказала не вмешиваться. Как она злилась!
        — Всё равно, будьте осторожны. Рей мне за вас голову оторвёт. Я знаю, что вы умницы, но лишний раз вас предупредить стоит, — улыбнулась я.
        — А мы пошли тогда к Рею. Говорит, для нас есть что-то интересное. До скорого!
        Девушки ушли до того, как Калисса принесла чай.
        — И куда делись? Просила немного обождать! Ничего, придут снова — всё выскажу!
        — Не обращай внимания Калисса. Жизнь у них кипит.
        — Ага! Хоть бы чаю попили!
        Дождливый день был тёплым. Растения радовались. Сегодня мне не хотелось никуда идти. Хочу побыть дома. А ещё лучше оторвать от дел Калиссу и поиграть с ней во что-нибудь. Адриана сегодня весь день не будет. Кстати, я не знаю, что делать с делом Бородина. Сдать его Мелиссе или нет?
        Ладно, смотаюсь сейчас к Мелиссе, всё разузнаю и докопаюсь до Калиссы.
        Пришлось надеть резиновые сапоги и взять зонт, дабы не пугать прохожих. С них станется позвонить в психиатричку, дабы те меня увезли. Разлюбила я обувь. Первое время после рождения я старалась через силу носить хотя бы босоножки. Не прижилось.
        Хотелось скинуть их, касаться земли. Киллиан тайно от меня посмеивался. Потом он сознался. А зимой… тут отдельная песня. Приходится уговаривать себя любимую, что это необходимо. Вроде прокатывает.
        До конторы я доскакала быстро. У Мелиссы упала челюсть. Она бросила все дела и пристально меня рассматривала. Что такое?
        — Что я вижу? На тебе сезонная одежда! — воскликнула она.
        — Ага. Ты знаешь, чего мне это стоило? — спросила я, быстро разуваясь.
        Подошла к камину и стала греться. Жаль, что нет способности как у Алферия. Забралась в камин и сидела бы там, или отправилась в кратер вулкана, купаться в лаве. Эх, мечты!..
        — Тут я ещё не сильно удивлена, а вот зимой — это что-то!
        — Зимой у меня сапоги с Ларихты. Мастер их зачаровал. Слушай, я чего пришла… Бородин стал вампиром, а следовательно он находится под защитой Совета. Папку тебе вернуть? — спросила я, положив её на стол. — Как быть?
        — А вот это интересно. Отчёт я отправлю, а там пусть сами разбираются. Я позвоню.
        — Спасибо Мелисса. Как Алферий поживает?
        — Неплохо. Сегодня идём на свидание. Я разобрала документы и могу себе позволить немного отдохнуть. И давно я не летала. Крылья наверно пылью веков покрылись, — хихикнула она.
        — Рада, что всё обошлось.
        — Кстати, Совет был удивлён, что ты не побоялась придти. Этот момент обсуждают до сих пор.
        — Чего это вдруг? — нахмурилась я.
        — Они просто этого не ожидали. В основном провинившиеся духи стихий приходят без поддержки.
        — Я в курсе, чем это дело может закончиться. Не осуждаю Совет, но они запросто могли наказать Алферия. Дар помог мне, но почему-то у меня странное предчувствие.
        — Я знаю, что ты хочешь сказать Соня, но тебе не стоит на этом зацикливаться. Всё будет хорошо. Кстати, как у вас дела с Адрианом? Он счастливый с неделю ходит.
        Я шепнула Мелиссе на ушко.
        — О! Так новости! Я очень рада.
        — А вы?
        Мелисса долго шептала мне на ухо. Я кашлянула.
        — Приглашал пожить у себя. Я не отказалась, но напомнила, чем занимаюсь, — улыбнулась воздушная. — Он мне и говорит: «Наскучит ночевать на работе — приходи». Вот и думаю, свалить на две ночи к нему.
        — И правильно. Работы всегда будет много, — поддержала я её.
        До дому я шла медленно, дабы насладиться дождём. Придя домой, я пристала к магессе.
        — Калисса! Бросай дела, и давай поиграем!
        — Чего это вдруг тебе поиграть захотелось?
        — Скучно! Дела всё равно все не переделаешь. Отвлекись!
        После получасового уговора, девушка согласилась. Начали с фишек. Оказалось, что игр с фишками у нас много. Переиграли во все, потом резались в карты, бились на подушках и просто носились по дому.
        — Давно так не веселилась, — упав на диван, сказала Калисса.
        А я подошла к ней, завалила на бок, прижала подушкой и показала язык. Меня чуть не догнали на лестнице, ведущую на второй этаж.
        Под вечер Калисса устала от игр со мной и отправилась готовить ужин. Провели мы этот вечер прекрасно, и я об этом не жалею.
        — Не понял! Что здесь происходило? — увидав погром, спросил Адриан.
        — Удачно провели день, — ответила я.
        — Я вижу. Удивлён, что дом остался цел.
        — Ты вспомни, как мы с Мелиссой контору разнесли, — хмыкнула я, вспоминая этот момент.
        О, да! Там конторой сложно было назвать.
        — Это отдельная песня. Разнесли всё, до чего руки дотянулись.
        — Это ещё ничего! — протянула Калисса. — До встречи с вами, я работала у одного мага. Там как я не приду в его дом, вечно верх дном перевёрнут. Первое время пыталась ручками работать, потом переключилась на магию, ну третьей стадией стало увольнение. Моя душа этого просто не выдержала.
        Поужинав, мы с Адрианом устроились в гостиной. Я рассказала всё то, что мне поведали девушки.
        — Да ты становишься популярной!
        — Ага! Сама не нарадуюсь. Проблема в том, что я не знаю Эйри. Да, мы встретились, поговорили, но я толком её не поняла. М-да, будет сложно, — откинулась я на спинку дивана.
        — У нас были задания и посложнее. Но меня сейчас волнует твоё здоровье.
        — Мучают иногда боли, но не так сильно, — сказала я.
        Дня два назад мне пришлось убежать в лес, чтобы никто не слышал моих криков. В тот момент мне казалось, что всё — тапочки к дивану приплыли. Киллиан с Риккардо прибыли мгновенно. Им пришлось покинуть совещание.
        — Тебе всё хуже и хуже. Боюсь представить, что будет дальше. Нужно найти способ остановить это.
        — Близится момент, когда мне совсем будет грустно? — спросила я.
        — Я видел тебя дня два назад.
        Мне стало не по себе.
        — И что делать?
        — Постарайся использовать силы по минимуму. Знаю, будет трудно, но это необходимо, — убеждал Адриан.
        Я подсела к нему и обняла. Не хочу потеряться. Обязана бороться!


        ГЛАВА 8. УГАДАЙ КТО?


        Новая жизнь или проклятие?
        Пока ничего не понимаю.
        Жизнь странно повернулась, а чего ожидать дальше?


        Илья Бородин


        Сегодня я решила навестить своего бывшего ухажёра. Он будет страшно рад меня увидеть. Глубокая ночь. Я гуляю по парку и жду, когда Дима со своей кампанией двинется домой. За четыре года его привычка возвращаться домой парком не изменилась. Два дня подряд я следила за ним, дабы подтвердить свои воспоминания.
        С ним идут ещё трое. Трезвенькие — это хорошо! Я преградила им дорогу. Подойдя поближе, они остановились.
        — О! Глянь, какая бабёнка стоит! Сколько стоит час? — поинтересовался блондин.
        — Десять ударов по лбу первым попавшимся предметом, — сухо ответила я, воззрившись на Диму. — Идите своей дорогой господа, а вот тебя Дима, я попрошу остаться.
        — Чего это? Мы никуда без него не пойдём.
        — Ты помнишь меня?
        — Нет. А кто ты такая? Почему меня встречаешь? Стой! Я сам догадаюсь! Ты подружка моего друга Бориса! Я тебе очень сильно понравился и ты меня хочешь!
        Его друзья засмеялись.
        — М-да, распирает тебя от самомнения, собственно как и четыре года назад, — фыркнула я.
        — А что так долго? Погоди, значит, ты не подружка Бориса! Она у него только месяц назад появилась. Хм, а чья ты подружка? Или увидела меня в баре?
        — У тебя нет секретов от твоих друзей?
        — Нет. А почему они должны быть?
        — Потому что я твоя бывшая подружка и навряд ли они знают, что ты со мной сделал четыре года назад.
        — Какая? Знаешь, сколько у меня их было? Море! Пальцев не хватит! — фамильярничал он.
        — Знаю, ты мне сам это рассказывал. Но пальцев у тебя хватит, чтобы назвать меня мёртвой девушкой.
        — Да? И как её зовут?
        А вот его друзья забеспокоились. Мои глаза в темноте сверкали неестественным зелёным светом.
        — Имя моё София. Я солистка группы «Далёкие дали». Конечно, уже бывшая благодаря тебе, Диане и её аманту Мише. Неужто уже успел позабыть обо мне? Ай, яй! Как нехорошо!
        — Дим, что она городит? — нервно спросил блондин.
        — И почему у неё глаза неестественным светом горят?
        — Я тебя не знаю! — рявкнул Дима.
        Ага, значит, по-хорошему не хотим. Ладно…
        — Хорошо, я продолжу. После концерта мы с Дианой пошли через этот самый парк. Оглушил меня и надругался.
        — Ты та самая пропавшая солистка? — спросил шатен.
        — А ты как думаешь? — обратилась я нему.
        — Твоего тела не нашли.
        — Думаешь, я этого хотела? Если человеку не нужно, чтобы его нашли — не найдут, — резонно сказала я.
        Я же хитро смотрела на Диму и чувствовала его страх. Он пытался скрыть свой страх под атаками, но меня не обманешь. Уголки рта вытягивались. Я даже знаю, что ему покажу!
        — Мы скажем, что видели тебя! Будут искать и найдут! — с апломбом заговорил третий дружок Димы.
        — И что дальше? Скажете, что видели меня в парке и начнут меня здесь пасти? А толку? В очередной раз залягу на дно. Не первый раз.
        У того не нашлось что ответить, а я вернулась к нашему с Димой разговору.
        — Не думай, что я тебя оставлю в покое. Ты вдоволь поиздевался надо мной, теперь я буду этим страдать. Поверь, времени у меня вагон и маленькая тележка!
        — Ты чокнутая! Я не знаю никакой Софии! И никогда не встречался с солисткой! — рявкнул он.
        — Тебе этот цирк не надоел? — спросила я, чувствуя, как по венам ползут лианы.
        — Дим, пошли отсюда! — тянули его друзья.
        Я не стала препятствовать. Могу и ночью заглянуть, когда Дима будет спать. Проводив их взглядом, я отправилась в гости к Диане. Перед тем, как уходить из звукозаписывающей студии, поинтересовалась графиком работы группы. Он не изменился. Два дня Диана будет дома.
        Квартира новой солистки находилась на третьем этаже. Воровато осмотревшись, я вскарабкалась. Она спала с открытым окном. Прекрасно! Меньше будет шума.
        Ночевала она одна. А где её амант? Я села на подоконник и стала наблюдать. Комната Дианы была чем-то похожа на мою.
        Много фотографий, дисков, вырезок из газет и журналов заняли угол у окна. Я хорошенько осмотрела их и поняла, что на них не хватает меня. Потом всё-таки разглядела себя. Была я на одной фотографии. Была дата, год и время.
        На письменном столе лежали скомканные листки бумаги, тексты наших ранее исполненных композиций. Я развернула один из комканых листков. Диана пыталась написать аналогичную песню «Вечерний поцелуй». Зачем ей это?
        На диване лежали свежие фотографии с концерта. Он проходил месяц назад. Я не пришла на него, хоть и очень хотелось. Найду время и обязательно схожу. Мне не хотелось снова с ними расставаться, но так нужно. Я стала другой, стала чужой…
        Мм, что-то красавица долго спит. А мне до рассвета нужно управиться. Я подошла к ней и стала будить. Увидав меня, она заголосила. Пришлось закрыть ей рот. Шагов не слышно. Кто знает, может, она с кем-то живёт?
        — А вот кричать не надо, — хитро сказала я. — Мне ничего не стоит перерезать тебе глотку. Поэтому будь добра: не зли меня!
        Руку я отняла и уселась на диван. Сложила все диски, и вырезки в кучу.
        — Как ты попала сюда?
        — Полагаю, ты меня узнала. Хорошо. Значения не имеет, как я сюда пробралась. Всего лишь пришла навестить тебя Диана, — улыбнулась я.
        Она сразу же меня узнала.
        — Как? Почему?
        — Жить очень сильно хотелось. Умирать в двадцать пять года что-то не хотелось. Просто чудом выжила.
        — Чего тебе нужно? Отомстить? — быстро спросила она.
        — Отомстить? — рассмеялась я. — Что мне это даст? Вернутся обратно эти четыре года? Не будет той злополучной ночи, когда ты меня подставила? Нет. Так что не переживай, ты так и останешься солисткой группы. А мне остаётся только наведываться к вам в гости. Постараюсь делать это чаще.
        — Ты призрак! И это сон! Я просто сплю, — внушала себе Диана.
        — Думай что хочешь. Одно теперь неизбежно: я буду с вами. Сегодня я пришла дать о себе знать. Я считаюсь пропавшей без вести, вот пусть так и будет. А тебе и Диме придётся смириться с тем, что я буду ошиваться около вас, — я широко улыбнулась.
        — Мы тебя не убивали! Мы хотели только напугать!
        — Напугать? Очень интересно. Напугали до такой степени, что у меня была истерика; просила, умоляла оставить меня в покое. Вам нравилось смотреть, как я зову на помощь и умоляю оставить меня в покое. Я думала, ты действительно моя подруга. Даже представить не могла, что ты способна была на такой отвратительный поступок. Способна загубить чужую жизнь, чтобы занять тёплое и прибыльное место.
        — Да ты хоть понимаешь, какого это, когда ты находишься на втором плане?
        — Я-то понимаю, потому что была на нём, когда солистом был Женя. Он ушёл, но передал работу солиста мне.
        — Вот именно! Тебе передал! Я раньше тебя появилась в группе! Ты выросла в богатой семье! Ничего не стоило потянуть за ниточки, чтобы получить это место!
        — Да будет тебе известно Диана. Да, я родилась в богатой семье; да, у меня больше возможностей, НО я сама добилась своей цели. Родители хотели, чтобы я подалась в бизнес, но это не моё. В семье я была гадким утёнком, потому что хотелось устроить жизнь так, как мне хотелось! — вкрадчиво сказала я.
        — К тебе группа относилась нормально. Сейчас мы вяло общаемся. Я хочу славы! — убеждала она меня.
        — Ты этого добилась. Подло, но добилась. А группа ко мне нормально относилась, потому что я была проще и шла на уступки.
        Диана замолчала. Она прокручивала в голове сказанные мною слова. Не могу сказать, что донесла смысл. Сейчас на душе спокойно. Я увиделась с ними.
        — По-хорошему тебя не должно быть в нашей группе, — угрюмо сказала она.
        — Зачем ты пытаешь создать аналогию к моей песне? — поинтересовалась я.
        — Ты читала мои наброски? Да как ты могла?!
        — Ответь.
        — Потому что она имела бешеный успех, и мне хотелось создать шедевр, который будет лучше твоего. Это и дураку понятно.
        — Группа до сих пор популярна. А ты этого не видишь. Смотри, Евгений Львович может найти другую солистку для группы. Они знают обо мне, но так же знают, что я не вернусь. Поэтому я тебе не соперница. Если хочешь сохранить своё место, то пересмотри своё поведение и научись ладить с коллективом.
        — Чего это ты такая заботливая? — прищурилась Диана.
        — Беспокоюсь о ребятах. Может дойти до того, что группа распадётся. Увидимся позже Диана, — сказала я, выпрыгнув в окно.


        * * *


        Утро — прекрасное время суток для прогулки по городу. Народ резко вспомнил, что нужно на работу, учёбу, по делам. Поток людей готов снести тебя с дороги. Когда-то и я была в этой суете. А сейчас от рук отбилась.
        Меня ждали. Знала я это, но упорно шла этой тропой. Эйри караулила меня у ночного клуба Рея.
        — А поздороваться? — надула губки вампирша.
        — А ты заслужила? От твоих «здравствуй» потом сильно тело с головой болят.
        Я еле увернулась от кинжала.
        — Нехорошо таскать с собой холодное оружие! — назидательно сообщила я, схватив её запястье лианой.
        — Что это за дрянь?
        Лианы стали аж тёмно-зелёными от обиды.
        — Они не любят, когда о них так говорят.
        Лианы сильнее сжали её кисть. Кинжал она выронила, затем взяла лианы и отбросила меня в сторону. Моя спина встретилась со стеной. Хорошо пошло. Место, откуда выползали лианы, кровоточило. Рана пульсировала
        — Я тут подумала и решила поработить тебя.
        Что со мной? Я слабею? Эйри склонилась надо мной. Взяла мои лианы и перерезала их. Я взвыла от боли, удалив её крылом. В неё отправились шипы. На голоса выбежал Рей. Убедившись, что вампирша получила от меня подарок, я взлетела. А то сейчас сбегутся кому не лень.
        Приземлиться в лесу нормально не получилось. Я упала. Рука плохо работала. С трудом встав, я отправилась к реке. Похожа на пьянчужку со стороны. Доковыляв до реки, я опустила руку в ледяную воду. Боль утихла. Затем я лизнула отрезанные концы лиан. Моя слюна способствует восстановлению таких ран. Нужно остаться здесь.
        — София! — позвал меня Рей.
        А мне сейчас не до разговоров. Чувствую какие-то изменения в своём теле и мне страшно. Я теряю свою силу. Раньше я могла с любым потягаться, а сейчас даже Эйри не смогла задать трёпку. Уйду в монастырь… мужской! Хотя нет, не пустят меня туда.
        — Что угодно? — простонала я, отращивая лианы. Процесс долгий, неприятный, но надо.
        Первые пять минут Рей наблюдал за мной. Он стал свидетелем отращивания конечностей (по-другому лианы я не могу назвать).
        — Что произошло?
        — Пустяк. С Эйри опять тебя не поделили, — постаралась я улыбнуться.
        — Из-за меня? — нахмурился он.
        — Угу. Две красивые девушки грызутся за право быть с тобой.
        — Мне казалось у тебя дело на неё… А, понял!
        Дошло. Бывает, что собственно и сказала ему.
        — Что-то меня ждёт, и я этому не обрадуюсь, — скривилась я.
        Болезненно выращивать новые лианы, но, увы.
        — Чем я могу тебе помочь?
        — Сейчас — ни чем. Есть ли у Эйри слабые места?
        — Ну как слабые… Она очень не любит, когда её передразнивают, не слушают, подкалывают.
        — О! Последнее мне нравится, — прервала я его. — Я даже знаю как именно. Прости, прервала.
        — Так сразу и не вспомнишь. Как вспомню — сообщу.
        Раз он тут, то тогда стоит пойти домой. Мало ли кто будет шляться по лесу и что за намерения у него.
        — Хорошо. Можно тебя попросить отвести меня домой?
        Он взял меня на руки и понёс в мой прекрасный дом, где на меня накинулись сразу четверо. Больше всех голосила Калисса. Рей остался на всякий случай.
        — Ты глянь на себя! Соня, да тебя хоть на цепь сажай! — причитала магесса.
        — Ты жестока Калисса. Ничего не могла поделать. Кто же знал, что Эйри будет меня караулить? — стала я оправдываться. Себе врать бесполезно, ибо знала, куда и зачем иду.
        — Ты её нёс в таком виде? — спросил вампира Риккардо, осматривая моё крыло.
        — Да. Желание дамы — закон.
        — Я не об этом! Народ-то видел?
        — Только крылья. Одной маленькой девочке пришлось сказать, что крылья накладные. Они выглядят натурально, дабы эффектнее смотрелись. Но никакого любопытства никто не проявлял.
        — М-да, грустно у тебя моя дорогая. Где крыло успела повредить?
        — Эйри получила от меня подарок. А ещё она мне отрезала лианы.
        Киллиана аж передёрнуло. Он хотел залечить раны, но я отказалась, заявив, что уже процесс начался, и буду кусаться, если создатель продолжит ко мне цепляться.
        — Посмотреть-то хоть можно?
        — Можно, — буркнула я.
        Меня осмотрели, немного подлатали и сообщили, что я на грани схождения с ума. Вот так новость!
        — Сколько времени?
        — Неделя, — ответил молчавший Адриан.
        — Надо отпраздновать!
        Народ покрутил пальцем у виска. Я продолжала лежать на диване. Немного поела, потому что Калисса на меня смотрела убийственным взглядом.
        — Не унывай. Я ищу способ помочь тебе, — погладил меня по щеке Адриан.
        — Все ищут способ помочь мне, одна я не ищу его. Не забочусь о себе, думая, что «сойду с ума» — это ничего не значащие слова, — рассуждала я.
        — Ты напугана. Поэтому мы взяли это дело в свои руки. Обязательно найдём способ помочь тебе. И не стоило гулять этой ночью.
        — Не знаю, что со мной. Адриан, я не хочу сходить с ума!
        Я обняла его и расплакалась. Мне было плохо, душа скулила. Чувствовала, что он хочет мне помочь, но не может. Неужели процесс не обратим?


        * * *


        На этот раз я решила сама найти Эйри. Сутки понадобились, чтобы лианы восстановились. Растения подсказали мне, где её найти. Стало легче, а потому я тут же слиняла из дому.
        — Пришла получить ещё одну порцию ран?
        — Ага. Я знаю, что ты хочешь вернуть Рея, но можешь об этом забыть. Он — мой!
        — Ха! С чего ты решила, что я хочу его вернуть? — рассмеялась она.
        — Я видела, как ты на него смотрела. Обиды обидами, но покоя тебе он не даёт. Говорит, что я намного лучше тебя. Психуешь по каждому поводу, вот ко мне и ушёл.
        От такого заявления он поперхнулась, затем рявкнула:
        — Я не психую!
        Для улучшения эффекта я её передразнила. С Реем я договорилась, что воспользуюсь его рассказом об их отношениях. Дал добро. Вампир добавил, что Эйри любой перегрызёт глотку, если увидит рядом с ним.
        — А как он целуется… мм…вещь! — продолжила я издеваться.
        — Я не верю тебе!
        — Чуть было любовью не занялись.
        Этого она не выдержала. Я была окрылённая мыслью о том, что смогла разъярить Эйри. Бой давайся легко. Уверенность была в победе. За лианы вапмирша поплатилась сломанной кистью. Она быстро вправила кости, а я отвесила пощёчину. Фонарный столб погнулся. Она встала и снова бросилась на меня, а я подливала масло в огонь. Ревность застилала ей глаза. Слух резало, что Рей достался какому-то слабому лесному духу вроде меня. Беспредел!
        — Ты лжёшь! — кричала она.
        — Тогда почему ты психуешь?
        Не слушая меня, она снова попыталась схватить меня за лианы и обрезать их.
        — Я долго наслаждалась этим чувством! При удобной возможности я буду их срезать! Хочу слышать твои крики!
        Я выпустила шипы. Тело Эйри было изрешечено. Девушка не сдавалась. Я хлестала лианами по асфальту. Готовилась нанести последний удар, но меня спугнули. Эйри воспользовалась заминкой и исчезла.
        Неудача. Ничего, будет ещё один шанс! Я решила развеяться. Взлетела и нарезала круги над городом. До утра я неустанно летала, пока не поняла, что не хочу возвращаться домой.
        Не знаю, сколько прошло времени, с того момента, как я поселилась в лесу, стала замечать изменения. Волосы позеленели, выросли когти, кожа осталась прежнего цвета, но немного уплотнилась. Радужка стала ещё ярче, а зрачок вертикальным.
        Мне нравилось. Боли не беспокоят, а я сижу себе на трухлявом дереве и рассматриваю себя в новом облике. Нравится мне новый вид. Сползла с дерева, подбежала к озеру. А я красива! Всегда хотела отличаться от других.
        На мне было платье с расклешённой юбкой из листьев и вьюнков. В лесу намного интереснее и спокойнее. Хочу, чтобы так продолжалось бесконечно.
        Я носилась по лесу, кружилась и смеялась. Падала на землю, перекатывалась. Вспомнила, что венок у меня выглядит, как ощипанная курица. Решила, что пора его немного окультурить.
        Теперь лучше. Добавились цветы, вьюнки. Лианы стали толще. Стала замечать, что сделанный мною шаг взращивал цветы.


        * * *


        «Кони в яблоках, кони серые!» — надрывался телефон. Адриан не сразу понял, что звонит именно телефон. Перерыв одежду, он нашёл его и ответил на звонок.
        — Да!
        — А почему ты подошёл к телефону? — спросила Мелисса.
        — Потому что Соня оставила его дома и не появлялась дома уже пять дней.
        — Ого! Я её так далеко не посылала! Ничего не случилось?
        — Не знаю. У неё проблемы со здоровьем. У тебя она не появлялась?
        — Нет. Я сказала ей, что позвоню, но трубку взял ты.
        — Отправлюсь на поиски, а ты держи меня в курсе. Совет махом может оживиться.
        — Куда собрался? — выглянула из кухни Калисса.
        — Искать Соню.
        — А что с ней случилось? Битва с Эйри её сильно вымотала?
        — Ничего не могу сказать. Сам не знаю. Калисса, пока меня не будет, хочу тебя попросить: над ворами не издевайся.
        — Да за кого ты меня принимаешь? — возмутилась магесса.
        — Я помню, как ты их напугала.
        Адриан сел в машину и стал объезжать город. Он сомневался, что София где-то в городе. Заехал к Рею. Вампир был удивлён.
        — И давно её нет?
        — Пять суток, — ответил водный дух. — Телефон и тот дома оставила. Это на неё не похоже.
        — Пошли за мной.
        Они зашли в кабинет Рея.
        — Не так давно я дал ей браслет, чтобы я мог с ней связаться.
        Рей подошёл к зеркалу. Что-то шепнул и приложил браслет из жемчуга к зеркалу. Еле видно изображение. Лес, рядом река. В кадр попадает София. Увидав её наряд и вид, Адриан онемел. Знал, что это значит. Не скажешь, что Соня больна. На её лице улыбка, глаза сияют.
        — Хочешь сказать, что процесс начался? — спросил вампир.
        — Да. И мне не нравится последовательность.
        — Почему?
        — Первая стадия должна была загнать её в болота. На второй стадии должны начаться галлюцинации, а на третьей она потеряет контроль над силой и грустно будет всем, — ответил Адриан. — Я хочу найти её до того, как наступит третья стадия.
        — Чем я могу помочь?
        — Помоги нам отыскать её
        — Сделаю, что в моих силах.
        Кивнув, Адриан вышел из кабинета, но потом вернулся.
        — Рей! Спасибо!
        Тот отмахнулся, а Андриан оставил машину у ночного клуба, стал искать воду. Фонтан обнаружился недалеко от клуба. Пока никто не видел, Адриан коснулся воды. Лес, в котором любила пропадать София, был большим. Прибыв туда, пришлось идти пешком.
        Результаты ни к чему не привели. Адриан вернулся домой уставшим. Вспомнив про Мелиссу, он набрал её номер.
        — Да-а! — протянул уставший женский голос.
        — Мелисса, мне нужна будет твоя помощь. Нужно, чтобы ты сделала облёт.
        — Я с радостью, но кто за меня работу делать будет?
        — Посади Алферия. Он будет рад.
        — Я? Да тут запутаться можно! — послышался возмущённый голос огненного духа.
        — Слышишь? Он согласен.
        — Хорошо, где облёт сделать?
        — Знаешь лес, в котором Соня пропадает?
        — Да.
        — Вот облёт этого леса и нужно сделать.
        Мелисса согласилась. Девушка прикинула, что за полдня управится, поэтому стала обучать Алферия мастерству работы с бумажками.
        Наутро Мелисса прибыла в лес, оглядела, присвистнула и взлетела. Распахнулись белые маховые крылья. Девушка тщательно осматривала лес. В надежде хоть что-нибудь обнаружить!
        Вот оно! Сияние! Мелисса спустилась. Она увидела девушку в платье из листьев с белоснежными крыльями. У её ног росли цветы.
        — Соня?
        Девушка обернулась. Лицо крылатой особы ей знакомо, но когда та сделала шаг, София отступила. Мелисса глазам не поверила. Соня никогда её не боялась. А вот сейчас она боялась Мелиссу, чувствуя, что та может ей навредить.
        — Что с тобой? Почему ты пропала?
        — Не подходи! — крикнула София.
        — Почему? Я не сделаю тебе ничего плохого!
        — Все вы так говорите! А потом я страдаю!
        — Не говори так! Никто тебя не обижает и не собирается. Я твоя подруга!
        — Мой друг — он! — София закружилась. — Лес мой друг. Они единственный понимает меня и не хочет зла!
        — Послушай Соня. Тебе плохо, я знаю это, но мы можем тебе помочь! Дай нам это сделать! — просила Мелисса.
        — Почему я должна это делать?
        — Мы не хотим тебя потерять. Прощу, поверь мне.
        — Почему ты похожа на меня?
        — А ты не знаешь меня? — удивилась она.
        — Знаю, но ты хочешь причинить мне вред!
        — Ты меняешься…
        Тут объявился Адриан. София испугалась и бросилась бежать.
        — Нет, постой! — крикнула Мелисса, бросившись вслед за земным духом.
        Соня знала этот лес, как свои пять пальцев. Ей не составило труда скрыться от друзей.
        После трёхчасового блуждания по лесу и не найдя лесного духа, они решили вернуться. Алферий усердно работал, не забывая отирать пот со лба. Работёнка не простая, но огненный дух справлялся.
        — Как ты работаешь в таком режиме? — спросил он, отрываясь от работы. — Что узнали?
        — Привыкла за десять-то лет. Нашли мы Соню, но она отказалась идти с нами.
        Мелисса рассказала подробности похода.
        — Это напомнило мне историю с Яной. С ней была та же история. Причём все симптомы идентичны.
        — И как справились? — спросил Адриан.
        — У неё был любимый молодой человек. Он старался с ней встретиться один на один, потому как Яна боялась других духов. Делал подношения, и она вроде как к нему привыкла. Потом за ней пришли. Совет принял решение, что Яна опасна и её надо ликвидировать. Она ловко уходила от ударов, но так получилось, что она замешкала, и её возлюбленный прикрыл её. Рана была тяжёлая, но не смертельная. Таким образом она излечилась. Никто не знает, как это произошло. Яна спасла ему жизнь. Возможно страх потерять близкого человека вылечил её.
        — Я не стану ждать, когда Совет выдаст мне бумагу на её ликвидацию, — сказал Адриан.
        — Я слышал про ещё один способ, — продолжил Алферий. — Ей нужно создать кокон, в котором она должна прожить месяц. Вариант — рождения заново. Чтобы её способности и память остались при ней, этим должны заниматься создатели.
        — У нас есть время? — удивлённо спросила Мелисса.
        — Не понял?
        — Время на то, чтобы она сидела в коконе. Думаю, Совет в курсе и всего скорее сейчас решается её судьба. И что-то мне подсказывает, что не в её пользу.
        — Тогда не стоит медлить! Я займусь её поисками, а вы поговорите с её создателями, — распорядился Адриан и нырнул в маленький фонтанчик.
        Его принёс сегодня утром Алферий. Мол, Адриан единственный не может спокойно уйти из конторы своим путём. А Адриан снова прочёсывал лес. Выбившись из сил, он сел на землю, прислонился спиной к дереву и уснул.
        Проснулся он оттого, что кто-то на него настойчиво смотрел. София испугалась, но Адриан просил, чтобы та не исчезала. Девушка не стала убегать. Наблюдала, что он будет делать дальше. Водный дух чувствовал, что Соня его боится, но её гложет любопытство.
        — Не бойся меня. Я Адриан — водный дух.
        — Ты боишься?
        Адриан решил попробовать надавить на жалось.
        — Боюсь, — кивнул он.
        Девушка подобралась поближе. Адриан отступил и понял, как можно общаться с Соней. Девушка поверила его страху, и ей захотелось наладить контакт.
        — Чего ты боишься? Дух Воды не может бояться духа леса, ведь они помогают друг другу. Я одна в мире, где никто не понимает, и норовят обидеть.
        Кто-то шёл по лесу, и Соня сбежала. Адриан выругался. Шли жители деревень. Сейчас ему не хотелось, чтобы жители его видели.
        — Что хорошего? — спросила Мелисса.
        — Я понял, как с ней общаться.
        — И как?
        — Нужно показать, что ты боишься её.
        — Зачем?
        — Соня думает, что ей хотят зла и сторонится даже нас — своих друзей. А если при встрече с ней мы будем бояться, то она будет стараться наладить с нами контакт. Ведь силу стихий она по-прежнему чувствует.
        — А у нас не очень хорошие новости. Совет принял решение ликвидировать Софию. На должность палача никто не претендует, поэтому Совет думает. Но есть и хорошие новости. Риккардо и Киллиан сделают кокон в том самом лесу, но самое сложное — это поймать Соню.
        — Чем быстрее мы поймаем Соню, тем проще будет нам. Они не смогут тронуть кокон.
        — Придётся вам этим делом заняться, — сказал Киллиан.
        Он только вернулся из Совета.
        — Нам? Всё так грустно? — спросила Мелисса.
        — Да. Совет нашёл палача, и он выполнит приказ, — кивнул Риккардо. — Я освободил тебя Мелисса от работы на полтора месяца. Тебя заменит Рина. Она тоже дух Воздуха и работу твою знает.
        — Я уже начинаю ревновать.
        Алферий хмыкнул. Мелисса хоть и жалуется, что даже отдохнуть нормально не может, но если кто-то покушается на её работу — звереет.


