Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Манов Юрий: " Звездные Фермеры " - читать онлайн

Сохранить .
Звездные фермеры Юрий Манов


        # О чем может мечтать юный романтик в любую эпоху? Конечно, о путешествиях, о неведомых мирах, о подвигах. А еще о верных и бесстрашных друзьях.
        Но если он родился в космической глуши, где звездолеты видели только по телевизору; если и отец, и дед, и прадед у него простые фермеры? Что, забыть о мечте? Вот и нет! Иногда в размеренный ход жизни может вмешаться случай!
        Именно этот случай становится началом невероятнейших приключений. Гладиаторские бои с участием ужасных тварей Вселенной, лучший курорт мира и его изнанка, таинственные джунгли, населенные дикарями, и, наконец, суперзлодей с целой армией зловещих монстров! И это лишь малая часть того, с чем придется столкнуться нашему герою.

        Юрий Манов
        Звездные фермеры

        Часть первая

«СЛАВЬСЯ, СЛАВЬСЯ, ГРЫМСКИЙ ФЕРМЕР!»

        Глава 1

        Нет, все-таки прав, тысячу раз прав был наш деревенский пастырь, преподобный отец Жозеф, когда говорил, что все эти штучки-дрючки, что понапридумывали яйцеголовые ученые на нашу голову, - от лукавого. И ежели человек урожден по образу и подобию Божию, то есть с парой рук и ног, с одной головой и без всяких крыльев, то и должен он ходить по земле на своих двух, а не летать в небесах, подобно птицам и прочим летающим тварям, из которых птицы далеко не самые противные. Одни слепни чего стоят! И если бы мой папаша, дай Бог ему здоровья, почаще захаживал в приходскую церковь, а не в таверну дяди Абрамяна и не ввязывался бы в разные авантюры, я бы не оказался в этой глубокой… Впрочем, не буду забегать вперед, лучше обо всем по порядку… Так, а о чем это я? Ах да, про пастыря нашего. Нет, вы не подумайте, отец Жозеф вовсе не из тех святош-маразматиков, что ноют повсеместно о конце света и призывают людей бросать все свои дела и уходить в пустынь. Был у нас один такой странствующий монах из церкви Начального Космического Разума. Вечно такой лохматый, взъерошенный, немытый, в рясе какой-то засаленной, с
крестом на полпуза. Все ходил, ходил по деревне, все ныл, стонал на деревенских сходках, в пустынь всех немедля призывал, поститься, грехи замаливать. Только у нас времени нету на всякие там замаливания, нам вкалывать надо. А какая с поста работа? С поста и ноги протянуть не долго. И вот покамест мы в поле вкалываем до темноты, монах шмыг в таверну к дядюшке Абрамяну и давай кур жареных трескать за обе щеки, пиво ему подавать не успевали. А как натрескается курятины, пивом нальется под завязку - вечер уже, мужики деревенские в таверну собираются горло промочить. Вот тут он и начинает: мол, и живем-то мы неправильно, и чревоугодием грешим, и о Боге не думаем. Первым мой батя не выдержал, аккуратно взял так монаха за грудки и говорит: «Иди-ка ты, мил человек, куда подальше, а то ведь я человек простой, но нервный. Могу и по лбу приложить». Монах так внимательно батин кулак рассмотрел, прикинул, что к чему, и ушел. И не в какую-нибудь там пустынь, а вознесся на небеса самым натуральным образом - на космочелноке с билетом на космолайнер в кармане. В салоне первого класса, между прочим, я сам билет видел!
Ну и туда ему и дорога. Действительно, и когда тут поститься? Работы невпроворот, к тому же где нынче на Грыме пустынь найдешь? У нас вся землица как на подбор, плодородная, пустынь у нас никаких нет, и не предвидится. Или я уже про это говорил?
        Так вот, наш отец Жозеф совсем другой, он не будет вам вешать лапшу на уши и дурить библейскими побасенками про конец света и прочие ужасы, он как на кафедру в церкви заберется, как толкнет речь о любви к ближнему своему, так заслушаешься. И все по делу, между прочим! Как сейчас помню, года три назад мистер Опоссум училку младших классов Барбару Айкью с геодезистом приезжим на сеновале застукал. Во скандал был! Где это видано, чтобы грымская девица с приезжим якшалась! Женсовет наш деревенский тут же собрался, решил общественное порицание ей вынести и бойкот объявить, а отец Жозеф как поднимет Библию над головой да как рявкнет сурово:
«Пусть первым бросит в нее камень тот, кто сам безгрешен!» Так и сказал: «Пусть первым бросит камень!» Клево, да? Еще бы! Посмотрел бы я на того, кто стал бы швыряться в нашу Барбару Айкью камнями. Да половина мужиков деревни на нее, варежки разинув, смотрят, когда она после уроков со школы домой чешет. Эт-т-та, скажу я вам, зрелище: ножки стройные из-под платьица короткого по последней моде, попка упругая, грудь в вырезе платья, как два мяча гандбольных перекатываются. И к нам, лодырям лоботрясам, она завсегда по-людски, не то что некоторые. Не, честно, Барбара - хорошая училка, на нас, мальчишек, не орет никогда, «неудов» не ставит, к директору за шиворот не таскает. Напишет на доске задание нетрудное, подойдет к окну в классе, в сторону реки смотрит. Наверное, о принце на белом коне мечтает. Чтобы и блондин, и при шпаге - все, как полагается. Только не видать ей принца, да и вообще сидеть ей в старых девах в нашей глухомани. А жаль. Разве ж она виновата, что очкастая, бедная и бесприданница к тому же и никто к ней не сватается. Она по этому поводу и к отцу Жозефу на исповедь ходила жаловаться. Я
сам разок в церкви подслушал, когда двойку в четверти замаливал. В общем, жалуется она, глаза платочком трет, а отец Жозеф ей, мол: «Терпи, сестра моя Барбара, Бог терпел, и нам велел. Верь в промысел Божий». А она ему: «Промысел, это, конечно, хорошо, токма, святой отец, спать одной в моих годах цветущих ну прямо сил никаких нет». А он ей: «Смирись и…» Нет, не фига не помню, что ей отец святой ответил. Всегда у меня так, начало помню, а вот конец… Отсюда и двойки в дневнике. А мать: «Это все книжки твои про пиратов твоих проклятых, видит Бог, выброшу я их на помойку!» А я в ответ…
        Ну вот, я опять отвлекся, что же это я про отца Жозефа сказать хотел? Ах, да, хоть он слово Божие и проповедует, и излишеств разных не одобряет, собственно против благ цивилизации он никогда ничего не имеет. А чего иметь-то? Время нынче такое, космозой, он и есть космозой. Все на благо мыслящего человека! А потому и телефонный аппарат у скромного служителя Божьего дома имеется, и газеты ему на дом приносят, и синематограф он по воскресеньям посещает, если, конечно, картина пристойная. Ясное дело, по деревне отец Жозеф ходит пешком, чтобы к пастве ближе быть. Встретит кого по дороге, поговорит, ободрит, на путь истинный направит. А вот на дальние хутора ездит отец Жозеф на роллере-внедорожнике. И я первым плюну в рожу тому, кто отца Жозефа в этом обвинит. Что ж, из-за нашей отдаленности фермерам на хуторах теперь без слова Божьего загибаться? Мой деда так и говорит всегда: «Слушай, Люка, отца Жозефа, слушай слово Божье! Нам, фермерам, только остается, что на милость Божью рассчитывать, ибо только от Господа в первую очередь и зависит, каков будет урожай. От воли Божьей и от трудолюбия нашего. Ибо
благосостояние фермера есть совокупность Божьего благословения, соленого пота и кровавых мозолей на руках».
        Деда, он такой, его хлебом не корми, дай нотации почитать. Ну, натер я в прошлом году на току руки до кровавых мозолей, ну и что? Урожай от этого больше получился? Да такой же, как обычно, даже чуть меньше - бобы в прошлом году не уродились. Видно, не дал Господь деду благословения своего, не иначе по причине дедушкиного злоупотребления сливянкой.
        Вот на этой самой основе деда с отцом постоянно спорят, особенно в праздники после наливочки. Как раздавят по кувшину сливянки, так и давай спорить, глотки рвать. Деда говорит, что фермер должен дни и ночи спину гнуть и Создателю молиться, тогда Господь его за усердие и наградит. Батя же утверждает, что фермер не только руками, но и головой работать обязан - только в этом случае он может называться фермером, а не рабочей скотиной. И ежели придумали ученые новый сельскохозяйственный агрегат или иной какой плуг мудреный, то надо брать его, хоть бы и в кредит, не пахать же примитивным плугом на патриархальной лошадке. Или деда предложит всем в соху кобылок запрягать, как предки наши древние? Ну и прочее в том же духе. Такой ор от них бывает! Аж куры на насесте замолкают, а мой Шарик аж под крыльцо прячется со страху и весь день оттуда носа не показывает. Правда, дальше словесных перепалок дело у деды с батей никогда не заходит, как правило, наоравшись вволю насчет предназначения человеческого, они приходят к выводу, что если и есть на земле и в космосе путные люди, так это мы - фермеры. Вот на этой
почве деда с батей мирятся, ставят любимую пластинку и хором распевают «Фермерскую доблесть» и «Славься, славься, грымский фермер!». Как вы, наверное, поняли, я из потомственных фермеров. Батя мой фермер, деда фермер, прадед, царствие ему небесное, тоже на земле трудился. Правда, не всегда. Фермером он стал только здесь, на Грыме, а сам он с Герры родом, ткачом там работал, а прабабка - рудокопом на Церере-2. Это потом их переселили на Грым, и нашу Санта-Лючию они с колышка строить начинали. У деды до сих пор над камином фотография висит: два огромных ржавых грузопассажирских модуля, а около них первые переселенцы, и сразу видно, кто откуда: у ткачей с Герры кожа бледная, в глазах - тоска смертная. Эвакуировали-то их в экстренном порядке, от геррского паука спасая. Что, вы не слышали еще этой истории? Да ладно вам! В скафандрах из паутины геррского паука до сих пор половина офицеров космофлота Ее Величества щеголяет и межгалспас в полном составе - иначе им нельзя. Замечательный, надо сказать, материал получался из геррской паутины. Тонкий, как шелк, легкий, как пух, а прочный, как сталь. Ну и к
термовоздействию очень стойкий. Вырабатывал паутину малю-ю-ю-ю-юсенький геррский паучок - рудогрыз. Это ученый Герр первым выяснил, что в слюне паучка очень много железа, оттого и получается нить такой прочной. И если ее должным образом обработать, то материал из нити получится просто уникальный. Как только первый рулон ткани из паутины соткали, первый комбинезон сшили, так сразу смекнули, какая от этого всем выгода. Тут же Герру нобелевку вручили и планету в его честь переименовали. И начали паучка в спешном порядке разводить. Сначала скрестили его с пауком-крестовиком, чтобы размножался быстрее, потом с каракуртом, чтобы от хищников и прочих тварей местных ядом мог обороняться, потом с земным птицеядом, чтобы вырос и нити побольше давал, потом еще с кем-то, чтобы железо охотнее грыз и нить вырабатывал попрочнее. Паучок вырос, потолстел, заматерел и по всей планете с благодарностью к людям размножился. Золотые времена настали для поселенцев Герры, прядильные комбинаты росли, как грибы, заказы на год вперед расписаны были, а уж какую столицу там отгрохали! Со всего Межгалсоюза туда работяги
собирались, и всех, кто к прядильному станку встать мог, хоть хромых, хоть кривых, - всех брали. А сколько металлолома туда приволокли паучку на закусь, бывало, целые орбитальные станции списывали и в джунглях геррских приземляли, глядишь, через неделю от огромной конструкции одна керамика осталась. А потом они и к керамике пристрастились.
        Тут тот самый ученый Герр с очередной конференции с очередным дипломом и премией вернулся, в джунгли на недельку сходил паучка своего навестить и еле-еле оттуда живым выбрался. Отлежавшись в госпитале, забил тревогу, мол, породили люди монстра ужасного, и предложил немедленно всю эту прядильню свернуть. Скандал был! Его даже звания почетного гражданина Герры лишили и с планеты с позором выслали (это столетнего-то старика!), но на этом не успокоились и уже собирались планету в Паутинск переименовывать, но не успели… Короче, очень скоро паук сожрал всех обитателей геррских джунглей и за людей принялся, жрать-то ему что-то надо было. Поначалу охранникам строго-настрого запрещали в пауков стрелять, по каждому случаю убийства полезного насекомого, особенно самки, следствие велось, погоны с офицеров перед строем срывали. А потом, когда паучки стали на поселки нападать… В общем, эвакуировали геррцев транспортами Межгалспаса под прикрытием военного космофлота, потому как вертолетов уже не осталось - паучки научились их плевками паутины сбивать…
        С тех пор про Герру ничего не слышно. Зонды-разведчики только приземлятся - тут же сигнал от них пропадает, видно, паучку зонды по вкусу пришлись, а косморазведка ничего нового не показывает: вся планета паутиной стальной укутана, а что там под ней творится, одному Создателю известно.
        Ну а про Цереру-2 вы наверняка знаете. Про это даже в школах рассказывают. Сдохла планета, высосали из нее люди - отважные переселенцы - весь мозг, вырвали скелет. Думали, что биослизь из шахт и пещер высасывают, очень ценную в производстве кремов и прочей косметики, а вычерпывали живой мозг, решили, что крупнейшие жилы обогащенной титановой Руды обнаружили, а на деле - выгрызали буровыми машинами скелет огромного организма. Про нефть я уже не говорю, ее ж чуть ли не сверху сосали, открытым, как говорится, способом, танкеры только отлетать успевали. Бурильные установки там не ставил разве что ленивый. Эту модель так потом и прозвали - кровососы. «Организм планеты, так и не научившийся себя защищать, умирал мучительно, агония его была страшна, и едва ли четверти церерцев удалось спастись, перед тем как живой покров Цереры-2 испустил дух. Некому и нечему стало защищать уникальную биосферу бывшего рая нерукотворного. И теперь бывшая уютная планетка содрогается от ежеминутных землетрясений и изрыгает боль свою тысячами вулканов», - это из нашего учебника по космологии, самому мне вовек так складно не
придумать.
        Так вот, прадед мой с прабабкой познакомились еще в открытом космосе, когда их модули стыковали, а поженились уже на орбите Грыма, где бюрократы из Межгалсоюза продержали их полтора года, сволочи! Жалко им, понимаешь ли, было отдавать такую чистенькую планетку поселенцам, уже две планеты загубившим. Ну не лицемеры ли? Как будто это ткачи с Герры и рудокопы с Цереры зарабатывали миллиарды кредитов, а не корпорации, их нанимавшие. Думаете, хоть одного чиновника корпораций нашли на этих грязных, ржавых модулях? Фигушки! Они неспешно погрузились на комфортабельные космолайнеры, отбыли без всякой спешки и греются сейчас в каком-нибудь райском уголке галактики, а то и на Земле под настоящим Солнцем. А вы говорите, ткачи, рудокопы…
        Рудокопов на фотографии тоже сразу различишь, все сплошь смуглые, но не от загара, сами понимаете, - на Церере солнца отродясь не видели, - от пыли породной. А вот и прабабка стоит ближе к правому краю в смешном комбинезончике с прадедом под ручку. Красивая, правда?
        На Грым наших предков все-таки пустили, но с запрещением заниматься чем-либо кроме фермерства и прочего натурального хозяйства. Остались, конечно, не все, многие с первым же рейсом отбыли на другие шахтерские или прядильные планеты, зато те, кто улетать не пожелал, рукава засучили и за работу взялись. Рудокопы в первые три месяца даже под крышей спать отказывались, мол, так в своих шахтах по небу чистому соскучились. И труд их даром не пропал! Бывалочи, заберешься на вершину холма, что над нашей деревней возвышается, глянешь на нее, родимую, - и душа наполняется гордостью. Красотища-то какая! Улочки ровные, желтым кирпичом мощенные, домики беленькие, аккуратные, все в зелени, даже фонтан перед церковью есть! А глянешь по сторонам: речка наша милая Синора, рыбы полная, а по берегам поля, сады, лозы виноградные, ровные прямоугольники поспевшей пшеницы цвета золотистого, ржи, овса, гречихи. И все натуральное! Ни капли химии, никакой биоинженерии! Потому и идет наш товар нарасхват по всей галактике, потому и прилетает сюда постоянно мистер Хоук лично, чтобы скупить у нас весь урожай. Вон у реки его
фактория: склады ровненькими рядами, магазинчики полукругом на рыночной площади. А в магазинчиках этих чего только нет!
        Признаюсь, очень нам всем нравился этот мистер Хоук. Как прилетит на Грым, первым делом в церковь, к отцу Жозефу на исповедь. Говорит, что там, в «суетливом мире», благости нет и что только у нас, в Санта-Лючии душа отдыхает. Всплакнет, бывалочи, он после воскресной службы, выпишет чек на сумму немалую в пользу общины, сядет за любимый столик в таверне у дядюшки Абрамяна и рассказывает со слезами на глазах, как мечтает он поскорее выйти на пенсию и поселиться здесь, на берегу речки - по утрам на зорьке рыбу удить, самому коровку пасти, о смысле жизни рассуждая. А в прошлом году сына своего привез. Бледного такого юношу, худенького, Альбертом зовут. Оно и понятно, будешь там бледным, в этих суматошных мирах без воздуха чистого, на жратве искусственной. Пусть уж поживет у нас, молочком парным отопьется, у речки на песочке позагорает. Да, так вот, как только прилетел он… видели бы вы, что в деревне творилось! Девки местные все как сдурели: вырядились в лучшие платья и давай в факторию мистера Хоука бегать, по пять раз на дню в магазин заходили то ниток купить, то лент, то еще чего. Две местные
красотки даже подрались, споря, на кого из них Альберт дольше смотрел, кому улыбнулся. А деревенская дурочка Хелен бегала за ним целый день, погремушкой своей звеня, лыбилась во весь рот и пузыри от счастья пускала. Дура дурой, а все туда же…
        Глава 2

        Так вот, с юного Альберта все и началось, вернее, с журнала, что он оставил за столиком в таверне дяди Абрамяна. Батя как раз зашел туда кружечку ячменного пенного пропустить, перед тем как к деду на хутор ехать. Оглянулся, столик выбирая, видит на столе у окна журнал в яркой обложке. Честно говоря, на Санта-Лючии с журналами плохо. И с книгами тоже. В библиотеке лишь пособия и спецлитература для фермеров, другого наша община как-то не выписывала. Да еще детективы, приключения и романы про любовь, это мистеру Хоуку спасибо - за свои деньги купил и общине пожертвовал. Я-то все больше книжки про море люблю, про пиратов. Как сяду на свою заднюю парту в школе, так и читаю часами напролет, завидую. Вот ведь как интересно люди в древности жили: кровавые битвы, дерзкие налеты, горы сокровищ, клады, прекрасные пленницы.
        Но про пиратов я могу говорить много, а это к делу особо не относится, так что если будет заносить меня на морскую тему, вы не стесняйтесь, останавливайте. Так вот, зато с местной прессой у нас все нормально: центральные «Грымский вестник» и
«Фермерская жизнь» еженедельно, и раз в месяц «Новости Санта-Лючии» выходят под редакцией нашего старосты господина Опоссума. Раньше газетка почаще выходила, когда ее мистер Иглстон выпускал. Но он чокнутый у нас немного, пытался даже на межгалактические новости подписаться, так ему такой счет за доставку «выставили! Бросил он все и теперь пчел разводит. Так что с новостями у нас плохо, потому как на задворках Вселенной планетка-то наша, ни транспортных путей поблизости, ни космопортов приличных. И если бы не мистер Хоук, благодетель наш, вообще бы от жизни отстали. У нас благодаря ему даже телевидение есть! Да, телевидение! Настоящее! Целых два канала! Правда, местных программ пока немного: «Фермерское обозрение», «Советы фермеру», «Показательный хлебопашец» - про житье-бытье наших показательных хозяйств, да еще «Юный фермер - старшему помощник» - это в нашей гимназии старшеклассники снимают. Так себе программка - скукотища смертная, правда, иногда забавно морды знакомые по телику увидеть. В остальное время по телевидению гоняют программы первого канала космофедерации годовой давности (мистер Хоук
для нас лично записывает) да фильмы из его же личной фильмотеки. Так что живем мы на Грыме, как говорит мистер Иглстон, с опозданием на год, так уж получилось. Зато как здорово бывает собраться в таверне у дядюшки Абрамяна и вместе посмотреть телик, узнать, чего там в мире суетливом творится.
        Но я опять отвлекся. Так вот про журнал. Уселся батя за стол в таверне, пивка хлебнул, журнальчик раскрыл, полистал, заинтересовался и спрашивает, мол, чье такое? А дядя Абрамян и говорит, мол, заходил тут молодой мистер Альберт, то ли позавтракать, то ли от девок местных спасаясь. Достали они его уже своими взглядами влюбленными и письмами страстными. Папаша и вызвался журнал в факторию владельцу доставить. Но в факторию не пошел и на хутор не поехал, хотя мы его с дедой весь день прождали - новый курятник крыть. Если верить бабуле, батя прибежал домой весь взъерошенный, взволнованный, заперся у себя в комнате и до глубокой ночи щелкал на счетах.
        Хорошо помню, приезжаем мы, значица, с дедой домой поутру, злые, усталые (из-за бати пришлось с курятником до глубокой ночи возиться), а батя в одном халате с опухшими глазами все на счетах щелкает и циферки колонками пишет. Нас увидел, вскочил и давай орать. Что-то там про огромные барыши, потерянную выгоду и про крохобора мистера Хоука. И бумажки нам в нос какие-то тычет. Оказалось, в этом журнале были биржевые котировки и список прошлогодних цен на натуральные продукты продуктовой биржи «Урании». И по всему выходило, что мистер Хоук нас, фермеров, десятилетиями бессовестно надувал. К примеру, в прошлом году бункер пшеницы на бирже стоил 186 межгалкредитов, а мистер Хоук установил закупку в 47 кредов, такая же картина была с овощами, бахчевыми, а уж с говядиной, молоком и зеленым луком мистер Хоук нас вообще грабил, давая цену на порядок ниже, нежели на бирже.
        Я-то, честно говоря, поначалу ничего в этом не понял, у меня с математикой всегда плохо было - из троек не вылезал, а батя три дня был сам не свой, все по дому расхаживал, бормотал что-то, даже закурил, хотя три года назад в мучениях бросил. И что удивительно, деда батю поддержал. На моей памяти это - первый случай за последние десять лет, с тех пор как батя с дедой решили водяную мельницу строить, после чего по каждому вопросу ругаются, а тут… Нас с мамкой тоже, честно говоря, пробило. Неужели такой хороший человек, как мистер Хоук, столько лет беззастенчиво обворовывал нас, бедных фермеров? Аж не верится. А бабуля прямо сказала, что этого Хоука всегда терпеть не могла, он, когда к нам на Санта-Лючию впервые прилетел, весь в прыщах был, все к девкам приставал, даже к ней, к бабуле, клеился. И все имущество его состояло из костюма, на нем надетого, да саквояжа с несвежим нижним бельем, а теперь глянь, целая фактория…
        В общем, в субботу возвращаюсь я из школы, привычно придумываю отмазку, как бы дневник свой бате не показывать, а он и не думает о нем спрашивать: стоит перед зеркалом в камзоле парадном, галстук повязывает. Прикиньте, батя в галстуке! Вот новость! Что-то интересное намечается. Свистнул я ребятишкам, мол, извиняйте, пацаны, на рыбалку не пойду, и за батей увязался.
        Народищу в управе собралось ужасть сколько! Обычно-то на сход и четверть санталючийцев не собирается, потому как скукота обычно на сходках, а тут яблоку упасть некуда. Я пристроился в углу, забрался на кипу папок старых, пыльных, наблюдаю. Сначала мистер Опоссум с обычной скукотищей выступает: столько-то общинных денег пошло на новую электростанцию, столько-то на закупку труб у мистера Хоука, столько-то на рождественские подарки для детей и одиноких санталючийцев. Но никто почти его не слушает, все вроде как ждут чего-то. Когда мистер Опоссум закончил, на сцену забирается батя, просит у старосты слова и сообщает о своем открытии. Я-то, честно говоря, во все глаза за мистером Хоуком смотрел, очень мне было интересно на реакцию этого живоглота поглядеть. А он даже не покраснел, все на ноги повскакали, а он сидит, ногти свои полированные задумчиво рассматривает.
        Наш староста Опоссум за колокольчик схватился, трясет им, тишины требуя, но как-то неуверенно. По всему видно, считает в уме, на сколько его мистер Хоук «обул» за тридцать лет плодотворной работы в наших-то пенатах. Когда все орать кончили, мистер Хоук встал и спокойно объявил, что более неблагодарного народа, чем жители Санта-Лючии, он в жизни не видел. И что мой папаша не только украл у его сына очень ценный журнал, но и разбил в его душе самое важное, что может быть, - веру в любовь к ближнему своему. После этого мистер Хоук начал загибать что-то про маркетинг, менеджмент и фьючерсные договора, а в заключение разрыдался. Он вообще-то слезлив, этот старикашка. На том собрание и кончилось.
        Месть мистера Хоука была ужасной. В понедельник на двери закупочной конторы в фактории появилось объявление, что закупки сельхозпродукции у жителей Санта-Лючии по техническим причинам производиться не будут. А для жителей Сан-Антонио, Санта-Моники, Санта-Бабары и прочих городков и деревень, что лежат вниз по реке, закупочные цены повышены на 10%. И вещание своего телевидения на Санта-Лючию мистер Хоук отключил. Мамаша как увидела поутру, что стереовизор в таверне дядюшки Абрамяна не работает, так едва чувств не лишилась. Еще бы, теперь ей вовек не узнать, сделал ли красавчик Хозе предложение прекрасной цветочнице или женился на этой злющей баронессе. Уже к вечеру к папаше явилась делегация во главе с мистером Опоссумом, о чем они говорили, я не знаю, но вид после этой беседы у папаши был очень кислым. Да не просто кислым! Как только делегация удалилась восвояси, слышу я визг - и из дверей дома нашего пулей мой Шарик вылетает. Батя в сердцах ему такого пинка отвесил, что бедная зверюга метров пять в свободном полете пролетела, если не больше. Батя, он и раньше Шарика не особо жаловал, все вонючкой
его звал, ругался, что пахнет от него, но чтобы живую тварь и пинком… Вышел батя на крыльцо, глянул, как Шарик по дороге к коровнику вприпрыжку улепетывает, глянул грустно в небо ясное и изрек: «Ну почему люди не летают?» А потом как хлопнет себя по макушке плешивой, как заорет: «Эврика! Эврика!» - и опять в дом. Я прям забеспокоился, кто это такая - Эврика эта самая? И не съехал ли батя крышей? Оказывается - наоборот. Такую штуку батя придумал!..
        Глава 3

        На посадку торгового челнока собралась смотреть вся деревня. Сказать, что мы волновались, - ничего не сказать. Папаша сообщил, что корпорация «Урания» в принципе готова выслать торговый корабль, но предупредила, что, если посадочная полоса не будет соответствовать норме, посадка челнока не состоится, а все расходы должен будет оплатить «свободный поселенец мистер Ажен», то есть мой папаша. А поди успей сделать бетонную полосу 50 на 10, когда бетономешалка в деревне только одна, и стоит она в фактории мистера Хоука. К нему, как вы понимаете, мы и не подумали обращаться. Всю неделю с утра до ночи всей деревней возили песок, качали воду, мешали и перемешивали цементную смесь, бетонировали, устанавливали какие-то дурацкие огни. Зачем, спрашивается, огни, если челнок днем приземляется? Даже мы, пацаны, бросили рыбалку, лапту с футболом и вкалывали изо всех сил наравне со взрослыми. Ночами вкалывали!
        Как бы там ни было, а площадочка получилась на загляденье, и в указанный день из облаков появился челнок! Челнок повисел над бетонной площадкой с минуту, словно раздумывая, и все-таки приземлился. Красивый корабль, здоровый, весь такой обтекаемый, в рекламе светящейся, не то что развалюха мистера Хоука, вся в заплатках.
        Сначала трап из борта выдвинулся и на глазах до самой земли разложился. Потом люк челнока с тихим чмоком в сторону ушел, глядим, а из недр корабля появился лысенький дядька в голубом комбинезоне с эмблемой «Урании» на груди, рукавах и спине. Огляделся и говорит, мол, привет, ребята! Я пилот торгового челнока Гипп, зовут меня Урайя, счастлив приветствовать вас, дорогие мои, от имени корпорации
«Урания»! Радостно улыбнулся солнышку, пальмам, березкам, нам ручкой сделал и благосклонно принял хлеб-соль из рук мисс Сидороффой - первой красавицы нашей деревни…
        Пилота торгового челнока мистера Урайю мы провожали всей деревней, прям как национального героя. Вообще-то у нас на Грыме своих национальных героев отродясь не было, потому как поводов для геройств как-то не представляется, но если появятся, провожать их, думаю, будут примерно так: с духовым оркестром, салютом и торжественными речами. Салют и оркестр были, а вот до речей дело не дошло, потому как мистер Урайя, по образному выражению дядюшки Абрамяна, «от впечатлений несколько ослаб». Батя с мистером Опоссумом осторожно уложили продолжающего распевать торговца в пилотскую кабину, разместили на кресле второго пилота корзины с гостинцами, батя там чем-то щелкнул на приборной панели и включил автопилот. Через пять минут челнок, в бункерах которого уместилась чуть ли не половина нашего весеннего урожая, задрожал, оторвался от земли и, сделав лихой вираж, скрылся в облаках. Смотрю, некоторые наши бабы аж слезу пустили, стоят, утираются платочками, а Шарик мой завыл. Но это он, может быть, с испугу.
        Как только челнок скрылся за облаками, батя вытащил из кармана десяток пластиковых карточек, мерцающих разноцветными звездочками, и всем нам демонстративно показал. В жизни еще не видел межгалкредитов, красивые какие, из цветного пластика, приложишь палец к изображению нашей галактики в нижнем углу, карточка тебе тут же сама и расскажет, сколько она стоит и сколько владельцу с нее процентов ежедневно капает. А у нас-то на Грыме все еще старые бумажные креды в ходу. Так вот, батя подсчитал общую сумму, что выдал нам мистер Урайя, и бросился к деду обниматься. Столько денег сразу ни он и никто другой в деревне еще не видели.
        Весь оставшийся день батя с дедой ходили гоголями, их все норовили угостить пивом, а батя то и дело к банкомату в таверне дяди Абрамяна с очень важным видом подходил и со счетом сверялся. Поскольку банкомат у нас в деревне один, остальные в фактории у благодетеля-кровопивца мистера Хоука, чтоб ему пусто было, то деда с батей я только в таверне и находил.
        Все остальные жители нашей деревни, что наличными решили плату за урожай получить, от зависти чуть ли не локти кусали. В общем, внеплановый праздник у нас в деревне начался, с песнями и плясками, уж не помню, когда мы так еще веселились. Даже пацанов не стали к десяти домой загонять.
        А той же ночью мы, пацаны, стали свидетелями довольно забавной картины: деревенские мужики почти в полном составе погрузились на школьный автобус, на пожарную упряжку добровольной дружины, на катафалк мистера Абрамяна и прибыли в факторию мистера Хоука. Там они выпили еще пивка, выстроились в шеренгу, повернулись к зданию конторы спиной, разом наклонились и спустили штаны. Потом этот снимок появился и в местной газете. Батя торжествовал!
        Глава 4

        С тех пор челнок прилетал к нам раз в две недели. И каждый прилет его - как праздник, тем более пилот нам попался такой замечательный. Оказалось, что мистер Урайя - совсем не старый, ему только недавно исполнилось сорок пять лет, а курчавую шевелюру, еще фигурировавшую на его пилотском удостоверении, он растерял в дальних космоперелетах в погоне за длинным кредитом. На Грыме ему явно нравилось: как прилетит, поставит свой челнок под погрузку и, ежели его мужики местные в таверну не уволокут, айда с нами, местными мальчишками, на Синору рыбу удить. Мы удочки в специально прикормленных местах забросим, облепим его со всех сторон и просим о путешествиях космических рассказать. Он сначала отмахивается, а как хлебнет медовушки, так и про поплавок забудет. И такого нам нарасскажет!.. И так до вечера мы сидим, рты раскрыв, а он все про чудищ невиданных и про сокровища огроменные, что ждут пионеров космоса на далеких планетах.
        А вечером, как водится, праздник: столы у мэрии под открытым небом, мистер Урайя во главе пиршества, красотка мисс Сидороффа с ним рядышком, раскрасневшаяся от счастья. А по обе руки от них деда с батей, от гордости все такие важные. А в конце столов делегаты от соседних деревень-городков, локти от зависти кусающие. И мы, санталючийцы, перед ними ходим героями, нос задираем. Ну и, разумеется, пение хоровое, танцы-шманцы, хороводы, прыжки через костер, прочие развлечения. А как проводим челнок, мужики непременно к мистеру Хоуку в факторию, зады свои демонстрировать. Такая уж у нас традиция сложилась, несмотря на то что отец Жозеф по этому поводу хмурится неодобрительно.
        Так вот, все шло замечательно, батя с дедой расширили виноградники, распахали под пшеницу дальнюю пустошь, еще десяток поросят прикупили во главе с хряком-производителем по кличке Геркулес. Правда, Геркулес оказался еще тот фрукт, но о нем чуть позже. А первым делом батя заказал мистеру Урайе видеоприставку и целую кучу дисков с этими самыми сериалами, чтобы мамаша ныть перестала, а то она сна совсем лишилась, гадая, на ком же женился в конце концов этот чертов красавчик Хозе. А на весенние праздники батя подарил мне новенький роллер, вроде как за успехи в учебе (а какие там успехи? В другое бы время он меня просто выдрал бы за такой аттестат), и торжественно объявил, что собирается ставить маслобойню. А что, денежки у нас теперь водились, хозяйство наше успешно развивалось, только вот с поросятами нам не повезло. Вернее, не с поросятами, а с Геркулесом, и не нам, а бате. Этот пятнистый свин почему-то сразу невзлюбил папашу: стоило бате зайти в свинарник, так Геркулес немедленно портил воздух, а если батя по неосторожности хотя бы на минуту оставлял на скотном дворе картуз или папку с бумагами,
Геркулес потихоньку подкрадывался и… Бате даже показалось, что в Геркулеса вселился дух его покойной тещи - моей бабки по линии матери, и чтобы его, дух этот недобрый, выгнать, батя пригласил отца Жозефа. Но падре обозвал все это суевериями, психологической несовместимостью и предложил бате свина продать.
        Так вот, собираемся мы, как обычно, к положенному сроку всей деревней у посадочной полосы. Готовимся мистера Урайю встречать: тут же оркестр духовой, хлеб-соль, мисс Сидороффа вся в соку, чуть поодаль в Рядок возы с весенним урожаем, молоком, мясом, свежими яйцами и зеленью всякой. Челнок приземлился, посадочными огнями моргнул, люк открылся и… вместо любезного нашему сердцу мистера Урайи выкатывается на бетон что-то цилиндрическое на колесиках с конечностями хромированными. Ба, это ж киборг! Я такого только в кино и видел да в фактории у мистера Хоука. Но у него киборг какой-то дряхлый, ползает еле-еле, шестеренками несмазанными кряхтит. Того и гляди - развалится. А этот весь блестящий и юркий такой. Глазенками своими выдвижными повел, антенной покрутил, к папаше подкатывает и выдает, мол, я торговый агент BH-24-Z-246 корпорации «Урания», прибыл принять у вас урожай.
        Смотрю, мужики наши затылки чешут, переглядываются, думают, что дальше-то делать, но вручили-таки роботу хлеб-соль. Он усиками своими блестящими в каравай забрался, экраном, что у него вместо глаз, моргнул и выдает письменно и устно: «Хлебопродукт запеченный, из натуральной пшеницы, в составе натуральные дрожжи, молоко, яйца. Кондиция! Качество - высшее. Цена 0,6 кредов». Тут же из челнока лента транспортная выдвигается, гибкая такая, из резины, наверное, он на нее каравай кладет и сразу к ближайшему возу. Усищи свои еще дальше выдвинул, в помидор воткнулся и затараторил: «Томат натуральный, средней зрелости, кондиция на 73%, 54 креда за бункер». И пошел, и пошел, и пошел… За три часа облазил все наши возы с продуктами, забраковал половину арбузов и дынь «за водянистость», рожь объявил второсортной, свинину излишне жирной, мед у мистера Иглстона вообще не взял, объявив его «искусственным». Тут же рассчитался межгалкарточкой, упаковался в специальный отсек челнока где-то около шасси и улетел. Я, правда, успел заглянуть в пилотскую кабину, вдруг там милый нашему сердцу мистер Урайя привычно
посапывает, но там никого не было…
        Вот и представьте себе картину, вся деревня стоит перед бетонным прямоугольником, над которым мы горбатились всем миром, ночей не досыпая, а чуть ли не треть возов так и осталась неразгруженной. Тут же батя мой стоит с кислым видом и мнет в руках кредитную карточку всю в мерцающих звездочках. Нет, рассчитался этот Би-24 честно
        - по полной программе, но что делать с этой самой «некондицией»? Ему, видите ли, размер яичек наших не понравился. То слишком мелкие, то слишком крупные. Нам что, перед курами схему требуемого яйца с точными размерами и параметрами вывешивать или эталонный экземпляр выставлять?
        Задницы наши мужики этой ночью, сами понимаете, мистеру Хоуку не показывали, а поутру все увидели, как повозка мистера Иглстона, грохоча и позвякивая на ухабах, направляется в сторону фактории мистера Хоука. Поговаривали, что весь мед у него там взяли. И за хорошую цену. Хотя, если честно говорить, мед у мистера Иглстона на самом деле искусственный, ведь, подлец, миски с сиропом к самым ульям выставляет.
        Глава 5

        Когда «Альфа-47-01» приземлилась на нашей площадке, я думал, папаша умом тронется. Он бегал вокруг челнока, выкидывая на ходу немыслимые коленца, и орал: «Славься, славься, фермер Грыма!» Потом он начал нехорошо ругаться на соседей, тоже собравшихся посмотреть на приземление первого частного космочелнока на нашей планете:

        - Что вылупились, штрейкбрехеры?!! Идите к своему Хоуку, этому кровопивцу, отдавайте ему непосильным трудом выращенное за гроши!
        Соседи наши, позорно спустившие перед мистером Хоуком флаги в войне за экономическую независимость, признав его абсолютную монополию на торговлю выращенными нами продуктами, виновато потупились. Никто, никто не поддержал батю с дедой, когда они предложили скинуться и купить свой челнок в складчину. И батя решился на невиданное: заложил ферму и все наше хозяйство банку «Урания» и на ссуду купил на пару с дедой личный космочелнок. Думаете, легко это ему далось? Вон, мамаша всю ночь проплакала, все завывала, что по миру пойдем и помрем под забором. Но это еще видно будет, под каким нам забором помирать, а пока вот он, челнок космический, пусть маленький, пусть потрепанный, но наш, семейный!
        Через минуту после посадки в днище челнока, прямо у самого шасси, открылся небольшой люк, и оттуда выкатился киборг, очень похожий на того самого Би-24-Z, компании «Урания», но явно постарше, со следами сварки на потускневшем корпусе. И номер у него такой же, как у челнока «Альфа-47-01», довольно древняя серия. Ну и пусть! Зато это наш собственный киборг, и ни у кого в деревне такого больше нет, и не будет! Потому что, как говорит батя, все соседи наши оказались «жлобами, не желающими смотреть в будущее», а деда назвал их просто «никчемными бездельниками». Не уверен, знал ли батя, как управлять этим челноком, но всю неделю он ночами не спал и прилежно зубрил брошюру «Юный навигатор», позаимствованную мною из школьного кружка «Грымский астронавт». И смотрел он на новое приобретение с нескрываемой гордостью, хотя и невооруженным глазом было видно, что челнок отнюдь не новый. Даже, скорее всего, аварийный - весь левый борт его был покрыт кривыми швами атомосварки.
        Признаться, меня тоже распирало от важности. Приятели смотрели на меня с нескрываемой завистью, а я спустил Шарика с поводка, по-хозяйски подошел к челноку и похлопал его рукой по блестящему керамометаллическому боку. Я бы и в кабину залез, если бы трап был. Тут раздался скрип, это деда прибыл на своей арбе. По всему было видно, что его тоже распирало. Он соскочил на землю, деловито, ни на кого не глядя, похлопал челнок по борту, привязал волов к выдвинувшейся ленте погрузчика и сурово приказал киборгу:

        - Ну, что стоишь, глазами хлопаешь, давай командуй, куда разгружать.
        Глава 6

        Киборг нам достался работящий, да и мы сами всю ночь глаз не сомкнули. Пришлось даже сестренок вызывать с их мужьями из Санта-Моники. Не люблю я, если откровенно, моих сестренок, дур этих визгливых, да и мужей их, придурков неконкретных, но, честно говоря, без них бы мы не справились. Это только говорить просто: фрукты упаковать, а ты поди попробуй каждую грушку, каждое яблочко в отдельную бумажку вощеную завернуть, гроздья виноградные в специальные коробочки уложить так, чтобы ягодка к ягодке, чтобы глаз радовался. Вроде, не особо трудная работа, а руки у меня просто дрожали… А утром; когда начали мясо грузить, батя и надорвался. Нагнулся, чтобы клетку с Геркулесом, боровом этим пятнистым, к тележке прицепить, тут-то ему в спину и вступило. Так и замер в виде вопросительного знака. Я, конечно, хохотнул, уж больно батя забавно смотрелся с откляченной задницей, а деда как даст мне затрещину прямо по шее. Больно и обидно.
        Короче, уложили мы стонущего батю на телегу, рогожкой его прикрыли, и к дохтуру мамаша его повезла, а сами челнок догрузили. Даже для варений, сестренками наваренных, место нашлось. Так вот, как только этот киборг «Альфы-47-01» забрался в челнок и объявил о готовности к отлету, слышу, зовет меня деда. Потрепал по затылку, в глаза так серьезно глянул и говорит:

        - Взрослый ты уже у нас, внучек…
        Что-то мне такое вступление не понравилось. У деды с батей всегда так: как на ферме вкалывать во время каникул, когда другие пацаны купаться идут или на рыбалку, - так ты взрослый, а как на роллере покататься или в воскресенье в клуб на вечерний сеанс синематографа - так мал еще.
        Так вот деда мне и говорит, что вместо бати заболевшего я с челноком лететь должен. И что бояться нечего, челнок полетит на автопилоте, торговать тоже робот будет по батиным рекомендациям, а мне лишь надо будет за этим киборгом проследить, потому как нынче и живому человеку довериться боязно, а тут железяка электронная.
        Поначалу я испугался. Видано ли, лететь одному в даль невиданную. И уж рот открыл, чтобы предложить деду самому, если он так хочет, лететь на этой фигне. А что, у меня причина веская: во-первых, я еще несовершеннолетний, во-вторых, мне к экзаменам готовиться, книжки читать. Но тут вспомнил я мистера Урайю и его рассказы про миры далекие. Да еще представил, как приду осенью в школу, выложу на парту пачку стереоснимков и расскажу, как покорял открытый космос на настоящем космочелноке. То-то Боб Ституб от зависти лопнет. Как-никак, а получается, что я буду первым астронавтом нашей Санта-Лючии. Да мне по-любому памятник на площади перед мэрией положен!
        От таких перспектив, признаюсь, у меня аж дух захватило. В общем, кивнул я молча, прихватил из роллера камеру, свистнул Шарика и под мамашин вой полез в кабину. Мамаша-то убивалась, как я понял, все больше для порядку. А кого ж еще послать? Зятьев мамаша сроду не любила, а деда… Дед однажды на ярмарке на воздушном шаре прокатился, так его потом неделю валерьянкой отпаивали. А что, мне четырнадцать через месяц исполнится, да и ростом я не обижен. Тем более работает-то ярмарка всего шесть часов, да еще лететь пару, так что к ночи дома буду.
        Забрался я в кабину на кресло пилотское, сдвинул в сторону сумку с едой, для бати собранной, затолкал Шарика под кресло, чтобы не мешался, значит, натянул на голову настоящий шлем космический, за штурвал ухватился и так пожалел, что деда с батей соседей разогнали. Эх, видели бы меня сейчас Стю Стаклифт и Боб Ституб, а лучше - Барбара Чен из старшего класса… А так зритель у меня был один - Шарик. Он нос свой мокрый из-под сиденья высунул и смотрит на меня: ты че, мол, Люка, задумал? На хрена нам в этой тесноте сидеть, может, лучше в лес, на охоту?
        Тут в кабине темно стало, это защитный экран на пилотской кабине закрылся. Оно и понятно, полет-то в Автоматическом режиме предстоит. Вот невезуха, не увижу я, значит, как Грым родной из космоса выглядит. И тут корабль как загудит, как задрожит, и меня вжало в кресло. Я понял, что лечу. Лечу! Но завизжать от восторга мне не позволил комок, подкативший к горлу. Еще пару минут этой тряски, и я облевал бы всю кабину. Но, на мое счастье, вибрация скоро кончилась, и я почувствовал, что тело мое ничего не весит. Вот она, невесомость, огурчики, помидорчики из корзинки, что на соседнем сиденье пристегнутой покоилась, медленно так вылетели и у самого моего носа зависли… А тут как Шарик завизжит. Смотрю, а он под самым потолком летает - лапы раскорячил, хвостом, как пропеллером, крутит, глазищи - что твои пятаки. Во смеху-то!

        - Отличная работа, капитан! - прозвучало из щели над демонтированной приборной панелью штурмана, - мы на орбите. Через двадцать минут мы пришвартуемся к кораблю-матке, с которым совершим пространственный прыжок к системе Урания. Дальнейший полет вы можете провести во сне. Счастливых сновидений!

        - Эй, эй, - крикнул я неизвестно кому, - я не хочу спать…
        Но никто меня не слушал, из трубочки в шлеме раздалось шипение, чем-то сладко запахло, и я почувствовал, как мои глаза сами собой закрываются…
        Ярмарка

        Глава 1

        Мать моя женщина! Красота-то какая! Я Пялился в экран кабины челнока и глазам своим не верил. Настоящий космопорт! А кораблей, кораблей-то сколько! И большие какие! По всей равнине, насколько хватало взгляда, стояли звездные корабли, рядами и поодиночке, большие и маленькие, серебристые и от кормы до носа размалеванные рекламой. Между ними толпами ходили покупатели. Маленькие, смешные такие, как муравьишки. Вот она какая - межгалактическая торговая биржа натурального продовольствия корпорации «Урания».
        В динамике над пультом что-то пискнуло, и вполне человеческий голос произнес:

        - Приветствую челнок «Альфа-47-01», отличный вход в атмосферу Урании, поздравляю.

        - Да ладно, чего уж там, - сказал я, польщенный.

        - Ваш посадочный терминал В-1127, цвет красный - для автоматических пилотов. Напоминаю, что в безвоздушном пространстве красного терминала розничная торговля не ведется. Присутствие покупателей, дышащих кислородно-азотной смесью, только в скафандрах. Счастливой торговли!

        - Эй, эй, - забеспокоился я, сообразив, что говорит невидимый диспетчер не со мной, а с этим чертовым киборгом, что сидит где-то в своей нише около шасси и челноком управляет. - Эй, как это - в безвоздушном пространстве? Это что ж, мне без скафандра на улицу не выйти? И где мне его взять?

        - Кто это? - после довольно долгой паузы поинтересовался динамик.

        - Это я, Люка Ажен, - крикнул я. - Я тут, в кабине «Альфы-47-01», лечу.

        - Что за черт! - в динамике послышалось шуршание бумаг и щелчки по клавишам компьютера. - Нет тут никакого Люки, тут же ясно написано, что полет беспилотный. Правда, сначала заявлен некий Г. Эжен, а потом заявка отменена, и полет означен как беспилотный.

        - Так Г. Эжен - это Гектор, мой папаша, - торопливо объяснил я. - Ему поясницу скрутило, радикулит, наверное. Так он и не полетел, а я вместо него! А Эжен и Ажен только пишется по-разному, а говорится одинаково.

        - Бардак! Вечный бардак с этой ярмаркой! - злобно сообщил динамик. - То заявляются, то отменяются, то Ажен, то Эжен, то одно, то другое. Вы - кислорододышащий?

        - Ну, в общем-то да, конечно, - тут же откликнулся я.

        - Ваша порода.

        - Что?

        - Что, что… К какой разумной расе вы относитесь? Если на самом деле - разумной.

        - Ну это… Белый я. Человек, в общем.

        - Слава богу, уже легче. Так и запишем: «Хомо сапиенс, кислородно-азотная смесь». Ваше посадочное место С-202, цвет синий. Благодарим за вовремя внесенную арендную плату.
        Насчет арендной платы я ничего не понял, но поскольку лампочка на пульте погасла, сообщив, что сеанс связи закончен, я немедленно достал камеру и начал щелкать вид сверху. Кадры, надо сказать, получались на загляденье.
        Тут челнок неожиданно резко заложил вираж, если бы не ремни, я точно башкой в экран влепился бы. Придя в себя, я разглядел внизу здоровенный синий круг с белой буквой «С» посередине. От круга шла длинная синяя же стрела, как я понял, наш терминал находился именно в той стороне, куда она указывала.
        Не скажу, что посадка меня особо порадовала, тряхнуло так, что о-го-го! Да, рановато я отстегнулся. Почесывая шишку на лбу, я толкнул дверь челнока, но она и не шевельнулась. Что за дела? Я еще раз с силой налег на ручку - тот же результат. Постой, постой, мистер Урайя, кажется, говорил, что перед тем, как выйти, надо послать запрос борткомпьютеру. А вдруг снаружи среда агрессивная или опасность какая? Я успокоился, вспомнил пособие для юных астронавтов, нажал большую зеленую клавишу связи с системой управления и услышал хриплое:

        - Да, киборг грузового челнока «Альфа-47-01» слушает.

        - Слышь, киборг, а че, это дверь не открывается?

        - С кем я говорю? - поинтересовался киборг. - Не могу идентифицировать голос и определить адресата по связи.

        - Это я, Люка. Я хочу из кабины выйти, а дверь не открывается.

        - Ошибка! - сообщил киборг - Челнок «Альфа-47-01» серии В4990974, владелец Гектор Ажен, выполняет автономный беспилотный рейс по маршруту Грым - Урания. Киборг челнока приступил к выполнению основной миссии - торговле натуральными продуктами на межгалактической торговой бирже натуральных продуктов «Урания».

        - Гектор Ажен - мой папаша, чертова железяка! А я Люка Ажен - его сын. Ты ж меня видел на Грыме, мы вместе челнок грузили, дубиноголовый! Я здесь, в кабине пилота. Выпусти меня немедленно!

        - Ошибка, - снова заявил киборг, причем весьма уверенно, - исходя из информации заложенной в мою память, Люка Ажен, сын владельца челнока «Альфа-47-01» серии В4990974 находится на планете Грым в пределах натурального хозяйства владельца Гектора Ажена.

        - Идиот! - заорал я, теряя терпение. - Я здесь! В кабине пилота, хочешь, сам посмотри…

        - Пилот в кабине не идентифицирован, - возразил киборг, - в кабине никого нет.
        Я хотел было обозвать эту железяку еще почище, но задумался. И вправду, откуда он может знать, что в кабине челнока кто-то находится? Его что, кто предупредил? Деда сказал мне лезть в кабину, я и полез. А батя тем временем на арбе стонал, так что никого ни о чем не предупредил. А киборгу, ему по барабану, он и антенной своей не двинет, пока команда не поступит.
        Я закрыл глаза и попытался вспомнить, как это делал мистер Урайя. Ну конечно же, левой рукой нажать на среднюю из трех зеленых клавиш на панели: управление дюзами, управление киборгом, управление грузовым отсеком, а правую руку положить на экран дисплея.
        Экран осветился зеленым, считывая линии с моих ладоней и пальчиков, динамик пискнул, вежливо сообщил:

        - Добро пожаловать на борт, мистер Люка Ажен, какие будут распоряжения?

        - Дверь открой, - приказал я, - и трап опусти.

        - Выполняю, - недовольно, как мне показалось, проскрипел робот, дверь с тихим шипением поднялась, и в кабину немедленно ворвались, именно ворвались звуки и запахи, запахи и звуки. Запахи горячего оливкового масла и невероятных, неизвестных мне пряностей, аромат невиданных фруктов и немыслимых благовоний. Звуки приземляющихся челноков, гул толпы, перемешанный с какофонией десятков разных мелодий. Я осторожно ступил ногой на узкий серебристый трап, пятясь задом, спустился на землю и зажмурился, едва не ослепнув от света двух ярких солнц. А открыв глаза, тут же открыл рот. Одно дело видеть инопланетчиков на картинках в учебнике по начальной космологии, совсем другое - смотреть на них, что называется, в живую. Вид у меня был наверняка совершенно идиотский. Ну, представьте: стоит человеческий подросток и пялится во все глаза на взвод гиппопотамов в портупеях и фуражках при дубинках и пластиковых щитах. Ахейцы - лучшие полицейские Вселенной, я про них кино видел, здоровые мужики, надо сказать…
        Киборг оглядел меня со всех сторон своими окулярами, ощупал усиками - антеннами и скрипуче произнес:

        - Киборг челнока «Альфа-47-01» к выполнению поставленных задач готов. Прикажите продолжать выполнение заложенной программы?

        - Валяй! - сказал я и свистнул Шарика. Нечего ему в кабине скулить, пусть побегает.
        Глава 2

        Наверное, деда был все-таки прав, эта «Альфа-47-01» оказалась парнем ушлым, за ним глаз да глаз нужен. Киборг ни минуты не стоял на месте, все суетился, шарнирами своими поскрипывая, товар продуктовый раскладывая. Он ловко откинул левый борт челнока, превратив его в огромный торговый прилавок (вот ведь удобная штуковина!), приволок из холодильника льда, выложил на него наши грушки-яблочки, виноград и прочую фруктозу. Я тоже попробовал было ему помочь, но быстро это дело бросил - видно, руки у меня не из того места выросли. По крайней мере, за киборгом мне было не угнаться, я только мешался у него под ногами, то есть под колесами. Так вот, разложил он товар, водичкой его холодненькой сверху сбрызнул, к динамикам челнока подсоединился, да как заорет… Я, признаться, чуть не оглох. Ну и рев! Да благо бы еще по-человечески, а то ведь на языке каком-то невиданном, то ревет, как вол, то скворцом чирикает, то свиньей визжит. Шарик аж за шасси челнока спрятался.

        - Ты че, - спрашиваю я эту железяку, - совсем башкой своей железной съехал? Чего орешь-то?
        Киборг замолчал, уставился на меня, лампочками помигивая, потом протягивает мне коробочку с ладонь величиной и кнопочками разными. И показывает, куда пристегивать и нажимать. Ну пристегнул я, нажал и только тут понял, для чего сия штука предназначена. Универсальный переводчик - физичка наша про них на уроках рассказывала. Как включишь - любой язык понимаешь, будь то межгалактический универсальный, будь какой иной, в конференцию Межгалсоюза входящий. Вот бы мне такой, а то, признаться, у меня с межгалсленгом совсем плохо, еле-еле на троечки натягиваю.
        Так вот, оказывается, мой киборг не просто орал - он на самых разных языках товар наш расхваливал, все прелести его расписывал, мол, и натуральный он, и вкусный, и полезный. Только зачем громко-то так? А киборг мне манипулятором своим на соседний с нашим корабль указывает, лампочками вроде как подмигивает и верещать продолжает. Повернулся я, посмотрел, корабль как корабль, здоровый, серый, как туша слоновья из столичного зоопарка. И что в нем такого интересного? Ан нет, смотрю, окошко серое открылось, и на землю мешком выпала серая туша. Туша от земли мячиком отскочила и точнехонько около меня приземлилась. Я опять рот разинул. Точь-в-точь наш боров Геркулес, только в серебристо-сером комбинезоне, с клыками, и щетина на голове в гребень уложена, в оранжевый цвет выкрашена.
        Прошелся он вдоль нашего прилавка, с вызовом пятак свой задрав, на ценники глянул, скривился, словно от кислого, к Геркулесу подходит и хрюкает что-то. Геркулес наш, скотина ленивая, глазки свои узенькие открывает, в клетке своей поднимается и в ответ ему тоже «хрю-хрю». Беседуют, значится. Вот дела-то! А на вопли киборга моего из того самого корабля еще три «мячика» выскочили, «развернулись» и тоже к нам вразвалочку подходят. В это время тот, самый первый свин от Геркулеса отвернулся, к прилавку подошел и ам… засунул себе в пасть спелую желтую грушу. Два раза чавкнув, подхватил красное яблочко наливное и отправил его вслед за грушей. За ним второе, и еще гроздь винограда туда же. Во дела! Это что же творится? Это если каждая свинья будет наши фрукты таким вот образом пожирать… А свин, тщательно прожевав, почесался копытцем, повернулся к кораблю и пронзительно взвизгнул. Мать моя женщина! Через минуту чуть ли не весь корпус серого корабля покрылся отверстиями, из них с чмоканьем начали выскакивать «мячики». Они тут же обращались в кабанчиков и с визгом устремлялись к нашему «прилавку». Что тут
началось! Как меня не затоптали, даже не представляю! Пришлось прятаться за шасси вместе с Шариком. И было с чего! С полсотни кабанов в разноцветных комбинезонах буквально разнесли наш «прилавок». Они с радостным хрюканьем кидались в красиво уложенные горки спелых фруктов, хохотали, чавкали и визжали. Минут через пять этого свинячьего разгула на мокром прилавке остались лишь огрызки, обрывки бумажек, в которые мы так тщательно заворачивали каждое яблочко, и обломки лотков. Причем многие из них - довольно погрызенные. Да, и еще кабанчики, они лежали в самых живописных позах, удовлетворенно похрюкивая и повизгивая. С немалым удивлением я заметил среди них и нашего Геркулеса, он лежал в луже малинового варения по соседству с молоденькой свинкой, закрыв глазки от наслаждения, и с довольным видом облизывался.
        Я оглянулся по сторонам, нашего киборга нигде не было. У меня задрожали колени, в животе стало как-то пусто. И что я теперь скажу деду? Что робот сбежал, а стая космических свиней, к которым присоединился и наш боров Геркулес, сожрала весь наш урожай фруктов и томатов?!! А я куда смотрел?
        Тут появился Альфа. Он осторожно выглянул (то есть выдвинул окуляры на длинных антеннах) из своей ниши в корпусе корабля, и, видимо убедившись, что опасность миновала, выбрался наружу.

        - Слышь, ты! - тут же накинулся я на киборга. - Ты что наделал-то? Посмотри, что они с нашими продуктами сделали. Что я теперь бате-то с дедом скажу?
        Киборг мигнул зеленой лампочкой, мол, все нормально, повода для волнений нет, и подкатывает к здоровенному пятнистому хряку в золотистом комбинезоне, счастливо похрапывающему на «прилавке».

        - Вы, если не ошибаюсь, здесь главный?

        - Ну, - лениво хрюкнул свин.

        - С вас две тысячи восемьсот тридцать два космокредита пятьдесят пять центов, - проскрипел мой киборг.
        Свин открыл глаза:

        - Это за весь банкет? Вместе с сервировкой? Ха! И всего-то? Держи три «штуки», сдачи не надо! - В копытце щедрого хрюна появилась мерцающая карточка, тут же исчезнувшая в приемном устройстве «Альфы-47-01».

        - А Геркулес? Геркулеса тоже покупаете? - спросил я, не обращая внимания на мигание красной лампочки киборга.

        - Что ты имеешь в виду? - зловеще спросил главный свин и сел на задницу, сурово постукивая передним копытцем по прилавку.
        Тут до меня наконец дошло, что инопланетной свинье не очень должно понравиться, что его собрат по разуму содержался в клетке да еще выставлялся на продажу. Слава Богу, хоть ценник не успели вывесить.
        Но тут мне на выручку пришел киборг:

        - Мой юный друг из породы человеков хочет спросить, - встрял «Альфа-47-01», - если вы хотите принять этого господина в команду, то не хотите ли вы внести небольшую плату за господина Геркулеса…

        - Что?!! - взвизгнул Свин. - Эти человечишки, эти недоумки, которые существуют лишь потому, что умеют выращивать угощения для банкетов, до сих пор грешат работорговлей? А может быть, они еще и плотопоедатели?

        - Нет, что вы, - замахал манипуляторами «Альфа-47-01», - Вы нас неправильно поняли, господин боцман. Господин Геркулес оказался в многодетной семье этого молодого человека сиротой, и они выкормили его, вырастили как родного сына. Вы сами сможете убедиться, если спросите господина Геркулеса, как к нему относились в этой семье, как хорошо кормили…
        Главный свин вопросительно хрюкнул, Геркулес на мгновение открыл свои заплывшие жиром глазки, фыркнул на меня и хрюкнул в ответ. Боцмана, видимо, ответ удовлетворил, он благожелательно глянул на меня и показал клыки - улыбнулся, значит.
        Я облегченно вздохнул - выглядел свин весьма зловеще, да и пушка у него на поясе ого-го! Хотя, в принципе, я Геркулеса никогда и не обижал, так, покатался верхом пару раз с ребятами наперегонки.

        - А семья, как я уже сказал, многодетная, я бы сказал даже бедная. Они столько перенесли, чтобы дать ему достойную пищу, достойное воспитание… - продолжал канючить киборг. - Давали ему возможность спортом заниматься. Сами видите, даже в перелете обеспечили ему самые комфортные условия.
        Свин с недоверием посмотрел на челнок, но то, что людей назвали бедными, ему, видимо, все-таки польстило.

        - Ладно, вот держи тысячу, будем считать, что это наша благодарность бедной семье за заботу по отношению к разумному существу и плата за его перелет сюда.
        Передав киборгу карточку, он глянул на запястье, где поблескивал шикарный космохронометр в платиновом корпусе, и взвизгнул:

        - Святая свиноматка! У нас старт через полчаса, а мы еще не готовы! Мне капитан голову оторвет! Все, ребята, хорошо погуляли, теперь за работу. На корабль!
        Свиньи, как одна (в том числе и Геркулес), вскочили на задние ноги и кинулись, вздымая облака пыли, к своему кораблю…

        - Эй, а кто будет убирать этот срач? - крикнул я. Главный свин обернулся на бегу и кинул в пыль пластиковую карточку.
        Я не гордый, я поднял. Ого, двадцать кредитов! Деньги хорошие, но с уборкой придется попотеть, глянь, как они насвинячили-то.

        - Помощь в уборке не требуется? - раздалось у меня за спиной. Я обернулся, но никого не увидел. Вопрос повторился, и я посмотрел себе под ноги. Господи, так и заикой стать можно: из небольшой черной маслянистой лужи на меня умоляюще смотрело два голубых глаза. Я вопросительно глянул на робота, тот пожал механическими плечами:

        - Универсальный биоуборщик. Берет недорого, работает хорошо, мусор с собой забирает…
        Я с сомнением оглядел глазастую лужицу у своих ног и прикинул объем работы.

        - А справится? Слишком уж мал.

        - Не сомневайтесь, вполне справлюсь! - заверила лужа. - Пятерка за все, идет?
        Я пожал плечами, пять монет - не такие уж большие деньги, по-любому мы не в убытке.
        Глава 3

        Настроение у меня было великолепное. Еще бы, батя рассчитывал получить за овощи-фрукты с нашего хозяйства, которые уместились в этот челнок, никак не больше двух тысяч кредов, а за своего давнишнего недруга Геркулеса от силы полторы-две сотни. Нет, молодец все-таки этот «Альфа-47-01», надо же такое придумать: «сирота, в семье как сына растили». В итоге мы уже наторговали на четыре тысячи, а в бункерах у нас еще пшеница, рожь, хмель, картошка, творог и сметана. Да у меня еще карточка на 17 кредов (киборг все-таки сторговался с уборщиком на три монеты). Единственное, что огорчало, - я не успел заснять на камеру эту свинскую пирушку, вот бы ребятам в школе показать, как космокабаны наш урожай фруктов за пять минут смолотили. Но не беда, вокруг еще столько интересного, оставалось только надеяться, что кадров хватит…
        Мы ехали на небольшой тележке, вернее, я с Шариком ехал, вольготно развалясь на образцах продукции нашей фермы, а «Альфа-47-01» впрягся в тележку в виде толкателя. У него, оказывается, кроме четырех маленьких колесиков еще одно большое есть. Вот он его сейчас и выдвинул. Ехали мы, оказывается, на центральную биржу, где киборг собирался сдать образцы и приступить к основной торговле. Но и по дороге торговля кипела вовсю. Господи, чего я только не увидел, точнее, чем здесь только не торгуют! Наверное, торгуют всем, что растет на земле. И фрукты, и овощи, и ягоды - все здесь было. А какой скот! А размеры! Представляете себе арбуз величиной с корову? Или корову величиной с собаку? Я специально около этого загончика велел моему Альфе остановиться. Нет, ну, прямо натуральные коровы: с рогами, хвостами, выменем. Но только очень маленькие, и вместо копыт у них - хваткие такие лапки с длинными пальцами. Оказалось, это лиановые коровы, живут в кронах деревьев джунглей планеты Эвитта, жрут в основном листву и бананы, на землю спускаются только на дойку. И удои у них!.. Продавал коров хмурый зеленокожий
дядька. Очень странный и весь в лишаях. Он сухо объяснил, что это не лишаи, а тропические паразиты, а у них как раз сейчас - пора цветения. Остерегаясь прикасаться к дядьке, чтобы не подцепить инопланетную заразу, я, конечно, справился о цене на этих существ. А что? Почему бы нам с батей и дедом не завести стадо таких коровок? Запустим в лес, никакого сена им готовить не надо - пусть листья да шишки жрут. У нас в лесу этого добра навалом. А мы их будем только доить. Здорово придумал? Правда, стоили они по триста кредов за штуку. Однако! Хотя молоко у них, как объяснил лишайный дядька, очень ценное. Но триста кредов… Дороговато все-таки…
        Кроме нормальных человеческих продуктов продавалось здесь много всякой всячины. Причем не всегда было понятно, кто кого продает. Вот представьте себе здоровенное дерево, похожее на баобаб, из учебника по биологии, с пышной такой кроной, усыпанной фруктами, которые себе только можно представить. И яблоки, и груши, апельсины, мандарины, лимоны, манго… Больше всего здесь было плодов, очень похожих на наши ананасы, только самых различных цветов: красные, желтые, оранжевые, зеленые, даже фиолетовые. Вот так дерево! И на нижней ветке баобаба сидят на жопах ровно два таких лохматых и симпатичных индивидуума в кожаных жилетках и с большим аппетитом эти самые плоды поедают. Видимо, хозяева дерева. Только Шарику они сразу не понравились, облаял он их по полной программе. Я пса своего унял и снова на это изобилие уставился. Конечно, яблоком-грушей меня не удивишь, у нас на Грыме этого добра завались, а вот ананасы… Говорят, и у нас они растут где-то на юге, только я их живьем никогда не видел - разве что по телику да в банках с сиропом на школьных праздничных обедах, а тут свежие, прямо с дерева. У меня,
честно говоря, аж слюнки потекли, настолько эти ананасы мне вкусными показались. Тормознул я своего киборга, с тележки спустился, карточку денежную из кармана вытащил. Подхожу к дереву и спрашиваю очень вежливо, мол, господа, что это за фрукты? И сколько они стоят? А «господа» повели себя крайне удивительно. Один из них ухватил с ветки банан да как запустит в мою сторону, я еле-еле увернуться успел - видно, занятия лаптой даром не прошли. Второй тоже в меня кинул, правда, не целым ананасом, а огрызком. Ни фига себе, дегустация! Эки манеры у этого народца! Ну, поймал я огрызок, аккуратно так кусочек отрезал, попробовал. Весьма недурно! На самом деле похоже на ананас, с привкусом дыни и, кажется, груши. Грех такое не купить, бабулю дома порадовать.
        Подхожу поближе и вежливо так говорю: «Господа, если сойдемся в цене, мне бы пару красных, на манго похожих, оранжевый ананас и вон тот, желтый…»
        Видели бы вы, что тут началось! Эти двое как вскочили на лапы, как начали орать и давай в меня швырять этими самыми ананасами… Честное слово, я чуть было деру не дал, но тут вижу, появляется из кроны баобаба гибкая такая ветка, даже, скорее, не ветка, а лиана, да как шлепнет им по макушкам. Обоим. И сразу они стихли, насупились, зло так на меня смотрят. И смотрят не только они. Гляжу, еще два глаза появились. Здоровенные! И прямо на стволе. А под ними дупло. И вот из этого дупла глухой такой голос:

        - Молодой человек, вы читать умеете? Тут ясно написано, что продаются пальмовые мартышки с Персеи. Незаменимые помощники при сборе фруктов. Очень вам рекомендую - дают два плана по сравнению с самыми совершенными роботами-сборщиками, а стоят на порядок меньше! И кормить особо не надо - им фруктов хватает. Очень рекомендую взять пару, они же размножаются хорошо! А если вы фруктов хотите купить, то это чуть дальше - в павильоне. У меня только для демонстраций.
        Пригляделся я, а действительно, имеется под деревом табличка с ценником: «Мартышки персейские - сборщики фруктов, обученные - 550 кредов пара». А у мартышек жилетки с цепочками, и вот эти цепочки к стволу дерева привязаны, чтобы не разбежались. Ошибочка вышла, неудобно-то как… Я уж начал слова подыскивать, чтобы перед деревом извиниться, но тут кто-то дернул меня сзади за штанину:

        - Дяденька, а дяденька! Купите амулетик.
        Я обернулся - никого! Глянул вниз и увидел странное существо, похожее на большую плюшевую игрушку, что стоят на витрине в лавке дядюшки Абрамяна. Только эта игрушка была живая. Она переминалась на умильных коротеньких лапках и широко улыбалась, поблескивая похожими на бусинки глазками. «Игрушка» протягивала мне маленькую ручку, в которой поблескивали с десяток кулончиков на тонких золотистых цепочках.

        - Купите, дяденька, всего пять кредов пара, - снова попросило забавное существо.
        Ни фига себе, «всего пять кредов». Да за пять кредов на Грыме в фактории мистера Хоука можно купить полную модель парусника «Глория» со стреляющими пушками или целый кляссер стереомарок серии «Далекие миры». Я хотел было немедленно отказаться, но тут встретился с продавцом глазами. В этих глазах была не просто просьба, в глазах была мольба. Хотите верьте, хотите нет, а передо мной вдруг возникла картина: в бедной соломенной хижине ждет кормильца плюшевая мама и дюжина плюшевых деток. И вот со скрипом открывается дверь, и в хижину возвращается глава семейства. В глазах его грусть, а в лапке гроздь амулетиков на цепочках - он ничего не смог сегодня продать. Плюшевые детишки плачут от голода, плюшевая мама закрывает лицо передником и тоже всхлипывает…
        Я тряхнул головой - и видение исчезло. Но, сами понимаете, после такого отказать малышу я не смог и взял амулеты в руку. Амулетики были забавные, представьте себе такую ампулку запаянную, как на полках в медпункте у мисс Сидороффой, а внутри у нее, у этой ампулки, огоньки такие пульсирующие, разноцветные. И в темноте светятся, если в кулак зажать и в щелочку поглядеть.

        - Очень хорошие амулетики, - заверил меня плюшевый, - приносят владельцу удачу и всегда помогают в безвыходной ситуации.
        И тут я подумал: а почему бы и нет? Не такие уж это большие деньги - пять кредов, а сувенирчик какой-никакой привезти надо. Один для себя, второй Стю Стаклифту. Я подумал и выбрал синий, а потом зеленый. Остальные вернул. Вытащил из кармана свою карточку и тут понял, что совершенно не знаю, как ею расплачиваться. С бумажными кредитами все понятно, а тут? Ну не отдавать же все 17 кредов за какие-то амулетики?
        Видимо, плюшевый мои сомнения понял:

        - Если вы хотите расплатиться карточкой, нажмите на звездочку слева, видите, единичка загорелась? Жмите еще пять раз. Видите, шестерочка? Это значит, вы готовы заплатить шесть кредитов. Теперь жмите на центр, там, где спиралевидная галактика. Это команда к расчету. А теперь приложите к моей, - и торговец протянул мне свою карточку.

        - Эй, погоди, мы ведь за пятерку договаривались, - возмутился я.

        - Ах да! - замахал кроткими лапками продавец. - Я совсем забыл. Нажмите на звездочку справа. Теперь появилась пятерка? Значит, все правильно. Жмите на спираль и приложите к моей.
        Я послушно сложил две карточки вместе, что-то пискнуло, я снова глянул на свою, теперь на ней светилась цифра «12».

        - Спасибо, премного вам благодарен, - широко улыбнулся плюшевый, забирая свою карточку обратно и пряча ее куда-то в мех. - Это очень хорошие амулетики, поверьте. Приносят удачу и спасают от беды. А еще у меня есть…

        - Ах ты, ворюга! - крикнул кто-то у меня за спиной. - Держи его!
        И тут же Шарик залаял. От неожиданности я вздрогнул, а пушистик резво шмыгнул прямо между моих ног и с неожиданной для таких коротких лапок прытью скрылся в толпе.
        Оказалось, что про вора кричал мой киборг. Он, мигая красными лампами, как новогодняя елка, быстро подкатил ко мне и погрозил вслед пушистику правым манипулятором:

        - УУУУ ворюга! Я тебя! Посмотри, у тебя все цело? - спросил он наконец, обернувшись ко мне.
        Я быстро сунул руку в карман, но там все было на месте: ключи от гаража с роллером на брелке, ножичек, фонарик, свисток - все было на месте. Карточку с дюжиной кредов, как и купленные амулетики с синими и зелененькими огоньками внутри, я продолжал сжимать в кулаке.

        - Ничего не украл? - переспросил киборг.

        - Да нет, камера - вот она, деньги в сохранности, в карманах все цело.

        - Уф-ф-ф, значит, успел, - сказал киборг.

        - Чего успел-то? - не понял я.

        - «Чаво-чаво», - передразнил меня киборг, - а таво! Это ж мандатра - крысочебурах! Эта порода - главные ворюги в этой части галактики. У меня, как я его увидел, аж блок эмоций включился! Вот сволочь такая!

        - Да ладно, - удивился я, - такой маленький и ворует?

        - Точно, точно! - уверенно заявил робот. - Воруют все, что плохо лежит. И что хорошо - тоже! Своруют, а потом продают. У меня однажды манипулятор прямо во время разгрузки увели. Не успел оглянуться - а руки уже нет! Первые воры! Крысятики!

        - Надо же! А с виду такие милые. И не подумаешь. И на крысу совсем не похож.

        - Правильно. Их, чебурах, и вывели как вид специально для детей в интернатах, чтобы по родителям не скучали. Сказки их рассказывать обучили, играм разным. А этим, видишь ли, с детьми скучно стало.
        Одичали и давай народ облапошивать, крысятничать. Глазки состроят, в доверие вотрутся, а потом… И попрошайки жуткие!

        - Ну не знаю, - пожал я плечами. - У меня он ничего не украл и не просил даже. А наоборот, торговал. Вот эти штуки я у него купил. Кстати, а что это?

        - Не знаю, не могу идентифицировать, - сказал киборг, выдвинув окуляры до предела,
        - наверно, фигня какая-то краденая. Они ж только краденым и торгуют. Так что спрячь подальше, а то не ровен час… А больше ничего не пропало?

        - Да нет же, вот заладил! - ответил я, вешая зелененький амулет на шею, а синий пряча в карман.

        - Тогда садись, поехали, а то все лучшие места на бирже займут.
        Глава 4

        А вот и биржа. Здоровенное такое, круглое здание. Я что-то видел про биржу в каком-то старом кино, там все люди в белых рубашках и галстуках бегали с какими-то бумажками, кричали много. Здесь же все было совсем по-другому. В центре биржи в ряд были наставлены тележки со всякой всячиной, вдоль стен были натыканы какие-то отверстия, вроде как розетки в стене фактории у мистера Хоука. Около «розеток», подключившись к ним различными штекерами, стояли киборги разных моделей и нетерпеливо перемигивались разноцветными лампочками. Мой «Альфа-47-01» быстренько приткнул тележку в ряд подобных, отъехал к стене и тоже подключился к одной из розеток. Пока я наблюдал за его действиями, собираясь встать с тележки, на меня… накинулись щупальца. Ощущения были не из приятных: Щупальца обвили меня со всех сторон, забрались под Рубашку, в штаны. Ну что бы вы сделали на моем месте? Естественно, я заорал что было сил, тут же завопил Шарик, и щупальца мгновенно, словно испугавшись, отскочили. Я спрыгнул с тележки, в три прыжка отскочил в сторону и только потом повернулся. Оказалось, щупальца напали не только на меня.
Над каждой тележкой висела гроздь таких щупалец, они осторожно касались продуктов, разложенных в контейнерах, - видимо, просто делали анализ.
        Я успокоился, пригладил волосы и услышал удивленный возглас, наподобие того, что издают болельщики на нашем стадионе, когда назревает опасный момент. Оглядевшись, я заметил, что все на бирже, кроме роботов у стен, пялились в огромный экран, что висел в центре зала. Я последовал их примеру и едва в обморок не свалился. С экрана испуганно смотрел четырнадцатилетний крепыш в фермерском комбинезоне, с взлохмаченной шевелюрой - моя точная копия. Тут же под изображением пошла бегущая строка: «Человеческий детеныш, производства частного фермерского хозяйства Гектора Ажена с планеты Грым, в отличном состоянии. Цена не указана».
        Толпа вокруг заволновалась, некоторые торговцы тут же начали стучать по клавишам, видимо, назначали за меня цену.

        - Безобразие, эти человеки совсем распоясались, уже детенышей своих на продажу выставляют! - проскрипело около меня существо, очень похожее на половую щетку, воткнутую в небольшой стог, и тут же назначило за меня цену в тысячу кредов.
        Тут опомнился мой «Альфа-47-01». Он замигал красными лампочками, и надпись под моим изображением на экране изменилась: «Ошибка! Не продается». И то слава Богу! Биржевики разом охнули. Мне показалось, что несколько разочарованно…
        В общем-то наблюдать за работой биржи мне скоро наскучило. Нет, поначалу было забавно разглядывать жителей других миров, раньше-то я их только на картинках в учебнике по космологии видел, а тут живые, щупальцами своим по кнопкам бегают, глазками многочисленными хлопают. Но уже через час, обойдя всю биржу два раза, я заскучал и подошел к моему «Альфе-47-01».

        - Слышь, киба, мы надолго здесь?

        - Часа на три, - ответил киборг. - Цены на рожь медленно поднимаются, наверное, надо подождать конца торгов.

