Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Конструирующий Павел Матисов
        Конструирующий #2
        Приключения Селина продолжаются! После долгой дороги через враждебные страны перед героем встает вопрос о выборе своего дальнейшего пути. Конечно, сердце Колдующего лежит к магии. Однако необычные черты характера могут привести к тяжелым последствиям: плен, рабство и тюрьма. Но те же черты помогают сбежать из плена Черной Ведьмы, заодно прихватив ее с собой, достигнуть высот в магии, подружиться с наследной принцессой.
        Мечты о спокойной жизни, семье, достатке - все пойдет прахом после необдуманного поступка, а впрочем, так ли он был необдуман.
        Павел Абсолют
        Конструирующий
        Часть 1
        Сопровождающий
        Глава 1
        - Мы с Далвом были уверены, что ты не пропадешь. Остальные уж по пять раз тебя помянуть успели, - усмехнулся Гнэш.
        - Селин, познакомь нас, будь добр, - елейным голоском попросила Эва.
        - Ах да, извини. Это ребята из моего семьдесят второго отдельного взвода Разведывающих. Младший Командующий Гнэш Трущицки. М’разведывающие Тарп, Шелла, Гел. Разведывающие Доменик, Исмон. А это Эва Невенхнауэр. Она дочь гномьего купца Темлина. На его караван напали гоблины, а ее саму сделали Прислуживающей в Черном замке.
        - Вот уроды. Вырезать бы их всех подчистую, - заметил Исмон.
        - Полностью с вами согла… Не надо их всех на одно место ставить! Гоблины и гноллы бывают мирными и добрыми, - принялась защищать Ли, вторая сущность Эвы.
        - Серьезно?
        - Да, я долго прожила в долине. И много с ними общалась.
        - Вы их язык знаете?
        - Выучила. Это не так уж и сложно. У гоблинов даже письменность своя есть.
        - Тяжело вам, наверное, пришлось, - подметила Шелла с сочувствием.
        - Труднее всего было ждать, когда ведьма принесет тебя в жертву. Ужасно! - с чувством произнесла Лу.
        - Какая она, эта Черная ведьма? - поинтересовалась Тари.
        - Ведьма очень старая. Возможно, ей больше двух сотен лет. Она ужасно относится к пленникам и гоблинам. Бездушная тварь! Для нее высшее наслаждение - это слышать крики боли, стоны отчаяния, завывания ненависти. Она зло в чистом виде. Мерзкое отродье. Она не принадлежит человеческому роду, определенно. Утро свое ведьма начинает с жертвоприношений. И ими же свой день заканчивает. Белая кожа, будто у прогнившего трупа. Черные волосы и губы чернее самой ночи. Если бы я могла, то своими руками вырвала бы ее грязное сердце!
        - Похоже, вы ее сильно ненавидите, - заметил Гнэш.
        - Простите. Я немного увлеклась.
        - Ничего. Жизнь в таком отвратном месте не может не оставить свой отпечаток. Я удивлен, как вы смогли сохранить рассудок, - высказался Командующий Трущицки.
        Тихий смешок невольно вырвался из моего рта. Надеюсь, никто не услышал? Эва, ехавшая рядом, повернула лицо в мою сторону и улыбнулась. Больше походило на нолчий оскал. Такая жуткая улыбка может принадлежать только Лу.
        - Селин, ты не подхватил лихорадку случаем? Сейчас ведь так холодно. Тебе надо теплее одеваться, - медовым голоском произнесла Лу.
        - Да, конечно.
        - У вас такие хорошие отношения, - заметила Шелла.
        - Да этот кобель имеет все, что движется, - хмыкнула Тари.
        - Ах, в этом пристанище чудовищ и психопатов только с Селином можно было отдохнуть душой. Мы быстро подружились. Правда же? - обратилась ко мне Лу.
        - Сущая правда, - кивнул я. - Попробуй не подружиться, - добавил уже тише.
        - У нас гости, - предупредил Гел, ехавший позади.
        Я быстро активировал Синко. За нами двигался отряд из трех магов и двух десятков неодаренных.
        - Похоже, за вами, - спокойно предположил Гнэш.
        - Не думаю, что они вышли на наш след. Слишком их мало. Скорее, пытаются перекрыть все дороги к Тазаму, - сказала Эва.
        - Далеко они забрались. Вы взяли что-то ценное из замка?
        - Немного трофеев собрали, - мило проворковала Лу.
        - Это хорошая новость! Ну что, порежем гадов? - в предвкушении вопросил Немой.
        - Селин, лер Невенхнауэр, вы как? Может, вам нужна помощь?
        - Ни в коем случае, лер Трущицки. Мы с Селином в полном порядке и готовы к бою.
        - Что ж. По правилам нам следовало бы вернуться в расположение легиона и доложить обо всем…
        - Да мы тут почти кварту тухнем. Гнэш! - недовольно высказалась Тари.
        - Я еще и в бой не вступал ни разу, - пожаловался Гел. - Так и навыки все растерять можно.
        - Зададим… им… жару! - бодро воскликнула Эва. Девушка делала небольшие паузы в разговоре. Думаю, Лу непросто это было сказать. Ли точно не одобряет нападение на гоблинов.
        - Уговорили. Становимся в боевой порядок. Лер Невенхнауэр, вставайте сзади.
        Тактика гоблинов повторяла гноллью точь-в-точь. Навалиться всей гурьбой, раздавить, покромсать. Это и тактикой-то не назвать. Хотя одна аура отделилась от общего войска и ускакала обратно по дороге. Доложить старшим, наверное.
        Перед Разведывающими Гел растянул неслабый магический щит. Тем даже защитные руны тратить не пришлось. Гоблины верхом на нолках показались из-за поворота. Они громко орали непонятные кличи на своем языке. Я, Шелла и Тари принялись метать заклинания в неприятеля. Моя огненная Тиов исправно собирала свой кровавый урожай. Лучше всего было целиться по ногам, поскольку доспехи Тиов не всегда пробивала. Ноги же огненная волна резала почти насквозь. Тех, кто успел добраться до нашего строя, приняли на себя Разведывающие. Зазвенели клинки и щиты.
        Отряд гоблинов пал очень быстро. Маги еще немного посопротивлялись, однако и их защиту в итоге проломили. Никто из Разведывающих не брезговал обыском трупов. Хоть это и тупые нелюди, но серебро у них в карманах водилось. Да и посохи у магов не сильно пострадали. По правилам все трофеи распределялись поровну между теми, кто принимал участие в битве. Ведьма также походила по месту побоища. Я видел, как у нее менялось лицо, будто она разговаривает сама с собой. Доброй Ли случившееся явно не понравилось.
        Неожиданно один из гоблинов, которому я срезал обе ноги, очнулся и заметил Эву:
        - Госп… - еле слышно прохрипел зеленый.
        Ведьма единым движением выхватила нож и быстро воткнула гоблину в глазницу. Потом с ледяным спокойствием вытащила тесак и вытерла об одежду мертвеца. Несколько сослуживцев рядом видели происходящее, но ничего не сказали.
        Спустя десяток теллов мы добрались до расположения легиона. Уже начало темнеть. Южный Сел-Берфельский стоял точно на том же месте, что и раньше, когда еще я ходил в разведку. По периметру вырыли ров и сделали насыпь. Построили вышки с дозорными. Понаставили кольев. Похоже, легион не скоро собирается трогаться в путь.
        - Как дела на фронте? - спросил я Гнеша.
        - Без особых перемен. Командование решило сосредоточиться на восточном направлении. Здесь мы стоим без дела. Никто не хочет близко к Гиблой долине соваться. Про бессадорский фронт пока ничего нового.
        - Ясно.
        Первым делом я направился к стойлам. Эва увязалась за мной. Немного поплутав, я нашел место, где разместили своих животных остальные члены взвода. Здесь же, можно сказать, пылилась моя верная лошадка.
        - Привет, Пылинка. Как ты тут?
        Лошадь, похоже, узнала меня и приветливо заржала.
        - Моя хорошая. Извини, я с собой ничего вкусного не прихватил.
        Пылинка ткнулась мне в плечо, обнюхивая и фыркая. Я принялся трепать и поглаживать кобылу за шею.
        - Я сейчас просто сдохну от умиления. - Это подошла Эва.
        - Кто-то, не буду показывать пальцем, шептался со своим нолком около телла.
        - Не преувеличивай, - хмыкнула Эва.
        - Ты чего за мной хвостом ходишь?
        - Не забывайся. Я могу убить тебя в любой момент.
        - Для тебя день пройдет зря, если ты не напомнишь мне об этом?
        - Ты чертовски прав, пухляк.
        - Кстати, не боишься, что твои запрещенные формы кто-то увидит?
        - Пф-ф. Думаешь, я первая ведьма, которая путешествует инкогнито? Совсем за дуру держишь?
        - Нет.
        Ведьма чувствовала себя явно не в своей тарелке. Беспокойно озиралась по сторонам. Часто держала руку на рукояти своего короткого клинка. Внимательно осматривала проходящих мимо легионеров.
        - Не стоит так нервничать. Я не дам тебя в обиду.
        - Спасибо. Просто гора с плеч! - язвительно поблагодарила Лу. Я пожал плечами. - Упиваешься своей властью надо мной, да, паршивец? Ничего, продолжай и дальше оставаться уверенным в собственной безопасности. Тем слаще будет наблюдать за твоей предсмертной агонией.
        Новоприобретенного коня я сдал старшему Конюшнему. Передал на нужды легиона, можно сказать. Дальше мы отправились к палатке 72-го взвода. Она осталась на прежнем месте. Внутри было довольно шумно. Слышались звучные голоса Тари и Гнэша.
        - Подожди, - остановила меня Эва.
        Ведьма осторожно подкралась поближе к палатке и замерла.
        - Подслушивать нехорошо, - тихо заметил я.
        Девушка округлила глаза и провела рукой по горлу. Мол, еще вякнешь, и без башки оставлю.
        - Я говорю, у нее с головой не все в порядке, - услышали мы слова Тари.
        - У всех свои тараканы, - парировал Гнэш.
        - Она мне не нравится.
        - Не уведет она твоего муженька никуда. Можешь не переживать.
        - Пусть только попробует!
        - Тихо. Что вы как бабки на базаре? Я сам поговорю с ними, - строго проговорил Низог.
        Не обращая внимания на предостерегающие жесты Эвы, я прошел в палатку.
        - Селин! Из любой передряги выберешься.
        Далв быстро подошел, пожал руку и хлопнул по плечу.
        - Рассказывай. Зачем ты полез за купол?
        - Да вот, разведать хотел. Если бы вы тревогу не подняли, то все нормально было бы. Я ведь успешно обводящие контуры внедрил. Те самые, которые мы тренировали. Саймон, помнишь?
        - Да, - ответил М’разведывающий. - Значит, они прошли сигнальную волну?
        - Ага. А зачем вы тревогу подняли? Из-за этого я не успел назад вернуться. Меня поймали.
        Далв с Гнэшем переглянулись.
        - Где Сэм? - строго спросил Командующий.
        - Он ушел куда-то, когда я сообщил всем, что Селин вернулся, - заметил Гнэш.
        - Саймон, Тамсон, разыщите его. Привлеките М’ищущих, если потребуется. Действуйте.
        - Да, лер, - дружно ответили Разведывающие и выскочили из палатки.
        - Причем тут Сэм? Это он поднял тревогу? - спросил я.
        - Вероятно. После твоей пропажи он поведал нам, что ты что-то напутал с магией, поэтому и поднялась тревога.
        - Нет, мои контуры не могли развалиться.
        - Значит, только Сэм мог поднять тревогу, - заключил Низог.
        - Зачем ему это?
        - Сложно сказать. Я знал, что Сэм недоволен службой в моем взводе. О мотивах будем спрашивать, когда найдем его. Сейчас меня больше интересует Гиблая долина.
        Я коротко рассказал Далву о том, как меня схватили и притащили в Черный замок. Дальше слово взяла Эва и в деталях поведала Командующему о жизни в плену у ведьмы. И о лихом побеге с ценностями из сокровищницы. Низог изредка задавал уточняющие вопросы, однако в рассказе девушки слабых мест не было. По крайней мере, мне так показалось.
        - Лер Низог, я прошу вас устроить встречу с вашим главным Командующим. У меня есть важная информация о долине, - выказала пожелание ведьма.
        - Что за информация?
        - Я могу открыть это только главному Командующему.
        - О ком вы ведете речь? О лере Симмлано, что командует взводами Разведывающих? Или о лере Твиспике - Командующем Южного Сел-Берфельского легиона?
        Эва покачала головой.
        - Нет, мне нужен кто-то выше рангом.
        - Тогда вам надо в штаб Командующих в Давантор. Вы уверены, что эта информация представляет интерес?
        - Более чем.
        Асенду Низог потратил на раздумья. Посмотрел на меня.
        - Я думаю, что Командующие не будут разочарованы, - вставил я слово.
        - Хорошо. Пусть будет по-вашему. Я сам отправлюсь с вами. Гнэш, будешь за главного. Разбей взвод также на две группы. Расписание патрулей можно не менять.
        - Понял, Далв.
        - Может, нам сегодня вечеринку устроить? - предложила Шелла. - Я попрошу ребят из первой дивизии нас подменить. Один раз можно, а Далв?
        - Да, Далв. Оторвемся по полной! - поддержала Тари.
        - Ладно, - вздохнул Низог. - Только я сам договорюсь с Командующим первой дивизии.
        Информацию от нас с Эвой о количестве войск в долине передали кому-то из начальства. Я рассказал все очень примерно. О мертвяках так у меня совсем никаких сведений не было. Ведьма была в курсе наверняка, однако та роль Прислуживающей, которую она играла, не позволяла ей быть настолько осведомленной.
        Вечером мы отлично посидели. Далв еще удивлялся, как сослуживцы в такой глуши умудрились набрать столько разнообразного спиртного. Ведьма же практически не притрагивалась к выпивке. Я заметил, что она пила только после того, как кто-то другой попробует из бутыли. Раз десять за вечер я пересказал про сражение с гноллами и троллями. А история о нашем с Эвой побеге обрастала все новыми красочными подробностями. Вплоть до того, что перед отъездом я самолично набил морду Черной ведьме. Стало больше походить на какое-то эпическое сказание. Мы удирали от орд нечисти, а побитая ведьма летела за нами на метле и бросалась черными проклятиями. В общем, вволю посмеялись. Жаль, что Саймон с Тамсоном так и не вернулись. Сэм далеко успел удрать из расположения легиона. Что на него нашло, интересно?
        Тари с Эвой не смогли найти общий язык. Девушки о чем-то долго спорили, и их жаркая беседа чуть не переросла в драку. Остановил их Гнэш:
        - Остыньте. Лер Невенхнауэр, вынужден вас огорчить. Место взводной язвы уже занято.
        - Прошу прощения, что вспылила, - искренне покаялась Ли. - Лер Низог, примите мои извинения.
        - Ничего, - ответила Тари. - И вы тоже извините меня.
        Утром следующего дня Далв смог улучить момент, когда ведьмы не было рядом. По-моему, она отошла по нужде.
        - Слушай, Селин. Если ты не можешь что-то сказать в присутствии лер Невенхнауэр, то говори сейчас. Все будет в порядке.
        - Я все рассказал вроде бы. Зачем ты это говоришь мне, Далв?
        - Просто эта дама ведет себя немного странно. И от тебя ни на шаг не отходит. Я тебе доверяю, конечно, но всякое бывает.
        - Ну, ей тяжело пришлось в Черном замке. Она привязалась ко мне.
        - Больше похоже на то, что она тебя охраняет.
        Я задумался. Может, стоит признаться и поведать Далву о ведьме? Но как же тогда наш договор? Что важнее - обещание или правда? Сложный вопрос. Не знаю, что и выбрать. Здесь главное не ошибиться. Так ничего не придумав, я принялся оправдывать Эву:
        - Да, она боится всего вокруг. Столько времени жила в страхе.
        - Возможно, ты и прав.
        - О ком беседуете? - поинтересовалась возникшая из ниоткуда девушка.
        - О тебе, - ответил я.
        - Да?
        - Мы переживаем, как бы жизнь в Черном замке не повлияла на тебя.
        - Спасибо, но не стоит волноваться. Прошедшие невзгоды сделали меня только сильнее.
        - Ладно, собирайтесь. Через телл выезжаем. Мне надо отдать последние распоряжения, - закончил Далв.
        Покинув лагерь легиона, мы снова отправились на север. Нам в довесок передали корреспонденцию, которую нужно доставить в штаб. Я подумал, что мне тоже стоит написать письмо домой, а то последнее могут не так понять. Наверное, оно дойдет до дома не раньше двухтрех декад. Скакать на Пылинке было одно удовольствие. Лошадь показывала чудеса послушания. Реагировала на малейшее натяжение повода. Всегда бы так. Далв с Эвой почти не разговаривали. Их отношения не заладились с самого начала. Впрочем, зная нрав Лу, это неудивительно. При посторонних ведьма вела себя вполне смирно. Изредка слово брала Ли. Хорошая ведьма говорила очень уважительно и умело. Если бы я ее не знал, то и не отличил бы, наверное, когда говорит добрая половина, а когда злая. У других и тени подозрений не возникло. Мало ли у человека настроение меняется быстро? После жизни в плену у Черной ведьмы всякое может случиться.
        На третий день пути мы осторожно перебирались через завалы на дороге. Стояла ясная погода. Похоже, из-за прошедших дождей подмыло гору, и тракт у подножия засыпало камнями и грязью. Ехали мы медленно, поэтому появилась отличная возможность поговорить, не перекрикивая стук подкованных копыт или шум дождя.
        - Лер Низог, скажите, Селин давно у вас во взводе?
        - Да уж прилично. Больше года.
        - Вот как.
        Эва посмотрела в мою сторону. Все проверяет меня. Ну и пусть проверяет. Я чист, как родник. Невинен, словно младенец. Никакой я не шпион, посланный по ее душу.
        - А как он попал в ваш взвод?
        Низог задумался:
        - Гнэш приметил его. Да, в монастыре Давантора Селин лечился после второго ранения руки. Кстати, первое ранение он получил возле Клевена. Я тогда очень удивился, когда он показал мне два одинаковых требования к М’лечащему.
        - Клевен? Какое совпадение…
        - Совпадение? - переспросил Далв.
        - Да это я так. О своем вспомнила, - тихо сказала Эва и снова глянула на меня.
        Ну, конечно. Я же был в Клевене! Даже ходил смотреть на их знаменитый монастырь. Значит, Эва именно там раньше проживала. Надеюсь, ведьма ничего такого не подумает. Кто знает, к каким выводам она может прийти.
        - Лер Низог, вам не кажется, что способности Селина несколько выше, чем нужно младшему М’разведывающему?
        - То есть?
        - Не замечали ли вы за ним каких-то странностей?
        - Да он весь состоит из странностей, - усмехнулся Далв. - Вспомнить хотя бы, как он приручил… одного необычного зверя.
        - Зверя?
        Далв отрицательно помотал головой, давая понять, что не расскажет ничего дальше. Эва повернулась ко мне.
        - Басх. И я не приручал. Просто он помогал мне некоторое время.
        - Кроме меня ты никому про басха не рассказывал, - заметил Низог.
        - Да брось, Далв. В этом нет ничего особенного.
        - Ты скажешь об этом Саймону?
        - Ну-у, нет.
        - Вот видишь. Ты доверяешь лер Невенхнауэр.
        - Спасибо, Селин, - учтиво поблагодарила Ли. - Очень хотелось бы послушать про зверя как-нибудь. Лер Низог, как вы оцениваете его магические навыки?
        - Сильный Колдующий, - Низог задумался на асенду, а потом добавил с большим удивлением. - Селин - самый умелый Колдующий в моем взводе. Надо же. Ты многому научился за это время. А я почти и не замечал.
        - Что вы скажете по поводу его работы с сигнальной сетью долины?
        - Хм, это, безусловно, очень полезное умение.
        - Вы понимаете, что за все время… То есть я хотела сказать, что не слышала о таком, чтобы кто-то смог обойти форму Син. Хоть я и не очень умелая Колдующая.
        - Можно обмануть сигнальную сеть, если приглушить ауру до уровня животного. Но в целом вы правы, я тоже о подобном не слышал. Надо будет обязательно посоветоваться с Колдующими легиона. Возможно, даже в штабе Командующих кто-то заинтересуется этим. Очень эффективный способ застать отряды гномов врасплох.
        - Вы так спокойно говорите. Разве это не открытие мирового масштаба?
        - Не думаю. Сейчас в основном только Галиат продолжает использовать Син. Уверен, когда узнают, что их форма уязвима, то тут же перейдут на артефакты с Синко. Как у нас - через определенные промежутки времени. Такую взломать невозможно.
        - А ты что скажешь, Селин?
        - Не знаю. Я не думал никогда, чтобы взломать Синко. Наверное, это действительно невозможно. Тут надо идти в сторону полной маскировки ауры. Чтобы ячейки Синко проходили сквозь ауру человека… Интересно. Что если наоборот нападать вместо того, чтобы защищаться?
        Выжигать ячейки Синко, что соприкасаются с аурой. Тогда они не смогут подать сигнал. Надо только… - Новая идея на некоторое время полностью меня поглотила.
        - Что вы об этом думаете? Место ли такому специалисту в разведке?
        - В ваших словах есть смысл, лер Невенхнауэр. Обычно я слежу, чтобы мой подчиненный подходил взводу. Был в достаточной степени обучен, дружен с коллективом. Стоило все же Сэма перевести ранее… - Низог махнул рукой. - Но не будем об этом. У меня высокие требования. Поэтому я никогда не думал, что кто-то их перевыполнит. К чему вы клоните?
        - Ни к чему. Просто интересуюсь. А давайте посмотрим его кодекс и посох? Вы давно смотрели?
        - Нет. Последний раз - это было почти сразу после вступления Селина. Я проверил тогда, правильно ли он занес нужные плетения в посох.
        - Сели-и-ин, по-ка-жи! - весело попросила Ли.
        - Да смотрите на здоровье. - Я передал посох и достал кодекс из сумки, притороченной к седлу.
        Эва стала с любопытством копаться в моем кодексе, листая серебряные странички.
        - Что за форма на первой странице? Я таких не видела.
        - Это Зар третьей ступени. Подпитывать урожай. Я дома Удобряющим работал.
        - Ясно. А на четвертой странице?
        - Тиов, по-моему. Так я называю огненную волну. Там не совсем рабочая форма. Я все думал, как снизить затраты маны.
        - А на пятой?
        - Баов. Правда, красивая?
        - Что за Баов? Оглушающая волна Бао?
        - Да. Из Бао сделал.
        - Из одиночной Бао? Да у тебя тут составная форма. Причем очень сложная. У тебя в кодексе одни составные формы. И ты говоришь об этом будто о само собой разумеющемся?
        - Ну почему? Я же сказал, что у меня формы красивые. Я все время стараюсь их сделать еще красивее.
        - А это что у тебя тут намешано? Ничего не понимаю.
        - Где?
        - Седьмая.
        - Пробивная Тиов. Я недавно ее переделал. До этого была ужасно некрасивая. Как она работала раньше, не понимаю.
        - Пробивная Тиов?! - переспросил Далв.
        - Да.
        - Какой смысл в такой форме? Не проще ли использовать Пробивное Тио и потом Тиов? - спросил Командующий.
        - Нет, так затраты маны гораздо меньше!
        - Что-то я не уверен.
        - Одно заклинание проще сделать, чем два. И маны уходит меньше, я проверял. Ведь вместо него одного надо сделать целых пять пробивных Тио, а потом еще и Тиов.
        - Пять? Лер Невенхнауэр, можно я взгляну?
        - Конечно, - ведьма подъехала к Далву и протянула кодекс. - Я не понимаю, что он тут накрутил.
        Некоторое время Низог молча изучал мой пробивной Тиов.
        - У тебя здесь пять пробивных форм встроено, что ли?
        - Да.
        - Что за бред? Как ты их нацеливаешь?
        - О! Я над этим долго думал. Видите, вот эту зубчатую часть? Она идет чуть впереди огненной волны и проверяет, где стоят магические щиты. Если на пути защита, то она сигнализирует основной форме, притягивает ближайшую пробивную и выносит щит. Я пока еще не до конца разобрался с заклинанием. Может быть так, что две защищенные цели близко, а пробивные формы далеко разлетелись. Тогда один из щитов останется целым. Я только один раз проверял в бою возле Мостфеля, но там три цели было. Пяти форм хватило. В тот раз ушло всего полтелла, чтобы составить с нуля форму. Она была такой некрасивой! Как это я не убился тогда, интересно? Но это все равно более экономно, чем каждого пробивным Тио бить. Еще и попасть надо. Было бы неплохо сделать наводящееся Тио, есть у меня пара идей на этот счет. Только времени почти нет. Вот с Баов я больше промучился. Сложно было изменить Бао в волну. Получилось только собрать десяток уменьшенных копий и пустить их веером. Не очень красивая форма вышла, зато действенная. В бою полный хаос приносит. Бум-бах! - я взмахнул руками в стороны. - Все летит, взрывается, хлопает, кони
падают, гоблины валятся. Правда, тех, кого краем задевает - не сильно оглушает. Приходится добивать потом. Эта форма еще ничего. Гляньте на пробивное Баов на последней странице кодекса. Тоже на пять целей. Ух, я голову поломал, когда пытался впихнуть на страницу. Не помещается, зараза. Пришлось укладывать… как это слово? Компактно, во! Если делать линии меньше, то они уже между собой переплетаются. Надо будет побольше кодекс найти. Может, Эва мне подарит один? Еще я… чего вы на меня уставились? - Я замолк, поняв, что меня немного понесло в монологе о формах. Далв и Эва странно на меня смотрели. Хотя их взгляд немного отличался от тех случаев, когда я морозил какую-либо глупость. - Чего?
        - Лер Невенхнауэр, я благодарю вас, что открыли мне глаза. Селин Велиостро не должен далее служить в моем взводе.
        - Почему?!
        - Вещи, о которых ты говоришь… Я даже не представлял, что подобное возможно. Для меня это что-то за гранью. Боюсь, моих способностей Колдующего не хватит, чтобы повторить твою форму Баов. Я могу только заучить ту форму, что ты придумал. И то уйдет пару кварт. Поэтому я и говорю, что тебе не место во взводе Разведывающих. Я напишу рапорт о твоем переводе. Как раз в штаб едем.
        - Не стоит спешить с такими вещами, - обеспокоенно заявила Эва. - У меня есть некоторые планы на Селина. Я бы попросила вас повременить с этим рапортом, лер Низог.
        Далв внимательно посмотрел на девушку.
        - Хорошо. Я отложу его перевод на кварту, если вы настаиваете.
        Эва вернула мне посох. Я повертел его в задумчивости.
        - Это что, крутые формы такие?
        - Мне сложно оценить. У меня нет нормального образования, - ответила ведьма.
        - Не сомневайся, крутые, - с усмешкой добавил Далв.
        Я удивленно уставился на свой посох. Получается, я уже сделал новые классные формы, каких еще никто не делал до меня? Здорово! Значит, я стал более важным человеком? Кто знает, может, скоро мои формы появятся в учебниках университетов? Довольная улыбка сама наползла на мое лицо. Хех, и сестра Беотель будет учиться по моим формам. Наверное… это и есть мечта? Или нет? Как часто надо думать об этом, чтобы это стало мечтой? Может, мечты должны быть более недосягаемыми? Надо будет у доброй Ли спросить потом. Само собой, это никогда не сбудется. Во-первых, Эва и Далв - плохие оценщики. Мои формы должны посмотреть сначала Конструирующие старших ступеней. Во-вторых, я более чем уверен, что их кто-нибудь изобрел уже до меня. По большому счету, в них ничего особо сложного. В-третьих, так сразу никакие формы не будут вносить в учебники. И Беотель к тому времени уже закончит МУМ. А так было бы забавно. Так и представляю. Выходит к доске вредная старая преподша и скрипучим голосом произносит: «Откройте учебник на такой-то странице. Сегодня мы с вами изучим основные части новой формы от лера Селина Велиостро.
Студентка Беотель, будем изучать плетение вашего брата. Жаль, что у вас нет его таланта».
        - Фу, что за дебильная ухмылка, - обломала меня Лу.
        Далв удивленно повернулся, но решил оставить нелицеприятное замечание девушки без внимания. Только осуждающе покачал головой. Ведьма сразу поменялась в лице. Хех, опять ее Ли будет отчитывать. Чуть не прокололась. Если и дальше будут такие несоответствия в поведении, то Далв догадается, что она Блаженная и что в ней живут два разных человека. Не думаю, что ведьме это понравится.
        Больше беседу никто не пытался поддержать. Обращались друг к другу только по делу. Дорога до Давантора прошла без приключений. Учитывая, насколько часто пользуются данным трактом, и не мудрено. Постоянно встречались обозы с продовольствием, Воюющими и беженцами. Что ни говори, война - не самое приятная вещь на свете. Ограбленные деревни, оставленные на холодные кварты без съестных припасов. Сожженные дома, погорельцы, сироты, нищие. Люди, которым не повезло. Я вот смог выбраться из Черного замка. С другой стороны, я угодил туда по глупости. Стоит ли меня считать удачливым, интересно? Или мне тоже не повезло, раз я попал в плен?
        Глава 2
        Южная столица практически не изменилась. Город все так же давил своей шумностью и многолюдностью. Если раньше здесь на улицах сновали взводы Воюющих, то теперь Давантор заполнился беженцами. Кто-то спал прямо на улице, кто-то просил милостыню с протянутой рукой.
        Мы с Эвой остановились в трактире среднего пошиба. Далв же отправился на розыски Симмлано, чтобы он устроил нам встречу со старшим Командующим. Я неспешно попивал свежее некрепкое пиво, отдыхая после многодневной дороги. Эва сидела рядом за столом и вяло ковырялась в тарелке.
        - Эй, корова! - громко крикнула ведьма.
        Запыхавшаяся подавальщица быстро подлетела на окрик. Зал трактира был практически забит, и служащие носились от одного стола к другому.
        - Чего изволите, леры?
        Эва резким движением схватила широкую миску с едой и швырнула в лицо прислуге.
        - Убери эту отраву! Я просила принести что-то приличное. А не свиные помои. Шевелись!
        - Сию асенду, госпожа, - на глазах прислужницы показались слезы.
        Подавальщица быстро подобрала посуду, остатки пищи и убежала в сторону кухни, сверкая башмаками.
        - Чего тебе не понравилось? Нормальное мясо с овощами, - сказал я.
        - Для тебя нормальное, плебей. Если ты привык к помоям, то ешь их и дальше.
        - Тебе надо себя вести более сдержанно…
        - Как мне себя вести, не твоя забота, урод! …Селин прав. Тебе надо научиться обходиться с другими людьми. Ведь из-за этого мы и попали в монастырь.
        - Да. Попробуй не грубить людям. Для начала перестань обзываться. Потренируйся на мне.
        - Помесь пингвина и гнолла, ты совсем оборзел?!
        - Нет-нет. Не так! «Лер Селин, ты разговариваешь со мной слишком грубо». Скажи.
        Лу схватила меня за куртку и притянула к себе.
        - Ты испытываешь мое терпение, лер Селин, - прошипела ведьма. - Думаешь, Ли будет вечно тебя защищать? Если ты всерьез станешь мне мешать, то я прибью тебя, несмотря ни на что. Когда нам грозит опасность, то я главная. И пока я не решу, что мы в безопасности, Ли и не пикнет.
        Ведьма была так близко. Я мог бы даже сосчитать количество ресничек. Только выражение лица у нее было страшное. Ведь может же красиво улыбаться. Что если? Я придвинулся и быстро поцеловал девушку в губы. Лу немедленно отпрянула и с размаху вдарила в челюсть с правой. Я скатился со скамьи и приземлился на пол трактира. За ближайшими к нам столами послышался громкий веселый гогот.
        - Ты посмел обслюнявить меня! Как у тебя наглости хватило?! - Лу вытащила свой Черный посох и грозно направила в мою сторону.
        Что-то подобное я и предполагал, но все равно стоило попытаться.
        - Я подумал, что поцелуй поможет. Помнишь, как в сказке было? Храбрый Воюющий спас Владеющую от проклятия вечного сна.
        - Ты полный дебил! Поверить не могу. Если ты еще раз выкинешь нечто подобное, то это будет последнее лобзание в твоей жизни, - ледяным тоном пригрозила ведьма. - Мы поняли друг друга?
        Я кивнул и вернулся обратно на скамью. Челюсть болела. Достав свой посох Ориелунг, я потянул Аунко. Пока я накладывал лечебные каналы, к нашему столу подошел какой-то небритый мужик не совсем трезвого вида.
        - Девушка, правильно, нечего тратить свою красоту на этого слабака. Посидим в нашей компании, а? Я угощу вас лучшим местным вином! Пойдем? - мужчина стал тянуться к Эве, намереваясь схватить ее за руку. Думаю, если бы он успел, то ведьма разорвала бы его на мелкие части.
        - Отвали от меня, мудак бесхребетный, - Эва демонстративно выложила свой магический посох на стол. - Ты в жизни не сможешь ублажить женщину. Кислятину твою пусть нищие хлебают. Ты еще здесь, оборванец?
        Мужик стушевался:
        - Прошу прощения, уважаемая лер, - незнакомец коротко поклонился и удалился к своим. Да уж, вести себя как последняя стерва может позволить себе либо очень знатная дама, либо сильная Колдующая. В любом случае с такой лучше не связываться, если ты сам простолюдин.
        Настроение Лу ухудшилось еще больше. Ведьма сжимала-разжимала кулаки, ища, на ком бы выместить злость. Кроме меня рядом никого не было. Подавальщица что-то не показывалась. Я был настороже, поэтому и успел заблокировать сильный удар в живот.
        - Эй, чего дерешься? - возмущенно спросил я Эву.
        - Я сейчас кого-нибудь убью.
        - Это будет не очень разумно. Вызовут стражу. Ты их прибьешь. Пришлют взвод Колдующих. Без Источника ты с ними не справишься.
        - Аргх-х-х!
        Девушка вскочила с деревянной скамьи и подошла ко мне. Я сразу прикрыл лицо и живот руками, однако ведьма не стала бить. Эва крепко схватила меня за руку и потянула на себя.
        - Иди за мной!
        Я с любопытством потянулся за Эвой. Интересно, она меня повела избивать, куда-нибудь на задний двор? Ведьма железной хваткой сжимала мою руку. Сильная. Нет, я, конечно, благодаря своим габаритам, смогу побороть Эву, но с виду и не скажешь, что у нее столько сил. Вспомнилась Ним. Эльфийка тоже была очень сильной. Хотя она тренированный Охраняющий. Может, все дело в том, что Ним светлая эльфийка? И Эва, скорее всего, не совсем человек. Если в ведьме течет частичка светлоэльфийской крови, то она тоже должна унаследовать их природную силу.
        Эва привела меня в комнату наверху и заперла дверь на ключ.
        - Снимай одежку, увалень!
        - О! Это всегда пожалуйста.
        Наша последняя близость была больше двух декад назад. И я уже успел соскучиться по плотским утехам.
        - Что ты копаешься?!
        Ведьма нетерпеливо подошла и начала срывать с меня одежду.
        - Эй, не надо рвать. Пуговицы потом мне пришивать?
        - Живее! И запомни. Если ты хотя бы потянешь ко мне свои грязные склизкие губы, то я тебе их отрежу.
        - Я сам не совсем понимаю, зачем люди целуют друг друга. Какой в этом толк?
