Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Марика Рыжая: " Ученица Волхва " - читать онлайн

Сохранить .
Ученица волхва
        Рыжая Марика

        
        I

        Чудеса случаются только с теми,
        кто в них верит.
        Не знаю, кто сказал, но сказано здорово!
Автор

        Она стояла в полутемном, тускло освещенном подъезде. За мутным окном было темно. Ветер шумер в кроне деревьев. По стеклу барабанили редкие капли начинающегося дождя.
        Рука почему-то дрожала — в ней мелодично позванивали ключи. Взгляд уткнулся в значок «21» на двери. Цифры поблескивали в свете лампочки. Чего же она так боится?
        За спиной недовольно пыхтел отец, нагруженный сумками, как ослик това-ром. Наконец, он не выдержал и позвал жалобно:
        — Ну что ты, Синеглазка? Так и будем стоять на пороге? Открывай, не бойся!
        Она вздрогнула. Попав не с первого раза в щеколду, она дважды повернула ключ. Раздался сухой щелчок, прорезавший тишину полутемного подъезда, и дверь распахнулась.
        В прихожей было темно и тесно. Кира (а ее звали именно так и никак иначе) неуверенно шагнула вперед, наткнулась на трюмо и остановилась в нерешительности. Шумно пыхтя и отдуваясь, отец втащил в квартиру сумки и щелкнул выключателем.
        Стащив с себя старое серое пальто, и бережно повесив его на крючок, Кира оглядела прихожую — узкий коридорчик, в котором едва-едва помещались трюмо и гардероб. Тусклая, противно мигающая лампочка уныло покачивалась на потолке.
        Сунув ноги в пушистые тапочки, Кира продолжила осмотр квартиры. В кухне она задерживаться не стала — она была чуть больше коридора. В углу смутно белел холодильник.
        Где-то, насвистывая прилипчивый мотивчик, возился отец. Кира поспешила на голос, и оказалась в самой большой комнате в этой квартире. Сюда удалось вместить телевизор, раскладную софу, книжный шкаф, стол и пару кресел. Отец весело поглядел на нее.
        — Ну что, Синеглазка, как тебе наши хоромы?  — спросил он.
        «Просто царские,  — подумала Кира, но вслух ничего не сказала. Она терпеть не могла иронии.
        — А свою комнату ты уже видела?
        Кира покачала головой. Отец мягко подтолкнул ее к выходу. Они протиснулись в коридор и свернули за гардероб. Впереди забелела простая деревянная дверь. Кира, с замирающим сердцем, толкнула ее, оглядела комнату и повернулась к отцу.
        — Ну как?  — спросил Сергей.
        — Здорово,  — ответила Кира, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно убедительнее.  — Правда, пап, мне нравится.
        Улыбнувшись, Сергей взъерошил ей волосы и глянул на свои наручные часы.
        — Уже поздно. Послушай, ничего, если мы сегодня без ужина? Не думал я, что мы сегодня так поздно прибудем…
        Почувствовав, как болезненно сжался желудок, Кира качнула головой.
        — Я не голодная.
        — Ну и чудненько,  — отец с улыбкой наклонился к ней и чмокнул в нос.  — Ложись спать, завтра рано вставать. Спокойной ночи, Синеглазка!
        — Доброй ночи,  — пожелала Кира, глядя, как он закрывает за собой дверь.
        Вздохнув, она села на кровать и снова оглядела комнату. От низкой кровати, накрытой серым пледом, пахло пылью. У шкафа отсутствовала полка. Разномастные стулья грустно смотрели на нее из-за тумбочки. Дыра в паласе была заботливо прикрыта кем-то газеткой.
        Переодевшись в длинную ночную сорочку, Кира погасила свет в комнате и забралась под одеяло. Сон не шел. Взгляд бесцельно блуждал по комнате, и вдруг неожиданно остановился на фотографии в черной рамке. Фото стояло на тумбочке. Свет фонаря, пробившийся сквозь неплотно задернутые шторы, весело плясал на лице изображенной там женщины.
        Кира с удивлением приподнялась на локте. Она точно знала, что не ставила на тумбочку фотографию мамы! Как она могла там оказаться? Кира закрыла глаза и помотала головой. При этом ее длинные светлые волосы бешено заметались по плечам.
        Ее мама умерла совсем недавно. У нее было очень слабое сердце, и однажды, еще дома, когда случился приступ, «скорая» не успела вовремя приехать. Кира запомнила ту ужасную ночь в мельчайших подробностях. Помнится, перед тем, как навсегда закрыть глаза, мать ласково посмотрела на нее и ободряюще улыбнулась. Будто и не было у нее никакого приступа.
        Не сказать, что до смерти матери, Кира была наглой и бойкой хохотушкой. Совсем наоборот. Но после трагедии девочка стала еще больше замкнутой и скрытной.
        Все происходило слишком быстро. Когда семья только-только отметила сорок дней, отцу предложили работу в Москве. Отец Киры — Сергей Николаевич — был писателем. Ну, или точнее сказочником. Он писал сказки для детей, являлся автором серии «Малюткина книжка». Это было настоящей удачей — работать в Москве.
        Поэтому, продав свои старые «Жигули» с вечно глохнувшем двигателем, Сергей купил в столице квартиру. Какую, вы уже поняли выше. Киру определили в школу, уже завтра она должна была туда идти.
        Но идти не хотелось. Не потому, что было лень. Дома, в поселке Опенкино Псковской области, Кира училась неплохо. Особенно хорошо давалась химия и история. Все школьные предметы казались девочке скучными и элементарно простыми. Поэтому не в учебе было дело.
        Она знала, что одноклассники ее не примут. Так все дети в школах поступают — сначала травят, накидываются всей стаей, проверяя тебя на прочность, а уже потом, если ты прошел испытание, принимают тебя в свои ряды.
        Кира со страхом ожидала, что же будет завтра. Она представляла себе, как входит в класс, на нее смотрят несколько десятков пар глаз, и вдруг все ребята начинают смеяться, увидев, какая она смешная и нелепая.
        Да, вот такой человек была девочка по имени Кира. Закомплексованный, прячущийся в собственную раковину, высовываясь только в редких случаях. Хотя, если честно, комплексовать ей было не из за чего — несимпатичной или глупой она не была. Да и красавицей, если честно, тоже, но было в ней что-то такое, что заставляло окружающих с интересом вглядываться в ее лицо. Проблема была в том, что именно этих взглядов Кира и боялась.
        Идя по улице, она не смотрела по сторонам. Поднимала воротник старого пальто, доставшегося ей от матери, втягивала голову в плечи и шла, глядя себе под ноги. Если вдруг на пути оказывалась группа подростков, она старалась побыстрее свернуть за угол или перейти на другую сторону улицы.
        Она прекрасно понимала, что она ведет себя ненормально. Но все равно, страх быть осмеянной, был сильнее разума…
        Наконец, убаюканная собственными тревожными мыслями, Кира закрыла глаза и уснула. Изображенная на фото женщина мягко улыбнулась в темноте.

* * *

        Киру разбудил противный свист чайника на кухне. Слышно было, как отец быстро бежит на кухню, умоляя чайник орать не так громко. Сонно щурясь, Кира отбросила одеяло, сунула ноги в тапочки и пошлепала на кухню.
        — Разбудил-таки тебя этот истерик?  — поприветствовал ее отец.  — Садись, сейчас будем завтракать…
        Кира послушно села. Неожиданно отец замер над скворчащей сковородкой, будто вспомнив о чем-то, бросил вилку и быстро вышел из кухни. Кира осталась в одиночестве, слушая, как возмущенно плюется маслом яичница. Не понимая, куда отец мог так резко кинуться, Кира схватила вилку и, поддев ею яичницу, плюхнула яйца на тарелку.
        — Вот голова дырявая!  — послышался голос Сергея из коридора.  — И как я мог забыть?
        Через некоторое время он появился в комнате с несколько виноватым и смущенным видом. В руках он сжимал какую-то яркую коробку.
        — Вот,  — он протянул коробку Кире.  — Это тебе от нас с мам… Короче, на День рождение! Извини, что так поздно провозился с подарком. Ты же знаешь, что случилось…
        Он не договорил, но Кира и так прекрасно знала, что случилось. Она повертела в руках коробку и улыбнулась. Мобильник. Навороченный. С МР-3 плеером и прочими прибамбасами.
        — Пап, ну зачем?  — спросила она с мягким укором.  — Что, думаешь, я не знаю, сколько он стоит?
        — А, ну раз так,  — по отцу было видно, что он обиделся.  — Отлично! Давай сюда, я отдам его первому встречному на улице! Нет! Я выкину его в помойку!
        Кира прижала к себе коробку и виновато посмотрела на отца.
        — Прости,  — сказала она.  — Мне он очень нравится. Просто…
        Она не договорила, что именно «просто». Она знала, сколько зарабатывает отец. Если это можно было назвать заработком. Однако Сергей всегда говорил, что зарплата у него нормальная, и на нее вполне можно жить. «Если не есть и не пить,  — обычно добавляла про себя Кира.
        Отец улыбнулся и сел напротив нее. Он уже не обижался.
        — Люблю, когда ты улыбаешься,  — заметил он.  — Жаль, правда, это случается редко.
        Кира сделала вид, что не услышала последних слов, хотя сердце ее болезненно сжалось. Быстро доев яичницу, и запив все это дело минеральной водой из бутылки, Кира отправилась в свою комнату одеваться.
        Рюкзак стоял возле кровати — уже собранный. Стащив с себя сорочку, девочка быстро натянула любимые вельветовые брюки и вязаный свитер с воротником под горло. Схватив рюкзак, она отбуксировала его в прихожую, и там остановилась, придирчиво разглядывая себя в зеркале.
        Оттуда, из зеркального отражения, на нее смотрела худенькая, невысокая девчонка. Ее большие, прямо-таки огромные глаза поражали своим необыкно-венным цветом. Они были темно-голубые, почти синие. Лицо — худое, бледное. Уголки тонких губ опущены.
        Длинные светлые волосы доставали до поясницы. При каждом шаге волосы колыхались. Со стороны создавалось впечатление, что они почти никогда не лежат спокойно. Кира часто любила сидеть вечерами в комнате, тушить свет, зажигать свечу и расчесывать, расчесывать свои волосы старым бабушкиным гребнем. Ей казалось, что в расчесывании волос была какая-то магия — гипнотические движения рук, утекающие из ладоней пряди.
        Вот так выглядела Кира. Последний раз посмотревшись в зеркало, Кира надела свое серое пальто, обула сапожки и взвалила на себя школьный рюкзак. В прихожей появился отец — почти полностью готовый. Кира краем глаза заметила, что он надел разные носки, и лишь грустно покачала головой.
        Они погасили в квартире свет и вышли на лестничную клетку. Пока отец гремел ключами, Кира нажала на кнопку вызова лифта. Как любому человеку, прибывшему из глухомани в большой город, ей нравилось это делать.
        Пару минут спустя, лифт гостеприимно распахнул перед ней свои двери. Кира шагнула в кабину с таким чувством, с каким ребенок влезает в кабину каруселей «чертова колеса», предвкушая захватывающую поездку. Отец поспешил зайти к ней и нажать на кнопку.
        Кабина с шумом понеслась вниз. Кире показалось, что ее ноги вот-вот ото-рвутся от земли. Она схватилась за отца, чтобы не взлететь, а потом поняла, как это смешно и на вопросительный взгляд лишь покачала головой.
        Когда они приехали на первый этаж, Кира с сожалением покинула кабину. Московская улица встретила их автомобильным шумом и противным запахом бензина — таким привычным запахом для любого горожанина.
        Сергей поглядел по сторонам, вспоминая дорогу до школы, и пошел налево, к переходу. Кира нагнала его и ухватила за руку. Мимо прошли две хохочущие девчонки, с любопытством глянувшие на нее. Будто опомнившись, Кира нагнула голову и прибавила шагу.
        Только на дороге она робко подняла глаза, глядя на проносящиеся машины. Неожиданно ее глаза зацепили что-то яркое, на другой стороне улицы. Девочка дождалась, когда они перейдут дорогу, и остановилась.
        Этим «что-то» оказалось кафе, чья яркая вывеска гласила «кафе «Мираж». И хотя на стеклянной двери весела жизнерадостная надпись «Открыто», люди не обращали на кафе никакого внимания. Наоборот, спешили поскорей пройти мимо.
        Пожав плечами, Кира пошла за уже успевшим отойти далеко отцом. Он, казалось, был полностью поглощен поисками новой школы, и на время забыл, что у него есть дочь, которая плетется следом. Подумав об этом, Кира вздохнула.
        Они свернули в какой-то переулок, но там оказался тупик. Пришлось воз-вращаться на ту улицу, с которой начались поиски. Они снова перешли дорогу, уже в другом месте, свернули за угол больницы, но и там школы не оказалось, а только маленький рынок, с которого нехорошо пахло рыбой.
        Не удивительно, что когда Сергей и Кира, наконец, нашли школу, из высокого пятиэтажного здания, сложенного из красного кирпича, прозвенел звонок.
        Отец и дочь миновали школьные ворота и бегом бросились к дверям. Кира мельком отметила большое количество кленов вокруг школы. Деревья вымахали прямо-таки исполинами. У их подножия расстилался настоящий оранжево-желтый ковер из кленовых листьев.
        Взобравшись по ступенькам, Сергей толкнул дверь школы и вошел внутрь. Чуть помедлив, Кира поспешила за ним. На первом этаже, в коридоре, царила тишина — уроки уже начались.
        В раздевалке на крючках висело множество пакетов, сумок, курток, пальто, ветровок. От такого обилия одежды, Кире показалось, что она находится в какой-нибудь костюмерной. Сергей робко топтался у выхода, роясь зачем-то в карманах.
        Неожиданно послышались чьи-то шаркающие шаги, и из глубины коридора вышла уборщица в зеленом халате. Она была высокой, как шпала, с жидкими темными волосами. Лицо у нее было лошадиное, а глаза унылые. Короче, она полностью олицетворяла человека, чьи батарейки радости уже давно не работают. На бейджике возле впалой груди, значилось «Катерина Семеновна, уборщица».
        — Чего это вы здесь делаете?  — спросила «шпала» подозрительно оглядывая их.  — Посторонним вход воспрещен!
        — Мы не посторонние,  — возразил отец и извлек из кармана скомканную бу-мажку. Углядев в бумажке грозное оружие, техничка отступила на шаг и загородилась шваброй.
        — Мы новенькие… Точнее, моя дочь — новенькая,  — поправился Сергей, кивая на притихшую Киру. Техничка перевела на нее свои рыбьи глаза.  — Вы не подскажете, где здесь…  — отец разгладил бумажку, вглядываясь в незнакомый почерк.  — Кабинет 221? Нам к О. П. Шматочко.
        — А, к Ольге Павловне?  — взгляд «шпалы» посветлел.  — Да, конечно! Я отведу Вашу дочь…
        — Будьте добры…
        — Повесь одежду на любой свободный номер,  — велела техничка, грозно глядя на Киру.  — Да переобуй сменку! У нас здесь с этим строго.
        Кира послушно сделала все, как она сказала. Сергей ласково глядел на дочь.
        Наконец, техничка положила свою жесткую ладонь с облупленными ногтями на плечо Киры и повела вглубь коридора, к лестнице. Поняв, что ее разлучают с отцом, девочка оглянулась и бросила на него прощальный взгляд. Сергей весело махнул в ответ, повернулся и пошагал к дверям.

* * *

        С гулко бьющимся сердцем Кира толкнула дверь, и, задержав дыхание, как пловец перед погружением в воду, шагнула в ярко освещенный класс.
        На нее уставились. Она ждала этого, поэтому старалась не на кого не смот-реть и глядеть в пол. Сидевшая за учительским столом женщина в широкой черной юбке, встала.
        — Я уж думала, ты сегодня не придешь,  — сказала она. Голос ее звучал мягко, поэтому Кира осмелилась поднять на нее глаза. Ольга Павловна была невысокой, полноватой женщиной с волосами, собранными на затылке в тугой узел. По ее лицу невозможно было определить, что она за человек. Глаза учительницы смотрели прямо, а губы были плотно сжаты.
        — Познакомьтесь, 8 «А»,  — сказала Шматочко.  — Это наша новая ученица Кира Кулик.
        Вот так в 8 «А» впервые услышали ее фамилию. Раздались сдавленные смешки, одна из девчонок на второй парте противно захихикала, прямо как гиена.
        — Сейчас у нас геометрия,  — сообщила Ольга Павловна.  — Садись, вон, с Ва-лентиной.
        Она указала на толстую девчонку с торчащими под разными углами, хвостами. Валентина наморщила нос. Сидевший позади мальчишка толкнул ее в спину, мол, повезло тебе.
        — Нет, я лучше на последнюю парту,  — робко возразила Кира. Ольга Павловна подняла густые брови.
        — На последнюю?
        — Да. Мне так удобнее. Чтобы не мешал никто…
        Не дожидаясь, когда учительница разрешит, Кира поплелась к последней парте, по-прежнему глядя в пол, и только там спокойно вздохнула. На нее уже не таращились — так, изредка, с интересом.
        Когда на перемену, прозвенел звонок, и учитель продиктовал домашнее задание, к Кире подошла одна из девчонок — невысокая, с приятным лицом и иссиня-черными волосами до плеч. В стильных квадратных очках в красивой оправе. Сразу видно — отличница!
        — Привет!  — улыбнулась она.  — Тебя Кира зовут, да? А я Алиса!
        Кира не ответила, продолжая сосредоточенно рыться в портфеле, будто бы в поисках учебника по биологии, который, кстати, уже давно лежал на парте.
        — Эй! Ты что, не слышишь?  — нахмурилась Алиса.  — Я, кажется, поздорова-лась, разве нет?
        Кира перестала рыться в рюкзаке, встала. Ее взгляд уперся в красивый блестящий кулон на шее Алисы.
        — Ау! Есть кто дома?  — Алиса помахала у нее перед лицом рукой. Кира отвернулась.
        — Не хочешь разговаривать, и не надо,  — обиделась Алиса.  — Вот, блин, дуру из себя корчит…
        Вот так началась Кирина жизнь в новой школе.
        Ребята оказались неплохими. Их хорошесть заключалось в том, что они не травили Киру. Так, только, подкалывали, стараясь уколоть побольнее. Но Кира старалась не обращать внимания на шутки, незаметно для себя переживая и принимая каждую, даже самую глупую, близко к сердцу.
        Дни пугали своим однообразием. Каждый начинался с того, что, услышав противный писк будильника, встроенного в новый телефон, Кира просыпалась, и сонно щурясь, шла на кухню, сооружать себе что-нибудь на тему завтрака.
        Когда она проходила мимо большой комнаты с телевизором, оттуда доносился молодецкий храп Сергея. Кира внушила ему, что и сама может дойти до школы, без всякого сопровождения. Отец, хотел, было возразить, но только махнул рукой. Вообще-то, это было ему же на руку. Сергею не улыбалось вставать в семь утра вместе с дочерью.
        Кира быстро завтракала, переодевалась и тащила рюкзак в прихожую. Там она взваливала его на себя и уходила, громко щелкнув ключом в замке. Потом вызывала лифт, спускалась на первый этаж и выходила на улицу, где в воздухе витал смог. Мимо проносились люди. Разные, но почему-то очень похожие друг на друга.
        Без проблем перейдя дорогу (это было странно, если учесть, что девочка приехала из провинции), Кира спешила в школу. Ноги сами несли ее по знакомой дороге. Всякий раз, когда Кира проходила мимо кафе «Мираж», ее взгляд останавливался на стеклянной двери. Но в кафе по-прежнему никто не входил и не выходил.
        В школе, стараясь быть как можно незаметнее, Кира проникала в свой класс, и спешила к последней парте. И только там она чувствовала себя в безопасности. Ей казалось, что весь город с его жителями, это единая большая масса, живущая своей жизнью. И только она, Кира, существует автономно, отдельно от всей этой массы. Одиночество было ее верным спутником, где бы она не находилась.
        А еще у Киры появилось любимое занятие — прогулки. Она вставляла в уши наушники плеера и просто брела, глядя вниз, на асфальт. Обычно ноги приносили ее в сквер, где она сидела на скамейке, глядя, как тихо падают листья с деревьев. Ей нравилось наблюдать, как постепенно угасает день, небо темнеет, а в домах зажигаются квадратики света. В ушах постоянно звучала музыка:
        Вечер на нее смотрел не опуская глаз  —
        Серое пальто и неприметный старый шарф.
        Столько листьев в сентябре, наверно, в первый раз…
        Может, и не стоит, в этот холод ей мешать?

        Да, именно, группа «Город 312». «Девушка, которая хотела счастья». Это была любимая песня Киры. Ей казалось, что эта песня написана как раз для таких, как она. Для тех, у кого особого счастья в жизни и нет. Песня полностью отображала все, что творилось в душе у девочки. Кире хотелось слушать ее снова и снова. Она вообще не представляла, как эта песня может надоесть.
        Иногда она представляла, как идет по большому мосту, глядя вниз, на тем-ную воду. Под ногами шуршит листва, ветер треплет волосы, играет кистями шарфа, а «на щеке блестит предательски слеза».
        Приходила домой Кира поздно, когда уже темнело. Она без проблем отыскивала собственный дом, хотя был риск заблудиться. Отец злился, что она приходит домой в девять, а то и в десять. Кира лишь пожимала плечами, а Сергей уходил в свою комнату и подолгу сидел там в обществе телевизора.
        Но бывало и по-другому. Кира приходила, когда Сергей уже спал. Он лежал на диване, смешно сопя и по-детски причмокивая губами. Дочь выключала телевизор и накрывала отца клетчатым пледом. Целовала его в щеку и уходила делать уроки. Фото на тумбочке она не трогала. Пускай стоит.
        Однажды вечером, когда девочка неторопливо шла по аллее сквера, слушая, как мягко шуршат под ногами листья, послышался какой-то шорох из кустов. Кира насторожилась и на всякий случай отошла подальше. Неожиданно послышался жалобный звук, похожий на скулеж, и из кустов выбрался неуклюжий щенок с ушами-лопухами и лобастой головой. Он дрожал на ветру и скулил, с надеждой глядя девочке в глаза. Сердце Киры растаяло. Она очень любила все живое — животных, деревья, отдых на природе, костры и звенящих комаров. В Ежове у нее никогда не было ни кошки, ни собаки, только кролик, да и того она потом со слезами уплетала под острым соусом.
        Щенок поднялся на кривые лапки и подполз к ней, ткнувшись носом в кроссовок. Кира испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, щенок мог оказаться больным или блохастым, а с другой стороны… Он так умильно смотрел на нее своими огромными карими глазками и был таким смешным и нелепым, что ей захотелось взять его на руки и прижать к себе, чтобы почувствовать, как он доверчиво лизнет ее в лицо.
        Девочка наклонилась к щенку и погладила по спине. Тот тряхнул головой. Его большие уши-лопухи захлопали его по голове. Кира рассмеялась и взяла его на руки. Тот безропотно висел у нее на руках и смешно дергал носом, когда какая-нибудь прядь непослушных волос падала ему на мордочку. Кира расстегнула серое пальто, прижала к себе щенка и застегнула пуговицы. Смешная голова пса торчала у нее под подбородком. Кира вспомнила, что именно так, в далеком детстве, они с подружками таскали котят.
        Крепче прижав к себе найденыша, Кира поспешила домой. Отец, который был на нее зол, встретил ее хмурым взором, но когда увидел, что она притащила, вся его обида испарилась. Он радостно возился со щенком, хохотал так, что люстра тряслась. Найденыш поскуливал и звонко тявкал.
        Щенка окрестили Грозой. Он оказался девчонкой. Причем девчонкой с ха-рактером. Гроза грызла тапочки, таскала со стола печенье, и делала лужицы возле Кириного рюкзака. В общем, делала все, чтобы ее выгнали. Но ее не выгоняли.
        Приближался конец первой четверти. В последний день намечался концерт по случаю Дня рождения школы. Бесплатный для учеников. Кира размышляла, идти ей или не идти. Хотелось посмотреть, что там будет.
        В конце концов, Кира решилась. А почему бы и нет? Она, как любой ученик этой школы имеет право пойти на концерт. Так размышляла девочка, сидя на своей последней парте на классном часу, когда объявляли, кто как окончил четверть.
        Алиса выходила круглой отличницей. Единственной в классе. Когда объявили ее имя, она со спокойным лицом вышла к доске, чтобы получить свой дневник. На похвалу учительницы, она лишь кивнула и села на свое место. Лицо у нее было такое, как будто ничего особенного не случилось, и для нее это обычное дело. Кире это не нравилось. Радуешься — так радуйся открыто, чтобы и всем было радостно за тебя.
        Еще шансы выбиться в отличники было у Лерки Цициной, одевающейся и живущей в стили «моя мама — радуга, а папа — попугай». Она всегда одевалась ярко, даже кричаще. Иногда учителя ругали ее за это, но она игнорировала их. В конце концов, от Лерки отстали.
        Когда Ольга Павловна назвала Кирину фамилию, девочка вздрогнула, оторвавшись от своих размышлений, и подняла глаза.
        — А вот Кира Кулик. Наша новенькая закончила с тремя пятерками в этой четверти.
        — Как с тремя?  — изумилась Кира. Она даже не рассчитывала, что ей по истории пять поставят, а тут аж три пятерки.
        — Да, с тремя,  — Ольга Павловна улыбнулась.  — Химия, история и обществознание. Кстати, Раиса Дмитриевна, ваш учитель общества, очень хорошо о тебе отзывалась. Говорила, что ты хорошо рассуждаешь на тему прав человека…
        Кира удивленно пожала плечами. Кто-то хихикнул, но как-то дежурно. Не потому, что было смешно, а так, для порядка. Кира прошла к учительскому столу и взяла дневник.
        Неожиданно тишину прорезал звонок. Ученики радостно взвыли и ломанулись к дверям. Особенно в актовый зал, где проходил концерт, торопились девчонки, обгоняя друг друга и чуть ли не наступая друг дружке на головы. Чем объяснялась такая прыть, Кира не знала.
        В школе было два актовых зала. Один — старый, а другой новый. Концерт проходил в новом. Там сцена была покрупнее, да и мест побольше. Когда туда ввалился весь 8 «А», в зале было уже порядочно народу. Кира увидела, как где-то блеснула блестящая фольга букета. Интересно, для кого?
        Она хотела сесть одна, но в битком набитом зале это оказалось невозмож-ным. Тогда Кира села с Маринкой Самойленко — унылой троечницей с лицом грустной лошади и темным огрызком косички. Маринка относилась к Кире более-менее нормально, и не стала возражать против такого соседства.
        Занавес на сцене разъехался, и вышла завуч Карина Аркадьевна — сухонькая, маленького роста дама. Она говорила какие-то слова, но Кира не слушала. Ее крайне заинтересовали туфли Карины Аркадьевны — чудные, на огромной подошве. Ремешки туфель удлинялись, обвивая ногу до самого колена. Многочисленные бубенчики и колечки, хитрым образом пришитые к подошве, бряцали при каждом ее шаге.
        Зал вежливо захлопал. Кира тоже запоздало сомкнула ладони, но Карина Аркадьевна уже ушла. Зато вышла небольшая группка первоклашек, глядевших в зал огромными от страха глазами. Они кое-как исполнили веселую песенку про «коловку» и ушли на пригибающихся от страха ногах.
        Потом вышла девочка, лет двенадцати, и начала что-то рассказывать — скорее всего стихотворение. Кира старалась вникнуть в смысл длинных, затейливых слов, но потом бросила это дело. Видимо, стих был переведен с какого-нибудь иностранного языка на русский.
        Потом еще кто-то выходил, что-то делал, говорил, но слава проскальзывали мимо Киры, мягко падая в небытие и погружая девочку в сон. Кира замечала всякие мелочи, совершенно пропуская суть выступления — впалые коленки, яркая брошка, бантик-бабочка, чрезмерное размахивание руками…
        Время тянулось, как резиновое. Иногда, когда зал хлопал, Кира вздрагивала, поднимала голову, будто очнувшись ото сна. Наконец, Карина Аркадьевна снова вышла на сцену, целеустремленно позванивая своими туфлями-копытцами. Она улыбалась.
        — К сожалению, дорогие друзья, время летит быстро, и наш концерт подходит к концу,  — произнесла завуч, и зал разочарованно взвыл.  — Но это еще не все. Представляем вашему вниманию финальный номер сегодняшнего концерта! И пусть зал взорвется аплодисментами! Встречайте… Ярослав Солохин!
        Наступила тишина, будто зрители медленно переваривали только что полученную информацию. Но потом… висюльки на стеклянной люстре закачались от невыразимого визга, наполнившего зал. Все девчонки повскакали со своих мест и ринулись на сцену, чуть не снеся Карину Аркадьевну. Пришлось вызывать охрану — двух дуболомов по имени Колян и Вован. На самом деле, их звали Владимир Иванович и Николай Степанович, но по отчеству их никто не звал, да они и не просили.
        Девчоночья толпа постепенно утихомирилась и расселась по своим местам. Кира ничего не понимала. Что за чудо природы этот Солохин?
        — Слушай, Марин, а кто этот Солохин?
        Самойленко посмотрела на нее своими глазами унылой лошади.
        — А ты что, не знаешь?  — спросила она таким тоном, будто Солохин — президент России.
        — Нет.
        Неожиданно зал снова потряс визг. Кто не мог визжать — хлопал. Кто не мог хлопать — топал. Кира глянула на сцену, и неожиданно ее сердце забилось часто-часто, как у зайца, удирающего от лисицы.
        Она увидела Его.



