Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Пираты Вячеслав Владимирович Маликов


        # Пираты надреальности - порой самые главные защитники людей.


        Вячеслав Маликов
        Пираты

        В баре играла лёгкая ненавязчивая музыка, лившаяся из двух колонок, подключённых к музыкальному центру «Сони». Полумрак скрадывал деревянные стены, сплошь увешанные трофеями, добытыми в боях с улагастами. Здесь были и улагастские ружья, и пистолеты, и ножи, и даже, на самом видном месте над камином висела офицерская улагастская куртка с несколькими орденами.
        Народу в баре было не так много, но дым уже висел коромыслом. Сквозь сизые потёки дыма едва угадывались дальние углы заведения, потонувшие в тени.
        Маус обернулся обратно к стойке, за которой сидел, и отхлебнул пива из высокого бокала.

        - Хорошие часы,  - заметил его сосед справа. Маус мельком взглянул на свою руку, держащую бокал,  - из-под рукава куртки действительно выглядывали серебряные Hi-Telemetry.

        - Спасибо,  - Маус снова сделал глоток.
        Не нравится мне это… Надо быть поосторожнее в этом дренте. И пива тоже хватит,  - Маус отставил пустой бокал и положил рядом с ним две ржавых десятикредовых медных монеты.
        Встав со стула, он направился к выходу. Тот, кто говорил про часы, остался на своём месте.
        Это ещё ничего не значит…

        - Эй, парень, постой!  - едва Маус отошёл от двери бара «7.62», как его уже окликнули. В окликивающий голос ещё вплелись сильно знакомые звуки…
        Маус на ходу рванул из наплечной кобуры «Звезду Надежды» десятого калибра и, развернувшись, сделал несколько выстрелов в человека, который только взводил свой пистолет.
        На выстрелы из бара высунулся только вышибала, но увидев, что конфликт исчерпан, и никоим образом не задевает интересы вверенного ему заведения, немедленно удалился.

«Звезда Надежды» вернулась в кобуру, а Маус присел рядом с убитым.
        Пистолет у неудачника был немецкий, марки «Зиг Зауэр». И это всё, что у человека было с собой, если не считать пары монет, которые Маус не глядя сунул в свой карман. Плюс на руке покойника красовался небольшой браслет, явно женский, сделанный из золота.

        - Так-так-так…,  - Маус вскочил, выставляя вперёд руки с зажатыми в них Звездой и Зиг-Зауэром. Перед ним стоял всё тот же человек, что сидел рядом с ним в баре.

        - Расслабься, я просто проходил мимо,  - человек лет тридцати, подтянутый и собраный, пружинистой походкой зашагал прочь. На его куртке на спине Маус увидел череп со скрещенными костями,  - символ байкеров-пиратов, грабящих только улагастские караваны.

        - Эй, пират, постой!

        - Да?  - байкер остановился и обернулся на Мауса.

        - У тебя есть что-нибудь на продажу?

        - Мы пришли,  - молодой мужчина отмахнул ладонью на дрент метрах в двадцати, где дымился внушительных размеров костёр и стояло несколько палаток. Под навесом стояло несколько десятков мотоциклов.

        - Идём,  - байкер зашагал прямо к костру. Маус, не медля зазря, пошёл следом за ним.

        - Эй, привет всем!  - байкер, с которым Маус пришёл, обменялся парой рукопожатий с ближайшими пиратами, а остальным просто махнул рукой.

        - Присаживайся,  - байкер сел у костра и хлопнул по земле рядом с собой.

        - Впечатляет,  - Маус обвёл глазами временный лагерь байкеров.

        - Нравится?  - мужчина сощурил глаза, рассеянно улыбаясь и оглядывая лагерь, словно кого-то искал в толпе.  - Ты видишь только часть нашего отряда. Ещё несколько таких групп движутся параллельно нашей группе.

        - Что-то серьёзное произошло?  - Маус, конечно, понимал, что это не его дело, но спросить надо было,  - так, на всякий случай.

        - Нет, с чего ты взял?  - байкеру передали два ломотя хлеба и один он сразу отдал Маусу:

        - Угощайся, ты наш гость. Сейчас подадут тунца.

        - А из оружия я могу тебе предложить улагастскую «умасОль». Весьма и весьма хорошая вещица,  - байкер-хранитель трофеев принимал в своей палатке Мауса, направленного сюда его провожатым.

        - Но «умасОль» - лазерное оружие!

        - А… Не нравится лазеры?  - усмехнулся хранитель. Был он немолод и стоял согнувшись, словно отголоски тяжёлых ранений держали его в своих жёских объятьях и не отпускали ни на мгновение.

        - Тогда я могу предложить тебе…,  - хранитель подошёл к одному из армейских ящиков, в которых обычно перевозят стрелковое оружие, и достал из него «Локхид Армор М1А1». Потом он бережно принёс её Маусу:

        - Это оружие сделано явно с любовью…

        - Сколько это будет стоить?

        - Для тебя, раз ты пришёл с командиром Зелем, хранитель Тан отдаст эту винтовку за двести тысяч кредов.

        - Высокая цена,  - осторожно заметил Маус.

        - В два раза ниже, чем если бы покупать её на рынке.

        - Хм…

        - Смотри, я могу показать тебе ещё что-нибудь…

        - Ну хорошо, я возьму «Армор», но только если у вас есть к нему аммуниция…

        - Сожалею,  - вздохнул хранитель Тан.  - Патронов 5.08х12 у нас очень мало и на продажу они не идут. У нас без счёту улагастской аммуниции, но она здесь не поможет…

        - Жаль,  - Маусу, в принципе, не нужна была эта винтовка. Только если на продажу…

        - Хранитель Тан, а что у вас есть из дорогого и высокотехнологичного?
        Через пару часов в дренте, где стояли лагерем пираты, начало смеркаться и байкеры включили переносные фонари, «присобачив»,  - как сказал один молодой вояка,  - их на деревья там, где не хватало костров. Заиграла музыка и явно не из самых лёгких, изредка сменявшаяся лиричными балладами о тяжёлой байкерской жизни, о любимых девчёнках, оставшихся далеко позади и ждущих своих рубак со стойкостью часовых у склада ядерных боеприпасов.
        Маус устроился у одного из костров, выпил с сидящими у огня пиратами улагастского вина. Там же он услышал пару новых баек о жизни и пару правдивых историй о столкновениях с улагастскими патрулями и караванами, а так же с отрядами сплайнов,
        - генетических клонов человека, безвольных солдат-рабов чужих. Про самих чужих байкеры старались не говорить, лишь неохотно обмолвились парой фраз на слишком прямой вопрос Мауса, да подлили ему ещё вина, уговаривая выпить за удачу в бою.
        В общем, вечер удался.
        Наутро Мауса разбудили крики команды всеобщего подъёма. Лагерь сразу стал похож на разворошенный муравейник. Но, как быстро он зашевелился, так же быстро он и затих: все встали по своим местам. Как Маус заметил, больше внимания уделялось не приготовлениям к обороне, а ультарезкому наведению порядка в дренте.
        Потом он понял и причину такого поведения: к лагерю с условного северо-востока двигалась колонна из пары десятков дельфинов, закованых в тяжёлые и громоздкие скафандры на антиграв-подушках. Между дельфинами плыли и вполне обычные антиграв-платформы, крытые бронелистами, усиленные фальшбортами.
        Не сладко было иной раз дельфинам, раз они шли полным боевым порядком да с такими наворотами,  - подумал Маус.
        Дельфины спокойно подошли к дренту, но внутрь заплывать не стали,  - антиграв-приводы плохо работали внутри дрентов. К ним навстречу вышли командиры пиратов, чтобы обменяться словами приветствия и обговорить свои дела.
        Теперь, когда дельфины были совсем близко, Маус мог как следует разглядеть их.
        Тела всех дельфинов были спрятаны в герметичный бронекостюм, точно повторяющий все изгибы их тел, причём было видно, что каждый скафандр проходил подгонку под своего хозяина. Материалом для бронекостюмов служил серый тусклый шероховатый неполированый снаружи сплав, создавалось впечатление, что детали и сегменты бронекостюма отливали в глиняных (или каких, способных выдержать высокую температуру?) формах и далее создатели нисколько не обращали внимание на их внешний вид. В некоторых местах пластины защитного скафандра вздувались овалами, пряча внутри себя генераторы антигравитационного поля, позволявшие дельфинам передвигаться в воздухе, как в воде, и не чувствовать веса самого скафандра. Единственным минусом такого костюма была маленькая высота,  - потолок, говоря языком авиаконструкторов,  - на которую мог поднимать скафандр своего хозяина, но это было связано с резкой потерей сцепления самим приводом антигравитации с поверхностью Надреальности. Дельфины же из-за этого не могли «кувыркаться» в воздухе, как в воде.
        Дельфины о чём-то потолковали с командирами байкеров, потом в обе стороны от договаривающихся сторон полетели краткие приказы и дельфины чином помладше, и простые байкеры бросились выполнять их. Правда, у дельфинов «бросаться выполнять» получалось похуже: более громоздкие бронекостюмы водных млекопитающих не позволяли им двигаться быстро, а, поэтому, они исполняли приказы плавно и грациозно, хотя и немного медлительно.
        В конце концов к краю дрента дельфины подогнали две платформы, одну из которых тут же начали разгружать пираты, встав в две цепи и, быстро передавая груз друг другу, в два счёта опорожнили её.
        Ко второй платформе,  - пустой, как заметил Маус,  - пираты привели несколько связаных гуманоидов в чёрных штанах и рубашках свободного покроя, в которых Маус без труда узнал чужих. Они шли с поникшими головами, руки за спиной были туго связаны, а на их чёрных лицах не читалась ни одна эмоция.
        Пленников так же быстро погрузили в закрытую платформу, куда они лезли без сопротивления, развязали им руки и, закрыв задний люк, заварили его по периметру.
        После этого командующие пираты ещё немного пообщались с дельфинами, прежде чем те покинули стоянку, увозя с собой пленных чужих.
        Зачем, для чего, почему,  - эти вопросы некому было задавать, поэтому Маус,  - случайный гость в стане байкеров, не стал пока забивать себе голову этими вопросами, а направился к хранителю Тану, чтобы забрать свой заказ.
        Найдя командира Зеля, Маус пообедал вместе с ним, расспросив о жизни вообще, но не затрагивая утреннего прихода дельфинов, чему, как он заметил, командир Зель был очень благодарен.
        Уже через десять минут после окончания трапезы, Маус попрощался с командиром, сердечно пожав тому руку, и отправился прочь, уходя от начавшего сворачиваться временного лагеря пиратов-байкеров.
        Прошагав пару часов, Маус обнаружил на горизонте неподвижно лежащего человека. Рассмотрев того в бинокль, и не обнаружив ничего подозрительного, Маус осторожно приблизился.
        При ближайшем рассмотрении это оказался труп человека, причём довольно долго пролежавший под белесым небом Надреальности.
        Чертыхнувшись про себя, Маус скинул с плеча рюкзак, кратко окинув взглядом пустой горизонт, и вынул из бокового кармашка рюкзака запал для быстрого разжигания костра в неблагоприятную погоду. Запалив его, он осторожно положил мятый картонный цилиндрик в пластиковом кожухе с горящим фитилём на грудь трупу и отошёл в сторону.
        Пламя сперва неохотно обняло бренное тело, но потом, подгоняемое содержимым запала, разгорелось и вот уже Маусу пришлось отойти подальше, чтобы пламя, дым и тошнотворный запах остались в стороне.
        Маус не стал дожидаться, пока догорит пламя, просто оставил рядом с ещё горящим трупом мелкую монету орлом вверх и положил ломтик хлеба, плеснув на него глоток воды,  - убитый не был бандитом, одному из путников Надреальности не повезло. А раз это был не грабитель, стоило хоть как-то выказать ему своё внимание, пусть даже и исполняя наивный похоронный ритуал.
        Потом Маус отмахал пять лиг, пройдя пять дней, но так никого больше не встретил. Никаких аномалий на горизонте также не возникало, приходилось спать в открытом поле на стальных пластинах Надреальности, выставляя охранного миниробота, который служил Маусу ночным сторожем, и уповать на то, что никто не появится со снайперской винтовкой на горизонте, пока он спит.
        На горизонте проступили контуры крон высоких деревьев, что явно говорило о наличии там дрента. Маус наощупь спустил автомат с предохранителя, и, зорко поглядывая по сторонам, направился к дренту, но не по прямой, а описывая небольшой круг, приближаясь к дренту по касательной.
        Среди деревьев торчали полуразрушенные блочные стены из серого бетона с потёками чёрной жирной сажи.
        Огнемёты.
        Маус осторожно приблизился к ближайшей стене одноэтажного здания, за которым угадывались очертания ещё пары таких коробок. Внимательно глядя под ноги, чтобы не наступить на мину или растяжку, он подошёл вплотную к стене рядом с провалом окна, рама в котором, будучи пластиковой, оплавилась и приняла причудливую форму. Из потемневшего пластика, словно зубы, торчали осколки обычного силикатного стекла.
        За оконным проёмом царил полный разгром: крыша обвалилась на содержимое видимого помещения, разрушив всё, что там было, и развалившись на мелкие и крупные бетонные куски. Крыше в этом деле помогла и часть внешней стены, упавшей внутрь. Довершали зрелище маслянистые пятна термических ожогов, местами проявлявшихся на частях мебели, и бетонном теле здания.
        Чем-то сильным тут всё взорвали и добавили огоньку. Нет, сперва прошлись огнемётами, а потом, для большей уверенности, добавили то-ли ракетами, то-ли ЗРК, то-ли просто гранат противотанковых накидали,  - подумал Маус, выбив остатки рамы, и осторожно пролезая внутрь.
        Что сразу бросалось в глаза - это отсутствие тел или их фрагментов: ни людей, ни улагастов, ни чужих, ни кого бы то ни было. Словно все тела унёс с собой уцелевший в этой схватке противник. Даже каннибалы и те брали не каждый труп…
        Маус осторожно обошёл комнату, пока не заглядывая в соседнюю, дверь в которую была закрыта, но рядом с ней не хватало части стены. Здесь и так хватало, чем подивиться: сразу же Маус нашёл австрийский автомат ФН КАЛ, бьющий дальше, чем Калаш, но более капризный, чем его русский собрат.
        Подняв за лямку штурмовую винтовку из пыли и крупной бетонной крошки, Маус проверил магазин,  - пусто. Поискав глазами ещё что-нибудь, он обнаружил ещё один Фн КАЛ производства Фабрика Национале, поднял, проверил рожок,  - так же пусто. Пожав плечами, Маус сложил винтовки у внешней стены напротив двери во внутреннюю комнату и продолжил дальнейший осмотр.
        В наполовину разрушенном деревянном письменном столе Маус из ящиков выгреб несколько магазинов к двум типам оружия: к американской М-16 и русскому советскому Калашикову. Магазины были полны. Высыпав содержимое ящиков на расчищенный участок пола, Маус выудил из вороха бумаг, ручек и карандашей шесть монет по пять евро, двенадцать еврокупюр разного достоинства, горсть евроцентов и два английских фунта. Потом среди визиток он нашёл сапфир в десять или около того карат. Ссыпав ценности в карман и с сомнением убрав туда же купюры Евросоюза, Маус переключился на остатки полок.
        Там, среди щепок полок, сбитых со стены обвалившимся потолком, Маус нашёл несколько компакт дисков для компьютеров марки IBM PC, представлявших в общем только исторический интерес, да пару книжек на немецком и английском языках. Бросив всё это барахло, Маус в последний раз оглядел комнату, стоя на огромном куске обвалившегося потолка, и шагнул через проём в соседнее помещение, пострадавшее чуть меньше, чем то, откуда только что вышел Маус.
        Внутри второй комнаты так же валялись обломки потолка и бетонная крошка. Часть крыши, состоящей из неизменной плиты серого бетона, уцелела, частично скрывая желтоватое небо от взглядов, обращённых вверх. По стенам комнаты стояло три стола, на которых когда-то располагались аналитические комплексы,  - говоря по-простому,  - навороченные компы. Теперь от высокоточного собрания кремния, алюминия и золота остались, в лучшем случае, обгоревшие, оплавившиеся горки грязного пластика, зашедшегося чёрными пузырями, из которого кое-где вылезали наружу алюминиевые и стальные рёбра жёсткости, некогда служившие каркасом и основой. Планки всех трёх голографических проекторов были расколоты.