        - Умничка. Нечего подражать этим низшим существам. Жалкие людишки. Они вкладывают в поцелуй столько заумного смысла. Хотя это просто обмен слюной. В итоге всем нужен только секс, верно? …Это неправда! Вы ничего не понимаете. Любовь - это больше, чем просто постельная страсть! Вы сами животные!.. Смотрите-ка, кто еще не спит? Детское время кончилось. Или ты хочешь наконец сама попробовать? …Нет! Этим можно заниматься только после свадьбы!…Тогда спокойной ночи, сестра. И не подглядывай. - Лу рассмеялась и повалила меня на кровать.
        Где-то через полтелла в комнату вежливо постучали.
        - Свалите на хрен, шакалы! Мы заняты!
        - Прошу прощения, лер Невенхнауэр, - зазвучал из-за двери голос Низога. - Мы с лером Симмлано обождем вас внизу, в трапезной.
        Послышались удаляющиеся шаги. Эва ни на асенду не остановилась, наоборот стала двигаться быстрее.
        - Может, не стоит заставлять их ждать? - спросил я нехотя, с удовольствием наблюдая за извивающимся телом ведьмы. Лу была совсем не против, когда я на нее глазел. Ей нравилось чувствовать себя красивой и желанной.
        - Заткнись! Пусть хоть декаду сидят. Я еще не насытилась. А голодная я очень злая. Ты же не хочешь, чтобы я им головы открутила?
        Будто назло Разведывающим, Эва прыгала на мне еще с телл. В принципе-то мне жаловаться не на что. После мы кое-как привели себя в порядок и спустились вниз.
        Симмлано и Низог сидели за одним из дальних столов. Леру Симмлано, Разведывающему II ступени, на вид было около пятидесяти. Толстый мужчина с короткой стрижкой и почти сросшимися бровями. Из-за последнего он выглядел постоянно чем-то недовольным. Эва величественно прошествовала через зал, столкнув с пути замешкавшегося пьянчужку. Далв также выглядел хмуро и смотрел на меня с немым укором.
        - Лер Невенхнауэр, прошу вас обсудить некоторые детали с моим начальником, лером Симмлано, - холодно произнес Далв. - Мы с лером Велиостро отойдем на асенду.
        - Да-да, присаживайтесь, лер Невенхнауэр, - добродушно предложил толстяк Симмлано.
        Ведьма сверкнула глазами в мою сторону, однако смирилась и с достоинством подсела к Разведывающему. Низог взял меня под локоть и потащил на улицу. Снаружи было оживленно - самый разгар рабочего дня.
        - О чем ты хотел поговорить? - спросил я, внимательно смотря под ноги, дабы не вляпаться в лошадиную кучу.
        - Эта дама вызывает у меня некоторые опасения.
        - Да, она опасная.
        - Поскольку ты мой подчиненный, то я несу за тебя ответственность. И пусть это не мое дело, я бы предостерег тебя от близких отношений. Ты парень простой и честный. А она… Из той породы, что всегда могут ударить в спину. Понимаешь?
        - Это правда. Эва такая.
        - Если это временная интрижка, то я не имею ничего против. Подумай, стоит ли тебе с ней дальше иметь дело?
        - Я дал обещание.
        Низог покачал головой.
        - Ладно. Твой выбор. Только не говори потом, что я не предупреждал.
        - Не буду. Не стоит обо мне беспокоиться, Далв.
        Мы вернулись в трактир за наш стол. Симмлано выглядел так, будто сейчас взорвется. Тучный мужчина побагровел, брови его съехались к переносице. Эва же с легкой улыбкой сладко попивала напиток из кружки. Скорость, с которой ведьма довела бедного Разведывающего до белого каления, поражала. На это нужен талант.
        - Мы все обсудили, Далв. Вечером к тридцати двум теллам у вас будет встреча с лером Танаписом. Если время изменится, я пришлю к вам своего адъютанта. Засим позвольте откланяться. Лер Велиостро, лер Невенхнауэр… - Симмлано с большим трудом отвесил учтивый поклон и спешно покинул трактир.
        Низог только вздохнул и покачал головой. Ведьма выглядела ужасно довольной. Она расслабленно потянулась на скамье и продолжила с улыбкой попивать настой из кружки.
        Вечером мы с Низогом и Невенхнауэр отправились к штабу Командующих. Большое, но ничем не выделяющееся серое здание.
        - Это случаем не ваш подчиненный? - обратилась Эва к Далву, заметив знакомое лицо.
        Недалеко от главного входа без всякого дела прохлаждался Тамсон. Сослуживец тоже увидел нас и направился навстречу.
        - Ирви, докладывай.
        - Лер Низог, мы с М’ищущим гнались за Сэмом до самого Давантора. Но здесь его след потерялся. Скорее всего, он «сломал» свою ауру у кого-то из теневых. Лер М’ищущий сказал, что через пару дней можно будет продолжить поиски. Саймон решил зайти в штаб доложиться и отправить вам донесение. Не думали, что встретим вас здесь.
        А я слышал про это! Специальным плетением можно так покорежить свою ауру, что ее будет невозможно отыскать по отпечатку. Это очень болезненная операция, которая сопровождается травмами и болезнями. Да и помогает ненадолго. В зависимости от умений М’ищущих. Говорили, что человек может выдержать одну-две «ломки», на третью точно скопытится. Само собой, в Тазаме подобные вещи вне закона и жестоко преследуются. М’ищущие, кстати, очень высоко ценятся. Им надо заучить для работы всего одно заклинание, зато какое! Меня уверяли, что их форма сложнее сотни обычных плетений. И им приходится по полжизни тратить на обучение единственному заклинанию.
        - Хорошо, действуйте. Если его след поведет из Давантора, передадите дело Дознающим и Наказующим. Я направлю рапорт. Сами возвращайтесь к легиону. Все ясно?
        - Да, лер!
        Мы оставили Тамсона и прошли в здание. Небольшая заминка вышла у входа. Нас с Низогом быстро пропустили, проверив жетоны Воюющих. А вот на Невенхнауэр командиру пришлось писать доверенность. Далв уверенно отыскал кабинет Симмлано на втором этаже. Старший Разведывающий ждал нас и сразу повел по коридорам штаба. Через некоторое время мы вышли в большой зал, заваленный кипами бумаг и картами. За столом сидело трое немолодых мужчин в форме, что-то обсуждая. Чем-то они были неуловимо похожи друг на друга. Наверное, старшие Командующие в форме все выглядят одинаково. Властные и уверенные в себе. Один из мужчин поднялся:
        - Приветствую всех собравшихся. Мое имя Лойен Танапис, Командующий третьей ступени. За столом здесь Командующие второй ступени: лер Барасдауэр и лер Анштольм, - представленные коротко кивнули. - Полагаю, это лер Низог, лер Велиостро и лер Невенхнауэр?
        - Все верно, Лойен, - Симмлано, пыхтя, устроился на одном из стульев. - Не терпится услышать, что же это за важные сведения, которые нам хочет поведать лер Невенхнауэр.
        - Не все сразу, - улыбнулась Эва, присаживаясь за стол. - Я хочу заключить договор.
        - Договор? - поднял глаза Танапис.
        - Официальный договор, заверенный печатью. Все честь по чести. У меня будет несколько условий, которые я и хочу с вами обсудить.
        - Вы считаете, что находитесь в том положении, чтобы торговаться? - раздраженно сказал Симмлано. - Вы подданная Галиата. По крайней мере, так вы нам представились.
        - Давайте перейдем к сути. Что вы хотите нам сообщить?
        - Вам нужна Гиблая долина? - с усмешкой спросила Эва.
        - Что вам известно? - резко спросил Танапис.
        - Не так быстро. Сначала обсудим мои условия.
        - Вы говорите очень уверенно. Не боитесь, что вас отправят к Дознающим? Тогда никакие условия не потребуются, - заметил один из Командующих II ступени.
        - Это будет не самый мудрый ваш шаг. Если не поспешить, то вам никогда не видать долины. Выбор всегда за вами.
        - Пока что я не услышал ничего дельного. На уровне пустых рассуждений. Говорите, что вы знаете о Гиблой долине!
        - Такой солидный мужчина. И такой нетерпеливый, - Эва покачала пальчиком. Танапис нахмурился.
        - Я не собираюсь играть с вами в игры!
        - Как и я. Поэтому решайте, готовы ли вы пойти на компромисс и выслушать мои условия. Я отлучусь в дамскую комнату, чтобы вы могли обговорить между собой. Селин, проводи меня.
        - Может, не стоит… - тихо обратился один из помощников к Танапису.
        - Нет, пусть идет. Мы обсудим ваше предложение, лер Невенхнауэр.
        Мы с Эвой вышли из зала и немного отошли по коридору.
        - Думаешь, согласятся?
        - А куда они денутся, вояки хреновы? Я им такой лакомый кусок предложила. Уверена, они потом еще передерутся между собой за право командовать походом на долину.
        - Я тут не был никогда. Пойду спрошу, где уборная.
        - Уймись, мне не надо туда.
        - Ясно.
        Мы неспешно прошли по коридору и остановились возле окна. На улице царила темнота, рассеиваемая светом из домов и редкими фонарями. Я посмотрел на Эву, что не укрылось от нее. Ведьма повернулась ко мне лицом и присела на подоконник.
        - Не хочешь рассказать им правду, интриган?
        - Я думал об этом. Но у нас же договор? Я считаю, что обещание важнее правды. Наверное.
        - Поразительно, - ведьма покачала головой. - Я была уверена на девяносто процентов, что ничего не получится. Однако твои идиотские правила делают мой план выполнимым. Или что-то иное, что заставляет тебя так поступать. Теперь главное - убедить их в правдивости моих слов. От тебя здесь многое зависит.
        - Я постараюсь, Эва. Хотя мне никто никогда не верит. И ты тоже.
        - Ах-ах-ах. Я никому не верю. Не только тебе.
        - Мы готовы выслушать ваши условия, лер Невенхнауэр, - спокойно проговорил Танапис. Шепотки среди присутствующих в зале стихли, и воцарилась тишина.
        - Отлично. Во-первых, в случае захвата Гиблой долины Тазам должен гарантировать безопасность всех проживающих там существ. Разумеется, речь идет о тех, кто будет жить мирной жизнью в своих поселениях. Во-вторых, вы навсегда откажетесь от каких-либо претензий к моей персоне, какие бы проступки я не совершила в прошлом. Само собой, ни о каком призыве меня как одаренной не может быть и речи. И, в-третьих, вы отпускаете со службы младшего М’разведывающего Селина Велиостро.
        - Что?! - воскликнул Низог.
        - Это неслыханно! - подал голос Симмлано.
        - Мы выслушали ваши требования, лер Невенхнаузр, - утихомирил Командующих Танапис. - Что вы намерены предложить нам за это?
        - Как я сказала ранее, Гиблую долину. С моими сведениями вы сможете захватить Черный замок и получить небывалую власть в регионе. Я считаю, что это более чем выгодное предложение.
        - Возможно. Пока я не услышал ничего конкретного. Мы не будем посылать свои войска на верную гибель. Вы в курсе, сколько мертвяков в долине?
        - Шестьдесят девять тысяч пятьсот тридцать низших немертвых. Из них на нынешний день тридцать восемь тысяч семьсот сорок находятся в боеспособном состоянии. Десять с половиной тысяч высших немертвых, измененных. Это и таранного типа, и камнеметатели, и железнокожие, и стрелки. Семнадцать тысяч восемьсот немертвых-магов. Из них три с половиной тысячи соответствуют примерно второй ступени Колдующего. Одна тысяча - Колдующие третьей ступени. Остальные - первой, - Эва забавно наморщила носик, задумавшись. - Вроде все?
        Асенду висела тяжелая тишина в кабинете. Только Симмлано скрипел стилом, записывая новую информацию на бумаге.
        - Почему вы ранее не сообщили об этом, лер Невенхнауэр? И откуда у вас такие точные данные? - спросил Низог подозрительно.
        - Мы с лером Велиостро только недавно смогли осмотреть бумаги, которые захватили при побеге из замка.
        Далв перевел свой взгляд на меня. Я важно кивнул, соглашаясь:
        - Я могу подтвердить слова лер Невенхнауэр.
        - Все это, конечно, замечательно, только я так и не услышал, как мы сможем пройти эту армию?
        - Если я скажу, то наш договор уже не будет иметь никакого смысла.
        - Зачем это вам, лер Невенхнауэр? Какое вам дело до нелюдей в долине?
        - Я хочу помочь им, - робко вмешалась добрая Ли. Присутствующие удивленно поглядели на девушку. - Мои мотивы не должны вас волновать, - Лу резко взяла разговор на себя. - Я предлагаю закончить сегодня на этом. Встречаемся завтра. Пригласите нужных людей, чтобы составить договор. Позаботьтесь о печати императорского Разрешающего Давантора. Без нее наш разговор бесполезен. Лер Танапис?
        - Слушаю вас?
        Эва посмотрела на Командующего III ступени будто на пустое место и небрежно спросила:
        - Надеюсь, ваших полномочий достаточно для принятия подобных решений? Или мне обратиться к кому-то другому?
        Желваки прокатились по лицу Танаписа, однако ответил он достаточно спокойным голосом:
        - Безусловно, лер Невенхнауэр. Я именно тот человек, кто может вам помочь.
        - Я очень рада. Селин, мне что-то душно. Прогуляемся?
        - Конечно. До завтра, уважаемые леры, - я поклонился присутствующим и протянул девушке руку.
        Когда мы выходили из зала, внутри стояла мертвая тишина.
        - Как все прошло? А то я не совсем понял. Мне показалось, что они вот-вот прикажут бросить тебя в темницу.
        - Лучше, чем я думала. Теперь остается ждать их решения. Насчет темницы ты преувеличиваешь. Даже если бы они узнали, что я и есть Черная ведьма, то мало бы что изменилось. Долина - слишком лакомая цель для любого служаки. С распада общей империи, уже больше трех сотен лет, Тазам, Галиат и даже Бессадор точат зубы о Черный замок. Единственное, что у них получилось - это пополнить армию немертвых. Ах-ах-аха!
        - Странно, что никто не прознал о смерти старой ведьмы.
        - Ничуть. Официальных делегаций давно не появлялось. Старуха говорила, что в последнее десятилетие соседи сидели тихо. Наверное, к войне готовились. После смерти ведьмы приходили письма от гномов о заполнении накопителей. Разумеется, без привязки к Источнику я отсылала только отказы. Гоблины тоже не проболтаются. Даже наитупейший нелюдь в долине знает, что о смерти Госпожи нельзя трепаться. Ведь это самое опасное время. Старая ведьма мертва, а Источник пока не привязан к новой. Долина практически беззащитна.
        - Спасибо за объяснения, Эва.
        - Я же тебя знаю. Если не разложить все по полочкам, то ты достанешь своими вопросами. Неплохо справился.
        - Благодарю.
        Лу временно перестала меня обзывать. Очень необычное чувство. Будто общаешься с нормальной девушкой.
        - Ты заслужил награду.
        - Да? Какую?
        - Накопители у тебя на шее. Можешь оставить их себе.
        - И все?! Я хочу магический кодекс. У тебя же там много в сумках.
        - Ты получишь кодекс, когда мы успешно покончим с делами и выедем в Бессадор …Сегодня такой прекрасный вечер, правда, Селин?
        Мы шли по темным улицам Давантора, ведя в поводу своих лошадей. Я осмотрелся вокруг. Неподалеку лежала большая куча помоев и какого-то строительного мусора. Где-то рядом слышалась собачья возня и рычание. Из ближайшего трактира разносились пьяные песни.
        - Да, прекрасный вечер, лер Ли, - решил я поддержать.
        - Мы с тобой как будто на свидании. Ты был когда-нибудь на свидании?
        - Нет. Хотя… наверное, был. А что делают обычно на свидании?
        - Ну, там, гуляют, целуются, едят вместе, ходят на представления. Не знаю, я не была никогда на свидании, - задумчиво ответила Ли.
        - Если поцелуи - обязательный атрибут свидания, тогда понятно, почему Лу на них не ходит.
        Ли рассмеялась.
        - Она странная, правда?
        - Ну, мне тоже не нравится целоваться.
        - Так. Селин, ты за кого: за меня или за нее?!
        - Мне что, выбирать надо?
        - Ты прав, это глупо звучит. Я хотела бы когда-нибудь сходить на настоящее свидание. Романтика, свечи, нежные касания губами. Только я и он. Одни на всем белом свете. Еще я бы хотела, чтобы меня когда-нибудь понесли на руках словно принцессу. А у тебя, Селин, есть похожие мечты?
        - Не знаю. Я могу тебя понести на руках, если хочешь. Надеюсь, ты не очень тяжелая.
        - Сейчас неподходящий момент! И я не тяжелая!
        - Ну, давай завтра на свидание сходим?
        - По-моему, для свиданий тоже не лучшее время. Надо Лу спросить.
        Девушка ушла в себя, о чем-то беседуя со своей половинкой. Потом громко вздохнула с сожалением:
        - Лу сказала, что в окружении врагов не до наших детских игр. Еще за нами следят от самого штаба. Ты видишь кого-нибудь?
        - Да, сзади идет кто-то, но я не уверен, что именно за нами.
        Ли подошла поближе ко мне и боязливо взяла под руку.
        Следующим утром мы все вместе завтракали в трактире: я, Эва, Далв, Саймон, Тамсон и немолодой М’ищущий из Сел-Берфельского легиона. Низог мрачно поведал нам с девушкой:
        - Ну и устроили вы вчера. Я еле уговорил их не помещать вас под стражу.
        - Зато наблюдателей сколько выслали, перестраховщики. Половина посетителей таверны! Могли бы и получше набрать. Любители, - фыркнула ведьма.
        Я с интересом оглядел людей вокруг. Кроме нас в трапезной находилось еще десять клиентов. Парочка выглядела подозрительно, но про остальных с уверенностью Эвы я бы этого не сказал. Обычные мужики вроде. Даже слишком обычные.
        - Ну что там? Долго они телиться будут?
        - Такие решения не принимают быстро, лер Невенхнауэр.
        - О чем речь? - полюбопытствовал Саймон.
        Мы вкратце пересказали сослуживцу события вчерашней встречи.
        - Валишь, значит, Селин?
        - Я давал обещание сопроводить Эву в Бессадор.
        - Чем займетесь сегодня?
        - Пройдемся по городу. Надо обновить гардероб, - заявила Эва.
        - У меня гардероб в порядке, - заметил я. Теперь мне не надо ей безоговорочно подчиняться, вроде как.
        Эва злобно посмотрела в мою сторону, открыла было рот, но вдруг осеклась. Наверное, хотела просто приказать мне следовать за ней. Только это бы вызвало ненужные вопросы у остальных.
        - По… - ведьма запнулась, не в силах произнести хоть слово.
        - По? - переспросил я.
        Тут Лу поменялась с Ли и дело пошло гораздо легче.
        - Помоги мне с покупками, пожа-а-алуйста!
        - Ладно, помогу. Все равно делать больше нечего, - я поднялся из-за стола, доедая на ходу последний бублик.
        Наблюдатели следовали за нами повсюду, часто меняясь. О сказанном я пожалел уже через телл. Ведьма носилась от одной торговой лавки к другой будто ненормальная. Хотя она ненормальная и есть, так что все в порядке вещей. Выспрашивала цены на посохи, драгоценности, накопители и прочее. Через пять теллов примерно я взмолился, и Эва явила мне свою милость, разрешив отдохнуть. Мы с ведьмой сели возле фонтана на площади, усаженной по периметру деревьями. Парком это место назвать сложно.
        Ли с улыбкой опустила руку в фонтан и вдруг плеснула в меня водой.
        - Эй, ты чего?
        Я не собирался оставаться неотомщенным и брызнул в ответ. Ли взвизгнула.
        - Ах ты, негодяй! Получи!
        Некоторое время мы беспечно резвились возле фонтана, обливая друг друга водой. Другие люди старательно обходили нас стороной. Даже дети показывали пальцами.
        - Все, хватит. Я сдаюсь! Я вся промокла!
        - Да уж. Пойдем в трактир. Надо высушить вещи.
        Ли прижалась ко мне, и мы быстро пошли прочь с площади. Как только мы вышли из-за крон деревьев, что-то сильно ударило меня сбоку. Я повалился на землю, утянув за собой Эву. Больно. Очень. На пару асенд в голове помутилось. Когда я немного пришел в себя, то первое, что увидел, было заплаканное лицо ведьмы:
        - Селин, не-е-ет! За что? - тут же ужас на лице девушки исчез, и слово взяла хладнокровная Лу. - Развела тут сопли, дура. Тюфяк, действуй, если сдохнуть не хочешь! Я лечебных форм не знаю.
        Левый бок жгло адским пламенем. Что-то теплое растекалось под одеждой. Я с трудом ощупал поврежденное место. Похоже на арбалетный болт.
        - Эва… вытащи…
        - Без проблем! - оптимизму в голосе спутницы можно было только позавидовать.
        Яркая вспышка поглотила мое сознание. Снова пришел в себя я оттого, что ведьма яростно лупила меня по щекам.
        - Очнись, балбес! Я не намерена бегать искать тебе лекаря, - Эва впихнула мне в руки посох. - Сдохнешь ведь…Селин, умоляю, поторопись. Единый, сколько тут крови!
        Кое-как собравшись с мыслями, я активировал Аунко и грубо соединил каналы со своей аурой возле раны в левом боку. Через некоторое время боль немного утихла, и в голове прояснилось.
        - Что случилось?
        - Тебя подстрелили, как куропатку на охоте …Это ужасно. Посреди белого дня… душегубы. Почему такое происходит? - Ли снова заревела. Лу поморщилась. - Хватит. Все с ним будет в порядке. Один шрам останется.
        - А где налетчик?
        - Вон несут.
        - Что? - я повернул голову и увидел через защитную пленку, установленную ведьмой, группу людей с оружием. Они вели незнакомого мужчину в просторном темном плаще. Еще один человек нес в руках тяжелый арбалет. Похоже, именно из него и стреляли по мне.
        - Даже от этих идиотов есть польза, - хмыкнула Эва.
        - Лер Велиостро? - обратились ко мне.
        - Да. Кто вы?
        - В нашу задачу не входила ваша охрана. Однако отпустить этого мерзавца мы не могли. Кто я, неважно.
        Ага, Командующий Танапис приказал следить за нами, значит.
        - Почему этот человек напал на меня?
        - Кто-то заказал вас в гильдии Лишающих, по-видимому. Мы отведем этого человека к Дознающим. Вам вызвать М’лечащего?
        - Не надо. Остановите экипаж. Эва, помоги мне встать.
        Ведьма послушно подхватила меня под руки и подставила плечо, чтобы я мог держаться на ногах.
        - Вот теперь пора обновить гардероб, - хмыкнул я, разглядывая отверстие в наряде, полностью испачканном в собственной крови.
        - Мне нравится твой настрой, дырявый. Пусть эта шлюха по имени Смерть подождет!
        Оставшийся день и всю ночь я провалялся в номере трактира, отъедаясь и отсыпаясь. Добрая Ли охотно ухаживала за мной: приносила еду, помогала одеться и дойти до уборной. Это вызывало удивление окружающих. Далв так и вовсе ходил с отвисшей челюстью. Забавно. Никто так и не догадался, что девушка Блаженная. Командующие назначили следующую встречу только через двое суток, поэтому еще один день можно было побездельничать.
        - Лер Лу, а вы куда подевались? - поинтересовался я причиной отсутствия злобной половины.
        - Соскучился по мне, тряпка?
        - Просто интересуюсь.
        - Ты нам пока нужен. Надо поставить тебя на ноги. У Ли такие вещи лучше получаются. Ей самое то работать сиделкой.
        - Да уж, тебя я не представляю в роли Прислуживающей.
        - А зря, меня как раз этому и учили.
        - Серьезно?
        - Раньше я была худой как щепка и плоской словно доска, поэтому меня и не отдали на другую работу. Впрочем, это не мешало им меня пользовать…Лу, перестань! …Молчу-молчу.
        Иногда Эва уходила из трактира надолго. Скорее всего, бегала по лавкам, узнавая цены на то добро, что мы украли из сокровищницы. Очень обстоятельно она подходит к продаже ценностей. Думаю, будет торговаться до последнего ржавчика.
        Следующим утром ко мне в комнату зашел Низог:
        - Командующие отложили встречу на завтра. Селин, пойдем. К тебе гость пришел, - Далв усмехнулся.
        Я быстро собрался и пошел за Командующим. Мы вышли во двор, где нас ожидали Саймон с Тамсоном и давешний М’ищущий. На земле рядом понуро сидел связанный мужчина очень нездорового вида. Кожа бледная, покрытая гноящимися язвами, на голове осталась всего пара жалких клочков волос. Увидев меня, пленник оживился и подался вперед:
        - Ты все еще жив, ублюдок! - мужик плюнул мне на штаны. Я достал чистый платок и аккуратно стер грязный кровавый след. - Ты должен был сдохнуть там, в долине. Мразь!
        - Сэм, ты, что ли? Неважно выглядишь.
        Пленник рыпнулся в мою сторону, но Саймон сильно пнул его ногой, повалив обратно на землю. Связанный сослуживец продолжал бормотать ругательства. Да уж, «ломание» ауры превратило здорового парня в больную развалину. Пусть и временно.
        - Зачем ты подставил Селина? - строго спросил Низог.
        - Из-за него я оказался в этой дыре! В этом гребаном взводе. Если бы не эта принцессья шлюшка, я бы продолжил спокойно жить в столице. Сука! Чтоб вы сдохли все!
        - Сэм, это ты заказал меня Лишающим?
        Сослуживец ничего не ответил, только хмуро глянул на меня.
        - Что это за ходячий труп? - подошла Эва с сумками. Вернулась после похода по лавкам. Ведьма брезгливо зажала нос и старалась не приближаться к больному человеку.
        - Сэм, наш бывший сослуживец. Именно из-за этого гада Селин угодил в плен, - пояснил Саймон.
        - Вот как, - с интересом сказала Эва. - Тогда мне следует поблагодарить вас, лер Сэм. Именно ваше вмешательство помогло мне в итоге бежать из Черного замка. Без Селина ничего бы не вышло.
        Пленник во второй раз плюнул, почти попав в девушку. Эва мгновенно выхватила посох, однако я успел среагировать. Я перехватил руку ведьмы и крепко сжал. Спустя пол-асенды Эва взяла себя в руки и отстранилась.
        - Пусти меня.
        - Ну и дурак же ты, Сэм, - покачал головой Низог. - У тебя был шанс свалить из города, но ты решил довершить начатое. Тебя ждет трибунал.
        - И пусть. Ты знаешь, кто мой отец?!
        - Конечно, знаю. Я же твой Командующий. А ты знаешь, кто отец Селина? Проверяющий третьей ступени.
        - Что?! - одновременно воскликнули Сэм и Эва.
        - А ты что удивляешься? Я же тебе говорил, - сказал я спутнице с обидой. Ничему не верит.
        Ведьма в очередной раз окинула меня оценивающим взглядом, однако предпочла промолчать.
        - Эх, Сэм, Сэм. Тебя ведь ждет казнь, ты в курсе?
        - Не волнуйся, Далв, мой отец все устроит. Годик отработаю на рудниках.
        - Сейчас идет война, Сэм. В такое время Судящие решают все очень быстро. Сколько будет идти твое письмо до отца в Мостфель? Кварту? Тебя казнят к этому времени.
        - Но… - Сэм побледнел еще больше.
        Далв снова покачал головой, сожалея то ли о глупых поступках подчиненного, то ли о своем решении взять его во взвод. А может, и все вместе.
        - Отведите его к Дознающим. Рапорт я уже отправил им. После езжайте обратно к нашим, - Далв развернулся и направился в трактир.
        Сослуживцы подняли безвольного Сэма с земли и потащили прочь. Мы с Эвой проводили его взглядами.
        - Такое сильное чувство. Чистая незамутненная ненависть. Замечательно, не правда ли? - с улыбкой произнесла Лу, наблюдая за брыканием моего бывшего напарника.
        - Почему он меня ненавидит? Я же ничего ему не сделал?
        - Ненависть - это то, что отличает нас от животных. Конечно, они дерутся из-за еды или из-за самки. Думаешь, звери могут ненавидеть друг друга настолько, чтобы желать смерти? Только человек может. И это прекрасно. Это и есть жизнь.
        Я задумчиво потер подбородок:
        - Мне кажется, Ли с тобой не согласится.
        - Пойдем в номер. Я прикупила тебе новый наряд. Не хочу, чтобы рядом со мной шастал оборванец в грязных обносках.
        - Так, стоп. Ты мне даришь одежду или опять одалживаешь на время?
        - А ты начинаешь соображать. Хорошо, пусть это будет подарок. За то, что Ли сегодня улыбалась. А за то, что довел до слез - будешь отрабатывать ночью. И мне плевать, что ты еще не отошел от ранения.
        Глава 3
        Спустя сутки, около полудня, мы собрались в том же зале штаба Командующих. На этот раз в помещение набилось четырнадцать человек. Стало немного тесновато. Нам не представили новые лица, но я полагаю, это важные люди: Командующие, Разрешающие, Дознающие и из других служб. Лер Танапис начал встречу:
        - Лер Невенхнауэр, отрадно видеть вас в добром здравии.
        - Вы подготовили договор? - Лу сразу перешла к делу.
        - Мы обсудили ваше предложение и пришли к выводу, что развивать наступление на западном галиатском направлении еще рано.
        - Вы рискуете упустить свой шанс заполучить Черный замок.
        - Мы не можем доверять вашим словам. Лер Симмлано, лер Низог, вы уважаемые Разведывающие. Можете ли вы за нее поручиться?
        - Я эту… леди первый раз вижу. Ручаться за нее не буду, - грубо ответил толстяк Симмлано.
        - К сожалению, я также не могу подтвердить слова лер Невенхнауэр, - сказал Далв.
        Повисла тяжелая пауза. Эва скрестила руки на груди и принялась раздраженно постукивать пальцами.
        - Я могу поручиться за лер Невенхнауэр, - подал я голос.
        - Лер Велиостро, ваше слово младшего М’разведывающего не имеет веса в этом деле.
        - Это поможет? - я стянул красную печатку с пальца и положил на стол.
        Танапис взял кольцо и внимательно осмотрел. Потом повернулся к сидящему рядом мужчине в дорогом костюме:
        - Это же…?
        - Императорское кольцо доверенного человека. Позвольте?
        Мужчина вытащил из кармана миниатюрную лупу и принялся рассматривать предмет. Что он там разглядеть хочет? Я точно знаю, что на кольце ничего не написано.
        - Выдано в красной кварте прошлого года Селину Велиостро. Бумаги о выдаче должны уже быть у нас в Даванторе. Лер Танапис, чтобы убедиться, что это не подделка, мне надо просмотреть архив в управлении.
        Хм-м, я всегда знал, что от печатки немного несет магией, но не думал, что там что-то записано внутри.
        - Хорошо, лер Санскейп, действуйте. Господа, прервемся еще на один день, чтобы обсудить изменения. Лер Невенхнауэр, мы постараемся подготовить до завтра черновой вариант договора. Лер Велиостро, прошу прощения за эту вынужденную проверку.
        Ведьма недовольно скривила губы.
        - Не буду более отрывать уважаемых леров от работы.
        Она поднялась и быстро направилась на выход. Я неловко раскланялся и последовал за девушкой.
        Наблюдатели, пока мы находились в штабе, не показывались на глаза. Эва практически бежала по коридорам здания. Мне приходилось прикладывать усилия, чтобы догнать ее. Неожиданно ведьма остановилась в безлюдном закутке и резко развернулась. Я чуть не налетел на девушку с разбегу.
        - Доверенный императора, значит? Как ты на сей раз выкрутишься?
        - Я же говорил тебе, что мы с ее высочеством Вивьен друзья. Ты мне опять не поверила.
        - Ах-ах-ах. Друзья? Занятно.
        Девушка быстро успокоилась, будто бы и не была готова асенду назад меня прибить.
        - Что еще ты мне не сказал?
        - Много чего. Но больше я ни с кем из Владеющих не смог подружиться. Еще мы некоторое время спали с лер Ним, это светлая эльфийка - М’охраняющая. Это важно?
        - Светлая? - прошипела ведьма.
        - Да, у нее уши на твои похожи, только длиннее.
        - Ладно, не будем об этом.
        Девушка взяла меня под руку как ни в чем не бывало и потянула на выход из здания. Уследить за молниеносно меняющимся настроением половинок ведьмы, по-моему, невозможно. Что у нее на уме, интересно?
        На следующее утро мы завтракали с Далвом в трактире.
        - Лер Низог, как удачно, что вы составили нам компанию. Не окажете ли мне одну услугу?
        - Все, что в моих силах, лер Невенхнауэр.
        - Я вчера прогуливалась по городу и заметила потрясающее заведение на дворцовой площади.
        - «Королевские покои»? Да, отличный ресторан, говорят. Мне там не доводилось бывать.
        - Вы не могли бы заказать для нас столик там? На десять персон примерно. У меня сегодня весь день расписан по асендам.
        - Я не против, - осторожно заметил Низог. - Только не думаю, что в таком заведении можно просто так получить место.
        - Ах, не стоит, право. Держите, - Эва протянула Разведывающему плотный кошель. - Я думаю, этого хватит, чтобы все устроить.
        - Хорошо. Я договорюсь, - вздохнул Низог. - Зачем вам это нужно?
        - Я заметила, что с лерами Командующими у нас сложились не очень дружественные отношения. Хочу это исправить.
        После обеда мы снова собрались в штабе. Ознакомившись с предварительным договором, Эва возмутилась:
        - Что значит полгода?!
        - Мы посовещались с лером Низогом и пришли к выводу, что не стоит отпускать со службы такого талантливого М’разведывающего. Для нас ценен каждый кадр, особенно если он Колдующий.
        - Десять лет!
        - Я согласен изменить на год. Десять лет слишком много.
        Некоторое время Танапис и Эва без особого азарта торговались за меня будто на рынке. В итоге сошлись на том, что меня отстраняют от службы на два года. Далее ведьма принялась скрупулезно перечитывать каждую строчку договора, придираясь буквально до запятых. Что-то требовала убрать, что-то наоборот расписать более подробно. Разрешающие, которые составляли договор, в свою очередь тоже попросили Эву кое-что уточнить в ее условиях. Тянулось сие действо около четырех теллов. Я уже стал засыпать, как необычная фраза Эвы растормошила меня:
        - Что же, мы пришли к соглашению. Остается последний штрих. Измените имя бенефициара с меня на Селина Велиостро. Думаю, доверенный императорской семьи будет лучшим вариантом, не правда ли?
        - Зачем меня? - шепнул я Эве.
        - Тихо. Так надо.
        Через некоторое время принесли чистовой договор в пяти экземплярах. Танапис, а также один важный Разрешающий поставили свои подписи в документе. Договор протянули мне. Блин, я же все проспал. Интересно, что там написано? Я принялся читать документ, однако сухой деловой стиль написанного воспринимался мной очень плохо. Не совершаю ли я сейчас очередную ошибку? А, ладно! Я твердо взял стило в руки и расписался в нужных местах. Разрешающий неспешно достал свои рабочие инструменты и поставил на договорах большую оранжевую тазамскую печать.
        - Два экземпляра будут переданы в Мостфель. Один я забираю в управление Давантора. Один остается у лера Велиостро, один в штабе Командующих.