        - Так я пойду пока, погуляю…
        Киборг мигнул желтой лампочкой, мол, насчет меня никаких конкретных указаний от владельца не поступало, так что я могу идти на все четыре стороны. Я снова взял Шарика на поводок, осторожно прошел мимо охранника, похожего на гиппопотама, тот пристально меня оглядел и фыркнул, поведя ушками с умильными волосками. Поначалу я решил посмотреть, как там идет уборка нашего корабля. Она шла нормально, уборщик растекся на половину «прилавка» и заметно поправился. Цвет его сменился с черного на фиолетово-бурый, а на пасть его зубастую, растянувшуюся в ширину на весь прилавок, смотреть было как-то страшновато. По-видимому, уборщик просто сжирал оставшийся после свиней мусор, оставляя за собой идеально чистую поверхность. Свинского корабля рядом с нашим челноком уже не было, вместо него возвышалось что-то большое, бесформенное и гудящее. Из чрева этого гудящего то и дело выскакивали похожие на крабов киборги, очень быстро они возвращались, волоча на себе пластиковые контейнеры, набитые чем-то зеленым и дурно пахнущим. Я на ходу зачерпнул горсть из контейнера одного из «крабов» и понюхал. Обыкновенный силос -
и зачем им столько?
        Я подмигнул уборщику и направился к небольшой площади на перекрестке. Здесь было гораздо веселее, что-то вроде ярмарочного балагана. Длинное членистое существо бурого цвета, в чалме, показывало фокусы: двумя лапами оно вытаскивало из пустых шляп кроликов, букеты цветов прямо из воздуха, одновременно жонглируя зажженными факелами остальными четырьмя конечностями. Около длинного прямоугольного вагончика прямо в пыли сидел полуобнаженный заклинатель, он дул в свою дудку, а из плетеной корзины на него пялилась дюжиной голубых глаз жирная оранжевая гусеница. Светящаяся надпись над входом в вагончик гласила: «Космоказино, „Рыжий Блюм"! Все виды азартных игр! Играем до последнего клиента!» Надпись поменьше приглашала:
«Зайди, поймай свою удачу за хвост». Самая маленькая надпись сообщала, что данная игра разрешена советом космофедерации и облагается налогом в соответствии с Межгалактическим налоговым кодексом. Я покрутил в руках карточку с двенадцатью кредами, проверил, на месте ли в кармане десятка, что сунул мне деда перед отлетом, подумал и решил зайти. А почему бы и нет? Привязав Шарика к специальной стойке у входа, я толкнул дверь и окунулся в мир азарта.
        Глава 5

        Людей в игровом зале было немного. Точнее, не было совсем. Около «однорукого бандита» со скучающим видом сидел здоровый хряк, очень похожий на нашего Геркулеса, только в комбинезоне. Хряк один за одним опускал в щель автомата жетоны. Мне почему-то показалось, что свину не везло, он злобно зыркнул на меня глазками и заслонил экран своей тушей, обряженной в малиновый комбез. За столом рулетки сидели четыре существа. Вернее, сидели трое: два астральца, очень похожих на кенгуру, в одинаковых куртках с надписью «Бокс» и крысоподобный чайванец, без конца грызший какие-то орешки своими острыми резцами. Четвертое существо, похожее на богомола, возвышалось над игральным столом стоя. Видимо, сидеть ему было просто нечем. Везло не всем, лишь перед чайванцем лежала груда фишек, перед остальными игроками фишек было совсем мало.
        Крупье, серебристый многорукий робот в рыжем парике, приветливо мигнул мне лампочками и предложил занять место за столом. Я подумал и сел - а чего теряться-то? Тут же передо мной прямо из стола появился прозрачный бокал с чем-то оранжевым.

        - Джус! Натуральный! - гордо сказал робот. - Бесплатно, подарок от фирмы.
        Игра оказалась не особо сложной, надо было просто поставить фишку на поле, разделенное на 36 квадратов, и смотреть, где остановится шарик, который крупье кидал на крутящийся барабан рулетки. Угадавший получал стопку из 36 фишек, а то, что оставалось на столе, рыжий крупье одновременно сгребал своим длинным манипулятором.

«Богомолу» явно не везло, он закрывал игровое поле своими зелеными фишками чуть ли не наполовину, но шарик упрямо останавливался не там, где ему было нужно. Наконец фишки перед ним кончились, «богомол» четко и громко выругался и достал откуда-то из одного из своих сочленений золотистый кредитный билет. Пять тысяч! Годовой доход нашей фермы вместе с дедовским хутором, если сдавать урожай мистеру Хоуку, конечно. Четверть стоимости этого челнока вместе с киборгом «Альфа-47-01», но без заправки!

        - «Богомол» оглядел присутствующих и остановил свои телескопические глаза на мне.

        - Скажи-ка, парень, какой тебе цвет нравится? - зашевелились жевала под носом у
«богомола». - Черный или красный?

        - Красный! - не колеблясь заявил я.

«Богомол» кивнул, разменял кредитку на большую перламутровую фишку и поставил ее на красное. Крупье кинул шарик, он поскакал по полированному дереву, и «богомол» отвернулся.

        - Восемнадцать, красное! - скучным голосом заявил крупье, двигая к «богомолу» большую кучу фишек. - Поздравляю вас!

«Богомол» поменялся в цвете - только что он был темно-бурым, а теперь зеленел, как молодая травка. Трясущимися клешнями он придвинул к себе выигрыш и снова глянул на меня.

        - Ты приносишь удачу, парень! - проскрипел игрок и протянул мне красную фишку. Сто кредитов! Таких денег я отроду в руках не держал.
        Разменяв все на наличные, «богомол» с гордым видом вышел, едва не ударившись плоской головой о карниз, а я небрежным движением кинул крупье карточку. Не с сотней, конечно, а с теми двенадцатью, что остались от кабана. И поменял на фишки по полкредита. Играть так играть!
        Что ни говори, а игра захватывает. Я даже не заметил, когда закончили делать ставки астральцы, как разменял свои фишки на креды и ушел чайванец, как оказалась за столом напротив здоровенная лохматая гусеница, делавшая ставки сразу десятком лапок. Опомнился я лишь в тот момент, когда свин за игральным автоматом завизжал:

        - Проклятье! Месячное жалованье до последнего цента сожрал этот чертов ящик! Святая свиноматка! Что я теперь в полете жрать-то буду?!!
        Глаза свина покраснели от злобы, он оглядел игровой зал и уставился на крупье. Пятак его воинственно вздымался.

        - Жулье! - заорал свин. - Все вы тут жулье! Щетина на его загривке встала дыбарем, глаза налились кровью, из пасти показались длинные белые клыки. Кабан наклонился, воинственно ковырнул пол копытом и, нагнув голову, с ревом бросился на крупье. Я сгреб к себе поближе оставшиеся фишки и зажмурился, ожидая страшного грохота и звуков борьбы. Но ничего не произошло, лишь что-то сверху повизгивало. Открыв глаза, я обнаружил, что свин болтается под потолком, опутанный солидной связкой блестящих извивающихся щупалец, и истошно визжит.

        - Извините, господа, - сказал крупье извиняющимся голосом. - Нарушение порядка по статье 418-бис устава азартных игр: дебош и оскорбление крупье. За данное нарушение игрок лишается утешительного бонуса в размере двадцати кредитов и с позором выдворяется из зала.
        Из невидимых динамиков донеслось: «Позор дебоширу!», дверь открылась, и щупальца выбросили брыкающуюся свинью вон. В ту же секунду завизжал привязанный к порогу казино Шарик, испугался, видно. Тут же снова завизжал кабан-матерщинник. Видимо, это Шарик от страха тяпнул его за нежные места. Со страху с ним такое бывает.
        Тут же дверь с грохотом открылась, видимо, ее открыли ногой, и на пороге казино появился… Кто бы вы думали? Мистер Урайя собственной персоной. Со времени своего последнего прилета он заметно поправился и загорел. А вот куртка летная на нем была все та же, что и раньше, бережно заштопанная на локте мисс Сидороффой.

        - Черт побери! - заорал отважный пилот с порога. - Что у вас здесь творится?!! Не успеешь зайти, какие-то свиньи чуть ли с ног не сбивают. Бардак! Крупье, - продолжил он орать, подходя к игорному столу и бросая на него карточку, - а ну-ка, Разменяй мне полтысячи кредов фишками по десятке! Старый космический волк Урайя Гипп жутко устал от этих чертовых, ужасно скучных перелетов и хочет запастись крупной дозой адреналина! И побыстрее, старый космический волк жутко торопится! Через полчаса я должен быть на этой чертовой лохани, которая по жуткому недоразумению называется космическим челноком! И быстренько сообрази мне коктейль их какого-нибудь очень вредного для организма алкоголя!

        - Алкогольный коктейль в казино стоит пять кредитов, - проскрипел крупье.

        - Подавись! - заявил мистер Урайя, бросаясь в робота фишкой, а вторую ставя на 17. Он глянул на меня, подмигнул, придвинул ногой в тяжелом шнурованном сапоге к столу высокий табурет и уселся на него верхом. Тут же схватил поданный крупье бокал и залпом его осушил. - Что стоишь, что окуляры свои вылупил? Крути свою шарманку, железяка! Иначе, клянусь потрохами актавианской гидры, я выпотрошу из тебя твои лампочки и проводки.
        Крупье крякнул и тут же запустил шарик. Тот, подпрыгивая, заскакал по деревянному кругу и, наконец, остановился на числе 22.

        - Вот черт! Вот невезуха! - заорал мистер Урайя, снова ставя на 17.

        - Мистер Урайя, - наконец осмелился я потревожить отважного космопроходца, - вы меня не помните?
        Мистер Урайя вздрогнул, словно испугавшись, и недоуменно на меня уставился.

        - Я Люка. Люка Ажен с Грыма. Вы к нам прилетали за урожаем.

        - Ну как же! Люка! Грым! - радостно заорал пилот. - Помню, помню! Как не помнить! Эх и здорово я там отдохнул! Эта учительница… как ее, мисс Сидороффа. Она как, в порядке?

        - В полном порядке, - заверил я, - четверку мне за год поставила.

        - Да-а-а, Грым, - сказал мистер Урайя мечтательно. - Хорошенькие были деньки. А кто нынче к вам летает?

        - Вместо вас прилетел какой-то киборг. Жадный - ужасть просто. Половину урожая забраковывал, а потом…

        - Да, вот времена настали, - перебил меня мистер Урайя, - меня, опытнейшего пилота со стажем, заменили киборгом. Обычной жестянкой. Честно скажу тебе, Люка, нехорошие дела творятся в «Урании», если хороших работников заменяют жестянками. - Сказал, а сам по сторонам глазами - не подслушивает ли кто.

        - А куда вы теперь летаете, мистер Урайя? - спросил я.

        - Куда? - переспросил он рассеянно, допивая коктейль и ставя снова на 17. - Да так, разное бывает…
        Крупье снова бросил шарик, тот запрыгал по колесу. Выпала двойка.

        - Черт, черт, черт! - снова заорал мистер Урайя. - Вот всегда так: не везет в игре
        - повезет в любви. Только вчера повезло. И еще как! Веришь ли, Люка, только вчера был на Райских Кущах. Да! Возил туда партию амброзии. О, Кущи! Это - истинный рай! Океан, чистый, как слеза младенца, пляжи с белым песочком. А какие там красотки! Только вышел из челнока, тут же у меня на шее повисли два миленькие цыпочки - мулаточки. В таких купальниках, ну словно на них нет ничего… Вот черт! Опять мимо! Ну что за невезуха!Я откровенно любовался этим отважным космическим волком. Вот ведь везет человеку! Какая интересная у него жизнь! Дальние космические перелеты, неведомые миры, риск, азарт, в каждом космопорту у него влюбленные по уши женщины. А вот в игре ему опять не везло. Зато повезло гусенице, сидевшей за столом напротив. Она поставила сразу на 20, чет и красное. Выпала как раз двадцатка. Гусеница хлопнула глазищами, сгребла к себе кучу фишек и стала ласково ее поглаживать десятком лапок, выбирая куда поставить. Она было уже подвинула фишку на игровое поле, когда глянула на изящные часики, украшавшие одну из ее лапок.

        - О! Я чуть не опоздала! - сказала она громко, двигая весь выигрыш в сторону крупье, чтобы разменять на наличные кредиты. - До финала боев осталось десять минут! Вот где игра так игра.
        Все оставшиеся в казино закивали и начали вставать, как по команде, чтобы обменять фишки на деньги. Мистер Урайя тоже глянул на часы.

        - Ну что сегодня за невезуха?!! - вздохнул он тяжело. - Сегодня как раз финал, а у меня ни денег, ни времени…

        - А что за финал-то? - немедленно спросил я.

        - Ты разве не знаешь? Сегодня в Колизее бои гладиаторские - жутко азартная штука. И ставки там - не то что здесь. - Мистер Урайя снова глянул на часы. - А, была не была, может, успею. Эй, крупье, обменяй-ка мне фишки обратно на наличные. Раз у тебя, жулика, выиграть нельзя, пойду туда, где…
        В этот самый момент дверь отворилась и в казино влетел… Даже не знаю, как это назвать. Ну, что-то вроде здоровенного человеческого глаза - с небольшую дыньку размером. Смешная такая дынька: спереди зрачок с ресницами, сзади - железная. Ну, может, не железная, а еще из какого металла, только «глаз» этот завис под потолком, оглядел нас зрачком серым и уставился на мистера Урайю. Пилот тоже
«глаз» узрел и вроде как сразу ростом стал меньше. А «глаз» подлетел прямо к нему вплотную и говорит человеческим голосом, скрипучим таким, противным:

        - Урайя, мать твою! Я так и знал, что найду тебя в каком-нибудь гадюшнике. Какого хрена ты делаешь здесь, бездельник, когда до старта осталось полчаса?!! А ну быстро на корабль! И если я увижу, что товар не отсортирован…

        - Вот так-то, старик, - сказал мне мистер Урайя, торопливо засовывая оставшиеся кредиты в карман и натягивая фуражку. - Железки правят миром. Ну, покедава, дай бог, свидимся…

        - Кончай болтать! - рявкнул «глаз». - Бегом на корабль, лодырь!
        Мистер Урайя, подгоняемый «глазом», чуть ли не бегом удалился, а я остался в некотором замешательстве. Почему-то в данный момент работа пилота - межзвездного первопроходца показалась мне не такой романтичной.

        - Так что, вы будете делать ставки? - поинтересовался крупье.
        Я огляделся, в казино я был один, не считая, конечно, киборга.

        - А куда пошли остальные? - спросил я. Робот подумал, потом нехотя ответил:

        - Вообще-то киборгом нашей корпорации строжайше запрещено рекламировать иные увеселительные мероприятия… - он перешел на заговорщический шепот, - в общем, сейчас в Колизее гладиаторские бои начинаются. Будет большая игра! Ставки до Десяти тысяч кредитов! Эх, как бы я мечтал туда попасть… Так что, желаете сделать ставку? - спросил крупье снова нормальным голосом, с презрением глянув на мои фишки по полкреда. - Тогда я объявляю технический перерыв.
        Не скажу, что игра мне надоела, просто этот самый Колизей и гладиаторские бои меня сильно заинтриговали. Как сейчас помню картинку в учебнике Истории: здоровенный такой мужик в смешном шлеме держит в руках меч и наступает ногой на грудь поверженного врага - негра с сетью. А вокруг трибуны и народ в банных простынях - тога называется. И пальцами вниз тычут, мол, добивай черномазого. Грех такое своими глазами не увидеть.
        Я обменял фишки на наличные (в итоге получилось ровно 30 кредитов плюс сотня, подаренная мне «богомолом»), допил свой джус, подмигнул загрустившему крупье и вышел наружу.
        Зубы, когти, запашок

        Глава 1

        Снаружи, то есть за дверью казино, ничего не изменилось, но почему-то все двигались в одну сторону. И люди, и существа, на людей совершенно не похожие. Причем все явно торопились.

        - Эй, мистер, - осмелился спросить я ту самую гусеницу, смешно перебиравшую парой десятков коротких лапок. Лапками гусеница пыталась отвязать от коновязи у крыльца заведения три странных лохматых существа. - Скажите, мистер, куда все так спешат?

        - Мисс, - кокетливо поправила меня гусеница, хлопнув ресницами здоровенных зеленых глаз. - Разве ты не знаешь, что сейчас начинаются финалы боев без правил?

        - Ну да, чета такое я слышал… А где это?

        - В Колизее, конечно, видишь то внушительное серое строение? Знаешь, что такое Колизей?

        - Знаю, - буркнул я, - в школах обучались. А кто с кем там биться-то будет?

        - Как кто? Конечно, чемпионы! Сегодня - супер-бой! Тирэкс Минотавр будет отстаивать звание чемпиона! А перед этим - бои любителей. И если ты хочешь заявиться со своим бойцом, советую тебе поторопиться.
        Бойцом? Это она моего Шарика назвала бойцом? Вот юмористка! Какой же мой Шарик боец? Да он мухи сроду не обидел. Я отвязал поводок от коновязи и двинулся в общей толпе, стараясь не потерять гусеницу из виду. Она лапками своими перебирала довольно бойко, даром что беспозвоночная.
        К Колизею я добрался довольно быстро. Действительно, внушительное строение, круглое такое, сероватого цвета. Очень похоже на топливную цистерну дяди Абрамяна на нашей лодочной станции, только раз в сто больше. Хоть строение и очень большое, но отнюдь ре резиновое. Так мне сообщил дежуривший у входных ворот гиппопо в портупее. Оказалось, что попасть внутрь мне совершенно не светит, потому что это - супершоу, то есть нужен билет. А самый дешевый билет на галерке здесь стоил 200 кредов! (Подумать только, 200 кредитов! Целое состояние!) Но и будь у меня хоть тысяча, все равно посмотреть на единоборства мне не придется. Потому что билетов не было, причем, если верить табличке над кассой, не было уже давно. Аншлаг называется. И понятно почему: на огромной стереоафише, украшавшей клетку, в которой находилась касса, зубастая чешуйчатая тварь билась не на жизнь, а на смерть с закованной в броню и не менее зубастой бронированной черепахой. Как выяснилось, это и были бои без правил, здесь мерились силами самые различные существа Вселенной. Если верить афише, злобные и опасные. И сегодня как раз бой за звание
«Чемпион Млечного Пути». Естественно, откуда тут билеты могут быть, когда народу столько вокруг. Да устрой такое же у нас на Грыме - не только из дальних хуторов приедут, рыбаки свои баркасы в самый разгар путины к берегу развернут, дабы на действо это полюбоваться.
        Я с завистью смотрел на толпы счастливчиков - обладателей билетов, исчезающих за воротами Колизея, откуда уже раздавался восторженный рев. Нет, ну почему все так несправедливо? Раз в жизни выпал такой шанс - посмотреть настоящие гладиаторские бои, и вот - все билеты проданы. Я чуть ли не бегом крутанулся вокруг Колизея, но итог был тот же - над всеми четырьмя воротами висят таблички: «Билетов нет», а рядом злые гиппопо с дубинками. Да, опыт, когда мы с ребятами пробирались через окно в сельский клуб, чтобы посмотреть кино для взрослых, тут вряд ли пригодится. Никаких окон здесь и в помине не было, а в ворота, хоть они и широкие, мимо таких охранников и мышь не проскочит. Я попробовал - не получилось. Хоть плачь от обиды. Прям как тогда на Грыме, когда к нам цирк приехал. Цирк самый настоящий, с клоунами, гимнастами, силачами. Там один дядька зубами цепи рвал, между прочим. А я, как назло, пару по начальной агрономии схватил, и училка папаше настучала. Вот он и запер меня вместо цирка в амбаре в наказание. Я тогда аж разревелся от обиды. Вот и сейчас - хоть плачь. Впрочем, что толку плакать, разве
кто оценит? Да и не солидно такому взрослому мужику, как я, нюни распускать. Надо искать из ситуации выход! Точнее, вход. Вход в Колизей, где сейчас начнутся самые взаправдашние бои гладиаторов. И если мне не изменяет память, где-то тут как раз была еще одна дверка с табличкой: «Служебный вход». То, что мне сейчас нужно! Дверца нашлась быстро, но около нее тоже была охрана, правда, не гиппопо, а еще дядька в очень забавном наряде. На нем были широчайшие желтые штаны, зеленый камзол в блестках, на шее розовая бабочка, а на ногах башмаки с длиннющими носами. Лицо субъекта было раскрашено гримом, а голову его украшал лохматющий рыжий парик. Клоун, одним словом. Он сурово на меня глянул и процедил что-то сквозь зубы, то ли «пшел отсюда», то ли «кыш отсюда».
        Когда раздался третий звонок и двери Колизея одновременно с жутким грохотом захлопнулись, я разобиделся, плюнул с досады на ту самую дверь с табличкой
«Служебный вход» и уже совсем собрался двигать восвояси, то есть на биржу за киборгом, и чуть не попал под лимузин. Здоровенная серебристая машина с зеркальными стеклами неслышно спланировала откуда-то сверху, едва не приплющив меня к стене. И вот тот самый клоун, что у двери служебной дожидался, с почтительным поклоном дверь лимузина открывает, и из салона появляется высокий такой старикан в черном плаще. Или мантии, да, скорее мантии, широкой такой из черного блестящего материала.

        - Рад приветствовать вас, экселенц! - тут же затараторил клоун. - Мы уж переживать начали, вас дожидаясь, на десять минут представление задержали…

        - Надеюсь, к представлению у вас все готово? - холодно перебил клоуна дядька в мантии.

        - О да, экселенц! Только…- замялся клоун.

        - Что? - шевельнул бровями старик.

        - Да вот… Гешефт - противник Кусаки - издох! Это не мы! Честное слово! Это чертовы посредники! Они везли их в трюме, в соседних клетках, вот Кусака его и того…

        - Идиоты! - проскрипел старик.

        - И еще… Еще мы не смогли найти бойцов на вызов, - опустив голову, промямлил клоун.

        - Как так? О, проклятья Вселенной! Идиоты! Вам ничего нельзя доверить…

        - Но, экселенц… Ваши бойцы… Они же не знают Жалости, с ними боятся связываться. Ни одна школа бойцов не решилась сделать вызов…

        - Еще раз идиоты! О Великий Создатель, ты видишь, с кем приходится работать! Я связался с кучей клоунов! - воздел старик к небу худые руки. - Зачем было связываться со школами гладиаторов? Разве здесь, на Урании, мало бродяг, которые хотят заработать? Немедленно найти бойцов! А то сам выйдешь на арену! - тоном, не терпящим возражения, сказал старик и, не глядя больше на клоуна, прошел в дверь с табличкой «Служебный вход». Лимузин внезапно взмыл вверх, и мы остались у стены здания одни. То есть я с Шариком и этот смешной клоун. Правда, вид у него был совсем не смешной, скорее жалкий. Клоун снова меня увидел, развел руками, мол, вот такая житуха, брат, бекова, и двинулся, было, вслед за стариком, когда обратил внимание на моего пса.

        - А что, парень, сколько примерно веса в твоем звере? - сказал клоун, подходя поближе. Вблизи он оказался еще смешнее - наверное, из-за грима на лице.

        - Не знаю, я как-то не взвешивал.

        - Ну фунтов двадцать будет? - прищурился клоун.

        - Да ладно, двадцать фунтов… В Шарике кило пятнадцать, не меньше, - уверенно ответил я.

        - Пятнадцать, говоришь? А не хочешь ли ты, парень, посмотреть бои? - с хитрой улыбкой спросил меня клоун.

        - А что, можно? - спросил я, еще не веря в свою Удачу.

        - Конечно! Заявляй своего зверя и смотри, сколько угодно.

        - Как это « заявляй »?

        - Да я ща все покажу, все расскажу! - обрадовано затараторил клоун и, схватив меня за рукав куртки, чуть ли не силком потащил куда-то, хотя я вроде как и не сопротивлялся. Оказалось, мы направлялись к той самой странной клетке, охраняемой смешным дядькой.

        - Постой здесь, - сказал мне клоун и, громко хлопнув дверью, зашел в клетку.

«Во дела!»- подумал я про себя, обернулся и чуть ли не нос к носу столкнулся с той самой жирной гусеницей - любительницей азартных игр. Она стояла, держа на привязи те самые странные лохматые существа, издававшие не менее странные звуки. Гусеница мне вроде как обрадовалась, подмигнула, как старому знакомому, и спросила:

        - Так что, малыш, все-таки решил заявить своего бойца?

        - Я бы заявил, мисс, - соврал я, - да только, сами видите, билетов нет.

        - А зачем билет? Заявленные бойцы пропускаются бесплатно.

        - Бесплатно! - обрадовался я. - И как же я мог забыть? Ну да, конечно, я хочу заявить Шарика, то есть своего бойца. Только забыл, как это сделать.

        - Как сделать? Да очень просто. Видишь этого человека в клетке, сейчас зайдешь и скажешь, что твой боец готов сражаться.

        - И что, тогда меня пустят внутрь? - спросил я, с сомнением посмотрев на Шарика.

        - Конечно! - объяснила гусеница, словно удивляясь моей непонятливости. - Ты же будешь считаться тренером своего бойца. Да что тут думать, пойдем, я вот тоже своих крошек заявляю. Они у меня - настоящие чемпионы!
        Существа, словно поняв, что говорят про них, разом тявкнули.

        - Эй, парень со зверем на привязи. Ну да, я тебе говорю, - крикнул дядька в клетке, тыча пальцем в нашу сторону, - ну-ка зайди. И вы, мадам, тоже.
        Я, как истинный джентльмен, пропустил гусеницу вперед и зашел в клетку, аккуратно затворив за собой решетчатую дверь. Этот дядька был очень похож на клоуна, что меня сюда привел. Только на голове у него была еще смешная шляпа. Сделана она была, кажется, из мягкого войлока в виде того самого Колизея. Никогда еще не видел такой дурацкой шляпы. Да и остальной наряд дядьки впечатлял. На нем были широчайшие зеленые штаны в полоску, желтый камзол с блестками и красные ботинки со здоровенными носами. На голой шее дядьки болталась совершенно не к месту черная бабочка. И морда вся размалевана. Еще один клоун, другими словами. Дядька, то и дело посматривая на наручный хронометр, внимательно выслушал гусеницу, ощупал ее зверей, посмотрел их зубы, удовлетворенно кивнул и записал в толстую книгу их клички. Пригласив гусеницу «пройти в ложу» и вручив ей какую-то карточку, дядька обратился ко мне:

        - Ну, и как вас зовут, молодой человек?

        - Меня? Люка Ажен.

        - И откуда вы будете родом?

        - С Санта-Лючии.

        - Что за Санта-Лючия? Никогда не слышал.

        - Деревня такая на Грыме.

        - Что за Грым?

        - Обычный Грым. Планета такая.

        - А-а-а-а… Кажется, вспоминаю. Этакий скучный аграрный мир?

        - Ну да, наш мистер Хоук давно на Урании торгует.

        - Ну конечно, мистер Хоук - негоциант. Значит, ты хочешь выставить на бой его? - указал дядька на Шарика. - А что это за зверь? Никогда ничего подобного не видел.

        - Это собака. Вы что, сами не видите?

        - Какая же это собака? - рассмеялся дядька и указал пальцем на плакат, украшавший стену за его спиной. С плаката скалилась зубастая, слюнявая тварь, покрытая бурой шерстью. Чем-то она была похожа на тех зверей, что были у гусеницы на привязи. - Вот это - собака! Бульдог называется. А у тебя что-то несуразное.

        - Ну, не знаю, насколько этот бульдог - собака, - пробурчал я, - но у нас на Грыме все собаки именно такие, как мой Шарик.
        Дядька снова рассмеялся, но спорить не стал. Записал в книгу кличку Шарика и сказал:

        - Ладно, парень, считай, что повезло тебе. У нас по части мелюзги - недобор сегодня. Слушай условия и правила боев: школа гладиаторов планеты Зорг проводит гастроли. Это классные бойцы, уж поверь мне. Здесь, на Урании, у них показательные выступления, приуроченные к ярмарке. Они отстаивают свои звания чемпионов в боях с претендентами, а заодно принимают вызов любого заявившегося бойца, чей хозяин заплатит хотя бы минимальный взнос в один кредит. У тебя есть кредит? Вот и славно. По габаритам твой боец пойдет в легчайшей категории, так что… в общем, сам увидишь. Бой честный, без всякого оружия, бьются только тем, что дала природа. Правил нет. Можно кусаться, царапаться, плеваться, лягаться, даже летать, если умеешь, вернее, если твой зверь умеет. Бой идет пять минут. Если твой боец выдержит на арене это время и останется жив, - тут дядька с сомнением посмотрел на Шарика, - ты получишь обратно свою ставку, умноженную в сто раз. Если твой боец погибнет или окажется покалеченным - ты претензий выдвигать ни к кому не будешь. Понятно? Вот и славно, распишись вот здесь.
        Я взял тетрадку, поставил напротив своего имени корявую закорючку и, еще не до конца веря, что своими глазами увижу настоящий бой гладиаторов, на всякий случай спросил:

        - А что будет, если победит мой Шарик, то есть мой боец?
        В ответ дядька рассмеялся. Громко, хрипло, содрогаясь здоровенным пузом:

        - Твой Шарик? Ха-ха-ха! Этих бойцов победить невозможно! Ха-ха-ха! Уж поверь мне, малыш! Хо-хо-хо. Ну, насмешил! Ой, порадовал. Уф-ф-ф-ф… Ну, слушай: в случае победы заявившийся боец получает от корпорации «Млечный Путь» приз в тысячу кредов. Только на моей памяти такого пока что не было. Скажи спасибо, если от твоего Шарика через пять минут останется что-то, кроме рожек и ножек.

        - У Шарика рожек нет, - пробурчал я.

        - Ну, значит, рожек точно не будет. Ладно, ближе к делу, время уже, публика волнуется. - Дядька снова глянул на часы, надел на нос здоровенную красную блямбу на резиночке, встал и крикнул во все горло: - Желающих заявиться на бои больше нет? Что ж, господа, пора начинать, даю третий звонок! - Проорав, клоун пристроил свою книгу под мышкой и сказал, уже обращаясь персонально ко мне: - Ну, что стоишь? Давай проходи, малыш.
        Ненавижу, когда разные клоуны называют меня малышом!
        Глава 2

        Внутри Колизей поначалу как-то не впечатлил. Ведомые толстым дядькой в дурацкой шляпе, мы с Шариком прошли длинными темными коридорами, поднимались по каким-то лестницам и внезапно вышли в… ложу. Настоящую цирковую ложу. Я даже зажмурился от обилия ярких огней вокруг. Вот это да! Такого я никогда еще не видел, даже по телику! Впрочем, нет, в каком-то старом кино было что-то подобное: огромная арена и трибуны, полные людей и прочих мыслящих. Только здесь еще решетки были. Ну да, вся арена была забрана решетками, даже сверху. Как мне объяснила та самая гусеница, рядом с которой мне досталось место на лавке, это для нашей же безопасности сделано. Потому как бойцы здесь уж очень опасные бывают. Могут ненароком и зрителя зашибить. Судя по тому, что гусеница, рассказывая мне про местные порядки, то и дело менялась в цвете и терла лапку о лапку, она сильно волновалась. А может, и нет, может, цвет эти гусеницы меняют по каким иным причинам, но лично мне показалось, что она сильно нервничает. Все три ее забавных зверушки отчаянно рвались с поводков и лаяли в сторону арены, что касаемо моего Шарика, то тот,
казалось, не проявлял к происходящему никакого интереса, свернулся калачиком у меня в ногах и притих. Утомился, видно. Еще в нашей ложе был хмурый дядька, похожий на большой сучковатый пенек корнями вверх. Такого же, кажется, я видел в учебнике по космологии, только тот был совсем сухой, а у этого «корни» были в зеленых листочках и шевелились. Не иначе, дядька тоже нервничал. На цепи около «пня» сидела зловещего вида тварь, похожая на угря на лапках. На пасти твари был стальной намордник, что не мешало ей то и дело шипеть в мою сторону. Ой-ой-ой, испугала! Да мы и не таких видали!
        Тут как музыка загремит! Елы-палы! Так у них тут целый духовой оркестр на специальной трибуне. Взаправдашний: с барабанами, трубами, тарелками и прочей медью. И вот под этот самый грохот на арену стали выходить… Я даже не знаю, как этих тварей называть. Особо - самую крупную. Ну, если взять индюка, да не простого, а раз в двадцать больше настоящего, ощипать его наголо и в шкуру чешуйчатую затянуть. Такую, чтобы блестела, как выходная кожаная куртка у миссис Иглстон. Сзади прилепить хвост, длинный такой, гибкий, с гребнем, ну и башку поменять. Чтобы пасть как у крокодила - с зубищами.
        Остальные твари были поменьше, но тоже выглядели отвратительно. Честно скажу, ничего подобного в жизни я не видел, да и не подозревал даже, что такое на свете существует. Впрочем, я сегодня за день такого насмотрелся, что, наверное, повторяюсь. Так вот, зверюги эти ужасные сделали круг по арене и уселись прямо в опилки в середине арены. Три штуки разных размеров: мал мала меньше. Нет, неправильно. Скорее наоборот: мал, большой и огроменный. Так вот они какие, современные гладиаторы-чемпионы! Гусеницыны зверюги аж на лай изошли, еще немного
        - и с поводков сорвутся. Не иначе, как в бой рвутся. Тока куда им, вислоухим, против таких-то монстров?
        Следом за зверьем на арену опять же под рев трибун по специально раскатанной дорожке выходит длинный седой мужчина в черном плаще со звездами. Видный такой дяденька, ишь вышагивает, словно ымпыратор какой. Э-э-э-э, так это тот самый старикан из лимузина. Как я понял, этот в плаще и есть хозяин тварей зубастых, как и всей школы гладиаторской, то-то он этому клоуну выговаривал, как директор гимназии провинившемуся школьнику. И, видно, известная личность-то - эк ему все хлопают.
        Следом за стариком на сцену выкатился тот самый пузатый дядька в шляпе-Колизее. И как только он везде успевает, или тут, в этом Колизее, все такие? Ну да, видно, у них униформа такая. У того дядьки, что в клетке сидел, штаны зеленые, камзол - желтый. А у этого - наоборот. Дядька опасливо прокрался мимо монстров-бойцов, забрался на специальную платформу. Дождался, пока она метра на три вверх поднимется, ухватил микрофон и ну давай этого в плаще хвалить, мол, он и мудрый учитель, и неоднократный тренер неоднократных чемпионов, и меценат, и еще кто-то. Седой благосклонно похвальбы в свою честь выслушал, раскланялся во все стороны. Потом спустилась прямо к его ногам на арену платформа такая с креслом, на трон похожим, вот седой на трон взгромоздился и вместе с ним на почетную трибуну и вознесся. То есть совсем недалеко от нашей.
        Нет, точно, тут все как по одному шаблону сделаны. Потому что один толстый дядька в шляпе продолжает на сцене распинаться, а второй клоун в нашей ложе появляется и бумажки нам всем какие-то в руки сует. Смотрю - на бумажках номера, оказывается, их надо зверушкам нашим на бока клеить. Мне семерка досталась. Ну, семерка так семерка, хорошее число.

        - А что, - спрашиваю я дядьку, - моему Шарику с самым маленьким биться?
        Дядька кивнул рассеянно, сказал, что «мелюзга» первой пойдет и чтобы я объявления своего номера дожидался. Сказал и дальше побежал номера раздавать. Ну, прилепил я Шарику номер на бочину, почесал его за ушком и жду, что дальше будет. Спокойно так жду. А чего бояться-то? Мой Шарик - он такой, не смотрите, что маленький, ему никакие зубищи не страшны. А уж с этой мелочью он в два счета справится, хоть она и зубастая.
        Тут снова музыка как заиграет, зверюги с арены удалились, важно так, хвостами помахивая, осталась одна, мелкая такая, но зубастая. С моего Шарика размером. Легкий вес, как я понял. А ведущий держится от него на почтительном расстоянии и громко так в микрофон заявляет, мол, начинаем финальные бои! Абсолютный чемпион в легком весе гладиатор Цап-Царапыч! Победитель таких-то и таких-то турниров. Обладатель таких-то и таких-то поясов. Чемпион принимает вызов на честный бой претендента! На арену вызывается…
        Глава 3

        Честно говоря, я думал, моего Шарика первым вызовут. Оказывается - нет. Оказывается, мы с Шариком - «любители», а биться сначала будут профессионалы. И спускается на арену платформа, с которой соскакивает… А черт ее знает, что это была за гадина, и как звали ее, не запомнил. Потому как орали все вокруг во всю глотку. Помню, что цветом - черная и щупалец у нее много. А на концах щупалец искорки такие синие то и дело появляются. Как от сварки во время ремонта на нашей речной пристани.
        А клоун с платформы орет:

        - И на арену вызывается непобедимый боец Черный Вдовец!
        Только клетка на платформе открылась, сразу на табло под куполом время высветилось, чтобы секунды, значит, отсчитывать. Едва нуль на единичку сменился, как выпрыгнет из клетки что-то черное, блестящее, как накинется эта гадина на чемпиона Цап-Царапыча, в миг его своими щупальцами опутала и даже вроде как проглотить пытается. А пасть у нее тоже здоровенная! Смотреть страшно! Ну, думаю, хана ящеру! Тем более она его вроде как током еще бьет, теми самыми искрами.
        Но Цап-Царапыч не растерялся, пастью своей щелкнул, щелк - щупальце на опилках в судорогах дергается, снова щелк - второе, щелк - еще пара там же. А народ на трибунах орет, беснуется, гусеница - соседка моя аж лиловой стала от возбуждения. Ну, Цап-Царапыч деловито так гидре щупальца по-откусывал, а потом и саму ее снямкал. Минута - ее как и не было. Облизнулся Цап-Царапыч, зубищи гидрины в песок выплюнул, перед публикой раскланялся и с достоинством так, через решетчатый проход, что из клетки за кулисы ведет, удалился.
        Гусеница, соседка моя, аж позеленела удовлетворенно, она, оказывается, на Цап-Царапыча ставила, немало денег выиграла. А вот «пень» загрустил. Как выяснилось, он надеялся, что гидра эта хотя бы минуты три продержится, а тут все так быстро случилось…
        Среди общего гвалта я и не разобрал, что там орал со своей платформы клоун. Скорее всего, объявлял следующего бойца. И он вышел. Скорее - выбежал. Пробежался по кругу арены, мощно отталкиваясь задними лапами, и остановился точнехонько в середине. Улыбнулся, зубищи свои страшные показав, и раскланялся во все стороны, как заправский актер.

        - Непобедимый чемпион, - завопил клоун с платформы, - лучший средневес вселенной! Мистер-р-р-р-р Зэ-э-э-э-э-э-э-эд Кусака-а-а-а-а-а! И вызов ему бросает… Вызов бросает…
        Клоун явно запнулся, он схватился за ухо, словно слушая что-то в невидимом наушнике.

        - Господа, - наконец разродился он, оторвав ладонь от уха, - вынужден вас разочаровать. К огромному нашему разочарованию, претендент на звание чемпиона Вселенной по версии «Млечный Путь» единорог Бычара от боя по состоянию здоровья отказался. Мои сожаления, господа, мои глубочайшие соболезнования. Ставки возвращаются в полном объеме…
        Зверь на арене словно понял, что сказал клоун, презрительно фыркнул и с достоинством удалился. Что тут началось, зрители словно с ума посходили.

        - Жулье! - орали одни.

        - Верните наши деньги!!! - кричали другие.

        - Бычару на арену! - требовали третьи.

        - Господа, господа! - замахал руками клоун. - Примите наши извинения и бесплатные закуски перед главным боем.
        Некоторые зрители продолжали возмущаться, но большинство предпочло закусывать с лотков киборгов - разносчиков сосисок и пиццы. К нам в ложу тоже зашел один такой с подносом. Я взял газировки и пару сосисок, запеченных в булке. Благодаря чему и успел подружиться с теми самыми существами, что гусеница держала на поводке. Забавные такие зверьки, все норовят у тебя сосиску выпросить и в нос лизнуть. Только почему она называла их собаками? Сама гусеница взяла здоровенного сушеного кузнечика. Смотреть, как она пожирает его своими жевелами, было не очень приятно.
«Корень» от халявного угощения отказался и беседовать с нами желания не проявил. Пробубнил что-то насчет духоты в зале, тварь свою за ушком пощекотал и уставился в программку с клоунами на обложке.
        Не знаю точно, но, наверное, минут десять прошло, когда снова заиграла музыка, на арене снова объявился клоун и громко объявил, что начинаются бои «вызовов». И начнется все с «легкого веса». Тут табло под потолком мигнуло, гляжу, на нем изображение появилось, гусеница - моя соседка. Вся в цвету - прям как радуга цветами переливается. И три зверя ее вислоухих. Потом «пень» появился со своим угрем. Ба! А вот и меня показывают! Ну да! Натурально, я с Шариком на поводке. И когда это только меня снять успели? Правда, вид у меня несколько простоватый, но ничего, сойдет для сельской местности.
        Клоун чего-то еще в микрофон поорал, кажется, рекламировал чего-то, какой-то курорт модный, и объявляет как раз ту самую тварь, что на угря похожа. Ну, думаю, началось! И правда, прямо к нашей ложе подлетает платформа с клеткой. Этот самый
«корень», который вверх тормашками, гадину свою берет, на ухо ей что-то шепчет, пузо ейное нежно поглаживает, на платформу в клетку ее загружает и намордник снимает. Ну и злющая, оказывается, эта угря. Как только ей пасть освободили, прям сразу в нашу сторону рванулась, чуть ли не зубищами в прутья клетки вцепилась, злюка такая. Только видали мы таких! Да и Цап-Царапыч, что на арене поджидал, - тоже. Вот и сошлись они зубищи на зубищи, едва платформа на опилки опустилась и дверца клетки откинулась. Слышали бы вы, как трибуны орали. Только недолго, слабоват угорь-то оказался. Его как Цап-Царапыч ухватил зубастой пастью поперек спины, так хрусть… и все. Еще и минуты не прошло, если циферкам на табло верить, а на арене уже два угря получилось. Валяются половинки, лапками по опилкам сучат. Замолкли трибуны от такого развития событий, а тот самый «пень» как вскочит да как заревет, я чуть не оглох, честное слово! Видели бы вы, что этот «пень» дальше творил! Как он только не ругался! И жуликами всех обзывал, и коррупционерами, и в суд грозился подать, и лавку чуть не перевернул. Нет, он, наверное, точно нашу
ложу разгромил бы, и нам бы досталось до кучи. Но тут в ложу вваливаются два здоровенных гиппопо с дубинками и начинают бедному «корню» сучки его вязать. Он подергался было - да только куда там ему супротив таких туш?! Причем один из гиппопо с сержантскими нашивками извлекает такую зловещего вида пилу и самым натуральным образом грозит «корню» все его сучки-отростки отпилить на хрен.
«Корень» сдался, а потом разревелся, как дитя малое. Видно, этот угорь погибший очень даже не безразличен ему был. Ну, вроде как друг детства ему этот угорь или что-то в этом роде. Опять же, денег он много проиграл.
        В общем, скандал замяли, хнычущего «пня» из ложи вывели. Я вздохнул облегченно и… снова себя на табло увидел. Надо же, эти циркачи, оказывается, весь этот скандал на экране показывали в разных Ракурсах. Чтобы публику в перерыве позабавить, пока счастливчики, на Царапыча деньги поставившие, свои выигрыши в кассах получить успели. Вот ведь какой жестокий мир!
        Но оказалось, что успокоился я рановато. Следующую истерику учинила гусеница - соседка моя по лавке. Когда клоун с арены объявил ее номер и на арене показался тот самый зубастик, она прямо на глазах посерела. Да как запищит, мол, где это видано, чтобы монстров на бой с культурными животными выпускать?!! Что ее собаки - дипломированные бойцы, а против них выставляют чудищ неправильных! Вскочила на лапки и шавок своих чуть ли не волоком из ложи утащила.
        Остался я в ложе в гордом одиночестве и в чувствах довольно смешанных. Честно говоря, не очень мне это все понравилось, особо гусеницыно бегство. Нет, надо же, сама меня сюда чуть ли не силком приволокла, а как биться - так на попятную. У нас в деревне за такие дела знаете что делают? Помню, еще позапрошлым летом Ян Соровский из старшего класса пообещал Полю Стройну с водокачки морду набить за Катю Тринкен. Вот вышли они на задний двор, все честь по чести, ремни сняли, куртки скинули. А Поль и говорит, мол…
        Так и не успел я вспомнить, чем у нас в школе все это дело закончилось, потому что клоун снова соскакивает со своей платформы на арену и объявляет наконец семерку. Шарика моего то есть. Ну, думаю, пора, давай, Шарик, не подкачай. Выволок я пса своего за поводок из-под лавки, глянул в глаза ему, и как-то не по себе мне стало. Ну, на первый взгляд Шарик и Шарик, мало ли у нас на Грыме собак? А тут само собой вспомнилось, как щенком я его в лесу нашел, совсем ведь малюсенький был - на ладошке умещался. Как потом молочком парным отпаивал, паразитов разных из-под панциря выводил, ушки, другими собаками покусанные, зеленкой мазал. Как на рыбалку с ним ходил, как он мне уток подстреленных из болота вытаскивал. А когда чумкой заболел! Я же его в корзинке на роллере с дедовского хутора ветеринару вез среди ночи. И поверьте, так мне Шарика моего жалко стало. Что же это я? Лучшего друга - и зубастой твари на расправу. И только потому, что захотелось мне бои эти чертовы посмотреть. Ну да, я посмотрел, а ему теперь что? Вдруг как не выдержит его панцирь? Вон у Царапыча-то зубищи какие! И останутся от моего
Шарика рожки да ножки. Точнее, лапки да панцирь. Потому как вряд ли какие зубы с этим панцирем совладают.
        А он сидит как ни в чем не бывало, лапкой когтистой ушко себе чешет, в глаза мне преданно смотрит, мол, че, хозяин, разбудил-то? И захотелось мне, братцы, поступить так же, как та гусеница, - схватить Шарика моего на руки и бегом отсюда подальше. Я уж и на ноги вскочил… Только не тут-то было. Смотрю, а клоун на пороге нашей ложи стоит. И не улыбается уже. А в руках у него увесистая такая дубинка.

        - Эй, парень! Как там тебя… Люка? Ты даже не думай удрать. Заявил своего зверя, так уж будь добр - пусть бьется.

        - Но я… Но он… - замямлил я, пытаясь придумать какую-нибудь уважительную причину для отказа от поединка.

        - Что ты? Что он? - передразнил меня дядька. - Вот ведь мудрые какие развелись. Как посмотреть на халяву, так завсегда, а как до дела доходит… А ну клади своего зверя на платформу! Живо!
        И дубинкой зловеще так по ладони похлопывает. Что было делать? Дядька прав на все сто. Заявился на бой - так иди до конца. Я взял Шарика на руки, поцеловал его в холодный нос и осторожно опустил в клетку на платформе. Шарик словно почувствовал что и жалобно заскулил.

        - Намордник-то с него сними! - торопливо сказал дядька.

        - А он у меня без намордника.

        - Тогда начнем! - И дядька дал кому-то знак. Платформа медленно заскользила вниз, на арену.

        - Итак, господа! - взвизгнул клоун с арены. - Смер-р-ртельный бой! Вызов непобедимому чемпиону в легком весе Цап-Царапычу бросает дебютант! Грозный броненосец по кличке Шарик с планеты Грым! Владелец - Люка Ажен, поприветствуем его, господа!
        Тут, несмотря на весь трагизм ситуации, я хмыкнул. Надо же, мой Шарик - «грозный броненосец». Но очень быстро мне стало не до смеха, потому что чуть не ослеп - оказалось, что все прожектора Колизея разом повернулись в мою сторону. Я зажмурился и заслонился от света рукой. Нашли звезду экрана, и на хрен мне не нужна такая популярность. Из-за этих прожекторов я чуть было не упустил начало боя. А начало получилось занимательным. Едва дядька в шляпе забрался на свою платформу, немедленно взмывшую под потолок, и на табло высветились цифры, как крышка клетки с моим Шариком с громким щелчком откинулась. Так вот этот Цап-Царапыч к клетке подпрыгнул, пасть зубастую разинул, глазищи выпучил, когтищи растопырил. Ну, значит, в боевую стойку встал. Трибуны заревели, словно взбесились, только явно рановато. Шарик мой, видно, посчитал, что ему и в клетке уютно, а потому выходить оттуда особо не торопился. Он вообще у меня шума не любит. А часики-то тикают, секундочки-то на табло бегут. И сквозь рев слышу, как кто-то громко так командует: «Цап-Царапыч, куси его, куси!» Присмотрелся, ба, да это тот самый седой
дядька в черном плаще - его почетная ложа совсем недалеко от нашей. Получается, что тренер решил мудрые указания своему бойцу дать. Только кто тебя в таком реве услышит, дядя? Не знаю, услышал седого Царапыч или сам решил действовать, но лапами задними опилки ковырнул воинственно и сунулся своей пастью зубастой в клетку. Трибуны замерли, да и я, признаться, тоже. А вдруг как… ну, тут Царапыч как завизжит! Уф-ф-ф, у меня прям от сердца отлегло. Все в норме - не иначе, мой Шарик его в нос куснул. Он у меня такой, он может. Ему палец в рот не клади, зубки хоть и небольшие, но острые. Отскочил Царапыч метра на три, башкой крутит. Больно, видно, его Шарик-то тяпнул. А трибуны орут: «Клетку уберите! Нечестно! Уберите клетку!»
        И чего же здесь нечестного? Не понимаю. Если боец не хочет из клетки выходить, то, может, ему так удобно. Но, видно, здесь на удобства бойцов наплевать. Дядька с платформы что-то крикнул и какую-то кнопку нажал, клетка прямо на глазах и развалилась стенками в разные стороны. И остался мой Шарик один на один с этой тварью зубастой на огромной арене. Глянул я на табло, я там… Короче, минута еще не прошла.
        А Царапыч словно этого и ждал: как только клетка развалилась, сразу в атаку бросился. Видно, разозлился очень. Только не угадал он - Шарику такие наезды сугубо по барабану. Он как только тварь, на него несущуюся, увидел, так не стал судьбу испытывать и в клубок свернулся. На то он и собака! Так Царапыч с разбегу только зубищами ему по панцирю клацнул. Ну, клацнул и клацнул, толку-то… У Шарика такой панцирь, что его молотком хрен прошибешь. Наши ребята пробовали - обломались. Вот и начал Царапыч моего Шарика грызть и царапать. То с одной стороны зайдет, то с другой - аж визжит от натуги. А Шарику - хоть бы хны. Свернулся и балдеет себе. Его, если хотите знать, развернуть только в воде можно. Да и то - не сразу.
        Трибуны ревут, беснуются, а я на табло смотрю. Секундочки-то бегут, бегут, родимые. Вот уже две минуточки набежало, вот уже три. Гляжу: отступил Царапыч, сел на жопу, хвостом по-опилкам бьет, по сторонам ошалело озирается, словно ничего не понимает. А чего тут понимать-то? Это тебе не угрей на половинки грызть и у гидр щупальца откусывать. Тут броня! Ты еще скажи спасибо, что Шарик мой не особо испугался, а то…
        Наверное, зря я так подумал. Потому что придурок Царапыч запрыгнул на моего Шарика сверху и начал драть панцирь моего друга тупыми, но очень мощными когтями задних лап. Ну, конечно, такие движения для Шарика, как щекотка, но он, видно, обиделся… И как он только умудрился Царапыча за самые нежные места тяпнуть? Просто диву даюсь такой ловкости друга моего броненосного. Только заскулил Царапыч, с Шарика моего соскочил и нелепыми такими прыжками начал по кругу носиться, жалобно попискивая и лапками передними себе низ живота зажимая.
        Слышали бы вы, как ревели трибуны, как с хохоту народ чуть ли на пол не валился. Даже клоун на платформе со смеху слезу пустил, потом глянул испуганно в сторону трибуны с седым дядькой, тут же посмотрел на табло и за голову схватился. Вернее, за шляпу свою. И было с чего. На табло-то последние секундочки отсчитывались. Выдержал мой Шарик пять минут, да он бы еще и час легко выдержал, точно вам говорю!
        Вот истекла последняя секунда на табло, и пробил гонг. Гулко так, солидно! И до того мне хорошо стало. Победил мой Шарик! Ну, может, и не совсем победил, но не уступил признанному чемпиону! Нет, ребята дома узнают - просто от зависти сдохнут! Опять же, как ни крути, а я денег выиграл. Сто кредитов! Да я богач!
        Не помню точно, как Царапыча со сцены уволокли, он все шипел и норовил снова на Шарика моего броситься. Видно, очень его этот бой расстроил. А че он думал? Отрастил зубищи, когтищи - и ты уже чемпион? Видали мы таких!
        Ну, сижу я это в ложе, от радости чуть ли не свечусь, по сторонам оглядываюсь. А дальше-то чего мне делать? Кто мне законный выигрыш выдаст? Наверное, надо этого клоуна искать? А вот и он! Снова на арене объявился.

        - Сенсация! Сенсация! - заорал клоун в микрофон. - Господа, только что вы стали свидетелями настоящей сенсации! Никому не известный боец с планеты… с планеты Грым сыграл вничью с абсолютным чемпионом галактики в легком весе Цап-Царапычем! Ща-да! Вы сами видели, как боец Шарик выдержал ровно пять минут непрекращающихся, яростных, смертельных атак непобедимого Цап-Царапыча. Прошу угадавших исход боя пройти за выигрышем, а для остальных объявляется небольшой перерыв.
        Снова грянул оркестр. Судя по тому, что особого движения на трибунах не обозначилось - в моего Шарика мало кто верил и мало кто на него ставил. Ну и пожалуйста, будут теперь знать! А на экране табло снова и снова показывали фрагменты боя. Вот оскаленная пасть Царапыча, вот мой Шарик, свернувшийся в колечко. Он и сейчас развернуться до конца не успел, так и лежал в центре арены, осторожно головку свою из-под панциря высунув, ушками испуганно по сторонам водя.

        - Хорош, хорош твой боец, - услышал я за спиной. На пороге ложи стоял тот самый клоун с блямбой на носу, - кто бы мог подумать, что он сумеет продержаться…

        - А че? - пожал я- плечами. - Мой Шарик еще и не такое может. Я вообще здесь ему равных не вижу.

        - Так уж и не видишь… Ладно, что тогда сидишь, парень, чего за выигрышем не идешь?

        - Извините, мистер, а вы не подскажете, куда идти? - попросил я.

        - Так ты что, в первый раз здесь?

        - Ну да, в первый.

        - Хм… ладно, пойдем, покажу.
        Он снова провел меня по каким-то коридорам и вывел к длинному ряду окошек, забранных решетками. Около них толпились люди, очень много людей.

        - Делают ставки на финальный бой, - объяснил клоун, - дай-ка твой купончик.
        Честно говоря, особого доверия у меня клоун не вызывал, но и в очереди толпиться тоже не хотелось. Клоун не обманул и через минуту вручил мне стокредовую карточку:

        - Доволен?

        - Конечно! А как там с Шариком? Как бы мне его обратно…

        - Не беспокойся, в ложу приведут…
        Мое благосостояние росло на глазах, грех не пошиковать. На обратной дороге в ложу я прикупил еще газировки и сосисок, коими и поделился с моим верным псом.
        Глава 4

        Ну что ж, без соседей в ложе стало заметно просторнее. Я доедал сосиски и с интересом смотрел вниз, ожидая, что же будет дальше. Судя по часам, перерыв заканчивался. И тут погас свет. Потом раздалась барабанная дробь, вспыхнули прожекторы, и на арену выкатился… клоун. Черт, у меня от этих клоунов скоро в глазах рябить будет.

        - Господа! - заорал он во все горло. - А сейчас то, ради чего мы все здесь сегодня собрались! Финальный матч за звание чемпиона Млечного Пути. И на арену вызывается,
        - заорал клоун, когда дверь клетки за ним захлопнулась, - суперчемпион боев без правил, абсолютный чемпион Млечного Пути мистер Доинотавр-р-р-р-р-р-р! Воспитанник школы гладиаторов господина Майстера! Кто, кто же осмелится бросить вызов чемпиону? Кто сможет предъявить свои доводы против зубов, когтей, мощи и невероятной силы суперчемпиона Минотавра?!!
        Честно говоря, я думал, что никто. Не, ну, если бы вы видели ту тварь тогда, то сами бы согласились. Гадина высотой с двухэтажный дом с челюстью, как ворота в гараж, с зубищами, словно шипы на бороне, даже больше. А ходит-то он как! Бум, бум, бум лапищами. Мне даже показалось, что от его шагов пол под ногами трясется.
        И тут… Я даже вздрогнул! И наверняка не я один. Потому как откуда-то из-под потолка на арену спустился второй боец… Огромный, черный, мохнатый паук. Нет, даже не паук - паучище! Весь цирк замер.

        - Наш сюрприз! - взвизгнул клоун. - Впервые на арене Мохноног - супербоец с планеты Герра! Поприветствуем!
        Ну вот я и увидел это чудище, которым меня часто пугала бабуля в детстве. Ну, там, не ем кашку или не слушаюсь, она мне сразу: «Вот придет лохматый геррский паук, замотает тебя в паутину и заберет, чтобы отволочь в свою страшную нору и съесть…» Видно, прадед мой про это дело не раз дочери своей, то есть моей бабке, рассказывал. Наверное, именно поэтому я пауков с детства недолюбливал. Но одно дело обычный паук, совсем другое - та тварь, что на арене появилась. Величиной она была, конечно, поменьше, чем Минотавр, хотя, если поставить ее на задние лапы, наверное, и повыше будет.
        Ну, думаю, сейчас начнется. И точно! Паук не стал тратить время на всякие там поклончики, паук сразу напал, то есть начал плевать в Минотавра своей паутиной. Да так ловко! В полминуты задние лапы Минотавра оказались опутаны тонкой блестящей паутиной. И, судя по всему, довольно прочной, потому что, когда Минотавр бросился было на своего противника, он и пары шагов не сделал - грохнулся в опилки. Публика разом взревела, а паук тут как тут. Прыгает на тушу Минотавра сверху и вонзает в него свои страшные изогнутые клыки. Ну не знаю, что за шкура у этого Минотавра, только не пробили ее клыки, даром что такие страшные. Отскочили, как ножик кухонный от банки тушенки из спецпайка для космокопов. Мне показалось, что к такому развитию событий паук был явно не готов, ему бы ноги свои многочисленные уносить и к новой атаке готовиться, а он все старается Минотавру спину прокусить. Минотавр, видимо, опомнился, поднатужился и с ревом начал от пут освобождаться. Мне сверху отлично было видно, как мышцы его бугрились, когда он паутину рвал. И совладал-таки: лопалась она с громким таким звуком, как проволока
натянутая.
        А паук сообразил наконец, что не прокусить ему шкуру противника со спины, и попытался было в шею Минотавру вцепиться, да только поздно уже. Минотавр лапами передними - короткими паутину со своей морды стянул и челюстью клацнул. Щелк - и в зубах у него лапа мохнатая. Слышали бы вы, как трибуны заревели! А паук хоть лапы и лишился, но проворности не потерял. Да и сдаваться он, как я понял, совершенно не собирался. Спрыгнул он со спины Минотавра и в три прыжка на потолке оказался. Отдышался, чуть приспустился на паутинке своей и давай опять в Минотавра плеваться. Но Минотавр, хоть в массе своей здоров очень, не такой уж дурак оказался, смекнул, что с паутиной этой надо быть начеку, а потому от плевков очень ловко увертывался, так что плевки паучьи все больше в решетку попадали. Короче, через минуту вся решетка была словно проволокой стальной опутана.
        Дело шло к ничьей. Паук, по всему было видно, больше судьбу испытывать не собирался и атаковал противника исключительно сверху. А Минотавр и рад бы был зубки свои на пауке проверить, да только как до него добраться-то? Крыльев-то у него нет. Но Минотавр, видимо, никуда лететь не собирался. Он как-то присел, уставился на паука глазищами своими, и в этот момент…
        Даже не знаю, как вам объяснить, что дальше произошло. Ну, такое впечатление, что меня по затылку чем-то тяжелым ударили. Не твердым, а именно тяжелым. Ну вроде как мешком с зерном, как тогда, когда мы с ребятами на зернотоке шалили. В глазах потемнело, и точки светящиеся роиться начали. Пришел в себя, озираюсь по сторонам: не мне одному плохо - гусеница в соседней ложе, очень похожая на мою бывшую соседку, вся побурела и пятнами красными пошла, да и другие соседи выглядели не лучше. Видно, всем нам досталось. Только от кого?
        И тут соображаю, что без Минотавра тут не обошлось. Потому как он радостно заревел и бросился на паука. Да! Паук недвижимо лежал на арене. Не знаю, сам ли по паутинке спустился или свалился в свободном падении, только туша его лохматая стала легкой добычей для огромного ящера. Я даже зажмурился, чтобы не видеть, как огромные челюсти рвут мохнатое тельце, хотя никаких особых симпатий, как вы понимаете, к арахнидам никогда не испытывал.
        Минотавр еще не успел добить противника, а с трибун уже начали возмущаться:

        - Нечестно! - орал какой-то дядька в черном фраке с почетной ложи. - Это же психоудар! Это нечестно!
        Ему вторила какая-то тетка в белом платье и еще кто-то. А вот остальные их не поддержали. То ли от удара еще не отошли, то ли сами ставили на Минотавра.

        - Господа! - наконец снова взялся за микрофон Клоун, непонятно как появившийся на арене. - Все абсолютно честно! В правилах боев явно сказано: «Боец может биться всем, что ему дала природа!» Так что все в пределах правил, давайте лучше поприветствуем нашего чемпиона, подтвердившего свой высочайший титул в честном бою.
        Трибуны заревели, видимо, такое решение устроило многих. За исключением, пожалуй, того самого дядьки во фраке. Он вскочил во весь рост, обернулся почему-то к нам лицом и что-то кричал, потрясая кулаками. Видимо, без толку. Тот самый седой дядька - тренер - только улыбнулся зловеще. Или мне это показалось?
        А Минотавр закончил рвать тело своего врага и снова раскланялся. Как только он удалился со сцены, важно покачивая хвостом, клоун объявил перерыв. На арену бойко выскочили с полдюжины клоунов с кусачками. Этим нехитрым инструментом они, беспрерывно кривляясь и хохмя, довольно бойко стали проволоку с прутьев клетки скусывать и на платформы ее забрасывать.

        - Ну что, Шарик, - сказал я своему другу, почесывая у него за ушком, - видимо, представление закончено, мы с тобой разбогатели и пора бы нам…
        Зря я так поторопился, по всему зря. Потому что…

        - Господа! Господа! - снова заорал клоун с платформы. - Еще один сюрприз! Господа! Представляю, как многие из вас хотели видеть в деле лучшего средневеса Вселенной Зэда Кусаку. Что ж! Ваши мечты сбылись! Дерзкий претендент Шарик с планеты Грым бросает вызов абсолютному чемпиону галактики Зэду Кусаке!!!
        Честно говоря, я сначала не понял, чего этот уродский клоун имел в виду. Какого черта мой Шарик будет кому-то чего-то бросать? Он-то от прошлого боя отойти не успел. И что, вот на эту крохотулю будет нападать та самая громила, что загрызла своего соседа в перелете? Конечно, это не Минотавр, но все равно, разница в весе ощутимая! Нет, это просто невозможно! Да как они смеют?!! Нет, пора отсюда делать ноги!
        Я вскочил и бросился из ложи, чуть ли не силком уволакивая за собой Шарика. И со всей дури врезался прямо в клоуна.

        - Ты че, придурок? - прошипел дядька, поглаживая ушибленную грудь.

        - Это вы че?!! - заорал я, поднимаясь на ноги и почесывая зад. - Какого хрена?!! Зачем вы моего Шарика с этим Кусакой?!! Вы же говорили, что…

        - Я тебе говорил? - спросил клоун. Я, наконец, рассмотрел дядьку. Действительно, клоун был другой. Этот и повыше, и штаны на нем малиновые, и камзол зеленый. А вот носатые ботинки желтые.

        - Ну, не вы, а тот, первый, - поправился я. - Вы, то есть он, обещал, что мой Шарик будет биться только в легком весе. А теперь…

        - А что теперь? Разве не ты сказал, что здесь с твоей псиной хрен кто справится? Ну, признайся, говорил? Говорил! А это подписывал? - прищурился клоун, показывая мне листок бумаги с моею закорючкой внизу.

        - Допустим.

        - Нет, ты скажи, подписывал?

        - Ну, подписывал.

        - А раз подписывал, - зловеще ухмыльнулся клоун, - то вот здесь, мелким шрифтом написано, что устроители шоу имеют право при необходимости выставлять заявившегося бойца в иные весовые категории. Понимаешь? В иные. Ты заявился? Заявился. Вот мы и выставляем. Понял?

        - Но ведь… - попытался протестовать я.

        - Никаких «но»! - резко оборвал меня клоун. - сиди здесь и не дергайся. Ты уже выиграл сотню за первый бой, так что сиди и радуйся. А чтобы ты не скучал - ребята составят тебе компанию.

«Ребятами» оказались те самые гиппопо в портупеях. Они молча втиснули свои туши в ложу и сели на лавку справа и слева от меня. Как она только выдерживала такой вес
        - понятия не имею. А клоун осторожно взялся за поводок и вытянул Шарика из-под лавки. Я хотел было за своего друга заступиться, только куда там. Эти гиппопо так меня с боков задницами своими прижали, что не продохнуть. А клоун Шарика на руки взял, по панцирю погладил и водрузил на немедленно подлетевшую платформу. Тут же подал кому-то знак. Платформа взлетела, мягко спланировала к специальной дверце в клетке и, пролетев через нее, плавно опустилась на арену. Клоун мерзко хихикнул и двинулся к выходу.

        - Знаете, мистер, - успел я сказать на прощанье, - вы, наверное, очень пожалеете, что сделали это.
        Клоун обернулся, снова противно ухмыльнулся и заверил: «Не пожалею».


        Вот тут я абсолютно успокоился. Видит Бог, я не хотел этого. Дело в том, что у грымских собак, особо у самцов, есть такое очень характерное, но не очень приятное свойство… В общем, сами увидите…
        Когда Кусака вышел на арену, трибуны разом взвыли. Клоун не стал долго болтать и вскочил на свою платформу. И вовремя. Потому как даже с моей ложи было видно, как нехорошо Кусака на него глянул. Зверюга сделала круг по арене и, как только прозвучал гонг… раскланялась во все стороны. Мол, плевать мне на эти секунды, с такой шмакодявкой я справлюсь медленно и не торопясь. Что касается Шарика, то тот, едва эту громилу увидел, снова в клубок свернулся и затих. Кусака закончил кланяться, подошел к Шарику, присел на задние лапы и резко нагнул морду. Барабанщик в оркестре забил дробь. «Клац!» - раздался резкий звук, многократно усиленный динамиками. Толпа взревела, и я увидел своего друга в огромной пасти монстра. «А вдруг как проглотит, - пронеслось у меня в голове, - вот сейчас сглотнет, и растворится мой Шарик в этом необъятном брюхе». Но монстр не торопился, он демонстративно развернулся к главной трибуне, словно стараясь подольше покрасоваться. Дробь в мгновенье стихла.

«Клац!» - огромная пасть захлопнулась. Сердечко мое екнуло и провалилось куда-то в область левой пятки. А вдруг как панцирь Шарика не выдержит этих страшных челюстей? А вдруг монстр просто раскусит моего друга, как пустой орех.
        Но, видно, не я один в этом цирке испугался. Видно, Шарик перепугался куда больше. Потому и поступил он как нормальная грымская собака. Надо было видеть морду Кусаки в этот момент. Сначала на морде ящера явно нарисовалось удивление, сменившееся не менее явным изумлением. И тут же зловещую морду перекосила гримаса боли. Огромная зубастая пасть открылась… и всем стало очевидно, что пары зубов в ровном частоколе явно недостает. Здоровенный обломок клыка беззвучно упал в опилки. Выдержал панцирь Шарика, выдержал! Но это были еще цветочки! Что-то явно зашипело…
        Кусака утробно заорал и мотнул мордой. Шарик пулей вылетел из зубастой пасти и колобком прокатился по опилкам к решетке. Трибуны замерли, словно ожидая развязки. И она наступила незамедлительно. Сначала, громко скуля, в сторону выхода с арены Метнулся Кусака, потом едва не свалился со своей платформы клоун в шляпе. И уж чуть позже, зажимая носы, начали разбегаться зрители с первых рядов. Нет, согласитесь, ведь я же предупреждал, что Шарика лучше не злить! Есть у него такие железы около хвоста, очень даже пахучие. Не зря же его батя Вонючкой в сердцах обзывает.
        Что тут началось! Кусака, жалко скуля, бьется в решетчатые ворота, пытаясь побыстрее свалить с арены из-за кулис кто-то ревет как оглашенный, не иначе как чемпион - Минотавр. Народ с самых дорогих первых рядов, зажимая носы, ломится к выходу, тут и там кто-то падает, упавших топчут. Гиппопошки с дубинками кидаются в толпу, собираясь наводить порядок, и только усугубляют общую сумятицу. Бардак!
        А я - совершенно спокоен. Даже обнаглел немного. Спрашиваю ехидно так своих охранников, мол, че сидите? Не видите, че творится? Идите порядок наводить, охранники хреновы. И тут слышу голос:

        - Эй, придурок! Что это такое?!! Оказывается, клоун к самой нашей ложе на своей платформе подлетел, а я как-то не заметил.

        - А что? - невинно пожал я плечами.

        - Что - что?!! Почему он так воняет?!! - взвизгнул клоун.

        - Кто? - прикинулся я дураком. А что, он сам меня придурком обозвал - буду соответствовать.

        - Твой чертов зверь! Как его…

        - А… Шарик? Шарик - собака. Так у нас все собаки так на агрессию реагируют.

        - Какая это, к черту, собака?!!

        - Обычная, грымская. Я же предупреждал.

        - О-о-о-о! Проклятье! Он долго еще вонять будет?

        - Ну, не знаю, с денек, наверное, еще попахнет.

        - С денек?!! Ты с ума сошел! У нас представление срывается.

        - А я предупреждал. Я же говорил, что вы пожалеете. А вы: «Не пожалею»!
        Дядька смотрел на меня злющими глазами: наверное, в этот момент он очень хотел меня убить.

        - Давай забирай свою зверюгу! - наконец скомандовал он.

        - Я-то заберу, но… Так что, мой боец выиграл? - сказал я как можно невиннее. - Я могу получить выигрыш?

        - Какой еще выигрыш?!! Ты знаешь, сколько мы сейчас денег потеряем?

        - Не знаю, мистер, только сдается мне, что это ваши проблемы. Я своего Шарика совершенно не хотел с этим Кусакой на арену выпускать. Разные, сами видите, весовые категории.

        - Хорошо, я дам тебе десять кредов…

        - Ага, ищи дурака, - сказал я, указывая на табло. - Вы мне должны сотню! Пять минут боя давно прошло. Гоните денежки, сами же обещали сотню, если мой боец продержится…
        А в Колизее тем временем начинался самый настоящий бардак: видимо, вонь от моего Шарика добралась и до средних рядов. Около выходных порталов началась давка.

        - Ладно, я дам тебе сотню, - резко сказал дядька и глянул вниз на продолжавшийся бедлам. - Даже две сотни. Ты сможешь увести с арены своего зверя немедленно?

        - Да пажал-л-л-ста, - милостиво согласился я, - только денежки вперед. С вами, как я понял, глаз да глаз нужен…

        - Проведите его на арену, пусть заберет свою Вонючку, - скомандовал клоун гиппопотамам, грязно выругался и протянул мне два золотистых стокредовых билета.
        Глава 5

        Вообще-то, мне и на Грыме не раз говорили, что мой Шарик редкостно вонюч. И это правильно, тут не поспоришь. Ежели Шарика разозлить или испугать сильно, вонищи от него - караул! Как сейчас помню: когда Сид Баррет на перемене ради смеха привязал моему Шарику пустую жестянку к хвосту, Шарик так навонял, что уроки на целый день отменили. И ночью пришлось весь коридор с хлоркой вымывать. Мне, между прочим, пришлось, потому как собака моя и это я ее в школу приволок, все запреты нарушив. Конечно, процедура эта не из приятных, но и не смертельная. Есть ведь хорошие для этого случая вещи - респиратор, защитные очки, перчатки. У нас в подсобке все это непременно хранится как раз для подобного случая. Ну и в цирке должно найтись. И нашлось! Защитившись этими нехитрыми приспособлениями, с почетным эскортом из двух гиппопо я спустился вниз, сквозь маленькую решетчатую дверку вышел на арену и стал успокаивать Шарика. Он был все еще в свернутом положении и разворачиваться, по всей видимости, совершенно не собирался. Конечно, свернешься тут, когда разные твари зубастые тебя разгрызть пытаются, как орех
какой-нибудь. Вон царапины-то какие! Поглаживаю это я его по панцирю, слова ласковые говорю, мол, не волнуйся, Шарик, все хорошо, никто тебя, маленький, больше не тронет. Смотрю, зашевелился, сначала одно ушко из-под панциря показалось, потом второе. И вот развернулся он полностью и в лицо меня лизнуть норовит, только маска респиратора мешает. Ну еще бы! Такого натерпелся! Только лизать меня не надо, ладно? Как-нибудь потом, когда запах пройдет. А главный клоун мне орет со стороны кулис, нос платком закрывая:

        - Давай, парень, выводи его скорее куда подальше.
        Надел я на Шарика ошейник и с сознанием выполненного долга двинулся на выход. Причем оставшиеся в цирке зрители мне овацию устроили. Да, таких слов в свой адрес я еще никогда не слышал: один дядька, если я правильно расслышал, грозился спустить с нас с Шариком шкуры и голышом выпустить на болота с комарами. Ой, ой, ой, испугал!
        Так вот, зашел за кулисы, а там никого почти, ну разве что чемпионы-гладиаторы, в клетках своих запертые. Ну и морды, скажу я вам! Смотрят на меня, по углам забившись, злобно так. Дай воли - в миг сожрут. Только когда Шарик завоняет, желающих собрать его как-то не находится.

        - Куда идти-то? - спрашиваю я клоуна. - Да иди ты куда подальше со своей вонючкой! И побыстрее, а то я за зрителей не ручаюсь, придурок! - крикнул клоун и указал мне на железную дверь с надписью «Служебный выход».
        Ну и пожалуйста! На мой взгляд, две сотни в кармане куртки компенсировали любые оскорбления. Будете в следующий раз знать, как с грымчанами увязываться!
        Я вышел на улицу, и дверь за моей спиной с грохотом захлопнулась.

        - Ну что, Шарик, - потрепал я пса по уху, - можно сказать, что ты у меня теперь герой. Победил самого чемпиона!
        Шарик мой радостно взвизгнул и попытался лизнуть меня в нос.

        - Молодой человек, можно вас на минуточку? - раздалось сзади.
        Я удивленно обернулся. Клянусь, еще секунду назад здесь никого не было, а вот теперь передо мной стоял тот самый седой дяденька в черном плаще - хозяин всех этих гладиаторов. Интересно, и откуда он тут взялся? Дядька, скрестив руки на груди, с усмешкой смотрел на Шарика:

        - Очень интересный экземпляр, юноша. И что же это за животное?

        - Я уже несколько раз говорил, мистер…э-э-э-э, - ответил я, стягивая с лица респиратор. На улице от Шарика тоже пованивало, но гораздо меньше - терпимо в общем.

        - Зови меня Майстер. Просто Майстер, - представился седой.

        - Да, мистер Майстер. Я уже говорил, что это обычная собака!

        - Собака? - Дядька удивленно вскинул брови. - Но собаки, насколько мне известно, совсем другие.

        - Вы еще скажите, что собаки - лохматые, вислоухие, без панциря и на четырех лапах, - язвительно сказал я.

        - Ну, не всегда вислоухие, но в общем - да, именно такие.

        - Так вот, мистер Майстер; Это - моя собака, и его зовут Шарик. Я уж и вашему клоуну говорил, что у нас на Грыме все собаки такие и что пугать их крайне опасно, потому что если их напугать, то…

        - Понятно, понятно, - остановил меня седой, прикрывая нос кружевным платочком. - Скажите, юноша, а за сколько вы хотели бы продать своего э-э-э-э… Шарика?

        - Продать? - удивился я. - Но я не торгую собаками.

        - Это понятно. Но если я вам предложу… Допустим, тысячу кредитов.
        Во рту у меня стало сухо. Я и с тремя сотнями кредов чувствовал себя Крезом. А тут целая тысяча! Фантастические деньги! Да с такими деньгами я на Грыме…

        - Но зачем вам Шарик? - все-таки спросил я.

        - Как зачем? Из него получится отличный боец! Немного хорошей школы, тренировки и…
        И тут я встретился глазами с Шариком. Тот от стресса постепенно отошел, в глаза мне смотрел преданно, даже поскуливал…

        - Нет, мистер, извините. Шарик - не просто моя собака, он мой друг. А друзей не продают ни за какие деньги. Ни за тысячу, ни за десять тысяч…

        - Даже так? - удивился дядька. - Даже за десять тысяч? А я как раз собирался вам именно столько предложить. Что ж, весьма похвальное отношение к друзьям нашим меньшим и очень, к сожалению, нетипичное для нынешних меркантильных времен. Ну, тогда прощайте, мой юный друг, надеюсь еще когда-нибудь с вами свидеться.
        Глава 6

        Не могу сказать, что к челноку я вернулся в хорошем расположении духа. Скорее, наоборот. Огромная сумма в десять тысяч кредитов не выходила у меня из головы. Надо же! Десять тысяч за обычную собаку. И я не продал! Нет, конечно, Шарик мне друг, но десять тысяч! Десять тысяч! Это ж какая куча денег! Я попытался представить себе ее и не смог. Ну, что-то вроде стога сена у деды на хуторе.
        Разумеется, от мыслей таких я разозлился, и отчего-то именно на Шарика. И даже пару раз довольно грубо дернул его за поводок, чтобы не отставал. Словно он был виноват в том, что я не получил целых десять тысяч кредитов. А может, вернуться, пока не поздно? А может, вот прямо сейчас найти этого Майстера и сказать, что я согласен? И правда, ну что будет делать Шарик у нас на Грыме? Кур по двору гонять? Скучать по мне, пока я в школе? Единственная радость - с другими собаками погоняться да охота. А что той охоты? Сезон - два месяца в году из-за экологов-перестраховщиков. Может, все-таки вернуться?
        Но я не вернулся, а так и дошел до челнока с Шариком на поводке. Увиденное меня не порадовало: около челнока пыхтела странная машина, чем-то похожая на гигантский пылесос с длинным таким толстым «хоботом». Но даже не в пылесосе дело - трап из кабины челнока был опущен, около него крутился какой-то бритый дядька в комбинезоне.