        * * *


        — Где ты моя хорошая? — выискивал Адриан Соню.
        Прятались в кустах Киллиан с Мелиссой. Девушка будет следить за небом, а Киллиан, если потребуется, то поймает Софию на земле.
        София показалась. Из головы росли ветки, очень напоминающие рога. Ногти стали длиннее, вились вьюнки по телу. Теперь девушка не улыбалась. Ей было плохо. Почувствовав опасность, она бросилась бежать.
        — Мелисса! — крикнул Киллиан.
        Создатель ушёл в землю, а Андриан стал потоком воды, бросившись за ней. Соня пыталась взлететь, но не смогла. Несколько раз кувыркнулась и понеслась дальше. Страх полностью поглотил её.
        Затем она резко остановилась и закричала. Лианы повылезали из плеч, ног и рук. Сила природы поглощала её. Преодолев боль, девушка продолжила бег.
        Адриану удалось сбить её с ног. Она упала, и её перехватил Киллиан. Соня вырывалась. Киллиана обвивали лианы, мешая двигаться. Мелисса помогла доставить их к кокону. К тому моменту Киллиан был полностью окутан лианами.
        — Сила природы начинает её поглощать! Помогите засунуть её в кокон! — крикнул Киллиан.
        Пришлось потрудиться, чтобы усадить лесного духа в кокон.
        — Риккардо, помоги закрыть!
        Кокон был закрыт. Крики и плач разрезали лесную тишину. Всё стихло.
        — Прости дорогая, но тебе там будет лучше, — сказал Адриан.
        — Слушаем нашу команду! — привлёк к себе внимание Риккардо. — Случай у нас тяжёлый, поэтому две недели никого из вас, чтоб не было. Мы с Киллианом будем навещать Софию, а ваше дело выслеживать активность палача. К кокону можем подходить только мы. Усё поняли?
        — Почему только две недели? — спросил Алферий.
        — Столько ей не хватило. Отсидит этот срок в коконе, должно быть всё нормально. Есть риск, что она, почувствовав кого-либо из вас, попытается вырваться из кокона и убить. Киллиан, ты дежуришь первым, а я с Советом разговаривать. Столько хочу сказать!
        — Только не буянь сильно Риккардо.
        — Очень сильно подумаю. Я отчалил.


        * * *


        Это просто садизм! Варварство! Как со мной могли так поступить? Сидела я в коконе и была зла. Мне хотелось выбраться из кокона и снова унестись в лес. Заскулило в груди. Я боялась, что боль снова пронзит моё уставшее и измученное тело.
        Сижу одна в коконе и не могу выбраться. Не хочу сидеть взаперти! Я снова попробовала выбраться, применив силу. Кокон даже не пошевелился. Ко мне присосались лианы.
        — О чём печалишься София?
        Передо мной возник Шинуру.
        — Меня заперли в коконе и не хотят выпускать! — нажаловалась я. — Я хочу на свободу!
        — Ну-ка я на тебя взгляну, — Шинуру коснулся меня. — Как у тебя всё запущено!
        Я щёлкнула зубами.
        — Мне было хорошо в лесу, пока не поймали и не усадили сюда! Никого ведь не трогала!
        — Понятно всё с тобой. Прежде всего, тебе нужно успокоиться. Дыши глубже.
        — Какой там успокоиться?! Не хочу и не буду! Выпусти меня отсюда!
        — Это не возможно.
        — Почему?
        — Кокон тебе поможет родиться заново, стать сильнее и устойчивее. Поэтому устраивайся поудобнее. А ещё лучше — поспи. Сон — лучшее лекарство.
        — Что было бы со мной оставшись, я жить?
        — Два пути, как ты мне тогда сказала. Провела бы остаток дней в психушке, либо умерла. Такое потрясение навряд ли перенесла. На тебе живого места не было. Извини, но это факт! София, подумай о том, что тебя ждут друзья и любящий человек… ну не совсем человек, но любящий. Кокон закончит дело, и ты родишься здоровым лесным духом.
        — А хочу ли я этого?
        — Хочешь. Ты сама мне говорила, что не собираешься сдаваться. Что изменилось? Ничего! Так что отдыхай и постарайся думать о том, что тебе предстоит сделать.


        * * *


        Мелисса облетала лес. Она чувствовала, что палач рядом. Он ищет кокон. Палач — представитель огненной стихии. Оно и понятно. Духа леса нужно выжечь огнём.
        Девушка решила напасть на него сейчас. Кто знает, может он в лес заглянет. Она чувствовала палача и не понимала, как это происходит. Огненный дух не заметил Мелиссу, за что и поплатился. Она понять не могла, чего это он так опростоволосился.
        Она его измотала и стала гнать к реке. Там поджидал Адриан. Стоило охладить палача. Адриан унёс его в океан. Два дня огненный дух ругался на чём свет стоит, но стремительно возвращался в город… точнее в лес. Он чувствовал, что именно туда нужно идти.
        — Думаешь, надолго?
        — Вернётся в ближайшие дни, — ответил Адриан. — А этот парень упёртый. Алферий говорит, что он лучший среди огненных духов. Вот и отрабатывает репутацию.
        — Может, мне его хорошенько измотать?
        — Он озверел Мелисса.
        — Я очень долго сидела без дела, поэтому хочу оторваться по полной программе. За подругу горло перегрызу!
        — Только осторожней будь. Алферий мне не простит твоей смерти.
        Обрадовавшись, девушка взлетела, продолжая выслеживать палача. Тот был крайне не доволен этим и всё никак не мог попасть в лес.
        — Что хорошего узнал у Совета? — спросил Киллиан.
        — Извлёк всех включая Диего. Слышал бы ты, как я там разглагольствовал! Диего на меня смотрел ошарашенными глазами. В общем, они в глубокой задумчивости от моих речей. Сказал, что зайду через три дня. Пару раз сказали, что я нахал и ничего не смыслю в этом. Конечно! У меня собираются ученицу отнять, а я так себя веду.
        — Нам не грозит изгнание? — хмыкнул земной дух.
        — Нет. Поверь, мы им нужны. Хотя бы, потому что смогли создать Софию. В ней две силы. Кстати, как она?
        — Брыкается, но сидит смирно. Что насчёт палача?
        — О! Что там было! Я набросился на них из-за этого. Сам бы тихо и мирно всё рассказал, но один водный дух едко так сказал: «Палача послали, чтобы убить земного духа для сохранения мира». Тут я взорвался.
        — Я вот всё думаю, может, тебе стоило стать огненным духом, а Риккардо?
        — Только потому, что я как вулкан взрываюсь? Нет, спасибо. Мне и с крыльями хорошо. Слушай дальше друг мой! Я начал с того, что мы не просились в Совет, но нас вынудили и теперь хотят воспользоваться нашей занятостью и пристукнуть Соню.
        — Представляю, что ты там говорил.
        — Нет, ты представляешь, многим не нравится, что у Сони две силы. Зависть! Диего вот по фиг. Он наоборот заинтересован. Когда всё закончится, то Диего хочет с ней поговорить…
        — Притормози Риккардо. Я не понял, а кто отдал приказ на ликвидацию Сони? — перебил друга Киллиан.
        — Вот! Это самое интересное! Диего вообще не в курсе этого. Когда я, откровенно говоря, орал в Совете и требовал объяснений, Диего выдал: «А кто подписал бумагу на ликвидацию? Почему я этого не знаю?» Тут-то я и заглох, пристально смотря на него. Я думал, это он подписал. Пришлось, когда всё закончилось, попросить прощения.
        — Очень интересно. Диего не в курсе, а палач бродит близ леса? Фига себе новости!
        — Я о том же Киллиан! Мне словно пощёчину дали. Ты уж прости, что я не сменил тебя.
        — Не стоит. Ты меня предупредил.
        — Что если Совет не посылал палача? Может, он сам решил это сделать?
        — А вот это предстоит выяснить. Пусть этим займутся пока что Адриан с Алферием. Мелиссе нужно будет вернуться в контору. А пока что пусть выматывает его. Давно уже не была на таких заданиях. Нет, надо переговорить с Диего. Пусть хоть изредка позволяют ей выходить на прогулку, — решил Риккардо.
        Риккардо коснулся кокона. Тот дрогнул. Соня спала. Ей что-то снилось.


        ГЛАВА 9. КОКОН ТРЕСНУЛ


        Наконец-то! Наконец-то я выбралась из конторы!
        Можно полетать, насладиться речным воздухом!


        Мелисса


        Я чувствовала, что пора выбираться из кокона. Сколько прошло времени? Всё это время я спала и потеряла счёт времени. На мне всё так же было платье из листьев, на голове шикарный венок, а ногти ещё не пришли в норму.
        Яркий свет ударил в глаза. Где я? Мне кто-то помог выбраться из кокона и прислонил к дереву. Я узрела лицо мужчины. Перепугавшись, я стала отмахиваться от него и уползать со словами: «Ой, нет! Уйди!» Тот задержал меня.
        — Куда собралась?
        — Прятаться, — не стала я отрицать.
        — С каких это пор ты прячешься от своего создателя? — поинтересовался он.
        — Ты мой создатель? Что-то не припомню. Помогите, хулиганы зрения лишают!
        — Не голоси! А это я сейчас тебе напомню, — пообещал он.
        Ой, что я увидела! Своё детство, юность, работа в группе «Далёкие дали». Затем: новое рождение, тренировки, разъяснения, радости и печали. Всё вспомнила. Зовут меня София и я из Карающей Длани. Конечно, я знала своё имя, но до того, как наступила темнота.
        Когда всё уложилось в моей голове, я смотрела на Киллиана, не отрываясь.
        — Так гораздо лучше, — сказала я и обняла Киллиана.
        — Рад, что ты снова с нами. Как чувствуешь себя?
        — Неплохо. Готова к труду и обороне!
        — Рано тебе ещё, — хмыкнул земной дух. — Отлежишься немного, а там пойдёшь по делам.
        Адриан лично следил за мной. Неделю я находилась дома. Иногда позволяли выйти в сад. Пару раз приходила Лида. Чувствую себя лучше, но что-то всё равно не так. Будто могу сорваться.
        — Тошно? — спросил Риккардо, сидя на подоконнике.
        — Не то слово. Вроде чувствую облегчение, но мне нехорошо.
        — Всё наладится. Когда поправишься, отправляйся к Совету. Диего хочет с тобой поговорить.
        — Лично пристукнуть? Адриан мне всё рассказал.
        — Он не виноват. Ничего об этом не знал.
        — Что?! А кто тогда отдал приказ на ликвидацию?
        — Точно не он, — резонно сказал Риккардо. — Мы с Киллианом это выясним.
        — Я кому-то мешаю?
        — И ведать очень. Будь осторожна. Ты слаба, а палач это прекрасно знает.
        — Хорошо.
        Риккардо покинул меня. Его ждёт Совет. На столике я заметила синие розы. Не припомню, чтобы я их с Ларихты привозила. На этом острове их превеликое множество. Надеюсь, врагов среди земных духов нет.
        Духи леса непредсказуемы. Любой цветок, трава, плод, — может служить оружием. Но в розах я ничего не обнаружила.
        — Откуда эти розы? — спросила, услышав, как Адриан вошёл.
        — Киллиан принёс. Говорит, что они тебе помогут, видел, как ты смотрела на них, когда были на Ларихте, — пояснил он.
        — Спасибо.
        Я знала, что Киллиан услышит слова. Нужно лично его поблагодарить.
        — Как ты себя чувствуешь?
        — Не очень. Нет радости что-то.
        Адриан обнял меня. Как хорошо, когда тебя обнимают. Так мы просидели до вечера, затем спустились к ужину.
        — Что-то вы тихие сегодня, — прищурилась магесса.
        Девушки переглянулись.
        — А что такое? — спросила Сарина.
        — Где ваши надоедания? Приболели?
        — Тебе не угодишь Калисса. То слишком громкие мы, то тихие сидим, — пожала плечами Анита.
        — А что я должна думать? Может, у вас какой-нибудь план созрел!
        Девушки снова переглянулись.
        — Что девчата? Обижают? — хмыкнула я.
        — Ага. Мы уже недели две так сидим, а Калисса нас в чём-то подозревает. Не знаешь?
        — Нет.
        — И мы не знаем.
        — Ну-ну. За стол садитесь.
        — Вы что-то узнали? — спросил Адриан.
        — Да. Эйри оклемалась и ищет с тобой Соня встречи. Начинает что-то подозревать, — ответила Анита.
        — Что именно? То, что вы шпионки? Может, вам стоит прекратить это занятие? — забеспокоилась я.
        — Не вариант, — покачала головой Сарина. — Тогда она точно поймёт, что мы шпионки. Рею только не говори, а то ураганчиком за нами придёт.
        — Ага! Достанется мне по первое число от него!
        — Ладно тебе Соня. Рей нам доверяет, ты нас доверяешь, а мы с Анитой свою работу знаем. Кстати, мы можем получить сейчас половину награды?
        — Не вопрос! — сказала я и умчалась.
        — А подождать никак? — возмутилась Калисса.
        — Знаю, плохая привычка. Ничего не могу с собой поделать.
        Девушки получили билеты на концерты групп и сертификаты в салон красоты.
        — Как хорошо! От души проведём эти выходные! А Венского правильно, на последок!
        — Он сейчас в психбольнице. Не составит труда его доставить, — улыбнулась я.
        Он попал туда, когда удалось выжить. Там спокойнее.
        — Мы подумаем, может, сами его навестим, — протянула Анита.
        После ужина я выпросила у Адриана разрешение пойти развеяться. Меня поцеловали и отпустили. Руки что-то зачесались! Что я слышу?
        Пробралась к берегу реки. Стоит грузовая машина. Из неё уже выкатили бочки. Их четыре по двести литров. Две они уже вылили, но не в реку, а на землю. Готовили третью бочку. Я хлестнула лианой им по рукам. Бочка устояла.
        — Что за на фиг?
        — Негоже господа выливать отходы в землю, — таинственно улыбнулась я.
        Из предплечья вылезли три лианы. Они извивались.
        — Что это за тварь? — презрительно спросил блондин.
        — Где?
        Я стала оглядываться, дабы посмотреть на эту самую тварь.
        — А! Это вы ко мне господа? Что же вы так?
        — Чего тебе нужно? Откуда ты взялась?
        — Ой, простите! Я же не представилась! Я — лесной дух. Слежу за тем, чтобы никто не причинял вреда природе, — сделала я реверанс. — А вы зачем так поступаете?
        Надо мной весело посмеялись. Если так дело пойдёт, я могу бросить заниматься этим делом и уйти в цирк.
        — Лесной дух! Умора!
        — Катись отсюда лесной дух, пока цела.
        — Да? А что вы со мной сделаете, если я не уйду, и буду бороться с вами, а?
        — Марк, покажи ей, что мы с ней сделаем, — сказал брюнет, беря бочку. Блондин помогал.
        Марк подошёл ко мне. Его ехидная улыбка растянулась на лице. Ну-ну, я подожду. Мне интересно. Он взял меня за руку и потащил в лес. Оу, как это мило.
        — А тебя не смущает, что я чудовище? Думаешь, лианы не настоящие? — криво усмехнулась я.
        — Замолчи дура!
        — О, ты умеешь ругаться? Фантастика!
        Марк прислонил меня к дереву и стал сдирать с меня одежду. Угу, позволила только кардиган снять. Он уже лежал на спине и не мог встать. Я села рядом и смотрела на него. Чего бы такого учудить?
        — Что со мной? Что ты сделала? — орал он.
        — Тебе страшно? Быть не может! Ты парализован токсином, который выделяют мои лианы.
        Глаза мужчины стали большими от ужаса. Он узрел, что под кожей у меня шевелятся лианы. Ещё чуть-чуть и паника начнётся.
        — Чудовище!
        — Кончай, а? Уже не интересно. Не ты первый это говоришь, не ты последний. Что ты хочешь, чтобы я с тобой сделала? Могу тебя отравить, проваляешься в больничке с месяц — и порядок! Есть ещё один замечательный вариант — бродить по лесу в течение недели. Предыдущий «красавец» выжил.
        — Катись ты!
        — А! Я тебя поняла! Ты хочешь прогуляться по лесу! Прекрасно! Токсин перестанет действовать через час, а вот из леса ты не выйдешь до тех пор, пока не пройдёт неделя… если, конечно, выживешь, — криво усмехнулась я. — Твои дружки к тебе присоединятся.
        Я же вернулась к остальным. Вылета была уже третья бочка. Мужчины ошалели, увидав довольную меня. Крепко связала их лианами и отбуксировала к их третьему дружку. Отравлять токсином я не стала. Лежали рядом. Объяснила, что их ждёт, а сама, взяв кардиган, ушла чистить землю.
        Упала на колени около чёрного пятна. Душа ныла. Собрала в себе силы и стала очищать землю. На этот раз мне было трудно. Почва начала разрушаться. Ощущала, что токсины неохотно покидают её.
        Мне удалось очистить землю. Провела я здесь около двух часов. Хорошо хоть никого не было поблизости, потому что я увлеклась и потеряла бдительность. Домой я всё же пришла.


        * * *


        — Мимо проходила? — спросила Мелисса, как только я вошла в контору.
        — Ты как всегда угадала, — улыбнулась я.
        — Попей чаю, пока я бумаги приведу в нормальный вид. Прошлый раз наспех собрала всё и отправила Совету. Как на меня потом смотрели! Благодарю за то, что взгляд не умеет пожирать.
        — Они немного были удивлены, что у тебя такой беспорядок. Ты же девушка аккуратная, — подкинула я ей леща.
        — Да ладно тебе Соня! Ты мне скажи, как себя чувствуешь?
        — Не жалуюсь. Соскучилась по Эйри. Бедняжка, где-то ждёт меня, а я такая нехорошая не показываюсь на глаза.
        — Во! Готово! Я что тебя позвала…
        — Ты не стесняйся! Попей и ты чайку, — перебила я её.
        Девушка согласилась. Наслаждаясь чаем, она продолжила:
        — Пришёл ответ на твой вопрос.
        — Внимаю.
        — Совет размышлял над этим недели две. В итоге они сказали, что теперь он под защитой Совета Вампиров.
        — Меня это радует. Странный этот бизнесмен. Его пытаешься спровадить в Тартар, а он не хочет. Мне нравится эта игра, поэтому, когда он покинет кокон, то продолжу играть с ним.
        — Не увлекайся. Сейчас Бородин стал сильнее, его живучесть возросла, — сказала Мелисса. — Сегодня Эйри будет на балу. Олигарх по имени Денис Маслов устраивает приём для знатных гостей. Эйри обязательно там будет. Рай для вампира. Я тебя зарегистрировала. Поэтому подготовь роскошное платье, но так, чтобы тебе было удобно с ней сражаться.
        — Оперативно работаешь подруга, — улыбнулась я. — Я одна или с кавалером?
        — Одна. Лишний шум не нужен. К тому же у Адриана будет дело поважнее. Совет Стихий дал мне толстенную папку для него. Он попал!
        — Сложные?
        — Ага, как же! Да он их как семечки щёлкать будет! Ты послушай! Разогнать браконьеров, вычистить дно пяти озёр и рек. Тут ему на всю неделю хватит.
        — Что-то они озверели, — искренне удивилась я.
        — Бывает. Наверно копятся задания, а потом раздают.
        Я вернулась домой в приподнятом настроении. Без работы не останусь, раз он такой живучий. Аж глаза закрываются в блаженстве оттого, как представлю напуганного бизнесмена.
        — Веселье через край хлещет, чего узнала? — спросила Калисса.
        — Эйри сегодня будет на балу, — патетично сказала я. — А Бородин будет моей игрушкой.
        — Про Эйри ладно, но ты рада Бородину? Ты не перегрелась?
        — Сама себя не узнаю Калисса. Теперь он вампир и гонять его будет намного интереснее. Это продлится недолго, потому, как умрёт Эйри, умрёт и он.
        — Не знаю Соня. Я простой маг, но думаю, он останется жить даже после её смерти.
        — Почему? — заинтересовалась я. Чутью магессы я доверяла.
        — Учась в Амарансесе, я усвоила кое-что. Если магу или человеку отведено жить лет пятьдесят, то ничто не помешает ему это делать. Будет выходить сухой из воды в любой ситуации. Поверь.
        — Что ж, тем лучше для меня. Времени у меня вагон, да и у него тоже.
        Перерыла весь шкаф в своей комнате, отыскав платье. Зелёного цвета с юбкой-колокол по колено. Туфли на пятисантиметровом каблуке. Поправила венок. Красавица!
        Было время. Провела с Калиссой. Пока она разбирала ингредиенты, я ей по ушам ездила. Она не против. Шла я пешком до огромного особняка. Четырёхэтажный домик с большими окнами, сделанный в средневековом стиле. Протянула приглашение контролёру, улыбнулась и зашла внутрь.
        Лианы зашевелились в предплечье. Я разгладила бугорки, дабы не привлечь лишнего внимания. Реакция на презрительные взгляды. Их много. У меня на лбу написано, что я вся из себя такая правильная?
        Через двадцать минут я начала подозревать, что Мелисса мне не всё сказала. Вот что за подруга? Спустя час я только узнала, что она сделала.
        Сейчас я мирно прогуливалась по залу и прозаично улыбалась. Не думала, что здесь будет много магов, вампиров, оборотней и даже духов стихий.
        Поили какой-то сладкой приторной дрянью. Как сильно меняются вкусы. Искала я Эйри. Пока не видно. Что она задумала?
        Немного нас помучив на помост взошёл богато разодетый олигарх. Денис Маслов. Все его радостно приветствовали, шептались, какой он прекрасный бизнесмен и так далее по тексту. Каждый раз одно и тоже. Ко мне подошёл лесной дух. Он поклонился, я следом, затем спросил:
        — Здесь просто так прекрасная мадемуазель находится или по работе?
        Приятный лесной дух с каштановыми волосами и яркими изумрудными глазами.
        — По делу, да и отдохнуть собираюсь, — улыбнулась я, встретив родственную душу. — А вы?
        — Тоже по делу. Некогда отдыхать, хотя на работу не жалуюсь.
        — Наверно сосчитать на пальцах можно, кому эта работа не нравится.
        — Полностью согласен. Совершенно не боятся последствий. Прошу меня извинить, субъект найден. Зелёной листвы вам.
        — Шёлковой травы под ногами.
        На нас посмотрели как на дураков. Всё равно, как смотрят. И тут понеслась душа в рай!..
        — Сейчас приглашаю к микрофону Софию Соломину. Она эколог. Причём высокооплачиваемый эколог! — подчеркнул Маслов. — Вы можете задать ей вопросы. Знаю, что они у вас есть.
        В экологи? Ну Мелисса!..
        — Доброго вечера дамы и господа! Я…
        — Скажите София! Я предприниматель. Хочу вырубить гектар леса, дабы построить торговый центр. Рядом деревни. Больше народу будет.
        Еле обуздала свою ненависть к этому человеку. Лес вот в обиду не дам! А наплевать, если сегодня ко мне подошлют убийц.
        — Я бы не советовала этого делать товарищ предприниматель. Человек только и делает, что вырубает леса для строительства того или иного торгового центра. Почему никто из вас не заботится о том, чтобы посадить деревья?
        Я заметила, что лесные духи сразу же воззрились на меня. Они полностью меня поддерживали.
        — Это ни к чему! Место мало!
        — Торговых центров итак навалом. Зачем ещё? Что это даст? Губить лес из-за каких-то денег? — прищурилась я.
        — А она точно эколог? — спросила полноватая дама у тощего бизнесмена. Тот только пожал плечами.
        — Конечно! — воскликнул предприниматель. — В этом мире всё решают деньги.
        — Нет! — рявкнула половина зала.
        — Если уж хочется поговорить на эту тему, то подойдите ко мне. Я всё расскажу, — вздохнула я, спускаясь с помоста.
        Ночь будет особенной. Около часа я слонялась по залу. Эйри всё не было и не было. Куда же она запропастилась? Народ решал важные дела. На меня странно пялились.
        Эйри была обнаружена. Она крутилась в толпе, ища новую жертву. Моё внимание пытался привлечь бизнесмен, но я упорно его игнорировала. Нашла цель! Вампирша выбрала девушку. Вся из себя знатная, она уговорила себя пойти с неизвестной девицей.
        Они пошли к дверям. Проследив, куда они направились, я пошла следом. Воровато осмотревшись, Эйри впихнула девушку в комнату и заперла её. О, как!
        Теперь я уже воровато осматривалась, дабы меня никто не видел, как буду нагло подслушивать.
        — Зачем мы здесь? — без тени страха спросила девушка.
        — Мне кое-что нужно от тебя, — загадочно сказала Эйри.
        — И что же? И почему закрыли дверь?
        Нотки страха дают о себе знать.
        — Ты боишься? Как же так? Важная особа, влиятельная.
        — Что вам нужно?!
        — Мне много что нужно. Я бы хотела сделать тебя своими глазами и ушами в вашем обществе. Выбрала я тебя не просто так. Ты добиваешься всего, что хочешь. Тебе нет равных. Таких я люблю. Не бойся, больно будет совсем немного.
        Я задумалась. Стоит ли вмешиваться? Наверно стоит, потому что я пришла за Эйри, да и девушку спати нужно. Замок открылся бесшумно. Вошла я во время, ибо она готовилась пустить в ход клыки.
        — Не ждала меня Эйри? А я пришла! Девушку отпусти!
        Лианы рвались в бой, и я не стала их сдерживать. Они хлестнули по рукам вампирши. Та отпустила светскую девушку. Я ей сказала уходить. Она послушалась, причём даже ничего не сказала. Люблю понятливых людей.
        — Опять ты?! — зашипела она.
        — Снова. Скучала по мне Эйри? Я тоже.
        В ход тут же пошли лианы. Я хлестала ими яростно. Билась посуда, статуэтки. Вспомнила, что дверь открыта и забаррикадировала её, топнув ногой. Корни вырвались из пола, потянулись к ней. Эйри отскакивала.
        — Я слышала, что ты сошла с ума. Ты была в дурдоме?
        — Не совсем в дурдоме дорогая, но там мне тоже было плохо. Сейчас я себя очень хорошо чувствую. Не стесняйся, подходи!
        — Я знаю, ты пытаешься меня разозлить. В нашу последнюю встречу, ты хорошо играла роль подружки Рея. Честно говоря, я поверила, да так, что ревность застилала глаза. Поверить не могу, что ты меня развела!
        — У меня талант! — залихватски сказала я, топнув ещё раз ногой.
        Дом трещал по швам, но в пределах нормы. Свидетели мне не нужны. Совет Стихий меня потом по головке не погладит. Ядовитые пары и шипы пытались пронзить цель.
        — Наивная. Вампир не боится этой дряни, — хохотала она, отвесив мне хорошую пощёчину.
        В стене вмятина. Заскулив, я стала подниматься.
        — Я знаю. Отвлекаю внимание.
        Эйри начала звереть. В ход пошли ногти плавно выросли в когти. Ай, больно царапается! Меня же Калисса с Адрианом домой не пустят!
        Она схватила меня за руку и сломала запястье. Затем вооружилась кинжалом и хотела обрезать лианы. На этот раз ей не повезло. Эйри упала рядом со мной. Запястье размяла. Попыталась связать вампиршу, но та ускользнула.
        — Куда собралась? — спросила я, поймав её у окна.
        — Поиграли и хватит!
        Эйри толкнула меня, а сама выпрыгнула в окно. Ночью поймать вампира очень сложно, поэтому я даже пытаться не стала. Обернувшись, я узрела бардак. М-да, Калисса не видит. Я успела покинуть дом до того, как ворвалась полиция с оной девушкой, которая чуть не стала чадом ночи.