        - Итак, - радостно произнес Танапис. - Все условия соблюдены. Попрошу остаться в зале только леров Командующих и тех, кто имеет отношение к делу. Благодарю всех за работу.
        Люди степенно потянулись на выход, и вскоре в помещении осталось не больше десятка человек. Командующие достали блокноты в ожидании сведений. Эва начала издалека. Девушка описывала защитные сооружения долины: ловушки на границе, замковые конструкции, оборону поселений. Примерно поведала о количестве гоблинов, гноллов и троллей в долине. Сколько из них воинов и магов. Сколько ходит в патрули и прочее. Командующие все усиленно конспектировали. Первым не выдержал Танапис:
        - Лер Невенхнауэр, ваши данные, бесспорно, очень полезны. Но, может, перейдем к сути?
        - Конечно. Вы можете захватывать Черный замок.
        - То есть? - спросил кто-то.
        - Черная ведьма мертва. Управлять немертвыми некому.
        Повисла тишина. Танапис откинулся на спинку стула и издал непонятный звук, будто из него выпустили весь воздух.
        - Вы держите нас за дураков?! - взревел Симмлано.
        - Я подтверждаю ее слова, - перебил я возмущающихся Командующих. - Черная ведьма погибла до моего появления в крепости. Насколько я понял, гоблины все время усиленно искали новую Госпожу.
        - Почему ты… - начал спрашивать Далв, однако его перебили.
        - Очень ловко, лер Невенхнауэр…
        Танаписа уже перебила Эва, сильно повысив голос:
        - Давайте не будем о плохом, господа. Вы имеете уникальный шанс вернуть во владения Тазама новый Источник. Черный замок позволит вам контролировать весь запад Галиата и даже восточные земли Бессадора. Сейчас силы защитников очень малочисленны. Если вы опасаетесь отправлять целый легион, то уверяю вас, двух дивизий хватит.
        - Да как вы…
        - Леры, - повысила голоса ведьма. - Между нами сложились не слишком хорошие отношения. Поэтому я предлагаю нам всем поужинать в одном восхитительном месте. Там мы сможем вволю пообщаться, и я поведаю вам главную причину, почему я настояла на этом договоре. Один день ничего не изменит. Лер Низог, вы заказали ужин в «Королевских покоях»?
        - Да, лер Невенхнауэр.
        Командующие постепенно утихли. Не все согласились отправиться на ужин даже в этот дорогой ресторан, хорошо известный в Даванторе. Примерно треть поспешила уйти, чтобы отдать необходимые распоряжения. Сам Танапис в итоге ответил положительно.
        - Лер Невенхнауэр, для меня большая честь разделить ужин с такой проницательной и красивой дамой.
        - Ах, вы мне льстите. Предлагаю встретиться в «покоях» через два телла. Мне надо немного времени, чтобы подготовить мое новое платье. Не могу же я явиться в элитное заведение, будто наемница с дороги?
        - Вы совершенно правы.
        Мы с Низогом и Эвой вернулись в трактир. На мне и так был новый модный наряд, купленный ведьмой, поэтому переодеваться не пришлось. Я сидел внизу за столом, Далв скрылся в своем номере. Ждать пришлось намного меньше, чем я полагал. Прошло всего полтелла, как Эва стремительно слетела по ступенькам и прошла в трапезную. Одежда на ней была надета все та же походная. Не останавливаясь, ведьма прошествовала на выход. Я подорвался и пошел следом.
        - Эва, ты куда? Зачем тебе сумки? Ты уезжаешь? Как же ужин в ресторане?
        - Поужинаю в другой раз, - ведьма быстро направилась к конюшне.
        Я со всех ног помчался в номер и принялся быстро кидать свои немногочисленные пожитки в сумку. Потом побежал обратно в конюшню. Эва уже заканчивала седлать своего скакуна.
        - А что… с договором? Где Далв? - я немного запыхался. Ранение давало о себе знать.
        - Пусть поспит. Ему полезно.
        Я стал готовить свою Пылинку к выезду.
        - Мы убегаем от кого-то?
        - Я никому не верю. Особенно дорвавшимся до высших чинов толстолобым воякам.
        Эва прекратила возиться с конем и подошла ко мне. Я также остановился и повернулся к девушке.
        - Ты прекрасно справился, подстилка ее высочества.
        - Спасибо. Только я никакая не подстилка.
        - Лер Селин…
        - Что такое, лер Ли? - сразу узнал я добрую половинку.
        - Простите… нас. И прощайте.
        Ведьма вытянула руку в таком знакомом жесте, и меня поглотила темнота.
        Гигантская белая троллиха с черными длинными волосами с увлечением облизывала мое лицо. Она была одета в пышное платье, похожее на наряд Вивьен во время императорского бала. Огромный скользкий шершавый язык щекотал. Выбраться же из объятий троллихи не представлялось возможным.
        - Ну, прекрати!
        Я открыл глаза и увидел склонившуюся надо мной лошадиную морду.
        - Пылинка, отстань.
        Кое-как я поднялся на ноги. Меня всего шатало. Похоже, чем ближе стоишь к ведьме, тем страшнее ее сила. Снаружи уже царила ночь. Сколько я провалялся? Четыре телла, десять? Я доковылял до трактира и обнаружил непонятное столпотворение в передней части трапезной. На скамьях спали три вооруженных человека. Еще четверо сидели, держась за голову.
        - Лер Велиостро?
        - Да, что случилось?
        - Лер Невенхнауэр напала на нас, когда мы хотели последовать за ней.
        А! Так они не спят, а в отключке. Похоже, Танапис и впрямь послал не слишком опытных наблюдателей.
        - Куда она поехала?
        Говоривший вяло махнул куда-то в западном направлении.
        Я поднялся наверх и обыскал наши комнаты. Пусто. Вот… гадина. Странное чувство поднималось откуда-то из глубины. Наверное, это обида и злость. По крайней мере, именно такие чувства испытывают люди в подобных ситуациях. Где мой кодекс, ведьма?! Далвая обнаружил без сознания на полу. Дверь в его комнату осталась открытой. Я кое-как растолкал Разведывающего.
        - Твою мать!
        - Да, после Бао башка трещит просто ужас, - посочувствовал я Низогу.
        - Она и тебя приложила? Вот стерва! Я же тебя предупреждал!
        - Я помню. Далв, мне нужна твоя помощь. Пойдем вниз.
        Баюкая свою голову, Низог спустился со мной и сел за один из столов. Я раздобыл письменные принадлежности у хозяина трактира и принялся выводить строчки еще немного подрагивающими руками.
        Мама и папа!
        Со мной все хорошо. Я сбежал из плена Черной ведьмы. Сейчас пишу из Давантора. Я посылаю вам договор о Гиблой долине. Пусть он пока у вас побудет. Мне не пишите, я сейчас отправляюсь в дорогу.
        Я задумался. Маловато, надо еще написать. Что там в последнее время происходило?
        Оказывается, меня подставил сослуживец Сэмуэль Лисфольд. Еще меня недавно проткнули из арбалета. Наверное, это Сэм и нанял Лишающего. Я у же выздоровел, так что не волнуйтесь. Передавайте привет брату, сестрам, малышу и жене Вестра.
        Селин
        - Далв, отправь письмо мне домой в Старобрадфель. Вот, держи серебро. За комнату мою заплати.
        - Постой, ты что, уже уезжаешь? Только не говори, что за ней поедешь.
        - Да, поеду. Как думаешь, лер Танапис за ней вышлет погоню?
        - А я почем знаю? Думаю, что у них своих забот полно. Будут готовить поход на долину. Почему ты не рассказал сразу про смерть ведьмы?
        Я оставил его последний вопрос без внимания. Крыть было нечем. Я сам выбрал путь следовать обещанию, а не раскрывать правду.
        - Я ведь свободен на два года, так?
        - Так. Подумай, как следует, Селин. Ты совершаешь ошибку.
        - «Все ошибаются, особенно часто Селин», - процитировал я одно из выражений погибшего Бешгу.
        - Хорошо, я позабочусь о письме, - смирился Низог.
        - Спасибо, Далв! - я благодарно пожал руку Командующему. - Может, еще свидимся?
        - Сомневаюсь. Береги себя, Селин Велиостро.
        - Ты тоже, Далв Низог. Ты хороший командир. Важный человек. Я все время хотел походить на тебя. Извинись перед остальными, что не попрощался.
        Собеседник усмехнулся.
        - Беги уже.
        У западных ворот я опросил стражников, растормошив их память парой серебряных монет. Около восьми теллов назад здесь проезжал всадник в накинутом капюшоне. Цвет одежды и масть коня подходили под описание Эвы. Я сплел Аунко для лошади и подстегнул Пылинку. Ну, ничего. Я догоню тебя, дрянная ведьма. Без специальных плетений ты от меня далеко не уйдешь! И уж тогда ты ответишь на мои вопросы. Некоторое беспокойство вызывала ведьмина сила, но я выбросил это из головы и только плотнее прижался к холке лошади. Преследователей за собой я не заметил.
        В ближайшем селе в сутках скачки от Давантора жители рассказали мне о конокраде. Возле одного двора пропала каурая кобыла. Конюшний поведал, что его оглушил Колдующий, но в темноте он не разобрал лица. Это не очень хорошая новость. Если Эва будет менять лошадей на новых, то мое преимущество в Аунко сойдет на нет. Быстро закупив припасы, я продолжил путь. На запад. Дорога мне знакома - через несколько дней буду проезжать Истельвейл. Воспоминания об этом городе у меня не из приятных.
        Прошла декада в безумной гонке. Ведьма, как и я, подолгу нигде не останавливалась. Отдыхала недолго. Меняла лошадей на свежих. Или просто выкрадывала. Поэтому я очень обрадовался, услышав в очередной деревне фразу:
        - Ото ж! Видел я недавно всадника в плаще, лер. По-моему, он к Питу поехал.
        - Питу?
        - Ага, Сивый Пит наш таверну держит. Вон в той стороне. Комнаты, конечно, не чета городским, зато тепло и клопов нет.
        - Благодарствую. - Я кинул крестьянину несколько железных монет.
        Я погнал Пылинку в указанном направлении. Уже стемнело, и я очень надеялся, что ведьма переночует в этой деревне. Она ведь не каменная. Тоже отдыхать надо иногда. Таверной заведение Сивого Пита назвать было сложно. Строение покосилось набок, и я опасался, как бы оно сию асенду не обрушилось. Спрыгнув с Пылинки, я приготовил посох и зашел в кабак. Эву я заметил сразу. Она торопливо поглощала пищу за одним из столов. Девушка нервозно повернулась на скрип входной двери и тоже увидела меня. Ведьма ловко отпрыгнула за стол и быстро выудила посох.
        - Какого хрена ты тут делаешь?! Жить надоело?
        Я в свою очередь направил посох в сторону ведьмы.
        - Это я должен возмущаться. Какого черта ты кинула меня? Ты передумала ехать в Бессадор? Сразу не сказать было?
        - Не передумала, - огрызнулась Эва.
        - Я давал обещание и намереваюсь его исполнить.
        - Что ты заладил как заведенный. Обещание, обещание. Плюнь на него и вали отсюда!
        Заявление ведьмы меня возмутило.
        - Если твое слово ничего не значит, то это твое дело. Мы, Велиостро, привыкли исполнять обещания. Если ты хочешь расторгнуть договор, то скажи прямо.
        - Сколько пафоса в твоих словах, - язвительно сказала Лу. - Ну, прямо герой без страха и упрека. Ты один здесь? - ведьма быстро оглядела таверну. Хозяин и пара клиентов питейного заведения попрятались куда-то сразу, как только мы вытащили посохи.
        - Один.
        Ведьма быстро бросила поисковую Синко и проверила округу.
        - Я разрываю наш договор. Дальше я поеду одна. Катись отсюда.
        - Не так быстро, мерзавка. Ты еще не ответила на мои вопросы.
        - Ты снова хочешь получить по кумполу, безмозглый овощ?
        - Давай проверим, кто быстрее, - сказал я с вызовом. - И самое главное, где мой обещанный кодекс?! Я заслужил его за свои старания. За то, что прикрывал тебя, неблагодарная гадина!
        - У меня нет лишних кодексов. Я все продала. Лживый шакал, тебе не видать моих денег!
        Я почувствовал прикосновение ведьминой силы и немедленно бросил вперед придерживаемое плетение. Тьма в очередной раз привычно поглотила меня.
        Очнулся я от того, что кто-то плеснул мне в лицо водой.
        - Лер Колдующий, не извольте гневаться, - боязливо попятился мужик с ведром.
        - Где женщина? - спросил я, поднимаясь. Неужели снова упустил?
        - Там же, лер. Я не смог к ней подобраться.
        Большой сверкающий купол с аккуратным отверстием посередине смотрелся довольно глупо в этой дешевой дыре. Будто кольцо с драгоценным камнем на руке бездомного. Ведьма без сознания лежала на полу в неудобной позе. Хех, мое усиленное пробивное Бао справно сработало. Уж я с избытком накачал маны в заклинание. Самостоятельно Эва вряд ли скоро очнется.
        Потратив некоторое время, я развеял защиту ведьмы. Лицо Эвы было бледным, она выглядела по-настоящему нездоровой, ее бил озноб. Я склонился и потрогал лоб. Да у нее же сильный жар! Тут же я сплел Аун II ступени и осторожно потормошил девушку. Не забывал я и о своем посохе. Если ведьма снова нападет, я в долгу не останусь.
        - Селин, это ты? - Ли закашлялась и зашмыгала носом. - Я себя нехорошо чувствую.
        Ведьма совсем расклеилась. Похоже, я немного переборщил с Бао. К тому же девушка подхватила тяжелую лихорадку. Я помог подняться, однако ноги ее не держали. Без долгих размышлений я подхватил Эву на руки.
        - Ай! Селин, ты что делаешь? - взвизгнула Ли.
        - Пит, кажется, да? Проводите нас в комнату.
        - Конечно, леры. Для вас лучший номер! - поспешно заявил хозяин.
        Я запыхался и вспотел, пока дотащил больную девушку до кровати. Все-таки недавнее ранение оставило свой след. Даня тоже был ужасно уставшим после утомительной многодневной погони. Я оглядел крохотное помещение, больше похожее на чулан. Лучший номер? Клоповник, как есть.
        - Спасибо, Селин, - Ли укуталась в одеяло и сказала мечтательно: - Как принцессу донесли…
        - Отдыхай, сейчас я тебя полечу. И как тебя угораздило подхватить лихорадку?
        Я принялся накладывать Аунко и Аун, щедро делясь своей энергией.
        - Селин, спасибо тебе. И прости Лу. Она не со зла…
        - А с чего? С добра?
        - Ты понял, что я имею в виду. Зачем ты поехал за мной?
        - Я уже сказал. У меня остались вопросы, я не получил свой кодекс, плюс невыполненное обещание.
        - Втюрился в меня, сопляк? - едко спросила Лу.
        - Втюрился, то есть влюбился? Хм-м, возможно. Я плохо себе представляю, что такое любовь. А ты знаешь?
        - Любовь где-то там далеко. Где розовые единороги, медовые реки и сахарные берега.
        - Таких мест не существует.
        - Догадливый. Принеси мне горячего. Я пить хочу.
        Я ухаживал за больной девушкой еще сутки. Выполнял любой каприз. Точно так же, как Ли помогала мне, когда меня ранили из арбалета. Магия, теплая постель, спокойный сон и разогретая еда быстро поставили девушку на ноги. Ведьма стала вести себя немного более дружелюбно, если наши отношения можно так назвать.
        - Так что? - спросил я рано утром за трапезой.
        - Что же ты не отстанешь от меня, а? - ведьма на асенду задумалась, и тут ее будто осенило. - Ну, конечно! Теперь все встало на свои места. Колдун ее высочества. Ах-ах-ах! Я дозволяю тебе следовать за мной.
        - Что на сей раз придумала?
        - Ничего. Ешь, не отвлекайся.
        - Зачем тебе нужен был этот спектакль с ужином в ресторане?
        - Не стоит экономить на своей безопасности, - укоризненно ответила Эва, не желая вдаваться в подробности.
        - Хорошо. Почему договор на мое имя?
        - Рано или поздно власти узнают, что я не Эва Невенхнауэр. Это сделает договор недействительным.
        - Зачем тогда это условие на отстранение меня от службы? Ты же сразу планировала сбежать?
        - Чтобы усыпить вашу бдительность.
        - Зачем вообще этот договор? Лер Ли?
        - Я хотела хотя бы так защитить их. Там столько живет добрых гоблинов в долине. А гноллы? Они как верные псы. Дружелюбные. Тролли немного глупые, зато сильные и верные. А их детеныши? У тебя поднялась бы рука оставить их в беде? Когда я думаю, что Тазам прогонит их из долины или… перебьет, мне хочется рыдать. Почему мы не можем жить с ними в мире? Они ведь тоже имеют право на жизнь. Просто мыслят иначе, чем люди.
        - В твоих словах есть резон. Никогда не думал о таких вещах.
        - Правда, же? Как Лу ругалась, когда я уговаривала ее! Больше всего она не верила, что ты сохранишь нашу тайну. Хотя и на этот случай у Лу был запасной план.
        - И куда же ты теперь направляешься?
        - В Ломпесс, порт на западе Бессадора, - ответила Лу деловым тоном.
        - Где будешь переходить границу?
        - На западе слишком жаркие бои. Лучше перейти в восточной части Бессадора.
        - Думаешь, проскочим? Кем будем представляться?
        - Проскочим, если ты мешаться не будешь. Представимся магами, которые бежали с поля боя.
        - Нас самих не призовут насильно в бессадорскую армию? Все-таки мы Колдующие. Или подумают, что мы шпионы.
        - Ничего не могу гарантировать.
        - Ясно.
        - Я поменяла свое мнение насчет лечебных плетений. Ты научишь меня в пути формам Аун и Аунко. И той, что ты колдовал нашим коням тогда.
        - Что мне за это будет? Ты мне еще кодекс должна, не забыла?
        - Наглый слизняк. Знай свое место!
        Я хмыкнул и ничего не ответил.
        - Я куплю тебе кодекс, когда будем в городе. А за новые формы… Я верну тебе тот адабренный накопитель, что забрала у тебя.
        - Ты его не продала? Хорошо, ведь это подарок Вивьен.
        - Чей-чей? Пожалуй, я придумаю тебе потом другую награду.
        Глава 4
        Мы с Эвой продолжили путь на запад. Свернули со знакомого мне тракта на юг в сторону границы с Бессадором. Здешний фронт походил на галиатский - неприятель значительно продвинулся в побережных провинциях, а в срединных встал в обороне. Мы остановились на день в последнем крупном тазамском городе на нашем пути. Приходилось действовать осторожно - стараться не попадаться на глаза патрулям. Мой жетон Воюющего и заключенный договор давали мне свободу в Тазаме, а вот Эву могут вполне объявить в розыск, когда откроется истина. Думаю, с нее успели снять отпечаток ауры.
        Город называется Ванадис. Из-за боевых действий он переполнен беженцами, Воюющими и Колдующими.
        - Эва, про кодекс не забыла?
        - Забудешь тут, когда ты каждый день напоминаешь.
        - Отлично. Тогда по лавкам?
        - Смотри. Не дороже одного адабро.
        - Что?! Ты обещала мне хороший кодекс. Два как минимум!
        - Полтора.
        - Ладно, из своих добавлю.
        Выбирал я очень тщательно. Главным для меня на этот раз стала не цена и не количество страниц, а их вместимость. В основном продавались кодексы на одиночные или простые составные плетения. Мне же такие не подходили. Уже не раз я сталкивался при внесении Тиов, Баов и Баокора с тем, что формы просто не влезали на страницу.
        Наконец в одной лавке мне приглянулся невзрачный на вид сероватый магический кодекс. По размерам странички лишь немного превышали отцовский подарок, однако материал был намного лучше. Гном-продавец сказал, что это какой-то секретный серебряный сплав. Я сначала скептически отнесся к его словам. Хозяин лавки быстро меня убедил, и я проверил одно плетение в кодексе. Удивительно, но материал страниц позволял делать более мелкие магические линии и соответственно формы. Цена немаленькая. Два с половиной адабро. Я немного поуговаривал Эву, однако она отказалась наотрез. Пришлось доплачивать из своего кармана. Мое новое приобретение вмещало всего пятнадцать форм. Я решил, что простые буду хранить в старом кодексе, сложные - в новом. Эва ничего смотреть не стала. Ее черный посох и не менее черный кодекс были высшего качества.
        Далее ведьма отыскала главный банк города и прошла внутрь. Мне следовать за ней запретила. Около двух теллов я прождал ведьму на улице.
        - Ты деньги туда положила? - спросил я Эву, когда она вышла.
        - Не стоит держать все запасы в одном месте.
        - Эва, спасибо еще раз за кодекс. Я тогда поеду?
        - Куда ты поедешь?!
        - Домой, в Старобрадфель. Ты же говорила, чтобы я отстал от тебя.
        Ведьма удивленно моргнула.
        - Ты еще не научил меня лечебным формам, прыщ!
        - Я же занес их тебе в кодекс. Учи пока. Как запомнишь, попроси М’лечащего обучить тебя наложению каналов. Вроде я больше ничего не должен. Ты ведь сняла с меня обещание, так?
        - Езжай-езжай.
        - Надеюсь, еще встретимся, лер Вантихосо-Невенхнауэр. С тобой мне было не скучно. Удачи в дороге!
        Не дождавшись прощальных слов, я развернул Пылинку и поехал по улицам города. На базаре прикупил немного припасов в дорогу. Предстоит долгий путь. Никак не меньше кварты. Может, поработать над Аунко для лошади в пути?
        - Пылинка, ты не будешь против, если я на тебе потренируюсь?
        Лошадь будто бы что-то поняла и заржала. Мне почудился протест в ее фырканье. Я выехал за ворота Ванадиса и, негромко насвистывая, поскакал на север. Наконец-то домой. Не на пару декад, а на целых два года. У-у, за это время можно кучу форм сделать красивыми! У меня столько идей - не знаю даже, с какого плетения начать. Что ни говори, походная жизнь Разведывающего ужасно утомляет и не оставляет времени на праздные хлопоты. Не понимаю, как жены сослуживцев терпят такие долгие отсутствия супругов? По привычке я бросил Синко и оглядел округу на предмет аур. Сзади меня догонял всадник. Я обернулся и вгляделся. За мной ехала ведьма. Забыла что-то? Я на всякий случай взял посох наизготовку.
        - Эва, ты что-то забыла?
        Ведьма выглядела недовольно.
        - Наш уговор все еще в силе. Я помогла тебе сбежать. Теперь ты поможешь мне дойти до Ломпесса. Если ты дорожишь своим словом. Удивительно. Ты ведь был уверен, что я поеду за тобой? И я поехала, как наивная дурочка.
        - Я держу слово. Если ты не берешь его назад, то я буду тебя сопровождать. А зачем я тебе? Ты ведь меня прогоняла не раз?
        - Снимать сексуальное напряжение, - вяло огрызнулась Лу.
        - Я думаю, в Бессадоре есть дома с Удовлетворяющими - мужчинами. Да и сама ты вполне себе красивая.
        - Не ты ли рвался ко мне будто юнец за своей единственной?
        - Я получил кодекс. И часть ответов на вопросы. Больше мне ничего не надо. Еще неплохо бы награду за лечебные формы. Может, ты вернешь мой адабренный накопитель?
        - Верну. В Ломпессе.
        Я осмотрел напряженную девушку, готовую к любому повороту событий. Да, попытаться отобрать у нее амулет силой - чистое самоубийство.
        - Зачем я тебе, Лу?
        - Хоть ты и туп, как пробка, но хороший маг. Твоя помощь на землях Бессадора будет кстати.
        - Я поеду с тобой до Ломпесса. Интересно в Бессадоре побывать. Там же эти… графья да барины правят, да?
        Я тронул поводья Пылинки, и мы вместе направились обратно к Ванадису.
        - Не барины, а бароны, неуч. Они вроде ваших Владеющих. Заправляет же всем верховный совет магов. Или просто Совет.
        - Понятно. Переночуем в городе сегодня?
        - Ага. Пойдем жральню поищем…Селин, а давай у нас будет как бы свидание?
        - Давай, Ли.
        - Отлично! Тогда… тогда надо поискать хорошее место…
        Элитный ресторан Ванадиса поражал своей роскошью и лоском. Я даже удивился, откуда тут такие заведения. Им бы место в столице. На входе возникла небольшая заминка, пока Эва не подтвердила нашу платежеспособность. Сначала Лу наорала на охрану, но я вовремя вмешался и извинился за нее. На мне был наряд, похожий на одежды Наемничающего, только черного цвета. Ведьма выбирала по своему вкусу, видимо. На Эве также надет походный коричневый костюм. Да и в подобные рестораны приезжают в основном в каретах, а не верхом. Лу заказала столько всего, что и не съесть вдесятером. На еду ведьма не скупилась, в отличие от моих наград. Она сама, как и я, не знала многие блюда. Ли пробовала каждое понемногу и передавала мне. Так мы и не смогли осилить все, хоть и наелись до отвала. Добрая Ли восхищалась каждым блюдом, нахваливала Готовящих. В общем, хорошо посидели. На выходе из ресторана Ли немного задержалась.
        - Селин…
        - Да.
        - Спасибо тебе, - Ли осторожно подошла вплотную и легко поцеловала меня. Я почувствовал вкус кремового торта, который мы ели последним. Щеки ведьмы тут же заалели.
        Я покачал головой.
        - Никогда не пойму, что творится у тебя в голове. Ты ведь ненавидишь поцелуи?
        - Это Лу. И не надо меня понимать. Просто прими такой, какая я есть.
        - Похоже на слова из брачной церемонии. Помню, Далв и Тари произносили подобное в храме.
        - Селин! Это замечание не к месту.
        - Пойдем гостиницу найдем?
        - Пойдем, - Эва осторожно взяла меня под руку.
        - Ну как? Это было похоже на свидание? - спросил я.
        - Вполне.
        - Ясно. Значит, мы с Вивьен тоже ходили на свидания, - я почувствовал, как напряглась рука девушки, и поспешил добавить: - Только без поцелуев.
        - Нам, пожалуйста, два номера на ночь, - бросил я Управляющему в гостинице.
        - Один, - поправила Лу. - С большой кроватью. Доставь в номер горячей воды. И шустрее, холоп.
        - Сию асенду, леры. - Мужчина коротко склонился и выудил ключ из шкафчика. - Двадцать пятый номер. Второй этаж. Приятного отдыха.
        Комната в гостинице оказалась очень даже приличной. Не хуже, чем в Мостфеле. Везде прибрано, белоснежные простыни и наволочки радовали глаз. Эва тут же проследовала в душевую. Я отставил сумки в стороны и стал ждать. Несколько раз Эва выбегала, чтобы взять чистое белье и моющее средство. Полностью нагая. Было забавно наблюдать, как Ли ужасно смущается, а Лу заставляет ее ходить передо мной голышом будто ничего не происходит.
        - Помойся. А то от тебя лошадьми несет как от конюха, - сказала Эва, обтираясь полотенцем.
        - Ага.
        Ведьма несколько раз поторапливала меня, однако мылся я со всем тщанием, не обращая на Лу внимания. В конце концов, девушка не выдержала и заявилась ко мне в мойню.
        - Сколько можно?!
        - Сама же сказала, что от меня пахнет.
        - Хватит. Иди в кровать.
        Быстро смыв пену и вытершись, я выполнил просьбу Эвы. Долгих ласк не потребовалось. Я и так уже был в полной готовности, имея возможность любоваться голой девушкой. Ведьма сразу уселась сверху в своей любимой позе.
        - А где твой амулет, кстати? - спросил я.
        - А-ах-ах. Нашел время. Что это тебя сейчас так стало заботить, не понесу ли я?
        - Ну, я думал, меня убьют там в замке. Как-то не до того раньше было.
        - Не переживай, в пятнадцать лет нам делают магическую операцию. Никакой хозяин не хочет, чтобы рабыни забеременели. Это ведь такие растраты целителям, чтобы вывести плод!
        - Ты была рабыней? Убежала?
        - Четыре раза. Три раза меня находили, возвращали и несколько дней подряд били плетьми по спине. Ты сам видел. На четвертый раз до меня наконец дошло, что надо делать.
        - У тебя теперь не будет детей?
        - Скорее всего. Нужен хороший целитель, чтобы вылечить меня. Кому интересны эти никчемные куски мяса? Ухаживать за ним, вытирать сопли и стирать обгаженные пеленки. Я сразу избавлюсь от него. Спущу в канализацию.
        - Мне кажется, у Ли другое мнение.
        - Ах-ах-ах, ты прав. У нас мнения очень редко совпадают.
        Некоторое время я наслаждался размеренным движением бедер девушки. Как вдруг непонятный порыв заставил меня резко подняться и опрокинуть ведьму на кровать. Подмяв Эву под себя, двигаться стал уже я. На удивление, ведьма приняла новое положение вещей спокойно.
        - Много же тебе понадобилось времени, чтобы решиться. Бесхребетный.
        - Зачем напрягаться, если ты и так все делаешь?
        Лу тут же взбрыкнула и захотела снова оказаться сверху, однако я не позволил. Некоторое время мы ожесточенно боролись друг с другом. Эва сдалась. Мы находились в разных весовых категориях, и даже врожденная сила не помогала девушке.
        - Ладно. Разнообразие - тоже хорошо-о-о.
        После мы лежали в кровати довольные и умиротворенные. Даже у Лу настроение поднялось.
        - Ты раньше не оставалась спать вместе со мной, - заметил я. Лу всегда уходила, как получит требуемое. Один раз только осталась со мной в замке после боя с гоблинами.
        - Цени, плебей. Это высший знак доверия с моей стороны. Впрочем, я тебе нужна, поэтому и не беспокоюсь.
        Я оглядел светлые волосы Эвы, разметавшиеся по подушке и обнажившие заостренные уши.
        - Я думал, все ведьмы рыжие.
        - Ну да, а все светлые эльфы - вегетарианцы. А гномы все - отличные рудокопы. Постой, а ведь это неплохая идея. Меня наверняка до сих пор разыскивают в Бессадоре. Шанс нарваться небольшой, но рисковать не стоит. И в твоей голове иногда проскакивают умные мысли… - пробормотала Эва, засыпая.
        Только следующим днем мы покинули Ванадис. Ведьма в одном из салонов города покрасила волосы в свой любимый черный цвет, поэтому и задержались. Мы выехали на юг. Эва принялась меня инструктировать.
        - Значит так. Слушай внимательно. Я все так же Эва Невенхнауэр. Переходить границу будем западнее. Через несколько дней сойдем с тракта и найдем неприметные тропы. Будем продираться через лес. Именно так я пересекла границу, когда бежала из Бессадора лет пять назад. Тогда было проще - отношения между странами были нормальными. Если встретим тазамцев - тут не до сантиментов. Валим всех сразу. Если отряд слишком большой - тогда уже сваливаем мы…
        - Постой, это незаконно. Мы не должны убивать тазамцев.
        - Вот-вот. Послушай Селина, - поддержала Ли.
        - Колдуем только Бао, - продолжил я. - Это тоже незаконно, но уж всяко лучше убийства. На тебе одиночные цели. Я буду плести пробивной Баов. Моего запаса хватит на три заклинания, то есть на пятнадцать защищенных целей. Так что будем надеяться на твою силу.
        - Мне надо близко подъехать, чтобы был толк.
        - Да, и не нападаем сразу. Сначала попытаемся договориться.
        - И что ты им скажешь?
        - Покажу кольцо доверенного и скажу, что мы на секретном задании, к примеру.
        - Ах да, я и забыла, насколько же ты умелый подлиза. Как тебе эта Вивьен в постели?
        - Не знаю, мы не спали с ней. Она ведь… Мне нельзя говорить. Вивьен - мой друг.
        Эва сплюнула.
        - Хорошо, тазамцев берешь на себя. Бессадорцев крошим сразу …Нет Лу, их тоже нельзя убивать.…Ты постоянно усложняешь задачу. Ладно, вы победили, - недовольно произнесла Лу. - Я буду использовать Бао и «руки». Тюфяк, колдуешь свою оглушающую волну.
        - Руки? Это твоя сила?
        - Да. Так старая ведьма называла их.
        - Ты меня научишь?
        - Долго же ты тянул, - усмехнулась Лу.
        - То есть?
        - Я все гадала, почему ты не прикончил меня, когда у тебя была такая возможность? Почему не выдал меня в Даванторе? И зачем преследуешь меня сейчас?
        - И зачем же? - спросил я осторожно.
        - Может, хватит? Я и так уже поняла, кто ты и зачем здесь. Давай не будем играть в эти игры? Я смирилась со своей ролью. Ты получишь то, что так желаешь. Только не сразу.
        Я устало вздохнул.
        - Может, объяснишь нормально?
        - Если ты настаиваешь. Не понимаю, зачем тебе продолжать этот спектакль? Я думаю, что ты из Недремлющих, верно? - я промолчал. - Шпионящие не подходят для таких операций. Я полагаю, ты попал в опалу к императорской семье, поэтому тебя и послали на это задание. Хотя кольцо оставили. Или ты просто мог оказаться единственным подходящим кандидатом на эту миссию. Тебя обучили новейшим формам для взлома Син. В первую очередь ты должен был вывести из строя старую Госпожу. Ты попал в замок и понял, что она уже мертва, хотя, может, и знал заранее. Тут ты и приступил ко второй фазе задания. То бишь охмурению Ли. И у тебя прекрасно вышло. Тебе поведали про нас все, до мельчайших деталей. Недаром я столько времени провела в монастыре под присмотром. Может, меня даже специально готовили к роли Черной ведьмы? Далее мы сбегаем и составляем договор в Даванторе. Ты, разумеется, в курсе, что я не могу заключить договор на поддельное имя. Его тут же аннулируют. Единственный выход - переложить обязательства на тебя. Теперь ты фактически являешься Владеющим долины. Поздравляю. Конечно, придется побороться с вашими
Судящими и Разрешающими, однако я постаралась оставить для тебя лазейки. Признаюсь, до меня не сразу дошло, почему ты мне все это позволил сделать. Я ожидала каждый телл какого-то подвоха. Но потом я подумала, какой смысл тебе втираться ко мне в доверие? Что тебе от меня нужно, ведь замок и Источник уже ваши? И поняла. Все, что у меня осталось - это моя сила. Сила, которую ведьмы издавна передавали из поколения в поколение. Теперь пошла следующая фаза - попытки обучиться нашим способностям. Это очень грозное оружие, от которого не помогают никакие щиты. Только такие же «руки». Представляю, насколько Тазам желает заполучить подобное оружие. Полагаю, ты уже видишь в своих мыслях новую школу магии, где ты будешь готовить колдунов с силой ведьм. В Черном замке, прямо рядом с Источником. Так? И я согласна тебя обучить. На кой черт мне сдалась эта секретность теперь? Однако без Источника это растянется на десятилетия. Поэтому, я думаю, что мы в пути каким-то чудесным, волшебным, мистическим образом совершенно случайно наткнемся на бесхозный, неохраняемый, ничейный Источник магии. Я права?
        Я закрыл отвисшую челюсть. Круто. Я бы так не смог. Есть ведь куча неувязок, но их ведьма словно не замечает.
        - Ты любую вещь объяснить можешь. Удивительно, что можно выдумать, лишь бы не верить человеку. Значит, я… этот, Недремлющий, типа? Здорово.
        - Ты все продолжаешь? Как хочешь.
