Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Атлас Богов Александр Александрович Марков

        Поневоле троице друзей посчастливится вскрыть «ящик Пандоры» с неприятным сюрпризом в виде злобного и могучего существа. И в водовороте событий их забросит в чужой мир, где правит острый клинок и могучая магия. Зазвучат слова пророчеств, вновь заявят о себе служители древних культов, а спецслужбы примутся за новую опасную игру… И только недоступные взорам простых смертных кукловоды, что стоят над судьбами рас и народов - увидят полную картину происходящего. Плотный клубок судеб друзей распустится, и каждого из них будет ждать свой путь! Но куда заведут их нити мироздания - не знает никто…

        Александр Марков
        Атлас Богов

        ПРОЛОГ

…где-то во мраке, в древнейшей тюрьме на границе Пустоты…

        …Сотни сакральных имен канули в забвение. Тысячи храмов в его славу, возводились и разрушались сменяющими друг друга эпохами… Счет, миллениумам заточения был давно потерян Забытым, но титаническая Астральная тюрьма так и оставалась нерушимой. Даже спустя минувшие миллионы лет - магические стены, не ослабевая продолжали давить на своего заключенного где-то за пределами мира, на грани с Бездной и бесконечным Ничто. Но воля… искаженный разум… и неугасимая ярость - горели в нём с прежней силой! Пусть и не во всю былую мощь, а так… на краю забвения, будто в дремотном, кошмарном сне, от которого он постоянно просыпался в ярости.
        Иссохший нечеловеческий остов, в искорёженном, когда-то неразрушимом доспехе, распятый на границе мироздания - вот, что сейчас представлял собой, некогда могучий Древний. Но что-то внутри, некая тонкая ниточка судьбы или издевающегося злого рока - изредка шептала о возможности возврата былого величия…
        Может, вечно тлеющий огонёк злобы на заключивших его в тюрьму врагов стал причиной того, что он не смог сойти с ума? Или наоборот - ему казалось, что он не потерял остатки разума? Не-ет, этого просто не может быть. Ведь где-то на грани расползшегося по бескрайней вселенной сознания, появилась тень возможности вырваться из клетки проклятых самозваных судей! И этой возможностью он собирался воспользоваться при первой же удобной возможности, прокрутив миллионы вариантов развития событий за столь долгий срок заключения…
        Когда-то, владыка целого мира и всех его тонких планов, был низвергнут «Новым Порядком» в Бездну вместе со всеми его порождениями, за планы бытия… в гордом отказе подчинению непризнанной им новой Высшей Воле. Для него великая битва была проиграна, но не война, далеко не война…
        Возможность.
        Тысячи тончайших нитей его воли протиснулись сквозь громады придавивших массивов могучих заклятий его врагов, и нашли отклик в ослабших разумах смертных и… бессмертных. Нет, Древний не имел возможности управлять Своевольными, наоборот - это они делали свой, судьбоносный Выбор!
        Он постоянно посылал им свою волю, тончайшими отголосками доходившую до струн их души нотами Темной музыки, волю, в которой был четкий приказ ждать, копить Силу и искать любые зацепки о его заключении. Эти запредельные старания изредка начинали приносить плоды, пусть много поздние, но кропотливо взращённые самой вечностью.
        Изначально, неумелые последователи создавали целые секты поклонения ему под разными именами, имеющие впоследствии печальный опыт уничтожения и преследования по всем мирам. Это изрядно выматывало и даже невероятно бесило, выжигая оставшиеся крохи спокойствия. От того он всякий раз приходил в бешенство! Но спешить в таких делах было попросту некуда, и холодный расчет всегда брал верх над яростными эмоциями.
        Великое терпение.
        Скрупулёзно, терпеливо и старательно, тратя на это не одно тысячелетие, он возводил новые культы, идеи и принципы в слабых душах. В конце концов, сумев добиться устойчивого успеха, Древний вёл их по нужному пути уже несколько тысяч лет.
        И вот, совсем неожиданно, его внимание привлёк чистейший восторг, прошедший по духовной нити, от одного из многих миллионов преклонивших колени перед истинным Мраком последователей…

* * *

        Огромная, залитая светом луны ночная аллея, обычно тихая и спокойная - в один миг утратила свою привычную безмятежность. Старческий мудрый голос с небывалой силой уповал на чью-то безмерную твердолобость и безответственность.
        - Глупцы! В который раз говорю - пропустите меня внутрь!  - старейший прорицатель Дарийского Аркана пытался протолкнуться через охрану роскошного поместья Архимага.  - Он должен знать!
        - Ночью?! Совсем сдурел, старый?  - охрана поместья боялась даже помыслить о последующем разносе после сообщения о безумном старике, смеющем нарушать покой главы государства магов, но и на пророка косились с опаской: а ну как выдаст час смерти, и живи потом с этим всю оставшуюся жизнь в страхе.  - Я все записал, но какой здравый человек поверит этой выдуманной писанине?
        - Дайте мне с ним поговорить, дети Бездны! Лично!!  - старик с руганью снова рванулся через ночную охрану, но повис на руках магов, бессильно повиснув на руках стражей, продолжая проговаривать отдельные бессвязные части из его недавнего пророчества.
        К шуму у ворот стягивалась дополнительная охрана, привлеченная необычным для такого времени суток действом.
        - Старик, знаешь ли ты, сколько таких за последние месяцы отлавливаем?  - маг говорил с сочувствием.  - Весь прошлый год одни «пророки» да «ясновидящие» совались с предостережениями да видениями! И всем, как и тебе, именно к архимагу на приём, магистры ведь слишком мелко плавают! Теперь вот ты пришел. Если бы не твой почтительный возраст, то поступили бы, как с остальными…
        Старик оставил попытки пройти через охрану, тем более, за столь малое время, количество любопытных охранников удвоилось и многие из них стояли с сочувствующей полуулыбкой на лице.
        - Придёт время - вспомните старика…  - проскрипел старец и пошел прочь, опираясь на сухую ветку, которая служила ему вместо трости.
        Старший охраны ещё долго провожал взглядом неспешно удаляющуюся фигуру от особняка главы государства магов, и почему-то, в его душу закрадывались нотки сомнения в своём поступке. Слава пророка многого стоила, но четкий приказ никого не впускать нарушать было не в его полномочиях.

        Массивная темная цитадель привычно и величественно возвышалась над столицей Кулантийского союза - трёх объединённых государств, братски сплетённых воедино после великих войн древности. Местная знать и высший свет больше привыкли величать столь радостное событие Кулантийским Триумвиратом. В столь кричащем названии сквозила какая-то покрытая тёмным налётом сплетен и заговоров тайна, передаваемая шепотом лишь в высших кругах посвящения: истинных правителей-то было всего двое…
        Тёмные коридоры Риадского Чертога хранили много тайн. Мрачная репутация главного средоточия мракопоклонников давно имела особую известность в кругах посвященных, пугающую даже опытных некромантов и магов Тьмы своими мерзкими запретными ритуалами и обрядами, проводимыми в секретных залах. Но сами хозяева не видели в них ничего из ряда вон выходящего, так как давно привыкли к подобным мероприятиям, и не одну сотню раз, лично в них принимали участие.
        И все же, сегодня в тайных залах из черного камня, полы которого были давно пропитаны кровью всевозможных ритуальных жертв, царили покой и тишина. Не звучало ни привычных стонов, ни хрипов и душераздирающих воплей о пощаде, сопровождающихся выбросами эманаций Тьмы и Смерти от ритуалов, которые и притягивали сюда все новую нежить из неизученных древних подземелий.
        Владыки Нижних залов неспешно прогуливались по одному из длинных, широких подземных переходов. Прилегающие к стенам края прохода, были превращены в глубокие, под два человеческих роста стоки, облюбованные мертвяками, упырями и прочей нечистью, часто довольствующейся останками жертвоприношений.
        Один из повелителей Тьмы глубоко задумался. Шагая рядом со своим спутником, он опустил взгляд на свои рабочие кожаные мокасины, изрядно износившиеся не только от постоянных прогулок по залам, но и от того, что на его полных ногах они и так поскрипывали от натуги. Сам же хозяин был больше похож на бочонок с короткими руками, длинными волосами по плечи и несимметричным лицом обманчиво-дурацкого вида.
        - Тварей набралось почти в половину горожан столицы! Да, Приту?  - его сухощавый спутник: высокий мужчина, с длинными руками, одетый в такие же черные одежды, отдающие бликами в свете редких магических светильников, слегка склонил голову к своему коллеге. На его бледном лице и впалых глазах читалась явная заинтересованность мыслями друга, что он не скрывал, но и не спрашивал напрямую. Лельмер так же являлся высшим тенемантом и одним из истинных хозяев страны, вернее, объединения из трех стран спаянных веками в Кулантийский Союз, идейным центром которого являлась Куланта, со временем поглотившая соседей под общим названием.
        Очнувшись от раздумий, Приту только и отмахнулся:
        - Был бы ещё от них толк…
        - Терпение, мой друг!
        Не успел Лельмер выдать следующую фразу, вертящуюся на языке, как рядом с ними сначала заклубилась черная тень. Мгновением позже, она приняла очертания безногой сущности, не касающейся пола, зависшей в темноте, облаченной в рваный балахон с глухим верхом. В тени накинутого капюшона просматривались два уголька криво поставленных глаз, что сразу отбивало всякую мысль на былую человечность. Вестник Тени!
        - Хозяин…  - тень шипяще поприветствовала мага Мрака и, стелясь клубами по грязному полу, припала к ногам нависшего тёмной башней Лельмера.
        - Не тяни!  - заинтересованно покосившись на друга, приказал Лельмер, протягивая руку в сторону прислужника.
        Тень лишь поклонилась и скрутилась до состояния пышущего Тьмой комка в его ладони, в центре которого с каждым мгновением начинало происходить какое-то действо.
        Вот, через пару глухих ударов сердца перед ними раскрылась картина далекого места, сплошь усеянного древними обелисками, которые как раз расписывали протодемоническими символами порабощенные создания в виде шестируких гигантов, с обрывками кандалов из черного металла на запястьях.
        - Тьфу!  - плюнул от злости и выругался тенемант.  - Чего замер, Приту?! Срочно готовим Тёмный Мост!
        По подземным залам прокатился гневный колдовской приказ, вскипающим Мраком возвещая адептам Смерти и Тьмы, а так же тварям из Иного мира - готовится к мерзкому ритуалу в скором темпе, не терпящем никаких возражений!

        Никто даже близко не предполагал, что именно привело в движение те древние силы, сдвинувшие саму суть бытия и судьбу бессчетных душ, возвестив о своём приходе тысячами пророчеств в разных мирах, расах и народах… Но одно, все «видящие» чувствовали точно - силы эти были древними и могучими, неподдающимися описанию, стирающими в пыль и забвение все, что вставало у них на пути!

        Часть первая
        МЕСТНЫЕ ОБЫЧАИ

        ГЛАВА 1
        Город Арианск, год 2014, январь месяц

        Апатия.
        Пробуждение суровой зимой всегда дается нелегко. Особенно с очередного серого утра и его извечного сонного состояния, вяло разгоняющегося до рабочего режима будней, в которых попросту тонет подавляющая часть человечества. Проснуться в такую пору тяжело всегда. От давяще-наскучившей работы, от огромного груза накопившихся дел, которые лень решить одним махом и всегда их нужно подкопить, оставить на потом! Даже природа засыпает на зиму под толстым слоем снежного одеяла в северном полушарии, иногда «выглядывая» во время короткой оттепели. Так же и человеку, с оглядкой на неё, несмотря на истеричный звоном будильника - хочется только сильнее закутаться в теплое одеяло и переставить будильник ещё минут на пять, десять, пару раз минимум…
        Потянувшись к источнику изрядно поднадоевших звуков, Артур рухнул на пол с кровати. Коротко обругав все и вся двумя словами, поднялся сначала на одно колено, а потом и вовсе сумел встать и потянутся. Ткнул пальцем в сенсор смартфона, выключая звонко играющую веселую мелодию, выбранную именно на пятничный день. И ведь встать было реально проще, чем обычно от предвыходных мыслей о заслуженном отдыхе. Без всяких прикрас - Артур такого отдыха заслуживал гораздо больше, чем всякие там «белые воротнички».
        Медленно заполз в душ, за тем на кухню - стряхивая последние остатки дремоты. Подогрел пищу. Медленно пережевывая, доел остатки подсохшего вчерашнего ужина и оказался на пороге своей однокомнатной квартиры. Натянул высокие зимние ботинки на ноги. Надел куртку, шерстяной шарф, любимые перчатки и отправился на работу.
        Улица встретила его бодрящим холодом. Пасмурное небо сегодня было особо хмурым, давящим, покрывающим все вокруг своим тяжелым, испорченным «настроением» передавая его многим людям, в число которых и входил Артур. Все вокруг казалось каким-то серым, приглушенным, потерявшим свой истинный цвет. Где-то на задворках сознания даже появлялась нечто подобное тоске…
        Изрядно наскучившие за полгода, как он устроился в новое место, трудовые будни на стройке, многократно угнетали его зимой. Труд становился тяжелее вдвойне, а желание работать пропадало напрочь. Артур не был лентяем, и всегда относился к любимому делу со всей ответственностью, стараясь достичь в нем высших результатов, вот только нынешняя его работа была далеко не любимой! Физическому труду - всегда предпочитал умственный, но в нынешний период жизни, попросту не было возможности заняться любимым делом, приносящим хороший доход. Вот и приходилось временно работать на стройке и ждать лучшего варианта.
        Опомнился уже в маршрутке. Спустя час подъехал к работе. Благо, что ехать на новый объект было совсем не далеко, по меркам их города, и издали можно было заметить строящуюся громаду здания очередного никому не нужного бизнес центра.
        Зашел на огороженную по всем строительным нормам территорию, поздоровался с мужиками и мрачноватого вида начальством. Отряхнул ноги на входе во времянку, где быстро переоделся и пошел к высокому строящемуся зданию-небоскребу, мрачноватого вида, которое и являлось нынешним объектом. Сюда его перевели недавно, и работы было навалом.
        - Маканов!  - приветствовал Артура его новый добрый прораб Василич. Глаза прораба всегда светились живыми, веселыми огоньками настоящего трудяги, готового работать в любое время и погоду, иногда даже за похвалу начальства, не подкрепленную премией.
        - Здаров Василич!  - сняв толстую рукавицу, протянул ему руку Артур и искренне улыбнулся до ушей. Прораб всегда вызывал в нем только теплые чувства: не прикрытый лживой маской, честный, добрый, веселый и прямой. Хоть он был пожилым, лет так под пятьдесят пять, но так разительно отличался от многих мрачных людей. Людей, так часто встречающихся в жизни, обожающих врать и думать, что они самые умные и уникальные, хотя очевидное гнилое нутро которых, часто, видно не вооруженным взглядом…
        Вот и в этот раз, потемневшие от внутреннего гнёта мысли, вновь сами собой осветились от одного присутствия такого человека. Нет, конечно, он был не единственным! Много людей Артур отмечал для себя в лучшем свете, но сегодня первым он повстречал именно его. И это приподняло настроение ещё не много.
        - Сёдня надо на нижний уровень с ребятами,  - Василич неопределенно махнул рукой в сторону одной из ряда тесно прижатых друг к другу времянок.  - Чукилев заболел снова, взял отгул на пару дней до поправки! Так-то ты с ним должен быть, но… Инженеры эти косорукие, опять внесли корректировки, придется расширять помещение.
        «Ещё бы он не болел… после зарплаты то!..» - Артур только довольно кивнул и с понимающей улыбкой отправился к входу в подвал небоскреба, услышав вдогонку перекрываемое ветром напутствие:
        - Инструмент там-же найдете!..
        Войдя внутрь, подошел к грузовому лифту, нажал кнопку вызова. Могучий механизм пришел в действие: ожили лебедки, затрещал ротор, направляющие противовеса ушли вниз в темноту шахтного подъемника изредка освещенного красными фонарями. Донесся гул поднимающейся из глубины платформы. Пока он стоял в ожидании, сзади успели подойти ребята, поздоровались. Вместе стали рассказывать «послезарплатные» истории, часто, похабно-привычного содержания.
        Платформа поднялась и так же быстро и незаметно по времени, спустилась на минус пятидесятый этаж - самый нижний из всех этажей здания, придавливая и сковывая одним ощущением всей глубины, на которую они спустились.
        Все разошлись по своим участкам, Артуру достался самый дальний и темный, хотя уже через час ему был выделен переносной киловаттный прожектор, который щедро залил светом все помещение и даже пару соседних отростков прихватил.
        Тут же Артур обнаружил и инструмент - им оказался отбойный молоток, которым предстояло долбить соседнюю стену. Насколько это будет каторжная работа, он убедился в первые пять минут. Поднявшееся было настроение, быстро спустилось «ниже плинтуса».
        «Ох, не зря заболел тот работничек… ох, не зря…» - поминая все витиеватым матом, не забывая при этом и Василича, бранился Артур, натужно удерживая грохочущий молот. Благо, что в таком шуме его «высокие» речи никто из начальства не слышал! Иначе бы зарплаты не видать!
        Вернувшись с обеда обратно, время пролетело незаметно, и вот уже наверху давно должен был быть вечер, как внезапно, каменная стена пошла глубокой трещиной и с глухим звуком рухнула на пол целым пластом, обнажив за собой вмурованный прямо в каменную породу металлическую полусферу, размером с футбольный мяч, всю покрытую разными знаками.
        «Это ещё что?» - Артур смахнул грязный от пыли и мельчайших осколков камня пот со лба и подошел к торчащей из каменного монолита сфере.
        Черный матовый металл был полностью покрыт переплетениями разных символов и знаков, очень слабо светящихся тёмно-зелеными тонами. Причем символы, будто находились внутри, и способ их помещения внутрь не поддавался осмыслению. Сам металл был явно не прозрачным. Создалось непонятное ощущение, будто сфера старается втянуть свет прожектора, но одновременно его отторгает. При детальном рассмотрении они будто оживали, принимая эффект голограммы, у Артура даже начало рябить в глазах, от чего он часто заморгал посмотрев в бок чтобы отвлечься. От вещи и её архаичных символов тянуло самой древностью, в помещении даже потемнело, хотя наверное это был визуальный эффект после пристального рассматривания таинственного предмета, слишком сильно отсвечивающего в свете прожектора.
        Долго не думая, он обернулся посмотреть - нет ли кого сзади из случайных наблюдателей, и потрогал выступающий исписанный металл. Никого! Ощупал и надавил - вытащить её никак не получалось, тогда Артур попросту взял отбойник и приставил его повыше торчащего полушария. Пара секунд и металлический шар выпрыгивает прямо ему на ногу, больно ударив по пальцам и не избежать бы переломов, если не толстые зимние рабочие сапоги, сдержавшие большую часть удара, частично отклонившие её в сторону.
        Поморщившись от боли и отбросив отбойник, он поднял тяжелую сферу с пола и вздрогнул…
        В нише, откуда выпала черная сфера, отчетливо угадывался силуэт раскрытой ладони, частично выступающий наружу, закованной в похожий металл. Только вся ладонь с едва видимой пятерней утопала в камне… Кто был хозяином, как она тут очутилась, почему и сколько лет назад - Артур даже боялся представить, но от того его интерес с каждым мгновением разгорался все сильнее.
        - Ох, чую, проставляться придется!  - помянув местные обычаи работяг и поправляя съехавшую шапку, с усмешкой шепнул он.
        Спеленав находку в бумажный мешок из-под цемента, он взглянул на часы - рабочий день как раз закончился. На всякий случай он взял широкий деревянный щит и приставил его к пролому, пусть на этом этаже, а особенно в этом месте, никого не будет ближайшие дня три, но все же. Рисковать не хотелось, если какой-нибудь сторож обнаружит найденное им сокровище, хотя, что делать с этой «рукой» он решил оставить этот вопрос на потом.
        Дождавшись пока все остальные работники уедут с его этажа, чтобы как можно меньше людей косилось на его неаккуратный свёрток из-под мешка цемента и не задавало ненужных вопросов, он вызвал платформу и поехал наверх.
        Томительное ожидание, и вот - первый «счастливый» наблюдатель. Но, слава богу, неизвестный работник, кивнув ему в приветствии, прошел куда-то мимо по своим делам. Пронесло! Артур отправился дальше один. Этажи начали медленно сменять друг друга один за другим, лишь на предпоследних ярусах до сих пор кипела работа, то и дело, освещая светом сварки и искр тёмные коридоры.
        Пять… четыре… три… остановка. Створки решетчатых ворот разъезжаются, входят люди. Он неприкрыто зевнул, склоняя голову. На втором этаже зашла группа ребят-сантехников весело обсуждающих футбольные новости. Никто даже глазом на него не повел, так и поднялись на цокольный этаж.
        Переоделся, засунул сверток в спортивную сумку, давно пустующую без дела, судя по толстому слою мусора и пыли, и отправился в сторону остановки. Все вокруг давно спешили домой в пятничный вечер, поэтому до него им не было никакого дела. Почти никакого.
        - Инструмент, никак, воруешь!?  - с той же веселой задоринкой, окликнул его Василич, от чего Артур встал как вкопанный, но расслабился и обернулся.
        - Разве что, цементику немного прихватил!  - нарочито позитивно бросил Артур, попутно показывая нутро сумки.
        Василич даже не заглянул внутрь. Только похлопал по плечу и добавил:
        - Много не пейте! Хороших выходных, молодежь!
        Очередная гора напряжения незаметно для всех остальных свалилась с его плеч, и он вымученно улыбнувшись, двинул дальше ускоренным шагом.
        Домчался до остановки, успел сесть на отходящий автобус. Народу было полно, что не удивительно в часы пик. Не давка конечно, но свободного места не было. Артур заметил, что у многих людей зазвонили телефоны, когда он зашел внутрь, но они с удивлением осматривали свои экраны смартфонов, выключая звонок, убирали их обратно в карманы и сумки, так и не поняв причины сбоя.
        Не вышел - выпрыгнул на своей остановке. И через десять минут уже открывал входную дверь своей квартиры на седьмом этаже, на ходу скидывая на пол ботинки и куртку. Занес сумку в комнату, достал содержимое и бережно поместил на пуфик-каплю, смахивая мусор салфеткой, предназначенной для чистки экранов телевизоров и мониторов.
        Достал смартфон, включил, и несколько раз пытался сфотографировать артефакт с близкого расстояния, но первые снимки, которые были сделаны в упор, получались размытыми, искажались, либо совсем не получались, то засвечиваясь, то наоборот - затемняясь. Результата удалось достичь, только отойдя на пару метров и хорошенько настроив фокус на камере. Благо смартфон был из флагманского сегмента.
        Не успел он толком рассмотреть качество и детали, явно, удавшегося фото, как приложение камеры свернулось само собой, и на смартфоне уже высветилась довольная улыбающаяся рожа Саймана, одного из лучших друзей. Хотя на самом деле его звали Юра, но такое «погоняло», устоялось с давних времен, когда они вместе играли в популярную онлайн игру.
        - Толстяк! Ты чтоль?  - Артур вскинул телефон к уху, с довольной улыбкой, на что в ответ послышалось нечто завитое и нецензурное.  - Хорошо! Приходи и не забудь Александра с собой по пути прихватить! Я вам кое-что покажу…
        Домофон разрывался уже через четверть часа - оба друга жили в паре минут ходьбы от его девяти этажного дома, поэтому, прослышав о сюрпризе, друзья примчались быстрее обычного.
        - Может это какое-то круглое яйцо, как в фильме «Чужой»?  - в упор, рассматривая под лупой новую вещь Артура, Александр даже понюхал его на всякий случай,  - Напоминает фаберже! Только круглое и не золотое… кхм, хотя нет - совсем не напоминает…
        - Яйцо из металла?  - хмыкнул Артур.  - Не думаю…
        - Да… на украшение это явно не похоже,  - продолжил мысль Александр.
        - Говоришь, нашел расколов камень… в доброй сотне метров под землей?  - просматривая картинки археологических находок за все время в поисковике, вклинился в разговор Юрий.
        - Да…
        - Ничего похожего нет,  - повернулся к ребятам Саймон.  - Вернее - ничего и близко не могу найти.
        - Интересно! Сколько дадут за такую штуку на черном рынке или аукционе?  - загорелся Александр, улыбаясь и заглядывая в глаза Артура, который сразу проникся его мыслями, судя по его задумчивому лицу.  - Частные коллекционеры из безумно богатых людей любят такие таинственные редкости!  - И, понизив голос до тихого шепота добавил: - Вот только как туда попасть?..
        - Что-то внутри мне подсказывает - сфера стоит немыслимые деньги,  - покачал головой Артур.  - Если вообще стоит её продавать…
        Ребята задумались всерьёз. Их лица приобрели мечтательные выражения, но так же были видны и проблески здравого смысла, слишком часто возвращающие их в эту душную каменную комнатушку из лучших ресторанов, курортов и прочих мест, так сильно рекламируемых в интернете и по зомбоящику. Фантазия разыгралась не на шутку. Сейчас в их мыслях всплывали все мыслимые и не мыслимые даруемые возможности сферы: исполнение желаний, неуязвимость, высшие знания, невидимость, воскрешение мертвых, возможность летать! Корыстные цели и личное могущество быстро затмились более светлыми мыслями и образами: возможность путешествовать в космосе, изучать новые миры, лечить любые болезни и жить тысячи лет…! А самой главной мыслью крутилось в голове - мир без войн! Кто знает, на что способен этот металлический шар с закорючками и письменами?!
        - Точно, не стоит его продавать!  - первым нарушил молчание Александр.  - Вдруг железяка чего умеет и нас научит…
        - Ну да, тогда и деньги никакие нужны не будут,  - Артур почесал подбородок в задумчивости.  - А если повезет - и человечество на новый уровень сможем поднять! Технологиями, или саморазвитием.
        - Решено!  - закрепил мнения друзей Юра.  - Сегодня я угощаю!
        Они быстро оделись, вызвали такси и ушли. Лишь погас свет, помещение заполнилось темнотой, и только лунный свет постепенно подбирался к мирно лежащей на своём мягком пьедестале сфере. Постепенно, миллиметр за миллиметром, блеклый свет луны подползал к артефакту и самым краешком осветил её часть.
        Символы сразу волнообразно перестроились, поплыли будто живые. Приняли иные очертания и забегали бесчисленными строками и волнами по её окружности. Так, знак за знаком, сфера поменяла цвет с зеленоватого оттенка на мертвенно-голубой. Сама она будто налилась новой силой, пульсируя мягким светом.
        Загадочный артефакт вернулся к жизни…
        …Друзья уже вовсю веселились в клубе, в то время как во всемирной паутине, их запрос путешествовал через тысячи серверов всего земного шара. Умная программа отослала через спутники копии снимков в облачное хранилище, не забыв прикрепить координаты места и времени фотографии. За тем, они были сразу просканированы поисковыми программами спецслужб, и, где-то на другом конце земного шара в красной мигающей рамке поисковой программы отразился давно искомый круглый предмет с зеленоватым свечением, едва заметным только на фото. Буквально через секунду первое активное «окно» уведомления было перекрыто вторым подтверждением, коим был поиск совпадений в глобальной сети через стационарный суперкомпьютер «Око».
        Человек, сидящий у монитора в полной темноте, с интересом перевел взгляд на мигающие уведомления. Неверяще сравнил его с огромной картиной за его спиной, написанной безумным художником и резко вскочил, роняя кресло от возбуждения. Вызвав кого-то по внутренней связи, он охрипшим и сдавленным голосом, на тайном языке, в максимальной спешке начал посылать запросы и отдавать команды по сверхсекретным, закодированным каналам в скрытые религиозные общины, секты, касты и тайные общества.
        - Кха-а-а…  - Юрий первым очнулся после ночной гулянки и осмотрел комнату. На диване, прямо в одежде валялся Артур, а рядом с ним и Александр. Сил не было ни на что, кроме как оглядеться. Тяжкая цена за перебор с алкоголем, да и сознание мутное, а мысли разбегаются в стороны со скоростью маленьких мышек, среагировавших на резко включенный свет, в то время как они хозяйничали на кухне.
        Внезапно, за стеной послышался истошный вопль полный ужаса и нестерпимой боли. Орала соседка Артура - тетя Таня. Юра даже снова открыл глаза и часто заморгал, прислушиваясь. В это время проснулся и Артур, до конца не поняв, что именно его разбудило, Александр же остался спать, как ни в чем не бывало.
        Юрий вслушивался в происходящее за стеной, но там было подозрительно тихо. Артур увидел испуганный вид друга и мотнул головой в немом вопросе, на что тот только прижал палец ко рту. И тут раздался сильный удар чего-то тяжелого о потолок и новый крик, уже соседей сверху, свидетельствовал о какой-то чертовщине происходящей вокруг.
        - Чтоб тебя!!  - выругался Юра и вскочил с кресла, в котором спал, на ходу разминая затекшие мышцы. Артур последовал его примеру и разбудил Александра.  - Там что?! Режут кого-то?!
        - А? Чего? Что?  - сонно и раздраженно, недовольно сводя брови, возмущался Александр.
        Но ребята молчали сами, напряженно вслушиваясь в тишину то и дело, выделяя странные звуки за стенами, полом и потолком, замирая и тыкая в ту сторону пальцами. Долго ждать не пришлось. Новый крик настоящего, непритворного, предсмертного страха, приглушенный стеной разрезал возникшее напряжение и влил в ребят настоящий ужас! И это было только началом…
        Раздался требовательный стук в дверь и чей-то незнакомый голос приказывал открыть дверь именем закона, вот только у ребят появились большие сомнения в правдивости слов незваного гостя. А когда Артур тихо подошел к двойной железной двери и взглянул в глазок, время на миг остановилось от немыслимости увиденной им картины. Такого просто не могло быть, вернее - он наотрез отказывался верить в происходящее… Там, за железной дверью, где просматривалась лестничная площадка - творилось настоящее безумие!
        Два человека, в черных балахонах, как раз тащили тело жестоко убитой соседки, оставляя за собой кровавый шлейф на полу. Стены были измазаны кровью в ритуальной манере, а наверху кто-то лежал в углу на полу в луже чего-то темно-бардового, прижимая руку к широкой вспоротой ране в животе, безуспешно пытаясь вызвать кого-то на помощь, измазав телефон кровью. Но это было не все…
        Краем глаза, уже замедленно отрываясь от глазка входной двери, Артур заметил, как один из людей, кисточкой или чем-то похожим - выводит какие-то буквы или символы на стене чем-то липким и красным. Черпая эту самую «краску» из темного цвета смутно знакомой кастрюли, человек (человек ли?) попутно напевал какую-то изломанную молитву или заклинание, в фанатичном трансе редко подергивая рукой. Да и сами сектанты - а это не мог быть никто другой - неестественно и, как-то бесновато и одновременно подергивали головой на определенных словах, находясь, будто в трансе. В последнюю очередь, Артур перевел взгляд на тяжело дышащего человека у двери, продолжающего приказывать открыть дверь не своим голосом. Почему не своим? Наверное сектант не знал или не чувствовал, что хозяин квартиры давно стоит за дверью и со вставшими дыбом волосами, боясь пошевелится - наблюдает за его меняющимися голосами! Вот уже звучит женский умоляющий голос откуда-то из-под капюшона, за ним уже тяжелый бас прокуренного мужчины и наконец - детский крик о помощи…
        Артур не веря своим глазам отпрянул от железной двери, судорожно сглотнув на автомате. Отошел ещё на два шага и за стеной услышал то же самое пение, как и у того безумного сектанта на лестнице. За тем звук того же пения раздался откуда-то сверху, будто человек напевал прямо в пол, и снизу… снизу - тоже звучал голос, пусть другого тембра, но он пел эту проклятую изломанную и мерзкую молитву!
        - Ну что там?  - Александр дрогнувшим голосом нарушил оцепенение Артура и тот сразу вспомнил, что он не один в квартире.  - Что-за странное пение?..
        Повернувшись к друзьям с перекошенным от страха бледным, подёргивающимся лицом, Артур зашептал срывающимся на хрип голосом:
        - Ножи, биту, ствол…
        Секунда понадобилась ребятам, чтобы понять всю серьёзность происходящего. Но ровно через ту самую секунду, переглянувшись, они рванули в разные стороны в поисках припрятанных вещей для возможности самообороны. Жизнь ведь полна сюрпризов - иногда таких, какие никак не должны были происходить…
        Юра первым выхватил биту из-под дивана и повернулся к Александру, который уже заряжал пистолетную обойму дрожащими руками. Артур взял большой кухонный нож и надел зимнюю куртку, ребята последовали его примеру, в любой момент готовые выпрыгнуть и бежать на улицу без оглядки из страшного места.
        - А может?..  - Юра кивнул в сторону балкона.
        - Сдурел?!  - напряженно прошипел Артур, лихорадочно соображая по пути.  - Недавно всё таяло, сугробы ледяные! А у соседей все в стеклопакетах - не за что даже зацепиться будет…
        - Все равно лучше… чем так…
        Кто-то из друзей схватил мобильник и набрал три цифры экстренного вызова, но экран отозвался рябью и сразу погас, тем самым ещё больше омрачая без того упавшее настроение ребят. Но…
        На улице послышался приближающийся вой сирен, друзья в мгновение оказались у окна и смогли понаблюдать, как к дому стягиваются отряды правоохранителей с автоматами наперевес. Подтянули даже спецназ, а из соседнего двора заворачивали грузовики с ОМОНом, но штурмовать здание они не спешили. Ждали команды. И все же ребята не выдержали, открыли окно и заорали о помощи! Им даже кто-то помахал снизу рукой, мол, все скоро будет в порядке! Но никаким порядком пока и не пахло…
        Их крик был услышан не только прибывшими стражами порядка. В дверь начали колотить чем-то тяжелым, и все внутри подсказывало, что таких ударов она выдержит не много, да и вообще, человек ли бил с такой силой? В подтверждение их мыслей, в квартире сверху раздался нечеловеческий вой, пробирающий саму душу! Всех тут же сковало от страха, а взгляды их прикипели сами собой к потолку, чувствуя какой-то гранью неразвитого чувства смертельную опасность совсем рядом, и все сектанты и фанатики рядом с которой, не шли ни в какое сравнение! Это чувство вынырнуло откуда-то изнутри, из самих глубин инстинктов самосохранения, то чувство, когда человек боится даже представить что может издать такой звук, и сейчас оно било во все «колокола». Самые смелые опасения уже давно переросли в сущий, оживший кошмар.
        Удары в дверь прекратились, Артур боязливо подошел и прильнул к глазку с бешено колотящимся сердцем. Озноб прошелся от макушки до пят - увиденное за дверью настолько шокировало его, что он на какой-то момент лишился дара речи! Там, за металлической преградой - медленно, шатающейся из стороны в сторону походкой, спускались по лестнице люди, вернее бывшие люди…
        Их тела были заметно изувечены, лица перекошены от пережитого перед смертью ужаса, а в тупых, мертвых глазах таился кровожадный безумный голод, слегка подсвечиваемый красными огоньками. Мертвяки!?! Соседи шли, в чем попало, вернее - в чем застала их смерть. Истерзанные ужасными муками, они были ожившими свидетельствами безумства и мрачных тайн их убийц, жестоких тварей - фанатиков. И в какой-то момент Артуру даже показалось, что один из зомби вот - вот, и начнет пожирать, своего мучителя, раскачивающегося на полу в кровавом круге, обведенном вокруг него, но понадеялся он зря - тот просто прошелся мимо.
        Сдавленная ругань вперемешку с проклятьями, заставили Александра и Юра метнуться на помощь Артуру, когда тот начал валить в дверной проём шкаф с одеждой и прочую всевозможную мебель.
        Одновременно с тем, как они зашагали обратно в комнату на подкашивающихся от ужаса ногах - за стенами, потолком и полом, что-то начало скрестись, будто стараясь, дотянутся до них своими лапами. Такой звук попросту сводил ребят с ума, от чего они даже заткнули уши на какое-то время, и отошли на холодный балкон.
        - Идут на штурм!  - раздался радостный возглас. Артур даже не понял, кому он принадлежал из друзей, настолько его поразила картина помятой от нечеловеческих ударов двери, уже засыпанной всякой мебелью.
        - Нет! Нет! Скажи, чтобы не заходили!  - он рванул к балкону и истошно заорал в шум улицы, зевак которые собрались поглазеть на происходящее внутри дома, тревожный свет мигалок, вой сирен и крики таких же запертых людей на соседних балконах.  - Назад! Тут бомба!  - Артур не знал, что придумать и выкрикнул самую опасную фразу, как при террористической атаке. Но…
        Его голос потонул в общем шуме. На первых этажах затрещали автоматы прибывших вояк, и толпа радостно взвыла от вершащегося там правосудия, но, так продолжалось совсем не долго. Когда ожившие начинали вставать после града пуль, рвущих плоть в лохмотья, даже ветераны, повидавшие все на свете - дрогнули, и в спешке начали отступать к выходу, отбрасывая гранаты. Народ не понимал, почему вдруг ОМОН и полиция выпрыгивают из окон первого этажа и спешно отступают, а некоторые даже бегут прочь - куда глаза глядят, бросая бесполезное оружие прямо в снег! И ответ пришел сам собой. Когда за последними отстреливающимися стражами порядка, из подъезда, вывалились целых семь оживших мертвецов.
        Но, большая часть сохранивших дух полицейских не растерялась и ураганным огнём встретила противника на входе, просто превратив их в малопонятный фарш с костями. Каждый из них, когда выбегал из проклятого здания - видел стоящих детей, подростков, стариков, женщин, простых людей. Они просто не имели права отступать дальше этого места, так подсказывала душа, и каждый, кто видел все это своими глазами, мог подтвердить, как ужас на лицах полицейских сменялся суровой решимостью, губы сжимались в тонкие полоски, а руки уже нашаривали новую обойму на поясе.
        С замершими сердцами они смотрели на разворачивающийся внизу бой. Не прошло и пяти минут как у полиции начали заканчиваться патроны, а их начальник с раскрасневшимся лицом орал в мобильный телефон что-то невнятное, смачно-матерное, потрясая руками и изредка с силой стуча кулаком по капоту машины силовиков. Люди в панике начали разбегаться, куда подальше от такого зрелища, не все, но большая масса рванула в разные стороны с криками ужаса. Редкие группы смельчаков вытащили и растянули что-то вроде пледов, чтобы ловить, начавших выпадать из окон людей и кого-то даже успели поймать, но, к сожалению не всех…
        Ребята даже не увидели, как за их спинами незаметно что-то поменялось. Всеми забытая сфера налилась красным свечением, втягиваемым внутрь, будто из самих стен, пола и потолка. Пение фанатиков незаметно усилилось, но ребята заметили это не сразу. Далеко не сразу. Увлеченные развязкой внизу, даже просто морально стараясь поддержать занявшую оборону полицию, они пропустили самое главное - артефакт с каждой секундой наливался злым светом. Вот он уже осветил полкомнаты, отсвечивая жутковатым перестроением символов на своей поверхности, через миг начал раскручиваться, набрал скорость и, воспарил…
        В комнате рванул неожиданно взвывший воздух, трепля мокрые от холодного пота волосы. Непонятное жужжание, наконец, привлекло ребят, они постепенно обернулись, боясь представить что там, а там действительно было Нечто…
        Сфера зависла в воздухе и со свистом залила все помещение своим светом, даже люди внизу могли наблюдать странное свечение из окон квартиры седьмого этажа. Но само действо завораживало, друзья вслушивались в этот непонятный звук, старались понять, что это тут начало твориться, но первым неладное заподозрил Александр:
        - Это что, твой шар что ли?..
        Артур взглянул на то место, где находилась сфера, и тоже понял, что сфера пропала, но тут по комнате прошелся разряд. Короткая шерсть на пледе, которым ещё недавно укрывался Юра, поднялась дыбом. Ещё разряд, уже короче и злее. Прошелся по стене, соединяющей кухню и зал, и затих где-то внутри. Казалось, все начало успокаиваться, и ребята даже пошевелились, но тут, прямо из сферы ударила настоящая молния в сторону входной двери, что там произошло - потерявшие на несколько секунд зрение и слух ребята, даже не поняли. Но вернувшееся зрение подало неприятную новость…
        По полу, откуда-то из коридора - тянулся непонятный кровавый туман и втягивался в шар. Страшные разряды начали бить по всему помещению. Сфера, будто вампир, пожирала кровь, жертвованную для неё фанатиками. И, буквально через полминуты, они увидели для чего - новая молния выжгла дугой контур в стене за пару секунд. Вместе с тем артефакт загудел и раскрутился сильнее, давящим на уши шумом, заставив людей пасть на колени и зажать уши. Но не это было самым главным действом, от которого друзья не отрывали взгляда.
        Свист резко закончился, а между стеной и сферой прошла кривая дуга, постоянно бьющей в бетон молнии, и тут стена зашевелилась! Не рухнула, не посыпалась, как это бывает с мертвым камнем, а именно - ЗАШЕВЕЛИЛАСЬ! Будто живая, со страшным треском она пошла трещинами, роняя штукатурку, вещи, сломав край дивана, выстреливающими острыми брызгами бетона разбивая все стеклянные вещи и засыпав ребят, заставив их закрыться руками. Камень ожил и со страшным треском и скрежетом вышел из общей тюрьмы железобетона живым изваянием, только сейчас ребята заметили грубые, гуманоидные контуры, выжженные в стене сферой. Перед ними стояло то - ЧЕГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!
        Выйдя на середину помещения, статуя развернулась к крутящейся сфере и, аккуратно повела её в центр комнаты…
        Тем временем дом вздрогнул от чудовищного взрыва, Артур развернулся и увидел зависший хищный вертолет, пустивший ракету куда-то на крышу, а теперь работающий крупнокалиберным пулемётом по этажам здания, с обратной стороны тоже висела вертушка, судя по сдвоенному шуму второго автоматического орудия.
        «Военные прибыли! Вот сейчас-то любая нечисть прикурит!» - подумалось ему радостно, но он повернулся обратно, с тревогой взирая на происходящее.
        Оживший монолит начал творить над визжащей сферой какие-то непонятные манипуляции от чего сфера вернула свой зеленоватый цвет, а ожившая стена придвинулась к ним вплотную и протянула левую руку.
        - Что ты такое?..  - со страхом спросил Артур, но Нечто не ответило, лишь повело рукой дальше - куда-то за спину и он повернулся в ту сторону, чтобы воочию стать свидетелем могущества пришельца извне.
        Вертушка уже зашла на новую цель, и теперь висела прямо около них. Пилот получил приказ, и ракеты сорвались к источнику поднятой тревоги! Ребята раскрыли рты в немом крике, приготовившись к неминуемой гибели, но Нечто молча, с неестественным скрипом камня и металла протянуло свою «руку», и все они, будто встретили на пути незримую преграду - взорвались в воздухе оглушительными взрывами. За тем, Воплощенный протянул руку в сторону вертолета. Пилот даже не успел ничего понять, как боевая машина, превратившись в смертельную ловушку, сначала сжимаясь, будто под давлением горной лавины, а затем воздух разрезал мощнейший взрыв боекомплекта, засыпавший все вокруг дымящимися осколками, устремившимися вниз настоящим огненным градом.
        Видать, этого ему показалось мало и Нечто протянуло руку в сторону соседнего здания, которое через мгновение со страшным грохотом начало разваливаться и перекрывать один из въездов во двор.
        Ребята, не веря смотрели на происходящее, всё это казалось каким-то страшным сном, бредом, да чем угодно, но не реальностью! Слава богу, все близлежащие здания были давно эвакуированы, но масштаб разрушений и могущество незваного гостя просто поражали…
        Повернув головы обратно, они увидели, что каменный истукан будто бы склонил голову к ним - так оно и оказалось. Первым встал Артур, распрямившись с ровной спиной, он будто бы и не горбился только что от настоящего ужаса, сковавшего его по рукам и ногам. Теперь же, он стоял во весь рост, как-бы собираясь бросить вызов смертоносному существу, и вдруг… камень осыпался, а торчащая во все стороны арматура завалилась навзничь пустым безжизненным остовом заваренных прутьев!
        - Как ты?..  - Александр с Юрой поднялись, не веря своим глазам, потрясенно смотря в спину другу, но когда тот обернулся - безысходность залила самые отдаленные участки их души…
        Перед ним стоял уже не их друг. Когда на них взглянули два светящихся злым красным светом глаза, они невольно заорали, но коротко, так же коротко, как неизвестному существу удалось проникнуть в их разум и захватить полный контроль над телами, запечатав всё вялое, помутнённое алкоголем сопротивление старых хозяев где-то в глубинах души…
        Страх, ужас, печаль и смирение - наконец заполнились темнотой, общей темнотой, в которую погрузилось три сознания. Артур погрузился в этот океан первым, и по этому, как-то отдаленно ощутил близкое присутствие друзей, но это все, что было ему позволено…

        ГЛАВА 2

        Во тьме, он слышал отголоски боя и крики предсмертного ужаса, перед неминуемой гибелью. В один момент все это как-то смешалось и вдруг лопнуло грязным мыльным пузырём и теперь его посещали удивительные видения будоражащие сознание и заставляющие замереть в безмолвном трепете перед величием их хозяев или раскрывающихся перед глазами красот.
        Первым видением были огромные врата, если его не подводило восприятие - в сотни метров, а то и километров высотой. Они были испещрены странными символами, настолько сложными, что когда он смотрел на них, приближаясь к вратам - они постоянно меняли свой смысл и форму. Артур не видел ничего подобного даже в учебниках высшей школы знаний! Да что там, ничего и близко не было ни в одном фантастическом кино из тех, что когда-либо смотрел… Создавшие эти врата, были далеко за пределами человеческого понимания, и их хозяев не пришлось долго ждать…
        Вторым видением стало странное черное существо колоссальных размеров… Плоская голова с четырьмя прямыми рогами вместо ушей смотрящими в стороны, с наростами на концах пульсирующими зелёным светом. Страшные глаза, смотрящие рубиновым сиянием прямо в душу, три костяные полосы на лбу уходящие к темечку, мощное гуманоидное туловище с черным доспехом с теми же зелёными пульсирующими наростами, два огромных черных крыла с той же зелёной аурой вокруг и низ туловища с мощными четырьмя когтистыми, бронированными лапами…
        В руках невообразимого создания был огромный скипетр с раздвоенным верхом как у трезубца без центральной пики, но сияющим, будто далёкая ярко-зеленая звезда, сферическим светом меж зубцов. Созданный из такого же металла, как и доспехи, скипетр был крепко сжат в обеих трёх палых руках существа.
        Его страшная пасть загорелась зелёным огнём когда он приблизился ближе к стражу врат, и тот отреагировал мгновенно вздёрнув правую руку со скипетром со страшным рыком, раздался приглушенный звук, похожий на какое-то гудение и дверь скрылась из виду вместе со стражем…
        Кто знает, сколько протекало времени между очередной сменой непонятных картин в разуме, но судя по ощущениям - тянулись целые века, а может и тысячелетия…
        Третьим и последним видением был странного вида некто, полностью скрытый блестящим черным плащом, укутанный в нём так, что видно было только горящие красным пламенем глаза… Артур беседовал с ним на повышенных тонах, но о чем они спорили в этом состоянии, понять было не возможно… Его разум находился в искусственной, наркотической спячке. Он начинал отдалённо понимать, что Нечто, умело ввело его в данное состояние, и не было ни единой возможности ему что-либо противопоставить, оставалось только наблюдать за происходящим и стараться запомнить эти моменты.
        К тому времени, разговор с незнакомцем пришел к обоюдному согласию. Взгляд Артура упал вниз, обе его руки по-прежнему держали друзей, а незнакомец тем временем приближался.
        Достав какие-то предметы из-под плаща, он начал что-то читать на, совсем не понятном языке, но Хохол видел, как вокруг предметов струится призванная сила, с двумя разными оттенками. Первый был фиолетовым и окружал круглую печать, что наливалась красноватым светом, второй оттенок был розоватым и вливался в кинжал из прозрачного металла…
        Незнакомец в черном плаще подошел вплотную к Артуру и, сорвав с его левой части груди одежду - одним движением начала рисовать прямо на его коже острым, как бритва кинжалом какую-то замысловатую, виляющую из стороны в сторону фигуру размером с кулак. Порезы были совсем не глубокими, кровь едва выступала на поверхность. Довершив рисунок, незнакомец пристально посмотрел прямо в поднятые глаза Хохла и резко приложил к рисунку руку с печатью! От тупой и какой-то далёкой боли, сон или видение сразу закончилось…
        Снова сон. В этот раз какой-то кошмарный, ужасающий сон. Артур хотел проснуться, но никак не мог. Ему снилось, будто он бредёт почти в абсолютном мраке по какому-то черному с белесоватыми камушками песку… Медленной не много шаркающей безвольной походкой он мизерными шажками продвигался куда-то вглубь необычного места, а самое страшное - ждало впереди…
        Сначала раздался противный громко чавкающий звук, потом… к своему ужасу он увидел то, что его издавало! Прямо откуда-то из тьмы над головой по земле шарило черное щупальце с шипами и полу когтями на его конце… Совсем рядом было второе, точно такое же, но уже нашедшее свою жертву… Сложно было разобрать в такой тьме, что именно оно обгладывало, но судя по зеленовато-белесым костям, торчащим прямо изо… рта щупальца - это было какое-то жутковатое существо. Через мгновение он увидел ещё щупальца и ещё…
        Мгновенно замерев на месте и затаив дыхание, он встал на месте… Если бы Хохол сейчас управлял своим телом, то уже давно был бы так же обглодан одним из жутких отростков неведомой твари, ещё его крепко держало что-то сзади. Спустя мгновение, щупальца колыхнулись и втянулись куда-то вверх, доглодав остатки примерно трех метрового монстра, последнее щупальце тоже втянулось в темноту и исчезло. Спустя мгновение в тишине, в шагах в тридцати спереди и слева раздался титанический удар о песок, такой, что пустыня дрогнула под ногами! За тем раздался такой же глухой грохот сзади справа в шагах двадцати, затем сзади слева уже дальше…
        Ужас так и не отпускал Артура, даже его далеко не скудная фантазия пасовала перед неизвестной тварью такой породы… Тем временем его тело продолжило спокойный мерный, тихо шаркающий по песку шаг куда-то прочь от кошмарного создания неизвестных мест.
        Казалось, прошла вечность. Он сбился со счету уже на первом дне пути во тьме. Его сознание играло злую шутку, и любой счет казался бредом, особенно когда он досчитал секунды примерно до шестого дня…
        Бесконечное движение в темноте с перерывами и паузами пришло к концу. Мрачная высоченная черная стена преградила путь бредущему во мраке. Тем временем его тело само повернуло налево и пошло дальше. Спустя некоторое время там оказался подъем в виде ступенек не малой высоты. Путь продолжился уже по ступеням куда-то вверх.
        Различить что-либо рядом не удавалось совсем, зрение было как в тумане. Иногда он видел какие-то фигуры во тьме, похожие на силуэты бредущих рядом существ разных размеров, были и похожие чем-то на людей только без голов или с головами совсем не человеческими… Как оказалось дальше, оно и к лучшему, что он их не видел в полной красе…
        Над головой странно задул ветер, какими то накатами или даже сильными порывами воздуха… Воздуха ли?.. Много времени не понадобилось, чтобы понять, что это исполинское хлопанье крыльями существа, размером примерно со стадион… Его чуть не снесло в очередной раз, когда тварь над головой скрылась видать за углом каменной громады…
        Сложно было вообще что-то понять в этой кромешной тьме, но фантазия и образование делали своё дело… От таких порывов ветра о размахе крыла можно было только догадываться… Где-то вдалеке наверху, как на огромной горе раздался глухой рёв, быстро замолкший, будто челюсти существа нашли свою жертву, на какое-то время всё стихло, за тем раздались сначала удар по каменной горе, а за тем удаляющиеся медленные взмахи исполинских крыльев…
        Подъём продолжался. Каким бы безумием это не казалось, но кто-то упорно вёл и вёл их ввысь, преследуя какую-то призрачную, одному ему известную цель. Возможно желая скормить друзей для того монстра, что покинул свою обитель на какое-то время, возможно и за чем-то другим…
        На какой-то миг ему показалось, что он спит, что всё это безумный сон и вот он проснётся, но что-то внутри предвещало плохое предчувствие. Последние надежды проснуться, таили на глазах с каждой тянущейся минутой…
        И вот ступени кончились… Подул сильный ветер. Походка тела Артура изменилась на крадущуюся, аккуратную, что-то постоянно переступающую. В момент, когда взгляд упал вниз, он увидел груды ломаных, покрытых черно-зелёной, а где-то багровой истлевшей плотью костей разных размеров и форм. Многие были похожи на ствол дуба по толщине, другие были не больше кошачьих… Костей было столько, что вся поверхность представляла сплошной костяной ковёр… Шествие продолжилось куда-то в центр это жуткого кладбища тварей.
        Несколько раз из-за костей выглядывали светящиеся глаза… Постоянно что-то шуршало то где-то спереди, то за спиной, но обитающие тут твари не решались нападать на движущихся незнакомцев, предпочитая остатки падали, которой было хоть и не так много, но все же рисковать они не хотели…
        Прошло около получаса такого хода в ещё более страшную неизвестность. И тут, шаг прекратился. Из-за спины вышли Александр и Юрий, последний прижимал к себе правой рукой сферу. Глаза их загорелись странным огнём фиолетового оттенка. Они склонились и свободными руками начали собирать из костей жутковатый пьедестал… В тот же миг, кто-то будто бы «заметил» Артура, и картинка резко отдалилась со звенящей, похожей на ультразвук, волновой болью…

        ГЛАВА 3

        Всюду, насколько хватало взгляда, кипела суровая битва! Многоголосый рёв тварей Тьмы звучал наравне с боевыми горнами воинства Света. Понять что-либо в творящемся хаосе вокруг - не представлялось возможным. Туман, кровавая пелена перед глазами, грохот взрывов, металлический привкус во рту и разрывающийся в муках от неизвестных воздействий разум - все это не давало понять ни время, ни место происходящего. Звон оружия перекрывал лязг доспехов. Скрип големов и конструктов перемешивался с ужасающими магическими взрывами, распарывающими само пространство бушующей стихией и вскипающим Астралом на поле битвы! Все это дополняли крики и стоны тысяч умирающих и раненых, догорающих в голодном пламени или пронзённых самим Светом и Тьмой, будто копьями. Шевелящиеся в судорогах останки от ударов великанов, разрубленные тела карликов, обугленные остовы, разорванные в клочья твари, неестественно изуродованные тела - все это на миг зависло… Превратилось в яркую картину знамения или предупреждения, и…
        - Слава Артоне, снова сон…
        Задыхаясь, молодая девушка резко приняла сидячее положение посреди ночи. Перед её взором, в темноте - до сих пор, угасая, проходили ужасающие кровавые сражения, где перемешались вопли живых и неживых существ и тварей. Кошмарные создания, воины света, невиданные твари, люди, эльфы, орки и прочие существа - бились в её сне с невиданной доселе ожесточенностью, погибая, сотнями и тысячами от клинков и когтей. В колдовском мареве, созданном магами, демонами и высшими созданиями, которые так же принимали участие в битве не на жизнь, а на смерть - пылал сам Астрал…
        Только со временем отступил страх и наваждение. Чувства приходили в норму, вырисовывая привычную обстановку просторной, дорого обставленной комнаты, даже ночью выглядевшей со вкусом по одним очертаниям теней. Истинным женским вкусом.
        Картинка того сна была настолько реальной и ужасающей, что девушка долго ещё не могла окончательно прийти в себя, вытирая дорожки от слез, продолжая тяжело дышать. Её сердце билось настолько часто, что грозило выскочить из груди - разорвать клетку-плоть и легкую ночнушку.
        Посидев ещё немного в таком состоянии, она спустила босые ноги на пол и, почувствовав его легкую ночную прохладу, легко подошла к столику с прозрачным кувшином, доверху наполненным водой.
        Пара судорожных глотков и сбившееся дыхание начинало приходить в норму. Образы в голове так и не желали уходить на задний план, ярко сменяя друг друга в хаотичной пляске.
        Как и во многих снах до этого, она бежала к какой-то своей цели, всё никак не имея возможности её достичь. Вот только запомнилось чьё-то лицо, лицо какого-то воина, со странным выражением лица, будто желающего что-то сказать… и все…
        В конце концов, она сумела успокоить себя и легла обратно. Но что-то в душе не давало ей покоя. Что-то, что вот-вот должно было произойти, изрядно вытянув струны судьбы до критического состояния, которые начали лопаться, по всей видимости - именно в этот промежуток времени…

* * *

        Всё изменилось в один миг: прошла дремота, сны, видения и кошмары куда-то пропали, сразу окунув дремавший неведомо сколько разум в суровую реальность. Всюду вокруг бушевала яростная стихия. По лицу то и дело били песчинки, злобно и больно впиваясь в кожу своими острыми краями. Ураганный ветер ревел в настоящей ярости редчайшего гнева стихии! По-другому эти кошмарные порывы ветра называть было попросту нельзя. Становилось тяжело дышать. Интуитивно хотелось прикрыться руками, спрятаться от всего этого, закутаться в материю, но Александр не мог, вернее, затекшим рукам, заведённым куда-то за спину - что-то мешало.
        Чувствовал он себя как-то странно, спина занемела, но… небывалый прилив сил ощущался во всем теле!
        «Сколько же я спал?..» - он пошевелил пальцами, не веря самому себе. Вяло потрогал себя за джинсовую материю на ноге, не открывая слипшихся глаз. Он лежал на спине на чем-то неудобном и очень холодном, вжимая голову в плечи от необычно сильного буйства ветра.
        Александр пошевелился ещё раз. Контроль над телом появлялся постепенно, а необычный прилив сил давал о себе знать, стимулируя выброс адреналина в кровь. Спустя мгновение, его мозг сразу начинал работать быстрее, но появлялись некоторые болевые ощущения в области запястий.
        Он приоткрыл глаза…
        Перед взором носилась настоящая мгла из черного песка. Вдали, он увидел сразу два огромных вихря, титанические силуэты которых, то и дело выделяли на тёмном небе разряды неестественно огромных молний, разрезавших потемневшее небо с какой-то особой жестокостью. Создавалось впечатление, будто стихия обозлилась на кого-то или что-то дерзкое внизу, на земле, посмевшее призвать Силы, находящие за Пределом. На самом верху же, прямо над ним - зиял зловещий провал в темноту ночного неба, больше похожий на мрачную корону с изогнутыми зубьями из черных облаков, подсвечиваемых могучими ударами молний. Самый центр провала венчала похожая на черную жемчужину зловещая луна непривычного размера.
        «Что-за дья…?» - не успев окончить мысль, Александр зажмурился от новой вспышки, лишившей его зрения на несколько секунд.
        Обозримое место было похоже на Стоунхендж, только вместо зелёной травки по всему обзору был черный песок с пеплом и красноватыми камнями разной величины. Больше похожие на торчащие клыки скалы, были расписаны невиданными символами, то и дело загорающимися в разном порядке колдовским, неестественным светом. Повсюду между камнями виднелись силуэты странных существ - это точно были не люди - кланяющихся кому-то в центре. Место напоминало выжженное страшным пожаром или вулканом пространство. Везде, куда падал взгляд - был только небывало черный песок, уходящий за видимый горизонт и эти жуткие пресмыкающиеся создания…
        Камни располагались строгими кругами и создавали площадку размером с маленький стадион в центре, только правильной округлой формы. Александр лежал на одной из трёх горизонтальных плит головой в сторону центра неизвестного творения. Спустя мгновение, он смог разглядеть силуэты друзей, лежащих без сознания, но в тех же позах и на таких же плитах. Ещё через удар сердца он разглядел во внутреннем круге незнакомцев, полностью укутанных в черные плащи, не преклоняющих колени или лапы, без видимого труда передвигающихся даже в таком бушующем мареве разбушевавшегося пустынного ужаса.
        Рядом с плитой, на которой находился Юрий, разогнулась большая худая тень, метра под два ростом, в черном закрытом балахоне. Она что-то взяла из-под камня и двинулась медленным неспешным шагом куда-то в сторону центра нагромождения. Повернуть голову дальше не представлялось возможным из этой позы. Он попробовал пошевелить руками - не получилось. Что-то прочно держало их на месте, похожее на какие-то ремни, перевязанные под камнем. Рука отозвалась болью. Александр почувствовал что-то липкое и местами подсохшее на левом запястье. Наконец поняв, что это сочится его кровь из пореза, он расслабил руки, чтобы приостановить кровь. Попробовал пошевелить ногами, слава случаю - они были свободны от пут.
        Спустя некоторое время, он больше почувствовал, нежели чем услышал приближение незнакомца. Откинул на камень голову, расслабился, дабы не привлекать лишнего внимания и совсем легко прищурился. Незнакомец по-хозяйски подошел к нему вплотную. Худой, высокого роста с надвинутым наглухо глубоким капюшоном, защищающим от ветра, он вперил невидимый из тьмы взор на жертву. Склонился рядом с ним, сунув руки под жертвенный камень.
        «Ах, ты-ж мерзкая… ТВА-АРЬ!!!» - продолжения и так понятного действа, Александр ждать не стал.
        Страх перед жертвоприношением заставил мышцы черпать скрытые резервы организма, придавая им небывалую силу. Сердце забилось в бешеном ритме, дыхание сорвалось на хрип. Мгновенно рванувшись в сторону сгорбившейся фигуры, обхватив ногами неумелым, но удачным захватом шею: сжал со страшной силой горло ничего не подозревающего незнакомца, перекрестив ноги на манер подсмотренных захватов из фильмов-боевиков. От удивления, тот даже не успел понять, в чем дело, но вцепился в плотную материю штанов на ногах нечеловеческой хваткой, от чего Александр даже коротко вскрикнул, но только усилил давление захвата. Сейчас на кону стояла если не жизнь, то хотя бы месть одному из этих неизвестных злодеев, и пока - он шел к успеху.
        Всё застыло на мгновение. Тут же послышался сначала первый, жутковатый загробный голос вдалеке, тянущий какую-то неправильную, нечеловеческую, изломанную полу мелодию - полу пение. От страха, он сжал ноги ещё сильней, подозревая, что его заметили, и он не успеет расправиться с попавшим в захват врагом, прежде чем его убьют. Но через несколько мгновений, уже два похожих голоса, напевали на странном языке пугающую музыку-песню. Их голоса были похожи на полу рык, исковерканное пение с вкраплением не слышанных доселе слов непонятного, мерзкого языка. В тот же момент, когда второе существо запело, удушаемая тварь захрипела подобным им голосом-рыком, но слишком слабо и как-то скуля. Со стороны центра обелисков явилось жуткое красноватое сияние, будто косматыми щупальцами, блекло освещающее картину происходящего только там, куда они касались своим неравномерным светом. С ним же появился медленно нарастающий гул в ушах и давящее ощущение присутствия чего-то немыслимо огромного, запредельно могучего и величественного, того - что невозможно почувствовать обычному человеку. Буря заметно усилилась, пытаясь
стереть смертных наглецов, призвавших столь огромную неестественную мощь во владения Стихии.
        Все символы разом, приветственно зажглись в полную силу, от чего Александр увидел, насколько огромное количество обелисков исписано ими и как далеко они уходят во тьму. Плита под ним тоже отдалась легкой вибрацией и призрачным светом, проводя через себя колоссальные энергии, стягиваемые куда-то в сторону этого злого света, с каждым мгновением обретающего истинную силу. Некоторые обелиски начали потрескивать и лопаться, только усиливая видимую напряженность.
        Именно когда одно из «щупалец» и обелиски осветили более полную картину происходящего - на короткий миг настала страшная, неестественная тишина, укрывшая их под куполом новопришедшей Силы, в которой тонул любой звук, кроме непрерывного исполнения непонятной песни дуэта. Читающие демонической речью голоса как-то неестественно быстро стихли. Фигура в черном балахоне, задыхаясь из последних сил, с жуткими рывками рвущаяся из смертельной хватки, старалась высвободиться - выхватила мерзкий костяной кинжал, больно полосуя по ногам своими длинными, кривыми ногтями свободной руки. И в том пылу с её головы слез натянутый капюшон…
        На долю секунды сердце Александра ёкнуло, а лицо побледнело от ужаса! Зрение отказывалось верить в страшные длинные клыки вместо зубов, на мерзкой, черной натянутой кожистой морде с костяными наростами, с тремя желтоватыми небольшими рогами на голове и… страшной ненавистью горящим взглядом. В прямом смысле горящем - глаза твари светились неистовой огненной злобой, и тут… раздался хруст… Тело нелюди дернулось и обмякло. Но этот взгляд… Глаза твари продолжали гореть, вперившись в лицо Александра, обещая тому страшную участь…
        Лишь мгновением позже он заметил вонзенный на пол широкого лезвия в ногу кинжал твари, обмякшим мертвым грузом сползающей на землю.
        Секунда, и Александр услышал, как ему показалось, отовсюду бегущих в его сторону мерзких созданий. Красноватое сияние начало понемногу спадать, временно теряя силу, а он уже приготовился к смерти. Зажмурился… Представил, как его будут раздирать на части озверевшие твари в лютой злобе за своего сородича! Топот… Близко, судя по вибрации плиты… Краткая пауза… Начинают отдаляться…
        «Что?!» - Не поверил Александр, мгновенно открыл глаза и увидел убегающих с нечеловеческой скоростью тварей за рисуемую воображением грань круга камней. И тут он понял почему…
        Зловещее сияние за спиной приобрело поистине угрожающие оттенки. Символы на камнях загорелись ярким, загробным синим пламенем, местами плавя камень, а где-то кроша его в песок. Гул нарастал со страшной силой. Александр обернулся… За спиной творилось нечто…
        Вновь набравшее силу сияние, имело два четких красных ответвления изменяющих цвет с красного на голубовато-зеленый. Из чаш, что принесли твари - тянулись в центр бушующего сияния, утолщающиеся к основанию аномалии нити-щупы. Третья же нить, блуждала и неведомой силой плавила камень и песок, вздымая клубы едкого дыма в месте недостающей чаши… Словно почувствовав взгляд Александра, нить потянулась к нему, извиваясь как змея, по зигзагообразному пути… Сердце начало стучать как бешеное. Дыхание, не успевшее восстановится от короткой схватки с тварью, снова сорвалось на максимум. В ужасе отвернувшись, уже через мгновение он почувствовал нестерпимый жар и страшную вибрацию за спиной: повинуясь только инстинктам, он рванулся вперед - единственное направление спасения от страшной участи… Казалось, что незримое щупальце обволакивает камень вместе с ним…
        Случилось само Чудо!
        Ремни, закрепленные под камнем, не выдержали натиска и жара щупальца - порвались. Выдернув из ноги костяной кинжал, он с небывалой скоростью для раненного человека рванулся сначала в сторону тьмы за камнями, но потом резко прибавил и рванул в сторону Юрия, не забыв прихватить жуткий инструмент своего неудачливого палача. Хватило трех, четырёх секунд, чтобы оказаться рядом с ним срывая дыхание на хрип. И ещё около пяти ушло на разрезание пут. Медлить не стоило…
        Гул перерос в страшное монотонное натянутое до предела напряжение… Черный песок под ногами начал дрожать и перетекать в разные стороны. Некоторые песчинки и вовсе начали подниматься в воздух. Первобытный страх и инстинкты самосохранения набатом били смертельную тревогу! Александр окончательно справился с кожаными ремешками под плитой Юрия. Что было сил, влепил тому пощечину, скривившись от боли в слегка порезанных запястьях и начинающей болезненно заявлять о себе, ноге.
        - Там же Арт…  - прохрипел с округлившимися глазами Юрий другу, как только на удивление быстро оценил всю ситуацию.
        - Нет времени!!! Похоже, не успеваем…  - оборвал тот его на полуслове, развязывая последний ремень.
        - Саня!..  - взгляд Юры прикипел куда-то за спину друга, но тот среагировать не успел. Сзади на него обрушилась каким-то чудом восставшая тварь, только что задушенная им возле жертвенного алтаря и добитая ритуальным орудием.
        Нечеловек с переломанной шеей и скошенной на бок головой ударил Александра по голове и спине, чем отбросил его в сторону. От такого страшного и неожиданного удара он даже растерялся, но ненадолго - тут же начав в спешке отползать назад, загребая пятками песок. Что-то внутри подсказывало, о бесполезности применения сжатого в руке оружия против ожившего создания…
        Казалось, тварь потеряла разум, или сошла с ума, так как движения её были изломаны, совсем не те, что были во время ритуала. Будто её суставы дергал за ниточки кукловод, но от этого картина становилась ещё страшнее. По какому-то наитию, Александр почувствовал незримую нить, уходящую куда-то за край видимости, но это было лишь мгновенным наваждением, смертельная опасность перед глазами сосредотачивала все мысли на собственном выживании.
        В то же время, под отступающую завесу пробились ветры лютой бури, внеся свою лепту во все происходящее и на мгновение отвлекшие тварь, чем и воспользовался Юра, со всей силы пнув с прыжка монстра в спину двумя ногами. Тот упал навзничь, и пока поднимался - ребята рванули в другую сторону, но пробежать они успели не много.
        Все вокруг вдруг озарилось бледным светом. Друзья успели укрыться за каменным обелиском. Прикрывая уши и успевая увидеть, как раскаленное пламя вместе с поднятой волной расплавленного песка обрушивается на поднявшуюся тварь, успевшую сделать пару хромых изломанных шагов в их сторону. Видели, как с неё содрало балахон вместе с плотью, обнажив нечеловеческий скелет с кипящими от немыслимого жара внутренностями. Этот момент друзья запомнили на всю жизнь. Момент, когда даже после смерти, кошмарная тварь пыталась дотянуться до них своей костлявой горящей рукой…
        От близкого взрыва их контузило, и они потеряли сознание, но самое главное - выжили! Правда, вдвоём…

        Очнувшись от страшного жара рядом, после в голове не укладывающихся событий, Александр только сейчас сумел разжать побелевшую от напряжения руку с костяным кинжалом, вспомнив, что он находится в его руке. Опасливо оглянувшись, заткнул его за пояс и начал легко похлопывать друга по плечу. Юрий никак не мог прийти в себя после контузии, лёжа у основания обелиска. Александр кое-как усадил его спиной к камню и, как следует, влепил пощечину обратной стороной ладони, скривившись от пронзающей боли в проколотой кинжалом ноге.
        Взглянув на раскалённый песок рядом, оплавившийся до состояния стекла, Александр выглянул из-за раскаленного почерневшего края камня в сторону места взрыва. На самом его центре, горело двухметровым столбом неестественное зеленоватое пламя. Искажение в разных местах пламени говорило о его необычном происхождении, явно нечестивого характера. Что именно продолжало там полыхать разглядеть не удавалось. Оставалось ждать, пока остынет песок и всё вокруг, чтобы разведать обстановку. Ещё его беспокоили пропавшие в неизвестном направлении оставшиеся твари. Уж очень был велик шанс их возвращения. И, чтобы не встретиться снова с ними лицом к лицу, ребятам стоило поспешить.
        Пока полыхало пламя, большая часть периметра вокруг их камня и всего этого ужасного места освещалась достаточно. Саня крутил головой как локатором, выискивая малейшее движение.
        - Никого там не видно?..
        - Нет…  - на мгновение взглянув на друга, продолжил вертеть головой Александр.
        - Смотри…  - Александр посмотрел на Юру, взгляд того был устремлён прямо вверх где перед его взором представилась зеленоватая, гораздо больше привычной, луна…
        - Там пламя… зелёное…  - начал было Александр, но друг посмотрел на него с недоверием.
        Большего не понадобилось. Оба удивлённо рассматривали необычную зеленоватую луну.
        - Зрение двух людей сразу обмануть не может,  - похолодевшим голосом прошептал Юра, и друзья вновь переглянулись,  - Думаешь о том же, о чем и я?
        - Ищи белую медведицу. И ещё - там,  - Александр ткнул пальцев в ночное небо,  - была другая луна - черная! Я точно видел!
        - Уже искал… И близко ничего похожего нет!
        - Та-а-ак! Приплыли…  - Александр лихорадочно искал взглядом знакомые созвездия, но его ждало разочарование. Даже близко ничего похожего не наблюдалось в ночном небосводе, который уже не вызывал давящего страха перед титаническими природными силами, что были разбужены неизвестными тварями, пытавшимися принести их в жертву.
        Тем временем, песок успел подостыть, пахнуло прохладой. Жар спадал очень быстро, не имея подпитывающего очага. Пламя в центре круга тоже постепенно теряло былую силу, с каждой минутой сужая круг видимости вокруг эпицентра чудовищного взрыва.
        Осмотрев рану, Александр снял с себя майку и перетянул кровоточащее место, ещё раз скривившись от боли и не много затягивая узел. Рана только начинала заявлять о себе болевыми волнами при каждом новом шаге. Куда-то быстро улетучивалась вся стойкость к боли, так сильно приглушавшая все чувства. Зато он сумел спасти самое главное - свою жизнь и жизнь друга, а может быть даже и собственные души…
        Александр встал с колен и прихрамывая подошел к горячему черному стеклу около края камня. Плюнул на него, слюна не зашипела. Критическим взглядом осмотрел износившиеся тапочки, одетые у Артура в гостях и принадлежавшие когда-то ранее его сестре или маме в форме сланцев. Тут же ускоренно зашагал в сторону плиты, на которой лежал Артур перед взрывом, ковыляя и прихрамывая, но двигаясь с максимально возможной скоростью.
        Опоздал…
        Только начали вырисовываться черты плиты, на которой лежал один из лучших друзей жизни, как в глаза бросилась кровавая полоса, тянущаяся от побагровевшего камня и уходящая за видимый круг в темноту… Сердце рухнуло в пропасть. Перед глазами мелькали все вместе пережитые моменты жизни, начиная от знакомства и заканчивая столь бесславным концом.
        - Чертов шар!!! Ну зачем ты его взял тогда?! Зачем?.. Дружище…  - еле шептал Александр, следуя по жуткой тёмной полосе на песке, а сердце затапливала подавляющая даже чувства боли и опасности - грусть.
        Внезапно полоса оборвалась, где-то между ночных дюн. Александр обошел все ложбины вблизи, опасливо озираясь по сторонам, но Артура и след простыл…
        Скорей всего, его утащила одна из этих тварей, если взрыв не привлёк сюда ещё большее количество голодных хищников пустыни. И не смотря на все это, он медленно поплёлся по остекленевшей черноте обратно. Юра даже привстал, с широко открытыми глазами, предчувствуя самое страшное.
        - Что там?..
        - Всё в крови, от алтаря тянется черный, запёкшийся кровавый след… Ну, ты сам понимаешь…  - подняв глаза в незнакомое небо, продолжал Александр,  - Что-то его утащило в пустыню и по ходу - съело…
        - Тела нет?  - Вздохнул было Юра.  - Пошли ещё поищем? Нужно убедиться. Пока сам не увижу останки - не поверю!
        - Пошли!
        Они вновь рванули к тому месту. Времени не стоило терять ни секунды. Артуру нужна была их помощь. Ну и оставалась маленькая надежда на то, что он жив.
        Выбежав за грань света по истончающемуся багряному шлейфу в слегка освещаемую зеленоватым светом луны пустыню, они пришли в замешательство: оплавленная в стекло чернота заканчивалась, впереди был только черный песок, но никаких следов на песке не было…
        - Может его оттащили в другую сторону?  - оглянувшись, на затухающее пламя предположил Юрий,  - Сам он точно идти бы не смог… Никто бы не смог!
        - Разделимся,  - согласно кивнул Александр.  - Ты иди по левой стороне, а я по правой. Так будет в разы быстрее. Если кто-то из нас истошно заорёт - значит сожрали. Сразу уносим ноги в противоположную сторону. Опасно, но попробовать надо. И ещё - постарайся не кричать - шансы остаться живыми утроятся.
        Кивнув друг другу, они побежали как по кошмарному ночному кладбищу с мрачными безмолвными хищными монолитами-надгробиями, вырисовывающимися во тьме и угрюмо наблюдавшими за их тщетными попытками найти друга. Всё это страшное место - будто оскаленная демоническая пасть, насмехалось над ними. Хоть и зеленоватый свет луны давал блеклое освещение, но в такой кромешной тьме, вступившей в себя почти в полную силу - разобрать хоть какие-то намёки на следы было невозможно.
        Прошло несколько минут, прежде чем они встретились вновь, уже на другом конце круга. Задыхаясь от спешки, они согнулись, тяжело дыша и жадно набирая воздух в лёгкие огромными глотками.
        - Ничего?
        - Ничего…  - кивнул Юрий.  - Как сквозь землю провалился! Кстати, кто это такой?  - кивнув на обугленные останки, он только сейчас вспомнил о той погибшей во взрыве твари.
        - А… Ты про того, кто на меня напал? Сам не знаю кто… Вроде бы оставил лежать его там же где и придушил…  - С остекленевше-задумчивым взглядом рассказывал Александр, прокручивая в голове те воспоминания и предсмертный взгляд жуткой твари, до сих пор пробирающий до дрожи в теле.
        - Вот только труп твари, каким-то образом решил пройтись перед взрывом…
        - Вот те раз…  - Юрий присвистнул.  - Ладно. Пошли искать дальше.
        - Тогда двинемся в сторону кровавого следа легким бегом,  - Распрямляясь, скомандовал Александр.  - Настигнем быстро, если уполз не далеко.
        - Естественно! Тут оставаться совсем не лучший вариант.
        - Да, и не забудь что это пустыня. По ней лучше двигаться ночью. Тем более нам…  - Попутно окидывая взглядом свою и друга одежду, молвил Александр.
        Оба были одеты в джинсы и теплые свитера разных цветов, в носках и тапках. В такой одежде по пустыне явно далеко не уйдешь…
        - Воды ведь совсем нет…  - сглотнул Юрий.  - А в горле уже совсем пересохло!
        - Решено! Выдвигаемся. Всё лучше, чем быть съеденным той мерзостью!
        Александр захромал в ту сторону, куда указывал кровавый след друга. Хоть и шансов найти его живым, было очень и очень мало, и с каждой секундой после взрыва они таяли все быстрее - но что-то внутри подсказывало - ещё не всё потеряно! Пока они воочию не увидят его тело, или хотя бы намёк на смерть друга - ничего не ясно! По крайней мере, так себя утешал они.

        ГЛАВА 4

        В ложбине между тремя черными дюнами горел маленький огонёк. У, казалось бы, обычного костра, сгорбившись, сидел человек, закутанный в одежду пустынного скитальца. Скрестив под собой ноги в медитативной позе, его прищуренный взор был устремлён прямо в пламя. В ожидании Видения…
        Он мог сидеть так часами, в чем ему помогал огромный опыт медитативных техник. Лицо было тщательно скрыто глубокой маской, оставляющей только прорези для глаз, для самого важного в этом замысловатом ритуале - взора в стихию, с помощью духов помогающую зреть «глубже» и дальше избранным.
        Обычно, пустынник чуял малейшие колебания мира духов и мира Астрала, но сегодня на тонких планах бытия творилось что-то невообразимое! Оставалось только сидеть и дожидаться знака…
        Его взор блуждал на тысячи шагов по бескрайним черным пескам в истинном видении. Пустыня постоянно меняла свой цвет в Истинном видении с чёрных ночных тонов на белые, а где-то даже на золотые. В иных местах присутствовал и мерзко-серый оттенок: мест, в которых он преобладал - стоило избегать при любых обстоятельствах… по наставлениям старших шаманов. В какие-то годы, пустыню накрывало голубоватым сиянием - но никогда прежде в ней не встречался зеленый и красноватый отлив… Такие колоссальные изменения в течениях Силы он зрел впервые!
        В возбуждении от наблюдаемого в трансе, он мысленно отправлял команды телу щепотками подсыпать искристую пыль в огонь Видения, от чего пламя становилось ярче, приобретая новые краски и детали, а взор шамана - дальше.
        На какой-то миг колдовское пламя притихло, а потом и вовсе угасло. Пустынник оторопел, не понимая в чем дело. Постарался разжечь новый огонь, но впервые за всю его жизнь, проверенное тысячи раз заклинание не подчинялось его воле. Спустя миг - он понял почему.
        Всю пустыню озарила ярчайшая вспышка! Пустынник, не веря, резко вздернул голову. Пламя колдовского костра само по себе вспыхнуло с утроенной силой рядом с ним, заставив того отшатнуться и привстать от колдовского жара, местами опалившего одежду через незримую защиту. Если бы не маска - не миновать было бы ожогов лица. Но времени терять на такие мелочи не стоило, и шаман вновь бросил все силы на поиск очага магических волнений. Его опытный взор сразу узрел искомое - дав ему возможность понаблюдать на расстоянии.
        Упущенное им событие, наблюдаемое в бешеной пляске магического пожара до самих небес, достигало апогея. Очаг сигнала стремительно угасал, если бы не этот всплеск разрушительной мощи, он бы ещё долго просидел за поисками искомого места, явно защищенного какими-то неизвестными чарами от всех любопытных, пугающие остатки которых развеяло непонятной катастрофой…
        Приблизив взор на максимальное расстояние, он наблюдал следующую картину: ранее невиданное место, с кругом камней, между которых сейчас гуляли невидимые ветры перекрёстков миров, на границе выделенного взором места бежали две стремительно уходящие во мрак тени скорее спешившие скрыться с пылающей под ногами земли. Повсюду стонали кошмарные тени, потревоженные духи в бешенстве метались из стороны в сторону, будто прикованные цепями, а над всем этим хаосом было нечто непостижимое, ужасающее даже его - повидавшего многое шамана.
        Он не поверил своим глазам… Прямо по раскаленному и оплавившемуся от жара песку, отползая от страшного, голодного до слабых душ отворившегося межмирного зева - ползло какое-то существо… Обгоревшее, всё в запёкшейся крови, оно старалось любым способом убраться прочь из этого пылающего зелёным светом огня, развезшегося ада. Отдалённо похожая на человека, фигура ползла за край тени в нескольких дюжинах шагов от спасительного мрака, из пылающей страшной злобой безудержного пламени прорехи меж мирами…
        Пустынник вздрогнул. Его словно выдернуло из видения, а вокруг уже бушевала целая поляна магического пламени, будто сильный ветер раскинул его костер на поле с сухой травой! Оторопев ещё раз, он властно погасил разбушевавшуюся магию и только сейчас понял, что стало причиной всего этого - за горизонт уходила самая настоящая астральная ударная волна от небывалой катастрофы!
        Пустынник вскочил на ноги, быстро подхватив с собой все свои вещи, он поднялся на одну из дюн, развернулся и вскинул руку в сторону ложбины, где проводился обряд. С руки тут же сорвалось с нарастающим шелестением заклинание вьюна. Медленно растущий ветер, превращался в малый вихрь, заметающий любые следы использования магии хозяина.
        Сам же пустынник - со всех ног мчался в направлении недавнего видения небывалой магической катастрофы.

        Две сгорбленные тени брели по ночной пустыне уже который час, испуганные и морально раздавленные, редко озирающиеся по сторонам. Юрий поддерживал хромающего Александра, и все же, они старались не терять скорости и не отдыхать без надобности, понимая, что с восходом солнца - их будет ждать смерть от жары и изнеможения. Александр даже в свитере не смог избежать прохладного прикосновения ночной пустыни… Юрий же шел как-то бодрее, видать из-за своей слегка полноватой особенности тела.
        Пройдя довольно большое расстояние, они поняли, что уже никак не смогут отыскать Артура. И всё же - они сделали всё, что было в их силах. Прекращать свой дальнейший путь они не собирались ни на минуту, пребывая в мрачноватых мыслях о судьбе друга. Ни одному, ни второму до сих пор не верилось в такую горькую утрату…
        На горизонте едва начинало светать. Спустя некоторое время, первый рассвет иного мира заставил их, стоящих на вершине черной дюны, раскрыть рты от красоты увиденной картины в неприкрытом восхищении! Поднимающийся из-за горизонта диск ярко золотого солнца, был крупнее привычного в два с половиной - три раза! Светило, будто живое, тянулось к ним своими ласковыми лучами, приобретая всё новую силу от бликов черной глянцевой пустыни…
        Так прошло около трех минут. Друзья быстро опомнились. Этот красивый, яркий и необычный свет - скоро превратиться в самое страшное проклятье, что есть в этой пустыне - жестокое, безжалостное и иссушающее всё и вся, под своим неумолимым сиянием, солнце.
        Александр ткнул локтем Юрия в бок и указал в ложбину между дюнами, туда, где в горсти пепла виднелись белесые кости какого-то существа. Больших объяснений не понадобилось для скорейшего продолжения пути в заданном направлении.
        Через пару часов пути, пока солнце ещё не набрало свою полную силу, Александр обернулся.
        Вдалеке, чего не могло быть никак, виднелся черный круг с багровыми камнями. Мурашки прошлись по всему телу. И все же разум подсказывал, об игре его воображения, или видимом мираже. Юрий, заметивший беспокойство друга, вглядывался в ту же сторону до рези в глазах, но именно эта его реакция и утешила Александра, иначе это проклятое место просто свело бы его с ума…
        Начал подниматься сильный ветер. Они дошли до некоего подобия торчащих из песка и пепла зубов, но на деле это были скалы острой обветренной формы. К тому времени, ветер достиг немыслимой силы. Юра показал куда-то за спину другу. Туда, где сейчас была движущаяся в их сторону черная стена до самих небес… Александр впал в оцепенение. Раскрытыми от ужаса глазами, он смотрел, как на них надвигалась буря, в виде пепла и черного песка одновременно, высотой до самих небес… Страшнее зрелища в жизни ему видеть пока не приходилось, кроме минувших событий, конечно же…
        - Быстро! Падем под скалу! Закрываем своими свитерами и руками нос и рот, просто уткнись в рукава Саймон!!! Слышишь?!  - дождавшись испуганного кивка друга, Александр продолжил: - И молись… Молись, чтобы мы остались живы! Иначе - нам конец…
        Юрий, не мешкая ни мгновения, сделал то, что велел друг. Небо над ними, в одно мгновение почернело от своей слепой ярости и тут же обрушило её на мелких людишек. Вокруг стоял оглушительный свист ветра, мириады черных песчинок и мельчайших хлопьев пепла в воздухе проносились по воле сильнейшей бури. На миг показалось, что сама пустыня решила придавить непрошеных гостей своей волей, но Александр тут же откинул такую глупую мысль. Ведь он знал, что это была пылевая буря - одно из самых смертоносных явлений пустыни.
        Когда всё закончилось, и они раскопали себя из-под полуметрового слоя черного песка - в первую очередь друзья убедились в целости и сохранности. Осмотрев друг друга в новом обличии, их лица тронула легкая ухмылка: Юра был похож на недовольного упитанного вождя какого-то племени, весь серо-коричневый, даже лицо все равно было полностью серым от пепла и черного песка - особенно это подчеркивала не много выпятившаяся нижняя губа. Александр же больше напоминал какого-то взъерошенного призрака разгуливавшего по средневековому замку из старых фильмов, только не хватало призрачных обрывков цепей на руках и ногах. Оба отплевываясь, начали чистить друг друга. Пыль и песок, забрались в рот, нос и уши, легко и непринужденно миновав их рукотворное убежище.
        Сотрясая с себя тонны сухой грязи, их взгляд упал на странно острый для камня угол. Нечто на подобии камня или металла торчало из-под одной дюны, черного как вороново крыло цвета. Юрий подошел и пнул выступ, предмет отозвался глухим коротким звоном. Хмыкнув, они направились дальше, поняв, что металлическая находка слишком велика, чтобы её раскапывать.
        Солнце начинало постепенно припекать, пустыня нагрелась, и идти дальше стало невозможно. Они сняли свои свитера и использовали их как маленький навес друг над другом. Вместе с этим, жажда начинала становиться настоящей проблемой, грозя как минимум скорым обезвоживанием.
        Под конец дня сил и желания не осталось даже на разговоры, но жар солнца пошел на сильный спад. Александр тут же встал и поплелся дальше, в ту же сторону что и шли раньше. Юрий тоже последовал его примеру. Уже вечерело, а они все шли и шли… Казалось - бескрайние пески никогда не закончатся. В этой жизни точно…
        - Все… больше… не… могу идти…  - Александр упал на песок, хватаясь за сильно покрасневшую тряпку из бывшей майки.
        - Смотри, дружище…  - хриплым сухим голосом Юрий привлек его внимание и одновременно указал куда-то вперед.  - Там!
        И в правду там что-то было. Вернее - вдалеке мерцал какой-то тусклый огонёк. По-прежнему в молчании, хрипя при каждом движении, они направились прямо к заветному огоньку но, не пройдя и двухсот шагов, услышали злой окрик.
        - Грам'нголис ахто!  - С двух сторон одновременно поднялись две тени на вершинах дюн, вторя одну и ту же фразу почти в такт с какой-то злобной интонацией. Александр заметил какой-то отблеск в их руках, но в темноте понять, чем они потрясали, удалось не сразу. Движения слишком сильно смазывались во мраке, но предметы больше походили на разновидность холодного оружия.
        - Люди!  - обрадовался Юрий.
        - Мы мирные граждане…  - начал было Александр, но следующая фраза с нарастающей злой интонацией свела на нет все мысли о понятности его слов для оппонентов.
        - Вальзиран гурмдаас!!!  - Тени направились в их сторону как по команде. Подойдя на расстояние двух метров, друзья смогли различить в них двух сухих смуглых мужчин, замотанных в черную ткань с ног до головы. В руках один держал трезубец с черным отливом, поэтому его было не видно в тени, у второго, высокого - был длинный кривой клинок из такого же металла. Они приблизились вплотную и с интересом рассматривали ночных гостей, о чем-то тихо переговариваясь на своём языке.
        Один из них, тот, что был с трезубцем, ещё раз спросил:
        - Вараам?..  - на что Юрий и Александр переглянулись и пожали плечами. В то же время, широко скалясь, высокий обошел ребят и не сильно ткнул в свитер Александра. Тот мгновенно развернулся и незнакомец принял боевую стойку, но поняв, что нападения не последует - принял уверенный расслабленный вид.
        Что-то угрожающе рыча, владелец изогнутого меча занес его над Александром, обращаясь к Юре. Но тот лишь вздрогнул и раскрыл в ужасе глаза, ярко представив возможную потерю второго друга. Юрий предостерегающе выставил руки и встал на защиту раненного друга. Александр успел выхватить кинжал и, держа его за лезвие - протянул мечнику. Остановив смертоносное лезвие в волоске от руки Юры, тот с интересом принялся изучать рукоять кинжала, аккуратно взяв его и крутя в руках. Потом что-то резко скомандовал второму человеку.
        Владелец трезубца развернулся и засвистел в сторону огонька. Дождавшись ответного свиста, приглашающе помахал им и пошел в ночи вперед друзей. Второй же - оставался сзади и ждал пока они пойдут в ту сторону. Друзья снова переглянулись и медленной походкой двинулись за местным антиподом Посейдона в сторону огонька, что-то тревожное начинало закрадываться в их сердца, но другого выхода не оставалось.
        - Благо в этом мире обитают люди,  - неуверенно порадовался Юрий,  - А то уж думал, кроме тех тварей никого не встретим…
        - С чего это ты взял, что они нас не прикончат у того самого костра?..  - вяло прохрипел Александр, а ответом ему послужило мрачное молчание.
        Спустя несколько минут их вывели к костру, за которым сидело ещё пятеро человек. Похожие на сарацинских воинов, они пристально изучали непрошеных гостей. В основном это были такие же воины, какие привели их к огню, только у двух были луки и кинжалы больших размеров. Ещё один - с молотом не малой величины. Так же в глаза бросались два человека, похожие на странствующих купцов или знать, восседавшие на ковре и о чем-то тихо переговаривающиеся, то и дело, посматривая на пришедших.
        Один из них что-то спросил на похожем языке с теми воинами, но друзья снова пожали плечами и всё же из вежливости поклонились перед не молодыми купцами. Это действие вызвало некоторое удивление. Тогда начал спрашивать второй, встав со своего места и тяжело и непривычно поклонившись своим грузным телом в ответ:
        - Фаллиатто?.. Зиббан?.. Дав'тир?.. Ахдарис?.. Гхумм?.. Шалаан?!  - меняя интонацию и выдерживая большие паузы между словами, он с изумлением оглянулся на последнем слове на второго купца. Но тот только чесал длинные грязные волосы на голове, и удивленно смотрел на происходящее прищуренными глазами, со сдержанной осторожностью и недоверием. Ему явно все это о-очень не нравилось.
        - Фардар?.. Гм… Джарр?.. Выждав ещё не много и долго подумав, он прошептал еле слышно: - Гарс'магар?..  - Но и на этом странном словосочетании ничего не произошло… Странно, но Александру показалось, что в его хитрых, не много заплывших глазах начинали загораться маленькие огоньки неподдельного интереса, или ещё чего похуже…
        Слово взял охранник каравана - мечник, что привел их к костру. Резкими гортанными фразами он коротко описал некоторые странности пленников, от чего «купцы» то и дело прикипали глазами к пленникам, не заметив какие-то мелочи с первого взгляда, в конце своего доклада он достал кинжал и подал его полному человеку. Взяв кинжал в руки, тот с хитрым взглядом уделил внимание не самому кинжалу, а излишне пристальному взгляду его высокого спутника на данную вещь. А как жадно тот посмотрел!
        Тогда хозяин каравана, а это не мог быть никто другой, сел на своё место и о чем-то сосредоточенно начал думать. Около колдовского пламени воцарилась напряженная тишина. Никто даже не посмел шелохнуться, за исключением пляшущих в своём диком и одновременно изящном танце языков пламени необычного костра, происходящего прямо из песка с оплавленной ямкой в центре.
        Принималось явно какое-то не простое решение.
        Видно, что-то для себя решив - хозяин каравана пригласил ребят к костру, протягивая по бурдюку с водой каждому из них. Лишь высокий воин по-прежнему продолжал скалиться, как учуявшая падаль гиена. Но жадно припавшие к горлышкам с живительной влагой друзья, сейчас не думали ни о чём кроме безудержной жажды…

        ГЛАВА 5

        Нескольким ранее…
        Нестерпимая боль вырвала Артура из блаженного сна своими уродливыми, безжалостными, кривыми когтями. Мгновенно распахнув глаза, он увидел океан бушующей энергии. В страшном загробном зеленом пламени отчетливо ощущалась примесь чего-то настолько мерзкого, что душа начинала разрываться в агонии, желая как можно скорее вырваться отсюда и спрятаться в самых темных углах мира. Вся эта бушующая мощь, ускоряясь, стекала куда-то вниз, к его ногам, жадно прогрызая одежду и впиваясь в понравившиеся ей части тела… Кожа, на глазах обугливалось в некоторых местах, кровь сочилась из треснувшей обгоревшей плоти и сразу запекалась от адской температуры. Боль была настолько нестерпимой, что он рванулся и больно ударился о камень головой… Но это не остановило Артура - всеми силами он разорвал горящие на руках путы, не обращая внимания на ту малую боль, что потонула в океане агонии от душевного ожога. И теперь, единственной мечущейся мыслью в чудом сохранившемся здравом рассудке - был побег из огненного ада. Побег в манящую темноту - за растворившимися в ней потоками пламени… Скорее… скорее…
        Где-то между волнами боли сравнимыми только с последним кругом ада, Артур обнаружил себя лежащим на спине, хотя до этого ему казалось, что он был подвешен на каких-то путах. Перевернулся, рухнул с широкого камня на раскаленный песок. Тот быстро облепил его руки и остатки обугленной одежды, не много плавя их в некоторых местах. Ему сильно повезло, что под верхней, раскалённой корочкой был холодный песок, иначе он бы уже сварился в этом месиве его же крови и черного песка с пеплом.
        Запахло палёными волосами и горелой синтетикой. Где-то на задворках сознания Артур понимал: его остатки волос тлеют на голове вместе с его одеждой на теле. И все же, все его мысли были заняты только тем - как быстрее уползти из адской бездны, разверзшейся за его обожжённой спиной. Каждое движение отдавалось сумасшедшей болью. Запекшаяся кожа и корки крови - лопались и кровоточили в разных местах, обильно поливая проклятый пепел и песок под ним щедрыми каплями от каждого натужного движения. Горячий воздух, поднимавшийся с раскалённой земли сушил горло и срывал дыхание на страшный сухой хрип. Его взор был устремлён в одну точку - слабый огонёк в ночи, единственный ориентир в этом пылающем аду.
        «Скорей… скорей… туда… спасение…»
        Мешанина мыслей в содрогающемся от боли сознании сосредоточилась лишь в направлении пути спасения. И это даже не было его волей, скорее первобытный инстинкт помогал сохранить последние капли рассудка угасающего с каждой секундой сознания…
        «Не спать… Смерть… Только не закрывать глаза…»
        Несколько раз потеряв сознание и вновь придя в себя от немыслимой боли, Артур выполз в ночную прохладу и уткнулся в рыхлую прохладную тьму из странного и необычного песка. У него сейчас бы текли слёзы от этой адской боли во всем теле, но чертов огонь, выжег всё. Теперь даже слёзы были непозволительной роскошью…
        От безысходности он начал ползти дальше, в который раз превозмогая самого себя. Артуру казалось, что песок под ним слишком быстро нагревается, будто проклятое зелёное пламя преследовало его по пятам, и он постоянно полз вперёд… в спасительную ночную пелену, что так заботливо обволакивала его своей ночной прохладой. Тьма будто бы заботилась о его измученном, обожжённом теле, стараясь как можно скорее остудить весь жар, исходящий от него, негласно предлагаю вечный покой в обмен всего лишь на его жалкую жизнь. Эх, как же заманчиво в данный момент было её предложение…
        «После таких ожогов долго не живут…» - резко, как натянутая струна, пронеслась мысль в опалённом сознании, но мириться с ней Артур даже и не думал. Мысленно отрывая от себя лапы старухи с косой, посылая её куда подальше, он старался в очередной раз сохранить волю к жизни.
        Боль застилала глаза кровавой пеленой. Разум пребывал в постепенной, но нехотя отступающей агонии. Целебный холодный песок под ним делал своё дело, как спасательный круг, остановивший падение в мир безумия, в который бы он погрузился целиком, если бы боль продлилась хотя бы ещё несколько минут…
        Через треть часа, он уже не мог двигаться и просто лежал во тьме в ложбине между дюнами. В ушах били барабаны, ему послышались какие-то далёкие, смутно знакомые крики. Но, похоже, это были очередные «сюрпризы» бьющегося в муках разума, верить которому сейчас Артур наотрез отказывался, дабы не сойти с ума.
        Кто бы мог подумать, что очередной сон обернется в такую неожиданную и далеко не самую приятную реальность? Артур лежал и думал о происходящем. Сомнений быть не могло, это уже не сны и не видения… Ведь они не могут принести столько нестерпимых мук! Хотя в таком состоянии, думать о чём-либо нормально никак не получалось…
        Ему вспоминалось начало этих событий: необычайная легкость во всем теле, как их руки с друзьями аккуратно расцепили какие-то «священники» в черных рясах, потом его проводили на каменное ложе и… он уснул… Сознание медленно, постепенно, но верно очищалось. Образы приобретали ясные, порою даже приятные очертания. Чувство было такое, будто океан перетекает с одного места в другое, а он плывёт вместе с ним. Но потом… потом вокруг воцарился истинный Ад.
        - Друзья?..  - Артур вспомнил, что с ним были Юрий и Александр…  - Хотя вряд ли вы смогли выжить в том, что творилось ранее. Если я так пострадал - то вы и подавно не выкарабкались…
        Нестерпимая боль и постепенно осознаваемый ужас происходящего… Море пламени и хаос вокруг… Летящие частицы камней и песка больно впивающиеся в его тело тучами осколков… Ожоги и, самое страшное - красно-зеленый огонь, с нетерпением жаждущий вырвать саму душу, муки которой затмевали всю остальную боль надежным покрывалом… Такое ввергнет в отчаяние любого!
        «Врагу не пожелаешь… Поганый же ШАР!!!» - подумал Артур и тяжело дыша, приоткрыл высохшие глаза. Увидеть что-либо кроме луны оказалось довольно проблематично. Но сама Луна…
        Даже его сорванное дыхание успокоилось перед видом такой необычной луны. Артур с интересом продолжал следить за её безмолвным, величественным полетом в небе, остановившимся взором, разглядывая этот светло-зелёный диск. Её цвет, форма, даже размер… Мысли по этому поводу вливались в разум с самыми безумными предположениями, помогающими каким-то чудом даже гасить боль, вопящую со всех сторон, будто бы кроме неё в этом мире ничего больше нет. И все же факт оставался фактом: зеленая, неземная луна, блекло освещала странно-черную пустыню своим удивительным светом…
        Артур постарался перевернуться на спину, но раны ныли с такой силой, что, казалось бы, простое движение удалось ему только с третьей попытки в тяжелых стонах и с адской болью в голове и всем теле. Перевернувшись, он побоялся даже посмотреть на своё искалеченное и испещрённое жуткого вида ранами-ожогами тело. Теперь ему ничего не мешало просто лежать и смотреть вверх.
        «Поганая же тва-а-арь…» - мысли Артура начинала заполнять ярость, перекрывающая боль ещё на какую-то часть. Он думал о том, благодаря чему он тут очутился. Последние воспоминания его были связаны с таинственным шаром и друзьями. Какие-то обрывки видений и снов были разбросаны в памяти, будто кто-то нагло рылся в его письменном столе, на котором лежало все по полочкам, и оставил такой невежественный бардак за собой, ничуть не побеспокоившись о желаниях и воспоминаниях их истинного хозяина.
        Боль мешала его воспоминаниям, вместо них на передний план выплескивалась, как магма из взорвавшегося вулкана, слепая ярость к виновникам его нынешнего состояния - кровавым фанатикам и тому могучему Нечто, что захватило его разум и перенесло невесть куда и зачем!
        Не замечая, как его покинули последние силы, а глаза начинали закрываться от усталости - Артур почувствовал необычайную легкость, мир перед ним вдруг предстал в новых красках и, он воспарил в небо… Вернее - так ему показалось. На самом деле он попросту покинул своё тело, оторвавшись от него на расстояние вытянутой руки, поначалу даже подумав, что он успел умереть, но…
        Мир вокруг предстал перед ним совсем не той мрачной пустыней, что он видел лёжа на спине. Она раскололась на огромные парящие острова и налилась яркими красками, источниками света и далекими перемещающимися в тенях фигурами, бредущими куда-то по своим неведомым делам. Вокруг него был словно лес, огромный, бесконечный, будто затеняющий некоторые места, как и то, в котором находился сейчас он сам. Артур любовался всем этим подергивающимся маревом разных красок и теней, до тех пор, пока не увидел самого себя, лежащего на песке под ногами…
        Вид его телесной оболочки был даже не плачевным.
        Его тело обгорело во многих местах, но сейчас оно выглядело черно-серым, будто его валяли в золе и мазуте. Артур склонился к своему телу, пристально начал рассматривать каждую рану, ощущения были такие, будто он невесомо парит в облаках, но они постепенно проходили, и его ноги начинали наливаться тяжестью. Пара минут, и он уже ощущал себя, как воплоти, с тем же весом и прочими ощущениями. Довольно странный эффект. Вокруг его тела пространство подергивалось еле заметными колебаниями, это было похоже на горячий воздух, поднимающийся с поверхности разогретых солнцем предметов. Внутри же, при пристальном взгляде, обнаружилась целая сеть, местами поврежденных, микроузлов-сплетений энергий, больше напоминающих многоуровневую паутину тонких энергий жизненных сил организма.
        Артур посмотрел на все это более пристально и увидел некое подобие дыр или оборванных провалов в истончившейся ауре вокруг тела. Что-то подсказывало ему изнутри, что всё это неспроста и является крайне важным. Недолго думая, он провел рукой по одной их дыр, подпитывая, делясь оставшимися крохами энергии. Аура в том месте стала такой же, как и в обычных, здоровых местах. Проделав то же самое с остальными повреждениями и внимательно осмотрев всё тело, он прошелся вокруг, осматривая некое подобие кристалла, парящего в воздухе и волнообразно вибрирующего в такт некоторым потокам видимых глазу энергий. Странные волны расходились по глади его крупных граней, потревоженных, будто от капель невидимого дождя. Парящий предмет удивлял и завораживал своей тайной, но Артур поспешил вернуться к телу.
        И тут мир вокруг начал стремительно меняться. Далекий край этой чудесной, необычной красоты озарился ярчайшим светом. В одно мгновение вся картина вокруг приобрела другие цвета, но в некоторых местах, тень осталась, даже не думая уходить со своего места, что было довольно необычно для восприятия Артура. Первые лучи накрыли и его своим ласковым и тёплым радужным светом. Артур почувствовал небывалую мощь во всём теле, ему захотелось взмыть в небо и парить там вечно, никогда не возвращаясь обратно в бренную оболочку, но все же разум и тут взял верх. Он подошел к месту, где должно было быть его тело, но там была лишь золотистая воронка из мелких золотых искр. Медленно протянул к ней руку и… начал проваливаться обратно в своё тело!
        Короткий высокий щелчок в разуме и перед глазами появился тоннель с ярчайшей точкой в конце, с огромной скоростью начинающей приближаться к нему. Буквально за мгновение всё закончилось. Закружилась голова с непривычки.
        Открыв глаза, он увидел самый яркий из виденных ранее рассвет, но это было жалкое подобие виденного только что царства красок и свободы тонких энергий. Как бы ни было странно, но ощущал он себя гораздо лучше, чем раньше. Хоть он и по-прежнему не мог подняться и пройти хотя бы несколько шагов, но уже чувствовал, что не умирает, а… восстанавливает силы! Поразительно, но раны, вывалянные в пепле и черном песке - уже не ныли той, прежней адской болью! Или это его болевые пороги сдвинулись на новые рубежи?..
        Ветер поднимался постепенно, он слышал его завывания на краях дюн. Песок то и дело срывало и несло вниз горстями, но Артур ничего с этим поделать не мог. Он и так лежал в самом низу.
        Уже через несколько минут вой ветра перерос в самый настоящий рёв. Резко потемнело. Артур видел через прищуренный взгляд, что вокруг начинает буйствовать настоящая мгла, затмевающая только-только проглянувшее местное солнце, будто кошмар, виденный ранее, до сих пор не мог смириться со своим окончанием и в спешке возвращался обратно именно за ним! Да, ощущения сейчас были именно такими. Прикрыв лицо рукой, и скривившись от боли в тысячный раз, он впал в забытье…

        ГЛАВА 6

        Тем временем, в разных уголках Шанеалы многие значимые личности ощутили на себе сильнейшее колебание потоков Астрала…

        Первым катастрофу узрел Арахт - древнейший из шаманов Варахтанды. Восседая на Перекрестке Миров, он попросту не ожидал ничего подобного - его грубо выбросило из состояния Идеального Равновесия и неведомой силой вернуло в мир живых: сработала защитная печать, сохранившая связь с телом от полного распада. Открыв глаза, он обнаружил вокруг себя две дюжины встревоженных последователей из разных кланов, смотрящих на него со смешанными чувствами страха, удивления и благоговения. И только на лицах самых старых и мудрых последователей можно узреть тревогу. Тревогу, означающую большие перемены…
        Вторым ударную волну в Астрале пропустил через себя Архимаг Дреар, как раз находясь на сеансе связи в ином плане бытия. Мрачно посмотрев в сторону пришедшей волны, он снова требовательно воззвал к кому-то, с кем только что оборвал связь не по своей воле.
        Третьим «слышащим» был Лельмер - властно занесший руку для ритуального убийства человекоподобного существа с мешком на голове - в самом сокровенном зале поклонения Вечному Мраку. Но замешкался он всего на миг, и темная кровь в отблесках магических светильников, щедро пролилась в колдовскую фигуру заранее приготовленного ритуала. И все же, он хмуро посмотрел на своего коллегу, который, казалось бы, ничего не почувствовал вовсе.
        Это необычное событие задело ещё много кого на всей Шанеале, но лишь сильные мира сего уделили ему достаточное внимание. Настолько достаточное, что в их разум, точно холодный ветер Запретных пустошей, проникли кричащие во всеуслышание чувства скорых, сокрушительных перемен в едва устоявшемся порядке вещей.

