Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Слабая игра Вячеслав Владимирович Маликов


        # Однажды, помогая нескольким людям, вы рискуете встать у истоков новой сильной нации.

        Вячеслав Маликов
        Слабая игра

        Пролог. Второй Земной. Необходимая информация

        Прошло уже более ста лет после того, как нога первого человека ступила на поверхность Надреальности…

1. Поход Вольво

        Маус сидел прямо на Надреальности, широко раскинув ноги в армейских слаксах и периодически тряс головой, отгоняя головокружение, пляшущие круги перед глазами и ноющий звон в ушах. Только вместо облегчения это приносило дополнительную боль.

        - Эк его контузило,  - Дрон гладковыбритым подбородком кивнул на Мауса, что сидел чуть поодаль.

        - Пройдёт. Слегонца задело,  - Трилариан получше ухватил тело андроида под руки, и они вместе с Андреем, которого не иначе как Дроном и не именовал никто, закинули изувеченное тело робота на гору ему же подобных, уже громоздившихся штабелем в кузове старенького грузовика марки Вольво.
        Дрон отёр тыльной стороной ладони рот, любуясь грузом.

        - Ну всё, закрывай,  - Трилариан отошёл в сторону, и Дрон приподнял откидной борт, прилаживая его на место. Потом спохватился:

        - Трил? А тот?  - рядом с Маусом на Надреальности остался ещё один андроид, разорваный в клочья. Это Маус умудрился попасть в него из автомата почти в упор и вызвал внутри робота взрыв. Самого контузило, ладно смертельно не ранило шрапнелью битого пластика и другими деталями,  - так, пара царапин.

        - Закрывай,  - Трилариан, махнул рукой, и пошёл в сторону Мауса. Присев рядом с ним на корточки, он рукой, перепачканной в машинном масле, взял Мауса за подбородок и повернул его голову в свою сторону, вглядываясь в глаза:

        - Ну, ты как?

        - Угхр…,  - Маус что-то промычал нечленораздельное. Трилариан встал, отпустив голову Мауса, и она тотчас упала ему на грудь. Маус потерял сознание и упал на спину.

        - Дрон!  - Трилариан открыл один из множества кармашков на жилете и достал оттуда стеклянную ампулу, наполовину заполненную голубоватой вязкой жидкостью.

        - Чего?  - это Дрон уже здесь, стоит, приказов ждёт.

        - Парню совсем плохо. Буду ему регенератор колоть.

        - Так это ж последний?  - удивился Дрон.  - А Маус-то не тяжело ранен.

        - Буду колоть,  - Трилариан без лишних слов встал перед телом Мауса на колени и, отломив кончик ампулы, набрал в шприц её содержимое.  - Закатай ему рукав.
        Дрон опустился рядом и быстро, как на учениях, расстегнул молнию на манжете защитной, в зелёных разводах рубашки и закатал рукав, обнажив сгиб локтя.
        Трилариан чуть повернул руку Мауса, устраивая её поудобнее (для себя), и осторожно ввёл иглу в вену. Выждав секунду, он плавно надавил на поршень инъектора. Маус хотел было дёрнуться, но Дрон, словно этого и ждал, всем своим весом навалился ему на плечи, не давая пошевелиться. Трилариан так же осторожно, как и ввёл, вынул иглу из вены Мауса и, вставая, кивнул Дрону:

        - Пущай его, не будешь же ты держать его два часа?
        Маус пришёл в себя на Надреальности. Небо всё так же неизменно светило, на горизонте вздымались миражи чёрных острых гор. Неподалёку в ожидании застыл их грузовик Вольво, рядом с которым примостился Дрон, что-то налаживая в своей электронной лазерной пушке, ни на что, кроме неё не обращая своего внимания. Дрон вообще любит всё, что с электронным уклоном. А где-то совершенно рядом поёт Трилариан, мерно ударяя чем-то во что-то с глухим отзвуком.
        Маус повернул голову, глядя назад из положения лёжа: Трилариан стоял в полный рост, уперевшись ногой в неподвижный корпус робота, встав ему на грудь, и, широко размахиваясь, лупил дубовым прикладом карабина роботу в голову, целясь точно в висок:

        А что пуля казаку?
        А что шашка ему?
        Не возьмёт его свинец,
        Не дотянется булат.
        Лишь бы где-то вдалеке
        Да ждала его жена,
        Лишь бы где-то вдалеке
        Да ждала его она…

        - Что ж ты так его?  - Маус подал голос.

        - А, очухался?  - Трилариан не бросил своего занятия, а наоборот, удвоил усилия:

        - Хочу вот на его мозги подивиться.

        - И чего же там интересного?  - Маус приподнялся на локтях, а потом и вовсе встал, разминая слишком расслабившиеся после регенератора и беспамятства мышцы.

        - Ты поосторожней,  - предупредил Трилариан.  - Мы тебе голубую ампулу вкололи, тебя может немного мутить.

        - Зачем?  - искренне удивился Маус.  - У меня ж только голова кружилась?

        - Тебя контузило, а потом ты вообще сознание потерял и на окружение своё в лице нас с Дроном не реагировал.

        - Спасибо, Трила!

        - Не за что, Маус,  - тут пластиковый композитный корпус головы робота раскололся с глухим чавканьем,  - видимо, в голове у андроида был вакуум. Трилариан издал победный клич и отбросил в сторону измочаленную винтовку,  - её заклинило ещё дня два назад, когда Трилариан сунул в магазин какие-то левые патроны, неизвестно где добытые, и её тогда перекосило. А теперь он решил её убить вконец, долбая по прочной композитке прикладом, пускай и из дуба деланным.

        - А просто открыть ты его не пробовал?  - Дрон неслышно подкрался и встал рядом.  - Там на виске есть замок, открывающий доступ в нутря.

        - А так интересней!  - Трилариан присел на грудь робота и впился своими массивными пальцами в края трещины на кожухе.

        - Эх!  - голова робота развалилась надвое, обнажив внутренности.
        Все с интересом заглянули внутрь, даже Дрон, который по роду своих прежних занятий препарировал не один десяток стальных болванов.

        - Чипы-чипы-чипы,  - затараторил Трилариан, выдирая из фиксаторов продолговатые коробочки глубокого тёмно-серого пластика, всего четыре штуки.
        Трилариан вынимал их по одному, передавая не глядя Маусу. За каждым коробком, которые были величиной с пол спичечного коробка, тянулся тончайший шлейф оптоволокна. Первый шлейф Трилариан просто разорвал с непривычки, а три последующих легко отсоединил, вынув лапшу из разъёмов.
        Полимерные коробки были не идеальной прямоугольной формы, а несколько более сложной конструкции: с узкого торца располагалось небольшое углубление, в котором теснились несколько микроотверстий непонятного назначения и разъём, к которому подключались шлейфы. С боковой стороны,  - левой, если считать сторону разъёма задней, и смотреть на коробок с противоположной грани,  - слабо горел огонёк: на трёх коробках зелёный, а на одном - тревожный красный.

        - Что это такое?  - Маус повертел в руках странные коробки и отдал их Трилариану обратно.

        - Это контейнеры для чипов памяти. Один отвечает за те программы, которые даются роботу при его включении, второй - за активную память, за те данные, которые робот приобретает во время своей жизни, память его, короче,  - Дрон лениво, словно нехотя, ответил на вопрос.

        - А остальные два?

        - Дублирующие. Если я ничего не спутал, то один из модулей памяти вылетел,  - тот, что горит красным огнём. На такой случай и присутствует дублирующая цепь.

        - А если и второй откажет?

        - Ну не делать же его всего из дублирующих цепей!  - Трилариан присел на робота и, положил перед собой контейнеры, взял один из них и, вынув ножик, поддел лезвием неприметный шов на пластиковом контейнере. Крышка с хлопком откинулась.

        - Что они там, на вакууме все помешаны, что ли?  - подумал Маус.
        Внутри контейнер был поделён на две секции: в первой, более просторной, занимающей три четверти всего внутреннего объёма, гнездился зелёный кристалл, похожий на изумруд, а во второй части контейнера обнаружилась микробатарейка.

        - Для часов сгодится. Моя совсем села,  - пояснил Трилариан свои манипуляции.
        Дрон фыркнул и вернулся к грузовику, продолжив ковыряться во внутренностях своей навороченной лазерной винтовки.
        Маус поглядел на Трилариана, меняющего элемент питания в своих часах, хотел было пойти к Дрону, но тот так ожесточённо что-то там вбивал ладонью внутрь слота для аккумулятора, внешне похожее на связку пальчиковых батареек класса ААА, опутанную липкой лентой по всем мыслимым направлениям, что Маус не стал лезть под руку Дрону, а отправился осмотреть грузовик,  - при столкновении с роботами грузовик вёл Дрон, он и направил Вольво прямо на не успевших рассредоточится андроидов. Те, конечно, палили из своих лазерных винтовок, но вроде всё обошлось,  - не взорвались. Теперь стоило проверить все узлы ходовой и электронной установок как можно тщательнее.
        Совершив внешний осмотр передней части грузовика, Маус обнаружил несколько прожжённых дыр в капоте. Откинув крышку, скрывающую двигательную установку, Маус проследил траекторию прохода светового луча высокой мощности и остался доволен тем, что не обнаружил сколько-нибудь серьёзных повреждений. Электроникой двигателя можно было вообще не заниматься, по причине отсутствия оной. Электронный замок зажигания давно уже мутировал в два торчащих из под рулевой колонки провода,  - один синий, второй - жёлтый. А аккумулятор, что питает бортовой холодильник, установлен в крытом кузове,  - туда, даже при всём их желании, роботы никогда бы не дострелили. В кузове же располагался контейнер с дизельным топливом, убранный из-под днища Вольво во избежание подрыва на минах. Для этого же дно ДТ-бака было укреплено бронелистом почти в два десятка сантиметров хорошей стали.

        - Эй, Маус! Подь сюды!  - Трилариан закончил возиться со своими часами, и теперь ему зачем-то понадобился Маус:

        - Иди сюда, мне тебя осмотреть надо.
        Трилариан взялся одной рукой за подбородок Мауса, бросив:

        - Не крути головой,  - а второй рукой, выпятив указательный палец, стал водить перед носом Мауса, внимательно следя за движениями Маусовых глаз. Потом отпустил его:

        - Голова не кружится? Не тошнит? Слабость есть?
        Маус покачал головой, отвечая отрицательно на все вопросы сразу. Трилариан облегчённо вздохнул и крикнул Дрону:

        - Дрон! Старлей! Готовь машину к отплытию!

        - Кто поведёт?  - спросил Дрон без особого энтузиазма, видимо, ему что-то не удавалось сделать с его лазеркой и он был немного раздражён этим.

        - Я поведу! Маусу пока колёса я не доверю,  - Трилариан взял за ногу развороченного робота и потащил его волоком к машине. Маус подхватил лежащие отдельно полголовы и руку, чтобы добро не пропадало. К тому же, сорить на Надреальности - плохой тон, и примета.

        - Всё, стопари!  - Трилариан, сидевший посерёдке, отмахнул рукой на дрент, что пробегал мимо машины левее её курса. Точно в таком же дренте, где они в прошлый раз собирались встать на обед, их (ну не конкретно их, а любых людей) поджидала засада чужанских роботов.  - Сделаем привал.
        Дрон, который успел сменить за рулём Трилариана, послушно открутил положенные градусы на баранке, плавно забирая влево, и встал точно впритык к границе дрента.

        - Маус?  - Трилариан кивнул на кленовую рощу впереди. Маус открыл дверь и вышел наружу. Дошагав до места предполагаемой стоянки, он всё осмотрел, замерил воздух дозиметром, потом ткнул щуп в почву, поводил им по стволу ближайшего клёна и показал людям, оставшимся в грузовике кулак с отставленным большим пальцем.
        Вольво немедленно тронулось с места и замерло только тогда, когда едва не наехало на Мауса.

        - Благодать!  - Трилариан с хрустом потянулся и лёг на траву, вперив немигающий взор в небо. Дрон бросил на него короткий взгляд и полез в кузов. Там что-то загремело, потом ещё раз, а потом Дрон кликнул Мауса:

        - Пехота! Помоги мне!  - в подставленные руки упала сложенная палатка и три спальника, у которых напрочь отсутствовали замки-молнии,  - это были куски плотной и тёплой материи из верблюжьей шерсти, сложенные пополам и прошитые только по одной стороне и половине второй,  - получался этакий полуконверт, из которого в случае внезапной опасности можно было мгновенно вылезти, не утруждая себя никакими замками,  - то что надо на просторах Надреальности.

        - Палатку я поставлю сам,  - настроение Дрона за время поездки не улучшилось и Маус отошёл в сторону.

        - Маус, если делать нечего, глянь, пожалуйста, в сопроводительные файлы наших недавних собутыльников?  - Трилариан передал Маусу компьютер группы, который обычно носят с собой роботы.
        Маус сел на траву рядом с Триларианом, откинул крышку-дисплей, и застучал по клавишам. По экрану тотчас поползли цветные закорючки, имеющие честь быть буквами чужанского алфавита.

        - Группа отправлена на патрулирование сектора… это их координаты, надо сравнить с нашей масштабной сеткой…

        - Это потом,  - согласился Трилариан, и Маус продолжил:

        - Отправлена… двадцать дней назад…

        - И с ними никаких трофеев не было?  - подал голос Дрон, который был занят делом установки палатки, но важного разговора не упускал.

        - Это потому, что у них был совсем другой приказ,  - заметил Маус.  - Они, если верить тому отчёту, который я сейчас читаю, за свой поход уничтожили двадцать три человека и… ещё около сорока других разумных существ.

        - Ого,  - Дрон вогнал колышек в землю и принялся вязать на него верёвку.

        - Ого,  - согласился Маус:

        - А приказ у них, цитирую: «Обнаружить беглых шкупихАна… Это слово для обозначения еретиков, отступников, не придерживающихся своей веры».

        - Вот мне бы их проблемы!  - воскликнул Дрон уже более живым голосом. Видимо, затруднения чужих оказывали на него благотворное влияние, и поднимали ему настроение.

        - У тебя своих хватает,  - Трилариан повернулся к Маусу:

        - Слушай, а эти еретики,  - они что, чужие?

        - Бог его знает… Тут не сказано,  - Маус ещё раз пробежался глазами по тексту, но ничего нового не обнаружил.

        - Ладно, доставай сухпайки, есть будем.

        - Есть,  - Дрон вернулся от готовой палатки к грузовику, чтобы взять продукты:

        - Маус, бросай этот вражий калькулятор, и принеси нам хороших дров!
        Маус пожал плечами, захлопнул компьютер и, положив его на траву рядом с Триларианом, направился вглубь дрента за ветками.
        Дрент был небольшим, и Маус не заметил, как пересёк его и вышел к другой его оконечности. Перед ним простиралась пустота Надреальности, вымощеная плитами непонятного металла, на горизонте неизменно высились мнимые горы, плавно меняя свои очертания, а совсем близко, в сотне метров от Мауса, по Надреальности шли два человека.
        Они заметили Мауса раньше, и теперь стояли неподвижно, вглядываясь в незнакомца перед собой. Потом один из них замахал руками, привлекая внимание, и пожал свои руки над головой, словно здоровался сам с собой, потом он сложил над головой ладони домиком и, прочертив над головой круг, вскинул одну руку три раза, после чего снова прочертил круг.
        Маус в ответ показал ладони домиком, затем развёл руки в стороны и холпнул ими над своею головой, прочертил круг, показал скрещенные над головою руки со сжатыми кулаками, прочертил круг. Затем сделал приглашающий жест, загребая на себя и вскинул руку вверх один раз.
        Люди, похоже, перекинулись парой фраз,  - отсюда Маусу не было видно, и один человек направился к нему. Своё оружие он держал за лямку, а руки - слегка разведёными в стороны, чтобы показать, что он не имееет каких-либо злых намерений.
        Поравнявшись с Маусом, он посмотрел ему в глаза и сказал, особо не надеясь на понимание:

        - тугаА, чусАб Ил зъЕзи-но,  - что по-чужански значило «Похоже, слов моих не понять». - тЭмбо, сбасАб тИи рИри-но,  - «Да нет, голос только у тебя тиховат».
        Ну и понеслось:

        - Ты меня понимаешь?!