        - Вандалы,  - подумал Маус.  - Чего же они тут так рьяно уничтожали? Что здесь было?
        Оглядевшись ещё раз, и заглянув в столы и единственную настенную полочку-аптечку первой помощи, Маус разжился двумя бинтами, одной ампулой новокаина и некоторым количеством денег в евро-монетах и купюрах.
        Маус вернулся в первую комнату за двумя ФН КАЛ и, отряхиваясь от пыли, вылез наружу. Мимо прожужжала пуля, взбив миниатюрное облачко в том месте стены, куда она уткнулась сразу вслед за приглушённым хлопком. Маус присел и метнулся за дерево, укрываясь от неизвестного стрелка.
        Выглянув наружу, он обнаружил, что к поляне перед зданием бесшумно поткатывает колёсный мотоцикл, явно работающий на электродвижке. Бросив на землю ФН КАЛы, Маус стряхнул с плеча в руки АК47 и выстрелил очередью во всадника. Мотоциклист поймал грудью почти все пули и вылетел из седла. Железный конь дёрнулся и завалился набок, продолжая крутить обоими колёсами.
        Из зарослей на противоположной стороне поляны показалось ещё двое байкеров, один на ходу вскакивал в седло,  - видимо, он и стрелял в Мауса. Их и затаившегося Мауса разделяло около сотни метров, и Маус, подпустив байкеров поближе, метнул гранату.
        Взрыв разметал мотоциклы и всадников, оставив тёмную проплешину на месте полыхнувшего пламени. Подождав чуть-чуть, но не заметив больше никого, Маус вышел из укрытия, держа наизготовку автомат.
        Оба мотоцикла были повреждены взрывом: один переломило пополам, второй сильно покорёжило. Взрываться в них было нечему - мотоциклы были электрическими, силовая установка питалась от миниатюрного реактора.
        Байкеры тоже погибли, их тела лежали рядом с мотоциклами обожжёнными и неподвижными. Маус проверил их шеи и, не найдя пульса, спокойно продолжил осмотр поля боя.
        Мотоцикл, всадника которого Маус расстрелял из автомата, не пострадал. Маус выключил зажигание и поставил его вертикально, на колёса. Байк был с конвейера германского европейского завода Тильзит-Мото, марки Хуго 12-14.341, наполовину состоящий из неуловимых радарами композитов, наполовину - алюминия. Алюминий был тусклым, сероватого цвета, словно провёл не один день в грязи, но это был заводской цвет - в Европе в то время пошла мода на тусклый металлик. Байк был зализаным, но компоновка - классической, харлеевской, с отставленным вперёд на широкой балке передним колесом. Вместо двигателя стоял микрореактор, работающий на воде. Бензобак отсутствовал, его функции выполнял водосборник, расположенный в передней части мотоцикла. Седло было удобным, с высокой спинкой, по желанию спинка разделялась и сдвигалась назад, образуя два автономных сидения с собственными спинками и ремнями безопасности,  - можно было задать бортовому компьютеру трассу а самому завалиться спать, не боясь выпасть из седла во сне.
        Хорош подарок,  - подумал Маус, откатив мотоцикл в заросли рябины и бросив рядом с ним рюкзак и автоматы. Самое время осмотреть трупы.
        Теперь Маус делал за час чуть больше полной лиги - 144 кмлометров. Бортовой микрорадар не позволял различать людей или мины, но танки и здания он видел отлично. Взяв курс на ближайший городок Миннеаполис, Маус взялся за разбор содержимого бортового компьютера.
        Минеаполис встретил Мауса частично разрушенной северной стеной, сожжёнными северными воротами и залитыми чёрной копотью плитами Надреальности. В саже обожённых кругов ещё можно было разглядеть неубранные останки саранчи,  - так в разговорной речи южных районов приграничных городов называли одну воинственную расу. Южнее этих городов были неизвестные земли, где не было людских поселений. Пока не было. Вот оттуда в большинстве случаев и приходили чужаки. Действовали они независимо от всех других рас, нападали, похоже, на всех, не разбирая пола и возраста, расы и веры. Они налетали как саранча и уничтожали всё, что могли уничтожить. На контакты не шли, в чём была причина их агрессии, было неизвестно. В плен не сдавались, а захватить кого-либо не получалось,  - они дрались с таким отчаянием, что не оставалось никакого другого выхода, как бросить любые попытки и уничтожить «саранчу» на месте. Но это их не останавливало,  - снова и снова, хаотично и без точной, понятной цели они нападли на караваны, города и форты, уничтожая и отдельных путников и многочисленные войсковые подразделения.
        Маус притормозил у одного из пятен выгоревшего напалма и всмотрелся в более или менее уцелевший экзоскелетный костюм саранчи,  - обгоревший, пробитый в нескольких местах из реактивного автомата и лазерной туррели, он всё ещё наводил на мысли о высоком техническом развитии непонятной расы и их инженерном гении.
        Сами представители этой расы были тонкими, стройными гуманоидами с землистым цветом кожи и большими глазами, стоящими по бокам головы - это, наверное, первое, что говорил человек, когда его спрашивали, как выглядит саранча.
        Эй, отойди оттуда!  - к Маусу подошёл высокий парень в кирасе, выкрашенной в красный цвет, и предостерегающе ткнул в выгоревшее пятно:

        - Это принадлежит городу. Да и радиация тут порядочная.

        - Какая радиация?  - Маус выпрямился в седле, одним движением руки нажав клавишу на своих наручных часах, активировав миниатюрный дозиметр, встроенный в корпус хронометра. Табло на мгновение посетила серия цифр. Хм… Радиация, хоть и небольшая.

        - Патроны из обеднёнки,  - парень подошёл ближе и встал так, что попал в вершину мнимого треугольника Маус-пехотинец-саранча, чтобы легко преградить путь Маусу, если он вздумает протянуть руку к останкам саранчи.

        - В город-то путь свободен?