* * *

        Сгорбившаяся фигура едва виднелась в кромешной тьме. Через песчаную бурю, за блуждающим из стороны в сторону колеблющимся светящимся пятном, шел по зыбкому песку человек в костяной маске. Его силуэт был еле заметен во взбесившейся тьме летающих мириад черно-серых частиц. Если бы не укрепленная ремнями маска и заклинания защиты, он бы не смог пройти и сотни шагов сквозь эти ожившие в своём непостижимом и смертельном танце черные пески, перемешавшиеся с пеплом. Жестокие порывы ветра, стегали целыми горстями летящих песчинок - самыми настоящими «пощечинами» напоминая потерявшей страх перед бурей ничтожной двуногой букашке о её истинном месте в этом мире.
        Через несколько минут шар нырнул в очередной спуск и поменял свой цвет. Пустынник мгновенно раскинул руки в стороны что-то коротко, но повелительно выкрикнув. Заклинание тут же приобрело новую силу и накрыло куполом всю ложбину меж дюнами. Ревущий шум бури постепенно стих, чего нельзя было сказать о самой хозяйке. Внутри запершего ложбину купола коротким дождем осыпались черные песчинки вместе с поднятым пеплом, обессиленные, потерявшие всю свою недавнюю мощь, они снова превращались в неподвижную массу. Черный песок снаружи - в бессильной злобе бился об идеально округлые, почти невидимые стены заклинания, создавая ни на что не похожий шуршащий звук.
        Пустынник свободно вздохнул, убирая защитную ткань, взглянул на висящий над полузасыпанной фигурой шар. Отпустив поискового духа, он быстро придвинулся к едва различимому в песке человеку, прикрывшемуся рукой, аккуратно стряхнул верхние черно-серые слои. Дождавшись пока вся пыль и песок улягутся, он снял руку с его лица…
        Перед ним лежал молодой мужчина, возрастом примерно шестидесяти Двулуний, сильно обгоревший, невероятно сильно источающий сырую Силу. Пустынник для интереса достал шепотку порошка Прозрения и быстро вдохнул его с ладони - результат не заставил себя ждать. Через мгновение, он рассматривал его в «истинном взгляде», пока по лёгким и горлу блуждала усиливающая на короткое время восприятие пыльца редкого цветка, ослабевающая с каждым новым вдохом. Для продления эффекта - ему даже пришлось задержать дыхание.
        Незнакомец пребывал перед ним в разных аурных цветах. Верх его ауры просто сиял темно-зелёным отливом. Центр - светился ярко синим. «Бока» ауры, ближе к рукам - сияли красноватым свечением и самый низ, у ног - светло коричневым. Такого сочетания аур пустынник не видел никогда, выведя себя из истинного зрения, он удивлённо обдумал увиденное. Теперь его брали большие сомнения на тот счет - кто на самом деле лежал перед ним: человек ли?
        Сняв дорожный мешок, он аккуратно достал из него маленький, блекло искрящийся флакон и небольшую шкатулку, исполненную в серых тонах. Разложив их перед собой и приоткрыв, он освободил левую руку от перчатки. Взяв ею горсть порошка из шкатулки, правой рукой он вылил немного искрящейся жидкости во взятый порошок. Поставив флакон обратно, он накрыл правой рукой смесь и тихо прошептал наговор.
        Пара мгновений и в прорези между пальцев начали вливаться мерцающие потоки. Убрав руку с перчаткой, пустынник внимательно наблюдал за слегка пузырящейся претерпевающей изменения жижей в руке. Когда он досчитал до определённого момента - быстро рванул остатки лохмотьев, запекшихся в редких местах вместе с кожей на теле незнакомца. Широкими и быстрыми движениями начал размазывать полученную мазь по груди, плечам и лицу пострадавшего. Тот только болезненно постанывал в ответ, периодически подергиваясь от прикосновений.
        Закончив обмазывать поврежденные места, пустынник вновь нырнул рукой в мешок. На этот раз достал небольшую бутыль. Откупорив пробку, он подвел его к пересохшему рту раненого и постепенно влил особую целебную жидкость.
        Многовековой опыт врачевания предков давал о себе знать очень быстро. Пустынник сидел прямо напротив незнакомца и довольно смотрел на результаты.
        Усиленная заклинанием магическая мазь исцеляла раны, на глазах затягивала кожу. Обугленные места начали розоветь новой плотью, вот только оставалось решить самое главное…
        «Кто же явился в мой мир? Враг, или невинная душа?..» - пустынник с нетерпением начал ждать, когда незнакомец очнется. С каждой минутой вопросы в его голову только прибывали и, конечно же, в первую очередь его интересовали любые знания другого мира!
        «Скорей же просыпайся, Иной! Скорей!» - в нетерпении он жестом активировал заклинание прилива сил. А спустя некоторое время, веки странного незнакомца подернулись и резко открылись. Пустынник вздрогнул, воочию узрев взгляд - обещание смерти! И слава всем богам Света, что предназначался такой пугающий взор не ему…
        Огоньки мести в глазах незнакомца погасли, а сам он вновь утонул в забытье, дав понять шаману, что придет он в себя ещё не скоро…

* * *

        Тишина у колдовского костра каравана сгущалась с каждой минутой. Александру и Юрию становилось как-то не по себе. Почувствовалось растущее напряжение среди этих незнакомых вооруженных людей. Друзьям даже показалось, что они услышали, как кто-то за спиной скрипнул более крепко сжатым предметом в руках, но растущее беспокойство разрушил второй «купец». Встав со своего места, он приподнял халат на правой руке, чем сразу приковал к себе общее внимание.
        На его запястье красовался темно-коричневатый браслет, в два с половиной раза шире обычных наручных часов. На браслете сидел то ли паук, то ли ещё какое-то шипастое насекомое в том же цвете. Второй сидящий купец пристально смотрел за реакцией гостей, но как-то заметно расслабился, когда высокий протянул руку с браслетом в жесте рукопожатия. Остальные присутствующие заметно напряглись, один из них даже попятился назад, но Юрию все это казалось обыденным, как поздороваться со старым знакомым.
        Не размышляя ни секунды, он пожал руку высокому «купцу». Браслет на его руке отреагировал мгновенно, изменив свои тона на какой-то непонятный цвет ближе к кроваво-бардовым оттенкам.
        - Ихаар!  - сообщил с довольной улыбкой высокий человек. Второй широко заулыбался и кивнул.
        Юрий отпустил руку, настала очередь Александра. Не мешкая и секунды, как-то даже расслабившись, он тоже пожал протянутую руку и посмотрел на браслет. Тот принял яркий светло-голубой отлив где-то внутри себя, с примесью небесной синевы и белого сияния. Александр оторвал взгляд от браслета и вздрогнул от пристального взгляда «купца» сильно сжавшего его руку. Тот смотрел на него изучающе, с плотно сжатыми губами. В какой-то момент показалось - даже немного враждебно. Как только они разжали руки - браслет снова принял свои темные тона. Что-то громко сказав на своём языке остальным воинам, стоящий человек вернулся на своё место и жестом пригласил гостей присесть к ним рядом. Достал из котомки аппетитно пахнущее нечто подобное лепёшке и предложил своему товарищу и гостям.
        Остальные тем временем разбрелись кто куда, подальше от костра. Александр с удивленными глазами рассматривал магический огонь у их ног, который выделял к тому же немало тепла в довольно прохладной ночи. Вновь поймав понимающий взгляд жующего «купца», он ткнул Юрия и указал на пламя. Тот тоже удивленно присвистнул, смотря на танцующее пламя прямо из песка, не имеющего под собой даже углей…
        - Как это они сотворили интересно?  - с полным ртом вкусного запеченного мяса вопрошал Александр вновь поймавший на себе изучающий взгляд,  - Я начинаю подумывать о магии…
        - Бред конечно, но другого объяснения я не вижу,  - с завороженным видом смотря в магическое пламя, согласился Юрий.
        Доев угощение, им предложили две лежанки в виде постеленных шкур рядом с остальными охранниками купцов и дали некое подобие пустынной верхней одежды и два глухих плаща. Гости, недолго думая, скинули свои лохмотья, одели предложенные вещи и обзавелись повязками на голову, которые больше походили на лыжные маски, после чего легли спать.
        Рассвело.
        Такого утра у них ещё не было! Проснувшись от грохота совсем рядом, они вскочили на ноги: рядом с их ложбиной, где они заночевали, шагала неспешной походкой в их сторону огромная каменная скала…
        Да это никак был самый настоящий голем! Массивный торс, похожий на гуманоидный, но очень широкие в обхвате туловище и руки. Создание больше походило на осадный механизм. Под каждым его шагом, песок проваливался с тихим шелестом под одной из двух массивных коричневатых каменных ног-опор. Размером голем был в полтора - два человеческих роста.
        Ребята в ужасе побежали в сторону, но услышали только издевательский смех за спиной и тут же остановились. Обернувшись, они увидели двоих «купцов» посмеивающихся вместе со своими спутниками. До сих пор ничего не понимая, они встали в ошеломлении. Скала остановилась и, казалось, тоже хотела рассмеяться над ними, но её мрачность и сама конструкция этого явно не позволяла.
        - Голем?..  - Юра, не веря спросил Александра.  - Никогда бы не поверил, пока сам не увидел…
        - Гм…  - Все что смог выдавить в ответ потрясенный до глубины души друг.
        Они пошли к купцам, уже унявшим свой смех. Один из них протянул руку в сторону голема и, посмотрев на ребят сказал:
        - Виа асша Дальхар,  - за тем, прижимая протянутую руку к своему сердцу, он добавил: - Занн Дальхар!
        Александр поклонился, протягивая руку в сторону назвавшего своё имя купца, повторил:
        - Занн Дальхар.
        За тем, повторив второе движение уже в свою сторону, сказал;
        - Александр!
        Купец поклонился в ответ и посмотрел в сторону Юры, тот проделал то же самое. Второй купец представился Ахримасом. Александр, глядя на этих людей понимал, что это не фамилия и уж точно они не братья и не родственники. Скорей всего это был какой-то титул или подобие уважительного обращения.
        В ярком утреннем свете он разглядывал их с большим интересом. Дальхар был низкого роста, на голову ниже Александра, который в свою очередь обладал средним ростом. Так же, Дальхар был заметно упитан, даже слишком заметно, с мясистым лицом и толстыми пальцами, выглядывающими из-под его темно-красных широких рукавов. Ахримас наоборот - был выше на две головы Дальхара, худой с более светлой кожей, будто недавно гостил у полноватого друга, сейчас одет в белую хламиду. Одежды купцов заметно отличались от полностью черных одеяний их охраны, вооруженной самыми разными приспособлениями, что говорило о статусе опытных наёмников. Так же, если взгляд на купцов падал не много под углом, то казалось, что пространство вокруг немного искажается или преломляется.
        Пришла очередь голема объявить о себе. Он встал на одно колено вблизи своего маленького хозяина. Друзья заметили ступеньки, выщербленные прямо в спине голема, между прикреплённых набитых предметами мешков. Так же, среди болтающихся на верёвках кожных тюков вразнобой висело оружие и припасы. Хозяин живой скалы полез первым на самый верх и уселся на просторной площадке на месте, где по логике должна была присутствовать голова существа. Вслед за ним взобрался и его высокий компаньон. Голем встал, повернулся, мерно и медленно начал шагать в восточную сторону пустыни. Вся остальная группа последовала за ним на приличном расстоянии.
        - Как думаешь? Куда они нас ведут?  - Юрий повернул голову в сторону друга.
        - Раз не убили сразу - значит, ведут в поселение… караван или город. Только особо не радуйся - больно хитрые искорки в глазах у жирдяя…  - Покосившись на толстого купца, подметил Александр.
        В душе он был мрачнее песка под ногами, а в его голове просчитывались разные варианты предстоящих событий.
        «Самое худшее, что может быть - это рабство…» - Мысленно он три раза суеверно сплюнул через левое плечо, но так же спокойно, не показывая полностью своего внутреннего состояния, продолжал шагать рядом с Юрой.
        Как не раз показывала мировая история - самые воинственные племена были именно дети пустыни. У них всегда была жесткая религия и суровые законы, да ещё и постоянные междоусобицы со своими соседями. В своих бесконечных кровавых противостояниях они с каждым поколением становились всё фанатичнее и беспощаднее друг к другу, один кровавый тиран сменял другого, одно племя уничтожало другое. Пусть и не все пустынные народы были такими, но в любой войне выживают только сильнейшие.
        - Слушай, пока что мы тут почетные гости,  - серьёзным тоном Александр разъяснял уже наивно мечтающему о чем-то другу ситуацию,  - Но как только мы прибудем туда, куда они нас ведут - все может измениться в считанные секунды. При первом намёке на кандалы, смерть или ещё что подобное - стараемся выбраться и выжить. Остальное второстепенно…
        Юра внимательно слушал лучшего друга, редко кивая на определенных моментах его отрывистых фраз. Он и сам, понимал, что шансов выжить тут без помощи этих странных людей у них нет совсем. Но и эти люди могут оказаться совсем не теми, за кого себя выдают. Вырванный из своих мечтаний о комфортных благах его родного мира, он все ещё частично находился мыслями дома, в своей ванной, смывая всю грязь, блаженно отдыхая… Осознать, вернее, поверить в происходящее полностью - до сих пор не удавалось. Всё это казалось каким-то сном, который скоро должен закончиться. И все же, реальность с каждой минутой подтверждала его худшие опасения.
        Солнце продолжало жарить их как на сковородке, но новая одежда пустынных людей защищала незваных гостей куда лучше старых лохмотьев от сильного жара. К полудню пустыня накалилась так, что даже её жители решили остановиться и передохнуть в тени голема, чьё широкое основание создавало обширную тень под ним, и охрана спешила в ней укрыться. За все время отдыха, голем даже не шевелился, будто и не шагал только что рядом. У Александра создавалось впечатление, что он не может идти сам, без чьей-то незримой воли на это.
        «Эх, знать бы их язык! Вопросы бы посыпались целым градом, и уж начал бы я точно не с голема…»
        С ними снова поделились водой. Толстяк протянул им булькающий мешок, плотно закрытый пробкой и теплый на ощупь. Друзья жадно пили воду большими глотками. Александр, боковым зрением заметил подозрительный взгляд воина с трезубцем, который что-то тихо не первый раз шепнул на уху толстяку, тот в ответ лишь согласно кивнул и без тени интереса продолжил своё общение с высоким «купцом» оставаясь слишком спокойным. По их повторяющимся фразам он понял, что они что-то обсуждают или даже спорят. В любом случае их речь не стала понятнее ни на одно слово.
        Скоро разговор купцов пришел к завершению, оба встали и кивнули друг другу. Дальхар полез на голема и начал рыться в сумах, в то время как глаза Ахримаса заблестели, и в ожидании он начал потирать руки в нетерпении. Заметив любопытный взгляд Александра, он хищно улыбнулся краем губы и повернул голову в сторону спускающегося хозяина голема. В руках у того был круглый свёрток размером с маленький бочонок. Ахримас разворачивать сверток не стал, лишь провел над ним ладонью и тут же начал запихивать его в свой дорожный мешок, одновременно вынимая из него два перевязанных продетой веревкой тугих кошелька. Как только он приоткрыл один из них, глаза Александра округлились…
        Из открытого мешочка с переливчатым мерцанием показалось мерцающее золото. Его странное и яркое мерцание только украшало видимую насыпь золотых монет. Дальхар высыпал оба кошелька на шкуру и ловкими, привычными движениями быстро сосчитал монеты, переложив их в свою суму на големе. Стражники вокруг, заметно, довольно заулыбались, то ли в предвкушении скорой оплаты своих услуг, то ли от избавления скопившегося гнетущего напряжения за всю дорогу.
        Убрав монеты подальше, Дальхар вернулся к заметно успокоившемуся Ахримасу и продолжил беседу. Судя по их речи, Ахримас хотел выторговать что-то ещё, но бывалый купец не соглашался, изредка мотая головой из стороны в сторону. В конце концов, высокий сдался и достал собственный бурдюк с водой. Сделав несколько коротких глотков, замолчал.
        Тем временем дневной жар умерил свой пыл, начинало вечереть. Они снова двинулись в свой путь, только на этот раз гораздо быстрее. Создавалось ощущение близкой цели их пути. Александр заметил это не только по ускоренному шагу, но и повеселевшие лица охраны попросту кричали об этом.

        К середине ночи они подошли к скромному оазису, залитому тусклым светом зеленоватой луны. Александр и Юрий без лишних слов двинулись в сторону воды, но их вовремя остановил один из стражей. Они непонимающе уставились на осторожничающего воина, но тот оставался невозмутимым и пристально вглядывался во тьму.
        К тому времени, к оазису неспешно подошел Дальхар. Проведя ладонью по её поверхности, он что-то прошептал и от его зависшей над водой ладони - во все стороны пошла едва заметная рябь. Самой ладонью он не двигал и не касался воды. Рябь имела другой цвет, нежели чем мутная вода в этой грязной луже. Через какие-то мгновения вся вода приобрела прозрачный цвет, а вокруг Дальхара тут же появилось еле заметное свечение. Страж, выждав ещё не много, отпустил друзей и что-то сказал им на своём языке не забыв усмехнуться. Сам Дальхар осторожно пробовал воду, сложив ладони лодочкой.
        Александр смекнул - вода была отравлена местным пеплом или ещё-какой гадостью. Только сейчас в глаза бросились белесые кости, усыпавшие скудную лужицу около нескольких довольно высоких высохших деревьев, при чем, между рёбер местных животных явно угадывались округлости людских и не только черепов.
        Тут его внимание привлёк маленький блестящий бугорок около засохшего корня. Не успел он и глазом моргнуть, как прямо из бугорка что-то блеснуло, раздались щелчки, рядом послышался чей-то хрип, и на него неожиданно свалилось сзади тяжелое хрипящее тело, заливая затылок чем-то липким и тёплым. В то же время вокруг всего оазиса, с яростными криками, прямо из черного песка вскакивали тени и бросались на их путников.
        Засада!
        Юрий присел от неожиданности, события разворачивались слишком быстро. В их рядах охраны каравана было уже два трупа. На Александра завалился пронзенный стрелами владелец трезубца. Один из лучников - тоже лежал навзничь. Под его телом что-то растекалось по склону дюны, а из головы торчало бликующее, в свете луны, лезвие. Голем ускоренными шагами гнался сразу за тремя тенями, со страшной силой обрушивая громадные руки-скалы на песок в темноте. Земля вздрагивала, и вся рыхлая масса под ногами и волны песка раскатывались от места ударов.
        В ночи послышался жуткий предсмертный крик. Сдавленный хрип глухо разнесся по округе - ожившая с помощью неведомого заклинания скала догнала первого обреченного. Двое других разбойников, побросав свое оружие, побежали прочь, но было слишком поздно - нечеловеческими изломанными движениями голем настигал их неотвратимо быстро, ввергая в предсмертный ужас неудачливых мародёров.
        Юра увидел, как в руку Дальхара мгновенно набралась сияющая в ночи мощь. Он метнул это светящееся средоточие, похожее на небольшую лучистую звезду в сторону скопления нападающих, поочередно атакующих стража с двумя мечами. Мощный взрыв на короткое время, одновременно оглушил и ослепил бьющихся в смертельной схватке. Кто-то закричал и в этих воплях побежал за край дюны в пылающей как факел одежде. На том месте, куда угодил Дальхар, снесло небольшую часть бархана. Живых там уже не наблюдалось ни с той, ни с другой стороны…
        Александр выкарабкался из-под обмякшего тела и взглянул на происходящее, попутно прихватив увесистый трезубец павшего телохранителя. Скоротечный бой заканчивался, так и полностью не начавшись. Взгляд успел выделить выделяющееся злорадное лицо Ахримаса, в бледном свете, исходящем из его ладоней. Высокий маг резко вздернул руки над головой - тут же рванул ледяной ветер и послышался жуткий загробный вой, волосы Александра встали дыбом даже на руках от внезапного страха! Почувствовалось само дыхание Смерти за его спиной, и от такого эффекта он даже не смог сдвинутся с места. Тут послышались первые вопли настигнутых заклинанием просчитавшихся разбойников… Полные невиданного ужаса и нечеловеческой боли, умирающие кричали что-то на своём языке в страшных муках… А их тела превращались в неестественное месиво перекрученных мышц и изломанных костей.
        Александр отвернулся от той жуткой картины, увидев сражающегося война с молотом в руках. В неравной схватке с двумя противниками, тот заметно прикрывал левый бок. Не теряя ни секунды, он быстро побежал к ним и со всей силы ударил в спину одного из нападавших. Оказавшись рядом с врагом, он увидел, что тот ниже его ростом почти на голову, в то время как трезубец вошел в спину как в трухлявый пень, обагрив кровью оружие и землю под неудачливым разбойником. Второй нападающий замешкался и тут же получил неожиданно быстрый и смертельный удар по макушке. Чавкнуло, и молот с хрустом застрял в голове противника с остекленевшим взглядом, но оружие тут же было выдернуто обратно, увлекая за собой длинные багровые брызги…
        Наступил момент напряженной тишины. Маги стояли в ожидании новой волны нападения, Александр и Юра после этих событий потрясенно разглядывали поле боя. Из-за одной из дюн возвращался голем. В лунном свете было заметно, как что-то вязкое стекает с его правой глыбы-руки.
        Расслабившись, Ахримас склонился над одним стонущим в предсмертных муках разбойником. Задал тому несколько вопросов, на что тот промолчал. Маг резко рванул руку и пугающе легко погрузил пальцы в его живот, начав поворачивать её против часовой стрелки. Раздался полный мук и боли крик, а за ним… поспешили непонятные друзьям откровения на чужом языке во всех подробностях… После того как высокий маг потерял к нему интерес, тот как-то неестественно резко замолк, выгнулся и побледнел…
        Их караван потерял троих охранников убитыми, а один из лучников был смертельно ранен и доживал свои последние минуты. На ногах из охраны остался лишь воин с молотом, сидевший рядом со своим товарищем, лежащим на спине и плотно сжимающим смертельную рану в груди.
        Нападавших было около дюжины. Всех тел было не видно, да и от некоторых почти ничего не осталось… Если бы не маги-хозяева каравана, то у них не было бы никаких шансов на выживание. Только чародеи смогли среагировать мгновенно и уничтожить большую часть нападающих, пусть даже такой кровавой ценой, но по всему их виду, магов это мало волновало.
        Юрий до сих пор ошеломленно смотрел на снесенный бархан Дальхаровым заклинанием. Если бы он не видел сам лично поднимающуюся дымку с воронки вместо части песчаной насыпи, то никогда не поверил в такое! Так вот почему каменный истукан бродит как верный пес всюду за хозяином, в ещё этот странный огонь на привале… Последние сомнения улетучились - перед ним были настоящие Маги! При чем - не сказочные немощи, шарлатаны и дешевые фокусники, а воочию доказавшие своё могущество личности! Вот почему стражи сидели в такой вялой расслабленности при гостях и ничуть не беспокоились за своих хозяев, оставляя их наедине с неизвестными лицами. Непонятные части картины становились на свои места - то на что раньше Юрий даже не обращал внимания, теперь было понятно как ясный день.
        Александр, взглянув в сторону Дальхара, сразу заметил у его ног множество - около семи или восьми, черных лезвий и коротких арбалетных болтов. Им с Юрием очень сильно повезло, что разбойники направили свою первую атаку в основном на хозяина голема. Если бы двое из них целились в них с другом, то смертельный исход был бы уже предопределён. Представив себя лежащим рядом с их охраной, захлебывающимся собственной кровью, Александра передёрнуло… Мурашки прошли по всему телу. Новый мир начинал показывать им, насколько они ошиблись в его начальной гостеприимности, приоткрыв своё истинное лицо и доказав, что и тут хватает «добрых» людей, запросто лишающих жизни простых путников…
        Ахримас, подойдя к Дальхару, поклонился и начал о чем-то беседовать. Пока оставшийся страж вместе с големом стаскивали за соседнюю дюну тела погибших разбойников.
        Ребят потряхивало до сих пор, от такого прилива адреналина за эти несколько минут, когда их жизни снова висели на волоске…

        ГЛАВА 7

        На дворе стоял один из самых жарких дней в году. В тени, на своём грубом, предназначенном не для такой роскошной виллы стуле, сидел человек в светло-голубых одеждах. Он что-то сосредоточенно вычитывал в большой книге, исполненной в металлическую оправу, на его коленях. Редко перебирая толстые листы страниц, и часто вдумчиво поднимая взгляд вверх. Его мыслям явно что-то не давало покоя - какое-то далекое чувство или даже предчувствие чего-то неопределенного.
        Рядом с ним, расслабляюще журчала вода по затейливому сооружению в виде лесенки со второго этажа. Вода текла прямо в бассейн в середине просторной, открытой для солнца центральной части огромного дома, позволяя его хозяину спасаться от любой жары, когда ему вздумается.
        Его чтение прервал далекий дробный стук металлической ручки в дверь. Незваный гость стучал быстро и нетерпеливо, будто за ним кто-то гнался или у него были срочные вести.
        «Кого там ещё чертовы пески принесли?» - Палуим был полностью, погружен в своё чтение и думы и совсем не заметил, как к нему подкрались.
        - Диар Пал,  - перед ним, вынырнув откуда-то сбоку, склонилась его сестра,  - К вам диар Арон со срочной новостью из Аркана…  - края её милой улыбки, были слегка видны из-за спадающих волос в поклоне.
        - Дорогая сестра!  - мгновенно вскинув голову, он уперся в её поднятый на него веселый взгляд сиреневых глаз.  - Даже вне родных стен, Аллиэн, ты продолжаешь смущать меня своим излишним почтением…
        Маг понимал, его сестра хоть и добилась успехов в своих достижениях в Искусстве, но между ними лежат годы практики и боевого опыта. Все же, он очень не любил лишнего внимания к себе, но понимал, что сестра искренне любит его и таким образом заигрывает с ним. Хоть он и не раз заявлял об этом - все же младшая чертовка искала все новые способы тонкого родственного заигрывания с братом, всегда уповая на его излишнюю серьёзность.
        Проводив её легкую походку задумчивым взором, он отложил в сторону книгу и встал в приветствии давнего друга.
        - Диар Арон!
        - Диар Пал!!!  - во внутренний двор не вошел, а вбежал молодой черноволосый мужчина в алом камзоле. Покрыв немалое расстояние в несколько шагов, он буквально на бегу обнял своего друга в приветствии. Похлопав его по плечу, он в возбуждении вскричал: - Аркан призывает! Для нас есть неотложное дело! Сам… магистр Теачир дает нам поручение разведки ситуации!
        Дождавшись, пока все лишние уши покинут зону слышимости, он взахлеб продолжил тихим быстрым тоном, в некоторых местах срывающимся на писк, рассказывать дальнейшую суть поручения. Глаза друга горели двумя яркими огоньками, всматриваясь в них и стараясь осознать то, что он говорит - Палуиму, казалось, будто вокруг начинает понемногу темнеть…
        - …Зрители Потоков утверждают об огромных приливах Сил и особой её концентрации в зоне Пепельного океана. Пару дней назад я почувствовал волну Силы, сидя у себя дома!!!  - Запыхавшись и склонившись с быстро пересохшим горлом над журчащей прохладой, продолжал Арон.  - Спустя полчаса кристалл связи начал разрываться от магических запросов… Ты… не поверишь…
        - Что?!  - сев обратно на свой стул, он выставил правую ногу в нетерпении, чуть подавшись вперед. Палуим наблюдал, как его коллега и друг жадно пьет воду из рукотворного источника, стекающую по его же творению из редкого камня.  - Не тяни, Арон!
        - А то, что входящие переговорные заклинания были не ниже лиценциата… А самым первым из них было…
        - Теачир?  - догадливо кивнул Пал, перебив друга.
        - Вот и нет…  - Арон, снова оторвавшись от живительной влаги, такой манящей и прохладной, хаотично булькающей в такую несусветную жару, остро взглянул в сторону друга.  - Глава серого магистрата опередил Теачира на целых несколько минут. По инструкции я должен был ответить именно ему, но…
        Взгляд Арона даже как-то немного остекленел, вода в горле встала комом и не желала более глотаться с былой легкостью. Перед его взором так и маячил посеревший переговорный кристалл, изредка подергивающийся рябью как по водяной глади, призывающий его к ответу перед… самим магистром Алиласом - главой Тайного Магистрата, самым пугающим человеком дарийского Аркана…
        Тут же Арон провалился во всё ещё яркие воспоминания жуткого наказания его зарвавшегося наставника, никогда не видевшего силу магистра воочию. Он был его учителем, наставлявшим Арона с настоящим пристрастием. Только он заметил в Ароне тлеющие искорки истинного влечения к тайнам Силы. Он единственный, кто мог обучать его не смыкая глаз целыми неделями напролет. И только он - мастер ар-Крий, мог так зазнаться и дерзко бросить смертельный вызов столь опасному магу.
        Так, перспективный маг, добившийся огромных высот в изучении смертоносных заклинаний, он… посмел вызвать на дуэль главу тайной службы Аркана, самого загадочного и самого страшного в своей беспощадности, магистра Алиласа…
        В дуэли Магистр Алилас уничтожил учителя так - будто это был его самый заклятый враг. Не оставив ему ни единого шанса. На глазах его же друзей и почитателей, собравшихся вокруг их перепалки. Та картина запомнилась ему надолго… А особенно - лицо учителя Ар-Крия, лежащего на полу в собственной крови и до сих пор улыбающегося в своём мнимом превосходстве, даже не успевшим понять, что он уже мёртв!
        - …Я решил ждать указаний от своих прямых начальников,  - Арон сделал ещё пару глотков и повернулся к Палу.  - Долго ждать не пришлось, и кристалл поменял цвет на алый. На связи был сам Теачир!
        - Ну же, не тяни! Это все я уже и так понял!  - с разгорающимся интересом поторопил Пал.
        - В общем, мне было дано указание быстро добрать половину Длани и выдвигаться в эпицентр «Прилива». Имена группы - Палуим, Арон и Шеалт. Как ты уже догадался, нам не хватает только серого доносчика, будь он неладен!
        - Я не питаю такой ненависти к Тайному Магистрату, но все же нам с тобой нужно будет вести себя аккуратней в выражениях,  - задумчиво протянул Пал.  - Иначе нас призовут к ответу на собрании коллегии Мастериата, чего ни мне, ни тебе бы совсем не хотелось.
        В тот же момент послышались легкие и быстрые шаги сестры Палуима, и она выскользнула из-за угла:
        - Там… на улице вас ожидает диар Шеалт с двумя служителями. Он попросил передать, что все готово к отправлению…
        Маги переглянулись от неожиданности, но заставлять ждать свой интерес к закручивающемуся вихрю событий они совсем не хотели.

* * *

        Кое-как разлепив глаза, Артур увидел необычную картину. Перед ним сидела закутанная в пустынные лохмотья фигура, в жутковатого вида костяной маске с дополнительными прорезями для глаз. Череп какого-то хищника теперь служил самым настоящим шлемом для странного незнакомца. Казалось, что все шесть её пустых глазниц пристально смотрели на Артура. Судя по широким плечам это был «он», в зрелых годах. Рядом с закутанным человеком, лежал развязанный мешок с каким-то скарбом. На поясе виднелось белесое оружие с костяной ручкой и не большой кожаный бубен, увязанный разными маленькими косточками по всей окружности, чем-то на подобии тонких жил.
        Спустя миг, его проясняющийся взор приковал висящий над ними шар размером с футбольный мяч, даже чуть больше. Подозрительно прозрачное светило тускло освещало очень правильный темный купол над головой, изредка подергивающийся в разных местах вихреватыми сполохами. Глухой, непонятного происхождения, шум в ушах - только добавлял вопросов о его местонахождении. Ровные края купола заканчивались прямо на дюнах, за ними виднелись черные песчаные насыпи на этих непонятных полупрозрачных стенах чудо сооружения. Существо перед ним было похоже на статую. Не двигая ни единым мускулом, и даже приглушенно дыша, оно будто ожидало каких-то действий от него.
        - Кхрак… жизнь, Пугало?..  - прорезающимся голосом из хриплого кашля вопросил Артур загадочную фигуру.  - Не знал… что ад, выглядит именно так…
        - Гаарак зарма диир?
        - Я… кхм… кхм… тоже рад тебя видеть!  - Артур облокотился на песок, осматривая своё замазанное странными узорами из какого-то вещества тело. Вонь стояла нестерпимая, он даже болезненно чихнул от резкого запаха.
        Существо отодвинулось и медленно сняло с себя маску. Это был темный человек, с многочисленными шрамами на лице. Обладающий пронзительным взглядом красноватых глаз, смотрящим на него, как на подопытного - с великим интересом.
        - Артур.  - Он протянул руку для рукопожатия, на что тот протянул костяную дубинку-жезл вместо своей руки и промолчал. Ничего не оставалось, как пожать дубинку вместо руки незнакомца.  - Ниче-ниче, и так тоже сойдет для первого раза…
        Артур недолго потряс дубинку рукой и отпустил, не переводя такой момент в излишнюю затянутость.
        Ощущал он себя уж слишком хорошо после всего пережитого накануне. Раны не ныли и не болели той, адской болью. Вонючая мазь творила невиданные чудеса с его телом. Надо было как-то отблагодарить его спасителя, но как - он не знал.
        - Клакдо! Дарас фидьевил да Шанеала!  - Раскинув в стороны руки и поднимая взор в самую верхушку темного купола, торжественно произнес спасший его незнакомец.
        - Шанеала говоришь? Нормально че… Ещё бы узнать, что это за Шанеала такая…  - Артур не запомнил ничего кроме последнего слова. Так же не знакомого ему, как и все остальные. Местный должен был знать хоть что-то об этом странном месте или дать ему хоть какие-то ответы на накопившиеся вопросы. Оставалась только одна проблема - понять хотя бы одно его слово…
        Пустынник склонился над ним и с поднятыми бровями рассматривал полупрозрачные рисунки на груди Артура. Заживление ран проходило невероятно быстро даже для усиленной волшбой мази. Чего он только не видел в жизни, но одно он знал точно - так быстро излечить его раны не мог даже тысячи раз проверенный рецепт.
        Артур заметил его взгляд на себе и принял сидячую позу. Ему самому было интересно посмотреть на свои розоватые шрамы от недавних ожогов. Его грудь была покрыта толстым слоем пульсирующей мази. Смотря на неё, он чувствовал, как она пульсирует в ритм его ударов сердца. Пустынник протянул к нему руку.
        Как только он коснулся мази, она мгновенно затвердела как глина и, под движениями Артура начала осыпаться неровными черепками на песок. Живительный доспех исполнил своё предназначение полностью. Даже внутренне Артур чувствовал себя гораздо лучше, будто его ауру тоже немного подлатали… В некоторых местах былые раны, конечно, ещё чесались, но в основном все было в порядке, или, по крайней мере - так казалось.
        В это же время постоянно присутствующий гул почти полностью стих. Верх купола начинал медленно светлеть. Только сейчас Артур понял, что это за купол, так бережно укрывший их от суровой и неумолимой черной пустыни без каких-либо видимых опор внутри. В просвете четко было видно структуру купола, толщину и переливающуюся основу. Он мог четко различить прозрачные символы внутри толщины купола, быстро, но в абсолютной точности, протекающие в основном из его вершины к краям. Их четкий и завораживающий порядок сам отпечатывался в его сознании. Артур даже присвистнул, когда понял что это какое-то заклинание.
        Пустынник мгновенно обернулся на свист. Увидев рассматривающего его заклинание незнакомца, с интересом то и дело поднимающего и опускающего голову. Он щелкнул пальцами, а потом повелительно и широко взмахнул рукой. Накрывший их пузырь заклинания тут же лопнул и испарился вместе со «светляком» - так для себя обозвал светящийся висящий шар Артур. Он только и успел закрыть глаза, и пригнутся от щедро сыплющегося на него черного песка и пепла. За спиной послышался ехидный смех его шутливого спасителя.
        - Мог-бы и предупредить,  - без злости буркнул Артур, даже не отряхиваясь от просыпавшейся массы, но внутри начинала расти самая настоящая неприязнь к этой чертовой пустыне.
        К тому времени пустынник уже собрал все свои вещи и натянул костяную маску обратно на худое лицо. Сгорбившись, рваной походкой подойдя к нахмурившемуся Артуру, он взял его за руку и потянул за собой в одну ему известную сторону.

        Прошли они не много, Артур уже выбился из сил от изнеможения, пустынник же чувствовал себя, по-видимому - замечательно. Найдя торчащие острым оскалом огромные камни, расписанные витиеватыми узорами, они решили сделать привал. Артур попросту рухнул в спасительную тень, пустынник же тихонько сел рядом на колени и достал свою кость.
        Артур с интересом наблюдал за движениями его спутника, которыми тот вырисовывал на песке какие-то символы. Каждый раз, проговаривая на одном из символов какой-либо звук. Так, на пример по окончанию спирального символа он говорил «Арр». Далее следовал похожий на не законченный квадрат символ с выдохом пустынника «Шабб»… Интерес Артура заставил его подняться с песка и привалиться спиной к камню, с великим вниманием изучая последовательность символов и их звучность. Даже пересохшее горло и его общее состояние не мешали сконцентрироваться на чем-то новом и интересном!
        Видя его неприкрытое любопытство после начертания около дюжины символов, человек в костяной маске продолжил… Артур, в общем, насчитав около тридцати трех символов, заметил, что пустынник пошел по второму кругу. Снова и снова повторяя линии на черном песке и не знакомые звуки-буквы местного алфавита. Нужно быть совсем тупым, чтобы не осознавать истинное значение всех этих букв. Но Артур заметил разность рисуемых пустынником символов в один определенный момент, и тут же начертил символ, который должен был идти за ним в прошлый раз, не забыв произнести нужный звук. Пустынник сразу одобрительно кивнул маской и продолжил начертание в старом порядке. Долго это не продолжалось, прошло около получаса по земным меркам. Ещё через полчаса, Артур уже сам чертил все эти символы, не много передвинувшись под более большой участок убегающей от солнца тени, а пустынник или уже его учитель алфавита - сидел и кивал на каждом символе, изредка поправляя произношение Артура.
        Через некоторое время они прекратили. Артур откинулся на скалу, прокручивая в голове порядок и произношение иного алфавита. С его натренированной памятью это была не сложная задача. Покрутив головой по сторонам, он заметил круглый камень прямо около скалы, взяв его и задумчиво крутя в руке, он ярко вспомнил найденный не так давно шар-артефакт, но никаких совпадений по виденным на нём символам и теми, что на песке - он не вспомнил. Камень в руках был излишне правильной формы, размером с теннисный мячик, такой же черный, как и вся пустыня вокруг. Артуру вспомнился один из уроков по развитию памяти, в котором детально описывалась, будто нужно взять предмет и, глядя на него запомнить то, что нужно и положить предмет в карман. И потом, когда это понадобиться, предмет сам напомнит о том помысле.
        - Так и поступим…
        Артур засунул камень в немного прожженный карман штанов и ещё раз прокрутил в голове все звуки и символы алфавита. Снова подняв взор на скалу, он заметил и на ней какие-то символы, отдаленно напоминающие те, что рисовал пустынник перед ним только что.
        - Эй, мудрец песков!  - дождавшись пока на него обернется пустынник, занятый своим дорожным мешком, Артур продолжил, тыкая пальцем в скалу.  - А это что?
        - Эрдис храас дааль!  - Многозначительно произнес его новый спутник, хотя ничего другого Артур от него и не ждал, но запомнил все высказанные слова.
        - Думаешь?  - недоверчиво спросил Артур, прищуривая глаза, понимая из сказанного столько же, сколько и в прошлые разы. Не дождавшись ответа, он погрузился в свои думы, смотря в самую даль пустыни. Вокруг были только бескрайние черные дюны и гуляющий ветер, переносящий с собой целые моря пепла.
        «И откуда тут столько пепла?» - думы Артура нырнули в глубокую древность этих мест. Будто раньше тут были целые сады вековых деревьев, поглощенные неумолимым и беспощадным вечным пламенем. Если тут когда-то и царствовала природа, то она проиграла… Новым хозяином этих мест являлось палящее солнце, неустанно бдящее за своими бескрайними владениями почти не смыкая своего единственного всевидящего глаза…
        Артур повернул голову в другую сторону, но там были те же пески, простирающиеся до самого горизонта. Он даже не ощутил, как его начало клонить в сон. Остаточное действие заклинания пустынника последними каплями уходило из его тела. С закрывающимися глазами, каким-то внутренним зрением Артур наблюдал, как из его тела медленно вытягивались тонкие золотистые нити, растворяясь в окружающем пространстве. С каждой новой появляющейся ниточкой его клонило все больше в сон, но это было уже не важно…
        Момент, немного затянулся, и он снова открыл глаза. Перед ним, как и тогда, предстала совсем другая картина. Вместо бескрайних черных песков вокруг плыли странные мутные тени, но не существ, а уцелевших в этом странном мире непонятных величественных зданий, невиданных огромных деревьев, скал и странных кустов. Среди всего этого, Артур разглядел какой-то храм или его подобие - огромное каменное сооружение, казавшееся поначалу целой горой с пристройками зданий и статуй, фигуры на которых невозможно было разглядеть. Вообще в этом странном сне он отчетливо видел не дальше пятидесяти шагов, всё остальное больше ощущалось неким шестым чувством и мутными образами, но само место по-настоящему пестрило разными переливчатыми окрасками…
        «Да уж, воистину странное место…» - Не много посмотрев по сторонам и убедившись, что никого нет рядом, он взглянул себе под ноги, но к великому удивлению - не обнаружил своего тела. Странно, но он будто бы находился в другом мире, доселе совершенно не знакомом ему.
        Артур встал из своей сидячей позы и пошел в сторону храма, попутно пытаясь лучше разглядеть столь странное место. Путь был совсем не близким, каким он показался в начале. Он шел спокойно, никуда не спеша. Рассматривал каждый уголок опустевших зданий, судя по всему покинутых либо совсем не обитаемых уже очень давно. Некоторые здания или сооружения никак не вязались с образом обычного дома или жилища. Скорее это были места для краткосрочной ночлежки либо ещё для чего, но уж точно не для постоянного проживания. Да и как тут вообще можно жить?
        Он подошел к подобию какого-то растения, протянул руку и погладил местный цветок, на что цветок на короткий момент засветился изумрудным цветом и тут же погас, как только он убрал руку. Внимание Артура привлекла его же рука, она была обычной, но в то же время какой-то уж слишком легкой. Он постарался себя ущипнуть, боль отдалась, имея совсем другие ощущения, будто он щипал себя всего целиком.
        На этом странности не закончились. Далеко впереди на дорогу между храмом и Артуром вышла огромная тень пугающего одним своим видом существа. Гуманоид имел две очень коротких ноги под массивным туловищем и четыре огромных руки, заканчивающиеся когтями. Голова его больше напоминала насекомое, чем стандартные формы животных или знакомых Артуру существ. Позади существа болтался толстый длинный хвост, отдаленно напоминающий хвост скорпиона с жалом на конце. Чудовище, не раздумывая ни секунды, направилось в его сторону. Артур застыл на месте посреди дороги и не знал что предпринять. Тварь издала нереальный рёв и ринулась на него с удвоенной скоростью. Артур вышел из оцепенения и сломя голову метнулся назад, прочь от храма. Обратно к тому месту, из которого пришел. Невиданная тварь не теряя ни одного драгоценного мига, помогая себе всеми четырьмя руками, сломя голому помчалась за ним в очередной раз, торжествуя, взревев глухим рыком.
        Добравшись за считанные секунды до места его появления, Артур впал в ужас. Ровная поляна, на которой совсем ничего не было, не давала ни малейшего намёка на какой-то выход или вход куда-либо. Чудовище было уже в пятнадцати шагах от него, и, не колеблясь, приближалось, оставляя на раздумья считанные мгновения. Он судорожно представлял своё тело, обмякшее в чертовой пустыне около скалы, попутно наращивая бег, прочь от кошмарного создания.
        Сзади послышался надсадный хрип и взмах чем-то огромным, рассекающим пространство с нечеловеческой скоростью. Повинуясь только инстинктам, он подпрыгнул и, приземлившись, начал перекатываться в сторону кустов, как тут же провалился в пространство… Падая, как во сне, он очнулся.
        Судорожный вздох и хрип раздались возле скалы… Пустынник обернулся и увидел настоящий панический ужас в глазах спасенного недавно им человека. С непонятно откуда взявшейся силой Артур подпрыгнул из лежачего состояния и извернулся в воздухе, приземляясь на руки и колени, со страхом смотря на скалу. В непонимании он так и просидел следующие мгновения уже закатного дня. На всякий случай пустынный маг встал, подошел к полуголому напряженному человеку и более внимательно осмотрел его.
        Сердце Артура колотилось как бешеное. Он проспал неизвестно сколько, но таких снов ему ещё не снилось никогда. Снов, в которых он отчетливо понимал, что может умереть по-настоящему! Рядом с ним склонился пустынник, а он все никак не мог прийти в себя. В его ушах до сих пор звучал этот жуткий загробный рёв кошмарного чудовища из неизвестного места… Что-то ему сильно подсказывало, что это был далеко не сон… Как бы то ни было, к следующей такой встрече надо было подготовиться, хотя бы научится входить или выходить вовремя из этих мест. Теперь этот кошмар никак не желал оставлять его мыслей.
        Пустынник тревожно рассматривал его с ног до головы, но ничего не сказав, он просто встал. Убедившись что Артур может идти, повел того дальше, по утихшему жару пустыни в то самое направление что и раньше - куда-то на восток пустыни.
        …Они шли весь вечер с короткими перерывами на отдых, и вот настала ночь. Артур посмотрел в небо и не поверил своим глазам - черная луна, чуть меньше той, что была зеленой, едва заметная на небе, да и то - больше по ощущениям. Может он ошибся, или сполохи зеленого пламени повлияли на оттенок той, первой луны? Но как тогда можно было объяснить размер? Сомнений не оставалось - вторая луна кружилась вокруг не известного ему мира, всегда находясь в теневой стороне мира.
        Странно, но когда пустынник заметил его тревожный взгляд в ночное небо, то никак не отреагировал, будто и не видел этой самой луны. Он торопясь шел куда-то вперед, изредка поглядывая на спасённого после Астральной катастрофы. Артур следовал за ним, изо всех сил пытаясь не отставать. Былого прилива сил почему-то не ощущалось, наоборот - внутри он чувствовал какое-то глубокое опустошение, как физическое, так и духовное. Самая страшная усталость, но, тем не менее - каждый шаг только усиливал его волю к жизни, пусть он и давался с такой тяжестью. Похоже, в его жизни наставали не самые лучшие времена…
        Усталость оставалась как-то на заднем плане, все его мысли были погружены в эти страшные события.
        «Какого черта и что взорвалось рядом со мной? Собственно где я нахожусь? Кто этот человек рядом и, конечно же, что это за сон такой?» - Перечень вопросов пополнялся чуть ли не каждый час. От такой подведённой статистики становилось совсем не весело. А что ждет его дальше - и вовсе неизвестно!
        Внезапно, он воткнулся опущенной головой в спину пустынника, чем вызвал несколько гневных слов даже в нынешней ситуации - ну о-очень понятного содержания… Пустынник стоял на самой вершине одной из тысяч дюн и что-то тихо шептал, вяло потрясая бубен в левой руке, а кость в правой. Артур уселся рядом и смотрел в ту сторону, куда молился его провожатый. Пока ничего видимого не происходило.
        В желудке негодующе начало бурчать, горло тоже поднимало восстание, перекрывая нормальный голос неузнаваемым хрипом. Пока Артур размышлял о еде, вдалеке прямо в середине пустыни разверзая объёмные черные массы пепельного песка и тучи пыли - вздымались огромные скалы заострённой формы. Через некоторое время стало понятно, что это огромные лапы какого-то колоссального существа. Такого исполина Артур не видел даже в фантастических фильмах…
        Песок под ногами начал сотрясаться. Под тусклым светом звёзд, на огромном расстоянии от них, выкапывалось из самой черноты поистине титаническое создание. Его огромные острые лапы были похожи на опоры моста по толщине. Как только показалось плоское туловище с матовым отливом и короткий хвост создания, оно незамедлительно направилось огромными шагами куда-то в сторону - на юг. Приблизительно размером с целое здание - жук или что-то похожее на него, шло огромными шагами в ночи, сотрясая ближайшие окрестности пустыни поступью истинного хозяина этих мест. Пустынник провожал его почтительным взглядом, замерев на одном месте, почти не дыша.
        Насекомое передвигало лапы, поочередно втыкая их в песок, как ножи в мягкое масло. Они погружались почти на треть высоты. С его непробиваемого панциря осыпались реки песка и пыли, создавая нечто подобное плотному пылевому занавесу. Картина выглядела по настоящему эпично, одновременно красиво и опасно, поражая самые далёкие уголки воображения Артура о могуществе этих созданий далёкой древности…
        Он сидел с выпученными глазами, забыв обо всём на свете. Такого… Артур не мог представить себе уж никак. Этот мир, конечно, был горазд на сюрпризы, но его фауна начинала поражать воображение!
        «Этож если тут такие жуки… То, какие птицы и рыбы обитают в этих просторах? Час от часу не легче. От такой твари в пустыне уже не скрыться никак, и уж точно злить её не собирается никто из местных жителей. Когда научусь разговаривать - расспрошу его обо всех этих странностях чертовой пустыни…» - мысленно набросал себе заметок Артур.
        В скором времени гигантский жук скрылся из поля зрения, но чуть ли не сразу они почувствовали слабое подобие землетрясения. Пустынник, не много повеселев, снова повел быстрым шагом Артура по местным «достопримечательностям» изрядно надоевшей однообразной пустыни. Временами ему начинало казаться, что тот бормочет себе что-то под нос, но разобрать или услышать наверняка мешала маска, если это конечно не было его галлюцинациями от долгого пребывания в этих местах и предыдущих событий.
        Примерно через полчаса, спутник в маске вновь взял в свои руки бубен и что-то напевая, начал плясать посреди ночи прямо в пустыне… Артур посмотрел на все это действо и тоже начал приплясывать рядом от нечего делать, правда, более вяло и менее энергично, коряво кривляясь в бессмысленном танце, но прихлопывая в ладоши и подыгрывая полоумному соседу даже выкриками.
        Весь юмор куда-то запропастился в одно мгновение, когда тени вокруг сгустились, а барабан принял кровавый оттенок. Пустынник тут же с силой взмахнул барабаном, будто стряхивая с него нечто невидимое. Тени расступились, теперь они были похожи по очертаниям на воинов, но спустя пару мгновений пропали вовсе. Артур уже без смеха смотрел на все это и задумчивого хозяина духов. Тот думал не долго, и чуть изменяя путь, нахмурившись, снова пошел в ту же сторону. Не задавая бессмысленных вопросов, Артур поплелся за ним.
        Где-то в середине ночи, пустынник развернулся и посмотрел на плетущегося из последних сил Артура. Протянув в его сторону руку, он поводил своей костяной дубинкой в замысловатых движениях, и Артур увидел, как её основание словно укуталось в паутину светлых нитей, выступающую во все стороны. Сила наполняла жезл-кость пустынника большими порциями, с каждым движением он умножал растущее малыми темпами само по себе плетение вокруг его оружия. Спустя примерно три секунды, плетение сорвалось в сторону Артура и окутало того нежной паутиной, которая в миг распространилась по всему телу, наполняя его силой и энергией. Поначалу Артур почувствовал даже какой-то страх перед происходящим: такого он не ожидал, что в его сторону будет использовано прямое заклинание, но этот внутренний бунт сразу прошел, как только он почувствовал новые силы, так необходимые ему в данный момент.
        Пустынник простоял в ступоре ещё некоторое время. Ему до сих пор не было понятно - разглядывал ли этот странный спасённый им человек структуру его заклинания или просто инстинктивно дернул головой, как и в тот раз… Такое по силам далеко не каждому известному ему шаману из близких, но он уже второй раз замечал странный взгляд коричневых глаз его спутника…
        Избавившись от глупых мыслей и посмотрев в небо, пустынник прибавил шагу. Впереди был далеко не близкий путь, да ещё нужно было обучить основам «тандия» - его родного языка, незнакомца. Для себя он отмерил около недели времени, на основы произношения. Слишком хорошая память и сильное желание учиться говорили о многом. Перед ним был не какой-то там дикарь или айшимский раб, тут пахло чем-то совсем другим, более глубоким и сложным в понимании. В любом случае, как бы там ни было - он должен был познать хотя бы край сущности этого иномирянина.

        ГЛАВА 8

        Дальхар и Ахримас восседали на мерно шагающем по пескам големе и смотрели вдаль, в одну точку. Их взоры искали знакомые ориентиры, указывающие на то, насколько близко должен был находиться город Адриаш - настоящее пристанище торговцев контрабандой и запретными вещами, пустынников, алхимиков, коллекционеров и прочего сбора из местных обитателей.
        Обычно, его высокие башни издали вырисовывались над пустыней, ярко переливаясь под лучами Атдисса золотыми куполами и шпилями, так и маня к этому заманчивому блеску всякое отребье. Но пока их дивный вид ещё не открылся пред ними. И все же - в каждом шаге, каждом взоре, устремлённом вдаль, чувствовались усталость и жажда обычного городского уюта, хоть какого-то - всё лучше, чем ночлежки под открытым небом, продуваемым со всех сторон.
        Голем медленно передвигал свои массивные толстые каменные ноги, загребая ими волны обычного песка, поочередно погружая их почти по колено в глубину, оставляя за собой глубокую вспаханную колею.
        Прошла почти пара недель с того момента как они выдвинулись с оазиса, щедро обагренного кровью разбойников имевших столько глупости сколько понадобилось чтобы напасть на них. Выйти из черных песков в обычную пустыню на этот раз труда не составило. Оставался примерно один день перехода и этот бесконечный путь от края проклятых земель и обратно подходил к концу.
        Слава двум пустыням, что Ахримас оказался честным человеком и сполна заплатил за эту сделку неподдельными мерцающими занатами! Дальнейшая судьба этой проклятой древней вещи абсолютно не интересовала Дальхара, так как мысли его уже были где-то в городе - в излюбленном борделе, в теплых объятиях купленных им женщин, готовых на любые прихоти ради щедрой горсти звонких монет ублажаемого купца…
        - Занн Дальхар, может быть, вы все-таки мне их продадите?
        Сладкие помыслы и ярко представленные моменты вожделения были грубо прогнаны из его сознания сидевшим рядом Ахримасом, от чего ценник на гостей, а в скором будущем и рабов - сразу взлетел выше былого в расчетах купца.
        - Какой тебе толк от этих бесполезных рабов? Ты же сам видел, какие они худые по сравнению даже с дешевыми айшимскими трудягами с рудников. Не говоря уже о тупоголовых, сломленных орках из Ваххи, просто пышущих грудой мышц - пригодных на любые рабские работы…  - нарочито замедленно выговаривая слова, служитель тайного культа специально заострял внимание на его интересе к данному «товару».
        - Мой любезный попутчик, почему вы горите таким, не прикрытым интересом, к этим молодым людям, отбившимся от чьего-то разоренного каравана, теми злополучными негодяями, коих нам «посчастливилось» повстречать у оазиса?..
        Четко расставляя каждое слово и интонацию так, чтобы цена росла от каждой последующей буквы, Дальхар, как многоопытный купец, понимал, что у его попутчика с собой нет ни гроша, но всё же на интересе к двум друзьям и их драгоценной вещице в виде кинжала, можно было неплохо сыграть именно сейчас. Для большего поднятия итоговой цены до прибытия в город, он собирался использовать любой довод. Не зря же об умении Дальхара торговаться ходили легенды, и сложившееся о нём мнение нарушать, явно не стоило.
        «Этож, какая удача! Два раба сами соизволили прийти к моей ночной стоянке! Да ещё и, заплатили за свои жизни очень редкой вещицей» - Дальхар мысленно вернулся к тому моменту, когда впервые увидел протянутый ему костяной кинжал. А как загорелись глаза адепта Тьмы при его виде! Он сам почувствовал лишь отголоски стонов бездны и кровавую мглу в самой сути данной вещицы и, по своему огромному опыту в антиквариате из мрачного прошлого Шанеалы - сразу вернул сознание обратно. И как вовремя! Поймал взгляд Ахримаса, который будто жадно впился в естество этого предмета. Над этим стоило поразмыслить… Хорошенько так поразмыслить!
        - Хорошо, вы уговорили меня…  - Ахримас, чуть повернул голову в сторону Дальхара.  - Я готов заплатить двойную цену за худого, а полного вы сможете продать на рынке какому-нибудь местному любителю запретных развлечений - сделает из него евнуха… И да… я готов заплатить по прибытию в город, как только буду иметь такую возможность.  - Снова отвернувшись и чуть прищурив глаза, он озвучил свою цену.
        - Двойной ценой - каждый из них обошелся мне уже! Пока я трачу на них свою драгоценную воду и пищу, не говоря уже о тех изысканных вещах, что были при мне на продажу…  - Толстяк обернулся посмотреть на плетущихся за големом молодых людей. По их виду сразу можно было понять - они точно не привыкли к таким переходам.  - Учитывая некоторые странности нынешнего путешествия, смело могу объявить: я хочу впятеро большую сумму за одного. И, если вы заберете двоих - я готов на четырёхкратную выплату за каждого, что составляет восемьдесят занатов, или, если вам удобнее - четыреста сельясов…
        - Да это же самый настоящий грабеж!  - возмущению Ахримаса не было предела, от чего он даже немного покраснел.  - Вы же прекрасно понимаете, что это жалование вашего каравана или малого отряда на целых девять переходов! А речь идет о каких-то двух жалких рабах!!
        - Мой дорогой коллега! Вы забываете, что мне предстоит иметь кучу хлопот с ними, так как они не знают ни одного языка!  - С выпученными глазами рукоплескал во все стороны Дальхар.  - Но тем не менее - это делает товар только привлекательнее и таинственнее, учитывая обстановку, в которой Мне, посчастливилось их найти…
        В разговоре повисла долгая пауза. Ахримас ненавидел глубину жадности толстяка, Дальхар же проверял платёжные возможности оппонента. Да и с уникальным «товаром» расставаться не спешил - плох тот торговец, который не предложит свой товар хотя бы трём заинтересованным лицам! Ни тот ни другой не собирались уступать, но что-то внутри именно у купца было не спокойно. Дальхар чувствовал, что к вопросу о цене они ещё вернутся, если не сейчас то потом… Когда рабы уже будут давно проданы…
        Эта мысль даже немного пугала его. Хоть и за всю свою жизнь он повидал немало опасных покупателей, но торговать с представителем Внемлющих Мраку - то же самое, что и торговать своей жалкой душонкой перед демоном-лордом, повидавшим за сотни лет проходимцев всех мастей. И уж точно, если они захотят - то сотрут его в порошок в любой момент… А если и не они - то когда-нибудь он попадется длани Аркана на внеплановом досмотре и вот тогда точно всё. В лучшем случае - срок в Замрах'даре на несколько десятилетий, а в худшем… Над его жалкой телесной оболочкой долго будут изгаляться в тайных катакомбах Риадского Чертога! Бррр!
        От таких раздумий даже в такую жару прошли мурашки по коже. И все же, от своего прибыльного дела Дальхар отказываться даже и не думал. Ведь половину своего дохода он откладывал на черный день в свой тайник в пустыне и даже если бы его умудрились уличить в запретной торговле разными «диковинками», то он со спокойной душой провел остатки своих дней после срока в легендарной тюрьме Аркана. И все же - рисковать совсем не хотелось. Очень даже не хотелось…
        - Тогда, что скажете о той Вещи, что передали вам от рабов в качестве платы за спасение?  - как-то слишком холодно, будто решив чью-то судьбу, спросил Ахримас.
        - О, довольно древняя вещица, на первый взгляд, в суть которой я бы не рекомендовал заглядывать непосвященным…  - купец многозначительно протянул последнее слово.  - Но для вас, это был бы… о-очень полезный инструмент!
        - Цена?  - не сдержался мракопоклонник.
        - Для вас - самая лучшая, мой мрачный друг!  - Дальхар отдал кинжал в руки адепта Тьмы, дабы тот мог лично изучить вещь, ну и разжечь свой «аппетит» к покупке, конечно же!
        Впереди шагавший воин обернулся и окликнул Дальхара, подняв голову, указывая на какой-то привычный ориентир вдалеке. До города действительно оставалась половина дня пути. Солнце начинало печь с удвоенной силой, решено было сделать привал. Через какие-то мгновенья все пятеро снова удобно расположились под неподвижно застывшим полуживым навесом, спасаясь от нещадно палящего дневного жара в единственном маленьком островке тени на дальние дали вокруг.
        - Вернемся к вопросу о…  - начал было Ахримас, удобно усаживаясь около купца.
        - Не думаю, что сейчас подходящее время…
        Ахримас перехватил напряженный взгляд Дальхара в направлении города. Оттуда в их сторону уверенной походкой шла группа из пяти людей, по крайней мере - они насчитали пять. В центре группы было три человека в разноцветных одеждах, красного, светлого и темно-серого тонов. Внимательный взгляд Ахримаса сразу обозначил блик, примерно в двух метрах над группой, что служило доказательством магического щита от многих воздействий, в том числе и от жары. Впереди шел человек в дарийских доспехах с угрожающего вида арбалетом в руках, замыкал группу такой же рослый здоровяк. От доспехов и оружия охраны так и фонило защитными заклинаниями в магическом зрении.
        Ахримас на какой-то момент напрягся.
        «Где я мог так просчитаться? Неужели эта жирная тварь продала нашу сделку островным крысам, всюду желающим засунуть свой нос?! Так просто мою жизнь они не заберут!» - Хмуро покосившись на купца, мракопоклонник ожидал любого развития событий.
        - Спокойно мой друг,  - будто почувствовав его внутреннее напряжение, сжавшееся в опасную пружину, проговорил Дальхар.  - Сделка до сих пор в силе. Вероятно, это стандартный патруль или внеплановая проверка, которая принесет мне немало лишней суеты, но не более того…
        Внезапный голос купца ещё больше напряг Ахримаса. Это доказывало только то, что он чувствует его гораздо лучше, чем тот хотел бы показать на самом деле. Все же взяв себя в руки, Ахримас сумел выдавить из себя последнюю фразу, перед приближением Дарийцев:
        - Если вы меня предали…
        - Я все прекрасно понимаю…  - отрезал спокойным тоном Дальхар.
        Данная ситуация не нравилась ему даже больше чем его побледневшему от скрытого напряжения коллеге. С его-то запретным грузом за спиной голема, сулившим большое множество проблем при такой встрече. Одна только Пыль смерти, не говоря уже о Гнилом экстракте с Гиблых топей, могли доставить уйму неприятностей…
        Около покатого склона одной из дюн группа приблизилась к ним вплотную, вперед подался человек в серых одеяниях с красивыми золотыми нашивками, ниспадающими с плеч от шеи и смыкающимися у пояса. Властным движением он остановил спутников и сделал несколько шагов вперёд.
        Суровый взгляд своих зеленоватых глаз он вперил в отдаленно знакомое по докладам разведчиков лицо купца. Задержавшись на нём на мгновение он посмотрел на высокого худощавого Ахримаса, сгорбившегося сейчас как раб, за тем обвел взглядом двух молодых людей, заострив внимание на их странном, не знакомом цвете глаз и уж очень белой для здешних мест коже видимых лиц и рук. В конце заострил внимание на напряженных руках наёмника, привалившегося к каменной ноге голема. Вся эта компания, ни при каких обстоятельствах не укладывалась в его голове как единое целое…
        - Куда направляетесь?  - Без какого-либо намёка на вежливое приветствие холодно бросил он.
        - Следуем в Адриаш, диар…  - сделав значительную паузу на последнем слове, Дальхар вопросительно заглянул в глаза собеседнику.
        - Шеалт, зовите меня диар Шеалт.
        - …движемся с границы пылевой пустыни от смертельных лесов, из Мааласа в сторону Атманта, диар Шеалт,  - кивнув, продолжал Дальхар, с виноватой улыбкой спокойно рассказывать свой только что выдуманный путь.
        - Какова ваша цель пребывания в столь опасных местах?  - на лице серого досмотрщика не было ни тени какой-либо эмоции. Похоже, для себя он уже что-то давно решил, вот только что?!
        Дальхар уже хотел было ответить, и даже приоткрыл рот, как в какое-то мгновение понял по остекленевшему взгляду Шеалта, что его давно не слушают.
        Первые буквы ответа проваливались в какое-то гнетущее напряжение, а потом - и вовсе в быстрый шорох и нарастающий треск магического шума рядом. Но говорившего с ним мага это совсем не удивляло, наоборот - он давно был готов к такому повороту событий. В ответ, с его стороны из чуть приподнятой ладони срывалось не менее опасное, встречное контрзаклинание. Дальнейшие события разворачивались как в какой-то безумной мгле.
        Худой спутник Дальхара атаковал дарийца в серых одеждах направленной волной Загробного Смрада, по крайней мере - так выглядело со стороны. Резкая рвотная вонь стегнула по ноздрям окружающих. Купец только и успел инстинктивно откинуться назад, навалившись всем телом на подобранного им пухлого раба в черных песках. В тот же миг оба заклинания столкнулись и изменили своё первоначальное направление. На какое-то мгновение маг в серой одежде пропала из виду, а откуда-то сверху больно ударили осколки камня, окровавив лицо и плечо купца, случайно прикрывшего собой Юрия.
        Александр, с широко открытыми глазами от безумия происходящего, большими судорожно-нелепыми движениями отпрыгивал назад от впивавшихся рядом огромных осколков полуразрушенного голема. Видя, как верхняя часть его монолита, казавшегося несокрушимым - раскалывается от немыслимой силы вместе с его левой каменной рукой-глыбой, отлетая в сторону и погружаясь в песок, поднимая за собой тучи пыли. Во всей этой картине кто-то сильно толкнул его плечом сбоку, от чего он повалился на раскаленный песок, густо окропленный рядом багровыми брызгами чьей-то крови. Неожиданно начавшийся бой только входил в активную фазу.
        Встав, во весь свой немалый рост и быстро выйдя из-под валящегося на спину голема, от прилетевшего откуда-то из-за спины серого мага, огненного пульсара - Ахримас вскинул руку с кинжалом вперёд, в то время как вторую впопыхах засунул в свой вещмешок и выкрикнул срывающимся в панике голосом новое заклинание. Успел он вовремя…
        Невозможно, но его противник даже не сходил с места и на мгновение быстрее выдал уже собственное плетение! Чувствовалась завидная выучка. Сорвавшееся с руки Ахримаса заклинание Тьмы в виде направленного луча с огромной скоростью встретившего летящий в него ослепительный виток мощи. Раздался оглушительный взрыв. Зазвучали две спущенные стрелы с арбалетов. «Берегущие» воины вышли из короткого ступора и тоже помогали дарийцу в серых одеждах. Ударная волна разнесла в о все стороны какой-то живой, очень быстро распространяющийся, как густой туман мрак, заклинания Ахримаса. Послышался чей-то искаженный шумом, разлетающегося во все стороны песка, крик страха:
        - Задержите дыхание!
        Поле боя на короткое время застлало шипящей Тьмой, будто настала безлунная ночь - явно не обошлось без помощи странной вещицы в сумке… Раненный Ахримас в панике воспользовавшись моментом - со всех ног помчался огромными шагами в обратную сторону от его противников. Продолжать бой с таким сильным магом было настоящим самоубийством, когда за его спиной стояли ещё двое, не считая арбалетчиков…
        «Вряд ли проклятый толстый слизняк сдал меня главе длани…» - мысленно поблагодарив Дальхара за то, что тот не ударил в спину.
        Рядом, во мраке, слышался надсадный хрип и кашель двух бегущих человек. Разглядеть, кто это - было совсем нелегко.
        Ахримас понимал, если за ним пошлют погоню - он не жилец. Нужно было срочно опередить дарийцев и прибыть в город первым. Выбежав из облака мрака, он увидел задыхающихся Дальхара и Юрия, кровью кашляющего на песок. Тут же засунув руку в мешок, он достал какой-то тонкий бутыль. Откупорил, дал им выпить его поровну. Кашель мгновенно сняло как по чьей-то воле. Медлить они не собирались. Оставив всё позади, они большим крюком быстро направились в Адриаш в ускоренном темпе.
        Только взглянув на купца, разъяренный мракопоклонник понял, как он первоначально ошибался. Да и его растерянный и потрепанный вид говорил сам за себя. А уж как сейчас толстяк перебирал ногами - так это напрочь отбрасывало все оставшиеся сомнения!

        Троица людей в черных одеждах быстрым шагом приближалась к воротам города. Стражники сразу узнали знаменитого купца странствующего по всей пустыне и не только по ней. Единственное, что не вязалось в привычную картину - с ним не было голема, толпы охраны и его товаров, да и сам он выглядел довольно потрёпанным…
        - Занн Дальхар, неужели пески на этот раз отобрали твоё богатство?  - Старший стражник встал со своего места и с факелом подошел к вспотевшему, запыхавшемуся торговцу.
        - Гармал… пески ненадолго сохранили мне жизнь!  - задыхаясь, промямлил купец, согнувшись и упершись в колени руками, от столь тяжелого быстро проделанного пути.  - Эти со мной…
        Стражник посмотрел в сторону кивка Дальхара и без лишних вопросов махнул рукой охране ворот, пряча в руке незаметно переданную горсть монет. Створки были открыты и они быстро зашли внутрь. Ночной город показался каким-то уж слишком мрачным.
        Юрий шел, постоянно запинаясь, крутя головой во все стороны, с большим интересом рассматривая невиданные дома и прочие прелести местности. Ему приходилось постоянно ускоряться за спешащими купцами. Большие шаги Ахримаса давались даже ему нелегко, хоть и в ночи, а не под палящим дневным солнцем, Дальхар же семенил рядом с высоким купцом, ничуть не отставая, ни на шаг с нечеловеческой скоростью… При таком шаге он должен был выдохнуться минимум три часа назад! Видать у него все же был какой-то свой… внутренний стимул.
        Они миновали поворот за поворотом, улицу за улицей, постоянно углубляясь в город и нервно оглядываясь по сторонам в пустые переулки. Иногда встречали патрули стражников, по три-четыре человека, следящих за порядком в городе и смотрящих за хозяйством его жильцов. Пройдя достаточное расстояние, наконец, остановились у какого-то довольно богатого здания. Легкий пасс руки Дальхара и дверь отворилась сама по себе, а огни в доме засияли на каждом из трех этажей, приветствуя хозяина.
        Как только их троица переступила порог - дверь за ними захлопнулась, закрывшись на замысловатый замок. Юрия изрядно удивили такие фокусы, но самое интересное, как он и подозревал - ждало впереди.
        Перед ними был просторный гостиный зал с разнообразной красивой резной мебелью, обшитой разным материалом. В середине комнаты стоял низкий стол с разными напитками и фруктами. По-видимому, в доме были слуги, которые накрыли стол в ожидании вот-вот прибывающего из очередного путешествия хозяина. Тем не менее, судя по ароматам - вся еда была сочная и свежая, будто только приготовленная к их приходу. Не медля, они принялись трапезничать, смачно чавкая фруктами и мясом, запивая их вином.
        Местная еда была довольно необычна на вкус, но выбирать не приходилось. Юрий с аппетитом поглощал всё что дают, боязливо отодвинувшись от Тёмного мага ближе к Дальхару. Тем более - не известно, что будет завтра, когда такое твориться вокруг… Тот серый маг тоже не выходил из головы.
        «Почему Ахримас вдруг напал на него ни с того ни с сего?» - Внутреннее чутьё подсказывало, что соваться в их личные вопросы лучше не стоило, да и в виду не знания языка он бы и не смог задать даже пары вопросов… Юрий, после этих мыслей, уже предвкушал спокойную ночь и тёплую постель. Но надолго они тут не задержались, как он и предполагал. Буквально сразу доев все что было, допивая остатки вина, мрачные и молчаливые купцы-маги двинулись на выход из здания, сразу как Дальхар вернулся со второго этажа с не большим мешком за плечами. Дверь за ними захлопнулась так же быстро, как и в прошлый раз, только огни на этот раз не погасли.
        Они двигались в ночи, почти в кромешной темноте. Старательно обходя главные улицы города, четко выбирая давно знакомые неосвещенные переулки. Юрию ничего не оставалось, как идти за ними с мрачными мыслями о последствиях их недавней стычки с этими странными людьми. Он хорошо понимал, что его судьба в руках этих людей, иначе, куда ему податься в этом незнакомом городе даже не зная языка местных жителей?..
        Вдалеке он увидел несколько низкорослых плотных людей. Карлики были почти на треть ниже обычного человека и двигались куда-то группой в дюжину лиц, пересекая проход, по которому они шли с Дальхаром и Ахримасом. Поначалу он не придал этому большого значения, но с каждым шагом было очевидно, что это не совсем люди. С такого расстояния он мог разглядеть только очертания и блеск доспехов карликов, которые тащили на своих плечах топоры, молоты и мечи слишком большой величины для их малого роста… Картина не слишком вписывались во все то, что он видел до этого, но на какой-то цирк тоже не было похоже в виду большого вооружения проходящих мимо… гномов?..
        Выйдя на широкую дорогу, они свернули в сторону, с которой шли карлики, Юрий обернулся и увидел их неспешно удаляющуюся группу. После оклика Дальхара он продолжил свой спешный путь с купцами. Буквально через минуту они вышли к массивному каменному зданию, перед которым была довольно большая песчаная площадка со многими деревянными столбами, вкопанными в землю, вокруг которых земля была утоптана особенно сильно, а сами столбы выглядели довольно измочалено, будто их ежедневно чем-то колотили.
        Подойдя к двери, Дальхар несколько раз постучал каким-то особым ритмом. Почти мгновенно на двери открылась заслонка. Человек по ту сторону что-то коротко спросил, на что купец выдал длинную быструю речь. Человек слушал внимательно и, через несколько секунд раздумий, послышался шум отпирания не менее трёх засовов на разной высоте дверного полотна.
        Массивная дверь открылась вовнутрь, обнажая светлое помещение перед людьми. Волна неприятного запаха немытых тел, пота и мочи резко стегнула по носу. Троица быстро зашла внутрь. Закрыв за ними дверь, рослый мужчина с огромным кривым мечем с широким лезвием за поясом, пошел вперед. Приглашая их куда-то наверх по лестнице. Пока они двигались неспешным шагом, Юрий разглядывал просторное помещение с частыми одиноко стоящими деревянными столбами-колоннами, щедро усеянными по всему видимому пространству. А у стен по всему помещению - были закованы в кандалы люди и нелюди разного возраста и телосложения…
        Первым, кого он увидел - был огромного роста серокожий гигант, с потаённой злобой осматривающий его двумя маленькими горящими глазками. Словно две горящие бусинки, они еле проглядывались, из-под густых, толстых и слипшихся от пота и грязи волос. И не надо было быть эмпатом, чтобы понять всю глубину ненависти, таящейся внутри этих самых глаз. Так же, в комнате было ещё около тридцати рабов. Для себя он выделил самых запоминающихся - это были гигант, странный человек в наколках непонятного содержания с ног до головы и шрамах, ну а третьим был старик с глупой сияющей улыбкой, смотревший на него с прищуром.
        Пленники скрывались из виду, по мере подъёма Юрия по лестнице наверх. Открывшаяся перед ними комната представила одинокий скупой стол с толстыми ножками и грубым полотном, за которым сидел хмурый сонный человек с выпяченным пузом. Так же в комнате были две толстые деревянные лавки. За первую сел провожающий, за второй уже сидели два немолодых зевающих воина, с хмурыми лицами, явно повидавшими не лучшие дни этой не простой жизни. «Худощавый» и «Беззубый» - для себя пометил их Юра.
        Пот так и стекал с тела толстяка, в то время как своими толстыми руками он точил нож на столе каким-то грубым камнем. Дальхар теперь казался спортсменом по сравнению с человеком за столом, лениво поднимающим свой взгляд на троицу гостей.
        Купец подошел к управляющему и что-то долго рассказывал, в некоторых местах делая большие паузы, немного запинаясь. Жирдяй что-то коротко спрашивал в некоторых местах рассказа Дальхара, но ответ того всегда был отрицательным с характерным мотанием головой из стороны в сторону. В конце они о чем-то недолго поспорили, после чего толстяк достал откуда-то из-за спины весомую пригоршню золотых монет и высыпал их на стол, чтобы купец смог их пересчитать. Дальхар сразу начал считать монеты набитой в этом деле рукой. В конец их разговора вставил несколько предложений Ахримас, на что оба торговца одновременно кивнули головой, многозначительно улыбаясь и косясь на Юрия.
        Улыбнувшись друг другу натянутыми улыбками, и слегка кивнув головой, они вместе с Ахримасом пошли в соседнее помещение, попутно что-то обсуждая с легкими смешками. Юрий хотел уже последовать за ними, но один из стражей преградил ему путь и указал на скамейку рядом с проходом.
        «Наверное, пошли за товаром, или ещё чем…»
        Оставшись в комнате с троими стражами, Юрий сел на скамью и стал ждать. Двое у противоположной стены так и сидели на месте и не спускали с него глаз. Они будто застыли в ожидании какого-то приказа, даже не разговаривали между собой. Третий же ходил из стороны в сторону, ожидая возвращения троицы.
        Прошло примерно полчаса ожидания. Послышались одинокие гулкие шаги по коридору. Из того прохода показалось сначала пузо, а потом и сам толстяк. Он зашел обратно неспешными шагами и мощно плюхнулся на свой обшитый тканью табурет, от чего жалобно взвизгнула то ли кожа штанов, то ли обивка табурета. В тоже время войны встали со скамьи, и подошли к Юрию. Толстяк невнятно что-то рявкнул, булькнув подбородком, на что Юра повернул голову и тут же схватил мощный удар по затылку. Сознание мгновенно ухнуло во тьму, из омута тупой боли в затылке…

        ГЛАВА 9

        Немногим ранее…
        Воцарившаяся вокруг тишина безмолвно возвестила об окончании скоротечного боя заклинателей. Александр лежал на песке и задерживал дыхание насколько мог. К его счастью, выпущенный на свободу Ахримасом черный туман не стелился по земле, а как-то даже приподнимался над ней, быстро рассеиваясь, будто впитываясь в само пространство. Дышать он не рисковал, так как ему чудились затихающие хриплые болезненные покашливания, то ли умирающего, то ли куда-то погружающегося человека. Находясь под небольшой контузией, он еле свалил с себя тушу последнего война, охранявшего караван с этими странными людьми. Он до самого конца сжимал свой трезубец, не слишком помогший ему в таком неравном бою, когда владение Искусством магии определяет исход сражения.
        В глазах Александра до сих пор, раз за разом прокручивался момент начала этой невиданной схватки. Он, как в замедленном действии, видел все движения губ Ахримаса и срывающиеся клубы неровных прозрачных черноватых дымных символов, впитывающих силу прямо из окружающего пространства и меняющих свою форму в подобие чьего-то дыхания. По мере накапливания определённого количества мощи - заклинание рассыпалось в едкую струю Мрака.
        Затем, он видел, как уничтожая струю, но к их счастью меняя своё направление - рядом проноситься разрушительное плетение противника с сопровождающим его треском. Он не заметил, почему заклинание заимело такую форму и ему посчастливилось даже узреть подобие слепящей магической стрелы. Как сейчас - перед его взором встала картина первого взрыва при столкновении двух противоборствующих Сил, последующего рикошета в голема и ослепляющей вспышки, попутно закладывающей уши…
        Его дальнейшие размышления были внезапно прерваны. По ощущениям - это был пинок или толчок - точно сказать не представлялось возможным. Он тут же вынырнул из забытья. Очнувшись, Александр обнаружил, что находился в полуобморочном состоянии. Над ним склонился человек в красных одеяниях, а рядом с ним были ещё двое. От слепящего солнца и остаточного обморочного состояния шока - было сложно сказать что-либо ещё…
        Люди говорили на не знакомом ему языке. Это был не замедленный язык, что он слышал в разговорах купцов-магов - этот отличался быстротой и даже как-то больше привлекал его своим созвучием, хоть и был тоже не знаком. Тем не менее, эти три человека говорили на нем даже как-то слишком легко.
        - Жар дих вису?  - человек в красных одеяниях что-то спрашивал, попутно стараясь перевернуть его на бок.
        Александр только отрицательно мотал головой и приходил в себя:
        - Что же вам-то от меня надо?!
        После секундного ступора, послышался голос человека в сером, имя которого возможно начиналось на «ш», но полностью он его не запомнил. Перевернувшись на бок, за тем на живот он чудом встал на четвереньки, тяжело отжимаясь от песка. Взор прояснился. Появились силы встать, что он и сделал. Пара смачных плевков, и песок с пылью больше не присутствовали во рту, оставив за собой только неприятный остаточный привкус.
        Перед ним стояли три человека. У их ног лежало тело последнего воина каравана, чуть дальше валялись обломки разрушенного голема завалившего своей массой всё содержимое висевших на его спине мешков Дальхара. Сразу же не без сожаления вспомнились мерцающие золотые монеты, похороненные под толстым слоем песка и камня. Всю эту картину завершало ещё одно мёртвое тело и склонившийся над ним страж незнакомцев.
        Лицо умершего стража было перекошено в нечеловеческих муках. По-видимому, смертоносное заклинание Ахримаса повлияло только на него. Так как он стоял ближе всех, не считая человека в серых одеяниях, но на том не было и следа чего-либо подобного.
        Александр покрутил головой, но не увидел тел его друга и новых товарищей пустыни. Куда ни глянь - везде была обычная пустыня, а песчаные ветры шумно играли свою бесконечную музыку. Только одному он был сейчас рад - хоть его друг поживет ещё какое-то время… Эти люди уж точно не простят ему смерть своего товарища… Судя по их злым, но удивленным взорам в его сторону.
        Его снова о чем-то спрашивали, то меняя интонацию, то произношение. Теперь все три человека были глубоко удивлены, напряженно вслушиваясь в каждый его ответ. Ему становилось даже как-то не по себе, от столь пристального внимания к своей персоне, но он прекрасно понимал, что никто его никуда не отпустит и уж точно теперь его убьют или будут пытать.
        Коротко посовещавшись, они подозвали их последнего стража, и тот одел странного вида оковы на руки Александра, состоящие из двух отдельных колец при смыкании которых, его руки развело на небольшое расстояние и без какой-либо соединительной основы держало их так - будто магнитом. После этого его повели впереди группы, в ту же сторону, куда они шли с купцами и их охраной.
        Всю дорогу троица за его спиной о чем-то оживленно общалась. Он, конечно, понимал смысловую основу их живого разговора, но не повторяющиеся слова их языка пока нельзя было перевести. Из всего сказанного ими, Александр запомнил только слово «диар» и их имена. «Диар» - означало какой-то титул или принадлежность, как и у тех пустынников с их приставкой «занн». И все же, все это для него пока представляло большой секрет троицы магов Шеалта, Арона и Палуима…
        К концу дня, вернее к ночи они подошли к окраинам города. В их разговорах он уловил несколько раз слово Адриаш и Фальмандар. Если первое он слышал несколько раз и у купцов, то второе звучало впервые. Слабые огни на стенах и домах города, были ни чем иным как факелами и масляными лампами. Даже издали он мог различить их дрожащий под дуновением ветра слабый свет. Город был совсем не мал. Судя по размерам стен, которые он мог видеть в ночи - город простирался на большое расстояние, как бы вытянувшись от них куда-то вдаль. Основу закругленной стены венчали массивные ворота, даже издалека казавшиеся огромными и незыблемыми.
        Приближаясь к вратам города как к своей судьбе, Александра все сильнее одолевало чувство паники. И все же, что-то внутри заставляло верить в лучшее, каким бы оно ни было. Странно, что эти люди не уничтожили его прямо в пустыне, для этого у них была целая половина дня. Такие мысли даже прибавляли не очень приятных мурашек на спине, тревожащихся о его дальнейшей участи. И ещё - из его памяти все не уходил тяжелый взгляд непривычных глаз мага в серых одеждах… Он до сих пор ощущал его на своей спине, и даже сильный ветер с песком не могли хотя бы ослабить это чувство…
        Подойдя к приоткрытым воротам, им на встречу вышли два рослых жилистых стражника. Но увидев, кто идёт позади Александра, те сразу что-то крикнули за ворота и вернулись на свои места, продолжив свой тихий диалог, друг с другом.
        Входя внутрь, он поразился толщине створок ворот и стен вокруг. Округлившимися глазами, Александр рассматривал внутреннюю обстановку и интересный стиль, в котором были выполнены почти все здания из камня покуда хватало взгляда. Красивые дома вдоль широкой дороги, вымощенной большим камнем, напоминали настоящие произведения искусства. Сами сооружения состояли из разных по величине плит или камней украшенных всякими узорами и фресками на стеклах, где-то закрытых толстыми ставнями ручной работы. Каждый дом был по-своему неповторим. Складывалось ощущение либо очень богатых владельцев, либо по-настоящему талантливых людей, живущих хоть и в пустыне, но развивающих свой талант и мастерство отделки зданий целыми поколениями.
        Сзади его кто-то взял за плечо и направил вправо, тем самым задав нужное направление, и одновременно напомнив ему, кто он есть, и где находится. Они шли ещё с полчаса, по залитым ярко-зеленым светом луны улицам вперемешку с желтым неспокойным светом ламп и факелов. Александр часто замечал на некоторых домах вывески с различными символами и изображениями оружия и прочих предметов. Такие здания часто стояли отдельно или выгодно занимали определенные перекрестки города и хорошие людные места. Вывески этих заведений можно было поделить на три типа. На первых они просто болтались около входа над дверью. Около вторых стояли квадратные камни с вырезанными в каждый стороне символами или изображениями. В третьем же случае - на крыше самого здания располагалась статуя, если его хозяин был богаче, или огромное деревянное полотно со смысловыми изображениями обозначающие заведение попроще.
        Миновав очередной поворот, они оказались у высоких деревянных ворот и вошли в какой-то сад. Вернее Александру так показалось из-за того, что там было много деревьев отдалённо напоминающих пальмы, но с более большими и мясистыми листами. Он не заметил, как и кто открыл ворота. Они вошли внутрь. Пройдя ещё глубже, посреди сада обнаружилось красивое двухэтажное здание, выполненное в совершенно ином стиле, отличном от местных домов и сооружений. Тут чувствовалась какая-то своеобразная атмосфера. Оказавшись за воротами, редкие ночные звуки как-то резко приутих за их спинами.
        Его завели в дом, остановившись в просторном зале. Усадили на стул, наконец, сняв с головы защитный капюшон. Слуг или рабов тут не наблюдалось. В воображении Александра, почему-то сразу представилась страшная пыточная комната, с разнообразным жутким инструментом и мрачные измазанные засохшими брызгами крови многих пленников стены. Но пока ни чем таким и не пахло - наоборот, интерес троицы, зашедшей в дом и оставившей их охранника на улице, только укреплял его уверенность в себе и том, что он проживет хотя бы ещё один лишний денёк…
        За спиной была лестница, которую он заметил, когда его заводили в помещение. Теперь оттуда слышался звук чьих-то мягких шагов, спускающегося человека со второго этажа. Маги уселись прямо напротив него и о чем-то начали разговаривать. Откуда-то сзади Александра вышла обворожительная молодая девушка, с интересом рассматривающая пленника. Как только он посмотрел в её глаза - мир перевернулся…
        Он видел много зрелых женщин и просто красивых девушек с родных мест. Старую любовь, подруг, знакомых, даже фотомоделей с обложек журналов. Но никто из них даже рядом не стоял с этой молодой особой… Разговоры магов и их взгляды ушли на задний план и как-то притихли сами собой. Он не мог оторвать ответного взгляда с её ярких, улыбающихся в неприкрытом интересе сиреневого цвета глаз. Всем нутром он почувствовал, то же самое что и она, легко скользящая позади стульев магов проводя по спинке одного из них своей легкой изящной рукой, так же - не отрывая с него своего удивлённо-смущенного взора.
        - Александр!  - он вежливо представился, соблюдая рамки приличия и, тем самым вызвал гробовую тишину в зале. Только милая улыбка смущенной девушки не сходила с лица, попавшего под пристальное внимание ещё трёх, разом обернувшихся на неё, мужчин. В помещении повисла неловкая пауза, но, не смотря на всё это, девушка сумела выдавить из себя своё имя:
        - Аллиэн…

        …Диар Шеалт первым нарушил неловкое молчание всех присутствующих:
        - Диар Пал… А почему бы и нет?
        - На что вы намекаете, диар Шеалт?!  - с недоверием посмотрев на представителя Тайного Магистрата, Палуим перевел свой взгляд на сестру.
        - Я имею в виду обучение,  - Шеалт снова повернул голову в сторону захваченного пленника.  - Вы же видите что этот… кхм… раб, свободно говорит на своём языке, о котором мы и близко не имеем представления, учитывая углублённые знания всех основ языков нашего мира…
        - Но ведь…  - начал, было, Пал, но его спокойно перебили.
        - Вы представляете… кто он?..  - Шеалт продолжал задумчиво рассматривать незнакомца.
        - Смею предполо…  - его снова оборвали на полу слове.
        - Ваши предположения не должны выходить за эти стены, в целях нашей общей безопасности…  - Маг встал с резного стула.  - Оставляю вас тут. Мне нужно срочно доложить о ситуации и срыве экспедиции с учетом изменившихся обстоятельств.
        Оставив их, он удалился на второй этаж особняка. Недолго думая, Арон поднял руку к груди, открытой ладонью в сторону незнакомца и представился, на что тот ответил зеркальным жестом и вновь назвался Александром. Палуим последовал примеру Арона.
        Ещё раз обратив внимание на засиявшего пленника на стуле при виде своей сестры, Пал решил поддержать идею Шеалта:
        - Пожалуй, это будет хорошая идея… Всё равно я не чую в нашем… госте, способностей к магии.
        - Да! Безусловно!  - лицо Арона тронула слабая улыбка.  - Алли, милая сестра моего друга! Сумеешь расспросить нашего гостя кто он и откуда? Мы будем тебе очень признательны!
        Она будто очнулась и, смотря в пол, ненадолго задумалась, но быстро ответила:
        - Да…
        Маги кивнули друг другу и, болтая о чем-то своем, пошли на второй этаж. Полностью уверившись в безопасности пленника, оставив их в зале наедине. Аллиэн вновь посмотрела на Александра, улыбаясь от непонятного чувства внутри. Он… ответил тем же. Его необычная, чистая и искренняя улыбка заставляла её смущаться и отвечать ему такой же милой улыбкой.
        Аллиэн быстрым пружинистым шагом подошла к маленькому столику, на котором стояло местное вино с изысканным вкусом. Ловким движением она опрокинула бутылку и наполнила две чаши на половину, налив сначала гостю потом себе. Закупорив сосуд обратно, одну из чаш, с небольшим поклоном, протянула гостю со словами:
        - Даль даз'даана!
        В голове Александра будто прошел разряд. Все это было слишком красиво, даже для его воображения. Звучавшая с её пухлых губ фраза, была наполнена красивыми нотками их языка вперемешку с чарующим голосом Аллиэн.
        Они одновременно отпили из чаш, и он повторил её фразу:
        - Даль даз'даана!  - После чего она звонко рассмеялась и, взяв его за руку, повела куда-то вверх по ступеням.
        Напиток оказался очень вкусным. Пока он поднимался вместе с ней по лестнице куда-то вверх, попутно любуясь её атлетическими стройными округлыми формами, изящно двигающимися из стороны в сторону в удобной одежде - из его желудка по всему телу растекалось приятное тепло. Это не было похоже на обычный, хороший и крепкий напиток. Это было что-то совсем другое. Точно не алкоголь. Такого приятного чувства он не испытывал никогда. Александру даже хотелось прикрыть глаза в такой блаженный момент.
        Ступеньки кончились. Аллиэн повела его вправо, вдоль запертых дверей, куда-то в конец коридора. Мягко ступая за ней в полной ночной тишине, Александр благодарил творца и все высшие силы за то, что они вытащили его из смертельных черных песков и вручили в руки столь гостеприимных людей.
        «Надо бы им как-то отплатить за это, но как?..»
        Аллиэн остановилась у последней двери и, приоткрыв её, кивнула ему, указав внутрь помещения. Александр хотел её как-то отблагодарить за все, но понимал, что слова уйдут впустую. Он, осторожно смотря ей прямо в глаза, взял её правую руку за пальцы, после чего увидел на себе немного удивлённый и осторожный взгляд. Закрыл глаза и поцеловал руку, едва коснувшись губами чуть выше красивого кольца на указательном пальце, из слегка мерцающего золота с какой-то надписью.
        Александр распрямился и увидел, как она впала в краску, немного отвернувшись в сторону, не зная как себя вести дальше. Он помахал ей рукой, пожелал спокойной ночи на родном языке, и уже было развернулся, чтобы пойти в предоставленную комнату, как услышал:
        «Спакойно оче…».
        Обернувшись, он мило улыбнулся ей ещё раз, коротко кивнул, и зашел в спальню, не плотно прикрыв дверь. Первое что попало на глаза - металлический тонкий засов на двери был выполнен в интересных узорах, которые можно было рассмотреть благодаря свету ламп из коридора. В комнате же стоял полумрак, подсвеченный легким зеленоватым лунным светом с двух окон выходящих в сад, где качались мясистые листы местных пальм, создавая причудливые тени, больше похожие на зубы или какого-то неведомого существа притаившегося в ночи. В центре комнаты он обнаружил своё ложе, постеленное прямо на полу, толстым слоем шкур невиданных зверей с длинной шерстью. Помещение была просторно, хорошо убрана и красиво обставлено, судя по теням интерьера похожим на красивые кресла и резные столики, оставленные вблизи них.
        Александр подошел к одному из столиков. На нём тускло мерцал мягким золотистым светом предмет похожий на подсвечник или нечто подобное. В темноте сложно было сказать, для чего именно служил причудливый предмет, но даже так он поражался мастерству изготовившего умельца эту чудную вещь.
        Через пару минут усталость взяла своё, и он повалился на мягкие шкуры его нового ложа. После жесткой пустынной подстилки Дальхара, это было просто божественно… Александр провалился в крепкий хороший сон.

        ГЛАВА 10

        Как и предвидел пустынный шаман - в течение недельного пути спасённый им человек сумел не только выучить весь алфавит не каждому дающегося тандия, но и мог свободно разговаривать на нём. Такого рвения и упорства в учении он не ждал совсем. Было довольно странно наблюдать такой интерес к новым знаниям. Незнакомец назвался Артхуром и даже посвятил его в интереснейшую систему счета. Меняться знаниями нравилось им обоим, вот только знаний этих оставалось в запасе ещё очень много.
        Для шамана, в системе счета Артура, была скрыта часть абсолютного могущества, и ещё она имела как бесконечность, вечную в своём счете, так и абсолютное разрушение уходящие в бесконечность отрицательного счета… Как раз это и пугало, и восхищало одновременно! В сравнении с их «счетом костей» - система, показанная Артуром, выглядела могучей пустыней, поглотившей песчинку шамана.
        Шаман в свою очередь решил повторить успех Артура и взялся за изучение его родного языка, но было много непонятных слов, и пустыннику его язык показался слишком тяжелым в изучении, так как некоторые слова имели по два или три смысла. В конце концов - он бросил эту затею.
        - Льеживал! Откуда ты берешь столько воды для нас? По моим подсчетам она должна была кончиться ещё позавчера…
        Пустынник сидел на вершине бархана и наблюдал за песками, беспорядочно передвигающимися в своей вечной игре с ветром. Перед его взором были просторы желтого песка и сейчас его мысли были только об одном - почему черная пустыня не поглотила их?.. Прошла целая вечность, а в этих местах не было ни одной черной песчинки.
        Прошло несколько дней, с тех пор как они вышли с «пепельного океана». Путь Льеживала лежал в Адриаш до начала всех этих событий, он ясно видел свою цель где-то в городе, но сейчас творилось что-то непонятное. Образы его судьбы помутнели и отдалились, перемешавшись в какую-то дикую хаотичность вместе с тем закружившись в искривлённом танце. Он больше не мог зреть свою судьбу… свой путь… Но почему и как? На эти вопросы у него не было ответов. Оставался только один человек, в силах которого было не только помочь ему, но и скорей всего - помочь его необычному спутнику. Глубоко внутри себя он уже решил, что предстанет перед старшим оракулом вновь… И представит Артхура!
        - Всему своё время мой друг,  - со скрытой улыбкой под маской вещал Льеживал.  - Твоя жажда знаний очень велика! Но ты ещё не познал основы мира…
        Артур терпеливо сидел возле него и слушал всё, о чём тот говорил, стараясь понять все скрытые смыслы слов этого человека. Перебивать, или спрашивать пустые вопросы было не в его стиле. Тем более - ответы на многие из них он знал уже наперед. Оставался главный секрет его спутника, который он никак не хотел раскрывать. Артур старался выманить его разными способами, но поначалу решил использовать вопросы «вокруг да около», выбрав тем самым терпение и мудрость.
        - Ваш мир… впечатляет и удивляет меня. Но ещё больше впечатляют твои способности и то, что я видел там, когда ты спас меня…
        - Они дарованы единицам, занн Артхур!  - Шаман опустил взгляд на песок.  - Долгие годы требуются для познания своей силы… Многие не выдерживают такого пути!
        Льеживал провалился в свои воспоминания… В далёкой юности, отец привел его к шаману. Это был хороший человек из их деревни. Он обучал Льеживала всем своим знаниям, но потом отправил его дальше… В столицу Варахтанды - Энтиоду. Столица была совсем не похожа на его деревню. Здешние люди обладали другой аурой - зачастую более тёмной и даже не много гнилой… Учитель никогда не говорил об этом и Льеживал счел это за очередное испытание.
        Позже, найдя того человека, о котором говорил учитель - он продолжил свой путь в секреты искусства шаманов. Познание приобрело новые тернии, новые испытания и все больше сложностей, но он сумел пройти их все - от начала до конца. И второй наставник отпустил его к оракулу… для предсказания пути к следующему учителю! Даже когда Льеживал покидал столицу, а за тем и страну - он чувствовал какой-то странный, пугающий взгляд в спину, смотрящий сквозь само пространство, но четко ощущал, куда и зачем ему нужно было идти. Пока… пока не пришел на окраину пепельного океана и не потерял нить судьбы после этих всполошивших Астрал событий.
        - Занн Артхур, что вы помните из того, как оказались в нашем мире, и каким образом всё это происходило?..  - Шаман оставлял эту тему под запретом, до того времени как Артур сумеет дать вразумительные ответы на все интересующие его вопросы… Ну, или хотя бы на многие из них.
        - Я расскажу вам много интересных вещей… Но взамен…  - закрыв глаза, Артур ловил свой единственный шанс.  - Взамен ты научишь меня пользоваться вашей магией или Силой, как вы её называете…
        Пустынник долго обдумывал такое решение не получив прямого ответа на свой вопрос. Он сам хотел предложить такую цену недавнему незнакомцу.
        «Да и что ему дадут основы, если он не знает ни одного заклинания, а сам путь Силы чрезвычайно сложен?» - В данной ситуации его так и манило стать первым слушателем таинственного пришельца. Кто знает, какие тайны, тот может поведать кроме уникальной системы счета… Решение было принято без долгих раздумий.
        - Согласен…
        - Значит - договор! Ты показываешь мне, как и что - а я рассказываю тебе все о себе, откуда я, какими знаниями владею - всё что тебе захочется узнать.  - Артур говорил возбужденно, приободрившись после такого поспешного решения его нового друга. Его глаза горели настоящим огнём жажды знаний!
        - Хорошо. Только хочу предупредить… Я дам тебе знания о начале своего пути, который ты найдешь и выберешь сам. Только так я смогу тебя чему-то научить…  - Медленно, расставляя каждое слово, Льеживал предупреждал Артура о совсем не простом получении желаемого, как изначально могло казаться новичку в таком щепетильном вопросе.
        - Я готов.
        - И ещё… Сначала ты должен почувствовать Источник. Чаще - это одна из стихий, но бывают и другие источники. Я, на пример, черпаю дарованную силу духов!  - Глаза шамана блеснули на короткий момент.  - А кто-то… черпает силу Пропасти… Силу Падших миров… или Силу Тьмы…
        После этих слов они впали в долгие раздумья. Артур мыслил о своём Источнике, Льеживал же боялся мыслей о том, если источник силы его спутника окажется с тёмной стороны. И все же, какая разница, каков будет его выбор. Нужны десятилетия чтобы овладеть хотя бы толикой собственной мощи! Только единицы могут использовать его хотя бы на треть, не говоря уже о половине. Таких существ или людей он не знал, только слышал мифы о них… Мифы, из далёкого и мрачного прошлого…
        Солнце начало заходить за горизонт, когда они решили вновь продолжить свой путь. Сухой ветер пустыни не слишком нравился Артуру, он всегда любил больше влажную, даже сырую погоду, нежели чем эту нещадную жару и сухость. Пустыня выглядела для него настоящим адом, в котором за какие-то непонятные грехи жарили таких грешников как он.
        «Может это и есть настоящий ад? Да нет уж, в аду нет таких добрых и светлых людей как Льеживал…» - подумалось ему.
        - Как вы тут живете?..  - Выйдя из своих раздумий, Артур с не скрываемым раздражением спросил, косясь на шамана и щурясь от ветра.  - Я надеюсь, не весь ваш мир состоит из одной пустыни?
        - Конечно же, нет, занн Артхур! На пример - моя родина не видела песков.  - Шаман как обычно шел впереди, в этот раз, почесывая свою короткую бороду под маской в глубоких раздумьях.
        - Откуда ты родом?
        - Я, родом из Тандии - скрытой земли…  - Льеживал почему-то опустил голову.
        - Почему скрытой?
        - Мои земли находятся за самыми опасными местами Фарсима. В нашей стране не бывает незваных гостей. Многие даже не слышали про нашу страну.  - Легкое сожаление мелькало в словах шамана, улетающих вместе с пустынным ветром куда-то вдаль.  - Я родился за проклятыми землями, за черным океаном, за гнилыми топями Фотха… Находятся они во-он в той стороне!  - Он указал за песчаный горизонт, куда-то далеко, в одну ему известную степь.
        Артур посмотрел за его жестом и встал… Его взгляд уходил далеко вперед, зрение будто обострилось. Сейчас он видел так далеко, как никогда раньше. Льеживал остановился и обернулся. Артур стоял как вкопанный со странным выражением лица.
        - Занн Артхур?..
        - Все в порядке… Иду-иду…  - Артур старался не показывать виду, что сейчас произошло что-то из ряда вон выходящее. Надо было продолжать путь не вызывая лишних вопросов у шамана.
        Эти странности, происходящие с ним какое-то время, даже немного пугали. Вспомнить только одно это жуткое чудовище в том странном месте, похожем скорее на Астральный мир. За тем - чудесное спасение. Возвращение в реальность и вот теперь - способность смотреть так далеко?.. Всё это было очень странным и совсем не привычным по сравнению с его прошлой жизнью на Земле.
        Он много раз вспоминал о доме. В надежде когда-нибудь проснуться снова на своей уютной кровати. Поначалу Артур даже как-то не серьёзно относился ко всему вокруг происходящему, но с каждым новым днём в пустыне серьёзности добавлялось втрое… Иначе он мог сгинуть. Если бы не этот человек. Тут у него зачесалась левая рука у локтя. Он перевёл свой взгляд на руку и обнаружил черное пятнышко размером с родинку, вокруг которой было болезненное покраснение. Посмотрел поближе, но покраснение уже спадало на глазах. Наверное, большой осколок взлетел с песком и уколол в то место. И все же, черная точка не пропадала.
        Не придав этому особого значения, Артур ещё раз почесал кожу в том месте, но не почувствовал ничего необычного и продолжил идти за пустынником, не на много удалившимся вперёд. Артура сейчас больше волновало, сколько осталось идти до города:
        - Сколько осталось? Ну, до города.  - С полуулыбкой спросил он шамана, вспоминая, как тот говорил около восьми часов назад, что до города осталось идти половину дня.
        - Отсюда осталось пара часов, но вместе мы не будем заходить внутрь. Пошлина большая. Возьму тебе хорошей одежды, и снова двинемся в путь.
        Шаман смотрел вдаль, выискивая знакомые места. В Адриаше он был всего несколько раз, два из них в детстве. Отец водил его сюда, когда тот был ещё совсем юн. Они вместе ходили в гости к дальнему родственнику, по делам отца и по этому, юный Льеживал запомнил все ориентиры, не слишком-то изменившиеся за столько прожитых лет.
        - Я хочу представить тебя очень интересному человеку…  - Слова Льеживала, звучащие из-под маски, приобретали странноватые нотки.  - Думаю, тебе будет полезно с ним поговорить. Возможно, он даже сможет помочь тебе…
        Артур молча кивнул, трезво размышляя о вариантах возвращения домой, поглаживая приятный на ощупь шар, который он взял с собой как напоминание о пепельных песках. Ему мало верилось в такую возможность, учитывая все странности этих событий, но надежду терять, точно не стоило. Он имел взгляд реалиста и никогда не верил в чудеса. Но все же, раз шаман говорит о том человеке с таким восхищением - почему бы и не поговорить с ним?..
        - Этот человек… Гм. Наставник моего наставника. Один из мудрейших людей моей страны…  - Буквально выдохнул на последнем предложении шаман, сделав какой-то странный жест рукой.  - Он отблагодарит нас обоих за те знание, что ты хранишь в своей голове. Но… Я бы хотел узнать многое ещё до нашего прихода в его обитель. Надеюсь, ты понимаешь о чем я?..
        Артур снова заметил разгоревшийся пыл его спутника. Надо было срочно на этом его зацепить, пока есть такая возможность. Кто знает, что он может поведать пока они не пришли на его родину?
        «Быть может это и есть тот самый момент, когда нужно немного надавить на него?»
        - Занн Льеживал. Я могу передать тебе больше своих знаний о своём мире и мироустройстве, если и ты ускоришь нашу договорённость,  - Артур повернулся в сторону шамана, и они оба остановились.  - Хоть я и безмерно благодарен за своё спасение, но договор есть договор.
        - Да! Я готов помочь тебе в этом, занн Артхур! Через неделю! Когда отойдем от города подальше, я проведу особый ритуал поиска Источника…  - Он повернулся к Артуру и легко поклонился, разводя в стороны руки с раскрытыми ладонями. Льеживал уже давно жаждал новой порции знаний! Хоть его терпение и было очень волевым, но от такого предложения отказался бы только недальновидный безумец!
        - Артур! Бестолочь…  - Искажение имени изрядно начинало раздражать Артура только сейчас. Но что поделать, он тоже не идеально говорил на их языке…
        Спустя почти полтора часа они достигли врат города. Пустынник остановил Артура у ворот и сказал ждать его около часа, так как стража бы не впустила его как вольного человека - сочтя за раба, в виду внешнего вида. А за рабов требовалось платить пошлину на воротах. Пусть и среднюю - в четыре голубоватых серебряных сельяса, но пустынник не располагал и таким богатством. Артур остался ждать в сотне шагов у входа, дабы не тревожить стражу своим присутствием, в то время как Льеживал уже скрылся за воротами торопливым шагом.
        Уже начинало светать, верхушки стены и её башен первыми засияли в утренних лучах солнца. Артур заметил, как оживилась стража, зябко потягиваясь на своих местах, но сам он почему-то не чувствовал прохлады. Оно и к лучшему…
        Он ожидал пустынника уже около полутора часа. За это время мимо него успели пройти в ворота несколько человек странного вида. С головой закутанные в лохмотья, они шли с большими сумками за плечами, плотно набитыми разными вещами, порою торчащими из мешков. Артур стоял, сосредоточившись на оттачивании тандийского языка, мысленно перебирал правильные произношения слов и правила разговорной речи, не обратив внимания на местных бродяг. Ему нравилось быстро изучать легко дающийся незнакомый язык, тем самым сильно удивляя его наставника в этом деле. Как бы там ни было - но он собирался изучить его полностью.
        На вратах началась смена караула. Несколько вооруженных людей о чем-то разговаривали друг с другом, но их языка он не понимал. Один из новоприбывших что-то спросил у другого, показывая обнаженным мечом в сторону Артура, на что тот отмахнулся и сказал пару слов, начиная уходить в открытый проход. Как только тот отвернулся, сменщик резко развернулся в его сторону и сильным ударом рассек тому спину, обнажив от плоти на какой-то момент рассеченные белые ребра и позвонки. Струями хлестнула кровь, и тот повалился с глухим стоном. Остальные убийцы с новой смены тоже добивали не ожидавших такого предательства ночных караульных…
        Один из убийц двинулся в его сторону неспешным шагом. Артур и не думал бежать в пустыню, да и смысла не было никакого, без воды и еды щедрого Льеживала, он там не протянет и дня…
        - Даррикс ваальда?  - Подошедший стражник-убийца с ехидной полуулыбкой что-то спросил на своём языке, одновременно всё крепче сжимая рукоять своего недавно убранного в ножны меча.
        Артур незамедлительно приложил правую руку к сердцу в небольшом поклоне, как его учил Льеживал, и произнес приветствие на тандийском.
        - Занн Артхур. Я не желаю вам зла уважаемый.
        С лица стоящего перед ним мужчины вмиг слетела улыбка и всякий на неё намёк. Воин заметно побледнел, потом поспешно убрал руку с меча, поклонился в ответ и молча начал пятиться назад, не много сгорбившись. В его глазах читались страх и недоверие, вперемешку со смятением. Он успел отойти буквально на дюжину шагов, как из ворот появился Льеживал со вторым мешком за плечами. Новая стража сначала напряглась, что-то спросив у него. Он коротко им ответил, и стражники быстро успокоились.
        Убийца ушел, больше не оглядываясь, будто даже не хотел оборачиваться в сторону Артура. Шаман передал сумку Артуру, чтобы тот мог сменить свои оставшиеся драные лохмотья на нормальную одежду.
        - Что ты ему сказал?  - Льеживал долгим взглядом провожал скорым шагом уходящего стражника.
        - Поприветствовал его, как ты учил…  - Развязывая мешок с одеждой зубами, пробубнил он.
        - Нужно уходить. В городе творятся темные дела, в который раз…
        Льеживал сел рядом с ним и посмотрел в сторону ворот. Рассвет уже успел осветить все окрестности. Картина утренней пустыни возле стен города выглядела потрясающе. Кажущийся золотым песок, был мягок и приятен, по сравнению с черным песком Пепельного океана, гораздо более грубым и колким, источающим злую ауру былых чудовищных событий давно минувшего времени. Спокойная пустыня вокруг города приобретала совсем другой вид, и всего-то через несколько часов она снова станет жарким адом для любого существа, смеющего жить или идти в этих местах…
        Льеживал задумался о временах древности и тех катастрофах, что дошли до него только в мифах и легендах, в которые и поверить то было тяжело. Особенно страшной, казалась легенда о том, как появилась сама пепельная пустыня, но сейчас вспоминать о ней даже не хотелось.
        Артур успел переодеться и ждал окончания очередного странного транса его спутника, который мог вот так сесть в любой момент в любом месте пустыни, и сидеть около получасу не двигая ни одной мышцей. К счастью для него, на этот раз, ставшее уже привычным, действо не продлилось долго. Пустынник встал, поклонился городу, над которым уже поднимались в некоторых местах клубы дыма. Пара мгновений и пошел в новом направлении, увлекая за собой Артура, задумчиво уставившегося на непривычный для него город, в котором уже происходило то ли восстание, то ли ещё какая местная разборка купцов или знати.
        Скорым шагом они направились в пустыню по утренней прохладе, быстро уступающей медленно поднимающемуся жару от солнца. На этот раз Артур почувствовал некую спешку Льеживала, но сложно было определить, зависела ли она от бунта в городе или по какой другой причине. Тем не менее, он не хотел задерживаться тут надолго и, тем более, не хотел оставаться в окрестностях этого города.
        Артура слабо интересовали вопросы их быстрого ухода в виду того, что все его мысли сейчас были заняты только скорейшим изучением нового языка и ожиданием дальнейшего обучения шамана. По его словам оставалось около шести дней, до того как тот покажет ему основу его Силы. От такого предвкушения у него даже расправлялась шире грудь, представляя, какие возможности ему откроет магия или Сила - как её любил называть Льеживал.
        За время их пути, ему довелось наблюдать много разных плетений заклинаний шамана, о чем тот даже не догадывался. Но как не старался - сам Артур их вызвать не мог, будто не хватало какого-то связующего звена для начала. И эта тайна сильно напрягала его мысли сейчас.
        «Что же умеет такого этот шаман, чего не могу я? Вероятно, этому можно будет найти объяснение только спустя неделю. Как бы там ни было - пока нужно терпеливо ожидать…»