        - Сам слышишь.

        - Хвала небу! Я…

        - Помолчи,  - Маус похлопал себя по расстёгнутой кобуре, висяшей на поясе:

        - Ты - сплайн?

        - Да. Только не стреляй! Я ушёл от них… Мы ушли,  - сплайн обернулся на одинокую фигуру, ждущую дальнейших приказов: Маус, когда говорил с ними жестами, поставил условие,  - подходят они к нему по-одному.

        - А где ваш третий?  - спросил Маус.

        - Третий - это наш ребёнок…

        - Подожди,  - перебил его Маус.  - Чей это - ваш?

        - Меня и моей жен… жены…

        - Пусть идёт сюда.

        - А где гарантии, что она останется жива?

        - Моего слова тебе недостаточно?

        - Не знаю. Мы идём уже много дней, скрываясь от патрулей и любых людей, но у нас кончилась вода, да и еды почти нет… А у нас маленький ребёнок…

        - Сделаем так: мы с тобой идём со мной в мой лагерь, при этом ты отдаёшь мне своё оружие, а она ждёт здесь нашего возвращения. Идёт?

        - Хорошо,  - кивнул сплайн, протягивая Маусу свой лазерный автомат.
        Дрон от такого поди кипятком писать будет,  - подумал Маус, вешая оружие на плечо.

        - Я скажу ей, что к чему?  - сплайн подозвал свою спутницу и к ним подошла красивая, ладно сложенная девушка со свёртком на руках. Она с интересом глянула на Мауса, решая что он за человек, и стоит ли ему доверять.
        Сплайн начал ей что-то говорить, но Маус перебил его:

        - Я не уверен, что она не выстрелит мне в спину, пока мы с тобой будем идти, оставив её сзади. Идём все вместе.

        - Но я тебя не знаю. И не знаю, поможешь ли ты нам? А вдруг ты - из работорговцев?
        - заартачился сплайн, и, в принципе, правильно сделал.

        - Решай, парень,  - Маус и сам был не старше этого молодого отца:

        - Я знаю, какие вы в деле,  - генетические рабы чужих (сплАйны), и знаю, чего стоит каждый из вас, если его повстречать в бою. Но вот общения вам явно недостаёт…

        - Хорошо. Я поверю тебе. Себя я бы доверил без колебаний, но моя… жена и… ребёнок,
        - Маус заметил, что некоторые слова, к примеру такие, как «жена» и «ребёнок», давались сплайну с трудом.  - Мне это трудно.

        - А мне трудно поверить в то, что сплайны, которые беспрекословно подчиняются чужим, могут идти в разрез с приказом хозяев!  - Мауса уже достала это перепалка, и он отрезал:

        - Идите впереди, или буду стрелять!  - и выхватил свой пистолет. Оружию сплайна он не доверял,  - могли и неисправный подсунуть.

        - Вот ты как…,  - у сплайна упал голос. Девушка вздрогнула и ребёнок проснулся. Окатив поляну испуганным криком, он разразился плачем,  - страх матери передался и ему. - агАнча!  - Маусу иногда казалось, что чужие где-то спёрли свой язык,  - до того он был похож на другое, более древнее наречие.
        Спланы понуро пошли вперёд: единственное оружие они отдали незнакомцу, а он их и на мушку взял.
        Когда Маус под конвоем привёл на поляну молодую чету, там воцарилось полное молчание: Дрон, не дождавшись Мауса, уже развёл небольшой костёр из собственноручно собранных веток и успел повесить над ним котелок и теперь стоял, глядя на вышедших из леса с открытым ртом, согнувшись перед котелком и держа в руке поварёшку.
        Трилариана сперва нигде не было видно, а потом он вылез из кустов со штурмовой винтовкой наперевес,  - видимо, заслышал топот множества ног, и сиганул в кусты, дабы в случае чего пальнуть из засады.

        - Это кто ещё?  - недовольно спросил он, отирая штаны от влажной травы.

        - Сплайны.

        - Да? Ты успел уложить остальной отряд, что ли?  - Дрон не верил, что сплайны могут ходить не отделением, как чужие прикажут, а как самим сплайнам заблагорассудится.
        Маус хотел было ответить, но тут вновь заплакал ребёнок, и все вопросы тут же отпали. Трилариан в пару широких шагов пересёк поляну, бросив на ходу в траву винтовку, и приблизился к Маусу и сплайнам:

        - Что за дела?

        - Это, похоже, те самые еретики чужанской веры, о которых есть запись в компьютере роботов,  - ответил Маус.

        - Чего им надо?

        - У них кончилась еда и вода.

        - Убери ствол и скажи им, что сейчас они смогут поесть.

        - А ребёнок?

        - А грудь ей зачем?!  - обиделся Трилариан и пошёл к Дрону, оставив Мауса разбираться с лишними ртами.

        - Вот ведь,  - недовольно проворчал Дрон, нарезая пару картофелин в котелок. Там уже плескалось содержимое пяти сплайновских сухпайков - простой вермишели быстрого приготовления. Как водится, вермишель вся пошла в котёл, и приправы из пакета тоже, но масло Дрон выкинул - есть его - значит обрекать себя на медленную смерть. У спалйнов вся еда частично отравлена на случай захвата оной противником. Сами-то они в этом деле шарят и не окочурятся, а вот врага какого так вот, исподтишка, убить - запросто. Дрон для пущего колориту и вкусу добавил в варево пару картофелин, что купили в том городке, который посетили уж с неделю назад, и куда теперь снова направлялись:

        - Я не понимаю этого Мауса - припёр с собой спланов! Да они могут быть кем угодно: от простых шпионов и до банальных убийц.

        - Экая ты, Дрон, цаца!  - Трилариан сидел рядом с костром, зорко поглядывая на сидящих в стороне незваных гостей и Мауса. Они о чём-то оживлённо беседовали:

        - Ты не такая важная птица, чтобы за тобой посылали разведку или подсылали убийц!

        - А если они не по нашу душу, а в городок какой хотят попасть? С нами им намного сподручней это сделать! А там - уж что им приказали чужие!  - Дрон отношения своего не изменил, продолжая кипятиться.

        - Ничего они не сделают.

        - Почему ты, Трил, так в этом уверен?

        - Увидишь,  - Трилариан встал и пошёл в сторону Мауса.

        - Если я подсяду, ничего?  - спросил Трилариан по-русски, так что его понял только Маус, но при этом поглядывая на сплайнов. Тела у них ладные, красивые, даже усталость и треволнения последних скитаний не портили неземную красоту их лиц. Неземную - это потому, что чужие после первых своих столкновений с людьми взяли в качестве трофеев образцы тканей человека, и кому-то там у них взбрело в голову, что было бы здорово воевать с людьми их же руками: начали клонировать людей себе в помощь, слегка подправив генетический код - убогие и калеки им были ни к чему - да обучали их нужным вещам. И получилось: вроде люди, да не с Земли. Они, как безропотные роботы, выполняли все приказы чужих. Да и сейчас сплайны продолжают верно служить чужим, убивая всех людей, что попадаются им на глаза. Чужие вооружают такие отряды оружием, снабжают обмундированием, продовольствием, словом, оказывают полную материально-техническую поддержку своим летучим отрядам смерти, а сами продолжают заниматься своими тёмными непонятными делами.

        - Садись,  - теперь Маусу приходилось не только говорить со сплайнами на их языке, но и переводить туда-сюда разговор: Трилариан решил выяснить, что сплайны знают о местности вокруг. Вопросы, схожие с вопросом «о смысле жизни», типа «зачем чужие воюют с людьми?» он оставил тем, кому это интересно.
        Из разговора выяснилось, что отряд, в котором служили конкретно эти сплайны, был конвоем каравана, перевозившим между двумя базами различные важные, но не критично ценные грузы: медикаменты, продукты, комплектующие к роботам, оружию и технике и далее по мелочи. С рождения воспитанные на подчинении, сплайны всегда подчинялись приказам чужих, но как-то так получилось, что их отряд начал проявлять некое вольнодумство, за что пару сплайнов расстреляли на месте. После этого внешне всё пришло в норму, но внутри каждый сплайн искал ответы на внезапно возникшие вопросы. Сами сплайны долго не живут - сказывается стиль жизни, и не успевают додумать то, что им не говорят чужие, а конвой в глухой местности, где нет никого, кроме чужих да роботов и сплайнов, подчинённых первым, позволил достаточно прожить этому отряду и поискать правду. В итоге отряд в полном составе дезертировал с очередного маршрута, прихватив с собой антиграв-грузовоз, но был обнаружен и почти полностью уничтожен. В живых остались только эти два сплайна, из-за скорого появления ребёнка у которых и был затеян весь этот побег. Ребёнок для
бывшего отряда казался чем-то мистическим, словно его будущее рождение означало изменение всей жизни и мироустройства.
        Сплайн, которого звали Трай (его подругу - Ай), хотел было уже рассказать про структуру подразделений чужих, как она видится изнутри, но Дрон кликнул всех ужинать, и разговор пришлось прекратить.
        В дрентах, в отличие от остальной исследованной Надреальности (которая, по самым скромным предварительным расчётам - бесконечна), присутствует смена дня и ночи. Со стороны это выглядит так, будто густой чёрный туман опустился на ограниченное пространство в пару сотен квадратных метров и не растекается, слегка вибрируя гранями, как накрытый тонким и прозрачным, а оттого не заметным стаканом табачный дым.
        Изнутри же это похоже на обычную смену дня и ночи на любой нормальной планете сферической формы за исключением того, что солнца или любого другого светила нет и в помине. Простая смена полной темноты на сумерки, потом на яркий равномерный свет неба и дальше по списку.
        Маус встречал рассвет в качестве последнего ночного часового. Опять будет хотеться спать. Ладно хоть за машину не посадят первым, смогу отоспаться. Хотя… в кузове полно роботов, где там лежать? На баке с ДТ? И сплайны ещё…
        За этими мыслями Мауса застал Дрон, вылезший из своего спальника и на ходу раскуривающий дорогущие Cabinet. Кивнув Маусу, он скрылся в лесу по своим делам.
        Когда он вернулся, не спал уже никто. Сплайны сидели рядышком впритык друг к другу и Ай кормила младенца грудью. Трилариан же разводил погасший за ночь костёр и приторачивал над ним котелок.
        Маус собрал спальники и ушёл на соседнюю поляну, где на ночь был выставлен сборщик воды - сложной конструкции насадка, собирающая воду из окружающего воздуха, величиной с голову, была прилажена к десятилитровой пластиковой банке, с ночи пустой, а теперь заполненной почти полностью.
        Часть добытой воды ушла на умывание, часть тут же опрокинулась в котелок, ещё и на чай и возможные в будущем нужды осталось.
        Докурив, Дрон с некоторым сожалением достал из кармана брелок в виде круглой пухлой бляшки наподобие карманных часов, щёлкнул потайной кнопкой, откинув крышку, и сунул туда истлевшую до фильтра сигарету. Бычок потонул в брелке, окутавшись слабым голубоватым сиянием. Заметив удивлённый взгляд Трая, он сказал:

        - Дезинтегратор материи. Снял с АМ-осадного пистолета.
        Завтрак прошёл почти в полном молчании, но не подавленном, а так, никому не охота было говорить, кроме разве что ребёнка Ай, да и то потому, что половина людей не понимала другую, а каждый раз тормошить Мауса, чтоб перевёл - ни к чему.
        После завтрака быстро собрав палатку и спальники, все погрузились в Вольво: за руль сел Дрон - он дежурил ночью самым первым. В кабину с ним сел Трилариан, а между ними поместился Трей. В кузов к штабелю роботов, оружия и других военных трофеев были отправлены Маус и Ай с ребёнком. Сплайнов было решено разделить, дабы не создавать возможные опасные для отряда ситуации. В их слова верили уже почти все, но бережёного Бог бережёт.
        Огромный бак с ДТ, высотой с метр, шириной - с неполных два, а глубиной, если считать по направлению движения Вольво,  - полтора, примыкал к самой кабине, создавая в кузове подобие широкой, но ребристой лежанки. Привалившись спиной к кабине, на баке восседали Ай и Маус. При желании с кабиной можно было переговариваться, но Маус просто слушал болтовню Дрона и редкие реплики Трилариана:

        - И всё же, Трил, я не знаю, зачем они нам. Куда мы их денем? Ладно, я согласен с тем, что это беглые,  - выглядит всё достаточно правдоподобно. Но что делать дальше? Не с собой же таскать их?

        - Не с собой,  - согласился Трилариан.

        - А где мы их бросим?

        - Никого бросать не будем.

        - А что тогда?

        - В городке найдём одного человека, он и поможет.

        - Как поможет?  - допытывал Дрон.

        - А вот это поглядим,  - уклончиво ответил Трилариан.

        - А, чёрт!!!  - Дрон резко вывернул руль и грузовик ощутимо тряхнуло, потом ещё раз, когда где-то совсем рядом рванул взрыв. Маус полетел вбок и назад (это по движению грузовика, лицом всё же вперёд), влетев в гору нефункционирующих андроидов. Один наверху кучи не удержался и сверзнулся вниз, больно ударив Мауса но спине. Маус взвыл. Где-то рядом - руку протяни - плакал ребёнок Ай. Грузовик вдруг резко затормозил и Маус опять схлопотал по загривку, но теперь уже просто свободно болтающейся конечностью робота, лежащего чуть выше. В глазах взметнулся сноп искр и радужных разводов. Секунда ушла на вспоминание «кто я и откуда», а потом Маус отшвырнул робота, упавшего на спину и оглянулся в поисках девушки-сплайна:

        - Ау, Ай-джи? - нолИта,  - из под лазерных винтовок, некоторое время назад стоящих ровной пирамидкой, а теперь бесформенной кучей лежащих на полу, показалась рука. Маус тут же бросился откапывать Ай, которая изогнувшись, прикрывала младенца от любых возможных ударов падавших предметов. - хАна?

        - Нормально,  - Ай сказала своё первое слово по-русски в присутствии Мауса и он довольно кивнул - у костра он объяснил сплайнам звучание и смысл нескольких русских слов, и теперь, видимо, они будут их применять.
        Хлопнули двери кабины и послышались шаги армейских ботинок по Надреальности. Потом тихо, но внятно голос Дрона обматерил генерала Джонсона за то, что тот генерал, идиот и просто американец. Потом подумав, прибавил к списку всех тех, кого счёл нужным. Список получился внушительным.

        - Я пойду погляжу, что там,  - Маус помог сесть Ай на бронированный бак с ДТ и вылез наружу.
        Грузовик стоял, чуть накренившись на заднее левое колесо, которое было спущено. Чуть вдалеке на Надреальности чернело пятно взрыва - сама Надреальность не пострадала, ей, как показали в своё время испытания, и направленный термоядерный взрыв не страшен,  - на металлических квадратах поверхности расползлось обгоревшее пятно неизвестно чего, а вокруг валялись небольшие осколки шрапнели и корпуса ракеты. Чуть поодаль от места возможного попадания валялось металлическое хвостовое оперение.

        - Ракета?  - спросил Маус. Дрон сидел перед спущенным колесом и продолжал сокрушаться, а Трилариан оглядывал часть горизонта в бинокль. Как понял Маус, сидевший в кузове и ничего не видевший, грузовик ехал прямо, потом Дрон что-то заприметил, да было поздно, вывернул руль, ракета рухнула рядом, не попав в Вольво, а сам Вольво проехал немного в противоположном от движения направлении и теперь стоял задом к городу, в который они ехали.