        - Нет. Я действительно Недремлющий. И я хочу научиться твоей силе. Ты почти обо всем догадалась правильно. Только я не могу говорить о своем задании и тех, кто меня послал. Таковы правила.
        - Вот видишь, это было не сложно.
        - Ты меня теперь убьешь?
        - Ну почему? Я ведь нужна Тазаму. Пока я не передам свои знания, я в безопасности. Таким вещам нельзя научить под принуждением. Поэтому можешь спать спокойно.
        - Благодарю. Я продолжу играть свою роль, если ты не возражаешь.
        - Тебе это нравится?
        - Можно сказать и так.
        Дорога на юг вилась вдоль невысоких холмистых цепей. Постепенно горы сходили на нет. Насколько я помню, в Бессадоре преобладает равнинный тип. Леса ближе к нашим, тазамским. Незнакомых деревьев встречалось немного. Правда, цвет и форма некоторых настораживали сразу. Багряные листья одного невысокого деревца виднелись издали. Эва сказала, что у них в Бессадоре оно называется «кровянница». Еще забавно смотрелись длинные листья-трубки, покачивающиеся на тонких ветках тулиста. Ведьма поведала, что дети из таких листьев делают дудочки.
        Два раза мы обходили артефактную Синко каких-то тазамских отрядов. Один раз заметили очень большую Синко вдалеке. Вероятно, лагерь одного из легионов. Хоть мы и старались держаться глухих троп, трижды нас останавливали патрули. Почти каждый взвод Разведывающих считал своим долгом допросить двух непонятных Колдующих, которые следовали на юг, в логово врага. В одном взводе попался очень дотошный Командующий. Он не только тщательно проверил мой перстень, но и потребовал иные доказательства. Пришлось долго и уныло описывать знакомство с принцессой Вивьен. Рассказал и о битве в Черном Дубе, и о награждении императором. Разведывающий еще что-то начал спрашивать, но я просто проигнорировал вопросы и поехал вперед. Нападут, так просто оглушим всех. Преследовать нас не стали.
        Границу перешли практически по звериным тропам. Иногда приходилось прорубать заросли тесаком или бросать форму Баокор в густые кусты, чтобы лошади прошли. Лу как-то ориентировалась в местных краях. Когда вышли на тракт, запасы провианта закончились. Теперь мы с ведьмой отвлекались на охоту, если недалеко обнаруживались ауры животных. Лу разделывала тушки. Я готовил на магическом костре. Что странно, нелюдей почти не встречалось.
        - Вырезали всех, - пояснила Лу. - Совет магов ведет политику по уничтожению нелюдей. Кто поумней - перебрались в Тазам и Галиат.
        Спустя несколько теллов езды по тракту мы напоролись на отряд с пятью магами и десятком воинов.
        - Бессадорцы, - издали приметила Эва.
        Обмундирование всадников представляло собой кольчужные доспехи. Даже у колдунов. У воинов в дополнение небольшой округлый щит, за исключением трех лучников. На каждом висела накидка с четырехконечной красной звездой на белом фоне - герб Совета магов и всего Бессадора.
        - Только Бао, помнишь? - сказал я ведьме.
        - Это у тебя память дырявая. Давай показывай свою форму. Спорим, и половины не оглушит?
        Маги-бессадорцы окутались щитами. Ходили слухи, что у всех простых солдат тут есть защитные руны. Где-то массовое производство наладили. Не знаю, почему воины их не активировали. То ли не успели, то ли посчитали нас недостаточной угрозой, то ли защитных рун было не так много, как говорили.
        - На что спорим?
        - На адабреный. Слабо?
        - По рукам.
        Сумма немалая, тем не менее я уверен в своих силах. Главное, чтобы бессадорцы-воины щиты не врубили. Подпустив неприятеля на подходящее расстояние, я приготовил посох.
        - Кто такие? - громко крикнул кто-то из скачущих впереди.
        Я отпустил пробивное Баов в полет. Заклинание почти невидимо. Только воздух немного подергивается, будто марево при сильной жаре. Я немного переделал форму ранее, добавив еще пять Бао-частей в плетение к предыдущим десяти. Теперь волна охватывала большую площадь. Пробивных оставил пять. Волна за доли асенды достигла строя воинов, и раздались слитные хлопки разрывов. Первую пятерку откинуло сразу же, до второй дошло пару частей-форм. Встали бессадорцы грамотно. Маги находились не в прямом простреле. Около половины этих форм разорвалось при встрече со строем воинов. Остальные - веером полетели справа и слева от строя. Направление их движения никак не пересекалось с магами. Те даже не стали наращивать защиту, думая, наверное, что я пустил непробивную форму. По-моему, начали плести что-то атакующее. И в этот момент до магов дошла моя сигнальная форма и обнаружила щиты на своем пути. Тут же вытянулись щупальца, собирая разлетевшиеся миниформы. Две пробивные Бао притянуло справа, одну слева. Четко сработано. В сознании остались два растерянных колдуна, да несколько воинов и коней постанывали, которых
задело краем. Все произошло буквально за пятую часть асенды. Я гордо поднял голову и глянул на ведьму.
        - Что стоишь, придурок?! Сейчас уйдут ведь!
        Маги уже вовсю улепетывали, так что я еле успел попасть по ним пробивным Баов. Эва походила и оглушила тех, кто еще шевелился. Потом достала из сумы монету и кинула мне. Ничего не сказала, однако вид у нее был недовольный.
        - Я думаю, надо еще раз каждого Бао приложить, - предложил я. - Опасно, конечно, дважды колдовать на человека. Может умереть. Но лучше уж так. Мы уйдем подальше.
        - Селин! Как ты можешь такое говорить?! - взорвалась Ли. - На удивление разумная мысль. Обшарим их заодно, - тут же двинула вперед Лу.
        Денег отыскали примерно пол-адабро на двоих. Долго задерживаться мы не стали и поскакали дальше. Ведьма приняла решение еще некоторое расстояние пройти вдали от наезженных дорог. Мы углубились в лес.
        Глава 5
        Прошло полдекады.
        - Мы заблудились…
        - Хватит ныть, неудачник. Скоро выйдем на тракт.
        - Это я неудачник? По чьей милости мы тут застряли?
        - Я тут один раз всего проходила. Думаешь, каждый лесок наизусть помню?
        - Да это не лесок. Это лесище! Мне надоело есть одно пресное мясо. Почему ты не додумалась хотя бы соли взять больше?
        - Хватит все на меня валить! Мы вместе закупались!
        - Откуда мне было знать, что ты решишь поиграть в лесных дикарей?!
        - Ты достал уже. Посыпь мясо золой.
        - Ага, то-то я гляжу, ты сама прямо горишь желанием таскать хворост и собирать потом золу. Я уже по горло сыт этими чертовыми шашлыками. Да еще дождь, будь он неладен. Сапоги сырые насквозь. Десять раз на день приходится сушить. Сколько нам еще пробираться через эти джунгли? Они бесконечные.
        - Как же ты задолбал! Только и можешь, что жаловаться. Зря я взяла тебя в поход. Одни проблемы.
        - Да? Ты смогла бы в одиночку пробраться мимо тазамских патрулей? А с отрядом бессадорцев справилась? Там было пять магов. Я же знаю тактику Разведывающих при сражении с малыми группами. Маги работают издали. Воины также соблюдают дистанцию, пока противник сам не сблизится. Ты бы смогла достать их своей силой с такого расстояния?
        - Нет!!! Нет, не смогла бы! Ты доволен, утырок?!
        - Ладно, не злись. Извини, что-то устал.
        Лес будто бы оборвался, и мы вышли на небольшую возвышенность. Перед нами на лиры расстилалось поле, заросшее высокой пожухлой травой. Вдали виднелись какие-то развалины.
        - О! Глянем, что там? Может, сокровища найдем? - сказал я в приподнятом настроении.
        - Геморрой мы себе найдем на нижнюю точку, - проворчала Эва.
        Мы подошли ближе к остаткам строений. Насколько я могу судить, тут когда-то стоял небольшой замок и деревня вокруг. Угадывались намеки на крепостную стену и донжон.
        - Смотри, там кто-то есть! - первым заметил я. - Только аура странная. Где-то я видел такую…
        - Это же немертвый! Тупой невежа.
        - У нас в Тазаме нет ваших немертвых. Почти. Вот я и не в курсе.
        - Надо валить отсюда, - ведьма осмотрелась по сторонам.
        - Да ладно. Пойдем развалины замка осмотрим. Уверен, адабро заныканы где-то.
        Упоминание денег подействовало на девушку положительно. После некоторых колебаний Эва согласилась. Мы оставили лошадей пастись и пошли к деревне.
        - Помнится, Бао не действует на них.
        - Еще бы. Мозгов ведь нет. Как у тебя. Запомни, существует два основных типа немертвых: привязанные и дикие. Привязанный - это значит, что зомби подчиняется конкретному человеку. У меня есть в кодексе форма массовой перепривязки на себя. Потребуется принести в жертву несколько человек. Диких привязать проще, только нам они на хрен не сдались. Лучшим вариантом будет порубить их на куски. Огонь хорошо подходит под это дело. Еще усиленное воздушное лезвие. Пока не вышибешь мозги или не обезглавишь, немертвый будет двигаться.
        - Понял, лер! Спасибо за лекцию. А ты делала эти ритуалы привязки?
        - Нет, ведьме жалко было тратить рабов на это дело. Так что на практике я их не отрабатывала. Несколько раз делала привязку диких, но там и животных хватает.
        - Я хочу попробовать. Он ведь не живой, да? Его можно убить? Это точно? Мне ничего за это не будет?
        - Точнее некуда. Убить ты его не сможешь, потому что он давно мертв.
        - Да, лер!
        Я вышел вперед, и нечисть заметила меня. Кроме дырявых штанов на мертвяке ничего не было. Глаз, волос и нижней челюсти тоже не наблюдалось. Однако существо умудрялось издавать какие-то звуки. Я бросил слабое огненное Тио. Мертвяк почти тут же загорелся, продолжая идти в мою сторону. Нет, так не пойдет. Тиов слишком затратная. Надо преобразовать волну в узкое лезвие. А еще лучше поработать с формой Баокор. В теории воздушное лезвие должно потреблять меньше маны, нежели огненное.
        Пока я копался, Эва в два счета расчленила цель.
        - Эй!
        - Не волнуйся, тебе хватит, - ведьма показала рукой в сторону.
        - Ого!
        Со всех сторон к нам медленно брели мертвяки. Цветом твари варьировались от нежно-зеленого до пурпурнобордового. Размеры, скорость передвижения, количество конечностей - все было разным у мертвяков. Кто-то почти бежал, кто-то еле ковылял, кто-то полз без ног.
        Я принялся за эксперименты. Спустя десяток попыток я настроил воздушное лезвие. Пусть оно будет называться Баол. Баокорал как-то длинно. Очень удобная вещь. Если приноровиться, то можно и мясо разделывать без ножа. Хотя отрубленные части тела разлетались на значительное расстояние. Плюс жидкость внутренностей разбрызгивалась повсюду.
        - Ты долго сачковать будешь?! Они уже близко подобрались, - в голосе обычно хладнокровной Лу послышались нотки паники.
        - Ты что, мертвяков не любишь?
        - А кто их любит? Я этих тварей на дух не переношу.
        Мертвяки все шли и шли. Конца и края не видно. Однако мы с Эвой справлялись без проблем. Когда мана стала подходить к концу, мы немного отступили. Один из нас медитировал, другой продолжал крошить нежить.
        - Это еще кто?! - вопросил я удивленно.
        Из-за остова дома показался мертвяк-гигант никак не менее трех метров ростом. Причем руки его волочились по земле. Двигался он не быстро, переваливаясь с ноги на ногу. Совершенно беззвучно, если не считать шарканья о землю.
        - Измененный. Также цель в шею. Если встанет после этого, то надо отрезать все конечности и сжечь.
        Первую мою Баол гигант и не заметил вовсе. Эва также нанесла лишь неглубокую зарубку. Его шею прикрывал какой-то костяной нарост. Либо кожа была настолько крепкой.
        - А я тебя предупреждала, что это плохо кончится!
        Я бросил в мертвяка Тио, однако огонь долго не продержался. Гигант неутомимо следовал за нами со скоростью раза в полтора больше обычной ходьбы человека. Когда он приближался, мы просто отбегали.
        Ладно, тут не до экономии. Надо оторвать ему башку.
        - Эва, отвлеки его. Дай мне немного времени.
        - Издеваешься?! - взвизгнула ведьма.
        Я принялся выводить Баол, делая каналы толще и выравнивая линии по-новому. Девушка в это время бегала от здоровяка, будто мышь от кошки. Хоть она и окуталась защитой, нагружать ее смысла не было. Лучше поберечь ману.
        - Готово. Отойди.
        Я послал Баол прямо в шею трехметрового мертвяка. Гигант покачнулся. Еще два раза мне пришлось посылать Баол, прежде чем монстр лишился головы. Очень затратно. Если бы он был быстрее, то с парой таких монстров одновременно мне не справиться. Мы продолжили уничтожать обычную нежить. Счет перевалил за полсотни. Обезглавили еще одного гиганта-измененного. Этот отличался от предыдущего. Руки не такие длинные, зато на концах виднелись острые костяные лезвия.
        Мертвяки закончились. Не сговариваясь, мы бросились к развалинам. Спустя два телла ожесточенных поисков проход внутрь так и не был найден. Замок капитально завалило. Я попытался вспомнить плетение Синкодо, которым пользуются М’рудознающие, чтобы найти ценные жилы в толще земли и камня. Без толку. Никогда не интересовался этим особо. Ведьма, разумеется, также не знала подходящих плетений.
        Мы покинули развалины, так и не найдя чего-то полезного. Разве что пару колец и серег поснимали с тел нежити. Эва пребывала в бешенстве, и я старался ее не нервировать.
        - Весь день корячились как рабы на галерах. И ради чего? - возмущенно прошипела ведьма.
        - Не все так плохо. Пару украшений отыскали. Вон, на тракт заброшенный вышли. Должен куда-то вывести.
        - Отлично! Просто превосходно. Мне надо кого-то убить.
        - Эй-эй, тут нет никого. Уж не на меня ли ты нацелилась?
        - Возможно, - ответила ведьма и оценивающе посмотрела на меня.
        - У меня идея есть!
        - Ты нас окончательно угробить решил? - мрачно произнесла Лу.
        - Помнишь, в таверне Давантора ты была очень злая? И тоже хотела кого-то убить?
        - Допустим. Ты на секс намекаешь? Давай, только по-быстрому.
        Заниматься этим на природе мне не очень понравилось. Неудобно. Однако удовольствие я получил. Эва тоже сбросила напряжение и уже не кидалась на меня.
        - Слушай, а что у нас за отношения? Я не совсем понимаю, - спросил я спутницу.
        - Любовники. Или ты хочешь чего-то другого?
        - Меня все устраивает.
        - Правильно. Все эти идиотские свадьбы, помолвки, верность до гроба, свидания влюбленных и прочая ересь. Как подумаю об этом, так блевать хочется.
        - Ли, а ты что скажешь?
        - Ты знаешь, что я скажу, Селин. Полную противоположность. Лу глупенькая, не понимает, в чем главное счастье в жизни. Мы с тобой ее научим, правда, Селин?
        - Хм-м, а в чем главное счастье?
        - Конечно, любовь!
        - Да? Получается, если влюбишься, то становишься счастливым?
        - Ну, не совсем. Надо, чтобы и твоя избранница ответила согласием.
        - А если не ответит? Или если, допустим, у них денег нет, чтобы по долгам расплатиться?
        - Ну-у, не знаю. Главное, что они любят друг друга.
        - Их отправят на рудники за долги. Это будет счастьем?
        - Хорошо, - Ли рассердилась. - Счастье, это когда любишь взаимно, и оба живут в достатке.
        - А если один смертельно болен? Или ходить не может?
        - Когда любишь взаимно, живете в достатке и на здоровье не жалуетесь.
        - Вдруг война, как сейчас? И мужчину призывают в армию на долгие годы? Это счастье?
        - Все! Отстань, ты мне надоел! Счастье - это любовь и точка!
        - Лу, а для тебя, что такое счастье?
        - Гора денег! Если есть адабро, то можно купить все остальное, - не задумываясь, ответила Лу.
        - Во-от, - протянул я. - Это проще, чем какая-то мудреная любовь. Деньги лучше и понятней любви.
        - Вы два сапога пара! Просто ужас, - Ли расстроилась.
        Лу рассмеялась, подошла и дружески хлопнула меня по плечу:
        - Ладно, не издевайся над ней. Пусть витает в своих радужных мечтах.
        Первые встреченные деревни сразу показались мне чужими. Другие оттенки, другие формы крыш, дверей и ставней. На нас косились с недоверием. Да и в целом в ближайших селах было как-то немноголюдно. Про развалины узнали, что это место давно заброшено. Мы с трудом закупились скоропортящимся провиантом и поскакали дальше на юг.
        Подходила к концу голубая кварта. Природа будто замерла в ожидании теплого сезона. Крестьяне чинили рабочие инструменты, перепахивали поля. Мы подъехали к первому крупному городу на нашем пути со сложным названием. Въезжать внутрь не стали. Слишком уж дотошно проверяли на входе. Снаружи основного города раскинулось внешнее кольцо из домов беднее. Здесь был свой рынок, и мы наконец приобрели нормальные припасы в дорогу. Некоторые овощи, крупы и приправы мне незнакомы, однако Эва выбирала уверенно. Ведьма приняла решение продолжить путь на юг.
        - Нам разве не на запад надо?
        - Ты видел, сколько стражи в этом городе было? Раньше там от силы пара пьяниц дежурила. Теперь пять человек, да еще и с магом. Я сомневаюсь, что мы их обдурим. Думаю, так во всех приграничных городах. Лучше возьмем на юго-запад. Тот отряд, на который мы напоролись, уже мог передать наше описание. Нельзя высовываться.
        В общем и целом мы не сильно выделялись из толпы. Бессадорцы были в основном смуглые и темноволосые. Эва не зря перекрасилась. Теперь только незагорелая кожа выдавала в ней приезжую. Я с интересом осматривал местный быт: дома, лавки, людей, одежды, повозки, кареты. Вроде и похоже на Тазам, а как приглядишься, то полно отличий.
        В один небольшой город на нашем пути мы решили заехать. Нормальной стены вокруг не было, поэтому обойти охрану оказалось довольно легко. Немного передохнув и повалявшись в гостинице, мы продолжили путь. На запад. Нам предстояло преодолеть как минимум две трети страны. Я прикупил карту, и мы с Эвой сообща составили маршрут до порта Ломпесс.
        Декада в дороге пролетела незаметно. Со стражниками особых проблем не возникало. В областях Бессадора, далеких от линии фронта, военные не особо пристально вглядываются в путешествующих Колдующих. А пара серебряных монет так и вовсе делают их совершенно слепыми. Нелюдей не встретили ни разу. Нежить также больше не попадалась на глаза. Однако маршрут решили подкорректировать. По слухам, которые мы услышали от местных, около двух лет назад в одной из центральных областей случилось что-то жуткое. Мертвяки отовсюду повылезали. Еще чумной мор оттуда пошел. Поговаривали, что область Фон-Диеш полностью вымерла. Одна нечисть осталась. Мы с Эвой решили обойти поганые места севернее. Ведьма предположила, что это тазамская диверсия.
        В начале синей кварты мы въехали в область Шунс. И сразу наткнулись на разбойников. Разумеется, для нас их появление не стало никакой неожиданностью. Мы спокойно ехали верхом, когда дорогу нам перегородила спереди и сзади нестройная толпа бандитов. Около пятнадцати неодаренных, вооруженных какими-то клинками, топорами и луками. Часть даже щеголяла доспехами. Несколько аур виднелись в зарослях сбоку. Вперед выступил молодой парень с длинными свалявшимися черными патлами:
        - За проезд по нашей земле вы должны уплатить сбор, уважаемые, - разбойник шутливо поклонился.
        - Да вы что! - приторным голосом заявила ведьма.
        - Может, не стоит их убивать? - тихо спросил я Эву.
        Та в ответ шикнула на меня и продолжила с улыбкой смотреть за бандитами. Я уже хотел открыть рот, как в разговор вступил другой разбойник, среднего возраста. Он держался уверенно и выглядел опытным рубакой.
        - Но для вас, леры, проезд совершенно бесплатный, - этот поклонился с уважением и громко крикнул своим: - Разойдись!
        Патлатый что-то пикнул, однако матерый собрат по ремеслу быстро притянул его за одежду и отвел в сторону. Что-то начал объяснять.
        - Скучно, - бросила ведьма и тронула поводья своего скакуна. Проехав некоторое расстояние, Лу обратилась ко мне. - А давай их убьем, а? И доброе дело на благо области сделаем?
        - В принципе я согласен. Разбойники должны быть наказаны. Лер Ли, а вы что скажете?
        - Никаких убийств! Это исключено…Нашел, у кого разрешение спрашивать, олух. Доедем до гостиницы, будешь весь день и всю ночь мою злость снимать.
        Следующий сюрприз нас ждал спустя сутки пути. Сначала мы услышали звуки боя. Уже потом из-за поворота показалась застрявшая роскошная карета и сражающиеся люди. Насколько я мог судить, одна группа обороняла экипаж. Другая нападала. Первые имели одинаковые синеватые накидки, так что можно предположить, что это охрана. Вторые одеты разношерстно. Иногда в воздухе свистели рунные заклинания. Вокруг кареты раскинулся защитный купол, и нападавшие пытались его пробить. Похоже, дела у защитников идут не очень.
        Эва в азарте открыла рот, однако я громко перебил:
        - Никаких убийств!
        - Ты мне не господин, чтобы приказывать!
        - Я сам справлюсь.
        Ни одного колдуна среди сражавшихся не было, только несколько человек с обеих сторон окутались рунными магическими щитами. Я запустил свою обычную Баов на пять пробивных форм. Обе стороны дружно стихли и прилегли отдохнуть на землю. Повезло - люди находились в одном месте, и оглушающая волна накрыла всех.
        - Пойдем разбираться. Может, вознаграждение получим?
        - Очередной геморрой мы получим, - буркнула ведьма раздраженно.
        Эва уверенно отсортировала нападавших. Я оттащил их в сторону и обыскал. Тройка перстней, четыре магические руны, горсть серебряных монет и несколько бумаг. У тех, кто защищал карету, на синих накидках была вышита белым стилизованная птица, раскинувшая крылья. Видимо, герб какой-то. Я вернулся к карете и открыл дверь. Внутри без сознания лежали две девушки в платьях. Одна - в таком, какие носят Владеющие. Другая, скорее всего, просто служанка.
        В стороне раздался взрыв. Я моментально соскочил с приступки и побежал к тому месту, куда оттащил нападавших. Ведьма стояла и молча глядела на горящих людей. Ее огненная волна моментально отправила на тот свет тех, кого я сложил в центре. По бокам человек пять выжило, и сейчас они катались по земле, вопя от боли и пытаясь сбить пламя. Запахло паленым. Я посмотрел на Эву. Она хмурилась. Ведьма бросила еще несколько своих светло-оранжевых Тиов и добила раненых. После чего снова встала столбом, смотря куда-то в одну точку. Я подошел и помахал рукой у нее перед лицом. Ведьма очнулась.
        - Ли истерику устроила. Прибери тут, мне надо отойти.
        - Ладно, - вздохнул я.
        Не зря же я столько времени в замке трудился Убирающим? Половина телла ушла на то, чтобы переделать Баокора и вырыть большую глубокую яму. Еще половина - на то, чтобы дотащить обгоревшие трупы к месту захоронения. И той же Баокора присыпать землю обратно. По-моему, принято говорить какие-то слова в таких случаях?
        - Я вас не знаю. И мне наплевать на вашу смерть. Но, надеюсь, Единый простит вам ваши грехи и примет в светлый мир.
        - Лучший панегирик, что я слышала, - подошла Эва.
        - И что теперь?
        - Ты не будешь меня об этом спрашивать?
        - Нет. Только в следующий раз давай согласуем наши действия.
        - Селин, как ты можешь?! Это просто ужасно! Убийству беззащитных не может быть оправдания! - почти кричала Ли.
        - Верно, - согласился я.
        - Ага, подумай, что было бы, если бы мы оставили их в живых? Нас бы потащили в город, чтобы решить их судьбу по закону. И обязательно спросили, кто мы такие и откуда. Разумеется, мы бы прокололись. Наверняка Селин сболтнул бы лишнего. И нас бы упекли в тюрьму. Ты этого хочешь?
        - Хм, тоже верно. Хотя тут много допущений, - задумался я.
        - Ты должен отговаривать ее от подобных действий! А не соглашаться с ней! - продолжила возмущаться Ли.
        - Лу говорит логично.
        - Логично?! То есть убийство людей можно оправдать логикой?!…Ли, хватит. Едем отсюда, - резко сказала злая сущность.
        - А я считаю, надо побеседовать с этими птичниками.
        - На кой ляд?
        - Подумай о награде.
        - Ты посмотри на этот отряд. Ни одного мага. Сколько они нам заплатят? Десяток серебра? Я знаю, что ты хочешь. Девка понравилась? Ничего так. Молодая, фигуристая.
        - Это же… Мне рассказывали! Ревность, во! Ты ревнуешь меня?
        - Естественно. Ты принадлежишь мне. И пока я не разрешу, ты даже самоудовлетворяться не будешь. И уж тем более кувыркаться с какой-то потной толстухой.
        - Не такая уж она и толстая. Нам надо переговорить с ними. Помочь раненым. Пока мы болтаем, вон тот с дырой в животе помрет ведь. Ты заучила Аунко? Вот и будет шанс показать тебе на практике. А то твое предложение отрубить мне ногу, чтобы потренироваться, мне не по душе.
        - Ладно. Только не рассчитывай на знатный куш. Здешние бароны те еще скупердяи. Если ты думаешь, что эта давалка или ее родичи предложат тебе титул и земли за свое спасение, то спешу разочаровать. В жизни таких чудес не бывает.
        Мы пошли по направлению к раненым защитникам.
        - Хм-м. Я же в какой-то степени тебе помог сбежать из Черного замка?
        - Допустим.
        - И ты говорила, что я теперь фактически Владеющий Гиблой долины?
        - Это особый случай.
        - Ясно. Ладно, начнем с этого, - я указал рукой на валяющегося рядом человека с раной в брюхе, который истекал кровью. - Здесь только Аунко четвертой ступени поможет. Запоминай, куда я буду крепить каналы. Эти утолщения в ауре мой учитель, лер Кэлассис, называл узлами. Лучше всего крепить к ним. Надо внутренности запихать обратно. Не обязательно аккуратно. К кишкам тоже несколько каналов направим. - Я принялся руками засовывать склизкие потроха внутрь. Раненый застонал. - Еще надо придержать края раны, чтобы быстрее зажило. Тут не до брезгливости.
        - Мне это понятие неведомо, - спокойным тоном заявила ведьма.
        - А мертвяки как же?
        - Это другое! Немертвые - насмешка над природой. Они не должны существовать в принципе!
        - Смотри внимательно, - я сформировал Аунко и принялся раскидывать каналы. - Теперь остается поддерживать плетение. Самое сложное - нарастить мясо или вылечить застарелую болезнь. Или от сильных ожогов спасти. Резаные и колотые раны хорошо зарастают.
        Некоторое время Эва с интересом наблюдала за моими действиями.
        - Суть я уловила.
        - Молодец. Попробуй вон на том свои силы. Только сама пока не плети, из посоха активируй. Так не ошибешься.
        Бурча себе под нос, что ее услуги стоят немыслимых денег, ведьма направилась к другому раненому. Через несколько теллов мы закончили латать пострадавших. Некоторые «птичники» начали приходить в себя. Первым к нам обратился один мужчина, которому я вылечил сильное полурваное повреждение плеча. Доспех у него был раздроблен в этом месте и заляпан кровью.
        - От всей души благодарю вас, чароплеты. Без вашей помощи мы бы не выстояли.
        - Хорошо, когда спасибо можно пощупать, - заметила Лу.
        - Безусловно. Госпожа Лаваскнехт знает, что такое признательность. Вас достойно наградят.
        - Приятно слышать.
        Мужчина потрогал пострадавшее плечо и остался доволен тем, как его подлечили. Телосложением он не выделялся. Волосы темные, коротко остриженные. В лице его было нечто такое, что заставляло доверять ему.
        - Мое имя Краус Виншабано. Я первая рука леди Лаваскнехт. Могу я узнать имена наших спасителей?
        - Я Селин Велиостро, а это лер Эва Невенхнауэр. Что значит первая рука?
        - Это значит, что я помощник и главный телохранитель. Вы не местные? Издалека?
        - Да. Едем на запад, - коротко ответила Эва.
        - Жаль, что нападавшие сбежали. Я бы поболтал с ними.
        - Э-э… Они мертвы вообще то. Лер Эва их поджарила.
        - Что ж. Отрадно. Я уточню, как там ее сиятельство.
        Мы некоторое время ходили меж раненых и проверяли, как идет лечение. Добавляли маны, если требуется. Я тщательно осмотрел лечебные формы, которые накладывала Эва, и указал ей на ошибки. В целом, для первого раза у ведьмы получилось неплохо.
        - Лер Велиостро, - послышался звонкий девичий голос. Рядом с каретой стояла юная девушка. Госпожа Лаваскнехт. Девушке на вид было около восемнадцати. Выглядела она чуть полноватой. Я невольно скосил глаза на Эву, сравнивая. В районе груди ведьма проигрывала по всем статьям. Спутница, само собой, заметила мой заинтересованный взгляд. Мягко говоря, ее это не обрадовало.
        - Я вырежу твои глаза и поджарю на сковородке, - милым тоном негромко заявила Лу, потянувшись за своим клинком на поясе.
        - А я че? Я ниче, - замахал я руками.
        - Лер Велиостро? - громко повторила Владеющая.
        - Да, лер Лаваскнехт?
        - Прискорбно, что мы повстречались при подобных обстоятельствах. Примите благодарность от лица всего рода Лаваскнехт. Я баронесса Адрианна, временно исполняю обязанности правителя области Шунс в отсутствии моего отца и брата. Позвольте пригласить вас к нам в замок?
        Я переглянулся с ведьмой, однако ничему от нее кроме злобного взгляда не удостоился.
        - Мы будем рады посетить вашу обитель.
        Адрианна царственно кивнула и вернулась обратно в карету. Подошел Краус:
        - Лер Велиостро, вы что, закопали налетчиков?
        Похоже, раз я мужчина, то меня принимают за главного. И отвечать за все тоже мне.
        - Да, я прибрал тут.
        - Вы сожгли их? Возможно, вы не в курсе, но сейчас мы сжигаем тела полностью. У нас тоже случаются раз-упокоения. Хоть и не соседствуем с областью Фон-Диеш. По приказу Совета все трупы подлежат сожжению.
        - Прошу прощения, мы не знали.
        - Я понимаю. Вы из Тазама?
        - Да, мы беженцы.
        - Хорошо, я не буду более вас расспрашивать. Насчет налетчиков не переживайте. Я оставлю пару бойцов, чтобы они сожгли тела. Лер Велиостро, что намереваетесь делать с добычей? Хочу заметить, что до вашего подхода мы успели убрать двоих как минимум.
        - За этих двоих возьмите свою долю. Я думаю, мы с Эвой оставим продажу коней и оружия на ваше усмотрение. Раз уж мы у вас задержимся. Вас устроит десятая часть за посредничество?
        - Устроит.
        - Вот еще. Я нашел документы у одного из них. Думаю, вы быстрее разберетесь, - вспомнил я.
        - Спасибо. Я передам госпоже.
        Как только все птичники очухались, мы тронули в путь. Краус Виншабано ехал рядом с нами и рассказывал о ситуации в области. Дела у Лаваскнехтов шли не очень. Отец и брат Адрианны - глава рода и главный наследник - собрали свою дружину и двинули на войну. Как и повелел Совет. Забрали с собой шестерых придворных магов и пятерых молодых учеников-одаренных, кои, так же как у нас. подлежали обязательному призыву. В результате на плечи девушки легло тяжкое бремя. С другими родственниками Лаваскнехты были не в ладах, хотя это обычная история для Владеющих. И, что самое скверное, отношения с баронами соседних областей напоминали связь хищников и жертвы. Другие владетели каким-то образом придержали нескольких магов у себя, да и дружинников много на фронт не отправляли. Лаваскнехты послали на войну почти всех своих воинов. Вот и получилось, что Шунс сейчас крайне уязвимая и лакомая цель для соседей.
        - Ну и дурак ваш правитель, - хмыкнула Эва. - Зачем сам поперся? Сынка бы отправил с парой магов и всего делов.
        - Лер Рональд Лаваскнехт не из тех, кто отсиживается за спинами союзников. Он благородных кровей и…
        - Бла-бла-бла, - перебила ведьма. - Я удивлена, как он с такими правилами дожил до умеренного возраста. В высшей среде выживают только крысы и подхалимы. То, что соседи подомнут вас под себя - только вопрос времени.
        Краус побагровел:
        - Лер Невенхнауэр, попрошу вас не оскорблять моего сюзерена. Только из уважения к вашей помощи в сражении я пропущу эти слова мимо ушей.
        - Мне твое уважение даром не сдалось, смерд.
        - Ваше право.
        Мужчина возмущенно тронул скакуна и отъехал подальше от нас с ведьмой.
        - Не стоит ссориться на пустом месте, - заметил я.
        - Плевать.
        - Подумай о деньгах. Он будет заниматься продажей наших трофеев. И вполне может отдать нам заниженную сумму.
        - Хрен с ним.
        - Для тебя нет ничего святого. Я думал, хоть деньги ты уважаешь?
        - Уважаю. Но унижаться ради жалкого железа не намерена. Пусть скажет спасибо, что я заодно и их не спалила.
        - Ты говорила, что тебя упекли в монастырь против твоей воли? Наверняка из-за твоего нрава?
        - Ты прав. Только зачем спрашиваешь, если и так знаешь? Тебе ведь все обо мне поведали?
        - Ты не забыла, что я играю роль? Я сейчас никакой не Недремлющий. Притворись, что я не в курсе.
        - Обычная история. Не уступила дорогу одному отпрыску Владеющего. Он повелел охране наказать меня. Первому уроду я воткнула кинжал в печень, и тот быстро откинулся. Однако мажорчик не захотел вершить суд на месте. Затребовал для меня публичную казнь. Он просто не понял, что я одаренная. Идиот. В Тазаме, как и в Бессадоре, одаренных не казнят. Меня отправили в монастырь блаженного Аустофиса в Клевене. Приходилось полдня слушать скучнейшие проповеди и ходить на службы. Другие полдня - работать Собирающей, заряжать накопители до изнеможения. Я была совершенно беспомощна. Не знала ни одной формы. Ты не представляешь, как я теперь себя чувствую. Иногда я думаю, что все мучения в пыточной комнате стоили того. Сейчас у меня есть сила. Есть знания. Есть уверенность. Есть власть. Я могу убить, кого захочу. Мне не надо прятаться, убегать, раздвигать ноги за краюху хлеба, - Эва несколько раз сжала и разжала кулак. - Это замечательное чувство. Я не жалею, что была Черной ведьмой. Им больше не отнять у меня ничего, кроме моей жизни.
        - Здорово. Я тоже хочу сильных чувств, как у тебя. Хотя бы злость или ненависть. Мне кажется, твоя жизнь такая яркая, насыщенная!