        ГЛАВА 10. ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО БИЗНЕСМЕНА


        Бедный я несчастный! Умудрился попасть в такой круг!
        Вот, чем я это заслужил? Кого трогал? Никого!
        А на меня все разом навалились! Безобразие!


        Илья Бородин


        Глубоко под землёй треснул кокон. Бледная рука ощупала землю, затем скрылась. Показались уже две руки. Они стали разрывать кокон и рыть землю. Активно рыли. Из недр её показалась голова мужчины. Он осмотрелся, покашлял и вылез, распластавшись по земле.
        — Я жив! — только и сказал он.
        Илья перекатился, пытался встать и осел. Он протёр глаза. Ещё раз попробовал встать. На этот раз у него получилось. Вразвалку пошёл в сторону города. Кокон вынес бизнесмена Бородина за пределы города.
        Еле-еле он дошёл до своего дома. Там принял ванну, накинул халат и уселся в кресло. Было очень плохо. Ноги дрожали. Мучил ко всему этому и голод.
        Илья пытался вернуться в жизни. Начал вспоминать, что случилось с ним в последние минуты заточения. Плохо становилось от одной мысли, что был погребён заживо. Бизнесмен не помнил, что происходило в коконе, но отлично понимал, что тот треснул и можно прорваться на свободу.
        Ещё существовал вопрос, на который он предполагал Эйри ответит так: «Я не обязана следить за тобой!» Почему она не пришла ему на помощь? Именно на этот вопрос он получит вышеупомянутый ответ.
        Илью уже не радовала жизнь вампира, но всё — поезд ушёл. Теперь надо как-то с этим жить. Никто не просил ехать с ней. Как теперь быть? Высказать этой наглой девице, всё что накипело? А что потом? Потом можно продолжить жить, почему нет? Больше времени будет на ведение бизнеса.
        Немного оклемавшись, Бородин полез в холодильник. Ужаснулся от количества съеденного им продуктов, а вот голод только приглушился на неопределённый срок. Требовалось что-то ещё… Бизнесмен выглянул в окно и понял, что нужно, но как это сделать?
        Долго метался по квартире, пока не решил выйти на улицу. Немного изменил внешность и надел простую одежду. Боязнь, что его заметят, не давала покоя. Всё же он уважаемый бизнесмен.
        Жизнь изменилась, но продолжается. Он при деле, ничего не потерял, что ещё?.. Выйдя на улицу, Илья сразу нырнул в тёмный проулок. Его колотило от голода. Мимо шёл бродяга. Он что-то бубнил себе под нос. Бродяга прошёл мимо Ильи, а он решил, что это шанс! Его надо использовать!
        Бродяга не сразу понял, что происходит. В темноте мелькнули два красных глаза. Бедолага закричал. Бородин прижал его к стене, закрывая ладонью рот. Бизнесмен не представлял, как будет кусать жертву, но всё решилось собой, будто невиданная сила сделала всё за него. Он впился в шею жертвы, не желая отпускать.
        Голод был утолён и Илья вернулся домой. Ему было плохо. Не знал, куда себя деть. Это была его первая охота. Не думал Илья, что будет настолько плохо. С чем это было связано — непонятно. Теперь он один из детей ночи.
        Бродяга выжил.


        * * *


        Я валялась на кровати и слушала все песни группы «Далёкие дали». Время летело незаметно. Прослушивание каждой песни вызывало у меня разные эмоции. Одна песня вызывала смех, потому что во время репетиции мы дурачились.
        Следующая композиция вызывала грусть, потому как мы были осоловелые. Евгений Львович поднял среди ночи на репетицию. Ему сообщили, что концерт через три дня.
        Кончился второй час прослушивания музыки. Сняв наушники, я просто валялась на кровати. Вспоминала своё прошлое. Да, славное было время.
        Ушла на пике славы… точнее помогли это сделать, но это уже неважно Я рада тому, что встретила новых друзей и свою любовь. Не устану это повторять.
        Храню эти славные воспоминания. А вот вчера Анита с Сариной взяли у меня диски с песнями и их не слышно и не видно. Казалось, что там слушать? Максимум часа три, а тут?.. Неделю нет.
        — Скучаешь по девчонкам? — спросила я у Калиссы, соизволив спуститься к обеду.
        — Нет, но ведут себя странно. Приходят в гости и даже не поют. Они заболели?
        Я хмыкнула, вспомнив, что тогда им сказала. Теперь девчонки радуют её своим пением не часто. Недавно мы отмечали день рождение Алферия, так девчонки даже не помышляли о пении, чему Калисса была удивлена. Обычно такие торжества без этого не обходятся.
        — Нет. Наверно перевоспитались, — ответила я.
        — Чего? В жизни не поверю! Донимали каждый день, а потом прекратилось. Так сразу? Ни фига себе!
        — Тебе скучно, — сделала я вывод.
        — Нет! Не скучно! Подозрительно!
        — Не переживай ты так. Девушки взяли диски с песнями группы «Далёкие дали»…
        — О, нет! — воскликнула она. — Отправлюсь жить на Ларихту!
        — Оно тебе надо? Там темно и страшно. Полно всякой нечисти.
        — Зато не поёт! — возразила магесса.
        — Дык, девчонки тебя и там будут навещать. Куда они без тебя? Сама подумай.
        — Нет в тебе ни капли сострадания Соня. Я бедный маг вынуждена выслушивать их пение.
        Я рассмеялась. Нельзя это воспринимать серьёзно. После обеда решила заглянуть к Рею.
        — Как поживаешь?
        — Не жалуюсь. Тебе не холодно? — спросил вампир, глядя на мои ноги.
        — Нет. Что хорошего?
        — Пока ничего. Вчера встретился с Эйри. Не знаю, откуда у неё столько силы, но я еле отбился.
        — Прости. Это я её недавно мучила.
        — Тогда всё ясно. Нехорошо Соня издеваться над больными людьми.
        — Дык Рей, я же немножко! Эта красавица жаждет глотку мне перегрызть.
        — Она рассказывала. Кстати, ты газету видела?
        — Нет. Что там?
        — Ксения Хитровая уже успела всё разузнать. Редакции газеты всего лишь нужно было распечатать статью.
        Я взяла Войцешековскую правду и прочитала заголовок: «НАПАДЕНИЕ ЖИВОТНОГО НА БРОДЯГУ». Прочитав статью, я вопросительно посмотрела на Рея. Его взгляд говорил, мол, что ты об этом думаешь?
        — Ладно. Думаю, что это новенький. Ни разу не выходил на охоту, а тут его просто приспичило.
        — А ты разбираешься в этом деле, хоть и прикидываешься веником в сарае. Да. Бродяга остался в живых и хочу сказать, что этому новенькому катастрофически повезло. Лично я прибил, если бы бродяга умер, — дополнил Рей.
        — Почему? И как бы ты узнал, кто это сделал?
        — Потому что Совет запретил убивать людей ради удовольствия и только потому, что тот или иной человек не понравился вампиру. За этим строго следят. А узнал бы я у этого самого бродяги. Это не трудно.
        Вдаваться в подробности я не стала.
        —Я думаю, что это его рук дело, — предположила я.
        — Почему?
        Я поведала ему захватывающую историю.
        — Фью! Ни фига ты его замуровала!
        — Ага. Жду встречи.
        Поговорив ещё немного, я покинула ночной клуб Рея, отправившись, в гости к Диме. Сегодня он дома. Забралась на четвёртый этаж. Этот товарищ смотрел ужастик. Окно у него было открыто. Он увлёкся. Я села на подоконник и наблюдала за ним. В комнате темно и небольшой беспорядок. Мне вот что интересно: он надо мной издевается? Сижу себе на подоконнике и в открытую на него смотрю, а он будто меня не видит! Оборзел!
        — Долго я ещё ждать тебя буду? — спросила я.
        Тот подпрыгнул и заорал, как ненормальный. Хм, вроде лианы спрятаны, растений нет. Коснулась венка — на месте.
        — И чего ты разорался?
        — Ты кто?
        — Всем известный конь в пальто! А что?
        — Уйди отсюда нечисть! Как ты вообще здесь оказалась? Четвёртый этаж!
        — Для меня это не проблема. Как поживаешь? Хорошо ли спишь, кушаешь? Не мучают кошмары? — ласково поинтересовалась я.
        Дима скривился от моего «сахарного» голоса. Сегодня буду ковыряться в воспоминаниях. Как хочет, а ночь я ему спать не буду давать!
        — Ты призрак! Нет тебя!
        — Да ладно? К тебе прикоснуться? Не вопрос!
        Я стала подходить к нему, а у того ещё больше стали глаза от страха. Коснулась его. Орать не стал, но отполз, а я вернулась на подоконник. Что-то он мне понравился.
        — Чего тебе надо? — спросил Дима после короткой паузы.
        — Ты, — ответила я. — Не представляешь, как я соскучилась за четыре года. Прям мытарство было без тебя.
        — Что я тебе сделал?
        — Не поняла! Ты и дальше будешь отрицать, что меня не знаешь? Будешь выпендриваться, я тебе напомню аж двумя способами. На твоём месте как следует, покопалась бы в воспоминаниях. Поверь, второй способ намного болезней.
        — Я всё забыл! Это был несчастный случай! — рявкнул он.
        — Неужели? Намеренное изнасилование — несчастный случай? А рукоприкладство? Оно тоже несчастный случай? Интересно пляшут девки!
        — Слушай, отстань от меня! Если вскроется, что ты жива, то меня посадят. Я не хочу в тюрьму!
        Ты только послушай! Ведать знает, что ему за это будет.
        — Не посадят. Меня не найдут, потому что я этого не хочу. В этом плане тебе сильно повезло Дима, но я не оставлю тебя в покое, — резонно заявила я. — Зачем ты это сделал?
        — Я не помню!
        — Хватит врать! Я умоляла не трогать меня, так нет! — тебе всё равно было! Говори!
        Меня обуревала злость и ненависть к этому… человеку. Я хочу знать правду. Какую цель он преследовал.
        — Зачем это тебе? Я даже не знаю, жива ты или мертва, — сказал Дима, перебираясь поближе к двери.
        Я хлестнула лианой по двери.
        — Затем! Я могу достать из тебя информацию, но хочу услышать это из твоих уст. Какого это — издеваться над беззащитной девушкой?
        — Слушай, это было давно. Тогда я хотел всего лишь напугать тебя. Всё!
        — Ага, и тут ты вошёл в раж, и понеслась душа в рай. Дальше!
        — Но ты стала вырываться, а меня словно что-то начало поглощать и я потерял контроль. Я ведь был с тобой только потому, что ты — солистка популярной группы.
        Это я узнала позже. Где-то в первый год после рождения.
        — Диана предложила поиграть с тобой в эту игру, а я не смог отказаться, ибо тебя нужно было проучить и прилюдно бросить. Да, я такой. Диана сказала, что пропихнёт меня к музыкальной карьере, но что-то не сложилось. Не моё это. К тому же ты никак не хотела проводить со мной ночи.
        — Поэтому ты решись изнасиловать меня прилюдно? Неплохо придумано. Значит, если бы я не исчезала, то меня ты спокойно упрятал бы на лечение, мол, с психикой что-то, и вышел бы сухим из воды? Умно, очень умно, — сделала я вывод. — Что ещё ты мне скажешь?
        — Тебе приятно это слушать? — удивился он.
        — Нет, но знать хочу. К тому же тебе предстоит терпеть меня до конца твоих дней. И даже не думай, что психушка тебя спасёт от меня. Я могу и туда попасть добровольно. Достану везде. Ты сам подписал себе приговор.
        — Строишь из себя правильную девочку? Не поздновато ли? Поезд давно ушёл.
        — Согласна, да только у преступления нет срока давности. Я не буду тебя убивать, как я уже сказала. Прошлое всё равно не вернуть, а вот поиздеваться немного над тобой я вполне могу себе позволить.
        — Честно говоря, ты мне понравилась, и я бы не прочь повторить это, — с азартом сказал он.
        — Это тебе не светит, — улыбнулась я.
        — Я всё ищу того паренька, который всё видел.
        — Это твоё дело, а вот моё — это ты Дима. Диана знает о моём существовании. Ей страшно, как и тебе.
        — Я не боюсь тебя! — рявкнул он.
        — Пусть не сейчас, но потом ты сам себе в этом признаешься. Я всего лишь хочу, чтобы вы меня не забывали. Хочу, чтобы помнили, что ради своих целей вы загубили чужую жизнь. А что? Я думаю, это справедливо.
        — Не прибедняйся. Ты жива и здорова, — скривился Дима.
        — Конечно, мне просто повезло. А так, я бы уже была там, — я вздыбила перст к верху.
        Я сообщила ему, что зайду завтра. Не окажется дома — найду в другом месте. К Диане отправлюсь послезавтра. Пусть спокойно поспит ночь.
        Ждал меня ближе к утру ещё один сюрприз. Бродил по парку Илья Бородин. Невозможно ни с кем спутать. Я потёрла глаза. Мало ли… Ан нет! Он родимый! Я подошла поближе. Мне же теперь просто поговорить захотелось.
        — Какие люди! — воскликнула я.
        Илья подпрыгнул. Увидав меня, он шарахнулся.
        — Не подходи! Мне и без тебя тошно! — сказал он.
        — Слабых не бью.
        Меня одарили очень красноречивым взглядом.
        — Что ты тут делаешь? — спросила я. Очень хочется послушать тираду.
        — С чего вдруг стала интересоваться моим здоровьем?
        — Как же? Я к тебе привыкла. Вообще есть желание оставить тебя в живых и просто периодически гонять, — честно призналась я.
        — Ты странная.
        — Есть немного. Как тебе удалось покинуть кокон?
        — Я не знаю, как это объяснить. Просто почувствовал, что нужно вылезать. Куда я вляпался?
        — Это тебя надо спросить.
        — Если убить Эйри, то я смогу стать нормальным? — вдруг спросил бизнесмен.
        — Сложно сказать. Но я думаю, что ты останешься в живых, — ответила я. — Отличаешься живучестью.
        — Почему?
        — Я тебя не могу отправить первым классом в Тартар, что тут говорить? Склоняюсь к тому, чтобы не тратить на тебя ни сил, ни времени. Только периодически гонять, чтобы не забывался. У тебя новая жизнь и тобой уже заинтересовался Рей, хоть у вас тогда были разногласия. Это ты поймал в переулке бродягу?
        — А… нет.
        — Мне врать бесполезно.
        — Ладно. Это моих рук дело. Что с того? — с апломбом спросил бизнесмен.
        — Ничего. Мой тебе совет. Контролируй себя, потому что тобой может заинтересоваться не только Рей. Совет Вампиров тоже следит за новичками. Придётся приспосабливаться, раз хочешь выжить.
        Вопрос у меня: будет ли он продолжать так же безобразно себя вести? Конечно, время покажет…
        — Я пойду, — сказал он.
        Я посторонилась. Он даже не обернулся. Шёл уверенно, будто знал, что я его не трону. Проводив его взглядом, пошла к дому.
        — Куда собралась?
        — Домой. А тебе-то что дома не сидится Эйри? — спросила я, уходя от удара.
        — Как я могу спокойно заниматься делами, когда ты маячишь перед глазами?
        Уходила от ударов снова и снова. Яростная девица пыталась до меня достать. Выходило неплохо, силу расходовать не умеет. После повторного рождения, чувства обострились.
        Эйри прекрасно сражалась. Ей бы к нам в команду. Не думаю, что вампиризм стал бы препятствием. Такую силу да на пользу Родине.
        — Ага! Ещё чего захотела! Я похожа на дуру?
        — Да, — подумав, ответила я.
        Знала, что это её разозлит, и не ошиблась. Гулял неподалёку Рей и не мог пройти мимо. Видеть драку и не поучаствовать в ней? Таких товарищей поискать надо!
        — Тебя кто принёс?! — рявкнула Эйри.
        — Мимо шёл, а что? Ты не рада меня видеть? А я очень даже рад, — осклабился вампир. — Опять к людям пристаёшь?
        — Замолчи! Ты всегда появляешься не вовремя! А тебя, — обратилась Эйри ко мне, — я собираюсь пристукнуть!
        — Что я могу сказать, — пожала я плечами. — Удачи!
        Не знаю, зачем ей всё это. Я тоже решила не отставать от графика и полоснула её по щеке ногтём. В ход пошли лианы. Я помню обиду!
        Рею не повезло. Хотел парень немного подраться, да что-то не сложилось. Не судьба. Итог не очень хороший, ибо мы обе в ранах и увечьях. Рей начал скучать, поэтому разогнал нас. Эйри была не против, а вот я — да! Кто меня держит, пустите!..
        — Я забираю тебя домой Сонечка. С этой девочкой ты не будешь играть в песочнице. Хватит с тебя, — взяв меня за руку, вампир потащил за собой. — Лопатки и совочки я забрал.
        — А я хочу! — упрямилась я, пытаясь ещё раз хлестнуть вампиршу лианой. — И вообще, почему ты не даёшь мне выполнить мою работу?
        — Потому что!
        Исчерпывающий ответ!
        — Рей!
        Эйри скрылась, а я, стеная, тащилась за ним. Что мне ещё оставалось делать?
        — Слушаю тебя внимательно, — сказала я, как только мы оказались за пределами парка.
        — Я не могу тебе позволить убить её сейчас. Видел, что ещё чуть-чуть и Эйри осталась бы без головы. А теперь послушай. Планы изменились. Мне нужно забрать Бородина.
        — Опять? Зачем? Ты только отвязался от него! — воскликнула я.
        — Он стал вампиром, а Эйри им не занимается, значит, бизнесмен станет дебоширить. А так как не получается, как ты говоришь, отправить его первым классом в Тартар, то плохо будет всем. А так я смогу следить за ним и временами контролировать. Связь поможет мне это сделать, дабы избежать очень крупных ошибок, — объяснил он. — Да, у нас были разногласия и я отказался вообще иметь с ним отношения, но сейчас другой случай.
        — Ладно, коль такая пьянка, пусть возьмёт кто-то другой. В Войцешеке мало вампиров обитает? Кто-нибудь да согласится приютить бизнесмена.
        — А кто его возьмёт? Я согласен с тобой, что нас полно в городе, но вот брать его никто не станет.
        — Почему?
        — Он как чужой ребёнок. Не удивлюсь, если весь город от него откажется. Я первый его коснулся.
        Как всё сложно.
        — Не возьмут из принципа? — спросила я.
        — Да.
        Ох!
        — И что мне делать? Сколько ждать?
        — Постараюсь уложиться в неделю, — сказал Рей.
        Неуверенно, но будет стараться. Это мне в нём и нравится.
        — Поэтому ты меня всё это время отвлекал?
        — Даже отпираться не буду. Говорить тебе не стал, пока всё сам не выясню. Хорошо, что мимо проходил…
        — Тебе стоило мне сказать об этом Рей. Эффективнее было бы, — вздохнула я. — Хорошо, я подожду. Бородина я могу посмотреть?
        — Смотря, что ты хочешь.
        Я сказала, чего хочу. Вампир поперхнулся, но добро дал, при этом оговорил детали. Обидно, но придётся потерпеть. Вот так всегда. Сначала бизнесмена не трогай, теперь Эйри. Меня Совет Стихий не так поймёт… наверно уже не так понимает. Безобразие!
        Домой вернулась в расстроенных чувствах. Завтракала без особого энтузиазма. День решила посвятить саду. Проходивший мимо сосед чуть слюной не подавился от наведённой мною красоты.
        Досталось и растениям в доме. Некоторые пересадила, некоторые отнесла в лес. Хм, а это что у нас? Плющ обыкновенный совсем поник. Сейчас мы тебя подшаманим и будешь как новенький!
        — День уборки? — спросила Калисса, оторвавшись от журнала.
        — Угу.
        Пришлось рассказать, чем всё это дело вызвано.
        — Радуйся. Хоть дома немного побудешь, а то не видно и не слышно. Адриан уже трое суток пропадает. Ночью позвонил и сказал, что завтра прибудет.
        — Рада, что всё у него хорошо. Мелисса полно ему заданий дала и все вне города.
        К вечеру я освободилась и зашла в гости в Лиде. А то завтра позвонит и выскажет всё, что думает обо мне.
        — Соня! Как хорошо, что ты зашла! Проходи!
        И тут понеслась! Обсудили все темы. Лида никак не нарадуется, что у неё есть работа и ходит на неё с большим удовольствием.
        — Борис не против? — спросила я.
        — Нет. Он рад, что я не жалуюсь на то, что мне скучно.
        Не могли пройти мимо растений. Она посадила крокусы и показала их.
        К десяти часам вечера я уже стояла перед домом Дианы. Что-то я вчера говорила на тему, что наведаюсь к ней.
        — Привет Диана!
        В её взгляде столько презрения…
        — Я тебя не звала! Как ты вообще сюда попала?
        — Это так важно? Не думаю.
        — Ты не умеешь! — брякнула она.
        Пожав плечами, я подошла к ней и села на пол.
        — Слушай, у меня к тебе заманчивое предложение! — протянула я.
        — Не приближайся ко мне! Я буду кричать!
        — Дома у тебя никого нет, а соседи не услышат. Об этом я позабочусь, — резонно сказала я.
        — Отстань от меня!
        На меня наставили крест. Э… это к чему?
        — Выкуривайся!
        — Не хочу.
        Она подошла ко мне поближе. Не удержалась. Перекрестилась и поклонилась.
        — Ты ещё чеснок и святую воду принеси, — хмыкнула я. — На меня это не действует.
        — Ты умерла, а значит — нечисть! А она боится крестов и святой воды!
        — Ладно, заканчивай надрываться. Поговорим о тебе, и что я хочу предложить. Понятное дело, что выгоду получу только я…
        — Хватит! — рявкнула она. — Я не желаю ничего слушать!
        — Предлагаю тебе отправиться в увлекательное путешествие. Суть в том, что ты попадёшь в иллюзию, которая будет реальной. Твоя задача — выжить. Ты будешь спать до утра. Время там будет, не переживай. Я мастер по иллюзиям, но использую редко, ибо требует больших затрат сил, — начала я объяснять, не давая вставить Диане слово.
        — Что ты несёшь? Какая иллюзия?
        — Скоро всё сама поймёшь. Кстати, если ты не сможешь пройти иллюзию во время, то в следующую ночь начнёшь заново. Да, я жестока, но это мелочи, по сравнению с тем, что сделала ты. Могла спасти мне жизнь. Этого ты не сделала. Сейчас будешь думать, что я такая-сякая, издеваться над тобой пришла. Мне всё равно. Приступим.
        Я так и осталась сидеть на месте. Сплела заклинание и подула на него. Клуб дыма направился к ней. Диана упала на кровать. Ждала её стандартная иллюзия — лес. Суть в том, чтобы добраться до флажка. Игра началась!
        Посидев ещё немного в комнате Дианы, я отправилась домой. Делать мне здесь больше нечего.
        В комнату пробралась через окно. Первым делом приняла ванну. Какое блаженство!
        Вернувшись, я упала на коечку. А она мягкая, приняла меня. Кто подсел ко мне. Рука нежно прогуливалась по моей ноге, потом по талии. Я повернулась и узрела Адриана. Он наклонился ко мне и поцеловал.
        — Калисса сказала, что ты завтра приедешь, — успела я сказать.
        Адриан не мог оторваться. Дни за днями летели, но желание снова быть с ним не давала мне покоя. Как это прекрасно, когда любишь и быть любимой. Под утро Адриан ушёл на задание.


        ГЛАВА 11. ПОДАРОК


        Есть в жизни радость! Это — товарищ Илья Бородин!
        С ним весело проводить время, но меру знать надо.