        - Свободен,  - кивнул парень.  - Через южные ворота.
        Огибать дрент,  - читай: Минеаполис,  - пришлось семь с лишним минут. При линейном расстоянии самого города в шесть километров это было неплохо. Даже очень.
        Южные ворота, которые саранча проигнорировала, обойдя по дуге городок и зайдя с тыла в виду сильно укреплённых огневых точек, стояли полуприкрытыми, сквозь просвет обшитых металлическими листами створок могла проехать только одна грузовая машина, да и то задевая бортами ворота.
        У ворот на Мауса хмуро посмотрели из-под тяжёлой десантной каски, надвинутой на самые глаза, и пропустили внуть вообще без всяких слов.
        Маус легко надавил на акселератор и на малой скорости въехал на воротный дворик. Тут, как и положено, стояли ЗРК, станочные гатлинги и пара переделанных танков клана Тета: один марки «Тета Запал М-9», два - марки «Тета Вихревой Край ДТР». Вся техника была расччехлена, с танков сняли маскировочные серебристые сетки, боевые расчёты маялись от скуки, но на ворота смотрели с напряжением и тревогой. Сержант в сервоброне прикрикнул на Мауса и он въехал, собственно, в сам город.
        На прощади проходила встреча городского совета с народом,  - было слышно даже за квартал разгневанные голоса правдоискателей:

        - А куда смотрели разведчики? Патрульные зачем каждодневно выходят на просторы?

        - Ну… не каждодневно…,  - кто-то из мэрии пытался отвечать. Напрасно, сейчас толпой руководили эмоци, а не разум. Им некогда было искать причину - они уже её для себя нашли.

        - Так зачем они тогда вообще нужны? То выходят, то нет!?

        - Это было связано с перевооружением отрядов. Мы проводили запланированное переоснащение подразделений,  - зазвучал глухой, властный голос. Человеку явно не нравилось то, что он находится здесь, но он держался уверенно, отвечая, похоже, не в первый раз перед этой толпой. Надо было обладать изрядным мужеством, чтобы занимать высокий военный пост в приграничном городе. А этот человек, Маус не сомневался, его занимал. Этот человек вполне мог разогнать толпу, но он понимал, что ей надо выпустить пар, чтобы не искать других путей для выражения своего недовольства:

        - Могу привести предварительные данные по атаке.

        - Давай!  - несколько человек из толпы выкрикнули почти в унисон. Остальные сотни затихли, не желая пропустить ни слова.

        - Итак,  - Маус привстал в седле и увидел стоящего на бронетранспортёре невысоко крепкого человека в простых армейских штанах и ботинках. Рубашка на нём была мятой и обожжёной, сквозь рваные дыры на груди были видны белые стежки бинта, местами пропитавшегося кровью:

        - При атаке саранча уничтожила два лёгких танка, пять ЗРК, двенадцать пулемётов. Из стрелкового ручного оружия гарнизон потерял один реактивный автомат и ровно десяток обычных. Живой силы мы потеряли сто пять человек убитыми и двадцать три ранеными…
        По толпе прокатился вздох. Да, цифры потерь действительно ужасали. Даже Мауса, который был здесь случайным гостем. Но вздох прокатился и площадь опять замерла - все ждали продолжения.

        - Из сил противника нами было уничтожено одиннадцать существ, сколько могло отступить - неизвестно. В качестве трофеев мы захватили экзоскелетоны солдат противника, их оружие в разной степени повреждено, но техники уже сейчас взялись за осмотр и починку того, что может быть восстановленно. О результатах их работы будет сообщено через пару недель. Транспорта у противника не было, огневой поддержки - тоже, так что здесь у нас ничего. Об остальных трофеях, найденных при особях чужой расы будет сообщено так же по прошествии нескольких дней - предназначение многих артефактов пока неизвестно.
        Это всё, что я могу сейчас сообщить,  - закончил военный и, бросив последний взляд на собравшихся людей, сошёл с броневика, исчезнув из поля зрения Мауса. На БТР больше никто не взбирался и толпа стала расходиться. Маус ткнул клавишу зажигания и медленно поехал дальше, пока толпа пеших людей не преградила ему дорогу с площади.
        В гостинице, куда Маус устроился на пару дней, в светлое время суток было тихо: большая часть населения городка так или иначе участвовала в разборе завалов и возведении новой стены и Северных ворот, так что внизу в баре не было людно. Днём там сидело от силы три человека, не считая бармена. Но вот после семи часов в барах города начиналось столпотворение - уставшие строители приходили отдохнуть и расслабиться.
        Маус спустился по широкой деревянной лестнице потемневшего от старости и копоти клёна и окунулся в плотный табачный дым, пропитанный парами дешёвого спиртосодержащего пойла. У стойки было всё занято, но Маус сумел протиснутся между парой мужчин без проблем. Махнув рукой бармену, он спросил для начала нефильтрованного непастеризованного пива. Отпив глоток, он повернулся лицом в зал.
        Через сизый сумрак проступали тёмные силуэты людей, одни из которых сидели за столиками, другие ходили туда-сюда. Звуки цифрового музыкального автомата заглушал непрерывный гвалт десятков глоток. Отпив ещё и кивнув самому себе, Маус вернулся за стойку, и поймал взгляд соседа слева:

        - Приветствую.

        - Привет,  - Маус мельком окинул фигуру человека, сидевшего рядом: среднего роста, среднего телосложения, но с обветренными руками и лицом, тёмный цвет кожи, словно человек много времени проводил на Солнце, но Солнца в Надреальности нет. Цвет глаз в неверном искусственном свете стойки бара казался чёрным, но волосы были светло-русые. Одет человек был в чёрную рубашку и пиджак с брюками грязно-белого палевого цвета. Оружия при нём Маус не заметил.

        - Меня зовут Реджинальд,  - мужчина протянул навстречу кружке Мауса водочный стакан
        - невысокий круглый в сечении бокал без ножки. Маус придвинул кружку и они чёкнулись.

        - Маус.

        - Oh, American?

        - No, just Russian.

        - Странно… Это, конечно, не моё дело, просто имя сбило меня с толку.

        - Бывает,  - Маус допил пиво и позвал бармена, чтобы расплатиться и подняться к себе. Ему что-то расхотелось сидеть в баре сегодня. Гораздо лучше было бы сейчас подняться наверх и перебрать те предметы, что Маус собирался завтра продать.

        - Oh, barmen! Gimme «white five»!  - сосед Мауса, Реджинальд, заказал себе ещё один коктейль. Насколько Маус знал, этот коктейль любили заказывать те, кто считал себя мачо. «Пять белых» состоял из пяти компонентов: текилы, водки, джина, белого ликёра и кьянти; всё по пятьдесят грамм.
        На продажу у Мауса нашлось два ФН КАЛ из полуразрушенного здания, три автомата МП5, доставшиеся в наследство от байкеров, патроны к нескольким видам оружия,  - всё это он бы не стал брать, не будь у него мотоцикла,  - слишком тяжёлый груз для пешего. У тех мотоциклистов было так же много интересного: автомат Скоба М-3 казахстанского национального оружейного завода под НАТОвский калибр.3 дюйма, несколько лазерных пистолетов Ленинградского НИИ Оптики, что выполняло высокотехнологичные оборонные заказы, чужанская Укапали и боеприпасы к этому оружию. Плюс деньги и драгоценности, гранённые ювелирные камни первой группы, самый маленький камешек был в полкарата, а самый большой камень - рубин - был в полных сорок семь карат. Это можно было пока не продавать, а оружием предстояло расстаться. Так же надо было подумать про профилактику и техническое обслуживание мотоцикла Хуго, которая могла встать в копеечку.
        Маус взял с ночного столика стакан лимонного отжима и, морщась, отпил. На полу рядком лежали автоматы с вынутыми магазинами, лежащими рядом ровными рядами. Патроны, что не вошли в рожки, были сложены в отдельные мешочки из натуральной ткани, не синтетики - не дай Бог, проскочит искра. К тому же, покупателю много приятнее купить у вас товар в хорошей упаковке, нежели в грязной драной тряпице.
        Вторым рядом лежали пистолеты и несколько чужанских ножей. За последние у коллекционеров можно было получить неплохие деньги: каждый нож чужих был уникален
        - два одинаковых чужие просто не делали.
        Рядом стояла резная шкатулка с откинутой крышкой, с горой набитая золотом вперемешку со стальными монетами разведчиков, драгоценными камнями и парой ниток жемчуга. В шкатулке-близнеце рядом блестели ожерелья, кольца, часы, серьги, браслеты и другая бижутерия из драгметаллов.
        Маус сел на кровати и стал разбирать свой автомат АК47. Рядом с ним лежала коробка с пастой Гойя, стопка фланелевых тряпочек-салфеток и специальные инструменты для профилактики и чистки оружия.
        Наутро Маус отправился на здешний рынок. Торговую улицу, некогда проходившую в опасной близости от Северной стены, разрушила саранча при недавнем нападении; в городе остался единственный централизованный торговый центр - рынок. На него Маус и понёс свой товар.
        Ранний час, как обычно, не был помехой торговле - народу было как в крылатой фразе: «ещё чуть-чуть, и было бы не протолкнуться». Маус проложил себе путь к оружейным рядам и огляделся. Людей здесь было больше, чем во всех других рядах, где продавали еду, одежду, предметы быта, электронику и т. д. Покупатели методично сносили содержимое лотков и полок; на глазах Мауса один обалдевший довольный торговец, разводя руками и фальшиво-виновато извиняясь, закрыл опустевший киоск, продав последний предмет - ручной пулемёт с дисковым магазином времён Второй мировой войны.

        - Штурмовые винтовки, лазерные пистолеты, чужанская Укапали!  - Маус встал ближе к двум закрытым киоскам и вокруг него мгновенно собралась толпа в полсотни человек.

        - Дорого!  - добавил Маус, но народу вокруг почему-то стало только больше.
        С рынка Маус ушёл только через два часа: за право купить у него оружие устроили настоящие торги, как на аукционе. В итоге ФН ФАЛы ушли по 12 тысяч каждая, немецкие МП5 - по восемь, казахская Скоба - за 15 тысяч, четыре лазерных пистолета ЛенНИИ - по пять тысяч за штуку, а за чужанскую Укапали два хмурых брата (как их все называли) выложили сорок тысяч кредов в медвежьих полумесяцах. Брать такие деньги Маус не хотел - придётся менять на креды или монеты Разведчиков, но сорок тысяч… Даже если в обменном пункте с него возьмут пять процентов, у него останется
38 штук. Оч-ч-чень даже неплохо! Ещё Маус продал все до последнего боеприпасы, которые предложил, на сумму порядка пятидесяти тысяч.
        Внеся свой вклад в дело вооружения и перевооружения населения городка, Маус, насвистывая весёленький мотивчик, пошёл в мастерскую, где оставил свой мотоцикл. В рюкзаке на плече тяжело обосновался мешочек плотного сукна, туго набитый кредами - их было больше 170 тысяч.
        Ремонтная мастерская «Механические аппараты Ван Дейка» стояла на краю торгового района, примыкая к внешней стене небольшого завода по производству электроэнергии и материи. Как жители Минеаполиса смогли построить завод, было непонятно: технология, которая использовалась при выработке электричества и для материализации материи (читай: металлов и сплавов), была доступна только кибернетическим танковым кланам. Чтобы выкрасть одну установку «генератора»,  - а в кланах они ставятся десятками тысяч на одну квадратную лигу,  - требовалось недюжинное умение и безрассудство. Потом, нужны были ещё и инженеры с техниками, чтобы запустить выкраденную установку, поломанную при демонтаже и перевозке. Всё это требовало многих человеко-часов и материальных ресурсов.
        В мастерской Маусу сообщили, что его «Хуго» в отличном состоянии, ничего чинить не было надобности, лишь предупредили, что установку конденсации и сбора воды требуется менять через каждые сто тысяч километров. Особенно, если пользоваться мотоциклом в дыму, гари и грязи - стандартное боевое состояние. Фильтр уже неплохо было бы заменить, но в мастерской не нашлось ни одного,  - модель была слишком новой для Надреальности, запчастей к ней пока было очень мало. Маус покивал, и сообщил, в каком дренте недалеко от Минеаполиса можно найти пару нерабочих Тильзит-Мото «Хуго». Мастер тут же связался с хозяином, и Маус ещё не успел уйти из мастерской, а команда из трёх человек на джипе уже покинула территорию мастерской, направляясь в указанном направлении.
        Маус сидел в баре через дорогу от отеля, где остановился и пил тонизирующий Байкал, сделанный по старинному рецепту: эфирные масла пихты, лавра, лимона и эвкалипта, экстракты красной рябины, левзеи и корня солодки. В напиток так же входила лимонная кислота и чистая вода. Пить что-то алкогольное сейчас было глупо: город стоял на ушах, все ходили на взводе, драки могли возникнуть из-за любого пустяка. Улицы патрулировала городская гвардия и специальное полицейское подразделение, подчиняющеся непосредственно шэфу полиции, входившему в состав гороского совета. Гвардия же подчинялась,  - как узнал Маус из ознакомительной брошюры о городе,  - мэру Минеаполиса.