        ГЛАВА 11

        Александр резко очнулся от того что комнату залил яркий призрачный свет бирюзового оттенка. Не мешкая, он в тревоге вскочил со шкур и тут же увидел его источник. Та самая вещь на столе, подобие подсвечника светилась как яркая ночная лампа, но свет этот был очень необычным и почти осязаемым. Он чувствовал, как этот свет проникает в него, мягко и приятно делясь внутренней энергией, щедро одаряя собой, уверяя в безопасности происходящего действа. Через пару минут, он расслабился и понял, что эта вещь не представляет для него никакой угрозы, наоборот - подсвечник будто помогал восстанавливать его силы.
        Ещё через несколько минут он почувствовал легкие покалывания в области висков. Александр ощутил небольшую и даже странную утомлённость, сел рядом с ярким светилом, источающим колдовской свет. Удобно откинувшись на спинку и взявшись за поручни кресла, он заметил, как углы комнаты начали подергиваться, как бы искажаясь и мутнея. Ещё через миг - вся комната превратилась в красочное марево, и перед ним возникли образы. Звуки шелеста листьев у окна медленно отошли на задний план. Его слух начал улавливать нечто новое, будто исходящее из его воспоминаний и с этой картины перед глазами. Состояние оставалось приятным, но картина перед глазами приобрела другой характер.
        Различные образы менялись с короткой периодичностью, ускоряясь и ускоряясь в своём красочном танце. В голове звучали приятные голоса на непонятном языке. Они что-то рассказывали и рассказывали Александру сотнями интонаций, повествуя о разных вещах. Скорость их речи возрастала вместе с образами перед глазами. Уже четыре одинаковых голоса звучало в его голове, но даже такое непривычное ощущение не вызывало дискомфорта или быстрого утомления. Он на равных слушал всех, но не отвечал им, так как его речь была слишком медленна. Прошло буквально несколько минут, как три из четырёх голосов в его голове стихли, и он начал полностью понимать последнего говорящего.
        - Здравствуй, уважаемый занн Александр! Выслушайте, пожалуйста, меня до конца и не перебивайте, так как с вами говорю кхм… не лично я…
        Перед глазами всплыла череда понятных образов, о том, что всё происходящее всего-то являлось записью, правда очень сложной и кропотливой.
        - Добро пожаловать в наш мир, который мы привыкли называть Шанеалой - матерью двух сестёр лун и общим домом всех живущих. Меня зовут диар Шеалт, я являюсь практикующим магом Аркана Серого Магистрата.  - На этих словах перед глазами появилась картина далёкого места, расположенного на незнакомых остовах, а так же - большого города и внушительного здания с несколькими башнями.  - Для нас большая честь познакомится с вами, откуда бы вы ни были. Предположу, что вы из Тандии, или, как у вас принято называть - Варахтанды? Мы рады приветствовать и такого гостя. А теперь прошу меня извинить, мы вложили в артефакт стоящий рядом с вами часть общих знаний и несколько безвредных заклинаний, дабы понять ваш незнакомый язык… Это послание, я прикрепил по своей инициативе, дабы не вызывать у вас лишних вопросов по этому поводу. А теперь отдыхайте. Мы продолжим наш разговор, как только вы в совершенстве освоите наш язык.
        Как только голос в его голове стих, тут же в комнате пропали все образы, и свет артефакта начал тухнуть как гаснущая свеча. Буквально через несколько секунд он так же ровно мерцал, как и в самом начале, когда Александр вошел в комнату.
        Он попытался встать с кресла, но все тело будто налилось жуткой тяжестью, сигнализируя о сильной истощенности. Только со второй попытки ему удалось с большими усилиями, сделать несколько шагов, и рухнуть без сил на шкуры, мгновенно провалившись в глубокий крепкий сон.
        …Пробудился он утром, от мягких шагов рядом с ним. Открыл глаза. Повернул голову и увидел Аллиэн, наклонившуюся над столиком и ставящую на него какой-то поднос с кувшином и парой горшочков из глины. Её изумительная фигура поражала воображение, в то время как до его ноздрей дошел вкусный запах еды. По комнате от подноса начал распространяться аромат принесённых блюд, пробуждающий аппетит Александра. Аллиэн что-то отщипнула и съела с подноса, пока он принимал сидячее положение, потягиваясь после сна. Услышав шевеление, она обернулась с большими удивлёнными глазами, что-то пережевывая, и тут же отвернулась, засмущавшись такого момента, на что Александр только понимающе улыбнулся в лёгком кивке. Она торопливо засобиралась, чтобы выйти из комнаты, но он поприветствовал хозяйку дома на её же родном языке:
        - Диарри Аллиэн! С добрым утром!  - поразительно, но разум подставлял слова, будто сам собой, без лишних заминок и пауз, будто внутрь головы заселился мгновенный переводчик с многолетним опытом.
        Аллиэн остановилась как вкопанная. С удивленным видом обернулась и уставилась на гостя, приоткрыв свой милый ротик и оторопев от его чистого и внятного произношения, добиться которого по планам они должны были никак не раньше чем через несколько дней…
        «Неужели незнакомец лгал, что не умеет говорить на общих языках?» - Быть такого не могло точно - иначе любую ложь раскусили бы Шеалт с братом и Ароном, да и его странное произношение и незнакомая речь говорили об искренности странного человека…
        - Что-то не так?  - Александр даже заволновался, видя её полную растерянность.
        - Я…  - с трудом выдавила из себя Аллиэн. Полностью потерявшая дар речи, от нахлынувших целым потоком мыслей и эмоций - она не знала, что и спросить первым делом из огромного количества вопросов.  - Доброе…
        - Может, у вас не принято желать доброго утра друг другу?  - Александр встал с ложа, задумчиво озираясь. Почесывая подбородок, он подошел к ней на шаг, подхватив от неё небольшое смущение в происходящей ситуации.
        - Принято…  - Аллиэн до сих пор не могла собраться с мыслями, тщательно выбирая вопросы которые следует задать в первую очередь.
        - Тогда почему ты так странно себя ведешь? Я же не кусаюсь!  - с милой улыбкой на лице, он старался разбавить сложившееся смущение в разговоре шутливой манерой речи.
        - Мы… они рассчитывали… что ты полностью изучишь наш язык примерно через три с половиной двулуния…  - Тень непонятного разочарования промелькнула на её лице.
        - Это… плохо?..
        - Нет, в какой-то степени…  - она опустила глаза в пол.  - Теперь мы можем с тобой общаться на равных, занн Александр…
        - Тогда почему ты этим так не довольна?..
        - Ты не понимаешь… Теперь тебя увезут в Аркан, на архипелаг!  - Она тяжело вздохнула, но сделала шаг вперёд и крепко обняла.
        Он совсем не ожидал такого поворота событий, но нежно обнял её, прижав к себе одной рукой за тонкую талию, а второй за нежную шею. Запустил руку в прекрасные волосы, спадающие почти по пояс. Александр чувствовал, как учащенно бьется её сердце, а участившееся дыхание ласкает его шею. Неожиданное поведение Аллиэн его смущало, но отстранить её от себя он бы не смог ни под каким предлогом. Вот и простояли они так ещё несколько минут, пока она первая не заговорила.
        - Когда-то давно, я повстречала странного человека…  - Аллиэн подняла на него свои необычайно красивые большие глаза, в которых зарождались слёзы.  - Он сказал мне, что мне суждено встретить любовь из иного мира… Это будет величайшим событием в истории, и даже небесные огни выстроятся в приветствии через дюжину Двулуний… Я никому никогда не рассказывала об этом… Даже брату, считая предсказание полубезумным бредом, но потом меня начали посещать сны… Ты ведь и в правду из Варахтанды?
        - Нет. Нас действительно притащили сюда из иного мира… Я и сам точно не знаю, что это было и каким образом ему это удалось…  - медленно и тихо проговорил он, внимательно следя за её реакцией.
        - Пророк не соврал!..
        - Тогда смело жди знака! Правда, насколько я понимаю - это примерно через месяц, по-вашему? Довольно долго ждать!  - Оптимистично заметил Александр, легко похлопав её по плечу задумавшись об этом странном пророчестве.
        - Ты слишком красиво говоришь…  - Аллиэн вновь прильнула к нему, сама себе до конца не доверяя, но так хотело её сердце.  - Пожалуйста, сделай вид, что знаешь всего пару наших слов… Иначе диар Шеалт будет вынужден увезти тебя очень скоро, чего бы мне очень не хотелось! Кто знает, какие планы вынашивает их начальство…
        - Хорошо…
        Она высвободилась из его объятий с неохотой и, задумавшись, скрылась за дверью. Александр проводил её взглядом и в глубоких думах о её последних словах принялся за вкусную еду.
        «Почему Шеалт должен везти меня куда-то? Хм…» - Отбросив пока эту мысль, он с радостью поддался проснувшемуся аппетиту.
        На подносе лежало два прикрытых горшочка, кувшин со сладковатым напитком и нечто напоминающее лепёшки. Увидев отщипнутый ломтик какой-то причудливой выпечки, его лицо тронула очередная улыбка в тёплых недавних воспоминаниях. Аллиэн была бесподобна, никого подобного ей он не то чтобы не встречал - даже не видел и не мог представить! А когда он попробовал суп из первого горшочка, так и вообще потерял способность мыслить на ближайшие минуты о чем-либо другом, настоящим пожаром сметая с подноса всё. Умение готовить добавляло ещё один огромный плюс к её выдающейся внешности! Сомнений не было - готовила всю эту превосходную еду именно она!
        Водопадами допивая прохладный сладковатый напиток из кувшина, Александр мысленно благодарил этих хороших людей и их гостеприимный дом. Вытерев рот рукавом, он вышел из комнаты и пошел в сторону гостиной, куда его привели в самом начале. В зале сидело несколько людей, обсуждая свои темы. В данный момент все слушали человека в красных одеждах, который назвал себя Ароном. Александр невольно присоединился к слушателям.
        - …хоть поход в пепельный океан и не удался, в виду нашей стычки с мракопоклонником и потере одного из длани - теперь у нас есть таинственный гость, который со временем может поведать нам нечто интересное о том - откуда он, и почему говорит на столь непонятном языке.  - Арон много жестикулировал при своём рассказе, слабо напоминая дирижера.
        - Арон, я думаю, не стоит ждать больших секретов от нашего гостя, мы ведь даже малейшего предположения не имеем кто он такой на самом деле. Вариант с шаманами Варахтанды отпадает сам собой - они прекрасно знают хотя бы общий язык. Да и поход действительно было опасно продолжать в виду потери охранителя. Здешние разбойники хорошо знают местность, и горазды на частые засады, не говоря уже об некоторых ужасах пепельного океана…  - Палуим переводил взгляд с Арона на Шеалта и обратно.
        - Смею вас уверить коллеги - слишком много тут получается совпадений…  - Шеалт, вежливо дождавшись паузы, просто вбивал свои аргументы в зарождающийся спор друзей.  - Выброс мощи… Мракопоклонник, с самым таинственным и неуловимым купцом пустыни и эти странные люди вместе с ними, с почти белой кожей даже на руках! А сколько тут находитесь вы, диар Арон? Взгляните же на свои руки!
        Поставив в конце разговора многозначительную паузу, Шеалт едва заметно повел ухом в сторону шагов с лестницы. Все взгляды обратились туда. Даже Арон оторвался от своих заметно потемневших на солнце рук и уставился на гостя. Александр спускался по ней медленными шагами, внимательно наблюдая за сидящими магами и чем-то занимающейся у стола Аллиэн. Дойдя до пустого кресла, он положил руку ему на спинку и вопросительно посмотрел на сидящих магов. После почти мгновенного кивка, человека в синих одеждах представлявшегося Палуимом, он сел на кресло и стал ждать, краем глаза увидев, как заметно напряглась красивая спина Аллиэн…
        - Занн Александр! Как продвигается ваше обучение?  - Шеалт пристально посмотрел на него, изучая его малейшую реакцию на происходящее. Его взгляд одним своим видом разрушал немало обычных щитов из неумелой лжи.
        Послушав Аллиэн, он приготовился и к такому. Подавшись вперед от спинки кресла и сделав напряженный вид слушая Шеалта, он постоянно неуверенно прыгал взглядом с его глаз на губы, часто моргая глазами и изображая недопонимание его слов. Потом, сделав задумчивый вид, он ответил;
        - Тяжело-о, ди-ар… Шельт…  - Нарочито коверкая слова и интонацию, долго отвечал Александр, подыгрывая просьбе Аллиэн,  - Но я старюсь!
        - Довольно не плохое произношение, учитывая столь короткий срок.  - Шеалт удивлённо приподнял бровь.  - Думаю, лун через пять, мы с вами уже сможем отправиться в Аркан, дабы я мог представить вас дарийскому Мастериату.
        Александр только сделал вид, что пытается что-то понять из сказанного, нахмурив брови и пристально смотря на Шеалта. Но через мгновение только помотал головой и откинулся на кресло. Краем глаза он заметил, как заметно расслабилась Аллиэн, уходя куда-то по своим делам в длинный коридор.
        - Не слишком ли рано?  - Вдруг оживившись, спросил Арон.  - Я, конечно, понимаю, чего от нас ждут после наших вестей в Аркан… Но коллеги - не думаете ли вы, что нужно самим оценить ситуацию для начала, дабы не выглядеть пустоголовыми идиотами, перед Мастериатом, попусту растрачивающими их время?
        Палуим задумался, но Шеалт выглядел невозмутимым.
        - Диар Арон, нашу миссию никто не отменял. Как только мы дождёмся второго охранителя, мы вновь выдвинемся и используем пыль отражения в месте выброса. В то время как нашего гостя уже будут сопровождать на архипелаг…  - Шеалт откинулся в кресло, задумчиво уставившись в пустоту.
        - Если не пришлют ещё кого… Когда прибудет охранитель?..  - Палуим разрушая нарастающую тишину, поёрзал в кресле.  - Учитывая местные события…
        - Вы же знаете, что сейчас происходит в городе, диар Пал.  - Шеалт вышел из своих раздумий и посмотрел на Палуима.  - Один режим сменяет другой. Ох уж эти напыщенные халифы с их властолюбивыми желаниями…
        Улыбка тронула лица магов. Александр сидел с отрешенным видом, изображая какие-то свои раздумья. Аллиэн за это время успела пару раз зайти в комнату и принести вина гостям, стараясь не встречаться взглядом с ним. Арон продолжил беседу троицы.
        - Старший сын Мизерисана подготавливает почву для правления, убирает слишком верных людей со своего пути.  - Почесывая подбородок, Арон рассуждая вслух покачивая бокалом с вином в правой руке.  - Он прекрасно понимает, что братья не имеют таких прав как он, и уверенно шагает к трону отца, кровавой поступью по головам своих недругов.
        - И все же, я не считаю что он - лучший вариант для правления страной…  - Внося свою лепту в разговор, Палуим наливал себе очередную порцию вина.  - Этот человек, хоть и поддерживается Арканом на данное время, но с его замашками он тут долго не просидит… А что на счет его младшего брата… Белиата?..
        В разговор снова вступил Шеалт;
        - С его фанатичным огнем в глазах - к трону его не подпустит ни один брат! Пока будут живы, конечно… Но списывать его со счетов я бы не стал. Если этот человек придет на трон, чистые пески утонут в крови его народа…
        Палуим и Арон согласно кивнули. Шеалт встал со своего кресла, откланялся и вышел на улицу. Арон проводил его долгим взглядом и, сплюнул на пол, будто ему что-то попало в рот.
        - Ты знаешь Пал, хоть я и ненавижу серых крыс, но мне стыдно признать, что Шеалт начинает нравиться мне как человек.
        Палуим серьёзно посмотрел на друга.
        - Арон, ты тут совсем недавно… Мои здешние друзья рассказывают много разных историй…  - Пал сел поудобней, ещё раз на всякий случай с подозрением взглянул на, отрешенно смотрящего в сторону Александра, изучающего какую-то картину, и продолжил: - По ночам, из его подвала, доносятся такие вопли боли - от которых кровь стынет в жилах… Ещё он часто встречается с кем-то на черных рынках, собирая информацию об артефактах пустыни, на которые наложен строжайший запрет… В его дом заходят такие личности, от которых идут мурашки по коже. Рано думать о нём что-то хорошее, ведь если мы «оступимся» - где гарантия, что не окажемся в его подвале вместо тех бедняг?..
        Арон посмотрел с недоверием, но возражать не стал.
        - И ещё - как-то мне посчастливилось оказаться рядом с его усадьбой, так от его защитных заклинаний фонило даже у самых ворот!
        - Да брось! Что ему там скрывать?..
        - Возможно и не ему… Но скрывать есть что… И уж точно со своими секретами Шеалт не расстанется по доброй воле. А нам с тобой лучше вообще помалкивать, что мы что-то да знаем об этом… Как говориться - меньше видел - дольше жив!
        Друзья замолкли, когда в комнату в очередной раз вошла Аллиэн и перевели свои разговоры на более приятные темы. Александр как можно тщательнее скрывал свой огромный интерес к их разговорам и встал, чтобы вернуться в свою комнату, когда услышал за окном отдалённые, быстро затихшие короткие вскрики. Обернувшись на Арона и Пала, он не увидел в их лицах ни тени тревоги и спокойно пошел по лестнице наверх.
        Особняк был крупным, он осознал это снова. Поднявшись по лестнице на второй этаж - только сейчас увидел всю длину коридора в обе стороны. Посмотрев в другой конец ещё раз, он направился к себе в комнату, малость передохнуть, и обдумать всё услышанное за столом. Хоть и Шеалт сейчас поверил в его неграмотность, но через несколько лун ему предстоит отбыть отсюда на какой-то архипелаг…
        Зайдя в отведенную ему комнату, Александр плюхнулся на шкуры, вновь посмотрев на подсвечник на столе. Он по-прежнему слабо мерцал удивительным светом, но не проявлял больше никакой активности. Он начал подозревать, что его действие было одноразовым… в его случае. Валяясь на шкурах, он мыслил о прояснении ситуации вокруг. Из слов магов стало ясно, что этот мир в чем-то совсем не похож на его привычную землю, но по факту - его внутреннее политическое мироустройство ни чем не отличается от родины. Те же интриги, та же жажда власти и продажность всех и всего. Он любил следить за новостями и всегда видел всю суть общей картины мироустройства, зная обо всех инструментах политики не понаслышке и проявляя к ним большой интерес. Вот только в этом мире ценой за все движения в этом направлении может стать его жизнь…
        Судя по рассказам магов о местном халифе - он не мог являться магом. Иначе они бы не стали говорить о возможностях управления им, если бы он имел равное, если не большее могущество. Да и сыновья его не являлись таковыми, по крайней мере, сложилось такое впечатление об этом… А значит - миром не правят маги, по крайней мере, в этой части Шанеалы, хоть и имеют некое, пока не понятное до конца, влияние на правителей. Ещё одна странная здешняя особенность, учитывая могущество этих людей…
        Пока он размышлял о местном мироустройстве, дверь в комнату приоткрылась и в неё тихо вошла Аллиэн. Аккуратно ступая по деревянному полу, покрытому чем-то на подобии лака, она неслышно дошла до шкур, и опустилась рядом с ним на четвереньки. Он слегка вздрогнул и обернулся. Она запустила левую руку ему в волосы на затылке, немного потрепав, посмотрела на него своими большими улыбающимися глазами, в которых разгоралось нечто необычное…
        Он обхватил её руку своей, и притянул Аллиэн к себе, полностью повернувшись к ней. Их взгляды встретились, а дыхание участилось… Аллиэн прошептала:
        - Брат с Ароном и Шеалтом покинули особняк ненадолго… Можно… я коснусь тебя ещё раз?..
        От такого заявления у Александра перехватило дыхание. Он и не думал возражать, когда её пальцы медленно прошлись по его щеке… Дрожь прошлась по всему телу, только от одного её прикосновения. Он застыл, боясь прервать этот момент.
        - Ты… украл мой сон… мои мысли… Эта ночь… длилась целую вечность…  - срывающимся голосом прошептала Аллиэн, томно прикрыв глаза, прильнув к его губам в жарком поцелуе…
        Его обоняние обжег изумительный аромат Аллиэн… Он крепче обнял её, нежно повалив рядом с собой на шкуры, вызвав томный стон долгожданного блаженства…
        Длинные поцелуи прерывались короткими передышками страстно-горячего дыхания… Они уже не могли совладать с собой в пожаре вспыхнувших чувств, срывая друг с друга одежду, беспорядочно раскидывая её вокруг, предаваясь полной взаимности обоюдного желания…
        Впервые Аллиэн чувствовала такой ураган эмоций и приятных ощущений, протекающих по всему телу! Его сильные руки… его дыхание на её шее… поцелуи… нежные покусывания - всё это сводило её с ума и заставляло испытывать настоящее блаженство. А потом… она томно и сладко стонала, а в самом конце вскрикнула от прокатывающейся приятной дрожи по всему телу, мягко затихающей только в самых кончиках пальцев расслабляющегося тела от неземного удовольствия…
        Тяжело дыша, они лежали, обнявшись, смотря друг на друга с влюблённой улыбкой на лицах. Никто из них не мог поверить в то, что это происходило между ними наяву, а не в каком-нибудь редком чудном сне. Их взгляды погружались друг в друга, а в сердцах оставалось то самое ощущение, будто они знают друг друга уже не первую тысячу лет…

        ГЛАВА 12

        Голова раскалывалась как никогда… Юрию снился сон, будто он что-то не то сказал чемпиону мира по боксу и тот щедро приложился ему в челюсть, так сказать - от всей души. Открыв глаза, он не понял где находиться. Рядом с его лицом были вытянуты чьи-то худые ноги, закованные в цепи, покрытые множественными ранами и ссадинами. Песок, на котором он очнулся - пахнул крайне неприятно.
        Проморгавшись и прокашлявшись, он тряхнул головой и перевернулся на бок, приняв удобную позу. Облокотился на стену и сел. Глаза болели, но не так сильно как голова. Подняв руки чтобы потрогать затылок, он обнаружил на них противно бренчащие цепи, отдающие лязгом своих звеньев - целую какофонию боли в пульсирующих висках.
        Всё же пощупав голову, он застонал, обнаружив на ней несколько больших болезненных выпуклостей. Похоже, его ударили не один раз…
        Повернувшись в правую сторону, он обнаружил возле себя того самого улыбчивого старика. Тот сидел неподвижно и не дышал. Израненный, весь в синяках, казалось, что он уже отбывает на тот свет, если уже не отбыл… Хм, а ведь когда он пришел в это место - ран на немощном теле старика ещё не было.
        Юра потыкал пальцем его в плечо, но никакой реакции не последовало. Потеряв к нему интерес, он повернулся в другую сторону. Там сидел какой-то карлик со страшной харей и довольно длинными острыми ушами, то ли изуродованный, то ли такой от рождения. Ещё его выделяла слишком серая кожа в отличии от человеческой.
        Карлик посмотрел на Юру в ответ и оскалился, показав острые нечеловеческие зубы, где-то выбитые в давних переделках, а где-то основательно прогнившие у корней. Захлопнув свою гнилую пасть, тот отвернулся. Юра повернул раскалывающуюся голову в центр комнаты. В прояснившемся взоре увидел много неровных теней в свете факелов, где-то сгорбленных, где-то сидящих, а где-то стоящих и что-то царапающих на стенах. Помимо него в зале было множество таких же рабов, сосчитать их всех попросту не давала головная боль.
        В центре зала, с лестницы по которой они поднимались, когда прибыли с купцами - послышались частые шаги и противный скрип ступеней. Сверху, неспешной походкой, спускались: жирдяй, его охрана и ещё один незнакомец, укрытый в черный капюшон, широкоплечий, с какой-то подозрительно хозяйской походкой. Толстяк что-то говорил незнакомцу услужливым тоном и часто кланялся. Теперь он совсем не был похож на того надменного торговца живым товаром, который встречал их с Дальхаром и Ахримасом - теперь он был похож на мерзкого слизняка, лижущего пол перед ботинками своего хозяина…
        Остановившись и сойдя с лестницы, незнакомец осмотрел весь зал пристальным взглядом и медленно пошел в дальний угол к рабам. Подойдя к рослому гиганту, закованному в цепи, с лютой злобой смотрящему на него двумя красными огоньками, важный гость остановился. Юрий наблюдал, как тот свел руки где-то на поясе спереди, и в сидящего перед ним гиганта брызнула резкая желтая струя… Зал вздрогнул тихим шепотом ужаса. Гигант же сидел молча и не двигался, возможно, боясь хозяина, понимая, что его ждет непременная смерть в случае какой-то реакции на такое унижение.
        «Значит, эти твари продали меня в этот гадюшник…» - волна гнева отрезвляюще прошлась по мыслям, частично отгоняя боль от ушибов на голове. Юрий понимал, что ничего хорошего ждать от этого мира не стоило, но сама мысль, что его продали как какую-то дешевую тряпку… как шлюшку, на неограниченное пользование его жизнью… Как раба! Хотя почему как? Теперь его именно так и можно было «величать».
        Тут же стало интересно, что с ними будут делать дальше. Незнакомец обошел почти всю комнату по кругу и остановился рядом с ним. Возможно, его привлекла слишком белая кожа, возможно толстяк успел ему что-то рассказать из слов Дальхара, но тот встал перед Юрием и пристально посмотрел на него. За тем, что-то коротко спросил у толстяка, на что тот коротко помотал головой из стороны в сторону и быстро-быстро выдал несколько коротких предложений.
        Незнакомец что-то приказал властным тоном, и его охрана подошла к Юрию. Ключом открыли замок, сняли цепь со стены, потом с его рук, после чего вывели его в центр зала и разошлись в стороны. Толстяк, смотрел на все это, прищурив глаза и не много напрягшись - такая затея ему явно не нравилась. Один из стражей швырнул свой искривлённый меч под ноги Юрию, хитро улыбаясь. Сомнений не осталось - они хотят, чтобы он с кем-то подрался. Но такого противника он не ожидал - к нему вышел сам незнакомец в чёрном…
        Взяв в руку брошенный меч, Юрий посмотрел на остро заточенное полотно добротного меча и на отражение в нём своего противника. Полностью понимая, что в честном бою у него нет ни единого шанса - его голова начала лихорадочно работать над разными вариантами. Покрутив немного мечом, он справедливо ожидал, что при таких размерах меч будет много тяжелее, но не придал его лёгкости особого значения, греша на секреты местных мастеров ковки…
        Противник достал свой черный меч с золотыми символами и медленно пошел по кругу без всякой стойки или позерства, как любили показывать во многих фильмах. В его шагах читалась настоящая угроза. Ровно одна ошибка и он заберет его жизнь, как забрал уже сотни других. В мастерстве противника сомневаться не стоило точно, иначе он бы не смотрел на него так пристально и не шел так уверенно в его сторону, медленно сокращая дистанцию по кругу. От всей серьёзности сложившейся ситуации Юрия даже пробирала дрожь по всему телу, а сердце заколотилось учащенно, так, что хотело сломать рёбра и выпрыгнуть наружу.
        От страха Юра перехватил меч двумя руками и напрягся. Дыхание сорвалось, он перестал моргать и встал удобнее, отставив правую ногу немного назад. В ожидании какого-то подвоха со стороны незнакомца, Юра, не мигая начал смотреть на общий силуэт противника, но тот только вскинул бровь и быстро пошел в его сторону. Дойдя до какой-то одному ему видимой черты, он резко сделал шаг вперёд, невероятно быстро выбросив руку с мечом сначала вниз, а потом, резко дёрнул вверх, чертя своим оружием длинную полосу. Но Юра, будто предвидел этот момент. Страшно замахнувшись - со страхом обрушил свой удар сверху вниз со всей силы, попросту упредив удар противника - тем самым изрядно удивив бывалого воина…
        Притихший зал разрезал оглушительный лязг скрестившегося оружия. Неправильно подставленный меч сломался, несколькими осколками брызнув в стороны. Стражи и толстяк даже пригнулись от неожиданности. Юрий и его противник стояли друг напротив друга и не шевелились. Незнакомец удивленно смотрел на обломок меча в руке Юрия, никак не ожидавший такого исхода боя, до сих пор не веря в случившееся. Его черный меч, лишь оцарапал предплечье Юры.
        Новоявленному рабу ничего не оставалось, как ждать пока его казнят…
        Узники зашептались, после чего жирдяй визгливо прикрикнул и сразу всё стихло. В молчании, влиятельный незнакомец развернулся, убрал свой меч и пошел по лестнице обратно вверх. Толстяк немного помедлил, что-то сказал остальным и пошел за ним. Двое охранников метнулись к Юрию и вновь одели кандалы с красными лицами, приковывая того обратно к стене не забыв сильно ударить кулаком в лицо, от чего тот болезненно дернулся и тряхнул головой.
        Юрий снова сел на своё место, рядом со стариком. Глаза его были открыты и с живым интересом рассматривали новичка, будто он увидел в нём нечто необычное. И все же, он по-прежнему молчал и осматривал Юру, просто молчал и наблюдал.
        Прошло около часу, прежде чем на лестнице снова послышались какие-то звуки. Двое охранников тащили чье-то окровавленное тело вниз по лестнице. Это был седой человек в белых одеждах. Его украшения говорили о высоком положении, бывшем высоком положении, так как они тоже были обагрены кровью… Юра не знал кто этот человек, но догадывался что это бывший хозяин, а толстяк наверху всего лишь за управляющего, не больше.
        Они дотащили тело до двери. Один из них вышел на улицу. Откуда-то издалека послышался противный скрип чего-то деревянного, скорей всего - старой телеги. Вскоре раздался звук какого-то шипения и надсадное дыхание людей. Вытаскиваемое тело скрылось за дверью, оставив за собой длинную кровавую полосу уходящую куда-то наверх. Ещё одно яркое, отрезвляющее напоминание о том, насколько дёшево стоит чужая жизнь.
        Старик рядом заговорил на непонятном языке. Юра не понял ни слова из сказанного - только пожал плечами и отвернулся, но старик не отстал. Больно ткнул его в плечо чем-то острым, заставив тем самым повернуться обратно. Он сидел с какой-то щепкой в руке и чертил что-то на песке рядом с ним. Это были самые настоящие пейзажи. Его мастерство поражало: из обычной грязи и песка он вырисовывал настоящие картины, причудливым образом держа свою щепку скорее как кисть или перо…
        За считанные мгновения Юрий увидел в этих сменяющих друг друга картинах отрывки из жизни старика. Что там отрывки - целые истории! Практически с самого детства. Пусть не все из них были понятны, но общий смысл улавливался на ура. И вот… Старик передал эту самую щепку в его руки… Юрий сразу почувствовал свою немощность, будто в его испачканные черной смолой или углем руки предали чистейший пергамент. Стало как-то неудобно, но он всё же начал рисовать свои каракули…
        Вспомнил отрывки из детства, нарисовал свой мир, машины, самолёт… Горы и реки были в его рисунке случайно, вот так просто он рисовал и рисовал, стараясь передать свою картину хоть как-то, но одновременно понимая, что до старца ему слишком далеко. Вот он рисует кота, собаку, конуру. За тем ещё какие-то мелочи из жизни. Даже как-то сам забылся, и просто начал рисовать все что попало, но поймал встревоженный взгляд старика, взгляд больших удивленных глаз - видящих впервые что-то непонятное, незнакомое и, возможно даже устрашающее неподготовленный к такому многое повидавший разум…
        Юра сразу перестал чертить и с поклоном передал нехитрый инструмент обратно старику, боясь его оскорбить, или ещё чего похуже… Тот медленно и задумчиво принял его, ещё раз что-то спросил, но вновь получил в ответ отрицательное мотание головой.
        В это время, сверху медленно спустился воин с большим котлом в руках. Тяжело поставил его в центре зала и ушел обратно. Довольно неприятный запах распространился по помещению. Пахло смесью каких-то объедков или даже помоев… Через несколько минут он вернулся со странными толстыми тарелками и черпаком к котлу, начав разливать содержимое по чашкам. Старик рядом с Юрой зашевелился и начал брать с земли горсти песка и чистить ими руки, заодно нашептывая что-то себе под нос. Юре это все показалось невероятной дикостью, а тупые края тарелок, видать, для того, чтобы глотку себе не вскрыли… Умно, ничего не скажешь.
        Вот очередь дошла и до него. Охранник подошел с миской и поставил её у ног. В ней была какая-то отвратительная жижа, но как посмотрел Юра - в зале давно уже все её охотно ели руками, даже не брезгуя от безысходности. Как он понял - это мог быть единственный рацион на день, а то и на два - судя по худому старику рядом с ним…
        Попробовав содержимое на вкус его чуть не вытошнило. Послышались понимающие хмыканья и смешки, видя его реакцию на местную бурду. Казалось, что все объедки, что остались на кухне от нормальной еды - свалили в котёл и, не доваривая до конца, спустили им в воняющую мочой и прочими «благовониями» яму, как каким-то псам или свиньям, готовым сожрать любые помои. Юру изрядно взбесила такая ситуация, но он так же ел это варево, как и остальные, искоса посматривая по сторонам на собранный здесь, чавкающий сброд.
        Первый доевший швырнул миску к котлу в центр зала, буквально сразу за ним начали швырять и остальные. Через несколько минут к ним снова спустился их надзиратель. Выбрав одного раба у стены, он подошел к нему и снял цепь с крюка. Тот сразу послушно пошел к центру зала. За тем собрал всю посуду в котел, и натужно взвалив его на спину - направился к двери вместе с охранником. Отперев все засовы, они вместе скрылись из поля зрения.
        Из приоткрытой щели доносились шум и крики живущего своей жизнью города, Юре стало даже как-то тоскливо. Он засмотрелся на падающий из дверного проёма яркий луч местного солнца, хоть и не родного, но все же так манящего на свободу…
        Рядом сидящий старик, заметив его взгляд, снова взял свою щепку и начертил на песке около себя большой круг, а рядом с ним один поменьше и ещё один поменьше. Юре сразу представилась картина местной планеты и два маленьких кружочка рядом с ней символизировали обе луны. Старик вопросительно посмотрел на Юру, когда тот пальцем нарисовал один большой круг и один маленький рядом с ним. Потом он начертил ещё несколько кружков, с самым крупным в центре главного круга. Старик с большими глазами следил за начертанием, он понял все, что тот имел в виду и, нахмурившись, ушел в раздумья, либо снова потерял интерес к Юрию.
        Увидев это, Юра сразу стер рисунок. Послышались приближающиеся шаги к входной двери, надзиратель и раб возвращались. Когда они вошли в зал, Юра заметил вымытый котел в руках раба, который уже тащил его на второй этаж, пока охранник запирал засовы. Потом спустился обратно и снова был прикован на своё место. Послышался уверенный стук в дверь…
        Не спеша, так же как и в тот раз, когда надзиратель встречал их, он подошел к двери и спросил несколько слов. Услышав ответы, он отворил засов в верхней части двери и коротко посмотрел на прибывшего по ту сторону человека. Отвел засовы и впустил гостя внутрь. Тот сразу проследовал наверх бывалой походкой по давно изученному месту.
        Прошло немало времени, прежде чем он спустился обратно вместе с жирдяем, что-то обсуждая и вальяжно сплетая руками необычные манерные пассы, дополняя тем самым картину разговора большей понятностью и яркими красками. Толстяк внимательно слушал его и коротко кивал головой в некоторых местах длинного рассказа гостя, иногда вставляя свои короткие реплики соглашения.
        Они вместе шли около рабов, а гость изредка кидал косые взгляды на сидящих или лежащих узников, но всегда воротил от них нос, пока не дошел до Юрия…
        Взглянув на него, он остановился и прервал свой разговор с управляющим. Повернулся, осматривая Юрия своим наглым взором как дешевый второсортный товар, коротко спросил что-то у толстяка… Цену?! Толстяк покачал головой и что-то начал рассказывать, тогда гость сказал другое слово и толстяк впал в замешательство. Все же снова покачал головой и ответил отрицательно. Гость удивленно посмотрел на него непонимающим взглядом и назвал третье слово, от чего жирдяй шумно сглотнул, а рабы рядом зашевелились, с интересом наблюдая, что же будет дальше…
        К всеобщему удивлению, он снова ответил отрицательно и указал куда-то наверх, от чего по залу прошелся легкий шепот, а лежащие в углах тени рабов зашевелились, привставая посмотреть на происходящее… В то же время гость выругался и что-то злобно спросил у толстяка, от чего тот ещё раз показал пальцем куда-то вверх и начал быстро что-то рассказывать, даже немного бледнея. Гость выругался ещё раз и пошел обратно наверх, увлекая за собой охрану и толстосума, спешно семенящего за ним.
        Прошло немало времени. Юрий успел уловить на себе множество изучающих взглядов. На лестнице снова послышались быстрые шаги. По ней быстро спускался разгневанный гость с серьёзным лицом, в спешке покидающий здание и тихонько бранясь себе под нос. Следом за ним спускался толстяк и что-то быстро говорил, оправдываясь, за неудавшуюся сделку, но тот был непреклонен и уже вышел за дверь. Раздосадованный жирдяй сразу подбежал к Юре и со всей силы отвесил тому пощечину, что-то грозно крича остальным.
        Обида взяла своё, переполнив и так гневные мысли Юры через края, и он смачно плюнул толстяку прямо в сальное лицо… Тот побагровел от ярости и истошно заорал стоя на месте два протяжных слова, по всей видимости - имена слуг. Послышался звук цепей рядом, даже его соседи старались отстраниться от Юры, кто-то отползал, кто-то отходил, а кто-то просто отворачивался… Через минуту он понял почему…
        В зал сбежались все охранники, и даже незнакомец спустился после них неспешным шагом. Толстяк повернулся к хозяину, и торопливо рассказал ему, все что произошло, показывая указательным пальцем в сторону Юрия. Хозяин кивнул и что-то сказав, отвернулся и ушел обратно наверх. После этих слов толстяк немедленно развернулся к Юре со злорадной ухмылкой, визгливо выкрикнув охране свой приказ.
        Не думая ни секунды стража принялась избивать Юру. Он закрылся руками. Локти начали быстро покрываться синяками от страшных ударов сапогами и набитыми кулаками в столь слабую защиту, лицо и грудь. Охрана попросту его топтала в углу, не щадя ни на одно мгновение. Он хрипел и вздрагивал от ударов, а когда подошел сам толстяк и с размаху ударил его ногой в разбитое лицо - окончательно потерял сознание…
        …Позже, Юрий очнулся в странном месте. Все его тело ныло от боли и ушибов, один глаз опух и затек одной большой гематомой, вторым он сейчас пытался рассмотреть в кромешной темноте хоть что-то.
        Попытавшись принять сидячее положение, он больно ударился головой о деревянную поверхность над головой… Ощупал её руками. Попытался перевернуться, но помещение было слишком узким. Через минуту отдыха - обнаружил такие же деревянные стенки с боков, приобретая ощущение того, что он находится в каком-то деревянном ящике… или гробу… На панику даже не хватило сил. Он вздохнул и попрощался с жизнью. Полностью расслабился и мысленно попрощался с возможно ещё живыми друзьями. Так же пожелал выбраться чудному старику - так умело рисующему на песке различные образы. Ещё раз проклял тварей купцов - так жестоко обошедшихся с ним, сейчас гуляющим на золото, вырученное за его продажу. И только в самом конце - с родными… так далеко находящимися сейчас от него, волнующимися из-за его бесследного исчезновения…
        - М-м, твари!  - Он мысленно молил высшие силы хоть о малейшем шансе на освобождение, чтобы все эти нелюди поплатились за свои деяния, чтобы предатели были наказаны, но чудес не случилось ни сразу… ни через час, который он отсчитал, находясь в этом странном месте… Надежда продолжала медленно утекать, вместе с последними оставшимися глотками воздуха.
        Тремя часами ранее…
        - Азга, Фивсит! Возьмите этого выкидыша черной пустыни и заройте во дворе… Пусть попрощается с жизнью, грязный раб!  - Хангу - толстый надсмотрщик, с перекошенной сальной рожей от кипящей злобы и ярости, брызгал слюной на телохранителей. Два надзирателя в спешке отцепляли потерявшего сознание раба, измазанного собственной кровью вперемешку с грязным песком под ногами, щедро пропитанным потом, мочой и продуктами жизнедеятельности.
        Уже через час они вырыли яму прямо во дворе, на что собралось посмотреть несколько горожан и приготовили деревянный гроб, служивший именно для предстоящей пытки. Новый раб до сих пор находился в бессознательном состоянии, не подавая никаких признаков жизни кроме дыхания. Хангу решил жестоко проучить зазнавшегося раба-новичка самым страшным наказанием после смерти…
        Как только они зарыли его, Азга взял мешок и наполнил доверху песком. За тем повесил мешок на крюк рядом с грубого вида скамьёй, прилегающей к зданию, достал нож и по опыту сделал небольшое отверстие в округлом низу. Песок тонкой струйкой начал утекать в проделанное отверстие, Азга устало присел в тень здания и привалился к стене, ехидным взором смотря в песок под ногами. Ему всегда нравилось, когда управляющий проделывал такое с особо непонятливыми новичками…
        Половина работы была сделана…

        ГЛАВА 13

        Дальхар вошел в любимую таверну резвым шагом, нарочито излишне подталкивая своей неуклюжей походкой мешочек с монетами на поясе, привлекая тем самым как можно больше опытных и жадных взглядов. Таким образом, он дошел до самого дальнего пустующего стола, что само по себе было странно, в столь людном заведении и грузно плюхнулся на деревянную лавку.
        Не прошло и минуты, как к нему подбежала молодая, полноватая служанка, с лучшим вином в руках и поставила чашу для особых гостей вместе с кувшином на стол. Купец ответил широкой улыбкой и благодарным кивком, так же нашел взглядом улыбающегося хозяина и поднял руку в приветствии.
        Но сейчас ему нужно было совсем не это излишнее внимание. Дальхар выжидал, пока кто-нибудь из вольных наёмников сам предложит свою помощь для богатого купца.
        Особо сильно он бросал взгляды на звероватого вида крепыша из большой гуляющей компании и шумящего гуляку в дорогих доспехах у пивной стойки хозяина заведения. Спустя час, эти двое уже сидели за его столом и обсуждали условия сопровождения Дальхара, с недоверием поглядывая друг на друга.
        - Так ты говоришь, тебе нужно в Элегарские джунгли?  - мрачный здоровяк пристально изучал своего нанимателя, стараясь выудить любые крупицы информации.
        - Да, как я и говорил раньше - мне надо добраться до границы с джунглями, там меня и оставите,  - с максимально спокойным и открытым видом сказал Дальхар и поставил мешок перед наёмниками.  - Плачу полновесными занатами. Вперёд!
        - К чему такая спешка, уважаемый?  - улыбающийся пьяный наёмник сразу заметно протрезвел, когда посмотрел на увесистый мешок.  - Хотя я согласен на две трети и сразу - в путь!
        - Выкидыш чернозмея!  - Звероватый гигант пришел в ярость.  - С чего это ты так решил?
        - Тебе показать?..  - полупьяный мечник вальяжно обронил руку на ножны.
        Купец с тщательно скрываемой радостью, поблескивающей в глазах, наблюдал, как этих двух олухов начинает пожирать алчность. Глупцы! Стоило перед ними помахать мешочком с золотом, и они тут же готовы перегрызть друг другу глотки. Прекрасный план!
        - Успокойтесь великие воины, монет на всех хватит!  - разбавил разговор капелькой лести Дальхар. Взяв тон тише, придвинувшись к ним поближе, будто посвящая в тайну, от чего они невольно сами пригнули головы поближе и переглянулись.  - Вдумайтесь! Всего один переход и вы можете жить и кутить на все это добро перед вами, разве оно того не стоит? Всего-то надо потерпеть друг друга некоторое время…
        Конечно же оно того стоило. Воины тут же кивнули друг другу, и разделили монеты. Перед самым отъездом, отошли попрощаться с друзьями и товарищами. Не забыв, допить недопитое, и разбить кувшины - на удачу.
        Через час все трое выехали из города и отправились в указанное купцом место, выбрав между ящерами, птицами-бегунами и конями - последних, нагрузив походным скарбом и оружием.
        …Путь продолжался несколько дней. Три раза Дальхар творил заклинание ищейки, отправляя его назад по дороге проверить - не уцепился ли за богатым купцом и провожающими хвост. Но хвоста не было. По крайней мере, ищейки никого не обнаружили на всем пути, пока существовали магические стяги плетения, сигнализирующие хозяину обо всех изменениях позади. Окончательно уверившись в том, что за ним никто не следит, Дальхар явно расслабился и на шестой день пути скомандовал привал вдали от дороги. Воины хоть и обрадовались отдыху, но все же оставались на чеку.
        - Купец, зачем привал, когда до места назначения остался день пути?  - спросил улыбчивый наёмник в дорогих доспехах, созданных явно на заказ, прищуривая глаза от солнца.
        - Мне назначена встреча с важным человеком, даже когда вы уедете, ждать мне надо будет ещё дня два.  - Дальхар плюхнулся на густую траву у ручья.
        - Ты ведь понимаешь…
        Тон, с которым он произнёс эти слова, молнией ударил по мыслям Дальхара, он сразу заподозрил что-то не ладное. Точно! Тревога закралась в душу ещё несколько дней назад, когда наёмники слишком сильно сдружившись, подшучивали друг над другом, как-то слишком уж натянуто, даже фальшиво. Он упустил из виду рослого здоровяка и шестое чувство вовсю завопило о смертельной опасности.
        - У богатеньких магов часто имеются при себе дорогие вещички!
        По какому-то наитию, он резко рванулся в бок и выставил перед собой легкий щит воздуха, отводящий любые летящие предметы, но немного ошибся. Звероватый воин за спиной только готовился метнуть в него один из топориков, а улыбающийся наёмник вытянул вперёд руку с засиявшим красными оттенками опасности браслетом, заряженным скорей всего молнией. Щит воздуха в данном случае был худшей идеей, и Дальхару в спешке пришлось перестраивать защиту.
        Понимая это, маг мгновенно метнул в землю перед собой огненный клубок. Коротко грохнуло, поднялась широкая туча кусков земли, в которые и угодила молния. Закрепляя первый успех в неравном поединке, Дальхар получил и первое ранение - звероватый наёмник успел метнуть топор и попал ему в левое плечо. От неожиданности Маг дернулся и побледнел. Такая рана сама по себе могла напугать даже ветерана, но самообладания он не растерял и выпустил огненный рой, в меткого наглеца.
        Тут же завоняло палёным мясом и волосами. Наёмник с криками старался отмахнуться от заклинания боевым топориком, но его всё жгло и жгло, и вопли сменились яростными выкриками в сторону подлого мага и всей гнусной магии в целом. Воспользовавшись заминкой, Дальхар тут же выпустил в пыль наугад один за другим, ещё три пульсара и угадал - один из них попал в живот бегущему на всех парах через пылевую завесу и не успевшему уклониться наёмнику. Эффект превзошел ожидания и Дальхар развеял приготовленную Огненную Стрелу для добивания, рассматривая вываливающиеся кишки из развороченного живота противника, вперемешку с их вонючим содержимым.
        Но как выяснилось - порадовался он рано. Не стихающий рёв звероватого, наконец, привлек его внимание, вырвав из болевого марева и легкого конфуза, в самый лучший момент. Краем глаза Дальхар увидел, как первый воин рванулся к нему прямо через его поддерживаемое левой рукой заклинание Огненного Роя. Звероватый воин, весь обожженный, изодранный, с трескающейся обугленной кожей рвался к нему с горящим в глазах настоящим безумием впадающего в боевую ярость берсерка!
        - Чертов урод, так и знал, что ты тоже не так прост, как кажешься,  - успел выдохнуть Дальхар и уклонился от смертельного удара по голове.
        Счет пошел на мгновения. Промедление было смерти подобно и магу ничего не оставалось, как пойти ва-банк. Рабочей рукой он тут же заготовил Огненную Стрелу и метнул её в наседающего рубаку, но нечеловеческие рефлексы, дарованные истинной яростью, уберегли его длинным прыжком назад, что одновременно дало магу легкую передышку.
        Оценив ситуацию, Дальхар принял единственно верное решение. Резко вырвал из себя топорик и метнул его правой рукой в воина. Тот безумно расхохотался и выученным движением схватил топор на лету, что и было его роковой ошибкой - оружие, начиненное разрушительной энергией Огня, перенаправленной с Роя - ужасным металлическим треском взорвалось мелкими, распарывающими плоть осколками прямо возле виска обожжённого наёмника…
        В момент взрыва, воин как раз замахивался и лезвие топора, оказалось прямо возле головы. Стопроцентная гибель была обеспечена. Сам маг не пострадал, вовремя укрывшись под личным щитом от смертельных мелких осколков металла, которые разнесло на добрую сотню метров вокруг.
        Сейчас Дальхара больше волновали не отскочившие от щита смертельные осколки и даже не широкая рана в плече, а происхождение его путников. Хотя он тут же поймал себя на паранойе - просто двое недотёп, переоценили себя и намечтались в пути о каком-нибудь несметно дорогом артефакте в его пустых карманах!
        - Тьфу!  - сплюнул и болезненно сморщился от боли в плече Дальхар, волей останавливая приток крови к ране, постепенно начиная заживлять воспалённую плоть.
        Хромая он сразу пошел в сторону трех привязанных к пню коней, нельзя было отступать от плана, а пока - все шло именно по нему.

* * *

        Подняв взгляд с песков, Артур покосился на неутомимого Льеживала, и посмотрел за горизонт: к концу близился шестой день. Светило медленно скрывалось за горизонтом, окрасив небеса в алые тона.
        - Сила, Артхур занн, находится вокруг тебя…  - охватывая руками весь горизонт, начал шаман.  - Кому не дано увидеть черные звёзды… будут вечно плутать рядом с ней, но не смогут призвать её…
        Артур слушал внимательно, но ничего важного для себя пока не уловил. Шаман мог специально вводить его в заблуждение, чтобы он не смог воспользоваться всей полнотой таинственных секретов магии, а потом сослаться на его непригодность к использованию Силы… Как бы там не было - нужно было просчитать любые варианты. На всякий случай…
        - Что же мне нужно сделать для этого?
        - Я… покажу…
        Осмотрев окрестности и к чему-то прислушавшись, Льеживал остановился на самой верхушке огромной дюны. Спустил с плеча мешок и снял с пояса свой жезл-кость. Что-то прошептав и коротко взмахнув свободной рукой, он подкинул жезл высоко в темнеющее вечернее небо. Неестественно высоко взлетев, костяшка будто зацепилась на короткий миг за что-то невидимое, а потом, по рваной траектории полетела обратно, постоянно дергаясь из стороны в сторону с неприятным трескучим звуком. В конце концов, жезл упал на песок рядом с шаманом, слишком слабо воткнувшись острым концом в песок для падения с такой высоты, подергиваясь как от мощного напряжения…
        Шаман начал медленно раскачиваться из стороны в сторону, оставаясь при этом на одном месте. От острия, погрузившегося в песок жезла, вмиг рванули освещенные странным синеватым светом мелкие клубы песка и пыли, чуть не сбив с ног наблюдавшего за всем этим удивленными глазами Артура.
        Как только колдовские линии дошли до невидимой границы - они плавно изогнулись и сформировали идеальный круг, разделённый главной диаметральной линией ровно посередине. Кость шамана медленно и дёргано поползла к нему, по-видимому, окончив первые приготовления для ритуала.
        В какой-то миг, он схватил мечущуюся в кривой пляске рукоять жезла. Потом Льеживал аккуратным танцующим шагом медленно пошел назад и немного в бок, все сильнее погружая костяной жезл в песок и тем самым чертя большой дополнительный ритуальный круг заклинания. Из неглубокой колеи, оставленной на песке от жезла, виднелось еле заметное синеватое свечение. Песок проваливался в эти колеи будто в пропасть - не в силах засыпать колдовской рисунок. Создалось ощущение, будто у прочерченных линий и вовсе нет дна…
        Очертив круг, шаман остался внутри и разделил его на две ровные части. За тем вырвал жезл из линии, на что круг отреагировал усилением света в колее, а Льеживал начертил два одинаковых, но незнакомых Артуру символа в разных частях круга, но строго по их центру.
        - Войди внутрь!  - изменившимся голосом призвал его шаман и начал чертить рядом со своим символом дополнительные закорючки, постепенно наливающиеся совсем иной энергией.
        Не раздумывая, Артур шагнул внутрь круга и тут же ощутил, что в нем совсем нет ветра, который легко обдувал его только что. Ещё внутри присутствовал какой-то едва различимый шум. Вскоре он почувствовал нарастающее напряжение, но по-прежнему остался стоять внутри отведённой ему зоны ритуального круга.
        Убедившись в чем-то, шаман снова начал покачиваться из стороны в сторону, тем самым помогая своему сознанию быстрее раздвигать границы, напевая в трансе замкнутый речитатив. Артур видел, как очерченные незримые стены приобретали прозрачный вид и подергивались в разных местах. Почти сразу - отгораживающая его от шамана стена превратилась сначала в кромешный с редкими проблесками мрак, а потом - в рваное подобие врат, за которыми он увидел ярко-белый мир, с нависшими над ним черными звёздами…
        - Так вот о чём ты говорил…  - Что-то внутри его потянуло войти в эту дверь, и он сделал шаг внутрь…
        Белесая пустота не давала ни единого звука под его поступью… Вокруг, до темнеющей границы горизонта - всё было белым как зимой, только ярче… И прямо перед ним - сидело белесое, полупрозрачное отражение покачивающегося в разные стороны Льеживала. Подняв голову, он снова увидел черные, будто пустые звезды, часто мерцающие под пристальным взглядом, но такие же безмолвные и давящие, как и все вокруг. Артур попытался крикнуть изо всех сил, но звука не последовало - лишь отражения пошли мелкой рябью…
        «Очень странное место…»
        Обернувшись, он увидел тот же проход обратно, за которым стоял он сам, с застывшим взглядом. На какой-то миг, его обуял страх, что дверь вот-вот закроется, и он останется тут один… даже не зная как выбраться отсюда… А позже - его пустая оболочка, оставшаяся за «дверью» просто высохнет и истлеет! Но что-то внутри его оставалось очень спокойным, будто знало эти места лучше, чем сам Артур, тем самым щедро разливая уверенность внутри его оболочки, успокаивая трусливые мысли, успевшие сорваться в пропасть безумия, придавая даже некую… внутреннюю силу?..
        Внезапно раздался ужасающий треск над головой, больше напоминающий колоссальный громовой раскат, и одновременно совсем на него не похожий. Проломивший бастионы извечной тишины звук, как молния - перекрасил небо в грозовую темноту! А за небом и весь остальной мир начал менять цвет. Из белого он превратился в зеленовато-черный, постепенно… больше напоминая затопление могучим ливнем, сужая круг видимости… Даже искрящаяся белесым светом тень шамана начала меркнуть на глазах. И тут Артур почувствовал приближение чего-то огромного, всеобъемлющего, одновременно со всех сторон… Взглянув вверх и ничего не увидев, он ощущал звенящее напряжение в каждом клочке пространства, чувствуя сдавленную мысль-зов со стороны врат…
        Обернувшись, он увидел шамана с вытаращенными от неподконтрольного ужаса глазами, невероятный страх в которых, был узнаваем даже сквозь полностью закрывшую лицо маску, от чего Артуру самому стало жутко. Он что-то заорал и зажестикулировал, становясь полностью на себя непохожим, но Артур не слышал ни единого слова. Не чувствуя никакой опасности, он резко шагнул обратно к шаману, и сразу по ушам хлестнула судорожная речь Льеживала, на дрожащем от ужаса непонятном наречии.
        Не теряя ни секунды, он постарался закрыть врата из которых только что вышел Артур но куда там… Собственный ритуал вышел из под контроля! Не получалось ничего! Или он попутал нужные слова и пассы дрожащими руками? Суета шамана была совсем не понятна Артуру, от чего он даже заволновался на короткий момент. Странно, но за столь малый промежуток времени, он успел соскучиться по той звенящей тишине со странным черным ливнем. Его так и тянуло войти назад и снова окунуться в этот океан приятного блаженства, могучее невидимое течение, погружающий в Тишину поток…
        Шаман чудом сумел вернуть контроль над ритуалом, пока Артур обернулся и смотрел на черно-зеленую стену ливня за медленно закрывающимися вратами. С той стороны, будто что-то не желало, чтобы врата закрылись, звало и манило его обратно. Часть внутри него желала вернуться… Вновь погрузиться в это странное, но приятное состояние покоя и умиротворения. Но все оборвалось, когда последняя тонкая линия врат схлопнулась, отгородив его и этот мир от той приятной тишины прочным занавесом реальности…
        Но все же, в его глазах до сих пор была бесконечная пустота, заливающаяся темными тонами после того мощного раската. Это было ни с чем несравнимое чувство… Чувство чего-то найденного… или даже вновь обретенного…
        Закрыв врата, Льеживал весь в поту сел на песок. Увиденное действо надолго запомнилось ему. А ведь это была только первая часть ритуала Пробуждения… В любом случае, он уже дал обрести Силу Артуру. Нужно было срочно известить о таком странном явлении главного Оракула, а то и сам Старший Круг! Возможно, они дадут ответы на его вопросы. За всю жизнь он провел немало таких ритуалов с разного возраста посвященными, но никогда раньше не видел даже близко ничего подобного! Да ещё и на первом круге!
        - …твоя Сила,  - кряхтя и поднимаясь с песка, шаман повернул голову к Артуру и вернул того из задумчивости.  - Ты ощущаешь прилив бодрости или радость внутри себя?
        - Нет.
        - А усталость?.. Она… прошла?..  - стряхивая напряжение с онемевших рук, все же поднялся шаман.
        Артур сделал шаг вперёд, но почувствовал все ту же усталость в ногах.
        - Нет.
        Шаман нахмурился и взял большую паузу, перед тем как снова заговорил с Артуром.
        - Странно… Наверное, я перелил слишком много Силы в ритуальный круг. Да и место, само по себе - особое, и поэтому так устал. Но обычно те, для кого я создавал ритуал - просто светились от радости обретённой даже крошечной силы…
        - Так я… что-то получил?..
        - Да!
        Артур ещё раз внимательно прислушался к себе, но ничего кроме настырного зуда ниже пояса сзади, особенного не почувствовал.
        - Более того… У меня создалось ощущение, что Силу ты получил уже давно…
        - Но как мне ею воспользоваться?  - Артур досадно ссутулился, осознав, что не мог воспользоваться даже подслушанными заклинаниями шамана.
        - А каким образом ты хочешь её применять?  - вопросом на вопрос ответил шаман.
        - Ну, к примеру, вызвать тут дождь, или сделать нам костёр…
        Льеживал долго и пристально смотрел в бесхитростные глаза Артура. Похоже, что в этом он его не обманывал. Разрушительных или запретных мыслей у него не возникло, а значит - он прошел ещё одно испытание… Ведь низкие и не достойные люди всегда желают превратить пустыню в золото, создать себе бесконечный стол с заокеанскими яствами, завладеть сердцами женщин сидя на отвоёванном или созданном троне где, всяк и каждый потакает только ему… Но такие глупцы гибнут в первом же бою с опытным магом, уровня ученика, так и ничему не научившись.
        - Для того чтобы ты мог управлять своей Силой, тебе нужно иметь три вещи.  - Льеживал чеканил слова, будто вспоминая мантру или древние священные тексты, наизусть выученные и тысячи раз пересказанные ученикам.  - Первая - это Источник, ибо без него ты не сможешь восполнять свою внутреннюю энергию и высушишь всего себя без остатка. После чего отправишься прямиком на тонкие планы, если ты понимаешь, о чем я… Твой Источник я и пытался пробудить, но… как оказалось - он уже был кем-то пробуждён до меня!
        Артур задумчиво посмотрел на шамана, прокрутив из памяти картины похищения его и друзей неизвестной сущностью. Ведь как-то, то адское создание смогло перенести их сюда, с одной, только ему известной целью…
        - Вторая - заклинание! Слово-ключ к нему или его мыслеобраз - энергоформа, ибо без них ты не сможешь преобразовать свою силу в желаемое и получишь только чистое созидание своей разрушительной бесконтрольной Силы…  - выдержав паузу, добавил: - Смертельно опасные последствия гарантированы.
        - И третья вещь - это чистый разум, способный в кратчайший миг вспомнить нужную фразу, ясный образ плетения или абсолютный символ для того, чтобы наполнить желаемую фразу или символ из источника и воплотить его в этот мир!  - Закончив говорить, шаман замолчал, будто умышленно умолчав о какой-то важной детали, не желая сообщать её новичку в мире волшбы. Такие вещи Артур научился распознавать ещё несколько лет назад, за игрой в покер.
        Артур для себя подчеркнул, что он и не думал о мысленных образах, а попросту прочтя заклинание - ждал его эффекта… Идиот! Какое великое заблуждение он допустил в своём самообучении магии, и тут же подметил ещё одну важную вещь - на любом пути или в любом деле, всегда нужен наставник, коим сейчас для него являлся Льеживал. В какие-то моменты он чувствовал сильную жажду этих манящих запретных знаний шамана… Ведь только недальновидный ротозей не воспользовался бы такой возможностью!
        Только теперь он осознал, вначале какого пути стоит… Только теперь огонь жажды начинал глодать его с новой силой, сжигая любые остатки всех апатии, депрессий и полной обыденности старого мира, ведь он стоял на пороге нового открытия, горизонт которого был воистину бесконечен!
        Артур закрыл глаза и вытянул вперёд руку. Отчетливо вспомнил висящий над ним шар, в тот день, когда его спас шаман, полную его энергетическую конструкцию. Небывало четко вызвал в памяти его каркас из символов. Ярко представил свой, только что обнаруженный Источник, по ощущениям - где-то в центре груди, заливающий своей давящей тишиной добытый из памяти каркас и, перенёс весь этот образ на раскрытую, смотрящую вверх ладонь!
        Шаман вздрогнул от неожиданности - в темноте ночи, прямо на руке Артура, резко появился призрачный силуэт черно-фиолетовой сферы, быстро наполняющейся неведомой мощью её хозяина, о чем говорила её скорая и зловещая ускоряющаяся пульсация. Сырая мощь вливалась в заклинание огромными порциями, даже ручьями пугающей Силы. Артур смотрел на сферу и не знал, что с ней делать. Со стороны, это выглядело, будто тёмное покрывало ночи со звездами, вдруг резко завернули и начали сворачивать в одну маленькую точку по широкой дуге.
        - Бросай!  - Крик шамана дошел до ушей, каким то, изломанным, но знакомые отчетливые нотки страха он уловил сразу и послушался горе наставника. Артур с силой бросил сферу как можно дальше - вкладывая в это движение не только недюжее усилие, но и четкую волю выбросить её куда подальше.
        Шар мгновенно отправился по закрученной траектории прямо за соседнюю дюну, в темноту, где на какой-то миг пропал из виду, а потом… огромной песчаной насыпи попросту не стало…
        - Ё…  - неприличные слова мгновенно утонули в грохоте.
        Яркая красно-фиолетовая вспышка осветила пустыню на несколько переходов. От грохота и ударной волны, Артур покатился вниз по склону дюны до самого её подножия… В ушах звенело, он даже не сразу понял, что вокруг идёт песчаный дождь, противно залетающий мелкими частицами ему прямо за шиворот и в прочие не защищенные одеждой места, заставив укрыться. Только спустя минуту он встал на ноги и поплёлся вверх по склону, дабы увидеть результат его оплошности.
        Поднявшись на горку, он увидел жуткую картину. В месте, где только что были несколько массивных дюн и куда он выкинул своё первое рукотворное заклинание - зияла оплавленная воронка с красными, ровными краями и сердцевиной, шагов в пятьдесят в диаметре, обильно пышущая спадающим жаром и дымом из её центра… Только теперь Артур понял, как ему повезло, если бы он продержал шар ещё немного, или бросил себе под ноги, то от них бы сейчас ничего не осталось… В прямом смысле - ничего…
        Рядом раздался кашель и он, наконец, повернул голову в ту сторону. Большими шагами подошел к насыпи и выдернул сначала руку, а потом и всего шамана из-под засыпавшего его песка. Тот откашливался и плевался, вяло чистя себя и падая снова и снова на песок… Отряхнувшись, как дворовой пёс и отплевавшись не хуже верблюда Льеживал ошарашено уставился на заметно остывшую к тому времени воронку в песке, до сих пор не веря в произошедшее до конца…
        - …как ты… это… Невозможно!!!  - Его тихий шепот, переходящий в удивленный крик, не сразу дошел до контуженых ушей Артура.
        Странно, но Артур начинал чувствовать усталость, нарастающую лавиной по непонятной причине - от чего даже сел на песок рядом со стоящим на четвереньках шаманом, взирающим прямо в центр остывающего кратера. Тот повернул голову и посмотрел в глаза Артуру, но увидеть их не успел… Артур уже лежал навзничь на песке, «выпитый» собственным заклинанием по неопытности, раскинув в стороны руки, но с довольной и скромной улыбкой прошептал:
        - Что-то… получилось…

        ГЛАВА 14

        Артур медленно проваливался в сон, но сон казался слишком реальным и осязаемым… Его будто погружало в приятное спокойное течение, в котором он пребывал с закрытыми глазами, блаженно раскинув руки, вернее - такими были его ощущения… Разум полностью расслабился, привычных телесных ощущений он не чувствовал совсем. Звуки вокруг имели необычный тон, похожий на плавание под водой, но, одновременно совсем не такой…
        Он открыл глаза. Вокруг мельтешили прозрачные, колышущиеся от невидимого ветра тени, а небосвод над ним, по-хозяйски занимало огромное косматое черное солнце… Всё вокруг напоминало мир под затмением, но все же, необычное светило покрывало всё видимое пространство своим странным черным… светом?..
        Ещё внимание привлекла блестящая призрачными золотисто-зеленоватыми цветами эфирная субстанция вокруг него, отзывающаяся на любое его движение и следующая им в точности до мельчайших деталей, являясь его неотъемлемой частью.
        - Аура?.. Хм…  - Догадки Артура подтверждались фактами с каждой секундой, но всё же с абсолютной точностью он этого подтвердить пока не мог.
        Опустив взгляд с небес, он огляделся по сторонам. Везде куда падал его взор, было нечто напоминающее заросшие местной черной травой руины, то тут - то там выглядывающие из густой поросли, или просто густой тени, куда не пробивался даже «свет» черного солнца.
        Артур словно лежал в кустах, но эти рваные остатки теней назвать кустами хоть и было сложно - все же впечатление оставалось именно такое. Теперь под собой он не обнаружил ни собственного тела, ни чего-либо напоминающего о том мире, в котором он обессиленно упал на песок. Этот мир разительно отличался от реальности и уж точно не снился ему, как показалось в начале, став скорее узнаваемым, чем привычным.
        Окончательно понял он это, когда рядом с ним мелькнула стремительная тень быстро скрывшегося создания в похожей «роще» рваных теней, только гораздо большей по размеру. Артур, наконец, посмотрел на себя. Необычно, но он завис в воздухе, поддерживаемый невидимой силой. Встал на ноги. Если рваные тени напоминали ему желе, то под ногами чувствовалась настоящая жесткая почва, по крайней мере - сознание сообщало ему об этом.
        Доверяя шестому чувству, которое ни с того ни с сего забило тревогу - он огляделся внимательнее, и как оказалось - не зря. Позади него, за кустами сновали жутковатые силуэты существ. Таких кошмарных созданий он не видел даже в фильмах ужасов! От их неестественных хищных движений по коже пробежал озноб. Передвигаясь короткими рывками или перебежками (с такого ракурса было сложно что-либо увидеть), существа были около метра ростом, но большой длинны, с большим количеством мощных лап, ног или щупалец.
        В один момент тени остановились, будто принюхавшись к чему-то и разделились. Одна из них нырнула в теневой лаз рядом со второй, а оставшаяся на поверхности тварь опустилась на своих клешнях или лапах, как уже точнее разглядел Артур, и осталась ждать. Оставаться тут становилось опасно, и он решил использовать этот шанс для бегства, тем более - твари были в шагах двухсот от него.
        Рванул в сторону другой черной рощи. Не оглядываясь назад, он пересёк нечто подобное площади и, прыгнув в очередное убежище, посмотрел назад. Вторая тень, так и осталась сидеть на месте, от чего ему стало спокойней на душе, но все же внутренняя тревога не уходила.
        Чутьё его не подвело… Артур среагировал мгновенно, неожиданно высоко подпрыгнув над тем местом, где только что остановился - он чудом уклонился от подлого удара из-под земли. Пока он бежал к этому укрытию, ему казалось, что земля под ногами странно вибрировала, и он не ошибся…
        После страшного металлическо-костяного щелчка промахнувшихся клешней, раздался раздосадованный тонкий, но громкий визг. Откуда-то сзади послышалась короткая звонкая хищная трещотка - твари в наглую, уже не скрываясь, переговаривались между собой о том, как бы скорей им полакомиться обнаруженной жертвой.
        Секундное размышление в начале прыжка закончилось, и Артур не придумал ничего кроме как использовать своё неудавшееся заклинание вновь, постаравшись снизить его силу только тем, что метнув свой шар пораньше…
        Так он и поступил.
        Сознание лихорадочно восстановило формулу заклинания, позаимствованную у шамана, и в его руки мгновенно влилась вызванная мощь, щедро заполняя круглое вместилище заклинания. Мгновенно завершив ослабленный пульсар - он метнул его себе под ноги, одновременно отвернувшись.
        Странно, но заклинание приняло несколько иную форму, а точнее - стегнуло несколькими неровными силовыми жгутами пространство, после чего оно будто взбухло в тех местах на короткий миг.
        Вспышка с глухим грохотом озарила местность, пугающе удлинив тени. За ней раздался не верящий визг смертельно раненной твари, и судорожные удары оторванных щупалец о камни рядом… Ударная волна откинула Артура в сторону, небывалой болью стегнув по разуму, но самоконтроля он не потерял и уже вновь ожидал удара от второго чудовища, затаившегося где-то совсем рядом. И к его опасениям - долго ждать не пришлось…
        Если первую тварь хорошо разглядеть так и не удалось, то вторая использовала совсем другую тактику нападения, мгновенно представ перед ним во всей своей «красе».
        Вынырнув из самых глубин ужаса, создание из ночных кошмаров могло потягаться с любым придуманным ужасом писателей фантастов. Первое что бросилось в глаза - свисающие с ужасающего вида пасти теневые клочья и странная слизь. В следующее мгновение взгляд приковали мощные изогнутые клешни, для удобного перемещения под землей - в складках пространства, с коротким щупальцем, увитым ядовитыми присосками по всей поверхности, обрамленными тонкими смертельными шипами. Все шесть острых лап подпирали мощное плоское туловище с коротким хвостом, увенчанным острым шипом. Вместо головы, монстр обладал круглой пастью-шеей, по бокам которой с яростью горели по три красноватых огонька, судя по всему служивших глазами…
        В следующий миг, воспользовавшись оцепенением Артура, тварь мгновенно атаковала смазанным движением хвоста, от которого, с надсадным кряхтением, отшатнулся Артур и, чуть не повалился на бок.
        - Ах, ты-ж… Грязная… Тва-а-арь!!!  - От удивления и обиды на такую враждебность столь опасного мира, бросил сквозь зубы чудовищу Артур. К нему, сквозь ледяной страх, возвращалась настоящая ярость! Ярость, которую он когда-то давно постарался заглушить и забыть, погрузив свою жизнь в спокойное мирское течение, но такие сюрпризы иного мира начинали изрядно бесить Артура… А это - ой как ему не нравилось!
        Тварь злобно щелкнула пастью в ответ и коварным движением со всех лап - подалась вперед с ударом клешни и щупальца. Буквально миг отгородил смерть Артура и его спасение. Чудом, отпрыгнув в последний момент, он успел уйти из зоны досягаемости клешни, но был зацеплен щупальцем, от чего боль начинала разливаться от ноги в сторону груди медленным, пульсирующим темпом. Артуру не хотелось затягивать состязание в скорости и удачливости с этим кошмарным созданием, за спиной которого десятилетия опыта и тысячи убийств ради выживания в этом причудливом мире.
        - Ну сейчас ты у меня допрыгаешься!  - Стиснув зубы и выбросив руку вперёд - он резко метнул мгновенно образовавшийся сгусток призванной мощи в своего противника!
        На долю секунды всё вокруг засияло от ярчайшей короткой злой вспышки, быстро подчеркнувшей тень за тварью… Поднялась густая пыль с дымом, но шестое чувство Артура заставило вновь взмыть в воздух, как при первом нападении, и лишь краем глаза он увидел молниеносный предсмертный удар из облака…
        Снова ему помогло только само чудо - раненная тварь с оторванным хвостом и парой безжизненных клешней выкатилась из пылевого облака и на оставшихся четырёх помчалась к нему, уже успевшему упасть и перекатиться в сторону от такого стремительного прыжка.
        За бегущей к Артуру тварью, тянулась полоса черной слизи-тени. Её глаза потухли и в какой-то момент, движения кошмарного обитателя сломались, от чего он воткнулся пастью в землю и проехал на своём брюхе пару метров, остановившись ровно у его ног. Судороги некоторых конечностей, до их пор сотрясали умирающее нечто, а Артур ждал любого подвоха от хитрой твари. Но через минуту понял, что притворяться, ей уже не получиться, так как из неё вытекло огромное количество черной субстанции, вперемешку с чем-то дымным мерзко-белесым и пульсирующим… Что это - ему знать не хотелось.
        Осмотрев себя, он обнаружил глубокие порезы на ноге с чем-то мутным и пульсирующим в них… и пару неглубоких рваных ран от собственного заклинания на боку и локте. Но его плоть выглядела совсем не так как в реальном мире… Вместо обычной раны и хлещущей крови, там было нечто напоминающее тончайшие переплетения, отдающие мягким розовым светом и состоящие из мириад тончайших ниточек, пересекающихся друг с другом. Тем не менее - боль была ещё сильнее, чем обычно, хоть и совсем не такая как в реальности…
        Артур видел, как белесый яд захватывает всё новые нити, медленно, но верно распространяясь все дальше по волокнам. Медлить было нельзя. Он применил Истинное зрение и на миг закрыл глаза, привыкая к новому видению Астрала. В висках легко кольнуло. Он открыл глаза и посмотрел на мир иным взглядом.
        Красотой назвать это было нельзя - все выглядело совсем по-другому, чем в первый раз. Вместо буйства разных цветом, тут царили только два. Так же как и в обычном зрении - мрачно-серый, и черный. Он взглянул на себя и сразу понял, как его обнаружили твари. На фоне этого мира он выглядел как сама радуга, переливаясь почти всеми цветами. С этим надо было срочно что-то делать. Иначе новые твари не заставят себя долго ждать… Кто знает, сколько их ещё в этой чертовой дыре не говоря уже о более опасных созданиях!
        Сначала он попытался съежиться, как бы уменьшая размеры ауры, но это ни к чему кроме ужасного дискомфорта, похожего на удушье или больше на зажатость, не привело. Тогда Артур решил идти другим путём.
        Быстро спрятавшись глубже, в самые густые заросли возле огромной кучи потрескавшихся плит, он ещё раз посмотрел на ногу: черный яд медленно продвигался дальше, поражая все новые волокна. Время уходило, надо было спешить. Понимая это, Артур создал подобие той сферы в руке, только теперь не вливал в неё свою мощь, запирая её внутри, а тонкой струйкой пропускал её через каркас заклинания, сбалансировав потоки входящей и исходящей энергии. Получилось подобие маленькой, яркой и овальной сферы, раскалённой в месте выхода избыточной мощи.
        - Надеюсь - поможет…  - Зажмурившись, он приложил получившееся заклинание к месту заражения. Его тут же пронзила неприятная боль в районе ноги. Артур взвыл, отведя руку с шаром подальше, посмотрев, что из этого вышло.
        Нога дико ныла в месте ожога, но черный яд не распространялся дальше… Есть! Заклинание успешно выжгло чужеродное образование по всей площади раны, но всё же оставалось прижечь ещё пару раз, а потом бок и на всякий случай и локоть… Такие мысли не радовали Артура, но он вздохнул с облегчением - главная проблема была решена… Противоядие найдено!
        Довершив очищение огнём, он огляделся по сторонам и вслушался в пустоту, предварительно сменив зрение на обычное. Снова сгустившаяся глухая тишина не выдавала никаких признаков жизни на ближайшие триста шагов вокруг. Только раздался чей-то далёкий мощный рёв, и над ним пролетела черная тень огромных размеров под низкими тёмными облаками, но она была слишком далеко.
        Артур снова посмотрел на свою слишком яркую и цветную ауру. Встал удобнее, расставив ноги, развёл руки в стороны и сосредоточился на внутренних потоках, всё сильнее погружаясь в себя.
        Это было похоже на транс. Артур сразу увидел ореол темно-фиолетовой мощи, но она черпалась не из окружающего мира, а откуда-то извне - создавая вокруг него широкое завихрение. Именно из него он брал силу для заклинаний. Но сейчас его это не интересовало, и Артур продолжил поиски, взглянув ещё глубже в свою суть…
        Очнувшись через мгновение, он понял, что идёт неверным путём. Его сознание не выдержало первоначальной нагрузки, и он вырубился, сильно повезло - на кратчайший миг. Оставалось использовать простую маскировку поддерживаемую Силой, и он вспомнил купол-заклятье пустынника, когда тот его только спас… Первые символы, что он увидел, вернее, подсмотрел - всплыли в голове с ювелирной точностью, поразив самого Артура его острой памятью. Образ мгновенно приобрёл очертания в его мыслях и устремился вверх. Артур дал мысленную команду, и заклинание приобрело силу, отгородив его толстым округлым сводом от черноты вокруг. Тут же для себя он подметил, что вместе с созданным куполом перемещаться пока не получится, но пространства внутри хватало с лихвой.
        Созданное им в первой попытке заклинание имело неравномерную округлую поверхность, мерцало во многих местах и попросту медленно рассыпалось от нестабильности. С таким успехом его бы хватило минут на пять, не более - что совсем не подходило для длительного времяпровождения в столь суровом мире. Он попробовал построить заклинание на новом принципе - расширив свою ауру на мгновение создания желаемого каркаса, тем самым используя её для определения желаемых размеров купола.
        Артур пересоздал заклинание вновь, чуть изменив его защитную структуру таким образом, что оно стало принимать черный цвет. Просто добавив на тандийском слово ночи в плетение. Он все же думал о том, как сделать такой щит со структурой хамелеона, но продуктивных идей пока не возникало. Нужно было экспериментировать с символами каркаса и все же - с внутренней стороны купол был полностью прозрачным, как слегка мутное стекло с бегущими строками по силовым линиям прозрачных символов…
        - Что-ж, и с этим я разобрался…
        Он сел, вернул ауру в прежнее состояние, и глубоко вздохнул. Совсем не много отдохнув и ещё раз проверив «Свод Мощи», он пересел на ближайший камень и погрузился в себя. Теперь его мысли были заняты только тем, как бы вернуться отсюда обратно к Льеживалу. Для себя он уже сделал целый список интересных мест и открытий…
        Первым в списке были «врата» - те, что он помнил ещё со своего сна или забвения, хотя уже сейчас он понимал, что это был вовсе не сон, а заклинание либо чья-то могучая воля, полностью подавлявшая его рассудок, оставляя совсем малую «щель» для наблюдения.
        После измерения «врат» он погрузился в болезненные мысли, где следовал тёмный и ужасный мир из его воспоминаний… Для себя он отметил его как «мир ночи».
        Далее шла реальность Шанеалы, из которой он проваливался вот в такие чудные места, и они совсем не были похожими на то, что он видел ранее, и что часто вспоминал после редких, тревожных снов.
        «Значит, это были совсем другие миры? Раз я не могу покинуть это место по своей воле - значит это не мои выдумки или мир разума, на который было похоже то место с храмом».
        Теперь он ярче представлял, где и почему пребывал до того, а его догадки все чаще находили подтверждение.
        С этим местом нужно было что-то срочно решать и первое что пришло на ум - это вернуться в то место, где он пребывал, попав в этот мир столь странным образом. Не медля, Артур прощупал окрестности в двух спектрах зрения и прислушался к окружающему пространству, последнее помогло мало.
        Убедившись в безжизненности этого странного мира, он быстро метнулся в сторону места его появления, попутно развеивая заклинание Свода. Ему хватило несколько коротких мгновений достичь того места. Такая обманчивая и давящая тишина вокруг пока не показывала своих предательских клыков, как делала это раньше. И он вновь применил Свод Мощи, укутав себя и окружающие кусты защитным заклинанием.
        В обычном зрении он не увидел зацепок и переключился в Истинное - оно и явило ему ранее не замеченное подтверждение его мыслей, показывая на том самом месте яркое завихрение в пространстве, находящееся между пластами реальности…
        За этим явлением можно было наблюдать целую вечность… В создавшийся разлом или скорее дверь, обильно втекали разные потоки энергий. Одни напоминали мелкую эфирную паутину колоссальной сложности переплетений, медленно погружающуюся в новый мир всей своей структурой, имеющую холодный цвет и больше напоминающие таяние больших льдин в тёплом море. Остальные энергии имели округлое образование в разных размерах и формах, скоро влетающие в пролом, напоминая Артуру водоворот, затягивающий в свою бездну всё, что попало в его влияние.
        Протянув руку к провалу, он почувствовал, как тот отзывается мягким теплом и начинает пульсировать, реагируя на его движение руки. В какой-то момент, он почти коснулся самой сути разлома, но почувствовал небывалую усталость во всем теле и резкий рывок, напоминающий головокружительное падение вниз головой с большой высоты…

        До разума Артура донеслись знакомые звуки песчаного океана, мягко шуршащего своим бесчисленным количеством песчинок, словно морскими волнами где-то совсем рядом… Тихий «шепот» пустыни успокаивал, подавляя любую спешку мышления своим величием, показывая, насколько он мал и как малы его мысли и дела. И всё же, Артур был вынужден вынырнуть из блаженного покоя в мрачных раздумьях.
        «Больше в этот проклятый Астрал ни ногой…»
        Коротко повеяло приятным запахом свежеиспеченной еды, от чего в пересохшем горле зародилось жалкое подобие слюны. Прошло ещё мгновение, и Артур почувствовал, как его правый бок согревает нечто тёплое и приятное, равномерно распределяющее своё щедрое тепло.
        Он открыл глаза.
        Перед ним сидел с задумчивым видом Льеживал. В призрачном свете пламени колдовского костра, он грел еду, раздобытую в городе. В глубоких раздумьях нанизывая по отломанному ломтику лепешки на острие своего жезла, он аккуратно водил им над пламенем, от чего подогретая пища источала дурманящий разум и голодный желудок Артура аромат.
        - Артхур диар! Время пищи…  - Увидев движения очнувшегося, глубоко задумчивый вид шамана пропал сам собой.
        Артур одобрительно кивнул и сел рядом, устраиваясь поудобнее. Льеживал протянул ему несколько горячих ломтиков, и они принялись за короткую трапезу, не нарушая её тишину словами. Он раздумывал над новым словом, частично напоминающим ему родное слово «дар» из-за звучания, но все же решил спросить.
        - Льежи, а что это ты меня так называешь? То занн, то диар? Что вообще это означает?
        - Прошу прощения, я совсем забыл упомянуть значение этих слов…  - Шаман хлопнул себя по приподнятой маске кривоватым досадным движением.  - На Фарсиме и части Суона принято выказывать своё почтение богатым и мудрым… Таковым словом для почтения является «занн».
        Льеживал скрестил вытянутые ноги, готовясь рассказать длинную историю и посвятить его спутника в основы основ, без которых можно в простом приветствии лишиться головы, не выказав своего почтения некоторым личностям.
        - Во времена настолько древние, что мало кто вспомнит даже из легендарных бессмертных властителей Обсидианового пика, который ты, кстати говоря, скоро увидишь - правил мудрый император Заннимас. Он славился тем, что объединил множество рас и народов, создав могучую Суонскую Империю, которой не было равных в то время по мощи и богатству. Долго не раздумывая, он назвал её в честь земли под ногами, простирающейся от тревожных вод черного океана и мрачных глубин тёмных вод, до спокойных течений суонского и фарсимского океанов - Суония… Дабы никому из жителей континента не было обидно.
        Отправив очередной ломтик местной ароматной лепешки себе в рот, он протянул быстро доевшему к тому времени свою порцию Артуру ещё несколько кусков еды.
        - Тебе интересно?  - Дождавшись скорого кивка, спасенного им спутника, он продолжил: - Но Заннимас не был завоевателем и мирно начал править Радарасом, превратив его из королевства в торговый центр для всех остальных соседей. Лучшие мастера мечтали трудиться в столице империи, возвышая её величие ещё выше. Лучшие лекари тех времён умели исцелять любые болезни. Лучшие воины и маги охраняли жителей и границы от любых бед и врагов, тварей и завоевателей, коих, кстати говоря, было не мало!
        Льеживал прервался, чтобы испить воды и смочить пересохшее горло, а за тем, снова продолжил своё неспешное повествование. Приятно вдаваясь в пересказанные мудрецами истории из былых времен.
        - Спустя пять лет правления, Заннимас заключил перемирие между всеми воюющими королевствами и народами. Через десять - наладил торговлю на всех уголках Суона… Даже пираты платили налог императору! Ещё через пять лет он сумел собрать всех королей и правителей за одним столом на равных правах и создал могучий союз с половиной из них. Через год к союзу примкнули и остальные королевства, обозначив тем самым «золотой век» и всеобщее благо на целую эру правления Заннимаса.
        - А что было потом?  - Артур доедал оставшиеся ломтики и растирал руки от жира.  - Что было после правления Заннимаса?
        Льеживал выкарабкался из своих мечтаний после такой дивной истории, пересказанной уже добрую сотню раз ещё детишкам в деревне.
        - В то время, вокруг Суона повсюду бушевали смерть, война и голод.  - При этих словах он как-то помрачнел и сник, но все же продолжил понизившимся тоном.  - В колоссальных пожарах войн Харперии и кровавых эльфов Фарсима погибла не одна империя. Страшные времени битв и вражды охватили Шанеалу, кровавой поступью водружая над миром зловещие тени мрачных пророчеств…
        Они замерли, интерес Артура разгорелся с новой силой, а шаман, почему-то не смел нарушить воцарившуюся тишину вокруг лишним движением. Казалось, даже тени - и те замерли, вслушиваясь в давно забытые сказания прошлого…
        - Как и было предсказано - на едином Фарсиме взошел новый эльфийский император, правящий младшими расами кровавой дланью и обагренным кнутом. В те времена у эльфов было могучее государство… И ему противостояла не меньшая сила - легендарная страна Харперия, мифы о которой до сих пор пересказывают во многих городах и странах!
        Льеживал довольно наблюдал, как глаза Артура начинают округляться от интереса и удивления и шаман продолжал:
        - Точно никто не знает, что именно не поделили харперийцы с эльфами, но все помнят до сих пор - какую Силу они применили против длинноухих на Фарсиме, оставив после себя пепельный океан вместо Великого леса!
        В мыслях Артура вспыхнула картина бескрайней серой пустоши, лишенной даже намёка на былую жизнь, полной смертельной тишины и скорби. В таком месте не то чтобы жить - выживать то невозможно…
        - Да-да, то, что ты видел там… было когда-то бескрайним дивным эльфийским лесом. Плодородной землей, сказочными садами и красивыми реками и озёрами. Существует несколько легенд, что именно произошло в том месте, но ни одна из них не находит подтверждения. Как-нибудь я тебе их расскажу! Продолжим?
        Можно было даже не спрашивать, по виду Артура было и так все понятно.
        Они встали, шаман развеял заклинание колдовского пламени, и они медленно двинулись дальше.
        - В конце войны, когда страшная катастрофа поглотила часть Фарсима, сама природа прокляла земли Харперии… Из её недр повалили несметными полчищами неведомые чудовища. В небе мелькали страшные тени опасных созданий, доселе никогда не посещавших эти края из своих мест обитания. Города быстро пустели, дороги становились настолько опасными, что даже войско не могло гарантировать безопасность и сохранность торговцев и их грузов. Моря и реки вокруг кишели ядовитыми и агрессивными тварям, отрезая торговые пути и переправы харперийцев… Точно никто не помнит, но эту историю я услышал от шинсийрского полукровки эльфа, а тот в свою очередь услышал её от своего отца. Да это и не важно…
        Артур быстро кивал головой хоть и шел позади шамана и тот не имел возможности увидеть его, но все рассказывал и рассказывал.
        - Харперийцы собрали всех оставшихся горожан и армию в последний поход… Поход, о котором бы уже никто не смог рассказать, если бы не его храбрые герои и живые свидетели тех времён, бережно веками хранившие «кристаллы впечатлений», сумевшие донести некоторые из них до нынешних времён.
        - Сотни тысяч людей двинулись из оставленной столицы. Через исполинские леса уже успевшие прослыть своей смертельной опасностью и унесшие тысячи жизней мирных людей. Вот там то они и потеряли большую часть каравана… В одном из старых сказаний я прочитал про этот поход настолько жуткие вещи, что до сих пор становится неуютно на душе…
        Обернувшись на короткий момент он посмотрел на Артура с настоящим страхом в глазах, от чего у того от неожиданности прошел озноб по коже.
        - Беженцы сходили с ума сотнями и убегали в лес ночью. От жутких звуков в ночном лесу многих сковывал страх, а остальные могли разразиться беспричинным воплем ужаса давно сдавших нервов - щедро рассеивая панику по каравану. Даже стражники сидели спиной к огню и до рези в глазах всматривались в ночную обманчивую безмятежность. Когда же на утро они продолжали путь - обнаруживалось, что многих попросту нет, будто сквозь землю провалились. Так или иначе - их уже никто и не искал… И никто не мог помочь каравану - воинов не хватало, многие умирали от страшных болезней и смертельно опасных лесных тварей, а маги не могли уберечь всех своими могучими боевыми заклинаниями…
        Снова сглотнув пересохшим горлом, шаман рассказывал дальше.
        - Потеряв половину каравана, если не больше, в лесах - они вышли на пустоши, где их ждала чуть меньшая опасность. Но все же этот путь им помог скоротать заброшенный город, откуда они быстрее смогли дойти до горного перевала, где и началось настоящее безумие…  - Льеживал остановил рассказ, будто сам вновь переживал все эти моменты.
        - Откуда в таких мельчайших подробностях узнал всё это?
        - Лично посмотрел в кристалл…  - Льеживал быстро зашагал дальше.
        Он догнал его и молча пошел рядом, шаман же вновь продолжил свою мрачную историю, конца которой так сильно жаждал Артур.
        - …Остановившись в горах Смертоносных пиков, беженцы познали последний настоящий ужас! С начала на них напало племя великанов-людоедов, от которых они откупились слишком кровавой ценой. Последующие дни они провели, отбиваясь от частых атак местных летающих обитателей. Каждый день им казалось, что они становятся только свирепей, и им нет числа… А в конце… их ждало самое неприятное - все кого кусали эти страшные твари, начали набрасываться на своих же товарищей! Сея смерть и безумие в оставшихся малочисленных рядах беженцев.
        Им сильно повезло в то время. С ними был могучий чародей немыслимой силы опыт битв и поединков которого, превосходил всех знаемых и не знаемых магов. Не боялся того мага только глупец или безумец. Если бы не он, то к следующей и последней угрозе они бы уже были не готовы. Чародею были ведомы сильнейшие ментальные заклинания, и только благодаря ему весь караван вместе с обезумевшими нападавшими остался жив. Успокоив их разум, они сумели исцелить харперийцев и продолжить путь вперёд. На этом впечатления кристалла обрываются, но мудрейшие старцы рассказали, что было дальше.
        - И что же?..
        - Как и было сказано ранее мудрейшими - далее, некогда великий народ харперийцев ждал век упадка… Пока огромная армия харперийских воинов вела кровопролитную войну с эльфийским тираном на Фарсиме - беженцы миновали перевал безумия, и вышли в степи Балгоша. В то же время внутри переселенцев разгорелся мятеж и во всех бедах многострадального народа были обвинены легендарные харперийские маги. В те времена им пришлось не сладко, однако они были вынуждены выйти к Дарийскому океану и убраться прочь от частых упрёков и гонений. Часть из них уплыла на архипелаг, где они и основали знаменитый дарийский Аркан - могущественное государство, основанное на магии и мудрости. Вторая же часть отправилась искать себе другой дом, так как они имели разногласия с верховным чародеем и исповедовали иные пути магии. К сожалению, о них совсем ничего не известно.
        Шаман, довольный результатом рассказа, смотрел на глубоко впечатленного Артура. Он шел рядом, с не скрывающим интереса взглядом, внимательно хватавшим каждое слово с его губ всё время рассказа, и часто бросающим косые взгляды на Льеживала.
        - У тебя хорошая память, Льежи.
        - Внимательно слушать… научил меня ещё мой первый учитель. Иначе я не сумел бы найти свой источник и перенять столько знаний.
        - Продолжай…
        Шаману очень понравилось жажда знаний спутника и он, получив внутреннее удовлетворение, в очередной раз продолжил. Только с одной оговоркой.
        - Хорошо, но пообещай - что и ты расскажешь мне о вашем мире!
        - Договорились.
        - Тогда слушай дальше. Когда харперийцы начали войну против тирана, они пришли в эти земли. Да-да, именно по ней мы сейчас и идём: по полям великих битв и сражений древности, превращенных в пустыню могущественными заклинаниями, но это не важно. В местах, где они высадились впервые, обитали опасные звери. Многие из них были не знакомы и очень опасны, но не опасней харперийских обитателей. Подготавливая плацдарм для пребывающей армии, они выстроили сеть укрепленных магией стихий и природы защищенных фортов, скрытых от глаз обычных жителей леса. Эльфы в своей гордости не заметили такой угрозы у своего порога и буквально за год, с помощью магов и мастеров Харперии всё было готово к вторжению. И оно случилось даже много раньше заданных дат…
        - Огромное вольное воиско переправилось через туманный океан на берега Фарсима. Положив начало конца безумию кровавого правителя. В жесточайших войнах древности остатки эльфийской армии были оттеснены в низ континента, где погрязли в междоусобной вражде кланов и, вследствие чего - разделились.
        - Когда через несколько лет, остатки харперийской армии получили плохие вести из их дома, одни решили собрать поход назад, домой. Так как им не нравились новые земли, а другие просто решили остаться - навсегда потеряв надежду на возвращение в родные края, видя жалкие остатки уцелевших кораблей из их старого дома. Ну а те, кто собирал поход - набрали воинов и, взяв последние суда, отплыли обратно. О них до сих пор ничего не известно, но мудрые говорят, что у них не было ни единого шанса.
        Шаман многозначительно замолчал, будто отдал дань светлой памяти павших воинов.
        - А кто этот кровавый эльф-тиран? И чем он так насолил Харперии?
        - О, диар-занн Артхур, эту историю я расскажу вам в следующий раз,  - лукаво улыбнулся шаман,  - а теперь я бы хотел услышать о вашем мире.
        Улыбка и довольное выражение пропали с лица Артура. Мысли о доме захлестнули его разум, а в душе даже появилась какая-то тоска. Как сильно он хотел вернуться… Только сейчас понял, насколько соскучился по дому.
        Шаман понимающе смотрел на его помрачневшее лицо и опустившиеся плечи, видя только край всей бури душевных переживаний и эмоций, но даже этого момента хватило, чтобы его сердца коснулось понимание всего внутреннего состояния Артура.
        - Хорошо, продолжим. В моём мире идут постоянные войны. Когда-то малые, когда-то большие - как и в вашем. Мы гордо называем себя человек разумный, но загрязняем природу и окружающую среду, взамен, получая прогресс и технические достижения. По подсчетам нас почти семь миллиардов. Наш мир называется Земля, а вокруг неё кружиться один маленький безжизненный спутник или, по-вашему - дочь луна. Весь наш мир оплетает невидимая сеть под названием интернет, чудо инженерной мысли, которую до сих пор не все осознают. Любой человек имеет возможность за несколько мгновений пообщаться с любым другим, в другом государстве или стране. Величайшее достижение человечества!
        - У нас имеются кристаллы связи, для общения друг с другом, но их возможности ограничены…  - Задумчиво почесав подбородок, почти неслышно сказал шаман.
        - Так же как и у вас, мы разговариваем на разных языках, но в интернете в основном используем один-два. Точнее чаще используем один, хоть это и не совсем так. Мы пошли по техническому пути развития в отличие от вас. Способны летать на самолётах и буквально за день перемещаться в другую страну или государство. Так же… Наши инженеры отправляли людей на Луну…
        Теперь уже глаза шамана округлились, казалось вместе с маской, и он вздернул голову в ночное небо, где сейчас сияла светлая сестра луна, но промолчал и слушал дальше, Артур же продолжал раскрывать тайны своего мира.
        - Наше оружие… Способно поражать врагов на огромных расстояниях. Целые города могут быть стерты в одно мгновение и долгие годы в этих местах не смогут жить люди и звери. Благо, что это оружие больше никогда не использовали, хотя его потенциала хватит, чтобы превратить мир в безжизненное поле около десяти раз.
        Представив это, шаман удивленно покачал головой.
        - Я слышал… нет! Даже читал, что Великие могли многое, но чтобы весь мир и десятки раз…
        - В нашем мире сложился так называемый баланс,  - не обращая внимания на его бормотания, Артур продолжал: - Когда такое оружие есть у сильнейших держав, то его и смысла использовать нет. Так называемый паритет. И все же некоторые государства начали активно использовать средства массовой информации для своих целей. Таким образом, разжигая войны уже совсем в другой плоскости понимания…
        - Средства массовой информации?..
        - Да. В нашем мире доступно многое. Например, можно быстро узнать погоду в любом месте на планете или прочитать новости из других стран. Так же нам доступны устройства, способные передать изображение на любое расстояния пока в пределах земли и луны…
        Шаман смотрел, не веря своим ушам, пытаясь распознать на лице собеседника хоть какой-то намёк на ложь. Рассказанные возможности просто поражали воображение, от чего он старался представить, какие возможности ещё может открыть ему Артур.
        - Ты хоть рот прикрой, Льежи.
        Опомнившись, шаман виновато улыбнулся и развел руками стараясь пересилить полученное удивление от рассказанного. Приняв позу поудобнее, он слушал дальше.
        - Все в нашем мире доступно благодаря инженерной мысли ученых, трудам историков и поэтов. Многие из них способствовали развитию человечества, как умственному и моральному - так и духовному.
        - Историки? Это как наши стражи лунописей? Гм.
        «А ведь чужак говорит правду - все наши знания и опыт в основном переходили от великих учителей древности, и уж точно тайные комнаты дворца столицы Варахтанды ещё скрывают многие секреты даже от самых просвещенных шаманов!» - сощурил глаза Льеживал в глубоких думах.
        - Ну, да! Ещё бы эту самую историю не искажали всяк на свой лад… На этом пока все. Не хочу рассказывать больше чем слышу,  - хитрая улыбка Артура давала понять, что его интерес к миру шамана не меньше чем у того к миру гостя.
        - Договорились, диар Артхур! А теперь нам пора в путь.

        Часть вторая
        АДАПТАЦИЯ

        ГЛАВА 15

        Мягкий солнечный свет проникал через окно, занавешенное лёгким невесомым тюлем, вздымающимся от малейшего дуновения с приоткрытых ставней. Городская суета нарастала с раннего утра, издали заявляя о начавшейся торговле на базарах, далеко разносящимися криками зазывал и торговцев.
        Аллиэн успела уйти, а Александр провалился в вихрь своих мыслей, как только она прикрыла за собой легонько дверь. Черты его лица стали серьёзными и в голову срочным порядком потекли самые разные предположения. Продумать дальнейшие действия. Если для Аллиэн он и представлял любовный интерес, то для её брата и остальных магов этот интерес был совсем другого рода. И уж конечно ни о какой протекции с её стороны не могло быть и речи, учитывая ранг этих людей и её негласные рамки поведения перед ними. Всё же мысли о пытках и прочих дознаниях отваливались сами собой, учитывая лояльный подход магов к его личности, но в так называемом Аркане нет никаких гарантий на такое же отношение, да и подходы других магов могут быть разные.
        - Будь что будет.  - Не в силах повлиять на происходящее, он поднял задумчивый взгляд на потолок, закидывая руки за голову, сплетая пальцы в замок.
        Маги далеко не дураки. Обманывать их долго не получится при всем огромном их с Аллиэн желании, как бы хорошо им не было вместе в этот короткий жизненный момент. Понимая это, на него накатывалась печаль. Хоть эта девушка и дар богов, но кто знает, по каким законам живут маги и вообще - вся эта неизвестная планета?! Хотя, кое-какие соображения на этот счет ему уже подсказали бои с разбойниками в пустыне. Чья дубина крепче - тот и прав!
        Даже не смотря на мрачные мысли, в душе разгорался огромный интерес ко всему происходящему. Творящиеся события были больше похожи на сон, с неприятным началом и немыслимым продолжением. Странные личности, короткий и смертельный поединок магов, доброжелательные хозяева особняка, чертова пустыня - все это закручивалось в одну мешанину титаническим черпаком судьбы. Тем не менее, в данный момент оставалось плыть только по течению этого огромного водоворота.
        - Надеюсь с Юрием тоже все в порядке… Артур… эх, дружище…  - не успел он окунуться в океан печали по другу, как услышал внизу довольно суетливые разговоры не малой компании людей. Интерес не заставил себя долго ждать и Александр отправился на разведку.
        Внизу творилось нечто непонятное. Несколько людей в похожих одеждах как у диара Шеалта поднимались на встречу по лестнице, а в общем - в зале присутствовало около десятка человек не считая тех, что продолжали заходить с улицы. Найдя взглядом знакомые лица, Санёк с удивлением заметил на них полное смятение и даже небольшую тревогу. Все они, быстро и коротко отчитывались перед рослым незнакомцем, который уже поворачивал голову в сторону Александра.
        Как только их взгляды встретились, мир вокруг потерял все звуки и краски. Из глаз незнакомца полыхнул яркий свет, застилающий все вокруг белой пеленой. Разум обожгло чужой могучей волей, привыкшей повелевать слабыми мира сего. От привычного комфорта не осталось и следа, но какое-то чувство подсказывало изнутри, что этого человека бояться не стоит. И разум Александра, будто инстинктивно, воздвигал крепости от такого неожиданного натиска, выдворяя непрошеного гостя. Прилив чужой воли отрезало нерушимой плотиной, звуки суеты вернулись на своё место и зал и люди - снова налились красками! Лишь маг, который так пристально смотрел на него, удивленно приподнял бровь, чем вызвал ещё больший ступор половины присутствующих.
        - Что встали? За работу! Миссия вам ясна, не теряйте ни минуты.  - Рявкнул прибывший маг властным голосом и направился прямо к застывшему на лестнице гостю.
        Видимая суета вокруг всяких магических приспособлений резко утроилась. Присутствующим хватало его быстрого мимолётного взгляда, чтобы они старались делать даже больше, чем им было сказано. Сомнений не оставалось, с каждым шагом к нему приближался некто очень влиятельный и могучий. Или крайне приближенный человек, к Великим магам Аркана! Никакого страха, только неподдельный интерес, даже учитывая столь странное и неприятное начало встречи.
        Казалось, маг идёт прямо на него, но через пару ступенек тот, поравнявшись с Александром, не поворачивая головы бросил:
        - Пройдемте за мной, уважаемый гость.
        Последние слова прозвучали с тенью какого-то тайного смысла, что не очень-то и пришлось по нраву Александру. Не колеблясь ни секунды, тот сразу же пошел за влиятельным незнакомцем. По пути в ближайшую комнату маг продолжил:
        - Меня зовут Мастер Парт Соанс. Я являюсь старшим представителем Серого магистрата Аркана на этой земле.
        - Рад знакомству…
        Мастер встал как вкопанный, услышав речь гостя. Александр чуть не вписался в него плечом, от столь быстрой остановки, но вовремя успел уклониться, попутно успев отметить довольно плотные мышцы под одеждой. Другие маги выглядели совсем не так, как он. Пустынники были больше похожи на тюфяк и тростинку, хозяин дома и его спутники были обычного телосложения, местами несколько полноваты, а все прибывшие в зале разнились от толстяка до худощавого, иссушенного солнцем или ещё чем старика.
        Промедлив момент, Соанс двинулся дальше.
        - Вы так и не представились, но мне уже доложили некоторые подробности.
        - О, прошу прощения диар Парт. Меня зовут Александр, как вам наверняка известно.  - Александр даже потерял голос на каком-то слове от неожиданности и понимал - тут врать и коверкать свою речь точно бесполезно. Перед ним настоящий знаток любой фальши, да и сама по себе ложь любого порядка, будет подобна плевку в лицо и неуважению такому влиятельному человеку среди магов-убийц. Других слов для тех лиц, что прибыли с Соансом просто не находилось.
        - Я вижу, хозяева этого места вас хорошо приняли. Как вы себя чувствуете?  - голос мага был монотонным и не выказывал никаких эмоций на всем коротком пути в комнату, в которую они только вошли.
        Александр, взяв короткую паузу с ответом, чувствовал отголосок того пристального взгляда на лестнице даже сейчас, когда маг до сих пор шел к нему спиной.
        «Похоже - умеет видеть задницей…» - подумал он.
        Мысль не давала покоя, но озвучивать такое, он не стал. Проблема состояла в другом - маг изучал его даже по ответам, и какое решение он примет оставалось только гадать.
        - Учитывая то, через что нам пришлось пройти с друзьями…  - Александр прокрутил в голове все последние случившиеся события, но какой-то подозрительный туман в глубинах разума скрывал некоторые из них.  - То моё самочувствие просто прекрасное!
        - У вас должно быть невероятное везение, раз вы до сих пор живы.  - На последних словах Парт Соанс мягко опустился в роскошное кресло ручной работы, опустив руки на подлокотники.
        - Да. И это самое везение началось с того момента, как мне удалось придушить ногами какое-то отродъе из ада…
        - Ада?  - Перебил его маг, брови которого от удивления ползли вверх.
        - Демон - рогатый гуманоид.  - Александр заинтересованно посмотрел в холодные глаза мастера, которому не знакомо такое слово, хоть его интерпретация звучала несколько иначе на их языке, но смысл оставался тем же.
        - Можешь подробнее описать?
        - Хм. Дайте-ка попробую - когда я очнулся, то увидел жуткое небо и необычную черную луну, но то, что творилось дальше - я не забуду никогда!  - Александр присел напротив мага и опустил задумчивый взгляд в пол.  - Увидел друзей на каменных плитах и этих тварей в балахонах возле них… Тогда я не знал, кто это и что это пока один из них не подошел ко мне, и только по счастливой случайности я успел его задушить ногами от страха.
        - Про-дол-жай…
        - …его горящие глаза, пышущие лютой злобой, не угасали, даже когда шея твари хрустнула, и тело уже обмякло в моих ногах.  - Александр сглотнул, вспоминая тот нечеловеческий взгляд демона.  - Почему две другие твари оставили меня в живых? Варианта два. Первый - они ещё вернутся отомстить. Ну а второй - когда я начал душить демона, два других уже что-то рычали на своём языке. Вероятно, этот тоже должен был прорычать свою часть их мерзкой песни, но что-то пошло не так… Потом я успел освободить одного из друзей, и мы спрятались за скалой до сильного взрыва…
        - И что же взорвалось с такой силой?
        - Не знаю. Лежа темечком к источнику взрыва не слишком-то видно что там, но из этого странного марева к нам тянулись какие-то прозрачные щупальца, вернее - тентакли. Да черт его разберешь, там не до того уже было!
        Мастер Парт ещё долго старался уточнять разные моменты происходящего вокруг, спросил даже про цвет символов на камнях и цвет самого марева, которое позже взорвалось по непонятной причине. Все же вскоре он оставил Александра и ушел вниз. Странно, но его совсем не интересовало, что случилось позже. Даже то, что они наткнулись на мракопоклонников, ему не было интересно, и что продал спутнику торговец за столь огромную сумму в золоте - он просто не успел спросить.
        Главное маг для себя уяснил - эти люди просто хотели выжить.

        Палуим пребывал в ступоре. Вокруг него ещё никогда не было столько серых мастеров и магов высшей печати. В зале находилось порядка сорока человек разного ранга, но все они отличались одним - непревзойденным умением убивать своими магическими, и не только, способностями. Да что там - сам воздух местами подрагивал от одного их присутствия в столь тесном пространстве.
        Первым он вспомнил лысого старика с татуировкой на голове в форме лабиринта. Этот человек с холодным взглядом запомнился Палу ещё двадцать лет назад, когда тот выиграл Турнир Смерти, без единой царапины. Второй, кто бросился в глаза - был улыбчивый молодой человек по имени Хапи, прославившийся во времена недавнего конфликта Аркана и империи Радарас. В одиночку сумев зачистить целую крепость. До сих пор в голове Палуима прокручивались слова боевых магов, которые первыми после Хапи вступили в павшую крепость, о тех сотворенных ужасах, с людьми и нелюдями, увиденных по прибытии внутрь. Поговаривали даже, что Хапи является любимчиком самого серого магистра, но никаких явных или тайных подтверждений тому не было. Снова бегло осмотрев всех прибывших, маг понял - таких историй тут будет у каждого с десяток.
        Доделав разные приготовления, маги молча стояли и смотрели на лестницу. В особняке воцарилось потрескивающее магическими сполохами напряжение. Диар Шеалт, стоящий рядом с Палом даже нервно оглядывался по сторонам, что совсем не вписывалось в обычную картину его уверенного и надменного поведения, невзначай доказывающего своё превосходство над многими людьми и существами. Он бы никогда не подумал насколько окажется все серьёзно и, что сюда прибудет почти половина начальства с заместителем главы Магистрата. Тут дело явно не только в их госте, назревает что-то крупное, но что?
        Кто-то попытался пошутить, но гробовая тишина в зале проглотила шутку, оставив её не только без ответа, но и без малейшей улыбки на лицах. Некоторые маги переглядывались, что только добавляло вопросов к происходящему. Ясно было только одно - все ждали какого-то знака. Со стороны можно было подумать, что в зале стоят одни манекены - настолько все ушли в свои мысли и концентрацию, не нарушая образовавшуюся тишину.
        И тут все взоры мгновенно устремились вверх, на лестницу. Там уже стоял Мастер Парт и мрачно смотрел на своих подопечных внизу.
        - Выдвигаемся. Медлить больше нельзя.  - Сухо обронил Соанс. Напряжение в зале заметно спало, а на некоторых лицах даже появилась тень лёгкого удовлетворения.
        Весь зал пришел в движение. Маги группами выходили на улицу, четко зная свою цель и путь к ней. Только сейчас стала заметна большая часть их снаряжения. Арон ткнул в бок Пала и кивнул на мешок одного из них, в котором четко угадывались очертания больших Кристаллов Впечатлений и прочих, совсем неизвестных предметов и артефактов.
        - Жаль мой друг, но мы с тобой не в сером магистрате.  - С сожалением опустил голову Пал, на что Арон мог только вздохнуть и кивнуть, провожая взглядом уходящую элиту Аркана. Оба они вопросительно уставились на Шеалта, который, так же провожал уходящих в пустыню людей.
        - Вечно все самое интересное достается этим зазнавшимся выродкам!  - Горячо прошептал Арон в ответ, так же, не сводя взгляда с каравана, как и его коллега.  - А нам потом крохи славы с их стола собирай.
        Почуяв их взгляд, Шеалт обернулся и уже открыл рот для не затейливого злого вопроса, как его окликнул тот самый Хапи:
        - Диар Шеалт. Могу я вас отвлечь?  - Нарочито подчеркнув последнее слово, он и не ждал отказа.
        - Конечно, диар Хапи.
        - Поход в пепельный океан лежит теперь на нас. Вас же ждет новое задание.  - Протирая уставшие от напряжения глаза - он явно не спал несколько ней - маг продолжал.  - Подробности вы найдете в своём кристалле связи. И да, проследите со своими друзьями, чтобы группа сопровождения вышла из города без проблем…
        На последних словах, в соседнем помещении что-то разбилось о пол, но никто даже не повел ухом. Попрощавшись взглядом, Хапи повернулся и зашагал вслед за уходящей группой. Маги переглянулись и пошли к охранителям, стоящим скромной группой в углу зала. Последним спускался по лестнице вместе с гостем сам Парт Соанс, попутно что-то рассказывая, на что тот только кивал и щурил глаза.

