Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Сталкерстрайк Анатолий Маевский

        Страйкболисты - ролевики, отыгрывая игры по "Сталкеру", оказались в реальной Зоне. Выжить и вернуться в свой мир, или навсегда остаться в Зоне...

        СТАЛКЕРСТРАЙК


        Всем страйкболистам и сталкерам посвящаю.
        Автор


        Файл 1.
        Штольц: "ОРБИТА"


        Мы едем на страйкбольную ролевую игру "Сталкер. Зов Припяти". В Черкасскую область, в город - призрак Орбита, на недостроенную Чигиринскую атомную электростанцию. Это очень антуражное место для сталкеров всех мастей, для любителей побродить по заброшенным городам и промышленным объектам, не подвергая себя различным рискам.
        Мы - это страйкболисты из Киева. Несколько команд и просто страйболисты - одиночки, все мы любители антуражной игры по мотивам серии компьютерной игры "Сталкер". Еще в Орбиту на эту игру съезжаются ребята из из других городов Украины. Всего на игру собирается человек сто пятьдесят - сто восемьдесят, это одна из основных игр сезона, одна из самых известных ролевых страйкбольных игр по этой тематике.
        Игра в Орбите еще никогда не проводилась и ее ждали давно - антураж этого полигона максимально приближен к атмосфере "Сталкера": Чернобыльская и Чигиринская АЭС это сестры - близнецы, только Чигиринская станция и ее город для персонала Орбита, были не достроены и заброшены с тех тревожных 80-х, когда произошла авария на ЧАЭС.
        Организаторы этой игры провели хорошую подготовку: договорились с местными властями, обустроили место для палаточного городка, завезли заранее все необходимое - генераторы, питьевую воду, декорации и другие атрибуты для проведения большой сталкерской тусовки.
        Странные мы люди, ролевики - страйкболисты: что нас гонит за сотни километров в какую-то глушь и развалины? Нас, взрослых, в основном, мужиков, сам иногда не понимаю мотивации. Но это так здорово! Такой драйв! Это шикарный отдых. Ведь всякие увлечения есть у людей: у кого охота, у кого дайвинг, у кого альпинизм или разные виды спорта. А кто просто отдыхает по выходным возле телевизора с пивком и рыбкой, тоже, кстати, иногда и неплохо, особенно длинными зимними вечерами...
        И еще, для специфической информации: у нас есть игровые имена или "позывные", как принято говорить в нашей среде. У меня, например, позывной "Штольц". Мои друзья по команде, с которыми мы вместе играем много лет, а сейчас едем на игру: Маркус, Зондер, Андрюша и Вереск. Маркус - занимается стройматериалами, фирма у него; Зондер - бывший военный, отставник, работает сейчас каким-то чиновником; Андрюша ( это кстати его настоящее имя: Андрей) - хозяин боксерского клуба. Я - доктор, а Вереск работает в автосервисе. Вот такая у нас компания. Нам всем вместе лет двести, если не больше - немало, а в голове игры. Семьи привыкли к нашему увлечению, не возражают, вернее - относятся с пониманием к нашему странному отдыху, мол, у каждого свои причуды. Такие вот, так сказать, штрихи к портрету страйкболистов.
        И вот сейчас едет наш караван игроков: два автобуса, штук пятнадцать легковушек, джипов и микроавтобусов. Лето в разгаре, погода чудесная, настроение отличное, рядом с тобой друзья. Это просто супер!
        Ехали достаточно долго - часа четыре, и вот, наконец, возле указателя "Орбита", свернули с трассы на дорогу, выложенную бетонными плитами, дорогу уходящую в лес.
        А вот и сам городок "Орбита". Странное впечатление: нежилые девятиэтажки с выбитыми окнами и дверями, заброшенный универсам, дороги и детские площадки, заросшие травой и мелким кустарником. А вдалеке, за лесом, высится огромная труба - там расположена сама Станция.
        Наши машины и автобусы остановились на большой площадке перед девятиэтажками, расположенным очень компактно, рядом друг с другом. Страйки высыпали из машин, разминая ноги, весело и даже восхищенно рассматривая настоящий город - призрак. В руках у всех замелькали фотоаппараты и мобильные телефоны. Сам сделал десяток снимков, интересно все-таки, ведь не часто посещаешь такие места.
        Еще возле домов стояла милицейская машина и джип наших оргов: наши организаторы разговаривали с милицейскими офицерами и какими-то гражданскими - видно кто-то из местной администрации. Чуть в стороне стояла машина "Скорой помощи". Без официального разрешения и сопровождения такие большие игры, понятно, не проводятся.
        - Эй, мужики! Всем внимание! - заговорил в мегафон Даллас, наш главный организатор. - У вас есть ровно час времени, чтобы осмотреть Орбиту. Будьте осторожны и внимательны - везде битое стекло. И самое главное - отрытые лифтовые шахты в домах. По одному не ходить, на крыши не залезать! Выезжаем на станцию в лагерь ровно через час. Время пошло!
        Весело гудящая толпа ребят растеклась ручейками по заброшенным домам.
        Что для сталкера, пусть даже и игрового, заброшенный город? Это полный кайф! Интересно, страшно и еще раз интересно. Проблуждать по заброшенным домам, пощекотать нервы, по воображать....
        Мы с ребятами обошли несколько домов с давними следами жизни в них - старые вещи, игрушки, обрывки обоев. Все брошено десятки лет назад. Грустное впечатление осталось от этой экскурсии: здесь когда-то была жизнь, детские голоса и смех, а теперь запустение. А еще звезды, заглядывающие в разбитые окна по ночам. И ветер, гулящий по пустым этажам...
        Познакомились и с местными жителями - их всего живет в пустом городке человек десять, все пенсионеры.
        Никита Фёдорович живёт на пятом этаже почти пустого дома. Помнит, как всё начиналось - ведь сам в числе многих строил и Станцию, и город-спутник - для её работников, в городе Орбита должен был вырасти гигант энергетики, но в 80-х строительство заморозили...
        Сейчас в Орбите две малосемейки. Здесь пустует около 400 квартир. Дома - уже аварийные. В таком виде они стоят около 20 лет. Теперь эти дома - заброшенные. Большинство орбитовцев отсюда выехали к родственникам в другие города, а тем, кто остался, сельсовет выделил квартиры побольше - в полупустом доме напротив. Там есть почти все удобства. Газ пустили - в этом году - весной. Есть и источник воды, правда, единственный - колонка во дворе. Люди говорят: привыкли к жизни на заброшенной Орбите. И всегда ждут лета - когда к пенсионерам приезжают внуки.
        Автобус приходит в Орбиту из ближайшего поселка два раза в день. И участковый милиционер почти каждый день приезжает - присматривает за порядком.
        Вот так и живут люди.
        Маркус мрачно сказал по поводу всего того, что видел и слышал:
        - Это настоящие сталкеры здесь живут. В отставке. А что, пацаны, состарюсь совсем, приеду сюда, буду здесь старшим сталкером, вместо Никиты Федоровича. Займу любую квартиру на свой вкус, обживусь, да и за Орбитой присмотрю. Может, туристический маршрут открою - для таких маньяков - сталкеров, как мы. А что?
        Маркус! Ты перегрелся сегодня, остынь, и больше не думай об этом, никогда - рассмеялся Андрюша.
        Через час все собрались, пересчитали друг друга.
        - По машинам! - раздалась команда. Вскоре, загудев моторами, колонна двинулась из городка. Впереди ехала милицейская машина с включенной мигалкой - все очень серьезно и важно. Уезжал я из Орбиты с облегчением - мрачное место все-таки, безысходное, мертвый город....


        Файл 2.
        Штольц: станция, начало игры.


        Минут через двадцать езды через лес по бетонке с проросшей через стыки плит высокой травой, мы прибыли на Станцию.
        Станция - это громко сказано: это один недостроенный полуразвалившийся производственный корпус, административное двухэтажное здание, кстати, в хорошем состоянии и несколько больших бетонных строений - по всей видимости складских помещений. И огромная бетонная труба - метров пятьдесят, не меньше высотой и несколькими полуразрушенными строениями у своего осноВереския. Вот и вся Станция. Признаюсь, я немного разочаровался, потому -что думал увидеть здесь настоящую электростанцию, хоть немного напоминающую Чернобыльскую. Ну, да ладно - Станция, пусть даже и маленькая, но все-таки Станция. К тому же, она родная сестра Чернобыльской, а для сталкера это важно: наличие даже гипотетической связи между станциями, все равно мы выдумщики и фантазеры - и это наш драйв.
        Доехали до нашего лагеря, размещенного на большой площадке, практически возле леса. В лагере уже были сталкеры из других городов: стояли палатки, дымились костры, на которых в котлах и котелках варился нехитрый обед.
        Ребята встретили нас дружным троекратным "Ура!".
        Мы высыпали из машин, поздоровались с ребятами, большинство из которых мы хорошо знали по прошедшим играм, среди которых было много и моих личных друзей. Было радостно встретиться вновь на любимой игре, которую мы так долго ждали.
        Разгрузились, установили палатки, переоделись в форму и пошли в большую палатку организаторов для регистрации - порядок такой на всех страйкбольных играх. А еще нужно было получить усовершенствованный ПДА "Луч", который реагировал на чипы, рассыпанные оргами на территории полигона и обозначали различные аномалии и артефакты. Полезная штука - электроника, добавляет максимальной достоверности на такого рода игре.
        Настроение было отличное, погода тихая и теплая, сейчас немного отдохнем с дороги, перекусим пойдем и на построение перед игрой - к шести часам вечера, а потом начинаем играть: трое суток подряд, нон - стоп. Кто играл - тот знает.
        Короче, все ребята были в прекрасном расположении духа. Один только Маркус мрачно сказал:
        - Гиблое это место, не нравится мне здесь ...
        Ребята вокруг зашикали на него:
        - Да ну тебя, Маркус! Вечно ты тошнишь! Мы еще играть не начали, а ты уже в роль вошел. Лучше пивка, вот, попей - враз подобреешь!
        И все вокруг засмеялись: привыкли мы к Маркусу и его приколам - он у нас, вроде шамана на играх, чувствует как игра пойдет, где артефакты искать нужно, где засады могут быть. А уж разных историй страшных знает немеряно - возле костра ночью, бывало, под пиво, такой жути нагонит, что мороз по коже идет даже у взрослых мужиков. Знаем, конечно, что это сказки, но все равно страшно, а самое главное - что мы хотим пугать друг друга, интересно это, да и традиция у нас такая...
        Пообедали наскоро: съели бутерброды, взятые из дома, и допили чай из термосов. Ужин уже будем варить вечером. Стали собираться на игру: подгонять снаряжение, перебирать привода ( страйкбольное оружие так называется - это полные копии настоящего боевого оружия, в металле, только стреляют пластмассовыми шариками - электромоторчики стоят внутри).
        Зондер настраивал свой ноутбук, к которому на проводках был присоединен небольшой прибор с индикаторами и мигающими разноцветными диодами. К прибору этому была присоединена маленькая чашеобразная антенна, которая двигалась согласно установочным командам с компьютера. Этот компьютерный комплекс, изобретенный и сделанный Зондером и названный им Сканером, был гордостью нашей команды и предметом зависти остальных игроков: Сканер поддерживал постоянную связь с нашими индивидуальными ПДА, фиксировал наше местоположение на полигоне, определял наличиие "аномалий" и скоплений "артефактов". Короче, полезный прибор.
        Я присел возле Зондера:
        - Ну, что, чипы "аномалий" видны?
        - Не очень хорошо - фонит здесь. А вот ПДА наших ребят отлично просматриваются.
        - А ну, сбрось мне что-нибудь, проверим.
        - Один момент - Зондер застучал по клавиатуре.
        Через пару секунд ПДА, зафиксированный у меня на левом запястье, чуть пискнул и на небольшом зеленом экране засветилась фраза: "Вам сообщение". Нажал кнопку чтения: " Привет, Штольц! Проверка связи".
        - Работает, молодец Зондер! А теперь сворачивай свой комплекс и пошли на построение.
        - Сейчас, сейчас, поковыряюсь немного - пробормотал в ответ Зондер, продолжая работать с ноутбуком, и я заметил, как антенна сканера стала понемногу поворачиваться вокруг оси.
        - Что-то не так, Саша? - спросил я, изучив своего товарища за эти годы - Зондер был серьезным человеком, и очень ответственным, хотя легко прятал эти свои качества за постоянно шутливым тоном общения.
        - Не пойму пока - не сразу ответил Зондер, сосредоточенно работая с компьютером. - Что - то с магнитными полями не так, завихрения непонятные. Такое впечатление, что фонит что-то рядом. Да и энергия информационного поля неестественно большая, как в большом городе, хотя здесь ничего такого нет. И мощность этой энергии нарастает. Это труба Станции работает как гигантская антенна, наверное. Сестру свою вызывает...
        - Да ладно, Саша! То Маркус жуть нагонял, а теперь и ты. Посмотри - вон небо тучами затягивается, может гроза собирается, вот и фонит у тебя. Хотя, по метеопрогнозу здесь дождя не должно быть в ближайшие пять дней. Ну, мало ли...
        Зондер собрал ноутбук и прибор, сложил их в специальный пластиковый кейс и аккуратно положил в рюкзак - Саша всегда ходил на игры со своим Сканером. Он берег его, как малое дитя - когда попадали под обстрел, он снимал свой рюкзак и закрывал его своим телом - сначала мы смеялись, а потом привыкли, да и сами старались прикрывать Зондера со спины, чтобы какая - нибудь пулеметная очередь из засады не прилетела ему в рюкзак и не повредила драгоценный Сканер.
        В девятнадцать вечера началась игра и сталкеры разбрелись по Станции и ее окрестностям искать «артефакты» и просто изучать развалины и леса вокруг. Да и поохоться друг за другом. Короче - не зевай, смотри в оба. Хорошо, когда рядом верные друзья!
        Одни только «монстры» - наши главные труженики Зоны, засиделись возле своего костра, им можно выходить на "охоту" и попозже, когда сталкеры расслабятся и рассеяться по одиночке, вот тут - то «монстры» и повеселятся. Страшновато все-таки: идешь по лесу, или по каким-то развалинам ночью, а на тебя выскакивает внезапно чудовище, и съесть тебя хочет.... Но это драйв редкий, как и вся игра. Кто играл - тот знает!


        Файл 3
        Штольц: гроза.


        Ближе к ночи началась гроза, причем, почти внезапно: все вокруг за считанные минуты погрузилось во мрак, мгновенно ускорив наступление ночи, хлынул дождь как из ведра и черное небо раз за разом вспыхивало разрядами молний. Очень больших и ярких молний, которые, казалось били прямо по Станции. Раскаты грома, как артиллерийский обстрел, громыхали прямо над нашими головами. Я не боюсь грозы и молний, но даже мне стало жутковато. Такое впечатление, что само небо разверзлось над нами. А труба Станции, освещаемая всполохами молний, белой стрелой уходила в черные небеса.
        Гроза застала нашу группу недалеко от админкорпуса станции, но, пока мы добежали до него, промокли насквозь за эти пару минут.
        В вестибюле на первом этаже админкорпуса, кроме нас было еще пара ребят: двое парней в форме группировки "Долг", и один, совсем молодой парнишка, в форме группировки "Свобода".
        - Вот это гроза! - восхищался Маркус, через дверной проем любуясь неистовствовавшей вокруг стихией. - Никогда такой сильной грозы не видел.
        - Ты бы от двери отошел - сказал Андрюша, закуривая сигарету, а то шарахнет молния рядом...
        - Да ладно - хмыкнул Маркус....
        И тут молния ударила, казалось, прямо в корпус, в котором мы прятались: все вокруг вспыхнуло ярчайшей белой вспышкой, грохнуло так, как будто в здании разорвался снаряд, ходуном заходил под ногами пол и с потолка посыпались куски штукатурки. Меня швырнуло на пол. Через мгновение все вокруг погрузилось в полный мрак и абсолютную тишину. В воздухе разлился резкий запах озона...
        На зубах скрипела песок. Вокруг было темно, но редкие вспышки молний отступающей грозы освещали на мгновения дверной проем и окна. Я сел, подтянув к себе автомат и прислушиваясь: рядом в темноте кто-то шевелился, бряцая оружием.
        - Эй, ребята! - почему - то тихо спросил я, поднимаясь на ноги и доставая
        фонарь.
        - Штольц, ты где? - это Вереск отозвался где-то рядом. Тоже тихим голосом.
        - Чего вы шепчитесь! - загремел за спиной голос Андрюши. - Живы мы. Эй, молодняк. Вы как там?
        - Все нормально, попадали только. А что это было? - отозвались из темноты ребята.
        - Шо, шо? Мабудь, НЛО. - громко рассмеялся Андрей. - Молния рядом шарахнула, а вы и обос...сь.
        Мы все дружно засмеялись. И напряжение спало.
        Включились фонари, и в свете их лучей, среди оседающей пыли замелькали лица наших ребят.
        - Вот это долбануло! - обтряхивает пыль Маркус.
        - Ребята! А у меня привод стал в два раза тяжелее - отозвался "свободовец".
        - Не гони, это со страху - буркнул Зондер.
        - Гроза наконец уходит - это Вереск отряхивается от пыли - А вот автомат тяжелее стал, реально. Может электричества набрался?
        - Вереск! Какое электричество, ты что, в школе не учился? - съехидничал Зондер.
        - Учился. И в универе учился. - обиделся Вереск. - А автомат реально стал тяжелее.
        - Эй, пацаны! - вступил в разговор Маркус.- У меня тоже автомат явно потяжелел.
        - И у меня! ... И у меня!.... - раздалось со всех сторон.
        - Детский сад! - рассердился Андрей. - Мальчики устали...
        - Андрюша, ты парень здоровый, для тебя с твоим пулеметом, килограмм туда, килограмм туда - ты и не почувствуешь. А вот у меня тоже автомат потяжелел - я взвесил в руке свой АК.
        - Эй, ребята?! - раздался растерянный голос "свободовца". - Смотрите, у меня...это..., короче, что это?
        Лучи фонариков всех наших парней осветили парня, который протянул вперед свои руки: в одной руке был зажат магазин от автомата, в другой руке, на раскрытой ладони, лежали два патрона, тускло поблескивающие латунью гильз.
        - Это у меня...из магазина. Только что вынул...
        - О - па! Ты что, с настоящим оружием на игру пришел? - в наступившей удивленной тишине раздался голос Зондера.
        - Какое настоящее?! - чуть не заплакал парнишка. - Привод у меня страйкбольный, я с ним уже два года играю...
        Мы сгрудились вокруг "свободовца": - А ну, покажи автомат....
        Рассмотрели, потрогали - автомат как автомат, АК-74, полная копия в металле, такие автоматы у многих. У меня самого 104-й АК тоже в полном металле.
        А вот отстегнутый автоматный магазин у "свободовца" был настоящий, не "механа" и не "бункер" с шарами, а настоящий боевой магазин, с настоящими патронами в нем.
        -Тебя как зовут? - спросил неожиданно Вереск "свободовца".
        - Диз позывной, а зовут Миша.
        - Вот что, Диз, дай свой автомат Зондеру, он у нас настоящий военный, хоть и в отставке - пусть проверит.
        Парень молча передал свой автомат.
        Вдруг отозвался Андрюша:
        - Эй, ребята! У меня тоже в магазине настоящие патроны, а не шары.
        Лучи наших фонариков разом уперлись в Андрея, который держал в руке магазин от своего пулемета: в магазине тускло поблескивали настоящие патроны.
        Вокруг все, как по команде, защелкали своим оружием, отсоединяя магазины:
        - И у меня настоящие патроны...
        - И у меня....
        - И у меня...
        Мой автомат тоже был с настоящими патронами, теперь понятно, почему он потяжелел.
        - Внимание всем! - крикнул Зондер. - Оружие поставить на предохранители и магазины не присоединять, чтобы не пальнули сдуру.
        Все растерянно молчали.
        - Сейчас проверим. - это опять Зондер, - а ну, посветите в проем двери.
        Саша вставил обойму в свою винтовку, передернул затвор...
        Раздался выстрел, который в помещении просто прогрохотал. Запахло пороховыми газами. Я даже вздрогнул от неожиданности.
        - Настоящее. Все настоящее - в наступившей гробовой тишине раздался спокойный голос Зондера. - Всем быть с оружием осторожнее.
        - Что это за фигня!? - взвизгнул один из "долговцев" и осторожно положил свой автомат на пол. - Что это за приколы такие?! Я домой хочу....
        - Иди, тебя никто не держит - отозвался Маркус. - Автомат только оставь, мы принесем его в лагерь утром.
        - Ну и пойду! Лис, пошли в лагерь!
        Второй "долговец" замялся, поправляя ремень своего автомата на плече.
        -Ну, что ты стоишь?! Пошли! - рассердился на товарища первый "долговец".
        - Не пойду я. Останусь здесь, с ребятами, до утра. И тебе, Рикки, не советую ночью переться в лагерь - твердо ответил Лис.
        - Что, боишься ночью ходить? - съязвил Рикки, но уверенности и напора в его голосе явно поубавилось.
        - Не боюсь, ты же знаешь. Но сейчас не пойду. Ты и сам видишь, что происходит что- то странное.
        На несколько секунд воцарилось молчание, которое нарушил Маркус:
        - А может, мы уже того....?
        - Что "того"? - не выдержал Андрей. - Ты хочешь сказать, что мы уже померли?
        - Не знаю. - спокойно ответил Маркус. - Все может быть. Чудес на свете не бывает, и игрушечные автоматы во время грозы в настоящие не превращаются.
        - А ну, ущипни меня - Андрей протянул мне руку. - Ой! Ну, не так же сильно! Больно ведь!
        - Что - то ты больно чувствительный для мертвяка - отозвался Зондер. - А ты, Маркус, жути не нагоняй, и без тебя стремно - видишь, какая непонятка творится. Давайте, лучше свяжемся по рации с оргами, выясним, что к чему. Штольц, дай связь.
        Я включил свою рацию, набрал второй канал связи - организаторский:
        - Даллас! Как слышишь меня, Даллас? Ответьте кто - нибудь из организаторов. Прием.
        В ответ только потрескивание радиоэфира.
        - Даллас! Даллас! Орги! Кто слышит меня? Это Штольц на связи, ответьте!
        В ответ тишина.
        - Эй, ребята, включайте свои рации и на нашем, сталкерском седьмом канале поищем.
        Вышли в эфир на седьмом канале, но услышали только друг друга, услышали четко - значит радиосвязь работает.
        "Долговцы" и "свободовец" пытались выйти на своих частотах в эфир, но ответа не получили.
        Мы все замолчали, не зная, что и говорить по поводу происходящего
        - Эй, ребята! Да после грозы такое бывает - нарушение радиосвязи - предположил Вереск.
        Вдруг в наших рациях появился слабый голос, нарушаемый помехами:
        - Слышу тебя, Штольц. Это я - Манул.
        - Манул! Игорь! Где ты? Где остальные ребята?
        -... я один... где вы?...
        - Мы в админкорпусе на станции, двигай к нам.
        - Я не знаю где я, фонарь не работает. Прячусь в каких-то развалинах от дождя.
        - Принял. Кто - нибудь из наших ребят на связь выходил?
        - Выходили, пару минут назад, кто-то из наших, на седьмом канале, но связь оборвалась. Сколько вас в корпусе?
        - Я, Вереск, Маркус, Андрюша и Зондер. И еще трое ребят. По нам молния шарахнула, по зданию, где мы сидим. Посмотри свой автомат, проверь магазин и сообщи. Как понял?
        - Принял, проверяю магазин.
        Мы все сбились в кучку, напряженно ожидая ответа от Манула.
        - Штольц! - наконец отозвался Манул. Это был взрослый мужчина, лет сорока пяти, преподаватель в универе, человек сдержанный и серьезный. - У меня оружие настоящее, и патроны тоже настоящие. Что случилось?
        - У нас тоже оружие настоящее. Мы не знаем, что происходит, связи с оргами
        тоже нет.
        - Что мне делать? Я бы к вам пошел, но ничего не видно, да и дождь идет.
        - Сиди там до утра, грейся, как можешь, и слушай эфир. У тебя сканирующая рация?
        - Да
        - Тогда сканируй эфир, если что услышишь, дай знать. Как понял?
        - Принял. Жду и слушаю эфир. Конец связи.
        - Что скажите, ребята? - Зондер нарушил молчание, повисшее после сеанса связи с Манулом.
        - Скажу, что мы живы, здоровы, и мы такие не одни. И это хорошо. - сказал я. - Дождемся здесь утра, а там разберемся.
        - Правильно. Согласен со Штольцем. - отозвался Вереск.
        - Да, да - отозвались другие ребята.
        Но Рикки - тот стремный "долговец", который бросил свой автомат и начал паниковать, вдруг заявил:
        - Вы тут сидите и дальше, а я пойду в лагерь. Не игра это уже, а полный бардак. Домой поеду, прямо ночью, как только до машины доберусь. Лис, будь другом, проводи меня.
        Лис подошел к товарищу:
        - Иду, куда тебя одного ночью отпускать. Автомат свой берешь?
        - Не беру. Не мой это автомат. Пошли домой, Лис!
        Мы молча расступились, пропуская ребят, которые направились к черному проему двери.
        - Канал переключите на седьмой - держите с нами связь - сказал вдогонку Зондер.
        - И я с ними пойду - вдруг отозвался "свободовец", направляясь за уходившими парнями - Эй, подождите, я тоже с вами!
        Зондер подобрал брошенный Рикки автомат, присоединил к нему магазин и поставил на предохранитель:
        - Ребята, советую присоединить магазины. Мало ли что. Не нравится мне все это...
        Ушедшие ребята растворились в ночи и вскоре их громкие голоса, которыми они подбадривали друг друга, затихли вдали.


        Файл 4


        Штольц: с Маркусом что-то не так


        Как только ребята ушли, мы стали совещаться.
        - Что делать будем, сталкеры? Ситуация по ходу непонятная, - начал я, - давайте проверим наши мобильные - есть ли связь.
        Связи не было. Системы GPS тоже не работали на наших смартфонах.
        - Связи нет. Спутники нас тоже не видят - первым отозвался Вереск. - Может, война началась, а мы здесь выжили по ходу дела?
        - Да ты чего, Вереск? Какая война? Все дело в грозе. Зондер, а ты сможешь своим Сканером пощупать, что творится вокруг? - забряцал своим пулеметом Андрюша. - А я осмотрюсь в этом здании пока. Вереск, пойдем со мной, прикроешь, если что.
        Андрюша с Вереском ушли, Зондер достал из рюкзака свой ноутбук , антенну, провода и стал собирать Сканер, подсвечивая себе небольшим фонариком, взяв его в рот.
        - Маркус, присмотри за дверью на улицу, а я здесь прикрою Зондера - попросил я. Мне было как - то жутковато и тревожно, может, сказывалась усталость.
        Зондер довольно быстро собрал свой Сканер и включил ноутбук, благо, что запасные батареи для своего ноута Зондер готовил на игры с особой тщательностью: заряжал, тестировал как-то, короче - автономной работы ноута хватало почти на трое суток. Зондер - он запасливый и серьезный товарищ, это правда.
        Как только загорелся экран ноутбука, наша спокойная жизнь закончилась в эту же минуту: на улице раздалась стрельба - настоящая стрельба, из настоящего оружия. Мы схватились за автоматы и заняли позиции возле дверей на улицу.
        - Зондер! - тихо спросил я. - Ты стрелял когда - нибудь в людей из настоящего оружия7
        - Нет. Только по мишеням, много стрелял.
        - А ты, Маркус?
        - Нет. И охотником даже не был.
        На улице опять раздалось несколько выстрелов. Потом послышались крики, которые приближались.
        - Это наши пацаны кричат - тихо сказал Маркус. - К нам бегут.
        Тут, грохоча сапогами, к нам подбежали запыхавшиеся Андрюша и Вереск:
        - Что за стрельба, ребятки?
        - Это наши пацаны вляпались куда - то, а теперь бегут обратно, к нам - ответил Зондер.
        - Идем выручать пацанов! - Андрюша был, как танк - уверенный и спокойный. Он всегда такой, он так сделан.
        Секундная заминка, и я скомандовал:
        - Вереск, прикрой Зондера и Сканер, Я, Маркус и Андрей выходим на улицу и встречаем пацанов. Пошли! Я первый, за мной Андрюша. Маркус, замыкаешь и кроешь дверь. Пошли!!
        - Принял! Принял! - мы были хорошо сыгранной командой и понимали друг друга в игровом бою с полуслова.
        Я первый выскочил на улицу, машинально передвинув рычажок предохранителя в крайнее нижнее положение - на стрельбу одиночными, сразу сел на одно колено, направив автомат в сторону приближающегося топота и криков. Фонарь, прикрепленный на планке под стволом автомата, не включал, чтобы не привлечь к себе внимание возможных стрелков, если они есть там на улице. Глаза не сразу привыкли к кромешной темноте, и мне пришлось сильно зажмуриться на несколько мгновений, чтобы быстрее адаптироваться. Рядом, возле стены плюхнулся Андрюша, послышался щелчок передергиваемого затвора его РПК. Мы готовы.
        Глаза, наконец привыкли к темноте: впереди, на фоне светлой стены, различались фигурки бегущих к нам людей.
        " Стены? - тут же подумал я. - Какой еще стены?! Вокруг админкорпуса станции никаких строений не было и в помине. Ведь не было, точно. А сейчас есть!" Это была не стена, я уже четко увидел: это было длинное трехэтажное здание с большими черными проемами окон, прямо напротив нас, буквально в тридцати шагах. Но думать было некогда - люди быстро приближались, беспорядочно чертя темноту перед собой фонарями, они уже не стреляли и не кричали. Зато я услышал яростный собачий лай. А еще я услышал вой, жуткий, наполняющий душу леденящим ужасом, вой. Это был не вой собак - это было что-то другое, пришедшее из темноты, пришедшее из ниоткуда.
        - Не стрелять! Подпустим поближе! Андрей, подсвети над землей своим фонарем!
        В луче мощного полицейского фонаря оказались трое человек со всех ног бегущих к нам - это были наши ребята. А за ними, шагах в пятидесяти, мчалась стая огромных собак. Огромных не огромных, но явно не шавок. А яростный лай стаи диких собак, преследующих свою жертву, может испугать кого угодно.
        - Что делаем, Штольц? - крикнул Андрей,. Он положил на землю свой фонарь, обозначив лучом света путь отступления для беглецов и стал целиться из пулемета в приближающуюся стаю.
        - Пропустим пацанов, а потом отходим внутрь здания, сначала ты, потом я. Маркус прикрывает.
        - Принял!
        Но собаки бежали гораздо быстрее ребят. Не успеют пацаны, ох, не успеют!
        К стене, к стене!! - заорал я ребятам, вскидывая автомат. - Андрей! Готовься!
        Но стрелять не пришлось - в следующее мгновение произошло что-то совсем непонятное: наш Маркус вышел на улицу и побежал навстречу ребятам. Его винтовка была заброшена на ремне за спину.
        - Маркус! Назад!! - закричал Андрюша. Но Маркус помчался вперед большими прыжками, и, отбежав на несколько десятков шагов, он вдруг остановился и плавно поднял безоружные руки вверх. Мы с Андреем четко увидели все происходящее - я включил свой подствольный фонарь и осветил им стоящего Маркуса..
        А Маркус остался стоять с поднятыми руками на пути у разъяренных животных.
        И тут мы увидели ЭТО: Маркус немного развел руки в стороны, и вокруг него вспыхнуло облако - светящееся, фиолетовое с синими яркими вспышками, облако. Вспыхнуло, и погасло. А между вскинутыми вверх ладонями Маркус запульсировали бело - синие зигзагообразные разряды, яркие, как огни электросварки. Это все длилось несколько мгновений. Потом все погасло так же внезапно, как и началось.
        Наши ребята, тем временем влетели в здание - они успели.
        - Маркус! Ложись!! - я первым очнулся от увиденного нами. - Мы стреляем над тобой!
        Но Маркус остался стоять на месте. Только опустил руки.
        - Бежим к Маркусу! - вскочил я на ноги.
        Но Андрей схватил меня за рукав: - Смотри!
        Дальше я увидел то, что меньше всего ожидал увидеть: собаки резко замедлили бег, растекаясь вокруг стоящего Маркуса и сбились в кучу полукругом напротив него, шагах в десяти. Мы с Андреем освещали фонарями эту странную сцену: человек, в длинном сталкерском плаще стоял в окружении стаи диких собак, которые чего-то ждали и совсем не проявляли агрессивности. Потом к Маркусу подошла, слегка повиливая хвостом, действительно огромная собака, белая с черными пятнами, подошла вплотную и ткнулась носом в его руку. Маркус наклонился и погладил собаку по голове и по загривку, потом что-то сказал ей. Собака отошла от Маркуса и направилась к своей стае. Через мгновение вся стая снялась с места и молча исчезла в темноте.
        Все закончилось.
        Маркус вернулся к нам и мне показалось (точно, просто показалось!), что его глаза горели неярким голубым светом, вернее - вспыхнули и погасли.
        - Пошли, они нас больше не тронут- устало сказал Маркус. Мы молча зашли за ним в здание.
        Внутри, перепуганные ребята, уже немного отдышавшись, наперебой рассказывали:
        ....- мы зашли за угол, а тут собаки!...
        ...- хорошо, что Диз сразу дал деру, а мы за ним...
        - ...Лис стрелял в них, но они даже не испугались!..
        - ...-а рожи них, а рожи! Ну, морды, значит...
        -...зубы здоровенные, как у волков....
        - Да тише вы! - прикрикнул на ребят Зондер, набирая что-то на клавиатуре своего ноутбука. - С вами все ясно, авантюристы хреновы, работать мне не мешайте. В следующий раз будете знать, как отрываться от основной группы.
        Мы с Андреем подошли к Маркусу, который устало прислонился к стенке, закрыв глаза.
        - Что это было, Маркус? - осторожно спросил я.
        Наш товарищ, не открывая глаз, ответил, четко и медленно:
        - Не знаю. Ничего не знаю. Так само получилось. Я знаю только одно, что мы не дома, мы не на Орбите.
        - А где?
        - Не знаю.
        Андрей молча закурил и я успел заметить при мерцающем огоньке зажигалки, как трясутся его руки.
        Кроме нас с Андреем никто больше не видел, что происходило с Маркусом там, на улице. И не нужно, чтобы знали - спокойнее спать будут. А может, мы и так уже спим, вечным сном? Тьфу! Что это я...


