Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Элеастра Дмитрий Михайлович Малиновский

        Тёмный Владыка обретает силу, доселе невиданную сказочным существам Элеастры, и созывает все силы Мрака и Зла, чтобы посеять страх в душах могучих защитников планеты. Обычный землянин Алайе попадает во сне на Элеастру, где должен узнать, что с ним произошло, какова его миссия, через что он пройдёт и какую цену заплатит за войну с Тьмой.

        Элеастра

        Дмитрий Михайлович Малиновский

        Глава 1
        Необычная встреча

        Нет никакого страха, ты просто делаешь шаг вперёд из пещеры и резко падаешь вниз. Тебя только перехватывают эмоции. Такая лёгкость в теле. Волоски дыбом, будто услышал взрывную музыку. Ты летишь так быстро, что не видишь ничего, не думая о падении, а просто наслаждаясь полётом. Это нереальное чувство свободы.
        Внизу видна река. Резко переключаешь свой полёт в горизонтальное положение и летишь дальше. Вода от звука полёта плескается в разные стороны. Брызги в лицо и тут ещё один срыв вниз. Оказалось, что это водопад и лететь до земли ещё долго. Ты кружишь вокруг воды. Тебе не страшны скалы, ведь ты можешь пройти сквозь них.
        — Что происходит?  — Подумал я про себя.  — Неужели мой сон настолько реален?
        Свободное падение в воду, а там происходит чудо  — твоё тело оказалось в центре сказочной планеты. Я взрывной волной вылетаю из воды и возвышаюсь прямо в облака. Ты представить не можешь, что там происходит. Да-да, именно там.
        Здесь свой мир. Оазис как в пустыне. Тропический островок и бассейн. Всё это добро держится на волшебных белоснежных облаках. Не пойми меня неправильно мой друг, я говорю словами человека, который попал сюда с Земли.
        Меня зовут Алайе и моя жизнь поменялась в тот самый день, когда я решил бросить всё и уехать на необитаемый остров, чтобы не видеть «всех этих» людей. Я заканчивал университет и мне оставалось лишь защитить дипломную работу.
        — А что дальше?  — Долгое время думал я.
        У меня не было желания идти работать практически за еду, потому что назвать деньги, которые я бы получал, нормальными, просто невозможно. Их с трудом хватало бы на выживание. Меня такой расклад не устраивал. Я много читал о том, что мы не одни во вселенной и каждую ночь представлял, как живу на других планетах. Здесь не было такого понятия как деньги. Точнее они были, но всё не так, как в нашем мире. Здесь можно поесть бесплатно, оказав услугу или вообще просто-напросто поблагодарив сказочное существо. Возможность путешествовать по загадочным местам, обучиться навыкам или волшебству. В общем всё, о чём думал и мечтал в детстве маленький человечек.
        Когда я просыпался, то снова оказывался в своём трёхмерном мире, где каждый пытался заработать копейку, а ещё хуже, шёл на зверские поступки ради неё. Почти все были помешены на обеспечении самого себя и своей семьи. Мало кто помогал другим, делая это бескорыстно. Большинство пыталось делать хоть что-то с выгодой только для себя. Такое отношение к жизни было неприемлемо для меня, но я не мог вмешиваться в их жизни.
        Моё существование на этой планете было настолько убогим, что стоило как-то поменять своё сознание или пойти на зов сердца, а может ещё что-то сделать, я не знаю. Я действительно не знал, что мне делать.
        — Возможно, мне необходимо проветриться, да, Алайе?  — Думал мой мозг, общаясь со мной.  — Давай уедем куда-нибудь, далеко-далеко. Как тебе идея?
        И вот в один из таких дней, когда я решился ответить самому себе «Давай, я готов уехать», всё изменилось. Я уже купил билеты, чтобы улететь в Москву и оттуда на острова.
        Рано утром мне нужно было ехать в аэропорт. С вечера я собрал вещи и лёг пораньше спать. Тут и произошло со мной необычное. В ту самую сказочную ночь я и попал на Элеастру.
        Мне приснилось, будто голубое создание двухметрового роста, тонкое, с длинными руками, ногами и петушиной формой головы, появилось передо мной.
        — Я Ра-Тирэйо. Позволь мой друг показать тебе нечто грандиозное, что сможет навсегда изменить твою жизнь.  — Таким божественным красивым голосом промолвило голубое существо, что я не мог отказать ему.
        Когда рука столь необычного создания коснулась меня, мне стало тепло. В глазах белый свет и вот я стою на краю вершины в какой-то пещере, а вокруг бескрайние просторы зелени и пьянящий аромат трав. Начало моего повествования ты слышал, а вот дальнейшее описание продолжится прямо сейчас.
        Я лежал в бурлящей холодной воде на облаках. Только представить, как вообще такое возможно. Но давай забудем обо всех возможно или невозможно. Здесь возможно всё. Моё тело обдувал тёплый ветерок и будто бы обнимал меня, пытаясь сказать:
        — Летим со мной. Расслабь своё тело и наслаждайся полётом, который я тебе приготовил.
        Я получал удовольствие от такого наслаждения и был согласен лететь с ветром. В одночасье моё тело растворилось и прошло сквозь облака. Ты летишь вниз, а там сказочный лес. Медленно и низко над землёй твоё тело парит по воздуху среди ветвистых красочных деревьев. Деревья разных сортов  — от мала до велика, от обычных до волшебных. Пышные листья, большие стволы. Смотришь как на крепышей, а окраска у них неописуемая. Хотя я попробую назвать примерные цвета, которые знаю. Глубокий коричневый, зелёный, салатовый, изумрудный, желтый, янтарный, красный, сиреневый, оранжевый. Цветовую гамму не передать словами. Эти цвета настолько пропорционально сочетаются друг с другом, что хочется съесть их. В действительности  — это самые сочные цвета, которые я когда-либо видел. На этой планете лес занимает огромную площадь. Как на Земле вода, так на Элеастре леса.
        Основные три вида леса, которые создают магический коридор к центру планеты  — это снежный, земляной и лес богатств. Моим первым из них был лес богатств.
        Я опустился на землю перед самым входом в эти сказочные места. На мне была только простыня, на которой я спал до появления моего голубовато-синего проводника. Я шёл босиком по нежной траве, которая будто бы оживала. Ты наступаешь на неё, а она щекочет твою пятку и прижимается усиками. Она рада тебе и хочет, чтобы ты походил по ней. Всё тело находится в гармонии с природой.
        Я подошёл ко входу в замечательный лес. Там стояли две могучие статуи в виде рогатых существ, которые держали огромную посудину. С неё, непрерывным потоком в землю, лилась золотая вода. Она растекалась по земле и трава оживала. Я прошёл сквозь золотой поток и моя простыня изменилась, перевоплотившись в золотое одеяние с янтарными наполнителями. Все детали на моей новой одежде идеально сочетались друг с другом.
        Я отправился в путь по сказочной тропе, усыпанной разноцветными камнями. По бокам рос мох изумрудного цвета, а на нём светящаяся россыпь. Когда темнело, она освещала дорогу. Деревья в этом лесу были небольшие, но коренастые и ветвистые. Кроны настолько широкие, что во многих местах укрывали тропу от солнца, хотя стояли по разные стороны от неё. Прямо из ствола росли рубины разных цветов, а у корня дерева изумруды, вместо древесных грибов. Я наслаждался красотой этого места пока не встретил его хранителя.
        — Ты кто такой и зачем пожаловал в мой лес?  — Грозным и шумным голосом буркнул кто-то, стоявший возле меня в невидимости.
        Я молчал. Мне было настолько страшно, что ни одно слово не могло выскользнуть из уст.
        — Отвечай или мне придётся применить свою булаву. Я раскрою твою голову. Ты уже ничего и никогда не скажешь. Ах-ха-ха!!!  — Засмеялся он, поднявши моё тело в воздух.  — Ну!!! Я слушаю, не бойся.
        — М-мм-меня зовут Алайе и й-й-я не хотел тревожить Вас.  — Заикавшись ответил я, хотя и был напуган ещё больше.
        — Но кто же ты? Я никогда раньше не видел такой диковины.  — Проворчало невидимое существо, начиная обнюхивать меня как добычу.  — Как ты сюда попал?
        — Я пришёл сюда с планеты Земля.
        — Земля?! Хм, не думаю, что я когда-либо слышал о такой.  — Вышедший из невидимости и поводивший рукой у бороды, промолвил тролль.
        Я наконец-то увидел существо, которое держало меня. Это был четырёхметровый тролль с необычной синевато-серой раскраской и чёрными пятнами. На нём была золотая броня с чёрно-фиолетовыми узорами. Они красиво дополняли боевую раскраску нательной брони. Наручи и башмаки были украшены дорогими камнями и рубинами. На голове была повязка из дорогих тканей, а поверх её одет шлем с большими рогами. Они были настолько огромными, что полностью закрывали спину. Видимо шлем так и сделан, чтобы защитить тыл нашего монстра. И конечно же оружие. Его булава была из красного дерева. Ручка покрыта тёмными драгоценными камнями, а шипы из чистых алмазов.
        — И кто тебя привёл в сказочную Элеастру?  — С удивлением спросил тролль, нахмурив лицо.
        Я поведал ему свою историю. Рассказал, что уже увидел на этой планете и спросил:
        — Чего мне ожидать дальше?
        — Я не уверен, что могу полностью ответить на твой вопрос, но одно я знаю точно. Тебе стоит попасть в центр Элеастры. Дальше, я думаю, ты сам поймёшь, что тебе делать.
        — И как я туда попаду?  — Охотно поинтересовался я в надежде услышать хоть какие-то подсказки.
        Тролль поставил меня на землю. Достал из своего мешочка золотую монетку со своей меткой и сказал:
        — Возьми это и передай стражникам снежного леса. Это будут два волка, возможно они покажутся для тебя необычными, но не стоит пугаться. На Элеастре много чего необычного и волшебного.
        Существо четырёхметрового роста отдало мне монетку и добавило:
        — Ты должен произнести такие слова «Ундиго зэя Голдимун», что означает «Подарок от Голдимуна».
        — Кто такой Голдимун?  — Хотел поинтересоваться я из любопытства.
        — Голдимун  — это я, а я  — это сила, мощь и защита леса.  — Восторженно ответил тролль.  — Хранители земляного леса часто приходят ко мне в гости, чтобы повеселить старика. Они называют меня просто Голди. Чтобы попасть в снежный лес, тебе придётся пройти и через земляной. Скажи им, что ты друг Голди и, я надеюсь, они примут тебя с гостеприимством.
        — Кто они, эти хранители?
        — Это «пуники». Они очень добрые существа.
        Я поблагодарил тролля за помощь и отправился в новый лес. Шёл я неспеша по той же тропе, глядя по сторонам на деревья. С каждым моим шагом они менялись всё больше и больше. Сначала я видел обычное дерево, украшенное драгоценностями, потом деревья, которые будто таяли. С них текла золотая смола. Далее виднелись и вовсе золотые стволы. В какой-то момент я заметил, что дерево становилось песочным. Видимо это и был уже земляной лес.
        Картина резко изменилась. Чем дальше идёшь, тем всё интересней и интересней. Ну не видел я никогда такой красоты и магии, что поделать. Это невозможно пропустить. Хочется всем поделиться. Но…
        Резкий удар головой о землю и я отключился. Не знаю сколько прошло времени, да это и не важно. Что я увидел, когда очнулся? Несколько десятков маленьких существ размером с новорождённого ребёнка, только они были взрослыми и пухленькими. Самым привлекающим своё внимание были их глаза. Они настолько большие и красивые, что можно утонуть в них.
        Я висел вверх ногами и смотрел одному из них прямо в глаза. Они будто бы гипнотизировали меня. Я увидел в них всю вселенную. Одеты они были тоже необычно. Маленькие красно-оранжевые халатики с поясом, на котором нацеплено много различных баночек в виде шариков.
        — Какой же ты странный предмет.  — С возмущённой мордочкой заявил один из малышей.
        — Вы пуники?  — Не боясь спросил я, чтобы сразу понять, что меня ждёт дальше.
        Пуники немного испугались, ведь я узнал кто они. От удивления вздрогнули как один и собрались в кружок, чтобы пошептаться. Когда закончили, то один из них храбро подошёл ко мне. Прикоснулся своей маленькой ручкой к моей щеке и прошептал:
        — Откуда ты знаешь кто мы и почему мы не знаем, кто ты?
        — Я друг Голди, мы давно знакомы с ним.  — Немного приврав ответил я, в надежде получить свободу, ибо не хотелось долго висеть вниз головой.
        — Пуники!!! Он друг нашего тролля.  — Радостно закричал малыш и приказал освободить меня.
        Меня аккуратно сняли с верёвки, придерживая голову десятками маленьких рук, чтобы я не упал. Я поблагодарил их и они повели меня к своим домикам. Эти существа очень любили сладкое. Пока мы шли, пуники постоянно что-то ели. То ягоды, то шоколадные шарики. Они напихивали в рот много еды, как хомяки, и долго жевали. Это выглядело смешно и прекрасно. Наблюдать за таким процессом весело, а главное ты забываешь обо всех проблемах. Таких существ просто не хватает в нашем мире для снятия напряжения и людской злобы.
        Их лесное поселение, расположено на больших деревьях. На каждом песочном дереве по шесть домов и от каждого проложен мостик к другому дереву с такими же домиками. Мы поднялись на одно из самых толстых и могучих деревьев, украшенное разноцветными лианами и зеленью. Я не говорил, что здесь совсем нет зелени. Она присутствует и её очень много, просто многие деревья имеют песочный ствол и листья. В этом вся необычность земляного леса.
        Передо мной был домик внушительных размеров. Даже с моим ростом я чувствовал простор, не говоря уже о пуниках. Мы зашли внутрь и сели на пол. Все утихли и смотрели на меня. Вдруг двое из них стали бить в барабаны и вышел по всей видимости их король.
        — Я Бупаламий. Великий король всего земного леса. Склонитесь передо мной мои храбрые пуникийцы.  — Громко и так серьёзно промолвил их король.
        Я едва сдержал смех, когда услышал «пуникийцы». Ну ведь это очень смешно. Они никак не могут быть воинами. Я бы ни за что не смог воевать против таких прекрасных созданий. И всё же мы склонились перед ним. Он подошёл ко мне и с улыбкой на глазах заявил:
        — Друг моего друга и мой друг. Позволь мне тебя угостить своими любимыми ягодами.
        Мне принесли большую тарелку красных, жёлтых, оранжевых и синих ягод. На вид было очень красиво.
        — Благодарю тебя, о великий Бупаламий.  — С небольшой долей сарказма сказал я.  — Твои ягоды бесподобны, как и твой дом.
        Скажу честно, они действительно были невероятно вкусными. Я попробовал жменю красных и оранжевых ягод.
        — Это мои любимые, поэтому мы и носим красно-оранжевую форму.  — Подметил король, довольный моей похвалой.  — Бери ещё и пошли. Нам предстоит немного позабавиться.
        — Позабавиться?  — Подумал я.  — Чтобы это значило? Неужели сейчас будет что-то интересное?
        Я набрал полный рот ягод, как это делали пуники и отправился за королём. Мы пошли в его сад. Это часть леса, которая состояла из тысячи видов деревьев, каждое из которых украшено по-особенному. Здесь все были мастерами своего дела. Когда я увидел полную картину, то понял какое оружие у наших маленьких воинов. В баночках, которые висели у них на поясах, находилась магическая пыльца. С её помощью они создавали волшебные шарики различных цветов и украшали деревья. Это могли быть узоры, расцветка дерева или изменение состава ствола. Возможно было многое. Даже залечивать сломанные ветки или омолаживать старые деревья.
        — Вот тебе три волшебных шарика. Подходишь к дереву и мысленно представляешь, как оно изменяется. Конечно нужно понимать, что представлять.  — Объяснял мне король правильное использование шара.  — Красный создаёт узор на стволе дерева, поэтому думай об узоре, который хочешь получить, когда будешь распылять шарик.
        — Хорошо, я попробую.
        — Не спеши, дослушай до конца. Зелёный восстанавливает и залечивает раны. Можно подлечить вон то дерево.  — Маленьким пальчиком показал Бупаламий на одно из деревьев.  — Синий меняет структуру дерева, превращая в другой материал.
        Я подошёл к обычному песочному дереву и решил использовать сразу два шарика. Когда синий и красный шарик коснулись коры, я закрыл глаза и представил, что песочное дерево станет каменным и будет жёлтого цвета. Открывши глаза меня удивил результат. Дерево действительно было из жёлтого камня и на ветках продолжали расти те же самые зелёные листья.
        — Отлично Алайе. Я смотрю тебе понравилось гостить у меня.
        — Конечно. Голди сказал, что мне нужно попасть в снежный лес и отдать монетку необычным волкам.
        — Пожалуйста!!! Пошли со мной, я проведу тебя к самым воротам снежного леса.
        Мы отправились к домику Бупаламия и он показал своё новейшее изобретение  — зеркало Бупаламия. Было бы глупо назвать его как-то иначе. Это не обычное зеркало, а целый портал для маленьких существ. Оно инкрустировано драгоценными камнями, которые по всей видимости были получены от тролля из леса богатств. Я подошёл к нему и взглянул на структуру. Стекло заменено на жидкую слизь, которая изменялась при касании. Пока я дивился красотой зеркала, пуники притащили моё дерево и вместе с ним прошли сквозь портал.
        — Что произошло?  — С удивлённым выражением лица спросил я.  — Куда они исчезли?
        — Моё любимое изобретение.  — Ответил король, чувствуя, что его зеркало оценено на высшем уровне.  — Понимаешь друг, мне уже тяжело ходить по всему саду где тысячи и тысячи деревьев, а новые создавать приходится. Вот я и решил построить портал, который поможет попасть на другой конец сада. Там, кстати, и выход к снежному лесу. Не теряй времени, пошли быстрее, а то пропустишь самое интересное.
        Мы прошли сквозь портал и действительно оказались по ту сторону сада. Король показал, куда несли моё дерево. Оказалось, что его пересаживали в необычное место, где маленький пруд с волшебной водичкой.
        — А теперь кинь последний шарик, который остался у тебя, в воду.  — Заявил король с таким желанием, будто сам хотел это сделать.  — Да-да, тот самый, зелёный.
        Я аккуратно положил его в воду и был тронут до слёз увиденным. Вода, словно живая, с зеленоватым оттенком стала подыматься вверх, омывая ствол дерева и создавая оболочку. Потом опустилась в пруд и написала имя  — Алайе. Поблагодарив за всё, я попрощался с Бупаламием, на что тот отреагировал словами:
        — Я сохраню твоё дерево здесь и каждый раз, когда пройду мимо него, буду вспоминать о нашей встрече.
        Благодаря зеркалу короля пуников мой путь к снежному лесу был недолгим. Подойдя ко входу меня встретили волки. Назвать их чистыми волками нельзя, поскольку это были гибриды. Но Элеастра полна сюрпризов и обычные гибриды, вроде кентавров  — это не её призвание. Здесь существа пошли куда дальше в своём развитии. Взаимодействуя со стихиями был возможен телесный контакт вплоть до воссоединения. Волки, которые охраняли снежный лес, одни из таких созданий.
        Руки и голова оставались прежними, более вытянутыми и слегка изменены, но это по-прежнему волчьи части тела, чего не скажешь о самом туловище и ногах. Вместо них вилось торнадо. Да-да, ты не ослышался. Небольшое торнадо размером с человеческий рост, которое начинало свой вихрь от земли и заканчивалось возле мощной грудной клетки волка.
        Цвет был тоже необычным. Фиолетовый вихрь, который окружён голубыми искрами. Руки и голова цвета обсидиана и на них будто вросли янтарь и малахит, создавая неописуемый узор. У земли кружилась синяя пыльца, которая приподымала торнадо в воздух. Волки казались ещё выше и могучее, как ихние серебряные копья с бриллиантовыми наконечниками.
        — Что тебе понадобилось в наших лесах, странник?  — В один голос спросили волки, наставив копья на меня.
        — «Ундиго зэя Голдимун».  — Ответил я, вспомнив слова тролля.
        Волки убрали оружие и один из них протянул руку. Я достал монетку и отдал ему, добавив:
        — Мне нужно попасть в центр Элеастры и я буду признателен вам, если подскажете дорогу.
        — Хм, я не обещаю, что смогу провести тебя к мосту Эматриандиль, но дам один совет.  — Ответил тот самый волк, который взял монету Голдимуна.  — Если хочешь пройти по снежной тропе и быть не тронутым, не смотри в глаза главному снежному тигру. Он не любит, когда его взор соприкасается с глазами незнакомцев. Даже если ты заплатил монету, это не означает, что тебя будут считать своим. Снежные тигры не любят таких, а ледяные подавно.
        — Тогда как мне стоит поступить, чтобы пройти к мосту?  — Не совсем поняв волка, спросил я.
        — Иди спокойно по снежной тропинке и не подымай голову, когда будешь проходить лагерь тигров. Тогда шансы на успех вырастут, а лучше вообще всю дорогу смотри под ноги и спокойно пройдёшь к Эматриандилю.
        Волки открыли кристальные ворота и впустили меня внутрь. Тропа начиналась с самого входа, а на другой её стороне был мост. Осталось дело за малым, пройти снежную красоту и не смотреть на неё. Начало меня полностью устраивало. Кругом тишина. Серый туман и мрачные деревья. Снег на удивление тёплый. Так как я шёл босиком, для меня была важна настолько необычная технология. Пройдя в гущу леса, деревья изменились. Между снежными кронами падали лучи солнца, а местами и вовсе появлялись цветочные островки, а какой пьянящий запах. Я абсолютно забыл о предостережении стражей снежного леса.
        Не важно, какие проблемы тебя ждут или какие были на твоей планете, живи в моменте здесь и сейчас и наслаждайся каждой минутой. Благодаря той красоте, которую даёт Элеастра, я стал по-другому относиться к природе. Мой опыт в обращении с растениями и деревьями увеличился настолько, что разговаривать с ними, для меня обычное дело. Если бы люди научились прислушиваться к траве, по которой изредка ходят или вообще стали чаще ходить по ней босиком, то смогли бы избавиться от всех недугов и проблем, накопившихся за день.
        Мои ноги устали и хотели покоя. Я вспомнил, что могу летать и плавно воспарил над землёй. Радужный ветер окутал меня и понёс вдоль полян в неизвестном направлении. Я ни капли не сопротивлялся, а закрыл глаза и слушал музыку, которая доносилась издалека.
        — Просыпайтесь!!! Вставайте пожалуйста!!!  — Нежный голос будил меня.  — Вам стоит проснуться!!!  — Снова кто-то просил и ласкал мою шею.
        Я встал, но кроме яркого света ничего не видел.
        — Идёмте со мной. Не бойтесь. Я ваш друг.
        — Кто ты, нежное и светлое существо?  — Спросил я в надежде увидеть его.  — Покажись мне.
        — Идите за мной. Не бойтесь.  — Снова прозвучал голос.
        Мне не оставалось ничего, кроме как пойти за ярким светом. Тем более, что я только проснулся.
        — Как Вас представить Блуфи?
        — Блуфи? Кто это?
        — Как Вас представить?
        Я понял, что многого не смогу узнать, поэтому отвечал на вопросы, не задавая своих.
        — Алайе.
        — Алайе? Вы тот самый спаситель?
        — Какой ещё спаситель? Ах да, точно, ты же не ответишь. Нет, я не спаситель.
        — Не стоит делать поспешных выводов. Блуфи лично хочет познакомиться с Вами и приказал мне лишь привести Вас. Возможно Вы и есть тот самый спаситель Элеастры, о котором… Ну вот мы и пришли.
        — О котором что? Свет, а свет, о котором что?  — Допытывался я, но как ты уже понял, ничего не узнав.
        Мы стояли возле хрустальных ступеней, которые подымались к площадке, где не было навесов на первый взгляд. Ко мне подошли два ледяных тигра. Их тела полностью покрыты льдом и когда они чувствуют опасность, то покрываются кристальными, острыми шипами. Глаза светятся голубым пламенем и маленькая грива вдоль спины покрыта голубым огнём. На кончике хвоста зелёное пламя. Один из них промолвил:
        — Подымайся вниз.
        — Простите, что? Подыматься вниз? Это как?  — Спросил я, не понимая, что происходит.
        — Просто иди вперёд и не задавай глупых вопросов.  — Грубоватым голосом ответил второй тигр, подтолкнув меня в плечо.
        Недолго думая, я начал подыматься по ступенькам. Не знаю, как описать тебе происходившее, но подыматься вниз  — это тот самый случай. Ещё никогда в жизни я не ломал так голову. Шаг вверх, а на самом деле вниз. Главное, ты ощущаешь, как подымаешься, но при этом с каждым шагом ты опускаешься. Поразительно. Так я поднялся вниз и очутился под куполом.
        Передо мной огромный зал, украшенный алмазными стенами и ледяными полами. Крыша полностью прозрачная и видно необычное небо, которое стянуло облака в одну точку, прямо над куполом подземного зала. Видимо оно связано как-то с ним.
        Из тени зала вышел мощный тигр, который отличался от ледяных. Он был обычным тигром, только крупных размеров и другой окраски. Шкура серовато-белого цвета с синими пятнами. Глаза пламенно-зелёные. Кончик хвоста фиолетового пламени. Огненной гривы не было, скорей всего потому…, а вообще без разницы. Здесь смысла от всего увиденного не добьёшься. Что сказать, Элеастра радует своей непредсказуемостью.
        — Приветствую тебя Алайе  — воин света!!!  — С уважением произнёс тигр.  — Я Блуфи  — предводитель всех снежных и ледяных тигров. Что привело тебя в наши края?
        — Вообще-то Вы сами притащили меня сюда и откуда Вам известно моё имя?  — В недоумении поинтересовался я.
        — Следи за словами, когда говоришь с кем-либо. Любое неверное слово или шальная мысль уходит во Вселенную и творит необыкновенные вещи.  — Поведал мне тигр.  — Дурные мысли и слова стоит благословлять, освобождать и с любовью отпускать. Мы тебя не притащили сюда, как жалкое существо, а приняли и пригласили на беседу, как друга, как надежду на мир во всём мире.
        Я не совсем понимал Блуфи, который говорил загадками, но понял одно  — он не желает мне зла и возможно поможет добраться до Эматриандиля.
        — О какой надежде ты говоришь?  — Спрашивал я снова и снова, пытаясь узнать правду. Как со светлым существом, так и с тигром, ответа я не получил. Лишь загадочные слова:
        — Всему своё время друг. Не стоит торопить Вселенную.
        — Помоги мне попасть на Эматриандиль. Я хочу найти своё предназначение в центральной Элеастре.  — С просьбой произнёс я, представляя, как мне откроются все тайны планеты и моё предназначение на ней.
        — Да будет так. СайлигусАнтифисул.  — Тигр прочёл некое заклинание и снежный зал начал растворяться. Словно кусками улетали стены и пол, создавая на их месте новую землю. Когда всё закончилось, мы стояли не в зале, а возле волшебного моста.
        — Прощай мой друг, надеюсь увижу тебя снова.  — Произнёс Блуфи, дав мне необычный амулет с кристаллом, а сам отправился к своей стае, которая грелась на Лунгафе, ну точнее солнышке, возле обрыва скалы. Не хочу торопить события и о странном существе Лунгафа расскажу позже.
        Я был несказанно счастлив, что нашёл Эматриандиль. Настолько величественных мостов я не видел даже во снах, а они у меня достаточно красочные и необычные. Первый шаг и такая радость. Мост будто живой. Снег развеялся по сторонам и мне открылся божественный вид на снежный лес. Основание моста полностью прозрачное. Материал, из которого сделан Эматриандиль  — волшебный кристалл, который может приблизить или отдалить картину леса. Стоит лишь подумать о сказочном месте, которое видно в лесах, как кристалл приближает картину и можно разглядеть всё в мельчайших подробностях.
        Вдоль моста расположены статуи крылатых существ, таких как драконы. Они светятся всеми цветами радуги, при этом остаются частью Эматриандиля и выполнены из того же кристалла. Необычно, что возле каждой такой статуи растёт пушистое, массивное дерево с зелёными листьями. Они цветут среди зимы. Волшебство приятно удивляет, а деревья отлично дополняют статуи, придавая живой вид.
        И вот момент истины. Мост закончился и по ту сторону не скалы, которые держат Эматриандиль, а озеро, парящее над облаками. Воды в нём нет и не будет. Вместо неё серая жидкость, которую я видел на зеркале Бупаламия.
        — Определённо это портал в центр Элеастры.  — Так мне казалось.
        Я взлетел над озером и плавно окунулся в него. В глазах яркий свет и ощущение прохлады. Когда свет угас, вокруг была тень от деревьев и лёгкий прохладный ветерок. Моё тело находилось в кругу, вокруг которого одни деревья. Передо мной нагнулись два из них и опрокинули лианы. Я подошёл и раскрыл их. Вместо леса был выход к огромному рынку, где тысячи и тысячи сказочных существ. Это и был центр той самой Элеастры.

        Глава 2
        Прогулка по рынку

        Погодка в этих краях изумительная. Грело солнышко, а ощущения, что тебе жарко, не было. Представляю, как люди на нашей планете сейчас страдают под открытым небом, стоявши в пробке. Тридцатиградусная жара здесь и у нас  — это абсолютно разные вещи. Элеастра  — прекрасная планета, которая не позволит, чтобы её жители находились в дискомфорте, но продолжим о рынке.
        Присутствие тысячи и тысячи существ, скопившихся в одном месте, не создавало захламлённости и суеты. Они никуда не спешили, ни с кем не ругались, никого не обижали и даже не грубили, ну почти не грубили.
        — Можно не стоять посреди дороги?  — Неожиданно заявил, проходивший мимо кентавр, который нёс сломанный топор в оружейную.
        Я извинился, а он, подтолкнув меня, добавил:
        — Пройди дальше или исчезни с моего пути.
        Я не буду осуждать его, поскольку моя тушка действительно встала посреди дороги, а у кентавра был очень недобрый вид. Видимо ему продали плохой топор, а может сил в переизбытке, кто знает.
        Желание пройтись по новой земле меня не оставляло. Единственной проблемой, которая сдерживала  — это усталость.
        — Мне срочно нужна пища.  — Подумал я и, недолго думая, подошёл к одной из фруктовых лавок.
        — Добрый день. Я могу вас чем-то удивить.  — Промолвил фруктовый магнат.
        Я назвал его так по одной простой причине. То количество видов незнакомых мне фруктов, которое расположилось здесь, не счесть.
        — Вы уже это сделали.  — Вот так вот с загадкой ответил я, удивившись многообразию фруктов.
        Продавец улыбнулся, но не спросил  — чем именно? Видимо и сам догадался. Он лишь протянул ко мне руку, дал красно-розовый фрукт, похожий на персик, и сказал:
        — Пожалуйста, пробуйте!
        Я с радостью взял этот фрукт и откусил. Боже, как это вкусно. Сочный, свежий, спелый, мягкий и удивительно вкусный фрукт овальной формы.
        — Что это? Что это за чудо, которое я съел?  — С довольным лицом, с которого стекал сок по бороде, спросил я.
        Магнат во всю глотку стал хохотать, положив обе руки себе на брюхо и заявив:
        — Это биок мой друг  — самый жизненно-необходимый фрукт на этой планете. Ты чувствуешь, как твои силы восстанавливаются и появляется энергия сытости и счастья?
        — О да, м-м-м…?
        — Палф, моё имя Палф.
        — Палф. Я тебе очень благодарен за подарок. Я бы купил у тебя эту прелесть, но у меня нет денег.  — Промолвил я с сожалением.
        Палф ещё больше засмеялся и добавил:
        — Денег, ах-ха-ха. Денег говоришь. Что же ты за существо такое смешное. Я что, не могу просто угостить тебя. Вот, возьми несколько штук.
        Магнат угостил меня ещё двумя биоками и сказал:
        — Подымающий настроение, держи ещё два. Отнеси их вон в ту лавку.  — Назвавши меня так необычно и указавши пальцем на одну из хижин.  — Там живёт Ферн, мой друг. Отнеси ему еды, а то бедняга совсем измотан в своей кузнице. Этот кентавр не даёт ему покоя. Каждый день ломает топоры на тренировке. Договорились?
        — Конечно Палф. Я всё сделаю. Спасибо за биоки, удачного дня.  — Ответил я и направился к его другу.
        — Всё-таки второе, у него слишком много силы.  — Подумал я про кентавра, который подтолкнул меня.
        — Не спасибо, а благодарю.  — Крикнул в след фруктовый магнат.  — Это слово гораздо приятнее на слух, чем сокращённое от «спаси Бог». Ты же не спасения просишь, а благодаришь. Ах-ха-ха. Чудное же ты создание. Удачи и тебе.
        — Благодарю.  — Крикнул я издалека, рассмеявшись в ответ.
        Моё настроение было поднятым. Я доел свой биок. Силы восстановлены, даже преумножены. Ферну фрукты передал, встретивши в кузнице того самого кентавра.
        — Теперь можно и по рынку прогуляться. Изучить местность, как говорится.  — Подумал я про себя.
        Вообще, говоря о самом рынке, глаза разбегаются и не знаешь куда смотреть. Всё в диковину. Тут можно увидеть кого угодно и что угодно. Существа, которые здесь обитают, готовы показать свой товар в лучших традициях. Каждый зазывает к себе, делает скидки, дарит или обменивается вещами. Такая волшебная торговая жизнь куда прекрасней нашей земной.
        Если ты зайдёшь в оружейную лавку, то её продавец будет искусно владеть оружием, которое хочет обменять или продать. Он продемонстрирует все его прелести и достоинства, начиная от нарезки мяса или фруктов в домашних условиях, до убийства живности, ради которого в основном и покупают данный предмет. Хотя оружие пользуется малым спросом на этой планете, судя по количеству оружейных лавок. Что сказать, абсолютная противоположность нашему миру.
        Большим спросом, как ни странно, пользуется магия. Рынок насыщен лавками с магическими предметами, знаниями, драгоценностями, одеждой из них, а ещё огромное количество фруктовых лавок. Естественно еда, особенно биоки, тоже пользуются огромным спросом.
        Время проходило незаметно. Моя небольшая прогулка длилась до заката солнца. Я увидел много интересного и нового, а самым приятным стала хижина «Уголок Вэйна», где мне дали подсказку, кого стоит найти, чтобы разобраться в моей миссии на Элеастре.
        Хижина расположена на окраине рынка, возле холмов и скалистых обрезов. Если рынок представить в виде прямоугольника, то с закатом солнца я лишь прошёл окраину по ширине. Только представь, что по длине идти в полтора раза дальше и это лишь окраина. Если представить, что длину возможно пройти от рассвета до заката, то можно говорить детскими словами, что площадь всего рынка составит: с полудня до заката солнца помноженное на с рассвета до заката. Вот такая простая математика, которую я ляпнул неведомо зачем. Возможно так на меня действует планета или эта хижина.
        Скажу по правде, привлекла она меня своим необычным видом и желанием отдохнуть. Прогулка долгая, а отдыха не было. Я решил зайти во внутрь. Увиденное, слегка удивило меня, но только слегка. Подобное мне не впервой. С виду казалось, что хижина небольшая. Конечно же это не так. Внутри огромные залы и простор. Всё потому, что скалы, которые примыкали к постройке, были продолжением сего творения.
        — Кто ко мне пожаловал?  — Голос некого старика прозвучал с одного из залов.  — Ты друг или незнакомец?
        Я задумался на секунду и ответил:
        — Скорее всего незнакомец, который готов стать другом.
        Из сферического зала вышел старик-воин трёхметрового роста с белыми длинными волосами. На нём был одет костюм мага фиолетово-оранжевого цвета. Фиолетовый преобладал больше. Руки были по локоть из костей. Но по размерам это выглядело так, будто это рука, просто вместо кожи была кость. И ещё хвост, на котором плавно улеглись шипы. Они становились дыбом только при опасности, как у ледяных тигров из снежного леса. Руки, хвост и размер отличали его от нормального человека. Поэтому я считал его существом, которое приблизилось ко мне вплотную и промолвило:
        — Неужели. Возможно ты не в курсе кто я? М-м-м, знаешь Вэйна?
        — Возможно!  — Ответил я слегка насторожившись.  — Уверяю Вас, я добрался до Вашей хижины из последних сил и очень устал. Решил зайти к Вам и перевести дух, в надежде получить одобрение. Я говорю сейчас чистую правду, поскольку врать мне нет смысла.
        — Что ж, я это ценю. Говорить правду  — обычное дело на Элеастре. Видимо в твоём мире всё иначе. Откуда ты?  — Подметил Вэйн.
        Я поведал старику всё, что говорил троллю Голдимуну. Мы отлично побеседовали. Незаметно для себя мы перешли на ты, вместо Вы.
        — Мне кажется, я смогу тебе помочь.  — Заявил Вэйн.  — Существует легенда, что Элеастра полна сюрпризов и что мы живём лишь на поверхности этой планеты. В глубине или в другой реальности, я не знаю точно, живёт старец. Он знает всё и вся. Его сложно отыскать, а увидеть ещё тяжелей. Но раз легенда существует, значит кому-то удавалось его увидеть. Старец обязательно расскажет тебе, зачем ты здесь и какова твоя миссия. Попасть в его мир возможно, но тебе предстоит сложное испытание. Чтобы его пройти, нужна нечеловеческая скорость, а точнее умение летать.
        — Если вся проблема в этом, то не беспокойся. Я умею летать.  — Перебил я старика.
        — Ах-ха-ха, до чего же ты смешной.  — Рассмеялся старик.  — Умение летать получает абсолютно каждый, кто попадает на Элеастру. Как только ты появляешься в центре, планета отнимает свой дар. Посему тебе необходимо заполучить свиток, позволяющий летать. О таком свитке я знаю и где его достать, тоже.
        Вэйн поведал мне обо всём, что предстоит пройти для встречи со старцем и, улыбаясь, добавил:
        — Запомни, действие свитка ограничено 12 часами. Чтобы увеличить время, тебе предстоит отыскать изумрудного единорога. С этим я не помогу, тут всё зависит от удачи. Думаю, она придёт к тебе.
        Итак, я составил список вещей, которые необходимо найти и обменять, чтобы в конце концов заполучить свиток. Первым из таких был щит от огненных ударов дракона. Его необходимо обменять на некую сферу, которую изготавливают во дворце Глордиана. Но не стоит забегать вперёд. Моя задача получить щит.
        — А чем ты занимаешься?  — Поинтересовался я у Вэйна. На что тот ответил:
        — Я продаю или обмениваю магам свои посохи, которые изготавливаю на заказ. Обычным существам  — зелья. А щиты  — моё хобби. Я их только меняю и только необычным существам, таким как Глордиан. Идём за мной.
        Я решил пройтись по залам Вэйна и осмотреться. Пол, стены, сферический потолок были в золотом и изумрудно-рубиновом цвете. И представь, что поверх всей красоты нанесли янтарный раствор. Всё блестело и придавало глубину. Вокруг было чисто. Полки и шкафы сделаны из красного дерева. Скажу, что сами тумбочки смотрелись не хуже тех вещей, которые стояли на них, а стояли там те самые посохи для магов. На полках различные зелья, которые придавали силу и скорость на некоторое время. Им охотно пользовались существа, вроде кентавра, который подпёр меня.
        Когда я прошёл в другой зал, там стояли шкафы. Каждый из них был затемнён. Внутри находились они  — щиты, сделанные с любовью от самого Вэйна. Один шкаф стал сильно трястись, когда я проходил мимо.
        — Что в нём?  — Удивлённо спросил я старика.  — Почему его так трясёт?
        — Это друг, мой тебе подарок. Щит от огненных ударов дракона.  — Гордо ответил Вэйн.  — Я посчитал нужным отдать его даром потому, что верю в тебя. Ты сможешь пройти все испытания и даже в самый тяжёлый момент не сдаться. Я верю в тебя друг мой. Не подведи.
        — Спа… э-э-э, благодарю тебя. Я обязательно найду старца.  — Промолвил я и открыл шкаф.
        Внутри его стоял могучий золотисто-оранжевый щит, украшенный шестью камнями основных цветов радуги, кроме синего. Я протянул левую руку и щит, как желе, обхватил её.
        — На случай войны, что не должно быть, щит создаст магическую оболочку вокруг своего хозяина. Она защитит его тело от пламени огня.  — Подметил Вэйн.  — Теперь ты готов к путешествию. Ступай по дороге прямо, а там сам поймёшь, когда увидишь дворец.
        Я попрощался и отправился в путь. На улице стемнело, рынок погрузился в ночные огни. Вокруг факелы, магические подсветки в виде напыления на крышах. Когда повеет лёгкий ветер, пыльца с крыши опускается на землю и освещает дорогу. Всё по сказочному прекрасно, но где же дворец Глордиана.
        Моя задача проста. Идти прямо и постараться найти дворец. Обменять щит на сферу мудрости и приступать к следующему заданию. Звучит просто, а пойди и сделай.
        — Где же этот чёртов дворец.  — Думал я про себя, пока не наткнулся на маленькое существо. Он сидел на крыше одной из лавок и собирал пыльцу себе в мешочек.
        — Доброго тебе вечера малыш.  — Сказал я лёгким голосом, чтобы не спугнуть его.  — Ты случайно не знаешь, где дворец Гордина?
        — Не Гордина, а Глордиана.  — Поправил меня малыш, спустившись с крыши.  — А зачем тебе мой дядя?
        Вот так совпадение. Среди огромного количества существ найти племянника короля.
        — Я несу ему щит от огненных ударов дракона и хочу совершить с ним обмен.  — Ответил я и показал щит, надетый на руку. Он светился в темноте золотым цветом и привлекал своим вниманием.
        — Вот это штуковина!  — С восторженным голосом произнёс малыш.  — А можно я надену его на себя? Я аккуратно, честное слово. Пожалуйста, пожалуйста, пожа-а-а-а-алуйста!!!
        А ты покажешь мне дорогу к своему дяде?  — Переспросил я, чтобы убедиться в его честности.
        — Конечно, конечно, м-м-м?
        — Алайе.  — Добавил я.
        — Конечно я проведу тебя во дворец и надеюсь мой дядя даже оставит тебя, чтобы ты передневал у нас.  — Ответил малыш.  — Меня кстати Айли зовут, полностью Айливий Третий Скрытный. Не знаю зачем Скрытный, видимо из-за роста или от того, что постоянно ухожу со дворца и никто не видит.
        — Что значит передневать?  — Поинтересовался я.  — И почему третий?
        — Я не знаю, если честно, зачем добавили мне третий, может из-за имени отца и деда, а передневать  — это сугубо наше слово. Мы живем во дворце и работаем ночью, а днём спим. Поэтому вместо переночевать, мы переднюем. Ах-ха-ха.  — Засмеялся Айли.  — Пошли ко дворцу, а то стража опять будет ругаться.
        — А как же щит?  — Снимая с руки, спросил я.
        — О-о-о, правильно. Я совсем забыл. Благодарю.
        Айли надел его себе на пояс и щит разлился по всему телу, а оно у него небольшое. Малыш, ростом с пуников, чем-то даже похож на них. Особенно большими глазами. Тело маленькое, как и ручки с ножками. Сам он песочного цвета с драконьей внешностью. Шипы вдоль позвонка и головы. Айли светился с ног до головы. Ему очень понравилось в нём ходить. Он попрыгал, побегал, немного подурачился и вернул мне.
        — Ну что, пошли?  — Спросил он меня.
        — Конечно! Показывай дорогу.

        Глава 3
        Первый обмен

        Мы двигались неспеша. Путь был не близкий. Дорогу освещала волшебная пыльца. Я чувствовал всю любовь Элеастры. Она будто бы хотела сказать мне:
        — Алайе! Это всё для тебя. Неужели ты не можешь войти в своё божественное состояние и поделиться им с людьми, от которых ушёл. Пошли своей планете всю любовь, которую испытываешь в эти минуты.
        Слова, которые я услышал, тронули меня до глубины души. Я встал на колени, спустил тунику с тела и закрыл глаза. В это мгновение пыльца поднялась с земли и вихрем окутала меня, создав сферическую защиту. Айли подбежал ко мне, взялся за правую руку и присел рядышком. Я обратился к своей планете с другим именем, тем, что ей присуще:
        — Гайя, родная моя. Я знаю ты слышишь меня и хочешь, чтобы твоё дитя вернулось к тебе. Моё появление здесь неслучайно, и, я должен найти ответ. Элеастра любит меня и оберегает, как ты оберегала всю мою жизнь. Тебе тяжело без меня. Я посылаю свою любовь твоему телу. Пусть она придёт в виде яркого луча фиолетово-розового цвета и очистит от тьмы его жителей.
        Когда я закончил своё обращение, вдали от нас, меж дальних гор, возрос луч света Альтиор. Это луч, который появляется в горах, когда кто-то просит о помощи. Да не просто просит, а с чистым намерением желает помочь кому-то. Мой луч был величественен. Он возвысился к звёздам и мне казалось, что вот-вот он дотянется до Гайи. Возможно так и произошло. Айли и я засмотрелись на происходящее, не заметив, как сфера из волшебной пыльцы перенесла нас прямо к мосту, через который был виден дворец Глордиана.
        — У твоего дяди красивый и величественный дворец.  — Промолвил я, посмотрев на малыша.  — Возможно у него найдётся комната для гостя.
        — Конечно найдётся, Алайе. Я думаю, что дядя с радостью покажет тебе все изобретения и наш главный фонтан, который создаёт сферы.  — Подмигнув, ответил Айли.  — Пошли быстрее, я уже жду, когда дядя начнёт рассказывать, как он беспокоился за меня и повторять снова и снова, что нельзя скрытно убегать со дворца.
        Мы направились к мосту, который полностью светился неоновым цветом. Он чем-то напоминал Эматриандиль, только сделан из камня и дерева. Днём он выглядел как старинный мост, соединяющий замок и скальные обрывы, а ночью  — это светящееся чудо, создающее сказочный вид и привлекающее внимание.
        — Постой.  — Сказал Айли, взяв меня за руку.  — Сперва нам стоит изменить внешний вид, а то дядя не любит, когда гости не соблюдают традиций его дворца.
        Малыш достал из своего мешочка два синих шарика, которые точь-в-точь были такими же как у Бупаламия, но обладающие другими свойствами и попросил:
        — Крепко сожми шарик в руке и насчёт три, бросай его в землю перед ногами. Один, два, три-и-и!
        Мы бросили шарики, вокруг повис синий дым и окутал нас. Он кружил вокруг моего тела и в какой-то момент впитался в одежду. Айли взглянул на меня и подметил:
        — А тебе идёт синяя туника, ах-ха-ха.
        Малыш веселился, что шарики сработали. Он добавил:
        — Знаешь, а ведь я не думал, что они сработают. Это мой первый опыт создания шарика из той пыльцы, что я собрал на крыше потайной лавки. Обычно дядя выдаёт мне шарики, но из-за моего постоянного непослушания он перестал это делать. Видимо волнуется за меня, когда я скрытно убегаю со дворца.
        — Ну так не подводи Глордиана.  — Подметил я.  — Возможно ты единственный, кого он любит больше всего и кому передаст трон. Естественно король будет волноваться, даже если ты ему племянник, а не сын. Он любит тебя и поэтому волнуется.
        — Даже по пустякам?  — Спросил малыш.
        — Даже по пустякам. Главное, чтобы ты обменивался с ним энергиями. Понимаешь, если один отдаёт свою энергию другому, ему нужно получить от него тоже немного энергии. Это называется равновесие или энергетический баланс. Когда твой дядя просит остаться во дворце, он начинает тратить энергию на волнение, если ты убегаешь. А что ты дашь ему взамен, чтобы он пополнил свои потери?
        — Я не знаю, а что я могу дать взамен?  — Поинтересовался Айли.
        — Тебе не стоит убегать со дворца, тогда и Глордиан не потратит энергию, волнуясь за тебя. Но видимо это не для тебя. Ты слишком любознательный, чтобы оставаться на месте. Скажи своему дяде, что тебе очень хочется познать этот мир, выйти за пределы дворца. Пусть он прогуляется с тобой, а если не может, тогда попроси его не волноваться за тебя. Предупреди о своём уходе, например, вот так:
        — Дядя, у тебя нет времени со мной погулять, можно я один осмотрю то или то место. Я буду аккуратно всё делать и приду во дворец к полуночи. К тому же у меня много друзей по ту сторону. Мы очень весело проводим время. Пожалуйста, пожалуйста, пожа-а-а-алуйста!
        — Проси ровно также, как просил у меня щит. Я уверен дядя разрешит тебе прогуляться и не будет так сильно волноваться. Ты усвоил урок?  — Спросил я, немного повысив голос.
        — Да, Алайе, я всё понял. Благодарю тебя за совет. Я обязательно так и сделаю в следующий раз. О, мы пришли.  — Подметил малыш и попросил подождать минутку.
        На другой стороне моста стояли два броне-носорога, ну почти носорога. Это мощные ребята, крупнее меня в два раза. Они стояли на двух ногах, которые совсем не похожи на ноги носорога. Скорее чешуйчатые ноги дракона, тело с жабрами вместо рёбер, руки мощные, как человеческие, но другого окраса и размера. Голова как у носорога и человека, форма немного исправлена, есть рог вместо носа и несколько мелких шипов вдоль шеи и спины. Что сказать, стража была на высоте. Пройти через таких будет нелегко.
        — Привет ребята. Как сторожится?  — Спросил малыш у этих монстров.
        — Здравствуй Айли. Скучно!!!  — С тяжёлым вздохом ответил один из них.  — Некого ловить, никто не хочет нападать. Все живут в мире.
        — Это точно.  — Подметил второй.  — Лучше бы использовали нас для других вещей или поставили хотя бы несколько брёвен и бочек, чтобы мы качались.
        — Да, было бы здорово, а то действительно скучно стоять и не развиваться.  — Добавил первый.
        — Ах-ха-ха.  — Засмеялся малыш.  — От бочек и брёвен развитие, конечно, пойдёт в гору. Ладно, я так понял вы не пропустите нас просто так, поэтому предложу сделку. Вы делаете вид, что мы прошли незаметно через другой вход, а я прошу у дяди поставить вам несколько бочек или чего вам там надо. По рукам?
        — Других входов во дворец, кроме моста, нету.  — Подметил второй носорог.
        — Люрсэ прав. Вход один и мы вас спокойно заметили бы.  — Добавил первый.
        — Лорсэ и Люрсэ. Вы хотите, чтобы вам принесли бочки и брёвна или нет?  — Заявил малыш со всей серьёзностью.
        — Да, Айли, но вход один.  — Промолвил Лорсэ.
        — Брат, пусть проходят. Я не могу так больше жить.  — Добавил Люрсэ.  — Лучше получить оплеуху и иметь бочки, чем продолжить это деградирующее стояние.
        — Ты прав.  — Отозвался первый.  — Проходите, только уговор есть уговор, с тебя бочки.
        — Да не вопрос, Лорсэ. Я всё сделаю. Пошли Алайе.  — Сказал мне малыш, договорившись со стражей.
        Когда я прошёл носорогов, Айли взял меня за руку и, пытаясь бежать, вёл во дворец. Проходя через арку, мне открылся сказочный вид на зелёные деревья возле голубовато-светящихся фонтанов с золотистыми узорами. Сам замок или дворец, не знаю, как лучше, был расписан золотыми узорами на синем фоне, а голубоватая подсветка делала это место ещё более сказочным. Но самым поразительным стала технология изменения размеров.
        Дворец Глордиана был большим, но не настолько, чтобы не заметить разницы в размерах снаружи и внутри. Когда мы зашли в главный зал я был в восторге от увиденного. Это не «Уголок Вэйна», где хижина совмещена со скалой, в которой выбито место для залов и кладовок. Здесь не было никаких скал, к которым примыкал бы замок. Это настоящее волшебное чудо. Внутри дворца, залы были в десятки раз больше, чем казалось снаружи. Я не видел потолка. Он был настолько недосягаем моему взору, что создавалась иллюзия бесконечного пространства.
        Места хватало всем. Просторность дворца феноменальна. Я влюбился в него с первого взгляда. Всё сделано в одном сферическом стиле, где преобладает синий цвет, голубоватая подсветка и золотые росписи. Вдали от нас стоял трон, на котором сидел по всей видимости сам король.
        — Дядя, мы пришли.  — Малыш с криком побежал к трону и призвал меня ускорить шаг.
        Я подошёл к Глордиану и сказал:
        — Друг вашего племянника приветствует Вас. Мне бы хоте…
        Недоговорив, король перебил меня словами:
        — Не спеши странник. Дай старику время, чтобы подготовиться. Лучше расскажите, откуда вы оба явились и почему, Айли, ты опять ушёл со дворца.
        Малыш немного приврал, но держался до последнего, как я и говорил ему.
        — Дядя!!! Я почти никуда не убегал. Честное слово. Понимаешь дядя, мне, как наследнику твоего трона, хочется больше знать о своём народе и особенно о жителях твоего дворца. Например, Люрсэ и Лорсэ, наша охрана. Я за ними почти весь день следил. Мало того, что эти существа не хотят спать, так им приходится страдать от безделья. За последние несколько лет они ни разу не покинули свой пост. Возможно носороги уже забыли, как выглядит дворец изнутри. Я постоянно слежу за ними и спрашиваю, чего они хотят и те отвечают  — несколько бочек и брёвен. Дядя, они хотят качаться, чтобы хоть чем-то себя занять. Пожалуйста, попроси придворных отнести им то, чего они желают.
        — А ты обещаешь больше не убегать со дворца?  — Спросил Глордиан.
        — Дядя, я не убегаю с него. Я же говорю, что слежу за своим народом. К тому же, когда я покидаю дворец, я нахожусь в непосредственной близости возле него. Мне нравится гулять с друзьями и так можно многое понять о жизни за пределами замка. Не волнуйся за меня, я уже не маленький и всё делаю аккуратно. Сегодня я вышел за мост потому, что увидел светящийся предмет и так мне посчастливилось найти нового друга. Познакомься, это Алайе и он принёс тебе щит от огненных ударов дракона.
        — Щит? Покажи мне его?  — Заинтересовался Глордиан, спрыгнув с трона.
        — Дядя, а может сначала ты сделаешь то, что я попросил. Дашь бочки и брёвна моим носорогам.  — Встрял Айли и со всей серьёзностью смотрел на короля.
        — Что ж, мне нравиться, как ты начал рассуждать. Теперь я буду меньше волноваться за тебя и к тому же помогу твоим друзьям с бочками и брёвнами. Ах-ха-ха.  — Засмеялся Глордиан и приказал исполнить желание племянника.
        Откуда не возьмись появилось несколько существ, которые побежали в сторону моста.
        — Видимо Лорсэ и Люрсэ получат желаемое.  — Промелькнула у меня в голове мысль.
        Сам король был куда меньшего роста, чем я ожидал. Это синее существо с метр в высоту. Он не выглядел старо, а говорит, что старик и ему тяжело. У него большая голова, огромные глаза и уши. Одет он в болотно-золотистый халат. Кстати, единственный во всём замке. Видимо, чтобы подчеркнуть свою особенность. Сидел он на парящем в воздухе троне. Внизу которого кружили шесть сфер, таких же цветов, что и камни на щите дракона. Все, кроме синего.
        — Скажите владыка. А почему только шесть цветов радуги? Где синий?  — Поинтересовался я.
        — Синий с нами на века. Я выбрал его в качестве главного цвета, который правит над всеми остальными. Ты наверное заметил, что мой дворец синий. Ночью этот цвет куда важнее остальных, он успокаивает нас и всех вокруг. Благодаря его силе, мы можем производить сферы, способные менять пространство и время, оружие и магию, еду и оде…. Что-то я заговорился. Видимо не стоит перегружать твою голову. Запомни, синий  — необычная сила, которая таит много загадок.
        Мне было очень приятно слушать короля. Глордиан излучал свет и постоянно улыбался. Я смотрел на него и мне становилось так хорошо. Он будто бы успокаивал. Такой чёткий и необычный голос, правильные слова. У меня сложилось впечатление, что он и есть тот старец, которого я должен найти.
        — Я принёс щит, который сделал Вэйн. Вы наверное знакомы?  — Спросил я.
        — Конечно, Алайе. Не знать моего лучшего поставщика волшебных вещей грешно. Можно взглянуть на сокровище?  — С особым интересом попросил Глордиан.
        Я снял щит с руки. Он вмиг превратился в свой прежний вид. Вещь действительно была не из дешёвых и уж тем более не могла не привлечь внимание короля. Глордиан принял подарок и попросил следовать за ним в коллекционный зал. Пока я шёл, меня привлекали размеры и росписи на стенах куда больше, чем содержимое самих залов.
        — Поставим щит здесь.  — Медленно прошептал король и поставил щит на одну из полок, заполненных невероятно красивыми вещами.  — Отлично! Не правда ли?
        — Как по мне, так ты помешан на красоте своего зала больше, чем над своим телом.  — Недовольно произнёс малыш.  — Дядя, научись больше ухаживать за собой, а не за этими безделушками.
        — Айли, а чем ты так недоволен?  — Спросил король.  — Я люблю такие реликвии. Это моё хобби. Я чувствую себя лучше, когда растёт моя коллекция. Разве это не прекрасно?
        — А что, если ты всё потеряешь. Ну не знаю, вдруг случится нечто, что заберёт всю твою коллекцию. Сможешь ли ты чувствовать себя также хорошо, как и с ними?  — Вопросом на вопрос ответил малыш.  — А не захочешь ли ты совершить самоубийство, поняв, что жить теперь не имеет смысла?
        — Малыш, ну что ты такое говоришь. Не стоит думать, будто мне плевать на всех остальных. Конечно я буду жить дальше и ни за что не брошу тебя и свой народ.  — Со всей любовью сказал Глордиан и обнял племянника.  — Идём в зал сферы, покажем нашему гостю чудеса создания.
        — Да-да, пошлите.  — С улыбкой на лице отозвался Айли и подскочил.  — Идём Алайе. Дядя сейчас покажет ну просто обалденную штуковину. Такую ты точно ни у кого не видел.
        Малыш действительно был рад. Лишний раз убеждаюсь, что дети не умеют держать обиду. Они спокойно её отпускают и это правильно. Стоит и взрослым подумать об этом, особенно тем, кого этот вопрос тревожит и не даёт покоя.
        Мы пошли дальше. Впереди ещё полночи, а я совсем не хотел спать. Готов смотреть и изучать всё, что покажут.
        — А почему во дворце так мало люде?.  — Поинтересовался я.
        — Людей? Людей здесь нет, а существа Элеастры живут в своих поселениях, за моим дворцом.  — Пояснял Глордиан.  — Это место сугубо моё. Здесь только я, Айли и несколько придворных. Остальные живут за этим дворцом, в моих садах. Там построен небольшой город Элустион. Жители этого города любят меня и свою работу. Они все сторонники синего цвета. Мы вместе создаём прекрасные сферы и даруем им способности. Каждый житель отвечает за определённую часть. Сфера может быть завершена только, если все приложат усилия и отдадутся своему делу. Только коллективным сознанием возможно создание чуда, которое сейчас ты узришь своими глазами.
        Когда могучие деревянные двери в «зал сферы» отворились, перед нами открылся величественный фонтан синего цвета, украшенный алмазами с внешней стороны и разноцветными камнями изнутри.
        — Это Ниамандиль  — фонтан божественного света, который вселяет душу в каждую сферу, созданную нашим народом Элустиона.  — Промолвил Глордиан и подошёл ближе к пыльце, которая кружилась по часовой стрелке вдоль чаши фонтана.
        Описать то, что я увидел невозможно. Происходившее в чаше меня удивляло всё больше и больше. Пыльца менялась в зависимости от настроя всего народа. Глордиан рассказал мне как действует принцип создания сфер и попросил войти с ним в баланс.
        — Я хочу очистить твои мысли и провести с тобой медитацию, которая поможет лучше понять мой народ и то, как мы создаём чудо, тобой увиденное.  — Изъяснял мне король.  — Закрой глаза. Айли ты тоже будь с нами и повторяй. Представь себя в виде цветка, который имеет семь лепестков, окрашенных в цвета радуги. Постарайся увидеть, как из середины цветка красный цвет начинает медленно перетекать в оранжевый, потом жёлтый, зелёный, голубой, синий. Эти цвета постепенно перемешиваются и, когда ты дойдёшь до фиолетового, весь цветок вдруг вспыхнет золотым светом с переливающимися вкраплениями всех семи цветов. Запомни это зрелище, когда вспыхнет цветок и держи эту картину перед глазами. Насладись и ощути гармонию этих цветов, их энергетическое единство. Ты чувствуешь, как твоё тело вибрирует и становится легче?
        — Да король.  — С душевным спокойствием ответил я.
        Мне стало очень приятно, я как будто бы растаял в этом состоянии. Глордиан открыл глаза и добавил:
        — Попроси своё тело вступить в связь с Элеастрой. Запомни эти ощущения и когда снова появишься на своей родной планете, где много негатива, дискомфорта, зла, то примени на практике новые способности.
        Примерно так работал фонтан, возле которого мы медитировали. Всё, что говорил Глордиан, появлялось внутри чаши. Пыльца разных цветов постепенно превращалась в фиолетовую, а после взрывалась и становилась золотой. Это звучит необычно, но здесь вся планета построена на волшебстве и магии. Не стоит забывать об этом мой друг.
        — Дядя, а можно показать Алайе, кто работает над созданием сфер?  — Нетерпеливо спросил малыш.
        — Конечно Айли. Мы сейчас отправимся в новый зал.  — Промолвил Глордиан и провёл нас дальше по коридору.
        Мне всё было интересным, поскольку я никогда такого не видел. Огромное количество советов, которые помогли бы мне на моей планете. Особенно последняя медитация  — это что-то нечто. Я никогда раньше не испытывал такой тяги к любви и заботе о Земле. Говоря про сферы, хотелось бы добавить очень важный момент. Он заинтересовал меня очень сильно.
        Когда пыльца вспыхивала и становилась золотой, маленькие пучки света подымались над фонтаном и сами летели в другой зал. Это меня сильно привлекло. Знаешь, когда в детстве мама говорит не лазить на верхнюю полку, тебе обязательно хочется туда залезть. Особенно, если ты знаешь, что там лежит сладость. Такой же интерес вызывала сфера, которая летела в другой зал. Тебя невозможно остановить и хочется увидеть, что там такого необычного. Этим и прекрасны такие моменты. Чувство, что сейчас будет нечто или чувство предстоящего восторга.
        Мы подошли ко второму залу, куда летели сферы и прежде, чем Глордиан распахнул дверь, он спросил:
        — Обещаешь ли ты, Алайе  — мой новый друг и друг моего племянника, не говорить никому живущему на Элеастре, увиденное прямо сейчас?
        — Да повелитель. Я обещаю соблюдать правила и никогда не распространю тайну, увиденную сегодня.  — С полной серьёзностью ответил я.
        — Ну что ж, замечательно. Прошу к моему тайному залу.  — Восторженно продолжил Глордиан.
        Двери отворили и мне открылась ещё одна комната, точнее огромный зал, где тысячи синих существ создавали сферы тёмного цвета. Возле каждого существа кружилась одна такая сфера. Они будто бы конструировали её силой мысли. Цвет этого шара чёрно-фиолетовый. К каждому жителю Элустиона, вокруг которого кружился тёмный шар, подлетал золотой пучок света. Фонтан имел огромную силу, он вселял жизнь в каждый созданный шар, а тот в свою очередь становился сферой. Именно поэтому золотистый пучок вселялся в тёмный шар, давая ему жизнь.
        Все сферы были похожи друг на друга. Я не мог понять, где какая. Глордиан говорил, что они могут придать мудрость, силу, воссоединиться с оружием, дать энергию и многое другое. Но как определить это, если они похожи? И тут король сам продолжил разговор:
        — Мой народ создаёт тёмный шар, наполненный готовым умением или способностью. Пусть с виду они одинаковые, но благодаря нашему коллективному единству мы чувствуем и знаем, где какая способность. Это самый главный секрет, чтобы защитить своё творение от злых чар. Благодаря фонтану мы вселяем жизнь в сферу и относим их в зал хранения.
        Забегая наперёд, хотелось бы поведать немного о народе. Жители Элустиона не такие милые создания, как пуники. Они такого же метрового роста, ночью синего цвета, а днём песочного. Но как по мне, они точно не красавцы, а многие даже страшноватые, хоть и безобидные. Дети обычно гуляют в садах Глордиана, а молодые пары создают сферы. Мужчины делают шары, а женщины вселяют определённую искру в фонтан, для создания жизни сфер. Есть ещё старое поколение, их называют древние хранители  — это дальнейшая история, которую мне предстоит увидеть в зале хранения.
        — А что это?  — Спросил я у короля, интересуясь залом хранения.
        — Особое место, где на каждую сферу создают время её проявления.  — Своим чудесным голосом ответил Глордиан.  — Древние хранители имеют огромный опыт жизни и способность к ясновидению своего народа. Они, как никто другой, знают, когда каждая из сфер сможет помочь жителям. Поэтому на сферу ставят временной браслет, который определяет срок её созревания. Когда приходит время, сфера начинает светиться тем цветом, способность которого была вложена в её сердце.
        — Поразительно.  — Воскликнул я.  — А есть сейчас такие сферы, чьё время пришло и они светятся?
        — Конечно друг мой. Пошли со мной, я всё покажу.  — Произнёс король, махнув рукой, мол пошли.
        Мы обошли зал вдоль свободной линии, пройдя всех мужчин, создающих сферы и направились в зал хранения  — последний из залов, где ещё можно увидеть процесс создания и выращивания сфер.
        — Познакомься Алайе  — это Сэйлар, главный хранитель сфер.  — Заявил Глордиан и сам поприветствовал хранителя.
        Я увидел необычное создание, он не был похож на остальных. Его цвет кожи более фиолетовый, нежели синий. Во лбу третий глаз, причём зелёного цвета, а два нижних  — чёрного. Рост, как и мой, около двух метров. На нём почти нет одежды. Но самой запоминающейся была борода  — длинная, белая, намотанная через правое плечо. Она частично закрывала обнажённое тело, которое к удивлению было мощным и подтянутым, как у воина.
        — Здравствуй Алайе. У меня для тебя есть особый подарок.  — Удивил меня хранитель.  — Возможно он станет для тебя помощником на пути к твоей цели.
        Я не совсем понимал, о чём идёт речь и о какой цели он говорит, пока не увидел сам подарок.
        — Это сфера мудрости.  — Продолжил Сэйлар.  — Одна из самых ценных сфер, созданных нашим народом. Она засветилась сегодня ночью и это великий знак. Мы действительно смогли увидеть тебя за долго, до твоего прихода. С того самого момента, как ты исчез со своей планеты.
        — Немыслимо.  — Подумал я.  — Как это вообще возможно. Я вижу сферу, которая светится ярким серебристым светом. Я помню слова Глордиана, что хранители знают время созревания сферы, но для своего народа. Как они узнали про меня, причём за столь далёкое расстояние от их планеты.
        Я так предполагаю потому, что не знаю такой планеты, как Элеастра, которая была бы известна учёным. Хотя нашему миру, я всё больше и больше убеждаюсь, абсолютно ничего не известно. Либо всё скрывают, либо мы действительно такие примитивные создания.
        — Здесь нет ничего немыслимого.  — Добавил хранитель.  — Всё, что происходит, не может быть случайностью. А о нашей планете вам не известно не потому, что о ней не знают, а потому, что вы сами не хотите в это верить. Люди не признают сказочные миры, хотя с радостью смотрят фэнтези фильмы и восхищаются их красотой. На подсознательном уровне они готовы принять это, но в своём мире каждый стесняется своих настоящих чувств. Им кажется это бредом сумасшедшего, если они начнут представлять эльфов, гномов и других существ в своей голове. Они боятся поделиться своими чувствами друг с другом, считая, что их засмеют и не одобрят. Поэтому ты наблюдаешь столько угрюмых серых лиц, которые пытаются тяжело работать и ни в коем случае не заикнутся о сказочных мирах или хоть немного отвлекутся на фантазии.
        — Вы всё понимаете, о чём я думаю?  — Спросил я со слезами на глазах.
        — Конечно Алайе. Ты один из того немногого количества людей, которые способны менять планету в лучшую сторону, создавая любовь и красоту.  — С улыбкой на лице поведал хранитель, передавши мешочек со сферой мне в руки.  — Никогда не сдавайся. Даже если чувствуешь, что вокруг тебя не осталось людей, способных мыслить иначе. Они есть и это они, те люди, которые не верят. Научись безоговорочно помогать им и верить в них. Ты заметишь, что мысли этих людей меняются.
        Хочу подметить, что сфера может становится маленькой для мобильности. Сэйлар уменьшил мой подарок и смог положить в мешочек. Я был несказанно рад, что получил массу полезных советов и свой пропуск к следующему заданию. Поблагодарив хранителя за помощь, мы отправились в королевскую опочивальню.
        — Тебе понравилась моя экскурсия?  — Поинтересовался Глордиан.
        — Это было шикарно. Благодарю тебя за столь приятное гостеприимство.  — Подметил я, на что король рассмеялся:
        — Гостеприимство? Это была всего лишь прогулка по дворцу. Настоящий отдых только начинается мой друг. Айли позови дворецкого.
        — Угу. Сейчас приведу.  — Отозвался малыш и мигом побежал в другую сторону.
        Я тем временем был приглашён в зал отдыха. Здесь по-королевски красиво. Мягкие удобные диваны и кресла в форме цветка лотоса, украшенные разноцветными камнями и для сидения положены фиолетовые нежные подушки. Всё сделано из приятных материалов. Жить в таких условиях одно удовольствие, имея при этом необычный волшебный сад, где можно часами проводить время в созидании.
        — А почему все работают сейчас, когда на дворе ночь?  — Поинтересовался я, пока Айли искал дворецкого.
        — Понимаешь Алайе. Любой мир так устроен, что люди или сказочные существа работают и ведут активный образ жизни днём, а ночью подавляющее большинство отдыхает.  — Поведал Глордиан.  — Мой народ таким не является. Чтобы создавать сферы, нужен огромный контроль и сосредоточенность. Небо вокруг нас должно быть очищенно от мыслей. Я поясню подробнее. Днём люди много думают, тысячи и тысячи мыслей производит каждое из существ. Они все витают в небе и тем самым отвлекают наш поток мыслей, который белым светом возвышается над Элустионом. Чтобы как-то уменьшить влияние других мыслей на наш коллективный мысленный луч, я создал систему и выработал её в своём народе. Теперь мы работаем ночью, а днём отдыхаем. Наш дворец тоже изменился. Используя синий цвет, о котором я говорил тебе, нам удалось создать жизнь и вселить её во дворец. Эти строения, в которых мы сейчас сидим, живые. В прямом смысле этого слова. Мой замок способен меняться, подстраиваясь под всех существ Элеастры.
        — И как это происходит?  — Немного перебил я короля, желая быстрее узнать все подробности.
        — Ночью существа планеты отдыхают, поэтому облако мыслей не наполнено. Пользуясь этим, мой народ начинает коллективную медитацию вроде той, которую мы проделали с тобой у фонтана. Наш дворец живой и тоже пытается насытить себя энергиями, которые проходят через его стены. Благодаря такому раскладу мы создаём куда более эффективные и могучие сферы. Днём же, когда существа Элеастры бодрствуют, мы погружаемся в сон вместе с дворцом. Он принимает обычную форму старинного замка, где много зелени, камня, воды. Все отдыхаем и набираемся сил, а ночью опять за работу. Замок отдыхает вместе с нами, поэтому его сила возрастает и он снова становится светящимся неоновым дворцом Глордиана, так его обычно называют существа с рынка.
        — Поразительно. Подумать только, что дворец настолько живой и способен изменять свою структуру.  — С восхищением заявил я.
        Тем временем Айли привёл дворецкого и дядя малыша отдал приказ накрыть стол и подготовить зал ко сну. Мы поели фруктов и несколько видов салатов. Я съел очень много, но абсолютно не чувствовал тяжести в животе и спокойно мог заснуть без всяких мучений. Чего не скажешь про нашу пищу, когда я нажирался на ночь и не мог уснуть полночи. Понятное дело, что это неправильно, но как видишь результат на глазах. Съел много, тяжести нет, спи сколько угодно и когда угодно.
        Когда столы убрали в зал ворвались первые лучи солнца. Дворец постепенно начал изменять свою структуру на каменные стены без росписей, зелень внутри и снаружи замка, источники пресной воды. Появились фонтаны прямо в холле. С меня исчезла пыльца синего цвета. Глордиан, Айли и прислуга стали песочного цвета.
        — Ну что ж, пора отдыхать, у нас была плодотворная ночь.  — Промолвил король, приказавши закрыть все окна, чтобы я мог уснуть, а сам вместе с Айли отправился в сад.
        — Вы разве не будете отдыхать?  — Тревожно спросил я у короля.
        — Конечно будем. Только мы привыкли спать при свете дня, а ты нет. Поэтому мы идём отдыхать в саду под деревьями, где много зелени, поют птицы, журчит вода в фонтанах и светит солнышко. Тебе же я рекомендую остаться здесь и выспаться. Мы создали тебе прекрасную обстановку, чтобы твой мозг отдохнул за несколько часов и ты смог после обеда отправиться в путь.  — Ответил Глордиан.  — Спокойного дня Алайе, отдыхай.
        Король и его племянник ушли, а я устроился поудобней на роскошной кровати. В зале отдыха был свежий воздух и запах ягодной поляны. Спать в таком месте одно удовольствие. Слабый, еле заметный фиолетово-голубой свет на потолке создавал иллюзию звёздного неба. Он очаровывал меня и покрывал глубоким сном. Мне действительно хватило дневных семи часов, чтобы восстановить силы и отправиться в путь.
        К полудню я проснулся, умылся в бассейне, попил чистой родниковой воды из золотой посудины и отправился в сад.
        — О-о-о, кто пришёл. Ты уже выспался?  — Спросил король, лёжа в гамаке под двумя мощными ветвистыми дубами.
        — Да Глордиан. Мне понравилось это место. У тебя очень уютно и, вообще, жить здесь одно удовольствие.  — Подметил я, потянувшись вверх, чтобы похрустеть спиной.
        — Не могу не согласиться. Дворец огромен и красив, а мои сады поистине волшебны.  — Промолвил король.  — Может устроить тебе массаж. Мои служанки способны посчитать все кости, не прибегая к насилию. Ах-ха-ха.
        Глордиан засмеялся и пригласил двух массажисток. Я расположился на твёрдом кресле, рядом с королём и нас принялись разминать. Меня облили персиковым маслом и сделали релаксирующий массаж, чтобы расслабить тело. Вторым этапом было надавливание на определённые части тела, благодаря которым я совсем превратился в овоща. Третьим и завершающим этапом были сворачивания конечностей и хруст суставов. Получасовой массаж заставил моё тело заново родиться.
        — Тебе скоро в путь, но пока стоит жара позволь показать тебе волшебный сад.  — Настоял владыка.
        — Почту за честь провести ещё несколько часов рядом с тобой и Айли. Да малыш?  — Спросил я, погладив Айли по ирокезу.
        — Конечно оставайся. Куда спешить. Времени ещё полно.  — Ответил малыш и взобрался на дерево.
        Глордиан провёл меня по аллее, полностью закрытой кронами деревьев. Несмотря на жару, которая и так не была такой жестокой, как в нашем мире, вдоль аллеи стояла тень и дул лёгкий ветерок. Мы пошли дальше к самому городу Элустион. Здесь не было небоскрёбов или чего-то необычного. Тут расположился лесной город или лучше сказать поселение. Каждая семья жила в своём домике, украшенном зеленью и цветами. Крыши домов чем-то напоминали эльфийские с золотистой оправой и разноцветными камнями. Большие красивые кузницы, склады с едой. Такого понятия как купить или продать здесь вообще не было. Все могли подойти и взять еды столько, сколько нужно. Вода чистая, а самое приятно  — её в изобилии.
        — А что это там такое?  — Спросил я, указав пальцем на постройку, напоминающую эльфийскую конюшню.
        — Это бурышня. Что-то на подобии конюшни, только здесь живут буры.  — Ответил король, добавив.  — Бур  — это такое животное, размером с карликового пони. Только имеет тигровую голову и тело дракона. Есть крылья, но летать он может совсем низко и недолго. На конце хвоста как ни странно расположен пищевой рот. Благодаря хвосту оно питается соком биоков. Не знаю, почему нельзя есть через обычный рот, который на мордочке. Ах-ха-ха. Но видимо так устроено это создание. Причём он не ест, а только пьёт обычную воду и сок биоков, для которых я выделил огромный участок земли. Мы засадили его биоковыми деревьями и теперь можем разводить буров, чтобы хватало на каждого члена семьи от мала до велика.
        — Восхитительно, а можно взглянуть на это прекрасное создание.  — Поинтересовался я у короля в надежде, что тот покажет мне его.
        — Айли! Приведи своего маленького бурчика и покажи на что он способен.
        — Амур!!!  — Закричал малыш.  — Амур выходи, где же ты? Я принёс тебе вкусности. Всё, как ты любишь.
        Вдруг откуда не возьмись выпрыгнул маленький красный бурчик с коричневато-золотистой головой. Это был Амур. Айли принёс ему несколько биоков, растоптал их ногами и бурчик опустил хвост прямо в сок этого фрукта. Когда он пил свою еду, его маленькие рожки на спине становились больше.
        — Амур. Приготовиться к полёту.  — Скомандовал Айли.
        Бурчик встал в боевую позу, наклонился вперёд и расправил крылья. Малыш залез на Амура и сказал:
        — Летим мой друг на вершину бурышни.
        Амур взмахнул несколько раз крыльями и залетел на крышу одной из таких построек. Айли был несказанно рад. Ему никогда не доводилось летать на драконах, а здесь хотя бы небольшой, но всё же полёт. Конечно буров использовали для других целей, лишь дети дурачились и летали на них на небольшие расстояния. Мне очень понравилось это представление. Глордиан радовался за своего племянника и посему разрешил провести меня за мост вместе со своим питомцем.
        Прогулка подошла к концу. Я поблагодарил Глордиана за столь радушный приём, за приятный обмен щита на сферу мудрости. Пусть это и выглядело как подарок от меня и подарок от него, мы оба знаем, что совершили выгодный обмен для нас обоих. Попрощавшись, я двинулся дальше вместе с Айли и Амуром.
        — Ты хочешь провести меня дальше?  — Поинтересовался я у малыша.
        — Да. Во дворце хоть и красиво, но всё равно скучно. Если бы мы спали весь день, а не только до обеда, тогда я бы не жаловался. А когда все спят до полудня, а потом просто отдыхают, прохлаждаются, болтают до самой ночи, то становится скучно. Хочется больше увидеть и узнать, чем твой дворец. Даже если в замке лучше, чем за его окрестностями.  — Поделился со мной Айли.  — Жить в идеальной обстановке быстро надоедает. Как по мне, тому, кто всю жизнь прожил в роскоши, лучше жить как люди на рынке. Иметь немного, общаться с кем угодно, делать что пожелаешь. В этом смысл развития, а не постоянном идеальном мире. А если что случилось бы? Они даже не знают, как жить в неидеальном мире. По сути мы не развиваемся, хоть так и считаем. Мы медленно тупеем, не понимая всей истины мироздания.
        Эти слова потрясли меня до глубины души. Айли был тем самым малышом, который знал всю правду лучше, чем остальные. Он был ребёнком, которому Элеастра давала знания больше остальных. Во всяком случае мне так казалось.
        Мы подошли к выходу со дворца, где нас ждали два счастливых стражника.
        — Ребята привет. Благодарим вас за помощь.  — Промолвил Люрсэ.
        — Да. Особенно тебя Айли.  — Заметил Лорсэ.  — Теперь можно качаться и днём, и ночью.
        — Вы сдержали своё слово, а я своё.  — Подметил малыш.  — Кстати, дядя разрешил мне спокойно покидать стены дворца, так что можете расслабиться. Вас никто больше не накажет.
        — Отличная новость Айли. Передай дяде, что брёвна хорошие. Очень тяжёлые и пахнут сандалом.  — Произнёс первый носорог.
        — А мне больше бочки понравились.  — Добавил второй.  — Внутри всё забито драгоценными камнями и это радует глаз.
        — Нам пора в путь. Я буду к вечеру. Смотрите не перекачайтесь.  — Подшутил малыш и мы отправились в путь.