        - Ах-ах-ах! Куда уж насыщенней! Так вот в чем твоя проблема? Я думала, ты просто прикидываешься тугодумом. Понятно, почему тебе неведом страх смерти… Ты ведь не любил никогда, верно? - спросила Ли о своем.
        - Почему? Я люблю родителей, сестер и брата.
        - Я не о том. Было ли с тобой такое, что все твои мысли вились вокруг одной девушки? Тебя тянуло на подвиги ради нее? И мир казался тебе прекрасным только потому, что она рядом?
        Я немного подумал.
        - Вроде нет.
        - Это ужасно! - воскликнула добрая Ли. - Ты никогда не влюблялся? Как же ты живешь с этим? Твоя жизнь так сера и скучна!
        - Все так плохо?
        - Не переживай. Я помогу тебе! Я научу тебя любить и мечтать. Ну… попытаюсь.
        - Спасибо, Ли! Было бы здорово. Как ты думаешь, я смогу влюбиться в леди Адрианну?
        - Селин!!!
        - Что?!
        - Дурак.
        Глава 6
        Родовое гнездо Лаваскнехтов смотрелось превосходно. Замок выглядел аккуратным, полным жизни и достоинства. Стена не заросла, крыши и окна все целые, мусора не заметно. Сразу видно, что за ним следят, ремонтируют и убирают внутри. По размерам он сильно уступал Черному замку. Крепостная стена ниже, внутри намного меньше строений. Рва нет, но крепость выстроили на холме, поэтому забраться наверх через преграду будет непростой задачей для неприятеля. На воротах висел местный герб, что мы видели ранее: белая птица на синем фоне. В стороне раскинулась крупная деревня. Почти город. Насколько мы слышали, столица области находится в пяти теллах езды. Лер Адрианна как раз и возвращалась оттуда с визитом, когда на них напали.
        Повозка баронессы остановилась возле донжона. Весь путь мы следовали позади. Сейчас же я приблизился, чтобы рассмотреть небольшие статуи, стоящие по бортикам главного здания. Полузабытые правила этикета спустили меня с Пылинки и повели прямо к карете. Дверца распахнулась, и я вытянул руку, слегка склонив голову.
        - Сразу видно ваше воспитание, лер Велиостро.
        Баронесса невесомо оперлась о протянутую ладонь и величественно сошла вниз.
        - Благодарю. Краус, отведи гостей в комнаты, дабы они могли передохнуть и смыть дорожную пыль. Лер Велиостро, простите за мой неподобающий вид. Мне нужно время, чтобы привести себя в порядок.
        - Вы прекрасно выглядите, лер Лаваскнехт.
        - Адрианна.
        - Хорошо, лер Адрианна.
        Главный телохранитель проводил нас в комнаты. Причем покои Эвы находились далеко от моих. По пути я оценил убранство помещений. Не скажу, что роскошнее, чем в Черном замке. Но в любом случае чище и ухоженнее. Встречные Прислуживающие вежливо приветствовали нас с Краусом поклоном или книксеном. Другое дело! А то жутких морд гоблинов и гноллов я насмотрелся в Черном замке на всю жизнь.
        Я немного передохнул в покоях и счистил грязь, как подошла прислуга и позвала на ужин. Лер Адрианна выглядела ослепительно в прямом смысле. На шее, ушах, пальцах и запястьях у нее сверкали драгоценные камни. Я поспешил похвалить ее внешний вид.
        - Спасибо, - кивнула хозяйка. - Я думаю, вы очень голодны с дороги. Не будем затягивать. Возблагодарим Единого за пищу земную и радости людские.
        Произнеся слова нехитрой молитвы, я потянулся к тарелкам. Прислуга, было, рванулась мне помогать, но я отогнал их. Уже привык все делать сам. Я принялся с удовольствием смаковать изысканные блюда баронского стола. Эва ничего не ела. Видимо, не доверяет Адрианне. Ее проблемы.
        - Лер Селин, мне сообщили, что вы повстречали разбойников в наших краях? - начала беседу баронесса, когда мы утолили первый голод.
        - Да. Человек двадцать их было. Они не стали нападать. Главным ходит молодой мужчина с длинными темными волосами.
        - Боз. Боз-защитник, как прозвали его крестьяне. Он наладил отношения с простым людом, поэтому узнать сведения о его лагере непросто. Несколько лет назад барон повесил его отца за взяточничество. Теперь это аукнулось нам.
        - Неужели ваш отец забрал всех воинов с собой?
        - Нет. Я посылала несколько раз отряды на поимку банды Боза. Безуспешно. Разбойники отлично ориентируются в лесу. Там их не достать. Чтобы прочесать лес и перекрыть все дороги, мне не хватает сил. Если бы вы вывели эту напасть с дорог Шунса, то моя признательность не знала бы границ.
        - Я же говорила, надо было прибить их, - высказалась Эва. - Мы не будем бегать по вашим землям и вылавливать блох. Это ваша забота, лер Лаваскнехт.
        - Лер Селин, а вы что скажете?
        - Я согласен с Эвой.
        - Как вы знаете, сейчас мы испытываем трудности с магами. Лер Селин, не интересует ли вас работа придворным колдуном? Я щедро заплачу вам.
        - Спасибо, не стоит.
        - Подумайте. Все придворные маги получают доступ к книге Эллана.
        - Что за книга?
        - Вы ведь не местные… Это наша семейная реликвия. Дневник чародея Эллана Лаваскнехта, моего далекого предка. В ней содержится множество магических форм и секретов. Многие маги готовы были пойти к нам на службу бесплатно, лишь бы прикоснуться к мудрости Эллана.
        - Любопытно… - пробормотал я.
        - Нам не интересны ваши древние свитки. Что-то я не заметила очереди из магов перед воротами замка. Завтра мы отправимся дальше в путь, - сказала Эва строгим голосом.
        - Лер Селин, вы ведь задержитесь у нас? - не слушая ведьму, спросила Адрианна.
        - Прошу прощения, я связан словом. Я буду сопровождать лер Эву.
        Баронесса помрачнела.
        - Скажу прямо. Положение дел у нас плачевное. Вы сами видели, что случилось на дороге. С почти полной уверенностью могу сказать, что это происки одного из соседей. Я прошу вашей помощи.
        - Сожалею, но вынужден отказать вам.
        - Лер Селин, вы женаты?
        - Нет.
        - Что вы скажете на предложение породниться с известным родом Лаваскнехт? Возьмете ли вы меня в жены? Представьте. Титул барона, свои земли. Разве вы об этом не мечтали?
        Я повернулся к Эве, чтобы сказать что-то в духе: «Видишь, а ты говорила, что чудес в жизни не бывает». Но не успел. Удивление на лице ведьмы сменилось улыбкой. И тут Эва начала ржать. Именно ржать. Слово «смех» тут не подходит. Из глаз у нее потекли слезы. Истерический хохот раздавался под сводами замка Лаваскнехт несколько асенд.
        - Лер Невенхнауэр, потрудитесь объяснить, что вас так развеселило? - со злостью прошипела Адрианна.
        - Вы сове …Простите меня, лер Лаваскнехт. Ваш поступок отличает в вас настоящую благородную леди. Для вас превыше безопасность владений и подданных, чем собственное счастье. Я восхищаюсь вашей силой воли! - искренне похвалила добрая Ли.
        Адрианна подозрительно уставилась на ведьму и осторожно сказала:
        - Благодарю. Позвольте узнать, в каких вы отношениях?
        - Мы любовники, - просто ответил я.
        Баронесса поперхнулась и закашлялась. Лу снова засмеялась:
        - Селин, молодчик!
        Остаток ужина прошел в довольно натянутой обстановке. Было занятно наблюдать за пикировкой Лу и Адрианны. Ведьма не переходила границы, дабы не ссориться с Владеющей. Адрианна также не желала портить отношения. Видимо, из-за меня. Правда, когда девушки стали обсуждать фигуру, Лу чуть не сорвалась. Сильно меня ругала из-за того, что я невольно уставился в декольте Адрианны. Баронесса в этот момент снисходительно улыбалась, что еще больше распаляло Эву. Лер Лаваскнехт чем-то напомнила мне Вивьен. Такая же непреклонная, властная, уверенная в собственной правоте. Даже несмотря на свой юный возраст, ее суждения мне казались на удивление разумными. Да и выводить из себя она умеет не хуже Эвы. Хорошо, что я не оказался по другую сторону барьера. Наоборот, Адрианна всеми силами старалась привлечь мое внимание, расписывала прелести работы придворного мага. Выходило, что эта должность - не более чем пугало для соседей в настоящий момент. Платят большие деньги, а делать ничего не надо. Все свое время я смогу посвятить изучению загадочной книги Эллана.
        После наступления темноты, когда я почти отдался во власть сна, я услышал какие-то звуки за дверью. Чьи-то шаги. Тихие слова. Кто-то негромко беседовал снаружи моих покоев. Я схватил посох и осторожно подкрался ко входу. Разобрал знакомые женские голоса. Я отворил дверь и застал любопытную картину.
        Слева, скрестив руки, стояла полураздетая ведьма. Как обычно, когда она злилась, то постукивала нервно пальцами. Справа же стояла Адрианна в прозрачной ночной рубашке до пола. Полумрак еле-еле рассеивался далекими факелами, оставляя осмотр прелестей баронессы на воображение зрителей. В очередной раз я задержал взгляд в районе груди.
        - Хорош пялиться. Дыру протрешь, - язвительно сказала Эва.
        - Лер Селин, можете смотреть. Я вам разрешаю. Лер Невенхнауэр, конечно, вы обижены тем, что ваши формы слабо привлекают мужчин. Но все же пусть кавалер сам решит, с кем провести ночь.
        От ведьмы послышалось глухое рычание.
        - Я понимаю, что он дал слово, - продолжила баронесса. - И как всякий благородный лер не может от него отступить. Но давайте играть честно. Или вы боитесь?
        - Я не боюсь тебя. Играть честно? Не смеши мои тапки! Честно играют только в твоих идиотских сказках, которыми ты забила себе голову. Селин, иди в кровать и жди меня!
        - Что это ты мне приказываешь? Как насчет, попросить нормально? Лер Адрианна очень красивая, между прочим.
        - Мерзкий кобелина! Ты мне еще ответишь за это! Селин, иди в кровать, пожалуйста.
        - Хорошо.
        Я послушался ведьму и вернулся в покои. Девушки еще некоторое время выясняли отношения, после чего Эва зашла ко мне и закрыла дверь на задвижку. Я почти физически ощущал, как от нее исходят волны негодования.
        - Тупая корова! Малолетка! Раз отрастила сисяндры, то мужики должны к ее ногам штабелями падать? И ты тоже хорош, наглая морда. Уже думаешь, как бы свадебку с ней сыграть и получить титул? Или просто в койке покувыркаться?
        - Нет, но я считаю, помочь надо. Ведь так принято. Может, на обратном пути заеду. Как до Ломпесса доберемся.
        - Надеюсь, она не запудрила тебе голову своими баснями про легкую работку? Тут практически междоусобная война. И ты один будешь противостоять магам других баронов.
        - Ну, я не хочу брать на себя никаких обязательств. Она ведь мне не друг. Но я подумал, что на некоторое время можно задержаться. Почитать эту книгу.
        - Вот сучка! Готова лечь под первого встречного мага. И Ли туда же. Ах, какая вы благородная! …Она жертвует благополучием, чтобы помочь своим людям! Тебе этого не понять. Для тебя «своих» людей не существует!.. Ты права! Каждому вокруг от нас что-то нужно. За всю жизнь хоть кто-то помог нам? Я тебе отвечу. Нет! Мы всего добились сами. Иди спать, Ли. А ты что сидишь? Раздевайся! Я ужасно зла.
        На следующий день Краус выплатил нам сумму по предварительным оценкам трофеев. Само собой, завышать он не стал, но и мы не собирались задерживаться.
        После завтрака лер Адрианна повела нас к конюшням.
        - Мой отец и брат буквально помешаны на этих животных. Выведение новых особей - их общая страсть. Посмотрите на красавца в этом загоне.
        Мы окинули взглядом скакуна. Вороной конь на загляденье. С мощной мускулатурой и длинной ухоженной гривой. Возле копыт выделялись белые башмаки, в остальном шкура отливала черным.
        - Я не очень разбираюсь в породах. Но мне говорили, что за него дают от двух до трех адабро. Лер Селин, наш конюх заметил, что ваша кобыла оставляет желать лучшего. Поэтому я решила, что Уникус Четвертый будет лучшей благодарностью за спасение. Насчет имени не спрашивайте. Это брат назвал. Один из его любимцев.
        Отказываться от награды - дурной тон. Так мне говорили.
        - Благодарю. С удовольствием приму ваш подарок.
        - Я рада. Не думайте, что это все. Я заказала в городе для вас специальный подарок, как для мага. Это сюрприз, но я уверена, вам придется по душе.
        - Сюрприз? Когда я смогу его получить?
        - К сожалению, на его изготовление уйдет несколько дней. Это недолго, вы и не заметите, как пролетит время!
        Эва сбоку хмыкнула.
        - Извините, но мы уезжаем ближе к полудню, - сказал я. - Спасибо вам за гостеприимство и подарок. Этого коня более чем достаточно. Лер Адрианна, я постараюсь заехать к вам, когда мы разберемся со всеми делами. Мне интересна эта книга мага.
        На лице баронессы проступила мировая скорбь и печаль. Глаза заблестели.
        - Ай! Что-то в глаз попало, - девушка смахнула влагу. - Как жаль, что вы уже уезжаете. Помните, что в замке Лаваскнехт и во всей области Шунс вас ждут и всегда тепло примут, - баронесса прильнула ко мне, положив руку на мою грудь. - Если передумаете, в любое время ворота замка для вас открыты.
        - Зря стараешься, - едко заметила Эва. - Ему все твои уловки по барабану.
        - Какие уловки? - спросил я.
        - Видишь? - продолжила ведьма.
        - Селин Велиостро, - холодно обратилась Адрианна. - Забирайте вашу спутницу и уезжайте. Я не хочу вас больше видеть.
        - С превеликим удовольствием, ваше сиятельство, - вроде бы расхожие фразы, однако из уст Эвы эти слова меняли смысл кардинально.
        Мы не стали далее задерживаться. Быстро собрали свой скарб, припасы и выступили в дорогу. Через несколько теллов замок Лаваскнехт пропал вдали. Жаль, что я не получил обещанный сюрприз. Ну да ладно. Не очень-то я люблю сюрпризы. Настроение ведьмы было нормальным. Я как-то даже начал чувствовать по движениям и тону девушки, разозлена она или нет.
        Уникуса IV я привязал к седлу Пылинки. Честно говоря, я привык к своей лошади. Может, она и не такая выносливая, да и возраст дает о себе знать. Не знаю. С животными мне всегда удавалось ладить лучше, чем с людьми. Они не предадут, не обзовут, не будут говорить сложные вещи. Даже в отрочестве, на фоне старого пса Чарли я ощущал себя умным. С людьми такое случалось крайне редко.
        - Эва, купи коня?
        - За сколько? - деловым тоном спросила Лу.
        - Хм-м. Два адабро.
        - Губу закатай.
        - Сколько дашь?
        - Один.
        - Эй, ты слышала, как Адрианна его нахваливала?
        - Слышала, именно потому и не верю в его выносливость. Декоративная скотина.
        - Ну, полтора?
        - Один.
        - Ладно. По рукам. Не умею я торговаться. Да и мы все же вместе лечили охранников баронессы.
        - Здорово! - воскликнула Ли и тут же кинулась к жеребцу. - Я себе всегда хотела вороного. Какой красавец, - девушка потрепала коня по холке. - Уникальный ты мой. У-ни-кус!
        Прошло еще около полутора декады. Эва не сильно спешила, и мы часто останавливались в тавернах и гостиницах. Я спрашивал ведьму насчет цели нашего путешествия, но она все время отмалчивалась или говорила, что это не моего ума дело. Про область Фон-Диеш наслушались столько историй, что самим стало интересно, что же там произошло. Поговаривали, что в этом месте расплодилась уйма мертвяков всевозможных типов. Двух похожих не сыскать. Большая часть населения были недовольны действиями Совета. Война и высокие налоги никому не нравились. А тут еще в центре страны черт-те что происходит. В то время как основные силы связаны боями далеко на севере.
        Мы въехали в столицу области Террипаскачи - Тильен. Город готовился к празднествам. Повсюду вешали украшения, садовники рассаживали цветы и яркие кустарники. Тильен прихорашивался, будто невеста на выданье. У встречного горожанина Эва спросила по поводу ажиотажа:
        - Эй, ты! Чего в городе намечается?
        - Вы не слышали еще? Временное перемирие с Тазамом заключили. А празднуем помолвку их принцессы с лордом Вистиеном. Как думаете, война закончится?
        - Ничего мы не думаем. Пшел отсюда!
        Мужчина что-то пробурчал в негодовании и отправился дальше по своим делам.
        - Вистиен здесь правит? - уточнил я у ведьмы.
        - Не. Его земли западнее. Здесь заправляет лорд Куневрон. Думаю, что гуляния идут по всему Бесеадору.
        - Ясно.
        - А что спрашиваешь? Хочешь навестить свою шлюшку?
        - Вивьен не шлюха. Не надо оскорблять ее. Останемся на праздники?
        - Да. Хочу нормальную кровать и жрачку. От твоей стряпни скопытиться можно.
        - Сама готовь.
        - Извини ее, Селии, - встряла Ли. - Прогуляемся по городу?
        - Давай.
        Лошадей и вещи мы оставили в гостинице. И пошли осматривать Тильен. До самого вечера мы бродили по улочкам города. Перекусили в кафе. Плутая по узким переулкам, зашли в какую-то глухую, заброшенную часть города. Тут же появились и хозяева здешних мест самой что ни на есть бандитской наружности. Я и сказать ничего не успел, как огненная волна вылетела из посоха ведьмы и в мгновения ока спалила незадачливых грабителей.
        - Валим, - кинула Эва.
        Мы заспешили прочь из неблагополучного района. Отбежав на приличное расстояние, я недовольно спросил ведьму:
        - Зачем ты сразу насмерть бьешь?
        - Отвянь.
        - Подумай. Разве тебе нужны разборки со стражами города? Ты сама создаешь проблемы.
        - Возможно. Только давай без нравоучений. Мне и так от Ли достается.
        - Когда-нибудь из-за несдержанности тебя снова упекут в монастырь.
        - Ах-ах-ах! Тогда я была беззащитна. Пусть теперь попробуют схватить Черную ведьму.
        Утро не предвещало ничего плохого. Мы с Ли планировали провести день на городских гуляниях. Посетить кучу мест и посмотреть разные представления. Однако на рассвете нас разбудил громкий стук в дверь.
        - Селин, кинь в них Бао, или я их на куски порублю, - пробормотала девушка в полусне.
        - Именем лорда Куневрона! Откройте!
        Сон как рукой сняло. Эва вскочила и принялась натягивать одежду.
        - Асенду! Мы не одеты, - громко крикнула ведьма. Потом приблизилась ко мне и зашептала: - Так. Я выношу ближних. Ты ставишь щит. Дальше по ситуации. Седлаем коней и сваливаем. Понял?
        - Постой! Никаких убийств, пока не узнаем, что им нужно. Я открою.
        - Стой, придурок!
        Закрывая Эве своей спиной прострел, я открыл дверь. В номер ввалились два мага, окутавшись щитами, и двое неодаренных. Снаружи оставались еще люди, но заходить они не стали. В номере стало тесновато.
        - Вчера около шестнадцати теллов вас видели на улице Башмачников, - с ходу начал один немаг.
        - Да. На нас напали грабители, поэтому пришлось…
        - Неважно. Вас хочет видеть его сиятельство, граф Куневрон. Собирайтесь.
        - Сам граф? Мы просто защищались.
        - Мне велено доставить вас к лорду. О причинах спрашивайте у него.
        - Хорошо. Дайте нам время, чтобы одеться.
        - Мы подождем в коридоре. Не задерживайтесь.
        Стражники дисциплинированно покинули помещение, прикрыв за собой дверь.
        - Хреново. Мне это не нравится …Я не позволю тебе никого убивать! Они ни в чем не виноваты!…Оглушим. Непросто будет.
        - Пока я не вижу ничего плохого. Думаю, надо принять их предложение.
        - Валить надо.
        - Снаружи несколько магов дежурит, - глянул я в окно.
        - Капец.
        - Я предлагаю съездить к графу. В случае чего ты оглушишь его своей силой.
        - Хорошо. Но если начнется заваруха, то я не буду нянчиться с тобой. Сам выбирайся.
        - Идет.
        Охрана в резиденции владетеля области пропустила нас довольно быстро. Видимо, граф действительно ожидает нас. Поместье лорда Куневрона нельзя было назвать дворцом. Дом не сильно выделялся на фоне соседних богатых жилищ. Тонкие изящные колонны со спиральными барельефами и арками наверху. Высокие и узкие окна, занимающие половину фасада. Выложенная массивными каменными плитами дорожка без единого клочка мусора. Идеально ровно подстриженные кусты и деревья по бокам. Не думаю, что это основное место проживания лорда. Хотя о графе я почти ничего не знаю.
        Сопровождение у нас выстроилось внушительное: около десятка гвардейцев и семеро магов. В принципе, вполне себе соразмерная сила, чтобы задержать двух колдунов. Без трехкратного превосходства вламываться стражники не будут. Знали бы они наши возможности, не были бы такими уверенными в себе.
        Граф Куневрон спокойно завтракал в беседке на улице. По краям стола стояла прислуга. Ух-х, еще не жаркий сезон. Я бы не рискнул выползти наружу в такой дубак.
        - Вот и прибыли нарушители спокойствия, - улыбнулся лорд. - Присаживайтесь, разделите со мной трапезу.
        Граф оказался совершенно не таким, как я себе представлял. Неодаренный мужчина в возрасте около пятидесяти. Черноволосый, без единого намека на седину или лысину. Может, услугами М’лечащих пользуется? Однако лицом он был похож на какого-то мелкого чиновника - Разрешающего. Длинный крючковатый нос, близко посаженные глаза и вечная блуждающая кривая ухмылка. Телосложением он не выделялся. Невысокий, худой, даже тщедушный какой-то. Не скажешь, что от него веет властью. Скорее, от графа исходила неуверенность и желание угодить. В принципе, лорды в Бессадоре, как и в Тазаме, наследуемые титулы. Передаются старшему сыну. Наверное, этой области… как там ее? Области Террипаскачи не очень повезло с правителем.
        - Я люблю завтракать на свежем воздухе, - граф отпил из чашки. - Это заряжает энергией на целый день. Вы присаживайтесь, не стойте.
        Мы с ведьмой осторожно сели за разные стороны стола, поглядывая по сторонам.
        - Ешьте, не стесняйтесь. Вы ведь еще не завтракали? Приношу вам извинения за то, что поднял вас из постели.
        Прислуга разлила нам чай.
        - Знаете, иногда вот так хочется просто поболтать с интересными людьми о том о сем. Ах да, позвольте представиться. Граф Лустад Куневрон. Только прошу вас, не обращайте внимания на титул. Говорите свободно.
        - Меня зовут Селин Велиостро.
        - Лидия Шамелла, - сказала ведьма. Выдумала новое имя.
        - Лер Селин, лер Лидия, спасибо, что составили мне компанию. Сегодня прекрасный день для празднования помолвки ее высочества Вивьен Кэласс и его сиятельства Фредерика Вистиена. Не правда ли?
        - Да, скорее всего, будет солнечно.
        Я взял чашку и сделал глоток. Интересный чай. Эва, или уже Лидия, к напитку не притронулась.
        - Попробуйте, этих булочек. Только из печи. С фруктовым джемом самое то.
        - Спасибо.
        - Лер Куневрон, могу я спросить, почему к нам такой интерес? - поинтересовалась ведьма.
        - Ах да, простите мою бестактность. Обычно подобными случаями занимаются стража и дознаватели. По счастливой случайности, сегодня у меня практически свободный день. Если не считать открытия праздника на центральной площади. Я решил посмотреть на вас. В моей власти решить вашу судьбу.
        - Тогда перейдем к делу?
        - Безусловно.
        Кто-то из стражников передал документы графу и разъяснил ситуацию. Куневрон быстро ознакомился с бумагами.
        - Вы не отрицаете, что совершили нападение на троих мужчин с последующим летальным исходом вчера на улице Башмачников?
        - Не отрицаем. Это была самооборона.
        - Вот как? Свидетели говорят, что вы напали первыми. Погибшие и слова сказать не успели.
        Я потер глаза. Что-то все вокруг стало расплываться.
        - Их намерения были явно враждебными. Это самооборона, - стояла на своем девушка.
        - Я ничего не имею против вас. Просто хочу разобраться. Да. Вы угощайтесь. Понимаете, вы иностранцы. И вы убили моих подданных на моих землях. Ничего не могу поделать. Надо соблюдать обязательные процедуры.
        Меня начало сильно клонить в сон. Я слышал, как ведьма и граф о чем-то продолжали беседовать, однако слов уже не разобрать. Спустя несколько асенд я вырубился.
        Очнулся я в той же беседке. Отдохнувшим и выспавшимся. Немного замерз, правда. Я вытер рукавом слюну, что скопилась возле рта. Похоже, я заснул прямо за столом. Неужто сонное зелье? Это что за хрень? Мою шею обхватывал небольшой ремешок с металлическими вставками. Я посмотрел вокруг. Граф сидел на прежнем месте и попивал чай, окутавшись двойным магическим щитом. На ведьме сидел такой же, как у меня, ошейник. Я потянулся к резерву, и он привычно откликнулся. С магией все в порядке. Странно.
        - Когда вы дадите ему противоядие? - негромко спросила Эва.
        Я пригляделся. Ведьма хмурилась. Было похоже, что она плохо себя чувствует.
        - У вас сейчас множество вопросов, я полагаю. И вы получите ответы на них очень скоро. Мне пришлось озаботиться защитой, поскольку некоторые гости реагируют весьма бурно. Поймите, это не моя вина. Я просто выполняю приказания Совета. Я лишь маленький винтик в отлаженном механизме. И моя смерть ничего не изменит, - начал оправдываться граф противным голосом. Потом отставил чашку в сторону, и черты его лица поменялись. Перед нами предстал настоящий лорд. - Область Фон-Диеш должна быть зачищена. И я использую любые средства чтобы выполнить задачу.
        Лорд поднялся, учтиво нам поклонился и направился по лужайке к поместью.
        - Это просто сонное зелье? - глухо спросила ведьма.
        - Конечно, лер Шамелла. Стану я травить своих гостей? Здоровый сон еще никому не навредил. Всего доброго.
        Граф со слугами удалились. Ничего не понимаю.
        - Эва, что происходит? Что с тобой?
        - Ли… она вспомнила то, что не должна. Из-за тебя.
        - Почему ты не напала на графа?
        - Не знаю. Все путается в голове. Он сказал, что ты умрешь, если я буду сопротивляться.
        - Ты пила этот чай?
        - Нет. Ли ушла. Далеко. Это плохо.
        Похоже, с Эвой бесполезно разговаривать в таком состоянии. Подошел командир гвардейцев с сопровождением.
        - Добро пожаловать в дружину лорда Куневрона! Сразу предупрежу. Если вы удалитесь от меня более чем на лиру, то ошейник снесет вам голову. Это ясно?
        - Ага.
        Подошел слуга, чтобы забрать остатки завтрака.
        - Подождите, не уносите пока. Какой чай не отравлен?
        - Вот этот, - указал на чайник опешивший служащий.
        - Не пропадать же добру? Эва, ешь давай. Я тебе помогу.
        Я разлил нам чай и намазал булки сладким джемом.
        - Скажи а-а-а.
        - Я сама могу.
        Ведьма отобрала булку и стала жадно поглощать пищу, запивая чаем. Около полутелла мы завтракали почти в полном молчании. Командир и другие гвардейцы наблюдали за нами в немом изумлении. Эва что-то тихо бормотала про себя. Похоже, пыталась успокоить Ли. Смотрелось сие со стороны довольно странно. Интересно, что про нас подумают?
        - Похоже, я нашел пополнение тринадцатому отряду, - сказал командир гвардейцу. Тот засмеялся.
        - Что с нами будет? Мы стали рабами? - спросил я.
        - Нет. Считайте, что вы теперь наемные колдуны. Всего на год. У нас много правил. Вас ознакомят с ними. Запомните главное - если надумаете что-то выкинуть в пути, то лишитесь головы. Надевайте браслеты и следуйте за мной.
        Я закрепил антимагический браслет и помог надеть Эве. За оградой резиденции графа нас уже ждала повозка. Внутри находились двое парней в кандалах, двое гвардейцев и один одаренный. Командир стражников отдал приказ на отправление, и возничий тронул в путь.
        - Где ваши вещи? - спросил незнакомый маг в балахоне.
        - В гостинице «Слава героя», - ответил я. - А посохи отбирать не будете?
        - Нет. Нападете на меня - сразу сдохнете. У меня специальный амулет, так что я могу управлять всеми ошейниками в округе. Этот же амулет следит за моим состоянием, - монотонным голосом стал бубнить маг. Видимо, не первый раз объясняет. - Если я буду без сознания, то он сам посылает сигнал на ликвидацию. Уяснили?
        - Ага. Куда нас везут?
        - В крепость Гилтони-Сома. На самом юге Терри-паскачи. До начала войны там служили военные. После переброски войск она опустела. Но ненадолго. Когда случилась катастрофа в Фон-Диеш, Гилтони-Сома стала оплотом защитников лорда Куневрона. Мы набираем всех. Больных и увечных колдунов, тех, кто младше призывного возраста, женщин, выкупаем рабов, дарим преступникам шанс на свободу. Вон те двое - это рабы, которых купил его сиятельство. Это единственная сделка, где у самих рабов спрашивают согласие. Работа опасная, однако после десяти лет службы они получат свободу. Как вам, парни?
        - С нетерпением ждем работы, лер, - сказал один из рабов с аналогичным ошейником.
        - С заключенными похожая история. Только там смотрят по тяжести преступлений. Срок будет соответствующим.
        - А мы что сделали?
        - Один год дают за мелкое правонарушение.
        - Вы говорили, что мы едем за нашими вещами?
        - Да. Лорд Куневрон очень умный. Он все придумал и проработал. Эту систему. Раньше считалось невозможным держать магов в рабах. Так, чтобы они могли пользоваться своими умениями, а не просто накопители заряжали. Вот сам посуди. Тебя держат в неволе с антимагическим браслетом, возможно, избивают, плохо кормят. И тут хозяин просит тебя сделать какую-то магическую работу, снимает браслет и дает посох. Что будет? Маг из злости просто прибьет своего хозяина. Но лорд Куневрон пошел по-другому пути. Во-первых, условия содержания и кормежка у нас даже лучше чем в армии. Во-вторых - стимул. Это получить свободу для рабов и преступников. Если будете хорошо работать, то можете скостить себе срок аж вдвое. Условия меняются - узнавайте у надзирателей. Последний курс был двадцать фалов - один день. Разберетесь на месте. Я перевозчик, подробности мне не интересны. О, приехали, кажись, к вашей гостинице. Собирайте манатки, коней привяжите сзади. Даю вам телл. Не успеете, без башки останетесь, - колдун хрипло засмеялся.
        Мы с ведьмой соскочили с повозки и прошли в номер. Собрав вещи, проследовали в конюшню, чтобы забрать Пылинку и Уникуса.
        - Эва, ты как? То есть Лидия?
        - Хреново. Чертова Ли. Впала в истерику, когда тебя траванули. Не дала мне напасть на графа.
        - Что думаешь делать?
        - Не стоит спешить. Мои первые побеги были не подготовлены, потому и провалились. Осмотримся и составим план на месте.
        - Идет.
        Глава 7
        Крепость Гилтони-Сома слабо походила на привычные для Тазама защитные сооружения. Скорее на воинскую часть. Деревянные бараки, офицерские здания, столовая и прочие прелести армейских обиталищ. В пути наш маг-провожатый мало что дельного смог нам поведать. «Скоро узнаете», «Куда спешить?» и тому подобное. Все вещи и деньги оставили при нас, что одновременно радует и удивляет.
        Вроде с ошейниками мы как бы в неволе, в то же время общаются с нами как с колдунами-новобранцами в армии. Жестко, но не перегибая палку. Наши попутчики в кандалах, два одаренных парня, с неподдельным энтузиазмом расспрашивали мага о жизни в крепости. Их радовала любая мелочь. Похоже, их предыдущий хозяин обращался с ними сурово.
        - По крайней мере, здесь лучше, чем у тебя в замке было, - шепнул я Эве.
        Ведьма пришла в себя и уже просчитывала варианты побега. Однако все упиралось в недостаток информации. Артефакты на шеях нам не удалось внимательно исследовать. Как они работают, как активируются? Поэтому Эва вела себя тихо и запоминала все вокруг.
        - Заткнись, идиот. Из-за тебя мы во все это влипли.
        - Ты права, извини. Я ошибся…
        - Если бы все решалось извинениями, войны были бы не нужны.
        - Подожди, а кто убил грабителей?! Я что ли?
        - Иди на хрен.
        - Значит так, - громко сказал провожатый. - На этом моя миссия окончена. Теперь вами займутся надзиратели. Я снял свой «маяк», ваши ошейники теперь привязаны к маяку крепости. От нее можно уходить на две лиры, иначе секир-башка. Хе-хех. Надзиратели - это вон те в черных накидках с гербом. Пошли на выход! - скомандовал маг, и мы вяло потянулись наружу.
        - Новички, за мной! - гулким басом встретил нас стражник в черной накидке. Рыжий узор на ней напоминал очертания лисицы. Герб Куневрона? По-моему, я видел нечто похожее в его тильенском поместье. И в самом городе кое-где висели полотнища с этим животным.
        Надзиратель быстро шагал по двору крепости, по коридорам и ступеням кирпичного трехэтажного строения. На втором этаже воин остановился и вежливо постучался в дверь.
        - Зайдите, - прозвучал голос.
        Мы прошли в довольно-таки аскетично обставленный кабинет, в котором за столом сидел немного тучный мужчина лет сорока. Лицо совершенно не примечательное. Лисья накидка покоилась рядом, на спинке одного из стульев.
        - Лер, пополнение прибыло!
        - Хорошо.
        Мужчина отложил стило в сторону, встал из-за стола и подошел к нам. Каждого он внимательно осмотрел с головы до ног. Снял антимагические браслеты с нас четверых и кандалы с парней-рабов. Те боязливо поблагодарили.
        - Я капитан Тезоннис, главный надзиратель, начальник крепости Гилтони-Сома, командир сборных отрядов по зачистке и ваш лучший друг на ближайшие годы. Мне плевать, кем вы были раньше, чем занимались и насколько у вас влиятельные родственники. Вы будете батрачить как все. Запомните основные правила. Первое - надзиратели неприкосновенны. В случае нарушений с их стороны докладывать мне. О пропаже вещей сообщайте надзирателям. Второе - любые попытки побегов или срыва работы строго караются. Третье - соблюдайте дисциплину меж отрядов. И четвертое - работайте усердно, и вы получите свободу раньше срока.
        - По отрядам определили? - обратился капитан к надзирателю.
        - Рабов, думаю, в девятый отряд. А этих двоих в тринадцатый определил начальник стражи его сиятельства.
        Капитан Тезоннис еще раз с интересом оглядел нас с Эвой и бросил:
        - Тринадцатый, так тринадцатый. Выдай им вещи и отведи в казармы.
        - Да, лер.