        II

        Он пел для зрителей, а ей казалось, что Он поет только для нее. Его взгляд скользил по залу, а ей чудилось, что Он смотрит только на нее. Он пел о любви к неизвестной девушке, а ей мнилось, что Он поет о ней.
        Он стоял и пел, с откинутой назад головой. Светлые волосы были картинно взлохмачены, длинная косая челка прикрывала один глаз. Руки небрежно сжимала микрофон. Он был одет в белоснежные брюки и такую же рубашку. Несколько верхних пуговиц у рубашки были расстегнуты так, что виднелась смуглая грудь.
        Голос у Него был красивый, звучный. Уже прорезавшийся голос уверенного в себе юноши. Кира смотрела на сцену, и ей казалось, что она может смотреть на него бесконечно, только пускай Он поет, поет, не переставая. Ей чудилось, что случится что-то страшное, если он замолчит. В общем-то, так и оказалось.
        Музыка стихла, проиграв последние аккорды. Он улыбнулся и поклонился залу. Ну теперь-то уже никакая охрана не смогла сдержать батальон девчонок, снова кинувшийся на сцену. Кира тоже встала. Ей хотелось подойти к Нему, сказать что-нибудь, чтобы Он прочел в ее синих глазах все, что творилось у нее внутри. Но Киру оттеснила пестрая толпа девчонок. Встав на цыпочки, девочка видела, как Он улыбается всем, как принимает цветы, поздравления, подставляет щеки для поцелуйчиков, как картинно позирует для фотографий. Взгляд Киры помутнел. Неужели Он и вправду такой? Избалованный? Да нет, это Он так, чтобы от них отвязаться…
        Кто-то восторженно промчался мимо и сунул Кире какую-то бумажку. Кира с удивлением глянула на подарок. Это оказалась фотография. На ней был изображен Он — чуть помладше, в простых джинсах и футболке, подчеркивающей Его мускулистый торс. Фото было нечетким — видимо, кто-то впопыхах щелкнул Его на мобильный телефон и распечатал на цветном принтере.
        Кира быстро сунула фото в карман брюк и огляделась. Зал опустел. Он уже давно ушел за кулисы, нагруженный букетами. Девчонки увязались за Ним.
        Кира в задумчивости побрела в раздевалку. Ей казалось почему-то — она уже никогда Его не увидит. Он ушел за кулисы, спрятался от нее. Он никогда не узнает, что она к нему чувствует. Да ему, наверное, наплевать — вон сколько у него девчонок!
        В раздевалке, натягивая пальто, Кира невольно услышала разговор трех девчонок. Она стояли за колонной, где висело суровое фото директора, и оживленно спорили.
        — А я тебе говорю, он поцеловал ее! Прямо в щеку!  — горячо утверждала одна, со смешными косичками.
        — Да не верю я! Не верю! Она же толстая, как бегемот и такая же медлительная!  — мотнула головой другая, с короткими светлыми волосами.
        — Девчонки, да хватит вам!  — вмешалась третья, в круглых очках. Видимо, среди них она была самая здравомыслящая.  — Может, она тебе наврала, Оль? Да не мог Солохин ее поцеловать!
        «Косички» задумались и неохотно кивнули.
        — Ну может и наврала! Кто ее знает?
        Кира поспешила покинуть школу, чтобы не слушать больше всей этой чуши. Она шла, задумчиво глядя себе под ноги и ощущая тепло фотографии в кармане. Ей было страшно достать фото и вновь взглянуть на Него. А вдруг она найдет в Нем какие-нибудь недостатки? Вдруг она увидит в Нем что-то другое? Нет, пускай уж лежит.
        Когда она пришла домой, Гроза встретила ее звонким лаем и тотчас вцепилась в небрежно отброшенный сапог. Кира вслушалась в тишину, царившую в квартире. Отца еще не было.
        Гроза бросила сапог и задумчиво дернула головой в сторону кухни, где в холодильнике схоронилась вареная колбаса. Кира качнула головой.
        — Не до тебя сейчас.
        Девочка прошла в свою комнату и села на кровать. Руки ее почему-то дрожали, когда она доставала фото из кармана. Глаза пробегали по Его лицу, по Его фигуре, будто стараясь запомнить Его таким навсегда. Как будто завтра или уже сегодня он может измениться.
        Кира так и просидела до вечера, не отрывая глаз от фотографии и водя пальцем по Его лицу. Ее сердце гулко билось в груди. Казалось, она заболевает…
        Так и случилось. В воскресенье утром Кира проснулась с больным горлом и насморком. Отец схватился за голову и понесся в ближайшую аптеку, лепеча что-то про вирус, разгуливающий по улицам Москвы. Но Кира прекрасно понимала, что сама виновата — вчера вечером Гроза запросилась на улицу, и девочке лень было одеть сапоги. Она выскочила на улицу в одних тапочках на босу ногу.
        Потянулись дни. За все это время не было ни минуты, чтобы Кира не думала о Нем. Он казался ей ненастоящим, вымышленным героем из книжки, с которым она никогда раньше не встретится. И от этого становилось тоскливо.
        Каникулы пролетели, как один день. Только в самом конце Кира пошла на поправку. На улице выпал снег. Мутное солнце изредка пробивалось сквозь плотную завесу туч — серых и унылых.
        Кире казалось, будто между той жизнью, которой она жила до встречи с Ним и той жизнью, которой она жила после встречи, существует грань. Девочка замечала, что меняется. Вот только, в какую сторону — в лучшую или в худшую, она не знала. Теперь, когда она смотрела в зеркало, то не вольно удивлялась сама себе. На нее смотрела уже не девчонка, а самая настоящая девушка. Почему ей так казалась, она опять же не знала.
        Наконец, наступил день, когда нужно было снова идти в школу. Нагруженная здоровенным рюкзаком, Кира вышла из подъезда. Возле дома толпилась толпа парней с пивными банками в руках. Девушка по старой привычке сжалась, опустив голову, и быстро прошла мимо. Один из парней неожиданно громко заржал (не засмеялся, а именно заржал), и Кира вздрогнула, не зная, относится ли это лично к ней, или к чему-нибудь еще.
        Все предметы в школе напоминали Кире о Нем. Вот по этому коридору она шла на концерт, чтобы увидеть Его, вот тут стояли три девчонки, нагло обсуждающие Его, а здесь кто-то уронил Его фото.
        Первым уроком была химия. Чувствуя, как рюкзак оттягивает плечи, Кира толкнула дверь кабинета, и… застыла.
        На первой парте, улыбаясь, сидел Он. Такой же, какой был на концерте — эффектный, грациозный. Все понятно, Он ей кажется. Она зажмурилась и помотала головой, прогоняя видение.
        Когда она открыла дверь, Он повернул голову в ее сторону и усмехнулся. Его взгляд оценивающе пробежался по девушке.
        — Так это и есть наша новенькая?  — спросил он с едва заметным, южным ак-центом.
        — Угум! Она это, Кирка Кулик!  — наябедничала Лерка Цицина, незаметно и с благоговением касаясь Его руки.
        — Красотка!  — оценил Он. Кира растерялась, не понимая, серьезно Он это сказал или с иронией?
        Цицина и еще парочка девчонок, крутившаяся возле Солохина, захихикали. Подошедшая Алиса усмехнулась.
        — Ты, Солохин, не очень-то выпендривайся!  — сказала она.  — Эта красотка в химии знаешь как рубит? Тебе с твоей «тройкой» и мечтать не о чем!
        — Да, вот как?  — Он глянул на Киру уж совсем по-другому. Сердце у девушки екнуло, и она ласточкой метнулась к своей последней парте.
        — Что ты на меня так смотришь?  — спросил Солохин, дернув светлой бровью. Он выставил вперед руку. Валька Мамайко спешно зарылась в портфеле, извлекла банку «пепси» и сунула ее Ему в ладонь. Это было вознаграждено кивком и проникновенным взглядом. Мамайко покраснела, как помидор под завистливое шипение подруг.
        Ира стояла возле парты, как истукан, и все не могла поверить. Ей казалось, что она все еще дома, спит, и сейчас прозвенит будильник, чтобы ее разбудить.
        «Пора бы просыпаться,  — подумала девушка.  — Сейчас я проснусь, и будет обидно, что это всего лишь сон».
        Неожиданно кто-то коснулся ее локтя. Кира вздрогнула, и поняла, что не спит. Повернув голову, она увидела Его. Он стоял и смотрел на нее с некоторой доброй снисходительностью, с которой смотрят на неразумного малыша.
        — Ты чего дикая такая?  — спросил Солохин. Кира не ответила.
        Он протянул ей банку с «пепси».
        — Будешь?
        Девушка качнула головой и отстранилась. Неужели Он и в самом деле реа-лен? Да вот же Он, стоит перед ней, живой и настоящий! Это о Нем она думала все каникулы. Это Его фото лежит у нее под подушкой. Это из-за Него сердце Киры замирает всякий раз, когда Он смотрит на нее.
        Она стояла и смотрела, как он пьет — запрокинув голову, отведя руку в красивом жесте. По подбородку потекла капля и быстро скрылась в распахнутом вороте рубашки. Солохин быстро допил, и, даже не оборачиваясь, выкинул пустую банку. Банка описала красивую дугу и с грохотом приземлилась точно в урну. Девчонки зааплодировали. Им не нравилось, что новенькая пользуется таким вниманием. Они перешептывались и морщили носы.
        Мальчишки тем временем сгрудились вокруг парты, негромко переговариваясь, и изредка поглядывая на Солохина. Один из них — Федька Якин — отделился от их компании и направился, было, к Солохину, но Сашка Шумов его остановил и покачал головой. Пожав плечами, Федька вернулся.
        Славик усмехнулся и обошел вокруг нее. Кира ощутила себя товаром на рынке, который рассматривает привередливый покупатель.
        — Занятные у тебя волосы,  — заметил Солохин, подув на одну из длинных светлых прядей.  — Крашеные, нет?
        — Нет,  — буркнула Кира.
        — Ну надо же!  — Он сделал вид, что приятно удивился.  — Ты, оказывается, умеешь разговаривать?!
        Взгляд его голубых глаз остановился на тетради по химии.
        — Домашку сделала?  — Солохин взял тетрадь и принялся ее листать.  — Ага, отлично. Я спишу, хорошо?
        Не дожидаясь, когда Кира согласится, он закрыл тетрадь и швырнул ее на свою парту. Видимо, он немного не рассчитал сил, потому, что тетрадка упала не на парту, а на пол, в проход между партами. Солохин нахмурился.
        — Поднимите кто-нибудь,  — обратился он к девчонкам, сгрудившимся у парты. Никто не шелохнулся. Кира заметила, как они смотрят на нее — с омерзением, презрением, а некоторые (например, толстушка Валька Мамайко или первая красавица 8 «А» Лидка Образцова) с ненавистью.
        Солохин удивленно приподнял бровь.
        — Я сказал: поднимите,  — с нажимом последнего слова произнес он.
        С таким видом, будто делает величайшее одолжение, Лерка Цицина отделилась от толпы девчонок и взяла тетрадь двумя пальцами. При этом она так наморщила нос, как будто то была не тетрадь по химии, а дохлый червяк или использованная туалетная бумага.
        — Умница,  — похвалил Солохин, коснулся ладонью губ и подул по направлению к зардевшейся Лерке.
        При этом он как будто бы случайно коснулся Кириной коленки. Девушка задрожала, отскочила от него метра на два и попыталась успокоиться.
        «Так, спокойно,  — сказала она себе и под пристальным взглядом Солохина глубоко вздохнула.  — Все хорошо. Ничего экстраординарного не происходит. Да, он мой одноклассник. Да, он здесь, передо мной. Что дальше? Чего смущаться? Похоже, я ему вроде как понравилась… Или нет?»
        Мальчишки дружно встали и вышли в коридор, неприязненно покосившись на Солохина. В коридоре они встали возле окна, прислонившись спинами к подоконнику.
        — Нет, сил моих больше нет!  — со злобой сжимая кулаки, пожаловался Федор Якин — первый драчун в классе.  — У меня руки чешутся этому красавчику рожу набить! Уж больно она у него кулака просит!
        — Да, вообще, блин,  — поддакнул двоечник Леха Тимуркин. Он жевал жвачку, тщательно работая массивными челюстями. Видимо, такая сложная работа требовала у него немалых усилий, потому что кроме «да, вообще, блин», он ничего умного сказать не мог.
        — А эти наши клуши?  — скорчив рожу, спросил Кирилл Киров.  — Столпились возле доски и таращатся! Они же за ним бегают: «Славик то, Славик се!» Глаза б мои не глядели!
        — А Цицина? Вроде и умная девчонка, а туда же!  — пискнул Павлик Якин — брат Федора. В отличие от своего могучего и воинственного братца, он был маленького роста с неестественно большими ушами. О его безнадежной симпатии к Цициной знали все, кроме, пожалуй, самой Лерки.
        — Да, вообще, блин,  — подтвердил Тимуркин.
        — И новенькая тоже хороша,  — Сашка Шумов нахмурился и покачал головой.  — Так и стоит перед ним сусликом! Глазищи вытаращила, будто приведение увидела. А он будто почуял — так и вьется вокруг нее, так и вьется!
        — Да хватит вам,  — махнул рукой спортсмен Димка Васильев.  — Нашли чем заняться: сплетничать! Сплетни — дело бабье.
        — Ничего ты не понимаешь, Васильев,  — дернул головой Киров.  — Будто мы не знаем, чем дело кончится! Помнишь Лизку Кротову? Ты в нее, кажется, влюблен был? Разве нет?
        Васильев покраснел и отвернулся, делая вид, что крайне заинтересован пейзажем за окном.
        — Что за Лизка?  — не врубился Федька Якин. Он, конечно, не был таким тормозом, как Тимуркин, но соображал тоже туго.
        — Ну Кротова! Ну которая еще в школу котенка своего лысого таскала и всем показывала!
        — Он не лысый!  — возразил Павлик.  — Это порода такая — сфинкс называется.
        Шумов с раздражением глянул на Павлика.
        — Сфинкс, свинкс — однофигственно. Не в этом дело! Помните, она тоже на нашего Славика глазищи таращила? И он все вокруг нее вился. «Лиза, милая, какие у тебя чудные волосы! Какие глаза!» А она, дурочка, всему верила. И про глаза и про волосы. А что глаза? Обыкновенные, зеленые. И волосы рыжие, как у моей кошки Машки шерсть…
        — А-а… Ага, вспомнил!  — просиял Федька.  — Она потом еще плакала, тогда он ее на огоньке новогоднем отшил. Так и сказал: мы с тобой, типа, не пара, гуляй!
        — Угу. Знаете, мне кажется она именно из-за Солохина в другую школу ушла,  — грустно сказал Васильев.  — Я ее тут видел недавно издали — грустная такая, сгорбленная. Даже волосы в черный цвет перекрасила…
        — Да, вообще, блин,  — сказал Тимуркин, решивший, что он слишком долго молчит.
        — Да заткнись ты, Давообщеблин!  — поморщился Шумов и повернулся к ос-тальным.  — Мне кажется, что и с Кулик также будет. Пролетит, как фанера над Парижем…
        Кира, к сожалению, всех этих слов слышать не могла. Она тупо стояла перед Солохиным и не знала, что делать дальше. Ее никто никогда раньше не клеил. Девушка злилась на саму себя за то, что она не может сказать ничего путного и только кивает и таращит на него глаза. Но удивление было слишком высоко. Сказочный принц оказался реальностью.
        А еще ей захотелось залепить Солохину звонкую пощечину. Он слишком много себе позволял и вел себя нагло и нахально. Но почему-то именно это нравилось Кире в нем.
        — Тебе понравилось, как я пел на концерте?  — интригующим и завораживающим шепотом спросил Солохин. Рука Киры лежала на парте, и когда их пальцы встретились, она испуганно отдернула руку.  — Я, почему-то не видел тебя в толпе фанаток. Тебя бы я сразу заметил. Тебе, что, не понравилось?
        — П-почему? П-понравилось,  — глупо заикаясь, ответила Кира.
        — Тогда почему ты не подошла ко мне, как другие?
        Кира молчала. Кто-то из девчонок прыснул.
        — Да ее бы затоптали там в первый же момент!  — фыркнула Образцова. Ос-тальные тупо заржали.
        — Хочешь, чтобы я спел?  — предложил Славик, обжигая ее взглядом.
        Кира замялась. Сказать «не хочу», значило бы обидеть его, поэтому она кивнула.
        Солохин сцепил руки перед лицом, воображая микрофон, закрыл глаза и, запрокинув голову, спел:
        Ты должна рядом быть,
        Ты должна все простить.
        Выбрала ты
        Пустые мечты-ы!..

        Девчонки снова зааплодировали. Кира растерянно сомкнула ладони. Спето было красиво, но в тоже время с какой-то демонстративной наигранностью.
        — Солохин!  — позвал кто-то от дверей класса. Все повернулись и увидели Павла Никанорыча — учителя химии. Больше всего он напоминал сумасшедшего профессора из мультика — низенький, худой, в очках в толстой оправе и растрепанной шевелюрой седых волос, как у одуванчика. Он стоял и, приподняв седую бровь, смотрел на Славика.
        — Уже обхаживаешь новенькую?  — поинтересовался Павел Никанорыч и прошел к учительскому столу. В ту же секунду прозвенел звонок на урок. Мальчишки, толпившиеся в коридоре, вошли в класс и остановились у дверей, растерянно глядя на учителя.
        — Почему не в классе?  — строго спросил химик.  — По-моему, звонок уже прозвенел. Разве не так?
        — Так,  — подтвердил Федька Якин. Остальные на него зашикали.
        — И что же вы делали в коридоре, когда остальные были в классе?
        Никто не ответил, зато все, как по команде виновато потупились. Павел Никанорыч подпер щеку левой рукой, а пальцами правой забарабанил по столу. В наступившей тишине этот звук отдавался барабанной дробью.
        — Вы не торопитесь,  — поощрил учитель химии.  — Постойте, подумайте. Сами себя задерживаете. 8 «А» будет задержан на перемену ровно настолько, насколько эти молодые люди опоздали.
        — Нам надо было кое-что обсудить,  — подал голос Сашка Шумов. Кто-то в классе глупо хихикнул.
        — А, ну раз такое дело, то входите,  — усмехнулся Павел Никанорыч. Мальчишки с облегчением разбрелись по своим партам. Кира скосила глаза на Солохина. Тот сидел, развернувшись вполоборота к ней, и мягко улыбался. Когда Кира глянула на него, он подмигнул.
        Она отвернулась. Сердце ее стучало. Казалось, этот стук раздается по всему классу. Синие глаза девушки лихорадочно блестели. Ей было и радостно, и страшно одновременно.
        — Начнем урок с повторения,  — сказал Павел Никанорыч.  — Вопрос: что называется ионной связью? Ответит…
        Взгляд учителя пробежался по списку в журнале. Пальцы продолжали отбивать чечетку. Алиса и Кира подняли руку почти одновременно. Остальные внутренне сжались.
        — Солохин!  — Павел Никанорыч поднял голову и выжидательно уставился на Славика.  — Давай, отвечай. Мы слушаем.
        — Ну…  — Солохин задумался.
        — Во-первых, надо встать, когда разговариваешь с учителем,  — напомнил химик.
        Солохин послушно встал, глядя на учителя. Алиса энергичнее замахала рукой, чуть не заехав своему соседу Димке Васильеву по носу. Кира озабоченно глянула на Солохина. Неужели и в самом деле не знает? Ведь также просто!
        Славик посмотрел на нее немного растерянно и в тоже время виновато, мол, выручай, подруга, не справляюсь. Кира лихорадочно соображала. Можно, конечно, шепнуть ответ, да вот только услышит ли он?
        — Ну что, Солохин, не знаем?  — поинтересовался учитель.  — Как девчонок кадрить, ты первый!
        — Ионная связь — это связь между ионами!  — прошептала Кира и вздрогнула. Ее шепот пронесся по всему классу. Все повернулись к ней.
        — Кулик!  — Павел Никанорыч ударил кулаком по столу.  — Встань!
        Кира послушно вскочила, опустив глаза на парту. Теперь они стояли вдвоем — она и Солохин.
        — Тц-тц-тц,  — поцокал языком химик.  — Только посмотрите, какая у нас здесь парочка образовалась!
        Все засмеялись. Особенно девчонки. Девушка густо покраснела и наткнулась на веселый взгляд Славика. Что здесь может быть веселого?
        — Что, Кулик, в суфлеры записалась?  — издевательски спросила Цицина, даже не пытаясь понизить голос.  — Сладкая парочка!
        — Эх, Кулик, Кулик…  — покачал головой Павел Никанорыч.  — А я еще надеялся на твое здравомыслие. Нет, все вы одинаковые. Видите только мишуру и блестки, а то, что внутри — ну, в упор не замечаете… Садитесь оба, и пускай вам будет стыдно!

* * *

        Кира шла домой. Ее шаги глухо отдавались по грязному асфальту. Мимо проносились машины, проходили люди. Ветер расшвыривал снежинки. Некоторые запутывались в волосах девушки.
        Она шла, как во сне. Ей по-прежнему не верилось. Весь этот сегодняшний день — неужели и впрямь правда? Сердце гулко бухало в груди, будто отсчитывая удары, а перед глазами по-прежнему стоял Солохин. Как он касался ее руки, как смотрел на нее.
        «Я что, влюбилась?  — вдруг осознала Кира. От неожиданности она даже остановилась, заставив проходящую мимо женщину удивленно покоситься на нее. Но Кире было все равно.
        Покачав головой, она пошла дальше. Ее взгляд зацепил уже привычное глазу кафе «Мираж», в которое по-прежнему никто не входил и не выходил. Может, зайти? Да нет, ей сейчас явно не до этого!
        Когда она вошла в квартиру, Гроза заскулила и выбежала на лестничную клетку.
        — Ну что, гулять?  — спросила Кира, и хотела, было снова закрыть дверь, как вдруг… зазвонил телефон.
        Это было что-то новенькое. С тех пор, как они въехали в эту квартиру, телефон ни разу не звонил. Вообще было непонятно, зачем Сергей установил его — наверное, надеялся, что в Москве у них появятся знакомые или ему будут звонить по работе.
        Кира стояла и смотрела, как возмущенно подпрыгивает трубка. Телефон надрывался. Кто ей может звонить? Может, кто-то ошибся номером?
        Рискнув, Кира подошла к аппарату и взяла трубку.
        — Алло?  — сказала она дрогнувшим голосом.
        Тишина. В трубке молчали, но на том конце явно кто-то был — девушка слышала недовольное сопение.
        — Алло! Говорите!  — Кира повысила голос, решив, что что-то со связью.  — Да говорите же!
        Молчание.
        — Послушайте, это не смешно!  — Кира начала злиться.  — Что это за фокусы?
        Снова молчание.
        — Не смейте больше сюда звонить!
        «Ту-ту-ту…  — послышалось из трубки. Загадочный собеседник отсоединился.
        Девушка замерла, слушая противно пищащую трубку. Страх медленно подбирался к ней. Она где-то слышала, что так поступают домушники, грабящие квартиры. Звонят — проверяют, есть ли кто в квартире. Ой, что бы было, если бы Кира не взяла трубку?!
        Кира швырнула трубку на рычаг и в растерянности села на трюмо. Зеркало отразило испуганную девушку с длинными светлыми волосами и в сером пальто. Собственное отражение заставило Киру успокоиться и взять себя в руки. Со звонким лаем в квартиру вбежала Гроза, весело вертя хвостом. Видимо, она уже успела сделать все свои дела на лестничной клетке, и в прогулке не нуждалась.
        Вытерев лужицу возле двери, Кира поспешно захлопнула дверь и заперлась на ключ. Потом, поразмыслив, приволокла из комнаты кресло и прислонила его двери. Так-то! Теперь пусть только сунутся.
        Неожиданно девушку посетила вполне здравая мысль — а вдруг это кто-нибудь из одноклассниц звонит? Мстит ей, так сказать, за Солохина? Решив, что надо будет выяснить это завтра в школе, Кира отправилась делать уроки.
        Вечером Кира услышала звонок в дверь и подскочила. Нет, это не Сергей. У отца есть ключ, он бы открыл дверь.
        — Кто там?  — спросила Кира дрогнувшим голосом, боясь высунуться в прихожую.
        — Синеглазка, ты чего закрылась?  — послышался удивленный голос отца из-за двери.  — Я почему-то в квартиру не могу попасть…
        Девушка хлопнула себя по лбу! Вот глупая! Как отец в квартиру попадет, если она сама же дверь креслом забаррикадировала?
        — Иду!  — крикнула Кира, хватаясь за ручки кресла и спешно оттаскивая его в зал. Гроза помогала ей звонким лаем.
        Дверь распахнулась, и в прихожей появился отец — раскрасневшийся от холода и изумленный.
        — Ты чего это?  — спросил он у Киры.  — Родного отца в дом не пускаешь!
        — Это я так,  — сказала Кира, пряча глаза.  — Розыгрыш!.. Ха-ха…
        — Ха-ха,  — повторил Сергей и пожал плечами.
        Взгляд Киры упал на телефон. Ей захотелось рассказать отцу про странный звонок, но она передумала. К чему тревожить человека? Он и так бледный, как поганка.
        — А я тут уроки делаю,  — доложилась Кира.
        — Умница,  — обдав Киру запахом дешевого дезодоранта, отец чмокнул ее в макушку. В его глазах уже не было того удивления.  — А у моего издательства сегодня День рождение. Посмотри, что нам выдали.
        Он вытащил из сумки черный пакет с надписью «издательство «Образ». В пакете оказалась огромная, безразмерная майка с той же надписью и бейсболка. В майку можно было завернуть трех таких, как миниатюрная Кира, а бейсболка вполне могла послужить зонтом.
        — Ух ты!  — восхитилась Кира, чтобы отец не обиделся.  — Супер!
        Она взяла подарки и пошла в комнату. Там она распахнула дверцу тумбочки и затолкала дары в самый дальний угол полки. Ей вдруг показалось, что мать с фотографии смотрит на нее с укором. Кира зажмурилась и помотала головой. Нет, слишком много странного происходит в последние дни!
        Она села за письменный стол и продолжила делать упражнение по русскому языку. Но буквы не шли ей в голову. Мысли касались только странного звонка и Солохина. Не связано ли это? Гроза укрывалась под кроватью, следя за каждым движением ног девушки, одетых в разные носки. Кира сама не подозревала, насколько она похожа на отца.
        Сергей вошел в комнату с апельсином в руках. Гроза позабыла о Кириных пятках и со звонким лаем кинулась к Сергею, вцепившись в его старую тапочку, которая уже не раз успела побывать в ее зубах. Отцу пришлось расстаться с тапкой и отдать ее на растерзание.
        Он подошел к Кире и положил апельсин возле ее ладони.
        — Спасибо,  — Кира улыбнулась и посмотрела на отца.
        Сергей лишь мягко улыбнулся. Взгляд его синих глаз — таких же, как у Киры — скользнул по тетради. Улыбка угасла.
        — А это что, тоже розыгрыш?  — спросил он, указывая на одно из предложений. Кира непонимающе уставилась в тетрадь.
        «Он медлено пабрел по каридору, берижно прекрывая оганек свичи ответра» — прочитала она и хлопнула себя по лбу. Блин, задумалась!
        — Ой,  — тихо сказал она, и виновато улыбнулась отцу.  — А это уже серьезно. Задумалась…
        — Ну-ну,  — покачал головой отец.
        А что еще он мог сказать?..
        В воскресенье днем Кира выскочила из дома и направилась к ближайшему книжному магазину. Погода стояла на редкость солнечная. Природа как будто извинялась за снег, выпавший в начале ноября, но по трассе все равно змейкой клубилась поземка. Кира перешла дорогу и свернула в переулок, оказавшись возле дверей магазина. Неожиданно ее взгляд остановился на знакомой яркой куртке. Мелькнули шикарная охапка темных волос. Цицина и Образцова! Что они здесь забыли?
        Кира стояла возле дверей и смотрела, как эти две вертихвостки расхаживают вдоль полок, вытаскивая поочередно то одну, то другую книгу. И что ей теперь делать? Идти в другой магазин? Но чтобы дойти до ближайшего, нужно пересечь ни одну улицу! Идти домой? Нужны тетради в линейку и приличный циркуль. Если Кира явится завтра без него, чертежница ей голову оторвет!
        Кира взялась за ручку двери, но тут же отдернула руку. Нет, идти нельзя. Они ее загрызут, как только увидят. Может, подождать, когда они уйдут. Но они могут проторчать в магазине битый час!
        Глаза Киры зацепили табличку. «Обед с 13 до 14 ч». Девушка поспешно выудила из кармана мобильник и глянула на часы. Блин! Просто здорово — без десяти час! Цицина с Образцовой, конечно, уйдут, но ей-то что потом делать? Ждать целый час?
        «Черт, ну почему я не невидимка?  — мелькнула вздорная и досадная мысль.  — Как было бы здорово, если б я стала невидимой. Прошла бы мимо, а они даже головы бы не повернули! Ау, люди! Хочу стать невидимой, чтобы меня никто не видел и не слышал!»
        Желание было смешным и детским. Кира усмехнулась и взялась за дверную ручку так, как будто это была змеиная голова. Потянув на себя дверь, Кира протиснулась в магазин, стараясь быть незаметнее. Дверь предательски хлопнула. Цицина и Образцова повернули удивленные головы.
        «Сейчас начнется,  — подумала Кира, замирая. Но… ничего не произошло. Обе снова повернулись к полкам, продолжая прерванный разговор.
        «Отлично!  — обрадовалась Кира.  — Решили не замечать ничтожную Кулик? Прекрасно! Мне же лучше!»
        Кира демонстративно прошла мимо этой парочки, озорства ради махнув рукой прямо перед носом Цициной. Ноль эмоций. Просто чудно!
        Она прошла вглубь магазина. Набрав тетрадей, девушка вернулась к кассе, разглядывая прилавок с ручками, карандашами линейками и прочим содержимом пеналов. Ага, вот он, циркуль!
        — Девушки, имейте в виду,  — к Цициной и Образцовой подошла продавщица с белой карточкой бейджика на груди.  — Через пять минут магазин закрывается.
        — Да, спасибо,  — слегка нараспев произнесла Лидка Образцова, крайне до-вольная, что ее назвали девушкой.  — Мы уже уходим.
        — Вы ничего не выбрали?
        — Нет, мы придем в другой раз,  — ответила Цицина, и они вместе покинули магазин. Кира показала им в спину язык и положила тетради на прилавок, роясь в карманах в поисках мелочи.
        К прилавку подошла та самая продавщица, которая обращалась к Цициной и Образцовой. Кира улыбнулась ей. Та даже не взглянула, зато с удивлением покосилась на стопку тетрадей на прилавке.
        — Катя!  — крикнула продавщица куда-то вглубь магазина.  — Что на моем прилавке делают тетради?
        — Извините, я их сейчас оплачу,  — растерялась Кира.
        Продавщица не обратила ни малейшего внимания на слова девушки.
        — А мне откуда знать?  — послышался раздраженный голос откуда-то из-за угла.  — Небось кто-нибудь из покупателей положил и ушел, не оплатив!
        — Опять, наверное, эта новенькая Вика! Тащила, наверное, на склад, и здесь оставила! Понаберут по объявлению незнамо кого, а нам с Катериной отвечать…  — сердито пробормотала продавщица, взяла тетради и куда-то понесла их.
        — Но… подождите!  — Кира кинулась за женщиной.  — Я собиралась их опла-тить! Я их покупаю! Да постойте же вы…
        Ноль внимания. Кира остановилась в нерешительности. Она что ее, не видит, что ли? Девушка зачем-то наклонила голову, глянула на себя, и… ничего не увидела. Только пол магазина, сложенный из разноцветных плиток. Кира завизжала от ужаса. И хотя ее визг эхом разнесся по всему помещению, никто не прибежал выяснять, в чем дело.
        Вне себя от страха и ужаса, Кира прислонилась к стене и постаралась успокоиться. Неожиданно ей вспомнилось то смешное желание, которое она загадала у дверей магазина. Стать невидимкой.
        «Зеркало,  — подумала Кира и заметалась по магазину.  — Мне нужно зеркало».
        Но в магазине ничего подобного не оказалось, поэтому Кира бросилась к дверям магазина и выскочила на улицу. Подошедшая продавщица глянула на неожиданно распахнувшуюся дверь и покачала головой, проворчав что-то про сквозняк и насморк.
        А Кира бежала по улице. Сердце, казалось, сейчас выскочит из грудной клетки. Живей, живей, через дорогу! Солнце, отразившееся в стекле одной из машин, на миг ослепило ее, в глаза бросилась яркая вывеска «Мираж», но Кире было не до этого. Она скачками перебежала дорогу и бросилась к заветной двери подъезда. Стукнув по кнопке вызова лифта, девушка остановилась, переводя дыхание. Смотреть на себя она боялась. Дверцы лифта распахнулись, и Кира поспешно шагнула в кабину, слушая, как сердце гулко бьется в груди.
        Возле двери собственной квартиры она остановилась. Что дальше? Как проникнуть домой, не напугав отца? Он обязательно выйдет на скрип двери, и что увидит? Ничего или все-таки собственную дочь?
        Много вопросов, и ни одного ответа. Кира решила, что глупо вот так стоять возле двери, и решительно сунула ключ в щеколду. Дверь распахнулась, и девушка кинулась в квартиру.
        Дома никого не оказалось. Видимо, отец отправился выгуливать грозу. Странно, что Кира не видела его во дворе. Но тем лучше.
        Не разуваясь, она кинулась в коридор. Ударила по выключателю, внутренне сжавшись, вошла в ванную, глянула в зеркало и резко осела на бортик ванной. Зеркало ничего не отражало!



        III

        И что теперь делать? Слезы сами собой потекли из глаз. Кира заслонила лицо ладонями. Ей вдруг снова неожиданно вспомнилось то глупое и смешное желание стать невидимкой. Неужели оно сбылось? Но почему, зачем? Она же загадала его в шутку! Ей даже в голову не могло прийти, что оно сбудется.
        Кира отняла руки от лица и снова глянула в зеркало. Нет, ничего. Внезапно в голову пришла идея. Безумная, но хоть немного обнадеживающая.
        «А что если?..  — подумала Кира, не позволяя себе додумать до конца, и встала с бортика ванной, вытянувшись перед зеркалом.
        Боясь, что будет дальше, девушка зажмурилась. Она почему-то дрожала. Губы прыгали, когда Кира произносила слова.
        — Хочу стать видимой!  — крикнула она дрогнувшим голосом, и, не давая себе еще больше испугаться распахнула глаза.
        Из зеркала на нее смотрело собственное лицо — красное, с мокрыми опухшими глазами и растрепавшимися волосами. Кира облегченно вздохнула и снова опустилась на бортик ванной. То, что случилось, нельзя было оставлять просто так.
        «Так, попробуем разобраться,  — подумала девушка.  — Заглянем правде в глаза — я могу становиться невидимой. Обладаю сверхъестественными способностями. Могу делать то, чего не могут другими. Сложно поверить? Конечно, сложно. Но тем не менее это так!
        И теперь возникает вопрос: что делать? Может, рассказать все отцу? Нет, он вряд ли мне поверит, даже если я ему продемонстрирую все, что могу. Еще сдаст в психбольницу, доказывай потом, что ты абсолютно нормальная! А может, как раз и нет? Может, я в самом деле ненормальная? Это было бы очень кстати».
        Кира снова глянула в зеркало. Не секунды не думая, пожелала: «Хочу стать невидимкой!». На этот раз она не стала закрывать глаза. Оп-па!  — отражение исчезло, будто и не было ничего.
        Девушка испытывала противоречивые чувства. Она уже не боялась. Страх отступил, появилось любопытство и даже радость. Радость, что она может делать что-то, что не могут другие!
        Но что будет, если о ее способностях узнают другие? Кира представила себе, как сидит на уроке и вдруг внезапно исчезает, и поморщилась.
        В прихожей послышался щелчок звонка и топоток — это пришли отец и Гроза. Кира поспешила стать видимой и высунулась в коридор.
        — Привет! Ты дома?  — радостно удивился отец. Неожиданно он переменился в лице, заметив следы слез на лице дочери.  — Ты плакала? Что случилось? Тебя кто-то обидел?
        — Э-э… Нет,  — ответила Кира, спешно придумывая отговорку.  — М-м-м… По телику шла мелодрама! Так в конце главные герои умирают, вот меня и пробило на слезу.
        — Ну что ж ты?..  — наивный Сергей с мягким укором глянул на нее.  — Ты была в магазине? Купила все, что нужно?
        — Не-а,  — ответила Кира.  — Там обед. Я историю сделаю и снова пойду.
        — Угу, ладно,  — кивнул отец, разуваясь.  — А я пока сооружу что-нибудь на тему обеда…
        Кира поплелась в свою комнату. Раз сказала, что будет делать историю — придется делать. Девушка села на кровать, ковыряя пальцем дырку в пледе. Ее взгляд уткнулся в фотографию мамы.
        — Что, не ожидала?  — усмехнулась Кира и полезла в рюкзак за учебником истории.
        На дом задали скучный и длинный параграф о революции в Италии. Девушка задумчиво листала книгу. Дверь скрипнула — в комнату, смешно сопя, протиснулась Гроза и полезла под кровать спать. Кира давно заметила, что Гроза старается не отходить от Киры ни на шаг. Даже когда хозяйка уходит в школу или просто прогуляться, Гроза скулит, грустно заглядывает в лицо и порывается уйти вместе с Кирой.
        Неожиданно глаза девушки наткнулись на картинку в учебнике. Со страницы, испещренной мелкими буквами, на нее смотрел молодой человек. Его можно было охарактеризовать одним словом — «бархатный». Его карие глаза не отрываясь смотрели на Киру, темные зрачки блестели. Спокойное лицо со слегка заостренным подбородком показалось Кире знакомым. Как будто она уже где-то видела этого юношу. Тонкие губы слегка усмехались, но не зло, а как-то светло, таинственно. Густые каштановые волосы вились и красиво рассыпались по плечам.
        Кира глянула на название картины — «Портрет юноши. Художник неизвес-тен». Девушка снова вернула глаза на картину, и ей почудилось, что юноша немного переменился в лице. Разве глаза смотрели с таким выражением? А губы? Раньше Кире казалось, что молодой человек усмехается, но теперь он определенно улыбался ей.
        Девушка невольно сравнила юношу на портрете с Солохиным. Нет, Славик здесь явно проигрывал. Не было у него такой озорной искры в глазах и такого непоколебимого спокойствия в лице.