        Глава 4
        Полёт на драконе

        Айли предупредил меня, ни в коем случае не бояться. Всё, что сейчас произойдёт, должно совершиться в абсолютном спокойствии. Когда я начал идти по мосту, он менял пространство вокруг себя.
        — Так и должно быть Алайе.  — Поддержал меня малыш.  — Сейчас мы пройдём через портал, который переместит нас к горной местности. Здесь находится королевство Авэлио, где живут белые драконы.
        — Ты их видел?  — Настороженно спросил я.
        — Нет, но хочу увидеть хоть раз в жизни.  — Ответил улыбающийся Айли.  — Мне про них известно очень мало. Знаю лишь, что они большие и очень красивые. Амур не нервничай. Это всего лишь портал. Мы только посмотрим драконов и отправимся домой кушать любимые биоки. Хорошо?
        Бурчик обрадовался и помахал головой. Мост почти изменился. Вокруг него повисло облако, закрыв обзор на рынок. Небо в одночасье стало малиновым и подул сильный ветер.
        — Всё хорошо, мы почти перебрались.  — Обрадовал меня Айли, хотя сам прижался к Амуру.
        Ветер растворил облака и на другой стороне моста рынок исчез. Я подошёл к обрыву, образовавшемуся после перемещения и заметил лестницу, которая спускалась вниз на полкилометра.
        — Так и должно быть Айли?  — Спросил я растерянным голосом.
        — Наверное. Я раньше никогда здесь не был. Только слышал о том, как сюда попасть и что нас ждёт.  — Заявил малыш.
        — Ну и что нас ждёт?  — Поинтересовался я, улыбаясь.
        — Так далеко я ещё не заходил. Возможно нам нужно спуститься вниз, а там дорога сама укажет путь.  — Догадливо ответил малыш и пошёл первым.
        Амур побежал за ним. Посмотрев на то, что они спустились метров на 20, я быстренько подбежал к ним, не смотря вниз. На самом деле я очень боюсь высоты, особенно, когда под тобой пропасть в несколько километров и спуск к обрыву на половину. Я начинаю терять ориентацию и у меня непроизвольно дрожат ноги. Нет никакой ограды. Обычные, парящие в воздухе, камни размером с кубический метр.
        С горем пополам мы как-то спустились, точнее я спустился. Айли и его питомец уже ждали внизу. Они будто бы не боялись высоты и быстро ускорили шаг, поэтому им пришлось ждать меня. Что ж поделать. Я не стесняюсь этого и признаю свой страх. Поэтому сейчас я абсолютно его не испытываю к высоте. Нужно лишь признать это и всё изменится. Посмотри сколько людей не признают, что они алкоголики. А если человек рассказывает, что он избавился от алкогольной зависимости, то обрати внимание, он всегда добавляет: я сказал себе  — я алкоголик и нужно меняться. Всё очень просто. Я несказанно рад, что умею летать и «уже» не боюсь высоты.
        — Я думал ты там надолго.  — Подшутил Айли.  — Пошли дальше, я тут нашёл тропу, пока ты спускался.
        Мы двинулись по ней вдоль холмов. Природа здешних мест была богата хвойными деревьями стометровой высоты. Сочетание зелёной травы, цветов и мха, на котором лежал снег, меня удивляли всё больше и больше. Я уже видел такое, когда зеленеют деревья на снегу, но всё везде по-своему, хоть и сильно похоже.
        Чем дальше вела тропа, тем таинственней был лес. Появлялись каменные статуи драконов, кентавров, носорогов, вроде Люрсэ и Лорсэ. И вдруг мы заметили развалины. Спереди был небольшой мост, возможно это был вход в крепость, которую давно разрушили. Айли с питомцем подлетели на верх сторожевой башни, точнее то, что от неё осталось и осмотрелись.
        — Алайе, глянь в сторону гор.  — Закричал малыш, показывая на северные горы.  — Там кто-то летит в нашу сторону. Возможно это дракон.
        — Слазь оттуда.  — Занервничал я.  — Ты не знаешь кто там. Может это враг. Лучше уберечь себя, чем стань лёгкой наживой.
        — О чём это ты. На Элеастре нет врагов.  — Засмеялся Айли.  — Тебе стоит поменьше волноваться. Сейчас дракон прилетит, а мы разузнаем кто это.
        Мне стало легче. Действительно, какие враги. Планета, где столько добрых существ, просто не может иметь врагов. Размышляя об этом я не заметил, как дракон подлетел к нам. Это был не просто дракон, а ледяной дракон снежных гор. Он взмахнул несколько раз могучими крыльями и приземлился среди развалин.
        — Вау!!! Какой же ты красивый.  — Обалдел Айли, разинув рот.
        Дракон, не обращая внимания на малыша, подошёл ко мне и спросил:
        — Кто ты? Неужели человек?
        — Д-д-да. Он самый.  — Ответил я дрожащим голосом.
        — Не стоит бояться меня. Бояться стоит лишь себя, когда не можешь справиться со своими страхами.  — Заметил дракон.  — Как тебя зовут?
        — Это Алайе, он прибыл к нам с Земли.  — Перебил наш разговор малыш, спустившийся с развалин сторожевой башни.
        — Земля. Я наслышан о вашей планете, хоть и никогда не воплощался на ней. Её мы называем Гайя, ей куда более присуще такое имя.  — Сказал дракон.  — Я граф Винтерволл. Для своих белых драконов я Ваан. Для вас я буду и тем и другим.
        — Замечательно.  — Прокомментировал Айли.  — Вообще мы пришли с другом к тебе, чтобы обменять сферу мудрости на свиток, дающий возможность летать. Это для Алайе, а конкретно я хотел бы увидеть драконов и, если можно, полетать на одном из них.
        — Ты смелый малыш. У тебя все задатки лидера.  — Подметил Ваан.  — Чей ты ребёнок?
        — Он племянник Глордиана.  — Поддержал и я разговор, переборов дрожание.
        — Вы всегда отвечаете друг за друга?  — Спросил Винтерволл, рассмеявшись.  — Ты хороший наследник трона Айли. Мой друг, наверное, гордится своим племянником.
        — Да Ваан. Дядя даже разрешил провести Алайе до тебя, но к полуночи попросил возвратиться ко дворцу.  — Добавил Айли.
        — Ну что ж, тогда у нас есть ещё немного времени, чтобы успеть полетать на драконах.  — Ответил Винтерволл.  — Садитесь на меня, я покажу вам часть моего королевства Авэлио, а после поговорим о делах.
        — Ура!!! Я полетаю на ледяном драконе.  — Обрадовался малыш и быстренько залез на Винтерволла.  — А куда мне девать Амура?
        — Я думаю здесь места хватит на всех троих. К тому же ты можешь оставить питомца в горах. За месяц его обучат летать как настоящего дракона.  — Промолвил Ваан.  — Оно того стоит Айли. Ты будешь иметь единственного бура, который сможет полноценно летать. Если дядя действительно тебя отпустил, то с летающим буром тебе откроются новые возможности. Представь, что ты сможешь изучить много земель за короткий срок.
        — Я даже не знаю. Амур, ты готов научиться летать как дракон?  — Нагнувшись к питомцу, спросил малыш.
        Бурчик обнял своего хозяина и помахал головой, что готов, но будет сильно скучать по малышу.
        — Я тоже буду сильно скучать. Но месяц пройдёт незаметно и мы сможем потом проводить больше времени вместе, изучая новые земли.  — Решительно поддержал Айли своего питомца.
        Мы отправились к горам. Я не чувствовал холода, сидя на ледяном драконе. Мне даже стало тепло, будто это теплокровное создание и лёд не настоящий, а всего лишь имитация. Лететь на драконе, что может быть прекрасней ощущения полёта. Если хоть раз поднялся в небо, остановиться невозможно. Айли радовался этому путешествию, хоть и не долгому. У него появилась мотивация помогать дяде, чтобы тот отпускал его на прогулку за территорию дворца.
        — Мы почти на месте.  — Прокричал Винтерволл.  — Держитесь крепче, я лечу вниз.
        Дракон ускорился к одной из гор, в которой виднелся проход. Пролетев его, нам открылся божественный вид на звёздное небо. В горах темнело куда быстрее, чем в низинах. Нас высадили на склоне, куда должны были подлететь белые драконы.
        — Смотрите на небо, оно прекрасно.  — Промолвил Ваан.  — Айли. Вон те дальние звёзды  — это моя семья. Она поддерживает меня, когда одиночество берёт верх надо мной.
        — Ты же говоришь, что твоя семья поддерживает тебя. А почему она не с тобой?  — Поинтересовался малыш.
        — Я не могу говорить об этом Айли, к тому же это звёздная семья, а не та, что была со мной на Элеастре.  — Тихим голосом заявил Винтерволл.  — А вот и белые драконы, смотрите.
        К нам действительно прилетело восемь белых драконов. Они были могучими, большими и очень величественными. Несколько оттенков белого, благородного цвета, который создавал свечение вокруг дракона. Винтерволл подошёл к ним и превратился в обычного человека. Меня это сильно удивило. Он действительно стал обычным двухметровым человеком с эльфийской внешностью. Уши были обычные, не как у эльфов. Одет во всё белое, но это не просто один цвет, а несколько. Тёмно-белый, светло-белый, глянцевый, матовый и ещё несколько оттенков, создающих единый белоснежный цвет.
        — Приветствую тебя Ваан.  — Разам проговорили все драконы.
        — Что привело тебя сюда с новыми друзьями или кто они?  — Добавил один из них.
        — Это Алайе с планеты Гайя, Айли  — племянник Граана и его питомец Амур.  — Ответил ледяной дракон.
        — Граан? Это так зовут моего дядю?  — Встрял малыш.
        — Грааном его назвали, когда он принял путь старей….  — Отозвался второй дракон, не успев договорить.
        — Не стоит вести разговор об этом. Я думаю Глордиан сам решит, когда поведать это своему племяннику.  — Перебил второго дракона, Винтерволл.  — Айли, ты хотел полетать на драконе? Тебе понравилось или ты хочешь полетать и на белых драконах?
        — Нет, мне достаточно. Лучше пусть побыстрее обучат моего Амура летать.  — Предложил малыш.  — А я, пожалуй, хотел бы отправиться домой, чтобы не беспокоить дядю.
        — Путь не близкий ко дворцу.  — Опередил Винтерволл.  — Может я смогу тебя провести через портал, который находится у тебя за спиной.
        Когда мы оглянулись, за нами действительно появился портал больших размеров. Странно, но его не было видно, когда мы прилетели сюда. Что же произошло? Наверное, волшебство Элеастры, как ни странно. Это было не важно. Для меня самым неприятным стало расставание с Айли.
        — Я буду скучать по тебе Алайе.  — Заплакал малыш.  — Вот, держи мешочек. Я вчера собрал пыльцу невидимости. Возьми пожалуйста, пусть она защитит тебя от опасностей. Я снова хочу тебя увидеть.
        — Благодарю Айли.  — Прослезившись, ответил я.  — Постараюсь позаботиться о себе, чтобы вернуться к тебе в целости и сохранности.
        — И как можно быстрее.  — Добавил малыш.
        — Ах-ха-ха. И как можно быстрее, да.  — Засмеялся я сквозь слёзы, подтвердив его слова.  — Надеюсь, когда твой питомец научится летать, я навещу тебя снова.
        — Пока Алайе.
        — Прощай мой друг. Эй, Малыш!!! Навести лавку Вэйна, скажи, что я почти у цели. Заодно прогуляешься до места нашей первой встречи, а я быстренько, туда и обратно. Вот увидишь, не пройдёт и месяца, как я вернусь.  — Поддержал я малыша и тот отправился в путь, попрощавшись с Амуром.
        — Месяца точно не хватит.  — Серьёзно заявил Винтерволл, когда Айли прошёл через портал.  — Я подозреваю, куда тебе нужно и скажу, что ты не знаешь, чего ожидать, а ждёт тебя не месяц и не два сильнейших испытаний.
        — Что ты этим хочешь сказать?  — Нервно спросил я, в надежде услышать правду.
        — Не каждый отважится пройти через внутренний мир Элеастры, чтобы найти старца.  — Загадками говорил Ваан.
        Почему загадками, я тогда не понимал о чём идёт речь и абсолютно не догадывался, через что мне предстоит пройти, какие боли и страдания придётся пережить.
        — О чём это ты? Какие испытания?  — Встрепенулся я.
        — Всему своё время. Позволь мне отправить Амура к учителям.  — Промолвил Винтерволл.  — Заберите этого бурчика с собой, на дальний восток. Пусть его обучат летать, как настоящего дракона, а мне нужно отправиться в белый замок вместе с Алайе.
        — Да Ваан.  — Проговорил один из драконов.  — Возьмите Амура. Отправляемся к восточному ущелью.
        Восемь белых драконов так быстро взлетели в небо, что едва было заметно их силуэт. Когда они улетели, я спросил:
        — Ваан, а что это за портал. Он может меня привести к старцу?
        — Конечно может, если я этого захочу.  — Сказал Винтерволл, снова превратившись в ледяного дракона.  — А я не хочу этого.
        — Но почему?  — Недовольно произнёс я, находясь в недоумении.
        — Твой путь совсем другой. Если тебе и суждено встретиться со старцем, то только через испытание, уготованное судьбой.  — Ответил дракон.  — Твоя миссия на нашей планете необычная. Ты сам поймёшь, зачем Элеастра позвала к себе. Для чего ты пришёл в наш мир.
        Меня ответ вполне устроил, хоть я и не совсем понимал о чём говорит дракон. Светила яркая луна и луч света насквозь просачивался через тунику. Был виден силуэт кристалла, который подарил мне Блуфи из снежного леса. Я достал его, чтобы взглянуть на свечение и Винтерволл заметил кристалл.
        — Откуда он у тебя.  — Поинтересовался дракон, подойдя поближе. Это лунный кристалл снежного леса. Ан-Рамэя!!!
        Ваан произнёс имя Ан-Рамэя. Я заметил, как его лицо изменилось. Немыслимо, чтобы дракона так зацепило всего одно слово.
        — Кто такая Ан-Рамэя и откуда ты знаешь про кристалл?  — Спросил я у растерянного предводителя драконов.
        — Я бы не хотел об этом говорить. Полетели к моему замку.  — Отчаянно произнёс Винтерволл.
        Я забрался на дракона и мы взлетели. Звёзды настолько ярко освещали путь над горами, что снег блестел на их верхушках. Мы летели медленно. Дракон постоянно то подымался, то опускался, то опять возвышался над горами. Воздух был чистым, свежим и мне показалось, что он вкусный. Не могу описать это, но ветер, попадавший мне в рот, имел сладковатый привкус. Поразительно, но так оно и было. Почему на Гайе нет драконов? Почему люди не хотят в них верить? Это поразительные существа, которые к тому же очень разумные.
        Если бы люди смогли увидеть то, что вижу я и почувствовать то блаженство, которое я испытываю, летая на драконе, они бы перестали подчиняться своим страхам, а стали бы свободными существами света.
        Мне приятно осознавать всю любовь планеты ко мне. Когда тебя любят и обращаются с тобой на равных  — это дорогого стоит. Винтерволл не стал выделываться, смотря на нас с высока. Будто он король драконов, а мы обычные существа  — один с другой планеты, второй вообще малыш. Как это бы делали многие люди с Земли, получившие хотя бы небольшую власть над другими. Нет, здесь такого нет. Все привыкли говорить друг с другом на равных. Конечно, проявляя уважение, но не поклоняясь вышестоящему.
        Мы прибыли ближе к рассвету к самому замку. Винтерволл приземлился на круглой площадке  — площадью в один гектар, чтобы ты понимал, на какую местность мы приземлились. Она полностью покрыта зелёной травой глубокого цвета и закруглёнными, гладкими, белыми камнями, выложенными в виде дорожек. Минимализм, но зато какой красивый. Дракон превратился в человека и попросил:
        — Будь добр, закрой глаза. Я хочу переодеть тебя.
        Мне пришлось закрыть глаза всего на мгновение, как я почувствовал лёгкость на теле. Несмотря на то, что туника была лёгкой, одежда, в которую переодел меня Ваан, абсолютно не ощущалась. Это был, я даже не знаю, как сказать, халат и мантия вместе взятые и ещё что-то. Всё в белом цвете, точнее в нескольких белых цветах. Идентичный тому, что надето на Винтерволле.
        — Теперь ты готов вступить в мой дворец, Алайе.  — Подметил владыка.
        Мы прогулялись по каменной тропинке до самых ворот в замок, где стояли четверо драконолюдей. Они имели человеческое лицо и форму тела, но при этом кожа покрыта драконьей чешуёй. Пропустивши нас в замок, я спросил:
        — А кто они? Это какие-то гибриды?
        — Нет. Это необычные полукровки. Их назвали Вайдрэгами.  — Подметил Ваан.  — Помнишь, я говорил про свою звёздную семью. Я имею плеядеанские корни, но мои братья и сёстры не могут попасть на эту планету. Они помогают мне чем могут с выше. Я пробовал многое, чтобы хоть как-то привести их сюда, но всё бессчетно. Им не хватает в генах агрессивности, чтобы выжить здесь.
        — Агрессивности? Но зачем на этой планете агрессия, если она чиста и здесь все добрые?  — Перебивая, спросил я.
        — Тебе ещё многое предстоит узнать мой друг. Поверь, не всё так идеально, как тебе кажется.  — Добавил Винтерволл.  — Чтобы воссоединить любовь с агрессией, пришлось пойти на контакт с драконовыми. При заключении союза в экспериментальных целях, мы смогли создать полукровок от девушек-плеядеанок и мужчин-драконов, получив тех самых существ, которых ты только что видел. Благодаря им, я ощущаю себя ближе к семье. Меня избрали повелителем полукровок и белых драконов, сделав ледяным драконом  — владыкой королевства Авэлио.
        — А как же твоя семья на этой планете? У тебя ведь есть здесь кто-то? Ты же говорил про Ан-Рамэю.  — Поинтересовался я, желая выдавить больше информации.
        — Я же просил не вспоминать об этом или ты тупой?  — Грозно взъерепенил король, но потом успокоился.  — Прости меня Алайе, я не хотел этого говорить. Прости меня, пожалуйста. Просто я не могу сдерживать эту боль, о которой и поведать ничего не желаю.
        — И ты извини меня. Я больше не буду вспоминать об этом. Давай лучше поговорим о моём подарке тебе.  — Заинтересовал я Ваана.  — Я хочу подарить тебе сферу мудрости, которую получил от Глордиана.
        Конечно мне нужен был свиток полёта, будем его так называть. Но здесь не принято просить обмен в таких ситуациях. Мы друг друга понимаем без слов и Винтерволл сам предложит мне свой подарок.
        — Это очень приятно. Сейчас мы отправимся в зал славы, где находятся мои доспехи. Хочу, чтобы ты лично увидел, зачем мне такая сфера.  — Заинтересовал меня Ваан.
        Пока мы шли, я глядел по сторонам и любовался необычным стилем построек. В каждом дворце свои прелести и необычности. Во дворце Винтерволла такой необычностью стали белые стены нескольких оттенков, по которым стекала вода. Кажется, будто стены зеркальные, но при этом ты видишь их оттенки белого и сферические формы. Когда подходишь вплотную к ним, стекающая вода усиливается и можно увидеть своё отражение. Здесь есть ещё одна хитрость или обман зрения, так сказать. Когда ты подходишь вплотную к стене, вода усиливается со всех сторон и отражает тебя вместе с другими водными стенами. Создаётся иллюзия, будто ты стоишь среди водного потока и кругом нет ни единой стены, камня, дерева, вообще ничего, даже неба.
        — Эту технологию придумал я вместе со старцем, к которому ты держишь путь.  — Поведал король.  — Она помогает мне расслабиться и выбросить из головы всё лишнее.
        — Ты ведь живёшь практически один, что тебя может потревожить?  — Спросил я, не отрываясь от падающей воды.
        — Многое. Например, как помочь тебе добраться до старца, не помогая?  — Ответил загадочно Ваан.
        — Это как понимать?  — Не совсем разобрался я.
        — Я бы мог спокойно помочь тебе пройти через портал, чтобы ты не рисковал жизнью, проходя внутренний слой Элеастры.  — Ещё более непонятно прокомментировал король.  — Но это слишком просто. Твой путь должен сложиться по-другому и пройти его ты обязан лично, без помощи наставников, используя лишь капельку советов от таких как я.
        — Что-то я совсем ничего не понял. Какая помощь, какие внутренние слои. О чём это ты вообще?  — В недоразумении поинтересовался я.
        — Вот видишь. Я всё больше и больше убеждаюсь, насколько ты ещё не готов к своему предназначению на этой планете.  — Промолвил Винтерволл и отправился дальше по коридору.
        Я побежал за ним, крикнув с далека:
        — К какому предназначению? Мне может хоть кто-то ответить на этот простой вопрос, на непонятной планете, на… в этом мире или хоть кто-что?
        — Ах-ха-ха. Ты себя слышишь со стороны, какой бред ты пытаешься нести.  — Добавил Ваан, смеясь во весь голос.  — Успокойся. Всё будет известно тогда, когда ты будешь готов это услышать. На Гайе или Земле, как вы её называете, разве нет такого понятия, как всему своё время.
        — Конечно есть.  — Не задумываясь ответил я.
        — Тогда почему вы  — люди, такие нетерпеливые, пытаетесь урвать всё и сразу, не задумываясь о последствиях.  — Пофилософствовал король.  — Представь, чтобы было, если бы каждому человеку дали силу бога. Он может делать всё, что угодно силой мысли. Твою планету бы уничтожили за доли секунд. Хотя в скором времени вы станете творцами и вам дадут такую силу. Но что?
        — Всему своё время.  — Нехотя проголосил я.
        — Вот именно. А теперь смотри внимательно.  — Продолжил Ваан, подойдя со мной в зал славы.  — Видишь эти доспехи. Они надеваются поверх мантии и когда я становлюсь драконом, то моё тело превращается в ледяного дракона. Ну почти ледяного, ты не знаешь таких сплавов, поэтому не буду заострять на этом внимание. Оно прочнее алмаза, но всё же поддаётся пробитию. Есть крепче материал, хоть и не в нашем слое. Благодаря сфере, мои доспехи примут иной цвет, а за ним и мой сплав станет совершенно другой.
        Винтерволл прочитал заклинание и вставил сферу в доспехи. Произошли удивительные вещи. Сфера начала таять, как ледышка под жарким солнцем. Она полностью впиталась в броню и сделала её фиолетово-чёрной. Король надел её и перевоплотился в дракона. На сей раз это было чудовище с чёрно-фиолетовой раскраской. Шипы и ледышки остались прежними, лишь изменивши цвет и видимо структуру материала. Появились голубые точки по всей брюшной полости, которые ярко светились, когда дракон выдыхал, а при вдохе  — становились оранжевыми. Глаза сияли изумрудным светом, а крылья напоминали звёздное небо.
        — Защитный слой, который наложила сфера мудрости на мою броню, называется божественным.  — Поведал Ваан, обратно воплотившись в человеческий облик.  — Это самая твёрдая порода камня, который невозможно увидеть. Его лишь можно заполучить силой мысли, обладая возможностью творить и создавать на благо всей планеты. Хранители сфер знают это и многие столетия практикуются в создании таких материалов. Божественный камень, который смогли узреть, распыляют на мелкие частицы и добавляют в сферу. А дальше ты видел, что происходит. И теперь я доволен своими доспехами, они божественны, не побоюсь этого слова.
        — Их теперь невозможно пробить?  — Поинтересовался я.
        — Всё возможно. Вопрос, сможет ли противник узнать, как?  — Ответил Винтерволл.  — Наши близкие тому пример. Когда грозит им опасность и тебе нужно решать, снять броню и спасти их или лишится своих братьев, сестёр, родных людей в общем.
        — Но ведь у тебя нико… Г-хм.  — Кашлянул я, прервав свою непробиваемость по поводу его семьи и продолжил.  — Никогда не будет врагов.
        Это я сказал первым, что пришло мне в голову, чтобы не договорить  — никого нет из родных и тебе нечего бояться.
        — Кто знает, кто знает. Позволь и мне сделать тебе небольшой подарок.  — Предложил Ваан.  — Я не могу дать возможность пройти через портал, но смогу дать свиток, который позволит быстрее добраться до старца. Только стоит помнить, что свиток левитации действует 12 часов. Этого времени катастрофически не хватит, чтобы выбраться из внутреннего слоя Элеастры.
        Я так и не понял о каком внутреннем слое идёт речь, но любезно поблагодарил короля за столь необходимый мне подарок.
        — Тебе стоит продлить время работы свитка.  — Продолжил Винтерволл.  — Уже стемнело, поэтому я покажу тебе дорогу к волшебному лесу, где обитает изумрудный единорог. Его сила не только в продлении человеческой жизни, если выпить его крови, но и в продлении времени действия любых свитков и способностей.
        — А это близко?  — Поинтересовался я.
        — Ох, нет. Волшебный лес довольно далеко отсюда, но я доведу тебя до нашего леса, где с рассветом появится небольшой портал.  — Добавил король.  — Ты сможешь пройти прямо к волшебному месту, где живёт единорог. Хотя этот долгий путь было предначертано пройти лично, но я не могу совсем не помогать своим друзьям. Поэтому придётся отвечать перед старцем. Да, Саан?
        Винтерволл сказал Саан. Что это или кто это я не понял, но уже не стал спрашивать. Главное, что я получил свиток и готов идти в путь. Приятно, когда многие вещи уже свершились и довольно спокойно, без каких-либо опасностей.
        — А почему во дворце пусто. Твои слуги и твой народ тоже живут в другом месте, как у Глордиана?  — Спросил я, вспомнив про Айли и его дядю.
        — В белом замке лишь я один.  — Ответил Ваан.  — Одиночество  — это не самое лучшее, но и не самое худшее, что могло произойти в моей жизни. Скажем так, белый замок  — моё место для медитаций и познания себя. Ты уже видел белых драконов в горах, там моё королевство, которое ничем не выделено, а замок, как бы так сказать на твоём языке. А замок  — штаб-квартира. Ты понимаешь?
        — Конечно. Белые драконы живут в королевстве Авэлио, что в горах, а дворец служит твоим медитативным центром и штаб-квартирой, говоря по-нашему.  — Прокомментировал я.  — И если кто-то прилетает доложить обстановку, то…
        — Тогда мы выходим на прогулку возле моего замка и обсуждаем всё.  — Дополнил Винтерволл.  — Здесь ещё находится «моя семья»  — Вайдрэги, если ты помнишь о полукровках. Их много, но они привыкли жить в здешних лесах, охраняемых моим взором.
        — А сколько их?  — Задал я вопрос из любопытства.
        — Ровно 6666 обученных воинов света.  — Заявил король.  — И продолжая свою мысль, хочу сказать, что такое число не является плохим, как принято считать в вашем мире. Это достаточно интересная цифра, которая таит в себе много волшебства.
        Мне было интересно слушать Ваана. Он обладал таким же приятным голосом, как и Глордиан. Казалось, будто они из одного и того же источника и чем-то связаны. Будто Элеастра любит их больше остальных. И всё же ещё один вопрос созрел в моей голове:
        — Ты сказал, что решаешь проблемы на прогулке. Значит мало кто заходил в белый замок?
        — Абсолютно никто.  — Промолвил Винтерволл, засмеявшись.  — Да, ты первый, кому я разрешил войти сюда. Возможно Элеастра ошибается, но она никогда не ошибается. Ах-ха-ха. Она никогда не ошибается друг мой.
        Вот такой странный, но вселяющий надежду ответ, дал король. Довольный подарком и разговором, я вышел из замка вместе с Вааном и мы отправились к лесному порталу.

        Глава 5
        Изумрудный единорог

        Несмотря на ночное небо, нашу дорогу освещала луна. Луна? Нет, это было нечто другое.
        — Что это такое?  — Поинтересовался я у короля.  — Оно не совсем похоже на нашу Луну.
        — Странно. Мы дали этому небесному телу имя Лунгафа.  — Поведал Винтерволл.  — Почти такое же по звучанию, как и Луна. Лунгафа представляет собой форму двух овалов, которые соединены с одной стороны и образуют угол в 66 градусов. Не знаю, как лучше объяснить тебе это, лучше нарисую.
        Ваан проиллюстрировал световое тело в небе необычным путём. Он будто бы управлял землёй. Когда его рука взмахнула, песок выровнялся, образуя чистый лист для рисования. Я в детстве делал это ногой. В одну сторону сметаешь песок и выравниваешь землю, чтобы рисовать палочкой. Потом, неизвестно откуда, с его руки полилась золотистая пыльца, создавшая форму Лунгафа. И наконец-то картина ожила. Она разделила овалы по центру, создала две красные линии, приподняла их в воздух и образовала угол в 66 градусов.
        — Поразительно.  — Воскликнул я.  — Как это происходит, что за волшебство?
        — Вот именно, волшебство. Ты сам ответил на свой вопрос.  — Подметил король.  — Надеюсь и ты сможешь в скором времени творить чудеса, а пока что смотри вон туда.
        Винтеволл указал на небольшую гору, которая виднелась среди лесной гущи и добавил:
        — Лунгафа осветит твой путь к горе, если искренне попросить её. Когда доберёшься туда, ты поймёшь, где портал. С первыми лучами солнца он должен открыться тебе, а мне пора в белый замок.
        — Постой! Если вместо Луны у вас Лунгафа, то как солнце доходит до вашей планеты или оно тоже называется по-другому.  — Заявил я, не хотя расставаться так спешно.
        — Ах-ха-ха. Совсем не те вопросы задаёшь друг мой.  — Засмеялся Винтерволл.  — Я думал тебя будут волновать абсолютно другие вещи, но я рад, если это не так и ты спокоен. Прощай, увидимся чуть позже.
        Я попрощался с королём так и не получивши ответа. Ваан в течение пяти секунд растворился как туман и мой путь снова был в одиночестве.
        — Главное не паниковать. Всё хорошо. У тебя ещё будут новые знакомства.  — Успокаивал я себя.  — Так! Нужно найти путь к горе. Стоп, нужно попросить показать путь к горе. Да, так и сделаю или нет. Нет, всё-таки сделаю. Да что со мной происходит? Что за вопросы в голове?
        Знаешь, если в голову лезут дурные мысли или их слишком много, подыши глубоко и всё нормализуется. Я сделал глубокий вдох, выдох, вдох. Закрыл глаза и представил себе Лунгафу.
        — О великое небесное тело Лунгафа, пожалуйста, освети мне дорогу к горе.  — С такой проникновенностью попросил я.
        И ты знаешь, свершилось чудо. Мой путь проявился. Я был несказанно рад, не столько проявлению, сколько самому чуду. Ты попросил и тебе природа помогла. Это первые мои успехи в волшебстве, если можно так сказать.
        Пройдя через лесную красоту к той самой вершине, меня вдруг озарило.
        — Если Элеастра помогает тебе, когда ты просишь, то почему мы забываем об этом даже в мирное время или время без проблем.  — Думал я.  — В действительности же. Взять наш мир, а вместо Элеастры, наших ангелов. Почему люди просят помощи у них только, когда им плохо или у них проблемы. Почему нельзя просить обо всём и всегда. Общаться со своими ангелами ещё никому не вредило. Проснулся и поблагодарил их за хороший сон, за здоровье и приятное настроение. Поел, прогулялся, пообщался с незнакомцем или знакомыми  — поблагодари и попроси повторить такие моменты. Чем больше мы просим у своих ангелов, тем больше они дают. Элеастра не может дать многого, если не просить её ни о чём и многое, если с намерением это делать.
        Говоря с самим собой, я не заметил, как взошли первые лучи солнца и рядом с горой проявился портал. Он был прекрасен своим переливающимся видом. Блестящие, яркие цвета розового и золота насыщали сам проход в волшебный лес. Я сделал несколько шагов, пройдя сквозь него и покрылся золотисто-розовой пыльцой. Больше ничего не произошло. Я как был в своём лесу, так и остался, но минуточку. Лучи солнца понемногу растворяли пыльцу, а вместе с ней растворялось моё тело. Вдоль горы пронёсся сквозной ветер и полностью развеял меня.
        В этот момент мозг погрузился в сон, а когда очнулся…, думаю ты догадался.
        — Опять темнеет, причём быстрее обычного.  — Подумал я про себя.
        Пройдя вглубь волшебного леса и вовсе стемнело, лишь маленькие светлячки кружились надо мной. Я не могу вспомнить, какая обувь на мне была до этого, но знаю точно, в волшебном лесу её не было вообще. Мне не хватало света, чтобы узреть всю красоту и волшебство леса. Лишь мягкая трава под босыми ногами.
        — Элеастра, помоги мне увидеть дорогу, по которой иду.  — Обратился я к планете, ожидая чуда.
        И чудо пришло. Я ощутил, как мягкая и нежная трава начала таять. Минуточку, трава, трава, не снег, а трава начала таять. Боже, это как вообще возможно. Она таяла, а я чувствовал, как иду по воде. Вода тёплая, совсем чуть-чуть и очень приятно для ног. Со всех сторон показались деревья, точнее необычный сок, стекающий по их стволам.
        Это был изумрудный и голубоватый сок, который касался воды и делал её светящейся. В течение нескольких минут весь лес был освещён. Я увидел, насколько он может быть прекрасен. Ночь  — это то самое время, когда стоит любоваться местом, где ты находишься. Когда ты приехал в новый город, совсем в другой стране, прогуляйся по нему ночью. Почувствуй его тишину, красоту без людей. Только ты и он. Это прекрасное чувство, которое обязательно нужно испытать.
        Я тоже остался наедине с ночным волшебным лесом, рассматривая огромные деревья и листву. Моё внимание привлекли растения, у которых огромные листья. Они напоминают лопух, только в десятки раз больше. Огромные листья, растущие на деревьях, светились звёздным небом. Маленькие, светящиеся точки создавали иллюзию ночного неба. Я лёг в тёплую воду, которая едва касалась кончиков ушей и смотрел в иллюзорное ночное небо с тысячами люминесцентных точек.
        В небе появилась фиолетовая пыльца, которая устроила мне целое представление. Она рисовала драконов, кентавров, минотавров, воюющих друг против друга. Когда представление закончилось, на деревьях и вокруг них выросли островки с драгоценностями. Вместо грибов и ягод были разноцветные светящиеся камни. Лес действительно был волшебным и красочным, как вдруг наступил холод.
        Я почувствовал это по воде. Она вмиг стала ледяной и мои ноги окоченели. Все камни потухли, покрывшись чёрным напылением. Со спины сильный ветер, который продувал кости. Услышав стук копыт, мне стало немного не по себе. Я вспомнил про подарок Айли, который лежал в мешочке. Достал пыльцу невидимости и высыпал её на себя, ожидая, что будет дальше.
        Ко мне приближался сгусток снежного облака и был заметен плеск копыт по воде. Я видел, как следы на воде приближаются ко мне, хотя не видно никого.
        — Зачем ты прячешься от меня?  — Спросил голос из невидимости.  — Мне известно абсолютно всё, что творится в моём лесу. Покажись человек.
        Моё тело парализовала, я испытывал шок. К тому же, не зная, как выйти из невидимости, я так и сказал:
        — Прости, но я не могу этого сделать. Если ты видишь меня, тогда сам покажись.
        Вокруг белоснежного облака забурлила вода. Она налилась ярко-изумрудным цветом и потекла вверх, образуя форму животного, похожего на лошадь. Создав образ, было ясно, что это единорог. Белоснежное облако окутало хранителя леса и появились крылья. Когда единорог открыл глаза, они зажглись голубым пламенем и в этот момент медленно, частичка за частичкой, появлялся кристальный рог на лбу.
        — Я Эйтиар  — изумрудный единорог, хранитель волшебного леса. Что привело тебя в столь далёкие места, человек?  — Поинтересовался он.
        Я достал свиток полёта и промолвил:
        — Только лишь продлить действие свитка. Я обещаю, что больше не потревожу волшебный лес. Мне действительно нужна твоя помощь Эйтиар.
        Единорог прошёл сквозь моё тело, посмотрев мудрым видом в глаза и заявил:
        — Очень сложно помочь человеку, который не способен стать камнем. У тебя слишком много мыслей в голове. Мне кажется, ты не долетишь до своей цели.
        — О чём это ты?  — Заволновался я.  — Что значит  — стать камнем? Я не могу изменить своё тело, во всяком случае пока. Мне нужна помощь в обучении или, я даже не знаю, в наставлении. Поэтому я хочу попасть к старцу, а для этого используется свиток, который стоит усовершенствовать. Я здесь, чтобы продлить время действия свитка. Помоги мне с этим.
        — Я с радостью это сделаю, как только ты полностью подготовишь своё тело.  — Мудро, но совсем непонятно проговорил Эйтиар.  — Ляг в воду, несмотря на то, что она холодная. Почувствуй, как земля наполняет тебя силой и теплом, которое греет твоё тело.
        Я, недолго думая, повторял за словами хранителя, слушая каждое его слово. Единорог продолжал:
        — Расслабь своё тело. Представь, как ноги наполняются тяжестью и становятся неподвижными. За ними и руки, будто корни деревьев, впитываются в землю. Твоё тело тяжелеет, все мысли из головы выходят. Ты стал камнем, который может лишь лежать. Закрой глаза и представь свиток. Он парит над тобой и не боится приземлиться на тебя, ведь ты уже камень и не представляешь никакой угрозы для него. Почувствуй его силу, как он наполняется ею, питаясь тобой. Голубое свечение постепенно сменяется изумрудным, капля за каплей, свиток дополняет себя новой энергией. Теперь открой глаза. Чувствуешь что-то?
        Я открыл глаза и мгновенно ощутил присутствие некого тела. Сняв мантию и подойдя к воде, я заметил в отражении свиток, который был воссоединён с моим телом и перенесён на спину как волшебная татуировка.
        — Что произошло?  — В недоумении поинтересовался я.
        — Ты попросил продлить время действия свитка и теперь вы одно целое.  — Пояснил Эйтиар.  — Не волнуйся, он не всегда будет нанесён на твоей спине. Когда закончится время действия, свиток исчезнет. Главное, что всю работу проделал лично ты. Когда мысли о ненужном будут перебивать тебя, расслабляйся и представляй, как твоё тело становится камнем. Это небольшое упражнение эффективно снимает всё лишнее.
        — Благодарю тебя хранитель. Больше всего я рад за учение, которое предоставляет мне твоя планета.  — Прокомментировал я.  — Лучшее, что могло случится со мной, уже произошло. Я встретил новых друзей, наставников, увидел необычные вещи, существ, строения и несказанно рад этому.
        — Ещё многое впереди. Ты даже не вышел из зоны комфорта на Элеастре.  — Добавил единорог, улыбаясь.  — Твой путь только начинается. Когда ты пройдёшь сквозь Грандиэль, твои приключения и опасности увеличатся в разы. Главное помни  — перед рассветом самая тёмная ночь. Чтобы спасти планету придётся пройти через тьму.
        Меня спугнуло сказанное. Я хотел больше узнать о чём толкует Эйтиар, но он исчез. Лишь последние слова доносились с уходящим ветром:
        — Грандиэль находится между двух валунов, он проведёт тебя во внутренний слой планеты. Найди его и внутри, тогда сможешь выбраться назад, но уже совсем не здесь. Старца найти возможно, если знаешь, как выбраться оттуда.
        Я абсолютно ничего не понял, но что поделать. Хранитель исчез и теперь стоит разобраться со всем одному, доверившись сердцу. Я начал размышлять:
        — Чтобы это могло значить  — Грандиэль? Видимо существо, раз сможет провести меня во внутренний слой. Находится между двух валунов. Обычно люди живут, а не находятся, возможно это и не существо. Опять много мыслей в голове, но мне же надо разобраться. Фу-ух, я сильно устал. Видимо стоит отдохнуть, а там решим.
        Пьянящий аромат леса сводил меня с ума и тянул на сон. Огромные листья склонились к земле и создали подобие гамака. Я прилёг на них, укутался будто одеялом и уснул. Как же на земле не хватает такой тишины. Дома ложишься спать и обязательно кто-то начинает сверлить, громко слушать музыку, кричать, устраивать разборки, а здесь этого нет. Чистый воздух, приятный аромат и полная тишина. Можно мгновенно уснуть и проспать вечность.
        Когда я очнулся, чувствуя, как силы наполнили меня, в лесу был день. Сквозь густые деревья пробирались лучи солнца. Вокруг играла музыка, причём инструментальная. Это необычная природная музыка. Приятно, когда можно слушать звуки по всему лесу, словно колонки, установленные во всех деревьях.
        Я отправился в путь. Моя задача  — найти выход из леса и определиться, где искать Грандиэль. Винтерволл говорил, что старец живёт на горе Кайла. Точнее сказать на горе этой горы. Значит мне осталось совсем немного. Конечно всё было куда сложнее. Я и понятия не имел, что произойдёт со мной в скором времени, но это совсем другая история.

        Глава 6
        Опасность всё ближе

        Не теряя времени, я двинулся в сторону солнца, чтобы тень была сзади. Не знаю, почему так происходит, но если дорога неизвестна, то я двигаюсь именно в таком направлении. Бродить по волшебному лесу долго не пришлось. Кто-то указал мне путь прямо к двум валунам, делая отметки на деревьях. Благодарю тебя неизвестное существо, которое оставляло голубые светящиеся знаки на деревьях.
        Я добрался до Грандиэля и хочу сказать, что был прав. Это не существо, а видимо портал во внутренний слой. Он был практически незаметным на фоне остальных порталов, что мне доводилось увидеть за время пребывания на Элеастре. Два больших валуна, покрытых синим мхом и расположенных в глубине леса, навалились друг на дружку, создав небольшую щель, едва заметную.
        Возможно, я бы прошёл это место и вышел бы из леса, так и не поняв, что такое или кто такой Грандиэль. Ещё раз огромное человеческое благодарю.
        И вот момент истины. Моё тело переместилось во внутренний мир и опасность была совсем близко. Приключения на пятую точку хоть отбавляй. Место, куда я попал, представляло собой бескрайние просторы тёмных лесов и огромных участков пустынь. Но необычных пустынь, а заколдованных чёрно-красных песков где царит адская жара и холод вместе.
        Вспоминая слова голоса, уходящего вместе с Эйтиаром:
        — Грандиэль проведёт тебя во внутренний слой, найди его там снова и сможешь вернуться назад, но уже совсем не здесь, а там, где живёт старец. Найди выход  — найдёшь старца.  — Я было понял, что имел ввиду единорог. Необходимо найти ещё один Грандиэль, который выведет меня на обратную сторону внешней Элеастры. Пусть мои слова покажутся глупыми, но видимо так устроен этот мир.
        Вспомнив, что у меня есть свиток полёта, я его активировал, взлетел в небо и осмотрелся. Тату в виде спирали светилось изумрудным цветом. Моя спина горела, когда я парил над землёй, в прямом смысле этого слова. Яркое зелёное пламя, которое загоралось каждый раз, когда я пытался взлететь. Рисунок на спине в виде спирали всё уменьшался и уменьшался. А ты знаешь, что, когда он исчезнет полностью, исчезнет и способность к полёту. Поэтому не стоит мешкать.
        Я так и сделал. Осмотрел местность и вдали увидел полыхающий огонь среди лесной гущи. Направляясь туда, мне пришлось спуститься за километр до огня. Почему? Пошёл сильный ливень. Стало жутко холодно. Земля превратилась в зыбучую грязь, в которой застревали ноги и движение превращалось в сплошной дискомфорт.
        Погода во внутреннем мире очень суровая. Мне не приходилось выживать в таких условиях, хотя это не самое страшное. Я абсолютно не знал куда идти, лететь и вообще, что мне делать. Ливень всё усиливался и усиливался. В добавок ко всему грянула молния и гром. Ситуация обострилась. Я промок, замёрз, сильно устал и хотел есть.
        Дойдя до небольшого лагеря, где был огонь, я было обрадовался. Надеялся, что меня примут, как и везде, согреют и дадут пищи. Конечно я не стал лезть сразу, к тому же вид у меня был не лучший. Моё белое одеяние полностью измазано грязью. Я был похож на бомжа, который проспал в мусорной яме несколько дней, а потом окунулся в харчи для свиней. И это всё за пройденный километр по отвратительной, гнилой земле.
        Забыл сказать, что запах у земли действительно гнилой. Будто тысячи разлагающихся трупов были перекручены на огромной мясорубке, а потом утрамбованы в землю. Не знаю, как ещё описать этот смрад, но я не мог вздохнуть полной грудью. Приходилось быстро дышать короткими затяжками. Благодаря грязи и ночному небу, мой образ был незаметным. Я прижался к дереву и стал выжидать момента, когда смогу подойти к огню и погреться.
        Лагерь, если можно так его назвать, был маленьким. Два навеса из рваных одеял и несколько бочек, возможно с ромом. У костра сидело два существа, один был похож на боевого волка, другой носорог. Оба, как и везде на этой планете, существа необычные. Передвигаются как люди на двух лапах, да и выглядят как люди. Вытянутые руки, ноги, шея, только образ животного с некими изменениями.
        — Ну где же они?  — Заворчал волк.  — Я не могу столько ждать. Уже двое суток никого не убивали из своих. Скоро там казнь пройдёт?
        — Надеюсь нам достанутся ноги.  — Подметил носорог.  — Не хочу опять есть эту жалкую голову, где одни кости.
        — О чём это они?  — Подумал я.  — Неужели я нашёл тот самый уголок на планете, где существа убивают друг друга, да ещё в придачу и едят умершего.
        Мне совершенно не хотелось подходить к этим ребятам. Я понял, что следующей ихней закуской станет моё тело. К тому же из-за угла вышли двое  — минотавр и ещё один волк.
        — Эти падлы не оставили ничего для нас.  — Агрессивно сказал минотавр.  — Хоть бы небольшой кусок, но нет.
        — Перебить бы это отродье за такую дерзость.  — Добавил второй волк.
        — Что?  — Взъерепенил носорог.  — Вы опять ничего не принесли? Нужно было отобрать у них кусок, принадлежавший нам по праву.
        — Если ты такой умный, то сам и отбирай.  — Ответил второй волк.  — Я не хочу стать ужином для этих головорезов.
        — Я хотел съесть ноги, хотя бы одну или даже стопу.  — Заявил носорог.
        — Ноги, руки. Всё на один вкус. Мне бы отведать печени  — это куда вкуснее вонючих ног.  — Промямлил первый волк.  — А ты можешь и ногами полакомиться, гнида.
        — Это кто здесь гнида. Мерзкая ты тварь.  — Гаркнул носорог.  — Видимо кто-то хочет стать ужином на сегодня?
        — Да, что-то слишком ты нарываешься на неприятности, волчий огрызок.  — Поддержал минотавр носорога.  — Парни, валите его. Ужин близко.
        И началось зверство, которое я ещё не видел в живую ни на своей планете, ни на этой. Носорог разбежался и повалил волка на землю, сдавливая ему голову. Волк чудом выкарабкался и спохватился за горящее полено, которое всадил в глаз носорога.
        — А-а-а, жжёт?  — Заорал носорог.  — Убейте эту тварь, пока я не убил вас.
        Минотавр достал булаву с шипами и нанёс сильнейший удар по брюшной полости волка да так, что его откинуло к дереву. Второй волк, стоявший за деревом, перерезал горло первому и завыл. Видимо подал сигнал, что сокрушил одного из своих.
        Меня было чуть не стошнило от увиденного. Сердце билось вдвое чаще обычного. Я испытывал шок и совершенно не мог пошевелиться.
        — Насколько существа здешних лесов обезумили.  — Подумал я про себя.  — Они напоминают средние века на нашей планете, когда уровень сознания был неимоверно низок. Кроме как подраться насмерть и напиться в хлам, ничего больше не было. Это самый страшный, деградирующий образ жизни, который я когда-либо встречал вживую.
        Носорог перевязал обгоревший глаз, подошёл к жертве, кинул его голову в костёр и промолвил:
        — Братья, ужин стынет, налетай. Сегодня поедим вдоволь.
        Я не хочу описывать, что там произошло. Думаю, ты и сам догадался. Только и видно было, как кишки разлетались в стороны и буквально через 10 минут от волка остались лишь окровавленные кости. Мерзость увиденного совершенно убила меня. Моё восприятие к планете резко изменилось и слова Винтерволла:
        — Приключения и опасности только начнутся. Я не могу провести тебя к старцу, ты должен сам это сделать, пройдя через внутренний мир.  — теперь обретают смысл.
        У меня абсолютно отпало желание согреться. Всё, что я хотел  — вернуться назад во дворец Глордиана, где красивые сады и много зелени. Пьянящие запахи и релаксирующий массаж. Пока я мечтал о комфортной жизни, свиток в виде спирали на спине загорелся изумрудным цветом, тем самым привлёкши внимание существ.
        — Ловите эту падлу.  — Взъерепенил носорог.  — Если он сбежит, то следующей закуской будете вы.
        Я понял, что парни настроены не совсем на дружественную встречу. Убегая от них, мне не удавалось нормально взлететь. Кругом густые ветвистые деревья с шипованными ветками. Приходилось лишь высоко прыгать. И конечно же в самый не подходящий момент, моя мантия зацепилась за такие шипы, что приостановило моё движение.
        — Не уйдёшь, тварь.  — Кричал волк, догоняющий меня.  — Ещё никто не смог убежать от меня живым.
        Пока я обрывал мантию, он запустил кинжал в область головы, чудом не попавши в неё и добавил:
        — Тебе от меня не скрыться.
        В момент, когда я освободился, волк прыгнул в мою сторону. Успевши в доли секунд взлететь и не попасть в лапы врага, я промолвил:
        — Фу-ух, непросто. Очень непросто.
        Волк сломал несколько веток и завыл. Он испытывал такое разочарование, что не смог убить меня. Мне даже стало жаль его. Конечно, мне тоже досталось неслабо. Я взлетел сквозь густую крону дерева и один из шипов сделал глубокий порез на правом бедре. Но времени на перевязку не было. Я снял кусок оборванной мантии и прижал к ране. Это сильно не поможет, но на какое-то время замедлит кровотечение.
        Теперь нужно решить, куда лететь. Это нужно сделать оперативно, поскольку небо чистое, темно и мою светящуюся спираль видно за километр. Слишком опасно летать в открытом небе, особенно во внутреннем мире, где видимо все готовы тебя убить. Выбор был невелик. Я полетел в сторону, противоположную той, откуда пришёл в этот мир.
        Через час полёта, который прошёл довольно-таки быстро, мне сильно хотелось спать. Я потерял слишком много крови и чувствовал усталость. Не помню, как всё произошло, но очнулся я посреди леса, над которым летел, в болотистой местности.
        На спине показалась лишь половина спирали светящейся. Это говорило о том, что прошло около 18 часов с момента использования свитка. Если убрать час времени, который я потратил на полёт и примерно столько же, с момента включения свитка, получается, что мой отдых посреди неизвестного леса длился 16 часов.
        — Молодец Алайе. Сначала любопытство, которое тебя чуть не угробило, потом рана на бедре, забравшая половину времени на свитке, а теперь неизвестное место, где темнота и никого нет. Это конечно хорошо, что никого нет, но плохо, что темно. Действительно, почему темно. Время идёт, уже почти сутки прошли, а по-прежнему нет солнца.  — Думал я, опять анализируя все за и против и забивая голову бесполезной информацией.  — Видимо во внутреннем мире и в правду всегда тьма. Нужно искать и позитивные вещи. Благодаря темноте можно найти Грандиэль, ведущий обратно в сказочную Элеастру.
        Остановить свиток нельзя. Используешь ты его или нет, неважно. Заряд уходит и его не вернуть, поэтому стоит поспешить. Я поднялся с земли, голова ещё шла кругом и лёгкое помутнение не покидало меня. Моё тело истощилось и хотело воды. Найти её было не сложно. Вопрос лишь в другом  — можно ли её пить?
        Она была на вид зеленовато-чёрной. Запах гнили отталкивал ещё больше. Но пить хотелось, причём очень сильно. Я вспомнил видео, где видел человека, рассказывающего о выживании в лесу. Он говорил, что болотную воду можно пить, придавливая рукой мох. Через него просочится вода, которая вполне хорошая. Но это совершенно другой случай. Я попробовал так сделать, но вместо воды повылазили мелкие черви, которые моментально впитывались в кожу.
        Меня бросило в дрожь. Мелкие червячки, которые безболезненно впитываются в кожу и рука покрывается гноем. Я быстренько поднялся и полетел с того места, паря над болотной жижей. Достигнув обычного леса, где нет никаких червяков и зловонного запаха, я подошёл к шершавому дереву и тёр ладони о кору. Эти мелкие поганцы также легко брызгали гноем, как и впитывались в руку. Это страшное зрелище, когда твоя рука кишит гнойными червями и брызги гноя летят во все стороны.
        Не знаю какой чёрт меня дёрнул осмотреть рану теми руками, которые покрыты выдавленным гноем, но результат меня удивил. Когда я осматривал глубокий порез, несколько капель гноя попало прямо туда. Эта белая жидкость была моим спасителем. Она моментально затянула порез, не оставив и шрама. Я решил полностью натереть ноги этим спасительным гноем. Ничего ужаснее, но при этом благоприятным, я не делал. Если бы кто-то послушал, что гной червяков моментально затягивает раны, меня бы отправили в психушку. А может это вовсе и не гной был, но всё равно это мерзко и отвратительно наблюдать за брызгами по всей руке.
        Обрадовавшись, что теперь мои ноги защищены, я отправился в путь. Небо немного изменилось, появились облака. Хоть это и не совсем красиво, наблюдать за чёрными облаками в тёмном небе, но радует, что хоть какие-то изменения. Видимо сейчас день и существа здешних лесов проснулись. Это были мои догадки, пока не стало всё совсем плохо.
        Землю бросило в дрожь. Это была не просто дрожь, а самое, что ни на есть покалывание в ногах и тряска тела. Голова резко заболела, запах вони усилился. Появились шорохи и скрежетание неких лесных чудовищ. По звуку можно сказать, что это были мелкие и костлявые существа. Вой и крик усиливался. Ноги охватил ледяной туман, который парализовал их. Я не мог нормально передвигаться, мои стопы схватили судороги.
        Туман улетучился влево от меня и среди деревьев показался призрак в чёрной оборванной мантии. Холод только увеличивался. По спине прошёл морозец. Я абсолютно не мог дышать, настолько тяжело было.
        — Убить его.  — Медленно и шёпотом говорил призрак, повторяя.  — Убить.
        За его спиной появился фиолетовый свет, который осветил тех существ. Это действительно были скелеты, с которых свисали куски мяса.
        Призрак медленно повторил два раза фразу «убить его», после чего резко и с криком сказал:
        — Убить!!!
        И за мной ринулась толпа разъярённых существ. Тёмный фиолетовый свет, который исходил за деревьями, стал ярким и осветил мне дорогу. Как оказалось, скелетов нельзя счесть, а значит проблема слишком серьёзная. На глаз могу сказать, что их тысяча, если не больше. Мне пришлось лишь улететь с того места, но…
        Конечно я не мог быстро этого сделать, поскольку среди густого леса не разгонишься, а эти твари были слишком быстрые. Сердце билось с такой скоростью, что казалось сейчас разорвёт тело. Мне действительно было страшно.
        — Неужели такой конец меня ждёт?  — Задавал себе я этот вопрос.
        Скелеты догоняли меня, а пустыни не видать. Как выбраться? Где выход? Я был в панике. Казалось, что лесу нет конца. Я было смирился с тем, что меня догонят, как вдруг заметил, что лечу вдоль границы с пустыней. Стоит лишь немного взять правее и вот он, выход. Свернувши с пути, я пробрался сквозь боковые деревья и вышел в пустынное поле. Здесь был не только песок, но и скальные развалины по всей пустыне.
        Обрадовавшись свободе и поднявшись в небо, на безопасное расстояние от врага, я полетел дальше. Слуги тёмного властелина или кому они там служат, преследовали меня, несмотря на моё доминирование. Я летел куда быстрее, чем они бежали. Вдали был заметен оранжевый пламенный свет.
        — Видимо, что-то интересное и весьма нужное.  — Подумал я, сфокусировавшись на цели.
        Мне казалось, будто всё закончено. Скелеты не догонят, а цель близка. Скоро выберусь назад. Как вдруг дикий визг над головой оглушил меня. В небе появились крылатые существа чем-то похожие на драконов, только слишком дистрофичные. Будто одни кости, обтянутые шкурой. Они издавали ультразвуковые крики, которые создавали направленную волну.
        Пришлось уходить вниз и мансить от звуковых волн крылатых тварей, прячась за развалинами. Там меня поджидали «друзья», бежавшие за мной всю дорогу. Они так хотели убить хоть кого-то, что я прямо сказать был бы согласен на это, если бы был уверен в своём перерождении. Я не думал, сколько времени осталось до завершения действия свитка. Моей единственной целью был пламенный свет вдали пустыни.
        Добравшись до него, мне стало ещё хуже. Это был пустынный мираж. Как же я был разочарован, примерно, как ребёнок, который ожидал подарка под ёлкой, а родители сказали, что он плохо себя вёл и дед мороз ничего не подарит.
        В какой-то момент я вспомнил, что не стоит волноваться, нужно прислушаться к сердцу и лететь в правильном направлении. Конечно, очень тяжело сосредоточиться, когда за тобой целая армия «друзей», готовых убить тебя. И всё же я смог расслабить своё тело и войти в состояние абсолютного безразличия к происходящему. Это меня и спасло. Я будто бы знал куда мне стоит лететь.
        Среди гор, где я укрывался от вражеских существ, находилась тайная пещера. У меня не было никакого желания туда идти, поскольку мозг сразу строил картину  — пещера, выхода нет, тебе конец. Но я всё равно туда отправился. Пещера вела глубоко вниз.
        — Ну с Богом.  — Промолвил я и прыгнул в самое сердце планеты.
        Падая вниз, я уже ни о чём не думал.
        — Так надо Алайе. Так надо.  — Успокаивал я себя.
        В какой-то момент стал виден свет. Сложно было представить, но внутри Элеастры есть пустоты, которые создают свой мир. В общем передо мной открылось пространство, где нет ничего. Один песок, огненная атмосфера и сияющий свет среди просторов. Когда я настиг света то понял  — это мой портал. Удача снова на моей стороне. Как же я был рад, что нашёл выход из этой дыры.
        Пройдя через Грандиэль, я снова очутился в волшебном лесу. Что-то поменялось в нём. Точнее сказать, я видел тот же лес, но чувствовал его по-другому. Я был уверен, что пришёл совсем в незнакомое для меня место, но туда, куда нужно. Туда, куда хотела моя душа. Это прекрасно.