        Нестройной толпой мы двинулись в вытянутое деревянное строение без окон. Внутри было светло - горело несколько артефактных светильников. Обстановка стандартная, виденная мной с Разведывающими множество раз. Двухуровневые жесткие койки, крохотные разваливающиеся шкафы-тумбочки. Похоже, все эти места делает один архитектор. Хотя раньше Бессадор был частью Тазама, а в империи в давние времена, как я слышал, все подряд старались унифицировать.
        - Ваши отряды в походах. Ждите их здесь. Командиры отрядов вам объяснят, что нужно. За обновками сами сходите, чай не дети.
        С этими словами надзиратель развернулся и вышел из казармы. В помещении было практически пусто. Около двух десятков человек сидели или лежали на разных койках вдалеке.
        - Эй, новенькие, идите сюда! - послышалось из конца казармы. Мы подошли на голос. Около десятка человек развалилось на койках. Кто-то резался в карты, кто-то ел или попивал неизвестную жидкость из бутыли, кто-то латал одежду. Я заметил, что на них не было ошейников.
        - Я командир восьмого отряда, Жаким. Откуда сами будете?
        - Мы с юга, лер, - начали наши попутчики. - Согласились на сделку на десять лет. Скажите, нас правда отпустят потом на свободу и дадут гражданство?
        - Чистая правда, хотя доживает не каждый. Куневрон хоть и мразь последняя, но слово держит. В какой отряд? Десятый, седьмой?
        - Девятый.
        - A-а. Сенто - мужик неплохой. Сработаетесь. А вы кто?
        - Беженцы из Тазама, - ответила ведьма. - В тринадцатый отряд.
        - Тринадцатый? - удивился Жаким и оглядел нас. Его сослуживцы прервали свои занятия и тоже повернулись в нашу сторону. - А на вид вполне нормальные. Хотя все вы так выглядите. Арьен - тоже неплохой мужик, только иногда его заносит…
        - Что с этим взводом не так? - резко спросила ведьма.
        - Хех, сами скоро увидите. Слушайте меня, новички. У нас несколько групп - это контрактники, рабы, преступники и психи. Отряды набираются из одних. Разборки не устраивать. Обо всем перетирают командиры, иначе влетит от надзирателей. Срок увеличат. Крыс мы не жалуем. Поймаем, отрубим руку. На этом все. Держитесь своих и не пропадете.
        Скудная лекция завершилась. Мы с ведьмой отошли в сторону и сели на свободные койки.
        - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил я спутницу.
        - В общих чертах. Если это все работает, то Куневрон - хитрый лис. Не зря у него этот зверь на гербе. Приручение магов. Всего пять лет меня не была в Бессадоре, и как тут все поменялось.
        - Как Ли?
        - Глухо. Ушла в себя. Как-то непривычно без ее нравоучений и упреков.
        - Что случилось там у графа?
        - Когда ты упал на стол, Куневрон окутался щитами и сообщил, что ты отравлен смертельным ядом. И если не дать тебе противоядие, то ты умрешь. Нам с тобой принесли эти ошейники. Граф приказал надеть его мне. Я была в ярости, и мне буквально мгновения не хватило, чтобы его приложить. Возомнил себя неуязвимым, ублюдок. И тут мне в голову пришла мысль, что это похоже на одну ситуацию из прошлого. Воспоминание вылезло без моей воли, и Ли увидела его. Не понимаю, что ее так ошеломило?
        - Что за воспоминание?
        - Смерть родителей.
        - Ну, это не слишком приятное воспоминание, я думаю.
        - Что в этом такого? Все умирают. К тому же нам было лет пять тогда. Что мы могли понимать в таком возрасте? Если подумать, то ситуации действительно чем-то похожи. Мой отец был довольно богат. И еще он был магом, мать - нет. Обычная история - к нам в дом вломились грабители. Они взяли меня и мать в заложники. Воры приказали отцу не сопротивляться, хотя он мог порешить их всех разом. Он слишком дорожил нами. Зря. Это его и сгубило. Я бы не колебалась в подобном случае. Он же не сделал ничего, даже когда его проткнул один из бандитов. Так же как и Ли ничего не сделала, когда ты лежал якобы отравленный и нам вешали ошейники.
        - Что было дальше с родителями?
        - Дальше? Мать изнасиловали и придушили. Или наоборот - сначала придушили. Я смотрела за всем. Как из отца вытекает кровь, а из матери мужское семя. Я плакала, потому что мне не нравились эти люди и то, что они делают родителям больно. По непонятной причине меня оставили в живых. Такое бывает. Сильные убивают слабых. Такова жизнь, и это прекрасно. Мой отец был слаб, потому что он привязался к нам с матерью. Я думала, что не повторю его ошибок, но Ли все испортила. Как же с ней тяжело. Потом? Потом я попала в рабство. Меня обучали на прислугу. Хотели готовить как наложницу, да уж больно непривлекательной я была для мужчин в том возрасте. Только для тех, кому нравятся маленькие худосочные девочки. Я сполна отплатила им за все унижения. И здесь я задерживаться не собираюсь. Эти ублюдки еще пожалеют, что надели на меня ошейник.
        - У тебя такая тяжелая жизнь, - сказал я. - Но ты не сдаешься и идешь вперед. Я завидую тебе. Наверное.
        - Что ты несешь, придурок?!
        - Я хочу сказать, что в моей жизни ничего интересного не случалось. Я просто жил, потом уехал учиться магии, пошел в армию, меня ранили два раза, стал Разведывающим, познакомился с Владеющими, потерял напарника, потом в плену у тебя побывал. Дальше ты знаешь. Обычная жизнь. Я завидую вам с Ли. Если ты злишься, то так, что всем вокруг достается, если же Ли радуется, то окружающие смеются вместе с ней. Если ты приказываешь, то хочется тут же выполнить, если Ли грустит, то хочется поддержать ее и утешить. Такие сильные чувства. Настоящие. А что у меня? Я просто плыву по течению. Наверное, поэтому я и поехал за тобой. Мне кажется, что рядом с тобой я немного чувствую отголоски эмоций. И сам начинаю ощущать нечто подобное. Ты злишься из-за того, что мы сюда попали. А мне как-то пофиг, если честно. Главное, чтобы не били и кормили хорошо. Что такое год? Год можно и потерпеть.
        - Безвольная тряпка. Слабак. Я видела таких, как ты, у старого хозяина. Вслух они возмущались, но сами ничего не делали для своей свободы. Они свыклись с рабством, смирились со своим положением. Я презираю таких людей. Эмоции тебе мои нравятся? Ты долбаный шизанутый имбецил.
        - Ты сама ненормальная психованная садистка. Блаженная.
        Эва молниеносно отвесила мне пощечину.
        - Не смей меня…
        Я в ответку со всей дури также засадил звонкую пощечину. Некоторое время мы сидели на койках и сверлили друг друга взглядом. Потом ведьма дернулась, и я пропустил ее удар слева. Оклемавшись, я бросился на нее, и мы принялись дубасить друг друга изо всех сил. Ее кулачки вылетали неожиданно и с такой скоростью, что я не успевал блокировать. Я удачно подловил ведьму и сильно ткнул ее под дых. Эва на мгновение задохнулась, рыкнула и повалила меня на пол. Задев койку, мы свалились в проход и продолжили битву. Ведьма начала меня таскать за волосы, я схватил ее за шею.
        Долго нам подраться не дали. Подбежали другие батраки и разняли нас.
        - Вы совсем охренели?! - заорал подошедший Жаким. - Если вас надзиратели увидят, то доложат капитану. Сразу срок поднимут. Твою мать, ненормальные, как есть!
        - Пошли на ***! А ты поцелуй меня в зад. Бабушку свою учи!
        - Ладно, освободите их. Пусть на себя пеняют, - приказал Жаким и развернулся. - К нам, контрактникам, не подходите, полоумные.
        - Катитесь сами.
        Нас отпустили, и мы вернулись на койки. Эва сердито держалась за живот. Я потирал скулу. Синяк будет, если Аунко не наложить.
        - Что с твоей силой? - спросил я ведьму.
        - Я не совсем дура, чтобы светить ее сразу. А тебя мне захотелось самой избить. Шизанутый.
        - Психованная, - вяло огрызнулся я.
        - Будешь языком чесать, я тебя вырублю. Ты же не можешь все время таскаться с посохом в руках?
        - Тебе тоже лучше не поворачиваться ко мне спиной.
        - Иди и узнай, где выдают вещи.
        - За своими я схожу, свои - забирай сама.
        - Ты обязался сопровождать меня, урод!
        - Верно. Только в нашем уговоре не была пункта, по которому я должен тебе прислуживать.
        - Смотри, я ведь могу и передумать обучать тебя своей силе. Что скажут твои командиры на это? А, Недремлющий?
        - Ты дура. Живешь в своем выдуманном мире.
        Мы снова гневно уставились друг на друга. От продолжения драки нас спасло появление надзирателя. Гвардеец прошел к контрактникам по какому-то делу.
        Кладовщик выдал нам стандартный набор: нашивку дружины Куневрона, миску, кружку и ложку. Хотя у нас самих было достаточно разной походной посуды. Нашивка похожа на накидки надзирателей, только меньшего размера и цвета поменялись местами. Оранжевый фон и черная лиса. Наверное, это что-то значит.
        Несколько суток мы провели в крепости Гилтони-Сома. В столовой кормили нормально. Узнали много нового. В основном выспрашивал я, поскольку ведьма часто срывалась и с ней мало кто хотел общаться. Только рабы еще отвечали. Я наслушался кровавых историй про попытки побега и нападения на надзирателей. Все они были безуспешны. Батрак в любом случае лишался головы. Один случай местным запомнился надолго. Во дворе крепости подрались два надзирателя. И один проломил другому череп тяжелой подошвой сапога. Убил насмерть. Тут же сработал амулет, и всех батраков с ошейниками, которые находились в этот момент поблизости, обезглавило. Казарма находилась рядом с местом драки. Человек двадцать умерли мгновенно. Главное - ни за что. Просто потому, что оказались не в том месте. Надзирателя-драчуна потом, кстати, прилюдно повесили.
        В настоящий момент в крепости пятнадцать отрядов - около двух сотен магов. Надзирателей немного - четыре десятка, половина из которых привязаны к отрядам, половина - дежурит в крепости. Стандартный график отрядов - десять дней на поход, два дня отдых в крепости. Занятие у колдунов одно - уничтожать мертвяков в области Фон-Диеш, которая начинается в паре теллов езды от Гилтони-Сома. Ближайшие земли уже зачищены, но все равно случаются прорывы нежити. Вокруг Фон-Диеш стянуты внутренние войска Бессадора. Они патрулируют местность, не давая мертвякам выбраться наружу. Не всегда успешно.
        - Такие дела. Работы тут еще на многие годы, - поведал мне болтливый контрактник. У него выбиты передние зубы, поэтому получался забавный свист при разговоре. - Ты прикинь. На этих землях проживало около пятисот тысяч человек. Только в главном городе - Гошо - тыщ сто. Полмиллиона. Мне такую цифру не представить.
        - И что, все они погибли?
        - Да. Чумной мор поработал. Может, кто побогаче, успел слинять. Командир говорил, что все отряды вроде нас у Куневрона и в других областях делают от силы пятьсот немертвых в сутки.
        - Тысяча дней выходит?
        - Тц, - отрицательно покачал головой контрактник. - А сколько трупов вылезло из земли? Скелетоны и прочая нечисть? Да там несколько миллионов наберется!
        - Вот как. Что перевозчик говорил про какие-то фалы? Мол, можно срок уменьшить?
        - Фал, то бишь фаланга пальца. Подтверждение того, что мы мочим немертвых. Это чисто наша внутренняя валюта. Некоторые торгуются меж собой за серебро. Нынешний курс около серебрухи за три фала. Как договоришься. У надзирателей, значит, один день - двадцать фалов. Можно до половины срока снизить. Только никому не удалось еще.
        - Почему?
        - Сначала шло хорошо. Немертвых резали пачками. Потом появились мозговики.
        - Мозговики?
        - Да, твари такие…
        - Кончай уже трындеть. Пошли бухать, - позвал контрактника приятель. - А ты топай к своим, псих.
        Беседа тут же закончилась. Я вернулся к ведьме и подробно рассказал обо всем.
        - Ты бесполезен. Собираешься сидеть тут и копить фалы? Слушай, что я узнала. Ошейники бывают десяти типов. У надзирателей амулеты-ключи тоже десяти типов. Никто не знает, как определить, кто из смотрителей может снять твой ошейник. Когда кончается срок заключения, то собирается толпа надзирателей и снимает артефакт. Нападать на них никто не хочет - всем в определенном радиусе отрубит голову. Ходят слухи, что внутри офицерской через стены сигнал не проходит, но гарантии никто не даст. Пока у меня идей немного.
        - Что если предложить им выкуп? Ты ведь богатая?
        Ведьма помотала головой.
        - Надзиратели просто прибьют или сам капитан закопает, если узнают о деньгах. Скажут, что мы напали на них. Проще фалы скупать.
        - И что тогда делаем?
        - Я буду собирать информацию. Ждем наш отряд. Посмотрим, как происходит зачистка немертвых. А ты давай работай, ленивая скотина! Кто из нас Конструирующий, я или ты?
        - Я же не Внедряющий. Мне надо время, чтобы разобраться. К тому же на себе нормально не изучить артефакт.
        - Что ты раньше молчал, дубина? Ради дела можешь и на мне изучать.
        Отряды прибывали, отдыхали и уходили. Рабы вели себя хуже всех. Орали, напивались в стельку, пели песни, устраивали разборки. Наверное, осмелели после строгих условий предыдущих хозяев. Преступники, наоборот, сидели тихо и не дебоширили. Контрактников было немного. Всего два отряда. Преступников и рабов - по шесть. На четвертый день под вечер шумной толпой в казарму ввалился разношерстный отряд. Они о чем-то шутили между собой и смеялись.
        Один из батраков спешно прошел в конец казармы к контракникам:
        - Здоров!
        - А, Весельчак, как улов?
        - Нормально, сотни четыре уделали. Зацените прикол!
        - Трави.
        - Вы же знаете нашего Профа? Вечно хрень всякую собирает. На этот раз он решил плоть мертвяков исследовать. Во придурок, да? Мы вчерась остановились в Перновке на постой как обычно. Кулинар сварганил хавку. Мы уплетаем за обе щеки, и повар говорит в этот момент: «Спасибо тому, кто столько мяса притаранил». Мы сначала не вкурили. Начали разбираться, шариться по сумкам. И тут Проф как заорет дурным голосом: «Пропало!!!» Дошло?
        - Вы че, эту… сожрали?
        - Ага, мертвечину. Во угар, да? Главное, никого не пронесло. Нормальное мясо, есть можно.
        Раздался громкий гогот слушателей.
        - Ах-ах-ах, вот вы дебилы!
        - Твою мать, не порть мне аппетит, - заметил батрак рядом с куском хлеба в руке. - Гребаные психи.
        - К вам пополнение кстати. Борзые. Вон двое сидят.
        - Серьезно?! - воскликнул Весельчак и повернулся в нашу сторону.
        Мужчина шустро пробежал по проходу, уворачиваясь от препятствий, и рыбкой нырнул на пустую койку рядом с нами. У Весельчака были короткие вихрастые темные волосы и чуть сбитый набок нос.
        - Вы к нам, да? Вы откуда? Почему только двое? Как вас зовут? Я Весельчак. Я знаю много историй. Хотите, расскажу? Вот в прошлый заход мы…
        - Ты из какого отряда, олень? - перебила ведьма.
        - Тринадцатый, командир Дуболом. А вы буйные, что ли? Мы буйных не любим.
        - Слышь ты, Хохмач, приведи к нам вашего главного. Надо поболтать.
        - Тогда я потом историю расскажу, ага?
        - Не ага. Дуй живо, пень.
        Батрак метнулся к своему отряду и начал объясняться с высоким широкоплечим бородачом. Послушав Весельчака, мужчина направился к нам. Чем ближе он подходил, тем острее я понимал, насколько он огромный.
        - Вы - те смелые воины, которых послали в мое войско?
        - Что ты мелешь? Нас направили к Арьену в тринадцатый отряд.
        - Я вождь Арьен. Под моей дланью собралось шесть достойный мужей и четыре почтенные дамы. В прошлом походе два славных воина погибло в тяжелой схватке с врагом. Этот крест ляжет на мне очередным неподъемным грузом. Много наших погибло. Я буду искупать еще долго свою вину. Но я рад, что мое войско пополнится. Свежие силы поднимут боевой дух отряда! Откуда вы и как вас кличут? Я Арьен по прозвищу Дуболом.
        - Селин Велиостро… по прозвищу Змей.
        - Лидия Шамелла. Пусть будет Ламия.
        - Змей и Ламия, клянитесь, что отныне вы будете с честью и достоинством нести стяг тринадцатых! Клянитесь, что не оставите друзей в беде и будете сражаться до последнего!
        - Это мертвечина на вас так действует? Что за чушь ты несешь?
        - Если вы откажетесь, я доложу нашему надзирателю Руви, - нахмурился Арьен.
        - Ладно. Клянусь нести стяг с честью… бла-бла-бла. Сражаться до последнего и прочее.
        - Клянусь, - повторил я.
        - Славно. Пойдем, я представлю вам бойцов.
        Мы прошли к койкам тринадцатого отряда. И сразу загремел на всю казарму голос Дуболома:
        - Внемлите, воины! К нам присоединились Змей и Ламия! Помогайте им своей мудростью и опытом. И да пребудет нежить в могиле. Ура-а!
        - У-у-у-р-а-а-а-а-а, - взревели глотки батраков.
        - С Весельчаком вы знакомы. Он всегда поддержит в трудную минуту. Его истории и прибаутки улучшают моральный дух армии. Это Светлая, - указал рукой на девушку рядом. Блондинка, волосы до плеч, красивая. Только взгляд какой-то грустный, отсутствующий. - Своим лучезарным ликом Светлая скрасит отдых усталых путников. Ее лечебные формы спасают даже от смертельных ран.
        Кулинар, - указал Арьен дальше. Мужчина среднего возраста, невысокий, плотного телосложения, напоминающий гнома. - Несмотря на вчерашний случай, его блюда всегда по нраву воинам. Сытная и вкусная еда - залог победы в бою.
        Мастер… - Мужчина с рваной коричневой бородой и малозаметным шрамом на левой щеке. - Лучший мечник в отряде. Его умения не раз спасали нам жизнь. Когда кончается магия, только острый клинок может проложить путь к победе.
        Листик… - Женщина лет сорока с доброй улыбкой и все понимающим взглядом. - Отлично знает травы. Зелья помогают в сражениях, умножают силу, снимают чумную порчу.
        Скала… - Высокая женщина, мускулистая. - Ее сила и свирепость помогают сдерживать целые орды нежити.
        Дая. - Улыбчивая темноволосая девушка невысокого роста. - Поднимает настроение в походе, помогает отдыхать воинам после битв.
        Кукловод… - Лысеющий мужчина средних лет. - Знает толк в театрах и прочих искусствах. В перерывах между сражениями отличный собеседник.
        Принц… - Низкий невзрачный брюнет затравленного вида с длинноватым носом и свежими царапинами на щеке. - Выдающийся чародей, один из лучших бойцов в отряде.
        Проф… - Молодой парень с бегающими любопытными глазками. - Умный и начитанный. Вызнает слабые места нежити и помогает составлять план боя. Вот и познакомились со всеми. Расскажите нам о себе, Змей и Ламия.
        - Подожди, вы ведь одаренные? - встряла Эва. - Почему у меня складывается впечатление, что вы врукопашную давите немертвых?
        - Не переживай, - высказал Весельчак. - Вы скоро привыкнете к говору Дуболома.
        - Всякое случается в бою. Иногда нет времени или маны на магию. Тогда только добрая сталь ведет нас вперед, - пророкотал Арьен.
        - Змей, поведай нам, откуда ты? - попросила Дая, устраиваясь поближе. Как бы невзначай девушка положила руку мне на колено.
        - Я из Тазама. Мы бежали, в общем. Не хотим сражаться, убивать других людей.
        - А вы, леди Ламия? - пристал Кулинар.
        Эва обвела взглядом отряд. Устало вздохнула и буркнула:
        - Я тоже из Тазама, - больше ведьма ничего добавлять не захотела.
        - А, уже встретились, - послышался неизвестный голос сбоку.
        Я повернул голову и увидел надзирателя. Типично бессадорская внешность: смуглый, черноволосый, с небольшой горбинкой на носу.
        - Селин Велостро и Лидия Шамелла. Я Руви - надзиратель тринадцатого отряда. Отныне я ваш непосредственный начальник. В бою будете слушаться командира Арьена. Дуболом, я подсчитал. Двадцать два фала на рыло вышло. Один день всего. Капитан недоволен. Надо наращивать темпы. Ладно, отдыхайте. Выходим через день с утра. Капитан снял один выходной. Слишком мало приносите.
        Двадцать два фала? Интересно. Если это на каждого из одиннадцати, то выходит, всего они уложили примерно двести сорок мертвяков за поход. Что-то маловато. Мы с Эвой вдвоем за день почти полсотни сделали.
        - Я не мог повести отряд на мозговика в той деревне. Надо собрать более сильную армию. Я договорюсь о совместной вылазке.
        - Действуй, - равнодушно бросил надзиратель и покинул казарму.
        - Кто такие мозговики?
        - Страшные черти! - подал голос угрюмый Мастер. - Их очень мало, но уж если мозговик на пути, то, почитай, ты труп. Они управляют другой нечистью. Проф че-то там вызнавал…
        - Да-да. Есть несколько теорий, - закивал Проф. - Благодаря послесмертным мутациям разум некров или, как их называют, немертвых приобретает способности улавливать и испускать волны в определенном диапазоне. Светло-фиолетовом. Ага. Обычные некры не пользуются этим, они сугубо индивидуалистичны. Не любят шумные компании. Хе-хех. Мозговики научились генерировать эти волны таким образом, что их слушаются другие некры. Я пытаюсь, как и многие урожденные исследователи, выведать их секрет, но слишком мало материала. Маломало. Если бы мне ост…
        - Помните историю, как мозговик первый раз появился? - перебил Весельчак. - Две сотни немертвых вышли из Зоны и растоптали охранный лагерь. Тогда еще начальство из самого Совета приезжало с проверкой. Знатная шумиха поднялась.
        - Да, потом все улеглось, - кивнул Мастер. - Нам повезло - мозговики не так часто встречаются.
        - Вы хотите сказать, что один из немертвых сознательно берет под контроль группу нежити? И они действуют сообща? Это бред. Только человек может править немертвыми, - высказалась Эва.
        - Дамочка, может, вы и знали что-то о немертвых раньше. Но сейчас смело выкидывайте свои учебники на помойку, - произнес Мастер. - Думаете, во всем Бессадоре одни неучи по некромантии сидят? В Фон-Диеш каждый день новый тип монстров выводится.
        - Кто поддерживает изменения? Почему этого некроманта еще не прикончили?! Совсем идиоты? - взъярилась ведьма.
        Ого, даже не обиделась на «дамочку». Обычно Эва подобные обращения воспринимает в штыки.
        - Давайте я расскажу, что нам известно, - вмешалась Листик тихим спокойным голосом. - Точно никто не знает. Только слухи ходят. В Гошо, столице Фон-Диеш, находится Светоч магии. И…
        - Эти ослоголовые додумались привязать активное плетение на Источник магии?! - вмешалась Эва.
        - Вы много знаете, лер Ламия. Значит, подобное возможно?
        - Все возможно.
        - Самоподдерживающееся плетение на основе Светоча, - пробормотал Проф. - Если это так, то это не может быть просто ошибкой в расчетах. Это либо сознательный акт, либо неучтенный фактор - несчастный случай. Хех. Несчастный случай.
        - Как бы то ни было, наша задача уничтожить как можно больше немертвых, - рыкнул Дуболом. - Разводить пустые споры - забота других. Что у вас с заклинаниями?
        - По боевке - примерно уровня магистра, - определила Эва.
        - Магистра? - спросил я.
        - Бессадорский рейтинг, - пояснила девушка. - Змей… не знаю. Сильнее меня, - с недовольством оценила меня ведьма.
        - Это отличные вести! - Арьен хлопнул по тумбе так, что у нее отломался кусок. Некоторое время здоровяк пытался приладить доску на место, но потом забил и отбросил в сторону. - Послезавтра, если успеем до рубежа добраться, проверим вас в бою!
        - Лер Ламия, а вы с лером Змеем?.. - полувопросительно произнесла Листик. Удивительно, но выражение ее лица нисколько не менялось при разговоре. Такая же добрая улыбка и понимающий взгляд. Интересно, бывают ли у нее другие лица?
        - Змей мой, - высказалась Эва и повернулась к Дае, которая уже почти запустила руку мне в штаны. - Если до кого-то не доходит, могу повторить лично.
        - Жалко, что ли? Я всего разок и отстану. Я со всеми здесь спала. Почти.
        - Э-э. Я как-то не горю желанием.
        - Это только пока. Я очень умелая, мой Змей. Я покажу тебе такое, о чем ты и мечтать не мог. Я подарю тебе истинное наслаждение.
        - Спасибо, я воздержусь.
        - Ты можешь использовать меня как хочешь. Все грязные вещи, о которых ты подспудно мечтал. Я все стерплю ради твоего удовольствия.
        Дая обхватила меня и потянулась в штаны. Я вскочил с койки и сбросил с себя прилипшую девушку.
        - Дая, не приставай. Видишь, человек против, - пожурил Дуболом.
        - Змей, знаешь, почему ее Дая кличут? Потому что она всем дает. Ха-ха-ха, - заржал Весельчак.
        - Кому-то нравится серебро, - начала говорить Дая, взглянув в сторону Кукловода, - кому-то глупые шутки, - обернувшись на Весельчака, - кому-то острые железки, - указав на Мастера, - а кому-то ублажать мужчин. Что тут плохого? Змей, через меня все проходят рано или поздно. Я терпеливая, я подожду, - девушка взглянула на меня и облизнулась.
        - Хорошо, - я опасливо прикрылся руками.
        - Надолго вас сюда? - спросил кто-то.
        - Год.
        - Всего год? Мы на десять лет сюда попали. За свободу можно и побороться. Вы с какой лечебницы?
        Эва глянула на меня и ответила.
        - Монастырь блаженного Аустофиса в Клевене. Это на юге Тазама.
        - Повезло. Нас на десять лет перевели. Под личную ответственность графа Куневрона. Хороший лорд. Сам ездил к нам в лечебницу. Если мы хорошо себя покажем, то наших друзей тоже могут выпустить. Я вот не психопат, - заявил негромко Принц. - Просто иногда в облаках витаю.
        - Да-да, а Дая тогда - непорочная дева, - сострил Весельчак.
        - На эту тему разговор закрыт. Это приказ, - сурово сказал Дуболом.
        Как-то сразу не только на эту тему, но и в целом спрашивать что-то расхотелось. Сослуживцы разбрелись по своим делам.
        Глава 8
        Фон-Диеш не самая крупная область Бессадора. Однако Выброс, как некоторые прозвали случившееся, несколько расширил границы земель. Хотя граф - правитель Фон-Диеш, ныне покойный, этому уже не порадуется. На четыре пятых земли состоят из широколиственных лесов, изредка смешанного типа. Остальное - поля. Скалолазам в этой области делать нечего. Лишь немногочисленные холмы и сопки могут затруднить путешествие. Крупных озер нет. Множество мелких рек. Фон-Диеш находится прямо в центре страны и никакого выхода к морю не имеет.
        Окрестные земли примерно на полтора дневных перехода от Гилтони-Сома зачистили дружинники Куневрона. По словам Арьена, стало сложнее - чем ближе к Гошо, тем больше встречается мозговиков. К самому городу еще никто не совался. В назначенный день рано утром мы выступили в поход. На собственных скакунах передвигались я, Эва, надзиратель Руви и Мастер. Остальные неспешно плелись в крытой повозке, запряженной двумя старыми клячами. Дорога широкая, утоптанная. Иногда мы встречались с другими отрядами дружинников. А также войсками Куневрона. Их называли могильщики, хотя они редко копали могилы. Чаще просто сжигали тела, которые оставляли после себя батраки.
        Наш надзиратель пояснил, что теперь мы привязаны к маяку его амулета. И не можем далеко удаляться без его разрешения. Эва, то есть Лидия… то есть Ламия высказала мысль, что лучше всего бежать именно из вылазки. Всего один надзиратель - проще справиться. Сколько же у нее теперь имен? Постоянно путаюсь.
        - Дуболом говорил, что мы с другим отрядом объединимся, - высказался я рядом ехавшей ведьме. - А никто так и не захотел идти с нами.
        - Ага, у остальных мозги на месте. С психами связываться не хотят.
        - Наверное.
        - Ты понял, как обезвредить ошейник?
        - Эй, я тебе не артефактор! Я ведь говорил. Не уверен, что я вообще разберусь. Там столько всего напихано. На ком мне тренироваться? На себе, что ли?
        - Если в этом проблема, то не беспокойся. Я найду тебе добровольцев, - недобро ухмыльнулась Эва.
        Мы проехали несколько пустых деревушек и к вечеру прибыли к месту назначения. Сослуживцы начали разбивать лагерь.
        - Новички! - окликнул нас Дуболом. - Настало время вашего боевого крещения! Мастер за мной. Остальные - занимайтесь обустройством. Лер Руви, скиньте маяк на время.
        - Ага. У вас половина суток, - ответил надзиратель лениво.
        В сгущающейся темноте здоровяк повел нас по узкой дорожке. Иногда мы сходили на еле приметные тропы. Спустя примерно телл ходьбы Дуболом остановился. Мы с ведьмой приблизились.
        - Сначала проверим ваши поисковые плетения. Немертвых обнаружить сложно. У них тусклая аура. Обычное Синко не всегда помогает. Мы не прочесываем леса полностью, поэтому всегда остаются небольшие группы нежити. Попытайтесь отыскать кого-нибудь.
        Эва сплела Синко и бросила вокруг.
        - Есть три слабые ауры.
        - Хорошо.
        Арьен повернулся ко мне.
        - Я слегка переделаю форму. Попробую повысить чувствительность, - сказал я и начал выводить контуры новой формы. Много времени не потребовалось. Синко привычно вылетела во все стороны, собирая данные о живых и не очень.
        - Пятнадцать примерно. Около десятка держится вместе в лире отсюда. По-моему, сюда движутся.
        Ведьма глянула на меня со злостью.
        - Великолепно. Ламия, исправь свою форму позже. Каждый в моем отряде должен уметь пользоваться поисковым заклинанием. Вот вам и второй урок. Некоторая нежить реагирует на волны Синко. Это упрощает задачу! Мастер, справимся?
        - Само собой.
        - Тогда вперед. И да пребудет с нами Единый! Змей, Ламия, если будет тяжело - отходите за наши спины.
        Мы пошли навстречу и быстро увидели нечисть. Покалеченные, полуразложившиеся трупы в рваных одеждах. Они что-то мычали, рычали, дрыгали конечностями, болтали головами. Довольно шустрые. Проворнее и сильнее, чем те, которых мы с ведьмой видели в развалинах. Аккуратно, не подставляясь, мы с Эвой обезглавили все цели. Баол хорошо резало мертвую плоть. Даже если я не попадал в шею, то почти каждым заклинанием выводил мертвяка из строя. Последние твари успели подбежать к нам довольно близко. Мастер и Дуболом остались явно под впечатлением.
        - Вы не соврали насчет магистра. Змей, что это за воздушная форма? Она ведь мало маны потребляет? - спросил Мастер.
        - Это Баол. Я научу вас, если хотите.
        - Отлично! Завтра попробуем отбить одно село, - довольно проговорил Дуболом. - С такими сильными воинами мы даже можем на мозговика пойти! Ладно, слушайте наши правила. После боя мы обыскиваем тела и отрубаем по одному мизинцу с каждого. Фалы делим поровну в отряде. Добро отходит тому, кто порешил немертвого. Если вас ранили, то лекарю отходит половина трофеев. Вот и все. Принимайтесь за дело, - с этими словами Дуболом кинул нам по мешочку.
        Когда мы подошли к обезглавленной нежити, Эва в раздражении сказала:
        - Моих тоже обыщи. Я не собираюсь в них копаться.
        Рубить пальцы тесаком оказалось неудобно на земле. Приходилось подкладывать бревнышко. Почему бы не использовать магию? Колдующий я или нет? Я послал Баол в руку одному из трупов. Раздался небольшой взрыв. Во все стороны посыпались пальцы, куски плоти и комья земли. Тьфу, ищи теперь во мраке мизинец. Ладно, есть еще вторая рука. Только надо Баол сделать слабее. И маны будет не так много уходить.
        Некоторое время я ковырялся в каналах, пытаясь уменьшить силу заклинания. Безуспешно. Это надо с нуля выстраивать форму. Еще немного поразмышляв, я смастерил пятизарядное плетение с ослабленными воздушными лезвиями. Испытания прошли успешно. Все мизинцы собраны. Трупы тоже не забыл обыскать. Я вернулся к группе ожидающих товарищей:
        - Ламия, я нашел у одного кошель с тридцатью пятью серебряными. Раз, ты не захотела сама возиться, я забираю себе. Дуболом, вот восемь фалов. Один мертвяк оказался без обеих рук.
        - Такое бывает. Возьми еще один мизинец с любого трупа. Я доложу Руви, хотя вряд ли он пойдет сюда. Обычно надзиратели проверяют зачищенные деревни и кладбища. Сами по себе мы бы по два фала с трупа набирали. После похода Руви даст знать могильщикам, чтобы те сожгли тела. Вот такая у нас работа. Возвращаемся в лагерь. Завтра будет трудный день.
        Эва сначала воротила нос от стряпни Кулинара. Видимо, хорошо помнила рассказ о мертвечине на обед. Хоть это и была случайность. В итоге голод взял свое, и мы стали набивать желудок.
        У командира и надзирателя имелись подробные карты этих мест. Руви с Арьеном иногда совещались, куда ехать дальше. На восходе солнца мы двинули в дорогу. Только Руви остался в лагере, отвязав нас на двое суток от своего амулета. По пути мы обезвредили четырех мертвяков. Они словно мотыльки на огонь шли к нам по поисковой волне. Но не все. На одиночные цели далеко от дороги отряд не сворачивал. Не наша забота. Спустя четыре телла перед нами предстало заброшенное село. Думаю, теперь совершенно неважно, как оно называется.
        Мастер потянул носом воздух словно гончий пес и ухмыльнулся:
        - Свежее место. Еще никого тут не было до нас.
        - Так. Мастер, ты знаешь, что делать.
        Бородатый сослуживец тронул лошадь и быстро поскакал направо. Куда-то в обход деревни.
        - Остальные - готовьтесь! Лошадей отвести подальше. Новички - вперед не лезьте. И по своим не попадите.
        Члены отряда принялись доставать посохи, поправлять амуницию. На Скале был надет целый доспех. Арьен также не брезговал кольчугой. Вскоре мы заметили след от поисковой волны.
        - Это Мастер, - тихо пояснил Принц. - Он оттягивает на себя часть нечисти. Тех, что чуют подобные волны.
        Вскоре прискакал Мастер. Его гнедая тяжело дышала. Бока раздувались будто кузнечные мехи. Мужчина отвел кобылу в сторону и присоединился к общему строю.
        - Я готов, - крикнул Мастер.