        София


        — У меня к тебе хрестоматийный вопрос Соня, — глядя на меня, протянул Рей. — Когда ты перестанешь покорять таким образом вершины?
        — Когда ты перестанешь подкрадываться, — назидательно крикнула я с дерева.
        Да-да, Рей снова меня загнал на верхушку дерева. Когда-нибудь я выскажу этому вампиру всё!..
        — Я шёл громко, это ты отвлеклась, — парировал он.
        — Ага, конечно!
        — Ладно, спускайся! А то гнездо начнёшь вить!
        Подумав, я спустилась. А то с него станется — сам ко мне залезет! Я спустилась, отряхнула себя и приготовилась слушать.
        — Бородина я забрал к себе, но получил нежданчик.
        — Что-то я даже боюсь интересоваться, — насторожилась я.
        — У тебя выбора нет, поэтому слушай. Пришлось немного за ниточки подёргать, в итоге бизнесмен общий. Право на него имеем мы с Эйри.
        Я тряхнула головой.
        — Как-то странно у вас всё происходит.
        — Про Эйри можешь пока что забыть, — сказал он.
        — Это почему?
        — У неё небольшие проблемы со здоровьем. Так уж получилось, что мы с ней встретились.
        — Я всё поняла Рей. Мне хоть что-нибудь осталось?
        — Обижаешь, — улыбнулся он. — Где-то через пару недель оклемается.
        Распрощавшись с Реем, я отправилась к психбольнице. Там меня ждал Сергей Венский. Он находится там уже два месяца. Делает вид, что ему там очень хорошо. Ага, как же!
        Люблю ночь для таких действий. Сарина и Анита потребовали вторую часть вознаграждения. Сами к Венскому они не пойдут, ибо им некогда. А я заодно прогуляюсь.
        — Ку-ку! — постучала я в окно палаты.
        Тот подошёл поближе, присмотрелся и заорал. Вот чего не хватает? Я что такая страшная? Ну может, чуть-чуть. Капельку! Сергей забился в угол и отмахивался от меня со словами: «Изыди демон!» Я пробралась в палату. Пришлось изолировать комнату от криков. А то и меня повяжут.
        — Полегчало? — спросила я, когда Венский прекратил голосить на всю Пограничную.
        — Нет! Потому что ты всё ещё здесь! Сейчас придут доктора и повяжут тебя!
        — Гроза, да к ночи. Не придут. Тебя никто не слышит.
        — Проверка будет!
        — К тому времени нас уже здесь не будет. Как живётся?
        — Тебе-то, какая разница? Это из-за тебя я здесь! Знаешь, что мне за диагноз поставили? Паранойя!
        — И чего тебе не хватает? Нормальный диагноз. У меня часто бывает, особенно, когда с Реем поговорю. Постоянно мерещится, что он где-то поблизости, — поддержала я разговор.
        — Не смешно! Надоело здесь сидеть! Один строит из себя Наполеона, другая Жанну д' Арк, третий вообще Юлий Цезарь!
        — А я дух леса. Приятно познакомиться! — улыбнулась я.
        Сергея передёрнуло.
        — Я знаю, что ты настоящее чудовище, но они-то нет!
        — Больные — чудовища? Оу!
        — Уйди! — отмахнулся он.
        — Пошли со мной.
        — Куда? Зачем? — посыпались с него вопросы.
        — Ну что ты заладил? Не можешь просто пойти со мной?
        — Да. У тебя на лбу написано, что ты что-то задумала.
        — А ты проницательный. Я тебя обрадую тогда, когда девчонкам отдам.
        — Что за девчонки?
        — Ты им очень понравился, и они хотят встретиться с тобой. Девушки хорошие.
        Пока он что-то бубнил, я обхватила его талию лианой и потащила к окну. Вроде тихо и спокойно.
        — Эй, ты что задумала?
        — Похищение, а что? Ты против? Да даже если и да, всё равно упру тебя. Можешь не возмущаться, — сказала я, выпрыгнув из окна.
        — Ты дура! — проорал он.
        — Что такое? Третий этаж и так страшно?
        — Чудовище! Как мы не разбились?
        — Ты сказал, что я чудовище, вот и думай, на что они способны. Лианы не трогай. Они не любят убийц. Запросто могут придушить, — предупредила я, скрываясь за домом.
        — Не понял! Они сами по себе? — спросил Венский.
        Ему очень сильно хотелось потрогать лианы, но рисковать не стал. И правильно.
        — Не совсем, но вольности могут себе позволить, когда я ослабляю контроль. Сейчас он ослаблен, потому я занята другим делом.
        — Подожди!
        Я остановилась.
        — Отпусти меня. Я сделаю всё, что ты захочешь.
        — Да? Тогда верни жизни, которые ты забрал. Верни их любимым, которые не дождались, — прозаично сказала я, пускаясь в путь.
        — Зачем просить то, что не может сделать человек?
        — Зачем было забирать жизни? Не можешь ответить? Тогда и отпустить тебя не могу. Если девчонки будут милосердны, в чём я сомневаюсь, то отпустят.
        — Слушай, я могу всё для тебя сделать! Могу служить тебе!
        — Мне не нужен слуга. Предпочитаю делать всё сама, — отказалась я.
        Мы почти прибыли, поэтому оставалось совсем немного слушать его. Вот и хорошо. Не люблю, когда меня уговаривают. Посадила его в свою комнату, а сама спустилась вниз. Калисса кому-то что-то втирала по ушам. Глянула на неё, та отмахнулась и сказала, что болтает час. Пожав плечами, я пошла на кухню. Выпила стакан молока.
        Отправилась валяться на диване, дожидаясь девочек. Адриан пришёл раньше, поэтому была сильно занята им. Я валялась на диване, а он мне рассказывал про свою командировку. Мелисса обрадовалась, что задания были сделаны быстро, и обещала ещё насобирать.
        — А он не сбежит? — поцеловав меня, спросил Адриан.
        Я уже успела рассказать ему о своём походе.
        — Не-а, там у меня арсенал, который не позволит даже помыслить о побеге, — ответила я и страстно поцеловала. — Я соскучилась.
        Пришли девчонки.
        — Можно вопрос? — спросила Анита, садясь в кресло. — Кто так Эйри уделал? Она нас с Сариной загоняла! Принеси то, отнеси это!
        Я задумалась, стоит ли сдавать Рея, как стеклотару?
        — Вы его знаете, — тонко намекнула я.
        — Рей? Что-то я в это не верю, — покачала головой Сарина.
        — Он мне так сказал, — пожала я плечами. — Что нового?
        — Дела идут отлично. Она к нам приросла и думает, что мы знаем друг друга всю жизнь.
        — Ага, так и хочется разочаровать, — томно сказала Анита. — Эйри пробудет около двух недель в таком состоянии. Ей мы сказали, что пошли в аптеку.
        — А в аптеку нам всё равно придётся идти, — напомнила Сарина.
        — Мы сообщим вам всё потом. А где наш приз?
        Адриан выпустил меня из своих объятий, и я умчалась в свою комнату. Сергей Венский индифферентно сидел на полу и иногда косился на мои растения.
        — Почему ты не сказала, что они живые?
        — А почему они должны быть мёртвыми? — удивилась я. — Конечно, они живые!
        — Они шевелятся! Слышишь? ШЕВЕЛЯТСЯ!
        — А! Ты об этом! Это чтобы ты никуда не делся. А теперь пошли, тебя ждут.
        — Кто?
        — Девушки, — сказала я, ведя вниз.
        — Почему ты такая?
        — Какая?
        — Не сговорчивая. Тебе столько всего предлагают, а ты отказываешься.
        — Оно мне не нужно. У меня ценности сменились.
        Мы спустились вниз. Адриан отдал вторую часть оплаты, а я привела «десерт». Девушки широко улыбнулись, демонстрируя свои острые зубки.
        — А они кто?
        — Вампиры, — ответила я.
        — Их же не существует! — не поверил он.
        — Кто тебе сказал? К тому же ты поверил, что есть духи стихий.
        — Это и есть оный убийца? — пропела Сарина, подходя к нам.
        Венский забеспокоился.
        — Ты настоящая?
        — Хочешь проверить? Не вопрос! К утру следующего дня мы освободимся и поиграем с тобой.
        — Мы ушли, — сказала Анита.
        — Сбагрила! — выдохнула я с облегчением.
        — Чего это ты? — спросила Калисса.
        — Душа болела, пока он находился в психбольнице.
        — Но ведь сама ему сказала, чтобы он там оставался, — нахмурился Адриан.
        — Это да, но всё равно покоя не давал. Ладно, я пойду по лесу прогуляюсь.
        — А я пойду к Мелиссе. Та мне обещала что-то вручить, — сказал Адриан.
        Первым делом полетаю. Расправив свои белоснежные крылья, я взмыла в небо. Это непередаваемое чувство! Я наслаждалась полётом около часа. Затем опустилась в лес и босыми ногами шла по земли. Временами кружилась.
        — Радуешься жизни? Это ты правильно делаешь.
        Обернувшись, я увидела Катю. Чего ей от меня надо?
        — Где твоя подруга Лена? — спросила я. — Да и вообще — чего тебе нужно?
        — Как ты разговариваешь со старшими? Тебя не учили вежливости?
        — Благополучно пропустила этот урок, а что? — парировала я. Ругать с ней у меня нет никакого желания. Хотя эта барышня упорно напрашивается.
        — Лена вообразила, что делать пакости — это нехорошо. Мы с ней поругались и она сейчас на Совете — душу изливает. Влепят ей наказание.
        Что? Лена решила раскаяться? Да ладно! Я не верю в это!
        — Придётся поверить. Она уже там две недели. От неё ни слуху, ни духу. Пропала девочка, — цокнула она языком. — Знаешь, я тут подумала и решила, что стоит оставить это неблагодарное занятие, как спасение природы. Не моё это. Киллиан сделал ошибку, создав меня, но я рада тому, что есть сила, которой могу пользоваться. И знаешь, — это прекрасно!
        — Киллиан знает?
        — А ты хочешь нажаловаться?
        — Узнать, чего ты хочешь из этого извлечь, — резонно сказала я.
        — Пока нет, но скоро узнает. Я слышала, что ты всё никак не можешь одолеть Эйри, значит, она сильнее тебя, а это очень хорошо!
        — Неужели? — заломила я бровь. — Ты не знаешь причин, поэтому не лезь не в своё дело.
        — По слухам ты крутишь шашни с Реем. Тебя постоянно с ним видят, — давила она.
        — Кому-то завидно? Я могу сказать, что ты затеяла перебраться на сторону Эйри. Чем она занимается, тебя сильно привлекает. Зачем что-то восстанавливать, когда можно разрушить?
        — Замолчи! — рявкнула она, ударив лианой.
        Больно было! На груди будет большой шрам.
        — Такие простые слова и вывели из себя? Ты меня удивляешь Катя, — хмыкнула я.
        — Ты мне никогда не нравилась.
        Она развернулась и пошла прочь. Я смотрела ей вслед. Когда она скрылась с моего поля зрения, я повернулась. Что-то сильно обожгло мне лицо. Я тут же стянула с себя кардиган и промокнула лицо. Ничего не вижу!
        — А это мой маленький подарок Соня. Я долго искала это. А знаешь что? Это смешанные яды и кислотами. Такую штуку нельзя вылечить. Ты останешься слепой и некрасивой до конца своих дней. Их у тебя много. О, да!
        Я услышала удаляющиеся шаги.


        * * *


        Искать путь домой бессмысленно, но земля может меня доставить. Кардиган я взяла с собой. Вдруг пригодится. Не верю, что нельзя ничего сделать. Я упала на землю. Она несла меня к дому. Я нащупала дверь, потому ручку. Спокойнее Соня…
        — Кто там? — спросила Калисса.
        — Я! Калисса, подойди ко мне.
        — А! Что-то ты быстро погуляла… Великие светлые маги! Что с тобой? — вскрикнула она.
        Я рассказала.
        — Мы обязательно что-нибудь придумаем, только не волнуйся. Не верю, чтобы не существовало исцеляющего настоя. Я перерою книги и обязательно что-нибудь найду. Но мне нужно будет слетать на Ларихту. Всё будет хорошо.
        — Спасибо Калисса.
        — А теперь послушай меня Соня. Не отчаивайся. Я сделаю всё, чтобы тебе помочь. А этот экземпляр я конфискую.
        Калисса принесла мне чай с лимоном, а сама стала изучать мой кардиган.
        — О!
        — Что там? — спросила я.
        — Много соединений. Катька хорошо постаралась! Здесь очень много соединений, которые я не знаю. Мне нужно тебя оставить Соня. Чем быстрее я найду способ тебе помочь, тем проще нам с тобой будет.
        — Что на этот раз?! — ураганчиком влетел в дом Киллиан.
        Сейчас я ничего не видела и опасалась любой силы. Я спряталась за диваном. Страшно.
        — Вот что ты делаешь? Зачем Соню пугаешь? — налетела на него магесса.
        — Мне плохо стало, причём резко. Лицо до сих пор горит! Риккардо вообще на уши поднял весь Совет! Что я должен думать?!
        — Не надо! Мне итак страшно! — пискнула я, выглядывая из-за дивана.
        — Мать природа! Что с тобой?
        Рассказала и ему. Никогда бы не подумала, что его сила так может душить. Лианы резко вылезли из предплечья и что-то хлестнули.
        — Я чувствую много силы и опасаюсь за свою жизнь, — назидательно сообщила я. — Кто ещё с тобой?
        — Я один.
        — Вот что. Вы сейчас сядете и поговорите. Только спокойно! И не сметь мне тут погром устраивать! Усё поняли?
        — Я постараюсь, — ответила я.
        — Сколько тебе нужно времени?
        — Не знаю. Я ещё к Мириану зайду.
        Калисса ушла. Остались только мы.
        — И что мне с тобой делать? — спросил дух Земли, садясь на диван.
        — Только не бить! — попросила я. — Мне итак хорошо досталось.
        — Здесь нет твои вины, а я говорил о Кате. Принесла ты мне две дурные вести.
        — Я этому тоже не рада.
        Киллиан усадил меня на диван, и стал осматривать. Его пальцы стали изучать повреждённую кожу на моём лице и декольте. Я кривилась от боли.
        — Поверить не могу, что она так поступила. Когда я её брал под своё крыло, она была прекрасной девушкой. Умирала она от рака и хотела жить. Я не жалею ни о чём…
        — Прости, я не хотела…
        — Соня, я всё равно бы это узнал. Хоть от тебя, хоть от неё самой.
        — А что с Леной? — тут же спросила я.
        — Совет решает, что делать. На наказание не тянет, да и выговор слишком мало. Ты беспокоишься о ней?
        — Она попала под плохое влияние. Жаль её.
        — Катя ушла к Эйри, но забыла, что является духом леса. Не завидую я ей.
        Его пальцы коснулись моих глаз. Они сильно болели.
        — Акцент был сделан на глаза, — сказал он. — Очень интересно.
        — Но зачем?
        — Катя надеется, что это ослабит тебя и будет проще победить. Сейчас у тебя стресс и ты уязвима, поэтому я буду с тобой, пока тебе не станет легче. Сегодня прибудет Риккардо. Отлежится немного и прибудет.
        — Что мне сейчас делать? — спросила я.
        — Заниматься будем.
        — Чем?
        — Тренировками. Ты должна уметь ориентироваться. Кто знает, сколько ты так проходишь? Пока у тебя память свежая на картинки, приступим. Ты знаешь планировку дома. Мы в гостиной. Ты помнишь, где и что находится. Помни Соня об одном: врагу всё равно, что с тобой. Ты обязана ему показать, что тебя не так просто победить. Это сложно, но возможно.
        — Я слушаю.
        — Хорошо. Ты отчётливо слышишь мой голос?
        — Да.
        — Где я сейчас? Теперь уши — твои «глаза». Они буду постепенно улавливать любую вибрацию воздуха. Он твой помощник, не забывай это. Сейчас расслабься и попытайся услышать меня.
        Всё стихло. Я отбросила лишний шум и стала прислушиваться. Киллиан будто сквозь землю провалился. Раз хлопнули по спине, второй раз, третий раз… Потом я его поймала за руку и уложила на лопатки. Руки помнили технику ближнего боя.
        — Неплохо для первого раза.
        За тренировками время летело незаметно. Мне даже начало казаться, будто я была слепа всегда. Когда вошёл Риккардо, я уложила его на лопатки.
        — Эге! Негоже князь людей добрых обижать! — протестовал дух Воздуха.
        — Я не слышала твоего голоса Риккардо, поэтому тебе досталось, — ответила я.
        — Можно мне посмотреть?
        Я кивнула. Его пальцы стали гулять по ожогам и застопорились на глазах.
        — Больно! — вскрикнула я.
        — Я их почти не касался, — удивился он моей реакцией.
        — Знаю, но ощущение будто надавил со всей силы.
        — Убедился? — спросил земной дух. — Акцент сделан на глаза. Боязнь их трогать застопорит решение проблемы.
        — Во дела!..
        — Я учу её сражаться вслепую. Пригодится этот навык.
        — А остальные где?
        — Адриан скоро прибудет, а Калисса отправилась на Ларихту в поисках настоя. Совет-то хоть живой?
        — Угу. Чуть не привязали к койке. Это так унизительно! — пожаловался Риккардо. — Представляю, что ты чувствовал.
        — Непередаваемо, — согласился Киллиан.


        * * *


        Около трёх недель со мной занимались создатели. Я быстро адаптировалась, но до конца не освоилась. Сегодня сдаю экзамен. Как мне рассказали, мы на заброшенной стройке. Кругом полно арматуры, плит и прочей грязи. Нашли, куда привести!
        Моя задача — одолеть их двоих. Есть у духов стихий одна прекрасная способность. Если мы что-то знаем и умеет, то никогда не забудем. Даже в темноте я смогу навешать пинков! Это радует, но зрение вернуть очень хочется.
        — Приступим! — сказал Киллиан, и оба притихли.
        Я навострила уши. Давайте мои дорогие! Пока тихо. Воздух разрезало что-то быстрое. Мне удалось перехватить лиану Киллиана. Тот быстро выдернул её из моих рук. Воздух колыхнулся со спины. Лианы устремились туда. Неподалёку что-то упало и ойкнуло. Сбила Риккардо. Похвально Соня, но рано радоваться.
        Я отвлеклась на Киллиана, а Риккардо воспользовался этим. Теперь уже я лежала на обломках, пытаясь встать. Снова стала слушать. Итог таков: все получили синяки, раны и увечья. Экзамен сдала на твёрдую тройку. Главное то, что я поняла принцип. Киллиан прав, может, мне придётся сразиться с той же Эйри вслепую?
        Домой я дошла практически сама. Мне помогали переходить дорогу, ибо не все светофоры были снабжены звуковыми оповещателями.
        — Откуда взялась эта фифа? — возмущалась Анита.
        — Ты спрашиваешь это уже около часа. Не надоело? — спросила её подруга.
        — Нет. Эта Катерина, вся из себя, аж тошнит!
        — Значит, уже прибыла к Эйри. Это хорошо, искать не придётся, — фыркнула я.
        — Что с тобой Соня? — испуганно спросила Сарина.
        И им поведала увлекательную встречу с Катей.
        — А я-то думаю, что же я её прибить хочу! — сделала вывод Анита.
        — Её не трогайте девушки. Сама с ней разберусь, — попросила я.
        — Но как? Ты ничего не видишь!
        — Зато прекрасно слышу. Я потеряла зрение, но сдаваться не собираюсь. Катя и ждёт этого.
        — Эта коза всячески пытается угодить Эйри. Знаешь, как это отвратительно смотрится? Нас с Сариной аж передёргивает. До такого мы с ней не опускаемся.
        — Ей нужно заслужить доверие, да только она не понимает, что предателей никто не любит. Предал врагов — предашь и новых союзников. Это дело времени, — сказала я и плюхнулась на диван.
        — Ты об этом так спокойно говоришь? Ты не злишься? — удивилась Сарина.
        — Злюсь Сарина, ещё как! Только я не даю этой злости вырваться наружу, хоть и очень хочется.
        — Соня, нам нужно вернуться в Совет, поэтому огромная просьба — будь осторожна. Ты хорошо проходишь тренировки, но всё равно ты уязвима, — прервал Киллиан.
        — Оттого и грустно, — вздохнула я.
        Создатели отчалили. Я нащупала подушку на диване. Хоть её помять.
        — Но разве ты не можешь подлатать себя?
        — Могу, но эта смесь несёт в себе не только природные компоненты, но и магические. Их структура изменена, поэтому я не могу найти решение. Возможно, Калисса найдёт разгадку.
        — А если нет? Ты останешься такой навсегда? — спросила Сарина.
        — Я не думаю об этом. Время покажет.


        * * *


        Катя носилась за Эйри, как хвостик. Ей важно было заслужить доверие вампирши, но той сейчас не до этого, хоть и уделяла новой знакомой время.
        — Анита, Сарина! Что за дрянь вы мне принесли? — рявкнула Эйри.
        — Лекарства, — переглянувшись в унисон, сказали они.
        — Это пить невозможно!
        — Зато выздоровеешь. Ты себя в зеркало видела? Только не надо старую заезженную пластинку ставить! Отражаешься в зеркале! Поэтому пей лекарства. Мы зря на Ларихту мотались?
        — Такую дрянь специально для вампиров делают?
        — Что за бред? Ты хочешь одолеть Соню? Вот и лечись! — сказала Анита.
        — Кстати, а почему вы и с Соней и с Эйри общаетесь? — подозрительно спросила Катя. — Я вас несколько раз видела, как вы встречались и даже хохотали.
        Эйри переводила взгляд с девушек на Катю. Она решила не вмешиваться в разговор. Иногда лучше послушать и подержать язык за зубами. Порой удивительные вещи узнаёшь.
        — Приходится, потому что Совет Вампиров сотрудничает с Советом Стихий. Чтобы нам не настучали по голове, вынуждены дружить с Карающей Дланью. Такой ответ устроит? — вкрадчиво спросила Анита.
        — Неужели?
        — Это уже твои проблемы Катя, если ты нам не веришь. Совет сказал быть покладистыми, мы и выполняет их волю, — дополнила Сарина.
        — Но я нарушила это, — сказала Эйри.
        — А мы нет, чтобы ты была в курсе всех событий. Разве плохо? Мы доставляем необходимую информацию. Мы хоть раз подвели?
        Тут Эйри не нашла что возразить. Прокрутив всё в уме, она сделала вывод, что девочки правы. Благодаря им, она много чего узнала.
        — Кстати, девочки! А почему вы решили перейти ко мне? — вдруг спросила вампирша. — Чем Рей вам не угодил?
        — У него дел полно и нас не замечает, — тут же ответила Анита. — А у тебя весело. Хоть что-то происходит. А он занимается своим клубом, а от нас отпихивается. Знаешь, как обидно?
        Подумав, Эйри вздохнула. Анита и Сарина ушли, а вот Катя не отставала от Эйри.
        — Они подозрительные. Почему ты их не убьёшь?
        — Зачем мне убивать тех, кто приносит ценную информацию? Они правы. Добывают для меня информацию — это я отлично ценю. Но я не понимаю, зачем ты пришла ко мне? Чего ты хочешь?
        — Хочу помогать тебе. Эта девчонка надоела мне и я хочу отомстить ей за всё, что она сделала! Позволь остаться и помочь!
        — Что ты хотела доказать, когда ослепила Софию?
        — Чтобы она больше не вставала на моём пути, да и на твоём тоже. И убить будет проще.
        — Мне неинтересно с ней сражаться, пока она слепа. Это не для меня. Мне нужно, чтобы она была здорова и вооружена до зубов. Нет смысла.
        — Она убьёт тебя и с закрытыми глазами! Тренируется и готовится отправить в Тартар! — не унималась Катя.
        — Так рано я не собираюсь, да и она не глупая. Не полезет на рожон. Не потому что боится, а потому что осторожна и знает, что всё-таки у меня преимущество, — сказала Эйри. — Раз уж ты так хочешь мне помочь, то найти способ помочь Софии.
        — Что?! Зачем?
        — Я уже сказала, для каких целей. Зачем мне сражаться со слепым котёнком? Мне нужна здоровая тигрица.
        — Её будет проще убить!
        — Не спорю, но мне нужно, чтобы функционировала эта тигрица в полную силу. Но у тебя есть и второй вариант. Ты может вернуться к Киллиану, а тот сдаст тебя Совету, и не думаю, что он будет благосклонен к тебе.
        Катя металась от одной мысли к другой. Всё же она решила сделать так, как просит Эйри. Мысль, что её поймает Совет просто пугала. Ничем хорошим это не закончится. Кто знает, может, Лены уже и нет…
        Катя ушла. Её сменил бизнесмен Бородин. Он был бледен и измучен.
        — Тебе что нужно? — не очень дружелюбно спросила Эйри.
        — Зачем ты так со мной поступила?
        — Я поступила? Ты сам выбрал этот скользкий путь. Чем ты не доволен?
        — Что ты так со мной поступишь. Помню, что ты говорила, что обещала. Ты даже не пришла спасать меня, когда София зарыла меня в землю, — высказал бизнесмен.
        — А ты чего ожидал? Что я буду нянчиться с тобой? У меня итак смутные подозрения, что ты что-то от меня скрываешь. Связь дрожит, но молчит. Ты не колешься.
        — Я хочу снова стать человеком. Отпусти меня!
        Эйри рассмеялась.
        — Это невозможно дорогуша. Потому что путь закрыт обратно и ничего нельзя с этим поделать. Теперь ты ночной охотник, смирись с этим.
        — Ты меня просто использовала, — подытожил он.
        — До тебя только сейчас дошло? Как всё запущено. К тому же если ты и дальше будешь продолжать от меня чего-то ждать, то рано или поздно загнёшься. Разве тебе хочется уходить раньше времени? Не поверю.
        Только сейчас Бородин понял, во что он вляпался. Теперь из этой ямы не выбраться. Или выбраться? Тогда как? Унижаться перед Реем, чтобы тот взялся за него? Обряд подействовал частично. Илья страдает от этого. Если и дальше будет метаться от Эйри к Рею, то точно не проживёт долго.
        Кому хочется покидать мир раньше времени? София оставила его в покое на неопределённое время. Когда она снова покажется ему на глаза? Что с ним сделает? Бизнесмен никак не мог понять смысл слов духа леса. Что она хотела этим сказать?
        Столько вопросов, а дать ответы некому. Он продолжает заниматься своим делом.
        — Я больше не приду к тебе Эйри. Прощай.
        — Неужели? Когда тебе будет плохо, а это совсем скоро! — ты прибежишь, и будешь просить о помощи. В этом я не сомневаюсь.
        — Которую ты мне не окажешь. Я лучше у Софии помощи попрошу. Она не откажет мне, хоть и терпеть не может.
        — Да ладно! Она? Тебе? Не смеши! Спит и видит, как ты отправляешься в Тартар. Разве не так? — фыркнула Эйри.
        — Прощай Эйри.
        Бородин ушёл. Ему ещё никогда не было так плохо.


        * * *


        Мы с Адрианом сидели на крыше нашего дома. Он мне рассказывал, что видит, потому, как я попросила. Он отказывался, мол, я не вижу, а значит, будет очень обидно. Слова он еле из себя выдавливал.
        Я внимательно слушала его и прижималась плотнее. Когда он рядом, то мне ничего не нужно. Адриан — это моё всё. Любит меня такой, какая я есть. Его не смущает, что моё лицо немного изменилось, но я для него осталась такой же прекрасной. Это и главное. С того момента прошёл месяц. Домой успел наведаться мой палач. Мы с ним мило пообщались. Он сказал, что ему плевать на Совет и хочет прикончить меня.
        Чего это так все оживились? Никого те трогаю, но привлекает моя персона. Ужас! Калисса капалась в библиотеке на Ларихте и трясла своего учителя. Выяснилось, что состав не так прост, как мы все думали. Её учитель уверял, что найдёт что-нибудь.
        Вчера Калисса весь вечер посвятила исследованиям. Пока результатов нет. Магесса не спит ночами, а днём еле-еле передвигается по дому.
        — Меня поражает отношение Совета, — вдруг сказал Адриан.
        — Какое?
        — Всё равно, что будет с духом. Не важно, кто это. Судить проще, чем помочь.
        — Не бери в голову Адриан. Живём мы в такое время, когда нужно доказывать своё право на существование в этом мире. Ничего не поделаешь, — сказала я, а на душе скверно.
        — Палач и сегодня придёт.
        — Почему ты так решил?
        — Алферий сказал. Каким-то образом он достаёт такую информацию, а вот Мелисса устроила разнос Совету Стихий. Высказала всё, что думает. Забастовка длилась неделю. Работы навалило прилично.
        — Её же…
        — Ничего не будет Мелиссе. Она предложила на своё место другого духа, а она будет свободна от этой работы. Полетает, повеселится, плохо ли? Да и задания хоть делать будет, а то в конторе пылью только покрывается.
        — Дай угадаю. Совет не хочет искать замену Мелиссе только потому, что та знает эту работу вдоль и поперёк. Новенькую придётся заново учить, а когда она наберёт сноровку, работы просто будет колоссально много. Мелисса же эту работу как семечки щёлкает, — выпалила я.
        Знаю, что Совет не отпустит её просто так. Она знает весь Совет, к кому и зачем можно подойти, а к кому-то и ногой дверь открыть. Новенькая же будет всё оставлять у секретаря или разносить бумаги без лишних слов.
        Увидав что-то подозрительное в ответах или заданиях, Мелисса отправляется в Совет. Там она хозяйничает по полной программе.
        — Вот-вот, поэтому просьбу вняли и принимают меры.
        — Ей надо было прибавку попросить.
        — Как ты догадалась? — удивлённо спросил водный.
        — Просто мысль, — пожала я плечами. — А что? Попросила?
        — Ещё как! Так как деньги ей не важны, то она попросила отпуск на три месяца.
        — Ни фига! И Совет согласился? — опешила я.
        — А куда им деваться с этой подводной лодки?
        — Действительно.
        Мы спустились в гостиную. Калисса спала на диване с книгой в руках.
        — Устала. Пойду, отнесу в комнату, пусть хоть нормально поспит, — решил Адриан и унёс магессу.
        Нащупав диван, я села. За месяц зрение не дало о себе знать. Что же такого Катя на меня вылила, что я даже регенерацию сделать не могу? К слову: духи стихий могут регенерироваться, даже если их окунули в серную или соляную кислоту.
        Нарисовался палач. Огненный дух вынес дверь. Это я поняла по оглушительному треску. Адриан велел мне спрятаться. На ощупь я поднялась на второй этаж. Они о чём-то беседовали.
        Закрылась в своей комнате. Калиссу он не тронет. Не стоит подвергать её опасности. Лианы из предплечья вырвались на свободу. Навострив уши, я вслушивалась в каждый звук и шорох. Это нелегко, но возможно. Адриан может не удержать огненного духа, тогда тот придёт за мной. Тут мы и выясним отношения.
        Долго ждать это чудо не пришлось. Пришёл. Дверь сдерживала от натиска палача. Тому удалось пробить защиту. Грохнулся.
        — От тебя полно шуму товарищ, — резонно сказала я. — Какими судьбами прибыл?
        — За тобой! — зарычал он, вставая.
        Я хлестнула его пару раз. Лианы сами знают, что нужно делать. Они мои глаза в этом бою.
        — Думаешь, это тебя спасёт? Я сожгу тебя!
        — А ты что такой злой? Принял озверин и теперь не знаешь, куда деть свои чувства? Хотя бы прочитал инструкцию!
        — Юмор тебе не поможет земной дух!
        От него исходил жар. Я установила защиту. Далось это непросто, потому как я слабее огненного духа.
        — Что же я тебе такого сделала, что ты озлобился? — спросила я, плюнув в него ядом.
        Конечно не убьёт, но притормозит. Прыткий!
        — Слепая, а стреляешь метко. Похвально. Ты — сумасшедший дух, которого надо убить!
        — Да ладно! Быть не может! Я терроризирую город? Дебоширю?
        — Нет, но ты уже показала себя со стороны, поэтому смерть тебе!
        — По-твоему, я не могу исправиться? — удивилась я.
        — Нет! Сумасшедшие никогда не исправляются и лечению не подлежат!
        — Как всё запущено у тебя товарищ.
        — Хватит! Готовься к смерти!
        Грохот за грохотом. Моя комната! Я не желала спускать в сад. Он мне все растения по сжигает!
        На помощь пришли Калисса с Адрианом. Вдвоём они показали огненному духу, где раки зимуют. Палач был повязан и хорошенько облит водой, вплоть до того состояния, что потерял сознание.
        — Давно бы так! — выдохнул Адриан. — Прости Калисса, что пришлось полдома разрушить.
        — Не переживай Адриан. Будешь моим помощником, — не растерялась магесса. — Я тебя припахаю.
        Звонок в дверь.
        — Мы кого-то ждём? — спросила я.
        — Что это? — спросила магесса, открыв дверь.
        — Что там?
        Боже, какое это мучение, когда не можешь на что-то посмотреть!..
        — Какой-то флакон с сиреневой жидкостью и записка.


        «Это зелье поможет вернуть зрение».


        — Но от кого? — недоумевал Адриан.
        — Кто-то ещё знает о проблеме Сони. Может, Совет постарался?
        Не знаю почему, но меня дико разнесло от смеха. Не верю я, что Совет на такое способен.
        — Почему ты так отреагировала? Они помочь хотят, а ты? — причитала Калисса.
        — Я тебя умоляю. Ни разу не получала от них помощь, хотя порой очень нуждалась.
        — Всё равно нехорошо так говорить о своём начальстве. Например, Киллиан и Риккардо помогают тебе.
        — Согласна, но они недавно стали членами Совета Стихий. Мелисса говорит, там такое творится, что лучше не лезть туда.
        — Всё у вас не как у людей, — вздохнула она. — Пойду, проверю, что нам тут оставили.
        — И действительно, кто это постарался? — задумался Адриан.
        — Что-то тут явно не так. Я ничего не имею против Совета, но они себя так поставили.
        — Хорошо. Я отведу этого красавца Совету и постараюсь выбить для него наказание посуровее, если откажут — позову Мелиссу. Та точно выбьет для меня то, что нужно. А за то, что мне отказали, потребую компенсацию. И что случилось с нашим Советом?
        — Может, от рук отбились? — предположила я.
        — Только им не говори.
        Адриан взял огненного духа, поцеловал меня и умчался.
        — Эй, а уборку кто делать будет? — крикнула вслед водному духу магесса.
        — Он скоро прибудет, — сказала я.
        — Ага! Когда он прибудет, я уже наведу порядок. Плохой водный дух!
        Калисса щёлкнула пальцами. Я услышала, что дом начал сам себя восстанавливать.
        — А как же соседи?
        — Переживут.
        Я слонялась по дому ожидая, когда Калисса закончит изучение зелья. А когда закончила, то была удивлена не меньше магессы.
        — Я сама в это не верю Соня, но это оно! Немного оставила для изучения. Даже Ниеши обрадуется. Давай, будем пробовать. Хуже всё равно не будет.
        Калисса провела по моему лицу ватным диском. Зелья она не жалела. Большую часть зелья она вылила на глаза. Их обожгло.
        — Ну что? Открывай глаза!
        Я отняла руки от лица и стала их открывать. Расплывчатая картинка стала преобразовываться.
        — Я вижу! — по слогам сказала я.
        — Посмотри на меня.
        Я сделала, что она просила.
        — Что ты видишь вокруг себя?
        Осмотревшись, я стала говорить, что вижу в доме.
        — Зелье и вправду сработало. Сама в это не верю! Ниеши, я сейчас к вам приеду! — патетично сказала Калисса. — Так, а тебе задание Соня. Я сейчас отправляюсь на Ларихту, а ты отдыхаешь. Так и быть, можешь выйти в сад и поковыряться в земле, но дальше него ни ногой усё поняла?
        — Почему это? Меня на подвиги тянет, — обиженно спросила я.
        — Подождут твои подвиги. Отдыхай!
        Я вышла в сад. Как я соскучилась по краскам, солнцу. Краснотал растёт и радует меня. Хватило меня часа на два, потом отправилась немного отдохнуть.