        Глава 7
        Долгожданный приём

        Не тратя время даром, я отправился к реке, которую услышал неподалёку от места моего появления. Снова приятный запах свежих фруктов, пение птиц, свет и любовь второй твоей планеты. Несмотря на недолгое отсутствие, я успел соскучиться по этому миру. Всё-таки стоит ценить родные места всегда, а не только тогда, когда потерял их или давно не видел.
        Добравшись до реки, я осмотрел спину. Как единорог говорил, так и произошло. Время полёта вышло и спираль на спине пропала. Хотя мысли о том, как подняться в гору без возможности летать, меня не посещали. Я был дома и совсем не хотел думать о проблемах. Тем более у реки стояла лодка, которая манила своей красотой. Она будто бы говорила:
        — Алайе, приляг. Ты сильно устал. Расслабься и почувствуй дворец Глордиана. Представь зал отдыха, где ты выспался за несколько часов.
        Все эти мысли навеяли сон в мою голову. Скажу честно, энергии уходит много и не отдыхать было бы грешно. Забравшись в лодку, которая сделана из цельного куска сандалового дерева и украшенная драгоценными камнями, я прилёг, любуясь небом. Когда ты полностью доверяешь волшебству в здешних лесах, то не волнуешься за свою безопасность.
        Лодка медленно плыла по реке в неизвестном мне направлении. Я смотрел, как кучевые облака на лазурном небе перепрыгивают друг дружку, пытаясь обогнать. Изобилие цветов вдоль берегов, птиц в небе, звуков лесных существ, создавали атмосферу божественного существования. Никто не давит на тебя, никто не шумит. Всё происходит идеально и любые звуки только вдохновляют тебя, а не отпугивают. Я знаю, что такое быть студентом и пожелал бы им всем попасть в такую обстановку, где спать одно удовольствие.
        Я очень долго не ел, но благодаря обстановке, в которой находился, мне и не хотелось никакой еды. Разве что обычной воды. Думая о родниковой воде, я окончательно закрыл глаза и уснул. Что происходило в часы моего сна я не знаю, помню лишь лёгкое покачивание лодки, которое разбудило меня.
        — Где я?  — Спрашивал самого себя.  — Такой необычный и очень приятный вид.
        Лодка чудом не упала с обрыва, куда стекала река, образуя бесконечный водопад. Оглядевшись по сторонам, я заметил бутылку с водой. Неизвестно, как она появилась в лодке, но это подарок, от которого я не отказался. Выпив всю воду, я вспоминал о своём разговоре с Вэйном и Винтерволлом о старце.
        — Что же я такого упустил или забыл? Вспоминай Алайе, мы уже почти у цели.  — Поддерживал я себя, пытаясь вспомнить подсказки.
        В голову пришли лишь мысли о страхе. Нужно перестать бояться и поверить в себя. Нет ничего невозможного, а значит возможно всё. Если свиток полёта пропал, а я нахожусь у обрыва, значит так и должно быть. Держась за лодку, я осмотрел водопад, который спускался бесконечно вниз. Подо мной кучевые облака, а значит я слишком высоко сижу.
        — Невероятно!  — Воскликнул я.  — Надо мной облака и подо мной тоже. Что с этим миром?
        Пока я думал обо всём, течение усилилось и опрокинуло лодку вместе со мной. Падая с криком, я не знал, что делать. Опять неловкое положение, заставляющее принять всё как есть от неизбежности. В глазах промелькнула вся моя жизнь. Потом стало легче. Свободное падение около пяти минут.
        — Что вообще творится?  — В недоумении был мой мозг.  — Сколько ещё лететь?
        Облака всё усиливались и усиливались. Земли не видно. Дует сильный ветер. И тут бах, я лежу на земле.
        — Не может быть! Как это произошло? Почему моё тело не расплющило?
        День для меня стал удивительным. Такого экстрима в одно мгновение я не испытывал со времён, когда первый раз прыгал с парашюта на своей родной матушке Земле. Радость и хорошее настроение посетили меня.
        — Я жив! Алайе жив! Угу-гу!  — Восторженно проголосил я.  — Благодарю тебя Элеастра за спасение, за оберег, который ты возвела надо мной.
        Поблагодарив всех и вся, я отправился вдоль тропы, на которую упал. Туман рассеялся, облака поднялись чуть выше и осветили путь. Постепенно мою дорогу можно было увидать за километры. В самой дали видна гора  — высокая и весьма необычная.
        — Кайла!  — Промолвил я, вспомнив о разговоре с Вааном.
        Та самая гора, высотой в 6666 метров, на которой расположен дворец моего учителя. Точнее сказать старца, которого я всей душой хотел лицезреть. Мне не терпелось попасть туда, несмотря на расстояние до горы и саму высоту.
        — Здравствуйте Алайе.  — Нежный голос появился из неоткуда.  — Идёмте, я покажу Вам дорогу.
        Я вспомнил этот голос. Он появлялся в виде яркого ослепляющего света в снежном лесу. Свет проводил меня к Блуфи  — снежному тигру.
        — Пожалуйста, идёмте!  — Снова пискнул голос.
        — Приветствую тебя светик. Прости меня, прости за некультурное поведение в снежном лесу.  — Промолвил я.  — Можно узнать, как ты попал сюда или снова ничего не ответишь?
        — У меня нет имени.  — Ответил голос.  — Я живу везде и служу проводником для особых гостей нашей планеты. И сейчас моей задачей является помочь Вам найти Саана  — великого хранителя всей Элеастры. Возможно Вы его называете просто старцем.
        — Возможно.  — Неуверенно промямлил я.  — А как ты узнал, что я здесь?
        — Глупый вопрос. Я ведь только что ответил на Ваш или Вы не слушаете меня, а только лишь слышите.  — Мудро произнёс нежный голос света.  — Идёмте. Мы уже почти на месте. Всего несколько часов отделяет Вас от встречи со старцем.
        Мне не оставалось ничего, как последовать вновь за светом. Он парил над землёй всего в нескольких сантиметрах, оставляя золотистую пыльцу на дорожке. Вступая на неё ногами, я чувствовал нежное прикосновение тёплых энергий, которые щекотали мои стопы. Движение становилось лёгким. Я абсолютно не чувствовал своё тело. Казалось, что я представляю собой дух  — лёгкий и безмятежный, который порхает как бабочка.
        Добравшись до горы, голос спросил:
        — Можно остаться с Вами до утра? Ночью пойдёт сильный дождь, а мне нельзя мокнуть.
        — Конечно друг, если можно тебя так называть.  — Ответил я, пытаясь обнять светик.
        — Конечно можно, а лучше зовите меня Айли.  — Светик исчез на несколько секунд и появился в виде малыша Айли, с которым я простился в снежном королевстве Авэлио, что находится в горах.
        Айли залез ко мне на плечи и заговорил как настоящий:
        — Полный вперёд мой друг, на встречу приключениям! Нам следует попасть на самую вершину, а значит нужны крылья.
        Я был в небольшой растерянности. Соскучившись по Айли, я обнял мнимого его и мне полегчало.
        — Так точно. Что мне предстоит сделать, чтобы раздобыть крылья.  — Поддержал я разговор, полностью войдя в образ и не сомневаясь, что передо мной Айли.
        — Амур! Амур!  — Дважды воскликнул малыш.  — Выходи ко мне.
        Как же я был удивлён, увидев родного мне бурчика. Амур на удивление имел более мощные крылья. Видимо драконы сделали из него настоящее, летающее, милое существо.
        — Но как это возможно? Винтерволл говорил, что на обучение нужен месяц, а прошло меньше недели.  — В недоумении прокомментировал я сие увиденное.
        — Я могу показывать и создавать вещи, которые произойдут в ближайшем будущем или происходят сейчас.  — Подметил Айли.  — Ну всё. Хватит вопросов, а то пропустишь всё веселье. Полетели к вершине Кайлы.
        Мы оседлали Амура и взлетели высоко в небо. Бурчик стремительно набирал скорость, возвышаясь к пиковой точке. Полёт на любом существе, неважно каком, даёт ощущение свободы. Ты летишь над землёй и чувствуешь себя бессмертным. Способным в одночасье изменить мир вокруг, сделать приятное незнакомцу, увидеть то, чего не видят другие, помочь там, где невозможно это сделать, если не летать в небе как птица.
        Добравшись до вершины горы Айли притих:
        — Закрой глаза. Почувствуй стихию воды.
        Я встал над обрывом горы, закрыл глаза и вдохнул полной грудью. Буквально через несколько секунд после слов малыша пошёл дождь. Несмотря на промокшее тело, нам было приятно. Природа подарила нечто большее, чем просто мокрая одежда. Открыв глаза, я заметил огромное толстое дерево. Оно появилось из ниоткуда, призывая к себе своей мощью.
        — Пошли к горному дереву старца.  — Промолвил Айли.  — Там куда теплее и можно переждать ливень, который настигнет нас.
        Почему бы и нет.  — Отозвался я.  — Моё тело совсем не против согреться и будет весьма благодарно чудо-дереву.
        В стволе был огромный вход. Дерево представляло собой целую комнату, в которой очень уютно. Представь себе баобаб, только внутри вырезано всё и можно с лёгкостью поселиться там. Мы спрятались внутри дерева и смотрели на дождь, который действительно усиливался и превращался в тропический ливень.
        — Здесь тепло и уютно. Если бы ещё огонь, так и вообще обстановка домашняя была бы.  — Помечтал я в ожидании чуда. И чудо пришло.
        — Конечно, конечно.  — Проговорил Айли.  — Лунгафа! Принеси огонь в нашу скромную лачугу.
        Только малыш попросил об огне, как молния ударила в землю и отскочила в нашу необычную пещерку. Шаровая молния, в виде пучка фиолетового цвета, зарылась в центре дерева и вспыхнула пламенем огня.
        — Невероятно.  — Восхитился я.  — Как это произошло? Она из ничего вспыхнула и создала пламя огня. Как это?
        — Ты абсолютно забыл про помощь. Винтерволл предупредил тебя, что Лунгафа, она же луна на вашем, способна помогать всем жителям Элеастры, если помощь действительно нужна.  — Напомнил малыш.  — Я попросил огня и получил его. Не важно, как это произошло, теперь у нас есть тепло, а значит не стоит беспокоиться по пустякам.
        Мы отдыхали и больше ни о чём таком я не думал. Близилась ночь. Магический огонь быстро нагрел всё дерево. Прижавшись к тёплому стволу, я смотрел на звёздное небо и дождь, который постепенно утихал. На вершине горы воздух более разряжённый, мне вскружило голову.
        — Ничего страшного. Это нормально. Ты привыкнешь к этому.  — Добавил Айли, поглаживая Амура.  — Тебе предстоит многому научиться у старца и такие вещи, как головокружение, пройдут в первые же дни.
        — А когда мы увидим Саана?  — Поинтересовался я у светика.  — Все говорили, что он живёт на вершине горы Кайла.
        — А это не вершина горы?  — Перебил меня голос.  — Немногие способны попасть на эту вершину. Ты будешь одним из тех, кто это сможет, но уже утром. Как говорится в вашем мире  — утреннее решение бывает правильнее.
        — Ты хотел сказать  — утро вечера мудренее.
        — Спи уже, мудрец. Завтра всё узнаешь.  — С улыбкой ответил Айли.
        Мы улеглись, я смотрел на огонь, который медленно заставлял меня сомкнуть глаза. Мгновение ока и я вырубился.
        — Просыпайся! Алайе, завтрак на столе, иди кушать.  — Женский голос, похожий на мамин, разбудил меня.
        Но поднялся я не из-за него, а от слюны, стекавшей по моей шее. Обернувшись, я заметил Амура, который пытался облизать моё лицо. Он принёс мне несколько биоков, правда они были помяты, но ничего. Это лучше, чем ничего.
        — Как ты это делаешь?
        — Ты про что?
        — Как ты в точности спародировал голос моей мамы, которая в детстве звала меня завтракать.
        — Ну, я не знаю. Возможно ночью, пока ты спал, я залез в твою голову и просмотрел все мысли и воспоминания. Хочу сказать, что мир, в котором ты живёшь, гораздо приятнее этого.
        — О чём это ты?  — Задался я вопросом.
        — Видишь ли. На Элеастре всё идеально. Ну почти идеально и существа здешнего мира не могут увидеть всей картины в целом.  — Пояснил голос.  — Если бы на них обрушилось несчастье, они бы ни за что не справились с таким натиском. Их души слишком ранимы и не готовы к большим потрясениям. Чего не скажешь о людях. У них невероятно большая частота колебаний в эмоциональном плане. Любое существо нашего мира просто бы разорвало на части в секунды, если бы оно попало на Землю.
        — А почему так происходит?
        — Этого я точно не знаю. Но Гайя, настоящее имя твоей планеты, точно знает ради чего терпит всех людей. Вы очень необычные существа, куда необычнее всех бурчиков, пуников, минотавров, снежных тигров, драконов и других. Вы  — нечто неизведанное. Если бы ты мог увидеть свой мир с другой стороны, кто его охраняет и какое свечение вокруг твоей планеты, ты бы ни за что в жизни не покинул бы свою планету.  — Продолжал малыш.  — Весь поток энергий, который исходит от Гайи, все существа света, наблюдающие за вашим обычным существованием, всё это сводит с ума всю нашу галактику, вселенную и даже мироздание. Запомни, люди очень необычные создания, в которых воплощены гены многих цивилизаций. При этом они способны выживать и их не разрывает от такого разброса энергий. Мы все гордимся вами, пусть это и звучит странно, но так оно и есть. Верь в свою семью, во всех людей на планете Земля. Они меняются, а ты должен помочь им в этом, как помогаешь нам, хоть и не знаешь ещё всей правды.
        — Какой правды? Ты можешь рассказать мне о чём идёт речь?  — Пытался разузнать я уже в который раз, но всё безуспешно.
        — Вставай. Долгожданный приём уже близок. Старец ждёт тебя.
        Я поднялся, съел два помятых, но очень сочных биока. Попил дождевой воды, которая набралась в ямочках дерева и отправился в путь. Айли снова воплотился в светик, Амур исчез, а за ним постепенно стали исчезать дерево, камни и земля под ногами. С каждым шагом всё вокруг менялось.
        — Мы подымаемся на вершину Кайлы.  — Промолвил голос, улыбаясь.  — Не бойся, если не обнаружишь земли под ногами. Это вполне естественный процесс.
        Как светик сказал, так и произошло. Земля из-под ног исчезла, я буквально шёл по воздуху. Гора медленно, но верно превращалась в каменное торнадо, уходящее в землю. Посмотрев вниз, мне было не по себе. Почти семь километров пустоты под ногами, а где же дворец старца? Ещё немного и земля снова появилась. Вокруг образовавшегося пространства росли небольшие деревья и цветочные кустарники, жёлтых, оранжевых, красных и розовых расцветок.
        Передо мной появился дом, чем-то напоминающий эльфийский. Он был не столько большим, сколько чудесным. Я очень люблю эльфийские резные работы. Много зелени на домах, необычные крыши, украшенные чешуйчатым камнем лазурного цвета. Большие входные двери с округлёнными узорами.
        — Голос, а где старец?  — Волнительно спросил я, желая наконец-то увидеть его.
        — Я перед тобой.  — Ответил голос, перевоплотившись в эфемерное тело. Оно светилось ярче солнца, создав образ старца лет 70-ти.  — Я очень рад, что ты смог найти дорогу ко мне. Твоя воля очень сильна и, надеюсь, она поможет тебе развить в себе навыки доселе невиданные в твоём мире.
        — Ты всё это время был со мной?  — Растерявшись поинтересовался я.  — В образе Айли, в образе светика, тот нежный голос, который повстречал я в снежном лесу. Это всё ты?
        — Да, Алайе. Это был я. И хочу подметить, ты держался довольно-таки неплохо. В некоторых моментах мне казалось, что ты сдашься, но нет. Всё же люди не перестают меня удивлять. Ну хватит вопросов, идём за мной.
        — А как мне те…
        — Саан или старец, как будет угодно.  — Не давши договорить, ответил старец.
        — И ты можешь чита….
        — Я могу много чего, в том числе и читать мысли. Но не забивай себе этим голову, пошли уже.  — Добавил старец и отправился в свой храм.
        Я последовал за ним, светящимся телом в белой мантии, который больше представлял собой дух, чем живого человека. Хотя это образ и возможно он может изменить его на любой другой, примеров достаточно даже за последние сутки.
        Зайдя в храм, меня естественно привлёк невероятный вид по ту сторону. Необычно, хотя не на этой планете, видеть расширение пространства внутри строения. Внешне мы видели небольшой сад и дом, который парил на высоте семи километров. Зайдя во внутрь, картина резко изменилась. За окном виднелись бескрайние просторы цветочных лугов и сказочных деревьев. Вдали я заметил несколько водопадов, стекающих с гор и образующих озеро. Великолепный вид, который прервал старец словами:
        — С чего хочешь начать? Выбор очень большой, но я бы посоветовал с левитации.
        — О чём ты говоришь?  — Спросил я, обернувшись к нему.
        — Зачем растягивать время. Ты пришёл ко мне узнать зачем ты здесь. Чтобы я мог тебе поведать обо всём, стоит пройти испытания, точнее постичь основные навыки.  — Объяснил старец, говоря со мной телепатически.  — Тебе нравится, как я с тобой общаюсь или тебе приятнее говорить как человек, языком?
        — Нет, нет. Ах-ха-ха.  — Засмеялся я, произнеся эти слова мысленно.
        — Вот видишь. Всё не так уж и сложно. Ты уже говоришь со мной мысленно, а значит можешь передать мне свои чувства иным путём.  — Добавил Саан.  — Так что, ты готов к первому уроку?
        — Конечно. А почему именно левитация?
        — Я думаю, что у тебя получится это быстрее всего остального. К тому же летать  — самое приятное из всего, чему можно научиться.  — Подметил старец.  — Ведь твоя душа чувствует, как освобождается от земных проблем?
        — Да, учитель. Я полностью согласен с Вами.
        — Прошу, обращайся ко мне на «ты». Мы с тобой друзья и, если тебе угодно, я бы хотел начать.  — Добавил Саан.  — Я хочу познакомить тебя с Тирэйгом. Это твой будущий учитель левитации.
        Старец взял меня за руку, хотя это странно. Как я уже говорил, его тело представляло собой дух, который нельзя потрогать физически.
        — Если я сам этого не захочу.  — Подметил старец.  — Наше тело способно изменяться. Когда я нахожусь на более высоких вибрациях, меня не видно обычным существам. Когда вибрации понижаются, возможен даже телесный контакт с любым из вас.
        — Это восхитительно. А самое приятное, что я говорю с тобой мысленно. Ты понимаешь меня без слов и это здорово.
        Саан был настолько идеальным учителем, что я совсем забыл о том, как тяжело мне было попасть сюда. Мы вышли на балкон и растворились прямо в воздухе. Через пару секунд появились среди парящих в воздухе валунов.
        — Что это за место?  — Спросил я, восторгаясь красотой.  — Там что, драконы?
        — Да, драконы.  — Ответил старец.  — Я создал учебный центр, где можно тренироваться летать. Скажу по секрету, не все драконы умеют летать. Есть и такие, которых нужно обучать долгое время. Ну всё. Я и так заговорился с тобой. Посиди здесь, скоро появится Тирэйг.
        — Кто это такой и куда ты?  — Тревожно спросил я.
        — Слишком много вопросов друг мой. Ты сам узнаешь кто это. А что касаемо меня, я буду ждать тебя в своём храме. Когда закончишь тренировку, тебя доставят ко мне. Разберём твои ошибки, а после, я дам несколько советов. До встречи!
        Саан попрощался со мной и исчез. Что поделать, пришлось ждать Тирэйга. Кто это, я не знал, но поскорее хотел увидеться с ним.

        Глава 8
        Обучение началось

        Прошло очень много времени. Уже стемнело. Я было подумал, что он не появится, как вдруг пламя огня ослепило меня. Среди ночного звёздного неба появилось существо, которое невозможно разглядеть. Его ослепительное пламя утихло, а само существо заговорило:
        — Приветствую тебя Алайе. Я Тирэйг  — наставник по левитации. Надеюсь мне не придётся объяснять, чему ты будешь обучаться.
        — К-к-конечно нет.  — Ответил я, немного заикаясь.  — А могу я увидеть тебя. Твоё пламя ослепило меня и теперь я ничего не вижу.
        — Отлично.  — Засмеялся наставник.  — Значит ты не увидишь высоты, с которой тебе придётся прыгнуть головою вниз.
        — Не понял. Это что, такой розыгрыш. Какой прыжок?  — Недовольно спросил я.  — Я не собираюсь ничего подобного делать. Ты меня не заставишь.
        — Упрямство, первый признак тупости.  — Добавил Тирэйг.  — Не думай сейчас о том, что может произойти с тобой. Просто прыгни с каменной платформы вниз и всё. Я что, многого прошу?
        Мне пришлось промолчать. Спорить с учителем было бесполезно, к тому же я не для того попал сюда, чтобы лишиться жизни в первый же день обучения. Думаю, они понимают это. Поэтому недолго думая, я медленными шажочками приблизился к обрыву платформы и, набравшись храбрости, прыгнул.
        — Неужели я смогу взлететь?  — Размышлял мой разум, взвешивая все за и против.
        Единственное, что заставляло меня поверить в чудо  — это пройденный мною путь. Можно сказать, что я совершил невозможное, добравшись до старца. И теперь моё тело падает с непонятной высоты. Мне было приятно находиться в свободном падении, хоть и страшно. Страх заключался в том, что я не видел земли. Было слишком темно. Когда ты падаешь и не видишь куда, тебя бросает в пот. Удары сердца участились. Такой выброс адреналина не каждый день испытываешь.
        — Тирэ-э-эйг!  — Закричал я.  — Тирэ-э-эйг! Помоги. Мне очень дорога моя жизнь. Я не хочу так умирать.
        Напуганный до смерти, я пытался поверить в чудо. Я даже попросил помощи у Лунгафа, но всё мимо. Моё тело как падало, так и падает.
        — Видимо это конец.  — Думал я со слезами на глазах. И вдруг голос учителя приблизился:
        — Не вижу места для паники. Цепляйся за меня и полетели.
        — Но тебя же не видно!  — Возразил я, пытаясь узреть хоть что-то в ночном небе.
        — Как же ты хочешь научиться тому, что заведомо включает в себя страх и адреналин? Искать причины: я тебя не вижу, мне страшно, помогите, мне плохо, Тирэйг ты где.  — Начал передразнивать меня учитель.  — Садись сказал, я тебе кое-что покажу. И хватит руководствоваться лишь разумом, почувствуй моё тело, а не кричи  — я тебя не вижу, о боже мой.
        Слова Тирэйга воодушевили меня. Я протянул руки вперёд и почувствовал его присутствие.
        — Ну вот, а ты придумываешь себе проблемы. Всё проще, чем кажется.  — Наставник подхватил меня и пустился ввысь. Мы летели на огромной скорости всё выше и выше, видимо в самое небо к звёздам. Шучу. На самом деле я не помню, что произошло. Ведь мой учитель так хотел продемонстрировать своё умение летать, что напрочь забыл про сидящего на спине меня. Я лишь помню удар головой о твёрдый предмет и мгновенную потерю сознания.
        — Привет Алайе. Ты хорошо себя чувствуешь. Ау!
        Когда я очнулся, было светло. Я едва открыл глаза и увидел дракона. Он дышал мне прямо в лицо и говорил:
        — Извини, было темно и я не увидел камень, о который ты ударился головой.  — И после этого начал смеяться.
        — Почему ты смеёшься. И ты дракон? Просто поразительно.
        — Ну, во-первых, да, я дракон. Это не должно тебя сильно смущать, ведь мы лучшие в своём деле, а во-вторых глянь на своё лицо, если не понимаешь почему мне смешно.  — Подметил Тирэйг.
        Я испуганно подбежал к луже, чтобы осмотреть лицо, думая о большом синяке. Удариться головой об валун, размером с меня, это не совсем моя мечта. Но осмотрев лицо и убедившись в его целостности, я спросил учителя:
        — А что не так с ним. Что тебя рассмешило в нём?
        Он подошёл ко мне и сказал:
        — Видишь эту морду, она вечно чем-то недовольна, улыбнись.
        Тирэйг похлопал меня по плечу и попросил идти за ним. Я принял его слова к сведению и непроизвольно сам заулыбался. Это приятно, когда беспричинно смеёшься и подымаешь тем самым настроение себе и окружающим. Мне кажется, что мой пример служит наглядным показателем того, какими недовольными ходят люди на нашей планете. Они действительно чем-то недовольны и не могут улыбаться. Я был одним из них и благодарен Элеастре за то, что был им. Ведь теперь я совсем другой и слово «был», остаётся в прошлом. Если и ты улыбнёшься сейчас, то мир станет на одну улыбку больше и добрее. Не пренебрегай этим, оно помогло мне и, я уверен, поможет тебе.
        Мы поднялись по небольшим камням, которые парили в невесомости чуть выше места с лужицей и присели возле старого дерева. Мне было очень тепло и приятно. На душе полное спокойствие и блаженство. Мозг будто отключается и тебе просто хорошо. Никакие проблемы не тревожат.
        Я чувствовал себя лучше всех и более детально рассмотрел Тирэйга. Драконом он был отменным. Не таким, как на картинках, которые я видел в книгах. Мой наставник был куда лучше. Я представлял драконов страшными существами, которые извергают пламя огня и уничтожают всё живое. Как же я ошибался. Мне пришлось расспросить своего наставника:
        — Тирэйг, расскажи о себе. Вообще о драконах, кем ты являешься. Почему ты не огнедышащий, как я думал?
        — Друг мой. Нас очень много видов. Если тебе это очень интересно, позволь начать издалека.  — Задумался дракон и продолжил.  — Как ты думаешь, почему тебе интересны драконы? Мы ведь совсем не похожи на людей и у нас нет той близости, к которой вы стремитесь, хоть и не верите в нас.
        — А мне кажется, раз ты притягиваешь к себе, значит всё-таки есть, пусть и маленькая, но близость.  — Раздумчиво ответил я.
        — Конечно Алайе. Ты прав. Драконы и люди едины. У многих из вас идут мурашки по коже, когда вы смотрите фильмы про нас, где человек летает на драконе. В глубине души вы чувствуете, как сами этого хотите и возможно в прошлых жизнях летали на них. Твоя планета очень необычная. Когда её создавали, мы пришли на помощь. Боги хотели населить планету сказочными существами, а мы уже населяли её. Одни из первых, кто познакомились со стихиями и одни из самых мудрых существ на планете.
        — А какие они, драконы?
        — Не спеши. Всё впереди. Представь себе, что драконы изменчивы ко всему. Они могут менять окраску, размеры, состояние, качества и действуют на пользу природе.
        — Ты хочешь сказать, что большинство изменений в природе происходит благодаря таким как ты?  — Поинтересовался я.
        — Да мой друг. Именно так и происходит. Мы усиливаем природные явления. Драконы невероятно могучие существа, которые способны создавать такие миры как Элеастра.  — Продолжил Тирэйг.  — Давай немного помечтаем. Только прошу тебя не считать это бредом. Настройся серьёзно и представь, что ты создатель Элеастры или своего мира. Лучше вспомни свою планету. Всё, что у тебя есть  — это сгусток энергии, который меняется и создаёт нечто новое. Твоя планета напоминает огромный шар, где тысячи и тысячи разных потоков сливаются воедино и создают её новую форму.
        — Я не совсем понимаю. Как это происходит?  — Спросил я, пытаясь разобраться в словах дракона.
        — Я продолжу, а ты всё поймёшь.  — Успокоил меня Тирэйг.  — В нашем понимании всё это происходит благодаря природным стихиям. Так вот мы, драконы, имея способность изменять своё тело, трансформировать его, выражаясь твоим языком, вливаемся в потоки природных стихий и поддерживаем взаимодействие между ними. Так происходит баланс всех энергий, где основным её участником мы и являемся.
        — А как вы совершенствуете Элеастру и всё живое на ней?
        — Сложно, очень сложно ответить на этот вопрос, но говоря простыми словами  — все стихии работают в связке, благодаря драконам. Поэтому природа будто бы исследует сама себя и воплощается в наилучшем виде. Мы первые, кто могли создавать свои формы жизни на планете. Всё, что нам хотелось, мы могли воплотить в реальность.
        — Здорово. Наверное, это самое приятное в твоём деле, создавать новое?  — Подметил я.  — То есть ты видишь поток воды и можешь превратить его в лес?
        — Ну это вполне возможно, просто из-за большого расхождения в составе, требуется много энергии на такое перевоплощение. Но это возможно, да. Волшебное качество драконов в этом и заключается, что ты хотел изменить  — возможно. Мне не составляет труда превратить воздух в воду, а камень в огонь.
        — Невероятно. Но, как и любой обыватель, я бы хотел увидеть хоть малое чудо в действии. Пожалуйста.  — Попросил я продемонстрировать одно из умений Тирэйга.
        — Что ж, если это поможет тебе больше верить в нашу силу, я не против. Прыгай.
        — Опять прыгать?
        — Ну если ты хочешь увидеть чудо, то придётся чем-то пожертвовать. Начинай.  — Уверенно промолвил дракон, показывая рукой на обрыв.
        Я послушал учителя. Как тут не послушать дракона, в несколько раз превышающего тебя по размерам, который к тому же хочет продемонстрировать одно из своих умений.
        Падая вниз с летающего валуна, я уже не боялся разбиться. Меня полностью убедили в безопасности падения. Или нет? Опять в голову лезут дурные мысли.
        — Не думай о плохом. Расслабься.  — Поддержал меня Тирэйг, подлетевши поближе.  — Смотри на красоту планеты и наслаждайся падением.
        Я расслабился и спустя время стал замечать изменения в воздухе. Он начал исчезать, трансформируясь в капли воды. Ещё немного и моё тело окутало водяным облаком. Мгновение и всё, вместо воздушных паров  — вода. Обычная вода, которая держала меня в небе. Я сразу вспомнил про бесконечный водопад и спросил:
        — Учитель, а тот бесконечный водопад, уходящий в никуда, который среди облаков  — это твоя работа?
        — Конечно дружище.  — Засмеялся дракон.  — Это вполне естественный процесс. Я подумал, что такое необычное решение будет хорошим дополнением к сказочному миру Элеастры.
        Дракон плюхнулся в воду и лежал вместе со мной, продолжая рассказывать:
        — Ты знаешь, что вы, люди, способны развить в себе навык левитации, трансформации тела, да много чего. Ведь в вашем ДНК заложены и наши частицы. Возможно ты будешь первым, кто это попробует на себе, но надеюсь не последним.
        — Так если драконы такие могучие, способные создавать миры, зачем люди и другие сказочные существа?
        — Нельзя быть однонаправленным, нужно дать возможность всем попробовать себя в роли создателя. К тому же без других не видать эволюции. Драконы понимают это и передают свои знания остальным. Каждый изучает свою направленность. Видимо к этому мы и пришли. Ты хотел знать, почему я не полыхаю огнём, как это заведено в книгах, которые ты читал. Ответ прост  — мы, взаимодействуя со стихиями, постепенно стали делиться на воздушных, водных, огненных и каменных драконов. Это делается с целью познания конкретной стихии. Нам очень интересно совершенствоваться в какой-то конкретной стихии. Для меня это воздух. Я проникаюсь этой стихией и обретаю глубочайшую мудрость, постигая все тонкости. И советую тебе постичь хотя бы часть. Предлагаю окунуться в небольшую практику, которая поможет бороться с тьмой и страхом внутри себя.
        — Отлично, я готов. Что мне делать?  — Загоревшись желанием, я не мог отказаться.
        — Она очень простая и эффективная. Для нее даже не нужно входить в медитативное состояние. Просто каждый раз, когда на тебя начнет накатывать волна возмущения несправедливостью происходящих вокруг событий или страх перед неизведанным, делай следующее.  — Произнёс Тирэйг, закрыв глаза.  — Представляй себя на этом валуне, где ты находишься сейчас, откуда хорошо виден рассвет. И наслаждайся этим прекрасным волшебным видением: как поднимается из-за горизонта Солнце и постепенно разгорается этот огненный шар все ярче и ярче, растворяя в своих лучах всю Тьму, существующую на Гайе, все зло, все несовершенство и преображая их в Свет. Ты чувствуешь, как твоя душа успокаивается и принимает все происходящее вокруг как должное, что все идёт так, как задумано твоими хранителями?
        — Да. Мне даже тепло внутри, в области груди.  — Радуясь явным изменениям, ответил я.  — Что это?
        — Проявление любви и понимания. Принятие сердцем всего происходящего, без осуждения и критики.  — Поведал дракон.  — А теперь откинь все сомнения и попробуй сам взлететь.
        Вода исчезла. Я снова падал вниз. Но на этот раз меня не брал страх. Я был подготовлен к тому, что смогу взлететь. Моя вера была настолько сильна, что в какой-то момент я смог удержать на несколько секунд своё тело, не падая вниз.
        — Отлично. Я вижу результаты.  — Подметил учитель.  — Мне кажется, ты сможешь в скором времени летать.
        — Ты действительно считаешь, что я добился больших результатов.  — По-прежнему сомневался я.  — Ведь я ничего ещё не сделал, только-лишь задержался на одном месте.
        — Этого достаточно, чтобы понять суть левитации. Ты сделал базовое упражнение, которое теперь стоит развить и улучшить. В этом тебе поможет старец. Свою работу я сделал. Сказать по правде, я не думал, что ты так быстро научишься этому.
        Тирэйг было чуть не улетел после этих слов. Я мигом остановил его:
        — Постой, ты куда. Неужели это всё, а как же рассказ о драконах. Я хочу узнать больше. Возможно это пригодится мне в дальнейшем. Просвети меня. Я буду тебе очень благодарен. Я даже обещаю постоянно говорить слово благодарю, вместо спасибо, только расскажи о себе больше.  — Упрашивал я дракона всё сильней и сильней.
        — Что ж, хорошо. Я открою тебе один секрет, только пообещай мне следовать ему.  — Добавил наставник.  — Наш мир основан на взаимообмене. Стихии, получая огромную помощь от нас, открывают безграничный источник своей энергии, которую мы используем в своих целях. Главной нашей целью является поиск возможностей приумножить энергию, поддержав тем самым природу Элеастры. Так мы познаём принцип изобилия. Это является духовным законом для нас, благодаря которому мы гармонично развиваемся и эффективно направляем энергии стихий в свои начинания. Будь-то создание новых объектов, помощь деревьям, изменение форм, качества предметов и другое. Запомни  — всегда делись полученной энергией с окружающими и не забывай искать возможности её приумножения, чтобы твой личный запас не иссяк.
        — Тебя так приятно слушать. Я полностью понимаю всё, что ты говоришь. Благодарю тебя за совет. Я с нетерпением постараюсь начать новую жизнь в правильном направлении.
        — Вот и славно, а мне пора идти.
        — А можно ещё один вопрос? Винтерволл, он тоже дракон, как и ты?
        — Нет. Ваан великий из драконов, при этом он и не совсем им является. Лишь боевая форма позволяет показать нам его второе тело  — тело дракона. Он могущественный из всех драконов. В нашем мире есть драконы, которые не хотели изучать конкретную стихию, они решили постигнуть знания всех стихий. Таких мы называем эфирными драконами. Винтерволл один из них. Он познал процессы всеобщей трансформации и развития, которые происходят в сказочном мире Элеастры.
        — Он один из главных драконов. Значит и помогает всем расам. Но я пока не видел эльфов, гномов, да и людей особо не приметил. Кому тогда он помогает?
        — Всем существам Элеастры. Ты знаешь, возможно на других планетах живут эльфы, гномы, также, как и люди на Земле и им тоже помогают мои братья.  — Задумчиво ответил Тирэйг.  — Драконы способны перемещаться в пространстве, им не составит труда попасть на твою планету. Вопрос лишь в том, смогут ли люди увидеть их. Драконы, существа очень высоких вибраций и увидеть их возможно только тем, кто повысит свои вибрации до их уровня. А это мой друг может далеко не каждый. Ты понимаешь о чём я говорю?
        — Да. Получается я поднялся в своём сознании на новый уровень, раз вижу тебя.  — Задался я вопросом, желая услышать правду.
        — Получается так. Теперь ты не сможешь мыслить как прежде. Главное правило  — делиться полученными знаниями со своей расой. Они могут тебя принять за сумасшедшего, но пытаться стоит. Проси помощи у своих хранителей, они обязательно придут.  — Учитель промолвил последние слова и, попрощавшись, улетел. Расставаться с таким собеседником неприятно. Кажется, будто ты не можешь без него всего того, чему он тебя научил.
        — Как прошли занятия?  — Прошептал старец за моей спиной, чтобы не спугнуть.  — Тебе понравилось летать?
        — Саан! Откуда ты взялся? Мы как раз закончили занятие и мне хотелось бы отдохнуть.
        — Я пришёл за тобой, чтобы отправить назад в мой сад. Хочу подметить, что ты быстро улавливаешь азы левитации. Предлагаю пари. Если за месяц ты сможешь научиться летать, я расскажу тебе зачем ты здесь. Если нет, то секрет отложим на потом.
        — Отлично. Я готов продолжить тренировки.  — Охотно заявил я.  — Мне уже не хочется отдыхать.
        — Не спеши. Отдых необходим твоему организму. Не стоит разрушать своё тело без ведомой на то причины.  — Предупредил старец.  — Пошли домой, а я расскажу тебе про драконов ещё кое-что.
        Мы отправились в святую святых. В саду у Саана невероятный климат. Он настолько идеален. Умеренный ветер, солнце, тень. Всё гармонично сочетается с твоим телом и настраивает на творческую деятельность. Для любителей писать и рисовать, это лучшее место для вдохновения. Я лёг в гамак и, тихо качаясь, слушал старца.
        — Древние существа живут не только в небе или горах. Есть драконы, которые обитают в водных глубинах. Они делятся мудростью с существами морей и океанов. Я не хочу говорить о внутреннем мире, но предупреждаю  — Элеастра не всегда была планетой добра. Большинство существ, живущих на ней, деградировали от такой жизни и теперь живут во внутреннем слое. Возможно ты узнаешь потом более подробно об этом, но сейчас я лишь добавлю несколько слов о твоём вопросе к Тирэйгу. Ты спрашивал про огненных драконов. Они действительно существуют, но это самые агрессивные из всех видов драконов. Они были добрыми, пока один из нехороших людей увёл их за собой во внутренний слой. Тьма сильно изменила их и теперь эти существа обитают в жерлах вулканов. Их пламя стало ядовитым. Оно представляет собой зелено-огненный цвет. Эти твари слишком сильные и противостоять их яду тяжело. Но не будем о неприятностях. Ты научишься всему, что пригодиться тебе в бит… гк-хм, в будущем.
        — Ты хотел сказать битве?  — Волнительно спросил я, не хотя услышать ответ да.
        — Нет. Я просто ошибся. Отдохни, а завтра с рассветом начнём заниматься. Новое испытание  — новая возможность проявить себя.
        Старец исчез до следующего дня, но утро не наступило для меня. Тело Алайе погибло. На этом конец моей истории. Ладно, это не так. На самом деле я был слишком уставшим, несмотря на хороший отдых. Мой организм испытывал боли и покалывания. Я не мог понять, что происходит. Казалось, будто тело изменилось. В груди сильно жгло. Я не мог нормально дышать. Старец навестил меня:
        — Возможно это знак.
        — Что ещё за знак?  — Спросил я, вдыхая воздух с болью.
        — Твоё тело меняется. Сознание за последние несколько дней изменилось до неузнаваемости, а за ним и физическое тело трансформируется.  — Ответил Саан, приложив правую руку к моему сердцу.
        Мне полегчало, но не настолько, чтобы заниматься.
        — Значит это хороший знак, что моё тело испытывает боли?  — Поинтересовался я.
        — Возможно. Если не придавать большого значения происходящему. Видимо ты избранный, а это новые ощущения и новые эмоции. Смирись с тем, что твоё тело не будет прежним. Оно подстраивается под новые энергии. Идём за мной. Я хочу, чтобы ты испытал его на себе.
        — Кого это его?  — Не понимая, задался я вопросом.
        — Твоё тело. Такие вещи стоит испытывать в любой момент, когда предоставляется случай.  — Улыбнулся старец.  — Всё очень просто. Если тело изменилось, по всей видимости изменилась и способность к левитации. Я уверен, что сегодня ты откроешь для себя что-то новое. Идём. Время не любит, когда его тратят впустую.
        Мы отправились к старому замку. Это заброшенное строение на окраине леса, которое с трёх сторон окружено деревьями, а с четвертой стороны протекает река. Да не просто река, а источник силы. Но об этом чуть позже.
        Заброшенное место силы, так я назвал сказочный замок для тренировок, представляло собой средневековую обстановку с насыщенной зеленью. У входного моста расположились огромные каменные колонны, покрытые изумрудно-синим мхом от земли до верхушек. Сам мост сделан из дерева, от которого шёл приятный древесный, свежий аромат недавно срубленного ствола. Под мостом протекал источник силы, едва касавшийся его. Ворот в замок не было, а лишь каменная арка, покрытая цветами и зеленью.
        — Здесь по всей видимости никто не живёт?  — Поинтересовался я, осматривая входные стены.
        — Теперь живёт.  — Подметил старец.  — Твой новый дом, Алайе. И пока ты не изучишь навык левитации, будешь находиться здесь. Совсем один. И твоя жизнь наполнится одиночеством и грустью, а желудок будет твердить, что хочет кушать.
        — Зачем ты меня пугаешь? Я ведь не буду себя так вести и скучно мне тоже не будет, а еды много не надо.
        — Отлично. Если тебя не пугает всё мною сказанное, тогда приступим к занятию.
        — Что, прямо здесь? На мосту?  — Удивлённо спросил я.
        — А почему бы и нет. К тому же попасть в замок можно только через умение контролировать своё тело. Всё в этом мире живое, запомни это. Даже мост, на котором ты стоишь, живее всех живых и чувствует прикосновение наших ног.  — Прокомментировал Саан.  — Итак, ты готов?
        — М-м-м, да. Возможно.  — Слегка задумавшись, добавил я.
        Учитель взмахнул левой рукой и поднял моё тело в воздух.
        — Ты готов?
        — Я же сказал, что да.  — Эмоционально подтвердил я. Но совсем не ожидая, к чему именно стоило подготовиться.
        Саан опустил руку, а вместе с ней упал и я. Словно тушка, падающая с пятиметровой высоты. На удивление мне не было больно, несмотря на то, что я всем весом упал на грудь.
        — Что произошло? Почему ты бросил меня?
        — Ты сказал, что готов. Я отпустил тебя, но не думал о таком прекрасном падении. Впечатляет!  — Подшучивал старец.  — Ещё раз желаешь повторить?
        — Да. Сейчас я точно смогу.  — Уверенно ответил я.
        Но не второй, не третий, и даже не десятый разы, моё тело не смогло продержаться в воздухе дольше обычного падения.
        — Мне больно от таких ударов. Ты знаешь, что с моим телом? Видимо все органы внутри перебиты?
        — Как раз это меня и радует. Твоё тело полностью целёхонькое, без единого ушиба.  — Удивился старец.  — Стоит задуматься, а не изменилось ли твоё сознание. Тело полностью игнорирует падения и не хочет ломаться, может быть и сознание хочет тебе что-то сказать. Ты не думал об этом?
        — Как мне услышать свой внутренний голос, учитель?  — С интересом отнёсся я.  — Не хотелось бы снова услышать голос разума, а именно сердца. Хочу услышать голос сердца.
        — Вот видишь, ты сам ответил на свой вопрос.  — Подтвердил Саан.  — Ответа жди от сердца. Чтобы его получить, стоит находиться в состоянии полной безмятежности, поэтому ты здесь. Это место поможет тебе оставаться в таком состоянии, а мне пора. Познай себя, научись управлять своим новым телом. Оно ответит тебе тем же.
        — Постой, а как же я попаду в замок? Ты сказ…
        — Что я сказал?  — Перебил меня старец.  — Что в замок можно попасть только через умение контролировать своё тело? А может я соврал. Может стоит послушать своё сердце и не поддаваться на всё, что мною сказано. Научись чувствовать, а не думать. Это важнее.
        Наставник исчез. Я остался совсем один. Один или наедине со своим я? Может всё куда лучше, чем было. В действительности же приятно стало, когда рядом нет никого. Когда можно спокойно обдумать или, лучше сказать, почувствовать всё.
        Я решил прогуляться по замку и его окрестностям. Посмотреть дескать достопримечательности новых владений. Но моя прогулка закончилась сразу у входа, где росла необычная яблоня. Почему так? Яблоки были размером с черешню, при этом очень сладкие и питательные. Я сел под этим деревом и задумался:
        — И зачем я поверил в такую глупость? Действительно! Мы пришли в новое для меня место, где даже нет ворот, что говорит о полной свободе. Замок сам хочет, чтобы к нему приходили, а я навыдумывал себе запреты и повёлся на шутки. Зачем так усложнять себе жизнь? Вроде бы и не похож по сознанию на прежнего себя, на людей с моей планеты, но до сих пор веду себя именно так.
        Когда мои внутренние разговоры, с яблоками в руке, закончились, я встал, потянулся и направился к мельнице. Странно, как мне казалось, видеть мельницу рядом с замком. Она была довольно-таки необычной. А необычность её заключалась в лепестковых крыльях бирюзового цвета. Они кружились с большой скоростью и вырабатывали пыльцу, которая стягивалась у основания мельницы, подымая её в воздух. Это чудо буквально парило над землёй. Я так и не понял, зачем это нужно, но выглядело достаточно красиво. Такие мелочи помогают расслабиться и быстрее войти в состояние спокойствия.
        Я взобрался на самую верхушку мельницы и решил попробовать самостоятельно парить в воздухе. Прыгая вниз, крылья мельницы уносили моё тело вбок, что помогало мне продержаться в воздухе чуть дольше обычного. Такое упражнение стало незаменимым в моих тренировках. Изо дня в день я приходил к мельнице и упражнялся.
        Прошла неделя и ко мне в гости пожаловал старец.
        — Как продвигаются твои занятия? Ты уже всё осмотрел в здешних местах?  — Расспрашивал меня учитель.
        — Если честно, то я нашёл себе невероятно полезную штуковину.  — Ответил я словно ребёнок, которого впервые заинтересовала увиденная игрушка.  — Мельница помогает мне понять основы полёта. Я дольше парю в воздухе и чувствую сердцем, что это моё.
        — Можешь не говорить такого при мне. То, чем ты занимаешься сейчас, никак не поможет тебе в дальнейшем. Я думал, что тебе важен наш договор и ты хочешь успеть за месяц научиться летать. Видимо я ошибался.  — Старец развернулся и пошёл в сторону замка.
        — Подожди. Почему я занимаюсь не тем. Ты говорил, что стоит прислушиваться к сердцу и делать необычные вещи. А теперь я виноват и занимаюсь абсолютно не тем.  — Расстроившись, промолвил я.  — Куда же ты?
        Учитель ничего не ответил. Пришлось закончить свои тренировки с мельницей и бежать вслед за ним. Я догнал его возле яблони, где он ел маленькие яблочки как ни в чём не бывало, будто бы я только сейчас его заметил.
        — Отлично дружище. Мне кажется теперь тебя не отвлекают развлечения, вроде тех, откуда ты мчался ко мне.  — Кушая в обе щеки, смеялся старец.  — Предлагаю тебе небольшую экскурсию по замку, раз уж ты не удосужился за столько времени осмотреть сам все красоты этого места.
        Я согласился на столь необычное предложение, несмотря на то, что время идёт, а я ничему так и не научился. Мы отправились во внутренний двор. Опять же необычно. Как я уже говорил, яблоня находилась во внутреннем дворе, а мы направляемся в сам замок. Мои предположения  — внутри красивые средневековые залы, но нет. Внутри был ещё один дворик, полностью украшенный драгоценными камнями, которые висели на плюще. Это был не обычный плющ, а волшебный. Волшебность его заключалась в шипах, которые выстреливали изумрудами, кристаллами, янтарными камнями и прочим, прямо в центр двора. Камни собирались в одном месте и словно живые передвигались по земле, заполняя свободные участки плюща своей красотой.
        — А где же сам замок? Точнее залы или что там ещё бывает?  — Расспрашивал я Саана, на что тот мне ответил:
        — Здесь нет никаких залов, бальных мест и прочих ненужных просторов для веселья. Тут можно найти свободу, услышать своё тело. Посмотри на эти камни. Даже они живее любого из живущих на твоей планете. У них есть цель, они ей следуют, добиваются своего, никому при этом не мешают и оставляют после себя сказочную красоту, а не смерть, мусор, разрушение и голод.
        — Ты прав. Возможно стоит переосмыслить всю картину и научиться чувствовать сердцем, а не головой. Саан, ты можешь помочь мне насладиться прелестью этого места?
        — Ну конечно. Пошли дальше. Чудеса замка только открываются.
        Старец взмахнул правой рукой, как вдруг плющ сбросил все камни. Они воссоединились в одно целое, построив сказочную дверь у стены.
        — Прошу к заброшенному уголку.  — Продолжил наставник.  — Амалидисиус экспофео.
        После прочтения заклинания дверь открылась в новый мир, совсем непохожий на этот. Здесь я ощутил сильную энергию любви. Запах цветов, шум леса, красочность природы завораживали. Это тот же мир, только с усиленным всем. Не знаю, как ещё объяснить это, возможно я бы мог поделиться чувствами с тобой, будь ты рядом, но увы пока что рассчитываю на твою фантазию.
        — Что ты ощущаешь?  — Поинтересовался старец, смотря вдаль, где открывались бесконечные просторы лугов изумрудного кипариса и лаванды цвета индиго.
        — Любовь!  — Прослезился я.  — Нежность и свободу. Радость и полную безмятежность. Мне хочется взлететь и на скорости пронестись сквозь лавандовое поле, прикасаясь кончиками пальцев к лепесткам фиолетового цвета. Они оживут и превратятся в цвет индиго, а молодой кипарис проляжет между рядами, создав непрерывистую красоту от края до края.
        — Вот видишь сколько всего интересного и красивого ты представляешь, когда окутан безмятежностью.  — Добавил Саан.  — Запомни это чувство и постарайся не терять его, когда снова попробуешь взлететь.
        — Благодарю учитель. Ты столько даёшь подсказок. Побудь со мной, я хочу насладиться этим местом.  — Восхищался я, не слыша никаких откликов. Обернувшись, действительно не заметил старца. Он ушёл также тихо, как и пришёл.  — Саан, куда же ты подевался? Ты опять хочешь дать подсказку, но пытаешься преподнести её загадками?
        Учитель исчез. В эту секунду я почувствовал одиночество, но меня это не сбило с цели. Несмотря на все тяжести, которые предоставляет жизнь, я смог заставить себя работать дальше. Отдохнувши ночь на лавандовом поле, я вышел к основной части замка и продолжил тренировки. Моё подсознание настолько хотело взлететь, что помешать этому не могло ничто.
        — Алайе. Ты сможешь научиться летать. Это проще, чем ты научился ходить. Это проще, чем попасть на планету Элеастра. Ты столько всего прошёл и не можешь освоить левитацию. Перестань.  — Подбадривал я себя, пока не заметил изменения.
        Несколько прыжком и на четвёртый я парю в небе. Несколько прыжком и в небо. В небо. Меня поразили результаты. Я сломя голову побежал к мельнице, чтобы опробовать свои новые способности. Забравшись на верхушку, я прыгнул вниз и угадай что произошло? В этот раз моё тело полетело куда дальше обычного. Казалось, будто я стал пушинкой и меня несёт ветер.
        Ещё через неделю моих тренировок я научился держать своё тело, контролируя пространство подо мной. Взлетая на небольшую высоту, я мог останавливать своё тело. Это чудесное достижение по моим меркам на то время. Умение контролировать свою тушку, есть не что иное, как волшебство.
        Дни летели быстро, а результатов не было заметно. Я, как и прежде, не мог летать. Не разочаровавшись во всём этом, я продолжил тренировки. Мой рацион питания состоял из воды и маленьких яблочек, на другое просто не хватало времени.
        Я поставил перед собой цель  — научиться летать за месяц и шёл к ней. Занятия проходили с самого утра и до обеда. После тренировок ходил в волшебное место, которое открыл для меня старец. Там до самого вечера медитировал, но не сидя в позе лотоса и читая мантры, а наслаждаясь покоем наедине с Элеастрой. Иногда для полного счастья нужна абсолютная тишина и немного красоты, чего у меня было в изобилии.
        Так прошёл месяц и настал день демонстрации навыков. Как и любой другой человек, я нервничал, потому что не знал как поступить. Я чувствовал, что не готов показать старцу свои умения, хоть и многому научился.
        — Месяц прошёл друг мой.  — Появился старец как обычно неведомо откуда.  — Ты готов к своему первому экзамену на Элеастре?
        Я впервые заволновался. Никогда раньше не испытывал волнения при сдаче экзамена, а здесь так и прёт дрожанием ног. Не могу понять, что происходило со мной, но я не хотел никуда идти, точнее не мог этого сделать, даже, если бы и захотел.
        — Да. Возможно. Почему у меня ноги трясутся, Саан?  — Спросил я, отойдя от тяжести, которая легла на моё тело.
        — Это твоё первое испытание, которое стоит преодолеть. Ты не уверен, сможешь ли взлететь, хотя опыт за спиной говорит обратное. Это нормально  — волноваться перед неизведанным. Куда страшнее вслепую идти по воле случая.  — Поддержал меня старец.  — Не волнуйся. Время, отведённое тебе, вышло. Так что, если не справишься, то многого не потеряешь.
        — То есть как вышло?  — Недоумевая поинтересовался я.  — Прошёл ровно месяц или я что-то не учёл?
        — Всё правильно. Прошёл ровно месяц, а испытание будет завтра потому, что у Тирэйга неотложные дела. Он твой учитель левитации, а значит и сдавать ты будешь ему. Кто знал, что так будет.  — Смеялся старец, говоря будто шутками.  — Расслабься, не стоит нервничать и злиться. В мире не всегда так всё гладко, хотя и строим дорогу мы сами. Будь умнее, подготовься, а завтра полетишь ко мне во дворец.
        — На самую высокую точку? Там, где твой сад?
        — Там, где мой сад! Где тебя ждёт следующее задание, если сможешь конечно добраться до меня.  — Добавил старец и растворился, не сказав ни слова.
        — Как же меня бесят все эти исчезновения и загадки.  — Недовольно пробормотал я, пытаясь войти в дверь из драгоценных камней.  — Ещё и не впускают к лавандовому полю. Почему, когда возникают проблемы, они сразу наваливаются со всех сторон. Приходится получать удары с нескольких точек. Хотя ладно. Видимо рассвет перед самой тёмной ночью.
        В действительности так и было. Не настраивайтесь плохо, когда всё в жизни плохо. Помните, что всё не вечно и проблемы сегодня, могут стать победой завтра. В моём случае так и произошло. С самого утра я добрался к летающим валунам и позвал Тирэйга. Долго ждать не пришлось, ведь он уже подготовил для меня сюрприз.
        — Невероятно. Кого я вижу. Мой старый добрый человек.  — Промолвил с радостью дракон, подлетая ко мне со спины.  — Не могу поверить, что ты пришёл сдавать экзамен.
        — Я тоже рад тебя видеть, только немного волнуюсь. А вдруг не смогу взлететь?  — Неуверенно ответил я.
        Моя душа ушла в пятки. Я осознал, что прыгать мы будем совсем с другого обрыва, когда Тирэйг нагнул крыло и кивнул головой, мол присаживайся, полетим.
        — А мы куда?
        — К горе, по которой ты забирался, чтобы навестить Саана.  — Заулыбался дракон.  — Примерно на трети есть обрыв, где отличный вид и где течёт водопад. Вот с той точки мы и будем прыгать.
        — Прыгать? Хотя да, что я такое говорю. Мы же летать будем и, надеюсь, я смогу это сделать. Никто не увидит, как я разобьюсь или упаду в обморок. Старца рядом не будет. Жизнь моя на волоске. Скоро ме…
        — Да успокойся же ты. Ничего страшного в этом нет. Что ты начинаешь паниковать раньше времени. Вспомни все мои, Саана, друзей напутствующие слова и прыгай.  — Подбодрил меня наставник.  — Нет ничего приятнее полёта. Ты сам мне об этом говорил. Так представь, что ты умеешь летать и лети. Ты же научился многому, осталось совсем чуть-чуть. Ты почти у цели, не сдавайся, иди вперёд. Не попробуешь сейчас, будешь сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь, а она будет как назло долгой и скучной, а повторить подобное не будет шансов. Делай сейчас то, о чём потом будешь вспоминать с радостью и гордостью.
        Слова Тирэйга вдохновили меня настолько, что я без задней мысли сел ему на спину и мы отправились к водопаду. Подойдя к самому обрыву, я взглянул на дракона, потом вниз, потом опять на дракона, закрыл глаза и сказал шёпотом:
        — Алайе, ты умеешь летать!  — И прыгнул вниз, задержав дыхание.
        Брызги воды освежили моё тело. По спине прошёлся холодок. Я чувствовал, как приближаюсь к реке, куда падала вода. Сделав глубокий вдох, я открыл глаза и немыслимой силой смог в последнюю секунду изменить направление тела и лететь уже вдоль реки.
        Как бы я хотел поделиться этим чувством, чувством победы. Когда ты достиг высот в сказочном мире, это дорогого стоит. Одно дело летать, имея эту способность, другое дело летать, обучившись этому. Я не мог нарадоваться дару, полученному мною в этот момент. Всё произошло в одно мгновение. Ещё вчера у меня тряслись ноги, а сегодня я летаю как дракон среди холмов, лесов и гор. Невероятное чувство, которым хочется поделиться со всеми жителями Земли. Особенно с теми, кто потерял веру в волшебство и полностью погряз в трёхмерный мир иллюзий и обмана.
        Я не мог нарадоваться этому счастью. Совсем забывши о задании, я парил над землёй вдоль гор, рек, озёр, леса. Это неописуемый восторг. Когда ты летаешь, столько всего можно увидеть за малый промежуток времени. А главной частью здесь являются эмоции. Когда ты перемещаешься путём телепортации это одно чувство, а когда летаешь и видишь всё происходящее своими глазами, это совсем другое.
        Я был очень рад, что первым изучил левитацию. В тот день я почувствовал настоящую свободу. После того, как ты начинаешь летать, остановить это чувство невозможно. Тебе хочется даже спать в полёте. Ты готов жить всё время в небе, лишь бы не отвлекаться ни на что другое. Только ты и полёт среди неописуемой красоты.
        Вспомнив о своём задании, я устремился вверх, на самую вершину Кайлы. Мне не терпелось похвастаться своими навыками перед старцем. Естественно он бы оценил мои заслуги и моё стремление достичь высот. Набрав приличную скорость, я достиг пика горы в считанные секунды. Ещё никогда в жизни я не чувствовал такого прилива сил. Сад моего наставника был близок. Я приземлился в самом центре, сделал несколько глубоких вдохов и направился к его храму.
        — Саан, я пришёл, точнее прилетел.  — Не удержавшись, похвалил я сам себя.  — Может выйдешь и оценишь мой навык.
        — Зачем столько шумихи из-за первой изученной способности. Тебе предстоит ещё многое изучить и поверь, левитация, не самое сложное, хоть и самое приятное по ощущениям.  — Улыбнулся старец, разъяснив мне всё по полочкам.  — Я рад, что первый навык изучен за короткий срок и совсем не рад, что твои амбиции растут с такой же скоростью. Убавь немного пыл и займись делом. Вот стоит ведро, помой ступеньки и веранду, а я пока определюсь с твоим заданием.
        — Что? Ты просишь меня помыть ступеньки после того, что я сделал?  — Недовольно спросил я, отлынивая от дел.
        — А что, это стало проблемой для тебя. Не можешь помочь старику в совсем простом деле?  — Поддел меня Саан.  — Мне кажется это не составит большого труда такому великому существу как Алайе  — обученному левитации.
        — Снова ты подшучиваешь надо мной. Может хватит. Хорошо, я помогу тебе, но пообещай, что расскажешь мне правду  — зачем я здесь. Один день не сделал погоды, я всё равно смог обучиться навыку за месяц. Я мог и вчера сдать экзамен.
        — Точно?  — Переспросил учитель.  — А вот мне так не показалось. Случайности не случайны мой друг. Возможно вчера ты бы и не смог сделать всего того, что вытворял сегодня.
        Конечно старец был прав. Он видел меня насквозь и прекрасно понимал, в каком состоянии я находился вчера, а в каком сегодня. Я не мог спорить с всевидящим и пришлось лишь поубавить свои амбиции и вернуться к обычному человеческому физическому труду.
        — Видишь. Работать руками иногда полезнее, чем головой. Помогает приземлить человека и не давать волю фантазиям и тщеславию. Научись во всех видеть одинаковость. Не стоит принижать заслуги уборщика, если ты бизнесмен. Благодаря его труду, ты можешь ходить по чистым улицам. Только благодаря таким простым людям, как он, возможен баланс и гармония. Для любого существа, живущего на Элеастре, другое существо имеет такие же преимущества. Пусть это будет король и придворный. Они уважительно относятся друг к другу потому, что оба знают свои полномочия и свою роль в жизни. И если бы не было придворных, король бы не смог чувствовать себя королём, а второй не смог бы найти себе другое место. Всё взаимосвязано. Научись ценить всех и не превышай свои заслуги выше остальных.
        Меня опять накрыла буря страстей и эмоций.
        — Прости меня учитель. Я действительно возвысил себя и на секунду посчитал себя даже выше тебя. Прости.
        — Я рад, что ты признал свои недочёты. Запомни, когда человек признаёт свои ошибки, он меняется. Если бы люди, любящие выпить, признали бы правду о своих слабостях, они бы смогли перестать выпивать. Но с этим справляются единицы и это печально. Что поделать, жизнь она такая. Люди строят преграды в своей голове, выстраивая их тем самым наяву.  — Старец обнял меня и впустил сквозь моё тело луч света, который согрел его и создал оболочку во вне.
        — Что это такое?
        — Твой оберег. Он сам появляется возле существа, которое признаёт свои ошибки и готово их исправить. Своего рода мотивация, помогающая тебе проявить истинное желание души.  — Продолжил Саан, заглядывая в магическую толстенную книгу.  — А вот и твоё новое задание. Мы должны найти Молтиса и ты просто обязан изучить телекинез.
        — А кто это такой, этот Молтис?
        — Не забегай вперёд. Ты сам всё узнаешь. Могу лишь сказать, что он научит тебя не только передвигать предметы, но и использовать свои внутренние силы, а их у тебя бесконечно много. Ты сам не представляешь на какие подвиги, ну и зверства конечно, ты готов пойти. Он всему тебя научит, только прислушивайся к его советам повнимательней, а это уже мой совет тебе. Ну что, в путь?
        — Да Саан, я готов к новым испытаниям. И сейчас я говорю чистую правду, безо всяких сокрытий.
        Мне в действительности хотелось начать обучение, чтобы понять и другие ценности. Хочу подметить, если первые результаты были получены, они полностью оправданы, тебе хочется продолжать изучать что-то новое. Этот процесс также не остановить, как и процесс лени в человеческом теле.
        Когда я страдал ожирением, мне казалось непосильным стать нормальным человеком. После изнурительных тренировок я смог привести своё тело в норму и знаешь что? На этом мои победы не закончились. Стоит лишь раз измениться и это не остановить. Хочется постоянно поддерживать тело в норме, изучать литературу по сохранению стройной фигуры, питаться правильно и прочее.
        После реализации физических успехов, мне хотелось развиться и духовно. Всё начинается с простого, а заканчиваться не перестаёт. Главное перейти барьер между той жизнью и жизнью теперь. Я смог это сделать и надеюсь каждый сможет сделать тоже самое. Это не сложно, просто не стоит думать лишь головой, как говорил Саан, научись чувствовать сердцем и после ты никогда не будешь ошибаться.
        Тем временем я отправился в лес силы  — это центральные земли той самой Элеастры, в которую я попал, пройдя внутренний её слой. Понимаю, что очень всё запутанно, но не буду забегать наперёд. Всё познаётся постепенно, главное уметь выждать момент и действовать. Старец направился со мной. В этот раз мы не использовали никакие коридоры, а медленно и неспеша добрались к месту назначения.
        Лес силы или центральные земли представляли собой сплошные, густые, насыщенные красками деревья с огромными площадями. Среди них были вырублены места под арены и тренировочные лагеря. Всё это навевало атмосферу силы и дух воинов. Сложилось впечатление, что в здешних лесах обучаются самые сильные существа. Что-то вроде кентавра, который ломал топоры и постоянно приходил в кузницу, чтобы поругаться с Ферном, другом Палфа, если помнишь таких. Я познакомился с фруктовым магнатом, когда попал впервые на рынок Элеастры.
        Наш путь начался с самой окраины леса. Старец провёл меня к сказочным дубовым воротам из золотистой древесины. Могучие стволы деревьев, уложенные друг за дружкой, представляющие толстенную стену. Казалось, что взрывчаткой нельзя будет снести такую мощь. Вход в такой лес охранялся двумя человеко-быками, фиолетово-красного цвета. Они сильно походили на людей с головой быка и ростом, вдвое превышающим наш. В ручищах лежали секиры со светящимися лезвиями голубовато-белого цвета. Глаза светились изумрудно-чёрным цветом, но не создавали настораживающий вид.
        Саан подошёл к ним и спросил:
        — Вой, Лой, как ваше ничего?
        — Лучше некуда старец.  — Сказал первый.
        — Видим, нашли себе ученика?  — Добавил второй.
        — Да! Идём к Молтису, постигать уроки телекинеза. Надеюсь, это новый хранитель Элеастры.  — Загадками говорил старец, поскольку я не совсем понимал о чём идёт речь.
        — А Молтис как раз идёт к вам навстречу, узнав об этом хилом воине.  — Посмеялся Вой.
        — Надеюсь, что вожатый сможет сделать его сильнее и более высоким, если это возможно.  — Подметил Лой.  — Иначе ему не место среди нас.
        — Также, как и тебе среди нас!  — Ответил я, немного обозлившись на слова Лоя.  — Не думаю, что мои навыки хуже твоих.
        Старец положил мне руку на плечо и дал понять, что пора остановиться, если мы хотим без проблем зайти внутрь.
        — Не стоит огрызаться Алайе. Помни, что я тебе говорил  — не всем даны одинаковые возможности, один может быть сильнее, но глупее, а другой слишком умным, но при этом не дожить и до средних лет.  — Говорил со мной старец телепатически. Его слышал только я и мне становилось легче, ведь он был за меня и мог постоянно исправлять мои ошибки, хоть я и не горжусь этим.
        — Вой, Лой, простите меня за грубость, просто я немного устал и не контролирую свою речь. Ещё раз извините меня. Можно нам пройти в лес силы, пожалуйста!  — Ни с того, ни с сего пробормотал я, сам удивившись этим словам.
        Стражи посмотрели с серьёзными мордами на меня, а потом улыбнулись и дополнили:
        — Милости просим Алайе. Мы не хотели так резко встречать новых гостей, поэтому не смогли сдержать смеха.
        Приятно, что мы договорились и разошлись на хорошей волне. Пройдя в гущу леса, старец продолжил разговор:
        — Молодец. Это было прекрасно. Ты смог сам постоять за себя и дать отпор двум дылдам. Да, они сильные и всё такое, но твоя поставленная речь сделала своё дело. Ты не перестаёшь удивлять меня мой мальчик и посему я хочу поделиться с тобой той самой тайной, которую ты хотел услышать.
        — Зачем я здесь?  — Перебил я старца.
        — Да. Зачем ты здесь?  — Продолжил Саан.  — И ты знаешь, мне не хотелось начинать прямо сейчас, но видят с выше стоит это сделать именно здесь и именно в это мгновение.
        Старец поведал мне всю правду. У меня чуть не остановилось сердце. Я не знал, что думать, что говорить, что делать. Знай лишь то, что после этого разговора я в корне поменял своё отношение ко всему. Этот разговор был самой важной частью моего пребывания на этой прекрасной планете. Я понял в тот день, зачем я появился здесь. Для чего меня обучают всем навыкам. Какую роль я сыграю для Элеастры и её защиты.
        Рассказать сейчас обо всём сразу я не могу. Пусть это будет нашим секретом, но этот секрет таит в себе необычную историю.