        - Минное поле,  - сообщил Трилариан, передавая бинокль подошедшему Маусу. На горизонте в паре сотен метров от грузовика прижались к земле чёрные тела самонаводящихся мин. Они делались на Земле для того, чтобы эффективно поражать технику противника, при этом не трогая пехоту; вылавливая колебания земной почвы и выстреливая в тяжёлую машину ракету. Одним из плюсов такой мины было то, что она одна могла прикрыть широкий проход: на неё не обязательно было наезжать, достаточно проехать в некоторой удалённости от. Более навороченные мины снабжались мини радарами и не одной ракетой, а целыми кассетами на десять, а то и на все четверть сотни реактивных снарядов.

        - Наше? Или танки поставили?  - спросил Дрон, вытаскивая деревянный ящик с инструментом, собираясь то ли менять всё колесо, то ли просто заменить резину.

        - Наше,  - недовольно ответил Трилариан. Дрон опять матюгнулся, сообщив, что так он и думал. Маус опять глянул в бинокль, недоумевая, как Трилариан смог определить принадлежность мин на таком расстоянии.

        - Трил, мне понадобится твоя помощь,  - Дрон вынул гидравлический домкрат и прилаживал его шланг к выхлопной трубе.

        - Хорошо, сейчас. Тогда, Маус, ты, наверное, и без меня справишься: мины стандартные, AV430L, против бронетехники. У этих чувствительность несколько повышена, они будут стрелять и по легковым машинам. Тип детектора - локатор, боезапас одна-две ракеты. Как на учениях, помнишь? Блок управления стандартный. Сдюжишь? Хорошо, тогда бери сплайна и уберите мины. Нам нужен безопасный коридор,
        - Трилариан полез в кабину, ставить коробку на нейтралку и заводить Вольво.

        - Какой ширины?  - Маус рукой поманил Трея, что хлопотал вокруг вылезшей из кузова на свет Божий Ай.

        - Метров четыреста,  - прикинул Трилариан.  - Они бъют на сотню метров, по сотне про запас… Четыреста метров, не меньше.

        - Хорошо,  - Маус вручил Трею его лазерный карабин, проверил своего Пустынного Орла и они пошли к минам, что не проявляли никакого интереса к такой незначительной боевой единице, как человек.
        На разминирование коридора ушло полчаса чистого времени, ещё минут сорок на дорогу туда, объяснение Трею, что и как, и так далее. Мины, как установил Маус, вскрывая ножом крышки на их боку, что прятали модуль управления, были действительно Земными: широкий и очень пологий усечённый конус чёрного, невидимого радарами композита венчала подвижная маленькая платформа, способная перемещаться по горизонтали на все 360 градусов, на которой торчком располагалось полукольцо, создавая помещённой на ней пусковой установке в миниатюре свободу передвижения по вертикали почти на 180 градусов. Итого мина покрывала всю полусферу вокруг себя, и, если Трилариан прав, то полусферу с радиусом в сто метров.
        Посерёдке на боковой грани конуса располагалась панель, за которой находился разъём и пара кнопок с индикацией. Кнопки управляли активацией мины, если знать код доступа, а блок индикации отображал текущее состояние мины: заряжена ли (как будто это и так не видно - вон, ракета, торчит себе из мины!), активирована ли, и ещё что-то, что военные не знают, а техники не докладывают.
        В разъём же мины вставляется небольшая платка с одним единственным чипом на борту
        - системой наведения. Без этой микросхемы,  - или драйвера, как говорят натовцы,  - мина не выстрелит. Просто так её вынуть нельзя - мина просто взрывается на месте, её ракета детонирует, не слезая с пусковых направляющих. Надобно для изъятия чипа либо набрать код деактивации мины, и уж потом, у полностью выключенной, вынимать драйвер, либо есть другой способ.

        - Мы пойдём другим путём,  - Маус показал Трею, что левой рукой нужно взяться за плату наведения, а правой нажать сразу три клавиши на пульте одновременно и тут же, не отпуская их, вынуть плату из слота. Трей кивнул, показал на примере, как он собирается это делать, и Маус отправил его на расчистку одной стороны коридора, а сам взялся за другую половину.
        Для интереса Маус перевернул пару дезактивированных мин. На нижнем торце конусов шло несколько надписей по-английски: «AV430L. Anti Vechicle Mine 430 Light.» И ниже другая надпись более мелким шрифтом: «Fabrique de France».
        Почти через час полного времени Маус и Трей встретились посередине очищенного участка и Маус помахал рукой оставшимся в грузовике. Ещё минут через десять грузовик медленно подкатил к узкой ленте чёрных конусов, перегородивших путь отряду.

        - Залазь!  - Трилариан пустил Трея в кабину, и хотел было лезть за ним, но Маус уговорил его взять пару мин на продажу и ракет к ним, сколько не надоест грузить. Пришлось снова подключать к делу Трея, да и Трилариан с Дроном внесли свой вклад в дело сбора ракет. Дрон нервничал и торопил сбор мин и ракет - ему не прибавляло спокойствия соседство активных мин-ракетомётов.
        До города, куда напрявлялся грузовик, оставалось поллиги, то есть надо было ехать ещё около трёх часов. Маус сидел за рулём, сменив на этом посту Дрона. Куда ехать, периодически показывал Трилариан, если Маус сбивался с пути. Держать направление было очень трудно, дорги не было, машина шла по идеальной плоскости, с кривизной ноль точка ноль, мнимые чёрные горы постоянно меняли свои очертания, плавно перетикая из одного состояния в другое, солнца или других небесных светил отродясь в Надреальности не было (по крайней мере, о них ничего не известно), а компас при полном отсутствии магнитного поля на этой бесконечной равнине даже не вращался, безвольно свесив свой магнитный язык-стрелку. Прибора позиционирования в наличии не было. Единственный способ верно держать дорогу - периодически поглядывать на скудную самодельную карту, на которой были указаны различные аномалии типо дрентов, где росли деревья и прочая трава, зорбов, где на открытом воздухе росли кристаллы различных минералов, зачастую драгоценных, да квадранты, являвшие собой просто большие плиты Надреальности.
        По этим-то вехам и правил Маус, слушаясь подсказок Трилариана. Пока так ехали, обнаружили, что один из дрентов, что был отмечен на карте, пропал с поверхности. Что ж, не впервой. Своя тут физика, и никто пока не разобрался что к чему.
        До города оставалось поллиги, а на горизонте появились серебристые точки, которые быстро начали приближаться к ползущему старенькому Вольво.

        - Ёть…  - Трилариан повернулся на месте, заехав Трею локтём под дых и гаркнул в проём окошка, где отсутствовало стекло, отделявшее кабину от кузова, что на горизонте чёрти что, и пора бы Дрону включать свой долбаный утюг на ножках и готовиться к поджариванию гостей. Дрон сухо осведломился, упав от неожиданного крика Трилариана с бензобака, что «если уж утюг там у него, так может, не пожаривать гостей, а отутюжить?», на что Трилариан крикнул, что можно и отутюжить-прогладить, да и стрелки не забыть сделать.
        Маус продолжал вести Вольво, правда скорость сбросил порядочно, готовый в любой момент вывернуть руль и убраться к… подальше отсюда.
        Трей поинтересовался у Мауса, что происходит, Маус в двух словах объяснил, понимая, что его так же внимательно слушает и Ай, что неизвестно что там впереди и ждать надо всего. Трей согласно кивнул, а что там творилось в кузове, Маусу не было видно, да и недосуг - впереди точки уже превратились в небольшие багги из бликующей на свету стали.

        - Это, если я ничего не путаю,  - подал голос Маус, глянув в протянутый Триларианом бинокль.  - сами Айлайцы пожаловали.

        - Ты по ихнему рубишь?  - подал голос Дрон, лязгая чем-то в кузове, наверное, затвор его второй лазерной казённой штурмовой винтовки заклинило.

        - Мало. Очень мало.

        - Это плохо,  - Трилариан положил ладонь на руль и Маус остановился.  - Если это и вправду Айлайцы, то всё обошлось. В противном случае мы от них на этой развалюхе всё равно не уйдём,  - скорость их машинок раза в полтора-два больше нашей.

        - Так что, ствол-то убрать?  - Дрон вылез из кузова и теперь стоял рядом с дверью водителя, глядя вдаль, а руками опираясь на длинный пупырчатый ствол винтовки, которая работала на одном большом аккумуляторе. Не смог, похоже, с другой винтовкой разобраться, а жаль - та получше будет,  - подумал Маус. По крайней мере, к ней есть настоящие родные пальчиковые керамические энергомодули, а к этой аккумуляторов не было и Дрон спаял батарею энергомодулей в пакет и как-то приладил к винтовке. Вид получался просто обалденный: кто не умрёт от выстрела, скончается от смеха, глядя на самодельный энергоблок,  - торачщий из виновки,  - опутаный ворохом разноцветных проводов.

        - Ствол, говорю, убрать?  - Дрон повторил вопрос и Трилариан спохватился:

        - Не убирай, но держи так, чтобы и палец на курке был, и чтобы это не агрессивно выглядело. Маус, скажи Трею, чтобы брал свою винтовку и дальше как у Дрона,  - Трилариан вылез из кабины, повесив на грудь бинокль, и быстро достал из кузова свой АУГ (Армейский универсальный ган). Сунув в кармашки армейского жилета запасные обоймы и добавив к уже висящим там гранатам пару новых, он жестом приказал Ай сидеть в кузове, а сам вылез наружу, где Дрон продолжал спокойно взирать на приближающиеся машины Айлайцев, Трей стоял с другого борта машины, а Маус только вылезал из кабины:

        - Трил, машина стоит носом к приближающимся силам. Ничего?

        - Ничего. Ты оружие бери, а об остальном я позабочусь.

        - Есть,  - Маус кинулся в кузов за более внушительной палкой, нежели его Пустынный Орёл и вернулся с Гуртонбаем - огромным автоматом под девятый калибр, неизвестно кем производимой и как попавшей к тому бандиту, у которого была добыта в бою эта девятимиллиметровая «Дикая кошка». Маусов калаш был повреждён в последнем бою с роботами, а ничего более лучшего у отряда, чем Гуртонбай, не имелось. За исключением лазерных винтовок самих почивших роботов, но лазерное оружие Маус недолюбливал.
        Решительно встав рядом с Дроном, Маус обнаружил, что приближающиеся войска уже довольно близко - сотня метров или чуть больше. В их составе Маус насчитал около двух десятков однотипных небольших но вёртких и быстрых багги. Проехав ещё чуть-чуть, техника остановилась, и из одной из машин вылез человек в блестящей броне - хорошая мишень на открытом пространстве - и, встав перед своей машиной, заговорил с отрядом Трилариана на языке жестов.
        Сперва он показал рукопожатие («Предлагает мир» - перевёл Маус, главный переводчик в отряде), потом - руки домиком («Хочет поговорить»), потом, очертив круг («Начало отсчёта»), показал скрещенные руки («Их там до… много») и закончил беззвучную тираду новым кругом («Конец счёта»).

        - Чего ждёшь? Отвечай!  - Дрон толкнул в бок Мауса. Тот повторил жесты человека с блестящей бронёй, изменив лишь количество живых сил.
        После этого незнакомец бесстрашно двинулся к Вольво на переговоры. Броня его вблизи оказалась покрытой ярким начищенным серебром, а что скрывалось под слоем серебра, было непонятно: то ли титан, то ли кевлар, или там какой-нибудь керамический композит. Броня состояла из посеребрённой кирасы, пластин с аналогичным покрытием, закрывающих ноги от бедра до колена и руки от плеча до локря и от локтя до кистей рук. Ноги от колена до ступней были закованы в конусоподобные металлические коробки, из которых торчали носки металлических ботинок.

        - Ну, Маус, вспоминай все слова, какие знаешь по-айлайски,  - негромко посоветовал Трилариан.
        Но вспоминать слова оказалось, нужды не было: айлаец,  - а это был именно он,  - неплохо говорил по-русски, сообщив, что если что, то он говорит и по-немецки.

        - Спасибо, лучше по-русски,  - попросил Трилариан.

        - Я являюсь членом (Дрон весело ухмыльнулся) отряда, который патрулирует здешний сектор,  - представился айлаец.  - Зовут меня Зазал, в отряде я второй офицер по связи.

        - А где первый?  - ляпнул Маус. Дрон сокрушённо покачал головой.

        - Первый был тяжело ранен в одной из схваток с каннибалами и переправлен на базу,
        - спокойно сообщил офицер Зазал и добавил, обращаясь непосредственно к Трилариану:

        - Сейчас мы бы хотели проверить ваш груз и вас самих.

        - Это досмотр?  - хмуро поинтересовался Трилариан. Он не был против Айлайцев, считая их методы борьбы с любыми преступлениями оптимальными, но всё же чувствовал себя немного не в своей тарелке, когда эти методы касались непосредственно его самого.

        - Если так можно выразиться,  - согласился Айлаец.

        - Я не против, но только если всё будет делаться под моим контролем,  - согласился Трилариан. И добавил.  - Под моим непосредственным контролем.

        - Это приемлемо,  - кивнул Зазал. У его лица висел усик обычного микрофона, и, видимо, весь разговор Зазала и отряда Трилариана транслировался к стоящим поодаль машинам Айлайцев, и там они советовали Зазалу, если в этом возникала необходимость.

        - Хорошо. Оружие?  - Трилариан выставил немного вперёд свой АУГ.

        - Можете оставить при себе,  - разрешил Айлаец. К Вольво и обступившим его людям уже приближалось несколько лёгких быстрых багги.
        Досмотр начался с того, что лица всех присутствующих были сканированны и сравнены с уже содержащимися там фотороботами преступников, на которых Айлайцы вели охоту. Никто из присутствующих даже близко не походил на хорошо сделанные фотороботы, что, вроде бы даже обрадовало Айлайцев, как показалось Маусу. Второй офицер по связи Зазал не отходил от Трилариана, а того, в свою очередь дожидались Айлайцы, чтобы при нём что-нибудь открыть в грузовике или досмотреть какой-нибудь узел или агрегат Вольво. Отдельной статьёй в этом бедламе,  - как выразился Дрон, опять недовольный,  - было обнаружение в отряде, что ехал в Вольво, двух сплайнов с грудным ребёнком. Генетическая экспертиза, проведённая на месте портативным прибором, показала, что ребёнок действительно родился у этой женщины от этого сплайна. Айлайцы долго хлопали глазами, не успев закрыть рот. Как нагрузкой шла информация о том, что родители находятся в некотором родстве,  - сплайны были из разных клонированных групп. Айлайцы, понимая, что у сплайнов в общем-то нет никаких понятий о родстве, только пожали плечами. Зазал связался со вставшими
поодаль лагерем остальными силами Айлайского патруля и, выслушав ответ, обратился к Трилариану с просьбой, объяснить, как сплайны попали к нему в грузовик. Для объяснений был приглашён и Маус, который первым обнаружил их и привёл к стоянке отряда.
        После снятия показаний, которые продолжали неизменно транслироваться по радиоволнам, Зазал сообщил, что Айлайцы возьмут сплайнов под свою опеку и доставят на свою базу. Трилариану это не понравилось, о чём он и сообщил Зазалу, потребовав объяснений.

        - С какой это стати?

        - Сперва скажите мне, Трилариан, что вы собираетесь сами с ними делать? - спокойно спросил Зазал, выждав паузу.
        Трилариан задумался на мгновение, не ожидав такого вопроса:

        - Я хотел доставить их во Фрипорт; там, как я слышал и видел своими глазами, да и парни не дадут соврать,  - Трилариан отмахнул на Дрона и Мауса, те согласно кивнули.  - Что там толерантно относятся ко всем чужакам. Там приветят и сплайнов, тем более с ребёнком. А их боевой опыт и знания не дадут им умереть с голоду, они будут востребованы жителями городка.