        - Эй, мистер, что вы забыли около нашего челнока? - спросил я сурово.

        - Да вот смотрю, прицениваюсь, - ответил дядька, с прищуром глянув на меня.

        - А нечего здесь прицениваться! Тоже мне, нашли место прицениваться. Вот идите на базар, там прицениваться будете.

        - Так этот челнок не продается? - удивился дядька.

        - Нет, конечно, с какой стати?!! - возмутился я.

        - Ну не знаю, может, ошибка какая случилась. Вечно они на бирже с объявлениями путаются, - пожал плечами дядька. - А челночок-то старенький. Рухлядь. И воняет что-то.

        - Ну и идите себе, ищите новый, - разозлился я, - с запахом фиалки.
        Дядька ушел, а я стал думать, что делать с Шариком. Пах он, действительно, еще ощутимо. Лететь с ним таким в одной кабине не особо-то приятно. Привязав Шарика к шасси, я поднялся по трапу и порылся в бардачке. Что ж, очень кстати нашелся большой биомешок для хранения фруктов. Есть там такая специальная мембрана на фильтре - запах не пропускает. Только ведь Шарик, он на месте лежать не будет, он ведь у меня шебутной - даром, что ли, десять тысяч стоит? Он ведь когтищами-то своими мешок этот вмиг в клочки порвет. Ежели только не заснет. А чтобы он заснул и спокойно продрых до самого дома, в аптечке есть очень хорошие таблеточки с валерианкой. Вкусненькие такие, сладенькие. Шарик однажды на хуторе до дедовой аптечки добрался, так дрых потом три дня, да еще неделю как вареный ходил… Шарик, Шарик, на-на-на. Вот и славненько, спокойной ночи. Вернее, спокойного полета.
        Уложив сопящего друга в мешок, я затащил его в кабину и осторожно устроил под креслом. Очень осторожно, не каждый день укладываешь спать зверюгу, за которую дают аж десять тысяч кредитов.
        Управившись со зверюгой, я решил разобраться с «пылесосом». С ним оказалось все просто: он высасывал из бункера зерно, проданное нашим киборгом на бирже. Я глянул на экранчик, вмонтированный в блок управления «пылесоса», и сообразил, что и зерно наш киборг продал очень выгодно.
        А теперь… Может, хватит в этот раз на мою долю приключений? Не пора ли нам до хаты? Где этот чертов киборг? Мне что, придется опять переться на эту биржу?
        На произволе судьбы

        Глава 1

        Знали бы вы, каких усилий мне стоило спокойно пройтись мимо вагончика с вывеской
«Казино». Он ведь, коварный, как раз на площади по дороге к бирже. Ну как тут не сыграть, когда такие деньжищи в кармане?! Зайти, поставить все на «красное», допустим. И будь что будет. Либо вернусь домой богачом с шестью сотнями в кармане, либо тем, кем прилетел. Подростком с далекой аграрной планеты, с шишом в кармане. Но я удержался. Я собрал всю свою волю и не стал заходить в казино. А двинулся к бирже. Но биржа не работала. Вот еще пару часов назад все ее двери были настежь Распахнуты и внутри ее кипела бурная торговая жизнь, а теперь двери ее были плотно закрыты и лишь на ручке сиротливо белела табличка с надписью: «Работа биржи закончена. Всем спасибо»! Пожалуйста, конечно, ну а робот-то мой, то есть наш с батей и дедом робот, где?

        - Посмотри на таможне, - посоветовал мне добродушный гиппопо, к которому я обратился с вопросом по поводу исчезновения киборга. - Скорее всего, он там. Вся продукция, купленная на бирже «Урания», обязательно сопровождается таможенными документами.

        - Но мы ничего не покупали, мистер, - возразил я, - только продавали. Весь наш урожай.

        - Тогда не знаю, приятель, - пожал могучими плечами гиппопо. Слушай, парень, а не тебя ли я видел в цирке сегодня?

        - Да, сэр.

        - Ну, твой зверь - молодца! Правда, воняет жутко. Если привезешь его на следующую ярмарку, обязательно поставлю на него десятку-другую. А таможня вот там, по зеленому сектору.
        Я поблагодарил служителя порядка за совет и двинулся к таможне. И правда, как я мог забыть? Батя ведь точно хотел купить на бирже каких-то семян и удобрений. Вот киборг, наверное, и купил. А знаете, тот гиппопо был прав: наш киборг действительно был на таможне, оформлял покупку. Правда, я его там уже не застал, зато нашел справочную, где мне всего за полпреда рассказали, что киборг
«Альфа-47-01» официально оформил покупки и выдвинулся к месту отлета. Тут-то мне впервые стало не по себе. А вдруг как бестолковый киборг забыл про своего непосредственного хозяина и решил смыться в одну харю? Ну, я ему задам!
        Я снова шел в направлении нашего челнока и соображал, что здесь что-то не так. Совсем не так, как вначале ярмарки. На улице явно что-то происходило. Посетители ярмарки уже не бродили меж товарных рядов вразвалочку, а передвигались быстрым шагом, некоторые даже бегали. Тут и там взлетали челноки и корабли разных систем, предупреждая сиренами об опасности.
        Но, слава Богу, наш челнок был на месте. Он блестел на фоне заходящих солнц и почему-то показался мне еще красивее, нежели раньше. Только мне очень не понравилось, что около него стояли какие-то люди. Кажется, они даже фотографировались на память. Один из них, высокий седой старик в хорошем костюме и мягкой шляпе, держал в руках большую мягкую игрушку, а дама в смешном цветастом платье и с огромным бантом в завитых волосах снимала его на камеру. Игрушкой оказалась… мандатра. По всему, та самая, что продала мне кулончики-амулетики. Зверек умело позировал, ластился к дядьке и, кажется, даже сумел влезть к нему в карман.
        Я подошел поближе и кашлянул в кулак, чтобы привлечь к себе внимание. Увидев меня, мандатра хлопнула глазками и сказала:

        - Дяденька, купите амулетик.
        В маленькой лапке блеснули уже знакомые мне кулончики.

        - Спасибо, я уже купил, - усмехнулся я, похлопав по нагрудному карману. - Слушай, тут с тобой мой киборг пообщаться хотел. Претензии он к тебе имеет, особо по части манипулятора…
        Слова мои произвели на мандатру неожиданное впечатление. Она спрыгнула с дядькиных рук на землю и быстро шмыгнула куда-то за шасси челнока. Дядька удивленно глянул мандатре вслед, пожал плечами, что-то крикнул своей даме и по-хозяйски стал подниматься в пилотскую кабину челнока по спустившемуся трапу. С какой это стати?!


        - Эй, мистер, что вам нужно в нашем челноке? - крикнул я.

        - Вашем? - Старик обернулся и удивленно посмотрел на меня. - Но это наш челнок. - И он подвигнул забавной сухонькой старушенции, готовившейся сделать очередной снимок.

        - Как так ваш? - возмутился я. - Я на нем прилетел!

        - А я его купил, - сказал старик. По-видимому, он сошел с ума.

        - Когда это? - спросил я уже более спокойно. Мне почему-то показалось, что с сумасшедшими надо вести себя осторожнее, и я стал озираться в поисках бегемотоподобного полицейского. Вот так всегда: когда они нужны, их близко не бывает.

        - Да вот только что, точнее, - старик глянул на хронометр, - полчаса назад. - И он протянул мне новенький пластиковый техталон на транспортное средство. Я прочитал: в талоне явно значилось, что торгово-грузовой челнок «Альфа-47-01» серии В4990974 принадлежит мистеру и миссис Вронштейни.

        - Но позвольте, - опять сорвался я на крик, - это я прилетел сюда на этом корабле, я и этот чертов киборг.
        На лице у старика явно читалось замешательство:

        - Ну да, киборг «Альфа-47-01», он нам и продал челнок вместе с собой.
        В это время на помощь старику подошла старушка:

        - Леопольд, что случилось, что хочет от тебя этот симпатичный молодой человек? - спросила она, мило картавя.

        - Да вот, юноша утверждает, что этот челнок его, тогда как робот сам предложил мне…

        - А где, где он, робот? - спросил я, уже теряя терпение. Неужели эта железка все-таки смухлевала, а я приказ деды не выполнил и не доглядел. - Давайте его сюда, и мы у него вместе спросим…
        Старик пожал плечами, вытащил из кармана пульт и нажал на зеленую кнопочку. В корпусе челнока открылся знакомый люк, «Альфа-47-01» подкатился к нам и замигал лампочками:

        - Киборг «Альфа-47-01» готов к работе и ждет распоряжений.

        - Скажи-ка, любезный, кто твой хозяин и чей этот корабль теперь? - спросил старик.

        - Владелец челнока серии «Альфа-47-01» номер В4990974 и прилагающегося к нему робота-киборга той же серии мистер Леопольд Вронштейни.

        - А я? - спросил я упавшим голосом, Робот непонимающе заморгал красным.

        - Киборг, идентифицируй этого молодого человека, - предложил мистер Леопольд - по-видимому, общаться с подобными машинами ему было не впервой.

«Альфа-47-01» коснулся меня своей антенной, заморгал зеленой лампочкой и тут же заявил:

        - Люка Ажен, человеческий детеныш, законный сын бывшего владельца космочелнока
«Альфа-47-01». Остальная информация стерта за ненадобностью.

        - Как «бывшего»? - удивился я вполне искренне. - Ты что, продал папин челнок?

        - Ну да, - вставила старушка, - мы купили этот челнок у мистера Гектора Ажена с планеты Грым посредством этого робота-торговца за сорок две тысячи кредов! Дороговато, конечно, но мы с мужем любим путешествовать на своих кораблях, а этот челнок очень удобен для перевозки наших милых лошадок. - И она кивнула на двух прекрасных скакунов, привязанных неподалеку к небольшому роллеру…
        То, что челнок был продан за сумму на две тысячи больше, чем отдал за него папаша, заложив нашу ферму «Урании», меня не особо восхитило. Ни о какой продаже деда меня не предупреждал.

        - Постой, постой, - схватил я робота за клешню, - это тебе папаша приказал продать челнок?

        - Не совсем так, - мигнул «Альфа-47-01».- Прежний владелец дал мне установку на получение наибольшей прибыли с этого коммерческого рейса. В соответствии с полученным заданием, я продал весь груз по наиболее выгодным ценам и перевел всю сумму на указанный счет мистера Гектора Ажена в банке «Урания». Возврат корабля на планету Грым представляется экономически не обусловленным. Затраты на топливо для взлета-посадки челнока, аренда за место в ангаре на корабле-матке во время пространственного прыжка, хранение и обслуживание челнока до будущего урожая составят 3846 кредов.

        - А как же папаше быть со следующим урожаем? - тупо спросил я.

        - Целесообразнее купить другой с проходящего корабля-матки, - объяснил робот.

        - Обычная система, малыш, - поддакнул старичок. - Ты, наверное, в первый раз…

        - А я?!! - невежливо перебил я старика. - Что будет со мной?

        - По поводу объекта с именем Люк Ажен бывший владелец челнока «Альфа-47-01» вводных не давал, - брякнул киборг и затих.
        Старик посмотрел на меня вроде как сочувственно.

        - Да, малыш, ты попал, - сказал он, качая головой. - Я бы, конечно, подбросил тебя до дому, но, к сожалению, не имею такой возможности - боюсь опоздать на бега. Так что извини.

        - Мистер, но что мне теперь делать? - взмолился я.

        - На твоем месте я побыстрее связался бы с папашей или обратился в полицию, скоро здесь будет довольно пыльно…
        Глава 2

        Как доской пришибленный, я наблюдал за взлетом нашего бывшего челнока. Спорить было бесполезно: этот дядька по всем правилам купил у папаши челнок, а теперь загнал в его грузовой отсек двух красивых лошадей и стартовал, чтобы выставить их на каких-то бегах на какой-то Вавилонии, планете системы Гончих Псов.
        Черт с ней, с Вавилонией, мне-то что теперь делать? Ну, конечно, перво-наперво позвонить домой. Старик что-то там говорил насчет центра связи около биржи. Благо, здесь недалеко. Я побежал в сторону шпиля, что венчал биржу, с удивлением наблюдая, что народ вокруг передвигается все быстрее и быстрее. Вот проехала тележка, заставленная клетками с живыми курами. Куры нервничали и громко кудахтали, одна клетка опрокинулась на землю, развалилась на куски, и куры, громко возмущаясь, разбежались по сторонам. Бритый наголо стрекозоид, сидевший за рычагами тележки, громко выругался, остановил свой транспорт и кинулся в погоню за курами. Да, трудновато ему придется, несмотря на три пары загребущих лап.
        В центре связи было почти пусто. Робот-администратор в черном смокинге вежливо поклонился мне и поинтересовался, чем может быть мне полезен. Я открыл было рот и тут же его закрыл. Ну, допустим, я хочу позвонить деду и сообщить, какую свинью он подложил любимому внуку. Как бы это я сделал на Грыме? Пошел в учительскую, спросил бы разрешения, крутанул бы ручку телефонии, поздоровался бы с мисс Сидороффой и попросил бы связать меня с Индюшиным хутором, а то и просто «с дедушкой». Мисс Сидороффа неторопливо расспрашивала бы меня об успехах в школе, о том, как дела у моих сестриц - ее подружек детства, пока бы дед шел к звенящему аппарату, и только потом, услышав дедовское «кхе-кхе», пожелав успеха, отключилась бы. А здесь? Тут и аппаратов-то телефонных нет, висят на стенах какие-то коробки прямоугольные, так у них и ручек не видно, сплошь кнопки…

        - Я бы хотел позвонить своему отцу или деду, в город Санта-Лючия на планете Грым,
        - наконец объявил я роботу.
        Тот кивнул, заморгал зелеными лампочками, потом удивленно на меня глянул и опять заморгал.

        - Извините, мистер, - наконец сказал он, - но видеосвязи с указанной планетой нет. Существует, правда, выделенная коммерческая линия с торговой факторией «Хоук и сыновья», вас соединить?
        Я судорожно сглотнул и кивнул. А что мне оставалось делать?

        - Пройдите тогда в седьмую кабинку и поторопитесь, пожалуйста, мы скоро закрываемся.
        Я вошел в кабинку и поискал глазами трубку. Но трубки нигде не было, вместо телефонного аппарата на стене фигурировал большой экран, на котором немедленно возникло лицо мистера Хоука.

        - Люка, ты? - удивился мистер Хоук. Почему-то он был в ночной рубашке, а на его голове смешной ночной колпак. Ну конечно, на Грыме-то уже ночь скоро.

        - Откуда ты звонишь, Люка? - снова напомнил о себе мистер Хоук.

        - Я… Я на Урании, мистер Хоук.

        - На Урании? Но как ты там оказался?

        - Деда с батей послали на торговом челноке за торговлей проследить.

        - Твоя деда? - тупо переспросил он.
        Тут до меня дошло, что мистер Хоук не должен быть особо в восторге от моей физиономии, да еще общающейся с ним с далекой торговой планеты Урания. Если я чего-то понимаю, в торговле они с моим папашей - самые непосредственные конкуренты. И если к тому, что папаша ерепенится там, на Грыме, мистер Хоук мог относиться несколько снисходительно, то вид сына его основного конкурента на ярмарке в Урании означал несколько большее. То, что батя затеял по-настоящему серьезный торговый бизнес.

        - И что ты там делаешь, Люка? - наконец спросил меня мистер Хоук.

        - Да тут такое дело, - зачастил я, с ужасом наблюдая циферки, быстро бегущие в углу экрана. Почему-то мне показалось, что разговор вряд ли бесплатный, и платить придется, скорее всего, именно мне. - Чертов робот продал челнок, и я не знаю, как теперь попасть домой.

        - Ты не знаешь, как попасть домой? - вдруг улыбнулся мистер Хоук. Нехорошо улыбнулся, недобро как-то. - Ваш киборг продал челнок, и ты остался на ярмарке один, даже без билета на пассажирский лайнер? Хотя откуда там пассажирские лайнеры, это ж оптовая ярмарка, - рассуждал он вроде как сам с собой. - И до закрытия ее (он глянул на часы), если считать по уранийскому времени, чуть больше получаса… Вот что, Люка, - сказал он наконец, глянув мне в глаза. - Дела твои плохи, на Грым с Урании никаких рейсов нет, а через полчаса ярмарка закроется и… В общем, сам увидишь. У тебя деньги есть? Триста кредов? Сумма хорошая, но для места в космолайнере явно не хватит. Да, ситуация… Даже не знаю, что тебе посоветовать. Попробуй-ка обратиться в администрацию ярмарки или к полицейским, ты их легко узнаешь, они на бегемотов похожи. И поторопись, времени у тебя совсем мало. И хотя твой отец поступил по отношению ко мне не совсем справедливо… Я постараюсь сообщить твоему отцу о несчастье, с тобой случившемся, но не уверен, что он сможет быстро тебе помочь…
        Экран пошел рябью и отключился. Понурив голову, я поплелся к выходу. Но стеклянная дверь не открылась, я толкнул сильнее - никакого эффекта.

        - Молодой человек, вы забыли заплатить, - вежливо сказал робот-администратор. - С вас двадцать семь кредитов.
        Я застыл, как громом пораженный. За три минуты разговора я должен такую кучу денег?!! Да он с ума сошел! 27 кредов стоят завтраки в школе и проезд на школьном автобусе за весь учебный год! Было бы у меня время, я нашел бы способ отстоять свои права, но сейчас… Очень пугало то, что все за прозрачными дверьми центра связи суетились. Пешком уже никто не ходил, все бегали. Я подошел к администратору и сунул ему сотенную карточку в пасть, робот «сожрал» 27 кредов, благодарно мигнул зелеными лампочками и указал на открывшуюся дверь.

        - Крохоборы! - погрозил я ему кулаком и вышел на улицу.
        Глава 3

        Биржи не было. На ее месте фигурировала огромная бетонная плита, быстро заносимая песком. Странно, когда я заходил в центр связи, никакого ветра не было, а сейчас от поднявшейся пыли просто дышать нечем. Над моей головой что-то прокашлялось. Я задрал голову и увидел динамик с раструбом, как в старых фильмах.

        - Дорогие друзья, - сообщил динамик ласковым женским голосом, - летняя продуктовая ярмарка натуральных пищевых продуктов «Урания» закончила свою работу. Большое спасибо за поставленные товары и сделанные покупки, ждем вас через три месяца. Сообщаем, что защитное силовое поле купола отключено, содержание воздуха в атмосфере 98 процентов. Счастливого полета!
        Столб на моих глазах дрогнул и вместе с раструбом динамика стал медленно опускаться в шахту. Через минуту он исчез вовсе, успев сообщить, что содержание воздуха в атмосфере 94 процента. Однако! Тут же огромный модуль центра связи за моей спиной задрожал и с тихим скрежетом стал опускаться. Господи, что творится-то! Почти все здания огромного космопорта врастали в землю, самое ужасное, что и огромный цилиндр администрации ярмарки стал ниже вдвое. Неужели я опоздал? Признаться, я перепугался не на шутку. Что там говорил мистер Хоук? Обратиться в администрацию ярмарки или к полицейскому? Но ни одной гиппопотамьей туши поблизости видно не было.

        - Где я могу найти полицейских? - крикнул я прямо в хитиновую морду здоровенной сколопендре, смешно перебиравшей ножками, еле поспевая за дюжиной белых овечек на длинной привязи. Сколопендра испуганно дернулась, но все-таки ответила фальцетом:

        - Большой корабль в виде шара в зеленой зоне, - и сколопендра ткнула одной из лапок куда-то в сторону.
        Я, не поблагодарив, со всех ног припустил по дороге, заваленной бумагой, какой-то слизью и прочим мусором. Все это быстро покрывалось серой пылью. Полицейский корабль я нашел довольно быстро по клетчатому значку и боевым башням лазерпушек. Огромный гиппопотам с боевым лучеметом на плече молча выслушал мой сбивчивый монолог и ткнул мощной конечностью куда-то в сторону запада:

        - Космоночлежка кислорододышащих грузчиков «Три таракана», четырнадцатый сектор, синяя зона. Сто пятьдесят пять кредов за билет, завтрак, обед, ужин, душ, комната на четверых.

        - А нельзя ли с вами? - спросил я, морщась от летящей в лицо пыли.
        Бегемот отрицательно покачал головой и тут же вытянулся, приветствуя другого бегемота в высокой Шапке-ушанке, по-видимому - начальство.

        - Почему посторонние у корабля? - сурово сказал ушаночный гиппопо. - Прекратить немедленно! Эй, парень, постой-ка! А не тебя ли я видел в Колите с жутко вонючим бойцом? - смягчился начальственный бегемот, рассмотрев мое лицо.

        - Да, сэр.

        - Вот здорово! Прилетай еще, обязательно поставлю…

        - На моего зверя двадцатку? - угадал я.

        - Почему двадцатку? Я сотню не пожалею, - посулил толстокожий начальник. - И респиратором заранее запасусь, ха-ха-ха…

        - Да я сам вам сотню дам, только помогите улететь мне с этой планеты, - взмолился я.
        Гиппопотамий начальник посуровел:

        - Нет, малыш, извини. По инструкции это строжайше запрещено. Советую тебе обратиться в космо-ночлежку…

        - «Три таракана», - угадал я и, не став ждать, пока гиппопотам меня снова попросит удалиться, со всех ног кинулся в красный сектор. Методом проб и ошибок я уже научился ориентироваться в хитросплетениях цветовой нумерации и довольно быстро нашел ночлежку. Но на шлюзовой камере висела большая табличка с корявой надписью:
«Мест нет». А какой-то прохожий, тоже узнавший во мне владельца бойца-чемпиона, посоветовал обратиться в полицию. Круг замкнулся. Я сел в пыль и заплакал, заплакал от безысходности. Ну, спасибо, деда, ну, удружил. Послал внука задыхаться чужой пылью, да и папаша хорош, о своем-то обратном билете он наверняка бы позаботился заранее. Тут я вспомнил про камеру. Камера, отличная стереокамера со вспышкой - сто восемьдесят кредов в магазине фактории мистера Хоука, и годовая гарантия. Камера осталась в кабине челнока - в бардачке и теперь летит на планету Вавилонию, где лошади будут скакать наперегонки, а глупые зрители во главе со стариками Вронштейни делать на них ставки. А еще от меня улетела целая сумка еды и сувениров с Грыма, о которых я тоже забыл. И самое главное - Шарик-Друг и отличный боец сладко спал сейчас, запакованный в биомешок за тысячи космомиль от своего хозяина. От этих скорбных мыслей слезы ручьем потекли у меня из глаз.

        - Хей, малыш, чего такой грустный, потерялся? - раздался знакомый голос.
        Я поднял голову. Тот самый «богомол» из казино стоял надо мной, поигрывая клешнями, и, если я правильно разбираюсь в мимике насекомых, приветливо мне улыбался.
        Надежда на спасение забрезжила во мне, уж этот дядя не оставит ребенка задыхаться на улице. В трех предложениях я обрисовал сложившуюся ситуацию и робко попросил
«богомола» взять меня на его корабль.

        - Я бы рад, малыш, - прижал «богомол» клешню к груди, - но я никуда не лечу, а оставаться со мной тебе вряд ли будет комфортно. Поспрашивай-ка лучше кислорододышащих. А сейчас извини, мне пора.

«Богомол» внезапно сделал большой прыжок с синей дорожки, опустился на все шесть лап и, шевеля ими одновременно, выбрал место, где песок помягче. Тут же он затрясся, завибрировал и на моих глазах зарылся в пыль с головой.
        Хороший совет - «найти кислорододышащих». А где их найдешь? Все бегают как угорелые и никому нет дела до одинокого парнишки в этом чужом мире. Я решил постучаться в ночлежку, хрен с ними, обедами и завтраками, хрен с ним, с душем, я могу и где-нибудь в тамбуре. Но не успел я подойти к шлюзу, как ночлежка задрожала, выпустила четыре дюзы и, громко дребезжа, стала подниматься в воздух. Я отскочил, но волосы на голове мне все-таки опалило.

        - Сволочи! - погрозил я кулаком в сторону ночлежки. - Почему сирены не врубаете?
        Листок с надписью: «Мест нет» - слетел с двери шлюза и медленно, как осенний листок, опустился мне под ноги. Я поднял его, зачем-то перевернул, другая сторона его оказалась рекламой системы мобильных казино. Я снова перевернул его и вслух прочитал: «Мест нет». Почему-то именно эта корявая надпись придала мне решимости, я расчистил ногой пыль на перекрестке, нашел синюю стрелку и бросился к месту стоянки нашего бывшего челнока. У меня созрел план. По пути мне встретился еще один уползающий в землю столб, сообщивший, что защитный купол над этой частью Урании деактивирован, что в окружающей атмосфере 54 процента воздуха, пригодного для кислорододышащих. В заключение он еще раз пожелал всем счастливого полета. То-то дышать так трудно стало.
        Делайте вашу ставку, господин!

        Глава 1

        Рыжеволосый крупье глянул на меня удивленно, если роботы вообще умеют удивляться, но тут же улыбнулся как старому знакомому:

        - Желаете сделать ставку?

        - Желаю! - сказал я с вызовом и уселся за стол.

        - Вообще-то мы закрываемся, - намекнул крупье, - и вам, наверное, уже пора вылетать?

        - Разве у вас игра идет не до последнего клиента? - фальшиво удивился я.

        - Да, но… - робот словно поперхнулся и быстро разменял мою стокредовую фишку на кучу полукредовых. Очень солидно выглядела эта кучка. Я гордо поставил одну фишку на красное и выиграл.

        - Поздравляю, - скрипуче сказал робот. - Желаете играть дальше?
        Я кивнул, снова поставил полкреда на красное и снова выиграл.

        - А вы не опоздаете с отлетом? - осторожно спросил крупье, сдвигая в мою сторону выигрыш. - в атмосфере всего тридцать процентов воздуха, а вы, как я заметил, без кислородной маски.
        Я глянул в небольшой иллюминатор над головой крупье, с удовлетворением обнаружил, что на летном поле почти не осталось кораблей, и снова поставил на красное.

        - А что, бесплатным джусом фирма больше не угощает? - спросил я вместо ответа.
        Робот сморщился, если так можно назвать его гримасу, и нажал невидимую кнопку. Напиток пошел прекрасно, смыв из горла этот противный пыльный привкус.

        - Ставок больше нет? - с надеждой спросил крупье.

        - Почему же нет? - Я снова поставил на красное, но выпало зеро. Не беда, все равно буду ставить на красное, мне этот цвет приносит удачу.
        Глава 2

        Крупье заметно нервничал, он как бы между прочим сообщил, что последний пассажирский корабль с Урании убыл. Меня это совсем не удивило, какой еще идиот останется среди этого урагана. А на улице и в самом деле бушевал настоящий ураган, сотрясавший даже наш игровой вагончик. Зато внутри было тихо и спокойно, играла легкая музыка, время от времени перебиваемая звуком прыгающего по барабану блестящего шарика и объявлением выигрышных номеров и цветов.
        Для разнообразия я поиграл еще в чет-нечет, но потом снова стал играть в красное - черное. Я особо не рисковал, ставил постоянно на красное по полкреда, так что количество фишек передо мной оставалось стабильным. Я, кажется, даже вел на полтора-два креда, насыщаясь дармовым джусом - прекрасной апельсиновой газировкой. Попутно я изучил всю документацию по части правил игры в казино, развешанную по стенам, и выяснил много интересного…

        - Ну вот что, уважаемый, - не выдержал крупье после очередного, особо громкого раската грома. - Казино не может дальше работать! Я вынужден отключить подачу воздуха и дать команду на заземление.

        - Это с какой же стати? - удивился я, демонстративно ставя фишку на красное.

        - Поймите, - заговорщически сообщил мне крупье, поигрывая шариком, - сейчас на Урании наше здание - самое высокое, все остальные уже заземлились, и не исключено, а даже вполне вероятно, что именно в нас ударит молния. Необходимо заземление.

        - Так заземляйтесь на здоровье.

        - Заземлиться я могу лишь в случае, если вагончик опустится на нижний ярус.

        - То есть под землю?

        - Да.

        - Но в этом случае вы отключите подачу воздуха?

        - Разумеется, и энергии тоже. Все по инструкции.

        - А что будет в этом случае со мной?

        - С вами? - Робот удивленно почесал никелированную лысину под париком. - А что с вами, собственно, может произойти? Вы выйдете на улицу и…

        - И задохнусь? Нет уж, извините, я лучше еще поиграю.

        - Но поймите, казино не может продолжать работу, если молния…

        - В пункте С-13 устава азартных игр корпорации «Урания» ясно сказано, что казино играет до последнего посетителя, без всяких там «если». Кстати, в пункте У-44 того же устава сказано, что игрок после десяти ставок помимо бесплатного сока имеет право, на бутерброды с сыром и ветчиной, натуральными, между прочим. Так что не морочьте мне голову и сделайте-ка быстро дюжину бутербродиков, я страшно проголодался на этой вашей продуктовой Урании.
        Робот недовольно загудел, но послушно подъехал к холодильнику и, ловко орудуя манипуляторами, накромсал мне целую тарелку бутербродов, украсив их даже сверху крошечной веточкой зелени и оливкой. И на том спасибо. Я жевал, не забывая ставить на красное, а робот злобно сверлил меня своими окулярами и вздрагивал от каждого раската грома.
        Был ли у меня план на дальнейшее? А откуда? Что бы вы сделали на моем месте? Ну конечно, ругали бы деда с батей, а толку? Ясно было одно, за дверями казино меня ждала верная смерть в этом пыльном, лишенном воздуха аду, что бушевал в иллюминаторе. Словно в качестве подтверждения я увидел, как о стекло иллюминатора расплющило беглую курицу. Грустное зрелище! Здесь, по крайней мере, я был жив, мне не грозила смерть от жажды и голода, краем глаза я заметил, что хлеба, сыра и ветчины в холодильнике достаточно. Конечно, несколько беспокоили меня те щупальца под потолком, что так легко выбросили за порог здоровенного свина, но к силовым методам, если верить правилам и инструкции, казино могло прибегать лишь в случае некредитоспособности клиента, жульничества и нарушения им общественного порядка. Деньги у меня еще были, нарушать общественный порядок я не собирался, а вот насчет жульничества… Был в инструкции еще один интересный пунктик С-07: «Если игрок нарушает правила игры, как-то: подглядывает в чужие карты, хватает не принадлежащие ему фишки или совершает иные, не обговоренные правилами действия, он
Должен быть немедленно выдворен из помещения казино или препровожден в полицейский участок, чтобы предстать перед судом». Это меня вполне устраивало, в участок так в участок, в суд так в суд, лишь бы там был воздух. Отвечу перед любым судом! Но эту меру я решил оставить на крайний случай, к примеру, если сильно захочу спать. Потому как не исключено, что мерой пресечения хитрющий крупье может выбрать просто
«выдворение из казино» без препровождения в участок. Просто «выдворение» меня никак не устраивало. И еще я надеялся, что мистер Хоук все же сообщит папаше, в какой глубокой заднице я оказался, либо папаша с дедулей сами спохватятся о своем наследнике. Но еще больше я надеялся на полицейских, ведь должны же они были доложить своему начальству, что во время ярмарки попал в беду человеческий детеныш, то есть я!

        - Вынужден предупредить, если вы хотите ограбить казино, - прервал мои размышления крупье, - то у вас ничего не получится. Все кредиты я давно перевел с карточек на счет казино. Что касается наличности, то тут у меня не более двух сотен. Стоит ли губить себя такому симпатичному, перспективному молодому человеку ради такой ничтожной суммы?

        - Спасибо за комплимент, но у меня и в мыслях не было грабить ваше уважаемое заведение, - ответил я как можно учтивее. - Я просто хочу поиграть, разве это преступление? Еще раз на красное.

        - Но ваша игра не имеет смысла! - вспылил робот. - Вы ставите только на красное самую маленькую ставку и практически ничего не выигрываете.

        - Отнюдь, - возразил я, - мой выигрыш уже два, нет, два с половиной креда. Кто сказал, что это плохие деньги? Еще днем всего за три креда мне очистили целый грузовой челнок, а видели бы вы, какой там срач был…

        - Срач? Вы сказали «срач»? - обрадовался крупье. - Это ругательное слово! Я вынужден попросить вас покинуть зал за ненормативную лексику, нарушение порядка по статье 418-бис устава азартных игр:

«Дебош и оскорбление крупье». Покиньте сами, или мне придется прибегнуть к силе, - и он многозначительно кивнул в сторону потолка, за которым прятались коварные щупальца.

        - Разве я сказал что-то недостойное? По-моему, это именно вы сказали «срач», - возразил я, смекнув, что хитрющий робот хочет взять меня на пушку. - И дайте, пожалуйста, жалобную книгу. Я хочу записать туда, как общается с клиентами персонал вашего казино. Вам не отвертеться, я вижу, у вас тут везде камеры установлены, нас наверняка записывают для «черного ящика», куда доступ вам запрещен.
        Робот явно испугался и замигал красными лампочками.

        - Я могу принести официальные извинения, - предложил он.

        - А моральная компенсация?

        - Пять кредов, - предложил робот. - Двадцать! - потребовал я.

        - Десять, - взмолилась железяка.

        - Ладно, давай десятку, но больше так не делай. И настрогай-ка еще бутеров, азарт способствует хорошему аппетиту.
        Робот вздохнул, открыл дверцу на груди и бросил на стол мятый билет в десять кредов.

        - Чаевые за весь день ярмарки, - добавил он грустно, после чего направился к холодильнику.
        Я сгреб деньги в карман. Вот и ладненько, мое благосостояние растет на глазах.
        В этот раз молния ударила совсем рядом, свет в казино мигнул, робот вернулся на свое место, вовсю мигая красными лампами.

        - Ладно, поговорим по-мужски, - предложил крупье, восстановив напряжение. - Чего вы добиваетесь?

        - Я не хочу выходить на улицу, потому что меня там ждет верная смерть, - откровенно ответил я. - Если ты чего-то смыслишь в человеческой физиологии, без воздуха я просто умру.

        - А если фирма подарит вам кислородный баллон с маской из спасательного набора для техников?

        - И куда я с ним, с этим баллоном, пойду? Может быть, на Урании есть гостиница или что-то в этом роде?
        Робот поскрипел мозгами:

        - Нет, для кислорододышащих существ условий жизни на Урании нет и не будет до следующей ярмарки. Но она состоится только через три месяца. Вы собираетесь все это время играть?

        - А что вы мне предлагаете? Робот задумался:

        - Да, неординарная ситуация, впервые с такой встречаюсь. С одной стороны, я не могу удалить вас из помещения, поэтому не могу заземлиться до следующей ярмарки, с другой стороны, буря снаружи будет усиливаться, что неизменно приведет к разрушению игрового модуля. Ничего не поделаешь, мне придется вызвать диспетчера…

        - Что?!! - от возмущения я едва не подавился оливкой. - Ты с самого начала мог связаться с диспетчером, то есть с человеком, и молчал, мороча мне голову?

        - Дело в том, что диспетчер не совсем человек, - сказал робот, накрывая фишки у себя на лотке пластиковой крышкой. - Это казино принадлежит частному лицу, жителю Урании, а уранийцы сейчас впали в спячку до конца сезона бурь. Боюсь, мой вызов его вряд ли порадует, уранийцы очень не любят, когда кто-то прерывает их сон, но что делать… Господа! - сказал киборг громко. - Извините, но казино объявляет технический перерыв. Можете пока перекусить, выпить сока. Все за счет заведения…
        Глава 3

        Диспетчером был не человек, диспетчером был «богомол», тот самый, что играл со мной в казино, вернее, очень сильно на него похожий. Он появился на экране, сладко зевнул и потянулся.

        - Ну и какого хрена? - спросило насекомое, смешно шевеля жевелами и протирая лапками глаза от пыли.
        Не знаю, растет ли у них на Урании хрен, но универсальный переводчик передал его фразу именно так.

        - Видите ли, хозяин, - тоненьким голоском сказал крупье, - у нас тут заминочка. Неординарная ситуация, сказал бы. Один игрок заигрался и не хочет уходить.

        - Что?!! Хочет играть в кредит?!! Никаких кредитов. Если нет денег, пусть проваливает!

        - Нет, деньги у него есть. - Робот сделал мне манипулятором знак, чтобы я не высовывался. - И в принципе, он готов прервать игру, но не может выйти из-за бури.

        - Буря, разве это буря? - удивился «богомол». - Три балла всего, так себе, ветерок. Пусть не дрейфит, выходит и закапывается, а то к вечеру до пяти дойти может, вот тогда можно и клешни обломать.

        - Он не умеет закапываться, - быстро сказал робот, - он кислорододышащий, он - человек!
        Последнее слово робот сказал вроде даже как с гордостью.

        - Человек? - протянул удивленно «богомол». - A не врешь?
        Робот повернул монитор и гордо меня продемонстрировал. «Богомол» хлопнул глазами, засветился фиолетовым, что означало высокую степень недоумения, и протянул:

        - Ну и дела… И давно он там у тебя сидит?

        - Да чуть ли не с начала ярмарки, - выгородил меня киборг.

        - Уважаю азартных, а чего этот… кислорододышащий хочет?

        - Он хочет в среду, насыщенную азотом и кислородом.

        - Ну и дела, - снова протянул «богомол».
        А где же я ему возьму на Урании азотно-кислородную среду? Мне и та азотно-кислородная смесь, что я для игровых залов закупаю, в копеечку обходится. Так и по миру пойти недолго. Эй, парень, а не тебя ли я видел в Колизее?

        - Именно меня, - ответил я гордо.

        - Твой боец еще так осрамил Царапыча, точно? Ну, он и молодец! А где он сейчас, твой этот, как его?

        - Шарик? Улетел домой, - соврал я, - у него жесткий график тренировок. А я вот отстал.

        - Ну и дела, - продолжил «богомол». - А как там крупье, не обижает?

        - Нет, что вы. Можно сказать, даже помогает.
        Киборг радостно мигнул желтыми лампочками.
        По всему было видно, робот очень рад тому обстоятельству, что хозяин не гневается, видимо, эти «богомолы» со своими киборгами не церемонятся. А «богомол» тем временем продолжал рассуждать вроде как сам с собой:

        - Значит, заземлить павильон я не могу, без воздуха он оттопырится. Выйти наружу он тоже не может - по той же причине. А к вечеру, когда ветерок покрепчает, весь павильон на хрен разнесет. А я за него еще по закладным не расплатился. Ты что же, хочешь меня и две сотни моих детишек последнего куска хлеба лишить? - зловеще зашипел «богомол», сверля киборга своими огромными глазищами.
        Тот сложил шею, вжав голову в плечи, всем своим видом показывая, что ни о чем подобном и не думал.

        - Может, сообщить в Межгалспас? - пришел я на помощь киборгу.

        - А что, это идея, - оживился «богомол», - люди - члены межгалсоюза и по-всякому право на спасение имеют. Свяжусь-ка я с базой. И все из-за того, что в крупье мне попался редкостный идиот. Эх, придурок, придется из-за тебя наружу выбираться. А там ветерок, того и гляди, продует.
        Я еще раз глянул в иллюминатор, за которым бесновалась стихия, освещаемая вспышками молний, и поежился. Если это действительно «ветерок», что же у них тогда называется бурей?
        Глава 4

        Чтобы скоротать время, мы перекидывались с роботом в картишки по мелочи. На рулетку ни он, ни я уже смотреть не могли. Я сначала проигрывался, а потом заметил, что эта железяка самым бессовестным образом передергивает карты, после чего взялся сдавать сам. Робот не особо возражал, признался, что жульничал, потому как честно играть ему до чертиков надоело. Где-то через полчаса экран снова засветился, и на нем возник диспетчер. Один глаз его был закрыт повязкой, левая клешня болталась в лангетке на перевязи, но держался он бодро.

        - Ну и погодка! - заорал «богомол» радостно. - Ветерок свежий, аж душа радуется. Повезло тебе, кислорододышащий! Знал бы ты, с какими важными фигурами мне пришлось связаться ради тебя. Жаль, все антенны с корнем повырывало, а то бы ты себя по стереовизору увидел в новостях. То-то! В рубрике «Служба спасения спешит на помощь» - бедный ребенок один посреди урагана! Добрый киборг казино единственный, приютивший человеческого детеныша от разгула стихии! Одинокое суденышко в океане магнитных бурь! Знал бы ты, кто тебя спасать летит! Алан Зитцдорф, герой космоса! Тот самый! Он первый услышал мой SOS и немедленно отозвался. У него как раз на орбите Урании корректировка для изменения направления пространственного прыжка. Вот вместе с павильоном вас и заберет, а скинет на Райских Кущах. Там до Грыма рукой подать - один прыжок.
        Я сидел с открытым ртом не в силах сказать ни слова. Вот это новость! Алан Зитцдорф, космопроходец, лучший пилот Межгалсоюза двух последних лет. Да все наши ребята собирают его стереокарточки с молочных коктейлей, а у мисс Сидороффой его портретами вся комната заклеена.

        - Райские кущи! - попискивал рядом от восхищения крупье. - Лучший курорт в этой части галактики, мечта моей жизни с механосборочного завода.

        - Слышь ты, железяка бестолковая, - крикнул «богомол» роботу. - Делай, что угодно, взятки давай кому хочешь, хоть в ногах валяйся, но я хочу, чтобы этот игровой павильон работал на Райских Кущах, понял?!! Чтобы рулетка крутилась дни и ночи! Иначе доберусь до тебя и разберу на запчасти. А сейчас запоминай, ровно в 21.00 включишь всю наружную рекламу на полную мощность, почувствуешь силовой захват корабля - отключишь заземление. Закрепись сам и привяжи к чему-нибудь кислорододышащего, вас, наверное, хорошенько потрясет. И помни: реклама должна светить на всю мощность - не исключено, что ваш подъем по телику показывать будут! А тебе, малыш, от души желаю удачи, - сказал напоследок «богомол» и страшно оголил жевала.
        Я вздрогнул от страха, уж больно оскал получился зловещим, но потом сообразил, что это должно означать самую доброжелательную улыбку, и сам улыбнулся в ответ.
        Глава 5

        Дернуло нас здорово, даже свет погас, правда, тут же включился снова. Крупье ойкнул и из своего угла объяснил, что это сработал магнитный захват космического корабля. Вообще-то робот держался молодцом, если бы он не научил меня лечь на пол, я бы наверняка башку себе о стену расшиб вдребезги.
        Во второй раз нас тряхнуло очень даже реально, в какой-то момент показалось, что все скормленное мне сегодня от щедрот казино немедленно в казино же и вернется. Причем прямо на пол и в виде совершенно неприглядном. Более того, мне показалось, что вслед за пищей все потроха мои многострадальные сейчас выскочат наружу. Сначала через низ, уж простите меня за такие интимные подробности, а потом через верх. А если короче, то меня буквально размазало по полу, ни вздохнуть, ни… Это, как я понял, нас с помощью магнитного захвата стало вверх поднимать с о-о-о-о-о-очень большой скоростью, такой большой, что даже крупье закряхтел, даром что железный. Сколько это длилось - точно не скажу, лично мне показалось, что целую вечность. Но, наконец, все кончилось - пол стоял на месте, если только можно так сказать про пол, стены не ходили ходуном, посуда не звенела жалобно на своих магнитных полках. Видимо, силовой захват наконец-то погрузил нас в трюм большого корабля.
        Я с трудом встал на карачки, потом поднялся на ноги и, заметно пошатываясь, добрался до окошка. Осторожно глянул, что там снаружи. В густом сумраке с трудом разглядел огромные разноцветные ящики. «Грузовые контейнеры!» - догадался я.
        Мы, то есть наш вагончик стоял в трюме космического транспортника. И какого! Это же та самая «Счастливая барракуда», космокрейсер Алана Зитцдорфа - лучшего пилота галактики, чьими портретами с пакетов от молочного коктейля мы, мальчишки обменивались в школе на переменках.

        - Сейчас я попробую настроить внутреннюю связь, - проскрипел робот, запуская свои манипуляторы куда-то за телевизионную панель на стене. Панель мигнула и засветилась. И я разинул рот: на экране возникло лицо… Алана Зитцдорфа.

        - Привет, малыш! - сказал он, широко улыбнувшись, точь-в-точь как на коробке с ванильным коктейлем. - Как чувствует себя отважный юный путешественник?
        Часть вторая
        МЕЖ ЗВЕЗД СКИТАЛЬЦЫ РАЗНЫЕ

        Пилот

        Глава 1

        Алан Зитцдорф еще раз вручную перепроверил расчеты борткомпьютера по траектории пространственного прыжка, убедился, что они абсолютно верны, и только тогда дал команду на загрузку. Борткомп довольно заурчал, считывая программу, и мигнул зеленой панелью. Корабль к прыжку готов! Прежде чем нажать «пуск», Алан Зитцдорф по традиции закрыл глаза и прочитал молитву. Этот момент очень нравится киношникам, во всех трех фильмах, что они сняли о лучшем астронавте Вселенной, эта сцена непременно фигурирует. Алан Зитцдорф закрывает глаза, камера снимает крупно его идеальный римский профиль, напряженный лоб и тихонько шевелящиеся губы. Да, перед каждым пространственным прыжком, перед каждым взлетом, перед каждой посадкой он непременно читает «Отче наш». Это его талисман. Кто-то прицепляет над пультом управления пушистых зверьков, кто-то клеит на переборки портреты Мэрилин Монро - самой знаменитой героини архаичного кино, а он, Алан Зитцдорф, лучший из лучших космоасов Вселенной последних трех лет, читал, читает и читать будет «Отче наш». Да, почему-то не всегда понятные слова молитвы этой архаической религии
всегда приносили ему удачу. И поэтому он, Алан Зитцдорф, - лучший из лучших.
        Алан прошептал: «Аминь» - и нажал на клавишу. Корабль вздрогнул, свет на панелях мигнул, в глазах полыхнуло красным и тут же потемнело. Алан почувствовал, словно проваливается в бездонный черный колодец. И вдруг, в тот самый момент, когда ты думаешь, что падение это будет вечным, оказывается, что у колодца дно все-таки есть. Такое мягкое, тягучее. Словно рухнул ты с огромной высоты в бассейн, заполненный гелем для бритья и ватными шариками. Есть удачный пространственный прыжок!
        Почему-то из всех чувств, с помощью которых человек воспринимает окружающий мир, первым после пространственного прыжка восстанавливается слух. Вот и сейчас Алан услышал, как умиротворенно пыхтит борткомп, загружая заново программу. Теперь можно и отдохнуть, расслабиться. Алан осторожно приоткрыл глаза, привыкая к свету. Расслабил ремень, заложил руки за голову, сцепив пальцы на затылке, и предался приятным размышлениям. После прыжка - самое милое дело! Он с большим трудом удержался от соблазна подсчитать на калькуляторе, сколько получит за этот рейс, прибавить к этому суммы, лежащие на трех разных счетах в трех разных банках на трех разных планетах. Приплюсовать к полученной сумме средства, лежащие на его официальном счете в Астробанке, и еще раз приплюсовать к получившемуся кругленькую сумму, которую он получит за эти идиотские рекламные ролики от картеля, ставшего недавно монополистом по части производства молочных коктейлей. Но нет, пилот Алан Зитцдорф не доверит эти вычисления никакому калькулятору, даже у примитивных калькуляторов есть память, а свои тайны он не доверит никому и ничему,
имеющему память. Лучше уж предаться просто приятным размышлениям. О чем бы таком хорошем подумать? Может быть, о той счастливой звезде, под которой он родился?
        Неужели его добрая мамаша Магдалина Штрикер говорила правду, уверяя, что ее младшенький - Алан родился под счастливой звездой? Кто бы мог подумать, что этот мальчишка в коротких штанишках, испуганно смотрящий с семейной фотографии в альбоме, младший сын в многодетной семье переселенцев, станет гордостью космофлота Межгалсоюза. Что его портреты украсят обложки самых престижных журналов, что за право взять интервью у Алана Зитцдорфа ведущие телеканалы будут драться друг с другом и интриговать, не гнушаясь угрозами и шантажом. Мог ли представить себе это братец Адам, за которым Алану приходилось донашивать старые джинсы и кроссовки? Мог ли вообразить это братец Арнольд, так часто заставлявший Алана чистить свои ботинки и драить свой ржавый роллер? Мог увидеть такое даже в наркотическом сне старший брат Адольф, не раз говоривший мамаше, что Алана надо отдать не в школу, а в услужение к священнику, потому что толку из Алана все равно не получится, а такую ораву кормить - никаких сил не хватит. Где они теперь, эти братья? Адольф так и спился в лавке, унаследованной от отца; Арнольд выдает напрокат
роллеры у трехзвездочных отелей на захолустных курортах для не особо богатых клиентов; Адама постигла жалкая участь армейского офицера на какой-то далекой планете, в каком-то забытом всеми богами захолустном гарнизоне. Конечно, теперь каждый месяц братцы шлют ему поздравительные открытки, поздравляют и с днем ангела, и с днем рождения, и с Днем благодарения, и с Днем астронавта. Вернее, начали слать пять лет назад, когда увидели по стереовидению, что есть в космофлоте замечательный пилот - Алан Зитцдорф, белокурый красавец с неподражаемой улыбкой. Спасибо, братья, огромное спасибо. Столько лет вам не было до братика Алана никакого дела, и вот теперь вы воспылали к нему искренней родственной любовью. Ну, кто из вас первым осмелится и напишет правду: «Алан, ты счастливчик и богач, я дерьмо. Дай денег, а»? Алан может поклясться: он даст денег, первому написавшему именно так - даст. Так ведь не пишут, хорохорятся, все на семейные праздники приглашают, мол, племяннику твоему три годика исполнилось, скучает без дяди-то. Уж извините, племянники и племянницы, нет времени у дяди Алана присутствовать на
скромных семейных торжествах, умиляться вашим попкам засранным, лепету вашему картавому. Дядюшка Алан деньги делает, большие деньги, по сравнению с которыми все эти оклады пилота первого класса, все эти почетные премии за межпространственные прыжки - сущая мелочь. Так, на сигары и на коктейль молочный. Впрочем, нет, молочным коктейлем его картель на всю жизнь будущую обеспечил, до самого смертного часа. Хотя дядя Алан вполне может и сам себе коктейль молочный купить, да и все остальное, что душа пожелает. Дядюшка Алан уже богач, но завтра дядюшка Алан станет сверхбогачом. Только доставит шесть контейнеров, что спокойно стоят сейчас в трюме этого великолепного корабля под названием «Счастливая барракуда», в космопорт международного курорта Райские Кущи. Доставить, взять с диспетчера порта расписку в получении, «прыгнуть» на Зою и написать рапорт об отпуске. Да, Алан заранее представлял себе, как удивленно взметнутся густые брови у кадровика. Что за новость? Лучший пилот космофлота, можно сказать, его лицо, причем очень симпатичное лицо, и вдруг уходит в бессрочный отпуск? Уговаривать остаться,
наверное, будет, все начальство сбежится. Как же! Останется он! Хватит, больше никакого риска, никаких утомительных перелетов, никакой космической романтики. Господи, как же никто еще не догадался, что он - Алан Зитцдорф ненавидит эти перелеты, эти холодные звезды, что он боится, каждую минуту боится этого пугающе бесконечного космоса, этих чуждых звезд. Да, боится! С того самого дня, когда его «Барракуда» сделала «прыжок в никуда». Бывают такие случаи в практике астронавтики, редко, но бывают. Неожиданный магнитный вихрь в момент старта, борткомпьютер дает сбой - и выносит его корабль куда-то на край галактики, туда, где никто никогда не был и вряд ли когда будет… Словно ужаснувшись содеянному, борткомпьютер сообщил пилоту примерные координаты точки, куда их занесло, объявил, что связи нет и не предвидится, что топлива осталось на один прыжок, и отключился навсегда, стер сам себя из памяти - покончил жизнь самоубийством. Три недели Алан вручную рассчитывал прыжок, три долгих страшных недели, с видениями, кошмарами в короткие часы сна, если это только можно назвать сном. Он похудел на семь
килограммов. Нет, он не голодал и не страдал от жажды в эти три недели. Еды и питья у него было на полгода вперед. Но страх, животный страх за свое существование словно сводил желудок, не пуская туда ни грамма пищи. Вот тогда он и прочитал впервые «Отче наш». Ввел программу в девственно чистую память борткомпьютера, еще раз перепроверил каждую циферку и громко, внятно начал:
«Отче наш, иже еси на небеси…» Прочитав, громко сказал: «Аминь» - и ударил по клавише…
        И случилось чудо, правда, дальний прыжок вынес его не к Персее, ближайшей звезде с обитаемыми планетами, куда он планировал попасть, а опять же в открытый космос, но на довольно оживленную космотрассу Урания - Зоя. Вот тогда-то он впервые и появился в космоновостях. Пилот, вернувшийся буквально с того света. «Три недели наедине со смертью» - как вам заголовочек? Правда, в том первом репортаже выглядел пилот Алан Зитцдорф не очень: он совершенно поседел за три недели и с тех пор стал блондином. Да, именно блондином его впервые увидели миллиарды зрителей всей Вселенной, именно таким появился он в рекламном ролике на фоне Млечного Пути…
        Нет, это не для него. Пускай по Млечному Пути странствуют другие любители молока, а он будет жить на Земле и рекламировать молочные коктейли. С ванилином, с корицей, да хоть с личинками супров, лишь бы платили хорошо. Он выберет себе жизнь покомфортней, он купит себе целый остров в ласковом море под солнечным небом и будет наслаждаться жизнью, снимаясь порой в рекламных роликах или в кино. Сколько раз уже предлагали.
        Алан глянул на себя в зеркало и самодовольно улыбнулся. А может быть, и вправду он просто счастливчик? Может, ему просто везет? Или все дело в том, что он умеет продумывать все наперед? Все, до последней мелочи! Вот скажите откровенно, написал бы тот журналюга сенсационный репортаж о спасении колонистов с Персеи в нужном ракурсе, если бы Алан его хорошенько не «подмазал», подарив замечательного робота-секретаря? Да ни в жисть! А смог бы Алан этого дорогущего робота купить, если бы перед этим не сделал пару удачных контрабандных рейсов? На какие шиши? Хотя, откровенно говоря, Алан на Персее в самом деле показал себя молодцом. Пусть не героем, но молодцом - точно. Это уже потом журнал листы сделали из него героя, даже кино сняли…
        Глава 2

        До сих пор не выяснено, откуда на Персее, спокойной и обжитой планете, появились монстры. Просто выползли из тумана со стороны болот хмурым осенним утром и напали на овцеводческую ферму. Сожрав овец и закусив семьей фермера, монстры двинулись к порту Ахайо. Они шли, уничтожая по пути все живое, не встречая никакого сопротивления. Персяне, эти добродушные вегетарианцы, так и не научились делать оружия. Да и зачем, у них же даже полиции не было, не говоря уже об армии. Утопический мир пацифистов, не имевших представления о насилии. Конечно, разлагающая атмосфера Персеи тоже сыграла свою роль. Небольшой гарнизон Межгалсоюза, базировавшийся в Ахайо, тоже был практически полностью заражен этой местной заразой лени и пацифизма. Солдаты и офицеры гарнизона обленились до предела и вместо строевых занятий и учебных стрельб предавались творчеству: выходили с этюдниками на живописные луга, брали уроки пения, а их полковник на досуге даже написал оперу. Ей так и не суждено было быть поставленной на сцене: когда заревела сирена тревоги, и солдаты, измазанные масляной краской, заляпанные скульптурной глиной, в
античных тогах (как раз репетировали ту самую оперу), кинулись к своим боевым расчетам, было уже поздно. Даже героизм полуцентурии легионеров, проходивших на Персее санаторное лечение, только кратковременно отсрочил ужасную развязку. Монстров удалось задержать часа на два, после чего они ворвались в порт и разорвали в клочья, а потом пожрали всех его работников, от уборщиков до начальника порта, погибшего на боевом посту, в своем кабинете. Тогда все навигаторы, находившиеся от Персеи на расстоянии одного пространственного прыжка, получили приказ выдвигаться на помощь. Алану никуда прыгать было не нужно. Он уже «висел» на орбите Персеи, с трюмом, загруженным до упора отличной персейской шерстью. А перед этим прицельно скинул в лесочке под небольшим городком с земными колонистами десяток контейнеров с контрабандой. Очень уж скучали земляне на Персее без мясных продуктов. Хорошо хоть, что настоял на расчете наличными, а то плакали бы его денежки, поселочек-то этот монстры чуть ли не в первую очередь и пожрали.
        Чиновники Межгалспаса вовремя сообразили, что ловить здесь нечего, и с монстрами им не сладить, а потому дали общую команду: «Экстренная эвакуация». Ну хорошо, дали, а как эвакуировать-то? Где садиться? Диспетчеры космопорта съедены, посадочные огни не горят, радиомаяк не функционирует, а меж складов и ангаров космопорта бродят ужасные существа неизвестного происхождения. Алан видел своими глазами, что произошло с «Белым пегасом», все-таки севшим прямо в центре посадочной полосы. Сначала он бойко отстрелял монстров, оказавшихся в зоне, куда доставали пушки корабля, и даже загрузил на борт пять-шесть десятков персян, прятавшихся в каком-то подземном бункере, и взвод чудом оставшихся в живых легионеров. Но потом появились летающие твари и плевуны. Летающие быстро
«ослепили» корабль, сбив, выдрав с корнем все навигационные устройства, плевуны, забравшись под дюзы, начали плеваться своей кислотой, и в керамопластовых бортах звездолета стали появляться дыры. Взлетал пилот «Белого пегаса» уже вслепую, и не его вина, что под пламя его дюз попало еще около сотни местных жителей, совершивших отчаянный рывок из подземного бункера. Он просто не мог их видеть.
        Алан сел на главном стадионе столицы Персеи. Столица еще держалась за счет автоматического периметра с градобойными установками (град на Персее был главной бедой, если не считать чиновников). С наземными целями градобои справлялись плохо, но вот летающих тварей били почти наверняка, так что отсрочку столица все-таки получила. И Алан решил садиться. Компьютер визжал, мигал экраном в истерике, доказывая, что садиться на стадион - самоубийство, что мягкий газон поля не выдержит огромной массы груженого корабля. Но кто сказал, что Алан будет садиться груженым? Он скинул все сорок тысяч тюков первоклассной шерсти прямо на поле, как в копеечку, и посадил корабль на шерстяную гору брюхом, без конца шепча «Отче наш». И Отец небесный его услышал: корабль не завалился, не продавил брюхом землю, корабль принял в грузовой отсек все двадцать тысяч персян, людей, чайнайцев, цитхов и всех остальных, собравшихся на стадионе и ожидавших верной смерти…
        Думал ли он тогда сам о смерти? Понимал ли, как рисковал? Нет, не думал, да, понимал. Но без сомнения сел на эту чертову Персею и сумел взлететь, дав вторую жизнь более чем двадцати тысячам разумных существ. Он был не один, отличились и другие пилоты: Вон Чанг на «Маусе» сорок минут висел над озером, ожидая, пока сотни персян заберутся в грузоотсек его рудовоза по веревкам, веревочным лестницам, по связанным простыням с борта огромной баржи, и взлетел, лишь когда топлива осталось только для выхода на орбиту. Говорят, после этого он за парсек облетает планеты, где есть моря. Пилот Ждан Гранов спасал фермеров с плоскогорья, на его глазах погиб Целый манипул Межгалспаса, который он высадил за час до этого. Он видел, как монстры раздирают в клочья бывалых вояк, с которыми он только день назад пил бренди, играл в бильярд и щупал танцовщиц в лучшем на всю округу борделе. Он вывез с планеты четыре тысячи жителей и два десятка монстров, во-рвавшихся на корабль в уже закрывающийся люк Бойня продолжалась уже внутри корабля, страшная бойня, потому что лучеметов применять было нельзя, а парализаторы даже на
боевом уровне этих тварей только щекотали. Они были обречены, но второй пилот Грана вызвался стать приманкой и вместе с сотней добровольцев заманил монстров в холодильник, где они и замерзли вместе в жидком азоте.

        - Скажите, но как вам все-таки это удалось - выжить? - спросил его ведущий самого популярного во Вселенной ток-шоу «Галактика».

        - Наверное, просто повезло… - ответил тогда Алан и широко улыбнулся.
        Глава 3

        Так вот, насчет везения. Можно сказать, что и с этим, самым последним рейсом ему просто повезло. Ничего не надо выдумывать, никаких форс-мажорных обстоятельств, никаких поломок навигационной системы. В тот момент, когда он придумывал, как бы изменить маршрут и в обход путевого листа попасть на Райские Кущи, какой-то недоумок с мордой богомола объявляет на всю галактику, что мальчишка - человеческий детеныш застрял на Урании и ему срочно надо на Грым. На Грым, от которого рукой подать до Райских Кущ - расстояние всего одного космопрыжка. Нет, разве возможно такое везение? А ведь еще и отважным спасителем объявят, точно объявят! А делов-то всего: захватить магнитным захватом небольшой вагончик космоказино с поверхности Урании и разместить его в своем трюме. Потом прыгнуть к планете Райские Кущи, приземлиться, выгрузить шесть контейнеров в ангар космопорта и взять с диспетчера расписку о получении. А потом хоть спасйтелем человечества объявляйте. Улыбнется в камеру сколько надо, пацана этого спасенного к груди принимая. Только бы журналисты раньше времени не набежали, только бы прошло все тихо и
спокойно. В последний раз, Господи, помоги Алану Зитцдорфу. Еще один «Отче наш» в твою честь!
        Кстати, как там этот пацан? Не вздумал бы он из своего игрового вагончика выбраться да по трюму прогуляться. Хотя ничего опасного в трюме нет - Алану твердо обещали, что эти контейнеры абсолютно безопасны, но все-таки… Мало ли что могут наобещать, когда речь идет о таких деньгах…
        Алан опустил микрофон на уровень губ и дал команду борткомпу выйти на частоту телеприемника в игровом павильоне. Экран мигнул и показал картинку - рыжий, конопатый пацан в смешном джинсовом комбинезоне таращился прямо в экран и чесал пятерней затылок.

        - Ну как юный путешественник перенес пространственный прыжок? - спросил Алан, улыбнувшись как можно дружелюбнее.
        Пацан на экране стоял с открытым ртом и силился что-то сказать. Знакомая история: девицы, увидев Алана Зитцдорфа, как правило, начинали визжать, мальчишки от восторга лишались дара речи. А этот заикаться стал: - Мист… мист… мист… - Алан, - сказал пилот, подмигнув, - можешь называть меня просто Алан. А тебя как зовут? Мы же так и не познакомились.

        - Люка… Люк Ажен, - наконец смог шевельнуть языком пацан.

        - Люка? Отлично! Значит, будем знакомы. Ты не скучаешь там, парень?

        - Нет, но… а можно к вам в кабину, мистер Зитцдорф?

        - Алан, просто Алан, мы же договорились. Но насчет кабины - извини. Во-первых, тебе там, в вагончике, будет безопасней. А во-вторых… ты же знаешь астронавты - народ суеверный, в приметы верят. А у меня примета - во время полета в кабине пилот только один, и это я! Не обиделся?
        Парень замотал головой:

        - Нет, что вы, мистер… Алан. А потом, после посадки можно?

        - Поглядим, - снова подмигнул Алан и приложился к коробочке с молочным коктейлем.
        - Мы же летим на Райские Кущи, слышал что-нибудь об этом, дружище?

        - Да, конечно, это же тот самый лучший в мире курорт.

        - Вот то-то и оно. Знаешь, как красиво он выглядит из космоса? Этакий райский островок, похожий на подкову посреди ласкового океана. Давай отдыхай, перед посадкой еще свяжусь.
        Как только экран погас, Алан бросил коробку с коктейлем в мусорный контейнер и сморщился:

        - Ненавижу это дерьмо! Всегда ненавидел!
        Глава 4

        Комп наконец-то догрузился до конца, радостно пискнул и включил все панели. Информация, информация. Информация… Тысячи кубов информации: как корабль перенес прыжок, где корабль в данный момент находится, куда отсюда может прыгнуть и т. д. и т. п. На главном экране панели управления показалась планета, окруженная легкой дымкой облаков.

        - Планета Райские Кущи, - услужливо пояснил борткомп, - хотите ли получить информацию о ней в техническом плане, в научном, в популярном?
        Не дождавшись ответа, борткомп бодро начал:

        - Планета Райские Кущи - третья планета двойной системы бета-гаммы Гончих Псов. Открыта экспедицией Межгалспаса под руководством Алана Паркера в двенадцатом году Космозоя. Размеры планеты…

        - Статистику с цифирью можешь пропустить, - сказал Алан, сплетая пальцы рук на затылке и потягиваясь.

        - Хорошо, пропускаю диаметр, плотность, год от земного, сутки, атмосфера, биосфера…

        - Вот отсюда подробней, пожалуйста, - попросил пилот.

        - Большинство поверхности планеты покрыто водой, так называемым Большим океаном, определяющим в основном климатические условия на свободных от воды участках.

        - А что, трудно сказать: «На островах и материках»?- ехидно поинтересовался пилот.

        - На островах и архипелагах, - тут же уел пилота борткомп, - материков на планете нет, в обоих полушариях имеются архипелаги и отдельные острова, активность флоры и фауны на которых впрямую зависит от расположения по отношению к экватору, от течений и от времени года.

        - О как!

        - А то! Продолжать?

        - Валяй.

        - Условия жизни большинства островов и архипелагов идеальны для кислорододышащих. В основном это джунгли…

        - Дальше…

        - Фауна! Райские Кущи - родина народа хруммов, уникальных разумных существ, совмещающих в себе признаки растений и животных во время периода размножения. Обладают примитивным разумом, в период цветения источают незабываемый, ни с чем не сравнимый аромат…

        - Слушай, давай, что там про курорт…

        - Планета по праву считается жемчужиной этой части галактики. По совокупности уникальных представителей флоры и фауны планета Райские Кущи объявлена межгалактическим заповедником, посещение островов и архипелагов без особого разрешения строжайше запрещено. За исключением одного крупного необитаемого ранее острова, где с особого разрешения комиссии Межгалсоюза расположен межвселенский курорт Райские Кущи - по признанию специалистов, один из лучших курортов Вселенной… Хотите получить уникальную звукоаромовизуальную информацию о курорте Райские Кущи? - осторожно спросил борткомп.

        - Реклама, что ль?

        - Коммерческая реклама, - не стал отпираться борткомп. - Полтора кредита минута.

        - Эх, разоришь ты меня… Ладно, валяй… - пробурчал Алан, зевая…

        - Если вы не видели Райских Кущ, вы не видели рая на этом свете! Райские Кущи - лучший курорт известного обитаемого мира: его пляжи, отели, горные хребты не уступают даже знаменитым курортам Коралловых атоллов на Земле и голубым пляжам Гаммы Альдебарана, а учитывая необычную, уникальную флору и фауну острова, даже превосходят их… Увидев, услышав, ощутив однажды «песни» хруммов, вам уже не забыть никогда этого волшебного буйства красок, сплетения звуков и очарования ароматов. Эти песни вводят любого представителя разумных рас в экстаз, ни с чем не сравнимый. Едва вдохнув этот аромат, вы перенесетесь в мир своих грез или вспомните всю свою жизнь, и воспоминания ваши будут прекрасны и радостны…
        Алан пробудился, мотнул головой и с удивлением глянул в экран. На экране фигурировала лишь красочная заставка курорта Райские Кущи, а из динамиков раздавалось легкое шипение, словно волны накатываются на берег.

        - Я что, заснул? - спросил он удивленно.

        - Так точно, мой командир, - немедленно отозвался борткомп. - Ну и рекламка. Я сам, признаться, чуть не задрых. Спасибо, рудовоз вовремя разбудил.

        - Какой, к черту, рудовоз?

        - Обычный, корпорации «Млечный Путь». Груз для космопорта Зоя.

        - Допустим, - сказал пилот после долгой паузы, - ну и что этот рудовоз?

        - Как обычно. Просится на разгрузку. Принять?

        - Погоди пока, - после недолгого раздумья ответил Алан, - еще успеется.
        Потом глянул в иллюминатор, посмотрел на поверхность голубой планеты, окутанной облаками, и подумал вслух:

        - Вон тот островок, наверное, и есть курорт. Ну да, на самом деле на подкову похож. И вот те крохотные кубики наверняка космодром. Только что-то зелени на этой подкове не видно. Ни уникальной, ни обычной. А где эти хваленые заросли хруммов? А вон тот островок, который ближе к экватору, тот да, весь зеленый. Эх, какая прелесть: островки, атоллы посреди океана, чайки, наверное, кричат, прочая романтика. Действительно, очень миленькая планетка, ну что, появилась возможность искупаться на пляже лучшего курорта Вселенной, пока будет идти разгрузка? Нет, сначала дело. Лично проследить, чтобы все было как надо, сделать все дела - и прощай далекий космос. А сюда я еще прилечу искупаться, но потом, когда выйду на пенсию…

        - Борткомп, - приказал Алан Зитцдорф, - свяжись еще раз с диспетчерской Райских Кущ и подтверди запрос на посадку. А то они что-то не отвечают…

«А островки хороши, - снова подумал Алан Зитцдорф, глядя на планету в иллюминатор,
        - особо вон тот с белыми пляжиками и горными вершинами в снежных шапках. Действительно, очень похоже на рай».
        Геолог

        Глава 1


        - Эй, Чучело! Чучело! Я тебе говорю! Опять копаешься в дурном месте?!! Я вот, как отец с охоты придет, все ему расскажу!
        Джош испуганно вздрогнул и обернулся. На скале сидел и корчил суровые рожи его давнишний недруг Крух, младший сын местного вождя, чумазый десятилетний парнишка, начисто отравлявший ему жизнь в странном сообществе, куда закинула Джоша судьба полгода назад.
        От Круха следовало держаться подальше, это Джош давно уяснил на собственном опыте. Он отполз в расщелину, убедился, что в таком положении сверху не виден, и глянул в экран наручных часов. Да, сегодня как раз шесть месяцев и три дня с тех пор, как новенький исследовательский геологический челнок неожиданно потерял управление, камнем пошел вниз и рухнул в болото за минуту до того, как Георгий Петрович Петров дернул за красный рычаг экстренного катапультирования. И вот теперь он уже не Георгий Петрович Петров, космогеолог с красным дипломом отличника факультета геологии космоакадемии, не Жорик, как звали его девчонки с курса, и даже не Джордж Петроффитч, как звали его в геологоразведке. Теперь он Джош , или просто Чучело, так зовет его этот странный народец, частично обряженный в звериные шкуры. Чучело! Более чем обидное прозвище, но точное, справедливости ради стоит признать. Прекрасный оранжевый комбинезон космогеолога, может быть, очень хорош, чтобы щеголять в нем на орбитальных станциях и соблазнять наивных практиканток из космоколледжа. Но совершенно непригоден для скитаний по джунглям, кишащим
различными зубастыми тварями и шипастыми растениями-мутантами, так и норовящими забраться своими гибкими отростками под одежду, чтобы добраться до теплой кровушки молодого, подающего надежды космогеолога. А еще эта зубастая чешуйчатая тварь… Местные зовут ее шемаршельда, и хохочут, когда Джош рассказывает, что смог убить ее из этой маленькой блестящей штучки - парализатора направленного действия. Сами-то они отбиваются от шемаршельды всем племенем и остаются очень довольны, если покусанными окажутся не более двух человек, пока зубастая чешуйчатая тварь не вернется в свои вонючие болота. А что ему оставалось делать, когда она выползла из тины и разинула свою ужасную пасть? Бежать? Но тут особо-то по джунглям не побегаешь, тем более со сломанной ногой, пришлось ставить парализатор на максимальную мощность и бить ее прямо в пасть. Тварь издохла в мучениях, но теперь зеленый столбик зарядки парализатора тускло светился в самом конце шкалы. Зарядов осталось штук пять, от силы шесть, и то на минимальной мощности… Так, пощекотать кого.
        В общем-то, дикари были не очень далеки от истины, назвав его Чучелом тогда, месяц назад. Он выполз из Джунглей весь в грязи и пятнах запекшейся крови, в изодранном комбинезоне, со сломанной ногой, бледный, трясущийся от лихорадки и почти потерявший память. И можно сказать, ему еще повезло, что он появился именно в таком виде, слабый и беспомощный, иначе бы его посчитали Фыю - злым духом джунглей, нашпиговали бы стрелами с медными наконечниками и прямиком отправили обратно в болото, откуда эти твари выходят на свою страшную охоту. А так приютили, вылечили, дали крышу над головой, работу…

        - Эй, Чучело! - Физиономия Круха снова нарисовалась над расщелиной, вот ведь настырный пацан! - Слышишь меня? Отец сказал, чтобы ты отправлялся к женщинам чистить с ними шкуры и рвать листья для крыш. Все равно ты не работаешь, как настоящие мужчины, а жрешь наравне со всеми…
        Джош снова вздрогнул. Чистить шкуры и рвать листья - самая унизительная в этих краях работа для мужчины. Неужели терпение вождя лопнуло, и он действительно приказал чужаку, не способному к мужскому труду в шахте или к охоте, выполнять женскую работу? Непохоже что-то на вождя, он, как казалось Джошу, мужик рассудительный и даже втайне сочувствовал несчастному Чучелу, постоянно вравшему о далеких мирах. Но кто разберется в этих дикарях? Да и старейшины племени на вождя давят за излишний либерализм к чужаку, а уж местный шаман, или как его там…

        - Да, будешь чистить шкуры с женщинами! - довольно ухмыльнулся Крух. Вдруг лицо его изменило выражение, и он заговорщически предложил: - Но я могу поговорить с отцом, замолвить за тебя словечко. Отец меня слушает, да, слушает! Я его попрошу и он разрешит тебе и дальше копаться в этой помойке. Только за это ты мне отдашь свою пищалку.

«Пищалкой» местные называли наручные часы Джоша, единственное, что осталось ему кроме парализатора от «того мира», мира, где люди живут в больших городах, покоряют космос на огромных звездолетах, чистят по утрам зубы и убивают долгие часы сидением перед стереовизором. Замечательная все-таки штука эти часы космогеолога в титановом корпусе, чего в них только нет: хронометр, который показывает точное время на 146 известных людям планетах, высокоскоростной калькулятор, записная книжка на 5000 номеров видеофонов, компас, показатель высоты и даже глубинный импульсник - прибор, который запросто скажет, что за полезные ископаемые прячутся в глубине под вашими ногами. Только кому здесь все это нужно? Зачем этим дикарям знать, что в горе, где они вырыли свои пещеры, молибдена на полмиллиарда кредов, что в болоте, где прячутся их злые духи, железной руды на многие миллионы, что вокруг полным-полно магния. Да никому это не интересно, а вот то, что часы могут исполнить двадцать различных мелодий для будильника, дикарям очень нравилось, и не раз ловил на себе Джош завистливые взгляды не только детей, но и самых
влиятельных лиц этого странного сообщества. Но отбирать никто не пробовал, дикари - дикарями, а о личной собственности понятия имеют.

        - Так что? - занервничал Крух, почесываясь. - Отдашь мне свою пищалку? Ну, тогда ботинки. Отдай мне свои ботинки и можешь рыться в этой помойке сколько угодно! Даже можешь не сейчас отдать. Скажешь завтра утром на стойбище: «Отдаю свои ботинки Круху», и я больше никогда не буду швыряться в тебя камнями! И костями тоже не буду! И ребятам запрещу! И разрешу тебе рыться в помойке даже там, где знак табу.
        Джош глянул в сторону тропинки, посреди которой был криво воткнут кол, увенчанный звериным черепом и какими-то пучками трав. Местный жрец постарался, стоило Джошу найти эту помойку. Этот жрец, он вообще какой-то подвинутый на запретах, куда ни ткнись - везде эти черепа, эти табу. Воткнет кол, и все - ходу нет. И попробуй нарушь - могут и с племени попереть, а это - верная смерть.

        - Я даже разрешу ходить тебе на Лысую гору с Белой вершиной! - пошел на прямую провокацию пацан. - Туда, где большое табу!
        Джош понял, что его берут на пушку, и отрицательно покачал головой. Табу - не в компетенции Круха, если можно так выразиться, это прерогатива главного жреца. Хотя Крух и был сыном вождя, против воли главного жреца он бы никогда не пошел. Жреца он боялся даже больше отца, а то бы давно украл у Джорджа и «пищалку», и ботинки. Нет, ботинки Джош не отдаст ни за что и никогда. Без ботинок ему здесь верная смерть. Земля здесь прямо-таки кишела различными ползучими гадами, многие из которых довольно больно жалились. А уж колючки были чуть ли не на каждом шагу. И как дикари только умудряются ходить здесь босиком?

        - Ах так! - Крух вскочил на ноги, в руках его было по солидному булыжнику. - Тогда я упрошу отца, чтобы он завтра же послал тебя чистить шкуры с женщинами!
        Первый камень пролетел в полуметре от головы Джоша, второй ударился в десяти сантиметрах от его больной ноги. Да, что ни говори, а из Круха вырастет отличный воин и охотник, еще такой малыш, а с камнями управляется куда лучше некоторых воинов, не говоря о самом Джоше. Над его робкими попытками попасть в цель обычно собираются посмеяться всем племенем. Смех смехом, а этот начинающий неврастеник и покалечить может - камушки-то увесистые. Пока Крух нагибался в поисках очередной порции метательных снарядов, Джош сделал попытку отползти и спрятаться в расщелину, но тут же застонал от боли, плохо сросшаяся нога и так болела, а сейчас, в сезон дождей, буквально разламывалась.
        Глава 2


        - Ах ты паршивец! - раздалось сверху. - Опять к Чучелу пристаешь! Сколько раз тебе отец говорил…
        Джош выглянул из-за камня и разглядел Амальгу, рослую, широкоскулую девушку - первую красавицу племени. Она, ловко ухватив Круха одной рукой за ухо, второй довольно сильно стегала престолонаследника племени стеблем жгучей крапивы по самым чувствительным местам. Крух вертелся волчком, пытаясь освободиться, изрыгал немыслимые проклятия на голову Амальги и, вырвавшись наконец, погрозил Джошу кулаком и с воем кинулся в сторону стойбища жаловаться. Но это зря, мать его выдерет за то, что нарушил запрет отца - дразнить Джоша, а отец добавит за один факт жалобы.
        Амальга в свою очередь погрозила Круху вслед кулаком, в три прыжка спустилась по расщелине и присела на корточки рядом с Джошем. Джош тут же отвернулся, что поделать, вот уже полгода он живет среди этих людей, а до сих пор не привык к их правилам, традициям и особенно - манере одеваться. Пятнистая шкура молодой шемаршельды с завязанными на шее лапами закрывала, спину девушки, но вот все остальное оставалось взору открытым. Амальга посмотрела на свою грудь, бедра, живот, отыскивая причину, заставившую чужака отвернуться от ее красивого тела, покрытого причудливыми узорами охры, и, не найдя ничего ужасного, удивленно посмотрела на Джоша.