        Глава 9
        Нападение на лагерь

        Мы подошли к одной из арен. Местечко скажу сразу было слегка невзрачным. Казалось, будто всё загнивает и вскоре вовсе превратится в мрачный, гиблый участок земли. Посреди арены столбняком расположился густой туман серо-малинового цвета. Он подкрадывался к нашим ногам, пытаясь что-то донести.
        — Что происходит?  — Напугано спросил я.  — Мне стоит волноваться или это обычная проверка?
        — Волноваться не стоит ни при каких условиях, даже если это не проверка.  — Подбодрил старец.  — Молтис, это ты? Если да, то покажись нам. Не хочу тревожить по пустякам, но мы договаривались о встрече.
        Вдруг туман резко стал мягким и тёплым. Он улёгся на земле, создавая уютную атмосферу вокруг. Вокруг арены появилась зелень, огромные камни с вырезами, магическая пыль на песке. Мы встали посередине и ждали. Чего именно, я не знал. Пока не увидел, как волшебный туман стал превращаться в существо похожее на минотавра. Размер его превосходил нас в раз десять. Старец прижал меня к себе и обратился к могучему существу:
        — Приветствую тебя Молтис! Я думаю не стоит пугать нашего ученика такими размерами. Прими нормальный облик, чтобы мы смогли поговорить с тобой.
        — Старец! Моё почтение. И тебе друг мой.  — Промолвил минотавр.
        Мне было приятно, что со мной обращаются на равных. Мой новый учитель принял естественный размер. Теперь Молтис был ростом около 3 метров. Да!!! Это тоже не малый рост, но более приемлемый для беседы и взора.
        — Ну что же Алайе. На этом я прощаюсь с тобой. Конечно не навсегда, но и не надейся на скорую встречу. Помни, ты под моей защитой всегда и можешь обращаться ко мне в любое время через мыслеформы.  — Добавил Саан.  — Теперь твоим новым учителем будет Молтис. Он очень мудрый и смелый. Слушайся его и сможешь достичь таких же огромных успехов, как и у Тирэйга.
        На этом мы и попрощались со старцем. Я последовал за минотавром в лагерь. Никакого страха и волнения, только вера в новые знакомства и приключения. Мне было приятно, что у нас сложилась дружественная атмосфера. Я начал расспрашивать его о занятиях. Чем мы будем заниматься. Какой распорядок дня. Как он стал таким огромным и вообще, как появился из тумана? В общем, набор вопросов, не связанных друг с другом.
        Это всё крутилось в моей голове. Я хотел всё знать. Жалко, что минотавр не мог говорить со мной телепатически, тогда наше общение можно было бы ускорить. Молтис рассказал мне, что будет учить навыкам телекинеза, конечно и силовым навыкам тоже научит. Мы практически понимали друг друга без слов, хоть и не могли говорить мысленно, как со старцем.
        — Многим не нравится говорить Молтис, так что зови меня Молти, без «с».  — Сказал минотавр и похлопал меня по плечу.  — Мы с тобой подружимся. Ты мне очень нравишься. В тебе заложен огромный потенциал дружище.
        Как я был счастлив, что новые знакомства на Элеастре проходили с такой лёгкостью. Если бы только люди могли так знакомиться, наш мир наполнился бы дружелюбием и взаимопониманием. Живое общение для меня куда приятнее, чем общение мыслями. Но иногда охота просто поделиться всем без слов, чтобы избежать долгих объяснений. Ты понимаешь меня? В любом случае, разговор по душам приятен во многих отношениях. Я не разочаровался в том, что не мог передать все свои ощущения Молти, показать ему жизнь до Элеастры и уже на самой планете. Так мы говорили очень долго, ведь путь к одному из лагерей был неблизкий.
        Дойдя наконец к главному лагерю, Молтис предупредил:
        — Алайе, мои воины не очень любят новичков, поэтому отнесись к этому с пониманием. Не думай ничего плохого, просто это славные ребята-воины, которых всю жизнь учили воевать. Они знают друг друга и считают себя семьёй, а всех остальных либо врагами, либо почти врагами. Мы сейчас пройдём к твоему домику, поэтому веди себя тихо. Не подымай шумихи. Это мой первый тебе совет.
        — А я смогу потом говорить с ними или я вечно должен скрываться, как изгой.  — Недовольно поинтересовался я.
        — Всё зависит от тебя. Как сможешь преподнести себя, такое отношение и будет. Заслужи уважение и тогда они будут восхвалять тебя, станут за тебя горой. Только обдумай всё как следует, а сейчас веди себя как можно тише.  — Дополнил минотавр и пошёл первым.
        Мы подошли к огромным деревьям, закрытые лианами. Молти приоткрыл занавес и передо мной открылось огромное пространство, окружённое зеленью. Кругом стояли маленькие домики, будто специально оборудованные раздевалки с комнатой отдыха для каждого существа или компании. Возле каждого такого домика стоял арсенал железа.
        Существа, живущие в лагере, безустанно качались, подымали тяжести, бросали камни, учились биться с молотом. В основном, все принадлежности были тяжелыми и могучими. Казалось, что вес каждого такого молота был в несколько сотен килограмм. Сами воины тоже были разные, но основную часть составляли волки-оборотни и минотавры. Они все походили на людей по телосложению, только имели голову волка или быка. Вместо кожи, шкура тех же животных, слегка с добавлением необычных примесей, которые я не могу описать, это нужно видеть. Опять же неприятно, когда я не могу мысленно донести всё мною увиденное.
        Когда мы шли, все приветствовали Молти, чего не скажешь обо мне. На меня смотрели, как на больного раком. Я был слишком мелким и худым для них, хотя для обычных людей я выглядел плотным. Учитель провёл меня к тренировочному домику и сказал:
        — Это твой новый дом. Пусть и небольшой, но здесь всё необходимое для занятий. Располагайся, привыкай к новой обстановке. Завтра жду тебя на заброшенной арене возле водопада.
        — А это где?  — Поинтересовался я, осматривая свою новую лачугу.
        — Найдёшь Бобуо и спросишь у него. Кстати, не советую затягивать с этим. Бобуо очень специфический мужлан и может не понять вторжение в его безмятежную обстановку.  — Дополнил наставник и вышел из домика.
        — А где мне найти этого Бобуо и что за безмятежная обстановка?  — Кричал я вдогонку, так и не получив ответа.
        Мне сразу всё стало ясно. Если хочешь что-то узнать, сделай это сам. Сходи, спроси, разведай, найди. В общем всё, как и всегда, никаких поблажек.
        Первым делом я осмотрел своё жильё. Оно очень уютное. Кровать деревянная, покрыта мхом. Есть подобие гардероба, где много боевой одежды, кстати, моего размера. В общем минимализм, но при этом есть всё самое необходимое. По поводу туалета и ванной. Ты должен понимать  — это природа. Сходил, закопал, пошёл к озеру, помылся и всё. Климат в этом лесу был благоприятный и днём, и ночью, так что проблем я не испытывал. Теперь осталось лишь одно, найти Бобуо и узнать где находится заброшенная арена.
        Но сперва я решил немного отдохнуть прежде чем искать Бобуо. Конечно мне не терпелось начать занятия, но Молти сказал завтра, а значит у меня есть время подготовиться. Я, недолго думая, плюхнулся в кровать, покрытую мхом. Она была настолько удобной, что проспать в ней полдня не составило для меня большого труда. К вечеру я проснулся, собрался, умылся и отправился на поиски Бобуо.
        На дворе стемнело, в лагере наступила тишина. Существа разводили костры, расставляли факелы возле своих домиков, натачивали оружие на завтрашний день, приводили в порядок рабочее место. Это приятно, когда ты живёшь среди сказочных существ и видишь всю красоту происходящего. Тебя никто не трогает. Пусть к тебе и не все милы, но никто не смеет лезть и издеваться над незнакомцем.
        Я решил разузнать у местных существ как найти Бобуо. В мою голову не приходило никаких мыслей, с чего начать разговор. Пройдя в южную часть лагеря, я заметил небольшую компанию из четырёх минотавров и двух волков. С особой осторожностью, я едва заметно подкрался к ним.
        — Гк-хм.  — Прокашлял я, обратив тем самым на себя их внимание.  — Я приветствую вас друзья. Скажите мне пожалуйста, где я могу найти Бобуо в такой чудесный вечер.
        — Что он там бормочет? Парни, вы поняли о чём он там балаболит? Сынок, ты кто такой?  — Спросил один из минотавров.
        — Й-й-я Алайе.  — Слегка заикавшись ответил я.
        — Алайе, так что ты хотел от нас. Ты можешь громче сказать?  — Поддержал разговор второй минотавр.
        — Я ищу Алайе, то есть Бобуо. Бобуо ищу я. Мне нужен Бобуо. Молтис попросил ме…
        — Стоп, стоп, стоп. Не так быстро.  — Перебил меня один из волков.  — Спокойно, здесь никто тебя не гонит. Не нервничай. Дайте ему воды.
        Третий минотавр налил в золотистую чарку воды и передал мне. Я поблагодарил его и первый волк продолжил:
        — Значит ты ученик Молтиса и тебе нужен Бобуо, так?
        — Да. Я должен его найти, чтобы он показал мне…
        — Бобуо? Это тот вечно пьяный медведь, который просит у меня «кулпи»,  — Опять перебил меня уже второй волк, спрашивая у своих друзей про моего будущего проводника.
        — Да-да! Именно он. Наверное, опять шляется посреди лесной глуши в поисках безмятежности.  — Заявил четвёртый минотавр.  — Ступай прямо пока не дойдёшь к скале, а там свернёшь налево и вдоль тропы к самой глуши дойдёшь.
        — Возьми факел, а то заблудишься.  — Добавил первый волк и вместе со всеми посмеялся.
        — Большое вам благодарю. Спасибо, что помогли мне.  — Говорил я, уходя от них.
        — Ох как же мне хочется треснуть ему.  — Буркнул один из минотавров.
        — Успокойся. Ты видишь он новенький и видимо не знает, что спасибо для нас это оскорбление.  — Задержал второй волк минотавра, дабы тот не проучил меня.
        Не оборачиваясь, я быстрым шагом ушёл оттуда, чтобы не получить оплеуху.
        — Что же ты так тупишь, Алайе. Тебе русским языком говорили  — никогда и ни при каких условиях не говори спасибо, только благодарю.  — Ругал я сам себя, ускоряя шаг.
        Всю дорогу моя голова была забита дурными мыслями, пока я не наткнулся на скалу.
        — Что-то быстро я добрался до скалы. Неужели опять всю дорогу думал об инциденте.
        Погода была прекрасной. Тишина, тепло, кругом огни. Всё настолько приятно, что расслабляет и валит с ног. Но мне не до этого. Я хорошо отдохнул и был готов к поиску своего проводника. Упершись в скалу пришлось свернуть налево и пройти в глушь ещё половину от пройденного. Когда я прибыл к месту, где должен находиться Бобуо, то увидел ворчавшего медведя с бутылкой рома. Он стоял на мостике, соединяющем два больших дерева, таких же могучих, как и сам медведь.
        — Кто ты такой и почему ты побеспокоил великого и безмятежного Бобуо?  — Спросил медведь, глядя мне прямо в глаза.
        Так я сразу понял, что на верном пути и поинтересовался, в надежде завязать разговор и переключиться на его волну:
        — Не сочтите за грубость ответить вопросом на вопрос. Как Вы можете быть безмятежным и в то же время пить ром?
        — Послушай друг.  — Ответил Бобуо, направляясь в мою сторону.  — Как тут ещё можно добиться полного спокойствия не принимая ром?
        — Возможно Вы и правы. Алкоголь даёт возможность расслабиться и не тревожиться по пустякам. В целом я согласен с Вами.
        — А ты мне нравишься. Как тебя зовут и зачем ты прибыл сюда?
        — Алайе и я странник, попавший к Вам с определённой миссией, в которую верю с трудом.
        Бобуо посмотрел на меня недовольным взглядом и задумался.
        — А что такое кулпи?  — Спросил я, чтобы отвлечь его от погружения в себя.
        — Кулпи? А у тебя они есть с собой?  — Заулыбался медведь.
        — Нет.
        — Это такой вид хлеба. Он очень и очень вкусный.  — Медведь глубоко вдохнул и на выдохе добавил.  — Ты даже представить не можешь, что я готов сделать ради кусочка этой божественной еды.
        — Может проведёшь меня к Молти, а я раздобуду тебе кулпи.  — Подначивал я Бобуо.
        — Хм, а зачем тебе понадобился мой учитель?
        — Я хочу обучиться навыкам телекинеза и мне необходимо начать обучение на рассвете.  — Промолвил я, пытаясь донести медведю о необходимости помочь мне.  — Молтис будет ждать на заброшенной арене рядом с водопадом и мне нужна твоя помощь, чтобы попасть туда.
        Бобуо подумал, покачал головой и заявил:
        — Сперва я допью эликсир, а после мы отправимся в путь.
        Моего проводника долго ждать не пришлось. Он залпом опустошил бутылку и добавил:
        — А теперь смотри на чудо-превращение.
        Меня это не впечатлило, но было очень эффектно. Бобуо взял разбег на дерево и разнёс его в щепки. После чего он и те самые кусочки каким-то чудом воссоединились вместе. Бабах, вокруг пыль в виде торнадо и от туда выходит могучий, огромный волк-оборотень.
        — Ну как тебе мой новый образ?  — спросил меня Бобуо.
        — Шикарно, правда страха я не испытываю при таком виде. Выглядит, будто добрый оборотень, который не причинит зла.  — Смеялся я, входя в дружественный контакт с медведем.  — Тебе нужно поработать над взглядом, чтобы пугать, а не смешить.
        — Над эмоциональной частью я ещё работаю. Ладно, садись на меня и помчались к заброшенной арене.  — Прокричал «добрый оборотень».  — Скоро рассвет, а Молти не любит, когда опаздывают.
        Мы отправились в путь вдоль лесной тропы. Потом проскочили обрыв и мчались к старой горе с тремя рогами. К рассвету прибыли к водопаду, где Бобуо снова стал обычным медведем и проголосил:
        — Пойдёшь к водопаду и увидишь дорогу. По ней выйдешь прямо к арене. Кулпи угостишь, когда снова прибудешь в лагерь. Я буду в кузнице.
        Попрощавшись с Бобуо, я пошёл к месту встречи. Вид вокруг как всегда на высоте. Гулять по таким местам одно удовольствие. Природа Элеастры сказочная, богатая красками и манит своей красотой любое существо.
        Тропа вела прямо к арене, откуда были слышны крики большого количества существ. Дойдя к ним, я увидел огромную армию детёнышей минотавров. Их было с две сотни. Все одеты в жёлтые шорты с оранжевыми поясами и фиолетовыми наручами.
        Молти увидел меня и попросил своих учеников поприветствовать незнакомого им гостя.
        — Привет гость.  — Закричали разом все малыши.
        Мне было очень приятно и в тоже время очень смешно. Ведь тебя приветствовали маленькие бойцы с ростом в метр. Малыши были настолько милыми и при этом серьёзными, что это не могло не вызвать мою улыбку.
        — Итак, сегодня я обещал, что мы заберёмся на самый верх водопада.  — Сказал Молти своим ученикам.  — Но так как у нас новый гость, мы проведём часовую разминку, а после отправимся к вершине Ахантры.
        Ахантра  — это название горы, с которой шёл водопад. Её считали особым местом для медитации, вроде заброшенного замка, где я месяц пытался контролировать своё тело, чтобы научиться летать.
        — Ты будешь повторять за ними все движения.  — Продолжил учитель.  — Эти движения основа всех основ, чтобы подготовиться к контролю сознания предмета.
        Я не сразу понял о чём идёт речь, но когда увидел происходящее, то всё стало на свои места. Я повторял все движения за маленькими учениками и заметил, как камни, лежавшие перед каждым из нас, стали подыматься в воздух.
        — Что происходит? К-к-как это вообще..? Что простите?  — Спрашивал я себя, не веря своим глазам.  — Но как?
        — Я знаю, что тебя переполняют эмоции.  — Подметил Молти.  — Но ты должен понимать, что это коллективный настрой. Этому тебе предстоит научиться самому. Сейчас ты в недоумении, но скоро научишься без нашей помощи контролировать вес любого предмета.
        Мне нечего было добавить. В моей голове прокрутилось столько всего, что я резко захотел пить.
        — Итак дети, как я и обещал, мы идём к вершине Ахантры.  — Громко прокричал Молтис.  — Постройтесь в колонну по три и следуйте за мной.
        Мы построились и отправились к вершине. Путь был небольшой, ведь гора была прямо возле нас. Нужно лишь подняться вверх на полкилометра. Когда я забрался на вершину, мне открылся божественный вид. Это была необычная гора, точнее водопад. Обычно это река, падающая вниз. У нас картина совсем другая.
        Ахантра  — гора, внутри которой протекает источник особенной воды. Огромное течение внутри Элеастры рвётся наружу через эту гору и на самой вершине вода находит путь к свободе. Она сильным течением падает со склона горы образуя водопад, а со временем и озеро. Теперь это озеро называют божественным источником Ахантры, а сам водопад  — слёзы счастья и силы.
        — Сядьте друг возле друга и глубоко подышите.  — Попросил минотавр.  — Почувствуйте свободу сердца. Откройтесь этому миру. Отдайте Элеастре всё, что у вас есть.
        Меня обдувал лёгкий ветер. Я совсем забыл о чём думал, а думал я о больших и мощных молотах, которые с лёгкостью бросали взрослые существа в лагере. После тренировки сразу стало понятно, что все существа в какой-то степени освоили телекинез. Они силой мысли изменяли структуру молота и делали его лёгким.
        Противник чувствовал всю мощь орудия, а вот его обладатель лишь большую пушинку, которой махал как пером. Но всё это не интересно, когда сидишь на вершине горы. Меня переполняло чувство свободы. Я настолько увлёкся медитацией, что моё тело стало легче воздуха.
        Я парил над землёй и улыбаясь, кричал:
        — Я благодарен тебе стихия ветра за это прекрасное чувство свободы.
        После этих слов я прыгнул с вершины прямо в озеро. Малыши прислонились к обрыву и с удивлением смотрели на падающее существо. Я летел спиной вниз и смотрел, как всё дальше и дальше отдаляюсь от учеников Молтиса. В самый последний момент я обернулся и остановился. Моё тело парило в метре от озера. Я задумчиво смотрел вглубь и видел в нём своё предназначение. То, зачем я здесь, на Элеастре.
        Я увидел себя в виде воина  — сильного и безмятежного. Готового идти в битву против сил тьмы, которые появились с тёмной стороны Элеастры. Я видел себя, как предводителя всех народов. Как воина-спасителя. Как главнокомандующего всей планеты целиком. Тело расслабилось и упало в озеро. Вода привела меня в чувство. Я выплыл на берег, где меня поджидал Молти.
        — Как мне стать воином?  — Спросил я.
        — Я приложу все усилия, чтобы сделать тебя сильнее, но многое зависит от тебя лично. Верь в свои силы и не бойся будущего. Я знаю, что ты сможешь возглавить народ Элеастры хоть и неохотно в это веришь.
        — Что мне делать, учитель?
        Молти дал команду малышам покинуть озеро и отправиться дружно в лагерь. После чего ответил:
        — Готовиться! Идём заниматься. Чтобы достичь высот, нужно много тренироваться. Как бы духовная составляющая не имела места быть, тебе предстоит познать и своё физическое тело. Поверь, из него можно выжать намного больше, чем кажется на первый взгляд.
        Мы снова пришли к арене. Молтис прочёл некое заклинание, после чего арена изменила свой облик. Это было место, похожее на круг смерти, где проходили поединки не на жизнь, а на смерть. Сам он снова превратился в огромное существо и грозно заорал:
        — Убей меня. Слышишь, ты, урод, попробуй убить меня или я разнесу тебя в клочья.
        — Я не понимаю тебя. Что ты такое говоришь?  — Испуганно спросил я, но Молти с разбега нанёс сокрушительный удар по земле.
        — Следующим будет твоя плоть.  — Злостно ответил он.  — Попробуй отразить мой удар.
        Это огромное существо взяло большой валун и с прыжка летело прямо на меня. Я понял, что мне конец. Каким-то чудом я создал невидимый щит вокруг себя. Камень разлетелся в дребезги и Молти, превратившись в обычного минотавра, промолвил:
        — Совсем другое дело. Я понял, как тебя надо тренировать. Запомни это чувство, когда твоё подсознание работает в экстремальной ситуации и применяй это на практике.
        Минотавр был доволен моим результатом на первом занятии, а как я был рад, что смог так отразить удар. Мы позанимались ещё немного и вдвоём отправились в лагерь.
        Когда подходили к нему, я вспомнил, что должен угостить Бобуо его любимыми кулпи. Но не тут-то было. Треть лагеря была в огне. Кругом стоял крик и неразбериха. Много раненых. Что же случилось?
        К Молтису подбежали запыхавшийся Бобуо и два волка.
        — Всё очень печально.  — Сказал он.  — То, чего мы все опасались опять восстанавливает свои силы.
        — Но что случилось?  — Поинтересовался я у Молтиса, сжав кулак. Мне так не хотелось услышать слова  — на нас напали и тебе предстоит возглавить наше войско.
        Учитель взобрался на одну из хижин и прокричал:
        — Слушайте все! Случилось самое страшное из бед. ВарДрагос пробудился и собирает своё тёмное войско.
        Все будто бы окаменели. Я ещё не видел такого страха в глазах у многих. Моё тело наполнилось волнением небывалой силы. Я конечно обрадовался, что про меня никто не заговорил, но пробуждение сил тьмы не было для меня столь приятной новостью.
        — Что прикажете делать, учитель?  — Спросил его верный военачальник Раксис.  — Нужно собирать войско и звать помощь с других земель?
        — Сперва надо узнать, откуда был набег на наш лагерь.  — Заявил Молти.  — Мы должны знать их место, откуда будет атакован наш лагерь снова, чтобы не повторилось случившееся. Собери тысячу лучших воинов и подготовься к бою. А ты Бобуо, подготовь мою новую броню, мы должны их разнести, пока не подоспела к ним помощь. Отправьте десяток следопытов, пусть ищут след.
        Обстановка в лагере стала напряжённой. Все готовились к обороне. Малышей и существ женского пола, которые не способны воевать, отправили в тихий лес. У женщин-воинов сила была и отпор они бы дали, но в целях безопасности в лагере остались лишь самые сильные воины. Место, где я искал Бобуо не так давно  — это и есть тихий лес, который совмещён с лесом силы. Там была вторая тропа, которая вела к ущелью. За ущельем вдоль реки стояли небольшие корабли для перевозки грузов. Туда и отвели детей и женщин, будем их так называть. После чего они отправились в королевство Этламаркам.
        Тем временем несколько двуглавых волков смогли отыскать след мертвецов ВарДрагоса. Они вели к заброшенным развалинам на севере от нашего лагеря. Это полдня пути от места нападения. Молтис думал, как лучше поступить  — атаковать самим или устроить засаду в лагере.
        — Эти существа знают своё место.  — Показывал я рукой на воинов центрального лагеря.  — Воевать на своей территории  — это огромный плюс для нас. Учитель, стоит устроить им засаду. Они не остановятся пока не уничтожат всё.
        — Верно дружище.  — Согласился со мной Молти.  — Раксис!!! Ты и твои воины пусть отправляются в западную часть лагеря, ближе к лесу. В лагере создадим иллюзию присутствия нас. Разведём костры, разольём масло возле тренировочных площадок так, чтобы перекрыть южный проход. Оставим сотню волков, которые смогут быстро скрыться при нападении. Когда эти твари снова пойдут в атаку, твои помощники подожгут масло, а волки быстро построятся в восточной части лагеря. Так мы сможем перекрыть им огнём южные ворота, а сами атакуем их с запада. Они не будут готовы к такому, но смогут дать нам отпор своим преимуществом. Тогда волки-убийцы тихо нападут с восточной части, тем самым зайдя им в тыл, и мы разорвём их колонну.
        — Слушаюсь учитель. Воины! Отряд синих, разведите костры вдоль каждого уцелевшего домика. Оранжевые, возьмите масло и разлейте его вдоль этой улицы до южных ворот. Волки, подготовьтесь к тому, чтобы быстро уйти с лагеря к восточным стенам. Мы должны их уничтожить этой ночью.  — Раксис отдал приказ, настроив всех воинов на боевой дух. Я очень хотел помочь в битве, но Молти предупредил, что я не готов к ней и попросил об услуге.
        — Я знаю, что ты горишь желанием помочь им, но психологически ты не готов к такому натиску. У тебя недостаточно практики. Хотя у меня есть для тебя задание повышенной сложности. Ты отправишься вместе со мной, Бобуо и следопытами прямо в логово воинов ВарДрагоса. Устроим им небольшой погром, когда они нападут на лагерь.
        Меня полностью устроил такой расклад. Не участвовать в битве это полбеды, а вот быть бесполезным вообще  — это самое неприятное, что могло произойти со мной. Бобуо подарил мне боевую форму: сапоги из кожи, штаны и мантию из непробиваемого прочного материала, меч светло-малинового цвета, светящийся в темноте и мини-посох, который при опасности превращался в щит или становился топором в зависимости от ситуации.
        Раксис и его воины остались в лагере, готовясь к бою. Мы пошли совсем другой дорогой к развалинам на севере, где поселились мертвецы. Была вторая половина дня, а нам идти до самого вечера туда. Наша команда была небольшой. Я, Молтис, Бобуо и шесть волков-следопытов-убийц. В общем лучшие из лучших и это не могло не радовать.
        Волки шли впереди нас, чтобы в случае чего предупредить об опасности. Мы не сильно спешили. Дорога была не дальней и главной целью для меня было сохранять спокойствие. Медведь делал это лучше всех. Он пил свой любимый ром и ел свежий душистый кусок кулпи.
        — Бобуо!  — Перебил Молтис трапезу нашего безмятежного друга.  — Ты бы хоть поделился кулпи с нами, а то ешь в одно хлебало.
        — Гк-хм! Конечно-конечно учитель.  — Поперхнулся Бобуо.  — Вот, держите. Мне совсем не жалко, просто вы не просите, а я и не смотрю на вас.
        Медведь разломал на три части кулпи и угостил нас. М-м-м, этот запах. Как же приятно пахнет этот необычный хлеб. Сразу представляешь, что ты дома, вокруг теплота, уют, а главное, ты в хорошем настроении и тебе никуда завтра не надо идти. Ты сидишь в массажном кресле и ешь свой любимый ужин. Вот такие необычные чувства в голове у любого, кто просто учует запах ломтика этой чудесной булки, а если попробовать на голодный желудок, то сразу попадаешь в состояние, подобное Бобуо  — полной безмятежности и восторга.
        Мы ели не спеша. Я совсем забыл о миссии и просто наслаждался природой вокруг. Всё-таки красотой Элеастры невозможно налюбоваться. Постоянно что-то новое и очень необычное. Мы шли вдоль небольших зелёных холмов, которые усыпаны красными, оранжевыми, жёлтыми и голубыми цветами. Кругом играла музыка. Она необычная и совсем не похожа на нашу. Это звуки, которые делают приятно твоей душе. Звуки, которые едва слышны, но это не пение и не игра  — это что-то неземное, я даже не могу объяснить, как рождается всё происходящее.
        — Расскажи мне о себе, Молти!  — Попросил я учителя, раз уж идти нам до самого вечера по таким красивым местам.  — У тебя есть семья?
        Минотавр задумался и немного помолчал. Бобуо недолго думая, поддержал мой разговор:
        — Да учитель. Я тоже никогда не слышал твоей истории.
        — Мой отец был одним из трёх лордов северных земель. Его звали Молтис Непобедимый. Я был единственным сыном. Отец очень любил меня. Даже назвал Молти, видя во мне себя. 200 лет назад была война между светлыми и тёмными. Три лорда северных земель Лекрофурс, мой отец и Грикулоран возглавили армию света всей Элеастры против Вликурии, жены ВарДрагоса. Эта битва длилась тринадцать дней. В последний день Молтис обезглавил Вликурию, но был сильно отравлен. Ночью, в тот же день, он скончался на моих глазах.
        Молти заплакал, вспомнив отца. Бобуо обнял его и сам прослезился. Когда боль утихла учитель продолжил:
        — Я был ещё совсем ребёнком и помню этот день. Его друзья Грикулоран и Лекрофурс забрали меня к себе на обучение. Они вырастили настоящего воина и нового главнокомандующего воинов центральных земель.
        — А почему ВарДрагос не воевал?  — Поинтересовался Бобуо у Молтиса.
        — Ещё за тысячу лет до войны, ВарДрагос был одним из главных защитников всей Элеастры. Он входил в пятиглавый совет старейшин нашей планеты. Саан  — так называли нашего старца, который всегда с тобой и даже сейчас слышит наш разговор. Мор  — так звали ВарДрагоса, пока он не нарушил клятву о бесконечной преданности нашей планете. Граан  — это Глордиан, его дворец находится…
        — Я знаю Глордиана.  — Перебил я Молтиса.  — В поисках старца я побывал во дворце Глордиана и Винтерволла.
        — Винтерволла?  — Заулыбался учитель.  — Получается ты знаком с большей частью старейшин. Ваан  — теперь его зовут Винтерволл, тоже один из старейшин. А теперь слушай внимательно. Совет старейшин был разрушен, когда пятая из нас предала Ваана. Мор и Саан основали совет. Им нужна была помощь. Для полного круга не хватало элемента любви и красоты. Красоту найти было не сложно. Будущего Глордиана отыскал Саан. Он заметил, как тот создавал свой неоновый дворец вместе с народом Элустиона. Его настолько удивило как Глордиан совмещает элементы и создаёт необычные вещи, что старец пригласил его в совет и дал имя ему Граан. Осталось найти четвёртого, обладающего любовью. На поиски ушло несколько столетий и всё же Мор и Саан смогли найти такое существо, а точнее влюблённую пару. Винтерволл и Влия, будущая Вликурия.
        — Так Вликурия  — жена ВарДрагоса, ты говорил.  — Бобуо переспросил Молтиса.
        — Не забегайте вперёд, слушайте дальше. Они так любили друг друга, что энергия любви так и искрила вокруг них. Саан заметил ауру двух влюблённых и был уверен, что они оба займут место в их совете. Так и произошло. Винтерволл и Влия стали любящей парой в составе совета Элеастры. Винтерволл называл себя Ваан, чтобы поддержать энергетическую составляющую наших имён. Вместе мы были несокрушимой силой. Саан, Граан и Ваан, три сына Элеастры. Её энергетические составляющие. Только Влия и Мор не хотели перемен в своих именах. Они не поддержали этого союза. Ваан сильно любил Влию и не мог ей перечить. Саан же уважал Мора и считал его своим братом по крови, поэтому не мог заставлять его идти против своего выбора. Нет, так нет. Но Саан и Ваан даже не могли предположить, что Мор влюбит в себя Влию. Страшно об этом говорить, но в какой-то момент это произошло. Любовь Влии к Ваану угасла. Вликурия полюбила Мора. Они долго скрывали это и наконец пришёл день, когда Мор выступил перед советом с обращением. Он сказал, что Влия больше не любит Ваана и она готова стать возлюбленной Мора. Винтерволл был разочарован
в услышанном, он обратился к Мору со словами:
        — Это нарушит связь совета. Мы не сможем функционировать как единое целое.
        — Впервые трём сынам Элеастры пришлось вмешаться в происходящее и не позволить Влии быть с Мором. Будущий ВарДрагос был сильно разозлён и пошёл против совета. Он устроил погром в центре силы, так называлось место, где мы проводили переговоры. Саану, Ваану и Граану не оставалось ничего, как забрать силы у Мора и отправить его на низший уровень в тюрьму Элеастры. Это место, где ты уже побывал, когда попал во внутренний слой планеты.
        — И где ВарДрагос сейчас?  — Спросил я, пытаясь во всём разобраться.
        — Видимо он восстановил силы. Подожди. Позволь продолжить, раз уж я начал.  — Добавил Молти.  — Мы лишили Мора его силы и заточили вглубь планеты. Влия была обозлена на нас, но самое страшное, что она обозлилась на своего мужа Ваана. Её мы не лишили силы, а просто изгнали из совета. Влия отправилась во внутреннюю Элеастру, чтобы найти Мора и освободить, но попытки были безрезультатны. Тогда она решила сама поднять своё тёмное войско, которое подчинялось Мору и ушло в преисподнюю планеты вместе с владыкой. Обидно, когда свет превращается во тьму и происходит разделение планеты на силы добра и зла.
        — Получается, что нападавшие сегодня на лагерь  — это такие же существа Элеастры, как минотавры, волки, медведи, которых я видел?  — Расспрашивал я, докапываясь до истины.
        — Совершенно верно.  — Продолжил наставник.  — И вот 200 лет назад произошла битва, где воевали свет и тьма. Где мой отец убил Вликурию, так она стала называть себя во время восстания. Под конец битвы Влия осознавала, что эта война проиграна и ей не победить. Она прочитала заклинание, которое полностью аннигилирует её душу после смерти, но при этом все силы и опыт, полученный ею, перейдёт к ВарДрагосу. По всей видимости заклинание действовало на долгий срок, а скорее всего на эти 200 лет. Это значит, что за это время, вся её сила перешла к Мору и теперь владыка смог выбраться из преисподней и снова восстанавливает свою армию тьмы.
        — А как же три сына Элеастры? Они теперь не состоят в совете?
        — Совет распался. Он не может функционировать без основных составляющих. Нет теперь главной её части, на чём построено всё мироздание  — ЛЮБВИ. Саана теперь называют старцем, во всяком случае народ Элеастры, который слышал о нём. Граана и Ваана, как и раньше, Глордиан и Винтерволл.
        — Так вот почему Винтерволл теперь любит одиночество. Жаль, что он мне не рассказывал о Вликурии. Может быть это больная тема для него.  — Добавил я, поведав Молтису о своих приключениях.
        — Конечно! Не вспоминай об этом при встрече с ним. Вообще забудь о том, что я тебе поведал. Пусть это будет нашей тайной. Не стоит усугублять и без того усугублённое положение.
        — А кем была твоя мама?  — Спросил Бобуо у Молтиса.
        — Моей мамой стала обычная возлюбленная Молтиса Непобедимого. Её звали Ниандра. К несчастью с рождения у неё был дар видения будущего и это сказалось на ней. Когда мой отец воссоединялся с мамой энергетически, она скончалась. Он растил меня в одиночку, хоть и недолго. Детство и юность прошли под воспитанием Лекрофурса и Грикулорана.
        — Что значит, воссоединялся энергетически?  — С любопытством спросил я.
        — Элеастра полна сюрпризов, да мой друг?  — Улыбнулся Молтис.  — У нас нет такого понятия, как роды. Существа женского пола не мучаются физически, как в вашем мире. Когда мужчина и женщина хотят завести ребёнка, то проводят своего рода ритуал. Они уже представляют какое дитя хотят, какой навык должен развить он в своей жизни. Всё предопределено. Например, ребёнок со стихией воды. Его будущие родители идут к месту силы  — вода, водопад, озеро, река, неважно, главное энергетически хорошее место. Берут сферу, в которую помещают мысленно своё дитя и когда они заканчивают медитацию, из воды выходит их ребенок.
        — А вы случайно не берёте сферу у Глордиана?
        — Вижу, ты хорошо подготовился. Да, сферы создают хранители сфер. Даже не народ Элустиона, а сами хранители. Ведь процесс рождения ребёнка с его предопределением  — есть дар с выше. Его нельзя просто так предусмотреть, нужно точно знать, как, когда и с какой целью создавать зародыш в сфере. И продолжая начатое, он уже может ходить, хоть и только появился на свет. Он знает о родителях всё, начиная с их рождения. Он может говорить. Но моя мама во время медитации увидела, как я погибаю на войне и не хотела, чтобы я появился на свет. Любой матери страшно видеть сына, который уйдёт с этого мира раньше родителя. Процесс возврата был невозможен. Она сильно износила своё энергетическое тело дурными мыслями, что привело к смерти физического тела. Во время медитации она кричала, что наш будущий сын падёт от руки предателя. Возможно она имела ввиду, что меня убьёт ВарДрагос.
        — Обидно, что с детства ты получил столько боли и страданий.  — С сочувствием промолвил я, обнявши Молтиса.
        — Благодарю дружище за сострадание и поддержку. Я верю, что всё налаживается и мы впредь не будем падать духом.
        Мы так заговорились, что не заметили, как пришли к логову тёмных.
        — Что ж, о себе я расскажу, но чуть-чуть позже.  — Заявил Молти.  — Сейчас наша задача дождаться, пока большая часть слуг ВарДрагоса покинет это место. Тримэй! Проберись со своей командой ближе и, как только они покинут развалины, дай сигнал.
        — Да, учитель.  — Сказал Тримэй, предводитель своего отряда волков-следопытов и отправился вместе с ними к сторожевой вышке.
        Долго ждать не пришлось. Когда главный следопыт и его волки захватили сторожевую башню, мы услышали рёв непонятного существа. Из развалин появилось существо, которое имело ужасно-жуткий вид. Это был оборотень, но какой-то отравленный. Он был слизкий, цвета соплей, будто бы его пожевали и выплюнули обратно. Кости расположены хаотично, в прямом смысле это слова  — торчали со всех сторон. От него шла дикая вонь, даже мы за склоном холма чуяли этот запах. Глаза синие, будто лазеры. Размер огромный, почти как Молтис в своей яростной форме. Он говорил некие слова на своём языке и вдруг из-под земли появились шесть скелетов такого же описания  — слизкие и мерзкие.
        Они одеты в порванные чёрные мантии без капюшонов. Это были военачальники по всей видимости. Прогремел гром, пошёл дождь и под рёв этого существа стали выходить воины ВарДрагоса. Их было по тысяче на каждую из шести линий. 6000 подготовленных воинов, шесть военачальников и один предводитель своей орды. Бой будет кровавый!
        — Этих тварей огромное количество.  — Предупредил Молти.  — Раксис потеряет слишком много своих воинов. Нам нужна подмога. Стоит предупредить Тримэя, чтобы звал помощь. Пусть отправляется в королевство Этламаркам и расскажет об угрозе.
        Вся армия тьмы покинула развалины. Остались лишь дозорные. Мы забрались на сторожевую башню и Молти дал задание Тримэю. Теперь нас осталось трое. Волки-следопыты ушли за помощью в северное королевство, а мы направились к коридорам, откуда выходила армия.
        Нас удивило увиденное. Оказалось, что заброшенные развалины служили стратегическим местом для быстрой переправы тёмных. С виду казалось, что это заброшенное место. Как оказалось, внутри были прокопаны коридоры, которые вели в шахты. В шахтах расположен целый цех по производству оружия и магических приспособлений. И там были сооружены порталы, которые вели во внутреннюю Элеастру. Это значит, что прямо сейчас можно переправить тысячи и тысячи воинов и устроить разгром на внешней части планеты.
        — Мы даже не знаем сколько тёмных существ может быть по ту сторону.  — Обратился я к наставнику и медведю в панике.  — Они ведь могут привести куда большее количество воинов и тогда нам точно конец. Да они же могут истребить всё мирное население.
        — Не начинай, хорошо?  — Серьёзно ответил Молти.  — Вот поэтому совет Элеастры, то есть мы, создали двойной слой внешнего мира.
        — Я не понимаю, о чём идёт речь?
        — Ты попал на Элеастру. Твоя задача найти старца. Через что ты прошёл, чтобы попасть сюда? Ты должен был пройти портал и очутиться во внутренней Элеастре. Потом тебе стоило найти выход и вернуться обратно во внешний мир, но это был уже второй слой планеты. На внешней Элеастре первого слоя живут обычные мирные существа, которые в основе своей даже не знают о тёмной стороне. На внутреннем слое находятся силы тьмы, которые не могут попасть во внешний мир, точнее не могли этого сделать по сей день. Но даже если они и попадут сюда, то окажутся на втором слое внешней Элеастры, где живут воины  — защитники мирных существ. Они избрали этот путь с самого рождения и поклялись защищать свою планету и её жителей от нечистой силы.
        — Кем конкретно и когда это было решено?  — Поинтересовался я.
        — Это было решено Сааном, Вааном и Грааном после той войны, когда мой отец погиб, убив Вликурию. Конечно, до этого тоже была тюрьма внутри Элеастры, но оттуда можно выбраться назад, если постараться. Но не об этом сейчас. Мирные существа были сильно напуганы, тогда старец решил, что нужно создать два слоя внешнего мира, а зло загнать во внутреннюю её часть. При этом, если зло и сможет проявиться во внешнем мире, то только на втором слое, где с ними снова сразятся светлые воины Элеастры, чтобы мирный народ даже не знал об этом. Лишний страх не самое лучшее, что должно проявиться на этой планете. Ты сам видел и чувствовал, насколько существа внешнего мира спокойны и сладко спят по ночам, потому что уверены в защите. Они чувствуют, как планета любит их и всегда помогает им.
        Меня сильно обрадовало, что мой маленький друг с внешней Элеастры спит сладко и не знает об опасности, которая может обрушиться уже очень скоро. Я говорю сейчас о племяннике Глордиана. Этот забавный малыш, как отражение нежности самой планеты. Мне стало приятно на душе. Я на несколько минут отключился от реальности и чувствовал его присутствие. Эти маленькие ручки, ножки, тело и такие большие глаза. Он являлся моим талисманом, которого я должен оберегать.
        — Алайе, очнись!  — С тревожностью крикнул Молтис.  — Ты в порядке?
        — Да учитель. Просто вспомнил о внешнем слое, где живут приятные существа.  — С улыбкой на лице ответил я и поведал своё намерение.  — Мне очень приятна эта планета. Я чувствую её любовь, бесконечную радость за то, что я нахожусь на ней. Мне кажется, что она оберегает меня и направляет на путь истинный в трудные минуты жизни. Я многого не знал, например, как попасть на второй слой или поверить в невозможное. Всё благодаря Элеастре и внутреннему голосу. Она открыла мне глаза и теперь я смотрю на мир совсем по-другому. Жители внешнего слоя стали для меня новой семьёй. Вы стали для меня больше, чем просто учитель и пьяный медведь.
        — Благодарю тебя дружище, мне очень приятно слышать от тебя такие слова.
        — И мне тоже мой маленький герой.  — Разрыдавшись не на шутку, хлюпая носом, буркнул Бобуо.
        Мы обнялись по-дружески и просто посидели в тишине. Холодный ветерок обдувал наши тела. Медведь поднял руки вверх, открыл рот и высунул язык. Молтис сидел, прижавшись к стене и что-то вырисовывал ножом.
        — Смотри не простудись, ветер-то сквозной. Мы в шахте, а не в тихом лесу.  — Сказал учитель медведю и кинул ему молот.  — Лучше пробей дыру в этой стене, чтобы мы смогли спуститься ниже.
        Пока Бобуо молотил стену, минотавр показал мне схему, которую нацарапал ножом.
        — Вот смотри. Это место, где мы сейчас, а вот зал, который должен быть прямо за этой стеной.  — Уверенно заявил Молтис, показывая на Медведя.  — Эти твари давно тут ошиваются. Они полностью изменили внутреннюю часть заброшенной крепости.
        — Ты в этом уверен?  — Охотно поинтересовался я.  — Откуда тебе известно, что там находится зал?
        — Эти заброшенные развалины и есть место нашего совета, который был создан тысячу лет назад.
        — Нашего? Ты ведь не участник совета.  — Спросил я, чувствуя какой-то подвох.
        — Я имел ввиду совета старца, Винтерволла и других. Саан показал мне потом это место, когда я стал взрослым.  — Ответил, немного дрожащим голосом, Молтис.
        Не скажу, что я что-то почуял неладное, но это было странно. Как будто Молтис и не Молтис вовсе. Хотя скорее всего это предрассудки. Мне казалось, что пещера, в которой мы находились, влияет на всех нас. Тем временем Бобуо разбил стену. Мы подошли, осмотрелись и там действительно я увидел огромный зал. Меня это слегка впечатлило. Молти говорил правду.
        Бобуо спустился первым и очень громко крикнул нам:
        — Спускайтесь ко мне, тут есть на что посмотреть. Я вас уверяю.
        Мы тоже спустились вниз и увиденное меня поразило. В огромном зале было только три стены. Четвёртая почти вся разрушена и в ней невероятно длинный проход в темноту. Неизвестно даже, насколько далеко, но таких масштабов дыру не могли сделать обычные существа. Видно по бокам трещины и развалины, которые сами по себе появляются при разгроме. Это говорит о том, что проход пробивали существа, размером с эту дыру и причём без помощи каких-либо средств. Если составить визуальный портрет, то существо, пробившее стену, ростом в 15 —20 метров. Очень огромное по телосложению, жирное, мерзкое и оставляющее за собой куски своего тела, которые мгновенно гниют.
        Запах, который стоял в этой дыре был таким же ужасным, как и от существа, которое повело шеститысячное войско к центральному лагерю. Картина сразу стала ясной. Этот проход напрямую ведёт к этим тварям или к месту их создания. Я не знаю точно, но они действительно здесь долгое время. Может тех же 200 лет. Такие тоннели и постройки не создаются в одночасье.
        — Молти, а когда конкретно распался совет?  — Спросил я, чтобы узнать кое-какие детали.
        — Примерно 800 лет назад, когда Мор решил признаться перед советом в любви к Вликурии. После чего он был изгнан и уже тогда совет становился всё меньше и меньше востребован. Три сына хоть как-то пытались сохранить его, но ты сам знаешь, что это невозможно без главных составляющих. Место силы стало терять свою актуальность и превращалось в забытую энергетическую постройку, а после войны 200 лет назад, старец, Винтерволл, Глордиан и вовсе разрушили энергетический купол над этим местом. Эта крепость, будем её так называть, вместе с прилежащей к ней территорией, была вдавлена в землю, будто кто-то огромный наступил на неё. А зачем тебе это?  — С осторожностью спросил учитель.
        — Мне просто интересно знать все подробности. Я всё же будущий защитник Элеастры.  — С улыбкой ответил я, чтобы не выдать свои мысли по поводу правдивости слов Молтиса.
        — Это да. Нужно знать всё, чтобы быть в курсе происходящего.  — Прокомментировал Молти, похлопав меня по плечу.  — Ну что, нам нужно найти масло, чтобы поджечь эти места. Бобуо вставай, хватит отдыхать.
        Мы поднялись наверх и пошли в сторону хранилища, где обычно лежат припасы и прочие нужные вещи. Пока мы шли, в голове у меня крутилось столько мыслей. Я почему-то не верил минотавру. Он говорит одно, потом другое. Где правда в его словах. Он сказал, что место силы окончательно было разрушено 200 лет назад и старец запретил ходить сюда. Никто из воинов Элеастры не должен соваться в эти стены. Тогда как он мог знать эти места, что прямо здесь расположен зал. Как он это знал? Молти сказал, что старец водил его по залам совета. Но как это могло быть, если он только родился в те годы, когда место силы окончательно уничтожили. Эти мысли не давали мне покоя. Мне хотелось верить, что эти места прокляты и у меня началась паранойя. Я был в растерянности, но ничего больше не говорил Молтису по этому поводу.
        Мы пришли к арке, за которой находилось хранилище. Это был восточный мост, ведущий к центральной шахте. Пройдя по нему, мы зашли в пещеру. Странно звучит, когда в шахте находишь пещеру, но так я назвал место, которое тоже было вырвано прямо в стене. Это хранилище напоминало кусок стены, в которой сделали небольшой тоннель и заложили взрывчатое вещество. После чего там образовалась дыра, годная для хранения провизии и боеприпасов.
        Я осмотрел это место. На вид не сказать, что это устаревшие вещи. Они почти не были пыльными. Это свежий привоз, неделю назад примерно. Медведь пошёл дальше и обнаружил две бочки взрывчатого вещества.
        — Как раз то, что нам нужно. Этого хватит, чтобы завалить проход в центральную шахту.  — Подхватившись за факел, пробормотал Молтис.  — Бобуо! Бери эти две бочки и аккуратно выноси их к выходу из центрального зала.
        Пока медведь нёс бочки, я разыскал масло. Проблема была в том, что оно находилось в специальной посудине без крышки. Это усложнит задачу с переносом в центральную шахту.
        — Выстави в ряд все посудины с маслом, которые сможешь найти.  — С серьёзным лицом сказал учитель, а сам сел в позу Лотоса и стал что-то колдовать.
        Буквально за час я справился со всем этим добром. В общей сложности вышло 17 посудин, идеально стоявших друг за дружкой. Каждая посудина примерно по 50 литров масла. В большинстве своём мне помог Молтис. Своей медитацией он не только подготовил себя, но и дал силы мне, чтобы я смог поднять эту тяжесть.
        — А теперь уходи. Мне нужна минутка, чтобы сконцентрировать все силы на этих чашах.  — Говорил мне минотавр, входя в своё агрессивное состояние.
        Я выбежал к центральной шахте и смотрел вместе с Бобуо на восточный мост. Молтис в своей боевой форме с 10-метровым ростом бежал по мосту, а за ним парили в воздухе эти 17 посудин. Они были немного наклонены, чтобы масло стекало на землю. Каждая чаша светилась огненно-зелёным цветом.
        — Вот это сила! Вот это мощь!  — Подумал я про себя.
        Молти выбежал к центральной шахте, встал в самом центре и начал подымать руки вверх, крича во весь голос. Он ничего конкретно не говорил, а просто кричал  — а-а-а-а-а-а-а!!! Но громкость его крика была феерической. Со стен опадали маленькие камешки. Посудины кружились вдоль стен и разбрызгивали на них масло. Этот рёв привлёк внимание дозорных, которые остались охранять развалины.
        Я и Бобуо смотрели на всё происходящее и были поражены силой Молтиса. Учитель, услышав, как охрана скребётся по стенам в шахту, закончил свой обряд и побежал к стене. Он в прыжке зацепился за неё и лез по ней очень быстро, как обезьяна забирается на дерево. Запрыгнув к нам и сбросив факел, он дал команду:
        — Оставляем здесь две бочки. Масло стечёт сверху прямо на них и огонь подожжёт здесь всё, а сейчас бежим к выходу. У нас есть около часа, пока вся эта бестия не подымится в воздух.
        Мы побежали к выходу, но на пути к нему нас встретила армия дозорных. Они конечно слабенькие, но их больше сотни. Впервые я понял, что мне придётся драться. Я буду убивать. Это совсем другое чувство, нежели, когда ты просто проходишь обучение.
        — Разбегаемся в стороны. Встретимся у выхода из развалин в южном крыле.  — Крикнул Молтис и указал рукой на выход из подземелья.
        Бобуо тоже принял боевую форму и вместе с Молтисом побежали на дозорных. Я за ними, прямо в ту кучу мерзких костлявых существ. Медведь и минотавр пробили дорогу к проходу. Мы разделились. Я побежал вправо, Бобуо прямо, а Молти влево.
        Стражи тоже разделились. Основная часть отправилась за медведем, остальные по бокам. Я сильно испугался. Адреналин зашкаливал. В какой-то момент ноги подкосило, что привело к моему падению. Если кто-то оказывался в подобной ситуации, пусть не с драконами и тёмными сущностями, а допустим маньяком, который хочет тебя убить, тот меня понимает. Когда ты осознаёшь, что тебе грозит реальная смерть, то очень тяжело находится в спокойствии. Однако я много раз на этой планете доказывал сам себе, что страх всего лишь в нашей голове. Его не существует вне нашего сознания.
        Я поднялся с земли. Дальше бежать было бессмысленно. Они всё равно догонят тебя, вопрос лишь времени. Тем более, что у меня есть меч и волшебный посох, хоть и маленького размера. Я встал в боевую позу и показал своему посоху готовность к атаке. Он мгновенно превратился в щит с шипами. Бобуо говорил, что это непростой посох и он сам понимает, как нужно поступить, чтобы спасти жизнь его обладателя.
        Семь самых быстрых из дозорных подбежали ко мне. Момент истины. Всё будто замерло и, я почувствовал это мгновение, когда ты впервые будешь убивать, иначе убьют тебя.
        — су-ус-ус-ус.  — Звук шипов, которые вылетели из щита и мгновенно убили семерых.
        Я испытывал смешанные чувства. Мне не хотелось убивать, но и убитым быть тоже не хотелось. Сердце стучало всё чаще и чаще. Мои силы и уверенность в себе возрастали. Я сам побежал на них.
        Взмах мечом и нет головы. Второй, третий. Разворот. Увернулся, присел, отрубил ногу и добил мечом. Ещё четверых нет. Я начал входить во вкус. Мне понравилось убивать. Хоть это и не самое лучшее занятие.
        — Боже мой, что я творю?  — Мысли в голове не покидали меня.  — Я убиваю и начинаю к этому привыкать, не испытывая боли. Самое неприятное, что я чувствую прелесть в этом. Мне начинает нравиться происходящее. Неужели это так просто  — убивать?
        Но думать было некогда. Пятый, шестой, седьмой, восьмой. Немного обмана, шаг назад и бросок меча прямо в голову, девятый. Итак, что мы имеем? Девять убитых мною и еще семеро моим щитом. Неплохо для начала, а теперь бежать наверх к южному крылу.
        Всё шло идеально, пока не внезапная атака справа.
        — А-а-а!!!  — Сильно закричал я от болевого шока. Моя рука лежала на земле. Как это произошло? У меня нет правой руки, она лежит передо мной, а сзади удар в спину и уже я лежу на земле.
        — Тебе, наверное, больно. Да, гадёныш?  — Мерзким голосом зашипело существо, стоявшее за моей спиной.
        Я перевернулся и увидел двухметрового стражника. Это был скелет с кровавым лицом и кровавой порванной мантией. У него была лишь одна рука, в которой лежал ярко-оранжевый меч с чёрными узорами. Вместо левой руки торчали ядовитые наточенные железные дротики, покрытые ржавчиной.
        Тут подбежало с два десятка дозорных, трое из которых хотели напасть на меня, остальные остановились. Эти ядовитые дротики выстрелили в нападавших и те заживо начали разлагаться прямо на моих глазах.
        — Я сам убью его.  — Мерзким голосом и с остервенением ответил стражник, что даже его глаза налились алым цветом ярости.  — Не лезьте, если не хотите закончить как эти трое глупцов.
        В его левом плече снова прошла какая-то реакция и появились такие же дротики. Он подошёл ко мне совсем близко, наклонился и произнёс:
        — Я страж Мризий. Никто не смеет ходить по запретным местам моего владыки. Особенно такое отродие, как ты.
        С его рта шла дикая вонь, зелёная слюна спускалась прямо мне в глаз. Это было мерзко, но ещё хуже то, что у меня нет руки и через пару секунд меня по всей видимости лишат головы.
        — АрхатриАрмаргора. ДэзлапсусЭкструсионэ!!!  — Чей-то женский голос пронёсся по стенам зала.
        По земле прошёлся оранжево-розовый туман прямо к тёмным. Он будто бы сделал две огромные руки, которыми поднял по пять дозорных и так сильно сжал их тела, что вмиг взорвал им головы. Заколдованные руки кинули мёртвые тела в стены. Из тени вдруг выпрыгнуло существо, похожее на того тигра, которого я видел в снежном лесу. Может это он и был, кто знает. Тигр напал на оставшихся дозорных и начал метать одного за другим, разрывая в клочья.
        Мризий отстал от меня и пошёл в сторону существа. С яростью он замахнулся и кинул мечом, но…
        — Блистиламейла!!!  — Прокричала, вышедшая из невидимости, белая колдунья.
        Она создала белоснежный щит, который задержал меч, развернул его и отправил назад в стражника. Меч прошёл сквозь Мризия, не ранив его.
        — Ты думаешь так просто убить великого стражника ВарДрагоса, наивная ты тварь.  — Заорал омерзительным голосом скелет.  — Я сожгу тебя и твою бестолковую кошку.
        — ИмпрессоАргафайя.  — Стражник произнёс заклинание и впустил огненное облако в колдунью.
        Белая эльфийка отразила его тем же заклинанием щита.
        — Ты веришь, что твоя магия защитит тебя от всех моих атак. АХАХАХАХАХ, ты смешна, как эти недомерки, которых убила твоя шавка.  — С призрением добавил Мризий.  — Попробуй отбить. ИмпрессоМагмафайя.
        Стражник создал зелёный ядовитый круг вокруг себя и обеими руками впустил поток огня, который был зелено-огненного цвета. Тигр крикнул ледяным ветром и сбил всю мощь, которую применил Мризий. Белая эльфийка, что-то произнесла про себя, появился зелёный дым под ногами стражника и связал каким-то образом его. После чего она подошла к нему и улыбнулась. Мризий посмеявшись и покашляв заявил:
        — Сдохни. Кхе-кхе. Владыка восстановил свои силы. Элеастре очень скоро придёт ко…
        Он не успел договорить, как дым сжал его настолько, что стражник посыпался на землю. После этого я окончательно отключился, поскольку потерял много крови.
        Волшебница подняла меня. Положила на тигра и поскакала к южному крылу. Когда я очнулся за холмом, где мы следили за шеститысячной армией, она мне рассказала о всём, что я пропустил, пока лежал без сознания.
        Существо с эльфийской внешностью и своим верным тигром поднялись к южному крылу. Там их поджидали Бобуо и Молтис. Они выглядели уставшими и были сильно ранены. Все вместе выбежали с тёмных мест силы и едва отойдя от развалин, всё вокруг стало рушиться. Произошёл мощный взрыв, который и должен был произойти.
        Такое количество масла и взрывчатого вещества подняли бы на воздух целое королевство. В нашем случае, мы отрезали путь через развалины для воинов ВарДрагоса. Заброшенные места теперь действительно непроходимы и выбраться из-под земли будет крайне сложно.
        Когда они оправились после взрыва, то быстренько пробежали ограду и по тропинке пошли к холмам. Уже светало. Бобуо развёл костёр, чтобы согреться. Молтис сходил за водой, которой можно было бы промыть раны. Колдунья помогла им залечить их и вскоре очнулся я. В общем ничего особенного я не пропустил, разве что…
        — Минуточку!!!  — С удивление обратился я к волшебнице, когда увидел, что моя рука на месте.  — Хм, но как?  — Ещё более удивлённо спросил я.
        — О твоей руке позаботилась я.  — Ответила ангельским голосом та самая эльфийка, которая спасла мне жизнь в подземной глуши.  — Я почувствовала, как на Элеастре появилось создание, способное защитить всех нас. Эту связь я ощутила ещё в снежном лесу, когда ты познакомился с моим тигром Блуфи. Учуяв опасность, я смогла отыскать тебя и вовремя уберечь от огненного клинка стражника Мризия. Ты не представляешь, как я рада познакомиться с тобой мой ученик.
        — Ученик? А Вы что, учитель?  — Хриплым голосом спросил я и заодно вспомнил Блуфи, который не любит смотреть в глаза незнакомцев.
        — Это Ан-Рамэя, учитель регенерации.  — Вмешался в наш разговор, пришедший с чистой водой, Молтис.  — Вот, отведай настоящей воды Элеастры. Это не какая-то там вода из озёр и рек, это Лайлин  — колодец, построенный тысячу лет назад, уцелел и до сих пор радует меня своей божественной водой. Такая вода способна исцелить человека на вашей планете от таких болезней как рак или проказа.
        Опять меня стали терзать сомнения по поводу подлинности слов Молтиса. Но думать об этом было некогда, меня привлекла вниманием Ан-Рамэй. Боже, какое красивое это существо. Мне хочется сказать девушка, но она необычная. Уши заострённые, как у эльфов. Рост обычной девушки. Глаза голубовато-фиолетовые. Кожа чистая и пахнет свежими цветами. Она будто нарисованная, пропорции тела настолько идеальны, что невозможно не сказать об этом, как ценителю женских фигур. Волосы белые, густые, длинные. Эти губы малинового цвета и этот голос. О да, я влюбился в неё. Она внешне и внутренне казалась мне ангелом. Стоя рядом с ней, ты ощущаешь некую связь. Тебе тепло, приятно и ты счастлив.
        — Я пришла с восточной части леса.  — Продолжила волшебница, давая пищу своему тигру.  — Когда я увидела огромную армию воинов тёмного владыки, нападавшую на один из лагерей, то решила пойти по следу и отыскать место их отправки. Мне хотелось разузнать, откуда пришло такое войско. Я мчалась сюда с попутным ветром и добралась до заброшенных развалин, где и спасла тебя.
        — Благодарю мой новый учитель регенерации.  — От чистого сердца сказал я, не особо задумываясь, что вообще говорю.
        Мне было приятно говорить с ней хоть о чём-то. Неважно, о чём конкретно, просто слышать этот дивный голос и смотреть на её губы.
        — Ан-Рамэя?
        — Да мой ученик.
        — Меня зовут Алайе. Мне кажется я влюбился в тебя.  — Откровенно произнёс я накопившиеся чувства.
        — Мне очень приятно это слышать. Возможно ты не знаешь, что моя любовь принадлежит всем существам Элеастры.  — Слегка покрасневши ответила Ан-Рамэя.  — Все, кто живут на этой планете, являются частичкой меня. Я люблю их всех. Моя любовь безгранична. Я не могу привязываться к кому-то отдельно.
        — Я всё понимаю учитель. Я благодарен тебе за помощь, которую ты мне оказала.
        Впервые в жизни я по-настоящему полюбил существо, ради которого готов отдать жизнь. Ладно, второй раз. Малыша Айли я готов оберегать не меньше. Совсем забывши о лагере, Бобуо напомнил мне.
        — Нам нужно вернуться в центральный лагерь. Воины ВарДрагоса не слабые и их численное преимущество.
        — Собираемся. Путь не близкий, мы должны успеть к полудню.  — Поддержал Молти слова Бобуо.  — Стоит поспешить, если мы хотим хоть чем-то помочь нашим братьям.
        Времени действительно было мало. Мы все как-никак подлечились, оправились и были готовы бежать в лагерь. Молтис побежал впереди в своей боевой форме. Ан-Рамэя за ним. Я и Бобуо сзади. Медведь в страшном обличии вёз меня на своей могучей спине. Мне было непонятно, почему я не лечу. Вроде бы освоил навык левитации, а сам сижу на спине у Бобуо. Моя проблема заключалась в том, что мне не давала какая-то невидимая сила использовать свои навыки. Я не могу объяснить, что конкретно это было, но оно блокировало меня целиком. Я чувствовал себя не в своей тарелке. Ничего не хочу говорить, но, когда Молтиса не было рядом, мои способности резко улучшались. Может быть это паранойя, может такая связь, а может и что-то нехорошее.
        Мне предстояло разобраться во всём этом, но как всегда ситуация складывалась не лучшим для меня образом. Постоянно какие-то приключения, воины, битвы, разгромы, я будто был в спешке и не понимал, что делать дальше и как себя вести. Внутренний голос вёл меня и подсказки старца сильно помогали понять происходящее.
        — Точно, подсказки старца.  — Вспомнил я, находясь в автономном состоянии.
        Знаешь, когда ты едешь в машине и смотришь в никуда, думая о чём-то своём, то миллионы мыслей проходят в голове и одна из них помогает решить проблему. Так и я, сидя на медведе, который бежал к лагерю, думал обо всём на свете и вспомнил о старце.
        — Старец, ты здесь. Помоги мне разобраться в себе.  — Мысленно подумал я, позвав старца.
        — Слушаю друг мой, что тебя тревожит. Неужели ты усомнился в верности моего лучшего ученика Молтиса?  — Ответил старец, телепатически общаясь со мной.  — Порой мы сами строим себе в голове плохие мысли, которые разрывают в последствии связи между людьми или существами. Не стоит верить всему, что говорит наш разум. Он ищет лишь выгоду для самого себя. Главным источником правды является твоё сердце. Не то, что бьётся у тебя в теле, а тот невидимый энергетический сгусток внутри тебя, который дарит минуты радости и счастья. Ты почувствовал его, когда говорил с Ан-Рамэей. Тебе стало тепло, приятно и спокойно. Когда ты думаешь о плохом, представь, что Молтис частичка тебя и подари ему всё тепло и радость, которое испытывал к волшебнице.
        После этих слов голос старца исчез. Я не слышал ничего, но всё, что он сказал, я попытался применить на практике. Когда ты представляешь своего врага или друга, которому не доверяешь, в виде частички себя, даёшь ему лучи света, которые окружают его и нежно прислоняются к нему, образуя светящееся тело, твой друг или враг меняется. Ты больше не испытываешь к нему негативных эмоций. Твои мысли не раздирают тебя изнутри. Можешь не благодарить за совет. Я лишь прошу использовать его правильно и менять своё сознание в лучшую сторону. Ты знаешь, что наши мысли материальны. Пусть ты и не видишь всего того, что происходит, когда ты думаешь. Просто поверь, если бы ты попал на Элеастру и увидел, что могут творить мысли, твоё мировоззрение в миг изменилось. Начни жить как создатель. Создавай всё, что принесёт пользу людям. Будь более общительным и иди на контакт с людьми, которые готовы выслушать тебя.
        От старца я усвоил, что любить других  — это есть самое высшее проявление помощи вселенной для её мирного существования, а помогать другим  — это есть высшее проявление любви к себе и людям. Поэтому всё начинается с помощи. Чем больше приятного ты создашь для других, тем больше вселенная сможет создать для этого мира, в том числе и для тебя самого.
        Не стоит глупо отдавать всю энергию, чтобы помогать остальным. В первую очередь помоги себе самому, но не забывай делиться опытом и знаниями с остальными. Найди возможность получать от помощи интерес. Это поможет тебе получать от неё и энергию на следующие создания лучшего мира.
        Всё это время я находился в божественном трансе. Пока мы не примчались к лагерю. Перед нами лежала гора трупов. В основном это были воины тёмного владыки. Я увидел свою палатку, которую мне выделил Молтис при нашем первом знакомстве. Она была почти сожжена, а на крыше торчала пика с насаженной головой этой злобной вонючей твари, возглавлявшей шеститысячное войско ВарДрагоса.
        — Раксис!!! Раксис!!!  — Тревожно закричал Молтис.
        Среди дыма, что лёг по всему лагерю, появился раненый военачальник и горстка минотавров. Все были в крови, переломанные и перебитые. Тёмное отродие их сильно потрепало. Они подошли к нам и Раксис поведал всё, что здесь произошло.
        Когда мы отправились к заброшенным развалинам, Раксис и его воины подготовились, как приказал Молтис. Они разлили масло, подожгли факелы, оставили отряд волков для приманки, а сами скрылись в лесу с западной стороны лагеря. Дело близилось к ночи. С северной стороны послышались звуки пробегающих шпионов. Несколько волков пробежались вдоль границ лагеря, чтобы оглядеться. Сделав такой обманный манёвр, они вернулись на место. Волки делали вид, что ничего не заметили и вернулись назад. На самом деле, все уже подготовились атаковать войско ВарДрагоса. Конечно шпионы передали команду быть тише и ждали пока в лагере полностью стихнет.
        Ночь всё шла и шла. В лагере было тише и тише, пока войско тёмного владыки не увидело последнего, кто идёт отдыхать к себе в палатку. Тихо, «незаметно», они прокрались к центру и встали возле каждого домика. Волки ведь лучшие из лучших, они сумели незаметно скрыться, как это и предполагалось, и уйти к восточным стенам. Все ждали, пока тёмное войско атакует. Прогремел рог и по сигналу шести военачальников, тёмные атаковали. Всё шло бесподобно, они клюнули на наживку. Единственное, чего мы не предполагали, это количество нападавших.
        Когда главное мерзкое существо, чья голова насажена на пику, поняло, что это ловушка, оно послало свою вторую половину к восточным стенам. Раксис осознал, что это не всё войско в лагере, а лишь половина. Пришлось немедленно наступать. Минотавры с рёвом напали стеной на тёмных, которые находились в лагере. Их было больше тысячи. Лучники с леса направили огненные стрелы в центр, чтобы поджечь округу и перекрыть южную сторону. Всё шло замечательно. Мерзкая тварь отозвала своих воинов, направлявшихся к восточным стенам и кинулась на нас. Первую тысячу мы смогли с лёгкостью проломить своей волной из 800 воинов.
        После чего Раксис перестроил отряд, чтобы атаковать тысячное войско, идущее с восточных стен. Лучники с леса обстреливали наездников, которые первыми бежали на отряд Раксиса. Состоялась битва на центральной площади. Наше войско вело оборонительную войну, пока на помощь не подоспели волки-убийцы, которые зашли с тыла на врага. Раксис потерял не больше сотни своих воинов пока вёл оборонительные войны. Всё шло по плану. Наши решили, что вот-вот и всё закончится. Когда лучший военачальник Молтиса снёс голову этому страшному существу, битва была закончена. Радости не было предела, что всё прошло настолько гладко. Но….
        Огонь утих, по земле прошёл жуткий холод, который накрыл своей пеленой горящую землю с южной стороны. В лагере стало темно. Лишь в некоторых местах горели факелы. Воины построились и ждали, что будет дальше. И вдруг послышался скрёб в лесу. Будто тысячи и тысячи огромных пауков бегут на воинов. Это были те самые четыре тысячи скелетов, которые ждали команды шести военачальников. Для наших воинов начался ад.
        — Отряд синих! В первую шеренгу. Выполнять!!!  — Грозным голосом заорал Раксис.  — Сомкнуть ряды и не давать пройти даже мыши. Оранжевые!!! Приготовили копья и выстроились в три фаланги за ними. Волки! Скачите в окружную и ждите моей команды. Никому не паниковать. Да, их численное преимущество, но мы порвём их ценой своих жизней. Во славу Элеастры!!!
        — Во славу Элеастры.  — Закричали воины.
        Скелеты, мертвецы в чёрном кровавом рванье, что они могли? Их брал страх. Они бежали вперёд и напаривались на копья оранжевого отряда. Синие держали строй и добивали эту нечисть. Войско светлых работало как отлаженный механизм, который крушил всех врагов. Но силы не бесконечны, а враг в численном преимуществе.
        Шестеро военачальников потратили все свои силы, чтобы воссоединиться в одно страшное существо и пробить оборону светлых. Жертва не была напрасной. Когда была пробита стена синих и вынесена напрочь центральная фаланга оранжевых, смертность светлой армии резко увеличилась. Ряды были пробиты и посему армия тёмных была вперемешку со светлыми. Лучники с леса уже не могли ничем помочь и пошли в бой на верную смерть. Волки оббежали лагерь и опять напали с тыла на врага. Наши перебили всех, но войско Раксиса на центральной площади было почти разнесено. Осталась лишь горстка воинов, меньше сотни.
        Волки-убийцы почти не потеряли своих. Они отправились за подмогой к Тримэю, который к тому времени поведал о сложившейся ситуации в королевстве Этламаркам. Оставшиеся лучники и горстка храбрецов Раксиса из последних сил выносили тяжело раненых в лечебный пункт, который чудом уцелел. Всю мерзость, павшую в этой битве, слаживают сейчас в ямы и поджигают.
        Когда Раксис рассказал обо всём, у меня наворачивались слёзы на глазах. Я не мог поверить, что существа, у которых я спрашивал, как найти Бобуо, теперь лежат мёртвые на брёвнах. Их тела будут сожжены после обряда, который скоро пройдёт.
        Ан-Рамэя не могла сдержать слёз, ведь все эти воины  — это частичка её самой. Она говорила, что любит всех существ и потерять кого-то из них, всё равно, что потерять родного человека. Она помогла оправиться от ран всем, кто ещё мог жить и был сильно ранен. Пришлось потратить много сил. Скажу сразу, что это не так просто  — восстанавливать тело своим близким. Я видел, как на самом деле это происходит. Когда волшебница подходила к воину, она будто бы менялась с ним телом. Не то, чтобы совсем уже перевоплощение, нет.
        Это было изменение формы тела. Если воин был без ноги и со сломанными рёбрами, то после изменений, воин был целым и невредимым, а Ан-Рамэя без ноги и со сломанными рёбрами. После чего происходила регенерация её тела, через боли и страдания. Даже не хочу представлять, что она испытывала. Это действительно адские мучения. Существо, которое безвозмездно любит и посылает бесконечный поток света всем жителям Элеастры.
        Время шло, мы закончили все обряды и сожгли со всеми почестями воинов. Нам предстояло много работы. Нужно восстанавливать лагерь. Собрать совет со всех королевств. Решить вопрос по поводу произошедшего и думать, что делать дальше и вообще, чего ожидать от тёмного владыки.

        Глава 10
        Волшебное королевство

        К вечеру лагерь очистили от трупов. Ко мне в палатку зашёл один из волков-следопытов.
        — Извините за беспокойство Алайе. Вас ожидают в главном штабе. Просили, чтобы я как можно быстрее привёл вас туда.
        Я спохватился и вместе с волком помчался к восточной части лагеря. В голову лезли только плохие мысли. Неужели и в правду случилось что-то плохое вдобавок ко всему произошедшему. Самым страшным, что пришло мне на ум  — это смерть Ан-Рамэи. Возможно она так помогала всем выжить, кто был сильно ранен, что сама погибла. Эта мысль не давала мне покоя. Когда я вошёл в штаб, все мои волнения угасли, ведь я увидел живую, сияющую волшебницу, рядом с которой стояли Молтис, Бобуо, Раксис, тигр Блуфи и только что прибывший Тримэй.
        — Присаживайся Алайе.  — Не прерывая речь Тримэя, промолвил Молти.  — Мы должны обсудить дальнейшие действия. Возможно силы тьмы имеют ещё одно пристанище и вскоре нападут на нас с новыми силами.
        — Когда я со своими следопытами добрались до берегов Грисальда, то заметили неладное.  — Продолжал Тримэй.  — Лес, со стороны заброшенных развалин мертвел. Там определённо поселилась нечистая сила. Листья стали червивыми, свернувшись в комочки. Земля под ногами покрылась плесенью, убивая всё живое и не впитывая влаги после дождя. А самым страшным, что мы обнаружили  — это волки-маги. Около сотни заживо умерших волшебников. Будто невиданная сила забрала их жизни в один миг, а мёртвые тела скинула в реку, загрязняя её.