        - Интересно,  - второй офицер по связи Зазал задумчиво потёр подбородок, видимо, на том конце связи пока не давали ответа. Но вот он встрепенулся и вновь заговорил:

        - Чтож, сплайны, притом отступники, не та сила, против которой нам стоит бороться. Можете продолжить свой путь, но настоятельно советую не делать ничего противозаконного. Ваше войско было разбито и рассеяно по Надреальности. Не повторяйте ошибок своего командования,  - Зазал подал знак рукой своим людям и они быстро погрузились на свои багги и покатили в сторону основных сил.

        - Забавно,  - медленно произнёл Дрон, щурясь вослед Зазалу.  - Откель он усёк, что мы - из сил Второго Земного?
        Никто ему не ответил, лишь Трилариан, поглядев на снимающиеся с места силы патруля Айлай, прикрикнул на всё ещё замерших людей:

        - В машину! Живо! Я - за рулём,  - Трилариан кинул свой АУГ Маусу и полез в кабину, чтобы провести оставшийся путь до Фрипорта за рулём Вольво.

2. Фрипорт

        Город Фрипорт стоял в средних размеров дренте, даже маленьком для таких целей,  - линейный размер дрента не превышал двух километров, или двадцати минут спешного шага. На этой территории уместилось несколько широких улиц, около пяти перекрёстков, одна площадь и много разнокалиберных домиков. В старой части городка дома были более одинаковыми, строились по одному проекту, а потом уже город разросся, и дальше всё строилось без какого-либо чёткого плана, по крайней мере, это не было заметно. Со всех сторон Фрипорт окружала двухметровая стена частокола, в углах этой стены стояли вышки с редким в Надреальности каменным фундаментом. Чего стоило строителям найти в Надреальности камень и привезти его сюда, было загадкой. На вышках виднелись часовые, прохаживающиеся по пятачку рядом со станочными пулемётами явно земной сборки. К частоколу с одной стороны притулился маленький, но дремучий лес.
        Построенный когда-то выходцами из Штатов, обычным людом, а не теми вояками из Первого Земного, городок уже давно утратил всю свою американскую направленность и теперь в нём говорили как на американском, так и на русском, английском и некоторых других языках Евросоюза.
        Вольво медленно подкатил к главным воротам городка. Рядом с воротами в лучших американских традициях расположился старый, но часто подкрашиваемый щит с надписью большими печатными буквами «Фрипорт». Ниже красовалась подпись уже от руки «Нас -
723 человека». Все надписи, естественно, были сделаны по-американски.

        - Who ar' u?  - спросил парень у ворот, держа на плечах здоровую М-16А1. Одет он был в чёрные штаны из парусины и чёрную же майку, поверх которой как влитой сидел армейский жилет со множеством кармашков; в диагональных ножнах на груди расположился широкий нож, а рядом тускло поблескивали чёрные шарики противопехотных минигранат. На переносице у парня сидели круглые солнцезащитные очки.

        - We'r da squad, dat waz some wiks ago. We'r nid to mit our friend,  - обратился к нему Трилариан, который неплохо владел американской разговорной речью. Возможно, это сыграло не последнюю роль в решении назначить его в своё время командиром одного из подразделений Второго Земного, где шагу нельзя было ступить без америкосов.

        - D'u 'ave forbidden cargo?  - американец продолжал задавать стандартые вопросы.

        - No,  - Трилариан отрицательно покачал головою.

        - O'kay, gyz. I remember u. U can go in,  - парень с М16 отошёл в сторону с дороги и подал знак людям с воротных вышек, чтобы они открыли ворота.
        Трилариан, пока вратари управятся с механизмом, обернулся на Мауса и попросил:

        - Передай нашим друзьям, чтоб без шуток! Я им почти верю. Пускай не огорчают меня!
        - и тронулся дальше, не дожидаясь каких-либо ответов.
        Улица, которая отходила от ворот, была чистой, что касается мусора относительно крупных размеров: нигде не валялось ни бумажки, но пыли почему-то было очень много. По обоим сторонам проезжей части в ряд выстроились разнокалиберные дома. Домики были из дерева, но не такие, как строили, к примеру Славяне - из толстых брёвен, иногда даже нетёсаных, нет, домики здесь были из струганых досок, достаточно тонкие и хлипкие на взгляд любого русского человека. Дома при этом были в основном одноэтажными, редко где над улицей возвышался двухэтажный особнячок. В стороне городской площади над домами плыло аж трёхэтажное здание мэрии, сделаное всё по той же «фанерно-досочной» технологии.

        - И как оно держится?  - спросил Дрон. Он ехал в кузове с Ай, и когда они вкатили в город, прильнул к борту, жестом предупредив желание Ай сделать тоже самое,  - если треханёт на ухабе, она с ребёнком может не удержаться, да и горой сваленные, ничем не закреплённые роботы могли предательски подсечь случайно соскользнувшим манипулятором. Дрон, убедив Ай, опять обернулся к виду на город и, глотая пыль, вылетающую из-под колёс Вольво, флегматично заметил, видно, вспомнив какую-то одному ему понятную шутку:

        - О! Дикий Запад! Обожаю ковбоев!
        Трилариан проехал по улице до первого перекрёстка и свернул направо. Проехав ещё чуть-чуть, он уверенно свернул к двухэтажному дому, покрашенному снаружи тёмно-зелёной краской из стандартного набора, обычно используемого для маскировки бронетехники, действующей в джунглях или другой зелёнке. Трилариан заглушил мотор, вылез, хлопнув дверцей, и смачно потянулся, с хрустом. Глянув на дом, он спокойным голосом, как на пикнике, приказал:

        - Дрон, поторчи тут, поохраняй барахлишко, да детишек. А я с Маусом прогуляюсь внутрь. Маус, скажи Трею, чтобы лез в кузов к Ай и пусть они оба не высовываются оттуда, пока мы с тобой не вернёмся.
        Сказано - сделано: Трей залез в кузов, Дрон - наоборот, вылез наружу, чтобы спокойно устроиться около грузовика. Странное дело,  - там, в Надреальности, он спокойно может сесть на землю, а тут, в городке, маленьком и хлипком, но городке, он припомнил земные вроде как привычки,  - на земле в городе не сидят. Тем более на асфальте. Пришлось просто прогуливаться, поглядывая вокруг, да поигрывать своим лазером. Трилариан с Маусом поднялись по ступенькам на крыльцо и вошли внутрь,  - дверь хозяин днём не запирал.

        - Эй, Сова! Открывай! Медведь пришёл! Сова-а-а!

        - Не паясничай, а то пальну!  - по ступенькам со второго этажа спускался невысокий, но ладно скроенный мужчина лет под сорок. Накачанное тело вздувалось буграми мускулов при каждом шаге.

        - А где ж твоё ружьё, раз пальнёшь?  - хитро сощурившись, спросил Трилариан.

        - Ага, ружьё ему подавай,  - скривился от неудовольствия хозяин, протягивая Трилариану руку для пожатия. Потом так же молча поздоровался с Маусом.

        - Чё пожаловал?  - хозяин подтянул бархатный пояс, оправляя бархатный же домашний халат.

        - Дело есть.

        - Оно и ежу понятно, что дело! Так бы ты хрен завалился!

        - Сева! Да разве ж я только по делу захожу?  - Трилариан посмотрел на Мауса, ища у того поддержки. Маус только пожал плечами.

        - Ладно, чего тут стоять? Айда наверх, угощу чем Бог одарил…,  - хозяин, названный Триларианом Севой, уже собрался подниматься наверх, но его остановил Трилариан:

        - Слышь, Сева, мы не одни, там в машине ещё три человека…

        - Так зови и их сюда, чай не обижу,  - у Севы вид был довольно мрачноватый, но не злой или недовольный, словом, как у человека, который просто не выспался.

        - Там машина, а в ней барахла - на не одну сотню кредов!

        - Ну так подождут они?

        - Если недолго?  - согласился Трилариан. Сева кивнул и начал подниматься наверх. Трилариан и Маус двинули следом.
        Наверху у Севы были спальня,  - самая последняя дверь в коридоре,  - и кабинет, в который хозяин и пригласил гостей.

        - Америкосом ты, Севка, заделался,  - не то восхищённо, не то осуждающе заметил Трилариан, когда вошёл в кабинет. Камина там, по причине отсутствия камня или любого другого заменителя оного, не было, но было много чего другого: на стенах висело много разного холодного оружия, преимущественно неземного происхождения, вместо камина стоял обычный камод, заменяя каминную полку, на полу - огромный ковёр, синтетика, но таким ковром можно было гордиться - мало у кого в Надреальности был ковёр, да ещё таких размеров: пять на пять.

        - С Земли привёз?  - Трилариан ткнул в ковёр. В последний раз он был здесь у Севы две недели назад, а в кабинете - пару месяцев уж прошло, недосуг.

        - Ага, кажный месяц туга гоняю за коврами,  - невесело покивал Сева, приглашая всех усесться там, где кому больше нравиться. Маус выбрал широкое и глубокое кресло, в котором сразу же утонул, Трилариан и Сева присели на диванчики друг против друга.

        - Виски?

        - Нет, Сева, спасибо.

        - Хорошо,  - хозяин со вздохом отставил графинчик:

        - Говори, что за дела?

        - Мы в «поле» наткнулись на сплайнов…

        - Кого в плен взяли? Ты же знаешь, Трил, я работорговлей не занимаюсь.

        - Да не в том фигня,  - отмахнулся Трилариан. Маус с интересом наблюдал за разговором двух мужчин. На него внимания не обращали и он, полулёжа в кресле, смотрел то на Трилариана, то на Севу. Трилариан между тем невозмутимо продолжал:

        - Нет, они сами пришли. Это беглые сплайны и мне нужно их куда-нибудь деть. Поселить в каком-нибудь городе,  - в этом или каком другом,  - чтобы их не обидели, а приняли как людей.

        - Чёй-то ты меценатством занялся?  - Сева ухмыльнулся впервые за время разговора.

        - Опять ты не врубился! Куда ж мне их ещё девать?

        - Пальнуть. И всем будет хорошо.

        - Нет, Сева, не пойдёт,  - покачал головой Трилариан.  - Это парень и девушка, лет по двадцать-три…

        - Все они молоды, век у них короткий, в бою гибнут,  - вставил Сева.

        - …и с ними ребёнок,  - закончил Трилариан.

        - Чей?  - не понял Сева.

        - Их собственный!

        - Дела…,  - В Севу, похоже, ударила небольшая молния.  - И что ты с ними делать будешь?

        - Блин! Сева! Я за этим к тебе и пришёл, дубина ты! Ты ж мэра здешнего знаешь лучше, чем он сам себя знает! Если не он поможет с кровом и работой, так может, подскажет, куда их деть.

        - Лучше я другана своего напрягу…,  - Сева задумчиво поскрёб подбородок.

        - И сколько тебе времени надо?

        - День-два…

        - А твой друган, он поможет?

        - Почти уверен.

        - НУ, тогда мы пошли,  - Трилариан вскочил и, поманив за собой Мауса, удобно развалившегося в кресле, направился к двери:

        - Я загляну к тебе завтра.

        - Эй, Трил?! А как насчёт посидеть, выпить?  - крикнул ему вдогонку Сева.

        - Завтра, Сева! Делов дофига! Ты уж извини!
        Выйдя на улицу, Трилариан махнул Дрону и тот сел за руль. Ткнув Маусу на кузов, Трилариан полез в кабину:

        - Давай к Торговой.
        Торговая улица оправдывала своё название: по всей её длине к ней жались со всех сторон магазинчики, склады, рынки и прочая в том же духе. Народу было много, в основном приезжие,  - сегодня не только Вольво проехало через ворота, да и не только сегодня.
        Здания в большинстве своём были серыми, из потемневшего некрашенного дерева. Окошки были маленькими, частенько грязными, закопчёными, но это нисколько не смущало ни покупателей, ни тем более продавцов. Первым делом Дрон припарковал Вольво около приземистого двухэтажного здания, больше похожего на склад. Попросив сплайнов сидеть тихо в кузове Вольво, оставленного на попечение Мауса, Трилариан и Дрон ушли внутрь здания. Вернувшись через дюжину минут в сопровождении невысокого полного человека в грязном, залитом машинным маслом кожаном фартуке, Дрон достал из кузова образец захваченных в бою лазерных винтовок и предложил его торговцу. Тот молча повертел лазер, потом вернул его Дрону и они так же не проронив ни слова ушли обратно. Ещё через какое-то время вернулись Трилариан с Дроном, а за ними - несколько угрюмых молодых людей с деревянными ящиками, в которых обычно перевозят стрелковое оружие, и встали возле машины. Дрон подключил к делу Мауса и они быстро покидали из глубины кузова все лазерные винтовки роботов парням торговца. Те их уложили в ящики и ушли внутрь здания, откуда появились. На
сплайнов, которые сидели в кузове, полускрытые штабелем тел роботов, они даже не обратили внимания.

        - Неплохо,  - Трилариан улыбнулся и залез в кабину. Похоже, смог неплохо толкнуть трофейное оружие.
        Аналогичным образом избавились от груды обломков роботов. Остановились около более презентабельно выглядевшего ангара, Трилариан переговорил с хозяином ангара, предложил на оценку пару роботов: одного самого целого и второго - сильно изуродованного, у которого не хватало руки-манипулятора и других важных деталей, чтобы покупатель был в курсе, что он берёт. Вообще Трилариан всегда серьёзно относился к деньгам и торговле. Он всегда честно заявлял о дефектах и состоянии тех вещей, что продаёт. Это нравилось некоторым хозяевам магазинов во Фрипорте и других окрестных городках, куда заезжало Вольво за последние пару месяцев. Поэтому Трилариану,  - в качестве ответного жеста,  - давали несколько завышенную цену по отношению к другим поставщикам материалов и товаров. Поэтому, и за груду роботов отряд получил двести тысяч кредов - по десять тысяч за штуку. Конечно, за эти деньги не купить ни одного высокотехнологичного ствола, но это всё же больше, чем ничего.
        После этого Трилариан поделил все деньги, полученные за сбыт роботов и их оружия (это была единственно крупная группа, которая встретилась отряду, и которая вступила с ними в бой) на четыре части и сразу же одну часть отложил на ремонт и дозаправку Вольво. Оставшиеся три части раздал себе, Дрону и Маусу. Получилось что-то около семидесяти пяти тысяч на брата. Потом Дрон с Маусом взяли свои личные трофеи (те небольшие приобретения в Надреальности, которые не было смысла складывать в кучу, и которые уже были поделены в пути), и отправились в самостоятельное плавание. На всё про всё у них было двадцать четыре часа (стандартное время отпуска во Втором Земном). Трилариан пока отогнал грузовик в мастерскую, совмещённую со стоянкой и заправочной. Владельцем всего этого комплекса был Тэд Зандберг младший,  - высокий, крупный американец, родом из Висконсина. Единственное, что портило впечатление от Тэда, так это его излишне узкие плечи.
        Оставив Тэду на попечение грузовик, и объяснив все моменты, на которые стоило обратить особое внимание при техническом осмотре Вольво, Трилариан забрал с собой сплайнов и повёл их в гостиницу, расположенную на Мэйн-авеню, где можно было снять номера и неплохо поесть. Там же Трилариан условился встретиться с Маусом и Дроном по окончании их собственных вояжей по городу. В поле они, если считали его командиром, ответственным за всё, то в городах они сами отвечали за себя, так повелось. Он не особо хотел командовать отрядом, но ни Дрон, ни тем более Маус не тянули на этот пост, а у отряда должен был быть хотя бы номинальный командир. Им Трилариан и стал. Сняв два номера для сплайнов и себя, Трилариан спустился вниз в бар, взяв с собой сплайнов, и заказал достаточно плотный обед.
        Первым делом Маус завалился в самый дальний конец Торговой улицы, где в тупике располагалось несколько приземистых и малозаветных магазинчиков. Даже многие горожане принимали эти здания за подсобные помещения или склады других магазинов. Усмотреть в этих обветшалых бараках довольно мощный центр по торговле высокотехнологичными артефактами Маусу предоставилось совершенно случайно: почти два месяца назад он был впервые в этом Фрипорте и просто заблудился. Американского он тогда не знал, да и просто шёл, надеясь выйти в начало улицы, где сходились Мэйн-авеню, Торговая улица и Первая со Второй стрит. Но вышел он тогда не к странному перекрёстку, где брали начало четыре улицы, а вышел в тупик. Хотел было уже повернуть назад, но тут приметил дверь. Она была незаперта и из под неё лил приглушённый свет. Толкнув её, он оказался в довольно просторном помещении, отделанном изнутри редким в Надреальности клёном, да ещё разных цветов. У дальней стены слева было что-то вроде барной стойки, за которой стоял средних лет человек в яркой зелёной рубашке с коротким рукавом и беседовал через стойку с несколькими
людьми, что при появлении Мауса резко повернулись и стали молча разглядывать его. Маус замер от неожиданности, лихорадочно соображая, куда это он вляпался и как отсюда по-быстрому свалить. Всё было похоже на какой-то бандитский притон. Колориту всему этому добавляли множественные стеллажи из стекла, узкие и высокие, которые создавали в зале целый лабитинт, но проход от двери до стойки чудесным образом был прямым. В стеллажах, на креплениях из тусклого полированного металла белесого розового цвета покоились различные винтовки, пистолеты, автоматы, боеприпасы, ножи, пара пулемётов и многое другое. Маус прикинул, что оружия здесь никак не менее сотни едениц только огнестрельного и только земного. Остальное оружие - как холодное, так и огнестрельное и многое другое, было трофейным, чужим, что некогда принадлежало представителям других рас.
        Маус уже было хотел вылететь в дверь, как бармен подал ему знак, приглашая подойти. Что дёрнуло Мауса в тот миг, но он, вопреки разуму, не вышел вон, а на негнущихся ногах подошёл к стойке под цепкими подозрительными взглядами сидящих там людей. Лишь бармен выглядел более чем спокойно:

        - Добро пожаловать в мой магазин. Вообще-то это что-то типо закрытого клуба. Как тебя зовут?