        ГЛАВА 16

        В небольшой зале одного из семи крыльев императорского дворца за столом спал истощенного вида человек, уткнувшись лицом в пергамент и мерно посапывая во сне. Его окружало множество столов и полок под завязку забитых разными свитками, записками, поручениями и донесениями. Несколько чернильниц на столе, с десяток исписанных перьев, разные палочки, непонятные пишущие инструменты, печати и прочее - всё говорило о его кропотливой работе и истинной преданности своему делу.
        В залу вошел преданный слуга своего господина с подносом в руках. Тихо шагая вдоль всех этих стеллажей, он в очередной раз с гордостью представлял лишь малую часть проделанной работы господином. Но даже от такой малости его вера и преданность укреплялись всё больше с каждым шагом по этому, давно заброшенному крылу, и оставшемуся его верным стражем господину.
        Слуга подошел к спящему хозяину и аккуратно отодвинул в сторону полностью исписанные листы пергамента, освобождая место для подноса. Как вдруг послышался сонный и усталый голос хозяина:
        - Ильту, который час?..
        Ильту с укором посмотрел на хозяина и даже хотел промолчать, но все же ответил, пусть и с нежеланием:
        - Ещё рано хозяин, поспите ещё не много.
        С восхищением и одновременно с жалостью Ильту посмотрел на господина и, забрал приготовленные для него три листа пергамента. За тем, он так же тихо как и пришел, вернулся ко входу, аккуратно прикрыл за собой дверь и вдруг услышал новый вопрос.
        - Печать Архимага… Ильту?..
        Слуга напрягся, но ответил мгновенно и сдержанно.
        - Ожидаю. Верные адепты уже работают над этим.
        - Хорошо… останется только две?  - хозяин проснулся и снова принялся за работу над пергаментом.
        - Да, господин.  - Взгляд слуги стал тверже, а грудь расправлялась колесом от гордости.  - Скоро мы соберем всё нужное для вашего великого дела!
        Хозяин лишь устало вздохнул, чего слуга уже не слышал и не видел. В отличие от его прислужника, работы у хозяина добавится ещё больше, что не только его не радовало, но и несколько тревожило. Ведь его задумка становилась всё более хрупкой, хоть и сам он обретал всё большую силу в некотором смысле этого слова.

* * *

        Обширный зал Трона Великих давно погрузился в вечерний полумрак и лишь магические лампы и светильники разных размеров приглушенно освещали помещение, дабы не раздражать без того уставшие глаза присутствующих. Все участники экстренного полуночного заседания находились на своих местах и с готовностью смотрели на главу собрания. Их было не много, около двадцати человек, включая редкую личную охрану. Вся верхушка Магистрата собиралась очень редко, и только по чрезвычайно важным вопросам безопасности Аркана, или крупным мировым политическим перестановкам на международной и даже межрасовой арене. Обычно такие заседания длились около недели, и все накопившиеся вопросы решались именно на них. Сейчас же, проходила только вступительная часть, и все же, некоторые особо острые вопросы обсуждались уже на ней.
        Архимаг восседал в своём излюбленном за долгие годы правления, искусно вырезанном коротком кресле, медленно изучая серую папку документов. За его спиной привычно висели три гобелена - три символа власти Аркана. На левом нижнем, изображалась огромная башня, разящая молнией небо; на правом нижнем - фиолетовая сфера, поддерживаемая несколькими руками. И наконец, на центральном гобелене, подвешенном чуть выше остальных - был выткан заполненный людьми зал, с крепко сжатым кулаком над ними. Главным среди них было единство мысли и крепость нерушимых клятв. По крайней мере, так было раньше…
        - Алилас,  - Архимаг Дреар, выдержав долгую задумчивую паузу, повернулся к человеку, сидящему по правую руку.  - Я хочу, чтобы эти доклады Зрителей Астрала превратились в Кристаллы Событий у меня на столе. И, постарайся ярко указать нашим «друзьям» на их место, как только представиться такая возможность.
        Магистр в сером одеянии коротко кивнул и холодно окинул взглядом всех собравшихся, в то время как Архимаг открывал следующую папку, попутно делая для себя какие-то пометки самопишущим пером.
        - Харперийская обсерватория сообщает о будущей миграции небывалой массы обитателей Леса, что указывает на скорый крупный прорыв…  - успел сообщить седой старик в пышных светлых одеяниях, с чрезвычайно живыми глазами, как его тут же прервал Архимаг.
        - Уважаемый Менидем,  - Дреар очень не любил долгих и нудных анализов со стороны пусть и мудрого, но слишком болтливого Магистра возглавляющего академию науки,  - Могли бы вы, хотя бы на этот раз, укоротить ваши изречения на счет происходящего на Потерянных землях.
        - Навоз тролля мне в суп! Если падёт Стена - Вольные земли, вместе с их соседями будут ждать такие неприятности, что их вкуснейших специй и трав мы точно не дождемся, так как не то что привезти - собрать некому будет!  - выкатив глаза, завозмущался старый магистр.
        - Утройте количество учеников и практиков на полигоне прорыва. Отправь двух мастеров в Вольные земли на Стену, под предлогом дальнейшего отпуска после миграции тварей.
        Магистр Менидем лишь кивнул головой, обозначая своё согласие с таким мудрым решением. Многие не без улыбки заметили, сколь сложно ему было сдержать свой словесный поток, смысл которого был и так понятен всем - старик бы в красках рассказал, что он думает на счет всех этих тварей и тесных взаимоотношений их, с врагами Аркана, но его думы были прерваны новым вопросом.
        - Есть новости с раскопок?
        На короткое мгновение в зале повисла полная тишина, и на старика устремились испытующие взгляды, изучающие каждое его движение, мимику, дыхание и даже ауру, что в первую очередь заметил он сам, гневно зыркнув на любопытных мастеров.
        - По древним руинам или…
        - Или.
        - Кхм-кхм. Есть…  - магистр Менидем сглотнул, быстро облизав высохшие губы.  - Мы нашли очень интересные лунописи, в которых упоминалось о войнах на столько древних, что вы и поверить не сможете, кто там воевал…
        Магистры непонимающе переглянулись, но молчание нарушить не стали.
        - Свой отчет, я передам лично каждому из Совета Мастеров, только не посчитайте меня безумцем после этого - подтверждение моих слов в виде оттисков памяти с найденных предметов, скрижалей, пластин и прочих атрибутов будут у вас на рабочих столах к утру.
        Даже те, кто хотел зевнуть в виду позднего часа - заметно оживились, а Архимаг продолжил ряд вопросов, на этот раз, обратившись к магистру в алом одеянии.
        - Теачир, посол Эшкоса уже прибыл?  - Архимаг взглянул на человека средних лет, что-то усердно обдумывающего, волосы которого были сильно зализаны назад. В его руках появилась следующая папка с бумагами отчета Магистрата Войны.
        - Да, Дреар, посол прибыл, и мы уже имели честь отужинать с ним в «Перчатке Далсаны».  - Магистр говорил четко, чеканя слова, иногда делая едва заметные паузы, подчеркивая некоторые моменты.  - Предметом нашей беседы, был их конфликт в Тёмных водах с фрегатами Вал'Дуоса.
        - Хорошо. И чего же они хотят за решение их наболевшей проблемы?  - слегка прищурившись, и потерев висок, вопросил глава Аркана.
        - Мы вытесняем Вал'Дуосцев в Суонский океан, они же даруют нам беспошлинный проход по всему Эшкосу. Естественно - на то время, пока наше влияние в Тёмных водах будет главенствующим.
        - Король расщедрился не на шутку?  - хмуро подняв бровь, заметил Дреар.  - Узнайте подоплёку его щедрости. Вероятно, есть какая-то довольно серьёзная внутренняя проблема в государстве или ещё где на границах.
        - Да, выполним…
        - Марк, что там с Грилларом?  - глава Аркана повернулся в сторону довольно улыбающегося человека, в голубоватом одеянии, сжимающего в руках разные бумаги и какой-то мешочек.
        - Ха-ха-ха! Гриллар, ни в какую, не хочет идти с нами на расширенный контакт, Дреар!  - веселая улыбка не сползала с его лица, а сам он заметно оживился на своём кресле, садясь поудобнее и крутя по сторонам головой.  - Четырнадцать раз, лорд уклонялся от нашего запроса на аудиенцию под разным предлогом, около десятка писем к его жене с просьбой повлиять на супруга не привел к успеху! Я лично готов выехать на переговоры!
        - Так тому и быть. Уважаемые мастера - заседание окончено.  - Встряхнув пару раз папки в руках, приводя листы документов в порядок, Архимаг уже было собрался встать с насиженного места, как из шедших к выходу из зала людей выделился один человек и направился быстрым шагом прямо к нему, явно с каким-то сиюминутным делом.
        Дреар коротко взглянул в его сторону, узнав в нём не так давно назначенного на должность юстициария, по делам Мастериата.
        - Великий глава Аркана, не сочтите за дерзость, но мне больше не к кому обратиться с моей жалкой просьбой.  - Виновато улыбнувшись, продолжал чиновник.  - Меня зовут занн Тирас. Смею обратиться к вам с просьбой о решении спора между двумя уважаемыми владельцами Дара…
        - И о чем же их спор, в котором требуется моё непосредственное участие?  - С нарастающим раздражением, сквозь зубы вопрошал Архимаг, заканчивая фразу глубоким вздохом.
        - О, тема довольно простая, но слишком мелкая для Совета, и тем не менее - без вашего решения тут не обойдется…  - Накидывая больше серьёзности на лицо, Тирас присаживался поближе к Архимагу. В его руках уже успел очутиться довольно весомый свиток со сложными планами и расчетами тонких энергий каких-то помещений, слабо узнаваемый на первый взгляд.
        - Как видите, у меня с собой чертежи астрального плана Боевого Крыла и Лаборатории Практиков,  - поднимая глаза на изрядно уставшего главу Аркана, занн Тирас старался излагать мысль как можно сжато и быстро.  - Вся суть состоит в том, чтобы поменять их местами в виду более удачного расположения некоторых потоков Силы, но уважаемый диар Теачир не желает нарушать привычные устои, быть может, вы сможете обратить его внимание на это?
        - А что Менидем? Лаборатория находиться в его ведомстве.
        - Диар Менидем поддерживает эту идею, но не желает никаких споров в виду своего мягкого характера.  - Откидываясь на спинку кресла и тоже, уставшие потирая виски, Тирас испытующе посмотрел на Архимага. Тот в свою очередь долго не думая достал печать и с силой обрушил её на свободное место в документе, безо всяких дополнительных вопросов. Печать будто растворилась в свитке, мерцая изящными золотыми буквами личной подписи Архимага.
        Тирас довольно улыбнулся и откланялся. Не произнеся больше ни слова, скрутил обратно свой свиток, уже подкрепленный печатью самого Архимага. Дело оставалось за малым…

        Бережно, аккуратно, попросту лелея важный документ в руках, Тирас нес свиток по многочисленным коридорам дворца, который дарийцы, вот уже несколько сотен лет - по привычке гордо величают Троном Великих. Ещё недавно, будучи обычным чиновником не высокого ранга, но с длинным послужным списком - занн Тирас и представить себе не мог, что так скоро будет вхож в святыню магов доброй половины мира. Этот дворец - их оплот, их дом, их крепость и нет второго такого места на Шанеале, куда бы мечтал попасть каждый кто, хоть как-то владел собственным Даром. Ведь дворец манил не только своим величием залов и коридоров, но и сокрытыми внутри знаниями, опытными ветеранами и одарёнными учениками великих мастеров, у которых было чему поучиться «крохоборам» - как часто любили называть слабых неопытных чародеев островитяне!
        - Свезло, так свезло!  - чиновник на мгновение вспомнил о своём удачном назначении на эту должность, лишь чудом и упорным трудом сумевшим пробиться столь высоко к теневым хозяевам доброй трети мира.
        Миновав очередной огромный зал, юстициарий свернул в короткий боковой проход, обогнул несколько колонн, прошел напрямую пару помещений и оказался на месте назначения.
        Перед ним открылось просторное помещение с очень высокими потолками, под которыми, за многочисленными столами и полками трудилось с полсотни людей, и это не смотря на поздний час! Всеми командовал уже не раз виденный ранее, магистр Теачир.
        - Великий Магистр!  - подойдя вплотную, начал было разговор Тирас, но глава алого магистрата его не заметил, щедро продолжая рассыпать приказы и проклятия на головы подопечных.
        - Магистр…
        - Размазанный троллий…  - Изрядно раздраженный, Теачир резко развернулся к чиновнику, чем не много его испугал, но увидев в руках пергамент, его сразу захлестнул интерес.
        - Великий Магистр! Это прошение, об обмене залами с диаром… Магистром Менидемом, подписанное самим Архимагом!
        - …помёт!  - только и выдохнул Теачир.  - Вы другого времени найти не могли? У меня на носу морская бойня, а тут зал менять надо!
        Выхватив из рук юстициария свиток, Теачир резко его развернул и гневно пробежался глазами по красиво выведенным строчкам.
        - Ладно. Даю добро, раз «наверху» заинтересованы,  - недобро взглянув в сторону Тираса, магистр бросил ему в руки свиток и, отворачиваясь, буркнул.  - После нашего отбытия, пусть тут хоть что делают, а пока…
        Чего там «а пока» он так и не договорил, снова сыпля проклятья и отборную ругань в сторону каких-то работяг, затесавшихся в ряды присутствующих магов. Впрочем, Тираса это уже не волновало, и он спешно покидал зал войны.
        «Полдела сделано!» - в мыслях появился росток грядущего успеха, но пока дело не окончено - об этом рано говорить.  - «Только бы не сглазить!»
        Он поймал себя на слишком позитивном настрое, когда оказался прямо перед створками Зала Науки. Быстро стерев всё довольство с лица, и приведя мысли в порядок Тирас открыл дверь и шагнул в зал.
        На этот раз его встретила практически полная тишина. Лишь слабый огонёк и легкий скрип пишущего инструмента нарушали покой этого дивного места, полностью заставленного книгами, свитками, алхимическими приспособлениями и слегка гудящими кристаллами. Юстициарий завороженно шел вдоль многочисленных пустующих сейчас рабочих мест магов-изыскателей, которые были просто завалены разными непонятными артефактами, свитками, ингредиентами и прочими рабочими инструментами.
        Наконец, пройдя к единственному столу, за которым сидел пожилой человек Тирас кашлянул.
        Заслужив косой любопытный взгляд, юстициарий осмелился начать беседу.
        - Достопочтенный Менидем? Магистр!  - в поклоне со скромной улыбкой вещал Тирас.  - Найдете ли вы для меня несколько мгновений вашего драгоценного времени?
        - Моя старая задница вылизана такими как ты уже сполна, так что оставь все свои привычные штучки дворового лизоблюда и переходи сразу к делу.
        Магистр хоть и мог болтать часами на пролёт, но только о науке и политике. В анализе мировых ситуаций он практически никогда не ошибался, но тратить время на взаимные почести, изрядно приправленные дешевенькой лестью, угодливой до нелепости - Менидем всегда считал ниже своего достоинства и крайне презирал таких людей. Часто - прямо заявляя им об этом не самым лучшим образом.
        - Прошу простить!  - Тираса будто обдали из корыта колодезной водой, но про нрав главы светлого магистрата он был наслышан, будучи далеко по должности от дворцовых вельмож.  - Я взял смелость ускорить ваш интерес по переносу местами Лаборатории и Зала Войны, Магистр.
        Старик коротко и зло зыркнул в его сторону. В глазах полыхнул недобрый огонь. На миг пришло наваждение, что тихое помещение через мгновение превратиться в сущий ад. На лбу Тираса выступили капли пота, а в зале резко подскочила температура, но свет от магических светильников почему-то заметно потускнел.
        Ещё мгновение…
        Тишина начала давить на виски, а тени вокруг сгустились как будто живые, и вдруг, голос Магистра ненадолго вырвал его из этого неприятного состояния.
        - Ты ведь… не только за этим пришел?
        Сердце стало биться чуть быстрее. Показалось, что старик его раскусил, но сдаваться Монн не собирался - слишком многое сейчас зависело от его плана, висящего на волоске от провала.
        - Бежал сюда как радарасский горный козёл. Не поведаешь мне… почему?  - голос старика был похож на скрипучее дерево, а глаза излучали недобрый свет подавляя волю юстициария.
        Монн чудом подавил желание без оглядки рвануть к двери и, не оборачиваясь, бежать что есть силы, но все же диалог решил продолжить.
        - Это мой шанс быть полезным дворцу…  - грубо прерванный Тирас хоть и старался сопротивляться давящей ауре Магистра, но его воля и нервы уже начинали давать первые сбои.
        - Сказки эти будешь рассказывать иглодреву, в полночь на Гиблых топях!
        Старик смеялся над ним одними глазами, но все же протянул руку за свитком, попутно ослабляя давящую ауру вокруг себя, не скрывая довольной ухмылки.
        Монн вздохнул с великим облегчением. Взглянул на Менидема, который как ни в чем не бывало, с довольным видом читал проклятый кусок бумаги, из-за которого пришлось такое пережить. Дождался, пока тот кивнет и отдаст его обратно - скрутил поудобнее, и быстрым шагом двинул к выходу, как услышал в спину.
        - Тирас-с…
        Монн непроизвольно вздрогнул в глубине души, так как ещё минуту назад был уверен в том, что Магистр не знает его имени, или не счел нужным заметить такого как он. Что-то внутри предательски сжалось. По коже пробежали мурашки от возможного варианта применения неизвестной ментальной магии, но юстициарий нашел в себе силы обернуться и застыть в вопросительном ожидании.
        - Прости, я принял тебя за ищейку «серых».  - Магистр налил себе в бокал вина из замысловатой формы непонятно откуда появившегося сосуда.  - В такое время надо быть особенно осторожным. Во тьме ночи, бывает, и не разберешь, кто союзник, а кто враг…
        Подметив особое ударение на слове «союзник», Монн ещё больше начал тревожится. Странное поведение главы всей Дарийской науки, никак не оставляло его мысли, но сейчас было не до того. Нужно было срочно спешить. Ведь его ждут. Давно ждут.
        Он молча поклонился продолжающему хитро улыбаться Менидему и вышел за дверь.

        …Свиток в спешке несли по коридорам и погрузившимся во тьму залам, щедро укутанным в неосязаемое одеяло тишины, лишь иногда нарушаемой быстрыми, торопливыми шагами по каменному полу и легким скрипом очередной двери ведущей в новый витиеватый проход или зал.
        Взмокшие от волнения руки курьера бережно держали пергамент, аккуратно завёрнутый в тёмный материал, дабы не привлекать к себе много внимания. Вот, несущий свиток человек остановился около едва заметной в темноте фигуры, давно ждущей его в назначенном месте за колонной, и коротким движением быстро передал поклажу в руки ожидающего.
        Тень в черном одеянии кивнула в ответ, коротко осмотрев полученный свёрток и, резким смазанным движением махнула рукой с чем-то шипастым, серповидным и острым.
        Пергамент щедро обагрила кровь, сочащаяся через плотную материю, фонтаном хлещущая из сильно рассеченного профессиональным ударом горла былого курьера, клекот и хрипы которого звучали ещё миг до второго, такого же резкого и смертельного удара. Глухой стук удара отрубленной головы о плиты возвестил погруженный во мрак зал о смерти несчастного слуги.
        Свиток почувствовал новую ауру, жесткую, суровую, совсем не такую как у былого человека. Нотки злобы, жажды крови и алчности угадывались в тонких энергиях, а память свитка медленно запоминала, не имея возможности изучить своего нового хозяина наперёд.
        Снова быстрые шаги, но на этот раз свёрток вытирали прямо на ходу о внутреннюю часть одежды нового владельца. В спешке, будто за человеком велось преследование - изгибы проходов и величие разных залов начали сменяться для предмета в руках гораздо быстрее.
        Новая встреча. На этот раз - ещё более короткая.
        Как только свиток оказался в очередных руках, по нему словно пробежала легкая, не заметная для обычного взора рябь, а после - передавший вещь убийца застыл от невообразимых мук. От неизвестного воздействия все мышцы свело судорогой, а из ушей потекли тёмные кровавые дорожки, бликующие от тусклого света на изгибах шеи. Тело как-то неестественно подогнулось и, как подкошенное рухнуло лицом в плиту, от чего раздался чавкающий звук, и кровь, щедрыми неаккуратными брызгами разлилась по полу, местами собираясь в маленькие комки, смешиваясь с пылью. Затем начало происходить нечто непонятное - одежда плавилась, а бездыханное тело тайного ночного курьера, растекалось как масло на раскалённой сковородке, булькая пузырьками в некоторых местах.
        Нечестивая магия крови.
        Пергамент ощутил очередную ауру нового временного владельца. Тёмную, могучую, холодную и слишком мерзкую для человека, потоками «слизи» переливающуюся внутри существа, но вещи хозяев не выбирают. Обычные вещи, конечно же…
        Пергамент «наблюдал», как вокруг него стремительно меняются декорации. Дворцовые залы сменили богатые дома, многочисленные улицы, площади столицы, памятники, забегаловки и тёмные переулки. И вот, новый владелец прибыл к месту назначения - в живописный парк.
        Вокруг легко шумели деревья от лёгкого дуновения морского бриза, а ночь уже начинала потихоньку подходить к концу. И только на одной искусно вырезанной парковой скамье, в одиночестве сидел человек.
        - Получилось?  - возбуждённо спросил незнакомец, на что получил безмолвно вытащенный из-под плаща тёмный свёрток давно ожидаемого содержимого. Взяв, липкий и «смердящий» чем-то ощутимо мерзким предмет, незнакомец бережно засунул его во внутренний карман пиджака.
        - Вот обещанная плата. И, ещё немного сверху, за быстроту исполнения…  - вынув припрятанный у себя увесистый мешок с непонятным содержимым, он встал и пошел прочь из парка.
        Получивший плату незнакомец ещё долго провожал его взглядом с затаённой ненавистью. Блеск его двух кровавых светящихся глаз, говорил о смешанном желании догнать в один прыжок и одним ударом прихлопнуть хрупкого человечишку, тем самым нарушить древний договор и обречь себя на изгнание.
        - Рано! Слишком рано…

        ГЛАВА 17

        Шипящие струйки воздуха прорвались в узкое тёмное пространство с сильно спёртым воздухом. Кто-то глухими ударами сбивал крышку грубо сколоченного продолговатого ящика в человеческий рост. Находящийся внутри человек в кровоподтёках был без сознания, но ещё жив. Посиневшие костяшки и сбитые в кровь пальцы свидетельствовали о его долгих и безуспешных попытках выбраться из рукотворной тюрьмы.
        - Плесни-ка на него это,  - Худощавый человек подал ведро беззубому напарнику, доверху наполненное дурно пахнущей массой, в которой то и дело всплывали экскременты с разных размеров огрызками.  - Пусть освежиться! Ха-ха-ха!
        - С радостью!  - Беззубый напарник с готовностью принял ведро и с размаха вылил его в гробу подобный ящик, на пленника, опорожнив тару, хохоча и потрясая опустевшей тарой.
        Юрий тут же очнулся и вскочил, но поскользнулся и упал. Кошмар не только продолжался, но ещё и набирал новые обороты, на этот раз в форме неслыханного унижения. Медленно поднялся.
        Первое, что он увидел - две скалящиеся пропитые рожи вооруженной охраны толстяка-работорговца. В тот же момент, по сознанию стегнул наглый смех надсмотрщиков, и только после этого он учуял вонь, в которой стоял и ту жижу, что стекала с него в открытый ящик.
        Слепая ярость захлестнула разум. Глаза налились кровью. Юрий сам не успел понять, как очутился на краю ямы, одним прыжком оказавшись рядом с более внушительным на вид противником и, с силой ударил тому в переносицу сжатым добела кулаком. Второй рукой он перехватил руку противника с уже знакомым, освобожденным с пояса, кривым мечом в запястье, попутно сдавил и с силой рванул в сторону беззубого. В то время как голова беззубого откидывалась назад от неожиданного мощного удара, широкое полотно меча резко нацелилось в область груди, ещё ничего не успевшего понять, худощавого надзирателя.
        Растерявшиеся на миг сторожа рабов, быстро поплатились за свою ошибку, но ситуация только разворачивалась в набирающее обороты, неподконтрольное затуманенному яростью разуму событие. О маленькой и короткой личной победе говорить ещё было слишком рано.
        Вздрогнувший худой ротозей даже слегка подпрыгнул от неожиданности, осознав часть происходящего заторможенным похмельным мышлением. К тому времени лезвие вонзилось в его живот, как раз в тот момент, когда он выхватывал свой длинный кинжал. Кровь хлынула из глубокой раны, заставив того зажимать её и вопить что-то непонятное на местном наречии. Но Юрий не медлил и рванул меч из слегка расслабившейся руки второго противника. Перехватил поудобнее и через мгновение со свистом обрушил на голову беззубого надзирателя.
        Хруст и тёмные брызги струйками разлетелись во все стороны, заставили вскрикнуть случайного свидетеля, по неосторожности зашедшего во двор и сразу поспешившего удалиться с максимальной скоростью.
        Юрий, измазанный ещё и кровью, услышал скрип входной двери рабской тюрьмы. Сделал быстрый шаг в сторону двери - повезло - голову больно чиркнуло болтом или стрелой выпущенной из окна, судя по звуку, но на это отвлекаться времени не было совсем.
        Лишь дверь приоткрылась, он со всей силы ударил в неё правой ногой, вкладывая в удар всю волю и ярость - всем весом вдавливая внутрь, тем самым застав врасплох не ожидавшего такого приёма третьего надзирателя, решившего проверить, что там за странные звуки доносились с улицы.
        Не прогадал.
        Бугай, получив сильнейший удар дверью по лбу, повалился на спину обратно в помещение. Через два толчка пульса рядом с поверженным охранником стоял яростный обезумевший демон, вырвавшийся из ада, с перекошенным злобой лицом, смердящий дикой вонью, ударившей по ноздрям даже через плотную завесу запаха пота и прочих прелестей помещения с несколькими десятками рабов внутри. В его руках был окровавленный, смутно узнаваемый меч, с которого обильно стекала кровь и нечто ещё, пугающе тягучее и отвратительное.
        Видя ужас на глазах бугая, Юрий воспользовался моментом мгновенно и с богатырского размаха, наискось - перерубил ногу несчастного выше колена, от чего та повисла на остатках кожи и мышц. Происходящее вызвало гвалт одобрения рабов у стен и ещё больше ужаса у его неудачливого противника.
        Завопив от суеверного ужаса, стражник перевернулся на живот, пытаясь ползти в сторону лестницы на второй этаж, умоляя о пощаде на разных языках в судорожных молитвах всем богам каких вспомнил. Но Юрий не собирался отпускать подельника работорговца и рассек тому спину быстрым рубящим ударом, от чего страж взвыл и только быстрее пополз, взбираясь на лестницу, какими-то кривыми, предсмертными неправильными движениями. Страж обронил сжимаемое оружие, которое Юрий по шестому чувству швырнул мрачному гиганту у стены.
        В суматошных воплях рабов более чем на дюжине языков, он не заметил, как сзади на него напал оставленный умирать худой. Ударил в спину кинжалом, но рана в животе помешала нанести хороший, выверенный удар, и он попал слабо, да ещё уткнулся в кость.
        Юрий успел развернуться и ударить закруглённой рукоятью прямо в зубы нападающему, превратив лицо в кровавое месиво после сильного удара. Худой уже начинал отлетать назад, как его горло вспорола жуткая ровная рана от обратного взмаха лезвием меча.
        Шум голосов внезапно стих, шестое чувство Юрия вовремя дало о себе знать, чтобы отшатнуться в бок, но все же он немного не успел уклониться от летящего острого предмета, и левое плечо ожгло очередной новой болью.
        В зал с рабами медленно спускался человек в черном плаще или - новый хозяин. На его побелевшем лице с очень злым взглядом было несложно опознать неистовый гнев, вперемешку с явным раздражением от всего происходящего, граничащие с надменностью от того, что ему лично придется замарать свои руки о каких-то рабов, смеющих так грубо нарушать покой его персоны!
        Через секунду Юрий почувствовал всё его раздражение, пролившееся на него настоящим градом быстрых и смертоносных ударов, появившегося, будто из ниоткуда черно-золотого меча. Какими-то чудесами ему удавалось уклоняться и отбивать многие из них, будто он когда-то много лет владел клинком, но все же в атакующей технике противника не было ни единого изъяна, и смертельный приговор был лишь вопросом скорого времени. Понимая это, ему пришлось спешно отступать по всему залу, но противник обладал удивительной сноровкой и опытом, не давая ему ни принять более выгодное положение, ни отступить к выходу или лестнице наверх.
        Звон оружия и разлетающиеся короткие искры от ударов, освещавшие помещение и плясавшие в глазах всех присутствующих на этой нерукотворной арене, завораживали всех присутствующих. Ведь от исхода боя зависела их дальнейшая участь. Резкие, несильные, но качественные удары человека в черном заставляли притихать всех орущих и скулящих рабов. В каждом его ударе читалась безнадёга для них, и уж кто как не они, гадали, как быстро он прикончит новичка. Кто-то даже успел сделать ставки на хозяина.
        Набегавшись от нападающего, Юрий все же дал зажать себя в углу, как за спиной того раздался хмурый надсадный рёв гиганта широченным взмахом бросающего в спину рабовладельца брошенное Юрием оружие ранее. Не упустил этого из виду и торговец живым товаром.
        В самый последний момент он обернулся и сделал быстрый шаг в сторону, уклоняясь от летящего со страшной силой предмета, но это движение было и его спасением и ошибкой. Роковой ошибкой…
        Того мгновения хватило Юрию, чтобы зеркально шагнуть за ним, и в ударе со страху и отчаяния - кончиком меча срубить часть лица, начиная с глаза и кончая половиной челюсти. Из срезанного пространства сразу обильно потекла кровь, оставшаяся часть лица управляющего налилась ещё большей бледностью и яростью. Жуткая картина, но воин, а это был поистине самый настоящий воин - продолжил сражаться даже с такой жуткой раной, но, слава богам - не долго…
        Дикая боль все же дала о себе знать. Страшная ситуация в которой Юрий с ужасом и неверием в происходящее отражал удары человека с половиной лица, на которой ещё свешивался вбок язык, и с жутким клекотанием слышались судорожные вздохи прекратилась. Воин допустил единственную ошибку, и Юрий ею воспользовался.
        Сначала, он попал ему по правой руке - тогда его скорчило от боли, а потом и добил точным ударом в сердце. Поблагодарив мысленно всех богов, что вняли его мольбам в этом мире за то, что у противника не оказалось доспехов. Бой был бы проигран, толком и не начавшись.
        То ли жара способствовала тому, что местные стражи были без должной брони, то ли слишком большая самоуверенность искусного воина в своих способностях дали такой результат, но чудо все же произошло. Он победил.
        В голову пришла ещё одна безумная мысль, и Юрий тут же принялся крушить оковы рабов на подкашивающихся от усталости ногах, от чего те взвыли и рванули вверх по лестнице, опережая друг друга, пока бывший раб освобождал всё новых и новых пленников. В какой-то момент, он дошел до мрачного серого бугая. Тот смотрел на него двумя налитыми кровью глазами, Юрий же просто взглянул с благодарностью и снес скобу с цепью, от чего гигант благодарно взревел и ринулся к лестнице.
        Где-то наверху начался шум и крики, топот многих босых ног, громкая ругань, падающая мебель и вот, в зал, прямо по проклятой лестнице за волосы спускали жирдяя освобожденные рабы. Так же они несли на руках одного освобожденного со стрелой в животе - проклятый увалень успел забрать чью-то жизнь…
        Тот сопротивлялся и бился в истерике, но в какой-то момент затих, глядя на происходящее не верящими глазами - его хозяин и господин лежал в луже крови, около лестницы валялись тела главного наёмника и худого, а в открытой двери, на улице, виднелось ещё одно тело, которое не трудно было узнать. «Как такое вообще могло произойти?!» - читался немой вопрос в его взгляде.
        Освобожденные рабы быстро переглянулись и уставились на Юрия, что-то обсуждая на своём языке. Вероятно, сделали его временным лидером, так как он даровал им ту самую свободу, а в их глазах горела ненависть к казнённым работорговцам и благодарность спасителю.
        - Этот ваш,  - с ненавистью бросил он, не забыв подпнуть жирдяя пяткой в сальное пузу.
        Не знакомый язык бывшие рабы поняли сразу и мигом все рванулись к толстяку. Кто бил, кто царапал, кто кусал или плевал - каждый внес свою лепту, оставив от толстосума лишь кровавый, изувеченный до неузнаваемости остов. Проклятый, зажиревший работорговец, наконец, поплатился за годы унижений своих узников, а вместе с ним и поплатились все его помощники!
        …Радость и кровожадность ещё горели в их глазах, но тут раздался тяжелый голос гиганта и все повернули головы к нему. Тот говорил с трудом, но слова расставлял внятно и понятно для многих, но не для Юрия. Судя по их скромным кивкам и блуждающим вдумчивым взглядам, постепенно приобретающим суровые оттенки серьёзности и мрачности, а где-то даже злорадства - гигант сколачивал некое подобие банды. В один момент он что-то рявкнул, и несколько человек быстро рванули на улицу.
        Юрий, тяжело дыша, наблюдал, как они столкнули тело в ящик, туда же быстро сгребли ногами следы крови с песка. Взяли две лежащие рядом лопаты и резво забросали яму с телом. Вернувшись внутрь. Плотно закрыли дверь на засовы.
        Серый гигант продолжал раздавать приказы. После которых несколько присутствующих рванули наверх, начав греметь там всем, чем можно. Вероятно в поисках полезных вещей.
        Через пару минут они уже стаскивали на нижний ярус небогатый провиант, разные лохмотья и одежду, а так же - мерцающие и голубые монеты. Ещё среди вещей было не много оружия, которое сразу разошлось по более опытным рукам - ему же достался дорогой на вид меч, принадлежавший поверженному хозяину.
        Юрий сел в угол, постепенно приходя в чувство. В голове никак не укладывалось, каким чудом ему посчастливилось выжить. И так успешно и везуче, противостоять своим противникам. Что-что, а некоторые его действия уж точно не укладывались в голове. Раньше он никогда не брал в руки меч, и уж тем более не махал им с такой силой и скоростью. Впрочем, с этим он разберется позже, сейчас бы выжить…
        Рана на спине заявила о себе неприятными резкими болевыми ощущениями. По сравнению с ней, глубокая царапина на голове казалась сущим пустяком. Кисти рук ныли, а мышцы забило от такой резкой нагрузки, но все это было пустяком, ведь он остался жив. Пусть ненадолго, но все же.
        Суматоха в толпе привлекла его внимание. Подняв голову, он увидел, как гигант-орк, схватил кого-то за шею и с хрустом её переломил, отшвырнув обмякшее тело под лестницу, в общую кучу трупов. Видать что-то «не поделили».
        Серый гигант что-то прорычал остальным и вопросительно посмотрел в сторону Юры, на что тот только пожал плечами, ничего не понимая из последних слов и действий освобожденных рабов. Тогда орк взял что-то из общей кучи и направился к Юре. Подойдя ближе к напрягшемуся человеку, он высыпал перед ним приличную горсть монет, что-то прорычав остальным в полуобороте головы.
        Юра с интересом уставился на мерцающее золото и голубоватые монеты, очень напоминающие серебро. Отказываться не стал - подгрёб их к себе, чем вызвал одобрение орка.
        Чуть позже к нему подошел старик. Юрий отметил какой-то слишком живой взгляд старика, не смотря на его побои, не понимая, что это - либо радость спасения, либо что ещё… Впрочем - не важно.
        Старик улыбнулся, не разлепляя разбитых губ, и нарисовал длинную линию. Разрисовывая по её бокам нечто похожее на дюны и барханы, получалось так - будто линия ожила, и само воображение поплыло по рукотворной дороге куда-то вдаль, но тут в изображении уже начали угадываться далекие городские стены. Вот они подросли и расширились, появились очертания башен и высоких, красивых домов. Поразительно, старик рисовал песком так, что картинка жила и дышала жизнью от каждого его движения.
        В определенный момент, когда перед стариком был нарисован уже целый шедевр похожий на настоящий город, он резко провел черту в сторону Юрия и посмотрел на того с вопросительной улыбкой.
        Юра понял, что он от него хочет, и не думая кивнул головой, соглашаясь на это путешествие до «рисованного» города. Старик сразу же затер рукой свой рисунок и, с довольным лицом поднялся с колен, протягивая ему руку, после чего деловито осмотрел рану на спине и занялся необходимым врачеванием перед походом.

        ГЛАВА 18

        Как обычно, ступая по песчаным барханам на Границе песков (так обитатели пустынь именовали протоптанную дорогу между двумя пустынями - Пепельной и «благой пустыней Халифата»), шаман рассказывал Артуру о местных достопримечательностях. Путешественники давно использовали Границу песков, как выверенный и относительно безопасный путь до нужных мест. Маги-стихийники, путешествующие в Пепельный океан за артефактами времён древних эпох давно постарались сделать это место пригодным для жизни, создав рукотворные оазисы и колодцы. Именно благодаря им путь шамана и пришельца из другого мира давался так легко. Правда, далеко не все оазисы были безопасны и порою, часто приходилось делать большой крюк по наитию шамана, чувствующего очередную засаду или имеющего недоброе предчувствие на счет очередного встречного островка зелени среди песков. А уж его чутью точно стоило доверять, так как под ногами часто встречались кости разного размера, очень напоминающие человеческие…
        В пройденных днях и ночах Артур давно сбился со счету, но местность за это время изрядно поменялась. Чаще встречались сухие, мертвые деревья, коряги и засохшие кусты.
        - Сады Яррит… Или в простонародье - сады Смерти, Артхур диар!  - видя изучающий взгляд спутника на неестественно выгнутые корни одного из деревьев, будто выкорчеванного неведомой силой из песка, шаман сразу вспомнил жутковатые истории об этом месте, но рассказать их не захотел, суеверно боясь накликать беду.
        - Сад Яррит? Кто это? Богиня смерти в вашем мире?  - Артур вспомнил земную мифологию и пантеоны богов, но сходства в именах ему найти никак не удавалось, и он бросил затею сравнения.
        - Почти, Артхур диар! Говорят, что Яррит очень жестока и не принимает никаких даров! Те, кто ей молятся - расплачиваются с ней кровавой ценой, или вовсе - собственной жизнью!  - шаман выпучил глаза под маской.  - Как бы там ни было - я не слышал ни об одном выжившем, который бы восхвалял её помощь при жизни…
        - Какой смысл молиться Яррит, если она заберёт твою жизнь?
        - Вот в этом и есть весь смысл. Яррит называют богиней последней мольбы,  - взгляд Льеживала приобрел оттенки безумия, а изменившаяся интонация заставила Артура посерьёзнеть и даже сделать кое-какую мысленную пометку на счет шамана.  - Поговаривают - что богиня безумна! На свой вкус выбирает очередную жертву, а некоторым просто не отвечает, какой бы тяжелой не была их ноша…
        - И все же - не понимаю…
        - И не надо! Никогда, слышишь меня? Никогда не молись ей!  - шаман потряс жезлом около лица Артура.  - Даже если будешь висеть на волосок от смерти!
        - Я вообще не верю в богов…  - Артур нахмурился.  - Не верил.
        Дальше они шли молча, но в мыслях Артура вырисовывался образ злой богини, жестоко карающей дерзнувших к ней обратиться. В мыслях она ломала их судьбы так же, как тысячи этих засохших в пустыне корявых деревьев, чьи корни выбрались наружу в поисках живительной влаги, но и тут их ждала только смерть…
        И все же, он в упор не понимал смысла молитв обреченных на смерть, той же самой смерти, а то и хуже… Быть может, в этом и был какой-то сакральный намёк, ускользающий от трезво рассуждающих?
        Легкий холодок прошел по спине. Наверное, это тихое загадочное место сыграло с ним злую шутку, или все же впечатлил рассказ шамана, и все же Артуру стало как-то не по себе. Ещё шаг и он уткнулся в остановившегося шамана, чем вызвал поток неизвестных до этого момента, коротких злых слов.
        - Лес… не желает нашего присутствия,  - сдавленным голосом выдавил из себя шаман, начиная как-то потряхивать головой в зарождающейся ритуальной пляске. Артур решил на этот раз ему не мешать и послушать того до конца.
        - Ты не слышишь?! Не слышишь… Он… говорит со мной! Я чувствую его желание нас… погубить! Высосать наши души и пополнить свой сонм страданий двумя заблудшими путниками!  - шамана трясло от напряжения. Его опыт помогал избегать такого воздействия частично, и все напряжение уходило в пляску, но и она становилась уродливой, необычной и изломанной, что само по себе начинало сильно пугать. Неслышимый никому, кроме шамана зов Мёртвого леса начинал сводить его с ума, отражая давящую ауру смерти на самом проводнике воли духов.
        В ломаном ритме, совсем не похожем на красивый танец, да и танец вообще - было что-то жуткое, невидимое для обычного глаза. Будто сами духи в ярости иногда хватали Льеживала, как куклу за руки и с силой выбрасывали их в стороны. За тем, не он, а то, что сейчас повелевало его рукой, принялось чертить непонятные символы на песке, густо наливающиеся Силой, а сам шаман болезненно застонал от такого действа.
        Артур схватил его за руку и потянул за собой в сторону Границы песков, но не тут то было… Рука, будто налитая чугуном не сдвинулась и на палец, а по коже прошли слабые искры, неприятное ощущение впилось в ладонь. Артур дёрнул с силой, но эффект был тот же.
        Только теперь стало действительно жутковато, но он уже постепенно привыкал к таким сюрпризам нового мира и его обитателей.
        Шаман на миг принял нормальное положение и застонал, спадая на песок. Артур вовремя успел его подхватить и оттащить подальше. Странно, но тот казался на удивление лёгким.
        Льеживала удалось оттащить шагов на пятьдесят, как тот очнулся, и тяжело задышал, махая руками так, будто его кто-то душил. Артур отпустил его и тот рухнул на землю.
        - Артур диар! Что ты натворил?!  - в ужасе завопил тот.
        - Тебе стало плохо, и я оттащил тебя…  - договорить Артур не успел.
        - Я общался с Ним! Хотел сплясать… Уважить… А ты - ты всё испортил!  - на последних словах в голосе шамана угадывалось бешенство и страх вперемешку.
        - Но…
        - Теперь Лес нас не пропустит!  - Шаман свернулся калачиком и поджал руки к груди, дрожа, будто под холодным пронизывающим ветром.  - Артур диар, многие вещи тебе ещё предстоит увидеть и понять, но в некоторые из них лучше не лезть без должного знания. Приготовься к встрече с Её слугой…
        - Чьей?! Лучше скажи, что нам теперь делать?  - заволновавшись, спросил Артур, заметив сгущающиеся вокруг сумерки, слишком неестественные для дневного времени суток.
        Но шаман уже бубнил себе под нос что-то совсем бессвязное и неразборчивое, попутно корчась, потрясывая то ногой то рукой, загребая под себя песок и щепки, от обветренного и высохшего рядом древа. Картина складывалась не из самых воодушевляющих - учитывая богатый опыт и знания этого странника. Что же, в любом случае, надо было готовиться к самому худшему. И чем скорее - тем лучше.
        Вспомнив плетение Свода Мощи, применённого в Астрале, Артур тут же развернул его над их головами. Внутри разлилось обманчивое приятное чувство защиты. Артур заметил, что ему всё больше нравится использовать магию, а понимая её безграничные горизонты - он попросту пребывал в самом настоящем азартном настроении. Но сейчас было не до того.
        Вокруг купола буквально дымилась Тьма.
        - …само дыхание Яррит…  - шаман обхватил ногу Артура, постепенно карабкаясь по ней и всматриваясь за грань полусферы, отсёкшую Тьму надёжным покрывалом.  - Ещё никто не выжил после встречи с ним наяву!
        Артур с холодком посмотрел на клубы, словно живой Тьмы. Никакого враждебного воздействия на купол он не чувствовал, но все же оставался настороже. Как только эта самая «живая» Тьма попыталась проникнуть внутрь - началось и вовсе что-то слабо поддающееся здравому восприятию!
        Полусфера на миг вспыхнула красноватым пламенем и покрылась странными алыми рунами, а вокруг послышалось жуткое разноголосое пение на десятках неведомых, изломанных, неправильных языках. Тьма вокруг забурлила сильнее, озлобленнее, но пение вдруг усилилось, сводя с ума Артура и шамана пустыни. Символы загорелись ярче прежнего и… всё как-то само собой начало угасать. Защита приняла былой вид вслед за отступающей Тьмой…
        - Узнаю мой барьер, но…  - придя немного в себя, дрожащим голосом, прерывисто молвил Льеживал.  - Но что ты с ним сотворил? И… боги… когда?!
        Артур ответил болезненной ухмылкой, хотя сам толком ничего не мог объяснить.
        - Великий Владыка пустыни сегодня милостив к нам! Мы ещё живы!  - шаман только теперь понял, что Дыхание Яррит не сумело проникнуть внутрь, более того - оно отступило, будто кто-то стремительно тянул его обратно, как самое настоящее покрывало смерти.
        - Это ты про того скорпиона-переростка?
        Вспомнив, что Артур не знает про истинного Владыку пустыни, Льеживал только косо посмотрел и промолчал. Упоминать ещё и о нём было бы явно дурной приметой для их и без того, слишком счастливого дня…
        - Артхур диар, Тьма отступила!  - нотки ликования зазвенели в его голосе.
        - Что теперь? Лес нас пропустил?  - рассеивая купол, и наблюдая, как разрываются полупрозрачные соединяющие линии, меркнут символы и гаснут последние сполохи заклинания с интересом, задумчиво смотрел Артур.
        Шаман не оставил этого без внимания. Слишком быстро чужак изучает магию… только что бывшую, совсем неведомой для него, а он уже умудряется творить заклинания, дотягивающие до среднего уровня. Да у других бы ушли десятилетия! Не рано ли он показал ему этот путь? Льеживал задумался, и возникла некоторая пауза. Только вопросительно повернувшийся Артур заставил его очнуться от тревожных дум.
        - Да.
        Артур подметил короткий, и немного тревожный, ответ. Понимая, что его везение может быть оценено как угроза, но все же тревоги это почему-то пока не вызывало.
        Дальнейший путь они продолжили ускоренно, стараясь как можно скорее миновать этот негостеприимный участок их долгого пути. Как бы им не благоволила судьба, испытывать её ещё раз точно не стоило.

        ГЛАВА 19

        Александр задумчивым взглядом провожал спины уходящих за врата усадьбы магов находясь на широком балконе с панорамным видом на сад. Он даже не заметил, как к нему подошел диар Шеалт.
        - Сопровождающая группа уже на подходе. Скоро вы отправитесь в Аркан,  - маг добавил в свой тон, каплю непонятного высокомерия и продолжил.  - Одни из лучших, вызвались вас сопровождать.  - В какой-то момент даже показалось, будто Шеалт резко подавил в себе желание смачно сплюнуть, после этих слов, но его внешний вид никак не выдал такую догадку.
        - Диар Шеалт, когда именно я отбываю?
        - Всё узнаете позже, возможно, через несколько минут. Мне же - нужно срочно отлучиться по важным делам.
        Легким поклоном серый маг окончил разговор и поспешил к выходу вместе с Александром. Арон и Пал встретили их в гостиной и поспешили откланяться Шеалту, как и Александр.
        - Да ты не волнуйся так - с тобой будут толковые ребята, многих я лично знаю!  - Арон подошел к Александру с весёлым взглядом, похлопал его по плечу, на что тот только легко улыбнулся, ярко вспоминая силу того же Шеалта, так невозмутимо одержавшего верх над тёмным магом в пустыне. Прихлопнувшего голема одним ударом - из услышанного как-то раз, за обедом, рассказа Арона - именно Шеалт уничтожил голема Дальхара, а маги друзья спорили, какие принципы лежали в основе его заклинания.
        - Мы с Палом отлучимся ненадолго, а ты пока отдыхай.  - Арон посмотрел вслед уходящему магу в синих одеждах.  - Скоро тебе предстоит весьма длинное путешествие.
        На этих словах он пошел вслед за другом.
        Александр остался в думах о скором отбытии, и даже не заметил, как меж его пальцев проскользнули тонкие нежные пальчики Аллиэн. Не теряя ни минуты и не говоря ни слова, она увлекла его за собой обратно наверх, но её томным желаниям не суждено было сбыться на этот раз.
        Со стороны ворот послышались разговоры группы людей. Часть из них угадывалась по, уже привычно-знакомым интонациям хозяев усадьбы.
        Во двор вошли шесть магов. Пятеро из них были в знакомых уже ранее алых одеждах, среди них был и Арон. Правда, сами маги разительно от него отличались: кто в мундире, кто в робе, кто вообще черте в чем одет - но всё же это были чародеи, давящая аура которых, говорила сама за себя.
        Если от Арона веяло неприкрытостью и простотой, то в их взглядах было столько уверенности и размеренного спокойствия, с каким они слушали Арона, что Александр сразу почувствовал веющую от них мощь невооруженным взглядом. И все же до давящей ауры Мастера Парта им было не то чтобы далеко - между ними была настоящая пропасть. Пропасть такая, что даже общее впечатление от их группы меркло в сравнении с присутствием самого, заместителя серого Магистра. Уж теперь-то ему было с чем сравнивать.
        Ярко вспомнилась и сама встреча с серым Мастером: давящий взгляд, нарастающий шум в ушах, учащенное биение сердца. Чувство было такое - будто он вышел с тихого коридора, и сразу оказался у подножия огромной горы, если это мимолётное состояние можно было так описать. Тут же, Александр сразу ощутил мощь, но того величия в ней не наблюдалось. Да и её отголоски не шарахали по сознанию незримыми молотами, и совсем не давили на виски.
        Маги заметили цель сопровождения, внимательно изучили, при чем, он чувствовал, будто его пронизывают взглядом насквозь, но выражения на лицах магов быстро сменились с заинтересованных, на скучающие.
        Потеряв к нему всякий интерес, они дождались, пока Аллиэн вынесет им вина на подносе, каждый сделал несколько глотков и вежливо поблагодарил сестру Палуима. После чего не забыли похвалить добрым словом и затесавшегося к ним хозяина особняка, потом подозвали Александра.
        - Рады приветствовать,  - тон мага говорил совсем о другом, но Александр не придавал таким мелочам особого значения.  - Отправляемся через полчаса. Ну а пока ожидаем последнего…
        - Вечно этот Кирран опаздывает,  - недовольно перебил первого полноватый человек с длинным шрамом на щеке.  - Будто из спальни Яррит идёт!
        - Не поминай Проклятую - сам не рад будешь…  - Седоволосый старик был явно самым могучим и одновременно суеверным из них. Но от его суеверия толстяка только перекосило, и он передразнил:
        - «Сам не рад будешь!» Тьфу!
        Ворота скрипнули, и в них появился тот самый Кирран.
        Его мрачный взгляд быстро окинул всех присутствующих, выделил Александра, так же изучающе осмотрел других сопровождающих. В руках у него было нечто подобное жезлу, изрядно потрепанному в боях, местами даже искореженному, но, по-видимому - не потерявшему былых свойств, а может… даже приумножившему их.
        - Арон, Палуим, уважаемые! Рад вас приветствовать!  - с некоторым уважением, легко кивнув головой, произнес он и выжидающе уставился на старика.
        Глава группы знал - Кирран хоть и любит опаздывать, но ждать - точно нет.
        - Отправляемся,  - скрипнул седой маг.
        Все двинулись к воротам.
        Александр заметил на выходе широкую карету, запряженную каким-то мохнатым существом, покачивающим головой со спиленными рогами.
        - Какое убожество!  - Обронил кто-то из магов по пути, видать не привыкший к такому средству перемещения.
        - Теперь, только на таких и будешь кататься, до самого конца! Ха-ха-ха!  - весело подколол его молчавший до того маг.
        - Прикуси язык, Салмей!
        - Полно вам! Кончайте разговоры!  - отсек смешки старик и первым залез в повозку.
        Остальные спорить не стали и последовали его примеру. Александр на прощание обернулся, но не увидел Аллиэн среди провожающих. На входе стояли лишь Арон и Пал, молчаливо наблюдая за их отбытием.
        «Прощай…» - Александр всё же мысленно попрощался с Аллиэн и задумался.
        …Громоздкая карета медленно катилась по улицам. Извозчик явно не спешил. Возможно, это было и для отвода глаз, так как за рифленым стеклом хорошо было видно улицы, но салон кареты не просматривался.
        Поначалу маги ехали в тишине, предоставляя возможность отвлечься, и посмотреть за малое окно в глубоких мыслях о «дальнейшем». Там, то и дело сновали пустынные жители, иссушенные вечной жарой, обветренные постоянными песчаными бурями. Кто-то из них тащил воду, кто-то торговал рядом с маленькими повозками глиняной посудой или едой, но большая часть просто проходила группами по своим делам, не обращая внимания ни на кареты, которых, кстати говоря, было не мало, ни на что-либо другое.
        Дома, улицы и прохожие слились в единую картину оживленного города пустынного народа, своеобразного, местами совсем не похожего на то, что Александр видел раньше на картинках, будучи ещё у себя в мире. Наверное «привычность» картинки нарушало присутствие оружия на поясах отдельных личностей или городской стражи, так же часто можно было заметить лук или нечто вроде арбалета, висящих на плече отдельных индивидов.
        Да и по достатку прохожих можно было судить по-разному.
        Иногда проходил богатый купец со своим караваном ящероподобных существ, тянущихся вереницей куда-нибудь за первый поворот, доверху нагруженных разным товаром. Но все же, чаще замечались босоногие худые оборванцы, клянчащие у прохожих то ли еду, то ли деньги…
        Одного такого он провожал взглядом, как его глубокие думы были потревожены.
        - Сильные - выживают, слабые - мрут,  - нарушил молчание старик, имя которого Александр так и не услышал.  - У вас, разве было… не так?
        Он заметил особо подчеркнутую середину вопроса, и повернулся к нему.
        - Так же, но не всегда и не везде.
        Маги заинтересованно повернули головы, даже кто не повернул - дернул ухом, а он продолжал.
        - Жизнь сама отсеивает самых слабых, редко даруя им возможность подняться с колен. Хотя сам я считаю, что власть - всегда была и будет в руках сильных.
        Маги довольно ухмыльнулись на этих словах, не прикрывая улыбок масками безразличия.
        - У нас, «там», сложилась такая ситуация, что вся власть в руках горстки людей которые могут нажать на, хм, рычаг и весь мир превратиться в пылающие, безжизненные руины за считанные часы…  - на лицах магов сразу появилась задумчивость, оценивающая могущество «тех» великих личностей.
        - Как такое возможно?..  - не выдержал один из них.
        - Чему ты удивляешься, Тирик?  - подал голос старик, отвернувшийся к окну.  - Забыл про легенду об Ожившем Пламени, поглотившем весь Великий Лес без остатка?..
        - Так ведь то же легенда, а тут…
        - Тут тоже не известно, правда ли,  - вступил в спор Салмей.  - Хоть и тени лжи я не чую, и изменений в ауре нет, но все же поверить в такое сложно… даже мне.
        - Они равны богам?  - Александру вдруг адресовали вопрос напрямую из общего разговора.
        - Нет. Они обычные люди. Даже не маги.
        - Как такое возможно?  - на этом вопросе притихли уже все.
        - Все просто: в нашем мире идёт техническое развитие, а в вашем - по большей части магическое?  - Александр решил уточнить для самого себя, потому что даже по городу мог понять, что тут нет ни электричества, ни машин, ни каких-либо других технологий, так напоминающих о родине.
        - Разве что гномы владеют чем-то подобным, но и мы в Аркане не брезгуем использовать големов и некоторые охранные механизмы,  - запустив пятерню в короткую бороду, молвил старик.
        - Выезжаем из города,  - аккуратно подметил кто-то.
        Александр взглянул на стражу ворот в маленькое окошко внутри кареты, рядом с которым он сидел и, время остановилось на какой-то миг.
        Там - за окном, угадывался знакомый силуэт одной из демонических тварей среди проходящих в город людей и нелюдей. Нутром прямо почуял! И вдруг, будто почуяв его взгляд, кто-то в середине толпы остановился и начал оборачиваться, но карета продолжала ехать, и через то же мгновение картина уже сменилась уходящей стеной и песком вокруг.
        Произошедшее заставило его вздрогнуть, вспоминая былые события. Плечи сами по себе передёрнулись от неприятных мурашек. Старик, сидящий напротив, сразу подметил его реакцию, но задавать вопросов не стал, лишь иногда посматривая в его сторону, будто следя за любыми переменами его настроения. Возможно, на это, у них есть определенные инструкции? О таком, конечно же, думать и вовсе не хотелось.
        - Сопровождающих больше не будет?  - Прервав тихое, приглушенное обшивкой поскрипывание колес, вопросил Кирран.
        - Рехнулся? Полная длань боевых магов пятого тома и во главе - старик, дотягивающий до лиценциата - куда уж больше?!  - возмутился Тирик.  - Нам ещё только дай повоевать - целую армию похороним в песках.
        - Амулеты хоть при всех?  - вставил своё слово старик.
        - Да. Почти,  - повернув голову в сторону Александра, ответил тому Тирик, попутно доставая из кармана побрякушку на довольно толстой цепочке.
        - На, вот. Держи!
        Александр принял предмет и уставился на него с интересом. Внешне амулет напоминал футляр от карманных часов, только вот цельный, литой - без видимых прорезей и отверстий.
        Только взяв его в руку, он сразу почуял, будто внутри амулета находится магнит - тот прилип к руке на некоторое время, но через секунду, уже не имел такого свойства, хотя разговоры в карете стали едва приглушенными, или ему так показалось.
        - Простенький, а большего и не надо,  - с довольной улыбкой сетовал Тирик.
        - Теперь все с амулетами.
        - Надеюсь, они нам не понадобятся,  - с какой-то тоской в голосе буркнул Салмей, устремляя свой взгляд куда-то вдаль.
        …И действительно - не понадобились. По крайней мере, пока они ехали до портового города Флуртах, совершая в пути немногочисленные остановки на обед и прочие дела.
        Во всём однообразном пути ему запомнилась только объездная дорога вокруг столицы халифата. Даже издали город выглядел величественно. Огромное количество домов, дворцов, башен разной высоты и мерцающие купола в ярком дневном свете выглядели по-настоящему впечатляюще и красиво.
        Хозяева такого места были либо сказочно богатыми, либо попросту тратили всё своё богатство на преувеличение славы города среди всех путников и разных гостей. В один момент Александру даже захотелось побывать внутри стен, прогуляться по его улицам и садам, но в планах магов не было остановки в этом чудном на его взгляд месте, а судя по запасам провианта - у магов вообще не было планов на остановки. Вот и осталось всё внутреннее величие за спиной через несколько часов пути. Жаль.
        - …Махледис, столица халифата!  - рассказывал ему тогда старик, видя его заинтересованный взгляд с округлившимися глазами.
        Может ему, конечно, и удастся там побывать, когда-нибудь. Если он сумеет выжить в этом мире.
        По прибытии в портовый город, выйдя из кареты Александр ругнулся, так как его ноги попросту не хотели идти и хорошенько затекли, от столь длительного переезда и не удобного сидения, и все же это было не так плачевно, как у магов.
        Перед взором открылась дивная картина огромного причала с доброй сотней разных кораблей. Каких тут только не было. И торговые корабли разных купцов, и малые рыбацкие лодки и даже боевые фрегаты, с торчащими копьями из бойниц, но среди всего этого множества выделялся один единственный корабль.
        Массивное судно как-то неестественно легко покачивалось на волнах. Команда давно готовила его к отбытию, судя по их последним сборам вокруг корабля. Александр сразу выделил среди всех капитана, что стоял возле прозрачной пирамиды в пол человеческого роста и работал над ней руками.
        Кряхтя, ругаясь, поминая тёмных богов и их проклятую карету, посланную им в наказание - сопровождающие маги все же сумели покинуть её, разминая ноги, вслед за ним. Не забыв смачно плюнуть под колёса и пару раз недобро помянуть извозчика, который пару раз за весь путь будто специально вез их по каменистой местности от чего повозка так и подпрыгивала. Кто-то даже высказывал в пути идею, что возница решил таким способом свести счеты с магией, но тогда, все дружно посмеялись.
        Их группа, не теряя времени, двинулась к фрегату.
        Завидев приближающихся магов, кто-то на корабле скомандовал встретить гостей, после чего около десяти вооруженных людей спустя полминуты уже сопровождало Александра и остальных по пути к кораблю.
        - Капитан, диар Харк, я полагаю?  - Старик с расстановкой поприветствовал выдвинувшегося из второй группы встречающих человека высокого роста.
        - Задерживаетесь, уважаемые. В дороге что-то случилось?  - слабо кивнув на вопрос старика, вопросил капитан.
        - О, вежливости вам не занимать!  - подметил старший группы алых магов.  - Так и будем стоять тут, размениваясь пустыми словами на, столь, дорогое время?
        Фраза заставила прислушаться некоторых из присутствующих, но особого внимания ей никто не уделил, капитан же продолжил в том же тоне:
        - Прошу на корабль. Нам предстоит не близкое плавание.
        - Капитан, можно уточнить маршрут?  - Кирран с интересом рассматривал снующих по судну матросов.  - Мы пройдем Суонский океан с остановками в Грилларе и Фолфосе?
        - Верно.
        - Чего ты спрашиваешь очевидные вещи, Кир?  - с непонятным выражением лица вклинился старик.  - Не в разъяренные воды же нам плыть…
        - Так-то оно так, но я слышал, что между Эшкосом и Вал'Дуосом назревает конфликт…  - почесывая подбородок, рассуждал маг.  - Не активизируются ли там Гиланские пираты?
        - А чего нам их бояться?!  - не выдержал один из магов.  - У нас тут Силы хватит пустить на дно половину флота всех пиратов мира!
        - Верно, орки в магии никогда не славились!  - поддержал его кто-то.
        - Это если нас на дно пустить не успеют…
        - Дарийские фрегаты не тонули уже добрых лет двадцать!  - зло вставил капитан, которому изрядно наскучили пустые домыслы «сухопутных крыс».  - Да и кому хватит ума, напасть на боевой корабль Аркана?!
        - Знаю я парочку…  - усмехнулся старик, на что капитан слегка покраснел от злобы.
        Не говоря ни слова, он развернулся и пошел по трапу на судно. Какой смысл спорить с дураками, если морские силы и примерное их расположение ему всегда были известны? Эти выскочки из Магистрата Войны совсем обнаглели. Уж в морское дело пусть свой нос не суют, тут он главный! Но эти мысли не принесли ему покоя, потому что впереди его ждал ещё длинный путь до Тиары Ветров - столицы одного из самых могучих государств мира.
        - Запастись терпением, главное запастись терпением.  - Харк терпеть не мог этих выскочек, возомнивших о себе невесть что. Сам он, хоть и являлся магом, но только четвёртой ступени - магом практиком синего магистрата. Только из-за его выдающихся способностей и таланта в стихии Воздуха, ему удалось попасть на «Свет Артоны» в качестве капитана, иначе бы ещё пришлось просиживать годы в академии, когда душа уже жаждала странствий!
        - Рад принимать вас на моём судне - Свет Артоны, господа!  - заметно повеселев от, каких-то своих мыслей, сообщил капитан.  - Располагайтесь в ваших каютах, команда обеспечит вас всем необходимым.
        Маги уже скрылись внутри, расходясь по своим каютам, в то время как Александр продолжал изучать интересную палубу корабля и порт города.
        Первым что не могло не броситься сразу в глаза, был «якорь» дарийского корабля. Представляя собой прозрачную сферу из неизвестного металла с подрагивающим вокруг воздухом. Удивительно, но между судном и «якорем» не было ни цепи, ни каната, ни каких-либо соединений. Он присмотрелся - и правда, воздух хаотично подрагивал в разных местах сферического устройства, в самом механизме можно было тоже заметить какое-то движение, а судно, слегка покачивающееся на волнах - не отходило от берега дальше, чем ему позволяла невидимая цепь.
        После «якоря» его внимание привлёк нос корабля, на котором красовалось пирамидальное сооружение. То, что это именно орудие, можно было догадаться по слегка оплавленному верху самой пирамиды. Хоть и принципы его работы Александру были не знакомы, но уже одним своим видом оно внушало страх. В мыслях даже появилась картина короткого сражения с обычным пиратским судном, всплывшим откуда-то из фантазии, из которого победителем вышел же конечно этот красавец-фрегат.
        Обернувшись, он увидел похожую верхушку на самом верху корабля, прямо над капитанской каютой. Вероятно, это было личное орудие капитана. Надо будет спросить, при первом удобном случае.
        - Занн Александр?  - Александр вздрогнул от неожиданности.
        - Да?
        - Прошу в вашу каюту, мы отплываем.  - Капитан появился перед ним с легкой улыбкой на лице, не прикрытой ни чем другим. Вид был такой, будто его переполняли нахлынувшие чувства от предстоящего долгого плавания.
        Он спорить не стал и последовал за стоящим рядом матросом, лишь раз обернувшись на коротком всплеске чего-то теплого в непосредственной близости и, увидев, как капитан и его маг-помощник отключают сферу на пирсе, затягивая её коротким движением на корабль. Сам капитан вышел помогать ему лишь из-за спешки. Такое обычное действие он явно оставил бы без внимания, но тут, тут - другая ситуация.

        ГЛАВА 20

        Поразительно, но раны Юрия уже не болели, хотя прошло не так уж и много времени с того, памятного дня. Вечно излучающий позитив старик знал какие-то особые рецепты, и был самым настоящим мастером врачевания. Из простых, подручных вещей, он творил какие-то мази, порошки и прочее. Юра доверился ему и, как оказалось - не зря. Силы восстановились быстро. Да и других вариантов не было - и нет.
        Пока над ним врачевал старик, новоявленная банда беглых рабов тайно приобрела на местном рынке необходимый провиант и лохмотья. Закупались не сразу, частями, дабы не вызывать лишних подозрений. Разные люди ходили на рынок несколько раз и пропадали почти весь день в городе, вероятно петляя по переулкам и прочим местам. Денег, найденных в тайниках работорговца, хватило на самое необходимое, но высыпанная на стол оставшаяся горсть, таяла с каждым днём.
        Орк-глава банды подходил к таким делам основательно. Долго расспрашивая каждого, кто пришел после очередной «закупки». Судя по интонации и количеству вопросов, орк старался узнать побольше о патрулях дозорных и ситуации в городе в целом - явно чувствовался опыт командования. Судя по оживлённым спорам за столом между несколькими участниками, они, в конце концов, нашли приемлемое решение их дальнейшей судьбы.
        В один из таких дней, когда к ним вернулся очередной соглядатай, орк вскочил на ноги и зычно отдал команду собираться. После чего по рядам прошли двое переодевшихся в охрану и набросили на них цепи так, будто рабовладелец решил продать их всех невесть куда, ну или, хотя бы, перегнать на какой-нибудь рынок рабов. Откуда-то выкатили бочки с водой и погрузили их на повозку.
        Выдвинулись.
        Группа шла ровно, впереди катилась повозка с игравшим роль нового хозяина рабом. В днище повозки были сделаны ниши для того, чтобы было удобно достать спрятанные там мечи и топоры в случае экстренной ситуации. Оружия, кстати, было уже не мало. Не забыли и как следует прикрепить, чтобы металл не гремел и не вызывал лишних вопросов.
        Через полчаса вышли на широкий тракт. Толпы людей и одиночки, сновали вокруг рабского каравана. Их целью, не было затеряться в толпе, наоборот - вся колонна двигалась целенаправленно к большой группе в серых одеждах - Маги!
        Юрий с холодком вспомнил поединок в пустыне между суровыми проверяющими и их группкой оставшихся в живых купцов. Вспомнилось серьёзное выражение лица того мага в серых одеяниях, задающего короткие вопросы худому колдуну. Как-то самопроизвольно он начал выискивать его взглядом среди всех этих людей, но больше половины из них скрывали лица под капюшонами, другие же не походили на того незнакомца и близко.
        Тем временем бывший раб, а теперь мнимый глава каравана перекинулся с серыми парой слов и довольно улыбаясь, протянул мешочек с позвякивающими внутри монетами, на что маг ещё раз переспросил одну фразу и, довольно улыбаясь, кивнул, не забыв похлопать своего нового товарища по плечу. Как же - халяву любят все, даже граждане столь высокого ранга!
        Караван остановился.
        Юрий с интересом разглядывал людей в серых одеждах, местами не без удивления замечая, то подрагивающий вокруг воздух, то едва заметные всполохи разных цветов. Через несколько минут даже начала слегка кружиться голова, но от чего - он точно не знал. Солнце припекло или ещё чего…
        Возле магов сновали люди с разными товарами, но они брали с собой только воду и еду, при чем, каждый имел собственный запас, но чуть позже Юра увидел повозку с припасами, запряженную… механическим четырехногим, безголовым созданием под три метра ростом, недвижимо и гордо стоящим перед ними. Так же у адаптированного грузового стража было четыре руки с устрашающего вида выгнутыми мечами в каждой руке.
        Прошло ещё около получасу и вся группа, вместе с ними пришла в движение. Цепи на руках уже изрядно успели надоесть, но другого варианта у них сейчас не было.
        Насколько Юрий понимал происходящее вокруг - их караван за символическую сумму «прицепился» к магам, дабы покинуть город без проблем. Повезло, что они в городе, ничего не скажешь.
        Главное покинуть стены, а дальше - дальше видно будет!
        Понадобилось ещё около часу - полтора ходьбы и показался выход из города. Авангард каравана серых уже миновал створки ворот и стражу. Голему во главе каравана даже пришлось пригнуться, чтобы пройти через ворота.
        Вот настал и их черед. Все внутри сжалось, а сердце колотилось в груди так, что рёбра стучали друг о друга, но Юрий взял себя под контроль, и только зло взглянул в сторону стражников, на что они даже не обратили внимания. Хоть и один из них косо посмотрел в сторону Юрия, но этим все ограничилось - сейчас все внимание стражей было приковано к могучим големам и их хозяевам, о смертоносной мощи которых ходили легенды.
        Ворота остались за спиной, чуть погодя их группа свернула на другой путь - в объезд города, попутно отделяясь от магов. Как только они скрылись из виду - сразу зазвенели цепи. Бывшие рабы освобождались от оков, бранясь на разных языках и смачно сплёвывая на песок. Не понадобилось и минуты, чтобы цепь была скручена и погружена куда-то в повозку, а в руках людей появилось оружие.
        Двое из освобождённых людей метнулись к карете и, покрикивая, начали раздавать всем дорожные плащи. Пусть и не новые, местами протёртые до дыр от старости, но все же это было гораздо лучше, чем идти в полуобнаженном виде по пескам неизвестно сколько. Единственный в группе карлик начал с завидной скоростью орудовать кинжалом, укорачивая одежку под свои сравнительно небольшие размеры.
        Орк собрал всех сбежавших вокруг и что-то начал рассказывать. Судя по задумчивым лицам - идея нравилась не всем, и даже нашлись двое, кто сразу ушел в другую сторону. Теперь их группа насчитывала почти два десятка.
        После сходки всем раздали оставшееся оружие и по примеру главаря - спрятали его по возможности под дорожные плащи. Те же, кто не мог его никуда спрятать - неплохо походили за охрану. План побега реализовывался на глазах, и это не могло не радовать.
        Теперь, из беглецов, они превратились в странствующий полу пеший караван, снующих от города к городу, ищущих «стезю» получше прежней… Да, именно так теперь всё это и выглядело.
        Долго не думая, отправились дальше.
        Стемнело.
        Спустя пару часов пешего ходя в ночи, ведущий окрикнул орка. Глава группы незамедлительно скомандовал остановку, и подозвал к себе вернувшегося разведчика и ещё одного человека. Коротко и тихо отдав им пару команд, здоровяк подозвал остальных. Через какое-то время послышался шорох, Юрий услышал, что группа готовится к бою, и сам на всякий случай перехватил меч покрепче. Кто знает, что там ждет впереди…
        А ждать пришлось недолго… Отправленные люди вернулись быстро и кивнули орку, подтвердив парой коротких фраз какие-то вопросы. Группа неспешно отправилась к уже виднеющемуся вдалеке костру со снующими в бликах пламени тенями.
        Юрий шел позади всех. Из-за спин его товарищей по беде, показались сначала груженые повозки и небольшая охрана, человека так два - три, кого смог разглядеть. Несколько купцов и отдыхающие неподалеку животные, больше похожие на быков с густым мехом, разглядеть точнее не получалось.
        Орк выдвинулся из группы и неспешно отправился к людям у костра, наверное, поприветствовать их. Но, Юрий ошибся…
        Вожак схватил ближайшего охранника щуплого телосложения за шиворот и с силой и боевым рёвом швырнул того в сторону их банды, которая не теряя времени, обнажая оружие из под плащей, с криками ринулась на караван купцов, попутно просто затоптав наивного стража в песок.
        Началась самая натуральная резня.
        Непорочную тишину ночи огласили крики ярости и свист мечей. Грубо зазвенело скрестившееся оружие, раздались лязг доспехов и надсадный хрип. Купцы оказались на удивление проворными, а один из них начал махать двумя мечами так - что казалось, будто вокруг него образовался настоящий заслон из огненной стали в свете близкого костра. Хорошо, что у кого-то из их банды сохранилось подобие ручного арбалета, которым ещё недавно толстяк чуть не отправил на тот свет Юрия, если бы более метким, а не прожорливым…
        Короткий щелчок и болт пробил лихому мечнику спину, после чего тот сразу завалился вперёд, но картина вокруг него была не радостной. Пока он простоял на ногах - успел убить и смертельно ранить пятерых нападающих. Впрочем, к завершению боя потери на этом не закончились, и… В ночи раздался близкий рёв кого-то сильно взбешенного и большого…
        Орк резко дёрнул головой, отдавая разные команды людям вокруг. Оставшиеся в живых и способные биться дальше новоявленные бандиты разделались с оставшимися сторожами, к тому времени, как опомнился от произошедшего Юра - он насчитал в полукруглом строю чуть больше двенадцати человек, включая себя.
        Издали, переворачивая повозку, заваливая на бок тем самым запряженное животное и выдирая соединяющий колёса толстый деревянный вал - к ним, увеличивая скорость, тяжелыми гулкими шагами неслось что-то огромное и горбатое, с горящими лютой злобой в ночи глазами.
        Мурашки прошли по коже. Один из группы даже взвизгнул что-то и начал пятиться, но остальные не дрогнули, когда на них из тени, выпрыгнул, звеня раскалёнными остатками цепей на руках - трёх метровый тролль. Житель гор был чем-то по-настоящему взбешен, роняя слюну на песок вокруг и крича трубным зевом что-то нечленораздельное, воющее, в своей неестественной ярости!
        От страшного первого удара сверху, было легко уклониться, чудовище в своей ярости вкладывало поистине исполинские силы в каждый замах, но от этого страдала и их скорость - сильно повезло.
        Воины быстро окружили тролля и начали наносить короткие аккуратные удары, но прочная шкура держала их на ура, от чего он бесился ещё больше, отмахиваясь самодельной дубиной по большой дуге. Кто-то отделился от группы и убежал в сторону повозки с водой.
        Бой продолжался, горное чудовище успело разнести ещё одну повозку, исполинским ударом переломив её надвое, целя в орка, удачно порезавшего ему ногу. Но тому посчастливилось увернуться, либо это был его боевой опыт?.. В любом случае, в таком темпе у чудовища было мало шансов на победу, да и постепенная усталость уже была заметна в слегка замедлившихся движениях. А тут ещё со спины, позвякивая цепью, зашел один из беглецов в татуировках, явно намереваясь набросить её на чудовище.
        И все же, трёхметровый гигант сумел попасть ещё по одному противнику, от чего тот безжизненно отлетел в сторону, став наглядным «уроком» для всех остальных.
        Внезапно, из-за перевёрнутой повозки, в окруживших чудище бывших узников, врезалась короткая слепящая ветвистая молния, ярко осветившая всю округу, испепелившая одного из нападающих рядом с Юрием. Караванный маг таился до самого конца! Кто-то растерялся от такого ужасного зрелища, и сразу раздался неприятный хруст вместе с глухим ударом - тролль времени даром не терял. Был под контролем?!
        Юрий подгадал момент, когда на шею разбушевавшемуся монстру накинули цепь, отвлекая метким выстрелом арбалета в лицо. Рванул вперёд, со всей силы обрушив удар мечом, перехваченным двумя руками покрепче. Получилось удачно - попал прямо в изгиб локтя, повреждая правую руку троллю. Но каково же было его удивление, когда острое лезвие отсекло толстую руку, и с той же силой, попало в полусогнутую ногу чудовища. Только застряв где-то в кости - остановилось.
        Воздух сотряс жалобный рёв боли раненного гиганта.
        Немного опешив от такого удара, орк все же пришел в себя, и быстро взбежав на спину начинающему заваливаться на бок троллю - двумя руками с силой опустил огромный молот тому на голову.
        Хлюпнуло, раздался чавкающий звук, и гнев в глазах безмозглого верзилы начал быстро потухать. С опустевшим взглядом, тот окончательно рухнул на свою же отрубленную конечность. Примерно в это же время послышался предсмертный вскрик за повозкой. Откуда вывалился таившийся маг, но уже с перерезанным горлом, а на его спине сидел злобный карлик, не терявший времени даром, сумевший вовремя обойти колдуна со спины, чем спас ещё пару членов банды.
        В живых осталось только тринадцать человек, включая троих раненных и одного испугавшегося.
        Старик взялся за врачевание товарищей, хоть и его возможности тут были ограничены, но даже подручными материалами он умудрялся творить настоящие чудеса. Что было понятно по тому, что уже двое из троих встали на ноги, и могли самостоятельно передвигаться.
        Клыкастый лидер группы снова подошел к Юрию, с уважением протянув увесистый мешок с монетами. Позже, раздал всем остальным кроме гоблина, заметно меньше чем отличившемуся в бою карлику. Так же, из добычи у них появилась ещё одна, уцелевшая повозка, в которую активно перегружали часть уцелевшего после удара тролля, провианта.
        Юрий, сидя на песке, смотрел, как остальные оттаскивают убитых, ни в чем не повинных людей в ямы неподалеку, присыпая бездыханные тела песком. На душе заскреблось, но в праве ли он судить бывших узников, что вырвались только из рабства и искали любую возможность зацепиться за жизнь, пусть даже кровавой ценой других жизней?..
        К нему подошел старик и положил руку на плечо, с понимающим взглядом смотря на ту же картину. Повернув голову на бок, Юра посмотрел на старика, а потом на песок под ногами того, приглашая его что-нибудь «рассказать» на песке. Долго ждать не пришлось.
        Старик с улыбкой начал чертить кинжалом повозки, купцов, за тем рядом образовались люди, маг с подчеркнутой аурой, накидывающий цепь на тролля. Образы сменялись один за другим, а фантазия дорисовывала картины, четко воспринимая Общий язык.
        Вот в рисунках появились и другие люди, так же закованные в цепи тем же магом, Юрий понял - ни в чем не повинные люди оказались теми же работорговцами и именно поэтому с ними расправились с такой яростью и жестокостью. Он понимающе кивнул старику решив задать вопрос, забыв, что тот не понимает его языка.
        - Ну а у тебя то какая цель?
        Старик с той же улыбкой посмотрел на него и, конечно же, ничего не ответил. Хоть он и не ждал от него ответа, но все же что-то спросить должен был. Начиная отворачиваться, он вдруг заметил, что старик провел рукой по песку и снова принялся чертить новые рисунки.
        На этот раз он искусно рисовал удивительные места, с поразительной точностью передавая мелочи. Первым местом был какой-то огромный храм, с высоченными башнями рядом, переходящими в красивые дома и летающие кареты?.. Вторым - пустыня в рассвете и гуляющие по ней торнадо, которые старый художник умело перемещал друг за другом, несколько раз проводя их по кругу. Третьим местом был лес, огромный, не похожий ни на какой другой, величину леса старец подчеркнул фигурками людей, стоящих рядом с деревьями. Четвёртое удивительное место было изображено в форме города в огромной горе, с двух сторон окруженного морем или океаном, но соединяющего целый континент. Юрий завороженно смотрел на рисунки, не открывая взгляда, когда старик начал рисовать огромную пирамиду, для чего-то множество раз перечеркивая её кинжалом, создавалось впечатление очень черного цвета, хотя возможно это всего лишь было его воображением.
        Как раз в этот момент костёр потушили, от чего нарисованная пирамида стала действительно черной. Рисунок было почти не различим в тусклом свете луны, на что старик только улыбнулся, а Юрий так и не понял, сумел ли старец понять его вопрос или нет…

        ГЛАВА 21

        Где-то в Черной пустыне.
        - …Зархаш, всё готово!  - пустынный разбойник поклонился перед своим вождём.  - Первая засада сделана из лучших воинов, во второй ждут артефакты и ловушки, купленные на черном рынке у шамана из элегарских джунглей. Если повезёт - накроем какого-нибудь странствующего мага с небольшой охраной и мигом окупим все приготовления!
        Атаман сидел скрестив ноги, на песке у костра, выслушивая отчет и довольно кивая. Долгие годы ему удавалось громить караваны торговцев, магов и странников без каких-либо последствий. Его опыт в таких делах могли переплюнуть только пара человек, и то - о них слагали больше легенд, чем подтверждённых фактов, но сегодня было какое-то особое чувство, только вот пока не разобрал, какое именно. От предвкушения начали чесаться руки!
        - Отлично! На горизонте никого?..  - не успел он закончить свой вопрос, как недалеко грохнуло так, что уши заложило даже на таком расстоянии!
        - А вот и первая жертва!  - радостно воскликнул Зархаш в ожидании долгожданной наживы.  - Пойдём, посмотрим, что попалось нам в руки на этот раз!
        - Торговец не соврал, эти штуки действительно мощные!  - противно расхохотавшись и потирая руки, бандит-шестёрка метнулся за своим главарём, взбираясь по песку на высокую дюну.
        - Кара Яррит…  - только и выдохнул главарь, а его подопечный застыл рядом, боясь пошевелиться.
        Там внизу, где располагались группа засады и ловушки - зияли остывающие воронки, от взорвавшихся заготовленных артефактов, а рядом с ними, никуда не спеша - аккуратно обступая останки и раскалённые места, проходила большая группа магов, в серых балахонах…
        - Иллюзия?  - главарь хотел пошевелиться, но почувствовал, будто сзади него кто-то стоит. И тут же враждебная аура просто вдавила его в песок, склоняя на колени, от чего он только шепотом сумел спросить.  - Ты когда-нибудь видел столько серых?..
        - Не-е-ет…  - прохрипел рядом помощник.
        К их огромному сожалению маги были совсем не иллюзией, а рядом с ними, будто бы из самого воздуха появились фигуры, с надвинутыми капюшонами на лица.
        - Есть пара вопросов.  - Медленно проговорил один из них, поворачивая в воздухе руку, кулак которой был окружен едва заметным сиянием, от чего голова разбойника повернулась в такт поворота руки, а ощущения были такими - будто голову сдавили невидимыми тисками.
        - Да-да, все что угодно для господ из Аркана! Уважаемые Тайные хранители, спрашивайте всё, что душе надобно!  - проблеял разбойник, растеряв всё своё достоинство в четком понимании, что от его ответов будет зависеть его жалкая жизнь. Маги на это лишь усмехнулись.

        Мастер Соанс Парт шел позади всех. За всё время их экспедиции не произошло ничего из ряда вон выходящего, за исключением идиотской попытки нападения тупейших разбойников на всем белом свете. Это же надо было додуматься! Напасть на целую экспедицию Аркана! Да ещё какую - целиком и полностью состоявшую из могучих чародеев…
        С другой стороны, из выживших лиходеев, можно всегда достать ценные крупицы информации. Хотя какая там информация у разбойников, пусть даже давно промышляющих в этих местах. Таким заинтересуется лишь новичок и маг низкого ранга, ему же были интересны вещи гораздо более глубокие в понимании сути магии. Глупо было ожидать от обычных разбойников чего-то действительно ценного, но тот, кто не ищет - и не находит. Да и по всем ощущениям, скоро, перед его глазами должно было предстать нечто поистине интересное.
        Внимание Парта приковала необычная активность поисковых кристаллов на плечах впереди шагающего голема. В обычном зрении они лишь сильнее загудели и закрутились в Чашах Парения, но в Истинном зрении была совсем другая картина…
        Два, абсолютно похожих друг на друга, прозрачных, голубоватых кристалла-близнеца были укутаны словно в коконы, тонкими поисковыми плетениями широкого охвата. Мастерству наложенных заклинаний можно было только позавидовать - не зря высшие академии общей магии Аркана славились своими мастерами, ох не зря! Реагирующие на любое присутствие магии, пусть даже применённой очень давно - кристаллы сразу меняли цвет в зависимости от силы волшбы и её уровня. Обычно, при многократной практике в магии, обладатели видят все доступные цвета кристалла, но на то их творцы и оставляют запас чувствительности, так сказать для особых случаев. И Мастеру Парту только что посчастливилось наблюдать новый, не виденный до этого самого времени цвет…
        В магическом зрении, Соанс разглядывал странные узоры Силы, влияющие на тонкие структуры поисковых заклинаний и даже местами меняющие их самым непонятным образом. Воздействие данного места не поддавалось никакому логическому описанию, и только боги ведают, что влияло на это больше - веками скапливавшаяся мощь после магической катастрофы, разъярившей местных духов до немыслимой злобы или, тот самый Выброс Силы, грубо перекроивший потоки тонких энергий в Астрале? Как бы там ни было - это и предстояло выяснить в данный момент.
        - Пожри вас всех Бездна! Вырубай кристаллы!  - раздался чей-то злой, но тревожный голос из группы, адресованный магу-ведущему, управляющему големами и их оснасткой.
        В тот же момент раздался короткий, звонкий треск и один из кристаллов взорвался на плече голема мириадами радужных осколков, пока маг чудом успел отключить и успокоить второй. Голем пошатнулся, но урона почти не получил. Не выдержав давящей ауры эпицентра выброса, тонкий инструмент магов вышел из строя, и хорошо, что удалось спасти второй - поисковые кристаллы стоили огромных затрат, как в денежном, так и в ингредиентном эквиваленте.
        - Мы на месте, командующий,  - Мастер предпочел не отвечать, сразу направившись на вершину ближайшей дюны, дойдя до макушки которой тихо присвистнул.
        Следом за ним поднялись и ближайшие приближенные, с неприкрытым интересом осматривая место недавнего выброса.
        А там… было на что посмотреть.
        Любой не посвященный в азы Силы, не увидел бы ничего кроме застывшей площадки посередине исполинского по размерам поля, усеянного на половину зарытыми острыми обелисками, больше похожими на клыки неведомой твари, доверху исписанными древними символами неизвестных рас. Более того, обычный человек бы испытывал сейчас головные боли, тошноту и помутнение сознания, но не маги, прошедшие через сотни тренировок разума и тела.
        В Истинном зрении, при желании, и вовсе можно было углядеть огромный движущийся в замедленном темпе вихрь, восходящими потоками которого, внутрь затягивались токи Силы, отвечающие за границы пространства. Иными словами это место идеально подходило для путешествий в Иномир, но грозило огромной возможностью невозврата.
        - Разверните сеть из кристаллов впечатлений за третьим рядом обелисков - большего расстояния не понадобится.  - Серый Мастер начал быстро раздавать команды подчинённым.  - Займите оборону по периметру, зарисуйте каждый символ на обелисках и их общее расположение, создайте Мираж Нонака - хочу, чтобы ни одна тварь не узнала, чем мы тут занимаемся. Мне же предстоит… прогулка в «изорванный» Астрал…
        На последних словах, даже маги из личной охраны недоверчиво покосились в его сторону.
        - Мастер, я, конечно, не сомневаюсь в ваших способностях, но разумно ли…  - начал было Хапи, но Соанс грубо прервал его.
        - Хочешь, вместо меня?  - коротко и зло бросил он, заранее зная ответ.
        - Нет… но ведь там…
        - Сотворите вокруг меня Астральный Бастион, подготовьте три Чаши Силы и Искрящийся Мост. С остальным я справлюсь сам.  - На последних словах Мастер направился прямо в центр странного места, где произошел выброс. Идущие за ним маги видели, как нечто из неведомых защитных чар окутало его фигуру, могучая аура пошла рябью, а сам Мастер настраивался на путешествие в иной мир разными легковесными чарами, пусть и простыми, но проверенными тысячи раз.
        Маги успели дойти до центра огромного поля из обелисков, как солнце стало заметно тусклее светить - всё видимое пространство заволокло прозрачным светлым туманом: так выглядел Мираж Нонака изнутри. Снаружи же место попросту пропало, показывая любому стороннему наблюдателю голые черные дюны вокруг, обтекаемые местными ветрами, и ни намёка на чье-либо присутствие.
        Внутренние круги встретили их оплавленными неестественным жаром сторонами обелисков, смотрящими в центр и тремя каменными пьедесталами, что сразу отметил Соанс, как подтверждение слов «гостя». Спустились в небольшой кратер. Трое из сопровождающих Зрителей Астрала встали по краям кратера. Хапи с двумя помощниками заняли позиции в метре от Мастера. Получились два треугольника из сильных магов, направляющие потоки Силы, идущие в центр - к Мастеру Соансу. Началась основная фаза подготовки.
        Мастер Парт стоял, не двигаясь, опустив голову. Первым начал внутренний круг. Выставив вперёд руки, маги настроились друг на друга, благо с их опытом много времени это не занимало, и они одновременно начали сплетать составляющую «бастиона». Как только конструкция была готова - они разом вдохнули в неё Силу, и, задрожав мелкой рябью, Астральный Бастион принял форму ауры Мастера.
        - Ох, чую я, этого мало…  - Хапи повернулся к одному из помощников и добавил.  - Потянете духовный барьер вдвоём?
        Но ответа получить он не успел - болезненный отголосок от неожиданного удара в поддерживаемую им часть защиты больно стегнул по вискам. Внезапно затуманившимся от боли взором он видел, как скривились и другие маги.
        - Чаши! Тьма вас забери! Быстрее готовьте Чаши!  - заорал он внешнему кругу, где сразу усилились и ускорились надрывающиеся голоса заклинателей, создававших вместилища запасной силы для командующего. Пение заклинаний заметно ускорилось, на столько, насколько это было возможным без риска сорвать речитатив.
        Маги внешнего круга, в спешке создавали открытые для товарищей вместилища, наполняя их личной и разлитой повсюду Силой, но их старания не успевали за потребностями чародеев высокого ранга - те мгновенно опустошали вместилища, и Зрителям Астрала приходилось вести кропотливую работу снова. Щедро вливая все свои возможности, в поддерживаемое, норовящее расползтись на все стороны света плетение.
        Наблюдая, как исказились лица поддерживающих защитный ритуал магов, Хапи влил всю свою оставшуюся мощь, в Бастион, ощущая уже не редкие атаки, а целый град ударов и тут же потянулся сознанием к одной из Чаш, что была вновь наполнена до самых краёв дармовой Силой. В этот же момент земля под ногами ощутимо качнулась, заставив с тревогой обернуться серых магов с внешней охраны, но это был знакомый привкус магии, повсеместно дающей осадок во всем периметре Миража - мастер-маг достойно ответил своим противникам в Астрале.
        Не зря Хапи ходил в любимчиках у магистра Алиласа, ох и не зря. Заподозрив что-то неладное, он в миг «выпил» всю Чашу и сотворил Столп Истинного Света вокруг внутреннего круга, и как оказалось, совсем вовремя - вокруг них, под ногами, начинала клубиться первородная Тьма впомесь с миазмами смерти. Не заметь он это сразу, и через пару минут их можно было бы считать живыми мертвецами, смертельное заклинание «выпило» бы их без остатка. Стоило его заклинанию явить свою мощь, как Тьма отступила, и всё вокруг озарил ярко-золотой свет, пусть даже на короткое время, но этого хватило, чтобы очистить место, и даже пришибить какую-то подозрительную тень, за одним из обелисков. Но стоило отдать мрачную дань уважения искусным творцам этой мерзости, что смогли под носом у сильнейших чародеев Аркана сотворить такое непотребство!
        Хапи побоялся представить, насколько тяжелое сражение шло в Астрале, но к подлому удару Тьмы не готов был даже он. Это сразу навело на мысли о заинтересованности третьей стороны… Поганых Мракопоклонников - будь они трижды прокляты! Ну, ничего, этими домыслами он ещё успеет поделиться с кем надо, и когда надо, а сейчас нужно было сосредоточить всю силу на защите.
        Хапи не заметил, как Мастер Соанс повернулся к нему, и устало махнул рукой, тем самым показывая «хватит». У Бастиона был эффект поглощающий любые звуки и все не «привязанные» ментальные приказы, по этому лучшего знака было не придумать.
        Чародеи, как один, опустили руки, и присели на остекленевшую поверхность, двое тут же подпрыгнули обратно, успев обжечься о раскалённую землю под ногами, лишь Хапи помнил о таком эффекте после использования Чаш, применив простенькое остужающее заклинание.
        Глава отряда серых магов потерянно огляделся, за тем устало зашагал в ту сторону, откуда они пришли. Вид его был крайне изможденным, а аура - потрёпанной, да ещё от неё веяло какой-то мерзостью, распространяющейся повсюду вокруг. Никто из присутствующих не посмел задавать вопросов, а маги как раз завершили работу с сетью кристаллов впечатлений.
        Лиловое зарево вспыхнуло на короткий миг - работа была завершена. Сеть выполнила своё предназначение. Остальные участники, поддерживающие иллюзию, тоже возвращались в строй и спешили за старшим магом. Сам Соанс уже не выглядел таким уставшим, наоборот, он наращивал шаг с мрачным и злым видом в каждом движении, тщательно обдумывая произошедшее событие.
        …Позже, когда все живые покинули это злополучное место и ночь, давно укрыла своим бархатным одеялом всю видимую округу, оставив лишь неспокойное от возмущений Астрала пространство изредка подергиваться, в воздухе вдруг резко сгустилось напряжение.
        Мгновение.
        Короткая и резкая красная молния из ниоткуда ударила в черный песок, и в том месте, глубоко расколов стеклянную поверхность, проклюнулся странный росток белесого цвета…

        Где-то далеко от произошедшего…

        Человек в массивном черном облачении выпал из транса с воплями боли. Судорожно пытаясь разжать Мрачную Сферу сжатую пальцами правой руки добела, он наблюдал как его товарищ, до сих пор находящийся в астральном мире в муках старается из него выйти, и вернуть разум и душу обратно в тело из далёких глубин Иномира.
        - Приту!  - один из высших мракопоклонников принял верное решение, называя его по имени усиленным магией голосом. В таком напряженном сосредоточении, возвращаясь из Астрала в реальный мир, это могло сослужить верную службу.
        Знакомая речь и отголоски Тёмного Дара выглядели для Приту как настоящий маяк в спутанном мареве астрального мира. Чем он и поспешил воспользоваться, метнувшись на короткий зов, быстро нащупав потерянную нить связи с телом.
        - А-а-а-а-а…  - заорал второй астральный путешественник, задыхаясь от натуги и боли скрутившей всё тело.
        - Чертовы серые твари!  - тяжело дыша, выдал Лельмер.  - Ты как?..
        - Бывало и лучше…  - С трудом, упав своим мясистым лицом в пол, пробубнил Приту.
        - Кто ж знал, что их там около десяти человек окажется?..  - Лельмер сразу вспомнил незваного гостя, появившегося так внезапно, незамедлительно атаковавшего их, только Яррит разберёт каким градом заклинаний! Да ещё и его помощники шарахнули где-то рядом чем-то из не слабого арсенала Света, впомесь со стихийным аспектом Воздуха. Да так, что все астральные пути перекроили и оборвали нить связи с их телами. От чего им пришлось, только руководствуясь собственным мастерством и опытом, в спешке откидываясь сильными заклинаниями Мрака, бежать наутек. Да, именно бежать - противник хоть и был в Астрале один, но его защита и личная Сила превосходили все мыслимые ожидания, а время в том бою играло явно не на их стороне. Вот и пришлось им в спешке ретироваться обратно. Благо маг играл больше в защиту, так как их было двое, иначе бы известно, чем всё это закончилось.
        - Главное - мы узнали…  - Приту принял сидячее положение.  - Наш человек в Аркане не обманул. Жаль только извести этого чародея не подвернулось возможности…
        - Верно.  - Лельмер поднялся с колен, кряхтя, присаживаясь за стул, вырезанный из кости какого-то древнего монстра в углу залы. Друг и единомышленник Приту поспешил последовать его примеру.
        Сейчас у них крутилось множество мыслей и сомнений. Результат путешествия в Астрал имел как положительные стороны, так и отрицательные. С одной стороны они убедились в верности общему делу связного из столицы проклятых «стихийников», с другой - у них не хватило сил разобраться с незваным гостем даже вдвоём. Пусть они и находились на треть мира от своих тел, а место боя было крайне нестабильным, но все же они высшие маги! И это не могло не огорчать. Ну, ничего, ничего - будет ещё время, чтобы расставить всё на свои места и хорошенько подготовиться. Никто из них своих мыслей озвучивать, конечно же, не стал, да и это и так было очевидно, а в тайный зал Риадского Чертога имели доступ только два человека, и эти люди не привыкли опускать руки, даже после досадной оплошности.
        - Что скажешь на счет выброса?  - Приту посмотрел на задумавшегося товарища, тарабанящего по каменной плите-столу, пальцами.
        - Ты о странном ритуале призыва, смердящем смесью демонической и древней составляющей?  - Лельмер поднял голову, но взгляд его так и остался где-то в центре треугольного стола.  - Хоть я и не слишком силён в таких… ритуалах, но его главная составляющая от меня не ускользнула…
        - Тоже не можешь понять для чего вдруг они решили призвать… такую мерзость?  - Откинув от усталости голову назад, на спинку стула, продолжал Приту.
        - Сотни две лет, не меньше…
        - Чего?  - не сразу поняв, о чем идёт речь, завертел головой Приту.
        - Я говорю - на такой запредельно сложный ритуал, и подготовку к нему, ушло лет двести, никак не меньше.
        - Как это? У кого это хватило терпения на такое ожидание?
        - А вот так.  - Лельмер начал чертить пальцем по столу для б?льшей понятливости.  - Обелиски посчитал? Возрастом они примерно лет в двести - триста, отражаемый цвет в Иномире - белесый, символы не известные, но частично понятные - скорей всего протодемонический язык, или язык Древних обитателей Шанеалы…
        - Наша нежить, бывало, раскапывала такие курганы, с подобными символами, фонящие магией как сам манарит, но взломать их не представлялось возможным и по сей день!  - кивнул Приту.  - Кто-то в древности озаботился их защитой на тысячелетия… Пугает больше то - с какой целью это было сделано?
        - Так вот о чем я и говорю,  - почесывая бровь, продолжал тенемант.  - Раз обитатели Нижних миров, живущие в нашем мире, смогли воссоздать или сотворить по чьей-то воле подобное - значит, им как минимум доступен древний язык! Кстати, ты заметил примесь демонического наречия в астральных отражениях на внутренних гранях камней?
        - Эксперимент?
        - Скорее тайно усовершенствованный ритуал, иначе как объяснить наличие символов, только на внутренних кругах, а не на всей конструкции в целом?  - Лельмер зевнул от усталости, но хорошенько проморгался и применил восстанавливающее жизненные силы заклинание.
        - Хм. Не вижу общего интереса для них. Демоны обычно не нарушают клятв и кровавых договоров, тем более в работе с… такими сущностями! Быть может - личное могущество?  - вопросил высший маг Мрака, приподнимая сжатую в кулак руку.
        - И почему же тогда всё пошло наперекосяк?
        - Не справились…
        - За двести с чем-то лет? Не смеши! Даже полный идиот, всё рассчитает и выверит, да ещё пару тысяч раз перепроверит расчеты, не говоря уже о хитрейших обитателях иных планов…  - Лельмер с сомнением посмотрел на коллегу.
        - Тогда остаётся только одно.
        - И что же?  - не скрывая интереса, глянул тенемант.
        - Божественное вмешательство! А если по-простому - судьба,  - хмыкнул Приту и оба повелителя Тьмы сосредоточились на отдыхе и раздумьях о грядущем.

        ГЛАВА 22

        Давно миновав границу Проклятого леса Духов, шаман и Артур приближались к подножию Обсидианового пика, продолжая сравнивать и оценивать столь разные, но все-таки свои родные, привычные миры.
        - Иерра Льеживал,  - уже без акцента, уважительно обратился Артур, на родном шаману языке, чем заставил его вздрогнуть от неожиданности и удивления.  - Вот ты мне рассказал про Аркан и их главу - Архимага, рассказал про Радарас и императора, и даже упоминал каких-то мракопоклонников, с их тайными залами и капищами во многих столицах и странах, не забыв упомянуть «избранных тьмой». А вот у вас - кто главный?
        - Говорят - только избранные вхожи в Духовные покои Зрячих,  - шаман с трепетом заговорил о легенде его народа, тщательно расставляя слова, с проблеском огонька истинной веры в глазах. Артур сразу отбросил тени недоверия к началу рассказа. В такой момент шаман напоминал настоящего фанатика своих убеждений.  - Главной, кому дано выходить с Ним на ментальные встречи - является Зарлит «Смотрящая в Бездну»! Вторят ей в этом не простом деле двое из высшего посвящения шаманов - Боро и Уросар.
        - И уже они вещают волю Его остальным посвященным?  - Артур всегда скептически относился к таким заявлениям и вере, в невесть что.  - Ты не думал, что Его нет, а они преследуют свои, корыстные интересы?
        В ответ на его вопрос он услышал только зарождающийся смех с явной толикой безумия.
        - Арахт существует!  - благоговейно понизившимся до шепота тоном с убеждением выдал шаман.
        - Я не сомневаюсь, тем более - не имею права на сомнения.  - Артур успокаивающе сделал жест руками с открытыми ладонями.
        - Ни одно… Ты слышишь, занн Артхур? Ни одно его предсказание не прошло мимо нашего народа!  - потрясывая жезлом и, прыгая с камня на камень, говорил шаман.  - Пусть и его не видел никто, кроме высших посвященных, но ведомо «Смотрящему в Межмирие» многое! В том числе и судьбы многих из нас. Не говоря уже и о простых событиях мира и его границ реальности!
        Артур хоть и не верил в «живого идола», но что-то внутри его шептало о правдивости слов шамана. На той же самой Земле, этих лжепророков и шарлатанов водилось - хоть отбавляй! И все же - встречались и среди них, владеющие истинным знанием. Правда, эти миры нельзя было сравнивать. Тем более после некоторых увиденных воочию вещей, в которые и самому, до сих пор, не особо верилось…
        Внезапно он почувствовал, как к нему обратился его Дар, разливаясь приятной волной по всему телу. Артур остановился и послушно задрал голову - его взгляд непроизвольно устремился в сторону Обсидианового Пика - самой макушки горы.
        - Старшие всегда говорили - «только сильнейшие и мудрейшие могут узреть край своей судьбы…» - отдаляющиеся слова шамана потонули в приятном нарастающем, шелестящем шуме в ушах, дополняемом тончайшим пищащим звуком где-то на границе сознания. Увиденная картина подёрнулась, поплыла местами, и вдруг, стала чётче, ярче, реальнее. Небеса приобрели зеленоватый оттенок, облака стали тяжелее и ниже, будто желая придавить дерзкого человечишку, смеющего заглядывать куда-то дальше своего носа… Артур видел и чувствовал, как он поднимается по бесконечной лестнице, вымощенной черными плитами, преодолевая очередную бесчисленную ступеньку, ведущую к вершине Обсидианового Пика. Шаг, ещё шаг, ещё. Но… он не мог остановиться, нет - усталости не было вовсе, но ноги… ноги не повиновались ему!
        С ужасом вспомнив то жалкое чувство, когда ты ничего не можешь противопоставить неизвестному врагу, чья воля сковала тебя неразрушимыми оковами разума - Артур с силой постарался развернуться и посмотреть назад, и… у него получилось, но то, что он увидел позади себя, было поистине кошмарным видением!
        Под грязными тучами - на поле из костей и бурлящих рек крови на него смотрели выколотыми глазницами на изувеченных лицах и мордах - тысячи стенающих душ! В один момент, они все разом истошно завопили и ринулись к нему, простирая обугленные, искалеченные, отрубленные и местами оторванные культи, пытаясь дотянуться до его лица и сорвать шлем, но защита сдерживала напор. Более того, Артуру даже показалось, что он отходит от прорези шлема, за которой творится настоящее безумие - куда-то вглубь, в тихую темноту, покой. И крики начинали стихать, пусть не сразу, и не все - но стихали, с каждым мучительным «шажком» назад…
        - …Артхур занн! Артхур занн! Очнись!  - наваждение кончилось, а Артур с удивлением обнаружил, как его сильно трясут за плечо, подобно вытряхиваемому пыльному половику.
        Потерянно оглядевшись, он увидел по одинокой дорожке из следов шамана на черном песке, что тот успел довольно далеко отойти и вернутся обратно, прежде чем заметил отсутствие Артура. Перевёл взгляд обратно на Льеживала и увидел тот же вопрос, вперемешку с легкой тревогой.
        - Какая-то ерунда со мной творится в последнее время.  - До сих пор отходя от видения, тихо начал он.  - Я видел легионы душ молящих о спасении, измазанных, испачканных в крови. Они не знали покоя и старались дотянуться до меня всем, чем только могли…
        - Мрачное видение, Артхур занн…  - шаман замолчал и пошел дальше, больше не проронив не слова в ближайшие два дня пути, Артуру тоже было над чем поразмыслить. Спустя несколько дней они миновали Пик, и вышли в гиблые земли, которые местные жители чаще называли Проклятыми.
        Первое, что приходило в голову - это безжизненная равнина, усеянная обветренными скалами, костями неведомых животных и разнообразными видами падальщиков, но на деле всё оказалось совсем по-другому.
        На пути чаще начала попадаться растущая целыми полянами трава, маленькие кусты и сухие, окаменевшие пни деревьев-великанов. За тем показались далёкие зеленые рощи, стало заметно легче дышать. Воздух был уже не раскалённым пустынным, сухим и безжизненным, а больше напоминал привычное лето на земле, как в подтверждение его мыслей показались тяжелые грозовые тучи, и подул резкий, порывистый ветер, поднимая много пыли. Артура это, вопреки всему - не могло не радовать. Окончательно устав от пустынных пейзажей, он был рад любым сменам декораций, лишь бы только не смотреть на проклятые дюны и пустоши.
        Стемнело.
        Примерно через час пошел ливень, озаряемый сильнейшими вспышками молний перед раскатами грома. Крупные и тяжелые капли превратились в самую настоящую стену дождя, щедро поливая всё вокруг, оживляя местами изнеможенную землю. Шаман подставлял походный бурдюк, под поток воды, обводя его горлышко жезлом, творя какое-то простенькое плетение, за чем всякий раз пристально наблюдал Артур.
        Левой рукой Льеживал держал его за основание, а правой очертил три кольца разного - расширяющегося к небу, диаметра. За тем, как видел Артур, он влил Силу, сначала в жезл и только потом, шепнув короткое слово, шаман создал своё творение - Воронку Ветра. На все про все ушло не более нескольких секунд.
        Получилось полупрозрачное, опускающееся по краям едва заметной дымкой заклинание, собирающее потоки влаги в сосуд, который, кстати говоря - очень быстро наполнился.
        Артур отвернулся, проворачивая в своей голове возможное применение разных вариантов данного плетения, но на ум пока ничего по-настоящему действенного не приходило.
        - Маг, а почему эти земли принято так называть?  - до нитки промокший Артур повернулся к закончившему своё занятие шаману.
        - Я - не маг!  - с недобрыми нотками ответил Льеживал.  - Занн Артхур, не путай эти понятия. Маги не в силах слышать духов как шаманы Варахтанды, хоть и повелевают стихиальной магией. Всё что они могут - это разрушать и бахвалиться своим мнимым могуществом, которое на деле оказывается часто не так велико…
        - Понял.  - Сделал мысленную пометку Артур.  - Так что по вопросу об этих землях?
        - Скоро, сам всё увидишь…
        Долго этого «скоро» ждать не пришлось. К ним на поляну, стелющейся походкой вышло нечто очень агрессивное, тихо рычащее, со светящимися жутковатым желтым светом глазами. Существо явно намеревалось хорошо перекусить в ближайшие минуты. Следом за ним, невдалеке показались ещё тени подобных жутковатых созданий.
        Артур приготовился к бегству. Уже собираясь обратиться к своему Дару, как его когда-то обучил шаман, и раз пришлось использовать в Астрале - он сложил руки вместе, но… Шаман положил свою ладонь на его мокрые руки, тем самым заставляя их опустить. Артур взглянул с сомнением.
        - Нам сегодня везёт!  - довольно заявил шаман.
        - М-м?!
        - Будь мы обычными охотниками - «стражи» бы нас давно разодрали в лохмотья и растащили по кустам.  - Видя, полное непонимание своего спутника, Льеживал медленно потянулся рукой к какой-то дырявой палке, одновременно рассказывая Артуру небольшую предысторию:
        - Когда-то давно, могучие шаманы «договорились» с местными тварями с помощью духов об особом ритуале пропуска через их земли… Ритуал прост - каждый шаман, должен сыграть определенную мелодию, и если стражам она понравится - у нас будет немного времени, если нет - мы с тобой покойники! А пока - у нас есть небольшая фора.
        - Да уж…  - вздохнул Артур.  - Час от часу не легче…
        Сам Льеживал в то же время достал из-за пазухи свирель и, прикрыв её одной рукой от дождя, принялся заводить длинную, заунывную мелодию, переливающуюся разными нотами, мелодичность которых поражала воображение. В его мелодии чувствовалась скорбь, тоска, нечто ещё… И даже шум дождя не мог сильно исказить это мастерское творение души человека и простенького инструмента.
        Пока играла чудная мелодия - стражи смотрели на шамана будто завороженные, слегка раскачиваясь из стороны в сторону. Каждая нота, будто вводила их в некий транс, хотя Артур не мог сказать с уверенностью, что в музыке не было примеси какого-то личного воздействия шамана.
        Жутковатое существо, больше похожее на смесь горбатой обезьяны и летучей мыши, распрямилось на своих длинных лапах и, облизнувшись, взвыло. Артур с ужасом обнаружил, совсем рядом, ещё его сородичей, непонятно каким боком очутившихся так близко и если бы твари не вторили собрату - он бы их и не увидел, до самого момента атаки. Но твари расступились, а шаман дёрнул его за руку, увлекая за собой быстрым шагом, переходящим в максимальный бег. Что-то внутри подсказывало, что действие этой волшебной свирели обещало быть совсем не долгим…
        Мелодия всё не выходила из его головы, даже когда они перешли на быстрый бег среди кустов и корней, местами утопленных в глубоких лужах от непрекращающегося ливня.
        - Стражи… лесов,  - задыхаясь и кашляя, сообщил шаман.  - Больше питаются падалью, или любят ставить… западню… на редких путешественников, сумевших пересечь Пепельный океан. Кха-кха!
        Артур не успел задать вертящийся на языке вопрос о музыке и его талантах, как Льеживал снова пустился в бег. Пришлось нестись за ним, и на разговоры сил совсем не оставалось.
        Местами им начали встречаться необычные деревья, некая разновидность субтропических лесов, что было удивительно, но времени на осмотр местных красот пока не было - на хвосте висели оголодавшие жуткие создания и Артур был готов поклясться, что слышал их надсадное дыхание у себя за спиной.
        Снова короткая остановка.
        - Долго ещё… бежать?  - сорванным дыханием от такого забега, спросил Артур.
        В ответ шаман только прислушался и в этот момент, примерно в том месте, откуда они бежали в воздух выстрелили грязные комья земли, а потом донёсся отголосок малого взрыва, но радоваться этому совсем не стоило. Хоть Артур и не заметил, когда шаман успел использовать свою Силу, взрыв означал только одно - голодные твари идут по их следу с самыми, что есть, понятными намерениями.
        Снова надсадный бег.
        Короткие петляющие перебежки вокруг кустов и деревьев. Несколько раз сворачивали и бежали просто по ручьям - жить то хотелось. В коротких перерывах шаман накладывал на траву под ногами какие-то заклинания, несколько раз были слышны взрывы, вой недовольных тварей и кого-то ещё, но все продолжалось ещё около получаса.
        В конце концов, они оказались зажатыми на небольшой поляне, с одной стороны перекрытой исполинским стволом рухнувшего недавно дерева, а с другой - озером. Артур и шаман сразу развернулись, готовясь дать бой проклятым преследователям.
        И точно. Не прошло и минуты как на край поляны вылетели, поскальзываясь в грязи две увиденные ранее твари, именуемые стражами. Вид их был очень злой, и… проголодавшийся, судя по обильно стекающим слюням на землю, с вполовину раскрытых пастей.
        Артур сразу выставил вперёд правую руку, сосредоточившись на ладони, шаман же встал поудобнее, и поднял над собой жезл.
        Беглецы встали ближе к озеру, а твари уже рванули с места взмыв в длинном прыжке, как раздался шорох и на поле боя появился совсем нежданный противник.
        Поднимая ствол упавшего древа мощными щупальцами, часть из которых смертоносно быстро рванула к тварям, атаковавшим Артура и пустынного странника - на поляну тяжело выползало, протаскивая панцирь под стволом нечто очень опасное. За пару секунд уполовинившее количество участников схватки, пусть даже и с одной стороны.
        Льеживал потерял дар речи, обреченно уставившись на саму Смерть воплоти - Смертохвата, уже подтаскивающего к себе пару бьющихся в агонии жертв, только по счастливой случайности оказавшихся ближе к нему.
        Обычно тварь обитала на дне рек и озёр, изредка атакуя зазевавшихся животных на берегу, но сегодняшний ливень заметно расширил её охотничьи угодья…
        Видя реакцию шамана, Артур запаниковал и начал спешно наполнять сияющей Силой привычную сферу заклинания, не много увеличенных размеров, на всякий случай, создав для него двойную оболочку. Слыша хруст перемалываемых костей в пасти этого панцирного осьминога или как его там, Артур собирал разлитую вокруг Силу в плетение сферы всё быстрее и быстрее - трясущаяся мелкой дрожью маска на лице шамана не сулила ничего хорошего.
        Округлый каркас сферы переполнился от собранной мощи, срывая слабые символы, запечатавшие столь много энергии в столь малом пространстве - нестабильный избыток магии начал выплёскиваться наружу маленькими протуберанцами, тем самым подавая тревожный сигнал Артуру. Внутренне чувство завопило об опасности ещё сильнее. Для понимания всей серьёзности ситуации, не надо быть опытным магом, чтобы разглядеть начавшееся разрушение слабого, не предназначенного для таких потоков Силы, плетения.
        Шаман на миг очнулся, и с не меньшим страхом перевёл взгляд на новую смертельно растущую угрозу в руках спутника - переполненную сферу нестабильной энергии, вот-вот готовую взорваться, и уже местами вздувшуюся от неопытности своего создателя.
        Решение пришло незамедлительно.
        Смертохват закончил пихать пищу в пасть и приподнялся на щупальцах для моментального и агрессивного рывка в сторону застывших людей, который бы завершился их неминуемой смертью, но Артур успел быстрее - со всей силы стараясь оттолкнуть от себя нестабильную сферу, он частично потерял над ней контроль. В тот же момент, хватая его в длинном прыжке и роняя в мутную воду, пенящуюся от крупных капель ливня, Льеживал, крикнув от страха, накрывал их сильнейшим из освоенных им Защитным Покровом. И не прогадал…
        Как только они рухнули в воду - сфера по кривой дуге перелетела кошмарное создание на десяток шагов и рванула с адским грохотом, закладывающим уши даже под водой. Созданный наспех крепкий щит шамана смело, но свою роль он частично выполнил. Смертельный магический жар обогнул защиту шамана и ударная волна, прокатившаяся по полю боя - испепеляющая всё на своём пути, играючи отшвырнув поваленное дерево, из-под которого и выползла эта жуть. Зарево полыхнуло такое, что все обитатели округи с рёвом, клёкотом и визгом ринулись кто куда из своих укрытий - лишь бы подальше от страшного грохота, закладывающего чувствительные уши местной хищной фауны, почище божественного молота ударившего небесную наковальню!
        Смертохвату досталось не меньше - взрыв сферы полностью лишил чудовище щупалец и обуглил их обрубки. Часть из них все же продолжала изрывать дымящуюся землю рядом в приступах предсмертных судорог оторванных конечностей, но сама тварь оказалась ещё жива. Крепкий панцирь, надежно защищавший своего носителя многие века от самых разных местных обитателей - выдержал и это испытание. Раненная тварь с болезненным визгом принялась отступать к спасительной воде на обрубках, но все же без щупалец двигалась как большая улитка.
        Шаман выволок оглушенного взрывом Артура из воды. Сам пошел к агонизирующему смертохвату, даже после такого отпора продолжавшего дышать лютой злобой и ненавистью к непокорной «еде». Достал из сумки прозрачный драгоценный камень с какой-то статуэткой и положил их у ног, встав на колени. Очертил камень ритуальным треугольником, написав рядом с ним три Варахтандийские руны. Статуэтку же поставил на один из углов треугольника. На всякий случай оглянулся на лежащего без сознания спутника и принялся за своё таинство.
        Артур пришел в себя и приподнялся на локтях с земли, сплёвывая грязь и какие-то водоросли. Его взору предстала интересная картина ритуала, он сразу взглянул на обстановку Магическим зрением и принялся изучать незнакомую магию его спутника. А там было на что посмотреть…
        Шаман сидел на коленях, потрясывая перед собой жезлом, попутно повторяя два-три звука, по-видимому, ускоряющих его переход в транс. Сначала вокруг него появилось незнакомое, не принадлежащее ему свечение, в какой-то момент глаза маленькой статуэтки вспыхнули красными угольками и треугольник «ожил». За тем, Артур увидел, как он активировал по очереди знаки Силы, окружающие треугольник на земле, пульсирующий тёмно-розовым отливом. Сами знаки загорелись разными цветами, и вот тогда началось самое интересное - символы в один момент потухли, а камень, лежащий в треугольнике - взлетел и засиял алыми искрами. Одновременно с этим шаман сменил тон и резко выставил левую руку в сторону поверженного монстра. В Магическом зрении его ауру оплело нечто вроде сети из прозрачной основы, и в тот же момент камень начал жадно вытягивать жизненную силу из ещё живой твари, запирая её внутри себя.
        Артур внутренне поёжился такому ритуалу и решил прилечь обратно, будто ничего и не видел, но для себя сделал пометку увиденному. Было что-то в этой технике шамана запретное, то - чего никак не должно происходить. И вот об этом и надо будет поразмыслить на досуге.
        Огромная тварь резко вздрогнула последний раз и, распрямившись, затихла. Даже щупальца перестали молотить землю и лежали безжизненной массой.
        Льеживал закончил короткий ритуал, бережно взял приобретший сияние камень и, достав цепочку, на которую были нанизаны четыре похожих драгоценности, вдел его к остальным камням. Полюбовавшись уже четырьмя сияющими камнями, он мысленно поблагодарил своего спутника за облегчение его работы по созданию столь редкой личной регалии. Быстро повернувшись к Артуру, он увидел того так и лежащим на промокшей земле. Пришло время двигаться дальше, пока любопытные обитатели не нагрянули проверить, что же тут произошло и есть ли тут чем полакомиться.
        Ливень начал заканчиваться, как раз когда он подошел к Артуру, чтобы привести его в чувства, но этого не потребовалось - тот уже принял сидячее положение, пока шаман шел к нему. Нужно было срочно уходить, пока новые стражи не учуяли лёгкую добычу.
        Резкая вонь разложения ударила по ноздрям, от чего Артур быстро пришел в чувства и устремился за вновь сорвавшимся на бег Льеживалом. Увиденная только что картина, заставила взглянуть на своего провожатого с новой стороны, не привычной и совсем не вписывающейся в общую картину первого впечатления о своём спасителе…
        А впрочем - время покажет.