        — Мы в большой опасности.  — Добавил Бобуо.  — Когда следопыты отправились в Этламаркам, я заметил одно существо, чем-то похожее на льва, но без рук. Может быть они и есть у него, но уж точно не из такой же плоти, как ноги и туловище. Не знаю кто это, но он подчиняет себе окрестные деревья, делая с ними всё, что угодно.
        Совет поднял бунт. Все спорили друг с другом и каждый доказывал свою правоту, оспаривая собеседника. Я смотрел на всё происходящее, понимая их беспокойство. Возможно на них действует что-то или кто-то, как на меня в заброшенных развалинах. Наши буйные переговоры перебил старец своим появлением.
        — Друзья, не подымайте паники. Над Элеастрой нависла тёмная сила, которая хочет истребить нас по отдельности. Нужно сплотиться в единое целое и действовать сообща. Что касается ваших видений, я дам вам ответ.  — Старец присел рядом со мной и поведал о двух созданиях, одно из которых меня интересовало после слов Тримэя, о каком-то Грисальде.  — Видимо не все знают, почему море Грисальда так называется. Ещё в те времена, когда Элеастра представляла собой одно целое и слои были объединены, с нами жили и другие существа. Теперь их осталось в меньшинстве и обитают они в смешанных лесах западных и южных земель второго внешнего слоя. Почему в меньшинстве? Они ушли за Мором во внутренний слой планеты. Когда был создан совет, я предоставил возможность своему лучшему другу, которого сейчас называют ВарДрагос, изучить мир лучше и посему стать владыкой юго-западных земель. Существа, живущие в смешанных лесах, в большинстве своём поддержали Мора и видели в нём своего предводителя. После распада совета, многие ушли вместе с ним. Теперь смешанные леса никому не принадлежат, а те существа, что остались там жить,
больше не верят ни единому владыке. Их очень сложно воодушевить на мирно-совместное существование. Они не трогают нас, но и не хотят, чтобы кто-то взаимодействовал с ними.
        — А что по поводу двух существ.  — Перебил я старца.  — Ты говорил, что расскажешь о них. Кто это? И кто такой Грисальд?
        — Именно к этому я и подвожу свой рассказ.  — Продолжил Саан.  — К Мору присоединилась огромная армия, где основные предводители: Дребольтер, Грисальд, Ригрэта, Болангард и Хлойя. Я остановлюсь на первых двух, ведь именно они мучают вас больше всего и именно про Дребольтера заговорил Бобуо.
        — Значит так зовут это создание, которое разрушает мои деревья и использует их в своих падких целях.  — Добавил медведь.  — Поведай старец о нём, я хочу знать побольше. Он мне ответит за испорченные деревца.
        — Эти существа достаточно сильны. Каждый из них обладает некой силой, способной сокрушить любого из вас по одиночке. Только сплочённая команда даст отпор предателям.  — Старец показал на карте море.  — Это море Грисальда. Ещё в те былые времена водяной змей скитался по устьям реки, идущей от самого моря по всем землям, пытаясь найти пристанище. Ему всегда не хватало воды, он жаждал больше. Этому существу помог Мор, показав целое море. Бескрайние водные просторы ослепили змея своим изобилием. Грисальд попросил отдать под его руководство всё море и ВарДрагос пошёл с ним на сделку в тайне от нас. Когда мы узнали правду, я был слегка огорчён таким решением, но не настолько, чтобы изгнать Мора. Даже после всего произошедшего, мой друг не хотел останавливаться. Я видел, как он медленно прошёл по всем землям и вцепился в центральную её часть, уговаривая существ о сотрудничестве с ним. Совет решил, что это пойдёт на пользу, такое разнообразие. Никто не знает, чем закончится такой эксперимент. Все согласились с такими выходками Мора, в надежде на то, чтобы заметить изменения в лучшую сторону для всей
Элеастры.
        — Видимо Дребольтеру он пообещал отдать все леса?  — Поинтересовался Бобуо.
        — Мор увидел человеко-льва на западных землях. Он подошёл к существу и поговорил обо всём, что беспокоило это создание. Лев поведал ему свою мечту, он желал управлять деревьями и пусть это не стихия, но умение подчинить дерево делает льва куда могущественней. ВарДрагос применил запретную магию, совместив силу деревьев с человеко-львом. Вмешиваться в геном существ не под нашей властью, всем изменениям должно быть объяснение. Такими перевоплощениями занимается лишь сама планета. Только она вправе вносить коррективы. Остальных существ вы знаете, пусть и не все присутствующие. Я лишь добавил про первых двух. После распада совета, безымянное море стали называть морем Грисальда. Все пятеро предводителей отправились во внутренний мир Элеастры за владыкой Мором. Их разум помутнел и свои способности они используют в разрушительных целях. Это касается умерших волков-магов и ядовитой земли с деревьями на обратном берегу от королевства Этламаркам. Не разрешите злу захватить все земли. Сплотитесь и дайте отпор этим тварям. Они должны знать своё место и не портить жизнь остальным. За Элеастру!
        — За Элеастру!  — Хором воскликнули все присутствующие.
        — А теперь я вас попрошу об одной услуге. Понимаю, вы можете не поверить в это и всё же я должен это сказать.  — Добавил Саан.  — Нашей основной мощью является Алайе. Пусть паренёк и не знает всех своих сил, но его внутренняя сила чрезвычайно велика. Когда мы отправимся в Этламаркам, я попрошу тебя Молтис и тебя Ан-Рамэя, обучить его как можно большему. Многое зависит от него самого, но и от вас зависит немалое. Постарайтесь принять мои слова и действовать вместе. Я буду очень рад, если вы послушаете старика.
        Мне было и приятно и в тоже время страшно. Слишком огромную ответственность я несу и слишком большие надежды подаёт на меня мой наставник. Несмотря на споры и разногласия, мы пришли к единому мнению  — собрать все силы и быть готовыми к войне. Переговоры прошли с пользой для каждого из нас и многие поддержали старца.
        Первым делом необходимо добраться к волшебному королевству владыки Лекрофурса. Путь не дальний, но может быть опасным. Никогда не знаешь, кого можно встретить в здешних лесах.
        Вся наша провизия сгорела, поэтому пришлось плыть налегке. Когда тебя лишают определённых вещей, ты начинаешь ценить их всё больше и больше. Помню, когда в нашем мире отключали воду. Это создаёт огромный дискомфорт для землян. Только после этого задумываешься о воде, благодаришь её за то, что она есть и ты можешь помыться. Но я до сих пор не могу понять, почему люди не ценят того, что имеют. Это касается и меня самого. Ведь когда ты живёшь в достатке, то не думаешь о нём. Всё идёт своим чередом. Когда тебя лишают этого или проще  — забирают на время, вроде кражи машины, драгоценностей, отменённого мероприятия, плохой погоды, ты сначала скучаешь по этим вещам, а после возврата будто заново влюбляешься. Это чувство знакомо как взрослым, так и детям.
        Садясь в лодку на голодный желудок, я не раз вспоминал о дворце Глордиана, о сочных биоках и других пряностях. Казалось, что я живу здесь всю свою жизнь и потеря чего-то, равносильна потерям земным. Элеастра настолько любит своих существ, живущих на ней, что не заметить этого невозможно. Ты всем сердцем и душой ощущаешь её любовь и защиту.
        — Алайе, собери плащи и снабди ими все лодки.  — Попросил Бобуо об одолжении.  — К утру пойдёт дождь и не хотелось бы промокнуть до ниточки.
        Отряд Раксиса собрался чуть раньше и первым поплыл в Этламаркам. Волки-убийцы и горстка минотавров  — это лишь малая порция воинов, которая едва защитит стены королевства. Наша команда отправилась к утру, когда мы закончили с приготовлением и полностью окрестили лагерь. Нам сюда возвращаться и хотелось бы увидеть палатки и домики, а не ещё одну горстку пепла и дыма.
        Я плыл в самой последней двухместной лодке со старцем. Понимаю, что Саан может появиться в Этламаркаме прямо сейчас, но в этот раз он решил отправиться со мной. Мне очень приятно, когда есть с кем пообщаться, особенно если это твой наставник. Разница в возрасте колоссальная, ему тысячи и тысячи лет, а мне только за двадцать. И пусть он выглядит на 66, даже такая разница неприемлема для дружбы. Есть конечно такие случаи, но для нашего трёхмерного мира мало увидишь дружбу старика и юноши. Поделиться всеми секретами не с одногодками, а с опытным старцем совсем редкое явление. Здесь же это норма. Как видишь, возраст на этой планете не играет абсолютно никакой роли и это здорово.
        Начало светать, река была тихая. Слышны лишь пения едва проснувшихся птиц. Вдали видны лодки отряда Раксиса, а рядом со мной только две. В одной сидит Ан-Рамэя с Блуфи и Молтисом, а в другой Бобуо и Тримэй.
        — Что тебя тревожит дружище?  — Спросил старец.  — Живи сегодняшним днём, зачем лезть туда, где ещё не создали для тебя условий.
        — Как это понять?  — Неосознанно спросил я, задумавшись о своём.
        — Ты ведь знаешь, что за каждым из нас следят там, высоко, высоко в небе. Представь себе огромную светлую семью из тысячи существ, вроде той, которая тебе нравится.
        — Ты про Ан-Рамэю?
        — Я про неё, да. Если не получается увидеть любовь во всех, представляй хотя бы её. Целая семья из тысячи таких волшебниц и волшебников следят за каждым твоим действием. Они любят тебя и всё, что ты делаешь, даже если ты просто спишь. Им важен абсолютно любой момент твоей жизни.
        — А кто они на самом деле?
        — Это сложно объяснить, но думаю они  — это мы, отражение наших хороших поступков и дел. Как только твоя душа думает о чём-то приятном, высоко в небе создаются новые тела, которые наблюдают за тобой и защищают от неприятностей. Благодаря им строится твоё будущее, имеющее множество исходов. Один приведёт тебя к богатству, другой к счастью, третий к неприятности, а может и ко всему сразу. Важен момент сейчас. Чтобы будущее строилось дальше, нужны новые поступки и дела, причём только хорошие. Благодаря сегодняшнему дню ты можешь создать дорогу в завтра, делая приятно остальным.
        — Если я перестану жить сегодняшним днём, то завтра не наступит?
        — Они любят тебя и, конечно же, твоя жизнь продолжится. Но можно ли назвать жизнь постоянно замученного человека таковой? Твоя душа начинает жить за счёт жизней тех волшебниц и волшебников, а их у тебя лишь тысячи, а не бесконечно. Посему душа такого человека в скором времени уходит с этого мира, так и не найдя своё признание.
        — Именно поэтому наш мир такой серый? Благодаря таким людям, которые не живут, а вечно суетятся и думают лишь о завтрашнем?
        — Всё очень просто. Тебе дана жизнь на этой земле и стоит жить её, а не строить непонятное на будущее, откладывая хорошие эмоции в шкатулку завтрашнего дня, которую в большинстве своём люди не успевают открыть. Алайе! Не дай своим волшебницам и волшебникам терять друг друга. Позаботься о них. Делай добро остальным, даже тем, кто не верит в это. И тогда Ан-Рамэя станет сильнее, она найдёт себе сестру и братика, они всей семьёй помогут тебе построить будущее. Верь им. Верь себе. Верь своему сердцу.
        Душевные разговоры со старцем всегда проходят быстро, но эффектно. Буря эмоций не даёт сидеть на месте. Его слова настолько воодушевляют, что хочется прямо сейчас помочь любому, кого увидишь или просто сказать комплимент. Не важно, что мы хотим сделать, главное вселить в человека веру в себя и свою красоту. Каждому приятно почувствовать любовь от незнакомца.
        — Саан, а как же моя планета. Почему Элеастра гораздо красивее её?  — Поинтересовался я, раз уж мы подняли такой разговор.  — Неужели Земля не может быть такой же?
        — Она ещё прекрасней, чем ты думаешь.  — Улыбнулся старец и провёл рукой, показывая небо. Посмотрев туда, я заметил кучевые облака, которые соединяются вместе и образуют фигуры. Не знаю, что именно, но выглядит очень красиво.  — Мы не увидим настоящей её красоты, пока не подымим уровень своего сознания до её высот. Планета живая и стоит любить её как своё дитя, ведь она делает тоже самое для нас. У неё миллиарды детей и среди них есть очень злые. Несмотря на это, Гайя любит всех их. Ты обучился многому, хотя и многое предстоит ещё узнать. Если вернуть тебя назад, твоя планета не будет прежней. Она куда красивее этой, просто увидеть её такой не получается обычному человеку.
        — А почему так происходит?
        — Люди хоть и создания высших миров, они всё же забыли об этом. Посмотри на их поведение по отношению к планете. Мне больно смотреть, как они обращаются с Гайей, как ломят её тело, как убивают величественных животных, отравляют почву и воду, загрязняют атмосферу, а самое неприятное, как убивают себе подобных.
        — А разве на вашей планете мы не убиваем себе подобных. Та война, что близится, не убьёт существ, живущих на Элеастре?
        — Да, так и есть. Это очень печально видеть, когда на таких прекрасных планетах происходит война. И всё же существа Элеастры стараются жить в мире, они ни в коем разе не загрязняют её, не умертвляют почву, не создают, загрязняющие воздух, машины и вещи. Если бы в вашем мире царил порядок и взаимопонимание, Земля бы уже давно светилась, как это вижу я.
        — О чём ты?  — Мне становилось всё более и более интересно.
        — Наше сознание, куда выше сознания людского. Не потому, что они тупее нас, нет, скорее они забыли про свою божественность. Они все великие создатели, а это значит, каждый может творить и создавать что-то новое. Если бы люди проснулись и по сознанию приблизились к нашему, Земля бы в миг стала такой, какой её вижу я и ты мой друг.
        — А я могу хоть во сне увидеть свою планету со стороны с теперешним уровнем сознания, чтобы узреть всю её красоту?
        — Конечно. Это я и хотел тебе показать. Я знал, что тебя заинтересует такой опыт, поэтому и поплыл вместе с тобой. Мне приятно, что ты интересуешься своей родной планетой, ведь она любит тебя не меньше, чем Элеастра. Почувствуй же её любовь с теперешним уровнем сознания.
        Старец попросил меня лечь поудобней в лодке, закрыть глаза и представить полёт к Гайе. Не совсем помню процесс перехода в состояние сна, зато увиденное опишу, как можно подробней. Начну с момента, когда я вышел из своего тела и увидел со стороны себя, лежавшего в лодке.
        Мы отправились со старцем, в виде двух сгустков энергии сияющего золотого цвета, к моей планете. Пройдя за несколько секунд расстояние в миллионы световых лет, мы оказались в солнечной системе и видели мою планету из космоса. Саан говорил правду, что мой мир не будет прежним для меня. Уровень моего сознания повысился. Я мог видеть то, что для обычного человека и меня в прошлом было недоступно. Моя планета светилась также, как наши тела  — ярким золотистым светом. Вокруг неё образовалась радужная аура, освещающая всю солнечную систему.
        Передать словами всю красоту увиденного очень сложно. Гайя очень красивая планета. Как же хотелось, чтобы люди отошли от трёхмерной суеты и прониклись душой к своей планете. Увидели её настоящую, без машин, мусора, войны, энергий жадности, злобы и зависти. Если убрать всё лишнее, то можно узреть источник бесконечного света в космосе. Таким, какой видел его я и старец.
        С приближением к самой Земле, она открывала нам мир без присутствия низких энергий. Я увидел настоящую Землю Матушку. Её безграничная любовь и забота окутала меня. Я почувствовал тепло и спокойствие. Даже Элеастра не могла вселить в моё тело такое изобилие приятных эмоций, которое давала Гайя. На ней больше не было городов, мусора, войны, грязного воздуха, низких энергий, только свет, зелень, насыщенная природа, чистые реки, озёра, моря, океаны, небо с огромными кучевыми облаками и запах свежих фруктов на каждом шагу.
        Моя планета изменилась во всех смыслах, даже физические размеры увеличились в несколько раз. Населяющие её расы тоже увеличились. Помимо людей и животных с открытым сознанием, были и другие представители. Это всевозможные волшебники, эльфы, гномы, драконы, феи, орки и многие другие. Все жили в мире и согласии, помогая Земле становиться всё лучше и лучше, а не разрушать её всё больше и больше, как это делают люди сейчас.
        Я прогулялся со старцем по тем местам, где жил раньше. Вместо толпы людей, пробок на дорогах, заводов и загрязнённым воздухом, я увидел бескрайние просторы лугов, сильно похожие на заброшенный замок с мельницей. Это место напоминало мне ту сказочную дверь, где я отдыхал и медитировал, пока учился летать.
        — Ты помнишь эти места?  — Спросил старец, посмотрев на меня и улыбнувшись.  — Я знаю, что…
        — Да, помню.  — Перебил я старца, пытаясь сдержать слёзы.  — Не может быть. Я целый месяц был на своей родной планете и думал, что Элеастра заботится обо мне в этом уголке ещё сильнее, а это оказался портал в мой мир, на мою родненькую Гайю. Благодарю тебя старец за такое дивное путешествие.
        Мне определённо стало легче. Со всего того я очнулся и опять сидел в лодке, подплывающей к королевству. Мне так не хотелось просыпаться, а побольше находиться в состоянии дома. Ведь каким бы он не был, дом есть дом, а тем более если он настолько прекрасен.
        — Я смогу в ближайшее время попасть…  — Не закончивши мысль, я начал другую.  — Саан, научи меня входить в это состояние, чтобы я мог побыть на своей планете подольше.
        — Это слишком непростой шаг. Чем больше ты находишься в состоянии отдалённости от этого мира, тем больше вероятность нашего поражения в битве. Сосредоточься на главном и возможно Землю ты увидишь уже очень скоро, а пока что помоги привязать лодку.
        На берегу нас встретили волки-маги или волшебники, как кому удобней. Их было с полсотни. Самый главный из них подошёл к Тримэю и сказал:
        — Ваш отряд расположился в восточном крыле королевства. Прошу за мной, Лекрофурс ждёт вас.
        — Передайте волшебнику, что я с Алайе подойду в скором времени.  — Промолвил Саан.  — Мне тяжело идти, поэтому мы задержимся.
        — Я могу оставить несколько магов, чтобы вам помогли.  — Добавил главный.
        — Нет, нет. В этом нет необходимости. Я знаю дорогу. Можно нам остаться одним.
        — Маги, за мной. Прошу вас проследовать за нами.  — Скомандовал волк-маг и позвал наших следовать за ним.
        — Почему ты сказал им, что тебе тяжело идти. Они ведь прекрасно знают твою мощь.  — Поинтересовался я.
        — Знают или нет, на то была причина и они не станут лезть в мои дела. К тому же я не люблю ходить огромной кучей. Пусть лучше пройдут вперёд, а мы с тобой прогуляемся неспеша.
        Мне всегда приятно путешествовать по незнакомым уголкам Элеастры, особенно со старцем. Каждая такая прогулка заканчивается бурей позитивных эмоций и радости. Мир, наполненный красками, не может не радовать, а существа, не знающие слова страх и принимающие свободу, только усиливают твоё божественное состояние души.
        — Куда мы пойдём на этот раз?  — Спросил я у старца, не хотя идти за магами.  — Ты тоже почувствовал моё желание?
        — Конечно. Я полностью согласен с тобой.  — Улыбнулся Саан.  — Нужно найти другую дорогу, по которой мы доберёмся до королевства. И если мне не изменяет память, то вон та тропа и будет ею.
        Мы отправились совсем в другую сторону, чтобы увеличить время нашей прогулки. Тропа вела к обрыву, рядом с морем Грисальда. У меня всегда было желание забраться на вершину горы или высокий обрыв. Подойти к самому краю и смотреть вниз, а потом прыгнуть туда, зная, что ты можешь летать. На Земле это были лишь мечты, а на Элеастре это стало реальностью. И сейчас мне не составило никакого труда полетать вдоль обрыва над морем, где волны бьются о скалы.
        — Подымается сильный ветер. Королева стихии набирает свою силу. Что-то неладное готовит она.  — Заволновался Саан.  — Я не волнуюсь, а лишь насторожился. Никогда не знаешь, чего ожидать от Ригрэты.
        Как же приятно, что старец мгновенно понимает тебя и сразу даёт ответы. Я только подумал о волнении, как он автоматически предупредил меня об обратном, убрав все мои сомнения.
        — А кто это, Ригрэта? Ещё один враг нашему миру?
        — На самом деле никто не враг нам, но почему-то мы сами настроились друг против друга и дошли до того, что готовы убивать себе подобных. Как же не хочется опускаться до уровня дуального мира, где сейчас находятся люди с твоей планеты.
        — Так кто же она?
        — Теперь уже твой враг, а раньше была обычной девочкой, которую я учил управлять стихией воздуха. Она добилась огромных высот и стала королевой ветра. Морские волны усиливались, деревья становились мощнее от сильных ветров, почва просыхала от влаги, давая богатый урожай. Всё это благодаря моей ученице Ригрэте. Она чудо, которое ушло вместе с Мором, став чудовищем.
        — Она одна из тех пяти, точно. Ты же упомянул их ещё в лагере.  — Вспомнил я о разговоре в штабе.  — Значит она злая королева ветра или как правильно?
        — Ригрэта  — сплошное чёрное облако смерти. Её мощь велика, а поймать колдунью очень сложно. Нужна сильная магия, чтобы дотронуться до ветра. Её красота сводит с ума многих, когда она превращается в обычную девушку в чёрной мантии. Её тело настолько идеально и пропорционально, что устоять перед ней невозможно. Она смотрит жертве в глаза, а потом превращается в чёрное облако и вселяется в его расслабленное тело. Завладев сердцем жертвы, Ригрэта выедает тело изнутри, оставляя кости и кишки, а отравленную душу снова вселяет в ходячего мертвеца, делая его своим рабом.
        — И что, они ещё становятся живыми и воюют за неё?
        — Мало того, что они воюют за неё, они имеют туже силу, что и остальные воины.
        — А как же убить колдунью? Я смогу ей что-то противопоставить?
        — Боюсь, что нет. Научить тебя убивать такую силу я не смогу, но защитить свою душу от неё, возможно. Надо понимать, что она лишь красивая обёртка, за которой скрывается гнилая конфета. Помни об этом, когда увидишь её и не поддавайся соблазну.
        — А кто тогда сможет противостоять ей?
        — Возможно Лекрофурс. Он очень сильный волшебник. Но заточить её в своём теле не каждый отважится, ведь придётся пожертвовать собой ради такого.
        — Тогда я точно не хочу этого. Если нужно пожертвовать собой ради убийства Ригрэты, то я против. Мне как-то совсем не хочется умирать.  — Добавил я, чураясь даже мыслей о смерти.
        — А если благодаря твоей жертве, ты спасёшь Элеастру? Ты бы пожертвовал собой?  — Спросил меня старец, желая услышать ответ или хотя бы увидеть мою эмоцию на этот счёт.
        Меня впервые поставили в тупик. Действительно, а кто бы смог это сделать ради спасения планеты, хоть и красивой, но едва тебе знакомой, причём ценой своей жизни? Мне было крайне тяжело ответить на поставленный вопрос.
        — Ты же прочитал мои мысли? Что скажешь? Я ведь действительно не могу сказать правды, как бы я себя повёл. Ведь я не был в такой ситуации и не могу точно предугадать свои действия. Мне очень дорога моя жизнь, но Элеастру я люблю не меньше, чем Гайю.
        — Так да или нет? Тут всё очень просто, ты либо согласен, либо нет.  — Настойчиво твердил Саан.
        — А ты бы пожертвовал собой?  — Поинтересовался я.
        — Я и так отправлюсь в другой мир, мой друг. После войны ты больше не увидишь меня и мой ответ, да. Я отдам жизнь ради спасения существ, живущих на прекрасной Элеастре.
        Старец настолько проникновенно произнёс эти слова, что мне стало грустно. Я не хотел даже в мыслях представлять его смерть, но раз он так говорит, значит Ригрэта действительно убьёт его. Первое, что пришло мне в голову, это поговорить с самим Лекрофурсом.
        — Мне кажется он войдёт в моё положение и даст несколько уроков по защите старца от Ригрэты.  — Думал я про себя, пока смотрел на бушующее море.  — Нужно только вежливо его попросить об этом и объяснить причину моего желания обучиться магии.
        — Я думаю нас заждались.  — Перебил мои мысли Саан.  — Можно спокойно идти, не спеша, не волнуясь, наслаждаясь красотой здешних мест. Нас никуда не гонят, а значит нет места волнениям и спешки.
        Старец всегда так спокойно говорил, что казалось, будто действительно нет никакой опасности и войны не предвещает быть. Видимо жизненный опыт с годами куда важнее знаний, полученных в книгах. Если разница в годах велика и малыш знает больше из книг, чем старик, это не значит, что он умнее его, жизненный опыт куда большее может дать.
        Мы отправились в Этламаркам по той же тропе, которая привела нас с берегов к обрывам. Дорога сказочная, а сказочность её заключалась в идеальной траве и камнях. Когда мы смотрим мультики, то часто замечаем зелёную траву, настолько густую, что, полежав на ней, не остаётся никаких следов на теле, как от самой травы, так и от земли. Здесь трава тоже густая, да настолько, что земли и не видать. Маленькие камушки, создающие тропинку, тоже необычные. Они переливаются разными цветами, при этом дорога не выглядит радужной. Она такая же серо-белая, но всматриваясь на камни, можно заметить радужные оттенки.
        Добравшись до королевства, я был поражён его масштабами. Если говорить про всю Элеастру, которую мне пришлось лицезреть, это королевство было куда больше остальных. Изменение размеров внутри, как в уголке Вэйна или в замке Винтерволла, когда снаружи постройка небольшая, а внутри огромная, это не про Этламаркам. Его величие как внутри, так и снаружи ошеломляло.
        Королевство Этламаркам серо-бело-фиолетового цвета с резными сине-золотистыми крышами, придавало сказочным местам ещё больше волшебности. У самого входа стоял целый отряд из сотни волков-убийц, охраняющих строения. Все рассредоточены на равном расстоянии друг от друга, создавая вид дисциплинированных воинов, действующих как один отлаженный механизм. Это не могло не радовать, ведь вскоре наступит война, которой так не хотелось бы.
        Мы зашли внутрь, лицезревши огромный белый зал, украшенный расписными фресками чёрно-голубоватых и оранжево-красных цветов. Посреди зала огромный круглый стол, где нас ждали король Лекрофурс и знакомые мне лица.
        — Алайе, где же ты пропадал.  — Промолвил Молтис, передав Бобуо мешочек.  — Брось перед собой его.
        Я не сразу понял о ком или о чём говорил минотавр, пока медведь не поднёс мне тот золотистый мешочек.
        — Вот, держи. Всё, как и обычно. Кидаешь его перед собой и твоё тело в золотистом одеянии.  — Добавил Бобуо, передав мне подарок.
        Я посмотрел на старца, но тот уже был перевоплощён в золотистую мантию. Когда он успел это сделать, не знаю. Я проделал всё, как сказали и, переодевшись в золотистую тунику, последовал к столу. Как раз напротив меня стоял единственный незнакомый мне волк. Это был тот самый Лекрофурс, мощный, высокий, атлетический волк-маг.
        Его тело, как и у всех волков-магов, было в виде торнадо, как у стражи снежного леса. Серо-фиолетовое торнадо от земли до солнечного сплетения. У самых ног вечный холодный туман, а оставшееся тело темнее самой ночи. На руках золотые наручи с голубыми сапфирами, несколько колец на левой руке, а в правой могучий посох, который светился красным, фиолетовым, голубым, изумрудным и другими цветами, в зависимости от заклинаний. Ведь не стоит забывать, что это волшебники. Глаза алмазно-синего цвета, а на голове будто золотистая корона, встроенная прямо в неё. Казалось, что куски короны растут прямо из головы, словно рога. В последствии, когда я спросил у старца, так оно и было. Только у короля волшебников, растут золотистые рога в виде короны. У всех остальных волков-магов, более мелкие рожки определённых цветов.
        Хотелось бы забежать наперёд и пояснить о волках в целом. Начну, пожалуй, с нового для меня существа  — Лекрофурса. Его посох как и наручи, золотого цвета с голубыми сапфирами. Сама аура, вокруг верхней части посоха, светится различными цветами, в зависимости от заклинаний. Кровавый атакует, изумрудный лечит, небесный защищает, фиолетовый или цвет индиго создаёт вакуум, помещая жертву в сферическую тюрьму, которая выедает кости. Есть и другие цвета, но об этом позже.
        Лекрофурс владел всеми заклинаниями, а вот остальные волшебники делились на защитников, лекарей, атакующих, чародеев. Вроде бы чародей тоже, что и маг, волшебник, но нет. Немного другие функции были у каждого из выделенных. Как я уже и говорил, небольшие рожки разных цветов были присущи разным видам магов. Если Лекрофурс имел золотые рога в виде короны, то остальные имели небольшие рожки по предназначениям. Лекарь имел изумрудные рожки и его золотой посох излучал изумрудную ауру. Чародей имел рожки, цвета индиго и излучал фиолетовую ауру либо глубокий синий. Так было с каждым из видов, в целом должно быть понятно.
        Другими же видами волков были убийцы и следопыты. Волки-убийцы представляли собой черных волков больших размеров, худощавые в талии, но очень сильные. Они имели тёмные голубовато-красные плащи, скрывающие два клинка за спиной. Это искусные убийцы, тихо забирающие жертву. Их нападение настолько тихое и не заметное, как и скрытность. Подобное случилось в лагере, когда шеститысячная армия тьмы напала на волков.
        Последним видов являются волки-следопыты. Их меньше всего, но каждый из них незаменим. Двуглавые волки, пожалуй, единственное отличие от убийц. Плащ болотного цвета, имеющий опцию хамелеон и водяные ботинки. Да, ещё один необычный вид обуви. Ботинки, сделанные из воды. С виду можно сказать, что немного воды окутало ногу, приняв форму обуви. На самом деле так и было, чудеса на Элеастре не случайны, как и все существа, живущие на ней.
        Возвращаюсь к разговору за круглым столом. Рядом с Лекрофурсом стоял Тримэй, Раксис, старец и Ан-Рамэя, а возле меня Молтис и Бобуо. Восемь существ, которые решали судьбу всего мирного населения, а может и всей планеты.
        — Друзья, я слышал о вашем горе.  — Промолвил Лекрофурс, склонив голову.  — Соболезную вашим потерям. Когда Тримэй оповестил меня об опасности, которая надвигается на лагерь, в моём королевстве едва было с сотню воинов. Я сразу же принял меры, чтобы собрать всех, кого только смогу найти. Мы физически не успевали к битве, которая произошла в центральном лагере. Ещё раз прошу прощения.
        — Король собрал несколько тысяч воинов и в его распоряжении столько же волков-магов.  — Добавил Тримэй.  — Мои следопыты вскоре придут все. Их будет с тысячу, но это слишком мало по сравнению с численностью врага. Та битва, которую предстоит нам пройти, сражаясь за Этламаркам, представляет собой стотысячное войско ВарДрагоса, может и больше.
        — Откуда тебе знать, сколько врагов нападёт на королевство?  — Поинтересовался Бобуо.  — Мы едва заметили, как в наши земли вторглись уроды, которые уничтожают леса и всё живое.
        — Тримэй сильный следопыт и он никогда не подводил меня.  — Заступился за военачальника волков Раксис.  — И пусть он не успел помочь нам в битве, я обоими руками за него. Нет повода не доверять следопыту, особенно такого уровня.
        — Так, а как он определил, что столько врагов буд…
        — Бобуо, перестань молоть чушь.  — Перебил медведя Молтис.  — Наши войска не собраны и к битве будет готово, при хорошем стечении обстоятельств, лишь треть воинов. Владыка восточных земель уже предупреждён об опасности и начинает готовится к войне. Стоит навестить его через неделю и поговорить о битве.
        — Грикулоран не сможет собрать своё войско целиком. Это усугубит наше положение.  — Заявил Лекрофурс.  — Его носороги, большая их часть, на другой планете и прибыть сюда они не смогут. Всё, что мы сможем получить, это пятитысячную армию броне-носорогов. Мы уступаем врагу в численном преимуществе, но не стоит забывать, что Этламаркам ещё никогда не был сломлен.
        — Полностью поддерживаю Лекрофурса. Стены королевства неприступны, к тому же за нас Винтерволл. Его драконы смогут уберечь уязвимые места от врагов.  — Пояснил Саан.  — Тысяча лучших драконов прибудет к нам через месяц, надеюсь к тому времени королевство будет целым.
        — Надеюсь, что так и будет.  — С серьёзным выражением лица дополнил Молтис.  — Пожалуй стоит отдохнуть. Я не спал несколько дней, особенно в последнюю ночь. Мне кажется, мы обсудили основные моменты и стоит отойти от дел.
        — Полностью поддерживаю Молти.  — Буркнул Бобуо.  — Я сам хочу поесть, а после выспаться. Лекрофурс, мы можем отправиться уплетать что-то, что вкусно пахнет и доносится с того зала?
        — Конечно друзья. Никогда не стоит забывать и о хорошем, особенно о вкусной пище.  — Великодушно прояснил король.  — Попрошу лишь Алайе остаться.
        — С этим я полностью согласен. Мой живот так и просится чем-то заполниться.  — Обратно встрял в разговор медведь.  — Пошлите кушать. Алайе не маленький, сам найдёт дорогу.
        Это был тот самый момент, когда я мог пообщаться наедине с Лекрофурсом. Тем более он сам дал мне такую возможность. Но с чего начать столь дивный разговор, если мне и спросить-то нечего, кроме просьбы о помощи в сражении с Ригрэтой. Я подходил к волку всё ближе и ближе, а новые вопросы не сыпались в мою голову.
        — Гк-хм, моё почтение великий маг!  — Не понимая с чего начать, промолвил я хриплым голосом, слегка покашляв.
        Я ждал какого-нибудь ответа, чтобы продолжить разговор, но Лекрофурс молчал, смотря мне прямо в глаза. Это сильно смутило меня.
        — Что-то случилось?  — Спросил я, слегка нервничая и покусывая губу.
        — Нет. За тобой интересно наблюдать. Ты будущий воин, который защитит Элеастру, но в душе ты невинный ребёнок, можно сказать стеснительный и слегка упрямый. Ещё не знаю, как твои таланты раскроются, но знаю точно, что они раскроются. Я ведь великий маг, хоть и не люблю об этом говорить, и мой опыт подсказывает, что тебя тревожит одна ситуация. Она должна произойти вскоре и связана с дорогим тебе существом, это так?
        Я будто бы застыл. Несмотря на старца, который умел читать мои мысли, умения Лекрофурса, видеть или чувствовать будущее, меня сильно удивили. Он так проникновенно заговорил о моём вопросе, который я не осмелился ещё задать, что полностью обезоружил меня.
        — Да. Мы говорили, то есть я, я говорил со старцем.  — Запинался я, продолжая свою речь.  — О войне, точнее о предводителях ВарДрагоса. Среди них есть такая особа, как Ригрэта. По всей видимости она убьёт старца.
        — А с чего ты это решил?  — Поинтересовался маг.  — Неужели Саан тебе об этом сказал лично или это твои предположения?
        — Вы меня понимаете. Я думаю не стоит объяснять всё подробно к чему я клоню. Возможно случится проблема, которую мне предстоит решить. Я сам вызвался решить её.
        — То есть ты хочешь обмануть судьбу?  — Продолжил Лекрофурс, взяв золотой бокал с вином, по всей видимости.
        — Нет. Хотя, может и да. Я не знаю. К чему вы это?
        — Возможно старцу предстоит сразиться с Ригрэтой и защитить всех остальных от её чар, пожертвовав тем самым собой. Такова судьба мой друг. Он сам выбрал такой путь и помешать этому мы не вправе.
        — Но ведь я могу помочь. Просто помочь и всё. Если вы научите меня справляться с ней, я постараюсь убить её или хотя бы спасти старца. Ведь вы великий волшебник и вас должна хоть немного волновать жизнь Саана. Он вам дорог, я это видел. Я наблюдал за вами, когда вы говорили о нападении. Вы знаете старца. Очень давно знаете. Его нельзя не любить или не уважать.
        — Послушай Алайе. Наш мир не один во вселенной, ты прекрасно это знаешь. Если в этом мире Саан пришёл в роли доброго старца, то в другом он может быть злым колдуном или вообще мутантом. Ему на каждом из воплощений нужно пройти свой урок и если смерть от руки Ригрэты уготована для него, то так и должно быть. Я не могу научить тебя тому, что нарушит баланс во вселенной.
        — А если бы это был ваш сын, вы бы тоже говорили про баланс или спасли его?
        Лекрофурс, не отрывая от меня глаз, поставил бокал на поднос и подошёл вплотную ко мне. Нагнувшись, он произнёс несколько слов мне на ухо:
        — От судьбы не уйдёшь.  — После чего пошёл в обратном направлении к трону, добавив.  — Конечно мне жаль терять столь дорогое существо, но Элеастра примет его и баланс энергий сохранится.
        — Зачем вы меня позвали?  — Переспросил я, надеясь услышать ещё что-то новое.  — Неужели ради того, чтобы поведать мне про судьбу. Может вам от меня что-то нужно?
        — Я хотел увидеть твои энергии, ради которых мы все собрались здесь. Война войной, а вот наше будущее зависит во многом от тебя. Элеастра приняла твою душу в свою семью, сделав из тебя воина. Осталось лишь раскрыть свой потенциал на полную и спасти наш народ. Почему-то именно тебе уготована такая судьба, а я, как её почитатель, полностью согласен с ней.
        — Ну, если на этом всё, тогда я бы хотел узнать более подробно о тебе и твоих волшебниках. Откуда вы пришли сюда и как судьба выбрала именно тебя в короли?  — С сарказмом спросил я, перейдя на «ты».
        — Ты можешь воспринимать это в шутку сколько угодно, но жизнь учит каждого из нас. Запомни, только она может поставить тебя на колени и поднять на ноги. В этом теле ты пробыл всего ничего, когда как твоя душа живёт бесконечно долгое время и очень хорошо знает эту жизнь. Научись заглядывать себе в душу, говорить с ней, любить её и, возможно, ты научишься чему-то полезному у неё. А что касается меня и моих воинов, я поведаю тебе историю.
        Я совсем забыл про пиршество, звуки которого доносились с другого зала. Мы отправились с Лекрофурсом в музейный зал, где стены расписаны картинами с историей событий или что-то вроде этого.
        — Всё началось с далёкого прошлого и как бы удивительно для тебя не звучало, началось всё с Земли.
        — С моей планеты?
        — Да! Представь, что все расы имеют своих предков, так вот волшебники единственные, кто стали такими по чистой случайности. Это земная раса и возможно ты тоже волшебник, надо лишь раскрыть свои способности.  — Продолжал Лекрофурс, подойдя к самой большой фреске, на которой изображен круг и в ней множество рас, включая волшебников. Разница лишь в том, что лучи различных цветов шли из вне к каждой из рас, а вот к волшебникам луч шёл изнутри.  — Каждая из рас развивалась благодаря генам своих предков, будь то гномы, эльфы, феи, орки, драконы. Они овладевали стихиями огня, воздуха, земли и воды, но никто не владел магическими способностями.
        — А как ими завладеть?  — Поинтересовался я.
        — Эти способности нельзя получить, но их можно развить. Развить же их возможно только в земной обстановке. Точнее сказать, магические способности на то время можно было развить лишь на Земле. Чтобы стать магом или волшебником, как тебе удобнее, человеку предстояло пройти долгий путь, а жили раньше люди по тысяче лет, поэтому путь к магическим способностям шёл веками.
        — Получается, что раса волшебников появилась спустя сотни лет?
        — Именно. Ведь процесс изучения магии на то время был самым сложным. Как можно изучить хоть что-то, если нет источников знаний. Их нужно найти, поэтому первым делом стоило обратиться к другим представителям рас. Получить знания от них, от богов, даже от существ, которые уже населяли этот мир. Ведь даже мелкие организмы несут некие знания.
        — Но ведь мне говорили, чтобы постичь культуру той или иной расы, необходимо самому стать её частью.
        — А это и есть второе, что стоило сделать и что заняло века, а может и тысячелетия  — воплощаться в новых телах, в лице представителей различных рас. Обрести жизненный опыт можно лишь через воплощения. И самое сложное, это наработать навыки. У других рас генетически заложены навыки, которые в процессе жизни можно вспомнить и использовать их. В нашем случае их нужно наработать, ведь они не заложены генетически, их ещё не существует.
        — Если представитель Земли выполнял эти требования, он становился волшебником?
        — Если он выполнил всё вышеперечисленное, то в нём только начнут проявляться волшебные качества. И если та сущность, что овладела такими качествами, будет их развивать, а развивать их можно до бесконечности, то её можно называть волшебником.
        — А кто мог стать волшебником, ты говоришь земляне, то есть люди стали волшебниками?
        — Я говорил, что на Земле появились первые волшебники, но стать ими могли абсолютно любые расы, кто выполнил вышеперечисленные требования и продолжил этот бесконечный путь к совершенству. Поначалу их можно было сосчитать по пальцам, одним из таких был Саан. После, их становилось всё больше и больше. Образовалась целая новая раса, которую называли волшебниками или магами. Она всё равно была в меньшинстве, но её сила столь велика, что никто не хотел ввязываться в бой с ней.
        — Несмотря на всё, что ты поведал мне, нас вскоре атакуют силы тьмы и они пойдут в бой против тысячи волшебников. Как ты это объяснишь, Лекрофурс?
        — Элеастра  — достаточно большая планета. Здесь найдётся место и для школ.
        — О чём это ты?  — Перебил я мага.  — Ты о боевых лагерях или священных местах, вроде горы с источником, возле которого Молтис обучал детишек. Как же его называют?
        — Ты говоришь про Ахантру  — священное место для медитаций и познаний себя. Но ты абсолютно не слушаешь меня. Твоя самая большая ошибка  — неумение слушать. Научись задавать вопросы после того, как твой собеседник закончит речь.
        — Простите меня. Я всё время забываю об этом, но усердно работаю.
        — Это хорошо. Пожалуй, я могу продолжить, коль ты осознал свою ошибку и исправился.  — Лекрофурс переместился ко второй, не менее большой фреске и поведал тайны волшебников.  — В давние времена, чтобы обучать новых волшебников, создавались школы. Это были не просто школы, а целые магические сооружения для овладения основных навыков волшебства. Здесь могли обучаться абсолютно все расы. Даже малыш, который только мечтает стать большим и сильным, мог смело пойти в школу магии. Здесь не существует временных рамок, здесь все равны. Я попрошу помнить об этом.
        — А в чём прелесть таких школ?  — Поинтересовался я, ведь мне интересно знать, чем они отличались от теперешних школ, где учёба для детей больше похожа на мучение и страдание.
        — В отличие от земных школ вашего времени, в школах магии существа обретали опыт и волшебные навыки гораздо быстрее первооткрывателей. Им не нужно было проживать несколько жизней, чтобы понять хоть что-то. Они за несколько лет изучали азы магии и могли называться волшебниками. Большинству существ волшебство понравилось настолько, что они и дальше продолжали обучение, посвящая ей всю свою сознательную жизнь. Это стало частичкой их самих.
        — Если такое огромное количество существ обучалось волшебству, значит будущих магов становилось всё больше и больше. Вас должно быть очень много теперь. Можно сказать, что каждый второй здесь волшебник.
        — Так оно и есть, но настоящих волшебников, способных противостоять силам тьмы не так и много. Если посмотреть вокруг, то даже пуники считаются волшебниками, а ведь они не способны убивать других. Они храбрые и очень милые, но не воины.
        — Я могу добавить с точностью до последнего малыша из земляного леса, что это сильные ребята. Когда наступит битва, они обязательно помогут нам, несмотря на их размеры и доброту.
        — Возможно ты и прав. Война меняет всех нас, поэтому Элеастра крайне тяжело переносит подобное. Я волнуюсь за неё. Ведь если её душа не выдержит натиск ВарДрагоса, то всем существам столь великой планеты придётся покинуть своё физическое тело.
        — Ты имеешь ввиду, что все мы погибнем?
        — Земной язык, как же он изменился. Людям навеяли мысли о смерти, а они как дети верят во всё, что их пугает. Наше физическое тело  — оболочка для души. Тело можно изменить, убрать, сжечь, сделать всё, что угодно, но только не с душой. Душа живёт вечно и посему людям не стоит бояться такого слова, как смерть. Смерть  — переход из одного тела в другое, а может и того меньше, перевоплощение в том же теле. Я думаю ты читал и видел в фильмах, как супергерой умирал и снова возвращался к жизни в том же теле. Возможно я смогу тебя обучить кое-каким хитростям, но многое зависит от намерения самого человека. Если ты способен безоговорочно верить в своё бессмертие и понимать строение всего живого в теле, то перевоплощения или воскрешения  — это самое простое, что можно сотворить.
        Меня увлёк разговор с Лекрофурсом настолько, что я не заметил, как стемнело. Пир в соседнем зале закончился, а общение с королём магов лишь набирало обороты. Беседа о волшебных мирах, сказочных существах и прошлом моей планеты настолько увлекательны, что хочется посвятить этому всё своё время. Не удивительно слышать истории о волшебниках, которые обучались в школах магии и остались верны своему делу. Они продолжили сложный, но интересный путь и не прогадали.
        Близилась ночь. В залах угас свет, лишь в самых укромных уголках светились волшебные камни в виде ночников. Уютная атмосфера располагала к дальнейшему разговору. Лекрофурс предложил мне выйти на балкон. Яркие лучи Лунгафа освещали всё королевство и прибрежные земли. Лёгкий ветерок с фиолетовой пыльцой обдувал мои ноги, расслабляя всё тело. Вдали виднелся залив, берега которого усыпаны светящимися камнями, как в залах Этламаркама. Я присел на мягкое парящее кресло, ножки которого едва касались пола и полностью размяк. Такое бы блаженство каждый вечер на моей планете и люди бы перестали злиться абсолютно на всё.
        — Отличие образования земного от тех времён, когда преподавали магические знания, крайне велико.  — Продолжил Лекрофурс, усевшись в такое же мягкое кресло.  — Волшебные свитки о магии представляли собой совокупность всех ценностей, полученных за тысячи лет исследований. Боги твоей планеты создали необычный волшебный путь, который проходили юные создания, постигая и наращивая опыт в волшебном мастерстве.
        — Земные Боги? Это существа высокого уровня сознания? Кого ты подразумеваешь под этим словом?
        — Теперь для обычных людей, таких, как и ты в прошлом, ты являешься для них Богом. Так и в те времена, существа с других планет, обладающие большим потенциалом и сознанием, являлись Богами для рас, живущих на Земле. Они поддерживали волшебников в их начинаниях, в реализации накопленных знаний, то есть являлись учителями для них.
        — А как будущие волшебники связывались с Богами? Ведь это дано не каждому.
        Мне стало интересно, возможно ли мне связаться с ещё более мощными сущностями, чем я?
        — Нет предела совершенству и конечно же ты воссоединишься со своим высшим аспектом. Всему своё время, а что касается твоего первого вопроса, Боги создавали храмы, куда приходили наши маги и где связь с высшими силами усиливалась в сотни раз. Получая знания от них, волшебники активировали новые способности и в конечном счёте делились этим с другими. Как раз такие храмы в основе своей и служили школами магии, откуда выходили настоящие волшебники  — мастера своего дела.
        — Лекрофурс, а какая самая важная способность или умение для мага? Что необходимо изучать в первую очередь и развивать в себе, чтобы стать мощным волшебником?
        — Вопрос поставлен не совсем верно.  — Ответил король, положив волшебного табака в трубку и закурив.  — Могу лишь сказать одно, что ни один маг не может считаться таковым, если не научится взаимодействовать с внутренним уровнем сознания. Для этого необходимо изначально иметь предрасположенность к своему внутреннему «Я». Я много раз говорил и буду говорить  — научись слушать своё сердце, научись понимать его и тогда все твои проблемы и огорчения превратятся в радость и любовь.
        — Можешь показать на примере, как изменить мыслями вещи, поменять структуру и при этом связать это с физическим миром. Мне хотелось бы практически увидеть любую магию, которую ты можешь продемонстрировать прямо здесь и сейчас.
        — Хм. Это довольно интересно. Возможно я смогу показать тебе кое-что необычное.  — Лекрофурс выкурил всю трубку буквально за мгновение. Это уже представляло собой что-то необычное. После чего выдохнул, направив поток дыма на перила балкона. Дым окутал их и словно магией перила растворились. Король подошёл к краю балкона и сделал ещё один шаг вперёд, при этом не упав вниз.  — Вот тебе и чудо. Я силой мысли и знанием структуры камня, заставил дым впитать весь камень в себя и сделать его таким же лёгким, но при этом прочным. Теперь я могу стоять на образовавшейся пыли, будто стою на настоящем камне. Как тебе такая магия?
        — Великолепно! Это очень необычно и при этом несложно по всей видимости. Я могу повторить это?  — Неугомонно интересовался я, желая, как можно скорей испытать продемонстрированное Лекрофурсом чудо.
        — На это нужны годы тренировок, а самое главное  — уровень сознания должен повыситься, чтобы ты с лёгкостью мог взаимодействовать между тонким миром и нашим физическим.
        — А как ты стал волшебником? Наш разговор пошёл об этом ещё раньше, но мы углубились в самое начало создания расы волшебников.
        — К этому я как раз и подхожу. Но сперва хочу поведать тебе о твоём старом приятеле лорде Глордиане и о его хранителях сфер. Именно они привели меня к волшебству и магии. Несмотря на Саана, который нашёл меня в лесах южных земель ещё малышом, Глордиан потратил много сил на мотивацию меня к волшебству. Помню те времена, когда я неохотно увлекался магией, меня интересовала лишь пища и хороший сон. Граан же постоянно забирал меня с леса, проводя много времени в Элустионе, если ты помнишь…
        — Конечно я помню этот город, где живёт малыш Айли со своим бурчиком Амуром.  — Перебил я Лекрофурса, но в этот раз из-за желания ответить на его вопрос чуть раньше.  — Как же я соскучился по нему. Он настолько милое существо, что я не могу представить жизнь без такого чудо-малыша.
        — Это приятно, когда есть люди со стороны, желающие только добра другому. Они способны создавать вокруг всего живого настоящую энергетическую сферу любви. В своё время и до меня дотянулась такая сфера, перевернувшая всю мою жизнь. Я не стал заядлым охотником за едой, а перешёл в осознанное состояние и теперь возглавляю многотысячное войско магов. А зарождение волшебного движения было в далёкие сказочные времена.
        — Тысячу лет назад?
        — Ох, нет. Три тысячи и 7 веков тому. Меня ещё не было на этой прекрасной планете. Элеастру заселили первые существа высоких измерений. Это были хранители сфер. Полукровок от гнома и семени Лунгафа, первый из своих представителей  — Сэйлар.
        — Я знаю его. Он по всей видимости самый главный из хранителей сфер.  — Добавил я, увлечённо слушая историю волшебника.  — Вот только не совсем понятно, как возможно такое, чтобы частица небесного тела воссоединилась с одним из представителей рас?
        — Элеастра сама по себе волшебная планета. Её возможности безграничны, если знать все её секреты. Только на таких планетах, как наша, возможен такой союз. Когда гномы поделились своими дарами с нашей планетой, она решила отблагодарить их новым видом потомков. Можешь называть их гибрид или полукровка, но хранители сфер являются новым поколением гномов. Это маленькие существа, способные видеть будущее так же, как Лунгафа видит всё происходящее на Элеастре. Так они смогли отыскать и меня, предсказав на тысячу лет вперёд, что появится волчонок, которому суждено стать великим магом. Всего этого могло бы и не быть, если бы не Саан и Глордиан  — мои верные учителя и близкие мне создания.
        — Мне рассказывали, что Саан пригласил в совет Глордиана примерно тысячу лет назад. Видимо старец и до этого знал Граана, но не так близко, как при создании совета.
        — Саан 2687 лет тому назад отыскал меня в заброшенном лесу. Это, скажем так, была чистая случайность, ведь хранители сфер не говорят всем о таких событиях, как новый король или великий маг. Старец не знал, что я стану будущим волшебником. Он просто влюбился в эти детские волчьи глазки, которые уже тогда показывали боевой характер и сопротивлялись незнакомцам. Я не хотел идти с ним, пытаясь сопротивляться. Саан увидел во мне что-то необычное и, улыбнувшись, исчез. Для меня это был шок. Как так-то, я понимаешь ли отстаивал свою точку зрения, пытаясь сопротивляться, а он и не хотел противиться этому. Старец решил исчезнуть и на этом всё закончилось.
        — Тебе стало грустно или может быть ты почувствовал что-то необычное в тот момент.  — С интересом расспрашивал я, ведь мне нравятся такие посиделки в хорошей уютной магической атмосфере.
        — В какой-то момент я загрустил.  — Продолжал Лекрофурс.  — Я не мог вообразить себе такую развязку. Пусть я и был малышом, но понимал, что враг не отступает так просто. Шли годы и со временем мой ход мыслей изменялся. Я вспоминал ту самую необычную встречу, но уже рассматривал её с позиции друга. Может быть он хотел со мной подружиться и это мог быть первый мой друг? Задавался я таким вопросом. Забегая наперёд скажу, что в отличие от старца, Глордиан знал моё будущее, но почему-то не приходил за мной.
        — А с чем это было связано? Не мог ведь он просто так пропустить тебя или забыть о существовании такого существа.
        — Граан тогда действительно увлёкся созданием своего города Элустиона. Он в полной мере забыл о существовании малыша, чьё будущее за королевством Этламаркам. И вот 2493 года тому Саан снова пожаловал ко мне. Не прошло и двух веков с нашей первой встречи.  — Засмеялся маг, снова достав трубку.  — Первый раз он увидел меня, когда мне было 6 лет, а через 194 года он пожаловал снова. Саан принёс мне вкусный торт, на котором нарисованы две палочки, обозначающие 200 лет. Мне было очень приятно принимать торт, ведь это мой первый подарок за два столетия прожитой серой жизни. Я был ещё ребёнком, хоть и по человеческим меркам давно уже должен был лежать в могиле. Поблагодаривши старца и обнявши от всей души, я спросил: будет ли он мне другом? На что тот ответил положительно.
        — Как ты познакомился с Глордианом? Ведь он обучал тебя в Элустионе, так?
        — Абсолютно правильно. Большую часть времени я проводил с Грааном, а познакомился я с ним после 10 лет жизни со старцем и 3 годами работы на большом рынке. Саан пригласил меня в свой сад на вершине горы. Там я обучался манерам общения с существами, использованием энергии в правильном направлении, погружением своего сознания в миры высоких энергий. Благодаря такой жизни, через 10 лет с меня вышел настоящий мальчик, способный самостоятельно обучаться всему новому. Я помню тот день, когда попрощался со старцем и отправился на поиски своего счастья. Мне хотелось попробовать многое, чтобы понять к чему привязанность, что получается у меня лучше всего.
        — То есть тебе было примерно 210 лет, ты был мальчиком, который в поисках новых ощущений, новых знаний, новых возможностей и открытий?
        — Совершенно верно. Не смотри на возраст, если бы люди имели сознание, которым обладаешь на данный момент ты, то все бы в одночасье перестали стареть. Научись входить в гармонию со своей планетой, тогда станешь бессмертным. Конечно же это не означает, что тебя не смогут убить, но в мирное время твоя жизнь станет на порядок больше негармоничных созданий. Мне сейчас больше 2500 лет. Я чувствую постоянную подпитку энергий Элеастры. Я благодарен ей за такую любовь ко мне и ко всему меня окружающему.
        — Порой мне кажется, что на Земле пошли колоссальные изменения в лучшую сторону для планеты, но не для людей. Люди как были по уши в проблемах, так и остались. Я заметил, как они быстро начинают стареть. С чем это связано?
        — Когда планета очищается и меняется в лучшую сторону, она омолаживается, говоря простым языком  — превращается в младенца с чистой кожей. Если бы люди поддерживали связь с Гайей, то их внутренние тела омолаживались бы, как и сама планета. Вместе с ними и физическое тело перестало бы стареть. Мне печально видеть, как люди убивают сами себя, не желая меняться. Они полностью погрязли в рутине и жизненных проблемах, считая, что вылезти из них невозможно. Они утратили веру в здоровье, в любовь и счастье. Это печально, но не стоит огорчаться. Каждый проходит свой урок на Земле. Надеюсь, что таких как ты будет гораздо больше и вы сможете изменить свой мир.
        — Я полностью согласен с тобой. Пытаться изменить человека не имеет никакого значения. Ему стоит пройти свой урок. Лучше всего показать на собственном примере возможности, которые может получить каждый. Это является самым правильным решением.
        — Рад, что ты поддерживаешь меня. Продолжая свою историю хочу начать с первого знакомства с Глордианом. Меня занесло в дальние края, в самое начало твоего пути по Элеастре. Пройдя земляной, снежный леса и лес богатств, я попал на огромный рынок. Эмоции переполняли меня, причём положительные. Всё казалось таким новым и необычным. Мне понравилась эта жизнь. Первых несколько дней я всё равно включал свой давний рефлекс  — добывать пищу любым путём. Мне не хотелось работать, я честно признаю, что воровал. Мне даже не приходилось далеко ходить, все мои кражи проходили возле одной лавки, где торговал фруктовый магнат Палф.
        — И его я тоже знаю. Он угостил меня биоками.
        — Замечательно. У нас с тобой много общего. Я тоже обожал их и посему брал только эти чудо-фрукты. Но всё закончилось для меня печально. Палф в один прекрасный день схватил меня за руку и повёл к своему другу Ферну, приговаривая: как же мне жалко лишать тебя этой красивой чёрной ручки. Я в тот момент был страшно напуган, ведь мне сейчас отрубят руку. Мы подошли к кузнице, внутри которой сидел огромный бык. Он повернулся ко мне и одним взмахом пробил цепью полено, куда приложили мою руку. Я не мог выкарабкаться и заплакал. Ферн засмеялся и промолвил: я думаю хватит, малыш и так понял, что поступил неверно. Палф посадил меня на высокий стол и попросил впредь не воровать, иначе руки мне не видать.
        — А мне казалось, что фруктовый магнат куда добрее, чем ты рассказываешь?
        — Так он и есть такой.  — Продолжил Лекрофурс.  — Палф взял меня к себе на работу. Он попросил отработать украденное, а после я могу катиться на все четыре стороны. Проработав две недели, я втянулся в процесс торговли и даже обрадовался результатам. У меня всё шло как по маслу. Продажи шли, постоянное общение с существами, кушать всегда хватало, ещё и монеты получал неплохие.
        — Ты говорил, что пробыл на рынке 3 года и потом тебя встретил Глордиан. Как всё было?
        — На протяжении 3 лет я торговал в лавке Палфа. Мне удалось собрать около 4000 монет на свои расходы. Я не знал куда потратить такие накопления и решил прогуляться по рынку, рассмотреть товары других торговцев. Фруктовый магнат попрощался со мной и сложил все мои монеты в красивый, изумрудного цвета, мешочек. Я около месяца ходил по рынку в поисках чего-то необычного, пока не наткнулся на лавку под чудным названием «Уголок Вэйна».
        — Ах-ха-ха! Такого совпадения я ещё не видел.  — Засмеялся я во весь голос, намекнув магу, что и с Вэйном я знаком.
        — Меня притягивал его домик, встроенный прямо в скалу.  — Подметил Лекрофурс.  — Зайдя в него, я поразился волшебству, присутствующему в этом доме. Все поверхности идеально ровные, вымытые до блеска полы, всё светится, мелькает. И тут ко мне подходит необычный старик, держа в руках волшебный посох. Он будто бы знал, что я захочу опробовать. Взяв посох в руки, я почувствовал какое-то сближение с ним. Он словно впитал свою невидимую энергию в моё тело, призывая купить его. Посох стоил ровно 5000 монет, а у меня и полных 4000 не было. Не помню точно, как я смог договориться с ним, но обменять свой мешочек с монетами на посох я смог. Моей радости не было предела. Я, словно птица, летал в облаках от счастья. Видимо в тот самый вечер от меня пошёл импульс ко дворцу Глордиана и он вспомнил о существовании такого существа, как я.
        — Теперь начинается самое интересное. Приятно, что мы дошли до самой главной части.  — Добавил я, подойдя к окраине балкона и сделав глубокий вдох пьянящих цветов, аромат которых доносился с берегов Грисальда.
        — Попрощавшись с Вэйном, я направился в сторону дворца Граана, не зная, что меня там ожидало. По пути меня встретил Сэйлар, представившись, он активировал одну из своих сфер и вставил в мой посох. Не скажу, что я почувствовал сильных изменений, но, когда, взмахнув им, я снёс крышу лавки одного из торговцев, то понял, насколько полезным или разрушительным является моя палочка. Хранитель сфер показал мне, как нужно пользоваться посохом и предложил пойти с ним к Глордиану, чтобы тот увидел меня и принял к себе на обучение.
        — Почему ты доверился незнакомому существу? Он ведь мог тебя надурить и отобрать посох.
        — Когда ты находишься в состоянии спокойствия и трезво оцениваешь ситуацию, то можно услышать своё сердце, а оно уж точно не направит тебя в худшую сторону. Я чувствовал, что мне не хотят причинить ничего плохого, а лишь помочь разобраться со своим выбором пути. Доверившись Сэйлару, мы пришли во дворец Граана и я впервые увидел своего будущего учителя. Наше знакомство было весёлым, он, как и старец, влюбился в мой характер. По началу я отлынивал от учёбы, находя причины не идти на занятия, потом и вовсе ушёл в свой лес, где родился. Глордиан на этом не остановился. Он прилетал на необычном создании, с которыми ты уже знаком, и вытягивал меня с леса. В какой-то момент я смирился с тем, что стоит заниматься и перебрался жить в Элустион.
        — Тебе нравится этот город?
        — Очень! Если ты заметил, то моё королевство по количеству растительности не уступает тому городу. Это всё благодаря нему. Я привык там жить в зелени, где, куда не глянь, есть зелёный островок, окультуренный живописными растениями. Граан проводил со мной достаточно много времени, показывая красоты своего города и дворца. Прямо при мне он создавал что-то новое, именно создавал, а не разрушал. Это отложилось в моём сознании настолько, что выбило все разрушительные качества. Я благодарен ему за такую поддержку и мотивацию. Получая ценнейший опыт и знания в волшебном деле, я понял, что мой путь наконец-то найден  — это путь волшебника. Изучив азы волшебства, я продолжил свою дорогу к магии. Мне было легче принять волшебство, чем остальным. Поскольку Саан, за 10 лет жизни с ним, научил меня слушать своё сердце и управлять сознанием. Отношение к существам Элеастры улучшилось, что хорошо повлияло на качество моего обучения.
        — Глордиан тебе помог, Саан внёс свою лепту, а что дальше. Ведь такого могущества, как у тебя сейчас, не было ведь?
        — Около 1000 лет я странствовал по землям Элеастры, нарабатывая опыт и умения. Волшебство стало для меня основой основ. Не раз возвращаясь ко дворцу Граана, я брал новые задания у хранителей сфер. Они давали ценнейшие советы в волшебном деле. Повышая магический уровень, в какой-то момент я решил найти себе помощников, которых бы мог обучить всему, что знаю сам. Это были простые волки с моего леса. Их огромное количество развелось в смешанных лесах. Они одичали там и не знали, чем себя занять. Грустно видеть лица, смирившиеся со своей никчёмностью. Возможно и я бы стал таким, не мотивируя меня Глордиан и не повстречав старца, который стал первым моим другом, подарившим вкусный шоколадный торт.
        — Я бы сейчас не отказался от такой вкуснятины. Торт, который пропитан карамелью с творожным наполнителем внутри и обильно покрытый шоколадом снаружи. Мм-м, вкуснотища!  — Пробормотал я, желая скушать хоть кусочек такой прелести.
        Лекрофурс поводил трубкой по кругу, создав сферическую форму из дыма, и прочитал некое заклинание. Как в сказке, из дыма показались уголки тарелки, где лежали два больших куска шоколадного торта, о котором я только что говорил. Король магическим способом разделил тарелку на две части. Протянув руку с куском торта, он добавил:
        — Не знаю, насколько вкусный этот торт, но то, что он вкусный, я тебе гарантирую.
        Моей радости не было предела. Это поинтересней любой другой магии. Получить такой вкусный неожиданный подарок ночью, при свете Лунгафа, что может быть лучше? Я поблагодарил Лекрофурса, смакуя торт и слушая продолжение его истории.
        — Помочь своим сородичам для меня как данное. Я не мог пройти мимо этого. Большинство не послушало меня и продолжило своё жалкое существование. Неприятно говорить такие слова, но что было, о том и твержу. Я организовал свой лесной лагерь, где обучал своих послушников. Годы шли, с каждым веком нас становилось всё больше и больше. Я набирался опыта, учил своих волков, сам учился у них и всё шло лучшим образом.
        — А теперь вас не так много, что случилось?
        — Тебе ведь поведали историю о страшной войне? Так вот, когда совет начал распадаться, мои ряды юных волшебников стали редеть. Волки ослушались моего приказа, они предпочли жизнь без трудностей и ушли вместе с Мором. Их разум был затуманен, во внутреннем слое планеты они сильно деградировали. Их тела покрылись нездоровой чернотой, а душа изжила энергии любви и добра. Теперь они служат лорду ВарДрагосу и стали машинами для убийства. Это одни из самых сильных воинов тёмного властелина.
        — Как нам остановить такую волну магов, которая представляет огромную опасность для нашего королевства?
        — Утро вечера мудренее. Ложись спать, а завтра начинай тренировки. Твои учителя будут ждать тебя, а я пока подумаю о том, как защитить нас от тёмных волшебников.