        Файл 5
        Штольц: приплыли, Дон Педро!


        - Эй, ребята! Сюда идите, есть на что посмотреть - это Зондер наладил свой компьютерный Сканер.
        На экране монитора были видны контуры большого здания Г- образной формы, вид как бы сверху. В одном месте сконцентрировалось несколько зеленых и красных точек.
        - Это мы с вами - ткнул пальцем в эти точки Саша.
        - А это тогда кто? - спросил Вереск, показывая на шесть или семь точек синего цвета, передвигающихся в пределах здания, немного в стороне от наших точек.
        - Не знаю. Кто-то передвигается в здании с включенными ПДА, но это не наши ПДА, не «Лучи» наших ребят на игре, или, может, кто приехал на игру с другими ПДА, не с «Лучами». Наших группу игроков сканер фиксирует красным, а зеленым - всех остальных игроков. А вот синих маячков я еще не видел.
        - Супер! Тогда кто-то еще есть здесь, кроме нас - обрадовался «свободовец» Диз. - Идемте искать их!
        - Остынь - раздраженно сказал Андрюша. - Давно за тобой собаки гонялись? Опять тебя тянет на подвиги, искатель приключений, хренов.
        - А причем здесь собаки? - не успокаивался Диз.- На сканере ведь люди видны, с включенными ПДА, Зондер ведь сам сказал.
        - Вот то-то и оно, что люди. А люди намного опаснее этого безмозглого зверья - буркнул Андрюша.
        Мы все продолжали следить за передвижением чужаков на экране монитора:
        -...они ходят совсем рядом, смотри, вроде среди нас...
        - Не среди нас, а над нами, на втором этаже - уточнил Зондер.
        - ....а вон еще куча синих точек, смотрите! - на экране было видно, что в самом углу здания, вернее возле него, активно передвигается десяток или больше синих точек
        - Живенько здесь, ничего не скажешь - прокомментировал Вереск - О! Слышите? Стреляют где-то рядом...
        И точно: когда мы замолчали и прислушались, то отчетливо услышали звуки перестрелки.
        - Точно скучно не будет - продолжил Вереск. - Может, оружие и боеприпасы проверим, мали ли что...
        К Зондеру подошел «долговец» Рикки:
        - Слышишь, Зондер, отдай мне мой автомат, плиз.
        Саша молча передал парню его автомат, который тот сам бросил еще полчаса назад:
        - Оружие, как женщина, боец - никогда не отдавай его в чужие руки, понял?
        - Понял. Спасибо! Никогда и никому теперь не отдам его, пока жив.
        - Типун тебе на язык, пацан - сплюнул Андрюша. - Живи до ста лет, ушами не хлопай и на рожон не суйся.
        - Принял, Андрей - серьезно ответил Рикки.
        «Вот так и взрослеют пацаны» - подумал я.
        - Штольц, отойдем в сторонку - шепнул мне Андрюша.
        Когда мы отошли к двери, Андрюша поделился вполголоса:
        - Штольц, мы не в админздании станции, это точно. Когда мы с Вереском ходили осматриваться по корпусу, мы видели два лифта, здесь, совсем недалеко от нас. Здесь больше, чем два этажа. Мы не в Орбите.
        - Знаю. Ты видел контуры здания на сканере?
        - Видел.
        - На станции админкорпус - прямоугольное небольшое здание, а здесь здание другой формы.
        Андрей помолчал немного и спросил:
        - А вдруг сканер Зондера врет все?
        - А ты же сам лифты видел? И ты видел, что напротив нашего здания еще есть какое-то строение, чего не было на станции. А ты видел, что с Маркусом было?
        Андрей озабоченно замолчал.
        - Утром разберемся. А пока поставь посты возле дверей, на всякий случай. А молодняк пусть возле Зондера побудет.
        - Принял - Андрей, с Вереском и Маркусом заняли позиции возле обеих дверных проемов: на улицу и внутрь здания.
        Я подошел к Зондеру, по-прежнему работавшему со своим Сканером:
        - Ну, что тут у тебя?
        - Смотри, Штольц - Саша пробежал пальцами по клавиатуре: масштаб карты на мониторе уменьшился и стали видны контуры других зданий вокруг нашего, в котором мы светились красными и зелеными точками.
        - Саша? Это то, что я думаю? - спросил я.
        - Да. Мы не в Орбите. - подумав, отозвался Зондер.
        - А где мы, где? - занервничал «свободовец» Диз.
        - Понятия не имею - честно признался Зондер. - Я вижу одно, что в радиусе десяти километров от нас полно людей с включенными ПДА. Не наших игроков, с синими маячками. Хотя, нет - смотрите, есть и красные и зеленые маячки - вон, один красный, а вот здесь, целых шесть зеленых - это точно наши ребята.
        - Может, это накладки какие со спутника - с этими зданиями непонятными вокруг нас? - осторожно поинтересовался я.
        - Это не спутник. Ты сам видел - GPS здесь не работает. У меня на Сканере другой технологический принцип заложен - отзеркаливание сканирующего сигнала от нижних слоев атмосферы, так что спутники здесь не причем - мы видим то, что есть на самом деле, пусть на небольшом участке, но картина точная.
        - Круто, Зондер. Тогда где мы, и что это за местность, и как мы здесь оказались?
        - Понятия не имею.
        Б...дь! - не сдержался Лис, напряженно прислушиваясь к нашему разговору. - Полный п...ц!
        - Вот именно. Пока что так и есть - поднялся со своего места Зондер. - Мы не знаем где мы и что с нами, нас восемь человек, с оружием. И нам нужно продержаться до рассвета, а там посмотрим. Кто будет командовать нашей группой?
        - Ты, Зондер, ты профессиональный военный, ты и командуй. Не игра это уже - первым ответил я.
        Ребята подтвердили:
        - Зондер...!
        - Зондер...!
        - Ладно, ребята - согласился Саша, - значит я командир. Тогда слушай мою команду: проверить оружие и наличие боеприпасов, и доложить. Занять контрольные точки и приготовиться к бою - мы здесь не одни. Огонь открывать только при угрозе нападения - тогда стреляйте на поражение и без предупреждения.
        - Есть! - все ребята стали мгновенно серьезными и перестали задавать вопросы.
        Вскоре начались доклады:
        -...Три полных магазина, АК-74, подствольный гранатомет и шесть выстрелов
        к нему, две гранаты - это Вереск.
        - М-16, четыре снаряженных магазина к ней, пистолет Глок, две полных обоймы к нему - это Маркус.
        - Пулемет РПК, три магазина к нему, «сорокопятки», три гранаты РГД, пистолет Макарова, две обоймы к нему - это Андрюша.
        Затем и остальные ребята доложились.
        - Не густо - прокомментировал Зондер. - Боеприпасов хватит минут на десять боя. Аккуратнее с патронами. А с едой и водой что у нас?
        Оказалось в наличии: воды в флягах по пол-литра на человека, пять «Сникерсов», три пачки вафель и шесть бутербродов.
        - Тоже не жирно с едой. Будем делить поровну, позавтракать нам хватит, а там будет видно....
        - А ну, тихо! Свет выключили! - шикнул вдруг Андрюша. - К нам гости.
        Все метнулись к стенам, занимая позиции и нервно сжимая в руках оружие.
        Зондер закрыл крышку своего компьютера, в темноте, видимо разобрал свой Сканер и сложил все в рюкзак, который, судя по шуму и легкому позвякиванию, забросил на спину. Потом Саша тихо подошел к Андрею, который замер у проема двери, ведущей внутрь здания, и я услышал его шепот:
        - Где?
        - Там, в коридоре...
        - Посвети на секунду. Отошли все от дверей!
        Андрей включил и практически сразу выключил свой фонарь, но мощный луч света успел осветить две человеческие фигуры, метнувшиеся в черные проемы боковых дверей коридора.
        - Видел? Что делать будем, Зондер? - это Андрей.
        - Ждать и слушать. Всем приготовиться к бою!
        Воцарилась полная тишина. Но вскоре стали слышны приближающиеся осторожные шаги из глубины коридора.
        - Эй, кто там - крикнул в темноту Зондер.
        В ответ тишина.
        - Эй, стоять! Стрелять будем! - вновь крикнул Саша.
        Наступившую снова тишину вдруг нарушил тихий и вкрадчивый голос из чернильной темноты:
        - Зря ты забрался сюда, сталкер.
        Через секунду из темноты раздалась короткая автоматная очередь и пули выбили штукатурку у нас над головами.
        - Ах, ты сука! - гаркнул разъяренный Андрюша и в темноту коридора ушла очередь из его пулемета. Где -то в темноте раздался крик. Андрей выпустил еще одну очередь. - Получили, гады?!
        Все стихло, только в коридоре осыпалась штукатурка. Воздух наполнился резким запахом пороховых газов.
        - Эй, Вы, придурки! - крикнул в темноту Андрюша. - Сунетесь еще раз - порубим на капусту.
        Через минуту добавил Зондер:
        - Эй, там, в коридоре! Мы утром уйдем отсюда. Нам ваше здание не нужно. Не суйтесь к нам! Нас много и мы хорошо вооружены. Вы нас не трогаете, а мы вас не трогаем. А утром уйдем отсюда.
        В ответ тишина.
        - Эй, ребята - раздался в темноте приглушенный и явно испуганный голос кого -то из молодняка. - Нас здесь не ждут, и стреляют по-настоящему.
        - Заткнись! - прошипел в темноте Маркус.
        Больше нас не беспокоили, но мы ждали атаки до утра, по очереди дремали сидя возле стены.
        И вот, наступил долгожданный рассвет. Было холодно и промозгло. И жутко хотелось в туалет...
        Едва на улице посветлело, мы выглянули наружу из своего здания: напротив нас, шагах в тридцати высилось длинное трехэтажное здание, похожее на производственный корпус. Между зданием, в котором находились мы, и этим корпусом на уровне второго этажа была крытая галерея.
        Рикки осторожно вышел на улицу, глянул вверх на наше здание и мгновенно заскочил обратно:
        - Над нами этажей десять, не меньше. Это не Орбита, точно.
        - А где мы тогда? - спросил всех нас Зондер. - Кто знает, а?
        - Я знаю, где мы - как всегда спокойно и взвешенно вступил в разговор Маркус. - Мы на заводе «Юпитер», в Припяти, возле Чернобыльской АЭС.
        - Точно - это «Юпитер»! Очень похожее место, как на локации «Янов» в игре «Зов Припяти». - согласились и Вереск, и Андрей, и молодняк.
        Зондер послушал ребят, подумал, и наконец, заявил:
        - Приплыли, Дон Педро! Мы с вами оказались на «Юпитере». Доигрались мы с вами, ребятки, доигрались.


        Файл 6
        Штольц: вырваться с «Юпитера»


        Зондер послал Лиса, Рикки и Вереска на посты возле дверей, а остальных ребят собрал в круг, для совещания:
        - Что делать будем, господа сталкеры?
        Мы молча обдумывали ситуацию, потому что прошедшая ночь и наступившее утро были за гранью нашего понимания.
        - Чего молчите? - наконец не выдержал Андрюша. - Мы что, точно на на «Юпитере», в Припяти?
        - Похоже, по ходу дела, да - задумчиво ответил Маркус.
        Все снова замолчали.
        Я первым нарушил растерянное молчание:
        - Как мы сюда попали - выясним потом. Главное, что мы живы, а телепортация или какой еще физический прикол - это не нашего ума дело. Давайте валить отсюда - в здании есть мародеры или бандиты, к тому же вооруженные, и они хотят нас достать - это точно. Предлагаю побыстрее сматываться отсюда и уходить в Припять, здесь недалеко - через дорогу и лесопосадку, я видел снимки Припяти со спутника, здесь метров двести до первых домов, пробежим. Я не думаю, что бандиты будут стрелять днем.
        - Ну, ладно, дойдем до Припяти, а дальше? - спросил Зондер.
        - А в Припяти найдем ментов или военных - в городе они точно есть, объясним все, и пусть нас отправляют домой, в Киев. И Манула, и других наших ребят - страйков, сходим с ментами и позабираем. Нечего здесь радиацию хватать, да и пулю от мародеров здесь запросто схлопотать можно. - закончил я.
        - Правильно говоришь, Штольц - согласились ребята.
        - Согласен, - принял решение Зондер. - Штольц, свяжись по рации с Манулом и всеми нашими, кто выйдет на связь, чтобы сидели тихо и не пытались самостоятельно искать приключений - здесь опасно. Пусть забьются куда подальше и ждут нас с ментами.
        Тут вступил в разговор Маркус, молчавший до сих пор:
        - Вот, что я вам скажу, ребята - сегодня ночью за нашими пацанами гналась стая слепых псов. Не просто одичавшие собаки, а слепые псы - это мутанты. Похожие на псов из компьютерной игры. Я почему-то думаю, что мы не в настоящей Припяти.
        - А в какой? - возмутился Зондер. - Ты, Маркус, заигрался и гонишь. Реально гонишь. Нам и так хватило проблем этой гребаной ночью. Не нужно все усложнять и жуть наводить!
        - Зондер! - наклонился к Саше Андрюша и отчетливо сказал: - Маркус знает. Он точно знает. Мы со Штольцем видели кое - что ночью, поэтому мы верим Маркусу. Он не гонит, он знает что говорит.
        Зондер взорвался в ответ:
        - Да мне плевать, где мы - в настоящей Припяти, или в ненастоящей! Мне нужно вывести вас всех отсюда. Живыми вывести, всех до единого. Кончай базар этот пустой! Собрались, отлили, перекусили и выходим с завода. Готовность десять минут.
        - Есть, командир!
        Мы собрались возле дверей, готовясь к выходу на улицу.
        Зондер скомандовал:
        - Лис и Вереск - идут вперед. Мы идем за ними под стеной здания. За углом осматриваемся и дальше - по ситуации. Толпой не бежать, двигаться друг за другом, дистанция три метра, оружие с предохранителей снять, вести огонь на поражение при малейшей угрозе и без моей команды! Штольц и Андрей прикрывают сзади. Все! Пошли! Пошли!!
        В тусклых лучах восходящего в туманной дымке солнца, вдоль стены здания, постоянно оборачиваясь по сторонам, бежала группа вооруженных бойцов в разнопальных камуфляжах. Это были мы.
        Я бежал последним и чувствовал, что за нами наблюдают из окон, и наблюдают в прицелы, держа пальцы на спусковых крючках - я чувствовал это каждой клеткой. Обливался потом от страха, но бежал, периодически замедляя бег, поворачиваясь и бегло обводя взглядом через прицел автомата пустые глазницы окон и проемы дверей.
        По нам не стреляли. Мы сказали, что уходим с завода, и мы уходим. И нас выпускают с «Юпитера». Или ждут впереди....
        Лис с Вереском уже исчезли за углом. Тихо. Вот уже и мы свернули за угол, передышка.
        Зондер молча указал Лису и Рикки пальцами: вперед, дальше, к проходной! Ребята, как тени, исчезли за огороженной ржавой и рваной сеткой крытой площадкой, на которой стояли разбитые большие деревянные ящики. Через минуту показался Рикки и знаками позвал нас.
        - Быстро! Быстро! По одному! - скомандовал Зондер.
        Мы перебежали к зданию КПП. Возле открытых дверей лежали два мужских трупа, раздетых до пояса и разутых.
        - За ворота! Быстро! Андрей, крой с тыла! Остальные - занять круговую оборону за воротами! Пошли! - команда Зондера как удар кнута бросила нас вперед.
        Пробегая мимо трупов, я успел заметить: молодые парни, лет двадцати пяти, по нескольку пулевых ранений на груди и на животе, кровь свернулась, трупное окоченение стало проявляться - значит, они были убиты несколько часов назад.... Однако, здесь местные не шутят.
        На той стороне, за воротами, ребята заняли позиции: кто лежа, кто с колена.
        Но Припяти за воротами не было - ни лесополосы, ни домов - ничего, только покосившиеся железные опоры ЛЭП и редкие большие деревья, похожие на сосны. Это не Припять!
        Подошел Зондер:
        - Штольц, что скажешь?
        - Это не Припять. Местность похожа на игровую, компьютерную.
        - Вижу. Маркус, наверное, прав. Припяти нет, ментов нет, ничего нет. Мы в полной заднице! Что делать будем?
        - Игру помнишь?
        - Помню.
        - Там, внизу, за холмами должна быть станция Янов. Там есть нормальные сталкеры, нам нужно туда дойти, а там определимся. Поговори с ребятами...
        - Эй, Зондер! Иди сюда! И ты, Штольц, тоже подойди - это Андрей с Вереском стоя возле наружных дверей проходной КПП, позвали нас.
        Мы с Сашей зашли в КПП вслед за ребятами: внутри большой комнаты, среди разбросанных остатков мебели, лежал еще один труп молодого парня.
        - Ну, что тут? - спросил Зондер, осматривая помещение.
        Андрей кивнул в дальний угол комнаты: там, сжавшись в клубок, обхватив ноги руками, сидела девушка, полностью обнаженная и босая. Обрывки ее белья были разбросаны вокруг. Тело и лицо девушки было покрыто ссадинами и кровоподтеками, но глаза яростно сверкали из- под растрепанных темных волос.
        - Эй! - подошел к девушке Зондер. - Ты кто? Что здесь произошло?
        Девушка не ответила и только сильнее забилась в угол.
        Зондер подошел ближе и присел возле девушки:
        - Ты кто? Не бойся, мы тебя не тронем.
        Девушка почти выкрикнула в ответ:
        - Не трогайте меня! Оставьте меня в покое!
        - Да ты чего разоралась, дура! Никто тебя не трогает. Пошли отсюда с нами, а то точно скоро придут те, кто церемониться с тобой не будет. Мы идем на Янов, а потом в Припять, ментам или военным тебя сдадим, пусть разбираются. Пошли, не выделывайся - пробурчал недовольно Зондер.
        Девушка молчала. Ее худые плечи вздрагивали от беззвучного плача.
        - Пойдем, Солнце, с нами - это Вереск, наш добрый и тихий Вереск подошел к девушке, присел возле нее и осторожно погладил девушку рукой по голове. - Пойдем, а то ведь убьют тебя здесь. Пойдем, прошу тебя.
        Девушка всхлипнула:
        - Да, хорошо, я пойду. Только я встать не могу - у меня эти гады всю одежду забрали, и даже ботинки...
        Я снял свою куртку - отличную бундесверовскую куртку, и отдал Вереску:
        - Пусть оденет, уходить нужно.
        Зондер, уходя, подобрал небольшой металлический кейс, который валялся открытый среди обломком мебели и мусора. Я краем глаза успел заметить, что внутри кейса была сборка из компьютерных плат, проводки какие-то : это какое-то электронное устройство, по всей видимости. Большая часть плат была сгоревшей - следы огня были даже на крышке кейса.
        - Пригодится - хмыкнул Зондер. - Считай, первый хабар в Зоне.
        Когда мы вышли из КПП, лица у наших ребят просто вытянулись от удивления, увидев среди нас девушку - босую и в моей куртке, которая была ей как пальто.
        - Чего уставились?! - рассердился Зондер. - С нами она пойдет. И еще: это не Припять. Где мы - потом разбираться будем. Уходим на станцию Янов. Рикки и Лис - вперед, Андрей и Вереск прикрывают с тыла. Без моей команды не стрелять. Вперед, пошли!
        Зондер был явно не в духе, а может быть, просто устал после этой бешеной ночи. Как, впрочем, и все мы.
        Андрей достал из подсумка толстые махровые носки и сунул их в руки девушке, молча шагавшей среди нас босыми ногами. Девчонка остановилась на минуту, натянула носки и заняла свое место в строю:
        - Спасибо!
        Андрей в ответ изобразил некое подобие улыбки. У него самого дома осталось две девчонки такого возраста.
        Дорога внезапно обрывалась у большого разлома в земле. Пошли в обход, вниз по склону холма и вышли на продолжение дороги с другого края разлома. Дорога дальше шла налево, к комплексу небольших зданий, возле которого ходили какие-то люди, деталей не разглядеть - далековато.
        Зондер махнул рукой Рикки и Лису, указывая направление движения - сойти с дороги и по склону холма двигаться вниз, срезая путь и обходя перекресток, на котором были незнакомцы. Каждый из нас знал, что там, в том комплексе зданий и перекрестке, по игре находились бандиты, и выяснять с ними отношения не хотелось.
        На руке засигналил ПДА. Я взглянул на него и даже не удивился: форма моего ПДА изменилась, цвет экрана с зеленого поменялся на светло - серый. Сейчас на достаточно большом экране ПДА мигало два значка: первый - знак радиационной опасности, второй - сообщение. Я открыл сообщение, оно было кратким: « На локации Янов появилась группа пришлых с «Юпитера». Награда за каждого из них - 1000 руб. за живого, 500 - за мертвого. Оружие, снаряга и ПДА оплачиваются дополнительно. Форса.»
        «О-па, не успели прибыть на локацию, а нас уже ищут» - подумал я.
        - Эй, ребята! Быстрее шевелитесь - здесь радиация - крикнул я.
        - Знаем. Мы тоже видим на ПДА - отозвались ребята со всех сторон. - И сообщение видим - ищут нас, чтобы грохнуть. Валим отсюда побыстрее!
        Мы двинулись дальше и вскоре вышли на дорогу, ведущую вниз, к виднеющимся в утренней дымке зданиям станции Янов. Оставалось спуститься по дороге метров пятьсот, но внезапно впереди, показалась цепь вооруженных людей, человек в пятнадцать - они явно отсекали нам путь на станцию. Другая группа, человек в десять , стала заходить с тыла, отрезая нам путь к отступлению.
        - Не останавливаемся! Огонь одиночными по группе, которая впереди! Маркус, врежь им из подствольника! - скомандовал Зондер.
        Мы открыли огонь, но столкновение было коротким: несколько прицельных очередей Андрюшиного РПК и две гранаты, которые Маркус мастерски положил прямо среди атакующих, охладили их пыл и люди отошли в сторону, в густую зеленку, освободив нам дорогу, сделав всего пару выстрелов в нашу сторону. Сила, есть сила - незнакомцы явно решили не лезть на рожон, встретив такой огневой отпор. А на что они рассчитывали, что мы сами сдадимся без боя? Хрен вам!
        - Быстрее! Бегом! - закричал Зондер.
        Да нас и подгонять не нужно было - мы помчались по дороге, бряцая оружием и грохоча тяжелыми ботинками. Ох, не просто мне было добежать до станции, ох не просто - возраст и лишний вес давали о себе знать с каждым шагом и с каждым глотком воздуха, раскаленным клинком, входившим в легкие.
        Добежали до станции, больше никого так и не встретив. Зашли с заднего двора через большие железные двери. Когда за последним из нас с ржавым скрипом закрылись двери, мы, наконец, вздохнули с облегчением.
        - Добро пожаловать на станцию Янов, пацаны! - громко сказал Лис, забрасывая свой автомат на ремне за спину. - Добрались, наконец.


        Файл 7
        Штольц: встреча сталкеров.


        Мы зашли в станционный зал: полумрак, освещаемый одной единственной лампочкой в огромной допотопной люстре, висевшей под потолком. Вдоль стен были расположены высокие столы, за которыми стоя завтракали и беседовали сталкеры в форме, снаряжении и с оружием. Воздух был наполнен запахом плесени и казармы.
        На нас сразу обратили внимание: многие сталкеры повернулись в нашу сторону, внимательно рассматривая нас. Особой доброжелательности в их взглядах я не почувствовал, наоборот - смотрели на нас настороженно и оценивающе, но с позиции силы, несмотря на то, что наша группа была немаленькой.
        Мы нерешительно сгрудились возле входа.
        - О! Смотрите кто к нам пожаловал! Это те самые клоуны прибыли, что с "Юпитера" - в повисшей в зале напряженной тишине раздался громкий и насмешливый голос одного из сталкеров, завтракавшего со своим приятелем за ближайшим к нам столиком, слева. - Эй, вы, недоноски! Это не вас тут по Зоне разыскивают? Вы, говорят, сразу и пугать народ стали из своих пушек, крутые больно?
        Не успел Зондер и слова сказать, как Андрюша, ткнув мне в руки свой пулемет, подошел к разговорчивому сталкеру и расположился за его столиком, подперев щеки руками, а локти нахально расположив на столе:
        - Хамишь, парень? Гостей так встречаешь? Нехорошо.
        Сталкер - небритый детина лет тридцати, в хорошей, кстати, экипировке, налил, неспешно себе водки в стакан, выпил, и только потом ответил, презрительно и с превосходством улыбаясь:
        - Что, мордатый, ты крутой, значит? А вот сейчас мы посмотрим, что ты за перец такой смелый выискался, давай выйдем, потолкуем.
        Ох, зря он обидел Андрюшу, ох и зря!
        Андрей не стал вдаваться в дальнейшие переговоры, а без замаха ударил сталкера левой рукой в нос. Сто десять килограмм боевого веса, многолетний опыт и хорошо поставленный удар оказали волшебное действие: невежливый сталкер, брызгая кровью из разбитого носа (а я понял, что нос был сломан), тяжело рухнул на пол. Нокаут. Браво, Андрюша!
        Второй сталкер дернулся было рукой к кобуре на поясе, но Андрюша не отказал себе в удовольствии: второй удар, правой, тоже без размаха, в лоб, отбросил сталкера на стенку. Но этот сталкер хорошо держал удар, или Андрюша ударил послабее, так, для острастки - сталкер не упал, а попытался выхватить пистолет. Но не успел - к нему подскочил Зондер, и жестким ударом прикладом автомата в живот, отправил сталкера на пол - тот закачался по полу, корчась от боли. Этому парню тоже сегодня с утра явно не повезло....
        Вот так состоялось наше первое знакомство со сталкерами Янова. Не романтично, однако.
        В зале, как по команде, повисла тишина, которая через минуту была прервана щелканьем затворов: нас мгновенно взяли на прицел. Из внутренних дверей в зал влетело еще десяток стакеров с оружием в руках и молча стали в нас целиться.
        Мы тоже ощетинились стволами, затолкав нашу девчонку за спины ребят. Андрей уже стоял со своим пулеметом, рядом со мной, оттеснив молодняк назад.
        В зале повисло молчаливое напряженное ожидание, нарушаемое только бряцанием амуниции сталкеров, занимавших позиции с колена.
        - Штольц, Андрей и я - уходим медленно влево, к стене. Остальные - направо, к стене. Садимся и занимаем круговую! Не делайте резких движений - это Зондер отдал приказ, не отрывая взгляда от прицела своей винтовки.
        Мы, молча и осторожно двигаясь, рассредоточились и заняли позиции.
        В зале напряжение выросло до предела - сейчас один звук, одно резкое движение - и начнется стрельба. Все грохнут всех, или большую часть. Вот б...ство! Пацанов жалко, да и самому умирать не хочется.
        Спина, руки и лицо покрылись холодным потом: страшно - то как! Но я уже выбрал свою цель: долговязый "долговец", который, кстати, тоже целился в меня. И я знал, что выстрелю, выстрелю без размышления. И буду стрелять, пока не убьют, или пока не закончатся патроны в магазине. Вот так и становятся убийцами поневоле, людьми, перешедшими черту. А что делать? На войне нужно сначала стрелять, а потом думать, иначе грохнут сразу.
        Ну, давайте! Кто первый начнет?!
        Вдруг в тишине, готовой взорваться стрельбой, раздал спокойный голос Вереска - он стоял в первом ряду в своей группе:
        - Эй! Я кладу автомат на пол.
        И Вереск положил автомат на пол и ногой выпихнул его вперед, на минутку замешкался, наклонившись, выпрямился и молча вышел на середину зала, подняв руки вверх. Мы все удивленно замерли. Сталкеры тоже не двигались.
        Вереск подошел почти вплотную к сталкерам, остановился и протянул руки вперед.
        На каменный пол что-то упало с легким металлическим звоном.
        Вереск как-то странно и сипло рассмеялся:
        - Я - властелин колец! Всем п...ц!
        - У него гранаты в руках! Вот сука!! - прокатился вздох по рядам сталкеров. - Он чеки от гранат выбросил, придурок!
        Мы не двигались, а сталкеры стали отступать подальше от Вереска, хотя куда ты денешься в замкнутом помещении от двух штурмовых гранат?
        Ситуацию разрядил "долговец" возрастом постарше всех остальных, в
        добротной форме и снаряжении:
        - Внимание всем! Я - подполковник Шульга, старший по званию на станции
        Янов. Опустите стволы и верните предохранители на место! Я не приказываю,
        я прошу. Произошло недоразумение, прошу всех успокоиться и опустить
        оружие. Сейчас мы все уладим с миром.
        - Как можно!? - это возмутился сталкер, из - за которого начался конфликт: он стоял с пистолетом в руке, второй рукой зажимая нос, из которого лилась кровь. - Они же нарушили нейтралитет на станции. Смерть им!...
        Но истерический крик этого сталкера замолк на полуслове - долговязый "долговец" ударил его прикладом в затылок, и сталкер мешком повалился на пол.
        "Второй раз получил по голове за пару минут - не скоро он вернется в строй" - подумал я.
        - Всем слушать, что говорит подполковник! - рявкнул долговязый "долговец".
        Шульга обернулся на шум короткой схватки, и через мгновение продолжил:
        - Нас и так мало осталось в Зоне. И если мы будем убивать друг друга даже на нейтральной территории, то Зона только порадуется.
        - Эй, новички! - обратился к нам подполковник. - Конфликт исчерпан, опустите оружие. Решайте на станции свои вопросы, отоваривайтесь и больше кулаки не распускайте. Здесь нейтральная территория - никаких конфликтов. За нарушение правил - расстрел. Запомните это. Все, расходитесь!
        Шульга и долговязый "долговец" ушли, все остальные сталкеры опустили оружие и стали расходиться.
        Зондер подобрал чеки, и, осторожно разжав одну за другой судорожно сведенные ладони Вереска, вставил чеки в рычаги гранат и забрал их к себе в подсумок. Потом он одобрительно похлопал Вереска по плечу:
        - Ну, ты даешь, Вереск! Не ожидал я такого от тебя. Если бы не ты, то был бы нам точно п...ц! На, глотни коньячку, расслабься! - Зондер протянул Вереску стальную фляжечку, с которой он не расставался ни на одной игре.
        Вереск глотнул раз, другой, поперхнулся, но сделав еще один большой глоток, вернул Саше фляжку.
        - Во, молодец - Зондер похлопал Вереска по спине. - Так держать!
        Мы все сбились в кучу, настороженно поглядывая по сторонам.
        Зондер подозвал девчонку:
        - Как тебя зовут, барышня?
        - Карина. Рина - для друзей - ответила девушка, забко кутаясь в куртку.
        - Ну, Рина - Карина, мы тебя до Янова довели, до цивилизации, а теперь можно и в "Долг" тебя сдать - они вроде тут как власть, как гарнизон, точнее, - пусть разбираются, что там у вас на "Юпитере" произошло. Ты как?
        Девушка опустила глаза, плотнее заворачиваясь в куртку, и отрицательно покачала головой:
        - Не нужно в "Долг", у меня с ними разные взгляды на Зону.
        - Ну, тогда, может в "Свободу" - они тоже мужики серьезные и организованные, помогут разобраться, что к чему.
        Девушка подняла глаза и обвела ребят взглядом:
        - Вы что, хотите от меня избавиться?
        Андрюша почесал затылок:
        - Ну, не то чтобы избавиться, но тебе у нас будет тяжело: мы здесь чужие, жратвы нет, патронов мало. Да еще и охотятся за нами придурки какие-то. Так что, Рина, тебе будет спокойнее и надежнее здесь на Янове. А мы скоро сваливаем отсюда, и где мы будем ночевать и что мы будем есть - кто знает?
        - Меня это не пугает. Я готова к трудностям, иначе бы меня здесь не было.
        - Ты что, сталкер? - удивился Вереск. - Никогда не слышал о сталкерах - девчонках.
        - Я не сталкер, не женская эта работа.
        - Тогда что ты здесь делаешь? - спросил Рикки.
        Рина ответила не сразу :
        - Я не буду вам мешать, и могу даже помочь, если нужно будет: стрелять умею, первую медпомощь могу оказать. Но мне нужно добраться до сталкера Ноя, на Затоне. А сама я туда не дойду - моих ребят всех убили.
        - А зачем тебе Ной? - удивился я. - И вообще ты кто, и откуда?
        - Я хочу поговорить с вашим командиром, ребята, с Зондером. Ему все и рассажу. Но я прошу вас взять меня к себе в команду, может я вам смогу помочь выбраться из Зоны.
        - Вот как? - сразу сориентировался Саша. - Идем, поговорим с тобой.
        - Зондер! - вдруг обратился к командиру Рикки. - Есть хочется, может, придумаем чего?
        - Вот так всегда - засмеялся Маркус, - чуть что, сразу жрать. Мы, ребятки в Зоне, и есть будем тогда, когда заработаем на еду. Хотя, реально есть хочется. Пацаны правы - давайте определимся с едой, с патронами, а потом другие вопросы решать будем, на сытый желудок, так сказать.
        Зондер не успел ответить, потому что к нам подошел тот самый долговязый "долговец", в которого я целился недавно, и который помог подполковнику Шульге восстановить порядок на Янове.
        - Лейтенант Гавриленко, экспедиционный отряд "Долга" на станции Янов. Кто у вас тут старший, пусть зайдет к Шульге, пообщаться нужно. И эти двое ребят в форме "Долга", тоже пусть зайдут.
        Зондер показал мне глазами: иди, мол. И это правильно - лишить командира группы в неясной обстановке просто опасно, а идти нужно - от таких приглашений отказываться не стоит, вернее, отказ грозит серьезными проблемами. А проблем у нас, я так понимаю, много, и скоро их будет еще больше.
        Я кивнул Саше в ответ и позвал Рикки с Лисом:
        - Пошли ребята, комендант вызывает.