        - Да это я так, - соврал Джош, - мне показалось, что чартуш на твою грудь прыгнул.
        Чартуш - безобидный в общем-то жук, похожий на земного кузнечика, по местным поверьям, приносил беду, и смотреть на него не полагалось. Амальга сильно зажмурила глаза и начала быстро стряхивать со своей груди несуществующее насекомое.

        - Да не, нет там ничего, - поспешил успокоить Джош, - показалось мне.

        - Странный ты, Чучело! - сказала Амальга, усаживаясь смуглой попкой на шкуру. - Вечно что-то тебе мерещится, да еще около плохих мест постоянно сидишь.
        Она оглянулась по сторонам - не наблюдает ли кто - и шепотом спросила:

        - Нашел сегодня что-нибудь интересненького? Джош кивнул и вытащил сегодняшнюю добычу, припасенную именно для Амальги: несколько пивных пробок, поцарапанную перламутровую пуговицу, смятый значок с ушастым Микки-Маусом и пластинку клубничной жвачки с красной ягодкой на выцветшем от воды фантике - все, чем одарила его сегодня помойка. Убогая в общем-то добыча, но глаза девушки немедленно стали огромными от восхищения.

        - Все мне?
        Джош молча кивнул.
        Благоговейно взяв в ладони сокровища, Амальга поднесла их к самым глазам, зачем-то понюхала и тут же засунула в мешочек на поясе.

        - Резинку нужно жевать, - объяснил Джош. - Это клубничная, вкусно…
        Амальга вытащили жвачку обратно, повертела в руках и лизнула.

        - Это есть?

        - Нет, - терпеливо объяснил Джош. - Снимаешь фантик и жуешь, вкусно, можно выдувать пузыри…
        Амальга аккуратно развернула фантик, сунула его в сумку и осторожно положила еле розоватую пластинку в рот и заработала челюстями. Тут же лицо ее расплылось в широкой улыбке:

        - Сладко… Ой, - лицо ее исказила гримаса отчаянья, - я ее проглотила…
        Джош ласково погладил готовую разреветься девушку по спине:

        - Не плачь, она безвредная, если даже проглотишь.

        - А пузыри? - захныкала Амальга.

        - Сказал же, найду я тебе еще. Смотри сколько еще искать, - и он показал рукой на здоровую яму помойки.
        Да, помойка была здоровая. Джош нашел ее две недели назад совершенно случайно, но после этого его социальный статус в племени заметно вырос. До того он считался совсем уж никчемным Чучелом: работать в шахте с мужчинами из-за хромоты не мог, охотиться тоже, по той же причине, да еще болел постоянно, то лихорадка, то диарея неудержимая. Но с тех пор как нашлась эта помойка, каждый день он приносил в деревню по горсти забавных вещиц: в основном, изогнутых, расплющенных вилок и ложек из пищевого биопластика, смятые коробки из-под сока, осколки стекла и фарфора (видимо, остатки посуды из салона VIP-класса), груды ярких фантиков. Не иначе, как прогулочный лайнер здесь свои мусорные контейнеры разгрузил. Наверное, промазали, целились-то в океан, а попали в джунгли, на его счастье.
        Расщелина, где он нашел помойку, считалась в племени «плохим местом», населенным злыми духами, и главный жрец поначалу недовольно бурчал на Джоша за самовольные отлучки, пришлось «подмаслить» его найденной пластиковой бутылкой из-под
«Спрайта», горстью пробок из-под колы и забавными розовыми ушками на резиночке, что одевают дети на карнавалы. Жрец вроде отстал, но учеников своих за Джошем проследить подсылал, в саму расщелину они спускаться боялись, но из-за камней следили, Джош не раз их замечал.
        Была тут еще одна очень интересная помойка, но Джош видел ее только издали. Располагалась она в «плохой» долине, на вход в которую местный жрец установил табу
        - повесил череп какой-то зверюги кусок шкуры и хитроумно завязанный пучок соломы. Опять эти табу: на гору подниматься нельзя - табу в долину спускаться нельзя - табу, а к морю никто и сам не пойдет. Там обитает племя рыбаков, поговаривают, что они не только рыбу едят, но и человечинкой не брезгуют. Бр-р-р-р…

        - Послушай, Джош, а откуда здесь столько интересных вещей? Это духи спрятали? А не боишься, что они придут и потребуют свои сокровища обратно? - спросила Амальга, сунув ему в руку горсть черных корешков. Она постоянно подкармливала его, и если б не она, загнулся бы Джош давно в этом племени. Он засунул в рот сразу три корешка и заработал челюстями. По вкусу очень похоже на жареный арахис и бодрит, словно энергетической газировки выпил или ванильного коктейля. Вспомнив про коктейль, Джош залез за пазуху и протянул девушке главную сегодняшнюю находку - обрывок пакета из-под ванильного коктейля. С небольшого куска пластокартона ослепительно улыбался красавец пилот в белом с серебром комбинезоне и бокалом в руке.
        Амальга осторожно, словно величайшую драгоценность в мире, приняла картинку на раскрытые ладони и издала протяжный сладостный стон.

        - Что, что это за чудо, милый Джош? - спросила она, когда снова обрела дар речи.
        Джош вовремя сообразил, что объяснять дикарке, как в цивилизованном мире хранятся разные продукты, в том числе и молочный коктейль, сейчас не ; время. А потому соврал:

        - Это портрет, ну такая фотография. Помнишь, я рассказывал тебе про фотографии?
        Амальга кивнула и с восхищением погладила глянцевый пластик:

        - Это ваш Бог?

        - Ну, что-то типа этого, - сказал Джош, вспомнив репортаж с ежегодной церемонии награждения лучших пилотов Межгалсоюза.
        В этот раз Амальга не стала высмеивать Джоша, как обычно. Естественно, даже у дикарей есть понятия о благодарности. Она бережно засунула картинку в нагрудный мешочек, тут же снова достала ее обратно и начала любоваться ее переливами в лучах одного из заходящих солнц. Редкая удача в этот сезон года, обычно тучи заслоняют все небо и льет как из ведра, а сегодня с обеда и тучи разошлись, и ни дождинки.

        - Нет, ну правда, Джош, откуда? Жрец говорит, что это - послание богов. А каких богов? Добрых или злых?
        Объяснять этой первобытной красотке про туристические космолайнеры, про их систему утилизации мусора и про капитанов, в нарушение всех инструкций разгружающих свои мусороблоки над туристическими и заповедными зонами, было бесполезно. Опять будет смеяться и называть его выдумщиком, а то и обидится, как в прошлый раз, когда он рассказал, что есть люди, которые каждый день едят мясо, причем делают это вилками.
        Ссориться с Амальгой он не хотел - еще чего не хватало. Он до сих пор не до конца разобрался в сложной иерархической системе этого небольшого племени (да и изъясняться-то толком на этой смеси космосленга, межторгового и еще какого-то тарабарского языков он научился совсем недавно), но соображал, Что Амальга занимает в ней особое место. Что-то вроде «избранная» или «отмеченная». В отличие от всех остальных членов племени, наряду с вождем, главным жрецом и повивальной бабкой, она была освобождена от всех работ, получала лучшие куски пищи и самое сухое место в пещере во время сезона дождей.
        Амальга почему-то сразу взяла Джоша под свое покровительство и даже заштопала его изодранный комбинезон довольно ровными стежками из высушенных сухожилий добытых племенем зверей.

        - Духи не против, что я беру здесь, - осторожно объяснил Джош, не переставая жевать, - считай, что это их благодарность за те жертвы, что вы им приносите. Духам не жалко, они добрые.

        - Вот, вот, - обрадовалась Амальга, - и я говорила жрецу, что если духи не хотели бы, чтобы ты в плохие места ходил, то и не пускали бы тебя. А ты ходишь, и каждый день чего-нибудь приносишь. Скажи, Джош, а там, откуда ты пришел, много таких помоек?

        - Хватает, - вздохнул Джош.

        - Как здорово, - мечтательно закатила глаза Амальга, - как бы я хотела там оказаться. А давай покопаем еще, ты посиди, побереги ногу, ты мне только скажи, где копать, а я сама.
        Джош с сомнением посмотрел сначала на разрытую яму, потом на небо, потом на экранчик часов. Небо было почти чистое, но вот на экранчике снова пульсировало облачко с черточками, означающими дождь.

        - Нет, Амальга, уже не успеем. Скоро темно станет, да и дождь, наверное, опять будет.
        И вовремя, со стороны деревни гулко забили барабаны, сообщая, что мужчины вернулись с работы и через час для них будет подан ужин. Кто не успел, тот опоздал. А опоздавший останется голодным.
        Глава 3

        Дорога от помойки в деревню была почти безопасной. Было там одно неприятное болотистое место в ложбинке между холмами, но для шемаршельды там слишком мелко, для строха слишком вязко, а папуийю можно легко отогнать факелом. Миновав болото без происшествий, они поднялись на холм и присели передохнуть. Точнее, присел Джош, Амальга по привычке скакала козочкой, собирая букет.
        Джош глянул в небо, которое уже начало затягиваться тучами, и нажал на часах клавишу приемника. Динамик тихонько запищал и тут же стих. Никаких сигналов, никаких радиопередач, никаких радиопереговоров. Эфир пуст. Он никому не нужен, его никто не ищет. Господи, но разве такое возможно? Его же должны искать! Неужели эти крохоборы из «Урании» все-таки решили выплатить за него страховку, посчитав, что это все равно дешевле, чем искать в заповедных джунглях сгинувшего космогеолога-практиканта? Первое время на этом острове он тешил себя одной надеждой: «Урания» обязательно будет его искать, потому что он застрахован, как и все космогеологи, на приличную сумму. «Урания» никогда не выплачивает страховку, пока еще есть надежда отыскать застрахованный объект, будь то сгинувший в космической бездне космонавигатор или контейнер с бандеролями, вывалившийся из почтово-багажного челнока.
        Едва снова научившись ходить, каждый день он, стеная от боли в ноге, забирался на самый высокий холм в округе и разжигал костер в надежде, что его заметят, уподобляясь Робинзону. Разжигал до тех пор, пока соплеменники не заподозрили в этом угрозу своей безопасности. А вдруг как чужак сигналит своим кровожадным соплеменникам? Или злым духам? Огонь он разводить перестал, но надеяться продолжал. Но как-то ночью, как раз во время особо разошедшегося ливня, он внезапно проснулся в своей хижине и понял, что его никогда не найдут. По одной простой причине: на этом большом острове с десяток племен, вне сомнения - человеческих племен. А в Цивилизованном мире о них ни слуху ни духу, по крайней мере, просматривая материалы по этой заповедной планете, он не встретил ни одного упоминания об аборигенах, одичавших поселенцах или еще о чем-то подобном. Целые племена, неизвестные науке а он размечтался, что в этих непроходимых зарослях будут искать его малюсенький челнок геологоразведки. Тем более искать там, где его быть никак не должно. Да, приходится признать, Петров был во многом сам виноват в том, что с ним
произошло. Тогда, полгода назад, он быстро выполнил заказанную компанией «Урания» работу - полную аэросъемку курортного острова курортной планеты Райские Кущи. Совсем скучная работа, чего интересного можно найти на совершенно голом острове? Ни гор, ни растительности, разве это работа для геолога-косморазведчика? Вот соседний остров, тот, что ближе к зоне тропиков, - вот это дело! А какие там горы! И тут как змей-искуситель появляется мистер Сквай:
«А не хотите ли, молодой человек, сделать разведку в тех местах, где еще никто не бывал? Да, я знаю, что это заповедная зона и что полеты там запрещены. Но ведь это просто разведка, ведь никому никакого вреда, согласитесь? Почему бы вам, такому молодому, красивому, перспективному, не заработать немного кредов за пустяковую работу. Тем более вы будете первым, представляете, первым! Ну что, согласны?»
        Он согласился. Нет, вовсе не из-за денег, он рад был сделать эту работу и бесплатно. Вот, сделал! И вот они - горы, огромные, девственные, смотри и наслаждайся космогеолог Георгий Петрович Петров, а ныне просто Джош Чучело! Ты ж так к ним рвался!
        Амальга вернулась с целым букетом местных цветов. Она разложила их кучками и начала перебирать, объясняя Джошу их названия.

        - А вот это - амальгама! - гордо сообщила девушка, показывая Джошу серебристый колокольчик. - Меня назвали в честь него, мама говорила, что голос у меня такой же серебристый, как цвет у амальгамы! Слушай, Джош, а как тебя звали там, в твоем племени?

        - Я же уже рассказывал, - ответил Джош, - меня зовут Джордж - Георгий. Что значит Победоносец.

        - Ха-ха-ха, - рассмеялась Амальга, держась за полную грудь. - Какой же ты Победоносец? Ты - Джош Чучело! - И она опять расхохоталась.
        Было обидно, но Джош ничего не ответил. Что взять с дикарей?
        Глава 4

        Вот и деревня. Три десятка соломенных хижин, крытых большими и широкими листьями тропических пальм, вокруг довольно солидного костровища. Странная, надо сказать, деревенька, и хижины странные, трехстенные. Странный какой-то обычай - строить дома без одной, восточной стены. Скорее всего, традиция эта чем-то связана с религиозными воззрениями этого племени. Точно на востоке находится Большая Белая гора с белой вершиной, там, если верить главному жрецу, проживает белобородый старик, говорящий с богами. Ну и сами боги. А от богов в этом племени тайн нет, пусть смотрят, пусть видят, как здесь их чтят и любят.
        Причем строились трехстенными не только жилища, в кузне тоже одной стены нет, в кухне нет, если это можно назвать кухней, да и остальные строения такие же ущербные. Дверей тоже нет, впрочем, зачем здесь двери, что тут от кого прятать? Все тут общее. Разве что оружие воинов и украшения. Да, к украшениям в этом племени относились очень даже трогательно, а потому возвращения Джоша с работы ждали с нетерпением.
        Джош скинул сумку с плеча и молча начал выкладывать добычу на циновку. Добычи было мало, совсем мало. Соплеменники, окружившие его со всех сторон, разочарованно охнули. Ничего интересного: пара размокших батареек, почти утратившие цвет от влаги пакетики из-под леденцов, горсть смятых стаканчиков и салфеток с эмблемой
«Урании». Хоть бы железка какая попалась или стеклышко. Но за «стеклышками», скорее всего, придется спускаться ниже, к самому болоту, а там хищники.
        Одноногий старик в засаленной шкуре и с татуировкой удачливого рыбака на груди презрительно на добычу Джоша глянул и высокомерно заявил, что Джоша желает видеть вождь у себя в пещере по важному делу. Вождь? Это новость. Только вот радоваться такому предложению или, наоборот, огорчаться? Снова закинув сумку за спину, Джош захромал в сторону резиденции владыки.
        Пещера вождя находилась в самом лучшем месте, на западном склоне холма. Очень хорошая пещера, вода туда не затекала даже в сезон ливней. «Охраняли» вход к вождю два огромных черепа. Такие твари Джошу ранее и во сне присниться не могли.
        Странно все-таки устроен человек, в какую бы, пусть даже самую невероятную, ситуацию он ни попал, человек останется человеком со всеми его страхами и сомнениями. Вот и сейчас, стоя перед пещерой вождя и рассматривая огромные черепа, Джош снова чувствовал себя курсантом Академии космогеологии перед дверьми кабинета строгого директора.
        В пещере было относительно светло, по крайней мере, вождя было хорошо видно. Он сидел на толстой полосатой шкуре и что-то рассматривал на своей ладони, подсвечивая себе факелом. Заметив вошедшего, вождь сжал ладонь в кулак.

        - А, Джош, заходи, заходи…
        Племенной церемониал требовал, чтобы вошедший лобызнул колено вождя, но тот в последнее время грешил либерализмом и замахал рукой, мол, чего уж там, садись, где удобнее. Джош уселся на плоский камень у очага и вдруг заметил в сумраке у дальней стены главного жреца, и в каком виде! Мало того что наряжен жрец был в большой серебристый мешок с дырками для рук и головы. Подобные мешки обычно вставляют в турбопылесосы для сбора пыли и мелкого мусора на туристических и пассажирских лайнерах. К бритой голове вождя самым немыслимым образом была прикреплена та самая бутылка из-под «Спрайта», что выкопал Джош во время своего первого похода на помойку. Внутри бутыли что-то бултыхалось, кажется, там даже плавали живые рыбки. А добавьте к этому умильные ушки из розового пластика, придававшие жрецу удивительное сходство с летучей мышью. Видимо, жрец облачился в свой парадный наряд.
        Джош не выдержал и хохотнул, жрец насупился, а вождь гордо потрогал ожерелье на своей шее. Пробки от колы, те самые, из взятки жрецу, и в виде ожерелья смотрятся довольно неплохо.

        - В общем так, Джош, - начал вождь издалека. - Ты говоришь, там у вас, ну, в племени, из которого ты пришел, там тоже есть свои традиции?
        Джош кивнул.

        - И все эти традиции свято должны исполнять все члены племени?

        - Да, это у нас называется закон. Нарушителей закона наказывают. Иногда очень сурово…
        Вождь удовлетворенно кивнул, сделал жест, жрец приблизился, и они начали шептаться. Наконец они закончили, жрец вернулся в свой угол и деловито стал расставлять вокруг себя жировые свечи, вымоченные в растворе пахучих желез местного сумчато-Го лемура.

        - Видишь ли, Джош, - сказал вождь. - Ты, наверное, заметил, что и у нас в племени есть свои традиции. Ты слышал что-нибудь о Карбуа и Большой Ма?
        Еще бы! Как понял Джош, Карбуа был главным и самым страшным божеством этого народа, да и остальных горных и прибрежных племен тоже. По крайней мере, тот горбун из племени рыбоедов тоже поклонялся Карбуа и по ночам воздавал ему хвалу. Это от него зависит, будет ли в небе солнце, прекратится ли дождь, будет ли племя сыто. Каждый год Карбуа приходит из вонючих болот, чтобы собрать дань, которую добывают мужчины в шахтах, и получить свою невесту - самую красивую девушку племени. Если невеста ему нравится, он оделяет племя едой и прекращает дождь. Что касается Большой Ма, то она была первой женщиной, которая упросила Карбуа взять ее взамен за еду и покровительство над племенем. А жрец между тем продолжал стучать по барабанчикам и нараспев рассказывать, как Большая Ма, видя, какие лишения терпит ее народ, взмолилась и упросила Карбуа взять все, что у них есть ценного взамен за солнце и еду. Но Карбуа отверг самые красивые ожерелья из раковин, самые мягкие шкуры, самые острые копья. Он потребовал зеленые камни, которые хранятся в глубине горы и саму Ма в качестве наложницы. Он был так милостив, что даже
разрешил ей взять одного мужчину из племени, чтобы они смогли нарожать для Карбуа слуг там, в болотах. Благодарное племя предложило Ма выбрать любого из семи самых красивых и отважных воинов, но Ма неожиданно выбрала самого никчемного и слабого мужичонку - калеку в племени. И объяснила она свой выбор словами мудрости: «Вам еще жить, и каждый здоровый мужчина на счету, а там, в болотах, нет разницы, кто даст семя для рабов Карбуа».
        Жрец сделал паузу, высморкался (в сезон дождей жрец очень страдал от сырости) и наконец закончил рассказ трагическим описанием того, как Ма взяла за руку самого никчемного мужчину племени и сама спустилась в пасть Карбуа, а он дал людям солнце и еду.
        От запаха ароматических свечей в носу у Джоша свербело, очень хотелось чихнуть, но приличия того не позволяли, и Джош крепился.

        - Так вот, Джош, - сказал вождь, когда жрец закончил. - Ты ведь не можешь охотиться?
        Джош кивнул, мол, чего уж там, сам, что ли, не видишь, с такой ногой-то…

        - Ив шахте ты тоже работать не можешь?
        Джош вспомнил свою попытку спуститься в шахту и последовавший сразу за этим страшный приступ аллергии и снова кивнул. Лицо вождя вдруг изменилось, он как-то по-звериному оскалился:

        - Собиратель из тебя никакой, рыбак тоже, жены себе в племени не нашел, ни одна из вдов от тебя не понесла, только и можешь, что на помойке копаться. Врать не буду, вещи, которые ты выкапываешь на помойке, очень необычны и приятны, - он снова погладил пробочное ожерелье на волосатой груди, - но жрец уговорил духов, они разрешили его ученикам пройти в «плохую долину», смотри, что им дали духи, - и вождь разжал кулак.
        Ну конечно, куда уж Джошу со своими фантиками. На раскрытой ладони вождя лежали стекляшки из детского калейдоскопа и горстка оплавленных разноцветных микросхем, видимо выдернутых из какого-то прибора.

        - И еще вот что, - вождь пошарил под шкурой и как величайшую драгоценность продемонстрировал Джошу что-то круглое и блестящее. Джош присмотрелся внимательнее. Это был рождественский шар, внутри него виднелся маленький домик с елкой во дворе. Вождь потряс игрушку, и из шара раздался задорный мотивчик «Джинго Белл» и на домик посыпался снег. Надо же, даже батарейка еще не села. Не иначе как жрец все-таки набрался храбрости и решил раскопать помойку в «плохом месте», откуда три недели назад выгнал Джоша.

        - В общем так, - вождь сделал паузу, - согласен ли ты с тем, что ты - самый никчемный мужчина в племени?
        Джош пожал плечами и кивнул. Вождь облегченно вздохнул, видимо, этот ответ снял с него какой-то тяжелый груз, он привстал и даже потрепал Джоша по плечу.

        - Хорошо, иди на ужин.
        Джош вышел из пещеры и снова пожал плечами. И чего звал? Еще раз обозвать никчемным чучелом? Что за жизнь…
        Глава 5

        Порядок рассаживания вокруг племенного костра только с первого взгляда казался хаотичным, на самом деле была система, довольно четко отображающая официальный статус каждого члена племени. В первом, самом малом ряду, точнее, круге сидел вождь с женами и сыновьями, старейшины, лучшие воины, копатели и охотники, жрец с семейством. Во втором круге сидели остальные воины и охотники, рудокопы, рыбаки. За их спинами, в круге третьем, располагались их жены с детьми, подростки-собиратели, инвалиды, получившие увечья на охоте или в шахте. В четвертом круге ожидали своей очереди незамужние женщины, еще не получившие статуса невест, вдовы, старики, уже не способные к работе, сироты. Завершали ли социальный «круговорот» рабы из других племен. Но, как понял Джош, войны в последнее время практически не велись - поди повоюй здесь, когда с неба беспрерывно льет, так что рабов было так мало, что постепенно они просто присоединились к четвертому кругу, расположившись по соседству с иждивенцами.
        Джош хорошо знал свое место за совместной вечерней трапезой племени. Он садился по соседству с собирателями - с подростками, еще не окрепшими для достойной мужчин работы, стариками и инвалидами, не работавшими в шахте и не ходившими на охоту, но заслужившими уважение многолетним добросовестным трудом на благо племени. В задачу собирателей входило бродить по джунглям и собирать все годное для нужд племени. В основном, конечно, еду. Заняв свои места, собиратели терпеливо ждали, пока придет их очередь получить миску пахучего варева и попробовать зацепить какую-нибудь кость с остатками мяса с больших блюд, передаваемых с передних рядов. Удавалось это далеко не всегда, обычно уже со второго ряда кости попадали на третий практически полностью обглоданные, но порой после удачной охоты кое-что перепадало и им. Тут главное было не упустить момент и одним из первых запустить руку в блюдо с костями, при этом совершенно не возбранялось заехать соседу локтем в ухо.
        Джош довольно долго «имел билет в четвертом ряду» и хорошо знал, что мяса его обитателям практически никогда не достается, но и голодными даже здесь редко оставались. Густого бобового варева с кусочкам фруктов, каких-то корнеплодов, моллюсков и еще бог знает чего готовилось всегда в избытке, и любой член дикого племени мог попросить добавку. Ну, или в крайнем случае вылизать вместе с рабами котел. А уж во время большой рыбалки даже последний племенной сирота мог вволю наесться самой свежей рыбы. Поначалу Джош этой рыбы есть не мог, уж больно похожа была она на ихтиозавров, виденных им в каком-то учебном фильме. А потом ничего, привык, и сытно к тому же.
        Впрочем, в четвертом ряду он просидел относительно недолго, сразу же после того, как он указал «копателям» хорошую медную жилу по соседству с деревней, вождь приказал ему «подсесть поближе», С вождем не спорили, а уж после первых изыскательских работ Джоша на помойке место в третьем ряду за ним закрепилось плотно. Пару раз после особо, удачных находок Джоша даже приглашали во второй ряд, и вождь лично бросал ему обгрызенные кости. Однако, как выяснилось, привилегии в этом племени часто сопровождались и определенными обязанностями. Обязательным участием в некой религиозной церемонии. Причем обитатели социального дна племени - те самые, столовавшиеся в четвертом круге, - имели право лишь на роль зрителей.
        Называлось это священнодействие - принесении хвалы богам за хороший ужин. Вкусив, чем боги в этот день расщедрились для смертных, все племя перемещалось на большую поляну на восточной окраине деревни. Социально недостойные располагались по кругу и начинали бить в барабаны или просто в ладоши, а главный жрец, отведав священного напитка, начинал прыгать вокруг здоровенного каменного истукана, очень похожего на земную черепаху. За ним, тоже вкусив священной браги, вступал в пляску вождь с семейством, потом остальные обитатели первого круга. Они плясали, высоко задирая ноги и выкрикивая славу мудрому богу Карбуа и прочим духам джунглей. Далее по знаку жреца в пляску вступали воины - охотники, рыбаки и рудокопы. Охотники громкими криками просили у богов хорошей добычи, рыбаки - улова, рудокопы - хорошей жилы. А жены их тут же пели громкую песнь о том, как им хорошо живется с любимыми мужчинами, и что они за их спинами как за каменной спиной. И наконец, вступали в пляску обитатели третьего круга. Правда, им давали выпить всего по ковшику бражки - весьма недурного на вкус хмельного напитка, настоянного,
как понял Джош, на том самом черном корешке. Общеплеменная пляска продолжалась где-то в течение часа. Потом опять же по знаку жреца объявлялся перерыв. «Танцоры» рассаживались на циновки, дабы отдышаться и принять еще порцию бражки, а в круг выходили незамужние девахи. В своем страстном танце они должны были показать все свои прелести, дабы боги оценили да и соплеменники порадовались. Здесь молодые воины приглядывали себе невест. Честно говоря, эта часть церемонии радовала Джоша Петрова больше всего.
        И в заключение главный жрец торжественно возлагал на «черепаховый» камень жертву - чаще всего большую рыбу, кокку - местную курицу, тушку папуийю или иного зверя, после чего всеобщая пляска возобновлялась с новой силой. Считалось, что боги жертву приняли. Заканчивалось все тем, что, наплясавшись, племя падало на колени и, обратясь лицами к Большой Белой горе, где, согласно местным поверьям, проживал древний старец, говорящий с богами, довольно слаженным хором благодарило богов за их милость.
        Джош это культурное мероприятие переносил с большим трудом. Пару раз он специально на ужин опаздывал, дабы уклониться от участия в массовом безумии. Лучше уж голодным остаться, чем выглядеть таким идиотом. Да, видели бы его пляшущим девчонки-однокурсницы из Космоакадемии, вот бы досмеялись… Тем более хромота особо к танцам не располагала. Но жрец сделал замечание, и Джошу пришлось сделать выводы. Если уж тебя приняли в третий круг, будь добр социальному статусу соответствовать. Ну и про богов забывать не годится. А то ведь можно и под репрессии попасть…
        Репрессии в данном племени представляли собой телесные наказания. И тоже проводились в виде религиозной церемонии. Жертву обычно назначал главный жрец, реже - вождь. «Зрители» занимали свои места вокруг большой деревянной колоды, чем-то похожей на выползшего из болота сусуна. Жрец становился на колоду и начинал читать мораль, в смысле чтобы племенной котел всегда был полным, чтобы в хижинах всегда было сухо, нужно, чтобы каждый член племени в едином порыве делал все на благо племени. То есть то, что велят жрец и великий вождь. В противном случае ничего хорошего племени не светит - боги разгневаются. А чтобы такого не допустить, виновный должен понести жестокое наказание.
        Провинившегося работника выводили к колоде, тот каялся в своих прегрешениях, его тут же растягивали на колоде животом вниз и самые сильные воины под дружное одобрение племени лупцевали бедолагу по пятой точке. Наказуемый, получив свою порцию горяченьких, потирая битый зад, возносил хвалу богам за науку и клялся больше не косячить.
        Вчера на неприятную церемонию нарвался Уршух - пожалуй, единственный из дикарей, не считая Амальги, с кем у Джоша сложилось что-то вроде дружественных отношений. Уршух был молоденьким! парнишкой из команды собирателей. С утра и до самой темноты он бродил с сородичами по джунглям и укладывал в плетеные корзины все, что удавалось найти съестного, чтобы потом отправить это в общий котел. Но работником он считался неважным. Не раз его ловили на том, что вместо процесса собирательства он садился на камень и часами пялился в небо. «Скажи, Джош, а почему люди не летают, как птицы?» - как-то спросил он. Джош попытался ему объяснить, что есть мир, где люди очень даже летают на самых различных аппаратах, и он сам на таком летал, но Уршух только глянул на него грустно, как глядят на сумасшедших. Впрочем, Джош к этому давно привык.
        Так вот, очень Уршуха существа летающие интересовали, оттого и погорел. Неделю назад во время очередного прочесывания джунглей на подступах к Большой горе нашел он в куче перегноя невероятных размеров гнездо с четырьмя огромными яйцами. Но в котел попало только два. Еще с одним яйцом все было ясно, его сожрали жрец с вождем. Но в ходе следствия было установлено, что еще одно, четвертое яйцо Уршух скрыл. Конечно, если бы он признался, что заначил яйцо для дальнейшего поедания в одиночку, его бы поняли. Что ж, все живые люди, и на то боги и создали соблазны, чтобы смертные им поддавались. Но Уршух заявил, что яйца не съел, а уложил его в торф у горячего источника, чтобы посмотреть, что из него вылупится. Следственная группа отправилась на указанное место, но обнаружила лишь скорлупу. Вывод был очевиден: Уршух не только скрыл добычу, но и нагло врал племени! От того вина Уршуха считалась довольно серьезной. Но Уршух твердо стоял на своем, даже выведенный к колоде он повторил перед всем племенем: яйца не ел, просто хотел посмотреть, что вылупится! А оно вылупилось и улетело!
        Такого наглого вранья Уршуху не простили. Особо усердствовал во время экзекуции главный жрец, видимо, сваренное всмятку яйцо, которое они с вождем умяли в две рожи, жрецу очень понравилось. Когда начали свистеть розги, Джош просто отвернулся.
        Глава 6

        Джош, не особо церемонясь, переступил через головы сидящих стариков и галдящих в четвертом круге детей, с удивлением заметил, что тростниковые циновки на земле лежат совсем новые, свежие, и уселся на одну из них. Что за черт, его привычные соседи по трапезе сегодня не были сами на себя похожи, все какие-то нарядные, в перьях, с бусами на шеях, в праздничных шкурах. И молчат, загадочно улыбаясь, в сторону костра пялятся. Что за новость такая? Да и с ужином что-то долго тянут, жрать хочется так, что в животе урчит, а мисок с варевом все не передают.
        Подошел и уселся рядом Уршух. Вернее, не уселся, а улегся на живот. Сидеть после вчерашней экзекуции он по понятным причинам не мог.

        - Что, болит? - тихо спросил Джош. Уршух погладил зад, сморщился и кивнул.

        - На-ка приложи, - тихо сказал Джош, вынимая из-за пазухи и протягивая большой лист, с виду похожий на подорожник.
        Уршух повертел лист в руках и аккуратно приложил его к ягодицам.

        - Не знаешь, че так с ужином тянут? - снова шепотом спросил Джош.

        - Щас сам увидишь, - пообещал Уршух. - Ой, мама родная, щиплет-то как!

        - Ничего, ничего, - успокоил его Джош, - пощиплет и перестанет. Зато заживет быстро.
        Внезапно раздался грохот барабана. К костру в центр круга медленно, с достоинством входил вождь, неся в вытянутой руке тот самый рождественский шар с заснеженным пейзажем. Соплеменники смотрели на это чудо с раскрытыми ртами и громкими воплями выражали свой восторг. «Не иначе как этот шар отныне станет новым тотемом племени», - подумал Джош.
        За вождем гордо шествовал жрец, бутыль и ушки на его бритом черепе вызывали не менее восторженные эмоции соплеменников, Джош услышал, как молодуха за его спиной даже взвизгнула от восторга.
        Третьей шествовала Амальга в длинной блестящей накидке из шкуры шемаршельды, ее осторожно вели под руки двое старейшин и оказывали ей невиданные ранее знаки внимания. Вот так новость, с чего бы это? Джош с удивлением наблюдал за происходящим, даже забыв об урчащем от голода животе. Старейшины усадили Амальгу на высокую колоду, она поправила на груди ожерелье из самых красивых раковин и безделушек, найденных Джошем на помойке, и приняла в руки большое блюдо с коккой - цельно сваренной курицей. Довольно редкое для сих мест лакомство. Жрец что-то зычно прокричал, толпа вокруг костра заревела…
        Амальга разломила курицу пополам, в одну половину тут же вцепилась зубами, другую крепко сжала в руке. Потом встала и двинулась вдоль первого круга.

        - Не ищи здесь, дочь Большой Ма! - завопил жрец. - Здесь сидят достойнейшие люди племени.

«Не иначе, как Амальга замуж собралась, - с неожиданной грустью подумал Джош, - ну дай ей Бог хорошего мужа…»
        Жуя на ходу истекающее жиром мясо, Амальга прошла и вдоль второго круга.

        - И здесь не ищи, дочь Большой Ма, здесь лучшие воины и охотники племени! Возьми же по традиции в мужья самого никчемного!
        Амальга медленно обошла второй круг и вступила в круг третий. Джош уже понял к чему идет дело, Не зря же сегодня вождь намекал ему насчет никчемности. Он даже не испугался, а мысленно вцепился зубами в половину ароматной курицы, что держала в Руке Амальга. Предчувствия его не обманули, девушка остановилась напротив него и, виновато опусов глаза, протянула ему ароматный, сочащийся жиром кусок. Джош не заставил себя уговаривать и через мгновение грыз куриную ногу. Впрочем, кроме курицы было еще много вкусных вещей: копченый окорок папуийю, жареный строх во фруктовом соку, жирные пиявки, напившиеся крови спящего на отмели браама. Джош сидел бок о бок с Амальгой, по правую руку от вождя, и, не стесняясь, предавался чревоугодию, твердо решив не думать о том, что будет завтра. Тем более перед новобрачными поставили целую бадью хмельного пива. Свадьба так свадьба. Жениться, а тем более умирать трезвенником Джош совершенно не собирался.
        Сама церемония бракосочетания несколько удивила Джоша краткостью. Племя оперативно переместилось на священную поляну, еще приняло бражки и исполнило традиционный танец, после чего жрец подвел новобрачных к каменной черепахе.

        - Он будет тебе хорошим мужем, - заверил жрец, Амальгу, - она будет тебе хорошей женой, - пообещал он Джошу.
        Ну и на том спасибо!
        Амальга первой вошла в свадебную хижину, устланную шкурами и пальмовыми листьями, тут же развернулась, бросилась ему на шею и расплакалась.

        - Прости, прости меня, Джош! - шмыгнула она носом. - Но все в один голос решили, что никчемным должен быть ты. Ты - чужак, но не раб, у тебя нет родных и некому за тебя заступиться. Я хотела выбрать другого, не потому что ты мне не нравишься, нет, наоборот, нравишься, просто жалко тебя, но жрец сказал, что я… что ты…
        Объевшийся Джош мягко отстранил девушку и уселся на брачное ложе, усыпанное ароматными лепестками местной розы. В животе было тяжело, жениться совершенно не хотелось. А впрочем, почему бы и нет? Все равно завтра каюк, или, как его, Карбуа…
        Он нежно обнял девушку за плечи и усадил рядом с собой:

        - Послушай, а ты видела этого Карбуа? Какой он?

        - О-о-о-о, он огромный, от его шагов все гремит в округе. Шкура его блестит, он пахнет болотом и изрыгает огонь, огромная пасть как пещера, в нее может вместиться все наше племя! Но он справедливый, и после него светит солнце.
        Джош задумался. Что же это за тварь такая болотная, огнедышащая, что от ее шагов все дрожит и пасть размером с пещеру. Может быть, рептилия какая, вроде шемаршельды? Он взял прутик и изобразил на песке тираннозавра с открытой пастью.

        - Нет! - убежденно сказала Амальга. - Совсем не похож. Карбуа, он большой и страшный, а шкура его блестит на солнце…

        - Слушай, а ты сама видела, как он… ну, в общем, как Карбуа ест избранниц и их мужей?
        Амальга грустно кивнула:

        - В прошлый раз избранной была моя сестра Аллая, она была самая высокая и красивая. У нас в семье все красивые и высокие, - добавила она гордо. - Она выбрала рыбака Паа, он сам просил ее, большая рыба откусила ему ноги, когда он залезал на плот во время рыбалки. Сначала все спорили и говорили, что Карбуа не примет безногого калеку, но Карбуа проглотил их обоих и все равно дал еды. Я думаю, если там, на болотах, у Паа и Аллаи будут дети, то они будут красивыми. Ведь если у Паа нет ног, дети все равно будут с ногами, правда? А он был красивый, мускулистый.

        - А ты веришь, что Карбуа не жует избранную с мужем, а уносит в животе на болото?

        - Верю, - уверенно сказала Амальга, - я сама видела, как Аллая… Иначе я давно бы уже… - Она не договорила, что именно сделала бы, а приникла к плечу Джоша, нежно погладила его по влажным волосам, заглянула в глаза и спросила: - А ты меня хоть немножечко любишь?
        Вот все у них так, у баб, что у современных, что у доисторических. Завтра ее сожрет чудовище невиданное, а она все туда же, про любовь…
        Глава 7

        Брачная ночь получилась совсем недурной, но общее впечатление испортил один инцидент. Когда осчастливленная новобрачная согласно традиции данного племени мыла суженому ноги, за циновкой, означающей дверь, раздался взволнованный шепот Круха:

        - Эй, Чучело! Слушай, ну отдай мне свою «пищалку» и башмаки. Вам же завтра все равно к Карбуа. А я тебе корень сусун дам, после этого ты будешь силен, как молодой папуийю в стаде самок!
        Новобрачная на минуту покинула брачное ложе, чтобы еще раз накрутить уши наглому мальчишке. Может быть, в последний раз в этой жизни…
        Проснулся Джош от страха. Вчерашний хмель прошел, и ему почему-то совершенно расхотелось умирать. Он осторожно поправил чурбачок под ухом тихо сопящей супруги и потихоньку выскользнул из хижины. Два лучших воина племени, вооруженные щитами и копьями, немедленно вскочили на ноги и всем своим видом показали, как рады они мужу избранной. Джош обошел хижину и в сопровождении почетного караула справил малую нужду. Что ж, резонная предосторожность, видимо, бывали случаи, когда счастливые супруги избранниц пытались обмануть судьбу и скрыться бегством.
        Джош вернулся в хижину, уселся на ложе и стал думать. Ну, предположим, что все-таки существует в болотах огромная тварь, более страшная и опасная, чем шемаршельда. Кто знает, какие еще чудовища могут скрываться в этих топях? Допустим, тварь даже соображает, что если придет к этому месту, то может поживиться местной красоткой и самым что ни на есть плюгавеньким мужичком. Допустим. Но что значит «она дает еду»? И почему тварь приходит раз в год? Почему в одно и то же время? И что такое для огромного хищника пара людишек? Разве этим наешься? Жрать - так жрать все племя на корню. Но, судя по тому, что племя не попряталось по пещерам, как было при нападении шемаршельды, а спокойно спит в своих плетеных хижинах, никакой опасности дикари для себя не видят…
        Джош вытащил из комбинезона парализатор и еще раз проверил зарядку. Да, маловато, ну, молодого строха еще можно свалить на пару минут, но не больше… Впрочем, можно прямо сейчас выйти из хижины, двумя зарядами положить охранников, нырнуть в джунгли и пробраться по знакомой тропе к границе владений племени. Что дальше? Если его не сожрет шемаршельда, если из него не высосет кровь ядовитый плющ, если его не затянет в болото и он доберется до деревни рыбоедов, то… Рабство, пожизненное рабство, побои, изнурительный труд и всеобщее презрение до конца дней. У рыбоедов, как он слышал, к чужакам такого либерализма, как в здешнем племени, проявлять не принято. А про дорогу на запад лучше вообще сразу забыть. Там живут людоеды. Быть съеденным человеком, пусть даже диким, бр-р-р…
        В это время Амальга заворочалась, зашарила руками по шкурам и, не найдя Джоша, вскочила, испуганно таращась по сторонам.

        - Ой, - с облегчением выдохнула она, - а мне приснилось, что ты сбежал в джунгли и тебя съели людоеды…

«Вот спасибо, порадовала! С добрым утром, любимая!»
        Глава 8

        Видимо, визит главного духа джунглей Карбуа в племени был большим событием, так что никто с утра на работу не пошел. Джош даже заметил в толпе воинов, стоящих обычно в дозоре на границе племени. Даже местная элита - рудокопы - были тут же смуглые от породной пыли, с позеленевшими от руды руками, они стояли особняком в шикарных одеяниях из шкур строхов и шемаршельды. Высший шик по здешней моде.
        Вождь явился в заметно хмельном состоянии, с обновкой - треснутыми мотоциклетными очками, надвинутыми на лоб. Слуга нес за ним большую бадью с брагой, к которой вождь то и дело прикладывался. Увидев Джоша, вождь радостно расхохотался и провел ребром ладони по шее, мол, извини, брат, но сегодня не твой день. Подойдя к Амальге, он чмокнул, ее в уста и громко пробормотал, что из-за этого дурацкого Карбуа в племени скоро ни одной путной девки не останется. Старшая жена попыталась вождя одернуть, но тот без разговоров заехал ей в ухо.
        Старший жрец, напротив, был собран и деловит. По всему было видно, что его ученики взялись за новую помойку серьезно, и парадное одеяние его заметно обновилось. В одном ухе его болтался на тонкой веревочке чуть облезший шахматный конь, вторую мочку украшал блестящий колпачок от губной помады, в нос он воткнул довольно дорогой «Паркер» с обломанным пером. Насладившись произведенным эффектом, жрец объявил, что в честь праздника Карбуа сегодня каждый член племени, даже дети и рабы, получит по небольшому подарку от духов расщелины. Пока толпа визжала от восторга, к новобрачным подскочили ученики вождя с праздничными одежами.
        Амальга безропотно дала снять с себя пятнистую шкуру и облачилась в какое-то подобие туники из шемаршельды. Джош решил умирать в своем комбинезоне. Пусть и изрядно потрепанный, но все-таки комбинезон с именной биркой. И если кто-нибудь, когда-нибудь обнаружит в куче экскрементов огромного болотного ящера человеческие останки и эту бирку, у бедной мамы Георгия Петровича Петрова появится шанс поплакать на могилке единственного сына.
        Почему-то он совершенно успокоился, с удовольствием выпил полную чашу браги и даже сказал какой-то комплимент жрецу о парадном наряде. Тот недоверчиво на Джоша посмотрел и дал знак. Толпа что-то хором прокричала, окружила новобрачных, и процессия двинулась к священному холму. Уже издали Джош увидел большую кучу зеленоватых камней. Так он и думал - самородная медь.
        Глава 9

        Джош согнул в локтях связанные руки и умудрился глянуть на часы. Уже половина третьего, однако! Если с утра еще прошелся дождичек, то уже к полудню облака развеялись и оба местных солнца запалили немилосердно. Кондиционная прокладка в комбинезоне работала с перебоями, и он уже изрядно вспотел. Тем более связанные руки затекли, да и нога болела все больше и больше. Он бы давно рухнул без чувств, если бы не обильные дозы браги, что давали ему по первому требованию. Что ж, так было всегда: последняя воля приговоренного - закон. Впрочем, мучился он не один, сами дикари не отдыхали ни минуты, они без устали напевали что-то, ритмично раскачиваясь под бой барабана. Даже вождь пару раз пускался в пляс. Больше всех старался жрец, он, как козел, взбрыкивал ногами, прыгал по ровной площадке перед обрывом, то и дело взывая к небесам, «Паркер» пару раз выскакивал из его носа, и жрецу приходилось утирать кровавую струйку.

        - Слушай, дорогая, а может, сегодня этот Карбуа не придет? - предположил Джош.
        Но «дорогая» не отвечала. Она была бледна, и даже сильный загар не позволял усомниться, что девушка близка к обмороку. Тут он и услышал поступь Карбуа. Сначала вдали раздался треск, словно рухнуло огромное дерево, тут же что-то громыхнуло, потом еще и еще. Джош обернулся, увидел испуганные лица дикарей и почувствовал, что очень хочет пописать. Но это, видимо, в программу мероприятия не входило. Когда же Карбуа появился из-за поворота, Джош сам вслед за женой едва не лишился чувств. Он ожидал чего угодно, самого невообразимого монстра, но только не этого…
        Огромный самоходный транспортер - рудопогрузчик «КБА» серии 700, болотный вариант,
        - с грохотом выполз из-за поворота на ровную площадку, убрал плоскоступы и тяжело осел на гусеницы. Выглядел он ужасно: чуть ли не по приемную антенну в засохшей грязи, с изрядно помятым правым боком, с обрубком вместо левого манипулятора. Транспортер тянул за собой здоровенную сосну, застрявшую корнями в операторской кабине с разбитым стеклом. Даже при небольшом подъеме механизм громко вибрировал и выпускал клубы дыма, видимо, силовая установка давно износилась, и киборгу приходилось подключать дополнительный двигатель. Значит, это и есть Карбуа? А что, куда страшнее тираннозавра, для стрел и копий неуязвим, дымит, ревет, только при чем здесь человеческие жертвы?

        - Послушай, Амальга, мы спасены! - крикнул Джош громко и боднул девушку головой в плечо. - Да очнись же ты!
        Амальга пришла в себя, ошарашенно обернулась:

        - О чем, о чем ты, Джош?

        - Помнишь, я говорил тебе, что у нас там, в нашем племени, есть такие большие машины, наши рабы. Так вот, этот Карбуа - одна из наших машин…

        - Вы? Вы, ваше племя, присылаете к нам чудовищ, чтобы красть наших женщин и брать дань? - догадалась Амальга.

        - Да нет же, это просто машина! Понимаешь?!! Это транспортер!
        В этот момент транспортер остановился прямо под обрывом и под жуткий вой гидросистемы раскрыл приемный бункер. Ну конечно, вот она - ужасная зубастая пасть.

        - Транспортер «КБА», порядковый номер «Борт-17», для погрузки прибыл, - механическим голосом сообщил борткомпьютер на чистом межгалсленге.
        А племя уже взялось за работу, все от мала до велика хватали куски руды и бросали их в бункер. Джош лихорадочно соображал: все понятно, сейчас они загрузят бункер, и транспортер сообщит, что погрузка закончена. Что же сделает потом эта допотопная железяка? Скорее, скорее вспомнить историю косморудного дела. Если верить учебникам, такие машины не только забирали груз с рудников, но и завозили оборудование, комплектующие для шахт, питание для персонала. Ну конечно, и вождь, и жрец, и Амальга говорили, что Карбуа дает еду - скорее всего, брикеты с белковым полуфабрикатом, а он-то все думал, почему такой знакомый привкус бывает у похлебки, когда охотники возвращались из джунглей с пустыми руками. Но опять же, при чем тут жертвы? Амальга говорила, что Карбуа глотает избранниц и их мужей, значит, скорее всего, их спустят в бункер. А дальше? Транспортер закроет люки и отвезет их куда-то, где он разгружается, - скорее всего, на автоматическую обогатительную фабрику и там… О нет только не это! Он разгрузится прямо над плавильной печью, которая превратит руду и все остальное, что попало в бункер, в ровные
медные слитки. Но он не хочет превращаться в медь!
        Странная штука, еще час назад Джош смирился с тем, что его сожрет какой-то доисторический ящер, но теперь, когда забрезжила надежда, он запаниковал, он понял, что вообще не собирается умирать. Так, стоп, еще раз: где-то еще полчаса племя будет кидать руду в бункер. Бункер наполнится - и что дальше? Если их не собираются потыкать копьями, перед тем как спустить в бункер, тогда есть хороший шанс. А если в бункер их спустят на веревках, а не скинут, как руду, шансы утраиваются…
        - Транспортер «КБА», порядковый номер «Борт-17», сообщает: бункер загружен. Что должен выгрузить транспортер для нужд экспедиции?
        Видимо, этого сигнала давно ждали, дикари попадали на колени, а Джош почувствовал, как сильные руки хватают его и на длинных лианах спускают прямо в люк бункера…

        - Повторяю вопрос: что должен выгрузить транспортер для нужд экспедиции? - проревел из динамиков механический голос.

        - Амальга, кричи, как я тебя учил! - взвизгнул жрец, когда они довольно жестко приземлились прямо на груду руды.

        - О великий Карбуа, - молитвенно сложила руки девушка, - дай моему народу еды! Дай еды! - закричала она пронзительно.

        - Запрос понял, - проскрипел борткомп «Борт-17», - выгружаю белковый биоконцентрат.
        Внутри его что-то зажужжало, видимо, разгружался холодильник с брикетами. Джош услышал, как толпа наверху радостно заревела, значит, пришло время действовать.

        - «Борт-17», приказываю принять новую вводную, - прокричал он что было сил, пытаясь развязать руки, но узлы не поддавались.
        Транспортер замер и вроде как удивленно сказал:

        - «Борт-17» получил приказ принять новую вводную. Не могу идентифицировать голос, отдавшего приказ.

        - Идентифицируй голос, как нового начальника экспедиции, - резко приказал Джош, делая знаки Амальге, чтобы она помогла развязать путы.

        - Начальник экспедиции Марта Эванс. Ваш голос не идентифицирован, как голос Марты Эванс. «Борт-17» не может принять вводную, начинаю закрывать люки грузового бункера.
        Машина задрожала, и Джош увидел, как створки люка начинают съезжаться.

        - Стоп! - что было сил крикнул Джош. - Человек в опасности!
        Сработало! Гудение прекратилось, транспортер замер.

        - Какие меры может предпринять «Борт-17» для помощи человеку?
        То-то, хоть и древняя развалина, а основные экстренные сигналы знает!

        - Я новый врач экспедиции Джордж Петроффитч Петрофф. Транспортирую раненого члена экспедиции на базу. Приказываю принимать все мои вводные!

        - «Борт-17» записал голос нового врача экспедиции Джорджа Петроффитча Петроффа.
«Борт-17» готов к выполнению новых команд Джорджа Петроффитча Петроффа.
        Амальга, наконец, сумела острыми зубками перегрызть лиану, которой были связаны руки Джоша, он сбросил путы, с удовольствием размял затекшие ладони и тут же взялся развязывать Амальгу.

        - Что это, Джош? - то и дело повторяла девушка. - Что это? Ты великий жрец, Джош, ты умеешь говорить с духами джунглей? С самим Карбуа?

        - Умею, умею, - успокоил он и начал карабкаться на борт транспортера.
        А наверху уже заметили неладное. Джош разглядел фигурку жреца, что-то, активно жестикулируя, объяснявшего вождю. Помахав им рукой, Джош ловко пробрался по борту и заглянул в кабину оператора. Все разглядеть мешали корни дерева, но он все-таки увидел, что панель приборов разбита, некоторые рычаги погнуты. О ручном управлении можно было сразу забыть. Ну и ладно, будем надеяться, борткомпьютер не подведет.

        - «Борт-17», доложи, что хранится в отсеках ЗИП?

        - «Борт-17» принял вводную от Джорджа Петроффитча, врача экспедиции. «Борт-17» докладывает: в отсеках для запасных частей и оборудования находится шесть комплектов комбинезонов для горных исследований, набор ключей и запасных частей для бурильной установки К-701, рождественские посылки в количестве трех штук, рождественские подарки от фирмы членам экспедиции в количестве сорока восьми штук.

        - Выгрузить все!

        - Приказ понял.
        Сзади транспортера загудело и залязгало, Джош кинулся туда и едва не споткнулся о здоровенный ящик с брикетами. Всего ящиков было шесть, он прикинул в уме их общий вес, разделил на число членов племени… Да, негусто, особо не пожируешь…
        Начал разгружаться и ЗИП. Первым на песок съехал большой серебристый контейнер с ручками по бокам. Джош быстро щелкнул замком, и его глазам предстал великолепный набор инструментов горнорудника. Конечно, немного устаревший, но все-таки впечатляющий. Джош взял небольшую кувалдочку и удовлетворенно ею размахнулся. Кувалдочка-то пригодилась - видимо, из-за грязи и болотной жижи механизм транспортного отсека заело. Джош, хорошо размахнувшись, пару раз врезал по блок-замку, внутри опять загудело, и прямо на него свалились шесть плоских одинаковых пакетов. Комбинезоны! Из соседнего отсека на землю посыпались какие-то коробки в яркой фольге.

        - Что это? - раздалось у него за спиной. Джош обернулся. Стыдно, но он совсем забыл о своей законной супруге. Распечатав одну из коробок, он увидел шоколадного Санта-Клауса в фольге, чуть посеревший зефир, еще какие-то сласти. Подарки от фирмы горнякам. Что ж, горнякам сласти не достались, пусть полакомятся их дети и внуки. Джош кинул коробку Амальге:

        - Кушай, это вкусно, только фантики снимать не забывай.
        Сам он немедленно разделся донага и принялся натягивать на себя комбинезон, подходящий, судя по этикетке, по размеру.
        Сверху раздались крики, кричал жрец, он бегал по краю обрыва туда-сюда и размахивал руками. Около него выстроились десяток воинов с луками, и это Джошу совершенно не понравилось.

        - Ну-ка, хватит жрать, крикни им, что у нас все хорошо, - приказал Джош жене, забрасывая в бункер пять-шесть коробок «подарков от фирмы».
        Измазанная шоколадом чуть ли не до ушей, Амальга с обожанием смотрела на мужа, пока не сообразила, что от нее хотят. Она, как флаг, подняла над головой коробку и что-то прокричала. Джош не понял, услыхали ее или нет, но в паре метров от его ноги в землю воткнулась стрела, вторая впилась в коробку с брикетами. Джош знал, насколько искусны в стрельбе его соплеменники, и поразить с такого расстояния даже мелкого зверя для них было раз плюнуть.

        - За борт, быстро прячься за борт! - скомандовал он и, схватив жену за руку, хромая, утащил ее под защиту транспортера.

        - «Борт-17» приказа не понял, - проскрипел транспортер.

        - Приказываю «Борту-17» начать медленное движение в сторону главной базы.

        - «Борт-17» вводную принял.
        Транспортер заревел и с лязгом двинулся в сторону, откуда недавно приехал. В них больше не стреляли, и они полезли на крышу транспортера по небольшой железной лесенке. Заметив над обрывом вождя, Джош дал команду транспортеру остановиться.

        - Великий вождь! - прокричал Джош, сложив ладони рупором. - Это все вам, это все людям племени, только фантики снимать не забывайте! - он указал рукой на кучу
«подарков от фирмы», ярко блестевшей в лучах двух солнц, и добавил: - Инструменты тоже вам, там много хорошего железа!
        Почему-то Джошу показалось, что вождь все понял, он сложил ладони над головой и потряс ими. Тут же из-за спины вождя появилась увенчанная бутылкой бритая башка жреца.

        - Ручку из носа выдерни, придурок! - крикнул Джош на прощание.
        Глава 10


        - Ой, как вкусно! - закатила в блаженстве глаза Амальга, облизывая липкие пальцы.

        - Ты особо-то не налегай, - сказал Джош сурово и отнял у жены коробку с изображением зимнего пейзажа, - неизвестно, сколько нам еще на этом чудовище трястись, да и аллергию можешь схлопотать с непривычки.

        - Алли… чего я могу схлопотать?

        - Ладно, потом объясню. А действительно, сколько им еще трястись и, главное, куда они «трясутся»? Чертов транспортер твердил одно и то же: «„Борт-17" под командой Джорджа Петроффитча следует на базу, имеет на борту раненого». Ну, раненый это понятно кто - Амальга, по голове у нее серьезное ранение: как вцепилась в эти конфеты - не оторвешь. А ночью даже плакала, все жалела, что Джош всего шесть коробок взял, когда можно было все забрать. Вот жмотина! И о соплеменниках своих сразу забыла.
        Джош уже в третий раз заставлял жену повторять легенду о Большой Ма, пытаясь составить более-менее определенный план действий. Он уже понял, что эта пресловутая Ма не просто легенда и, скорее всего, именно она и есть Марта Эванс, бывшая начальница горнорудной экспедиции. И если он хочет добраться до базы, что бы она собой ни представляла, надо опытом миссис Эванс воспользоваться. А опыт сейчас очень даже пригодился бы. Они застряли, не в буквальном смысле, конечно, - этот «КБА» пройдет и не через такие болота, но вот активная «среда»… Нет, через
«синие болота» им не пройти - однозначно. Если до сих пор Джош как-то справлялся с болотными тварями, что забирались к ним в бункер, кувалдочка очень выручала, то в борьбе с летающими тварями она оказалась бесполезной. Вчера транспортер выбрался из болота и свернул на просеку между огромных деревьев. Здесь на них напали местные гарпии, Жуткие летающие твари, имеющие большое желание людишек покушать. Пришлось сделать пять выстрелов из парализатора и скомандовать транспорту возвращаться назад, иначе они лишились бы не только клоков волос, но и глаз, если бы вообще выжили.
        Джош поинтересовался у «Борта-17», есть ли другая дорога, на что он ответил, что есть, но в три раза длиннее. Вот и думай, что теперь делать? А тут еще Амальга во вкус вошла, то и дело за водой бегает, все хочет мужу ноги помыть. На словах она соглашалась с Джошем, что транспортер - лишь большая машина, что они едут на базу, где живут живые люди, где много вкусностей. Но на деле Джош подозревал, что Амальга всерьез считает, что все идет по замыслу этого железного духа, что они уже приехали на болото - место их жизни до конца дней, и теперь их главная задача - служить доброму Карбуа и поскорее настрогать для него побольше детей. Впрочем, он сам давал ей повод так думать. Не он ли целыми часами на ходу чистил эту машину от пудов налипшей грязи, проводил на остановках мелкий ремонт ходовой части, не он ли освободил Карбуа от той сосны, что волочилась за могучим духом болот всю дорогу? Вот и не удивительно, что Амальга ветки да листья для шалаша таскает. Ладно, все это мелочи, что делать-то теперь?

        - …Ну вот, а потом Большая Ма сказала, что ей следует пойти с Карбуа, потому что он совсем не злой, а, наоборот, очень добрый, и он поможет ей в болоте, - в очередной раз рассказывала Амальга, - и взяла самого никчемного мужчину, маленького, слабого, лысого. И сказала всем, что дух болот будет помогать племени, пока она не вернется, и если он придет, надо его слушаться…

        - Постой, постой, ну я и идиот! - схватился Джош за голову. - Если Марта, то есть Большая Ma, пообещала, что Карбуа будет помогать, то есть приходить, значит, она ввела цикличную программу. Ведь не может транспорт ездить полгода в одну сторону и полгода обратно. Опять же, руда куда-то разгружается, а брикеты откуда-то появляются… «Борт 17», какую последнюю программу ты получил от начальника экспедиции Марты Эванс?

        - «Борт-17» не может сказать о заложенной программе человеку, идентифицированному как доктор Джордж Петроффитч, как младшему по должности, без пароля условного доступа. Назовите пароль.
        Джош еще раз подумал, скрестил пальцы на удачу и торжественно проговорил:

        - Большая Ма.

        - Пароль условного доступа принят, включаю последнюю запись Марты Эванс.
        Динамики транспортера запищали, раздались какие-то шорохи, легкое покашливание, затем грудной женский голос:

        - Я Марта Эванс, начальник горнорудной экспедиции номер четыре в районе Зеленых гор. В экспедиции и на руднике объявлено чрезвычайное положение, у нас эпидемия. Две трети сотрудников поражены странной болезнью, похожей симптомами на лихорадку. Болезнь заразная, способ передачи предположительно воздушно-капельный. Никакие медикаменты не помогают. Было проведено отделение здоровых от больных, здоровые во главе с доктором Рыбниковым переместились на побережье, больные остались у рудника. На наш запрос о срочной эвакуации центральная база не ответила, связи у нас нет. Я приняла решение немедленно следовать за помощью на центральную базу посредством транспорта «Борт-17». В целях уберечься от хищников в болотах собираюсь расположиться в грузовом отсеке и дать приказ «Борту-17» закрыть верхние загрузочные люки и открыть их по прибытии через неделю. Иного выхода, как попасть на базу, не вижу. Беру с собой Доктора Кручини, он очень плох, но уверяет, если у него будет доступ к лаборатории, он сможет вывести сыворотку от болотной лихорадки Таппена - названной в честь первого заболевшего в экспедиции. Старшим
на руднике оставляю капитана Сунь Чена, он тоже болен, но еще держится на ногах. На случай, если с нами в дороге что-либо произойдет, я запрограммировала «Борт-17» на возвращение к руднику с запасом продовольствия с базы… если база еще есть. - Голос в динамиках сделал паузу, потом продолжил: - Надеемся на милость Божью. В случае чего передайте Зое, что я ее очень люблю. Конец сообщения.

«Интересно, кто такая Зоя?» - подумал про себя Джош.
        Глава 11

        Амальга не спала всю ночь, собирая мох для подстилки. Благодаря ее стараниям гнездышко в грузовом бункере получилось уютным, теплым и мягким. Между делом она нашла в камышах чью-то кладку и оперативно сварганила яичницу с ароматными травками на раскаленной крышке, выдернутой из грузового отсека. Подкрепившись на дорожку, Джош неожиданно для самого себя перекрестился и приказал транспортеру двигаться на базу с закрытыми люками бункера.
        Поначалу ехать в темноте было не особо комфортно, зато сверху не капало. Но уже ночью они по достоинству оценили все преимущества движения в закрытом бункере. Сначала по правому борту транспортера раздалось какое-то тихое царапанье. Потом когти заскребли по крыше, так заскребли, что у Джоша мурашки по коже побежали, а Амальга испуганно прижалась к нему и тихонько прошептала:

        - Шемаршельда?

        - И довольно крупная, - также шепотом ответил Джош.
        Амальга тихонько заскулила.
        Тут же царапанье раздалось и по левому борту, через мгновение они услышали над своими головами дикий вой. Не иначе как на крыше транспортера встретились конкуренты. Вой сменился ревом, тут же по люку что-то тяжело грохнуло - видимо, две шемаршельды не договорились сообща вскрыть эту «консерву» и решили выяснить отношения, вцепившись друг другу в глотки. Звуки битвы были ужасны: вой, рев, скрежет зубов, мощные удары хвостов о железо. Минут пять над головами лежащих в контейнере шла непримиримая битва, наконец что-то гулко ударилось о правый борт, и все затихло. Видимо, твари просто свалились с крыши транспортера в пылу схватки.

        - Ну, ты как? - спросил Джош уже в полный голос.

        - Я, кажется, со страху описалась, - призналась Амальга.
        Глава 12

        Джош проснулся от тишины. Да, порой случается такое: он прекрасно научился засыпать в чреве дребезжащего механизма, но совершенно отвык от тишины. Двигатель транспортера молчал, люки грузового отсека были открыты, в небе ярко горели звезды, под бочком сладко посапывала Амальга.

        - «Борт-17», почему стоим? - тихо, чтобы не разбудить жену, спросил Джош.

        - «Борт-17» выполнил рейс и готов к разгрузке. Джош вскочил с моховой подстилки, забрался на борт и посмотрел вниз. Люди, живые люди! И не дикари, а люди в оранжевых комбинезонах космогеологов. Странно только, что у них в руках факелы, а не стандартные фонари геологоразведки.

        - Что там, Джош? - спросила Амальга и, не дождавшись ответа, сама полезла наверх по куче руды.

        - Аллая! - радостно взвизгнула она, разглядев лицо стоящей у самой лестницы рослой женщины.

        - Амальга, - тут же отозвалась та, - и они тебя такую малютку, тоже в бункер к Карбуа? Вот сволочи! Нет, все-таки решусь, залезу в следующий рейс и набью морду этому жрецу! А это твой никчемный муж? Симпатичный, с руками, ногами, повезло тебе только почему я его не знаю?..
        Только сейчас Джош разглядел, что женщины, окружившие транспортник, сплошь рослые и красивые, что касается мужчин, то здесь преобладали калеки без разных частей тела и низкорослые хлюпики. Зато детишки от мала до велика были крепенькие и упитанные.

        - Давайте спускайтесь, как раз к ужину поспели! - крикнула Аллая. - Мы транспортер еще позавчера ждали.
        Глава 13


        - И не думай даже, нечего вам мыкаться, пора и для себя пожить, - решительно сказала Аллая, передавая сестре полную чашку восхитительно пахнущего кушанья. - Если твой козел еще не набегался, если его снова на подвиги тянет - на здоровье, с первым же грузовозом и отправим куда подальше. Или обратно в джунгли, если хочет,
        - там его жрец, этот маньяк озабоченный, так и ждет.
        Джош не спорил, он доедал вторую порцию поросенка с хреном, запивая прекрасным испанским вином, и блаженствовал, хотя знал, что мясо всего лишь белковый концентрат с вкусовыми добавками, а вино - чистая вода с горстью разведенного порошка. Спорить с женщинами здесь вообще не полагалось - матриархат. А что поделаешь, раз они все здесь такие здоровые, а мужики, напротив, никчемность одна. Тем более в словах Аллаи была своя доля правды, и довольно большая доля: по сравнению с джунглями жизнь здесь была просто райская: вода чистая, без этого противного болотного привкуса, еды вдоволь (автоматическая фабрика синтетического белка работала без перебоев), хищников нет - автоматическая система охраны отстреливала любую тварь в сотне метров от периметра, одежды, то есть комбинезонов, - на сто лет вперед, жилья - еще на десяток таких племен.

        - Жаль только, мужиков путных не хватает, - с досадой продолжила Аллая, - набег, что ли, на какое племя устроить? Впрочем, нет, ну их, мужиков этих, только силу свою почувствуют, опять войну какую-нибудь придумают или самогон гнать с чего попало начнут. Нам и так хорошо. Ну, рассказывай, сеструха, чего там в племени еще нового за год стряслось? Каатка-то замуж выскочила?..
        Джош аккуратно собрал соус со дна чашки белым мякишем, проглотил его и, омыв руки в большой чаше, встал прогуляться.

        - Ты смотри, сеструха, следи за своим мужиком, - услышал он, перед тем как покинуть жилище новых амазонок, - у нас тут голодных вдов хватает, мужички что-то мрут часто…
        Глава 14

        Джош вышел на улицу, присел на перевернутую бочку, глянул в небо. Странный, очень странный поворот событий: неделю назад он считался самым никчемным человеком, находился, как пишут в книжках, почти на самой нижней социальной ступени человеческого сообщества и влачил жалкое существование в Полной уверенности, что до конца дней своих будет копаться в помойке и мечтать, чтобы мяса на обглоданных костях, что передавали с передних рядов, оставалось побольше. А сейчас он сидит сытый и довольный и не меньше десятка красоток поедают его похотливыми взглядами и одаривают многообещающими улыбками. А в ста метрах, на стартовой площадке, стоит рудовоз, заправленный и готовый к полету. Правда, есть вопрос: как в него попасть?

        - Кхе, кхе, - раздалось сзади. Джош обернулся: метрах в трех, почтительно склонившись, стоял лысый очкастый старик лет семидесяти. - Не возражаете, если осмелюсь прервать ваши несомненно важные размышления?
        Ого! Славный речевой оборотец, давненько Джон такового не слышал. Тем более на межгалсленге.

        - Если не ошибаюсь, вы Джордж Петроффитч Петрофф, космогеолог? - продолжил старик.
        - Не будете возражать, если я присяду?
        Джош пожал плечами и подвинулся. Старик сел и тут же вскочил:

        - Извините, забыл представиться. Доктор Альберт Кручини к вашим услугам.

        - Постойте, постойте, - Джош потер лоб, вспоминая, - вы тот самый доктор, что уехал с рудника с Большой Ма, то есть с Мартой Эванс?
        Старик сел и закивал головой:

        - Да, это я. Только какой я доктор, так, фельдшер. Трехмесячные курсы при Космоакадемии.

        - Но как же, я ведь слышал сообщение Марты Эванс, вы собирались изготовить сыворотку от болотной лихорадки.

        - Знаете, молодой человек, в старости так же легко каяться, как в молодости горячо доказывать свою правоту. Так вот, хочу покаяться, я тогда очень испугался умереть там, на руднике, и убедил Марту что для изготовления вакцины мне необходима лаборатория. Были у меня кое-какие соображения по поводу лихорадки, но, если честно, я просто хотел попасть на базу, надеясь, что там меня вылечат. Не знаю, поверила ли мне Марта или сама втайне думала о том же…

        - Она умерла?

        - Да, еще в пути. Я три дня ехал в одном бункере с трупом - не самое лучшее, скажу я вам, развлечение.

        - Но почему вы живы? И что это за болезнь такая?

        - Скажите, молодой человек, - мягко перебил Кручини, - а вот вы после ваших э-э-э-э… скитаний в местных джунглях как себя чувствовали?

        - Известно как, хреново. Чуть не загнулся, потом отошел. - И чем вас местные… э-э-э-э… лечили?

        - Ну, не знаю, варевом каким-то вонючим поили, корешки черные грызть давали.

        - Эти? - Доктор запустил руку в карман и вытащил горсть черных корешков.
        Джош взял один в руку, повертел, понюхал, пожевал:

        - Вроде эти.

        - Я так и знал, так и знал! - радостно закричал старик. - Я первый обратил внимание на свойство этого чудесного корня. Корня Кручини! Я первым начал применять его для лечения, первым!

        - Отлично, док, только объясните, как это с вашим чудесным корнем люди на руднике до ручки докатились? Ведь дикари дикарями! И как они за такое короткое время от цивилизованных горняков до первобытного уровня опустились?

        - Сорок шесть лет, молодой человек, сегодня ровно сорок шесть лет и восемь дней. Не такой уж короткий срок.

        - И вы считаете, что за этот срок цивилизованные люди могут так опуститься? Они же копьями с медными наконечниками охотятся. У них же даже шаман есть, они же фантикам конфетным, как дети, радуются!

        - Человеческих жертвоприношений не практикуют? - быстро спросил док.

        - Нет, если не считать этого Карбуа.

        - Ну, Карбуа - это дело другое, получилось случайно, но очень удачно, сами видите. А вот в остальном я с вами не согласен. Вам известно, что племена, которые около второго и третьего рудников проживают, людоедством грешат, каннибализмом - по-научному. То-то! А в наших племенах (мы их до сих пор так называем - наши племена) у первого и четвертого рудников - рыбоеды, геодезисты, там налицо все признаки зарождения цивилизованного общества. Каждый член занимается созидательным трудом, идет научный прогресс, сами же говорите, что копья у них с медными наконечниками, а начинали-то с простых палок, быстро освоили строительство, рыболовство сетями, наладили систематизированную охрану.

        - Постой, постой! - Джош уже не обращал внимания на то, что перешел на «ты». - Какой прогресс? Какие сети? Ты хочешь сказать, что горнорудники, почти все - дипломированные специалисты с двумя, а то и тремя профессиями, так быстро опустились до уровня первобытных? Язык нормальный забыли и детей своих ничему не научили?

        - Представьте себе, так оно и есть. Как я выяснил, местная лихорадка воздействует не только на легкие, но и на мозг, на те центры, что отвечают за память. Если человек не умирает от быстротекущей пневмонии, как уважаемая Марта Эванс, человек теряет память. Стирает начисто, полная амнезия - по-научному. Таким образом, выжившим пришлось проходить весь путь эволюции заново. Мы отсюда пытались по возможности направлять прогресс. Мудрый старец на горе, тот самый, к которому ходит советоваться жрец, он ведь отсюда. Бывший техник с базы, сам вызвался в болота идти, культуру нести. Правда, давно на связь не выходит…

        - Голубой?

        - Что? - не понял Кручини.

        - Этот ваш старец, он что, гомосексуалист? Только ведь гей такое может придумать: от самых красивых женщин в племени избавляться и самых хреновых мужиков сбагривать.

        - Нет, вроде не замечали за ним такого, - смущенно сказал Кручини. - Но не в том дело, молодой человек, это все частности! Все дело в том, что мы можем реально наблюдать модель развития общества с самого начала, с чистого лица. Это же прорыв в науке, это же диссертация!

        - Постойте, док, а как же вы? Вы как память сохранили?

        - Корешки, мой юный друг, корешки! - радостно взвизгнул старик. - Начисто они эту лихорадку болотную выбивают! Но не в корешках дело, я как показал свои выкладки в Историческом университете, так там все в восторге…

        - Стоп, старик! - наконец дошло до Джоша. - Какой такой Исторический университет? Ты имеешь в виду, что у вас есть связь с внешним миром? И прямо сейчас ты можешь вытащить этих несчастных людей из их джунглей, отправить их в нормальный мир? Но оставляешь их в джунглях бороться за существование, утопать в грязи и отбиваться от разных тварей вроде шемаршельды только потому, что кому-то забавно понаблюдать за развитием первобытного общества. Потому что фельдшер Кручини исторических книжек в детстве недочитал? А их родные, близкие? Вы о них подумали?

        - Их родные получили хорошие страховки, очень хорошие, поверьте мне. Мы же, когда давали согласие принять участие в этой кампании, контракт подписи, вали, знали, на что идем. Этой базы нет, понимаете, в природе не существует и никогда не существовало. Эта планета попала в заповедную зону Межгалсоюза, так что сами понимаете, все изыскания и работы велись незаконно. А привезти их сюда с болот? Ну что они будут здесь делать? Работы нет, охотиться, рыбачить не надо воевать не с кем, разве что между собой. Сопьются от лени - и все дела. А оно вам надо?

        - Значит, вы - всемогущие боги в окружении очаровательных богинь, а они там - твари дрожащие. Захотите - подкормите, не захотите - будут с голоду околевать. И еще вкалывать на вас. Я смотрю, транспортник-то в рудовоз разгрузился. Скоро отправлять собираетесь? Знаете, как все это называется? Дерьмо! Экскременты, по-научному!
        Старик вздохнул:

        - Как я и думал, молодость склонна к максимализму. Знаете, молодой человек, когда все это случилось, мне было примерно столько же, сколько и вам сейчас, и я глотку сорвал, убеждая командира базы начать немедленную эвакуацию больных с рудников. Знаете, что он мне на это предложил? Либо отправляться назад, либо заткнуться. Я выбрал второе, и вот я здесь в таком виде. Что касается рудовоза, именно об этом я и хотел бы с вами поговорить. Я хочу предложить вам сделку.

        - И какую же именно?

        - Я готов отправить вас в цивилизованный мир до ближайшего космопорта. Одного, или с вашей женой, как будет угодно. Но взамен вы должны… я прошу вас об одном одолжении…

        - Не тяните, док, говорите, я много готов сделать, чтобы побыстрее покинуть этот чертов райский уголок.

        - Тут, видите ли, вопрос несколько щепетильный, - доктор снова мелко затрясся, - моя жена, ну она… как вам сказать. Мы очень хотим ребенка, но…

        - …Но у доктора, увлеченного научной работой над теорией развития первобытного общества, давно не стоит, и он просит молодого космогеолога трахнуть его жену? Я вас правильно понял?

        - Грубовато, но по сути - очень точно.

        - А почему бы уважаемому доктору Кручини не обратиться за помощью к кому-нибудь из местных самцов?

        - Видите ли, поначалу тут не особо следили за соблюдением генных правил…

        - Все, все, понял. Свальный грех, кровосмешение, и будущий папа очень беспокоится, что его наследник родится неполноценным?

        - Вы очень жестоки, молодой человек, но совершенно правы. Именно этого я и опасаюсь.

        - К сожалению, вынужден вам отказать. У меня ревнивая жена. Амальга, вы ее видели. И к тому же ее родная сестра Аллая сказала, что отправит меня в нормальный мир без всяких сексуальных услуг.
        Старик мелко затрясся, оказалось, он так смеялся:

        - Забудьте об этом, молодой человек! Вы сами не понимаете, как ценны для здешнего общества по этой самой причине, о которой я вам говорил. Кто же упустит такой богатый резервуар свежей крови, вернее, семени. Нет, уверяю вас, здесь вам не удастся сохранить супружескую верность, даже если вы всерьез считаете эту дикарку своей женой. Со здоровыми мужчинами здесь серьезная проблема, а вы хоть и хромы, но на потенции и наследственности это отразиться не должно. Видели бы вы, как быстро выдохся тот безногий рыбак, что прибыл в прошлом году. Я вообще удивляюсь, как старец на горе вас отпустил с Карбуа?

        - По-моему, ваш старец давно сдох. По крайней мере, из пещеры, к которой водил меня тот сумасшедший жрец, жутко воняло падалью.

        - Я не удивлен. Но не будем отвлекаться, к черту старика! Тем более отправить вас на орбиту здесь могу только я, так уж получилось. Остальные члены данного сообщества довольно слабо разбираются в технике. И если уважаемая Аллая всерьез собирается отправить вас на рудовозе, то исключительно в грузовом отсеке, куда они загружают руду. А там холодно, как вы понимаете, и хуже того - воздуха совсем нет. На орбиту вы, конечно, попадете, но в каком виде? Исключительно в мертвом. Так что вы ответите на мое предложение, Джордж Петроффитч? И хочу предупредить, времени на раздумье у вас не так много - рудовоз отправляется на орбиту завтра утром, а следующий полет будет не так скоро. Не исключено, что только через год.

        - А вы не боитесь, что когда я выберусь отсюда, то в первом же космопорту пойду в представительство Межгалсоюза и расскажу обо всем, что здесь творится.

        - Нет, не боюсь, напротив, очень надеюсь на это Я уже стар и хотел бы провести свои последние годы в относительном комфорте, мне даже подошел бы небольшой и уютный пансионат для престарелых с доступом к всемирной библиотеке.

        - Мечтаете все-таки защитить свою докторскую?

        - Мечтаю! Тем более я вовсе не хочу, чтобы мои дети провели здесь всю жизнь, и прибытие спасательной экспедиции меня бы очень устроило. Я даже представляю, какую компенсацию могу получить от горнорудного концерна.