        ГЛАВА 12. НЕ ЖДАЛИ?


        — И чего ты так злишься?
        — Ты просто не видел меня злым.
        — Видел!
        — Разбросанная мебель по кабинету? Поверь, это мелочи!


        Диалог между Ильёй и Реем


        Оклемавшись, я отравилась совершать очередной подвиг. Как там Диана поживает? Справилась со сном? Уселась на подоконник… Опаньки! Да тут и Дима! Вместе буду бояться?
        — Вот она! — указала на меня солистка.
        — И что? — спросила я, осматривая комнату. — Вы не рады меня видеть?
        Нет, однозначно она скопировала мою комнату!
        — Чудовище, — вот кто ты!
        — Тоже мне открытие. Сама догадалась или кто подсказал?
        — Да ты хоть знаешь, что я переживаю каждую ночь?! Я нормально выспаться не могу!
        — А ты не смогла одолеть свой кошмар? У-у-у, как всё запущено! Меня не было совсем немного, и только сейчас вспомнила, что стоило давать тебе с недельку отдых. Сегодня я исправлю свою ошибку. Как ты поживаешь Дима? — сахарным голосом спросила я.
        Моего бывшего ухажёра передёрнуло. Вот-вот, так тебе и надо!
        — Я вызвала врачей. Они отвезут тебя к таким же чокнутым, как и ты!
        — Да? Ты должна дать им какой-то знак? Этого не случится, пока я буду здесь, и можешь не кричать. Для тебя Дима тоже есть подарок.
        — Замолчи! Тебя не было четыре года, а сейчас объявилась! Чего тебе от нас нужно?! — кричал он. — Мстить пришла?
        — Вам это не надоело? Каждый раз одно и тоже. Мстить? Ха-ха! Насмешил! Просто буду радовать вас своим присутствием всю жизнь. Мне польза и вам развлечение.
        — Какое развлечение?! Ты совсем рехнулась?!
        — Немножко, а что? — озадачилась я. — От тебя Диана я ожидала большего.
        Подарки я им оставила. Недельку на отдых, недельку — испытания. Всё честно. Больно иллюзиями я их не буду гонять. Мне они устроили испытание. Я его не прошла. Теперь пусть они попытают счастье.
        Только я ушла, влетели врачи. Некого ловить. К тому же они не поверили, что я жива. Правильно делают.
        Утром зашла в гости к группе «Далёкие дали». Ребята разучивали новую мелодию. Евгений Львович тоже присутствовал. Вот он меня ещё не видел и осел на диване, когда группа радостно меня приветствовала.
        — Как такое возможно?
        — Просто чудо Евгений Львович. Я тоже рада вас видеть, — помахала я ему рукой.
        Я искренне улыбнулась ему, но тому не до моих приветствий. Он видит меня и не может понять почему…
        — И как процесс?
        — Разучиваем. Диана сказала, что немного запоздает. Оно и к лучшему. Мы хоть отрепетируем. Кстати, приходи на наш концерт Соня, — Сергей вручил мне билеты.
        — Спасибо. Обязательно приду.
        — Не понял! Разве ты не вернёшься на сцену? — оживился композитор.
        — Нет. Моё время прошло Евгений Львович. Теперь я только зрителем буду.
        — Какой прошло? Ты ещё молода и дашь фору любому! Быстро всё вспомнишь.
        — Мы пытались её уговорить, но она стоит на своём, — сказал Виктор.
        — Но почему?
        — Я не могу это объяснить. У вас есть Диана, которая неплохо справляется.
        — Но ты, как солистка, имела больший успех! — не унимался композитор. — Я долго искал такой голос и желание просто быть на сцене. Ты душу вкладываешь в песни! О парнях я молчу, ибо это отдельная песня. Но ты!.. Слушай, у меня идея! Раз ты не можешь вернуться официально, то может, будешь приходить на репетицию? Тебя никто не будет видеть на сцене, но будут слышать твой голос.
        Группа тут же оживилась. Идея им явно нравилась, но мне она не нравилась.
        — Подождите Евгений Львович! Как вы себе это представляете? Раз мой голос будут слышать, но не будут видеть меня, то это что получается? Я жива, здорова, но вы меня никому не показываете. У полиции тут же возникнет желание всё разузнать. Как так? Прошло четыре года, София не появляется, а потом её голос слышен на волнах радиостанций! Ксения Хитровая сразу же оживится и начнёт капать. А эта девушка доберётся до истины.
        — Зачем вы меня уговариваете?
        — Потому что без тебя «Далёкие дали» не те, — ответил Игорь.
        Меня тронули его слова. Группа действительно рада меня видеть и отпускать не хочет.
        — Я подумаю, — вздохнула я. — Только прошу, не торопите меня.
        Только после «Я подумаю», меня отпустили. Почему всё так сложно?


        * * *


        — Хватит выпендриваться! — рявкнул Адриан.
        Он вёл в Совет Стихий огненного духа. Палач сопротивлялся. Адриан знал, что Совет ему ничего не поручал, потому и ведёт себя так обеспокоено.
        — Думаешь, меня некому заменить? Желающих полно!
        — Пока ты единственный, кто осмелился задрать нос Костя. Твоё наказание послужит для всех уроком. Поверь, я лично буду просить у Диего наказание для тебя.
        — Ага! Кто будет тебя слушать? Совет сам будет решать, — осклабился палач.
        — Не переживай, у меня есть связи. Кое-кто может за ниточки подёргать. А этот «кое-кто» очень хорошо умеет дёргать.
        Палача Адриан притащил прямо к Диего. Тот слегка опешил, но прогонять не стал.
        — Что тебя привело представитель водной стихии? Ни стука, ни записи на встречу, — миролюбиво спросил глава Совета.
        — Моё почтение, — приклонил колено Адриан. — Я привёл палача, который хотел убрать Софию. Насколько мне известно, вы распоряжения не давали. Я прошу отправить его в пещеры Очищения.
        Водный дух поставил Костю на колени. Многие представители поперхнулись, включая Риккардо с Киллианом.
        — А где сама София?
        — Если будет нужно, то приведу и её.
        — Суд будет через два дня. Мы рассмотрим твою просьбу водный дух, — подумав, сказал Диего.
        Откланявшись, Адриан вышел. Секретарь тут же на него набросилась.
        — Очумел?! Как ты вообще посмел входить туда без приглашения?!
        — Успокойся Рина. У меня была причина так поступить, — отмахнулся он.
        — М-да, от тебя я такого не ожидал Адриан, — сказал Киллиан.
        — А что ещё я должен был сказать? Просто прибить его? Нет, так просто он не отделается. Пещеры Очищения сделают своё дело! — пыхтел он.
        — Вот и я о том же, — кивнул Риккардо. — У Диего не так-то просто выпросить такое наказание. Потому мы и удивлены.
        — Почему вы так дружно живёте? — хрестоматийно спросил Адриан.
        — Потому что мы давние друзья и всегда находим компромисс! — в унисон сказали они.
        Подошла к ним измученная Лена и попросила у них Киллиана. Девушка долго что-то рассказывала и просила поверить. Ей хотелось помочь, но доверие вернуть непросто. Земной дух старается поверить, но что-то ему мешает. Лене предстоит пройти трудный путь.
        — Если Диего откажет тебе в этом? — вернулся к разговору Риккардо.
        — Мелиссу натравлю.
        — И думаешь, она сможет?
        — Ещё как! — уверенно ответил Адриан.


        * * *


        Я вытащила Адриана на прогулку. Решили мы отправиться на Ларихту. Там много ресторанов и кафе. Я частенько там бываю, а вот Адриан, либо совсем не был, либо очень редко бывает.
        — Два раза только был здесь, — признался он.
        — Да ладно! — не поверила я. — Ты серьёзно?
        Тот только кивнул.
        — М-да, как у тебя всё запущено! Тогда предлагаю небольшую экскурсию по городу!
        Водный дух согласился. Первым делом я завела его в музей. Тут содержались редкие магические артефакты. Музей хорошо защищён и защиту постоянно совершенствуют.
        — Ого! Да тут лира Потерянного берега!
        Только и видела я его. К концу второго часа мне удалось вывести его из музея. В кафе было шумновато. Мы сели у окна. Вид не очень, ибо было видно кладбище, по которому уже начали шнырять мертвецы. Само кафе было выполнено в готическом стиле. Еда здесь значительно отличается, как и названия.
        — На вкус весьма неплохо, — подбодрила я Адриана. — Названия придумали, чтобы завлечь туристов.
        Заказав еду, мы какое-то время молчали. Затем долго разговаривали ни о чём. Оплатив ужин, мы решили посмотреть на местное кладбище. Что в этом интересного? Наблюдаешь, как начинающий тёмный маг пытается подчинить первого мертвеца.
        Многие из них трусливы, хоть и не хотят этого признавать. А этот прикладывается усилия, старается. Всю оставшуюся ночь мы провели вдвоём. Пока мы целовались при полной луне, к нам пытались приставать зомби. Только к утру, мы вернулись домой. До своей комнаты я не добралась, ибо свидание продолжилось там…
        Валяясь в кровати, я подумала о группе. Разговор задел меня. Я ведь могу писать стихи для группы, — и этого будет вполне достаточно. А что? Почему нет? Могу работать под псевдонимом. Я улыбнулась яркому солнцу. Спустилась вниз.
        — Что-то вы и сегодня подозрительно тихие, — прищурилась Калисса.
        — Сарина, она нас обижает.
        — Это не мне надо говорить Анита.
        — СОНЯ! — крикнули вампирши.
        Я аж подпрыгнула.
        — Что случилось?
        — Она нас обижает!
        — А они подозрительно молчат! От них можно чего угодно ожидать!
        — Девушки, зачем Калиссу обижаете? — спросил Адриан.
        — Это не мы Адрианчик! Это Калисса! Магесса на нас подозрительно косится!
        — Кстати, спасибо за диски Соня, — протянула Анита мне их.
        — Не вопрос, обращайтесь. Кстати, а почему мы с Интернета не скачали?
        Почему-то только сейчас до меня дошло.
        — Ничего ты не понимаешь Соня, — покачала головой Сарина. — Когда ты скачивает песни из Интернета — это одно, а когда берёшь диски с песнями из рук представительницы группы, — это совсем другое!
        — А я с ней солидарна! — кивнула Анита.
        — Нет, что-то тут намечается! — неугомонная Калисса вернулась к работе. — Сначала издевались, чуть ли не каждый день, а теперь молчат!
        — Дык, мы не хотим действовать тебе на нервы!
        — Что ты выяснила Калисса? — спросила я магессу.
        — Ниеши до сих пор в раздумьях, а я изучаю зелье. Оно содержит только природные компоненты, о соединениях которых не все знают. Например, ты Соня, сможешь распознать?
        Я посмотрела в микроскоп. Мм, распознала я только большинство соединений, но это всё — предел! Кто же смог приготовить сие зелье? Почему-то я думаю, что это не Катя готовила зелье и кислоту.
        — Ты хоть что-то в этом понимаешь, я бы не смогла даже добыть их!
        —А Киллиан на что? Тот с радостью исколесил бы пару раз Земной шар, — резонно сказала я.
        — И сколько бы времени ушло? Это нам повезло!
        — Согласен. Тогда кто ещё знал о трагедии Сони? — обратился к нам Адриан.
        Мы молчали, перебирая всех. Мотив только у Катьки. Мой бывший палач этим бы делом не стал заниматься. Он чего-нибудь из огня придумал. Хотя бы просто попытался уронить меня в жерло вулкана. Кстати, что-то давно я не видела Алферия. Куда это он запропастился?..
        — Эйри? Хотя, нет. Это бред. Она этим не будет заниматься. Слишком долго. Опять же — давно не слышно.
        — Чего так переживаешь? Она сегодня к Рею в гости собралась, поэтому ты с ней встретишься, — приободрила меня Сарина.
        — Да? Я обязательно приду! А во сколько?
        В глазах горел неистовый огонь.
        — Как обычно, ближе к вечеру. Дам подсказку: она будет в его кабинете.
        — О! А это означает, что можно…
        — Соня! Остановись! Он тебе этого не простит! — спохватилась Анита.
        — Я как-нибудь это переживу, — сказала я, предвкушая незабываемую ночь для нас троих.
        — Адриан, может, ты с ней пойдёшь? — забеспокоилась магесса.
        — С радостью Калисса, но не могу. У меня важный разговор с ещё одной прекрасной дамой. Зовут её Мелисса.
        — Видишь? Я снова одна! Как прекрасно осознавать то, что меня никто не будет останавливать!
        — А Рей?
        — Выскажет, что думает обо мне и отпустит. Я даже ему заплачу за погром, — строила я планы.
        — Эта девушка опасна, — шепнула Сарина Адриану.
        — Поэтому за ней я не присматриваю. Синяков меньше будет.
        — Кстати, — вспомнила я, — а как же Эйри? Она вам разрешила погулять?
        — Ага. У неё какой-то разговор важный.
        Все разбежались по своим делам, а ко мне пришла Лида.
        — Давно тебя не видела Соня! — обняла она меня. — Ты не болела случаем? Говорят по городу грипп ходит!
        — Летом? — почему-то удивилась я.
        Июль месяц на дворе, а тут грипп ходит. Хотя, чему я удивляюсь? Сама любительница была летом заболеть по полной программе. Помню, Сергей часто возмущался, что я его удивляю. Конечно, репетиция откладывалась моя, и занимались с Дианой.
        — Ага. Муж у меня приболел. Накупила ему лекарств, а он их пьёт раз в десять лет. Лечиться надо, а он халтурит!
        — Может, ему не нравится пить такую гадость. Посиди немного одна, я кое-что тебе принесу.
        Я налила Лиде чаю и заставила стол вкусностями. Ушла я к себе в комнату, чтобы отыскать настой от простуды и гриппа. Смесь ядрёная, но от болезни следа не останется.
        В аптечке нашла флакон с красной жидкостью. Купила на Ларихте. Продавцы никогда не обманывают, потому что их сразу выживут с торговли и штраф внушительный получат.
        — Что это? — спросила Лида, вертя флакон. — Что-то красное, непонятное.
        — Это лекарство от гриппа и простуды. Пусть принимает по чайной ложки перед сном.
        Меня одарили красноречивым взглядом.
        — Не бойся. Средство проверенное.
        — Интересный флакон, цвет жидкости. Такой не купишь в обычной аптеке.
        — Его нигде не купишь.
        — Почему? Оно редкое?
        — Да, — ответила я, не вдаваясь в подробности.
        — Спасибо. Ты мне постоянно помогаешь.
        За два часа Лида рассказала мне все новости, включая, как ей нравиться работать. За уши не оттащишь!
        Вечером я пришла к Рею. Бедняга чем-то был занят, да так, что не заметил, как я вошла.
        — Работать много вредно Рей, — сказала я.
        Тот вздрогнул и ошарашено посмотрел на меня.
        — Зачем так пугать?
        — Дык, я давно здесь стою. Жаль было тебя отрывать от дела, — хихикнула я.
        — Надо было Соня… Подожди, как ты пришла? — спохватился он.
        — Ножками, — нахмурилась я.
        — Ты же слепа!
        — Уже нет. Я и забыла, что ты не знаешь.
        — Калисса нашла зелье?
        — Нет. Его кто-то оставил под дверью. Нам всем интересно, кто это мог быть.
        — Рад, что ты снова в строю, — улыбнулся он, предлагая сесть. — Чай? Кофе?
        — Чай.
        Я с удовольствием его выпила. Стук в дверь. Потом эта дверь слетела с петель. Рей обнаружился под столом, а я за диваном. Вошла Эйри. Девушка осмотрела своим ястребиным взглядом помещение и спокойненько так выдала:
        — Рей, я пришла в гости. Почему не встречаешь?
        — Хотя бы, потому что ты вынесла дверь. Сейчас обуздаю свою злость и встречу тебя. Очень хорошо встречу! — пообещал он.
        А я вот ждать не стала. Лианы вырвались из моего предплечья и хлестнули её по груди. Девушка встретилась спиной со стеной. Потом я повалила её на пол и проткнула лианами. Она закричала. Начала меня царапать удлинёнными ногтями.
        Глаза мои стали ярко-изумрудными, пропал зрачок. Выросли крылья, венок разросся. Эйри нащупала кинжал и обрезала лианы. Я закричала, слезая с неё.
        — Что больно чудовище? — рявкнула она, бросаясь на меня с холодным оружием. — Я уничтожу тебя!
        — Это мы ещё посмотрим!
        — Ты видишь?
        — А ты откуда знаешь? — опешила я.
        Эйри отстранилась. Рей вылез из-за стола, но не решался залезть в драку. И правильно делает. Когда дерутся бабы, лучше держаться на безопасном расстоянии.
        — Знаю, потому что мне всё доложили. Я же и потребовала, чтобы тебе дали зелье. Не хочу драться со слепым котёнком.
        — Это ты подослала Катю? — меня обуревали злость и ненависть.
        — Не надо спихивать на меня чужую ненависть. Я бы не стала ослеплять тебя. Причину я озвучила выше, — сказала она.
        — И чего ты боишься? Что я бы смогла тебя одолеть даже будучи слепой? Ты меня удивляешь Эйри.
        — Нет, травяная твоя голова! Я сражаюсь только с полноценными противниками. Зачем мне отсталый противник?
        — Я отсталая?
        — Была ею. Я хочу победить тебя такой, какой первый раз увидела.
        Она снова бросилась на меня. Лианы отросли быстро, чему даже я была удивлена. Снова её душераздирающий крик. Затем мой. В спину я получила кинжал. Эйри соскочила с лиан.
        — Как тебе удалось так быстро их отрастить? — тяжело дыша, спросила она.
        — Перерождение. Ты тоже похорошела после нашей последней встречи, — стеная, сказала я.
        — Есть хоть что-нибудь, что может тебя убить?
        — Конечно, нет!
        — Я ухожу, но следующая битва будет последней! — крикнула она, удаляясь.
        Я погладила предплечье. Лианы ныли, но меня радовало то, что лианы быстро восстанавливаются.
        — Рей, выдерни кинжал, пожалуйста, — попросила я, поворачиваясь к вампиру спиной.
        — Теперь моему кабинету нужен хороший ремонт.
        — Ой! Ты сам говорил, что его лет десять не делал. Займёшься делом.
        — Кинжал не возьмёшь?
        — Оставь на память Рей.
        — Э, а что здесь было? — осматривая бардак, спросил Бородин.
        Ба! Кто пришёл!
        — Что привело тебя ко мне Илья? — спросил Рей.
        — Поговорить. Я хочу вернуться к прежней жизни. Не хочу быть бессмертным! Даже согласен на то, чтобы София встречалась на моём пути! — выпалил он.
        Ого! Бородин случайно не заболел?
        — С тобой всё хорошо? — спросила я. — Даже на это согласен? Я чего-то не понимаю?
        — Это мытарство одно!
        — А чего здесь такого? Ну живёшь вечно, привыкнешь.
        — А ты привыкла к этому? Рей сказал, что ты только четыре года живёшь!
        — Я привыкла Илья. В этом нет ничего дурного. Занимайся своим делом или переходи на работу к Рею. Думаю, у него найдётся для тебя работа. Я стала замечать, что ты перевоспитываешься. Это радует, и всё прекрасно вижу и замечаю. За три недели я ни разу к тебе не пристала. Первый год всегда сложный, поэтому не надейся, что всё будет даваться легко и просто. Не бывает так.
        — А если и бывает, то жди чего плохого, — подхватил мою мысль Рей. — София права. Если ты хочешь, то я помогу обосноваться в новом мире.
        Бородин слегка опешил. Глубокие раздумья поглотили его. Я же не стала им мешать и вышла через запасный выход. Пока никто не видел, я взлетела. Сейчас мне нужно успокоиться.
        Полетав около часа, я спустилась в лес. Там я нашла речку. Умылась и упала на траву. Как же прекрасно!.. Домой я нарисовалась под утро.
        Ну и бардак! Что здесь вообще происходило? Никого не слышно и не видно.
        — Калисса!
        Молчание. Я решила обойти дом. В моей комнате была обнаружена пятёрка крепких парней. Они запутались в растениях. Воры, что с них взять?
        — Доброго утра товарищи. Что забыли в нашем доме?
        — Мы признаёмся в преступлении, только вытащи нас отсюда! — взмолился вор, запутавшийся в плюще.
        — Он не ядовитый, так что расслабься.
        — Ограбить пришли, разве не видно?
        Их я отпустила.


        ГЛАВА 13. ПОСОХ ЛЕДЯНЫХ ВЕТРОВ


        Ничего! Я только начала разогреваться!
        Мне ещё не попадался противник равный мне.
        Скоро всё решится! Скоро!


        Эйри


        В комнате Эйри царил разгром. Сарина и Анита сидели в углу и за полчаса, пока она разносила комнату, не проронили ни слова. Катя тоже была не дурой и молчала. Ждала, когда та успокоится.
        Прошёл ещё час. Комнате требовался капитальный ремонт. Ничего не осталось. Зияла в стене огромная дыра, которую надо было быстро залатать. Катя залатала её. Стена обещала ещё какое-то время постоять.
        — Быть не может, чтобы не существовало способа убить её! — шипела вампирша.
        — Конечно, он есть, — зевнула Катя. Она собиралась отправиться спать.
        Эйри остановилась. Она резко развернулась и пристально уставилась на земного духа. Та сделала вид, будто ничего не замечает.
        — Продолжай.
        — А что я получу взамен?
        — Взамен ты получила разрешение служить мне земной дух. Этого мало?!
        Эйри начала злиться.
        — Я хочу быть уверена, что меня никто не тронет. Предмет, о котором пойдёт речь, опасный. Он способен убить любого бессмертного.
        — Хочешь не запачкать ручки? Так не бывает. Раз ты служишь мне, то будешь выполнять то, что я скажу!
        — Пришлось! Знаешь, что мне пришлось сделать, чтобы отыскать зелье для моего врага? — крикнула Катя. — Это было унизительно!
        — А у кого ты взяла его? — спросила Сарина.
        — А тебе какое дело? Вы двое вообще подозрительны. У меня впечатление, что вы передаёте всю информацию этой богатой девице и её дружкам.
        — Ты хоть раз нас на этом поймала? Нет. Мы с ними общаемся, чтобы добывать информацию для Эйри. В таком раскладе мы ей выгодны. Да, мы ни её, ни Софию не предали. А то, что работаем на два фронта — это отдельная песня. Работа у нас такая.
        — Я им верю, — сказала Эйри.
        — Может, хорошо придуманная история.
        — Так у кого ты взяла кислоту из натуральных компонентов? — повторила Сарина.
        — У Шинуру. При правильном использовании, она может лечить смертельные раны, на примере оного предмета. Он же мне и дал зелье от него. Пришлось наплести, что покалечила подругу… случайно.
        — Что за предмет, о котором ты говоришь? — сгорая от нетерпения, спросила Эйри.
        — Посох Ледяных ветров.
        Девушки ахнули.
        — Я слышала о нём, но никогда бы не подумала, что он может оказать такую услугу. Где он находится?
        — Есть глубокая пещера высоко в горах. Там он и находится.
        — Покажи на карте, — потребовала Эйри.
        Катя ткнула пальцем в горы на карте.
        — Оу, так это рядом! Пойдёшь со мной!
        — Э, почему? — удивилась она.
        — Чтобы мне скучно не было.
        — А они?
        — Девочки нужны тут. Поэтому одевайся потеплее, выходим сейчас! Кстати, — Эйри повернулась к девушкам, — пришлите работников. Пусть сделают из комнаты конфетку.
        — Не вопрос Эйри! Когда ждать? — спросила Анита.
        — Дня через три.
        — Мм, не обещаем, что комната будет готова к этому сроку.
        — И не надо.
        Эйри и Катя ушли. Анита и Сарина выждали паузу и опрометью рванули к Софии, Андриану и Калиссе.


        * * *


        Высоко в горах действительно была пещера. Эйри шла впереди. Катя немного отставала, и ей было скверно. Посох Ледяных ветров обладает не слабой силой, способной отправить любое бессмертное существо на покой.
        Где гарантия того, что Эйри не сделает с ней этого? Но Катю Эйри сейчас не волновала. Посох Ледяных ветров находился в одном из залов. Зала была полностью сделана изо льда. Будто это место кем-то охраняется.
        Катя никогда не видела посоха, но много раз слышала о нём. Его никто не пытался найти. Есть на то причина. Эйри тоже подходила осторожно. Посох и для неё опасен.
        Сам посох был сделан из серебра. Звезда красовалась на верхушке. Эйри сняла посох с помоста. Он светился белым светом.
        — А инструкция по применению есть? — спросила Катя.
        — Посох Ледяных ветров мой!
        — Осторожнее Эйри, посох не так прост, как кажется.
        — Непременно нужно его опробовать!