        - Маус,  - ответил Маус, уже внутренне собравшись и сбросив оцепенение. Про себя же он подосадовал: «Нефиг был пиво пить в таких количествах! То же мне! Расслабился!»

        - Очень приятно. А меня зовут Бармен,  - Маус сообщил, что так он и подумал. Человек за стойкой обезоруживающе улыбнулся, на мгновение опустив глаза долу:

        - Думаю, мы споёмся. Видишь ли, Маус, я открыл этот магазин не потому, что мне не хватает денег. У меня их… скажем, хватает. Веришь?
        Маус утвердительно кивнул. Люди за стойкой, ровно три штуки, продолжали поглядывать на Мауса, словно он проходил какое-то испытание.

        - А открыл я магазин,  - продолжил между тем Бармен.  - Потому что мне нравится общаться с интересными людьми. А этот магазин - своего рода тест на интересность,
        - хозяин развёр руки в стороны, мысленно охватывая всё пространство вокруг.  - У магазина нет вывески и он находится в самом тупике. Ты заметил? Ага! И, поверь мне, мало кто сюда забредает. А уж кто забредает,  - становится моим желанным гостем!
        Они поговорили ещё немного в тот день и Бармен понравился Маусу, несмотря на его странную манеру находить друзей. Тогда же Бармен рассказал Маусу про некоторые трофеи у него в зале, про историю их изготовления или путь попадания к Бармену. Там Маус впервые воочию увидел урумбийский ритуальный кинжал,  - холодное оружие расы, которой никто никогда не видел, что-то типо расы разведчиков. В зале было ещё много другого оружия, почти всё в рабочем состоянии: и обычное огнестрельное, и лазерное, и плазменное, и электромагнитное, и звуковое, и пси-генераторное, и Бог знает какое ещё. На прощание Бармен лишь попросил никому и никогда, кроме крайнего случая («Сам решай, что это за крайний случай») не рассказывать про этот магазин. Маус пообещал. И вот теперь он нёс сюда несколько артефактов, которые вполне могли заинтересовать чудаковатого хозяина.

        - О! Маус!  - Бармен вышел из-за стойки и широко раскинув руки вышел навстречу Маусу. В зале, кроме него никого больше не было. Крепко стиснув ладонь гостя в своей медвежьей лапе, он провёл Мауса к стойке и, усадив на стул, поинтересовался:

        - Что-нибудь выпить? Виски? Бурбон? Германское пиво?  - Маус выбрал небольшой бокал розового вина из французской провинции Коньяк и они с Барменом выпили за встречу.

        - Ну, говори, что привело тебя ко мне?
        Маус кивнул и неторопливо положил на дубовую стойку свой объёмный рюкзак, топощащийся в разные стороны от находившихся в нём габаритных предметов. Сперва он достал на свет девятимиллиметровый Гуртонбай.

        - О! Какая вещь!  - Бармен осторожно взял в руки тяжёлое полуавтоматическое оружие, состоящее из множества деталей. Сделанное из нескольких соротов настоящей стали и сплавов, а не композита, оружие не имело приклада, что было довольно странно.

        - А какова отдача этого оружия?

        - Отдачи почти нет,  - кратко ответил Маус.

        - Ты стрелял из неё?

        - Да, пару раз.

        - И как?

        - Тяжёлая пушка, отчего прицельность страдает, радиус поражения не превышает двух сотен с лишним метров, но бъёт конкретно. Что ещё?

        - Как эта штука к тебе попала? Это ведь не Земное оружие?  - Маус отрицательно помотал головой:

        - Я сошёлся в бою с парой бандитов в одном зорбе…

        - Кристаллы там были?  - перебил его Бармен.

        - Нет, всё спилено подчистую, только почки будущих.

        - Понятно. Но ты продолжай,  - Бармен погладил бок Гуртонбая, любовно оглядывая его многосоставной бок.

        - У одного из парней было это оружие. Без понятия откуда оно, но сделано под девятый калибр автоматического оружия земного стандарта. Это не переделка, а оригинальный калибр. И ещё, когда тому бандиту надо было сменить магазин, он крикнул товарищу, что его Гуртонбай хочет есть. А «Гуртонбай» по-чужански значит
«Дикая кошка». Но это название может быть чем угодно: от клички, данной хозяином просто так или по незнанию настоящего имени, и до названия марки или завода… Тогда это оружие чужан, но оно нисколько не похоже на их оружие.

        - Может, это новое оружие с Земли?  - с сомнением проговорил Бармен.  - Или его где-то тут делают? Скажем, чужие дали задание сплайнам разработать новый тип оружия для самих себя…

        - Может, это вообще прототип или штучная работа,  - добавил Маус.

        - Скорее последнее,  - медленно, задумчиво ответил Бармен.  - А клейма на нём какие есть?

        - Совершенно девственные железки. Я разобрал и осмотрел каждую деталь. Если только дать его на осмотр специалисту-кузнецу, чтобы он дал оценку маркам стали, использованных при изготовлении оружия…

        - Хорошая идея,  - Бармен, ожил, встрепенулся, словно что-то решил, или отказался от бесплодных домыслов и размышлений.  - Сколько ты хочешь за него?
        Маус покинул неприметное серое низкое здание Бармена, унося с собой значительно полегчавший рюкзак, и значительно потолстевший кошель для денег. Кошель был выполнен из плотной, но эластичной кожи, и предназначен для ношения монет, но никак не купюр - в Надреальности купюры не в ходу.
        Пройдя вниз по Торговой улице, Маус свернул в узкий переулок и зашёл в парикмахерскую «Tobby Tom & sons», где ему укоротили отросшие за последний месяц волосы, и побрили новёхонькой бритвой (влетевшей ему в копеечку). Потом Маус расплатился и отправился дальше по переулкам и улицам, чтобы в конечном итоге оказаться на площади.
        В центре небольшой круглой площади, в отсутствие любой возможности соорудить на бедной водой земле фонтан, на постаменте стоял маяк, поддерживая стабильность дрента.
        Дренты, как и зорбы с квадрантами - суть аномалии на поверхности Надреальности. Как появились, так и пропадают, без следа. Это не так страшно, как кажется - яркая вспышка, и нет дрента, но для города это катастрофа, если пропадёт хоть пара квадратных метров земли. А для такого маленького городка, как Фрипорт,  - беда вдвойне. Чтобы избежать исчезновения дрента, его можно «заморозить» - включить на его территории маяк. Маяки - это артефакт чужан, они уже давно работают с физикой этого измерения, и достигли определённых результатов. Люди же, послав пару Земных Экспедиционных Корпусов, военных, конечно, никаких опытов не проводили. Поэтому приходилось пользоваться чужой (в прямом и переносном смыслах) технологией, причём никто не понимал как она работает.
        Маяк представлял собой цилиндр в полтора метра длиной с утолщением на одном конце и острым конусом, переходящим в иглу, на другой. При этом он совершенно устойчиво стоял на игле, вертикально, поражая воображение, и при этом не искревляя пространство антигравитацией, как установили, используя собранные на коленке приборы.
        Единственный минус маяка - как он не позволял пропасть анмалии, так не давал ей и увеличиться.
        Вокруг маяка ходили люди, за ними следил почётный караул: четыре пехотинца в чёрной форме стояли по периметру маяка на удалении от него в неполный метр.

«Почётный-то он почётный, но винтовки-то М16 и в отличном состоянии»,  - подумал Маус, любуясь площадью и маяком в окружении охраны.  - «Где-то должна быть караулка со сменой и подкреплением, если что…».
        На площади так же было несколько магазинов, но эти, в отличие от торговых точек Торговой улицы, принадлежали городу, и вся выручка с этих магазинов шла на нужды города. За этим зорко следила независимая комиссия: прошлый мэр был расстрелян за попытку положить часть дохода в свой карман. Город не блестал, но жил честно, на средства.
        Кроме трёхэтажного здания мэрии, к которому с одной стороны подкрадывалось Городское Управление Полиции, а с другой - Пожарная Служба, на площадь выходило несколько двухэтажных домов, на обоих этажах которых располагались магазины. В одном можно было приобрести предметы, конфискованные у контрабандистов и добытые в боях группами городских пехотинцев при патрулировании прилежащих к Фрипорту пространств. Единственное, что не попадало на прилавки этого магазина - это наркотики и подозрительные медикаменты. Их либо передавали в городскую больницу, либо уничтожали.
        Словом, городок был маленьким, но старался быть честным.
        Маус зашёл в лавку, торговавшую трофейным оружием, и с удивлением обнаружил там выставленный за бронированным стеклом сонарный карабин, что генерировал высокочастотную узконаправленную звуковую волну. Звуковое оружие било недалеко, но чрезвычайно эффективно. Данная модель по внешнему виду очень походила на обычный огнестрельный карабин, но вместо ствола был звуковой излучатель,  - у основания он представлял собой полусферу, параболу для фокусировки звуковой волны, из полусферы на сорок сантиметров выдавалась тонкая трубочка, опоясаная ещё более тонкой нитью в виде архимедова винта. Карабин был казённым, магазин заполнялся цилиндрическими
«пальчиковыми» керамическими батареями, дававшими мгновенный мощный импульс. Рядом с висящим сонаром располагалась табличка: «Сонар Соник Б-13.4. Цена - 576 000 кредов». У Мауса не было и пятой части суммы, хотя и сонарный карабин был ему, в принципе, не нужен,  - дорогая игрушка, но ничего лучше огнестрельного оружия Маус пока не видел.
        Подивившись на другие, менее экзотические экземпляры оружия, Маус решил отправиться в гостиницу, чтобы перекусить и немного поспать.
        Мэйн-авеню, где стояла облюбованая Триларианом гостиница, была главной улицей Фрипорта, уступая по популярности разве что только Торговой улице. Маус прошёл мимо нескольких домов и свернул к «Трилистнику», чей фасад выходил не на Мэйн-авеню, а в боковой переулок, носящий название Сталкер-стрит. У входа стояло несколько машин, вокруг которых с ящиками и мешками возилось с десяток человек,  - довольно впечатляющая толпа для маленького переулка.
        Заплатив за комнату и узнав, где остановился Трилариан и молодая чета, Маус поднялся к себе в номер, по дороге заглянув на мгновение к Трилариану и сообщив что он здесь, и узнав что Дрон пока не появлялся.
        Ванну Маус решил пока не принимать, отложив это приятное во всех отношениях занятие на час покидания Фрипорта (цена за воду была поистине астрономической,  - несколько тысяч кредов). Скинув одежду, он упал на кровать, и проспал до вечера.
        К ужину вернулся и Дрон. Трилариан, Маус и сплайны уже сидели внизу за столиком в полубаре-полуклубе, и Дрон сходу присоединился к ним, поставив пыльный и заметно похудевший вещмешок рядом со стулом:

        - Комнаты кончились,  - сказал он виноватым голосом, обращаясь к Трилариану.

        - А где ты был раньше?  - совершенно серьёзно спросил Трилариан.

        - Везде,  - Дрон пожал плечами.

        - Ладно, поспишь у меня, там диванчик есть,  - Трилариан сделал знак официанту, чтобы он подошёл и принял их заказ.
        Утром, когда в дренте разгорелось небо, приняв свой обычный белый, с желтоватым оттенком цвет, Мауса разбудил Дрон:

        - Хэй, Маус! Подъём, рядовой!

        - Да пошёл ты!  - Маус кинул в Дрона подушку, но тот увернулся:

        - маус, серьёзно, кончай спать, ты Трилу нужен. Если Сева переговорил со своим другом, то пригодишься как переводчик.

        - А… Хорошо…,  - Маус сел на кровати и протёр глаза.

        - Опять полночи не спал, на небо пялился? Звёзды искал?  - спросил Дрон, хитро сощурившись. Присев на стул у окна, он закурил «Pall Mall», выпустив плотное облачко сизого ароматного дыма.

        - И чё?

        - Давно известно, звёзд в Надреальности нет!  - Дрон развёл руками, и снова затянулся.

        - Сам-то ни разу на небо не смотрел?  - Маус на пару минут скрылся в ванной комнате, потом вернулся, натянул дижнсы и майку, приладил пояс с кобурой, в которой сидел Пустынный Орёл и подошёл к зеркалу, на ходу натягивая армейский жилет.

        - Ну смотрел,  - легко согласился Дрон.

        - Дрон, я тогда пошёл,  - Маус показал ключи от комнаты.  - Тебя здесь закрыть?

        - Упаси Боже!  - Дрон картинно поперхнулся дымом и быстро покинул номер.  - Трил, кстати, внизу завтракает.

        - А ты куда?

        - По городу прошвырнусь, кое-куда загляну…

        - Ага.
        Трилариан ещё не забрал Вольво из мастерской, поэтому пришлось идти до Севы пешком. Шли впятером - сам Трилариан, Маус и сплайны с ребёнком. Трилариан всю дорогу тихонько жалел, что Фрипорт не телефонизирован,  - пыльные душные улочки надоели ему в пять минут. Маус же, проведший вчера почти весь день на улице, чувствовал себя вполне приемлемо, и шагал довольно бодро, вполголоса разговаривая с Треем и Ай.
        Сева их уже ждал. без лишних слов он проводил их в гостиную, предложил на выбор содержимое своего бара (довольно объёмного и разнообразно заполненного), и сообщил следующее:

        - Трил, я переговорил таки со своим друганом, обрисовал ситуацию, и он мне посоветовал… точнее тебе посоветовал, чтобы ты отвёз сплайнов в Париж.

        - А что там?  - Трилариан неспешно потягивал глинтвейн, разогретый на электрической печке.

        - Там, говорят, проживает уже около двадцати сплайнов. Или двадцать семей, данные не точны.