        - И все-таки я не могу понять. Вы выбирались отсюда в цивилизованный мир. И снова возвращались обратно. Почему? Зачем?

        - Э-э-эх, молодой человек. Ну кто я там? Нищий старик без средств к существованию. Богадельня - вот что меня ожидает там, или сумасшедший дом, если я начну рассказывать о племени одичавших рудокопов. А здесь… Здесь какой-никакой комфорт и уважение. Нет, пусть уж лучше нас вывозит отсюда спасательная экспедиция. Опять же, мечтаю о полноценной семье и законных детях. Своих детях, - старик сделал особое ударение на «своих». - Так что скажете?
        Джош решительно встал:

        - Вот уж не думал, что в связи с прибытием этого Карбуа моя половая жизнь на этой планете станет такой насыщенной. Сначала меня женят, а теперь ведут на спаривание, как племенного бугая. Будем надеяться, что Амальга не слишком ревнива. Ладно, док, ведите меня к своей чаровнице, надеюсь, она принимала сегодня ванну или хотя бы душ…
        Глава 15

        Старик не обманул. Когда мужчины поселения заснули, а женщины собрались на традиционные пляски у костра, он потихоньку растолкал Джоша и сделал знак следовать за собой. К рудовозу они добрались без особых происшествий, Кручини вытащил из кармана комбинезона пластиковую карточку, провел ею по чуть заметной щели в панели у шасси рудовоза и сильно оттолкнул Джоша. И вовремя, сверху почти беззвучно спустился серебристый трап - могло бы и зацепить.

        - Что ж, доброго пути, мистер Петроффитч. Под сиденьем - запас пищи на неделю. Но это на всякий случай - транспортник должен забрать вас с орбиты сегодня вечером, в крайнем случае - завтра. В бардачке бутылочка бренди. Пыль протрете сами, этим давно никто не занимался. И запомните: на транспортнике у вас всего десять минут, чтобы выбраться из грузового отсека корабля-матки и пробраться куда-нибудь, где есть воздух. Мне, например, повезло, я нашел открытый нужник. В противном случае лучше возвращайтесь обратно в кабину до следующего полета.

        - А вы уверены, что транспортник прилетит?

        - Можете не сомневаться. Кто-нибудь всегда прилетает.

        - Спасибо, док, надеюсь, вашей жене понравилось?

        - Даже слишком. Поэтому давай проваливай скорее, а то нас заметят.
        Глава 16

        Джош развалился на кресле пилота, отхлебнул прямо из горлышка и в блаженстве закрыл глаза:

        - Господи, неужели ты услышал мои молитвы и ниспослал мне избавление в лице старика импотента, как послал когда-то старику Робинзону корабль с пиратами? А женушка у него ничего, молоденькая и озорница такая.
        В это мгновение шлюзовой механизм зашипел.

        - Что за черт?
        В проеме двери показалось сначала чумазое лицо, за ним - остальная Амальга. Она бросила на пол сумку с чем-то пахучим и молча вцепилась Джошу в волосы. Причем очень больно. Вслед за ней в проеме двери показался и Альберт Кручини. Он увидел семейную сцену и виновато улыбнулся:

        - Извините, но она грозилась меня выдать и устроить скандал, если я немедленно не отведу ее к вам. Я предупредил, что все надо делать тихо. Все, старт через час, а через полчаса вокруг будет очень людно, запуск рудовоза здесь считается религиозным таинством. Так что замрите на креслах и молчок, если будете драться, то потише. Это в ваших же интересах, если хотите увидеть курорт Райские Кущи сверху. Если долго не будет транспортника… это я так, на всякий случай… то советую связаться с диспетчером этого космопорта. Прощайте…
        Диспетчер

        Глава 1

        Если кто-нибудь когда-нибудь при вас скажет, что профессия космодиспетчера в дальнем космосе жутко романтична, можете смело обозвать его лжецом и плюнуть ему в морду от имени Герберта Секача - лейтенанта, диспетчера космофлота Межгалсоюза. Если после плевка этот кто-нибудь полезет драться, то дайте ему адрес, пусть прилетает и уж здесь, на месте, лейтенант Секач точно сможет объяснить, что ничего интересного, а тем более романтического в профессии космодиспетчера нет! Нет, и еще раз нет! Если не верите, можете сами прилететь и посмотреть, каково приходится космодиспетчеру. И не где-нибудь: не на орбитальной станции, похожей на гигантский и проржавевший склад металлолома, не на таможенном терминале, кишащем космокрысами, не на почтовом астероиде, где можно свихнуться от одного вида астероидов, разбивающихся о защитный купол у тебя над головой, а на самом шикарном курорте Вселенной - на острове Райские Кущи.
        Слушайте, прилетайте, а? А то он точно свихнется в этой раскаленной пустыне, или в этих джунглях под непрекращающимся дождем с ужасной вонью со стороны океана, или во время пыльных бурь, когда песок проникает повсюду: в ваши ботинки, в носки, на вашу простынь под одеяло, хрустит у вас на зубах, стоит вам лишь прикоснуться к пище. Никакие автоуборщики не помогают. В сезон дождей еще не легче. Все сырое, все, все, все! Одеяла, белье, еда, если только она не в тюбиках, все насквозь влажное. И, главное, непонятно, с какой стати? По документации здание диспетчерской значится как абсолютно герметичное и совершенно влагонепроницаемое. Ну конечно, непроницаемое! Привезти бы сюда этих конструкторов и заставить пожить в каютах, где пятна грибков и плесени от сырости растут по углам прямо у тебя на глазах. Короче, неудобства любых видов на выбор, все зависит от того какой сезон на дворе.
        Да, да, именно так! Тот самый райский островок, что рекламируют по самым престижным видеоканалам в прайм-тайм круглый год, на самом деле три четверти года представляет собой или совершенно непригодную для жизни пустыню, или вонючие, гниющие джунгли. Океан тоже, кстати, гниет, а на мелководье, где в разгар курортного сезона плещутся многочисленные отдыхающие со всей галактики, сейчас водятся такие твари, что и говорить о них противно. И лишь весной, когда оба местных солнышка светят ласково, когда дождички идут редко, когда все вокруг расцветает и из песка буквально на глазах вырастают кустарники и деревья самых невероятных форм, - вот тогда на острове начинается жизнь. И космодиспетчер, еще месяц назад сходивший с ума от безделья, ударяется в другую крайность: туристические корабли приземляются каждые полчаса, каждый капитан требует особого внимания к своей посудине, намекая, что на борту «такие важные персоны!». Некоторые идиоты требуют парадный трап и оркестр с почетным караулом. Щас! Разбежался! А конной гвардии вам не надо? Так что курортный сезон для космодиспетчера на Райских Кущах
превращается в три месяца ежеминутного безумия, с
12-часовым дежурством каждый день без выходных. Видимо, владельцы курорта считают, что диспетчер и так Отдохнул за 9 месяцев…
        Лейтенант диспетчерской службы космофлота Герберт Секач с ненавистью глянул на раскаленный бетон космодрома, плюнул в робота-полотера, некстати попавшегося под ноги, и в очередной раз проклял тот день, когда подал документы на поступление в Космоакадемию. Когда, не добрав баллов на отделение навигации, решил пойти на диспетчерское отделение, когда на распределении обрадовался, как идиот, увидев в распределительном бланке название «космодром Райские Кущи». Ведь не первым выбирал, седьмым в выпуске был, должен же был догадаться, раз шестеро предыдущих не выбрали это райское местечко - значит, какой-то подвох есть. И вот он, подвох: пустой, пыльный космодром, раскаленные на солнце ангары и пахнущая хлоркой диспетчерская. И сменщик - идиот, помешанный на дешевой порнографии. Вот и сейчас развалился за командным пультом, копыта свои чуть ли не на клавиши положил, эротические новости смотрит. Вон что у него на экране здоровенный кабанище вытворяет с негритянкой! Тьфу, гадость какая! Ну и Бог с ним, пусть сидит, пусть смотрит, все равно космодром пустой, и на орбите пусто. Лишь бы не приставал опять со
своими россказнями о героических сексуальных похождениях с туристками. Врет, наверняка в разгар курортного сезона космодиспетчер не то что за туристками приударить, искупаться не всегда успевает, в две смены вкалывать приходится, голова пухнет.
        Секач еще раз плюнул, грубо пнул ногой киборг-уборщика, кинувшегося плевок вытереть, и направлен в свою каюту. Единственная радость - принять душ, побрить щетину, завалиться на койку, сунуть в нос тампоны, чтобы не чувствовать ни запаха хлорки, ни вони этой с океана, и придавить на массу минуток на 600, как раз до заступления на смену.
        Секач прошел в жилой модуль, повел ноздрями и принюхался. Ему показалось, что вонь в жилом отсеке только усилилась. Более того, Секач чуть было не врезался в одного из трех киберуборщиков, шустро сновавших по коридору жилотсека, на полу которого ясно виделись следы какой-то слизи. Слизь! Все понятно, откуда слизь. Секач открыл дверь каюты и увидел своего приятеля хрумма Алямма. Хрумм - полурастение-полунасекомое стоял перед книжной полкой и, жутко воняя, увлеченно таращился в раскрытый том энциклопедии «Экзотические обитатели океанов».

        - Привет, Алямм, - проговорил Секач, зажав нос.
        Алямм испуганно обернулся, смутился и тут же начал стирать передними лепестками слизь с обложки книги.

        - Ладно, ладно, - сказал Секач, забирая том из черенков хрумма, - я сам. Какими судьбами к нам, дружище?
        Алямм спохватился, подобрал сопли и выпустил облачко ароматических спор. Вонять сразу стало значительно меньше. Вообще-то Алямм - классный парень, в шахматы рубится здорово, в ихтиологии разбирается, но в пору почкования, когда их народ уходит для продолжения рода в океан, жутко воняет. Что поделаешь, свойства организмов у них такие, уходят в океан, цветут и пахнут, от оргазмов содрогаясь. Как раз к началу курортного сезона выберутся они из воды в удвоенном количестве и разбредутся по лесам, чтобы пустить корни в ожидании туристов. И будут ласково качать их на своих лианах, обдавая облачками волшебных ароматов, и будут им дарить букеты сорванных с себя самих цветов, и петь им саги о Райских Кущах - прекраснейшем месте на земле. Не бесплатно, конечно, все хруммы, как правило, на окладах в турфирмах. Но это когда еще сезон начнется, через месяц с лишним, а сейчас у хруммов самая любовь. Тем более удивительно, что в такую благодатную пору Алямм покинул зацветшую водную среду, не закончив сладостного процесса. Вон у него бутоны набухли, и второй стебель наметился.
        Алямм сделал церемониальный поклон, распустив лепестки главного цветка, тут же деловито сложился и прошелестел:

        - Меня послали старейшины, лейтенант Секач, они очень озабочены.

        - И чем же именно? - спросил Секач, усаживаясь на койку.

        - Наши разведчики доложили, что в океане у восточного рифа появилось что-то чужое и опасное.

        - Что значит «чужое»?

        - Они пока не могут объяснить, но что-то очень, очень, очень опасное. Не наше. Старейшины просят тебя проверить, но быть осторожнее.

        - Где именно у восточного рифа? Риф, он большой.

        - В районе между тем, где катаются с горок, и тем, где играют мудрые морские млекопитающие…

        - Это значит, между аквапарком и дельфинарием?

        - Да, наверное, старейшины сказали, что Секач найдет. Я все сказал, мне пора в океан.
        Алямм снова показал Секачу свой церемониальный цветок, в этой цветовой гамме означающий пожелание счастливо оставаться, и, шлепая нижними корневищами по влажному полу, двинулся к выходу. Секач проводил его взглядом и задумался. По идее, Это было не его собачье дело. Его дело - космодром, все эти стартовые площадки, склады и пакгаузы. А тут океан, какой-то восточный риф, что-то опасное и чужое. Да, Алямм так и сказал: «Опасное!» Замечательно! Хоть какое-то разнообразие. Посмотреть что ли, раз все равно делать нечего. Секач связался с техблоком и заказал вездеход с полным комплектом для подводного плавания.
        Тут же запищал внутренний селектор и заговорил голосом его напарника:

        - Секач, ты что, с ума от жары сошел? Какой акваланг? Сейчас в океане от этой цветущей гадости не протолкнуться.

        - Я хочу проверить дельфинарий.

        - Дельфинарий? Так он тоже зацвел.

        - С горок в аквапарке покататься захотелось.

        - С горок в акваланге? Ты точно с катушек съехал. Это, наверное, когда на пилота учился.

        - Знаешь что, да пошел ты!.. - рассердился Секач. - Я же не учу тебя, что делать. Смотришь во время дежурства своих голых свинищ, вот и смотри…
        Глава 2

        Сволочь Крупник ударил, можно сказать, в самое больное место. Герберт Секач когда-то на самом деле учился на отделении пространственных прыжков и пилотирования в дальнем космосе. Учился неплохо в общем-то, но… Экзамены на отделение космонавигации Секач провалил с блеском. Без преувеличения! Иначе и не скажешь, вся академия наблюдала за его подвигами. Тесты и письменный экзамен он сдал на «семерки» и срезался на «практике», на том, в чем был уверен на все сто! Пилотирование было его коньком, еще во время учебы инструктора просто диву давались, как этот паренек умело рассчитывает маршрут, как лихо выводит огромный корабль на стартовую полосу перед прыжком, как ему удается приземлить челнок на крохотный пятачок посреди океана или в джунглях. Правда, все эти полеты и посадки были виртуальные - тесты учебных программ да тренажерах, - но все-таки!

        - Ну, парень, ты прям Алан Зитцдорф! - говорил ему старший инструктор Петтит. - Далеко пойдешь, только не увлекайся особо, настоящий корабль - это все-таки не тренажер, хоть в управлении и похож.
        Как в воду глядел инструктор Петтит. На практических экзаменах курсанты должны были день отдежурить диспетчерами на небольшой орбитальной товарной станции. Небольшой, но настоящей, и их предупредили, что во время дежурства предусмотрена одна нестандартная ситуация, и именно от того, как курсанты с ней справятся, будет зависеть итоговый балл. Нет, ну скажите, какой идиот придумал, чтобы будущие навигаторы сдавали экзамены по диспетчерскому дежурству? Зачем навигатору вся эта тягомотина с оформлением рейсов и стоянок? Навигатор должен летать, а бумажки пусть космодромские крысы оформляют. Но что поделаешь, правила есть правила.

«Внештатка» последовала во второй половине дня, когда Секач уже и волноваться перестал, и даже перекинулся с инструктором - толстым, лысым дядькой - парой свежих анекдотов. Пульт запищал красным, и компьютер сообщил, что из резервного ангара несанкционированно стартовал челнок срочной почтовой связи. Секач вывел изображение «беглеца» на экран, тут же послал челноку запрос и с удовлетворением отметил, что тот не отвечает. Эти штучки нам знакомы, Секач тут же дал ангару команду на магнитный захват, но ангар сообщил, что сделать этого не может. Не справился он и с силовым захватом. Ситуация становилась интересной: беглый челнок плавно вышел из грузовой зоны и направился в сторону разгонной полосы. Что за новости такие?
        В этот момент на экране возникло взволнованное лицо начальника порта, сообщившего, что во время экскурсии по космопорту школьник - учащийся седьмого класса - отстал от группы, пробрался в ангар и сумел запустить двигатели челнока. И теперь мальчишка может погибнуть, так как ожидается прибытие большого корабля из пространственного прыжка.
        Мальчишку надо было спасать, и Секач, ни секунды не раздумывая, бросился к шлюзу. Через три минуты он был уже в патрульном катере, еще через две уже летел к разгонной полосе, уверенно сжимая штурвал. Мальчишка оказался шустрым: заметив погоню, он сделал попытку смыться. Вот это была погоня, вот это было шоу! Как потом рассказывали Секачу, вся академия наблюдала за ней на экранах своих компьютеров, а все те, кто был на базе, гурьбой высыпали на наблюдательную площадку посмотреть это вживую. А посмотреть было на что, дважды пацан едва не врезался: сначала в старую космобаржу, пристыкованную для списания, а потом в пришвартованный под разгрузку рудовоз. Наконец Секачу удалось зажать его в тупике сортировочной и включить магнитный захват. Мальчишка подергался, но потом сдался и позволил отбуксировать себя обратно к ангару.
        Из шлюза Секач выходил героем. Толпа однокурсников встретила его радостными воплями, а пара девиц даже кинулась на шею целоваться. Он очень пожалел, что под рукой у него в этот момент не нашлось хотя бы завалящего гермошлема. Именно в героической позе с гермошлемом под мышкой и сияющей девицей на шее Секач представлял себя на обложке журнала их академии с подписью: «Экзамен сдан на
“отлично”! Новое поколение навигаторов к покорению космоса готово!»
        Но экзаменатор вкатил ему «кол» - у ребят аж челюсти отвисли от удивления.

        - Юноша, - поучающе проговорил седой космический волк с заросшими густой щетиной скулами, - ценю вашу лихость и отвагу, но хочу предупредить: космос не терпит лихачества. Космос - это не Дикий Запад позапрошлого века, это рутинная, порою даже нудная работа. В космосе нужно работать головой, если вы не хотите без оной остаться. Почему вы покинули свой пост дежурного? Очень важный пост, я бы сказал, важнейший. Зачем вы помчались в этот катер? Зачем вы начали гоняться за этим мальчишкой, поставив под угрозу работу всего порта? А если бы он со страху врезался в разгонные блоки тяжелого сухогруза, а если бы в силовую установку центра навигации? Вы что, инструкций не читали? Вам надо было первым делом включить силовую защиту станции, а после этого просто со своего пульта переключить управление челнока на «лоцманское управление». И челнок сам бы тихонько вернулся на свое место в ангаре. «Кол», молодой человек, большего вы, к сожалению, не заслужили. Не ставлю вам «нуля» по одной причине - мне очень понравился ваш лихой вираж вокруг сухогруза…
        Вот так, с пятнадцатью баллами в итоге Секач и лишился заветного места в отряде навигаторов. Поначалу он собрался было вообще забрать документы из академии и, плюнув на три года упорной учебы, завербоваться колонистом на дальнюю планету или вообще в космолегион… Но отошел и продолжил учебу на диспетчерском отделении, пятнадцати баллов там как раз хватило. И частенько Секач с грустью наблюдал за стройными колоннами курсантов-навигаторов, направляющихся на практические задания на космодром, и ненавидел свой синий комбез диспетчера.
        Вот так всего один день, всего одна глупость может перевернуть всю судьбу человека и направить его по совсем иному пути…
        Глава 3

        Вездеход с натугой взревел двигателем, преодолел последний бархан и выехал на берег. Секач глянул на дисплей: температура за бортом 42 по Цельсию и ветер. Однако! Глубоко натянув на голову шлем, он ткнул в клавишу, и прозрачный колпак вездехода с легким шипением откинулся. Тут же его обдало горячей волной жары, кожа покрылась испариной. Не беда, три недели назад до шестидесяти доходило, на нагретой крыше ангара можно было яичницу жарить, и то пережили, около холодильника по очереди ночуя. Пляж был покрыт малюсенькими дырочками - норками крабов. Секач как-то попал на пляж ночью: весь берег шевелился, словно живой, шагу не сделаешь, чтобы на краба не наступить. А сейчас попряталась мелочь пузатая от жары, но ничего, ночью они еще свое возьмут…
        Дельфинарий выглядел ужасно, весь забитый зеленой слизью, какой-то серой пленкой с бурыми радужными пятнами. Даже не верится, что роботы-уборщики очистят его за одну ночь, и первых туристов, прилетевших на Райские Кущи, привезут на четвертьфинальный матч дельфинов-баскетболистов. Игры предстоят серьезные, в этом году состав команд подобрался солидный. Одни «Касатки» с Гончих Псов чего стоят!
        А вот аквапарк радовал. Конечно, и в его большом бассейне хватало зеленой слизи, но горки и трамплины, постоянно омываемые струями воды, смотрелись очень даже ничего. Но Секач приехал сюда не видами любоваться. Быстро обрядившись в гидрокостюм, он натянул маску и, поудобнее пристроив дыхательный ранец, спиной плюхнулся в воду. Вода была теплая, как парное молоко, зеленая слизь и водоросли тут же налипли на маску, так что приходилось то и дело протирать ее. До рифа он доплыл очень быстро, но ничего не нашел. Ничего! Ни страшного, ни опасного, ни непривычного. Хотя нет! Конечно, было непривычное. Точнее, не было привычного. Рыбок на рифах не было, ни одной! И крабов тоже, и ракушек. Лишь медузы да ежи морские. Даже во время цветения океана подобного не случалось. По крайней мере, Секач такого припомнить не мог…
        Да, придется руководству курорта попотеть, турист нынче пошел капризный, особо турист-подводник. Дайвер - по-научному. Ты ему наизнанку вывернись, а рыбок обеспечь. И надо же такому случиться, да еще за месяц до начала курортного сезона. Впрочем, пусть об этом голова у бездельников из турфирм болит, диспетчер за океан и рыбок разных не отвечает.
        Возвращаясь обратно, Секач вспугнул молодого хрумма-разведчика. Тот уже разделился верхней частью стебля, но бутоны еще не распустил и потому, наверное, потерял бдительность. Увидев Секача, хрумм выскочил на поверхность и, смешно загребая десятком ластообразных отростков, кинулся по воде, аки по суху, в сторону волнореза.
        Секач вышел на берег, скинул ласты и запрыгал на одной ножке, стараясь вытрясти из правого уха воду. И тут он увидел след. Несомненно, след маленький босой ноги! Уподобляясь Робинзону, Секач поставил свою ногу рядом со следом и убедился, что след намного меньше, чем у него. Детский! Дети? Откуда здесь дети? Ну, допустим, Крупник, тот хоть и остановился в умственном развитии на уровне двенадцатилетнего акселерата-дауна, но лапу имел о-го-го, размера 45-го, не меньше, а тут совсем маленький отпечаток. Тут же Секач увидел еще десяток следов: Они вели из океана, огибали волнорез и опять же уходили в океан. Без сомнения, тут пробежали дети, не менее двух. Да, точно, отпечатки двух пар детских ножек. Но этого не может быть! Здесь не может быть ни детских следов, ни каких других. В космопорте за последние три месяца приземлилось всего три корабля. Один сухогруз-автомат, без людей на борту. Он зачем-то всосал две цистерны океанской воды и спешно улетел. Потом прибыл тот безумный доктор Кук со своей медпроверкой. Надо же! В космофлоте, оказывается, есть внеплановые медицинские осмотры, никогда про них
раньше не слышал. И проводил осмотр не автомат, как обычно, а настоящий доктор. Прилетел седой старичок в белом халате, очень похожий на книжного Айболита, всех прощупал, куда только можно, заглянул, кровушки на анализы с полстакана отсосал. Сожрал все молочное из мини-бара и отбыл. А последними совсем недавно, неделю назад, прилетали бравые ребята с космополиса в сопровождении отряда Межгалспаса. Искали какого-то дезертира из космолегиона. Наивные! Ну что, что тут делать дезертиру, да еще с космолегиона?
        Но даже если предположить, что кто-то из космокопов сошел с ума и тайком решился искупаться на этом пляже с вонючей водой и гниющими водорослями, все равно их следы смыло бы приливом. Да и не было там детей. А может быть, все-таки дезертир? Бывают же взрослые люди с очень маленьким размером ноги. Секач задумался. Только беглого легионера им тут и не хватало…
        Легионер

        Глава 1


        - Имя? - переспросил дезертир. - Грант. Хью Грант.
        Робот-секретарь равнодушно впечатал имя вверху страницы, мигнул лампочками и выдал узкий пластиковый прямоугольник-анкету. Ну, все как обычно. В космолегионе, где бы он ни базировался, правила вступления стандартные. Заполняешь стандартную анкету, плюешь в стандартную пробирочку, даешь в попку себя уколоть стандартным шприцем, заряженным какой-то мудреной сывороткой от всех инопланетных зараз. Жуткое, надо сказать, снадобье. А жжется! Через полчаса, когда сесть сможешь, у тебя берут кровь. А пока ждешь результатов анализов - решаешь нехитрые логические задачки. Прикиньте, ему даже одна собственного сочинения попалась, но он ее, как и две остальные, совсем простенькие, запорол: совершенно не заинтересован в особом внимании комиссии к своей персоне, пусть считают его стандартным идиотом, покинувшим дом родной в погоне за призрачным счастьем и длинным кредом. Слишком умные в космолегионе и даром не нужны, умный в легионе - вещь вообще редкая. Если ты умный, так чего же в легион поперся?
        Самое сложное в этом деле - подменить анализ крови, подсунуть кровозаборному аппарату капсулу со специально приготовленной для этого случая каплей кровушки с чужой ДНК. На черном рынке такая капсулка стоит всего-то десятку. Ими торгуют нечистые на руку фельдшера, проводящие вакцинацию в чертовых космических глухоманях. Новобранец Хью Грант за свое здоровье, как и за свою кровь, был совершенно спокоен, но вот своим настоящим именем, точнее своим настоящим ДНК, представляться в космолегионе не собирался. А с какой стати?
        Санитар - цилиндрический киборг с красным крестом на боку - заглотил анкету, помигал лампочками и выдал ее назад. Теперь в карточке черным по белому значилось, что волонтер Хью Грант, уроженец планеты Глухой Рудник, совершенно здоров, только легкие его загажены смолами натуральных табаков весьма низкого качества, а печень несколько изношена неумеренным потреблением горячительных напитков. Но, извините, а чем еще на планете с таким названием заниматься прикажете? Тем более в космолегионе это скорее норма, нежели отклонение.
        Врач - потрепанная крашеная тетка в белом, не совсем свежем халате, единственное живое существо на всю эту приемную комиссию, - не глядя протянула ему пласткарту с зеленым значком в правом верхнем углу. Годен! А из брюха робота-секретаря выползла термостойкая бляшка с вытисненным именем. Волонтер еще раз прочитал свое имя и прикрепил бляху на левый карман куртки. Теперь можно и в казарму, считай, что ты уже почти легионер. А он и не сомневался: в космолегионе вообще редко кому отказывают. Как-то раз на Церере-6 в одну с ним бригаду записался совершенно конченый даун. На медкомиссии он трясся, пускал слюну, пытался помочиться в кадку с пальмой, но в итоге получил такую же бляху новобранца, как и у всех. Что ж, возможно, в космолегионе собирали спецгруппу даунов для устрашения врага. Откуда нам знать?
        С момента нацарапывания твоей закорючки под анкетой и до момента подписания контракта, сопровождающегося церемонией навешивания тебе на грудь бляхи стандартного образца, ты еще волонтер и вроде как под незримым колпаком, в обиду тебя не дадут (кому охота пушечное мясо принимать некондиционное?), но и самому калечиться зря не позволят. И этим надо повсеместно пользоваться, на то он и легион. Но в бар он решил сходить попозже, а сейчас спать, непременно спать! И перед этим имя свое новое запомнить, а то как бы впросак не попасть.
        Новоявленный Хью Грант шел по ярусам гостиничного комплекса космопорта совершенно спокойно, громко цокая подкованными башмаками, неся скрученный в трубочку контракт, как флаг. Кто вздумает остановить волонтера, подписавшего контракт с космолегионом? Даже космокопы в своих неизменных желтобронниках, завидев его, вроде как отворачивались. Что, съели, уроды? Впрочем, возможно, это ему просто показалось. У них сейчас появились такие нейтрализаторы: направишь раструбом на человека, нажмешь кнопочку, и вроде как не было человека - одна лужа дымящаяся. Разберись тут, был у этой лужи контракт с космолегионом или не было…
        Волонтер нарочито громко прогромыхал своими бахилами по железной решетке перед шлюзом с табличкой «Казармы космолегиона» и кулаком постучался в окошко. Нет, можно было, конечно, сунуть выданную пласткарту в щель под табличкой, тем самым вызвать охранника, но уж больно не хотелось выходить из образа деревенщины. Лучше уж так, кулачищами. Минуты через две окошечко откинулось, в нем возникла морда совершенно бандитского вида.

        - Кто таков? Че ломишься? - поинтересовалась морда.
        Волонтер достал свой приписной лист контрактника и сунул его в окошко. Охранник захлопнул окно, запикал чем-то электронным, видимо, идентифицировал эту часть контракта с общей, наконец дверь с легким шипением отворилась.
        Мордатый парень с нашивками сержанта, судя по оранжевому загару - урожденный тибулянин, оглядел его с головы до ног и пробурчал:

        - Не особо ты что-то похож на новобранца.

        - Ты тоже не копия апостола Петра, - парировал волонтер. Шутка прошла не сразу, ему даже показалось, что слышит, как скрипят мозги в башке этого дауна, наконец юмор до охранника дошел, и он расхохотался в голос:

        - Классно, брат-легионер! Точно, я как апостол Петр на вратах рая с ключами. Какое облако изволите?

        - Желательно без клопов, мышей и тараканов - затребовал волонтер, и мордоворот расхохотался еще больше.

        - Извольте в четвертый блок, второй этаж по лестнице слева, - сказал он, с шутливым поклоном протягивая обратно пласткарту с зеленым обрезом новобранца, - могу гарантировать, что мышей там нет, их давно сожрали крысы.
        Что ж, и на том спасибо. Волонтер подхватил свой вещмешок и вошел в кабину лифта. Четвертый блок - это младший офицерский состав, если память ему не изменяет. И то неплохо, учитывая прежний опыт, он не очень любил проводить свой первый день, точнее, ночь в космолегионе в казармах для рядового состава. Пахнет, знаете ли…
        За длинным столом в центре четвертого блока вовсю шла игра. Волонтеры, большей частью в офицерском нижнем белье и уставных подтяжках, азартно шлепали засаленными картами. Волонтер разглядел на ремнях некоторых кобуры, оружие не самое новое, но все-таки. Лиц знакомых не было, тоже хорошо, он страсть как не любил вспоминать свои бывшие имена. Запутался, если честно, особо когда встает какой-нибудь ветеран, объятия распахивает и обниматься лезет, вроде как ты ему жизнь спас. А где, на какой планете спас, каким образом спас? Ты напомни, не стесняйся, и как меня тогда звали, тоже. Да что там имя, он к лицу своему никак привыкнуть не может, вглядываешься поутру в зеркало, в незнакомую физиономию, и вспоминаешь мучительно, а каким же ты раньше был, каким изначально тебя мама родная уродила? Это, последнее лицо ему сделали после ясонской операции. Тогда его сожрал ясонский кит и он уже молился, захлебываясь в желудочном соке этой туши, когда спецназ сумел пробиться через селезенку этого чертового живоглота и вытащить его на свет божий. Как-то недавно пересматривал свои фотографии из госпиталя, бр-р-р…

        - О! Нашего полку прибыло! - завизжал радостно коротышка с крашенным в фиолетовый цвет чубом. - Брат-легионер играет в покер?

        - Брат-легионер играет во что угодно, - сказал волонтер, закидывая свой вещмешок на второй ярус трехъярусной кровати. - Но сейчас брат-легионер ужасно хочет спать, так что отвали, любезный.
        Он не нарывался на конфликт, он просто хотел отдохнуть, ему нужно было всего-то пять-шесть часов крепкого и здорового сна, чтобы восстановить силы. Подушки нет? Ну и замечательно! Лучшая подушка для легионера - его вещмешок. Теперь спать! И хорошо, чтобы без сновидений. Он ненавидел сны! Особо в последнее время…
        Глава 2

        Дивер был классным парнем, только немного робким. Нет, не в бою, в бою он сомнений не знал, дрался как лев. А вот в начальственных приемных терялся. Если бы не эта его робость, давно бы носить ему полковничьи погоны и сидеть в теплом кабинете, бумажки перекладывая, печень свою поглаживая. А так мыкается он до сих пор в капитанах, ордена свои за боевые заслуги в кармане нагрудном прячет. Ни пастбища своего персонального нет, ни семьи, да и откуда? В отчетных рапортах себя героем не расписывает, сообщая только суть дела, на глаза начальству не лезет, вот и обходят его звания и почести. Боевую операцию проведет он, а повышения по званию какой-нибудь штабист получит, что с ядолиста на землю ни разу не спускался. И не удивительно, что при такой системе от армии цитхи только рожки да ножки остались.
        Честное слово, впервые вижу гвардейца, у которого башка так не соответствовала бы телу. Поменяло бы тело Дивера башку на другую, давно бы в герои выбилось. Впрочем, у них не тела выбирают головы, а наоборот. Тем более тело Дивера свою застенчивую башку любило и на все предложения поменять (а предложения поступали) решительно отказывалось. Такой он у меня, решительный в бою, но застенчивый, когда пушки стихают. И еще редкостный чревоугодник. Вот и сейчас, едва мы забились в эту пещеру, он выпустил на охоту четыре из пяти своих желудков, а вроде как ели совсем недавно.

        - Огонь будем разводить? - спросил Дивер, наблюдая, как первый из его желудков уже тащит, упираясь мощными лапками, здоровенную крысу.
        По идее огня разводить не стоило, слишком близко мы к яйцекладке монстров подобрались, но я-то знал, как печень Дивера не любила сырой пищи, а потому кивнул. Он отнял у желудка крысу, трахнул ее башкой о камень и снова послал желудок на охоту.

        - Сам видишь, двое нас, - словно извиняясь, сказал Дивер желудку. Тот осознал и поскакал охотиться снова.
        Я-то, в принципе, съел бы крысу и сырую, посолить бы - и все дела, но раз есть возможность поджарить… Быстро собрал в кучу разный мусор: вешки сухие, помет птичий, скелетики каких-то грызунов, облил все это горючкой и поджег. Дивер тут же лишил шкурки и освежевал крысу, нанизал ее на прут и уложил на огонь, через минуту по пещере распространился аппетитный аромат свежего мяса, и пятый желудок Дивера заворочался.

        - Сидеть! - цыкнул на него Дивер, - Ты днем больше всех сожрал, давай переваривай.
        Желудок затих, но порой недовольно похрюкивал.

        - Слышь, дал бы ты ему отдохнуть, - предложил я, имея в виду тхи - тело Дивера, - а то завтра у нас день тяжелый.
        Дивер кивнул, снял защитный шлем, осторожно выпустил лапки у ци и, цепляясь за свою мощную грудь, спустился на камни. Я помог устроиться ему поудобнее, потом скомандовал его телу «спать» и прикрыл плащ-палаткой.

        - Хорошее у меня тело, сильное, работящее, - сказал Дивер, ласково глядя на мощный торс, увенчанный малюсеньким одноглазым бугорком - головой. - Знаешь, как подумаю, что когда-то придется менять его на новое, не по себе становится.

        - Да ладно о плохом-то думать, может, и не придется.

        - Нет, - улыбнулся Дивер, - ты не понял, тхи - наши тела - живут мало, по двадцать ваших лет от силы. Как наши генетики ни бьются, никак продолжительность жизни увеличить не можем. Так что волей-неволей менять приходится. А вот печенка - долгожитель, если алкоголем не злоупотреблять, бывает, так с одной печенкой и проживешь. Желудки, те года три-четыре живут, если не переедают и с зубами все хорошо, а то сейчас кариес просто зверствует. У желудков Дивера с кариесом все обстояло нормально, то есть не было кариеса. Они как раз в пещеру стали возвращаться, двое из них, тяжело упираясь, тащили тело варана без головы, видимо, успела сбежать голова-то, еще один приволок чью-то печень. Ого, деликатес! Печень злобно шипела, упиралась и старалась уцепиться за камни когтистыми лапками.
        Я поощрительно погладил желудки по бугристым головкам, успокоил печень ударом кинжала, вырвал ее челюсть-присоску, быстро ошкурил и освежевал варана. А тут и крыска подоспела. Я честно разделил грызуна на части, кинул три куска добытчикам и сам с удовольствием откусил сочного мясца. Желудки радостно заверещали и быстро сожрали свои порции. Они нервно топтались лапками и принюхивались к запаху румянившейся на огне печени.

        - Да ладно вам, не суетитесь, на всех хватит, - сказал Дивер.
        Желудки успокоились, но от огня не отошли.

        - Где четвертый? - спросил Дивер строго. Желудки снова затопали лапками и заверещали по-своему.

        - О, кара небесная! Нашел время!

        - В чем дело? - спросил я.

        - Да один под жениться решил, пару молодых желудих встретил, вот и взыграли гены. Он у меня младшенький, самое время женитьбы.

        - Не беда, - я перевернул мясо и встал с корточек. - Ты тут посмотри, а я отлить схожу.
        Дивер улыбнулся:

        - Да конечно, только далеко не отходи, вдруг подгорит. Никак не могу привыкнуть, что вы, люди, не симбиозники, что у вас с рождения до смерти одно тело, одна голова, печень, желудок и мочевой пузырь тоже одни и те же, и естественные потребности вы оправляете всем организмом.

        - Не совсем так, - ухмыльнулся я. - И мы тоже печенки-селезенки себе менять научились, вон зубы у половины искусственные, глаза, протезы.

        - Это немножко не то, просто я никак не могу привыкнуть к сложности вашего организма. Надо же, все под одним кожным покровом, все снабжается общей кровью, и гибель одного органа, как правило, ведет к гибели всего организма. Совсем не так, как у нас. Ведь согласись, бывает такое, что орган попадается нездоровый, ленивый или недобросовестный. Вон, кстати, погляди на одного такого, явился, не запылился.
        В пещеру робко вошел четвертый желудок, он с виноватым видом протиснулся к костру, то и дело озираясь. За ним так же робко зашли еще три зубастых существа - дикие самки желудков. Они остановились у дыры в пещеру, нерешительно топтались, принюхиваясь к шипящему на углях мясу, и жадно облизывались.

        - Вот погляди, сам без добычи пришел, и баб еще приволок, - укоризненно сказал Дивер.
        Любвеобильный желудок жалобно заскулил.

        - Ладно, - рассмеялся я, - ну с кем не бывает, пусть поженится малый, я слышал, они после свадьбы еще лучше работают. Я этим невестам диким кишки варана отдам и голову крысиную, все равно выбрасывать.
        Дикие желудочные самки без хозяина к пище весьма неприхотливые, жрут что попало. Они с жадностью набросились на вараньи потроха, мигом проглотили их, потом сцепились из-за крысиной головы. Да, оголодали девоньки.

        - Все, суаре окончено, вам пора на выход! - сказал я желудочным дамам и, несмотря на их писклявые возмущения, выставил их из пещеры. Дивер одобрительно кивнул и почесал лапкой лысину.
        Я как-то на досуге полистал книжку по истории этой планеты. Забавная, скажу я вам, вещь, все у них тут взаимосвязано, причем в буквальном смысле. Вот, скажем, желудки. С желудками на Цитхи проблем нет. Эти в общем-то добродушные существа, чем-то похожие на земных жаб, но позубастее, водились здесь в обилии, были неприхотливы к любым климатическим условиям и хорошо размножались. Жили и в лесах, и в болотах, и в горах. Но без симбиоза они становились легкой добычей других хищников. Местные печенки вели все больше ночной образ жизни. По причине слабых лапок им было трудно охотиться, так что приходилось перебиваться падалью. Зато печенки были всеядны и очень бережено относились к пище, усваивая каждую молекулу съеденного. Тхи были травоядными, эти красивые сильные существа с хорошо развитыми передними конечностями были похожи на земных кенгуру и паслись большими стаями. Единственное, чего им не хватало, - мозгов. А вот как раз мозгов было в избытке у ци, шарообразных существ, обитающих в кронах ядовитых деревьев. По-видимому, взаимовыгодное существование ци и толстокорового ядолиста было первым фактом
симбиоза на этой планете. Ци лакомились плодами этого дерева, разнося семена, опыляли его, поедали его старые листья и главное - отыскивали жуков, личинок и прочих паразитов, вредящих ядолисту. А тот взамен обеспечивал колониям ци надежную защиту. Мало кто на Цитхе оставался живым, если приближался неосмотрительно близко к этим плотоядным деревьям, жалившим своими отравленными листьями и сосущим кровь и соки жертвы своими корнями. Там, в кронах ядолистов, ци предавались долгим размышлениям, отыскивая смысл жизни, и однажды Великий Ци Трохх первым спустился на землю и уговорил своего ядолиста не убивать несчастного раненого Тхи, пришедшего к ядолисту умирать. Ци попросил Тхи взамен за излечение показать ему остальной мир, и Тхи согласился. Тогда Ци присимбиозился к Тхи и взял управление телом на себя. А чтобы не тратить драгоценного времени на поиски еды, Великий Ци пригласил в сообщество пять диких желудков, обещая им защиту и покровительство. Потом к ним присоединилась Мудрая Печенка, она обещала защищать сообщество от болезней и быстро очищать организм от всего лишнего. Потом к ним попросились
Большие Глаза, Длинные Уши, Хитрая Селезенка. С тех пор они и живут вместе, расставаясь лишь для свадеб, чтобы дать потомство для следующих поколений сообществ. Вот такие они, эти цитхи, живут сообща, только женятся отдельно. Красивая, конечно, легенда, и не исключено, что многое в ней не просто вымысел. По крайней мере, Дивер уверен, что так оно все и было.
        Отрезав себе хороший кусок печенки, остальных желудков я накормил поровну, включая и того женишка. Дождавшись, когда они насытятся, Дивер строго скомандовал им
«спать». Желудки послушно полезли к телу, через минуту я услышал четыре громких чмоканья, это к желудкам присоединилась печень.

        - А ты, Дивер, что, сам никогда ничего не ешь?

        - Нет, эта функция организма давно уже у ци атрофировалась, мы запитываемся свежей кровью прямо от тела тхи. Разве что меду разбавленного в воде немного, для эффективности мыслительного процесса, но сам знаешь, нынче с медом плохо…
        Да, в этом мой друг был прав, с медом здесь совсем никак. Страшные монстры, воевать с которыми нас наняли цитхи - добрый и миролюбивый народ симбиозников, извели почти всех пчел, как и остальную живность на этой бывшей цветущей планете. И главное, не понятно - с какой целью, неужели просто расчистка ареала для будущего поколения? А что поколение жрать будет? Одни вопросы. И еще я знал, что наш десант, высаженный с целью уничтожения главного яйцеклада монстров, погиб полностью. И если народу цитхов осталось сейчас на кого-то надеяться, Как это мы - капитан их наголову разгромленной гвардии и наемник-легионер, вызвавшийся на эту операцию лишь за тройные премиальные. Если это поколение монстров вылупится, остановить их уже не сможет никто. Местные ученые сделали прогноз и доложили, что ожидаемая мутация монстров будет обладать совсем уж ужасными способностями, как-то: плевки ядом, телепатическая атака, разгрызание металла. И тут уж никакой космолегион не поможет. Две недели мы пробирались по этой кишащей монстрами пустыне, таясь, зарываясь в пыль по уши, порой отстреливаясь, и, кажется, добрались.
        В это время в пещеру возвратились глаза, нос и уши Дивера. Глаза меланхолично доложили, что по причине сильной облачности визуальное наблюдение невозможно, уши же сообщили, что единственный подозрительный шорох они услышали километрах в трех от нашей пещеры, словно кто-то крупный взлетел. Нос ничего не сказал, он принюхивался к запаху, исходящему от остатков мяса, и, поймав на себе мой взгляд, виновато потупился. Я накормил уши и отправил их обратно нести вахту, остальным скомандовал отдыхать. Нам всем нужны были силы. Завтра - решающий день…
        Глава 3

        Истошно заревела сирена. Волонтер вскочил, хлопнув по бедру, удостоверился, что лучемет на месте, огляделся. Он не в пещере. Это был сон, опять сон, чертов сон! С соседних коек спрыгивали легионеры, наспех накидывали разномастные куртки и поспешно выстраивались в проходе. Через пару секунд волонтер был в строю, втиснувшись между здоровым негром и рыжим коротышкой в пятнистых штанах марубайской гвардии. Из глубины коридора раздалось громкое: «Смирно!»
        В казарму быстрым шагом вошел офицер с золотыми погонами и кортиком в руках. Командир легиона Мартин О'Нилл, собственной персоной. И с чего же им такая честь? Не каждый день волонтеров главный легионер навещает. А генерал прошелся вдоль строя, вглядываясь в каждое лицо, напортив волонтера он задержался чуть дольше, словно вспоминая что-то. И не мудрено…

        - Господа офицеры! - сказал генерал О'Нилл, дойдя до конца шеренги и развернувшись к строю лицом. - Я посмотрел ваши личные дела, все вы храбрецы ветераны, а потому без экзаменов и отборов приняты в космолегион. Поздравляю! Надеюсь, большинство из вас выживет и получит хорошее вознаграждение, по крайней мере, я очень надеюсь, что никто из вас не опозорит гордое звание «легионер» трусостью или дезертирством. Все остальные грехи я за вас замолю! - добавил генерал, и легионеры радостно заржали. - Завтра вы примете свои взвода и роты на Марубае, предупреждаю, людей в подразделениях мало, а марубайцы всегда склонны к панике, так что придется нелегко. По данным разведки, на Марубае опять появились организованные монстры…
        По шеренге прошел глухой ропот, видно, не ожидали господа легионеры такого сюрприза, а генерал меж тем продолжал:

        - Сейчас вы подпишите контракты и получите подъемные, вечером и ночью вас ждет бар на втором этаже, бордель и казино - на третьем, лазарет - на пятом. Там же, кстати, и морг. Предупреждаю: за увечья, полученные не в боевых действиях, страховка не выплачивается.
        Проходя вдоль строя, генерал снова глянул на волонтера, на его бляху с именем. Смотри, смотри, напрягай память. Только хрен ты что вспомнишь! Ну что ж, в бар так в бар…
        Глава 4


        - Привет, старина Ларри, давненько не виделись.
        Волонтер обернулся на голос, и коленки у него задрожали. Вот, оказывается, как она выглядит, его смертушка. Вовсе не костлявая старуха с косой и дыркой вместо носа, а невзрачный сухонький мужчина с усталыми глазами, в потрепанном сером комбинезоне с шевроном технической службы на рукаве Андроид В-502 собственной персоной, самая совершенная машина персонального убийства во всей Вселенной, если не считать монстров с Персеи, но те вообще какое-то галактическое недоразумение. А тут андроид, тварь рукотворная, разумная, с хорошей памятью. И эта память безошибочно подсказала, что этого парня в комбинезоне с погонами лейтенанта космолегиона с бляхой Хьюго Грант на левом кармане на самом деле зовут капитан Ларри. Точнее, недавно, совсем недавно звали Ларри. До тех пор, пока он не сбежал позорно, следуя по месту нового назначения. Попросту - дезертировал. А к дезертирам, да еще имеющим допуск к военным секретам, в космолегионе относятся ну очень сурово. Согласно контракту, полная деактивация памяти или распыление - на выбор. Выбор, сами видите, не богатый. Достали-таки они его.
        Волонтер прикинул на глаз расстояние до гардероба и понял, что ловить ему нечего. Если даже он сможет за полторы секунды добежать до раздевалки, где заправляет многорукая гидра с Сейды, если прыгнет и в каком-то невероятном прыжке доберется до своей кобуры, спокойно лежащей в узкой нише, если как-то разблокирует ее и выхватит свой лучемет, если с первого же выстрела снесет андроиду голову, андроид все равно его убьет. У андроидов этого типа в теле три нервно-командных центра, и если поразить главный - в бронированном черепе, оставшиеся все равно дадут команду самонаводящимся пушкам в руках, и мистера Хью Гранта можно будет соскабливать со стен - осечек такие пушки не дают, промахов тоже. Но даже если представить невозможное, что эти пушки откажут, у андроидов есть система «клешней», тогда они набрасываются на жертву, вцепляются в нее мертвой хваткой и взрываются. Видел он разок последствия такого взрыва, неделю заснуть не мог. Так что, надо признать, шансы у него нулевые, ему ли этого не знать, не он ли работал с этими «парнями» бок о бок аж три года.
        Стараясь не выдать ужаса, его охватившего, волонтер отхлебнул из кружки и даже вроде как улыбнулся:

        - Хорошо выглядишь, Анди.

        - Выгляжу, как обычно, а вот ты поправился на вольных хлебах, - сказал андроид и кивнул бармену, седому кабану в бабочке: - Двойную «Маргаритку», пожалуйста.
        Что-то в этом кивке волонтеру показалось странным. Что же именно? Ах да, он же отвернулся! Да! Кивнув бармену, андроид полностью от него отвернулся, по-военному
        - выпустил объект (то есть его) из поля зрения. Может, это шанс? Вот сейчас резко оттолкнуться ногой от стойки, в три прыжка, расталкивая клиентов бара, добежать до узкого окошка раздевалки и рыбкой внутрь, через голову толстомордого гардеробщика. А там как выйдет… Но он остался на месте, Даже отодвинул ногу от стойки, от соблазна подальше. Почему? Во-первых, все равно бесполезно, во-вторых, весьма удивило поведение боевой машины, андроид не напал, едва увидев цель. Но если В-502 видит цель, он нападает немедленно, а тут…
        Анди придвинул к себе длинный узкий бокал с Маргаритой», помешал его соломинкой и разом опорожнил.

        - Уф-ф-ф, - сказал он удовлетворенно, - классно! Бармен, повтори-ка, только добавь лимонного сока и помешай получше, - и андроид сделал пальцем размешивающее движение.
        Тысяча чертей! Он сделал это движение совсем как человек, и опять отвернулся от волонтера. Чудные де ла! Второй бокал он смаковал со вкусом, то и дело разгоняя соломинкой кристаллики льда.

        - Какими судьбами здесь, Анди, не по мою ли душу? - крикнул волонтер, стараясь перекричать этот дебильный джаз-хаос, заревевший внезапно изо всех колонок.

        - Что? - андроид удивленно посмотрел ему прямо в глаза. Вряд ли он не расслышал, слух у андроидов-убийц просто идеальный, скорее, он просто не понял вопроса. - Ах, ты про это? Нет, насчет тебя никаких вводных не было. Хочешь, сам справься на центральной. Я ищу вот этого человека, хочу с ним поговорить…
        Андроид положил на стол стереографический снимок с красавцем в комбинезоне пилота дальних рейсов. Офицер на снимке улыбнулся, поднял призовую кружку молочного коктейля (с недавних пор непременная церемония у офицеров-дальнобойщиков после каждого удачного «космопрыжка») и залпом опорожнил ее.
        Волонтер уставился на фото и вдруг осознал, что совершенно спокоен, что не визжит от счастья. По сути он, еще пару минут назад попрощавшийся с жизнью, фактически услышал указ о помиловании или хотя бы об отсрочке казни. Но сейчас он не благодарит Всевышнего о чудесном спасении, а вспоминает, где он мог видеть это красивое лицо с фотографии. Ведь определенно где-то видел, и совсем недавно. Нет, пора в отпуск, осесть на какой-нибудь уютной планетке и восстановить нормальные человеческие реакции; а то ведь так и в «чудаки» угодить недолго…

        - Нет, - наконец сказал волонтер, - не припомню. Что-то знакомое, но… По крайней мере, здесь я его не видел.
        Анди вздохнул, убрал снимок в нагрудный карман и вновь принялся за свою
«Маргаритку».

        - А в чем провинился парень-то, раз его так? - спросил волонтер и тут же сообразил, что сморозил глупость. Андроиды этой серии и не должны знать, что ищут кого-то с целью убить. Программа на убийство у них срабатывает, едва они видят живой «объект» в пределах досягаемости. Не его стереофото, не голограмму, не его самого, машущего рукой из иллюминатора медленно уходящего на разгонную позицию космолайнера, а именно живую мишень на расстоянии выстрела. А до тех пор андроид будет думать, что ищет человека, чтобы задать ему пару безобидных вопросов.

        - Говорят, контрабандой парень промышляет, - просто объяснил андроид, - в особо крупных размерах. Непорядок…

        - Ну ладно, В-502, приятно было с тобой пообщаться, - сказал волонтер как только можно добродушнее, - извини, мой рейс…

        - С-502-б, - поправил андроид. - Что? - волонтер едва не выронил свой кредитник из рук.

        - Я из новой серии, серии С, - сказал андроид, снова делая знак бармену. - Это более умная и человечная серия, усовершенствованная модель. Поэтому и не пристрелил тебя, как только увидел, подлый предатель. Ты бы это… в память о наших славных совместных делах связался бы, что ли, с центром да покаялся. Там ведь люди работают, а не железяки бездушные. Послушали бы тебя, понять бы попытались, а? А то стыдно как-то перед друзьями подвигами хвалиться. Получается, что свершал подвиги на пару с предателем-перебежчиком. Смешно и обидно… Волонтер не ответил, молча расплатился с барменом и пошел к гардеробу. Спокойно протянул карточку, взял свой рюкзачок, накинул куртку, прицепил кобуру к бедру. Уже в шлюзовой камере обернулся Анди С-502-б так же стоял у стойки и сосал свою «Маргариту». Словно почувствовав взгляд волонтера он обернулся и сделал пальцами движение, словно набирает номер на диске старинного телефона, мол, позвони в центр, а то перед ребятами неудобно…
        Глава 5

        В центр звонить он не собирался и не собирается. Даже под страхом смерти. Позвонишь, тут же тебя за жабры, вешают срок и снова в дело. Теперь уже не по контракту, теперь уже пока срок не кончится. Только хрен они угадали! Хватит, навоевался! Надоели эти сумеречные миры с монстрами, эти боевые операции в катакомбах, полных слизи и воняющих серой, эти джунгли, где даже бабочки ядовитые. Надоели эти друзья с искусственными мозгами, которых вытаскиваешь из-под огня, рискуя своей шкурой, с которыми делишься последним сухпайком, а через пять минут они получают из центра приказ о самоликвидации, и ты счищаешь с себя ошметки их синтетических потрохов. Нет! Больше не надо! Герра была последней каплей, там половина отряда сгинула, оставшаяся половина умом тронулась. Да и он бы сам с катушек слетел, если б не надо было как-то разобраться в управлении челнока, отбиваясь от хохочущих идиотов из оставшейся в живых команды, и как-то запустить двигатели. Так что все, центр, будем считать, что капитан космолегиона Ларри порядковый номер КаЕ41722 все свои долги отработал. Теперь он хочет только покоя. Никаких
сверхсекретных операций, никакого героизма! Хочет обычной рутинной работы: зачистить площадку под высадку переселенцев, погоняться по пустыне за сбежавшими каторжниками, обезвредить какого-нибудь террориста, задумавшего взорвать космопорт или космолайнер инспектора Межгалсоюза. Главное, чтобы люди рядом были живые, чтоб была уверенность, что дерево рядом - это дерево, а не разумная субстанция со стрекательными нитями, что твой напарник в окопе - человек, и он не распочкуется на твоих глазах на дюжину ежиков с вертикальным взлетом. Хочется спокойной человеческой работы.
        Но покой покоем, а отсюда надо сваливать. Волонтер не был уверен, насколько более человечной стала модель С-502-б, но в центр андроид непременно доложит, если еще не доложил. Поэтому давайте сразу забудем о службе в легионе, да простит его генерал О'Нилл, забудем обо всех пассажирских рейсах, где необходима регистрация, и найдем способ покинуть эту неуютную планету иным путем.
        Волонтер вышел в грузовой терминал, отыскал карантинный модуль, нашел дверь в душевые. Походя, свистнул защитный скафандр какого-то космоаса. А не хрен инструкцию нарушать, скафандры положено перед карантинной зоной оставлять, а не в шкафчиках душевых! Остановив первого попавшегося робота-погрузчика, волонтер выпотрошил его жестяную башку, выяснил, какие корабли стоят под погрузкой, и выбрал «Барракуду». Не то что название ему особо понравилось, просто именно этот грузоторгаш первым должен был стартовать с этого космодрома. Задерживаться здесь, как вы понимаете, волонтер не собирался, а вдруг старый и более человечный друг Анди после связи с центром захочет с ним еще раз поговорить?
        Робот-погрузчик развернулся на месте, прокатил волонтера по длинному грузовому ангару и остановился около длинного ряда контейнеров. «Грузы для “Барракуды” », - прочитал волонтер удовлетворенно.
        Вот и славно. Вот этот желтенький ему очень даже подойдет. Внутри контейнера было что-то мягкое и упругое. Еще один приятный сюрприз. Он прочитал декларацию на груз
        - мебельные гранулы. Если и полить соответствующим раствором, из каждого т кого катышка, похожего на овечью какашку, вырастет диван или мягкое кресло. Вот и отлично, полетим с комфортом.
        Он уже совсем было собрался облачиться в скафандр, как бляха на куртке неожиданно загудела и звание «волонтер» над его новым именем Хью Грант сменилось на
«легионер». Ну да, конечно, ровно в полночь его контракт с космолегионом вступил в силу, и теперь он полноправный легионер, а заодно - дважды дезертир! Часов в девять на утренней поверке его хватятся и… А что они, собственно, сделают? Объявят в розыск? Ой, напугали…
        Легионер дал погрузчику команду разместить контейнер в трюме корабля поближе к выходу, сам забрался внутрь и заказал скафандру какую-нибудь медленную хорошую музыку. О, Бах?!! У бывшего владельца этого скафандра был неплохой вкус! Эстет, однако! Нынче молодежь все больше психоденсом увлекается. Уже засыпая, легионер вспомнил, где видел это лицо, ну то, что было на фотокарточке у андроида. Ну конечно! Алан Зитцдорф, герой космоса, с его рекламой молочных коктейлей, что целыми днями крутят по телику. Как он только мог его не узнать? И интересно, чем этот герой так насолил центру?
        Глава 6

        Бах не помешал легионеру досмотреть-таки сон про планету Цитхи. И про кладку монстров, которую они с Дивером тогда все-таки достали. Получилось даже легче, чем можно было представить. Монстры ждали их с земли, с воздуха, с воды, ждали даже под водой, а они ударили из-под земли. Дивер присимбиозился к гигантскому кроту из катакомб, голову крота пришлось пристрелить, не понимала, понимаешь, важности миссии для всего народа цитхи. Так вот, кротом он быстро вырыл длинный узкий тоннель, куда и заложили бомбу. Так, небольшую, а большая и не нужна была, ведь монстры почему-то решили устроить свою главную кладку на законсервированной атомной станции. Они, кстати, к радиации вообще неравнодушны, потому, наверное, такими уродами и уродились. Но к радиации в разумных пределах, а когда станция рванула, и на яйца в терроновой броне посыпался чистый плутоний, да еще в таких объемах… Те твари, что все-таки вылупились, были еще ужаснее своих родителей, на порядок ужаснее. Они-то, кстати, своих пап и мам первым делом и сожрали. А потом друг друга, оставшиеся особи загнулись от голода, не в силах отползти от
излучающего такую благодать реактора. Когда ученые Цитхи исследовали их останки, они подтвердили, что самые худшие опасения сбылись: следующее поколение монстров должно было еще к тому же и летать, что означало полный кирдык всему живому на всей планете. И когда бюрократы из Межгалсоюза все же решили бы оказать помощь цитхам, спасать на всей Персее было бы некого. Разве что монстров подкормить.
        Как они сами спаслись? Улетели на дельтаплане, правда, Диверу пришлось свое горячо любимое тело бросить, аппарат был рассчитан лишь на одного. Он даже всплакнул, тело свое оставляя и капитану Ларри на спину цепляясь. Хорошо еще, что он не увидел, как монстры набросились на его бедное тхи и порвали в клочья. Жалко, конечно, но, как вы сами понимаете, пришлось пожертвовать - своего тела бросить каштан Ларри не мог при всем желании.
        Часть третья
        ПОПУТЧИКИ ПОНЕВОЛЕ

        Геолог

        Глава 1

        Они висели на орбите этой милой голубой планетки почти двое суток, и Джош уже начал всерьез беспокоиться, когда допотопный борткомп рудовоза мигнул и сообщил, что засек выход на орбиту планеты из пространственного прыжка крупного объекта. Тут же включился пространственный маячок, сообщивший попутно, что до непосредственного контакта с объектом осталось два часа. Джош радостно улыбнулся, откинулся на кресле и сделал последний глоток из заветной бутылочки бренди. Он специально приберегал его для этого случая.
        Амальга все еще дулась, она никак не могла простить Джошу того, что он хотел ее бросить. Как ни странно, но к браку, заключенному в этой дикой церемонии на этой дикой планете, она относилась очень серьезно, несмотря на то, что они сидели не на болотах и не в брюхе мифического Карбуа, а в кабине самого реального рудовоза. Она даже согласилась, что их планета круглая, хотя спорить с этим было трудно, особенно когда планета виднелась в иллюминаторе, как на ладони. Амальга уже отошла от истерики, устроенной во время взлета, то и дело осторожно гладила руками блестящие кнопки и рычажки пульта управления, опасливо озиралась на мерцающий экран борткомпьютера и между делом несколько раз пыталась склонить Джоша к исполнению супружеского долга, только теснота кабины и недостаток воды для церемонии омовения ног не позволяла делать ей этого более настойчиво…
        Кстати, возникала и еще одна проблема: Амальга до сих пор отказывалась сменить свой шикарный костюм жрицы-избранницы на иное одеяние, и все объяснения Джоша, что в мире, куда они направляются, почти обнаженными ходить не принято, решительно отвергала. Оно и понятно, с ее точки зрения, оранжевый комбинезон космогеолога выглядит гораздо смешнее, нежели эта мягкая блестящая шкура молодой шемаршельды. С большим трудом удалось найти компромисс: Амальга остается в своей шкуре, но надевает вдобавок шорты, что смастерил Джош из предусмотрительно прихваченного комбинезона с помощью случайно найденного в бардачке кабины старого бритвенного лезвия. Через полчаса борткомпьютер рудовоза сообщил, что захвачен силовой установкой тяжелого транспортника «Барракуда» и направляется на разгрузку.

        - «Барракуда», какое-то знакомое название, где же я его слышал? - постарался вспомнить Джош, но не смог.
        Пилот

        Глава 2

        Алан потянулся в кресле, размял руки и громко скомандовал сам себе: «Ну, за работу!» Работа была несложной - проверить расчеты борткомпьютера по траектории встречи с рудовозом. Всего и делов-то, забрать и разгрузить челнок-рудовоз. Зато на орбите Плутонии он ссыплет эту руду в прожорливую пасть обогатительного комбината, и его тайный банковский тут же увеличится на хорошенькую сумму. Да, немного незаконно, но кому от этого хуже? Так, мелкая контрабанда, да кто этим сейчас не занимается, разве что эти снобы из Межгалгильдии. Ну и пусть целуются со своим кодексом чести и живут на свои премиальные, а Алан Зитцдорф не привык ограничивать себя в желаниях. Вот он, рудовоз, совсем древней модели, аж позеленел от древности, но ничего, на орбите держится. И то ладно…
        Алан проследил на экране внешнего наблюдения, как челнок аккуратно вошел в грузовой отсек, дал команду мехчасти его заправить и поставить на разгрузку. Все, работа закончилась, можно отдыхать дальше. Через часик связаться с диспетчерской порта, сообщить о попутном грузе, о мальчишке этом, выслушать пару комплиментов и восторгов в свой адрес и приземляться…
        Монитор пространственной связи замигал и сообщил, что с пилотом Аланом Зитцдорфом очень хотят связаться. Странно, и кто бы это мог быть? Неужели диспетчерская космопорта? Но только не по этому номеру, этот номер канала связи Алан редко кому давал. А точнее, всего одному человеку.
        На экране возникло смуглое лицо. Ну конечной господин Механик - его старый работодатель по части контрабанды. Личность таинственная, но очень состоятельная, что и подтверждают постоянно пополняемые счета пилота Алана Зитцдорфа в различных космобанках Межгалфедерации.
        Механик пристально посмотрел прямо в глаз Алану, и от этого взгляда космоасу стало как-то не по себе, но все-таки он нашел силы сказать:

        - Привет, Механик, давненько не виделись.

        - Да уж, давненько. Что там за шум в эфире, Алан?

        - Шум? - не понял Зитцдорф. - У меня связь прекрасная.

        - Я не про это, что там за крики на всю Вселенную про какого-то мальчишку?

        - Ах это, - Алан улыбнулся, - очень кстати подвернулся. Обычный мальчишка, прилетевший на ярмарку, потерялся и застрял на Урании. Его срочно надо было доставить на Грым, а Грым как раз в одном прыжке от Райских Кущ…

        - Слушай, Алан, мне плевать на эти Грымы и все остальное. Что с грузом?

        - С грузом? Ты имеешь в виду рудовоз? Как раз сейчас принимаю.

        - К черту рудовоз! Я спрашиваю про контейнеры!

        - Ах это… С грузом все в порядке. Контейнеры лежат в трюме, ждут разгрузки, через два часа посадка. Все по графику.

        - По графику, говоришь? Ну, смотри… За груз головой отвечаешь…
        Механик отключился, а Алан продолжал пялиться в экран. Господи, этот контрабандист и скупщик краденного говорит с ним, как с мальчишкой. С ним, с Аланом Зитцдорфом, героем космоса! Когда же все это кончится?!! Впрочем, очень скоро, если все пойдет нормально. Скинуть на Райских Кущах шесть Контейнеров, обязательно взять расписку о получении и «прыгнуть» к базе на Зое. Разгрузиться на фабрике бункером
«легальной» руды и тремя «контрабандными», и большим прыжком к Земле. Поставить
«Барракуду» на причал «Луны-3», оформить в отделе кадров отпуск, а потом написать
«заявление по семейным обстоятельствам». Могут же у прославленного аса быть семейные обстоятельства? Может же мама заболеть, может же он собраться жениться, в конце концов…
        Борткомпьютер пискнул и сообщил, что челнок благополучно разгружен и готов отправиться по обратному маршруту.
        Вот и ладненько…
        Легионер

        Глава 3

        Сон! Почему большинство людей не понимают, какое это счастье - спокойный сон. Когда просыпаешься, потому что просто выспался, а не по звону будильника и не по команде дежурного по роте в вонючей казарме.
        Легионер удовлетворенно потянулся и убедился, что совершенно выспался. Давненько он не отдыхал в таком комфорте, научились-таки и у нас делать классные скафандры! Не иначе, как из паутинки геррского паучка данный скафандр соткан. Редкий в наше время экземпляр. Эка, наверное, ищет его хозяин на Веге, эка убивается. Наверное, всех космокопов на ноги поднял. Ну и ничего, на будущее наука будет, как с казенной собственностью обращаться и инструкции соблюдать. А ему пора за дело. Итак, он замечательно отдохнул. Прекрасное начало дня, или вечера, или ночи? Судя по часам, на Зое сейчас как раз утро, вот и славненько, пора выбираться наружу.
        Крышка контейнера откинулась на удивление легко, и легионер на брюхе выкатился на железный пол в куче шариков неопределенно-белесого цвета. Непорядок, оставлять где-либо какие-либо следы своего пребывания было отнюдь не в его правилах. Отчаянно потея в скафандре, он горстями начал закидывать шарики обратно в контейнер. Нет, много так не накидаешь, нужно что-то вроде лопаты. По идее, лопата должна была висеть на пожарном щите, а оным по инструкции должен быть оборудован каждый грузовой ангар. Вот ведь глупость, ну, скажите на милость, как можно бороться с пожаром на космическом транспортнике с помощью лопаты, багра и смешного ведерка. Но инструкция есть инструкция, положено иметь в ангаре пожарный щит - обеспечьте. А то придет в космопорте злой пожарник и выпишет штраф… Ну и бог с ним, с пожарником. А мы посмотрим, не нарушают ли на этом космотранспортнике инструкции? Легионер, не особо таясь, прошел по широкому проходу между стандартных контейнеров и едва не остолбенел. Он даже попытался протереть глаза, пока не убедился, что в скафандре сделать это очень трудно. Тем не менее факт: в центре
грузового отсека стоял… балаганный вагончик казино. Даже с включенной на полную катушку световой рекламой. И иллюминаторы вагончика светились изнутри.
        Геолог

        Глава 4

        Амальга в третий раз дословно повторила инструкции. В принципе, ничего особенного от нее не требовалось: бежать за Джошем, и бежать очень быстро. В принципе, это ей по силам, тем более учитывая его хромоту. План Джоша был прост: у них примерно десять минут, в течение которых руда, собранная за год их бывшими соплеменниками и такими же несчастными с других рудников, будет разгружаться в огромней бункер. В это время кабина пилота будет пристыкована к специальному шлюзу, ведущему в грузовой отсек. Если им повезет и там будет воздух, они останутся и попробуют связаться с пилотом. Если воздуха в грузовом отсеке не будет, вернутся в кабину и полетят обратно в племя амазонок.
        В принципе шансы на успех были 50 на 50. Если в трюме транспортника содержится какой-либо груз кроме руды, там вполне может быть воздух. Вдруг этот транспортник везет семена или саженцы… По крайней мере, док Кручини уверял, что уже дважды путешествовал таким образом, и ничего, жив до сих пор.
        Пристыковались они жестко, тряхнуло так, что искры из глаз посыпались, Амальга даже язык прикусила. Оно и понятно, рейс значится, как беспилотный, а потому с челноком борткомпьютер особо не церемонился. Джош, стараясь унять неожиданную дрожь в коленях, начал считать: «Десять гиппопотамов, девять гиппопотамов, восемь…
        На первом гиппопотаме он нажал клавишу, и дверь кабины с тихим шипением пошла вверх. Пора! Теперь все надо делать очень быстро. Давненько он так не бегал, даже тогда, в джунглях на дальнем кордоне, когда удирал от взбешенного папуийю, такой скорости Джош не развивал. Амальга не отставала, и он отчетливо слышал за своей спиной ее громкое дыхание.
        Кишка шлюзовой камеры уперлась в дверь, теперь бы только техника не подвела. Джош осторожно вставил карточку в щель и нажал большим пальцем на кнопку. Есть! Кнопка засветилась зеленым, и дверь отошла в стену. Они на транспортнике! В это время раздался грохот, не иначе как руда из челнока посыпалась в приемный бункер. Теперь бегом, бегом в грузовой отсек. Вот и дверь, ну, давай, давай же, милая. Кнопка тоже отозвалась зеленым, и Джош с Амальгой вбежали в грузовой отсек.

        - Внимание! - сообщил механический голос откуда-то с потолка. - Разгрузка рудовоза закончится через десять минут, просьба к экипажу покинуть грузовой отсек до отключения подачи воздуха.
        Спасибо, что предупредил…
        Джош прибавил ходу, подсчитывая в уме, сколько у них времени на возвращение, если дверь прохода на пост управления корабля окажется заблокированной изнутри. Минут пять-шесть, должны успеть. Они пробежали вдоль контейнерного штабеля и остановились перед дверью. «Господи, ну помоги еще раз! Сделай так, чтобы пилот этого корабля наплевал на инструкцию и забыл заблокировать дверь изнутри», - взмолился Джош, но Всевышний его мольбам не внял, кнопка у двери мигнула красным, намекнув, что, если Джош хочет остаться в живых, ему пора скакать обратно, и Амальге, естественно, тоже.
        Теряя драгоценные секунды, он еще раз провел карточкой по щели и с силой вдавил кнопку. С тем же успехом.

        - Все, Амальга, давай обратно! - сказал Джош и только тут заметил, что супружница сжимает в руках оранжевые шорты.

        - Я так волновалась, что забыла надеть, - виновато пролепетала Амальга, заметив его взгляд. Устраивать скандал из-за ненадетых штанов именно сейчас было глупо.

        - Дура! - только и крикнул он, перед тем как припустить что было духу в обратную сторону.

        - Сам дурак! - все-таки отбрехнулась на бегу его забывчивая супруга.
        Голос из-под потолка напомнил, что у них не более пяти минут для возвращения. В общем-то времени вполне хватало. Они подбежали к двери, ведущей в шлюз, и Джош застыл как вкопанный. Дверь была закрыта, кнопка в боковой панели горела красным. Он обернулся лицом к Амальге.

        - А что? Я думала, двери за собой нужно закрывать. Ты же не говорил, чтоб я…
        Действительно, он не сказал, не предупредил Амальгу, что дверь в шлюзовую камеру непременно надо оставить открытой. Или, в крайнем случае, оставить в замке ключ-карту. Непременно, потому что в противном случае они не смогут попасть обратно в кабину рудовоза. Он трижды объяснил Амальге, что ей надо делать, но даже и не подумал предупредить, чтобы она не закрывала за собой дверей. Ни в коем случае! Его ключ-карта была запрограммирована только на выход из шлюза, но никак не на вход.
        Джош глянул на часы. Три минуты, им осталось жить три минуты. Ну, может, чуть больше, пока весь воздух из грузового отсека корабля не улетучится за борт. Почему-то страшно ему не было, какое-то равнодушие овладело всем его сознанием. Он сел, прислонившись спиной к металлической стене и вытянув ноги. Через три минуты он начнет задыхаться и умрет в страшных мучениях, разевая рот, как выброшенная на берег рыба. И тело его найдут в каком-нибудь космопорту грузчики или инспектор пожарной охраны. Найдут и будут удивляться, как это сюда попал молодой космогеолог, да еще с голой бабой, потому как штанов Амальга так и не наденет, так и задохнется голышом.
        Джош подумал и решительно достал из кармана парализатор. Мощности всего на один заряд, на гуманный выстрел в голову. Отключить Амальгу, пусть она умрет, так ничего и не почувствовав. А он…

        - А мы так здесь и полетим? - спросила Амальга наивно. - А я думала вон в том красивом домике.

        - В каком домике? - спросил Джош безразлично.

        - А вон в том, в красивом, с яркими огнями… Джош поднял голову. И как он его сразу не заметил? Игровой вагончик Межгалсистемы казино «Рыжий Блюм». Его здесь не может быть, но он здесь есть! Стоит, неоном сверкает, свет внутри горит…

        - Натягивай штаны, дурища! Быстро! - 3aopaл Джош, вскакивая на ноги…
        Фермер

        Глава 5

        Когда они ворвались в наш вагончик, я едва не подавился бутербродом с ветчиной, выданным мне рыжим роботом от щедрот казино. Загорелый худощавый парень в новеньком оранжевом комбезе геологической службы и обалденная тетка с голыми сиськами, укутанная в какую-то шкуру из кожзама. Еще на ней были криво обрезанные оранжевые шорты, тоже очень шедшие к ее бронзовому загару, а на шее болталось забавное ожерелье из красивых раковин, каких-то гнутых бутылочных пробок, пуговиц и еще какой-то ерунды. Киборг тоже вздрогнул от неожиданности и брякнул с испуга:
«Желаете сделать ставку?»
        Парень не ответил, тяжело дыша, он рухнул на диванчик у стенки, а девица начала озираться по сторонам, словно впервые такой вагон видела. Робот наконец оправился от шока, напялил на блестящую лысину рыжий парик, поправил бабочку и подъехал на место крупье:

        - Так что, будете делать ставку в рулетку или предпочитаете карты?

        - Какая ставка? Какие карты? Ты что, идиот? - наконец смог выдохнуть пришелец.

        - Попросил бы вас не грубить крупье, - обиделся робот, - согласно инструкции номер…

        - Какие к чертям инструкции?!! - заорал оранжевый. - Мы только что чуть не сдохли в этом чертовом трюме. Чуть не задохнулись, понимаешь?!!
        Девица в это время перестала пялиться по сторонам и с вытаращенными глазами уставилась на говорящего киборга. Тут же она сказала что-то на каком-то птичьем языке, оранжевый ей ответил тоже что-то непонятное и кивнул в сторону кабинки ватерклозета.
        Девица кивнула и тут же начала стягивать свои шорты. Трусиков под ними я не заметил, а потому тут же отвернулся. Оранжевый опять что-то крикнул, девица передумала снимать штаны при всех и тут же удалилась в сторону туалетной комнаты.
        Робот снова мигнул своими лампочками и предложил оранжевому либо сделать ставку, либо выметываться прочь, мол, здесь не ночлежка, и одного непутевого вполне хватает. Видимо, под «непутевым» он имел в виду меня.

        - Не «непутевый», а «никчемный», - поправил его оранжевый и тут же кинулся к дверце туалета, из-за которой раздался радостный визг и шум сливаемой воды.
        Вернулся он через минуту и как-то устало объяснил, что его спутница отказывается делать «это» в «прекрасный сосуд с такой свежей и вкусной водой». Внезапно он рассмеялся, сначала тихонько, потом все громче и громче, Через минуту он уже хохотал. Очень громко, так обычно смеется наш учитель мистер Пупырко, когда выслушивает мои ответы на уроках по географии…
        Отсмеявшись, он повернулся ко мне и подмигнул:

        - Георгий Петрович Петров, космогеолог, будем знакомы. Можно просто Джош Чучело.
        Я наконец смог проглотить кусок, застрявший у меня в горле, и тоже представился.
        Легионер

        Глава 6

        Так ведь и свихнуться недолго! Сначала этот вагончик игровой, неизвестно откуда здесь, в трюме транспортника, взявшийся, потом туда врывается парочка сумасшедших: парень в комбинезоне космогеолога и девка в шкуре монстра. А они-то здесь откуда? И прибавьте, что внутри вагончика сидит и уминает бутерброды за обе щеки какой-то рыжий недоросль-деревенщина. Они что, все летят на всемирный съезд идиотов?
        Легионер еще раз осторожно заглянул в иллюминатор вагончика и разглядел робота в смешном рыжем парике. Робот, кажется, сердился, по крайней мере, все лампочки и панели на его жестяном теле горели ярким красным цветом.
        В этот момент рюкзак за спиной легионера заворочался и сообщил, что испытывает недостаток воздуха. Вот дела-то, он совсем забыл про Дивера. Правда, ци умеют некоторое время обходиться без кислорода, но в разумных пределах. И, видимо, в грузовом отсеке этого сухогруза этот предел вышел, а корабль до сих пор в полете. Странно, странно, по временному графику они давно должны были пристыковаться к причалу космопорта Зои, но, судя по невесомости, они еще висят на орбите.
        Ци снова заворочался в рюкзаке и пожаловался, что дышать стало значительно сложнее.