* * *

        В понедельник утром Кира встала неожиданно легко. Сама себе удивившись, девушка направилась на кухню. Ей вспомнился сон, приснившийся ей ночью — тот самый юноша из учебника истории стоял и улыбался ей, вытянув руку в сторону Киры. Над рукой, зависнув в воздухе, висело что-то небольшое, но длинное — то ли карандаш, то ли фломастер. За спиной у молодого человека явственно белел холст, установленный на мольберте.
        Задумываться над сновидением Кира не стала. Мало ли что может присниться? Возясь у плиты с омлетом, девушка мельком глянула в окно. Там, во дворе, земля будто пудрой была посыпана. Ага, вот и снег! Давно пора — через считанные дни зима.
        Наскоро позавтракав, Кира переоделась и пошла в прихожую. Как обычно, из гардероба (там у нее была спальня), высунулась Гроза и уселась возле Кириных сапог, грустно поскуливая.
        Девушка тихонько засмеялась и погладила щенка по холке. Взгляд зацепил отражение в зеркале, и Кире невольно вспомнился вчерашний кошмар с исчезновением и появлением. Интересно, она все еще владеет способностями?
        Быстро глянув на запертую дверь зала, где сочно храпел отец, Кира быстро произнесла.
        — Хочу стать невидимой!
        Не было ни шума, ни вспышки, ни какого-либо постороннего запаха — она просто исчезла и все. Удовлетворенно и даже с улыбкою кивнув, Кира взвалила на плечи рюкзак. Не понимая, куда делась хозяйка, Гроза громко затявкала. Кира шикнула на нее, чтобы она не разбудила отца и вышла из квартиры.
        Уже опускаясь на лифте, она вдруг вспомнила выражение морды собаки — торжествующее, вовсе не удивленное.
        «Нет, чушь все это!  — подумала девушка, выходя на улицу.  — Разве собака может удивляться? А торжествовать может?»
        Невидимая, она свободно шла по улице. Быстро перешла дорогу, свернула за угол. На пути попалась пестрая толпа подростков. С улыбкой Кира прошла совсем близко от них, и даже, не удержавшись, махнула рукой перед носом одной из девиц — расфуфыренной, ярко накрашенной.
        Вот и школа. Кира глянула на часы, не прозвенел ли еще звонок. Нет, не позвенел. Она юркнула в кусты шиповника, росшие возле школьных ворот, и быстро стала видимой. Конечно, хоть и было искушение прийти в школу невидимой, чтобы подставить «рожки» Образцовой или уронить на кого-нибудь из старшеклассников гипсовую вазу, но… Как ни крути, Кира была честной девушкой, поэтому в здание школы она вошла уже видимой.
        В коридоре как всегда было людно. У доски объявлений толпился народ. Встав на цыпочки, Кира увидела яркий плакат.


        «Уважаемые учащиеся!
        Мы рады сообщить вам, что 25 ноября состоится дискотека по случаю получения нашей школы №** второго места в конкурсе школ города Москвы для учеников 8-11 классов. Вход бесплатный для учеников. Мероприятие состоится в старом актовом зале.
        Ждем вас с нетерпением!
        Директор: Д. К. Жижилина
        Завуч: Е. В. Нетопыренко».

        Кто-то присвистнул, две девчонки-старшеклассницы радостно завизжали. Толпа начала шумно переговариваться, обсуждая предстоящую дискотеку, но тут прозвенел звонок, и коридор быстро опустел.
        Запыхавшаяся Кира вбежала в класс, но учителя еще не было.
        — О, явилась!  — поприветствовала ее Образцова. Цицина наморщила нос.
        Опустив глаза, девушка шмыгнула к своей парте. Солохин улыбнулся ей улыбкой мартовского кота и помахал ручкой. Кира отвернулась, почувствовав, что краснеет.
        Он чуть привстал со своего места и потянулся в ее сторону, как будто хотел что-то сказать. Но неожиданно вошел учитель, и Слава остался на месте, с досадой дергая бровью.
        Всю экологию Кира просидела как на иголках, гадая, что хотел ей сказать Солохин. Он и пугал ее, и одновременно притягивал своим гипнотическим взглядом.
        Когда прозвенел звонок на перемену, Славик встал и своей кошачьей походкой приблизился к ней. Кира не дала себе опустить взгляда, и ее синие глаза встретились с его голубыми. Солохин мягко улыбнулся, обнял ее за талию и притянул к себе.
        За ними наблюдал весь класс. Дыхание девушки сбилось, а сердце пропустило два такта. Солохин крепко сжал ее руку, и, чуть наклонившись, горячо зашептал на ухо:
        — Ты придешь в воскресенье на дискотеку? Я буду тебя там ждать…
        Кира почувствовала, что краснеет. Причем как-то глупо — пятнами, начиная от шеи и до ушей. Солохин все еще не отпускал ее, видимо, ожидая ответа на свой вопрос. Девушка ощущала, как он горячо дышит ей в ухо.
        — Да… да, я приду…

* * *

        Эта неделя пролетела неожиданно быстро. Кира не успевала следить за временем. Приближалось заветное воскресенье.
        Кира, на самом деле, не хотела никуда идти. Танцевала она плохо, да и со-временная музыка ее не радовала. Но гипнотический шепот Солохина заставил сказать девушку «да».
        В субботу вечером она стояла перед распахнутым гардеробом. Встал ребром вопрос — что надеть? У Киры было не так уж и много одежды. В школу она ходила в вельветовых брюках, дома надевала спортивные штаны и футболку. Для выхода в «свет» — поехать куда-нибудь или пойти в гости — у девушки были вполне привычные джинсы и яркая водолазка со стразами, подаренная троюродной сестрой Никой на Новый год. Кира тогда еще подумала, что никогда в жизни такое не наденет.
        Со вздохом натянув джинсы и кофту, Кира покрутилась перед зеркалом. Кошмар! Яркость и вульгарность идет только Цициной.
        Девушка грустно разглядывала себя в зеркало.
        «Может, все-таки не ходить?  — подумала она.  — Хотя нет, невежливо полу-чится. Он же меня будет ждать! Значит, придется пойти…».
        На следующее утро, когда Кира уже стояла в прихожей и собирала волосы в высокий конский хвост, случилось кое-что странное. Гроза с рычанием кинулась к девушке и схватила ее за край джинсов.
        — Чего ты?  — удивилась Кира и попыталась стряхнуть щенка с ноги. Не тут-то было. Гроза уперлась лапами в пол и изо всех сил тянула Кирину ногу на себя. Из зала выполз разбуженный отец.
        — Пап, она меня не пускает,  — растерянно и с удивлением сказала Кира. На душе ей стало как-то нехорошо. Вон, даже собака чувствует, что ей на дискотеку лучше не ходить.
        — Да она просто играет,  — махнул рукой Сергей, рассматривая в зеркале не-бритое лицо.
        — Да? Тогда будь добр, сними ее,  — попросила Кира.  — Не пойду же я с ней на дискотеку.
        Кряхтя, отец наклонился к щенку.
        — Ну, чего ты?  — спросил он.  — Пусти! Ну!
        Он хотел поднять Грозу на руки, но она крепко держалась за джинсы и ни в какую не отпускала. В ее карих глазах была странная решимость.
        — Никак!  — отец пожал плечами.  — У нее мертвая хватка…
        Кира присела на корточки и попыталась отцепить собаку, но побоялась, что она порвет джинсы. Неожиданно Гроза отпустила Киру и убежала на кухню, звонко лая и потявкивая.
        — Ну вот!  — улыбнулся Сергей.  — Я же говорил: она играет!
        Кира, нервно и натянуто улыбнувшись, вышла на лестничную клетку. Лампочка почему-то не горела, но даже в темноте Кира различила на дверях лифта листок с надписью «Лифт не работает». С досадой топнув ногой, девушка стала спускаться по ступенькам.
        Улица встретила ее хмуро и неприветливо, бросив россыпь снежинок в лицо. Мир как будто твердо решил не пускать ее на дискотеку. Но ее там ждали! Ждали, и именно поэтому Кира шла туда не смотря ни на что.
        Ветер нещадно трепал волосы и бил в лицо, будто уговаривая ее повернуть домой. Подняв воротник пальто, девушка перешла дорогу. На душе было по-прежнему нехорошо.
        Школьные ворота противно скрипели и раскачивались, когда она проходила мимо. В холле тускло мигала лампочка. Кира повесила пальто на свой номер, прошла по коридору и свернула на лестницу в старый актовый зал, откуда уже слышалась ритмичная музыка.
        В актовом зале было людно. Музыка звучала так громко, что ученикам приходилось кричать, чтобы поговорить друг с другом. Несколько людей забралось на сцену и танцевало там. Свет погасили, зато установили специальные прожекторы, мигающие разноцветными цветами.
        Кира упорно пробивалась сквозь толпу, выискивая глазами Солохина. В море учеников мелькнула яркая Цицина под руку с Образцовой. Девушка последовала за ними, полагая, что они приведут ее к Славику. Так и оказалось.
        Солохин танцевал в самом центре толпы. Вокруг него теснились девчонки всех мастей и возрастов. Они расступились вокруг Солохина, образовав круг, в котором парень мог свободно двигаться. Слышался восхищенный визг и приветственные выкрики.
        Стараясь хоть как-то привлечь его внимание, Кира встала на цыпочки и махнула рукой. Солохин скользнул по ней взглядом, но тут же отвернулся. Кто-то из поклонниц наступил Кире на ногу. Девушка ойкнула от боли и неожиданности.
        Она была совершенно растеряна и совершенно ничего не понимала. Он же ждал ее, разве нет? Разве не он недавно говорил ей, что будет ждать ее?
        Она отошла немного в сторону, стараясь не обращать внимания на сердитое шипение фанаток, которым она заслоняла обзор. Солохин, тем временем, вытащил из толпы одну из старшеклассниц и закружил ее в медленном танце. Половина фанаток зашипело от зависти, а половина поощрительно и радостно захлопала.
        — Слава!  — крикнула Кира, внезапно осмелев. Фанатки все как один повернулись к ней. В их глазах зажегся ведьмовский огонь. Каждая из них видела в Кире конкурентку, посмевшую привлечь к себе внимание их кумира.
        Солохин снова не обратил на нее ни малейшего внимания. Он был царем этой вечеринки, ее центром. Громкая музыка и крик восторженной толпы поднимал его на волну восторга. Восторга от собственной популярности. Киры и прочие серые мышки его ничуть не интересовали…
        Совершенно ничего не понимая, Кира отошла к скамейке в углу зала, села на нее и просидела всю дискотеку. Только под конец, когда объявили последний медленный танец, она встала, и, удивляясь собственной смелости, пробилась сквозь толпу к Солохину. Тот с удивлением покосился на нее и встал в красивую позу, чуть склонив голову и будто в ожидании, что она скажет.
        — Не потанцуешь со мной?  — охрипшим от долгого молчания голосом, спросила Кира.
        Толпа фанаток притихла, гадая, что он скажет. Славик посмотрел на нее, как на сумасшедшую.
        — Я? С тобой?!  — Солохин расширил свои голубые глаза, вдруг запрокинул голову и захохотал — издевательски, презрительно. Его смех, разнесшийся по всему залу, подхватили остальные.  — Сначала научись!
        Бедная, бедная Кира! Вот оно, то, о чем говорил мудрый Павел Никанорыч — блестки и мишура опали, и увидела ты то, что так тщательно маскировалась. Всю темную сторону души Ярослава Солохина. Что, не ожидала? Розовые очки наконец-то слетели с твоих глаз. Он оказался избалованным и черствым, он только играл твоими чувствами! Бедная, бедная ты моя!
        Слезы сами собой брызнули из глаз и ручьями покатились по щекам. Все звуки слились в один. А он стоял и издевательски хохотал, как будто все ее чувства крайне позабавили его. На негнущихся ногах, девушка повернулась и побежала к выходу сквозь толпу, расталкивая фанаток. А они шипели и смеялись ей вслед.
        Скорее, прочь, прочь от этого кошмара! Чтобы не видеть больше его наглых голубых глаз, чтобы не слышать больше его завораживающего шепота! Спотыкаясь и задыхаясь от слез, больно сдавивших ее горло, девушка сорвала с крючка пальто и, натягивая его на ходу, выбежала из школы.
        На улице уже стемнело — все-таки конец ноября. Ничего не видя от слез, Кира побрела куда-то. Ветер свистел в проводах, нашептывая в уши: «З-з-з-зима… С-с-с-скоро з-з-зима…».
        Лицо девушки было мокрым от слез. Ее била мелкая дрожь, а в ушах по-прежнему звучал его хохот. Как жестоко, как несправедливо! Но ведь она полюбила его, всем сердцем полюбила! Разве она заслужила то, что с ней случилось сегодня?
        Волосы растрепались и били Киру по лицу, как будто наказывая за ее легкомыслие и наивность. Какая же она дура, натуральная дура! Поверила этому гаду! Купилась на яркий фантик!
        Вечерело. В окнах зажигались желтые квадратики света. Город продолжал жить своей жизнью, и не было ему никакого дела до нее. Проблемы есть у всех. Каждую секунду в мире кого-то предают, теряют и бросают. Что же теперь от этого в гроб ложиться?
        Кира молча брела, глотая слезы и совсем не замечая, что идет по совершенно незнакомой улице. Следуя странному порыву, она завернула налево, затем направо, затем снова налево. Как это бывало уже не один раз, ноги сами вели ее.
        Девушка смотрела вниз, чувствуя, как катятся по лицу слезы, падая на дорогу. Неожиданно стало темно. Будто очнувшись, Кира поняла голову и поняла, что неведомым образом забрела в тупик, и на нее упала громадная тень грузовика, загораживающего выход из закутка.
        Поежившись, Кира развернулась, чтобы выйти отсюда. Нет, надо идти до-мой. Там хорошо, там уютно, там никто не предает и не делает больно.
        Неожиданно сердце Киры подпрыгнуло в груди и забилось часто-часто. К ней шли какие-то люди. Их было четверо. В тупике было темно, поэтому Кира не могла различить их лиц — она видела лишь темные силуэты. По тому неторопливому спокойствию, с которым они приближались к ней, она поняла, что намерения у них вряд ли хорошие.
        Девушка в страхе заметалась по тупику. Этого ей еще не хватало! Какие-то маньяки! Что они сделают с ней? Убьют, ограбят?!
        Незнакомцы медленно брали ее в кольцо, заставив девушку прижаться к холодной кирпичной стене и замереть.
        — Имейте в виду,  — еле слышно произнесла Кира.  — Я буду орать! Причем так, что и мертвые сбегутся.
        — Только пикни, мелюзга,  — сказал один из людей и резко шагнул к ней. В его руке что-то тускло блеснуло.  — Знаешь, что это такое? Выворачивай карманы, быро!
        — Но у меня ничего нет,  — еле слышно выдавила Кира, не отрывая глаз от ножа. Ее сердце бешено колотилось о грудную клетку.
        — Врешь, малявка!  — рявкнул другой, тот, что стоял с краю.
        — Честно, ничего… Вот, посмотрите!  — Кира, вжавшись в холодную стену, сунула руку в карман пальто. Оказавшаяся на дне мелочь предательски звякнула.
        — Ага, а что это у тебя там бренчит?!  — Кира увидела, как хищно блеснули глаза у одного из бандитов.
        — Это мелочь… Честно, мелочь…  — сказала Кира заплетающимся от ужаса языком. Один из мужчин протянул в ее сторону грязную руку с корявыми пальцами. Бедная девушка выгребла из кармана монетки и высыпала их ему в руку.
        — Ты че мне даешь, мелкая!  — возмутился мужик и швырнул горсть Кире в лицо. Девушка почувствовала, как зазвякали монетки. Некоторые не сильно ударились об ее мокрое от слез лицо и тоже упали на асфальт.
        «Это конец!  — мелькнула в голове паническая мысль, как вдруг…
        Он появился буквально ниоткуда. Просто шагнул из тени, как будто всегда там стоял. Все как один повернули голову в его сторону. Мимо тупика, сверкнув фарами, промчалась машина, и Кира сумела разглядеть его — молодой человек, лет двадцати, в джинсах и черном пальто. Длинные волосы собраны в хвост, глаза — спокойные, холодные, губы плотно сжаты. Он ничуть не волновался, поняла Кира.
        — Отпустите, пожалуйста, девушку,  — попросил он негромким, но твердым голосом.
        — Че ты сказал?  — не врубился один мужик, тот, что был с ножом.
        — Я сказал: отпустите девушку,  — спокойно повторил неизвестный.
        — Да? А че будет, если мы не отпустим?  — с нехорошей ноткой поинтересо-вался другой бандит.
        — Я буду вынужден позвать милицию,  — как будто извиняясь перед этими отморозками, пояснил спаситель.  — Послушайте, вы же уже поняли, что у девушки нет денег. Вам что, не хватает на метро?
        — Ты че это, нарываешься?  — один из мужиков — самый могучий — шагнул к неизвестному.
        — Нет. Мне проблем не надо,  — качнул головой молодой человек и прислонился плечом к каменной стене, показывая, что никуда не уйдет и будет дальше уговаривать их отпустить Киру.
        — Вот и нам не надо,  — хрюкнул «нож».  — Иди, парень, своей дорогой. У нас свои дела, у тебя свои.
        — И все же я настаиваю,  — голос неизвестного стал чуточку тверже.  — Отпустите ее.
        Мужики мрачно переглянулись. Было видно, что в их тесных черепных ко-робках идет тяжелая и кропотливая работа. Наконец, «нож» дернул головой и кивнул в сторону улицы, туда, где проносились с шумом машины.
        — Считай, что тебе повезло, мелкая,  — прошипели они напоследок, и, ссуту-лившись, вышли из тупика.
        Кира чувствовала, как страх постепенно покидает ее, а сердце вновь стучит в обычном ритме. Спасена.
        — Спасибо вам!  — сказала она слабым голосом своему спасителю.  — Не знаю, что бы я делала, если бы вы не появились. Но почему они ушли?
        Молодой человек пожал плечами. Ему было явно непривычно это церемонное «вы», но он только что спас Кире жизнь, и поэтому заслуживал уважения.
        Неизвестный подошел ближе к Кире и улыбнулся. Не так, как отец — чуть растерянно и ласково, а ободряющей и светлой улыбкой. Именно это сейчас Кире было и нужно. Девушка почувствовала, как внутри по ее телу разливается тепло.
        — Говорят, я умею хорошо убеждать,  — сказал молодой человек.
        — Неоценимое качество,  — согласилась Кира, приглядываясь к спасителю. Что-то в нем было такое, за что его никак нельзя было назвать «обыкновенным».
        — Вы похожи на Петрушу Гринева из «Капитанской дочки»,  — неожиданно ляпнула Кира и тут же зажала себе рот ладонью. Но в глазах молодого человека заплясали веселые искорки.
        — В самом деле?  — спросил он.  — Мне еще никогда не делали таких компли-ментов. Спасибо, Кира.
        — Вы знаете мое имя?  — изумилась девушка и чуть отстранилась от него. Не хватало ей тех дуболомов, охотящихся за ее деньгами, так теперь этот…
        — Конечно, знаю,  — сказал неизвестный и пожал плечами, как будто ее имя было известно всей стране.
        Он неожиданно наклонился к ней и мягко улыбнулся.
        — Мы с тобой еще встретимся,  — пообещал он.  — Твоя жизнь скоро круто изменится.
        Сказав так, он резко выпрямился, будто испугавшись, что Кира набросится на него. Неизвестный повернулся к ней спиной, собираясь уходить. Кира со смесью облегчения и разочарования, смотрела, как он скрывается в тени.
        — А, да, чуть не забыл,  — неожиданно услышала девушка голос молодого человека. Удивленная, она огляделась, но никого не заметила.  — Когда придешь домой, скажи, пожалуйста, Грозе, что надо быть в пять.
        — Кому сказать?  — не поняла Кира, чувствуя, что потихоньку сходит с ума.
        — Грозе. Твоему щенку. У тебя же есть собака?
        — Есть. Но откуда вы…
        — Вот и передай,  — перебив ее, сказал голос и замолчал. Кира, в последний раз оглядев тупик и абсолютно никого не заметив, пошла домой, серьезно размышляя не обратиться ли ей к психиатру.

* * *

        Отец был в своей комнате. Он смотрел футбол по телевизору, поэтому никак не мог усидеть на месте, бормоча:
        — Ну!.. Ну давай… Да что ты!.. Да кто так бьет? Кто так бьет, я тебя спрашиваю? Понабрали, блин, баранов…
        Не испытывая никакого желания ему мешать, Кира на цыпочках пробралась в свою комнату. В голове был полный сумбур, а еще жутко хотелось спать. День, полный впечатлений, давал о себе знать.
        Девушка стянула резинку с волос и положила ее на тумбочку, рядом с фотографией матери. Скользнув по лицу женщины взглядом, Кира заметила, что она улыбается. Но она ведь и раньше улыбалась, да?
        Гроза спала под кроватью, свернувшись в клубочек и постукивая по полу хвостом. Ощущая себя больной на голову, Кира заглянула под кровать и несильно пихнула щенка ладонью в мягкий живот. Гроза сонно запыхтела и неохотно распахнула карие глаза. Весь ее недовольный вид говорил: «Ну, чего еще?».
        — Надо быть в пять,  — сказала Кира, опасаясь, как бы в комнату не вошел отец и не увидел, чем она здесь занимается.
        Гроза никак не отреагировала на это заявление. Она всего лишь тряхнула головой с ушами-лопухами, повернулась на другой бок и продолжила свой прерванный сон.
        Кира облегченно вздохнула. Ей почему-то казалось, что Гроза ей ответит. Девушка быстро разделась и нырнула под одеяло.
        «Ну наконец-то!  — подумала она с радостью и закрыла глаза…
        …Проснулась она оттого, что кто-то возил по ее лицу теплой и влажной тряпочкой. Наморщив нос, девушка открыла глаза и поняла, что это Гроза лижет ее по лицу. Собака нервно поскуливала.
        — Ты чего?  — спросила Кира, мельком глянув на часы. Ничего себе — без двадцати пять утра!
        — Гроза, ты свинья,  — заметила Кира и повернулась на другой бок, надеясь снова заснуть. Не тут-то было. Щенок вцепился зубами в ночную сорочку девушки и стал изо всех сил тянуть на себя. Послышался треск разрываемой ткани.
        — Послушай, может, хватит?  — раздраженно спросила Кира, разглядывая приличную дыру на подоле.  — Что тебе надо?
        Гроза кинулась к двери и отчаянно заскребла по ней лапами. Позевывая, Кира встала и отворила дверь. Щенок со всех лап кинулся в прихожую, звонко тявкая.
        — Тише ты!  — шикнула на нее Кира.  — Отца разбудишь. Тебе что, приспичило посреди ночи?
        Было похоже на то. Гроза отчаянно завиляла хвостом, поскуливая возле входной двери. Тяжело вздохнув, Кира быстро нацепила любимые вельветовые брюки, сунула голые ноги в сапоги и накинула пальто. Гроза вертелась под ногами, будто подгоняя нерасторопную хозяйку.
        Щелчок открываемого затвора прорезал сонную тишину ночи. Кира испугалась, как бы не проснулся отец и поспешила выйти из квартиры. Дверь она на всякий случай заперла — выяснить, кто звонил ей тогда, так и не удалось.
        Лифт все еще не работал. Они быстро спускались по лестнице — Гроза бежала чуть впереди, Кира нагоняла. Щенок первым выбежал на улицу и куда-то помчался, звонко тявкая и лая.
        — Гроза!  — испугалась Кира и, не раздумывая, побежала за ней.  — Стой! Куда ты?
        Девушка быстро бежала по улице, спотыкаясь и оскальзываясь на застывших льдом лужах. Будто не замечая хозяйку, Гроза мчалась впереди, звонко тявкая. Кире показалось, что собака точно знает, куда нужно бежать.
        «Она что, ведет меня куда-то?  — удивилась девушка.
        Щенок быстро пересек дорогу, чуть не угодив под шины грузовика. На счастье Киры, зажегся зеленый. Стараясь не упустить Грозу из виду, она быстро перебежала дорогу.
        Так они гонялись около десяти минут. Сердце Киры грозило выскочить и помчаться вперед нее. Перед глазами все плыло, дыхание сбивалось. Она видела лишь удирающего щенка перед собой.
        — Гроза! Стой!
        Ее не слышали. Они забежали в какой-то незнакомый квартал. Собака на секунду остановилась и закружилась на месте, принюхиваясь к чему-то. Воспользовавшись передышкой, Кира облокотилась о дерево и постаралась отдышаться.
        Неожиданно Гроза коротко взвизгнула и ринулась к одному пятиэтажному дому и скрылась в подъезде. Застонав, Кира последовала за ней.



        IV

        Он нервно расхаживал по комнате, изредка подходя к окну и устремляя взгляд на улицу. Никого. Фонари тускло светили в ночном мраке. Ветер свистел в водосточных трубах. Капли начинающегося дождя забарабанили по стеклу.
        Он глянул на старинные часы с маятником. Без пяти пять. Да где же они?
        Что-то с шумом пронеслось по улице. Он снова кинулся к окну. Нет, это всего лишь автомобиль, сверкнувший фарами в темноте. По потолку пробежала узкая полоска света.
        — Гроза! Стой!  — неожиданно послышалось с улицы. Вот и она — бежит, спотыкаясь. Ее длинные светлые волосы треплет ветер. Вот она остановилась у дерева передохнуть. Но тут же бросилась к подъезду. Молодец, Леона, знает свое дело.
        Сейчас она придет. Он еще тогда, в тупике, когда спас ее от бандитов, заметил в ней кое-что необычное. Да, он не ошибся в ней. Наверняка способности уже пробудились.
        Где-то за дверью, на лестничной площадке послышались шаги. Старинные часы пробили пять ударов. Вовремя. Собака затявкала за дверью и поскреблась лапой. Он услышал удивленный голос девушки:
        — Гроза, ты что? Зачем тебе туда? Здесь твои хозяева?
        Он поспешил пройти в коридор и глянуть в глазок. Вот она стоит и недо-уменно смотрит на Леону. Надо открыть и впустить их.
        Он щелкнул пальцами, и дверь распахнулась. На пороге стояла удивленная Кира. Леона, приветственно тявкнув, бросилась в квартиру. Он улыбнулся и посмотрел на Киру. Синие глаза той расширились.
        — Вы?!  — удивилась она и сделала шаг назад, будто порываясь убежать.
        — Я,  — кивнул он.  — Заходи. Я все тебе объясню…
        Кира качнула головой и сделала еще один шаг к лестнице. Не доверяет. Даже не смотря на то, что он совсем недавно спас ей жизнь.
        — Кира,  — он чуть склонил голову и прислонился к косяку двери.  — Я не причиню тебе вреда. Неужели… неужели ты не хочешь узнать, почему ты можешь становиться невидимой?
        — Откуда вы знаете?  — быстро спросила девушка, и он понял, что она не убежит. Останется. Значит, способности уже пробудились.
        — Зайди, и я все тебе объясню,  — он посторонился и сделал приглашающий жест. Чуть помедлив, Кира шагнула в квартиру. Он захлопнул дверь и мягко взял ее за плечо.
        — Сюда…  — он привел ее в комнату, где совсем недавно провел долгие часы ожидания. Отошел к окну, глядя, как она осматривает комнату. Похоже, в ее глазах разочарование. А что она видит? Самую обыкновенную комнату, немного захламленную, со старинными часами и жидкокристаллическим монитором компьютера.
        — Сядь, пожалуйста,  — попросил он, кивая на глубокое кресло с деревянными подлокотниками. Девушка послушно села и спросила:
        — Вы хозяин Грозы? Она привела меня к вам…
        Он усмехнулся. Хорошо, что Леона не слышит… Кстати, где она? Наверняка обнюхивает кухню в поисках съестного.
        — Леона!  — негромко позвал он. В коридоре послышался бодрый топоток, и в комнату примчалась Леона, укоряющее поглядывая на него. Как он мог не оставить своей любимице хотя бы косточки?
        — Ее зовут Гроза,  — заметила Кира. Он отметил, что она уже не боится, наоборот, спокойна.
        — Нет, ее зовут Леона,  — покачал он головой.  — Это вы с отцом назвали ее Грозой. Странное имя, кстати. У Леоны довольно-таки милый характер.
        — Ничего себе милый!  — возмутилась девушка.  — Да она нам все тапочки из-грызла!
        — В самом деле?  — он приподнял брови и посмотрел на щенка.  — Лео, ты грызла тапочки? Фу, как негигиенично! Рассказать кому — не поверят!
        Он подошел к столу и включил ночник. Электрический свет резанул в глаза.
        — Мое имя Мирон,  — представился он и улыбнулся, заметив недоверие в ее глазах.
        — Мирон? Это что, шутка?
        — Нет, это имя,  — пожал плечами Мирон.  — Просто имя. Вот тебя зовут Кира Кулик. Меня же это не удивляет.
        — Что еще вы про меня знаете?  — напряглась Кира.
        — Все,  — просто ответил он.  — Мы наблюдаем за тобой с самого рождения.
        — Кто это — «мы»?
        — Волхвы,  — все так же просто сказал Мирон.
        — КТО?  — Кира неожиданно улыбнулась.  — Волхвы? Колдуны, что ли?
        — Нет,  — качнул головой он.  — Волхвы.
        — Послушайте, это не смешно!  — девушка с досадой топнула ногой и вскочила с кресла.  — Вы что, за дурочку меня держите? Волхвы какие-то! Вы сами-то верите в то, что говорите?
        — Верю,  — медленно и с достоинством кивнул Мирон.  — Вера есть в каждом из нас. Мы сами выбираем, во что нам верить…
        Эти умные слова как будто подействовали на Киру успокаивающе. Она сделала глубокий вдох и спросила:
        — Волхвы — это которые колдуют?
        — Колдуют?  — Мирон приподнял тонкую бровь.  — Вовсе нет. Мы творим волшбу.
        — Да? Тогда покажите!  — Кира с недоверием посмотрела на Мирона.
        — Что показать?
        — Вашу волшбу! Какой-нибудь фокус!  — усмехнулась Кира, но потом ухмылка ее погасла, и девушка добавила более мягко.  — Пожалуйста!
        Мирон пожал плечами. Затем вытянул вперед руку и медленно, точно разрубая воздух ребром ладони, опустил ее.
        — Тьма везде, только не во мне,  — негромко, но твердо и уверенно произнес волхв. Неожиданно комната погрузила во мрак — это погас электрический светильник.
        — Неубедительно,  — качнула головой Кира.
        — Я не собираюсь тебе ничего доказывать, Кира,  — сказал Мирон.  — Я просто хочу, чтобы ты села и выслушала меня.
        — Почему я должна?  — борясь с недоверием спросила Кира.
        — Потому, что это важно для тебя,  — твердо ответил Мирон. Его глаза поблескивали в темноте комнаты.
        Поколебавшись секунду, Кира подошла к креслу и села. В конце концов, ничего плохого не будет, если она просто послушает этого человека. Мирон благодарно кивнул ей и повернулся к окну. Его четкий силуэт казался черной фигурой на запотевшем от холода стекле.
        — Каждый род имеет свою историю создания,  — начал волхв.  — И наш род волхвов не исключение. Когда-то давно, еще до Средневековья, у одной бедной женщины родились дети — брат и сестра. К сожалению, их имена не дошли до наших дней. Мы знаем лишь их Знаки волхвов. Орлан и Роза.
        «А что такое Знаки волхвов?  — хотела спросить Кира, но не решилась.
        — Дети быстро росли, и когда им обоим исполнилось по двенадцать лет, явился им во сне старец, который сказал, что теперь они наделены Силой и что имя им — волхвы Орлан Белогрудый и Темная Роза. Наутро дети проснулись, и обнаружили, что могут творить волшбу.
        Время неслось. Орлан стал смелым юношей с благородным сердцем и рас-четливым умом. Роза же, будто в насмешку, была легкомысленной, беспечной и невнимательной. Она использовала магию лишь для себя. Когда она стащила с рынка кожаные сапоги, Орлан лишь головой покачал. Когда Роза превратила воду в реке в молоко, он снова не отреагировал. Но когда Роза убила верховного судью, вздумавшего судить ее молодого человека, тут уж он не выдержал.
        Они крепко поссорились, накричали друг на друга, и Роза сбежала из дома. Позже у нее появились приспешники. Они стали творить черную волшбу, что было наказуемо в наших кругах. Роза и остальные ушли в горы, где их никто не мог обнаружить.
        Прошел год. Неожиданно среди жителей прошел слух о книгах, в которых написано о заговорах, приворотах, отворотах и прочей опасной волшбе. Орлан насторожился. Однажды к нему в руки попала такая книга, он полистал ее и ужаснулся. Он узнал почерк Розы. О
        С тех пор темных волхвов называют чернокнижниками. Книг становилось все больше, Орлан пытался уничтожить хотя бы половину, но у него ничего не вышло. Не в силах больше терпеть все это, Орлан уехал из родной деревни. С Розой они больше никогда не встречались. Но волхвы с тех пор видят в черно-книжниках врагов.
        Мирон замолчал, по-прежнему глядя в окно.
        — Но причем тут я?  — неуверенно подала голос Кира.
        — Ты?  — Мирон повернулся к ней и улыбнулся.  — После того, как Темная Роза ушла из дома, Орлан женился на девушке из их селения, и у них родился сын. Это был твой прадед.
        — ЧТО?  — Кира поперхнулась от неожиданности и закашлялась. Мирон подошел и сочувственно похлопал ее по спине.
        — Но… как такое может быть?!  — вытаращила глаза Кира.
        — Да, так уж вышло. Твой род светлых волхвов длился долго, до XVI века, но потом неожиданно прервался. Твои прадедушки и прабабушки рождались обычными, без каких-либо способностей. Но потом, в 1976 году родилась…
        — Вера Кулик,  — подсказала Кира, и сердце ее болезненно сжалось.
        — Именно так,  — печально кивнул Мирон.  — Только тогда она еще была Пет-ровской. Прости, Кира, что мне приходится напоминать о твоей матери. Мы знаем о ее смерти. Она была чудесной волшебницей.
        — Что она умела?  — почему-то осипшим голосом спросила Кира, внимательно глядя на Мирона.
        — Дарить свет,  — ответил Мирон.
        — Как это?
        — Ну, представь, что настроение у тебя скверное. Весь мир кажется серым и жестоким. Ты идешь по улице, и вдруг неожиданно встречаешься взглядом вот с такой вот Верой Луч. И на душе становится светло и хорошо.
        — Теперь понятно,  — кивнула Кира.  — Так, значит, я, как и мама, тоже волшебница?
        — Да,  — Мирон присел на корточки, чтобы заглянуть ей в глаза.  — И ты отправишься в Пристанище.
        — Куда?  — озадачилась Кира.
        — В Пристанище. Это что-то вроде школы для волхвов. Туда отправляются дети, в жилах которых течет кровь волхвов. Там они учатся волшбе. Светлой волшбе, разумеется.
        — А способности?
        — Они тоже нужны, но только для других целей,  — уклончиво ответил Мирон.
        Кира боролась с подозрительностью и недоверием. Неужели это и впрямь правда? Она — и вдруг волшебница! Да нет, быть того не может!
        Неожиданно Кире очень захотелось поверить этому человеку. И она поверила ему! Как, оказывается, это просто — поверить…
        — Слушай, Кира,  — Мирон внимательно смотрел на нее.  — Завтра… точнее, уже сегодня, к тебе придет женщина. Ее зовут Фаина Федоровна. Она представится представителем учительского комитета химико-математической школы «Одарение».
        — Не слышала о такой,  — честно сказала Кира.
        — Такой и нет,  — улыбнулся Мирон.  — Это для того, чтобы твой отец не волновался. Ты нам подыграешь. Скажешь, что к вам в школу приходили из «Одарения» и набирали детей со способностями к химии и математике. Ты, якобы, подходишь.
        — Меня заберут?  — насторожилась Кира.
        — Да. В Пристанище.
        — А далеко это Пристанище?
        Мирон задумался, не зная, что ответить.
        — Далеко. И близко.
        Кира нахмурилась, показывая, что не понимает.
        — Все это потом,  — отмахнулся Мирон.  — Главное, будь готова, что придется подыгрывать. Тебе все понятно?
        — Да,  — тихо ответила Кира.
        — Ну и славно,  — Мирон улыбнулся и оглянулся на окно. Светало.
        — Тебе пора домой,  — сказал волхв.  — Иди. Лео с тобой.
        — Нет,  — неожиданно сказала девушка.
        — Что «нет»?
        — Я не уйду,  — ответила Кира и улыбнулась грустной и понимающей улыбкой.  — Не хочу просыпаться…
        — Ты что, думаешь, что все тебе снится?
        — Да.
        Мирон покачал головой и сказал.
        — Ты не спишь. Ступай домой.
        — Нет,  — снова сказала Кира и вцепилась в ручки кресла.
        Мирон вздохнул и поднял глаза к потолку. Неожиданно подошел к девушке и положил свои руки ей на плечи.
        — Все на своих местах должно быть,  — медленно, будто задумчиво произнес он.
        Неожиданно в глазах у Киры потемнело. Изображение комнаты расплылось, девушку куда-то подхватило и резко понесло в сторону. На миг ей показалось, что она парит над городом. Дохнуло ветром, послышались гудки автомобилей. Кира увидела под собой огоньки фонарей и желтые квадратики окон. Снова подул ветер, и… наступила тишина.
        Девушка осторожно огляделась, соображая, куда ее занесло. Она была в собственной комнате на собственной кровати. Гроза сладко посапывала под столом.
        Ощущая нечто вроде смешанного удовлетворения и разочарования, Кира закрыла глаза и постаралась уснуть.