        Меж проемов домов мелькали человеческие силуэты. Они то замирали, то срывались на быстрый шаг в неизвестном направлении.
        Вперед выступил Дуболом. В первом ряду встали Мастер, Скала, Кулинар, Весельчак и Принц. Дальше шли Дая, Светлая, Кукловод, Листик и Проф. Позади всех стояли мы с Ламией.
        - А-А-АРГХ-Х-Х!!! - пророкотал Дуболом.
        Рев командира разнесся по дворам села, ушел в лес и заглох где-то в густой чащобе. Возле строений началось шевеление. Мертвяки один за другим начали выползать и целенаправленно идти в нашу сторону. Красивое, завораживающее зрелище. Все-таки ты привыкаешь к тому, как ходят обычные люди. Уверенно, свободно, либо шатаясь от выпивки. Эти же создания шли… Не знаю, какое слово подобрать. Неестественно.
        - Воины! - вскричал Арьен. - Сегодня нам выпал шанс оставить след в истории! Наши клинки испьют свежей вражьей крови. Наши доспехи покроются зарубками от клыков нечистых тварей. Все серебро и драгоценности, что сыщем - все наше! ВЫ ГОТОВЫ?!
        - ДА-А-А! - хором взревели глотки тринадцатого отряда.
        - Кто мы?!
        - ЧИСТИЛЬЩИКИ! - немедленно послышался ответ.
        - Откуда мы?
        - ИЗ ГЛУБИН БЕЗДНЫ!
        - Зачем мы здесь?
        - МОЧИТЬ НЕЖИТЬ!
        - Как мы это делаем?!
        - КРОШИМ В КАПУСТУ!
        - Вперед мои бойцы! Во славу живых! И пусть немертвые лежат в могилах! Ура-а-а!
        - УРА-А-А!
        Я сам чуть не закричал вместе со всеми. От речи Дуболома мне хотелось бежать вперед и врываться с мечом в ряды нежити. Арьен бросился навстречу мертвякам, сжимая в руках здоровенный топор. Остальные тут же последовали за ним.
        Мы с Эвой синхронно переглянулись. У ведьмы были такие глаза, будто она увидела пришествие Единого. Наверное, у меня похожее лицо. Ламия покрутила пальцем возле виска и усмехнулась. Стоять на месте было глупо, и мы осторожно пошли за сослуживцами.
        Наши опасения не оправдались. Толпа безумных чистильщиков не стала врезаться в толпу нежити. Подойдя на определенное расстояние, отряд рассредоточился. Мастер и Скала окутались Банку - подвижными куполами магической защиты. И пошли на сближение. Двое защищенных людей мастерски отвлекали на себя нежить. Другие же расстреливали цели из разнообразных заклинаний. И воздух, и огонь, и даже воду использовали. Хотя все довольно простого типа. Только Принц, Кулинар и Кукловод владели нестандартными составными формами. Мы с ведьмой стали помогать, убирая поодиночке приближающуюся нежить. Все шло хорошо, хотя мертвяков еще достаточно оставалось. Некоторые бегали не хуже человека. И это представляло главную опасность. Чтобы сплести заклинание, нужно время. У меня в посохе находилось пять Баол и два усиленных Баол, но этого может не хватить в критической ситуации.
        - Я пуст, - крикнул Дуболом. - Во славу живых! - снова взревел здоровяк и бросился вперед, сжимая топор двумя руками.
        - Дебил, - негромко заметила ведьма.
        Через некоторое время, к нашему ужасу, почти у всех закончился резерв. И половина отряда принялась резать нежить холодным оружием.
        - Да вы все лютые дебилы! - выругалась Эва.
        Вот в плечо Дуболома вцепился мертвяк, но вожак быстро его отбросил и снес голову. Скалу повалили сразу несколько ходячих трупов. Мастер, Кулинар и Весельчак дружно бросились ей на помощь. Воспользовавшись брешью в обороне, несколько тварей прорвали первую линию и бросились к нам. Дая завизжала, бросив крохотный огненный шар на остатках маны. Мы с Эвой заработали в двойном темпе, отбиваясь от наседающей нежити. Экономными ударами мы точно сносили головы целям.
        В подобном ритме и проходило все сражение. Больше походило на хаос, а не на слаженные действия. Невредимыми остались только Ламия, Листик, Светлая и Дая. Я и не заметил, как ведьма и остальные вовремя отошли назад, оставив меня на острие обороны. Даже с посохом я не успел сплести заклинание. Один резвый мертвяк сбил меня с ног, порвав рукав куртки. Ведьма тут же пришла на помощь и располовинила напавшего. Вот гадство. Из-за того, что Дуболом, Скала и другие находились на линии обстрела, я не мог колдовать широкое Баол. Выцеливать одиночек приходилось долго.
        Первую линию потрепало изрядно. Все в крови, слизи, ошметках мертвой плоти. Больше всего досталось Скале и Мастеру. Женщина зажимала рукой сильно кровоточащую рану на шее. Ею тут же занялась Светлая, колдуя лечебную форму. Мечник же хромал на правую ногу - упорная нежить отхватила целый кусок мяса.
        Ведьма взбешена. Я сразу понял. Хорошо, что ее злость не направлена на меня. Ламия, расталкивая других, быстро подошла к Дуболому.
        - Вы просто стадо тупых баранов. Какого хрена вы поперлись вперед?
        - Мана кончается. Только добрая сталь никогда не подведет, - изрек Арьен.
        - Если бы мне было не наплевать на жизнь твоих подчиненных, я бы тебя сейчас прибила. Придурочный, повернутый на войне кретин…
        - Не…
        - Заткнись, я еще не закончила. Мне плевать на жизни других людей. Но на себя мне совсем не плевать. Слушайте все сюда. Пока я застряла здесь, вы будете выполнять мои приказы в бою. Как строиться, как нападать, когда отступать…
        - Что…
        - Можете считать своим командиром этого безмозглого амбала. Мне насрать. Все, что касается тактики, стратегии боя буду выбирать я. Кого не устраивает нынешний порядок? Голосуем. Кто за то, чтобы прекратить слушаться самоубийственных приказов Дуболома? Смелее.
        Я поднял руку. Сразу поддержал Проф. Следующими свое согласие выразили девушки - Листик, Дая, Светлая.
        - Кто за Дуболома?
        Мастер, Принц, Весельчак, Кулинар, Скала.
        - Кукловод, что застыл? Выбирай.
        - Я воздержусь, - степенно произнес мужчина.
        Итого по пять голосов и один воздержался. Ничья.
        - Хорошо, - негромко, но уверенно произнес Арьен. - Я доверю командование в бою тебе, Ламия. Смерть друзей все еще лежит на мне. Я что-то не смог, не додумал, не проверил. Будь смелой и сильной, Ламия. Но если хоть кто-то из отряда погибнет, то я вызову тебя на битву силы и чести. Отходим, пока другие немертвые не подошли.
        - Подождите, а как же… - начал говорить Проф.
        - Потом свое мясо наберешь. Скоро может прийти вторая волна из тех, кого отвлек Мастер в начале.
        Мы отошли на безопасное расстояние и занялись ранеными. Я понаблюдал, как орудуют Светлая и Листик. Если блондинка знала хотя бы Аунко II ступени, то
        Листик больше пользовалась иглой, нитью и общим Аун II ступени.
        - Так дело не пойдет! - громко сказал я. - Тяжелораненые идут ко мне. С царапинами - к Ламии.
        - Пошли в задницу. Само заживет, - послышался ворчливый голос ведьмы.
        - Ладно. С царапинами - к Светлой.
        Дело пошло веселее. Мастера и Скалу я подлатал довольно быстро. Под завистливые взгляды Листика и Светлой. Пациенты удивленно пробовали двигать травмированными ранее конечностями. Терли места повреждений. От души благодарили. Скала потеряла значительный объем крови, поэтому впереди ей на ближайшее время не место. Листик заставила всех выпить по глотку противочумного зелья. На всякий случай.
        - Нам со Светлой с тобой не сравниться, - вздохнула женщина со своей обычной легкой улыбкой. - Я буду рада, если ты обучишь нас этим сильным заклинаниям. Память моя не та, что в девичестве. Но я приложу все силы, Змей.
        Надежда так и сквозила в голосе Листика. Хм-м, пожалуй, раз я в отряде, то неплохо бы поднять уровень сослуживцев. Вдруг именно они будут лечить меня самого от ран? Если время позволит. На первом месте в любом случае ошейник.
        - Нам с Профом тоже покажи свое воздушное плетение. Раз двадцать посылал. Как у тебя мана не кончилась?
        - Ваши простые одиночные формы очень затратны в плане маны. Я постараюсь обучить, если будет время.
        Дуболом нерешительно подошел к Ламии:
        - Как думаешь, осилим второй заход?
        - А ты не совсем тормоз. Я считаю, что сегодняшний день надо потратить на совместные тренировки. Поэтому возвращаемся в лагерь.
        На том и порешили. Руви был недоволен тем, что мы вернулись слишком рано, да еще и без добычи. Ворчал на тему того, что его лишат премии, если мы будем плохо работать.
        - Заткнись. Ты будешь делать, что мы скажем, - бросила Эва.
        - Лидия Шамелла. Если сильно постараться, я могу накинуть один год к твоему сроку. Полгода - полегче. Одно мое слово, и ты задержишься у нас еще на два месяца. Доходчиво объясняю?
        Ведьма хмыкнула и ничего не ответила. Похоже, просто проверяла реакцию надзирателя на грубое обращение.
        Вечером мы собрались на открытой поляне. Ламия начала командовать.
        - Вы все мусор. Мусор у меня под ногами. Вы самое тупое и немощное стадо, что я видела в своей жизни, - ведьма подошла к Дуболому и посмотрела на того снизу вверх. - Что главное в бою, по-твоему?
        - Сила и храбрость!
        - Дисциплина, недоумок! Ты в отряде не один, поэтому никогда нельзя забывать о других. Скажу еще раз, если кто не понял. Мне на вас наплевать. Но я не хочу из-за вас одна отбиваться от орд нежити. Вы бесполезный балласт. Никчемные черви. Там даже сотни мертвяков не набралось в той деревне. Мы бы со Змеем вдвоем справились. Без вас. Вы никто, пустое место.
        - Мы уже поняли. Давай к делу…
        Бао мгновенно вылетело из Черного посоха и врезалось в строй. Мастера откинуло далеко. Рядом стоящим тоже досталось.
        - Помогите ему, - резко сказала ведьма. Я сплел Аун для Мастера и привел его в чувство. - Я не буду с вами нянчиться. Либо вы выполняете мои приказы, либо идете одни охотиться на немертвых. Возражения?
        Тишина. Ведьма принялась ходить вдоль строя.
        - Я понимаю, что многим из вас мозгов не хватит, чтобы достичь моего уровня или уровня Змея. Но это не значит, что вы бесполезны в бою. Кто может рассказать мне о войне? У Бессадора хорошо налаженная сеть по производству простых артефактов. Галиат всегда славился своими доспехами и залежами адабро. По количеству как магов, так и простых воинов страны превосходят тазамскую армию. Вопрос: почему они не могут далеко продвинуться? Почему терпят одно поражение за другим?
        Арьен осторожно вытянул руку, будто ученик в школе.
        - Дисциплина?
        - Ты удивляешь меня, Дуболом! - воскликнула ведьма. - Твой ум в моих глазах поднялся до уровня примерно между обезьяной и гноллом. Дисциплина. Слушайте мой приказ. Отныне ведением прямого огня занимаются только Змей, Принц и я.
        Ведьма развернулась и оглядела строй. Никто не пытался возразить. В этом не было ничего удивительного. Ведьма умела командовать.
        - Это в идеале, - немного сбилась девушка с резкого тона. - Пока ни я, ни, уверена, Принц, не знаем нужных форм. Змей, чтоб вы были в курсе, служил Ведущим в тазамской армии когда-то.
        Отряд удивленно зашушукался:
        - Ого. Такой молодой.
        - Ведущий - это типа центровой, да? - спросила Дая.
        - Верно. По-бессадорски это будет центровой. Пока только он один тянет на этот пост. Змей, сколько, по-твоему, уйдет времени, чтобы обучить меня?
        - Там все просто. Надо вытянуть силовую линию из основания. Настроить стабилизационный канал и…
        - Змей! - прервала меня ведьма.
        - Думаю, на пару форм уйдет меньше декады.
        - Я поняла тебя. Завтра наше построение будет следующим. Змей в центре. Рядом - Принц и Дуболом. Поддерживаете Змея - сносите одиночные цели. В рукопашную не вступать ни в коем случае. Только если сами немертвые не будут вас иметь во все щели. По флангам - Мастер и Кукловод. Тебе, лысый, я не позволю и дальше сидеть сзади. Задача та же. Одиночные цели. Во второй линии компактно стоят заряжающие Змея. Скала, Кулинар, Весельчак, Дая и Листик. Светлая в резерве. Следит за тылом и лечит раненых. Я занимаюсь защитой - формой Сан. Ваш способ с отвлечением нежити тоже неплох. Поэкспериментируем и выберем лучший. Построились, как я сказала! - рявкнула Ламия. - Второй раз повторять не буду!
        Спустя пару асенд метаний мы выстроились, как просила ведьма.
        - Ламия, Светлая не говорит. Давай, мы с ней поменяемся? - предложила Листик.
        - Обойдемся без резерва. Обе встанете заряжающими, - приняла решение ведьма. - Начнем с отработки плетений. Змей, широкие режущие воздушные волны Бао. На случай измененных - твое усиленное лезвие. Постарайся сделать формы менее затратными.
        - Да, лер!
        Вечером, изможденные тренировками, но довольные, мы грелись возле костра. Заурядный немагический огонь. С бытовыми плетениями в отряде было туго. Я заметил, что в обычном трескучем костре из веток и поленьев тоже есть свой шарм.
        - Змей, сюда двигай вместе со шмотками, - послышался голос ведьмы.
        Я скатал подстилку, взял одеяло и прошел к Ламии. Дая, уже устроившаяся подле меня, что-то недовольно пробурчала.
        - Тебе везет в последнее время на разных блудниц, - заметила ведьма. - Работай, - девушка легла на бок, открыв доступ к шее с артефактом. - Пока не разберешься с ошейником, спать не ложись.
        Я придвинулся поближе к ведьме и принялся внимательно рассматривать магические линии артефакта-ошейника. Очень сложная вещь. Сама подпитывается от носителя. Заряд небольшой, но его вполне хватит, чтобы снести голову. Самая мудреная часть - управляющие контуры. Те, которые принимают и проверяют сигналы от маяков амулетов. Пока у меня вырисовывается две трудно осуществимые идеи. Первая - найти место, куда можно добавить обводящие контуры. Наподобие тех, которые я внедрял в Син. Все упирается в невозможность поэкспериментировать. На контуры с поисковыми формами у меня ушли сотни бесплодных попыток. Хоть ведьма и говорила о добровольцах в ошейниках, не думаю, что их будет много. Вторая - попытаться сымитировать маяк амулетов надзирателей. Здесь также все упирается в то, что я попросту боюсь взорвать ошейник вместо того, чтобы выключить. Для этого надо исследовать хотя бы один амулет надзирателей. Непростая задача, мягко говоря.
        Мы немного узнали мнение тринадцатого отряда об этом заключении. Несколько человек явно недовольны, но большинство не горит желанием бежать. Почти все рабы и пациенты лечебниц хотят устроить нормальную жизнь в обществе. Освободиться от своего клейма. Если и искать сообщников, то среди преступников. Они прекрасно чувствуют себя вне закона.
        Дая придвинулась поближе ко мне. Вот еще - свалилась на мою голову. Весельчак сказал, что если с ней переспать, то она отстанет. Не знаю. Мы вроде как любовники с ведьмой. Можно ли так поступать?
        Когда Эва засопела, я тоже стал укладываться спать. Всю ночь я не намерен бодрствовать. Хорошо, что нас пока не ставят на ночные дежурства.
        Поздним утром следующего дня мы выстроились перед все тем же селом. От разлагающихся тел ужасно воняло. Странно. По-моему, от «живых» немертвых не так сильно несет.
        - Слушаться только моих команд, - напомнила Ламия суровым голосом. Все помнят свои роли?
        - Роли - это моя стихия, - заметил Кукловод.
        - Ламия, я видел нескольких измененных, когда уводил в сторону, - произнес Мастер. - Здоровые твари.
        - Быстрые?
        - Нет, обычные.
        - Мы со Змеем встречались с такими. Проблем не возникнет. По ним будет работать Змей. Остальные - по команде цельте простых немертвых. Приготовьтесь! Я запускаю.
        Синко вылетела из рук ведьмы. В предыдущий день я показал ей подправленную версию формы.
        - Шестьдесят целей примерно. Семь аур - большие.
        Спустя тягучее время ожидания полезли немертвые. Поразительно, но твари каким-то образом держались вместе. Будто стая.
        - Там мозговик? - спросил я.
        - Нет, этот тип нежити любит ходить толпой. Мозговик более хитро управляет.
        Вскоре показались измененные. Здоровые трехметровые страшилища. У одного низкого было четыре нижних конечности. Из-за этого он передвигался медленно. Будто ходить не умеет. У высокого мертвяка из головы торчал одинокий костяной заостренный рог. Один имел четыре руки, другой аж пять - одна торчала со спины. У последнего виднелся настоящий хвост. Правда, отросток не казался опасным - просто волочился по земле. Вдруг из-за остова строения вылезли две здоровые высокие туши. Лошадь-нежить. Первый раз вижу.
        Я взглянул на ведьму. Ламия злобно ухмылялась, глядя на подступающее войско.
        - Еще рано…
        - Начинай плести…
        Я привычно раскинул магические нити и стал ткать Баошил, широкое воздушное лезвие. Поскольку волна была уже занята под оглушающую Баов, я придумал новое имя. В свой посох я внедрил две Баошил. Четыре вставки потратил на усиленную Баол и столько же - на одиночные лезвия Баол. Остальные четыре - резервные. Аунко IV ступени, Банку, Синко и Аунко на лошадь.
        - Огонь! - скомандовала ведьма.
        Прицелившись, я отправил заклинание в полет. Метил я в шею, однако из-за рельефа или роста мертвяков Баошил попадала и в другие места. Я постарался уменьшить расход маны настолько, что воздушному лезвию хватало силы только, чтобы обезглавить цель. Первые мертвяки шли сплошной стеной. Во все стороны полетели головы, ошметки, слизь, куски плоти. Кому-то снесло верхнюю часть черепа, кому-то пробило грудь почти навылет. Первый десяток пал мгновенно. Баошил влетел в промежутки между тварей и достал еще некоторых из следующих рядов. По грубым прикидкам полегло полтора десятка. Я осмотрелся. Время пока есть. Сплету сам, посох трогать не буду.
        - Следующий! Огонь! - азартно вскричала ведьма.
        Второй Баошил уничтожил около дюжины мертвяков. Задел двух измененных, однако они почти не шелохнулись и продолжили свой путь.
        - Змей - бей только по дылдам. Первая линия - валите одиночек! Аккуратно! Не тратим ману попусту.
        Принц, Дуболом, Мастер и Кукловод вступили в бой, отправляя заклинания в простых мертвяков. Я же сосредоточился на гигантах. Я значительно улучшил усиленное Баол. Теперь оно пробивало шею монстров с двух раз. Заряжающие не очень опытные, но и таких в бою с нежитью хватает.
        Первый монстр не выдержал после одного Баол, попавшего в шею. Лезвие прошло практически насквозь. Голова твари откинулась назад, но удержалась на полоске плоти. Измененный стал заваливаться на бок и рухнул вниз, придавив более мелкого, неудачливого собрата. На второго ушло два лезвия.
        Немертвые подобрались уже близко. Ведьма отгородила наш строй длинным барьером Сан. Ближняя нежить стала долбить по щиту. Некоторые твари пошли в обход.
        - Змей, волну! Остальные - по тем, кто обходит!
        Я сплел Баошил и разметал скопившихся у щита. Не дожидаясь команды, я переключился на измененных. Третьего и четвертого завалил также с двух выстрелов. Снова скопилась нежить у барьера. Защитная Сан начала проседать. Похоже, у ведьмы мана на исходе. Я быстро бросил поочередно два оставшихся Баошил из посоха. Основную массу разорвало на куски. Включая лошадей-зомби. На ногах осталось всего три-четыре мертвяка и последний измененный. Тот, который с четырьмя ногами-лапами. Он передвигался медленно, поэтому и плелся в конце. Похож на паука. На шею этого монстра ушло аж пять усиленных лезвий. Бронированный попался, скотина. Остальных добили другие члены отряда.
        Ведьма с улыбкой оглядела место побоища. Там, где стоял щит, сейчас валялась неприглядная куча из человеческих потрохов, плоти и частей тела.
        - Неплохо для первого раза. Даже отступать не пришлось. Запомните, сколько у вас резерва осталось. Я потом соберу данные, чтобы лучше планировать сражение. Видишь, Дуболом, это не ваши припадочные атаки. Так работают профессионалы!
        - Я не ошибся, что доверил тебе право командовать в бою, - твердо сказал Дуболом. - Пять измененных мы могли и не одолеть.
        Ламия удовлетворенно кивнула. Я подошел и негромко сказал ей:
        - Я смотрю, ты втянулась. Мне казалось, ты не намерена здесь задерживаться?
        - Пока я не вижу приемлемого выхода из лап Куневрона.
        - Ты наслаждаешься резней?
        - Ты совершенно прав. Что может быть приятней груды человеческих останков, дождя из крови и кишок?
        - Хм-м. Каждому свое.
        Проф запрыгал в восторге:
        - Сколько материала! Пятеро мутировавших некров. Вы видели этого четырехлапого? Поразительно. Надо забрать его останки.
        - Так, умник. Если хочешь, чтобы мы тебе помогли с этой грудой мяса, иди и обыщи тела, - отправила Ламия. - Собери все ценное. Половина отходит нам со Змеем, другая половина остальным. Есть возражения?
        - Фалы поровну между всеми, - хмуро вставил Дуболом.
        - Идет. Учитесь, салаги. Как достигнете нашего со Змеем уровня, будете получать полную долю.
        Я подошел к Арьену, который недовольно поглядывал на ведьму. Остальным также подобная дележка не совсем пришлась по душе.
        - Дуболом, ты это… Не сердись на Ламию.
        - Я понимаю. Вы двое внесли самый весомый вклад в победу.
        - Да. Ламия бывает очень строгой. Зато всегда говорит дело. В то же время она плохо ладит с людьми. Ты же наоборот - можешь легко договориться и поднять боевой дух. Люди идут за тобой. Если будут разногласия, попробуй успокоить. Объясни людям, что это для их блага. Тебе доверяют.
        Дуболом будто бы расправил плечи от моей похвалы и даже стал выше ростом.
        - Я постараюсь, Змей, - мужчина поскреб бороду.
        - Спасибо.
        В совокупности изъяли с тел всего пятнадцать серебряных монет и кучу железа. Несколько медных и серебряных украшений. Не густо. Ну, это ведь обычные крестьяне. Мало кто из них таскается с набитыми кошелями.
        Скореє всего, позапрошлым вечером мы наткнулись на группу из богача и его охраны. Или вроде того.
        Весь день мы ходили по округе и добивали небольшие группы нежити. Под вечер отправились мародерствовать по хатам. Приходилось быть осторожным - в хлеву могли остаться неживые свиньи, коровы или лошади. Почуяв нас, они проламывали заборы и хлипкие стенки сараев. Да и в самих избах попадались запертые мертвяки. Кукловода пришлось долго лечить Аунко. Он умудрился напороться на загон с молодым бычком-нежитью. Мы набили повозку разной посудой и прочим хламом. Кое-кто и деньги нашел. Времени искать тайники нам никто не оставил. Наша работа - зачищать земли от нежити, а не шариться по домам. Да и что тут наберешь у деревенских? Дуболом скомандовал отход, и мы потянулись назад к лагерю. Завтра предстоит не менее интересный день - поход на сельское кладбище.
        Глава 9
        Большинством голосов следующим днем решено было отдохнуть. Руви совсем не против. Еще бы. За три дня из десяти мы заработали фалов столько же, сколько отряд срезал без нас в предыдущий целый заход. Около двухсот на простых мертвяках. Еще спилили пять костяных наростов измененных, которые шли по пятерке фалов. За лошадей-нежить давали по фалу. Не слишком опасные твари.
        Весь день я проработал М’Обучающим, помогая плести формы и вносить в кодексы. Объяснял по десять раз суть составляющих, принципы работы, прокладку каналов в Аунко. Начал с самых важных форм. Для Светлой - Аунко IV ступени. Для Ламии - Баошил с возможностью подзарядки другими. Для Принца - усиленный Баол. Остальным желающим внес в кодексы простой экономный Баол. К сожалению, на новые заклинания уйдет от двух декад до полутора кварт. Смотря, как прилежно ученики будут заниматься. Исключение составляла Ламия. Несмотря на то, что с конструированием у нее было не очень, однако знание боевых форм и хорошая память позволяли запомнить мой Баошил дней за пять - десять. Так она меня уверяла.
        Развлечения у тринадцатого отряда были странные. У Разведывающих я такого не видел. Прыгали через костер. Спорили на то, кто первым отыщет мертвяка поблизости. Просили у меня Пылинку, чтобы поскакать наперегонки с Мастером. Я спросил про это у ведьмы, но она только покрутила пальцем возле виска. Да и темы для разговора у них были необычные. Проф мог теллами болтать про любимых мертвяков. Кукловод пересказывал разные занимательные книги и пьесы. Принц умел ладно играть на чем-то вроде лютни. Листик негромко выводила мелодию из старой пожелтевшей костяной дудочки. И еще Принц пытался петь. Получалось плохо. Уж я-то насколько в этом не разбираюсь, но с его голосом и слухом явно беда. Зато стихи он знал интересные. Говорит, что еще и сам сочиняет иногда.
        - Светлая, споешь нам? - спросила Листик со своей понимающей улыбкой. - Ты писала, что у тебя красивый голос.
        Блондинка нервно замотала головой. Так, что волосы разлетались во все стороны.
        - Жаль.
        - Почему она молчит? - поинтересовался я.
        - Не знаю. Даже мне она не объяснила, - вздохнула женщина. - Думаю, что она побывала в рабстве. Многих это ломает. Светлая, покажешь?
        Девушка кивнула и осторожно раздвинула волосы. Что-то у нее с ушами. Я пригляделся. Какой-то неправильной формы. Шрамы?
        - Светлая - эльфийка?
        - Только дошло? - едко заметила ведьма.
        - Почему ты раньше не сказала?
        - Только слепой не увидит эльфийский разрез глаз, высокий рост и светлые волосы.
        - Зачем ей обрезали уши?
        - Не знаю, - ответила Листик. - Возможно, это просто прихоть ее бывшего хозяина. Когда она попала в лечебницу, то шарахалась ото всех, будто мы чумные.
        Может, со временем и голос вернется. Да, дорогая? - женщина любовно накинула на плечи подруги плед. Светлая слабо улыбнулась в ответ.
        На пятый день мы приступили к зачистке сельского кладбища.
        - Значит так. Обычно на кладбищах вылезает немертвых раза в три больше, чем в деревне, - сказал Дуболом.
        - Ничего себе! Это шесть сотен выходит? - спросил я.
        - Неужто храбрый воин испугался?
        - Вряд ли потянем.
        - Нет-нет-нет, - зачастил Проф. - Девяносто процентов на кладбище - скелетоны. Довольно уязвимые монстры. У них нет ни слуха, ни зрения. Согласно моим данным, они чуют ауру поблизости. Что самое замечательное в скелетонах, они - существа одиночные. Мастер будет выманивать небольшие группы. Стоит опасаться только измененных и скелетов-магов.
        - Хорошо. Построение не меняем, - решила ведьма. - Мастер, приведи нескольких.
        Батрак осторожно начал красться вперед. Наш отряд в том же составе встал по дороге на кладбище. С двух сторон раскинулся густой лес. Получается, что к нам сбоку не подойти практически. Баошил будет эффективнее, если мертвяки соберутся в одном направлении.
        Вскоре прибежал Мастер и занял свое место в строю. За ним по пятам следовали донельзя странные создания. Человеческие скелеты. Иногда с огрызками плоти и одежды. Иногда - полноценные мертвяки. Видимо, похороненные незадолго до Выброса.
        Я привычно начал свою работу. Баошил вылетала практически без остановки. Ламия не давала никаких команд, поэтому колдовал только я сам. Ведьма яростно кричала мне «Дави их!», «Кроши!», «Мочи тварей!» и тому подобное. Жуткая улыбка не сходила с ее лица.
        Костяшки разлетались во все стороны. Хрупкие твари, в отличие от мертвяков. Я раскидал около пяти десятков, когда вереница закончилась.
        - Отлично. Восстанавливаем резерв. Мастер тащит новую партию, - весело произнесла ведьма.
        Два дня мы затратили на кладбище. Мешки для фалов изрядно наполнили. Жаль только, что скелетоны шли по одной пятой фала. Из-за того, что они не объединялись в стаи, их можно было легко завалить малой группой. Времени только уходило прорва. На кладбище мы обнаружили двух скелетов-измененных. Необычное зрелище. Твари стали больше походить на костяки крупных зверей, а не человека. И одного скелетона-мага. Ведьма сразу заметила, как тот творит какое-то заклинание, и поставила щит. Удивительно, но Сан III ступени получил внушительную пробоину. Хорошо хоть, кроме защитного барьера никого не задело. Немертвого мага тут же двое сослуживцев прикончили из посохов.
        Оставшиеся три дня мы потратили на зачистку окрестностей села, кладбища и тракта. Руви один раз выбрался с нами, чтобы проверить соответствие тел и набранных нами фалов. Около полутысячи выходило, что не каждый отряд контрактников делает. Впервые я услышал похвалу из уст надзирателя:
        - Молодцы. На обратном пути заедем в лагерь могильщиков. Им тут много работы предстоит.
        На десятый день мы отправились в обратную дорогу. Пару теллов ушло на то, чтобы заехать в одну полупустую деревушку, где разбили свой лагерь могильщики Куневрона. Надзиратель о чем-то переговорил с ними, и мы двинули дальше в крепость. Когда до Гилтони-Сома оставалось около трех теллов езды, Кукловод обратился к надзирателю:
        - Лер Руви, отпустите меня на полдня, а?
        - Ты опять за свое? - поморщился Дуболом. - Прекращай это дело. Лучше бы направил свои умения в более дельное русло.
        - Чего тебе? Я мешаю кому-то? - воинственно набросился Кукловод.
        Я подвел Пылинку к повозке, чтобы послушать, о чем спорят сослуживцы.
        - Лады. Даю тебе тридцать теллов, - благодушно бросил Руви. Настроение у надзирателя было отличным.
        Еще бы. Небось, капитан ему премию выдаст за наши фалы.
        - Кукловод, ты куда?
        - Это мое секретное место. Пойдешь со мной?
        - Давай. Ламия, поедешь?
        - Больно надо, - буркнула ведьма.
        Руви отвязал и меня на тридцать теллов. Кукловод уверенно направился в сторону по полузаросшей тропинке. Мы проходили под вековыми стволами деревьев, огибали овраги и перепрыгивали ручьи. Я повел Пылинку в поводу. Слишком уж местность неровная. Тут мужчина остановился на тропе и обратился ко мне:
        - Жди здесь, Змей. Мне надо подготовиться.
        Лысина Кукловода блестела в предвкушении. Довольная улыбка не покидала его лица. Чистильщик развернулся и в нетерпении запрыгал дальше по тропе.
        - Долго ждать? - крикнул я вдогонку.
        - Нет! Я быстро!
        Асенды тянулись, словно ленивая скотина, переевшая корма. Я на всякий случай не спускал руку с посоха. Пылинка нервно всхрапывала, будто поблизости находится нежить. Я сплел Синко. И действительно, рядом с аурой Кукловода обнаружилось трое мертвяков. Чем он там занимается?
        Сослуживец бодрым шагом выскочил на дорогу и поманил меня дальше:
        - Пойдем, только лошадь здесь оставь.
        Все это было довольно необычно, но в то же время любопытно. Пока оснований не доверять мужчине у меня не было.
        Вскоре перед нами вырос небольшой деревянный домик. Дверей видно не было. Вместо этого почти во всю ширину строения висела плотная ткань. Кукловод шустро упрыгал куда-то за дом, пока я оглядывал странное место. Похоже на какую-нибудь сторожку лесника.
        - Уважаемые леры! Дамы и господа! - услышал я громкий голос чистильщика. - Перед вами лучший театр во всем Бессадоре! Присаживайтесь в кресла и приготовьтесь увидеть сногсшибательное представление. Драма о несчастной любви простого пастуха и прекрасной принцессы!
        Осмотревшись, я приметил несколько пеньков перед полотнищем и присел на один из них. Давно я не был в театре!
        Занавес разъехался в стороны, и передо мной предстала сцена. Передняя стенка сторожки разобрана. Сам домик разделен напополам еще одним полотнищем. Получается, ближняя часть - сцена, а дальняя скрыта. Интересно, сколько же он потратил времени, чтобы обустроить тут все?
        - В далеком королевстве Лафидия, что за голубым безбрежным океаном, жила Принцесса Ошша. И не было никого прекрасней и в то же время грустней ее на всем белом свете… - начал повествование Кукловод.
        Сбоку из-за занавеса неспешно проковыляла женщина-мертвяк в платье. На голове у нее было нечто вроде парика. И даже белый грим на лице. Если бы не тусклая аура, то можно подумать, что живая. Только рот почему-то постоянно широко открыт. Того и гляди отвалится.
        Кукловод начал рассказывать историю трудных отношений принцессы и ее отца, короля Лафидии. Потом познакомил с еще одним героем - пастухом Гораном. Мертвяк носил неброскую деревенскую рубаху и штаны. Диалоги озвучивал Кукловод. Всего актеров насчитывалось три штуки. Последний, третий, играл все остальные роли. И короля, и вожака разбойников, и злобное чудище. Постановщик переодевал мертвяка по ходу спектакля в разные одежды. Все-таки Кукловод рассказывал мастерски. Мне даже стало интересно, чем кончится история Ошши и Горана.
        В один из моментов мертвяк-принцесса резко закрыла рот, лязгнув остатками зубов. И челюсть нежити отвалилась, покатившись по сцене! Я с трудом сдержал смех. Все-таки неприлично. Человек старается. Это явно не авторская задумка.
        Под конец представления мертвяки-герои изобразили поцелуй. Я понял, что пьеса окончена. Кукловод вышел на сцену.
        - Браво! - крикнул я и захлопал. - Не думал, что ими можно вот так управлять. Здорово!
        - Благодарю, - Кукловод с улыбкой поклонился. Лицо и лысина его лучились довольством. - Знаю, что пьеса больше похожа на детскую сказку, но другое таким составом не сыграть.
        - Ты их привязал на себя?
        - Да. Почти случайно наткнулся на это место. Привел сюда троицу немертвых. Пришлось принести в жертву поросенка. На что не пойдешь ради искусства!
        - Это разве не запрещено?
        - В Тазаме с этим строго. В Бессадоре главное в городе не баловаться.
        - Ого. Покажешь мне формы тогда?
        - Отчего ж не показать? Я рад, что тебе понравилось. Я пытался собрать труппу из других чистильщиков, только никто не захотел. Как думаешь, леди Ламия оценит мое творчество?
        - Лучше не надо.
        - Понял. Подожди меня немного. Я приберу, и вернемся в крепость.