        - Эй, мужики, слушай новость!  - Маус поднял голову и посмотрел в ту сторону, откуда послышался выкрик.

        - Завтра у казарм гвардии будет производится набор в специальную группу, которая должна будет восполнить потери гвардии в последних боях. Как только набранная группа наберётся должного опыта, её перевидут на постоянную службу!
        Маус кивнул и вернулся к своему занятию - пить Байкал, коротая вечер.
        На улице было темно, машин на дороге не было, фонари не горели, лишь тускло светили окна бара, откуда Маус только что вышел, да приветливо манили к себе окна гостиницы напротив. Можно было, конечно, пить Байкал и в гостиничном баре, но там его не продавали.

        - Эй, ты!  - на Мауса выскочил молодой парень с пистолетом в вытянутой руке.  - Давай сюда деньги и оружие! Живо, козёл!

        - Скажи это патрульным,  - постоветовал Маус, кивнув влево на тёмный проулок, но не сводя глаз с головы бандита. Как Маус и ожидал, тот на мгновение метнул взгляд в указанном направлении, никого, конечно же, там не было, но в это мгновение Маус перехватил запястье парня, потянул на себя, одновременно развернкв свой корпус на девяносто градусов по часовой стрелке. Потом резко вскинул колено вверх, с силой опустив кулак с зажатым в нём запястьем грабителя. Вслед за хрустом ломаемой кости по пустой улице разлился истошный вопль, полный боли. Вынув Беретту из обмякшей кисти, Маус толкнул бандита на землю, а сам сел рядом ждать полицию.

        - Где этот герой?  - к Маусу, сидящему в открытом кузове полицейского джипа свесив ноги, подошли два человека. первый, если судить по ботинкам, был копом. Ботинок второго здесь Маус пока не видел.

        - Я - маршал Альт,  - представился незнакомец, сидевший, как понял Маус, в кресле оперативника. Но звание-то какое: маршал! Маус поднял глаза от земли и маршал воскликнул:

        - Маус! Вот так встреча!  - маршала Альта звали Реджинальд. Свой светлый костюм он успел сменить на армейский комбинезон, поверх которого была надета жилетка со множеством карманов,  - такую обычно Маус носил в Надреальности,  - а к бедру прижался лёгкий автоматический пистолет Скорпион.

        - Как ты умудрился повздорить с местным жителем?

        - Он, как мне показалось, хотел дать моим деньгам политическое убежище в этом городе,  - пожал плечами Маус.

        - Понятно. У нас, знаешь ли, с преступлениями строго: расстреливают без особого раздумья.

        - А я чем могу помочь?

        - Парень из хорошей семьи,  - маршал Альт обернулся на полицейскую машину, где на заднем сидении в ступоре расположился недавний грабитель. Рука в районе запястья была зафиксирвана эластичной формой и забинтована.

        - Родители будут протестовать.

        - Мне что, уйти и не подавать заявление?

        - Какое заявление?  - маршал поморщился.  - У нас заявлений не пишут. Поймали - расстрел. Никаких формальностей.

        - Тогда зачем ты мне это рассказываешь?
        Маршал Реджинальд Альт пожал плечами и повернулся, чтобы уходить, но потом замер и посмотрел на Мауса:

        - Ты в чужанской технике и оружии разбираешься?

        - Более или менее,  - подтвердил Маус.

        - Приходи завтра к казармам гвардии…

        - Я уже слышал…

        - Нет, не в гвардию я тебя приглашаю, другое. Приходи.
        У гарнизонных ворот, распахнутых настежь, собралось много народу, даже порой были видны женщины среди моря мужских тел. Маус пришёл пешком, оставив мотоцикл в гараже отеля. Протиснувшись через толпу, он подошёл к главному зданию гарнизона, где на дверях стояло четверо часовых.

        - Эй, ты куда без очереди?  - раздалось в спину Маусу, но он, не обращая внимания на крики, обратился к ближайшему часовому:

        - Я к маршалу Альту.

        - Назовите ваше имя?

        - Маус.
        Гвардеец нажал клавишу на рации, прикрепленной к левому плечу, сказал в микрофон короткую фразу, выслушал ещё более краткий ответ и, отпустив рацию, кивнул Маусу:

        - Можете проходить. Кабинет на первом этаже. Номер 1-f.
        Маус поблагодарил и прошёл внутрь под ещё более ожесточённые крики людей из толпы, которые стояли под дверьми уже полтора часа, а так ещё и не получили приглашения на конкурсный отбор.
        Внутри штаба гвардии царила тишина, крики с улицы были не слышны,  - великолепная изоляция отрезала все посторонние звуки. Сразу за входной дверью находился небольшой овальный зал, в котором был организован внутренний блок-пост,  - в лучших традициях Надреальности,  - за двумя газовыми пулемётами, разработанными и созданными специально для боевых действий в условиях орбитальных станций, расположились восемь гвардейцев в штурмовой пехотной броне. У газовых пулемётов короткая дистанция поражения, но на этой дистанции очень большое останавливающее действие огня. Пехотинцы, помимо пулемётов были вооружены ещё и другим оружием, но Маус не успел разглядеть: чтобы не привлекать лишнего к себе внимания, он прошёл дальше, попав в широкий коридор, выкрашенный в светло-кремовый цвет,  - по едва уловимому специфическому запаху Маус установил, что краска на стенах обладает антирадиационым компонентом, частично защищая внутренние помещения здания от внешнего маломощного ядерного взрыва. Пройдя несколько метров по мягкому ковру, Маус остановился перед дверью, на которой красовалась нужная табличка. Замерев на
мгновение, Маус постучал.

        - Входите!  - донеслось из-за двери.

        - Вот так,  - во главе длинного стола сидел тот самый военный, который несколько дней назад выступал перед толпой на центральной площади города. Он обвёл взглядом всех собравшихся, а потом заговорил вновь:

        - Я хотел бы вас всех представить друг другу. Начнём по-порядку: мэр города Анастасиус Горадживич, шериф города, он же шеф полиции, Джонатан Суэйзи, главный архитектор и инженер города Эйс Полан, маршалы полиции Реджинальд Альт и Катарина Самп, заместитель командира городской гвардии Янош Амарски и, собственно, я - командир городской гвардии Корн Варб.
        Теперь я хотел бы представить тех, кто сидит по другую сторону стола: Доминик и Ванд Саманчес, «хмурые братья», если не ошибаюсь,  - командир ГГ Варб слегка улыбнулся.  - Маус… просто Маус, вольный стрелок; Нетил Уэйзи, мошенник и пират; и, самое главное, Анастасия Левингстон-Вольная, сапёр и подрывник.
        Две половинки стола оценивающе смотрели друг на друга, слушая речь командира, который между тем продолжал:

        - Зачем здесь первая половина собравшихся, вы, наверное, уже догадываетесь: на нас вновь напала саранча и нам необходимо обсудить все вопросы, касаемо этого дела. А вот вторая половина собравшихся здесь представляет некоторый интерес. Но сперва я хотел бы вас спросить: как хорошо вы знакомы с оборудованием чужих?

        - Можно ответный вопрос?  - спросил Нетил Уэйзи.

        - Можно,  - кивнул командир Варб.

        - Мне сказали, что есть работёнка для меня. Я хочу узнать, что за работёнка и как прилично мне заплатят,  - Анастасия закивала в знак поддержки.

        - В этом и суть моего вопроса: мне хочется поделиться с вами сутью работы, но я не могу этого сделать, пока не узнаю, можете ли вы её выполнить.

        - Чё за …,  - начал было Нетил, но один из братьев остановил его, положив ему ладонь на плечо. Уэйзи, худой невысокий молодой человек лет двадцати шести мгновенно замолчал, когда широкая тяжёлая лапища Ванда слегка надавила на его ключицу.

        - Итак?

        - Я много перетаскал барахла, в том числе и чужанского, но разбираться как что работает - это верное самоубийство. У них там в карманах может быть что угодно: от теннисной ракетки и до миниатюрной атомной бомбы,  - медленно проговорил Ванд Саманчес.

        - Подтверждаю,  - Доминик не шелохнулся, даже бровью не повёл, когда говорил. В отличие от брата, Доминик был не таким широким в плечах и, если бы не мрачное выражение лица, мог бы получить кличку «Красавчик».

        - Я… Видал я их всякие штуки. И медвежьи, и Разведчиков, и чужих, и сплайнов… Много видел, часть разбирал. Мы, пока наш отряд не разгромили улагасты под Роуд Бэйли, много чего опробовали из их снаряжения.

        - Я никогда не разбиралась с этой фигнёй из чужих,  - в прямом и переносном смысле,
        - карманов. Я наёмник, подрывник. В Надреальности недавно, так что, я вам, наверное, не подхожу,  - Анастасия Левингстон-Вольная встала, чтобы уйти, её длинная русая коса хлестнула сидевшего рядом с ней Ванда, но он не обратил на это ровным счётом никакого внимания.

        - Сядь, Анастасия,  - попросил командир ГГ.  - Работы найдётся всем. А что может сказать мистер Маус? Альт сообщил о вас мне только час назад, я даже не знаю откуда вы. Что вы знаете о чужих артефактах?

        - О чужих как о расе, или о всех чужих расах?

        - И о том, и о другом.

        - Немного, смотря сколько платят.

        - Вот-вот! Самый важный вопрос!  - снова затараторил Уэйзи.

        - Помолчи,  - Маус медленно перевёл взгляд на Нетила и тот вжался в стул, на котором сидел.

        - Чтож, это для вас самый важный вопрос,  - командир городской гвардии Корн Варб перекинулся взглядом с Эйсом Поланом, тот чуть заметно кивнул, и Варб продолжил:

        - Нам необходимо покончить с нападениями саранчи на наш город.

        - Нас слишком мало,  - покачал головой Доминик.