* * *

        А наутро Киру разбудил звонок в дверь. Гроза под столом недовольно засопела. Ничего непонимающая девушка повернулась набок и… очутилась на полу, ткнувшись лицом в собственные тапочки. Не проснувшийся разум отказывался воспринимать ситуацию.
        Кира неуклюже поднялась и тряхнула головой. Звонок продолжал истерично звенеть. Она бросила взгляд на часы. Половина десятого! Так, понятно, в школу она уже не успевает…
        Кира распахнула дверь комнаты, прошла по коридору и заглянула в прихожую. На пороге двери стояла высокая женщина с темными волосами, завязанными в тугой узел на затылке. Строгий макияж украшал холодное и бесстрастное лицо. Незнакомка была одета в длинное светлое пальто и замшевые сапожки. В руках она сжимала узкий дипломат.
        Ошарашенный отец выполз из зала. На работу он сегодня не пошел — взял больничный. Совершенно ничего не понимая, Сергей обвел взглядом прихожую и, наконец, заметил вновь прибывшую.
        — Здравствуйте,  — сказала гостья холодно.
        — Здравствуйте,  — растерянно кивнул Сергей.  — А вам кого? И… как вы от-крыли дверь?
        Последний вопрос дама пропустила мимо ушей и поинтересовалась строго:
        — Сергей Николаевич Кулик?
        — Да. А в чем дело?
        — Я по поводу вашей дочери.
        Сергей вопросительно глянул на Киру. Та пожала плечами и, вспомнив, что надо подыгрывать, виновато улыбнулась.
        — Проходите на кухню,  — сказал отец.  — Я сейчас… только халат накину.
        Дама кивнула и, не разуваясь, прошла на кухню. Там она чинно, будто королевна на трон, села на обшарпанную табуретку. Кира тоже села напротив, не отрывая взгляда от гостьи.
        «Непохожа она на волшебницу,  — разочарованно констатировала девушка, подпирая лицо ладонями.
        Сергей вошел в комнату, снова вопросительно глянув на Киру и сел на еще один табурет. В кухне сразу же стало тесно, как в спичечном коробке.
        — Я представляю учительский комитет химико-математической школы «Одарение»,  — сказала дама и продемонстрировала Сергею визитку. Кира искоса глянула на белый четырехугольный квадратик. «Фаина Федоровна» — успела прочитать девушка.
        — Не слышал о такой,  — признался Сергей.
        — Ее построили совсем недавно,  — объяснила Фаина Федоровна.  — Как вы смотрите на то, чтобы ваша дочь училась в нашей школе?
        Вопрос явно застал Сергея врасплох. Он глянул на Киру. Та расплылась в улыбке.
        — Ну… я не знаю…
        — Представители нашей школы проводили опрос в школе, где учится ваша дочь,  — подчеркнуто-вежливо сказала Фаина Федоровна. Кире не нравилось, что о ней говорят в третьем лице, как будто ее здесь нет.  — Обнаружилось, что у вашей дочери есть способности к химии и математике, и она имеет полное право учиться в нашем заведении. Обучение бесплатное, за счет правительства.
        — Да, пап, почему бы и нет?  — наконец подала голос Кира.  — Прости, я забыла тебе рассказать… В среду у нас была контрольная по химии. А потом ко мне подходила одна женщина и спрашивала, хочу ли я учится в химико-математической школы. Я сказала, что надо посоветоваться с тобой… Прости, ну прям из головы вылетело!
        Сергей выслушал ее и развел руками. Было видно, что он сомневается.
        — Ну-у…
        — Послушайте, Сергей Николаевич,  — нетерпеливо начала Фаина Федоровна.  — После того, как ваша дочь окончит курс обучения в нашей школе, ей не придется искать место, где она смогла бы дальше получать образование. Я говорю об институте, который состоит при нашей школе. Вы понимаете, о чем я?
        — Да, понимаю,  — кивнул Сергей.  — Думаю, ничего плохого в том, что Кира будет учиться у вас, не будет. Я, пожалуй, согласен.
        — Ура!  — крикнула Кира и повисла у отца на шее. Сергей неловко обнял ее.
        — Далеко ваша школа?  — спросил он.  — Как девочка будет добираться домой?
        Кира застыла, холодная лапа страха легла на сердце. Вот блин!
        — Она будет приезжать к вам на каникулы и каждое воскресенье,  — ответила Фаина Федоровна.
        — Так мало?  — вдруг нахмурился отец.
        — Ну пап!  — Кира умоляюще посмотрела на него.  — Ну пожалуйста!
        — Ты так хочешь учиться в этой школе?  — отец строго и внимательно глянул на дочь.
        — Да,  — твердо кивнула Кира. Сергей вздохнул.
        — Хорошо.
        Фаина положила дипломат на колени и вытащила белые листы, испещренные напечатанным шрифтом.
        — Вот здесь распишитесь,  — острый ноготь ткнулся в угол листа. Сергей взял протянутую ручку и поставил подпись.
        — И здесь.
        Когда все бумаги были подписаны, дама чинно поднялась из-за стола и сказала, глянув на Киру.
        — Два часа для того, чтобы собраться хватит? Отлично! В половину первого возле дома будут ждать синие Жигули. Попрошу не опаздывать.
        Сергей проводил Фаину Федоровну до двери. Когда входная дверь хлопнула, он снова пришел на кухню и сел на табурет. Вид у отца был растерянный.
        — Пап, я ведь буду каждый выходной приезжать,  — утешающее и ласково напомнила Кира, взяв его за руку.  — Буду эсэмэски каждый день слать! Ну чего ты раскис?
        Сергей посмотрел на нее, погладил по волосам, улыбнулся слегка печально.
        — Я и не кисну,  — сказал он.  — Просто… как же я без тебя-то?
        — Па, все будет хорошо,  — Кира крепко обняла Сергея. Радость, что она поедет учиться волшбе, слегка омрачилась расставанием с отцом.
        — Ты возьмешь с собой фотографию мамы?  — неожиданно спросил Сергей. Голос его немного дрожал. Кира удивленно посмотрела на отца.
        — Мне так спокойнее,  — объяснил тот, отводя глаза.  — Ну… будто она за тобой присматривает, ладно?
        — Ладно,  — неожиданно серьезно кивнула Кира. Отец чмокнул ее в щеку, и девушка пошла собираться.

* * *

        Машина стояла у обочины. Когда Кира неуверенно приблизилась, хлопнула дверца, и из салона выглянула Фаина Федоровна, призывно махнув рукой. Девушка поспешила к автомобилю и влезла внутрь. Снова хлопнула дверца, мотор заурчал, и машина сдвинулась с места.
        Фаина Федоровна сидела рядом с Кирой, на заднем сидении. Она держала спину ровно и смотрела только вперед, не отвлекаясь. Будто не водитель, а она вела машину.
        Кира перевела взгляд на шофера. Лица его она видеть не могла — только ворот от толстого вязаного свитера и бритый затылок.
        — Извините, я…  — начала, было, Кира, обращаясь к Фаине, но женщина перебила ее, по-прежнему глядя в одну точку.
        — Молчи, сиди тихо и не задавай никаких вопросов!
        — Почему?  — удивилась Кира.
        — Я сказала: никаких вопросов!
        Девушка замолчала, окинула даму обиженным и непонимающим взглядом и отвернулась к окну. Мимо проносились скучные панельные дома, яркие магазины, шумные машины, голые деревья, светофоры. По дороге лениво волоклась поземка…
        Прошел час. Потом еще один. Улицы города давно сменились лесным массивом. Елки, березы и прочие деревья столпились вокруг дороги, точно зеваки, пришедшие поглядеть на одну из самых главных проблем нашей страны.
        Киру подташнивало. В салоне отчего-то пахло апельсиновыми корками. Фаина продолжала все так же сидеть прямо и глядя вдаль. Кира удивлялась ее выдержке.
        Мобильный телефон уже давно выключился, и Кира лихорадочно вспоминала, взяла ли она подзарядку. Да и есть ли там, куда ее везут, розетка?
        Было холодно. Когда прошел второй час езды, водитель включил печку. Стало тепло, даже жарко. Внезапно, Фаина Федоровна сказала:
        — Останови!
        Кира вздрогнула. Водитель резко нажал на тормоз. Машина взвизгнула шинами и встала, как вкопанная. Киру швырнуло вперед, и она стукнулась носом о переднее сиденье. На глазах выступили слезы.
        Фаина Федоровна распахнула дверцу машины и вылезла из теплого салона. Кира недоуменно смотрела ей вслед. Куда это она собралась посреди леса?
        Водитель ждал. Фаина Федоровна обошла вокруг машины и остановилась напротив дверцы, за которой сидела Кира. Жестом дама показала, чтобы девушка опустила стекло. Кира послушалась. Фаина Федоровна нагнулась к открытому окошку и сказала, внимательно глядя на Киру.
        — Спи.
        — Что?  — не поняла Кира, почувствовав, как тяжелеет веки. Через пару минут она уже крепко спала, растянувшись на заднем сидении и подложив под голову рюкзак. Фаина Федоровна удовлетворительно кивнула, повернулась и пошла куда-то в сторону леса. Машина заурчала мотором и помчалась дальше по шоссе…
        — Эй, проснись!  — водитель потряс спящую Киру за плечо.  — Приехали!
        Девушка распахнула глаза и села. Послышалось недовольное тявканье.
        — ГРОЗА? Ты что здесь делаешь?!
        Щенок, естественно, не ответил. Он выскочил на улицу из салона автомобиля и куда-то понесся.
        — Стой!  — крикнула Кира, спешно вылезая из салона.
        Шофер захлопнул дверцу машины и сел на свое водительское место.
        — Эй!  — позвала Кира.  — И что мне теперь делать?
        — Жди,  — кратко ответил шофер, завел машину и уехал.
        Растерянная Кира огляделась. Совершенно незнакомая местность. Какие-то огромные острые камни, под ногами — песок. Земля резко обрывалась вниз, создавая угрозу для неосторожных. А что там за шум внизу?
        Кира осмотрительно приблизилась к краю выступа и глянула вниз. У нее закружилась голова, и девушка отпрянула с ужасом и восхищением. Море! Там, внизу, шумело море!
        Кира снова глянула вниз. Пенные шапки волн облизывали утес и острые шипы камней. Бр-р-р! Не очень-то приятно падать с такой высоты прямо на острые выступы камней!
        Море простиралось до самого горизонта. Вечерело, и солнце неохотно садилось, окрашиваясь в оранжево-багровый цвет. Неожиданно Кира вспомнила про Грозу, поднялась и повернулась, гадая, куда мог подеваться щенок.
        — Эй, Гроза!  — позвала Кира и неумело свистнула.  — Ты где есть-то?
        — Чего орешь?  — раздался недовольный голос за спиной.
        У Киры подогнулись колени. Страх медленно подбирался к сердцу. Оборачиваться или бежать? Но впереди только обрыв! Значит, оборачиваться.
        Она обернулась и увидела не чудище, а просто девчонку. Да, всего лишь девчонку. Она стояла перед ней, слегка приосанясь, в темной зимней куртке и джинсах. Босая.
        — Привет!  — поздоровалась Кира севшим голосом, разглядывая голые ступни незнакомки.
        — Привет-привет,  — ответила та, уже улыбаясь. Глаза у нее были карие, доб-рые, а нос смешно морщился. Густые темные волосы были разделены на две стороны. Каждая сторона обхватывалась ленточкой. Такая странная прическа напомнила Кире уши Грозы.
        — Ты щенка моего не видела?  — спросила Кира озабоченно.
        — Я тут,  — почему-то ответила девчонка, сунув руки в карманы куртки.
        — Я вижу,  — буркнула Кира удивленно.  — Я тебя про щенка моего спрашиваю. Знаешь, черненький такой, лопоухий, смешной…
        Неожиданно незнакомка залилась счастливым смехом, захлопала в ладоши и подпрыгнула.
        — Ну, знаешь!  — сказала она.  — Таких комплиментов мне еще никто никогда не делал! Смешная, черненькая…
        До Киры постепенно доходила вся абсурдность ситуации.
        — Так ты… Гроза?  — удивляясь своему предположению, уточнила Кира.
        — Не-а, меня вообще-то Леона зовут. Это ты с отцом мне такую кличку дала нехорошую!  — фыркнула собеседница.  — Гроза! Еще бы «ураганом» или «ливнем» назвали!
        — Ты была моим щенком?  — отступая на шаг назад, спросила Кира.
        — Ага!  — жизнерадостно кивнула Леона, поднялась на цыпочки и принялась расхаживать по краю выступа, пошатываясь и рискуя свалиться. Кира грустно вздохнула и села на рюкзак.
        — Ля-ля-ля-ля-ля! А я сошла с ума,  — схватив светлую прядь волос, девушка принялась накручивать ее на нос.  — Какая досада…
        Отдав должное советской мультипликации, Кира спросила:
        — Ты из Пристанища?
        — Ага!  — кивнула Леона и села прямо на край, болтая худыми ногами.
        — И как там?  — с любопытством спросила Кира.
        — Стремно!  — фыркнула Леона, а потом добавила.  — Ну, в общем, с какой стороны посмотреть.
        — И когда мы туда… того?  — поинтересовалась Кира.
        — А!  — Лео хлопнула себя по лбу. Звук получился звонким.  — Я и подзабыла! Пошли!
        Леона поманила Киру рукой и куда-то направилась. Девушка неуверенно пошла за той, которая совсем недавно грызла ее тапочки. В расщелине между скалами нашлась довольно большая деревянная лодка. Весла отсутствовали.
        — Давай, взяли!  — скомандовала Лео. Они вместе оттащили лодку на тот са-мый уступ, который так резко обрывался вниз. Лео вскочила в лодку и в предвкушении потерла ладони.
        — Садись,  — предложила она, похлопывая ладонью по деревянной перекладине, выполняющей роль сидения в лодке.
        — Зачем?  — не сообразила Кира.
        — Поплывем,  — просто ответила Лео.
        — Как?!
        Леона озадачено глянула на Киру. Та поняла, что выглядит если не дурой, то дурочкой, что, как известно, совсем разные вещи.
        — По воде,  — Лео сделала неопределенный жест.  — Да не бойся ты! Все под контролем!
        Кира пожала плечами и влезла в лодку. Рюкзак она крепко сжала коленями и вцепилась в бортик лодки, непонятно к чему готовясь.
        — Надеюсь ты не хочешь сказать, что придется столкнуть…  — начала Кира, но Лео уже закрыла глаза, глубоко вздохнула и произнесла слегка нараспев:
        — Быть там, где ждут.
        Сбылись худшие опасения Киры. Лодка зашевелилась, грузно зашаталась, а потом… скользнула прямо с обрыва. Вечернее небо прорезали два пронзительных визга. Один был от радостного восхищения, а другой от ужаса.
        Кира зажмурилась, в каждую секунду ожидая, что лодка разобьется в щепки, а она, Кира, окажется насаженной на острый каменный шип.
        — А-а-а-а-а-а!  — заорала она во внезапно наступившей тишине.
        — Эй!  — осторожно позвала Лео.  — Можешь уже не орать и открыть глаза!



        V

        Девушка послушно распахнула глаза и огляделась. Лодка мерно покачивалась на волнах. Вокруг было только море. Море и больше ничего. Небо — серое, свинцовое. А вместо солнца — тусклое пятно.
        — Мы где?  — спросила Кира, некстати вспомнив о загробном мире.
        — Море-Меж-Мирами,  — торжественно ответила Лео.
        — Хочешь сказать, мы в параллельном мире?
        — Не-а. Мы только в коридоре, разделяющем твой мир и наш мир.
        — А-а-а…  — глубокомысленно сказала Кира и погрузилась в раздумья.
        — Успокойся,  — сказала она сама себе.  — Ты — Кира Кулик, тебе тринадцать лет, живешь ты в городе Москве, на улице… Ну, подумаешь, немного сошла с ума. С кем не бывает?
        Лео фыркнула и засмеялась. Кира оскорбилась до глубины души.
        — Не смешно!  — сказала она.  — Над больными людьми нельзя смеяться!
        — Ты такая же больная, как все волхвы,  — ответила Лео.
        — Это меня и пугает,  — печально ответила Кира.
        Она нагнулась к бортику лодки и глянула в воду, рассматривая свое отражение. Потом окунула руку и тут же ее отдернула, потому, что пальцы зачерпнули пустоту…
        — Там ничего нет,  — заметила Лео.  — Пусто.
        — Но ведь я вижу воду,  — возразила Кира.
        — Представь себе, я тоже ее вижу!  — усмехнулась Лео и устроилась на сидении поудобнее.  — Ладно, это все пустяки. Мне велели ввести тебя в курс дела.
        — Кто велел?  — напряглась Кира.
        — Папа,  — расплывшись в довольной улыбке, ответила Леона.  — Пан Мирон.
        — Мирон твой папа?  — изумилась Кира.
        — Ну да,  — кивнула Лео.  — А кто ж еще он мне? Не мама же.
        — Но он выглядит лет на двадцать!  — возразила Кира.
        — Правда?  — приятно удивилась Лео.  — Я передам, ему будет приятно!
        — А сколько ему?  — осторожно поинтересовалась Кира.
        — Ему-то?  — Лео задумалась, будто прикидывая что-то в уме.  — Лет двести точно есть…
        — ?!  — Кира вытаращила глаза.
        — Ну что поделаешь?  — развела руками Лео и подмигнула.  — Он у меня еще о-го-го! Не даром пани Леда на него глядит, как собака на мяса кусок.
        — Кто глядит?
        — Пани Леда.
        — А почему «пани»?
        — А!  — Лео махнула рукой, будто отмахивалась от мухи.  — Это мы так наших преподов зовем! «Пан» да «пани»! Наши раньше долго в Украине, да в Польше тусовались. А потом Пристанище отстроили, и сюда ломанулись. В Польше-то без «пана» никуда. Они привыкли, а нам как-то фиолетово, как их называть, хоть бы не «мамой» с «папой»…
        — Расскажи про Пристанище,  — попросила пани Кира.
        — Пристанище-то? Ну… Знаешь, огромная такая башня из голубого кирпича. Торчит себе на берегу, как маяк.
        — А сколько этажей?
        — Кто ж знает?  — Лео поглядела на Киру так, будто она имела глупость спросить, что на свете появилось первым — яйцо или курица?  — На самом верху — колокол. Типа школьного звонка.
        — А какие уроки изучаются?  — Кира обхватила себя руками, отмечая, что еще никогда в жизни ей не приходилось слышать такого восхитительного бреда.
        — Разные,  — ответила Лео.  — Вот у меня, например, завтра зельесваривание, во вторник основной предмет, в среду предвидение будущего, в четверг сдвоенные гадания…
        — Тп-р-ру,  — мотнула головой Кира.  — Приехали! Помедленнее и по порядку, пожалуйста!
        — Чего?  — не поняла Лео.
        — Например, зельесваривание. Это что?
        — Зелья всякие готовить учимся. Ингредиенты там. В ваших обычных школах есть такой предмет, похожий. Как же его? Хи… хима…
        — Химия?
        — Ну да!
        — А что за основной предмет?
        — О, это вообще класс!  — глаза Лео загадочно заблестели.  — Мы учимся делать так, чтобы в мире совершалось как можно больше хороших поступков и не совершалось плохих.
        — Объясни.
        — Хорошо, объясняю. Наглядно и популярно. Представь, идет по улице семиклассник Ваня Запупенко. Злой, как наш пан Богдан после полнолуния. В школе три пары получил, родителей вызывают… Идет себе, идет… И тут на пути котенок. Маленький такой, умильный. Что сделает Ваня?
        — Пнет,  — печально ответила Кира.
        — Правильно. А тут как раз в этот самый момент появляешься ты, подходишь и говоришь: «Не надо, Ваня, не пинай котеночка! Не смей».
        — И что, Ваня услышит?  — удивилась Кира.
        — Не-а, не услышит, но почувствует, что котенка лучше не трогать. Но это дело пустяковое. У вас на первой ступени сейчас такие и будут.
        — Где?
        — На первой ступени. Ну, это как бы, первый класс.
        — Меня отправят в первый класс?!
        — Конечно,  — кивнула Лео, но, увидев, выражение лица Киры, добавила.  — Да не бойся. Там все такие.
        — Какие?  — напряглась Кира.
        — Ну, четырнадцатилетние, тринадцатилетние… Это все зависит, в каком возрасте пробудятся способности. Бывает у нас так, что пятнадцатилетними обучение заканчивали. Или в шестнадцать лет на первую ступень попадали. Вот потеха! Все мелкие, один ты, как башенный кран!
        — А ты на какой ступени?  — спросила Кира.
        — Я на второй,  — Лео гордо надулась.  — Такие задания будут только до четвертой ступени — нянечки, ворующие в детских садах мыло, симулянты, прогульщики, канарейки, котята, щенки… То ли дело старшие!
        — А что старшие?
        — У них знаешь какие задания?  — Леона глянула на нее.  — Всякие убийства, кражи, ограбления…
        — Они что, их совершают?  — ужаснулась Кира.
        — Предотвращают!  — фыркнула Лео.  — Я мечтаю предотвратить какое-нибудь массовое ограбление! Ну или убийство. Пан Ким — старый пень!  — мне ничего кроме «четверки» не ставит, а я ведь все нормально делаю!
        — Да, это обидно,  — признала Кира.  — У вас оценки тоже выставляются?
        — Чего? Какие оценки?  — Лео мотнула головой.  — Нет, нам выставляются баллы. Чем больше баллов, тем лучше. Они потом учитываются, на экзаменах.
        — И экзамены будут?
        — А как же! Тыщу баллов наберешь — без экзаменов пройдешь!  — пропела Лео.
        — И что, кому-нибудь удавалось?
        — Не-а, никому кроме Эллки Совы! Она у нас зубрила и ботаничка!  — Лео презрительно фыркнула.
        — «Сова» — это фамилия?
        — Нет. Знак волхва. Каждому дается, как только он попадает в Пристанище. Тебе, кстати, тоже сегодня дадут.
        — А это не опасно?  — с опасением спросила Кира.
        — Да нет, что ты! Пан Марк на тебя посмотрит, да и скажет,  — Лео неожиданно засмущалась.  — Вот у меня полное имя Леона Забава. Смеяться будешь?
        — Не-а, не буду,  — серьезно ответила Кира.
        — И правильно,  — одобрила Лео.  — Себе дороже… Ну, в общих чертах я тебе все растолковала. Вопросы есть?
        Девушка задумчиво кивнула.
        — Есть.
        — Слушаю.
        — Зачем ты?  — Кира подняла на Лео глаза.  — Зачем тебе превращаться в щенка и жить у меня? Вы что, всем ребятам лазутчиков подсылаете?
        Лео зажмурилась и потрясла головой.
        — Прости, не могу тебе сказать! Это тайна! Я поклялась клятвой «Что б мне сгнить», а это тебе не хухры-мухры…
        — А нельзя эту клятву как-нибудь обойти?  — заискивающе поинтересовалась Кира.
        — Ну… Вообще-то можно…  — неохотно признала Леона и вздохнула.  — Эх…
        Было видно, что Лео очень хочется поделиться тайной с Кирой, но в то же время не хочется превращаться в кучку пепла.
        — Сиди, молчи!  — понизив голос, сказала Лео и уставилась на Кирин рюкзак.
        — Рюкзак, рюкзак,  — начала она, не обращая внимания, как Кира незаметно крутит пальцем у виска.  — Как дела твои? Я вижу, ты сегодня не в настроении. Так вот, милый мой рюкзак, хочу сообщить тебе кое-что. По секрету, конечно. Дело в том, что одной нашей с тобой знакомой грозит опасность. Не стану называть имен, скажу только, что у нее длинные светлые волосы… Как ты знаешь, друг рюкзак, по истории волхвов, наша знакомая происходит из древнего рода светлого волхва Орлана. Это, разумеется, просто отлично, но не стоит забывать, что у Орлана была родная сестра — Темная Роза. А это значит, что в девушке-с-длинными-светлыми-волосами не только светлая волшба, но и темная. Поэтому, как говорит папа пан Мирон, она представляет угрозу для светлых и темных волхвов. Светлые волхвы решили взять ее под свою опеку, чтобы она чего-нибудь не учудила и чтобы до нее не добрались темные, иначе, сам понимаешь, и ей кирдык, и нам с тобой!
        Кира раскачивалась в такт словам Лео и слушала, как завороженная. Чушь, какая чушь! Быть того не может. Она — угроза для всех волхвов? Ее ищут? Ей кирдык?
        Лео сжалась и зажмурилась, будто ожидая, что на нее сейчас обрушится удар, но все было спокойно.
        — Ффух, пронесло,  — облегченно вздохнула Лео и быстро добавила.  — В переносном смысле…
        Лео задумчиво пошевелила пальцами на босых ногах и подвела черту:
        — Такие дела.
        Кира уставилась на ее босые ноги.
        — Почему ты босиком?
        — А, это!  — Лео опустила глаза.  — Понимаешь, всего и не упомнишь. Куртку и джинсы я спрятала в расщелине между скалами, там где лодка. А про ботинки как-то подзабыла. Еще бы, такое важное ответственное задание!
        Она развела руками, будто говоря: «Что поделаешь, ничто человеческое мне не чуждо. Каждый может забыть о таких мелочах, как надеть ботинки в конце ноября».

* * *

        Небо постепенно темнело. Лодка покачивалась на призрачных волнах. Вместе с первыми звездами на горизонте появилась темная полоска суши.
        — Вот мы и на месте,  — объявила Лео.
        Кира привстала и поднесла руку к глазам, чтобы лучше видеть. По мере того, как они приближались к берегу, девушка все четче различала очертания гигантской башни с остроконечной крышей. Исполинское здание возвышалось над большими елями. Под крышей висел здоровенный колокол.
        Кире удалось различить светящиеся точки, которые постепенно угасали. Это обитатели Пристанища готовились ко сну. У нее и самой, если честно, слипались глаза.
        Лодка с шумом вонзилась в песчаный берег. Волны пенными барашками обрушивались на песок. Лео выпрыгнула из лодки и пошлепала по мокрому песку.
        — Ты идешь или как?  — оглянулась она на Киру, которая все еще стояла в лодке, рассматривая башню.
        — А… Да, сейчас…  — Кира неловко перешагнула через бортик лодки, взвалила на себя рюкзак и поспешила за Леоной. Та уже ждала ее, остановившись возле исполинских елей. На пушистых лапах белыми шапками лежал снег. У подножия, в сугробах, обнаружилась тщательно вытоптанная тропинка.
        — Тебе не холодно?  — поинтересовалась Кира, глядя, как Лео легко вышагивает по снегу.
        — Есть чуть-чуть,  — признала Лео.  — Пошли.
        Тропинка привела их ко входу в башню — огромные двустворчатые двери распахнулись перед ними, как только они подошли ближе. Кира задержала дыхание, будто собираясь шагнуть в бездну, и вошла за Леоной.
        — Папа!  — Лео бросилась к кому-то с объятьями. Приглядевшись, Кира узнала в несчастной жертве Мирона.  — Я так соскучилась!
        — Успокойся, Лео, я тоже скучал,  — Мирон аккуратно похлопал дочурку по лопатке, отстранил ее от себя и глянул на Киру.
        — Ну вот ты и в Пристанище,  — улыбнулся он.  — Как тебе здесь?
        Кира огляделась. Они стояли в довольно широком зале со сводчатым потолком. Пол был выложен плиткой, складывающейся в причудливый орнамент. Длинные тонкие колонны подпирали свод. На стенах крепились светильники, подвешенные на цепях. Кире показалось, что пламя свечей фиолетовое.
        В зале ничего не было кроме крутой винтовой лестнице, уходящей на второй этаж. Мирон подошел к ней и положил ладонь на плечо.
        — Оставь рюкзак здесь,  — посоветовал он.  — О нем позаботятся. Сейчас я отведу тебя к пану Марку, и ты получишь Имя волхва.
        Лео ободряюще улыбнулась Кире и нырнула за одну из колонн. Пан Мирон повел ее вверх по лестнице. Ступеньки обвивали каменную колонну, будто длинная змея из дерева. Перила скрипели.
        Они миновали второй этаж, третий, четвертый. Кира принялась считать ступеньки, но сбилась где-то на второй сотне. Ноги начали нехорошо ныть.
        — Мы что, поднимаемся на самый верх?  — осмелилась спросить Кира. Пан Мирон остановился и повернулся к ней.
        — Вовсе нет,  — покачал он головой.  — Мы уже почти пришли.
        И правда, не прошло и пяти минут, как Мирон остановился и изящным прыжком сошел с лестницы. Девушка, прерывисто дыша, воспользовалась передышкой и прислонилась к перилам.
        Они стояли в большом зале, уставленном длинными шкафами. На полках тянулся бесконечный ряд книжных корешков.
        «Библиотека,  — поняла Кира и чихнула, потому что облачко коварной пыли проникло в нос.
        — Будь здорова,  — пожелал Мирон и направился куда-то вглубь библиотеки, проворно перемещаясь между стеллажей с книгами. Кира поспешила за ним.
        Где-то в самой глубине стояла высокая кафедра, за которой сидел старец. Он был одет в балахон из какой-то грубой ткани. На голове помещалась прямоугольная шапочка, а седая борода была закинуто за плечо, как шарфик у поэта или писателя. Когда они вошли, он поднял глаза, и Кира увидела его лицо, над которым уже изрядно поработали годы и морщины.
        — Да торжествует свет!  — негромко произнес он, кивая.
        — Да сгинет тьма!  — ответил Мирон и склонил голову.
        — Вы привели новенькую, пан Мирон?
        — Да, пан Марк,  — он подтолкнул Киру к кафедре. Девушка сделала неуверенный шажок. Страшно ей не было, скорее любопытно.
        — Здравствуйте,  — поздоровалась она. Пан Марк не ответил, внимательно глядя на нее сверху вниз.
        — Кира Кулик?  — спросил он. Кира запуталась, стараясь понять, что именно прозвучало в голосе старца. Уважение, восхищение, удивление, сочувствие?
        — Да,  — ответила Кира.
        — Надеюсь, вы догадываетесь, чья она дочь?  — спросил Мирон за спиной.
        — Конечно, догадываюсь,  — задумчиво ответил пан Марк и зашелестел страницами толстой книги, лежащей перед ним на столе кафедры.  — Кира… Родилась десятого сентября?
        — Да,  — снова сказала Кира, уже не удивляясь, откуда он знает.
        — Что ж, все правильно,  — пан Марк посмотрел на Мирона.  — Имя волхва — Кира, в честь волшебницы Киры.
        — А Знак волхва?  — спросил Мирон несколько обеспокоено.
        — Не спешите, пан Мирон,  — попросил старец, привстал и глянул Кире в глаза. Они у него были прозрачные, будто льдинки. Кира почувствовала, что ее как будто затягивает в эти ледяные провалы, и она падает, падает в темную бездну.
        — Знак волхва,  — проговорил пан Марк медленно. Его голос для Киры звучал глухо и приглушенно, как будто она находилась не здесь, а где-то за стенкой.  — Зачем же я буду говорить его? Она и сама его нам скажет.
        — Что?  — удивился пан Мирон.  — Быть того не может!
        — В этом случае — может,  — покачал головой пан Марк.
        Кира не понимала, о чем они говорят. Все звуки слились в единый мерный гул, похожий на пчелиный. Она оказалась в полной кромешной темноте, будто кто-то резко выключил свет в библиотеки. Очертания предметов стирались.
        «Надо бежать!  — мелькнула паническая мысль, как вдруг… что-то мелькнуло в темноте. Что-то ловкое, белое, с серебристым мехом и горящими зрачками.
        Зверек остановился перед ней, слегка склонив маленькую голову. Потом неожиданно оскалили маленькие клыки и прыгнул прямо на девушку. Кира хотела закричать или отшатнуться, но ничего не произошло. Зверь превратился в белый сгусток тумана и слился с ней. Легкая дрожь пробежала по всему телу Киры, и она распахнула глаза.
        Девушка снова стояла в библиотеке, где горели свечи. Мирон стоял за спи-ной, а пан Марк внимательно смотрел на нее, и его глаза уже не казались Кире такими страшными.
        — Горностай,  — еле слышно произнесла Кира.  — Я Кира Горностай.