        - А как там условия жизни?

        - Не первосортные, но здесь, во Фрипорте, шансы на «хорошо устроиться в жизни» ещё меньше,  - Сева виновато улыбнулся.

        - А чего тогда ты тут делаешь?

        - Живу-поживаю,  - Сева поставил опустевший стакан на столик и откинулся в кресле.
        - Я-то ещё выкручусь, не пропаду, америкосы поддержат, а вот спалйнам тут не шибко обрадуются. Это если честно. Демократия демократией, но ты же знаешь, америкосы - одни из самых стойких расистов и шовинистов. Всё, что не вписывается в их рамки, подлежит мягкому, но неизбежному уничтожению.

        - Понятно,  - Трилариан тоже отставил стакан, правда, наполовину полный, вставая на ноги.  - Ну, мы тогда пойдём. Спасибо за помощь.

        - Да какая это помощь,  - махнул рукой Сева, поднимаясь, чтобы проводить гостей.  - Если бы я тебе жильё подкинул для сплайнов или там работу, тогда бы уж благодарил, а так…

        - Сев, а где там, в Париже?

        - Рю Вийот, дом 30. Найдёшь?

        - Найду,  - Трилариан крепко пожал руку Севе и они вышли на улицу.
        На обратном пути Трилариан отправил Мауса со сплайнами в гостиницу, а сам пошёл забрать грузовик. В «Трилистнике» их уже ждал Дрон, сидевший в баре и потягивающий пепси. Через некоторое время вернулся и Трилариан. Дав на сборы два часа, он удалился к себе наверх чтобы принять ванну перед отъездом. Дрон, успевший искупаться и побриться, отправился грузить продукты, купленные им сегодня утром.
        До Парижа, городка, построенного французами, и присоединившимися к ним потом голландцам, было всего две лиги. В путь к Парижу из Фрипорта Вольво шло не одно: торговый караван Фрипортцев вышел одновременно с отрядом. Весь путь должен был занять лишь несколько часов. Дорога прошла без инцидентов, по пути к каравану присоединились патрульные из Парижа, буксировавшие антиграв-тягачём разбитый танк клана Тау на гусеничной тяге.
        Перед Парижем, расположившемся в живописном и крупном дренте, заросшем буйным лиственным лесом, караван из Фрипорта встречала небольшая делегация. Городок был обнесён стеной из частокола, через каждые пятьдесят метров привычно вздымались дозорные вышки, укреплённые бронелистами и крупнокалиберными пулемётами, за воротами на въездной площади стояли две гаубицы, сделанные из трофейных танков.
        Делегация парижан осмотрела груз, что вёз караван и отдельно грузовик Вольво, не обратив никакого внимания на упаковки наркотиков, что везли Фрипортские купцы,  - в отличие от Фрипорта, в Париже не было ограничений на товары, там зорко следили за тем, чтобы все люди были равны и свободны, жестоко карая работорговцев и их пособников, а в остальном давая людям полную свободу.
        К Трилариану и его команде также не возникло никаких претензий: сплайны ехали добровольно, как установили парижане, переговорив со сплайнами наедине, благо среди встречающих был человек, с грехом пополам говоривший на чужанском.
        Проехав мимо главных ворот и пересекя въездную площадь с пушками, Трилариан свернул налево на третьем перекрёстке. Там же он увидел как давишний танк загоняли в большой металлический ангар, внутри которого Трилариан успел разглядеть множество техников и механизмов,  - не иначе, как военная мастерская, гражданские ремонтные службы располагались совершенно в другой части города, как он успел узнать у одного из караванщиков, пока их досматривали.
        Решив сразу разобраться с тем делом, что привело их сюда, Трилариан, неизменно сидевший за рулём, вывернул на Рю Вийот, выискивая взглядом тридцатый дом. Вскоре он его нашёл: небольшое, но ладное здание из дерева, выкрашенное снаружи в красные и белые цвета, производило приятное впечатление, особоенно после серых покосившихся домов Фрипорта. Рядом с дверью была приделана латунная табличка:
«чинкобада юн огдэ», что Маус перевёл с чужанского как «центр, который нужно посетить». Трилариан скептически хмыкнул, и толкнул дверь.
        Внутри было несколько темновато, глядя на яркий экстерьер здания, можно было рассчитывать на нечто подобное и внутри, но там царил полумрак и деловая отрешённость от комфорта: функциональные, но безликие столы, стоулья и другая мебель сероватых и зелёных оттенков.

        - Эй? Есть кто?  - позвал Трилариан по-американски, когда они всем скопом сгрудились в зале. Из боковой двери почти тотчас выбежал невысокий невзрачный мужчина, сутулясь и застенчиво улыбаясь:

        - Чем могу быть полезен?

        - Мы слышали, что здесь нам могут помочь,  - начал было Трилариан, но человек его перебил:

        - Смотря что за помощь вы хотите получить, и смотря кто вас сюда послал.

        - Мы из Фрипорта, там нам посоветовали обратиться к вам.

        - Интересно,  - человек задумчиво склонил голову, уперев взгляд в стену.  - Наверное, вас послал Мартимьян?…  - человек поднял глазв на Трилариана.
        Трилариан утвердительно кивнул.

        - У нас очень рискованый бизнес, знаете ли, полиция Парижа так и ждёт, что мы допустим хоть одну промашку, но всё же своевременное давание на лапу помогает,  - человечек ещё больше согнулся, расцвёв в широкой улыбке. Трилариан уже начал кое-что понимать, но нужно было удостовериться:

        - А куда вы рабов деваете?

        - О, понимаете, многие хотят купить себе слугу или, что ещё занятнее, служанку. Вы же знаете, как мало здесь дам…

        - А где вы их держите?  - Трилариан незаметно подал сигнал Дрону, чтобы тот был на чеку.

        - Это, скажем так, профессиональный секрет,  - человечек потёр руки, снова улыбаясь.  - Одно могу сказать точно: в городе! Так что вас интересует?

        - Мы хотели бы помочь нашим болгарским друзьям,  - Трилариан без зазрения совести соврал, указав на сплайнов,  - и найти им помощницу по дому. А то ухаживание за их ребёнком отнимает все их силы.

        - О, понимаю,  - согласился хозяин дома.  - Кстати, меня зовут Альберто, - он подал руку Трилариану, тот пожал её, выдавив лёгкую улыбку:

        - Меня зовут Айсин.

        - Очень приятно. Вам, наверное, уже сообщили, сколько будет стоить ваш заказ?

        - Цена не имеет значения,  - самодовольно улыбнулся Трилариан, Дрон и Маус стояли по бокам, как охранники - угрюмые и состредоточенные.  - В разумных, конечно, пределах,  - добавил Трилариан.

        - Понимаю. Если вы зайдёте завтра с утра, мне кажется, к этому времени я смогу подготовить вам список возможных кандидатур.

        - Хорошо. Завтра в десять,  - Трилариан развернулся и вышел в дверь. За ним вышли сплайны, ни слова не понявшие из разговора, а процессию замыкали Маус с Дроном.
        Когда они вышли на улицу, Трилариан тихо, но внятно произнёс:

        - Глядеть по сторонам, выцеплять хвосты. Будем плутать, пока не удостоверимся.
        Дрон буркнул что-то утвердительное, машинально проведя ладонью по своей лазерной винтовке, проверяя предохранитель.
        Париж был в несколько раз больше Фрипорта, это было на руку Трилариану: Маус сел за руль, а они с Дроном зорко оглядывали улицы в поисках возможных хвостов. Никого не обнаружив, Трилариан между тем не успокоился: когда Вольво встало у обочины около закусочной «Барон де Трильё», он обернулся к свей команде и заявил:

        - Вот мы и вляпались. Сева, похоже, не знал, кому сказал про сплайнов. Сюда тот разговор не дошёл, иначе бы нас с вами просто пристрелили, скажем… за попытку ограбления того дома на рю Вийот! А сплайнов забрали в рабство! Сева! какой же ты идиот!

        - Трил, ладно, фигня это, выкрутимся!  - Дрон ткнул Трилариана легонко в плечо кулаком.

        - Раз сейчас живы, значит выкрутимся,  - согласился Трилариан.  - Но нельзя оставлять всё так, как есть. мы, конечно, можем свалить из города, но, я думаю, никто не хочет?
        Дрон и Маус отрицательно покачали головами. Маус сидел в кузове со сплайнами, и Трей всё допытывался, что происходит. Маусу приходилось пересказывать разговор, что был в доме 30 по рю Вийот, слушая в полуха Дрона и Трилариана. По мере того, как Трей слушал Мауса, его лицо всё больше вытягивалось.

        - Значит, будем штурмовать гнездо работорговцев.

        - Без поддержки?  - простонал Дрон.

        - Без,  - отрезал Трилариан.  - Где мы тебе её возьмём? Айлайцы тут не в чести, ты же знаешь. А паладдины ещё слишком слабы, чтобы штурмовать этот вшивый городишко! Подумать только: провозглашают равенство, а в городе рабами торгуют!

        - Ха!  - усмехнулся Дрон.  - А во Фрипорте наркотики не в чести по официальным данным, но ведь нас даже не досмотрели при въезде! Мы могли ввезти в город несколько тонн травы, и ничего бы не произошло!

        - Это потому, что нас не досмотрели! А это редко бывает. Видимо, мы внушили охраннику доверие. Обычно там такой досмотр устраивают, что мало не кажется,  - осадил Дрона Трилариан, думая.  - И зв провоз наркотиков, как и рабов, полагается расстрел. Ты на Фрипорт напраслину не возводи.

        - А здесь-то что делать будем?  - Маус закончил обрисовывать ситуацию Трею, и присоединился к военному совету.

        - Хорошо бы иметь план дома и связи; знать бы сколько их там, и где они держат рабов…,  - Трилариан, казалось, не заметил вопроса Мауса, но потом он сказал:

        - Маус, мне не нравится все эти дела с работорговлей, поэтому я хочу вышибить мозги из этого зю-образного недоноска. Ты как?

        - Я - за.

        - А что говорят спалйны?

        - Они ошарашены такими делами. Трей говорит, что он поражён тем, как платят некоторые люди тем сплайнам за их отказ воевать.

        - Скажи ему, что с ним полностью согласен, и собираюсь освободить тех, кого смогу. Но для этого мне понадобится его помощь.

        - Он согласен. Всё, что в его силах, он сделает. Ай тоже хочет помочь, - Маус опять переводил туда-обратно.

        - Хорошо. Только Ай будет с ребёнком и её в дело мы не берём. Её время ещё не наступило. Пускай вырастит своего ребёнка. Кстати, так и не спросил: кто у них?

        - Мальчик,  - ответил Маус, улыбаясь; он-то спросить не забыл.

        - Итак, в гостиницу ехать на этом грузовике не стоит: он засвечен. Я сдам его на станцию, масло там поменять, ещё какую херню проверить, со мной пойдёт Трей. Ты, Дрон, в одиночку снимешь комнату на сутки. Понял?

        - Где?

        - В «Батон Палас». Цены там высокие, обслуживание соответствующее, но двор там проходной: мы все поодиночке просочимся в комнату без проблем. Понял? Итак, забронируешь номер, потом выйдешь оттуда, и встретишь где-нибудь Мауса с Ай и ребёнком. Скажешь им номер забронированной комнаты и отдашь ключи. Их в фойе не сдавай. Пусть Маус один вернётся в отель и сидит в комнате. Потом туда пусть пойдёт Ай. С ребёнком, но без провожатых. Ты, Дрон, следи за ней, но незаметно. А через час жди нас с Треем у городского маяка. Изобразим радостную встречу и вместе завалимся в Батон Палас, уже подвыпив. Всем всё ясно? Маус, переведи Трею и Ай.
        Ровно через час двадцать минут все сидели в одиннадцатом номере Батон Палас, поглощая обед, заказанный прямо в номер пьяной компанией из трёх человек (на время заказа Маус и Ай прятались в ванной).

        - Хорошо бы выкупить какого-нибудь раба и порасспросить его о их организации, но у нас таких денег просто нет,  - подал идею Маус, сам же её и похоронив.

        - Чего нет, того нет,  - согласился Трилариан, поедая салат из земных овощей и трав. Для достоверного антуража ему пришлось выпить на площади кубок вина, чтобы убедить возможных соглядатаев, так что можно было считать, что аперитив от уже выпил.

        - Итак, вот план «А»: окружаем дом на рю Вийот, когда стемнеет, вламываемся, вяжем всех, кого там найдём, если надо, применяем грубую физическую силу,  - Трилариан продемонстрировал свой увесистый кулак.  - И выясняем, где они держат сплайнов. А там, в зависимости от их местонахождения, действуем.

        - А что будем делать с работорговцами?  - спросил Маус.

        - Кого сможем,  - прикончим,  - мрачно пообещал Дрон.
        Когда стемнело, группа Трилариана уже была на стартовых позициях: сам Трилариан в тени дома напротив главного входа, Дрон - с левой стороны дома, Трей - с правой, а Маус - у чёрного входа. Вольво дожидался хозяев в переулке через два дома.
        Трилариан был вооружён АУГом, Трей - своим лазерным автоматом, Дрон прихватил лазерную казённую штурмовую винтовку,  - за сегодняшний день он успел выправить её дефект, а Маус, так и не найдя хорошего АКМ, пошёл на дело с Пустынным Орлом и окопным ножом.
        Ровно в одиннадцать часов Трилариан осторожно вскрыл парадную дверь и проскользнул внутрь, удостоверившись, что никто с улицы его не заметил. В это же время Маус проник внутрь через чёрный ход. Дрон и Трей пока лишь чуть сместились поближе к парадной и чёрной дверям соответственно, продолжая следить за боковыми окнами: если кто через них будет отступать, по возможности надо будет оглушить, в крайнем случае - стрелять на поражение. Если понадобится помощь Трилариану или Маусу, а так же по истечении двух минут с момента проникновения оных внутрь задния, им надлежало самим проникнуть внутрь,  - за это время первая группа успевала осмотреть первый этаж и перекрыть лестницы наверх и в подвал, так что угроза, могущая исходить с первого этажа, полностью к тому времени блокировалась.
        Маус и Трилариан осторожно двигались навстречу друг другу. Свет в доме погасили полчаса назад, было темно. Если Трилариан утром смог осмотреть прихожую-зал, через которую сейчас крался, то Маус шёл через кухню, которой совершенно не знал. Из гостиной наверх вела витая лестница, из кухни - скорее всего был ход в подвал, это Маусу предстояло выяснить, не зажигая света.
        Внизу было тихо, две минуты истекли. К Трилариану молча присоединился Трей, проскользнув, словно тень, в окно. Трилариан уважительно кивнул, хотя этого и не было видно, по достоинству оценив мастерство бывшего чужанского солдата.
        Дрон прокрался к Маусу, жестами спросив насчёт обнаружения подвала. Маус отрицательно покачал головой и они вместе принялись искать ход. Свет, лившийся с улицы в окно кухни, выхватывал из темноты лишь часть комнаты, внося немного ясности в окружающее пространство. Через двадцать секунд Дрон нащупал прямоугольное возвышение под ковром, что лежал на полу. Откинув синтетику, они обнаружили то, что искали,  - деревянный люк, закрытый на два английских замка. Это было странно, но вскрывать его они не стали. Осторожно передвинув холодильник, и поставив его на лаз, чтобы если кто внизу есть, не смог выбраться наружу, они прошли в гостиную, где Трилариан держал на мушке лестницу на второй этаж, а Трей контролировал все входы-выходы из комнаты.
        Маус показал Трилариану большой палец, едва различимый на фоне дверного проёма. Трилариан удовлетворённо кивнул и показал на лестницу. Трей оставался внизу, его страховал Маус, а Трилариан и Дрон шли наверх. Через минуту Маус должен был присоединиться к ним, если всё шло гладко, или прикрывать их отступление.
        Минута пройти не успела, как сверху донеслись вопли, американская и ругань и русский мат (а он только русским и бывает), глухие удары и возня. Маус кивнул Трею и помчался вверх.
        Наверху было три двери. Все они были распахнуты, из всех комнат лился свет. Одна комната была пустой, перед двумя другими стояли Дрон и Трилариан, держа на мушке комнаты. Заметив Мауса, Дрон сказал:

        - Замени меня,  - Маус встал там, где стоял Дрон, и направил Пустынного Орла на Альберто,  - человека, с которым они говорили этим утром. Краем глаза Маус видел, как Дрон достал бинт и быстрыми уверенными движениями забинтовал левую руку от кисти до локтя поверх армейской рубахи защитного цвета. На белом бинте сразу же выступило красное вытянутое пятно.