        ГЛАВА 23

        Увиденный рисунок бывшего раба старика несколько дней назад оживал на глазах с невероятной точностью мелких деталей! Волнение и предвкушение коснулись Юрия, когда они втесались в толпы идущих на какой-то большой праздник жителей страны. В скором времени пред глазами издали засиял своим великолепием Махледис - столица этой малопонятной и слишком жестокой для цивилизованного человека страны.
        Сильно удивленно он наблюдал, как огромные караваны тянулись внутрь города нескончаемыми вереницами, минимум с трёх сторон света - означая подготовку к какому-то общему торжеству или ещё какому-нибудь важному событию высокого уровня. Не просто же так, столь разношерстные личности, решили вдруг посетить столицу халифата в одно время.
        Среди всех этих лиц и нарядов, Юрий не без интереса выделял для себя: разодетых шутов, нарочно придуряющихся даже по пути в город; бардов, репетирующих свои выступления и играющих на всевозможных инструментах прямо на дороге; серьёзных магов пустыни, закутанных в дорожную одежду иногда держащих в руках посохи; суровых наёмников, с головы до ног обвешанных оружием и тянущих за собой рабов истощенных жаждой; разжиревших купцов, сидящих в тени своих повозок и попивающих ароматные напитки. Так же, он обратил внимание на разные способы передвижения этих людей и н?людей.
        Кто-то соизволил ехать на големе, кто-то - на карете, а кому и резвый конь или медленный ящер были в пору, но больше всего удивил отдельно от всех едущий верхом на длинноногой птице - маг, не совсем адекватного вида… Но как помнил Юра - внешний вид, часто может быть обманчив, тем более - снова вспомнился тот самый, уверенный проверяющий маг в серых одеяниях, что, чуть не пришиб их всех, за какую-то минуту.
        Боги, звёзды, и все духи удачи явно были на их стороне в последние дни, учитывая прошедшие события. Приподнятое настроение тоже играло свою роль.
        Юрий чувствовал некоторое возбуждение, подходя к величественным вратам города. Складывалось впечатление, будто совсем не люди поднимали огромные створки ворот и строили высоченные стены, которые достигали метров двадцати - не меньше! Сразу вспомнились упоминания из истории о древнем Вавилоне и его легендарных стенах.
        Тут его кто-то отвлёк от размышлений, особо сильно толкнув локтем, но в общем потоке это происходило постоянно.
        Их группа подошла к хмурым стражам врат, досматривающим только груженые повозки, но и среди них находилась пара магов, что сидели на высоком, украшенном разными шкурами и чадящими лампами, помосте. Юрий, на всякий случай укутал меч в тряпку - слишком сильно трофейное оружие выделялось среди остальных клинков, обычных и невзрачных, а в крайнем случае, покрывающую легкую материю - можно развернуть в половину движения.
        Один из стражников резво прыгнул к повозкам и, заглянув в каждую из них по очереди, одобряюще махнул рукой своим товарищам на воротах. На что те даже не отреагировали, высматривая разных танцовщиц, знатных дам и шальных девиц, решивших подзаработать в праздник в столице.
        Не так давно рабы, а теперь свободные люди вошли в город, каждая улица которого, пестрила от разных товаров и подвыпивших веселящихся людей - куда не глянь. Лишь погонщиков всякой местной живности приготовленной на убой отправляли по отдельному переулку, и то - строго соблюдая последовательность, выдерживая определённое время, чтобы животные не смешались, а ведь их были целые стада.
        Основу живности составляли жирные птицы в пол человеческого роста, еле переставляющие свои толстые лапы. За ними шли шерстистые создания, напоминающие быков, но с очень маленькой головой. Замыкали кудахчущую и мычащую вереницу откормленные ящерицы особой породы, видно, относящихся к деликатесу в виду их малого количества и невиданного, слегка переливающегося окраса. И это была только малая часть увиденного каравана. Дальше Юрию посмотреть не дали - группа увлекала его за собой, и чтобы не потерять их из виду, он последовал за товарищами.
        Пройдя немало кварталов, на которых он приметил разные интересные лавки, таверны и даже зазывающих его подмигивающих смазливых девиц, они пришли к постоялому двору. Скромный большой дом, явно ещё не успел принять других гостей, так как каменный столб-коновязь полностью пустовал, да и неслышно было шума гуляющих внутри посетителей, что само по себе было странным.
        Орк вошел первым и приценился взглядом к обстановке, по-видимому - его всё устроило, и группа вошла внутрь, располагаясь за ближайшими столами, лишь часть осталась на улице, перетаскивая вручную повозки и кареты к стенам домов.
        Полная хозяйка без лишних слов, с улыбкой, начала носить с кухни всё, что там было приготовлено. Дурманящие запахи свежеприготовленных блюд сразу разожгли аппетит гостей, и они с шутками и дружным хохотом начали поглощать всё, что им несли. Как только они прикончили похлёбку, орк довольно поставил кошель на стол с сильным позвякиванием монет, на что суета хозяйки сразу удвоилась, более того - она противным голосом крикнула кому-то ещё и, скорей всего её сестра повариха (больно их внешность была схожей), принялась ей суетливо помогать.
        Первыми после похлёбки на столе оказались - чан с вкусной кашей, корыто рагу и варёные овощи, напоминающие картошку размером с кокос, порезанную дольками для более быстрого приготовления. За тем появилась брага с дурманящим запахом - хозяева быстро отворили погреб и даже забили какую-то зверушку, а орк всё кивал и кивал такому радушному приёму. Давно, видать, в рабстве он мечтал об этом дне. Да и не только он один!..
        Спустя три часа сущего обжорства, клыкастый здоровяк щедро запустил засаленную пятерню в тугой мешок с мерцающим золотом и швырнул небольшую горсть монет хозяйке, что-то проорав своим хмельным басовитым голосом, на что остальные освобожденные только подняли кружки и кубки, продолжая пить, шутить и веселиться.
        Поначалу Юрию показалось, что хозяева сейчас обидятся такому обращению - ведь он швырнул монеты в их сторону, и даже не посмотрел, но их реакция его удивила ещё больше. Обе хозяйки с округлившимися глазами резво метнулись собирать рассыпанные монеты, что-то щебеча своими, заметно, ещё более смягчившимися голосами и с появившимися довольными улыбками на лицах. А следующие лестные фразы не нужно было расшифровывать, чтобы понять, сколько там добавилось угодничества.
        Юрий обвел взглядом помещение и заметил, что к ним начали прибывать женщины легкого поведения, почуявшие гуляющих мужиков при не малых деньгах. Но ему стало немного дурно от съеденного и выпитого, и он решил выйти прогуляться.
        Свежий воздух подходящего к концу дня пришелся как нельзя кстати. Сознание немного прояснилось, и он пошел гулять по вечернему городу, вместе с остальным народом, то спешащим по своим делам, то, так же как он, отдыхающим от весёлого застолья.
        Пройдя несколько довольно длинных улиц, его внимание привлекла оружейная лавка, находящаяся в богатом квартале, явно торгующая оружием не для простых смертных - у входа стояли две высокие статуи опасного вида, вооруженные огромными топорами и что-то внутри подсказывало, что они тут поставлены явно не для красоты. О чем, кстати, свидетельствовали легкие потертости в местах соединений доспехов… И все же, когда Юрий прошел мимо них до двери - ничего плохого не случилось, пока не случилось…
        Коснулся изящной ручки на искусно вырезанной из дорого дерева входной двери, повернул её, и вошел внутрь. Первым делом его встретил приятный запах благовоний, слегка расслабляющий, а само помещение было украшено как царский зал. В углах и в центре зала светились приятным мягким тёплым светом магические лампады, достаточно освещающие весь товар. А товара тут было очень много.
        Все стены помещения, потолок, полки и столы были выделаны каким-то редким и безумно дорогим на вид деревом. Всё свободное место было заставлено и завешено оружием на аккуратных, напоминающих серебряные, металлических подставках, отдающих голубоватым свечением, как и некоторые монетки в мешочке Юрия. На самих же держателях было любовно водружено разнообразное оружие, ценность которого, мастер ставил явно выше местного серебра, служившего обычными подставками.
        Юрий осмотрел первую попавшуюся на глаза работу неизвестного мастера - это был красивый длинный меч, украшенный какими-то символами. Лезвие клинка, начиналось с прекрасной работы эфеса, с красивым навершием из драгоценного камня изумрудного цвета. Такое оружие, наверное, стоило целое состояние, и он медленно пошел дальше, с интересом рассматривая каждый новый выкованный шедевр, в изгибах, красоте и остроте которых чувствовалась душа и любовь их искусного создателя.
        Юрий залюбовался ими на столько, что и не заметил, как за маленьким прилавком оказался низкорослый, бородатый хозяин лавки. Гном смотрел внимательно, но удовлетворённо от его не скрываемого интереса. Опытный глаз торговца, наблюдающий за потенциальным покупателем, тщательно ощупывал возможную глубину кошелька покупателя, измеряя лежащие внутри монеты по одному их характерному позвякиванию.
        В конце концов, дорого разодетый гном встал со своего места и направился к нему. Юрий отметил его чуть меньше полутораметровый рост, но крепкие руки и широкие плечи многое могли поведать об их хозяине. Такой может скрутить в бараний рог и даже не спросить - кто такой пришел и чего надобно…
        Оружейник что-то спросил и внимательно его осмотрел, распрямляя и без того ровную бороду пятерней со сверкающими перстнями. На что Юрий в очередной раз пожал плечами и достал увесистый мешок с монетами, одновременно развернув из материи свой старый клинок. Увидев трофейное оружие, гном сразу взял его в руки, принялся вертеть, рассматривать, подносить близко к носу к чему-то принюхиваясь, и внимательно читать выгравированные маленькие символы, местами даже лизнул лезвие.
        Возникла долгая пауза. Торговец оружием ещё долго держал меч Юры в своих руках, о чем-то глубоко размышляя и изредка посматривая на мешок монет косым взглядом, но все же принял решение и, указал ему на… какой-то ржавый зазубренный, в полтора раза короче, побитый жизнью клинок!
        Юрий не выдержал и расхохотался такой наглости во весь рот, чем вызвал только неудовольствие гнома, который тут же схватил второй рукой указанный им ранее меч и играючи, с грохотом рассёк им дубовую столешницу в кулак толщиной! В последний момент, перед самым ударом, Юра заметил какой-то обман - увиденное лезвие клинка, не доставало до конца стола добрых полторы ладони, а тут - он видел почти ровный срез до самого края. Ещё его изрядно удивила не дюжая сила хозяина, сумевшего с одного удара перерубить толстенное дерево…
        Опешив от такой демонстрации, он удивленно уставился на гнома. Тот, покручивая клинок в руках, поманил им Юру за собой до большой чаши с какой-то белой пылью, и, положив черный трофейный меч на её край, взял пыль свободной рукой, подбросил в воздух, вытягивая мускулистую руку с предложенным клинком-обманкой.
        Юрий с замершим сердцем наблюдал, как мягко ложится пыль на невидимое заколдованное лезвие и по нему пробегают ряды полупрозрачных рунических знаков. Само полотно оказалось заметно длиннее видимого воочию, да и заточено с обеих сторон, в отличие от трофейного оружия.
        Гном вопросительно уставился на него и указал на мешок с монетами. Не думая, Юрий отдал тому в руки мешок, с тяжелым взглядом уставившись на гнома, недобро прищурив при этом глаза. Но торговец отсчитал сверху лишь двадцать золотых монет, и отдал остальное обратно. Старый клинок он забрал в уплату остальной суммы.
        Пригласив Юрия за прилавок, тот взял плотный лист из чего-то типа кожи и опустил на него увесистую печать. Странно, но на листе после печати осталось, будто выжженное клеймо, хотя сама печать не выглядела раскалённой.
        Гном поклонился Юре и снова что-то спросил, но тот не ответив ни слова, уже направился к выходу. Такая покупка его явно радовала.
        «Обновку надо хорошенько отметить!» - закрутилось волчком в его голове по пути обратно. Он успел пройти ещё квартал, как его привлек женский смех откуда-то сверху. Подняв голову, Юра увидел на красивом балконе двух девушек, с интересом смотрящих на него и манящих пальчиком к ним, наверх.
        «А почему бы и нет?» - подумалось ему, и он сразу повернул к двери заведения.
        Так же как и у торговца оружием - на входе его встретили приятные ароматы, а ухоженная на вид хозяйка заведения, завидев толстый кошель, сразу хлопнула в ладоши два раза.
        Аккуратно, не спеша, с интересом рассматривая гостя, а порою заглядывая ему прямо в глаза - в фойе начали выходить свободные девушки, и Юрий не мог не подчеркнуть их красоту, хоть они и являлись представительницами древнейшей профессии. Сразу в сравнение вспомнились те блудницы постоялого двора, которые тут и рядом не стояли.
        - Интере-есно девки пляшут!  - Его уже окружало, по меньшей мере, семь девушек и кого тут только не было - почти на любой вкус. Долго Юра выбирать не стал и указал на приглянувшуюся ему молодую красавицу с манящей фигурой «песочные часы». Хозяйка одобрительно цокнула и за руку подвела к нему похожую рыжую девушку с замершим вопросом в невинных глазах.
        - Ха! Была не была! Живем то один раз!  - крякнул Юрий и его повели в купальню с весёлыми смешками и игривыми взглядами.

* * *

        …так вот слушайте господа чародеи,  - один из матросов, сидящих в камбузе корабля «Свет Артоны», перенял очередь рассказывать свою байку, и заскучавшие под вечер маги, слушали очередную страшную, по меркам матроса, историю.  - Я никогда не верил во всё это дерьмо с нечистью, духами и прочей чертовщиной, но эта история случилась со мной до того момента, как я поступил служить на этот дивный корабль. Нет - именно она послужила тем пинком под ленивый зад, чтобы встать под начало магов!
        Александр, сидя за общим столом - тоже посматривал на сурового вида, крепкого бородача, а тот в свою очередь продолжал свой мрачновато начинающийся рассказ, медленно обводя всех тяжелым взором.
        - События двадцатилетней давности, а до сих пор все помню, будто на днях это случилось,  - бородатый опустил серьёзный взгляд в полупустую миску.  - Вышли мы тогда в море с портов Фолфоса на грузовом судне. Спокойно было в Суонском океане, да и погодка «занатная» была. Ребята уже всеми мыслями были на окраине Гриллара и Вал'Ирра - в излюбленном курортном городке, но через седмицу пути случилось вот что…
        Подняв взгляд и нахмурив брови, бывалый моряк продолжал.
        - Мне тогда лет двадцать пять было. Совсем ещё зелень! Ночью наш дозорный заснул за Искателем* и проморгал сближение с пиратским судном. Капитан, вышедши попить чаю на палубу - чуть дара речи не лишился от увиденного!  - Слегка улыбнувшись, вещал моряк.  - А увидел он в ночи - боевой пиратский корабль орков, прямо перед носом своей любимой баржи! Можете представить? Ха-ха!
        По каюте прошелся смешок, слегка заглушающий скрип досок и шум волн от покачивания корабля.
        - Но нам было не до смеха тогда. Казалось, что секунды отделяют нас от смерти, и мы ещё можем уйти не растерзанными этими безжалостными тварями, когда один из старых матросов впопыхах от быстрых команд капитана заметил, что судно просто дрейфует…  - бородатый снова посерьёзнел.
        - Орки там что, ограбили перевозящий вино караван и упились до смерти?  - с ухмылкой выдал кто-то.
        - Они все, все до одного - были мертвы, когда мы поднялись к ним на палубу…  - матрос пристально посмотрел пошутившему в глаза, от чего тому стало вдруг не по себе.  - На корабле больше не было живых. Все до одного лежали с перекошенными от невероятного ужаса лицами, расцарапанными лицами, в глазах которых застыла сама старуха с косой - не иначе! Без единой боевой царапины, без малейшего намёка на суровую сечу или достойную битву - всех до одного постигла страшная участь, но это не все… Когда мы начали перетаскивать, уже не нужную оркам добычу на наш корабль, то в трюме случайно нашли капитана - сильно исхудавшего, с взглядом живого мертвеца, сидевшего в самом углу у смастерённого им самим какого-то алтаря-оберега, повторяющего одну за одним три одинаковых фразы…
        - Брехня, не могут вот так просто одни из лучших и бесстрашных наёмников Шанеалы погибнуть в открытом море, не давши достойный бой своим ворогам!  - недоверчиво вставил старпом.
        - …А твердил он что-то несвязное про призрачный корабль, огненное небо и разъяренный океан,  - не удостоив бессмысленного спора старпома, продолжал моряк.  - Видели бы вы его глаза, полные безумия - моряки на всякий случай молились всем своим богам и делали отгоняющие злых духов знаки, после того как мы покинули судно!
        Тут даже суеверный седовласый старик рассмеялся и раскрыл рот для замечания. Но не успел он начать свою мысль, как за дверью послышался топот. Сначала глухой неразборчивый крик издалека, приглушенный разным шумом, а за тем и спешный удар ноги в полу открытую дверь, возвестил всех о чрезвычайно ситуации наверху.
        - Пираты…  - задыхаясь, выдал дозорный.  - …Орки! Далеко по правому борту!
        На короткий миг в помещении настала полная тишина, но через пару ударов сердца мебель и посуда разлетелась по сторонам от вскакивающих со своих мест матросов. Ругань и топот наполнили помещение. Толкаясь и занимая свои места на случай экстренной тревоги, моряки быстро покинули камбуз, маги же неспешно проследовали наверх в самом конце, Александр последовал их примеру.
        Чародеи проследовали на верхнюю палубу, на которой находилась боевая дарийская пирамида капитана, и начали всматриваться в темноту, но долго этого делать не пришлось. С южного направления, наперерез, к ним быстро направлялось судно, во все стороны ощетинившееся редкими, но массивными железными шипами, которые наносили непоправимый урон любому борту противника при столкновении. Так же - можно было не сомневаться в наличии всевозможных орудий и артефактов в их трюмах, да и сам корабль выглядел довольно не просто. Бой барабанов и лязг железа на борту орков без лишних сомнений убеждали всех об их истинных намерениях. Судя по всему, план пиратов заключался в быстром затоплении корабля и набора пленных. Вот только…
        - Что-то тут не так,  - маг Салмей заговорил первым.  - Когда это орки в открытую нападали на боевые корабли Аркана, да ещё в соотношении один к одному?! Безумие, чистой воды!
        - Времена меняются. Или ты ещё не заметил?  - со странноватым тоном, спросил его старик.
        Маг не обратил на это внимания, так как со стороны носового пирамидального орудия послышался нарастающий гул, пирамидальный артефакт налился могучей силой, и через мгновение - в сторону пиратского корабля протянулся предупредительный выстрел лучом ярко-желтого слепящего света толщиной в руку, поднявшим в месте соприкосновения с водой, кипящий высокий фонтан. Но корабль орков продолжал следовать своим курсом, а курс их лежал по-прежнему на сближение.
        - Они что там все… совсем марево-травы объелись?!  - Салмей пришел в настоящую ярость от того, что на пресловутых пиратов не подействовала продемонстрированная мощь корабля Аркана.  - Ну, сейчас я им устрою!
        Салмей сформировал плетение сильного разрушительного заклинания как раз, когда за его спиной тоже послышалось гудение личной капитанской пирамиды-артефакта.
        - Отлично! Атакуем вдвоём, Харк!  - заорал было маг капитану корабля, управляющему личным пирамидальным орудием, но какого же было удивление всех присутствующих, когда луч с навершия артефакта ударил не в сторону приближающегося корабля, а предательски - прямо в спину, ничего не подозревающего Салмея!
        Боевой маг Алого Магистрата даже не успел ничего заподозрить, как его швырнуло за борт, пробив защитный амулет, попутно «спилив» избыточной силой часть борта и пола, создав зияющую дыру, открывающую вид сбоку в капитанскую каюту, а сам корабль ощутимо качнуло, но это была лишь видимая часть произошедшего.
        Пока маги отвлеклись на неожиданный и предательский удар вспомогательного орудия по их товарищу. Старик с ехидной улыбкой обрушил всю свою мощь, на стоящего в ступоре Тирика - проломив выставленный по шестому чувству щит мага и, хоть и удар был меньшей силы, но старый предатель потратил на это действие больше времени, чем требовалось, а Тирик - безжизненной грудой повалился за корму.
        Ещё пара мгновений, и остальные поняли что происходит. Двое оставшихся магов в скором темпе начали швырять в противника Огненные Стрелы разрушительной силы, шипящие Молнии и огромные Сосульки - стараясь, как можно скорее отомстить за товарища, самыми действенными способами из своих арсеналов. Тот в свою очередь, ушел в глухую оборону, чудом успевая выставлять перед собой всё новые полупрозрачные стены, вливая в них защитные стихийные плетения с примесью чего-то неуловимого, противоестественного, но действенного. Старый предатель опытно играл в защиту, явно отвлекая магов до следующего удара с пирамиды капитана, и они оба это хорошо понимали.
        Матросы, в недоумении отвлеклись от своих дел и обернулись, посмотреть на разгоревшуюся, на верхней палубе битву магов, озаряющую весь корабль короткими яркими вспышками. Всё это представление послужило сигналом кораблю пиратов и те в ускоренном темпе продолжили сближение.
        От взрывов, осколков и ударных волн, раскатывающихся по верхней палубе, Александра отшвырнуло через перила вниз, где сновали палубные матросы и офицеры, расчехляющие зачарованные стационарные аркбаллисты и метатели, но пока он находился в начале падения, то четко рассмотрел картину чародейского боя, мгновением зависшую перед глазами. Старый маг успешно защищался, чувствовался его огромный опыт, выигрывая время для капитана-предателя. Но и атакующие его Кирран, и не представившийся товарищ - тоже знали своё дело, и с удвоенной прытью наседали на противника, от чего тому приходилось, совсем не сладко - чудом выживая в глухой обороне против умелых чародеев.
        Только капитанская пирамида загудела вновь, как помогающий Киррану маг резко метнулся в недавно образовавшийся проём и, через мгновение там грохнуло так, что судно качнулось вновь, после чего гул сразу прекратился, а из проёма потянуло дымом. Старик остался один на один со своим противником.
        Уже с нижней палубы, Александр услышал голос старого чародея:
        - Всё предрешено Кирран, нет никакого смысла сопротивляться,  - с мрачной уверенностью в глазах возвестил старик, снимая защитные бастионы. Александру даже показалось, что вокруг старика пространство стало темнее - местами его одежда даже пропадала из виду.  - Пророчество явило свою силу в Пепельном океане! Древний явился! Как и было предсказано, тысячи лет назад, забытыми Видящими… Присоединяйся к нам! Я лишь выбрал сторону сильнейших! Твоя смерть ничего не изменит!
        - А кто сказал, что Я, собрался тут помирать?  - медленно проговаривая слова, Кирран вдруг начал колдовать совсем в другой манере, чем вызвал удивление у успевшего заранее отпраздновать победу, старика, обратившегося к Тёмным силам.
        Изначально, маг неожиданно влепил по черной ауре старика с левой руки ослепительным потоком мерцающего света, ярко озарившим все окрестности и, почти одновременно с первым заклинанием - мгновенно ударил лезвиями ветра, посекшими в щепки перила, часть пирамиды и пол, под ногами старика.
        С орочьего корабля дали первый залп, примеряя расстояние до дарийцев, на что те взяли поправку на ветер и выпустили в ответ, из своих более дальнобойных орудий, ответный залп зачарованными копьями с аркбаллист. Большого урона ответный удар не нанёс, да и половина копий ушла мимо, но все же на вражеском корабле переполошились. Тем более в пиратский корабль снова выстрелил слепящий луч из главной пирамиды.
        Александр взглядом проводил смертоносный слепящий луч, рассекающий ночную тьму надвое и впивающийся в корабль противника, вернее ему так показалось. Часть луча разлетелась брызгами о неизвестную защиту, но преломлённый остаточный импульс поджег левый борт корабля противника. Там явно был маг, защищавший судно от бесславного уничтожения в скоротечном бою с мощью островитян.
        Маги Аркана были слишком самоуверенны и, возгордившись - не учли предательства товарищей. Александр снова повернулся в сторону сражающихся между собой чародеев, намереваясь им как-то помочь.
        Старик чудом пережил обе атаки Киррана. Его правая рука безжизненно болталась, истекая кровью от многочисленных глубоких порезов, и все же если бы он ей не прикрылся, то был бы уже мёртв.
        - Ты не из «Алых», Серая тварь… Чистильщик, или Аккар?!  - прошипел старый маг, после чего его резко вырвало кровью из-за полученных ран.
        - Как же ты прав, предатель! Не приставь нас мастер к пришельцу - у тебя бы все получилось, поганый мракопоклонник!!  - зло бросил Кирран, резко отпуская заготовленное плетение Тарана Ветра. Предателя-мракопоклонника сорвало с места с ужасающей силой, выбросив в ночной океан, на добрых метров пятьдесят от судна.
        - Где ты там возишься, Велкс?  - окликнул помощника заметно уставший Кирран.
        Маг спустился в каюту капитана, Александр вскочил и проследовал за ним.
        В каюте, на полу, распластался убитый бывший капитан Харк, вернее то, что от него осталось - в непонятном кровавом месиве, капитана можно было узнать только по остаткам одежды. Ещё, в помещении были разбросаны все вещи от буйствовавших тут Сил, и искорёжен руль управления, над которым сейчас и трудился помощник Киррана.
        - Перестарался не много,  - буркнул себе под нос Велкс.
        - И так понятно. Что там с магической сферой движителя? Можешь получить контроль?  - старший маг взглянул на почти догнавший их корабль пиратов, и даже выпустил по нему какое-то простое, но сильное заклинание, выглядевшее как раскалённый добела пульсирующий шар.
        - Пытаюсь обойти его запреты!
        Кирран, наблюдавший за врагом удивился - как только его заклинание попало в борт корабля. Орки резко взяли крен вправо, от чего тот уже хотел было возгордиться таким признанием его личной мощи. Но тут в каюту кубарем влетел тот самый матрос-сказочник, с белым от суеверного ужаса лицом, не в состоянии связать и пары слов, дрожащий, будто сутки провел на лютом морозе, только указывающий куда-то вверх.
        - Готово!  - возвестил Велкс с довольной ухмылкой, рассматривая металлический руль, который снова перехватил энергию магической сердцевины корабля и воспарил в воздух с приятным звуком, но подняв глаза на присутствующих, он пришел в замешательство.
        - Дай сюда!  - Кирран выхватил руль из рук Велкса и резко накренил корабль в сторону удирающего корабля орков.
        - Совсем обезумел, диар Кирран? Сдались тебе эти орки! Успеем ещё…  - начал было Велкс, но осёкся, посмотрев в проём двери, где отчетливо было видно непонятное свечение.
        С интересом, маг подошел посмотреть, что там происходит.
        Матросов на палубе давным-давно не было, сидящий рядом с дверью и забившийся в угол старший помощник - в страхе стучал зубами. А с небес, прямо в сторону их разворачивающегося на всех парах корвета - сходил Призрачный корабль из жутких рассказов матросов, озаряя загробным светом волны, от чего мурашки начинали перебегать по всему телу! Легенда сходила с небес, дабы покарать неверующих в её существование. Тут бы любой рехнулся от такого зрелища. Даже бывалый маг!
        - А знаешь, не такая это и плохая идея! Давай-ка я тебе помогу!
        Велкс пулей метнулся к Киррану, помогая тому с натугой управлять неповоротливым кораблем.
        - Лучше спустись к сфере, усилить движитель. Надеюсь, тебя обучали артефактным основам Аркана, а не то все на тот свет отправимся!  - сквозь зубы бросил Кирран, завершив манёвр разворота.  - Зловещую ауру Призрака за версту чую…
        Упрашивать Велкса не пришлось, через несколько ударов пульса в ушах тот оказался в отсеке с раскрутившейся до предельных оборотов сферой движителя корабля. Сейчас ему предстояла сложнейшая работа по укреплению её каркаса своими защитными плетениями и - ускорения, но так, чтобы это всё не взлетело к чертям собачьим! Такая себе задачка.
        Корабль-призрак врезался в воду и замедлился чуть меньше чем в половину версты от них. Александр увидел магический инструмент старшего помощника, и будто завороженный, подошел к закрепленному столу с Искателем аккуратными шагами из-за возникшего крена судна и, покрутив сферой, направил её линзу на призрачный корабль из любопытства. Как оказалось - зря.
        Напоминающее стекло полотно стола подёрнулось и невысоко взлетело, приобретая объем, но то, что оно показало - не обрадовало никого из присутствующих. Прямо над столом повисла яркая проекция палубы призрачного корабля, на которой сновали разъярённые духи давно погибшей команды. Матросы-зомби, скелеты в древней ржавой броне, фонящие сырой Силой Тьмы и… их жуткий капитан - держащий в левой руке свою же оскалившуюся голову-черепушку в шлеме, а в правой - жезл с насаженной на него свежей головой орка, глаза которой светились синим загробным пламенем, а рот - до сих пор был перекошен от ужаса так, что если бы не широкая челюсть и клыки, то и не узнать в ней бесстрашного серокожего бугая. Многим показалось, что капитан проклятого судна обернулся как раз в тот момент, когда на него посмели «посмотреть» наведённым искателем.
        И хорошо, что картинка не передавала звук, иначе последствия были бы куда хуже, чем сейчас… В инструмент дозорного мгновенно влетела короткая слепящая молния, приводя всех присутствующих в чувство. Кирран первый взял себя в руки и уничтожил источник проекции.
        - Ты что, попал под влияние нежити? Этого нам ещё не хватало!  - выдал Александру Алый маг, уже полностью успевший нарастить скорость судна, после разворота.  - Велкс, готов? По моей команде!
        Но Велкс согласиться не успел, как новый капитан влил всю свою силу в руль корабля, передавая её без остатка в движитель. Маг успел лишь чудом, проклиная всё и вся вокруг, но все же успел.
        Корабль рванул с места, быстро набирая скорость так, как это бы сделала лодка, но не как не массивный боевой бриг. Вещи слетели с полок и поехали по полу в дальние углы и к ногам капитана. Люди чудом устояли на ногах.
        - Эй, ты, как там тебя? Посмотри что впереди, и дай знать, если мы мчимся прямо на орков,  - обращаясь к старпому, маг напряженно поддерживал поток Силы, поступающий в ядро, чудом не переступая грани полного разрушения, что повлекло бы неминуемую гибель всех членов экипажа и гостей судна.
        Быстро и нервно закивав головой, старший помощник прыгнул к дверному проёму и уставился вдаль.
        - Десять градусов влево, капитан! Иначе лишимся днища!  - заорал он по привычке.
        Вспомнив про боковые шипы орочьего корабля, идея тарана больше не радовала Киррана, и он слегка начал поворачивать руль левее.
        - Стоп! Хватит!  - возвестил помощник.
        - Занн Алекс, не могли бы вы посмотреть, что там с нашими потусторонними гостями, пожалуйста.  - Кирран был напряжен так, что не мог повернуть и головы, от чего Александр мысленно зауважал его ещё больше, и тоже в один прыжок оказался у капитанского окна.
        Казалось бы, корабль-призрак должен был оказаться давно далеко позади, но действительность была иной - круто задрав нос, призрачное судно непонятным образом оторвалось от водной глади, взмывая над ней в погоне за своими жертвами, наращивая скорость с каждой минутой.
        - Догоняет…
        - Что-о?!  - не поверил маг и напрягся сильнее.
        - Обгоняем! Да! Обгоняем!  - старпом сильно радовался успеху.  - Выкусите, дикари!
        Пираты сначала поравнялись с ними на короткий момент, а потом оказались позади, и даже вся команда на вёслах не помогла в скорости, так как два мага высокого ранга - это два мага. В ярости они дали залп по уходящему вперёд кораблю, но не попали, оставаясь с криками и проклятьями на орочьем языке позади.
        Александр наблюдал, как орочий корабль отстаёт всё больше, а судно нежити их настигает, опускаясь в воду рядом с ними. В последний момент, орки даже решили дать бой и повернулись к своей смерти бортом, обрушив залп из всех орудий, к которому добавился целый град заклинаний обреченного мага с их корабля, но все же что-то внутри подсказывало, что они обречены.
        - Ну как?  - прохрипел рядом дариец.
        - Кажется, оторвались.
        Кирран расслабленно выдохнул и рухнул на пол, растратив оставшиеся силы.

        ГЛАВА 24

        Забег Артура по гиблым землям давно закончился. Сейчас это больше напоминало обычное путешествие, если не считать столкновения на границе пустыни и леса, когда они оба чудом остались живы. Слишком уж часто Артуру удавалось выкарабкиваться живьём из лап смерти, но за то, свой долг шаману он вернул сполна. И это не могло его не радовать - будто камень с души упал.
        Артур давно не подсчитывал, сколько времени они путешествуют, но внутренне чувствовал - блуждать осталось совсем не долго.
        Виды пустыни, за все время, изрядно успели надоесть вместе с её жарой, а тут - хоть какое-то разнообразие! Да такой выбор ещё поискать надо - кровожадные стражи встречали с самого «порога» проклятых земель, хищная растительность - так и норовила уцепиться за всё что можно и высосать все соки. Часто приходилось прятаться от огромных хищников, таиться от целых стай всяких тварей и мазаться разными экскрементами ради выживания на их тропах. Совсем редко помогала магия опытного шамана, усмиряющего местных духов. Да и про, чудом повстречавшегося ранее, смертохвата - вообще не стоило вспоминать.
        Одно радовало - все больше сияющий от приближения родного дома, шаман всем своим видом выказывал приближение долгожданной передышки.
        На очередном привале в роще невысоких деревьев, которые они исследовали вдоль и поперёк на предмет любой опасности, шаман разжег костер и достал остатки еды.
        - Ни слова по тандийски, по прибытии в Варахтанду!  - сняв маску и положив её около себя, начал было тот.  - Не хочу, чтобы старшие узнали, чему я тебя обучил и что узнал у тебя без их ведома…
        - С этим могут возникнуть какие-то трудности?  - вопросил Артур, жуя подогретую лепешку.
        - В наших краях всё совсем по-другому, Артхур занн.  - Льеживал продолжал говорить, пережевывая пищу щурясь от удовольствия.  - Наш язык мы считаем священным, и многим не понравится то, что я поведал чужеземцу некоторые его тайны. По этому, я хочу тебя попросить - не показывать своего нового знания.
        - Ясненько!  - улыбнулся Артур. Личные мотивы шамана ему были понятны лучше некуда. Правда, внутри, сам собой появлялся вопрос о враждебности местных к его персоне.
        Увидев его задумчивый взгляд, Льеживал снова решил его успокоить.
        - Тебе не о чем беспокоиться. Народ у нас добрый, но слишком суеверный и почитающий разные древние обычаи! Многие из них, кстати говоря, придутся тебе по вкусу!
        Фанатики всегда меньше всего привлекали Артура. Тем более те - кто слепо верит во все, что им говорят. Волны предубеждений и стереотипов захлестнули и затопили его мысли, но выбора у него все равно не было - он ведь пообещал идти за своим спасителем, а без него - уже давно бы сгинул в пустыне. Интересно, живы ли друзья?.. Вряд ли там можно было выжить…
        Закончив короткую трапезу, они двинули дальше. Прошло ещё почти двое суток пути, прежде чем они дошли до холмов Варахтанды. И взобравшись на один из них, достигли видимой границы родины шамана.
        Перед взором Артура, открылась поистине впечатляющая картина: дельта широкой реки, украшенной высокими колоннами и огромными идолами, петляла между уходящими вдаль холмами, на которых расположились несколько небольших городов. Само широченное русло, уходило куда-то далеко - к видимым огромным снежным шапкам гор вдалеке, перед которыми находился исполинский лес.
        Видя искренний восторг во взгляде Артура, довольный шаман повел его дальше.
        - Красиво, да?  - как-то тихо, почти шепотом, спросил шаман.  - Ирриаль - Великая река Забвения…
        - Не то слово, Льежи.  - впечатленный Артур, все никак не мог отойти, медленно шагая вниз по склону, вместе с ним.
        Прошло ещё около часа, прежде чем они достигли города. Артур отметил интересный стиль построек и домов, отдаленно напоминавший города пропавших индейцев Майя, в его родном мире. Да и некоторые встречные из местного население имели характерный цвет кожи, от чего его сознание и выкопало из воспоминаний такое сравнение.
        Жители приветливо улыбались и здоровались с ними спеша куда-то по своим делам, часто ведя за собой какое-то ленивое домашнее животное, а местами - дружную группу откормленных двухголовых птиц, гордо шагающих за своими хозяевами.
        Женщины, то и дело поглядывали на них, с неприкрытым интересом выделяя Артура, видать от того, что гости тут бывали очень и очень редко. Но что ни говори, почти все они выглядели очень красиво и маняще. И это даже не из-за слабо прикрытого стиля одеяний из-за местной жары - каждая из них выглядела как настоящая воительница, сила духа читалась даже в их взглядах, не говоря уже о фигурах, отточенных упорными тренировками и суровой охотой на местное зверье. А одна из них, с луком на плече, даже подошла и понюхала Артура с изучающим видом, от чего тот встал на месте на какое-то время от возникшего неудобства.
        - Красивая! Да, Артхур диар?  - незаметно и ехидно спросил шаман, даже по глазам понимая, что ответ был бы положительным.
        К тому времени, охотница успела обойти вокруг Артура два раза и осмотреть с ног до головы, после чего пошла дальше по своим делам, одарив того томной улыбкой напоследок, обещающей все наслаждения мира, стань он её мужем.
        На этом причуды страны шамана не закончились, и до Артура то и дело кто-либо из жителей дотрагивался с удивленными глазами, вешал венки цветов, что-то спрашивал, давал понюхать, попить или попробовать на вкус.
        Никто даже не взглянул враждебно, косо или с подозрением. Может быть, на них так действовала аура идущего рядом проводника, а может люди просто жили в своё удовольствие, и были рады увидеть необычного белого человека, слегка загоревшего на солнце. Как бы там ни было - Артуру нравился столь теплый приём, и он продолжал только кивать всем любезным жителям, не проронив ни слова.
        Так они оказались на речном деревянном причале, где сновало много людей, выбирающих рыбу у местных рыбаков. Ещё, отсюда открывался красивый вид на уходящую вдаль широкую полосу огромной реки, на которой сейчас находилось множество одноместных лодок и самодельных плотов из брёвен.
        - Кра…
        - Да-да!  - перебил, оглянувшись по сторонам, начавшего было раскрывать рот с уже известным вопросом шамана Артур. Тот только улыбнулся из-под приподнятой костяной маски и указал пальцем на идущий к берегу корабль.
        Артур посмотрел в ту сторону. Прибывающее судно больше было похоже на большой речной баркас для перевозки жителей, но не обладало ни мачтой, ни веслами, что было удивительно при его скорости движения.
        Вот, судно причалило к деревянной пристани в дальней стороне, где собралось несколько десятков ожидающих людей. Приплывшие жители сошли по трапу, перенося с собой кучи вещей и товаров - они медленно разбредались в разные стороны, кто куда. Лодка заметно приподнялась над водой, пока её не загрузили обратно. Потом пришла их очередь.
        Артур заметил, что все кто зашел - едут просто так. Никто ни за что, ничем не платит. Единственный, кто не сходил с речного перевозчика - был старик, сидящий у слегка светящейся сферы, погруженной наполовину в деревянный пьедестал, вокруг которой, он медленно водил рукой. Но даже его вид был слишком добродушным и веселым, что ещё раз доказывало Артуру, о миролюбии местных, и интересном устройстве общества. Так и хотелось спросить обо всем, но пришлось продолжать хранить молчание.
        Выбрали места у самого края борта, который, кстати, был невысоким, и дал прекрасную возможность наслаждаться легким плеском блестящих под солнцем волн, вместе с открывающимся особым видом на окрестности. По реке передвигались довольно быстро, вблизи, редко проплывали мимо такие же перевозчики, тоже забитые под завязку людьми и товарами. Чаще встречались одинокие лодки с рыбаками и охотниками, или плоты с босоногими пловцами. Остановки совершали только возле более крупных городов и поселений. На одной из таких остановок Артур отметил появление на лодке ещё одного шамана сопровождающего кого-то из местных жителей, вероятно, тоже чем-то отличившегося от остальных. Но вид его спутника был довольно мрачным, если сравнивать его с живым взглядом Артура, который то и дело перескакивал с интересного человека на причудливый орнамент на колоннах вдоль реки и обратно.
        Только к глубокому вечеру их паром достиг столицы, храмы и основные здания которой возвышались высоко над всеми остальными постройками, подсвеченные частыми огоньками колдовских ламп и светильников.
        - Приплыли,  - возвестил шаман Артуру, когда кто-то из плывущих с ними людей кинул широкую обвязанную для прочности доску на причал. Сходни быстро закрепил чумазый подросток на берегу и махнул рукой, мол: сходите, уважаемые!
        Они вышли в числе первых, пока остальные из приплывших с ними, будили своих товарищей и родных, уснувших по дороге, да и вообще - просто собирали свои вещи.
        Артур впервые увидел охрану на причале, стоящую под ярким магическим светилом, служащим больше для ночных гостей причала, чем для простого освещения. Хотя не удивительно, что столицу охраняют воины, все же в любом городе должна быть охрана порядка от всяких недоразумений. Стражей было всего двое, и их внешний вид впечатлял - они выглядели сурово, многоопытно, судя по костяным лукам за их спинами, двум искривленным мечам и дубинке на поясе. С такими - шутки плохи!
        «Интересно, какие у вас тут законы?» - подумалось Артуру.
        Как ни странно, но шаман повёл его прямо к ним, те в свою очередь, быстро изучили приближающихся людей придирчивыми взглядами, после чего вперед вышел старший.
        - Добро пожаловать, о желающий вступить в Высший Круг!  - Старший страж с настоящим уважением поклонился Льеживалу, пока Артур выискивал на их лицах любой намёк на фальшь, изображая, что он ничего не понимает.  - А кто же твой спутник?
        - Это, Избранный! Не раз, спасший мне жизнь во время нашего трудного пути,  - шаман часто жестикулировал во время разговора.  - Прошу вас отвести нашего гостя в особые покои. Скоро нам надо будет подобающе представить его старшим из Круга…
        - Исполняем,  - в один голос сообщили стражи. Шаман же кивнул Артуру и удалился куда-то по своим срочным делам, за резную каменную арку переулка.
        Артур ещё раз взглянул в сторону второго шамана, но тот уже скрылся из виду вместе со своим путником. Старший страж, взглянул на него с какой-то подозрительной улыбкой, и поманил за собой, второй тоже пошел рядом с ним, Артуру ничего не оставалось делать, как идти за ними.
        - Эти Посвященные, совсем уже обнаглели. Ведут парней на убой и даже имя его не сказали! Хотя, какая смертнику разница? Все равно, он по-нашему не понимает,  - стражник развернулся к по-прежнему довольно улыбающемуся Артуру, и на всякий случай проверил: - Да ведь, тупой ты отросток щупальценога?
        - Конечно-конечно, тупоголовенький ты обморок,  - на земном языке, ответил Артур с милой улыбкой, не дрогнув ни единой мышцей лица, добавив недоумения в конце. Но как же тяжело ему дался такой ответ, контролировать себя было немыслимо сложно, от нахлынувших эмоций и горести предательства со стороны Льеживала - его просто начало трясти внутри, но натянутую улыбку сохранить удалось, чтобы никто ничего не заподозрил.
        - Видишь? Олух даже не понял, куда его ведут.  - Старший стражник продолжал, борясь с накатывающейся зевотой.
        - Да ладно тебе, ритуал Встречи будет только утром, а пока его ждут высшие покои с прекрасными жрицами любви,  - на этих словах Артур заметно приободрился, и унял ярость, оттягивая с рук незаметно накопленную мощь для смертельного удара по провожатым. Как же хорошо, что они шли впереди, и не видели всей бури эмоций, пробежавшей по его лицу за столь короткое время.  - Да и еды там будет навалом, так что умрёт сытым и довольным, правда во сне…
        - Травницы знают своё дело!
        - Раньше, я всегда думал, что их лишают жизни прекрасные жрицы, но потом мне открыл глаза один знакомый посвященный,  - страж слегка посерьёзнел.  - Оказывается все куда проще - жрицы, ублажая избранных, лишь убеждаются, что особый яд был успешно употреблен Избранными, и отправляют сигнал наставницам.
        - Как думаешь? Правильно ли все это?..
        - За такие разговоры, смотри сам там не окажись,  - напарник зло посмотрел в его сторону.  - Я сделаю вид, что ничего не слышал. Сам же знаешь - кровавые боги принимают любую жертву! А их Вестник и того больше…
        После этого разговора они оба как-то сразу затихли, бросая взгляды по сторонам, на всякий случай. Будто страшась мгновенной кары их богов за такой проступок, даже в своих помыслах. Артур тоже задумался, только совсем о другом. Его больше удивил их слепой страх перед чем-то непостижимым, обладающим огромным могуществом, да вот только - с чужих слов! А в этом мире, нужно видеть всё своими глазами, и проверять - собственными руками.
        За время пути, они сделали лишь одну остановку, у широкого, круглого фонтана, у которого стояли разного размера бочки и тара для воды. Стражники жадно пили воду, черпая манящую прохладную влагу ладонями. Артур тоже не стал отказывать себе.
        Через некоторое время, они подошли к высокому каменному зданию изысканной отделки, будто его строили совсем не люди. Идеальный капкан, для ничего не подозревающих простаков, очарованных местными красотами и жителями. Хотя сами граждане, обычно ничего не знают о таких тайных местах, и только могут довольствоваться слухами и искаженной полуправдой. Наверняка, этот каменный особняк, стоит прямо на сети подземных туннелей, пронизывающей весь город на холме своими мрачными секретами во тьме, доступными только для узкого круга лиц.
        Стража ушла, оставив его одного.
        На входе Артур, заметил как внутрь уводят того самого человека с лодки, прибывшего вместе с другим шаманом. Хоть его очертания и быстро скрылись в тенях, но не узнать того человека он не мог. Его же встречала, дивной красоты девушка. Никакой охраны не было и в помине.
        На мгновение, возникло странное чувство, будто за ним кто-то пристально наблюдает, от чего он даже обернулся, но вокруг, в освещенной светильниками и горящими чашами темноте, не было никого. Хмыкнув, он как-то не придал этому сильного значения.
        Девушка подошла и томно улыбнувшись, повела его в покои, наверх, по каменным ступенькам медленной завораживающей поступью, широко покачивая бёдрами. Что ни говори, а её походка пробуждала обычное мужское желание… Но, всему своё время. Артур не привык спешить там, где не надо, тем более - час ещё не пробил. Вдруг, вся эта болтовня охраны окажется пустой выдумкой?
        Приведя его на третий этаж, в обширную комнату, украшенную гобеленами, редкими шкурами и мерцающими золотыми кувшинами, девушка с многообещающей улыбкой посмотрела на него, и аккуратно пошла в сторону купальни, попутно расставшись со всей лишней одеждой, тем самым дав прекрасную возможность оценить все её яркие достоинства. Артур задумался…
        Он сразу оценил обстановку. Никакой охраны снаружи, полная тишина и нет чувства, что за ним могут наблюдать. Полная темнота царила вокруг тусклых светильников на стенах, освещающих комнату слишком слабо, даже для того, чтобы разглядеть находящиеся в углах вещи. Быстрым шагом подошел к столу и увидел кривой кинжал, рядом с богато выставленной едой и вином. Стало интересно, и он взглянул истинным зрением на все эти яства - как и ожидал, вся еда, и напитки были отравлены - в тончайшей ауре предметов редко струилась какая-то мерзость, суть которой даже не хотелось узнавать.
        Он взял несколько фруктов, спрятал их под одну из шкур с краю, оставив половинку одного из них у себя в руке. Так же положил нож поближе к центру ложа, в изголовье. Сделал довольную улыбочку на лице и снял верх одежды, одновременно с этим опускаясь на ложе. Услышав всплеск воды в купальне, переходящий в шум частых капель, обильно стекающих на плитку пола, Артур приготовился и расслабился.
        Жрица вышла к нему во всей своей нагой красе, соблазнительной походкой выписывая каждый шажок, от чего у него даже перехватило дыхание, но ненадолго. Её чары подействовали бы непременно, если бы не одно но. Сейчас она должна была проследить за его скорой смертью, а страсть дарованная ей, как он понимал, нужна было для того, чтобы сердце жертвы быстрее разогнало смертельную отраву по всему телу. Не плохо задумано, не плохо.
        Артур отметил её довольный взгляд, пока она откидывала волосы за спину, быстро окинувший стол с заметно поредевшей горкой местных фруктов. Девушка подошла к нему, левой ногой скользнула между его ног и села, опускаясь своими манящими ягодицами, ему на колено. Склонилась над ним, от чего её мокрые волосы снова рассыпались вперёд, закрывая обзор на руку Артура, которой он к тому времени, скользнул к припрятанному кинжалу и сразу же коротко, но сильно ударил…
        В последний момент он передумал бить лезвием, и просто оглушил молодую служительницу. Теперь время пошло на минуты. По его подсчетам - у него было около двух-трех часов, прежде чем её обнаружат. На всякий случай, он засунул ей в рот кляп из её же одежды и быстро привязал к столбу, накрыв шкурой. На ложе устроил беспорядок и скомкал вещи так, будто там кто-то спит. Перехватил кинжал поудобнее, тихим шагом вышел в коридор, ведущий к лестнице вниз, и тут же его шестое чувство сработало в очередной раз, сигнализируя, будто за ним наблюдают. Подождав с полминуты, он все же уверился в обратном, пару раз оглянувшись на оглушенную жрицу.
        Сразу пришлось скрыться за колонной - впереди, из соседней комнаты вышла другая девушка, по пути накидывающая на себя легкую полупрозрачную ткань. Артур выждал пока она уйдет подальше и тихо двинулся за ней, заглянув в помещение откуда она появилась - там лежало тело того бедняги. С пеной изо рта и застывшей довольной улыбкой, тот бездыханно валялся на шкурах. Сладкая смерть ничего не подозревающего бедняги сильно разозлила Артура, и он быстрым тихим шагом двинул дальше, но старался держать себя под контролем.
        Тихо пробравшись на второй этаж за спустившейся на первый ярус женщиной, он мельком заглянул в комнату недалеко от лестницы, откуда доносились странные звуки. Увиденная там картина, своей жестокостью, надолго засела в его памяти.
        Один из Избранных лежал на столе, широко раскинув руки и ноги, а его, уже давно мертвого, попросту резали на кусочки, аккуратно отделяя каждый орган, палец, кожу - складируя все это в разные аккуратные бесформенные кучи, с опытом бывалого мясника. Мясником этим, была женщина - в подобающем ритуальном одеянии, набитой, опытной рукой орудуя своим кривым ножом…
        Выйдя из минутного ступора - медлить он не стал и быстро преодолел лестничный проход. На входе снова стояла встречающая «везунчиков» девушка. Артур слился с густой тенью прямо за ней, и стал выжидать, обдумывая увиденное им, творимое в этом тёмном здании бесчинство.
        Девушка перед ним, стояла как статуя, держа в своих руках покачивающуюся на ветру лампу, отдающую мягким желтоватым светом в ночи. Внезапно Артуру пришла в голову страшная мысль - сколько же эти твари тут ещё людей прикончат?
        Руки сами желали схватить и утянуть её в тень, быстро свернуть шею, но в его голове появилась мысль лучше, гораздо лучше. Очень быстро он очутился в своих покоях, взял вино, налил его в кубок и, вынув кляп изо рта лежащей без сознания кровавой жрицы - слегка напоил ту отравленным вином. Проверив пустующие рядом комнаты, он направился ниже.
        Звуки расчленения трупа до сих пор доносились с того помещения, где он видел свидетельство того, что с ним бы стало вскоре, не обучи его Льеживал своему языку. Тут Артур решил не церемониться, тем более в её ауре чувствовалось явная примесь магии духов, что он ощущал, находясь рядом с Льеживалом. Оставив кувшин с внутренней стороны, у входа, Артур тихо подошел сзади и быстро ударил её кинжалом в шею, пока она не успела почувствовать его присутствие. Кровожадная женщина-шаман вздрогнула, захрипела и повалилась в груду расчлененных вещей, на всякий случай Артур ударил ещё два раза - контрольными в сердце и голову. Не без отвращения, вытирая лезвие о её одежду.
        Оттащив её труп за алтарь, на котором лежали останки бедняги, чья голова до сих пор неестественно улыбалась, так и не поняв этого страшного обмана, Артур подхватил бокал и пошел искать личные покои жриц. Долго искать не пришлось. Нашлись они на первом этаже, прямо рядом с запасным выходом. Вот только сейчас там находилась одна из коварных тварей.
        Он быстро заглянул внутрь из кромешной тени. Осмотрел её магическим взором и, убедившись в отсутствии чего-нибудь подозрительного в ауре чем-то занятой девушки, медленно и тихо шагнул в новую тень, уже внутри комнаты, которую освещали всего два блеклых светильника. Ещё он подметил только четыре пары обуви, точно - встречающие девушки все ходили босыми, и даже та, что занималась ужасающими кровавыми ритуальными приготовлениями, вместо обуви на ногах имела только какие-то кольца и амулеты.
        Мрачно оскалившись, Артур взглянул по сторонам и увидел кувшин, из которого пили сами жрицы-убийцы - о чем ему подсказало опять же его истинное зрение, четко выделив чистейшую ауру предмета, без малейших признаков увиденного ранее яда. Сама комната была довольно длинной, и работающая над чем-то девушка, сидела почти в самом её углу, в то время как стол с кувшином находился в середине.
        Артур медленно, вкрадчивой походкой пошел к столу в тени, наблюдая за каждым движением копошащейся женщины, что-то мило бубнящей себе под нос. Тут она привстала - он мгновенно замер, готовый к быстрому рывку в её сторону, если та начнет поворачиваться… Но, она снова начала заниматься своей работой, как ни в чем не бывало. В это же время Артур понюхал содержимое находящегося на столе кувшина, а там было подобие вина в его руках и, аккуратно наклонив горлышко, он тончайшей струйкой влил туда содержимое отравленного бокала, после чего оставил все на своих местах и отступил в тень.
        Работающая над чем-то жрица к тому времени устала, и вытерла вспотевший лоб тыльной стороной ладони. Поднявшись со своего места, она подошла к кувшину, чтобы наполнить свой кубок. Артур, довольный удавшимся планом, с тени наблюдал за всем этим делом, но настало время уходить. Дождавшись пока она отвернется, он выскользнул через запасной ход на улицу, тихо растворившись в ночи, жестоко проучив бездушных тварей.

        Тенью, перемещаясь по безлюдным переулкам, Артур легко добрался до причала обратным путём. Единственный путь на свободу лежал на реке, иных способов безопасно покинуть столицу Варахтанды он не видел. Вот только на причале стояли двое стражников, а время неумолимо утекало как вода сквозь сито. И все же - оставалось только ждать.
        Весь прошедший час, охрана со своих мест не сходила. Артур успел удобно расположиться в тени, и даже подгреб что-то мягкое себе под голову, не сводя с них глаз. Как вдруг, в городе раздался чей-то крик, и охранники сразу побежали в ту сторону. Артуру бы следовало поблагодарить судьбу за представленный случай, но сейчас было не до того.
        Не теряя ни секунды, он прыгнул в загруженный транспортный баркас, воспользовавшись кинжалом, чтобы отсечь удерживающие верёвки. Наверное, лодка ждала утреннего отплытия, раз в неё успели погрузить столько вещей, в которых при желании можно было спрятаться. Артур хмыкнул и подошел к деревянному пьедесталу, на котором покоился слегка поблескивающий в свете вышедшей луны шар.
        Он провёл над ним рукой, шар отозвался приятным теплом и слегка завибрировал, приподнимаясь всего чуть-чуть в своей подставке. По инстинкту, он повернул его вправо, желая отчалить от берега, но судно сильно ударилось о борт причала, и Артур сразу понял принцип его инверсионного управления.
        Пока охранники порта не успели вернуться обратно, он сумел разобраться с остальным управлением и вывел судно на реку. Дальше его планам ничто не угрожало. Вернее - он так думал.
        Отплыв довольно далеко на почти пустующую в ночи реку, Артур услышал злые выкрики на причале - кто-то был очень недоволен пропажей баркаса со всем грузом. За тем, послышался красивый звук свирели.
        - С песнями решили провожать? Правильно!  - но тут Артур вспомнил его действие на стражей границы проклятых земель, и уже было испугался, что каким-нибудь непостижимым образом его могут взять под контроль этой дудкой, но ничего с ним не произошло, вернее - пока ничего не происходило, и он слегка успокоился.
        На всякий случай ускорил ход судна, и тут, оно дернулось и остановилось, будто оставалось на привязи нескольких канатов! В Магическом зрении вокруг баркаса творилось что-то непонятное, вода словно кипела, но на деле такого не наблюдалось. Он перешел на обычное зрение и, как оказалось - вовремя. Из-за бортов судна, прямо в центр палубы выстрелили восемь водяных щупалец, образуя единую, живую структуру - элементаля воды. Верх его, напоминал сильно раздувшегося гуманоида без головы, а низ - словно бьющий фонтан прямо из палубы, подпитывающийся напором из «щупов» речной воды.
        Артур замешкался и, как оказалось - зря. Элементаль сразу обрушил на него мощный поток воды, вытянув левую руку, но слегка промахнулся и с треском сорвал что-то позади него, залив палубу по щиколотку, одним своим присутствием. Ещё он успел запустить сноп острых сосулек, одна из которых больно оцарапала бок и рассекла одежду в том месте. Подивившись такой разрушительной силе воды, Артур испугался и мгновенно швырнул в элементаля слабую сферу, внутренне он уже был готов к разлетающимся во все стороны шипящим брызгам, но… сфера просто пролетела в образовавшийся прямо в водяном элементале круглый проём… Призванная тварь обладала не только защитой от таких простейших заклинаний, но и показывала завидную боевую сноровку, что сделало схватку неимоверно сложней, и тогда Артур решил пойти на дерзкий эксперимент.
        Но гневный дух воды оценил возможности противника и больше ждать не желал, сведя руки вместе - от чего между ними образовалось обратное свечение, как бы затягивающееся внутрь, накапливающее мощь в ярко-голубой сфере. Тут и полный дурак бы понял, что это нечто особо убойное, из разряда стихии Воды, вот только проверять что-там - очень не хотелось, и Артуру пришлось воспользоваться единственным минусом этого заклинания - его медлительностью сотворения.
        Сначала он выставил перед собой утолщенное подобие Свода Мощи, укрепленное в три слоя вместо его обычной, сферической формы - воплощенное в слоёную обтекаемую стену. За тем - сразу вытянул вперед руку и, влил прорву мощи в конусообразное плетение с теми же символами удерживания тонких энергий внутри себя, только сильно раскрученных в пространстве, после чего сразу отправил с огромной скоростью на встречу почти завершенному заклинанию элементаля.
        Оставив после себя короткий шлейф в ночи - зелено-красный конус врезался в медленно срывающуюся мощь с конечностей грозного духа воды, образовав мощнейшую ударную волну и слепящий все и вся изумрудный свет, заставивший зажмуриться даже наблюдателей на берегу.
        Лавки-сидения выдрало с корнем и умчало за борт, часть товара смело на воду, а самого духа попросту расплескало, хотя точное его состояние определить было невозможно, но по пропавшим двум слоям защиты Артура, ему верилось, что тому повезло на много меньше. Днище лодки чудом уцелело от взрыва только благодаря тому же присутствию элементаля, что успел щедро залить баркас водой.
        Взглянув на остаточный магический дымный «грибок», закручивающимися клубами, уходящий в небо, он подивился собственным возможностям и посмотрел на местами разломанный, насквозь пробитый ледяными стрелами, пьедестал с уцелевшей сферой управления. Тяжело сел на остатки лавки управляющего и, с большой усталостью попробовал сдвинуться с места.
        Получилось… Но, на хвосте, через некоторое время, он обнаружил тихо следующие за ним две такие же баржи, пусть и на большом расстоянии, но его провожали. Хотя, скорей всего - просто не могли догнать. Почему-то, река явно не использовалась для движения военных судов, если они вообще существовали у местных, иначе бы его давно испепелили с какого-нибудь корабельного орудия, а раз так - удача снова на его стороне!
        Такая мысль не могла не воодушевить, и он просто плыл и плыл, огибая редкие лодки с людьми и плоты с рыбаками, что даже ночью умудрялись добывать себе пропитание, выкрикивая редкие незнакомые ругательства из-за поднятых волн от его высокой скорости перемещения по водной глади. Но больше всего, тревожили мысли о том, почему его так легко отпускают. Может, не узнали, что он натворил в храме? Верно. Если бы узнали - точно бросили бы все силы на поимку, а потом освежевали и покромсали на кусочки, так же - как того беднягу, только не после приятной смерти в постели с красоткой, а резали бы ещё живого. От этих мыслей, плечи сами собой передёрнулись, а мурашки прошлись целым батальоном по всему телу.
        Артур сам не заметил, как слегка прикрыл глаза, а затем уснул, уткнувшись в сферический руль от огромной усталости, резко заполнившей всё его тело. Потом рухнул на деревянный пол, отпустив сферу управления. В то же время, Ирриаль спокойно подхватила его неуправляемый корабль и повела дальше - туда, куда не смели соваться даже сильнейшие из охотников и шаманов!

        ГЛАВА 25

        Дворец Великих, с самого утра жужжал как встревоженный улей. Маги всех рангов носились кто куда, с синими кругами под глазами от бессонной ночи, впопыхах запинаясь, ругаясь и проклиная все вокруг. Всю их общую суету объединяло одно событие - возвращение особого отряда Аркана и Мастера Соанса, объявившего о своём чрезвычайном выступлении в Первом зале дворца. Эта новость повергла в легкий шок не только рядовых обладателей Дара, но и многих мастеров, чуждых до дел Тайного Магистрата. Данную информацию восприняли с особой серьёзностью, и теперь, во дворце собралась почти тысяча слушателей из самых верхов государственного аппарата.
        Первый зал был огромен и красив. Сильнейшие маги спешили занять свои места в первых рядах, в основном это были мастера и их представители. За первыми рядами усаживались лиценциаты с профессорами и только в самом конце, сидели и стояли рядовые боевые маги высшего посвящения, ветераны прошедшие множество битв и поединков. Даже всей обширности этого помещения не хватило, чтобы уместить всех слушателей. Основная масса людей, попросту стояла и наблюдала за происходящим с оживленным интересом.
        Шум стих едва в дальнем краю зала, из ответвления, появились четыре магистра, направляющихся к трибуне, во главе которой, на возвышении, уже ждал сам Архимаг. Люди почтительно расступались перед ними, создавая широкий проход даже в такой давящей тесноте. И кто знает, что больше влияло на это почтение - уважение за проявленные перед Арканом заслуги, или мрачный, впередиидущий страх перед их могуществом. Как бы там ни было, в основном своём большинстве люди гордились нынешними избранниками, и только редкие языки злословили на управляющий стержень, впрочем - как и в любом другом государстве, основанном на управлении силой и мудростью.
        Трое из магистров заняли резные кресла с боков от Архимага, Алилас же, встал у изящной дорогой кафедры, вырезанной из редчайшего полупрозрачного древа, на которой стоял графин с водой и эхо-синхронный камень, оглядел собравшихся и коснулся камня. Тот мгновенно отозвался теплом, и мягко, поочередно заморгал радугой помещенных в него цветных линз, тем самым уведомляя активировавшего, о синхронизации с сетью остальных эхо-камней, расположенных в зале для эффектной передачи звука.
        Зал полностью стих застыв в ожидании. Все взоры были устремлены на главу Серого Магистрата, а тот, на всякий случай усилил свой голос ещё и заклинанием.
        - Опустим пустые речи приветствий и прочие формальности, друзья,  - убедившись, что его голос звучит как надо, Магистр продолжил.  - Сегодня, я хочу поведать вам о том, что явилось причиной недавнего урагана, прокатившегося по Астралу…
        Почти все собравшиеся недружно загудели и зашептались, Магистр взял паузу, ожидая пока в зале утихнет волна оживления, вызванная его словами.
        - Пока мы были заняты нашими распрями с пресловутой, прогнившей империей, сдерживанием прорывов из покинутых нашими далекими предками земель Харперии и увеличением влияния на Шинсийре, а так же в далеких землях Фарсима - в Пепельном Океане, приспешники Истинного Мрака подготовили могучий ритуал! Прямо заявляя нам о том, что они плевали на все наши запреты и предупреждения! И мало того, что несколько тысяч лет назад их богомерзкую империю Тьмы разбил могучий Триумвират Аркана, Радараса и айр'Фоара, так они открыто заявили о своём существовании дерзким, сложным в реализации и неизвестно кого призвавшим ритуалом!
        Послышались резкие гневные выкрики, но видя затихшего магистра, все быстро вернули дисциплину в спокойное русло. Маги же, а не обычная чернь!
        - Слава Вседержителю Эалонну, по докладам искуснейших Зрителей Астрала - в колоссально сложном демоническом ритуале, произошел непредвиденный силовой коллапс… следствием которого и стали штормы и катастрофические откаты в Астрале, которые вы могли чувствовать ранее.
        Маги начали тихо переговариваться между собой о возможных причинах тех событий, но Магистр продолжал свою речь.
        - Не знаю, что… или кого именно хотели призвать демоны на просторы Шанеалы, но я никогда не видел столь сильных эманаций пробуждённой неизвестной тлетворной Силы. Лучшие Кристаллы Впечатлений неимоверно искажают картинку - даже спустя столько времени после Катастрофы. Астрал по-прежнему бурлит в том месте, будто его вскипятили и не дают остыть. Ах да… по поводу присутствия в том месте моего доверенного лица - как только Мастер Соанс вошел в Разлом под защитой моих единомышленников и верных товарищей, то сразу был атакован двумя невероятно сильными неизвестными магами, особо сильно углубившими изучение Тёмного Искусства… и, чудо, что он сегодня может сидеть среди нас!
        Магистр ткнул пальцем в его сторону, от чего зал просто взорвался яростными воплями, что не могло не порадовать Алиласа в какой-то мере. Пусть и многие из них были притворными, а некоторые и вовсе выглядели нелепо, что стоило отметить, но все же.
        - Да как они посмели?!
        - Пустить Великий поход!
        - Жечь мракопоклонников Яростным Светом!
        Серый магистр поднял руки, дабы унять пыл и сильно возросшее напряжение Силы в зале от негодования магов.
        - Не спешите, уважаемые обладатели Истинного Дара,  - особенно подчеркнув последние два слова, Магистр видел, как у многих людей, расправляются грудь и плечи от такого обращения.  - Прекрасно понимая ваш пыл и рвение, я могу сказать, что среди нас есть те, кто не разделит нашу правую точку зрения.  - Многозначительно окончил своё выступление Алилас и, после выдержанной паузы, сел на своё пустующее кресло по левую руку Архимага. Последние слова весь зал встретил гробовой тишиной и хмурыми взглядами, прекрасно понимая, что именно имеет в виду Великий Магистр.
        - Ну и навёл ты жути на народ,  - тихо проговорив, Архимаг повернулся к нему.  - Что ж, мой черед.
        Архимаг Дреар поднялся и занял место оратора.
        - Воля Аркана крепка как никогда!  - громогласный голос, усиленный магией отрезвил погрузившихся в мрачноватые мысли чародеев.
        - За прошедшие десятилетия, нам с вами удалось добавить не один камень в фундамент будущего мироустройства. Дарийский океан - почти весь очищен от пиратов Балгоша и Верберры. Наши артефакты и услуги пользуются огромным внутренним и заморским спросом, не говоря уже о других услугах в магии стихийного плана и обороны.
        Многие люди начинали кивать на каждом новом сказанном предложении.
        - Колонат и Восточная республика демонстрируют абсолютную лояльность Дарийскому архипелагу, сопровождая свои намерения инициативой и выгодными предложениями, углубляя наше сотрудничество, тем самым расширяя наши возможности. Казна - ломиться от сундуков с занатами и редких ингредиентов…
        Когда воодушевление достигло предела и на лицах начали появляться гордые выражения и улыбки, Архимаг начал сбавлять тон.
        - Но мир не стоит на месте и бросает нам новые вызовы!  - Дреар обвел властным взглядом всех собравшихся.  - Харперийская обсерватория сообщает всё новые тревожные вести о будущих волнах тварей Забытых земель. Скоро они ударят по Стене Гевира, но вылазки внутрь проходят по расписанию, и лучшие исследователи и охотники достают для нас все больше важной информации.
        Архимаг взял небольшую паузу.
        - Что касается выходки крохоборов Тьмы - никто не смеет плевать в лицо Аркана!  - Архимаг ударил кулаком по столу, от чего камень слегка подпрыгнул.
        - Будем громить их крысиные норы по всему миру, пока не уничтожим всех до единого!  - в глазах главы Аркана зажглись огоньки неподдельной ненависти.
        Сразу раздались согласные возгласы и слова поддержки, кто-то даже вставал со своего места и гневно потрясал руками над головой, но во всем этом пылу воодушевленных людей один из мастеров поднял руку. Архимаг сразу кивнул в знак согласия услышать его вопрос.
        - Великий Мастер Дреар, я бы хотел услышать ваше мнение о работах почтенного Аркендора, по переводу уцелевших частей скрижалей древнего харперийского пророка Заршана.  - после слов мага в зале постепенно настала полная тишина. Неожиданный вопрос несколько поставил Архимага в тупик.
        - Уточните.
        - Один из его переводов, содержал пророчество будущей Тёмной эре для Шанеалы, временах крови, боли и Тьмы,  - маг встал со своего места, дабы его лучше слышали, и продолжил, вспоминая слова закатив глаза вверх.  - Как там звучала его дословная интерпретация? А, вот: «Царство Забвения укроет Асдарию, освобождая путь забытым Хозяевам! Былые столпы Силы не выдержат поступи Вернувшегося, но на этот раз, он проснётся полностью. Во времена мнимого покоя, Великие Силы поделятся поровну, трубя во все горны, начало кровавого затмения, а Черная Луна возвратит Предвестника всех будущих бед!». Ещё там была заметка великого пророка, что слепцы смеются над ним, веря, что луны навсегда останутся золотыми…
        Многозначительно окончив уточнение вопроса, мастер-маг сел на своё место. Многие в зале испытующе уставились на Архимага, но тот был готов и не к таким вопросам, благо, за долгие полторы сотни лет правления Арканом, его было ничем не удивить.
        - Только полный безумец будет отрицать высокую вероятность сбывающихся предсказаний Великого Заршана. И все же, я считаю, что тревогу бить рано. Пусть и прошли тысячи лет с момента его предсказаний, мы не знаем, в какие временные рамки ушло его видение будущего…  - Архимаг нахмурился, чувствуя, что этого ответа будет не достаточно и добавил.  - Со следующей недели добавьте нагрузку в практике ударных заклинаний на магов третьего тома и выше, я бы не хотел, чтобы наше «будущее» было не готово к предстоящим вызовам судьбы.
        Дреар снова сорвал аплодисменты и вернулся на своё место. Заседание затянулось на долгие изнуряющие часы, но по-иному собирать такое количество мастеров просто не имело смысла. Каждый из них старался вносить свою лепту в общее дело, что способствовало подъему репутации и стоило внимания Магистров, а их внимание ещё надо было заслужить.
        В полночь люди разошлись, высшие маги остались одни. Подводя итоги общего сбора, первым покинул Первый зал диар Марк, срочно вызванный кем-то по личному кристаллу обращений. Спустя час, за ним ушли Теачир и Менидем, оставляя главу Аркана и Серого Магистра наедине.
        - Ты ведь до самого конца не знал, кого именно послать в Пепельный Океан?  - Алилас, задумчиво посматривал на бокал с изысканным вином в правой руке.
        - Да, мы с Менидемом обсуждали это сразу после Выброса.  - Архимаг поднял на него голову, отрывая взгляд от груды документов, доставшейся ему после заседания, от его участников.  - При чем, он первым рвался туда, лишь бы скорей увидеть всё своими глазами, но ты же помнишь, что случалось в таких местах с обычными исследователями, если это были врата в Нижний Мир или Разлом Бездны?
        - Почему не Теачир с ударным отрядом? Почему маги-убийцы?
        - Ты же знаешь нашего друга, после него обычно на таких местах не остается ничего, вот я в последний момент и решил отправить твоих ребят.  - Дреар отпил воды из изящного графина.  - Тут же, ситуация несколько иная, учитывая твой доклад от нашего гостя, который кстати скоро прибудет. И, да - все мастера получили твои рекомендации по поводу полной лояльности в любых его магических начинаниях, я тоже полностью поддерживаю твою идею его вербовки. Слышно что-нибудь об остальных?
        - Нет,  - Магистр, расслабленно развалился в кресле и, закрыв глаза продолжил.  - Одного мы записали в покойники, а второй удрал вместе с торгашом и магом Мрака в неизвестном направлении. Кстати - тела или его останков после взрыва обнаружено не было, но ты же знаешь эту чертову пустыню, в которой пропадали целые поселения, не то, что отдельные личности…
        - О чем думаешь, Ал?..  - Дреар пристально посмотрел на резко открывшего, на этой фразе глаза, Магистра.
        - Тучи сгущаются друг, тучи сгущаются…  - Алилас медленно перевел свой взгляд на Архимага.  - Я лишь хочу эти самые тучи разогнать по возможности, чтоб неповадно было.  - На этой фразе Магистр встал со своего кресла и направился куда-то уверенной походкой.
        - Знаешь, а ведь на месте Соанса мог быть и другой - не такой прыткий…  - полуобернувшись, многозначительно ответил Магистр, после чего скрылся из виду за дверью.
        В зале Архимаг остался один. Поразмыслив некоторое время над его словами, он снова вернулся к работе с документами. Работы накопилось на целую ночь.

* * *

        Порт Вал'Ирра никогда не выглядел богато, в отличие от своих соседей в Грилларе и Гиленте, особенно тщательно уделявших внимание удобству и роскоши. Никакой вычурности, никаких богатых колонн, статуй и прочих бесполезных строений - только обветшалая пристань, ремонтируемая на ходу почти подручными средствами, местами провисшие от тяжести времени и погоды крыши складов и группы скучающих крепких грузчиков, иногда потягивающих резные трубки, заправленные редким местным табаком, который пользовался большим спросом в той же пустыне.
        Щурясь от плотно моросящего дождя, Ахримас в который раз смахивал прилипшие от непогоды длинные волосы назад. В это время на прибрежье Вал'Ирра всегда шли дожди: мерзкие, долгие, будто подыгрывающие промозглому ветру с водной глади, но все же не самые холодные из всех, что ему выдалось испытать в своих долгих путешествиях за последние годы, будь они трижды не ладны.
        Корабль плыл уверенно, покачивая носом в такт невысоким волнам. Капитан родом из Гилента четко знал своё дело. Недаром их страна славилась лучшими матросами во всех ближайших морях. Ну, или одними из лучших - чего нельзя было сказать об их кораблях. Старое корыто, на которое он успел залезть в халифате, на вид было довольно сносным - но на деле оказалось дырявой дряхлой развалюхой, только настоящим чудом до сих пор плавающей по морям.
        Ахримас, будучи верным идейным слугой своих наставников - никогда не знал, кто именно придет на встречу в обусловленное место. Тёмные маги-пешки, как он, или их невидимые для простых обывателей хозяева, всегда предпочитающие тень, но решившие взглянуть на проверенного временем верного слугу - это мог быть любой из них. И такие причуды, ему явно не нравились. Нет, конечно, он понимал, насколько важна вся их затея и даже часто получал излишнюю награду, за короткие сроки выполнения порученных заданий, но, за столько лет верной службы ему хотелось большего.
        Корабль пришвартовался.
        Ахримас первым гулко сошел по трапу. Позади сразу послышался резвый, глухой, слишком частый стук сапог по толстым доскам и шум перекатываемых бочек с жидкостью, скорей всего вином или каким другим мерзким пойлом, залитым в деревянную тару.
        Он развернулся понаблюдать. Группа сильно промокших людей принялась помогать матросам с корабля, катить тяжелые бочки под ближайший навес. Дождь постепенно усиливался, но тёмный маг уже и так вымок до нитки под продолжительным потоком воды.
        Зачем-то потерев свой браслет, он пошел дальше, хлюпая каждым шагом по неглубоким лужам, пробивающимися сквозь общий шум щедро падающих с неба капель, толкающихся, не громко шумящих, спадающих со свинцовых туч на обильно смоченный тротуар под ногами, который постепенно превращался в одну большую толщу воды, объединенную многочисленными венами бегущих ручейков. По-видимому, портовый сток был давно забит останками рыб, отходами, да и простым бесполезным хламом.
        Ахримас даже успел соскучиться по местному сырому климату, почти три месяца проведя в невыносимой жаре пустынь, пока разыскивал купца Дальхара. Выйти на его след оказалось той ещё задачкой, но, в конце концов, он завершил выгодную сделку, на которую его отправило начальство. Толстый хитрец, конечно, утроил цену, но «наверху» были к этому готовы, сразу снабдив его нужной суммой, заранее приготовившись к жадности пустынника. Интересно - какая награда ждёт на этот раз?
        Мысли всецело устремились к отдыху от всех этих путешествий, или к щедрому мешку с мерцающим золотом, но больше всего этого - он мечтал раздобыть какую-нибудь книгу с записями продвинутого некроманта, или старшего мага Тьмы, дабы повысить своё личное могущество. Впрочем, ещё слишком рано было о чем-то подобном мечтать. В своих способностях, он уже давно перерос свой нынешний ранг, но новые знания о тёмной магии даются слишком тяжелым трудом…
        В этих думах вспомнилось его посвящение, когда он лично принес в жертву несколько человек и обагрил их кровью подаренный ему черный Металлический Кокон его наставником. Казалось, на тот момент, это было чем-то невозможным, но Кокон раскрылся и явил крупного паука, одобряя кровавый ритуал, больно впился ему в руку и принял форму браслета. Мало кто знал, каких мук всё это ему стоило - поначалу, даже было неприятно, но в душе он испытал истинное удовольствие от этих мук, Тьма приняла его, пустив в свою глубину мрачных знаний ещё на шажок…
        Он так и не заметил, как дошел до нужного дома погруженный в свои мысли. Оказывается - его уже давно ждали сразу открыв перед ним обычную неприметную дверь. Странно, но Ахримас не заметил ни чьего-нибудь Истинного взгляда, ни Астральных Провожатых - духов охраны, тем более не было и излюбленных магами высокого ранга фамильяров. Либо, он думал, что их нет.
        - Занн Ахримас, проходите, я давно вас жду,  - приятный женский голос из глубины дома был несколько неожиданным для адепта Тьмы, но он не растерялся и вошел внутрь, запирая дверь на красивый металлический резной замок.
        Разулся, снял до нитки промокший плащ и достал из мешка свёрток, укутанный отсыревшей материей по-прежнему - не наблюдая, хозяйки дома.
        Осмотрелся.
        Внутри просторный дом был красив, по-женски прибран, отточен в интерьере до детальных мелочей. На столе у входа стояла красивая ваза работы известного мастера, украшенная неповторимым рисунком без единой пылинки на ней, уют и нарочито выбранные приятные тона отделки - так и бросались в глаза, а мрачноватые картины подчеркивали утонченный вкус хозяйки. Огромный, затопленный пахучей древесиной камин с двумя креслами перед ним и низким столиком с вином и парой бокалов, тоже вносил особую ноту в общий вид богатого убранства.
        - Присаживайся,  - властный голос женщины почти заставил вздрогнуть, как раз когда он рассматривал одну из картин,  - Ну же.
        Хозяйкой дома, спускающаяся со второго этажа, оказалась молодая женщина - высокого роста, худая, с длинными темными волосами, убранными в аккуратный хвостик и длинными пальцами рук, на которых красовались многие подарки её поклонников. На вид - притягательная, с аристократичными чертами лица, в свободном платье багровых тонов. В ней чувствовался утонченный вкус, власть, строгость и некая крайность. Ещё, он буквально прикипел взглядом к амулету со знаком паука на шее женщины. Тайный символ власти над Тьмой одного из высших рангов, просто кричал о потаённом могуществе и зримом доказательстве её личной Силы.
        - Как скажете, даррис?..
        - Заннэт Мериханта, зовите меня просто Мериханта, уважаемый Ахримас,  - заннэт сверкнула глазами на его сравнение с архипелагскими расфуфырками.
        - О, простите мою бестактность!  - виновато, криво улыбнувшись, адепт Тьмы развёл руки в стороны, садясь в мягкое теплое кресло у камина.  - Всё не привыкну к родным стенам, «Серые» мне мерещатся повсюду!
        Ахримас не мог не заметить, что его слова мало волновали хозяйку дома, подтверждением чему послужило улыбчивое молчание на его ответ, но никакого напряжения от этого он не ощущал - всё так, как и должно быть. Ей попросту не терпелось увидеть купленную за целое состояние вещь, ради которой он столько мотался по проклятой пустыне и, аура которой буквально колола его всю дорогу. Хорошо заговорённая, подготовленная заранее внутренняя обшивка мешка хоть и сдерживала давление таинственного артефакта, проникающее сквозь первый слой защиты, но этого явно было не достаточно. И как только купец умудрился поместить туда столь могучую вещь? У искателей таких вещиц, конечно, было много секретов, но над этим стоило поразмыслить на досуге.
        Он развернул сверток и выложил содержимое на маленький, но довольно высокий столик перед ней. Это был незатейливый ларец малых размеров, пошарпанный со всех сторон, с многочисленными сколами на деревянной оббитой металлом основе. Не удивительно - на големе купца все вещи болтались как седельная сумка на бешеном беговом ящере в брачный период.
        - Как грубо,  - увлекшись изучением содержимого, Мериханта перешла на обычное зрение.  - Столь изящная вещь не должна храниться в этом…
        Адепт Тьмы не ждал от неё ничего другого, вот только как бы он не пытался заглянуть внутрь Истинным взором - у него не получалось. Нет, край полукруглого предмета он «нащупал», на что понадобилось не менее десятка попыток при помощи глубокой концентрации, когда приоткрывал мешок из любопытства, но на большее его знаний не хватало - столь плотной и давящей, была тёмная аура предмета. И ему не надо было объяснять, что таким низким посвященным как он, точно не стоило совать свой, излишне любопытный нос дальше. Пока не стоило…
        Заннэт подалась вперед и пододвинула к себе ларец, слегка приоткрывая крышку. В этот момент одно из тонких защитных плетений сдерживающих ауру предмета, с еле ощутимым звоном на тонких планах, лопнуло. Скорей всего, этому был причиной диссонанс её тёмной ауры, вышедшего из-под контроля за короткий миг искушения источника, от чего тонкое плетение, основанное на светлых эльфийских началах - попросту не выдержало двойного напора внутренней и внешней энергий и разрушилось, напоминая об этом тонким звуком и спадающими изорванными лохмотьями остаточных чар.
        Крышка резко рванулась в руках Мериханты. От неожиданности та даже немного отшатнулась и нахмурилась, не предвидев такого начала её знакомства с артефактом. Комната в мгновение залилась тёмным багровым искаженным светом, просачивающимся сквозь клубящуюся Истинную Тьму, вырвавшуюся из ларца.
        Страшный металлический скрип донесся из коробки, содержимое которой адепт Тьмы, попросту не решался разглядеть, и оно вдруг решило само «выглянуть» в окружающий мир. Всем нутром Ахримас почувствовал нестерпимый голод предмета огромной силы, от чего даже у повидавшего разные ритуалы некромантии мага - волосы встали дыбом! Появилось желание бежать без оглядки от проклятого всеми богами и демонами предмета! Ахримас ощущал всем нутром, как одно присутствие артефакта желает пожрать его душу, и разум. Пожрать без остатка, и не только его - любого попавшегося ему живого существа.
        Но он не смог сдвинутся с места, лишь медленно, прикладывая к этому движению огромную силу воли, сумел поднять глаза на хозяйку дома…
        Вытянув вперёд обе руки, она была похожа на само воплощение Яррит, сошедшей с тёмных барельефов запретных храмов, построенных тысячи лет назад. Мериханта действительно была похожа на богиню Тьмы - лента, сдерживающая её волосы порвалась и теперь их трепало от протекающей по ней Силы будто на ветру, а сама она медленно левитировала от такого притока дармовой мощи! Медальон на её шее засветился недобрым оттенком, но…
        Дом начал исходить мелкой дрожью, предметы на стенах и полу тихо зазвенели от напряжения и мелкой вибрации. Ахримас примерно представил, как аура предмета разливалась все дальше и дальше, затрагивая уже целый квартал - не меньше, пробуждая в живых неведомый, непостижимый страх. Так вот как выглядят Великие в Истинном облике!?
        Но внезапно все изменилось. Гримаса ужаса прошлась по лицу колдуньи, и она забилась в тщетных попытках вырваться из оков разбуженной ею, древней как сам мир, Тьмы. Ахримас внезапно осознал - это их конец…
        - Чего ты расселся, вялый идиот?  - до его угасающего сознания дошел её визжащий, даже не крик - настоящий вопль.
        Её обращение вырвало некроманта из забытья. Артефакт почти полностью подавил его волю и обрёк на смерть, как не достойного червяка, способного лишь рыть землю для своей же могилы и ужас от такого осознания подстегнул его забившуюся в угол и смирившуюся с предстоящей участью волю.
        - Е-ещё жив. При… каз?..  - он выдавил из себя ответный ментальный импульс по тонкому каналу сформированному заннэт пока она боролась с волей артефакта.
        - По моей команде, вливай всё что есть - в меня. Давай!
        Ахримас резко восстановил контроль над своим Даром, обратился к Источнику и отправил почти всю свою оставшуюся жизненную энергию тёмной госпоже. Он не знал, сколько времени был в забытье, когда артефакт смел его защитные структуры разума, и тем более не знал, поможет ли её задумка - но другого выхода не оставалось. Какая разница как умирать, если нет выхода? Но когда появляется хоть мельчайший шанс на спасение - цепляться приходится и за него…
        Он видел, как Мериханта, с тенью легкого удивления на лице, бросает всю свою мощь против могучего и немыслимого давления древней вещи. В какой-то момент показалось, что этого не достаточно, но тени в доме пришли в круговое движение и протестующе заплясали, вновь признав мощь хозяйки дома. Не зря повелительница Тьмы носила старшую регалию, ох не зря!
        Сумев пересилить игрушку древних, через миг она резко рухнула вниз, взмахнув в воздухе руками, а потом для Ахримаса всё вновь потемнело. Только на этот раз, это была приятная, расслабляющая Тьма, так необходимая ему сейчас, легкая, с отдаляющимся где-то на грани разума звоном в ушах…

        ГЛАВА 26

        …Далекий неземной звон, перерос в нечто большее, приятное, слегка зазывающее куда-то ввысь… или в глубины чего-то непостижимого для мысли. Чувство сродни тому, от которого обычно пробуждались прекрасно отдохнувшие люди. Юрий проснулся от звука приятной мелодии и легкого утреннего шума суеты за окном. Блаженная дремота отступала, отдавая ему в бразды правления и всё большие границы пробудившегося ото сна разума. Повернув голову влево, он увидел у окна открытую круглую металлическую шкатулку с крутящейся фигуркой красивой девушки, из механических внутренностей которой и доносились эти дивные, интересные и завораживающие звуки.
        Без толики магии тут точно не обошлось. Слишком чистым и одновременно объемным был звук «дотрагивающийся» до самых глубин его души, чем-то отдалённо напомнивший работы великих музыкальных классиков Земли. Быть может, той самой крупицей души, что они вкладывали в свои неповторимые произведения?..
        Ломотой отозвались затекшие предплечья, на которых, по-видимому, всю ночь спали обе девушки, удобно устроившись на них вместо подушек. А вот общее состояние было наоборот - воодушевленное! Спасибо им, за подаренную ночь, хотя почему подаренную? Цена за них была довольно высока, но стоила того!
        Аккуратно высвободившись из их приятных объятий, он подошел к открытому окну, на подоконник которого, ручкой был уперт его новый меч и взглянул на улицу. Народ сновал по своим делам, продолжая праздновать на широкую ногу - лавочники такому приходу разношерстных гостей были только рады, получая сверхприбыли от заранее приготовленных к редкому празднеству товаров.
        Шкатулка перестала играть, чем-то напомнив ему будильники, привлекая его внимание на короткое время.
        Юрий оделся, забрал меч и спустился вниз, где его встретила хозяйка с вопрошающей улыбкой и поднятой бровью.
        «Понравилось - понравилось!» - подумал он, довольно улыбаясь ей в ответ, протягивая руку за кошельком.
        Открыв его в очередной раз, он увидел, как алчно загорелись огоньки в глазах хозяйки борделя. В душе даже что-то скрипнуло о неправильности всей этой женской сокровенности, и проведенной ночи с дорогими молодыми шлюхами, но Юра быстро отбросил все эти мысли. Тем временем её рука уже потянулась к распахнутому мешочку, из которого она изящно вытянула один занат, заглядывая ему в глаза, и не увидев никакой реакции - сразу потянулась за второй. Но где-то в глубине души Юра посчитал, что этого будет многовато и смешно шлепнул её по протянутой руке, чем вызвал только томную, виноватую улыбку и глубокий вздох.
        Улыбнулся, завязал кошель покрепче и вышел из помещения. На улице на него неодобрительно зыркнула старуха, увидев, откуда тот выходит, плюнула под ноги и пошла потихоньку дальше, опираясь на кривую трость, бормоча под нос ругательства. Юрий понимающе проводил её взглядом и отправился обратно в таверну, где находились его товарищи по побегу из рабства.
        Солнечное утро, медленно переходящее в день, просто пестрило своим разнообразием. Люди вокруг делились на два типа - тех, кто работал и тех, кто отдыхал. Улицы были заполнены гуляками, торговцами и охраной, разделенной на патрули из четырех человек. Дети бегали за маленькими детенышами ящеров и прочих животных, весело щебеча что-то на своём языке. В клетках пели разные диковинные птицы, а торговцы с раннего утра зазывали купить у них что-нибудь на свой вкус и цвет. Вот, танцуя, мимо него прошли молодые девушки, которых он проводил восхищенным взглядом, на что те только улыбнулись и звонко посмеялись, позвякивая яркими металлическими украшениями на их нарядах, умело подыгрывая дивными инструментами.
        Юрий в очередной раз вздохнул, свернув на улицу, где располагался его постоялый двор. Освобождаясь из потока людей, он мыслями был с теми танцовщицами, но тут его пробрал озноб. Прямо перед ним, в шагах пятидесяти, из той таверны, что облюбовал орк с командой беглых рабов - крепкие на вид воины, в дорогих черных доспехах отделанных золотом, вытаскивали окровавленные тела, грузили их в повозки, которые их банда захватила по пути в город. Похожие одежды носил и хозяин рабов, бой с которым сразу вспомнился Юрию. В центре двора, в окружении охраны, у ног сурового громилы с многочисленными шрамами на лице - молила о пощаде одна из хозяек таверны, спешно рассказывая об её недавних гостях все мельчайшие подробности.
        Судорожно сглотнув, он сам не заметил, как встал прямо посреди дороги, в ступоре от увиденного, за что немедленно поплатился, привлекая к себе внимание одного из охотников за головами.
        Ему что-то крикнули, и один из бойцов в черных доспехах медленно пошел к нему на встречу с кривым мечем в руке. Но Юрий нервно пожал плечами и рванул с места обратно в толпу, изредка расталкивая плотный поток людей. Сзади сразу же образовалась погоня, судя по многочисленным крикам и брани в его адрес.
        «Что делать? Что делать?!» - металось в голове Юрия, сворачивающего в переулок в бешеном темпе бега.
        Здоровяк, который бежал за ним, явно был профессионалом в воинском искусстве, так как Юрий часто оглядывался и видел, как тот старается его нагнать огромными шагами, плечами толкая всех вокруг себя, кто посмел встать на пути.
        Представив, что он с ним сделает, когда догонит, у Юры сразу открылось и второе, и третье дыхание. Он припустил так, что в ушах задул ветер, а вокруг замелькали смазанные удивленные лица прохожих вперемешку с гневными гримасами. Несколько раз пришлось перепрыгивать повозки с едой и бранящимися купцами, лезть на крыши, пробегать дома насквозь и даже, недолго прятаться в женских покоях, глубоко извиняясь за свое поведение всеми доступными жестами. Оторваться все же удалось, и скорей всего, причиной тому был скорее праздник на улицах города и многолюдность, иначе всё могло закончиться по-другому…
        Удивился даже тот воин, что пытался бежать за ним по пятам, задыхаясь, привалившись к стене одного из домов наблюдая, как беглец вдалеке скрывается за очередным поворотом, с той же скоростью - без малейшего намёка на усталость.
        Юрий же тем временем, добежал до огромного здания круглой формы, украшенного многочисленными колоннами, созданного полностью из белого камня. Вокруг здания и внутри собралось огромное количество народу, судя по восторженным вскрикам немалой толпы. На боковом входе, который лежал перед ним, стояла группа крепких воинов разных рас и народов. Последний раз обернувшись и убедившись, что преследователи отстали на какое-то время, он решил затесаться в ряды этих вояк, каждый из которых сейчас напряженно вслушивался в отдаленные возгласы толпы, что приглушенно восклицала где-то за стенами.
        То, что это были ветераны, прошедшие множество битв и поединков не было сомнения. Каждый из них был в шрамах, легких латах и с оружием, даже в их расслабленных позах чувствовалась мрачная уверенность в своих способностях обращаться с любимым оружием, прошедшим со своими хозяевами тысячи битв и поединков, судя по царапинам, зазубринам, потертым рукоятям и выцветшим тонам доспехов.
        Никакого пафоса и высокомерия во взглядах, только решимость на лицах и оценка способностей соседей. Казалось, что каждый из стоящих тут бойцов был равен, пусть не в уровне владения своим мастерством, но по духу. И от того, люди и нелюди, смотрели друг на друга с нескрываемым почтением.
        Юрий выровнял дыхание и протолкнулся дальше, и почему-то его пропускали с уважением, оценивающе бросая взгляды на его неприметное оружие на поясе. Даже матерые прикрытые доспехами гиганты, удивленно оборачивались и кивали ему, когда он продвигался на шаг вперед, туда, где кончалась очередь.
        И скоро он понял почему…
        - Занн Лант, мы упустили беглеца…  - тяжело дыша, сообщил воин, которого звали Гаротт.
        - Тот, кого ты упустил и был убийцей его человека в Адриаше, судя по рассказам этих грязных рабов. Сам скажешь об этом Белиату.  - холодно ответил Лант и, усмехнувшись, добавил: - Он сейчас как раз на арене Белого Копья!
        Запыхавшийся Гаротт немного побледнел, но оспорить приказ даже не подумал. Он хорошо знал, что может прийти в голову принцу Белиату по отношению тех, кто не смог выполнить приказ или совершил значимый проступок - тем более в личных приказах семьи халифа. В лучшем случае - его ждали поединки до самого вечера и, если он сумеет продержаться, то ему даруют жизнь. Но за всю историю этой кровавой арены продержался за свой проступок только один - им был Лант, его нынешний наставник и господин, что отправил его на верную смерть. Отправил сурово, но справедливо.
        Мрачный как грозовая туча Гаротт отправился к Колизею. В голове до сих пор крутилась эта странная фраза беглеца, которую он выкрикнул, убегая за поворот: «Гло… тай… пыль, неудача!» Интересно, что она значит? Да и язык какой-то странный, не местный. Гаротт за свою жизнь слышал много языков в пыточных залах дворца. Слышал и высокие эльфийские наречия, и грубоватый язык орков и басовитых гномов. Один раз даже удалось краем уха услышать женщину-шамана из полумифической Варахтанды, но этот язык не был похож ни на дарийский, ни на радарасский, что было уже совсем странно.
        В своих нерадостных домыслах, он приблизился к Колизею Белого Копья - главному месту развлечений большей части населения их города и излюбленного места принца Белиата, младшего брата из трех будущих владык песков и его непосредственного хозяина, о жестокости которого знали даже слепые и глухие.
        Стража главного входа встретила его уважительными приветственными кивками, но вопросов не задавали, видя его недоброе лицо. Лишь проводили сочувствующими взглядами.
        Миновав три охранных пункта, Гаротт вышел к первому ряду - ряду высшей знати, где сейчас сидел не только Белиат в компании нескольких приезжих дворянок, но и оба его брата - Великий Гашша, старший брат и Аррох Непобедимый, средний брат.
        «Проклятая Яррит взглянула на меня? Что ж… так тому и быть!» - теперь Гаротт полностью отбросил любую надежду на милость владыки. От чего его внешний вид стал ещё обреченней.
        Медленно подойдя к лестнице на королевский ярус, он прошел последний круг охраны, полностью состоявшей из отборных телохранителей и лучших убийц страны. После чего, набрался духу и остановился в пяти шагах от тихо беседующих братьев.
        На площадке укрытой тентом, помимо сынов императора находились ещё и трое личных телохранителей, окинувших пришедшего Гаротта вялыми взглядами от чего ему захотелось плюнуть в их сторону и вызвать на поединок, пусть даже со всей вероятностью он закончился бы его смертью, но все же.
        Личный страж Белиата дождался короткой паузы в разговоре братьев и тихонько шепнул ему на ухо пару слов. Принц песков даже не повел ухом и продолжил свою беседу с братьями, оживленно обсуждая что-то происходящее на арене. Гаротту пришлось ждать ещё около получаса, без возможности наблюдать за происходящим внизу, что его изрядно бесило, но выказать свои эмоции было равносильно мгновенной смерти.
        - …Как обстоят дела с наказанием беглых рабов, дерзко убивших моего человека и ограбивших несколько караванов по пути?  - особо подчеркнув первые три слова, спросил Белиат, покачивая в руке золотым, отделанным драгоценными камнями, бокалом с лучшим вином из Далсаны.  - Подойди.
        Судорожно сглотнув, не спуская взгляда с заинтересованных телохранителей, Гаротт приблизился к принцу и низко склонился, не поднимая головы.
        - Ваше величество! Я… упустил убийцу вашего человека в городе…  - выдавив из себя последнюю фразу, Гаротт приготовился к самому страшному.
        - Заплатишь за проступок кровью. Спускайся на арену, а мы с братьями посмотрим, достойно ли будет дать тебе второй шанс.  - Белиат отвернулся, потеряв к нему всякий интерес как к какой-то мошке.
        - Ставлю снова на толстяка!  - вклинился в их разговор средний брат.  - Пять, побед подряд? Я сбился со счету. Или шесть? Мне сегодня везет!
        На этих словах Гаротт повернул голову в сторону удачливого бойца и чуть не подавился - на песке арены стоял тот самый беглец! Его глаза сразу налились кровью, он часто задышал и выпалил.
        - О-о, я с удовольствием заплачу эту кровавую цену!  - обнажив оружие и спрыгнув вниз, крикнул он братьям-владыкам, чем только подпалил их интерес к происходящему.