        Файл 8
        Штольц: подполковник Шульга


        Шульга встретил нас стоя в своем кабинете, заложив руки за спину, думая о чем - то и неспешно прохаживаясь от письменного стола до большой карты на стене. Стол с включенным ноутбуком (есть все-таки свет на станции - движок, наверное, или артефактный источник электроэнергии), стул и две большие топографические карты на стене с пометками, сделанными от руки.
        Стены с облупленной местами штукатуркой, окон в кабинете нет, пол чистый - видно убирается регулярно, ну, вообщем, спартанская обстановка, без излишеств.
        - Проходите - начал подполковник, - стульев лишних нет, так что будем беседовать стоя. Кто вы, откуда и куда идете?
        Я протянул немного с ответом, определяясь с тактикой и тоном разговора:
        - Сталкеры мы. Идем по Зоне по своим делам, как все.
        - Не битые вы Зоной, ребята, ох не битые! Ну, да ладно, не хотите говорить, и не нужно - право ваше. Меня, как коменданта станции Янов интересует несколько вопросов. Первый: вы игроки, или пришлые? Второй - почему в вашей группе есть и сталкеры, и "свободовцы", и наши ребята из "Долга"? И третье: почему за вами охотится Форса?
        - Я должен отвечать? - спокойно спросил я.
        - Да. Сейчас в здании и вокруг него больше двадцати моих бойцов - они справятся с вашей группой если что, опыт есть. Не в ваших интересах лезть сейчас на конфликт с "Долгом", а мне не нужны проблемы ни на станции, ни в ее окрестностях, понятно?
        Я не ответил, внимательно наблюдая за подполковником.
        - Молчите? Искатели приключений, хреновы. А слух о вас уже пошел по Зоне- и километра не отойдете от станции, как перестреляют вас. Разозлили вы сталкеров, да еще и Форса денег даст за ваши трупы. Молчите и дальше, но тогда со станции выметайтесь в течение пяти минут. И не суйтесь сюда больше, никогда. Это понятно?
        - Вполне - спокойно ответил я. - Не ласково здесь у вас встречают, не по - братски.
        - Братья, тоже мне нашлись - хмыкнул Шульга и вдруг обратился к нашим "долговцам". - А вы, бойцы, из какого подразделения?
        - Мы, мы... - замялись Лис и Рикки.- Мы все вместе пришли. Мы...., только форма у нас "долговская".
        - Что, с убитых наших бойцов сняли форму? - насупился Шульга.
        - Нет, что вы?! Это наша форма. Мы страйкболисты, мы играем за группировку "Долг". Мы из Киева, мы только сегодня утром здесь оказались.
        - Пришлые, значит. Надолго к нам? - тон подполковника немного смягчился.
        - Не знаем - честно признался Лис.
        - Ну, раз не знаете, значит надолго. Все пришлые так говорят, а остаются надолго: либо в землю быстренько попадают, либо растворяются в Зоне, кто поумнее, да поосторожнее.
        - Разрешите спросить? - вступил я в разговор, избрав для себя максимально сдержанную тактику общения с подполковником. - Мы действительно случайно здесь оказались, пока даже не знаем как, поэтому мы многое чего не понимаем и не знаем, как себя вести.
        Подполковник задумался на минуту, прохаживаясь от стены до стены кабинета:
        - Понятно. Пришлые вы, оттуда, снаружи. Не игроки вы. Тогда вот что: предлагаю вступить в "Долг": форма, снаряжение, оружие, питание и дружная команда наших ребят. Мы прикроем и защитим, если что. И никакая сволочь не посмеет больше тыкать в вас пальцем. И Форса поостынет, побоится трогать "Долг" - раздавим любого. Думайте, я не тороплю. Бойцов в Зоне становится все меньше, а вы, я вижу, ребята не робкого десятка.
        - Мы собираемся вернуться домой, подполковник - сказал я миролюбиво. - И как можно быстрее. Вы сможете помочь нам вернуться обратно, на Орбиту, или в Киев?
        - Не могу. Никто здесь из местных этого не может. Пришлые пытаются вернуться через цифровые порталы, которые делают ваши хакеры, оттуда, извне. А когда и где они открываются - никто не знает, только сами хакеры. И Форса знает - он тоже из ваших, из пришлых, он управляет переправкой людей и товаров из Зоны в ваш мир, и обратно, у него свои порталы есть. Только Форса объявил охоту на вас, видно чем - то вы ему насолили, или заказали вас оттуда, снаружи.
        - Да не знаем мы никакого Форсу! - возмутился Рикки. - Мы обычные страйкболисты - это игра такая. Мы домой хотим!
        - Да я разве против? - улыбнулся Шульга. - Дуйте обратно, только как? К Форсе пойдете проситься?
        - Позвольте, - спросил я. - А где находится этот Форса, и что это за чел?
        - Знали бы где он - пристрелили бы его давно. Он шифруется серьезно, денег у него немеряно, нанял себе нашимх местных сталкеров и наемников, да и с собой привел боевиков, из пришлых. Скупает артефакты, поставляет новое оружие и боеприпасы, пытается поставить под контроль целые районы Зоны, своих поисковиков из пришлых забрасывает - ищут что-то в Зоне, и для сталкеров наших многие места силой закрывают. Некоторых бандосов перекупил. И торговцев. Один Сидорович с Кордона, вроде как держится, не хочет делиться своим бизнесом, а он фигура весомая в Зоне, пока. Вот так вот, ребята, дерибан по Зоне идет: воюем и с Зоной и друг с другом. Так что думайте: послужите у нас, а там, может, найдем возможность обратно вас переправить. А деталей больше не знаю никаких, думайте, короче. Ну, а вообще, смотрю я, что вы нормальные ребята, так что тусуйтесь на станции, сколько нужно, только сталкеров больше не задирайте.
        Мы стали прощаться:
        - Спасибо за информацию и предложение, подполковник! - поблагодарил я. - Мы с командой обсудим ситуацию и примем решение. Да, кстати, а как здесь решается вопрос с едой и боеприпасами? У нас денег нет, пока, а кормиться нужно.
        - Покупайте, меняйте, продавайте, артефакты ищите, на задания подписывайтесь - как все здесь. Я подброшу немного, а дальше - сами выживайте. Надумаете - идите к нам, примем - протянул мне руку Шульга.
        Вдруг к Шульге подошел Лис и негромко сказал:
        - Я хочу служить в "Долге".
        Подполковник одобрительно похлопал его по плечу:
        - Правильное решение, боец! Иди к лейтенанту Гавриленко - он тут, за дверью стоит, становись на довольствие, а потом ко мне зайдешь, потолкуем, бумаги подпишем.
        - Лис! Ты хорошо подумал? - забеспокоился я. - Мы же домой будем добираться, мы тебя здесь не бросим.
        Лис нахмурился и ответил, прямо взглянув мне в глаза:
        - Я здесь останусь. С "Долгом".
        Лис крепко пожал нам с Рикки руки и молча вышел за дверь.
        - Подполковник, я не совсем еще понимаю, что происходит с нами, но я прошу вас присмотреть за Лисом и не ставить его на опасные участки. Мы ведь просто игроки и реального боевого опыта у нас нет. Да и молод еще пацан, хоть и настроен решительно.
        Шульга понимающе кивнул:
        - Он пока побудет на станции, пообвыкнет, подучится, и только потом будет ходить в патруль для начала, и то, только с опытными бойцами. Новички у нас бывают нечасто, так что выдрессируем неспешно, хорошего солдата сделаем, не сомневайтесь. У Лиса, кстати, теперь больше шансов выжить, чем у вашей группы. И еще: пусть этот боец - Шульга взял за плечо Рикки - сменит форму, если не собирается идти к нам. Форма "Долга" обязывает, это принадлежность к нашей семье, поэтому нашу форму могут носить в Зоне только бойцы "Долга", и только. Иначе мы наказываем, если захватим. Да и мишенью быть для "Свободы" и прочих несознательных элементов не советую - убьют только за форму, и разбираться не будут.
        - Ну, что, боец - Шульга обратился к Рикки, - может и ты с своим товарищем в нашу семью пойдешь?
        Рикки насупился, раздумывая несколько секунд, но потом ответил:
        - Я со своей командой останусь.
        - Тоже правильно - похвалил Шульга. - Только форму смени.
        - А как я ее сменю? На что?
        - Иди к Гавриленко, он решит этот вопрос. Но форма твоя будет тебя ждать, так что если надумаешь, помотавшись по Зоне - приходи, примем.
        На том и порешили.
        Рикки ушел к Гавриленко, а я попрощался с Шульгой.


        Файл 9
        Штольц: Гаваец


        - Ну, что? - обступили меня наши ребята, когда я вышел в зал. - А где Рикки и Лис?
        - Лис ушел в "Долг", а Рикки сейчас придет. А в целом ситуация хоть не совсем понятна, но появилась надежда найти путь домой - и я пересказал разговор с Шульгой.
        - Вот рогалик закрутили! - прокомментировал услышанное Андрюша. - Выходит мы по какому-то порталу попали в игру "Сталкер". И таких "пришлых", людей реальных, то есть, в игре полно. И каналы переправки в наш мир и обратно существуют и активно работают. Это радует - найдем, значит, возможность рВерескуть отсюда домой.
        Ребята довольно загудели.
        - А Лис как? Останется здесь? - спросил Зондер. - Может, кто еще хочет остаться- наиграетесь по самое нехочу.
        Ребята замолчали. Больше никто остаться в Зоне не захотел.
        - Короче - вступил я в разговор. - Давайте определимся с едой, а потом будем дальше думать.
        - Правильно - отозвался Зондер. - Давайте решать проблемы постепенно. Штольц, идем с торговцем потолкуем. Андрюша - за старшего остаешься, не зевайте и батоны не расслабляйте.
        В углу станционного зала, возле ржавого остова автомата для газированной воды, на месте бывшей билетной кассы, располагался местный бар - место где сталкеры могли отовариться едой и патронами, продать хабар, добытый в Зоне, узнать новости и получить задание, оплачиваемое заказчиком.
        - О, какие люди! - радостно поприветствовал нас бармен. - Заходите, у меня, как в Греции - все есть!
        - Гаваец? - спросил бармена Зондер.
        - Он самый! Я здесь один такой - улыбался бармен. - А вот я вас, ребята, вижу в первый раз. С Кордона, новички, значит?
        - Ну, вроде того - уклонился от прямого ответа Зондер. - Нам еда нужна, и патроны.
        - Не вопрос!
        - И одежда нужна, для нашего... - запнулся Саша, не найдя сразу нужного слова. - Для товарища нашего.
        - А-а, вон та краля, в куртке и в носках? Найдем, оденем. Деньги есть?
        - Нет денег, Гаваец. Пока нет - вступил я в разговор. - В долг дашь?
        - Э-э, ребята, в долг только берем. И вообще, слово "Долг" без особой необходимости не стоит упоминать - услышат ребята из "Долга", вопросы будут. Может, что на продажу вас есть?
        Мы переглянулись с Зондером и я, быстро сориентировавшись, снял с руки часы - отличные немецкие часы, противоударные, и протянул их Гавайцу:
        - Сколько дашь за них?
        Гаваец покрутил в руках часы:
        - Так, так - ну, дам двести рублей.
        Я посмотрел на Зондера:
        - Это сколько?
        Саша в ответ недоуменно передернул плечами.
        - Да ты что, Гаваец! Я за них сто баксов отдал, а ты мне копейки какие-то предлагаешь! - перешел я в атаку.
        Гаваец улыбнулся и протянул часы обратно;
        - Не хочешь, не сдавай. У меня такого добра целый ящик, вон, лежит. Мало кто спрашивает часы. Это, брат, личная вещь, несет информацию о владельце, энергию его содержит. Почти все часы из тех, что у меня есть - стоят, хотя почти все кварцевые и должны ходить годами. А знаешь, почему они стоят?
        - Ну, почему? - насупился Зондер - ему все меньше хотелось общаться с торгашом.
        - А потому, что с убитых их сняли. Говорят, что часы останавливаются, когда их хозяин помирает.
        - Да ты что, Гаваец! Это мои часы, я их сам в магазине покупал - обиделся я.
        - А я почем знаю, все так говорят...
        - Короче, Гаваец, еду дашь за часы? И одежду - мне тоже уже надоело торговаться.
        - Мало...
        Тут Зондер молча положил на прилавок перочинный нож, швейцарский - я знаю, он им очень дорожил. Потом, порылся в карманах и добавил зажигалку Zippo.
        Глаза у Гавайца загорелись:
        - Годится, сейчас соберу товар.
        Гаваец забрал наши вещи и ушел в глубину своей комнаты, и, что-то напевая себе под нос, загремел ящиками, зашелестел бумагой.
        Мы терпеливо ждали, думая каждый о своем.
        И вот появился Гаваец с видавшим виды армейским вещмешком в одной руке и одеждой под другой рукой.
        - Вот, держите. Ботинки сейчас принесу, пусть девушка померяет, я поменяю, если что. Сидор, то бишь вещмешок - за счет заведения, бонус, так сказать. А одежда нормальная, б/у, конечно, но, как говориться чем богаты, тем и рады.
        Мы с Сашей приняли мешок и одежду:
        - Одежду с трупов снимали? - пробурчал Саша.
        - Не знаю, может и с трупов, какая разница. Но дырок нет, и следов крови тоже нет.
        - Ты, это - добавь пару трусов, майку, и несколько пар носков. И мыла. Да еще пару котелков армейских, и ложек восемь штук, если есть.
        - Обижаешь - широко улыбнулся Гаваец. - У меня же, как в Греции...
        - У тебя все есть - продолжил я. - Вот и давай.
        - Не вопрос, командир. Любой каприз за ваши деньги!
        Зондер достал из кармана батончик "Сникерса" и положил на прилавок:
        Берешь такой валютой?
        А что это?
        - Темнота ты, Гаваец, это батончик шоколадный, "Сникерс" называется. У тебя все однообразное: консервы, хлеб, колбаса. А это шоколад, сладкое, вкусно это. Попробуй, это наш презент тебе.
        Бармен развернул батончик и осторожно откусил кусок. И лицо его расплылось в улыбке:
        - Вкусно, реально. Еще есть такое?
        Зондер подозвал Вереска и взял из наших скудных запасов три последних "Сникерса" и плитку черного шоколада:
        - Теперь хватит?
        - Хватит - закивал бармен, дожевывая батончик. - Сейчас белье принесу. Добудете еще таких батончиков - возьму все.
        - Ладно. Белье хоть новое?
        - Новое. Но это только для вас.
        - Понятно. Давай, неси.
        Вскоре бармен принес белье, и вправду новое, даже с бирками.
        - Слушай, Гаваец - спросил Саша, передавая ванна белье.- А ты как сюда попал?
        Бармен как-то сразу скис и изобразил натянутую улыбку:
        - Не знаю, не помню уже. Я всегда здесь был, наверное. А вам то что? Не ваше это дело.
        - Боишься чего? - наклонился Саша к бармену. - Или не принято у вас здесь о себе рассказывать?
        - Не твое дело, пришлый - голос Гавайца налился свинцом. - Меньше будешь нос совать в чужие дела - дольше в Зоне проживешь.
        - Ладно, спасибо за совет - примирительно спрыгнул с темы Саша. - А патроны, гранаты дашь?
        - Дам, но только за деньги, а у вас их нет. Будет бабло - приходите, подыщем.
        - Спасибо, Гаваец, что отоварил нас нормально. А вот еще тебе вопрос: ты говоришь, что мы пришлые, а как ты знаешь?
        - Да у вас на лицах написано.
        - Что написано? - удивился я.
        - Да вы посмотрите на себя - у вас глаза блестят, и мимика активная - мышцы лица по другому работают, чем у нас, местных.
        Я присмотрелся - точно: глаза у Гавайца были тусклые, безжизненные. И улыбка была похожа на маску. Присмотрелся, и внутренне вздрогнул, окончательно сознавая, в какое дерьмо мы с ребятами попали, мы, живые, попали в цифровой мир. "Матрицу" и "Трон" я, конечно, смотрел, но это же кино, фантастика, а мы реально находимся в мире компьютерной игры. Вот дерьмо!
        - А местные ваши?
        - Мы все друг друга знаем. Да и живем вечно - где кого грохнули, а на следующий день, глянь - он отовариваться приходит. Так и игроки в "Сталкера" - они как наши: приходят, уходят, погибают и тут же возвращаются. Приходят всегда в теле майора Дегтярева, и разговаривают с нами в пределах игрового движка, ну, это и понятно - у них в игре заложен ограниченный набор фраз, весь словарный запас, так сказать.
        - А как же ты общаешься с ними всеми одновременно?
        - Не знаю, так получается, для меня это не трудно.
        - Я понял: есть ваши, местные, то бишь игровые персонажи, а есть игроки, которые ходят по Зоне вокруг Янова в образе Дегтярева. Набор лиц, так сказать, ограниченный. А почему сейчас нет никого из игроков, не видно вроде этого Дегтярева.
        - Так ты их и не видишь. Сейчас, например, я общаюсь с шестнадцатью .... А пришлые их не видят. Только нас они видят, и своих. Вот такая петрушка, сталкер.
        - А пришлые давно здесь?
        - Их раньше не было вообще, а вот стали появляться в последнее время, полгода. Этих, если убьют, то убивают наверняка. Сначала их бросали наши, а потом закапывать стали, а то лежали неделями трупы, зверье их терзает, а потом воняют сильно.
        - А откуда они, то есть пришлые, приходят и чем занимаются в Зоне?
        - Какой ты любопытный, однако. Деталей не знаю - это к "Долгачам" или к "Свободе", они наверняка знают. А вот занимаются ваши, ну, пришлые значит, тем же, что и наши - артефакты ищут, друг за другом охотятся. Последнее время стали они появляться и среди "долгачей" и "свободы" - видно на службу их берут.
        - А с местными как, дружат?
        - Не особо, но и не воюют крепко. Короче, если не пересекаются интересы, то вроде как нейтральные отношения. Только, я слышал, "Монолит" за пришлыми охотится, а это ребята безбашенные, так что намотайте на ус. А как вас зовут, сталкеры, кстати?
        Мы переглянулись с Сашей и ответили:
        - Зондер и Штольц.
        - Ок, запомнил. Вы, это - появляйтесь у меня периодически, а иногда почта для ваших, пришлых, через меня приходит, забирать нужно.
        - О- па! - раскрыли мы рты от удивления. - Правда? А откуда?
        - Не знаю, но бывают письма и даже посылки оттуда, извне.
        - А кто приносит, почтальон, что ли?
        - Секрет фирмы, ребята. Рассказать не могу, сори.
        - Ну, Гаваец, спасибо за информацию.
        - И вам не хворать. Вы это, ребята, если хотите поделиться вашим житьем - бытьем там, в вашем мире, так есть наши местные, которые неплохо заплатят за такие беседы.
        - Вот как? И кто же?
        - Какая разница, если надумаете - скажите мне, и вас найдут, для беседы, значит. И еще: не ссорьтесь с нашими местными: они то ведь оживают каждое утро, а вот ваши умирают навсегда, по-настоящему, помните об этом. Поэтому и со зверьем местным будьте осторожнее, и в аномалии не суйтесь без особой нужды. Короче, ребята: для вас здесь все по-взрослому, по-настоящему.
        - Поняли. Будем иметь в виду. Спасибо тебе, Гаваец! Увидимся.


        Файл 10
        Штольц: всем спать!


        Наши ребята стояли кучкой возле стола, стоящего под стеной возле входа на половину "Свободы". Оружие под рукой, на ремнях, стволами вниз, хотя на нас уже никто не обращал внимания. На станции началось движение - после завтрака сталкеры и патрули "Долга" уходили со станции, а кто по утру и возвращался из Зоны: ночные патрульные и просто сталкеры. Возле окошка бара столпилось уже человек пять. Я внимательно присматривался к сталкерам, выискивая живых людей среди цифровых, и не находил. Может потому, что лица у многих были скрыты фильтрами и противогазами, удобно для маскировки, ничего не скажешь. Кстати, нужно разжиться для ребят защитой - хоть маски какие от пыли, ведь радиацию здесь для нас никто не отменял.
        - Ну, что? - набросились с расспросами ребята.
        Мы с Сашей, дополняя друг друга, подробно передали наш разговор с Гавайцем. Лица у ребят явно скисли - все было серьезно. Реальный мир Зоны оказался намного неприветливее, чем игровой, что там, в реальной, нашей жизни - надоело играть, выключил компьютер, и забыл. И риска никакого. И наша привычная жизнь вокруг. А здесь...
        Подошел "долговец": он принес картонную коробку, в которой был десяток банок тушенки, две буханки белого хлеба и целлофановый кулек с сахаром:
        - Шульга прислал.
        После разговора с ребятами Зондер замолк, обдумывая ситуацию, а потом коротко бросил:
        - Потом пережевывать будем, а сейчас завтракаем, а потом отдыхать - ночь ведь не спали.
        Расположились за двумя столами, благо они были не заняты, и неплохо поели - смолотили весь хлеб и всю тушенку, которую прислал Шульга. Ту еду, которую мы выторговали у Гавайца, Зондер передал Вереску и назначил его тут же начпродом, то бишь, начальником над продовольствием и материальными запасами нашего отряда, на что спокойный Вереск согласно кивнул, не вдаваясь в выяснение своих новых должностных обязанностей.
        После завтрака мы с Зондером прошлись по станции, подыскивая место для отдыха нашего отряда. На "долговской" половине было пару свободных коек с матрасами, но мы решили не разделять ребят, и отправились в подвал, слабо освещенный одной единственной аварийной лампой, где нашли матрасы, брошенные прямо на пол. А вот Зверобоя, который должен был там быть по игре, в подвале не было, как и других сталкеров, чему мы и обрадовались.
        Позвали ребят и заняли все матрасы.
        - Всем спать! - приказал Зондер. - Шесть часов. Смена караула каждые два часа. По нужде выходить за станцию по двое или по трое. Я остаюсь дежурить первым. Штольц, свяжись по рации с Манулом и с остальными нашими ребятами в Зоне, скажи, чтобы затаились и не высовывались, пока мы за ними не придем.
        К Зондеру подошла Карина, держа в руках одежду и белье, полученные у Гавайца:
        - Командир, мне нужно помыться и переодеться.
        - Почалося - хмыкнул Диз, но остальные ребята зашикали на него.
        Зондер прищурился, посмотрев на парня:
        - Вот ты, боец, и сходишь - возьми котелок у Вереска, да сходи на станцию и найди горячую воду. Маркус, идешь с ним, а заодно и пообщайся со "Свободой", узнай, что они знают о пришлых, о порталах, и о Форсе. Карина, иди с ними, и найдите место, где можно помыться и переодеться. Ходить всем вместе и не расслабляться.
        Я нашел по рации ребят - отозвались все и быстро - ведь ждали связи с нами, передал приказ Зондера, потом прилег на грязный и вытрепанный матрас, положил руку под голову и мгновенно заснул. И мне, в те секунды, когда я погружался в теплые волны сна, было спокойно и уютно в окружении наших ребят, в этом полутемном, густо пахнущем плесенью подвале, в этом странном и чужом мире. Было спокойно, как дома.


        Файл 11
        Штольц: переплетение Зон


        Я проснулся от того, что затекла шея, голову было не повернуть. Да и мудрено ли - пролежать несколько часов в полной отключке, как бревну, на тонком матрасе на цементном полу, когда вместо подушки собственный кулак? Это тебе, батенька, не домашняя постелька с батереей разнокалиберных подушек, чистым бельем и свежим воздухом. И с женой под боком, мирно и уютно посапывающей во сне. Е-ма- йо! Сталкер хренов! И не сиделось тебе дома, дурак старый!
        Вот с такими мыслями я открыл глаза, надеясь, что все это сон. Но нет уж - подвал, полумрак, вонь плесени и немытых тел. И Зондер, сидящий на матрасе рядом и чистящий свою винтовку. Таки да - я проснулся в Зоне, и все что было здесь с нами - абсолютная правда. А что дальше будет - и думать не хочется.
        - О, проснулся! Как спалось, Штольц? - не отрываясь от своего занятия, пробубнил Зондер.
        - А где все? - оглянулся я, увидев, что рядом со мной спит только Маркус, а остальных ребят нет.
        - Наверху, в зале наверху: едят, общаются с местными. Вроде нормально общаются. А вот Рина наша - никакая, досталось ей, доктор местный штопал ее - ведь порвали девчонку на "Юпитере", сволочи. Сейчас она на долговской половине лежит - Гавриленко ей койку выделил. А возле нее Вереск сидит, я поставил его сторожить и народ не подпускать, и судно, извини, подавать по нужде, а то Рине сутки вставать нельзя, чтобы швы не разошлись.
        - Вот оно как, а ведь терпела, ничего не говорила - ответил с удивлением я, приходя в себя после сна.
        - Это та еще метелка, железная девка! Кровью истекала, но шла и молчала, а потом, как мыться пошла, так и брякнулась без сознания. Хорошо, что доктор местный нормальный оказался, заштопал, прокапал, наколол и еще таблеток дал. И все, заметь, бесплатно, отказался от благодарности - мы тут ему тушенку и часы предлагали, а он только посмеялся. Но попросил, что если мы каких медикаментов где раздобудем, то чтобы ему выделили, на общак, типа.
        - Святое дело - закивал я. - Сможем - поможем. А что, Рина, как сейчас?
        - Да нормально с ней все, она крепкая. И рассказала мне много интересных вещей, пока я возле нее дежурил, слушай:
        Оказывается, в нашей жизни, ну, в нашем мире, есть целая нелегальная Контора, как ее называют, которая недавно придумала, как влезть в компьютерную реальность, и как таскать из нее артефакты, обратно, на Большую землю. Это теперь целая мафия с огромными деньгами и серьезной крышей. И предельно засекреченная. А начиналось все с группы пацанов - хакеров, фанатов компьютерных технологий и, кстати, фанатов игры "Сталкер". Доперли сами, сделали такую технологию проникновения в параллельную реальность, то бишь компьютерную, что опередили время мировых разработок лет на сто, наверное. Ребят, конечно, вскоре подмяли под себя серьезные дяди и заставили работать на Контору. А стоимость артефактов на черном научном рынке - тысячи и тысячи баксов. Вот такие дела, брат Штольц. Но есть одна особенность этой технологии двойного перехода: портал перехода, или "лифт", как его называют, работает из Зоны Чернобыльской в Зону компьютерную, ту Зону, которую мы знаем по игре, и обратно. Это и есть "лифт" Конторы, он один и располагается в нашем мире где-то в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС, а где здесь, в Зоне
компьютерной - вопрос из вопросов - все засекречено, и знает о нем только Форса, человек из нашего мира, из Конторы.
        - Но ведь мы... - попытался вставить я вопрос.
        - Знаю, мы попали сюда из Орбиты - родной сестры Чернобыльской АЭС. А это значит, что есть еще один "лифт", независимый от Конторы. И это очень беспокоит Форсу и Контору, конкуренция, видите ли. Наверное, поэтому за нами и охотятся люди Форсы. Да, и еще что я узнал от Рины: думаешь игра "Сталкер" начиналась на голом месте? Фантастика очередная, вариация на тему " Пикника на обочине" Стругацких? Правильно, фиг вам: таки были в зоне отчуждения Чернобыля, в реале, мощные секретные лаборатории по военным разработкам в области использоВереския ионосферы, типа американского исследовательского центра на Аляске. Так вот, параллельно с работами с ионосферой, стали проводиться сверхсекретные работы по контактам с ноосферой - разумной оболочкой Земли, помнишь понятие ноосферы по академику Вернадскому?
        Я закивал в ответ.
        - Так вот: энергии в зоне отчуждения навалом - три блока ядерной станции работают, зона отчуждения закрытая, режимная - работай, не хочу. Вот и работали они, работали и доработались: в один недобрый час во время масштабного научного эксперимента под кодовым названием "Тополь", начало достоверно искривляться пространство - время на ограниченной территории вокруг подземного лабораторного комплекса, а потом все вышло из - под контроля, бабахнуло в лабораториях, были жертвы среди научного персонала центра. Эксперимент накрылся, проект немедленно закрыли во избежание огласки и международного скандала. А ведь по достигнутым результатам "Тополь" превзошел Андроидный коллайдер лет на сто. Потом Союз развалился, и весь этот проект остался похороненным под грифом "совершенно секретно". Но весь прикол в том, что по слухам, при эксперименте "Тополь" ученые спецы создали зеркально отраженную Зону, новую Зону, в параллельном пространстве, Зону, живущую по своим физическим законам. Об этом никто и не узнал бы, если бы не была создана компьютерная игра "Сталкер". Что это было: просто коммерческий игровой проект,
или что-то другое - никто не знает, но есть такая мысль, что компьютерная Зона "Сталкера" и существующая паралелльная реальность, полученная при проведении эксперимента "Тополь" - одно и тоже. Юные пионеры - хакеры докопались - таки, и сделали "лифты" между обеими Зонами на основе компьютерных технологий. Остальное ты уже знаешь. И в итоге: зависли мы с вами в параллельном мире, господа сталкеры. А обратно вырваться можно только с помощью цифрового лифта. А лифт в руках Конторы, и в руках Форсы - он здесь главный колонизатор Зоны, епт.
        - А местные сталкеры?
        - Что местные? Сопротивляются они, как могут. Ведь у них есть преимущество - оживают они в течение суток, бессмертные они, типа Мак Клауды, а боевики Форсы - челы, человеки живые, из нашего мира, смертные, значит. Короче, навалили их здесь в первое время сотнями. Вот Форса и поостыл, сменил тактику: вербует теперь вовсю местных наемников и просто сталкеров - денег то у него полно. Сделал себе смешанную армию - наемники человские и наемники местные, бессмертные. Еще немного, и подомнет под себя всю Зону. Вот такая вот песня, брат.
        - Да, уж, хреновая песня- согласился я, переваривая услышанное от Зондера. - Ладно, а Карина каким боком здесь оказалась? По каналам Форсы?
        - Анархистка она, неформалка компьютерная, хакерша. Ее группа что-то узнала о Зоне, вернее получила информацию от бывшего сотрудника проекта "Тополь", углубилась в проблему и тоже разработала технологию переброски компьютерной матрицы человека и предметов из нашего мира, в параллельный мир Зоны. Сначала перебросили несколько разведчиков - камикадзе, а потом вернули их обратно живыми и с круглыми глазами от увиденного в Зоне. Технология оказалась рабочая. Но ребяткам долго радоваться не пришлось - вычислила их Контора и накрыла. Пацаны полным составом ушли в Зону, пока боевики Конторы взламывали офис, весь компьютерный комплекс их взорвался как только переброска пацанов в Зону завершилась. Вот и ушли ребята в Зону, так сказать в один конец, спасая собственные жизни. Но ушли не просто так: они что-то разнюхали важное и должны были передать послание кому - то из местных.
        - Ною должны что-то передать, Рина говорила - вставил я.
        - Да, Ною с Затона. Я так думаю, что в нашем мире у Зоны есть свои люди, агенты влияния, так сказать, агенты настолько глубоко законспирированные, что о них не знают ни Контора, ни спецслужбы. И эти ребята - хакеры работали на них. Хотя, наверное, они и не догадывались, кто так щедро финансирует их работу. Но это лишь мое предположение. Думаю, сопоставив факты, что эта Зона, в которой мы сейчас находимся, ну, параллельная, активно общается с нашим миром и как - то связана с ним. Ну, ладно, я отвлекся от Рины, так вот: эти ребятки приперли с собой сделанную ими цифровую бомбу. Вот ее остатки - Зондер похлопал рукой по кейсу, найденному на "Юпитере" возле убитых хакеров.
        И приперли эту бомбу явно не зря: наемники местные, которые ждали на "Юпитере" то ли хакеров, то ли нас, пацанов этих перебили, Рину оприходовали по ходу дела - не пропадать же такому добру, нашли кейс и сдуру полезли в него, а кейс, то бишь цифровая бомба, возьми да и бабахни! Что такое цифровой взрыв даже я не знаю, но бабахнул кейс знатно - цифровые наемники, местные которые, превратились в пар, а люди - то остались - и живые, и мертвые. И все это в радиусе метров десяти. Поэтому и Рина выжила. Вот такая хренотень получается, Штольц. Мощная цифровая бомба таки может грохнуть все в Зоне, и всех местных сталкеров, и мутантов, думаю, тоже. И грохнуть навсегда.
        - А ты Карине веришь?
        Зондер задумался на минуту:
        - Честно говоря, не очень. Ведь подстава это может быть для нас, красивая сказка для испуганных простофиль.
        - Не исключено - кивнул я. - А ты вот скажи: если лифты эти работают из зоны отчуждения, или из подпольного хакерского центра, то почему мы, переместились в эту гребаную Зону из Орбиты? Ведь это километров двести от Чернобыля.
        - А вот это, брат, вопрос: либо мы оказались не в том месте и не в то время, либо...
        - Ты что, хочешь сказать, что нас тупо подставили и перебросили в Зону с какой-то целью? Тогда кто подставил, кому это нужно было?
        - Не знаю, я уже думал об этом - отложил свою винтовку Саша. - Если это так, то скоро нам дадут знать, зачем мы здесь.
        - Уж не ты ли это, Саша? - спросил спокойно я.
        - Не я, точно. Ты меня знаешь столько лет и видишь, что я не вру. Не веришь мне? - ответил Зондер. И в его голосе не было фальши, я услышал бы ее - слишком хорошо я знал этого человека. Хотя, ведь всякое бывает.
        - Я себе уже не верю, все встало с ног на голову этой ночью. Верю - не верю, какая разница! Будем держаться друг за друга, тогда будет шанс выжить в этой дыре. Все наши на месте, никто случайно не исчез по-тихому? - проворчал я в ответ.
        - Никто не смылся. Все на месте. И Лис из своего "Долга" приходил, принес свой паек суточный, поделился.
        - А это не он нас запер сюда?
        - Нет, молод он еще для таких дел - покачал головой Зондер. - Я его насквозь вижу - нет в нем обмана. Просто он быстро сориентировался и пошел на службу в "Долг" - продолжает играть, или просто выживает.
        - А Рина, что? Ведь она тоже молодая, а такая уже крученная?
        - Верно, с ней нужно держать ухо востро.
        - Есть еще один странный боец у нас - я молча показал глазами на спящего за моей спиной Маркуса. Хотя, это может оказаться любой из нас, любой - время покажет.
        - И то, правда. Есть еще кое-что: говорил я с Локки, командиром отряда "Свободы" на Янове, так вот - он хотел забрать к себе в отряд нашу Рину, знает он о ней что - то, мол, цели у них общие. И всех нас к себе звал, защиту обещал, харчи и патроны.
        - А Рина, что?
        - Не пошла. Назвала "свободовцев" братьями, но не пошла - сказала, что еще не время. Просит нас, чтобы именно мы помогли ей пройти на Затон, к Ною. Взамен обещает рассказать, как нам домой вернуться.
        - А сейчас почему не скажет?
        - Говорит, что только Ной знает, как это сделать.
        -Детский сад какой-то! - вздохнул я. - Саша, что делать будем?
        - Говорил я с нашими ребятами, и сам думал. И вот какое предложение есть: собрать всех наших, кого в Зону закинуло, и искать возможность вернуться домой. Как вариант - отправить часть группы на Затон с Риной, к Ною и спросить у него совета. Ты как смотришь?
        - Согласен. Валить нужно из Зоны обратно, и как можно быстрее! Первое: это собрать наших игроков по Зоне, а там видно будет.
        - Вот ты и возглавишь поиски.
        - А ты?
        Я остаюсь, Гаваец передал, что кто-то из местных срочно хочет встретиться со мной, как командиром нашей группы, и пообщаться. Гаваец денег обещал - две тыщи за эту встречу.
        - Ты Гавайцу веришь?
        - А почему бы и нет. Говорить будем здесь, на станции, под прикрытием "Долга" и "Свободы".
        - Хорошо, кого дашь мне в поисковую группу? - спросил я.
        - С тобой пойдет Андрюша, Диз, Маркус и Вереск. А к Рине, вместо Вереска, я Рикки посажу, молодой он еще совсем - не знаю, как он под огнем настоящим себя поведет, а здесь пусть поработает. Короче: перекуси и выходи, ребята уже готовы и ждут тебя.
        - Где Манул и другие ребята?
        - Манул возле Восточного туннеля заныкался, как мы и приказали. А четверо других ребят - на втором КПП 'Юпитера' ждут, тот, что возле «бетонной ванны». Я им всем по рации приказ передал, чтобы отключили свои ПДА.
        - Зачем?
        - Чтобы никто их не видел, и не нашел раньше нас.
        - Добро, выходим немедленно.
        - А поесть?
        - Вечером, когда вернемся.
        - Ок, тогда пошли наверх, в зал - все ребята там.
        Через десять минут моя группа вышла со станции. Под ложечкой ныло от нехорошего предчувствия, хотя, это мог быть просто обычный страх.