        Глава 11
        Больше опыта

        Утренние лучи солнца осветили весь зал. Я проснулся полон энергии и вышел на балкон. Передать словами то весеннее настроение, когда всё кругом цветёт и сияет, очень сложно. Жизнь в волшебном мире, в магическом королевстве, где всё оживает  — это невероятное ощущение свободы и любви ко всему. На мгновение я совсем забыл о предстоящей войне. Мне казалось, что её и не будет. Что все наши домыслы были неверными и мы продолжаем жить в мире на этой планете.
        Основной задачей на целый день была тренировка. Мне предстояло обучаться в быстром темпе сразу с тремя учителями: Молтисом, Сааном и Ан-Рамэей. Чтобы не терять время, с самого утра я вышел к берегу Грисальда и отправился по тропе к вершинам скал. Погода изменялась настолько быстро, что спустя час, от цветущих растений и тёплого солнышка, у меня под ногами лежал снег и дул сильный ледяной ветрище. Я видел крыши самых высоких башен королевства, окутанные снегом. Они почти доходили до вершин скалы, на которую я забрался. На самой вершине я встретил Молтиса  — первого учителя, который обучает меня до полудня.
        — Почему ты предпочёл заниматься в столь холодном месте?  — Поинтересовался я, постукивая ногами о землю, чтобы хоть немного согреться.
        — Холод заставляет наш мозг думать и работать оперативно.  — Заявил Молти, сдавливая ледяную глыбу в правой руке.  — Что ты будешь делать, если на тебя полетит кусок скалы весом в несколько тонн? Как ты остановишь её, если не будет возможности увернуться? Алайе, ты слышишь меня?
        В тот момент я абсолютно не слушал минотавра. Мой мозг постоянно что-то вспоминал, придумывал, искал. На этот раз я задумался о Лекрофурсе. Я ведь так и не спросил его, почему он имеет тело в виде торнадо. Отвлекло меня от мыслей лишь прямое попадание камня в голову. Что произошло, непонятно, но голова была целой.
        — Ты сосредоточишься наконец или нет?  — Спросил учитель, подняв меня в воздух.  — Сколько можно думать и мечтать. Отключись от мира сего, настройся на боевую волну и ответь мне на вопрос.
        — Какой?  — В расслабленном состоянии буркнул я, снова опустив голову.
        — Что ты будешь делать, если на тебя полетит кусок скалы весом в несколько тонн?  — Повторил Молтис.
        — Разобью его силой мысли.
        — Каким образом? Ты ведь не владеешь этим навыком. Что с тобой происходит? Алайе, соберись.
        Тренировки на этом и закончились. С другими учителями я так и не увиделся в тот день. Минотавр был разочарован, но не подавал виду. Я понял, что был не прав. Что стоит настроиться на боевую волну, ведь вскоре война, а мне готовиться и готовиться. Посему вечером у меня вновь состоялся разговор с Лекрофурсом. На этот раз я узнал ответ на свой вопрос, а также маг помог мне ответить на вопрос Молтиса.
        Лекрофурс изначально имел волчье тело, но после того, как три века странствовал в горных вершинах, он смог постигнуть стихию воздуха. Природа одарила его новым телом. Король магов стал помесью волка и торнадо  — самой разрушительной частью воздушных стихий. Когда я более подробно расспросил о его воинах, то узнал одну очень интересную, но необычную особенность. Лекрофурсу дано было Элеастрой самостоятельно создавать себе подобных. Кого он посчитал достойным стать волшебником, того одаривал таким телом, как своё. Кто шёл по стезе воина, тому придал глубинный чёрный окрас, создав тем самым более неуязвимое тело. Кто шёл по пути следопыта, тому добавил ещё одну голову, тем самым придав удвоенный потенциал органам чувств.
        Наступил новый день, а с ним и новые тренировки. Молти ждал меня на той самой вершине скалы. Я постарался добраться туда как можно раньше, чтобы исправить свою вчерашнюю ошибку.
        — Ты готов сегодня к обучению?  — Снова задался вопросом учитель.
        — Чтобы отразить такой мощный кусок скалы, нужно войти в связь с ней. Это сделать очень просто, если научиться чувствовать поверхность, на которой ты стоишь. Я хочу босиком встать на скалистой земле прямо сейчас и постараться уловить связь со скалой. Помоги мне Молтис.
        Учитель улыбнулся. Он понял, что я готов заниматься и добавил:
        — Чувствую, что утро сегодня будет плодотворным. Снимай обувь и становись на краю скалы.
        Я всё сделал, как он сказал. Ноги окоченели моментально, но пасовать, нет, не в этот раз.
        — Аккуратно подними правую ногу, пусть ветер покалывает её. Не нервничай, сохраняй спокойствие и думай о скале. Представь, как твоя нога становится частью её.
        Выполняя несложные действия мне казалось, что ничего особенного не происходит. Как же я ошибался. Это Элеастра, а значит любое чудо возможно. Мой уровень сознания был на порядок выше, чем в прошлом. Благодаря этому, а также помощи планеты, я заметил, как моя нога изменяет структуру. Я почувствовал это, если быть точным.
        — Попробуй теперь сильно ударить о землю поднятой ногой.  — Промолвил Молти, показав, как надо бить.  — Главное, не забывай верить в силу, которой одарила тебя скала.
        Я настроился, представив, как в моей ноге сосредоточена вся сила горы и со всего маху ударил по окраине, где стоял. Удар был настолько мощным, что трещина дошла до Молтиса.
        — Вот это сила. Теперь я уверен, что ты сможешь разломить тонную громадину. Теперь поучимся делать всё быстро. Ты ведь не будешь настраиваться по несколько часов на то, чтобы отразить волну. Как молниеносно отреагировать?
        — Молниеносно представить всё то, что я проделал недавно.
        — Хм. Мне нравится ход твоих мыслей. Хорошо. Как молниеносно представить всё то, что проделал недавно?
        — Тренироваться это представлять. Через какое-то время всё само придёт.
        — Точно. Вопрос лишь в том, через какое? Долго ли ждать? Чтобы быть уверенным в результате, лучше перестраховаться и научиться ускорять процесс. Мой тебе совет, сделай всё тоже самое, только представь, что тебе нужно рискнуть.
        — В каком смысле?
        — Представь, что Айли скинут с этой скалы, если ты в течение нескольких секунд не сделаешь такую же трещину. Значит тебе придётся рисковать и представлять конечный результат, а там уже как пойдёт. Если сработает, то Айли жив, если нет, то сам знаешь. Я бросаю, отбивай.  — Заорал Молтис.
        В такой экстренной ситуации во мне был выплеск столь мощной энергии, что двухтонный камень разлетелся в щепки ещё на пол пути ко мне. Минотавра, да и меня самого, это представление шокировало. Я не мог понять, что произошло.
        — Как ты это сделал?  — Удивлённо спросил учитель.  — Я конечно многое повидал, но столь мощная энергия для меня впервой.
        — Здесь повлияла сила любви. Самая мощная энергия во вселенной открылась в твоём сердце, Алайе!  — Промолвил Саан, появившийся за спиной Молти.
        — Приветствую тебя учитель.  — Поклонился минотавр.  — Я как раз провожу наше первое занятие. Алайе вчера не смог при…
        — Не смог, значит на то была причина. Мы должны жить в моменте сейчас, а сейчас я видел красивый всплеск энергии, который не мог меня не задеть. Молодец Алайе, я горжусь твоими достижениями, но помни всегда о балансе. Не стоит превышать свои заслуги, но, и принижать их тоже не нужно. Золотая середина.
        — Я всё понял учитель. Золотая середина, не превышать, не принижать.
        — Молти, я могу забрать своего ученика? Сегодня у меня для него небольшой подарок.
        — Конечно Саан. Я уже заканчиваю. Встретимся завтра на этом же месте Алайе. Не опаздывай.
        Минотавр собрал свои вещи и отправился к берегу Грисальда. Тем временем я полетел за старцем, вспомнив только в этот момент, что я умею летать.
        — Почему я забываю о своих способностях. Можно без труда подняться в гору, а я пешком. Что-то происходит неладное, будто бы всё постигаю, а в результате ничем не могу воспользоваться.
        — Расслабься. Всё, что с тобой происходит, это переломный момент. Вскоре ты сможешь применять небывалую силу, которая является самой мощной. Сегодня ты использовал её потому, что любишь малыша Айли. Научись любить всё живое на этой планете и сможешь защитить её всю.
        — Куда мы летим?
        — Туда, где всё живое. Туда, где ты сможешь развить чувство любви к существам, неважно каким, пусть даже это будет кентавр, который нагрубил тебе на рынке. Тебе следует понять, что все они не разбойники и злыдни, а проходят свой урок на этой планете. Они хотят получить опыт, который ты уже получил и знаешь, что такое поведение ни к чему хорошему не приведёт. Но им крайне сложно это объяснить и посему лучшим поступком будет простить их и дать добро на прохождение того или иного урока.
        — Я понял твою мысль. Так всё же, куда мы летим?
        Старец обернулся, глубоко вздохнул и добавил:
        — Расслабься и почувствуй эту красоту.
        Я не спорил с ним, ведь в действительности мне было приятно просто летать. Летать без причины, без цели, а просто отдаться потоку ветра, который нёс тебя в непонятном направлении. Как же я хочу передать свои ощущения тебе, чтобы ты почувствовал ту свободу и радость, которую ощутил я. Неописуемые эмоции испытываешь, когда паришь над землёй, а когда ты можешь летать в таких сказочных мирах, то находишься в состоянии экстаза. Кучевые облака окутывают твоё тело. Создаётся впечатление свежести и лёгкого прикосновения женских рук, которые делают тебе релаксирующий массаж.
        Мы летели достаточно долго, я успел расслабиться настолько, что не заметил, как растворился в небе. Моё тело, в прямом смысле этого слова, исчезло.
        — Что произошло? Ты меня видишь?  — Спросил я у старца.
        — Я тебя вижу в любом обличии, а вот, что касается остальных, я думаю надо проверить.
        Незаметно для меня, мы добрались до смешанных лесов, где живут нейтральные создания. Они не нападают ни на кого, но и сражаться ни за кого не собираются. Они не злые, не добрые. Я их называю нейтральные существа. Моё тело по-прежнему было невидимым, хотя я ощущал все его части.
        — Это же смешанный лес. Тут живут абсолютно разные существа. Мне не хо…
        — Я просил тебя перестать думать наперёд о плохом, о хорошем, обо всём, если тебе так сложно понять.  — Перебил меня Саан.  — Научись наконец не лезть вперёд. Дай возможность другим попробовать это сделать. Ты ведь не знаешь ещё кого встретишь, а может это будет твой будущий друг? В любом случае сохраняй спокойствие и старайся улыбаться. Улыбка делает человека добрее для других. Может быть ты и очень хороший, но идущий навстречу, увидев твоё невозмутимое лицо, подумает совсем обратное. Они привыкли видеть внешне, посему поддержи их, начни улыбаться.
        Я послушался старца и добавил улыбку на лицо. Мне казалось, что я выгляжу глупо. Если надо будет засмеяться, тогда и улыбнусь. Зачем сейчас это делать? Но с Сааном не поспоришь. Мы нашли одну очень старую, заброшенную тропу и пошли по ней в глубь леса.
        Я бы не сказал, что этот лес чем-то отличался от остальных. Он был густым, насыщенным, диким, но при этом могучим и волшебным. Огромное количество существ разных видов обитало в нём. Как и на рынке, здесь все жили в мире, не докучая друг другу. Может у них и были конфликты, но лично я этого не видел, пока нас не остановил отряд лесных эльфов, а может и не эльфов. Если честно, я не знаю названия этих существ. Возможно это и были эльфы, но точно не такие, о которых обычно говорят.
        Это существа в два метра ростом. У них достаточно тонкие тела, уши и форма лица схожи с эльфийским, но кожа не человека, а мультяшного героя. Они были как ненастоящие. Из одежды: оголённое тело, прикрытое лишь снизу позолоченными шортами, браслеты, кулоны, плащ звёздного неба. Остановлюсь на плаще, поскольку мне он очень понравился. По форме напоминал плащ спартанца, а по цвету звёздное небо. Представь сказочный мультик, где ночь представлена в тёмно-синих тонах с миллионами звёзд и ничего больше. Вот такой необычный волшебный плащ меня зацепил.
        — Кто вы такие? И почему он смеётся, словно психически нездоровый?  — С повышенным голосом спросила командир отряда.
        — Он дурак. Простите его за такое поведение.  — Ответил старец, еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться.
        — Скажите ему, чтобы перестал так делать иначе мне придётся принять меры.
        — Конечно, конечно. Брундель, перестань так делать. Это подрывает мой авторитет в глазах столь прекрасной особы.  — Подшучивал старец, изменив мне имя.
        — Что вы здесь делаете? По вам видно, что вы не местные. Чего вы хотите от наших лесов?  — Вновь забормотала командир отряда, улыбнувшись старцу за комплемент.
        — Мы простые путники, которые шли в гости к нашему другу Голдимуну и заблудились.  — Заявил старец, придумывая на ходу что-то новенькое.  — Прошу Вас, о прелестное создание, помогите нам найти дорогу к нему.
        Командир немного раскраснелась и обмякла. Она не знала, что говорить, лишь добавила:
        — Ничем вам не можем помочь. Ступайте дальше, возможно вы в правильном направлении. Этот лес слишком большой и выбор троп огромен. Удачи вам в поисках друга. Отряд, за мной!
        Когда они ушли, я спросил у Саана про весь этот спектакль, который он устроил.
        — Что это было? Ты ради этого заставил улыбаться меня всю дорогу? И почему Брундель, как будто я действительно какой-то отсталый?
        — Я впервые не знаю, что тебе и ответить, но было весело. Ах-ха-ха!  — Засмеялся старец, после чего заразил смехом и меня.
        Довольно большой отрезок дороги мы не могли успокоиться. Мне уже становилось плохо от смеха. Никогда не думал, что буду говорить такое  — хватит смеяться, мне больно. Дело подходило к вечеру, старец возвратил меня в королевство и напоследок дал совет:
        — Любую ситуацию можно обыграть, чтобы всё пошло замечательно. Мы могли огрызаться, но что в этом хорошего? Научись обманывать зло в своём разуме и создавать смешные ситуации. Это поможет делать выброс добрых энергий во вселенную, а не разрушающих.
        Я попрощался с Сааном, поблагодарил за совет и отправился к своему последнему учителю на сегодня, Ан-Рамэе. Как же я был рад, что опять увижусь с ней. Меня переполняла буря эмоций и желание поскорей начать занятие. Она ждала меня в волшебном саду, расположенном внутри Этламаркамы. Это очень спокойное и тихое место. Здесь приятно расслабиться и помедитировать, ощущая пустоту под ногами. В действительности же сад расположен на каменной платформе, под которой пропасть в несколько сотен метров.
        — Алайе, подойди ко мне.  — Прозвучал голос учителя регенерации.
        Она стояла у красного дерева и держала в руке изумрудную сферу. Розовое платье едва скрывало её оголённое тело. Я медленными, но верными шагами подошёл к ней и смотрел на её нежные губы.
        — Это сфера регенерации. Она способна восстанавливать мёртвые клетки, возвращая существу его конечности. У нас нет много времени, чтобы изучить полностью этот навык, поэтому ты должен впитать эту сферу через моё тело в своё. Это достаточно болезненный процесс, поскольку твои кости и мышцы изменят структуру, что приведёт к росту тебя самого.
        — Что это значит?
        — Твой рост станет чуть выше двух метров всего за одну ночь. Я не хочу тебя напугать, но эта ночь обещает быть самой мучительной в твоей жизни.
        Несмотря на всё сказанное, я не задумываясь доверился Ан-Рамэе. Сняв с себя всю одежду, я подошёл к ней и взял сферу. Волшебница развеяла розовое платье, превратив его в лепестки и усыпав под ногами, а после прижалась грудью ко мне. По моей спине прошёл лёгкий приятный холодок. Я расслабился и, словно мёд, потёк по её телу, сильно прижимая к себе. Сфера начала нагреваться и таять, впитываясь в спину Ан-Рамэи.
        — Не бойся. Я буду рядом.  — Успокаивала она меня.
        Я и не мог подумать, что сейчас будет что-то неприятное. Видимо она научилась терпеть боль, постоянно помогая существам, а вот я, нет. Когда жидкая масса от сферы коснулась моего живота, я почувствовал адскую боль. Это словно лава, которая прожигает тебя, убивая напрочь всё на своём пути. Мне казалось, что я умру от болевого шока. Волшебница просила смотреть на неё и не закрывать глаза. Что было дальше, я не помню, поскольку отключился. Помню только, как проснулся в своей комнате, а рядом со мной лежала Ан-Рамэя.
        — Умничка. Ты смог выдержать эту боль. Я тобой горжусь Алайе.  — Нежным голосом произнесла волшебница.
        — Я ничего не помню. Что со мной произошло?
        — Ты мучался всю ночь. Возможно от сильной боли твоя память была очищена, чтобы уберечь нервную систему. Я не представляла, что тело человека может настолько сопротивляться и бороться за жизнь. Ты шесть раз находился на волоске от смерти. Больше всего меня поразил результат.  — Ан-Рамэя укуталась одеялом, чтобы прикрыть интимные места и вышла на балкон.  — Посмотри на меня. Ты видишь изменения?
        Я был удивлён тому, что мой рост перешёл планку в два метра, а тут ещё и волшебница стала выше меня вчерашнего. Глядя на неё, я не мог отвести глаз от столь милого создания. Она что-то говорила мне, а я лишь видел, как подымаются и опускаются её губы.
        — Что прости ты сказала?  — Пришедши в сознание, пробормотал я.
        — Я говорю, что наши тела изменились. Я думала, изменения коснутся лишь тебя, но я ошибалась. Мне кажется тебе пора на занятия к Молтису. Изучи своё новое тело, а вечером продолжим наше обучение.
        Ан-Рамэя растворилась вместе с одеялом, оставив следы розовых лепестков. Несмотря на все мучения, которые я испытал ночью, хоть и не помню этого, мне нравилось новое тело. Казалось, что я прыгну с высоты и ничего не произойдёт. Первая моя мысль, когда я вышел на балкон, такой и была.
        — Давай Алайе. Не бойся. Нужно испытать своё новое тело. Прыгай, не думай о плохом.  — Уговаривал я сам себя на прыжок.
        Честно признаюсь, я не смог осилить в первый раз такое испытание. Подымаясь на вершину скалы, я всю дорогу думал о прыжке  — почему я не решился на него. В голове создавалось такое чувство, что я шёл на занятие к Молтису с невыполненным домашним заданием. Как же всё-таки мы, люди, умудряемся накручивать в своей голове такое количество проблем.
        — Алайе? Что с тобой случилось? Это шутки Саана или что-то ещё?  — Удивился минотавр, отбросив огромный валун, который по всей видимости хотел кинуть в меня.
        — Ан-Рамэя использовала сферу, которая изменила структуру моего тела. Теперь я стал выше и мне кажется, пусть это звучит бредом, меня не так просто физически изувечить.
        — Тебе сильно повезло. Видимо она смогла перебороть свои правила и влюбилась в тебя.
        — Почему ты так решил. Ведь она же предупреждала, что любит всех существ на Элеастре и старается помогать им. Разве не так?
        — Так! Но тебя она любит больше и это не скрыть. Отдать сердце регенерации возможно только через энергию совершенной любви, такой, какая была у Винтерволла и Вликурии. Сфера, которая прожгла твоё тело, обладает очень сильными свойствами. Завладеть ею пытался даже Мор, но не смог этого сделать, поскольку она бы его убила. Ему нужна была вторая половинка, которая любила бы его так, как любили друг друга эти двое.
        — А что такого необычного в этой сфере?
        — Она способна раскрыть в существе энергию бесконечной жизни с возможностью воскрешения. Другими словами, если Ан-Рамэю убить, она не сможет регенерировать и снова жить, поскольку основные органы мертвы. Ты же способен будешь управлять своим телом через душу, её невозможно уничтожить.
        — То есть, если ты меня разорвёшь на части, то моя душа восстановит тело и вновь вселится в него?
        — Всё возможно. Этого ещё никто не делал потому, как не смог вместить в себя сферу. Пробовать этого не стоит, но знать не помешает.
        — Не могу поверить, что всё тобой сказанное правда. Но говоря откровенно, мне очень нравится Ан-Рамэя. Я влюбился в её нежность и доброту, а что касается моего нового тела, хотелось бы опробовать его.
        — Да нет проблем. Тебе представится такой случай. Големы Болангарда очень мощные твари. Убить их крайне сложно, а вот быть раздавленным, легко.  — Усмехаясь, заявил Молтис.
        — Болангард? Один из пяти прислужников ВарДрагоса? Расскажи мне о нём.
        Учитель подошёл к валуну, упёрся ногой и продолжил речь:
        — Этот камень размером с кулак голема. Представляешь, какие громадины нападут на нас. Мало того, что они мощные и прожорливые, так ещё их убить практически невозможно. Разрушь пятерых из шести, так они все построятся заново.
        — И что нужно сделать, чтобы сокрушить големов? Изучить телекинез и разорвать их шестерых?
        — АХ-ха-ха. Насмешил дружище, насмешил. Вес одного такого в сотни раз больше тех посудин, что я подымал в заброшенных развалинах. Даже изучив телекинез до моего уровня, мы вместе не сможем поднять и одного такого голема. Может быть откинем, но это не разрушит его, а уж тем более шестерых.
        — Что же тогда делать?
        — Есть брешь в чёрном колдовстве. Болангард связан с ними посмертно. Убьёшь Болангарда, умрут и големы. Разрушишь големов, умрёт и Болангард. А уж тебе решать, кого убивать. Я бы выбрал Болангарда, но стоит помнить, что он куда сильнее голема.
        — Зато один.
        — Зато один. Это точно. Мне нравится ход твоих мыслей. Чтобы убить его, нужно иметь представление о враге. Когда ты знаешь о его возможностях, в игру вступает хитрость и ловкость. Не обязательно самому принимать удары, дай возможность противнику промахнуться. Научись использовать телекинез правильно. Болангард мощный, но слишком тупой. Он будет яростно бежать на свою жертву, не замечая ловушек. Придумай что-то необычное и спаси всем нам жизнь. Всё очень просто.
        — Опиши мне его вкратце.
        — Это носорог. Очень мощный носорог. Вскоре ты отправишься в королевство восточных земель Тэамальгама, где правит Грикулоран  — носорог, чьё тело бронировано, как и сами доспехи. Болангард же, в отличие от своих сородичей из восточных земель, выходец из смешанного леса. Он такой же мощный, как и остальные носороги, но ещё и обладает хорошей подвижностью. Самое страшное в нём  — он волшебник.
        — Это не смертельно, но неприятно. По всей видимости Болангард обучался у Лекрофурса в мирное время, ещё тысячи лет назад.
        — Всё возможно. Меня тогда не было, я не могу знать этого. Но ты должен понимать, что это чёрный носорог, мощный и бронированный, как Грикулоран, обладающий магическими способностями и передвигающийся со скоростью волков-убийц. Очень сильный противник, несмотря на то, что он не обладает особым интеллектом, он вообще не имеет мозга, я бы сказал.
        — Это усложняет задачу. Может тогда начнём обучение? У тебя случайно нет сферы телекинеза?
        — Нет, но есть кое-что получше этого.  — Заявил Молтис, подойдя к валуну.  — Держи.
        Каменная глыба полетела прямо на меня. Я даже не успел среагировать, как лишился ноги. Минотавр подбежал ко мне со словами:
        — Ты в порядке, Алайе? Прости, это было лишне. Я даже не думал, что так произойдёт.
        Несмотря на оторванную ногу, я не чувствовал боли. По всей видимости сфера регенерации обладает куда большими свойствами, чем я мог предположить. Неприятно видеть себя без ноги, но радости не было предела, когда нога моментально отросла.
        — Ты это видел?  — Удивлённо спросил я у минотавра.  — Получается, я теперь непобедимый?
        — Не стоит преувеличивать свои достоинства, но это было красиво. Она так быстро отросла! Может ещё раз попробуем? Ах-ха-ха!
        — Нет, не стоит. Мне достаточно одного такого броска. Лучше попрактиковать телекинез.
        — Хорошо. Я согласен с вами, о великий и непобедимый Алайе.  — Подшучивал учитель.  — Предлагаю небольшую игру, чтобы развеяться и лучше запомнить движения.
        Молтис подошёл к окраине скалы, где дул сильный ветер и нагнулся вперёд, как если бы человек хотел упасть. Ветер был настолько мощный, что мог удерживать тело минотавра.
        — Подходи ко мне. Здесь абсолютно не страшно.  — Кричал учитель, получая удовольствие от такого экстрима.
        Я подошёл к окраине и сделал тоже самое. Конечно же я не получал такого удовольствия, как Молтис, ибо, сорвавшись, я мог взлететь, не рискуя своей жизнью, чего не скажешь о нём. Полностью расслабившись я не заметил, как минотавр начал падать.
        — Молти!  — Кричал я, прыгая со скалы за ним.  — Держись, я спасу тебя.
        Земля была всё ближе и ближе, а я не мог ухватиться за его руку. Мне казалось, что он сейчас разобьётся и я потеряю хорошего друга. Когда случаются такие экстренные ситуации, у меня происходит выброс очень мощной энергии и благодаря ей, я могу сделать чудо. Когда минотавр приближался к земле, я мысленно приказал веткам, растущим со скал, создать мягкий подстил, чтобы снизить скорость удара о землю. Мало того, листья, растущие на ветках, начали удлиняться, сделав настоящую мягкую кровать. Когда я спас Молтиса, упавшего на землю и лежавшего на листьях, он промолвил всего одно слово:
        — Полетали!
        Мы оба начали смеяться, смотря в высь, откуда падали минуту назад. Я был рад, что смог спасти своего друга. Это ни с чем несравнимое удовольствие  — спасти другому жизнь.
        — Я теперь понимаю, что в тебе необычного.  — Тихим голосом произнёс Молти, слегка покашливая.  — Твой потенциал просто огромен, но проявить его тебе дают только в действительно экстренных ситуациях. То, что произошло сейчас, нельзя назвать долгие тренировки, это настоящее чудо. Мы займёмся с тобой получением знаний, а использование способностей на практике будешь применять в битве. На сегодня обучение закончим. Можешь лететь в смешанный лес, Саан уже там.
        Я потянулся, похрустел костями, размял руки и, попрощавшись с Молтисом, взлетел на бешенной скорости. Я стремился ввысь, пытаясь немного выпендриваться перед не умеющим летать минотавром. Ну, что поделать, включилось моё человеческое самолюбие. Я конечно стараюсь избавиться от него, но иногда есть желание чуть-чуть выделиться перед другими. Это как сладкое на диете, хочется иногда побаловать себя вкусненьким, хотя понимаешь, что во вред фигуре, но нельзя не поддержать эмоциональную составляющую, так как потом ходишь злой и неудовлетворённый. Я думаю, ты понимаешь о чём я говорю  — нельзя вечно быть правильным.
        Добравшись до смешанного леса, я встретил старца, присевшего на сломанное дерево. Он добавил к своему одеянию старую шляпу и посох.
        — Я теперь совсем, как старик-волшебник. Не так ли?  — Улыбаясь, поинтересовался старец.
        — Согласен. Тебе идёт такой образ, ты очень похож на волшебника, настоящего волшебника, которого обычно описывают в книгах и которые читают люди, чтобы представить такой образ. И что вы тут забыли, маг всех магов?  — Подшучивая, спросил я старца.
        — Хотелось бы поговорить с одним пакостником, который так беспощадно обратился с деревом. Возможно ты сможешь без драки объяснить ему, что так делать нельзя.
        — Я? Ты хочешь, чтобы я красивым тоном говорил с вредителем?
        — Тебе ведь нужна практика? Кто будущий защитник Элеастры? Или ты думал, что планета настолько прекрасная и тебя никто не тронет, никто не сделает ничего плохого? Мы отправляемся в лес, только по другой тропе и возможно, я не гарантирую, но возможно, мы встретим того, кто это сделал.
        — Ты же и так знаешь кто это. Зачем усложнять процесс поиска?
        — Не я ведь будущий герой. Будет некрасиво, если Алайе  — защитник Элеастры, будет просить помощи у какого-то там старика, каждый раз, когда возникают проблемы.
        — Мне понятны твои намёки, не стоит продолжать. Пошли уже. Ты сейчас удивишься, как быстро я решаю проблемы, не прибегая к насилию и рукоприкладству.
        — Хм. Ты умеешь говорить, пожалуй, Брунделем, я тебя называть не буду сегодня.  — Обратно подшучивал Саан.
        — Ну хватит уже. Мне не смешно.  — Ответил я и продержал некую паузу, после чего добавил.  — Ладно. Это было очень смешно, но хватит. Честно. Перестань так унижать меня. Я ведь, как никак, будущий защитник.
        Мы долго смеялись, я даже не заметил, как оказался в лесной глуши. Старец подошёл к густому кустарнику и позвал меня к себе.
        — Видишь вон того большого, обильно пахнущего, медведя?  — Указал Саан на тушку, которая готовила пищу на костре.  — Это Пухлибед  — медвежонок-мутант, который свалил то дерево, чтобы взять пару щепок для костра. Мне кажется, ты мог бы показать ему альтернативу.
        — Какую ещё альтернативу?  — Шёпотом буркнул я.
        — Дать пару обычных веточек и сказать, что они ничуть не хуже тех щепок. Убеди его в этом. С меня шоколадный торт.
        — Ты подслушивал мой разговор с Лекрофурсом?
        — Ну, я не мог отказать себе в таком чувственном описании еды. Ты очень вкусно описал пирог, даже мне захотелось попробовать. Иди к нему и поговори.
        Старец выпихнул меня из куста прямо к медвежонку. Я не знал, как обратить на себя внимание, поэтому просто покашлял.
        — Будь здоров.  — Ответил медведь.  — Если я чем-то помешал, прошу прощения.
        — Нет, нет. Я здесь проездом. Просто хотел сказать, что принёс тебе очень хорошие ветки. Они сухие и пахнут малиной.
        Не удивительно, ведь я собрал их под малиновым кустом. Пухлибед посмотрел на меня и снова повернулся к костру, добавив:
        — У меня уже есть огонь и щепки, благодарю за помощь, но большего мне не надо.
        Я был в ступоре. Что отвечать такому вежливому существу, которое не понимает, что валить хорошие деревья ради костра, как минимум неприлично.
        — Как тебя звать?  — Заново решил я завести разговор, чтобы плавно перейти к щепкам.
        — Пухлый. Но многие называют полное моё имя  — Пухлибед.
        — А как тебе удобней?
        — Мне удобней, если вы уйдёте и не будете мешать готовить пищу.
        В этот момент я понял, что плавно перейти на щепки у нас не получится. Поэтому я сразу перешёл к теме.
        — Ладно Пухлый. Я пришёл сюда не за этим. Ты сломал дерево, хорошее дерево, которое могло принести гораздо больше пользы, чем пару щепок для твоего костра. Зачем ты это сделал?
        Медвежонок молчал, делая вид, что не слышит меня. Мне это не сильно нравилось и я, как человек земной, подошёл к нему вплотную и только хотел взять его за плечо, чтобы развернуть, как получил мощный удар в живот. Отлетев на несколько метров, я очухался и издевательски добавил:
        — И это всё, Пухлый. Очень пухлый Пухлибед.
        — Уйди с моей территории, пока я не порвал тебя на куски.  — Грозно заявил медведь, набирая массу на глазах. Сказать, что это был медвежонок, в этот момент было крайне сложно. Его размеры увеличились наполовину. Даже мой рост так не смотрелся на его фоне.
        — Ты слишком глупый медведь. Мне кажется, я смогу заставить тебя пересмотреть свои привычки.  — Вставая с земли, промолвил я.
        — Я тебя предупреждал, э-э-э…
        — Алайе.
        — Алайе. Но ты не послушал. Теперь я останусь без обеда, но ты уже останешься и без ужина.
        Медведь будто с цепи сорвался. Он заревел настолько громко, что я ненадолго оглох. Теперь мне стало понятно, почему старец назвал его медвежонок-мутант. Пухлибед встал во весь рост и покрылся каменной оболочкой с острыми выступами. Я понял, как он так ровно снёс толстый ствол дерева, нарубив щепок, словно высек топором.
        — Держись странник.  — С криком побежала на меня эта громадина.
        Я моментально среагировал и взлетел над ним, но решил не улетать с концами, а всё же замучить медведя. Может это угомонит его.
        — Ты поступаешь нечестно. Спускайся вниз, пока я окончательно не разозлился.  — Недовольно ворчал Пухлый.
        — Как скажешь. Я и не собирался убегать от тебя.
        Я опустился вниз, специально возле крепкого валуна, стоявшего за моей спиной. Медведь разбежался и вновь не смог поймать меня, зато вдребезги разнёс крепкий валун. Оказывается, его каменная шкура будет посильней обычного камня.
        — Может хватит по чём зря разрушать лес. Тебе всё равно меня не пойма…
        Не успел я договорить, как Пухлибед, вырвав с корнями дерево, метнул в меня. И в этой ситуации тоже произошло чудо. Прикрываясь руками, я, незаметно для себя, поднял в воздух осколки валуна и прикрылся ими как щитом.
        — Как ты это сделал?  — Заворчал медведь.  — Что за магия? Ты будешь честно бороться со мной или нет?
        — Я не знаю, как это произошло, но мне нравится. А что касается борьбы, тут жульничаешь ты. Твоя каменная броня заведомо крепче моего тела.
        Медведь не стал долго слушать мою правильную речь, а выбрал момент и снова рванул на меня. Старец наблюдал за следующей картиной. Впереди летит существо, которое пытается увернуться от огромного каменного медведя. Тот в свою очередь сносит все деревья на его пути, протаптывая новую дорогу. А всё началось с простой просьбы  — не ломать деревья. После двухчасовой погони, Пухлый устал не меньше, чем я.
        — Ты мне начинаешь нравиться.  — Еле дыша, говорил медведь.  — Не знаю, как ты, но я дико устал. Мои ноги болят так сильно, что я не знаю, смогу ли вернуться обратно к своему костру.
        — Могу помочь тебе дойти до костра.  — Ответил я, не менее запыхавшийся.  — Если ты пообещаешь мне не ломать молодые стройные деревья для парочки щепок, а использовать сухие опавшие ветки.
        — Хорошо.  — Неожиданно для меня, пробормотал Пухлибед.  — Но с условием, что ты не будешь больше меня отвлекать во время приготовления пищи.
        — По рукам. Я не трогаю тебя, ты не трогаешь деревья.
        Так я впервые смог договориться с настоящим лесным вредителем. В конце всего произошедшего он не показался мне таким уж плохим. Я провёл его до костра, а сам тихонько исчез с его поле зрения. Когда мы со старцем шли обратно, я поделился с ним своими впечатлениями:
        — Знаешь, когда у меня получается переубедить существо, поставив его на правильный путь, мне уже не хочется думать, что оно было злым или мерзким. Я начинаю радоваться за него и желать только добра.
        — Вот это и есть то самое, о чём я говорил тебе  — научись любить всех и тогда сможешь спасти всю планету.
        — Это точно ты говорил мне или опять подслушал у кого-то?
        — Я не помню. Может и подслушал, кто его знает.  — Улыбнулся старец, взлетев в небо.  — Ты понял меня, думаю на сегодня достаточно. Мне нужно по своим делам, а тебя ждёт Ан-Рамэя, лети скорей.
        Старец попрощался со мной и улетел, а я, довольный тем, что смог переломить дурную привычку медведя, отправился в Этламаркам на вечернее занятие. Хочу поделиться своим впечатлением, что жизнь на Элеастре проходит быстро и интересно. Ты всегда можешь найти себе занятие, при этом такое, о котором мечтал с детства. Дети способны видеть сказочных существ, тогда как взрослые об этом давно забыли и не могут поверить, что рядом с ними есть кто-то ещё. Когда я добрался до королевства, меня вновь удивила волшебница. Её одеяние светилось тысячами снежинок.
        — Алайе, как ты себя чувствуешь?  — Знакомый нежный голос прозвучал в мою сторону.
        — Немного непривычно изменённое тело, но оно мне нравится. Благодарю за столь щедрый подарок.
        Ан-Рамэя подошла вплотную ко мне и на ухо шепнула:
        — Помнишь нашу первую встречу, когда Мризий хотел убить тебя?
        — Конечно. Боль невозможно забыть.  — Таким же шёпотом ответил я, медленно прикасаясь к её талии.
        Минута молчания и волшебница не могла противиться силам природы. Такой лёгкий, вкусный поцелуй и мои волоски стали дыбом, как от взрывной музыки. Во мне будто бы появились новые силы, которые хотелось опробовать.
        — Сфера дала тебе новое тело, я помогу использовать его в полную силу. Мы изучим заклинание Бристиламейла и новое для тебя Винтерамейла Экструсионэ. Одно защитит тебя от врага, другое поможет победить.
        — Когда начинаем?
        — Уже начали.  — Промолвила Ан-Рамэя, подойдя к стенам сада.  — Ты получил заряд энергии, теперь попытайся его выплеснуть. Сосредоточься на себе. Представь, что на тебя нападает противник, а тебе нужен щит. Встань на одно колено, вытяни руки вперёд и подумай о белоснежном сгустке энергии, который создаётся в солнечном сплетении и вырывается наружу через ладони. Он настолько мощный, что при выходе превращается в огромный снежный щит, укрывая тебя от вражеского заклинания. Чтобы усилить эффект, при выпуске сгустка энергии, произнеси Бристиламейла.
        Я встал на колено, настроился на выплеск огромного количества энергии и решил усилить свою мощь, подумав о реальной опасности. Я представил, что Мор хочет убить милейшее создание, которое подарило мне сферу регенерации, а я просто обязан защитить её. Когда сгусток энергии прошёл сквозь мои ладони, волшебница находилась в лёгком экстазе от случившегося. Мне удалось создать настолько мощный щит, что ей на секунду привиделись воспоминания детства, когда Винтерволл, её отец, спас дочку от злого волшебника. Она не знала, кто её родители, но в голове прокручивались некие воспоминания. Ан-Рамэя заплакала, упав на колени.
        — Что случилось?  — Спросил я, подбежав к ней и крепко обняв.  — Я сделал что-то не так?
        — Мне кажется, что я видела своего настоящего отца.  — Хлюпая носом и вытирая слёзы, отвечала волшебница.  — Алайе, прости, что втянула тебя в это. Просто я никогда не видела своего отца, сколько помню себя и тут видения, что он рядом, что он знает обо мне.
        Я успокоил Ан-Рамэю. Поднял с колен и попросил продолжить занятие.
        — Ты говорила, что регенерацию изучить очень сложно и долго, у нас нет времени на это. Мы пошли другим, рискованным, путём и теперь я имею новое тело, способное регенерировать. Что касается защиты, я смог удивить тебя. Теперь настало время изучить последнее, атакующее заклинание. Как там оно называется?
        — Винтерамейла Экструсионэ. Я думаю, что тебе стоит тренировать и то, и другое. Никогда не знаешь, чего ждать от себя. Не забывай, что всплеск энергии не всегда будет таким мощным, а ты полностью зависим от него.
        — Я понимаю это и всё же прошу тебя научить атаковать.
        — Всё, как и раньше. Главное  — это хороший настрой. Очисти в голове всё лишнее и думай только о заклинании. Слова ложатся очень легко, поэтому сосредоточься на визуализации. Винтерамейла Экструсионэ представляет собой призыв ледяного ветра, который замораживает нашу жертву. Если ты обладаешь телекинетическими способностями, то сможешь разбить замёрзшее тело противника.
        — Я ведь и так смогу разбить его тело, что необычного в этом заклинании?
        — Оно действует против магических чар. Каким образом ты хочешь убить гибрид тёмного эльфа и дракона?
        — Про кого идёт речь?
        — Про Хлойю, одного из главарей тёмного владыки. Она очень быстрая и достаточно сильная. Чтобы её хоть как-то поймать, нам необходимо заклинание ледяного дождя. Несмотря на умения Хлойи, наша магия действует губительно на её крылья.
        — Расскажи подробнее, чего мне стоит остерегаться и как её победить?
        — Хлойя гибрид. Один из представителей драконов, обитающих в смешанных лесах, был некрофилом. Это страшное деяние, которое он совершил. Дракону очень нравилась одна лесная эльфийка. Он приходил в образе обычного человека и желал удовлетворить свои животные потребности. Эльфийка сопротивлялась, после чего дракон посеял в ней тёмное семя, превратив её в тёмного эльфа. Она была очень доброй и не могла вынести таких перевоплощений. Через несколько дней мучений она скончалась, а дракон наконец-то смог удовлетворить свою омерзительную потребность на трупе эльфийки. Мало того, случилось небывалое чудо. В трупе зародился плод, который рос в гниющем утробе.
        — Хлойя, тот самый ребёнок, который своими силами выжил в смешанном лесу?
        — Лесные эльфы подобрали малышку и растили как своего представителя рода. Она стала мощным воином. Эльфы гордились ею, но после ухода Мора, в Хлойе что-то изменилось. Она предпочла уйти вместе с ним. Внутренний слой Элеастры полностью изменил её сознание, подарив новые силы, состоящие из низких энергий. Теперь это воин, который имеет все данные эльфа, но при этом её тело покрыто бронированной драконьей шкурой. Она может извергать пламя огня, как дракон.
        — Что в ней есть особенного помимо драконьих и эльфийских способностей?
        — Самым страшным является круг смерти. Это заклинание, при котором Хлойя возвышается над жертвой, создавая круг и привязывая жертву к земле магическими верёвками, после чего машет крыльями, вызывая ледяной дождь фиолетово-чёрного цвета.
        — То есть наше заклинание способно заморозить её?
        — Наше заклинание способно заморозить её крылья, и то, если хорошо постараться. После чего разбить их. Без крыльев она начнёт разлагаться прямо на глазах, прыская кислотой. Только так мы сможем победить её. Всё это не так просто, как звучит и посему я считаю, что тренировать нужно именно визуализацию исполнения заклинания.
        — Как научиться быстрее вызывать ледяной дождь?
        — Сразу переходить к реализации. Представляешь себя носителем бесконечного количества энергии и, не думая о первой части, визуализируешь, как дождь превращает капли в лёд на определённом участке поверхности. Ты сможешь этому научиться и потом автоматически исполнять. В силу вступает мышечная память, когда человек делает одно и тоже. В твоём случае, в силу вступает магическая нить в мозгу, которая автоматически воспроизводит визуализирующие эффекты.
        — Так вот как маги уже без заклинаний используют свои способности?
        — Совершенно верно. Этому можно научиться, если хорошо постараться. Тренируйся, а я должна вернуться к Блуфи. Нам предстоит небольшое путешествие в королевство Тэамальгама.
        — Это кому, нам?
        — Всем нам. На рассвете мы отправляемся в путь. Ты встретишься с ещё одним сильным правителем Грикулораном.
        Я сильно обрадовался этой новости. Любое знакомство с новыми существами для меня это праздник. Моё вечернее занятие проходило быстро, ведь я мыслями уже был в восточных землях у броне-носорога Грикулорана.
        Ближе к ночи у нас прошло ещё одно собрание, где Лекрофурс предупредил о завтрашнем выезде.
        — С рассветом отправляемся в путь, друзья мои. Нам нужна помощь короля восточных земель и, я хочу, чтобы вы поддержали меня в этом. Там уже есть наши гости, которые прибыли сегодня к Грикулорану.
        — О ком волшебник говорит?  — Поинтересовался я у старца.
        — Не могу сказать. Думаю, тебе веселее будет с ним.
        — С кем, с ним? Саан, кого ты имеешь ввиду?
        — Послезавтра к полудню узнаешь.
        — Молтис. Кто там будет? Хоть ты можешь сказать?
        Минотавр посмотрел на меня с таким лицом, будто я уже надоел балаболить. Видимо я действительно надоел всем со своими вопросами. Так я и не добился ответа от своих друзей-учителей. Зато утро было чудесным. Солнце светило ярче яркого, птицы окружили мой балкон, занимаясь своей птичьей работой.
        Я смотрел на них и думал. Они ведь не осознают, что занимаются по сути обычной суетой. Постоянно в бегах, пытаются свить гнёзда, напастись еды и всё, большего им не надо. Многие люди живут также. Они работают и выживают на мизерные деньги, которые получают. Хотя есть много и таких, кто продолжает жить, ищет что-то новое, развивается. Это похвально. И всё же создаётся впечатление, что свыше есть кто-то, кто смотрит и на это, как я на птиц. Он не считает, что наши успехи в работе, хорошая еда в ресторане, поход на выставки, покупка дорогой машины, является чем-то высоко значимым. Для него это пустышка и он считает, что мы обратно же тратим время впустую. А что тогда делать такого, чтобы даже с выше аплодировали нам стоя. Что сделать такого птице, чтобы я сказал ей:
        — Вот это потрясающе. Ты, птичка, меня поразила.
        Я даже не знаю, может быть попасть на другую планету и стать её защитником. Может это и есть то, за что мне будут аплодировать стоя там, где-то очень далеко и высоко. Где уровень сознания настолько высок, что всё наше земное несравнимо с ним.
        — Алайе, нам пора.  — Позвала волшебница, оседлавшая Блуфи.  — Хватит мечтать, мы отправляемся в путь.
        Я спустился вниз, где собралась целая команда: Ан-Рамэя, Молтис, Саан, Лекрофурс, Блуфи, Бобуо, Тримэй, Раксис. Чтобы ты мог почувствовать ту энергию, которая присутствовала возле этих существ. Это нечто мощное, до жути сильное, разрушающее любые преграды. И эта вся сила, в количестве 9 существ, включая меня, и полсотни волков-магов-убийц-следопытов, двигалась к восточным землям в королевство Тэамальгама.
        — Чуется мне, что силы тьмы и здесь побывали. Как бы нам не оказаться в окружении воинов Мора.  — Проголосил Тримэй.  — Судя по гнилым участкам, его полчище разведчиков собирается напасть на Этламаркам не только с берегов Грисальда. Если они захватят и этот участок, то…
        — Не стоит делать поспешных выводов и зря паниковать.  — Перебил Тримэя старец.  — Если мы не соберем достаточное количество сил для защиты, то нам не отбить и атаки с берега.
        — Как же я соскучился по еде.  — Бурчал Бобуо.  — Где моя еда, я же не смогу драться без неё.
        — Хватит ныть. Ведёшь себя как ребёнок.  — Крикнул Молтис.  — Ты сегодня утром наелся от пуза. Сколько можно набивать брюхо.
        — Еда никогда не была лишней. Вот не будет еды, что ты будешь делать. Я как минимум проживу на несколько месяцев больше чем ты.  — Добавил медведь.
        — Берите пример с Бобуо. Он вообще не знает, что скоро война.  — Встрял Саан.
        — Всё он знает, только прикидывается таким глуповатым.  — Заявил Молти.
        — Я во всяком случае не волнуюсь, как этот костлявый.  — Буркнул медведь, показывая на Тримэя.
        — Да я и не сомневался, что диабетиков ничего не интересует, кроме их самих.  — Подшутил Тримэй.
        Бобуо начал дико ржать с ответа предводителя волков-следопытов-убийц. Его заразительный смех зацепил меня и Молтиса, потом Саана, а после и вовсе мы все засмеялись. Вот так незаметно пролетел день. К вечеру мы разбили лагерь, разожгли два костра, один нам, другой Бобуо. Медведю хотелось больше всех кушать, он себе отдельно готовил большой казан с жаркое из кроликов. Лекрофурс создал несколько кусочков кулпи для ненасытного медведя. Тот его поблагодарил и продолжил свой третий вечерний приём пищи.
        Всё вокруг утихло. Ночь стояла спокойная, лишь слышались шелесты листьев. Воины легли отдыхать, а наша команда лишь делала вид, что спит. Вроде бы и все спим, а вроде бы и шелест травы слышим, что ни одно насекомое не пролетит незаметно.
        — Вы слышите?  — Шёпотом промолвил я, услышав, как кто-то крадётся к нам с леса.
        — Тсс, не стоит так громко шуметь.  — Подпихнул меня Раксис, положив аккуратно руку на кувалду.
        Мы все были наготове, чтобы в случае чего, сразу атаковать. Кто-то очень тихо подкрадывался к нам со спины, прячась в лесу. Молтис медленно взмахнул рукой, приподняв несколько камней к кронам деревьев. Глубокий вдох и…
        — В атаку!  — Закричал Тримэй, приказав своим воинам принять боевую стойку в направлении леса.
        Оттуда выбежали чёрно-болотного цвета твари, похожие на тигров, только с натянутой на кости шкурой. Они имели острые клыки и прыскали зелёным ядовитым веществом, разъедающим кожу до кости. Их было около 25 —30 штук. Половина наших волков была убита ещё при первой стычке. Я моментально представил, что Ан-Рамэе нужна помощь и создал визуально бесконечный поток энергии внутри себя.
        — Винтерамейла Экструсионэ!  — Произнёс я, представив ледяной дождь.
        — Бристиламейла!  — Помогла мне волшебница, поставив сферический щит вокруг Молтиса.
        Шестеро тигровых в этот момент прыгнули в его сторону, чтобы хоть как-то изувечить или отравить. Они попались на щит Ан-Рамэи и воткнулись клыками в снежную сферу вокруг минотавра. Мой дождь, направленный в ту область, заморозил их. Молти скинул камни, что поднял к кронам деревьев и разбил замороженных чудовищ. Исполнение было шедевральное. Когда такая командная работа исполняет задуманное, хочется записать это на камеру и пересматривать пока не надоест.
        Бобуо отбросил казан с кипятком в одного из уродцев, но не испортил ему морду, а лишь добавил ещё одну смерть в свою копилку. Раксис молотом разбивал головы, будто отбивает мясо на ужин. Тримэй складно работал со своими волками, вырезая одного за другим. Он наносил небольшие порезы в таких местах, откуда сочилась кровь, будто выжимаешь апельсин.
        Приятней всего было наблюдать за старцем и Лекрофурсом. Те ребята вообще не напрягались. Лекрофурс создавал сферы, куда помещал жертву, а Саан силой мысли взрывал её внутри этой сферы. Назвать дракой этот спектакль у меня не поворачивался язык. Тем не менее мы потеряли половину наших волков при первой стычке. Несмотря на нашу силу, мы не можем защитить всех от беды. Это единственная проблема в предстоящей войне. Даже, если мы выиграем битву возле Этламаркамы, нам всё равно не миновать больших потерь обычных воинов.
        — Нам пора в дорогу.  — Заявил Тримэй.  — Сожгите своих павших братьев и вперёд.

        Глава 12
        Старая компания вместе

        К полудню следующего дня мы добрались до королевства Тэамальгама. Я ожидал увидеть ещё один замок, хотя бы высотное строение, но Элеастра полна сюрпризов. Не каждое королевство имеет высокую постройку, зато, абсолютно в каждом королевстве, есть своя сказочность и необычность.
        Тэамальгама представляла собой цепочку кузниц, построенных в виде жилых домиков. Их насчитывалось тысячи, огромная территория, усыпанная ремесленными домами. Необычность заключалась не только в количестве, но и в качестве домиков. Огромные камни, положенные друг на друга, создавали коробку дома. Крыши покрыты необычным мхом изумрудного цвета. Каждый домик имеет небольшой задний дворик, где хранятся инструменты и кузнечные изделия.
        Швами служила волшебная смесь разных цветов, которая светилась под ночным небом. Только представь себе тысячи домиков, которые светятся как рождественская ёлка. Ощущение, будто внутри находится очень яркий кристалл, лучи которого просачиваются через щели дома. Идёшь по улочкам Тэамальгамы и у тебя новогоднее настроение.
        Почему я заговорил про новогоднее настроение, потому что королевство было усыпано хрустящим снегом. Никогда бы не поверил, что в одном дне пути от нас будут земли, усыпанные снегом. Ещё больше бы не поверил словам, что на дворе тепло, а снег не тает. Но всё это в прошлом, поскольку Элеастра показала мне невиданные доселе чудеса. Как можно думать о войне, когда ты идёшь по светящимся улочкам в лёгкой тунике, практически босиком, да ещё и по снегу, а тебе тепло.
        Я отвлёк тебя на фантазии, ты уже представил звёздное небо, тысячи домиков, снег, лежащий на крыше из мха, светящиеся стены. Всё это хорошо, но будет только к вечеру. Сейчас у нас полдень, снег лежит, солнышко греет, мы идём по улочке, а там шум да гам. Сотни носорогов работают в поте лица, перекрикивая друг друга, пытаясь донести важную информацию соседу.
        — Подкинь дровишек в топку.  — Кричит первый.
        — Сам подкинь, мне ещё полсотни шипов надо успеть набить до обеда.  — Заявляет второй.
        — Парни, вот вам новый заказ с восьмой лавки.  — Добавляет третий, только что пришедший.  — Вчерашнюю сталь стоит заменить.
        — Ну где мои шипы?  — Орёт четвёртый.  — Я долго буду ждать. Мне к обеду хотя бы три булавы ещё сделать.
        — Лучше закрой пасть, тебя бы на моё место. Ноет ещё.  — Ответил второй, ударив кулаком по столу.
        — Ребят, вам дрова нужны будут до обеда или можно взять.  — Промолвил пятый.  — Мои не успели в лес сходить утром, много работы было.
        — Бери, но с тебя кулпи вечером. Ты всё равно его не ешь.  — Проголосил первый.
        — О, кулпи. Я тоже хочу кушать.  — Истерично завыл Бобуо.
        — А ты кто такой вообще?  — Поинтересовался второй.
        Медведь подошёл и шёпотом подшутил над носорогом:
        — Твой сотый шип до обеда.
        — Чего, чего?  — Переспросил второй.  — Ты пытаешься издеваться надо мной?
        Носорог отбросил инструмент, снял поножи и влез в драку с Бобуо. Он оказался крепким соперником: мощная броня, сильные руки, заточенный рог на морде, твёрдо стоит на ногах, но его это не спасло. Через минуту он был прижат к печке, где искры стреляли на его морду.
        — Ладно, твоя взяла. Перестань надо мной издеваться.  — Смирившись с поражением, добавил носорог.
        — Так бы сразу.  — Радостно ответил Бобуо, отпустив его.
        Но стоило медведю отвернуться, как носорог с рёвом опять встрял в драку, сбив не только Бобуо, но и выломав дверной проём в кузнице. Никто не хотел вмешиваться в грандиозное представление, все продолжали беспрепятственно наблюдать за исходом боя. Носорог нечестно повалил медведя и только хотел нанести мощный удар, как сзади его остановил огромный носорог. Он откинул хитреца в сторону, а Бобуо нанёс мощный удар по брюху.
        — О-о-о, как же больно вышло.  — Пробурчал медведь, еле встав на ноги.
        — Оба разошлись. Устроили здесь погром. Вам мало беды, которая вот-вот случится?  — Заявил повышенным тоном огромный носорог.  — Приветствую тебя Лекрофурс, Саан, Молтис, друзья. Пройдёмте к моему штабу.
        Тут я понял, что это был Грикулоран  — броне-носорог огромных размеров. Он не только мощный, как и другие носороги, он ещё и устрашающе выглядит. Его рог наполовину отломан, а левый глаз зашит толстой верёвкой. Правая рука настолько потрепалась, что пришлось смочить её жидкостью, вроде лавы. Обе ноги вылиты из необычного сплава, что говорит, по всей видимости, об их потере в битве.
        Пока мы шли, я наблюдал за ним, за его походкой, манерой говорить. Король восточных земель был похож на капитана пиратского корабля. Он прихрамывал на одну ногу. Боевую дубину использовал как трость. Любил громко говорить, отдавая приказы. Повязки на глазу не было, но глаза тоже. Потрёпанное тело, обильное количество шрамов. Одет в сапоги, простреленные штаны, через которые видны не свои ноги, поножи с золотистой окантовкой и большую шляпу. Мне он действительно показался настоящим пиратом морей.
        Его штаб представлял собой с десяток обычных домиков, где жили воины. Это, конечно, не сравнится с королевством северных земель, но в своих землях выделяется от остальных построек. Сделано всё в стиле средневековья, только с добавлением сказочности. Всегда любил домики с деревом, растущим из крыши. Каменные стены и обилие мха, создающих ещё большую сказочность и загадочность.
        — Недавно ко мне пожаловали гости, ещё меньше, чем вы.  — Добавил Грикулоран, подходя к большой дубовой двери своего штаба.
        — Неужели Глордиан почтил нас своим присутствием?  — Поинтересовался Лекрофурс.
        — Не могу сказать, что ты не прав, но это не он.
        — А кто же тогда?  — Встрял в разговор я, пытаясь войти в первый контакт с Грикулораном. Я понял, что так легче начинать разговор, поскольку тебя уже заметили и по сути продолжают беседу, а не впервые знакомятся.
        — Айли и его необычный бурчик, который вчера весь день помогал моим воинам носить дрова из леса, летая туда-сюда.  — Ответил носорог.  — Я знаю этих существ и насколько мне помнится, они не летают хорошо. Скорее могут забраться на крышу дома, а не на вершину горы.
        Услышав, что Айли здесь, я, не думая, помчался в зал. Носорог даже дверь полностью открыть не успел. За огромным столом, где множество различной еды, сидел малыш и его бурчик.
        — Алайе!  — Закричал Айли, откинув виноград в сторону.
        Малыш подбежал ко мне и крепко обнял, добавив:
        — Как же я по тебе скучал. Дядя Винтерволл привёл моего Амура к нам во дворец. Он теперь умеет летать, как те белые драконы. Амур, покажи, что ты умеешь теперь делать?
        Бурчик спохватился, пытаясь быстрее показать, как умеет летать. Ногами прошёлся по столу, пораскидав всю посуду на пол. Взлетел прямо в зале и наворачивал круги, пока один из носорогов-стражей не остановил его. Я нагнулся к малышу и шёпотом спросил:
        — Как ты здесь оказался, разве дядя разрешает тебе так далеко убегать?
        — Ну, я не убегал, а отправился в дальний путь. Глордиан понял меня без слов, что я хочу стать воином, как ты. Он конечно прослезился, ведь не хотел отпускать меня, чтобы уберечь, но всё же отпустил. Теперь я здесь вместе с вами, под защитой. Думаю, он спокоен за меня.  — На ухо прошептал Айли.
        — Что ж, теперь в нашей компании пополнение аж на два воина.  — Заявил старец, погладив малыша по голове.
        Айли сжал маленькие кулачки, показывая, что рад этой новости, а бурчик восхищённо смотрел на Блуфи, удивляясь размерам и его серьёзности. Вожатый снежных и ледяных тигров опустил глаза на Амура, слегка улыбнувшись ему. Бурчик, как настоящий детёныш, начал кружиться и прыгать, проявляя своё довольство.
        — Прошу к столу, друзья!  — Промолвил Грикулоран.
        У носорогов принято сначала хорошо покушать, а после решать важные дела. Несмотря на то, что мы все находимся на одной земле, недалеко друг от друга, у каждого свои традиции и предпочтения. Например, у Лекрофурса, сначала переговоры, а уже после можно пировать.
        Любимая еда у носорогов  — мясо. Не удивительно, почему так. Ребята работают достаточно долго и сил уходит много. Я понимаю, что есть и другие продукты, дающие подпитку, но эти большие любители индюшки, кроликов, лесных кабанчиков. Хоть я и не сторонник мясного, но не отказался от сочного шашлыка из индюшки.
        Бобуо вообще ни от чего не отказывался. Он ел абсолютно всё, что лежало под рукой. Айли больше кормил Амура, чем сам кушал. Ведь, если ты не забыл, бурчик питается своим хвостом, поэтому нужно изрядно потрудиться, чтобы собрать весь виноград со стола и выжать сок в казан.
        Когда пиршество подошло к концу, Грикулоран продолжил тему про наступление:
        — Ходят слухи, что армия ВарДрагоса набирает огромное полчище облезлых тварей, которые раньше были тиграми. Ходячие мертвецы, что атаковали лагерь, основная сила в этой битве. Они хотят победить нас количеством. Чтобы захватить королевство, нужны существа, которые будут атаковать со всех сторон. Мы просто не сможем воевать на несколько фронтов.
        — Что с воинами, какое количество ты сможешь предоставить нам в защиту?  — Поинтересовался Лекрофурс.
        — Примерно через три недели я соберу пятитысячное войско броне-носорогов. Мы в любом случае не будем успевать попасть в Этламаркам, посему предлагаю пробить их оборону с тыла.
        — А как же ваша сила сдерживания? Если не вы, то кто сможет изнутри не дать пройти через врата королевства?  — Добавил Молтис.
        — Это и есть один минус. Вам нужно сдерживать противника столько, сколько сможете. Мы атакуем с тыла, когда последние из воинов ВарДрагоса переступят линию, разделяющую северный берег и лесную чащу.
        — Они могут и не переступить её. Это не тысячи воинов, а десятки тысяч. Мы должны в таком случае сразу отдать им первый ярус королевства. Тогда они продвинутся, а ты со своим войском атакуешь с тыла.  — Дополнил Лекрофурс.
        — Если вы готовы отдать первый ярус, то мы ждём команды. Как только они переступят черту, я начну пробивать оборону. Нам понадобится ваша помощь. Пусть лучники сразу стоят на втором ярусе.
        — Конечно. Как только ты начнёшь атаковать с тыла, они попрутся все на тебя. Мои лучники максимально постараются убить отходящих с первого яруса тварей в вашу сторону. Волки-убийцы устроят западню в лесу, пусть первая волна попадёт в ловушки, не высовывайтесь из леса все. Когда они попадутся, тогда и атакуйте дальше, идя в сторону королевства.
        — Они будут снова отбегать к первому ярусу, так что пусть лучники не расслабляются.
        — Так и будет. Видимо придётся разлить смолу и поджечь первый ярус. Если мы отобьём волну, то мне не жалко разрушенных строений.  — Благородно ответил король магов.  — Возможно к нам присоединятся драконы Винтерволла. Тогда битва точно за нами. Но всегда нужно готовиться к самому худшему. Мы должны продумать план без участия драконов.
        — Надеюсь, всё будет хорошо. Их численное преимущество, но мы знаем эти земли лучше их. Воюем от первого яруса.  — Закончил Грикулоран, попросив всех расходиться.
        На следующее утро мы отправились обратно в Этламаркам, чтобы продолжить подготовку к битве и моё обучение. На сей раз у меня не будет времени скучать, поскольку малыш теперь со мной. Он очень хотел увидеть другие земли, помимо дворца Глордиана и города Элустион.
        — А какое оно, королевство волшебников?  — Спросил забавным голосом Айли.
        — Большое, необычное, сказочное, примкнутое к скале с одной стороны, что ты хочешь услышать?  — Поинтересовался я, пытаясь дать ответ на его обобщённый вопрос.
        Я это и хотел услышать.  — Ответил малыш, ещё что-то додумывая.  — А крыши, крыши большие? Они крепкие? Я смогу по ним бегать?
        — Боюсь, что крыши очень высоко находятся, к тому же они очень большие, как и расстояние между ними.
        — Это как?  — Удивился малыш.  — Получается, что я не смогу перепрыгивать с одной на другую без помощи Амура?
        — Совершенно верно. Это не Элустион, где всё низко и близко. Здесь масштабы настолько велики, что тебя и не увидишь так сразу на крыше.
        — Ого!  — Восхищённо крикнул Айли.  — Вот туда я хочу. Алайе, а давай мы сегодня вечером залезем на самую высокую крышу и посмотрим на земли Элеастры. Может я увижу своего дядю, который ходит по дворцу и думает о вечных неурядицах.
        — Не могу пообещать, что мы увидим Глордиана, но залезть на самую высокую крышу, думаю сможем.  — Подыграл я малышу, не став объяснять, что дворец Граана расположен в другом внешнем слое Элеастры.
        На самом деле, Айли было неважно, увидит он кого-то или нет, ему просто хотелось чего-то нового, новых ощущений, эмоций. Он отвлекался так быстро, что, если бы я не напомнил о вечерних лазаниях по крышам, он бы и не вспомнил про них. Я был рад за Айли, это чудо-ребёнок. Пусть он и существо непонятной формы и размеров, он мой друг и я этим горжусь. У него можно многому поучиться, даже таким простым вещам, как забывать о проблемах. Малыш никогда не держит в голове все беды, которые могут произойти или те, что произошли. Даже в такое время, когда вот-вот наступит битва, Айли приехал ко мне в гости. Он не думает о том, что нас могут покалечить или, чего ещё хуже, убить.
        Прошёл день, прошла ночь и вот к полудню мы прибыли в Этламаркам. Казалось бы, ты здесь пару дней, а ощущение, что это твоё королевство. Всё здесь такое родное, приятное, а самое главное, оно твоё. На Элеастре нет такого понятия, как моё. Да, каждый занимается своим делом и имеет собственный товар, но никто не говорит, что это его. Существо всегда поделится своим, а взамен получит что-то другое, поскольку на Элеастре все привыкли делиться друг с другом.
        — Ну что бойцы, завтра жду вас на вершине скалы.  — Заявил Молтис, показав рукой на меня, Айли и Амура.  — А сейчас Алайе, проведи своих друзей в гостевой зал, пусть поедят да отдохнут.
        Свободное время предоставлено нам всю вторую половину дня. Мы отправились перекусить и думать, чем заняться до вечера. Бурчик предложил неплохую идею, постоянно махая крыльями.
        — Что думаешь, если мы полетаем?  — Поинтересовался я у малыша.
        — Хорошая идея, вот только не знаю, сможет ли Амур нас двоих удержать?
        — Айли, этого делать не нужно. Твой бурчик обучался, я тоже зря времени не терял.
        Айли удивился, когда увидел меня, парящего в воздухе.
        — Как ты это делаешь? Ничего себе, вот это навык. Ты смог научиться левитации?
        — Представляешь? Никогда не думал, что смогу летать в этом теле.
        — Кстати да, а что с твоим телом. Я так заговорился с тобой, что и не заметил твоих перевоплощений. Ты подрос?  — Подыграл мне малыш.
        — Ну, совсем немного. От этого я не стал умнее.  — Засмеялся я, подшутив над самим собой.
        Айли сел на Амура и добавил:
        — Полетели. Кто последний, тот арбуз.
        Я сначала не понял, почему арбуз, а потом малыш мне объяснил. Он читал одну очень интересную книгу, которую подарил ему Саан. Там говорилось о больших ягодах, которые называются арбуз. Айли запомнил это и первое, что пришло в голову малышу, сказать  — кто последний, тот арбуз.
        Мы облетели всё королевство. Когда летишь вдоль скал, о которые бьются волны, представляешь себя супергероем. Брызги в глаза, словно стрелы и пули, которые не пробивают тебя, а сами волны  — армия тёмных, которая пытается убить супергероя. Видимо, не один Айли ещё ребёнок. Я тоже представлял все картины, когда свободно летел вдоль моря.
        — Как же круто!  — Восторженно кричал малыш, встав ногами на спину бурчика.
        — Айли, осторожно. Здесь очень рискованно так делать.  — Заволновался я.
        Чего и следовало ожидать, малыш сорвался с Амура.
        — Нее-т! Держись, я лечу!
        Набрав бешенную скорость, я метнулся к малышу. Бурчик, испуганно, будто замер, не зная, что делать. В моём теле опять сработал сильнейший импульс и, я почувствовал, что сейчас будет выплеск энергии. Я представил, как отрывается кусок скалы и стелется под малышом, чтобы тот не упал. Так и произошло. Огромный камень взорвался на мелкие кусочки и мозаикой быстренько сложился под телом Айли, замедлив ещё и падение. Я подлетел к нему и схватил за руку, отведя от острых скал снизу.
        Долетевши до берега, я посадил малыша, а сам отправился за напуганным бурчиком. Того спасти было проще. Он, как был в ступоре, так в нём и оставался на том же месте. Приведя Амура к берегу, Айли лежал на песочке и загорал, будто ничего и не было.
        — Ложись, отдохни. Солнышко хорошо греет животик.  — Промолвил малыш.
        — Айли, ты же мог погибнуть. Я просил тебя не забывать о безопасности, а если меня бы не было рядом?
        — Прости. Давай мы не будем вспоминать это. Как говорил старец, лучше жить теперешним моментом, не обращая внимания на прошлое и не забегая в будущее.  — Успокаивал меня малыш.
        — Солнышко? Ты знаешь солнышко?
        — Да я тебе уже говорил про это. Саан рассказывал мне про Гайю. Там светит солнышко, а у нас Лунгафа.
        Я расслабился, лёг на тёплый песочек и закрыл глаза. Никогда не думал, что смогу уснуть днём, да ещё и при ярком свете солнца или Лунгафы. Я сам уже путался, когда говорил о небесном теле, дающем тепло. Отдых в таком месте потрясный. Единственный минус  — быстро летит время. Только лёг, расслабился, как день подходит к концу. Хорошо, что мы здесь не работаем, как принято на нашей планете. Здесь все занимаются своим любимым делом. Да, кому-то и торговать фруктами любимое занятие, а кто-то получает удовольствие от физически-сложной работы. Главное, чтобы само существо не чувствовало себя скованным. Если заниматься своим хобби, то называть это работай не поворачивается язык.
        — Ну что Айли, ты готов к покорению вершин?
        — Конечно. Я уже приготовил несколько вещей. Тут у меня верёвка, самодельные крылья, правда я их не успел проверить, но пусть будут. Это лучше, чем ничего.
        — А когда ты успел всё это найти и сделать?
        — Так ты спал весь день. Ты, как заснул, так и не отвечал мне. Я полежал немного, потом слетал с Амуром во внутренние дворы Этламаркама и один хороший волк-маг дал нам эти вещи.
        — Видимо я неплохо тут отдохнул, раз вечер уже. Ты кстати видел, какой красивый закат?
        — Да, видел. Алайе, вставай.  — Малыш подпёр меня, чтобы я быстрее встал.  — Идём скорей, пока ещё видно. Не хочу снова упасть.
        — Ты собираешься по верёвкам лезть на самую высокую крышу королевства?
        — Нет, я их взял с собой для красоты. Конечно собираюсь!
        — А не легче ли со мной взлететь ввысь. Можно и выше крыши взлететь, если есть желание?
        — Точно. Я как-то не подумал, что можно и так сделать. Зачем я тогда искал эти верёвки и делал крылья?
        — Не переживай, полетели. Садись на Амура и вперёд.
        Добравшись до самой высокой крыши, мы улеглись на ней поудобней и наблюдали за звёздным небом.
        — Вот держи.  — Айли достал из мешочка мои любимые биоки.
        — Благодарю. Это как раз то, чего мне не хватало сейчас. Порция вкусных сочных биоков и тишина над звёздным небом.
        — Будет обидно, если меня убьют в битве.  — Со всей серьёзностью заявил малыш.
        — Айли, зачем ты так? Никто детей не будет обижать. Они ведь тоже не глупые.
        — АХ-ха-ха. Ты умеешь взбодрить. И всё же, если меня убьют, это неприятно. Опять придётся проходить обучение, знакомство со всем, что я уже изучил и знаю. Ты знал, что мы не умираем, когда умираем?
        — Это как? Ты хотел сказать, что наша душа живёт, после того как мы умерли или нас убили?
        — Нет. Я хотел сказать, что мы не можем умереть без ведомой на то причины. Если меня убили, значит так и должно быть. Я опять появляюсь здесь и заново изучаю этот мир, чтобы потом испытать что-то новое, чего в прошлой жизни я не додумался сделать.
        — Хм, интересно. А как тебе такой вариант. У нас есть душа, которая самая главная. Она вселяется в физическое тело, например, такого малыша, как ты, потом исследует мир, а после покидает это тело.
        — И что происходит?
        — Она перемещается в другое тело, например, в одну из тех тварей, что нападала на нас. Пытается получить опыт убийцы. Хочет сделать что-то плохое и понять, что так делать нельзя. Когда урок пройден, душа опять переселяется в новое тело и становится мудрее. Теперь это добрый кентавр, который имеет семью, например.
        — Интересно. Возможно и твоя версия правдивая. Жаль, что нельзя это проверить, поскольку, когда душа перемещается в другое тело, она забывает всё и тебе приходится заново всё изучать.
        — Согласен. Представь, как бы мы изменились, помня все наши прошлые жизни?
        — Да. Я бы, наверное, стал правителем всего мира. Я бы знал всё и мог управлять другими, но только как хороший король, а не плохой.
        — Чтобы ты сделал для своей планеты хорошего?
        — Для начала накормил бы Бобуо, вашего медведя. Видимо ему всегда мало давали еды. Потом всех злодеев попросил скушать сладкое, чтобы они стали добрее. Когда они добрые, с ними можно говорить. Я бы попросил их больше не делать ничего плохого, потому что им придётся опять проходить уроки и тогда бы они мне поверили.
        — Откуда ты знаешь?
        — Ну, если бы они не хотели мне верить, я бы им доказал, что я знаю наверняка. Вот они спросили бы меня, как ты докажешь это, а я бы им ответил, что тебя зовут Алайе, например, ты пришёл к нам на планету и ты ищешь ответы на вопросы. Я знаю, кто тебе может помочь. Как думаешь, ты бы поверил мне в такой ситуации, когда кто-то незнакомый говорит о тебе всё досконально? Раз уж я обладал бы такой способностью, знать о других всё и помнить все свои прошлые воплощения.
        — Возможно. Если бы в самом начале моего пути кто-то сказал бы мне, зачем я здесь, то, наверное, я бы его послушался и пошёл за ним.
        В этот момент меня реально удивила логика малыша. Он серьёзно заставил меня задуматься над этим. Айли не перестаёт удивлять.
        — Почему ты постоянно говоришь «ну», тоесть начинаешь речь с этого предлога?
        — Ну, не знаю. Привычка. Я постараюсь меньше так делать.  — Заявил малыш, повернувшись на бочок.
        — Нам пора возвращаться. Собираемся Айли.
        Малыш быстренько вскочил на бурчика и был готов к отлёту. Мы опустились тихонько вниз, прямо на мой балкон. Ещё немного поговорили и улеглись спать. Когда бурчик и Айли уснули, я задумался ещё больше:
        — А может в этом и есть секрет старца. Он знает всё обо всех и посему настолько мощный. Он может уговорить любого или просто дать понять ему, кто он и зачем так ведёт себя. Нужно попросить Саана научить меня видеть человека насквозь. Чтобы я мог забраться в его голову и понять, что тревожит его, на что он ищет ответы. Это поможет найти контакт с ним и, возможно, поменять его мировоззрение в лучшую сторону для всех окружающих.
        — Что ж, я готов тебе помочь!  — Ответил старец, появившись в моей комнате.  — К полудню завтрашнего дня жду тебя и твоих друзей возле нашего входа в смешанный лес. Будем изучать не только познание других, но и умение общаться с ними телепатически, как это делаешь ты со мной.
        Я не успел ничего дополнить, как Саан исчез. На следующее утро я проснулся от обильного количества слюны на лице. Амур изрядно постарался разбудить меня.
        — Я готов к тренировкам. Куда мы пойдём?  — Спросил, только что проснувшийся, Айли.
        — На вершину скалы. Там нас ждёт Молтис, тот большой минотавр.
        Айли собрал свой рюкзачок и ждал на балконе, вместе со своим бурчиком.
        — Так дело не пойдёт. К учителю пойдём пешком. Здесь есть несколько правил, которые нужно соблюдать. Одно из них гласит  — не обманывай учителя, выполняй всё правильно и честно.
        — Опять правила. Сколько можно создавать их. Я же не против занятий, просто добраться легче на бурчике и начать тренировку пораньше.
        — Как только заберёмся на вершину, сам всё скажешь Молтису.
        — Отлично. Думаю, он поймёт меня и всё будет здорово.
        Я не стал спорить с малышом. Нужно ведь начинать самому что-то узнавать и договариваться. Мы добрались до вершины скалы, Айли быстренько снял рюкзак и запыхавшийся подбежал к минотавру со словами:
        — Молтис привет! Я не намерен тратить столько сил, чтобы забираться на эту гору. Я лучше уделю больше времени тренировкам, чем потрачу его на бесполезное лазание. Ты можешь изменить правило, а то мне придётся его нарушать?
        — Конечно. Я тоже считаю, что Алайе мог бы сам додуматься до этого. Он умеет летать и может за минуту оказаться здесь, а он тратит по часу времени, чтобы сюда добраться.  — Неожиданно для меня, ответил Молтис.
        — Вот и всё, а ты боишься поговорить со своим другом. Тоже мне защитник Элеастры.  — Подшучивая, добавил малыш.
        Я в этот момент немного растерялся, почувствовав себя никчемным. Ну действительно, как можно так облажаться? На такое способен только я. Хочешь сделать всё красиво, послушать учителя, не перечить ему, а тут приходит малыш, ставит свои порядки и Молтис соглашается с ними, причём, поддерживая Айли. Ведь я мог сделать тоже самое, даже не спрашивая разрешения, но почему-то решил следовать правилам. Будет уроком, своего рода я учусь постоянно чему-то новому. Невозможно знать всё, в этом и прелесть этого мира  — развиваться можно бесконечно.
        — Попробуй защитить Айли от валунов, которые я сейчас кину в него.  — Продолжал минотавр.
        — Чего? Я не собираюсь быть грушей для ваших игрушек.  — Напрягся малыш.
        Молтис, не обращая внимания, кинул первый валун. Я смог отбить его сразу же. Второй и третий было сложнее отбивать, поскольку сложно сосредоточиться.
        — Не думай о том, как разбить их. Попробуй задержать камни или откинуть в сторону, изменив траекторию полёта.  — Подсказывал Молти, подымая в воздух ещё семь валунов.
        — Алайе, только постарайся всё сделать хорошо, а то мне кажется, что этот бык хочет закидать меня валунами.  — Кричал малыш, называя учителя быком.
        Я решил опробовать новый метод выплеска энергии. Когда я хочу разорвать что-то, я думаю про опасность, а когда мне нужно изменить траекторию движения предмета, я визуализирую, как летаю. В этом состоянии я ощущаю свободу, а значит и энергии свободно манипулируют предметами.
        Результат не заставил усомниться в моём решении. Взмахнув рукой, я легко отбивал двухтонные камни в стороны, словно это пушинка. Айли был в восторге от такого представления, а как радовался Молтис, что его ученик делает успехи.
        Айли тоже пытался изучить некоторые тонкости телекинеза, тренируясь на своих ножах. Он приказывал своим маленьким ножичкам возвращаться обратно в руки. Это отличная помощь в бою, если ты хороший метатель ножей.
        — Уже полдень, вам пора к старцу.  — Заявил учитель.  — Как же быстро летит время. Я боюсь, что мы многого не успеем изучить.
        — Всё будет замечательно. Я начну отрабатывать два варианта телекинетических способностей и этого достаточно.
        — Если сможешь за оставшееся время отработать до автоматизма эти приёмы, будешь чувствовать себя на поле битвы, как рыба в воде.
        Айли собрал свои вещи, сел на бурчика и мы отправились к смешанному лесу. Всю дорогу я наблюдал за малышом, за тем, как он восхищается красотой своей планеты. Он раньше никогда здесь не был, что по эмоциям напоминало меня. Я также, как и Айли, неимоверно был счастлив увидеть что-то новое, необычное, волшебное.
        Саан встретил нас у входа, помогая малышу с его смешным рюкзачком. Айли сделал комплимент необычному одеянию старца:
        — У тебя такой магический посох и старая шляпа. Ты теперь волшебник?
        — Возможно.  — Ответил Саан, улыбаясь ему в ответ.
        — В прошлой нашей встрече ты был обычным, а сейчас…
        — Теперь я необычный. Нужно ведь когда-то меняться, что-то добавлять в своём гардеробе, как это говорят люди.
        — Ага, ещё большая ягода арбуз. Раз ты имеешь посох, можешь создать арбуз?
        Я слушал разговор малыша со старцем и удивлялся, как можно так легко находить связь с другим созданием. Мне точно есть чему поучиться у Айли. Все дети, если понаблюдать за ними, добиваются своего. Они прямо скажут тебе, что ты из себя представляешь. Их эмоции видны на лице, они не умеют и не хотят скрывать их.
        Саан без всяких вопросов создал три больших арбуза. Два размолол для Амура, чтобы тот выпил сок. Третий поделил между нами. Мы шли по лесу и наслаждались сочной ягодой с моей планеты. Лесные любители сладкого, кто не боялся нас, вылазили со своих нор или спускались с деревьев, чтобы отведать столь диковинную штуку. Айли делился со всеми, кто осмеливался подойти вплотную к нему.
        — Посмотри на этого чудо-ребёнка. Понаблюдай за тем, как легко с ним идут на контакт.  — Промолвил старец, говоря телепатически со мной.  — Здесь присутствует какая-то аура, которая сплачивает их между собой. Айли не думает, что есть плохие существа, он неосознанно сближается со всеми. Береги его и Амура, они  — твоё будущее.
        Слова Саана вновь принесли тепло в моё сердце. Я готов был слушать его столько, сколько потребуется. Каждое сказанное им слово, имело значение. Наблюдая за малышом, я мысленно сближался с его душой, не понимая, что происходит. Мне казалось, что я вижу его прошлое. Я смотрю на него и вокруг не лес, а дворец Глордиана. Айли бегает в саду, где мне делали массаж и Граан просит его принести шарики. Малыш притащил целый мешок различных шариков и дядя показал ему целое представление.
        — Смотри, сейчас мы заставим тебя исчезнуть.
        Глордиан распылил серый шарик и Айли исчез. Малыш был доволен, он впервые увидел что-то необычное.
        — Вот видишь, ты начинаешь сам видеть прошлое малыша. Постарайся запомнить этот настрой и применить его на нашем старом знакомом.  — Перебил мои видения Саан.
        — О ком это ты говоришь?
        — Вот же он!  — Старец махнул рукой в сторону кустов, за которыми в прошлый раз сидел Пухлибед.
        Я вспомнил наше место. Мне не терпелось заглянуть туда и увидеть своего приятеля, но Айли сделал это быстрее. Малыш вместе с бурчиком пробрались на территорию Пухлого, будем так называть это место, и тихонько встали возле дерева.
        — Алайе, кто это?  — Шёпотом спросил малыш, сжав своими ручками мою ногу.
        — Это Пухлый, медведь-одиночка.
        — Так давай мы станем его друзьями.  — Предложил мне малыш.
        В этот момент мне опять показалось видение, будто Пухлибед совсем маленький. Он сидит совсем один среди дремучего леса, никто его не видит, никто с ним не гуляет. Он ходит бедненький и плачет. Мне было печально за него, я хотел забрать все свои слова обратно, сказанные в его адрес. Не удивительно, что его воспитали суровая погода и злые деревья, среди которых он бродил всё своё детство. Айли предложил, не задумываясь, самую очевидную вещь  — подружиться с медвежонком.
        Я подошёл чуть ближе и сказал:
        — Пухлый привет.
        Медведь обернулся и ни слова не ответил, лишь почесал спину. Айли подбежал к его обеду и решил попробовать кролика, хотя раньше ничего подобного не ел.
        — Фу, как ты ешь это?  — Поинтересовался малыш.  — Давай я угощу тебя арбузом.
        Медведь ничего не говорил, что очень странно. Он бы уже давно разорвал малыша, будь это кто-то другой, по всей видимости. Айли действительно обладал великой силой сближения, как раз то, чему мне стоит поучиться у него. Малыш принёс большой кусок арбуза и дал Пухлому попробовать.
        — Кушай Пухличёк. Я тебя не обижу. Мы твои друзья.
        После этих слов, медведь положил на землю арбуз и обнял малыша. Амур подбежал со спины и начал облизывать Пухлибеда.
        — Благодарю тебя. Мы правда друзья?
        — Конечно. Я всех, кого вижу, считаю своим другом. Ты не исключение.  — Ответил малыш.
        Медведь впервые заулыбался. Ещё никогда он не испытывал чувство дружбы к другим существам. Мне приятно осознавать, что малыш помог ему. Он показал, что можно жить в мире с другими существами. Пухлибед сам подошёл ко мне и искренне поведал тайну:
        — Пока тебя не было, я снёс ещё два дерева. Прости меня, Алайе, я больше не буду так делать, честно.
        Я поблагодарил Пухлого за честность, попросил сдержать слово, если он хочет остаться нашим другом и отправился со своей компанией дальше.
        — А он забавный.  — Дополнил малыш.  — Мне кажется, он мог бы стать хорошим дополнением в наших рядах, чтобы защитить Этламаркам.
        — Согласен. Я не против такого воина.  — Подытожил Саан.  — Мне кажется, что нам стоит собрать новое войско в смешанных лесах. Понимаю, вам нужно готовиться к битве, но вот после неё можно заняться поисками таких существ, как Пухлибед.
        — Да. Я только за.  — Крикнул малыш, подпрыгивая от радости.  — Что скажешь, Алайе?
        — Это не последняя битва. Сил тьмы гораздо больше. Нам определённо нужна помощь всех существ смешанного леса, которые не поддались Мору.  — Заявил я, поддерживая старца.  — Когда наши воины отобьют волну тварей, мы будем готовиться к следующему удару и соберём десятитысячное войско из таких необычных существ, как Пухлый.
        День идёт быстро, когда всё складывается лучшим образом. Если у тебя есть друзья, способные заменить всё вокруг, то твоя жизнь наполняется бурей позитивных эмоций, что, незаметно для тебя, приводит время в ускоренный режим. Казалось бы, мы только пришли в лес, а уже почти вечер, у нас есть новый друг, я начинаю видеть существ в прошлом, когда ещё не был с ними знаком, когда у них созрела мысль стать именно такими, какими они есть сейчас.
        — Кстати, да. Когда я успел научиться видеть прошлое?  — Задался я вопросом, выходя из смешанного леса.
        — Так незаметно происходит любое чудо.  — Ответил Саан.  — Твоя сила раскрывается, когда ты находишься в спокойствии. Здесь дело не в том, насколько ты спокоен внешне, сколько твоё внутреннее умиротворение. Вспомни, как всё началось. Ты шёл по лесной дороге, не думал ни о чём плохом, глубоко дышал и наслаждался прогулкой. Ты был спокоен даже в мыслях, поскольку тебя не тревожил вопрос, а где же Айли. Он находился рядом с тобой. Ты мог воссоединиться с ним. Так и произошло, твоё видение проникло в сознание малыша, а он в свою очередь открылся тебе. Ты смог увидеть какой-то момент из его жизни. Так происходит и с другими существами, главное уметь настроиться на волну, где ты добродетель, чтобы сознание другого существа впустило тебя к себе.
        После очередных приятных советов старца я вновь нашёл для себя, на что буду обращать внимание в такие мгновения. Сильные изменения творились в моём теле и сознании. Я чувствовал, как моя сила растёт с каждым днём. Дни летели незаметно, а результаты заметны всё больше и больше. Айли помогал мне понять мир, а я делился с ним своими навыками, которым научился за время пребывания на Элеастре.
        — Уже вечер, мы скоро отправимся домой?  — Замучившийся малыш, но довольный проведёнными занятиями, спрашивал меня.
        — Потерпи ещё совсем чуть-чуть. У нас впереди последнее на сегодня обучение с волшебницей.
        — С настоящей волшебницей?
        — Да, с настоящей. Она не только творит волшебство, но и умеет излечивать тяжёлые раны, что в свою очередь ещё большее волшебство.
        — Ого!  — Воскликнул Айли.  — Как её зовут?
        — Ан-Рамэя  — учитель регенерации.
        У малыша поднялось настроение. Усталость ушла, несмотря на то, что он ещё ребёнок. Мы прибыли в сад, на то самое место, где я воссоединился с изумрудной сферой. Волшебница ждала нас вместе с Блуфи. Амур снова подбежал к предводителю снежных тигров и пытался поиграть с ним.
        — Блуфи, позаботься о бурчике, а я хочу показать нашему новому ученику, чем мы здесь занимаемся.  — Попросила Ан-Рамэя.  — Айли, чтобы ты хотел изучить?
        — Ты такая милая. У меня ещё никогда не было таких красивых наставников.
        — Благодарю за столь дивный комплемент. Так, что скажешь?
        — Я бы хотел улучшить свои клинки. Если мне придётся биться с вражескими существами, то хотелось бы иметь волшебное оружие. Пусть мои ножики станут огненными или супер-ядовитыми. Сделай так, чтобы я мог легко убивать злых созданий, хоть мне этого и не хочется.
        — Ты очень серьёзно настроен на битву. Пожалуй, я научу тебя кое-чему необычному. Огнём я не владею так, как ты просишь, а вот ледяные клинки создать помогу.
        — А в чём необычность таких клинков?
        — Айли, представь дорогой, ты метнул в ногу страшного зверя такой клинок. Что произойдёт, если это простой клинок?
        — Страшному зверю будет неприятно. Он не сможет хорошо двигаться, а значит убить его будет проще.
        — Благодаря ледяному клинку, у твоей жертвы оледенеет вся нога.
        — А используя свою новую способность возвращать клинок в руку, ледяная нога зверя будет разбита. Твой противник будет обезножен в прямом смысле этого слова.  — Встрял я в разговор, пытаясь объяснить более подробно малышу о потенциале новых клинков.
        Айли обрадовался таким новостям и с той самой минуты начал усиленно тренироваться. Естественно я поддерживал его и тоже отрабатывал свои навыки. День за днём, мы становились всё сильнее и сильнее. Наши силы росли, но и противник не дремал. На другом берегу Грисальда, леса становились всё страшнее и страшнее, казалось, что войско тёмного владыки уже вот-вот готово атаковать.
        Прошла неделя, за ней вторая. Наши ряды пополнялись волками-магами, -следопытами, -убийцами. Вестей от Винтерволла по-прежнему не было. Будет ли помощь от драконов или нет, пока не известно. Лекрофурс отправил гонца к Грикулорану, тот принёс хорошие вести  — воины почти собраны и в скором времени отправятся в леса. Всё идёт по плану, никаких проблем нет.
        — Надеюсь, мы отстоим нашествие Тёмных.  — Думал я про себя, когда месяц подходил к концу.
        Айли чувствовал себя также прекрасно, как и в начале. Меня поражало его спокойствие. В ночь перед битвой я спросил у него:
        — Как тебе удаётся сохранять такое спокойствие?
        — Алайе, всё проще простого. Вот представь себе обычную ситуацию, например, завтрашнюю войну. Многие воины волнуются, пусть и не подают вида, но внутри всё колотится и вертится. Они думают обо всех исходах, что будет, если их убьют, ранят, они лишатся друга, брата, в общем все мысли направлены на трагический исход.
        — То есть ты хочешь сказать, что нужно настраиваться на победу?  — Перебил я Айли, опять включив свою плохую привычку.
        — Нет. Я хочу сказать, что готовиться надо к самому худшему, но при этом не терять голову.
        — Это как, можешь пояснить подробнее?
        — Взять завтрашнее сражение. Я представил, что меня убили, тебя убили, всех моих новых друзей убили, королевство сожгли. Всё, теперь нет ничего доброго, нет нас, нет красивых строений, нет абсолютно ничего. Что делать дальше? Волноваться уже не нужно, всё закончилось. Твоя душа переместилась в другое физическое тело и снова получает новый опыт. Когда ты представил такой расклад, тебя будто бы отпустило. Тебе уже не хочется волноваться, поскольку всё произошло. Мысленно ты прошёл через самую страшную из предстоящих бед, теперь ты ничего не боишься. Только с таким настроем можно продолжать жить и не беспокоиться за будущее.
        — Честно скажу, меня затронули твои рассуждения. В них есть правда.
        — Да, именно. Я настолько уже не волнуюсь, что даже жду завтрашнего дня. Мне не терпится вступить в бой с Тёмными. Я хочу почувствовать всю мощь этой энергии. Я готов умереть и мне не страшно. Конечно, я буду стараться выжить, но я не буду бояться потерять жизнь. Она не одна, она продолжится, просто на другой планете, в другом теле.
        — Тогда нам стоит выспаться перед завтрашним боем. Не хочу, чтобы мне снесли голову из-за того, что я недоспал и был рассеянным.  — Смеялся я, подшучивая над собой.
        — Вот такое настроение меня полностью устраивает. Только так можно победить. Молодец, завтра им покажем, на кого решили напасть.
        Несмотря на всё сказанное, я не мог уснуть. Малыш и бурчик спали словно ангелы, чего нельзя сказать обо мне. Меня что-то тревожило. Это уже были не те волнения, которые я смог перебороть благодаря Айли. Это был тревожный знак предательства. Я чувствовал в глубине души, что ВарДрагос знает о нашем плане и он сделает всё возможное, чтобы план не удался.
        — Есть у нас одна поговорка, если Элеастра знает о нашем плане, то и любая сущность может знать это.  — Промолвил Саан, вновь появившийся в моём покое.
        — Что ты хотел этим сказать?
        — Это говорит о том, что Элеастра всё равно любит всех существ, даже тех, кто предал её. Если существо, такое злое создание, как Мор, использует чёрную магию, то он сможет услышать всё, что слышала сама планета. Вот почему так важно говорить с другими телепатически или силой мысли, как тебе удобнее.
        — Если ты знаешь об этом, то почему разрешил остальным произносить это вслух?
        — Я не могу никого заставлять идти против своей воли. Если они не хотят научиться телепатии, то могут возникнуть проблемы в такие сложные времена, как эти. Но мы не вправе вмешиваться и судить их.
        — Даже, если это грозит всем жителям планеты?
        — Это не исключение. Если ты попал сюда, значит так и должно было случиться. Если нам уготована победа, значит так и будет. Если кто-то должен пожертвовать собой, такова судьба. Алайе, я тоже не могу предвидеть всего и в этом вся прелесть. Я знаю многое, но не всё. Меня тоже можно обмануть, несмотря на уровень моего сознания. Учиться можно бесконечно и нельзя стать идеальным потому, что её просто не бывает. Всегда должен существовать баланс. Радоваться необходимо каждому дню, каждой возможности, каждому случаю.
        — Я радуюсь. Мне есть чему поучиться у малыша, он помогает мне находить ответы на, казалось бы, простые вопросы, но для меня сложно ответить на них. Я готов к завтрашней битве, к любому исходу и всё же знать, что битва будет проиграна из-за использования чёрной магии по отношению к планете, неприятно.
        — Не волнуйся. Ты ведь многому научился за время пребывания здесь. Поверь в свои силы и веди воинов правильно. Они хотят, чтобы их предводители были бесстрашны. Завоюй завтра их сердца и тогда они пойдут за тобой.
        — Лекрофурс и Грикулоран уже тысячи лет командуют своими войсками. Конечно, они заслужили уважение от воинов. Что я могу им предложить, за столь малое время?
        — Не спеши говорить наперёд того, в чём не уверен. Если задуматься, то и тысячи лет назад волк-маг стал королём Этламаркамы. Он не завоёвывал тысячи лет уважение, а лишь поддерживал свой авторитет на протяжении всего времени.
        — А ведь действительно. Грикулоран и Лекрофурс уже тысячи лет правят. Они когда-то, давным-давно завоевали уважение и теперь стремятся поддерживать эту планку. Возможно и я смогу завтра проявить себя.  — Думал я про себя, пока Саан твердил мне о моей силе.
        — Твоя сила заключается в любви ко всему живому. Возможно, ты новый представитель совета Элеастры. Если это так, то в конце всего того, что произойдёт, ты восстановишь совет и будешь править всей Элеастрой.
        — Я не хочу командовать над всеми, это не моё.
        — Никто и не просит тебя командовать. Достаточно держать баланс всех видов энергий, чтобы народ всегда чувствовал спокойствие и тогда он сам захочет, чтобы ты продолжил быть главой совета Элеастры.
        — Эта ночь может стать для тебя последней, когда ты был обычным человеком, Алайе.
        — Что ты хочешь этим сказать?
        — На этот вопрос ты знаешь ответ, ищи его внутри себя.
        Старец исчез, оставив ответ загадкой. Я не удивлён. Он всегда приходит и уходит неожиданно. Мне не хотелось уже не есть, не спать, не волноваться, не радоваться. Я полностью настроился на битву. С восходом Лунгафа волки-убийцы уже заняли места в первом ярусе. Волки-маги выстроились на втором ярусе, чтобы помочь убийцам, когда те будут отдавать первый ярус для Тёмных.
        — Лекрофурс, куда делись следопыты? Они нам нужны в битве.
        — Они здесь. Алайе, возможно ты не знал, следопыты очень мощные волки. Они способны, как и носороги, быть танками.
        — Что ты имеешь ввиду?
        — Идём со мной, я покажу тебе кое-что.
        Лекрофурс провёл меня в подземелье королевства, где тысячная армия следопытов удивила меня своим видом. Передо мной стояли всё те же бравые волки с двумя головами, но на этот раз их тела были уплотнены в области подреберья. Оттуда вылезли ещё две каменные руки. Теперь следопыты в своей боевой форме представляли двуглавых волков с четырьмя руками. Две верхние были обычными и держали топоры двухконечные, а две нижние  — каменными, служили, как пробивная сила или для поимки жертвы, а потом расчленения топорами.
        — Вот это действительно необычно.  — Добавил я, разглядывая волков.
        — Здесь есть потайной ход, через который мы нападём со стороны восточных земель на Тёмных. Нужно лишь дождаться, когда слуги Мора захватят первый ярус.
        — А Грикулоран готов?
        — Да. Он ждёт в лесу. Как только начнётся битва, они подойдут вплотную к берегам и будут ждать своего выхода.