        * * *


        Не знаю, как там Адриан с Калиссой, а мне стало плохо. Вампирши принесли очень плохие новости.
        —Это очень плохо, — сказала я. — К Шинуру нужно сходить.
        — Он дал Кате кислоту? — всё повторяла Калисса.
        — Он же не знал, что она делать собирается, а вот даст он мне эту кислоту или как она называется? — неизвестно. Спасибо девушки, что предупредили.
        — Рады помочь, да только Эйри как-то неуверенно с нами разговаривает. Хоть и говорит, что верит, но Катя ей говорит обратное, — сказала Анита.
        — Она не сказала, что нужно от меня?
        Сарина провела пальцем по горлу.
        — Вопросов больше не имею. Ушла к Шинуру.
        Меня отпустили, а сами продолжили дискуссию. Мне нужна эта жидкость. Если она действительно может исцелять смертельные раны Посоха Ледяных ветров, то стоит пополнить им арсенал.
        Шинуру был занят, но время уделил. Когда он узнал, что я хочу от него, но замахал руками, как ветряная мельница.
        — Я всё понимаю Соня, но не могу дать зелье «Цветки сакуры».
        — Но Шинуру, Посох Ледяных ветров был похищен и его надо вернуть!
        — Откуда вообще о нём известно? Я никому не говорил о нём. Были намёки, когда ко мне попадал непослушный лесной дух, но название не произносил.
        — У кого-то уши как у Чебурашки. Посоху место в ледяных пещерах. Ещё не хватало, чтобы с ним разгуливали по городу и косили нас, — уговаривала я. — Прошу, помоги нам.
        — Я один раз помог. Катя сказала, что случайно на свою подругу вылила. Столкнулись. Просила зелье от «Цветков сакуры».
        — Но ведь ты же мне доверяешь. Доверься и в этот раз. Я изменю состав этой кислоты, и она станет безвредной для других.
        — И ты знаешь как?
        — Приблизительно знаю, — запнулась я.
        — Не знаешь, — сделал он вывод. — Хорошо, я дам ещё один шанс. Я даже расскажу тебе, как изменить структуру.
        Ага! И он думает, я всё это запомню? Да это же просто ужас товарищи! Всё записала, а Шинуру в очередной раз прочитал мне нотацию. Я его понимаю. Катя подставила его, а Совет всё видит! Кажется, с этой девицей у меня будет отдельный разговор.
        — Усё поняла дух леса?
        — Да Шинуру. Спасибо тебе за всё.
        Мм, кто меня зовёт? Пришла к Камню Просьбы. Две девушки в лёгких платьях и босиком. Уважение к духам леса. И подношения сделаны правильно.
        — Вы звали меня? — спросила я девушек.
        Те, увидав меня, отступили. Я села около камня и стала рассматривать содержимое корзинки. Зачем? Чтобы убедиться, что присутствуют все фрукты.
        — Ты лесной дух? — спросила блондинка.
        — Или турист? — вторила ей шатенка.
        — Смотря, кого вы хотите видеть.
        Я поправила венок и наблюдала за ними.
        — А мы можем попросить помощи?
        — Смотря какой. Прошу конкретнее объяснить.
        — Мы живём в престижном посёлке. Ни один посёлок не обходится без чиновников и предпринимателей. Понастроили хоромы — половина посёлка заселилась. Суть не в этом лесной дух. В том, что они засоряют природу. От них полно отходов и они не хотят везти его к мусорным бакам. Мы не жалуемся, ибо мусор всегда вывозят. Пытались до них достучаться. Сами ходили, созывали собрания, в местную администрацию ходили, но тщетно.
        — Мы слышали, что духи леса помогают в таких сложных обстоятельствах, — продолжила шатенка. — За любую плату. Что ты хочешь дух?
        — Не так быстро дамы. Что вы хотите, чтобы я с ними сделала? — спросила я.
        — Про выселение мы молчим, но хоть чтобы не мусорили. В посёлке полно детей. Они дышат этим.
        — Что я хочу взамен? Много чего, если честно. Тогда всем посёлком посадите деревья, цветы, кустарники. Место на ваше усмотрение. Через неделю я проверю работу, а потом сделаю своё дело.
        — Почему так? — спросила блондинка.
        — Я хочу быть уверена, что меня в очередной раз не обманут. Я доверчива, но если меня обманут… чревато последствиями. Поэтому в целях безопасности обеих сторон, я предлагаю такой вариант. Он оптимальный.
        — Мы согласны лесной дух. Соберём совет в посёлке и что-нибудь наплетём.
        — Собственно, откуда вы узнали о Камне Просьбы и лесных духах? — заинтересовалась я.
        — Разговор слышали от бабушек. Они-то много чего знают. Мы долго думали над этим. Рискнули. Если честно, то не думали, что кто-то откликнется.
        — Очень интересно. Многие знают о камне, не верят в волшебство, но говорят о нём. Хотя, я когда-то тоже была такой. Верила в чудеса, но видела их редко.
        Девушки ушли, а я вспомнила, что нужно отнести домой зелье «Цветки сакуры» и изменить структуру, как сказал Шинуру.
        — Как тебе это удалось? — спросила Калисса.
        — Час времени я точно угрохала на это дело. Знаешь, я его прекрасно понимаю. Это зелье — не игрушка. Мне нужна твоя помощь Калисса. Надеюсь, ты не думала, что будешь стоять в сторонке? — хитро улыбнулась я.
        — Это эксплуатация женского труда! Я буду жаловаться!
        — Кому?
        — Обществу светлых и тёмных магов! — выпалила она.
        — Ну-ну.
        Калисса немного поломалась и пошла следом. Так как она в этом деле сильна, то пришлось наблюдать за мной. Критики я услышала много. Я всего лишь дух земли и воздуха, что с меня взять?
        — Не, так дело не пойдёт! Я не самая лучшая ученица Ниеши, но буду с тобой заниматься Соня.
        — Зачем?
        — Затем, чтобы ты могла в сложных ситуациях обходиться без моей помощи. К тому же тебе это пригодится, — назидательно сообщила Калисса.
        Кислоту мы превратили в исцеляющий эликсир. Его нужно совсем немного. Теперь разделим его. И тут мне прочитали нотацию. Калисса ничего не делала, только руководила. Решила она начать учить меня с сегодняшнего дня. Похоже, я влипла по полной программе.
        — Видишь? Всё у тебя получается.
        — Угу, после твоего чуткого руководства.
        — Зато теперь ты знаешь, как разбавлять зелье и разливать его. Пробирки и колбы сделаны из зачарованного стекла, поэтому разбить их будет непросто.
        После полудня я прибыла в контору. Алферий сидел за столом Мелиссы и что-то упорно писал.
        — О! Тебя в должности повысили Алферий?
        — Великий огонь! Живая душа пришла!
        — Что с тобой друг мой? — обеспокоилась я.
        — Тут можно родную речь забыть! Мелисса в Совете. Адриан попросил её за ниточки подёргать насчёт наказания Константина. Там она уже второй день. Как Мелисса вообще находится здесь долгое время без общения? Да с ума сойти можно! — сетовал он.
        — Наверно потому Мелисса тебя у себя и посадила, чтобы не быть в одиночестве. Она тоже радуется, когда кто-то приходит. Иногда звонит, чтобы кто-то к ней пришёл.
        — Ты помнишь Лену? Она ещё с Катей дружила.
        — Ну?
        — Совет простил её. Лена прошла обряд очищения от влияния Кати. Её хотят дать Мелиссе в помощницы.
        — Ого! Что-то долго я к вам не заходила. Как сам поживаешь?
        — Жить можно. Мне уже давно не давали заданий. Такое ощущение, будто они смирились с тем, что я ошиваюсь большую часть времени в Карающей Длани.
        — Ну необязательно. Просто именно для твоей стихии нет заданий. Ничего Алферий, дадут тебе задание. Уверена, что Мелисса принесёт только хорошие новости.
        Ураганчиком появилась Мелисса. Белые крылья нервно хлопали у неё за спиной. Поздоровавшись со всеми, Мелисса налила себе до краёв стакан с водой и залпом осушила.
        — Сушняк душит? — спросила я.
        — Не то слово! Такое ощущение, будто в пустыне провела неделю без воды. Новости неплохие несу. Первое: Алферию дали особое и опасное задание в лавовых пещерах. Там нужно найти огненный шар с голубым свечением. Диего говорит, что этот шар будет хорошо питать духов Огня.
        — Как зарядное устройство, — прикинула я. — Я что-то слышала об этом.
        — А почему мне? — спросил Алферий. — Задание требует профессионала. А я так, погулять вышел.
        — Так решил Совет. И едешь ты сегодня. Вот карта. Второе: мне дали в помощники Лену. Она будет исправляться. Для Адриана просто отличные новости. Диего я извлекла, и он согласился назначить несостоявшемуся палачу Сони наказание, желаемое водным духом. Осталось эту новость до него донести. Кстати, а вот и моя помощница.
        Лена входила в контору опасливо, боясь чего-то. Я смотрела на неё. Теперь эта была тихая, приветливая девушка.
        — Почему она решила исправиться? — шепнула я Мелиссе на ухо.
        — Говорит, что ей хочется быть собой. Наказание она прошла, Совет и простил её. Лен, — обратилась Мелисса к новенькой, — теперь ты будешь работать здесь. Я тебе покажу, что нужно делать, а что — нет. Алферий уйдёт на задание, а мы с тобой приступим к работе. Для тебя Соня тоже есть задание. Тебе нужно вот этого товарища уговорить прекратить вывозить радиоактивные отходы в лес.
        — Ого! Добрый товарищ! — оценила я, рассматривая его дело.
        — По-хорошему он не понимает. Как обычно. Только сильно бить не надо. Совет не давал указания ликвидировать его.
        Я ушла раньше Алферия. На пути мне встретился Илья Бородин. Товарищ бизнесмен выглядел намного лучше. Повеселел, и проснулось желание жить дальше. Я улыбнулась ему. Тот, увидав меня, шарахнулся.
        — Чего на этот раз? — спросила я, сдерживая смех.
        — Опять ты!
        — Не опять, а снова. Пойми Илья, если мне нужно будет, я обязательно тебя достану. Как поживаешь?
        Бизнесмен округлил глаза.
        — Почему тебя интересует моё состояние? — прищурился он.
        — Просто.
        — Я не могу тебя понять София. То ты на меня набрасываешься, но мило беседуешь.
        — Такая я вот непредсказуемая.
        — Ох! Рей помогает мне освоиться. Выгляжу значительно лучше. Я продолжаю свой бизнес, но с осторожностью. О тебе я помню.
        — Ходил к Совету?
        — Нет. А зачем?
        — Принять они тебя должны. Что-то вроде регистрации. У них тоже есть своя база данных. Поговори с Реем. Он тебе скажет, что нужно сделать.
        — А если не пойду? — заинтересовался бизнесмен.
        — Тут три пути решения. Первое: тебя силой притащат на регистрацию; второе — вышлют приглашение; третье — ликвидируют, — пояснила я.
        Рей как-то поделился со мной системой Совета Вампиров. Ничем не отличается от нашей. Регистрация и у нас обязательна. Это как новорождённый ребёнок получает свидетельство о рождении.
        — Почему ты всё время пытаешься меня припугнуть?
        — Вот ещё чего не хватало! — фыркнула я. — За последнее время, я хоть пальцем тебя тронула?
        — Н-нет.
        — Пересекаться мы с тобой будем частенько, поэтому смирись.
        — Почему?
        — Рей — мой друг. Этим всё сказано.
        — Наведываться будешь?
        — Да. Хоть на тебя посмотреть.
        Бородин немного оживился. Крышей теперь его будет Совет. А вот погонять его, как в старые добрые времена, мне никто не запрещал и не запретит.
        Оставила я его в покое. Пусть осваивается в новом мире. Не фиг слоняться по нему с удручённым видом. Всё равно не поможет. Меня ждало задание. В личном деле Виталия Ивановича был адрес его места работы. День мне нисколько не мешал делать свою работу. Наоборот, мне нравилось именно в это время суток гонять непослушных бизнесменов. Ночью предпочитаю отдыхать.
        Сей прекрасный экземпляр находился в большом офисном здании. Охраны там полным-полно. Просто так меня не пропустят. Раз не могу пробраться через двери, будем влезать через окно.
        — Девушка, вы что-то хотели? — спросил меня охранник.
        — Нет. Просто заинтересовалась зданием, — ответила я, тщательно рассматривая строение.
        В каждом кабинете есть цветы, вот по ним мы и проберёмся. Ехидно улыбнувшись, я забежала за трухлявый дом. Место не просматривается. Приняв облик ипомеи, я написала записку, кому этот чудный цветок нужно отнести.
        Допрыгав до заветного здания, с слегка хлестнула охранника по ноге. Его очи взглянули на меня.
        — Это что такое?
        Я еле сдержалась, чтобы не ответить. Растения не могут разговаривать… не хочется пугать этого милого охранника.
        — Виталию Ивановичу. А от кого?
        А… э… что-то я не подумала. Ладно, сделаем так! На открытке высветилась надпись: «ОТ СТРАСТНОЙ ПОКЛОННИЦЫ». Это должно его завлечь!
        Охранник потоптался немного, но всё же решил внести меня в здание. Что я могу сказать: это самый обыкновенный офисный центр! Всё сделано по-современному, уборщицы шныряют с оборудованием и швабрами.
        — Эй, ты! Да-да, ты! Не видишь, что пол чистый? — накинулась на бизнесмена бабулька.
        Ого! Не знала, что в таком престижном здании работают такие бойкие женщины! Как она сюда попала?
        — Что тебе старушка? Песок сыпется, а ты всё работаешь и к людям пристаёшь! — томно сказал он, за что и получил шваброй по седалищу.
        — А ты не дерзи сынок! Я хоть и старенькая, но шваброй умею пользоваться.
        — Как тебя вообще здесь держат? Надо сказать, чтобы уволили.
        — Не получится сынок. Даже не пытайся. Да, и кыш с вымытого пола! — рявкнула она.
        А меня поставили на стол к милой девушке со светлыми волосами. На ней белая блузка и чёрная юбка.
        — Что это? — спросила она, указывая на меня.
        — Цветок для Виталия Ивановича. Мне его отнести или сама кого пришлёшь?
        — Может, я его себе оставлю?
        — Не думаю, что это хорошая идея. Тут записка от какой-то девушки. Ты же знаешь, как он бережно относится к подаркам девушек.
        — Знаю, — вздохнула она. — Ладно, давай сюда. Если кто-то что-то будет говорить, я тебя прикрою.
        — Спасибо Даша.
        И меня понесли к лифту. Пятый этаж. Хм, главное этому красавцу меня не злить, а то лететь до земли далеко. Длинные коридоры мелькали перед глазами. Стук в дверь.
        — Кто там? — голос женский, видимо секретарь.
        — Это я Лиза. Тут подарок твоему начальнику.
        — Ого! Вот это цветок!
        Меня потрогали, рассмотрели и побрызгали водой из пульверизатора.
        О, вот он мой звёздный час! Большой и богато украшенный кабинет встретил меня с распростёртыми объятиями. Меня воздвигли на стол.
        — Что это?
        — Цветок вам Виталий Иванович от страстной поклонницы, — сказала Лиза и поспешила удалиться.
        — Подарок? Мм, у меня много знакомых девушек, но что-то я не помню, чтобы какая-то говорила о цветах.
        Меня переставили на стол у шкафа с документами. Можно сейчас начать пугать, аль обождать молясь?..
        Хватило меня только на час. Желание было настолько сильным, что терпение лопнуло. Меня прорвало. Говорила я много и быстро. Потом замолкла на отдых.
        — Я понял! Это розыгрыш! Ладно, выходите! Где тут скрытая камера?
        Я же не спешила открывать карты. Пусть немного понервничает. Ему полезно. Бизнесмен немного расслабился, но тут же напрягся. Никто не выходил. А я ещё немного подержу его в напряжении и покажусь.
        Прошло ещё полчаса. Я уложилась в это время и была довольна. Думаю, можно показаться. Когда этот товарищ отвернулся, дабы в очередной раз убедиться, что никого позади него нет, я стала собой.
        — Ты кто? Где цветок?
        — Позволь представиться. Зовут меня София, и я пришла к тебе в гости.
        Бизнесмен долго меня изучал. На столе сидела девушка в лёгкой одежде и босая.
        — Как ты проникла сюда?
        — Давай не будем тратить время друг друга. И не надо смотреть на мои ноги так, будто мне нужна обувь. Мол, бедная, несчастная, даже нет денег на новую обувь. Перейду сразу к делу Виталий Иванович. До меня дошли слухи, что ты не уничтожаешь радиоактивные отходы, а сливаешь их в лесу или полях.
        — И что? Ты что эколог? — фыркнул он.
        — Что-то вроде того, — подумав, кивнула я. — Пока что прошу по-хорошему. С вами, бизнесменами, говорить, по-хорошему не получается.
        — Сколько ты хочешь?
        — Времени на то, чтобы ты всё убрал и правильно утилизировал? Дай подумать… мм, неделю тебе дам…
        — Я о деньгах, деточка. С вами экологами, тоже умею разговаривать.
        — Деньги? Зачем они мне?
        Он рассмеялся.
        — Я тебя умоляю. Деньги нужны всем. Не надо говорить, что тебе хватает зарплаты. Ты посмотри на свои ноги. Даже обувь купить не можешь!
        — Мне всё равно, что ты думаешь об этом. Я прошу тебя по-хорошему. Не заставляй меня применять силу.
        — Ты мне угрожаешь?
        — Как хочешь, так и трактуй, — индифферентно ответила я. — Для меня главное, чтобы не загрязняли природу.
        — Ты так говоришь, будто являешься её хранителем, — криво усмехнулся он.
        — До тебя только дошло? Только я — дух леса, а не хранитель. Это сейчас тебе смешно. Поверь, когда я возьмусь за это дело сама, ты так забегаешь, что только дым будет валить из-под пяток.
        Мне хотелось его запугать, но что-то я сегодня не в духе. Товарищ плохо пугается. Бизнесмену кажется, что это игра. Как он ошибается.
        — У тебя, Виталий Иванович, ровно неделя, чтобы очистить поле от отходов. Я обязательно наведаюсь к тебе. Можешь в этом не сомневаться.
        Я рассыпалась. Это его впечатлило, но за неделю он палец о палец не ударил. Узнала я это позже.
        Выйдя из-за гаражей, я отправилась в студию звукозаписи. Всё же меня там ждут, да и соскучилась я по коллективу. Там уже вовсю шла репетиция новой песни «Вернись ко мне». Её будет исполнять Игорь — гитарист группы.
        — Душевная песня, — хлопала я. — А почему не Диана?
        — Не нашлось у меня вдохновения, — ответил Сергей. — Это я написал песню. Сначала была мысль написать для Дианы песню, но что-то у меня не клеились слова. А вот для Игоря, у меня сразу же находились и слова, и рифма.
        — А для меня ещё раз сыграете? — попросила я.
        — О чём речь? — оживился композитор. — Сейчас с бацаем!
        Заиграла душевная мелодия. Игорь немного волновался, но в целом очень даже неплохо поёт. А то говорит: «У меня нет таланта петь. Вот, если бы с кем-то, то другое дело!» Ага, вон как наяривает! Аж я рот открыла.
        — В целом неплохо Игорь, но тебе нужно петь ровно и чётко выговаривать слова, — закончив играть, сказал Евгений Львович. — Ещё раз!
        Около часа я слушала новую песню в исполнении Игоря и даже успела немного её выучить.
        — Перерыв!
        Начальник отпустил на перекур. Часика на два. Стол влёт накрыли, а меня послали в магазин. Чайник пришлось поставить второй раз.
        — Кстати, а где Диана? — спросила я.
        — Утром звонила и сказала, что плохо себя чувствует. Какие-то кошмары ей снятся, и она сильно устаёт. Ощущение, будто ночью она не спит, а шарахается, где попало. Я предложил ей сходить к врачу. Сначала она отказывалась, но мне удалось её уговорить. Она очень хорошо поёт и терять бы мне её не хотелось… Кстати!
        — У вас уже глаза блестят Евгений Львович, — хмыкнула я. — Единственное, на что я могу согласиться, — это на простую репетицию старых песен. Оные, которые мы выпустили лет пять назад. Это всё и прошу, не надо меня уговаривать, а ещё я согласна писать стихи.
        — Знаешь Соня, я должен попросить у тебя прощения. Не знаю, что на меня нашло. Мне очень хочется, чтобы ты вернулась на сцену. Я поставил себя на твоё место и начал рассуждать. Выяснилось, что я бы тоже отказался от этого. Ты права. Тебя не было четыре года, а потом ты ни с того, ни с сего объявляешься… Понесутся вопросы и проверки. Но мы всё равно будем рады видеть тебя здесь.
        — Спасибо Евгений Львович за понимание. Вы самый лучший композитор, — искренне сказала я.
        — Соня, а действительно, приходи к нам, дабы просто по репетировать! — кивнул Виктор.
        — Может, прямо сейчас?
        Мы тут же сорвались с мест, занимая места. Композитор не остался в стороне и сел за рояль. До вечера мы прогоняли старые песни. Я снова почувствовала себя счастливой. Это фееричное чувство захлестнуло меня с головой.


        ГЛАВА 14. ПОДАРОК ЛЮБИМОМУ


        — Чего так вяло? Полный зал будет!
        — Может, перерыв? А то музыка вперемешку со стонами.
        — А ещё лучше часика на два, да и проветриться надо.


        Диалог между композитором и группой «Далёкие дали»


        Рей читал очередную нотацию Бородину. В Совете они уже были, и Илья может жить спокойно. А нотацию он выслушивал на тему «Что нужно делать, а что нельзя». Третий час Рей распинался перед бизнесменом, а тот внимал. Он напомнил, что если Бородин будет себя плохо вести, то за ним придёт Соня.
        — Обязательно наступать на больную мозоль сенсей? — спросил он.
        — Буду делать это всякий раз, когда будешь плохо себя вести. Мы связаны и я в ответе за тебя, ибо создал, — назидательно сообщил вампир.
        — Я всё понял.
        — Нет, не всё. Тебе нужно понимать, что Карающая Длань — наши союзники и злить их не нужно. Аналогичная и у них система. Мы помогаем друг другу. Тебе придётся научиться работать с Соней. С Адрианом, Мелиссой и Алферием у тебя пока поверхностные отношения и не порть их.
        — Что мне это даст?
        — Возможность получить от них помощь, равно как и они могут попросить у нас помощи. Будет возможность, я возьму тебя с собой на встречу.
        Дверь в тренировочный зал вынесли. Рей с Ильёй оказались в разных углах. Вплыла Эйри, держа в руке посох. Она парила над полом. Заглядывала в зал и Катя.
        — Здравствуй, любимый, — проворковала она. — Не жал меня? А я вот соскучилась.
        — Посох Ледяных ветров! Откуда он у тебя? — забеспокоился вампир.
        Илья не двигался, дабы не привлекать внимания.
        — Я слышу в твоём голосе нотки страха. Это хорошо. Посох принадлежит мне, и теперь я могу немного почистить себе дорогу в Совете. А то что-то я засиделась в низах. Такая вот у меня мечта любимый.
        — Ты же говорила, что для тебя главное — это любить и быть любимой. Что изменилось?
        — Ты бросил меня! Я строила грандиозные планы, а взял и оставил меня! Знаешь, как мне было больно?
        — О, ещё одна загубленная душа. Несчастная любовь, — влез в разговор Бородин, и чуть было не поплатился за это жизнью.
        — Я бы на твоём месте предатель даже голоса не подавала! — рявкнула Эйри.
        — Я — предатель?! Да ты мне жизнь сломала! Жил бы сейчас и продолжал своё дело! Я даже согласился бы на то, что София в гости приходила!
        Рей поперхнулся. Такого поворота событий он не ожидал.
        — Ты сам пошёл за мной! Чем ты не доволен? Наслаждайся бессмертием! Потому что осталось не долго. Посох Ледяных ветров запросто может забрать жизнь бессмертного.
        — Садистские наклонности у тебя Эйри. Оставил я тебя, потому что ты сама этого хотела, да и искры не было между нами.
        — Что?! — покраснела от злости она и ударила посохом о пол.
        Пол стал покрываться коркой льда. Рей опрометью сорвался с места, схватил бизнесмена и рванули прочь из тренировочного зала.
        — У этой бабы не все дома, — отдышавшись, сказал Илья.
        — Ты только заметил? Эйри очень жестока. Если ей что-то взбрело в голову, то она этого добьётся, — резонно сказал Рей.
        — Даже если это будет стоить кому-то жизни?
        — Да.
        — И ты с ней встречался? Сенсей, ты меня просто поражаешь!
        — Я сам себе поражаюсь! Хватит трепаться! Нам нужно покинуть здание.
        — Может, стоит отобрать у неё посох?
        — Каким образом?
        — Позлить её немного, а когда отвлечётся…
        — Потом поговорим! — оборвал его Рей.
        Здание они покинули. Эйри с Катей не стали их преследовать. Они направились к Совету Вампиров.
        — Плохо дело.
        — Я так понял, летят они к Совету? Следом пойдём?
        — Ага, и потерпим фиаско. Нет, мы пойдём к Карающей Длани и обсудим это дело.
        — Куда?! Да там же…
        — Не надо делать большие глаза Илья. Пошли!


        * * *


        А у меня большое счастье! Заказала большую тепличку. Сейчас мне её устанавливают. Сбылась места идиота! Глаз не могу оторвать уже второй час.
        — Ты там корни не пустила? — обнял меня Адриан.
        Наблюдали мы процесс с балкона гостиной.
        — Пустила. Я так долго хотела тепличку, и вот её устанавливают. Ты мне поможешь? — промурлыкала я.
        — Только скажи. Вода там будет постоянно.
        Адриан поцеловал меня. Я уже и про теплицу забыла. Только он!.. Только Адриан.
        Звонок в дверь.
        — Кто-то пришёл, — сказала я, отстраняясь.
        — Ба! Какие люди! Что привело тебя сюда Рей? Кто этот пуганый тип? — обрадовалась Калисса.
        — У тебя хоть отпуск бывает?
        — Ага. Когда этих двоих нет дома. А так, я смотаюсь на недельку на Ларихту и порядок.
        — Они дома? — спросил Рей.
        — Да.
        — Ты тоже не уходи далеко. Разговор есть.
        — Соня, Адриан! Гости прибыли! — крикнула магесса и умчалась на кухню.
        — О, какими судьбами дорогой друг? — приветствовала я Рея. Не забыла и о бизнесмене.
        Тот был очень бледен. Предложили им сесть.
        — Эйри объявилась с Посохом Ледяных ветров.
        Мы с Адрианом переглянулись. Наслышаны о нём. Как ей вообще удалось добраться до него?
        — Она напала на нас. Сейчас они двинулись с Катей к Совету.
        — И чего сидим? Остановить их надо! — с апломбом сказал Илья.
        — Нет! — рявкнули мы разом.
        Калисса чуть поднос не уронила.
        — У вас совесть есть? Между прочим, сервиз денег стоит! — причитала магесса. — Чего опять не поделили?
        — Они отказываются идти в Совет и помогать ему! — сдал нас Илья как стеклотару.
        — Не хочу тебя расстраивать Илюша, но они правы.
        — Что?!
        — Отдать свои жизни ради чего? Просто придти и посмотреть, что там происходит? Не, это не выход. Надо всё обдумать.
        — Итак, что будем делать? — спросила я. — Есть варианты? Например, я могу в открытую напасть на неё. Тем самым я отвлеку её и попробую выбить посох.
        — Ага, кто тебя пустит? — хмыкнул Рей. — Тебе бы только подраться Соня. Бери пример с Адриана. Тот предпочитает всё решить мирным путём.
        — Ну не всегда Рей, — улыбнулся Адриан.
        — Бедная я несчастная! Подраться не дают! — канючила я.
        — Ты же девушка! Драться нехорошо! — сказала Калисса.
        — Эйри тоже девушка. Ей можно драться, а мне нет? Нечестно!
        — Как маленький ребёнок, — заметил бизнесмен. — И это оная девица, которая меня шугала?
        — А ты думал, что я серьёзная? Ха!
        — Поверь, Илья, ты просто Соню не знаешь, — сказал Рей. — Так что? Я предлагаю отвлечь её, а вот с Катей пусть займётся Соня.
        — А кто будет отвлекать Эйри? — спросила Калисса.
        — Я, — предложил свою кандидатуру Рей.
        — Ты?! — удивились мы.
        — А что такое? Мы с ней знакомы лет пять.
        — Ладно, пусть так. Что дальше? Я бы не стала оставлять Соню наедине с Катей.
        — Это почему? — обиделась я.
        — У тебя на лбу написано: «Осторожно, хищное растение!»
        Народ засмеялся.
        — Я не виновата! Народ сам просится, чтобы я покусала их!
        — Нам стоит отправиться туда. План есть, можно посмотреть, что они там делают.
        — А я что делать буду? — спросил Бородин.
        — С нами пойдёшь, — ответил Рей.
        — Зачем я там нужен?
        — Надо же с чего-то начинать.
        — Надеюсь, Совет не обидится, если я из их здания сделаю зимний сад? — коварно улыбнулась я.
        — Может, сразу потоп? — предложил Адриан.
        — Темнота! Надо сначала потоп устроить, дабы всех вынесло волной, а потом сад устраивать! Оставшаяся вода поможет растениям быстро прорости, — объяснила Калисса.
        Мы с Адрианом переглянулись. А ведь это очень хорошая идея!
        — Кажется, что-то будет, — начал подозревать Рей.
        — Рей, ты просто нас двоих в деле не видел. Такое устроим, что все надолго запомнят это эпохальное событие!
        — И куда я попал? — стеная, спросил Илья.
        — О, да! Пошли!
        Фью! А от здания Совета Вампиров, можно сказать, ничего не осталось. Тут торнадо прошёл! Стоял большой замок. Двух башен нет. Главный вход немного завалило камнями.
        — И Совет здесь помещается? — спросила Калисса.
        — Даже место осталось, — подтвердил Рей.
        — Мрачно здесь, — добавил бизнесмен.
        — Что ж, план такой: Адриан запускает воду в замок, вымывая всех оттуда, а я захватываю его! — распорядилась я. — Возражения не принимаются!
        — Я всё-таки возражу. Может, я первая пойду? Всё же я светлый маг. Как запущу туда Шар света, чтобы всем хорошо было.
        — Калисса, ладно они, но ты-то! — изумился вампир.
        — Я уже давно не применяла боевую магию. Очень хочется, — призналась она.
        — Только после нас! — в унисон сказали мы с Адрианом.
        — Слышал Рей? Вот так!
        Первым отправился Адриан. Я его прикрывала. Калисса нас прикрывала. Бизнесмен прятался за Реем.
        — Подождите! — крикнул Рей, когда Адриан приготовился пустить воду. — Там нет ни Эйри, ни Кати.
        — Ну вот! Я только собрался устроить им стирку.
        — Там только Совет. Надо глянуть.
        Рей протиснулся между мной и водным духом. Поправив венок, я пошла следом. Камень приятно холодил ноги. Чувство, будто ходишь по дому босиком.
        — Всё хочу спросить София, — нагнал нас Илья. — Тебе не холодно? Как я тебя не увижу, так ты босая.
        — Нет, мне не холодно. Ты зимой меня не видел.
        — Кстати о птичках! А почему ты ко мне не приходила зимой?
        — Отдых давала, да и неинтересно тебя гонять по сугробам.
        На меня бизнесмен скептически посмотрел, но от дальнейших вопросов воздержался. По пути нам встречался народ. Кто-то еле двигался, кто-то лежал неподвижно. Рей осмотрел всех.
        — Странно. Эйри никого не убила, но почему?
        — А ты хотел, чтобы убила? — спросила Калисса.
        — Могла бы это сделать с лёгкостью, но она просто ранила их. Смысл, если ты собираешься занять место главы Совета?
        — А зачем? Кто будет состоять в Совете, если перебьёт? Так вампиров не напасёшься!
        Товарищи вампиры стонали от боли. Мы нашли всех и переместили в большую комнату. Калисса слегка их подлатала. Некоторым пришлось наложить жгут. Так и подмывало сказать — на шею. Раны от Посоха Ледяных ветров будут заживать долго. Магия Калиссы только ослабила боль и немного затянула раны — это всё, что можно было сделать.
        — Кругом одни предатели, — выдохнул мужчина, лежащий на диване. Около него крутилась магесса.
        — Не все, — подала я голос.
        Обидно, когда всех гребут под одну гребёнку. Есть ли совесть? Или она так и остаётся не юридическим понятием? Безобразие!
        — Начнёшь доверять, а тебе нож в спину вонзают.
        — Не помню, чтобы Совет доверял Эйри, — задумался Рей.
        — А ей и не доверяли с того самого момента, когда она собралась первый раз проложить себе путь в Совет. Всем хочется власти, а когда нет шансов пробраться вверх, то приходится импровизировать, дабы добиться цели.
        — А что здесь вообще произошло? — спросил Адриан.
        — Пришла Эйри с какой-то девицей. Просила она уступить ей место главы Совета Вампиров — моё место, — фыркнул мужчина. — На отказ она ответила ударной волной посоха. Не знаю, как она его достала, но с рук Эйри это не сойдёт. Посох Ледяных ветров нас не убил, хоть того и хотела она. Я получил большее количество ранений, но это не важно. Важно то, что с посохом что-то не то. Он не забирает жизни или нужно что-то сделать для этого.
        — Стоп! Все знают про свойства Посоха Ледяных ветров. Неужто всё это было придумано для того, чтобы пугать нас? — не поняла я.
        — Посох не ищут специально, чтобы уберечь жизни всех существ. Когда-то его создали вампиры, духи стихий и маги. Путь к посоху нарисовали на карте и не пытались скрывать это.
        — Нужно найти Эйри прежде, чем она поймёт силу посоха. До меня дошёл смысл! — сказала Калисса.
        Мы оставили замок. Калисса поделилась с нами догадками. Суть в том, что посох имеет свой характер. Его можно держать, что-то делать, но чтобы отнять жизнь бессмертного, нужны основания и должны это делать Советы.
        Главы Советов имеют такую власть. Они тоже проходят обряды для принятия поста главы Совета. Именно им открываются знания древних. Подчиняется посох только им.
        — Хорошо, а что с самой Эйри будет? — спросил Адриан.
        — Ничего. Но на посох лучше не наскакивать.
        — Подожди, от такой наглости посох ничего с ней не сделает? Во дела! А я всегда считала, что артефакты не терпят такого похабного обращения с собой, — сказала Калисса.
        — Что делать будем? — спросила я. — Эйри заляжет на дно, на какое-то время, но что дальше?
        — Только ждать, когда её мордочка покажется на горизонте.