        Файл 12
        Андрюша: Восточный туннель.


        Мы вышли со станции на задний двор. На улице было холодно, накрапывал мелкий дождь. Погода для прогулки по Зоне вполне подходящая: меньше любопытных будет шариться под ногами.
        Курить как хочется, страсть!
        Штольц построил нас:
        - Проверьте оружие и снаряжение, чтобы все стреляло и ничего не бренчало в рейде. Всем настроить и проверить связь: наш рабочий канал - 19, FRS - ные частоты возьмите у Верескна, у него таблица есть. Запасной канал - 10, тоже настройте. Кому нужно - отлить. Готовность пять минут.
        - А покурить можно? - поднял я руку.
        - Можно - разрешил Штольц - Ты же не покурить не можешь перед рейдом.
        - Не могу, точно.
        Я закурил. В пачке оставалось еще пятнадцать сигарет, если очень беречь, то хватит дня на два. Надо будет у Гавайца прикупить сигарет, если у него есть, конечно. А если нет? Вот засада! Чего было не взять с собой в рюкзак целый блок - ведь остался в машине!? Так есть сигареты у Гавайца или нет? Я что-то не видел, чтобы местные курили. И вообще, они немного странные: ни один мускул на лице не дрогнет, когда с тобой разговаривает, как у индейцев - я недавно фильм про индейцев старый смотрел, настоящих индейцев, американских - "Золото Маккены" называется, так у этих индейцев лица все время просто каменные, никаких эмоций, что бы ни происходило вокруг. Вот и местные такие же.
        Сигарета в зубах и я проверяю свой пулемет. Люблю я его, своего друга надежного и проверенного. Он у меня всегда в идеальном порядке, поэтому и безотказный такой. Оружие, оно как женщина - ласку любит, и уход регулярный.
        Пять минут пролетело мгновенно - нервы все-таки на взводе, шутка ли - боевой выход. Это не игра уже, а настоящий боевой выход. Такой мандраж я испытывал только в те далекие 90-е, когда служил на флоте, в отряде боевых пловцов - тогда каждый выход в воду был боевым по опасности и непредсказуемости. Но, то было так давно! А вот нервы и тело все помнят: мои мышцы собраны, лишние мысли уходят, остаются на берегу. Страх и чувство долга - сладкая парочка, епт!
        Сигаретку я свою затушил аккуратно о голенище берца и положил обратно в пачку с сигаретами - докурю потом еще. На вес золото курево у меня. А ведь как хорошо расслабило, э-эх, хорошо! Яд это , конечно, и спортсменам во вред, да и всем во вред, но я ведь так привык за десять лет, сколько раз бросал и все без толку. Может Зона поможет избавиться от этой зависимости? Мама Зона - додумался ведь до такого, епт!
        - Попрыгали! - скомандовал Штольц. Мы все попрыгали, и сам Штольц тоже прыгал вместе с нами - проверка, все ли хорошо подогнано и упакоВереско, не бренчит ли чего из снаряги. Нормально все, только у Диза что-то загремело в рюкзаке металлическое, и у меня саперная лопатка была неглубоко уложена в вещмешок и стучала по затылку ручкой - я так не купил чехол для своей лопатки, а прежний порвался - вот и ношу свой шанцевый инструмент в мешке, хотя, нужно сказать, это удобно, и достать можно быстро. Перепаковались, попрыгали - все тихо.
        - Готовы? - спросил Штольц.
        Слышу и вижу, что он сам нервничает, но виду не показывает.
        - Готовы - прогудели мы.
        - Связь проверили?
        Вот, епт! - спохватился я. - Момент! Вереск, дай свою таблицу!
        Рация у меня отличная - Кенвуд, надежная, сканирующая, но FRS - ная: нужно сопоставить частотные характеристики и каналы связи, настроил - и порядок.
        Быстро установил каналы, спасибо - Вереск помог.
        - Проверка, проверка - нажал я на тангенту - у меня она выведена на проводе под рукавом куртки на левую ладонь и зафиксирована липучкой на указательный палец - удобно, просто супер - нажал на кнопку большим пальцем и связь есть.
        - Принял...принял... - отозвались мои ребята.
        Переключился на запасной канал:
        - Проверка связи, проверка
        - Принял...принял - снова отозвались ребята.
        Все в порядке.
        - Переходим на основную частоту - скомандовал Штольц. - Меньше базара в эфире, не исключено, что нас слушают. Счетчик радиации со звуковым сигналом я выдаю разведке - они будут прокладывать нам безопасный маршрут. Порядок следования: вперед, в разведку пойдут Вереск и Диз, мы с Андреем за ними, Маркус кроет с тыла. Дистанция пять метров. Передвигаемся скрытно, огонь открывать только при крайней необходимости, огонь на поражения и без моей команды. Беречь патроны. В бой без нужды не ввязываться, у нас другие задачи. Передвигаться максимально скрытно. Мы сначала идем за Манулом, а потом забираем наших парней на "Юпитере". Сейчас выходим на дорогу, которая идет вдоль ж/д, и двигаемся к Восточному тоннелю - не промажем: ж/д пути ведут только туда. Разведка впереди, выбирайте путь следования вдоль дороги, по зеленке, не спешите, слушайте и смотрите вокруг внимательно. И за счетчиком смотрите - обходите зараженные места. Вопросы есть?
        Мы все промолчали, да и чего спрашивать - вперед!
        Через минуту выдвинулись со станции. Разведка ушла вперед, мы со Штольцем за ними, метрах в тридцати, Маркус за нами.
        Двигались достаточно бодро, стараясь быстрее пройти открытые места.
        Вскоре прошли мимо заброшенного строительного лагеря с бытовками и техникой, обнесенными колючей проволокой, и углубились в заросли из кустарника и мелких деревьев.
        - Штольц! В наушнике раздался голос Зондера. - Впереди, по ходу вашего движения идет навстречу патруль "Свободы" - три бойца, в немецком "флектарне". Они предупреждены по рации своим командиром, чтобы вас не цепляли, так что разминайтесь с ними без лишнего базара, время не теряйте. Как понял?
        - Принял - ответил Штольц. - Все слышали, бойцы?
        - Принял...принял - мы все отрапортовались.
        - Зондер, ты нас по сканеру своему мониторишь? - поинтересовался Штольц.
        - Мониторю, короче, двигайтесь. Если что - сразу предупрежу.
        - Ок, конец связи.
        На душе сразу стало легче - вот, что значит современные технологии - все вокруг отслеживается и тебя опекают, как ребенка.
        Впереди застучали автоматные очереди, затем вспыхнула беспорядочная стрельба.
        - Залечь - приказал Штольц и я уткнулся носом в мокрую пожухлую траву. - Что там, Вереск?
        Вереск молчал несколько секунд, затем ответил:
        - Впереди, на 12 часов, идет перестрелка, метров сто от нас.
        - Обойти сможем?
        - Да, уходим по зеленке вправо, ближе к карьеру
        - Двигай. В оба смотрите. Радиация как?
        - Молчит.
        - Вперед!
        Мы обошли зону перестрелки и стали подниматься вверх, по
        склону холма, к дороге. Сквозь деревья стал виден маневровый тепловоз, навсегда замерший на путях.
        - Штольц! - это Зондер снова вышел на связь. - Там где-то рядом с вами патруль "Свободы" столкнулся с зомбаками, у них есть раненный, но от нашей помощи они отказались. За ними вышла рейдовая группа. Как вы?
        - Обошли стрельбу. Продвигаемся к туннелю.
        - Будьте внимательны: патрули видели издалека группу бойцов в районе "Юпитера". А на ПДА их не видно. Сканер мой тоже не видит в районе тоннеля никого, но не расслабляйтесь. Наши не выходили на связь?
        - Нет.
        - Свяжись с ними, они на орговском втором канале висят. Пусть залягут и ждут.
        - Принял - это голос Штольца. - Всем внимание! Отдыхаем, осматриваемся.
        Мы залегли среди кустов. Дождь пошел на убыль, но трава и кусты были совершенно мокрыми, ну, да ладно.
        - Манул! - Штольц вышел на связь по второму каналу- я слышал его голос , но моя рация, настроенная на 19 канал, естественно молчала.
        - Какую? К номеру этого канала прибавь возраст своей младшей дочери - мы ведь обмывали недавно ее день рождения. Как принял?
        - Штольц! - это Манул вышел на связь уже на нашем рабочем канале. Голос у Манул был, как всегда спокойный и ровный. - Что мне делать?
        - Жди и не высовывайся. Возможно, тебя пасут. Мы выйдем на позиции, и я дам тебе знать. Конец связи.
        Штольц долго и внимательно осматривал в бинокль огромное сооружение Восточного тоннеля: бетонные стены входа в тоннель размером с пятиэтажный дом, уходили в склон горы, ветка ж/д упиралась в ряд закрытых ворот в глубине этого циклопического сооружения.
        - Андрей! - повернулся ко мне Штольц. - Осмотрись вокруг тепловоза, затем быстро перебеги через дорогу - она теперь за путями, потом по зеленке скрытно подберись поближе к тоннелю и займи позицию так, чтобы просматривался твой склон и вход в туннель. Доложишься.
        - Есть, командир! - я, прячась среди густых кустов, подобрался как можно ближе к тепловозу, потом перебежал метров десять открытого пространства, и присел возле железной громады. Осмотрелся назад и в стороны - чисто. Выглянул за тепловоз с той стороны - чисто. Перебежал от тепловоза к кустам поближе к бетонной дороге, присел, осмотрелся - чисто.
        За дорогой, вдалеке, были видны многоэтажные дома - это Припять, наверное. Над городом висели темные рваные облака. Пролетел ворон где-то рядом, каркая на всю округу. Жутковато одному здесь. Ладно, вперед!
        Я перебежал дорогу и плюхнулся в кустах. Прислушался, осмотрелся - тихо. Внизу, метрах в десяти был канал в бетонных берегах. В темной, почти черной стоячей воде канала росли густые заросли камыша или какой - то высокой травы, я не очень - то в этом разбираюсь. На той стороне канала тянулась сплошная изгородь из колючей проволоки - все, как в игре "Сталкер". Присмотревшись внимательно, я заметил, или мне показалось, что по колючке проскакивают голубые огоньки. Тьфу ты! Фиг вот так просто перейдешь из одной локации в другую. Не туда смотришь, Андрюша, тебе вперед, вдоль канала - и я осторожно двинулся по кустам к виднеющейся невдалеке бетонной громаде тоннеля.
        - Вереск, Диз! - это голос Штольца в наушнике у меня. - Выдвигайтесь вперед, по зеленке, максимально ближе к туннелю, займите позиции и доложитесь.
        - Есть!
        - Андрей, как ты? - это уже ко мне командир обращается.
        - Я уже за дорогой. Внизу канал, на том берегу сплошная линия колючки. За каналом виден город - Припять, наверное.
        - Понял. Продвигайся к туннелю по своей стороне и занимай позицию.
        - Принял.
        Вскоре я добрался до последней группы кустов возле дороги, за которыми начиналось открытое пространство до самого туннеля. Бетонные уступы створок туннеля с моей стороны были видны как на ладони, метров сто пятьдесят до них, не больше. Правда, возле уступов очагами росли большие кусты, но я замечу движение в них и накрою огнем.
        - Я на месте. Занял позицию. Все чисто и тихо - доложил я.
        - Молодец! Смотри внимательно. К тебе идет Маркус на усиление.
        - Принял.
        Вскоре возле меня залег Маркус. Он был серьезный и явно нервничал - я знал это еле заметное подергивание его левого глаза.
        - Чего ты? - почему - то шепотом спросил я.
        - Не знаю. Не нравится мне здесь - смертью пахнет.
        - Да ну тебя - сплюнул я. - Не каркай!
        Но сразу же осекся, вспомнив Маркуса на "Юпитере" с собаками. А Маркус ли это с нами, вернее, настоящий ли он, наш ли Маркус? Я крутнул головой, отгоняя ненужные мысли - не сейчас.
        - Штольц, Зондер! Слышите нас? - незнакомый голос в наушнике. - Это мы, страйки, что зависли на "Юпитере". Перешли на рабочий канал.
        - Слышу вас - отозвался Зондер. - Как у вас обстановка?
        - Пока тихо. Мы на КПП. Просматриваем дорогу и "бетонную ванна" - никакого движения. Постреливают немного, справа от нас, но далеко.
        - Кто у вас старший?
        - Я, наверное, Гринго мой позывной.
        - Слушай, Гринго: сидеть тихо и ждать наших ребят - к тебе идет Штольц с командой. Где - то рядом с вами было движение вооруженной группы, так что не расслабляйтесь - здесь стреляют и убивают по-настоящему. Если что - отбивайтесь как можете и тяните время. С оружием у вас как?
        - Нормально, оружие настоящее, уже пробовали стрелять. И патроны есть.
        - Сколько вас?
        - Четверо.
        - Ок. Ждите. Конец связи.
        Вскоре доложил Вереск:
        - Мы на позиции. Правый склон, сам вход в туннель под прицелом. До верхушки входа не достать.
        - Гуд - ответил Штольц. - Манул, ты готов?
        - Готов
        - Тогда начинаем. Только не иди прямо через пути - сверху тебя могут пасти. Обойди под стенкой, пройди возле ворот, потом быстро дуй к нам, тоже под стеной. Прячься за бетонные опоры по ходу движения. Давай!
        - Принял, выхожу.
        Я не видел, что происходит во входе в туннель - бетонные уступы скрывали то, что там происходит, я просто просматривал в прицел пулемета свой сектор обстрела - дорогу и склон холма. Но тут тишина взорвалась: сверху, над входом в туннель загремели выстрелы - стреляли вниз, по всей видимости, по бегущему Киммерийцу. Тут же ответили Вереск и Диз из своих автоматов.
        Я заметил движение в своем секторе: несколько вооруженных людей быстро спускались вдоль уступов стены - хотели, видно достать наших фланговым огнем.
        Нажал курок. Загрохотал мой РПК. Серьезная отдача, хорошо, что руки крепкие - удержу пулемет. Но и бьет он хорошо - один боец рухнул на землю и покатился вниз, нелепо разбрасывая руки. Готов! А не хрен вам было нас трогать!
        Второй боец нырнул в кусты, густо разросшиеся возле стены, и открыл по нам беглый огонь, но бестолковый, не прицельный - боец, видно толком и не видел, откуда пришла очередь.
        - А вот я сейчас! Получи! - я загнал длинную очередь в те кусты, где прятался боец. Не помогло - стрелок, невидимый для нас из - за зарослей, открыл прицельный огонь по нам - пули стали ложиться все ближе и ближе.
        Маркус молча встал на колено и оправил гранату из своего подствольника в сторону противника. Раздался взрыв, вспышка была прямо перед кустами с вражеским бойцом. Хорошо, положил гранату, Маркус! Я дал еще одну короткую очередь в эти кусты, для гарантии.
        Но тут над нашими головами просвистели пули, сначала две - и срезали ветки, потом еще одна срикошетила прямо возле меня, где-то справа.
        Нас накрыли! И снайпер по нам работает!
        - Маркус! За мной, к каналу! - сорвался я с места, подхватив пулемет, и помчался быстро, как мог, вперед и вниз, к каналу, к бетонному входу канала под землю - там мы сможем укрыться от огня с верхушки холма. Нам нужно было пробежать метров двадцать совершенно открытого пространства. Вокруг свистели пули, и я так быстро никогда в жизни не бегал! Я добежал, уйдя в мертвую для стрелков зону. А Маркус не добежал: шагах в пяти от меня мой товарищ, вдруг крутнулся на бегу, рухнул на бетон, выронив винтовку. Я поставил пулемет и метнулся к Маркусу. Пуля сбила с меня кепку, обожгла голову, но я уже схватил раненного за воротник и рукав, и резко рванул его в безопасную зону, под прикрытие бетонной стены, благо, что она была совсем рядом.
        - Живой?
        - Живой - Маркус, морщась от боли, пытался расстегнуть свой плащ. - В плечо попали.
        Я стал помогать ему. Одновременно вызвав наших по рации:
        - Штольц! Маркус ранен. Мы внизу, возле канала. Прикрой дорогу над нами!
        - Принял, крою - это Штольц ответил. - Наш Диз убит. Там снайпер наверху сидит, сука.
        Мы сняли, наконец, плащ с Маркуса - в левом плече была рана, сквозная - пуля прошла навылет, повезло. Кровь темными толчками шла из раны, но не сильно. Я разорвал перевязочный пакет, который всегда носил с собой в кармане разгрузки, и как умел, наложил повязку, вернее, просто затолкал бинт и марлевые подушечки в рану с обоих концов - как смог, так и сделал. А вот Маркус отключился, плохо, надо его хоть до Штольца дотащить - Штольц доктор, поможет.
        - Что там у вас, Штольц? - Зондер вышел на связь.
        - Засада, нас ждали здесь. Диз убит, Маркус ранен. Нас простреливает снайпер, а может и пара, сверху, с холма над входом в туннель.
        - Что Манул?
        - Я вижу его: он карабкается вверх, по холму - он в мертвой зоне для снайперов.
        - Отзови его! Держитесь! Я выхожу с рейдовой группой "Свободы", это их зона контроля. Мне нужно минут пятнадцать - двадцать, держитесь!
        - Эй, ребята! Что там у вас такое? - это "Юпитерские" страйки вышли на связь.
        - Воюем, некогда сейчас. Не высовывайтесь там - зло отрезал Штольц, и буквально прокричал в микрофон:
        - Манул! Назад!
        - Не могу, подстрелят сразу. - раздался спокойный, но запыхавшийся голос Манул. - Иду вверх, разберусь с ними. Прикройте огнем!
        Полыхнула стрельба с новой силой - видно Вереск и Штольц открыли огонь по снайперам. Я, воспользовавшись обострением ситуации на нашем правом фланге, метнулся за автоматом Маркуса и благополучно притащил его в наше укрытие. И по мне не сделали ни единого выстрела, это радует.
        Маркус пришел в себя. Хоть и был бледный, как стена:
        - Болит как, б...дь! Андрей, прикрой наших огнем, а я здесь продержусь. Винтовку мне мою дай и затвор передерни. Пусть только кто сунется ко мне! Иди, пока по нам не стреляют.
        Я выбрался из - за бетонной стены, быстро перебежал по козырьку входа в подземный канал и завалился в ближайшие кусты, ожидая огня по себе. Но было тихо, вернее, стрельба была на том фланге, где были наши пацаны.
        - Ну, держитесь, суки, сейчас дядя Андрей придет к вам гости, то-то обрадуетесь! - бормотал я, поднимаясь вверх, по склону холма, перебегая от одного укрытия к другому. По мне не стреляли - видно мне удалось под шумок войти в мертвую для снайперов зону из-за прикрывавшего меня холма с деревьями и кустами. Да и я тоже не видел позиций противника - тем лучше, подберусь поближе.
        Вот уже и вершина холма - прямо передо мной, метрах в трехстах, высились громады многоэтажных корпусов "Юпитера". Где ползком, где на коленях, прячась за кустами , я подполз почти к дороге и занял позицию за достаточно большой елью. Мне открылась с фланга позиция противника: но, сколько их там было точно и где они, я не видел - обзор закрывали деревья и густой кустарник на той стороне дороги. Я только слышал выстрелы. Ближе подойти нельзя - широкая бетонная дорога выставила бы меня на убой для невидимых для меня бойцов.
        - Ага! Сейчас я вам сделаю кукен квакен! - я злобно улыбнулся, достал гранату, вырвал чеку, на секунду вскочил на ноги и что было дури, метнул гранату в сторону позиции противника. Через несколько мгновений там, за кустами, рванул взрыв. Я сел на колено и отправил в сторону противника длинную очередь, длинную до последнего патрона в магазине. Сразу же сменил магазин и отполз в сторону, меняя позицию.
        Со стороны противника раздалось несколько автономных очередей и пули защелкали по кустам - стреляют наугад, это хорошо. Я вскочил и метнул вторую, последнюю свою гранату, а вслед дал веером несколько коротких очередей. Грохнул взрыв. Я выпустил еще одну очередь, наугад, на звуки выстрелов. Но по мне уже не стреляли - стрельба вспыхнула с новой силой, но куда - то в сторону, судя по приглушенным звукам. Потом все стихло. Я замер, напряженно всматриваясь через прицел пулемета в кусты на той стороне дороги. Раздалось несколько одиночных выстрелов, и все опять затихло.
        - Андрей! Это ты там в кустах, за дорогой? - это Манул.
        - Я, а ты где?
        - Я уже на позиции снайперов, ты их хорошо потрепал, а я добил. Иди сюда, осмотримся. Штольц, мы взяли позицию противника, что делать дальше?
        - Соберите оружие, документы и боеприпасы. И ждите нас. Займите круговую оборону! Вереск здесь кроет, а я разберусь с раненным Маркусом. Когда подойдет Зондер, поднимемся к вам - ответил Штольц.
        - Принял.
        Я осторожно перешел дорогу и пройдя через кусты, вышел на захваченную позицию вражеских снайперов. Там уже был Манул. Он встретил меня направленным на меня автоматным стволом.
        - Свои! - поднял я свободную руку.
        Подошли друг к другу, обнялись.
        - Осмотрись здесь, оружие собери и все ценное, а я постерегу - Манул исчез в кустах. Он был слабоват с нервами, чтобы обшаривать трупы, а ведь кто-то же должен, пусть это буду и я.
        Убитых было трое, вроде не местные, судя по кровище, разлитой возле них. Мужики лет по сорок, бородатые, в хорошей снаряге и камуфляжной форме. В карманах документов никаких, у одного из убитых нашел аккуратно сложенную пачку сотенных долларами - тыщи две - три будет, потом посчитаем. Из оружия - автоматы "калаши" , 74-е, что ли, и снайперская винтовка, какая - то незнакомая, не СВД - точно, и с хорошей оптикой - я осмотрелся в прицел винтовки: все внизу, где наши позиции были - было видно как на ладони. Это же какими лохами нужно быть, чтобы не перещелкать было нас, как в тире! А нам - то, как повезло! Я сложил вместе автоматы, собрал снаряженные магазины - пять к автоматам и три - к винтовке. Гранат и пистолетов не было. Скромно, но со вкусом.
        - Игорь! - окликнул я Манула. - Присмотри за этим арсеналом, да, вот еще - я вынул из кармана найденные доллары, припрячь у себя, потом разберемся. А я схожу, посмотрю там, возле боковой стены мы с Марукусом еще двоих положили.
        Игорь подошел, положил деньги возле трофейного оружия и занял позицию за выступом стены. Хороший он боец, наш Манул! Немногословный, выносливый и совершенно безбашенный в бою. В спокойном болоте, говорят...
        "Свои" трупы я нашел в кустах, там, где мы их с Маркусом и положили: бородатые, немолодые, хорошо экипированные. Документов - никаких, только оружие - АК. У одного я нашел в разгрузке "Макарова" с двумя запасными обоймами, у другого трупа, я случайно наткнулся на нож, спрятанный в голенище ботинка - интересный нож такой, с узким и длинным клинком, отливающим синевой качественной стали. И в мудреном чехле, одетом на ногу. Пригодиться! Я укрепил нож у себя на правой голени, зашнуровал берц - не видно со стороны, а вытягивается нож легко и приятно, вещь!
        А ботинки, кстати, у этих мужиков, ничего - вроде, как немецкие, кожа мягкая, да и размерчик подходящий. Снять, что ли? А-а, потом, у Штольца разрешение спрошу, разрешит - возьму, без проблем. Я распихал по карманам магазины с патронами и отнес автоматы наверх, к Игорю. Там уже был Вереск. Бледный такой, расстроенный.
        - Что, жмуриков не видал? - ухмыльнулся я. - Если бы не мы их, то они нас бы положили.
        - Диза убили. Прямо рядом со мной, в голову пуля попала. Жалко пацана.
        - Да -а, хреново дело... - почесал затылок я. - О, кепку свою пойду искать - сбили ее с меня, там - внизу. Да и Маркуса проведаю со Штольцем. Справитесь здесь сами?
        Манул с Вереском молча кивнули в ответ.
        - Штольц! Мы здесь почистили все, я спускаюсь к тебе, нужно Маркусу помочь - вызвал я командира.
        - Давай.
        Я еще раз осмотрелся на снайперской позиции - дельное место, пару профессиональных снайперов с прикрытием здесь могут положить не один десяток бойцов. Да и не дали бы себя так просто убить. Повезло нам просто. А ведь ждали нас здесь, пасли Манул и держали его живого, как приманку для нас. Дождались, придурки. А Диза жалко - молодой еще пацан совсем, лучше бы он тогда в "Долг" пошел вместе с Лисом - с такими мыслями я стал спускаться вниз с холма, настороженно оглядываясь вокруг.
        Штольц был возле Маркуса -уже перевязал его нормально, и, судя по брошенным рядом одноразовым шприцам, ввел ему какие-то препараты.
        - Ну, как? - спросил меня Штольц.
        - Порядок, зачистили. Пятеро убитых у них, вроде никто не ушел - устало присел я возле товарища, рассматривая свою камуфляжную кепку, найденную по дороге, рядом с нашим убежищем. Пуля оставила в шапке две дырки, хорошо, что небольшие. Ничего, вентиляция лучше будет.
        - Маркус, ты как?
        - Ничего, жить будет - ответил за него Штольц, - сейчас рейдовики с Зондером подойдут - отправим на Янов, там Док разберется с ним. "Свободовцы" пообещали нам помочь с эвакуацией раненных и убитых.
        - А что с Дизом будем делать?
        - Тоже заберем на Янов. Может здесь какая - то хрень произойдет за ночь и он оживет, мало ли. А нет - завтра похороним, как подобает. Не забывай, мы здесь не можем залипать надолго - нас еще пацаны на "Юпитере" ждут. Сдадим раненных и трофеи, и выдвигаемся дальше, на "Юпитер".
        На меня напал смех, истерический такой. Но я не мог просто сдержаться. Смеялся и плакал одновременно, а товарищи мои мне не мешали.
        Пришел Зондер с пятью "свободовцами". Маркуса и Диза забрали, уложив на плащ - палатки. И трофейное оружие забрали тоже, кроме снайперской винтовки - ее Зондер забрал себе. Я взял себе трофейный пистолет с запасными магазинами. Трофейные патроны поделили поровну. Вот так у нас закончился первый бой в Зоне - нам просто повезло. Одному Дизу не повезло, совсем не повезло.
        - Ребята! - собрал нас возле себя Зондер.- Через свободовцев на связь вышел Форса. Он передал, что наши пацаны на «Юпитере» уже захвачены, один из них убит. Форса хочет поменять пацанов на девчонку и чемоданчик с цифровой бомбой. Срочно, дал на все полчаса. Я сказал, что согласен, но пока не заберут Карину с Янова, мы вдвоем с кем-то из вас заменим пацанов с «Юпитера», для гарантии сделки, так сказать.
        - Что, Карину сдаем? - спросил Вереск.
        - Никто никого не сдает - отрезал Зондер. - Нам выбраться отсюда нужно, а Карина знает как. Я с подполковником Шульгой договорился: прикроют девчонку на Янове, пока мы не вернемся. Кто со мной пойдет на обмен?
        - Я - дернуло меня за язык. - Куда ты без меня, Зондер? Обидят еще...
        Ребята вокруг сдержанно заулыбались.
        - Хорошо - хлопнул меня по плечу Зондер. - Очень хорошо!
        Мы выдвинулись дальше - выводить оставшихся ребят с "Юпитера. Зондер пошел с нами и взял командование на себя. Немного нас осталось, а ведь и суток в Зоне не пробыли, вот такие вот дела, брат.