        Немногим ранее…
        Юрия пропустили вперед, где он оказался на самом выходе на большую песчаную арену, в центре которой стоял и кричал что-то ободряющее воин, потрясая окровавленным оружием, а пара оборванцев утаскивала бездыханное тело поверженного им бойца куда-то в сторону. Он, было, хотел попятиться, но сзади на него грозно уставились бойцы перегородившие выход. Нечто в их взглядах было обрекающее…
        «Проклятье! Этого ещё не хватало! Так вот почему они смотрели на меня с таким уважением?! Чертова живая очередь смертников?!! Будь вы трижды не ладна…» - взорвалась мысль в голове Юрия и, ему не оставалось ничего, кроме как пойти вперед…
        Трибуна взревела, увидев нового претендента на быструю смерть, но её ликование быстро сменилось общим смехом, когда они разглядели - кто вышел на арену против именитого бойца, забрызгавшего кровью добрую четверть песка.
        «На этот раз мне никто не поможет…» - вспомнив мастерский бросок орка, решивший исход былого смертельного поединка, горько подумал Юрий, видя, насколько уверенно зашагал к нему местный гладиатор.
        Противник был на голову выше его, широкоплечий могучий великан под два с небольшим метра ростом, явно имел огромный опыт поединков такого рода, от чего на душе становилось все хуже и хуже.
        Подойдя почти вплотную к Юрию, забрызганный чужой кровью боец, воняющий потом как табун узколобых ящеров, что-то угрожающе проревел, брызжа слюной, и отошел на пару шагов, удобнее перехватывая свое двуручное топорище. Юрий не смог сдержаться, чтобы не поморщиться от его ора и мерзкой вони со рта.
        - И тебе, привет,  - самопроизвольно сглотнув, без радости в голосе, хрипло поприветствовал его Юрий. После этого обнажил свой меч, чем вызвал наглую беззубую улыбку на лице противника, давно изучившего его клинок опытным взглядом, не укрылась от которого его длинна, вес и даже стоимость на местном рынке для отребья…
        Они так и замерли на пару мгновений, ожидая чего-то, ведомого только им. У Юрия начали сдавать нервы и он сам не понял почему, но ринулся на своего противника с визгом вместо крика, из-за того, что его голос сорвался, чем вызвал новую порцию хохота на трибунах. Неизвестно что дало больший эффект - его истошный вопль или нежданная атака, но когда Юрий ударил в пол силы сверху - улыбка на лице гладиатора сменилась искренним удивлением, вперемешку с гримасой боли. В ушах даже самых отдаленных зрителей, раздался оглушительный звон от скрестившегося в бою закаленного металла.
        Лицо бывалого воина, предвкушавшего быструю победу, покраснело от натуги и боли. За свою жизнь, он принимал тысячи ударов, видел сотни противников и всегда оставался победителем благодаря своему огромному опыту и постоянным тренировкам. Предвиденный удар должен был быть настолько слабым, что он уже видел, как отталкивает «мальца» ногой, отсекая ему голову одним отточенным движением, ну или хотя бы наносит смертельную рану на шее, будь тот немного половчее, но… Но противник оказался неожиданно силен! Его чуть не придавило! Опытный боец арены, впервые за несколько месяцев потерял равновесие от первого же удара, что заметили лишь единицы наблюдателей. Но он успел исправить свою ошибку только потому, что её ему дали исправить, в виду неопытности противника.
        Толпа, не веря смотрела на происходящее. Кто-то из наблюдающих даже начал возмущаться о показушности боя, чем сразу заслужил неудовольствие окружающих, более опытных зрителей, среди которых сидели и настоящие ветераны сражений, пришедшие просто понаблюдать за славными бойцами, бьющимися на смерть за пригоршню монет. Некоторые даже привстали от неожиданности с насиженных мест, но закрывали рот всякому, кто пытался обвинить бойцов в «поддавках».
        А нелепый, на первый взгляд бой, продолжался.
        Юрию хотелось не только выжить - первый помысел о рабстве пресекся с мгновенным осознанием того, что теперь даже пресловутого унижения и тяжелых оков не будет - сразу смерть… Не будет и вонючих объедков, которыми его кормили рабовладельцы, не будет и всех прочих унижений, что «посчастливилось» вытерпеть. В случае поражения - ему просто отрубят голову и утащат тело с арены. А может, озверевший поединщик не станет его сразу добивать, а начнет потешаться на поводу у разгоряченной зрелищем толпы, каждым показушным ударом отрубая от него по маленькому кусочку?.. Хуже быть не может…
        Представив все это в ярких красках, в глазах Юрия зажглись огоньки настоящей ярости. Ярости, что поглощает все сознание с одной единственной целью - убивать! Он начал наносить удары быстрее и сильнее вдвое. Показалось, прошла целая вечность, прежде чем он осознал, что противник давно мертв и просто сидит, забитый в каменном углу истекая собственной кровью, собравшейся в обильную лужу у его ног.
        Ликующие крики и звонко падающие монетки на песок прорвались до его сознания сквозь надсадное дыхание и бешеный бой барабанов в ушах, заставив очнуться от кровавого забытья. Зрители вставали с мест и орали что-то воодушевляющее на своём языке, щедро бросая на песок звонкие монеты. Их возгласы и ликования будили в нем нечто такое, от чего хотелось радоваться и прыгать на месте. Юрий обводил взглядом всю ликующую арену, искрящуюся в солнечных бликах, крутящихся в падении монет. Многие зрители аплодировали, выглядывая из-за ограждения, некоторые из них скорее принимали ставки на следующий бой у всех кого ни попадя. Но их возгласы как-то быстро начали стихать, и они с интересом уставились куда-то на другой вход арены.
        Юрий повернул в ту сторону голову, увидев чем-то отдаленно похожего на поверженного бойца, человека. По всей видимости - это был его старший брат.
        Суровый мрачный гладиатор, без приветствий и показухи проследовал к тому, что осталось от его кровного родственника, тяжелым взглядом посмотрев на Юрия, от которого у него вновь прошли по коже табуны мурашек: смерть снова не желала отпускать его из своих цепких лап. И тут он понял - отсюда просто так уйти не удастся…
        Расходясь с новым противником, подальше друг от друга, он внимательно посмотрел на его одноручную палицу и короткий меч в ножнах на поясе. Удивительно, но он совсем не чувствовал усталости в мышцах, лишь соленый пот обширно выступил на всем его теле и слегка жег уголки глаз. Но сейчас его мысли были заняты тем, что его потенциальный противник полностью видел бой с братом и теперь не допустит его ошибок. Самое время с уверенностью сказать - короткому везению пришел конец. Тем более, с каким гневом в глазах его противник смотрел на капающую кровь со ставшего полупрозрачным зачарованного лезвия-обманки…
        - Два оружия, говоришь?  - хмыкнул Юрий, взяв меч в левую руку, а правой подхватил топор его поверженного противника, чем вызвал настоящее безумное помутнение в глазах его нового противника от разбушевавшегося внутри урагана ярости из-за смерти родственника.
        Не теряя больше ни секунды, гладиатор сорвался с места в сторону Юрия в самом быстром темпе на который был способен. Но тут невзрачный полноватый новичок снова удивил всех, бросив под ноги свой меч и, перехватив большой топор обеими руками - с завидной силой швырнув его навстречу озверевшему брату. Увидев бросок, тот инстинктивно попытался пригнуться, и как оказалось - не зря.
        Публика охнула, когда лихо закрученный топор со свистом пронесся сквозь расстояние и… обмотанной рукоятью попал прямо в лоб гладиатору, от чего тот кувыркнулся и рухнул на грязный песок лицом вниз, а Юрий сразу рванул его добивать, подхватив меч. Лишь чудо спасло брата убитого воина от смертельного броска. По счастливой случайности, вместо того, чтобы принять лезвие топора защитой на груди, он нагнулся - и получилось так, что подставил лоб. Но гладиатор умирать не спешил, и через силу поднял яростный взгляд на своего хитрого соперника, полного сюрпризов, одновременно выплевывая песок с кровью.
        Юрий уже занес правую руку для добивающего удара, но бывалый боец ловко откатился в сторону, и лезвие вошло в песок на добрый локоть, расшвыривая скомканные от крови песчинки в стороны. Одновременно со спасительным движением, брат убитого выхватил короткий меч и швырнул его в ногу Юрию. Замешкавшись, тот даже не понял, от чего его ногу пронзила тупая боль, приглушенная адреналином в крови, но с каждой секундой дающая о себе знать все больше.
        Целое мгновение понадобилось, чтобы со злостью выхватить подлое оружие противника из кровоточащей раны и с яростью швырнуть его обратно чуть ли не с утроенной силой! Пусть неумело, но с огромной скоростью от иступлённой злобы, что закипала в душе от всего происходящего.
        Лезвие пронеслось, со свистом рассекая напряженный воздух арены, вновь заставляя притихнуть охающих зрителей, с таким интересом наблюдающих за невиданным боем. Брат поверженного бойца сам не успел понять, как быстро его же оружие было обращено против него самого…
        - Сам напросился! Тварь!  - заорал Юрий со злобой, увидев, что брошенный меч теперь торчит из левого плеча его противника.
        Тишину после его крика нарушил стон боли и звук падающего на землю громоздкого тела. От страшной раны разворотившей плечо - тот попросту побелел от боли. Ноги подкосились, дыхание сбилось на мелкие надсадные вдохи, а пот и кровь текли ручьем. Жуткое зрелище.
        Трибуны одновременно взревели в радостном кличе!
        Юрий понял - все они восхваляют его. Его, и никого больше.
        Оглянувшись вокруг, он поднял руку с обагренным кровью мечом, и вновь радостный рев сотен глоток сотряс воздух! Вот только он не радовался вместе с ними, потрясая рукой и крича в ответ проклятья, и заметил не сразу, как что-то изменилось.
        Радостные крики ещё продолжали звучать, но многие люди стихли. Вновь почуяв неладное, Юрий обернулся.
        Позади него стоял не один, а целых три смертника поставивших на кон свою жизнь…
        - Это как понимать?..  - не веря своим глазам, прохрипел он.  - Это же не честно! Трое на одного?!
        Но его сорвавшиеся на визг от несправедливости вопросы безответно потонули в мрачном молчании притихших трибун, а Юрий нашел взглядом главный балкон, с которого с интересом наблюдала за поединками группа богато разодетых людей. По всей видимости - хозяева, если не города, то арены точно.
        Он снова перевел взгляд на приближающихся воинов.
        Все трое выглядели опытными бойцами - это чувствовалось по одним только скупым экономным движениям, цепким взглядам и чересчур уверенной походке. Юрий понял сразу, что ему с ними всеми не совладать ни при каких обстоятельствах. Все трое, явно элитные бойцы и опытные мастера убивать таких как он…
        В подтверждение его мыслей, по трибунам сначала прошелся недовольный ропот. За тем, кто-то начал повторять одну и ту же фразу, все громче и громче. Его подхватили остальные и вот уже все присутствующие повторяли одну и ту же фразу:
        - Хра?нг м?лар! Хра?нг м?лар!
        Бойцы вопросительно повернули головы на главный балкон, но оттуда не последовало никакой реакции, и народ успокоился. Не сразу, будто откатывающаяся с берега волна их дружный глас затих, и напряженное молчание вновь повисло над всей ареной.
        Юрий видел в глазах некоторых людей переживание, сочувствие и немое недовольство происходящим, но были и те, кто с довольными ухмылками наблюдали за этой несправедливостью.
        «Это что? Смертный приговор?!» - мысль панически ворвалась в голову, но тут же уступила чему-то злобному, прорывающемуся из глубин первобытному чувству, ощущение которого превращало дальнейшие мысли в лютый рёв вырвавшийся наружу!
        - Арррррггххх!  - Юрий взревел не своим голосом, бесновато подергивая головой в нечеловеческой злобе, а на глаза опустилась красноватая пелена неистовства.
        Его противники остолбенели от неожиданности, а двое из них даже инстинктивно присели от близкой опасности, но все же их боевой опыт заставил троицу разойтись по сторонам, окружая своего противника. Теперь обмениваясь неуверенными взглядами, они медленно начали зажимать Юрия с трех сторон.
        Трибуны замерли, тишину сейчас нарушали только закрепленные на верхушках колонн знамена, колышущиеся на поднявшемся ветру. Напряжение в ожидании поднималось с каждым ударом сердца. Наблюдатели на входах арены потеснили не мешающую им охрану и высыпались полукругом у стен. Каждый хотел понаблюдать за происходящим.
        И вот настал момент истины.
        Ярость Юрия достигла какой-то определенной точки и неожиданно выплеснулась на его врагов бешеным рывком к одному из противников. Трибуны будто только и ждали этого момента, дружно взревев одной фразой, повторяя её вновь и вновь!
        - Хра?нг! Хра?нг! Хра?нг!
        Противники даже замешкались на миг от такого единого порыва - трибуны так яростно начали поддерживать новичка. Юрий успел оказаться возле одного из них с невиданной скоростью, чем вызвал неприкрытое удивление в его глазах. Но ветеран не сплоховал, и выставил наискось своё оружие в самый последний момент, что спасло ему жизнь, как он думал…
        Но…
        Гладиатор-убийца уже собирался ударить в ответ, как вдруг обнаружил, что его руку неестественно сильно держит дерзкий новичок, невероятным образом оказавшийся быстрее многоопытного рубаки. Осознание всей опасности пришло несколько позже, когда он заглянул в безумно улыбающееся нечеловеческими чертами лицо…
        Сознание Юрия плыло как в тумане, вырисовывая только яркие возможности кровавого боевого исхода мгновенных ударов. Почти полностью отдавшись инстинктам выживания и… чему-то ещё, не знакомому, исходящему изнутри. Доля мгновения понадобилась ему, чтобы узреть идеальный момент для атаки, а потом, его захлестнуло кровавое бешенство.
        Падая назад от сильного удара ногой в грудь, гладиатор до сих пор, не веря своим глазам, смотрел на свою отсечённую правую руку. А ведь она была надежно прикрыта проверенным временем и многими боями - кожаным доспехом. Его товарищи спешили отомстить врагу, смотрящему на поверженную жертву с ликующим звериным оскалом, но во взгляде показавшегося таким слабаком новичка, таилась смертельная опасность и опытный воин ужаснулся в последний раз, перед смертью.
        Каждый из них не подставлялся и осыпал Юрия градом ударов, не упуская горький опыт своего искалеченного умирающего товарища, но этого не хватало. Дохлый толстяк, казавшийся на первый взгляд легкой добычей - являл чудеса невиданного мастерства, отбиваясь своим мечом и, прикрываясь отрубленной рукой их товарища, будто издеваясь над ними!
        По трибуне прошелся не верящий ропот. И в этот момент, позади противников Юрия поднялась с покрасневшего песка шатающаяся тень и обрушила страшный удар палицей на плечо одного из гладиаторов, от чего тот сразу побледнел и упал вперед лицом.
        Трибуны ахнули после удара.
        Поверженный ранее Юрием старший брат - поднялся на ноги из последних сил, помогая ему разделаться с одним из противников, как он подумал. Но такая мысль пришла в его голову зря - «проложив» себе путь к Юрию, восставший гладиатор ринулся прямо на него, не обращая внимания на второго воина, стараясь достать богатырскими ударами из последних сил свою единственную цель - убийцу родного брата. Но Юрий и не думал умирать быстро - вовремя уклонившись в сторону от бугристого металлического шара, сколовшего со стены большой кусок камня. От второго широкого удара ему пришлось перекатиться, уходя в сторону так, чтобы противники мешали друг другу.
        Последний оставшийся из троицы воспользовался ситуацией и неожиданно метнул на упреждение кинжал из-за спины мешающего обзору воина, но промахнулся.
        Неожиданно, из спины ревущего и закрывающего обзор восставшего воина показалось острие клинка Юрия, аккуратно вспоровшее плоть широкой раной, после чего гигант затих окончательно…
        - Да что ты та…  - не успел последний оставшийся в живых ветеран закончить свой вопрос, как рядом с ним оказался его противник. От происходящего, больше напоминающего бойню, бывалый ветеран даже замешкался и встал как вкопанный. Рядом с ним, так же стоял и его противник, тяжело дыша от затянувшегося боя, но даже сейчас принимая неестественную, нечеловеческую, пугающую сутулую позу - странно подергивая опущенный меч.
        Последняя попытка ударить наглеца, и мир вдруг почему-то начинает переворачиваться с ног на голову - Юрий быстрым взмахом снес голову последнему, стоящему на двух ногах противнику и встал. Встал от неизмеримой усталости накатившей невесть откуда, будто все силы на бой, он брал взаймы у самого себя из наступившего будущего. Оборачиваясь, не верящим взором осматривая всех искалеченных и убитых, он остановил свой взгляд на спрыгнувшем с балкона «хозяев» новом противнике.
        - Опять?..  - сжав рукоять, вдруг слишком сильно занемевшей ладонью, он, шатаясь, поплёлся в сторону свежего бойца и уже смотрел на его занесенное в воздух черное лезвие, но полное, мертвое безразличие ко всему происходящему, навалившееся откуда-то изнутри - с точностью определило исход боя.
        Юрий замедленно попытался отскочить от удара противника, но лезвие вонзилось аккурат в область сердца. Дыхание сразу замерло, и он упал в грязный песок лицом. Крики негодующей толпы постепенно затихли в его разуме, смешиваясь с окровавленной грязью перед глазами в какую-то мерзкую, безумную мешанину…

* * *

        Сущий кошмар пробудил ото сна Верховного шамана. Как давно он спал в медитации - уже и не помнил сам. Нащупав пульсирующую мягким теплом ручку Паранга Измерений, на душе стало сразу легче. «Расправив» во всю ширину свои обузданные чувства, Арахт сразу обнаружил за пределами комнаты кого-то из старших подчиненных, аура которого сейчас выражала обеспокоенность и… страх? Всё же любопытство взяло верх над обдумыванием возможных вариантов плохих новостей.
        - Войди,  - сухим, скрипящим голосом, повелел король-шаман.
        - Но… Запрет…  - проблеял в ответ чей-то дрожащий голос.
        - Ты забыл, кто создал эти запреты?!
        - Нет, о Великий!  - отодвинув прозрачный занавес из продетых прочными нитями драгоценных камней, в просторную залу на коленях вполз высший смотритель Храма Покоя, боясь поднять глаза на очнувшуюся легенду. И что-то ему подсказывало, что лучше бы сон Верховного шамана продолжался…
        Арахт встал во весь свой не малый рост и пошел к сгорбившейся фигуре около входа. Медленно подойдя к своему прислужнику размеренным шагом, он с интересом рассматривал его ауру в разных зрениях, приятно узнавая в ней все оттенки восхищения и страха, творившегося в чувствах его прислужника.
        - Священный ритуал…  - не выдержав немого вопроса своего повелителя, начал было жрец, но его сразу прервали.
        - Ты же не это, так боишься мне сообщить?  - сильнейший из шаманов вопросил повелительным тоном.
        - Нет, о Великий! То, что мы подготовили только двенадцать из тринадцати положенных сердец одаренных, было…  - быстро промямлил в пол жрец, но снова был прерван.
        - Что?!
        - Беглец, что был особым даром для ритуала - осквернил Ложи Священных Даров, отравив жриц, и скрылся в течениях Ирриали!  - на последних словах жреца сгорбило ещё больше.
        - И чей же это был, особый дар?  - с толикой гнева в голосе, опустившись на корточки, спросил Арахт.
        - Шамана Настроений Погоды - Льеживала,  - с угоднической готовностью выпалил, срываясь на визг сгорбившийся жрец.  - Да будет вам известно, повелитель - я срочно вызвал его сюда, к вам на суд!
        - Хоть что-то ты сделал полезного. Пригласи его!
        Не медля ни секунды, старший жрец рванул к выходу, спотыкаясь об свои же одежды, крича писклявым голосом что-то невнятное. Арахт же последовал к своему Прозрачному Трону, украшенному чешуйчатой шкурой.
        Прошло менее полминуты, прежде чем у входа началась какая-то возня.
        - Вползайте,  - небрежно махнув рукой самому себе, повелел король-шаман.
        В комнату аккуратно вползли двое, четко соблюдая все законы и запреты их повелителя, по которым столь низкие шаманы просто не могли стоять в полный рост в личных покоях. Первым был все тот же старый сухой жрец, а вот второй был покрепче на вид и моложе. Увешанный младшими шаманскими регалиями, чем вдруг пробудил в Арахте ностальгию по былым временам его восхождения на Прозрачный Трон.
        - Вот этот негодяй, повелитель!  - проблеял противным голосом старик, тыкая пальцем во второго преклонившегося.  - Что…
        - Довольно!  - Арахт резко его прервал и приказал.  - Встань!
        Старик с благоговением и раздувающейся от гордости грудью, резко встал перед повелителем: в древние времена было большим почетом распрямиться в покоях Высшего Правителя, и далеко не многие удостаивались такой редкой возможности, дабы потом похвастаться ею своим пращурам. Старший жрец успел бросить презрительный взгляд на продолжающего горбиться младшего шамана, как вдруг натолкнулся на взгляд повелителя, и тот с улыбкой добавил:
        - Не ты, идиот!
        С покрасневшим от гнева лицом, старик упал на пол. Пришла очередь вставать побледневшему Льеживалу.
        Арахт первым делом подметил ожерелье из четырех мерцающих духовным пламенем камней. Хищно улыбнулся, и сказал:
        - Ты знаешь, какова участь того, кто не преподнёс своё подношение Королю-шаману?  - подавшись вперед, спросил он.
        Внутри Льеживала все сжалось, от воспоминаний из рассказа его учителя, о заживо съеденных частями в наказание людях, при чем, чаще всего - съедалось сердце человека на его же глазах за секунды до смерти. Такой суровой была плата за беглеца из жертвенных Лож Священных Даров. И теперь он стоял и клял себя за ту недальновидность, что не проводил его сам лично до покоев жриц Последнего Пути. Наверняка, Артур-диар что-то услышал или почувствовал, иначе - чем ещё объяснить его везение?..
        - Да!  - подняв голову и посмотрев прямо в глаза Высшему шаману, ответил он.
        - Встань, старший жрец!  - Арахт поднялся с трона и пошел к ним по дуге, приближаясь к столу с яствами, в то время как покрасневший старик не скрывая радости, вновь подпрыгнул, поднимаясь с колен.  - У меня для тебя подарок.
        Арахт взял острый нож и посмотрел на Льеживала, который заметно побледнел и внутренне готовился к лютой смерти. Властной походкой, он отправился к своим подчиненным и, сокращая дистанцию с каждым словом проговорил, не сводя глаз с мерцающего ожерелья.
        - В тебе был большой потенциал…
        Льеживал закрыл глаза и тяжело задышал, напрягшись. Биение сердца перекрывало половину звуков. Хотелось закричать, умолять сохранить жизнь, шарахнуть в Арахта чем-нибудь из особых заклинаний, но смерть настигнет его в любом случае - от руки Великого шамана, или от его личных стражей. И тогда не избежать позора и великих мук, несравнимых ни с чем другим. И вот, он уже услышал, как тот замахивается для последнего удара, а старик рядом торжествующе кряхтит.
        Удар, раздался чавкающий и булькающий звук.
        Льеживал вскрикнул, шумно задышал и открыл глаза, не выдержав всего гнёта обстановки, прощупывая свой живот и грудь. В его мыслях там уже должна была быть широкая рана, а кишки вываливаться кровавыми ошметками. Но каково же было его удивление, когда он увидел Великого Арахта, с вонзенным его рукой лезвием кривого кинжала в живот старика, продолжающим с омерзительным треском вспарывать его брюхо. После чего, выронив кинжал на пол, он резко рванул правой рукой через вспоротую рану в животе к сердцу старика, мгновением позже выдернув его наружу с хлюпающим звуком.
        - Существует древнее поверье, о том, что если съесть сердце одаренного - его сила перетечет к новому хозяину…  - Арахт впился в окровавленную плоть зубами.  - Что-то я ничего не чувствую…
        Неописуемый ужас и немой крик застыли на лице старого жреца, рухнувшего на пол безжизненной массой. Льеживал боялся пошевелиться, смотря на убитого раз за разом прокручивая в сознании его предсмертные муки. О жестокости легендарного Верховного шамана знал каждый, но чтобы видеть все это воочию…
        - Будешь?  - протянув окровавленную ладонь с надкушенным сердцем, спросил Арахт. Льеживал бы и рад был отказаться по личным, менее кровавым соображениям, но это издревле считалось великой честью и высоким расположением. Выбор оставался только один.
        - Да! Повелитель!  - он с готовностью взял предложенный кровоточащий орган старика и, посмотрев в глаза повелителю, широко надкусил его.
        - Вносите Приветственный Дар!  - крикнул Арахт прислуге за дверью, с любопытством наблюдая за младшим шаманом.
        В проходе тут же появились полуобнаженные жрицы с фруктами, вином и золотым подносом, на котором лежали ещё двенадцать сердец одаренных. Опустив головы, не решаясь даже мельком взглянуть на Верховного шамана, женщины оставили подносы с едой и напитками на массивном каменном столе, и так же тихо и быстро удалились из залы. Довольный Арахт снова обратился к шаману:
        - Ты ведь думаешь о том, почему выбор пал на старика вместо тебя?  - с улыбкой спросил Арахт, направившись к подносу с сердцами. Дождавшись короткого кивка от Льеживала, продолжил:
        - Хоть вина и лежит частично на тебе, но за подношением не уследил именно он, и твоя кара частично переходит к нему. Да, и если честно - не сильно-то он мне и понравился…
        - Что теперь будет со мной, Великий Арахт?
        - С тобой?  - улыбнулся Арахт, выбирая подношение покрупней.  - Пока ничего. Только поведай мне, что это за хитрец, сумевший улизнуть из Ложи Священных Даров? И ещё - мне очень интересно, почему ты не ушел в изгнание, знаю о своей ужасной участи?..
        - Я не знал о вашем пробуждении, Великий Видящий! Артхур-диар был моим другом, и я помыслить не мог, что в храмах во всю шли приготовления для вашей встречи!  - Льеживал опустил глаза.  - Иначе…
        - Тебя бы тут не было… Так?  - Арахт оценил откровенность.  - На твоём месте, я бы сделал то же самое, как было когда-то давно.
        - Великий?..
        - Да, когда-то я был изгнанником, но вернулся, дабы занять Прозрачный Трон!  - Арахт поднял голову на мозаичный потолок, изображавший какую-то древнюю битву.  - Своей мощью и хитростью, я без труда сверг разжиревшего Оарана в иной мир. На тот момент мне казалось, что я делаю все правильно, и больше не будет кровавых ритуалов и обрядов, но когда я сел на трон, то многое понял…
        - Что же вы узрели о, Великий?
        - Что у народа должна быть вера в своего повелителя!  - на последних словах, он резко встал и направился к выходу, достав своё ритуальное оружие. Льеживал так же последовал за ним в предвкушении. На выходе из залы властителя Варахтанды ожидала целая толпа прислужников, жрецов и шаманов всех уровней посвящения. Так же, столпилось немало стражи. Все упали на колени при выходе Арахта, и начали кричать хвалу.
        Льеживал шел за Арахтом будто во сне. Ему казалось, что это он идет впереди и вся прислуга приветствует именно его. Время замедлилось, он наслаждался каждым коротким моментом, но не зазнавался и скромно шел позади своего повелителя, лишь изредка бросая восхищенные взгляды из его тени от такого момента. Арахт к тому времени уже достиг выхода, а люди позади него вставали и шли за ним.
        Выйдя из храма, король-шаман узрел тысячи паломников, начавших единогласно кричать и кланяться ему до самой земли. По всему городу прошлась волна единого возгласа: «Арах арээ! Арах арээ!» И даже те, кто его не видел - кричали славу своему повелителю!
        Как только он поднял испачканную в чужой крови руку - все молящиеся затихли, сам же Арахт направился вниз, по ступеням высокого храма и, сделав только один шаг с первой ступени - оказался у подножья огромного храма, а на том месте, где он только что был, распался легкой черной дымкой его былой силуэт. Народ восхищенно воскликнул разноголосым гвалтом, а стены храма лишь усилили эффект.
        Прислуга в храме попадала на колени, бормоча все хвалебны и молитвы, а Льеживал ошарашенно встал на месте, лично засвидетельствовав проявленную грань могущества своего государя - Шаг Измерений - легендарное заклинание, долгое время считавшееся утерянным! Взглянув на город истинным зрением, он с удивлением обнаружил отблеск могучей ауры Верховного шамана уже возле Ложи Священных Даров! И, дабы присутствовать на кульминации такого события в его мозгу сразу вспыхнул верный путь.
        Арахт тем временем, вдохнул полной грудью свежий воздух у входа в сам храм, готовясь явить бегущей за ним толпе новое чудо!
        Сосредоточившись, он окунулся в глубины сознания, вспоминая выверенные формулы полузабытых знаний, обращаясь с просьбой к могучим духам - Хранителям границ Пространства. Через мгновение, по его воле около храма возникла прозрачная неровная пелена, люди за ним с благоговением наблюдали «дверь» в иное пространство, от чего само по себе действо подсознательно заставляло их склониться пред ним на колени, но продолжать наблюдать.
        Верховный шаман вошел в транс, малость раскачивая из стороны в сторону головой. Его сознание, ярким отражением скользнуло в открывшуюся дверь в измерениях, и очевидцы ахнули на мгновение, рассматривая яркую предстающую пред ними картину! Сам же верховный шаман - будто раздвоился на их глазах и с уверенностью вошел внутрь, прозрачной копией самого себя. Тело его осталось на том же месте, но картинка поплыла яркими, сначала рассветными, а потом ночными и позже - закатными красками! Создавалось впечатление, будто он подчинил само время, от чего люди позади него склонились перед таким могуществом до самой земли, без остановки шепча хвалу: «Арах арээ!»
        Спустя некоторое время, молитвы и выкрики стихли, и все присутствующие стали наблюдать за развитием событий, а там было на что посмотреть. Застыв с положенной правой ладонью на кулак левой у шеи, король-шаман являл всем наблюдателям своё удивительное путешествие.
        В зримом мареве разных цветов теперь преобладали ночные тона и яркий, выделенный магией Арахта силуэт чужака, внезапно обернувшегося прямо к разлому во времени и пространстве. Люди наблюдали, как гостя встречает одна из молодых жриц и уводит внутрь храма. Арахт сразу повёл созданное Видение за ними, с видимым усилием он шагнул многим дальше, и теперь - тот самый незнакомец стоял с ножом и бокалом в проходе со звериным оскалом и яростью в глазах. Дальше марево вдруг закружилось против часовой стрелки, заискрилось всеми цветами радуги и взорвалось рассеянной, цветной мглой.
        Верховный шаман вышел из транса и поднял руку, толпа встала по его приказу и с готовностью последовала за ним. Теперь он не перемещался по улицам и лестницам великого города. Он ровно и быстро шел, но вокруг него искрилась легкая голубоватая аура, а правой рукой, он будто старался нащупать что-то или кого-то в пустоте, иногда громко выкрикивая что-то невнятное.
        Льеживал, полностью выдохшись, добежал до пристани ровно в тот момент, когда туда вместе с фанатично настроенной толпой входил сам Арахт. В истинном зрении вокруг него закручивался непонятный духовный вихрь, а рядом, в услужении висело немало духов высокого порядка! Открыв рот от такого представления, он попросту стал наблюдать дальше, досадуя о том, что не мог присутствовать на самом начале. И вот, он стал следить за каждым его движением, а в это время начиналось самое интересное!
        Арахт снова вошел в транс, но в этот раз сразу оказался в темноте прошедшей ночи и в нужном месте, где на виду у всех зрителей, в темноте, на широкой лодке копошилась узнаваемая фигура.
        Челюсть Льеживала отвисла ещё сильнее: он сразу узнал в очертаниях старающегося угнать лодку Артура!
        - Немыслимо…  - прошептал он.
        А картинка в мареве уже перепрыгнула к дуэли беглеца с духом-стражем порта, и вот тут было на что посмотреть. С берега, стража подпитывали два младших шамана, но непобедимая и проверенная веками охранная магия духов уступила какому-то новичку, разделавшемуся с одним из опаснейших творений парой заклинаний…
        - Что ты за человек такой… Артхур-диар?  - потрясённо прошептал Льеживал.
        На этих словах Арахт как раз закончил представление и рассеял чудо-марево. Толпа вновь упала на колени, и король-шаман повернулся к народу с вопросом:
        - Ирриаль…  - широко проводя рукой вдоль её горизонта, он вопросил: - По-прежнему бурно впадает в Воды Тишины?
        - Да, о мудрейший!  - раздалось сразу несколько подрагивающих от благоговения голосов.
        - А Воды Тишины - по-прежнему являются последним путем для всех живых и ушедших за Грань к предкам?
        - Так и есть, сильнейший!  - предполагая вопрос, ответили ближайшие шаманы.
        - Да поглотит его Немая буря…
        После того как он удалился на этих словах - народ ещё долго вторил своему повелителю, повторяя его слова раз за разом, разнося их по улицам, по самым тёмным уголкам и светлым площадям, фанатично сотрясая воздух сжатыми кулаками.
        …Ближе к ночи Арахт снова приказал послать за Льеживалом. Того не привели - притащили, спустя чуть больше получаса. И, велев оставить их наедине, Арахт заговорил:
        - Младший, ты знаешь, почему мы приносим всех гостей в жертву нашим великим богам?
        - Нет, о Повелитель!  - растерявший весь сон Льеживал никак не выказывал неуважения государю, лишь покорно склонив голову, он даже не догадывался о задумках Арахта. И все происходящее ему явно не нравилось.
        - Пойдем! Я кое-что тебе покажу.
        На пути в запретную часть храма, Льеживал вдруг снова приготовился к смерти, но как выяснилось чуть позднее - его ожидания вновь не оправдались, и перед взором вскоре предстал обширный зал с круглыми багровыми колоннами, полностью исписанными сверху вниз строками из неведомых ранее пророчеств. Они спустились на уровень ниже, до сего момента Льеживал даже не догадывался о существовании нижней части храма. Причастие к охраняемой тайне, вдруг сильно его оживило, и он жадно вчитался в различимый древний текст.
        Из черной мглы сознания, из черных Просторов.
        Явится кровоточащий прокаженный
        Девять бед спадут с его плеч на мир
        И две руки зародят семена Хаоса
        Обломки старого мира воспрянут
        Тайное царство падёт от Вернувшегося
        Воссияет в небе зловещая сестра…
        - Да это же сущая бессмыслица…  - обогнув полный круг, начал было Льеживал, но вдруг осёкся, ярко вспомнив увиденный в колдовском пламени образ Артура.
        Арахт удовлетворённо кивнул. Подойдя к младшему шаману вплотную, он тихо поведал:
        - Я никогда не верил суеверным байкам и полагался на личную силу, но давай подстрахуемся? Предпоследняя строчка ещё четыреста лет назад заостряла моё внимание…
        До Льеживала только сейчас дошел смысл их тысячелетнего ритуала приношения в жертву всех редких гостей страны, что умудрялись каким-то чудом просочиться через все опасности и безжалостную черную пустыню.
        - Но что я могу сделать, великий Арахт? Ты ведь не просто так позвал меня сюда…
        Арахт молчаливо проследовал к дальней стене, где во тьме горели два бледных колдовских факела у странной, будто живой, черной поверхности, похожей на зеркало, но совсем не дающей отражения, наоборот - будто старающейся поглотить весь попадающий на неё призрачный свет.
        - Присядь здесь,  - Верховный шаман указал на очерченное место, в пяти шагах от таинственного зеркала. Льеживал сел скрестив ноги и мысленно приготовился. Арахт боком встал между ним и зеркалом, расставив ноги и вытянув руки в стороны, зачем-то кивнув самому себе, сосредоточился.
        Вдруг, он заговорил не своим голосом, произнося, будто роняя тяжелые исковерканные слова иного языка. Льеживал сразу ощутил, как в зале ощутимо пахнуло холодом. По всей видимости, владыка духов отправлял зов какой-то могучей сущность из иных планов, а может и - другого измерения. Тут уже его уровню познаний было далеко, далеко на столько - что он ощутил себя маленьким ростком, перед могучим древом.
        Зеркало, в какой-то момент пошло едва заметной рябью, а за ним, вдруг начал клубиться Мрак, тот самый Мрак, что сниться только в кошмарах, приобретая самые ужасающие формы, способный напугать самого могучего мага, а обычного смертного - лишить разума одним своим видом! И Льеживал стал живым свидетелем творящейся здесь и сейчас настолько запретной волшбы, что ему захотелось вскочить и бежать отсюда в первобытном ужасе, том самом ужасе, когда ты сталкиваешься с чем-то неведомым, смертельно опасным и точно знаешь, что шансов выжить - у тебя нет!
        Но Арахт вовремя перевел свой взгляд от прибывшей твари, на шамана и спас ситуацию своим спокойным и безмятежным голосом, вернув часть самообладания Льеживалу.
        - Мой… союзник. Желает заполучить приметы искомого беглеца. Я бы не назвал это действо приятным. Советую закрыть глаза…
        Льеживал было хотел возразить, но покорно закрыл глаза и приготовился. Он не видел, как от бурлящего Мраком зеркала протянулся в его сторону тонкий клубящийся щуп, как только он коснулся лица шамана, Арахт властно приказал:
        - А теперь ярко представь образ нашего бежавшего гостя!
        Льеживал сделал, как было велено, и вдруг заорал, когда почувствовал в своём сознании кроткое присутствие ужасающего гостя, и то мимолетное чувство - надолго засело в его памяти, скорей всего - на всю оставшуюся жизнь…

        ГЛАВА 27

        Где-то на задворках сознания…
        Тьма вокруг клубилась живыми образами и моментами из памяти. Глухой грохот, нестерпимый жар, помесь радости и отчаяния, а позже - изнуряющая жара перехода…
        Тоска.
        Разлука с кем-то родным, горесть, страх, обида на предательство и короткий триумф - все перемешалось в бесконечный, повторяющийся раз за разом, постоянно ускоряющийся хоровод давно ушедших чувств и былых воспоминаний.
        - Ааааааааааарррррррррр…. - будто далёким могучим горном, разом всколыхнувшим все ожившие иллюзии, прозвучало откуда-то издалека. Но тот, к кому обращались - продолжал находиться в забытье. В этом месте и в это время - если данное определение вообще имеет возможность охарактеризовать происходящее - уже ничего не было важно.
        - Йййййй!  - вторая волна далёкого властного зова, грубо выдернула его из этого состояния, попутно разрушив все видения, и перед глазами встала маленькая яркая точка, а легкие наполнились прохладным воздухом в глухом хрипе.
        - А - рий!  - в последний раз зов коснулся его, пробуждая нечто давно забытое… или подменённое, называя его истинным именем. Будто зовущий всегда знал его настоящее имя, от чего душа начинала тянуться к этому всеобъемлющему свету, полностью принимая и вспоминая, кто он есть на самом деле!
        Он тяжело задышал, выравнивая дыхание, и невольно схватился за левую часть груди, ожидая обнаружить там страшную рану от смертельного удара, но… там зиял лишь свежий рубец, а от былого смертельного ранения не осталось и корочки.
        «Наверное, рана была не столь глубокой и меня подлатали местные врачи?» - появилась противоречащая мысль в голове, но здравый смысл и воспоминания о той боли сразу выбросили её на «свалку» разума.
        До воспалённого сознания, наконец, дошло чувство холода, и чего-то очень мерзкого и вонючего, на чем сейчас он валялся. Непроизвольно повернув голову, с отдающейся болью в шее, он вдруг натолкнулся на стеклянный взгляд какого-то мертвеца рядом и хрипло вскрикнул от неожиданности. Подземелье отозвалось глухим, затихающим эхом.
        Приняв сидячее положение, Арий обнаружил себя на вершине большой кучи мертвецов, что разила нестерпимой вонью разлагающегося мяса, запекшегося гноя и шевелящейся массы опарышей, жуков и всевозможных личинок, часть из которых лениво ползала и по нему.
        Снова непроизвольно вздрогнув, он смахнул с себя чьи-то внутренности с кишащей в них живой кашей и сполз вниз, на усыпанный костями пол большого зала выдолбленного в каменном массиве с широкими колоннами-подпорками.
        Света, бьющего из круглого люка в высоком потолке, было хоть и мало, но хватало, чтобы понять, что сейчас примерно полдень по времени, а сам зал имел разные ответвления в стороны. Потянувшись и осмотрев себя с ног до головы, Арий удивленно обнаружил неровный рубец и на ноге, в месте, куда угодило лезвие брошенного короткого меча.
        «Сколько же я тут пролежал?!» - метнулось в сознании,  - «Но на вид… я даже не исхудал!» - вопросы только прибывали, чего нельзя было сказать об ответах… Но тут его самоосмотру неожиданно пришел конец. Конец в виде чьего-то очень голодного и злого рычания, донесшегося из соседнего тоннеля.
        Все чувства здраво завопили тревогу, да такую, от которой захотелось забиться в угол и молится о спасении, но Арий лишь пригнулся и нащупал чью-то крупную, явно не человеческую, обглоданную берцовую кость. Одновременно с этим, он начал аккуратно смещаться в сторону противоположного тоннеля.
        Рычавшая тварь не заставила себя ждать, по-хозяйски вышагивая всеми шестью лапами, явилась на просвет из потолка спустя минуту. Сразу забравшись на кучу и погрузившись своей пастью в останки, монстр-падальщик с противным хрустом и чавканьем начал перемалывать останки людей, нелюдей и животных.
        Посмотрев на местного обитателя, Арий понял, что его косточка ему мало чем поможет против толстой щетинистой шкуры, когтей длинной в пол локтя и таких же клыков. Да ещё этот странный длинный хвост с ядовитыми круглыми наростами на кончике - не сулили ничего хорошего. И пока тварь обедала, он решил воспользоваться моментом - улизнул дальше в тоннель.
        На его счастье - идея удалась.
        Аккуратно ступая между останков по каменным плитам, изрядно удалившись от жуткого зала, Арий, вздохнул спокойно. Кто знает, сколько у него есть времени, но выбираться отсюда нужно было поскорей. Да ещё его новое имя не давало ему покоя, почему-то смутно казавшееся более родным и знакомым чем старое…
        Ускоренным темпом, шагая по тоннелю, он ещё раз придирчиво осмотрел свою оставшуюся одежду: несколько кровавых пятен, местами порванная - она оставляла желать лучшего. Повезло! В кармане завалялись два-три заната! Как это ещё его труп не обобрали?!
        Но как только он взял их в руку, перед глазами сразу встало лицо его убийцы, а на глаза начала наливаться пелена гнева. Убрав монеты обратно в карман, Арий, удвоил скорость перемещения по тоннелю. И уже через четверть часа, услышал какое-то пение, разносящееся по подземным катакомбам разными заунывными голосами.
        С осторожностью пролез через узкую щель в стене и обнаружил его источник, из-за угла, наблюдая за какой-то своеобразной похоронной процессией, где люди в балахонах медленно несли на плечах какие-то деревянные носилки, на которых находилось чье-то покрытое тёмной тканью тело.
        Пройдя за ними весь путь и оказавшись в широкой галерее с покойниками, лежащими в нишах, выдолбленных в каменных стенах, Юрий дождался, пока вся процессия удалится из зала и подошел к усопшему.
        Это был мужчина, на вид - молод, обладавший полным телосложением, в плотном одеянии, укрытый поверх белой материей.
        - Меняемся?  - спросил мертвеца Юрий,  - Молчание - знак согласия…
        Стащив с него одежду и примерив её на себя, Арий все же, кое-как напялил на мертвяка свои лохмотья, не без труда, но напялил. Довольный результатом, он заспешил за удаляющейся процессией, все так же продолжающей петь свою скорбную, погребальную песнь в стенах катакомб. Некоторые слова так и западали в душу, будто поющий очень сильно грустил по усопшему родственнику и в последний раз пел его любимую песню. Что-то внутри отзывалось на её слова, будто сам Арий внутри себя прощался с чем-то привычным, но не особо важным…
        Почти через час, они медленно вышли на свет по узкому тоннелю, прямо в центре города. Сделав несколько глотков относительно свежего воздуха, Арий, недолго думая, укрылся плащом от палящего солнца. Немного поразмыслив, сразу же направился куда-то к своей новопришедшей в голову безумной цели.

* * *
        - …что ещё ты можешь мне поведать о капитане Харке?  - пристально глядя в глаза молодому матросу, кивая на пятно на полу, спрашивал Кирран молодого матроса, от чего парень, сидящий напротив, бледнел и мелко трясся.
        Вообще - мало кто мог спокойно сидеть на допросе у представителя «серых», будучи примерно в середине суонского океана и понимаю к чему могут привести неправильные ответы на разного рода вопросы. Что уж было говорить о, совсем ещё зелёном юнге. И все же, такие обстоятельства глубоко не радовали боевого мага Тайного Магистрата, в виду того, что начальство в скором времени потребует от него результат выполненной, хоть и частично, миссии.
        - Н-ничего, диар Кирран,  - промямлил поникший матрос.
        - Тогда свободен.
        Только захлопнулась дверь в каюту за вышедшим юнгой, как на Киррана уставились два вопросительных молчаливых взгляда. Серый маг мрачно посмотрел в ответ и заговорил спокойным тоном:
        - Двое из личного состава вызывают подозрения. Остальные говорят чистую правду.
        - Помню, ещё со времен академии слова великого Теачира: «Все сомнения умножайте на два, и смело готовьтесь к умноженной угрозе…» - подметил Велкс.
        - Сомневаюсь, что среди команды найдутся такие безумцы,  - мрачно улыбнулся, но быстро посерьёзнел Кирран.  - И все же саботаж учитывать стоит.
        Велкс согласно кивнул, посмотрев на тяжело вздохнувшего Александра, к фигуре которого проявлялось столь много лишнего и непонятного внимания.
        - Ну а что скажешь ты, гость из другого мира?  - прямо спросил новый временный капитан судна.
        - Не думаю, что моя жизнь стоит хотя бы одного убитого из-за меня человека,  - Александр переводил взгляд между магами,  - Но законов вашего мира и его политику я пока не знаю. И уж тем более не могу понять мотивы тех, кто так рьяно ставит вам палки в колеса…
        - Какое интересное мнение.  - Кирран задумчиво откинулся на спинку капитанского кресла, обдумывая услышанное.  - Наша задача ясна, а вот головы пусть ломают там - наверху! Осталось только доставить тебя в целости и сохранности.
        Где это «там - наверху» Александр переспрашивать не стал, да и было и так понятно, что это те, кто стоит явно повыше этих вот «простых» ребят, и все же радости это не прибавило. Кто знает, какие решения примут вышестоящие лица, когда увидят из-за кого погибли их люди, да ещё какие! Маги, прошедшие множество битв! Пусть и один из них оказался предателем, и все же общую ситуацию это не скрашивало.
        Сразу же представился, весь океан разочарования на лицах старших представителей Аркана, привыкших вести глобальную игру. В голову полезли жутковатого содержания мысли, но Александр постарался их отогнать, взглянув на бескрайний водный простор, видимый через дыру в стене, наспех прикрытую каким-то простеньким защитным заклинанием.
        - Капитан! На сближение идет грилларский торговый корабль!  - возвестил голос матроса из-за двери.
        Кирран заметно напрягся и посерьёзнел. По всему его помрачневшему виду, можно было сказать - гости в его в планы никак не входили.
        - Движитель стоп! Экипаж в боевую готовность! Велкс, главное орудие на тебе, огонь сразу, если что-то пойдет не так…  - серый маг встал из-за стола, уступая место напарнику, и повернувшись к Александру добавил: - А ты - не высовывайся.
        Команда с криками заметалась по судну, подготавливая и разворачивая аркбаллисты. Сам Кирран встал на борт и, сосредоточившись, постарался мысленно отсканировать «торговца» внутренним взором. Помрачнев ещё больше, от того, что ему даже не удалось проникнуть сквозь замысловатый барьер, прикрывающий всё приближающееся судно, он сразу начал подготавливать личную защиту посильнее, хотя что-то внутри с тревогой сообщало ему о тщетности таких действий.
        Только когда торговый корабль неестественно быстро поравнялся с их судном, он сумел выдохнуть с облегчением и махнул «отбой» команде и Велксу.
        Перед его взором, частично выходя из Иллюзорного Покрова, появился ещё один боевой дарийский корабль. Да ещё какой!
        Александр тоже выглянул на палубу, увидев подрагивающее марево у соседнего борта, в котором едва виднелся слабо различимый силуэт большого корабля голубого окраса. Само судно, по видимым граням, казалось минимум крупнее в полтора раза Света Артоны. И самое удивительное - дивное марево, укрывающее от посторонних глаз - поддерживали красивого вида лампады, источающие прозрачную дымку в пространство вокруг себя, обозначая свою работу прозрачными огоньками в переливающейся пелене заклинания.
        Увиденный камуфляж незваных гостей настолько впечатлил Александра, что он приоткрыл рот от удивления, но вовремя спохватился, поймав на себе пару понимающих насмешливых взглядов матросов.
        Тем временем, на палубе рядом с Кирраном возник полупрозрачный силуэт светловолосого человека в красных одеждах, после чего серый маг сразу начал рапортовать тому о произошедшей ситуации. Спустя полминуты, силуэт так же быстро исчез, как и возник, и диар Кирран заспешил в капитанскую каюту. Корабль союзников сразу взял курс куда-то в бескрайние морские просторы, а заметно повеселевший дариец сообщил:
        - С нами сопровождение! Зря я так рьяно клял высшую канцелярию! Быстро же они прислали подмогу!
        Велкс тоже заразился улыбкой старшего по званию и довольно спросил:
        - Теперь даже бунт не страшен?
        - Бунт страшен всегда, Велкс,  - посерьёзнел Кирран.  - Но безнаказанным остаться не получится точно. О присутствии наблюдателей знаем только мы трое. Они идут за нами в хвосте, на отдалении.
        Александр и Велкс молчаливо кивнули в знак понимания.
        - Столько внимания к охране одной персоны,  - Кирран перевел задумчивый взгляд на иномирянина.  - Даже не представляю, какие секреты из другого мира можно у тебя узнать?
        - Да какие там секреты…  - оживился Александр, но его перебили следующим вопросом.
        - Кто правит в вашем мире?  - маг пристально глянул на него ещё раз и прищурился. Присутствующим даже показалось, будто в комнате немного потемнело, и приглушились звуки работы матросов с палубы и волн из-за борта.
        - Полагаю, как и в мире вашем - власть и религия. Президенты, короли, священнослужители и, конечно же - элита богачей и купцов? И главный над всем этим - Господь Бог?
        - Не совсем так,  - хмыкнул Кирран, задумчиво поднимая взгляд на имитированную звездную карту на потолке каюты.  - Маги великого Аркана, в подавляющей своей части, не признают никаких богов, но есть и исключения. На островах же, нет ни единого храма, но держать домашних идолов или алтари верующим не запрещается. Мы признаем только Творца, ибо постичь всю сложность нашего мира не представилось никому! Даже из Великих…
        - Кого ты называешь Великими, диар Кирран?  - с оживленным интересом уточнил Александр.
        - Великими, я, и многие другие уважаемые маги, привыкли именовать высших Мастеров магии,  - щедро добавляя в свой тон гордости и приподнимая подбородок, сообщал «серый».  - В Аркане, первое место делят, на мой взгляд: сам Архимаг и его правая рука - глава Тайного Магистрата, Алилас, с заместителем которого тебе уже довелось повстречаться ранее, по моим данным; второе или третье место, как тебе будет удобнее, явно занято Магистром Теачиром, а замыкает круг Высшей Власти - диар Менидем, он там больше за многовековой опыт, нежели чем за проявленные возможности в некоторых областях Дара.
        - Никого не забыл?..  - подмигнул Велкс.
        - Я не верю в легенды, напарник,  - серьёзно взглянул на него Кирран и, немного подумав, добавил: - Но помнит каждый, о Фаране, Аркендоре и Хаартране… И все же, я считаю эти легенды вымыслом.
        - Многовековой опыт?  - вернул разговор в прежнее русло Александр.
        - Да, многовековой,  - кивнул Кирран.  - Через пару месяцев ему исполниться восемьсот два года. По его словам…
        Александр не поверил своим ушам и нахмурился.
        - На земле, по моим данным, в прошлом году умер самый долгожитель - сто семнадцать лет! Или около того. Но чтобы дожить до восьми ста! Быть такого не может!
        Маги переглянулись с подозрением, но возбужденность и явное удивление гостя из другого мира не вызывала никакой лишней наигранности в словах.
        - Ты хочешь сказать, что ваши короли, императоры и прочие правители, не прибегают к магии ради продления жизни?
        - В нашем мире нет магии, как той, что мне посчастливилось увидеть в вашем противостоянии с темными магами…  - Александр даже прервал рассказ, от вытаращенных на него глаз магов.
        - То есть, как это нет?
        - Вот так, магией никто не владеет и не пользуется, вернее - есть разного рода шарлатаны и «ясновидящие», но чтобы увидеть у них боевую магию, на подобии той, что узрел я, не может быть такого.  - Александр вперил взгляд в потолок и добавил: - В некоторых источниках, я, конечно, читал об оккультном противостоянии светлых и темных жрецов, да и из легенд доходили отрывки великих битв, с применением не поддающейся описанию Силы, но, это все слухи и не более того. Сам я такого никогда не видел. До прибытия в этот мир, конечно же…
        - Поразительно…  - выдохнул Велкс.  - Диар Кирран, это взять бы нас с тобой, да прийти в его мир и мы бы… стали богами?
        - Не смеши, Велкс!  - отмахнулся капитан.  - Одной силой править не сумеешь, или ты забыл плачевные истории некоторых одиночек князей-жрецов и королей-магов?
        - Не забыл,  - кивнул маг.  - Но те правили в одиночку силой и угнетением!
        - А тут мы вдвоём?  - ухмыльнулся Кирран.  - Не смеши, для правления хотя бы одной страной и поддержания власти, придется обучать чародеев низшего ранга и где гарантия, что эти же самые чародеи не захотят тебя свергнуть в будущем, опьянившись Силой? Правильно! Их нет. А ты уже о целом мире задумался.
        - Я не говорю, что магии в нашем мире нет совсем,  - вставил своё слово Александр.  - Я говорю, что возможно ею и пользуются, но в тайне, и совсем не для благих целей…
        - Вот это больше похоже на правду,  - согласился Кирран.  - Иначе бы ты сюда не попал. А по законам мироздания - знание не может исчезнуть или быть уничтожено. Возможно, оно тщательно кем-то скрыто от вас. И меня больше беспокоит тот, кто им воспользовался в такой, откровенно грубой, манере, но явив свою невероятную Силу и неведомое мастерство.
        - Значит…  - начал было значительно помрачневший Александр.
        - Да,  - предвкушая вопрос гостя, ответил Кирран.  - Мы даже не представляем, как это произошло, да ещё в таких масштабах. Иными словами - ты к нам надолго. Большего, тебе пока знать не надо.
        Последние слова мага он встретил глубоким задумчивым молчанием.

        Добрых две седмицы минуло с момента морского нападения и предательства капитана «Света Артоны». Александр успел познакомиться со всей командой и наслушаться множества морских, и не только, историй. И всё же, в душе, до конца успокоиться не удалось, о чем вновь свидетельствовал его глубоко-задумчивый взгляд в остающиеся позади кормы морские просторы, отмеченные новым капитаном корабля как «Тихий тракт». Конечно же, никто даже не догадывался, о ком на самом деле были его думы.
        Её необыкновенный образ вставал перед глазами всякий раз, когда сознание успокаивалось, отбросив все мрачные взгляды в своё неясное ближайшее будущее. Временами, воспоминания доходили до такой четкости, что Александру чудилось её дыхание у самого уха, но наваждение быстро уступало действительности, и он снова приходил в чувство реальности, разбавленной его обоснованными тревогами.
        Вдали, ровно по курсу корабля, ему показалось какое-то сияние. Поднявшись в каюту капитана и переступив её порог - он захотел спросить об этом бездельничающего Киррана.
        - Почти приплыли?
        - Да,  - почесывая бровь, ответил диар Кирран,  - К вечеру будем на месте.
        «К вечеру?» - отложилось в мыслях Александра, и это при том, что корабль идет специально на малом ходу. Тянут время, чтобы было меньше лишних глаз во время их прибытия? Очень похоже на то, но озвучивать свою мысль не стал.
        - За всё плавание, я наслушался столько историй об «Островах Стихий» или Дарийском архипелаге,  - Александр сел в кресло напротив,  - что и не знаю где, правда, и где вымысел!
        - Скоро увидишь всё своими глазами…
        Кирран явно не располагал к разговору, и Александр тоже замолчал, уставившись в одну точку.
        Маг коротко посмотрел в его сторону и уведомил:
        - Тебе будут задавать разные вопросы, как на них отвечать - поймешь сам. Любую ложь или недомолвку раскусят сразу. Надеюсь, мой совет тебе поможет, гость Аркана.
        На этих словах Кирран встал из-за стола, направляясь на верхнюю палубу, раздавая команды, и не возвращался до самого глубокого вечера, пропустив даже ужин. Время пролетело настолько быстро, что казалось - само здешнее солнце скрывалось за горизонтом раза в два быстрее, чем обычно.
        Столица Аркана «Тиара Ветров», ещё долго переливалась в свете закатного солнца ярчайшими отблесками дорого украшенных шпилей, со всевозможными артефактами непонятного назначения на их вершинах, о роли которых порой, не знали даже коренные жители прибрежного города.
        Александр с интересом изучал вынырнувший из-за массивной скалы огромный, на половину заполненный, каменный порт, у причалов которого стояли суда чуть ли не со всего света, судя по очень сильной разности между их строением, формой и стилем. Некоторые больше напоминали пиратские корабли, другие были похожи на галеры, третьи имели особо изогнутые формы корпуса, просто поражая своим изяществом. И только миновав около двадцати пяти судов, появились знакомые очертания боевых кораблей островитян.
        Между такими вот «морскими хищниками» и пристроилось их потрепанное судно.
        Вечерняя смена портовых лениво направилась встречать «Свет Артоны» по практически безлюдной пристани. И вправду - Александр отметил для себя, что в этой части порта гражданских практически не было, что явно свидетельствовало об особом статусе такого места. Подкреплялись его догадки группами хмурого вида стражей-смотрителей и боевых магов, одна из которых сейчас как раз проходила мимо к пришвартованному рядом морскому охотнику, недружно присвистывая, увидев «спиленную» корабельным орудием наружную дыру прямо в капитанской рубке.
        Кирран аккуратно опустил якорь-пирамиду на подобающее ей место, и ровно через минуту, они спешно шли через ряды ящиков, складов, прикрытых защитными, слегка переливающимися пленками-заклинаниями, конструкций и магических орудий. Потому-как чем-то другим, назвать высокие, пятиметровые толстые башни, со спаянными в один массив кристаллами, тихо гудящими при приближении - язык не поворачивался.
        Как только они миновали морскую базу - их троицу встретила карета, у открытой дверцы которой с приглашающим видом стояли два ряженых вояки.
        Вот их уже везут по широким, мощеным формовым камнем улицам столицы, подавая возможность гостю из другого мира подивиться местными красотами. А посмотреть действительно было на что - искусно выполненные фасады зданий «кричали» о богатстве своих владельцев; изящные статуи гордо смотрели вдаль будто живые, выполненные каждая в своём стиле; резные арки ручной работы, украшенные драгоценным мерцающим металлом - молча заявляли об идейной смелости своих создателей. Каждая улица красовалась причудливостью своих фонарных столбов, всячески изогнутых по прихоти неведомых мастеров. Удивили и граждане, сменяющие друг друга своей разительной непохожестью друг на друга. Так же он отметил, что не увидел ни одного лысого или коротко стриженого человека на улицах, присмотрелся к сопровождающим - та же история. Мода, наверное, такая…
        Народ, видимый им в столице, разительно отличался от повстречавшихся пустынников шикарностью своих нарядов, неповторимостью стиля и - все как один они буквально дышали Силой, отголоски которой он замечал то тут, то там в виде блеклых, едва видимых завихрений.
        - У вас тут что, каждый владеет способностями к магии?  - задумчиво спросил Александр, не отрываясь от окна.
        - Конечно же, нет!  - рассмеялся Велкс, видать, представивший нечто эдакое, из ряда вон выходящее.
        - Тогда почему от всех, кого я вижу, исходит такое свечение?..
        Кирран слегка нахмурился, посмотрев на него, и бросил взгляд в окошко кареты, но как не старался - не увидел ничего кроме разных аур, никак себя не проявляющих в обычном зрении.
        - И как оно выглядит?  - недоверчиво вопросил «серый» маг.
        - Сам до конца не пойму,  - почесал затылок Александр,  - На вид, похоже на мутные завихрения, но…
        - Ничего такого не вижу,  - переняв серьёзность компаньона, добавил Велкс.
        Но по их глазам Александр заметил тщательно скрываемую заинтересованность, ведь он только что, не специально, указал магам на то, что они чего-то да не видят. Он - не знающий даже приблизительной глубины их мастерства неумёха…
        - Приехали!
        Карета остановилась. Спрыгнув на мостовую, сопровождающие открыли деревянную дверцу.
        Александр вышел первым, заметив на себе троицу внимательно изучающих взглядов, среди которых была одна женщина с чрезвычайно строгим внешним видом, а за их спинами простиралась дивная аллея, выходящая на большой двор.
        - Идём.  - Без какой-либо тени доброжелательности обронила властная женщина и первой развернулась, нарочито быстро зашагав в сторону виднеющегося широкого крыльца здания, три видимые вершины которого были заметны высоко над кронами деревьев, и, казалось, уходили в небеса.
        Александр послушно последовал за новой провожатой. Оглянувшись напоследок, на молча стоящих магов и помахав им рукой ему пришлось перейти на легкий бег, для того чтобы догнать ушедшую вперед женщину.
        - Занн Александр, меня зовут Антенда, диаррис Антенда, а это,  - затейливо взмахнув рукой в сторону приближающегося каменного массива здания, она продолжила: - Дворец Великих! Рукотворное свидетельство вечного могущества нашего государства!
        С сочащейся сквозь сильную сдержанность гордостью, закончила диаррис Антенда, и от того Александр и вправду находился под сильным впечатлением от размеров здания и вложенной в него души. По-другому, это чудо света, построить было просто невозможно.
        Добрую треть часа она вела его по извилистым коридорам и просторным залам. И вот, они вошли в главный зал. Перед взором Александра открылся настоящий шедевр знаменитых творцов-мастеров главного зала.
        Далекие стены были изрисованы картинами и барельефами великих битв, ушедших в глубину веков, но не забытых и навечно запечатленных в этом дивном сооружении. Красивые колонны, украшенные золотом и дорогими гобеленами, неустанно подпирали полукруглый свод, изображающий карту мира, от которой тяжело было оторвать взгляд. Пол, инкрустированный прозрачной плиткой, под которой находились разные начертанные мудрости - вообще нуждался в отдельном описании. Так же, Александр заметил многочисленные ныне пустующие скамьи, и все же - в зале, находилось порядка сорока человек, активно обсуждающих разные дела государства.
        - Великие Магистры и ближайшие соратники! К вам гость из другого мира - Александр!  - объявляя гостя на последних шагах в центре зала, Антенда, звонко цокнув невысокими каблучками и выжидающе остановившись, сделала отточенный жест рукой в сторону Александра.
        Александр тут же ощутил на себе всю тяжесть испытующих взглядов настоящих Мастеров магии, но после ярко запомнившейся встречи с Мастером Соансом, в этот раз, вторгаться в его разум не спешил никто, или… не мог?..
        - Уважаемые Мастера, пожалейте нашего гостя!  - первым понял ситуацию улыбающийся Магистр в красивом голубом камзоле.  - Наш гость пока не владеет своим Даром! Рад познакомиться, меня зовут Марк!
        Сразу после его слов, послышались редкие тихие извинения за свою бестактность.
        - Что ж, гость,  - слово взял сам Архимаг.  - Посвятишь нас, в детали произошедшего?
        Александру пришлось долго все пересказывать по новому… за исключением того, что в этот раз маги уточняли как можно больше мелких деталей. Вплоть до звуков и окраски, видимых им силовых линий в моменты взрыва аномалии. Немногим позже, он заметил художника, тщательно старающегося зарисовать каждое описанное им событие.
        - Выброс класса «А», и больше!  - подвел итог Архимаг и повернулся к седому старцу.  - Ну а ты что скажешь, а Менидем?
        Нахмурившийся старец вяло махнул рукой.
        - Это мы и так знали, мне не понятна сама вырвавшаяся сущность, проделавшая такой огромный путь и затратившая столько Силы на переход между мирами.
        - И в чем же проблема?  - Архимаг склонил голову на бок.  - Судя по всему, отголоски её «гибели» мы и сумели почувствовать в Астрале во всех уголках мира? Или я не прав?
        Менидем снова нахмурился.
        - Быть может и прав. Но с чего нам считать, что это была именно «гибель»?  - задумчиво предположил тот, кого назвали Менидемом.  - Я поищу какие-нибудь записи в древних лунописях…
        - Хватит нам уже этих пророчеств!  - улыбающийся Магистр взял своё слово.  - Каждый год слышу: «Все, завтра конец света!» А, почему-то, дальше живем и ничего! Тьфу!
        - А тебе, Марк, лишь бы пошутить!  - отмахнулся старик.  - Вон, уже гости из другого мира стоят на пороге, а он все шуточки да шуточки травит. Я бы хотел посмотреть, что сказали бы Древние на твою беспечность…
        Магистр Марк хотел было съязвить очередную колкость коллеге, но Александр вставил своё слово.
        - Уважаемые Магистры,  - все повернули к нему головы.  - Можно ли мне научиться магии в обмен на все доступные знания нашего мира?
        Присутствующие усмехнулись и взглянули на него с явной долей скептицизма, через секунду он узнал почему.
        - Юноша,  - ответил за всех Менидем.  - Ты должен знать, что занятия магией - это тяжкий труд! К нам попадает один из двадцати одаренных на обучение. Ещё половина из них отсеивается только за первый месяц. Оставшиеся маги в своём большинстве являются потомками знатных родов, но даже они не достигают сильного прогресса в виду слабого характера или гибнут по своей неопытности в первых же реальных боях. Наш враг хитёр и коварен, и часто мы сами не знаем, кто завтра окажется другом или противником…
        Старец взял паузу, а за него продолжил Архимаг.
        - Знание - самый ценный ресурс Мироздания! Понимают это, к сожалению лишь единицы. Я приветствую твоё желание изучить что-то новое. Вспоминаю себя в твои годы, у меня так же горели глаза.  - Архимаг улыбнулся.  - Что скажете, Магистры!?
        - Добро!  - дружно ответили присутствующие для виду, по всей видимости - решение было принято задолго до этой формальной встречи.
        Александр заметил едва различимое знакомое чувство, где-то на грани сознания, но радость, залившая всё внутри, от неожиданной лояльности высших магов - затмила все незримые границы разума, и он уже предвкушал новый крутой поворот его жизни.
        - Диаррис, сопроводите нашего гостя в Школу Одаренных,  - Дреар кивнул в сторону Александра.  - Мои распоряжения поступят позже.
        В том же строгом молчании женщины-глашатай, Александр покинул Дворец Великих, в душе его творилась настоящая буря эмоций!
        «Ура! Я смогу изучить магию!» - мысленный поток не давал покоя, от чего в глазах постоянно разгорался какой-то новый огонёк. Все его мрачные думы были жестоко сожжены одной встречей с этими великими людьми! Оставалось только ждать, а ждать он был готов сколько угодно!

        Когда в главном зале Дворца остались только посвященные во внутренние дела Аркана и самые близкие люди Магистров - разговоры пошли на темы законов и их регулировки в обществе, но в помещении вдруг что-то едва уловимо изменилось.
        - Что скажете?  - протянув последнее слово, вопросил Магистр Алилас, появившись из ниоткуда за спиной Архимага. И, судя по некоторым дрогнувшим лицам - для них его появление стало полной неожиданностью.
        - И когда это ты так прятаться научился, Ал? Парень чист,  - с не слезающей с лица улыбкой возвестил диар Марк, оглядывая всех присутствующих.  - А глаза горят интересом и жаждой знаний!
        - Сам видел,  - отмахнулся Алилас.
        - Или ты про ауру юнца?  - подозрительно спросил Менидем.  - Так мы видали и не такое…
        - Как бы там ни было, но держать под боком иномирянина для нас безопаснее,  - полуобернувшись к «правой руке» Аркана, рассуждал Архимаг Дреар.  - Не то парня под нож пустят «любители» запретных ритуалов с использованием редкой кровушки…
        В зале вдруг резко стало душно, а по мебели прокатилась едва заметная рябь, мелко замерцали магические светильники. Некоторые из ближайших подчиненных невольно встали со своих мест, не в силах терпеть давление ауры главы Тайного Магистрата.
        - О, я буду безмерно рад, если они посмеют!  - недобро улыбнулся Магистр Алилас.
        - Правильно Ал,  - гневно проскрипел Менидем,  - одно дело, покушение на твоих людей - за свои годы они успели нажить очень много врагов! Но дерзкое нападение на морской охотник Аркана - это уже не что иное, как наглый плевок в лица всех нас! Во всё наше государство! Плевок, в шаткий, но устоявшийся порядок на половине мира! Кто-то забылся…. очень сильно забылся…

        ГЛАВА 28

        Странный шипящий шум, отдалённо тревожащий сознание Артура, заставил его попытаться проснуться. Когда попытки не возымели успеха, он смирился и какое-то чувство внутри, очень постаралось показать ему выплывающую из глубин сознания картину Черной пустыни, за тем - смутно знакомого места, и странного разросшегося прямо из расколотого чёрного стекла белесого цветка, мерзко воняющего непонятно чем даже во сне.
        Всё видимое пространство вокруг, будто было в жутковатом клубящемся тёмном зловещем тумане, явно указывая на нечестивость всего происходящего. И вот, к цветку начали слетаться насекомые в виде крупных шершней с длинным жалом, но многие из них, что отведали смертоносную пыльцу растения - замертво падали, в воздухе истлевая и обращаясь в прах.
        При виде такого, Артур тоже боязливо отпрянул от цветка. Несколько насекомых к тому времени все же выжило и разлетелось по сторонам, а после - цветок стремительно начал увядать, буквально за полминуты растеряв всю свою смертоносную красоту, превратившись в обычную гниющую ботву, смердящую тёмным, заволакивающим всё видимое пространство туманом, вдохнув который, Артур вдруг судорожно закашлялся, будто отравившись и видение резко пропало. Головная боль затопила сознание на миг и так же скоро пропала.
        Шум волн, поднявшийся ветер и сильная качка разбудили Артура где-то посредине ночи. Он приподнялся на локте и осмотрелся. Вокруг, насколько хватало взгляда, простиралась тёмная от своей глубины водная гладь, а над ней висели тяжелые грозовые тучи, которые вот-вот должны были обрушиться ливнем на него и весь видимый простор. От таких мыслей сразу стало холоднее, чем было на самом деле.
        Артур невольно ожидал первого удара молнии и последующего громового раската, но неожиданно мягкая вспышка в облаках, заливающая все вокруг белым светом, не сопровождалась привычным угрожающим раскатом грома, что само по себе было довольно странно…
        Оглянувшись по сторонам и не увидев ни малейшего намека на сушу, пришло понимание того, что он проспал довольно долго, и его вынесло в открытый океан, невесть, сколько времени назад. Последнее что запомнилось, это была бурная река, преследователи, почему-то сбавляющие ход и резкое погружение в глубокий сон.
        Прокрутив ещё раз тот день в голове, он невольно передёрнул плечами и задумался: а ведь его сейчас могли резать в той красивой комнате на органы, для какого-то непонятного ритуала, от чего по телу сразу прошла мелкая дрожь. И вот ведь хитрая была задумка - путники и гости даже не догадывались и не подозревали, о поджидающей их кровавой участи. Ничего не скажешь - «тёпленький» приём…
        «Надеюсь, вы там все перетравились! Твари!» - злая мысль мелькнула в голове, но от неё же стало и немного грустно. Кровавые жрицы явно знали противоядие от своих токсинов, вот только успели ли его принять?..
        Пришло время осмотреть уцелевшие вещи после его столкновения с Речным Стражем - так, для себя, Артур стал именовать напавшего на него духа воды. Свой осмотр начал он с того что уцелело: несколько заплечных сумок, мешки с провизией и Варахтандийское вино, лежащее в больших кувшинах в носу судна, плотно закрепленное веревками и ремнями. Кроме всего этого, на мокрой палубе лежала ещё и разная одежда. Взрывом его рукотворного заклинания, по всей видимости, разворотило несколько мешков какого-то купца, они и стали причиной сохранения остального груза, послужив в роли своеобразной защиты. Не долго думая, Артур присмотрел пару вещей, выглядевших получше и повесил их под навес над магическим рулём судна.
        С тёмных небес хлынул резкий ливень.
        Артур вовремя смекнул, вылив один кувшин вина с широкой горловиной и оставил наполнятся дождевой водой, сотворив из куска кожи рукотворную воронку. Спустя пару минут погода испортилась на столько, что стало заметно прохладнее, а в обувь можно было запускать местную морскую фауну - столько было в ней воды.
        Поскользнулся и больно упал на мягкое место.
        Помянув всё и вся серией затейливых ругательств, зашел под навес, придерживаясь поручней, и застыл на месте…
        Очередная ярко-белая и по-прежнему немая вспышка озарила самый леденящий душу кошмар любого мореплавателя - до самого конца горизонта, из тёмных морских глубин, начали медленно вздыматься исполинские щупальца неведомого чудовища! Такого, по сравнению с которым тварей из фильмов ужасов можно было сравнить разве что с маленькой невинной овечкой. И можно было бы ещё подумать, о каком-нибудь нересте местных гигантских кальмаров, но ужасающая синхронность управления всеми конечностями единым разумом подтверждала самые страшные догадки…
        Артур завороженно наблюдал за тысячами толстенных, диаметром в длину его лодки, стволов с когтистыми присосками в человеческий рост, одновременно вздымающихся к небу. Вся эта немыслимая мерзость заканчивалась круглой зубастой пастью, то тут, то там жадно открывающейся в поисках любой живой пищи. И всё же… зрелище по-настоящему завораживало своей безысходностью.
        Дыхание перехватило, он мелко нервно задрожал и, взяв себя в руки сел за силовой руль. Видимость была очень плохая, но впереди, куда смотрел нос судна, кошмарные щупальца только начинали вздыматься из толщи тёмного океана, местами извиваясь под водой как исполинские морские змеи.
        Через секунду по ноздрям стегнул нестерпимый смрад, исходящий от гниющих останков рыб, неудачливых моряков и прочих тварей глубин, переваренных морским пожирателем. В голове начала метаться единственная мысль - поскорей отсюда убраться, да как можно дальше и как можно скорее! Тут же созрел план для бегства.
        Встав из-за руля и высунув обе руки в оконный проём кормы, Артур быстро пробежался по воспоминаниям из его обучения в пустыне, по контролю над его Даром, которое дважды чуть не закончилось их смертью, и тут же сформировал между ладонями усиленную Запирающую Сферу. От страха - в слабенькое плетение влилось через чур много энергии… да и получилась, мягко говоря - не совсем сфера… Скорее бесформенная, изменяющаяся овальная масса, угрожающе начинающая трещать, отдающая магическими сполохами и разрядами на руки и дерево оконного проёма. Запертая внутри сферы энергия начала местами прожигать одежду и кожу рук, а так же - оставлять черные отметины, вырываясь из сферы настоящими косматыми протуберанцами.
        «Пора!» - мысль, явно подсказало шестое чувство, и Артур ментальным приказом выпустил своё творение в кошмарные, извивающиеся клубы щупалец за кормой корабля.
        Меньше чем за пол секунды он оказался у руля и влил всю оставшуюся Силу в отчего-то треснувший ранее магический руль судна. Энергия потекла рекой в колдовской движитель. От резкого рывка он чуть не слетел с резного седалища, больно оцарапавшись ладонью.
        Несколько мгновений ничего не происходило, Артур маневрировал между грозящими самому небу отростками невероятной морской твари, и вот, горизонт осветила яркая вспышка багровых тонов. Он приготовился…
        От страху, в получившееся плетение он влил столько Силы, что только сейчас понял, насколько сильно он опустошил свой внутренний Источник.
        Где-то за спиной раздался оглушительный грохот, перекрывающий шум ливня и поднявшихся волн. На какое-то время, Артуру показалось, что даже прекратился дождь, но открыв глаза, он сразу убедился в обратном. Корпус баркаса сильно дрогнул от догнавшей его ударной волны, а магический руль больно впился в грудь.
        Короткая усмешка тронула губы, в ожидании лучшего исхода, но…
        Неожиданно, виски сдавила адская, раздирающая сознание на клочки боль, титаническими волнами накатывающейся ментальной атакой из неведомых морских глубин. Это было похоже на резко обрушившийся океан враждебной воли, невероятной нечеловеческой злобы, истязающий саму душу, само ядро разума, тёмным, непостижимым безумием. Такого поворота событий Артур предсказать никак не мог.
        Застыв на короткий миг, всё тело вдруг содрогнулось в сильнейших муках, а сам он упал под руль, каким-то чудом не оторвав от него правую руку, продолжая вливать в него порции своей Силы. Тусклый свет магического руля почему-то резко отдалился, и Артур старался вырваться и вернуться к нему что есть сил, но никак не мог дотянуться. Его будто старалось оторвать, засосать куда-то в тёмную глубину, напрочь лишив зрения (в реальности он колотил шар лбом, но никак не мог увидеть его близкий свет). Крича от боли, закатывая глаза и катаясь по мокрому полу, он чувствовал лишь одно - если отпустит управляющую сферу, то ему настанет конец…
        Волны ужаса и тьма, затмевающая разум, усиливали своё давление, сжимая его поток мыслей до маленького замкнутого круга, прижавшегося к спасительному отдалённому сиянию силового руля судна с единственной крутящейся мыслью: «Не отпускать руль! Не отпускать руль… не отпускать…»
        Краем сознания Артур чувствовал, как вокруг судна в слепой ярости обрушиваются на воду гигантские щупальца, вздымая исполинские волны, в поисках маленькой шлюпки, в которой затаился дерзкий червяк, осмелившийся больно уколоть «Хозяина Глубин». И только невероятное везение, или чья-то непостижимая, недосягаемая для людского понимания воля, уберегают его от ужасной смерти, беснующейся в тёмной воде…
        Заметив, что давление больше не усиливается, а наоборот - ослабевает, Артур, в полубессознательном состоянии, постарался ослабить хватку неведомого противника, заметавшись, забившись из стороны в сторону, вырываясь из цепких лап смерти в очередной раз!
        Тьма вокруг сферы управления немного отступила, за тем ещё немного и ещё. Не спеша, не выпуская правой рукой руль, он использовал его как якорь для разума. Вряд ли сам предмет имел хоть намек на какое-либо защитное свойство, скорее наоборот, но в данной ситуации, его спасительный тусклый свет сыграл неоценимую роль в борьбе человека против мерзкой твари из глубин.
        Взор очистился, мысли вернулись в нужное русло. Артур обнаружил себя в крови и слезах. В муках, он рассек себе бровь и лоб о пьедестал и сейчас кровь, сочащаяся из раны, заливала один глаз. Впрочем, это была такая мелочь по сравнению с ментальным противостоянием, которое далось очень тяжко для самого организма Артура, но какая радость закралась в душу от простого восстановления контроля над всеми конечностями и мыслями!.. От неё хотелось плакать навзрыд, смеяться и радоваться! Правда, сил бы не хватило и на легкую ухмылку краем губы, от чего он бы тоже поморщился - губы были разбиты и опухли.
        Ливень продолжал лить как из ведра и, почему-то - прямо на него, хотя тут, ещё недавно, был добротный навес от дождя, но сейчас вместо него торчали только неровные зубья обломанных досок. Корпус местами пробило и судно постепенно начинало набирать воду…
        Артур вяло поднялся на колени и повернулся назад. Поскользнулся в луже какой-то слизи, но не упал. Позади, всего в нескольких сотнях метров, вздымая фонтаны воды - щупальца яростно молотили воду. Будь там сейчас хоть целый флот кораблей, их командам не позавидовал бы никто - месиво на добрый километр, дальше он попросту не видел, кишащее чем-то размытым, молотящим толщу воды.
        Нервно подёрнув плечами, с застывшей маской ужаса на лице он сел за руль, вернее то, что от него осталось и, экономя внутренние запасы, двинул прочь от столь негостеприимного хозяина глубин.

* * *
        - …Какая-то ты слишком задумчивая в последнее время, Алли.  - заметил Палуим, в очередной раз, отмечая пасмурное настроение сестры так ей не характерное. Обычно улыбающаяся, светящаяся изнутри Аллиэн, сейчас больше была похожа на вдовствующую женщину, одевшую на себя все черное, хотя на ней были привычные светлые тона.
        - А?.. Да, в последнее время мне не дают покоя некоторые мысли, брат.
        - Какие мысли, если не секрет?  - откладывая в сторону энциклопедию устаревшей магии, поинтересовался Пал.
        - Помнишь, три года назад я написала тебе письмо из Аркана, о том, что мне было видение пустыни и прорастающего в ней диковинного цветка?
        - Гм, да,  - нахмурился, вспоминая нечто подобное Пал.
        - Что скажешь, если я снова уеду обратно… в Аркан?  - Аллиэн подняла на него свои красивые, но слишком серьёзные в данный момент глаза, от чего Палуиму даже стало не по себе на какой-то миг.
        - Вещий сон?
        - Во сне - морские волны чистейшей воды омывали мои босые ноги на песчаном берегу где-то на айр'Миэрисе, зазывая обратно на родину,  - сестра будто впала в яркое воспоминание, с каждым словом понижая тон своего приятного голоса, от чего описываемая ею картина в воображении Пала становилась ещё ярче.  - Там… далеко за спокойными волнами, меня манил ярко-голубой свет, а за спиной сгущались тучи. Я не могу тут больше оставаться. Чувствую это, брат!
        Пал глубоко задумался.
        Отца они с сестрой никогда не видели, а после смерти матери - жили долгое время отдельно. Новость о её скором приезде тогда воспринималась не с лучшей стороны, но время доказало обратное. Истинную привязанность Пал осознал только сейчас, и пусть путь мага и приветствует уединение, но в душе, и не на самой её глубине - сразу «заскребли кошки». Единственный живой родственник, единственная сестра - и вдруг решает уехать, спрашивая его лишь из вежливости, хотя решение было принято давно.
        - Я скажу одно - ты его не знаешь, и будь аккуратна, сестра.  - Палуим подошел и обнял её.
        - Думала, ты станешь отговаривать…
        - С чего бы…  - Палуим резко прервал фразу из-за непонятной напряженности охранного заклинания вокруг особняка. Поддерживаемая сторожевым артефактом сеть легко подернулась на кратчайший миг, но даже такой мельчайшей детали хватило опытному магу, чтобы активировать защитные чары всего здания и некоторые закопанные вокруг «сюрпризы».
        Аллиэн вопросительно посмотрела на брата. Палуим сейчас напряженно к чему-то прислушивался, вглядываясь, казалось бы, в пустую стену, но вдруг прервался и резко прошептал ей на ухо:
        - Быстро уходи секретным проходом, потом по каналам и к дому Шеалта. Передай ему, что у меня «незваный гость»!  - Арон крепко прижал её к себе. Аллиэн, по одной только ауре почувствовала, что брат концентрирует всю свою мощь.  - Поняла?! Слово в слово - именно «незваный».
        - Но…  - взрыв на улице прервал её вопрос. Кто-то угодил в расставленные ловушки.
        - Иди!
        На последнем его слове в особняке сразу активировались все защитные барьеры, стены и ловушки. От такого количества охранных чар и артефактов - от их пристального внимания заметно начало покалывать кожу.
        Аллиэн никогда раньше не видела брата настолько серьёзным и напрягшимся. Больше не говоря ни слова, она прыгнула к шкафу с тайным лазом в стене, протиснулась внутрь и захлопнула за собой проход. Почти сразу за спиной раздался нарастающий гул, треск колдовских щитов и грохот заклинаний. Отчетливо удалось разобрать излюбленные братом Сосульку и Вихрь Осколков, судя по мгновенному треску мебели. Больше она не слышала ничего и сломя голову побежала во тьме дышащих сыростью, подземных проходов.
        Тревога закралась глубоко в душу, но сама она, хоть и являлась одарённой - почти никогда не применяла боевую магию на практике. Да и брат её всячески от этого отгораживал, постоянно уповая на то, что она не создана для разрушительной магии стихий. Сейчас надо было скорее добраться до представителя «серых», это была её единственная надежда на спасение брата. Мысли о его смерти она отметала сразу, чтобы держать себя под контролем, но как же тяжело ей это давалось…
        Поскальзываясь, пробежав очередной пролет ступенек, Аллиэн испугалась массивной статуи какого-то страшного существа, поддерживающего плиту потолка. Мысленно вспомнив нарисованный братом ещё по её приезду в особняк чертеж катакомб, она тут же свернула в нужном направлении и использовала на себя Ускорение, так как впереди был длинный прямой канал.
        Потеряв счет времени, ей показалось, что прошла целая вечность и вот она остановилась у неприметной ниши, с двумя рычагами под факелы. Буквально набросилась на левый всем весом, уперев правую ногу - рычаг подался в сторону, плита со скрипом отъехала вбок. Далее последовал утомительный подъем вверх по ступенькам, заклинание ускорения иссякло, и тело болезненно отдало усталостью в ногах, с непривычки к резким нагрузкам.
        Вот она - спасительная дверь показалась на глаза! Её нежные ручки забарабанили по плотному заговорённому дереву, усиленному заклинанием с непонятным принципом действия.
        - Диар Шеалт! Диар Шеалт!  - казалось, будто её крик тонул в узком пространстве, от чего паника слегка усиливалась.
        «Великий Создатель! Только бы он был дома…» - сдерживая слёзы, лихорадочно обдумывала она.
        Будто услышав её мысли, или сама судьба повернулась к ней лицом - с глухой руганью в несколько голосов, кто-то завозился за фальшпанелью. Декоративный шкаф отошел внутрь помещения и на неё уставились две пары нахмуренных лиц. Среди них были диар Шеалт, двое его телохранителей и диар Арон, с почему-то раскрасневшимся лицом. Каждый из них был в замешательстве и стоял с немым вопросом о сути происходящего.
        - На особняк напали! Палуим сейчас сражается! Он просил передать о появлении «незваного гостя».
        Её фраза будто окатила присутствующих ледяным душем. Шеалт вдруг заметно напрягся, а один из охранителей с криком прыгнул в сторону Аллиэн.
        - В сторону!!!
        Из темноты прохода за спиной девушки резко метнулась большая тень. Тёмная Гончая, а это была именно она - тварь на четырёх когтистых лапах, с шестью глазами и кошмарной пастью, щедро усеянной клыками умела почти бесшумно перемещаться в темноте, среди теней. Чаще, таким существам отводилась роль обычной разведки, но практика показала явный отступ от надписей в Тёмном Бестиарии, окуная в суровую реальность…
        С жутким скрипом клыки впились в надежный кожаный доспех, от чего спасший Аллиэн воин вскрикнул, а тварь сразу рванула назад, к спасительному проходу за спиной, увлекая с собой добычу. Но тут настал черед хозяев дома, и в смертельно опасного гостя, сорвались Сосульки, Стрелы Силы и Света. Первая же стрела Света, оставившая за собой искрящийся шлейф ярких искр - сняла маскировку с крадущихся в тени новых гончих… Мгновенная реакция Шеалта спасла ситуацию от новых жертв.
        - Обрушение!  - выкрикнул слово-ключ маг. Не прошло и секунды, как свод секретного хода рухнул, погребая под собой воина и тёмных тварей с глухими воплями.
        И тут уже Аллиэн не выдержала и бросилась в объятия Арону, окончательно растеряв всё своё самообладание. Всхлипывая и не имея возможности более сдерживать слёзы.
        - Тише, тише девочка…  - Арон, утешая, гладил её по голове.
        - Наш разговор мы продолжим позже.  - Диар Шеалт, оторвал взгляд от бьющейся в судорогах руки, придавленного телохранителя и достал из-за пазухи переговорный амулет.
        - Тайной Длани, говорит Шеалт. Враг посягнул на авторитет Аркана. Повторяю - враг посягнул на авторитет Аркана!
        Присутствующие искренне удивились, узнав, что в городе есть вторая присутствующая длань серых магов. И когда в амулете послышался сухой трескучий голос ответившего, в зале заметно спала напряженность.
        - Вас понял - выдвигаемся.
        Через полчаса все девять человек стояли у врат особняка. Аллиэн в спешке срывала остаточные защитные заклинания на входе и территории аллеи. Отключила две оставшиеся на постах охранные статуи и пару ловушек, после чего они подошли к входной двери.
        Полная длань серых магов вела себя спокойно, по-хозяйски, но профессионально. С нескрываемым интересом и осторожностью, давно ожидавшие хорошей драки маги первыми вошли внутрь и сразу поморщились от остаточных эманаций Тьмы с примесью чего-то мерзкого и кровавого. При чем, даже непосвященный, мог сейчас уловить и тошнотворные запахи чего-то уж совсем богомерзкого и витающие в воздухе остатки гнусных плетений, так сильно любимых мракопоклонниками.
        Проверив все помещения, старший группы дал «отбой» и пригласил всех к месту боя хозяина особняка, с обитателями истинного Мрака. Аллиэн первой рванула к залу, откуда так быстро пришлось убегать час назад. Вопреки её самым мрачным ожиданиям, в покосившемся, разваленном буйством стихии помещении не оказалось тела её брата, хотя следов крови и аморфных останков непонятного происхождения хватало. На короткий миг ей всё же удалось вздохнуть с облегчением, но ложными надеждами себя питать она не спешила.
        - Господа, нам придется спуститься и проверить катакомбы, ну а вам,  - старший группы показал на Аллиэн,  - Я бы рекомендовал уехать из города. Как можно скорее и, лучше навсегда…
        Аллиэн лишь согласно кивнула, ещё раз пробежавшись по разрушенному, ставшему таким родным за эти годы помещению. Вздохнув и быстро забрав самые необходимые вещи и деньги, она вернулась к Шеалту и Арону.
        - Что скажете, диар Шеалт, диар Арон? Кто это мог быть?  - спросила Аллиэн на выходе.
        - Останки сильно деформированы… не от воздействия магии Пала,  - опередив коллегу, подал голос Арон.  - Вот, смотрите - конечности обросли иной плотью и поменяли цвет. Когти тоже не из животных местной фауны, да и вообще не понятно чьи…  - со знанием дела закончил свои выводы боевой маг.
        - Сложно сказать, но это явно не полоумный фанатик, решивший отомстить или просто выместить ненависть к Аркану таким образом.  - Шеалт явно сравнивал весь свой опыт столкновений с мракопоклонниками, но видно терялся в догадках.  - Тут что-то более искусное, я бы даже сказал - с незнакомыми элементами и техниками запретных знаний трансформации и подчинения низшей нежити.
        - Бедный брат…
        - Я бы не спешил записывать его в мёртвых, но и в живых бы не ждал. В любом случае - разберёмся. Настоятельно рекомендую вам с диаром Ароном,  - почему-то особенно выделив его имя, продолжил маг,  - Как можно скорее покинуть эти недружелюбные земли. В дальнейшем ситуацию будет только ухудшаться, а времени нам терять не стоит.
        Дополнительных пояснений ситуации больше не требовалось. Теперь Аллиэн четко понимала всю серьёзность произошедшего, и сомневаться в словах представителя тайной службы даже не думала, сразу же отправившись под опекой Арона к стойбищам перевозчиков.
        В спешке нашли первого же отправляющегося купца в порт и договорились о цене. Арон вдруг взял её за локоть на прощание и быстро зашептал на ухо:
        - Алли, если серые будут обо мне спрашивать или рассказывать всякие выдумки - не верь ни единому их слову!
        - Что?!
        - Просто поверь мне. Пал мне как брат, ты ведь сама знаешь!
        - Но Арон!
        - Тебе пора, караван выступает. Позже встретимся и я всё объясню!
        Этот день оставил в её душе множество горьких вопросов. Мама когда-то говорила, что любимой фразой её отца была «Трудности закаляют характер…», но такая закалка ей была совсем не нужна…

* * *

        Ахримас очнулся от звука мелко тарабанящих по стеклу капель дождя, в мягкой постели багровых тонов. Выжатый Источник до последней капли Силы стал виной тому, что тело до сих пор отказывалось повиноваться, лишь по частям возвращая контроль над мышцами, чувствами и конечностями.
        Поискав взглядом хозяйку дома в пустой комнате, он понял, что дела по восстановлению сил шли у неё куда лучше, а может ей это и не потребовалось? На краткий миг он вспомнил её дышащий запредельной мощью облик, зависший в приветствии перед кровавой игрушкой древнего обезумевшего императора. И можно смело сказать, без намека на лесть - заннэт Мериханта теперь вызывала в нём истинное восхищение. Нет, он и раньше чувствовал присутствие в их обществе настоящих гениев интриг и истинных Мастеров Тьмы на самой верхушке управления, но чувствовать и видеть это воочию - совсем разные вещи, стирающие любые сомнения. Тут как ни крути, а ему наконец-то выказали доверие узреть кого-то из прямого начальства. А ведь одно это дорого стоит!
        Силы почти полностью вернулись к нему, и Ахримас встал с красивой широкой кровати. Отбросив в сторону все мимолётные грязные мысли о сочетании этого удобного ложа и хозяйки дома, он нашел свою одежду высушенной и бережно вывешенной на замысловатой вешалке, рядом со шкафом, на самом видном месте. Пока одевался - подивился силе хозяйки, сумевшей утащить совсем не лёгкого мужчину на второй этаж, раздеть и уложить. Хотя, почему в голову пришла мысль, что тащила его именно она?..
        Одевшись, Ахримас вышел из комнаты, почти сразу попав на знакомую уже лестницу. Из гостиной доносилось оживленное общение хозяйки с немолодым мужчиной. Он пошел вниз по лестнице и немного растерялся.
        Внизу, у камина, сидела заннэт Мериханта, а рядом с ней восседал начальник Управления Магии города. Упитанный седой мужчина, в обязанности которого входило следить за любым магическим преступлением или происшествием в городе, и то, что он присутствовал тут лично, Ахримаса сильно настораживало. Скользнув Истинным зрением по аурам людей, он несколько успокоился, не увидев в них напряжения, и сразу продолжил спуск в комнату.
        - О, а вот и мой гость проснулся!  - Мериханта весело улыбнулась адепту Тьмы, начальник тоже повернул голову в его сторону, окинув Ахримаса с вялым интересом, глаза его блестели огоньками нетерпения.
        - Занн Патриц, занн Ахримас,  - хозяйка представила их друг другу, но начальник местных стражей магического порядка лишь коротко кивнул, сразу перейдя к делу:
        - Заннэт Мери, вы же знаете что у меня много дел. Я зайду к вам позже…  - потирая руки, он встал было с места, но хозяйка дома виновато кивала и протягивала увесистый мешок с монетами, кроме того, Ахримас заметил неприкрытую теплоту в голосе начальника.
        - Больше ничего не говорите, занн Патриц, я все прекрасно понимаю!  - она весело ему подмигнула.  - У вас тяжелый рабочий день, заходите ко мне на ужин сегодня вечером!
        Произнесённая фраза заметно оживила довольно потирающего мешочек начальника. В его глазах читалось явное довольствие происходящим, на что он даже отвесил глубокий поклон, заулыбался и, помахав рукой хозяйке и Ахримасу - скрылся за входной дверью, на ходу накидывая плащ-дождевик.
        - Вы, наверное, хотите есть, занн Ахримас?  - с той же чарующей улыбкой спросила она.  - Сейчас моя служанка вас обслужит, мне надо отлучиться и решить ещё несколько вопросов. Набирайтесь сил, я скоро вернусь.
        И заннэт Мериханта, накинув красивый плащ, тоже вынырнула под нескончаемые потоки дождя на улице. Он ещё не успел присесть за стол, как в гостиную вошла зрелая женщина в наряде служки и принесла поднос еды, издали дурманящей своей какофонией вкусных ароматов.
        - Всё что угодно, господин…
        - Всё что угодно?  - он поднял на неё слегка заинтересованный взгляд.
        - Да, господин,  - покорно кивнув, сообщила она.
        - Тогда иди сюда,  - Ахримас указал ей под стол и расставил по шире ноги для удобства, одновременно ослабляя ремень на штанах.
        Служку тронул лёгкий румянец, но перечить было не в её положении, и Ахримас довольно расслабился, попутно закидывая по одной сладкой ягоде с подноса себе в рот.
        Довольный адепт Тьмы, наконец, расслабился и провёл в мягком удобном кресле ещё минут десять, прежде чем хозяйка дома вернулась. Мериханта была в заметно приподнятом настроении, и один её сияющий вид был тому подтверждением.
        - Занн Ахримас! У меня для вас хорошие новости,  - Мериханта плюхнулась в кресло напротив.  - Я встречалась с Приближенным и передала ему вашу посылку…
        От такой неожиданной новости у Ахримаса сразу пересохло в горле, а глаза заблестели фанатичными огоньками. Он тут же подался вперед и превратился весь в ожидание, оттолкнув увлёкшуюся служанку в сторону.
        - Приближенный был очень доволен!  - последняя фраза была произнесена мягким шепотом, от чего у адепта Тьмы всё сжалось внутри, и он испытал истинное удовольствие, даже большее, чем какие-то плотские утехи, по зримому приказу хозяйки, быстро удалившейся в другую комнату.
        - Но это ещё не всё,  - теперь уже Мериханта подалась к нему навстречу и заглянула в глаза, опершись локтями на резной столик.  - Смотри, не отрывая взгляда.
        Ахримас завороженно вглядывался в глубину её черных глаз, медленно утопая во Тьме, пока полностью в неё не погрузился. Даже свет вечерних светильников пропал для него сейчас, он будто купался во мраке глаз хозяйки дома. И тут, будто из какой-то неведомой глубины, со всех сторон, прямо в его душу - впились тысячи мрачных щупалец, расширяя запретные знания, раскрывая его Тёмный Дар ещё шире. В них была и часть опыта хозяйки дома, от которого он сначала впал в ужас, но не больше чем на мгновение, так как ужас сменило истинное вожделение! А потом, он закричал от невероятной боли, и начал биться в припадке рухнув с кресла, только краем сознания уловив её тихий женский насмешливый шепот:
        - Вот твоя награда!..

        ГЛАВА 29

        Минула целая седмица, пока Александру выделили маленький закуток в общежитии, переполненном одарёнными новичками, желающими попробовать свои силы в магическом искусстве.
        Где он только не жил до этого времени. Первые два дня прошли во дворце, где ему представилась возможность полюбоваться невероятными залами, коридорами и комнатами, в каждый камушек которых было вложено столько души, что было невозможно описать словами. За тем его поселили на окраине города, в красивом доме одного из Мастеров, который отсутствовал по каким-то важным делам, ну и под самый конец, когда в «Муравейнике», так его называли сами претенденты, освободилось место - его отвезли туда, назвали номер комнаты и места, и высадили у порога здания. Хорошо, что не забыли выдать форму по его размеру, которая, кстати говоря, очень хорошо сидела на нём, и была совсем не дурна на вид. Чувствовалась некая утонченность в работе приложившего руку мастера, своеобразный автограф в виде едва заметной неповторимости, надежности и аккуратности костюма.
        На высокой и широкой лестнице входа сидело немало народу. Кто-то читал книги, кто-то общался в тесных компаниях, но всех их объединяло одно - желание поступить в школу. Пройти испытания, а дальше, попытать счастье и в Академии Высшей Магии! Но, чтобы туда попасть, как ему сказали - нужно было заслужить высшие Баллы Силы после итоговой экзаменации в Школе Общей Магии.
        Кого среди желающих пройти экзамен только не было, но если в городе Александр иногда замечал представителей не только расы людей, то тут все было иначе. Только изредка отличался цвет кожи. И все же, все были людьми.
        Внутри было достаточно душно, так как в здании сейчас находилось очень много народу, кроме самих поступающих. Чаще это были, конечно же, друзья, знакомые и родители.
        Разглядывая разных людей, встречающихся на пути, Александр сам не заметил, как очутился в нужном месте. Дверь в комнату была прикрыта, но не заперта и легко подалась внутрь. Перед глазами открылась простецкая комнатушка с рабочим столом, двумя деревянными одноместными койками и парой шкафов. Так же на койках лежало небрежно сложенное постельное бельё. Он всегда любил укромные места и поэтому выбрал койку подальше от входа, так как они не были пронумерованы - дальнейший поиск вряд ли имел смысл.
        Быстро потеряв всякий интерес к своему новому обиталищу, он решил прогуляться до школы, которая располагалась в соседнем здании, узнать о завтрашнем испытании, но как ни странно, даже ворота на площадку перед школой оказались заперты на цепь с красивым замком. Хмыкнув, отправился обратно.
        Вернувшись и оказавшись у двери, Александр услышал внутри комнаты чьи-то шаги, сразу стало интересно, кто его сожитель и он без стука распахнул дверь, с интересом осматривая комнату. Войдя в комнату, он уже раскрыл рот в приветствии, но от неожиданности не смог выдавить и слова, а брови резко взлетели вверх от удивления.
        На его кровати расположилась обнаженная девушка с, практически, идеальными атлетическими формами изящного вида, совсем не маленькой грудью и длинными, спортивными ногами. Лица Александр рассмотреть не мог по следующей причине - аккуратно отодвинув его вещи в сторону, сейчас она снимала с себя остатки верхней одежды в виде белой рубашки или чего-то подобного, но запуталась в воротнике и смешно барахталась, стараясь стянуть его через себя. От таких её движений сейчас он имел возможность полюбоваться её редкой красотой в таком… неожиданном ракурсе.
        - Чего стоишь? Помоги же мне!  - она услышала скрип двери и подала голос.
        Александру ничего не оставалось, как подойти к ней и резким движением дернуть одежду вверх, освободив её от мучений.
        - Благода…  - слово короткой благодарности от девушки, потонуло в осознании всей пикантности ситуации. Милые щечки начал заливать румянец, а глаза расширяться от переполняющих чувств.
        Время вокруг остановилось. Она, не отрываясь, смотрела в невиданные до нынешнего времени, коричневые глаза красивого незнакомца, будто загипнотизированная. Александр тоже, не ожидал, что под рубашкой окажется такая красавица. Их обоих сейчас переполнял взаимный ступор…
        Как и любой зрелый мужчина, увидев её восхитительную наготу, он уже давно представил себе и всё остальное. Но её дивные большие глаза лилового цвета, пухлые губы, застывшие в немом вопросе, изогнувшиеся дуги бровей и… бесконечно спадающие длинные золотистого цвета волосы - так ярко напомнившие ему об Аллиэн - резко смели из мысленного потока все похотливые желания.
        Неловкую паузу успел нарушить стук в дверь и повторный скрип её открытия.
        В комнату вошла пожилая женщина, строгим шагом остановившись на пороге и оценив цепким взглядом всю комнату, она вынесла свой вердикт всему происходящему скрипучим, как старая деревянная скамейка голосом:
        - За семьдесят лет обучения я видала всякое, но на первом же дне знакомства… хм… не припомню!
        Её фраза словно вылила масла в огонь, и молчаливое несогласие быстро перетекло в одновременный протест молодых людей, отдавшийся легким эхом от, ни чем не прикрытых стен скромной комнатушки.
        - Мы не…
        - Да я ж не против…  - перебила пожилая женщина, чем окончательно ввела их в глубокий ступор и продолжила.  - Вы главное не увлекайтесь, и поспейте к утру на Испытание! Хотя, такая зарядка даже к лучшему…
        Плотно захлопнув за собой дверь, она удалилась с важным видом, отправившись предупредить остальных.
        Александр специально не стал отрывать взгляд от входной двери, выдерживая паузу, дабы дать девушке одеться.
        - Ты все?  - полуобернувшись, спросил он.
        - Да…
        Каково же было его удивление от увиденного после её ответа, когда он понял, что бесстыдная незнакомка даже и не собиралась одеваться!
        - Что это ты вытворяешь?!  - выдавил он из себя, чудом найдя в себе силы прикрыть глаза рукой и отвернуться.
        - Ничего, это ведь ты на меня пялишься!  - милым голосом ответила она.  - С самого начала, небось, всё уже рассмотрел! А я просто сижу…
        - Не просто - а голая!  - потрясённо выдохнув, Александр сел на кровать.  - Как мне теперь забрать свои вещи, чтобы на тебя не пялиться?!
        - А ты возьми и забери, это не я тебя заставляю смотреть, дурак…  - с каким-то едва заметным сожалением в голосе, отметила она.
        Он так и поступил. Стараясь на неё не смотреть - дошел до кровати, взял мешок с вещами и вернулся на свою койку, развязывая шнур в изголовье мешка.
        - Как тебя зовут?
        - Райна, а тебя?
        - А'лекс,  - выдавив из себя своё новое имя, выбранное им самим по настоятельной рекомендации тайной канцелярии, Александр впервые ощутил странное чувство внутри, будто назвавшись не настоящим именем, он натянул на себя другую личину…
        - Какое интересное имя,  - задумчиво молвила она, явно думая о чем-то другом, вытягивая свои длинные ноги и укрываясь пледом.
        - Я о твоём - того же мнения.
        - Впервые слышу такое имя, впервые вижу такой цвет глаз…  - продолжала она своим милым голосом.  - Впервые такое странное ощущение… Скажи мне, откуда ты?
        И тут Александра будто обожгло - пока он находился в тайной канцелярии, ему настрого запретили сообщать о себе любую информацию. Тем самым не двусмысленно намекая о его же безопасности. Конечно же, он запомнил все мельчайшие детали их рассказов о гнусных ритуалах жертвоприношений, так обожаемых всеми мракопоклонниками, колдунами и некромантами любящими «редкие материалы». Под редкими материалами они подразумевали его внутренности и не только…
        - Издалека…
        - Так называется твоя страна? Не хочешь - не говори.  - Отвернувшись к стене, буркнула она.  - Я тогда тоже - «издалека»!
        «Я бы и рад, да не могу сказать»,  - мысленно ответил ей Александр и тоже лёг отдыхать на неудобную койку.  - Добрых снов.
        - Добрых…
        Ворочаясь, он чудом умудрился заснуть, впереди его ждало судьбоносное событие, и от мыслей об этом, хоть и мизерном, но уже шажке в чужой мир - все внутри сжималось и разжималось. Чувство сравнимое только с детством, когда завтра должно было случиться что-то приятное и долгожданное!

* * *

        Вдали, за бескрайней водной гладью, показалась тонкая зелёная береговая полоса. Сердце учащенно забилось. Радостные мысли о том, что это дряхлое, расползающееся на глазах корыто сумело добраться до суши - заметно подняли настроение. Артур, в который раз поблагодарил здешние высшие силы за такой подарок судьбы. Сейчас ему хотелось только одного - поскорей выбраться из проклятой воды, что так не гостеприимно встретила его своими кошмарными обитателями.
        В голове до сих пор оставалось чувство, будто его череп изнутри скребли тысячи маленьких шипастых щупалец, пытающихся дотянуться до самого ядра разума, пожрать его без остатка, свести с ума или утянуть в пустоту - ни с чем несравнимое ощущение…
        «И как мне удалось выжить тогда? Да и вообще…» - Артур даже не хотел вспоминать об этом, но остаточный эффект атаки подводного Нечто и впечатления от неё - раз за разом вынуждали его задаваться такими вопросами. Тварь, воздействовала таким образом не только на него, судя по тушкам мертвых птиц, что он видел в воде, пока уплывал от неминуемой смерти.
        Примерно через час, он пристально разглядывал, будто гигантскими когтями изрытый берег и скалы. Подозрительными были и массивные деревья, слишком высокие даже по его меркам, густые кроны которых щедро покрывали тенью широкое пространство на белесом берегу. Приглядевшись к береговой линии, Артур увидел щедро усыпанный белесыми костями песок. При чем, останки рыб и морских тварей лежали вперемешку с лесными обитателями. Создавалось некое впечатление, будто океан воевал с сушей, а берег служил границей их многочисленных стычек, но такого, конечно же, просто не могло быть. Вернее, так думал Артур. Радоваться было ещё рано, но главное его желание уже исполнялось - убраться подальше из проклятого всеми богами океана.
        Доплыв до берега и сев на мель, он захватил с собой в найденную надёжную сумку все необходимое: скудные остатки провизии, понравившиеся добротные сапоги его размера, не много уцелевшей одежды и свой маленький, хотя, по ощущениям - увеличившийся в размерах, талисман. И в правду - прихваченный ещё в пустыне непонятный шарик, ставший тёплым от постоянного нахождения в нагретом кармане Артура, стал заметно больше.
        - Ну, лодочка - прощай.  - Артур напоследок обернулся к лодке, давно начавшей потихоньку набирать воду через прохудившееся днище.  - Благодарю, за то, что доплыла…
        Не успел он окончательно распрощаться с лодкой, как услышал странные звуки, доносящиеся с левой части берега, где располагались отвесные скалы и некое подобие нор. Начинающий привыкать к сюрпризам Артур, сразу спрятался за крупным воняющим остовом рыбины, и ушел в воду, на всякий случай, пригнувшись посильней.
        Рядом с ним, в гниющей требухе, копошилась какая-то толстая наглая рыбина смешного вида, по всей видимости - решившая отобедать своим старшим собратом, неудачно решившим полакомится кем-то более опасным, что и привело к печальному исходу. На всякий случай, Артур решил отодвинуть её ногой подальше, чем вызвал вялое недовольство ненасытного «толстячка».
        С той стороны, откуда донеслись звуки, по берегу шагало около пяти низкорослых созданий. Внешне, они напоминали сгорбившихся подростков с непомерно толстыми н короткими ногами, вот только все они были довольно широкими и несли за спиной серые панцири, так похожие на черепашьи, а головы их были наполовину вжаты в плечи и имели большие пугливо осматривающиеся глаза. Так же прямоходящие черепахи были вооружены короткими самодельными острогами.
        Пока Артур наблюдал за местным племенем, довольная рыбина уже было засобиралась обратно в океан, но тут увидела две аппетитных выпуклости, маняще торчащие из-под воды, и все же решила остаться, ещё ненадолго… Медленно, разевая рот на новую пищу, по-хозяйски подплывая к лакомству, зубастик предвкушал продолжение щедрой трапезы…
        Клац!
        - Наглая… тва-а-арь!  - Артур взвыл от боли в мягком месте и вскочил из воды. Рыбина повисла на штанине, даже не думая отпускать свою добычу, за что вскоре и поплатилась.
        Народ Гиблых берегов, за всю свою многострадальную жизнь, повидал всякое, но это было что-то новенькое! Покрытый тиной, хвостатый великан выпрыгнул из воды и начал страшно размахивать руками, сыпля проклятия на неизвестном языке. И даже не надо быть человеком, чтобы с первого взгляда постигнуть весь смысл ново услышанных ругательств.
        Старший береговой охотник дал резкую команду остановиться и рассредоточиться. Опытным взглядом, разглядев все особенности «хвоста» незваного гостя. «Великан» тем временем сумел оторвать рыбину от своего мягкого места и, схватив её за хвост, приготовился к бою.
        Архелоноты (так привыкли себя величать местные жители), в бой вступать не решились - больно уж пугающий и суровый вид имел их противник, держащий за хвост одну из местных опасных хищных рыб.
        Артур тоже с опаской смотрел на местных обитателей, переговаривающихся на своём, довольно необычном, полу квакающем полу цокающем языке, судя по интонациям, они тоже были сильно удивлены его появлению. Но на этом, их короткое знакомство пришлось прервать.
        Вдали, на песчаную косу берега, из густого прибрежного леса, выползло нечто. Высотой в полтора человеческих роста, на шести бронированных панцирных лапах, довольно завизжав, почуяв теплокровное лакомство - гигантское подобие краба с пугающей скоростью направилось к своей добыче.
        Выругавшись по-черепашьи резкой цокающей тирадой, новые «знакомые» Артура смешно сверкая широкими пятками, устремились к своему укрытию в скалах. Он только успел повести головой, как вход в пещеру уже был заперт шипастым панцирем кого-то из местных обитателей, служившим входной дверью. Тяжело вздохнув, Артур повернулся к новому противнику. Бежать от врага не было никакого смысла. Поэтому оставалось лишь одно, ставшее уже привычным, действие…

        Шаман архелонотов Ква'олик ещё раз внимательно пересчитал всех спасшихся воинов. Ему не хотелось терять ещё одного зрелого самца только потому, что тот не успел вовремя укрыться в убежище. К счастью, все воины были на месте и с ожиданием смотрели на него.
        В последнее время на их берегу встречалось все больше странных созданий. Часть из них выходила из Великого Леса, часть из Вод Смерти, а им судьба уготовила существование между этими двумя, такими разными, но одинаково смертоносными мирами. Только за последнюю неделю, от таких встреч их береговое племя потеряло пять воинов! Целых пять! За целый прошлый год было всего десять, а тут, за неделю…
        Выпустив довольный щелкающий звук, он повернулся к щели между шипастым панцирем и скалой. Вытянул сморщенную шею, приник к проёму одним глазом и стал наблюдать. А там было на что посмотреть…
        Все чувства внутри сжались, он становился свидетелем оживающего прямо на его глазах древнего пророчества!
        То странное существо, что вышло из моря, стояло поодаль от входа, выставив руки в сторону прибрежного хищника, изобразив ладонями чашу. Между ладоней, в центре, вдруг сформировалось нечто прозрачное и круглое, похожее на раскалённый воздух, только более плотный на вид, на краткий миг, затмив полуденное солнце изумрудным, наполнившим сферу светом. В это плетение в какой-то не заметный момент, стала вливаться буйствующая мощь из окружающего пространства. Шаман вздрогнул, немного отведя глаз от прорези. Сполохи чужой магии проходили даже по панцирю и скалам, едва заметными разрядами, дымкой и мерцанием. Под панцирем за спиной побежали мурашки, когда он посмотрел на творение в руках неизвестного ещё раз: скопившаяся энергия поражала, её пугающий вид пробуждал первобытный страх. И тогда… он с ужасом обернулся и вспомнил о древних барельефах в глубинах пещеры…

        Артур оценил расстояние до приближающегося монстра и приготовился. Сосредоточился. Тогда - на лодке, при атаке на его разум неизвестного сознания, он почувствовал одно странное чувство. Когда волны ужаса пытались смыть его разум, когда он цеплялся всеми силами за маленький огонёк света, пришло понимание того, как много «лишнего багажа» было в его голове, сколько бесполезных мыслей мухами летало в «запертой банке». В какой-то момент он даже почувствовал очищение в момент атаки неведомого монстра, правда, это его чуть не убило, но все же не убило ведь!
        Подсознание насмешливо подкинуло ему это воспоминание во второй раз. Будто подсказывая, или даже указывая, на одну очень маленькую, но очень важную жизненную вещь. И урок был усвоен. Во всяком случае, об этом можно было сказать по его ускоренному сосредоточению, и более быстрой подготовке заклинания.
        Выставив руки в сторону противника, Артур вызвал в сознании привычную сферу, оплел её символами, призвал энергию и, на этот раз, вовремя отсёк её от источника. Даже успел полюбоваться получившимся творением теперь уже идеально круглой формы, пока делал легкое отталкивающее движение местами обожженными руками ещё с прошлого применения. На этот раз, ослабленное творение, даже не жгло кожу, что было само по себе достижением!
        Заклинание сорвалось навстречу несущемуся крабу со злым, быстро удаляющимся потрескиванием. На всякий случай, Артур начал сразу готовить ещё одно, будучи не уверенным в его эффективности.
        Сфера достигла цели буквально за пару ударов сердца, взметнув в высоту тонны песка впомесь с белесыми косточками и ракушками разных размеров после короткой вспышки. Артур внутренне сжался в предвкушении оторванных клешней и дымящегося мяса твари после оглушительного взрыва, но… к его большому удивлению, монструозный краб остался невредим, лишь слегка оглушен и обескуражен от нежданной агрессии будущей пищи. Немного приподнявшись на своих бронированных лапах, он пристально изучал двумя мерзкими белесыми глазами свою новую добычу. Спустя пару мгновений, он снова двинулся вперёд. Осторожно, ожидая от своей добычи любого подвоха.
        Артур цепким взглядом осматривал в Истинном (в обычном мешал дым и осыпающийся песок) зрении - серовато-грязное облако, укрывшее его врага от разрушительной магии. Из спины его противника, будто длинная толстая шерсть, распушились сотни продолговатых ворсинок, внешне напоминая толстые усы земного карпа, в разнобой шевелящиеся жутковатым хаотичным маревом. На концах ворсинок слабо зажигались и тухли голубоватые огоньки, завораживая своим мерцанием. Артур бы любовался этим зрелищем сколь угодно, если бы не одно но - в виде хозяина этих чудо ворсинок, желающего пообедать им в ближайший миг. Монстр напоминал жутковатый бутон распушившегося одуванчика, отдаленно конечно, но напоминал.
        Как он заметил - многие ворсинки из защиты краба-монстра все же обгорели от его магического удара. И мысль повторить атаку как-то пришла сама собой. Уменьшив вливаемую в сферу силу, Артур повторно выпустил смертельный шар в своего противника. Как и следовало ожидать - краб снова не пострадал, лишь ускоренно начал сокращать между ними дистанцию, заподозрив своё аппетитное лакомство в неспособности нанести ему какой-либо значимый вред.
        «Попытка не пытка…» - подумалось Артуру. Он снова осмотрел своего врага: темных пятен в защите стало гораздо больше, но данного способа убить чудовище было явно не достаточно. Нужно было что-то гораздо более эффективное, и побыстрее - краб, ускорился до пугающего темпа. Оставались считанные секунды до сближения на смертельно опасную дистанцию.
        «Сфера имеет короткое воздействие… гм… а если попробовать это?» - закрыв глаза, Артур резко замахнулся, будто в его руке находилось копье. Вызвал яркое воспоминание из жизни, когда он пытался метнуть тяжелый металлический прут, представляя, что это копьё. Как нельзя, кстати - вспомнил и вес и форму. Влил в своё творение Силу из источника, не забыв оплести всю получившуюся структуру символами из подсмотренного защитного заклинания шамана, и открыл глаза. В его руке сейчас находилось потрескивающая, но сохраняющая форму острого копья с пылающими концами буйствующая мощь. С каждым ударом сердца становилось всё тяжелее удерживать заклинание: магическое копьё так и норовило сорваться вперёд, вывернуться из слабых рук, унестись куда-то вдаль. Артур даже успел испугаться на короткое мгновение, но пересилил себя и метнул своё творение навстречу замахивающемуся чудовищу…
        Тварь торжествующе завизжала, наискось обрушивая смертельный удар клешней. Но в следующие мгновения, произошло то, что никак не могло произойти в понимании старого прибрежного хищника.
        Копьё, сотканное из изумрудного света - врезалось в открытую грудь монстра, проделав большую дыру и устремившись куда-то вдаль, за лесополосу, и уже там взорвалось с оглушительным грохотом, распугивающим всех птиц и прочих местных тварей, заставляя их бежать в едином порыве страха.
        Монстр, не веря уставился на своего противника тупым взглядом мутновато-белесых глаз, пока его конечности бесконтрольно загребали песок и вытекающую с раны мерзкую жижу под остовом.
        Внезапно до Артура донеслись звуки объединённого потрясённо цокающего шепота. Резко обернувшись, он увидел, как недалеко от него, на песке, на коленях преклоняется низкорослый береговой народ гуманоидных полу черепах, с благоговением вторя полушепотом своему шаману одну единственную фразу:
        - Квоарг као! Квоарг као! Квоарг као!