* * *

        Жутко хотелось спать. Зевая и потирая глаза, Кира следовала за маленьким коренастым мужичком в красной холщовой рубахе и лаптях. Он то и дело шмыгал носом, явно довольный своим поручением — проводить новенькую до ее комнаты.
        То, что случилось в библиотеке, теперь казалось чем-то обыкновенным, будто все так и должно было быть. Почему пана Марка и пана Мирона так встревожило то, что она сама назвала свой Знак волхва, Кира не понимала. Думать не было сил — спать хотелось просто до ужаса.
        Широкий коридор привел их в комнату, которая называлась Красная гостиная. Все в ней было красное — столики, диваны, кресла, камин, ковер, стены, потолок. Но это был не тот кричащий красный цвет, действующий на нервы, а бордовый, чуть приглушенный. Дрова в камине весело потрескивали. Язычки свечного пламени качались, потревоженные невидимым ветерком.
        Кира стояла перед старинной дверью с железными оковами. На двери плясали светящиеся буквы:
        КОМНАТА 6
        ВЛАДА ВЕТЕР
        КИРА ГОРНОСТАЙ
        Заметив на двери свое имя, Кира схватилась за ручку и потянула на себя. Домовой исчез, оставив после себя запах ржаных сухарей.
        На пороге Кира остановилась, в нерешительности оглядываясь. Ее будущая комната была широкой и просторной — не чета той, что была на новой квартире в Москве. Пол под ногами устилал мягкий ковер. Нога утопала в нем по щиколотку. Стены были обиты деревянными планками и покрыты лаком. На потолке раскачивалась огромная люстра из хрусталя.
        Помещение было разделено на три части. Условно. В каждой располагалась широкая кровать-качалка, гардероб, письменный стол, мягкое кресло, туалетный столик и шкаф. На одной из кроватей лежал Кирин портфель, а на другой девица.
        У новой соседки были густые черные волосы, достающие до плеч, прямо как у Клеопатры. Однако на этом сходство с египетской царицей, заканчивалось. Вряд ли у всем известной красавицы Египта были серые глаза с ехидным прищуром и длинный, совершенно не греческий нос.
        Она полулежала на кровати, закинув ногу на ногу, и придирчиво разглядывала Киру.
        — Привет,  — поздоровалась Кира, не решаясь зайти в комнату. Ей не хотелось пачкать ковер грязными сапогами.
        Девица не ответила, продолжая ее разглядывать.
        — Ты — Влада Ветер?  — спросила Кира.
        Помедлив, соседка кивнула и вдруг сказала низким, хрипловатым голосом:
        — Представь себе, сегодня утром меня звали именно так. Вряд ли к вечеру что-нибудь изменилось.
        «Очень смешно,  — подумала Кира, и, поколебавшись секунду, сняла сапоги. Прошла по мягкому ковру, прижимая к себе обувку, и спросила:
        — Ванна тут есть?  — Влада вытянула смуглую руку, указывая на деревянную дверь в стене. Кира кивнула и направилась туда.
        Когда девушка вернулась, то обнаружила, что ее рюкзак лежит не на третьей кровати, где лежал раньше, а на второй, ближней к кровати Влады.
        — Ну уж нет,  — качнула головой Кира.  — Я буду спать на третьей!
        — Да пожалуйста,  — Влада усмехнулась, продемонстрировав ряд белоснежных зубов. Кира вцепилась в рюкзак, но тот как будто приклеился к одеялу.
        — Твои штучки?  — разозлилась Кира, тщетно пытаясь оторвать рюкзак от кровати.
        Влада не ответила, только пожаловалась.
        — Лежишь, понимаешь, тут одна-одинешенька, общения жаждешь! А тут приходят всякие и начинают права качать. С кем я трепаться буду?
        — Уж точно не со мной!  — покрасневшая от тщетных усилий Кира сдула со лба челку. Ну и наплевать! Ей, если честно, все равно, где спать!
        Девушка забралась на кровать, пинком ноги отправив рюкзак на пол. Она устала и хотела спать. Влада поцокала языком. Не обращая на нее ни малейшего внимания, девушка быстро переоделась в сорочку, нырнула под теплое одеяло и закрыла глаза. Свет свечи упал ей на лицо и заставил поморщиться.
        — Ты не могла бы погасить свет?  — подчеркнуто-вежливо попросила Кира.
        — Не-а, не могла бы,  — с зевком ответила Влада, покачивая ногой.
        Кира села в постели. Вот блин! Придется самой! Девушка подула на свечу, которая стояла на туалетном столике. Язычок пламени ехидно дернулся, но не погас.
        — А как насчет сказать волшебное слово?  — ехидно поинтересовалась Влада.  — Крибли! Крабли! Бумс!
        «Как там говорил Мирон?  — припомнила Кира и вытянула вперед руку. Пламя дрогнуло, будто зная, что сейчас произойдет, но Кира почему-то медлила. За спиной раздался ядовитый смешок соседки. Обругав себя трусихой, Кира крикнула:
        — Тьма везде, только не во мне!!
        Заклинание было сказано неожиданно громко. Комната погрузилась в темноту.
        — Эй!  — недовольно возмутилась Влада.
        — Так-то лучше,  — буркнула Кира и с облегчением откинулась на подушки. Как же она устала сегодня!
        — Вообще-то речь шла об одной свечке, а не о целой комнате!  — веско заметила Влада, но Кира ее уже не слушала.
        Помолчав немного, Ветер прошептала:
        — Как хоть звать тебя, всемогущая чародейка?
        — Кира,  — сквозь сон пробормотала Кира.  — Кира Горностай.
        — Слышь, Горностайка?  — снова после недолгого молчания, прошептала Влада.  — Если утром обнаружишь в своей кроватке парочку змей, не визжи слишком громко — это Владочка Ветер изволила пошутить.
        — Угу, хорошо…
        Влада с досадой пожевала губами, разглядывая новую соседку. Потом осторожно села в кровати, поднялась на ноги, и, не сводя глаз с Киры, подошла к окну. Занавески раздвинулись, и пахнуло холодом. Через минуту в комнате спала одна только Кира. Новая соседка куда-то испарилась…



        VI

        Кира проснулась от прямо-таки невыразимого звона, исходившего из-за неплотно прикрытой двери. Девушка вскочила с кровати, кинулась в двери и выглянула в коридор.
        В Красной гостиной надрывались старинные часы с маятником. Их единст-венная стрелка указывала на слово «завтрак». Кира поморщилась и погрозила часам кулаком.
        — Раззвонились тут!  — недовольно пробурчала она и отправилась одеваться.
        Влады не было — ее кровать, заваленная обертками от шоколадок и конфет, пустовала. Только сейчас Кира заметила, что та часть комнаты, в которой обитала соседка, сильно захламлена. Ветер гонял по полу бумажки, на письменном столе высились башни из учебников, тетрадей и журналов. Дверка гардероба была приоткрыта, но Кира не стала туда заглядывать. Во-первых, не такой она была человек, а во-вторых девушка и так знала, что и там бардак.
        Кира вытащила из рюкзака старую школьную сумку с заклепками и принялась одеваться. Вся одежда почему-то нашлась в гардеробе — аккуратно сложенная и проглаженная. Кира удивилась и растерялась, но времени было мало на лишние эмоции.
        Пытаясь выполнить сложный акробатический номер — натянуть джинсы и одновременно расчесаться, Кира поскакала на одной ноге в ванную. Там, на плиточном полу, стояла большая чугунная ванна на львиных лапах и раковина с краном, больше всего напоминающим слоновий хобот.
        Стоило девушке приблизиться, как вода тут же с шумом полилась из крана. Прислушиваясь к настойчивому звону из коридора, который становился все тише и тише, Кира принялась чистить зубы. Зеркало было явно заколдованным — отказывалось показывать то, что происходит на самом деле. Отражение Киры набрало полный рот воды, и, глупо ухмыляясь, принялось плеваться. Кира шикнула на отражение, и, забыв удивиться тому, что совсем не удивилась, выскочила из ванной. Схватив сумку, кинулась к двери и покинула комнату.
        Кира стояла в Красной гостиной. Свет, проникающий сквозь узкое щелевидное окно, окрашивал предметы в розовый цвет. Свечи погасли совсем недавно, и сейчас каждый огарок испускал алую струйку ароматного дыма.
        Только сейчас Кира сообразила, что не знает, куда ей идти. И где здесь во-обще кормят? А может, завтрак приносят в комнаты?
        Неожиданно в полумраке коридора послышалось множество голосов. Кира заметалась, ухватилась за дверь комнаты, но та оказалась заперта. Девушка ухватилась за дверную ручку и принялась тянуть на себя. На двери проявились алые, беспрестанно подпрыгивающие буквы: «Иди на завтрак, Горностай!»
        — Так идти-то куда?!  — обозлилась Кира, пару раз пнула дверь и повернулась с несчастным видом.
        А по коридору уже бежал поток учеников. И все они смеялись, шутили, переговаривались, о чем-то громко спорили. В общем, обычные ребята. Ничего необычного в них не было.
        — Эй!  — неожиданно крикнул кто-то. Пробившись сквозь толпу, к Кире подошла высокая смуглая девчонка со множеством косичек на голове. Часть кос была светлой, а другая часть темной.
        «Необычно,  — оценила Кира.  — Но красиво».
        — Привет,  — девчонка улыбнулась, и ее голубые глаза заблестели.  — Ты но-венькая?
        Кира опустила глаза, разглядывая носки своих сапожек. В голове все запуталось, и она не знала, чтобы такого сказать в ответ.
        — Угу,  — после того, как пауза затянулась, нашлась Кира.
        «Гениально!  — Кира мысленно себе поаплодировала.
        — И, наверное, не знаешь, где столовая?
        Кира осмелилась поднять глаза.
        — Не знаю,  — согласилась она.
        — Ну, пошли, я тебя отведу!
        Девчонка схватила Киру чуть пониже локтя и потащила куда-то по коридору. Девушка ощутила себя не то собачкой на поводке, не то козой на веревочке. В общем, чем-то средним между двумя этими понятиями.
        Миновав широкий коридор, они свернули налево и оказались перед высокой квадратной аркой. Неожиданно в нос Кире ударил упоительный запах свежей выпечки и жареного мяса. Живот одобрительно заурчал. Девчонка только взглянула на нее, улыбнувшись краем рта, и они вошли в арку.
        Столовая представляла собой небольшое помещение, уставленное круглыми столиками, человек на пять. За ними уже сидели ученики, переговариваясь и стуча ложками о тарелки. Но прилавка, витрин и меня там не было. Был только стол, за которым восседала крупная дама в очках. Она была одета в белый халат, а на руках у нее были перчатки. Хотя, это было только для виду. На самом деле она только принимала заказы, а не выполняла их.
        К тому столику змеилась небольшая очередь. Кира встала на цыпочки и огляделась. Девчонка, которая привела ее сюда, уже успела куда-то деться. Пожав плечами, Кира встала в очередь за пухлой девчонкой с длинной толстой косой. Девчонка была одета в сарафан вроде того, что носили на Руси «красны девицы». Решив этому не удивляться, Кира принялась разглядывать окружающих.
        Очередь постепенно иссякала. Когда стоявшая перед Кирой девчонка унесла с собой поднос с горкой пирожков и кружкой кваса, Кира встала перед суровой дамой в полной растерянности.
        — Ну?  — женщина уперла руки в объемные бока.
        — Здрасьте,  — сказала Кира.  — А м-можно м-меню?
        — Меню?  — дама подняла густые брови и чуть не уронила очки.  — Зачем тебе меню?
        — Ну как?  — удивилась Кира.  — Я посмотрю и что-нибудь закажу…
        Женщина нахмурилась.
        — Девочка, не морочь мне голову!  — сказала она сердито.  — Заказывай давай, чего хочешь и иди себе!
        — Но…
        — Заказывай!
        — Ну ладно,  — Кира пожала плечами.  — Омлет и какао… Если можно… И если у вас есть… И…
        — Довольно,  — сказала дама и повернулась куда-то к неприметной деревянной дверце, которую Кира прежде не заметила.  — Эй, Тетерев! Омлет и какао тащи сюда!
        Дверца открылась, и появилась юркая девица с подносом в руках. Доброжелательно мигая, она поставила поднос на стол и ушла. Кира захлопала по карманам, в поисках кошелька.
        — Что ты делаешь?  — спросила женщина.
        — Ищу деньги,  — ответила Кира.  — Надо же распла…
        — Бери поднос и ступай себе!  — грозно надвинувшись на Киру, сказала жен-щина.  — Очередь задерживаешь.
        Абсолютно ничего не понимая, Кира схватила поднос и отправилась искать себе место. Ей, опять же, захотелось сесть одной, но такое просто не представлялось возможным — за каждым столом сидело человек по десять.
        — Эй!  — позвал кто-то знакомым голосом.  — Горностайка! Топай сюда!
        Кира повернулась и увидела ту самую девчонку с разноцветными косичками. Она сидела за столиком и призывно махала рукой. Девушка послушно подошла к столику и села на свободное место.
        — Мы ведь так и не познакомились,  — заметила девчонка, схватив большой бокал с какой-то зеленоватой жидкостью.  — Я Лариса.
        — Кира,  — ответила Кира.
        — Горностайка,  — с улыбкой уточнила Лариса и одним махом осушила бокал.
        — А Знак Волхва как?  — поинтересовалась Кира, преодолев робость.
        Лариса скривилась.
        — А это обязательно?
        — Ну, ты же знаешь мое,  — Кира пожала плечами.  — А я твоего не знаю.
        — Ну ладно,  — Лариса досадливо щелкнула языком, поглядела по сторонам и сказала, понизив голос.  — Сорока.
        Кира приподняла левую бровь, будто спрашивая — это что, шутка? Лариса поджала губы и отодвинула от себя тарелку с остатками шоколадного пирога. Кира задумалась, ковыряя вилкой в тарелке.
        — Ну что поделаешь, раз так вышло?  — словно утешая себя, спросила Лариса, скосила глаза на Киру и улыбнулась.  — Да ладно, не дрейфь! У нас тут только два правила — быть собой и ничему не удивляться.
        — Невозможно ничему не удивляться,  — возразила Кира.  — Если человек ничему не удивляется, значит он уже умер.
        Лариса пожала плечами и нахмурила густые брови.
        — Способности-то у тебя какие?  — спросила она чуть погодя.
        Кира дернула плечом и кратко ответила.
        — Невидимость. А у тебя?
        — А-а-а,  — Лариса хитро улыбнулась и погрозила пальцем с длинным ногтем.  — Я особый случай. Я все про всех знаю!
        — В смысле?  — не поняла Кира и на всякий случай отодвинулась от Ларисы.
        — Все сплетни, которые хоть когда-нибудь про тебя говорили, у меня уже здесь,  — Лариса постучала себя по лбу.  — Треть слухов ты знаешь, об еще одной трети догадываешься…
        — А еще одна треть?
        Лариса подмигнула и приложила палец к губам.
        — У меня принцип,  — сказала она.  — Человек не должен знать всей грязи, которую о нем болтают. Сечешь?
        — Секу,  — кивнула Кира, барабаня пальцами по кружке с какао.
        Лариса откинулась на спинку стула и стала глядеть по сторонам. Неожиданно ее лицо приняло кислое выражение.
        — О, кто идет,  — протянула она, спешно растягивая губы в сладкой улыбке.
        Кира обернулась. К их столику, лавируя между завтракающими учениками, спешила высокая красивая девушка с роскошными медно-рыжими волосами. Оказавшись возле них, она остановилась, приветливо улыбнулась и сказала:
        — Good morning!
        — Привет, Джэсс!  — Лариса встала со стула. Медноволосая откинула с лица прядь волос и, чуть склонившись, чмокнула Ларису в щеку.
        — Отлично выглядишь!  — заметила Лариса, вытирая со щеки след помады.
        — Thanks,  — кивнула Джэсс и села за стол. Только сейчас Кира заметила па-ривший за ее спиной поднос с чашкой кофе и тостами.
        «Типичный завтрак англичанина,  — вспомнила Кира.  — Только овсянки не хватает».
        — Познакомься, это Джэссика Медная!  — представила Лариса.  — Джэсс, это наша новенькая, Горностайка!
        — Вообще-то я Кира,  — сказала Кира и бросил недовольный взгляд на Ларису.
        — Hello! My name is Jessika!  — Джэсс протянула длинную узкую ладонь и Кира пожала ее.
        — А по-русски она не говорит?  — спросила Кира у Ларисы шепотом.
        — Она говорит на десяти языках,  — тоже шепотом ответила Лариса и повернулась к Джэсс.
        — Как живешь-поживаешь? Все вэри вэлл?
        — Se,  — ответила Джэсс. Она пила кофе маленькими-маленькими глоточками.
        — А Арсений как?
        Вопрос явно не надо было задавать. Зеленые глаза Джэссики расширились. Она отняла чашку от губ и резко поставила ее на поднос.
        — У нас с Арсением все вэри вэлл,  — сказала она с заметным акцентом. Голос ее заставил Киру поежиться и уставиться в пустую тарелку.
        — А я про вас и не спрашиваю,  — с напускным равнодушием сказала Лариса.  — Я про Арсения спрашиваю.
        — Зачем он тебе?!  — Джэсс резко встала, сердито глядя на Ларису. Та простодушно пожала плечами.
        — Я просто так спросила.
        — Просто так?! Вы все спрашивать меня просто так!  — с надрывом крикнула Джэсс, схватила с подноса чашку и швырнула ее на пол. В стороны полетели фарфоровые осколки вместе с коричневыми брызгами, но никто не отреагировал. Все ученики продолжали сидеть за своими столами, даже не повернув головы в сторону Джэсс.
        — Успокойся, Джэсс, не бесись,  — мягко попросила Лариса, но та уже метну-лась в сторону выхода. Когда она спешно покинула столовую, Лариса с довольной улыбкой повернулась к изумленной Кире.
        — Ты ведь сделала это специально?  — спросила Кира осторожно.
        — Ага!
        — Но зачем?
        Лариса вздохнула, закатив глаза.
        — Ты просто не знаешь, что Джэссика за человек.
        — Не знаю,  — кивнула Кира.  — А еще я не знаю, кто такой Арсений. Но что я знаю точно, то это то, что не завидую я ему.
        — Кому?
        — Арсению.
        — Уж поверь мне, ему никто не завидует,  — подтвердила Лариса, глянула на часы и вскочила с места.  — Блин, сейчас урок начнется! Пошли скорей!
        — А какой первый?  — спросила Кира, когда они выходили из столовой.
        — Что первый?  — не поняла Лариса.
        — Урок какой первый?
        — Ты чего? У нас сегодня весь день зельесваривание! А, да ты же не знаешь расписания! Ну, тебя ждет большой сюрприз!
        — В каком смысле?  — испугалась Кира.
        Лариса не ответила. Они прошли по коридору, миновали Красную гостиную и свернули направо, на лестничную площадку. Поднялись на этаж выше и пошли прямо по узкому коридору.
        «И как она ориентируется?  — поразилась Кира, переводя дыхание.
        Они остановились только у большой кирпичной стены, перед картиной в деревянной раме. На холсте был изображен маленький домик, пруд и две яблони. Окошки в домике светились, и казалось, что Кира видит, как пляшут внутри серые тени.
        Неожиданно, когда Кира рассматривала картину, Лариса деловито постучала по холсту, выстукивая какой-то мотивчик. Рама заскрипела и отделилась от стены. За картиной оказался скрытый ход!
        — Пошли,  — Сорока смело шагнула в образовавшийся проход и остановилась, не понимая, почему Кира не идет следом. Наша героиня спешно последовала за Ларисой. Картина-дверь захлопнулась, и Кира оказалась в абсолютной темноте.
        — Лариса?  — позвала она испуганно.
        — Я здесь, не дрейфь,  — ответили из темноты. Неожиданно вспыхнул свет, и Кира поняла, что находится в тесной кабинке с темными стенами. Что-то загудело, и девушка почувствовала то самое давление пола, которое чувствует человек, едущий на лифте вниз.
        — Это что-то типа лифта?  — поняла Кира.
        — Ну да,  — пожала плечами Лариса. Она была занята тем, что тщательно рассматривала надпись на стене, ярко выведенную оранжевой краской:
        «J. + А. =;».
        — Ну-ну,  — Сорока провела по надписи пальцем и уставилась на руку.  — Нестирающиеся чернила. Смекаешь, чьих рук дело?
        — Смекаю,  — кивнула Кира.
        — И попадет же ей от пана Рика,  — покачала головой Лариса.  — Будет с Мишей лезгинку танцевать.
        Кира хотела, было, спросить, кто такие Миша и пан Рик, но лифт остановился. Дверцы распахнулись, и Кира увидела длинный коридор перед собой.
        «Такое ощущение,  — подумала она,  — что Пристанище состоит сплошь из одних коридоров».
        Горели чадящие факелы, освещая сырые подтеки на стенах и пол, выложенный старой, выбитой плиткой. Девчонки пошли вперед, Тула, где смутно слышались голоса.
        — Это место мне не очень нравится,  — честно призналась Кира, ежась от холода и страха.  — Как-то здесь… мрачно.
        — А я привыкла,  — пожала плечами Лариса.
        «Ничему не удивляться,  — вспомнила Кира слова, которые Лариса сказала ей сегодня за завтраком и поразилась, как можно вообще ничему не удивляться.
        Неожиданно ее взгляд зацепил что-то на стене. Это была надпись — едва заметная, полустертая. Будь на месте Киры кто другой, он бы вряд ли обратил на нее внимание, но Кира обратила.
        — Ты чего?  — Лариса тоже остановилась, недоумевая, почему Кира встала. Кира не слушала. Она подошла к стене поближе, чтобы тусклого света факела хватило, чтобы прочесть:
        «…мне нужна Синеглазка…».
        На сердце легла ледяная лапа страха, и оно забилось часто-часто, норовя выскочить из грудной клетки. Синие глаза Киры расширились, сумка выпала из застывших пальцев.
        — Да чего ты?  — Лариса все еще не понимала.
        — Надпись,  — деревянным голосом сказала Кира.
        — А что надпись?  — Сорока подошла ближе, слепо щурясь.  — Надпись, как надпись.
        — Кто написал?
        — Кто ж тебе скажет? Эта надпись, как я понимаю, уже не первый день здесь.
        — Да, но кто-то же ее написал!  — Кира отступила от стены.
        — Не я, честное слово,  — съехидничала Лариса.  — Наверное, когда Пристанища еще не было написал кто-нибудь. Школа ведь на этих катакомбах стоит.
        — В смысле?
        — Что в смысле? Пристанища не было, катакомбы были!  — Лариса начала раздражаться.  — Пошли, нечего тут стоять! На урок опоздаем!



        VII

        Арсений стоял, прислонившись к стене. Руки его были скрещены на груди, а левое колено выставлено вперед. Он любил так стоять — ему так было удобнее. Он стоял и со скучающим видом разглядывал ребят, которые уже успели изрядно надоесть.
        На миг ему показалось, что в толпе мелькнула фигура с медно-рыжими волосами. Он заметно напрягся, поднялся на цыпочки и тут же опустился.
        «Не Джессика,  — с облегчением подумал он.
        Между ребятами показалась хитрая физиономия вездесущего братца. Он хотел, было, подойти к Арсению, но его отвлекли чьи-то шаги, эхом разносившиеся по коридору.
        Все повернули головы, кроме Дениса Ястреба. Тот демонстративно повер-нулся в другую сторону и объявил, глядя в одну точку:
        — Лариска Сорока и… еще кто-то. Девчонка. Незнакомая.
        — Новенькая, что ли?  — осведомилась Тина Соболь.
        — Наверное.
        — Всем привет и всех с наступающим,  — небрежным тоном поздоровалась Сорока, подходя ближе. Девчонка, которую она привела с собой, пока стояла поодаль, не спеша выходить на свет.
        — Познакомьтесь,  — Лариса повернулась к незнакомке, схватила за запястье и вытащила на всеобщее обозрение.  — Горностайка.
        — Кира,  — потирая запястье, уточнила девчонка и опустила глаза в пол.
        Все столпились вокруг новенькой, а Арсений снова поднялся на цыпочки. Сердце его вдруг забилось часто-часто, как у зайца, удирающего от лисицы. Парень стоял и смотрел, не спеша отводить взгляда, и не понимал, почему ему так хочется, чтобы новенькая подняла глаза на него, и их взгляды встретились.
        Тем временем, Гошка Чертополох подошел поздороваться и случайно наступил новенькой на ногу. Та отшатнулась. Гоша виновато и грустно заморгал, хотел махнуть рукой, но попал по лицу подвернувшемуся Лаврентию Буревестнику. Лаврентий тяжело засопел и медленно повернулся к Гоше. Тот испуганно пискнул и поспешил скрыться во тьме коридора.
        — Ну что, братец Рысь, как тебе новенькая?  — услышал Арсений совсем рядом. Парень повернулся и увидел брата. Тот стоял, склонив голову набок, будто горя желанием выслушать мнение братца.
        — Да никак,  — солгал Арсений.  — Обыкновенная. Как все.
        — А мне так не кажется,  — Лис поднялся на цыпочки (совсем как Арсений) и сощурился.  — Есть в ней что-то такое…
        — Да, давай, расскажи ей анекдот про ежика в каске,  — подколол Арсений и дружески ткнул Лиса в бок.  — Посмотрим, как она отреагирует.
        — Да иди ты!  — беззлобно отмахнулся Лис и повернулся к Арсению.  — Что-то Джессики не видно, а?
        — Ты что, специально?  — при слове «Джессика», Арсений поморщился.  — Слушай, давай поговорим о чем-нибудь другом?
        — С чего это вдруг?  — с напускным удивлением спросил Лис.  — Я слышал, сегодня за завтраком она опять устроила истерику.
        — Вот блин,  — Арсений пнул стену.  — Она что, не может без этих своих…
        — Погоди, а это не она?  — Лис, сощурив глаза, вгляделся в толпу.
        — Где?!  — Арсений подскочил и вжался в стену, желая стать как можно неза-метнее.
        — Забей, я шучу!  — фыркнул Лис.
        — Ах, ты!..  — не зная, как отомстить Лису за такое недопустимое издеватель-ство, Арсений заметил факел над головой братца факел. Незаметно потушив огонь, он оторвал факел от стены и взглядом опустил его на голову смеющегося Лиса. Тот завопил, зажмурил глаза и бухнулся на пол, дергаясь в притворных конвульсиях.
        — Все, помираю!  — закричал он слабеющим голосом.  — Помираю! Умираю от рук моего мерзкого братишки! Ах ты, Каин этакий! Ничего, ничего, потомки нас рассудят!
        — Какие такие потомки?  — вытаращила глаза Сорока, выглянув из толпы девчонок.  — Лис, я чего-то такого не знаю про тебя?
        Арсению стало интересно, что ответит Лис, но в это время дверь кабинета зельесваривания отворилась, и бесконечно-усталый голос произнес:
        — Входите. Только тихо.
        Толпа ребят мигом присмирела и потихоньку стала просачиваться в открытую дверь. Где-то высоко вверху загудел колокол, объявляя начало урока. Арсений краем глаза заметил, как новенькая запрокинула голову, не понимая, откуда исходит звук.
        Зельесваривание вел пан Богдан — пренеприятнейший тип. Непонятно было, как он очутился среди светлых волхвов. На взгляд Арсения пан Богдан был самым, что ни на есть темным. Что-то было в нем такое — жуткое, скверное. Ко всему прочему, характер у него был не сахар.
        Кабинет, где проводились уроки зельесваривания, был под стать преподавателя — даже не кабинет, а пещера. Огромная пещера со сталактитами и сталагмитами, уставленная деревянными столиками в три ряда. Перед столиками стоял еще один стол, гораздо больше и выше. Позади стола — множество полок и шкафов, уставленные различными склянками, бутылками и банками, в котором что-то плавало и пузырилось. Окон в пещере не было — лишь тускло чадящие факелы.
        Откуда-то из толпы присмиревших учеников вынырнула Джессика — злая, с красными опухшими глазами. Она отыскала взглядом Арсения и направилась к нему. Арсений хотел поздороваться, но Джесс крепко ухватила его за запястье и потащила к последней парте.
        Мысленно сравнив себя с паршивой овцой, которую тащат на бойню, Арсений вырвался и сел один, за четвертый стол. Джессика села за последнюю парту — похоже, она даже не заметила, что Арсения рядом нет.
        Рысь скосил глаза, отыскивая новенькую. Ага, вон она, стоит у двери в растерянности и не знает, куда ей сесть. Может, позвать ее, чтобы она села с ним?
        Последняя мысль показалась Арсению удачной. Он уже поднял руку, чтобы привлечь внимание новенькой, но его планы тут же расстроил Лис, бесцеремонно плюхнувшийся на стул рядом с Рысью.
        Арсений пожал плечами, мол, сиди, мне все равно. Когда все расселись по своим местам, пан Богдан, сидевший до этого за своим столом, поднялся, оглядывая класс сквозь прорези своей золотой маски на лице. Маску он носил всегда, как рассказывали старшие ученики. Что-то у него было с лицом — то ли несчастный случай, то ли авария. Никто не знал. Но пан Богдан и без маски был не красавец — сгорбленный, низкорослый. Создавалось впечатление, что его всегда что-то тянет к земле. Что-то, о чем он предпочитает не распространяться.
        — Да торжествует свет,  — медленно проговорил пан Богдан.
        — Да сгинет тьма,  — хором откликнулся класс. Арсений увидел, как новенькая вцепилась в стол и костяшки ее пальцев побелели — нервничает.
        — Приступаем к проверке домашнего задания,  — объявил пан Богдан, выйдя из-за стола, и тут же пещера наполнилась шелестом страниц, звяканьем и бульканье склянок, шепотом и бормотанием учеников, спешно повторяющих заклинания.
        Пан Богдан постоял немного у стола и пошел вдоль рядов. У стола, где сидела новенькая, он остановился и тихо, как будто про себя произнес:
        — Новенькая…
        — Н-новенькая,  — заикаясь, подтвердила Горностайка.
        — Дай взглянуть на твой пергамент!  — голос пана Богдана вдруг стал резким.
        — Какой пергамент?  — удивилась новенькая.
        — Пергамент, который лежит у тебя в сумке,  — чуть склонившись, словно в насмешливом поклоне, сказал пан Богдан.
        — У меня в сумке ничего не лежит,  — Горностайка, похоже, ощущала себя полной дурочкой. Она в растерянности огляделась по сторонам, моля о помощи.
        — Ты уверена?
        Сумка девчонки, до этого висевшая на спинке стула поднялась в воздух, и, помахивая ремнем, перевернулась. Молния расстегнулась, и из сумки на парту выпал пергамент, скрученный в трубочку и перевязанный бордовой лентой.
        Пан Богдан взял пергамент, развернул и стал читать. Наступила полная тишина. По лицу Горностайки было видно, что мысленно она обзывает себя самыми нехорошими словами за то, что до этого не удосужилась заглянуть в сумку.
        Тем временем, пан Богдан щелкнул языком и свернул пергамент, не спеша отдавать его ученице.
        — Где твоя книга учебная? Оборудование?
        — Оборудование?
        Пан Богдан медленно наклонился к новенькой так, что ее бледное лицо и его маска чуть не соприкоснулись.
        — Никогда. Не переспрашивай. Заданный. Вопрос,  — четко, выделяя каждое слово, произнес он.
        — Мне не выдали оборудования,  — чуть не плача, призналась новенькая.
        — Это не мои проблемы,  — пан Богдан резко развернулся и снова пошел к столу, помахивая пергаментом.  — До обеда посидишь так. Но потом постарайся, чтобы в следующий раз ты пришла ко мне на урок с оборудованием и книгой учебной. Не знаю, как ты все это раздобудешь, это опять же не мои проблемы. Тебе все ясно, Горностай?
        Новенькая заметно побледнела и медленно кивнула.
        «Вот гад!  — подумал Арсений, на всякий случай скрестив пальцы на руке, чтобы его мысли нельзя было прочесть.  — Ведь все знают, что это он должен выдавать оборудование! А целая стопка книг учебных у него в столе лежит!»