        Файл 13
        Андрюша: «бетонная ванна»


        Мы быстро выбрались наверх и вскоре дошли до КПП «Юпитера», с которого мы начали сегодня утром знакомство с Зоной.
        Вереск, по приказу Зондера, осмотрелся - чисто, никакого движения на территории завода и в окнах заводоуправления. Мы в это время заняли круговую оборону и отдыхали. А Зондер, спрятавшись за углом забора, осматривал «бетонную ванну» - то место, где мы должны были обменять наших парней, осматривал долго и внимательно.
        Вернулся Вереск, доложил обстановку.
        - Хорошо, что чисто, это хорошо — механически, что-то обдумывая ответил Зондер. - Ты, Вереск, займешь здесь, возле забора, позицию - смотри, чтобы нам не ударили в спину с завода, а заодно найди место, где бы ты мог контролировать «ванна» со снайперкой. Если что-то пойдет не так - открывай огонь по своему усмотрению. Штольц, возьми пулемет Андрея и прикроешь нас, и Вереска, заодно, заляг вон там, в кустах. Ты, Манул, отойди назад, вон к той бытовке и крой ребят с тыла, и со стороны дороги. Всем все понятно?
        - Понятно, командир - закивали ребята.
        - Мы с Андреем идем на обмен. Как все получиться - я не знаю, думаю отбить пацанов и по дну «Верескны» отойти сюда, а вы будете прикрывать. Если все будет плохо - уходите на Янов, а там по обстановке. Штольц остается за главного. Понятно? И не сцать!
        - Да - вновь закивали ребята. Лица их напряглись, как закаменели - боятся, не верят, что мы с Зондером вернемся.
        - Раз понятно - занимайте позиции, остается десять минут - Зондер передал свою винтовку Вереске, потом достал из разгрузки два снаряженных магазина: - Вереск, экономь патроны - бей наверняка, ты умеешь, я знаю.
        Я отдал свой пулемет Штольцу. И отдал ему все оставшиеся у меня снаряженные «сорокопятки» - на короткий бой хватит, если бить короткими очередями.
        Ребята молча разошлись по позициям, а мы с Зондером двинулись к дороге, ведущей к второму, техническому КПП завода, туда, где захватили наших парней.
        Дорога проходила по насыпи, делившей «бетонную ванна» - огромную, размером в несколько футбольных полей забетонированную выемку, на две части.
        Пока мы не вышли на дорогу, продираясь сквозь кусты, Зондер вытащил из кобуры свой пистолет, проверил патроны в обойме, передернул затвор и засунул пистолет справа под разгрузку.
        Я сделал то же самое. Зондер знает, что будет делать, и я ему доверяю. Страха не было, было напряжение, как перед обычным боем на ринге, наверное, я смогу так быстро привыкнуть к тому, что здесь война и убивают по-настоящему. Но думать об этом нужно меньше - опять таки, как перед выходом на ринг - будешь думать что тебя могут побить - побьют точно. Не думать нужно, а смотреть и действовать, быстро действовать, очень быстро - не задумываясь. Тогда и выживешь, может быть.
        Мы вышли на дорогу и двинулись к КПП, видневшемуся вдалеке - метрах в двухстах. Пространство вокруг было совершенно открытое, со всех сторон - снайпер может легко снять нас, вон, например, из той зеленки на краю «Ванны» справа, или с того же КПП, или завода, оставшегося слева от нас. Я прикинул план отступления: если начнется стрельба, нужно будет нырнуть вниз, налево, сбежать по откосу на дно «Ванны» - так не смогут достать из зеленки слева, да и с КПП по двигающейся мишени будет непросто попасть. Уйти с линии огня, а там видно будет...
        - Значит так, - нарушил напряженное молчание Зондер, вышагивающий рядом со мной слева, - сближаемся поближе, базарим, потом стреляем, валим всех, забираем пацанов и быстро отступаем к нашим.
        - Так просто? - удивился я. - А переговоры?
        - Какие переговоры, Андрюша? Все просто - или мы их завалим, или они нас. Ты что думаешь, они собираются отпустить живыми, и нас, и пацанов?
        - Им не мы нужны, а эта девчонка и чемодан.
        - Они их и так заберут, на Янове, без единого выстрела. Ты что думаешь, за девчонку кто-то из местных вступится? Ни хрена - им всем побоку, только бы им не создавали проблем чужаки.
        - А Шульга ведь пообещал?
        - Да-а, пообещал. Ты веришь в это?
        Я промолчал в ответ.
        - А вот одним махом избавиться от нас людям Форсы очень хочется - конкуренты мы им, видать. Да и посчитаться за их бойцов, которых вы положили на Восточном туннеле - им тоже очень хочется. Так вот, брат Андрюша, придется нам повоевать. Не боишься?
        - Нет. Может, немного.
        - Ну, вот и хорошо. Гляди! Они навстречу нам вышли.
        Со стороны полуоткрытых ворот КПП, навстречу нам по дорогу вышла группа людей.
        Раз, два - я начал считать, присматриваясь . - Еще трое, и еще один. Трое с руками за спиной - наши, наверное, а остальные вооружены автоматами. Итак: трое наших и четверо боевиков.
        - Четверо - процедил сквозь зубы Зондер. - И пара снайперов в зеленке справа, и на КПП - я бы так сделал. А не стреляют до сих пор, видно хотят взять нас живыми, пообщаться, так сказать. Хрен вам, не тех напали! Что, Андрюша, уделаем козлов?
        - Уделаем - согласился я. Зондер военный, он знает что делать, значит будем воевать. Уверенность Саши передалась мне, а это уже почти победа.
        Мы сблизились с шедшей навстречу группой метров на двадцать. Зондер поднял руки, и я последовал его примеру. Зондер шел и улыбался, нехорошо так улыбался, криво. И прошипел мне:
        - Мои двое слева, твои -двое справа.
        - Принял. - Я не улыбался, я просто готовился к бою, рассматривая двоих своих противников - здоровенных бородатых мужиков с автоматами на изготовку. Стрелять буду сначала в того что справа от меня, а потом кинусь вправо - мне будет удобно стрелять, поворачивая ствол влево. А там видно будет.
        Пацаны наши шли впереди, с руками за спиной - видно связали им руки. Молодые пацаны - лет по восемнадцать, двадцать. С синяками на бледных и испуганных лицах, видно били их.
        Мы почти уже подошли к группе, как вдруг недалеко, кажется спереди и справа, раздался хлопок.
        - Ложись! - крикнул Зондер, рухнув на асфальт. - Граната!! Я брякнулся рядом с ним, выхватив пистолет. Краем глаза успел заметить, что несколько наших парней упали, а мужики засуетились, вскидывая на нас свои автоматы.
        Потом рвануло. Рвануло за спинами боевиков. А через секунду Зондер начал стрелять, а за ним и я открыл огонь по метавшимся в думу теням с автоматами в руках. Потом еще раз грохнул взрыв, чуть в стороне. В дыму и пыли Зондер вскочил на ноги и метнулся к лежащим на земле людям, хлопнуло несколько выстрелов. Я быстро, как мог, поднялся и подбежал к Зондеру. Вдали, а может и рядом, где-то впереди и справа сухо захлопали автоматные очереди, много очередей. Нам конец!
        Но нет - пули рядом не свистели. Там, впереди разгорелась перестрелка кого-то с кем-то. Какая разница! Зондер поднимал одного из наших парней, когда я подбежал к ним.
        - Уходим! - крикнул мне Зондер, - остальные убиты.
        Я бросил взгляд на лежащие на асфальте недвижимые тела и раненных, пытавшихся сесть: наши пацаны не двигались - под ними расплывались лужи крови - готовы. Я побежал за Зондером и парнем, которого он буквально тащил за шиворот.
        Все произошло мгновенно, я даже не успел испугаться. Только шли навстречу опасности, и вот уже мы убегаем, и вроде пока живы, и даже не ранены. Кто же это так приложил боевиков со спины? Да и бой там, у КПП завязался нешуточный - канонада выстрелов, взрывы гранат. Какая разница! Главное, что по нам вроде не стреляют.
        Бежали долго. Воздух раскаленным ножом врезался в легкие. Добегу - перестану курить, точно! Добежать бы!
        Добежали. Целые, по нам так и не стреляли. Повезло!
        Когда немного отдышались в кустах возле наших парней, я выглянул в сторону «Верескны»: там шел бой у ворот КПП.
        - Кто там сцепился? - подполз я к Штольцу.
        - Не знаю. Кто-то попер на боевиков со стороны «Ванны». Главное - что вы унесли ноги оттуда.
        - Эй, внимание! - раздался крик Зондера. - Уходим! Вниз, к Туннелю, быстро!!
        И мы побежали, прикрывая по очереди отход. По нам так никто и не стрелял, а за холмом, там, на КПП, шел ожесточенный бой, спасительный для нас бой.
        По пути нашли тайник, куда мы сложили оружие, собранное у боевиков, которых мы положили здесь недавно. Забрали все автоматы, еще раз выпотрошили разгрузки и карманы убитых - Зондер приказал - забрали все. Я молча снял ботинки с трупа, те, которые тогда еще присмотрел. Примерил - подошли. Я связал ботинки шнурками и повесил добычу на шею. Зондер глянул на меня, но промолчал, а ребята посмотрели на меня осуждающе - плевать, чувствую, что мне еще долго придется топтать землю здесь, в Зоне, а мои ботинки уже давно на ладан дышат. Да и не пропадать же добру?! Я же не на продажу их забрал, а для себя, босиком что ли ходить? Так что успокойтесь, пацаны, попривыкните скоро здесь и на все другими глазами посмотрите.
        Новенький, тот которого мы отбили на «Ванне» шел молча и тащил на себе три трофейных автомата. Мы его не трогали расспросами, он и так был в шоковом состоянии. Ничего, отойдет.
        Мы быстро, местами бегом, уходили от Туннеля по железнодорожной колее, уходили на Янов. Пальцы на спусковых крючках, нервы на взводе, теперь мы уже другие - мы почувствовали запах крови и смерти, мы перешли грань. Не знаю, хорошо это или плохо, но так уж вышло, место здесь такое: ошибешься, смалодушничаешь, помедлишь с выстрелом - и ты уже труп, это мы все уже поняли за эти полдня, проведенные в Зоне.
        По пути нам никто не встретился. Но чем ближе мы подходили к Янову, тем отчетливей становились звуки перестрелки. Это был бой уже на Янове. Что за место такое, везде стреляют?!
        По приказу Зондера мы скрытно, пробираясь по зеленке, подобрались поближе к станции и залегли, заняв позиции. Перед задними выходом из станционного здания лежало несколько трупов, причем один из них в форме Долга. Стрельба раздавалась с той стороны станции, то стихая, то вспыхивая с новой силой - бой шел на путях перед Яновом.
        - Вереск и Манул! - приказал Зондер.- Быстро к дверям в станцию, осмотритесь и зайдите внутрь. Доложитесь. Мы кроем.
        Наши ребята пригнувшись, водя стволами автоматов по сторонам, приседая на колена, кроя друг друга, добрались до станционного здания, подали нам знак рукой, открыли двери и нырнули внутрь станции. Тихо, значит все нормально.
        Через пару минут по рации раздался спокойный голос Манул:
        - Заходите, здесь спокойно.
        Мы по двое перебрались к зданию. Я с Зондером уходили последними. К тому времени и стрельба за станцией прекратилась.
        - Заходим - скомандовал Зондер. - не расслабляться, ищем сразу наших, прикрываем друг друга.
        Мы зашли: в зале станции лежали трупы пяти или шести бойцов, пороховая гарь еще висела в спертом воздухе. Да, горячо здесь было. Вот тебе и Янов, вот тебе и безопасная зона!
        Мы сразу прошли в правое, долговское крыло здания, туда, где мы оставили наших ребят - Рикки и Рину. То что, я увидел из - за спин моих товарищей меня не обрадовало...


        Файл 14
        Родиться еще раз


        Часом раньше...


        Карина лежала на койке, укрытая до самой шеи простыней. Рикки прикрыл ей ноги одеялом и сидел на стуле рядом, дремал, автомат свой поставил на пол рядом. Девушка то впадала в забытье, то приходила в себя - наркоз давал о себе знать. Вот так и тянулись часы ожидания возвращения группы Штольца. Потом ушел и Зондер, приказав Рикки смотреть в оба.


        Минут через сорок после ухода Зондера к койке Карины подошли трое мужчин - бородатые такие, увешанные оружием, явно не местные сталкеры. Они спинами загородили койку от посторонних взглядов.


        - Собирайся, сучка - проговорил тихо один из них, наклонившись к девушке. - С нами пойдешь, только тихо!


        Рикки вскочил с места и потянулся за автоматом:


        - Вы чего это?! Никуда она не пойдет...


        Но договорить Рикки не успел: один из незнакомцев, тот, что стоял рядом с парнем, быстрым движением закрыл рот Рикки рукой и всадил ему нож в живот по самую рукоятку. Рикки всхлипнул, дернулся и стал оседать на пол. В открытых глазах его был ужас и боль .


        - Вставай, сучка, и без глупостей. Дернешься - зарежу! - стал грубо поднимать Карину за плечи налетчик.


        Но тут раздался чей - то возглас из глубины комнаты:


        - Эй! Что там происходит!?


        И тут Карина закричала: громко и с отчаянием! Потом раздались грубые мужские крики, ругань, шум потасовки. Потом началась стрельба. Налетчик, который пытался поднять девушку, вдруг упал на нее, придавив ее своим грузным телом. Из его простреленной головы на Карину хлынула горячая кровь. Девушка истерически закричала. Она кричала и кричала, пытаясь сбросить с себя труп. А вокруг стоял грохот выстрелов...


        Потом все стихло. Карина наконец спихнула с себя труп, который, судя по рваным дырам в спине успел принять в себя еще пару пуль, и села, осматриваясь: вокруг лежали убитые, много убитых. Рикки лежал рядом, возле койки на полу, слабеющими руками зажимал рану на животе и беззвучно шевелил губами, глядя на Карину и силясь что-то сказать.


        - Карина наклонилась к нему, приподнимая голову:


        - Что, что ты хочешь сказать? Молчи лучше, сейчас я оттащу тебя к доктору. Все будет хорошо, мальчик ты мой. Ты спас меня, и я тебя не оставлю, не бойся - тебя спасут, я знаю. Держись, парень, держись!


        Рикки вымученно улыбнулся и закрыл глаза.


        Карина, сцепив зубы от боли, потащила Рикки за лямки разгрузки: она помнила, что доктор где-то там, на другой половине станции. Но тут сильные руки мягко отстранили девушку в сторону, подхватили ее и перенесли на койку - это вернулись ребята Зондера и Штольца. Рикки понесли к доктору, а Штольц устало сел рядом с Кариной:


        - Продержались, ребята?


        И сам ответил:


        - Как смогли, так и продержались. Выжили, а там видно будет.


        Подошел Вереск:


        - Как ты, Рина?


        - Нормально. Только вот Рикки ранили. В живот, ножом.


        - Что за мужики? И чего хотели? - это Зондер уже расспрашивает девушку


        - Не знаю. Забрать меня хотели, но ребята не дали. Я не знаю, я ничего не знаю! Они убьют меня, Зондер. И вас тоже. Из-за меня. Уходите отсюда, оставьте меня!


        - Заткнись, дура! - Зондер грубо прекратил истерику Рины. - Заткнись и слушай меня: мы потеряли сегодня троих парней, а Маркус и Рикки ранены - это плохо. За нами охотятся люди Форсы: из-за тебя, или не из-за тебя - это неважно. Ты должна знать одно: мы - одна команда. И мы своих не бросаем. А кроме того - ты наш единственный ключ к двери обратно, в наш мир. Поэтому соберись, вытри сопли и замолчи. Мы выберемся отсюда, обязательно, обещаю. А теперь запомни: думаю здесь я, а ты молча выполняешь мои приказы. И даже в туалет будешь ходить тоже по моему приказу, понятно?!


        - Понятно - всхлипнула Карина и по-детски вытерла ладошкой зареванное лицо.


        - Ну, вот и ладненько, договорились.


        Зондер оставил вокруг Карины своих парней, а сам со Штольцем куда-то ушли.


        На сегодня хватит! Это и так запредел. Запредел для взрослых мужиков, а уж для девчонки и подавно.


        Добро пожаловать в Зону, дамы и господа! Только здесь вас никто не ждет.


        Файл 15
        Вереск: ЗРК «Волхов.


        Штольца позвал к себе местный Док помочь прооперировать Рикки, оперировали долго, часа два. Наши ребята: Андрюша и Вереск сдали кровь для Рикки - у них оказалась такая же группа крови, как у него. Рикки чудом остался жив. После операции его забрали, с разрешения Зондера, забрали на свою половину свободовцы - пообещали его выходить и в обиду никому не дать. Штольц сказал, что Рикки будет выздоравливать не меньше месяца, хорошо что выжил, а парень крепкий, молодой - восстановится. И правда - куда мы с ним, с раненным деваться будем в Зоне?
        Пришел Маркус. Перебинтованный весь, рука на перевязи висит, но улыбается, и вроде в норме, по крайней мере анекдотов пару рассказал.
        Зондер долго беседовал с подполковником Шульгой в его кабинете. Когда он вернулся к нам, то было видно по нему, что разговор был не из приятных. Зондер был мрачен и молчал какое-то время, а мы не трогали его, понимали, что сам расскажет новости.
        Зондер сел на койку к Карине, отдохнул и знаком позвал нас всех к себе:
        - Нужно уходить с Янова, сегодня, без вариантов.
        - А раненные ребята? - спросил Манул.
        - Рикки останется здесь, у свободовцев - он вышел из строя как минимум на месяц. Маркус, я вижу уже на ходу. Карина должна идти с нами, ей нельзя здесь оставаться. Сможешь идти с нами? - повернулся Зондер к Карине.
        - Да, я готова.
        - Молодец, Карина! А ты, Вереск, будешь ей помогать и защищать - посмотрел на меня наш командир. Я молча кивнул в ответ.
        - Шульга посоветовал уходить на «Волхов», помните по игре: зенитно - ракетный комплекс «Волхов»?
        Мы дружно закивали.
        - Так вот, Шульга даст нам сопровождение из своих бойцов, даст немного продуктов и патронов на первое время. Отсидимся там тихо пару дней, а потом нужно уходить с Янова вообще. В Припять, или на болота, а там мы растворимся и будем искать путь домой, нам нужно выиграть время. На нас идет большая охота: Форса со своими головорезами, и наемников местных он целую бригаду нанял. А Долгу сверху пришел приказ не вмешиваться больше в ситуацию и убрать нас с Янова. Вот так то, пацаны, обложили нас, как волков.
        - А Свобода? - спросил Маркус,- они что, тоже отмораживаются?
        - Не знаю, молчат. По крайней мере хоть Рикки взяли на лечение, за что им большое спасибо. Короче, нам нужно теперь держаться всем вместе и стрелять всегда первыми, тогда и выживем, и домой из этой гребаной игровой Зоны вырвемся.
        - А вырвемся, шеф? Шансы есть? - осторожно спросил Андрюша.
        - Вырвемся - уверенно кивнул Зондер. - Наш ключ домой - это Карина, так что берегите ее, как зеницу ока, понятно?
        Ребята закивали. Слова Зондера вселяли в нас надежду.
        - Все, отдыхайте, перекусите, выходим через сорок минут, в 16.0 по местному времени. Кстати, время здесь на час назад, так что переведите часы. И еще: когда наших ребят отбивали здесь, на Янове, полегло трое долговцев, двое свободовцев и трое вольных сталкеров, так что мы куплены дорогой ценой, за нас заплачено кровью. Теперь братство сталкеров Зоны - это наше братство, помните это. Так уж вышло, что мы, «челы» - по местным понятиям, стали отдельным кланом, прошедшим крещение боем и проверкой на вшивость. Чтобы вы знали: таких человских кланов, как наш, за последний год здесь появлялся десяток, только все они уже давно легли костями. Один Форса процветает и подминает понемногу всю Зону под себя. У меня к нему есть счет за наших убитых пацанов, и я с ним посчитаюсь при первой возможности. А теперь - всем отдыхать, перекусывать и собираться в дорогу.
        К 16.0 мы были готовы к выходу с Янова: я, Штольц, Андрюша, Манул, Маркус, новенький Гринго, Карина и Зондер. С собой мы несли все трофейные автоматы - так Зондер приказал.
        Лис пришел попрощаться и принес пять банок тушенки. Пришел и местный Док: передал Штольцу большую клеенчатую сумку, набитую до упора:
        - Это вам маленький полевой госпиталь в подарок от меня. Смотрите, будьте осторожны: Зона стремное место для прогулок.
        Пришел конвой долговцев: три бойца с лейтенантом Гавриленко во главе:
        - Готовы? Выходим. Идете за нами, след в след, смотрите по сторонам, если что не так - огонь не открывайте без моего приказа.
        Мы вышли со станции. Относительно чистое небо, багряного цвета встретило нас. Куда уходит это небо? Что за ним? Где наш мир? Хочу домой, пусть там все обычно, немного нудновато и неинтересно, но это мой мир, мой дом. Карина что-то знает, знает, как нам вернуться домой - она рассказала Зондеру. Я смотрел на тоненькую шею Карины: девчонка шла впереди меня, смотрел и думал, а ведь классная она девчонка, эта Карина, красивая и сильная, и не ноет по пустякам, и глаза у нее добрые.
        Мы перешли железнодорожные пути и спустились по небольшому откосу в долину, густо заросшую кустами и молодыми деревьями. Шли медленно и осторожно - так шли долговцы, задавая темп и прокладывая дорогу, а они опытные ребята, знают что делают. Где-то здесь должен быть недалеко передвижной бункер ученых, я помню по игре, но мы обошли его стороной и вскоре я увидел приземистое сооружение, отдававшее металлом стен - тот самый бункер. Похож, как в игре, точно похож. Хотя, может быть, игра была написана людьми, которые здесь сами побывали: такими же челами, как мы, кто знает?
        Поднявшись по довольно крутому склону, мы вышли на заасфальтированную дорогу: слева от нас был мост над ж/д путями, а справа полуразрушенное КПП с открытыми воротами. Это и есть ЗРК «Волхов», вернее то, что от него осталось. На довольно большой территории бывшей воинской части, огороженной забором из колючей проволоки, местами разрушенным, виднелись несколько зданий и въезд в большой капонир. Возле зданий стоял бронетранспортер БТР, справа от капонира виднелись решетчатые антенны передвижного радара, навсегда замершего на боевом дежурстве.
        Долговцы провели нас до здания, видимо, бывшей казармы, сохранившегося в неплохом состоянии, осмотрели все здание, а потом собрали нас в большом помещении напротив центрального входа.
        - Баррикадируйтесь здесь. Сидите тихо. Сюда мало кто забредает из сталкеров, только зомбаки имеют привычку наведываться, но мы их зачищаем при необходимости. Придут зомбаки - не атакуйте их первыми, старайтесь им на глаза не показываться: они вас если не видят, то и не трогают. И еще: внизу, за воротами капонира, внутри полно тварей местных, тушканов, типа огромных крыс - не суйтесь туда без нужды, могут сожрать, и оружие не поможет. Если получите предупреждение насчет приближающегося Выброса - дуйте со всех ног в бункер ученых, они пустят, а здесь вы не пересидите Выброс, и мокрого места от вас не останется. Короче, ребята, устраивайтесь, если что - бегите на Янов и записывайтесь в Долг, примем, нам нормальные ребята нужны.- закончил Гавриленко. - Удачи вам!
        Когда долговцы ушли, Зондер собрал нас на совет:
        - Здесь, в казарме, мы не продержимся и часа, если кто захочет добраться до нас: все открыто, а баррикадироваться нечем. Зачистим капонир от тушканов и закроемся там, все таки легче там укрыться будет от нежданных гостей, да и от Выброса тоже. Что скажете?
        - Скажу, что нормальная идея, но от Выброса один капонир может и не спасти - начал Маркус, покачивая свою раненную руку как ребенка. - Если удастся задраить ворота наглухо, то может быть и можно будет пересидеть, а если нет - тогда нам п...ц. Давайте я схожу на разведку, дайте мне Вереска для прикрытия.
        - Гуд - согласился Зондер. - Штольц, Андрей, Манул - займите круговую оборону, а ты, Гринго, побудь возле Карины. Приступаем, не тормозите!
        Мы с Маркусом осторожно обошли передвижной радар и стали спускаться вниз по бетонному въезду в капонир - это такое подземное убежище, для укрытия техники. Створки массивных стальных ворот в капонир, метров по пять каждая, что в высоту, что в длину, были приоткрыты, а из глубины капонира раздавался подозрительный писк. Я помню по игре, что там было полно тушканов - злобных тварей - мутантов, размером с большую кошку, которые могли наброситься стаей и загрызть кого угодно.
        Я проверил магазин с патронами, передернул затвор автомата и приготовился войти в капонир.
        - Стой! - вдруг скомандовал Маркус, проходя вперед, к воротам. Я пойду вперед, а ты здесь смотри, чтобы кто в спину нам не ударил со стороны проходной. Если что, я позову.
        - Да как ты пойдешь один, ты же ранен, и автомата у тебя нет?
        - Ничего, я справлюсь - загадочно, как всегда, улыбнулся Маркус . - Ты не заходи внутрь, пока я тебя не позову, усек, Вереск?
        - Усек
        - Ну и хорошо. Смотри за проходной, а я пошел - Маркус, включив фонарь, скользнул внутрь капонира.
        Сначала, несколько секунд было тихо, затем писк многократно усилился и стал приближаться к воротам. Потом в темноте вдруг вспыхнул свет, яркий, как от электросварки, вспышка на несколько секунд, и наступила тишина.
        - Маркус! Ты живой? - осторожно спросил я, сжимая потными от страха руками автомат.
        - Нормально, заходи Вереск - ответил из темноты Маркус.
        Я включил свой фонарь и зашел внутрь. В капонире стояли два БТРа, но Маркуса не было видно.
        - Ты где, Маркус?
        - Здесь я, за БТРами, иди сюда, не бойся, здесь никого нет.
        Я, подозрительно оглядываясь по сторонам, обошел бронетранспортеры и наконец увидел моего товарища: тот стоял в углу помещения и что -то делал, ковыряясь в щитке, установленном на стене. Что-то щелкнуло и капонир залил неяркий свет из нескольких светильников на потолке.
        - Готово! - обрадовался Маркус. - зови наших сюда.
            А где тушканы? Я же слышал, как они пищали.
        - Тушканы? Ушли они.
        - Куда они ушли, просто так, взяли и ушли? - удивился я.
        - Они ушли в Страну вечной охоты.
        - Шутишь все, Маркус? - недоверчиво оглянулся я вокруг: нигде не было ни одной твари, ни живой , ни мертвой.
        - А что за вспышка здесь была? - не успокаивался я.
        - Какая разница, Вереск?! Наших зови, а то Выброс скоро будет.
        - А ты откуда знаешь?
        - Рука вот начала ныть, а это, говорят, перед выбросом всегда так бывает. Зови ребят побыстрее. Можешь здесь, через боковой выход по ступенькам подняться прямо к казарме.
        Я привел наших ребят, они удивленно осматривались в большом помещении капонира.
        - Ну, ты молодец, Маркус - похвалил Зондер. - Здесь есть где-то вход в бункер, по игре помню.
        - Вон там, в правом углу, под аварийной лампой. Давай сначала попробуем ворота капонира закрыть.
        - Правильно! - согласился Зондер, доставая из своего рюкзака какой - о прибор с компьютерными шлейфами. - Андрей! Возьми ребят и попробуйте закрыть ворота изнутри.
        Мы начали закрывать ворота, а они, как ни странно, закрылись легко, без малейшего сопротивления и даже без скрипа, хотя весили створки по несколько тонн, не меньше.
        - Чудеса, да и только! Как будто новые ворота и замки - удивился Андрюша, задраивая ворота, крутя массивную баранку штыревых замков . - Ну, все: теперь сюда так просто не зайдешь, разве что прямой наводкой из танка шарахнуть, и то вряд ли пробьет.
        - А боковой выход, по ступенькам, тот, через который я вас привел - вставил я своих пять копеек, устало прислонившись к надежной толще стальной двери.
        - Сейчас решим - Андрюша бегом скрылся за бронетранспортерами.
        Мы со Штольцем и Гринго молча уставились друг на друга.
        Через несколько минут в дальнем углу капонира прогремели взрывы, от которых мгновенно заложило уши - ведь рванулоо в замкнутом помещении. Потом раздался грохот осыпающихся камней
        - Ну, Андрюша! - удивился Штольц. - Решил таки вопрос, просто и со вкусом: взорвал боковой выход. Идем к нашим. Здесь задраены ворота так, что и ядерный взрыв выдержат. И второй вход завален. Вот и чудно - хрен теперь так просто кто сюда зайдет.
        Зондер и Маркус, матерясь и выплевывая пыль, густым облаком окутавшую место завала. ковырялись у металлической двери в углу капонира. Эта дверь, как мне помнилось по игре, вела в подземный бункер, набитый тушканами, и с Бюрером в основном помещении в придачу.
        Долго ковырялись, когда вдруг раздался металлический лязг и дверь приоткрылась.
        - Не входить! - Маркус прижал спиной дверь.- Отойдите все за БТР-ы и ждите, пока я вас не позову. Манул, держи за мной двери!
        Маркус скользнул в бункер, а Манул прижал дверь снаружи своей широкой спиной. Мы все переглянулись. Один Зондер осатавался спокойным - видно он уже успел переговорить с Маркусом, когда они разблокировали замок. Зондер знал, точно знал, что Маркус будет сейчас делать там, в бункере. Зондер знает, он все знает.
        Наступила тишина, прерываемая только нашим тяжелым настороженным дыханием. Мы все сжимали оружие в руках и напряженно ждали звуков стрельбы из бункера или криков Маркуса. Но все было тихо. Через несколько минут спертый воздух в запертом помещении капонира чуть вздрогнул, а Манула заметно толкнула в спину дверь, но он снова привалился к ней, плотно прикрыв. Манул надежный и сильный мужик, он будет выполнять приказ до последнего, он такой.
        Мы ждали.
        Минут через двадцать, которые мне показались вечностью, раздался стук в дверь, которую блокировал Манул. Осторожный стук. Мы все, не сговариваясь вскинули автоматы, когда Манул отпустил дверь и, отскочив в сторону, тоже вскинул автомат.
        Дверь открылась и из бункера вышел наш шаман. Он загадочно, как всегда, впрочем, улыбался:
        - Спокойно, спокойно - это я. Можно заходить, внутри чисто. - Маркус повернулся к нам спиной и опять исчез в бункере.
        Мы зашли внутрь: все, как в игре: узкий коридор, освещенный тусклыми потолочными лампами, под ногами горы мусора от разметенной баррикады, которая, как мне помниться здесь была по игре, и тяжелый спертый застоявшийся воздух, густо пропитанный резким запахом плесени. И не только запахом плесени - я понял, что придавало такую резкость запаху - это был запах озона, как после грозы. Такое уже было сегодня ночью - когда мы во время грозы провалились в Зону. Это было сегодня ночью? Это было в той, в прошлой жизни, в другом месте и не со мной. Там, где-то в другом измерении был я, были мои друзья, были родители, была моя работа, бессонные ночи в Сети и в игровых мирах. Была Света, красивая девчонка, наверное, слишком красивая для меня, а может, я просто не был достаточно крут для нее, и моя пятнадцатилетняя "Мазда" не слишком престижна - это понятно. А может, я просто надоел Свете, или не уделял ей достаточно внимания - а ведь свято место пусто не бывает, вот и появился в ее жизни этот Николай, а я ушел в отставку, не стал бороться за Свету, почему - не знаю, может, я понял, что Николай сможет дать Свете
больше, больше всего: надежности, внимания, любви, денег, ну и там всего, чего реально нужно женщине.
        А вообще, я с девчонками дружу, но комплексую немного, хотя вижу и понимаю, что они ждут от меня больше решительности, а я перевожу их в область просто дружеских отношений потому, что мне так безопаснее и спокойнее. Честно говоря, я просто еще не встретил после Светы такой девчонки, с которой хотел бы построить что-то совместное, семью, например. А ведь мне уже почти тридцатник...
        Конечно, периодически я забираю девчонок из ночных клубов и мы отрываемся по полной, но, как правило, отношения не продолжаются - так, знакомство до утра. Просто мне нравилась Света, наши отношения почти год были идеальными, мы жили вместе у меня, и родители не возражали - они думали, что мы таки поженимся. Не сложилось: больно, обидно, но не смертельно, пережил разрыв и все поутихло со временем. Бывает. Что-то нахлынуло на меня...
        Вот идет впереди меня Рина. Вижу ее затылок - ее волосы убраны вверх, под кепку. Тонкая, нежная шея, небольшие и такие хрупкие плечи. Красивая девчонка, эта Рина, молчаливая и сильная. Столько пережила за эти сутки, а выстояла. А с виду такая Няшечка Кавайная!
        Вот и пойми этих девчонок: они иногда крепче парней, морально, конечно, хотя с виду такие нежненькие. Хотя, я всяких видел: и крутых телок, которые за словом в карман не полезут и затащат в постель любого парня, который им приглянулся, за пять минут. Видел я и таких няшечек, скромных с виду, но которые дадут фору в постели любой крутой телке, знал умных зануд и откровенных гормональных дур и истеричек, высоких и низеньких, худых и толстых, блондинок и брюнеток, грудастых и не очень, с роскошными гривами волос и стриженных, короче - знал всяких. Ну, нравятся мне женщины и девчонки, что я могу с этим поделать?!
        И вот Рина, к примеру, мне приглянулась, и мне самому хочется ей нравиться, не знаю почему, хотя эта штучка явно не для меня. Да что тут о чувствах говорить - дожить бы до завтра.
        Пройдя коридор, мы свернули влево и через открытые стальные двери зашли в сам бункер: большое, тускло освещенное помещение, метров сто квадратных, высотой метров пять, заставленное грудами ящиков.
        - А Бюрер где? - недоверчиво спросил Маркуса Штольц. - Вроде бы должен жить здесь, в бункере.
        - Ушел он - спокойно сказал Маркус. - Ушел, чтобы нам не мешать.
        - Бюрер ушел в лучший мир, Маркус? - хмыкнул Андрюша. - Ушел вместе с тушканами в Страну вечной охоты? Короче, колись - грохнул ты их втихаря, а нам втираешь?
        Маркус молча покачал головой в ответ.
        И тут пол покачнулся под ногами. С потолка посыпалась пыль и остатки порядке. как и.
        - Что это? - испуганно вскрикнул Гринго. Нервы у него были явно не в порядке, как, впрочем и всех нас после суток, проведенных в Зоне.
        - Это ребятки Выброс, очень серьезный Выброс - уселся на ящик Зондер. - На поверхности все простерилизовало, от всех, кто не успел спрятаться. А мы вот в бункере. И нам все пофиг. Такое впечатление, что это нас Зона сама сюда спрятала, так, чтобы понадежнее было. Да, Маркус?
        Наш шаман молча улыбнулся в ответ.
        Не нравится мне все это - слишком много странных совпадений, уж не Маркус ли нас сюда втравил, в Зону эту гребаную? Такой же вопрос я увидел в глазах всех наших ребят. Только Штольц, Андрюша и Рина смотрели спокойно.
        - Не таращи так свои глаза, Вереск - съязвил Зондер, - все нормально: ты же знаешь, что Маркус у нас по жизни шаманит, вот и находит как-то общий язык с этими тварями. Так ведь, Маркус? Ты сам - то можешь объяснить, как это у тебя выходит?
        - Не знаю точно, но я могу общаться с местными тварями, а как это получается - понятия не имею. Я просто знаю, как будто всю жизнь прожил здесь- ответил мягко Маркус. За его внешней мягкостью всегда крылась железная воля и непререкаемая логика, и я это давно знал.
        - Эй, Маркус! - позвал Манул. - Может это на тебя так Зона подействовала, или сам процесс перехода сюда?
        - Во, во! - добавил Андрюша вроде в шутку, а вроде всерьез. - И, вообще, ты - наш Маркус, или местная копия, матрица, так сказать, я такое читал где-то. А может у тебя хвост уже вырос, да ты его прячешь?
        - Я тебе сейчас врежу, Андрюша и не посмотрю, что ты такой здоровый, так ты сразу и глаза раскроешь - спокойно улыбнулся в ответ Маркус.
        И я знал, что он может врезать, если что не так, врезать кому угодно. Это наш Маркус, наш, - чувствую это. Но все таки что-то в нем изменилось, вернее что-то появилось новое - непонятное и отстраненное. Тьфу ты - мы все здесь постепенно становимся другими.
        - Э - э! Без фокусов! - встрепенулся Зондер. - Нервы на замок! Свои приколы и стеб оставьте для Большой Земли. А сейчас - быстро все занялись делом: Штольц и Гринго - идите проверьте запасный выход, вон в том углу есть двери и шахтный колодец выхода прямо в казарму, а все остальные осматриваем содержимое ящиков, может что найдем полезное для нас. Карина, возьми автомат и присмотри за коридором. А ты, Манул - сходи с Вереском и задрайте двери, которые из бункера ведут в капонир.
        В ящиках было какое - то радиоэлектронное оборудование, запчасти, по - видимому к машинам, или БТР-ам. Ничего съестного, никакого оружия или боеприпасов: одни железяки! Бесполезный хлам!
        Один Зондер остался доволен ревизией содержимого бункера: все пригодится, мол.
        Потом он с Маркусом и Штольцем, обыскали все закоулки, даже залезли в вентиляционный коридор, но источник резервного питания, который запитывал освещение в бункере, так и не нашли, хотя приглушенный шум работающего движка где-то в недрах бункера был слышен довольно отчетливо.
        - Чего-то мы еще не знаем, и не видим, хотя какие-то помещения в бункере явно еще есть - озабоченно почесал затылок Зондер. Я редко видел его таким неуверенным, обычно Зондер все всегда знал и никогда не унывал.
        - Все разошлись еще раз по бункеру: щупайте, думайте, смотрите, простукивайте - должно быть еще что-то, например дизельная для резервного питания, ведь работает движок где-то недалеко - все же слышат?!
        Мы разошлись по бункеру без особого энтузиазма и надежды. Очень хотелось есть и пить, я так понимаю, что чувство голода и жажды будут теперь нашими постоянными спутниками, вместе со страхом и безразличием. Хорошие спутники, ничего не скажешь!
        - Эй, ребята! Идите сюда! - это Рина позвала нас. - Слушайте: здесь за стенкой пустота.
        Рина осторожно простукивала одну из стен.
        Мы все собрались возле этой стены: и точно за стеной была пустота - мы все попробовали простучать.
        - Что скажешь, Маркус? - спросил Зондер. - Что там, за стеной? Выход? Или проход в другой мир, в лучший?
        Наш шаман молча прижался лбом к стене, и, закрыв глаза, стал слушать.
        Мы все замолчали, и даже старались дышать потише, чтобы не мешать ему.
        Маркус стоял и молчал. Мне даже показалось, что он заснул. Но вдруг он отшатнулся от стены и спокойно сказал:
        - Там безопасно. Нужно пробить эту стенку.
        Гринго тут же нашел среди досок железный лом. Ударили по стене раз, другой: стена оказалась в полкирпича, чисто косметическая. Пробив стену, лом ударил во что-то железное и массивное.
        - Бейте, сбивайте стену - крикнул Зондер.- Там что-то есть. Бейте, Буратины, бейте - там может быть волшебная дверца!
        Через полчаса работы, мы, раздобыв еще один лом, разрушили стену и удивленно переглянулись, полностью расчистив пространство: за стеной были огромные железные ворота - точно такие, как при входе в капонир.
        - Оба-на! - восхищенно воскликнул Андрюша. - Вот вам пацаны, и Буратино, и папа Карло и "Золотой ключик" в придачу, епт!
        - Открывай замок, философ - оборвал Андрюшину тираду Зондер. - Все помогаем!
        Круговой замок открылся без особых проблем, мы распахнули ворота и замерли от удивления с открытыми ртами...