        - Ножём, собаки, зацепили,  - процедил Дрон сквозь зубы, заметив взгляд Мауса.

        - Этот?  - Маус имел ввиду Альберто, что сидел на своей кровати белее мела и беззвучно шевелил губами.

        - Нет, во второй комнате, там два мужика. Одного я застрелил,  - Маусу пришло в голову, что лазерное оружие в основном бывает очень бесшумным.  - А второй меня ножём полоснул. В темноте я его не разглядел.

        - Давайте поторопимся,  - подал голос Трилариан.  - Нам многое нужно успеть.

        - Хорошо,  - Дрон сунул пустую упаковку от бинта в карман и поднялся на ноги. Поморщившись, он взял в руки свой лазер.

        - Ну, начнём с этого?  - Дрон кивнул на комнату, которую охранял теперь Маус. Говорили они по-русски, отчего захваченные врасплох люди ничего не понимали из их речи.

        - Добре,  - Трилариан предал Дрону на охрану комнату с одним человеком и одним трупом, а сам с Маусом прошёл к Альберто. Комнаты разделяло несколько метров, поэтому не было видно, что творится в соседней. Прихватив небрежным, но уверенным движением стул, Трилариан поставил его рядом с кроватью Альберто и сел, заговорив по-американски:

        - Ну, Альберто, кто мы по-твоему?

        - Не знаю. Но это вам дорого обойдётся,  - заверил Альберто. Его неизменная улыбка, освещавщая его лицо не далее как утром, покинула его, но он уже начал приходить в себя.

        - Неправильный ответ,  - сообщил Трилариан.  - Я пришёл сюда, чтобы забрать всех рабов нахаляву. А если мне кто будет перечить, я просто раздавлю эту гадину.

        - Ну да, мистер Крутой,  - кивнул Альберто, мрачная усмешка на мгновение искривила его поджатые губы.

        - Так что говори, мистер НЕ-Крутой, где и сколько. И как взять.

        - А с чего бы мне тебе говорить? Ты что, думаешь, я поверю, что ты оставишь меня в живых, после того, как заберёшь всех рабов?

        - Я могу обещать тебе это. А поверить, или нет,  - тебе решать,  - развёл руками Трилариан.

        - Пожалуй, я не буду тебе говорить.

        - Ладно,  - Трилариан пожал плечами, вставая со стула. И обратился к Маусу, конечно, по-американски:

        - Товарищ, позови Ивана, мне нужна его бесшумная пушка,  - не хочу будить соседей.

        - O'Kay,  - Маус пошёл за Дроном. Когда Дрон зашёл к Альберто, тот побледнел ещё больше, чем был.

        - Чаво?  - Дрон для убедительности поиграл выключателем накачки казённой ёмкости.

        - Наш друг не хочет ничего говорить,  - Дрон не понимал по-американски, но стоял с непроницаемым видом, кивая.  - Пристрели его.  - Потом Трилариан добавил по-русски:

        - Сделай вид, что хочешь его убить. Не подействует,  - прострели ему ногу, но так, словно промазал.

        - Чего это ты ему говоришь?  - спросил Альберто.

        - А тебе какая разница?  - удивился Трилариан.  - Говорю, чтобы убивал тебя потихоньку. Надеюсь, твои вопли не разбудят соседей.

        - Ты серьёзно?

        - Нет, я пришёл к тебе в гости!  - Трилариан позволил своему голосу заработать на повышенных тонах.

        - Хорошо, ты меня уговорил,  - Альберто поднял вверх руки.  - Я всё расскажу.

        - Вот это разговор,  - Трилариан вернулся на стул, сделав знак Дрону обождать.  - Ну, говори?

        - Двадцать рабов в подвале этого дома.

        - Их там кто охраняет?

        - Нет. Там железная коробка, все стены обшиты железом в десять сантиметров, а у них кроме одежды - ничего нет, пробиться наружу невозможно.

        - Понятно. А ещё?

        - Новый караван только в следующем месяце, но это ещё надо подтверждать…

        - Как?

        - Встретить связного от караванщиков.

        - Поподробнее,  - попросил Трилариан.

        - Через десять дней нужно будет встретиться на главной площади с доном Чуасом. Связной с моей стороны должен быть одет во всё чёрное, но с красными солнцезащитными очками. Я должен передать дону, сколко и кого мне нужно, а он - сообщить точную дату и время прибытия заказа. Всё.

        - А пароль?

        - Никакого пароля,  - покачал головой Альберто.  - Дон знает всех моих людей. А маскарад нужен только для того, чтобы привлечь его внимание в толпе.

        - А как выглядит этот дон Чуас?

        - Выше среднего роста,  - задумался Альберто.  - Испанец или португалец. Красив, носит тонкие усы, волосы чёрные, глаза - тоже. Кожа слишком тёмная для европейца…

        - Всё?

        - Всё.

        - А уже проданные рабы? У тебя есть список адресов?

        - А они-то вам зачем?  - удивился Альберто. В план ограбления одних работорговцев другими, как тут всё обставил Трилариан, этот вопрос никак, на взгляд Альберто, не вписывался.

        - Это не имеет значения. Так как?

        - В компьютере все адреса,  - Альберто показал на портативный чужанский ноутбук.

        - Пароль?

        - Без пароля,  - пожал плечами Альберто.

        - Покажи,  - Трилариан подал ему компьютер, добавив:

        - Без глупостей!
        Работорговец кивнул, открывая крышку-дисплей, показал нужные файлы, каждый из которых отвечал за улицу в городе. Были даже файлы на другие города, но немного. Для примера Альберто даже открыл один файл и продемонстировал его содержимое.

        - Бог мой, Маус! Сколько имён на одной всего лишь улице!  - обмер Трилариан, говоря по-русски, забыв, что рядом с ним не Маус, а Дрон.

        - Справимся,  - Дрон недобро глянул на работорговца, хотя тот и не заметил.

        - А список твоих людей?  - Трилариан кивнул на компьютер.

        - В этом файле городские, в этом - из других городов и летучие отряды. Для последних указаны места периодического посещения, то есть те, где их можно найти при нужде с большой долей вероятности.

        - Просто отлично!

        - Так вы что, хотите забрать мой бизнес?  - предположил Альберто.  - Учтите, мои люди не станут работать с вами!

        - И не надо,  - Трилариан забрал компьютер у Альберто, вставая со стула. Бросив Дрону: «Кончай его», Трилариан вышел в коридор. В спину ударила яркая ослепительная вспышка, запахло озоном и палёным волосом. Ни криков, ни даже звука падения тела (Альберто как сидел в кровати, так и остался там на мягких, гасящих падение матрацах),  - Дрон был мастер своего дела.
        Зайдя во вторую комнату, Трилариан спросил у сидевшего там в трусах и майке человека:

        - Кто это?  - Трилариан ткнул пальцем в труп на полу.

        - Джуеско Кордоба,  - глухо ответил человек.

        - А ты?

        - Бертара Мойе.

        - Очень приятно,  - Трилариан вышел из команты, спросив у Мауса:

        - Мой разговор с Альберто слышал?

        - Да.

        - С компьютером разберёшься?

        - С Дроном мы хоть с кем разберёмся.

        - Имена этих двоих запомнил?  - допытывался Трилариан.

        - Да.

        - Потом вычеркнешь их из списка,  - Трилариан отдал компьютер Маусу и крикнул Дрону:

        - Дрон, пристрели и последнего.

        - Айн момент,  - Дрон зашёл к последнему работорговцу в комнату и оттуда в коридор плеснуло ослепительным голубоватым светом.

        - Маус, найди Трея. Ваше задание: достать из подвала сплайнов, вот ключи от подвала. Если ломать замки, то сработает химическая бомба, будте осторожны.

        - Есть,  - Маус подхватил ключи и компьютер, все предметы суть конфискованные у почившего Альберто, и скрылся внизу.

        - Дрон, подгони Вольво к чёрному ходу. Будем грузить рабов и оружие. В третьей комнате его несколько шкафов. Да и по другим шкафам и комнатам не мешало бы пошукать.

        - Я за тачкой, а ты уж пошукай,  - Дрон отсалютовал Трилариану и также скрылся на лестнице.
        Как Маусу и Трею удалось убедить сидевших в подвале, что они - их освободители, Трилариан так и не узнал. Когда он спустился вниз, чтобы найти кого-нибудь, чтобы ему помогли с перетаскиванием в Вольво оружия и других облюбованных им предметов, он обнаружил, что в гостиной горит свет, там по всем возможным местам сидят усталые, ещё не пришедшие в себя люди, а Трей им что-то рассказывает вполголоса. Маус стоял, прижавшись к косяку и слушал.

        - О чём это он?  - Трилариан ткнул Мауса в бок.

        - О текущих делах чужих.

        - Им интересно?

        - Сам видишь,  - пожал плечами Маус.

        - Слушай, мне нужна помощь: там ждёт грузовик, а наверху - куча оружия. Надо его стаскать и погрузить.

        - Хорошо,  - Маус оторвался от косяка и встал рядом с Треем. Перебив того, он обратился к окружающим с краткой речью. Люди стали вставать, что-то тихо говоря,  - не-то соглашаясь, не-то возражая. Потом Маус сообщил Трилариану:

        - Веди их. Подашь им пример, и они всё сделают.

        - Хорошо. А ты?

        - Слажу на чердак, гляну, что там.

        - И то верно!  - Трилариан хлопнул себя по лбу,  - как я мог забыть?
        Освобождённых сплайнов пришлось переодеть в одежду, что нашлась в доме, - их ни к чёрту не годилась: слишком глязная и слишком потёртая. Среди сплайнов было и пять женщин. Всего из подвала было вызволено двадцать два человека. В «Батон Палас» решено было не возвращаться. Вольво, с сидящими в нём людьми дожидался утра, а после открытия городских ворот уходил прочь из города. Дрон тоже ждал утра в доме, потом ставил мину с переделанной начинкой (одна из тех противотанковых, что они демонтировали пару дней назад) на сорок минут и шёл в гостиницу. Там он расплачивался по остатку на счёте, сдавал ключи и забирал оттуда Ай с мальчиком. Потом Вольво их забирал и они уезжали прочь из города. Вызволять всех рабов из списка было не в силах отряда. Когда сплайны, что получили свободу сегодня, отдохнут и окрепнут, можно будет вернутся и поговорить с оставшимися недобитками.

        - Трил, а ведь люди Альберто заподозрят неладное?  - Маус вёл грузовик, Трилариан сидел рядом. Все сплайны были в кузове с оружием, за ними там приглядывал Трей.

        - Заподозрят,  - согласился Трилариан.  - Но я ничего не могу поделать. Мы не сдержим их всех. Не предлагаешь же ты, Маус, в засаду в доме сесть? У нас на руках теперь двадцать пять человек, которые нуждаются в нашей помощи.

        - Понимаю, Трил. Но мы ведь вернёмся?

        - Без вопросов,  - Трилариан припарковал машину неподалёку от гостиницы. Дрон пойдёт туда своим ходом, а место утреннего рандеву было заранее оговорено. Главное, чтобы в городе ночью не ходили патрули. Впрочем, в таких маленьких городах они отсутствуют.

        - Трей,  - Маус обернулся к окну в кузов.  - Мы сейчас будем ждать утра. Пусть никаких звуков от вас не доносится, кроме тихих разговоров. И никто не выходит. Понятно?

        - Хорошо, все поняли,  - за голосом Трея потянулись другие.

        - Отлично. А теперь ждать,  - Трилариан бросил взгляд на наручные командирские часы со слабо фосфорецирующими стрелками. Было четыре утра.
        Наутро город проснулся от страшного взрыва, прогремевшего всего в двух кварталах от мэрии. Но грузовика Вольво в городе уже не было.

3. На пути в Рай

        В Париже оставаться было опасно: если Альбто говорил правду, то те из городского управления и полиции, кто периодически получал от работорговцев деньги на карманные расходы, будут опечалены закрытием этого прибыльного бизнеса, и попытаются выместить своё горе на освободителях рабов. Причём, сам Альберто,  - по заявлению Дрона, которое поддерживал и Трилариан,  - мало походил на главу преступной группировки. Чем могла закончится встреча с реальным хозяином работорговцев, решили и не думать.
        Во Фрипорт тоже возращаться смысла не было: тогда, при первой встрече на рю Вийот с Альберто Трилариан сказал, что они приехали из Фрипорта. Это могли потом узнать и те, кого в ночь штурма не удалось застать на месте. Альберто мог тогда кому-нибудь сообщить о приходивших покупателях. Словом, за ними могли отрядить погоню.
        А в округе кроме этих двух городов ничего не было на многие лиги. Надо было что-то придумать, куда-то податься. Расстелив на поверхности Надреальности самодельные карты,  - купленные и составленные вручную,  - Трилариан прикидывал путь до ближайших городов. Рядом сидели Дрон и Маус. Сплайны ходили вокруг, разминались и о чём-то разговаривали, иногда даже улыбаясь,  - шок прошёл, они начали возвращаться к обычной жизни.

        - Продовольствия нам хватит на два дня. При жёсткой экономии - растянем на пять,  - Маус сообщил заключение ревизионной комиссии в его единственном лице.  - Надо где-то найти провиант.

        - Ну, до ближайших городов и поселений, не считая ранее посещённых, максимум три дня,  - Дрон указал циркулем радиус, который они могли охватить за три дня. Внутрь круга попадало два города и два дрента, причём все в южной половине круга. Из Парижа они ушли так же на юг, теперь от франко-голландского городка их отделяло пять часов и триста пятьдесят километров расстояния, что, если считать в системе мер Надреальности, составляло почти две с половиной полных лиги.
        Дрон провёл циркулем по карте, очерчивая круг. Одна лапка циркуля несла иглу, а вторая заканчивалась миниатюрным револьверным барабаном, в котором хранились выскакивающие насадки. Сейчас в лапке циркуля Дрон выставил маломощный лазер, который только подсвечивал, но не чертил:

        - На юго-восток в полутора днях езды, в восемнадцати лигах отсюда есть относительно новый дрент. Большой и буйно заросший. Поселений там нет, возможно присутствуют стихийные стоянки, но никто пока не отважился строить там дома. Это по карте, купленной мною во Фрипорте. Аналогичные данные дают и карты, приобретённые в Париже. Там мы могли бы передохнуть и двинуть дальше. Вопрос только - куда?  - Дрон последовательно ткнул лазером циркуля в оба города, расположенные за дрентом на юго-востоке.

        - Что растёт в дренте?  - подал голос Маус.

        - А это вопрос, Дрон,  - одобрительно прогудел Трилариан.

        - Без понятия,  - ответил Дрон, быстро просмотрев все имеющиеся у него карты.  - Но если там чего съедобного есть, можем там задержаться и подкрепиться.

        - Итак,  - Трилариан решил закрывать совет. Всё равно они пока ничего не могут решить, не имея точных данных.  - Едем до дрента, там решаем, куда податься. Города всё равно руссейские, там нам завсегда помогут.

        - Правда, остался один вопрос: чего вообще делать будем?  - Трилариан посмотрел сперва на Мауса, потом на Дрона.