        ГЛАВА 15. МИР ТЕСЕН


        А мир действительно интересен с другого ракурса!
        Стал понимать смысл многих вещей.
        Хм, я стал замечать, что и меняются ценности.


        Илья Бородин


        Ночь была дождливой, но тёплой. Мы с Адрианом решили прогуляться. Задания подождут. В последнее время мы редко видимся и уделяем внимание. Мы прогуливались по парку. Народу уже практически не было. Иногда можно было встретить влюблённые парочки на скамейках.
        Разговаривали мы о разном. Начиная с детства, заканчивая студенческой жизнью. Ведь после получения диплома, ты встречаешь рассвет взрослой жизни. Понимаешь, что вырос.
        Как это бывает, кто-нибудь да испортит настроение. На пути стояла Эйри, держа посох. Была она одна, что уже странно.
        — Ах, сладкая парочка! Я вам не мешаю?
        — Очень даже мешаешь! — процедила я. — Чего нужно?
        — Зачем грубишь повелительнице Посоха Ледяных ветров? Нехорошо!
        Ко мне направилась струя магии. Я успела толкнуть Адриана. Меня задело, но не страшно. Поболит плечо, да перестанет. На худой конец попробую помощи попросить у Совета Стихий.
        — Больно?
        — Нет! Щекотно!
        — Знаешь, за эти два дня я много чего обдумала.
        — Не знала, что ты умеешь, — фыркнула я.
        — Шути-шути, пока можешь София из Карающей Длани. Совет Вампиров разгромлен и им сейчас не до выяснения отношений. Я планирую заглянуть и в Совет Стихий. Говорят, там красиво.
        — Спешу тебя огорчить Эйри, но никто не знает и не скажет, где это, — сказал Адриан, вставая.
        — Ошибаешься водный дух, — с апломбом сказала она. — Не забыли, что у меня есть земной дух? Она мне не только расскажет, но и покажет.
        — Она не посмеет! — забеспокоилась я.
        — И почему же?
        — Она сама знает, что ждёт того, кто осмелился привести врага на территорию Совета, — ответил Адриан. — Поэтому, если в ней осталась хоть капля лесного духа, то ни за что не поведёт тебя туда.
        — Это ты так думаешь!
        Эйри ударила посох о землю. Яркая вспышка ослепила нас. Адриан пытался найти меня, а я его. Как только вспышка ослабла, я обнаружила его. Без сознания.
        — Нет, дорогая. Я его заберу с собой, а тебя ждёт подарок.
        Она замахнулась посохом. Я выпустила лианы, но атаковать не успела. Всё потемнело. Упав на колени, я пытала дотянуться до Адриана. Какая наивность…


        * * *


        Очнулась я в белой комнате, где была только кровать. Про слово «мебель» видимо не слышали. На окне решётка. Болит голова. Сев на кровать, я стала себя осматривать. На мне белая длинная рубашка. На голове фиг знает, что творится. Я коснулась плеча. Там была повязка.
        Выглянула в окно. Мм, знакомая местность. Стоп! Это я в психушке?! Дела!.. Как я вообще здесь оказалась? Щёлкнул замок. Вошли двое в белых халатах.
        — На выход!
        Одарив их красноречивым взглядом, я решила, что стоит сначала всё выяснить, а потом думать о побеге. Не думаю, что мне будет сложно это сделать. Меня попытались взять под руки, но я заявила, что сама дойду.
        Мимо меня проходили душевнобольные люди. На пути встретился Александр Македонский. На полу сидел Конфуций и доставал Диогена, который пытался найти себе бочку.
        А привели меня в кабинет главврача. Даже сесть предложили. Врач читал чьё-то дело, что-то мне подсказывает, что оно моё. Нехорошее чувство закралось в моей душе.
        — Как себя чувствуете София? — не отрываясь от чтения, спросил он.
        — От мысли, что я отказалась в психушке, полностью упало настроение, — проворчала я.
        — Не надо так отзываться о месте, в котором тебе хотят помочь. Это не психушка, а — реабилитационный центр для душевнобольных.
        Во загнул!
        — Я — душевно больная? И чем же? — заинтересовалась я.
        — Как же?! — оторвался он от дела. — Звонила ваша подруга и сказала, что вам мерещатся лианы, вылезающие из предплечья. Она добавила, что вы всё время твердите, будто являетесь лесным духом. Подруга беспокоится за вас.
        Лианы зашевелились. Я потёрла предплечье. Руки потянулись к голове. Я не нащупала венок. Резко развернувшись, я стала рассматривать кабинет. Нет венка. Не помню, чтобы я натыкалась на него в комнате. Вероятно, он остался в парке.
        — Беда! — стеная, протянула я.
        — И я о том же! Вам надо лечиться.
        — Да не это! Венок потеряла. Не видели?
        — Нет. Это он виноват в том, что вы считаете себя лесным духом? — оживился врач.
        Краем глаза я взглянула на дело. Взгляд зацепил пару абзацев. Прочитав, мне стало легче. Это не моё настоящее дело. Годы сделали своё дело. Я невольно улыбнулась.
        — Я что-то смешное сказал?
        — На ваше усмотрение доктор. Венок всего лишь украшение для головы. Случаем «моя подруга» не представилась?
        — Нет, а зачем? Она хочет вам помочь. Лучше расскажите, как вы стали лесным духом?
        Ага, так я и выложила всё! Может, сказать, что я и голоса слышу? Доказывать, что я здорова — бессмысленно. Мне не поверят. Я так думаю, что это задумка Эйри. Это она меня сюда упрятала, но зачем? Могла бы прибить прямо в парке.
        — А вам-то зачем? — прищурилась я. — Раз моя подруга отправила меня сюда, то должна была сообщить хоть что-то обо мне. Разве не так?
        — Я хочу послушать вашу версию. Как правило, прибывшие сюда люди на долгую реабилитацию, лучше знают свои недуги.
        Я только фыркнула.
        — А подумать можно?
        — Подумать? — удивился врач.
        — Ага. Голова болит немного, поэтому мысли неясные. Я бы походила какое-то время по боль… э-э-э… центру, дабы привести мысли в порядок. Потом расскажу. Вы же не откажете?
        Главврач впал ступор, но добро дал. Меня отпустили погулять и осмотреться.
        — Странно всё это, — глядя мне вслед, сказал он. — Последите за ней, но так, чтобы вас было не видно.
        — Есть какие-то подозрения? — спросил санитар.
        — Рано пока делать выводы.
        Я же бродила по коридорам психбольницы. На пути мне встретился Диоген и спросил, не видала ли я его бочку? Покачав головой, я пошла дальше.
        — Если найдёшь, то сообщи мне!
        — Ладно!
        Оказалась я общей комнате. Бежевое помещение с большими окнами. Шесть диванов расположились в центре комнаты, образовывая полукруг. Несколько столиков с шахматными досками. Желающие могли и в шашки поиграть. Полно охраны. Больные смотрели телевизор. Новости по майскому каналу. Ксения Хитровая снова в гуще событий.
        На меня смотрели с пренебрежением. Ничего лишнего в комнате не было. Тут мой взгляд зацепился за знакомое лицо. Я тут же подсела к нему.
        — Чего надо? — грубо спросил мужчина.
        — Разве так приветствуют старых знакомых? — хрестоматийно спросила я.
        Тут он оторвался от телевизора и посмотрел на меня. Бедолага перемахнул через диван и угодил в объятия охраны.
        — Опять вампиры примерещились? — спросил один из охранников. На его лице промелькнула ухмылка.
        Оу, а это уже интересно!
        — Она! Я её знаю! — тыкал он в меня пальцем.
        — Успокойся Венский! Тут тебя никто не тронет. Эта барышня тоже на лечении.
        — Да вы знаете, кто она?!
        — Эй, профессор! Я бы на твоём месте так не надрывалась, а то точно в одиночку посадят, — помахала я ему рукой.
        На удивление он послушался. Кто ему поверит? Здесь вид делают, что верят. С психически больными людьми надо только так разговаривать. Венский успокоился. Свободных мест больше не было, поэтому ему пришлось сесть рядом со мной.
        — Как ты здесь оказался?
        — А тебе-то, какое дело? — процедил он.
        — Интересно. Тебе ведь тоже интересно, почему я здесь?
        Он удивлённо посмотрел на меня.
        — Те две девицы, которым ты меня отдала, надо мной хорошенько поиздевались и поставили вот это! — Сергей отдёрнул ворот рубашки.
        — Хорошо провёл время? — спросила я, рассматривая ранки на шее.
        — Твои подружки сотворили это со мной!
        Все обернулись на нас. Взгляды злые, ненавистные. Больные снова уткнулись в телевизор.
        — В качестве платы они попросили тебя. Я не жалею об этом.
        — Я просил тебя не отдавать меня им!
        — А когда ты шёл на преступления — это не в счёт? Интересное замечание.
        — Мне захотелось острых ощущений.
        — Ага! Забрать жизни людей! Ты хоть понимаешь, что они никогда не вернуться домой? Нет, не понимаешь! А ещё говоришь, что я чудовище?
        — Да! Ты — чудовище! Я видел тебя! А психбольница — это единственное место, где они меня не трогают.
        — Да? Сарина с Анитой здесь не появлялись? Очень странно, — озадачилась я.
        — Не понял! Они и сюда заходят? — напрягся профессор.
        — Угу. Под видом врачей.
        По крайней мере, они мне так сами сказали. Возможно им сейчас некогда. Эйри их припахала так, что девушки еле ноги домой притаскивают.
        — Я убежал от них и попросился сюда. Не думал, что меня примут. А почему ты здесь? За мной пришла?
        — Фью! Сдался ты мне! Пока ты сидишь здесь, я о тебе забыла, но помнят мои подруги. Сюда меня нарочно отправили. Есть одна вампирша, которой я не даю покоя. Она хочет помучить меня. Пока у неё это получается. Сейчас я озадачена тем, как бы отсюда выбраться. Труда не составит, но как это сделать наиболее незаметно?
        — Это уже твои проблемы демон. Мне и здесь хорошо. Никто не трогает меня. Здесь я добровольно, поэтому могу выйти отсюда в любой момент. Но делать этого не собираюсь.
        Хех! Ещё бы! Шкура-то дорога!
        — Я бочку нашёл! — воскликнул Диоген и залез в неё.
        Влетел разъярённый повар. А ведь действительно бочка, а не какая-то коробка.
        — Эй, вытряхайся оттуда!
        — Нет! И обижать меня не надо! Всё богу расскажу!
        — Бог? — переспросила я.
        — Это так главврача он называет, — просветил меня профессор.
        Обернулись и другие больные. Какой им телевизор? Тут событие дня развивается!
        — Это моя бочка! — кричал повар. — Помогите мне его вытащить оттуда!
        Охрана кряхтя, пыталась вернуть бочку законному владельцу, но Диоген не унывал. Он решил бороться за своё имущество.
        — Хулиганьё! — кричал больной.
        Бочку отвоевать не получилось. Зато остальные больные получили заряд хорошего настроения на целый день. Повар смирился с потерей имущества и грозился оповестить главврача. Диоген только фыркнул. Бочку унёс с собой. Хм, а как он вообще пробрался на кухню?
        — М-да, весело у вас тут, — присвистнула я.
        — Дух леса! — обратился ко мне санитар. — Тебя хочет видеть врач.
        Я последовала за ним. Под руку меня взять не пытались, ибо я прекрасно справляюсь без посторонней помощи. Главврач уже ждал меня с улыбкой на лице.
        — Ну что? Привели мысли в порядок?
        — Относительно. Ещё день на это дело, — ответила я.
        — Рассказывайте.
        — Что хотите услышать?
        — Как вы стали лесным духом?
        Вот тут-то я глубоко задумалась. Навешать ему лапшу на уши… побольше!
        — Ужасный случай со мной произошёл. Ушла в лес по грибы, да по ягоды и потерялась, — начала я издалека. — Около недели я бродила по тёмным лесам, мерещилось что-то ужасное. Тут появился какой-то парень и сказал, что покажет мне выход. Я, наивная, поверила ему. Привёл меня в свой дом, накормил, напоил, и спать уложил. Обещал наутро проводить меня. Проснулась я оттого, что падаю в какую-то зелёную жижу. Потом выбралась оттуда, и он сказал, что я теперь — лесной дух. Знаете, я думаю, дело в грибах!
        Во загнула! Интересно, он мне поверил? Главврач смотрел на меня как на больную… собственно он меня такой и считал. Я же не буду рассказывать, что было на самом деле.
        — И всё?
        — Да. А что?
        — Ну сделал он вас лесным духом, что дальше? — подгонял врач.
        — Подвиги? Ну… тут я смутно всё помню, будто было в тумане. Мне кажется, что он меня использовал, дабы достичь своих целей. Я ему помогала. Там, вырастить деревья, траву, кустарники. Так, по мелочи, — отмахнулась я.
        — Вы умеете ускорять рост растений?
        — Могу! Потом я отказалась возвращаться в город и желала жить с ним. Он согласился, потом вдруг заявил, чтобы я вернулась. Нужно продолжать жить среди людей, вот я и вернулась, а подруга меня сдала как стеклотару. Когда выйду отсюда, обязательно поблагодарю её.
        — Не сдала, а отправила на курс реабилитации. Ведь вы столько времени прожили в лесу, — сделал замечание врач.
        — Мне больше нечего добавить.
        — Ясно. У вас типичная шизофрения.
        — Оу! Круто!
        — Что здесь хорошего? — нахмурился он.
        — Мне никогда не ставили такого классного диагноза. Вам надо было добавить, что она у меня на базе психотропных препаратов. Вообще отпад! Надо будет похвастаться. Особенно оценят это Калисса и Адриан. М-да, дом трещать будет от смеха.
        — Вы странная.
        — Я же шизофреник, — пожала я плечами. — Вы сами так сказали.
        — Вы слышите голоса?
        — Какие?
        — Может, вас зовут или что-то хотят вам сказать, или говорят с вами.
        Я задумалась. Слышу ли я голоса? Мм, было дело. Со мной говорил Диего. Нет, говорить не буду. Докопается ещё и до главы Совета, а потом глава Совета докопается до меня, а он это дело умеет!
        — Нет. До этого я ещё не дожила. Надолго я тут?
        — Пока не излечитесь.
        — Это насколько? Хотя бы приблизительно.
        — Как пойдёт лечение. Повезёт, так два месяца здесь пробудете…
        — Ох! Это много! Может, недельку? — стала я торговаться. — Мне ещё дела надо делать.
        — Какие?
        — А это уже не ваше дело, доктор.
        — Нет, неделя — это мало.
        — Сколько вам заплатила, так называемая, моя подруга? — спросила я.
        — Заплатили? Да вы что! Я здесь для того, чтобы помогать больным. Моей зарплаты хватает на жизнь.
        — Я могу идти?
        — Конечно. У вас в два часа будет процедура в двести седьмом кабинете. Не опаздывайте.
        — И что там будут со мной делать? — подозрительно спросила я.
        — Узнаете. Это не больно.
        Я вышла из кабинета и отправилась бродить по больничке. М-да, как там поживают мои друзья? Всё ли хорошо с Адрианом? Будем надеяться, что Эйри не добралась до него.


        * * *


        Большая оранжерея была оккупирована Эйри при помощи Кати. Лесной дух взрастила ядовитые растения, дабы никто не смог проникнуть. В объятиях других растений находился Адриан. Водный дух был немного помят.
        Катя наглаживала хищное растение, параллельно наблюдая за ростом своих творений. Она выращивает новый вид ядовитых растений. Как и у любого лесного духа, у Кати иммунитет к ядам и токсинам.
        Сама Эйри была на охоте. Сбагрив Софию в войцешековский дурдом, она решила заняться её друзьями. Ведь они не дают ей пройти… Адриан наблюдал за Катей. Он был в курсе всех дел, но спросить всё же стоило.
        — Что ты делаешь?
        — Это не твоё дело Адриан.
        — Не моё? Ты собираешься отравить весь город!
        — Собираюсь, а что? Ты меня остановишь?
        — Послушай, Кать! Не делай этого! Ты ведь в душе умная и добрая. Я поговорю с Киллианом.
        — И что? — она повернулась.
        — Он смягчит наказание. Отделаешься условным сроком. Только не делай этого!
        — Ты меня умоляешь? Похвально. Не думала, что ты опустишься до этого.
        Адриан пропустил её высказывание мимо ушей.
        — Не поддавайся Катя! Слышишь?
        — Да слышу я! Чего так кричишь?! — рявкнула она. Спокойнее: — Я уже сошла с пути и всё благодаря твоей подружке.
        — А она-то тут причём? — нахмурился водный дух.
        — А при том! Пока её не было, я жила спокойно! Даже Ленка и то свалила. Взбрело ей в голову, что она сбилась с пути.
        — Лена правильно сделала. Она остановилась, и Совет пошёл ей навстречу.
        — Да ладно! А сейчас она таскается за Мелиссой? Вот ведь удовольствие!
        — Лучше работать с такой психованной дурой как Эйри? Киллиан к тебе тоже хорошо относился. Чего тебе Соня сделала? — спросил он.
        — Эта богатенькая дурочка охмурила его и настроила против меня.
        Адриан засмеялся.
        — Это самое нелепое объяснение Кать. Мы оба знаем, что Соня хотела спасти тебя, пока не поздно. Только Лена услышала это, а ты нет.
        — Потому что мне надоело выполнять эти однообразные задания, как ты не поймёшь Адриан? — Катя приготовила раствор и влила в землю. Растения дёрнулись.
        — Кто тебе мешал заниматься этим делом? Построила себе оранжерею и пропадала бы там.
        — Уже поздно красавчик. Нет мне пути назад.
        — Ты не права! Путь есть всегда!
        Открылись ворота оранжереи. Вошла Эйри и тащила Рея. Вампир был без сознания.
        — Завяжи его Катя, — сказала она.
        Растения подхватили его и подвесили на уровне с Адрианом. Эйри была зла. На ней полно ссадин.
        — Что-то случилось? — спросила Катя.
        — Да. Этот мерзавец, — она указала на Рея, — подрался со мной и укусил! Во мужики пошли! Чуть что, так драться!
        — Как тебе удалось его уложить?
        — Благодаря твоим препаратам. Я отравила его.
        — Каким?
        — Вот этим.
        Эйри показала флакон с зелёной жидкостью. Катя открыла его и понюхала.
        — М-да, жестоко ты с ним. Ему будет плохо дня два и резко возрастёт аппетит.
        — А для этого что-нибудь есть?
        Катя посмотрела на Адриана.
        — Мм, можно что-нибудь придумать, а что?
        — Да так. Его подружку долго психушка не удержит. Я хоть и заплатила врачу, дабы тот её дольше там держал, но ведь ей труда не составит покинуть здание. Я хочу, чтобы её ждал большой сюрприз. Один готов, хочу и второй подготовить.
        — Хорошо. Я что-нибудь сделаю. А Адриана надо подвесить немного поближе. Рей будет, одержим голодом, а водный дух ему поможет, — рассуждала Катя. — Когда она явится, то вампира можно будет спустить и на Соньку. Он сделает своё дело.
        Адриан начал судорожно дёргать лианы.
        — И не пытайся. Мои растения — это новый вид, который способен надёжно держать водных духов.
        Катя смешала разные яды и соки растений. Добавила несколько капель пыльцы и мёда.
        — Что это? — спросила Эйри, разглядывая ядовито-зелёную жижу.
        — Яд для представителей водного класса. Его свойства направлены на то, чтобы снизить активность сил воды. Будет чувствовать себя обычным человеком.
        — Кать, одумайся!
        — Поздно Адриан.
        Она ввела ему яд. Эйри ушла приводить себя в порядок.
        — Ты заходишь слишком далеко! — пытался отдышаться водный дух.
        Яд стремительно полз по венам Адриана.
        — Да. Возвращаться поздно, поэтому я продолжу свои эксперименты. Скоро проснётся твой дружок. Тогда и повеселимся.
        Рей очнулся спустя три часа. Ему было плохо. Яду он сопротивлялся, но это только начало. Проснулся голод. Увидав Адриана, Рей только зубами клацнул. Не мог он себе позволить такую роскошь.
        — Плохо? — сочувственно спросил Адриан. — Мне тоже паршиво.
        — И давно я тут?
        — Часа четыре, может пять. Я тут дня два уже. Пытался уговорить Катю, но она меня не услышала.
        — Эйри сказала, что со мной сделала?
        — Что-то про яд, который она распылила во время драки.
        — Драка, — простонал он. — М-да, а где Соня?
        — В дурдоме. Её туда Эйри упрятала.
        — Что я тебе скажу Адриан. Надо отсюда выбираться. Долго я не протяну.
        — Есть идеи? — спросил Адриан.
        — Пока нет, но надо что-то делать, как ты ни крути. Что затеяли эти особы? Есть повод паниковать?
        — Собираются отравить город какими-то растениями, которые выращивает Катя.
        — Прекрасные новости Адриан, — сказал Рей, отводя взгляд от водного духа. — Соня сможет это остановить? Не думаю, что она задержится в столь чудном месте.
        — Думаю, что сможет. К этому делу она подходит серьёзно. У меня созрело предложение Рей. С помощью воды, я уничтожу растения. Видишь склянки? Там Катя держит какие-то вещества. Я запомнил, в какой дозе она их применяет, и как-то заикнулась, что много воды нельзя применять. А Соня как-то сказала: «Когда что-то нельзя, надо попробовать!»
        — А если шарахнет?
        — Это другой вопрос, — отмахнулся Адриан.
        — Ага! Полгорода на воздух взлетит, ничего?
        — Будь оптимистом Рей!
        Они стали думать, как высвободиться от пут. Катя постаралась на славу.


        * * *


        Любопытство привело меня в кабинет процедур. За столами сидели два врача. Они воззрились на меня. Две кушетки были огорожены ширмой. Пара столиков с препаратами, несколько шкафчиков…
        — Назначено? — спросила врач.
        — На два часа якобы приём, — индифферентно сказала я, продолжая осматривать кабинет.
        — Тогда садитесь на кушетку.
        Я села. Психотропные препараты на меня не действуют. Врачи что-то записывали и проверяли. Девушка подкатила поближе к кушетке тележку и стала что-то на ней искать. Вколола она мне какой-то раствор и попросила лечь.
        Мужчина задавал мне вопросы по здоровью: что чувствую, какие ощущения… А мысли мои заняты тем, как бы разобраться с Эйри. Да и где она сейчас? Что задумала?
        Тут нарисовался врач и стал меня осматривать. Глазам не поверил и ещё раз осмотрел. Интересно, что он хотел увидеть? Не выдержала и поинтересовалась.
        — Никаких изменений! Это просто невозможно!
        Подбежала девушка. Тоже меня осмотрела. Шок.
        — А какие изменения должны быть? — заинтересованно спросила я.
        — Должна немного повыситься температура, немного дрожать голос. У вас же всё в норме. Такого действие препарата, дабы организм начал привыкать. Потом бы всё пришло в норму.
        Он же меня не проверял, перед тем, как эта миловидная девушка мне что-то вколола. Я сообщила ему об этом.
        — У меня глаз намётанный, чтобы по виду больного определять его состояние.
        Ни фига себе!
        — Очень интересно доктор. Вы не обследуете пациентов и колите не понять что? Откуда мне знать, что вы меня не накачали оными психотропными препаратами? Может, вы специально так делаете?
        — Успокойтесь София. Я своё дело знаю!
        Зашёл в кабинет главврач. Оу! У меня появился собственный телохранитель!
        — Начальник пришёл! — сказала я, помахав ему рукой.
        — Что у вас тут?
        Они отошли в сторону и стали шептаться. Угу, будто я не слышу! Ещё как! Каждое слово! Главврач подозрительно косился на меня.
        — О чём договорились? Только вот в одиночную палату меня не надо садить!
        Те переглянулись и снова уставились на меня. Меня всё равно раньше не отпустят, поэтому немного им нервы пощекочу. А то собираются они меня в одиночную палату посадить. Шустрики!
        — А придётся, — глядя на меня, сказа врач. — Препарат начинает действовать.
        — Какой препарат? Я вообще ничего не чувствую! — возмутилась я.
        — Галлюцинации начинают давать о себе знать. Это бывает, когда начинают пациенты проходить лечение.
        — Ага! И какие у меня галлюцинации?
        — Что ты видишь? — спросила девушка, показывая мне обычный карандаш.
        Мм, соврать или правду сказать?
        — Обычный карандаш. Что в нём особенного?
        Те опять переглянулись. Я не выдержала:
        — Да что вы всё время переглядываетесь? Нормально сказать можете? Чего вы во мне ищите? Психические отклонения? Не найдёте! Самим надоест! Кстати, ваши препараты на меня не действуют. Такая я вот уникальная. Довольны?!
        — У неё начинается бред! — решил главврач.
        Я застонала. Всё! Хватит! Мне надоело!
        — Значит так товарищи! Я послезавтра планирую побег. Сами понимаете, дел полно. А там как хотите!
        — У тебя начинаются галлюцинации и тебе нужно отдохнуть!
        Мне что-то ещё вкололи. Я не сопротивлялась. Потом меня повели в палату.
        — Она не бредит доктор, — сказала девушка.
        — Почему ты так решила?
        — Слав, ты сам прекрасно видишь. У неё стабильное состояние и она ничем не больна. Не знаю, зачем мы её здесь держим?
        — Так надо.
        — Ты начальник и тебе решать, но это неправильно — держать здорового человека в психиатрической больнице.
        Одиночная палата? Не, не слышала. У меня был сосед. А сами говорили, что в одиночную камеру посадят. Здесь не действует система: мальчики и девочки отдельно? Ладно, кто у нас тут? Ба! Венский!
        — Привет, сосед!
        — Опять ты? — простонал он. — Эй, белые халаты! Я требую отдельную палату! Эта бабёнка психованная!
        Ему никто не ответил. Я же завалилась на кровать. Мысли хаотично бегали в голове и отказывались собираться все вместе.
        — Кому ты здесь нужен?
        — Тебе! Только у тебя хватило наглости до меня дотянуться!
        — Это старая пластинка. Смени. Я сделала свою работу и довольна этим. Ты давно перешёл черту, вот и пожинай плоды. Думал, уйдёшь безнаказанным? Ха! А чтобы тебе жилось ещё веселее, я девочкам скажу, что ты их ждёшь.
        — Ты не посмеешь! — нахохлился он.
        — Ещё как посмею! Я даже замолвлю за тебя словечко, чтобы выпустили. Вдохнёшь запах свободы, разгуляешься, а тут приду я и всю малину испорчу.
        — Просто не трогай меня!
        — Нужен ты мне! — фыркнула я.
        Оставшееся время до побега, я провела в палате с Венским. В оную ночь, главврач усилил охрану. Мне просто веселее будет убегать. Хочется чего-то интересного, захватывающего!
        Сергей спал… или вид делал. Суть в том, что он не носился по палате и не орал, как резаный. Мимо проходили санитары. Только они скрылись, я проползла через решётку. За лиану меня поймал Венский.
        — Чего тебе?
        — Куда собралась?
        — Спи! — шикнула я.
        — А если я кричать начну?
        — По фиг. Меня всё равно не поймают.
        — Зато твоё лицо они хорошо запомнили.
        — Это не поможет, ибо у них нет моего дела. Кто я такая на самом деле, они не знают, ибо прошло очень много времени после моей смерти.
        Я выскользнула и поползла по зданию. Добралась до дому. Хм, света нет… Зашла в дом. Голосить на всю Ивановскую не стала, а тихо и спокойно начала обыскивать дом в поисках кого-нибудь. Нет никого. Вообще.
        Дом зарос. Причём эти растения первый раз вижу. Особенность лесных духов в том, что мы знаем все растения на планете. Существуют и редкие виды, о которых люди не знают. Например, огнелист. Он растёт только в лавовых пещерах.
        Растения зашевелились. Они что-то охраняют. Я ставлю аналогичную защиту, если мне нужно что-то скрыть. Они пытались хорошенько хлестнуть меня, но, увы. Заметила, что они колеблются. Ко мне направился цветок. Что-то подсказывало мне, что не стоит делать резких движений.
        Цветок «осмотрел» меня. Поколебавшись, растения отстали от меня. Это что-то новенькое. Мне это не нравится. А всё потому, что когда устанавливаешь защиту из растений, они защищают что-то или кого-то беспрекословно. Даже лесной дух не в силах усмирить растения. Такая вот система.
        Я пробралась через растения и уткнулась в большой кокон. Осмотрела его. Осторожно провела по нему руками. Тот вздрогнул. Всё же живой организм. Что ты в себе хранишь?
        Нашла шов. Разорвала ребром ладони шов и оттуда выпала Калисса. Магесса была вся в слизи. На её лице была маска, которая снабжала кислородом. Растения были не против. Я отмыла её, да и сама себя привела в порядок. Калисса очнулась и бросилась на меня с криками.
        — Тихо Калисса! — оборонялась я. — Это я! Соня!
        Только после этого она остановилась.
        — Что с тобой?
        — Соня? Ух! Я думала, это Катя.
        — Что здесь произошло?
        — Всё началось с того, что я осталась одна дома, когда вы с Адрианом пошли гулять. Прошли сутки, а от вас ни слуху, ни духу. Связалась с Мелиссой. Та сказала, что вы ей не отзванивались. Потом пришли они — Эйри с Катей. Разносить дом не стали, но Катя решила сделать из него джунгли. И хочу сказать, у неё неплохо получилось.
        — Да. Даже я ей пятёрку ставлю за творчество, — кивнула я.
        — Одолеть они меня не смогли, поэтому решили упрятать в кокон. Когда всё закончилось бы, она меня либо убила, либо пустила на эксперименты. Как тебе удалось миновать её творение? Катя сказала, что это новый вид растений и слушается только её.
        — А это хороший вопрос Калисса, — озадачилась я. — Надо спросить.
        — Спросить? Ты не говорила, что умеешь общаться с растениями.
        — А ты и не спрашивала.
        Я спросила у растений. Те ответили, что я им не желаю зла и хотят остаться. И просят прощения за подругу. Им было велено это сделать.
        — И куда ты их определишь?
        — Явно не в комнату. Придётся где-то в саду размещать. Главное, чтобы Лида не перепугалась.
        — Слушай, Соня! Катя сказала, что она разрабатывает новый вид растений, которые уничтожат город. И расположились они в оранжереи. Всего скорее, Андриан там.
        — А это очень хорошие новости Калисса. Ладно, я пошла туда, а ты приходи в себя и до нашего возвращения ничего не трогай.
        — Ага! Размечталась! Вот дом приберу, а растениями сама займёшься, — протестовала она.
        Я только улыбнулась. Спорить с ней бесполезно. А меня ждала оранжерея.