        Файл 16
        Штольц: бункер.


        Перед нами был новый бункер, большой бункер. Наверное, это тоже был крытый капонир, потому что в дальней от нас стене виднелись большие ворота. Капонир - близнец. Здесь был свет, довольно яркий свет из ламп, вмонтированных в потолок. В капонире стояло два бронетранспортера и грузовая машина. Вся техника была новая, тускло поблескивала краской. На БТР-рах были установлены пулеметы, которые были тщательно зачехлены. Справа, в углу капонира был виден вход в виде железной лестницы с перилами на другой уровень, вниз. Оттуда раздавался рокот генератора.
        - О - ба - на! - восхищенно произнес кто-то из наших ребят, комментируя увиденное - Вот это да-а!
        - Реально, пацаны - мы теперь короли! - Зондер буквально сбежал по ступенькам в новый капонир и буквально прилип всем телом к темно-зеленой железной туше боевой машины, раскинув руки, будто обнимая ее. Зондер был счастлив, и нам передалось это радостное состояние. Но Саша, спустя несколько секунд пришел в себя:
        - Манул! - остаешься у входа в бункер. - Вместе с Гринго и Андрюшей. Смотрите в оба! А я со Штольцем осмотрю машины. Маркус и Вереск, спуститесь вниз, на второй уровень, и осмотритесь там. Карина, будь здесь , возле Манула. Все! Не толпитесь, и не корчите радостные телячьи рожи - так хорошо просто так не бывает, ждите подвоха. Все! Пошли, пошли!
        Как ни странно, все было хорошо, даже очень хорошо: оба БТР-а были совершенно новые, даже местами в заводской смазке - боевые машины явно были законсервированы. Бортовой "Урал " был в таком же отличном состоянии, ключи лежали на водительском сидении. Зондер сел за руль, вставил ключ в замок зажигания и повернул его. Двигатель машины буквально взревел, но, выплюнув несколько раз клубы вонючего дыма, плавно перешел на холостой ход, довольно урча.
        - Ты видишь, Штольц! - выскочил из кабины Зондер, заглушив двигатель. Глаза Саши радостно блестели. - Все на ходу! Сейчас проверю БТР-ы.
        И Зондер, цепляясь за скобы, ловко полез на бронетранспортер. Знает Саша технику - военный ведь, хоть и бывший, а знает, молодец! С грохотом открылся верхний люк БТР-а и Зондер исчез в внутри боевой машины. Вскоре с ревом завелся дизель, обдав меня целым облаком выхлопа с резким запахом солярки. Двигатель поработал немного и замолк - видно Зондер выключил его.
        Саша еще минут десять ковырялся внутри машины, а потом, с привычным уже грохотом, открыл боковой люк и соскочил на землю, довольно потирая руки:
        - Полный комплект! Все есть: и боекомплект для пулемета, и выстрелы для РПГ, и работающая рация, даже аптечки - все есть, заводи и в бой! Бак заполнен. В такой машине нам всем можно жить! А Выброс нам точно теперь не страшен, даже на открытой местности. Короче, Штольц - это подарок судьбы.
        - Или подарок Зоны... - предположил я.
        - Или Зоны, какая разница! - быстро согласился Зондер. - Мне пофиг, главное - мы теперь защищены, вооружены и очень опасны. Сейчас проверю второй борт.
        Второй БТР оказался тоже в полной боевой готовности. Пока Зондер ковырялся внутри, ко мне молча подошли Маркус и Вереск. Глаза их были размером с блюдца. Даже Маркус, всегда и при любых обстоятельствах остающийся невозмутимым, был просто сам не свой.
        - Вы чего? - настороженно спросил я, потянувшись к автомату, висевшему на плече.
        Маркус с Вереском переглянулись и Вереск выдал: - Там, внизу... полный трындец!
        - В хорошем понимании - добавил наш шаман. - Вы все охренеете.
        И они были правы: когда мы вчетвером, с Зондером во главе, спустились по гулкой металлической лестнице на второй уровень бункера - там оказался рай для нас: подземные склады и казарма
        Коридор метров тридцать длиной, довольно хорошо освещенный лампами дневного света, размещенными на стенах. По обе стороны коридора были открыты двери в разные помещения - видно наши ребята уже обыскали их.
        Сразу напротив лестницы располагался туалет и помывочная. Судя по количеству умывальников и открытых "посадочных" мест, отгороженных невысоким простенком, это помещение предназначалось для гигиенического обеспечения как минимум сорока - пятидесяти человек. Следующая дверь по коридору вела в казарму - большое, но почему-то тускло освещенное помещение, заставленное рядами двухэтажных коек. На каждой койке лежал скрученный матрас, подушка и большой полиэтиленовый пакет с бельем. Тумбочка и табуретка возле каждой кровати. Все было расставлено в строгом порядке. Коек, на первый взгляд было около сорока. В боковой стене казармы была большая железная приоткрытая дверь из которой лился достаточно яркий свет.
        - Пошли туда - загадочно и почему-то шепотом, сказал Вереск, направляясь к этой двери.
        Мы зашли следом и буквально онемели от восторга: это была оружейная комната, отделенная от остального мира стальной решеткой. Вереск обошел столик дневального и широко открыл двери, тоже сваренные из решетки. Ключ, как я заметил, торчал в дверном замке.
        В оружейке вдоль стены стояли пирамиды с автоматами в два ряда, тускло поблескивающие смазкой на металлических частях. Много автоматов - несколько десятков. Насколько я разбираюсь - это были 74-е АК. Дальше, на больших деревянных ящиках, по-видимому, ящиках с боеприпасами, стояли уютно расположившись на раскрытых сошках, три ручных пулемета - это РПК, такие, как у Андрюши. Дальше стояли длинные ящики - там оказались ручные гранатометы - "Мухи", как любовно их назвал, нежно поглаживая, Зондер. Он, наконец, окончательно офигел от счастья - ведь это был целый арсенал, внушительный арсенал. Это была наша вернувшаяся надежда выжить.
        Потом мы быстро прошли остальные помещения: небольшая комната с четырьмя койками - видимо офицерская казарма; узел связи, забитый аппаратурой; помещение с несколькими столами, стульями и большой картой на стене - штаб, наверное; склад с вещами, склад продуктовый с ящиками и коробками, аккуратно расставленных на деревянных стеллажах. В конце коридора была душевая: как-то странно немного, но так уж она была здесь расположена. Последним помещением была довольно большая кухня: электроплита, разделочные столы, мойки и кухонная утварь, аккуратно развешенная на стенах над столами. Посуда тускло поблескивала в полутьме. И я забыл сказать еще нечто очень важное: все помещения, и все, что было в них, были покрыты толстым слоем пыли, которая сизыми фонтанами взвивалась в воздух, реагируя на каждый наш шаг.
        Заканчивался коридор большим помещением, вернее расширенной частью коридора, его тупиковой частью - здесь стояли небольшие столики с вплотную приставленными к ним стульями, в углу стояла деревянная тумба с установленным на ней телевизором. На телевизоре стоял допотопный видеомагнитофон. По всей видимости, это была столовая и комната отдыха в одном флаконе. Для подземного казарменного комплекса это было очень продумано, функционально и компактно. Вот тебе и бункер "Волхова"! Вот тебе армейский объект давно забытых времен! Как кстати!
        А для нас это был просто рай. Все это было просто чудесно и заставляло радостно биться сердце от ощущения защищенности этого уголка в подземелье, защищенности от страха, голода, смерти и врагов там, наверху, в Зоне.
        Слева по коридору был вход на третий нижний уровень - на склад ГСМ, к дизельной установке и резервуару солярки.
        И еще: я чуть не забыл важнейший момент - во всех кранах бункера была вода, это значит, что система водоснабжения была запитана от внутренней скважины, и это значит, что мы теперь полностью автономны, как в подводной лодке.
        Зондер не дал нам насладиться моментом открытия этого чудесного оазиса и разбрестись по помещениям: он выгнал нас наверх, в капонир, собрал всю нашу небольшую группу, построил и провел с нами разъяснительную работу, попутно раздавая приказы и почему- то густо сдабривая свою речь матом, даже не обращая внимания на Карину, тоже стоявшую в строю.
        И всем нам все сразу понятно и ясно: все успокоились, каждый получил свой наряд и порцию профилактических словесных пиздюлей в придачу.
        Работа просто закипела. А по - другому и нельзя: утратишь контроль над дисциплиной в такой ситуации - тогда всем нам будет уже настоящий пиздец, это точно.
        Андрей и Манул отправились на охрану: Андрюша охранял первый бункер и коридор, ведущий к задраеной, кстати, двери в первый, наружный капонир. Манул присматривал за вторым, только что найденным капониром. Зондер засел в узле связи, ковыряясь с аппаратурой. Маркус занимался переписью оружия и боеприпасов. Карина выясняла содержимое вещевого склада, и ей помогал Гринго. Мне Зондер приказал проверить склад с продуктами и выяснить, годятся ли консервы и припасы для еды: ведь склады, возможно были заложены еще в 80-е годы, до взрыва на ЧАЭС, поэтому за столько лет все, естественно, вышло из срока годности.
        Но меня ждало удивление: на упаковках всех консервов и продуктов, которые я, с нарастающей лихорадочностью осмотрел, стояла маркировка дат нашего года. И на банках были обозначены современные украинские производители. Вот так, вот и думайте, господа, что здесь происходит.
        Но ведь этого не может быть в принципе! Или может? Продукты загрузили на склад в этом году?! Кто и зачем загружает на скрытый от всех подземный объект продукты? А замурованная стена на входе в этот бункер? Загрузили и замуровали стену? Бред! Хотя, может быть и такое, здесь, в Зоне, я быстро учился ничему не удивляться.
        Но, тем не менее, продукты по маркировке были свежими. Я вскрыл ножом одну банку свиной тушенки: понюхал, осторожно попробовал - нормальная тушенка. И я ее съел - уж больно есть хотелось. Да и кто-то же должен был попробовать эту непонятно откуда появившуюся здесь еду. Честно говоря, я, когда вскрывал банку, думал что это просто муляж банки с тушенкой, как и все остальное, что здесь находится. Оказался не муляж, оказалась настоящая еда. Откуда она появилась здесь, и для кого предназначалась я уже не думал, какая разница: было чье-то, стало наше. И мы теперь просто так эти сокровища не отдадим никому.
        В ящике каптерского стола, здесь же - на продскладе, я нашел несколько листов бумаги и карандаш, и приступил к описи содержимого склада. Работал долго, несколько часов, пока не составил списки. Несколько раз ко мне заглядывал Зондер, но быстро уходил: видно проведывал всех нас, помочь мне не мог, а мешать работе не хотел - и не том спасибо.
        Поздно вечером, судя по часам и усталости, мы, наконец закончили ревизию бункера и доложили Зондеру каждый по своему сектору. Склады были заполнены продуктами, обмундированием, бельем, обувью и массой всяких полезных вещей. Оружия и боеприпасов было достаточное количество на вооружение тридцати бойцов. Материальное и пищевое довольствия было рассчитано, по нашим предварительным расчетам, на содержание тридцати человек сроком 10 - 12 месяцев. Прилично. А если шести - десяти человек, то можно протянуть и пару лет в условиях полной автономии.
        А еще у нас было два полностью укомплектованных и снаряженных новых БТР - 80 и одна грузовая машина "Урал" ( тоже дизельная).
        А еще у нас была мощная армейская стационарная радиостанция и две носимые радиостанции.
        Этого всего добра нам может хватить надолго. Или будет что оставить местным, если мы скоро свалим домой.
        Так хочется домой все-таки! Или просто проснуться дома утром в своей постели!


        Глава 17
        Зондер: первый вечер в бункере.


        Когда наши ребята озвучили те запасы, которыми мы теперь располагаем, то я, быстро прикинув, просчитал приблизительно срок полного нашего автономного существования в бункере: восемь человек при правильно составленном рационе продержится здесь от полугода до восьми месяцев. Неплохо!
        Мы даже сможем вооружить и обмундировать отряд бойцов до 30 человек, а это серьезный аргумент в Зоне.
        Оружия более, чем достаточно, боеприпасов хватит на маленькую войну или на пару коротких боев.
        БТР-ы дают дополнительный шанс победы в любом сталкерском конфликте, или дадут возможность безопасно эвакуироваться с "Волхова". Это тоже мощный фактор нашего выживания здесь, в Зоне.
        Так что все пока складывается неплохо, очень даже неплохо. Только ребят наших, убитых сегодня, жаль. Ну ничего, теперь я бегать от Форсы не буду, а сам доберусь до него, и доберусь таки - теперь уж точно, это только вопрос времени, вот тогда мы с ним и посчитаемся по - полной.
        А сейчас нужно наладить дисциплину в нашем маленьком отряде и всех задействовать разными нарядами, чтобы времени не было для раздумий и глупых мыслей.
        Карину я назначил нашим поваром, она согласилась без возражений - нормальная девушка, без приколов. Вижу, что чувствует себя неважно, но молчит и держится наравне со всеми. Карина пообещала сделать ужин к 20.0, но попросила помощника. Я выделил ей Гринго - пусть наводит порядок на кухне, носит со склада продукты.
        Штольца, Вереска и Андрюшу я послал передвигать ящики в первом бункере, чтобы замаскировать ворота входа во второй бункер - мало ли кого придется привести в первый бункер: переговорщиков, гостей, разведку конкурентов, новобранцев ( а я почему-то был уверен, что новобранцы будут) и так, просто чужих людей - им всем совсем необязательно знать, что у нас есть еще один уровень бункера, самый главный. Ящики были тяжелые - с оборудованием для РЛС ( как я понял), запчастями для машин и БТР. Ничего - ребята справятся, здоровые они, как бульдозеры.
        Манул и Маркус ( наш шаман отказался прилечь в казарме , сказал что рука его не беспокоит и он может выполнять нетяжелые работы), пошли в первый капонир осмотреть и промерять радиационный фон в БТР-ах, которые там стояли, да и промерять в капонире в целом и сделать карту фона в капонире. Заодно проверить надежность завала второго выхода из капонира. Работы много - не тяжелой, но нудной и тщательной, как раз до ужина справятся.
        А я занялся электроникой: развернул в радиоузле свой сканер, подключив к электросети ( батареи моего ноутбука уже почти разрядились, так что еще пару часов и мы бы в Зоне остались без сканера, а идти на Янов на подзарядку было сейчас не с руки). Сканер не работал - слишком глубоко под землей мы находились, понятно. Включил свой ПДА - он тоже не работал, тоже понятно. Ничего, я попробую установить коннект в первом капонире - там, думаю, вся наша электроника будет работать наверняка.
        Радиостанция в радиоузле оказалась рабочая ( кто бы сомневался), я разбирался с ее работой часа два, пока не пришел Гринго и позвал на ужин.
        Собрались все наши ребята. один Киммерец остался на посту возле входа на второй уровень бункера - так будет всегда, нельзя расслабляться.
        Ужинали в столовой, как люди - из тарелок, с ложками и вилками. Карина хорошо приготовила: гречневая каша с тушенкой, омлет и консервированные огурцы. Потом был чай с вафлями. Так вкусно и с таким удовольствием, я, наверное, никогда в жизни не ел! Брали добавку - Карина сказала, что все нужно доесть, чтобы продукты не переводить. Правильно говорит, правильно! Ребята наелись до отвала. Андрей сменил Манул, который пришел ужинать в столовую, и мы, уже сытые, с удовольствием развалившись на стульях наблюдали, как наш товарищ с аппетитом молча ест. Недаром люди в зоопарке так любят смотреть, как едят животные, что-то в этом есть...
        После ужина мы сдвинули три стола, сели, начали совещание: Манул доложил, что в капонире чисто с точки зрения радиации, БТР- тоже чистые. Я внимательно посмотрел на Маркуса: "Твои, мол, штучки?". Маркус спокойно выдержал взгляд. Шаманит по-прежнему, Маркус, как и прежде, только там, в нашем мире это было на уровне приколов, а здесь, в Зоне он уже по-серьезному шаманит, по-настоящему. Не верю я в то, что он ничего не знает о том как, и для чего мы попали в Зону, ну не верю я, ладно - потом выяснится все. Сейчас мне наплевать как Маркус шаманит, главное, чтобы он работал на нас. Но я верю ему, слишком уж хорошо я его знаю - не способен он на подлость или на подставу. Хотя, время покажет. Но сейчас Маркус в нашей команде серьезный козырь - он явно дружит с Зоной, может здесь, в Зоне у него открылись какие-то возможности. Ладно, посмотрим, что будет дальше.
        Завал второго выхода из капонира вроде непроходим, но со слов ребят, нужно его укрепить снаружи и изнутри - для надежности. Сделаем, - я сделал себе пометку в блокнот.
        Внутри в БТР-ах не было практически ничего - все раскурочили и вынесли волны сталкеров за эти годы, зачем им это железо только было нужно, ладно - электрооборудование, но железо то зачем? Ладно, посмотрим, что к чему - но эти борты нужно восстановить, хотя бы один - ящики с запчастями я видел в первом бункере. Любая действующая единица бронетехники - это аргумент силы в Зоне. Еще одна пометка в блокнот.
        Что еще нужно сделать в первую очередь? Я выслушал предложения ребят, многие были по делу - толковые пацаны все-таки, мои товарищи.
        Во- первых: укрепить казарму на поверхности бункера и сделать там наблюдательный и опорный пункт.
        Во -вторых: найти выход из второго капонира не демаскируя его.
        В - третьих: найти всех страйков, которые еще, возможно, бродят по окрестностям Янова (сделал пометку "Срочно!").
        Четвертое: составить план дальнейших действий нас в Зоне, с целью найти выход в наш мир. Для это нужен сбор информации, и, возможно, скрытый рейд в окрестности "Скадовска" для переговоров с отшельником Ноем. Псих этот Ной, конечно, но знает что-то - это было и по игре ясно, а сейчас тем более: Карина говорит, что обязательно должна с ним встретиться.
        Карина. Та еще штучка! Девочка - припевочка, анархистка с лицом ангела. Нужно ее расколоть подробнее и выяснить, что толком она знает, для чего она сюда прибыла и что должна передать Ною. Да, кстати, я должен знать, почему ее так рьяно разыскивает Форса, не жалея людей и идя на конфликт с Долгом и Свободой - значит девчонка знает что-то архиважное. Не думаю, что этот интерес со стороны Форсы - просто личный интерес к красивой девчонке, или интерес как к родственнице... Но проверить нужно все. По крайней мере у меня нет никаких осноВереский верить и доверять Карине, за ней нужен глаз да глаз.
        И еще: нужно собрать всю информацию о нашем главном враге ( из тех, кого мы на сегодняшний момент знаем) - Форсе. Я хочу знать о нем все. и поэтому мне нужен безопасник. Безом у нас будет Маркус - у меня такое впечатление, что он сейчас видит людей насквозь, хотя и раньше, на Большой Земле, он был проницательным и очень недоверчивым человеком.
        В - пятых: мне нужен заместитель, я все сам не потяну. Замком у меня будет Штольц, он надежный и серьезный, хотя иногда чуть притормаживает - это возрастное, не помешает службе.
        Вот пока и все. Я распустил людей отдыхать. Карину отправил располагаться в офицерский кубрик - девчонка все-таки, остальные ребята - в общую казарму.
        Начальником караула ( и гарнизона бункера) я назначил Андрюшу: он справится.
        Каптерщиком я назначил Вереска и приказал ему разобраться на складе, вместо Маркуса, и выдать сегодня людям постельное белье. Помывку организуем завтра - нужно еще разобраться с горячей водой в душевой и на кухне.
        Распустив ребят, я окликнул Маркуса и Штольца, мы перешли в радиоузел и там, за закрытыми дверями, продолжили совещание: я огласил свое решение по их должностям беза и заместителя, а потом растолковал, как я вижу их обязанности. Ребята не возражали, понимая ответственность и необходимость такого решения.
        Первыми Маркус должен был разложить по атомам Карину и Гринго - мы их не знали, и это было опасно.
        Штольц должен был заниматься всеми остальными вопросами организации службы. А я буду командовать, думать, разбираться с техникой и связью. На том и порешили.
        На восемь бойцов личного состава нашего подразделения вышло четыре начальника ( включая Андрюшу), ну, что - ж, этого требуют обстоятельства, особые обстоятельства.
        Спать я лег в чистую, немного пахнущую плесенью постель со странной и навязчивой мыслью: "Где в бункере найти место для стирки белья и одежды". Но это завтра, а сейчас - спать!


        Файл 18
        Вереск: наши и не наши.


        Утро началось с крика Андрея:
        - Рота, подъем!
        По глазам ударил свет, пусть и тусклый, но мрак ночной казармы мгновенно рассеялся.
        Андрей был сегодня дневальным и, кроме того, командиром нашего гарнизона. Два в одном - эдакий Твикс, блин, но зачем так громко кричать?! Спать же так хочется!
        - Подъем, подъем, бездельники! Одеться, убрать постели, отлить и умыться! Построение через десять минут - Зондер приказал, так что шевелите поршнями, парни! Время пошло!
        Я с перепугу вскочил, быстро одеваясь и не сразу сообразив где я и что со мной. Рядом так же суетливо одевались наши ребята.
        Зондер с Андреем видно, чтобы мы не расслаблялись, решили завели у нас армейскую дисциплину. Что - ж, может оно и лучше: если мы оказались в таком дерьме, в какой - то Зоне гребаной, лучше меньше думать и просто выполнять приказы - так легче приспособиться, по крайней мере для меня. Я тоже был в свое время в армии, полтора года, правда служил в караульной роте, охранявшей стратегические артиллерийские склады - это не спецназ, конечно, но выдрессировали нас нормально, бывало за время службы всякое, но выполнять приказы и нести службу нас научили, и научили хорошо - рефлексы остались у меня на всю жизнь, а это, именно сейчас, они, эти рефлексы - самое ценное, что есть у меня, это позволит мне выжить в Зоне и вернуться домой.
        Я быстро оделся в свой старый камуфляж - новую форму Андрей пообещал выдать сегодня к обеду, застелил аккуратно койку по-армейски, хотя не делал этого уже почти десять лет. Рефлексы - все дело в них, они срабатывают сами - и вспоминать ничего не приходится.
        В коридоре, по дороге к умывальнику я чуть не столкнулся с Кариной - она была в новеньком камуфляже и ботинках, красивая такая, с аккуратно уложенными волосами, отдохнувшая и веселая. Какая девчонка - супер!
        - Доброе утро, Вереск! - улыбнулась мне Карина, и тут же поздоровалась с остальными нашими парнями:
        - Доброе утро, ребята!
        - Доброе..., Рина... - я немного растерялся и поэтому стормозил.
        - Привет, Рина! Доброе утро!... - нестройным хором отозвались ребята.
        Стало светлее на душе и спокойнее.
        Андрей построил нас: он, я, Штольц, Манул, Гринго - вот и вся наша бригада, один Маркус был в карауле, а Карина на кухне.
        Подошел Зондер через пару минут.
        - Смирно! - скомандовал Андрюша - он явно вошел в сержантский вкус, ну и ладно.
        Зондер выглядел плохо - мешки и темные круги под глазами, видно спал мало и много курил.
        Командир оглядел нас внимательно и прокомментировал:
        - Ну и рожи у вас: небритые, заспанные и перепуганные. Да и штын такой жесткий от вас стоит! Вы похожи на партизан. Андрей, сегодня же организовать помывку - воду горячую сегодня включим к обеду, выдать всем новую форму, белье, мыло и бритвенные принадлежности - это все есть на складах. А теперь о деле: полчаса назад на связь вышли двое наших страйков - Сайфер и Дортмунд. Они прибились к монолитовцам - тем, которые окопались тут рядом, под мостом, если помните по игре. Монолитовцы не отдали наших парней наемникам, которые преследовали и хотели забрать их. Так эти сектанты послали наемников на х..й и пригрозили перестрелять, если те еще раз придут и попытаются забрать сталкеров, которые прибегли к защите монолитовцев. Наемники, хоть их и было человек восемь, не рискнули связываться с отмороженными на всю голову сектантами, и ушли. Я думаю, они скоро вернутся с подмогой. Так что сейчас выходим за нашими парнями, немедленно. В спасательную группу входят Штольц, Манул, Андрей и Гринго, Штольц - старший. Вереск идет со мной к внешним воротам. Маркус остается в карауле здесь. Сейчас Андрей выдаст вам
патроны и гранаты. Все. Выходите через пятнадцать минут. Штольц - ко мне на инструктаж. Приступаем!
        Когда наши ребята выскользнули через приоткрытые ворота внешнего капонира в сизую предрассветную мглу, мы с Зондером наглухо задраили за ними ворота. Стало как-то тихо и тревожно.
        - Слушай, Вереск, слушай что там происходит, снаружи. И включи рацию на нашей запасной частоте, тоже слушай - распорядился Зондер, настраивая свою рацию:
        - Штольц! Что у вас?
        - Нормально, нет никого вокруг, выходим на дорогу - немного погодя отозвался по рации Штольц.
        - Смотри в оба, Штольц - у наемников есть снайпера, не дай парням попасть в засаду.
        - Принял.
        Минут через пятнадцать Штольц доложил:
        - Мы дошли до лагеря монолитовцев. Нас пропустили, все нормально. С тобой хочет поговорить командир монолитовцев.
        - Давай его - отозвался Зондер.
        Через несколько минут в наушнике раздался незнакомый голос - спокойный и уверенный:
        - Я - Бродяга, командир отряда Монолита. С кем я говорю?
        - Я - Зондер, командир отряда "Волхов". Это мои люди пришли. Спасибо, что прикрыли наших парней!
        - Нет проблем, Зондер! Мне нужно встретиться с тобой, срочно.
        Зондер помедлил с ответом несколько секунд:
        - Хорошо. Иди на "Волхов" с моими ребятами, иди один.
        - Годится.
        - Дай рацию моим парням - закончил переговоры Зондер.
        - Зондер, я на связи - раздался голос Штольца.
        - Уходите на "Волхов", быстро! С вами пойдет командир монолитовцев, для переговоров. Осторожнее заходите на базу, осмотритесь сначала. Как понял меня?
        - Понял, Зондер. Выходим. Конец связи.
        В ожидании группы прошло еще минут двадцать.
        - Мы возле ворот, Зондер - наконец отозвался Штольц. - Открывайте!
        Странно - я не слышал, как к воротам капонира подошли наши парни, видно ворота достаточно массивные и надежно изолируют от внешнего мира.
        В ворота раздался стук приклада. Мы с Зондером открутили баранки замков и впустили наших парней в капонир. Впустили вместе со свежим и холодным воздухом.
        Наши вернулись с Сайфером и Дортмундом, я знал этих ребят достаточно хорошо - взрослые и толковые мужики, не один год в страйке, оба в свое время служили срочную в армии, надежные и спокойные ребята.
        Командир монолитовцев оказался рослым и крепким парнем. Даже при тусклом освещении капонира я рассмотрел, что это был местный боец - мимика на лице минимальная, движения резковатые, я уже научился различать местных и челов, различать безошибочно.
        Зондер и монолитовец м пожали друг другу руки:
        - Приветствую тебя, Бродяга! Что хочешь обсудить? - начал первым Зондер.
        - И тебе удачи, Зондер! - ответил гость, внимательно обведя глазами наших парней, словно выискивая кого - то. - Я хочу переговорить с девушкой, которую вы отбили вчера утром на "Юпитере".
        - Зачем? - насторожился Зондер.
        - Извини, командир. У меня приказ. А твои парни, которых мы не отдали наемникам - моя цена за этот разговор.
        Немного подумав, Зондер переглянулся со всеми нами, словно ища поддержки, а потом уже уверенно ответил:
        - Хорошо. Долг платежом красен. Сложи свое оружие вон там, в углу, а я вызову девушку. Но заруби себе на носу: попробуешь напасть на девчонку - мы из тебя решето сделаем.
        Монолитовец кивнул в ответ и стал разоружаться.
        Пришла Карина в сопровождении Маркуса. Зондер подвел к ней монолитовца, а наши ребята расположились вокруг с оружием наготове.
        Карина молча стояла выпрямившись, с высоко поднятой головой.
        "Какая красивая девчонка!" - невольно залюбовался я девушкой.
        Монолитовец подошел к Карине и вдруг опустился перед ней на одно колено, и склонил голову:
        - Карина! Госпожа! Мы нашли тебя. Первая группа наших братьев погибла на "Юпитере" в засаде наемников, прости их.
        Я чуть автомат не выпустил от удивления - во, дела!
        Карина слегка улыбнулась:
        - Я знаю. Твои братья прощены. Как твое имя, солдат?
        Монолитовец поднял голову и взглянул на Карину:
        - Бродяга, госпожа.
        - Карина улыбнулась Бродяге, и легким движением протянула ему свою руку, которую монолитовец осторожно взял своей огромной лапищей и прикоснулся к ней губами.
        В капонире повисла звенящая тишина - мы все были просто ошеломлены происходящим.
        В этой тишине раздался голос Карины - теплый, но властный:
        - Встань, Бродяга! Иди к своим солдатам. Ждите, я сообщу вам свою волю.
        Сектант поднялся на ноги, слегка поклонился Карине и молча пошел к воротам, туда, где он сложил свое оружие.
        - Офигеть!!! - протянул Андрюша, нервно доставая пачку сигарет. - Просто офигеть!!!
        Зондер нервным движением забросил свой автомат на ремне за спину, подождал, пока мы с Гринго выпустили монолитовца из капонира, и решительно подошел к девушке:
        - Карина! Мы должны поговорить с тобой, срочно!
        - Конечно, командир - спокойно улыбнулась девушка, - но сначала разреши мне накормить ребят, я что, даром поднялась сегодня в пять утра готовить завтрак?
        - Хорошо, покорми парней - озадачено ответил Зондер, и потом уже приказал: - Штольц, Маркус, после завтрака зайдете ко мне в радиоузел вместе с Кариной. Сейчас все в бункер! Вереск - остаешься здесь в карауле.
        Что - что, а уж скучать в Зоне точно не приходится!