        - Для прикрытия там, на улице, сейчас отбирают кандидатов на отвлекающий манёвр. Ничего особеного в тех людях нет, конечно же, с точки зрения предстоящей операции. Так вот: сейчас отберут группу из нескольких сотен пехотинцев. Так мы сможем удовлетворить и жажду крови наших жителей, и их желание подзаработать. Вы гости в нашем городе, и не знаете, что наш завод удовлетворяет нужды города в электричестве и воде, а так же в некоторых сплавах. Мы обеспечили некий прожиточный минимум,  - мы можем себе это позволить,  - нашим коренным жителям. Но только прожиточный. Сверх того они должны работать, а работы нет. Вот мы и дадим им рабочие места. Понимаю, звучит жестоко, но они и так знают, что придётся воевать.

        - Но они не знают, что вы их бросите необученными на саранчу.

        - Знают. У нас в гвардии обучение всегда идёт в бою. Вы что, не заметили, что у нас на территории базы нет нормально плаца? Всё из-за того. Но я продолжу:
        Мы хотели объединиться с другими соседними городами, но не получилось. По разным причинам: с кем-то мы на заре постройки нашего Минеаполиса воевали, с кем-то не можем наладить нормальных контактов по причине личной неприязни глав городов,  - Варб мельком глянул на мэра города Анастасиуса Горадживича. Мельком, чтобы не заметил он, но заметили все остальные.  - Тем не менее, поддержки не будет. Мы много думали, размышляли, и разработали план, который не избавит нас от набегов саранчи, но обезапасит наш город от них по крайней мере на пару десятков лет.

        - Что же это за план?  - спросила Анастасия. Она сидела скрестив ноги и руки, всем видом выражая скепсис.

        - А его я могу поведать только если вы согласитесь на него.

        - Все вместе или по-отдельности?  - спросил Ванд.

        - Хотелось чтобы вы все согласились,  - командир ГГ откинулся на спинку стула.  - Но буду работать только с теми, кто согласится, насильно никого звать не буду - во-первых не получится, во-вторых от этого зависит судьба моего города.

        - А какова цена?  - теперь этот вопрос задал Доминик.

        - Миллион кредитов Надреальности каждому в любой легитимной валюте,  - за столом воцарилась тишина. Даже Нетил Уэйзи замер на месте, забыв что надо дышать.

        - Я остаюсь,  - быстро согласилась Анастасия.

        - Я за!  - ответил Уэйзи.

        - Можно посовещаться?  - братья отошли в сторону, сдвинув головы и тихо стали переговариваться.

        - Трудности не в деньгах,  - резюмировал Маус.  - За десяток более или менее удачных переходов можно сколотить такой капитал.

        - Я слышал, что вы заработали полторы сотни тысяч кредов вчера,  - кивнул Варб.  - Это слышали и другие. Сегодня расстреляют того парня, что напал на вас ночью. Но такой случай,  - я имею в виду прибыль,  - еденичный. Вам улыбнулась Фортуна: город недавно подвергся нападению, а мы стоим на отшибе, не на перекрёстке караванных дорог, сюда мало заходит торговцев с товаром. А недавно напала саранча. Люди вооружаются. Но придите вы сюда через месяц - плевать они захотят на винтовку дороже двух тысяч.

        - Какова вероятность успешного выполнения?

        - Это будет зависеть от вас, Маус, от всех, кто согласится. Но, тем не менее, если вы сделаете всё от вас зависящее, вероятность не превысит сорока трёх процентов.
        Анастасия присвистнула, посмотрев на Мауса, потом перевела взгляд на Уэйзи.

        - И вы хотите, чтобы мы согласились?

        - Миллион наличными,  - Варб посмотрел на маршалов, ища поддержки.

        - По желанию мы можем предоставить аванс в размере трёхсот тысяч, это оговорено с владельцами завода,  - сообщила Катарина Самп.

        - Так операция оплачивается не городом, а заводом?  - спросил Маус, нахмурившись.

        - Разницы никакой,  - запротестовал архитектор Эйс Полан, он хотел ещё что-то сказать, но шеф полиции Джонатан Суэйзи остановил его.

        - Возможно,  - Маус подождал, пока братья Саманчес займут свои места за столом.  - Какое снаряжение вы можете предложить?

        - Так вы согласны?  - командир ГГ Варб выдвинул ящик стола и положил пред собой тонкую папку чёрной синтетической кожи.

        - Мы согласны,  - ответил Доминик Саманчес за себя и брата. Маус молчал, глядя поверх голов сидящих перед ним начальников города. Но Варб поторопил его:

        - А вы, Маус? Все уже выразили своё согласие!

        - Вы ведь хотите, чтобы мы подписали некоторые бумаги?  - Маус кивнул на папку, накрытую сверху ладонью командира ГГ.

        - Да.

        - А смысл? Просить что-либо подписать в Надреальности…

        - Я тоже не вижу смысла в этой формальности,  - кивнул Корн Варб.  - Но есть люди, которым хотелось бы иметь ваши подписи…

        - Маус, ты если не хочешь, просто отвали,  - предложил Уэйзи.
        Маус вынул из под стола Звезду Надежды и положил перед собой:

        - Я говорю с командором Варбом.
        Анастасия Левингстон-Вольная наступила на ногу Уэйзи, вытянув под столом ногу влево, чтобы достать Нетила - между ними сидел Ванд Саманчес. Уэйзи отдёрнул ногу и отодвинул стул подальше от остальной команды.

        - Я соглашусь, если мне заплатят больше, чем один миллион,  - Маус посмотрел на командующего ГГ.

        - А?  - архитектор опешил.

        - Объясните?  - попросил командующий Варб.

        - Миллион - это, согласен, довольно много, но не для вероятности в 43 процента,  - Маус провёл пальцем по стволу Звезды, глядя на архитектора. Кажется, он понял, кто здесь представляет интересы хозяев завода, если только сам не является членом заводского Совета.

        - И сколько вы хотите?  - Корн Варб продолжал настаивать.

        - Пять миллионов.

        - Это грабёж!  - воскликнул Эйс Полан.  - Да вы хоть представляете, сколько месяцев надо работать, чтобы достать такие деньги?

        - Ваш завод,  - спокойно ответил Маус, поглаживая пистолет; на его жест никто внимания не обращал - оружие слишком распространённая вещь в Надреальности, чтобы заострять на нём внимание.  - Из клана Альфа. Относительно новой модели «Альфа Центаурус 35-14»: он может производить до ста килограммов высококачественной оружейной стали в сутки. При этом он вырабатывает в качестве побочного эффекта избыточную энергию, которую можно направить на любые преобразования с выработанной сталью. Кстати, вырабатывать сталь автоматизированный завод заставили вы, сам он, когда стоял в клановском поселении, вырабатывал исключительно электроэнергию, он, в первую очередь, предназначен для этого. А можно на нём делать и порох и протеины и воду и всё, что захотите. Можно даже поставить рядом репликатор и из полученной стали штамповать креды или деньги Разведчиков. Итого: вы можете делать любой предмет с любым химическим и молекулярным составом. На этом можно делать не один миллион кредов в месяц.

        - Это закрытая информация!  - опять воскликнул архитектор. Он уже не скрывал своей нервозности и постоянно оглядывался на мэра, командора, маршалов и шерифа. Но они упорно молчали.  - Вы не имеете права её разглашать!

        - С чего это?  - Маус подался вперёд. Архитектор, который сидел почти напротив Мауса, наоборот отстранился.  - Завод - это достояние танков, а вы его украли. Он вам, если честно, не принадлежит, и все его тактико-технические данные есть открытая информация. Вы сами-то поняли, чего требуете?

        - Я… я…

        - Вот и отлично. Моё условие: пять миллионов в валюте Разведчиков пятью миллионными монетами.

        - Но это же сверх редкий сплав! Его очень трудно достать!

        - А завод вам на что?  - улыбнулся Маус.

        - Тогда вы, Маус, будете лично в ответе за выполнение операции!
        Уходили на следующее утро, как и полагается, в четыре часа утра. Хотя, какое это утро: в дренте, где стоял город Минеаполис, было темно, а вышли на Надреальность - над миром воцарился вечный день.
        Пошли все. По пять миллионов себе также потребовали все, следуя примеру Мауса.
        Вооружение было не «легендарным», как говорят в Надреальности, но стремилось к нему: Ванд Саманчес нёс чужанскую Укапали, купленную у Мауса,  - он с братом знали про задание ещё неделю назад, вот и готовились. Помимо этого, Ванд, как и все остальные в отряде, был одет в чёрный облегающий комбинезон, состоящий из нескольких слоёв очень тонкой полимерной материи, защищающей хозяина от радиации, термического воздействия, станнерных высоковольтных разрядов и некоторых видов стрелкового оружия. Между двумя слоями полимеров по всей поверхности костюма были расположены микрокапсулы, создавалось ощущение, что человека облили клеем и обваляли в мелких камушках, а потом обернули чёрной матовой плёнкой. Каждый камушек держался на своём месте, но при каждом шаге камушки немного скользили по мышцам - туда-сюда, туда-сюда.

        - Зачем эта фигня?  - спросил Ванд, оттягивая пятернёй глухой ворот косюма.

        - Какая-то защита, наверное,  - пожала плечами Анастасия.

        - Как думаешь, Маус?  - Ванд глянул на Мауса, чуть сощурившись.

        - Наверное,  - Маус поправил рюкзак на спине, проверил все карабины на плечах и бёдрах, подтянул один на бедре и попрыгал на месте: рюкзак сидел как влитой. Вынув и вогнав на место нож, висящий на груди в диагональных ножнах рукоятью вниз, он провёл рукой по гранатам, висящим на груди выше ножа, проверил лёгкость вынимания запасных магазинов и только после этого взялся за штурмовую винтовку. Винтовка была как песня: зализанная, тусклого фиолетового металла, слабо отсвечивающая шероховатыми боками, лёгкая, небольших размеров; выполнена винтовка была по технологии «буль пап», магазин находился позади спускового крючка. Рукоять была только одна, под руку, нажимающую курок, для упора второй руки предлагалось использовать металлическое цевье, оно же защитный кожух ствола автомата; из вытянутого продолговатого цевья, плавно сужающегося к концу свола, торчал коротенький пламягаситель, на который был навинчен миниатюрный глушитель; сверху и чуть позади спускового крючка расположился толстенький коротенький оптико-лазерный прицел. Одним словом, штурмовая винтовка была лёгкой, компактной и зргономичной.

        - Сказка!  - похвалил Доминик винтовку.

        - Ты хоть знаешь, как она называется?  - съехидничал Уэйзи.

        - А пальну в тебя, сам скажешь!  - согласился Доминик. Его брат Ванд кивнул, сделав зверскую рожу. Сам Ванд винтовку сунул в рюкзак, а вместо неё взял Укапали: она и побольше будет, и поубойней австрийской Н&К Minilibry 20.