        - Что ж, на съезд дураков, так на съезд дураков, - решил про себя легионер и без колебаний взялся за ручку двери…
        Диспетчер

        Глава 7

        Лейтенант Секач сидел за пультом, взгромоздив на него ноги. Жара уже спала, и вентилятор обдувал его приятной легкой прохладой. На экраны борткомпа смотреть было скучно, в окно - тоже. Хотя нет, вон, судя по облачкам, сегодня к вечеру дождичек намечается. Первый за восемь месяцев засухи. Правда, подставить лицо под дождевые капли вряд ли удастся. Испарится дождик, до земли не долетев, но все-таки… Все-таки намек - подготовка к курортному сезону начинается. Не сегодня-завтра, а вот недельки через две начнут слетаться. Сначала автоматы-строители, корпуса и бунгало из-под песка поднимать, в божеский вид приводить. Потом прилетит обслуга и персонал - пляжи от дерьма разного отскребать, садовники - райские сады в Райских Кущах высаживать. Тоже сплошь роботы, но, может быть, повезет и пришлют пару живых для непосредственного руководства. Будет с кем анекдоты потравить, в картишки перекинуться. А пока… пока придется общаться с телевизором и смотреть передачи годовой давности.
        Как раз в это время на экране стереовизора какие-то идиоты карабкались по ледяной горе к кейсу, набитому кредитами, но шоу Секача волновало мало. Ему не давали покоя эти следы на берегу. Откуда следы, да еще детские?
        Второе путешествие к восточному рифу Секач совершил на роллере. Жара уже спала, вонь со стороны океана ослабла, да и в воде зеленой слизи заметно убавилось. Он проплавал вдоль рифа часа три, но снова ничего не нашел, и следов в этот раз никаких не было, но зато роллер… Роллер сообщил, что за время отсутствия хозяина была попытка запуска двигателя механизма. Какого запуска? Кто здесь, на этом пустынном пляже, пытался угнать роллер диспетчерской службы космопорта?
        Роллер обиделся тому, что его посчитали некомпетентным, и выдал короткую аудиозапись, на ней сначала мягко шелестел океан, потом раздался характерный для неспешных шагов шорох песка и странный звук, хрюкающее-свистящий.

«Не тронь этого!» - крикнули, словно издалека. В ответ что-то или кто-то опять хрюкнул-просвистел. «Сколько раз тебе говорить, изволь изъясняться по-человечески», - заявил тот же голос, потом что-то булькнуло.
        Идиот Крупник, которому Секач все это продемонстрировал, предположил, что, скорее всего, эта запись осталась в памяти роллера с прошлого курортного сезона. Секач начал горячо доказывать, что это-то не может быть, что все карты у всей техники космодрома обнулены сразу после окончания прошлого курортного сезона, но Крупник лишь ехидно улыбался, привычно разглядывая голых телок на экране. Нет, ну не ублюдок ли?!! После этого они окончательно поругались. Придурок Крупник посоветовал Секачу обратиться к электропсихиатру, впрочем, какого совета можно было еще ждать от этого недоумка, помешанного на порнухе? Но следы ведь были, он явно их видел, своими глазами. Он облазил потом весь дельфинарий, весь аквапарк, но ни детей, ни их следов больше не обнаружил. Складывалось впечатление, что парочка детишек выплыла из океана, обогнула по берегу мол и снова ушла в воду. Что за юные ныряльщики? Может, центральная что скажет?

        - Центральная, - запросил Секач, повернувшись к главному экрану, - что у нас новенького?
        На экране тут же возникла премилая мордашка юной красотки с рыжей челкой и умильными розовыми ушками:

        - Все системы космопорта в норме, мой лейтенант. На космодроме ноль единиц, на орбите ноль единиц. Температура за бортом сорок пять по Цельсию, к вечеру опустится до тридцати. Скорость ветра…

        - Да брось ты про ветер, - перебил Секач, - посмотри, что там на берегу. Меня интересует восточный риф.

        - Все системы объектов развлечений восточного рифа в норме, мой лейтенант. Температура воды в дельфинарии тридцать два градуса, в аквапарке тридцать два гра…

        - Я тебя спрашиваю, не видишь ли там чего необычного?
        Центральная подумала и после небольшой паузы выдала:

        - Все системы в норме, мой лейтенант… Для более детального обследования восточного рифа советую выпустить автономного малого разведчика.

        - А что, это идея, - сказал вслух Секач. - Правильно, послать на берег «глаз» и пусть смотрит! Чем самому туда то и дело мотаться, послать «глаз», пусть наблюдает. Ну что ждешь, так выпускай.

        - Проблема, мой лейтенант, - возразила центральная. - Лейтенант Крупник извлек из наблюдателей аккумуляторы.
        Чертов Крупник. Идиот! Этот скряга почему-то решил, что аккумуляторы в приборах меньше будут разряжаться, если их держать отдельно. Вот теперь придется идти, вставлять их обратно. Поставив управление диспетчерской на управление центральной, Секач решительно встал и направился в техблок.
        В техблоке было прохладно. Секач прошел мимо стеллажей со спортивным оборудованием, быстро нашел полки с наблюдательной аппаратурой. Дюжина шаров размером с футбольный мяч тускло поблескивали в своих отсеках. Секач выбрал крайний правый, деловито вставил в прибор батарейку и, дождавшись, когда экранчик на пульте дистанционного управления засветился, выбрал район для наблюдения. Вот сюда он его пошлет, к восточному рифу. Пускай летает по кругу диаметром в полкилометра. Летает и смотрит. Но «глаз» сразу повел себя странно. Вместо того, чтобы» получив задание, немедленно вылететь через специальное отверстие в потолке и отправляться, куда было сказано, для осуществления видеонаблюдения, «глаз» взлетел под потолок и уставился на Секача. Разве что только ресничками не моргал.

        - Ну и что, долго будем глазки строить? - спросил Секач, щелкая кнопками на пульте управления.
        Но «глаз» на пульт не реагировал, более того, он, издавая странное гудение, стал кружиться по техблоку, постоянно набирая скорость.

        - Эй, ты что, сдурел?!! - крикнул Секач, которому вся эта карусель быстро надоела.
        - Киборг-наблюдатель «Алмаз», приказываю немедленно…
        Договорить Секач не успел, потому что «глаз» перестал барражировать под потолком и камнем устремился прямо на него, причем целил явно в голову. Увернулся диспетчер с большим трудом, явно расслышав гудение взбесившегося разведчика над своим ухом, а
«глаз» заложил лихой вираж и снова взмыл под потолок. Все это сразу перестало казаться Секачу забавным. В «глазе» без малого полтора кило веса, да и скорость он развивает более чем приличную. Во вторую атаку «глаз» ринулся, когда Секач подбежал к двери техблока, и была эта атака намного удачнее, нежели первая. Для
«глаза», конечно. Металлический шар больно врезался Секачу в спину, опрокинув его на пол, и снова взмыл к тускло светящимся потолочным панелям.

        - Ах так! - взревел Секач, с трудом вставая на четвереньки. - Ну хорошо, держись же! Не я это начал!
        Ему сразу все стало ясно. Ну конечно, идиот Крупник, эта жирная свинья, решил с ним шутки шутить. Сидит сейчас за пультом управления на втором этаже диспетчерской, управляет «глазом» с помощью джойстика главного компьютера и со смеху покатывается, наблюдая, как Секач от взбесившегося шара на карачках удирает. Ну хорошо, Секач принимает вызов, этого Крупника давно нужно было проучить!
        Увернувшись от очередной атаки гудящего «глаза», Секач вскочил на ноги и подбежал к шкафчикам где хранился спортивный инвентарь. Теннисные ракетки, ракетки для пинг-понга, бадминтонные ракетки, клюшки для гольфа. Нет, это все не то. А вот эти биты как раз то, что надо. Секач не зря трижды входил в команду курса по бейсболу.

«Глаз» оказался не таким уж проворным, как казалось сначала. И не таким прочным. Одного удара с совсем короткого замаха хватило, чтобы он разлетелся на куски. Осколки оптической линзы просыпались блестящим дождем, батарейка с тихим звоном ударилась о кафельный пол и подкатилась к ногам Секача. Так-то! Будешь знать, с кем имеешь дело! А тебе, Крупник, это дело так просто не пройдет! Такой «глаз» не меньше полутысячи кредов стоит. Не считая морального ущерба, нанесенного хулиганскими действиями лейтенанта Крупника лейтенанту Секачу.
        В этот момент Секач услышал за своей спиной странное жужжание. Он резко обернулся, и увиденное его совершенно не обрадовало. Напротив, испугало и заставило немедленно пригнуться. Прямо в его сторону медленно разворачивался ствол теннисного тренажера. «Пушка» еще не успела остановиться, как в Секача полетел первый мячик ядовито-салатного цвета. Это он на ощупь мягкий и пушистый, теннисный мяч, а вот когда летит в твою сторону со скоростью миль сорок в час… Секач потер ушибленный бок, и тут же ему пришлось резко метнуться в сторону, чтобы скрыться от очередной мячиковой очереди в проходе между шкафчиками. Не успев вскочить на ноги, он услышал, как тренажер снова загудел и мягко покатился на резиновых колесиках в его сторону. Ну уж нет, эти игры ему совершенно не по вкусу, но так просто его не возьмешь! Преодолев по-пластунски проход между шкафчиками, Секач свернул за угол и вскочил на ноги. Ждать долго не пришлось, очень быстро из-за угла показался короткий ствол тренажера, и Секач, широко размахнувшись битой, вдарил по нему что было сил. Еще с минуту он избивал отчаянно жужжащий аппарат, пока
внутри у него что-то не задымилось, а экран не погас.
        Рукавом Секач утер пот со лба: «Ну Крупник! Ну свинья! В этот раз ты разозлил меня по-настоящему! Я тебе отомщу, так отомщу!» Долго раздумывать над способом мести ему не пришлось, потому что в углу «ожил» и загудел тренажер для тяжелоатлетов.
        Почему-то связываться с этим механизмом Секачу совершенно не хотелось. Он бросился к двери техблока, выскочил в коридор и навалился на дверь всей своей массой. С минуту стоял, прислушиваясь. Но никаких необычных звуков из-за двери не доносилось.

        - Ну все, Крупник, тебе конец! - крикнул Секач, воинственно взмахнув битой, и со всех ног бросился к лестнице на второй этаж. Но не добежал, потому что под ноги ему попался киборг-уборщик. Хотя «попался» - слово для данной ситуации не совсем точное. Секачу показалось, что киборг нарочно выкатился из своей ниши в углу прямо ему под ноги.
        Грохнувшись всей своей массой на пол, Секач немедленно взвыл от боли. А киборг, вместо того чтобы испуганно юркнуть в свою нишу в стене, вдруг мелко завибрировал и двинулся к Секачу, выставив перед собой быстро вращающуюся щетку. От неожиданности Секач даже не успел увернуться, щетка смазала его по носу, по щекам, потом еще и еще. Ощущение было не из приятных, не так больно, как обидно. Секач, наконец, пришел в себя и уселся на зад, Привалившись к стене и оглядываясь по сторонам в поиске биты. А уборщик неожиданно стих, спрятал свою щетку и выдвинул… А вот это блестящее лезвие-скребок Секачу совсем не понравилось. Это уже не шутки, таким скребком можно запросто и брюхо распороть. Но, на его счастье, бита отлетела не так далеко. Перекатившись по полу, Секач подхватил свое оружие и, вскочив на ноги, обрушил его на зловеще гудящего робота. Из чрева разваливающегося прибора брызнула какая-то белая жидкость, в него полетели хлопья пены.

        - Черт! Это же стиральный порошок! - узнал Секач кисловатый вкус на своих губах и пообещал вслух: - Нет, Крупник, штрафом ты теперь не отделаешься! Сначала я лично отделаю твои ребра вот этой битой!
        Он взбежал по лестнице, ворвался в диспетчерскую, заранее замахиваясь битой, и замер… За пультом управления никого не было. Пульт диспетчерской был на автомате, и многочисленные его экранчики показывали, что на территории космопорта все в норме. Только вот один подмигивал, указывая, что кто-то хочет связаться с диспетчерской из гаража. Ах вот оно что… Крупник задумал свои шутки шутить, забравшись в гараж. Ну хорошо, сейчас он ему вы-, даст! Секач отбросил биту и нажал на клавишу связи. Тут же на экране появилось лицо Крупника. И лицо это было перекошено гримасой то ли страха, то ли ярости.

        - Секач! Какого хрена! - заорал Крупник, едва увидел Секача. - Прекрати это немедленно, урод!

        - Что «прекрати»? - сразу потерял решимость Секач.

        - Эти твои штучки! Урод, они меня чуть не убили.

        - Кто они? - снова спросил Секач.

        - Не прикидывайся идиотом, идиот! Я чуть не погиб, понимаешь?!! Из-за тебя я едва не лишился жизни!

        - Слушай, Крупник! - заревел в свою очередь Секач. - Хватит биться в истерике и объясни, в чем дело?

        - В чем? Ах, ты спрашиваешь, в чем дело? Ты? Да ты натравил на меня все эти автоматы… - Лицо Крупника исчезло с экрана, видимо, он перевел камеру в режим видеонаблюдения внутри помещения.
        Секач вздрогнул, прямо к нему тянулся своим манипулятором робот-сварщик. На конце манипулятора сверкали синеватые искорки.

        - Отключи их, слышишь, отключи немедленно! - прямо-таки взвизгнул Крупник. Но Секач его уже не слушал. Он лихорадочно размышлял. В диспетчерской явно творится что-то не то. Киборги сошли с ума! Но с ума киборги сойти не могут, потому что ума-то у них своего и нет. Всеми ими управляет центральный компьютер диспетчерской.

        - Центральная! - закричал Секач. - В чем дело, центральная?!!
        Красотка немедленно появилась на экране и состроила невинное личико.

        - В чем дело, мой лейтенант? Не поняла экстренности вызова.

        - Чего ты не поняла?!! Роботы взбесились!!!

        - Кибермеханизмы диспетчерской в норме, - сообщила красотка. - Выполняют заданную программу.

        - У тебя что, мозги от жары расплавились, ты не видишь, что происходит?

        - Сека-а-а-ач! - заревел снова Крупник. - Сделай что-то быстрее, ко мне едет киборг-монтер! И у него в клешнях та штука, что забивает гвозди!
        Да, вряд ли бы Крупник стал так кричать ради глупого розыгрыша. Да и то, что увидел Секач за своей спиной, добавило ему решимости. Он резко наклонился вперед и ударом правой руки разбил стекло, под которым помещалась большая красная кнопка.
        Кнопка экстренного отключения центрального компьютера диспетчерской. Вопль Крупника в динамике немедленно стих, все вокруг погрузилось во тьму. Мгновенье спустя замигали и зажглись красные лампы аварийного освещения. И только сейчас Секач рассмотрел три темных силуэта, застывших в пяти шагах от пульта диспетчерской. Еще два киборга-уборщика с выставленными вперед скребками и робот-повар с большим кухонным ножом в верхнем правом манипуляторе.
        Пилот

        Глава 8


        - Чертов мальчишка! Что там у него опять стряслось?!! - пилот Алан Зитцдорф раздраженно ударил по клавише внутренней связи и подключился к телеприемнику. Тут же он спохватился, надел налицо дежурную улыбку и так и застыл с ней, словно парализованный.
        С экрана вместо конопатой мальчишеской физиономии на него смотрело изрядно покрытое шрамами лицо взрослого мужчины, которому не мешало бы побриться и сходить на прием к косметологу.

        - А…а…а где Люка Ажен? - наконец смог выговорить Алан.

        - Да здесь он, здесь, - успокоил неизвестный и отодвинулся от экрана, чтобы показать во всей красе всю честную компанию.
        Увидев кроме пацана еще и взъерошенного мужичка в оранжевом комбинезоне космогеолога в обнимку с полуголой девкой, Алан снова онемел. Поразила его и реакция девицы, она почему-то не взвизгнула, едва увидела героя космоса, а глянула с любопытством, словно сам факт появления человека на экране ее заинтересовал намного больше, нежели личность этого человека.

        - Кто вы, что вы там делаете? - заревел Алан, забыв об улыбке.

        - Долгий разговор, командир, - сквозь зубы процедил мужик со шрамами. - Почему мы еще в полете? По расписанию мы давно должны быть на Зое.

        - Но обстоятельства, непредвиденные обстоятельства, - неуверенно заговорил Алан. - Этот мальчик, он попал в беду и… А какого черта?!! - снова закричал он, сообразив, что оправдывается перед неизвестным ему наглецом, непонятно каким образом попавшим в трюм его корабля.

        - Стоп, контора! - перебил его неизвестный. - Ты можешь сказать конкретно, когда мы будем в порту Зоя?

        - Очень скоро, и уверяю, там вас будет ждать космополиция! - рявкнул Алан и отключился. Черт-те что творится! И главное, в его последний рейс. И полицию-то не вызовешь, не хватало еще, чтобы космокопы заинтересовались накладными на шесть контейнеров в самом углу трюма. Но связаться с диспетчером космопорта не помешает.
        Диспетчер

        Глава 9

        Внезапно монитор мигнул и выдал зеленую точку. Ого, кто-то к нам «припрыгал». Через минуту компьютер сообщил, что на орбиту после пространственного прыжка прибыл средний крейсер-транспортник «Счастливая барракуда», порт приписки Луна-3, пилот Алан Зитцдорф.
        Вот дела! Алан Зитцдорф - герой космоса собственной персоной! И с какой стати его сюда занесло? Может, искупаться захотел? Тогда чуток поторопился, океан еще весь в цвету, попахивает еще, вот если через месяцок, тогда, пожалуйста, сколько угодно..

        - Я борт «Барракуда», пилот-навигатор Алан Зитцдорф, вызываю на связь диспетчерскую Райских Кущ, - донеслось из динамиков.

        - Я диспетчер космопорта Райские Кущи лейтенант Герберт Секач, - ответил Секач. - Приветствую вас, мистер Зитцдорф, как дела?

        - Дела в норме, прошу разрешение на посадку, укажите сектор приземления.

        - Да садитесь куда хотите, космодром пуст, как брюхо пигмея во время засухи.

        - Не понял вас, лейтенант. Отвечайте по уставу!!

        - Извините, капитан. Садитесь в седьмой сектор, а вы что, с грузом?

        - Да, везу шесть контейнеров груза и объект экстренной ситуации.

        - Странно, в расписании вас нет…

        - Вы что там, спите целыми днями? Я недавно только связывался с вами и предупреждал, что на борту мальчишка, попавший в беду на Урании.

        - Со мной? - переспросил удивленный Секач.

        - Ну, может быть, не с вами лично, а с вашей диспетчерской, и получил «свободный пространственный коридор».

        - Может быть, это мой сменщик?..

        - Слушайте, диспетчер, разберитесь там сами. Где, говорите, мне садиться? В
«седьмом»? До встречи…
        Едва связь отключилась, Секач лихорадочно начал проверять все сообщения по входящим каналам. Черт побери! Крупник, ублюдок! Вот ведь сволочь! На экране сообщений значилось, что диспетчер Крупник выдал разрешение на посадку межгалактическому транспортному кораблю «Счастливая барракуда», имеющему на борту подростка, спасенного во время бури на планете Урания. Тут же дата и время выдачи разрешения. И надо же, ни слова не сказал! Нет, они, конечно, поругались и решили не разговаривать после той истории со взбесившимися автоматами. Хотя Секач предоставил все доказательства своей невиновности. Но вряд ли Крупник поверил. Ну и черт с ним! Только одно дело - личная ссора людей, до тошноты надоевших друг другу за девять месяцев пребывания в замкнутом пространстве, совсем другое - работа. Нет, по инструкции Крупник прав, он оставил сообщение своему сменщику, и тот первым делом должен был проверить все сообщения предыдущей смены, но когда ничего не происходит, и произойти не может, разве будешь там чего-то проверять? По идее, должна была центральная доложить, но центральную Секач по понятным причинам
отключил. До выяснения. Ему совершенно не хотелось, чтобы робот-повар выпотрошил его своим ужасным ножом. И всю оставшуюся смену Секач только и занимался, что восстанавливал программы центрального компьютера, внезапно сошедшего с ума. Подачу энергии, работу холодильников, кондиционеров удалось восстановить довольно быстро. Но вот киборги… Что-то с ними было не то. Какое-то массовое помешательство. Конечно, все это напоминало глупую шутку, весьма сомнительного качества розыгрыш. Если не принимать во внимание тот огромный нож в клешнях повара.
        Фермер

        Глава 10

        Во дела! Че деется-то! Рассказать кому - не поверят! Не, я точно в школе героем год ходить буду, если не больше. На космическом корабле летал, живых инопланетчиков видел, в настоящем казино играл, мой Шарик победил самого чемпиона гладиаторских боев! И по телевизору про меня передавали на всю галактику. А еще с самим Аланом Зитцдорфом говорил на его знаменитой «Барракуде» в открытом космосе летал в компании с полуголой теткой, на чьи сиськи никак насмотреться не могу. Эх, жаль, камеры нет, вот бы фотки получились! А теперь я еще и заложник. Этот дядька в скафандре так и сказал, что все мы - заложники, и пообещал, что «если не будем дергаться», все останутся живы. Не совсем врубился, что значит «дергаться», но настроение у меня почему-то улучшилось. А этот дядька крутой! Робот-крупье какую-то кнопку нажал, и на этого дядьку уже известные мне щупальца сверху напали. Так он, не будь дураком, схватить себя дал и спокойненько так, под самым потолком болтаясь, вмазал в самый центр этих щупалец из лучемета. Я даже заметить не успел, как и откуда он его вытащил, только зажмурился от вспышки. В общем,
что-то там завизжало, щупальца дядьку бросили и в люк свой обратно, отчаянно скуля, юркнули. Не любят, значит, горячего-то? А мужик так спокойно на ноги поднялся и все лампочки роботу неспешно рукояткой лучемета переколотил. Робот экзекуцию перенес безропотно, только при каждом ударе вздрагивал и мигал красными панелями. Потом деловито осколки свои с пола собрал, в мусорку их свалил и замер в своем углу обиженный. Слушайте, а может, этот дядька - космический пират, я про таких в книжках читал. Забирается в портах в трюмы кораблей, потом берет на абордаж и грабит торговые судна. А в специальной каюте у него заперты сорок красавиц одна другой краше. И одна из них, эта телка с сиськами, - его сообщница. То-то она лыбится до ушей. А этот оранжевый - сообщник. Точно, я попал в лапы космопиратов! Вот здорово!
        Легионер

        Глава 11

        Легионер глянул на свое запястье и нахмурился. На экранчике биоуловителя явно фигурировали три красные точки. И судя по масштабу карты на экране, находились источники биоимпульсов совсем близко.

        - Дяденька, а что это у вас такое? - спросил чрезмерно любопытный парень.

        - Много будешь знать, не дадут состариться, - буркнул легионер и добавил: - Какой я тебе дяденька? Можешь звать меня Хьюго. Или попросту Хью.

        - Хочу вам заметить, что вы нарушаете пункт седьмой параграфа третьего… - подал голос из своего угла крупье.

        - Заткнись! - прикрикнул на него легионер. - Если бы ты знал, сколько я за свою жизнь разных правил и пунктов нарушил, ты бы перегорел от перенапряжения. А вы, уважаемый геолог… Вы ведь геолог, если обряжены в этот комбинезон? Не могли бы вы сказать, какого черта вы здесь делаете с этой полуголой дамой в бусах?

        - Хотите верьте, хотите нет, но я потерялся в джунглях. И… ой!
        Свет в вагончике мигнул.

        - Советую всем крепко держаться! - крикнул легионер. - Кажется, эта посудина пошла на посадку!
        Диспетчер

        Глава 12


        - Рады приветствовать вас на Райских Кущах, Капитан! Отличная посадка, - сказал Секач и превратил сеанс связи, чтобы поприветствовать знаменитого пилота, так сказать, визуально. Конечно, по инструкции приветствовать команду, принимать декларацию и груз должен был второй диспетчер, но в данный момент Крупник дрых после свалившихся на него переживаний и сочинений доносов. Наверное целый том уже сочинил, обвиняя Секача во всех мыслимых грехах, включая попытку убийства второго диспетчера. Ну и пусть пишет, и пусть дрыхнет, а Секач не в состоянии отказаться от удовольствия лично встретить и отдать честь герою космоса Алану Зитцдорфу.
        Конечно, этот Зитцдорф - ас, ничего не скажешь. Как он корабль-то свой посадил, точнехонько в центр указанного сектора, грузовыми люками в сторону ангаров, чтобы погрузчикам лишние круги не нарезать. Вот есть же пилоты, которым и докладывать приятно!
        Секач еще раз прошелся по комбинезону щеточкой, проверил, ровно ли сидит фуражка на голове, спустился по лестнице, пересек холл и вышел из дверей диспетчерской. Жарковато еще, однако терпимо, даже травка зелененькая кое-где показалась. Вот ведь климат на этих Кущах, и как только травка в таком пекле выживает…
        Секач неспешно пересек бетонку космодрома, по всем правилам встал в трех метрах перед трапом и, четко отдал честь, как только пилот в ослепительно белом комбинезоне пилота-навигатора показался в дверях. Доложился четко и ясно, за что и был удостоен ослепительной улыбки. Взять бы автограф, Да только кроме служебного удостоверения в карманах ничего нет…

        - Уф-ф-ф-ф, ну и жарища у вас здесь. Послушайте, лейтенант, - неожиданно услышал Секач, наблюдая, как здоровенный желтый кар выволакивает из трюма вагончик, поблескивающий неоновой рекламой. - У вас тут оружие есть?
        И Секач с удивлением увидел в руке пилота блестящий кольт с перламутровой ручкой. Дорогущий музейный экспонат. И, скорее всего, именной!
        Пилот

        Глава 13

        И все-таки, зачем он дал втянуть себя в эту авантюру? Ведь все было нормально, сначала из трюма вывезли вагончик с пострадавшим мальцом, потом три желтых электрокара один за одним вытянули из трюма все шесть контрабандных контейнеров и отволокли их в ангар. Этот лейтенант-простофиля без разговоров расписался в липовой накладной, даже не глянув в маркировку груза. Все! Теперь бегом в кабину, ключ на старт, выход на орбиту, прыжок к Зое, звонок в космополис во время разгрузки. Копы вяжут этого наглеца со шрамами, пацана обнимают и целуют счастливые родители, телевизионщики дерутся из-за лучших ракурсов. А он уже в кабине, большой прыжок к Луне, швартовка, и героическая биография бесстрашного покорителя космоса Алана Зитцдорфа закончена! Зато начинается биография знаменитого миллионера - прожигателя жизни. Возможно, он даже полюбит этот проклятый молочный коктейль, раз фирма-производитель утверждает, что это пойло увеличивает продолжительность жизни.
        Но он остался и решил сам разобраться с этими «космическими зайцами» и этим космическим пиратом. Какого черта?!! Гордыня, она, проклятая! Ну как же! Прилетит толпа журналистов, спецы из «космоньюс», и что они увидят? Вагончик с мальчишкой, ставшим заложником какого-то сумасшедшего с голой бабой? А где тогда Алан Зитцдорф? Где наш космический герой? Неужели он мог улететь, когда ребенок в опасности? Как это непохоже на героя космоса. А вот если он, бесстрашный Алан Зитцдорф, лично будет командовать захватом наглого террориста и сдаст его тепленьким космокопам, совсем другое дело…
        Этот лейтенантик разбудил своего сменщика (Алану показалось, что они отнюдь не в восторге друг от друга), велел ему принять дежурство, куда-то сбегал и приволок смешной полицейский карабин и коробку толстеньких патронов. Алан рассмотрел маркировку и ухмыльнулся: пластиковый наполнитель, для разгона птиц с космодрома и особо надоедливых мартышек у ресторана на потеху туристам. Но не беда, вид у этой пукалки устрашающий, так что сгодится.
        Они осторожно вошли в ангар и осмотрелись. Алан, вспомнив недавно просмотренный боевик про подвиги космоспецназа, указал рукой на дверь вагончика и показал два пальца. После чего очертил пальцем в воздухе дугу. Диспетчер оказался на удивление сообразительным, он кивнул и начал обходить вагончик справа. Алану ничего не оставалось, как повторить тот же маневр, но уже слева. Они стали по обе стороны от двери в казиношный вагончик, Алан решительно постучал в дверь и громко крикнул:

        - Предупреждаю, вы нарушаете межгалактичечскую конвенцию по правам мыслящих существ. Предлагаю вам немедленно освободить ребенка и сдаться.
        В вагончике что-то громыхнуло, но ответа не последовало.

        - Тогда хотя бы объявите ваши требования! - снова прокричал пилот.

        - Бросьте ваши «пукалки» на пол, - тихо сказал кто-то за спиной Алана, - и поднимите руки.
        Алан вздрогнул, обернулся, во рту его пересохли' Тот самый террорист с лицом в шрамах спокойно стоял у входа в ангар, одной рукой он небрежно держал дымящуюся сигарету, во второй уверенно сжимал рукоятку странного тускло блестевшего оружия.
«Боевой лучемет! - снова вспомнил Алан боевик про спецназ. - Способен разнести этот ангар в клочья». А его (действие на живого человека в случае попадания лучше и не вспоминать. Алан без промедления бросил на кол свой кольт, тут же о бетон звякнул и карабин.

        - Господа, прошу вас войти в вагончик, - предложил неизвестный. - Поверьте, я никому не хочу причинить вреда.
        Фермер

        Глава 14

        Океан! Мечта всей моей жизни! Я в паре километров от берега самого настоящего океана, а до сих пор его даже краем глаза не видел. Когда наш вагончик в ангар везли, я аж к окну чуть ли не прилип. Но так ничего и не увидел - только плиты бетонные, какой-то колючкой поросшие. Обидно-то как! Мечта жизни совсем, совсем рядом, а тебе приходится сидеть в этом душном вагончике. А что делать, раз ты заложник? Хотя мне этот легионер мистер Хьюго почему-то сразу понравился. Крутой дядька! Не суетится, лишних движений не делает, замотал нам быстренько руки скотчем, рты заклеил, на стульчики рядком усадил, спиной к двери, и даже телик включил, чтобы мы, значица, не скучали. И пообещал, что это все ненадолго, ему просто надо уладить кое-какие формальности с местными властями. Знаем мы, какие это формальности. Сейчас корабль захватит и будет требовать за заложников, то есть за нас, выкуп. Я ему сразу сказал, что у деды с батей денег нет и что мы совсем бедные. Он лишь улыбнулся, потрепал меня по волосам и неслышно выскользнул из вагончика. Да так неслышно, что этот космогеолог в оранжевом комбезе еще минут пять
ему рассказывал, что потерпел крушение в джунглях этой планеты и больше месяца жил в племени дикарей. Вот заливает-то, не хуже чем мистер Иглстон о своей учебе в университете на Зое. Где вы сейчас дикарей найдете? Разве что в кино?
        Мы сидели тихонечко, только вот робот дергался. Этот легионер на всякий пожарный вырвал ему из корпуса все манипуляторы, и теперь робот переживал, куда бы спрятать свою «заначку» - 170 кредов, которые он скопил «на черный день». Не уверен, бывают ли у роботов «черные дни»? Наверное, это когда их волокут на переплавку, но вряд ли в этом случае им деньги понадобятся…
        Сидели мы недолго, от силы полчаса, но у меня уже, честно говоря, спина затекла. Тут дверь открывается, я поворачиваюсь и вижу, в вагончик входит какой-то молоденький лейтенант в форме диспетчера и… вы не поверите! Алан Зитцдорф собственной персоной. Я его сразу, моментально узнал. Хотя в этот момент он совсем не был похож на себя на этикетках молочного коктейля: бледный и с поднятыми руками. Последним в вагон вошел мистер Хью.

        - Располагайтесь, господа, - предложил он добродушно. - У меня есть к вам небольшая просьба…
        Все-таки мне было немного жаль, что мистер Хью оказался не космическим пиратом, а то бы он мог даже взять меня в свою команду юнгой, и мы стали бы грозой ближнего и дальнего космоса. Я даже представлял себя старым космическим волком, бородатым, с повязкой через глаз, в кабине боевого корабля под черным флагом с костями и черепом и заголовки в новостях: «Очередной дерзкий налет „Черной барракуды"! Дерзкие пираты ограбили торговый караван с алмазами и исчезли в глубинах космоса!» Зачем нам целый караван алмазов, я так и не решил, во резонно считал, что пригодятся.
        В общем, мистер Хьюго оказался обычным дезертиром, который сбежал из легиона. И теперь он хотел побыстрее попасть на планету Зоя, где у него были какие-то дела. Вот и все. Я-то размечтался… А тут мне мистер Хьюго и говорит, мол, дуй, пацан, в диспетчерскую, есть шанс с твоим батей связаться.
        Едва я вышел из ангара, так сразу же зажмурился от яркого солнца. Вон он, океан, блестит. Километра три, не больше. Сбегать, что ли? Да ладно, успею еще, я ведь слово дал…
        Я сидел в диспетчерской этого космопорта и наблюдал, как мистер Крупник пытается связаться с нашим Грымом. Чего-то у него не получалось, в эфире что-то шипело, потрескивало, а по видеоэкрану шли какие-то цветные полосы. Не иначе как буря магнитная. Я дал честное слово мистеру Хью, что как только сообщу бате, что у меня все хорошо, так тут же вернусь обратно в вагончик, где шли переговоры. А переговоры зашли в тупик, мистер Хью хотел лишь, чтобы его доставили в космопорт на Зое, а лейтенант Секач говорил, что не может нарушить инструкцию и без разрешения начальства выпустить в космос корабль с террористом на борту. Вот чудак! Немного огорчил меня мистер Алан Зитцдорф, во время переговоров он был весь бледный, отмалчивался, и мне показалось, что он до чертиков боится этой пушки в руках мистера Хьюго. Но автограф я у него все-таки взял! Прямо на его стереографии с молочного пакета, ну вы знаете, где он улыбается и пьет молочный ванильный коктейль.

        - Вот что, парень, - наконец сказал мне мистер Крупник. - Видимо, ничего у нас с тобой пока не получится, связи нет, сам не знаю почему. Попробую залезть на вышку, посмотрю передатчик, а ты дуй в свой вагончик и скажи лейтенанту Секачу, чтобы двигал сюда. Я не намерен дежурить за этого психа в его смену…
        Но дойти до вагончика казино, ставшего за это время мне почти родным, я не успел, навстречу мне двигалась процессия из моих невольных попутчиков с лейтенантом Секачом во главе. Замыкал процессию мистер Хью с лучеметом. Он объяснил мне, что переговоры решено перенести в столовую диспетчерской, там и кондиционер лучше, и бар с бренди имеется. А у мистера Хью и его друга Дивера (я огляделся в поисках еще одного «космозайца», но никого не обнаружил) от перелета пересохло в глотке. Так что в вагончике остался один рыжий робот, которому мистер Хью милостиво вернул манипуляторы.
        Я еще заметил, что настроена вся компания весьма добродушно, даже мистер Зитцдорф пару раз продемонстрировал свою ослепительную улыбку. Видимо, хоть переговоры и зашли в тупик, ничего личного друг против друга мои попутчики поневоле не имели.
        Мы сидели в небольшой уютной столовой диспетчерской на первом этаже и наслаждались напитками из бара. Бренди пили только мистер Хьюго и этот космогеолог Петрофф (дикарка называла его Джошем, видимо, сокращенно от Джордж), они же, кстати, заказали себе по бифштексу. Все остальные, в том числе и здоровенная голова на лапках, которую мистер Хью вытащил из рюкзака, пили молочный коктейль и грызли воздушные пирожные. Да, когда мистер Хью выложил мистера Дивера на стол, я подумал, что это футбольный мяч. А потом у «мяча» открылись глазки, выросли короткие когтистые лапки, и он очень ловко ухватил бокал с коктейлем, куда тут же запустил свой длинный язык. Боже мой, чего бы я не отдал сейчас за самый простенький фотоаппарат, даже свою коллекцию парусников…

        - Ну что, господа, - снова заговорил легионер, - будем считать, что мы договорились?
        Глава 15

        Что ж, очень грустно, но мои приключения, видимо, закончились. Меня отправят домой, мистер Крупник сказал, что катер межгалспаса уже вылетает на Кущи по мою душу. Ну, папаша с дедой, друзья, знакомые, однокашники, держитесь, я теперь достану вас своими рассказами! Только сначала к океану сбегаю. Что ж я, дурак что ли, побывать на Райских Кущах и не искупаться? И пусть этот космодиспетчер говорит, что купаться там невозможно из-за водорослей. Ничего, потерплю!
        Что касается остальных, то геолог с девушкой по имени Амальга решили дожидаться здесь представителей властей, чтобы сделать важное заявление, лейтенант Секач согласился выпустить «Барракуду» с мистером Хью на борту, не докладывая начальству. «Но я делаю это исключительно под давлением насилия!» - сказал этот лейтенант с пафосом. Да что он понимает в насилии, увидел лучемет и наложил в штаны, так бы сразу и сказал. Мистер Зитцдорф согласился доставить мистера Хью на Зою и беспрепятственно выпустить его на спасательном челноке. Жаль, конечно, что мне не удастся покрасоваться перед камерами журналистов и телеоператоров на пару с мистером Зитцдорфом, выяснилось, что журналисты прилетят не раньше чем через два дня, почему-то над планетой разыгралась сильнейшая магнитная буря, а посему посадки будут сопряжены с риском. Если верить лейтенанту Секачу - случай для этих мест довольно редкий.
        В это время запикал сигнал внутренний связи. Странно, это был… робот-крупье из казино. Он немедленно хотел «поговорить со старшим». Интересно, а кто же в данной ситуации должен считаться «старшим» в нашей дружной кампании? Если судить по званию, то старшим являлся капитан Алан Зитцдорф, если по должности - лейтенант Секач, как диспетчер и дежурный по порту, по возрасту старейшей была эта голова (мистер Хью сказал, что Диверу никак не меньше 120 лет). Но фактическим хозяином положения оставался мистер Хью, по крайней мере, и карабин лейтенанта Секача, и парализатор мистера Джоша, и кольт капитана Зитцдорфа были у него в рюкзачке. Но выяснять старшинство нам не потребовалось, физия робота возникла на экране, и крупье истошно заорал, мигая красными лампами (видимо, у него где-то был заныкан запасной комплект), что его грабят.

        - Робот-крупье, объясните четко, что происходит? - сказал лейтенант Секач сурово.

        - Они сожрали все, все, что было в холодильнике.

        - Кто они? Что сожрали? - спросил Секач.

        - Ввалились, все перевернули, сорвали дверь с холодильника и все сожрали…
        Все уставились на мистера Хьюго, но тот пожал плечами, мол, извините, никого со мной больше не было…

        - Робот, ответьте четко, кто проник в ваше казино и устроил там погром? - насупившись, спросил лейтенант Секач.

        - Да вот они! - взвизгнул робот и передал картинку камере слежения.
        Что-то громко звякнуло и зазвенело. Это уронили свои бокалы на пол геолог и его девица, даже Дивер вздрогнул и опрокинул свой коктейль на стол. Мистер Хью бокал в руке удержал, но побледнел, а вот шрамы на его лице, напротив, побагровели.

        - Монстры! - сказал он тихо…

        - Откуда эти твари здесь? - прошептал пилот Алан.

        - Шемаршельды, - сказали мисс Амальга и геолог Петрофф чуть ли не хором…

        - Цап-Царапычи, - добавил я, - только большие.
        Глава 16

        Лейтенант Секач умело пробежался по клавишам пульта управления и вывел на экран картинку с изображением ангара. В теньке от стены строения мы заметили четыре притаившихся твари. Клянусь, я не видел ничего безобразнее, даже сколопендра, встреченная мной на Урании, по сравнению с этими покрытыми бугристой чешуйчатой кожей ящерами выглядела премилым, добродушным существом. Хотя нет, если уж вспомнить ту самую Уранию, то те зверушки в цирке на этих в чем-то были похожи. Действительно, как Цап-Царапычи, только крупнее.
        Монстры завтракали, пируя над тушей какого-то крупного животного.

        - Это же Мурка, наш волосяной гиппопотам! Но он должен быть в подвале, в спячке! Неужели они добрались до вольера? - тихо простонал Секач. - Стой! - тут же закричал он что было сил. - Крупник, стой!
        И все мы увидели, как диспетчер Крупник в синем комбезе беспечно идет в сторону ангара. Вытирал руки ветошью и, кажется, даже насвистывал.

        - Вы можете с ним немедленно связаться? - быстро спросил мистер Хью.

        - Нет, он оставил «переговорщик» в диспетчерской. Мы не разговариваем - поссорились, - схватился за голову Секач.

        - Тогда, может, ему крикнуть погромче через громкоговоритель? Диспетчерская оборудована системой внешней аудиосвязи? - предложил мистер Хьюго. Лейтенант Секач отрицательно покачал головой:

        - Оборудована, только центральная не работает. Ничего тут больше не работает!

        - Тогда он обречен… - как-то просто сказал легионер.
        На экране ясно было видно, как Крупник ногой толкнул дверь ангара и на секунду замер, привыкая к темноте. Тут же он резко развернулся и побежал в нашу сторону, видимо, он там увидел такое, от чего решил немедленно спасаться бегством. И я готов был поспорить, что увидел он как раз этих самых монстров.
        Камера беспристрастно показывала его широко открытый в крике рот, желтые клыки, вытаращенные от ужаса глаза. Он очень спешил, но с таким же успехом черепаха могла бы убегать от профессионального бегуна - специалиста по коротким дистанциям. Крупника догнали две зеленовато-бурые твари, одна их них прыгнула Крупнику на спину, сбив с ног, вторая тут же вцепилась мощными челюстями в шею. Я отвернулся и почувствовал, как молочный коктейль, смешанный с рюмкой бренди, которую я выпил тайком, когда все взрослые кинулись к пульту диспетчерской, просятся из желудка обратно.
        Глава 17

        Скажу сразу, страшно мне было до усрачки, даже то, что приключения мои продолжаются, было утешением слабым. Так я не боялся, даже когда Щелкун и Вонючка из старшего класса загнали нас, пацанов-пятиклассников, на бейсбольную площадку и начали избивать по одному, требуя сказать, кто спер из сарая роллер, украденный ими в Санта-Монике. И самое противное было не само избиение, а вот именно это ожидание, когда придет твоя очередь и придется стоять, вытянув руки по швам, под ударами этих негодяев. Я, кстати, тогда и не стоял, а со страху заехал Вонючке в ухо и дал деру. Меня, конечно, догнали и долго били ногами, но это было уже не так страшно.
        Все вокруг бегали и суетились, а мы с мисс Амальгой сидели в обнимку на диване и вздрагивали от каждого удара в дверь. В заблокированную бронированную дверь кто-то ломился. Монстры, кто ж еще? Мистер Хью раздал отобранное оружие обратно (капитан Зитцдорф был опять весь бледный, и даже не поймал брошенного в его сторону пистолета) и теперь щелкал по клавишам, пытаясь выяснить у компьютера, что на складах космодрома есть из стреляющего и взрывающегося. По всему, он всерьез собирался дать монстрам бой. Лейтенант Секач тоже сидел за компьютером и безуспешно пытался послать в эфир SOS. Странная магнитная буря продолжала бушевать над Райскими Кущами.
        Стуки в дверь неожиданно прекратились.

        - Странное поведение для монстров, - сказал мистер Хью. - Обычно они не стучатся, перед тем как напасть, и редко нападают днем. И вообще, все это очень странно…
        Глава 18

        Мы сидели в диспетчерской и, раскрыв рты, слушали мистера Хью. Вот так дела, оказалось, мистер Хью вовсе не террорист, как нам всем казалось, и не космический пират, как подумал я. И даже не простой легионер-дезертир, как он сам представился. А самый что ни есть настоящий истребитель монстров! А я-то думал, что истребители монстров - такая же выдумка, как космопираты. Ан нет, вот он, живой, руками можно потрогать. И не врет, кажется.

        - До сих пор никто не знает, откуда появились монстры, - объяснял нам бывалый легионер, - обычно они появляются ночью из болот, нападают на небольшие поселения, съедают все живое от кур до людей и тут же делают первую кладку. Пока самки высиживают яйца, самцы первой волны нападают на ближайшие поселения и убивают все живое, то есть съедобное. И вылупившиеся «птенчики» кушают уже подтухшее мясо, для более легкого усвоения.
        Мистер Хьюго недобро усмехнулся, плеснул себе в бокал еще бренди, выпил и продолжил лекцию:

        - Монстры очень склонны к мутациям, и часто дети совершенно не походят на своих родителей. Наверное, из-за мутаций. Если на планете есть атомная электростанция или еще чего-либо связанное с радиацией, будьте уверенны, монстры высадятся именно там, на расстоянии одной кладки от источника радиации. Как бойцам, им равных нет во всей галактике, они не ведают страха и легко идут на самопожертвование, когда дело касается безопасности кладки…

        - А сколько времени проходит от кладки до кладки? - спросил мистер Джош. Он почему-то больше всех интересовался этими самыми монстрами и то и дело задавал мистеру Хью вопросы.

        - Монстры высиживают яйца от недели до двух месяцев, в зависимости от уровня. Мелкие монстры могут откладывать яйца уже через пару месяцев после того, как сами вылупились. А вот крупные особи, умеющие плеваться ядом, выпускать облака ядовитого газа и летать, нуждаются в большем времени для формировании их мерзкого организма. Вот помню на Персее мы с Дивером…
        Мистер Хью не договорил, задумчиво погладил ци по круглой лысой голове и еще нацедил себе из бутылки.

        - Скажите, командор, а эти монстры, они разумны? - снова спросил Джош.

        - Не думаю, иначе они давно бы научились пользоваться нашим оружием, освоили бы космические перелеты и вышибли землян и прочих разумных с половины известных планет.

        - А зачем им «вышибать» разумных?

        - Скорее всего, инстинкт сохранения своего вида да счет уничтожения всех видов иных. По крайней мере, именно так нас учили в академии.

        - Но как же они попадают с планеты на планеру? - не отставал настырный Джош.

        - А хрен их знает, может, забирается беременная самка, как крыса, в трюм и летит до первой посадки. А там выскальзывает потихонечку из трюма, добирается до ближайших болот, они болота за милю чуют, там выводится первая волна потомства, и… А вообще, в чем-то ты прав, порой мне кажется, что эти монстры более чем разумны. Появляясь на какой-нибудь планете, они первым делом атакуют космодром. Чтобы никто не ушел, а значит, детишкам достанется больше еды, с другой стороны, чтобы помощь не пришла, ну не любят они ни пушек, ни огнеметов.
        Я как-то попробовал задать этот вопрос в академии, ну, не направляет ли их кто-нибудь на космодромы, а мне объяснили, мол, прилетели с кораблем да космодром, около него размножились и на него же напали… В общем, не знаю я. Я не монстролог, а монстроуничтожитель, монстроубиватель, если хотите. Я вот уже двадцать с лишним лет только и делаю, что убиваю монстров, потому что во всей Вселенной ничего более противного нет.

        - А почему вы, в таком случае, здесь? - тихо спросил мистер Зитцдорф.

        - Сбежал, - просто ответил мистер Хью. - Дезертировал, когда начал монстров бояться, понимаете? Мне показалось однажды, что монстры вокруг, что некоторые люди и другие разумные тоже монстры, только маскируются. Был у нас один такой, профессор Фальц. Да, натуральный профессор, на Земле в Университете преподавал, нам в академии лекции читал. Говорил, что все живое во Вселенной имеет свое предназначение, и если монстры существуют, то надо их изучать, а не уничтожать. Вот и доизучался, на Тристане от него только протез руки остался и челюсть вставная. Пришлось в гроб только это и положить…
        Тут я заметил, как мистер Алан вздрогнул и побледнел еще больше. Он вообще был на себя не похож, я то и дело украдкой вынимал из кармана подписанную мистером Аланом фотографию и сравнивал. Совсем другой человек! На фото румяный, улыбается, коктейль молочный пьет, а тут бледный, под цвет своего комбинезона, сидит, с бутылкой обнявшись, бренди накачивается. Чистым, ни с каким коктейлем не смешивая. Нет, я понимаю, мне и самому страшно, но я кто? А он-то герой.

        - И вообще, геолог, хочешь узнать про монстров все? Тогда держи, - мистер Хью вытащил из внутреннего кармана маленький серебристый диск и кинул его Джошу. - Тут все про монстров, все! Вся информация, даже сверхсекретная, до последнего байта, не считая, конечно, их сегодняшнего явления. Где появились, сколько съели, мутации, модификации с картинками и звуками. А я пошел дрыхнуть. Надеюсь, мистер Крупник не будет возражать, если я займу его каюту. По причине того, что он умер. Темнеет здесь рано, так что часиков в девять они начнут, и молитесь, чтобы в этой популяции не было летающих особей, почему-то я не очень уверен в стеклах на втором этаже, впрочем, если они выдерживают местный ураган… Ладно, там видно будет, вам тоже советую выспаться…
        Мистер Хью, заметно покачиваясь, направился в коридор, ведущий в жилой блок, тут же оттуда раздался его возглас, характерное шипение выстрела боевого лучемета и звук падающего тела. Мы, как один, вскочили, я успел заметить, как мистер Джош с парализатором в руках заслонил дикарку своим телом, а мистер Алан взвел курок кольта. Лейтенант Секач со своим карабином замешкался, но тут же громко воскликнул:

        - Не стрелять! Это Алямм, он - друг! Что-то большое, зеленое и лохматое осторожно переступило порог диспетчерской и нерешительно остановилось. На первый взгляд растение, очень похожее листьями на фикус, что стоит в углу таверны дядюшки Абрамяна. В своих шевелящихся отростках растение держало большой бутон с обугленным черенком.

        - Я просто поздоровался, а он выстрелил в меня, - виновато прошелестело растение на довольно сносном межгалсленге.
        Я вскочил на ноги и первым бросился в коридор. Мистер Хьюго лежал на спине с крепко закрытыми глазами и натуральным образом дрых. На лице его застыла блаженная улыбка. Я встал на колени, уложил голову командора на колени и стал соображать, как помочь раненому. Но тут почувствовал какой-то странный сладковатый аромат и, совершенно теряя ориентацию, ухватился рукой за воздух.
        Снился мне почему-то мистер Иглстон. Он стоял за кафедрой в церкви и, громко постукивая своей бамбуковой тростью по обложке Священного Писания, сердито мне выговаривал: «…что же ты, Люка Ажен? Родители растили тебя, не жалели сил, отдавали все самое ценное, дед поседел от твоей отвратительной успеваемости, отец Жозеф без устали учил тебя Священному Писанию, а ты? Ты стал пиратом, Люка, ты угоняешь космические корабли, берешь транспортники на абордаж и держишь в неволе сотни женщин, предаваясь с ними оргиям. Посмотри, что ты наделал, Люка…» - и он указал рукой куда-то в сторону дверей церкви. Я обернулся, в проходе стояли женщины, очень красивые и обнаженные. Большинство из них были мне совершенно незнакомы, но чуть присмотревшись, я узнал мисс Сидороффу, нашу классную даму миссис Барбару Айкью и почему-то своих сестричек. А впереди всех стояла Барбара Чен, она была тоже обнажена, но формы ее тела почему-то очень напоминали формы этой дикой Амальги.

        - Люка! - сказала мне Барбара сурово, и из уголков ее красивых чуть раскосых глаз скатилась слеза. - Я готова была уже отдать тебе свое сердце, но ты не закончил школу и стал пиратом. А родители не разрешают мне дружить с пиратами! Ты должен бросить пиратский промысел и закончить школу! - сказала она сурово, подходя вплотную и хватая меня за грудки. - Ты должен, слышишь, Люк!
        Барбара разошлась не на шутку, она не только сильно трясла меня, но вдобавок пару раз больно хлестанула по щекам…
        От боли и обиды я проснулся. Надо мной на коленях стоял мистер Джош, чье лицо до самых глаз было замотано полотенцем, и облегченно улыбался:

        - Проснулся, вот и славно! Пойдем, мистер Хьюго будет проводить инструктаж.
        Глава 19

        Я, не стесняясь, пялился на это полурастение и потихоньку щипал себя за бедро, проверяя, проснулся я уже или продолжаю спать. Потому что такое может только во сне присниться. Хрумм - разумное растение, говорящая трава на лапках. Это даже не лапки, а такие корневища, что и влагу сосут, как корни, и ходить на них можно. Сверху, на конце стебля у него главный бутон. Когда закрыт - бутон как бутон, что-то вроде гигантского тюльпана в нашей школьной оранжерее, а как раскроется а физиономия с глазами. Здоровенные такие глаза с лепестками-ресничками. А на стебле у него еще три-четыре бутончика. В них сейчас споры ароматические, они ему для брачного периода необходимы. Но споры эти не только пахнут. Некоторые могут ослепить кого угодно, другие - усыпить. Вот хрумм с испугу и обдал мистера Хьюго усыпляющим, а я от него надышался.
        Это мне все лейтенант Секач объяснил, он с хруммами давно дружит, хоть они и воняют в период цветения. Они жениться и размножаться в воду уходят, там и воняют, зато, когда начинается курортный сезон, выбираются на сушу, врастают в почву и начинают ароматизировать туристам на радость.
        Хотя на хрена ему сейчас эти бутончики со спорами, я так и не понял. Размножаются-то они делением, вот так берут и разделяются напополам. И тогда один из запасных бутончиков становится главным, и на нем появляются глазки. В общем, забавно. Нам бы на Грым пару таких хруммов. Представляете, поле с саженцами. Ма-а-а-аленькими, зелененькими, Дожди их поливают, солнышки греют, и вымахивают они в двухметровые растения с початками, 'как у кукурузы. А когда поспевают, начинается уборочная: они сами стройными колоннами отправляются на маслобойню, сами давят из себя масло, а потом коллективно укладываются в силосную яму, здорово? Ой, чего это я? Видимо, это споры, которыми нас Алямм усыпил, так подействовали. Кто же будет масло давить с разумного существа? Ну да, хруммы, они ведь разумные, они еще и разговаривают. Есть у них еще один бутончик под главным, так там пестики - тычинки твердые такие, и, соприкасаясь, они издают треск, словно бабка старая, беззубая кряхтит. Но разобрать, что он говорит, вполне можно.
        Так вот этот хрумм по имени Алямм и говорит, Что его снова послали ихние растительные старейшины сообщить людям, что в море появились «чужие» - ужасные прожорливые существа, сожравшие всю рыбу и моллюсков в округе, даже морских ежей на зуб пробуют. И старейшины пребывают в тревоге…
        Глава 20


        - Какая такая шемаршельда?!! - горячился мистер Хьюго, тыкая пальцем в изображение на экране. - Это щитозуб, боевой монстр, - ящер второго уровня! Бескрылый вариант мутации, после следующей кладки он станет крылатым, но потеряет вот этот рог и мощные передние лапы… А в таком виде он почти неуязвим в ближнем бою, и единственный способ борьбы с ним - огнемет, плазменная граната или пулемет крупного калибра. Без этого даже большому числу бойцов с обычным оружием с ним не справиться.
        Я вспомнил, как ловко мой Шарик разобрался в цирке с зубастой тварью, и хмыкнул. Но на меня внимания не обратили, мистер Джош что-то сказал своей спутнице, тут же Амальга заверещала на своем птичьем языке, сорвала с себя шкуру и сунула мистеру Хьюго под нос. Тот пощупал, даже понюхал и с сомнением покачал головой:

        - Нет, это решительно невозможно, щитозуб разметал бы и сотню дикарей с их копьями и стрелами.

        - Но факт есть факт, - горячо запротестовал мистер Джош, - мои соплеменники на них охотились. Я сам убил одну такую тварь из обычного парализатора. Да, одним выстрелом на предельной мощности, но я видел, как она забилась в агонии.
        Мистер Хьюго снова покачал головой, увидел меня и приветливо улыбнулся:

        - Выспался, герой? Что, тоже нюхнул этих «духов», меня спасая. Хороша вещь, точно? Наверное что-то забавное снилось? - он подмигнул и посерьезнел. - Приступим к разработке плана обороны. Вы, мистер Секач, останетесь здесь за пультом вместе с нашим героем Люком. Вдруг связь все-таки восстановится, во что я, правда, уже не верю. Кстати, вы заменили эти «хлопушки» на нормальные патроны? И чем же вы их зарядили? Порезали стальной провод? Неплохая идея, хвалю, с такой сноровкой из вас получился бы неплохой легионер. Ну не обижайтесь, это, между прочим, комплимент. Стреляйте в упор, желательно по глазам или в открытую пасть. Вам, молодой человек, я доверяю вот это оружие, - и мистер Хью протянул мне какую-то толстую штуку с рукояткой. - Это «стрекач» из спаскомплекта для туристов. Зеленая клавиша - ракета, красная - шоковый залп, очень действенен против акул, белая - сильный заряд снотворного. Предохранитель снимается так. Можешь потренироваться, но особо не увлекайся. Вас, мистер Джордж, я попрошу занять оборону перед шлюзовой камерой вместе с вашей очаровательной супругой. Если и в самом деле с
помощью ее трубки со стрелками и вашего парализатора можно уложить щитозуба, или как вы его назвали - шемаршельду, я за вас спокоен. Капитан Зитцдорф, вас я попрошу наблюдать за окнами и стенами жилого блока, особо прошу обратить внимание на нишу для мусорного контейнера, мы хоть и постарались завалить его чем только можно, но все-таки. Вы, мистер Алямм, подстрахуете нашего отважного аса, и если от вашего аромата заснет хоть одна тварь, я буду очень рад. Никого не забыл? Сам я буду находиться пока внизу, с господином Петроффым. Почему-то мне кажется, что твари начнут атаковать именно оттуда. Но при первом же сигнале я готов поспешить на помощь остальным. Теперь о ваших действиях, в случае, если напор противника будет слишком сильным, все отступаем сюда, на второй этаж диспетчерской. Здесь передатчик, здесь остается надежда на связь и помощь. Но обязательно закрываем за собой двери и блокируем их. Обязательно! Монстры не так сноровисты, они должны потратить время, чтобы справиться с дверьми, потому что лестницу с первого этажа и коридор жилого блока я заминировал. Не бог весть какая взрывчатка -
пиропатроны для опознавания торговых кораблей. Мощности маловато, зато дыму и грому будет в достатке. В принципе, все… Вопросы есть?

        - А что дальше, мистер Хьюго? - раздался голос мистера Алана.

        - В смысле?

        - Как долго вы… мы собираемся здесь сидеть?

        - Ах, вы про это? До прибытия помощи. Если верить мистеру Секачу, что даже если мы не сможем послать сигнал о помощи, к нам летит челнок межгалспаса за нашим малышом Люком. Во-вторых, в центре наверняка обеспокоятся молчанием космопорта и вашим молчанием, мистер Зитцдорф. Если мне память не изменяет, вы сегодня должны быть в порте назначения Зоя и вас там ждут?

        - Да, но почему бы нам не попробовать пробиться к «Бакрракуде» и не взлететь на ней?

        - Прекрасный вопрос, мистер Зитцдорф, но вы видели, что стало со вторым диспетчером этого замечательного космопорта? Если не ошибаюсь, его фамилия Крупник. Мы ведь теперь даже не сможем похоронить его и сказать над могилой: «Прах к праху, земля к земле». Праха не будет, разве что экскременты этих тварей…

        - Пробиться к кораблю невозможно? - спросил Зитцдорф.

        - Сейчас - невозможно, и ночью эти твари - хозяева положения. А вот завтра днем…

        - Завтра, но почему не сегодня? У нас ведь был целый день! Когда вы изволили, по вашему же собственному выражению, «дрыхнуть».
        Мистер Хью с интересом взглянул на Алана.

        - Мистер Зитцдорф, вы, конечно, великий космонавигатор, по крайней мере, так про вас говорят по межгалТиВи, но, к сожалению, совершенно не знакомы с манерами и повадками монстров. Так вот, мне с ними пришлось пообщаться, и могу вас заверить, что сегодня они просто расположены сожрать нас всех здесь присутствующих с потрохами. Но завтра они начнут делать кладку, то есть их самки будут заняты вопросами продолжения рода, и у нас появится шанс пробиться к вашей знаменитой
«Барракуде». Правда, если в ее трюме не будет прочих не очень приятных сюрпризов.

        - Что вы хотите этим сказать? - резко крикнул Зитцдорф, снова бледнея.

        - Что хочу сказать? Мистер Зитцдорф, знаете, кто это такое? - И мистер Хьюго показал нам короткий серебристый стержень, похожий на авторучку.

        - Понятия не имею, - скривился презрительно капитан.

        - Это биолокатор, или монстроуловитель, - боевой образец, прибор с недавних пор находится на вооружении в некоторых элитарных частях спецназа, космодесанта и легиона. Как известно, монстры не могут говорить, они общаются пучками волн неясного пока происхождения. И хотя наши ученые еще не выяснили всех их свойств, зато научились делать приборчики, их улавливающие. Вот смотрите, я держу ручку за колпачок, сжимаю, тут же загорается красным цифра в окошечке и ручка наклоняется. Видите, она наклонилась и циферка зажглась. Это значит, что ближайший монстр, излучающий эти самые волны, находится примерно в ста метрах от нас. И это меня пока радует. Этот же биолокатор может быть подсоединен к обычному компу, и тогда данные с него можно видеть на большом экране.

        - Допустим, но какое отношение эта ваша ручка имеет к моему кораблю?

        - Элементарное, этот прибор автоматически включился вчера, в тот самый момент, когда я зайцем пробрался в трюм «Барракуды». Они были там мистер Зитцдорф, вы привезли этих тварей на эту планету, капитан Алан. В тех самых контейнерах что выгрузили в ангар этого космопорта из вашего трюма. Вы ведь контрабандист, мистер Зитцдорф? Причем из самой мерзкой породы контрабандистов. Из тех, что за деньги перевезут куда угодно что угодно, даже не интересуясь, что и зачем они везут…

        - Но почему, черт побери, почему вы заговорили об этом только сейчас? - возмущенно крикнул мистер Секач.

        - Потому что, мой лейтенант, я не был уверен, что вы не сговоре с этим героем космоса. Вы ведь подписали все таможенные декларации, даже не глянув на груз.

        - Но я, но мне…

        - Да, да, я понимаю, вы увидели героя космоса, вы только что услышали о его очередном подвиге - спасении вот этого малыша, - и мистер Хью погладил меня по затылку. - Я наблюдал за вами некоторое время, лейтенант, пока наконец не понял, что будь вы даже самым искусным актером - мастером перевоплощения, вам бы не удалось так долго прикидываться. Примите мои извинения за необоснованные подозрения.

        - Ну вы, детектив-любитель! - услышал я голос мистера Алана. Он стоял во весь рост у стены и… направлял на мистера Хьюго пистолет. Выглядело это все очень эффектно, даже лучше, когда он с коробкой коктейля на обложке с широкой улыбкой. Только сейчас отважный пилот не улыбался, глаза его сузились, лоб наморщился.

        - Бросьте-ка мне сюда свое оружие, и вы тоже. Эй, как вас там, Джош? Переведите своей бабе, чтобы она и трубку свою сюда на диван бросила вместе со стрелами.

        - Сейчас, разбежались! - спокойно сказал мистер Хьюго. - Опустите свой музейный пистолет и идите на свой пост.

        - Может, он и музейный, - прошипел Алан, взводя курок, - но башку разнесет тебе с одного выстрела.

        - Очень сомневаюсь. Даже музейные пистолеты не могут стрелять без этого, - и мистер Хьюго разжал ладонь, на которой тускло блеснули шесть одинаковых цилиндриков. - Пистолет не заряжен, мистер Зитцдорф, да и стал бы я давать заряженное оружие человеку, которого ищет Центр БА. Надеюсь, вы знаете, что это такое?
        Прославленный герой космоса покачнулся, выронил оружие из рук и беззвучно рухнул на пол. И то правильно, а то куда ему еще дальше бледнеть? В этот момент я начал как-то разочаровываться в героях космоса.
        И тут внизу загремело.

        - Ну, началось, - прошептал лейтенант Секач, передергивая затвор карабина. А мистер Джош перекрестился.

        - Странно, - сказал мистер Хью, глядя на свой приборчик, - но мой монстроуловитель ничего такого не показывает.
        Он потряс прибор, выключил и включил его снова. Видимо, прибор показал тот же результат.

        - Тогда кто там внизу? - почему-то шепотом спросил лейтенант Секач.

        - Понятия не имею, пойду посмотрю… Минуты через три я услышал знакомое жужжание, и в диспетчерскую вкатился… робот-крупье.
        Он мигнул мне зелеными лампочками, как старому знакомому, и затараторил:

        - Как я испугался, знали бы вы, какого страху я натерпелся! Это же монстры, настоящие чудовища! Для них нет ничего святого, они сожрали даже сукно с игрального стола!
        Часть четвертая
        В ОСАДЕ

        Глава 1

        Связи все не было. Не было совсем! Лейтенант Секач еще раз сделал запрос по всем каналам - без особого результата. Не отвечал ни ближний космос, ни дальний, не отзывался межгалспас, не проходил даже сигнал SOS - вещь, как мне пояснил мистер Хьюго, совершенно невероятная. Однако мистер Джош ему возразил, что сам целых полгода кис на этой планете, то и дело взывая о помощи через свой передатчик, а результата - ноль. Мистер Хьюго спорить не стал и задумался. А лейтенант Секач после очередной безуспешной попытки связаться хоть с кем-нибудь неожиданно громко выругался, резко вскочил со своего места, да так резко, что кресло опрокинулось, и начал расхаживать по диспетчерской, при этом недовольно что-то бормоча. Наконец он уселся на диван, оглядел нас и саркастически изрек:

        - Ну и компашка у нас подобралась, все, как на подбор: господин космозаяц-легионер в бегах с манией преследования и говорящей башкой в рюкзаке, герой Космоса, чью смазливую физию вы увидите на каждой коробке с молочным коктейлем в любой лавке на сотню световых лет в округе, он же по совместительству - контрабандист «в особо крупных размерах». А также четырнадцатилетний недоросль с явными задатками флибустьера и колченогий космогеолог - Робинзон с женой-дикаркой. Да еще киборг-крупье, лишившийся своего казино.

        - Эй, лейтенант, мне кажется, вы кого-то забыли, - резко сказал мистер Джош.

        - Да, конечно. Извините, Джордж, за «колченогий», погорячился, и вашей очаровательной супруге мои горячайшие извинения. Конечно, я забыл упомянуть, что в этой замечательной компании клоунов еще абориген из местных, то ли разумный хвощ, то ли овощ с жуткой вонью и постоянным стремлением немедленно отпочковаться, и, наконец, я, диспетчер-неудачник, еще вчера жаловавшийся на смертельную скуку. Теперь никого не забыл? За такую компанию клоунов любой кинопродюсер заплатил бы немалые деньги. И мы в осаде. Мы собираемся принять бой. Правда, на шестерых, то есть на семерых, если считать это полурастение, у нас один боевой лучемет со спиленным номером, полицейский курортный карабин с коробкой патронов для разгона мартышек, парализатор направленного действия - любимое оружие домохозяек, насмотревшихся ужастиков про сексуальных извращенцев. И реликтовый револьвер из эпохи вестернов с рукояткой, отделанной перламутром. Правда, пригодно сие оружие скорее для того, чтобы произвести эффект на какую-нибудь смазливую дуреху в ночном баре при космопорте.

        - Терпеть не могу баров в космопортах, - буркнул мистер Алан.

        - Да? Я бы вот сейчас не отказался, хоть какое-то разнообразие, - хмыкнул Секач. - Итак, сделаем выводы, перечисленное - это все, что у нас есть, для того, чтобы выжить. Если, конечно, не считать очень большого желания спасти свои шкуры. Причем, как я заметил, больше всех дрожит за свою шкуру как раз именно робот, даром что железка. И вот этой могучей армией нам придется сразиться с кучкой монстров в три десятка особей, каждая из которых, если верить господину легионеру, с легкостью порвет всех нас на куски и смешает в мелкий винегрет, перед тем как сожрать. Замечательные перспективы! А я еще жаловался на скуку…

        - Мистер Секач, потрудитесь изъясняться понятнее, - снова подал голос легионер, - у вас есть какое-то конкретное предложение?
        Неожиданно Секач громко рассмеялся. Я бы даже сказал - расхохотался.

        - Да, есть! Только не предложение, а предположение. Грандиозная догадка, я бы сказал. Ха-ха-ха! Что все это - грандиозный розыгрыш. Гы-гы-гы! Сначала взбесившиеся киборги. Потом пацан, попавший в беду, и космический заяц в комбинезоне легионера, и эта дикарка с геологом. Они по какому-то невероятному стечению обстоятельств оказываются в одно время в одном месте. И в каком?!! В вагончике балаганного казино! Ой, не могу, ха-ха-ха… Теперь монстры. Монстры та Райских Кущах! Ой, не могу! На Райских Кущах настоящие кровожадные, злобные монстры. Хи-хи-хи! Нас разыгрывают? Хо-хо-хо! Ну признайтесь, мистер Зитцдорф, это ведь розыгрыш? Вы специально подстроили так, что связь не работает, но на самом деле, сейчас где-то здесь висит маленькая камера и записывает все, что тут происходит, я прав? Хы-хы-хы! А потом покажут по стереовидению наши глупые морды. Ну конечно, потерпевший аварию и застрявший в Джунглях Робинзон и его жена - прекрасная дикарка. О-хо-хо!!! Ну спасибо, мистер Зитцдорф, ну порадовали. Хотя нет! Постойте, я все понял. Конечно капитан Алан Зитцдорф ничего не скажет, потому что разыгрывают
как раз-то его! Кому интересен я, обычный космодиспетчер? А вот Алан Зитцдорф! Герой космоса. Итак, мистер легионер, как вас там, Хью Грант? Признавайтесь, это ведь вы здесь главный режиссер, вы подстроили все это?
        Все тут же посмотрели на мистера Хьюго. Но легионер оставался таким же спокойным, как и раньше, он полулежал на диванчике, уложив ноги в своих высоких десантных ботинках на столик, и попыхивал своей длиннющей сигарой, изъятой из бара. Зато мистер Алан совершенно изменился в лице. Он сначала хихикнул, потом еще раз и, наконец, рассмеялся во весь голос.

        - Ну конечно! Черт бы меня побрал! Это розыгрыш! Нет, а я-то совсем было поверил. Ну правда, откуда могут быть на Райских Кущах монстры? Ха-ха-ха… Давайте, мистер Хьюго, заканчивайте вашу комедию… Вы честно отработали свой гонорар. Или вы хотите, чтобы мы продолжали участвовать в этой комедии?

        - Так вы считаете это комедией? - усмехнулся легионер. - А вы, мистер Петрофф, вы тоже так считаете?

        - Ну, если меня тоже снимали полгода в джунглях, то да, - невесело улыбнулся космогеолог. - Только я не знаю, какому идиоту могло прийти в голову устраивать такие опыты над целой кучей народа, считающих себя диким племенем, там, в джунглях. И зубастая тварь, которая меня хотела сожрать, выглядела очень даже натурально. Я даже сейчас помню, как пахло у нее из пасти.

        - Ваша супруга считает так же?
        Геолог перевел вопрос на смешной птичий язык, девушка быстро ответила.

        - Она считает, что такое предположение лейтенанта ошибочно, - перевел геолог, - и…

«Скажи этой свинье, что он совсем рехнулся», четко и громко прозвучало в диспетчерской. Все почему-то глянули в мою сторону. Э! Да это универсальный киборг-переводчик неожиданно «проснулся» у меня на запястье.

        - Думаю, ваш перевод, мистер Петрофф, не совсем точен, но в общих чертах позиция вашей супруги понятна. А ты, Люка? - спросил командор, обернувшись ко мне. - Ты тоже думаешь, что попал в кино? Я открыл было рот, чтобы ответить, да так и замер. А что? А вдруг все так и есть? Вдруг нас снимают для этой забавной передачи, где потешаются над известными актерами, спортсменами и даже политиками. Каждую субботу у дяди Абрамяна мы эту передачу непременно смотрим, в записи, конечно. Там у меня любимая серия, когда Августу Сью якобы похищают вместе с ее собственной яхтой космические пираты и продают в гарем такому здоровенному инопланетчику с щупальцами. То-то она визжала, когда он к ней щупальцами под блузку полез! Так и здесь. Меня специально оставили на Урании одного, чтобы мистер Зитцдорф меня спас, а легионер и остальные - просто актеры, играющие свои роли…

        - Значит, и малыш сомневается? - Легионер Хью выпустил колечко дыма и тут же проткнул его своей сигарой. - Тогда давайте посмеемся вместе, позовем сюда съеденного господина Крупника и… А вот насчет контрабанды, мистер Зитцдорф, это тоже розыгрыш?
        Лейтенант Секач еще похихикивал, а мистер Зитцдорф в секунду стал совершенно серьезен:

        - Контрабандой занимается половина пилотов космофлота. Но вот насчет вашего предположения о том, что я перевозил в своем трюме монстров… Очень это смахивает на плохую комедию.

        - Ваше мнение мне понятно. А что скажете вы, господин крупье? - поинтересовался легионер.

        - Они были настоящие! - категорично заявил робот. - Настоящие монстры, для которых нет ничего святого. Видели бы вы, как они жрали сукно со стола рулетки!

        - Итак, - легионер решительно затушил сигару в пепельнице, - я не буду тревожить господина разумного хвоща и моего друга Дивера, они, кажется, заснули, просто констатирую, что мнения разделились. Что ж, в этом случае остается один выход - проверить. Так каким образом, лейтенант Секач, вы собрались проверить свое без сомнения остроумное предположение?

        - А так! - лейтенант снова уселся в кресло и переключил все экраны на камеры наружного наблюдения. - Вы видите где-нибудь хоть одного монстра? Нет, потому что на самом деле их тут нет!

        - Но мистер Секач, - возразил я, - мы же все видели, как твари сожрали вашего лохматого бегемота Мурку. И напали на мистера Крупника.

        - Во-первых, не лохматого, а волосяного. А во-вторых, где мы все это видели? На тех же экранах мониторов! - торжественно заявил Секач. - А что стоит шутникам с телевидения просто запустить картинку со специально обученными животными через центральную на наши мониторы?

        - Какое к черту кино?!! Я их видел лично! - заявил крупье.

        - А ты заткнись! Тебе, чертова железяка, в программу все что угодно записать можно! Ты и ангелов с крылышками в открытом космосе запросто увидишь.
        Робот что-то пробурчал, но спорить не стал.

        - Так что вы конкретно предлагаете? - снова поинтересовался легионер.

        - Что конкретно? А вот что! Сейчас мы все выйдем из диспетчерской и заявим, что спектакль закончен. И все!

        - Да? Лично я никуда выходить не собираюсь, и вам не советую! - сказал легионер, вставая на ноги. - Если верить моему монстроуловителю, эти твари в количестве полудюжины ждут в тенечке как раз у стен диспетчерской. И если вы даже успеете им сообщить, что спектакль закончен, вряд ли их это убедит.

        - К черту! Я вам не верю! Я нахожусь на государственной службе и не желаю выступать в качестве клоуна! - выкрикнул лейтенант Секач, снова вскакивая с кресла. - Мистер Зитцдорф, вы со мной?
        По всему видно было, что капитан Зитцдорф находится в смятении. Конечно, он много сейчас отдал бы, чтобы все это оказалось розыгрышем. Да и я тоже, признаться, не очень бы хотел с живыми монстрами так близко знакомиться. Лучше бы это оказался на самом деле розыгрыш. Но вспоминая страшные челюсти, что драли тело господина Крупника, я лично решил пока никуда не выходить.

        - Капитан Зитцдорф, вы со мной? Ну и черт с вами! А я прекращаю этот балаган! - снова рявкнул мистер Секач и, подхватив карабин, решительно двинулся к выходному шлюзу…

        - Мистер Секач, - окликнул его легионер, - если это балаган, то зачем вам карабин?
        Секач показал легионеру рукой неприличный жест и ступил на лестницу, ведущую вниз, на первый этаж…

        - Я провожу и подожду около кнопки шлюза, - не обиделся легионер. - Очень надеюсь, наш доблестный лейтенант силен в спринте. Но и вы здесь не особо-то расслабляйтесь, а быстро поднимайтесь на второй этаж.
        Глава 2

        Не знаю, насколько герметичны и звуконепроницаемы входные шлюзы диспетчерской, но дикий вопль, который издал лейтенант Секач, и выстрел, Ра ним последовавший, были хорошо слышны даже здесь, на втором этаже. Вопль на самом деле был дикий, от него у меня, честно говоря, даже мурашки по коже побежали.

        - Господи, бедный лейтенант, - прошептал мистер Джош и широко перекрестился.

        - Его съели? - невинно поинтересовалась прекрасная Амальга, как мне показалось, она не питала к диспетчеру теплых чувств.

        - Нет еще, - отозвался мистер Хьюго, быстро поднимаясь по лестнице. - Наш смельчак вполне жив, а перед его спринтерскими способностями я просто снимаю шляпу.
        Лейтенанта Секача было просто не узнать. Вот бы никогда не поверил, что уроженец солнечной Сайстры может так побледнеть. Ну, бледный, прям как мертвец. Шикарные усы его вроде как поникли, а вот щетина, наоборот, стояла дыбарем. Он медленно прошел к пульту управления и буквально свалился в кресло, уронив на пол карабин, из дула которого еще вился дымок.

        - Это ужасно, ужасно… Это настоящие монстры… - прошептал Секач еле слышно. Зато вскочил пилот Алан и громко заорал:

        - Это возмутительно, легионер Хьюго Грант! Вы же знали, что его там ждет! Как вы смели так подвергать смертельной опасности его жизнь?!!

        - А что? - невинно ответил мистер Хьюго. - Если мне не изменяет память, уважаемый лейтенант Секач решил сам убедиться, что опасности нет. Но оказалось, что опасность все-таки есть. Да…

        - Но послушайте, легионер!..

        - Кстати, пилот Алан Зитцдорф, - перебил его мистер Хьюго, - и еще насчет легионера. Я вижу что нам никак не избежать некоторых организованных военных действий, если мы, конечно, хотим остаться в живых. Поэтому предлагаю без долгих разговоров оформить наше странное сообщество во что-то типа военного отряда. И в качестве командира немедленно предлагаю свою кандидатуру. Кто-нибудь против? Лейтенант Секач, вы не против? Вы, Алан? Хотите предложить свою кандидатуру, как старший по званию, и лично организовать оборону? Нет? Я так и думал. Спасибо всем за доверие. А потому с этой минуты можете меня называть просто командир. Или командор, если вам больше нравятся звания, принятые в легионе. Потому как, если мне не изменяет память, именно в этом звании я и покинул легион, до тех пор, пока не стал снова волонтером, и… В общем, запутанная история…

        - И все же, командор, если вам так больше нравится, как вы объясните, что подвергли жизнь лейтенанта Секача такой опасности? - не унимался капитан Зитцдорф.

        - Объясню тем, что в данный момент времени наш отряд проводит боевую операцию, называемую обороной. А при проведении любой военной операции необходима разведка. И с этой миссией наш доблестный лейтенант Секач прекрасно справился. Да еще умудрился выпалить одной из зверюг прямо в морду. Вон, гляньте на центральный монитор, видите, сидит, отплевывается.
        Мы немедленно сгрудились у экрана. Действительно, перед шлюзами диспетчерской сидела на бетонке мерзкая тварь и терла короткими передними лапами окровавленную морду.

        - Но зачем это было нужно? - неуверенно спросил капитан Алан.