        * * *


        Хм, странно. Оранжерея пустует. Никого нет, только растения… но мне здесь некомфортно. Я осмотрелась. Лианы нервно шевелились под кожей. Чувствуют опасность.
        Меня привлекли ящики с неизвестными мне растениями. Провела пальцами по стеблям. Понюхала. Чихнула. Очень интересно. Рядом я обнаружила путы, в которых кто-то был. Их двое. Адриан, а второй товарищ?
        — Привет богатенькая девочка, — раздался сладострастный голос Кати.
        Лесной дух сидела на троне из оных растений, что я сейчас трогала.
        — Где Адриан?
        — Так сразу? А поговорить со мной?
        Я глубоко вздохнула.
        — Слушай, Кать! Прекрати это дело. Эйри тебе голову забила неправдивыми вещами!
        — О, нет, Соня! Эйри помогла мне найти место в этом большом и злом мире.
        — Место? Ты его уже нашла. Киллиан дал тебе возможность жить дальше и творить добро, — говорила я.
        — И что? Я всегда была изгоем. Никому не было дела до меня. Даже Киллиану.
        — А вот это неправда! Ему всегда было дело до нас! Ко мне он тоже редко приходит, и что? Я должна надуться, как мышь на крупу? Смешная ты Катя.
        — А вот мне не до смеха Соня. Ты постоянно маячишь перед глазами. В этом деле я уже десять лет, а ты только четыре года. Я знаю, как ужасен этот мир. Люди губят природу, загрязняют атмосферу, думаешь, это правильно? Я собираюсь это исправить!
        — Всё правильно, — подтвердила я кивком. — Я тоже борюсь за сохранение природы. Да, согласна, приходится прибегать к силе, но её тоже нужно использовать в меру.
        — Ты слишком сентиментальна, — хмыкнула она. — Я собираюсь выпустить своих малюток на свободу, дабы они заполонили собой весь мир.
        — О, боже! Очередной захват мира! Не надоело?
        — Захват мира? Зачем? Править и не иметь подчинённых? Ха! У меня другие планы. Мои растения разрушат здания. Я заставлю людей снова жить в гармонии с природой!
        Кольнуло сердце и душу. Одна моя половина была согласна с Катей, а другая активно протестовала. В чём соль? А в том, что если бы Совет Стихий хотел вернуть людей к природе так резко, то это бы давно произошло.
        — Это можно сделать и без насилия, — возразила я.
        — Поздно Соня. Я всё подготовила. Адриан находится как раз над коконом моего творения, который ты обнаружишь в центре города. Но он не единственный пленник. Рей тоже пожелал заглянуть и находится с Эйри. У них какой-то разговор намечается. После этого она устроит ему небольшую гонку на выживание. А вот Адриану повезло меньше. Он станет закуской.
        — Он — водный дух!
        — И? Они оба отравлены. Адриану не удастся стать водой и ускользнуть, — поведала мне Катя. — Ещё одно: Алферий и Мелисса в этом спектакле не участвуют.
        — Что ты с ними сделала? — напряглась я.
        — Успокойся. Ничего с ними я не делала. Они мне не нужны. Лежат без сознания в конторе и всё. Про создателей можешь тоже забыть. Им не до этого. Итак! Тебе нужно сделать три дела. Первое: спасти Адриана, второе — спасти Рея, ну а третье — это спасти Войцешек… ну и мир следом.
        — Если всё закончится хорошо, я лично тобой займусь Катя.
        — Поторопись Соня. У тебя есть час, чтобы не дать Адриану умереть. Ах, да! Забыла предупредить! Ему нужно противоядие, которое я спрятала на площади. А вот противоядие для Рея, тебе придётся сделать самой. Игра началась!
        Я пулей вылетела из оранжереи. Неслась, не чуя под ногами земли. Я рассыпалась в камни и песок… До центра города ехать минут пятнадцать. У меня получилось значительно дольше, но успела вовремя. На площади пульсировало большое зелёное яйцо. Около него завис только один учёный. Никого больше не было.
        — Невероятно! Это нечто! Я должен взять образец, исследовать его и написать научную работу! Глядишь, войцешековскую премию получу… Премию? Да на фиг она мне нужна! Я хочу исследовать это!
        — Эй, товарищ учёный! — окликнула я его. — Вам бы лучше удалиться с этого места. Эта штука опасна.
        — А вы кто?
        — Эколог при правительстве.
        На удивление, он меня послушал, но далеко не стал уходить. Любопытство душило по-страшному. Адриана я обнаружила над предполагаемой пастью растения. Значит, специализируемся на хищных растениях? Что ж, хорошо.
        — Адриан! — позвала я водного духа.
        — Соня? Ты что совсем чокнулась?! Уходи отсюда! Эта штуковина скоро пробудится!
        — У меня осталось десять минут, чтобы вытащить тебя отсюда!
        Лианы оказались прочными. Пасть начала открываться. Фу, ну и амбре! Чем же Катя его кормила? Адриан позеленел.
        Решением оказалась кислота, которую мне дал Шинуру. Я влила его в пасть. Яйцо завизжало, а я чуть было не угодила к нему в желудок. Адриана я освободила до того, как оттуда вырвалась слизь и вылезли лианы.
        — Что это такое? — спросил он.
        — Детище Кати. И оно собирается родиться. У нас времени немного, поэтому пошли со мной! — потащила я его за собой.
        — Куда?
        — Противоядие тебе искать.
        — Его нужно приготовить. Катя сама это сказала.
        — Это для Рея, а для тебя она спрятала на площади.
        — Ты в курсе, что и Рей здесь?
        — Да, — кивнула я. — Катя мне всё рассказала.
        — И ты ей поверила? — кашлянул водный.
        — Пришлось Адриан.
        — Как ты собираешься его искать? Площадь большая, а флакон маленький.
        Пришло Адриана оставить, а самой материализовать крылья и начать поиск. Предварительно произнесла заклинание поиска, которому меня научила Калисса. Я не знала, как он выглядит, и что содержит в себе.
        Моему взору открылись разные склянки, колбочки с разным цветом жидкости. Имеющие запах — нюхала, которые нет — на зуб пробовала. Могла себе это позволить.
        Противоядие я обнаружила поздно, ибо растение успело родиться. Визжало страшно, аж уши закрыла и стала падать, ибо в оный момент находилась в воздухе. С грохотом упала на асфальт. Ой, больно-о-о!
        — Ты родился! — голос Кати был полон любви.
        Растение обвило её и прижало. Оно выглядело как человек, из спины которого торчали лианы. Мои лианы тоже вырвались на свободу. Я отдала противоядие Адриану и сказала, чтобы он нашёл Рея.
        — А ты?
        — Город надо спасать от этого ужаса.
        Андриан поймал меня за руку и поцеловал. Великие небеса! Как мне хочется, чтобы это всё побыстрее закончилось, и мы бы жили спокойно и счастливо. Я сильно соскучилась по Адриану и не хотела снова расставаться. Ужасно понимать, что от тебя зависит: наступит ли завтрашний день или нет?
        — Будь осторожна Соня. Я люблю тебя.
        — И я тебя люблю Адриан.
        Кокон продолжал функционировать, но вот почему?
        — Офигеть! Я заснял эту красоту! В лаборатории все помрут от зависти! — восхищался учёный. — Ещё кадр! О, знаю! Где моя видеокамера? Я всегда с собой беру видеокамеру! Красота! Глянь, какое качество!
        Громадина получила от матушки поручение: разрастись и захватить город. Вот чем не захват власти? И я о том же толкую.
        — Эй, красавчик! — крикнула я. — Вот ты! Да-да, ты! Давай поиграем?
        Детина развернулась ко мне и стремительно надвигалась.
        — Стой! — приказала Катя. — Она тебе не нужна. Сделай то, о чём прошу, а потом поиграешь.
        — Делать дела? А как же поиграть?
        Он метался между нами, а потом плюхнулся на седалище и оглушительно заплакал. У меня чуть барабанные перепонки не полопались. Катя тут же подбежала и стала успокаивать. Когда он плюхнулся, то земля затряслась как во время землетрясения.
        — Не плачь моё золотце. Поднимайся и пройдись по улицам города. Тебе станет легче.
        Дитё успокоилось, встало и отправилось бороздить просторы города. Бедный Войцешек…
        — Невероятно! Эта девушка успокоила своего младенца! Он такой большой! Я бы хотел поближе с ней познакомиться, — делал запись учёный.
        Он не высовывался и собирался сопровождать меня и детище Кати всю дорогу. К тому времени Адриан нашёл Эйри и чуть не получил от Рея подарок в виде укуса.
        — Держись от меня подальше Адриан, — сказал вампир, пытаясь справиться с собой.
        Андриан окатил его водой. Помогло. Вода ледяная и яд немного замедлил своё действие.
        — Как ты узнал? — спросила Эйри, пнув Рея. Тот как мячик отскочил от неё.
        — Я живу с лесным духом. Она мне много чего рассказывала о способностях лесных духов и что они могут. Включая яды, которые можно ослабить, а что лучше не трогать.
        — Всё равно тебе не удастся добраться до меня. Он, — указала Эйри на Рея, — меня защищает. Из нас двоих ты — самый аппетитный. А вот чем дольше он без противоядия, тем хуже для окружающих. Рей, может, перестанешь себя мучить и отведаешь крови водного духа?
        — Я сдам тебя Совету Эйри! — процедил Рей, вставая. — Обязательно найду и сдам!
        — Расслабься дорогой. Мне пора ребятки. Ждёт меня концерт.
        Эйри прыгала с крыши на крышу, нагоняя детище Кати. Адриан неуверенно подошёл к другу. Вампир отстранился, но водный дух подхватил его и спрыгнул с крыши. Рей попытался укусить его, но что-то не сложилось.
        — Прости, но я себя не контролирую.
        — Ничего, переживу. На Киллиана не приходится надеяться, ибо его фиг сейчас поймаешь. Придётся дожидаться Соню.
        — А доживёшь?
        — И не через такое проходил Рей. Ты мой друг и друг Сони. Вытащим мы тебя из этого состояния. Получишь пару раз по щам, и оболью холодной водой.
        — Ты жесток, — хмыкнул вампир.
        — Это малая часть Рей, поверь! — коварно улыбнулся дух.
        А я пыталась сбить с ног этого малыша. Из него змеями выползали лианы и окутывали здания. Катя следила за мной, но пока ничего не предпринимала. Тут до меня дошло, что нужно уронить малыша. Коварно улыбнувшись, я быстренько взрастила лианы и обмотала фонарные столбы. Детище запнулось и с грохотом упало чудом, не задев здания.
        Малыш не заплакал. Он встал и отправился дальше. Я была возмущена до глубины души. Ха! Взмыв в небо, я стала мельтешить перед его глазами. На меня обратили внимание, и я повела его на открытое пространство. М-да, неплохо он постарался! Три улицы уже были поглощены растениями. Они цвели и разрушали здания.
        — Нет! Остановись! — призывала Катя.
        Но детище не слушалось. Перед ним летает что-то и хочется пощупать. А теперь поиграем в мою игру. Я не переношу, когда плохо обращаются с растениями, но тут особый случай. Так и быть раскаюсь, если того потребует Совет. Упаду на колени и навзрыд буду рыдать. А сейчас я собираюсь совершить ужасный поступок в своей жизни.
        Создала воздушную оболочку. Малыш пытался выбраться оттуда. Рядом протекала река. Я опрометью рванула туда.
        — Ты что делать собралась? — крикнула Катя, увидав, что я создаю шар из воды.
        — Замариновать.
        — Не получится. Я всё продумала.
        — А я попробую.
        Загнала этот шар в воздушную оболочку. Обездвижила малыша. Меня больше волновал кокон, из которого он вылез. Что-то тут не то. Катя спокойна как танк. Значит, она не боится за него.
        Пока я тут размышляла над проблемой, дитё вырвалось из оболочки и пошло дальше. Как я вообще собираюсь его остановить? Я вернулась к кокону. Осмотрим причину.
        — Как вам прекрасный экземпляр? — обратился ко мне учёный. — Войцешековский научный центр будет рад это увидеть.
        — Не советую, — покачала я головой. — Оно создано неестественным путём, а потому опасно для всего живого на планете.
        — У вас крылья?
        Он хотел меня сфотографировать, но я отказалась. Ещё не хватало, чтобы я попала на первую полосу газеты.
        — Вы сама по себе находка!
        — Хватит вам того, что есть снимки этого чудовища. Я стараюсь не светиться.
        Просьбу товарищ учёный внял. Я же стала осматривать это чудо-юдо. Вывод: кокон даёт ему жизнь. Если его уничтожить, то и к детищу придёт белый пушистый зверёк.
        Учёного я выгнала из опасной зоны. Свою жизнь надо спасать, а тут ещё и он под ногами крутится. Залезла на кокон. От амбре я позеленела. В зеркало лучше не смотреться, а то треснет от моего вида.
        — Бесподобно! — восхищался учёный.
        Классный мужик!.. Взяла немного слизи в пробирку. Пригодится. А теперь хрестоматийный вопрос: как его уничтожить? Клин клином ведь вышибают? Стоит попробовать. Решила я взрастить большое дерево типа баобаб. Катя перебежала дорогу.
        — Что затеяла? — подозрительно спросила она.
        — А тебе, не всё ли равно? — отряхиваясь, поинтересовалась я. — К тому же у тебя ребёнок без присмотра.
        — За него я не беспокоюсь, а вот ты очень подозрительная личность.
        — И чем же? — спросила я, в очередной раз, пробравшись к кокону.
        — У тебя повышенный интерес к нему, а это не есть хорошо Соня. Убери свои грязные руки!
        Катя хлестнула меня лианами. Она беспокоится. Значит, дело в коконе. Я вновь оказалась на коконе и кинула ему в пасть семена.
        — Что будет, если взрастёт… например, дерево?
        — Зачем это тебе? Мой малыш собирается опутать город лианами.
        — Ты за ним не смотришь, значит, дело не в нём. Кокон! Именно он даёт ему жизнь.
        — Не верный ход Соня.
        — Почему же? — заинтересованно спросила я, обогащая воду удобрениями для роста. Благо река рядом.
        — Это не поможет! Я лучше знаю!
        — Возможно. Но ты сама себя выдала. Если бы у тебя было повышенное внимание к твоему детищу, то тогда я всё ещё продолжала бы искать способ остановить его. А я сделаю проще: взращу дерево, кокон и разрушится.
        — Ничего у тебя не получится.
        — Это мы ещё посмотрим! Если всё правда, что ты говоришь, то твоему малышу ничего не будет, — сказала я, бросая внутрь кокона шар воды. Дерево выросло быстро. Кокон трескался по швам, а Катя не могла спокойно наблюдать гибель колыбели.
        Учёный продолжал снимать и наотрез отказался покидать площадь. Не думаю, что Катя его не видела, но в плен не собиралась брать. Это что-то новенькое. Кстати, а где Эйри? Куда эта наглая вампирша делась?!
        Где-то случился грохот. Малыш упал на седалище и оглушительно заорал. О, боже!.. Катя металась между коконом и детищем. И того надо было успокоить, и кокон спасти от разрушения. А я спокойно стояла и наблюдала. Даже сердце не щемило, ибо это не моё творение.
        — Прекрати! — кричала она. — Ты убьёшь его!
        — Я того и добиваюсь, — прозаично ответила я.
        Процесс уже пошёл и его не остановить. Кокон разорвался. Товарищу учёному достался кусок кокона. А счастья-то сколько! Что-то бормотал, что в лаборатории вдвойне помрут от зависти. Кусок кокона даже нашёл чем обмотать, дабы было удобно тащить.
        — Это фееричный день! — разглагольствовал он.
        Хоть кто-то рад. Катя набросилась на меня, от души хлеща лианами. С трудом, но я спихнула её с себя. Меня волновал результат. Взмыв в небо, я стала искать её малыша. Тот лежал на дороге и сладко спал. Сейчас он выглядел невинно, и трогать его отпадало желание.
        — Чудовище! — процедила Катя.
        — Даже не отрицаю. Ты проиграла Катя. Я заберу его и отдам Совету Стихий. Они решат, что с ним делать. Но меня волнует одно: зачем?
        — Зачем его создала? А ты не поняла? Он поглотит весь мир. Он снова будет зелен, и цвести станет лучше. Разве тебе этого не хочется?
        — Хочется, — согласилась я. — Но не таким способом. Это неправильно и ты это знаешь. Где Эйри?
        — Я здесь!
        Только я повернулась, как она отвесила мне хорошую оплеуху. Мне показалось, будто я пролетела километров двадцать.
        — Тебе не больно? — охала Эйри. — Ты извини, рука у меня тяжёлая. Кстати, хорошая попытка отправить ко мне своего водного чудика с больным вампиром. Не бойся, твоего я не тронула. Меня больше волновал Рей. Единственное что… Рею настолько плохо, что еле может предложение составить. А вот водный лежит без сознания. Как думаешь, духи стихий могу стать вампирами?
        Я тут же сорвалась с места, но получила ещё одну оплеуху. Улетела ещё дальше, чудом не задев учёного.
        — Класс! — сказал он, щёлкнув меня на память.
        — Я тебя не отпускала. Пока Рей пытается совладать с собой, я немного потреплю тебя. Долго ты стояла на пути, но всему приходит конец.
        — Конечно приходит, — не стала я отрицать. — Только он пришёл к вам, обеим.
        С этими словами я бросилась на неё. Лианы вырвались на свободу и хорошенько поколотили Эйри. Близлежащие здания слегка были разрушены, но это мелочи. Мне удалось вымотать её. Пыталась мне помешать и Катя, но дала понять, чтобы лучше не лезла.
        Посох Ледяных ветров появился в руке Эйри. Она пару раз ударила о землю. Огромная воронка образовалась надо мной, и стала меня засасывать. Ну уж нет!
        — Бесполезно сопротивляться София. Посох сильнее тебя! А отправишься ты… а не знаю, но куда-то отправишься.
        Сдаваться я не желала. Лианы обхватили посох, и я дёрнула его на себя. Воронка захлопнулась.
        — Прекрасно! Теперь я поиграю с тобой Эйри, — криво усмехнулась я.
        — Ты не имеешь власти над ним!
        — А кто тебе сказал, что я буду его использовать? Я бы не стала на твоём месте так ехидно улыбаться. Посохом могу и воспользоваться.
        Эйри не вняла к моим словам. Я подошла к ней и обвила её лианами. Они стали выделять токсины. Это её не убьёт, но ослабит.
        — Соня! — окликнул меня Рей, поддерживаемый Андрианом. — Прошу, оставь её. Я хочу с ней сам разобраться.
        Лианы перестали выделять токсины. Эйри была слаба, но в сознании.
        * * *


        Рея пришлось удерживать. Обуздание достигло апогея. Того гляди, набросится. Я долго не могла вколоть противоядие. Отерев пот со лба, я плюхнулась в кресло. Неужели всё кончено? Эйри, отравленная токсинами, лежит на соседнем диване. Калисса успела навести порядок и обновить домик. Рей спал. Вспомнив о просьбе двух девушек, я сорвалась с места.
        — Ты куда? — поймал меня за руку Адриан.
        — Есть одно незаконченное дело в одном престижном посёлке. Всё-таки дала обещание.
        Адриан вспомнил. Я рассказала тогда ему, что Камень просьбы стал популярным. Обняв его, я вышла на улицу. Огляделась и рассыпалась. До посёлка добралась быстро.
        Первым делом я отправилась проверять работу. Взлетев, я стала осматривать местность. Не думаю, что они выполняют уговор за тридевять земель… Ох, ни фига себе! Да тут несколько гектаров!
        В таком случае я тоже им сделаю подарок. Элита не просто будет выносить мусор, но и станут активистами в борьбе за экологию. Разбрызгала раствор для роста. Смешанный лес. Неплохо.
        Пешком дошла до посёлка. Строительство идёт полным ходом, жители продолжают ругаться с богатыми жителями. Те смотрят на них с презрением. Ну-ну!..
        — Что за шум, а драки нет? — подошла я к ним, дабы выведать подробности спора.
        В оной толпе были и те девушки, приходившие ко мне. Все дружно на меня воззрились. Всех заинтересовали мои босые ноги и цветущий венок на голове. Изумрудные глаза пылали.
        — Объясняем соседям, что нужно мусор доносить до баков! — пожаловалась старушка. — Совсем уже нюх потеряли!
        — А почему вы этого не делаете? — обратилась я к зажиточной части посёлка.
        — Потому что от него воняет.
        — Не держите его долго в доме. Руки можно с мылом помыть, если кто не в курсе.
        Без сарказма никак. Так жить проще. А эти красавцы злиться начинают. С виду я похожа на странницу. Не хватает только кривой палки в руке.
        — Ты ещё учить будешь? А не пойти ли бы тебе вместе с остальными куда подальше? Скоро этот посёлок весь наш будет! — рявкнула на меня блондинка.
        — Хорошо. Прекращаем разговоры и расходимся по домам! Занимаемся своими делами.
        На меня посмотрели как на полоумную, но разошлись. Больше всего этому обрадовалась элита. Сделаем всё тихо и мирно… ночью!


        * * *


        Нет. Тихо и мирно не получится. Тихо я не умею, да и не хочу, ибо так не интересно. Начнём с конца села. Оно пока небольшое, но элиты сюда полно понаехало. М-да, придётся хорошо потрудиться.
        Первые десять домов я подняла на уши. Богатые товарищи все подорвалась, а вот простой люд тихо и мирно спал или наблюдает в окно. Одно могу сказать: девушки оповестили весь посёлок. Они сказали, чтобы никто не волновался и не поднимал панику. Здесь верят в нечисть, призраков и прочих сказочных существ. Одним словом — суеверные.
        Орали долго. Я же вкрадчиво и наглядно объясняла, что нехорошо издеваться над природой. Она может и сдачи дать. Чтобы не пускать слова на ветер, я взрастила несколько тропических растений. Они быстро адаптируются. Дала слово, что если они приберут весь мусор, то растения сами исчезнут.
        Ушло дня четыре. Уже на второй день я стала наблюдать интересную картину. Вызвали товарищей по уничтожению опасных растений и долго пытались извести. Увы, не сложилось. Продолжался сей концерт два дня. Я же успела за это время обойти посёлок.
        Мусор продолжал валяться и даже увеличился в объёме. Ничего, я подожду. На пятый день меня навестил Адриан. Рассказала ему свои планы, и какого хочу добиться результата. Он потрогал мой лоб и сказал, что я перегрелась. Даже пытаться не стоит меня остановить. Не благодарная эта работа.
        Ночью снова подняла на уши село. Водный дух просто наблюдал. Иногда позволял себе раздавать мне указания. Трудилась я пчёлкой до утра.
        А вот днём мы с Адрианом узнали очень интересные новости. Тут такое дело… Пока я тут по тихой грусти дебоширила, жители села (в основном бабушки) пустили слух, что поселился здесь какой-то дух. Гоняет он богатый народ. Та хоть и орёт, пытается бороться, но полицию не вызывают.
        Две бабушки, сидя на лавочке у дома, обсуждали прошлую ночь. Видели они какую-то птицу с телом человека. Парила эта птица над селом и быстро исчезала за одним из домов. Потом взмывала в небо и снова скрывалась. Адриан посмотрел на меня, а мне оставалось только пожать плечами, мол, я тут не причём.
        Пригласили местного батюшку. Отправился он изгонять бесов из домов элиты. Не знаю, что жители хотели увидеть…
        С чувством выполненного долга, батюшка ушёл. Бабушки перекрестились. Ночью мне снова не дал поработать мой возлюбленный. На этот раз мы шумно вели себя. Дошло до того, что мы устроили беспорядок, и чуть было не разрушили сараюшку. Жильцы вообще перепугали и до утра нас не беспокоили. Сараюшка — это компенсация за моральный ущерб! Вот!
        Пока Адриан бегал за едой, я оживила затихшую элиту. Другое дело! А то притихли они тут! Чуть было не опоздала к возвращению Адриана.
        Под вечер он покинул меня. Ему звонила Мелисса и сказала, что нужно выполнить несколько важных дел. Я же снова взбудоражила посёлок. Слышно было аж в соседней деревне. Наутро даже приехали местные жители, дабы всё разузнать. Увы, в престижном посёлке тоже смутно понимали, что происходит.
        После прошедшей недели, я стала пожинать плоды. Элита поняла мой намёк и скрепя сердцем, начали вывозить мусор. Накопилось прилично. Даже вызвали машину, дабы всё это добро забрали. Заплатили работникам кругленькую сумму. Я же освободила их дома от растений.
        Жители устроили собрание, на котором поблагодарили элиту за понимание. Надеются, что впредь они не будут засорять природу и будут активно помогать поддерживать чистоту. Те молчали. Соглашаться не хотели. Тут я пришла на помощь. Встряхнула их хорошенько и решение быстро приняли. Люблю покладистых и умных людей.
        Спустя месяц к Камню Просьбы пришли девушки и от всей души поблагодарили меня. Элита перестала ставить себя выше остальных и стала предлагать помощь. Теперь в посёлке есть своя легенда о человеке с крыльями. Через год надо будет заглянуть к ним и узнать, что изменилось.


        * * *


        — Что ты собираешь с ней делать? — спросила я Рея.
        — Отдам Совету и лично прослежу, чтобы Эйри получила соответствующее наказание.
        — Почему бы просто её не…
        — Нет, Соня, — оборвал он меня. — Это слишком просто. Она только рада этому будет. И откуда в тебе столько жестокости?
        Я пожала плечами.
        — Что с Бородиным?
        — Привыкает, но психует. Согласился на работу в моём клубе. Я дам ему необходимые знания. Совет дал добро. Теперь он зарегистрированный житель города. А что ты будешь делать с Катей? Насколько мне известно, ты отказалась вести её на Совет. Почему?
        — Хочу отправить её в пещеры Очищения, — ответила я. — Думаю, ей будет над чем подумать. Вопрос в том, сможет ли она их пройти?
        — Хм, может и Эйри туда отправить?
        — А как же Совет? — хмыкнула я.
        — Скажу, что не донёс её.
        — Ага, так тебе и поверят.
        — А если серьёзно, то я скажу им, что пещеры Очищения — это и есть наказание для неё. Не думаю, что они будут против.
        На том мы и порешили. Девушки отправились в долгий путь по пещерам, Посох Ледяных ветров вернулся на своё законное место.
        Лида сообщила, что её муж выздоровел, и она пришла это дело отметить. Диану с Мишей я продолжаю доставать. Я стала давать им спокойно спать по ночам. Не настолько же я жестока. Бывает иногда…
        Периодически заглядываю к ним и прогоняю по старым воспоминаниям, спрашиваю, что побудило их тогда так поступить со мной? По ходу находились вопросы и всплывали интересные моменты. Не собираюсь я просто так от них отставать.
        На концерт группы «Далёкие дали» мы пошли дружной толпой. Не ожидала, что и мои создатели заинтересуются сие событием. Оторвались мы по полной программе. Рей попросил дать послушать диски в момент, когда я была солисткой.
        Диана стала ответственнее относиться к своей работе. Она даже вышла замуж за Мишу. Об этом событии я узнала вчера, когда приходила к ним.
        Киллиан с Риккардо давно не отжигали. Адриан даже спросил у меня:
        — Это точно твои создатели?
        Я же была счастлива. Друзья, любимый человек, — что ещё нужно? Калисса поманила Рея к себе. Вампир ей поверил и пошёл следом. Отдалённо доносились поцелуи.
        Мелисса с Алферием после концерта отправились отдыхать. Огненному духу хотелось поплавать в лаве с Мелиссой. Даже способ нашёл.
        Бородин оклемался и теперь налаживает свою жизнь. А вот господин Венский продолжает сидеть в психбольнице.
        Кстати о птичках! Главврач ищет меня. Ему до жути хочется со мной потолковать и засадить обратно в больничку для опытов. Думаю, над его предложением. Через пару дней загляну к нему. А с Адрианом мы поженились через два месяца.


        ЭПИЛОГ


        В больничку я пришла, и мы долго общались с товарищем главврачом. Под конец я устала и засобиралась домой, как главврач приказал схватить меня. Не сложилось. Я периодически навещала его, ибо как-то нужно было разнообразить свою жизнь.
        Рей уговорил Калиссу выйти за него замуж, а магесса не стала колебаться и согласилась. Свадьба проходила на Ларихте. Долго ещё народ помнил это гулянье. Калисса не стала уходить от нас. Я бы даже сказала, что у неё открылось второе дыхание.
        Беспокойство не оставляло ни меня, ни Совет. Дело в том, из пещер Очищения стали доноситься странные звуки. Обычно они исходят от тех, кто завершил поход.
        На разведку слетал Риккардо, но подозрительного ничего не заметил. Есть опасения, что Эйри и Катя выйдут оттуда ещё более агрессивными с нарушенной психикой. Ведём наблюдения уже полгода.
        Доносим всё, что произошло за то или иное время. В скором времени показались в темноте красные и зелёные глаза. В них скопилась вся ненависть и злость. Мы знали, кто они, но что будет дальше? Мы готовы их встретить!


        - Конец ?
        14.01.2015


        [1] Мифическое существо

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к