* * *

        Когда прозвенел колокол, объявляя первую перемену, и пан Богдан задал прочесть целых три параграфа, у Киры сложилось окончательное мнение, что знакомство с милейшим учителем зельесваривания — далеко не то, о чем она мечтала все свои тринадцать лет. Из пещеры она вылетела самой первой, желая поскорей покинуть это жуткое место со страшным коридором.
        В лифт набилось немало человек. Можно было, конечно, воспользоваться лестницей, но для этого почему-то надо было спрашивать разрешение у пана Богдана, а общаться с ним не улыбалось никому.
        — Ну что, Горностайка?  — спросила одна девица с темными волосами, соб-ранными в высокий хвост — кажется, ее звали Тина Соболь.  — Как тебе первый урок?
        — Лучше не бывает,  — покривила душой Кира и отвернулась к стене.
        — А вот врать не надо,  — нахмурилась Соболь, кладя руку ей на плечо.  — У нас вранья не любят.
        — Протестую!  — в разговор вклинилась худощавая курносая девчонка с длинными косами. На носу у нее сидели круглые очки в толстой оправе.  — Она не врет, она иронизирует!
        — Да ну тебя!  — отмахнулась Тина.
        Дверцы лифта разъехались, впустив в тесную кабинку свет. Кира вышла, влекомая потоком ребят и остановилась возле узкого решетчатого окна, в которое ель просовывала мохнатую заснеженную лапу. Надо было как-то раздобыть оборудование и книгу учебную, но как? К кому обратиться за помощью?
        «К пану Мирону,  — почему-то подумала Кира, вспомнив вчерашний день. Также ей вспомнилось и тот инцидент в библиотеке. Девушка задумалась, пошла по коридору, а через минут пять сама не поняла, как оказалась в Красной гостиной, возле двери своей комнаты.
        Красная гостиная была полна народу. Кто-то просто сидел у камина, кто-то лихорадочно листал учебники.
        — Эй, Горностайка!  — неожиданно услышала Кира и обернулась. Какой-то кудрявый мальчишка за дубовым столиком призывно замахал рукой.  — Тебе тут посылка.
        — Посылка? Мне?  — удивилась Кира.
        — Ну, если ты — Горностайка, то тебе,  — пожал плечами мальчик.
        В недоумении, Кира подошла ближе. На столе лежала небольшая картонная коробка, перевязанная бечевкой. На крышке было выведено черными чернилами: «Красная гостиная, Кире Горностай».
        «Что бы это могло быть?  — с опаской подумала Кира, потянула за бечевку и сняла крышку. В коробке оказалось целый набор разнообразных колбочек, склянок и флаконов. На дне лежал толстый потрепанный учебник и плоская красная коробочка.
        «Это же оборудование!  — догадалась Кира.  — Интересно, кому сказать спасибо?»
        — А кто передал?  — спросила она у паренька, позвавшего ее за посылкой.
        Тот поднял голову от большого исписанного листа.
        — Я-то откуда знаю?  — недовольно спросил тот и снова уткнулся в свой лис-ток. Кире стало интересно, что он там пишет Она положила коробку на стол и встала на цыпочки, вглядываясь в прыгающие буквы.
        — Птицы — не люди, люди — не птицы!
        Но по чему нам полет тогда снится?
        Люди — не птицы, птицы — не люди!
        Жаль, что у нас с тобой крыльев не будет…

        Кира с удивлением приподняла светлые брови.
        — Мило,  — вырвалось у нее.
        Мальчишка резко поднял кудрявую голову и вперил в Киру свирепый взгляд.
        — Правда мило,  — Кира попыталась улыбнуться, но мальчишка уже тяжело поднялся, порвал листок со своим творением, смял и швырнул в огонь.
        — Банальщина!  — с презрением фыркнул он.  — Банальщина и больше ничего!
        С этими словами он гордо поднял голову и удалился, спотыкаясь о вытянутые ноги ребят.
        — Какие тут все нервные,  — пробурчала Кира, осторожно присаживаясь на место мальчишки возле камина. Она вытащила из коробки книгу учебную, повертела ее и отложила в сторону. Потом открыла крышку маленькой красной коробочки и чихнула от облачка пыли. Внутри оказались маленькие полотняные мешочки с порошком, сухими листиками и мелкими веточками.
        — Привет, Кэт!  — послышалось с дивана.
        — Привет-привет,  — ответил томный голос с нарочито-растянутыми гласными.
        Кира нехотя оторвалась от изучения красной коробочки и подняла голову. К ней, с книгой учебной в руках, приближалась невысокая девчонка с необычной прической — хвосты, обмотанные вокруг своего же основания.
        «Похоже на рожки,  — отметила Кира.  — Или на кошачьи ушки».
        — Привет!  — поздоровалась незнакомка, помахивая книгой.  — Можно я здесь присяду? Не помешаю?
        — Да нет… Садись,  — Кира сдернула сумку с соседнего стула.
        Девица, шурша широкой юбкой с меховым подолом села. Она была одета в шерстяной свитер, который, однако, только подчеркивал ее стройную изящную фигурку.
        — Чего смотришь?  — спросила девица но не грубо, а вполне дружелюбно. Глаза у нее были странные — с треугольным зрачком, ярко-зеленые. Кошачьи.
        — Просто,  — пробормотала Кира и уткнулась в обложку книги учебной.
        — Да ладно, не трусь,  — фыркнула девица и улыбнулась, продемонстрировав ряд мелких, острых зубов.  — Меня Кэт зовут.
        — Горностайка,  — ответила Кира, но тут же спохватилась.  — То есть, Кира…
        Кэт довольно заурчала. Засмеялась, точнее.
        — Знаешь, а я ведь тоже так…  — поделилась она заговорщически.  — Тоже сначала, когда сюда попала в конце августа, фыркала: я не Кэт, не Кэт, я Катя! А потом как-то сама привыкла — ну Кэт и Кэт, что такого?
        — Да ничего,  — пожала плечами Кира, барабаня пальцами по пыльной обложке книги.
        — Что, зубришь?  — Кэт кивнула в сторону книги.
        — Еще даже не начинала.
        — Долго же тебе мучиться. Если ты помнишь, пан Богдан задал сварить зелье Хорошего настроения, а его не так-то просто сделать. Особенно, если не знаешь первый, девятнадцатый и двадцать седьмой параграфы.
        — Вот блин!  — Кира в отчаянии стукнула кулаком по столу.
        — Могу помочь,  — Кэт отложила учебник и приблизилась к Кире.
        — А как?  — Кира страдальчески и в то же время умоляюще посмотрела на Кэт.
        — Есть заклинание, которое помогает в таких случаях. Достаточно только прижать книгу ко лбу, к сердцу и произнести определенные слова.
        — А это безопасно?  — насторожилась Кира.
        — Ну… Есть кое-какие побочные эффекты. Но это пустяки!  — Кэт доброжелательно улыбнулась.
        Кира взвесила все за и против и все-таки решилась.
        — Ну, давай! Что мне надо делать?
        Кэт закатала рукава свитера и хлопнула в ладоши.
        — Совершенно ничего. Только глаза закрой.
        Кира послушно зажмурилась, с любопытством и страхом ожидая, что же будет дальше. Девушка почувствовала, как ее лица коснулась пыльная обложка учебника, потом Кэт прижала книгу к груди Киры и негромко, но очень четко, произнесла:
        — Есть многое на свете, друг Гораций, что недоступно нашим мудрецам!
        — Чего?  — не поняла Кира, но тут же осеклась. Голову сжал железный обруч головной боли, ее замутило, а из носа алой струйкой засочилась кровь.
        — Что это?  — слабым голосом спросила Кира, удивленно открывая глаза.
        — Побочные эффекты,  — небрежным тоном ответила Кэт, которая почему-то двоилась перед глазами.  — Чувствуешь что-нибудь?
        Неожиданно бедной Кире показалось, будто ей только что вскрыли мозг и стали грубо впихивать туда знания. Содержимое пройденных параграфов стремительно вкачивалось девушке в сознание, причиняя невыносимую, тупую боль.
        Кира зажмурилась, обхватив руками голову. Когда боль на секунду отступила, девушка приоткрыла один глаз. Кэт нигде не было. Только за поворотом каменного коридора мелькнул меховой подол чьей-то юбки.
        Кира тяжело поднялась. Ноги были свинцовыми, а голова, наоборот, легкой, как воздушный шарик. Гостиная покачнулась, и там, где был потолок, почему-то оказался пол.
        — Эй, ты чего?  — испуганно крикнул кто-то, но этот крик в ушах Киры отдался невыносимым грохотом. Над Кирой нависло чье-то круглое обеспокоенное лицо, и тотчас наступила темнота.

* * *

        Очнулась Кира в свершено незнакомом месте. Она лежала в тесной комнате, залитой ярким солнечным светом на длинной кушетке, накрытая тонким одеялом. Вдоль стены находился целый ряд таких же длинных кушеток.
        «Это что же, больница?  — удивилась Кира, попыталась сесть, но тотчас за-кружилась голова, и девушка осталась лежать.
        — Лежи, лежи! Не смей вставать!  — неожиданно крикнул кто-то из-за двери, и в комнату ворвалась девушка в коротком светло-фиолетовом халатике, толкающая перед собой тележку.
        — Здрасьте,  — поздоровалась Кира, снова пытаясь встать.
        — Привет-привет,  — девушка оставила тележку, уставленную всевозможными склянками, возле Кириной кровати, а сама села на краешек. На вид ей было лет девятнадцать. Лицо у нее было доброе, веселое. На первый взгляд девушка казалась не симпатичной, но стоило ей улыбнуться, как тут же Кира поняла, что она вполне миловидна, и даже крупная родинка на щеке придавала шарма, а не уродовала. Ее густые рыжие волосы были собраны в высокий хвост. Они были настолько длинные, что даже будучи прибранными доставали до талии.
        — Где я? Я в больнице?  — спросила Кира. Она неожиданно поняла весь ужас происходящего — она здесь валяется, а в это время в подземелье урок!
        «Интересно, что мне будет за то, что я пропустила урок?  — испугалась Кира.  — Надеюсь, меня не вышибут из школы?»
        — Да нет, не в больнице,  — весело ответила девушка, звякая пузырьками на тележке.  — Ты в южной части Голубой башни, в больничном отсеке…
        — Голубая башня?  — подивилась Кира.  — Не знаю я не какой Голубой башни!
        — Пристанище то есть,  — девушка фыркнула и протянула Кире ложку, в которой пузырилась какая-то голубоватая жидкость. Кира отодвинулась к спинке кровати и замотала головой.
        — Это лекарство. Выпей, пожалуйста, и станет легче.
        — Мне и так хорошо,  — солгала Кира. На самом деле сильно болела голова и ныли виски, постукивая тупыми молоточками.
        — Врешь ведь,  — ласково укорила девушка.  — На, выпей.
        Вздохнув, Кира взяла ложку и сунула в рот. На вкус лекарство оказалось на удивление вкусным, девушка даже ложку облизала и огорчилась, когда ей сообщили, что добавки не будет.
        — Ну как, легче?  — спросила у Киры рыжеволосая.
        — Да… Спасибо…  — Кира запнулась. Ведь имени незнакомки она не знала. Но та как будто прочитала ее мысли.
        — Меня зовут пани Веселина. Ну или просто Веселина. Рик вообще меня Линой зовет.
        — Извините, вы не скажете, какое сегодня число? Я, наверное, незнамо сколько здесь у вас провалялась,  — осторожно спросила Кира.
        — Ты что! Еще первая перемена не кончилась!
        — Правда? Сколько ж они у вас тут длятся?  — Кира и обрадовалась, и удивилась одновременно.
        — Часа по два-три,  — небрежным тоном ответила Веселина.  — Ну, ты полежи еще пару минут, и можешь отправляться на урок.
        — Как, уже все?  — не поверила Кира. Ей так не хотелось покидать светлый больничный отсек и спускаться в мрачное подземелье!
        — Ну, тебе ведь уже легче?  — Веселина подмигнула.
        — Да, только… Я не совсем понимаю, что произошло. Как я здесь оказалась?
        В эту минуту за той самой дверью, откуда появилась Веселина, послышался шум.
        — Куда?  — грозно закричал кто-то тонким голосом.  — Не впущать велено! Неможно! Хворые тама!
        — Параска, да будет тебе!  — крикнула в ответ Веселина.  — Впусти!
        — Кто там?  — с опаской спросила Кира.
        — Это Рик с Мишей пришли, а Параска их не пускает.
        Дверь распахнулась, и вбежала та самая пухлая девчонка в чудном сарафане, которую Кира видела за завтраком. Увидев Киру, девчонка принялась охать, всплескивать руками и причитать.
        — Ох, батюшки! Да что ж это такое делается? Котьке за такие дела надо хвост надрать, что б не лезла со своими заморочками к новеньким! Подсобила, называется! Помощница!
        — Успокойся, Параска, а то сейчас валерьянки дам!  — пригрозила Веселина.
        — Я абсолютно ничего не понимаю,  — призналась Кира.  — Объясните, пожа-луйста, что происходит.
        — Да чего тут непонятного!  — фыркнула Параска, но в этот момент дверь больничного отсека снова распахнулась, и вошел мальчишка, лет тринадцати — долговязый, светлоголовый, веснушчатый, с простым и добрым лицом.
        — Привет, Рик!  — махнула рукой пани Веселина, пробегая мимо с какой-то склянкой в руках.  — Сядь где-нибудь, мне сейчас некогда… Миша с тобой?
        — Да вон он,  — мальчишка кивнул на дверь.  — Мишаня, заходи, здесь все свои!
        Послышалось чье-то пыхтение, шарканье, и в комнату ввалился… медведь. Настоящий, бурый медведь, как на картине Шишкина. Кира испуганно забилась под одеяло.
        — Да не бойся ты!  — махнул рукой Рик.  — Мишка добрый! Еще никого не обидел!
        — А з-зачем вы его т-тут держите?  — зубы у Киры отчего-то застучали, хотя в больничном отсеке холодно не было.
        — Как? А по хозяйству кто помогать будет?  — влезла Параска.  — Дровишки таскать, воду из колодца?.. Да ты слушай, слушай, что стряслось-то с тобой! Мы с Мышкой сидим в гостиной, вдруг глядим, Котька наша вдруг как вскочит и в коридор — шасть! Только глазищи зеленые сверкнули! Тут ты идешь — вся такая бледная, взгляд мутный, по лицу кровь течет! Вдруг — бац! Как шмякнешься на пол и в обморок! Мы с Мышкой перепугались, схватили тебя и скорей сюда! Вот!
        У Киры от всей нахлынувшей на нее информации снова разболелась голова.
        — Спасибо,  — буркнула она, стараясь собрать разбежавшиеся мысли.
        — Да не за что!  — махнула рукой Параска.  — И Мышке твое «спасибо» пере-дам!
        — Я просто попросила помочь!  — попыталась объяснить Кира.
        — Да ладно, не защищай ты Котьку!  — Параска нахмурила светлые брови.  — То же мне, подсобила! Она, небось, где-нибудь заклинание вычитала и на тебе проверить решила! Котька уже не раз так с новенькими делала! С ней из-за этого никто и не связывается.
        — А преподаватели?  — открыла рот девушка.
        — А им-то что?  — покачал головой Рик.  — Видят, наверное, только внимания не обращают!
        «Блин, куда я попала?  — похолодела Кира. Параска дернула ее за рукав свитера.
        — Хватит разлеживаться, айда на урок! Сейчас перемена кончится!

* * *

        — Приступим к проверке домашнего задания,  — голос пана Богдана не предвещал ничего хорошего, поэтому в классе тут же стало тихо.
        «Просто здорово,  — Кира так вцепилась в парту, что костяшки пальцев у нее побелели.
        — Как вы помните, я задал вам приготовить зелье Хорошего настроения,  — как бы сам себе напомнил учитель. Его золотая маска зловеще блеснула в свете факела.  — Состав вам был дан, так что думаю, трудностей у вас не возникло! Начинаем как всегда — я называю фамилию, а вы подходите ко мне с пергаментом и готовым зельем в бутылке. Может быть, спрошу устно…
        Кира готова была зубами грызть стул, на котором она сидела. Из-за происшествия с заклинанием Кэт, она пролежала в больничном отсеке всю перемену и не успела приготовиться!
        «Взять бы эту Кэт за хвост и на дерево!  — сжав зубы от злости, подумала Кира.
        — Я! Можно я?!  — с места вскочила девчонка в очках по имени Элла Сова, вытягивая вверх руку.
        — Прошу, Сова,  — благосклонно кивнул пан Богдан, барабаня пальцами по столу. Так же делал наш химик Павел Никанорыч, вспомнила Кира.
        Элла вышла из-за парты, от служебного рвения чуть не уронив стул, и пошла к учительскому столу вдоль рядов. Кто-то попытался подставить ей подножку, но тут же уткнулся в стол. Наверное, не захотел получить от пана Богдана физически-магическое замечание.
        — Вот!  — Элла со стуком поставила свой прозрачный сосуд на стол. Внутри бултыхалась жидкость, которая на первый взгляд могла показаться бесцветной, но стоило посмотреть на нее подольше, и тотчас создавалось ощущение, что она переливается всеми цветами радуги — от красного до фиолетового.  — Состав рассказать?
        — Нет, не стоит,  — пан Богдан неохотно потянулся за пером,  — ставлю вам пять баллов.
        В классе сначала воцарилась тишина, а затем ученики зашептались. Пан Богдан редко когда разбрасывался хорошими оценками.
        Глядя, как засияло лицо Эллы, Кира невольно почувствовала зависть. Вот бы ей так! Ведь в зельесваривании ничего сложного нет, та же химия, только без всяких атомов, ионов, молекул…
        — Тишина в классе!  — пан Богдан хлопнул ладонью по столу,  — возвращайтесь на место, Сова. Вы освобождаетесь от сегодняшнего домашнего задания.
        Высоко подняв курносый нос, Элла вернулась на место. Кира вдруг почувствовала, что зависть пропала. Наверное, из-за тех недобрых взглядов ненависти, которые бросали на Эллу ученики.
        — Продолжим…  — взгляд учителя из прорези золотой маски забегал по лицам учеников.  — М-м-м… Горностай?
        Класс уставился на новенькую.
        «Несправедливо,  — с негодованием подумала Кира, поднимаясь с места.
        — Ну?
        — Извините, я не приготовила зелье,  — стараясь не смотреть на учителя, про-бормотала Кира.
        — Что-что?  — пан Богдан привстал и повернулся к покрасневшей Кире ухом.  — Я не расслышал, что ты там пропищала.
        — Я сказала,  — громче повторила Кира, чувствуя, как в ней закипает злость,  — что не сделала домашнего задания.
        — Вот как? А почему, позволь спросить?
        Кира растерялась. Не могла же ему рассказать, что попала в больницу из-за собственной глупости.
        — Из-за непредвиденных обстоятельств,  — нашлась девушка, уткнувшись взглядом в парту.
        — Ах, вот оно что?! Вы, видимо, очень занятой человек, и у вас нет времени на таки пустяки, как домашнее задание?! Так?!  — голос пана Богдана повысился, он почти кричал.
        — Не так,  — Кира мотнула головой.
        — Садитесь,  — уронил учитель после паузы. Кира с облегчением села, надеясь, что от нее, наконец, отстали. Но не тут-то было. Выбравшись из-за стола, пан Богдан быстрым шагом направился к парте Киры.
        «Сейчас ударит,  — почему-то подумала девушка, но у учителя были другие намерения. Он схватил со стола Киры ее книгу учебную, круто повернулся и отправился на свое место.
        — Вы напишите мне состав зелья Хорошего Настроения,  — безапелляционным голосом сказала пан Богдан, не глядя на ученицу.  — Проверим, соизволили ли вы хотя бы прочесть параграф. Подсказывать Горностай запрещается. Вам все понятно?
        Кира не поняла, к кому именно он обращался, но на всякий случай изобразила кивок.
        «Вот гад!  — подумала она, вытаскивая из сумки ручку и тетрадь. Игнорируя сочувственный взгляд Параски, девушка уткнулась в каменную стену. Она изо всех сил старалась вспомнить хоть что-нибудь из книги учебной, но в голову абсолютно ничего не шло.
        Пан Богдан, тем временем, дал ученикам какое-то письменное задание. Ка-кое, Кира прослушала. Воцарилась тишина, прерываемая шелестом страниц учебников. На Киру все это действовало усыпляющее. Она подперла лицо руками, глядя, как пляшет пламя в чадящем факеле. Мысли свободно летали в голове, сталкивались и разлетались.
        Время тянулось медленно, как холодная лапша быстрого приготовления. Кира не знала, когда закончится урок, поэтому думала, что спешить некуда, и она все успеет написать.
        Наконец, чистый тетрадный лист начал раздражать Киру. Она схватила ручку и принялась бездумно чирикать что-то на бумаге. Мысли ее были где-то далеко.
        — Горностай?  — неожиданно позвал пан Богдан.  — Вы готовы? До конца урока осталось десять минут.
        — Что? Уже?  — промямлила Кира.  — Послушайте, может, вы мне на дом это оставите?
        — На дом будет другое задание,  — непреклонно ответил учитель.  — Извольте сдать в конце урока.
        Бессильно скрипнув зубами, Кира уставилась в тетрадь. Неожиданно ее си-ние глаза расширились и забегали по буквам на бумаге:


        СОСТАВ ЗЕЛЬЯ ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ

        1) лепестки цветка папоротника
        2) косорылки, 3 штуки
        3) стебель беспокойника обыкновенного
        4) дождевая вода
        5) огуречный сок
        6) 2 чайные ложки Kotusur axopingio

        VIII

        «Вот чертовщина какая-то!  — думала Кира, спеша после урока в столовую.  — И откуда эти буквы взялись? Я же их не писала! Или писала? А может, помог кто, не смотря на запрет учителя?»
        Кире казалось, что она не очень голодна, но стоило ей войти в столовую, полную восхитительных запахов, ноги сами понесли ее к очереди.
        — А, это снова ты!  — мрачно приветствовала ее женщина за столиком заказов.  — Ну что, так закажешь или тебе сразу меню нести?
        — Здрасьте,  — Кира сделала вид, что не услышала последних слов.  — Мне, пожалуйста, макароны по-флотски. Есть?
        — У нас есть все!  — гордо надулась тетка.  — И чего, макароны и все? А первое и третье?
        — Ну, тогда… Борщ и чай с лимоном.
        — Хватай,  — буркнула женщина, когда принесли поднос с едой.
        Кира взяла поднос и повернулась к женщине спиной.
        «Вот вредина,  — подумала девушка, отыскивая себе местечко.
        — Эй, Горностайка! Садись!  — Параска весело помахала рукой. Кира поспешила на зов, но вскоре поняла, что ее позвали не для того, чтобы дать спокойно поесть в дружеской обстановке.
        — Ну, расскажи, написала состав?  — блестя любопытными глазенками, поинтересовалась Параска.
        — Написала,  — неохотно отрываясь от тарелки с борщом, кивнула Кира.
        — Да ну?  — Параска недоверчиво присвистнула.  — Ты ж вроде не готовилась! Сама сказала!
        — Ну… Так… Вспомнилось,  — покривила душой Кира. Есть почему-то резко расхотелось.
        «Может, рассказать ей, что состав появился неизвестно откуда?  — подумала девушка.  — Хотя лучше не надо, неправильно поймет и разболтает всем».
        — Да ладно тебе прибеднятся! Вспомнилось ей!  — передразнила Параска и подмигнула.  — Небось подглядела, а?
        — Он вообще-то книгу забрал,  — напомнила Кира, но тут же пожалела об этом. Уж лучше бы она сказала, что подсмотрела в учебнике!
        — Тогда как же ты?..
        — Послушай, я сейчас не хочу об этом разговаривать!  — раздраженно перебила Кира.
        — Ну и не надо!  — надулась Параска и отвернулась от Киры.
        Кире стало немного стыдно.
        — Послушай, я…  — начала, было, она, но Параска вдруг резко встала и пошла к выходу. Ее толстая светлая коса покачивалась, как маятник в часах.
        — Просто здорово!  — фыркнула Кира, ковыряя вилкой макароны.
        - Слышь, Горностайка,  — неожиданно позвал кто-то за спиной. Кира вздрогнула, обернулась и увидела незнакомого мальчишку. По огромным глазам со взглядом описавшегося щенка и ссутулившейся осанке, девушка узнала Гошку Чертополоха.
        — Чего тебе?
        Гоша приблизился и нагнулся к ней, явно желая сообщить что-то важное и тайное. Кира отпрянула — от Гоши пахло чем-то мерзким, болотным.
        — Не обращай внимания. Это было домашнее задание по зельесвариванию,  — грустно пояснил Гоша и добавил, понизив голос.  — Могу предложить немного Kotusur axopingio! Всего за пару золотков! Ну как?
        — Чего?  — не поняла Кира.
        — О, Горностайка, у тебя уже появились поклонники!  — на соседний стул кто-то уселся, бесцеремонно столкнув сумку Киры. Девушка узнала Владу Ветер.
        — Привет, Влада,  — уныло произнес Гоша, повернулся и побрел куда-то.
        — Чего это он тебе предлагал, а?  — Влада лукаво подмигнула.
        — Да так, ничего особенного,  — пожала плечами Кира.
        — Да ладно тебе!  — фыркнула Ветер.  — Небось Kotusur axopingio?
        — Ну да. А откуда ты знаешь?  — удивилась Кира.
        — А, он всем предлагает!  — махнула рукой Влада.  — Вообще-то продавать Kotusur запрещено, но дуракам-то закон не писан.
        — Что это вообще такое, ваш… котусур?  — спросила Кира.
        — Смесь такая, с сюрпризом. Она, в основном, для студентов. Прибавляет ума, привлекательности, помогает не струсить на экзамене и правильно ответить,  — снисходительно пояснила Ветер.
        — Наркотики, что ли?  — испугалась Кира.
        — Ты чего, совсем стукнулась? Какие наркотики?  — Влада постучала себя длинным ногтем по лбу.  — Просто смесь волшебная. Ее еще, бывает, в зелья всякие добавляют.
        «Да, например, в Зелье Хорошего Настроения,  — подумала Кира.
        — Слушай, а я что-то не помню тебя на первых двух уроках,  — неожиданно вспомнила она.
        — А я чего, дура что ли, на уроки ходить?  — спросила Влада и сладко зевнула.
        — Ты что, спала?!
        — Ну да…
        Неожиданно их разговор прервал звон колокола.
        — О, вот и звонок на урок!  — Влада загадочно улыбнулась и поднялась со стула.
        «Ничего не понимаю,  — Кира тоже встала и поспешила за соседкой.

* * *

        На последнем уроке зельесваривания Кира слушала пана Богдана очень внимательно. Проходили состав зелий с усыпляющим эффектом. Девушка не понимала, зачем ей это надо, но на всякий случай старалась не упустить ни единого слова.
        — Горностай, вы написали состав?  — спросил учитель в самом начале урока.
        — Да,  — Кира протянула ему тетрадный листок. Сердце застучало, в ожидании оценки.
        — Хорошо, я потом проверю, сейчас нет времени,  — пан Богдан свернул лист в трубочку и положил на стол.
        «Вот так всегда,  — уныло подумала Кира.  — Я тут старалась, старалась, пыжилась, пыжилась, а этот хмырь болотный…»
        Когда прозвенел колокол, объявляя конец учебного дня, ученики радостно взвыли и повалили из пещеры. Киру чуть не затоптали, она поспешила остано-виться возле двери, пропуская поток учеников.
        По коридору, где темнела та зловещая надпись, идти Кире не очень хотелось. Она постаралась поскорей преодолеть это расстояние, но взгляд невольно скользнул по стертым буквам.
        «Ну и куда теперь?  — подумала Кира, когда дверки лифта распахнулись, и тесная кабина выпустила девушку. В Красную гостиную идти не хотелось — опять кто-нибудь пристанет, попросит рассказать про состав. В комнату тоже, Влада наверняка будет качать права, тем более, что сегодня ей крепко досталось за прогул.
        За окнами уже было темно. Что-то загадочно шумело на улице. Сначала Кира подумала что это деревья, но потом поняла — это море бьется о берег. Девушка поднялась по скрипящей лестнице на этаж выше, прошла по коридору, проводя рукой по шероховатым стенам, свернула направо и оказалась в библиотеке или читальном зале. Помещение было небольшим, в основном пространство было заставлено полками с книгами. В воздухе витал запах пыли, коварно забирающийся в ноздри. Из читального зала выходил маленький балкончик с каменными перилами. Там пылью не пахло совершенно, и девушка поспешила туда.
        Снежинки мягко падали с неба, опадая на перилах. Мохнатые ели перед балконом как будто расступались, и Кира видела море. Оно волновалось, с шумом опадало волнами на берег, собираясь в пенные шапки.
        «Как красиво,  — восхитилась Кира, присаживаясь на каменные перила.  — А я ведь никогда не была на море».
        В темном небе светила луна, было светло почти как днем. В ельнике глухо ухали совы, сверкая глазами-огоньками. Кира улыбнулась, обхватив себя руками. Ветер ласково развевал ее длинные волосы.
        «Интересно, как там папа?  — с грустью подумала Кира.  — Надо бы ему сообщение послать, он наверняка скучает…».
        Ее мысли прервали чьи-то тихие шаги за спиной. Девушка резко обернулась и успела увидеть чью-то длинную тень за полкой.
        — Эй, ты!  — позвала Кира.  — Не прячься, я тебя вижу!
        — А я и не прячусь,  — ответили ей, и загадочный обладатель тени шагнул из своего укрытия.
        Кира вцепилась в перила, стараясь не сверзиться с головокружительной высоты. Ей показалось, что земля ушла из-под ног. Перед ней стоял… тот самый мальчишка из учебника истории!
        «Не может быть!  — Кира не верила своим глазам.  — Это просто совпадение! Хотя… сходство поразительное. Те же волосы, то же лицо, тот же самоуверенный взгляд!»
        Он был ненамного выше ее, но Кире все равно приходилось глядеть на него снизу вверх. Он, в свою очередь, спокойно смотрел на нее, прислонившись к стене из голубого кирпича. В его карих глазах девушка видела собственное отражение.
        — Чего ты?  — спросил он мягким, бархатным голосом.
        — А ты чего?  — нахмурилась Кира и осеклась, будто испугавшись своей смелости.
        — Я? Я ничего. Мимо проходил…  — парень вдруг опустил глаза.
        — Ага, мимо проходил. Следил, небось?
        — Ну да, следил,  — неожиданно согласился мальчишка. Наступила тишина. Подул ветер, затрепал волосы обоих.
        Кира решила сменить тему, хотя она не совсем поняла, зачем ему понадобилось следить за ней.
        — Как хоть зовут тебя?  — спросила она более мягко.
        — Арсений Рысь. А тебя?  — быстро спросил парень. Однако в глазах его промелькнуло нечто такое… Это сложно было объяснить. Казалось, он уже знает, как зовут ее, он просто спросил ее потому, что Кира спросила его имя.
        — Кира Горностай,  — неохотно ответила Кира и повернула лицо к морю. Ей хотелось побыть одной, поэтому разговаривать ее не очень тянуло, даже с мальчишкой из учебника истории.
        — Я почему-то так и думал,  — после паузы сказала Арсений и подошел поближе.
        — В смысле?  — Кире неожиданно стало интересно, она с любопытством глянула на Арсения.
        — Ну… Кира — самое подходящее для тебя имя. Маша, Юля, Света — это все имена обыкновенные, уже приевшиеся. Тебе бы не пошло быть какой-нибудь Машей…
        — Вот как?  — подозревая подвох, Кира снова отвернулась. На темном небе проклюнулись первые звездочки, мимо пронеслась какая-то ночная птица, тяжело размахивая крыльями.
        — А способности у тебя какие?  — спросил Арсений, явно не собираясь сворачивать разговор.
        «Вот пристал!  — раздраженно подумала девушка.
        — Невидимость.
        — А-а… А вот у меня телепатия,  — любой другой не преминул бы похвастаться, но только не Арсений.
        — И как?  — Кире почему-то стало его жаль — с такой грустью сообщил он о своих способностях. Такое ощущение, что эта магия ему в тягость.
        — Нормально,  — Арсений неуверенно улыбнулся.
        — Ты на какой ступени-то?  — девушка свесила ноги с перил, повернувшись всем корпусом к Рыси, чтобы было удобнее с ним разговаривать.
        — На твоей,  — улыбка Арсения стала увереннее.
        — В смысле?  — не поняла Кира.
        — В прямом! Мы на одной ступени учимся!  — глядя на ее недоверчивый взгляд, Рысь рассмеялся.
        — Да ладно?  — губы девушки тронула растерянная улыбка.
        — Точно,  — в карих глазах парня заплясали бесенята.  — Ты, кстати, молодцом сегодня на зельесваривании держалась. Ты ведь не первая новенькая, кого пан Богдан позорит…
        Неожиданно Кирина улыбка угасла. Ей вдруг вспомнился Солохин, и она невольно сравнила с ним Арсения.
        «Ты его еще плохо знаешь, чтобы сравнивать с кем-либо,  — напомнила Кира сама себе.  — И вообще, хватит каждого с Солохиным сравнивать!»
        — Эй,  — позвал Рысь, отрывая Киру от невеселых мыслей.  — Ты летать умеешь?
        — Чего?  — Кира насмешливо подняла брови.  — Летать? Конечно, умею! Сей-час, только за моторчиком сбегаю!
        — Я серьезно,  — нахмурился Рысь, подошел к перилам и глянул вниз.
        — И я серьезно,  — Кира на всякий случай отодвинулась от него подальше.  — Ты что ли, умеешь летать?
        Арсений поднял на нее глаза и медленно кивнул.
        — Ага! Очень смешно!  — фыркнула Кира.  — Это шутка, да? Уже можно смеяться?
        Рысь обиженно закусил губу. Видимо, Кира невольно затронула его самолюбие.
        — Поспорим?  — предложил он, протягивая руку.
        — На что?  — осторожно поинтересовалась Кира. Спорить она не любила. В споре всегда один либо дурак, либо подлец, а ни тем, ни другим Кире быть не очень хотелось.
        — Ну… Не знаю,  — Арсений прищурился, глядя на нее и будто взвешивая.  — Не на конфету же.
        — Почему?
        — Нет, конфета — это как-то по детски, а у нас тут не детский сад. Может, на поцелуй?
        Услышав последнее слово, Кира вздрогнула.
        — На что?!
        — А чего тут такого?  — Арсений пожал плечами и добавил, улыбнувшись.  — В щеку.
        — Вот еще! Буду я с тобой целоваться!  — Кира приподняла одну бровь.
        — Ну и не надо,  — пожал плечами Арсений и опустил руку.
        — Нет, стой!  — Кира буквально прочитала на его лице слово «трусиха» и схватила его руку.  — Я согласна.
        — Прекрасно,  — Рысь с улыбкой «разбил» их руки.  — Если я проигрываю, целую тебя, если же ты проигрываешь…
        — Да ясно все, ясно!  — раздраженно перебила Кира.  — Ну, что делать будешь? Сбегаешь за крылышками?
        — Давай руку, я покажу тебе свои «крылышки»!  — Арсений взял ее за руку. Девушка попыталась высвободить ладонь, но ее держали крепко.
        — А теперь не мешай,  — велел Рысь и закрыл глаза. Кира невольно залюбовалась его ресницами. Они у него были густые, длинные, прямо как у девушки.
        «А он вообще ничего,  — допустила девушка. Память кольнули воспоминания о Солохине, Кира помрачнела и задумалась, вспоминая «дела давно минувших дней».
        Волосы подхватил порыв ветра, стало холодно. Кира неохотно вынырнула из размышлений и… вцепилась в Арсения. Они парили в воздухе!
        — Ты… Ты что делаешь?  — закричала Кира.
        — Тише, не ори!  — Рысь недовольно приоткрыл один глаз, однако, не спеша отстранять ее от себя. К тому же, так было гораздо теплее.
        Они летели вверх, вдоль Голубой башни. С одной стороны мелькали кирпичи, в ночной темноте кажущиеся фиолетовыми и маленькие огоньки окон. А с другой — огромные ели, негодующе помахивая своими мохнатыми заснеженными лапами. Испуганно вспорхнула птица, пронзительно ухнув в ночь.
        — Ты что творишь?! Немедленно вниз!
        — Слушай, я ведь не шучу. Хочешь, чтобы шмякнулись вниз?
        — Не хочу,  — неожиданно спокойно ответила Кира. Она постепенно успокои-лась и начала получать удовольствие от полета. Ее захватило удивительное чувство восторга, захотелось смеяться и кружиться в воздухе.
        Они поднимались все выше и выше. Луна равнодушно следила за их поле-том.
        — А мы можем до самого Колокола долететь?  — спросила Кира, запрокинув голову вверх. Ей почему-то не ответили.
        - Арсений?  — Кира беспокойно взглянула на Рысь. Тот был бледен, глаза закатились. Дыхание из его легких вырывалось с хрипом.
        — Арсений! Чего ты?  — Кира принялась тормошить его. Рысь не реагировал, из его груди раздался стон.
        — Арсений!  — ветер вокруг засвистел, завыл покинутой волчицей. Девушка с ужасом поняла, что они стремительно падают вниз.  — Арсений!!!
        — Кира…  — еле слышно прошептал Арсений, тяжело обмякнув и завалившись на Киру.
        — Очнись, очнись, Арсений!  — Кира уже не кричала, голос почему-то пропал, из глаз покатились слезы. Она судорожно вцепилась в Арсения. Изображение перед глазами стиралось, превращаясь в одну единую хаотичную полосу.
        «Я, наверное, сейчас хлопнусь в обморок,  — подумала Кира. Неожиданно она почувствовала легкую щекотку в кончиках пальцев.
        «Что это? Магия?  — недоумевала девушка, боясь отпустить Арсения. Она зажмурилась, уже приготовившись к неминуемой смерти.