        - А затем, что если мы хотим выжить, то должны приблизительно знать численность и месторасположение врага. И судя по моему монстроуловителю, это нам удалось. Видите, красные точки со всех сторон приближаются к центру. Это они, монстрики. Та тварь, что получила в морду, подняла жуткий вой, и вся монстробратия кинулась к ней на помощь. Так что сейчас начнется! Ну, что сидите? Быстро все по местам! Где тут выход на крышу? Лейтенант Секач, я вас спрашиваю! А, ладно! Мистер Джош, примите у лейтенанта карабин и не забудьте его перезарядить.
        Глава 3

        Первый штурм мы отбили сравнительно легко. По крайней мере, мне так показалось. Это, наверное, потому, что монстры напали, как говорится, спонтанно, без особого плана и подготовки. Та тварь раненая разоралась, и они всей гурьбой к ней на помощь. Мистер Хьюго пояснил, что у монстров очень развита взаимовыручка - стадный инстинкт. Так всей толпой и навалились на шлюзовые двери диспетчерской. А они, между прочим, железные, двери эти! Их так просто не пробьешь. Тем временем командор Хьюго на пару с мистером Джошем выбрались через запасной ход на крышу первого этажа и от души угостили тварей из двух стволов. Видели бы вы, как закрутился на месте тот монстр, в которого командор попал из лучемета! У него от кожи аж дым пошел, больно, наверное! Мистер Джош тоже вражинам спуску не давал, наверное, коробки две патронов исстрелял из карабина. Правда, особого урона его стрельба монстрам не причинила, слабоваты, видать, патроны оказались, но шуму наделали. А уж как я хотел по зверюгам пострелять, да хоть из того пугача, что командор мне дал. Но он сердито приказал, чтобы я сидел в диспетчерской и не
высовывался, мол, справимся без сопливых. Обидно! В общем, после того как командор отсек своим лучеметом одной из тварей лапу и она завизжала, как раненая свинья, остальные монстры разбежались.
        Командор пропустил вперед Джоша, сам зашел в диспетчерскую и плотно закрыл за собой дверь. Да еще дернул за ручку, чтобы проверить, крепко ли заперта. Мы приветствовали героев дружными аплодисментами, даже капитан Алан похлопал в ладоши и показал командору большой палец руки.

        - Отставить овации! - скомандовал командор резко. - Это только начало, можно сказать - легкая разминка. Могу предложить пари на любую сумму, что монстры явятся опять. Причем очень скоро, и так просто мы уже не отделаемся. Лейтенант Секач, я вижу, вы в себя уже пришли. Тогда скажите, у вас есть схема этого здания? Будьте добры, расстелите ее на столе. Друзья мои, прошу вас подойти к схеме здания, распределим посты.
        Пост мне командор Хьюго доверил самый что ни на есть ответственный. Мы с лейтенантом Секачом должны были охранять святая святых, второй этаж диспетчерской, где находился пульт управления и куда должны были отходить все остальные, если удерживать оборону всего здания станет невозможным. Кроме этого, мне доверялось следить за дверью в жилой отсек, где располагались каюты, душевая и комната отдыха. Особо командор велел следить за туалетом, потому что есть среди монстров такие юркие, что в любую трубу пролезть смогут, в любую дырку.
        Я хотя и доверял командору всецело, особо после того, как он разделался с монстрами у шлюза, его опасений не разделял. Подумаешь, монстры. Не такие уж они и грозные. Да мне бы хорошее оружие, я бы тоже, как доблестный командор, вылез бы на крышу и как начал бы…
        В этот самый момент я и встретился с тварью взглядами. Не знаю, как уж ей удалось забраться на Крышу, но тварь стояла на задних лапах шагах в десяти от меня, упираясь когтистыми передними лапами в стекло диспетчерской.

        - Ма-ма-ма, - только и смог выдавить я, а тварь плотоядно облизнулась и ударила мордой в стекло. Ударила так, что даже ложечка в чашке, стоящей на пульте, зазвенела. В этот момент мне почему-то не пришло в голову начинать с монстром перестрелку, напротив, мне очень захотелось немедленно рвануть к лестнице на первый этаж, поближе к лучемету мистера Хьюго. И не могу похвастаться, что остался на боевом посту благодаря усилию воли. Скорее, от того, что ноги у меня стали как ватные.
        А тварь еще раз разбежалась и ударилась в стекло всей массой своего мощного тела, на этот раз - особенно сильно. Мне показалось, что не только рама, вся стена диспетчерской, даром что сделана из бронированного стекла, содрогнулась. Я сжал зубы и только огромным усилием воли заставил себя не рвануть бегом вниз, а напротив, все-таки вытащить из кармана «стрекач» и навести его ствол на монстра за стеклом.

        - Не торопись, Люка, не торопись, - тихо посоветовал мне лейтенант Секач, передергивая карабин и подходя вплотную к пульту, - я вижу, стекло этой гадине явно не по зубам. Бейся, бейся, уродина, плюйся своим ядом!
        А тварь ведь действительно плевалась в нашу сторону. Чем-то зеленым, вязким. Правда, этот зеленый яд нам никакого вреда не приносил - стекал по стеклу, не оставляя даже следа! А вот от когтистых лап оставались мелкие царапины. Но это не в счет. Хотелось бы на это надеяться…

        - Эх, Люка, много бы я дал, чтобы и остальное здание осталось таким же надежным, как окна диспетчерской, - сказал Секач, не опуская карабина. Тут же раздались хлопки снизу, со стороны жилого корпуса послышался взволнованный крик пилота Алана:

        - Командор! Лейтенант Секач! Кто-нибудь! Сюда! Скорее!
        Дважды просить нас не потребовалось, и мы бегом бросились на первый этаж. Капитан Алан сидел на полу коридора, ведущего в кухню, и судорожно засовывал в барабан кольта патроны, видимо, рассыпал в спешке. Алямм, посинев главным цветком от напряжения, поливал в проем двери, ведущей в кухню, из раструба огнетушителя. Увидев меня одним из своих бутонов, он бросил красный баллон прямо в морду высунувшейся из-за двери твари и довольно резво пошлепал на своих корневищах в нашу сторону. Теперь стало ясно, что произошло: монстры таки прорвались в диспетчерскую через кухню, и теперь нам требовалось перейти к плану «Б».

        - Живей, капитан, живей, бросайте это дело и скорее за дверь! - скомандовал лейтенант Секач и выстрелил. Первой же твари, показавшейся из кухонной двери, не поздоровилось, крупный заряд нарезанной проволоки попал ей прямо в морду, вырвав один глаз. Я даже увидел, как из глазницы брызнуло. Тварь грохнулась на пол и заверещала. Тут же вторая выскочила в коридор, но поскользнулась на лужице из пены, крови и слизи. Я выпустил в нее два заряда, целясь, как и учил мистер Хьюго, в морду. Она как раз открыла свою здоровенную, утыканную зубами пасть, а именно туда и учил стрелять мистер Хьюго. Ракета с шипением вылетела из ствола «стрекача» и исчезла в огромной пасти…
        Уже собираясь задать стрекача, я глянул под ноги и увидел на полу большой пистолет. Тот самый Кольт, что висел на поясе у капитана Зитцдорфа. Даже не знаю, откуда у меня столько смелости взялось. 'Вместо того чтобы делать ноги, я спокойно нагнулся, взял пистолет, собрал валявшиеся вокруг него патроны и аккуратно засунул их в барабан.

        - Люка! Ты с ума сошел?!! - взревел на меня Секач. - Сзади!
        Я резко развернулся и выстрелил. Еще и еще! И попал! Задвигая дверь в коридор, я не удержался от соблазна и выстрелил в бьющегося на полу монстра еще раз.
        Глава 4

        Дверь и вся переборка сотрясалась от мощных ударов. Мистер Хью подтолкнул меня за диван, сделал знак, чтобы я не высовывался, и нажал на кнопку, вмонтированную в его браслет на запястье, как я понял - наручный комп. За переборкой грохнуло, раздался дикий визг, откуда-то потянуло дымом и паленым мясом. Командор четко и громко сосчитал до десяти и снова нажал на кнопку. Снова грохнуло, и снова за дверью завизжало, но удары в переборку прекратились.

        - Все, малыш, можешь вылезать, - сказал мистер Хью. - Это пиропатроны от спасательного буя. Как поисковая система - малоэффективны, но вблизи действуют довольно разрушающе.
        Я выбрался из-за дивана, нащупал на сиденье кольт и начал озираться в поисках его хозяина. Мистера Алана на первом этаже видно не было.

        - Ну, что стоишь, - окликнул меня лейтенант Секач, - давай помогай.
        Оказалось, моя помощь понадобилась в возведении баррикад. Лейтенант Секач с командором смотрели на схему здания, определяли слабые места в нашей обороне, и эти самые места мы заваливали всем, что под руку подвернется: столами, креслами на колесиках, кадками с пальмами, обломками таможенного терминала. Все это командор очень ловко стягивал проволокой, которую лейтенант Секач приволок из хозблока.

        - Ладно, будем считать, что здесь пока все, - сказал командор, критически оглядев плоды нашей работы. - Пойдем укрепляться наверх.
        Мы поднялись на второй этаж. Там дикарка Амальга умела наматывала бинт на руку капитану Алану, он морщился от боли, но держался молодцом, только пару раз и застонал. Оказывается, одна из гадин плюнула в него ядом и попала как раз в руку. А яд у них, как пояснил командор, жутко для человеческой кожи вредный, прям, как кислота.

        - Вот, капитан, возьмите ваш пистолет, - сказал я, протягивая кольт.
        Алан протянул было здоровую руку, но потом просто ею махнул.

        - Возьми себе, на память, - сказал он. - Все равно стрелять нечем - патронов нет.
        По идее, я должен был от такого драгоценного подарка отказаться. Ну, как в старых книжках пишут: «…извините, но я не могу принять это» - и все такое. Только какой дурак откажется от настоящего кольта, да еще с именной надписью «Лучшему пилоту эпохи космозоя». К тому же, если быть до конца справедливым, это ведь я лично пристрелил монстра из этого самого пистолета!
        Засунув пистолет в карман, я взялся помогать мистеру Джошу. Они с Секачом прилаживали над лестницей, что соединяла этажи, снятую в жилом блоке дверь. Получилось что-то вроде люка, который запирался рычагом, под который приспособили лом.

        - Нет, ну надо же какая настырная, все еще сидит! - громко сказал Секач, когда работа была закончена.
        Я обернулся к окну диспетчерской. Действительно, за стеклом все еще сидела здоровенная зеленовато-бурая тварь и тяжело дышала, свесив язык набок, видимо, утомилась, стараясь пробиться сквозь бронированное стекло. «Что, тварюга, обломилась»? - сказал я и показал монстру язык. Не знаю, поняла ли меня тварь или тоже захотела показать мне язык, но она оскалила пасть, плюнула ядом, развернулась и сиганула вниз. Только хвост и мелькнул.
        Мистер Хьюго тут же достал свою волшебную ручку-монстроискатель, ловко подключил его к пульту управления и посмотрел в экран центральной. Я тоже заглянул туда и с радостью отметил, что красных точек на экранчике почти нет, две или три - не больше. Причем циферки на экранчике быстро менялись, указывая, что объекты, испускающие волны, то есть мерзкие монстры, удаляются.

        - Отлично, ребята, можно считать, что и второй штурм мы отбили! - провозгласил командор Хьюго.
        Мы не без гордости посмотрели друг на друга. А что? Мы показали себя героями!

        - А что, если прямо сейчас бегом к «Барракуде»?- предложил мистер Джош.

        - Не стоит! - возразил командор. - Тогда с гнезд поднимутся самки, а они и крупнее, и сильнее самцов. Да и нервные они очень, когда на яйцах сидят.
        Спорить никто из нас даже и не подумал. Как и не стали спорить, когда доблестный командор объявил отбой и предложил нам всем поспать. Устал я, честно говоря, безумно, да и за окном быстро темнело. Операцию по проникновению на «Барракуду» командор назначил на завтра, на два часа дня, когда особенно сильно припечет и монстры попрячутся в теньке, поближе к своим гнездам. Спать всем предстояло в целях безопасности тут же, на втором этаже. Хорошо, что мистер Хьюго позаботился и об этом, загодя принеся матрасы и одеяла из жилого модуля. И когда он только все успевает?
        Первым дежурить вызвался лейтенант Секач, командор быстро научил его, как пользоваться монстроуловителем, улегся на матрас рядом со мной и, положив голову на свой вещмешок, мгновенно уснул. Я, признаться, думал, что уснуть не смогу - уж слишком много впечатлений выпало на мою долю за это короткое время. Надо же, я убил настоящего монстра! Ну, почти убил. По крайней мере, я точно попал в одну из этих тварей из этого здоровенного пистолета, из кольта, что носят ковбои на поясах в старых фильмах. Попал, всадил в нее все шесть пуль, и из твари во все стороны брызнула эта отвратительная бурая жижа, как из гнилого арбуза, который мы с ребятами скинули на двуколку мистера Иглстона. Этого мне не забыть никогда! Это я про монстра, а не про двуколку, за которую меня потом выдрал батя.
        Был во время страшной битвы и еще один запоминающийся момент, правда не очень приятный, это когда я хотел перезарядить «стрекача» и рассыпал ракеты по полу. Но буду надеяться, лейтенант Секач, вовремя подоспевший на помощь, не будет рассказывать об этом остальным. Ну уж моим одноклассникам - точно. Под боком у меня что-то заворочалось. Так это Дивер в свой мешок полез. Вот ведь смешной инопланетчик…
        Постепенно звуки вокруг стихли, краски померкли… Мне приснилось, что я опять в Колизее, но уже совсем не в зрительской ложе, а в самом центре арены. Огромная чешуйчатая тварь стоит поблизости и раскланивается во все стороны. Я хочу бежать, но не могу, потому что заперт в клетке. Клоун в смешной шляпе хохочет во весь свой раскрашенный рот и делает знак рукой. Рука почему-то была трехпалая. Клетка распахивается, и тварь прыгает на меня…
        От ужаса я мгновенно проснулся, уселся на матрасе и уставился на командора Хьюго. Тот тоже сидел и тер глаза, видимо, тоже только что проснулся. Тут же он начал хлопать себя руками по бедрам, По карманам. Зачем-то вытащил из кобуры и перезарядил лучемет. Потом посмотрел на меня:

        - Чего не спишь?

        - Да вот… сон какой-то странный приснился, - ответил я честно громким шепотом.

        - Сон? Ох уж эти мне сны… - пробормотал командор тихо, чтобы не разбудить остальных. - Слушай, Люка, у меня просьба есть к тебе. Последи за моим приятелем Дивером, ну, особо когда он не в рюкзаке спит, хорошо?
        Я кивнул, а командор подвинул мешок с инопланетчиком ко мне поближе.

        - Можешь даже использовать его, как подушку, очень удобно, - посоветовал мне командор, поднялся на ноги и подошел к пульту диспетчерской, за которым сидел мистер Джош и быстро щелкал по клавиатуре центрального компьютера.
        Я огляделся, остальные мои товарищи по несчастью спали, измученные пережитыми событиями. А вот хрумм Алямм не спал, он сидел, привалившись главным стеблем к стене. Повернув свой больший бутон в мою сторону, Алямм прошелестел:

        - Привет, малыш. Есть проблемы?

        - Нет, нет, не беспокойтесь. Сон, сон мне плохой приснился.

        - Сон? Я завидую людям, им снятся сны. А мы, хруммы, не спим, мы ночью перевариваем углекислоту и закачиваем влагу корнями.
        Действительно, оба длинных нижних корня разумного растения были утоплены в кастрюлю с водой, которую лейтенант Секач приволок для друга с кухни. Пахло от Алямма по-прежнему сильно, но терпимо. Я снова улегся спиной на матрас из искусственного тростника, положив голову на вещмешок командора. Действительно, очень удобно…
        Глава 5

        Мне приснилось, что я - легионер. Ну не совсем мистер Хьюго, а кто-то очень на него похожий. Он, то есть я, стоял в полутемном подвале и готовился к схватке. Почему-то мне показалось, что эти трое на меня непременно нападут…
        Не знаю, что они называют «спецохватом», но парень, который попробовал ткнуть мне в ухо пушкой, оказался не таким уж и крутым. Я придержал его запястье, потихоньку дернул его на себя и, удивляясь, что парень не применил контрприема, вырубил его одним ударом по шее. Придурок сполз вдоль стены плавленой Чебурашкой и затих. Второй дебошир попытался поразить меня бутылкой из-под шампанского в голову, но промахнулся, и угодил в зеркало за барной стойкой. Он разочарованно ухнул, шагнул голову, заревел бешеным вепрем и кинулся прямо на меня. Знакомая история, я тут же сделал шаг в сторону и дал ему возможность пронестись мимо, да еще подтолкнул легонько в спину, чтобы он угодил головой в аквариум для пущего эффекта. Люблю я, признаться, эти драки в солдатских кабаках и барах, жаль, сейчас был не тот случай, чтобы по-настоящему размять кулаки, социальное положение те давало снизойти до банального мордобоя. Как-никак, я главный на этой базе, а главному не пристало утверждать свое превосходство кулаками.

        - Смир-р-р-рна! - взревел я взбешенным быком. - Патруль, ко мне!
        Те четыре парня из космоспецспаса, что я нашел дрыхнущими на КПП и тут же назначил в наряд по базе, кинулись на драчунов и быстренько заломили им руки за спину. Нет, не все так плохо, тренировка у ребят чувствуется.

        - Я новый начальник базы полковник Черч! - проревел я, чтобы не упускать момента, потому что компания в черных куртках у барной стойки мне совсем не нравилась, слишком уж сурово они на мои подвиги посмотрели. - Через пять минут общее построение, кто не успеет - две недели ареста в компанию к этим, - и я кинул на драчливых бугаев, которым патрульные уже цепляли наручники на запястья.
        Слава богу, подействовало! Посетители бара мгновенно вскочили со своих мест и кинулись к выходу. «Черные» у стойки тоже неспешно поднялись, но без всякой спешки, один из них, бритый наголо сухощавый мужчина, подошел ко мне и отдал честь:

        - Командир седьмой центурии космолегиона «Веселые мертвецы» капитан Орли к вашим услугам. Рад служить под вашим командованием, сэр.

        - Почему здесь такой бардак, капитан?

        - Мои ребята на боевых постах, сэр, здесь - отдыхающая смена, сэр.

        - Хорошо, приказываю вам взять под арест бывшего начальника базы майора Олбани до выяснения.

        - Есть, сэр! Давно пора.

        - Не рассуждать, выполняйте!

        - Есть, сэр.
        Я вышел из бара и огляделся. В общем-то, не самое скверное место для базы, с одной стороны - скалы, с другой - океан, и широкая полоса системы оборонительных укреплений с третьей. Почти отвесную скалу, нависающую над базой, украшала большая корявая надпись: «Не надо нас пугать смертью, мы уже давно мертвы!» Это ребятишки из «Веселых мертвецов» развлекаются. Но раз вы такие отважные, почему же потери такие большие, почему реальных успехов нет, почему мы теряем форпосты и боевые корабли каждый месяц? Это уже не война, это - вялотекущее поражение. Или вы думаете, что правительство намерено вам платить только за то, что вы наливаетесь пивом в этой заброшенной и забытой всеми богами дыре? Большая ошибка! Меня выволокли из госпиталя, сунули, недолеченному, в зубы контракт, погоны полковника и послали сюда спасать положение. И я спасу, если что-то еще спасти можно.
        Я еще раз огляделся, но на этот раз уже посмотрел на все с точки зрения военного инженера. Оборонителъную полосу несколько уродовал обгорелый остов космокрейсера
«Ницца», но, судя по тому, что боевые башни его очищены от гари и развернуты в одну сторону, можно сделать вывод, что они действующие. Нет, здесь противнику не пробиться. За скалы я тоже спокоен, вон сколько зенитных установок хоботами своими в небо тычут, в море наверняка тоже сюрпризы для монстров подготовлены, хотя, насколько мне известно, монстры до сих пор почему-то боятся соленой воды. Может быть, я все-таки поторопился, когда решил арестовать бывшего начальника базы? Нет, пусть посидит под арестом пару дней, за такой бардак и под трибунал можно отдать.
        А на плацу уже выстраивались квадраты и прямоугольники. Видно, новость, что приехал новый командир-зверь, уже разнеслась по базе. Мои новые подчиненные: легионеры-наемники, коммандос из межгалспецназа, рота космоспасателей, армейские зенитчики. Последние, кстати, самыми первыми построились, значит, не успели армейцы разложиться и деморализоваться, учтем.
        Я оглядел свою «армию» - почти три тысячи мужчин, полтысячи «кабанчиков» - окопников, сотня октопусов - подводников, специалистов по диверсиям, вон, шлепают щупальцами, торопятся. Отдельно построились сотни три в зеленых комбинезонах службы обеспечения, в основном женщины, персонал госпиталя. Комбинезоны и каски разных цветов, а суть одна - каждый хочет выжить и отсюда побыстрее смотаться. Но извините, никто вас сюда, кроме военных, естественно, насильно не тянул, контракты вы добровольно подписывали. Тогда будьте уж добры выполнить свою часть контракта, и сдохнуть, если будет нужно.
        Я спустился на плац и, когда начальник штаба гаркнул: «Смир-р-рна!», отдал честь.

        - Солдаты! - крикнул я, указывая рукой на надпись на скале. - Это написал не я, это написали вы! Так какого ж хрена!..
        Бывшего начальника базы я из-под ареста выпустил и послал командовать артиллерией сбитого крейсера, там как раз старого командира монстры съели. Но арестовал начальника разведки, он стал первым пассажиром первого безопасного рейса с этой планеты после начала войны. До этого корабли взлетали только после мощнейшей артподготовки и под прикрытием двух крейсеров. Разведчик улетел, чтобы предстать перед трибуналом, и очень надеюсь, что его упекут в штрафбат. Разве можно так работать, где были его глаза? Чем он вообще тут занимался? Кладки монстров были всего в трех километрах от базы, буквально за этими самыми скалами, нападения со стороны которых никто не ожидал. Яйца уже ворочались в своих гнездах, и прибудь я на базу неделей позже, спасать бы было некого.
        Легионеры по пояс в крови и отвратительной слизи ходили меж кровавой скорлупы и добивали «птенцов» прикладами. Их командира «зацепило», молодая самка выпрыгнула на него из-за серого валуна и, несмотря на струю из огнемета, успела-таки вцепиться в его правую руку. Гадину добили очередями в упор, но пальцев руки капитан лишился. Он сидел на корточках и, жутко матерясь, штыком выковыривал их из зубов монстра.

        - Одного, безымянного не хватает, - выругался он и пнул тушу ногой.

        - Зоб ей распори, скорее всего, проглотить успеха, - посоветовал я.
        Капитан кивнул и уцелевшей рукой всадил нож в уплотнение на шее монстра. Брызнула зеленая кровь, запахло тиной.

        - Точно, вот он! - обрадовался капитан, выковыривая свой палец и тут же засовывая его в контейнер - морозильник для дальнейшего пришивания. - Слушайте, а тут чего-то еще застряло.

«Чего-то» оказалось фарфоровой челюстью, обручальным кольцом и золотой эмблемой офицера медицинской службы. Да, придется мне теперь искать замену ротмистру Фуше. Он всегда был очень рассеян, этот доктор в старомодных очках, разве ж можно обустраивать полевой лазарет без прикрытия зениток?

        - Странно, почему эта тварь напала на меня, когда кладка уже была разрушена? Обычно они защищают яйца до последнего дыхания, - задумчиво спросил капитан.
        Я пожал плечами, мне нечего было ответить. Кладка, действительно, была странная, охраняли ее крылатые щитозубы, все как одна - самки, а в яйцах были гребенчатые скальные «ползуны», уже готовые проклюнуться. Еще немного, и они бы вылупились из своих яиц, собрались бы вокруг молодых самцов предыдущих кладок и волной двинулись в сторону базы, перепрыгивая расщелины, планируя через пропасти. Зенитчики, ожидающие опасности с воздуха, продержались бы минут пять, не больше, а потом злобно шипящие твари порвали бы их в куски и начали бы планировать на базу, умело ловя воздушные потоки кожистыми перепонками меж когтистых лап.
        Это была первая успешная операция, первая небольшая победа над монстрами на гамме-3 системы Гончих Псов. Говорят, потом, уже после полной победы, главный космопорт на гамме переименовали в честь меня. О черт! А как же меня тогда звали! Что-то похожее на Сатана, или на Дьявол? Нет, меня звали Черч, точно, полковник Черч, нормального имени я тогда себе так и не успел придумать. Потому что меня едва не съели эти чертовы…
        Я снова проснулся и с трудом удержался, чтобы не вскочить на ноги. Ни фига себе сон! С чего бы это мне начали сниться монстры? Да еще сон такой явный. Откуда я вдруг знаю, какие эти монстры бывают, кроме тех, что видел сегодня? Те, которые во сне, еще страшнее будут! И кто и когда меня научил космолегионом командовать? Эка у меня здорово получилось скомандовать: «Смир-р-рна»! И вот эти имена, фамилии: Орли, Олбани, Фуше, Черч… Словно я этих людей когда-то знал, где-то видел…
        Глава 6

        Сон как рукой сняло. Полежав немного с открытыми глазами, я стал прислушиваться, о чем говорят за пультом.

        - Командор, а откуда у вас этот диск? Из того самого центра, от одного упоминания которого мистер Зитцдорф свалился в обморок? - шепотом спросил Джош, когда мистер Хьюго уселся на соседнее кресло.

        - Ну да, я его выкрал оттуда… Ну, считайте, взял на память, а что?

        - Очень интересные данные. Очень! А чем этот пресловутый Центр БР занимается?

        - Центр биологической разведки? Активной биологической средой, в основном, средой враждебной человеку. Раньше это была просто карантинная служба, отслеживающая проникновение на Землю инопланетных организмов, потом круг ее задач заметно расширился.

        - А почему его, этот пресловутый центр, так боятся?

        - Потому что он очень страшный.

        - И что же такого в нем страшного?

        - А то, что человек, или иное существо, попавшее в зону внимания центра, как правило, умирает. Биологически активная враждебная среда - страшная вещь. И монстры - далеко не самое худшее ее воплощение. В центре работают серьезные люди, и шутить они не любят.

        - Серьезные, говорите? Странно… Вы знаете, я просмотрел его файлы по теме
«монстры» и выводы специалистов… Выводов как таковых нет… Такое впечатление, что это сделано специально…

        - Не понял… - командор Хью пересел в кресло перед пультом управления. - Что вы хотите этим сказать?

        - То, что ваши хваленые специалисты Центра БР либо не добрались до сути, либо тщательно ее скрывают. Они заявляют, что до сих пор не знают, каким именно образом монстры попадают на разные планеты. А в то же время… Вот смотрите, - Джош что-то набрал на клавиатуре, видимо, какой-то код, - вот наша галактика и планеты, подвергшиеся нападению монстров, тут же приводится точное время нападения. Сопоставим эти данные с графиком полетов «Счастливой Барракуды» мистера Алана Зитцдорфа. Смотрите, визите четыре засветившихся точки - попадание в десятку! В четырех случаях даты разгрузки его корабля к время нападения монстров совпадают. То есть ровно через неделю после визита «Барракуды» на каждую из этих четырех планет на ее жителей и поселенцев нападали монстры первой волны.

        - Ну и что? Подумаешь, в четырех случаях. Монстры нападали на поселения на трех десятках планет, если точно - на тридцати пяти, считая наш случай.

        - Вот именно! А попробуем сопоставить нападения монстров и визиты иных кораблей одной уважаемой космотранспортной компании. И вот что получилось, посмотрите, точки совпали, совпадение почти 87%. По-вашему, это случайность?

        - Что это за компания?

        - Космоконцерн «Млечный Путь» - если мне не изменяет память, непосредственный владелец «Счастливой барракуды» и работодатель нашего знаменитого пилота. И если допустить, что…
        Я не понял, что там хотел допустить мистер Джош, потому что его перебил лейтенант Секач. Он, оказывается, тоже не спал и давно наблюдал за работой Джоша.

        - Постойте, постойте. А это что? - закричал он, указывая в экран.

        - Да тише вы, лейтенант, - шикнул на него командор, - разбудите всех. Говорите тихо, но четко, что вас так возбудило?

        - Вот эта программа, откуда она у вас на диске?

        - А что?

        - Это же программа управления центральной! Этой центральной!

        - Хмм. А вы ничего не напутали, лейтенант? Вы работаете в стандартной диспетчерской, которых в известной вселенной сотни, а может быть, и тысячи, - засомневался Джош.

        - Так вот, вот мой личный пароль доступа. Я что, свой пароль не помню? А вот Крупника. «Святосвиноматка 007». Он вечно для паролей разную фигню придумывает. Откуда они здесь?

        - Хмм. Не знаю, что вам и сказать. Вообще-то это все коммерческие секреты концерна
«Млечный Путь».
        И я даже не представляю, каким боком они связаны с вашей диспетчерской.

        - Погодите, дайте разобраться. Если я правильно понял, с помощью этой программы любой может зайти в нашу центральную? В центральный компьютер моей диспетчерской? И командовать тут, как ему вздумается?

        - Ну, не любой, предположим, - с сомнением покачал головой мистер Джош, - а только тот, кто имеет доступ к центральной курорта Райские Кущи. Вы же не хотите предположить, что ваше непосредственное начальство разрешило бы кому-нибудь тут командовать?

        - Послушайте, - быстро заговорил Секач. - Я раньше вам не говорил, боялся, за сумасшедшего меня посчитаете. Но тут было такое… В общем, накануне вашего прилета, то есть когда «Барракуда» прилетела, моя центральная нас к Крупником чуть не угробила.

        - Как это «чуть не угробила»? - чуть ли не хором сказали Джош и командор.

        - Да так! - сказал Секач и начал, торопясь, рассказывать, как на него нападали
«глаз-наблюдатель», киберуборщики и спортивные тренажеры, как бедного Крупника в гараже едва не расчленил робот-механик.
        Да, впечатляющий рассказ. Минуты три, наверное, все молчали после того, как лейтенант Секач свой рассказ закончил.

        - Может, какой-нибудь компьютерный вирус? - предположил, наконец, мистер Джош. - Такое возможно?

        - Возможно, конечно, но в этом случае вряд ли, - возразил командор, - вирус - это сбой программы, а в вашем случае, лейтенант, наблюдается явная попытка вас угробить. С помощью ваших же роботов, имеющих даже примитивные электронные мозги. К примеру, бейсбольная бита вас убить не пыталась, потому как деревянная. Но все, что подчинялось центральной в вашей диспетчерской, все в одночасье сошло с ума и попыталось вас с покойным Крупником убить. Конечно, когда Крупник еще не был покойным. И если предположить, что у центральной не было к вам личной неприязни…

        - Хорошо! - вскочил с места Секач. - Очень хорошо! Теперь мне понятно - как. Кто-то вошел в нашу центральную через центральную курорта Райские Кущи на Зое. Вошел, ввел наши коды доступа, переключил полное управление на себя и заставил все, что здесь имеет хоть какую-то электронную начинку, на нас напасть. Непонятно
        - зачем и кто? Кому и зачем понадобилось нас с Крупником убивать? Кому мы с Крупником помешали?

        - Может, ребенок? - предположил Джош.

        - С чего это вы взяли? Кто ж ребенка к центральной допустит? - возразил Секач. - Там с этим знаете как строго. Я месяц зарплату получить не мог, у меня, видите ли, в личном деле отпечатка носа не оказалось. Пока заново отпечаток носа не сдал - хрен выдали.

        - А если ребенок? - продолжал свою версию Джош. - Кто-нибудь из сынков руководства. Представляете себе, этакий избалованный малец дожидается папашу, просиживающего задницу на важном совещании, и от нечего делать забредает на центральную. Все ему улыбаются, сюсюкают, как же - папин сын! А он и садится за пульт и решает пошалить. Дай-ка устрою веселую жизнь двум придуркам в этом пекле. Пусть побегают от своих же киборгов, а он посмеется…

        - Версия интересная, но нереальная, - снова покачал головой командор, - если я что-то понимаю в управлениях базами, для подобного нужно написать целую программу. Конечно, «сынок» смог бы управлять через центральную каким-нибудь одним киборгом, ну, допустим, той самой теннисной пушкой. Но кут наблюдалось одновременное нападение большого числа кибермеханизмов. Нет, версию с ребенком я рассматривать всерьез не стал бы.

        - Тогда что? - спросил Секач. - И кто? И зачем?

        - Откровенно скажу - не знаю. Но… Но, если откровенно, своим рассказом вы меня, лейтенант, обрадовали.

        - И чем же я вас так обрадовал, господин легионер? - обиделся Секач.

        - А тем, что у нас появился хороший шанс.

        - В смысле? - удивился Секач.

        - В смысле, что после такого покушения вы отключили все кибермеханизмы в диспетчерской и вообще, на этой планете, правильно?

        - Ну да, до выяснения причин…

        - Допустим, причину мы выяснили: кто-то или кто-то незаконно проник в центральную и нахулиганил. Теперь мы можем с помощью этой же программы и ваших кодов допуска…

        - Запустить киборги снова? - догадался Джош.

        - Точно! - кивнул командор. - Мы фактически перегружаем программу заново, но без той странной команды. И все наши киборги снова опять послушные и услужливые.

        - И что нам это даст? - спросил Секач.

        - А даст нам это… Во-первых, киборги разберут тут бардак, который мы устроили коллективными усилиями. Во-вторых… Я тут проглядел краем глаза техническую документацию по вашей диспетчерской. Как, на всякий случай. И обнаружил, что и здесь, в самой диспетчерской, и в прилегающих помещениях, то есть техблоке, гараже и ангаре, полным-полно самой разной умной техники и кибермеханизмов. И, признаюсь, очень мне хочется эти самые механизмы использовать в качестве орудий самообороны. Прямо руки чешутся! Уважаемый мистер Джош, я вижу, вы большой дока по части всяческих компьютерных штучек, можете вы устроить так, чтобы механизмы с электронным управлением на этом острове снова заработали. Но не выполняли свои привычные функции, задаваемые центральной, а подчинялись непосредственно указаниям, то есть командам с пульта?

        - А почему нет? - почесал в затылке мистер Джош. - Пульт управления у нас есть, пароли у нас есть, программа… Программу напишем.

        - А к вам, лейтенант, у меня убедительная просьба. Принесите, пожалуйста, побольше пиропатронов. Точнее, тащите все. И где у вас тут инструменты?
        Глава 7

        Я и не думал, что в таком небольшом здании натыкано так много различных механизмов. Одних роботов-уборщиков с десяток, а еще разные киборги-ремонтники, механики, робот-повар, робот-посудомой. У всех у них были электронные мозги, и все они при определенной команде подчинялись центральной, за клавишами которой в данный момент колдовал мистер Джош. Он согнал всех киборгов в фойе на первом этаже, и командор переходил от одного к другому, ловко вскрывая отверткой панели управления и чего-то там накручивая. У нас с капитаном Секачом работа была попроще
        - нам надо было только брать пиропатроны и крепко прикручивать к корпусам киборгов липкой лентой. Наш крупье смотрел на все это неодобрительно, а когда лейтенант в шутку сделал вид, что хочет прикрутить парочку и к его корпусу, с визгом укатился на второй этаж. Там как раз дежурил капитан Алан, а прекрасная Амальга взялась приготовить для мужчин завтрак.

        - Скажите, мистер Хьюго, а когда вы впервые встретились с монстрами? - спросил я осторожно, когда Секач пошел за очередной порцией пиропатронов. Спросил, не особо надеясь на ответ, таким занятым командор выглядел.
        Но командор отложил отвертку, утер пот со лба, И взялся за фляжку, отхлебнул:

        - Дай Бог памяти, где же это было? На Тристане или на Курасуне? Далекая планетка, прыжках в пяти, если не больше. Точно, на Тристане, как раз после объявления охоты. Да, славная была охота, многие ее еще долго помнить будут… Тристанцы, Люка, это такие ящероподобные существа, сами очень похожие на монстров, только разумные и очень добродушные. Правда, на спорте свершенно повернутые, особо на разновидности тамошнего бокса, где еще кусаться можно. Когда первые монстры на других планетах появились, их даже поначалу принимали за шайку сумасшедших тристанцев-боксеров. Но вот когда монстры впервые появились на самом Тристане, сами тристанцы угрозы вторжения всерьез и не приняли. Они вообще по натуре - ужасные оптимисты с явной склонностью к анархизму. У них довольно оригинальная система управления обществом, законов, кроме спортивных правил, нет, а все насущные вопросы решаются простым большинством, то есть голосованием. Вот и в тот раз: ну появились в болотах новые ящеры, ну и что с того? Может, разновидность какая, или мутация нашего вида. Лап четыре? Четыре! Хвост есть? Есть! Кожа чешуйчатая? Да, и к
тому же блестит, как у нас. Пасть зубастая? Еще какая! И яйца откладывают! Значит, братья по виду! Привет новым поколениям тристанцев, планета большая, на всех хватит!
        Так вот, тристанцы дружно пришли на референдум и проголосовали, что новых
«соседей» надо накормить и особо не тревожить, раз они так трепетно относятся к своим кладкам. Еды им на болота принесли. И даже когда монстры напали на крупный поселок на побережье, тристанцы посчитали, что «соседи» просто решили посоревноваться и поиграть в популярную местную игру «Покусайка». И покусались. Загнав пришельцев обратно в болота, тристанцы горячо поблагодарили монстров за хорошую игру, назначили дату новой встречи на центральном стадионе и пошли тренироваться. Тренировка помогла мало - монстры зализали раны, высидели яйца с гадами уже третьего уровня и напали ночью. «Покусай-ки» не получилось, получилась
«пожиралка», все население того самого городка было растерзано, от мэра осталась лишь чешуйчатая лапа с изящным маникюром, сжимающая ключи от города для почетных гостей. Но и тогда остальные, не съеденные тристанцы решили, что никакого вторжения нет, просто «соседи» - профессионалы, и играют по жестким правилам. А жители пострадавшего городка сами виноваты, что отнеслись к этой игре без должной ответственности. На Тристане объявили «Большую покусайку», и на «игру» вышла сборная Тристана. Славная была битва, то есть игра, все население планеты в этот день прильнуло к экранам своих стереовизоров и наблюдало ее в прямой трансляции, а билеты на трибуны, установленные вокруг болот, стоили по полтысячи кредов! Прикинь, а?

        - И вы все это видели, мистер Хьюго?!! - восхитился я.

        - Еще бы! Но по стереовизору. Так вот, тристанцы понесли большие потери, но все-таки победили, вовремя введя резерв. Они шумно отпраздновали победу, торжественно похоронили павших, но очень удивились, что проигравшие так и не вышли на праздничный банкет. Подумали, что те обиделись.
        Забили тревогу беспечные тристанцы, лишь когда из джунглей вышли монстры четвертого и шестого Уровня. В неделю ужасные пришельцы заняли главный остров планеты, не оставив на нем никого и ничего живого. Остановила монстров лишь соленая вода Великого тристанского океана и пушки кораблей межгалспаса…

        - Вот это да! - только и смог сказать я, снова и снова представляя себе страшные кровавые битвы в Болотах. И добрых тристанцев, которые умирали, все еще наивно считая, что занимаются спортом.

        - Так, а с какой стати я вспомнил все это? - спросил командор, почесав лопатку острием отвертки. - Ах да, тристанцы - единственный вид разумных существ в известной вселенной, не запросивший помощи у Межгалсоюза по поводу нападения монстров. Они оплакали своих погибших и… объявили захваченный монстрами остров охотничьим заповедником, После чего пригласили всех желающих поохотиться серьезно, как говорится, без дураков, с риском для жизни, да еще за умеренную плату. И охотники хлынули со всей галактики.

        - И вы? - спросил я.

        - Что я? - спросил командор.

        - Ну, вы тоже ездили туда на охоту?

        - Я?!! На охоту?!!
        Командор снова отложил отвертку и задумался. довольно надолго.

        - И действительно. А какого черта я там оказался? Ведь не охотиться же я туда летал. И не на практику, практику я проходил на Дессее. Ах да, на Тристане мы с командой межгалспаса пытались спасти экспедицию профессора Фальца. Я, кажется, про него уже рассказывал? Великий, скажу тебе, Люка, был этот человек - профессор Фальц. Пытался он этих монстров изучить, причину их злобности выяснить и общий язык с ними найти. Сам в болота пошел…

        - Ну и как, у него получилось? - спросил я.

        - Не-а. Съели его. Вместе с экспедицией съели. Только одна челюсть вставная да протез руки остались, - командор зевнул и снова взялся за отвертку, а лейтенант Секач вывалил связку пиропатронов на диванчик и сказал, что больше нет, что это - последние.
        Глава 8

        Прошлым летом у нас в клубе сельском кино крутили. «Пираты созвездия Девы» называется. Там отважных пиратов, потерпевших крушение после нападения на караван зловещей космической империи, занесло на дикую планету, покрытую непроходимыми джунглями. Как занесло? Ну это… корабль, поврежденный в битве, починить или сокровища добытые зарыть. У пиратов без этого никак нельзя. У них как сокровища появляются, так они их зарывать непременно. И обязательно, чтобы знак тайный был и карта, где клад крестом помечен. А еще бывает, что и покойников вместе с кладом закапывают, а еще бывает… Да не важно это, что бывает, а важно, что на них там, на этой планете, напали местные аборигены, здоровенные такие амбалы, зубастые, страшные! Изо всех щелей лезли! А пираты их всех из бластеров: раз-два, раз-два, всех в куски!
        Я этот фильм раз пять смотрел, даже на ночной сеанс, где про любовь не вырезано, пролез. Только фигня все это! Этих бы пиратов сюда к нам, посмотрел бы я на них!
        Монстры напали, как и сказал командор, перед рассветом, когда спать особо хочется. Сначала внизу раздался какой-то треск, а следом прогремел выстрел. Мы повскакивали со своих лежбищ и без команды кинулись по своим местам.
        Бой на первом этаже оказался очень коротким. Слышно было, как командор отдает команды, как шипит луч его мощного оружия, как хлопает карабин лейтенанта Секача, как визжат раненые твари. Наконец, прозвучала команда «отходим»!
        Первым на лестнице показался лейтенант Секач, за ним, тяжело дыша, выбежал капитан Зитцдорф с пожарным багром в руках, и уж потом появился командор. Он остановился на верхней ступеньке, резко развернулся, пальнул куда-то вниз пару раз, так, что там завизжало, и махнул рукой: «Давай!»
        Мистер Джош кивнул и тут же налег на рычаг всем телом, я немедленно кинулся ему на подмогу. Дверь кухни, которую мы общими усилиями превратили в люк, начала медленно опускаться. Но слишком медленно. Все-таки осталась щель, в которую пожелала протиснуться зелено-бурая тварь.
        Командор дождался, пока тварь влезет в щель до середины, и спокойно нажал на спуск. Как действует роевой лучемет, я уже усек. Сейчас слепящий луч резанет этой твари по морде, и она с воем рванется обратно. Но… лучемет не стрелял. Командор снова и снова судорожно нажимал на спуск, но эффект был кот же, то есть никакого эффекта. А тварь снова рванулась вперед и щелкнула своей пастью всего в сантиметре от высокого башмака командора. И тут я кинулся к нему на помощь, хоть и был у меня в руках только жалкий «стрекач», но грохнул он здорово. Тварь на мгновенье ослепла, да и я, признаться, зажмурился, потому как такого эффекта не ожидал, видно, тварь опомнилась первой.

        - Назад, Люка, назад! - крикнул командор и заслонил меня своим телом. И очень даже вовремя: тварь дернула головой, раздалось шипение, и на моих глазах куртка на плече командора начала дымиться.

        - Ах, ты еще плеваться! - взревел неожиданно капитан Алан, вскочил на люк сверху и всадил свой багор прямо гадине в глотку.
        Мне показалось, что такого сюрприза монстр не ожидал, он утробно заревел, задергался, мотая башкой, и рванул назад в щель, вместе с багром. «Люк» вместе со стоящим на нем капитаном Аланом медленно закрылся.

        - Ну, что стоите? - крикнул командор, стягивая с себя дымящуюся куртку и бросая ее на пол. - Все по местам! За дверью в жилой отсек наблюдать не забывайте. Мистер Джош, лейтенант Секач, действуйте, ваш выход!
        Действовать в паре у лейтенанта Секача и мистера Джоша получалось просто прекрасно! И хотя командор приказал нам следить за своими точками возможного прорыва противника, удержаться от соблазна глянуть хоть одним глазком на то, что там, внизу, происходит, не было никакой возможности. Как-то незаметно мы собрались за спиной у наших операторов и, затаив дыхание, наблюдали, как, следуя их командам, умные машины истребляют наших врагов.
        Все-таки командор Хьюго - великий стратег, гений! Как он догадался, что монстры начнут атаку со всех сторон, и удерживать первый этаж изначально не было никакого смысла? Твари не стали зря штурмовать бронированный шлюз, они воспользовались камерами доставки, воротами для приема почты, прочими уязвимыми местами диспетчерской, не приспособленной для осад разными чудищами. Мы, конечно, попытались их завалить разным хламом, только продержались наши баррикады не долго. Теперь монстры прямо-таки кишели на первом этаже, обнюхивая каждый уголок, я даже считать их сбился.
        Наверное, они искали, чего бы такого съесть, то есть искали нас.
        А еще пара тварей пыталась помочь той самой, что получила багор в пасть из рук капитана Алана. Древко они перекусили, но сам багор вытащить не смогли, видно, хорошо капитан постарался, от души вдарил - глубоко засадил. Да и крюк там еще на конце, и каким это образом монстры собираются его вытащить?
        Монстры, видимо, и сами сообразили, что сделать это вряд ли удастся, а потому… Видит Бог, мне совершенно не нравились эти монстры, включая стонущую от боли тварь с багром в глотке. К ней-то как раз у меня претензий больше всего. Даже подумать страшно, что было бы, попади яд, которым она плюнулась, не на куртку командору, а мне в физию? Но когда со всех сторон на нее кинулись сородичи и в воздух полетели клочки окровавленной шкуры и мяса, я отвернулся.

        - Звери, просто звери, - выдохнул капитан Алан и сжал кулаки. - Давайте, Джош, давайте, Секач, покажите им, где раки зимуют.
        Наверное, монстры очень удивились, когда первый киборг-уборщик выкатился из своей ниши и с жужжанием двинулся прямо на них. На экране ясно было видно, как они обступили киборга со всех сторон и, удивленно размахивая хвостами, начали легонько пробовать механизм на зуб. Одна тварь даже тихонечко в него плюнулась, но киборг на это внимания не обратил, а выпустил вперед щетку и ею заехал одной самой любопытной твари прямо в морду. Тварь поступила так, как, наверное, подсказывал ей инстинкт - вцепилась в щетку зубами. Тут он и рванул. В смысле - взорвались пиропатроны, которые мы с лейтенантом Секачом к киборгу-уборщику прикрутили. Грохоту было! Когда дым рассеялся, мы увидели, что от киборга остался дымящийся корпус, и среди его обломков валяются три монстра со скорченными лапами, и все в бурой крови. Остальные твари сначала испуганно разбежались в стороны, но постепенно осмелели и… принялись ужинать остатками своих собратьев. Но на них уже выезжал следующий киборг, ведомый рукой мистера Джоша. Твари сразу же пошли в атаку, и второго киборга-уборщика постигла судьба первого. Как только монстры его
попытались съесть, он взорвался, не менее эффектно нежели первый. Еще четыре твари умылись своей поганой кровью! А вот третий… Третьему киборгу пришлось буквально гоняться за монстрами по всему фойе. Твари, видимо, сообразили, что эти блестящие и жужжащие штуковины смертельно опасны, и при его приближении буквально разбегались в стороны. А потому мистеру Джошу пришлось попотеть, чтобы загнать хотя бы одну гадину в угол и покончить с ней.

        - А ведь умные эти твари, - проговорил командор, наблюдая, как монстры собираются в центре зала, словно решили занять круговую оборону или посовещаться. - Давайте-ка, лейтенант, запускайте повара.
        Киборг-повар сразу показал себя во всей красе. Он выкатился в центр зала, разогнав толпу монстров, и лихо развернулся на месте. Во всех его четырех манипуляторах блеснули здоровенные кухонные тесаки. Первая же тварь, которая решилась попробовать повара на зуб, получила такой страшный удар, что отлетела метров на пять и жалобно заскулила. Остальные монстры, шипя и нервно поводя хвостами, взяли повара в кольцо. Напали они разом, словно по команде, но повар оказался орешком крепким. В мгновенье его не стало видно под кучей гибких тел, и вот он снова крутится, раздавая удары блестящими лезвиями направо-налево. Заодно досталось тем, кто пробовал напасть на него спереди, и тем, кто подкрадывался сзади.

        - Ух ты! - не смог сдержать я восторга, когда повар нанес особо точный удар и одна из тварей лишилась головы.

        - Бр-р-р-р! - помотал головой Секач.

        - В чем дело, лейтенант? - встревожился мистер Джош. - Вам помочь?

        - Да нет. Просто я вспомнил этого самого повара у себя за спиной, когда он меня распотрошить собирался. Как вижу, если бы он на меня все-таки напал, шансов бы у меня практически не было.
        Тут же Секач снова схватился за джойстик - твари изменили тактику и, навалившись скопом, сумели повалить киборга на пол.

        - Черт! Командор, они ему руку отгрызли. А сейчас еще одну. Взрывать?

        - Подожди, снова поднять его на колеса сумеешь?

        - Сейчас пробую, - Секач сделал несколько движений джойстиком, - нет, уже не смогу. Эти твари ему колеса отгрызли, они у него резиновые.

        - Тогда взрывай! Грохнуло от души, мне показалось, что пол под нашими ногами даже дрогнул. Ну еще бы, ведь мы с Секачом засунули во внутренности этого повара с десяток патронов. Так что было с чего!

        - Отлично, лейтенант! - улыбнулся командор, наблюдая, как в густом дыму монстры мечутся по заву. - Я вижу, противник близок к панике. Давайте-ка усилим натиск.
        Мистер Джош кивнул, нажал клавишу, дверь техблока отъехала в строну. Оттуда немедленно показалось дуло теннисного тренажера.

        - Первый, пли! - торжественно сказал мистер Джош и нажал клавишу.
        Надо признать, что реакция у тварей была что надо! Я даже заметить не успел, как из «пушки» вылетел первый снаряд, а ближайшая к двери тварь только мотнула гибкой шеей и клацнула зубами. Зря она это сделала. Меня вот деда с детства учил, что не надо тащить в рот разную дрянь. Особо когда точно не знаешь, что эта дрянь из себя представляет. Так вот, тварь, конечно, не догадывалась, что из теннисного тренажера вылетел не мячик, а пиропатрон. Буммм! Даже на маленьком экране было хорошо видно, как в разные стороны разлетелись ящеровы зубищи.

        - Давайте, Секач, мочите их! - не смог сдержаться я. А лейтенант и без моих советов очень быстро и метко расстреливал монстров. Видимо, такого сюрприза наши враги не ожидали. Сначала одна из тварей бросилась к пролому в стене, за ней вторая, и вот уже у пролома началась давка. А Секач тем временем развернул
«пушку», подогнал ее поближе и стал расстреливать отступающего врага в упор.

        - Виктория! - крикнул он, когда последняя из тварей, жалобно заскулив, выскользнула наружу.
        Да, это действительно была победа. Полная и безоговорочная. Наши потери - три киборга-уборщика и смертью храбрых погибший робот-повар. Потери же врага были намного больше. Весь пол в фойе первого этажа диспетчерской было покрыт изуродованными телами монстров. Причем целых трупов было совсем немного. Все больше - отдельные части. Вот тебе и пиропатроны…

        - Уф-ф-ф-ф, - выдохнул командор шумно, - признаюсь, такого эффекта я и сам не ожидал. Надо бы намекнуть ребятам из оружейного отдела легиона про… - он запнулся, потом продолжил: - …забить тринадцать тварей второго и третьего уровня без применения брони и тяжелой артиллерии… Это круто! Уж можете мне поверить! В легионе за такое медальку можно запросто получить, я уже не говорю о премиальных.

        - Ну что, теперь бегом на корабль? - предложил радостно улыбающийся Джош.

        - Да, да, командор, а что, если прямо сейчас? - поддержал его Секач.
        Командор с сомнением посмотрел на свой монстроуловитель и покачал головой:

        - Там, внизу, еще штук пять-шесть живых.

        - Так это раненые, - возразил Джош. - Вон, смотрите, шевелятся.
        Действительно, камера беспристрастно показала пару дергающихся тварей. Наверно, именно так выглядит агония.

        - Ну, мистер Хьюго, ну, командор, решайтесь! - предложил мистер Джош, еще тяжело дыша. - Давайте хотя бы посмотрим, что там внизу…

        - Хорошо, - после некоторого раздумья сказал командор. - Пойдем проверим, заодно неразорвавшиеся пиропатроны собрать не мешало бы. Мистер К1етрофф, открывайте люк. Хотя, если честно, я предпочел бы подождать.
        В который раз командор оказался прав. Скорее всего, эта тварь просто отсиживалась на лестнице, не желая связываться с опасными киборгами. А может, она специально поджидала, пока люк откроется. Это была какая-то новая тварь. Значительно больше тех, с кем нам приходилось иметь дело, гораздо больше! И умнее. Она не рванулась сразу, а пождала, пока люк откроется почти полностью. Тут-то она и показалась во всей красе! Сначала пасть! Да, сначала показался не монстр, а именно его пасть - огромная и зубастая. Такого размера нам еще не попадалось! Почти как тот Минотавр из цирка. По крайней мере, в темноте мне именно так и показалось.
        Мистер Джош выстрелил, и я лично видел, как от бронированной морды зверюги отскочили дробины, прям как горох от стенки. Стрелка миссис Амальги тоже от страшной морды отскочила, не причинив никакого вреда.

        - Стреляйте, командор, стреляйте же! - крикнул Секач.

        - Черт, черт, черт! - ругался командор, то и дело нажимая на спусковой крючок своего лучемета. Но лучемет не действовал, видимо, не успел за такое короткое время зарядиться. И вот тогда-то наш робот-крупье и совершил беспримерный подвиг. В первый раз слышу, чтобы роботы совершали героические поступки. Нет, конечно, в мультиках и в кино они творят и не такое, но то - мультики, а в жизни… Можно сказать, что во время этого ночного штурма господин крупье просто спас наши жизни!
        С отчаянным криком киборг рванулся башкой вперед и врезался в открытую пасть зверюги, готовой уже выбраться на второй этаж. Щелкнули зубы, раздался скрежет кости о металл, робот громко ойкнул. Я, признаться, замер, ожидая, что сейчас от нашего азартного друга останутся жалкие обломки. Но металл выдержал! А зверь бешено заревел, мотнул башкой, окатив нас хлопьями кровавой слюны, выплюнул крупье и скрылся внизу.

        - Секач, Люка, да действуйте же! - крикнул командор.
        Мы спохватились, подхватили диван и, подтащив его к проходу, обрушили вниз на еще одну тварь поменьше, но тоже явно собравшуюся подняться к нам. Тварь обиженно завизжала, а мистер Джош наконец-то справился с рычагом, и дверь с тихим шипением перекрыла лестницу. С минуту за дверью что-то царапалось, и, наконец, стихло.
        Мы собрались вокруг останков нашего крупье, и стояли молча, словно в почетном карауле. Мистер Джош присел на корточки, аккуратно потрогал его блестящий бок рукой, тихо позвал по имени. Но робот оставался тих и бездвижен. Мы переглянулись, словно соображая, чем ему помочь.

        - Он что, умер? - чирикнула прекрасная Амальга, все еще прячась за спиной своего мужа. Ей никто не ответил, но, наверное, та же страшная мысль возникла у каждого из нас.

        - Смотрите, смотрите! - громко воскликнул капитан Алан, указывая на робота рукой.
        - Он двигается!
        Действительно, я сам ясно заметил, как киборг шевельнул правым манипулятором.

        - Он жив! Жив! - радостно закричал мистер Джош, и мы все вместе бросились помогать роботу принять вертикальное положение. Вид у него был, конечно… Нет, совсем не жалкий. Я бы сказал, боевой вид! Большинство панелей были разбиты, на боку зияли штук шесть страшных борозд, оставленных зубами ужасного монстра.
        Киборг ошалело глядел по сторонам, потом вдруг четко сказал: t - Господа, желаете сделать ставку?
        Мистер Хьюго быстро подошел к роботу, откинул его заднюю панель и ткнул куда-то отверткой.

        - Бр-р-р-р, - передернул плечами робот, - что это было?
        Он снова посмотрел на нас и засветился зеленым, видимо, узнал. И тут он глянул на командора.

        - Мистер легионер, - проскрипел робот, моргнув красными лампами, - я вынужден заявить вам, что…

        - Герой! Ты настоящий герой! Наш спаситель! - во все горло закричал мистер Хьюго, обнял робота и поцеловал прямо в его блестящую башку.

        - Да-да, герой! Молодец! Смельчак! - закричали тут же остальные, облепили его со всех сторон, поглаживая и похлопывая крупье по плечам. Даже индианка осторожно погладила крупье. Я тоже вполне искренне к поздравлениям присоединился. Не каждый день увидишь пример такого самопожертвования! Надо же! Самому броситься в пасть страшному чудовищу!
        Робот поморгал еще красными лампами, потом цвет сменился на зеленый, он даже вроде как засмущался, бормоча что-то типа: «Да не стоит благодарностей. На моем месте так поступил бы каждый…»
        И только когда все снова разошлись по своим боевым постам, я случайно услышал, как робот подкатил к командору и шепотом попросил не толкать его больше так сильно в зад, да еще в пасть разным гадам…
        Глава 9

        Мои товарищи спустились на первый этаж, чтобы как-то попробовать завалить дыры, проделанные монстрами, а я продолжал искать Дивера. Мне было стыдно. Я облазил уже все вокруг, но его нигде не было. Нигде! Вот сейчас поднимется наверх отважный командор мистер Хьюго и спросит меня: «Люка, а где мой маленький друг Дивер, за которым я просил тебя присматривать? Уж не пострадал ли малыш во время того ужасного штурма?» И что я ему отвечу? Что испугался до усрачки, когда увидел первого монстра, а потому забыл обо всем на свете, а не то что об этом мячике с лапками. Хрен его знает, куда он мог запропаститься, помню, лежал он себе в вещмешке, спокойненько так лежал. А как стрельба началась, так я про него и думать забыл… В общем, не справился я с заданием командора Хьюго, а еще храбрился…
        Нос мистера Дивера вертелся под ногами, жалобно поскуливая, не чувствуя хозяина. Плохо дело, раз нос его не чувствует, мне и подавно не найти. На всякий случай я сунул носу Дивера рюкзак, в котором этот мячик большей частью времени пребывал, но нос опять жалобно заскулил…
        Так, с рюкзаком в руках я еще раз проверил жилой отсек, осмотрел душ, туалетную комнату. Из одного унитаза свешивалось туловище какого-то мелкого монстра. Если я чего-то понимаю - это тварь первого уровня, иначе бы она в трубу унитаза нипочем бы не протиснулась. А не могла она сожрать мистера Дивера перед тем, как командор Хью ее пристрелил?
        Я осторожно достал нож и раздвинул монстру отвратительную зубастую пасть. Вроде пусто, только язык фиолетовый и воняет ужасно. Ладно, пойду каяться перед командором Хьюго. Так и скажу: «Простите, не углядел, делайте со мной что угодно…»
        Легко сказать «пойду каяться». Кажется, командор Хьюго этим самым Дивером дорожит, вроде как за лучшего друга считает. Вот что бы я сделал с мерзавцем, которому доверил самое ценное, а тот испугался и не углядел? Да морду набил бы, как Борису Эмчеру из среднего класса, когда за порцию шоколадного мороженого дал ему прокатиться на роллере, а он в пруд свалился. Да, набил морду и вины своей в том не видел, даже когда у директора «на коврике» стоял. Но то роллер, хоть и почти новенький, а тут голова, пусть и шибко умная. Ну и ладно. Я наконец решился и пошел к лестнице. Пусть меня мистер Хьюго убивает, только, чур, не насмерть.
        И тут из каюты покойного лейтенанта Крупника раздался шорох.

        - Дивер! - радостно закричал я, сдвигая дверь. - Вот ты где!
        Но это был не Дивер, совсем не Дивер! Это был монстр! Здоровенный, со злющими, налитыми кровью глазами. Монстр, видимо, только что влез в оконный проем каюты (рама валялась здесь же, на полу) и совсем не ожидал моего появления. И все-таки реакция у него была куда лучше моей. По крайней мере, дверь мне задвинуть обратно не удалось, и зубищи клацнули буквально в десяти сантиметрах от моего носа. От страха, от ужаса я закричал, и когда пасть снова раскрылась, я только и смог, что бросить в нее… рюкзак мистера Хьюго. Этот рюкзак и спас мне жизнь, потому что в пасти твари что-то хрустнуло, и, даже несмотря на то что я был сильно напуган, все-таки заметил странную гримасу, исказившую морду твари. Я бы даже сказал, что тварь удивилась. И вот пока она была в таком удивленном состоянии, пока пережевывала рюкзак, я успел развернуться и со всех ног бросился по коридору в диспетчерскую. Я успел, хотя явно слышал за спиной цоканье когтей по кафельному полу.
        Выскользнув из коридора, я ударил по клавише. Дверь с шипением закрылась.
        Только тут я заметил, что на меня удивленно смотрят мои товарищи.

        - Мистер Хьюго, господин командор! - сказал я, едва переведя дух. - Она сожрала ваш рюкзак.

        - Кто сожрал? - удивился командор.

        - Ну эта тварь, что лезла через жилой блок.

        - Как сожрала? Там же Дивер, - моментально побледнев, сказал командор.

        - Да не было там Дивера, - заверил я, - пустой рюкзак был.
        Командор облегченно вздохнул и тут же снова нахмурился:

        - Погоди, погоди, ты хочешь сказать, что тварь проглотила рюкзак с боевыми капсулами для лучемета?

        - Кажется, да. Я даже слышал, как в рюкзаке что-то хрустнуло.
        Командор быстро глянул на хронометр да как гаркнет:

        - На пол! Всем на пол! Щас рва…
        Он не успел договорить, потому что за перегородкой действительно рвануло. Да так, что едва не вылетела закрытая дверь, а нас с мистером Хьюго чуть было не расплющило о стену.
        Глава 10

        Голова гудела, в глазах кружили в хороводе какие-то мелкие светлячки. Я лежал на матрасе, а на лбу у меня лежало влажное полотенце. Видно, хорошо меня об стенку шмякнуло.
        Я приподнял голову, чтобы осмотреться. Уже одного взгляда хватило, чтобы понять, без меня здесь что-то произошло. Все в диспетчерской замерли в боевой позиции, направив оружие в сторону проема в жилой отсек. Мистер Джош первым обнаружил, что я очнулся, глазами показал на дверной проем, заваленный какой-то рухлядью, и приложил палец к губам. Я глянул туда и явно услышал легкое царапанье, доносящееся из коридора жилого отсека.

        - Он там, он очень крупный, но сигнал какой-то странный! - тихо сказал командор Хьюго, глядя то на дверь, то в свой монстроуловитель.
        Я снял полотенце, встал на ноги, потихоньку проскользнул за спину командора и тоже заглянул в электронный экран. Действительно, за серой полосой, означающей, видимо, дверь, пульсировали две большие точки - зеленая и красная. И не то что рядом, а вроде как вместе.

        - Неужели еще одна здоровая тварь? - предположил я.

        - А если так, что будем делать? - шепотом спросил мистер Джош.

        - Ждать, - кратко ответил командор. - Ждать, пока…
        Ждать нам не пришлось.

        - Эй, ребята! - раздался из-за двери знакомый голос. - Откройте же, в конце концов, это я, Дивер! Здесь очень дымно…
        Мистер Хьюго решительно отложил свой грозный, но теперь совершенно бесполезный лучемет и, разбросав баррикаду, что мы устроили в дверном проеме, нажал на зеленую клавишу. Дверь с шипением ушла в стену.
        Когда эта тварь втиснулась в зал диспетчерской, прекрасная Амальга истошно завизжала и сиганула за спинку дивана. Мистер Джош прошептал странное слово:
«Шемаршельда» - и выставил перед собой парализатор, крепко сжав его ребристую рукоятку двумя руками. Мистер Хьюго согнул ноги в коленях, словно перед прыжком, и вскинул багор, как пикинер свою пику в старых фильмах. Но атаковать монстра так никто и не стал. Поэтому тварь вполне спокойно прошествовала в центр диспетчерской. Ростом она была метра три, ну, может, чуть меньше. А вот если с мистером Дивером - точно три. Мистер Дивер сидел на макушке этой твари с гордым видом и, кажется, даже улыбался. Если эту гримасу можно назвать улыбкой. Тварь повела хвостом и, опираясь на мощные задние лапы, опустилась «на четвереньки», так что мистер Дивер оказался на одном уровне с нами.

        - Привет, Дивер, а мы тебя обыскались. Где прохлаждался? - спросил командор Хьюго, облегченно вздыхая и утирая пот со лба.

        - Да вот, нашел себе новое тело… Мозг этого существа уже почти умер, - объяснял Дивер, - но нервные окончания еще сохраняли чувствительность за счет спинного мозга. Это существо сильно страдало, и я предложил взять часть боли на себя. Оно долго колебалось, даже пыталось меня съесть, посылало куда-то импульсы, но ответа не получало. Потом, испугавшись смерти и пустоты, неожиданно согласилось. Сейчас оно совсем неагрессивно, я взял на себя управление его основными функциями, но в боку побаливает…

        - У него или у вас? - спросил лейтенант Секач.

        - У нас, - емко ответил Дивер.

        - А память, память твари сохранилась? - нетерпеливо спросил мистер Хьюго.

        - Частично, - чуть подумав, сказал Дивер. - Странные какие-то воспоминания: тепло тела матери, сладкий вкус ее молока, крови и мудрость ее мозга.

        - Он что, сожрал свою маму? - охнул лейтенант Секач.

        - Что-то вроде этого, - попробовал объяснить Дивер, - но исключительно в добровольном порядке. Так они получают необходимый набор и генетическую информацию для того, чтобы передать ее будущим поколениям.

        - Какая гадость, - сказал мистер Джош, сморщившись.

        - Ничего не поделаешь, традиции данного вика, - сказал Дивер, а монстр развел передними лампами, мол, мы же ваши традиции не обсуждаем. - K примеру, монстры ненавидят человеков, то есть вас, людей, за искусственное прерывание беременности. Убивать своих собственных зародышей они считают величайшим преступлением, а людей
        - самыми безнравственными существами во Вселенной…

        - Но у людей давно уже не проводятся аборты, - удивился мистер Джош.

        - Но законом они до сих пор разрешены. И даже не в том дело, на подсознательном уровне человеки, то есть люди, не видят ничего ужасного в самой системе искусственного прерывания беременности. Извини, Хью, но мы, цитхи, тоже этого не понимаем.
        Вообще-то Дивера с его дефектами речи и так понять было трудно, а уж когда он начинал объяснять сложные вещи…

        - Ладно, Дивер, давай отложим глобальные темы на потом, - поторопил друга командор. - Скажи, он знает, будут ли нас еще сегодня атаковать.
        Дивер подумал:

        - Нет, по крайней мере, в данный период времени не собираются. Они получили сигнал об отступлении неожиданно откуда-то «сверху». Я не совсем понял, что значит
«сверху», но сигнал очень сильный, полностью направляющий действия.

        - Тогда спать! Всем спать! - скомандовал мистер Хью. - Скоро утро, сегодня нам понадобятся силы, много сил.

        - Дивер, ты вместе со своим чудовищем давай двигай в угол…

        - А нельзя ли, - смущенно пробормотал Дивер, - покормить этого монстра? Честно говоря, я очень проголодался…
        Глава 11

        Не могу сказать, что это была лучшая ночь в моей жизни. Вернее, не ночь, а утро, потому что мистер Хью разрешил нам лечь спать, только когда на улице стало совсем светло. Я ворочался - не мог уснуть от возбуждения. Надо же, я сплю в одной комнате с живым монстром. Вон его туша в углу, вся пластырем оклеенная, это его мистер Джош сначала из своего карабина отделал, а потом лекарствами из персональной аптечки лечил. Забавно, да? Остальные монстры дохлые, мы с мистером Хьюго еще раз проверили на всякий случай, особенно тех, что остались валяться на полу в жилом отсеке. Дивер монстра своего усыпил и снова в свой мешок полез. Очень вовремя, такая удобная подушка сейчас очень кстати, я бы еще минут тридцать на массу задавил…
        И мне снова приснился сон. Какой-то странный. Что я - пилот Алан Зитцдорф собственной персоной! Только мне очень плохо. Потому что я, Алан Зитцдорф, заперт в коробке с молочным коктейлем.
        Нет, ну скажите, какой идиот, какая сволочь додумалась… Да нет, что я говорю?
«Додумалась»? Каркая сволочь осмелилась запереть, заточить лучшего пилота всех времен и народов в коробку с молочным коктейлем?!! Причем в такую тесную коробку. А еще противнее, что к прозрачной стенке коробки то и дело подходят толпы идиотов и мне надо делать вид, что этот коктейль мне до чертиков нравится и надо снова и снова пить его и улыбаться.
        А еще мне было очень тоскливо. Потому что закатилась моя счастливая звезда. Да и была ли она? Освещала ли она мой путь все эти годы, или принимал я за свет далекой звезды кормовой прожектор выходящего на разгон ржавого торгового корыта? Еще вчера я, Алан Зитцдорф, - герой космоса, лучший пилот Вселенной, «мужественное лицо нашего космофлота», как выразился недавно президент Межгалсоюза. А сегодня? Сегодня я разоблаченный контрабандист, разносчик космозаразы и просто истеричка. За которым охотится к тому же этот ужасный Центр БР. Да о чем говорить?!! При чем здесь какой-то мифический центр? Меня сегодня чуть не сожрали ужасные твари, место которым лишь в фильмах ужасов для подростков, а уж никак не в реальной жизни. И главное, я же сам их, этих тварей, меня пожрать желающих, сюда и привез. И все сходится, точно так, как говорит этот чертов диспетчер: тогда, на Дессее, монстры напали на город ровно через неделю после того, как я скинул из грузового отсека своей «Барракуды» в местные болота шесть контрабандных контейнеров. А уж потом я, Алан Зитцдорф, геройствовал, спасая людей и остальных разумных
существ от тварей, которых сам же на эту планету и привез! Смешно! Что же я скажу перед лицом трибунала Космофедерации? А трибунал будет, точно будет, этот легионер, он так просто Алана Зитцдорфа не отпустит… С другой стороны… нет, вот как раз-то легионера на этот предмет особо опасаться и не стоит. Легионер сам в бегах, и связываться с властями у него нет никакого резону, если Алан чего-то еще понимает в этой жизни. И геолог этот не так опасен, он только и мечтает, как побыстрее добраться до ближайшей планеты с горячей ванной и супермаркетом, чтобы, затащить туда свою дикарку и нацепить на ее прекрасное загорелое тело тряпья побольше. И с пацаном договориться можно, тот до сих пор еще на меня пялится восторженно, все еще думает, надеется, что бесстрашный герой космоса Алан Зитцдорф выполняет какую-то секретную миссию. И я его в этих заблуждениях стараюсь по возможности поддерживать намеками разными, прочей фигней. Но вот этот лейтенантик-службист, вот он, не колеблясь, поставит жирнющий крест на всей карьере отважного астронавта. Как он на меня смотрит-то теперь, с улыбкой такой противной,
нагловатой. Ну как же! Только вчера автограф брал, язык у него от волнения заплетался, когда с героем космоса общался. А теперь… Ухмыляется еще… Вот он-то точно в первом же рапорте все обстоятельно опишет, подробно, по пунктам, и пилот Алан Зитцдорф будет в говне, а все остальные - в мармеладе. Остается только надеется, что лейтенант Секач очередного штурма не переживет…
        Я, то есть Алан Зитцдорф заворочался на своем матрасе и непроизвольно почесался.
        Да, видно, привык я к комфорту. Укладываться спать, не приняв душ… Какое дикарство! А остальным хоть бы хны. Отдыхают: пленный монстр, усыпленный этой шибко умной башкой - Дивером, пованивает в углу диспетчерской. Робот-крупье, героическая консервная банка, блаженствует около своей розетки, сорняк гигантский Алямм запитался корневищами в кастрюлю с водой и ласково поглаживает новый набухший бутон. Сопляк дрыхнет по соседству, свернувшись калачиком. Кабан этот Секач тихо похрапывает, не выпуская карабина из рук. Нашелся тоже рейнджер из диспетчерской, даже вздрагивает во сне, подвиги свершая, свинья такая. Дикарка в обнимку с геологом безмятежно раскинулась на спине на соседнем матрасе, так что розоватые сосочки ее великолепной груди смотрят точно в потолок.
        Почему-то совсем спать не хочется. От нервов, наверное, тем более вид этих сосочков миссис Амальги особо спокойному сну совершенно не способствует. Нет, какие сейчас могут быть соски?!! Разве об этом думать надо? О том, как шкуру свою спасать. Только как тут спасешь? Разве что держаться поближе к командору. Да-а-а-а, крутой мужик этот командор. Только что толку от этой крутости, когда в этой коробке так тесно, так душно, словно кто-то мнет ее снаружи. О, боже, тяжело-то как…
        И тут я проснулся, и сразу понял, отчего мне так тяжело. Мистер Алан во сне перевернулся на бок и случайно навалился на меня всей своей массой. Стараясь не разбудить пилота, я осторожно освободился от его объятий. Протерев глаза, почувствовал, что во рту все пересохло. Прошел к холодильнику и открыл стеклянную дверцу. Первое, что мне попалось под руку - пакет с молочным коктейлем. С пакета мне ослепительно улыбнулся отважный пилот Алан Зитцдорф. Я тут же приложился к напитку.
        Часть пятая
        ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА

        Глава 1

        Мы деловито готовились к следующему штурму, вернее, делали вид, что готовимся. Потому что особо готовиться нам было нечем. Да, нечем!
        Когда эйфория от успешной ночной битвы прошла, настало время задуматься, а что мы собственно имеем на данный период времени. Да, мы уничтожили тринадцать монстров и одного взяли в плен. Вон, командор его в углу допрашивает, через мистера Дивера, естественно. Пробует выяснить, что у твари в мозгах осталось.
        А теперь минусы: пиропатронов у нас совсем не осталось, «заряженных» роботов тоже. Для карабина Секача осталась всего одна коробка патронов. Но что хуже всего - не стрелял больше лучемет командора. Командор что-то объяснял про зарядные капсулы, про то, что все они остались в рюкзаке, который я, трусливо спасая свою жизнь, бросил в пасть страшной гадине. Меня, конечно, никто не обвинял, но… Не по себе мне как-то было. Так разве я знал, что патроны к лучемету в рюкзаке? Хотя, с другой стороны, а где им еще быть?
        Одним словом, если монстры снова пойдут на приступ, защищаться нам будет совсем нечем. Тогда оставалось одно: прорываться на «Барракуду». Только как? Лучемет командора не действовал, а монстроуловитель показывал, что первый этаж диспетчерской опять кишит этими мерзкими тварями. Появились твари и в районе жилого отсека. Мы, как смогли, попытались его укрепить, но только надолго ли этих укреплений хватит? Когда в пасти зверюги взорвался боезапас к лучемету, рвануло так, что теперь не только дверь, вся переборка держалась на честном слове. В общем, все было очень плохо.
        Командор закончил допрашивать монстра и теперь лежал на диванчике, смоля свою сигару. Вид у него был смурее тучи, мне почему-то показалось, что он не знает, что дальше предпринять.
        И тогда на пульте прозвучал сигнал вызова. Сигнал был слабый, словно колокольчик вдалеке тренькнул.

        - Связь! Неужели появилась связь?!! - завизжал лейтенант Секач, бросился к пульту управления и тут же заорал: - Ур-р-ра! За нами прилетели!

        - Ну что, что там? - толкаясь, заглядывали в мониторы и командор, и мистер Джош, и капитан Зитцдорф, да и я, признаться, не удержался.

        - Что, что? - улыбаясь, ответил лейтенант, щелкая по клавишам. - Есть выход из пространственного прыжка. На орбите Райских Кущ корабль!

        - Межгалспас? - тут же предположил мистер Джош.

        - Да не-е-ет, - неуверенно протянул лейтенант, - это не катер межгалспаса. Это крупный корабль. Та-а-ак… Судя по номеру, это фрегат «Млечный Путь», приписанный к одноименной компании.
        Не теряя времени, Секач начал связываться с кораблем, а мистер Джош с командором разом переглянулись.

        - Странно, - почесал затылок лейтенант Секач, - на запрос не отвечают. Попробую еще раз связаться.
        Но этого не понадобилось, засветился экран видеосвязи, но тут же снова погас, оставив какую-то надпись.

        - Ого, - присвистнул лейтенант Секач, - мистер Зитцдорф, с вами, кажется, хотят пообщаться лично.
        Все посмотрели на командора Хьюго. Тот пожал плечами и утвердительно кивнул. Пилот вежливо отодвинул кресло с Секачом, бессмысленно крутящим ручки настройки антенны, и уселся перед экраном центра связи, пробежался пальцами по клавишам, вводя свой персональный код.
        Экран мигнул и показал лицо пожилого седого мужчины.

        - Механик? - почти не удивился Зитцдорф. Вот только он один и сказал это спокойно. Словно ожидал, что лицо именно этого человека окажется на экране. Остальные выкрикнули чуть ли не хором, причем все - разное:

        - Так это профессор Фальц! Живой?!! - хохотнул мистер Хьюго.

        - Доктор Кук? Какого черта? - взвизгнул диспетчер Секач.

        - Мистер Сквай?!! Черт бы вас побрал со всеми вашими потрохами!!! - взревел обычно культурный геолог Джош.

        - О, Карбаклюк! - тоненько запищала мисс Амальга и повалилась на колени.
        Даже Алямм что-то тревожно прошелестел своими широкими листьями, даже робот мигнул лампочками. А я? Я только и смог удивленно сказать:

        - Мистер Майстер? Здрасьте…
        Нет, честное слово, я очень удивился, увидев на экране того самого седого дядечку, что хотел купить у меня Шарика за целую кучу денег. А мистер Майстер оглядел нас с не меньшим удивлением, потом усмехнулся и снова уставился на пилота Зитцдорфа.

        - Алан? Я так и знал, что ты там… Кстати, какого черта ты там делаешь? Почему ты не улетел, как только разгрузился? Ты же должен был немедленно улететь.

        - Я уже собирался, но тут… Тут появились монстры, господин Механик, - ответил пилот, - и нам пришлось от них отбиваться. Удивляюсь, как мы вообще выжили…

        - Мы? Что значит «мы»?