        Файл 19
        Сага о Зоне
        После завтрака Зондер собрал в радиоузле Штольца, Маркуса и Карину для разговора, как он сказал. Когда все собрались, не без труда расположившись в тесном помещении, Зондер попросил Карину - именно попросил, а не спросил в приказном тоне, каким он разговаривал последние дни, здесь, в Зоне:
        - Карина, расскажи нам кратко, без ненужных подробностей, где мы и что здесь происходит. Нас интересует только одно: как нам выбраться обратно, в наш мир. Мы слушаем тебя.
        Карина улыбнулась, расслаблено положила руки перед собой на стол, заставленный радиаппаратурой, и начала рассказ, время от времени спокойно, но оценивающе переводя взгляд на каждого из нас. Эта девушка абсолютно владела собой, и, как складывалось впечатление - она владела ситуацией в целом. Откуда в этой хрупкой с виду девчонке была такая внутренняя сила и уверенность?
        - Начну кратко издалека, чтобы вы поняли смысл происходящего сегодня: в 1986 году, во время взрыва на ЧАЭС, образовался проход в одно из параллельных пространств, в пустое, незаполненное материей пространство - матрицу. За границей этой ячейки вновь созданного мира нет ничего - там пустота, там нет ни времени, ни пространства - нет абсолютно ничего. Таких миров - матриц, как считают ученые, бесконечное множество в параллельных вселенных, но у всех у них есть базовая матрица - наш с вами мир, наша Земля, или, как говорят физики - Большая Земля.
        Матрица Зоны была обнаружена случайно в ходе целевой военно - научной программы, центральная лаборатория которой находилась на военном объекте Чернобыль - 2, на базе строящейся крупнейшей военной РЛС в мире. Эта лаборатория была оснащена самым современным на то время исследовательским оборудованием и укомплектована лучшими физиками СССР. А главное, у них был колоссальный источник энергии - продолжающая работать рядом Чернобыльская АЭС, вернее три ее блока, оставшиеся невредимыми после взрыва на 4-м энергоблоке.
        Все исследования и эксперименты спецлаборатории были строго засекречены, поэтому деталей никто не знает, но им удалось найти проход к матрице Зоны. Эти исследования на много лет опередили результаты работы на Большом Андроидном Коллайдере, хотя, мы тоже не знаем, что там раскручивают ученые на этом Коллайдере.
        Короче - ученые нашли новый пространственно - временной карман в параллельной реальности, и назвали его "Зоной Х". Потом удалось разработать технологию переброски в Зону материальных предметов: здесь, на БЗ, предметы помещали в специальный бокс, аннигилировали их, то есть разлагали на атомы, и в виде информационного пучка перебрасывали в параллельный мир Зоны, а там материализовали его. Добившись первых позитивных результатов, ученые забросили в Зону летающий зонд - беспилотник и получили изображение из другого мира : здесь была сама ЧАЭС, Припять и прилежащие территории, было все в виде точной копии, но было ничего живого - ни животных, ни людей, ни, даже микроорганизмов. Воздух был пригоден для жизни. И еще было радиационное заражение местности, аналогично настоящему, в Чернобыле. Вот такой мир Зоны был в первооткрытом состоянии - это была копия Чернобыльской зоны, выброшенная в параллельное пространство при взрыве, побочный эффект катастрофы, так сказать.
        Потом, после открытия Зоны Х, пошли эксперименты по переброске в Зону и возвращению на БЗ материальных предметов. Была разработана технология этой переброски, вначале это были очень громоздкие порталы, затем были разработаны более компактные технические решения, но были найдены и непреодолимые параметры: достичь переброски грузов массой свыше одной тонны не получалось, несмотря на огромные затраты энергии - это был предел, достижимый современными технологиями.
        В Зоне Х были выявлены особые физические условия: гравитация, магнитные поля и прочие параметры, это неважно, но стало ясно, что в Зоне можно создавать новые уникальные технологии и сверхчистые материалы, которые невозможно было создать на БЗ, и и даже на околоземных станциях. А это открывало возможность невиданного технологического прорыва, а, следовательно, и возможность завоевания мирового господства. Тогда, когда были озвучены такие перспективы, на проект Зона Х были брошены огромные ресурсы - все возможности СССР, а это были колоссальные возможности в мировом масштабе. Но цель оправдывала все затраты.
        Следующей глобальной задачей проекта Зона Х была переброска живых организмов в Зону и их возвращение. И такая технология была разработана, сначала в Зону полетели мыши, коты, собаки. А потом пошли и люди, которые перебрасывались в Зону и возвращались обратно без ущерба для здоровья. Это был настоящий прорыв в развитии науки. При работе в Зоне с людьми выяснился еще один феномен: биологические часы у людей в Зоне останавливались - человек не старел ни на минуту, находясь в Зоне - там он мог жить вечно! Представляете себе возможности всех этих технологий: можно, к примеру, скопировать на земле небольшой остров в океане, материализовать его в пространственно - временном кармане, заселить его разными растениями, животными и птицами по своему усмотрению, перенестись туда самому и взять с собой близких людей, и жить там вечно! Какие бы деньги богатые и власть имущие люди отдали бы за такие возможности, за вечную жизнь и вечный кайф?! Это были бы все деньги мира! Эти технологии были бы властью над миром!
        Но я отклонилась от темы: переброска людей в Зону и их возвращение были очень энергозаратны, поэтому была разработана программа по заселению мира Зоны Х людьми, смоделированными компьютерными технологиями и материализованными в Зоне. Эти синтетические люди должны были жить в Зоне, строить заводы и лаборатории, производить для БЗ что-то ценное. Управляли бы ими специалисты с БЗ: инженеры и ученые, менеджеры и техники: несколько десятков человек управляли бы сотнями и тысячами работников, не требующими оплаты и беспрекословно подчиняющимися приказам - мечта! В перспективе, синтетических людей заменили бы роботами, создали тысячи новых миров - матриц, которые бы кормили бы БЗ и снабжали бы всем необходимым - вообщем, перспективы были безграничные.
        Так вот, ближе к нашим проблемам: переброшенные в Зону Х синтетические люди оказались просто живыми куклами - не удалось им передавать тот минимальный запас знаний и функций мозга, необходимый для осмысленной жизни, работы и выполнения приказов, не говоря уже о профессиональных навыках. Тогда были созданы первые в мире облачные информационные технологии, а затем, на их базе была проведена работы по созданию облачного супермозга, внедренного в энергосферу Зоны Х. Это была попытка создать управляемое извне подобие Ноосферы Земли, это было круто, очень круто.
        Этот супермозг смог бы дать сознание людям - матрицам и управлять ими по программам и приказам с БЗ. Это была супер идея, супер цель и супер задача! И она была выполнена, вернее полностью разработана теоретически и готова к техническому запуску.
        И вот пришло время Х - момент переброски в Зону сверхмощного энергетически - информационного пучка, необходимого для запуска Супермозга Зоны Х...
        Но что-то пошло не так, что-то разработчики не предусмотрели и не просчитали - в Зоне Х произошел чудовищный по силе энергетически - информационный взрыв. И возникла Зона в том виде, в котором вы ее знаете: с мутантами, аномалиями и прочими чудесами.
        А еще родилась Зона, как информационно - энергетическая сущность, с возможностями, далеко превосходящими запланированные возможности Супермозга. Зона, как самостоятельная сущность, не зависящая от воли операторов с БЗ. Зона полностью вышла из-под контроля БЗ.
        Разработчики попытались вернуть Зону под контроль, лишив ее энергетической подпитки с БЗ, но безуспешно: Зона на то и была Супермозгом, чтобы суметь обеспечить себе полностью автономное существование.
        Вот так и возникла Зона в глобальном, обобщенном понимании, а не просто территория с мутантами и артефактами в параллельном мире.
        Был еще один важный момент при технологической катастрофе, произошедшей при запуске Супермозга Зоны Х: во время энергетического броска аннигилировалось несколько сотрудников исследовательского Центра, находившиеся в специальных коконах, из которых они управляли цепочками нейронных процессов создания Супермозга. Эти ученые исчезли - их забрала к себе Зона, они стали частью ее, и Зона после рождения приобрела человеческую структуру мышления, вот так.
        - Мама Зона - задумчиво произнес Маркус, когда Карина замолчала, отдыхая и собираясь с мыслями.
        - С Зоной, вроде, хоть что-то стало понятно, но что тогда есть Монолит? - отозвался вслед за Маркусом, Зондер. - Всякие басни ходят о нем.
        - Монолит - это гигантский черный кристалл, материализованный Зоной для аккумулирования энергии и ее сброса, можно так сказать.
        Говорят, что Монолит - это точка заземления Зоны и ее материализованная часть. А точно, никто не знает, что такое Монолит, но то, что он напрямую связан с Зоной - это факт. Ведь Выбросы в Зоне происходят при непосредственном участии этого черного кристалла, и это тоже хорошо известно. Кстати, о Выбросах: это мощные выбросы энергии и информации из точки, расположенной где - то в районе 4-го энергоблока ЧАЭС, где, кстати, расположен и Монолит.
        - Я так понимаю, что выбросы происходят нерегулярно, вернее даже сказать - спонтанно. в то время, когда Зона решить избавиться от излишка энергии - спросил Штольц.
        - Энергии много не бывает, Штольц - задумалась на секунду Карина. - Это что-то другое, вроде нервного импульса, вроде перенастройки системы, как говорят спецы.
        - Ну, ладно, перенастройка, так перенастройка - не успокаивался Штольц, - а кто же тогда сбрасывает на ПДА сталкеров голосовые сообщения о приближении Выброса? Метеобюро местное при Барах?
        - Не смешите мои тапочки, ребята - рассмеялась Карина. - Нет никаких метеобюро, и точно никто не знает, кто сбрасывает эти сообщения. Говорят, это сама Зона предупреждает сталкеров о грядущем Выбросе.
        - Во, как! - удивился Зондер. - А толпы мутантов, появляющиеся после Выбросов - это что тогда? Забота о сталкерах?
        - Ты сам видел эти толпы мутантов? - спокойно ответила Карина.
        - В игре не видел, а в книгах читал - задумался вслух Зондер, и добавил:
        - А что, не бывает такого? А еще я читал, что это инопланетные твари лезут из всех щелей Монолита при Выбросе.
        - Помните Булгакова и его " Собачье сердце"? - рассмеялась Карина. - Так вот, профессор Преображенский советовал своему коллеге никогда не читать советских газет перед обедом, плохо мол влияют на пищеварение, так вот не стоить верить всем этим писательским фантазиям. Я сама прочитала все книги о "Сталкере" - напридумано таких небылиц о Зоне, что даже смешно становится от этого бреда, но писатели стараются, работа у них такая, хлеб свой отрабатывают - Зона зря денег не платит.
        - Ты чего, Карина?! Зона платит писателям, пишущем о ней?! Как, и зачем?! - удивился Зондер.
        - Платит, и платит хорошо: за полуправду, за ложь и вымысел, за все, что связано с подогревом интереса к ней, вернее не к самой Зоне, а к компьютерной игре "Сталкер".
        - А игра - то здесь причем?
        - А притом, что игра "Сталкер" создана для энергетической подпитки Зоны.
        - Ну, ты и загнула! - рассмеялся Штольц. - Как может компьютерная игра питать Зону, тем более находящуюся в другом измерении?
        - Может, и питает. Игрок, погружаясь в игру, отдает свое время, свою энергию, свои эмоции, свои желания и стремления концентрируясь на процессе игры. Геймеры отдают энергию, а куда она уходит? Помните самый главный Закон Вселенной - Закон сохранения энергии? Энергия не исчезает, она переливается во что-то другое, куда - то уходит. Куда? Энергия геймеров "Сталкера" уходит в энергооболочку Зоны, питает ее. Как это осуществляет Зона технически - через Сеть, через Ноосферу Земли, работая с какими - то сверхслабыми излучениями - непонятно, но она создала такую технологию. И чем больше игроков работает с игрой, тем больше энергии получает Зона. Она создала такой механизм энергоподпитки, когда предусмотрела полное отключение от питания с БЗ.
        Потом Зона продумала и организовала свой мир, заселив его мутантами, копиями людей из которых сделала различные кланы сталкеров, щедро разбросала артефакты и аномалии - и мир Зоны заработал. Это ее мир - мир Зоны, она его придумала и она его создала.
        Теперь по поводу создания игры "Сталкер": Зоне нужно было создать игру, обрисовывающую мир Зоны, создать игру, игроки в которую питали бы Зону своей энергией, а для этого нужны были сильные компьютерщики, способные создавать неординарные программные продукты, в том числе и игры. Людям нужно платить было за серьезную работу, нужны были деньги на раскрутку проекта, нужны были люди -посредники между Зоной и нужными спецами. Привлечение специалистов, посредников и просто увлеченных геймеров Зона проводила, проникнув во всемирную Сеть Большой Земли. Для Зоны это было несложно. Что продавала Зона в начале своего пути: программные продукты подготовленные Зоной, за которые компьютерщики, сотрудничавшие с ней, получали деньги от заказчиков, и деньги немалые. Скоро возникли Конторы - нелегальные посредники, которые поставили дело на поток: из Зоны - программные продукты, а средства накапливались на специальных счетах, до времени ожидая приказа от неизвестного но вездесущего заказчика. Много инновационных продуктов было переброшено Зоной на БЗ, очень много, и разных. Вы все сейчас пользуетесь Андроидом, а
теперь догадайтесь - кто создал этот программно - технологический продукт? Правильно, - Зона, хотя никто так и скажет прямо, что программное обеспечение Андроид придумано и разработано не на Земле, вернее не на Большой Земле. Теперь представляете себе масштабы этого сотрудничества Зоны с Землей?
        Но теперь вернемся к "Сталкеру". Накапливая средства на анонимных счетах на Земле , Зона создала свою собственную технологию переброски людей и предметов на БЗ, и обратно.
        Это было прорывной технологией для Зоны: она могла теперь получать с БЗ грузы и людей, и отправлять обратно предметы и людей. Первое, что она сделала - пригласила к себе группу компьютерщиков высокого класса, показала свою территорию, своих обитателей, аномалии объяснила какая должна быть игра, чтобы она была интересной. Затем эти спецы вернулись на БЗ и приступили к работе при полной финансовой и технической поддержке Зоны. Игра была создана в рекордно короткие сроки, и игра получилась очень интересная и необычная, игра быстро созвала под свои знамена десятки тысяч геймеров во всем мире. Потому "Сталкер" получился такой удачный, потому что он был написан, так сказать, с натуры. Вот такие дела, ребята. Вот такая вот история "Сталкера". Это история проекта Зоны под названием " Сталкер", проекта по самостоятельному обеспечению своей энергонезависимости, что равносильно выживанию Зоны и ее существованию.
        - У меня сейчас мозги свернутся в трубочку от такого мозговерта, как твои истории, Карина - растеряно прокомментировал рассказ Маркус. - Правда это, или ложь - не знаю теперь, но как мы здесь оказались?
        - Случайно - вас угораздило играть на Орбите, возле трубы АЭС, которая является одним из передающих контуров лифта в Зону.
        - Так эта гроза была не просто грозой? - прозрел Штольц.
        - Не просто грозой. На этом лифте уходила я со своими хакерами, правда из Черкасс, но хватануло и вас - такое бывает возле Контуров. Мы прибыли раньше, а вы позже. Остальное вы уже знаете, вернее попробовали на своей шкуре.
        - А обратно как нам попасть? - спросил Зондер. - Это для нас самое важное.
        - Будет переход из Зоны на БЗ. Последний переход, примерно через двое суток, с ним и уйдете. Больше пока ничего не обещаю.
        - Почему последний? - уцепился Зондер.
        - Потому, что последний - потом объясню - устало ответила девушка.
            А ты сама то кто, Карина? - осторожно спросил Штольц.- И какое ты имеешь отношение к группировке Монолит?
        Карина потянулась всем телом и сдержанно улыбнулась в ответ:
        - Я такой же человек, как и вы. И зовут меня действительно Карина, фамилию называть не буду - ни к чему это. И живу я в Черкассах, недалеко от Орбиты, кстати. Зона через Сеть пригласила меня служить ей, и я согласилась. Потом она спасла от очень большой неприятности, помогли ее люди, и я ей до сих пор благодарна. Потом меня перебросили в Зону. Я прожила здесь довольно долго и полюбила Зону. И ее обитателей. Я была и есть единственной женщиной, которую приняла Зона, я стала Принцессой Зоны. А "Монолит" - это гвардия Зоны, они защищают Монолит и меня.
        - Плохо защищают, однако - пробурчал Зондер, - ты чудом осталась жива на "Юпитере".
        - Не чудом - поправила его Карина, - а благодаря цифровой бомбе. А моих бойцов, которые встречали меня с хакерами перебили наемники из местных - Форса им заплатил, а потом бросил на мою поимку своих, человских наемников, но не получилось у них, благодаря вашей защите. Вот такие расклады, ребята. А бойцы "Монолита" сейчас ведут тяжелые городские бои в Припяти - местные военные и человские наемники рвутся к Монолиту - времени у всех нас осталось мало, слишком мало.
        - Так ты та самая Принцесса Зоны? - словно проснулся Маркус.
        - Та самая. И ты знаешь об этом. И всегда знал - спокойно взглянула Карина в глаза Маркусу.
        - Прости меня, Принцесса - склонил голову Маркус.
        - Прощаю тебя - с достоинством ответила девушка. - Скоро тебе придется делом доказать верность мне и Зоне.
        - Я готов, Принцесса.
        Все остальные страйки недоуменно переглянулись между собой.
        - И давно это с тобой? - подозрительно ласково обратился Зондер к Маркусу .
        - Не ехидничай, командир - спокойно, как всегда, ответил тот. - С того часа, как мы оказались здесь, Зона позвала меня.
        - Так ты что - агент Зоны теперь? - насторожился Зондер и провел рукой перед глазами нашего беза.
        - Нет, я Маркус. И я верен нашей команде, я сделаю все, чтобы мы выбрались отсюда. И Зона поможет мне, а я - всем нам.
        - Наслышаны, наслышаны о твоих чудесах здесь - миролюбиво согласился Зондер. - Главное, чтобы твои новые возможности помогли нам убраться отсюда, и желательно без потерь. А теперь еще один вопрос к тебе, Карина: - Почему "Сталкер", игра я имею в виду, так внезапно закрыли в прошлом году?
        Карина не ответила сразу, видимо формулируя свой ответ:
        - Это и есть финал этой дискуссии. Все дело в артефакте "Грави", который сумел вывезти из Зоны один из посредников. Он вывез его на БЗ и попытался продать. Его сразу же замели спецслужбы и вскоре, естественно, они узнали все, что знал посредник о контактах Зоны с БЗ. "Грави" оказался нужен сразу всем - все разведки мира скоро узнали о Зоне и сверхэффективных артефактах Зоны, которые можно использовать в военных разработках.
        За посредниками и друзьями Зоны развернулась настоящая охота, были подняты засекреченные разработки давно закрытого проекта "Зона Х". В результате были восстановлены технологии цифровых лифтов, и в Зону хлынули наемники - такие, как Форса, который теперь контролирует Локацию Припять.
        Новое нашествие на Зону призвано поставить Зону под контроль БЗ и заставить ее работать на себя.
        Вот такая история. Я бежала из Черкасс со своей группой хакеров, которые работали на Зону.
        - А цифровая бомба, что это такое? - поинтересовался невпопад Зондер.
        - Эта штука состоит на вооружении "Монолита" - при ее взрыве погибают все цифровые сущности Зоны: местные сталкеры и мутанты - полезная вещь. Это оружие создала сама Зона, чтобы защитить Монолит от от посягательств местных сталкеров и слишком упорных геймеров. До Монолита добираются только те сталкеры и геймеры, кому позволяет сделать это сама Зона.
        - А "монолитовцы", что, не боятся цифровой бомбы ?
        - Большинство бойцов "Монолита" - живые люди, да будет вам известно. Это лучшие бойцы, подобранные на Земле, и служат они Зоне не за деньги, а за идею.
        - За какую идею? - не успокаивался Зондер.
        - Не сейчас, командир - ответила устало Карина - не сейчас.


        Файл 20
        Сага о Зоне, финал
        - Короче, ребята - вернулась к разговору Карина. - Сейчас самое главное: я ввела вирус, в цифровой геном Зоны, находящийся в Сети, в геном, которым стали владеть слишком многие охотники за Зоной. Этот вирус сработает ровно через пятьдесят часов, и все возможности проникновения в Зону с БЗ будут уничтожены навсегда. Зона больше не нуждается в такой энергетической подпитке, она приняла другое решение, избрала другой путь развития...
        Вирус постоянно мутирует и код мутации знаю только я, уже только я. Программисты с БЗ не смогут так быстро остановить мутации этого вируса, потому что он создан самой Зоной.
        Форсе дан приказ найти меня любой ценой и достать этот код. Поэтому на меня здесь объявлена охота. За мою голову дадут много денег, много реальных денег. Так что рядом со мной находиться очень опасно, ребята.
        - Да мне плевать, сколько ты стоишь - резко прервал девушку Зондер. - Мы тебя и так не сдадим, только помоги нам убраться из этого дурдома!
        - Последний цифровой лифт из Зоны будет готов через 50 часов, больше лифтов не будет. Я помогу вам добраться до него, посажу вас и отправлю обратно, на БЗ. А вы должны мне помочь выжить эти дни, не попасть в руки Форсы, и добраться до Ноя - на Затон к завтрашнему вечеру, вернее к восемнадцати ноль-ноль по местному времени.
        - Почему к Ною? - поинтересовался Маркус.
        - Так хочет Зона, а я не знаю - последовал ответ.
        - Все понятно теперь, Карина - отозвался Зондер. - Что предлагаешь делать? Может отсидишься здесь, в бункере, а мы приведем к тебе Ноя сюда? Или передадим инфу Ною сами?
        - У Ноя, в особом месте есть цифровой портал, через который он должен уйти к Зоне с моим кодом. А этот портал активируется только в моем присутствии. Вот такая многоступенчатая система безопасности у Зоны, а больше вам знать и не нужно.
        - Понятно. Тогда давай, мы выведем оба БТРа и доставим тебя на Затон, к Ною в безопасности и с комфортом.
        Карина в ответ покачала головой:
        - Не прокатит это: скоро здесь будут наемники и местные военные с Кордона с бронетехникой и вертолетами - они придут за мной. А ваши БТРы, ползущие черепашьим ходом по местным болотам среди аномалий, будут для них отличной мишенью. Кроме того БТР не пройдет Барьер, разделяющих локации Зоны. Мне придется уходить пешком, с небольшой группой - не более двух бойцов. А вы останетесь на "Волхове", будете обороняться и тянуть время. Когда я отправлю Ноя, я вернусь за вами. Других вариантов нет.
        - Добро - секунду подумав, согласился Зондер. - Ты берешь своих монолитовцев?
        - Нет, они местные и их давно засекли, они видны для Форсы, как на ладони. Дай мне двух своих бойцов, но предупреди их по - честному, что это задание может быть походом в один конец потому, что на нас идет охота. А группу Бродяги я передаю вам на усиление - они отличные бойцы и будут стоять до конца.
        - Хорошо - согласился Зондер. - Я дам тебе двух своих бойцов, а ты вызови Бродягу с бойцами к нам. сколько у нас есть времени до атаки?
        - Минут 30 - 40, не больше.
        - Тогда приступаем. Штольц, пойдешь с Кариной?
        - Пойду, командир.
        - Кого с собой возьмешь из ребят?
        Штольц задумался на минуту.
        - Командир! - вдруг попросила Карина. - Можно Вереск пойдет с нами?
        - Хорошо, согласен - ответил быстро Зондер, поднимаясь из-за стола. - Штольц! Переговори с Вереском. И никому ни слова из услышанного - озабоченный ненужными мыслями солдат - это плохой солдат. Все, совещание окончено! Приступаем, времени осталось мало.


        Файл 21
        Вереск: Зона зовет


        После завтрака Зондер забрал Штольца, Маркуса и Карину к себе, в радиоузел, который был у нас чем-то вроде штаба, на совещание. А Андрюше и мне поручил разобраться с оружием и боеприпасами на складах бункера.
        Мы разобрали и посортировали ящики с патронами и гранатами, и стали готовить восемь новых автоматов и два пулемета: сняли с них заводскую смазку, перебрали и привели в рабочее состояние. Вот этим мы и занимались часа два. Я с удовольствием работал с оружием, мне нравится это завораживающее и немного трепетное чувство, которое вызывает новое оружие - его хочется гладить неспешно и с наслаждением, как девушку.
        Потом мы набивали патронами магазины — тридцать два магазина к автоматам, из расчета по четыре на автомат, и десять магазинов "сорокопяток" - к пулеметам РПК. на дно магазинов заряжали по три трассирующих патрона: когда видишь в бою, что пошли выстрелы трассерами - пора менять магазин, эта мелочь может и жизнь спасти в бою, как говорит Андрюша, а он знает - человек он бывалый.
        - Слышишь, Андрюша! - спросил я товарища, механически набивая патронами рожки. - Ты свой РПК будешь менять на новый?
        Андрей ответил не сразу, почти любовно погладил начищенный до маслянистого блеска новый пулемет:
        - Не знаю, пока. Мой пулемет никогда меня не подводил, но сколько он стрелял настоящими патронами за эти дни? Мало... А ему уже четыре года... Когда ломанемся в бой, возьму с собой и новый и старый ствол, а вдруг мой старичок заклинит или откажет... Рисковать нельзя, сам знаешь.
        - Ты, Андрюша, мужик крепкий - согласился я, - тебе лишних пяти коло потягать ничего не стоит. А я вот свой ствол поменяю на новый: на моем 74-м разболталась рамка приклада, а здесь, в Зоне, сам понимаешь - стволы должны быть надежные.
        Андрюша кивнул в ответ, молча продолжая свою работу.
        Наконец вышло наше начальство с совещания и в оружейку заглянул Зондер:
        - Ребята! Идите в столовую - разговор есть.
        Штольц и Маркус сменили на постах Сайфера, Гринго и Дортмунда, направив их в столовую, на "разговор" к Зондеру.
        - Итак, ребята - начал Зондер. Было видно, что он нервничал, но решение уже принял. - Все хреново на самом деле: у нас есть десять — двенадцать часов до последнего лифта на Большую землю, то бишь домой. До этого времени Карина должна сходить на Локацию "Затон", выполнить задачу, от которой зависит и наше возвращение домой, а потом вернуться за нами и отвести нас на этот гребаный лифт, что это такое, я так толком и понял, но он работает. Проблема в том, что наемники Форсы и местные вояки с Кордона хотят добраться до Рины, вытрясти из нее какой - то долбаный код, да и с нами свести счеты - сами знаете, за что. А вообще, Зону достали наши челы с Большой Земли, поэтому Зона переходит в другое состояние, исчезает вроде как. а с ней все живое и неживое, что в ней есть. Короче - всем, кто останется, может настать полный кирдык - даже Рина толком не знает, что будет через эти двенадцать часов.
        С Риной на Затон пойдет Штольц и Вереск. Вереск, ты согласен?
        Я, от неожиданности не сумел хотя бы поразмыслить пару секунд, согласно кивнул:
        - Пойду, не вопрос.
        - Гуд! - перешел к приказам Зондер. - Тогда собирайтесь. Форму не менять - в своей форме сталкерской вы не так будете бросаться в глаза местным и челам. А Рину оденем в форму Гринго - он у нас мелкий, как-то девчонку нарядим, чтобы на сталкера была похожа. А ты, Гринго - подбери себе на складе новую форму, армейскую, у нас этого добра хватает.
        А теперь - главное: наемники и вояки знают, что мы с Кариной здесь, на "Волхове", и будут здесь скоро - через час, полтора. Мы должны продержаться до возвращения Карины и наших ребят до вечера, любой ценой. Поэтому шевелитесь!
        Штольц, собирай свою группу и готовьтесь к выходу из бункера через полчаса, пока вояки не нагрянули.
        Андрей, готовь наш гарнизон к бою - нам придется тяжеловато. Да, кстати, сверху нас поддержат монолитовцы - отряд Бродяги, а если продержимся до сегодняшнего вечера, то из Припяти прибудет еще подкрепление от "Монолита" - Карина у них вроде Принцессы, принцессы Зоны, а за Зону и за Принцессу эти отморозки будут стоять насмерть. Всем все понятно?
        Мы нестройно прогудели в ответ:
        - Да..., да...
        - Тогда приступайте! Время пошло.


        Файл 22
        Штольц: бросок на Затон
        Я построил свою группу возле наружных ворот капонира.
        Карина в мешковатой, явно не по росту форме, с вещмешком за плечами, новый автомат очень профессионально лежит на сгибе локтя левой руки, разгрузка, набитая магазинами и гранатами, на голове кепка, волосы собраны в тугую, хоть и короткую косичку, на шее - снайперская маскировочная сетка, аккуратно уложенная в виде шарфа. Из кармана разгрузки выглядывает рукоять пистолета. Серьезная барышня. Взгляд прямой и уверенный, глаза в глаза. Отошла за эти сутки, перья распустила. Ну, посмотрим, как ты покажешь себя в рейде.
        Вереск, как Вереск, такой как всегда, только автомат, смотрю, поменял на новый.
        - Готовы?
        - Готовы.
        - Попрыгали!
        Бойцы попрыгали все подогнано хорошо, ничего не звенит и не дребезжит, можно выдвигаться.
        - Выходим! Вереск вперед, Рина за ним, я замыкающий.
        Дортмунд приоткрыл створку ворот и осторожно выглянул наружу:
        - Порядок, чисто. Монолитовцы на позициях, можно выходить. Удачи вам, ребята. Мы будем держаться, пока вы не вернетесь.
        Мы по одному выскользнули из капонира, миновали монолитовцев, оборудующих свои позиции и устанавливающих пулемет, выданный им Зондером. Укрываясь среди густого кустарника мы дошли до проволочного заграждения базы и осмотрелись. Все вокруг было тихо, никакого движения. Прохладный ветер Зоны очень даже приятно освежал лицо, особенно это чувствовалось после бункерного достаточно спертого воздуха.
        - Так, ребята — Рина набросила на себя маскировочную сетку. - Дальше я веду группу. Идем быстро, тихо и осторожно. Огонь без моего приказа не открывать. Нам нужно пройти всего километров пять — шесть, но это очень стремные места, поэтому будет передвигаться короткими бросками. Если меня убьют - возвращайтесь на «Волхов», Зондер знает, что делать вам всем дальше. Если меня ранят - доприте меня до Ноя, любой ценой, и не дайте мне отбросить копыта по дороге - Штольц, это для тебя приказ Зондера.
        - Принял, Рина.
        Что-то было в этой девушке притягательное и вызывающее уважение, в ней чувствовалась огромная внутренняя сила и власть.
        - Тогда вперед! Рации отключить, ориентироваться только на мои жесты и сигналы. До темноты мы должны добраться до разрушенного моста, того, что у Восточного туннеля под «Юпитером». Сейчас пойдем вдоль периметра Локации, мимо деревни Копачи, мимо кладбища, далее — оврагами до Западного туннеля, потом - болотами и до моста. Вопросы есть?
        - А почему бы нам напрямую не пойти, мимо Янова? - поинтересовался Вереск. - Такой ведь крюк придется давать.
        - Вереск, я знаю, что там уже полно патрулей Форсы, и скоро подтянутся вояки с Кордона и начнется штурм «Волхова». Нам теперь мимо Янова просто не пройти.
        - Понятно - кивнул Вереск.
        - Тогда вперед! - Рина нашла дыру в заграждении, сняла автомат с плеча и тенью скользнула вниз, с холма, к болотам. Мы двинулись за ней, сначала Вереск, затем я.
        Прошли по болотам, вернее, большим и неглубоким озерцам с илистым дном, и местами густо заросшими высокой болотной травой и камышами. Минут через пятнадцать выбрались на твердую почву неподалеку от заброшенной деревни Копачи, той самой деревни, засыпанной после аварии на ЧАЭС почти по самые крыши домов, из-за сильного радиоактивного загрязнения. По игре, я помню, в этой деревне было пристанище Зомби — это очень неприятные ребята, бывшие сталкеры и военные, которые стреляли на раз во все, что движется на их пути, и стреляли, надо сказать, очень хорошо. При этом их самих завалить было непросто, разве, что выстрелом в голову. Не хотелось бы с ними встречаться по дороге. Впрочем, ни с кем не нужно встречаться, каждая такая встреча может закончиться для нас плохо - Зона не место для прогулок.
        Рина уверенно шла впереди нас с Вереском метрах в двадцати, часто останавливалась, приседала на колена и осматриваясь вокруг. Мы тоже, сразу залегали, беря под контроль каждый свой сектор обзора. Двигались поэтому медленно.
        « Девчонка уж слишком осторожна - бурчал я себе под нос, в очередной раз плюхаяясь в пожухлую траву. - Мы так неделю будем идти. Ну, да ладно - Рина знает тут все вокруг, знает обстановку, вот пусть и ведет, нужно потерпеть немного.
        Дошли до кладбища с покосившимися крестами, среди которых периодически вырывались из-под земли языки пламени, метра два высотой - совсем, как в игре. Мрачное место. Благополучно обошли кладбище стороной, никого не встретив. Едва мы добрались до холма, изрезанного глубокими оврагами, как со стороны Копачей зазвучали выстрелы - сначала одиночные, а затем, почти мгновенно, вспыхнула ожесточенная автоматная перестрелка.
        Карина перешла на бег, дав нам знак быстрее следовать за ней. Мы побежали, и вскоре оказались в сети оврагов, целом лабиринте, по которому нас уверенно вела Рина. Места здесь тоже были непростые - мы были видны для стрелков сверху, на краю оврага. как на ладони. Но обошлось.
        Обогнули остов большого беспилотника - по игре, помнится, он тут был, и вскоре выбрались из оврага, укрывшись среди молодых сосен.
        Рина долго изучала в бинокль Копачи, раскинувшиеся под нами, потом подползла к нам:
        - Это люди Форсы, челы и местные наемники, зачищают деревню от зомби, видно готовят атаку на «Волхов» с этой стороны, или просто блокируют и берут базу в кольцо.
        - Вовремя мы ушли с «Волхова» - нервно бросил Вереск. - Ох, и вовремя!
        - Да, уж - согласился я.
        Рина вернулась на свою наблюдательную позицию и долго изучала склон холма, ведущий ко входу в Западный железнодорожный туннель и циклопические сооружения Градирни, возвышающиеся метрах в двухстах от нас.
        Вернулась Рина:
        - На башнях градирни уже есть снайпера, они ведут огонь по Копачам. Мы зашли почти в тыл позиций снайперов. Так что они нас не видят, пока. Возле туннеля никого нет. Можно пройти вдоль железнодорожных путей, если нае нарвемся на их патрули. А можно здесь залечь и надеяться , что они не подтянут силы и не начнут прочесывать все вокруг. Что скажете?
        Мы переглянулись с Вереском.
        - Прорываемся сейчас, пока их внимание занято копачами — решительно высказался я. Вереск кивнул, подтверждая мои слова.
        - Я тоже так думаю - ответила Карина. - Идем медленно, не прячась, как простые сталкеры. Воротники подняли, лица прячьте - мало ли, может и нас конкретно ищут... Пошли!
        Мы неспешно спустились с холма до входа в подземный железнодорожный туннель. Никто по нам не стрелял, и это было хорошо, очень хорошо. На высоте стремного чувства ожидания прилета пули меня захлестнуло острое желание немедленно укрыться в тоннеле, но это была настоящая ловушка - выхода из заваленного в глубине тоннеля не было, если здесь обнаружат и обложат, как волков, то перебьют за пару минут. Нельзя в туннель, нельзя!
        Мы пошли вдоль железнодорожных путей, не торопясь, вроде бы мирно беседуя друг с другом, прекрасно понимая, что теперь то за нами точно наблюдают - и в бинокли, и в оптику снайперских винтовок. Неприятное чувство быть в роли ходячей мишени и при этом играть в полное отсутствие напряжения и страха. Чувствуешь себя полным идиотом. С такого расстояния и выстрела не услышишь, когда пуля прошьет тебя. А что делать? Нужно идти и продолжать играть, обливаясь холодным потом от страха.
        Поравнялись с комплексом зданий градирни. По нам не стреляли, но по нервам буквально ударил громкий свист, а после него крик:
        - Эй, вы, трое! Стоять! Стволы на землю, руки за голову!
        С насыпи от градирни спускалось пятеро солдат, держа нас на прицеле автоматов.
        Мы переглянулись, но Карина первая положила свой автомат на землю и подняла руки. Мы с Вереском тоже медленно положили свои автоматы и подняли руки. А куда денешься? Одно неверное или резкое движение и сверху, от снайперов схлопочешь пулю в башку, а эти гоблины, которые спускаются к нам, нафаршируют пулями на закуску по самое нехочу.
        - Кто такие? Какого хрена вы тут шляетесь? - подошли солдаты поближе. Видно местные, судя по деревянным лицам.
        Я первый нашелся что ответить:
        - Да идем себе... На Янов идем, жратвы прикупить. Никого не трогаем, никуда не лезем. Бабла с собой особого нет, артефактов тоже нет.
        Один из солдат подошел поближе и ткнул ногой новенький автомат Вереска:
        - Где взяли?
        Я спокойным и ровным голосом придумал на ходу:
        - В баре, «Сто рентген», неделю назад, за артефакты и старый калаш выменяли у каких-то барыг. Золотой по цене ствол получился, но, зато, почти новый - сам видишь. Солдат опустил автомат и подошел поближе.
        - Что, пришлые?
        Я понял, что опираться не стоит, солдаты и так поняли, что мы не местные:
        - Да, сынок, пришлые. Уже месяц здесь болтаемся, и все без толку - ни хабара толкового, ни покоя.
        - А это кто с вами? Пусть лицо откроет! - солдат ткнул стволом автомата в сторону Рины, которая стояла в наброшенной на голову маскировочной сетке.
        Я похолодел, но буквально на мгновение, и тут же придумал на ходу:
        - Не стоит этого делать, товарищ офицер - у нашего братана, у Мелкого, носа нет. И глаза тоже нет, правого. Проказа у Мелкого. Приехал откуда - то из Азии, надеется, что Зона вылечит его. Слышал о такой болячке, о проказе? Заразная она. Я могу тебе паспорт его показать, чудной он такой. Слышишь, чурка! Паспорт свой дай, военному покажу. Только не слюнявь его сильно, заразу свою не распространяй.
        Карина быстро сообразила, включилась в игру и стала демонстративно ковыряться в своих карманах.
        - Во, видишь - чурка чуркой, а научился по-нашему понимать - прокомментировал я.
        Солдат отступил на шаг.
        - Ладно, валите отсюда. Но чтобы к Янову даже близко не подходили - заразу тут не разносите
        - Спасибо, товарищ офицер! Мы пойдем себе. А я вот вижу, что вам наш автомат понравился, так мы может и поменять его. На жратву...
        - Идите отсюда на …., да побыстрее! - отшатнулся от нас солдат.
        - Спасибо, товарищ офицер! - мы подняли свои автоматы и неспешно пошли дальше, до конца не веря в счастливое избавление. Честно говоря, я еще долго ждал очереди в спину, но солдаты так и не стреляли.
        -Ну, Штольц, я тебе припомню: и чурку, и проказу - прошипела Карина мне, когда мы отошли на пару десятков шагов.
        Я молча попытался улыбнуться в ответ, чувствуя как предательски и малодушно дрожат мои губы.
        Вскоре мы пересекли еще одну железнодорожную ветку и стали спускаться в сторону болот, тянущихся до самого «Юпитера», тяжело нависающего над всем Яновом вдалеке на холмах.