        Глава 13
        Тьма атакует

        Мы ждали войско Мора. Вся наша компания собралась у стен второго яруса. Айли нашёл себе местечко, откуда открывался вид на берег.
        — Мне жаль лишь одного.  — Ответил малыш с грустью.
        — Что случилось?  — Поинтересовался я, улыбаясь Айли, чтобы поднять ему настроение.
        — Красивые места. Будет неприятно вечером смотреть с твоего балкона на гору трупов.
        — Ах, ты про это. Главное, что ты настроен на победу, а мертвецов убрать не проблема.
        — Ну где же они. Я не успел позавтракать, может, пока их нет, быстренько перекусить?  — Буркнул Бобуо, вообще не думая о битве.
        — Ты успокоишься когда-нибудь или нет? Сколько можно говорить о еде?  — Разозлился Молтис.
        — Может он в прошлой жизни был арбузом?  — Подшутил Айли и все засмеялись.
        — Ну хватит. Довольно шуток. Нужно закончить битву и тогда повеселимся.  — Подметил Лекрофурс.
        — Нужно хотя бы её начать, эту битву.  — Снова добавил малыш, полностью развеселив всех нас. Даже волки-волшебники слегка улыбнулись, хотя пытались смотреться серьёзными в глазах короля Этламаркамы.
        — Драконы помогут нам?  — Поинтересовался я, в надежде услышать положительный ответ.
        — Может быть, но боюсь будет поздно. Мы всех перебьём к их прилёту.  — Заявил Тримэй.
        Утро шло, никаких изменений не было. Ветер шумел, качал волны, противоположный берег утих. Казалось уже, что ничего не будет. Грикулоран приближался к окраине леса со своим пятитысячным войском.
        Наступил полдень. Ветер утих. Все почуяли опасность, будто она слишком близко подкралась. Одна из волн с того берега начала идти в нашу сторону, усиливаясь всё сильнее. Подойдя вплотную к берегам, произошёл мощный взрыв, проделавший огромную дыру на стыке берега и моря. Вода начала бурлить, словно кипяток и тут понеслось.
        Из воды вылезли, словно сваренные в кипятке, тёмные твари. Облезлые создания, которые представляли из себя скелетов и тигры, что нападали на нас, когда мы отправились к Грикулорану. Пока одна волна Тёмных вылазила из преисподней, прошёл второй взрыв рядом с первым. Оттуда тоже полезли скелеты  — это те создания, которые напали в размере шести тысяч на центральный лагерь.
        Третья, четвёртая, пятая дыра. Войско Мора будто бы не заканчивалось. Они лезли и лезли. Первая волна приближалась к главным воротам королевства, а последняя ещё не появилась из бурлящей дыры.
        — Сколько их там?  — Крикнул Айли.
        — Порядка половины. Да, полсотни вылезло.  — Заявил Раксис.
        Это означало, что уже 50 000 Тёмных стоит перед нашими вратами и ещё столько же вылезет в скором времени. Они начинают атаковать. Этим тварям не нужны лестницы, чтобы забраться на стены, они лезут как пауки, благодаря своим липким пальцам. Волшебники цвета индиго атакуют дальних скелетов, волки-убийцы тех, кто залез на стены первого яруса. Никто не держит ворота, чтобы Тёмные поскорей их пробили.
        — Как долго нам нужно сдерживать этих тварей?  — Крикнул один из командующих волков-убийц центрального блока.
        — Пока последние не вылезут из дыры и не пересекут линию.  — Заявил Лекрофурс.  — Сдерживайте сколько сможете, я подам сигнал об отступлении.
        Всё шло замечательно. Войско ВарДрагоса почти пробило центральные ворота, при этом потеряв с несколько тысяч воинов. План бы и сработал, если бы не одна проблема  — куда делись облезлые тигры? Я посмотрел на лицо старца и понял, что Мор всё-таки узнал о нашем плане.
        — Саан, всё так плохо?  — Спросил я, не хотя слышать ничего дурного.
        — Алайе! Я понимаю насколько ты сейчас будешь зол, но Элеастра не виновата в этом. Она помогает всем и тёмный владыка не исключение.
        — Где тигры? Их было с 20 000. Они не могли так просто исчезнуть.  — Моё тело будто бы парализовало. Я увидел лес, где находились воины Грикулорана и тех облезлых тигров.  — Они напали на Грикулорана? Саан, чёрт возьми, отвечай. Тигры узнали о носорогах?
        — Они уже подкрадываются к ним.
        — Лекрофурс!  — Орал я, пытаясь донести до короля магов тревожное сообщение.  — Грикулоран в беде. Эти псы узнали о нашем плане и окружают пятитысячное войско Грикулорана.
        — Что? Центральный блок, отходим.  — Скомандовал Лекрофурс своим волкам-убийцам, сдерживающих первый ярус.  — Маги, прикройте первый ярус. Грикулоран в беде. Сейчас будем пробивать себе дорогу к лесу. Я за следопытами.
        Лекрофурс спустился в подземелье, чтобы обойти со следопытами Тёмных и зайти сбоку. Волшебники отбивали первый ярус, спасая волков-убийц.
        — Ждём следопытов. Ждём следопытов я сказал.  — Грозно заорал Тримэй.  — По моей команде начнём атаковать. Никому не отходить со второго яруса. Ждём следопытов.
        Войско Мора тоже отделилось. Около 20 000 осталось на первом ярусе, сдерживая нас, а 50 000 армия резко направилась к лесам, где воюют броне-носороги против тигров. Следопыты к тому времени обошли королевство с потайного хода и волной атаковали скелетов. Тёмные с первого яруса кинулись на четвероруких, не обращая внимания на волков-магов и -убийц второго яруса.
        — В атаку!  — Скомандовал Тримэй и мы всей гурьбой напали с тыла.
        Скелеты растерялись. Они не могли ничего сделать кроме того, что визжали от боли. Хотя, мне кажется, они не чувствуют её. Они забыли, что такое любовь, доброта, отвага. Тёмные служат Мору, они его рабы. Они спокойно могут оставить 20 000 воинов на гибель, лишь бы убить небольшую горстку воинов. ВарДрагос уничтожает количеством. Ему не жалко созданий, которые пошли за ним ещё тысячу лет назад и тех, кого он сам породил.
        Скелеты умирали один за другим. За несколько часов мы перебили все 20 000, не без потерь, но победа была за нами. У нас остались практически все следопыты, 2000 волков-убийц и около 2500 волшебников. Моя компания осталась целой и невредимой.
        — Сколько у тебя смертей?  — Спросил малыш, запачканный в слизи.
        — С полторы сотни.  — Ответил я, вытирая мордочку Айли.  — А у тебя?
        — Восемь и двоих мне Лекрофурс помог добить.
        — Получается десять. Ты делаешь большие успехи, только будь осторожен. Не отходи далеко от меня и Ан-Рамэи.
        Как только мы отбились от 20 000 Тёмных, наш путь лёг к лесу. Оттуда слышны были крики и визг тигров. Носороги отбивались от полчища скелетов, трубя в рог о помощи. Подойдя к лесу, мы увидели горы трупов, как наших воинов, так и тигров со скелетами.
        — Хиантарава.  — Промолвил Лекрофурс, а за ним и его маги.
        Волшебники создали лечебный купол над большим участком леса, чтобы хоть как-то защитить оставшихся броне-носорогов.
        — Грикулоран, отходи со своими воинами к нам. Мы задержим этих тварей.  — Кричал Молтис.  — Бобуо, как мы учили. Двойной по периметру.
        Бобуо и Молти приняли свои устрашающие боевые формы и с рёвом пробили волну нападавших, отрезав путь к раненым носорогам. Волки-маги помогли оставшимся уйти с места битвы, выведя их из леса на дорогу, ведущую к восточным землям. Лекрофурс, Ан-Рамэя, старец, малыш Айли и другие отбивались от скелетов, которых стало наполовину меньше, чем нападало.
        — Не дайте тиграм добить носорогов. Они хотят истребить наших последних танков.  — Так называют самых крепких и огромных воинов.
        — Смотрите, драконы.  — Обрадовался малыш, увидев тысячу белых драконов, которых он встречал в горах королевства Авэлио.
        Белые драконы пришли с опозданием, но их помощь важна в любое время.
        — Отступаем.  — Заявил Саан.  — Драконы отрежут путь, если мы поспешим.
        Маги-защитники создали небольшие стенки, которые замедлили движение скелетов и тигров. Мы ринулись всей толпой к восточному трапу, догнав оставшихся носорогов и магов-лекарей.
        — Если мы хотим выжить, нужно отдать наше королевство. Их слишком много.  — Добавил старец, отбиваясь от, прорвавших защитную стену, тигров.
        Драконы отлавливали самых проворных из них и сбрасывали с высоты. Тиграм была дана команда убивать носорогов, они не отступали. Драконы рвали их, но те всё равно пытались догнать нас. В итоге всех тигров мы смогли перебить, а скелеты тем временем отошли к королевству, захватив все ярусы и ожидая подкрепления.
        Нападать на королевство сейчас было самоубийством. Несмотря на всю тупость тигров, нас слишком мало, чтобы отвоевать Этламаркам. Мы лишимся драконов и всех воинов, ради чего?
        — Айли, с тобой всё хорошо?  — Поинтересовался я, обняв малыша.
        — Видимо, да. Благодаря новым ледяным клинкам я могу легко убивать. Жаль, что мы не смогли раньше помочь носорогам. Если бы ты знал, что их раскусят, мы смогли бы спасти их всех.
        — Малыш, я не могу знать всего.
        — Но ты должен был это предвидеть. Ты будущий предводитель. В тебя верят все воины, оглянись, подыми глаза. Они все смотрят на тебя.
        Я осмотрелся и поверь мне, меня кинуло в лёгкий шок. Айли говорил чистую правду. Мы шли тысячными войсками и большинство, кто шёл рядом со мной, постоянно оглядывался в мою сторону. Они что-то почувствовали во мне после этой битвы. Пусть она и закончилась печально для нас, но воины не угасли. Они ответственно отнеслись к погибшим и к тому, кто идёт рядом с ними. Я говорю про себя. Волки учуяли, что во мне есть сила, способная сокрушить Мора.
        — Айли, ты прав. Я даже не знаю, что сказать. Они воодушевили меня, несмотря на наши потери. Благодарю вас всех за поддержку!  — Восторженно проголосил я, улыбаясь всем воинам.
        — Молодец. Не спеши с речью, но и не оттягивай на потом.  — Мысленно промолвил Саан.  — Твоя сила растёт и все чувствуют это, но не напугай их. Они хорошо помнят то время, когда Мор вёл за собой тысячные войска на защиту Элеастры, а потом медленно превратил их в своих рабов. Они не хотят, чтобы такое произошло с ними ещё раз, но уже при твоём правлении.
        — Я не подведу их, обещаю. Пусть всё утихнет. Я начну собирать новое войско, на этот раз всех, кто живёт в смешанных лесах. Мы должны отстоять волю нашего народа и не отдать Элеастру на съедение этим тварям.
        Один из главных драконов поговорил со старцем и улетел назад, оставив лишь несколько летучих стражников для караула восточного королевства.
        — О чём вы говорили с ним?  — Спросил я старца, чтобы быть в курсе абсолютно всех событий.
        — Белый дракон извинился за то, что не смог прилететь раньше. Вся проблема в Винтерволле.
        — А что с ним? Кстати да, почему его не было?
        — В этом и заключается причина опоздания белых драконов. Ваан не смог осилить встречу со своей дочкой. По своей глупости, он задержал тысячное войско драконов.
        — Почему он так боится встречи с Ан-Рамэей? Это его родное дитя как никак.
        — Он причинил ей слишком много страданий и не может позволить себе показаться перед ней.
        — Она его простит. Я знаю это. Ан-Рамэя сама говорила об этом.
        — Дело не в том, простит она его или нет, Ваан не выдержит той боли, что ощутит его дочь. Она связана со всеми существами Элеастры и посему Ан-Рамэя почувствует все боли и страдания, которые пережил её отец за все века жизни без своей маленькой девочки.
        — Обидно такое слышать, но чем дальше, тем всё больнее и больнее ей будет, если хоть где-то они пересекутся вместе.
        — Это не исключено. В последней битве будут собраны все силы, чтобы противостоять ВарДрагосу.
        — Саан! Я могу сейчас просить у всех, кто услышит меня, о помощи.  — Мысленно говорил я старцу.
        — Почему бы и нет. Попробуй. Никогда не знаешь, чего ожидать, но если не попробуешь, то так и не узнаешь.
        — Воины!  — Крикнул я.  — Кто будет добровольцем и отправится со мной в смешанный лес за дополнительной силой в наших рядах?
        На моё удивление, практически все отозвались положительно. Сперва меня поддержал малыш и его бурчик, потом Молтис, Бобуо, а за ними все волки-маги, -убийцы, лишь носороги не смогли физически поддержать меня, их осталось с две сотни. Мы потеряли практически пять тысяч броне-воинов, обладающих неимоверной силой.
        Добравшись до Тэамальгамы к вечеру следующего дня, мы разожгли печи, сытно поели и раненый Грикулоран поведал нам о западне в лесу.
        — Когда мы подошли к берегам Грисальда, я и мои воины замаскировались, ожидая противника с берега. Никто не мог подумать, что Мор узнает о нашей засаде и спланирует всё так, что нам будет худо. В лесу стояла лютая тишина, никто не рыпался, никто не прошёл незамеченным. Когда время шло к полудню, мы заметили, как одна из волн идёт против течения. На берегу произошёл взрыв. Все подумали, что это от той волны, но нет. Мы видели, как наша волна, а за ней и остальные четыре, проходили мимо, изменив направление в последнюю секунду.
        — Ты хочешь сказать, что взрыв был спланирован ещё раньше? То есть взрыв шёл из-под земли, а не от волны, что двигалась в сторону королевства.  — Расспросил Раксис.
        — Да. Эти волны меняли направление в тот самый момент, когда происходил взрыв. Из-за обилия песка при взрыве, увидеть подмены с первого яруса невозможно, а вот с леса отчётливо виден подозрительный манёвр.  — Продолжал Грикулоран.  — Волны пошли вдоль реки, обогнув лес с тыльной стороны. После взрыва мы увидели миражи на подобии тех тварей, что нападали на вас.
        — Ты про тех облезлых тигров?  — Встрял я, чтобы поддержать разговор.
        — Именно. Обратно же, это была обманка, чтобы сбить вас с толку. Мы не могли предупредить вас, а вы не могли понять, что это лишь развод. Нам пришлось отступить в глушь леса и ждать этих тварей с тыла. Так и произошло, они напали на нас с южной стороны леса. Одно лишь было плохо, они очень быстрые, ядовитые и их с два десятка тысяч. За всё то время, что вас не было, мы смогли уничтожить половину, но и потери были велики. Три тысячи моих воинов было отравлено, а оказать лечение мы не в силах. Если бы лекари раньше пришли на подмогу, мои братья остались бы живы.
        — Нас сдерживала толпа скелетов, как только мы отбились от них, так сразу ринулись к вам на помощь.  — Добавил Лекрофурс.
        — Я всё понимаю и посему не виню вас, а говорю, как есть. Мои воины не могли биться, они были отравлены. Видимо скелеты почувствовали, что необходимо добить нас, чтобы волки-маги не спасли никого. Они переправили практически все силы в лес. Моим ребятам было тяжело смотреть, как Тёмные добивают лежачих броне-носорогов. Ярость охватила нас. Лишённые своих напарников носороги побежали мстить, не придерживаясь строя. Мы рвали и метали скелетов, оравши во весь голос. Нам уже было всё равно, что с нами будет. Только месть заставляла нас идти до конца, не оглядываясь назад.
        Мне было печально слышать такое от Грикулорана. Если бы я мог предотвратить это, сколько жизней я бы спас? В такие моменты хочется, чтобы на их месте был ты. Лучше погибнуть тебе, чем 5000 бравых воинов.
        — Судьба распоряжается так, как она посчитает правильным.  — Общался со мной Саан, не подавая вида остальным.  — Мы с тобой можем говорить без слов. Если бы все умели так делать, возможно носороги бы остались жить. Нельзя обмануть судьбу. Ты живёшь, они мертвы, значит так и должно быть. Не посылай во вселенную негатив, будь мудрее. Пошли тепло тем воинам, что отдали жизнь вместо тебя. Они сейчас там, высоко в небесах и понимают, что сделали всё правильно. Теперь дело за тобой, не подведи их.
        Когда всё закончилось, мы улеглись спать. Ночью силы покидают всех и меня в том числе. Я спал как младенец, несмотря на битву, которая была день назад. Как говорил Айли, что произошло, то стоит забыть и жить в моменте сейчас. Эти слова важны для любого из нас, запомни их и живи тем моментом, что происходит прямо сейчас, в эту минуту.

        Глава 14
        Они согласились

        Рассвет наступил раньше обычного. Я вышел на улицу, чтобы поприветствовать Лунгафа. Световой сгусток энергии согрел моё тело и создал связь между нами. Я делал подобное на своей планете. Утром, когда солнышко только восходит, нужно выйти на балкон или к себе во двор и поприветствовать его. Это покажется глупостью для людей, которые ни во что не верят, но с высшей стороны ты посылаешь чистую энергию во вселенную. Эта энергия возвращается в десятикратном размере на Землю и старается защищать тебя, делая окружение вокруг тебя добрее.
        — Что произошло?  — Спросил меня едва проснувшийся малыш, который присоединился ко мне.  — Почему так рано светает?
        — Возможно сегодня переломный день. Даже Лунгафа хочет, чтобы мы пораньше отправились на поиски новых защитников Элеастры.
        — Так чего же мы ждём. Собираемся и вперёд.  — Подгонял меня Айли, готовый к приключениям.  — Я уже жду не дождусь, когда встречу Пухлика и расскажу ему про битву, в которой я участвовал.
        — Думаю, наши ещё успеют составить нам компанию, а пока мы сами попробуем найти кого-нибудь. Это дело не однодневное, посему забирайся на Амура и полетели.
        Айли схватил свой рюкзачок, сел на бурчика и рванул, крича в след:
        — Догоняй!
        Мы летели достаточно быстро. Несмотря на штиль, нам казалось, что ветер очень сильный. Амур высунул язык и с улыбкой до ушей радовался такой прогулке.
        — Он никак не может поверить, что научился летать?  — Спросил я у Айли, ускорившись ещё быстрее.
        — Мне кажется, Амур никогда не привыкнет к такому. Это первый бур в своём роде, который умеет вот так летать.  — Догоняя, ответил малыш.
        — Лекрофурс говорил, что твой дядя прилетал к нему на таком же буре, ещё очень давно, когда король Этламаркамы был совсем ребёнком.
        — Значит второй. В любом случае это редкий случай. Такого не увидишь везде-везде.
        — Согласен. Твой бурчик действительно особенный.
        — Гляди, а вот и наш лес.
        Мы спустились к тому самому месту, где всегда начинали занятие со старцем. Амур покрутил головой и приготовился ко встрече с незнакомцами.
        — Тише, тише. Мы идём не сражаться, а к нашему другу.  — Промолвил малыш, успокаивая бурчика.  — Ты помнишь Пухлика? Вот к нему, я думаю, мы и сходим в гости.
        — Да, проведать нашего медвежонка нужно обязательно. Он ждёт нас, я даже не сомневаюсь.
        — Ты опять не веришь в силу существ.  — Заявил малыш.  — Возможно, он нашёл себе друзей и теперь гуляет вместе с ними.
        — Айли, я ни не верю, я сказал, что думаю. Может он и завёл друзей, но ждать нас не перестал. Кто знает, вдруг он захочет рассказать нам кое-что интересное.
        — И что же это должно быть?
        — Ребята, я встретил нового друга, он тоже медведь.
        — Ах-ха-ха!  — Засмеялся малыш.  — Ты хочешь сказать, что Пухлик никогда не видел других медведей?
        — Я не хочу это сказать, я это знаю.
        Улыбка Айли перешла в грустное личико. Малыш опустил руки и сел на шляпку большого гриба, добавив:
        — Печально. Ему столько лет, а он никогда не видел себе подобных. Как он жил, если не знал таких же?
        Пока Айли думал и рассуждал о жизни Пухлика, я на минуту сам задумался о малыше:
        — Он так переживает за других, что не замечает своего одиночества. Я не хочу сказать, что Айли одиноко, нет. Он очень дружелюбный и имеет кучу друзей. Малыш знакомится с новыми существами и находит контакт с ними. Но я никогда не видел таких же созданий, как сам Айли. Таких нет на Элеастре. Он единственный такой экземпляр. Несмотря на всё это, малыш и не вспоминает об этом. Айли говорит про Пухлика, что тот никогда не видел себе подобных, но ведь малыш тоже не видел таких, как он сам.
        Мы добрались к скромному уголку, где Пухлик всегда готовит еду. На моё удивление, его там не было.
        — Где же он?  — Спросил я Амура, на что тот покачал головой и шмыгнул носом.
        — Наверняка с новыми друзьями. Я знал, что Пухличок найдёт своих новых друзей.  — Пробурчал малыш.  — Пухлик! Ты где?
        Внезапно зашелестели кусты рядом с валуном и оттуда выскочил наш каменный медвежонок. Он набросился на бурчика и подкинул его к кронам деревьев.
        — Пухлик!  — Обрадовался Айли, обняв медведя.  — Мы по тебе скучали. Ты знаешь, я столько всего нового хочу тебе рассказать.
        — Я тоже рад вас видеть друзья. У меня есть для вас такой же сюрприз.  — Промолвил медвежонок, обрадовавшись нашей встрече.  — Я нашёл настоящее потайное местечко в лесу, где живут такие же необычные создания, как и я. Там есть огненные минотавры, многоглазые существа и…
        — Подожди, подожди.  — Успокоил малыш медведя.  — Не так быстро. Давай мы отправимся к ним, а по дороге расскажешь всё подробно, хорошо?
        — Угу.  — Буркнул Пухлый, обняв крепко-крепко Амура, что тот на секунду покраснел от удушья.  — Я согласен на такой план. Мои новые собратья будут рады пополнению.
        — Наше королевство атаковали злые существа.  — Завёл разговор малыш о своей первой битве.  — Я никогда не думал, что буду с кем-то сражаться, особенно насмерть.
        — Что такое королевство? У нас в лесу есть такое?  — Спросил медвежонок, не понимая о чём идёт речь.
        — Ого, так ты не знаешь, что на Элеастре есть много красивых замков и королевств?  — Удивлённо переспросил Айли.  — Ты хоть знаешь, что Элеастра  — это название нашей планеты?
        — Нет. То есть теперь знаю. Элеастра!  — Восхищённо воскликнул Пухлик.  — Какое красивое имя. Она тоже красивая, как и её имя. Если наша планета вся покрыта такими необычными лесами, то мне очень подходит такая Эле, Элен…
        — Элеастра. Есть ещё и королевства  — места, где помимо леса построены необычные домики, башни, в общем волшебные сооружения и различные штучки. Как же тебе объяснить. Лучше ты сам посмотришь на это, когда мы выиграем битву и отвоюем Этламаркам.
        — Ты так много сказал. Этламаркам, что это такое?
        — Это наше королевство, о котором я тебе только что рассказал.
        — Ладно, а зачем воевать. Ваши различные штучки захватили?
        — Да. Наше королевство захватил злой ВарДрагос. Он хочет уничтожить нас всех и посеять черноту на всей планете. Мы должны спасти наш мир.
        — Идёт. Я буду рад помочь тебе и другим, кто будет воевать. Позволь и мне показать тебе своих новых друзей, они могут помочь в битве.
        Слушая разговор Айли и Пухлика, я понял, что малыш станет будущим владыкой всей Элеастры. В нём все задатки настоящего лидера. Один из самых сильных  — это умение общаться на хорошей, дружественной, равной волне со всеми существами планеты.
        — У меня появились красивые ледяные клинки, благодаря которым я могу превратить в лёд любую часть тела. Так я убил несколько скелетов и одного тигра.
        — Это здорово. Мои новые друзья тоже имеют магическую силу, только она связана с огнём. Они способны превращать своё тело в огненное. Это так клёво. Мне кажется, что с такими ребятами лучше не шутить. Как ты думаешь, нас будут бояться Тёмные, когда увидят тебя, меня и моих лесных друзей?
        — Не думаю. Эти существа уже ничего не боятся, хотя мы заставили их встрепенуться. Возможно, они будут поражены нашей силе, но бояться им не разрешит тёмный владыка.
        — Куда мы идём?  — Поинтересовался я у медвежонка, чтобы точно знать о потайном местечке.
        — К Бельсийскому озеру. Там, среди дремучего леса есть тайная тропа, ведущая прямо к озеру Бельса.  — Ответил Пухлик, подкинув Айли на большой валун, покрытый мхом.
        Малыш прыгнул вверх, а потом устремился вниз, пронзив валун своими клинками. Ему очень нравились такого рода забавы. Айли представлял, что он настоящий воин, способный сокрушить зловещих монстров. Малыш, сокрушая валун, представлял, как убивает огромное существо, которое служит тёмному владыке. Тем временем я расспрашивал Пухлика о Бельсе:
        — Кто такой Бельс? Видимо, существо, в честь которого назвали озеро?
        — Угу.  — Промямлил медвежонок, кушая биок.  — Это очень старый колдун. Мой друг рассказывал мне про своего деда.
        — Какой друг? Про какого деда?
        — Ну, у моего нового друга, его зовут Фруро, есть дедушка. Фруро настоящий огненный минотавр, я познакомлю вас с ним. Его деда зовут Бельс и он сильный колдун. Бельсийское озеро  — это его рук творение. Фруро рассказывал, что, когда его отец был ребёнком, то Бельс смог создать озеро, о котором мало кто знает сейчас. Это озеро очень помогло таким существам, как мы, выжить в столь глухих и отдалённых от опасности местах.
        — Как он смог создать огромное озеро? Кто обучал его магии?  — Поинтересовался я.
        — Я не знаю всех подробностей, но Фруро упоминал чёрного волка, который очень хорошо владел магией.
        Я сразу понял о ком идёт речь. Видимо Лекрофурс обучал волшебству не только волков, но и всех тех, кто стремился постигнуть столь сложное умение колдовать. Шли мы достаточно долго и неспеша. Казалось, будто времени у нас куча, хотя я и не знал, сколько конкретно осталось нам, чтобы подготовиться к решающей битве. Мне не хотелось больше забивать себе голову различными мыслями, я полностью освободился от них, представив полёт в облаках.
        — Мне кажется, что я начинаю понимать твоё состояние, малыш.
        — Я за тебя очень рад, Алайе. Это не так сложно, если перестать думать обо всём подряд.
        — Вот именно. Перестать думать обо всём  — это, наверное, самое гениальное, что я могу предложить любому, кто хочет жить также свободно, как ты.
        — Значит предлагай. Что сложного в этом? Найди существо, к которому ты проявишь интерес и поделись с ним этим секретом. Главное здесь  — это делиться с другими полученными знаниями, тогда и к тебе смогут прийти новые. Освобождай место от старого и постигай что-то новое.
        Незаметно для всех мы приблизились к той самой тропе, ведущей к Бельсийскому озеру. Малыш и Пухлик пошли впереди нас, поскольку тропа была слишком узкая, а я с Амуром за ними.
        — Меня подбросили вверх и хотели проткнуть острым копьём, но я уцепился за ветку дерева и не отдался врагу.  — Продолжал малыш свой удивительный рассказ про его первую битву с силами тьмы.
        — Я тоже тренировался, а один из огненных минотавров откинул другого прямо в меня. Я моментально среагировал и превратился в каменного, чтобы не получить ожоги. Это произошло так быстро, что можно назвать чудом, такую реакцию.  — Дополнил Пухлик.
        Слушая их разговоры, я понимал, что они оба настоящие дети. Несмотря на нашу первую бурную встречу с Пухлибедом, где я считал его взрослым наглым существом, теперь он действительно показывает своё настоящее детское лицо. Мне сложно называть его Пухлибедом. Я называю его Пухлик, но не просто Пухлик, а загадочный Пухлик. То, что он вытворял в первую нашу встречу, можно назвать настоящим чудом, а посему медвежонок был действительно загадочным и, я бы добавил, непредсказуемым.
        — Ну вот мы и пришли.  — Промолвил медведь.  — Мои друзья вплотную тренируются и ждут моего появления.
        Айли как обычно пошёл первым, чтобы сразу познакомиться со всеми. Этот малыш непробиваемый.
        — Стоп.  — Остановил Пухлик малыша.  — Нельзя так просто заходить на тренировочную площадку. Нужно особое приветствие, чтобы все обратили на тебя внимание.
        — Это как? Ты можешь научить?  — Поинтересовался Айли.
        — Вот, гляди!  — Медвежонок указал на необычный камень, что на противоположной стороне.  — Примерно в такое время появляется мой друг, Фруро. Посмотри внимательно, как он это делает.
        Мы подождали ещё немного и увидели целое представление. Тот самый камушек, размером с меня, стал краснеть. Вдоль образовавшейся трещины просачивались капельки лавы, а когда камень окончательно разбух от напряжения, его разорвало.
        — Смотри внимательно, сейчас будет настоящая магия.  — Добавил Пухлик.
        Я и малыш не знали, чего ещё ожидать от кусочков раскалённых камешков. Они быстренько сложились в одно целое, образовав форму минотавра и, как можно уже догадаться, появился из неё Фруро. Но такое представление слишком предсказуемо, хоть и выглядело эффектно. На самом деле, после вспышки мы увидели обычную каменную статую минотавра, а не друга нашего медвежонка.
        — Как вам мой новый напарник?  — Прошептал кто-то за нашими спинами.
        Мы обернулись и увидели минотавра, совсем обычного, ничем не отличавшегося от остальных.
        — Фруро, дружище!  — Прокричал медведь.  — Сегодня ты превзошёл себя вчерашнего.
        — Пухлик, я нашёл себе применение. Уроки от дедушки Бельса не прошли напрасно.  — Промолвил внук колдуна.  — Мои старания полностью оправдались и теперь я могу создавать себе партнёра для спарринга. Ты не представляешь, какие удары он держит. Его мощи хватает на всю тренировку. Попробуй сам атаковать его в своём каменном обличие.
        Медвежонок глубоко вздохнул, посмотрел на творение Фруро и добавил:
        — Ну дивись Айли, сейчас я проломлю голову этому созданию.
        — Ты только сильно не переусердствуй, чтобы я выглядел неплохо на фоне тебя.  — Крикнул малыш, мчавшемуся к каменному минотавру, Пухлику.
        Несмотря на все старания нашего медвежонка в каменном обличии, ему не удалось одолеть минотавра, лишь небольшая трещина в колене и отбитый палец.
        — Фух, я не думал, что тяжело будет.  — Крикнул Пухлик, пытаясь сломить каменного минотавра.
        — Я бы не показал всем своего нового партнёра, не будь уверенным в его стойкости.  — Заявил Фруро, выйдя на арену к нашему другу.
        — Ну что, ты готов?  — Спросил меня малыш, дёргая за штанину.
        — К чему?
        — К нашему выходу. Давай сломим этого минотавра и покажем класс всем существам, кто будет смотреть на нас.
        — Тогда ты первый, а я за тобой.
        Не успел я договорить, как Айли выпрыгнул на арену и метнул два своих клинка прямо в трещину на колене. Каменный минотавр практически не шевелился и медленно покрывался ледяным слоем. Я вспомнил о своих способностях, взлетел над тренировочной площадкой и приподнял силой мысли минотавра.
        — Всем разойтись!  — Крикнул я, подымая каменное существо всё выше и выше.
        Когда минотавр полностью покрылся ледяной плёнкой, я бросил его тело обратно в центр арены. Существо развалилось на мелкие кусочки и все смотрящие аплодировали нашему необычному номеру. Я даже не думал, что так произойдёт. Порой, в моей жизни происходит много необычного, причём в моменты, когда ты не планировал этого.
        — Как ты это сделал?  — Поинтересовался Фруро, разинув рот.  — Вы так легко одолели моё творение, что у меня пропала охота создавать нового.
        — Не печалься, я помогу тебе. В королевстве Тэамальгам есть много сильных воинов, которые с радостью сломают тебе ноги.  — Взбодрил Айли минотавра.
        — Да, малыш правду говорит.  — Поддержал я своего друга.  — Если тебе нужен напарник для тренировок, то наши минотавры и броне-носороги могут легко заменить «каменного».
        — Здорово. Надеюсь, ты не врёшь и я найду достойную замену своему творению.  — Заявил красный минотавр.
        — Чистая правда, ну, кроме сломанных ног.  — Засмеялся малыш.  — Давайте начнём. Покажите, что вы умеете и познакомьте нас со своими друзьями.
        Фруро подошёл к необычному существу сферической формы. Оно представляло собой деревянное создание, которое носит сферическую броню из камня.
        — Это мой напарник в подземном мире.  — Продолжил красный минотавр.  — Его зовут Локс. Он предводитель каменных землеедов.
        — Лучше я покажу, на что мы способны.  — Ответил Локс, дав команду появиться на арене его помощникам.
        Я не сразу понял о чём он говорил, пока не увидел, как из земли вылезло порядка тридцати землеедов. Их деревянные головы практически сливались со сферической бронёй. По всей видимости, они не имели шеи. Глаза светились зелёным ярким светом. Казалось, будто они проглотили яркую лампочку.
        — Это небольшая горстка моих храбрецов.  — Добавил предводитель.  — В общей сложности, нас около тысячи.
        — Почему землееды?  — Поинтересовался я, хоть и понял всё по увиденному.
        — Наша броня хорошо взаимодействует с землёй. Когда мы начинаем крутиться, сфера зарывается в землю и катится в ней как по маслу. Нам гораздо легче передвигаться под землёй, нежели по земле.
        — Это ваша сильная сторона я так понимаю.  — Буркнул малыш.
        — Да. Мы создаём тоннели для красных минотавров, а те спокойно перемещаются по ним, минуя сухие леса.
        — Мы частенько загораемся и можем нанести вред лесу. Именно по этой причине я благодарен Бельсу за волшебное озеро. Оно может остудить наши горящие тела.  — Дополнил Фруро, улыбаясь Айли.
        — Но ведь вы сами, тоже деревянные внутри.  — Рассуждал малыш.  — И вам грозит опасность, если минотавры начнут загораться.
        — Это верно. Самый страшный наш враг  — огонь. Если нам предстоит биться за вас, то красные минотавры, что ушли вместе с Мором во внутренний слой Элеастры, представляют для нас наибольшую опасность.
        — Так вот почему вы тренируетесь с ними. Хотите узнать их поведение и быть готовыми к любым их действиям.  — Промолвил Айли.
        — Всё правильно малыш. Ты необычайно умён и находчив. У тебя есть все задатки лидера. Ты не хочешь стать предводителем своего будущего народа?  — Поинтересовался Локс.
        — Я не думаю настолько далеко. Мне хватает общения с вами в моменте сейчас, а всё, что будет завтра, через месяц, год, меня абсолютно не интересует. Кто знает, может завтра мы все будем мертвы или наоборот, создадим новое королевство и будем править как настоящие короли.
        Меня всё больше и больше радовал Айли. Пусть он и повторялся, но делал это каждый раз по-разному. Его энергетика настолько чиста, что невозможно просто так пройти мимо и не обратить внимание на столь дивное существо.
        — Удачи тебе малыш. Если всё-таки надумаешь стать предводителем, то знай, я  — великий Локс и мои воины всегда готовы идти за мудрым созданием.
        — Это замечательно и раз вы так говорите, то помогите мне в столь сложное время. Я прошу вас пойти за моим другом Алайе. Он необычайно силён и мудр, как раз то, что вам нужно.  — Поддержал меня малыш.  — Не стоит упускать возможности войти в историю, как самые смелые защитники великой Элеастры.
        — Айли, как я и сказал, моя броня принадлежит тебе и твоему другу. Для меня будет честь пойти с вами, даже если это смерть.
        — Позвольте и мне присоединиться.  — Добавил ещё один гость.  — Я Семиглазый. Мне поручено защищать планету от беды, а значит у нас общий враг и он не дремлет.
        Существо, что называет себя Семиглазым  — это достаточно необычное создание. Его большая голова имеет только семь глаз. Почему только? Кроме глаз там нет больше ничего, ни ушей, ни носа, ни рта, только огромный глаз посередине и шесть маленьких под ним, образующих стрелку вниз.
        — Я могу показаться вам уродом, но не стоит судить меня только из-за моей внешности. Пусть я создание не самое лучшее, но я не злой и поверьте, разозлить меня крайне тяжело.
        Что касается его внешнего вида, то это отдельная история. Когда я начал говорить про голову, уже стало ясно, что красотой он не блещет. Само тело болотного цвета. Одежды практически нет, лишь рваные ткани, прикрывающие паховую часть. Руки покрыты чешуёй, как у рыбы, только это не совсем чешуя, а множество мелких лезвий. Забегая наперёд, хочу сказать, что настолько острых лезвий я ещё не видел. Такой остроте позавидовали бы даже самураи.
        — Извини, что перебиваю, а как ты говоришь.  — Поинтересовался малыш.
        Меня затронула эта тема не меньше. Действительно, как он разговаривает?
        — В вашем мире всё просто. У вас есть рот, благодаря которому вы можете говорить. Вы имеете дырку в нижней части тела, через которую выводите всю гадость, что накопилась за сутки. Ваши уши помогают вам услышать говорящего, а нос, чтобы дышать. Моё тело не имеет практически ничего из того, что я назвал, кроме голосового канала, который расположен в том месте, где в большинстве случаев выводят шлаки из организма.
        Тут я и не выдержал. Меня и Айли взял дикий смех. Узнать, что есть существа с говорящим задним местом  — это, пожалуй, самое сказочное, что я увидел на столь прекрасной Элеастре.
        — Как ты питаешься?  — Добавил я, чтобы перевести тему разговора, поскольку мы не могли сдерживать смех.
        — Нам достаточно пить чистую воду.  — Ответил Семиглазый.  — Озеро Бельса помогает выжить в столь необычной среде. Питаемся мы шестью глазами. Они впитывают воду и насыщают наш организм, давая силу.
        — Мы? О ком идёт речь?  — Спросил Айли, забравшись ко мне на плечи.  — У тебя есть друзья? Может ты главный и твоя команда ждёт сигнала?
        — Хм, ты смышлёный и это безоговорочно теперь. Ты смог, буквально за считанные минуты, подтвердить это. Воины, выход на позицию!  — Приказал Семиглазый, направив свой взор на озеро.
        Огромные головы показались над водой, ещё немного и стали видны тела странных существ. Они быстро вышли из Бельсийского озера, построившись в одну шеренгу.
        — Абарваласт! Абарваласт! Абарваласт!  — Трижды прокричали существа, встав на правое колено.
        — Что это означает Семиглазый?  — Пытался разузнать я значение слова Абарваласт.
        — Это приветствие своего предводителя. В нашем подводном мире, будем его так называть, свой язык и значение слова Абарваласт переводится, как приветствие вождя всего племени. Воины становятся на правое колено, проявляя тем самым свою верность предводителю и трижды произносят слово Абарваласт.
        — Они похожи на вас, только без большого глаза.  — Дополнил малыш.  — Они не видят?
        Семиглазый засмеялся и добавил:
        — Ты определённо станешь лучшим среди всех. Почему ты так решил?
        — Ты сказал, что шесть обычных глаз предназначены для поглощения пищи, в вашем случае питья воды. Получается, ты предводитель своих воинов, поскольку ты единственный, кто видит.
        — В точку. Предводителем не становятся, а рождаются. Впервые вы смогли увидеть обратное. Никогда такого не было, чтобы главный определялся при рождении. Элеастра полна сюрпризов мой друг.
        — Это я знаю. Всё познаётся путём участия в том, что познаётся.  — Промолвил малыш, разглядывая водяных воинов.
        — Какая сила таится в тебе?  — Спросил я, сблизившись с Семиглазым.  — Твои помощники имеют шесть глаз, их так и зовут?
        — Наш народ называют шестиглазыми. У каждого отдельного создания нет имени. Я единственный, кто имеет седьмой глаз, кому дана возможность видеть и кто может называть себя по имени.  — Ответил Семиглазый, добавив.  — Мои воины зависимы от меня. Если центральный глаз будет уничтожен, то мы навсегда останемся слепыми.
        — То есть твои друзья видят так же, как и ты, только не имеют седьмой глаз?  — Промолвил Айли.
        — Всё, что вижу я, видят и они. У нас коллективный разум. Если больно одному, больно всем нам. Если убьют одного, его место займёт другой. Если убьют меня, умрут все, посему воины, во чтобы то не стало, первым делом прикрывают мою спину.
        — Я обещаю защищать тебя, как самого себя.  — Заявил я ещё одному новому другу, Семиглазому.  — Давайте объединим наши силы и дадим отпор ВарДрагосу!
        Нас поддержали абсолютно все. Моей радости не было предела. Айли помог нашим новым защитникам собраться в дорогу. Пухлик знал, как вывести воинов из леса, посему мы предоставили эту работёнку ему, а сами отправились к Ваану. Мне очень хотелось переубедить отца Ан-Рамэи в правильности иного пути  — пути сближения и прощения.
        Айли, я и бурчик добрались до замка Винтерволла ближе к ночи. Когда я вспоминаю те трудности, через которые мне пришлось пройти, чтобы попасть к Саану, то становится грустно. На сегодняшний день моё обратное путешествие заняло несколько часов. Это поразительно по двум причинам. Первая  — я прошёл через огонь, чтобы попасть к старцу. Вторая  — я шёл очень долго, даже не зная куда точно идти.
        — Ты со мной был здесь?  — Неуверенно спросил я малыша.
        — Нет. Мы с тобой попрощались еще перед тропой, ведущей к замку. Я отправился домой к дяде, а ты с Вааном.
        — Точно, но по всей видимости тебя будет тяжело чем-то удивить. Ты столько всего видел, что я не знаю, как это сделать.
        — А ты не пытайся произвести впечатление. Я сам замечу магические штучки в этом замке. Лучше расслабься и очисти голову от всех мыслей. Твоя задача поговорить с предводителем белых драконов, остальное оставим на десерт.
        — Я бы не отказался от десерта.
        — Вот опять ты начинаешь. Я бы тоже не отказался, но давай сосредоточимся на шоколадной форм… б-р-р, опять меня понесло к слабостям.  — Промолвил Айли, потрясывая головой.  — Мы практически подошли к стенам замка. Быстро забыл всё и настроился на деловой разговор.
        — Кто вы и зачем прибыли сюда?  — Заявил один из стражей замка.
        — Пропусти их. Они наши друзья.  — Промолвил Винтерволл, подойдя к нам со спины.
        — Как это мы вас не заметили?  — Поинтересовался малыш.  — Вы тоже из тех, кто любит появляться необычно?
        — Айли, ты прекрасно знаешь меня и то, на что я способен. Лучше расскажите о битве. Этламаркам захватили слуги Мора, какой дальнейший план?
        — Как раз за этим я и пришёл к тебе. Айли решил составить мне компанию, чтобы убедить тебя сражаться за нас в последней битве, несмотря на твою боязнь Ан-Рамэи.
        — Только не начинай. Мне кажется, с нашей последней встречи, я говорил тебе об этом. Все эти воспоминания о моей дочери не уместны в столь тёмные времена. И без того проблем хватает.
        — Твоей главной проблемой являешься ты сам. Отдать Этламаркам из-за нежелания встретить на поле боя свою дочь  — это самое глупое, что я встречал на Элеастре.
        — Ты переходишь все границы. Ты чужак в этих землях, а ведёшь себя так, словно правишь всеми. Не огрызайся или мне придётся…
        — Придётся что?  — Перебил я Ваана.  — Снова оплошать перед всеми. Снова не прийти на помощь, когда она так нужна. Снова придумать отговорки и скрыться в своём мирке, вспоминая все разочарования в своей прошлой жизни, когда Вликурия любила тебя.
        — Закрой свой рот и уходи прочь с глаз моих. Такого наглого человека я ещё не встречал здесь и забери мелкого.  — Яростно крикнул Ваан, захлопнув двери.
        — Он назвал меня мелким?  — Заплакал Айли.  — Почему он так злится, я ведь ничего плохого ему не делал.
        — Ты не виноват малыш, просто Винтерволл не хочет перебороть свой страх. Ему кажется, что можно вечно обманывать себя, откладывая работу над собой в дальний ящик.
        — Может не стоило так говорить с ним. Ему тяжело, а мы ещё больше причинили боли.
        — Его не так просто сломить, как кажется. Я сказал правду, а как он её воспримет зависит только от него. Сегодня он показал себя в полной красе. Повёл, как глупец, обидевшись на всех и на всё. Даже тебя затронул, хотя ты стоял в сторонке и не произнёс ни единого слова в его адрес.
        — Я стараюсь забыть всё, что было. Куда двинем дальше?
        — Правильно. Давай забудем это и продолжим наш путь. Мне кажется стоит начать с самого начала начал. С места, где я начал своё путешествие, а именно лес богатств.
        — Лес богатств? Интересно!
        — Ещё как. Там живёт один очень сильный тролль. Зовут его Голдимун.
        — Я кажется знаю его. Дядя Глордиан рассказывал мне в детстве о трёх лесах, что охраняют Эматриандиль.
        — Ого! Ты знаешь, что это такое?
        — Конечно. Эматриандиль  — это мост, соединяющий снежный лес и озеро-портал, ведущее в центр Элеастры.
        — Вот и славно. Я надеюсь встретиться со своими друзьями, а заодно пройтись по тропе, ведущей к мосту. Ты бывал там?
        — Нет. Я только слышал обо всём этом. Мне не терпится увидеть новых существ.
        — Увидишь. Надеюсь тебе понравятся пуники. Эти существа очень милые, а самое главное  — большие любители сладкого, как мы с тобой.
        Близилась ночь. Звёздное небо вместе с Лунгафой освещали нам путь. Несмотря на конфликт с Вааном, мы плавно перешли к Голдимуну и пуникам. Когда я с малышом и бурчиком добрался до места нашего расставания, то добавил:
        — Вспомни это место. Сколько времени прошло с того дня, когда я попрощался с тобой?
        — Это не то место. Вот видишь, ты тоже много чего забываешь. Мы отправились в Авэлио  — королевство белых драконов. Там я отдал Амура на обучение, а сам отправился домой к дяде через портал.
        — Вспоминаю. В тот момент я почувствовал некое волнение. Я впервые задумался о ком-то другом. Ты произвёл на меня неимоверное впечатление. Я просто не мог забыть тебя. Иди ко мне!
        Я крепко обнял малыша, сказав ему, что никогда больше не оставлю его одного.
        — Наверняка в лес богатств можно попасть с помощью портала в горах.
        — Айли, предлагаю добраться до той самой горы, развести костёр и поспать, а утром отправиться в дорогу.
        — Хорошо. Амур полетели. Как обычно, наперегонки?
        — Можно. Только будь осторожен на этот раз, не переоценивай свои способности. Всего хорошего должно быть в меру.
        На волшебном склоне мы развели костёр, соорудили небольшой навес из камней и легли на тёплую землю. Несмотря на снежные вершины гор, земля под нашими спинами была тёплой, словно прогрели её для нас. Всё шло замечательно, даже сны о своей любимой Земле промелькнули в моей голове.
        — Цык, цык. Хруст, шмык.
        — Алайе! Кто-то крадётся.  — Тихо прошептал малыш.  — Скоро светает, нам пора уходить.
        Я к тому времени не спал и тоже слышал эти шорканья. Мне не хотелось подавать виду, что я что-то слышу, посему, как ни в чём не бывало, я лежал, слегка приоткрыв глаза, и готовился к любой случайности.
        — Схватить их.  — Отвратительный слизкий голос крикнул из-за угла.
        Несколько облезлых тигров, наших старых приятелей из Этламаркамы, прыгнули на Айли, дабы отравить его. Малыш был не из робкого десятка и легко увернулся от них.
        — О, наши старые друзья!  — Воскликнул Айли, запрыгнув на бурчика.
        — Левая половина моя, а правая твоя.  — Заявил я, ринувшись в сторону шайки Тёмных.
        — Амур, летим прямо на них.
        Бурчик взмахнул своими мощными новыми крыльями и спустил парочку Тёмных с обрыва. Малыш использовал ледяные клинки, чтобы заморозить ещё двоих. Я свалил кучу камней на наших гостей, подкинув снежных гостинцев на дорожку.
        — Винтерамейла Экструсионэ.  — Промолвил я, призвав ледяной ветер.  — Айли, разбивай эту нечисть.
        Лунгафа сменил свой ночной взор на утренние лучи, к тому времени наши «друзья» были разбиты, в прямом смысле этого слова. Ледяные тела, которые трескались один за другим. Мы отлично сработались втроём, дав отпор 26 облезлым тиграм.
        — Я не хочу хвастаться тем, что убиваю, но вышло великолепно.  — Добавил Айли, раздавливая последний биок, чтобы покормить Амура.  — Как ты считаешь, это нормально?
        — Если зло не понимает по-хорошему, я думаю, стоит объяснять по-плохому. В данном случае нам не оставалось выбора.
        — Вот и славненько. Теперь я готов отправиться к Голдимуну.  — Глубоко вздохнул малыш и пошёл к порталу.  — Как же его использовать?
        — Представить место, куда ты хочешь попасть, по всей видимости.
        — Тогда я не мешаю, представляй, только не забудь про меня и Амура.
        — Айли, как я могу забыть тебя? Тебя невозможно забыть, даже встретив такое создание впервые.
        Спустя небольшой промежуток времени, я смог переправить нас в лес богатств. Это место ничуть не изменилось с моего последнего визита. Он по-прежнему наполнен изобилием драгоценных камней и волшебных деревьев, листья которых переливались всеми цветами радуги.
        — Что здесь происходит?  — Удивился малыш.  — Это место  — кладезь для хранителей сфер. Они бы наполнили Ниамандиль новыми камнями, создав ещё больше интересных и необычных сфер.
        — Если бы кроны деревьев не были настолько густыми, ты бы смог увидеть всю красоту этих камней, переливающихся лучами солнца, то есть Лунгафа.
        — Ты иногда упоминаешь про солнце. Я читал книги, которые давал мне Саан. Там сказано, что солнце, как у нас Лунгафа, является источником света и тепла.
        — Совершенно верно малыш. Пусть солнце далеко не самая горячая звезда, но её тепла хватает, чтобы согреть всё живое на моей планете. Но я не могу понять, почему ты задаёшь этот вопрос, когда знаешь ответ. Ты сам говорил о солнышке, а теперь делаешь вид, что забыл. С тобой что-то происходит?
        — Нет. Мне просто немножко плоховато. Я ощущаю присутствие нечистой силы, которая заставляет меня забывать обо всём и делает моё сознание замутнённым.
        — Может расслабься, а я поведаю тебе кое-что интересное о своей планете. Хорошо?
        — Я с тобой полностью согласен. Мне просто нужно помолчать.
        Разговор о Земле продолжался и продолжался. Айли многое узнал того, чего никогда бы не увидел на Элеастре. Малыша буквально шокировало, на что способны люди ради одного такого камушка, лежащего у нас под ногами для красоты. И тут, вместо очередного самоцвета мы встретили несколько трупов тех самых тигров, что напали на нас этим утром.
        — Они добрались и сюда?  — Удивлённо спросил малыш.
        — Я бы сказал, что это невозможно, если верить словам старца и Молтиса. Каким образом, они очутились здесь?
        — Тьма не дремлет. Скоро Мор сможет пробраться на внешний первый слой и тогда жители рынка Элеастры будут в панике, посылая негативные энергии своей любимой планете.  — Заявил тролль, появившись из ниоткуда.
        — Голдимун, какая встреча! Я как раз собирался показать моему другу твоё величие.
        — Не стоит завышать меня перед малышом, пусть он сам решает, кем я буду для него, да?
        — Угу.  — Скромно ответил Айли от удивления, пытаясь проглотить комок, скопившийся в горле.
        — Не бойся меня, я не злая громадина.
        — Ан-Рамэя сказала, что мои ледяные клинки могут потерять способность замораживать в том случае, если будет применена очень мощная чёрная магия.
        — Какой же ты умный. Возможно, ещё одна маленькая смерть не помешает моему владыке. Хримастусарга.  — Крикнул Голдимун, разваливаясь на кусочки.
        Прямо на моих глазах произошёл самый трагический момент в моей жизни. Тролль превратился в тёмную эльфийку, которая исчезла на глазах так же быстро, как и появилась. Она лишь оставила небольшой подарок малышу. Айли лежал на земле, скривившись от мучений. Его клинки пронзили плоть, отравив маленький животик. Малыш был напуган, он не знал, что делать. Его хлюпанье носом и короткие вдохи-выдохи с каждой секундой делали мне всё больнее и больнее.
        — Айли, дорогой, держись.  — Говорил я в слезах с малышом.  — Не закрывай глаза. Мы поможем тебе.
        В этот момент я так сожалел о том, что не изучил навык регенерации и не смогу помочь малышу.
        — Только не говори дяде, а то он опять начнёт ругать меня.  — Шептал Айли, не понимая, что с ним происходит.
        Его кристальные глазки показывали всю глубину любви и доброты ко всем, кого он когда-либо встречал. Этот детский голосок успокаивал мою душу, но посмотрев на страдания малыша меня разрывало на части.
        — Саан, помоги мне. Хоть кто-нибудь придите на помощь.  — Думал я про себя, прижав маленькое тельце к груди.
        Никто не отзывался на мои просьбы о помощи. Единственным шансом было примчаться в снежный лес и найти того, кто может помочь малышу.
        — Лекарство уже близко, потерпи маленько.  — Успокаивал я Айли, мчась к воротам снежного леса.  — Мы с тобой можем поиграть в очень интересную игру. Я говорю слово, а ты называешь противоположное ему. Вода.
        — Огонь.  — Промолвил малыш, еле дыша.
        — Теперь ты. Айли? Ты слышишь меня? Малыш, не закрывай глазки, пожалуйста, поговори со мной. Ну малыш. Я прошу тебя, открой глазки. Айли, нет. Ты слышишь меня.  — В слезах кричал я, ускоряясь ещё быстрее.
        Пытаясь не отставать, Амур сильно измотался. Мы долетели до ворот. Волки-стражники пропустили нас не расспрашивая, предупредив снежных тигров об отравленном ребёнке. Как же я был рад, что в этот самый момент Ан-Рамэя находилась в снежном лесу.
        — Что с ним случилось?  — Волнительно спросила волшебница, взяв малыша на руки.
        — Его отравила тёмная эльфийка. Я не смог нормально разглядеть её.
        — Это Хлойя. Меня известили об отряде Тёмных, что разделились на небольшие команды для атаки.
        — Мы разобрались с облезлыми тиграми рядом с Авэлио. Когда прибыли в лес богатств, то обнаружили ещё несколько трупов ночных гостей. По всей видимости они захватили тролля и держат взаперти. Помоги Айли, а мне нужно отыскать эту тварь.
        — Хлойю ты больше не увидишь. Она очень сильная волшебница и совладать с ней в одиночку будет крайне сложно, как и с остальными четырьмя слугами Мора.
        — Помоги малышу. Я не смогу пережить его смерть.
        — Ступай. Я позабочусь о нём.
        Погода ухудшалась, мне пришлось мчаться обратно в лес богатств, чтобы найти своего первого друга. Тролль учуял меня по запаху и подал сигнал хриплым голосом. Как я его услышал, не знаю.
        — Голдимун, что случилось?  — Спросил я, вытаскивая тролля из ямы, забитой отравленными ветками волшебных дубов.
        — Меня обвели вокруг пальца. Это определённо была чёрная магия. Нежданно, негаданно я почувствовал лёгкое недомогание. Меня словно накрыло, когда я попытался выйти из тени, чтобы осмотреть свой лес.
        — Хлойя!
        — Что ещё за Хлойя. Это та нечисть, что отравила мой разум?
        — Она самая. Я хотел познакомить тебя со своим маленьким другом Айли, но тёмная эльфийка навела порчу на малыша. При вхождении в лес, мой маленький друг также почувствовал недомогание. Это сигнал тревоги.
        — Видимо не я один пострадал. Когда я очнулся, то лежал в яме, рядом с трупами облезлых тигров и ядовитых деревьев. В какой-то момент я понял, что рядом ты. Не знаю, как такое возможно, но я стал чувствовать твоё присутствие. Это очень хороший знак. Видимо ты добился признания среди существ Элеастры, поскольку это редкий дар  — раскрыться для других настолько, что твоё присутствие будет ощутимо за несколько вёрст.
        После короткого разговора мы отправились в земляной лес к пуникам и его величеству Бупаламию. Нас встретили гостеприимно, угостив радужными конфетками.
        — Рассказывайте, что случилось?  — Промолвил король пуников, усевшись на свой маленький трон.
        — Нас настигла беда. Этламаркам захвачен Тёмными, наши силы слишком малы, помощи ждать не приходится, а самое неприятное, что мой маленький друг на грани смерти.
        — Хм, очень печально слышать такое. Ко мне приходят в гости лишь с приятными новостями, да Голди?
        — Только с позитивными, друг мой.  — Ответил тролль, поклонившись пунику.
        — Я не хотел нарушать ваши традиции, но беда неминуема. Я пришёл просить вашей помощи. Не соизволите ли вы вступить в наши ряды, как воины, о которых будут рассказывать веками ваши потомки.
        — Ты очень слащаво говоришь, дружище, но этого недостаточно, чтобы согласиться на столь опасное дело.
        В этот момент я будто бы отключился от внешнего мира и вошёл в состояние транса. Я не знал, что происходит со мной, пока не сосредоточился на поиске подсказок.
        — Я горжусь тобой, мальчик мой.  — Ответил мне Саан.  — Ты самостоятельно смог войти в божественное состояние и найти ответы на свои вопросы.
        — Что творится на внешней стороне всего происходящего. Я ещё в гостях у пуников?
        — Время остановилось. Ты внешне здесь, рядом с Бупаламием и Голдимуном, а внутренне с планетой. Спрашивай, ведь это то место, где можно получить ответы на вопросы. Только помни, вопрос должен идти от сердца, тогда и ответ придёт истинный.
        После слов старца я перестал что-либо говорить или придумывать. Мне хотелось просто помолчать. Звук тишины был настолько приятным, что казалось, будто это и есть то самое, о чём мечтают все. Моё сознание окунулось в белый туман посреди леса, где чей-то голос шёпотом подавал сигнал. Я услышал его и обратился с просьбой об ответе на мои вопросы.
        — Как поступить в данной ситуации?  — Спросил я у голоса, передавая в своих мыслях всю картину произошедшего со мной за всё время пребывания на Элеастре.
        — Хм, очень сложно. Твоё представление мира изменилось и это так. Сколько тебе осталось пребывать здесь тоже неизвестно. Возможно стоит начать сначала, вспомнить всё, что происходило с тобой при первой встрече с пуниками и другими существами. Если ты уловил мои подсказки, то уговорить Бупаламия будет несомненно проще.
        Я задумался!!!
        Представив облака, я развеял все мысли в своей голове, чтобы сосредоточиться на первой встрече с новыми друзьями. Я увидел Голди, увидел, как пуники играют с ним, как они постоянно уплетают шоколадные шарики. В какой-то момент я смог увидеть себя и Бупаламия. Он рассказывал мне обо всём интересном и вдруг он переключился на сферу. Мне стало интересно, ведь этого не было в первой нашей встрече с ним. Король пуников рассказывал про оранжево-красную сферу, которая дарует небывалую силу её воинам.
        — Ну, что ещё хочешь дополнить?  — Спросил Бупаламий.
        Я понял, что моё видение плавно перешло в реальный мир. Я снова нахожусь в сознании и могу продолжить разговор, только с маленькой поправкой. Поправка заключалась в том, что теперь я знаю о сфере и, возможно, она поможет мне переубедить короля.
        — Как насчёт сферы оранжево-красного цвета, что блестит на весь земляной лес, а её аура даёт небывалую силу твоим воинам.
        — Ты знаешь о ней? Но откуда ты столько всего знаешь? Я же не рассказывал тебе о ней.
        — Не помню, чтобы ты упоминал о сфере, зато знаю, как она дорога тебе.  — Подбодрил я Бупаламия.  — Предлагаю тебе сделку. Я предоставлю твоим пуникийцам сферу, а они отправятся вместе с тобой на последнюю битву.
        — По рукам.  — Не раздумываясь ответил король пуников.  — Только смотри, если я не получу её, сделка отменяется.
        — И ты не подведи. Я не вернусь сюда, так что, отправив тебе сферу, жду вас в Тэамальгаме.
        — Я приду вместе с ними, как только ты отправишь сферу.  — Добавил Голдимун.  — Моя фигура уж точно поучаствует в сражении и снесёт голову тому, кто унизил меня в моём же лесу.
        — Рад, что ты снова поддержал меня. Я отправляюсь к Граану. Ждите сферу на третий день, а после выступайте в Тэамальгам.
        Вернувшись к Блуфи и его тиграм, я не обнаружил малыша. Хорошо или плохо это, сказать сложно. Меня переполняли эмоции, большинство которых в негативную сторону по отношению к тёмной колдуньи.
        — Где Айли?
        — Ан-Рамэя отправила его к дяде в Элустион. Малыш поправляется, а значит не всё потеряно.  — Ответил предводитель тигров, собираясь в путь со своими воинами.
        — Блуфи, ты тоже с нами?
        — Да, Алайе. Я ни за что не брошу Ан-Рамэю. Ледяные и снежные тигры будут сражаться с Тёмными, даже ценой своих жизней. Мы стоим до последнего за нашу волшебницу и матушку Элеастру.
        Поняв, что мои ряды пополняются абсолютно всеми существами, которых я когда-либо встречал, мне ничего не оставалось, как отправиться к Глордиану. Его помощь будет также велика, как и сферы хранителей. К тому же там Айли  — малыш, мотивирующий меня радоваться всему происходящему и проще смотреть на этот мир. Пройдя через Эматриандиль, я вновь очутился на рынке Элеастры. Никогда не забуду свою первую встречу с Палфом, когда меня угостили биоками. Жизнь на рынке кипела, будто бы никто и не знал об опасности. На самом деле так оно и было. Каждый, кого я видел в этот день, улыбался мне и пытался показать все прелести своего товара.
        — Мой дорогой друг, неужели это ты?  — Воскликнул от удивления фруктовый магнат.
        — Да, Палф, это я! Сам всевышний послал меня к тебе.
        — Тебя так долго не было, я уже стал волноваться по этому поводу. Ты хоть бы навещал меня, а то старик совсем без тебя ослаб.
        — Мне кажется, ты дуришь меня. Твоя форма прекрасна, как и фрукты. Не нужно принижать себя. Старик или нет, нужно всегда поддерживать свою форму, а ты, я скажу, выглядишь куда лучше других.
        — Да, да, да! Это всё фруктовая диета. Я познакомился с одним из интереснейших людей, как же его звали-то? А, вспомнил, Глордиан. Этот чудак ну очень забавный. Рассказал про свой город, не помню как называется, но суть ни в этом. Так там живут существа, которые питаются соком биоков и выглядят потрясающе.
        — И ты решил стать одним из них?
        — Ах-ха-ха. Нет, конечно же нет.  — Засмеялся магнат.  — Я только задумался о переходе на фруктовую диету. Со временем решил попробовать, что из этого выйдет. Теперь, как видишь, сижу на одних биоках. Потребители начинают бушевать.
        — Что говорят?
        — Говорят, совсем спустился на нет. Раньше было много фруктов, а теперь всё меньше и меньше. Всё потому, что половину на сегодняшний день съедаю я.
        — Ты очень большой. Я понимаю тебя.
        — А вот они не хотят этого понимать. Мне приходится много кушать, чтобы насытить свой организм, а ещё в планах перейти полностью на соки. Хочу питаться лишь соком биоков.
        — Я поздравляю тебя, а мне нужно бежать. Дела не ждут. Прощай Палф.
        — Пока Алайе. Ты навещай старика, не забывай. Слышишь?
        — Конечно. Не успеешь перейти на соковую диету, как я снова буду здесь.
        Так я увиделся со своим знакомым. К другим заходить не стал, ибо спешил во дворец Граана. О моём появлении видимо знали и посему ворота были открыты. Войдя в главный зал, я увидел довольного Глордиана, сидящего на троне, а рядом с ним стояла Ан-Рамэя.
        — Как добрался Алайе, приветствую.  — Промолвил Граан, идя мне навстречу.
        — И вам доброе утро, отлично! Встретил друзей, вспомнил свои места, где был впервые, в общем остался доволен.
        — Алайе!  — Закричал малыш, бежав в мою сторону.
        — Боже, Айли.  — Как ты малыш?
        — Супер. Меня спасла Ан-Рамэя, наш учитель регенерации. Она так классно сделала мне животик, что теперь я совсем мужчина.
        Малыш показал мне свою рану, на месте которой образовалось устрашающее пятно в виде татуировки кинжала.
        — Видишь, как круто. Мне бы никто не разрешил сделать такие рисунки на своём теле, а сейчас дядя не против. Говорит, что я похож на настоящего воина. Я с ним согласен. К тому же я рассказал ему про нашу битву за Этламаркам, про поход, где на нас напали облезлые тигры и про тёмную эльфийку, что отравила меня.
        — Он поражает меня своим умением сближаться с чужими.  — Добавил Глордиан.  — Участвовать в войне в таком возрасте похвально, но глупо. Тебя ведь могли убить.
        — Могли, да не смогли.  — Улыбнулся Айли.  — Я говорил тебе дядя, что смерть  — это переход из одной оболочки в другую. Душа моя остаётся неизменной. Почему бы не испытать себя, ведь мы пришли в этот мир получать эмоции, а не просто выживать. Нужно наслаждаться тем, что имеешь и смотреть на остальное с радостью.
        — Так наслаждайся жизнью во дворце. Здесь никто тебя не обидит.
        — Вот именно, здесь никто меня не обидит. Какой смысл жить в мире, где нет зла, где царит добро и любовь. Нет никакой эволюции. Существа превращаются в беззащитных созданий. Если кто-то захочет изменить энергии в сторону зла, то наши любящие братья и сёстры не смогут справиться с таким натиском. Мы должны строить из себя воинов света. Чтобы ими быть, нужно постоянно тренироваться с партнёром, обладающим злыми качествами.
        — Он говорит правду.  — Поддержал я малыша.  — Айли мыслит куда выше остальных. Ему даны те знания, о которых не подумает ни один из присутствующих здесь.
        — Хорошо. Вы убедили меня. Давайте отдохнём, а после решим вопрос с армией тьмы.
        — Сперва я хотел бы решить вопрос с одной очень важной сферой.
        — Что за она?
        — Оранжево-красная сфера для пуников. Прошу отправить посыльного в земляной лес и отдать подарок Бупаламию. Он готов отправиться со своими маленькими воинами в битву, если получит желаемое.
        — Об этом стоит поговорить с Сэйларом. Он заведует всеми сферами. Вы как хотите, но я бы предпочёл отдых. Ты знаешь дорогу к хранилищу. Можешь взять с собой Айли и всё разузнать.
        — Отлично, идём.  — Разбушевался малыш.  — Я хочу показать тебе новые штучки.
        — Айли, побереги силы. Я излечила твои раны, но не стоит так бушевать. У тебя всегда столько энергии?
        — Да. Мне все говорят, что я как заведённый, а я просто получаю удовольствие от такого переизбытка энергии.
        — Твоему бы другу столько энергии.  — Добавила Ан-Рамэя, имея ввиду меня.  — Тогда бы он активнее находил воинов.
        — Я стараюсь. Если Сэйлар одобрит сферу, то у нас будет пополнение с земляного леса и леса богатств.
        — Мои тигры тоже придут. Несмотря на всё это, красные минотавры вплотную занимаются в Тэамальгаме. Их обучает Раксис.
        — Замечательно. Знаешь кто подослал этих существ, и не только их?
        — Уже догадываюсь, но это не повод расслабляться. Молтис ищет новых минотавров. Тримэй созывает остальные отряды волков-следопытов-убийц. Лекрофурс получил извещение о скором возвращении ещё 6500 волков-магов.
        — Не всё так плохо. Наши силы растут. Осталось дело за малым, выиграть битву.
        — Это верно. Нам нужна броня, посему Грикулоран в скором времени соберёт всех своих воинов, а это без малого 15 000 носорогов.
        Получив море позитивных новостей, я мог спокойно вести переговоры с хранителем, который поджидал нас в зале сфер.
        — Необычная обстановка для встречи, не так ли?  — Промолвил Сэйлар, подняв руки вверх.
        — Возможно, о великий хранитель. Вы уже знаете, зачем я здесь. Что можете сказать по этому поводу?
        — Бупаламий правильно сказал  — нужно заслужить это. Если ты хочешь получить сферу, то обязан оставить что-то взамен. Чем ты можешь порадовать нас?
        Помолчав минуту, я посмотрел в глаза Сэйлару и сказал:
        — Я отправлю Мора восвояси, а Элеастра снова вздохнёт спокойно, обещаю.
        — Тогда можешь ступать в Тэамальгаму. Бупаламий получил сферу.  — Добавил хранитель, уходя в тень.
        — Ты веришь ему?  — Спросил малыш.
        — Айли, я не знаю, что и сказать. По всей видимости всё в полном порядке и мы можем отправиться назад к нашим друзьям.
        — Если это так, то я несказанно рад. Поскорей бы закончить эту битву. Мне хочется отдохнуть от всего происходящего.
        — Как же так? У тебя ведь энергии хоть отбавляй.
        — Правильно. Энергии много, а девать её некуда, поэтому она сама исчезает в какой-то момент.
        — Хорошо. Я тебя понял. Тебе сил хватит добраться до Тэамальгамы?
        — Ну а как же! Ещё и на битву останется. Полетели уже.
        Недолго думая, малыш попрощался с Грааном и отправился в путь вместе со мной. Пока Ан-Рамэя собирала своё войско тигров, мы добрались до королевства восточных земель. Увиденное, ошеломило меня. Перед моими глазами нарисовалась целая волна защитников Элеастры. Я заметил одну очень знакомую особу, которая, увидев меня, извинилась:
        — Простите меня, Алайе. Я не знала, что вы тот самый воин, который возглавляет всех нас. Мне очень стыдно за тот случай в смешанном лесу.
        Это была командир существ, чем-то похожих на эльфов с мультяшной внешностью. Тот самый случай, когда Саан назвал меня Брундель-дурачок из-за моей чрезмерной улыбки.
        — Как тебя зовут?  — Поинтересовался я, коль имел на это право.
        — Я командир Сэзедин, а это мои воины элигиры.
        — Элигиры? Так вот как называют вас? Вы очень схожи с эльфами.
        — Это всего лишь образ. Мы сильно отличаемся от данной расы, хоть внешне и схожи с ними.
        — Вы пришли воевать за нас?
        — Так точно! В вашем распоряжении почти 13 000 лучших элигиров, готовых отдать жизнь ради спасения Элеастры.
        — Благодарю, что поддерживаете нас в столь трудное время. Только общими усилиями мы сможем добиться победы. Наш враг умён и опасен, его воины превосходят нас в количестве, но если мы будем действовать как единый механизм, то сможем сокрушить Тёмных и спасти нашу планету. Вы любите Элеастру?
        — Любим! Любим! Любим!  — Хором откликнулись воины.
        Я почувствовал эту энергию, этот наплыв эмоций, когда сердце бьётся всё чаще и чаще. Ты словно открыл для себя новый уровень, где возможно всё. Твой мозг перестаёт думать о трёхмерном мире в эти секунды.
        — Осталось дело за малым  — выиграть войну, как сказал один мой ученик, которым я очень горжусь.  — Поддержал меня Саан, положив руку на плечо.
        — Я не хочу сейчас придумывать отговорки, но нас слишком мало. Представить армию сил тьмы и нашу, реалист бы и не начинал битву, а просто сдался.
        — Хм, но ведь ты же не реалист я полагаю?
        — К счастью, нет. Я уверен, что произойдёт чудо и мы сможем победить.
        — Замечательно. Кстати забыл тебя взбодрить, вот, гляди!!!  — Старец указал на тренировочный лагерь за кузницами Тэамальгамы.  — Это твои помощники из смешанного леса. Пошли, прогуляемся со стариком.
        Мы отправились к лагерю, чтобы взглянуть на сюрприз от Саана. Как же я обрадовался, несмотря на мой боевой настрой, когда увидел ещё 20 000 абсолютно разных существ.
        — Они пошли за красными минотаврами, землеедами, за Семиглазым и его шестиглазыми. Все, кого ты здесь видишь, услышали тебя и хотят помочь планете.
        — Защитить её!  — Шёпотом промолвил я, находясь в лёгком ступоре.
        — Защитить её!  — Повторил за мной старец.  — Они желают помочь своему новому защитнику Элеастры и самой планете. Существа, живущие в диких условиях, очень редко решаются на такие поступки. Не то, чтобы я на что-то намекаю, но ты действительно большой молодец. Мои видения полностью оправдались.
        — Война уже скоро? Как думаешь, что случится в этот день?
        — Многое должно произойти. Как бы не сложилась дальнейшая развязка событий, нужно оставаться в здравом уме и делать всё возможное, чтобы спасти Элеастру и её обитателей.
        — С тобой так приятно говорить без слов. Мне становится спокойней. Я будто бы нахожусь в божественном теле и чувствую каждую клеточку своего тела.
        — Алайе, так и должно быть. Неважно чем ты занят сейчас, где находишься, что испытываешь, какое дело выполняешь, нужно всегда оставаться в таком состоянии.
        Наше общение длилось до самого вечера. Спустя ночь, мы дружно продолжили подготовку к последней битве. Шли дни, обстановка в Тэамальгаме улучшалась всё больше и больше. Никаких признаков, что нас атакуют, лишь море позитива и хороших энергий. Ан-Рамэя привела своих тигров, Бупаламий  — пуникийцев, а Молтис  — армию минотавров.
        Все, кто мог, пришли на помощь. Наша сила росла с каждым днём всё больше и больше. Лишь Ваана и его драконов я не лицезрел. Их помощь могла бы сыграть большую роль в этой войне, но они не появлялись. Несмотря на это, мы все настроились на победную волну. Я видел лица защитников Элеастры. Они абсолютно разные. Одни находятся в страхе перед неизведанным. Другие в сомнении. Третьи не знают, что делать дальше. Кто-то настойчив, а кто-то и вовсе готов биться прямо сейчас, но всех их объединяло одно достоинство  — никто не боялся отдать жизнь за свою планету.
        — Ту дум, ту дум!!!  — Прозвучал огромный чёрный рог, установленный Тёмными в Этламаркаме.
        — Что это было?  — Спросил я у старца.
        — Тьма решила играть с нами честно и предупредила о своём наступлении через шесть дней.  — Вмешался в разговор Молтис.  — У нас есть время, чтобы рассредоточить воинов по всем закоулкам восточных земель, в направлении северного королевства.
        — Вот этим и займёшься вместе с Алайе и другими предводителями Элеастры.  — Добавил Саан, отправившись в переговорный зал.
        — Молти, ты готов к битве?
        — Я всегда готов к таким грандиозным событиям.  — Ответил минотавр, закатав рукава.  — Ох, как у меня чешутся руки надрать этим тварям зад.
        — Собери всех. Пусть идут к старцу.
        — Хорошо Алайе. Несмотря на то, что ты мой ученик, я выполню твою просьбу, ибо ты будущий защитник нашей планеты.
        — Несмотря на то, что ты мой учитель, я попросил тебя сделать это по одной простой причине, мне так охота запустить в тебя валун весом в несколько тонн, чтобы ты ощутил мои боли в первые дни тренировки на вершине скалы.
        — Что ж, справедливо. Через шесть дней у тебя появится такая возможность.
        — Серьёзно? Ты не шутишь?
        — Я буду слишком занят Тёмными, чтобы отбивать многотонные валуны. Если ты уловил мою мысль, то сможешь неплохо подшутить надо мной.
        — Я ведь могу так и сделать.
        — Но не забывай, что тебя тоже атакуют. Ты должен справиться с врагами быстрее меня, чтобы было время на бросок.  — Подметил Молтис.  — Для этого нужны упорные тренировки, в чём я не уверен, ибо ты любитель халявы.
        — Я постараюсь опередить тебя.
        — Уж постарайся. Буду ждать подарка с твоей стороны. Выбери камень помощнее, ах-ха-ха.  — Засмеялся минотавр.
        Когда ты можешь подшутить над учителем и создать дружественную атмосферу, то любые трудности рассматриваются не всерьёз. Я любил подшучивать над Молтисом, а он надо мной. Мы были одними из тех, кто может чувствовать себя наравне с другим, несмотря на своё положение. Пусть он и мой учитель, но для меня он прежде всего друг. Пусть я ему ученик, но для него я прежде всего друг. Вот такими правилами мы руководствовались.
        Пришло время, когда все собрались за столом для переговоров. Приятно видеть столько знаменитостей. Если это и звучит, как на Земле, суть не меняется. Существа, сделавшие для Элеастры больше всего, могут считаться её главными защитниками. Когда я впервые почувствовал силу энергии, присутствующую в залах Этламаркама, то не мог представить себе что-то мощнее этого. Теперь хочу официально заявить, что был не прав. Сегодня я нахожусь в Тэамальгаме, в палате Грикулорана и чувствую небывалый приток энергий.
        — Кто хочет выдвинуть своё предложение?  — Заявил Грикулоран.
        — Пусть говорит Алайе.  — Промолвил Молтис.  — Он собрал нас здесь, а значит ему есть, что поведать нам.
        — Не могу не согласиться.  — Встрял Бобуо.  — Я всегда считал нашего гостя необычным. Возможно он предложит свою земную тактику ведения боя, о которой не знает даже сам владыка ВарДрагос.
        Только я открыл рот, чтобы поделиться своей тактикой, как в двери вломился Тирэйг  — мой учитель левитации. Он неслабо покашлял и извинился за столь нежданный приём.
        — Прошу прощения. Как только я узнал о войне, так сразу собрал свою армию драконов и рванул к вам.
        — Очень любезно с твоей стороны.  — Добавил старец.  — Как добрался?
        — Саан, не начинай. Я знаю твои намерения и не хочу поддаваться на мелкие шалости.  — Ответил учитель.  — Пусть моя помощь не будет столь великой, но уверен, что 200 драконов не помешают в битве.
        — Что ж, я надеюсь мы готовы послушать Алайе?  — Спросил Лекрофус у всех присутствующих.  — Отлично, значит начнём.
        — У Мора численное преимущество, я даже не сомневаюсь в этом. Он пустит все свои силы, чтобы снести всё живое на своём пути. Главная наша цель, приостановить наплыв Тёмных.
        — Что ты предлагаешь?  — Поинтересовался Молтис.
        — У нас есть землееды и красные минотавры. Это не только подземные ловушки, но и мощные воины, способные отрезать часть дороги. Создав несколько крупных подземных ходов, мы сможем контролировать участки земли. Когда первая волна прислужников ВарДрагоса хлынет на нас, красные минотавры подожгут подземный ход, идущий поперёк. Так мы сможем впустить в огненную границу первые 10 000 Тёмных, преградив при этом на час дорогу для остальных.
        — Даже, если этот план сработает, нам нужна сила, чтобы принять такую волну.  — Заявил Грикулоран.
        — Я могу помочь в этом.  — Добавил Тримэй.  — Мои волки-следопыты разобьют их, если будет подмога с тыла.
        — Несомненно. Следопыты в своей боевой форме отлично разобьют Тёмных. Только нужна броня покрепче. Грикулоран, твои броне-носороги составят ту самую несокрушимую защиту, которая поможет следопытам отбить первую волну. Если всё сделаем быстро, то со второй волной будем наступать с трёх линий.
        — Коротко, что ты имеешь ввиду?  — Спросил Лекрофурс.
        — В центральной части поля боя находятся броне-носороги с Грикулораном и следопыты с Тримэем, за ними армия элигиров с её командиром Сэзедин. Вдобавок мы поставим всех существ, что пришли из смешанных лесов в размере 20 000. Слева от вас, ближе к лесам и воде я хотел бы увидеть волков-убийц, которые не только могут помочь нам в битве, но и останутся незаметными в лесу.
        — В случае чего, они смогут предупредить об опасности.  — Встрял Раксис.  — А где быть мне и моим минотаврам?
        — Вы займёте правую сторону за холмами. Как только мы начнём битву и первая волна встрянет в передрягу, твои воины вместе с Ан-Рамэей и её тиграми поднимутся в гору, откуда начнёте набег со второй волной. К вам в помощь пойдёт Молтис и Бобуо.
        — Что делать нам?  — Задался вопросом Бупаламий?
        — Рядом с холмами есть лес. Он не такой густой и дремучий, как в центральных землях и всё же он находится на холмах. Есть вероятность того, что Тёмные тоже попробуют окружить нас, тогда вы сможете нам помочь, не дав противнику зайти в тыл, хотя бы со стороны холмов. Волки-маги, пуники, Голдимун и Тирэйг со своими драконами  — все вы ждёте своего часа.
        — Я с тобой Алайе?  — Шёпотом буркнул малыш.
        — Я, Саан, Айли и оставшиеся ринемся со второй волной по центру. Если к нам придёт ещё хоть какая-то помощь, решим всё на месте. Основной план я думаю понятен.
        — Готовимся к бою, вот, что я могу сказать.  — Дополнил старец.  — Чем больше мы болтаем, тем меньше времени на занятие ключевых позиций.
        Все были согласны со мной и моим планом. Я сам был доволен им, не понимая, как мне всё это пришло в голову. Я никогда раньше не участвовал в таких битвах, где мне приходилось отдавать приказы и применять стратегию ведения боя.
        — Всё новое, когда-то делается впервые.  — Мысленно говорил мне старец.  — Главное наше правило  — никакого страха.
        — Никакого страха.  — Повторил я.