        - Ладно, дамочки, двинули,  - Анастасия пошла дальше, за ней зашагали остальные.
        План, который предложил командор ГГ Корн Варб, был и прост и сложен одновременно: необходимо было найти и уничтожить центральный командный центр саранчи. Сделать это предстояло в сжатые сроки,  - через три дня из Минеаполиса выступали три отдельных недавно сформированных роты. Их официальная цель была - нанести ответный удар по силам противника, словом, обычная «мстя». Неофициальная же, о которой знали только главы силовых структур города,  - это отвлечение на себя сил противника, и сковывание этих самых сил на длительное время. Сколько продлится это длительное время, сказать никто не брался: в последний налёт на город саранча угробила кучу людской техники, включая даже танки, и положила больше сотни людей, потеряв при этом пару десятков своих. Причём напали они без поддержки какой-либо тяжёлой техники, при них было только стрелковое оружие.
        Город снабдил отряд, в котором был Маус, всем необходимым. Теперь Маус понимал, почему так дёргался главный архитектор и инженер города Эйс Полан, когда Маус повысил цену сделки: снаряжение каждого из пяти человек в отряде обошлось заводу,
        - а именно он и платил,  - в полтора миллиона кредитов, и это если ещё всё было закуплено по Божеской цене. В противном случае стоимость одного комплекта тянула на два - два с половиной миллиона.
        У каждого была рация, безотказная штурмовая винтовка «Хеклер и Кох», прибор не-только-ночного видения, помогающий видеть даже сквозь небольшие деревянные и бетонные стены, набитая под завязку аптечка, включающая в себя три ампулы фиолетового «регенератора», пару десятков «красного» заживителя, именуемого в народе стимпаком,  - от «stimulate pocket», различные антисептики и обезболивающие, а так же пару запрещённых айлайцами и паладдинами медикаментов. У каждого в рюкзаке оказался и влагопоглотитель, способный давать до двух литров воды в сутки; стоимость каждого такого водосборщика превышала несколько сотен тысяч кредов Надреальности. Провизии, представляющей собой ИРПы,  - индивидуальные армейские рационы,  - было ровно на две недели полевых условий. Отряд был силён и армирован сталью.

        - Куда идём-то?  - Доминик упал на плиты Надреальности, вытирая пот со лба. Рядом с ним повалилась Анастасия. Чуть поодаль присел Уэйзи,  - он, как заправский пират, не устал, привыкший ходить многие лиги пешком. Ванд и Маус остались на ногах.

        - Пока на юг,  - Маус вынул карты и расстелил одну на стальных плитах. За неимением ничего более подходящего, он выгреб из кармана маленькие рубины и изумруды, и стал ими отмечать точки на карте, попутно объясняя собравшимся вокруг него людям:

        - Это город Минеаполис, это - Злотый, это - Медвежий Угол. Здесь, здесь и здесь были замечены мобильные отряды саранчи. А вот в этом районе по предположениям разведки гвардейцев Минеаполиса находится штаб саранчи,  - людей Маус отображал рубинами, а для саранчи взял изумруды.

        - Теперь,  - продолжил Маус.  - Вот по этим азимутам пойдут три отдельных гвардейских роты, чтобы завязать бои с противником. На различные нештатные ситуации у них есть альтернативные планы и директивы. Нам это не нужно, но если кто хочет ознакомиться,  - Маус вынул из кармана запечатанный конверт и бросил на плиты. Доминик помедлил и взял пакет. Осмотрев его со всех сторон, он выбросил его не глядя назад через плечо, переключив всё внимание на объяснения Мауса:

        - Наша задача сейчас - это обнаружить базу противника. Это нужно сделать до того, как отряды ГГ вступят в огневой контакт с саранчёй. Дальше, как только контакт ГГ с противником будет установлен, мы выполняем вторую фазу операции, а именно: уничтожение штаба противника, по возможности быстро и эффективно. Иначе саранча может устроить ещё более кровавую ответную операцию, нежели наша. По предварительным расчётам мы должны выйти к зоне предполагаемого расположения штаба противника через сутки. Вопросы?

        - У нас на пути аномалии будут?  - спросил Уэйзи.

        - Да. В получасе отсюда находится дрент. Линейные размеры шесть на восем плит, не считая выступов.

        - Плита - это два пятьдесят четыре метра?  - Анастасия оторвалась от пластиковой бутылки с лимонной водой и отёрла коротенькие пухленькие губы тыльной стороной ладони.

        - Так чего мы расселись?  - Доминик поднялся, хлопнув брата по плечу. Тот оглянулся на Доминика и так же поднялся на ноги.

        - Идём?  - Уэйзи поправил чёрную бейсболку, отодвинув её на затылок и бодро зашагал на юг-юго-восток.

        - Скоро будет темнеть,  - Маус глянул на часы. Бросив рюкзак в траву, он стоял широко расставив ноги и жевал травинку. Уэйзи с автоматом наперевес обошёл весь дрент, осмотрел каждое дерево, спугнув по дороге пяток гуингнмов и дикую кошку белой окраски.

        - Кошка!  - обрадовалась Анастасия. Она хотела взять её на руки, но кошка, задрав хвост, удрала в кусты и там затаилась.

        - Дождёмся утра в дренте. У нас до часа «Ч» ещё целые сутки.

        - А сколько, Маус, до штаба?  - Доминик снял рюкзак и сел, прислонившись спиной к берёзе, отдыхая.

        - По разведданным - поллиги пути по прямой…

        - Вилами писано!  - отрезал Уэйзи, на секунду оторвавшись от беззаботного насвистывания незеакомой мелодии.

        - Почему?  - заинтересовался Маус.

        - Ну, во-первых по прямой мы не пойдём.

        - Ага.

        - А во-вторых, на разведданные я бы не стал полагаться: выводы сделаны на основе компьютерного анализа известных маршрутов саранчи.

        - Хорошие замечания,  - кивнул Маус.

        - Ну дак!  - Уэйзи довольно улыбнулся, но тут же посерьёзнел:

        - Так каков план?

        - Сейчас достанем бинокль, и посмотрим,  - пошутил Доминик.  - Надреальность плоская как блин, всё как на ладони.

        - Не получится,  - рассеянно возразила Анастасия, роясь в своём рюкзаке.

        - Физика горизонта не позволит. Даже с самым совершенным оптическим оборудованием.

        - Уэйзи, ты, как пират, можешь мне помочь,  - Маус позвал Нетила Уэйзи к себе и присел перед своим рюкзаком, приглашая бывшего пирата сделать тоже самое. Братья и Анастасия Левингстон-Вольная сидели поодаль, и слышать их разговор вполголоса не могли:

        - Нетил, только тихо: Анастасия - не та, за кого себя выдаёт.

        - Что ты имеешь в виду?  - Уэйзи спросил тихо, но весёлым голосом, Маус в ответ кратко рассмеялся и так же весело ответил:

        - Про физику Надреальности сапёры, только что попавшие в Надреальность, не интересуются. И не отпускают между делом таких умных замечаний.

        - Тогда кто она?  - пират, широко улыбаясь, похлопал Мауса по плечу.

        - Переигрываешь,  - сквозь аналогичную широкую улыбку процедил Маус:

        - Я думаю, разведчик города. Законсперированный, и не из Минеаполиса. Для особо важных дел вне стен города.

        - А какова её цель здесь?

        - Следить. Корректировать, если что-то пойдёт не так. Взять контроль над отрядом на себя в опасном, критическом для выполнения задания случае.

        - Что делать будем?  - Нетил Уэйзи поправил бейсболку и достал из нагрудного кармашка леденец. Предложив его для приличия Маусу, он сунул его в рот.

        - Пока ничего. Пока мы сами её не спровоцируем, она ничего, похоже, делать не будет. И постарается никак себя не проявить.

        - А если у неё другое задание?  - спросил Нетил, легко засмеявшись, да очень громко, что даже братья Самаранчес подозрительно на них покосились: смеются там себе о чём-то, а с ними не делятся.

        - Какое?

        - Ликвидировать нас после выполнения операции?

        - Последи за ней. Но веди себя как прежде,  - Маус поднялся в полный рост, громко сказав пирату:

        - Спасибо, а я-то думал…

        - Бывает,  - смущённый похвалой, Нетил Уэйзи также поднялся в рост, отряхивая ладони от влажной травы.

        - Кто-нибудь хочет достать и расчехлить свои влагопоглотители?  - серьёзно спросила Анастасия, обводя взглядом отряд.

        - Без бэ!  - Уэйзи, чертыхаясь, вприпрыжку поравнялся со своим рюкзаком и полез в него, как он сказал, «освобождать из заточения прекрасный влагопоглотитель марки
«Sie Water 3 bis».
        Сколько же ему лет?  - подумал Маус, глядя ему вослед.

        - Вон они!  - громким шёпотом, горячо дыша в висок, поведал Ванд. Они лежали на плитах Надреальности плечом к плечу и жадно вглядывались в изменчивые горы горизонта. В паре километров от них, по пересекающемуся с их азимутом пути, шла колонна. Маус, как и все остальные, за исключением Ванда, коснулся сенсорной панели управления оптическим прибором, установленным на все защитные шлемы группы. Картинка приблизилась, скачками обрела чёткость. Освещённость и контрастность дёрнулись в сторону уменьшения, потом увеличения, найдя оптимальные положения.

        - Отбой,  - разочаровано протянул Нетил Уэйзи, сдвинув на лоб прибор. Потеряв из объектива глаз человека, оптическое устройство самоотключилось.

        - Да, всего лишь улагасты,  - кивнул Доминик. Маус и Уэйзи как бы невзначай переглянулись: Анастасия либо не узнала инопланетян, либо не подала виду.

        - В огневой контакт с ними вступать нет необходимости, тем более это пойдёт вразрез с нашим заданием и может поставить его успешное выполнение под угрозу,  - сообщил Маус.

        - Но они идут наперез нам!  - возразила Анастасия.

        - Надобно отойти с их пути,  - предложил Ванд.

        - Идея,  - кивнул пират. Сняв каску, он водрузил на голову бейсболку козырьком назад и вновь надел шлем.

        - Смотри-ка,  - Доминик остановился и пнул носком ботинка плиту Надреальности. От неё что-то со звоном отскочило и опять звякнуло, упав. Уэйзи, оторвавшись от осмотра горизонта через оптику, поднял небольшой предмет:

        - Восемь миллиметров. Это гильза от полуавтоматики. Нет, стреляли из пистолета.

        - С чего это так утверждаешь?  - повёл бровью Доминик.

        - Из пистолета гораздо проще выстрелить одиночный патрон, нежели из автомата,  - пожал плечами пират и поднёс железяку к лицу. С шумом вдохнув воздух, он сообщил:

        - Стреляли больше двух недель назад.

        - Я даже спрашивать не буду,  - Доминик обернулся на брата и показал ему на одну довольно резко пошедшую вверх гору на горизонте. Остальные горы опали почти до самой Надреальности:

        - Одна гора на горизонте. Плохая примета.

        - Или хорошая,  - парировал Уэйзи.

        - Как считать,  - пожал плечами Маус.  - Идём.
        Вышку ретранслятора заметили ещё пару километров назад. Не надо было даже использовать оптику, чтобы заметить, что вышка слегка погнута, ретранслятор на вершине сожжён самым натуральным образом - видны были чёрные разводы от огнемётов или термитных зарядов. Когда осторожно подошли поближе, оказалось, что вокруг не было ни души. Высланные на разведку Ванд и Уэйзи по рации сообщили, что признаков активности живой силы ими не замечено. А вот что ими было замечено…

        - У-у-у!  - взвыла Анастасия, отворачиваясь и зажимая нос и рот ладонью. Потом догадалась и одела респиратор, болтавшийся до того на шее. Её примеру последовали остальные. Они стояли в воротах айлайской базы, дальше никому идти не хотелось: путь преграждали штабеля мёртвых тел. По исходившему от них запаху можно было предположить, что прошло уже больше недели с момента гибели. От ворот до трёх казарм, двух ангаров, командного центра и пары вспомогательных строений, сгрудившихся в центре базы, было метров семьдесят, и всё пространство внутреннего плаца было завалено мёртвыми телами. Среди тел в айлайской белоснежной форме нельзя было не заметить тела в обычной повседневной человеческой одежде: кожаные куртки, джинсовая одежда, хлопок и синтетика разнообразнейших цветов и оттенков.