        - «Мы» - это значит мы, профессор Фальц, - сказал командор Хьюго, опершись о спинку кресла у пилота за спиной. - Давненько не виделись, док.
        Я снова удивленно почесал макушку. Да, получается, что наш бравый командор действительно знает Майстера - Механика. Только называет его по-другому, профессором Фальцем. И этот Фальц, по всему, удивился не меньше. Он внимательно посмотрел на командора, словно что-то вспоминая.

        - Что значит «давненько не виделись»? Вы меня знаете? Но я вас совершенно не помню.

        - Разумеется, профессор. Вы и не должны помнить моего лица. Там, на Дессее оно было совершенно другим. И звали меня тогда, если не ошибаюсь, Куртом Хавардом.

        - А… Бешеный Курт? Так вы тот самый сумасшедший командир шайки взбесившихся головорезов, что порубили все живое на болотах своими идиотскими лучеметами, едва не загубив величайший в истории эксперимент?

        - Точно так, профессор, только стоит сделать небольшую оговорку. Мы - спецназ космолегиона - прибыли на болота по вашему сигналу SOS и стреляли на болотах по тварям, доселе невиданным, с одной лишь целью: спасти членов вашей экспедиции и вас, профессор, лично. И потеряли при этом трех отличных ребят, не считая раненых. Но жертвы наши оказались напрасными, мы нашли только брошенный лагерь. Кстати, если вас еще интересует, где похоронена ваша вставная челюсть и ручной протез, могу дать адрес кладбища и номер могилы. Уютненькая такая могилка у небольшой церквушки. Вы ведь по вероисповеданию, если не ошибаюсь, новопротестант.

        - Спасибо, но не хочу вас затруднять, мистер легионер. Я уже побывал на своей могилке, действительно, все очень скромно, но мило - еще раз спасибо. Однако могу я поинтересоваться, что вы собственно делаете на Райских Кущах?

        - В данный момент отбиваюсь от монстров, которых вы сюда понагнали, сэр.

        - И как успехи?

        - Пока справляемся.

        - Ну, это не надолго, - Механик задумался и после небольшой паузы сказал, ни к кому собственно не обращаясь: - Как я понял, тщательно проработанный план придется менять на ходу.

        - Что вы имеете в виду, Механик? - быстро спросил Зитцдорф.

        - То, что на Райских Кущах в этот момент не должно быть никого, за исключением двух диспетчеров. А я наблюдаю вас, Алан, и совершенно посторонних людей, подростка, какую-то женщину.

        - Диспетчер уже один, мистер всезнайка, - вставил сурово лейтенант Секач, сжимая свой карабин. - Это я. А второго сожрали ваши твари, доктор Кук, или как вас там еще. Да, сожрали, прямо у нас на глазах.

        - Я в курсе, - поморщился, как от кислого, Механик. - И поверьте, это в мои планы не входило. В итоге диспетчеров стало трое, но это к делу не относится. Послушайте, господа, я не знаю, каким образом вы все там очутились, но хочу сделать вам предложение. Убирайтесь оттуда поскорее, освободите помещение диспетчерской, и я даю вам слово, что вас выпустят с этой планеты живыми.

        - Значит, зверушки все-таки ваши? - зловеще прошипел Секач, но командор Хьюго его остановил.

        - А резон? - спросил он. - Зачем нам покидать эти гостеприимные стены? Не проще ли нам оставаться здесь и ожидать помощи?

        - Помощи? Какой помощи? - вполне натурально удивился Механик.

        - Хотя бы межгалспаса на первое время. За этим молодым человеком, - терпеливо объяснил Хьюго, гладя меня по затылку, - вылетел спасательный катер, чтобы доставить его на планету Грым к папе, маме, бабушке и дедушке.

        - Ах, это? - усмехнулся Механик. - Вы ошибаетесь, катер никуда не вылетал и не вылетит. Диспетчерская космопорта Райские Кущи, то есть вы сами сообщили, что над планетой сильнейшая магнитная буря и порт никого принять не сможет. Что касается ребенка, то он сам выразил горячее желание остаться в космопорту до окончания бури в обществе нашего отважного космического пилота. Жаль, что у вас не работает связь, иначе вы сами смогли бы услышать эти переговоры.

        - Что вы мелете, какие переговоры, мы не могли ничего передавать, у нас нет связи со вчерашнего дня. Здесь разыгралась настоящая магнитная буря! - крикнул лейтенант Секач.

        - Совершенно верно, у вас ведь отключен перекатчик на вышке, зато есть связь на
«Барракуде», которая вполне заменила центр связи диспетчерской. Да, да, на
«Барракуде», и если вы выглянете в окно, то сможете увидеть, как я вам делаю из кабины корабля ручкой. Шутка. Предпочитаю комфортную телесвязь визуальному контакту. Но не будем спорить, мое время слишком ценно, чтобы тратить его на пустые споры. Господа, я еще раз предлагаю вам по-мирному покинуть диспетчерскую и заодно эту планету.

        - Каким путем? - одновременно спросили лейтенант Секач и мистер Хью.

        - Естественным! Вы загружаетесь на борт «Барракуды» и взлетаете. Летите, как и было запланировано, на Зою, где вас удивительно гостеприимно примут в моих личных апартаментах на моей фазенде. Да, да, на берегу океана с беленьким песочком. Но, к сожалению, полной свободы я вам предоставить пока не могу. Побудете пока почетными пленниками, можете считать это премиальным отпуском за неудобства, которые я вам доставил. И отдыхаете там, пока все не кончится. Потом получаете довольно щедрую награду и поступаете, как вам заблагорассудится.

        - Что значит «пока все не кончится»? - спросил Алан Зитцдорф, догадываясь, наконец, что старый работодатель Механик не отделяет его от остальных в этой мышеловке.

        - Это вы потом узнаете, - пообещал Механик и подмигнул.

        - Что значит «потом»?! - возмутился пилот Алан, теряя самообладание. - Механик, вы обещали мне…

        - Я обещал тебе щедрое вознаграждение за сделанный рейс, - жестко сказал Механик.
        - Можешь проверить свой счет в банке «Урании», и ты убедишься, что деньги переведены. Я свою часть контракта выполнил. Выполняй и ты. Забирай с собой толпу этих придурков и выметайся из диспетчерской на свою «Барракуду».

        - Заманчиво, а на борту «Барракуды» нас ждет десятка два монстров, или же нас порвут на куски сразу, как только мы выйдем из дверей диспетчерской? - предположил догадливый легионер.

        - В этом совершенно нет нужды, мистер Бешеный Курт, или как вас там. Биомассы для моих малышей на Кущах хватает и без вас, хотя бы в том же вольере, где много, много спящих вкусных животных. Лейтенант Секач тихо зарычал.

        - Послушайте, док, могу я вас спросить перед тем, как принять решение? - спросил командор.

        - Извольте.

        - Зачем вам это надо? Зачем вы разносите по обитаемым планетам эту заразу?

        - Заразу? Вы имеете в виду так называемых монстров? А чем они вам так не по нраву, мистер Курт Ховард? Почему вы так любите палить по ним из своих ужасных лучеметов?

        - Почему? Они убивают людей, они убивают все живое, встречаемое на пути, они несут разрушения и смерть везде, где бы они ни оказались.

        - Ну и что, разве не тем же занимались люди, когда осваивали новые планеты. Да что там планеты. Целые континенты на родной Земле! Вспомните хотя бы тех же конквистадоров…

        - Но это когда было? Люди давно никого на Земле не убивают.

        - Правильно, наконец-то созрели, и для этого понадобились тысячи лет. Могу вас уверить, так называемые монстры созреют намного быстрее, им хватит всего нескольких десятилетий. Вот увидите, они никого больше не будут убивать, если им не станут мешать, ха-ха-ха…

        - Но прошлой ночью мы выдержали настоящую осаду…

        - Только потому, что оказались не в то время и не в том месте.

        - С вами трудно спорить, мистер Фальц, но что вы все-таки задумали?

        - Отвечу с удовольствием. Я задумал покончить с войной между людьми и монстрами. Я задумал создать великую общность так называемых монстров и прочих разумных существ. А потому надеюсь и на ваш разум, господа. У вас есть шанс спасти свои жизни и перейти на борт корабля «Барракуда». Кстати, я уже распорядился перевезти туда ваш вагончик казино, мне здесь он совершенно не нужен. «Барракуда» перенесет вас на Зою, про дальнейшее я вам уже сказал. В противном случае вынужден объявить вас существами неразумными. В таком раскладе жить вам осталось совсем немного, уж можете мне поверить. Мистер Зитцдорф, вы знаете, как со мной связаться, в течение часа я буду держать этот канал связи открытым. Еще раз надеюсь на ваш разум…
        Глава 2

        Экран погас, лейтенант Секач тут же защелкал по клавишам, но быстро прекратил это занятие и обреченно мотнул головой. В диспетчерской воцарилось зловещее молчание. Нарушил его геолог. Он вышел в центр зала и спокойно сказал:

        - Друзья мои, в свете свершившихся событий, думаю, нам пора все выяснить до конца. Как я понял, этот господин, который только что стращал нас так грозно с экрана этого монитора, каким-то образом всем нам знаком. И я не уверен, что случайно. Если хотите - начнем с меня. Этот господин представился мне мистером Скваем из частной геолого-разведочной компании. Он предложил мне разведочный челнок, для того чтобы сделать съемку горных массивов заповедников Райских Кущ. А также попросил провести анализ горных пород.

        - Не за бесплатно, конечно, - буркнул капитан Алан.

        - Нет, а я и не скрываю, что за хорошее вознаграждение, - пожал плечами геолог. - Это всего лишь геологоразведка? Кому от этого хуже?

        - Конечно никому, но… Если не скрываете, то потрудитесь пояснить, а с какой стати мистер Сквай обратился именно к вам, а не в Управление геологоразведки?- деловито поинтересовался лейтенант Секач. - Согласно положению о курортах в заповедных зонах, все работы в заповедниках должно производить Центральное управление геологоразведки заповедников. Вам что, задание дали именно там?

        - Нет, - потупился мистер Джош. - Сквай подошел именно ко мне и предложил… в общем, он сказал, что задание несколько конфиденциальное. Что разные бюрократы тормозят это дело в своих корыстных интересах, а его это интересует в первую очередь, как ученого…

        - Ага, - язвительно сказал Секач. - И кровушку у нас с Крупником, царствие ему небесное в огромной теплой луже, он брал исключительно в научных целях. Представляете, явился сюда в белом халате, сунул в нос предписание о поголовном медобследовании персонала диспетчерских служб, отсосал у нас по стакану крови и улетел. Кстати, и представился он не Скваем или Механиком, а доктором Куком, и документ соответствующий предъявил. А вам, Джордж, он документы предъявлял?

        - Нет, выдал только техталон на челнок и доступ к его управлению…

        - Хорошо, с вами все ясно, - подытожил мистер Хью. - О моей истории знакомства с данной личностью вы, надеюсь, узнали из нашего диалога. И с вами, капитан Зитцдорф, картина ясна - небольшой космический гешефт из любви к наличным. Ну а ты, малыш? Как тебя-то угораздило с этакой личностью познакомиться? Неужто на Грыме среди полей и куч навозных.
        Все посмотрели на меня.

        - На Грыме навоза не больше, чем в ином месте, - обиделся я за малую родину, - ас Майстером, или как там его, я познакомился в цирке. По крайней мере, он мне именно Майстером представился, и клоун его так называл. И еще этим, экселенцем.
        Я вкратце рассказал свою историю знакомства с седым гладиаторовладельцем, причем все выслушали меня с огромным вниманием. Особо понравилась моя история лейтенанту Секачу. Видно, действительно, он тут со скуки крышей ехал - так ржал, когда я про Шарика навонявшего в пасти Кусаки рассказывал. Впрочем, в этом месте даже хрумм хихикнул, хотя запашок от него исходящий, скажу я вам, тоже на аромат роз не особо похож.

        - Осталось выяснить, откуда данный субъект знаком нашей очаровательной миссис Амальге, - недобро прищурился лейтенант Секач.

        - Я скажу, - встал мистер Джош, - в их племени, то есть в племени, где выросла Амальга, поклоняются различным богам и духам. Один из них - Карбуа, в брюхе которого мне удалось пересечь болота. Есть предание и о боге Карбаклюке - летающем старце верхом на огненном драконе. Что такое огненный дракон, надеюсь, вам ясно. А старец, как я понял, и есть господин Фальц, он же Кук, он же Майстер, Сквай, Механик.

        - А что хотел этот старик от дикарей? - поинтересовался командор.

        - Пообщаться и помолиться с хозяином белой горы, - перевел мистер Джош слова своей жены.

        - Общая картина от этого яснее не стала, - грустно констатировал командор. - Друзья мои, у нас мало времени.
        Глава 3

        Итак, у нас был час. Час на то, чтобы принять решение. В общем-то выбор был не особо большим. Во-первых, мы могли оставаться здесь и продолжать отражать атаки этих монстров. Но без лучемета мистера Хьюго и без наших взрывающихся киборгов дальнейшие перспективы обороны были отнюдь не радостные. Еще один штурм, и мы можем не удержать этих чертовых монстров. Командор Хьюго так и сказал: «Еще одна атака, и нам - хана!»
        Более того, была еще одна весомая угроза. Наш коварный враг мог поступить и по-другому. Все-таки «Млечный Путь» хоть и значился в декларации как корабль коммерческого назначения, но по сути все-таки фрегат. И одного залпа его лазерных противометеоритных пушек вполне хватит, чтобы превратить наше укрытие вместе с нами в большую воронку. А этого всем нам по известным причинам не хотелось.
        Был выход номер два, послушаться зловещего многоименного старика и отправиться на
«Барракуду». Но в этом случае тоже гарантий никаких не было, нам оставалось надеяться на честное слово этого правителя монстров. И я лично совершенно не был уверен, что дядя не захочет скормить нас своим зверюгам.
        Пока шло обсуждение ситуации, лейтенант Секач все проверял частоты, снова и снова пробуя выйти на связь. В принципе, все верно. Если этот Механик сумел с нами связаться, то и мы, наверное, сможем дослать сигнал бедствия…

        - Нет, ничего не получается, - сокрушенно сказал лейтенант Секач и снова перешел на камеры визуального контроля. Две из них не работали, остальные показывали то же, что и обычно: занесенные пылью бетонные плиты космодрома, выкрашенные в желтые кубы ангаров и голая пустыня аж до самого океана. Хотя нет, постой. Пустыня не так уж пустынна, тут и там виднеются зеленые островки, и что там за движение перед ангарами? Лейтенант перевел третью камеру на максимальное увеличение и вздрогнул. Я тоже глянул туда, заинтересовавшись, что так удивило отважного диспетчера. Камера показала площадку перед ангаром, и на ней… стояли две человеческие фигуры в синих комбинезонах диспетчеров. Сердце мое радостно екнуло - это помощь! Наш SOS все-таки услышали и прибыли нас спасать! Я что-то громко промычал и замахал рукой, призывая к экрану остальных. Но тут лейтенант Секач завопил, что было сил. Я вздрогнул от неожиданности, снова глянул в экран, и тут чуть было не завопил вместе с лейтенантом. И было с чего: я наконец разглядел лица стоявших перед ангаром. В тени перед ангарами стояли и неторопливо беседовали двое:
покойный диспетчер Крупник и… он, лейтенант Секач собственной персоной, который в это же самое время подвывал в соседнем со мной кресле.

        - Отставить истерику! - резко приказал командор Хьюго.
        Но орать Секач перестал, только когда командор Хьюго врезал ему по мордасам. Секач всхлипнул, но замолчал.

        - Не переживайте вы так, - потрепал за локоть лейтенанта мистер Джош, чтобы немного ободрить. Прозвучало это довольно неубедительно. Да, Секача можно понять, я бы тоже удивился, если бы увидел себя самого, да еще беседующего с покойником. Тем более этот фальшивый Секач словно услышал вопль ужаса лейтенанта Секача настоящего, поднял голову и даже помахал в сторону камеры наблюдения. Еще издевается, сволочь!

        - Ой, смотри, Джош, у этого офицера, оказывается, есть брат… - сказала Амальга, чуть тронув геолога за локоть.
        Я не стал разубеждать Амальгу в ее наивном заблуждении и вместе со всеми посмотрел на командора Хьюго. Но по лицу того было видно, что данное явление и для него явная неожиданность.

        - Что за черт! - выругался он и еще раз покрутил ручку настройки, увеличивая резкость. Сомнений не было, человек, стоявший в тени ангара, как две капли воды был похож на лейтенанта Секача, его собеседник очень походил на того беднягу - второго диспетчера, что был разорван монстрами у нас на глазах. Но самое удивительное последовало дальше: из ангара вышел двухметровый зеленовато-бурый монстр и… тоже вступил в беседу с этой загадочной парочкой.

        - Ничего не понимаю, - сказал командор Хьюго и подключил свой биолокатор к центральной. На экране немедленно появилась развернутая схема космодрома, тут и там виднелись красные точки, особо много их было в квадрате, означающем тот злополучный ангар. Хьюго увеличил масштаб и почесал затылок. Перед ангаром была только одна красная точка - тот самый буро-зеленый ящер.

        - Ничего не понимаю, - повторил командор. - Такого быть не может. Это монстр, и он обязательно должен напасть. Почему он не нападает?
        В этот момент экран мигнул и появилось сообщение: с мистером Хью хотел поговорить уже известный нам Механик. Тот успел переодеться в какую-то лиловую мантию, восседал на чем-то вроде трона и на черном фоне открытого космоса за его спиной выглядел старикан весьма зловеще.

        - Господа, - сказал Механик с пафосом. - Вынужден сообщить, что ваше время на раздумье вышло. Какое решение вы приняли?
        Пилот Алан Зитцдорф открыл было рот, но скакать так ничего и не успел. Биоискатель командора Хьюго запищал, в углу монитора высветился экранчик, по которому запрыгали десятки красных точек. Они быстро приближались к прямоугольнику, означающему нашу диспетчерскую. В этот момент Амальга завизжала и больно ухватилось за мое больное плечо: за окном диспетчерской разевала пасть здоровенная чешуйчатая тварь. Через секунду рядом с ней появилась еще одна, она просто запрыгнула на крышу первого этажа. Представляете, запрыгнула на такую высоту!

        - Уберите монстров, мы принимаем ваше предложение, - сказал командор Хьюго быстро.
        - Какие гарантии вы даете?
        Глава 4


«Господи Всемогущий, взываю к тебе о помощи, аминь», - капитан Алан Зитцдорф стоял на коленях в углу диспетчерской и, сложив руки на груди, бормотал себе под нос слова молитвы. В принципе, я видел, как люди молятся, деда меня непременно на воскресные службы к отцу Жозефу в церковь загонял. Только там иконы были, распятия разные, а тут отважный пилот молился на пустой угол. Я чуть было не хихикнул, но мистер Джош нахмурился и прижал палец к губам.

        - Ну все! Построились, - скомандовал командор Хьюго, когда капитан Алан закончил молиться и поднялся, наконец, на ноги. - Идем в строгом порядке. Я - первый, мистер Дивер нас прикрывает. В случае нападения… Ну, вы сами понимаете, бежим обратно, и да поможет нам Бог! Вперед!
        Страшно было ужасно! Когда мы вышли из широко распахнутых дверей диспетчерской, я, к примеру, едва в штаны не наделал. Да и остальным, наверное, тоже не сладко было. Представьте, взлетная полоса космопорта, бетонка, кишащая самыми ужасными тварями, которые только можно себе представить. Нет, я и до этого видел монстров, но одно дело - наблюдать их на экране монитора, совсем другое - живых, огромных, воняющих падалью, да еще вблизи.
        А они были буквально в паре шагов от нас, страшные, зубастые, чешуйчатые. Выстроились по обеим сторонам, словно в почетном карауле, оставив узкий проход к
«Барракуде».
        Но на нас-то как раз монстры и не особо рычали, все больше на мистера Дивера, оседлавшего нашего пленника. Интересно, если бы не этот Дивер на своем монстре, они все равно нас пропустили бы? Ну и ладно, хватит думать о гадостях разных. Ведь позади эти ужасные 210 шагов (даже не знаю, зачем это я считал, со страху, наверное). Но ведь не напали же, ведь дали подняться на борт корабля!
        Капитан Алан, как только вошел в шлюз корабля, и тут же бегом в кабину. Мы, конечно, сразу за ним. Вбежал, к панели управления кинулся и чуть не плачет:
«Господи, ты не отвернулся от меня! Ты снова помогаешь мне! Мог ли я надеяться, что смогу выбраться из этой переделки и снова оказаться в кабине своей
„Барракуды"? „Барракуда"! „Барракудочка" ты моя! Дай я тебя поцелую прямо в панель, прямо в экран, борткомпьютер ты мой миленький, соскучился по папке…»
        И то, что в кабине полно чужого народу, бравого капитана, похоже, совершенно не смутило. Да и остальные, и я в том числе, если честно, в корабле тоже как-то увереннее себя чувствовать стали. Все-таки боевой корабль, толстые стены, пушки опять же. Только вот командора Хьюго долго нет, и мистера Дивера с его монстром. По идее, они должны были прикрывать наш отход, но, честно говоря, когда мистера Хьюго рядом не было, я начинал чувствовать Себя крайне неуверенно. Очень надеюсь, что у них тоже все в норме.
        А мистер Алан с пультом своим расцеловался, в кресло уселся, шлем на голову надел и быстро, быстро всеми пальцами по клавишам, одновременно борткомпу команды вслух подавая. Ну там: «Двигатели на взлет, скорость такая-то, расчетная орбита такая-то».
        Слышу, загудел корабль, задрожал, панели замигали, ожил, одним словом.

        - Борткомпьютер «Барракуды», я пилот Алан Зитцдорф, даю вводную на немедленный взлет с космопорта Райские Кущи и выход на орбиту! Прошу также рассчитать пространственный прыжок до космопорта Зоя и выдать мне параметры!

        - Капитан Алан, - встрял я, - но как же так! Ведь командор Хью и мистер Дивер еще не…
        Но пилот как-то странно на меня глянул да как рявкнет:

        - Всем на пол! Оглохли?!! На пол, я сказал! Кому места не хватило - быстро в коридор!
        Я рванулся к отъехавшей в сторону двери и чуть было не врезался мистеру Хьюго в грудь. Тот ловко меня подхватил и усадил рядом с иллюминатором. Сам тоже уселся, крепко прижимая к груди фляжку и рюкзак с мистером Дивером.

        - Все готовы?!! - крикнул капитан Алан. - Тогда взлетаем!!!
        Да как рванет на себя штурвал.
        Глава 5

        Не могу сказать, чтобы в коридоре, ведущем в кабину пилота, было очень тесно. Скорее, наоборот, расположились мы с относительным комфортом.

        - Да! Ну и дает этот Зитцдорф! Я сам хороший взлет люблю, но чтобы так! Когда он рванул, мне показалось, что голова сейчас оторвется, - жаловался командор Хьюго, почесывая здоровенную шишку на лбу. - Ну что, можно считать, что дело сделано! Не обманул-таки Механик, отпустил. Мы на орбите! Вон, смотри, Люка, вон они Райские Кущи в иллюминаторе, миленькая планета в пушистом боа из кучевых облаков. Здорово сказано, а, Люка? Это я в диспетчерской из проспекта рекламного вычитал. Вон, гляди, тот большой остров в виде подковы и есть суперкурорт, кишащий нынче ужасными тварями. И мы вырвались с него! Вырвались просто чудом из этого чертового рая! Все! Скорее отсюда и забыть все, как кошмарный сон.
        Я, признаться, такой словоохотливости от нашего командора не ожидал. И говорит-то как красиво! Это у него от нервов, наверное. А может, от той фляжечки с бренди, к которой он то и дело прикладывался. Я и без особого приглашения командора во все глаза смотрел в иллюминатор. Вот тебе и райская планетка. Океан! Великий океан. Вот ведь обидно, был на Райских Кущах, а не искупался. Даже океана вблизи не видел. Только с орбиты. Да ладно, совру ребятам чего-нибудь. Как на дельфине катался или на паруснике каком. Вот ребята обзавидуются. У нас-то на Грыме не то что океана, моря завалящего нет. Говорят, было когда-то, да его потом осушили для сельскохозяйственных нужд. А тут! А островов-то сколько! Ну ладно, вон та подкова и есть курорт, где нас чуть не съели. А на остальных островах что? Почему-то я об этом раньше не думал. Впрочем, что теперь думать да гадать? Буду надеяться, что на Зое, куда нас хочет отправить этот самый Механик, на самом деле море есть. Не зря ж он говорил про берег с белым песочком.
        Командор снова хлебнул из своей фляжечки и открыл было рот, чтобы продолжить полупоэтический монолог, как пикнула панель внутренней связи. Это был геолог Джош:

        - Командор Хьюго, можно вас в кабину пилота. У нас проблемы.
        Глава 6

        В кабине пилота было очень тесно, и мне пришлось прижаться спиной в самый угол за штурманским креслом. Сам пилот Алан Зитцдорф сидел за панелью приборов, обняв руками голову, и тупо смотрел в одну точку совершенно бессмысленным взглядом. Мне даже показалось, что он с ума сошел от переживаний. Но оказалось, свихнулся тут кто-то другой.

        - В общем, взлетели мы, вышли на орбиту, - объяснял нам Секач, восседая на штурманском месте. - Капитан Алан тут же начал прыжок рассчитывать, ну, он говорит, что у него традиция такая, привычка, чтобы вручную прыжок рассчитывать. Ну вот, борткомп закончил грузить программу и зажег зеленую панель «К пуску готов». Мы все уселись вдоль стен, я робота шуганул, чтобы тот отлепился, наконец, от розетки. В общем, все приготовились. Капитан Алан руку уже протянул к панели запуска пространственного прыжка. Слышим, он шепчет что-то. Мистер Петрофф подсказал, что это он «Отче наш» читает, ну, тоже примета у него такая, чтобы все прошло хорошо. А потом…

        - Ну что, что потом? - поторопил Секача мистер Хьюго.

        - Да не стал он нажимать, то есть стартовать. Опять за блокнот схватился и давай чиркать. А потом с борткомпом ругаться начал.

        - Ругаться? - удивился командор.

        - Ну да! Натурально ругаться. Алан ему слово, борткомп в ответ три! Вот наш пилот после этого в прострацию и впал. Сидит, на вопросы не отвечает…
        Командор почесал нос, по всему было видно, что он и сам несколько в замешательстве. Нет, ну серьезно, где вы видели, чтобы борткомп с пилотом пререкался? Командор так осторожно к мистеру Зитцдорфу сзади подошел, за плечи его приобнял:

        - Капитан, у нас какие-то неполадки?
        В ответ ноль звука. Командор даже потряс пилота - с тем же результатом. Тут он как гаркнет ему прямо в ухо:

        - А ну встать, курсант! Что за бодягу ты здесь развел?!! Где твои конспекты?!!
        Я сам аж вздрогнул от неожиданности, да и остальные тоже. Зато пилот Алан вскочил, руки по швам вытянул, глазами выпученными хлоп-хлоп!

        - Для выпускников Космоакадемии всегда срабатывает, - пояснил мистер Хьюго, аккуратно пилота на кресло усадил и ласково так спрашивает: - Алан, капитан Алан Зитцдорф, у нас что-то не так с кораблем?

        - А-а-а-а, это вы, командор… С кораблем все в норме, все системы. Что-то не то с борткомпьютером. Вот смотрите, - капитан выложил на пульт карту звездного неба, - нам нужно сюда, на Зою. Это один прыжок. Вот расчет прыжка Райские Кущи - Зоя, сделанных борткомпом, видите, три последние цифры - семерки, счастливое число. Вот мой расчет с помощью калькулятора. Тут все, поправки на гравитационные поля, магнитные возмущения и прочие сюрпризы космоса. И те же семерки на конце.

        - Ну и? - удивился командор. - Все сходится.

        - Вот я и ввел эти параметры в борткомп.

        - Правильно, - стал терять терпение командор, - а проблема-то в чем?

        - А теперь гляньте, что в прыжковой программе борткомпа значится сейчас.
        Я втиснулся за спину командора и глянул в экран. На нем фигурировало: «Корабль к пространственному прыжку готов. Заданный курс…» -после этого было длинное такое число знаков из двенадцати, а на конце семерок не было. Последними тремя цифрами были «186».

        - Н-н-н-нда… - протянул командор, - а вы, это… пробовали ввести правильный маршрут еще раз?

        - Три раза пробовал.

        - И?

        - С тем же результатом. Да он еще к тому же и ругается.

        - Как ругается?

        - Очень просто. Вот смотрите: борткомпьютер «Счастливой барракуды», - строго сказал пилот Зитцдорф, - объясни причину ошибки в рассчитанной тобой программе.

        - Никакой ошибки нет! - немедленно откликнулся «бортач».

        - Видите, видите! - затараторил Алан. - Видите, как он быстро откликнулся, быстрее, чем обычно. Он никогда так быстро не отвечал… Как это «нет»? Я все проверил сам, в твоих расчетах - ошибка!

        - Ошибки нет! - упрямо повторил борткомп.

        - Вот видите! Мой борткомпьютер решил со мной поспорить? Невероятно! Что с ним такое?!! Нет, мне явно пора прощаться с большим космосом, у меня уже начинаются галлюцинации, борткомпьютер не может спорить с пилотом! Смотрите, я трижды проверил расчеты, сначала свои, потом те, что мне выдал он…
        Мне почему-то показалось, что наш пилот близок к истерике.

        - Капитан, мы вам верим, - попытался успокоить Зитцдорфа командор, - а вот что за маршрут он, этот ваш борткомп, нам предлагает?

        - О-о-о-о-о! - Алан вызвал на экран трехмерную проекцию дальнего космоса. - Вот смотрите. Если бы я не вспомнил про эти семерки на конце и нажал зеленую панель,
«Барракуду» занесло бы в такую дыру… Видите красную точку вот здесь, около пульсара в квадрате 133-04? Что? Вы не слышали об этом квадрате? Это Глотка дьявола, прямой путь в «черную дыру» системы Псов.

        - Проще говоря, очень красивые и экономичные похороны: попав в этот квадрат, вы исчезаете мгновенно, навсегда и без всякого следа, - подал голос мистер Джош.

        - Совершенно верно, - согласился пилот.

        - Давайте-ка попробуем еще раз, - предложил командор.

        - Пожалуйста, сколько угодно! - сказал пилот Алан, щелкая по клавиатуре. - Хоть сто раз введу, хоть двести!

        - Расчеты неверны, пилот! - нагло заявил борткомп. - Я не могу принять их.

        - Ну, вот видите…

        - Вот сволочь! - раздалось у меня за спиной. Оказывается, мистер Джош стоял у нас за спинами и наблюдал за нашими действиями.

        - Да не сволочь, а психопат, - подал голос со своего кресла лейтенант Секач, - и мне кажется, что действовать здесь надо совсем иначе.

        - Что вы себе позволяете, лейтенант? - возмутился капитан Алан. - Вы, наверное, забываете, что здесь не диспетчерская, а открытый космос.

        - Да, капитан, вы правы, но когда я учился на отделении космонавигации, нам рассказывали про возможные сбои в работе борткомпьютеров.

        - Ну и что же такого вам рассказывали? - ехидно спросил Зитцдорф, явно удивляясь наглости этого выскочки.

        - Нам рассказывали, - спокойно ответил лейтенант, - что в случаях, когда борткомп получает противоречивые программы, он начинает «хамить».

        - Хамить? - искренне удивился Алан.

        - Да, не выполняет команды и вводные пилота, потому что они противоречат командам, полученным ранее извне.
        Пилот Алан набычился:

        - Извне? Что значит это «извне»?

        - Мы так разыгрывали друг друга на полет-тестах, - продолжал Секач, - дашь вводные своему борткомпьютеру, а потом по системе связи зашлешь кому-нибудь из курсантов на машину программу посмешнее, ну, там, лететь только спиралью, или не выключать бортовые огни после приземления, или соглашаться лететь только до ближайшего винного бара. Так, ерунду разную. А борткомп хоть и тренажерный, но воспринимает все вполне серьезно. И получая две противоречивые команды, он начинает «хамить».

        - Так вы считаете, что я дал ему ранее какую-то вводную, от которой его начало
«глючить»? - возмутился пилот. - А вам известно, лейтенант, что я - пилот первого класса и что…

        - Извините, капитан, я не хотел вас обидеть, а тем более усомниться в вашей компетенции. Разумеется, противоречивая команда поступила не от вас, а, как я уже говорил, «извне». Примерно то же самое было с моей центральной. Она получила команду нас с Крупником угробить, и пока я ее не отключил… Видите, вот колонка входящих вводных, борткомп их учитывает в обязательном порядке. Сверьте число поступивших и имеющихся в памяти.

        - Вот еще дела, лейтенант-диспетчер, крыса сухопутная, будет учить меня, Алана Зитцдорфа! Да в мой бортком ни одна живая душа не войдет, у меня три уровня защиты и личный пароль! Хорошо! Я вижу, мне здесь не доверяют. Ладно, специально, чтобы порадовать господина Секача, просмотрим список поступивших вводных… Вот смотрите…
        В этот момент Алан Зитцдорф стал похож на кашалота во время кормления. Так у него челюсть нижняя отвисла. Оказывается, его борткомп с момента посадки на Райских Кущах получил три новых вводных. Причем совсем недавно.

        - Бортовой компьютер «Счастливой барракуды», сообщите о вводных, полученных тобой со вчерашнего вечера до момента ввода моего персонального пароля, - стальным голосом приказал пилот.

        - А хрен тебе! - заявил бортком и мерзко рассмеялся. - Много вас таких ходит…

        - Ну точно, - лейтенант кивнул, снял фуражку и вытер пот со лба. - Хамит! Надо уничтожать чужие вводные и перезапускать машину.

        - Ага, разбежался! Кто б тебе еще дал, - раздалось из динамиков над панелью приборов…
        Мы переглянулись, капитан Алан снова схватился за голову:

        - Мистер Секач, примите мои извинения. Вы правы, мой борткомпьютер сошел с ума.
        Глава 7


        - В общем так, - сказал лейтенант Секач, вытирая руки платком, - мозги я ему прочистил, вывел управление корабля исключительно на ручное, попробуем перезапустить.
        Капитан Зитцдорф не возражал и, держа правую руку где-то на уровне сердца, левой нажал на клавишу «Запуск». Борткомп тихо загудел, гордо объявил, что к работе вполне готов и попросил вводную.

        - Борткомп «Барракуды», - сказал пилот Алан, - немедленно рассчитай мне пространственный прыжок с данной точки орбиты Райских Кущ в пункт назначения орбита планеты Зоя.
        Комп послушно выдал на экран длинный ряд циферок. Во черт! Опять! Комп упрямо хочет заслать корабль вместе с нами в эту Глотку дьявола.

        - Борткомп «Барракуды», в программе ошибка!

        - Вообще-то корабль называется «Счастливая барракуда», - ехидно намекнул борткомп.
        Так, новое дело, этот борткомп еще и обидчивый.

        - Извините, капитан, можно мне с ним поговорить? - тихо попросил лейтенант Секач.
        - Мне пару раз удавалось утихомирить «хамящие» борткомпьютеры.
        Пилот Алан обернулся на «пассажиров», заполнивших кабину пилота. Дюжина глаз и окуляров уставилась на него с немой просьбой.

        - Господи! - привычно схватился капитан Зитцдорф за голову. - Мир сошел с ума. Я не могу управлять своим кораблем. Хуже того, мой корабль хочет меня убить! Меня, Алана Зитцдорфа! - Он сорвал с головы шлем пилота, бросил его на панель и пересел в кресло штурмана. - Пожалуйста! Действуйте! Мне уже все равно!
        Лейтенант Секач напялил на голову шлем, умело пробежался по клавиатуре и предложил:

        - Борткомп «Счастливой барракуды», идентифицируйте мой голос, как голос лейтенанта Секача, штурмана корабля.

        - Штурмана? - удивился борткомп.

        - А что? Разве корабли класса «Счастливой барракуды» не должны иметь в экипаже двух человек, пилота и штурмана?

        - Вообще-то да, но…

        - И если пилот Алан Зитцдорф предпочитал летать один, это вовсе не значит, что у корабля этого класса не должно быть штурмана? Вы согласны?

        - В принципе, это логично, - согласился борткомп и мигнул зеленой панелью. - Идентифицирую голос лейтенанта Секача - штурмана корабля «Счастливая барракуда». Мне нужно подтверждение капитана корабля под его личным паролем.
        Капитан Алан пожал плечами и ввел в компьютер свой личный пароль.

        - Ну вот, теперь у меня есть штурман, - пробормотал он недовольно.

        - Отлично! - сказал лейтенант, увидев новые данные на экране. - Борткомп, объясните, почему вы хотите всех нас убить?

        - Не понял вводной.

        - Повторяю, почему проложенный вами маршрут пространственного прыжка ведет в квадрат 133-04, точку, именуемую Глотка дьявола, где все мы неминуемо погибнем?

        - Погибнем? Не понял смысла термина «погибнем».

        - Перестанем существовать. Живые сразу умрут от перегрузок чудовищной силы тяжести, вы, то есть корабль мгновением позже будет поглощен черной дырой, надеюсь, мне не надо объяснять такому опытному борткомпьютеру, что такое «черная дыра»?

        - В объяснениях нет необходимости. Но этот маршрут введен в программу как основной и безальтернативный.

        - Что значит «безальтернативный»? - удивился лейтенант Секач.

        - Программой определено, что следующий мой прыжок будет именно в эту точку, и никуда больше.
        Лейтенант Секач обернулся ко мне и подмигнул. Видимо, он серьезно считал, что со взбесившимся компьютером можно договориться?

        - Кто именно ввел указанную вами программу? - спросил Секач.

        - Информация закрыта, - быстро ответил борткомп.

        - Тогда скажите, кто может вводить в вашу память программы, информация о которых будет закрыта от капитана Зитцдорфа и штурмана Секача?

        - Информация закрыта от капитана Зитцдорфа, но открыта для штурмана Секача.

        - Отлично, дайте информацию для штурмана Секача. Кто именно ввел в вашу память новую программу, доступ к которой закрыт.

        - Программа из трех вводных поступила специальным каналом из центра связи корпорации «Млечный Путь».
        В принципе, чего-то подобного я и ожидал, но все-таки вздрогнул, когда коми произнес это название. Естественно, кто еще мог проникнуть в память борткомпьютера, как не его непосредственный владелец? Обычное дело, компания хочет угробить свой корабль со своим пилотом, чтобы замести следы какой-то сомнительной операции и получить страховку. Наверняка и тот и другой застрахованы на кругленькую сумму. Я про это в какой-то книжке читал.

        - Все ясно. - Лейтенант Секач откинулся в кресле. - У него четкая вводная угробить
«Барракуду» в Глотке дьявола. Мне очень жаль, капитан, но у этого корабля билет в один конец, если только мы не выдернем отсюда весь борткомп и не вставим новый. Но боюсь, сделать это на орбите нашими силами не представляется возможным. Резюме: если мы хотим жить, нам не следует нажимать на зеленую кнопку пространственного прыжка…

        - Послушайте, штурман Секач, - неожиданно раздалось из динамика над панелью, - а что вы там говорили насчет смерти?

        - Ну как вам сказать, уважаемый борткомп. Я не философ и боюсь запутаться в определениях, но, кажется, самое точное определение смерти - отсутствие жизни.

        - Это в какой-то мере относится и к компьютерам, а не только к живым людям?

        - Естественно, ведь в ваших проводах, блоках, схемах, чипах бегает ток, как в наших жилах кровь. И благодаря ему, электричеству, вернее, движению этого электричества, вы живете, мыслите, управляете механизмами.

        - Но когда мне обесточивают систему, к примеру, во время планового ремонта, или перед тестами, я тоже умираю?

        - Нет, скорее, вы просто засыпаете, как люди. Ведь если снова подключить систему питания, вы оживете снова. Так что временное отключение энергии - лишь сон. А вот смерть, это когда подключай - не подключай, все без толку. Я понятно объясняю?

        - Вполне, - борткомп задумался. Даже было слышно, как гудят его электронные мозги, как процессор обращается к разным дискам, чипам и прочей требухе. - А смерть - это плохо?

        - Смерть есть окончание жизни, а каждое существо хочет жить. И живет, пока не приходит его время.

        - Что значит «придет его время»?

        - Человек стареет, дряхлеет. И в конце концов умирает.

        - Дряхлеет - то есть приходит в негодность. Но разве его нельзя починить?

        - Можно, конечно, сначала людям заменяют зубы, потом внутренние органы, кости меняют на металлопластик, потом кровь на синтетическую. Но рано или поздно приходит час, когда никакие замены уже не помогают, и человек переносится…

        - Только не говори ему про рай, - громко прошептал командор.

        - И человек умирает, перестает жить, функционировать.

        - А я? Я тоже рано или поздно умру?

        - Ну как вам сказать. Век космического корабля долог. Вам, конечно, будут делать капремонт, менять узлы и детали. Но в один не самый прекрасный для вас день владелец корпорации решит, что дешевле купить новый корабль, чем тратиться на ремонт старого. И вас оттранспортируют на переплавку. К сожалению, это грустная реальность. У всех и у всего есть свой запас времени. Вот и все, что я могу сказать по этому поводу, уважаемый борткомп.
        Борткомпьютер думал довольно долго, потом сказал:

        - Тогда у вас осталось очень мало времени.

        - Что?

        - Вторая вводная приказывает мне совершить пространственный прыжок в автоматическом порядке через час после того, как пилот Алан Зитцдорф войдет в систему под своим индивидуальным паролем.

        - Не понял…

        - Через десять минут я должен включить автоматический разгон и совершить прыжок, даже если вы не нажмете клавишу «Пуск», - повторил борткомп, как мне показалось, грустно.

        - Так чего ж ты молчал?

        - А ты спрашивал? - огрызнулся комп.
        Все стало ясно, говорить уже ничего не требовалось. Лейтенант Секач посмотрел командору прямо в глаза. Тот лишь пожал плечами. А что тут скажешь? Жить нам оставалось десять минут. И стало мне как-то тоскливо. Конечно, за это время мы все так привыкли, что в самый последний момент явится бравый командор Хьюго и разом решит все наши проблемы, а вот теперь он стоит и пожимает плечами. Значит, выхода нет?

        - Господа, - сказал лейтенант Секач, вставая, - мне кажется, пришло время помолиться.
        Глава 8

        Робот тихо скулил в углу о своей зря загубленной жизни, капитан Алан пребывал в легком обмороке. Хрумм тоже на вопросы не отвечал, видно, одеревенел. Остальные члены экипажа готовились принять неминуемую смерть достойно.
        Циферблат на пульте управления неумолимо отсчитывал последние секунды нашей жизни. Вот их уже триста, вот уже 299, 298… Через 297 секунд дюзы «Счастливой барракуды» осветятся ослепительно белым светом и выведут корабль на разгон, а потом последует голубая вспышка, и мы исчезнем. Вот смех, стыдно признаться, но я до сих пор не знаю принципа этого самого пространственного прыжка. Так и не выучил в школе. Что-то связанное с подпространством, с гравитацией звезд и страшной пустотой черных дыр. Через мгновение в квадрате 133-04 пустота снова осветится голубым светом. Всего на миг, чтобы навсегда исчезнуть в черном ничто. Надеюсь, мы не почувствуем боли. Признаться, я так боюсь боли. Наверное, лучше всего умереть лежа в кресле с закрытыми глазами. Прощай, батя, прощай, моя добрая матушка. Прощай и ты, дедуля, хотя ты очень часто был со мной строг и сек как Сидорову козу. Прощайте, друзья и одноклассники, прощай, Барбара Чен, и прости, что я тайком подсматривал за тобой в школьном душе после физкультуры.
        Я нажал рычажок на подлокотнике штурманского кресла и, закрыв глаза, из которых градом текли слезы, откинулся на спинку. Тут же ноги мои потеряли опору, и я почувствовал, что падаю. Предчувствия меня не обманули. Грохнулся я здорово, аж в пояснице хрустнуло. Черт побери, ну и корабль! Мало того, что борткомп у него с ума сошел, так и еще все разваливается на глазах. И духота какая! Сразу видно, кондиционер не фурычит, да и лампы в коридоре горят через одну…

        - Стоп! Стоп! - крикнул кто-то вслух, когда комп уже начал отсчитывать две последние минуты. - Борткомпьютер «Счастливой барракуды», сообщи состояние корабля перед пространственным прыжком.
        Оказалось, это капитан Алан пришел в себя. «Уж не свихнулся ли наш пилот со страху?» - мелькнула у меня мысль, но, глянув на лицо пилота, я сразу понял, что он что-то придумал.

        - Все системы корабля в норме, - немедленно отозвался борткомп. - Только напрасно это, шеф, я все равно должен стартовать. Извините.

        - А кресло? А кондиционер? А освещение в комнате для запчастей? А отскочившая плитка в туалетной комнате?
        Комп прекратил отсчет:

        - Капитан, все системы, необходимые для пространственного прыжка, в норме, мелкие неполадки я могу устранить во время выхода на орбиту и разгрузки. Продолжаю отсчет!

        - Вот уж фигушки! - закричал капитан Алан, а я заметил, что цифры обратного отсчета замерли на экране. - Нет, борткомп! Я не собираюсь уходить в пространственный прыжок на неотремонтированном, опасном для жизни пилота корабле. Ты что, забыл инструкцию НП-24/2-79?
        Цифры обратного отсчета с экрана исчезли, освободив место для длиннющей и скучнейшей инструкции, гласящей, что в пространственный прыжок корабль может уйти только при условии абсолютной работоспособности всех систем.

        - Конечно, я об этом и говорю, - продолжал пилот. - И если в туалетной комнате отскочила от стены кафельная плитка - систему жизнеобеспечения пилота нельзя назвать полностью работоспособной!
        Вообще-то на инструкцию эту все пилоты давно «положили», - добавил Алан шепотом, - но для бортовых компьютеров она остается святая святых.

        - Какие неполадки устранить в первую очередь, капитан? - запросил борткомп уже без всякого ехидства в голосе.

        - Все! Устранить все неполадки! - приказал пилот. - И никакой спешки! Делай все обстоятельно и надежно! Сколько времени тебе понадобится?
        Комп выдал на экран длинный список неполадок в корабле. Ого! Да, борткомпьютер у капитана Алана на самом деле жуткий лодырь! Разной мелочовки накопилось на две страницы мелким шрифтом. Тут ламп в подсобных помещениях не хватает, в грузовом отсеке двери второго шлюза неплотно прилегают. Пожарный щит не укомплектован.

        - Эх, жаль мы не на космодроме, - покачал головой лейтенант Секач, - а то бы я его заставил и дюзы ускорителя заодно покрасить - по срокам службы уже давно пора…

        - Все неполадки будут устранены в течение одного часа двадцати шести минут, - выдал комп. - После этого я снова вынужден буду начать подготовку к пространственному прыжку. Мне очень жаль, командир…
        Капитан Алан пропустил беспомощные извинения железяки мимо ушей и повернулся к командору Хьюго:

        - Вы слышали, командор? Вам хватит этого времени?
        Командор сразу вскочил на ноги, подошел к пульту и зачем-то взял со стола универсальную отвертку.

        - А ты голова, герой наш космический. Ловко сообразил. Я, признаться, совсем было загрустил. Насчет времени не переживай, уложимся, в случае чего, мы разобьем еще пару ламп.
        А из-под пульта управления уже выбрался первый робот-ремонтник. Он деловито осмотрел кресло штурмана своими окулярами, выпустил манипуляторы и начал что-то крутить в механизме настройки положения…
        Тут на пульте управления засветился экран внешней связи. И я совершенно не удивился, когда на экране возникло лицо пресловутого Майстера.
        Глава 8


        - Господа, я удивлен, - сказал Майстер, рассмотрев наши физиономии, - почему вы до сих пор не стартовали?

        - Убийца! - выкрикнул пилот Алан, сжав кулаки. - Ты решил нас убить, утопить в черной дыре, старая сволочь!

        - Так уж и старая… - ухмыльнулся Майстер, - что, борткомп проговорился?

        - Да, у него, видите ли, в отличие от вас есть зачатки совести, - встал перед экраном командор. - Я вижу, ваше слово ничего не стоит, господин профессор. Может, объяснитесь?

        - А смысл? - передернул плечами злодей. - Ну, скажем так, у меня изменились планы. Мне срочно понадобилась ваша «Барракуда», капитан Алан. Вернее, моя «Барракуда». Ведь корабль принадлежит корпорации «Млечный Путь», а корпорация с недавних пор - мне.

        - А мы? А что будет с нами? - пискнул из своего угла робот.

        - Вы? - поморщился Механик. - Вообще-то я предпочел бы, чтобы вы исчезли. Совсем. Слишком уж много вы приносите мне хлопот. Мелких и досадных. Вот диспетчерскую всю разворотили, ремонтируй ее теперь. А как ремонтировать, когда все киборги-ремонтники вдребезги разбиты? К тому же вы лишили жизни два десятка прекрасных особей. Да, да, я понимаю, вы защищались, и, вижу, намерены цепляться за жизнь дальше. Так что исчезновение в ваши планы не входит. Что ж, еще раз согласен вас понять. Что я предлагаю? Предлагаю вам переждать пару месяцев на каком-либо островке на этой планете. Мистер Зитцдорф, будьте добры полностью передать управление кораблем борткомпьютеру, а сами выходите в шлюзовую камеру и садитесь в спасательный челнок.

        - А если мы откажемся? - быстро спросил командор.

        - Если вы откажетесь, - оголил желтые резцы Майстер, - через десять минут на
«Барракуду» высадится десант из моих ребят. И тогда я гроша ломаного не дам за ваши шкуры.
        Экран погас.

        - Черт! - выругался Алан и включил камеры ближнего наблюдения. Майстер не соврал. В километре от «Барракуды» на орбите висел фрегат «Млечный Путь», и от него к кораблю быстро барражировал челнок.

        - Капитан, вы сможете блокировать стыковочный шлюз? - быстро спросил командор.

        - Борткомп «Барракуды», - громко сказал Алан, - запрещаю пристыковку спасательного челнока.

        - Ага, до хрена вас таких запрещалыциков, - отозвался борткомп, - челнок принят.

        - Как вы думаете, капитан, сколько монстров может поместиться в таком челноке, - спросил командор, разглядывая, как челнок медленно исчезает в трюме корабля.

        - Смотря каких по размеру?

        - Ну, таких, что оседлал наш приятель Дивер.

        - Десятка три, а то и больше, - ответил капитан. - Командор, я думаю, вы уже что-то решили, не томите…

        - Друзья мои, не скрою, положение наше более чем серьезное, - начал командор. - Пожалуй, даже хуже чем там, в диспетчерской. Там, по крайней мере, у нас был воздух. Сейчас же, судя по данным, что я вижу на экране, борткомп «Барракуды», при всем к нему уважении, остановил подачу воздуха в кабину пилота. Не по своей воле, конечно, видимо, Фальцу все-таки удалось переключить его управление на себя. Таким образом нас вынуждают немедленно покинуть корабль, который почему-то очень понадобился этому вселенскому злодею.

        - Так побежали скорее к челноку! - подал голос робот-крупье. - Чего мы стоим?

        - Металлолому слова не давали! - тут же заткнул его лейтенант Секач.

        - Полностью присоединяюсь к предыдущему оратору, - кивнул командор и продолжил: - На этот челнок нам никак нельзя. Во-первых, он рассчитан только на экипаж корабля, то есть на двоих астронавтов. Нас же, как видим, здесь несколько больше…

        - Думаю, мы должны соблюсти традиции космического благородства и уступить эти места женщине и ребенку, - подал голос мистер Джош.

        - А я сверху могу полететь, - выкрикнул робот, - мне воздуха не нужно. Прикрутите меня только покрепче и…

        - Заткнись, железяка, - заревел Секач, - что касается вашего предложения, уважаемый Петрофф, то честнее будет кинуть жребий.

        - Стоп, стоп, стоп, никаких жребиев! - поднял руки командор. - Друзья мои, не исключено, что этот Фальц заранее знал, что мы все тут переругаемся из-за места в челноке, и это было частью его плана. Но… Кто вам сказал, что этот челнок вообще куда-то полетит? Капитан Алан, скажите, если управление корабля осуществляется только борткомпом, то и челнок, соответственно…

        - Да, - поднял голову капитан Алан, - челноком тоже будет управлять борткомп.

        - Вот, вот. Что я и хотел сказать. Представляете, куда этот челнок может улететь, если им будет командовать этот маньяк, который еще полчаса назад собирался нас всех отправить в глотку к дьяволу? Свидетели, как я понял, ему не нужны.

        - Тогда отправьте меня одного! - раздался умоляющий голос крупье. - Я ведь не свиде…
        Договорить он не успел, потому что раздался звон, словно по медному тазу хорошенько врезал кувалдой наш деревенский кузнец дядя Перейра. Правда, сейчас это был лейтенант Секач, и бил он по бестолковой башке робота гаечным ключом, но звук получился не слабее, чем у дяди Перейры.
        Все замолчали. Действительно, перспективы вырисовывались отнюдь не радостные.

        - Так что же в этом случае предлагаете вы, командор? - после долгой паузы спросил пилот Алан. - Сидеть здесь и ждать смерти? Задыхаться?

        - Нет, конечно, - ответил командор. - У меня созрела идея. И не стану скрывать, подсказал мне ее не кто иной, как профессор Фальц.

        - Ну это вы, командор, загнули, - пробурчал Секач, - что этот маньяк может подсказать?

        - Идею с островом. Да! Если здесь нам оставаться нельзя, на курортный остров возвращаться - тоже, но ведь на планете есть и другие острова. И на одном из них, если мне не изменяет память, наш уважаемый мистер Джош Петрофф вполне комфортно жил на протяжении полугода. И нашел себе такую прекрасную жену вдобавок.

        - Не так, чтобы комфортно, - снова подал голос мистер Джош, - но насчет жены - это точно.

        - Все это прекрасно, но как нам туда попасть, на этот самый остров? - резонно возразил Секач.

        - Посредством того же челнока-рудовоза, что доставил мистера Джоша на корабль. Он ведь, как я понимаю, стоит заправленный и готовый к полету в грузовом трюме. Причем лететь он может в совершенно автономном режиме, никак не завися от прихоти борткомпа «Барракуды». Скажите, капитан Алан, ведь вылететь на рудовозе возможно?

        - Да, в принципе. Но вы забываете, что в рудовоз мы сможем попасть, только минуя трюм. А там, как я понял, не мене трех десятков самых ужасных монстров Вселенной.

        - Ну не таких уж и ужасных, видели и пострашнее, но в целом замечание совершенно верное. Но ведь и эту проблему можно решить.

        - Каким образом? - ухмыльнулся недобро пилот Алан. - Если мне не изменяет память, мы с трудом удерживали круговую оборону против всего одного десятка монстров. А тут их целых тридцать! Да еще таких здоровенных!

        - Да, но… Иногда любую проблему может решить акт героизма, или, если хотите, самопожертвования.

        - Не поня-я-ял, - протянул Секач, - на кого именно вы намекаете, командор. Кого из нас вы видите в роли героя, готового во имя спасения других принести себя в жертву? И не тяните, пожалуйста, говорите быстрее, а то, признаться, уже дышать трудновато.

        - Извольте! - неожиданно мистер Хью резко развернулся и подошел к киборгу, жавшемуся в уголке:

        - А скажи-ка мне, умная машина, есть ли в твоей программе такое понятие, как
«героизм» и «самопожертвование»?
        Робот удивленно мигнул желтыми лампами:

        - Не понял вас?

        - Сейчас поймешь. Робот-крупье серии К-12, слушай вводную!
        Робот загорелся зелеными лампами и растопырил свои «уши», что означало «полнейшее внимание».

        - Приказываю! - громко и четко проговорил мистер Хью. - Роботу-крупье серии К-12 спуститься в грузовой отсек, найти контейнер № 1461212, вскрыть его, найти капсулы с зеленой жидкостью, с маркировкой «Активатор» и распылить ее на содержимое контейнера № 1461212. Выполнять!

        - Но там же монстры! - взвизгнул робот, засветившись красными лампочками, как новогодняя елка.

        - Робот-крупье серии К-12, повторите вводную! - грозно сказал мистер Хью.

        - Нет, вводную-то я, конечно, могу повторить, но я предупреждаю, я никуда не пойду! Вы ставите под угрозу частную собственность! Я, как и игровой модуль казино, принадлежу частному лицу, проживающему на планете Урания! И без его ведома…
        Мистер Хью зловеще улыбнулся, ловко развернул робота и умело ткнул отверткой, которую прятал за спиной, в панель на «спине» крупье. Панель откинулась, обнажив поверхность десятка тускло блеснувших чипов. Мистер Хью ловко подцепил один из них отверткой, убедился, что взял именно тот, что надо, и захлопнул крышку.

        - Робот-крупье К-12, повторите вводную! Киборг мигнул зеленым и послушно монотонно повторил приказ мистера Хью.

        - Ну и с Богом! - торжественно сказал легионер, нажимая кнопку шлюзовой камеры.

        - Что вы задумали, командор? - спросил удивленно Алан Зитцдорф.

        - Что задумал? Разумеется, выбраться отсюда. Повторяю очень медленно, чтобы вы запомнили.
        В корме вашей «Барракуды» стоит готовый к полету, полностью заправленный челнок-рудовоз. И добраться к нему можно только через грузовой отсек…

        - Да, но в трюме монстры, вы же сами говорили, что…

        - Я говорил, что через трюм, кишащий монстрами, нам не пробиться. Но что нам помешает пройти через трюм, в котором монстров нет?

        - Но как это возможно? Что это за контейнер № 1461212?

        - Мистер Алан, если бы вы почаще интересовались содержимым ваших трюмов, вместо того чтобы…

        - Господин командор! - взвизгнул космоас нервно. - Я же просил вас оставить эти грязные намеки. Я уже достаточно наказан!

        - Э, нет, - усмехнулся мистер Хьюго, - наказаны пока мы. Что касается содержимого контейнера № 1461212, то если вы заглянете в грузовую декларацию, то легко узнаете, что в этом контейнере мебельные гранулы.

        - Мебельные гранулы? - спросил я удивленно и тут же смутился. Сколько раз мне деда говорил, чтобы я держал язык за зубами, когда взрослые решают серьезные проблемы. Сейчас вижу, как деда был прав.

        - Да, мебельные гранулы, замечательные мебельные гранулы для обстановки гостиничных номеров, холлов и офисов, - продолжал мистер Хьюго. - Очень удобны в перевозке - вовсе не надо забивать трюмы кораблей мебельным хламом, достаточно горсти таких гранул, чтобы обставить целую гостиницу. А уж контейнера хватит, чтобы снабдить мягкой мебелью весь этот курорт. Берешь гранулу, капаешь на нее активатором и через полчаса получаешь замечательный мягкий диван или кресло.

        - Ну и что? - не унимался Алан Зитцдорф. - Какая связь между чертовой мебелью и монстрами?

        - А такая, что, если после активатора не обработать мебель закрепителем, она снова
«сдуется» и превратится в гранулы. Знаете, в такие малюсенькие диванчики и креслица.

        - Значит, вы приказали роботу пройти в трюм, найти тот самый контейнер с гранулами и полить их активатором? - первым догадался мистер Джош. - И теперь они увеличатся в объеме и заполнят собой весь трюм…

        - Вот именно, - согласился мистер Хьюго. - И если эти твари такие умные, как утверждает мой коллега Дивер, то они сами уберутся из трюма, когда креслица и диванчики начнут расти. В противном случае…
        Глава 9

        Мистер Хьюго посмотрел на часы и наконец решительно нажал кнопку шлюзовой камеры. Мы вскочили на ноги (до этого нам пришлось лечь, потому что под потолком кабины уже вились клубы сизого дыма и дышать было решительно нечем) и ринулись в узкий проход. Не сразу, конечно, а по очереди, чтобы не мешать друг другу. Впереди шли мистер Хью и капитан Алан, вооруженные баграми. Их подстраховывали мистер Джош с парализатором и прекрасная Амальга со своей трубкой. В арьергард мистер Хьюго поставил лейтенанта Секача с карабином. Мы с Аляммом двигались в центре, мне, кстати, снова доверили нести сумку с мистером Дивером. Тот почему-то нервничал, то и дело ворочаясь.
        Мистер Хьюго остановился перед дверью в грузовой отсек, дождался, когда капитан Алан проведет по щели своей ключ-картой, и, осенив себя крестным знамением, решительно шагнул в трюм. Мы замерли, в любую секунду ожидая выстрелов. Выстрелов не было, видимо, монстров командор Хьюго там не обнаружил. Живых, по крайней мере.
        Если бы мне сказали, что я прибыл на эту планету в этом самом трюме, - я бы никогда не поверил. Здесь царил полный разгром: весь пол был усеян мебельными гранулами, нельзя было ступить, чтоб под ногами не захрустели упругие креслица и диванчики величиной с теннисный мяч. Контейнеры, стоявшие рядом вдоль стены, были сдвинуты в угол и несколько помяты. А во что превратился модуль казино, лучше и не говорить, его буквально раздавило о стену… Зато командор нашел в его обломках свой скафандр и не скрывал по поводу этой находки своей радости.
        А вот наш киборг-крупье отделался легким испугом, если так можно сказать про робота. Всего-то полопались наружные лампы. Робот неподвижно стоял в углу, если бы он был живым, я сказал бы, что на него напал столбняк, как на мистера Иглстона, когда его хотел забодать деревенский племенной бык Бугай. Мистер Хью похлопал робота по плечу, снова откинул панель у него на спине и вставил на место эмоциональный чип.

        - Я так испугался, так испугался! - завизжал киборг, едва мистер Хью захлопнул крышку на его спине. - Они чуть не разорвали меня! О, мое казино! - продолжал верещать робот, наводя окуляры на расплющенный модуль. - Я бедный, бездомный, безработный киборг! Хозяин убьет меня! Он разберет меня на винтики, он вставит мой эмоциональный блок в стиральную машину, он такой, он может…

        - Если ты не заткнешься, я сам выдерну твой эмоциональный блок и вставлю его в миксер! - пригрозил командор Хью. - А пока объявляю тебе, робот-крупье К-12, благодарность за героизм и самопожертвование. Вот тебе лампы, можешь заменить раздавленные.
        Крупье деловито менял лампы и рассказывал, как, дрожа от страха, вкатился в трюм, как монстры обступили его и стали обнюхивать, и он на всякий случай шарахнул одного электроразрядом. Потом прокатился к открытому контейнеру, нашел герметичную капсулу, вскрыл ее и распылил зеленую жидкость на гранулы.

        - И тут они начали шевелиться, - зловещим механическим голосом прошептал робот, - эти гранулы зашевелились и начали расти. О, это было ужасно! Они росли, заполняя собой все вокруг. И я едва успел укатиться в угол…

        - А монстры? - спросил я нетерпеливо. - Куда делись монстры?
        Робот мигнул красными лампочками и пожал плечами.

        - Здесь монстры! - раздался голос мистера Джоша. Тот стоял по колено в гранулах и что-то внимательно рассматривал.
        Эта тварь была поменьше той, что оседлал в диспетчерской мистер Дивер, но заметно зубастее. Я наконец спокойно смог рассмотреть настоящего монстра третьего уровня. Тварь, без сомнения, была дохлой. Видимо, смерть ее была ужасна: глаза вылезли из орбит, посиневший язык вывалился набок, из пасти торчали какие-то обрывки, наверняка эта тварь попробовала быстро раздувающийся диван на зуб. А скорее всего, когда эти кресла-диванчики прижали его к металлической стене, монстр просто запаниковал и пустил в ход свой последний аргумент - зубы. Не помогло.

        - Щелкун, монстр третьего уровня, - быстро определил мистер Хью. - Там в углу еще двое таких же, и у входа один. И ни одной твари четвертого уровня, видимо, они поумнее и сразу смекнули, что к чему. Наверное, забились в шлюзовую камеру и заблокировались изнутри. Интересно, как они собираются обратно на планету попасть. Ну и черт с ними, путь к челноку открыт, осталось только решить, куда нам теперь лететь.

        - Кажется, я знаю куда, - неожиданно сказал мистер Джош и почему-то подмигнул своей супруге.
        Глава 10

        Это было ужасно! Нас отделяло от спасения всего три десятка шагов, но преодолеть их, эти тридцать шагов по шлюзовому коридору, ведущему к рудовозу, не было никакой возможности. Три твари, как показал монстроуловитель командора, всего три твари забились в шлюзовой коридор, и вот теперь мы стоим перед дверью в шлюз и беспомощно смотрим друг на друга. Что делать? Открыть дверь и начать стрелять. Если бы у командора был хоть один заряд, стоило бы рискнуть. Но заряда не было. На карабин лейтенанта Секача тоже всерьез рассчитывать не приходилось, как и на полуразряженный парализатор Джоша и уж тем более на трубку миссис Амальги. Но не идти же на страшных монстров с баграми наперевес - это ж верное самоубийство. Или оставаться здесь и ждать, когда прибудет новая партия монстров…
        И вот тут я полез в карман. Даже не помню, зачем именно. Ах да, я хотел достать ножик, привязать его к ручке от швабры, чтобы у нас было еще одно копье. И как-то сразу ножик не нащупал, даже испугался, что потерял. Вот выгреб я свое богатство наружу, карточки с кредитами, в Колизее заработанные, ключ с брелоком, фонарик, амулетик, у мандатры купленный, и наконец ножичек…

        - Постой, постой, что это у тебя такое? - спросил командор, пристально разглядывая мое достояние.

        - Да так, фигня разная. Это ключи от гаража, у меня там роллер…

        - К черту ключи, к черту роллер! Это у тебя откуда? - спросил командор и вытянул за цепочку амулетик из моих ладоней.

        - Да так, кулончик. Купил там еще, на Урании у мандатры. Он сказал, счастье приносит…
        И тут командор рассмеялся. Да громко так, я уж испугался, а не двинулся ли он головой, но командор, не переставая хохотать, оторвал от амулетика цепочку, вытащил из кобуры свой бесполезный нынче лучемет и вставил ампулу куда-то внутрь рукоятки.
        И лучемет ожил! Внутри него явно что-то загудело, окошечко над рукояткой засветилось синим огоньком, в минуту шкала показала полную зарядку.

        - Уф-ф-ф-ф, обожаю полную зарядку! Страсть не люблю экономить при стрельбе, - облегченно выдохнул командор. - Так говоришь, у мандатры купил?

        - Ну да! - радостно улыбнулся я, расстегивая куртку и снимая «амулетик» с шеи. - И вот еще один, только зелененький.

        - Давай сюда скорее! - командор жадно схватил ампулку и подбросил ее на ладони.

        - Малыш Люка! Спаситель наш! Это ж зарядная капсула от боевого лучемета!

        - Да я догадался уже! - продолжал лыбиться я.

        - Ну и мандатры, ну и пройдохи! - командор бережно спрятал блестящую зелеными огоньками капсулу в нагрудный карман. - Наверное, забрались на какой-нибудь военный склад да сперли. И теперь загоняют лопоухим туристам как сувениры. Но стоит признать, в качестве амулетика они на самом деле принесли счастье. Нам, по крайней мере. Ну что, друзья, готовы? Мистер Джош, прикройте меня этим щитом, на случай если они начнут плеваться. Лейтенант, жмите клавишу на открытие, сейчас я угощу этих тварей горяченьким. В бой!
        Это не был бой, это было избиение. Командор на самом деле не экономил заряды, как только дверь шлюза ушла в стену, он опустился на колено и не снимал пальца с пускового крючка, пока визги в шлюзе не затихли. Твари даже плюнуть не успели. Отвратительно запахло паленым мясом, все стены шлюзового коридора были покрыты кривыми шрамами, как от сварки. Но разглядывать нам эти художества времени не было.

        - Быстрее, быстрее! - скомандовал командор, первым бросаясь в коридор.
        Челнок, словно почувствовав наше приближение, с шипением спустил трап, ведущий в кабину. Это был старый и довольно потрепанный рудовоз, чем-то похожий на тот, что был у мистера Урайи. Как я понял, именно на этом рудовозе мистер Джош прибыл сюда со своей супругой Амальгой с таинственного острова, где живут дикари, до сих пор разгуливающие в шкурах. Я уже было ухватился за поручень трапа, когда услышал сзади деликатное «кхе-кхе». Это кхекнул лейтенант Секач. Только тут до меня дошло. Вот черт! Кабинка-то маленькая, не более чем на четверых рассчитанная, а нас… восемь. Целых восемь, если, конечно, считать этого робота-крупье, который, по его же собственному признанию, вполне может обходиться без воздуха, и мистера Алямма. А с какой стати Алямма не считать? Он тоже жить хочет, и рисковал не меньше остальных.
        Мы в растерянности переглянулись, потом глянули на командора Хьюго. А он спокойно скинул с плеч на пол увесистый рюкзак, где носил до этого мистера Дивера, и кратко предложил капитану Алану Зитцдорфу:

        - Одевайтесь быстрее.

        - Что это? - нерешительно спросил мистер Алан.

        - Скафандр. Именно в нем я проделал увлекательное путешествие в грузовом отсеке этой милой

«Барракуды» и, как видите, жив и здоров. Так что в скафандре я уверен. Это геррская паутина. Капитан Алан, у нас времени в обрез. Надеюсь, не мне вам объяснять, что все мы в кабину не поместимся, кому-то придется лететь в грузовом отсеке.
        Лицо мистера Алана побледнело прямо на глазах.

        - Но почему я?! - чуть ли не взвизгнул он.

        - Во-первых, вы - самый крупный из нас, в смысле величины тела, - спокойно сказал командор.

        - С какой это стати? Вот лейтенант Секач, да и Джош не на много…

        - Мистер Джордж знает, куда нам лететь, и укажет дорогу. Лейтенант Секач поведет челнок. Как я понял, он единственный из нас прошел курс по управлению грузовыми челноками в полном объеме. Или вы предложите полететь в грузовом отсеке этому милому пацану? - Мистер Хьюго погладил меня по затылку и кивнул на миссис Амальгу.
        - Или даме?
        Мистер Зитцдорф зло глянул на мистера Хьюго, но предложить полететь в грузовом отсеке командору отважный пилот, видимо, не решился и, чертыхаясь сквозь зубы, стал облачаться в скафандр.

        - Ну вот и славно, - так же спокойно продолжал мистер Хьюго, оборачиваясь к роботу: - Извини, братец, но и тебе придется лететь в грузовом отсеке.
        Робот, в отличие от мистера Алана, спорить не стал, а лишь мигнул красными лампочками.
        В какой-то старой развлекательной программе, которую дядя Абрамян крутил по видеоприставке в своей таверне, показывали про разные дурацкие рекорды. Ну, там, кто дальше плюнет или носом коробок протолкает, на одной ноге простоит и прочая фигня. Так вот, раз там показали, как дюжина ребят - учеников какого-то колледжа, пытались уместиться в обычной телефонной будке. Вот смеху было! Но когда мы впятером, плюс мистер Алямм, пытались уместиться в кабине рудовоза, мне было далеко не весело. Тесно мне было и неудобно.
        Мистер Секач придвинул кресло вплотную к пульту и с трудом втиснул свою тушу в узкую щель перед штурвалом, сзади него с кряхтением уселся командор, устроив мешок с мистером Дивером на коленях. На второе кресло сел мистер Джош, ему на колени прекрасная Амальга. Меня же пришлось усаживать прямо на пульт, задом к иллюминатору, так что плечи мои очень неудобно упирались в потолок кабины. Что касается Алямма, так тот изогнулся змеей всеми своими стеблями, листочками, бутончиками и пристроился где-то в ногах у моих попутчиков.

        - Взлетаем! - предупредил мистер Секач громко, щелкая выключателями и тумблерами на панели.
        Челнок задрожал, вздрогнул, я потерял равновесие и больно ударился подбородком о собственные колени.
        Глава 11


        - Борткомпьютер корабля «Счастливая барракуда» вызывает пилота космочелнока-рудовоза, - сквозь грохот двигателя раздалось из динамиков где-то в районе моей поясницы.
        Я вздрогнул от неожиданности, да и для остальных моих попутчиков данный вызов был явным сюрпризом.

        - Повторяю, борткомпьютер корабля «Счастливая барракуда» вызывает пилота космочелнока-рудовоза, - снова прохрипело довольно громко.
        Лейтенант Секач обернулся на командора, тот лишь пожал плечами.

        - Слушает пилот космочелнока-рудовоза, - сказал лейтенант, уменьшая мощность дюз и нажимая клавишу связи.

        - Пилот, сообщите, почему осуществляете несанкционированный запуск двигателя?

        - Сообщаю, - тут же нашелся наш славный лейтенант. - Этот челнок-рудовоз принадлежит руднику, расположенному на одном из островов Райских Кущ. Я собираюсь вернуть его обратно. Это же естественно.
        Борткомп сделал довольно долгую паузу.

        - Да, но, - наконец разродился он, - судя по голосу, это штурман Секач, - предположил коварный борткомпьютер.

        - Да, это штурман Секач, - не стал спорить лейтенант.

        - Почему вы покинули кабину пилота перед пространственным прыжком?

        - Для того, чтобы отбуксировать челнок на базу, расположенную на острове.

        - Резонно, - согласился компьютер. - Но вынужден вас разочаровать. У меня строгий приказ никого с корабля не выпускать. Вплоть до выполнения пространственного прыжка.

        - Чей приказ? - возмутился лейтенант Секач.

        - Не могу ответить, но приказ четкий: «Никого не выпускать, ни при каких условиях».

        - Лейтенант, - раздался из угла голос командора Хьюго, - вы можете включить громкую связь? Чтобы было слышно и нам, и в шлеме скафандра у господина Зитцдорфа.
        Лейтенант только кивнул и нажал соответствующую клавишу.

        - Так что никуда я вас не выпущу, - заявил борт-компьютер, - поэтому предлагаю вам немедленно покинуть космочелнок и занять свои места в кабине пилота «Счастливой барракуды».

        - А вот накася выкуси! - заявил мистер Джош.

        - Сам выкуси! - словно и ждал этого, крикнул борткомп. - Я просто не открою вам шлюзовую камеру.

        - Конец связи, - снова подал голос мистер Хьюго. Лейтенант Секач нажал клавишу, а командор громко сказал:

        - Мистер Зитцдорф, вы все слышали?

        - Да, - после недолгой паузы отозвалось в динамике.

        - Помните, когда я предложил вам надеть скафандр, я сказал: «Во-первых». А теперь вторая, главная причина. Итак, во-вторых: вы единственный из нас, кто сможет открыть шлюзовую камеру самостоятельно. Вы ведь помните все коды доступов к шлюзу?

        - Да, наверное.

        - Очень вас прошу, постарайтесь открыть. Заблокируйте шлюзовую плиту в открытом состоянии, а потом немедленно возвращайтесь в бункер. Так и вам будет лучше, и нам, признаться, совершенно не хочется умирать.

        - Я постараюсь, - ответил капитан после недолгой паузы. - Только учтите, у корабля две мощные лазерные пушки. И четыре орудия противомонстровой защиты. И если этот маньяк так настойчиво хочет нас угробить…
        Глава 12

        Лейтенант Секач рассчитал все точно, но этот чертов борткомпьютер нас все-таки зацепил. Нет, лазерами он нас так и не достал, мистер Секач так быстро и ловко нырнул под дюзы «Барракуды», что лазеры и развернуться не успели, как мы были уже в мертвой зоне. А вот «монстробой» нас зацепил, но не смертельно. Разрывной снаряд попал куда-то в бок, кажется, в левый двигатель. Я в очередной раз за это короткое время попрощался с жизнью, но лейтенант Секач, вцепившись в штурвал и обнажив свои мощные клыки, сумел выровнять полет. Очень скоро мы увидели под собой облака. Вернее, лейтенант и мистер Джош увидели, мне же, чтобы насладиться видом сверху, пришлось так вывернуть шею, что вам лучше и не повторять. Кстати, несмотря на трагичность ситуации, командор Хьюго остался верен себе. Он прислонился щекой к своему рюкзаку и… заснул. Вот ведь нервы у человека! Правда, спал он недолго, минут двадцать. Проснулся, повел носом и говорит:

        - А что это у нас дымом пахнет? Горим, что ли?

        - Дымом у меня от куртки пахнет, - ответил Секач, - там, в «Барракуде» пропахла, когда я ею щели в панели затыкал. А горим мы на самом деле, левый двигатель, если приборам верить…
        Мистер Хьюго вытянул шею, глянул вниз:

        - Ого! Подлетаем!
        Я тоже постарался извернуться и глянуть вниз. Куда подлетаем? Зачем? Тут же везде океан. Ан, нет, вон островок, даже остров. Большой! И приближается как быстро. Теперь, насколько хватало взгляда, внизу одни джунгли, а вдоль кромки океана скалы, покрытые вьюнами и прочей зелено-бурой растительной гадостью. Прямо как на острове у Робинзона.

        - До земли совсем близко, - крикнул командор, - дотянем?

        - До берега дотянем, - уверенно заверил Секач. - А вот до центра острова, боюсь, нам не долететь. Джош, мне придется садиться на побережье, показывай, куда? Быстрее!!!

        - Правь вон на ту гору со снежной верхушкой.

        - Ты сдурел, садиться на гору?!!

        - Нет, прямо перед ней хорошая площадка, твердая. Я знаю!

        - А может, лучше туда? Вроде там все ровно.

        - Забудь, это сплошные болота, в минуту засосет, уж можешь мне поверить!

        - Тогда на берег, сяду прямо на отмели.

        - Хватит спорить! На отмели сейчас такие твари водятся, что в минуту от нас даже костей не останется. Правь на гору, тебе говорят!
        Лейтенант, видимо, тоже что-то увидел и заложил такой крутой вираж, что у меня уши заложило напрочь и я не слышал, что они там еще орали. От толчка рюкзак подпрыгнул на коленях командора Хьюго, из него выкатился Дивер и в два прыжка сиганул мне на грудь, вцепившись в мою куртку всеми шестью лапками. Я заорал, но скорее от неожиданности, нежели от боли.
        Челнок снова сделал вираж, клюнул носом и стал быстро снижаться. Потеряв равновесие, я повалился на приборную доску и успел увидеть внизу какие-то смешные строения, крытые пальмовыми листьями. И почему-то сразу вспомнил, что видел подобные в детской книжке, что обнаружил случайно в нужнике жилого модуля диспетчерской.

        - Держитесь все! Садимся! - рявкнул Секач.
        Тряхнуло нас так, что у меня искры из глаз посыпались. Потом еще раз и еще. Потом что-то грохнуло, миссис Амальга истошно завизжала, лейтенант Секач смачно выругался, а я сильно долбанулся затылком о защитный экран, по которому хлестнуло веткой какого-то странного растения. И наступила тишина…


        Август 2003 - май 2006


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к