        Часть третья

        ГЛАВА 30

        Артур с опаской оглядел брошенное у его ног оружие племени в виде острых костяных пик и одного посоха, сделанного из сочленений хребта какой-то странной твари с навершием в виде огромного клыка. Остроги тоже выглядели довольно опасно - помазанные чем-то желтым наконечники сулили незавидную участь отравленным такими пиками врагам. Хотя местные твари, по-видимому, тоже отличались особой живучестью и обладали разными способностями, чему ярким свидетельством был бой с крабом-монстром.
        Остаточный мандраж после боя (если судорожные швыряния заклинаний во избежание скоропостижной и бесславной смерти можно было так назвать), постепенно рассеивался. Артур почувствовал легкое расслабление, понимая, что местные аборигены не пытаются его сожрать, убить, заколоть или сотворить ещё чего в таком духе. Сейчас, когда начинала наваливаться накопленная усталость, он всеми мыслями молил о том, чтобы эти существа оказались дружелюбными.
        Тем временем, шаман народа полу черепах поднялся с колен. То, что он был именно шаманом, было видно невооруженным взглядом издалека: маска из большого тонкого рыбьего черепа (Артуру сразу вспомнился обвешанный разными костяшками Льеживал) венчала короткую, но широкую голову; в руке уверенно сидел поднятый с земли костяной посох, вокруг навершия которого слегка подрагивал воздух. Если приглядеться - на широкой пластинчатой груди шамана красовался огромный круглый амулет, явно созданный кем-то гораздо более искусным чем местные жители, вокруг которого с некоторым временным интервалом, то и дело пробегала едва уловимая волна голубого света. Остальные, ни чем не примечательные цацки, были скорее украшением или ингредиентами в помощь какой-то слабой волшбе, чем какими-нибудь магическими вещами.
        Шаман провел лапой по навершию костяного посоха, с силой воткнул его в мокрый песок и сделал боязливый шаг навстречу Артуру, тот в свою очередь не шевелился и ожидал дальнейших действий «черепахи». Все внутренние чувства говорили ему о добрых намерениях главы племени. Что-то неуловимое, как касание пёрышка на границе сознания, нашептывало о чрезвычайной важности грядущего действа. Только было непонятно для кого важнее, для него, или для маленького представителя прибрежного народа?..
        Пока шаман подвигался к нему, позади, откуда-то из пещер, на берег выбегали всё новые соплеменники, робко выглядывая, смешно вытягивая шеи из-за островатых валунов и скал. Артур заподозрил неладное, но внутреннее чувство его вновь успокоило. Шаман вытянул вперёд раскрытую зеленоватую ладонь, опуская голову и мягко заглядывая в глаза Артура.
        На всякий случай, Артур взглянул в неё иным зрением и сразу увидел мягкое, тёплое свечение, от которого создалось ощущение, будто перед ним раскрывают саму душу. Он незамедлительно протянул руку навстречу. Интерес к происходящему, в очередной раз захлестывал его девятым валом, суля раскрыть очередные краешки хорошо запечатанных, великих тайн этого мира.
        Прикосновение.
        Через мгновение Артур почувствовал покалывание выше затылка, ощущение были такими, будто он воспарил на несколько сантиметров над землёй. В тот же момент, где-то недалеко с мясистого листа сорвалась большая капля росы и замедленным падением устремилась в небольшое углубление с накапавшей ранее водой.
        Звуки растянулись, на миг даже повисла тишина, и… его руку по локоть залило приятным теплом, появилась пелена перед глазами. По какому-то внутреннему наитию, он резко нашел взгляд шамана, из глаз которого изливался тёплый свет, заполонивший всю видимую округу. Нечто, мягко, с благоговением переплыло в его разум, «ступая» там с такой осторожностью, будто входило в храм своего бога, который как раз сидел в нём на троне и следил за каждым неосторожным движением гостя.
        Ещё мгновение.
        Повис немой ментальный вопрос дозволения гостю поделиться чем-то важным с хозяином царства разума. Очень важным. На что Артур коротко кивнул, вернее ему так показалось. И сразу же его залило всеобъемлющим сиянием, исходящим от обретающего узнаваемую форму черепашьего шамана. Свет чужой, но полностью открытой и доброй воли.
        Перед глазами понеслись необузданным вихрем тысячи картин, пейзажей, ситуаций и воспоминаний. От количества, которых Артур даже растерялся, но каким-то чудом успевал улавливать их все разом, тем самым настраиваясь на одну волну с их хозяином. Шаман делился с ним своими знаниями, передавая их в мыслеобразах, тем самым обращаясь к нему на Общем языке.
        Через некоторое время (хотя было ли тут время в привычной форме понимания?) Артур заметил, что многие из образов тяжелой жизни главы племени архелонотов (название племени всплыло само собой), он успевает рассмотреть в мельчайших деталях. Полностью настроившись на мысленный поток, он успевал разбирать его более детально, местами даже подгоняя своего оппонента в их передаче.
        И все же новые знания текли рекой, вернее водоворотом, образовав огромное переливающееся всеми оттенками разных ситуаций озеро, в омут которого провалился Артур, тщательно изучая мельчайшие детали, коих было слишком много. Но он справлялся, сразу выделяя самую важную и отсеивая ненужную информацию.
        Главным ключом являлся тяжелый язык архелонотов. То, что они понимают интуитивно, с самого рождения было слишком чуждо для разума Артура. И если бы шаман не показал ему тёплые картины начала его рождения, то Артур бы не понял ни малейшей крохи переданных ему знаний. И это он осознавал, полностью осознавал.
        Артур будто сам становился маленькой частью племени, пусть на короткий миг, но даже этого хватало для улучшения взаимопонимания между их расами. Достигнув апогея нового восприятия, узрев десятки тысяч ситуаций за какие-то мгновения, он понял, что может обратиться к шаману архелонотов на его родном языке.
        - Приветствую тебя, вождь племени Гиблого берега!  - опробовал он гортанную фразу местных в виде ментального потока.
        - Невероятно…  - ментальному потрясению шамана не было предела.  - У, только чудом, оставшегося в живых… эльфа, которого выбросило на здешний берег - ушел полный месяц на освоение первой фразы! Воистину - Квоарг!
        - Меня зовут Артур, почему ты называешь меня Квоаргом?  - параллельно копаясь в утихающем вихре представленных шаманом событий, спросил он.  - В твоих воспоминаниях, я не встречал ничего связанного с этим словом, или ты поделился только их частью?
        Услышав имя Артура, шаман впал в глубокую задумчивость, будто копаясь в каких-то особо древних воспоминаниях, но опомнившись, сразу зачастил:
        - Прошу простить нижайшего Ква'олика, о Великий Предвестник!  - в его словах чувствовался страх и трепет перед Квоаргом но, несмотря на это, тот быстро-быстро продолжил, будто стараясь наверстать упущенное.  - Когда наше племя перебралось на эти никем не занятые берега - первым делом молодые войны обнаружили руины одной из святынь древних. В верхних залах, которых обосновалось моё племя. Там-то я и понял, почему нелёгкая судьба привела нас именно сюда…
        Шаман посмел приблизиться на несколько шагов, волнами раздвигая текущие картины воспоминаний, будто обретающими плоть ногами. Или, так казалось?.. На какой-то миг, по его склонённой позе Артур догадался - он не смел порочить своим присутствием его Храм Разума. Подойдя ближе, он опустил в озеро воспоминаний свой посох, и тут же нужные моменты потекли ручьями в центр, закручиваясь вокруг него яркими картинами. Артур погрузился в новый водоворот воспоминаний.
        И вот что он увидел.
        …Многочисленное племя шагало по изрытому, белесому мрачному берегу, со страхом, вжимая головы озираясь на каждый тревожный рёв или шипение из гущи леса и подозрительные всплески в море. Воины племени, вооруженные смазанными ядом острогами и тихо вращающимися пращами держались впереди и по краям, защищая самок и молодняк в центре пешего каравана. Во главе племени шел старший шаман Ква'олик.
        На берегу стоял густой, будто живой туман, вернее младшие шаманы занимались погодной магией под четким присмотром старшего шамана, хмуро посматривающего на своих подопечных из-под сморщенных от старости век.
        Затянувшаяся миграция уже изрядно подточила терпение и силы племени, где-то внутри, в области сердца давно гнездилось теплое чувство скорого пристанища.
        Так и оказалось.
        Спустя долгие седмицы перехода, разведчики вернулись с хорошими вестями. Впереди было много скал и пригодных для проживания архелонотов пещер и пустот в надежных узких проходах. Лишь многим позже, в горе и страданиях архелоноты узнали, чьи это были пещеры.
        Артур быстро пролистал в сознании картины яростных сражений с прибрежными падальщиками, в виде жутковатых когтистых полуптиц с опасным кровавым отливом перьями, что целой стаей вернулись на свои облюбованные места. Увидев что их место занято, твари сразу атаковали ничего не подозревающих архелонотов и лишь магия шаманов спасла тогда остатки племени, навсегда определив новых хозяев пещер… но кровавая цена была уплачена с лихвой. Поголовье племени сократилось больше чем на половину, наступали тяжелые времена.
        - Квоарг, о Великий!  - Многозначительный голос шамана отвлек Артура от горестных раздумий.  - Ты слишком быстро впитываешь опыт воспоминаний, но нам пора передохнуть…
        - Почему?  - казалось бы, простой вопрос для Артура, попросту удивил хозяина воспоминаний.
        - По моим меркам в Искаженном Астрале, всевидящий ор'Рах пересёк небо уже семь раз!
        По усвоенным воспоминаниям Артур вспомнил, что Великим ор'Рахом, архелоноты называли местное солнце, отдавая тем самым ему великую дань уважения. Почему? Они и сами мало понимали, лишь самые старые и мудрые из них помнили истинное имя светила, давно ушедшее в века у других рас и народов.
        Хмыкнув, он только сейчас обратил внимание на потоки времени, и почувствовал непривычную легкую утомленность. Если для него «всё только началось», то внешний вид обретшего форму шамана явно говорил о великой усталости. Вероятно, от того, что он магией поддерживал своё добровольное присутствие в разуме Артура, а может ещё от чего другого…
        - Хорошо. Пожалуй, мы прервемся Ква'олик.  - Артур вынырнул из мерцающего водоворота памятийных событий и вдруг понял, что без посторонней помощи ему тут не обойтись - либо он вышвырнет их всех из своего разума, чего, конечно же, ему не хотелось, либо просто не сможет вернуться в нормальное состояние и сойдет с ума.
        - Ква'олик, а как мне…  - закончить фразу ему не дал шаман, начавший творить какое-то простенькое заклинание.
        Артур с интересом наблюдал, как тот широко развел руки в стороны, мерно покачивая головой взад-вперёд, попутно нащелкивая какой-то не сложный мотив заклинания, от которого всё пришло в движение.
        Только сейчас Артур заметил пограничные скрепы иллюзорного мира, существовавшие для объединения их разумов. И все же оставалось стойкое чувство, что место их встречи существовало в его сознании, а не где-либо ещё.
        Само заклинание оставляло много вопросов к шаману. Стиль применения, конечно, оставался примитивным, но сами основы… у шамана племени черепахолюдей был очень хороший учитель - истинный Мастер ментальной магии, и это настолько бросалось в глаза, что Артур глубоко задумался, пропустив некоторые важные моменты своего пробуждения.
        Ощущения были такими, будто его давно проснувшийся разум, вернее - не засыпавший совсем, вдруг очутился в сонном, уставшем от внутреннего изнеможения теле. Открыв глаза, Артур обнаружил себя в освещенной, довольно яркими потолочными кристаллами, пещере. Прямо над ним склонилась чья-то молодая архелонотская мордашка, протягивая ему живительную влагу в виде вонючего, но приятного на вкус настоя из каких-то припасённых на такой особый случай водорослей и трав. Несколько судорожных глотков и к нему вернулись привыкшее к полутьме зрение и слух.
        Попытавшись встать, он почувствовал, насколько стал немощным за весь период своего существования на Шанеале, особенно - в последнее время его ментального обучения.
        - Которую луну… кхе-кхе… мы встретили лежа без сознания?  - на манер архелонотов, хриплым голосом спросил Артур, закашлявшись от попавшей в легкое капли настоя.
        Дитя вздрогнуло от непривычности чужеземного произношения, и уже раскрыло было широкий рот для ответа, но откуда-то сбоку раздался ослабший голос шамана:
        - Полную четверню и один палец…
        Артур тут же обратил внимание на количество пальцев местного народа, удивленный ярким несоответствием, потом огляделся: они находились в небольшом зале, гладкий каменный пол которого местами был аккуратно застелен чем-то похожим на высохшие водоросли, служившие лежаками для обитателей местных… пещер? Взгляд вяло переместился на стены, выполненные красивыми узорами неизвестных мастеров древности. Некоторые узоры просто завораживали своим исполнением, ничего подобного Артур не видел даже на земле. Рисунок на подсвеченном камне, будто оживал под разными углами обзора. Нет, на пещеры эти места явно не походили, скорее это были катакомбы какого-то высокоразвитого народа, что канул в небытие в великой древности.
        - Ква'олик, чьи это катакомбы?  - разминая шею, Артур повернулся к шаману. Тот выглядел слишком утомлённо. Сразу видно - истратил огромное количество Силы, явно черпая последние дни из собственного источника, что сказалось на его здоровье: осунувшийся, будто постаревший ещё на добрый десяток лет, шаман выглядел внешне просто плачевно, но его глаза… в них будто сиял новообретённый смысл жизни! Две горящие звездочки смотрели на Артура из-под сморщенных век с радостью беззаботного, долгое время о чем-то мечтавшего, подростка. И вот, его мечта стала явью!
        - Я не знаю… но мне есть, что тебе показать великий Квоарг!  - отмахиваясь от двух помощниц, шаман уже искал на полу посох, что выкатился из разжавшихся в последний момент пробуждения пальцев.  - И поверь мне - ты сразу узришь их былое величие!
        Привстав слишком резко, шаман поморщился и покачнулся - силы возвращались к нему слишком медленно, и показать избранному хотелось все и сразу, но молодые подмастерья вовремя его подхватили, будто это было не в первый раз. Вяло высвободившись из их плена, он медленно направился к выходу. Артур, восстанавливался гораздо быстрее и уже стоял на ногах, последовав его примеру.
        Они вышли неспешно, разминая атрофированные мышцы, по короткому коридору в главный зал. Первое, что бросилось в глаза - это поразительная повсеместная чистота. До блеска натертый пол, колонны и всевозможные статуи. Стоило отдать дань уважения неведомым мастерам, чьи руки сотворили столь неповторимые изваяния высотой, более человеческого роста, инкрустировав их металлом, драгоценными камнями и разными узорами, хотя как можно было столь искусно выбить в камне каждую чешуйку или волосинку Артур просто не понимал. Казалось, они замерли в ожидании чего-то в своих спокойных, уверенных позах, грозно смотря в одну точку перед собой. Повертев головой, Артур на ходу насчитал около двенадцати видов. В целости и сохранности оказалась едва ли треть.
        Откуда-то из глубин сознания на ум приходила лишь одна мысль - стражи. Вот только объяснить эту мысль никак не удавалось. Появилась такая ассоциация и все тебе. Быть может, вспомнилось что-то из земных учебников истории, когда подобные статуи устанавливались на входах в храм отгонять злых духов, а может и навеяли воспоминания о египетском сфинксе, вот уже несколько тысяч лет служащим живым доказательством былого величия его строителей. Хотя, если копнуть поглубже, то это чувство не было сродни тем воспоминаниям, скорее само это место старалось сообщить о чем-то важном, о чем-то, что было неведомо ступающим по нему нынешним невеждам.
        Больше всего привлекла внимание необычная статуя четырехрукого великана, с подобием орлиной головы, массивными крыльями за спиной и когтистыми лапами, завершающими полусогнутые мощные ноги. Артур даже слегка поёжился, представив, как такое существо хватает его в свои смертельные объятия и сжимает до хруста рёбер и ломающегося позвоночника.
        - Как-то давно, мне было видение, о Великий Квоарг!  - шаман скрипучим голосом обратился к Артуру, внимательно провожая его взгляд.  - Будучи ещё совсем молодым, я чувствовал, что это место ждет меня. Оно являлось мне в видениях три раза, и все три раза я видел… как часть моего народа идет за мной! Идет в непроглядный туман, в хаос бури. И каждое видение или сон, всегда оканчивались взглядом одной из этих статуй, лишь это изваяние не почтило своим присутствием мои грёзы.
        Указав легким наклоном посоха в сторону крылатой статуи, Ква'олик задумчиво двинулся дальше, Артур последовал за ним. Миновав зал, он ещё раз покрутил головой и насчитал шесть выходов из центрального зала: первым был главный вход, справа от него был коридор в малую залу, где они пробудились, слева был явно более просторный зал, судя по количеству женских и детских голосов, доносящихся оттуда. Сами они стояли у массивной каменной плиты-двери с двумя стражами на входе, слегка съехавшей в сторону, открывающей вид на ещё один огромный коридор, а по бокам от перегороженного входа, в углах зала находились ещё два ответвления.
        - Что там?  - Артур кивнул на правое ответвление.
        - Зло!..  - тихо зашипел шаман.
        - Как это?
        - Сам проход завален, но я всей душой ощущаю его присутствие в нижних залах…
        - И ты не боишься?  - Артур серьёзно и по новому посмотрел на заметно уставшего от своей жизни вблизи неизвестной опасности шамана.
        - Боюсь, но знаю, что Оно заперто там… внизу…  - судя по изменившемуся цвету кожи, можно было сказать, что тот побледнел и будто постарел ещё сильнее.  - Что бы там ни было - пока оно не может причинить нам вреда, я на это надеюсь…
        - Почему ты думаешь, что там зло?  - с сомнением спросил Артур глядя в сторону темного прохода, очерченного белой линией, сверху которой находились четыре подрагивающих прозрачных камня, явно не обходящихся без толики магии.
        - Я чувствую его,  - шепотом, с вытаращенными глазами продолжил Ква'олик.  - А Оно… чувствует меня.
        В любой другой ситуации, Артур назвал бы его полным безумцем, но слишком много сюрпризов судьбы он встретил в этом мире. Сюрпризов, что не пришлись ему по вкусу, и от того, он лишь кивнул старому шаману и, повернувшись к другому ответвлению спросил:
        - А там?
        - О-о-о, чу! А вот туда-то мы и собираемся!  - с загоревшимися глазами, обрадованно выдал шаман.
        Тем же неспешным шагом они проследовали к указанному проходу. Странно, но внутри тот разительно отличался от главного зала, будто его создавали многим позже, или даже раньше основной залы: грубые стены, будто наспех выдолбленные в камне, матовый шершавый пол и низкий потолок являлись прямой противоположностью стилю и изяществу главного зала. Казалось, что неизвестный мастер вдруг плюнул на весь свой многовековой опыт и умение и в ярости начал долбить скалу, а может… в спешке?.. Но когда они достигли такого же, как и проход невзрачного зала, Артуру пришлось резко поменять своё мнение. Не оболочка, а сама суть играла тут основную роль, и сутью этой являлись - Барельефы!
        Непостижимая грань истинного таланта с большой буквы, смешалась с филигранным мастерством каменщиков и магов, создавая неповторимые шедевры, сама задумка которых попросту поражала. Неизвестные мастера-резчики камня древности, разными стилями изобразили три полукруглые картины, поделённые на три сегмента каждая. При чем - каждый из них отличалась друг от друга столь разительно, что сразу заявляло о разном авторстве.
        По какому-то внутреннему наитию, Артур сразу повернул голову влево и тут же вздрогнул: первая часть барельефа изображала усеянный останками берег, на котором застыли в смертельном танце пронзённый копьём многоногий монстр и маленькая фигурка, напоминающая человека. При чем, ему показалось, будто по изображению проходит едва заметная рябь, от которой картина становилась даже не живой - реальной! Узнавание пришло мгновением позже, проведя за собой целый табун мурашек по всему телу…
        - Невозможно…
        - А я говорил, что тебе понравиться, о Великий!
        Оставив без внимания суеверные бормотания шамана, Артур приблизился к барельефу и, досконально осмотрел все его мелочи.
        Вот остатки лодки… Вот с краю прячущиеся существа за камнями, сильно напоминающие архелонотов. А вот и главная деталь - легкий изумрудный отлив «иглы» пробивающей насквозь жутковатое ракообразное существо.
        «Как такое возможно?..» - мысль металась в голове как загнанная в клетку канарейка, пока он обшаривал каменную поверхность с широко раскрытыми глазами. И как не всматривался в созданное кем-то, невесть, сколько столетий назад, изображение - сознание попросту отказывалось верить в увиденное.
        Подойдя к следующей части выдолбленного в стене пророчества, Артур испытал некое облегчение: оно изображало картину непонятной охоты или погони нескольких маленьких фигур по довольно странной местности. В этот раз деталей было очень мало, а сам стиль очень напоминал детскую мешанину всего подряд. По сравнению с первым творением, это походило на небрежную кляксу, рядом с картиной именитого художника, но основная её суть все же улавливалась. Неизвестный творец явно не успел закончить начатый барельеф и одним богам известно - что ему помешало.
        Быстро потеряв к ней интерес, Артур шагнул дальше. Ново увиденное действо заставило его нахмуриться. В этот раз неизвестные мастера изобразили в самом центре какую-то рогатую голову, от которой во все стороны расходились неровные волны, вызывающие вокруг большие искажения, трещины в земле и вихри. Может быть, это был изображен какой-то древний катаклизм? Но уж больно был взят акцент на изображение в центре, что только добавляло вопросов, нежели чем ответов.
        Как следует, рассмотреть все детали Артур не успел: их с шаманом окликнула одна из учениц Ква'олика, приглашая на давно готовое блюдо из деликатесной рыбины и местных овощей. Заурчавший пустой желудок только подстегнул аппетит, и они последовали за ней, оставив на время мрачные древние пророчества в одиночестве.
        Мысленно Артур, конечно же, остался в этом древнем зале, обдумывая и запоминая каждую увиденную деталь и символы под картинами, но всё же отложил эти думы в сторону до возвращения к ним после трапезы.
        Лишь сейчас, неспешно выходя в соединяющий залы проход, он начинал ощущать всю древность этих стен, ведь сам их вид и грандиозная задумка настолько не вязались с теперешними жильцами, что Артуру только оставалось поражаться, с каким трепетом, бережно они хранили чужое наследие. Или же сами стены воздействовали на любого посетителя остаточным могуществом былых владык?.. Как бы там ни было, не стоило забывать и о высокой духовности самого шамана, что смог не только восстановить внутренний вид храма, но и поддерживать его на протяжении стольких лет, а это значило лишь одно - авторитет шамана в племени был очень велик.
        - Ква'олик! Ещё один вопрос,  - до сих пор не отошедший от всего этого Артур, не унимался.  - Как тебе удался тот фокус с сознанием на берегу? Из всех твоих племенных учителей никто не владел таким Искусством, а любые намёки на это - умело подтёрты кем-то из памяти. Тут чувствуется рука виртуоза, далеко не тобою и твоими запретами умело запрятавшая некоторые личные воспоминания…
        - Этому меня научил человек… я бы даже сказал - Величайший из тех, кого я видел, до твоего прихода, разумеется,  - шаман стал слишком серьёзным, даже для его лет.  - На то время, он вышел в наше племя из Вечного вихря, что находится между Великим Пиком и Костяным берегом, на пустошах, раздавая это знание каждому шаману, дабы тот мог отогнать или успокоить какую-нибудь крупную зверюгу. Имени не сообщал, пропал так же внезапно, как и появился…
        Артур глубоко хмыкнул, обдумывая неясные мотивы без сомнений - могучего мага.
        …Обед ему пришелся по вкусу и некоторые жители даже с улыбкой покосились, когда он попросил добавки. Местная рыба оказалась очень вкусной, но ещё вкусней были овощи и щедрые травяные приправы. Он даже не удержался и глянул Магическим взором на пищу и не ошибся: травы, и оставшиеся кости рыбины, просто излучали яркую ауру, правда, трав и овощей это касалось в большей степени, но все же.
        Быстро, с аппетитом расправившись с обедом, Артур вернулся в малый зал с барельефами, где провел время до вечера, шаман так и не вернулся к нему, занятый навалившимися за время отсутствия делами племени, но к вечеру они снова нашли время побеседовать.
        - Что они охраняют?  - кивнув шаману на пару хмурых сторожей, Артур уселся возле одной из статуй на каменную скамью.
        - Мои покои… Ква'олик любит тишину!
        - Понятно. Захочешь - сам покажешь.  - Артур внимательно посмотрел в глаза шамана, узрев в них какую-то нерешительность и добавил: - Чем я могу помочь вашему племени, Ква'олик?
        А вот этот вопрос главе племени пришелся по вкусу и тот сразу разошелся в фантазии - чем можно занять могучего Квоарга в делах насущных.

* * *

        Целую седмицу Артур старательно помогал племени в решении накопившихся за годы проблем. Скромный быт архелонотов заключался в непростом выживании на берегу, полном скрытых смертельных угроз и охочих до деликатеса в виде слабых местных жителей тварей. Каждый старался внести свою лепту в это непростое дело. Обезумевшие от древних катастроф флора и фауна, пытались день ото дня собрать кровавый урожай с племени, где каждая жизнь ценилась по-особому, и любая оплошность - жестоко каралась незавидной смертью в чьих-нибудь когтях, щупальцах, слизи или яде. Жители старались принимать это как должное, и от того, внутреннее единство ещё больше сплотило забившихся в скалы и руины коротышек. Волей судьбы, большая часть монстров в виду своего размера, просто не могла достать их оттуда, а с мелочью наловчились справляться и сами, пусть не со всей, но - всё лучше, чем ничего.
        Только спустя несколько дней, Артур ощутил какое-то странное давящее чувство, будто сама земля была пропитана чем-то иным, древним, могучим, явно отличающимся от привычного мира, и даже в Магическом зрении - ауры местных жителей и растений выглядели заметно ярче, чем всё виденное им ранее. И все же он не обращал на это особого внимания, сосредотачиваясь на переданных знаниях шамана и помощи племени.
        Артур быстро нашел полезное занятие, одновременно изучая архитектурные особенности местных руин. В первый день, он отправился в соседнюю пещеру, двумя уровнями ниже Залов Пророков, судя по ощущениям. Само сооружение было целиком выбито в некогда массивной скале, или даже разрушенной горе в древности и создавало ощущение уцелевших остатков некогда маленького города. Полузатопленные залы, широкие и высокие проходы, даже спустя столько лет не потеряли своей красоты. Ему сразу почему-то подумалось о легендарных гномах-строителях из мифов родной планеты, но во всех фресках и барельефах не было и намека на низкорослых подгорных мастеров, тем не менее, это не избавляло от их причастия к созданию этого великолепия, если, конечно, они водились на Шанеале…
        Архелоноты отвели его к старому широкому на половину затопленному залу, просматривающийся из-за огромного валуна бывшего колонной, завалившего проход. Как ни старался шаман, его сил не хватало, чтобы сдвинуть его с места, но с появлением Квоарга задача выглядела вполне решаемо!
        - Попробуем?  - заглядывая в глаза Артуру, спросил шаман, стоящий во главе дюжины подопечных пропустивших бой с прибрежным чудовищем на берегу, прибывших лично узреть «Великое Могущество Квоарга», и теперь все взоры были устремлены только на него.
        - Конечно,  - сухо ответил Артур, подготавливаясь к практической проверке почерпнутых знаний из переданного ментальным путем опыта шамана.  - Можем начинать!
        Взявшись за выставленный вперед посох шамана, Артур предупредительно гаркнул, на слишком близко подошедших соплеменников Ква'олика и сосредоточился. Они с шаманом тщательно обсудили предстоящее действо, и даже потренировались на нескольких предметах на берегу. Вся суть помощи Артура заключалась лишь в усилении творимого шаманом «толчка». Основа лежала ментальная и волевая, даже со стороны выглядело - как уплотнение ауры и резкий толчок вперед. Но с учетом помещения и пары неудавшихся испытаний - Артур сильно сомневался в первой попытке применения.
        И все же, шаман аккуратно усилил похожим на паутину каркасом полусферу собранной ауры, а помогающий держать его посох Артур скупо добавил туда своей мощи, от чего края плетения даже начали расходиться от напряжения и устрашившийся в очередной раз шаман резко толкнул его в сторону завала.
        Грохнуло гораздо сильней, чем они ожидали, а летящие во все стороны осколки быстро увязли во втором плетении шамана, частично его преодолев и мелко осыпав панцири соплеменников. Некоторые архелоноты позади даже попадали на землю от неожиданности, а развернувшийся было Артур, ясно прочитал в их глазах неприкрытый страх.
        «Чего это они такого увидели, интересно?» - мысль мелькнула и пропала сама по себе.
        Откашлявшись и подождав пока уляжется поднятая взрывом пыль, они направились к образовавшемуся проходу, переступая через особо крупные обломки. Сказать, что шаман был доволен результатом - все равно, что ничего не сказать!
        - Квоарг!  - Ква'олик просто сиял от счастья, когда архелоноты начали затаскивать остроги и рыболовные снасти в освободившуюся половину залы.  - Ты только что сделал неоценимую услугу моему племени! И я, даже не знаю, как тебя отблагодарить…
        - Оставь похвалу добрый шаман, вся моя помощь вам - это пустяк по сравнению с твоим даром вот тут…  - Артур постучал себя по голове указательным пальцем и сразу огляделся, прощупал Истинным зрением толщу воды на предмет затаившихся хищников и с удовлетворением пошел к следующему месту, которое он приметил на самом высоком этаже их убежища.
        Там, где крутой коридор уходил ввысь, было нагромождение камней, через которые сочилась пресная вода, и Артур убрал ровно один камушек, чтобы через него потек вялый чистый ручеек. Показав шаману своё творение, Артур увидел, как тот сокрушенно качает головой, мол, как ему такая мысль раньше в голову не приходила, и лишний раз приходилось рисковать, отправляясь за питьевой водой в Лес…

        Старейшина был несказанно рад появлению человека, рад на столько, что на какое-то время совершенно забыл о своих обязанностях - совету со Старшими духами! А они могли многое поведать умеющему «слышать» и «слушать»…
        В тот знаменательный день, вокруг гостя будто сгустилось едва заметное, но какое-то особое напряжение, на самом тонком конце границ ауры, будто тонкий налет нелёгкой судьбы спешащей дать нагоняй за непозволительные дни передышки, что способен разглядеть только опытный Видящий, узревший конец многих судеб, чувствующий дыхание самой смерти. Шаман даже не сразу успел понять, что именно с утра могло его встревожить. И когда он вновь обратился к Старшим духам через ритуал Чистой Воды - те выдали ему черную непроглядную муть…
        Ква'олик отшатнулся от видения подхватив посох. Давненько не приходилось видеть столь четкого и опасного предупреждения, но и удивляться тут не чему: спустившаяся с барельефа легенда попросту не может нести ничего, кроме плохих вестей и все же, духи дали понять о чем-то более значимом, чем обычная неприятность. Вот только, что именно они хотели сказать - оставалось только гадать!

* * *

        …Что ещё может обострить восприятие до предела, как не жизнь полная смертельных опасностей? Твари, наделённые невероятными способностями к магии, чертовщина мерзких ритуалов и общая мешанина непонятных событий, никак не желающих мирно укладываться в голове - частично превратились в ночные кошмары. Оказалось, что смертельный ритуал, где чудом выжил Артур, переход через Лес духов, бегство от стражей и коварство жителей Варахтанды были лишь началом, верхушкой айсберга… или даже катящегося с горы нарастающего кома напастей. Вспоминать о ночном госте из морской бездны, который чуть не пожрал разум - и вовсе не хотелось. Всё это стало последней каплей ужаса мрачных приветов из тёмного прошлого Шанеалы, от которых он изредка просыпался по ночам…
        Артур давно питал желание походить по округе, но строжайший запрет на выход из надежных и защищенных от смертельного внешнего мира пещер не то чтобы мешал ему, но откладывал такие мысли на потом. Шаман часто давал ему советы в помощь, для скорейшего привыкания к своему, до сих пор, необузданному Дару. И даже почти вековой опыт главы племени не помогал в ускорении самообучения по двум причинам: первой была слишком великая разница в принципах применения заклинаний и использования своего источника, ну а вторая - архелонот, все-таки не человек. И всё же, некоторые полезные вещи урвать для себя удавалось с лихвой. Например, шаман показал ему несколько медитативных техник. Мелочь, но как говориться: курочка по зёрнышку… клюв маленький, а зад - большой!
        Со временем, душе всё больше хотелось перемен, поэтому Артур давно загорелся желанием посмотреть, что лежит за пределами руин Древних. И вот, долгожданный день настал - он сам вызвался на досуге в группу из шести опытных охотников и трёх собирателей во главе с Краком, старшим охотником племени. Мысль присоединиться к ним пришла сама собой, а желание увидеть что-то кроме изученных до мелочей стен выпорхнуло на свободу птицей из клетки.
        Рано утром они выдвинулись в западном направлении, послушно запомнив все три напутствия старшего группы, хотя, что там было запоминать: увидел зверя - беги в убежище, увидел убитого соплеменника - бросай всё и беги в убежище, отстал или потерялся - готовься к смерти…
        Что уж тут сказать? Такое сложно не запомнить: встреча с прибрежным монстром вспомнилась, как только он вышел на то самое место, но как уверяли местные - таких чудовищ они не видели несколько лет, и какая нелёгкая заставила его сюда примчаться - одним богам известно!
        Вот и настроение всей группы было выше, чем обычно, ведь с ними отправился сам могучий Квоарг! Хотя для самого Артура, излишние преувеличения всё больше казались суеверной глупостью, нежели чем-то другим, а уж он по этому поводу никаких иллюзий не питал, ярко вспоминая весь свой короткий но смертельно опасный путь по местным красотам Шанеалы. Быть может, для не владеющих магией аборигенов, он и выглядел иначе…
        Их малая группа достигла Леса Последнего Пути, где он смог впервые увидеть его во всей красе изнутри. Могучие стволы деревьев-гигантов перемешивались с низкорослыми тропическими кустами и обычными деревьями. Плотная трава и растения настолько сильно покрывали всё видимое пространство, что земли под ногами практически не было видно. Где-то трава достигала пояса, а где-то едва проглядывалась из-под толстых мясистых листов растений, вокруг царила целая какофония новых, не слышаных ранее звуков невиданных зверей и насекомых. Артур будто оказался в другом мире, хоть и жил с ним по соседству.
        - Крак, часто вы тут охотитесь?  - Казалось простой вопрос, вызвал излишнее напряжение в его спутнике, от чего тот нервно дернул губой, что показалось Артуру слишком необычным для поведения уверенного в себе охотника.
        - Охотятся тут чаще на нас!  - не отрывая взгляда от джунглей, недовольно ответил тот.  - Хоть и весь большой зверь живет за шумной водой, но сюда тоже заглядывает… Редко, но заглядывает!
        Больше Артур его ни о чем не спрашивал, видя скверное настроение, да и вокруг было чем полюбоваться.
        Пройдя по давно изведанным тропам около часа, они вышли на живописную поляну, усеянную таким разнообразием растительности, что Артур даже тихо охнул, увидев эту первозданную пестрящую разными переливами зелени красоту. В голове не укладывалось, как столько разных растений уживались на одной единственной поляне, в центре которой тёк странно-ровный ручей.
        Подойдя поближе, Артур увидел узкое, вымощенное расписанным незнакомыми буквами камнем русло ручья. Сразу в мыслях блеснула догадка, и он посмотрел на него иным зрением и не смог оторвать взгляда от тончайших завихрений энергий, мастерски переплетенных у истока ручейка, который истекал из широкого, чашеобразного каменного уступа, который со всех сторон обступала растительность. Руки сами потянулись почерпнуть воды из источника.
        Сложив ладони лодочкой, он погрузил их в ледяную воду, щедро зачерпнув воды, поднес ко рту. Вода обжигала своей прохладой, что сразу смягчало этот жаркий день и сделало его чуточку добрее для архелонотов, Артур же испытывал гораздо более глубокие чувства.
        Сделав лишь глоток этой живительной влаги, он почувствовал необычайную лёгкость во всем теле, разум очистился от многих мрачных мыслей, а в теле ощущался необычайный прилив сил. Охотники тоже набирали во фляжки этой необычной воды, при чем, как заметил Артур - фляжки эти предназначались для шамана и его помощниц: он не раз видел такую флягу у Ква'олика на поясе.
        Охрана рассредоточилась по всей поляне. Крак лично проследил за каждым охотником и, вернувшись к Артуру, вдруг заговорил неприятным тоном:
        - Не все из нас разделяют любовь старейшины к тебе, Квоарг,  - Крак старался говорить тихо, чтобы его никто не услышал.  - Многие считают, что ты принесешь беды. Страшные беды…
        Напрягшись и следя за излишне обильно смазанным оружием в руках старшего охотника, Артур лишь сухо протянул, готовясь к самому худшему:
        - И что-о дальше?..
        Крак начал сильнее сжимать древко остроги, будто до конца не решаясь на предстоящий поступок.
        - Тебе не место среди панцирного народа…
        Договорить Крак не успел: где-то позади, раздался истошный вопль одного из выставленных охранников и, судя по всему, для старшего охотника эта ситуация стала полной неожиданностью, чем и поспешил воспользоваться Артур.
        Вскочив на ноги, он со всей силы - будто делая резкий и огромный шаг вперёд - ударил сапогом в морду растерявшегося заговорщика. От неожиданности, тот кубарем отлетел в кусты с разбитой мордой.
        Дальше события понеслись в ускоренном темпе.
        Разворачиваться и смотреть, что там и с кем происходит, Артур даже не думал. Для полноты картины хватало и убегавших кто-куда остальных охотников, под хруст костей и стоны умирающего позади соплеменника. Ветки хлестали лицо, заплечный мешок больно лупил по спине после каждого прыжка, а лианы норовили накинуть на шею петлю и задушить наглого беглеца. Колючие растения цеплялись за одежду и царапали кожу, переплетения ветвей и корней мешали, замедляли бегство и затрудняли продвижение, выпивая силы из бегущего человека, норовя помочь настигающему его зверю. Как оказалась чуть позже - всё это была лишь короткая игра его воображения, погрузившегося в панику.
        Реальная картина была далека до его представлений. Лишь раз, резко обернувшись, ему хватило зрелища, как какая-то темношкурая тварь в один прыжок настигает новую жертву, а потом - вскидывает повыше голову с оторванной зелёной лапой в своей широкой, какой-то неправильной, пасти, чтобы поскорей проглотить столь лакомый кусок.
        Больше он не оборачивался ни на секунду, полностью отдавшись страху перед незаметно подкравшимся преследователем, и пусть Артур владел какой-то магией, но кто гарантировал успех перед этим хищником? Да и кто даст ему то самое время, чтобы сосредоточится и подготовить по-настоящему могучее заклинание на подобии того же Копья?! Такой зверь медлить не будет…
        Примерно через треть часа, он остановился и хрипло задышал, облокотившись на удобно стоящий ровный ствол какого-то деревца, и какого же было удивление Артура, когда этот самый ствол вдруг пополз вверх, чем незамедлительно привлек его внимание.
        Он резко вздернул голову, как раз в тот момент, когда гигантский древесный паук на длинных ногах замахивался для смертельного удара. Для Артура, находящегося в ужасе перед местным обитателем лесов - время ощутимо замедлилось, черпая скрытые резервы тела, он резко отпрыгнул от пронзённого страшным ударом места, где он только что стоял.
        Удар древесного чудовища был таким страшным, что паук, если существо размером с фургон можно было так назвать - воткнул в корень свою острую лапу слишком сильно и немного замешкался, подарив тем самым Артуру сильно разозлиться на окружающий мир и его коварных созданий, решивших позавтракать сегодня невиданным ранее деликатесом!
        - А вот выкуси!
        Привычно замахнувшись и создав ослабленное Копье Силы, Артур вовремя метнул его в повторно замахивающегося паука. Прочертив изумрудный след, оно с треском врезалось в голову твари. Шарахнуло так, что всё зверьё в округе табуном рвануло в разные стороны с насиженных мест, открывая разные виды маскировки. Артур с удивлением проводил пару вышедших из невидимости шестилапых созданий, с резким свистом ныряющих в ближайшие к ним кусты, но вскоре повернулся обратно. Противник попросту замер.
        Боязливо отступив на пару шагов, Артур увидел, что на месте головы паука теперь зияет дыра, из которой течет вязкая, противная слизь, но его мысли и наблюдения вновь прервали. Где-то в дали, со стороны той самой злополучной поляны, опасно заревело неизвестное создание, сразу напомнив ему об истинной цели изначального бегства, и Артур мгновенно припустил с удвоенной скоростью. Передохнуть ему, конечно же, никто давать не собирался, но расширить дистанцию с настигающей тварью велели все внутренние чувства, набатом молотящие во все колокола об опасности. Так и не понявший что его убило, паук остался стоять на месте словно статуя, засвидетельствовав своим личным примером появление в Лесу нового опасного создания - человека.
        …Бегство наутёк продолжалось до самого заката. Почувствовав, что ушел от того места довольно далеко, Артур решил замереть на возвышенности, обернуться и убедиться в безопасности. Никого не увидев, быстрым, но аккуратным шагом он направился дальше, по возможности создавая как можно меньше шума. Странно, но при его приближении, некоторые цветы сразу выдвигали шипы, или наливались ядовитыми оттенками. Вскоре он понял в чем дело: всему виной, оказалась его пышущая после бегства и боя с пауком аура.
        Вопрос надо было решать немедленно, если так на его ауру реагируют цветы, то хищное зверьё и вовсе узрит в нём настоящий факел в погружающемся в сумерки лесу. К его счастью он не ошибся…
        Спрятавшись в толстых корнях могучего древа, он полностью скрыл свою ауру, свернул её до размера маленького шарика и спрятал внутри солнечного сплетения ровно как учил его шаман. Выровнял дыхание, замер, будто почувствовав опасность.
        Легкий шелест листвы мигом заставил остановить взгляд в одной точке, затаить дыхание и вжаться как можно глубже в корни. Боковым зрением он видел, как джунгли сбоку начали переливаться слегка по-другому, чуть позже пришло ужасное осознание того, что совсем рядом, неведомая тварь бесшумно передвигается в местной растительности, будто перетекая из одного места в другое. Такое просто не могло не устрашить, и Артур лишь больше захотел сродниться мыслями с камнем и окружающей средой, никак не выдавая себя опасному хищнику.
        Томительные мгновения миновали, и кровожадное создание скрылось в зарослях, Артур тихо выглянул из укрытия и попытался обнаружить истинным зрением преследователя, но прощупав пространство впереди, он с ужасом вернулся обратно: тварь растворилась в лесу, будто и не было тут никого!
        «Тоже умеешь маскировать свою ауру? Дела-а…» - с холодком подумал он.
        Просидев так не менее часа, он всё же решился понаблюдать за местным миром из укрытия и осмыслить происходящее. К сожалению, вокруг ничего не менялось за исключением всякой летающей живности, размеров в кулак, так и норовящей ужалить или попробовать на вкус человека. Артур сразу решил двинуть дальше, правда, взяв много южнее от направления скрывшейся в зарослях твари, не снимая свою маскировку, удовлетворённо убедившись в её действенности на тех же растениях: теперь они не реагировали на него, до самого физического контакта. Внутренне хмыкнув, в мыслях сразу появилась надежда прожить многим дольше пары лишних часов в этих негостеприимных местах…
        Сторонясь открытого пространства, он продвигался и продвигался вглубь этого древнего леса. Местами, из-под корней проглядывались исписанные непонятными знаками плиты, что выглядело довольно странным. Позже, плиты стали появляться гораздо чаще, а где-то - даже проглядывалась мостовая и некоторые руины, но всё, что было похоже на укрытие, Артур старался обходить стороной, опасаясь притаившихся там тварей, только и ждущих чьей-нибудь смертельной ошибки в виде любопытства.
        Несколько раз, он издали видел разнообразных удивительных созданий. Наиболее запомнились огромные покрытые костяными пластинами ящеры, со странными порослями цветов на спинах, похожих на пни, отливающими ядовитыми оттенками наростами. Не малое удивление вызвали огромные мерзкие слизни, прикрепившиеся к деревьям, резко выбрасывающие клейкие щупы в пролетающих мимо насекомых. Но самый верх удивления пока занимала тварь, не показавшаяся на глаза, скрывшая свой истинный облик от человека, но четко давшая понять о своих враждебных намерениях.
        Как бы он не старался этого избежать, но встреча с этим обитателем произошла…
        Ближе к глубокому вечеру первого дня, Артур как раз набрел на неприметную поляну со знакомыми ему фруктами, что любили собирать для племени архелоноты. Внимательно оглядевшись в двух зрениях, он выбрал место как можно безопаснее для отступления и взял пару спелых фруктов с кустов.
        Собираясь укусить первый фрукт, Артур вдруг понял, что за ним наблюдают. Он сразу замер, готовясь к самым худшим последствиям, но атаки не последовало, тогда он начал внимательнее осматривать всё вокруг и натолкнулся на разглядывающего его с затаённой злобой из тени огромного древа, великана в два человеческих роста. Различить в темноте можно было одни широко поставленные глаза и рост неведомого существа, но уже этого хватало, чтобы начать медленно пятиться к зарослям заготавливая проверенное на прибрежном монстре и древопауке Копьё Силы, унимая дрожь во всём теле и подавляя стойкое желание заорать от вырывающегося наружу страха…
        Монстр внимательно перевёл взгляд на руку Артура, вокруг которой формировались энергии, постепенно насыщая плетение для заготовки, и вдруг страшно и неожиданно ударил похожей на оглушительный рёв ментальной атакой, от которой в голове и перед взором всё поплыло на короткое время. Сама атака оказалась не смертельной - к счастью для Артура к чему-то подобному он был готов. Переживший волны ужаса во время плавания он, оказался в состоянии стерпеть и не такое.
        Резко приведя сознание в норму, он решил не церемониться и сразу метнуть наугад наполнившееся мощью заклинание в сторону врага, пусть тот уже скрылся из виду, но страх подстегнувший Артура лишь усилил плетение и, резко сорвавшееся в страшном замахе Копьё унеслось в тень низких деревьев вдогонку неведомой твари.
        Сердце сделало ровно пару ударов, прежде чем раздался оглушительный взрыв и рёв раненого создания, а Артур уже нёсся в противоположную сторону, избегая любого продолжения развязки событий с владельцем ментальных фокусов. Чего-чего, но такого противника явно стоило бояться и избегать при первой возможности!
        И тут, сердце его похолодело, он успел нырнуть в низкий кустарник, как вдруг снова заметил одну, две… три темношкурых тварей! Целых три! В душе сразу заплескалось отчаяние. Три едва уловимых в густой растительности силуэта двигалось в его направлении, вернее в направлении взрыва, и Артур внутренне молил всех богов, чтобы его не обнаружили, или не учуяли запах его страха, щедро расплескавшегося по, так и норовящим предательски задрожать, конечностям.
        Он как мог, гасил в себе настоящий шторм страха и унимал бушующую от возбуждения ауру, готовящуюся вырваться из тюрьмы вынужденной маскировки, раскрыв его перед оскалившимися мордами хищников, слегка порыкивающих друг другу в предвкушении лакомого куска на предстоящий ужин…
        Выждав пока они пройдут мимо, отсчитав ещё минуту, он аккуратно пополз подальше от опасных плотоядных охотников, словно удав. Переползая через камни, бережно отодвигая сухие ветки в стороны но, как это часто бывает - что-то вроде личинки под коленом все же хрустнуло, и Артур сразу почувствовал, как нечто неуловимо изменилось в пространстве. Как-то стало особо тихо. Даже все зверьё на деревьях вдруг замерло.
        Больше ему ничего не оставалось - он резко подпрыгнул с места и швырнул назад малую сферу с ладони. Раздался взрыв, обиженно зарычали в несколько голосов хищники, но все же устремились за огрызающейся магией жертвой. Уже не скрываясь, три черных тени метнулись за беглецом в сумрак, и Артур всеми чувствами ощущал их хриплое дыхание за своей спиной, но просто так сдаваться не собирался, изредка метая под ноги особо прыткому догоняющему существу, новую порцию искрящегося клубка смертельной зелени.
        - …как же вы…  - не прицельно метая сферу за сферой назад, с хриплыми вздохами истинного раздражения на всё и вся, начал выкрикивать Артур,  - …уже!..доста-али!! Проклятые твари!!!
        Растянувшись в затяжном прыжке, Артуру показалось, будто время слегка замедлилось, и он по отзвукам с разных сторон понял, что те рассредоточились позади и собираются загнать свою опасную жертву широким полукругом. Всё это уже дорисовало сознание, лихорадочно выбирающее самый короткий путь, между буйной тропической растительностью, к спасению.
        Инстинкт самосохранения задал ему единственное - прямое направление, лишь позже он сумел расслышать отдалённо знакомый нарастающий шум, чудом прорывающийся до его ушей через надсадный хрип, сорванное дыхание и барабанам молотящий в голове пульс.
        «Шумная вода!» - в воспаленном сознании всплыли слова-ориентиры племенного охотника.
        Когда же он очутился на уступе, под которым сильно шумел широкий водопад, то Артур вдруг зачем-то оглянулся, прыгая с огромной высоты вниз, со сжавшимся от нового ужаса сердцем.
        И именно в этот момент его преследователи почти одновременно выпрыгнули на то место, где он только что стоял. Три черных тени, замерли перед отпрыгивающим человеком, повергая его в новый, будоражащий страх. Если он внутренне ожидал увидеть кого-то вроде жутких пантер, или тигров, то с догадками своими он промахнулся. Перед его паническим взглядом предстали создания гораздо более мерзкого вида: странные треугольные пасти, состоящие из трех челюстей, мерзкая редкая белесая шерсть на тёмной сморщенной коже, непонятные отростки, похожие на мутные пузыри на лопатках и… желтые, горящие лютой злобой прорези глаз.
        Артур отвернулся столь же быстро, и лишь грань сознания уловила мгновенное, едва слышимое клацанье когтей сзади. Дальше его поглотил бурный поток спадающей с огромной выси воды.
        До конца не понимая, что творит, он вновь создал Копьё в руке, но на этот раз не швырнул его, а приготовил как оружие, чуть позже осознав всю пользу этого, подсказанного инстинктами самосохранения действия.
        Огласив диким криком всю округу в падении, Артур плюхнулся в воду, и бурный поток рванул его, кувыркая под водой, больно царапая о камни. Минутная борьба с буйным норовом реки на грани превращения в утопленника, и он ухватывается одной рукой за скалу, подтягиваясь изо всех сил на берег. Встал на одно колено, приподнялся, уже приготовился встать во весь рост, как сзади его зацепила когтями прыгнувшая вслед за ним тварь и вновь утянула за собой в мутную воду…
        Он даже не успел, как следует набрать воздуха в легкие, а на губах повис немой крик и ругательство от внезапной атаки, но приготовленное Копьё Силы пригодилось как нельзя кстати. Под водой, отбиваясь от мажущих когтистых лап твари и озаряя изумрудным светом небольшое пространство, он сумел извернуться и с глухим булькающим криком - в самый последний момент успел воткнуть под водой своё плетение прямо в пасть чудовищу. На этот раз Копьё не взорвалось, как отправленный в свободный поток сгусток сжатой Силы, наоборот - оно играючи вспороло глотку и пробило голову твари, чем вызвало мгновенную смерть настырной гончей.
        Тварь начала биться в судорогах, будто даже после смерти стараясь достать свою жертву, когда Артур всплыл на поверхность и схватился за поврежденное плечо. Он лишь медленно проводил взглядом закипевшую вокруг кровавого остова воду, от местных, охочих до чужой крови, хищных рыб. Даже успел подивиться своему везению: останься он на минуту - другую дольше в воде и то же самое бы сейчас происходило с ним.
        Рана заболела как-то по-особенному, пульсируя. Он мгновенно взглянул на неё иным зрением, сразу вздрогнув: на краях раны будто шевелились черные точки, мерзко начиная расползаться дальше. Не теряя ни мгновения, он прижег рану, приложив ладонь к порезам и напитав её внутренней Силой, после чего раздалось тихое шипение и стон, сквозь сжатые зубы от боли. Чем бы ни была эта зараза, но она отступила, и это не могло не радовать.
        Со страхом, морщась от боли, оглядываясь по сторонам, он поспешил убраться отсюда подальше, продвинуться хотя бы ещё немного в лес и найти безопасное место. Ему повезло - в сумерках он забился в не большой лаз между широким деревом и скалой, забился и впал в забытие. Погоня забрала у него слишком много сил.
        В этот раз в гонке со смертью финишировал вновь Артур, но вот, долго ли будет продолжаться так дальше? По всем законам, в том числе и его любимой математики - шансы старухи с косой возрастали в геометрической прогрессии!

* * *

        На хмурое небо давно наползла праматерь всех теней - ночь. Тихо завершился очередной день на Гиблых берегах, отправив постоянно страшащихся смерти местных жителей на заслуженный отдых, вымотав и забрав очередные крохи их сил. Но так оно и было заведено: где гибнет слабый - рождается сильный! Иначе и быть не может, особенно в столь экзотических местах Шанеалы. И не их, архелонотов, на то воля, сразу вспомнились слова ушедшего за Грань учителя Ква'олика: «…Так завещали Великие Древние, что принесли в этот мир закон и порядок на Первой Заре…»
        В который раз он вспоминал с задумчивым видом фразу на племенном обелиске, что веками стоял на его родине - болоте вблизи пустошей Харперии. Фразу, что будила в нём какую-то часть его Дара, ту часть, что всегда тонко вопила на своём неведомом языке о каком-нибудь судьбоносном событии, а он как всегда оказывался глух для этого самого вопля. Как оказалось, в этот раз, оно проснулось как никогда вовремя.
        Ещё с вечера он лично обошел всю прибрежное поселение, проверил ядовитые «колючки» на входах против незваных ночных гостей, валуны и посты ночных бдителей, заглянул в материнские залы и пещеры, задобрил пару местных духов - всё было в порядке. Но что-то внутри, давно не давало ему покоя, и тогда он решил помедитировать и помолиться в главном зале, обращаясь к чему-то большему. Быть может, боги сжалятся и обратят на него внимание? Но, если боги и узрели его, то явно не те, кому были адресованы его мольбы…
        И вот, встревоженный странным шумом на входе, он не по-старчески вскочил со своего излюбленного места для таких вот ночных «уединений», начал вслушиваться, до рези в глазах всматриваясь в темноту главного коридора, откуда в этот момент кубарем вывалился Крак, старший охотник, вернувшийся с вылазки в одиночку.
        - Где тебя Лесные Духи носили?! И где Квоарг, болотный скрытень тебя подери?!!  - шаман вытаращил глаза от гнева. Охотники должны были вернуться задолго до сумерек, а на берегу давно царила ночь.
        - Ква'олик, великий шаман! Квоарг нас предал! Убил моих людей и бросился в Лес!  - срывающимся на хрип голосом, закричал тот, явно играя на публику: вокруг них уже сгустилось несколько стражей и обычных обитателей. Собравшиеся жители вокруг охнули и тихо зашептались, а шаман вперил взгляд в поблескивающую красноватыми бликами ауру лжеца.
        - Да как ты смеешь…  - договорить ему не дали, сзади раздался какой-то шорох и от боли в затылке в глазах резко потемнело.
        Очнулся Ква'олик от раскалывающей головной боли у подножия четырёхрукой статуи, а Крак стоял в центре зала, раздавая окружившим его сообщникам какие-то едва слышимые указания, впрочем, суть которых была и так ясна. Вот только почему его оставили в живых?..
        - О-о, старик пробудился? Как спалось?  - с превосходством глядя на шамана, Крак вертел в руках его посох, прекрасно зная, что в отличие от Квоарга - без посоха тот почти не представляет угрозы. Во всяком случае, сообщники с острогами в руках резко увеличивали его шансы.  - Я тут подумал, что неплохо было бы нарушить одну традицию…
        - Глупец, шаманы тебя не поддержат!
        - Ошибаешься, старик! Я успею решить и этот вопрос, либо они повторят твою участь!  - мерзко зашипев на старейшину, будто ядом - брызнул словами, но его вдруг отвлёк странный шум на входе.
        - Ширто! Что там у вас? Нашему беглецу хватило тупости вернуться?!
        Но ответом ему стала лишь тишина и подозрительно сгущающийся мрак на входе.
        Ква'олик вдруг тихо зашептал молитвы предкам и развернувшийся к нему Крак, увидел лишь мертвенно-бледное лицо старика, который вдруг рванул к нему и заорал во всё горло:
        - Пожри Тьма твою душу, развяжи меня тупой ты пескарь!
        - Да что ты…
        Внезапно со стороны входа раздался душераздирающий вопль ужаса, и резко обернувшийся Крак, увидел страшную картину: нечто непонятное схватило его собрата и сообщника и, подняв высоко под потолок, косматыми щупальцами мрака - с нечеловеческой силой обрушило о пол, размозжив голову и сломав рёбра с прочным панцирем одним ударом. Второй архелонот на входе успел лишь выдать предсмертный, резко оборвавшийся крик, как одно из вползающих в помещение стелящимся мраком щупалец поглотило его морду, выпивая жизненную энергию без остатка…
        Ровно мгновение понадобилось, чтобы путы шамана были перерезаны, и посох вернулся в руки. Перед созданием Бездны никакой заговор не стоил жизни, сам же охотник с ужасом забился за статую, дрожа всем панцирем и стуча зубами от увиденного. Никакой яд на остроге тут не поможет…
        По какому-то внутреннему наитию, Ква'олик отскочил в сторону, выставил перед собой посох и самопроизвольно начал шептать все известные ему отгоняющие злых духов заговоры, попутно выставляя на пути твари искрящийся голубыми искрами магический щит. Осознав, что его противник ещё даже не проник в зал, на лбу выступил холодный пот. Страх ржавой железной перчаткой сжал сердце, перед могуществом невиданного даже в ночных кошмарах создания из иных планов бытия, и шаман приготовился к смерти.
        Сущность, что одним своим присутствием заставила опытного посредника духов затрястись от ужаса, не вошла, а влилась грязно-черной жижей в проход, в которой угадывались кровавые останки ночных сторожей. Выпитый кошмарным щупальцем стражник был отброшен к стене, в виде обвисшей на скелете кожи и остаткам истлевшего панциря. Сформировавшись в безголового гуманоида из вонючей и противной грязи, оно уверенно зашагало к центру зала, туда, где сейчас стоял обомлевший шаман архелонотов. Неотвратимо, шаг за шагом приближаясь к своей намеченной жертве. Всё помещение от чего-то ощутимо дрогнуло.
        Чудом, стряхнув с себя оцепенение, шаман нашел в себе силы, ударить зло воплоти сильным сгустком голубого света - сильнейшим творением объединенных племен.
        Заученное годами заклинание, усиленное страхом смерти и перенасыщенное силой благодаря священному месту - сорвалось с посоха и ударило в грудь мерзкого создания. Тот даже пошатнулся, уверенный в своей силе и могуществе демон явно не ожидавший сопротивления, был сильно удивлен потугам шамана, и слегка замешкался, что дало Ква'олику ещё несколько мгновений жизни.
        Видя, что его лучшее творение не возымело эффекта, тот взмолился и решился на дерзкий поступок. Десятилетия, проведенные в храме древних - часто давали ему подсказки о секретах и намерениях его былых создателей, но многими доступными вещами он просто не решался воспользоваться, до определённого момента - такого как этот на пример…
        Шаман вдруг мелко затрясся, собирая оставшиеся крохи воли и переливая всю свою силу в навершие посоха из клыка морского монстра. Боковым зрением уже видел, как тварь заметно медленнее направилась в его сторону, начиная тянуть косматые щупальца мрака исходящие откуда-то из-за спины демона к его голове. В какой-то миг он взвыл не своим голосом и коснулся металлической таблички в основании статуи. Крылатый страж храма тут же откликнулся на зов, но создание Тьмы успело достигнуть шамана, и в подхваченную «щупальцем» голову которого, вдруг хлынули волны первородного Мрака…
        Ква'олик с ужасом пытался воспротивиться вторгшемуся демону Бездны, выставляя защитные бастионы из голубого света в сознании, но воля ужасающего существа играючи сметала их в стороны, и он ясно понял, что за ним пришла сама смерть.
        Лишив его воли, сущность бесцеремонно начала копаться в его воспоминаниях, отравляя каждый их обрывок своим нечестивым присутствием. Не в силах сопротивляться, он ясно чувствовал лишь одно - нестерпимую жажду найти что-то или кого-то. В какой-то миг, тварь будто замерла, найдя что-то важное для неё, особенное, и в тот самый миг, откуда-то сзади по его ощущениям вдруг вылилась волна странного света, выгоняющего незваного гостя из разума главы племени.
        Вынырнув из омута Тьмы, теряя сознание, он увидел спустившегося с пьедестала четырехрукого Стража, выставившего все руки в сторону безголового демона, из ладоней которых мощным потоком бил ярко-фиолетовый свет, но демон вдруг закрылся стеной Мрака, а через мгновение - пол с потолком поменялись местами, раздался оглушительный грохот. Шаман вновь впал в забытие…
        Позже, его привели в чувство соплеменники, вытирая кровь с разбитого лба и перевязывая целебными листами многочисленные раны на теле. Открыв глаза, он увидел разрушенную статую защитившего их народ от гибели Стража, боязливо отринув мысли о том, что было бы с жителями, не пробуди он наследие Древних…
        В центре зала образовался настоящий шрам из искорёженных и лопнувших плит, одинаково ровный на полу и потолке, завершающийся на месте гибели статуи, где сейчас лежала груда обломков, а из-под них торчала окровавленная рука заваленного Крака. Витающие в зале остатки мерзкой сущности ясно дали понять о её отступлении и ранении: слишком много тошнотворных миазмов оставила после себя получившая ранение тварь.
        Шаман перевел затуманенный взгляд на виновато смотрящих охотников, опускающих взгляды перед своим спасителем, но вдруг вспомнил, что именно нашла в его разуме бежавшая с поля боя тварь и ужаснулся. Сразу пришло понимание того, по чью голову явился демон-душекрад…
        - Да помогут тебе Боги Света, Великий Квоарг!..

        ГЛАВА 31

        Многие земные столицы славились своим великолепием и неповторимостью, но то было там - в далёком нынее мире, теперь перед взором Александра открывался настоящий шедевр и верх творческой мысли архитекторов и строителей! Настоящая жемчужина Шанеалы - город магов, столица Аркана с гордым названием Тиара Ветров! И даже в самом захудалом квартале, где находилась их академия, всё вокруг не переставало его поражать и удивлять своим неповторимым стилем.
        С самого утра началось так называемое Испытание, где их причисляли к определённой школе магии, в зависимости от направленности их Дара, и вот, перед экзаменаторами выстроилась толпа желающих испытать себя, молодых и не очень, претендентов.
        Проверка проходила быстро, испытуемый подходил к очерченной границе и показывал свою наработку. Некоторые желающие, не умеющие показывать никаких фокусов - просто вставали в середину соседствующего рядом с чертой круга и ждали, пока четверо проверяющих по очереди изучат предрасположенность к той или иной стихии.
        Так уж случилось, что они с Райной пришли чуть ли не самыми последними, встав в конец очереди. Как заметил Александр, некоторых вообще не принимали, отрицая мельчайшую возможность стать учеником столь престижного заведения и тяжело вздыхая, они сразу уходили прочь, опуская плечи.
        - Я ожидал чего-то большего,  - шепнув ей на ухо, он примерно постарался посчитать количество оставшихся претендентов.
        - Что? Танцоров, менестрелей и диковинных зверушек, исполняющих разные трюки перед зрителями?  - с лёгкой иронией ответила Райна.
        - Нет, но это же Магия!  - повернувшись к ней, удивился Александр,  - Такое событие и выглядит как-то…
        - Скучно?..
        - Скорей всего, да.
        - Ну, если мы пройдем, то зрелища будут обеспечены,  - многообещающе подмигнула она и пошла вперед, пришла её очередь. Александр лишь хмыкнул в ответ и внимательно начал смотреть за её заготовкой.
        Райна вышла к заметно затоптанной линии и, взмахнув левой рукой, сосредоточилась, вытянула вперёд правую руку кверху ладонью и явила экзаменаторам небольшое бесформенное пламя.
        Пока она находилась там, к нему подошел один из экзаменаторов и без лишних объяснений отвел к группе прошедших испытание людей, у закончившей своё испытание Райны на губах сразу повис немой вопрос, на что А'лекс только смог пожать плечами, мол: «я тут не при чем». Ну а когда, она подошла к нему, экзаменаторы сразу сделали объявление.
        - Поздравляем!  - слово взял тучный адепт Земли.  - Вы приняты на обучение. Не все из вас смогут продержаться и месяца, а большая часть покинет нас в первые два, но я лично желаю каждому из вас развития в какой бы стихии оно не происходило!
        Закончив речь, проверяющие удалились на дальнейшее обсуждение составов обучаемых. Прошедшие испытание новички направились одной группой в сторону общежития, обсудить свои впечатления и морально подготовиться ко всем вызовам предстоящего обучения.
        - А ты у нас видный парень?  - улыбнувшись шепнула Райна.
        - Это почему ещё?
        - Как же? Как только увидела тебя в группе завершивших Испытание, сразу заметила и заинтересованные лица нескольких видных девушек. Скажи ещё - не заметил?  - с лёгкой издёвкой продолжила она.
        Но Александр лишь отмахнулся, ему сейчас было совсем не до таких мыслей. Впереди будто лежала бездонная пропасть, в которую нужно было спрыгнуть, отбросивши всё, что было раньше. И он внутренне был готов к такому шагу, что заметила и Райна в его слишком серьёзном взгляде.
        - Да не волнуйся ты так,  - открывая в комнату дверь и запуская его вперед, начала она.  - Или я чего-то пока не знаю?
        Вспомнив всё, что произошло ранее, он тяжело вздохнул и вымучено улыбнулся.
        - Нет, всё в полном порядке.

* * *

        …Перед взором Ария вновь был тот самый «Колизей», только на этот раз не было сильных воплей толпы с трибун, слышимых за несколько кварталов, и не стояла та, живая очередь готовых к смерти гладиаторов. Основные игры кончились. Но звон скрещиваемых клинков по-прежнему звучал внутри, и побитое временем оружие безымянных павших добровольцев пополнило ряды у входа.
        Он долго смотрел на меч одного из поверженных им противников, поставленный у стены. Вновь окунулся в тот момент воспоминаний о кровавом бое за выживание, хотя для остальных существовали другие причины, такие как деньги, женщины, слава. Но не за тем он вернулся в это место, далеко не за тем. Перед глазами словно застыло лицо его убийцы, нагло оскалившегося перед самим забвением. И теперь, он ждал удобного случая, дабы поквитаться за те непередаваемые ощущения, несравнимые ни с одной пережитой до того болью!
        Потянув руку за мечом, его вдруг резко перехватили, но осознание, что ему попросту мешают взять в руки меч, пришло не сразу…
        Медленно переведя наливающийся кровью взгляд, Арий оторопел. Его руку перехватил тот самый орк, с которым он бежал из рабства, и сейчас в глазах серокожего бугая читались смешанное удивление и понимание всей полноты одолевающих чувств.
        Орк дружески похлопал его по плечу, и почему-то ему показалось, что он видел всё, что произошло с ним на арене в тот день, лишь кивнув в ответ и пряча трофейное оружие под полу плаща. Орк тоже прихватил пару мечей покрепче и поманил его за собой в близлежащее здание.
        Перешагнув за порог, Арий узнал двух выживших людей из банды и карлика. Ими оказались старик, ещё один плотный молодой парень в татуировках и укутанный плащом гоблин. Все кто уцелел по счастливой случайности после бойни на постоялом дворе, сейчас сидели и с нескрываемым интересом смотрели на него. Что-то в их взглядах граничило с нескрываемым недоверием, пока орк передавал им оружие.
        Обменявшись парой фраз с остальными, орк вышел на улицу, задернув за собой тряпьё, висящее вместо двери на входе. Арий ещё долго смотрел ему в след, как вдруг его поманил старик, взявший раздобытую где-то магическую лампу и поставивший её на широкую каменную столешницу. Гоблин тоже придвинулся к ним поближе, безучастным остался лишь татуированный.
        Набрав в руку горсть песка, он начал сыпать его на стол, вырисовывая свободной рукой на столе очередную яркую картину. Едва успевая за сменой изгибов и линий, рисуемых стариком, Арий вдруг увидел внезапное нападение на банду стражи в черных одеждах, не щадящих никого из присутствующих. За тем, старик изобразил скрывающегося себя, вне стен таверны. Убийцы просто не поняли, что он один из них и выпнули его подальше от кровавой резни, за что он им был бесконечно благодарен и даже сейчас продолжал улыбаться. Далее рисунки на песке показали, как он встретил орка с гоблином и, сообщив им плохую весть, они вынуждены были укрыться на арене, где как раз картинка замедленно перетекла в его бой за свою жизнь. Старик перестал рисовать дальше, тяжело вздохнув и вопросительно посматривая на него.
        И вновь ему просто пришлось пожать плечами, а старик аккуратно потрогал то место на груди, куда ударил меч противника, но убедившись, что его сердце бьется, тот лишь громко хмыкнул, выгнув губы в неприкрытом удивлении.
        Снаружи послышался шум - к входу подкатили повозку, о чем свидетельствовал грохот и скрип колес, а так же шипение запряженного ящера.
        Старик и Арий не успели переглянуться, как к ним снова зашел орк с какими-то грязными исполосованными тряпками и небольшим ведерком с какой-то красноватой жижей, ещё от орка ощутимо воняло неприятным трупным запахом.
        Когда орк разделся по пояс и лёг на плиту, Арий и вовсе подумал, что тот спятил, но подскочившие к нему беглецы быстро начали обматывать его грязными полосками тряпок, делая из него живую мумию. За тем пришло время пропитывать некоторые места дурно пахнущей жижей, которая оказалась кровью невесть какого животного и до Ария начал доходить весь смысл их плана. А когда он увидел повозку набитую похожими трупами, то и вовсе все вопросы отпали сами собой.
        Спрятав оружие и провиант, их труповозка медленно покатились по почти безлюдным улицам города в сторону южных врат. Всё это происходило настолько медленно, что некоторые прохожие даже останавливались проводить их взглядами, но тут же отшатывались от разящего запаха смерти.
        Всецело напоминая редким прохожим и страже всю бренность их суетливого бытия в великом замысле творца, сейчас их повозка служила ярким напоминанием, что жизнь не вечна, и пора бы наполнить её большим смыслом, чем тот, что есть у них в данный момент жизни.
        Так и достигли они врат, покачиваясь из стороны в сторону на неровной мостовой, пока их не остановили люди в черных одеждах и доспехах, расшитых золотом на разный манер.
        Арий, было, заволновался, но как только стражники сунулись с досмотром внутрь, и пару из них начала заметно подташнивать, то их главный сразу выкрикнул команду пропустить могильщиков как можно скорей, закрывая нос рукой. В городе было слишком людно из-за праздника, и по приказу халифа, ничто не должно было портить хорошего настроения гостей, а потому им удалось выехать без лишних проблем.
        Арий, покосился на заваленных трупами орка и гоблина, помогая им выбраться наружу, стягивая окропленные чужой кровью повязки с лиц, обнажая довольный оскал и лихорадочный блеск, в глазах вновь ухвативших за хвост свободы беглецов…

* * *

        В этот раз Артура пробудили брызги в лицо, от спадающих откуда-то сверху крупных капель, разбивающихся прямо у его носа, о ставший довольно тёплым корень выросшего у скалы исполина. Подивившись тому, что он не проснулся от шума ливня вокруг, Артур медленно выполз из своего ночного укрытия, ещё раз поблагодарив судьбу за подаренный новый день жизни, хотя… чем он закончится - было ещё не известно!
        Короткий ливень начал затихать, предоставив ему возможность двигаться дальше, чем он и поспешил воспользоваться, окончив пить воду, стекающую ручейком со скалы.
        Привычно почесав левую руку в области локтя, Артур отправился дальше в Лес, внимательно смотря по сторонам, перешагивая все подозрительные кусты, которых, кстати говоря, стало гораздо больше. Старался продвигаться как можно тише.
        Лес заметно изменился. Приобрел более ядовитые оттенки и стал на порядок мрачнее. Может от большого роста деревьев и их более густых крон, а может ещё от чего другого, о чем думать Артуру совсем не хотелось. Он просто желал поскорее покинуть столь опасное место, так как помнил о двух оставшихся в живых тварях, явно только и мечтающих им полакомиться.
        Но, как скоро оказалось - они были не самыми опасными представителями этих мест.
        Выйдя на странноватую переплетенную мягкими корнями сетку, он сразу почуял неладное - слишком подозрительно мягкие, зеленоватые сети оказались под обувью. Теряя цвет при каждом его шаге, корни будто сигнализировали о его присутствии. Поначалу ему даже хотелось обойти столь подозрительные растения, но несколько раз сильно их растоптав, Артур увидел, как они вновь наполняются соком, принимая былой цвет и успокоился.
        Позже он заметил, изредка белеющие останки костей, под заросшей зеленой сеткой и вовремя остановился. Оглянувшись, он померял на глаз пройденное расстояние и уже было хотел вернуться, как вдруг, сзади раздалось знакомое рычание и волосы снова встали дыбом. Ноги понесли его вперёд сами собой, и он даже не понял, что просвистело рядом, целой серией умчавшись куда-то за спину, где тут же раздалось злое шипение. Артур прыгнул за дерево и внимательно изучил ситуацию.
        Позади, топтался в нерешительности смертельно опасный хищник-темношкур, за которым он сейчас и наблюдал, сам же Артур стоял поодаль между двумя деревьями и внимательно изучал его действия.
        Тварь было шагнула в его сторону, но тут же с рыком отпрыгнула, а в широкий ствол позади неё вонзилось несколько прозрачных игл, Артур сразу с холодком посмотрел на себя, но не нашел ничего подозрительного. Пока он осматривал торс, то допустил серьёзную ошибку - упустил из виду зверя, а того уже в видимом диапазоне и след простыл. Холодный пот медленной струйкой потек по спине. Особенности скрытности этих тварей были слишком хорошо известны за прошедшие два дня в Лесу.
        Где-то в кустах, совсем рядом, хрустнула ветка, и Артур не придумал ничего лучше, чем пуститься в бег зигзагом между деревьями углубляясь на смертоносную поляну. Шипы со свистом рассекали воздух, а его преследователь обиженно ревел от досады, примерно через двести шагов, Артур увидел и виновников беспорядочной стрельбы иглами - поросль огромных цветов, с желто-красными широкими шипастыми бутонами, склонёнными в его сторону. Ещё Артур заметил, что с каждым шагом, волна сока уходила по сетке к цветку, на что тот, с минимальной задержкой, выпускал смертоносные шипы в сторону неаккуратной жертвы из набухших бутонов. Растение будто обладало разумом - вовремя поворачивая смертельно опасные бутоны в сторону своих жертв.
        Встав за деревом, вне досягаемости иглоцвета (так для себя он прозвал жуткое, смертельно опасное растение), Артур вновь попытался оценить ситуацию, осматриваясь истинным зрением вокруг, и вовремя успел увидеть подрагивающий от горячего дыхания воздух затаившейся в густой траве твари. Она медленно перетекала в его сторону, аккуратно не резко переставляя лапы, что попросту не вызывало никакой реакции у иглоцвета. Артур завороженно провожал её взглядом, все же сумев выделить силуэт зверя в зелени, внутри начало разливаться холодное спокойствие.
        В сознании вдруг резко метнулась мысль: «Если не сейчас, то никогда!»
        Резко сняв с себя, почему-то заметно потяжелевший, вещь-мешок, он с упреждением метнул его под передние лапы твари. Зверь на короткий миг растерялся и замер, а осознание происходящего пришло слишком поздно, но злобно рыкнув - он успел метнуться в сторону жертвы и уже в полёте завыл от судорожной боли.
        Артур отшатнулся в сторону, избегая быть придавленным согнувшимся в прыжке созданием, пытающимся бороться с наступающим параличом, но по-прежнему смотрящим с лютой злобой.
        - Фу-ух! Пронесло…
        Выдохнув спокойнее, унимая дрожь по всему телу, Артур решил испробовать хитрость зверя и аккуратно, медленным мягким шагом направился к сумке, изрешеченной иглами в палец длинной, слегка смахивающей на морского белого ежа. Получилось! Радости не было предела. Но внутри вдруг заныло предчувствие опасности и, через секунду Артур увидел вдалеке два горящих желтых глаза, смотрящих из тени склонившегося дерева. Внутри всё снова сжалось, но последняя тварь не двигалась, она просто за ним следила, изучая хитрую и «зубастую» добычу. И от того, внутри появилось плохое предчувствие: этот зверь не так глуп как его павшие собратья. Вожак?!
        Позади, раздался чавкающий звук, и Артур увидел, как эта же мелкая сеть из корней начинает медленно оплетать свою очередную жертву. При чем микроскопические усики прикреплялись к шкуре поверженной твари, проникали внутрь и начинали неспешно откачивать кровь, от чего живая сеть под ногами изменила свой цвет с салатового на тёмно-бардовый. Вдоволь насытившись жутким зрелищем, Артур решил поскорее отсюда убраться.
        Взглянув вновь, на затаившегося наблюдателя Артур вдруг вызвал плетение Копья, но завидев опасную волшбу, зверь решил не проверять меткость своего противника и мигом растворился в зелени джунглей, быстро удаляясь на безопасное расстояние. Артуру пришлось резко махнуть рукой, рассеивая смертельное магическое творение.
        Перевести дух удалось, только после того, как он окончательно вышел из смертельной ловушки, на самой границе истончившейся сети. Присел на сухой пень, смахнул рукавом высохшие, но не менее опасные иглы с мешка и решил посмотреть внутрь. Какого же было его удивление, когда он обнаружил внутри большой круглый, смутно знакомый камень…
        Приглядевшись, Артур узнал в нём тот счастливый булыжник, что подобрал в Пепельном Океане. Но с чего вдруг он так надулся? Вот был вопрос так вопрос.
        Постучав по нему костяшками пальцев, Артур спросил:
        - Э-эй! Есть кто дома?
        Ответа не последовало, и он отложил кругляш в сторону, доставая пару раздавленных фруктов, что дали с собой ему в племени. Пришло самое время подкрепиться. Всё своё время обеда он не сводил взгляда с «камня», но тот так и остался лежать на своём месте, и, закончив трапезу, Артур всё же решил убрать его обратно. Так сказать до лучших времён. Если его не сожрут местные обитатели и он, выберется из этого проклятого леса.
        Вновь свернув свою ауру до размеров грецкого ореха, сосредоточившись, он двинулся дальше, скрывая даже мысленную активность. После случая с жутковатым великаном, ему совсем не хотелось рисковать напрасно. Кто знает, сколько таких созданий живет в Лесу Последнего Пути?
        Всю видимую живописную местность постепенно начинал укрывать набирающий силу густоту туман, стало заметно прохладнее и тише. Лес приобрел особый вид, даже привычные звуки стрекота насекомых сменились, либо утихли вовсе. Ядовитые папоротники и вьющиеся вокруг некоторых стволов колючки, будто умерили свой пыл и слегка сменили окрас.
        Пришла пора искать укромное место для ночлега, не хотелось, быть сожранным ночными хищниками, ведь как показал опыт - чем дальше в лес, тем злее волки. Но другого пути не было, он всеми фибрами чувствовал, как на пятки наступал последний из преследовавшей троицы охотник.
        Такое место нашлось часа через два пути и поисков: неприметный лаз, довольно широкий вход для того, чтобы пролез человек, с небольшой пещерой внутри. Что могло подойти лучше? Внутри премерзко воняло, и голова тут слегка начинала кружиться, но кто обращает на такие мелочи внимание, когда на дворе вот-вот настанет ночь и игра на выживание в джунглях быстро изменит свои правила явно не в пользу человека? Да и, если та тварь полезет сюда - он услышит, и хотя бы успеет приласкать её чем-нибудь перед смертью…
        Положив под голову сумку, Артур ещё долго смотрел в проход, совсем не заметив, как погрузился в тревожный, полный таящихся в ночи страхов, сон.

        …Прерывистое озлобленное шипение, шум непонятной возни, удары об землю чем-то глухим - Артур не сразу понял что происходит, сонно разлепив глаза. Ему сразу пришлось замереть: рядом с ним, буквально в метре застыли два создания, светящийся как светлячок жук черного цвета, размером с футбольный мяч и жутковатое, червеподобное мерцающее в темноте пещеры мерзким грязным светом создание, с полупрозрачной головой и четырьмя глазами, плотно закрывшее кольцами вход. Кто-то из них явно был хозяином столь укромного места, вот только кто? Вопрос…
        За тот миг, что червяк отвлекся на уставившегося на него округлившимися сонными глазами человека, жук успел резко рвануть в сторону и ухватить противника в область шеи. Что-то брызнуло, по пещере разлилась неприятная вонь. Поразительно, но довольно резкий червь просто не успевал за прытким насекомым и пытался плевками какой-то жижи достать настырную мелюзгу, даже не обращая внимания на застывшего человека. Спустя пару секунд, он вдруг страшно зашипел и начал кольцами виться на одном месте, изредка сотрясая землю хвостом.
        Артур не успел понять, что произошло - с глаз будто упала непонятная пелена, как червь изменил свой цвет на более тёмные тона, а его противник одним прыжком, помогая себе крыльями на спине, очутился рядом с ним и смешно расставил лапы в стороны, впился в странную мерзкую шкуру. Сбросив оцепенение, с холодком осознавая, что на нём было нечто вроде гипноза, краем сознания ощущая рассеивающуюся мерзкую сонную паутину, Артур прикипел к жутковатому действу Магическим взглядом и содрогнулся, увидев как маленькое на вид создание, спешно опустошает все энергетические соки червя…
        - Ме-ерзкие твари!  - Артур вскочил, вызывая в руке плетение сферы. Свою жизнь он приготовился продать подороже!
        Но какого же было его удивление, когда высосавший досуха червя жук, вдруг устало поплёлся прихрамывая в сторону его сумки… Всё чувство опасности мигом улетучилось, и Артуру даже вдруг стало жалко малыша, но осторожность пока шевелиться не позволяла, он хотел посмотреть что будет дальше. А дальше было ещё интереснее - наглый, но сильно уставший жук-переросток поддел откуда-то взявшуюся дыру в плотной коже и, жалобно взглянув в его сторону, начал мирно вить себе там гнездо. Вернее, просто старался протиснуться внутрь, через образовавшуюся, невесть когда, прореху.
        Тем временем, останки червя начали заметно сдуваться и выделять омерзительный запах. Артур, подхватив отсохший корень, вытолкнул его наружу, где вся кольцевидная мерзость свалилась безжизненной массой в кусты, откуда почти сразу донеслись неприятные звуки. Вероятно, кто-то решил полакомиться падалью, но спустя несколько секунд в кустах завязалась драка, которая, впрочем, быстро утихла, перейдя в монотонный рык и чавканье.
        Обернувшись к сумке, Артур боязливо приблизился, и вдруг, какой-то гранью своего сознания почувствовал, что существо мирно спит. Ощущение было настолько ярким, что он даже не поверил. Более того - ему вдруг захотелось укрыть его понадежнее! Бред какой-то! Или, все же - не бред?..
        До рассвета оставалось примерно около часа, и Артур решил сконцентрироваться на запертом колодце знаний Ква'олика. Оградившись от всех звуков и чувств, немного расширив ауру до прохода, на всякий случай, выставив её как тревожную сеть, он полностью погрузился в сознание. Полёт пыли перед закрывающимися глазами начал замедляться почти до полной остановки.
        Для простоты вызова запертых знаний, перед самым уходом в реальность, Артур представил простенький тронный зал, с несколькими дверьми и за одну из них поместил это дивное место, будто разместив в той комнате проход к потаённому знанию. Так посоветовал сделать ему шаман, несколько позже, чтобы Артур ненароком не сошел с ума, от открытого пересечения жизненных событий Ква'олика и его собственных. Как оказалось - это и вправду работало. И почему он сам не додумался до такого раньше?
        Но сейчас, он пребывал в собственноручно созданном тронном зале. Где-то читал, что если ярко представить, какое-нибудь реальное место, и мысленно расставлять в нём предметы на привычные места - то улучшается память и уровень интеллекта, но тут… Созданный в мыслях тронный зал был слишком красив, и больше походил на какую-то виртуальную реальность, так как многих деталей он просто не мог видеть в жизни, и Артур сам удивился, насколько красивым получилось придуманное им творение.
        «Что ж, так тому и быть - отныне, я именую тебя Храм Разума!» - дав имя яркому мысленному дворцу, Артур мгновенно очутился у нужной красивой двери, за которой скрывались многие тайны шамана. Не теряя ни секунды, отворил расписные створки и оказался в центре застывших картин-впечатлений.
        Вновь разрешив водовороту закрутиться, он начал цепко выдергивать любые упоминания о тварях из леса, особенно о преследовавшей его хитрой гончей, так старательно и самоотверженно идущей за жертвой до самого конца без видимых на то причин. Спустя полчаса поисков, перелопатив почти половину довольно длинной жизни шамана - он не нашел ничего кроме нескольких виденных моментов боя с прибрежными и морскими тварями.
        «Немудрено, если бы Ква'олик встретился с этой зверюгой, то сейчас я бы тут не находился…» - хмуро окончив поиски и вернувшись в реальный мир, Артур с опаской прислушался, но вокруг царила тишина, и их маленький бой с червяком остался не замеченным кем-нибудь покрупнее и опаснее.
        Ещё раз выдохнув, уже без опаски, Артур решил проверить как там у жука дела и в проникающем с прохода блеклом свете, приоткрыл с опаской мешок. Вопреки его ожиданиям оттуда никто не выскочил. И, уже заглянув внутрь, он с замиранием в сердце обнаружил там его любимый, раздувшийся шар-талисман из пустыни…

* * *

        Первозданный древний тропический лес спешно оживал под рассветными лучами солнца. С каждым новым золотым проблеском, проникающим через плотные, многоярусные кроны древ-исполинов - взлетали пчелы, кричали птицы и ползли по своим делам прочие создания искаженного дикой магией леса. Царство зеленого марева вновь набирало силу - закручивая очередной смертоносный круговорот естественного жизненного отбора. Но далеко не все жители Леса подчинялось этим правилам…
        Затяжными прыжками и скатами с высокого уступа к его подножию, по-хозяйски спустилось гуманоидное существо. В высокий человеческий рост, полностью голое, за исключением головы прикрытой резной маской - оно внимательно к чему-то прислушалось и, разогнувшись после приземления, направилось в Лес.
        В его правой руке находилось копьё-глефа с редко роняющим красноватые искры широким наконечником из яркого, необычного камня. Зеленоватый нарост кристаллов венчал правое плечо, а на лице была плотно приставлена маска из коры железного древа, с узкой прорезью для глаз, закрытой тонкой красноватой пластиной особого кристалла.
        Обманчивый вид дикаря, таил в себе скрытую угрозу, одним своим появлением на горизонте разгоняя маститых хищников, издали завидевших лесного Ловчего. Впрочем, хищники могли его видеть, только потому, что он сам это позволял. Во всех других ситуациях, зверь оказывался мёртв быстрее, чем успевал понять, что и откуда на него напало.
        Ловчий, неспешным шагом вошел в чащу леса, наслаждаясь каждым мгновением рассветной поры перед охотой. С удовольствием предаваясь редким спокойным мгновениям перед самой охотой. Скоро он вновь активирует магическую маскировку, нападёт на след зверя, и тогда - начнется самозабвенная охота. И у его жертвы вновь не будет ни единого шанса на спасение. А позже - в своём тайном жилище, он поставит очередной кровавый трофей, где, впрочем, уже есть головы и кости почти каждого создания из мрачного Леса, и его окраин, за исключением некоторых особо опасных особей…
        Внезапно, до Ловчего донёсся чей-то натянутый, предсмертный стон. Мгновенно исчезнув из поля зрения, он резко обернулся к предполагаемому месту и увидел в тени деревьев лежащего в тёмной луже крови Хозяина леса…
        Для ловчих это существо считалось священным. Ни один лесной хищник, обладающий разумом, никогда не нападал на Хозяина. Покрытые зелёным покровом великаны вносили баланс в дикую природу, успокаивали духов, ограждали гиблые места дикой магии непроходимыми колючими кустами, в общем - делали всё для восстановления баланса в магической природе Леса. Ведь Лес был и так слишком смертельно опасным местом, не говоря уже о его глубинах, куда не смели ходить даже старшие Ловчие.
        Увиденное сильно взбесило охотка, он часто задышал и зарычал. Но, подойдя вплотную, он аккуратно погладил умирающего Древнего, после чего принюхался, выделяя нотки какой-то особой, не знакомой магии, внимательно посмотрел через кристалл, вделанный в рукотворную зловещую маску, и ярко запомнил этот новый, изумрудный оттенок невиданной ранее магии.
        Яростно взревев, распугав и заставив в страхе затаиться всё местное зверьё, он огромными, нечеловеческими прыжками понесся по лесу, выискивая любые намёки на незваного гостя, посмевшего нарушить самый главный запрет, соблюдаемый не только его племенем, но и каждым разумным существом в Смертельном Лесу.

        …Дождавшись, когда свет озарит больше видимого пространства, Артур решил забрать сумку с его ночным спасителем и отправится дальше, пока малыш-жук спал беспробудным сном. Где-то далеко впереди, он надеялся найти выход из леса, ведь в воспоминаниях шамана он видел бескрайние степи, и болота его родины, а они лежали многим западнее примерного его местоположения. Оставалось только поспешить, в степи опасностей водится явно поменьше.
        Как обычно, от дальнейших помыслов отвлекло бурчание в желудке. Те фрукты, что давали ему архелоноты давно кончились, и надо было запастись новыми. Оставалось только их найти, но с этим проблем у Артура не возникало. Совсем недавно он долго наблюдал за местными шестилапыми существами, живущими на деревьях, что питались разными разнообразными ягодами и плодами, к его счастью… и благодаря им, он примерно запомнил разнообразие съедобных растений.
        Только к полудню в мешке требовательно завозился жук, маскировавшийся шаром, в тот же момент Артур быстро и осторожно спустил сумку поодаль от себя, на всякий случай, приготовив маленький пульсар в правой руке.
        На этот раз жук выполз через развязанную горловину мешка, с заметным интересом уставившись на человека. Артур недоверчиво следил за каждым его движением, но паниковать не стал и решил поманить к себе выношенное в штанах и мешках создание.
        Будто только этого и ожидая - жук с визгом метнулся к человеку и, забравшись на валун, на котором сидел Артур, перебрался к тому на колени, деловито уставившись на фрукт, который приготовил Артур.
        Опробовав кусочек зеленоватого плода, странное насекомое довольно заурчало, почти по-кошачьи и защелкало острыми жвалами, выпрашивая ещё кусочек, даруя Артуру возможность в деталях рассмотреть своего нового спасителя и от чего-то ярко ностальгируя по домашнему коту Мурчику у родных.
        Черный панцирь с матовым отливом, острые коготки и жвала, спрятанные жесткие крылья, присутствующая изящность и агрессивность внешнего вида, а самое странное - через чур осмысленный взгляд. Практически как у человека. Всё это больше пугало, чем радовало. И все же, Артур без опаски кормил спасшего его жизнь малыша, слегка поглаживая спину насекомого. И странное теплое чувство разливалось в голове. Стоп.
        - А ну-ка, что тут у нас?  - Артур снял барьеры воли, ограждающие его разум от ментальных атак, вынужденно выставив их после атаки на большой воде. При чем, их пришлось заметно усилить и доработать, после той встречи в лесу с непонятным чудовищем, хотя по этому поводу его терзали смутные сомнения, уж больно слаба была атака той твари, больше нёсшая устрашающий характер…
        Он не ошибся, существо действительно было ему сильно благодарно, делясь приятным теплом по какой-то незримой ментальной ниточке в разум, и Артур вновь выставил все барьеры, оставив лишь лазейку для своего нового друга. А то, что это был именно друг, он не сомневался.
        - Попробуем пообщаться…  - Артур внутренне настроился на ощущаемый канал связи с чудной живностью, и послал мыслеобраз приветствия, а вслух добавил: - Меня зовут Артур.
        Жук удивленно засвистел, покружившись на месте, сразу после переданной ему мысли, а когда Артур заговорил - замер на месте и, даже преклонил колени? Хотя это Артур объяснил игрой воображения. И все же, в ответ пришел мысленный поток насекомого, разобрать который ему не удалось. Но это было нечто напоминающее благодарность, впомесь с любовью к теплу надежной сумки и, чего-то в конце, напоминающего его зелёную искру Дара.
        - Ну что, тогда назову тебя Мурчик! Если ты не против, конечно,  - с улыбкой на лице, Артур отправил ему связку мыслеобразов, на что жук обрадованно засвистел и покивал головкой, будто соглашаясь с хозяином.
        Хмыкнув, Артур доел остаток плода и взял сумку. Жук спрыгнул на землю и деловито принялся изучать обстановку вокруг. Быстро метаясь между разными кустами, некоторыми медлительными местными представителями и прочими интересными для него мелочами. За короткое время, малыш успел потрогать одного из слизней, прячущегося под мясистым листом, спугнуть пару мелких птиц и порыться в густой местной зелени. Изрядно набегавшись, при чем, скорость передвижения насекомого просто поражала, он припрыгал к ногам Артура и демонстративно свернулся в шар, впервые дав полюбоваться на это воочию.
        Подняв уставшего малыша, Артур почувствовал, как ослаб их ментальный канал, что свидетельствовало о погружении в сон, или дремоту. Не удержался и поковырял едва заметные зазоры в броне ногтем, за тем сунул жука в мешок, вновь концентрируясь на маскировке, отправляясь дальше ускоренным шагом.
        Начинало вечереть, вновь пришло время искать укрытие.
        В темноте Артур заметил интересное место, где все видимые растения имели приподнятый вид, будто стояли на корнях, стараясь оторваться от земли как можно выше. Такое место ему пришлось по душе множеством вариантов схрона, где можно было переночевать или хотя бы спрятаться. При чем, крупного хищника можно было не бояться - он попросту увязнет в корнях, пока постарается добраться до своей добычи.
        Решено.
        Выбрав корневище погуще, Артур с Мурчиком забрался внутрь. Усталость так и манила отрубить все мысли и забыться, но перед самым сном, он ещё раз проверил свернутую в клубок ауру и скрыл их мысленные процессы тончайшим ментальным барьером. Слегка зачесалось предплечье, но на такие мелочи сил обращать внимания уже не было.