        Файл 23
        Штольц: Барьер
        Мы спустились к болотам по ту сторону железнодорожного полотна и ушли из зоны видимости патруля на Градирне. Станция Янов осталась справа, в полукилометре.
        Карина на минуту остановилась, снимая сетку с головы:
        - Ребята, двигаемся быстро — за нами могут и погоню послать когда армейцы доложат начальству и разберутся что к чему. Идем дальше вдоль болот. Нас могут пасти либо справа - со стороны железки, либо со стороны бетонного завода, так что не расслабляйтесь. Идем цепочкой, дистанция десять метров. При нападении - открываем огонь самостоятельно, без команды. Штольц - паси железку, идешь за мной. Вереск - кроешь тыл. Вопросы?
        Мы молча кивнули, передергивая затворы автоматов.
        Болота мы прошли без проблем: никто за нами не гнался, никто по нам не стрелял с бетонного завода. Местные твари тоже нас не беспокоили.
        Минут через двадцать мы дошли до полуразрушенного моста через канал. Где-то там, на том берегу канала, среди холмов был Затон - место, куда мы направлялись: огромную котловину на месте осушенного залива от Припяти, посреди которого навечно замерли ржавые остовы кораблей и плавучих кранов. Там, на Затоне, была цель нашего рейда - старая баржа, в которой обитал чокнутый сталкер Ной со своей собакой - мутантом. Я в игре не раз заходил в берлогу Ноя - он помогал перебраться на плато, к упавшему вертолету. Общались с ним немного: Ной всегда стращает грядущим Большим Взрывом, мол только у него на барже можно будет спастись сталкерам от волны мутантов при Взрыве. Вот к этому Ною мы и должны были доставить Карину. Зачем? Не знаю. Но время до какого-то глобального катаклизма в Зоне, по словам Карины, уже шел на часы. И Карина сказала, что успеет нас отправить обратно домой прежде, чем Зона взорвется. И я верил ей. А что оставалось делать?
        Остановившись под бетонными опорами моста, мы остановились, присели и немного отдышались. Здесь мы были в относительной безопасности, по крайней мере, с завода, который нависал сверху над берегом, нас не было видно. Не люблю я этих пустых строений: из глубины любого помещения за тобой могут следить через прицел снайперской винтовки - тебя видят, как на ладони, а ты не видишь никого. А выстрела можешь уже и не услышать - хлоп, и все. Но никто нас не пас, к счастью.
        Где-то далеко, за невидимой за холмами станцией Янов вспыхнула ожесточенная перестрелка: шел штурм «Волхова». Наше время уже начало обратный отсчет. Парни на «Волхове» должны продержаться до нашего возвращения. А мы не должны подвести их и доставить Карину к Ною. А Карина выполнит свое обещание. Знаю, уверен. Наши ребята сражаются там, а мы сражаемся здесь. Сражаемся за наше возвращение домой.
        - Парни! - поднялась Карина, поправляя амуницию. - Сейчас мы перейдем канал вброд, здесь неглубоко. На том берегу войдем в Барьер, которым Зона разделяет локации. Я пойду вперед и открою проход в поле Барьера, а вы держитесь за руки и идите за мной. Вереск - ты идешь за мной и держишь меня за руку, Штольц - ты идешь за Вереском и держишь его за руку. Предупреждаю: что бы вы не увидели внутри Барьера, что бы вы не услышали, что бы не происходило вокруг - вас все это не касается, просто идите за мной, пока мы не выйдем по ту сторону Барьера. Понятно?
        - А что мы там можем увидеть, Рина - удивился я, понимая, что эта девушка просто так словами не бросается.
        - Неважно. Просто держимся друг за друга и идем. Я проходила Барьер, и не раз, так что и вы со мной пройдете. Если не запаникуете.
        - А если запаникуем? - осторожно вставил вопрос Вереск.
        - Запаникуете - останетесь в Барьере навсегда.
        - Не хочу! Я домой хочу - мгновенно среагировал Вереск.
        Я молча кивнул, соглашаясь со своим товарищем.
        - Ну, вот и хорошо! Вы поняли, что нужно делать, когда будем проходить Барьер. Повторять больше не буду. Пошли! Чувствую, что враг близко. Прикрывайте меня, потом Вереск переходит, а потом - Штольц. Вперед!
        Карина, подняв автомат над головой, вошла в темную стоячую воду канала.
        Потом, когда Карина перешла на другой берег и заняла позицию, в воду вошел Вереск.
        - Ну и холод собачий! - прошипел он, уходя в воду по пояс.
        - Давай быстрее! - съехидничал я вдогонку. - А то яйца отморозишь.
        - Да пошел ты! Сам сейчас попробуешь - враз смеяться перестанешь - незлобно отругнулся Вереск. По-моему, он никогда по-настоящему не сердится. Вот такой он, наш Вереск.
        Когда я зашел в воду выше колен, мне показалось, что сердце сейчас остановиться от нестерпимого холода, быстро охватывающего меня.
        - Ну и дубак! До костей пробирает! - ругался я, но быстро перешел канал, погрузившись в самом глубоком месте почти по шею.
        «Слишком холодно, даже для осенней воды - подумал я, выбираясь на другой берег. - Неестественно холодно! Это какой-то прикол Зоны. Хорошо, что хоть никаких тварей или пираний в этой помойке не водится!»
        - Не залипайте! - позвала Карина, быстро поднимаясь на довольно крутой берег. Мы двинулись за ней, внимательно осматриваясь по сторонам.
        Вскоре мы дошли до забора из колючей проволоки, преградившему нам дорогу. Что-то с проволокой было не так: она вроде дрожала в воздухе. Но это была не проволока - это сам воздух слегка подрагивал, а проволока была частью его, как картинка.
        Карина остановилась перед странным забором из странной колючей проволоки, сделанной, казалось из воздуха:
        - Мы дошли до Барьера.
        Мы с Вереском переглянулись и недоуменно уставились на девушку:
        - А где Барьер?
        Карина молча протянула руку в сторону забора из колючки: ее рука вошла вроде бы как в воду, пустив рябь вокруг, вошла в никуда и исчезла наполовину. Потом девушка медленно вытащила руку обратно:
        - А теперь вы попробуйте.
        Я немедленно протянул руку к забору и... больно ударился в невидимую плотно-упругую стену. И зашипел от боли.
        Вереск осторожно протянул руку и осторожно ощупал невидимую преграду, прошел в одну сторону, в другую... Стена была непрерывная.
        Карина объяснила:
        - Простой сталкер не пройдет здесь - это Зона разгородила свои локации Барьером. Только Проводники могут проходить Барьер, и провести с собой не больше двух сталкеров. Я тоже могу проходить Барьер, ведь я - Принцесса Зоны.
        - Кто бы сомневался! - почему-то мрачно прокомментировал я. - Ведь мы даже не местные, ты же не знаешь, как мы среагируем на прохождение этого Барьера. Вон, вода в канале явно не просто холодная - она ненормально холодная, какая-то неестественная. Зона явно перестаралась...
        Я не успел договорить, как с той стороны канала раздалась автоматная очередь, и пули, просвистев над нашими головами, ушли в Барьер, оставив за собой только рябь: метрах в ста пятидесяти, со стороны дороги на гребне холма к нам быстро приближалась группа вооруженных людей, кто конкретно - не разглядеть.
        - Повезло - не попали! - не смолчал Вереск, огрызнувшись несколькими короткими очередями.
        - Хотели бы попасть - то попали бы! - я тоже открыл прицельный огонь по гостям. Те залегли и открыли по нам беглый огонь. Пули по-прежнему уходили над нашими головами в Барьер. Точно: нас пугали, пытались заставить залечь.
        - За мной, быстро! - Карина схватила Вереска за руку. - Штольц, хватайся за Вереска! Заходим!
        Сначала, как в дешевом фильме ужасов, в колеблющейся зыби Барьера исчезла Карина. За ней ушел Вереск, крепко сжав мою руку. Последним в никуда шагнул я.
        Сначала там, внутри этого Барьера, меня окутала белесая мгла, похожая на густой и плотный туман. Стало холодно, очень холодно. Дыхание замерло, сердце, казалось, остановилось. Я мгновенно потерял ориентацию в этом призрачном тумане и только теплая рука Вереска осталась единственной нитью, связывающей меня с жизнью.
        Сколько мы шли - я не знаю, может пять минут, а может час...
        Вдруг я вздрогнул от неожиданности:
        - Штольц! Забери меня отсюда! - раздался прямо рядом со мной чей-то голос. И я узнал его - это был голос Диза, нашего Диза, убитого вчера утром возле «Юпитера».
        Я ошалело оглянулся на голос: из тумана выступил чей-то силуэт. Я вздрогнул всем телом от внезапного приступа ужаса - ко мне из тумана протягивал руки Диз, а через мгновение его остекленевшие глаза и неестественная гримаса, похожая на улыбку оказались так близко ко мне, что я закричал от страха и отвращения. И дернулся с единственным желанием убежать от этого мертвеца, но крепкая рука Вереска уверенно тянула меня за собой.
        Я стуча зубами от страха, закрыл глаза, и, не оборачиваясь продолжил свой путь.
        Но голос Диза преследовал меня:
        - Забери меня отсюда, Штольц, забери меня!
        Я не оглядываясь громко спросил:
        - Это ты, Диз?
        - Я - последовал ответ.
        - Что ты здесь делаешь?
        - Не знаю - как-то странно тихо прошелестел голос Диза.
        - Ты же умер! - почти крикнул я.
        - Не знаю. Штольц, забери меня... Забери нас отсюда... Забери...Забери... - голос Диза слабел и исчезал.
        - Нас? - крикнул я. - Кто с тобой еще? Где вы все?
        - Мы здесь! - зашелестели вокруг голоса . Это были голоса Диза, Манула, Бродяги и еще несколько незнакомых голосов. - Забери нас отсюда, не бросай нас...
        От животного ужаса, охватившего меня, я остановился, как вкопанный, но в тот же миг, сильный рывок за руку вырвал меня из липких лап тумана и я, совершенно обессиленный, как мешок рухнул на землю.
        - Штольц! Штольц!! - это голос Вереска. Потом хорошая затрещина по лицу. - Да очнись ты , наконец!
        Я открыл глаза: надо мной склонились лица Вереска и Карины. За ними, в разрывах тяжелых облаков, поблескивало тусклое солнце Зоны.
        Вот я и вернулся.
        Откуда вернулся, и куда - непонятно. Но я ведь живой!?


        Файл 24
        Штольц: кровь Затона.
        - Ты в порядке? - помог подняться мне Вереск.
        Карина в это время страховала нас, сидя на на колене и осматриваясь вокруг в прорезь автоматного прицела.
        - Нормально, я в порядке. Спасибо, Вереск! - я отстегнул свой автомат и взял его в руки. За что люблю свой одноточечный автоматный ремень: и оружие всегда под рукой, и руки свободны. Вот и сейчас - автомат при мне, не выронил я его в Барьере, хотя там у меня мозги точно набекрень встали.
            Что, поколбасило в Барьере, Штольц? - не отрываясь от прицела, спросила меня Карина.
        - Угу, поколбасило - согласился я. - А чего ждем?
        - Залягте и осмотритесь - отрезала девушка.
        - А за нами, в спину те бойцы не прорвутся через Барьер? - отозвался Вереск.
        - Не прорвутся: Барьер сработает в этом месте не раньше, чем через два часа, да и то только с Проводником. Так что время у нас есть. Осматривайтесь вокруг - нас могут и здесь ждать.
        Мы с Вереском залегли, приготовившись к бою. Но вокруг было спокойно, на первый взгляд. Перед нами была заасфальтированная, довольно широкая дорога, которая резко обрывалась впереди метрах в пятидесяти, упираясь в большой холм, поросший пожухлой травой. Эта была неестественная картинка: как будто какой-то великан перемешал руками местность, не особенно заботясь о том, что дорога должна куда-то идти, а не упираться в препятствие. Здесь, в реальной Зоне , многое было вне логики обычного человека - Зона не особенно об этом заботилась.
        - Что видел в Барьере, Штольц? - поинтересовалась Карина.
        - Ребят наших видел: Диза, убитого еще вчера. А еще слышал голоса Бродяги и Манула.
        - Хреново - встревожилась Карина. - Значит и Бродяга с Манулом уже убиты. Нужно торопиться - времени у нас осталось мало. Ребята могут и не продержаться долго - сейчас на них все навалились. А ты, Штольц, сам будь осторожен, поаккуратнее короче...
        - Чего это вдруг? - подполз я к девушке и залег рядом, нога к ноге.
        - Я сказала: будь предельно осторожен - значит не лезь под пули, если что. Нехороший это знак видеть мертвецов в Барьере. Но вы ребята не бойтесь так уж сильно - к нам уже направляется отряд гвардейцев Монолита. Они прикроют нас на Затоне.
        - А чего это нам бояться? Здесь на Затоне тихо вроде бы всегда было. Правда, мутанты шалят, но тебя они не тронут.
        - Не тронут мутанты нас, это точно - согласилась Карина.
        - Слушай, Рина! Я вот все хочу спросить тебя: почему тебя называют Принцессой Зоны? Странно как-то. Да и монолитовцы обращаются к тебе , как к принцессе, чудно, правда.
        Девушка тихо засмеялась:
        - Вот ты о чем! Тогда кратко скажу, а ты додумывайся сам. Во время эксперимента, по передаче интеллекта человека Зоне, в лаборатории, здесь на Чернобыле-2, в энергетических коконах во время максимального выброса энергии в рождающуюся Зону исчезли двое ученых. Одним из них была моя мама. И никто не знал почему. А нам с отцом потом сказали, что мама погибла при эксперименте, даже урну выдали, якобы с ее прахом. Но отец не поверил, стал копать, обращаться в разные инстанции, но так ничего и не добился. А я через пять лет, при помощи знакомых ребят-хакеров попала в эту Зону. Вот здесь и выяснилось, что Зона относится ко мне по особенному, возможности у меня проявились необычные и все местные сталкеры об этом узнали. А потом, с подачи монлоитовцев за мной закрепилось и имя новое - «Принцесса Зоны». Уловил связь, Штольц?
        - Ты, что, хочешь сказать?... - с недоумением повернулся я к Карине.
        - Да, это именно то, о чем ты подумал - кивнула Рина. - Теперь, когда Зона уйдет у другое измерение полностью, я должна либо вернуться на нашу землю, либо остаться здесь навсегда. Ладно, не будем о грустном, Штольц! Нам пора выдвигаться. А теперь слушайте меня, ребята. Вереск, тебя это тоже касается - ползи сюда! Сейчас мы спустимся с дороги вниз, по холму, в ложбину возле электрической подстанции, помните, по игре - это там, где вертолет упал?
        Мы закивали в ответ.
        - Так вот, эта ложбина - самое узкое место здесь, и зажата она с одной стороны подстанцией, а с другой - цехами подстанции, там всегда логово наемников было. Место реально стремное, но по - другому нам на Затон не выйти. Выйдем из ложбины - там, на дороге нас будут ждать гвардейцы Монолита. А потом, нам до Ноя рукой подать - километра полтора, не больше. Вопросы есть?
        - Есть вопрос, Рина- сказал Вереск. - А почему бы нам здесь не подождать гвардейцев? Спокойнее было бы.
        - Гвардейцы высадятся из пространственного кармана только тогда, когда мы отойдем от Барьера не менее, чем на двести метров, по - другому не получается. Так что ребята, вперед. Только предельно осторожно. Вереск вперед, я за ним, Штольц - ты кроешь нас с тыла. Понятно?
        - Приняли - ответили мы.
        - Тогда вперед, выдвигаемся!
        - Вереск, а что ты в Барьере видел? - спросил я товарища.
        - Да так, разное... - односложно ответил он, и заторопился - Я пошел, ребята. Прикройте меня.
        Когда мы спустились с холма в ложбину на меня вдруг накатила тревога, граничащая со страхом. Это я, наверное, просто запаниковал, возраст все-таки. Да и усталость накопилась до предела. Или просто нервы уже сдали. А тут еще и воронье это крикливое, раскаркалось, сбиваясь в стаю прямо над нами...
        Мы прошли ложбину и дошли почти до самой дороги. Все было спокойно. Не было ни засады, ни подкрепления гвардейцев. Вон там, за небольшим холмом уже и Затон.
        Вдруг меня словно палкой ударили по правой ноге - я рухнул на землю прямо носом вниз, успев в последний момент развернутся и упасть не лицом, а на выставленное вперед плечо. Только потом я услышал выстрелы.
        - Что за фигня?!! - недоуменно уставился я на темное пятно, расплывающееся вокруг раны на моем правом бедре. - Дырка в ноге! Подстрелили, гады!!
        Боли не было - это всего на пару минут, пока шоковое состояние, я знаю.
        Лежа осмотрелся вокруг. И вокруг словно включились звуки: треск автоматных очередей.
        Рина залегла неподалеку от меня и стреляла из автомата. Вереска не было видно - тоже залег.
        По нам стреляли из цехов подстанции. Мало того: вдоль дороги перебежками двигалась цепочка вооруженных людей, человек десять, ведя по нам огонь и отсекая нас от Затона.
        Я подтянул автомат, развернулся к атакующим и открыл прицельный огонь на поражение короткими, злыми очередями:
        «Где же эти гребаные гвардейцы?! Или вас не будет?!» - вслух выругался я и оглянулся вокруг, ища какое-нибудь укрытие: вон оно - метрах в десяти от меня в виде россыпи крупных камней среди густого кустарника.
        Теперь нужно собрать ребят. Я что было сил пополз вперед, к Карине - она была ближе всего. Но не успел: девушка прямо у меня на глазах, перекатывалась, меняя позицию и вдруг неестественно дернулась, выпустив из рук автомат. Я услышал полный боли вскрик Карины.
        - Гады!!! - выпустил я длинную очередь по врагам. Сменил пустой магазин и из всех пополз к раненной, цепляясь руками за сухую землю. Моя раненная нога волочилась за мной безвольным бревном, отдавая сильной болью на каждое движение. Нужно убрать Рину из-под огня, пока они ее не добили эти уроды.
        - А хрен вам!! не возьмете !! - ненависть и ярость переполняли меня. И это помогало, реально помогало преодолеть боль и бессилие.
        Откуда - то со стороны, пригибаясь под свистящими вокруг пулями, к Карине бежал Вереск, не целясь стреляя в сторону противника. Он почти добежал, но буквально в нескольких шагах от Рины, Вереска буквально подбросило и он, нелепо скрутившись, прямо на бегу рухнул на колени. Его автомат отлетел в сторону.
        - Суки!!! - заорал я. - Суки!!!
        Вереск на коленях, опираясь на локоть руки дополз до Карины, и упал возле нее, загородив собой девушку от пуль.
        Я рванулся из всех сил вперед и добрался до ребят. Живы, оба. Я подтянул свой автомат и несколькими прицельными очередями заставил залечь атакующих - благо враги были очень осторожны и не лезли под пули.
        - Вереск! Живой?
        - Живой, живой.
        - Тогда стреляй, а я оттащу Рину за камни и вернусь за тобой.
        Вереск молча подтянул к себе автомат Карины и открыл огонь.
        - Держись парень, держись! Держись Вереск! Я сейчас, сейчас! Я вернусь за тобой! - шипел я от боли и от дикого напряжения, таща за собой за лямку разгрузки потерявшую сознание девушку. - Мы еще с тобой покажем этим сукам трусливым!
        Пуля пробила Карине легкое - я видел пузырящуюся алой артериальной кровью большую рану в боку девушки. Плохо это, очень плохо...
        И вдруг небо разорвалось! На меня дохнуло пламенем и густым запахом озона. -
        - Что за хрень?! Минами нас накрыли?! - обернулся я назад и увидел, как из неоткуда, просто из воздуха на землю вываливаются вооруженные бойцы в форме Монолита и с ходу вступают в бой с нашими врагами. Помощь пришла, но опоздала на пару минут.
        Бой был короткий и жестокий, зачастую переходящий в рукопашную. Минут через пятнадцать все было закончено: отряд из двух десятков гвардейцев, потеряв почти половину бойцов, уничтожил всех нападавших - не ушел никто.
        К нам подбежали монолитовцы. Бойцы обступили нас и несколько гвардейцев стали оказывать нам помощь, перевязывали, делали какие-то уколы, дали воды.
        Карина пришла в себя:
        - Где Вереск, где Штольц?!
        - Здесь я. А Вереск ранен, с ним ковыряются еще.
        Карина знаками показала, чтобы ей приподняли голову - так ей легче было дышать.
        - Сержант! - позвала она.
        - Да, Принцесса! - один из монолитовцев встал на колено возле Карины и склонил голову.
        - Сержант, донесите нас до Ноя. У нас мало времени, скоро Большой Переход.
        - Есть, принцесса! - сержант сам поднял на руки Карину и понес ее. Вокруг рассыпались бойцы боевого охранения. Меня подхватили под плечи двое солдат и потащили вслед за принцессой. Я оглянулся - сзади двое гвардейцем несли Вереска - он был ранен в живот.
        Хоть бы дойти до Ноя, а там может будет какое-то чудо, и ребята выживут. Без чуда уже надежды нет: еще двадцать - тридцать минут и все, ребят не будет.
        Шли долго и без эксцессов. Меня в конце пути уже просто тянули под руки - силы закончились, как будто кто-то выключил рубильник.
        Наконец нас дотащили до баржи Ноя.
        - Штольц! Подойди ко мне - позвала меня Карина. Сержант приподнял девушку за плечи.
        И тут разразилась гроза: огромные молнии били по Затону окатывая громом и вспышками все вокруг. Гроза без дождя. Это было похоже на крик, дикий, почти человеческий крик Зоны, крик отчаяния, жалости и ненависти... Крик матери о своих детях, убивающих друг друга.


        Файл 25
        Любовь уходит молча


        Штольц наклонился к Карине и она несколько минут говорила ему что-то на ухо. Мужчина согласно кивал головой и внимательно слушал. Потом девушка бессильно откинулась на колени гвардейца, который беззвучно плакал. Штольц погладил Карину по голове и сказал:
        - Да, Принцесса. Я готов.
        Прошло еще несколько минут. Из своего логова в барже вышел Ной - седоватый коротко стриженый мужчина средних лет. Рядом с ним шла собака - мутант, злобно оскалив большие зубы. Собака не боялась этих людей с оружием, стоящих вокруг, она не боялась никого, она вопьется в глотку любому, кто осмелиться напасть на ее Хозяина, ведь он для нее весь ее мир, весь смысл ее жизни.
        Позади Ноя шел пожилой мужчина в длинном изрядно поношенном плаще и с автоматом на плече.
        Ной со своими сопровождающими подошли к Карине, но та, увидев их, остановила мужчин жестом и они, учтиво склонив головы, отошли назад на несколько шагов.
        Карина попросила Штольца снова наклониться к ней. Когда он приблизился к ней, девушка обняла его и что-то сказала ему на ухо, а потом резко прижала его голову к себе. В тот же миг тела Штольца и Карины пробили сотни зигзагообразных голубых разрядов, и Штольца буквально отбросило в сторону.
        Карина облегченно улыбнулась, взяла за руку Вереска, лежавшего рядом с ней и спокойно сказала, обращаясь к Ною и его спутнику:
        - Теперь все. Ной и Доктор - делайте то, что вам надлежит делать. Мы с Вереском готовы.
        Ной и его спутник, приблизились к Карине, встали на правое колено и склонили головы на минуту. То же сделали все гвардейцы вокруг, многие из них беззвучно плакали.
        Карина из последних сил развернулась к Вереске, обняла его и прильнула к его губам. Вереск обнял девушку, прижимая к себе.
        Ной и Доктор подняли вверх руки с зажатыми в кулаках небольшими блестящими цилиндрами. И все стихло...
        И с неба спустился тонкий голубоватый луч света, который у земли превратился в конус, окутав своим призрачным светом Карину и Вереска... И ребята стали исчезать прямо на глазах, быстро растворяясь и рассеиваясь в голубой дымке. Вскоре они исчезли, так и обнявшись друг с другом.
        И снова грянул неистовый гром. И пошел дождь. Тихий дождь, тихий, как слезы...


        Файл 26
        Мы


        Штольц пришел в себя и увидел, что он стоит возле практически разрушенного «Волхова», посреди разбросанных вокруг тел убитых бойцов. Не было ни боли, ни страха, ни сожаления.
        Штольц был не один: вокруг стояли бойцы, с оружием в руках - все те, кто еще минуту назад яростно старались убить друг друга.
        Все стояли и молча смотрели на три гигантских конусы света, опускавшихся на «Волхов» - два зеленых и один желтый.
        - Внимание! Слушайте все! Все пришлые с Большой земли - уходите домой. Это последние лифты на Землю, больше не будет. Страйки - в желтый лифт, все остальные - в зеленые. У вас три минуты на загрузку. Оружие бросьте здесь. Пошли!!
        Мгновенно все вокруг пришли в движение: страйки выбежали из укрытий и окопов, и помчались к желтому конусу, наемники Форсы - к зеленым. Никто ни в кого не стрелял, все просто бежали к своим лифтам, ведь никто не хотел умереть здесь в уходящей в небытие Зоне.
        К Штольцу, неподвижно наблюдавшему за посадкой, подбежали Зондер, Сайфер и Дортмунд:
        - Пошли, Штольц! Где Вереск, где Рина?
        Штольц в ответ покачал головой:
        - Ребят уже нет, но они дали возможность убраться людям обратно на землю. А где наши все, живы?
        - Живы, живы - побежали вперед. Один только Манул убит, да Маркус исчез: воевал до последнего в окопах вместе с монолитовцами - они, кстати, погибли все. А потом, когда ты появился, он куда-то исчез. Так пошли, Штольц, чего ты стоишь?!
        Штольц улыбнулся в ответ:
        - Уже не могу. Идите домой, а я должен ребят наших найти.
        - Так их же уже нет, нет Штольц - они умерли! Кончай дурить, пошли!!
        Штольц обнял каждого из своих товарищей:
        - Не могу, правда, я остаюсь здесь. Там, на Земле, я уже выполнил свой долг и прожил все, что мне было нужно прожить. Я остаюсь. И я должен найти наших ребят. Они здесь, и они ждут меня. Они будут живы только в той, новой Зоне, которая будет после Большого Перехода. И в эту новую Зону уже никому с земли не будет доступа, никогда. Скоро, через пару лет о нас, о «Сталкере», о Зоне забудут, а вот в вашей памяти мы будем жить, пока вы будете помнить о нас. А мы здесь будем жить, жить как сможем.
        Зондер, Сайфер, Дортмунд молча вытянулись по стойке «смирно» и отдали честь.
        Штольц тоже распрямил плечи и отдал честь своим товарищам. Он так и стоял, провожая их взглядом. Но ребята на полдороги вдруг остановились, собрались в кучку, что-то быстро обсудили и со всех ног припустили обратно. И вот они снова возле Штольца:
        - Мы остаемся, Штольц. Мы не бросим тебя здесь, ни ребят наших. А потом выберемся как-то , все вместе выберемся.


        Через минуту, заполненные людьми конусы света стали подниматься в бушующее молниями темное небо Зоны, и вскоре растворились в его глубине.
        А потом был Взрыв.
        Сначала со стороны ЧАЭС поднялся ветер, который быстро перерос в ураган.
        - Все в бункер!! - закричал Штольц. И местные сталкеры с военными помчались в открытые ворота «Волхова». Когда бойцы закрывали изнутри створки ворот, они на секунду увидели ярчайшую - ярче тысячи Солнц, вспышку.
        Когда все забежали в бункер и задраили за собой массивную железную дверь, пришла Волна Взрыва. Пол бункера заходил ходуном, а со стен и с потолка посыпалась штукатурка, заискрилась голубыми огнями перегорающие силовые кабели.
        Страшный, всепоглощающий мегазвук пришел из недр Зоны, и мир раскололся, вспыхнув миллиардами звезд. И все вокруг помчалось куда-то, как в гигантском лифте, прижимая к полу людей и расплющивая все, что оказалось на поверхности Зоны, уносящейся в Никуда.
        И мир, пройдя через мрак Большого Перехода, изменился...


        Файл 27
        Ветер перемен


        По дороге, лежащей среди выжженных камышей шли двое: Болотный Доктор и Штольц, Шли не спеша, беседуя друг с другом.
        А ветер доносил обрывки фраз:
        … - Ну, как тебе, Смотритель, в новом качестве?...
        … - Нормально, привыкну...
        … - За своими ребятами пойдешь?...
        … - Пойду. Завтра поутру и пойду, пора...
        … - А меня возьмешь с собой?...
        …- Буду рад, Доктор!...
        - Ну, вот и ладно. - остановился Болотный Доктор, снимая шляпу:
        - Здравствуй, Зона! Мы вернулись к тебе! Здравствуй, родная!


        Это был последний файл, полученный одним из старых и верных поклонников компьютерной игры «Сталкер», последний файл, посланный с неизвестного IP - адреса.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к