* * *

        Каменный пол маленького балкончика, выходящего из старой библиотеки, встретил их с Арсением упругим сердитым толчком. Перед глазами запрыгали круги, коленки обожгло болью.
        «Ссадина, наверное, будет,  — подумала Кира, позабыв, что всего секунду назад прощалась с жизнью.  — Ах да, я вроде как умерла. Или все-таки нет?»
        Потирая колено, Кира поднялась на ноги. Ее шатало, поэтому она ухватилась за стену.
        «Жива все-таки,  — резюмировала она и опустилась на корточки.  — А почему жива, а? Только не надо мне говорить, что у меня вдруг выросли крылья…»
        — Арсений!  — неожиданно вспомнила Кира, ее взгляд бешено заметался по балкону.
        Рысь лежал ничком на полу, пугая ее своей неподвижностью. Девушка неуклюже вскочила, кинулась к распростертому на полу мальчишке и с трудом перевернула его на спину. Он был по-прежнему бледен, из рассеченной при падении губы сочилась кровь.
        Кира нагнулась к его груди и, услышав частый стук сердца, с облегчением выдохнула:
        — Живой… Арсений! Слышишь меня?
        Веки парня дрогнули, он закусил разбитую губу и застонал.
        «Его надо в больничный отсек,  — поняла Кира, схватила его за локти и попыталась поднять на колени. Арсений оказался на удивление тяжелым, но все-таки поставить его на колени удалось.
        — Думаешь, я стану тебя тащить?  — отдуваясь, спросила Кира.  — И не поду-маю! Ты чуть не угробил меня!
        Рыси, похоже, было все равно. Он себя совершенно не контролировал, пребывая в полуобморочном состоянии. Девушку кольнула жалость, она рывком подняла его с колен.
        — Попробуй опереться о мое плечо,  — попросила она. Мальчишка, видимо, услышал ее — навалился на Киру, обхватив слабыми руками за шею.
        «Вот блин,  — подумала Кира, попытавшись сделать пару шагов. Двигаться было нелегко, мелкими шажками и боком.  — Одной мне не справиться. Как назло, никого рядом нет! Я даже не знаю, в какой стороне больничный отсек!»
        Стоило ей так подумать, как вдруг что-то сверкнуло в полумраке старой библиотеке. Ей навстречу летел маленький светящийся шарик. Он горел ярким, красноватым светом, его было хорошо видно даже тогда, когда он подлетал слишком близко к факелу.
        «Это еще что такое?  — не поняла Кира.
        Шар-светлячок остановился неподалеку от нее и закружился на месте, будто в нетерпении.
        «Он хочет, чтобы я пошла за ним,  — догадалась девушка.
        — Не подскажешь, где больничный отсек?  — осторожно спросила Кира. Светлячок завис в воздухе и полетел куда-то по коридору. Кира поспешила за ним, с максимальной скоростью, которая была возможна в ее положении.
        Вместе они спустились по лестнице и повернули направо. На каждой сту-пеньке Кире казалось, что они сейчас обязательно сверзятся вниз, и спуск станет гораздо увлекательнее и быстрее.
        Когда они вышли в длинный коридор, уставленный подсвечниками, впереди замаячила дверь.
        «Ну наконец-то!  — Кире казалось, что она сейчас не выдержит и упадет прямо на пол. Арсений что-то бормотал, будто в бреду.
        — Сейчас, сейчас, потерпи…  — уговаривала его девушка, стучась свободной рукой в дверь. Шар-путеводитель завис над ее головой.
        — Спасибо,  — успела шепнуть Кира, прежде, чем он погас. Дверь распахнулась и на пороге появилась пани Веселина. Волосы у той уже были распущены, а короткий светло-фиолетовый халатик сменился на длинную ночнушку. Видимо, лекарь готовилась ко сну.
        — Это кто тут на ночь глядя пожаловал?  — беспокойно спросила она. Ее глаза пробежались по Кирину лицу.  — Горностайка!
        — Вы не поможете?  — Киру шатало, перед глазами все плыло.
        — Светлые волхвы!  — Веселина замахала руками, приглашая Киру зайти.  — Рик! Рик, скорей, помоги!
        — Что еще стряслось?  — из узкого темного коридорчика высунулась знакомая светлая голова. Рик мгновенно оценил ситуацию и бросился к Кире.
        — Ну-ка, давай…  — он бережно принял у Киры Арсения, взвалил его к себе на плечо и потащил куда-то по коридорчику. Кира устало опустилась на подвернувшуюся табуретку.
        — Пойдем, я тебе воды дам попить,  — пани Веселина поманила ее рукой и повела по коридору в уже знакомую Кире комнату, заставленную больничными койками.
        — Садись сюда,  — пани усадила девушку на койку. Пан Рик в это время как раз укладывал Арсения рядом.
        — Аккуратнее, голова твоя садовая!  — прикрикнула на него Веселина.  — Лучше дай Горностайке чаю с бересклетом, пускай успокоится, отдохнет. Бедная девочка, этакого верзилу тащить.
        С этими словами она вышла из комнаты. Пан Рик покачал головой, оглядывая Арсения, потом вышел за Веселиной. Кира осталась с Рысью наедине. Тот лежал неподвижно, глаза его были закрыты, даже ресницы не дрожали.
        — Арсений,  — осторожно позвала Кира, встала с койки и потрогала его руку.
        «Какая же я дура!  — подумала девушка, на глаза навернулись слезы.  — Это ведь он мне похвастаться хотел, что летать умеет! Зачем я только согласилась спорить?!»
        — Эй, ты не плачь!  — сказал пан Рик, появляясь в комнате с дымящейся чаш-кой в руках.  — Жив твой Рысь. Оклемается!
        — Правда?  — всхлипнула Кира, принимая чашку и согревая об нее руки.
        — Конечно!  — мальчишка улыбнулся и сел рядом.
        «Интересно, а он на какой ступени учится?  — подумала Кира и глотнула из чашки. Чай оказался обжигающим и каким-то сладко-кислым, девушка закашлялась.
        — Ничего, ничего,  — Рик похлопал ее по спине.  — Так и надо, зато усталость как рукой снимет!
        В это время Арсений шевельнулся и застонал. Пан Рик испуганно вскочил, кинулся к двери и закричал вглубь коридора.
        — Лина, тут пациент оживает!
        — Иду-иду!  — из коридора послышался металлический лязг и позвякивание пузырьков, в комнату въехала пани с тележкой.
        — Ну, больной, будем лечить тебя!  — Веселина хлопнула в ладоши и посмотрела на Киру.  — А ты иди, нечего тебе тут. Не дай волхвы — твои тебя искать начнут.

* * *

        Предновогодняя неделя пролетела быстро. Кира едва успевала высчитывать дни до Нового года, когда начнутся каникулы и учеников отпустят домой, к родителям. Девушка очень скучала по отцу. Она бы отправила ему СМС, но телефон уже давно разрядился, а розеток в Голубой башне почему-то не было.
        После зельесваривания, у учеников в расписании значился урок предвидения будущего, который проходил не в подземелье, а в южной части Пристанища, высоко-высоко, в тесной комнатке под самой Звонницей, поэтому, когда Колокол объявлял начало или конец урока, бедным ученикам приходилось зажимать уши.
        Предвидение будущего показалось Кире скучным предметом. Уроки вела пани Магдалена — седая, сморщенная старушка, закутанная в пурпурную шаль. Взгляд у нее был всегда затуманенный, как будто она глядела куда-то в пространство. Пани Магдалена была туговата на ухо, часто путала имена и фамилии учеников. К Кире она почему-то сразу проявила симпатию, нахваливая ее на уроках так и этак.
        — Горностай, вы просто прирожденная гадательница!  — восторженно заверяла Магдалена девушку.  — У меня никогда не было такой превосходной ученицы!
        Остальные ребята хмурились, не понимая, почему пани нахваливает Горностайку. Кира, если честно, и сама этого не понимала. Гадания ей не удавались — пасьянсы не складывались, кофейная гуща не желала приобретать какие-либо очертания, чаинки прилипали ко дну чашки. Но Магдалена почему-то все равно ставила «пять баллов».
        На следующий день у учеников первый ступени была история магии. Этот урок проходил совсем недалеко от Красной гостиной и столовой, что ученикам было на руку. Преподавателем была странная личность по имени Крофиус. Это был высоченный пожилой человек, бледный, как мертвец, с маленькими красными глазками. Уши у него были странной формы — заостренные сверху, как у какого-то сказочного существа. Кира даже усомнилась, человек ли Крофиус. Параска нарассказывала ей всяких ужасов про преподавателя истории магии — якобы он на самом деле вампир, и когда на небе восходит полная луна, он выходит из своего темного кабинета и идет искать себе жертву, чтобы затащить ее в какой-нибудь темный угол, перерезать горло и выпить всю-всю кровь. У Киры от такого рассказа мурашки пошли по спине, но Влада Ветер сказала, чтобы она «не парилась и не давала вешать ботву на уши».
        Однако свой предмет Крофиус знал великолепно, требовал у ребят зазубривать все даты магических войн, рождения и смерти величайших волхвов мира. У Киры от всего этого голова шла кругом, особенно, когда Крофиус вызывал ее к доске и просил о чем-либо рассказать. Зато какое же облегчение испытывала девушка, возвращаясь на место и сжимая в руке пергамент с честно заработанными тремя баллами!
        На следующий день после истории магии первоступеньцы отправлялись на улицу, за здание Голубой башни, где ждал их преподаватель Изучения магиче-ских существ по имени — Кира сначала не поверила, когда услышала — пан Рик!
        — Ты что это, преподаватель?  — удивленно приоткрыв рот, спросила Кира у пана Рика на первом уроке. Тот улыбнулся и только плечами пожал, мол, так уж вышло.
        Этот урок Кире понравился, хотя он и походил на открытом воздухе. Зимой стоять было холодно, но она старалась не обращать на это внимания. Они изучали различных магических и мифологических существ, их повадки, привычки, образ проживания. В основном их изображения у пана Рика были только на картинках, но ребята рассказывали, что однажды он привел на урок настоящего единорога. Где он его добыл — непонятно.
        Однажды утром, идя по коридору на урок под таинственным названием «Боевая магия», Кира встретила Арсения. Тот стоял, прислонившись к стене и перелистывая в руках какой-то учебник.
        — Арсений!  — Кира бросилась к нему, и резко остановилась в каком-то шаге. Заметив удивленный взгляд Рыси, Кира попыталась напустить на себя равнодушный вид.  — Тебя уже выписали?.. Как ты?
        — Ты о чем?  — Арсений склонил голову набок.
        Кира нахмурилась. Он что, при падении памяти лишился, что ли, подумала девушка.
        — Не помнишь, что ли? Тогда мы с тобой поспорили… Ну, что ты полетишь… и…
        — Чего?  — Арсений улыбнулся, лицо его приобрело какое-то глуповато-растерянное выражение.
        «Такое ощущение, что это не Арсений,  — подумала Кира и разозлилась на себя и на Рысь за то, что ведет себя, как последний дурак.
        — Послушай, я не обязана перед тобой отчитываться и извиняться! Ты меня чуть жизни не лишил?
        — Правда?  — Арсений подавился смешком и расплылся в улыбке.
        «Это точно не Арсений!  — поняла Кира, отвернулась и пошла дальше по коридору.
        — Эй, Горностайка!  — неожиданно позвал Неарсений.  — Стой!
        Кира послушно остановилась. Лже-Рысь захлопнул учебник и вразвалочку подошел к ней.
        — Ой, что это у тебя?  — спросил Арсений, показывая куда-то в районе виска девушки. Кира непонимающе коснулась ладонью уха. Мальчишка сделала неуловимое движение рукой. Прошла всего секунда, и Кира вдруг поняла, что сжимает в руке веточку ели с повисшим на ней синим елочным шариком.
        — Новогодний сюрприз!  — Лже-Рысь расплылся в хитрой улыбке.
        — Ты ведь не Арсений?  — Кира нахмурилась.
        — Не-а, я его брат-близнец,  — мальчишка рассмеялся.  — Евгений Лис… А чего ты там про Рысь-то говорила?
        — Ничего! Не твое дело!  — Кира совсем запуталась. Она еще не до конца поняла, кто перед ней — Арсений или нет, и не дурит ли он ей голову, называясь братом-близнецом.
        — Ты ведь на боевую магию идешь, да?  — заискивающим тоном поинтересо-вался Неарсений.  — С тобой можно?
        — Нет,  — Кира снова повернулась и быстро пошла по коридору.
        — Ну и дурочка,  — фыркнул Лже-Рысь ей в спину.
        Кира проигнорировала его слова.

* * *

        Боевую магию, к радости Киры, вел пан Мирон. Самое интересное, что урок проходил не в каком-нибудь кабинете, а в настоящем дуэльном зале. Это был огромный зал с зеркальным полом и сводчатым потолком. Посередине находился длинный подиум. На одной стороне вставал один дуэлянт, а на втором второй дуэлянт.
        Но напрасно Кира думала, что их на первом же уроке заставят сражаться. Оказалась, что пан Мирон предпочитал изучать сначала теорию, а потом уже практику. На недовольный ропот учеников, пан Мирон ответил, что без знания специальных мер предосторожностей и нужных заклинаний, им и делать нечего на дуэли.
        К Кире он относился как ко всем остальным. Девушка, сначала приуныла, но потом отругала сама себя — с чего это ей вдруг особое внимание? Но не смотря на это, девушка на равнее с остальными, делала заметные успехи в теории боевой магии.
        «Это пока что,  — говорил им пан Мирон.  — Ничего, вот после каникул начнем практику изучать, тут-то вы и запоете!»
        «Запугивает!» — фыркала Влада, правда, тихонько, чтобы пан не услышал. Кира уже привыкла к ее непростому характеру и своеобразному чувству юмора. Однако, Кира не могла отрицать, что у Ветер есть свой вкус и стиль. И вообще, она была всегда разная — могла швырнуться подушкой или поджечь чужие тетради, а могла угостить шоколадкой или сделать комплимент. Кира, бывало, любила угадывать, какая Влада будет сегодня.
        Она заметила, что Ветер стала пропадать куда-то по ночам. Соседка просто дожидалась, когда Кира уснет, и — хоп!  — в окошко! Пустяк, если забыть, что комната № 6 находилась на четвертом этаже. Однажды Кира притворилась, что спит, дождалась, пока соседка выскочит в окно, встала и бросилась к окну, готовая к чему угодно. Но внизу лишь серебрился снег в свете луны да ели хлопали друг друга по лапам. Все было спокойно.



        IX

        «Колдует»,  — поняла Кира, возвращаясь в постель. Возникла мысль выйти на улицу и поискать Владу, но вылезать из теплой комнаты было неохота, да и потом, это было совсем не Кирино дело!
        Тридцать первое декабря неумолимо приближалось, последним уроком в первой четверти был основной предмет — урок, которого девушка так ждала и так боялась. Говорили, предмет этот очень сложный, и того, кто проваливается на уроке, исключают из школы. Но Кира, воспользовавшись советом Влады, не слушала россказней.
        Этот урок проходил в северной части Башни. Здесь было очень холодно, пришедшие на урок ученики прятали руки в рукава и приплясывали, похлопывая себя по бокам.
        — Здесь даже в мае холодрыжник!  — фыркнула Влада. Она, как обычно, не выспалась, но ухитрялась выглядеть шикарно. Кира пришла вместе с ней, одна из первых. Теперь все стояли перед большой высокой дверью с узором из зеленого стекла. По темному коридору гулял сквозняк, забивался под одежду. Тина Соболь, предусмотрительно захватившая с собой маленький термос, угостила Киру горячим чаем.
        Поблагодарив, Кира вдруг услышала звук шагов. По коридору к ним спешили двое близнецов.
        — Нашего полку прибыло!  — зафыркали Соболь и Ветер. Кира нахмурилась — все-таки этот Лис не врал насчет брата-близнеца! Но, несмотря на это, Кира была рада, что Арсения выписали из больничного отсека. Все-таки, пани Веселина молодчина: поставила мальчишку на ноги за такие короткие сроки! В обыкновенной больнице он бы провалялся не меньше двух недель.
        «Похоже, они идут ко мне!  — поняла Кира и на всякий случай отошла от девчонок на безопасное расстояние, чтобы те не подслушали и не пустили слух по школе, что у Киры секреты с близнецами.
        — Привет!  — поздоровался Арсений.
        — И тебе,  — буркнула Кира, отворачиваясь.
        «Все-таки они не так уж похожи!  — подумала девушка.  — У Лиса выражение лица ехидное, и такого спокойствия в глазах, как у Рыси, нет».
        — Это… Спасибо тебе,  — неуверенно протянул Арсений.  — Если бы не ты… я не знаю, чтобы со мной было. Пани Веселина рассказала мне, что это ты притащила меня в больничный отсек…
        — Ты чуть не угробил меня!  — перебила Кира. Вся злость, скопившаяся в ней за эти дни, наконец, выплеснулась наружу.  — Чуть жизни не лишил!
        — Ну… Прости…  — улыбка Арсения угасла.
        — И зачем я только согласилась с тобой спорить!  — Кира сжала кулаки, глядя Рыси прямо в глаза. Внезапно что-то промелькнуло в карих зрачках Арсения, и Кира увидела собственное отражение — злое, растрепанное, раскрасневшееся.
        «Ну я и дура,  — подумала Кира, злость испарилась, вытекла, как из спущенного воздушного шарика.  — Он же не знал, что все так получится, он же не нарочно!»
        — Слушай, Рысь, пошли отсюда!  — не вытерпел Лис.  — Будешь ты еще истерики ее выслушивать!
        — Арсений, я…  — Кира растерянно смотрела, как Арсений дает Лису себя увести.  — Послушай, я не хотела…
        — Я тоже не хотел,  — тихо ответил Арсений.  — Глупо злиться. Я понимаю, я виноват, но я извинился…
        — Я…  — Кира сделала пару шагов вперед, но внезапно прозвенел Колокол.
        — Прошу,  — раздался высокий женский голос за спиной. Кира обернулась и увидела молодую женщину, которая показалась ей знакомой.
        «Это же Фаина Федоровна!  — вспомнила девушка. Учительница была одета в деловой костюм-двойку — юбка и пиджак светло-коричневого цвета. Из пиджака выглядывала белоснежная блузка, на груди сверкала изящная брошь в виде снежинки. Темные волосы женщины красиво растекались по плечам.
        — Добрый день,  — Фаина Федоровна подчеркнуто-вежливо наклонила голову и сделала приглашающий жест в сторону открытой двери. Кира только сейчас сообразила, что она осталась в коридоре одна, и все уже вошли внутрь.
        Кире было интересно, каким окажется этот кабинет, но он оказался самым простым. Такой же был в Кириной школе. Пол был деревянный, а каменные стены выкрашены в светло-зеленый цвет.
        Вот только парт тут не было. Вместо них посередине стоял огромный круглый стол, окруженный табуретками. Глядя, как остальные усаживаются вокруг стола, Кира последовала их примеру и уселась между Параской и Владой. Табуретка была жутко неудобной и жесткой.
        «Весь урок я так не просижу,  — с беспокойством подумала Кира. Неожиданно она поймала себя на том, что взглядом отыскивает Арсения. Уже который раз за день рассердившись на саму себя, Кира уткнулась в стол.
        Фаина Федоровна вошла, и хлопнувшая дверь послужила сигналом к началу урока. Все разом смолкли и повернули лица в сторону учительницы.
        — Да торжествует свет, дети!  — приветствовала их та.
        — Да сгинет тьма!  — ответили ученики.
        Фаина подошла к столу и села на единственное свободное место между Эл-лой Совой и Тиной Соболь.
        «Интересно, а ученики так и зовут ее — Фаина Федоровна?  — подумала Кира.  — Вряд ли, у нее, наверное, другое имя».
        — Начнем урок!  — Фаина Федоровна положила руки на стол.  — Я вижу, среди нас присутствует новая ученица, поэтому давайте повторим пройденный материал.
        «Просто отлично,  — подумала Кира, заметив кислое выражение на лицах одноступеньцов.
        — Итак, расскажите мне три главных Правила, которые нужно учитывать, находясь на задании. Соболь?
        — Первое — не паниковать, второе — верить в свои силы, и третье — делать все возможное, чтобы тебя не обнаружили.
        — Отлично! Что нужно сделать в первую очередь, оказавшись на месте? Ко-лос?
        Параска вскочила со своего места, как ужаленная.
        — Осмотреться, оценить ситуацию и…
        — Действовать,  — подсказала Влада.
        — Действовать!
        — Неплохо. Что делать в случае опасности или угрозы обнаружения? Рысь?
        — Немедленно возвращаться в Пристанище, произнеся «Быть там, где ждут».
        — Верно. Как воздействовать на людей, от которых зависит выполнение задание? Чертополох?
        Гоша поднялся с места и растерянно огляделся. Вид у него был такой, будто он только что проснулся.
        — Э-э… Ну…  — выдавил он.
        — Все ясно, садись. Медная?
        Красавица Джессика встала, чуть облокотившись о стол.
        — Воздействовать на людей нужно только мысленным внушением, не произнося не единого слова. Согласно Заклинанию Рокоса волхвы не могут говорить, находясь на задании. Только когда задание выполнено, они вправе произносить слова.
        — Умница, пять баллов.
        Кира старалась все запомнить, но опрос проходил слишком быстро, невозможно было уловить нить разговора. Голос Фаины Федоровны звучал четко и звонко, не менял интонации.
        — И последнее…  — учительница обвела притихшим учеников взглядом.  — Что делать, если вдруг на вас напал темный волхв и отрезал путь к отступлению?
        Ученики молчали, переглядывались между собой.
        — Ну?  — Фаина Федоровна грозно взглянула на Эллу Сову, но та пожала плечами.
        — В таком случае нужно вступить в бой. В схватке должен выжить кто-то один. Если это будете вы, вы должны немедленно отправиться в Голубую башню и предупредить остальных. Мы же говорили об этом на прошлом уроке, почему никто не запомнил?!
        Ученики виновато уткнулись в стол, Фаина Федоровна взглянула на Киру.
        — Ты напугана?
        — Нет,  — солгала Кира.
        — Как видишь, все очень серьезно. Это вовсе не забавы, как считают некоторые! Здесь главное всегда быть бдительным, собранным!
        — Пани Леда?  — Денис Ястреб поднял руку.  — Мы сегодня пойдем на задания, а то урок скоро кончится?
        — Куда вы денетесь,  — фыркнула пани Леда.  — Главное, чтобы вы правила запомнили!
        — Да мы запомнили!  — нетерпеливо отозвался Лис.
        — Принесите глобус,  — попросила пани Леда. Денис Ястреб и Елисей Рифма поднялись со своих мест и скрылись за дверью, которую Кира прежде не заметила. Девушка заметила, что ребята заметно волнуются, повторяют про себя правила.
        — Чего это они?  — спросила Кира шепотом у Влады.
        Ветер повернулась к ней.
        — Трусят перед заданием. Ты, кстати, тоже пойдешь.
        — Я?  — по спине Киры побежали мурашки.
        Денис и Елисей вернулись с огромным глобусом на толстой деревянной ножке. Глобус им приходилось тащить вдвоем, такой он был тяжелый.
        — Так-так,  — когда глобус установили посреди стола, пани Леда встала и до-тронулась до деревянной ножки.  — Кто первый желает?
        Никто не шелохнулся.
        — Ну, давайте! Кто здесь самый смелый?
        — Я попробую,  — Арсений поднял руку.
        «А он не из робкого десятка,  — подумала Кира.
        — Рысь? Отлично! Действуй…
        Арсений подошел ближе к глобусу и поднял голову, вглядываясь в переплетение рек, морей, океанов, в россыпь маленьких светящихся точек-городов.
        — Вот оно,  — Рысь указал куда-то рукой, закрыл глаза и вдруг исчез.
        — Удачи!  — успела крикнуть Джессика.
        — Становитесь в очередь,  — велела пани Леда.  — Да побыстрей!
        Дрожащие ученики образовали шеренгу. Кира хотела встать в самый конец, но ее планы расстроили Лаврентий Буревестник и Гоша Чертополох.
        — Девочкам надо уступать,  — коварно улыбаясь, ответили они на вялое возражение Киры.
        Горностайка со страхом смотрела, как ученики по очереди подходят к здоровенному глобусу, разглядывают его, показывают куда-то рукой и пропадают.
        «Куда это они? Зачем? Что за задание?  — вопросом было много, вот только ответом мало.
        Наконец, подошла и ее очередь. Девушка растерянно глянула на пани Леду.
        — Извините, я…
        — Ты в первый раз, и поэтому я помогу тебе. Но учти, это в первый и последний раз.
        — Да, конечно,  — Кира нервно сглотнула.
        — Сейчас ты выберешь любое место на глобусе и перенесешься туда.
        — Любое место?  — поразилась Кира.  — В любую страну?
        — На любой материк. Там, куда попадешь, кому-то нужна твоя помощь. Там вот-вот свершится что-то плохое. Быть может, что-то незначительное, но все же непоправимое. Ты должна предотвратить это. Поняла?
        — В общих чертах,  — ответила Кира, уже представляя, как она сражается с каким-нибудь чудищем.
        — Помни: ты должна действовать бесшумно, только мысленным внушением. Удачи тебе, Горностай!
        — Подождите, я…
        — Выбирай, время! Ты должна справиться до того, как прозвенит Колокол!
        — А если я не справлюсь?
        — Произноси заклинание и возвращайся. А сейчас выбирай место.
        Кира встала на цыпочки, ее взгляд зацепила маленькая точка, подписанная чьим-то аккуратным подчерком — «Верея».
        — Вот сюда,  — Кира накрыла пальцем точку, почувствовала теплоту пыльного глобуса, закрыла глаза.

* * *

        В ушах запел ветер, волосы поднялись. Девушка зажмурилась и сжалась в комочек. Ноги ее оторвались от пола, ее куда-то понесло, но она боялась открыть глаза.
        «Я переношусь,  — поняла она.
        — Верно, так и есть,  — услышала Кира знакомый женский голос в своей голове.
        — Пани Леда? Это вы?
        — Да, я буду направлять тебя, поскольку ты в первый раз.
        Горностайка почувствовала под собой опору, услышала, как противно каркнула ворона, как забрехал пес.
        — Можешь открыть глаза,  — Кире показалось, что в голосе учительницы прозвучал смешок и распахнула глаза. Она стояла на грязной улочке, засаженной чахлыми деревцами. По шоссе изредка проносились машины, их догоняла поземка. Мутное солнце не желало выглядывать из-за туч. Позади домов виднелся серый бок невысоко здания с надписью «магазин».
        — Добро пожаловать в Верею! Переходи дорогу и иди в магазин.
        Кира хотела спросить «зачем?», но решила, что на этот раз вопросов лучше не задавать. К тому же, девушка чувствовала, что что-то зовет ее в этот магазин, кому-то нужна ее помощь.
        — А люди меня видят?  — осторожно перейдя дорогу, подумала Кира.
        — Нет. Ты же волхв! Ни к чему им на тебя смотреть. Забыла правила? Нельзя, чтобы тебя заметили!
        — Я, значит, невидима?
        — Это твоя способность.
        — А остальные как?
        — Остальным труднее. Хватит болтать, ступай скорее в магазин!
        Пробравшись между двух пятиэтажек, Кира обошла вокруг неприметное здание и потянула на себя деревянную дверь с табличкой «открыто». Над дверью висел колокольчик, но он почему-то не зазвенел.
        Кира остановилась возле камеры хранения. По магазину вдоль прилавков сновали самые обыкновенные люди и продавцы в одинаковых синих майках.
        — Иди в отдел игрушек,  — подсказала пани Леда.
        «Без вас знаю,  — подумала Кира, предусмотрительно скрестив пальцы, чтобы учительница не услышала. Она прошла мимо стола, загроможденного корзинами, миновала продуктовый отдел, свернула к газетному и оказалась в отделе игрушек.
        «Интересно, откуда я знаю, куда идти?  — в глаза бросались цветные коробки с роботами, куклами, посудкой.
        — Тебе налево,  — подсказала пани Леда. Кира послушно свернула и остановилась. Она увидела маленькую девочку, лет шести. Девчушка была растрепана, на ней были ободранные ботинки, которые были явно ей велики и в грязном темно-коричневом пальтишке. Она стояла перед полкой, полной ярко-розовых коробок с куклами Барби, даже поднялась на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть.
        «Ну и что с того?  — подумала Кира.
        — Смотри, что дальше будет.
        Девчушка быстро огляделась, Кире даже показалось, что ребенок взглянул на нее. Внезапно немытая ручонка потянулась к одной из коробок, из которой нарисованными губами улыбалась красавица Барби в шикарном голубом платье.
        — Предотврати! Не стой!  — крикнула пани Леда.
        Кира кинулась к девчушке, хотела сказать «Девочка, не надо», но изо рта не вырвалось не звука.
        Девчушка подскочила. Полка была высоко, но пальцы все-таки коснулись коробки.
        «Не надо,  — стала мысленно упрашивать Кира, сложив руки у груди.  — Не надо, девочка, слышишь? Ты хорошая, не бери куклы, не нужно».
        Девчонка как будто услышала. Она в нерешительности остановилась с вытянутой рукой и опустила лохматую голову, будто раздумывая.
        «Не бери, не бери, опусти руку,  — Кира вытянула руку и едва-едва коснулась пальчиков девчушки. Девочка опустила руку, бросила прощальный взгляд на Барби и выбежала из отдела.
        «Жалко ее,  — подумала Кира, глядя ей вслед.
        — Ты молодец. Неплохо для первого раза. Несмотря на то, что ты провози-лась, я ставлю тебе четыре балла. А девчонку не жалей. Если бы не ты, она бы взяла игрушку, ее бы, конечно же, поймали, заставили родителей платить, а ты будто сама не видишь, какие у нее родители. Ну все, хватит, скоро колокол прозвенит. Ты теперь можешь говорить. Произнеси заклинание, только так, чтобы не слышно было.
        — Быть там, где ждут,  — шепнула Кира и уже по привычке зажмурилась. Подул ветер, звуки смешались, резкий рывок, и… она уже стоит в кабинете пани Леды, возле круглого деревянного стола. Большинство учеников уже были здесь.
        — Ну как?  — спросила Ветер.
        — Нормально,  — пожала плечами Кира.
        — Чего делать-то надо было?  — всунулась Тина Соболь.
        Кира вкратце рассказала.
        — А,  — Ветер махнула рукой.  — Ерунда! Вот попробовала бы ты уговорить алкаша не пить больше!
        — А что, у тебя было такое задание?  — удивилась Кира.
        — Да нет,  — отмахнулась Влада.  — Это просто посложнее, чем ребенка убедить куклу не трогать.
        Прозвенел колокол, счастливые одноступеньцы похватали сумки и поспешили скорее покинуть холодный кабинет.
        — Ура! Свобода!  — крикнула Влада, когда Кира выходила в коридор.
        — В смысле?  — девушка остановилась в дверях и в недоумении повернулась к Владе.  — Что, уроков больше не будет?
        — Не-а, сегодня ж последний день второй четверти!  — фыркнула Влада.  — Проснись и пой, Горностайка! Сейчас банкет будет по случаю окончания.
        — А,  — Кира почувствовала разочарование и облегчение одновременно. С одной стороны — хотелось проверить себя на еще каком-нибудь задании, а с другой — было страшно провалиться.
        — Ты на праздничный обед-то идешь?  — спросила Параска.
        Идти не хотелось.
        — Да нет, что-то не хочется,  — сказала Кира.  — Я лучше пойду вещи соберу.
        — Ну как знаешь,  — пожала плечами Параска и ушла.
        А Кира задумчиво брела по коридору к лестнице. На душе у нее было радостно. Завтра! Уже завтра она увидит отца!
        Как и всегда, она удивилась, когда увидела перед собой дверь своей комнаты. Как дошла сюда, она не помнила. Ноги опять же сами привели ее, куда надо. Девушка распахнула дверь.
        День был пасмурный, совершенно не новогодний. За стеклами окон хмурилось серое небо, солнце упорно не желало выглядывать. В свете ненастного денька красивая комната казалась выцветшей, скучной и неинтересной. Пахло косметикой — видимо, Влада успела заскочить в комнату и поправить макияж.
        Кира сказала Параске неправду — вещи были уже давным-давно собраны. Угрызения совести по поводу этого почему-то не мучили. Кира прошла к кровати и легла, подложив под голову руки. В голове было тяжело от невеселых мыслей о Арсении.
        «Он меня чуть не убил,  — возразила Кира сама себе, повернулась на бок, ткнула кулаком подушку и закрыла глаза, не зная, как поскорее скоротать время, оставшееся до долгожданной встречи с отцом.