        Глава 15
        Тёмный владыка пробудился

        Утренний свет Лунгафы был необычайно ярким. Даже тень боялась проявить себя, медленно пропадая с земли. Такой день нельзя упускать.
        — Приятно, не правда ли?  — Улыбнулся малыш.  — Такой лёгкий ветерок и красивые лучи не могут не радовать по утру.
        — Хочется верить, что такая погода сохранится и после битвы. Надеюсь, Элеастра простит наши выходки на её теле.
        — Алайе, как мы победим Мора? Видимо он не слабый, раз смог поднять такую армию.
        — Сильный, очень сильный! Айли, как твой бурчик научился летать, ведь даже взрослые буры не умеют этого делать.
        — Ты же знаешь. Мы отправили его на обучение и Амур смог научиться летать.
        — Верно. Вот и ВарДрагос смог стать очень сильным. Его также научили всему, что умеем мы.
        — Если мы объединимся, то станем могущественными, как он. Как же нам победить, если мы только сравняем силы?  — Задумался малыш, покрутив головой.  — Придумал! Нам нужно разделиться на команды, в каждой из которых будет по одному из лучших существ в своём деле. Так мы сможем создать несколько десятков таких владык, как Мор.
        — Согласен. Займись этим, пока я прослежу за расстановкой наших сил. Кстати, твой дядя обещал приехать. Он поможет нам?
        — Если обещал, значит поможет.
        — Замечательно, я как раз…
        — Но он не ходит один. Если Граан действительно собрался воевать, он приведёт самых сильных в Элустионе.  — Перебил малыш.  — Возможно и хранители сфер помогут ему, ну и взрослые буры я надеюсь. Несмотря на то, что буры не умеют летать, они отлично раскидывают по сторонам всякую нечисть.
        — Скелетов, нападавших на Этламаркам, будет очень много. Буры отлично порезвятся, разрывая этих тварей на кусочки.
        — Я пошёл создавать команды, способные противостоять Мору.  — Попрощался малыш, садясь на Амура.
        — Удачи. Жду тебя вечером. Пока не началась битва, можно полетать в ночном небе. Возможно это будет последний наш полёт.
        — А ты умеешь мотивировать.  — Засмеялся Айли.
        День пролетел незаметно. Малыш примчался ко мне на радостях, поведал о своих успехах в создании команд и отправился вместе со мной на прогулку. Мы решили полетать совсем низко, примерно в мой рост от земли. Звёздное небо освещало всё, посему лететь ночью было одно удовольствие. Мягкий ветерок приятно расслаблял наши тела, при этом подгоняя к горе.
        — Куда мы летим?  — Спросил Айли.  — И почему так низко?
        — Ты ощущаешь свободу хода. Как бы тебе объяснить иначе.  — Задумался я.  — Малыш, ты чувствуешь, как ходишь по земле очень быстро, при этом не касаясь её?
        — Да, ах-ха-ха! Я понял тебя.  — Обрадовался Айли.  — Амур, ты чувствуешь эту свободу лёгкого хода?
        — Мм?  — Скривил мордочку бурчик, не понимая моего друга.
        — Будем считать, что ты всё понял.  — Улыбнулся малыш.  — А теперь вверх, я хочу подняться на эту гору.
        Когда мы добрались до вершины, перед нами открылось целое чудо, не просто волшебство, а самое настоящее чудо. Лунгафа расщеплялось на мелкие светящиеся частички, посылая их с самого космоса. Они были похожи на необычные волшебные снежинки, которые засыпали все леса, растущие на холмах.
        — Как же красиво!  — Восхищался малыш столь удивительному чуду.  — Что это такое?
        — Я даже не знаю, что тебе ответить. Прежде, я никогда такого не видел. Возможно это знак.
        — Какой знак  — хороший или плохой?
        — Определённо хороший. Не думаю, что такая красота может нести плохие знаки.
        — Верно. Амур, тебе нравится? Амур?
        Бурчик помотал головой, словно его ответ «да» и стал облизывать своего хозяина. Подойдя к самому обрыву и взглянув вниз, мы увидели с неимоверной высоты, как Тэамальгам покрывается светящимся снегом.
        — Слушай, в королевстве Грикулорана и так много снега, зачем им ещё?  — Поинтересовался Айли.
        — Лунгафа, надеюсь, знает, что делает. Могу лишь добавить от себя, я бы направил снежную бурю на наших противников. Они, видать, не привыкли к морозу.
        — Мы тоже не привыкли. Алайе, я никогда не чувствовал холод. Как он выглядит?
        — Если рассматривать природное явление как предмет, то холод похож на твои ледяные клинки. Он сковывает всё внутри тебя и не даёт дышать. Если засидеться на морозе без тёплых вещей, то можно плохо закончить.
        — А ведь начинает холодать. Что происходит? Меня сковывает всё внутри?  — Забуянил малыш.
        — Айли, могу поздравить тебя. В Тэамальгам пришла настоящая зима, не та, что в снежном лесу, где тёплый снег, который не тает, а настоящая зима, существующая на моей планете.
        — Не скажу, что вся эта затея к лучшему. Мне срочно нужны тёплые вещи и, возможно, сапожки с утеплением. Как же холодно! Это надолго?
        — Я впервые вижу такие изменения в погоде на Элестре. Сказать, сколько продлится данное чудо, очень сложно. Если Граан приведёт хранителей сфер, мы можем задать им волнующий нас вопрос.
        — Тогда предлагаю быстрее спускаться в лагерь, поближе к камину. Я совсем уже не чувствую ног.  — Дрожащим голосом заявил Айли.
        Добравшись до нашей хижины, мы погрелись у большой печи. Бурчик залез на неё, чтобы согреться ещё быстрее. Я до этого не додумался раньше, посему сидел с Айли рядом с печкой и пил горячий шоколад. Ещё немного общения и нас склонило на сон. Поутру мы чувствовали себя свежо. За окном гора снега, ещё и крыша прогибалась от больших залежей белого чуда.
        — Заберите свою форму.  — Крикнул один из носорогов, постучавшись нам в окно.  — Она у вас на пороге. Если не поспешите, то можете остаться без неё.
        — Пойду, пожалуй, заберу. Мало ли, от этих носорогов можно ждать чего угодно.  — Пробормотал малыш, идя к двери.
        — Будь готов освежиться, коль собираешься отворить эту дверь.
        — Что-что?  — Переспросил Айли, не понимая к чему я клоню.
        И всё же, как приятно смотреть на подобные сцены. Малыш метрового роста пытается открыть дверь и когда это получается, на него обваливается гора снега.
        — Ах-ха-ха!  — Засмеялся я во весь рот.  — Порадовал ты меня, порадовал. С твоим ростом, только и делать, что двери зимой открывать.
        — Ну держись!  — Взбунтовался зверёныш, делая разбег на мою кровать.
        Наши игры были прерваны, не успев начаться. Айли, весь в снегу, только запрыгнул на кровать, как звуки рога донеслись до наших ушей. Это был Глордиан и его народ Элустиона. С ними пришёл сам Сэйлар и несколько его помощников.
        — Дядя вернулся!  — Обрадовался Айли.  — Я же говорил, что он не один придёт на помощь.
        — Твой дядя большой молодец, в отличие от Ваана. Тот не желает бороться со своими страхами, лишь находит оправдания и злится по чём зря.
        — Ну всё, хватит. Не начинай хоть ты превращаться в того обидчика, который вечно ноет. Ему бы только всё идеальное подавай. Пора жить в мире, где нет идеальных вещей, где нет идеального будущего, где каждый может вести себя не так, как хочешь ты.
        — Извини малыш. Я стараюсь контролировать свои эмоции.
        — Но у тебя не получается, да?
        Я ещё раз улыбнулся Айли, выходя из хижины.
        — Пошли встречать твоего дядю. Мы же хотим узнать ответы на чудеса, происходящие на Элеастре.  — Добавил я вслед.
        — Подожди, сейчас надену сапоги и вперёд. Ветер дует. Снег холодный лежит. Что происходит?
        — Меняется климат. Впрочем, что я гадаю. Идём и спросим у хранителей.
        Дорога была чистая. Впрочем, здесь нечему удивляться. С таким количеством существ странно, что снег не вытоптали весь. Лунгафа вновь светило, как прежде, словно никаких изменений с ним не произошло. Тень от малыша была с мой рост, на что я не мог не обратить внимание лёгкой издёвкой.
        — Айли, обернись. Посмотри на этого большого человечка, идущего впереди меня.
        — Хватит подшучивать над моим ростом. Не всем дано быть таким, как ты. Если хочешь узнать правду, лучше прекрати шутить, ни то Сэйлар пошутит над нами обоими.
        Малыш говорил и говорил, пока не столкнулся с одним из хранителей сфер.
        — Извините, я не заметил вас. Вы такой мале…
        — Айли, а ты говоришь ещё что-то на своего друга.  — Перебил малыша хранитель.  — Стоит задуматься. На свете есть множество вещей, к которым нужно стремиться, но не стоит забывать, что стремление будет бесконечным. Ты сам говорил Алайе, будто нет идеального мира и ты прав, его нет. Есть мир, где ты можешь жить идеально, если сам настроишься на это.
        — Жить идеально в неидеальном мире, если сам настроишься на это.  — Прошептал малыш себе под нос и добавил.  — Я понял, благодарю вас хранитель. Теперь я знаю, как победить владыку Мора.
        — О-хо-хо, Айли!  — Закричал Глордиан.  — Как ты себя чувствуешь? Тебе не холодно в такую снежную погоду?
        — Дядя, я знаю, как победить владыку тьмы. Мне подсказал один из хранителей. В общем мы сейчас живём не в идеальном мире.
        — Ты ответь мне сначала, с тобой всё хорошо?  — Вновь спросил Граан.
        — Да, я чувствую себя замечательно и мне абсолютно не холодно, а теперь слушай. Наши воины должны представить, будто победили Мора и почувствовать этот наплыв счастливых эмоций. Если постоянно находиться в таком состоянии, то тебе не будет страшен сам процесс войны, который начнётся с минуты на минуту. Возможно, нам удастся выиграть.
        — Не возможно, а точно.  — Добавил Глордиан.  — Мы обязательно победим мальчик мой, а ещё больше радости твоему дяде доставит отсутствие тебя на поле боя.
        — Дядя, опять ты за старое. Сколько раз тебе говорить, что я доволен такой жизнью и мне очень хочется дальше продолжить свой путь  — путь бесстрашного воина.
        — Полностью поддерживаю малыша.  — Заступился я за Айли.  — Он храбрый, сильный, его ловкости позавидовали бы даже волки-убийцы, а самое главное  — он не спасует в последний момент, что говорит о многом.
        — На меня можно положиться дядя. Возможно, это последний день в моей жизни, а может лишь начало великого пути. В этом и заключается весь интерес.
        Граан отпустил малыша, не сказав больше ни слова. Он отправился в зал переговоров посмотреть на боевой план. Интересно было бы узнать, понравилась ли ему моя стратегия, но это не так важно, ведь рог Тёмных прозвучал последний раз.
        — К бою!  — Крикнул Грикулоран, созывая все свои силы на занятие центральных позиций.  — Живее. Я хочу закончить бой и отведать вечером вкуснейшего напитка из биоков.
        — Следопыты, на места!  — Скомандовал Лекрофурс.  — Отвоюем Этламаркам и будем вновь жить в своём королевстве.
        Одной большой волной воины хлынули в центр. Мы не отставали от них, заняв и свои места. Со стороны холмов волки-маги вместе с ледяными тиграми и минотаврами давно стояли на позиции. Волки-убийцы подтянулись по левую сторону от броне-носорогов. С высоты птичьего полёта наша армия внушала страх, но когда есть с чем сравнить, то твои слова резко теряют свою силу. Тёмных вылезло с глубин Элеастры так много, что наше количество воинов смотрелось скудно.
        — Неужели так много существ предало совет и решилось на такой поступок?  — Спросил малыш, держа меня крепко за руку.
        — Мор, по всей видимости, обладает огромным даром убеждения. Несмотря на то, что он наш враг, я впечатлён его возможностями. Айли, ты какую часть берёшь на себя?
        — Ты о чём, о той волне нечисти, которая бежит на нас?
        — А как же. Я предлагаю отбить первую волну вместе.
        — Хорошо, а потом я быстренько переберусь к холмам, чтобы помочь и там.
        — Отлично. Я пойду на вторую волну Тёмных и буду смещаться к волкам-убийцам. Моя главная задача отыскать ВарДрагоса и постараться уничтожить его.
        — Я так и не спросил у хранителей про снег, а он всё усиливается. Не к добру такая погода. Как теперь красные минотавры смогут поджечь землю, если она в снегу?
        — Мор не дурак. Я чувствую, как он видит нашу стратегию и пытается создать такие погодные условия, которые помогут сохранить большее количество его воинов. Надо уничтожить предателя вместе с его колдовством.
        — Будь осторожен. Я не хочу потерять тебя в этой битве. Ты понимаешь, что мне будет скучно без тебя. Постарайся понять это и не умирать.
        — Я не подведу тебя Айли, ни в этот раз.  — Обнял я крепко малыша, словно вижу его в последний раз.  — За Элеастру! Вернём ей прежний облик!
        С криками и мощными ударами булавы о землю мы ринулись вперёд. Волки-следопыты в боевых формах с двумя дополнительными руками и броне-носороги с сокрушительной силой вступили первыми в бой. Мы ждали помощи землеедов и красных минотавров, чтобы те отрезали путь Тёмным.
        — Почему они не поджигают коридор?  — Крикнул один из носорогов.
        — Нам не удержать такой наплыв, зови подмогу.  — Добавил второй.
        Я прорубил валуном дорогу, чтобы быстро набрать разгон и полететь к холмам, дав сигнал тревоги. В небе ты становишься самой уязвимой целью, ибо летишь у всех на виду. Снайперы старались подстрелить меня, но никто не ожидал, что моё тело регенерируется с такой скоростью. Я благополучно добрался до Молтиса, Бобуо, Раксиса и его минотавров.
        — Что случилось Алайе?  — Встревоженным голосом спросила Ан-Рамэя.
        — Наш план изменяется. По всей видимости Мор перекрыл дорогу под землёй, что не даёт нам создать огненный коридор. Центральной линии нужна наша помощь.
        — Так чего же мы ждём.  — Заявил Бобуо.  — Полный вперёд. Порвём этих мелких на кусочки.
        Наша волна из ледяных и снежных тигров, минотавров, Молтиса и Бобуо в боевых формах, Раксиса, меня и Ан-Рамэи ринулась прямиком в «чёрную смесь». Я назвал так армию владыки ВарДрагоса, поскольку с холмов она казалась огромным чёрным пятном. Атакуя сразу с двух сторон, нам сопутствовала удача. Тёмные были слишком слабыми для наших воинов, но как же нас надурил тёмный лорд.
        Когда нечистая сила начала отступать, мы немного расслабились. Нам казалось, что вот оно  — догоняй, добивай и конец войны, но всё было совсем иначе. Нас загнали в капкан, откуда выбраться можно лишь имея дополнительные силы, чего нам так не хватало. Мы были окружены со всех сторон Тёмными, а их становилось всё больше и больше. Мор не стал выставлять все силы, он только показал, какими огромными войсками руководит. Большинство нечисти  — это всего на всего иллюзии, которыми ВарДрагос завёл нас в тупик. Его основная сила только проявилась. Из глубин морских, с чёрных гор и тёмной бури из песка появились слуги Мора вместе с настоящими воинами тьмы. Это не те существа, что ломаются с одного удара, а те, что могут вынести с десяток ударов и сами нанести смертельный удар.
        — Я знаю, что вас покинули силы и надежды на победу, но не сдавайтесь злу. Оно никогда не сможет сломить ваш дух и захватить в плен вашу душу.  — Мотивировал я сказочных существ, воинов и тех, кого сложно описать словами.  — Откройте в себе второе дыхание и сражайтесь, словно это ваше предназначение на Элеастре.
        — Не сдаваться. Мы должны выиграть эту битву.  — Промолвил Молтис, подняв булаву вверх.  — Не важно, кто ещё выйдет из тени, мы обязаны уничтожить всех.
        Волна Тёмных хлынула вновь на нас, мы же, как единое целое, встали в защитный круг. Нам нужна была помощь, но магов, пуников и волков-убийц недостаточно, чтобы пробить брешь в строе. Воинов ВарДрагоса так много, что не видно земли за версту. Ближние холмы, и те, покрыты чёрным слоем  — это всё воины, настроенные уничтожить нас и отравить эту планету. Казалось бы, всё решено. Нас окружили, ближе подобраться волкам-магам невозможно. Что делать? Элеастра полна сюрпризов и эта битва не исключение. Мы совсем забыли, что с нами хранители сфер. Они не любят воевать, но и терпеть это варварство не собираются.
        — Храмулостарфалис!  — Крикнул Сэйлар, вонзив необычную жёлтую сферу в землю.
        Эхо от заклинания прошло по всему полю боя, затронув даже холмы. От сферы и по всей центральной линии снег таял с такой скоростью, что создавал мощные потоки воды, сбивая Тёмных с ног. Хранители запустили вторую сферу, искусственно создав землетрясение. Мы находились под защитным куполом в центре всех событий, а вот слугам Мора приходилось несладко. Только благодаря таким вмешательствам волшебники, волки-убийцы и пуники смогли атаковать. Началась настоящая битва. Не было никаких иллюзий, лишь войско ВарДрагоса и все наши воины, воспрявшие духом и готовые идти до конца. Активировались подземные тоннели, где красные минотавры в огненном теле уничтожали нечисть, упавшую туда при землетрясении. Малыш перебрался на возвышенность, где снег ещё не успел растаять и помогал волшебникам разбивать Тёмных. Он ловко метал клинки, замораживая конечности противника, а волки-маги разбивали неподвижные тела вдребезги.
        — А вот и наша пятёрка. Алайе, в сторону.  — Крикнул Саан.  — Я с Лекрофурсом займусь теми двумя, а вы постарайтесь уничтожить тех троих.
        Старец говорил о той самой пятёрке прислужников Мора. Они получают удовольствие от убийства. Их душа пропитана местью и злобой ко всему живому. Слуги ВарДрагоса настроены только мстить, мстить за всё, чем отуманен их разум, а он забит отравленными воспоминаниями об Элеастре. Им кажется, будто планета невзлюбила их и теперь хочет уничтожить её отпрысков. Болангард, Ригрэта, Дребольтер, Хлойя и Грисальд  — пять существ, способных навести шороху по всем землям Элеастры.
        Саан и Лекрофурс направились в сторону Ригрэты и Дребольтера, оставив нам Болангарда с его големами, Хлойю и Грисальда. Големы Болангарда сильны тем, что уничтожить их возможно лишь сразу разбив шестерых или убив их хозяина. Они служат тараном, разметающим всех, кто встанет на их пути. Коричневый голем может вызвать землетрясение. Синий создаёт морскую волну, разрушающую строения. Оранжевый призывает огненный дождь. Серый управляет торнадо. Два главных голема фиолетового цвета. Они подчиняют себе остальных четырёх и сами подчиняются Болангарду. Оставшись без Саана, мы принялись за предводителя големов. Мощный носорог-волшебник, управляющий всеми стихиями не мог быть оставлен без внимания.
        — Я займусь им, а вы вместе с пуниками постарайтесь отвлечь големов.  — Заявил Грикулоран, направляясь в сторону Болангарда.
        — Алайе, помнишь мой земляной лес?  — Спросил Бупаламий.  — Сад, где мы с тобой гуляли?
        — Конечно. Такое обилие красивых деревьев, способных изменять качество материи, нельзя забыть.
        — Мои деревья не только красивые, но и обладают другими волшебными свойствами. Превращение в каменные стволы или листья из воды  — это малая часть того, на что способны мои творения. Я не для того создавал огромный сад, чтобы любоваться деревьями. Семена, вот главная цель моего труда. Благодаря порошку растёртых семян и моим зеркалам, пуники способны исчезать и появляться на небольших расстояниях друг от друга.
        — А в чём польза исчезновений или перемещений на короткое расстояние?
        — Когда мы исчезаем, семена испаряются, создавая белую дымку. Вот она и есть, то самое орудие убийства. Если один пуник схватит левую ногу противника, а другой правую, то при исчезновении дымка разорвёт врага пополам.
        — Получается, когда они появляются в другом месте, один держит левую ногу и часть оторванного тела, а второй правую ногу с куском тела?
        — Совершенно верно. Именно поэтому мы хотим испытать своё исчезновение на големах, пока Грикулоран сражается с Болангардом.
        Я помогал Бупаламию с големами, пытаясь объединить всех шестерых в одной точке, но мои попытки были бессильны. Големы ломались, разрывались на кусочки, а умирать не хотели. Только разобьёшь одного, второго, третьего, а они опять восстановятся и идут напролом.
        — Что будем делать, мои пуникийцы долго не протянут.
        — Грикулоран мощный носорог, скоро он свалит с ног Болангарда и големы рассыпятся сами. Потерпите ещё немного, надо сдерживать их, ни шагу назад.
        Пока мы сражались с големами, Грикулоран набирал обороты. Его мощные удары пробивали любую магию Болангарда. В одно мгновение слуга Мора непроизвольно использовал заклинание отражения, при этом забыл направить его на Грикулорана. С удвоенной силой удар короля Тэамальгамы сокрушил Болангарда. Волшебник не мог пошевелиться, лишь моргал глазами и пытался что-то сказать.
        — Ты думаешь мы испугались каких-то там слуг ВарДрагоса. Я истреблю вас всех, а после и вашего тёмного лорда.
        — Ах-ха-ха, глупышка. Тебе никуда не скрыться от моего ледяного дождя.  — Злобно посмеивалась Хлойя, воспарившая над Грикулораном и еле дышащим Болангардом.  — Ремейла Экструсионэ.
        Вокруг носорога и волшебника образовался чёрно-фиолетовый круг, который сковал обоих. Король Тэамальгамы пытался порвать оковы, но заклинание было столь мощным, что ему лишь оставалось смириться с гибелью.
        — Нее-е-т!  — Закричала Ан-Рамэя.
        Как бы мы не хотели помочь Грикулорану, ледяной дождь пронзил его плоть и тело Болангарда, который в последние секунды жизни шёпотом молил Хлойю спасти его. Ан-Рамэя и Блуфий набросились на тёмную колдунью, пока она читала заклинание. Предводитель ледяных тигров отгрыз Хлойе правое крыло, тем самым сильно изуродовав её внешность.
        — Ты заплатишь за это, ум-м-м.  — Завыла прислужница ВарДрагоса, испытывая сумасшедшую боль.  — Вы не сокрушите нас всех.
        С этими словами Хлойя быстро превращалась в пепел, который осыпался перед её ногами. Каждый имеет слабые стороны, даже такие могучие слуги Мора. Грикулорана уже не вернуть, а оплакивать его нет времени. Двое из пяти уничтожены, пуники рады победе над големами, осталось разобраться с Грисальдом и можно помочь Лекрофурсу со старцем.
        Водяной змей неспроста выбрал холмистое место, ведь там ещё лежал снег. Ещё одна польза снега, который тает, который похож на наш земной. Благодаря воде, образовавшейся из снежных накоплений, Грисальд легко перемещался по суше. Водяной змей, похожий на кобру с телом из воды не давал волкам-магам использовать заклинания. Он использовал водяной поток для создания солдат. Их невозможно пробить или ранить, но можно спокойно ими быть убитым.
        — Нужно заморозить его и разбить, вот только сделать это не так просто.  — Промолвила Ан-Рамэя, скрывшись за валуном.  — Видишь волну, идущую за Грисальдом. Она возникает каждый раз, когда змей собирается создавать новых воинов. Алайе, я отвлеку его, а вы с Блуфием постараетесь применить ледяной ветер в момент мощной атаки.
        — Да госпожа и вы не подставляйтесь, будьте осторожны.  — Заявил предводитель снежных тигров, склонив голову.
        — Когда мы закончим битву, мне нужна будет спутница. Ан-Рамэя, береги себя, мне не хотелось бы потерять лучшего учителя регенерации.  — Добавил я, держа волшебницу за руку.
        Дочь Ваана привлекла внимание Грисальда, создав белоснежный щит. Змей заметил сие волшебство и устремился к Ан-Рамэе.
        — Ты хочешь сопротивляться могущественному покорителю морских глубин, пылинка? Что ж, похвально, но это глупо идти на меня одной без какой-либо помощи. Несмотря на глупость, я ценю твою храбрость и посему ты умрёшь быстро, не испытывая мучений.  — Грозным голосом сказал змей, создавая новую морскую волну с воинами.
        — Винтерамейла Экструсионэ.  — Воскликнули я и Блуфий, направив ледяной ветер на Грисальда.
        — Б-р-р-р! Как же холодно.  — Заревел слуга Мора, выкарабкавшись из ледяной ловушки.  — Мести захотели, будет вам месть.
        Грисальд нырнул в снег, создав чёрно-синюю воронку и призвав оттуда несколько сотен морских воинов. В этот момент затряслись хвои, покрытые снегом. Снег осыпался, создавая белоснежный дождик. Только змей обернулся назад, чтобы узреть картину, как несколько хвой сломило и среди них вылетели белые драконы. Один за другим драконы ломали деревья и бросали стволы на противников. Взлетевши в небо, я увидел тысячную армию белых драконов и самого Винтерволла, летящего на одном из них.
        — Неужели он переборол свой страх.  — Подумал я про себя.
        Драконы подцепили Грисальда и откинули в сторону. Змей слегка потрепался, но быстро восстановился. Мне стало интересно, каким образом белые драконы смогли поднять морское чудовище, состоящее из воды, в воздух. Видимо здесь присутствует ещё один вид магии.
        — Винтерамейла Экструсионэ.  — Повторила Ан-Рамэя, а за ней и Блуфий.
        Грисальда тяжело поймать такой силой, нужна более мощная магия. Как бы мы не старались, а результата не видать. И пусть драконы разрывали Тёмных, змей продолжал буйствовать. Его морские воины возвышались в небо, убивая существ королевства Авэлио. Один из них ранил дракона, на котором сидел отец Ан-Рамэи. Винтерволл выпал из седла, летя прямо в глотку Грисальда. Водяной змей только открыл пасть, как Ваан превратился в дракона и впустил ледяной поток в глотку слуги Мора.
        — А-а-а-а, жжётся!  — Забуянил змей, трепыхаясь в снегу.  — Вы поплатитесь за это, хозяин отомстит за нас всех.
        — Тебе не суждено быть повелителем морей, слизняк.  — Злил Грисальда предводитель белых драконов.  — Посмотри на себя, тебе пора покинуть наши земли и впредь не возвращаться.
        — Владыка Мор не хочет слушать бездарей, которые не поклоняются ему. Он жаждет могущества, а не слабые души рядом с ним, кем вы, кто восстал против него, являетесь.
        — Значит нет. Твой ответ не изменяется. Стать тем, кем был раньше ты не хочешь? Море назвали в честь тебя не просто так, вспомни те былые времена. Ты уверен, точно уверен?
        Грисальд задумался на мгновение и напоследок сказал:
        — За тёмного владыку!
        После этих слов он помчался с волной воинов на нас. Мы втроём создали мощный ледяной ветер, который усилился вдвое благодаря Ваану. Лишь четвёртый волшебник, помогший нам, смог заморозить всё колдовство змея вместе с ним. Повелитель морей был уничтожен. В этот момент Ан-Рамэя почувствовала родство с королём драконов.
        — Отец, это ты?  — В слезах спросила волшебница.
        — Да, дочка, это я!  — Прошептал Винтерволл, обнявши своё чадо.  — Я не хотел причинять тебе боль и страдания, посему было решено стереть тебе все воспоминания. Я знал, что ты достигнешь высот в волшебном деле и будешь помогать всем существам Элеастры, посему не хотел сбивать тебя с пути.
        — Приди ты раньше, я бы смогла успокоить себя, а сейчас мне больно. Я чувствую, как моё сердце разрывается на части. Почему ты так поступил?
        — Доченька, ты думаешь мне не больно. Я каждый день вспоминаю о тебе, о твоих маленьких ручках, когда мы с мамой расстались.
        — А кто она?
        — Это самое тяжёлое, о чём мне не хотелось бы вспоминать. Могу лишь сказать, что твоей мамы больше нет. Она покинула этот мир 200 лет назад.
        — Я больше ничего не хочу слышать от тебя. Если ты знал, что так случится, зачем приходил. Не видел меня тысячу лет и мог ещё столько же не видеть. Убирайся, слышишь, я говорю уходи.  — Крикнула Ан-Рамэя, вытирая слёзы.
        Ваан ушёл, посмотрев мне в глаза с выражением  — «я знал, что будет именно так, зачем послушал тебя». Мне было стыдно, ведь я посодействовал тому, чтобы ихняя встреча произошла.
        — Алайе, почему так больно?  — Спросила Ан-Рамэя, прижавшись ко мне.  — Я не хочу, чтобы так было. Как мне забыть это?
        Я действительно не знал, что ответить, лишь крепко обнял волшебницу и прошептал:
        — В моём мире такие ситуации встречаются ежедневно и в гораздо большем количестве. Когда есть с чем сравнить, тебе становится куда проще утихомирить боль. Представь ситуацию, самую неприятную для тебя, которая принесла бы тебе критическую боль, скажем, все существа Элеастры погибли, а теперь сравни свою ситуацию с представленной. Ты чувствуешь, как работает эта сила?
        Ан-Рамэя успокоилась, задумалась по всей видимости о моих словах и добавила:
        — Ты прав, нечего вспоминать былое. Это не самое худшее, что могло произойти. Нам нужно завершить эту битву, как бы плохо всё не было.
        Мы ринулись в бой, работая в команде. Наш ледяной ветер сокрушал врага моментально и в этот момент я понял, что не обязательно обучаться всему понемногу, можно научиться делать всего одно действие, одно заклинание и отточить навык до идеала. Тёмные падали один за другим, но их число не уменьшалось. Откуда так много зла повылазило с глубин Элеастры, мне не понять?
        — Нам нужно что-то менять.  — Заявил Лекрофурс.  — Их слишком много. Ригрэта высасывает душу с моих воинов, оборачивая их в своих подданных.
        В этот момент я вспомнил о нашем разговоре с королём Этламаркамы в первый день встречи. Готов ли я отдать жизнь за другого человека? Речь тогда шла о старце, которому, по всей видимости, суждено было покинуть этот мир от руки слуги Мора. Признаюсь, честно, я не решился на такой подвиг. Как бы эгоистично это не выглядело, но мне дорога моя жизнь и отдавать её ради другого нелегко.
        — Полукровки на подходе.  — Заявил Ваан.  — Молтис, смещаемся в левую сторону. Лекрофурс, займись Ригрэтой, помощь уже близка.
        — Алайе, не стоит этого делать. Я понимаю, как ценна тебе твоя жизнь, береги её.  — Печально промолвил Лекрофурс, словно обречённо идёт на верную смерть.
        Я почувствовал, что король Этламаркамы не вернётся сегодня домой в своё королевство. Его тело останется здесь, ведь всё колдовство Ригрэты он смиренно примет на себя.
        — Постой, ведь ты говорил, что всегда есть выбор. Возможно мы вместе сможем одолеть её?  — Уговаривал я Лекрофурса не идти на верную смерть.
        — Выбор есть всегда и мой выбор  — спасти свой народ ценой своей жизни.
        После этих слов король волков растворился. Он принял ту самую форму, в которой прислужница ВарДрагоса убивала магов. Понимая, что я уже ничем не помогу Лекрофурсу, мне пришлось смириться с этим и отправиться с Ан-Рамэей, старцем, Блуфием на Дребольтера.
        — Полукровки!!!  — Закричал один из военачальников Тёмных.  — Перестроение на левый фланг.
        В небе появилась тысячная армия Винтерволла. Первая линия Вайдрэгов стремительной волной обрушилась на войско Мора. Драконолюди воссоединились в группы по шесть существ, создавая тем самым сферические волны, которые при ударе о землю возрастали в разы, превращаясь в огромные золотистые сферы.
        — Ниомболис.  — Крикнул Ваан, превратившись в огромного ледяного дракона.  — Имоваэр Эмболис.
        После прочтения заклинания сферы взорвались, опылив золотистым порошком Тёмных. Вайдрэги двухметрового роста выбежали из взрывной волны, быстро снося головы воинам тьмы. Пока золотая пыльца не сошла с одеяний противника, полукровки волшебным образом разбивали нечисть на кусочки. Мы так быстро зачистили левый фланг, куда смещались прислужники ВарДрагоса, что успели перестроиться на центральную линию для сохранения боевого строя. Противник чувствовал своё бессилие, хоть и превышал нас численностью в разы.
        — Алайе, Алайе, там Лекрофурс умирает!  — Кричал запыхавшийся малыш, бежавший в мою сторону.
        — Айли, где ты пропадал?
        — Я вместе с магами противостоим Ригрэте и её воинам. Она сильно изранила нашего друга. Король Этламаркамы потерял свой прежний облик.
        — Ты можешь поподробнее рассказать?  — Спросил я малыша, направляясь в сторону Лекрофурса.  — Что произошло, поведай в деталях?
        — Наш друг создал колдовскую штуку, которая сделала его тело светящимся. Благодаря этой магии, Лекрофурс смог засосать Ригрэту в своё тело-торнадо. Она сильно сопротивлялась, пытаясь выбраться, но король волков пожертвовал собой и убил колдунью внутри себя.
        — Он живой?
        — Да, но мне кажется, что он скоро умрёт. Его тело приняло облик обычного исхудалого волка, который не кушал 100 лет. Все эти кости, выпячивающиеся наружу, б-р-р-р, жутко смотреть.  — Скривился Айли, потряхивая руками.  — Ему нужна помощь, причём срочно.
        Когда мы добрались до Лекрофурса, он лежал на земле еле дыша. Я понял, что спасти его невозможно, даже волшебством Ан-Рамэи. К тому же у нас появился гость, схвативший длинными ветвистыми ручищами короля волков-магов. Дребольтер переломил волшебнику все кости, окончательно отправив его душу в другие миры.
        — Завершено.  — Мерзким голосом заявил слуга Мора.  — Непобедимая троица убита. Тёмный владыка забрал свою силу.
        Дребольтер говорил о трёх королях второго внешнего слоя: об отце Молтиса, Грикулоране и Лекрофурсе. Три могучих воина, покинувших Элеастру. Сын Молтиса Непобедимого не мог сдержаться и во весь голос заорал:
        — Сдохни последний из слуг ВарДрагоса.
        Старец разорвал древесную руку Дребольтера, пока Молти колдовал некое заклинание. Видя всю картину, я вместе с Ан-Рамэей, Блуфи и Айли заморозили его вторую руку. Малыш устремился к самому основанию руки и разбил её своими чудо-клинками.
        — Молтис, давай.  — Крикнул я, намекая впустить созданный минотавром заряд чёрно-фиолетового цвета прямо в солнечное сплетение Дребольтера и убить последнего слугу Мора.
        В тот самый момент, когда я произнёс эти слова, меня всего тряхануло от увиденного. Мой друг и учитель, которому я доверял и которого я любил, разрывает чёрно-фиолетовым зарядом Саана. Молтис перевоплощается в чёрную смесь из которой появляется ВарДрагос. Его тело атлетической формы, сам он высокого роста, а черты лица настолько идеальны и пропорциональны, что никакая девушка не устояла бы перед ним.
        — Ты знал, что так будет.  — Тихим, чистым голосом промолвил владыка тьмы, обращаясь к умершему старцу.  — Несмотря на все мои планы, ты же знал, что так случится. Почему не остановил меня?
        — Потому что он не может позволить себе бесчестие, как ты.  — Заступился я, готовясь к атаке.
        — Я отдал все свои силы, чтобы материализовать Саана и убить его, как физически ощутимого человека. Свою задачу я выполнил, а тебе предстоит ещё многому научиться мой ученик.
        — Ты так слащаво говоришь, но не жди от меня пощады. Мор, зачем ты так поступил с нами. Что тебе плохого сделала Элеастра?
        — Совет не должен так поступать. Если основатель не против моего изгнания, значит ему не место в этом мире. Кто виноват в том, что жена Ваана влюбилась в меня?
        Разозлившийся Винтерволл принял облик ледяного дракона и, не дав нам поговорить, бросился в бой. ВарДрагос не имел той мощи, что была до убийства старца, но у него хватало сил, чтобы превратиться в чёрного дракона и растерзать отца Ан-Рамэи. Откинув короля Вайдрэгов, Мор продолжил разговор, истекая кровью.
        — От того, что ты убьёшь меня сейчас, ничего не изменится. Вы потеряли своих предводителей, а создать новый совет или хотя бы стать защитником Элеастры, у тебя не хватит силёнок. Ты ещё слабый и твоя психика оставляет желать лучшего. Помоги лучше мне восстановить свои силы, и я обещаю заново создать совет, где ты и я будем править новой, возрождённой планетой.
        — Мне не важно кем ты меня считаешь, существа Элеастры выбрали своего защитника. Я верю им и себе.  — Ответил я, пробив кулаком тело ВарДрагоса.  — Отправляйся вместе со своими воинами туда, откуда пришёл.
        — Они тебя бросят, когда придёт время.  — Прошептал Мор, растворившись в воздухе.
        После гибели владыки тьмы, его воины превратились в пепел. Земли, где велась битва, резко загнили. Никто не радовался победе, да и победой столько жертв назвать нельзя. Существа Элеастры вообще не понимали, что происходит и как действовать дальше. Всех накрыл шок. Нам не хотелось пить, есть, даже говорить что-то. По всему полю стояла тишина. Мир замер. Такое количество смертей плохо сказывалось на всех. Ан-Рамэя оплакивала своего отца, несмотря на всё то, что она услышала от него. Глордиан сидел в раздумье, пытаясь понять произошедшее. Ни у кого не укладывалось в голове, как они будут жить без Саана. Это был их учитель учителей, их надежда на светлое будущее, их личный ангел-хранитель.

        Глава 16
        Радость или печаль

        — Алайе, воины ждут твоей речи.  — Дёрнул меня за руку малыш.  — Не стой, говори.
        — Вы все знаете, что я не с вашей планеты и тем не менее дали мне шанс проявить себя  — это называется доверие. Вы не сомневались в моих силах, в моей верности, мужестве, и это называется вера. Поэтому прошу вас сейчас поверить мне и следовать словам моим. На моей планете люди убивают, обманывают, воруют, издеваются каждый день, но не забывайте, что и радуются, смеются, делают добро другим также каждый день. Да, мы потеряли сегодня огромное количество не только воинов, но и лучших друзей, братьев, просто хороших существ. Я приношу свои извинения, если кто-то не доволен моими действиями. Друзья, давайте сплотимся вместе и забудем былое. Живите в моменте сейчас, как говорил, покинувший этот мир, Саан и жизнь станет куда интересней.
        Существа Элеастры не спорили со мной. Они смирились с прошлым и с новым взглядом на произошедшее поклонились самой планете. Каждый попросил прощения, почувствовав тепло и любовь Элеастры, словно она их родная мать, которая простила детей своих. Воины успокоились, помолчали и один из них обратился ко мне:
        — Алайе, ты наш защитник, а теперь и король всех земель Элеастры. Не бойся отдавать приказы, мы их рассматриваем как выполнение заданий для улучшения нашей жизни. Что прикажешь делать?
        — Если все согласны с заявлением вашего друга, то предлагаю оставшимся драконам поджечь загнившие участки восточных земель, очистив тем самым землю от погибших в этой битве. Пусть их прах развеется, а души будут охранять эти земли. Я верю, что мы все едины и воины, отдавшие сегодня свои жизни ради спасения Элеастры, не оставят нас без своей защиты.
        Никто из народов столь дивной планеты не противился мне. Все, будто единое целое, согласились и выполнили мою просьбу. Прогнившие земли мы огородили магическим забором, представлявший собой холмистый рельеф, за которым выросли горные хребты. Я не хотел, чтобы воины даже видели эти земли, не говоря уже о походе в столь мрачные и опасные места. Теперь дорога с королевства Этламаркам в Тэамальгаму шла через центральные земли, где густые мощные леса удивляли своей красотой и роскошью. Жизнь на планете улучшалась, шли дни, недели, месяца, существа Элеастры создавали новые общины, новые тренировочные лагеря, заключали более дружественные союзы, речь идёт о смешанных лесах, создавали небольшие советы и даже подумывали о восстановлении пятиглавого совета.
        — Алайе, уже прошёл год с момента гибели старца, может пора заменить его?  — Обратился ко мне малыш.  — Попробуй связаться с ним, возможно его дух присутствует здесь, но ему мешает колдовская сила проявиться.
        — Как думаешь, Мор покинул нас? Я чувствую, что что-то тревожит меня, а что именно я не знаю.
        — Отдохни, тебе нужен хороший крепкий сон, возможно ответы придут именно там.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к