        - Оружия и боеприпасов из дома работорговцев мы вынесли достаточно, чтобы вооружить каждого сплайна, и ещё резерв останется. Мы могли бы уже расстаться с ними, но без знания людских языков, без еды, дома,  - им, похоже, не ужиться ни в одном известном нам городе людей,  - они долго не протянут,  - пожал плечами Маус, глядя долу.  - Пока им нужна наша помощь. Надо найти им дом.

        - Согласен,  - кивнул Дрон, собирая карты.

        - Нда…,  - протянул Трилариан, почесав затылок.
        Половину следующих суток Вольво провёл в дороге, держа курс строго на юго-восток. На пути отряду никто не встретился, пару раз рядом с машиной пробежали гуингнмы, весело щебеча и подпрыгивая. На сплайнов это не произвело ровным счётом никакого впечатления, чего нельзя сказать о людях: Дрон, который сидел за рулём, даже остановил машину, чтобы поглядеть на зверушек Надреальности.
        Когда улагасты внезапно вынырнули перед носом грузовика, Трилариан резко вывернул руль и, матерясь на исконно русский манер, повёл Вольво прочь. Улагастский караван состоял из трёх антиграв платформ и двух антиграв же грузовиков. Машины поддерживали пехотинцы на реактивных мотоциклах. Тяжёлая техника несла маскировочные генераторы, скрывающие почти полностью платформы от чужого взгляда. Машин почти не было видно, вокруг них лишь искривлялось пространство, причудливо играя светом.
        Сами антигравы передвигались со скоростью едва превышающей скорость Вольво,  - порядка семидесяти пяти километров в час. Мотоциклы же довольно быстро нагнали грузовик и прогремели первые выстрелы.
        Трилариан подсёк бортом один из мотоциклов и он, рассыпая алые искры и зачадив, в пару секунд воспламенился и рванул топливным баком. Что случилось с улагастом,  - было не понять: успел ли он спрыгнуть или нет? Остальные мотоциклисты стали держаться на расстоянии, стреляя из штурмовых пистолетов, стараясь попасть в кабину.
        Маус, сидевший с правого краю, высунувшись в окно, прицелился из Пустынного Орла и подстрелил одного улагаста. Тот вскинул руки, оторвавшись от рулевой рамы и мгновенно потеряв пистолет. Мотоцикл забрал вправо, теряя скорость и плавно остановился, неся в седле неподвижное тело нескладного гуманоида.

        - Один есть,  - сообщил Маус Дрону, который был зажат между Триларианом и Маусом и был не в состоянии вести огонь из занимаемой позиции.

        - Маус, кидай,  - Дрон сунул в ладонь Маусу противопехотную минигранату. Маус сорвал чеку и бросил её назад. Позади, с трёхсекундным опозданием грянул взрыв. Во всплохе огня пропали из виду преследователи. Но, когда пламя опало, Маус увидел, что никто из противников не выведен из строя, они лишь поотстали, лавируя в огне.

        - Чёрт!  - Маус быстро спрятал голову в кабину, мимо пронеслось несколько пуль, одна по касательной пропахала дверь Вольво.

        - Сколько их?  - спросил Дрон, готовя пару новых гранат.

        - Около десятка,  - выдохнул Маус, меняя обойму в Пустынном Орле. Когда он вставил новую обойму в пистолет, позади в кузове громко гыкнул зычный голос, сливаясь с шипением. Маус высунул голову в окно двери, но всё что он увидел позади, это оседающий купол пламени в несколько десятков метров. Число преследовавших реактивных мотоциклов сократилось на одну-две штуки.

        - Что это было?  - Трилариан поглядывал в зеркало бокового вида, но там мало что было видно.

        - Похоже, наши пассажиры нашли кое-что из того, что мы погрузили в доме Альберто,
        - высказал погадку Маус.

        - А чего там ТАКОГО есть?  - Дрон держал в каждой руке по гранате, раздумывая, стоит ли их теперь тратить? Пока он спрашивал, грянул новый рёв в кузове. Позади машины почти мгновенно за этим звуком грянул новый взрыв.

        - Да что там такое?  - Дрон извернулся, глядя в окошечко, соединяющее кузов с кабиной. Чья-то спина закрывала ему весь вид.

        - Это, похоже, осадный автомат под 12мм патроны,  - разъяснил Маус, высунувшись по пояс из машины и всматриваясь в дымные столбы позади Вольво.  - Под реактивные 12мм патроны.

        - Это ж охрененная дура!  - не поверил Дрон.  - А в кузове ничего больше моей лазерной штурмовой нет!

        - Реактивный автомат малогабаритен,  - пояснил Трилариан. Мотоциклы отстали, но он продолжал зорко поглядывать назад, петяляя, не давая возможности потенциальным стрелкам улагастов прицелится как следует.

        - Тут и метра спокойно не проехать!  - проворчал Дрон, убирая гранаты.
        Только где-то через час Трилариан остановил машину. Они забрали слишком далеко на запад-юго-запад. Возвращаться было опасно - там шли улагасты. Причём шли они как раз оттуда, куда направлялись люди и сплайны на Вольво. Если они прошли там, мимо городов, то вряд ли там сейчас будут рады чужакам. Там, что скорее всего, сейчас считают убитых и разгребают завалы, если остался хоть кто-то, кто способен это сделать.
        Дрон снова взялся за карты и циркуль. Покрутив и так, и этак, он глубокомысленно изрёк:

        - Знаете, сейчас мы в равной степени удалены от Фрипотра и южных русских городов, знал бы кто их названия… Идти к ним сейчас опасно. Это, значит, от нас верхняя левая четверть круга, четвёртая четверть так сказать. В остальных четвертях ничего нет, кроме аномалий: дренты, пара квадрантов и… и стальной максон двухмесячной давности. Любое направление в этих четвертях равноценно,  - Дрон поднял голову на Трилариана и Мауса. Те сидели рядом с ним на Надреальности, молча слушая его размышления.
        Они стояли уже час. При встрече с улагастами был ранен один из сплайнов в кузове,
        - пуля задела его, царапнув по спине. Было море крови, но сплайн чувствовал себя нормально. Они стояли опять в поле, на металлических плитах Надреальности, вокруг не было ни одного дрента. Сплайны на привале, после последней тёплой встречи с улагастами всерьёз взялись за осмотр оружия и боеприпасов, что имелись в наличии. Маусу с трудом удалось отобрать у них один реактивный автомат и половину боеприпасов, а так же некоторые другие единицы огнестрельного и не очень оружия. Всё это он сложил в два оружейных ящика и закрыл на магнитные замки, оставшись со своим Пустынным Орлом на бедре. После этого Маус раздал воду и они сели с Дроном и Триларианом выбирать дорогу.

        - Ну так?  - переспросил Дрон, переводя взгляд с Мауса на Трилариана и обратно.

        - Если никакой разницы нет, продолжим путь по уже существующему вектору,  - Трилариан провёл пальцем линию на карте, отмечая вест-зюйд-вест.

        - Хорошо,  - Дрон сложил карты в планшет, сунув лазерный циркуль в специальный кармашек.  - Маус, чего мы там у работорговцев забрали? Ты осмотрел?

        - Да, если можно так выразиться,  - улыбнулся Маус.  - Сплайны вцепились в каждый ствол, в каждый керамический энергоблок и патрон. Пришлось почти что силой отбирать.

        - Зачем?

        - Ну а нам-то что-нибудь должно остаться или как? К тому же мы унесли из дома на рю Вийот три гранатомёта германского производства Pansher с парой десятков зарядов, автоматов типа Агран, Галил, MP-5 Шептун и так далее - три десятка. Пистолетов - дюжина без одного. Два реактивных автомата 12 калибра достались нам с пятью запасными рожками на три патрона, плюс шесть десятков этих самых реактивных патронов. Половину реактивного оружия и боеприпасов я заначил. Оставил так же единственный лазерный пистолет, тебе, Дрон, на забаву,  - Дрон скорчил рожу от таких слов Мауса. Маус между тем продолжал:

        - Лазерных автоматов и винтовок было три штуки. Штурмовую винтовку я оставил. Она идёт под керамические батарейки типа ААА,  - их я оставил больше половины,  - сплайны обойдутся, а нам пригодиться. Потом… Треть плазмогранат я также оставил нам, они заняли половину одного оружейного ящика… И ещё я припрятал половину электромагнитного пистолета.

        - Как это половину?  - удивился Дрон, очнувшись от своих размышлений, связаных с приобретением отрядом нового лазерного оружия.

        - А там просто половина этого пистолета,  - пожал плечами Маус.  - Ну, вроде это всё.

        - Хорошо,  - Трилариан встал с плит Надреальности.  - Маус, скажи сплайнам, что через десять минут мы трогаемся в путь.
        Стальной максон уже почти пропал: лишь несколько остовов разбитых танков виднелось то тут, то там. На взгляд Мауса, для полной картины не хватало пары обгоревших печей, чёрного савана слабеющего дыма, да стервятников.
        Грузовик под управлением Дрона обогнул кладбище кибертанков, не заезжая внутрь: всё ценное с танков уже давным давно сняли, да и засаду могли организовать среди танковых корпусов.

        - А отчего максоны возникают?  - спросил Дрон, настороженно поглядывая на танки, межленно проплывающие по левому борту.

        - Максон - это вообще скопление массы, создающее гравитационную аномалию, вызывающую перерасход топлива и так далее,  - сообщил Трилариан.  - Это по космическому справочнику.

        - А ты служил в космических силах?  - удивился Дрон.

        - В космопехе,  - неохотно сознался Трилариан.

        - Не, я просто уважаю!  - Дрон восхищённо ответил, не отрывая глаз от танков.

        - А связь какая максона и танков?  - Маус сидел посередине, но только сейчас подал голос: зажатый между Дроном и Триларианом, он задремал.

        - Да фиг знает,  - Трилариан пожал плечами.  - Тут так: танки друг друга уничтожают на некоторой площади, а потом создаётся некоторый центр массы всех неподвижных гор металла. К этому центру их постепенно и тянет. Не по прямой, а словно по спирали, некоторый аналог силы Кориолиса или что-то в этом роде. Но это, скорее всего, получается из-за того, что при наползании танков на центр масс, они движутся не синхронно, заставляя точку центра масс постоянно дрейфовать. А потом, когда движение заканчивается, танки замирают, словно пружина с той силой, что тащила их сюда, раскрутилась. Что происходит дальше,  - никто не знает. А мне не докладывали. Возможно, существует какой-то механизм растаскивания максонов, а может сами танки,
        - целые, конечно,  - забирают остовы на металлолом. Или ещё как.

        - Интересно…,  - протянул Дрон, слегка забирая влево: максон они оставили позади, теперь был самый момент выправить путь.
        К небольшому дренту, что раскинул свои земли едва на полный десяток квадратов, Вольво подъехал только на следующий день к условному вечеру, как раз вовремя. Сплайны, что сидели в кузове грузовика последние несколько дней, как сельди в бочке, с радостью высыпали наружу, разминая затёкшие конечности и спины. Часть сплайнов тут же отправилась на сбор дров, часть - на расчистку поляны и сооружение костёрной ямы. Маус, выйдя из машины, за рулём которой он просидел последние шесть часов, сразу же растянулся подле переднего левого колеса в траве и уснул. Дрона это развеселило, он сказал что-то Трилариану и отправился перебирать свою лазерную казённую винтовку. Трилариан отобрал у Дрона карты и пристроился у ствола полувековой корабельной сосны, дабы прикинуть дальнейший путь.
        Где-то через час сплайны закончили очистку территории, сбор дров и организацию лагеря, успев заодно разогреть ужин и сервировать его на траве в трофейной посуде. Дрон, завидев, что приближается время «Ч», отложил свою верную винтовку и растолкал Мауса. Трилариан сам вылез из-под сосны и присоединился к трапезе.

        - Мне вот что непонятно, Маус,  - Трилариан, вооружившись ложкой, хлебал трофейный вермишелевый суп, заедая его тонким, почти прозрачным кусочком чёрного хлеба:

        - Про Трея и Ай с ребёнком всё ясно, а вот остальные сплайны - они же не беглые? По крайней мере не все же? Отчего они идут с нами, а не вернутся к чужим, да и нас не сдадут заодно?

        - Трудно сказать в двух словах,  - пожал плечами Маус, подняв голову от тарелки и посмотрев на сидящих рядом сплайнов.  - Пример Трея и Ай, их слова,  - всё это убедило сплайнов отказаться от прошлой жизни, что-ли… Они же не фанатики, они просто рабы, которые не знали, что они рабы, так-как они не видели другой жизни, кроме той, что была навязана им с самого рождения чужими. А тут они все разными путями попали в явное рабство, потомились в нём, у них было время подумать, пообсуждать это,  - как бы банально ни звучали мои слова,  - а потом пришли мы и совершенно сломали их мир, их понимание мироустройства. Вот они и ходят последние дни как обухом огретые, думают, а на деле давно уже поняли, кто для них друг, а кто - враг, и каково их место в этом мире…

        - Ну ты и философ, Маус,  - перебил его Дрон.  - Тебе бы в университете преподавать, а не в Надреальности сидеть!
        Маус пожал плечами и вернулся к еде.
        Вольво проехал ещё несколько десятков лиг, прежде чем вновь был объявлен привал. Дрент был совсем крошечным, меньше даже предыдущего, в нём едва разместили сам грузовик и нашли место под ночлег и костёр.
        Куда ехать дальше, Трилариан не знал, как и Дрон с Маусом. Спрашивать о пути сплайнов было вообще глупо: они в принципе ничего не знали, кроме как эффективно воевать и убивать, а навигация по Надреальности была для них делом тёмным.
        Но когда утром они проснулись, оказалось, что дрент за ночь вырос в размерах, распустившись словно цветок вокруг спящего лагеря. Удивлённые люди вставали с земли, оглядывались вокруг, но вокруг простирался только сосновый лес, никаких признаков Надреальности.

        - Бог мой, мы что, вернулись на Землю?  - спросил Дрон.

        - Держи карман шире,  - покачал головой Трилариан.  - Мы просто в центре огромного дрента.

        - Эй, Трил!  - к Трилариану подбежал Маус с горящими глазами, и, показывая вокруг себя сообщил:

        - Сплайны хотят здесь остаться! Они говорят, что этот лес - это хороший знак! Они хотят здесь жить!

        - А есть они чего будут?  - спросил Трилариан, сбитый с толку.

        - Разберутся, не маленькие,  - Дрон похлопал Трилариана по плечу и добавил:

        - К тому же это прекрасный выход из нашего затруднительного положения.

        - Бросить их тут?  - возмутился Трилариан.

        - Ни в коем случае,  - покачал головой Дрон.  - Мы кого-нибудь из нас оставим тут, а кто-то поедет за айлайцами или паладдинами, за помощью, короче. Организуем пока временный лагерь, а потом и дома нормальные срубим. А айлайцы, или кто там пока организуют горячее питание и остальное.

        - Эк ты всё гладко постелил,  - усмехнулся Трилариан, поглядывая на обрадованно носящихся вокруг, словно дети, сплайнов. Если бы он не знал, насколько смертельны эти люди в бою, он бы ни за что не поверил в их силу, глядя сейчас на этих улыбающихся и смеющихся сплайнов.

        - Ну так я же дело говорю!  - Дрон развёл руками.
        Эпилог

        Маус отошёл в сторону и посмотрел на временный лагерь, стоящий рядом с грузовиком: пара палаток, пятно горелой земли от костра, пара десятков людей в мятой грязной одежде… Потом Маус посмотрел чуточку выше, на небо, и ему почудились высокие дома, каких отродясь не было в Надреальности, он услышал шум многих машин, говор тысяч людей, ему послышались звуки непонятных и чужих мелодий… Маус тряхнул головой, отгоняя наваждение и улыбаясь.

27.09.2002.05. - идея 28.09.2002.06. - 12.11.2002.02.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к