        - Анастасия и Уэйзи - на воротах. Проверьте исправность вратарных излучателей и займите оборону. Доминик, обойди по периметру ограждение. Обойди изнутри, для внешнего осмотра используй оптику - она может «смотреть» сквозь стены. Ванд - со мной,  - Маус отдал приказания и, осторожно переступая через тела, направился к командному центру. Опустив оптику на глаза, он включил её на сканирование местности на предмет теплового излучения и работающих электронных схем. За ним, невозмутимо поигрывая Укапали, зашагал Ванд Самаранчес.
        Командный центр представлял собой прямоугольную коробку серого пластика, укреплённого изнутри композитными бронелистами. Когда штурмовали комцентр, пластик оплавили, потрескали и прострелили во многих местах, но «скелетная» композитная броня не пострадала. Лишь в одном месте её пробили, раскрошив как слюдяную пластинку.
        Не иначе стреляли из гаусс-оружия,  - подумал Маус, оглядываясь вокруг, но ничего с первого раза не обнаружил. Оставив бесплодные поиски, Маус вошёл через главный вход в здание. Двери на положенном месте просто не было, лишь пластиковые щепки на погнутых стальных петлях:

        - Ванд, жди здесь.
        Внутри было темно, душно, пахло горелой плотью и проводкой, озоном и порохом. При каждом шаге волнами налетал запах разложения. Принюхавшись к обстановке, Маус опять надел респиратор и пошёл дальше. Наступив в потьмах на огромную лужу запёкшейся, но всё ещё скользкой на пластиковом полу крови, и чуть не поскользнувшись, Маус включил нашлемный фонарь и огляделся. В коридоре лежало человек пятнадцать. Большая часть - не айлайцы, а нападавшие. Из протяжённого коридора в обе стороны вело восемь дверей, все они стояли настежь открытыми. Заглянув в первую, Маус обнаружил полный беспорядок: несколько гранат объёмного взрыва разорвали всё в клочья. Палёные пятна прослеживались даже в коридоре. В соседней комнате царил обычный беспорядок для ураганного обыска: всё было перевёрнуто, часть пола была залита кровью, как и одна из стен. Окно было закрыто бронированными жалюзи. Постояв пару мгновений на пороге, Маус пошёл дальше.

        - Маус, Доминик закончил обход,  - отрапортовал Ванд, когда Маус вышел наружу. Голос у Ванда был глухим из-за надетого респиратора. Когда появился Маус, Ванд вскочил со ступенек здания, где до этого сидел, держа на коленях Укапали и не убирая указательного пальца с пусковой кнопки.

        - Отлично,  - голос у Мауса был не звонче. Тронув сенсорную клавишу на рации, прикреплённой к левому плечу, он осведомился:

        - Доминик, ты где?

        - У ворот,  - ответила рация через несколько мгновений.

        - Как периметр?

        - Живых организмов не обнаружено.

        - А электроника?

        - Чисто. Всё тихо, по всем частотам.

        - Понятно. Подожди немного,  - Маус переключился на другой канал, потом добавил к нему ещё один:

        - Анастасия, Нетил, как у вас?

        - Один излучатель в порядке,  - мгновенно откликнулась Анастасия.

        - Отлично. Если что на горизонте, немедленно сообщайте мне!

        - Есть!

        - Да, Нетил, передай пост Доминику, а сам иди к ангарам. Встретимся там.

        - Что-то случилось?  - спросила Анастасия.

        - Нет, он пират. А пираты много знают о разбойниках,  - покачал головой Маус, надеясь, что правда, пусть и не вся, звучит убедительно: ему действительно сейчас нужен был хороший помощник.  - И, Нетил?

        - Да, Маус?

        - Ступай осторожно, тела могут быть заминированы.

        - Как буд-то я сам не в курсе!  - проворчал Уэйзи.
        Уэйзи ждал Мауса и Ванда у ворот ангара, помеченного большой белой закорючкой, похожей на стилизованную цифру семь. Ангар был сделан из толстого гофрированного металла серо-стального цвета. Обе створки арочных ворот были полуприкрыты, внутри лежало угловатое светлое пятно.

        - Я нашёл это по-дороге,  - Нетил бросил Маусу небольшой предмет. Маус поймал и осмотрел находку. Это оказался рожок от автоматической винтовки, сделанный из композитного материала. Рожок был пуст.

        - Это магазин от гаусс-винтовки,  - пояснил Уэйзи.

        - Подобной пулей разворотили стенку комцентра,  - сообщил Маус, возвращая находку Уэйзи.

        - А магазинчик я приберегу,  - Пират сунул рожок в один из нагрудных кармашков.  - За него дадут полтысячи кредов, если сторговаться.

        - Тебя ждёт пять миллионов,  - напомнил Ванд.

        - Одно другому не мешает.

        - Ладно, не расслабляйтесь,  - Маус вошёл внутрь ангара, внимательно оглядываясь вокруг. За ним зашагали Ванд и Нетил. Ангар был выполнен в виде половинки цилиндра с радиусом в пять десятков метров. Широкие рёбра жёсткости пересекали пространство внутри ангара через каждые десять метров. С рёбер свисали светильники, но они были выключены. Маус тронул пару раз выключатель у входа, но огни не зажглись. Вероятнее всего, во время штурма айлайской базы нападавшие сожгли генератор и напряжение отсутствовало. В ангаре техники почти не было: несколько машин стояло у левой стороны ангара, одна - справа. Вокруг по стенам было много стеллажей, в них обычно хранилось много разнообразных инструментов для ремонта как людской, так и чужой техники. Шаги троих людей в пустом ангаре звучали очень громко, но никто не обращал на это внимания.

        - Меня вот что удивляет: а где айлайцы?  - спросил Нетил.

        - Вокруг плотным ковром устлались,  - напомнил Маус, продолжая озираться и медленно двигаясь вглубь просторного ангара.

        - Эти-то да. А где подмога?

        - Не успели?  - предположил Ванд.

        - А периодические переговоры по рации по-типу: «У вас всё хорошо?» «Да, спасибо! Звоните ещё!»?

        - Это меня больше всего и беспокоит,  - кивнул Маус.

        - А чего ты ищешь? Скажи, может поможем?  - предложил Нетил.

        - Я ищу аварийную рацию.

        - Но ведь вышка сожжена!  - удивился Ванд Самаранчес.  - У рации мощности не хватит на такое расстояние до ближайшей айлайской базы.

        - А я и ищу аварийный ретранслятор,  - пояснил Маус.
        Пока Ванд думал, как можно спрятать «небольшой» аварийный ретранслятор размером так метров в дцать, Нетил спросил:

        - Как он выглядит?

        - Ящик светло-грязно-зелёного цвета. Метр на полтора на метр.

        - Ясно,  - Нетил включился в поиски:

        - Ты смотри по правой стороне, я буду по левой.

        - Принято,  - Маус забрал вправо от центра ангара и пошёл вблизи стеллажей правой стороны.

        - Маус?  - через некоторое время спросил Уэйзи.

        - Нашёл?  - обернулся Маус.

        - Нет. Я спросить хотел: почему аварийный ретранслятор держат в ангаре?

        - А где ему быть ещё?

        - Скажем, в комцентре.

        - Там он и был. Одна штука.

        - И?

        - Его нечаянно взорвали. Думаю, по ошибке.

        - А в каждом ангаре есть ещё один?

        - Есть,  - ответил Маус.  - Только это тайна.

        - Буду молчать,  - пообещал Нетил Уэйзи.
        Они прошли ещё немного, и наконец Маус увидел то, что искал: ящик аварийного ретранслятора стоял на полу, сверху на него положили ещё два ящика поменьше из-под боеприпасов к автоматической вертолётной пушке, о чём свидетельствовали соответствующие наклейки.
        Ящик понесли Маус и Ванд, взявшись за специальные ручки с обеих сторон ящика. Вопреки ожиданиям, ноша оказалась слишком тяжёлой даже для Ванда, поэтому, когда ящик всё-таки вынесли наружу из ангара, Маус и Самаранчес взмокли. По дороге пришлось два раза отдыхать. Для Нетила так же нашлось дело: Маус попросил найти газовую горелку или что-нибудь наподобии. Уэйзи нашёл тяжеленный агрегат на тележке, состоящий из двух баллонов,  - один с кислородом, второй - с ацетиленом,  - и, собственно, режущего аппарата. Зачем Маусу понадобилась горелка, он не сказал.
        Выйдя наружу и отдохнув, Маус прикинул расстояние до вышки и с сожалением покачал головой:

        - До вышки мы не тотянем. К тому же времени в обрез. Нам наше задание пора выполнять, отряды города с часу на час начнут атаку,  - Маус огляделся по сторонам и резюмировал:

        - Будем здесь,  - присев перед ящиком, Маус открыл обычные замки и откинул крышку. Ванд и Уэйзи заглянули внутрь. В ящике сверху лежала плотная ткань, которую Маус отодвинул в сторону и нажал что-то внутри ящика. Мгновенно послышалось шипение и ткань в ящике вздыбилась, потянувшись вверх. Когда прошло несколько секунд, Уэйзи, обрадованный свей догадкой, воскликнул:

        - Так ведь это же воздушный шар!

        - Работает,  - кивнул Маус.  - Значит горелка не понадобится.

        - А для чего бы она понадобилась?  - вопрос Ванда остался без ответа, Маус взялся за открывшуюся панель управления. Тронув пару клавиш, Маус оживил индикаторы, загоревшиеся слабым сиреневым и белым цветами. Сняв шлем, Маус достал из ящика и надел на голову огромные наушники чёрного пластика. Поглядев вверх, на плавно взмывающий в желтоватое небо воздушный шар, уносящий вверх антенну, Маус снова взялся за ручки настройки. Покрутив верьнер настройки, и поудобнее устроив усик микрофона, Маус ещё раз поглядел вверх.
        Внезапно он быстро заговорил в микрофон громким голосом на непонятном наречии. Произнеся максимум десяток коротких фраз, он нажал клавишу отключения рации,  - индикаторы сразу погасли, стрелки безвольно упали на левые стороны циферблатов,  - и скинул наушники, не глядя, куда они упадут. Встав в полный рост, он надел шлем, а потом достал из наплечной кобуры Звезду Надежды и дважды выстрелил в ящик с рацией. Подняв руку с пистолетом вверх, Маус на секунду замер, и снова выстрелил. Балон с газом, поднявший антенну вверх, взорвался.