        Утром, Артур проснулся от странного щекотящего ноздри чувства. Открыв глаза, он не сразу понял что происходит.
        По его лицу, медленно скатывались мельчайшие капельки влаги, забирались в ноздри и уши, но сразу отходили назад от дыхания, будто испуганные. Прямо перед ним и вокруг него, переливалось лёгким зеленоватым цветом целое облачко из голубоватой, кристально чистой воды. Хотя более точным, было бы назвать это - пляшущими мельчайшими росинками.
        Они устремлялись друг за другом хаотичным хороводом, просачиваясь между корней и кустов в утренней безветренной тишине, подчиняясь какой-то неведомой непостижимой и таинственной силе древнего Леса, беззаботно перетекая друг за другом, не подчиняясь законам тяготения.
        Артур медленно вытянул вверх руку, влага начинала спадать по ней тонкими дорожками, довольно быстро намочив рукав и лицо. Слегка поморщившись от утренней прохлады, он сильно дунул перед собой. Роса хаотично отстранилась, но через какой-то миг, хлынула целым потоком обратно, соединяя мириады мельчайших капелек воедино, заливая всю округу самым настоящим проливным потоком, бурлящими водоворотами закручивающимся вокруг корней и медленно уходящим куда-то вниз, под лес.
        Недовольный писк намокшего Мурчика напоминал отборные ругательства всего и вся, но найдя взглядом промокшего до нитки хозяина, писк сразу прекратился. Артур же, с удивлением озирался, изучая удивительное явление.
        Оказалось, что на них обрушилась с высоты только часть капель. И вот, выбравшись из корней и подойдя к такому же образованию мелких капель, он медленно погрузил в них руку, что стала ещё более мокрой от соприкосновения с парящей влагой, в хаотичном танце восходящей ввысь, под кроны деревьев и выше, туда, куда не доставал его взгляд.
        Как только он резко дёрнул рукой - вся влага начала спадать вниз общей массой, мелкими ручьями струясь по стволам деревьев, образуя глубокие лужи, а где-то и заполняя целые ниши. А после - вновь уходила под корни. Шум проливающейся воды стихал так же быстро, как и появлялся. Видимо это была особенность этого уникального места, а может и самой местной воды, кстати, на вкус, которая оказалась чистейшей из пробованных им ранее.
        Ещё, он взглянул на всё это Истинным Зрением и запечатлел в памяти удивительные восходящие потоки необычных голубых и прозрачных энергий. Было бы ещё время и возможность всё это как следует изучить! Но чудеса чудесами, а надо было идти дальше. И кто знает, где закончится его путь, хотя почему сразу закончится?
        «Только пришли же!» - мысленно подбодрил себя Артур, плеснув на Мурчика из ближайшей лужи, почистив ему местами грязный панцирь.
        …Медленно обходя постоянно встречающиеся облака переливающейся всей зеленью массы микро капель, они продвигались всё глубже и глубже. В какой-то момент, Артуру надоело обходить парящие потоки, и он принялся разными способами устраивать рукотворный утренний дождь в лесу. Шагая вприпрыжку и тихо напевая на разный лад, он то пинал, то дул, а бывало и смахивал подобранной веткой всё новые нависшие облака влаги.
        Мурчик всегда боязливо отпрыгивал от стремящихся вниз потоков воды, смешно стряхивая с себя лишние капли, искренне не понимая, что начал творить его обезумевший хозяин, каждый раз при этом вопрошая Артура об этом коротким писком.
        Тем временем, Артур увидел особенно большое скопление росинок, напоминающую целую стену, теряющуюся где-то в глубине леса. Долго не думая, он подошел к ней и заорал: «Пус-Ро-Дах!!!» Перед этим смешно набирая воздух в легкие, а в конце крика - сильно выпячиваясь вперёд. Ответом ему вновь стал ниспадающий поток, на этот раз целым водопадом, чуть не сбивший его с ног. Артур даже ухмыльнулся, но не на долго…
        Прямо из-под обрушившегося потока воды, поднялась громадная голова какого-то чудовища сильно напоминающего тиранозавра. Медленно вздымаясь горой над сходящими потоками воды, чудовище пробуждалось ото сна.
        Замерев от шока, Артур не сразу сообразил, что его глаза закрыты и можно было бы укрыться, но…
        Раздался щелчок и на Артура с Мурчиком уставился зрачок размером с блюдце, быстро сузившийся и высмотревший улепётывающую добычу. Раздался могучий зарождающийся в огромной пасти хищный рык хозяина этих мест!
        Самопроизвольно вскрикнув, Артур в один прыжок оказался под невысоким деревом, ужом извиваясь между мокрых корней, он как можно скорее прополз под ним. Мгновением позже по стволу над ним обрушился могучий удар, а ужасающий голодный рёв сотряс лесную чащу, вместе с треском начинающегося валиться вбок древа. Артур лишился укрытия настолько же быстро, как его обрёл. Сердце бешено начало колотиться и медлить Артур не собирался, резкими прыжками обогнув большой валун, закинув Мурчика в новое укрытие в виде толстых корней древа-гиганта.
        Голодный монстр в бешенстве обрушил по дереву удар хвостом, от чего Артура зажало между корней, из-за лёгкого наклона древа, зажало не сильно, но выбраться, как ни старался - никак не мог.
        Узревший потуги застрявшей добычи динозавр начал в спешке вырывать толстые корни и отбрасывать их назад, помогая отрывать когтями и короткими передними лапами. Внутри Артура всё похолодело, но он взял себя под контроль и, наполнив ладонь Силой, ударил мешающий корень. В последний момент ему удалось протиснуться дальше и поджать ноги от укуса лесного чудовища, но тот не сдавался и продолжал отрывать всё новые корни, истончая преграду, от чего ствол скрипел и хрустел сорванной корой.
        Твари оставалось отгрызть буквально пару корней, как вдруг, она обиженно взревела и резко обернулась. Между его огромных когтистых лап металась какая-то черная тень, в которой Артур без труда узнал вожака черных гончих, укусившего за хвост «тиранозавра», спешно отпрыгивая и рыча, тот явно отвлекал на себя внимание голодного гиганта…
        - Хи-итрая тва-арь… у вас тут что - в Лесу еды кроме меня больше нет?! Решил лично мною полакомиться?.. А другим - «на чужой каравай рот не развевай»?  - В очередной раз, ужаснувшись разумности местного зверья, Артур, конечно же, не стал благодарить, собирающегося им перекусить хищника и рванул в противоположную сторону.
        Пробежав так минут с десять - не меньше, он услышал яростный рёв, а так же сотрясение земли от тяжелой поступи отправившегося в погоню чудовища.
        Артур увидел заполненные водой полости и прыгнул в самую глубокую на вид, задержав дыхание, попутно зашвырнув свернувшегося Мурчика в кусты. Продышался и, глубоко вдохнув, погрузился в воду, когда монстр оказался уже совсем рядом. Крепко ухватился за корни на дне. Унимая выпрыгивающее из грудной клетки сердце, сворачивая ауру и мысленный поток - Артур сроднился с самой стихией, будто растворяясь в ней, ментально расплываясь разумом во всей её скопившейся толще.
        Запыхавшееся чудовище оглядело поляну, гневно взревело в последний раз и подошло к воде. Несколько раз лакнув живительную влагу тройным языком прямо перед лицом погруженного Артура, монстр досадно вздохнул и направился обратно.
        Вода ещё расходилась кругами, потревоженная хищником и только спустя минуту, после того как зверь ушел, успокоившаяся гладь воды медленно расступилась вокруг поднимающейся головы человека, по ноздри, чтобы аккуратно и тихо вдохнуть воздух.
        Отправив ментальный вопрос Мурчику о местонахождении преследователей и, получив в ответ отрицание в помесь с элементарным страхом - хозяин жука немного успокоился. Немного подождал, вынырнул из глубокой наполненной водой расщелины, и поспешил миновать дивное и красочное место, для себя теперь именуемое - Влажным Лесом.
        Одежда вымокла насквозь, нужно было срочно с этим что-то делать, но вокруг был только лес, и подходящего для передышки места в радиусе обзора не наблюдалось. Тогда Артур решил пойти на эксперимент и попробовать слегка нагреть ауру, вливая Силу из внутреннего Источника. Минута концентрации, дабы не превратиться в живой факел и не сжечь все оставшиеся лохмотья.
        Получилось! От него во все стороны повалил пар. Одежда начала сохнуть на глазах. Артур тем самым убил двух зайцев - и сам согрелся и одежду с подошедшим малышом просушил. Пусть не полностью, но и того хватало!
        Окончательно успокоившись и вернув маскировку, они в срочном порядке двинули дальше, в виднеющуюся тёмную часть Леса.
        Позже, миновав Влажный Лес, когда они тихо переходили по упавшему стволу дерева, над оврагом, с какой-то шевелящейся мерзостью на его дне - вдруг, откуда ни возьмись, вожак гончих выпрыгнул на ствол прямо перед Артуром. Он только и успел пригнуться, пропуская над собой когтистую лапу. В голову не пришло ничего, кроме как дать сдачи.
        Мгновенно сжав пальцы в кулак, и наполнив ладонь Силой, Артур ускоренным движением со всей силы ударил прыгающую на него тварь, вкладывая в удар не только желание выжить, но и усилив атаку накопленным за всё время гневом. Вожак крупно ошибся, прыгнув на него в этот момент, и пропустил страшный удар в челюсть. Что-то хрустнуло. Не ожидавшая такой прыти тварь, начала отлетать со ствола, но одной лапой сильно зацепила плечо Артура, а второй, уже падая вниз - успела ухватиться за ствол.
        Тишину разрезали два разноголосых вопля боли - человека и твари. Артуру тоже хорошо досталось, но сейчас он старался не обращать на это внимания, полностью сосредоточившись на добивании противника, яростно и безуспешно царапающего задними лапами кору поваленного ствола, большими кусками отправляя её вниз, в нечто слишком гадкое для понимания человека.
        Висящая на одной лапе тварь видела, насколько сильная внутренняя злоба плескалась в глазах её добычи, пережившей столько дней в Лесу, резко заносящей ногу вверх для удара по ухватившейся лапе. Опережая его на мгновение, вожак подтянулся и уцепился второй, когда первый удар резкой болью отразился в сознании. Темношкур взвыл. Но если кого и пробрал полный лютой злобы вой, то явно не Артура, остервенело топчущего уже вторую лапу твари, и той не оставалось ничего кроме как отпустить спасительный ствол, отправляясь в падение.
        Высота была не большая, четыре - пять метров, но та мерзость, что плескалась внизу, не могла не радовать Артура - наконец-то тварь получит по заслугам! И когда вожак плюхнулся в неё, нелепо барахтаясь как муха, попавшая в кисель - он четко увидел, как нечто похожее на белесую личинку, впилось в голову гончей, многочисленными мерзкими лапами обхватив ещё и шею. Решив понаблюдать за этим, он перешел со ствола на край оврага и внимательно проследил за развязкой событий, а там было на что посмотреть…
        Личинка закрепилась на голове твари и… начала управлять её телом, привыкая к новым ощущениям, отсекая разум былого хозяина, подчиняя себе нервную систему, внутренности, мышцы. Всё это происходило будто не наяву, но пугающая картина могла ужаснуть кого угодно, но только не человека сумевшего выжить в этих неприветливых местах.
        Прикрепившийся паразит осваивался на удивление быстро, вытянув многочисленные тонкие усики из своего белесого кокона-тела. Пока новый хозяин занимался освоением, матерый хищник тоже приобретал некоторые изменения: когти слегка вытянулись, пасть едва заметно удлинилась, тело в последний раз вздрогнуло, будто ещё оставалась надежда освободиться… Странно, но цвет кожи гончей резко поменялся с одного на другой и те же самые усики покрыли и её мерзкую шкуру. Между ними вдруг пробежали едва заметные разряды и, на какой-то миг Артур потерял слившихся воедино тварей из виду, но через пару секунд обнаружил их на том же самом месте!
        «Это что… сейчас было?! Невидимость?!!» - страх закрался в сердце. И когда обвитая паразитом темношкурая тварь подняла на него свой… обновлённый взгляд - он ясно сумел прочесть желание пожравшего или выкравшего чужие воспоминания паразита, переселиться в тело прытко уходящего от погони который день человека…
        Вскрикнув, Артур решил выжечь поганое место магией, и сам не понял, когда от страха успел влить немало мощи в сферу, но вновь потеряв вожака из виду, устрашился его осторожности и, на всякий случай, приложился в гнездо. Глухо бухнуло, лес огласил с десяток визжащих поджаренных, дрыгающих обгоревшими лапками личинок, но как ни старался Артур - найти тело вожака не удавалось.
        - Ушел-таки, гад!  - с досадой топнув ногой, побежал оттуда подальше Артур.
        Выход из оврага был не близко и поэтому Артур поспешил скорее убраться отсюда, прокручивая всё случившееся в сознании раз за разом, до сих пор до конца не поверив в увиденное только что. Рядом верещал испуганный взрывом Мурчик, чувствуя безмерное беспокойство хозяина. Предстояло ещё выжечь заразу в плече, и от такой мысли он вновь содрогнулся…

* * *

        Который день Дворец Халифа по-особенному пестрил яркими нарядами обслуги, высокими чинами гостей и пришлыми со всей страны, лучшими артистами. Музыка так и лилась по обширным коридорам, и слуги едва успевали пополнять бокалы и чаши дорогими винами подхватившим ритм праздника гостям.
        Принц Белиат возлегал в своих просторных покоях с одной из своих многочисленных любовниц, решив сегодня сполна насладиться только ею одной, хотя, обычно, он предпочитал несколько женщин одновременно. С этой красавицей всегда всё было по-другому - ей он мог излить душу и даже поделиться некоторыми своими мыслями, пока она ублажала его самым излюбленным образом.
        - Фолита!  - Белиат томно закатил глаза, наслаждаясь моментом, лежа на спине, на широком мягком ложе, выстеленном мягкими шкурами.  - Я тебе уже говорил, про некоторые твои отменные качества?
        - Это ты про мои обворожительные глазки?  - переводя дыхание, ехидно спросила она, улыбаясь и облизывая пухлые губы, вновь спускаясь к низу его живота.
        - О! И это тоже! О-а-о… да! Ты, как всегда меня удивляешь!
        Белиат блаженно закрыл глаза, полностью отдаваясь сладкой дрожи прошедшей по всему телу, несколько раз повторившейся и медленно затихающей в кончиках рук и ног. Любовница игриво провела локоном своих длинных волос от его живота, до шеи, аккуратно устраиваясь рядом, и выравнивая своё дыхание. Принц был доволен, а значит, пришло время и ей получить удовольствие.
        Сегодня он был особенно горяч в постели, и его любовница быстро забылась приятным сном, Белиат же направился с отполированным до зеркального блеска кубком, наполненным вином на крытый белой тканью широкий как зал балкон, дабы вдохнуть перед сном ночного воздуха, как он не раз любил это делать.
        Ночная прохлада по не многу остужала его ещё недавно бурлящую от плотского наслаждения кровь, а в голове уже зрели новые планы на завтрашний день. Вдруг, он услышал тихое жужжание где-то над головой. Его мгновенная реакция не подвела и в этот раз - он в последний момент схватил какую-то крупную серую тень насекомого, что метнулась в его сторону, но не успела долю секунды, раздавленная его ладонью. Лишь спустя мгновение, он почувствовал легкий укол в середину ладони и, задумчиво посмотрел на смятые остатки убитого насекомого.
        - Далеко же ты забрался…
        Едва пришло узнавание крылатой тли из Черной пустыни, которых тут никогда не водилось, как разум померк, будто мигом погас весь свет окружающих его изящных магических ламп, и чья-то гадливая могучая воля ударила по его разуму.
        Фолита проснулась от шума упавшей на пол чаши и тихого хрипа Белиата, полностью обнаженная, вскочив с постели, она вскрикнула:
        - Мой принц!?
        - Всё нормально,  - Белиат медленно поднимался с пола сначала на локоть, потом на одно колено.
        - Лекаря?  - В её голосе по-прежнему сквозило беспокойство, но Белиат уже стоял перед ней во весь рост, отряхиваясь от пролитого на пол вина.
        - Не нужно лекаря, лучше иди ко мне!  - ещё раз полюбовавшись её стройными формами и манящими изгибами, он притянул её к себе и повернул спиной, медленно проводя одной рукой от её тонкой талии выше, а второй - наоборот, спускаясь по бедру. Настал её черед в очередной раз томно закатывать глаза.
        И лишь на зеркальной поверхности валяющегося в разлитом красном вине кубка, на короткий миг загорелись две маленьких красных точки вместо глаз младшего принца…

* * *

        …День за днём, они продвигались всё дальше и дальше, наращивая расстояние от явно отставшего паразита, осваивающегося в новом теле темношкура. Человек и жук, странный спаянный суровым его величество случаем дуэт. Как оказалось, довольно продуктивный: жук заранее предупреждал человека о некоторых опасных зверях и местах, прежде чем тот успевал их заметить, а Артур уже отгонял особо настырное зверьё магией, либо они старались прятаться и обходить местных жителей. Пару раз им встречались особенно опасные места, где какое-то существо, пыталось обнаружить с помощью невидимой сети-паутины - любое разумное существо, по неосторожности заглянувшее в эти дебри. Артур с ужасом вспоминал те долгие часы, когда ему приходилось буквально ползти в густой траве, роднясь сознанием с землёй, корнями и прочими бездушными предметами, пряча себя и свои мысли от невиданной ранее опасности. Жук, видимо, следуя каким-то инстинктам выживания - занимался тем же самым.
        Но даже сеть не запомнилась им так сильно, как это сделали бесшумные длиннолапые ночные ходуны, чуть не снесшие любопытному Артуру голову, когда он решил понаблюдать за странными едва различимыми звуками из очередного укрытия. Тогда его спасло только чувство опасности - рядом с носом, будто бревно пронеслось со свистом, он ещё долго лежал потом в холодном поту, кляня себя за такую недальновидность…
        Твари в ту ночь то ли мигрировали вглубь леса, то ли их стая передвигалась только в тёмное время суток, но таких ошибок он больше не совершал.
        На исходе очередного дня он заметил, что деревья стали заметно меньшего роста. Нет, они по-прежнему достигали высоты в шестьдесят - сто метров, и все же, в глубоком лесу позади, стояли гиганты гораздо выше и старше местных деревьев. На выходе из старшего леса они проходили мимо одного упавшего ствола, изрядно заросшего мхом, Артур тогда насчитал около четырехсот шагов, мысленно подивившись такой высоте.
        И все же невиданное разнообразие местных обитателей можно было перечислять ещё очень долго. Их размеры, формы и агрессивность ко всему живому, просто поражали даже видавшего виды Артура. Почти каждый увиденный обитатель Леса пытался на них напасть, за исключением некоторых более спокойных видов, что встречались довольно редко, но отличались особыми защитными способностями. Такими были приземистые «черепашки» с плотным широким панцирем, накрывавшиеся ночью желтоватой полусферой из ауры, подпитанной особо ядовитой магией. Артур подолгу наблюдал за их стаями по ночам из интереса, и даже кое-что перенял для себя.
        Подавляющая часть обитателей была излишне агрессивна. Всё это начинало изрядно бесить, и когда Артур увидел пять странных шаровидных созданий, высотой примерно по колено, то незамедлительно метнул в них пульсар со злости. Как завизжал тогда, от страха жук! Артур сразу почуял неладное…
        Итогом стал оглушительный грохот и одна поверженная тварь, будто сдувшаяся от укола иголки. Но к его огромному удивлению остальные не покатились наутек, наоборот - укутались искрящимися молниями желтого цвета, вдруг приобретающими зеленый отлив и, дружно ринулись за ним. Около трёх часов он потом распинал себя за такой идиотизм! Когда вновь попытался уничтожить почти настигшее его создание сферой, то с удивлением обнаружил, что та была просто поглощена коварным перекати-полем. Истинный ужас перед тварями леса утроил силы и ускорил реакцию - иначе бы его давно догнали и участь обугленных скелетов разных тварей, виденных им по дороге до встречи с «перекати-полем», явно назначалась и ему.
        Взмокнув от нескончаемого бегства, разодрав руки, получив многочисленный ушибы и ссадины, он потом долго распинал себя за такую мысль как: «Шарахну-ка я по ним, пусть видят кто в доме хозяин! Идиот! По-другому не скажешь…»
        Но что сделано, то сделано, прячась в густых кустах, не найдя места укромнее, он допивал остатки воды, а от жучка приходил осуждающий мыслеобраз, на что Артур огрызался образами в типе:
        «Да знаю, я знаю! Впредь буду осторожнее…»
        Переждав очередную ночь, они двинулись дальше. Утром, далеко позади - послышался могучий отголосок очень разозлённого рёва какого-то создания, пробирающего дрожью до мозга костей…
        Решив не испытывать судьбу, Артур ускорился до легкого бега, а жуку приказал следовать чуть позади и предупредить его в случае явной опасности. Довольный, что может принести очередную пользу хозяину Мурчик, умчался назад, испытывая некий интерес к происходящему, вот только у Артура по этому поводу появилось очень не хорошее предчувствие. Да ещё этот приснившийся ночной кошмар, будто нечто разыскивает его в темноте, а он старательно пытается спрятаться… Сны снами, да вот только слишком реальным показался тот незримый ужас, что заставил его заорать с утра, чем сильно напугал Мурчика.
        Как любил поговаривать какой-то земной персонаж: «Случайности не случайны…» И от того, Артуру приходилось при первой же возможности копаться в подаренных шаманом знаниях. Но если в предыдущие разы он искал обычную информацию в образах личного опыта Ква'олика, то сейчас его интересовали малейшие намеки на боевые плетениях, их воздействия на местных существ, практика и особенности заклинаний. Его опасения подтвердились - шаман запечатал от него многие запретные знания…
        Делать было нечего, и Артур при каждом удобном моменте пытался повысить скорость своей концентрации, но знаний и практики катастрофически не хватало. Всё чего удалось достичь: небольшое ускорение вызова Изумрудного Копья, создание одновременно двух пульсаров в обеих руках и ускорение вливания Силы в Щит. Козырем в рукаве не назовёшь, но уже что-то.
        Сам не заметив, как пролетело время, а ноги наполнились усталостью, они вышли к узкой не глубокой реке. Жук тоже был несказанно рад, почуяв близкую влагу, и первым запрыгнул в неглубокую воду. Артуру оставалось лишь улыбнуться и понаблюдать за смешным плесканием малыша, попутно наполняя средний бурдюк, давно испитый за время иссушающего глотку бега.
        Внимательно посмотрев на реку, он отметил неглубокий переход, и успел было дойти до середины, предусмотрительно сняв сапоги, но оставив штаны, на случай нападения хищных рыб, которые бурлили вокруг туши мёртвой гончей, после прыжка с вершины водопада. Как вдруг, сзади донёсся истошный свист малыша, привлекающего внимание хозяина. Артур сразу же развернулся и увидел знакомое, едва видимое искажение пространства, на самом берегу. Изменив зрение, он тут же подтвердил свою догадку. Паразит, прицепившийся на вожака - прибыл по его душу, хотя нет - скорее по его тело!
        Неспешно, с грацией хозяина положения, выследивший их опасный композит лесного убийцы и телесного захватчика не шел, а перетекал из позиции в позицию с уверенностью хозяина леса, шаг за шагом сокращая расстояние, внимательно изучая обстановку и пути отхода добычи. Будто и не сидел на его голове паразит… Глаза не горели бессмысленной злобой, как у предшественников, погубленных ранее, наоборот - взглянув в них, Артур узрел матёрого, битого жизнью хищника, и от того, взгляд полностью порабощенного вожака сулил неотвратимую гибель дерзкому беглецу…
        Сдавленно выругавшись, Артур взял сапоги в зубы, поморщившись от кислого запаха, и метнул в настырную тварь одну за другой две слабые изумрудные сферы. Для себя лишь отметив, что каждое новое его заклинание всё ярче приобретает изумрудные тона. Как-то по-иному рыкнув, вожак нарочно снял с себя невидимость и, без лишних трат сил, в два прыжка отскочил на безопасное расстояние, явно сделав выводы из предыдущих столкновений с опасной добычей. Взрывы сфер, вновь огласили округу глухим грохотом, даже краешком не задев цель. На миг появилось желание создать кое-что гораздо более разрушительное, но вспоминая обморочные состояния после таких магических приёмов, от идеи он быстро отказался: быть сожранным пока он находится без сознания, будет верхом глупости! И, конечно же, малыш-жук его явно не сможет защитить.
        Артуру оставалось лишь подивиться уверенности твари и приберечь силы для решающего боя, а пока - пока остается только бежать!
        Не теряя ни секунды, он подхватил бултыхающегося рядом пискуна и, часто оглядываясь, широкими шагами двинул через быструю воду на другой берег. Как он и ожидал, зверь даже под гнетом паразита не прыгнул бездумно за ним, чтобы сразу стать легкой мишенью, для сфер или копья Артура, наоборот - издав жутковатый неестественный рёв, он затяжными прыжками помчался куда-то влево по прибрежным кустам, и сомневаться в его скором появлении на этом берегу Артуру не приходилось. Ещё, в реке громко плеснуло, пришлось ускориться, осматривая Истинным зрением ближайшее пространство под водой, но к его счастью, речной обитатель настигнуть их не успел. Артур увидел лишь его длинную, метров пять - не меньше, тень под водой. И судорожно сглотнул.
        Спешно выйдя на берег, он выжал, как мог, штаны, резво натянул сапоги и помчался в лес. Счет пошел на минуты, и надо было найти открытое место, где он сможет принять бой, а в лесу это была задачка не из легких. Кто знает, какие места находятся по эту сторону реки? Ответом ему послужил встревоженный писк малыша, учуявшего какую-то опасность, и ему пришлось добавить прыти - жить, ведь, сильно хочется!
        Помянув не добрым словом всех родичей и прародителей твари, Артур с матами выскочил на закрытую поляну. Прямо лесная проплешина упиралась в широкий, высокий уступ, заросший какими-то мерзкими на вид растениями. Слева её закрывал густой кустарник, откуда при всем желании не было возможности подобраться бесшумно, а справа - лес просматривался просто идеально. На всякий случай, он послал туда Мурчика, тем самым укрепляя защиту от внезапного нападения с того направления, ограждая малыша от неминуемой гибели в предстоящем бою.
        Как бы то ни было, но паразит вскоре появился вдалеке, медленно приближаясь к нему, будучи готовым к любым фокусам жертвы. Это вновь не могло не нервировать, и Артур мысленно заготовил округлое каркасное плетение копья в правой руке, не вливая в него Силу. К тому времени, преобразившийся зверь успел дойти до края поляны и, припав к земле, приготовился в несколько прыжков достигнуть своей долгожданной добычи. Артур тоже впал в подобие состояния ускорения, внимательно изучив его основу в последнее время, перед каждым погружением в глубины разума, сумев в точности уловить момент замедления времени, но только он знал, каких нагрузок это будет стоить! И сейчас, ему было плевать, так как на кону вновь стояла самая ценная ставка в мире - его собственная жизнь!
        События вдруг понеслись вскачь галопом. Хитрая тварь резко метнулась чуть наискось исчезающей черной тенью в его сторону. Но далеко не это больше привлекло сейчас внимание: в самый последний момент, Артур заметил странно завихряющиеся, оранжево-красные потоки энергий, на одной толстой ветке дерева на самом краю поляны, и чувство смертельной опасности взвыло ещё до того, как зверь сделал решающий прыжок в его сторону!
        Неосознанно метнув себя в противоположную сторону от зверя и, выпуская тому на встречу небольшую сферу, Артур сосредоточился было на твари, как с того пространства чуть выше ветки, куда втягивалась энергия, вдруг сорвался ослепительный луч мигом протянувшийся в место, где он только что находился. Грохот и рёв раненного зверя резанули по ушам, от чего он впал в лёгкую контузию, а где-то рядом с ним, в конвульсиях бился смертельно раненный оторванный от вожака паразит: оторванная изувеченная лапа вожака лежала у Артура прямо перед глазами. До края разума донёсся какой-то истошный мысленный вопль, о приближении неминуемой гибели от жука-малыша, но Артур сейчас не мог выделить ничего внятного по этому поводу в состоянии лёгкой контузии…
        Вожак гончих затих и скорчился рядом. Из круглых отверстий от паразита в шее - потекла мерзкая слизь. Кашляя, сплевывая с разбитых губ кровь, Артур видел, как нечто незримое, высокого роста, с могучей аурой спустилось с дерева и направилось в его сторону, полностью раскрывая своё присутствие…
        Под два с половиной метра ростом. Голый гигант, в жутковатой маске, с усиленным непонятной магией копьём-глефой с и смертоносным кристаллом на плече, выпустившим тот самый луч, вдруг резко совершил смазанное движение в сторону умирающего зверя. Один меткий удар и, шумно клацнув челюстью, лесной охотник окончательно затих, будто до сих пор не смиряясь с тем, что добыча осталась жива, а он так и не отведал её на вкус… Второй удар и мерзкая белесая личинка брызнула во все стороны вонючей жижей, частично отрезвляя тошнотворным запахом затуманенное сознание.
        За тем, его страшный лик обратился на Артура, и тот сразу начал пятиться от ужаса, отползая из последних сил, не в состоянии прийти в себя, после близкого взрыва. Страх, перед, как никогда близкой смертью, затопил всё внутри. Дыхание сорвалось на хрип, а сердце норовило выскочить из груди. Вылетевшего внезапно из кустов малыша, Ловчий одним страшным ударом руки отправил обратно, тот только успел пискнуть, вероятно, сломав лапку, и тут же затих невдалеке.
        Ловчий взревел и занёс копьё для решающего удара, как вдруг, на поле боя нечто неуловимо быстро изменилось. Стало заметно темнее, при чем, далёкий закат только-только оповестил о скором приходе сумерек, но тут создалось ощущение, что Мрак не желал ждать своего часа.
        На краю поляны, соткавшись из черного тумана, возникло страшное безголовое длиннорукое существо, с ходу хлестнувшее похожим на шипастый бич мраком, чудом не задев Артура и успевшего отскочить в сторону Ловчего. Создалось впечатление, что Оно промахнулось не случайно, будто нечто незримое, сильно мешало ему прицелиться, как следует. Долго не думая, чудовище с яростью хлестнуло ещё раз, но на этот раз Ловчий быстрым ударом отсёк овеществлённый Мрак, а Артур воочию увидел, как даже малая его часть, рассёкшая позади целое древо, опадала на траву и та сразу жухла, соприкоснувшись с его остатками.
        Оживший Мрак на поляне яростно закипел, и раздался закладывающий уши загробный свист разгневанного Демона, но Ловчий уже закончил собирать новую порцию энергии в наплечный кристалл и, припав на одно колено - выпустил багровый луч в незваного гостя из иных планов бытия.
        Новая яркая вспышка заставила Артура прикрыться рукой ещё до прихода ударной волны. И хорошо, что он выставил двуслойный щит на её пути, попутно заметив прозрачную полусферу и у Дикого Охотника (так для себя он стал величать нового врага, а вот для твари Тьмы, подходящего имени пока не находилось).
        Рано отпраздновал свою победу меткий Ловчий - прямо из клубов дыма к нему метнулись два щупальца Мрака, и если первое он успел отрубить, то второе обвило его в районе живота и просто втащило в облако не рассеявшегося дыма. Мигом оттуда донеслись хрипы, звуки драки и свист рассекающих мрак красноватых прорезей ударов глефы, отрубающих шипастые плети кошмарной Тьмы.
        Этот момент, более-менее пришедший в себя Артур, посчитал самым удачным для бегства и свалился в тот куст, куда упал его верный друг. Найдя там раненного жука, он хромая успел отойти на тридцать шагов, как вдруг его обуяла настоящая ярость. Если на свои раны он не обращал внимания, то увидев сломанную лапу маленького друга, вдруг пришел в настоящее бешенство и, положив его под ноги, вдруг резко развернулся к виднеющейся поляне.
        Щедро вбирая разлившуюся вокруг энергию, он решил вызвать усиленное плетение его первого обретшего форму и интуитивно доработанного за все время заклинания: косматая сфера мигом загудела и опасно завертелась на растопыренной пятерне, высоко поднятой в замахе руки. Энергия рекой втягивалась внутрь, наливая раздувающийся шар злым мерцающим светом. В определённый момент, наученный былым опытом, Артур отсёк втягивающуюся в каркас Силу и, не теряя ни мгновения больше - отправил окутавшуюся нестабильными разрядами сферу на поляну одним сильным броском. Там как раз, вроде как, определился победитель, правда, так это или нет - понять сейчас было невозможно: просто на короткий миг притихло противостояние.
        - На!.. Прикури!!!  - к кому именно он обращался было не важно. С накопившейся, за все время, злостью крикнув тварям, он подхватил Мурчика, и спешно спрыгнул в небольшую яму между деревьев, задержав дыхание и закрыв уши.
        Видимые им стволы и кроны вдруг озарились ярчайшим светом, а тени жутковато удлинились, будто где-то за спиной зажглось новое солнце. Раздался оглушительный грохот с треском древесины, глухо прорвавшиеся до барабанных перепонок сквозь затычки в виде собственных пальцев и, последнее что он увидел - летящие прямо на него ветви поваленного ужасающей силой дерева…

        ГЛАВА 32

        Теснина последнего пути - так называлось мрачное пустынное место, с глубоким каменистым обрывом, куда прибыла крытая телега с Арием и остатками беглых рабов-бандитов. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть на их статус: со стороны властей они рабы и мародёры; с их стороны - вновь обретшие мнимое подобие свободы люди… гм, и нелюди. Как там говорится? У медали две стороны?
        Вокруг царило страшноватое затишье, впрочем, как и на любом кладбище. Тишина была такой, что скрип телеги начинал пугать самого Ария - настолько далеко и гулко разносился этот противный звук, иногда возвращаясь пугающим эхом.
        Как бы там ни было, сейчас ему было не до этого. Они размотали закутанного в тряпьё орка и гоблина, потом вывалили тела неудачно выступивших гладиаторов с повозки, скидывая их в Теснину, не хуже настоящих похоронщиков.
        «И чего этих бедолаг не скинули в общую со мной яму?..» - метнулось в голове Ария. Возня с трупами его изрядно напрягала. Почувствовав упоение боем, он так и не привык к его мерзким последствиям в виде вываленных кишок, проступивших наружу мозгов из раздавленной головы, отрубленных конечностей и ручьям выливающейся крови. Жуткие картины постоянно настигали его во снах, заставляя каждый раз отмахиваться руками и просыпаться в холодном поту, но такова была суровая реальность нового мира, и деться от неё куда-либо теперь не было никакой возможности.
        С другой стороны, тела, оставленные на дороге, быстро привлекли бы внимание патрулей или наскоро высланной за ними погони. А то, что погоня будет - они не сомневались ничуть, разбойников стража схватила не всех, и оставалось уповать только на проходящий в городе праздник, да постоянный поток въезжающих и уезжающих гостей. Иными словами, для того чтобы убраться отсюда подальше - задел времени у них ещё был.
        Ночь была прекрасным временем, дабы покрыть большое расстояние от города. Но перед этим, четвёрка бывших рабов, посовещавшись, представилась Арию. Запомнил всех. Не представился только коротышка гоблин.
        В словах болтливого писклявого коротышки, орка Гракама, старика Дейнека и бывшего раба Стакса все чаще слышались фразы про айр'Фоар и айр'Миэрис. Интересно что бы это ещё значило? Как ни крути, но смысл чужого языка все чаще казался Арию знакомым и более понятным: пара недель, и он заговорит с ними на одном языке. И этим вопросом он собирался плотно заняться в самое ближайшее время, раз судьба решила уготовить ему какую-то роль в этом мире, правда, пока что, среди рабов и разбойников - ну дак это только пока!
        Не теряя времени, они отправились в путь куда-то в южном направлении, за одну ночь покрыв на повозке приличное расстояние от города. Остановились у колодца, дабы пополнить запасы воды, и дать передышку запряженному ящеру. Шестилапая тварь хоть и отличалась медлительностью, но с ней, они уже не выглядели бандитами с большой дороги, больше смахивая на бедных крестьян. Орк почему-то постоянно ругал бедное животное, но оно не обращало на него никакого внимания до тех пор, пока не получало по своей тупой башке найденной где-то по пути длинной веткой превращённой в стрекало, и только тогда внимало каждой его команде.
        Каждый день Арий показывал на ту или иную вещь, спрашивая название, понимающие всю важность ситуации напарники, не без редких шуточек называли их своими именами, что ускоряло процесс его обучения общепринятому языку, за исключением некоторых племен Элегарских джунглей, и земель каких-то Перворожденных. Кто такие Перворожденные, старик объяснил на руках, сложив пальцы вместе и приставив распрямленные ладони к ушам, изображая их удлинение. Ещё ему сильно помогали уроки Дейнека, который рисовал какой-нибудь предмет на земле и озвучивал его вслух, на что Арий только кивал, улыбаясь, так как старик-извращенец начал своё обучение с картинок непотребного характера! Как он сам сказал позже: - «…чтоб достойно мог ответить каждому!»
        Орк всегда хохотал во весь рот, когда видел эти рисунки, а Стакс ему вторил, пусть и более скромно, но все же.
        Как оказалось позже запасливые орк и гоблин, сумели сохранить не маленькую сумму золотом. По пути часто обменивали его у торговцев на менее приметное серебро, дабы сильно не выделяться из простых трудяг, отправившихся на поиски заработка в другую страну, у которых золота по определению быть не должно…
        За время перехода через границу с Атмантом, им удалось выгодно продать телегу с ящером местным крестьянам, сменить одежду и раздобыть коней. Как же всё болело от первых дней учебы езде на коне. Арий проклинал весь мир, где нет автомобилей с их удобными сидениями, закатанных асфальтом дорог, или ещё каких благ присущих Земле. Но все же в этом была какая-то своя красота, вот только чувствовалась она далеко не сразу, сначала надо было об эту самую «красоту» набить шишек или получить от неё тумаков!
        Так же его удивила легкость, с которой их пропустили на границе. Зажиревшие вояки, видать, давно не знали войн и заметно привыкли брать мзду со всех проезжих, как бы подозрительно те не выглядели и куда бы свой путь не держали: плати обозначенную сумму и катись на все четыре стороны! Простота! Впрочем, все подозрения отпадали сами собой, как только в карманы пограничников падало по пятаку сельясов. Сальные лица расплывались в улыбках и, всякий интерес к мигрантам и странникам отпадал сам собой. И как успел заметить Арий - далеко не все деньги попадали в государственный сундук, при чем, делалось всё это настолько нагло, что каждый желающий мог диву даваться!
        Миновав границу с бедным Атмантом, задерживаться они тоже не стали, сразу направившись на границу с Фалиатом. Хватило примерно седмицы с остановками на ночлег в придорожных постоялых дворах, чтобы проехать всё бедное королевство. Во всяком случае, глубинка на границе с Элегарскими джунглями выглядела именно так, но старик, видать, ранее бывавший в столице и прибрежных городах описал их богатство и причуды в ярких красках, от чего разность в достатке местных и «береговых» просто не могла не поражать. И все же, весь денежный поток оседал именно там, и руки вельмож и управителей не доходили ни до чего, кроме как дорогих одежд, украшений и распутных увлечений заморскими рабынями и приезжими красавицами-дворянками.
        Как позже узнал Арий, за Фалиатом стоял город-гора Зибба с принадлежащими ему же обширными деревнями, а за Зиббой,  - в Айшиме, и был их пункт назначения. Орк обещал им корабль, благодаря которому они пересекут суонский океан и окажутся в Вал'Ирре, где места гораздо спокойней этих, много интересной работы и жизнь течет в умеренном темпе. Арий как-то задал вопрос о более близких портах, на что на него все посмотрели со снисхождением и пояснили давно ведомые истины: в Атманте капитаны загибали такие цены, что не каждый богач мог позволить себе такую роскошь! Практически весь берег Фалиата - сплошь был усеян непроходимыми рифами и отмелями. В Зиббе, конечно, можно было попытать удачу, но, как сказал Гракам: денег у него хватило бы только на одного, и то - «…при повороте всех богов удачи вместе взятых, в их сторону лицом, а не… тем самым местом, которое обычно видно в их случае!». Вот и оставалось уповать на надёжного и проверенного капитана, который, кстати говоря, должен был как раз находиться в этот сезон именно там.
        …Достигнув границы с Фалиатом, Юрию сразу бросилась в глаза укрепленная застава стражей, цепкие взгляды браво выправленных, вооруженных до зубов вояк и наличие метателей на двух толстых башнях. Такой форт мог с легкостью затруднить передвижение маленькой армии, не говоря уже об обычных разбойничьих шайках с любым количеством горячих голов. Ещё его привлек внимание человек в черной одежде внимательно всматривающийся в лица каждого прохожего на границе. Оставалось только подивиться «длине рук» тех, чьи интересы они задели за время своего освобождения.
        Легонько толкнув локтем орка, Арий удостоился понимающего кивка, но терять было уже нечего. Рассредоточившись по всей очереди, они спокойно направились через останавливающих и допрашивающих каждого путника стражей. Самым первым шел старик, за ним Стакс и гоблин, дальше Арий, и замыкал, почти в конце очереди - Гракам.
        Дейнека пропустили без каких либо вопросов, лишь взяв пару монет за проход. Стакс с коротышкой тоже прошли через стражей без подозрений. Пришел черед Ария.
        Подойдя вплотную к хмурому стражнику, Арий протянул пару серебряных монет на широкий стол счетоводу и подошел к досматривающему стражу. На какой-то миг, ему даже почудилось, что воздух вокруг амулета на шее стражника, слегка подрагивает. Тот лишь хмуро поинтересовался:
        - Откуда ты?
        - Из Атманта.  - заучено ответил Арий, подготавливаясь к наводящим вопросам, но страж перевел взгляд дальше.
        Промолчав, страж ещё раз хмуро окинул его взглядом к чему-то принюхавшись, поморщился носом и пропустил за спину. Человек в черных одеждах не повел и носом в его сторону, но завидев орка, заметно начал концентрироваться на нём, выискивая какие-то одному ему известные приметы.
        Когда пропустили и орка, тот был хмур как виднеющаяся вдали грозовая туча. Новости были очень плохими.
        - Эта тварь меня узнала. Надо быстро уходить! Иначе нам подготовят кровавую баню прямо на дороге!
        Никто не задал лишних вопросов, и они устремились по самым прямым путям до границы с Зиббой. День ото дня ожидая засады или настигающей погони, но, к счастью, погони все не было и не было, от чего орк становился заметно более хмурым, принимая это как затишье перед бурей.
        К тому времени, Арий уже мог свободно говорить на их языке, но старался держать язык за зубами на людях, до конца изучая тонкости новой страны, где неправильно сказанное слово могло стать причиной дуэли или, минимум оскорблением. Лишь в своей компании, он старался учиться говорить свободнее, что не могло не забавлять остальных, и орк решил узнать о «тёмной лошадке».
        - Откуда ты? И почему в тебе течёт столь доблестная кровь, что избавляет тебя от страха перед могучими войнами и чудовищами?  - никак не привыкший к такому имени орк явно намекал на освобождение из плена и бой с троллем из каравана.
        Арий вдруг заметно помрачнел, вспоминая, кто он и откуда, но орку, не раз спасшему ему жизнь, ответил лишь:
        - Вы всё равно не поверите…
        На этом расспросы на какое-то время окончились. Спутники Ария, скорее всего, подумали о его не лёгкой судьбе и тех ужасах, что любят погрязшие в разврате и похоти купцы-работорговцы, на которых были так похожи продавшие его хозяева. Уж им-то истории рабства были знакомы не понаслышке. Дальнейшие продвижения проходили в пасмурном настроении.
        Фалиат славился своей четкостью и неотвратимостью соблюдения закона, да и дороги и постоялые дворы здесь отличались чистотой, богатством и каким-то своим неповторимым стилем, даже вдохнутой в каждое культурное украшение душой. Покидая очередную таверну, которую язык не поворачивался так обозвать, Арий мог только подивиться образованности деревенского народа их интересной культуре и широте репертуара менестрелей: от их песен захватывало дух, окунало в жизнь других стран, и почему-то он сразу начинал тосковать по давно не вспоминавшейся родине…
        Где-то там, далеко-далеко позади, остался родной, дивный мир, и как он его не ценил, понималось только сейчас, в редких минутах покоя, в начинающей уже казаться бесконечной дороге.
        Частые встречаемые патрули делали безопасным их путь от любого ворья, если такое вообще водилось в здешних землях. И им посчастливилось вновь добраться до границы с Зиббой без приключений, на что орк даже пообещал всем богам удачи принести какое-то одно ведомое ему подношение, но все же оставался хмурым и напряженным до самого момента, пока они не перешли на ту сторону, вновь заплатив за переход через границу.
        - Странно, мне казалось, они нападут на нас где-то позади,  - Гракам вперил взгляд в виднеющуюся вдали вершину горы.  - В Зиббе можно целую армию спрятать, не то, что несколько беглецов!
        - Как говорили на моей родине: радуйся только тогда, когда достигнешь своей цели, а пока к ней идешь - готовься к самым худшим испытаниям.  - Дейнек вдруг выдал итак всем понятную мудрость.
        - Это где же твоя родина, Дейнек?  - весело оскалился орк с понравившейся ему мудрости.
        - Далеко… за длинногорьем! За цветными садами!  - с каждым словом понижая голос, старик впадал в какие-то одному ему известные воспоминания, ясно давая понять, что всё, что хотел он уже сказал.
        - …Что давно увяли под Гнетом, обратившись в безжизненную пустошь,  - подхватил вдруг слова песни Стакс, но был резко прерван.
        - Знаешь - молодец, но не омрачай моего хорошего начала!  - всегда спокойный Дейнек, вдруг превратился на короткий миг в какого-то озлобленного старика, но тут же извинился за больную для него тему и замолчал. Гоблин понимающе засопел, видать, прочувствовав, что к чему.
        Остальным оставалось лишь хмыкнуть и сделать для себя пометку в памяти о единственной неприятной теме для их спутника.
        Миновав по пути множество хуторов и деревень, они, наконец, вышли к порогу «Скребущей Небеса», как любил называть эту колоссальную по размерам гору старик, вспоминая очередное лирическое произведение именитого автора. Но его, как обычно, мало кто слушал.
        И в правду - Зибба была огромна. Её вершина уходила далеко за низкие тучи, слегка укрывшись снежной шапкой. Издали ощущалось могучее давление и несокрушимость древних скал, тысячелетия стоящим на одном месте мрачным памятником.
        Арий невольно присвистнул, многим позже, опустив взгляд на пару холмов-близнецов, стерегущих подножие своей королевы. На холмах виднелись крепости, и редко прогуливающиеся ленивым шагом дозорные на их стенах. Дорога начинала петлять прямо между холмами, но до спуска в ложбину, Арий успел увидеть по обе стороны от горы бескрайние морские глади, вплотную подступившие к каменным склонам, а на восточном море виднелись редкие парусники.
        - Знаю одно местечко в горе, там и остановимся, только на одну ночь.  - Деловито заявил орк, на всякий случай, окинув взглядом товарищей по несчастью, изрядно вымотавшихся после длительного пути. Возражений, конечно же, не последовало - все слишком устали от дороги.
        Вымощенная камнем дорога вновь вынырнула на широкое поле перед огромными усиленными вратами в подножии, обставленными пятью каменными огромными башнями, на верхушках которых светились непонятные огни, явно не сулящие ничего хорошего тем, кто посмел бы напасть на эту крепость-город-страну…
        Судя по россказням Дейнека, Зибба была основным центром всей «черной» торговли между Фарсимом и Суоном, превосходя по потоку судов все порты Атманта вместе взятые. Большую роль в этом играла общепринятая нейтральная территория, которую соблюдали абсолютно все, будь то пираты Верберры, мрачные бриги Гилента, остроносые галеры Ваххи или прочие суда любого другого государства. Лишь могучих боевых кораблей Аркана давно не видели в этих местах, что не отменяло присутствия в городе-горе их посла. Нарушившие запрет в нейтральных водах жестко карались огромными штрафами для целых гильдий, или даже государств - а такой огромный рынок не хотелось упускать никому, находящемуся в здравом уме. Так и сложилась выгодная для всех ситуация - Зибба в этом плане, обходила все торговые запреты цивилизованных государств, здесь можно было найти буквально всё, а торговать - чем угодно!
        Прибыв к огромным северным вратам, им пришлось влиться в огромную очередь. Местная стража усердно досматривала каждого, кто имел желание посетить одно из чудес света. Правда, томительному ожиданию не было видно конца и края. Арий успел детально рассмотреть всю пестрящую толпу, в которой смешались смуглые купцы из халифата с многочисленными подводами; толстобрюхие торгаши Атманта, везущие с собой какие-то рыбные деликатесы; странноватые лица Элегарских представителей и хмурые вояки-наёмники из Фалиата, явно намеревающиеся попасть в разношерстные свободные отряды, оплате которых иной раз завидовала королевская стража.
        Только спустя несколько часов они приблизились к самому входу, наблюдая измученных обозленных на все и вся стражей, с нетерпением ожидающих своих сменщиков. Так же Арий отметил какого-то монаха, с закрытыми глухой повязкой глазами, монотонно звенящего длинным ритуальным колокольчиком, с рядами отверстий. Приветственное звучание заметно расслабляло и приковывало взгляды к безустанно продолжающему натрясать своим инструментом человеку, вот уже несколько часов стоящему в неудобной позе на одном месте. Хоть какое-то развлечение для толпы, томящейся в очереди.
        Несколько монет, короткий досмотр и вот они верхом под пугливое ржание коней созерцают широкий первый уровень далеко уходящих за пределы видимости колонн, увешенных со всех четырёх сторон колдовскими светилами. Что-что, а освещение тут было явно в порядке, судя по частоте расположения всевозможных ламп, кристаллов и светильников, можно было с уверенностью заявить - первыми в городе разбогатели личности, торгующие именно осветительными артефактами, и, конечно же, господа младшие чародеи, еженедельно поддерживающие в них искры света.
        Местный рынок занимал весь огромный первый уровень и начинался почти с самого входа. От количества снующего вокруг народа скоро начало рябить в глазах, а их зазывающие выкрики на разных языках начинали закладывать уши.
        Пришлось спешиться и быстрым шагом проталкиваться через толпу, изредка оглядываясь назад, проверить - поспевают ли остальные. Все были на месте, и даже никто не отпустил в давке поводьев, увлекая за собой бедных животных.
        Путь через рынок, занял ещё около часу. Широкие коридоры петляли по всему уровню между огромными галереями, часто ответвляясь отростками в разные стороны, будто кровеносные сосуды гигантского каменного монстра-горы, роль крови в которых сейчас играли люди и нелюди, практически всех рас и народов. Иногда они проходили широкие залы с фонтанами и диковинными оранжереями разного размера диковинных грибов и подземных растений. Входы в залы были украшены разными статуями, чтобы гостям и жителям было проще ориентироваться в этих бесконечных проходах, хотя шанс заблудиться, все же оставался всегда, так как иногда, статуям попросту меняли цвет, а форма и схожесть оставались прежними…
        Как-то быстро, они свернули к широченному переходу на уровень ниже, о чем заявил легкий, бесступенчатый наклон пола вниз и полукруглый широкий поворот.
        Открывшееся начало нижнего уровня напомнило какой-нибудь трущобный квартал, хотя по большей части так оно и было: все мало-мальски состоятельные граждане жили на втором, третьем и четвёртом уровнях, стараясь перебраться как можно выше, ведь престиж и комфорт каждого уровня росли чуть ли не с каждым метром над уровнем моря. Такова уж была особенность этого места. Ведь чем ещё меряться меж собой, когда вокруг сплошная горная порода.
        Как любил повествовать Дейнек: второй уровень мало чем отличался от первого, за исключением частых патрулей стражи, большего уклона на красоту переходов, разукрашенных художниками и ухоженных искусными камнетёсами. Третий уровень имел выходы на две огромных террасы, смотрящие своими выходами на разные части одного континента: северную часть - айр'Миэрис и южную - айр'Фоар. Четвёртый уровень отличался особым комфортом и уютом, предоставленными для элиты купцов, глав некоторых кланов, лордов, вельмож, приезжих королей и прочих богатеев, представляющих реальную силу в политике или каких-то важных сословиях. Во главе же, всей этой реальной силы стоит треугольный янтарный стол, за которым сидят три лорда-смотрителя, главным среди которых является лорд Бемот, об остальных ему было почти ничего не известно.
        - Ходят слухи, что у них там высоко в горах омолаживающие источники есть!  - старик многозначительно ткнул пальцем в потолок, с полубезумной улыбкой.
        - Нам там все равно там не бывать,  - отрезал Гракам и довольно хлопнул по плечу Стакса,  - Вот! Я же говорил!
        - Кому быть, кому не быть! Хи-хи-хи!  - тихо и мерзко рассмеялся гоблин, намекая на некоторые свои способности к скрытности, переводя взгляд в указанном Гракамом направлении.
        Взору открылся постоялый двор с названием «С пылу, с жару» издали соответствующий своей вывеске. Судя по заверениям орка, место считалось излюбленным у всех путешественников, не обременённых тугими кошельками, мечтающих хотя бы просто посидеть после долгого пути, да восстановить силы.
        Чадящий дымоход со слегка отошедшей трубой вентиляционной шахты, приделанной к приземистому деревянному зданию с крышей (зачем вообще под прикрытием высоких каменных потолков нужна крыша?!) слегка покосился и, местами, редко дымил под каменный свод. Внутри уже кто-то дрался, а хмельные, далеко разносящиеся выкрики здравицы всему чему только можно и мерзкие смешки опьяневших бывалых распутниц - были лишь весомым довеском ко всему, что тут творилось. Само собой, на «высокий полет» заведение и никогда не претендовало, но всё же.
        Оставив животных у коновязи и войдя внутрь, они оказались в переполненном просторном зале. Мало кто обратил на них внимание, а судя по приветственным взмахам рук хозяина и некоторых постояльцев, орк явно считался тут постоянным клиентом. Заняв столик в углу, дружно решили отметить свою маленькую удачу и саму возможность сидеть тут и что-либо отмечать. Через минуту, на столе оказались несколько кувшинов с дешевым, но не плохим местным пойлом.
        - До сих пор не верю… Нам удалось!  - Стакс не мог сдержать выплёскивающуюся через край радость, обнимая за плечи старика и гоблина.
        - Да! И за это мы хорошенько выпьем!  - прорычал в ответ Гракам, бухнув по столешнице своим пудовым кулаком, а потом крикнул куда-то в сторону: - Гаул, неси чего покрепче!
        Через некоторое время, решив сделать первый глоток на пробу, Арий закашлялся, напиток оказался довольно крепким. Опьяневшие орк и Стакс тут же заржали. Один только старик улыбался во весь рот, всем видом поддерживая пьянку, но вежливо уклоняясь от самого распития. Безымянный гоблин - и тот, привалился к стене и заснул. Арий же пил слегка, не поддерживая идею упиться вдрызг. Но их тоже можно было понять: в гонке со смертью, редко удаются вот такие передышки, да и выдвигаться дальше они хотели только поутру.
        - Ещё не много, и они поспорят - кто из них останется стоять на ногах,  - со знающей улыбкой шепнул Дейнек.
        - Ага!
        Кивнув с понимающей улыбкой, Арий утонул в глубоких воспоминаниях. Клубный кураж, случайные связи, пьяное море дергающихся под алкоголем или наркотиками в мерцающем свете людей, и вечно долбящая в барабанные перепонки электронная музыка, сменяющаяся год от года. Эх! Какие были времена! Когда он врывался на танцпол под любимую музыку, исполняя очередные заученные движения, и толпа сразу уступала место новому неподражаемому плясуну, а женское внимание плавно перетекало к новоявленной звезде. Так повторялось каждую неделю, в перерывах между тяжелой работой, о которой и вспоминать не хотелось.
        Очередная кружка закончилась, явив своё исцарапанное дно.
        Наверное, прошло довольно много времени с момента погружения в ностальгию, да и, давно не питый алкоголь дошел до той самой кондиции, но вокруг все заметно изменилось. Таверна почти полностью опустела, за исключением пары столиков с довольно мрачными на вид путниками. Гоблин, Стакс и Гракам спали прямо на лавке, а старик продолжал все так же улыбаться, будто его улыбка вечным позитивом отпечаталась в каменном, немигающем лице. Ещё запомнилось сильно испуганное лицо хозяина, нервно поглядывающего на их столик.
        «Стоп! Да ведь это же…» - додумывать он не стал, интуитивно начиная расталкивать беглецов.
        Сознание как-то резко скинуло большую часть опьянения, снова выводя себя в трезвое состояние, когда он в замедленном темпе увидел, как мрачные воины в дорожных плащах, одновременно начинают подниматься из-за столов, обнажая спрятанные выгнутые халифатские клинки с замаскированной черной броней, явно направляясь в их сторону.
        Выкрикнув что-то нечленораздельное, он столкнул Гракама и Стакса под стол, одновременно покосившись на ехидно улыбающегося старика, успев подумать, что тот обезумел перед встречей со смертью, но прыгнул вперёд и выхватил меч.
        Арий успел заметить, как в руках старика сам собой откуда-то появился простой длинный меч, а дальше уже было не до того. Ему пришлось сбавить пыл нападающих, метнув широкую деревянную лавку, отсрочивая неминуемую гибель. Как-то раз, он уже столкнулся с таким рубакой, и только чудом сумел победить, а вот во второй удача сразу отвернулась, о чем он с ужасом вспоминал в кошмарных снах о собственной смерти, и умирать во второй раз - совсем не хотелось.
        Раздался страшный звон, он сам не понимал, как успевает подставлять под удары противников свой меч. Благо, но противники мешали друг другу навалившись всем скопом, и это хоть как-то ему помогало, но ощущение скорой расправы утраивалось с каждым пропущенным ударом по телу, резко отзывающимся болью, и слава всем богам вместе взятым - пока это были только царапины.
        Жутко заорав, он попытался ускориться и, что странное - враги ненадолго отхлынули, что-то потрясенно шепча, какое-то одно не разборчивое слово. Только с пятого раза он расслышал: «…мастер! Мастер! Элебб! Элебб!» Обернулся в ту сторону, куда смотрел каждый из них. И там было чему удивиться…
        Он взглядом насчитал около шести трупов, а седьмого воина как раз убивал старик. Его смертельные удары, открывающие жуткие раны были сравнимы со смазанными мазками какого-нибудь художника: быстрые, филигранные, отточенные годами тренировок, помноженные на природный Дар. Вот только художник стоящий тут, как оказалось, любил рисовать саму смерть, во всех её фехтовальных проявлениях! Всем своим видом показывая, что случится с остальными, продолжи они бой.
        Кто-то быстро снял с них оцепенение. Вперед вышел смутно знакомый человек и отдал приказ новой атаки. Арий сразу выделил его силуэт и с нечеловеческим криком прыгнул на него через добрую треть комнаты. Это был тот самый убийца с арены! Тот самый подонок, что посмел выйти к нему на арену - уже праздновавшему свою победу! Та самая тварь, что оборвала его жизнь. Нет ей пощады!
        Но о пощаде думалось ему рановато… Умелый воин, по-кошачьи, отпрыгнул назад и с суеверным страхом ушел в глухую оборону, блокируя град неистовых ударов не в состоянии поверить в то, что он видит перед самим собой. А перед ним стоял воскресший демон, будто мечтающий поквитаться за все былые прегрешения - тут и у былого ветерана нервы сдадут!
        Резко глянув куда-то за спину Арию, командир «черных» метнулся назад, швырнув целый поднос с объедками ему в лицо, дождавшись промежутка между ударами. Отбив рукой большую часть летящих предметов, Арий в бешенстве выпрыгнул за ним, но увидел лишь спину настегивающего коня, пригнувшегося всадника. Метнул вдогонку меч, но промахнулся, яростно сжимая кулаки и тяжело дыша.
        Вернувшись в таверну, Арий застал слегка очухавшихся, орка и Стакса, а так же - вновь добро улыбающегося старика, пытающегося разбудить гоблина. Хозяин таверны с помощником, лично помогали им скорее убраться отсюда, пока не успели заявится стражники и маги-дознаватели, которых давно оповестили о настоящей резне в таверне. И судя по приближающимся вдалеке крикам и странному звону - стоило поспешить.
        …А потом был долгий бег по нижним уровням канализации трущоб и переходам, до тех пор, пока они не нырнули в тайный лаз, куда-то в запретную часть города - давно брошенные катакомбы. Идеальное место переждать лишнюю суету и усиленные досмотры Золотых Шлемов - элитной стражи горы, напрямую подчиняющейся верхушке.
        Мрачные слухи о пытках в тайных коридорах всех, кто осмеливался нарушать Общие Законы Ярусов, часто приписывали именно Золотым Шлемам, так как руки у них были развязаны в этом деле полностью. Немногие выжившие оставались калеками, либо сходили с ума от причиняемой боли. И по этому, желания светится лишний раз, не возникало ни у кого.
        Спустя пару дней, осмелевшие Гракам и гоблин совершали вылазки к хозяину таверны, как объяснили они сами: разведать обстановку и послушать новости. Перед самым уходом напоминая, что если они не вернётся - скорей всего их убили и скормили подземным крысам.
        Арий не переставал коситься с заметным уважением на Дейнека, заметив нечто схожее и во взглядах Стакса и орка. Даже будучи пьяным, в воспоминания, будто впечатались некоторые картины произошедшего скоротечного боя, и если бы не старик - их бы пошинковали в местный рулет для бедных из нечистотного червя.
        Старик, замечая его взгляд, всегда разводил руками и приставлял указательный палец к своим губам в шутливой манере, что только распаляло интерес Ария.
        Прошло ещё два дня, прежде чем они остались вдвоём (орк, гоблин и Стакс в очередной раз ушли за выпивкой) и Арий решил спросить Дейнека о том бою:
        - Мастер Дейнек! Научите меня… так же владеть мечом…
        - Зачем тебе такое знание?  - С полуулыбкой спросил тогда он.  - Разве не лучше научится хорошо рисовать, чем размахивать кусками металла отнимая чьи-то жизни?..
        - Когда мне захотят отрубить руки или голову, вряд ли я буду думать о рисовании…  - скептически подметил Арий.
        Старик покачал головой и ничего не ответил, отвернувшись в сторону, размышляя о чем-то своём. Прошло несколько минут, прежде чем он заговорил снова.
        - Когда-то у меня был ученик, со схожим потенциалом. Его упорству в тренировках можно было только позавидовать! И я искренне верил - из него должен был получиться настоящий Мастер Меча! Но я ошибался… Взрастил чудовище! Как ты мог догадаться - мне пришлось «нарисовать его смерть» в картине реальности…  - Дейнек замолчал, вновь переживая, неведомо когда, прошедший болезненный момент из жизни: не каждый день приходится губить собственноручно взращённое дитя.
        Судорожно сглотнув, Арий в деталях вспомнил те смертоносные удары старика, что не находили сопротивления даже у бывалых вояк, не то что у него или его товарищей по несчастью. Даже если они наваляться на него вчетвером, то местное кладбище пополнят ещё три трупа, и в этом он не сомневался ничуть.
        - Мастер Дейнек, я не прошу учить меня всем вашим тайнам, покажите хотя бы первооснову - с чего мне стоит начать,  - Арий с уважением поклонился, впервые испытывая такое чувство к старшему человеку, что было даже досадно.
        - А, всегда пожалуйста!  - не снимая привычной улыбки с лица, старик сполз с валуна одним неестественно-текучим движением для его возраста.  - Попробуй уследить за моим движением.
        Арий приготовился, но старик так и остался стоять на месте. В его сторону лишь подул короткий слабый поток воздуха, непонятно откуда взявшийся.
        - Не увидел?..  - хмыкнул Дейнек.
        - Нет…
        - Странно, попробуем так!
        Мышцы старого Мастера клинка надулись, жилы и вены испещрили тело, кожа натянулась от запредельной напряжённости, а во взгляде появилась жажда смерти.
        Арий вдруг понял, что время замедлилось, а старик медленно начинает вести руку с мечом в его сторону, судя по траектории намереваясь проткнуть левый глаз. Восприятие немедленно изменилось, ускоряя сознание, но противиться неминуемой смерти он просто не мог, замедленно пытаясь отклониться в сторону. В самый последний момент Дейнек остановил клинок у самого глазного яблока Ария, широко раскрытого в испуге, действительно поверившего, что старый Мастер намеревается его убить.
        - Понятно…  - старик принял расслабленную позу и продолжил,  - Твои способности проявились, только когда тебе стала грозить смерть, будто они вызваны не опытом битв и сражений, а скорее скрытым или даже вколоченным кем-то инстинктом. Поверь мне - я видел тысячи сражений и поединков…
        Не совсем понимая, о чем говорит старик, Арий скрестил руки на груди и продолжил внимательно слушать, стараясь уловить каждую мысль истинного виртуоза владения клинком, а тот все продолжал:
        - Иными словами - тебе следует сначала пройти все базовые тренировки и основы, Арий. А это как минимум десять - пятнадцать лет обучения. Да и боевой опыт сам по себе не появится. Увы, но обучив тебя верхушкам мастерства или хитрым ударам, я могу только навредить. Ты должен выковать себя сам. И если такой момент наступит - смело ищи меня на роль наставника! Если, выживешь, конечно…
        Досказав мысль, старик забросил меч за спину и отправился куда-то по тоннелю, в темноту, будто точно знал дорогу. Арий же, лишь кивнул его мыслям, но вдруг опомнился.
        - Мастер Дейнек, куда вы?..
        - Туда же куда и всегда - странствовать и оттачивать искусство живописания. Хотя, до его истинных высот - мне ещё далеко! Как тебе до моих, во владении «бездушными железками»!
        Его тихий смешок почти затих в темноте, когда эхом донеслась последняя фраза:
        - Славным ребятам скажи, что я ушёл и, пусть пьют поменьше!
        Арий тогда ещё долго сидел и раздумывал, почему столь сильный Мастер меча просто странствует по свету, не заняв какую-нибудь высокую должность, или не открыв свою школу. Впрочем, иногда старик вспоминался ему даже каким-то слегка безумным от безмерной улыбчивости. Ну не бывают люди такими позитивными и сияющими. И почему он не ушёл раньше? Странно. Очень странно. Создавалось ощущение, будто он давно ждал от Ария какого-то вопроса. И дождавшись, уверился в чем-то, чтобы со спокойной душой покинуть их. Да, именно так и показалось.
        В противоположном тоннеле раздались знакомые весёлые голоса. Гракам и Стакс тащили маленький бочонок, а гоблин нёс целый мешок вкусно пахнущей еды. Вывалили все это на плоский кусок отвалившейся стены, похожий на широкий стол и принялись за выпивку, с глухим «чпок» откупорив бочонок. Не забыли кивнуть и ему, приглашая к столу.
        Спустя пять минут, громко отрыгнув, орк заметил нехватку старика.
        - Где Дейнек?
        - Покинул нас, по своим срочным делам,  - выковыривая мясистую ракушку, пробормотал с полным ртом Арий и кивнул на быстро опустевший пузатый бочонок.  - Вам пожелал много не пить!
        Орк и Стакс сразу заржали, но как-то быстро смолкли, обдумывая решение старика. Столь могучий мастер и так мог покинуть их в любой момент, но сейчас его ухода не ждал никто. Это было заметно по их взглядам, явно обдумывающим изменения в некоторых планах.
        - Плохо. Могучий воин ушёл, могучий! Подкрепились? Берём с собой остатки и выдвигаемся.  - Гракам поправил широкий меч на поясе и добавил: - Путь свободен, верный человек даёт добро на проход через пять часов на южных вратах. Кому надо я уже заплатил.
        - К чему такая спешка, Гракам?  - с некоторой леностью спросил Стакс.  - Или у тебя долги перед Блуждающей Тенью?
        На последней фразе орк слегка поёжился, но отвечать ничего не стал. Опасный душок тёмных дел Гракама тянулся ещё с прибытия в город-гору, и донимать лишними вопросами хозяина всех денег команды беглецов никто не спешил: и так всё было ясно. Но Стакс не унимался.
        - Если да, то я лучше останусь тут, чем сгину в тайных проходах от безумных пыток во имя жирного слизняка наверху…
        - Заткнись! Нет у меня никакого долга перед этой швалью!  - Гракам вспылил, принимая агрессивную позу,  - …но есть кое-какие разногласия с некоторыми купцами. Так, старые счёты…
        Зелёный коротышка замолк, будто вслушиваясь в темноту тоннеля, а Стакс долго и с явным подозрением смотрел на орка, но чувствовал, что тот не лжёт. Бандит, убийца, разбойник - но никак не лжец. Именно это качество он ценил в нём больше всего.
        - Ла-адно… но, вот молодой, никак не походящий на головореза как мы с тобой, может попасть под раздачу. Ведь так?  - Стакс неопределённо помахал появившимся из ниоткуда метательным кинжалом в сторону Ария.
        - Когда ты увидишь мой корабль - вопросы отпадут сами собой,  - орк довольно оскалился,  - И все же, я не скрою - за моей башкой охотятся некоторые личности. И если ты не хочешь с ними познакомится,  - Гракам подошёл в плотную и ткнул пальцем в грудь Стаксу,  - то я бы посоветовал поспешить. Двинули!
        Закинув кожаный мешок за плечо, орк, не оборачиваясь, направился к часто используемому проходу. Стакс глянул на молчащего Ария и, пожав плечами, направился следом. Коротышка и тот поспешил за ними тихим семенящим шагом.
        На этот раз их путь лежал через полузаброшенные узкие проходы и тоннели, совсем не обжитые людьми. Несколько раз спугнули странноватых местных обитателей, хоть и двигались в полном молчании по приказу орка. Тёмные тоннели, блекло освещаемые колдовским светом переносной лампы, вырисовывали причудливые тени парно стоящих статуй-стражей у заброшенных входов в новые переходы и ответвления, иногда, из-за игры света, пугающе скалящиеся. Казалось, они так и хотят наброситься из своих обманчиво-застывших в камне поз.
        Дважды миновали патруль жалующихся на службу в отдалённых тоннелях стражей, свернули в длинный извилистый коридор, упирающийся в глухую стену. Орк подошёл к камню и, велев всем не шевелится, припал ухом к стене. Выждав в таком положении с несколько минут, он вдруг отбил какой-то особый ритм костяшками правой руки.
        Тишина и кромешная тьма вокруг изрядно нервировали, но тут послышался едва заметный шорох медленно отъезжающей в сторону плиты и свет, разрезающий тьму, словно резак полотнище, осветил их мрачные лица.
        Сообщник надёжного человека Гракама не подвёл, отворив вход в узкое помещение напоминающее склад, доверху забитое разными тканями и прочим товаром. Место оказалось пошивочной мастерской и торговой лавкой «Ткань Тамана» и сейчас перед ними стоял её хозяин.
        Пожилой маленький чернявый человек, с лицом матерого уголовника, вызывал смешанные чувства отвращения. Недобрый блеск глаз, так и говорил о понимании всей ситуации и, по всей видимости, свою цену он уже получил. Коротышка метнулся к заготовленным тюкам и раздал каждому по одному в руки, обласкивая новых гостей слащавыми речами, благословлениями всех родственников и предков во всех коленах. Он проводил их к выходу мимо нескольких не обращающих ни на что, кроме товара внимание покупателей, и ещё долго благодарил всех богов удачи за столь щедрых и мудрых покупателей. Лишь они скрылись из виду, уходя в сторону южных врат, он привычно обругал их за скупость и придирчивость, дабы не привлекать к их персонам лишнего внимания.
        Вся эта смешная картина ежедневного лицемерия-прикрытия осталась за спинами четвёрки, уже влившейся в поток выходящих торговцев. При чем, выходящих из горы гостей никто не досматривал, изредка обращая внимание на тяжелогружёные повозки, да и то выборочно. Город-гора выпускал своих пленников медленно, широко раскрыв каменный зев, будто изрыгая живую массу. Странное, но удивительное зрелище.
        В стойлах, по левую сторону от выхода им удалось раздобыть коней за относительно дешёвую плату и, продолжить свой путь уже верхом.
        Спустя час, изрядно удалившись от Зиббы, Гракам ещё дважды оборачивался, высматривая кого-то в толпах людей. Видимо успокоившись, орк круто свернул с основной дороги в сторону границы с Айшимом и направился в какое-то ведомое одному ему место. Арий, гоблин и Стакс все так же следовали за ним, не задавая ненужных вопросов.

* * *

        Адепт Тьмы Ахримас, вот уже который день находился в гостях высокопоставленной леди, ожидая дальнейших указаний. Все эти дни они подолгу беседовали с хозяйкой дома, но по какому-то общему негласному соглашению не касались темы произошедшего. И, судя по прекрасно скользящим по разным темам беседам, так было легче находить общие соприкосновения интересов.
        На удивление Ахримаса, властная интриганка оказалась более чем интересной собеседницей, несколько раз окунув его в некоторые тайны дворянства и высоких чинов при дворе самого короля, и это с его-то презрительным отношением к слабому полу, забирающемуся в верха власти исключительно через постель! Нет, не в этот раз точно. Перед ним сидела матёрая хищница, видавшая виды, не чуравшаяся в своём становлении на нынешнее положение применения ядов, предательских ударов в спины неугодных личностей ночными убийцами, а в некоторых случаях и применение Тёмного искусства тоже имело место…
        - …И все же, я далёк от этого. Все эти политические дрязги явно не по мне!  - с неприкрытым презрением в голосе отмахнулся маг Тьмы.  - Куда ни плюнь - приходится лизать кому-то задницу, пресмыкаться, либо плести тонкие нити заговоров, иначе никак.
        - Вы, как всегда правы, уважаемый Ахримас!  - с шутливым выражением лица, хозяйка дома наполнила стоящие на столике перед ними бокалы вином, и добавила: - Даже не представляете, как часто мне приходится сдерживаться, чтобы не размазать очередного червяка по стене и не скормить его кишки зверью! Но, ох уж эти родовые, наследственные и клановые связи… слишком много пустоголовых бездарей приходится охаживать кругами и задабривать сладкой лестью. Настолько много, что с годами это вошло в привычку!
        Хмыкнув на очередное откровение хозяйки, Ахримас вдруг понял, что у неё давно не было столь понимающего её собеседника. Да ещё какого - адепта Тьмы, почти кровного брата в области особых интересов, но незримая разница могущества их все же разделяла, и эта самая черта вдруг проявилась особенно ярко.
        В прохладном воздухе помещения вдруг пахнуло чем-то знакомо тёмным и мрачным, будто внезапно открылся лёгкий провал на Тёмные планы бытия. Ахримас сразу заметил, как Мериханта сосредоточилась на чем-то незримом, едва уловимом: некто гораздо более могучий связался с ней через Астрал, и теперь, диктовал свою волю, судя по её молчаливым лёгким кивкам в разное время. Зависть сразу кольнула сердце адепта Тьмы, для такого действа ему бы потребовался полный ритуал и некоторые атрибуты для вызова искомого мага, да и то, к такому, он бы прибегал только в экстренных случаях, не обладая должными навыками нахождения в Иномире. В противном случае, лучше не думать, что может случиться с неопытным магом от длительного нахождения там - за гранью…
        - Тебе поручено плыть в Гриллар, оттуда выдвинешься на ожидающем тебя корабле к берегам Далсаны. Один наш агент прокололся на важном задании, тебя порекомендовали ему на замену,  - Мериханта резко вырвала его из раздумий.  - Встретят вас наши сподвижники, и уже вместе с ними выдвинетесь через степи к стене. Дальнейшие инструкции получите на месте. Старшим группы назначен: Ллерик Тошш.
        Ахримас не поверил в услышанное, с опаской уставившись на хозяйку дома.
        - Госпожа, я правильно понял? Нашей группе поручено идти не только до Великой Стены, но и за неё?..
        - Да,  - она с холодным интересом посмотрела ему в глаза, выискивая искорки зарождающегося страха.
        - Но разве это не самоубийство?!  - Ахримас сокрушённо склонил голову, осознав опасность порученной ему миссии, больше походящей на приговор.
        - К вашему приезду, обитающее за стеной поголовье тварей сильно поубавят наши «друзья» из Аркана. Верные нам аналитики годами следят за волнами нападений безмозглых обитателей Харперии. По их словам, через неделю начнётся одно из крупнейших нашествий!  - мягко и поучительно Мериханта вводила младшего адепта Тьмы в курс дела.  - Следовательно, путь к искомому храму будет… хм, не так сложен, как может показаться изначально. Тем более, картографы клянутся, будто бы нашли его точное местоположение.
        Будто не услышав её доводов, Ахримас судорожно сглотнул, мысленно кляня себя за все проступки перед волей высших иерархов Кулантийского Триумвирата.
        «Идиот! Не следовало совать нос, куда не надо! Хотя, кто ж знал, что хозяйка окажется, настолько безумна, чтобы открыть шкатулку с проклятым артефактом?! И вот на тебе - иди в Запретные земли! Да туда даже идиот, в три раза сильнее этой могучей, высоко забравшейся проститутки не сунется! Будь ты трижды не ладна, Мериханта!» - ярость вскипала в нём, но тут же остывала перед страхом невыполнения приказа начальства. И на этой почве все же зародилась блеклая надежда порученной важности миссии именно ему, как только что перешедшему на ступень выше адепту. Судя по всему, таким образом, стоящие над всей этой тайной затеей личности, хотели одновременно проверить его лояльность и возможности, правда - самой непосильной задачей!
        О храме Древних ходили мрачные легенды, гласящие, что где-то в сердцевине древнего сооружения, непонятно кем и когда возведённого, был заточен могучий артефакт. Вот только добраться до него ещё никому не удавалось.
        «Неужели они узнали что-то такое, что поможет заполучить ту вещицу? Что ж, проклятые твари, раз решили меня извести в самоубийственном походе - нате вам, выкусите! Вернусь целёхоньким, да ещё с древней игрушкой!» - прорвавшийся оптимизм из глубин обозлённого на весь мир разума, быстро скрылся под маской холодного безразличия, уступив мысленный трон холодному рассудку.
        Ахримас вежливо откланялся: такие приказы следовало исполнять быстро и без оговорок.
        На следующий день, его скромные пожитки были собраны и дополнены увесистым мешочком с монетами, и он отправился тем же путём на пристань, где ему посчастливилось сразу заскочить на первый же ежедневный паром до Гриллара.
        Покидая Вал'Ирр, он ещё долго раздумывал над своей новой миссией. Но за эти вялотекущие двое суток в общей каюте, Ахримас был готов убить всех на судне, и принести в жертву морским богам: настолько сильно достали его выпивохи, вечно рыгающие и блюющие под себя, под тошнотворную музыку неумелых любителей. Вся эта шелупонь постоянно отвлекала, без того раздражённого колдуна. Но кошмар быстро закончился и впереди раскинулся богатый порт, являющийся центром всей суонской морской торговли.
        Город Геллодас издали встречал огромным и красивым маяком, в виде воздетой ввысь каменной руки с огромным металлическим фонарём, в центре которого ярко светило мощное колдовское приспособление, обслуживаемое магами-умельцами из самого Аркана. Богатейший город Гриллара, да и большей части океана мог позволить себе и не такое, не скупясь на звонкую монету.
        Город охраняла смешанная эскадра кораблей, Ахримас насчитал целых двенадцать судов! Огромная по своим размерам пристань и ровные ряды кораблей всех мастей и оснастки - при скором оповещении, могли стать настоящей морской стеной, готовой дать отпор любому агрессору!
        Далее его взор скользнул по толпам народа, снующего по своим делам между лавками прибывших купцов, а так же ворью, так и высматривающее добычу «пожирнее». Но все же, не это интересовало Тёмного мага - леди Мериханта дала чёткие указания и название корабля, на котором он поплывёт дальше. И, стоило ему сойти с парома в общем потоке, как буквально сразу, его взгляд выхватил узнаваемые элементы искомого судна.
        Им был остроносый бриг с хищными чертами морского охотника. Чёрный отлив бронированных полос из зачарованного металла ярко выделял его среди многих других кораблей, так же мерно покачивающихся у пристани в ожидании. Мощные зачехлённые метатели, хмурая команда крепких матросов в тёмно-синих камзолах балфлота Далсаны, сами собой заявляли о больших проблемах для любого смельчака, кто попробует посягнуть на груз и пассажиров данного судна.
        Протолкавшись через плотные скопления люда и нелюда, адепт Тьмы оказался у обитого металлом трапа. Его тут же выделили две пары мрачных взглядов охранников. Ахримас подошёл к ним вплотную и шепнул старшему пароль, дождался короткого кивка и проследовал на борт судна. Встретивший его капитан корабля с уважением поклонился собрату по Искусству, так как был явно ниже рангом, и проводил к личной каюте.
        Убранство его нового обиталища на целую седмицу, подняло настроение на небывалую высоту. Сейчас он чувствовал себя важной персоной, по сравнению с общей каютой на той проклятой барже, где не раз хотелось применить особо мерзкие заклинания. Но слава богам, на их же счастье, никто не смел трогать мрачного пассажира, одним своим видом гарантирующего большие неприятности любому глупцу, посчитавшему иначе.
        …Отплытие намечалось на вечер, и Ахримас решил скоротать время за обедом и послетрапезным отдыхом, заперев замок в своей каюте.
        Настало время для изучения его новых способностей, но для завершения, оставался маленький ритуал, так сказать, завершающий штрих.
        Он давно чувствовал зов браслета, с того самого дня, как проснулся после тех мучительных ужасов, что ему «подарили». Браслет на руке, будто просил обратить на него внимание, но столь сокровенное действо, Ахримас решил провести наедине, никак не в доме хозяйки. Дабы не выглядеть крохобором, ухватившим ещё одну подачку с барского стола, в сравнении с его более опытной… наставницей?
        Обратившись к своему Тёмному Дару, Ахримас направил внутренний взор на его привычную вещь. Браслет с пауком словно ожил, почувствовав внимание хозяина. Чёрный паук поочерёдно оторвал лапки с костяной основы и медленно пошёл в сторону указательного пальца, впиваясь в кожу, оставляя после себя выступающие капли крови.
        Спустившись с костяшки на фалангу указательного пальца, паук медленно удлинил лапы и обхватил своё новое место, а в разум Ахримаса полились нескончаемым потоком энергоформы, чертежи и тайные слова для Тёмных ритуалов на языке Мёртвых, буквально выжигая в его памяти запретные знания более глубокого уровня. Тьма, так и сочилась из перстня в своего хозяина, открывая новые горизонты нечестивых знаний.
        - Да! Наконец-то!  - взревел он по окончании всего действа, слизывая собственную кровь с дрожащей руки. Устало оскалившись, он осмотрел потерявший жизнь перстень на пальце и гордо выпрямился, вытянув вперёд руку с растопыренной пятернёй. Долгих пять лет, он шёл к своему повышению, честно служа их общему делу, пять полных лет! И теперь, когда он получил свою истинную награду, его восторгу не было предела.
        Вымотанный таким, казалось-бы простым действом, он рухнул на койку и забылся сном.
        Весь свой недолгий вояж по самой благостной части Суонского океана, Ахримас вёл отшельнический образ жизни, проводя все своё время за изучением полученных тайн и знаний старших некромантов. За все время, он только дважды появился на верхней палубе, дабы подышать свежим воздухом и немного разгрузить забитую насквозь запретными знаниями голову. Оба раза наверху он появлялся ночью, предпочитая полное уединение дневной суете. Во время своего второго подъёма он встретил капитана, от цепкого взгляда которого не укрылось новое достижение собрата, с чем он и с уважением поздравил Ахримаса, дважды пожелав больших успехов в столь непростом деле.
        Второе пожелание было услышано, когда Ахримас сходил с судна на берег. В спешке они прибыли на день раньше, и поэтому адепт Тьмы решил провести день в живописном порту Далсаны, но его желаниям не суждено было сбыться. В двухстах шагах далее, ему сразу почудилась плотная тень, мимолётно появившаяся и сразу пропавшая, но достаточно долго выдержанная для того, чтобы её мог увидеть только такой же посвящённый в тайные знаки Тёмного братства, агент.
        И вправду, Ахримас сразу увидел две мрачные фигуры, ауры которых, едва узнаваемо, отливали Тьмой, лёгким её отголоском, но даже сейчас он видел, что ранг ожидающих его собратьев выше как минимум на ступень, от чего его поначалу даже переполнило подобием гордости, но все позитивные чувство смело приветствием собратьев.
        - А вот и наш балласт заявился,  - мерзким тоном объявил полноватый человек с круглым лицом, полностью покрытым отвратительными прыщами и какой-то коростой.  - Ты там как принцесса на выданье собирался?! Мы тебя уже третий день ждём!
        Его мрачный спутник ухмыльнулся, но смолчал, с удовольствием наблюдая, как по багровеющему лицу Ахримаса разливается, сворачивая скулы, целая река гнева. Младший адепт Тьмы уже было решил ответить в том же духе, но быстро вспомнил, кто перед ним стоит и проглотил обиды, до поры до времени…
        - Занн Ллерик, я полагаю?  - Ахримас уставился на толстяка и, уже тише, добавил: - Во имя спящей Некрары!
        - Да пробудиться её древнее величие!  - одновременно ответили ему старшие маги, стерев мерзкие ухмылки с лиц, вспомнив, наконец, о своей миссии.
        - Группа доукомплектована. Выдвигаемся немедленно, и так все мыслимые сроки сорваны!  - сообщил Тошш и, не представив коллегу, махнул в сторону небольшой группы людей, заканчивающей последние приготовления.
        Ахримас лишь зло посмотрел ему в спину и, поправив вещевой мешок и ножны с коротким мечом, последовал за ними. Впереди ему предстояло многое осмыслить, особенно отношение Ллерика Тошша.
        Поход за стену обещал быть интересным… весьма интересным…

        ГЛАВА 33

        …В который раз, прогуливаясь по вечерним улицам столицы Аркана, А'лекс и Райна дивились её красоте, вместе отмечая скрытые детали в архитектуре богато украшенных зданий, улавливая определённый посыл авторов замысловатых цветных фресок, отражающих то или иное событие. Задумки мастеров рознились на столько, что, даже гуляя по одной единственной улице, можно было часами разглядывать, отдельно взятые истории из самых значимых мировых событий, запечатлённых тем или иным образом.
        Райна часто пыталась разгадать, кто из мастеров древности старался переплюнуть своих предшественников, изредка различая те или иные особенности стилей. А'лекс же, любовался каждым увиденным творением, не вдаваясь в глубокую мысль их творения, наслаждаясь каждым искусно вырезанным из камня или металла фрагментом.
        Ещё, они часто вспоминали их смешное знакомство и странноватый экзамен, да и сожительство в одной комнате, не могли их не сблизить. Как оказалось позже - оба имели схожие взгляды на жизнь и некоторые проблемы общества. Благодаря всему этому, в его жизни появился новый интересный человек, а может даже друг.
        - О чем думаешь?  - вкрадчиво поинтересовалась она, вытягивая его в действительность милым голоском из далёких мыслей.
        - Да так… о смысле бытия.
        На этот раз пришёл черёд задуматься ей. Александр на какой-то неуловимый миг узрел себя со стороны в её отражении: слегка нахмуренное серьёзное лицо, мрачный взгляд в неизвестность будущего и какой-то особенный блеск глаз, глаз - повидавших тёмную сторону обманчиво спокойного в этот час мира, что может в любую минуту явить свою не самую лучшую сторону.
        - Ты похожа вон на ту статую!  - стараясь разбавить позитивом, самый мрачный момент их общения Александр, указав на хмурый монумент известному чародею в центре открывшейся перед глазами площади.
        От такого она просто не смогла не улыбнуться. А'лекс с удовольствием наблюдал, как она начинает быстро переводить свой взгляд с одного изваяния на другое, пытаясь найти смешное сравнение и для него. И вот, ей тоже улыбнулась удача. Она указала на мрачного бородача и добавила:
        - Ну, тогда - это ты!
        - Ха-ха-ха!
        Так, в хорошем настроении и довольно глупых шутках, день приблизился к завершению, давно угасающим золотисто-алым закатом Атдисса, уступая начинающим набирать силу сумеркам. Пришла пора отправляться в общежитие. По пути домой, когда они проходили особенно тёмный переулок, Райна взяла его за руку и как-то возбуждённо спросила:
        - А'лекс, хочу узнать один секрет… Позволишь?
        Александр слегка напрягся, обратив внимание на её налившуюся мягким светом левую руку. Интерес к происходящему зажегся внутри сам собой, подогреваемый прикосновением какой-то близкой тайны. Он коротко кивнул и недоверчиво улыбнулся, заглядывая ей в глаза.
        Райна осторожно прикоснулась к нему и, как-то внезапно замерла.
        А'лекс почувствовал, как аура вокруг него уплотняется, наливается неведомой ранее мощью - его собственной мощью! Откуда ни возьмись, налетел резкий порыв ветра, качнувший со скрипом пару вывесок, потревожив тишину улицы. Порыв превратился в могучий поток воздуха, начал трепать длинные волосы Райны. Александр взглянул в её лицо ещё раз…
        Застывшая маска изумления, приоткрывшиеся в страхе губы, растрёпанные волосы и, слегка светящиеся голубым светом глаза - впервые, он видел её в истинном обличии, без повседневной напускной маски, за которой прячется практически каждый.
        «Как же ты прекрасна…» - успело мелькнуть в его мыслях, но одновременно с этим, её лицо резко приобрело оттенки страха и Александр заметил, что ситуация выходит из-под контроля.
        Его аура стала плотной на столько, что тёмный переулок, в котором они находились, начали озарять мелкие сполохи разрядов возникающих практически на любой поверхности. Они покрывали всё видимое пространство, то тут, то там изгибаясь от неведомой Силы. Земля под ногами начала светиться, что явно было уже не к добру. Снял возникшее оцепенение глухой раскат грома где-то в немыслимой высоте.
        - Райна!  - попытался схватить её за плечи Александр, но руки отказывались шевелиться. С тревогой он увидел, как мелкие градинки выступившей испарины на её лице начинают подниматься вверх, в воздух - вопреки всем законам физики, медленно отрываясь от её лба. Ситуацию надо было как-то исправлять, но как?!
        По какому-то внутреннему ощущению, он вдруг перестал сопротивляться могучей Силе и полностью отдался её течениям, этому всепоглощающему чувству могущества. И не прогадал. Одна мысль-команда и всё вокруг начало утихать, а избытки энергии устремились ввысь! Александр сумел отпустить в появившемся «окне» всю бушующую мощь в небо, следуя скорее инстинкту выживания, нежели каким-либо знаниям. Именно с такой чёткостью вынырнула мысль из подсознания. И он был уверен - задержись он на долю секунды, и катастрофических последствий было бы не избежать.
        По всем ощущениям, Райна тоже внесла свою лепту и, с шумным выдохом, будто всё это время находилась под водой, рухнула ему на руки. Александр даже, как-то растерялся, но удержал девушку, дождался пока та самостоятельно встанет на ноги и отстранится.
        На её губах заметно повис немой вопрос, но задать она его так и не успела - с неба хлынул прохладный поток воды, да такой резкий и плотный, что на той же земле его бы назвали «льёт как из ведра». Ничего более не осталось, как начать поиски укрытия, а такового пока видно не было. Пришлось пуститься в бег под взвизги Райны, что не могло не рассмешить Александра. Все вопросы остались на потом, лишь Райна начала поглядывать теперь на него как-то по-особенному…
        Позже, когда пришло долгожданное время хорошенько просушиться, Райна буквально засыпала Александра вопросами.
        - …Ты действительно никогда не владел своим Даром?  - стаскивая промокшую до нитки одежду, Райна внимательно разглядывала занимающегося тем же самым Александра.
        - Нет, если не считать некоторых особенностей в виде покалывания в ладонях при поиске предметов…  - буркнул он, на десятый по счету вопрос, отвернувшись от полностью раздетой бесстыдницы, ловко развешивающей вещи на прикреплённую тугую верёвку. И пока он отворачивался, то успел подметить некоторые новые достоинства и грани её истинной красоты.
        - Странно…  - в очередной раз хмыкнула она.  - Когда я использовала заклинание Глубокого Познания, то будто утонула в этом… прекрасном чувстве, вот только «выплыть» обратно оказалось уже не по моим силам… Прости, что напугала.
        - Если честно, я и сам… хм… с недавних пор, стал ощущать, будто во мне кто-то или что-то навело порядок.  - Александр задумчиво уставился куда-то в потолок, отчетливо вспоминая свои новые мироощущения в сравнении с блеклыми старыми чувствами.  - Слух и зрение обострились и заметно улучшились, мозг иногда вообще поражает мгновенными умозаключениями, а про эти фокусы с магией, так вообще упоминать не стоит…
        - И что же стало тому причиной? Что-то произошло?
        На какой-то миг он снова замер, погрузившись в мрачные воспоминания, но дальше Райна задавать вопросы не решилась: больно пасмурный вид приобрёл за эти короткие мгновения А'лекс. Посчитав, что ему сейчас лучше побыть одному, она облачилась в простенькое платье и выскользнула куда-то в коридор, на всякий случай уведомив его, что отлучится минимум на час. Но все эти её действия будто проплыли в тумане перед глазами, и когда в дверь настойчиво постучали, он ещё раз напрягся и проронил короткое «войдите».
        Дверь отворилась. На пороге оказалась пожилая женщина с бледным лицом, низкого роста, с впавшими от постоянного переутомления глазами и нависшими над ними бровями, словно две мрачные тучи. Худая, в бесформенном платье тёмных тонов, всем своим видом она сулила нечто совсем не доброе. Холодный взгляд буравил его ещё пару мгновений, прежде чем она произнесла:
        - Иди за мной и готовься.
        - Здравствуйте!  - всё же немного запоздало поприветствовал её Александр. Но неприятная женщина на любезность смолчала, от чего он поёжился - чувствовалось в ней нечто пугающее, непонятное, от гостьи заметно веяло Силой.
        Не терпящий возражений тон, заставил собраться его в ускоренном темпе, и вот уже через минуту, Александр шагал за ней в запасном костюме.
        Пока они шли по коридору, некоторые встречаемые по пути старшие ученики, косились на них с непонятным выражением лица. Нечто подобное страху и неприязни самым краем глаза можно было угадать в их взглядах, и от этого, он все больше задавался вопросом: что, Тьма вас всех подери, происходит?! И совсем скоро он получил ответ на свой вопрос, почему по пути его «ласкали» такими особенными взглядами.
        Здание оказалось гораздо больше чем выглядело снаружи. Судя по длине прохода, через который они попали в маленькую, подозрительно пустую залу: сооружение тянулось на добрую милю, и это только та часть, о которой он имел представление. По их прибытию, дверь за спиной тут же захлопнулась, и подозрительная женщина вместе с ним остановилась в центре залы, увеличив дистанцию между ними примерно до десяти шагов. А'лекс внимательно посмотрел в её строгое лицо, узрев в нём стылое безразличие и, приготовился к худшему.
        Практически в тот же момент его пронзила внезапная резкая боль, судя по внутренним ощущениям - явно исходившая от этой женщины. Некоторый затихающий налёт её ауры на ожоге, остался после того как Александр пришел в себя. Со страхом изучая порванную на груди одежду с почерневшими краями. Все сомнения развеялись, когда он услышал её мерзкий скрипучий голос:
        - Я же сказала - готовься!
        От такого поворота событий, всё внутри начало стремительно закипать, а сам Александр начал свирепеть от наглого обращения, но тут же его пронзила словно иглами новая боль - на этот раз в самой голове. От такой неожиданной атаки, он чуть не упал в обморок, а резкий крик боли потонул в глухих стенах.
        - А-а-а!
        - Разум мага, должен оставаться чист в любых ситуациях.  - Не давая вставить и слова, пояснила дерзкая мегера, уже приготовив новое мучительное заклинание.
        «Что же делать?!» - заметалась в раскалывающейся голове одна единственная мысль, но давящая обстановка и враждебно настроенная дама, маячили перед глазами, не давая сконцентрироваться на раздумьях. И ведь эта проклятая мучительница времени терять даром не собиралась, в очередной раз, отправив Александру новую порцию нестерпимой боли на этот раз в виде слабой молнии.
        Подстегиваемое агонией сознание принялось лихорадочно искать варианты, перебирая все памятные события, где он видел применение магии: пустыня, корабль, ночная прогулка. Почему-то отчетливее всего вспомнился скоротечный бой диара Шеалта и Ахримаса. И, собственно говоря - столкновение их заклинаний.
        - Что ж, придется тебе тут сдохнуть, если я, конечно, не увижу в тебе чего-нибудь стоящего…  - продолжая магическую пытку, молвила она.
        Но Александр слышал её будто, в трансе: как-то отрешенно, на втором плане. А его разум вовсю подсказывал самые азы управления Источником, вплетая обрывки воспоминаний в некий ключ для активации собственного Дара, ключ, полученный через оковы боли… И, вспомнив пробуждение на алтаре, ощутив это неприятное ощущение внутри и вне себя, он попробовал призвать ту самую Силу.
        Он почувствовал некий «сдвиг». Дело осталось за малым: попробовать придать ей какую-то форму.
        Практически не обращая внимания на новый терзающий его разряд молнии, он, выждав какой-то момент, швырнул навстречу заклинанию проклятой старухи нечто бесформенное. Сгусток Ненависти. По ощущениям он обратился внутрь себя, ярко вызывая те самые чувства, а Источник будто ждал этого обращения, щедро наполнив ладони Силой. Вылетевший с растопыренной пятерни косой серп, прошел сквозь молнию женщины, как горячий нож через масло, полностью поглотив её в себя, и ударил старую магичку. Было заметно, как она растерялась, но все же успела выставить перед собой укреплённый щит из разных незнакомых чар.
        Коротко и зло грохнуло, но сразу стало понятно, что особого эффекта это не принесло, и Александр повторно обратился к Источнику. Только на этот раз он решил черпать Силу не в Ненависти, а наоборот - в светлых мыслях и ощущениях, как те, что несколько часов назад вызвала в нём Райна. И вновь получилось!
        Он швырнул образовавшийся вокруг ладоней «обруч» из яркого Света: противница снова едва успела среагировать, но все же шарахнула в ответ усиленной молнией, от которой его ноги подкосились, но вскрикнув - он упал лишь на одно колено.
        Обменявшись ударами, они одновременно оценили ситуацию. Александр заметил, будто дерзкая старуха решила его «добить», от чего в какой-то момент, они оба и одновременно выставили друг навстречу другу раскрытые ладони, с которых сорвались яркие ветвистые молнии, зацепившиеся друг за друга жутковатым круглым разрядом, мечущимся из стороны в сторону, сыплющим теперь искры на всю залу. Желание Александра сотворить такую же молнию, которой его охаживали последние минут десять, тут же воплотилось в равное опытной чародейки заклинание и, узрев получившийся результат, он почувствовал, что скоро она его попросту задавит опытом, а потому - нужно было идти на дерзкий шаг.
        И такой безумный план за мгновение созрел в голове.
        Силы были явно не равны. Спустя несколько ударов сердца, их магическое противостояние перешло в вид нестабильной неправильной искрящейся сферы мечущейся между ними.
        А'лекс решился на невозможное. Границей своей раздувшейся ауры, он попробовал «хлестнуть» сие общее творение в сторону более опытной оппонентки, и у него… получилось! Шар с гудением ударил в защиту чародейки, не оставив от неё и следа, и как только Александр отправил за ним ещё один Силовой Серп и слабую молнию, его разум тут же пронзили тысячи игл, заставив мгновенно потерять сознание…
        …Позднее, когда он на короткое время пришел в себя, то увидел над собой склонившуюся Райну, с отблесками тревоги в глазах.
        - А ты чего… тут делаешь?..  - Александр скривился от нестерпимой боли в висках, мешающей даже повернуть голову.
        - Где это «тут»?
        - Судя, по боли в башке… я в аду?
        - Что есть «ад»?
        - А, ладно, забудь…
        Всё-таки сумев оглядеться, Александр обнаружил себя в комнате общежития учеников магов и облегченно выдохнул. На нём почему-то висела лохмотьями дырявая и обожжённая рубашка, которую он толком и поносить не успел. На его затуманенный вопросительный взгляд по поводу случившегося, Райна принялась рассказывать занимательную историю:
        - …Когда я увидела, как тебя волокут на плечах двое крепких ребят из охраны академии, да ещё всего дымящегося… мягко говоря, я впала в шок… На все вопросы, они молча пожимали плечами. И только за последним из них закрывалась дверь, он попросил передать: «Испытание пройдено». Ничего не хочешь мне рассказать?
        Александр искоса вперил в неё полузакрытый затуманенный взор и с содроганием вспомнил о той неравной схватке, понятно кем и для чего организованной. Но этот метод, где странным способом через боль решила пробудить его Дар эта странная женщина - оставлял слишком много вопросов. О том, что она могла его прикончить в любой момент, он понимал и тогда, поэтому и лежал сейчас тут.
        Но только теперь он ощутил истинное пробуждение Дара, иногда мог даже наблюдать за тем, как Сила струилась в нём и обтекала его ауру. А раз Источник пробужден - значит можно серьёзнее взяться за практику и обучение магии, которые, к слову говоря, представлялись поначалу с трудом.
        Как же быстро исполнили его просьбу Магистры… Быстро, правда, слишком болезненно, но кто обращает внимание на такие мелочи, когда перед тобой открываются такие горизонты?! Вот только, таких тайных проходных «экзаменов» он не ждал, но ему явно дали понять, что в Аркане такие люди на особом счету, а значит - впереди будет и особое отношение, а так же и особый спрос…
        Мысленно выругавшись, А'лекс коротко поведал Райне обо всем, что с ним приключилось за прошедшие часы и, обессилев вконец, вновь забылся целебным сном.
        Она так и осталась сидеть рядом с ним со смешанными чувствами: одновременно радуясь значимым успехам и переживая за своего нового и единственного, друга.

* * *

        …Поздним вечером, тихо пробираясь по тёмному лесу, Гракам, гоблин Стакс и Арий вплотную приблизились к тайной бухте указанной орком. В центре бухты стоял жутковатого вида, ощетинившийся таранными шипами крупный черный корвет.
        Гракам скомандовал остановку. В мягком зеленоватом свете ночной Явви он последний раз оглядел лица переживших столько общих моментов, ставших уже больше чем просто спутники, товарищей, ещё не так давно бывших простыми сокамерниками по несчастью. Но как не искал - неуверенности там не было и капли.
        Гоблин таился в тенях кустов, Стакс, так же как и всегда, едва заметно ухмылялся, а Арий - поглядывал на редко увешанный светильниками корабль в бухте с интересом. Сам Гракам изучил оттащенную подальше от берега лодку вдалеке, так же подсвеченную светильником.
        - Вот он! Мой «Клык Харама»…
        - Пока ещё не твой…  - заметил Стакс.
        - Больно длинный у тебя язык,  - потрясая мечом в ножнах, намекая на скорое укорочение длины языка Стакса, проворчал орк.  - Вы ведь уже догадались, что я хочу провернуть?  - посмотрев на них так, будто их помощь и не требуется, он все же намекнул на свой безумный план.
        - Вывел нас на прогулку под луной и теперь хочешь признаться в любви?..  - плеснув сарказма начал улыбающийся Стакс, но потом серьёзно добавил,  - А если честно - всё просто: захватим корабль, вырежем всю команду втихую, отгоним куда-нибудь в места поспокойнее, да продадим!
        Жестами показав, как именно он будет перерезать горло спящим матросам, закончил Стакс.
        - Всё правильно… кроме продажи и вырезания команды,  - поправил Гракам.  - Пираты хоть и мразь редкая, но меня слушаться будут. Убьём только капитана и его помощника! Предателя убью лично!
        - Другие варианты есть?  - подал было голос Арий.
        - Что, на берегу отсидишься? Или в лес пойдешь, жрать ягоды да фрукты?  - насел орк, дико выпучивая глаза.
        - Нет…
        - Вот и порешили!
        Оставив всё лишнее на берегу и захватив с собой только оружие, они медленно вошли в тёплую воду и, почти не создавая шума, поплыли к вставшему на якорь «Клыку».
        Добравшись до натянутой якорной цепи, они медленно начали взбираться вверх, бесшумно переставляя руки и ноги, зубами зажав намокшие, слегка зазубренные в былых столкновениях клинки.
        Первым полз Гракам, за ним Стакс и гоблин, в самом конце - Арий.
        Внезапно орк замер, остальным пришлось последовать его примеру: над головой как раз послышались чьи-то тяжелые шаги, отдающие гулким скрипом деревянных досок. Пришлось висеть, не шевелясь, около двух минут, прежде чем дозорный удалился, и они снова продолжили свой подъём.
        Гракам тихо перелез на палубу и махнул рукой остальным. Прошло около полуминуты, прежде чем вся троица с обнаженными мечами встала на ноги вслед за ним. В темноте было видно, как надулись буграми мышцы орка, предвкушая возможное нападение, но он слишком хорошо знал свою старую команду: именно в это время все давно должны были быть вдрызг пьяными.
        Так и произошло. Обойдя пару сопящих на мотках толстых канатов пьяниц, они оказались у капитанской рубки, тихо проникнув внутрь. Темнота пустой комнаты встретила их едва слышными нетрезвыми голосами с нижней палубы, где несколько человек допивали какое-то дурно пахнущее пойло. Гракам жестами обозначил, что нового капитана надо подождать, а после - встретить, как подобает встречать любого предателя. Гоблина он послал занять смотровую, предупредить о прибытии капитана.
        Удивительно, но ждать в кромешной темноте пришлось не долго. Уже к полуночи послышались мерные всплески волн за бортом, громкие возгласы и ругань. Хозяин судна и ещё несколько пиратов пожаловали обратно, на той самой шлюпке.
        Напряжение в комнате нарастало с каждым приближающимся шагом вернувшихся пиратов к двери в каюту капитана. И вот, как только дверь открылась, и в помещение уверенно шагнул высокий орк с фонарём - Гракам сразу обрушил на его голову страшный удар табуретом, в ярости ухватив оглушенное тело за воротник и зашвырнув далеко внутрь с гулким грохотом. Стоящие позади пираты опешили, вероятно, подумав, что капитан оступился - не успели даже вскрикнуть, как рядом с ними оказались две тени, орудующие клинками, короткими злыми бликами от ближайшего фонаря обозначая смертоносную пляску окровавленных лезвий. Буквально через несколько ударов сердца и сам фонарь залило кровью из чьего-то перерезанного горла. Тусклый свет светильника, частично сменился с желтоватого на тёмно-багровый, придавая теням скоротечной резни ещё больше мрачности.
        Как они и ожидали, предатель был захвачен, а его помощники были убиты, не успев даже вскрикнуть. Их было всего трое, включая дозорного, тоже получившего по заслугам от гоблина за упущенных незваных гостей. И теперь, Гракам со звериным наслаждением отрезал помощникам предателя головы, а позже - водрузил их на крюки у дверей в каюту. Дабы дать урок всей команде, когда они хватятся своего капитана…
        Закончив с неприятным для остальных, кровавым занятием по обезглавливанию, он вытер руки и связал оглушенного орка, взяв один из фонарей с собой в каюту, пригласил всю троицу следом. С немым вопросом те последовали за ним.
        Команда пронюхала о «смене власти» гораздо быстрее, чем предполагал орк. Один из пиратов пошел отлить и наткнулся на ужасающую картину в виде отрубленных голов и надписи у двери «я вернулся», после чего мигом метнулся вниз и пинками поднял всех матросов, обещая им самую страшную участь, если они не поднимутся и не явятся наверх.
        Стоило ли удивляться, но весь экипаж, за исключением казнённых, стоял у двери капитана уже через пять минут после тревоги, проклиная всё вокруг и этот худший день в жизни.
        Выждав определённое время, Гракам решил выйти наружу, под настороженные взгляды спутников. Единодушный возглас удивления и страха, был ему приветствием, на что он лишь прорычал:
        - Мятежники получили по заслугам! Предателя казню завтра - протащим его через всё море, привязав за ногу! Кто хочет за ними или кому есть, что мне сказать - шаг вперёд!  - прорычал орк, но смешанная из людей и нелюди команда застыла как вкопанная.
        - Вот и славно! Завтра упьёмся до отвала в честь моего возвращения! И будем мочиться на их головы!! Правильно я говорю, свиньи гальюнные?!
        Ответом ему был заметно ободрившийся и нестройный хор согласия и проклятий, а когда орк рявкнул «отбой», то те разбрелись, будто ни в чем не бывало, чем немало удивили Ария и Стакса.
        - Что?  - орк развернулся к остальным, заметив плескающееся в их глазах недоверие.  - Да это же отпетые головорезы, грабители и убийцы. Но даже им нужна сильная рука управленца.
        - А ночью нас не прирежут?  - все же спросил Арий.
        - Нет, не посмеют. По крайней мере - пока.

        ГЛАВА 34

        Освещенная колдовским светом церемониальная зала Преклонения, была полностью заполнена посвященными и шаманами, говорящими с духами и адептами тайных знаний, созванными со всей страны в честь пробуждения короля-шамана. Тринадцатый день церемонии подношения даров близился к своему завершению, давно уступив Храм Помнящих во власть тени, сумрака и ночи. В этот великий день там как всегда практически не было свободного места. Каждую смежную залу, каждый проход освещали колдовские светильники или факела в руках многочисленных паломников. Каждый из них имел на голове маску либо из черепа животного, либо из дерева, вырезанного в виде какого-нибудь духа-покровителя.
        Церемония Приветствия и Преклонения завершалась. В зале царило тихое хвалебное пение сотен голосов, во славу мудрейшего Арахта. Младшие посвященные замыкали бесконечную очередь кланяющихся, называя свои имена и целуя пол перед Живым Троном, созданным из застывших под сильным ядом-наркотиком нескольких полуобнаженных мужчин.
        Тайное вещество, замешанное с ядовитыми растениями из вод Ирриали, заставляло за считанные минуты буквально одеревенеть выпившего его человека, и ровно через сутки - умереть страшной мучительной смертью. Для застывших в неудобных позах, словно в завершенной сложной хореографической фигуре добровольцев принявших отвар - это считалось огромной честью, а жрецы храма обещали им великую миссию служения в Высших мирах, для могучих богов и легендарных предков. И вот, теперь, спустя долгие годы сна, Арахт снова восседал на троне из живых добровольцев, олицетворяя собой если не пробудившегося бога, то самого приближенного к ним глашатая их воли. И варахтандийским посвященным это нравилось, каждый желал занять его место: высокий каменный постамент, с застывшими простыми смертными на самой его вершине, достойными быть лишь церемониальным седалищем, для Истинного обладателя Скрытых Сил!
        В главном зале и его ответвлениях, выстроились все откликнувшиеся шаманы и их ученики, дабы лично засвидетельствовать явление ожившей легенды, а так же, принять участие в ритуале Верности. Все присутствующие имели маски за исключением самого Арахта, чья мощь и могущество до сих пор считались не оспоримыми, и сейчас, мог снять маску лишь тот, кто пожелает вызвать его на смертный бой за право сидеть на ритуальном Живом Троне. Но таких безумцев не находилось и вряд ли бы нашлось в ближайшем времени…
        С неприкрытым упоением Арахт вёл слегка прищуренный взгляд по рядам поющих хвалебны шаманов и попросту купался в чувстве власти, в который раз возобновившейся над скрытой от чужаков страной. Остро хотелось томно закатить глаза от того, что тебе поклоняются не простые смертные, нет - чернь Арахт считал чем-то вроде грязи - пред ним же стояли могучие погодники, призыватели, ритуалисты, потомственные заклинатели и колдуны. Что уж там говорить - перед ним преклонялся весь цвет нации! И это, на какой-то момент отвлекло Великого…
        Внезапно, по астральной нити, связывающей его с призванной сущностью из Забытых планов бытия, в сознание ворвался мерзкий поток мыслеформ безумной твари. Поток, что так и пестрил неким подобием радости предвкушения исполнения данного приказа, но сам поток был каким-то не привычным, даже прерывистым - будто тварь из Иного мира была ранена, или находилась в сильно искаженной магией области. Но первый вариант Арахт откидывал напрочь - не осталось в этом мире былых Мастеров, что могли бы ранить или убить такое создание Мрака!
        С расползающейся улыбкой на лице он нашел взглядом Льеживала, и одним волевым усилием расширил мысленный канал связи с прислужником из самых тёмных уголков Иномира…
        Как оказалось - зря.
        В этот самый момент, случилось непредвиденное - нечто могучее хлестнуло по каналу связи, будто плетью обжигая сознание. Боль, удивление и смертельные муки, вперемешку с первородной, непонятной злобой ударили из канала связи по разуму могучего шамана, и любой маг, рангом ниже хотя бы на одну-две ступени, мгновенно бы сошел с ума, но не Арахт.
        Кровь медленно потекла из левой ноздри, на лице в мгновение появилась гримаса ярости, но он тут же вернул себе самообладание. По залу прошел тихий ропот ужаса. Каждый присутствующий видел, как на шее самого могучего шамана в стране, нет, даже в мире - начинает чернеть девятый кристалл с запечатанной в нём частью, умершей неведомо где и как, могучей сущностью. Кристалл начал шипеть, поглощая большую часть отката, впиваясь в кожу короля-шамана. Каждый присутствующий в зале, мог лично наблюдать за распадом остаточной части заточенной сущности.
        В зале повисла гробовая тишина. Все с суеверным страхом наблюдали, как некто сумел одолеть могучего прислужника легендарного повелителя-шамана, а сам повелитель - справляется с убийственным откатом, отразившимся не только на его лице, но и черным пятном в ауре. Боль, которую переносил сейчас Арахт - поражала.
        Арахт окончательно привел себя в чувства, мысленно содрогнувшись от пережитого за этот короткий момент. Будто сама смерть напомнила таким странным способом о бренности его бытия. И это магу, прожившему больше тысячи лет? Ещё из головы не выходил тот изумрудный блик, что сопровождал последний ментальный «вскрик» умершего существа, зарождая подобие чувства страха где-то глубоко внутри. Хорошо, что всё это видел и чувствовал только он сам и никто больше, иначе сложно сказать, как бы отреагировали принимающие участие в церемонии шаманы.
        Сощурившись, Арахт вырвал из обожженной плоти раскалившееся ожерелье и сорвал потухший дымящийся кристалл, с хрустом раздавив его в руке, даже не поморщившись. Требовательно взглянув на застывших соляными столбами людей, он пристально вглядывался в глаза каждого: не усомнились ли они в его силе, не узрели ли минутную слабость?
        Его приближенный круг с нескрываемым удивлением пытался понять, что-за дух или сущность была заточена в рукотворном хранилище, и кто и каким образом сумел его уничтожить, но по всему виду - безуспешно.
        «Сопляки! Увидеть тот оживший кошмар, что мне удалось подчинить в Забытых низах Астрала под силу не каждому… А уж про подчинение его - такое по силам только Великим магам или мифическим хозяевам древности…» - пронеслось удовлетворённое в его агонизирующем разуме. Такие мысли помогали освобождаться от остаточной боли и её фантомных отголосков, проходящих по всему «тонкому телу». Сегодня, он получил пощечину, да ещё какую - на глазах у всех! И за это надо будет поквитаться, если тот везунчик остался жив…
        И все же, большую часть присутствующих шаманов удивили скорее давящая аура повелителя и требовательный взгляд. Медленно, каждый падал на колени там, где стоял, и вновь начинал тихо петь хвалебны. Через минуту, весь оцепеневший зал за исключением четверых приближенных, стоял на коленях и тихо пел, вновь узрев и почувствовав могущество их вождя. Но сам Арахт больше не испытывал эйфории от этого, сейчас его мучили только два вопроса: кто же такой, тот беглец и как, тьма его раздери, он сумел убить почти бессмертную сущность?..

* * *

        В неглубокой рытвине лежал полузасыпанный землей, измазанный человек. Вокруг, насколько хватало обзора, валялись поваленные, опалённые жаром деревья с переломанными чудовищной силой стволами и ветвями, вырванные с корнем. Повсюду чадили лёгким дымком мелкие оплавленные воронки, едва различимые под зелеными завалами листвы. Хриплый кашель огласил округу…
        Артур выбрался из-под ветвей и земли, встал на ноги, забрался на ближайший поваленный ствол и выглянул на центр взрыва. Вместо той злополучной поляны и прикрывавшей её скалы там дымился огромный кратер, с вывороченными корнями по краям. Некогда гордая скала - теперь представляла округлый оплавленный камень. С неба до сих пор падала поднятая взрывом листва и какой-то пух, с хлопьями пепла. А на противоположной стороне постепенно начинался лесной пожар.
        В какой-то момент он с ужасом осознал, что не чувствует своего маленького многолапого спутника. Ментальная нить, будто оборвалась от страшного взрыва, и на ум начинали приходить самые страшные мысли. Полностью успокоив дыхание, он на короткий миг взглянул в магическое марево Астрала, и тут-же был вышвырнут обратно. Там, в Ином мире, сейчас творилось вообще невесть что - страшный водоворот Сил распугивал духов и обитателей Астрала почище всяких заклинаний, но он заглядывал туда совсем не за этим. Увидев рядом с собой маленький тёплый комок, Артур поднял ветку и обнаружил там трясущегося от ужаса малыша, боящегося даже пискнуть, с недоверием смотрящего на своего хозяина…
        И от такой картины, Артур даже погладил маленького друга, бережно восстанавливая едва уловимую связь между ними. Медленно подняв перепуганного малыша, он погладил его и потрепал жесткие выступы панциря, чем вызвал кроткую волну тепла в ответ. Как посчитал Артур - больше времени на проявление чувств у них не было и они двинули дальше, перебираясь через завалы, как вдруг, его внимание привлёк отблеск чего-то смутно знакомого, мерцающего. Артур узнал оружие того самого охотника с кристаллом на плече и подошел к трофею.
        Перед ним стояло воткнувшееся в землю, обожжённое взрывом, но уцелевшее глефа с широким кристаллом. На вес, оружие охотника оказалось очень лёгким и удобным. Долго не думая, он выдернул его, несколько раз взмахнул и отправился дальше, нередко пользуясь им как походным посохом.
        Примерно спустя час ходьбы оказалось, что к выходу из леса они были совсем рядом, прежде чем эти жуткие создания-хищники не поделили между собой такой вкусный и сочный обед. Хотя на счет «сочного», он явно преувеличил: за всё проведенное время в лесу Артур сильно схуднул, лицо осунулось и заросло щетиной. Остатки рваной одежды теперь болтались местами лохмотьями, но все же служили некоторой защитой от всяких колючек и цепких растений.
        Его рваный вид каким-то образом напомнил ему, о третьем незваном госте на поляне, будто соткавшемся из самого Мрака, явно обитавшего где-то на Тёмных планах бытия. Краем воспаленного предсмертным ожиданием сознания, он почувствовал мрачное торжество твари, когда та ступила на поляну. А с каким азартом с ней схватился тот нечеловек в маске! Хотя по последнему тоже было много вопросов: уж слишком сильно его аура отливала красноватым, будто существо безмерно гневалось, и тоже имело явную цель в виде Артура. При других обстоятельствах, охотник явно позволил бы разорвать его той твари с прицепившимся паразитом, и уж потом прикончил бы её безо всяких усилий, но тут - тут он будто спешил помешать твари, будто сам лично хотел расправиться с лесным беглецом, что как неуклюжий медведь, с шумом ломился через незнакомую чащу…
        Ещё, в момент взрыва сферы, Артур почувствовал, будто часть напряжения вокруг спала, или даже от него кто-то отстал, явно намеревавшийся навредить. И это, частично радовало его. Нахмурившись, в столь мрачных мыслях он и продолжал брести по лесу почти всё время с того момента как очнулся. Что не могло не отразиться на его маленьком, вопросительно пищащем спутнике. Но каждый раз, когда тот пищал, Артур лишь пристально смотрел на существо, не роняя ни слова.
        …Граница леса обозначилась расступившимися на приличное расстояние деревьями и широкими полянами, местами превращающимися в длинные проходы между деревьев, правда и тут их ждал неприятный сюрприз.
        Спустя несколько часов ходьбы и обдумывания всей этой чертовщины, Артуру вдруг пришло в голову поднять взор наверх, к кронам пышных гигантов. Там, на большой высоте, несколько неповоротливых пауков затаскивали к себе какой-то мерзкий большой и толстый кокон и, судя по их запасам на ветках, они этим занимались уже давно.
        Хмыкнув и мысленно пожелав им приятного аппетита, Артур, утроив бдительность, отправился дальше. По пути такие коконы встречались все чаще, но подходить к ним он даже не думал. Более того - та мерзость, что таилась и зрела внутри, вызывала стойкое отвращение. Будто там созревало то, чего в этом мире быть не должно - нечто отравляющее саму основу природы. Взгляд на ауру коконов лишь подтвердил опасения, обозначив их грязно-серой мглой вокруг материального тела.
        Поспешив убраться подальше, Артур сам не заметил, как оказался в самом сердце спящей мерзости, правда теперь, коконы были подвешены на деревьях и спрятаны в кустах, но их стало в десятки раз больше, от чего некоторые ветки склонялись под тяжестью общей массы. Обойти всю эту мерзость не представлялось возможным, и Артур решил быстрым шагом миновать сонное царство мерзости.
        Мурчик как-то неприязненно шипел каждый раз, когда они проходили вблизи таких гроздей. Ещё Артур видел разных паразитов и тех же разжиревших на дармовых харчах ленивых пауков, обще питающихся мерзкой рассадой. Так же, в глаза бросались большие округлые пещеры, уходящие куда-то под корни могучих деревьев, сплошь усеянные непонятными коконами.
        День близился к закату, Артур сразу отбрасывал все мысли о ночлеге в таких местах и поэтому ускорился, дабы скорее миновать опасное место, как вдруг, где-то многим севернее в лесной глуши послышался могучий трубный рёв неведомого создания, пробирающий до самых костей одними своими интонациями. И самому распоследнему дураку было бы понятно, что ничего хорошего от этого ждать точно не стоит.
        Он тут же ускорился, а рёв повторился. Мысль о том, что с очередным обитателем такого сладкого голоска ему знакомиться точно не хочется, появилась как-бы по умолчанию…
        Рёв повторился ещё раз. Коконы вокруг них вздрогнули от услышанного, а некоторые их обитатели начали медленно потягиваться внутри. Чувство опасности затопило всё внутри, Артур решил скорее уносить ноги, давно перейдя на бег. Самые страшные предположения начинали сбываться наяву, зарождая глубоко в душе сильное отчаяние. Волосы на голове зашевелились от нарастающего чувства ужаса и, он сам не заметил, как ноги понесли прочь отсюда с удвоенной скоростью. На побледневшем лице застыла напряженная маска, дыхание давно сорвалось на хрип, а на мелкие ссадины и царапины он давно не обращал внимания.
        Осознание того, что он оказался в самом центре рассадника мерзкой лесной нечисти, заставляло его нестись без оглядки. Как оказалось чуть позже - это было самое правильно решение.
        Первые твари начали пробуждаться ближе к источнику зова. Медленно прокалывая защитную оболочку коконов, они заставляли Артура стать невольным свидетелем их нечестивого пробуждения. Из разрезов в стенках коконов высовывались странные усики и острые когти насекомых, скорее даже полу насекомых…
        Внезапно, Артур выскочил на поляну, проложив путь глефой через разросшийся куст, и стал свидетелем довольно странного события.
        Длиннолапый ночной ходун, аккуратно подвешивал в центре полуосвежеванную тушу какого-то толстого существа. Через мгновение к туше поползло первое мерзкое создание, выпавшее с кокона, но уже голодно дергающее тупой башкой, чуя близкое пропитание. Но самое странное было в том, что ходун помогал мерзким тварям. И тут Артур увидел прикрепившегося паразита к продолговатому телу ходуна. Сразу же бросились в глаза, переломанные и заново сросшиеся лапы, многочисленные шрамы перед тем, как тварь скрылась в густой кроне.
        - Дела-а… вас тут ещё и подкармливают?.. Хорошо живём, значит?  - с гневом сказал Артур, давно жаждущий сжечь этот проклятый лес, и его обитателей, ко всем тёмным богам.
        Он, было, заготовил Копьё Силы, но больно велико было расстояние ме