* * *

        Кира проснулась поздно вечером. Сама не заметила, как уснула. Из распахнутого окна дуло, уныло свистел ветер.
        Завернувшись в одеяло, девушка босыми ногами прошлепала по ковру к окну и выглянула. Из окна комнаты № 6 моря видно не было — обзор закрывала могучая ель. Ветер захлестал по лапам-веткам, всколыхнув снег. Кира поспешила захлопнуть окно, но в комнате все равно было холодно. Вдруг дверь распахнулась, и в комнату влетела Влада. Кира напряглась, но соседка прибывала в полнее нормальном расположении духа.
        — Дом, милый дом!  — дурным голосом заорала Влада, покружилась по комнате, налетев на шкаф, и упала на кровать. Туфли на высоченной платформе слетели с ее ног и разлетелись в разные стороны, как снаряды. Один приземлился на письменный стол, а второй просвистел через всю комнату, чуть не найдя свое место посадки у Киры на голове.
        — Ну что, Горностайка, чучело-мяучело?  — Влада перевернулась на живот и весело улыбнулась, наморщив нос.  — Отстаем от коллектива? Чего тебя на обеде не было, а? Давай-давай, колись. Не бойся, тетя Влада добрая, она не кусается, просто ест, не жуя.
        — Как-то настроения не было,  — туманно ответила Кира.
        — Знаю я твое настроение,  — Ветер хитро прищурилась и погрозила Кире пальцем с длинным, извилистым ногтем.  — Все в себе держишь. Тебя обстрели-вают а ты, знай себе, терпишь.
        — Это плохо?  — обеспокоилась Кира. Несмотря на всю свою легкомыслен-ность и ретивость, Влада иногда говорила умные вещи.
        — Фиг знает,  — честно ответила Влада и перевернулась на спину.  — Нравиться тебе так жить — пожалуйста, флаг в руки!
        — А если не знаешь, нравится или не нравится?
        Соседка пожала плечами. Видимо, ей надоело валяться и она села, обхватив колени. Настроения сменялись, как узоры в калейдоскопе. На смену философски-размышлительному пришло распрашивающе-доброжелательное.
        — А ты где живешь-то? Куда завтра отправишься?
        — В Москве,  — ответила Кира не очень охотно.  — А ты?
        — Питер рулит,  — Влада сделала невразумительный жест рукой.  — Не бывала в наших краях?
        — Не-а.
        — Много потеряла,  — Влада смотрела в окно, на темнеющее небо с огоньками-звездочками.  — У нас там белые ночи в конце лета. Знаешь, как прикольно? Вроде и поздно, и спать давно пора, а за окном все не темнеет.
        Кира увидела, как в глазах соседки зажегся огонек. Или это просто звезды блеснули?
        — Влада?  — позвала Кира.
        — У-у-у?  — задумчиво отозвалась Ветер.
        — А куда ты пропадаешь по ночам?  — Кира, наконец-то, набралась храбрости спросить.
        Влада тряхнула головой, будто сбрасывая оцепенение, и сдвинула брови.
        — Откуда знаешь? Шпионишь за мной?
        — Нет,  — быстро сказала Кира.  — Просто случайно увидела ночью, как ты в окно выскакиваешь.
        — И что?  — Влада прищурилась. В голосе ее звучал вызов.
        — Да так, просто интересно,  — пожала плечами Кира.  — Можешь не говорить, если не хочешь…
        — Вот именно!  — фыркнула Влада.  — Не хочу! Это мое дело!
        — Хватит, не кричи,  — попросила Кира. Она терпеть не могла, когда на кого-то кричат, тем паче на нее.
        Влада в ответ вытащила из-под одеяла подушку и швырнула в Киру. Очередной снаряд не достиг цели и перелетел через кровать. Влада недовольно поджала губы и легла, демонстративно отвернувшись.
        «Вот вредина!  — с досадой подумала Кира.



        X

        Пробуждением на следующее утро было не из приятных.
        — Просыпайся, королевна!  — пропел кто-то ехидным голоском, и Кира почувствовала, будто на нее вылили целое ведро ледяной воды. Дрожа и стуча зубами от холода, девушка вскочила с кровати. Перед ней стояла и невинно улыбалась Влада — с рюкзаком за плечами, в сапожках на меху и шубке. Уже полностью готовая.
        — Ве-ве-ветер!  — Кира поспешила завернуться в одеяло. По комнате гулял сквозняк.  — С ума сошла?
        — Ага, уже давно,  — не растерялась Влада. От ее вчерашнего скверного на-строения не осталось и следа. Глядя, как Горностайка дрожит от холода, Ветер сочувственно прищелкнула языком.
        — Холодно? Ладно, извиняй, я не думала, что ты у нас такая мерзлявая. На, согрейся,  — Влада протянула маленькую бутылочку синего стекла Кире. Та мотнула головой, но руки сами потянулись к напитку. К тому же, пить хотелось еще с вечера.
        Стоило Кире сделать глоток, как по телу пробежала огненная волна, стало не то что тепло — жарко. Кира закашлялась, едва не выронив бутылочку. Из ее рта вырвался клуб синеватого дыма.
        — Что это?  — хрипло спросила Кира. Влада улыбнулась.
        — Здешний согревающий напиток. «Дракончик» называется. Всего 0,6573 градуса алкоголя.
        Кира с подозрением глянула на Ветер и вернула бутылку.
        — Малолетних спаиваешь?
        — Кто? Я?  — Влада изобразила на лице праведный гнев и возмущение.  — Да ни в жисть! «Дракончиком» только и спаивать! Есть у нас еще «Огонек», так это совсем другое дело…
        — Ладно, все, хватит,  — Кира решительно прервала болтовню Влады.  — Ты не выйдешь? Я бы хотела переодеться?
        — Чего?  — от такой наглости Влада даже опешила, но Кира была непреклонна. Ретивой девице по имени Влада Ветер пришлось удалиться. Расчесывая волосы, Кира слышала, как она стонет из Красной Гостиной, что ее лишают жилплощади и посягают на ее гражданские права.
        «Интересно, как мы попадем домой?  — подумала Кира, натягивая свое неизменное серое пальтишко.  — Поплывем по Морю-Меж-Мирами?»
        Окинув прощальным взглядом комнату, девушка вышла в коридор. Влада уже успела куда-то подеваться. Красная Гостиная пустовала.
        «И куда теперь?  — озадачилась Кира. Ответ не заставил себя долго ждать — несколькими этажами ниже, по всей видимости, в холле слышался гул множества голосов. Девушка поспешила вниз по винтовой лестнице. По дороге ей попался домовой — чумазый, лохматый, с подозрительно пунцовеющим носом. Похоже, нечисть как следует отметила окончание второй четверти.
        «Еще неизвестно, кто радуется больше — нечисть или ученики,  — подумала Кира.
        В холле кипело и бушевало настоящее людское море. Яблоку было негде упасть. Кира приподнялась на цыпочки, выискивая «своих». Ей показалось, что в толпе мелькнуло равнодушное лицо Арсения, но девушка заставила себя отвести взгляд и не проверять, правильно она увидела или нет.
        Спустившись с лестницы, она стала проталкиваться сквозь море счастливых учеников. Здесь были все — преподаватели, старшие, даже где-то мелькнули лохматые головы домовых и печальное лицо Библиотечного привидения.
        Сверкнули хитрющие зеленые глазищи Кэт. Кира остановилась, чтобы передохнуть. Вдруг кто-то дернул ее за рукав пальто. Повернув голову, Кира увидела лицо Ларисы Сороки.
        — Сейчас речь толкать будет,  — сказала она, кивая куда-то в сторону главных дверей.
        — Кто?  — Кира встала на цыпочки, но ничего особенного не увидела.
        — Да пан Мирон, кто же еще?  — Лариса сомкнула цепкие пальцы вокруг локтя Киры и уверенно потащила сквозь толпу.
        — Вот здесь все наши,  — сказала она, когда они остановилась.
        Кира и сама уже это поняла. Девушка инстинктивно вытянула шею, стараясь найти в пестром калейдоскопе учеников одного единственного — кареглазого, самоуверенного. Даже СЛИШКОМ самоуверенного.
        «Да что же это я?  — обозлилась Кира на себя, когда Лариса спросила, кого это она там выискивает.  — Похоже, я уделяю ему больно много внимания».
        — Только посмотри на них!  — фыркнула Лариса, так и не дождавшись ответа на свой вопрос. Кира увидела, как Влада кругами ходит вокруг Дениса Ястреба, что-то загадочно нашептывая ему на ухо и улыбаясь самой обольстительной из всех улыбок. Несообразительный Ястреб что-то мямлил в ответ, краснел, смущался и со взглядом мученика озирался по сторонам. Максим Махаон негромко окликнул Дениса и махнул рукой. Ястреб с превеликой радостью кинулся к Махаону — это походило на позорное бегство. Оставшись без жертвы, Влада зашипела обиженно и с презрением, как кошка, которой не дали спереть со стола кусок колбасы.
        — Тишина! Соблюдайте тишину!  — крикнула пани Леда, но ученики и не ду-мали замолкать. Зловредный пан Богдан покосился на учительницу и нехорошо усмехнулся. Пани Леда опустила глаза. Пан Марк нахмурился и неодобрительно покачал головой. Пан Мирон взмахнул рукой и негромко пробормотал:
        — Аки гром среди ясного неба!
        Пани Магдалена уважительно глянула на Мирона. Видимо, заклинание было не первой сложности.
        — ТИШИНА!!!  — неожиданно пан Мирон рявкнул так, что все подскочили, а кое-кто из слабонервных упал в обморок. Крик прокатился по всей башне, Колокол отозвался на него глухим звоном.
        — Наши юные волхвы и волшебницы!  — начал пан уже нормальным голосом, дождавшись, когда «обморочных» приведут в чувства.  — Мы поздравляем вас с окончанием второй учебной четверти. Уверен, вы достойно показали себя на уроках и получили заслуживающие оценки. Теперь вы имеете право отдохнуть, но помните: никто из обычных людей не должен знать о нас. Колдовать среди них строго запрещается! Вы это знаете и так. Надеюсь на ваше благоразумие.
        Если же среди вас найдутся те, кому наплевать на запрет, так знайте — при малейшем нарушении мы мгновенно явимся к вам и примем меры. Вам все ясно?
        Тишина послужила ответом — всем все ясно.
        — За нами что, следить будут?  — прошипела Лиля Ливень за спиной у Киры.
        — Думаю, нет,  — ответила Тина Соболь.  — У них, наверное, есть какой-то прибор. Если где срабатывает магия, они тут же узнают об этом…
        — Так же помните, что следует быть осторожными и бдительными. Враги не дремлют. Они могут поджидать вас на каждом углу.
        Как только эти слова прозвучали, над толпой поднялся гул. Кое-кто попытался снова упасть в обморок.
        «Запугивает или правда?  — со страхом подумала Кира.
        — Я не запугиваю вас,  — сказал пан Мирон, и девушка вздрогнула.  — Я просто предупреждаю: будьте начеку… Что ж, не будем сейчас говорить о плохом! Завтра ведь Новый год! Мы все от души поздравляем вас и желаем успехов в следующем году. А теперь, вперед! Да прибудет с вами свет!
        Кира забеспокоилась. Она ведь не знала, что нужно сделать, чтобы попасть домой. Девушка обернулась на одноступеньцев. Те весело прощались друг с другом, мальчишки хлопали друг друга по плечам, девчонки обнимались. От такой трогательной сцены у Киры даже в глазах защипало. Она отвернулась и с грустью подумала, что она опять одна.
        — Эй, Горностайка!  — позвал кто-то. Кира опешила и обернулась. Перед ней стояла Влада Ветер.
        — Ну, пока, что ли?  — Ветер осторожно обняла ее и звучно чмокнула в щеку, оставив яркий след от помады.  — Я тебе черкну пару строчек на каникулах. Что б жизнь медом не казалась.
        — Ага, черкни…  — Кира потерла щеку, пытаясь стереть помаду. Влада усмехнулась, закинула сумку на плечо, отошла в сторону и громко произнесла:
        — Быть там, где ждут!
        Раздался негромкий щелчок, и она исчезла. Точно так же исчезла и добрая часть толпы. Остальные еще плакали друг другу в плечо.
        «Тьфу ты!  — подумала Кира.  — Заклинание телепортации! И как я могла за-быть?»
        Она в последний раз огляделась и поняла, что каникулы покажутся ей не-обычайно долгими, и очень будет не хватать всего этого — магии, домовых, коридоров с факелами.
        — Быть там, где ждут!  — крикнула девушка, смахивая невольно набежав-шую слезу и привычно зажмуриваясь. Знакомый резкий рывок, свист ветра в ушах, легкое головокружение, и, наконец, земля под ногами.
        Кира вздохнуло полной грудью, затем открыла глаза. Мимо с шумом проносились автомобили. Ярко сияло солнце, заставляя снег блестеть разноцветными огоньками-искорками. В глаза бросилась яркая вывеска «кафе «Мираж», и Кира улыбнулась ей, как старому знакомому.
        Витрины магазинов переливались гирляндами. Над дорогой висела огромная перетяжка «С Новым годом!». Дом Киры, с виду невзрачный и совсем обычный, в лучах солнца окрасился в ярко-голубой.
        К счастью, в тот момент улица была пустынна, и никто из людей не заметил девчонку, возникшую на тротуаре непонятно откуда. Щурясь от солнца, Кира быстро перешла дорогу и нырнула в подъезд. В подъезде сильно пахло кошками и сигаретными окурками.
        Игнорируя гостеприимно распахнутые дверцы лифта, Кира как на крыльях пролетела пять лестничных пролетов, и, замерев сердцем, нажала на кнопку звонка. В глубине квартиры раздалась малоприятная трель. Кира на всякий случай отошла подальше от двери, чтобы отец мог ее получше разглядеть. Однако за дверью было тихо. Никто не спешил открывать.
        Абсолютно ничего не понимая, девушка снова нажала на кнопку звонка. Потом еще и еще. Тишина начала ее пугать, она в панике забарабанила по двери кулаками.
        «Может, он вышел в магазин?  — мелькнула слабая надежда.  — Или он во дворе, выгуливает Грозу?»
        Кира вихрем слетела на первый этаж, выскочила в подъезд и оказалась на улице. Рядом, на колченогой лавчонке сидела закутанная в платки и шали старушка, флегматично пережевывающая семечки. Увидев, как Кира остановилась перед ней, бабулька подозрительно отодвинулась на край скамейки.
        Волнуясь и сбиваясь с третьего на десятое, Кира подробно описала отца и спросила, не видела ли пенсионерка Сергея. Та все так же флегматично пожала плечами и буркнула, что никого не видала.
        Совершенно растерянная и ничего непонимающая Кира вошла в подъезд. На этот раз она решила воспользоваться лифтом. Когда кабина понесла ее вверх, Кира принялась себя успокаивать. Ей казалось все это бредом, сейчас она снова позвонит в дверь, и отец выйдет ей навстречу, как ни в чем не бывало.
        Когда дверцы распахнулись, девушка выскочила на лестничную площадку и с силой ткнула в кнопку лифта, сломав ноготь. Но вновь на трель звонка ответила только тишина. Беспокойство переросло в панику. Кира заколотила по двери кулаками и ногами, крикнула:
        — Пап! Это я, Кира! Открой!
        Ушибив ногу о дверь, Кира в бессилии сползла по стене и опустилась на коврик. Из глаз брызнули слезы боли, обиды и страха. Это было невыносимо! Ира сжалась в комочек, прислонившись спиной к двери и зарыдала. Горько-горько, со всхлипами. В этот миг она была одна в мире, и никто не мог чем-то помочь, утешить…
        Минут пятнадцать спустя, Кира вытерла лицо и медленно поднялась на ноги. Надо идти в милицию, поняла Кира и, шмыгая носом, нажала на кнопку лифта. Взгляд скользнул по ненавистной двери. Дверцы лифта в который раз уже распахнулись перед Кирой, она шагнула, было, в кабину, но вдруг внезапно повернулась и с застывшим на лице упрямством поднялась на цыпочки и нажала на кнопку звонка.
        Она ждала тишины после трели звонка, но вдруг… В глубине квартиры послышались чьи-то шаги. Не веря собственному счастью, Кира кинулась к двери и забарабанила кулаками.
        — Кто там? Чего ломитесь?  — Кира узнала недовольный голос отца.
        — Пап!!!  — только и смогла крикнуть Кира хриплым голосом.
        — Кира?!
        Было слышно, как ключ повернулся в замочной скважине, и дверь, наконец, распахнулась. Сергей стоял на пороге — исхудавший, с тенями под глазами, но… живой. Глаза отца в удивлении расширились, от удивления он даже покачнулся.
        Кира кинулась ему на шею — просто не смогла себя сдержать. Из глаз снова хлынули слезы, но уже другие — слезы радости и бесконечного облегчения. Эмоции перехлестнулись через край, и Кира опять разрыдалась, уткнувшись в плечо отца.
        Сергей неловко поглаживал ее по спине. Услышав, как она заревела, он аккуратно поставил ее на ноги и повел в зал. Несмотря на то, что глаза застилали слезы, Кира увидела невыразимый бардак. Книги валялись на полу вперемешку с одеждой, одеяло было скомкано, а на стуле стояла тарелка со слипшимися макаронами.
        — Ну хватит, хватит, успокойся,  — приговаривал отец, но Кира от этого только распалялась. Пришлось сходить на кухню, добыть стакан воды и успокаивающее.
        — Вот, выпей,  — Сергей протянул Кире стакан и устало опустился на кресло. На лице его застыла улыбка.
        Кира дрожащими руками схватила стакан и проглотила таблетку. Из груди вырвался судорожный стон, но плакать больше не хотелось. Представив, как сейчас выглядит ее красное, распухшее лицо, девушка спешно задрала свитер и вытерлась.
        — Ты чего так долго не открывал?  — с укором спросила она, разглаживая мокрый свитер.  — Я чуть с ума не сошла! Уже хотела в милицию идти!
        — Извини,  — буркнул Сергей виновато.  — Я заснул…
        — Но я целых полчаса трезвонила! Ты что, снотворное выпил?
        — Э-э-э…  — отец озабоченно взъерошил волосы.  — Да.
        В глазах дочери зажглось сочувствие и понимание.
        — Выдался тяжелый день, да?
        — Да,  — снова ответил отец, глядя в сторону. Кира нахмурилась.
        — Пап, ты прости, что не писала все это время…
        — Это ты меня прости!  — Сергей явно обрадовался перемене темы разговора.  — Я ведь знал… Фаина Федоровна позвонила на следующий день, как ты уехала!
        — И… что сказала?  — удивилась Кира.
        — Ну, как что? Что дозвониться до вас очень трудно. Ваша школа против мобильных телефонов. Говорят, от него какие-то излучения. А еще сказала, что лучше письма писать и по почте отправлять.
        Кира попыталась скрыть удивление. Надо же, как ловко все обстряпали…
        — Ты есть хочешь?  — спросил отец после секундной паузы.
        — Угу,  — Кира последний раз шмыгнула носом и поднялась с кресла.
        — Пошли, у меня суп есть!  — Сергей привел ее на кухню.
        — Пап, скажи честно…  — начала Кира, присаживаясь на табурет.
        — Что?  — отец спрятался от нее за дверцей холодильника.
        — Ты не рад, что я вернулась?  — серьезно спросила Кира.
        — Что ты!  — отец захлопнул дверцу и укоряющее глянул на дочь.  — Да как ты подумать такое могла?! Просто я… устал, вот и все.
        — Честно?
        — Честно.

* * *

        Сергей, подперев небритую щеку ладонью, сидел напротив Киры и с умилением глядел, как она ест горячий, еще не успевший остыть суп. Вот она зачерпывает ароматный бульон, дует, вытянув губы трубочкой, подносит ко рту и проглатывает, смешно наморщивая нос.
        — Кир,  — позвал отец и протянул руку, чтобы взъерошить ей волосы.  — Хорошо, что ты дома…
        Она улыбнулась, болтая ложкой в тарелке.
        — Пап, а как там бабушка, дедушка?  — спросила она в перерыве между двумя ложками супа.  — Не звонили?
        — Думаю, все нормально,  — пожал плечами Сергей.  — Ты вполне можешь сама в этом убедиться…
        Металлический стук ложки о тарелку затих.
        — В каком смысле?
        — Ну…  — Сергей смешно закатил глаза, будто раздумывая.  — Как насчет того, чтобы поехать к бабушке?
        — Шутишь?!  — ложка плюхнулась в тарелку, Кира вытаращила глаза и вскочила с табуретки.  — Да я только «за»! Когда поедем? После Нового года?
        — Да хоть сегодня!  — засмеялся отец. Кира с визгом повисла у него на шее.
        — Иди собирай вещим, а я позвоню, узнаю, когда первый поезд до Пскова.
        — Ага!  — радостно напевая, Кира умчалась в комнату и крикнула оттуда.  — А мне и собирать нечего, все уже собрано! Мне только учебники и тетради из рюкзака вытащить, и все.
        — Кстати, ты как четверть-то закончила,  — спросил отец, листая пухлый справочник и водя пальцем по страницам, выискивая нужный номер.
        — Ну… Э-э…  — сдавленно донеслось из комнаты дочери.
        — Что, неужели с тройками?
        — Да нет, что ты! Просто у нас немного другая система. Не оценки, а баллы. Их надо набрать как можно больше за весь год, они учитываются в конце, перед экзаменами. Тыщу баллов наберешь — без экзаменов пройдешь!
        — А-а, вон оно как,  — протянул отец, сдвигая брови и напряженно прислушиваясь к протяжным гудкам в трубке.  — Алло, девушка? Здравствуйте, не подскажете, когда последний до Пскова?.. Плацкартный… Как-как? В шестнадцать двадцать? Спасибо…
        Сергей положил трубку, секунду посидел на трюмо, глядя в зеркало, а потом крикнул:
        — Эй, Синеглазка!
        — А?  — послышалось из комнаты, почему-то после паузы.
        — Одевайся, на вокзал поедем.
        — А во сколько поезд?
        — В четыре, но мы выйдем пораньше. Надо еще подарки дедушке с бабушкой купить…
        — Ага!  — Кира появилась в прихожей. Она была одета уже в новый свитер, щеки ее раскраснелись от радости, а глаза весело сверкали. Неожиданно она спохватилась и хлопнула себя по лбу.
        — Ой, я же забыла положить…  — не договорив, она снова кинулась в комнату.
        — Давай быстрее!
        …Состав, грохоча всеми своими железными составляющими, резко остановился, будто напоролся на стену. Кира покачнулась, но встала. От долгого сидения на жестком затекли ноги.
        В схваченном морозными узорами окошке было видно, как мимо проплывают большие буквы, складывающиеся в слово «Псков». Отец подхватил сумки, и они прошли по вагону до выхода.
        На улице было холодно. Мороз щипал за щеки и за нос. Кира сразу начала пританцовывать от холода и похлопывать себя по бокам. С темнеющего неба сыпался снег, под ногами поскрипывали сугробы, а на душе было весело и радостно.
        — Теперь надо бы найти…  — начал, было, отец, но его прервали:
        — Эй, вас подвезти?
        Сергей с удивлением оглянулся и увидел невысокого, заросшего щетиной человека в смешной шапке-ушанке. Изо рта у него торчала сигарета, ало тлеющая в темноте. Чуть в стороне от него стояли старые грязные «Жигули» с ярко-оранжевой табличкой с черными шашечками на крыше.
        — Я подумал, может вам такси надо?  — мужчина улыбнулся, продемонстрировав ряд желтоватых зубов.
        — А, да, спасибо,  — Сергей чуть нахмурился и взглянул на Киру. Та пожала плечами. Лично у нее подозрений не было никаких. Она была уверена, что если бы была какая-нибудь опасность, то она бы, Кира, почувствовала.
        Мужчина загрузил их сумки в багажник и усадил их в машину. Внутри от-четливо пахло апельсиновыми корками, как будто кто-то совсем недавно ел здесь апельсины. У Киры случилось какое-то дежавю, как будто она уже ехала в салоне автомобиля, воняющем апельсиновыми корками…
        Водитель докурил сигарету и залез на переднее сиденье. Завел мотор, протер зеркало дальнего вида.
        Сергей кашлянул:
        — Извините, а почему вы не спрашиваете, куда нам надо?
        — Я как раз собирался это сделать,  — хрипло отозвался странный таксист и повернулся к ним.  — Так вам куда надо?
        — В Опенкино,  — ответила Кира вместо отца.
        — А, знаем, знаем…  — водила загадочно махнул рукой, мол, нас не проведешь, включил дворники, и машина сдвинулась с места.
        Кажется, Кира задремала по дороге. Она еще в поезде клевала носом, но ей не хотелось проспать родные места. Когда отец негромко позвал ее, она распахнула глаза, не понимая, почему так темно и тесно.
        — Просыпайся, соня,  — фыркнул водила, доставая новую сигарету.  — Приехали…
        Они выбрались из машины. Кира осоловело хлопала глазами. Фонари вокруг сливались в единую смазанную цепочку.
        — Спасибо вам. Сколько я вам должен?
        — А, нисколько!  — махнул рукой мужчина.  — Это так, новогодний подарок, как последнему клиенту в этом году…
        — Но я же должен вам заплатить!  — настаивал отец, хлопая себя по карманам, в поисках кошелька.
        — Да не, не надо!  — отмахивался водила.
        — Но послушайте…
        — Нет, это ты послушай, мужик,  — в голосе водителя явно прозвучало раздражение.  — Я, может быть, раз в жизни решил доброе дело сделать. Папашу с дочкой бесплатно подвезти, а ты мне все портишь.
        Сергей поперхнулся и закашлялся, но все же уступил.
        — То-то,  — погрозил пальцем водила, выбросил дотлевающий окурок в снег, сел в машину и уехал, фырча мотором.
        — Пап, пошли, что ли?  — позвала Кира. От мороза она уже давно проснулась, и теперь стояла на обочине дороги.
        — Иду,  — отозвался отец.
        Кира подхватила отца под руку, и они пошли. Девушка с какой-то грустью и в то же время радостью узнавала родные места. Вот аптека, куда они с мамой ходили за лекарствами для дедушки. Дед еще ругался — не признает лекарств, только народными рецептами лечится… А вот мясной магазин, возле которого всегда сидел большой лохматый пес, черный, как смоль. Что-то его не видно… А вот дворик, куда мама ее водила маленькую возиться в песочнице…
        — Что, ностальгия?  — хмыкнул отец.
        — Угу,  — ответила Кира, уткнулась в рукав отцовской куртки и шмыгнула носом.
        — Ну, ничего, ничего…
        Вместе они миновали главную улицу, освещенную витринами магазинов и киосков, свернули на право. В веренице тусклых фонарей мелькнул и тут же затерялся кусочек двухэтажного блочного здания с покатой крышей — Кирина школа. На стене одного из кирпичных домов мелькнула табличка: «ул. Малая Залесная».
        Кира прибавила шагу. Сердце в груди бухалось о грудную клетку, дыхание прервалось. Там, почти на самом конце улицы стоял маленький домик некогда темно-зеленого цвета. Со временем краска облетела, выгорела на солнце, и дом стал каким-то серовато-салатовым.
        Оскальзываясь, Кира побежала к покосившейся калитке. В одном из окон горел мягкий, желтоватый свет люстры, мерцал экран телевизора.
        — Стой, мне же за тобой не угнаться!  — кричал отец Кире, но та не слушала. Она тихонько открыла калитку, чтобы не выдать скрипом свое присутствие, и кинулась к крылечку. Поднявшись по ступенькам, девушка облокотилась на деревянные перила — отдышаться и перевести дух.
        Противно скрипнула калитка. Кира вздрогнула и с укором поглядела на отца. Тот, пыхтя, отдуваясь и громко топая, взобрался по ступенькам крыльца.
        — Ну ты и бегать!  — присвистнул он.  — Только пятки сверкают!
        — Потише,  — попросила Кира.  — А то сюрприза не получится!
        Секунду Сергей смотрел на нее, а потом ласково погладил по шапочке и кивнул на дверь, мол, открывая, не бойся.
        Кира послушно толкнула дверь и шагнула, очутившись в сенях. Здесь пахло сырыми досками, было холодно и свежо. В полутьме сеней белела еще одна дверь — входная. Скрипели доски пола, тоненько позванивало стекло в оконце. Улыбаясь в полумраке, Кира подошла к двери и постучала, проигнорировав слова отца: «Чего стучишь-то? Так заходи!»
        Горностайка приложила ухо к двери. Был слышен знакомый, грубоватый голос дедушки:
        — Кларуша, по-моему стучатся…
        Ему отвечала бабушка — мягко и как всегда ласково:
        — Да нет, никто не стучится. Кажется тебе…
        Кира постучала снова.
        — Говорю же, стучатся!
        — И впрямь… Кого это на ночь глядя принесло?  — в голосе бабушки прозвучало беспокойство.  — Пойду, открою.
        Кира услышала неуверенные бабушкины шаги, потом отошла от двери, одернула пальто, поправило волосы. Сердце продолжало бухать в груди.
        — Кто там?  — с подозрением спросила Кларуша из-за двери.
        — Бабуль, это я, Кира!  — голос девушки почему-то прозвучал хрипло.  — Мы с папой в гости приехали!
        — Кира? Ах, Боже ты мой…  — повернулся ключ в щеколде, дверь распахну-лась, впустив в сени поток света. Кира поначалу зажмурила глаза, привыкшие к полутьме сеней. Бабушка стояла на пороге — маленькая, сухонькая, неуверенно улыбающаяся.
        — Бабушка!  — Кира бросилась к Кларуше на шею, чуть не уронив старушку. Улыбающийся отец вошел следом, с шумом бухнул сумки на пол и принялся расшнуровывать ботинки.
        — Тише ты, тише, уронишь бабушку!  — Кларуша поцеловала внучку в щеку и отстранила ее от себя, жадно разглядывая.  — Как ты выросла! Больше бабушки!
        — Да ну, ерунда!  — фыркнула Кира, но на всякий случай мельком глянула в зеркальце, висевшее над тумбочкой. Да нет, вроде не скажешь.
        — Кто там кричит так звонко?  — послышался голос дедушки из комнаты.
        — Даня, иди к нам! Кира и Серж приехали!  — отозвалась Кларуша, поднимаясь на цыпочки, и тепло чмокая Сергею в заросшую щеку.
        — Кира и Серж?  — заныли пружины старого дивана, зашлепали тапочки по деревянному полу, и из комнаты вышел дедушка — бородатый, кудрявый, огромный, как медведь. Вид у него был грозный, но глаза смеялись.
        — Деда!  — Кира расплылась в улыбке. Дед Даниил присел и расставил руки — в детстве любимой Кириной забавой было с разбегу прыгать в объятия дедушки. После этого следовал головокружительный полет вниз головой.
        Вот и сейчас Кира с радостью кинулась к деду, вмиг очутившись в его могучих и сильных руках. Предметы в комнате смазались и поменялись местами с потолком. У Киры захватило дух, длинные светлые волосы теперь подметали ковер на полу.
        — Полегче, Даня, разбушевался!  — испугалась Кларуша.  — У тебя спина, за-был?
        — Да ну, спина,  — с презрением фыркнул дед, вернув внучку в нормальное положение. Ноги обрели твердую опору, Кира, пошатываясь, облокотилась о тумбочку. Волосы превратились в воронье гнездо.
        — Мы решили, что нехорошо отмечать Новый год по отдельности,  — сказал отец, обменявшись теплым рукопожатием с дедом Даниилом.
        — Ну и зря,  — сказала бабушка.  — Мы бы уж как-нибудь справили. Нечего вам, молодым, в даль такую мотаться…
        — Молодцы, что приехали!  — перебил дед Данила и грозно сверкнул глазами на Кларушу.  — Ничего в этой Москве нет хорошего — дым, смог, и прочая гадость! Там снег-то хоть есть?
        — Есть,  — ответила Кира и добавила.  — Чуть-чуть.
        На этом дискуссия окончилась, Кларуша захлопотала.
        — Пойдемте, я вас чаем напою.
        — Отличная идея! Согреемся!  — отец в предвкушении потер руки, подхватил сумки и, насвистывая, потопал на кухню.
        «Наконец-то я дома,  — с радостью подумала Кира.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к