        - Идём, здесь скоро будет не протолкнуться,  - хмуро поведал Маус, закидывая на плечо лямку от автомата Хеклер и Кох. Не оглядываясь, он направился к воротам базы. Уэйзи и Ванд переглянулись, пожав плечами и двинулись следом за ним.
        Как это ни было невероятно, но командный пункт саранчи стоял точно в том районе, который предсказал компьютер. Только было одно «но»: его охраняли. Охраняли сильно; безнадёжна была даже сама мысль о штурме.
        Командный центр представлял из себя огромную антиграв-платформу, где-то пятьдесят на пятьдесят метров, висевшую едва ли в сантиметре от поверхности Надреальности. Комцентр был двухэтажным, высоким, нарушая тем самым первый принцип выживания в Надреальности: быть тише воды, ниже травы, чтобы быть как можно более неприметным и тем самым помочь себе выжить. Похоже, хозяева этой платформы не опасались незванных гостей. Вокруг платформы, как вокруг ступицы воображаемого колеса, на стометровом удалении от неё, расположились платформы поменьше, антигравитация в них была выключена и они прочно тояли на Надреальности. Вокруг каждой такой платформы стояло несколько антиграв-мотоциклов, оснащённых парой двойных спаренных пулемётов по бокам несущей балки. Там же, у каждой платформы, стояло по маленькой зенитной установке комбинированного огня: такая штука могла производить как одиночные залпы, так и выпускать все ракеты за раз, а так же выпускать их по заранее указанной программе, скажем, две - сюда, одну - туда, потом веером накрыть этот участок, а остальное выпустить по этому квадрату выбирая точку удара
случайным образом. И, конечно же, рядом с каждой платформой обреталось по меньшей мере по взводу саранчи.

        - И как мы это будем штурмовать?  - спросил Ванд Самаранчес.

        - Может, просто испугаемся?  - предложил Нетил Уэйзи.

        - Я те испугаюсь,  - пригрозил Доминик.

        - Раньше надо было бояться,  - посоветовал Маус, оглядывая лагерь противника в оптику.

        - Так что?  - Ванд посмотрел на Мауса, потом на брата.

        - Стояли бы они в дренте,  - мечтательно протянул Доминик.

        - Да, ночи мы здесь не дождёмся,  - понял его Маус.

        - Какие у нас конкретно цели?  - спросил Уэйзи.

        - Уничтожить командный центр,  - напомнил Доминик, после того, как понял, что ответа от Мауса не дождаться: тот явно приклеился к оптике шлема.

        - Как здание, или как совокупность живых биологических объектов?  - уточнил Уэйзи.

        - И то и другое,  - в разговор влючилась и Анастасия. Она немного занервничала, когда воочию столкнулась с тем, что на бумаге значилось как «командный центр саранчи».

        - Жуть,  - зажмурился Уэйзи.

        - Слушай, заткнись!  - сквозь зубы процедила Анастасия Левингстон-Вольная.

        - Заткнитесь оба,  - предложил Доминик.

        - Нет, послушай, Маус! Почему с нами этот нытик?  - возмутилась Анасасия.
        Маус тронул клавишу отключения оптики и подождал пока она отъедет вверх. Лишь после этого он повернулся к девушке:

        - Если бы ты хоть краем уха слышала о том, что случилось с отрядом пиратов Эр-Джей-семь около Роуд Бэйли, ты бы не считала Уэйзи нытиком.

        - А что там случилось?  - уже не таким уверенным голосом спросила Анастасия, метнув краткий взгляд на пирата.

        - Отряд Эр-Джей-семь прознал о том, что улагасты атакуют городок Роуд Бэйли. Пираты пошли на выручку городу. Но опоздали. Наткнулись только на руины, да на пять сотен улагастов и бронетехнику. Пиратов была едва ли сотня, но они положили всех до последнего улагастов, хотя и сами погибли. Из боя вышло только пятнадцать человек. Одного из них ты только что назвала нытиком,  - спокойно поведал Маус.

        - Извини,  - Анастасия виновато опустила глаза.

        - И, если у тебя больше нет никаких вопросов, позволь нам сделать наше дело,  - попросил Маус.

        - Хорошо.
        Маус кивнул и вернулся к осмотру лагеря.

        - Кодовый сигнал получен!  - сообщил Ванд, оторвавшись от наушников и растормошив спящих людей. Они засели в зорбе в полукилометре от командного центра саранчи, ждали сигнала, попеременно дежуря с рацией и оглядывая горизонт в оптику. И вот сигнал от гвардейцев Минеаполиса пришёл.

        - Что делаем?  - собирались быстро, движения были дёрганными, резкими, одно только кодовое слово ввело всю команду в предбоевое возбуждение.

        - По обстановке,  - сообщил Маус.  - Смотря что предпримет саранча. Будет и дальше тут сидеть, или вышлет часть охраны на выручку своим.

        - А если у них есть резерв живой силы помимо этого компункта?  - спросил Ванд.

        - Тогда мы попали,  - пожал плечами Уэйзи.

        - Да даже если они оставят только пять процентов от той охраны, что сейчас есть, нам не повезло,  - возразил Доминик.

        - И то верно,  - невесело усмехнулся Уэйзи.

        - Они снимаются с места!  - громким шёпотом прокомментировала Анастасия.
        Братья чуть подались вперёд, желая получше рассмотреть лагерь саранчи. Нетил Уэйзи постучал по шлему Доминика и показал пальцем на свой шлем, где примостилась оптика. Самаранчес кивнул и активировал свой оптический прибор. Ванд последовал примеру брата.

        - А вот этого я не заказывал,  - Нетил приблизил картинку в объективе и вздохнул.

        - Чего ты не заказывал?  - не понял Ванд.

        - Того, что командный пункт снимется с места со всеми остальными машинами.

        - Как это?

        - Но он же на антиграв-подушке,  - пожал плечами Уэйзи.  - Маус, чего делаем?

        - Думаем,  - Маус сидел на корточках, упираясь кулаком одной руки в Надреальность для равновесия. Отряд передвинулся ближе к лагерю гуманоидов, чтобы лучше следить за их действиями. Правда, существовал риск, что их заметят, но иначе они просто бы упустили из виду противника.

        - Надеюсь, нас они не учуют?  - спросил Доминик.  - Мы за ними следим, а они? Разве они не контролируют горизонт?

        - Спроси чего полегче,  - Уэйзи передёрнул плечами, и с вопросом уставился на Мауса. Тот не замедлил с ответом:

        - Штурмовать эту группу бессмысленно.

        - Но что делать-то?  - подала голос Анастасия.

        - Я дума…,  - Доминик не успел договорить: над их головами с тихим гулом, почти неслышным даже на расстоянии в пару десятков метров, прошёл вертолёт, жадно загребая лопастями воздух Надреальности. Все замолчали, следя за полётом воздушной машины. Она был узкой, вытянутой, на вынесенных по бокам несущих балках замерли коробки ракетных установок, совмещённые с крупнокалиберными пулемётами.
        Вертолёт был выкрашен в белую краску, на хвосте красовались небольшие чёрные ломаные рубленные буквы, не лишённые некоторого изящества.

        - Айлай,  - Уэйзи первым произнёс вслух имя человеческой расы, пришедшей в Надреальность из какого-то другого измерения, а не с Земли.
        Все продолжали смотреть вослед белоснежной машине, рассекающей воздух по направлению к начавшей движение колонне саранчи. Вот она приблизилась к первым антигравам саранчи, вот засветились первые вспышки ручного лазерного оружия инопланетных пехотинцев, хотя вертолёт никак не прореагировал на это, продолжая свой полёт.

        - Придурок! Его же собьют!  - тихо прошептав, расстроился Уэйзи.
        Но в этот момент над ними прошли ещё несколько машин, отбросив слабые широкие тени на горстку притаившихся людей. Все подняли головы, обнаружив над собой не один десяток белоснежных машин. Чуть в стороне от воздушной колонны барражировал иссиня-чёрный вертолёт, ещё более вытянутый и зализаный, чем его белоснежные братья.

        - Может и не собьют,  - кивнул на чёрный хеликоптер Маус.

        - Ну, если здесь Алмари Ан, то конечно,  - пожал одним плечём Нетил.
        Одинокий белый вертолёт между тем, заметив остальные воздушные машины, сделал первый ракетный залп по суетящимся внизу гуманоидам. И началось.
        Передвижные антиграв платформы ощетинились противовоздушными противоракетными системами, давая первые залпы даже раньше, чем успевало заканчиваться разворачивание самих направляющих. Гуманоиды саранчи бросились врассыпную, вмиг покрыв поверхность в квадратный километр Надреальности. У саранчи в руках застрочили реактивные штурмовые винтовки. Вертолёты Айлайцев отчаянно маневрировали, давали ответные выстрелы кассетными ракетами по живой силе противника, периодически выстреливая каплевидные медлительные самонаводящиеся ракеты.

        - Ух ты!  - восхитился Уэйзи, втянув голову в плечи от очередного взрыва и схватившись правой рукой за шлем, чтоб тот не снесло ударной волной.

        - Это ж ракеты с гравитационным наведением!

        - Какие?  - переспросил Доминик, также прятавшийся за кристаллами от взрывов: мало ли какая шальная ракета выйдет за поле боя. Айлайцы, пролетевшие над ними, видимо явно не собирались бомбить группу людей. Не заметить их они не могли, значит идентифицировали, и не посчитали саранчёй. Пустячок, а приятно.

        - Эти ракеты самонаводятся на сильные искажения гравитационного поля,  - пояснил Нетил Уэйзи.

        - А ты откуда знаешь?

        - Стрелял пару раз,  - один из транспортов саранчи метнулся в сторону зорба, где схоронились люди, его настиг чёрный вертолёт Айлайцев, погнал как охотник дичь, простреливая возможные пути отступления, и когда транспорт в отчаянии дёрнулся через огонь и осколки, вертолёт одной точной ракетой подорвал транспорт. Оглушительно рванула силовая установка и запасы топлива. В воздух взметнулся столб пламени и ошмётки брони. Шрапнель ударила по зорбу, пара ближайших кристаллов не устояла под силой напора и со звоном бьющегося стекла рухнула на Надреальность. Анастасия завизжала, когда кусок корунда впился ей в руку, мгновенно окрасив в тёмно-красный цвет защитную рубашку.

        - Hey, guys! R'u fine?  - спросил громкий голос с необычным акцентом, искажённый электроникой, усиленный динамиками и оттого заполненный шумами. Маус поднял голову. В дыму, поднимавшемся из горяшего остова антиграв-транспорта завис чёрный силуэт вертолёта.

        - Sanx, Almari Ann!  - помахал рукой Маус.  - All's okay, but watch 'round.

        - O! Mouse!  - обрадовался искажённый голос.  - Is it u?

        - No, it's my mummy!

        - It's u!  - вертолёт подлетел ближе и завис на границе зорба.  - How r'u?

        - I'm fine, sanx!

        - Oh, sorri, I nid go. War's war. D'u wait for mi?

        - Brite 'ere,  - пообещал Маус, садясь на плиты Надреальности и смотря вослед чёрному вертолёту Айлай.

        - Так ты его знаешь?  - спросил Уэйзи у Мауса.

        - Скорее он меня,  - пожал плечами Маус.

        - А что теперь?  - Ванд помогал Анастасии перебинтовать раненую руку.

        - Подождём, пока Айлайцы добьют саранчу. А потом вернёмся в Минеаполис за наградой.

        - Но это же не мы уничтожили саранчу!  - возмутилась Анастасия.

        - А кто это докажет?  - пожал плечами Маус.  - И какая разница? Считай, что я их вызвал на базе Айлайцев.
        Левингстон-Вольная нахмурила брови, но ничего не ответила. Она отвернулась на поле боя, где горели транспорты и барражировали белоснежные вертолёты.
        июнь 2002 - 22.05.2003.04.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к