        Гилтони-Сома буквально бурлила жизнью. Когда нас пропустили во двор, мы сразу приметили кавалькаду карет и всадников. На повозках виднелись гербы Куневрона. Мы быстро прошли в казарму к нашим.
        - Что за кипеш? - поинтересовался Кукловод.
        - Его сиятельство граф Куневрон приехал. То ли с проверкой, то ли еще зачем-то, - пояснил Кулинар.
        - Сколько вышло фалов, подсчитали? - спросил я.
        - Пятьсот сорок шесть, - ответила ведьма. - Ровно по сорок два фала каждому.
        - Два дня всего? Мало.
        - Вы чем там занимались? - бросила Ламия.
        - Кукловод показал мне историю про принцессу и пастуха. Очень интересно. Тебе надо посмотреть как-нибудь.
        - Я воздержусь.
        Оживление царило нешуточное. Везде сновали надзиратели, гвардейцы графа. Весельчаку удалось раздобыть у кладовщика бочонок вина. Обменял на часть наших трофеев. В общем, хорошо посидели в казарме.
        Ведьма пила мало, и вечером девушка стала куда-то собираться. Переоделась в чистую одежду и даже надела пару украшений.
        - Ты куда собралась на ночь глядя?
        - Искать пути выхода отсюда. Ты бы тоже поработал, хоть иногда.
        - Я стараюсь.
        Ламия вышла из казармы. Темнота сразу же скрыла очертания девушки. Прошло несколько теллов. Я даже немного переживать начал за спутницу. Без нее мне не выбраться отсюда раньше срока, скорее всего. Усталость многодневного похода и выпитое вино взяли свое. Я устроился на шконке. Глаза слипались. Где же носит ведьму? Сквозь полудрему я почувствовал, как кто-то начал расстегивать мне штаны. Я очнулся и вгляделся в полутьму.
        - Дая, ты, что ли?
        - Тихо, Змей. Наконец-то этой стервы нет поблизости.
        Девушка продолжила свое дело, стягивая с меня штаны.
        - Постой, так не делается! Мы ведь с Ламией любовники.
        - Ага. Я видела, как она пошла к графу. Думаешь, Ламия с ним будет о духовных материях беседовать?
        - Разве так можно?
        - Любовники могут спать с кем угодно. Не переживай. Я с тобой, она с графом.
        - Ты отстанешь от меня тогда?
        - Конечно, - радостно ответила Дая. - Только если ты получишь удовольствие не менее трех раз.
        - Идет.
        Секс с Даей был необычным. Девушка готова буквально на все, чтобы доставить мне наслаждение. О многом я и не подозревал ранее. Единственное неудобство - приходилось двигаться очень тихо, чтобы не разбудить соседей. Хорошо хоть казарма огромная и полупустая - больше четырех отрядов одновременно внутри не собирается.
        После я заснул, но недолго длился тихий телл. Смачная пощечина обожгла щеку будто огнем. Я чуть не скатился с кровати от неожиданности.
        - Ты что творишь?
        - Это мои слова! Какого хрена от тебя бабой пахнет?! Эта шлюха Дая здесь была, да?
        - Да. Но…
        Резкий удар просвистел вблизи от моего лица. Я успел вовремя среагировать. Второй удар пришелся в бок. Я слетел с кровати и оказался на полу. Сапог ведьмы врезался мне в руку. Я схватил ее за ногу и повалил. Девушка упала частично на меня, задев шконку. Грохот от наших кульбитов стоял знатный. Казарма еще спала - тут же послышались возмущенные крики.
        - Психи! Заткнулись там! Щас встанем, бошки всем открутим! - послышался рык со стороны контрактников.
        Пока я отвлекся, Эва извернулась и запрыгнула на меня сверху.
        - Ты решил нарушить уговор?! - тихо прошипела ведьма.
        - Ты ведь сама была с графом, не так ли?
        - Я была с ним для дела! А ты чем объяснишь свое поведение?
        - Это тоже для дела. Дая больше не будет ко мне приставать.
        - Сука. Вот ублюдок. И выбрал же момент, когда я не могу возразить.
        Некоторое время мы боролись, стараясь сильно не шуметь.
        - Это ведь нормально для любовников? Мы не обязаны блюсти верность друг другу?
        - Я пыталась найти лазейку для побега, - ведьма цедила слова. - Унижалась с этим индюком. Пока ты просто развлекался с отрядной шлюхой.
        Ведьма прекратила драться и приблизила ко мне свое лицо.
        - Хорошо. Отныне мы не любовники. Теперь мы будем парой. Как тебе такое?
        - Хм-м. То есть изменять друг другу нельзя?
        - Нет.
        - Даже ради дела?
        - Без согласия другого нельзя. Скажем так.
        - Я не против. А чем отличаются эти отношения от предыдущих?
        - Хрен знает.
        - Мы должны потом пожениться?
        - Единый упаси! Ты бы еще про детей вспомнил!
        - Получается, ты теперь моя девушка?
        - Как же мерзко звучит. Получается, так.
        - Может, слезешь с меня?
        Ведьма поднялась и присела на свою шконку. Я примостился рядом.
        - С графом получилось что?
        - Полный провал. Этот хмырь не сообщил ничего дельного. Мое тело ему тоже не понравилось. Он любит ухоженных, пышногрудых, с чистой кожей. А я что? Со шрамами по всему телу, костлявая, нормально не мылась уже больше декады.
        - Нет же! Ты красивая.
        - Ты совсем не ревнуешь? - тихо спросила Ламия.
        - Мне не нравится, что ты с ним спала. Наверное, это и есть ревность.
        Ведьма негромко хмыкнула, но больше ничего не сказала.
        Мы с отрядом иногда выходили за пределы крепости. Я учил их новым заклинаниям. Сполна оценил, насколько же сложна работа Обучающих. То, что мне казалось простым и логичным, приходилось объяснять по нескольку теллов.
        - Змей, что у вас там стряслось ночью? Шум на всю казарму стоял, - спросил Дуболом.
        Я почесал голову:
        - Ну-у, Ламия теперь моя девушка.
        - Да. Умеет твоя подруга добиваться своего, - засмеялся Весельчак.
        Два дня пролетели незаметно. Тринадцатый отряд снова выступил в поход. Зачистили еще одну деревню и окрестности. На сей раз мы действовали более грамотно. Ведьма изучила Баошил. Конечно, скорость формирования заклинания была у нее ниже моего раза в три. Зато из посоха Баошил вылетала почти так же быстро. Наш строй претерпел изменения. Теперь впереди в центре стояли мы с ведьмой. По бокам - Принц и Кукловод. Сзади - наши с Ламией заряжающие. По четыре человека. Светлая стояла в резерве. Эльфийка присоединялась по ходу боя к тому центровому, у которого кончается запас маны. Вторая деревня не принесла особых проблем. Мы выманивали по сотне мертвяков примерно и быстро выкашивали их. Восстанавливали резерв и снова в бой. Эва вовсю развлекалась. Ей нравилось сносить мертвякам головы и вспарывать животы. Наверное, эта ненависть возникла у нее после жизни в Черном замке.
        В один из дней похода ко мне подошла Дая.
        - Змей, п-прости меня. Я больше не буду, - девушка не поднимала взгляда, рассматривая землю под ногами. Похоже, Дая сильно напугана.
        - Тебе Ламия что-то наговорила?
        Дая кивнула.
        - Ясно. Я с ней разберусь.
        - Ты не сердишься?
        - Нет. Но тебе лучше держаться от меня подальше. Я сам не всегда понимаю, что у нее на уме.
        - Спасибо, Змей! Я бы тебя обняла, но боюсь, что она наблюдает за нами откуда-нибудь.
        - Не переживай. Я поговорю с ней.
        Разговор с ведьмой вышел не шибко успешным. По крайней мере, она обещала не трогать Даю. А сразу прибить меня на месте, если застукает с кем-то.
        Изучение ошейника сильно не продвинулось. Кое-что узнал от Профа. Ему понравилась моя идея насчет обводящих контуров. Но это очень ювелирное дело. И требуется большая практика, чтобы обезвредить артефакт. Пока что опыту взяться неоткуда. Син - совершенно другое дело.
        Без всяких видимых причин в один из солнечных дней вернулась добрая Ли. Честно говоря, соскучился по ней. Одному сложно справляться с крутым нравом Лу. Я обнаружил ведьму сидящей в траве возле дерева с растерянной улыбкой. Черная краска стала уже сходить. Светлые корни были хорошо заметны, что добавляло волосам некой загадочности. Листик как-то вежливо спросила Ламию на этот счет. Но была послана в дальнее путешествие. Больше у нее никто про внешний вид не спрашивал. Заметив меня, девушка погрустнела:
        - Селин, прости меня. За то, что случилось у графа. Я не хотела вам мешать. Просто вспомнила…
        - Ничего. Я уже свыкся со своим положением. Думаю, Лу найдет способ выбраться.
        - Да. Она очень умная. Это правда, что мы с тобой теперь, ну… встречаемся?
        - Да.
        - Здорово. Я никогда ни с кем не встречалась.
        - Я тоже. Наверное.
        - Серьезно? А что нам надо делать тогда?
        - Не знаю. Ходить на свидания? Целоваться.
        - Что сразу целоваться? - Ли нахохлилась.
        - Ты ведь сама говорила про поцелуи?
        - Ты прав. Давай для начала посидим вместе. Здесь под деревом так замечательно. Слышишь, птички чирикают? Значит, здесь еще есть нормальная живность.
        Я присел рядом с девушкой.
        - Мы когда в деревне зачищали, то коровы и свиньи вполне правдоподобно мычали и хрюкали. Хоть и нежить. Так что и птица-мертвяк может чирикать.
        - Умеешь ты создать романтическое настроение, - буркнула Ли.
        На обратном пути в Гилтони-Сома Кукловод не стал отлучаться к своему «мертвому» театру. Вместо него отпросился Принц. Опять же, фалов мы набрали прилично, поэтому Руви был доволен. Отпустил Принца на полдня. Своего рода поощрение батракам.
        - Куда ты идешь? - спросил я сослуживца.
        - Хочешь посмотреть?
        - Да, - я кивнул.
        - Ну пойдем. Только обещай, что смеяться не будешь, - тихо, неуверенно попросил Принц.
        - Обещаю.
        - Куда это вы намылились? - подъехала ведьма.
        - Ламия, там ничего интересного… - съежился парень.
        - Это я сама решу. Ведите, ваше высочество, - с сарказмом заметила Лу.
        Отряд проследовал дальше, мы же свернули с дороги и углубились в лес по едва приметной тропке. Принц шел уверенно. И как только ориентируется? Спустя некоторое время мы вышли на небольшую полянку. С хлипкой беседкой в центре. На столе в беседке лежало что-то светлое. Мы подошли поближе, и я смог более внимательно рассмотреть конструкцию. Четыре столбика держали простую деревянную двускатную крышу. На деревянном возвышении в центре лежала девушка в светлом, немного грязноватом платье. Мертвая.
        - Что за хрень? - рыкнула Ламия.
        Принц подскочил к трупу и принялся осторожно вытирать лицо и руки прихваченной чистой тряпкой.
        - Ты немного запылилась, моя любимая. Ничего, сейчас я тебя вымою. Смотри, со мной гости пришли. Это Ламия и Змей. Они сильные маги.
        - Кто это? - спросил я.
        - Искра. Она из нашего отряда. Я не смог защитить ее. Не смог спасти. Это все моя вина, - начал бормотать парень. - Прости меня, любимая.
        Мы с ведьмой подошли поближе и присмотрелись. Искра даже после смерти осталась красивой. С мускулистой фигурой. Но не до такой степени, как Скала. Все в меру - вполне женственная. Думаю, у нее не было отбоя от мужчин при жизни. Да и после смерти остались воздыхатели. Один так точно.
        - Ты одел ее в платье. Да еще губы подкрасил? - скривилась Лу.
        - Правда, она красивая? Раньше она была еще прекрасней. Я ей всегда восхищался. Она была душой нашего отряда. Я полюбил ее с первого взгляда. Но она никогда не смотрела в мою сторону. Она могла найти себе в пару лучшего кавалера в Гилтони-Сома. Разумеется, она бы никогда не выбрала меня. Но я все равно продолжал любить ее.
        - Ты просто больной на голо …Это так романтично, Принці - вмешалась Ли звонким голосом. - Ты все еще ждешь свою любимую, правда?
        - Да. Не думал, что вы поймете меня, лер Ламия. Я буду ждать Искру до скончания времен.
        И пусть глаза твои пусты,
        а руки холодны как лед,
        все помыслы теперь чисты.
        Окончен путь твоих невзгод.
        Искра, что разжигает пламя,
        Искра, что ярко освещает путь,
        несла ты справно наше знамя.
        Теперь пора и отдохнуть.
        Прости, что я люблю тебя,
        прости, что глаз не отвести.
        Ведь это лишь никчемный Я.
        Мое клеймо, и мне нести.
        Я буду ждать тебя во сне,
        пусть встречи шанс и не велик.
        На темной, мрачной стороне
        я отыщу твой светлый лик.
        Принц закончил выступление. На глазах парня показались слезы.
        - Я так вам сочувствую, - всхлипнула Ли. - Ты гребаный некрофил. Может, ты еще и имеешь ее?
        - Как вы могли такое подумать?! Без ее согласия я никогда не посмею!
        - Долбаный шизанутый псих. Похорони ее!
        - Что? Я не могу! Ведь тогда мы расстанемся с ней.
        - Ты уже давно с ней расстался, придурок.
        - Я не могу. Я люблю ее.
        - Вы правы, Принц. Любовь выше человеческого понимания. Когда кто-то любит по-настоящему, лучше не стоять у него на пути…Она же мертва. Что ты несешь? …Ты бесчувственная садистка. Вот когда поймешь Принца, тогда… Поймешь и все остальное.
        - Лер Ламия? - неуверенно спросил парень, удивляясь странной беседе половинок ведьмы.
        - Змей, ты что скажешь? - резко спросила Лу.
        - Хм-м. Ну, Искре уже все равно. А для Принца это важно.
        - Ты с ней сговорился, что ли? Это ненормально! Я щас сама сожгу ее тело.
        Принц вскочил и воинственно вскинул посох.
        - Только попробуйте!
        Однако вмешательства не потребовалось. Ведьма встала как вкопанная. Похоже, Ли начала уговаривать Лу. Интересно, кто из них прав? Принц никому не мешает, значит, может делать, что хочет. Или это надругательство над памятью Искры?
        - Нам пора. Любимая, не будем тревожить твой покой. Сейчас, я только обновлю привязку.
        Принц полез куда-то под возвышение. Похоже, у него там артефакт спрятан. Заполнив накопитель, парень вернулся к Искре и осторожно поцеловал в щеку. Неожиданно девушка дернулась и щелкнула зубами.
        - Твою мать! - отпрянул я. - Предупреждать надо!
        Принц приложил тряпку к губе. Материя быстро напитывалась кровью. Похоже, мертвяк здорово прокусил. Вспомнились царапины, которые я видел на нем в первый день нашего знакомства. Однако тело Искры не шелохнулось больше. Видимо, Принц обездвижил ее как-то.
        - Прости, любимая. Ты права. Я не могу касаться тебя без разрешения. Но скоро мы встретимся. А сейчас - отдыхай, моя спящая принцесса.
        Мы последовали обратно по лесу. Ведьма все еще находилась в ступоре. Видимо, у Лу с Ли идет жаркий спор.
        - Змей, только не говори, что у Кукловода там тоже труп припрятан в лесу.
        - Э-э, три вообще-то. Он их как актеров в своем театре использует.
        - Бля..! Отряд душевнобольных.
        Ведьма пришла в себя. И сейчас она находилась в негодовании. Один взгляд на Принца выводил ее из себя. Парень же съеживался от ее внимания. Старался быть как можно меньше и незаметней.
        - Ты тряпка. Еще хуже Змея. Понятно, почему она тебя не замечала …Нет! Просто у Принца не было шанса показать себя. Я уверена, если бы не несчастье, у тебя и Искры было бы будущее!
        Парень еще больше пугался непонятной смены настроений ведьмы. Хотя, похоже, начал догадываться, что именно с Ламией не так.
        Граф с охраной уже покинули Гилтони-Сома. Ведьма будто ураган ворвалась в казарму и сразу направилась к Дуболому с претензиями.
        - Что за хрень у тебя в отряде творится? Один - собрал театр с трупами. Другой вообще лобзается и спит с ними. Причем с погибшей из твоего же отряда. Мерзость!
        - Нам всем было тяжело, когда ушла Искра, - начал Арьен серьезным тоном. - Но Принц принял ее смерть ближе всех. Мы пытались уговорить его похоронить ее нормально или сжечь. Бесполезно. Он грозился покончить жизнь самоубийством. Пойти на такое я не могу. На тот момент Принц был лучшим магом в отряде.
        - Да у вас тут через один сплошные некрофилы! - громко крикнула ведьма. Кто-то из соседнего отряда услышал и навострил уши.
        - Не тебе осуждать нас! - Дуболом вскочил и сжал кулаки. - Да, у всех из нас есть свои причуды и скелеты в шкафу. И многим чужие секреты не по душе. Но мы принимаем своих такими, какие они есть. Таков закон тринадцатого отряда. Мы приняли вас со Змеем. И не спрашиваем о ваших странностях. Если вы не готовы следовать нашим правилам, я сообщу об этом надзирателю. Возможно, вас переведут в другой отряд за небольшой штраф в пару лишних месяцев.
        - Я поняла тебя, Арьен. Только если вы будете устраивать оргии с немертвыми или что-то в этом духе, не ждите, что я буду молча терпеть. Держите свои секреты при себе. Полоумные.
        Глава 10
        Если Ламию и раньше недолюбливали в отряде, то теперь старались совсем не разговаривать. Если им что-то было нужно, то обращались через меня. Ли очень расстроилась тому, что Лу разругалась с сослуживцами. Добрая половинка пыталась наладить отношения. Это вызывало еще больше подозрений у собеседников.
        На второй день в крепости мы с ведьмой ужинали в столовой. Сослуживцы после вчерашнего перестали подсаживаться к нам за столик. Еда простая, я привык к такой у Разведывающих. Вареные овощи, каша, иногда мясо или рыба. Фруктов давали больше. Климат Бессадора для солнцелюбивых культур больше подходит.
        - Вот ты где! - услышал я сзади грубый мужской голос.
        Сначала я не придал этому значения, однако ведьма насторожилась и прекратила есть. Я обернулся. Развязной походкой уверенного в себе человека к нам шел надзиратель. Стаун - так его звали вроде бы. Батраки часто жалуются на него. Он иногда отбирает добытое в боях серебро под надуманными предлогами. Капитан крепости смотрит на это спустя рукава. Кто-то предположил, что часть денег оседает в карманах самого Тезонниса.
        Стаун по-хозяйски уселся на скамью рядом с ведьмой и положил руку ей на колено. Ламия сжала губы в узкую полоску и буквально побелела от злости. Еще немного, и она взорвется.
        - Тихо, не рыпайся. Ты ведь не хочешь, чтобы я выдал вас? - ухмыляясь, сказал надзиратель.
        - О чем ты говоришь? - выплюнула слова ведьма.
        - Хоть ты и покрасила свои патлы, я узнал тебя почти сразу. У меня брат служит. Это ведь вас разыскивают за нападение на патруль у границы? Вы те самые тазамские шпионы.
        - Что ты хочешь?
        - Не надо строить из себя пай-девочку. Полкрепости слышало, как ты кувыркалась с графом. Пойдем.
        Стаун грубо схватил ведьму за руку и потащил на выход.
        - Отпусти ее! - вскочил я.
        - Не надо, Селин. Я сама, - твердо сказала ведьма.
        Вернулась Ламия только поздней ночью. Я не смыкал глаз, ожидая ее. Ведьма тихо пробралась к своему месту возле стенки. Устало присела на шконку и оперлась спиной о деревянную стенку казармы. Я поднялся.
        - Не спишь?
        - Нет.
        Я подошел и присел рядом с ведьмой.
        - Ты чего? - подозрительно спросила Ламия.
        Вместо ответа я резко придвинулся к девушке и обнял ее. Поначалу ведьма рванулась в сторону, но я держал крепко.
        - Знаешь, когда я был маленьким, - как только я начал говорить, Ламия немного успокоилась и прекратила попытки вырваться, - и приходил домой в слезах, мама обнимала меня вот так. И мне становилось хорошо. Любая боль становилась в сотню раз слабее.
        Некоторое время ведьма настороженно ожидала продолжения. Но я молчал, и Ламия постепенно расслабилась.
        - В этом что-то есть, - тихо заметила Лу. - Я почти и не злюсь. Уже не хочется расчленять его тело на девяносто девять частей. Достаточно отрезать ему яйца и засунуть в глотку.
        - Тебе помочь?
        - Нет. Я сделаю сама. Если что-то понадобится, то я попрошу.
        - Ты знаешь, как это сделать? У него ведь амулет? Если убить его или лишить сознания, он сработает и активирует все ошейники в округе.
        - У меня есть план. Правда, рискованный.
        - Хорошо. Только будь осторожна.
        Некоторое время мы сидели молча. Каждый думал о своем.
        - Я нарушила наш уговор.
        - О чем ты? - удивился я. - Это ведь не по твоей воле!
        - То есть ты по-прежнему мой парень? - тихо спросила Лу.
        - Разумеется. Нашла о чем переживать.
        - Пока Ли спит, я хочу тебе кое-что сказать.
        - Что?
        - Не бросай ее, по… пожа… пожалуйста, - выдавила из себя ведьма. - Она очень привязалась к тебе. Ли глупая, слабая, неприспособленная, наивная и доверчивая. Но она - это я, а я - это она. Помоги Ли стать сильнее. Научи ее справляться с потерями и трудностями. Научи ее не убегать.
        - Слишком сложно. Я не могу обещать.
        - Ничего. Главное - я сказала это.
        - Удивительно. Ли тоже просила меня позаботиться о тебе.
        - Это в ее духе, - ведьма грустно вздохнула. - Я становлюсь слабой, как отец.
        - Думаешь, это слабость?
        - Только не надо высокопарных слов о дружбе, любви, взаимопомощи и прочей ерунде. Отношения - самое уязвимое место человека. Много лет назад, когда была рабыней, я познакомилась с парнем по имени Эрик. Ли влюбилась в него без памяти. Даже мне он чем-то приглянулся. Веселый, красивый, сильный, готовый поддержать в трудную асенду. Такой же невольник, как и я. Хозяин наш был старым богатым аристократом. Все свои покупки женского пола он лично пробовал на вкус. Хотя, может, и не только женского. Меня в том числе. Но я не о том хотела сказать. Большая часть прислуги в огромном поместье хозяина состояла из рабов. Садовники, повара, конюхи и другие слуги. И каждый из рабов старался найти себе нишу лучше и комфортнее. Кто-то пробивался в личные любовницы хозяина. Кто-то скорешился с кладовщиком или мажордомом. Эрик же решил завести дружбу с охранниками. Он старался попасть к ним на попойки, веселил их разными историями, всячески прислуживал. Эрик хотел сам стать охранником. Лояльным рабам это дозволялось. В один из вечеров я занималась какой-то работой, когда подошел Эрик и позвал меня прогуляться. Ли тут
же доверчиво ломанулась за парнем. Думала, будет первое романтическое свидание под ночным небом, поцелуи и объятия. Немного ошиблась. Эрик привел нас в охранное помещение, где гвардейцы что-то праздновали. Пьяные в стельку. Разумеется, им захотелось бабы, и Эрик тут же вызвался привести. В тот день Ли ушла в себя на несколько декад. Меня пускали по кругу, да и сам Эрик имел меня под улюлюканье мужиков. У парня деловая хватка. В итоге он поднялся и стал охранником. Понимаешь? Вот, что значит сила. Отбросить любые связи, чтобы идти вперед, продвигаться выше.
        Я слушал ведьму и буквально чувствовал все переживания, что испытывали Лу и Ли в те моменты. Потрясающе. Сам я никогда не ощущал столь сильных эмоций.
        - Может, ты и права. Только не все такие, как этот Эрик.
        - Если тебе предложат стать надзирателем, ты сдашь меня?
        - Нет, конечно.
        - Кто бы сомневался, что ты так ответишь. Рабы у хозяина были разные. Но такие, как Эрик, меня бесят больше всего. А другие. Безвольные куклы. Не делающие ничего, чтобы освободиться из плена. Главное на словах любой горазд: «Да вот только накоплю денег и тут же сбегу!» Жалкие трусы. За все время только я сбегала. Да еще одна девчонка. Но та умом повредилась окончательно после развлечений хозяина. Три раза меня находил аурник. У вас их называют М’ищущими. Три раза меня лупили плетью. Лицо не трогали, и лекарь постоянно подлечивал. Как же! Я ведь ценный товар. Негоже, если он придет в неприемлемый вид или совсем помрет.
        - Как же ты сбежала?
        - О-о-о, я поняла в итоге, что надо делать. Я долго входила в доверие к прислуге, к охране, к кладовщикам, к другим рабам. Несколько лет я играла роль сломанной и смирившейся рабыни. И мне наконец доверили ходить на рынок за продуктами. Я откладывала любую мелочь, каждую монету. Дальше мне поручили стряпать простую еду и разносить на стол охране. Я очень долго готовилась и выжидала момент. Был большой праздник, по-моему, день рождения хозяина. Почти вся охрана, маги, обычные слуги и сам хозяин собрались в трапезной. Вино, пиво, медовуха и нахрамское лилось рекой. Когда все изрядно нажрались, я подсыпала сонное зелье в выпивку. Его я купила на сэкономленные монеты. Те, кто засыпал лицом в тарелках, не вызвали подозрений поначалу. А потом уже было поздно. Я испытывала непередаваемое наслаждение, когда резала им глотки. Представляешь, крови в помещении скопилось по щиколотку! Для Эрика, нашей с Ли первой любви, это был последний праздник. Дежурным на посту возле ворот я вынесла отравленное пиво. Сказала, что хозяин разрешил им промочить горло. Я убила почти всех в поместье. Некоторых слуг не было в
тот момент. Рабов пощадила, хотя очень хотелось заодно и их прибить. Ты бы слышал, как эти тупые коровы визжали, когда увидели, что творится в трапезной. Будто их самих режут. Хех. Я думаю, они даже не пытались бежать. Свыклись с клеймом рабынь. Я взяла ключи с тела хозяина. Отыскала деньги и отпечатки аур всех рабов. Свой отпечаток я уничтожила. Ну а дальше? Долгое путешествие в Тазам. Я прикидывалась заразной бездомной, поэтому ко мне не приставали особо. Думала, что в Тазаме будет лучше. У вас ведь нет рабов, как мне говорили. Я ошиблась. Да, в монастыре со мной обращались намного лучше, но это было то же рабство. День и ночь заряжать эти чертовы накопители.
        - Не знаю, что и сказать. Моя жизнь протекала намного проще. Я даже не подозревал раньше о том, что где-то есть голодные и нищие или рабы. Извини.
        - Есть сильные, а есть слабые. Есть богатые, и есть бедные. Такова жизнь. И это прекрасно… Зачем я тебе все это рассказываю?
        Так и заснули с ведьмой в обнимку.
        На следующее утро, седьмого числа желтой кварты мы отправились в третий наш поход в составе тринадцатого отряда. После обсуждений Руви, Арьена и Лампи решено было посетить деревню, где ранее заметили мозговика. Вернее, самого его не видели, но нежить вела себя слишком умно. Мастер рассказал - он ходил в разведку и едва ушел на своей лошади. Два мага, владеющие Баошил, внушали уверенность в своих силах. Ведьма и Дуболом почти не колебались. Надзирателя же волновало только количество собранных фалов.
        Я эти места плохо знал. Если раньше мы больше забирали восточнее, то теперь повернули на запад. В ни чем не примечательном месте на дороге мы повстречали отряд всадников. Обе группы знали о приближении друг друга заранее. Несколько раз я видел чужое Синко, ощупывающее нас. Мы сначала подумали, что это другой отряд чистильщиков или могильщиков. Хотя были и странности в аурах. Магов десяток. Но с ними еще пятнадцать неодаренных.
        - Будьте наготове, - поднял руку Дуболом.
        - Змей. Мы с тобой спереди. Заряжающие не зевайте, - тут же распорядилась Ламия.
        Вскоре мы выехали на ожидающий нас разношерстный отряд. Нашивок или накидок Куневрона я не заметил у них издали.
        - Кто такие?! - крикнул Дуболом своим громогласным голосом.
        В ответ неизвестные стали формировать щиты и атакующие плетения.
        Ламия мгновенно активировала Сан, запитав его к заряжающим. Начала плести еще один Сан, если я правильно опознал форму. Двойной щит хочет поставить.
        - Что застыл?! Вали их! - бросила ведьма.
        - Насмерть? Лер Руви?
        - Насмерть! - твердо ответил надзиратель.
        Ведьма не успела доплести второй щит. В первый Сан врезалось пробивное Тио. Огненный шар просвистел рядом и разорвался о лошадь Мастера. Похоже, его сочли наиболее опасным. Сослуживец упал вниз, сильно приложившись оземь.
        Все происходило так быстро, что я не успевал реагировать. Я спешился и шлепнул Пылинку, чтобы она отошла в сторону. Противник выстроил Сан наподобие нашего. Все маги окутались куполами дополнительных магических защит. Некоторые воины активировали защитные руны. Двойной барьер. Худо дело.
        Я выбросил из посоха оглушающую волну Баов. Рассчитывать, что она кого-то оглушит - глупо. Я надеялся, что пять пробивных форм сделают дыры в первом барьере. Вышло даже лучше, чем я предполагал. Первая сигнальная форма сразу обнаружила Сан и стянула все пробивные части. В щите образовались многочисленные прорехи, куда смогли проникнуть пару оглушающих частей-форм. Троих незащищенных воинов разбросало в стороны.
        В нас полетели боевые заклинания, однако ведьма уже успела возвести второй щит. И также запитала на заряжающих.
        - Змей, не отвлекайся на защиту. Кроши мудаков!
        Пока первый щит не заделал прорехи, я успел послать два пробивных Тио вперед. В моем посохе в основном сидели непробивные волны и лезвия, поэтому пришлось формировать заклинания самостоятельно. А вот Ламия изрядно выкосила врагов, используя свой посох. Ведьма всегда носила в Черном посохе кучу атакующих форм. Принц также послал пару огненных шаров в щели. Противник явно не ожидал, что его Сан будет сметен в одно мгновение. Раскаленные мячи врезались в личные щиты магов, проходили дальше и вгрызались в одежду и плоть. Минус четыре мага. Осталось шесть. Я спешно начал формировать огненный шар, добавляя в плетение дополнительные пробивные формы. Вражеская защита восстановилась. Кто-то из наших вывел еще один Сан спереди. Противники также выставили третий магический барьер. Почти патовая ситуация. Как они нас достанут интересно?
        Только я об этом подумал, как один из магов расчехлил какую-то непонятную металлическую штуковину, ярко светящуюся в магическом зрении.
        - Скала, прикрой Змея, - скомандовала Ламия.
        Женщина, почти с меня ростом, немедленно встала впереди, прикрываясь небольшим щитом.
        Так… один контур, второй… Узел контроля… шипастая часть… активирующая часть… расширить каналы… балансир сместить…
        Краем сознания я отметил, как что-то с тремя звучными хлопками пролетело мимо меня и врезалось в Кукловода справа. Мужчина упал на землю.
        Готово. Прицелившись в мага с артефактом, я отправил заклинание в полет. С приглушенным визгом огненный шар прошел тройную защиту неприятеля и попал точно в цель. Во все стороны полетели огненные языки всепрожигающего пламени. Артефакт откинуло в сторону. Мужчина упал вниз и принялся кататься по земле, пытаясь сбить огонь. Его крик, полный боли, добавился в многоголосый хор пострадавших магов.
        Больше никто из противников не смог пробить наш тройной щит. Огненные и воздушные заклинания преодолевали один, изредка два. Вязли в толстой пленке барьера. Хоть мана у заряжающих Ламии и подходила к концу. Я же один за другим отправлял огненные шары во врага. Неприятель сплел четвертый щит, я добавил еще одну пробивную форму. Когда у них на ногах осталось всего два мага и пятеро воинов, то они наконец осознали свое положение. Оставив пострадавших товарищей на произвол судьбы, противники запрыгнули на коней и поскакали прочь по дороге.
        - Змей, Светлая, займитесь ранеными. Остальные за мной, - приказала Ламия.
        - В живых оставьте кого-нибудь для допроса, - добавил Руви. Надзиратель вперед лезть явно не собирался.
        Я немного перевел дух и восстановил ману. Светлая занялась Мастером. Похоже, воин сломал руку. Я же быстро подошел к Кукловоду. Мужчина тяжело дышал, весь в поту. Правый бок и грудь его полностью обожжены. Дрянь фиолетового цвета покрыла тело Кукловода, проела одежду. Знакомая хрень. Гномий артефакт. Похож по действию на тот, который лишил меня руки и убил Ведущего Жага, только мощностью поменьше.
        - Змей, дай ему это, - Листик протянула бутылек с мутной жидкостью. - Действует быстро, - передав предмет, женщина поспешила за остальным отрядом.
        Я напоил зельем мужчину. Достав нож, принялся за малоприятную процедуру. Кое-где приходилось срезать фиолетовую гадость не только с кожей, но и с кусками черного омертвевшего мяса. Кукловод вырывался, несмотря на обезболивающее. Я постоянно плел Аун и Аунко.
        Вскоре подошла Светлая, а потом и остальные. Я выводил линии лечебных форм наружу, и другие члены отряда подзаряжали. У самого уже мана кончилась. Листик сменила меня, ловко орудуя крошечным острым ножом-скальпелем. Мне оставалось лишь поддерживать и обновлять заклинания.
        - Что с противником?
        - Семеро ускакали. Раненых мы добили, чтоб не мучились. Оставили одного мага, который пострадал меньше. И одного воина, которого ты оглушил вначале, - четко доложила ведьма.
        - Хочу напомнить, что все трофеи «черных» чистильщиков принадлежат лорду Куневрону, - сказал надзиратель.
        - Лошадь хоть можно взять новую? - хмуро спросил Мастер, поглядывая на своего погибшего питомца.
        - Разрешаю, - пошел навстречу Руви.
        Черные чистильщики. Нам про них рассказали немного. Собственно, это такие же отряды, как и наш. Зачищают деревни и городки от нежити, собирают добро, мародерствуют. Отличие в том, что они действуют незаконно. Без разрешения кого-либо из правителей областей. Да и маги в таких отрядах в основном уклонисты от службы и преступники, скрывающиеся от закона.
        - Так. Добычу и пленников - в повозку и на лошадей, если там остались живые особи. Двигаем обратно в крепость. Нужно доложить о случившемся, - решил надзиратель.
        По пути в Гилтони-Сома приходилось постоянно следить за здоровьем Кукловода. Мужчина находился в тяжелом состоянии. Внутренние органы более-менее восстановились, но это потребовало всех сил организма. Кукловод сильно изможден.
        В первый день в крепости под вечер ведьма обратилась ко мне.
        - Я иду к Стауну. Это опасно. Если я не вернусь, можешь забрать мои сбережения. Хотя большую часть я раскидала по банкам.
        - Тебе нужна моя помощь?
        - Нет.
        - Будь осторожна.
        Ведьма вернулась быстро. По змеившейся на ее губах улыбке я понял, что все прошло успешно. Однако она была сильно вымотана. Девушка устало откинулась на кровать и почти сразу заснула.
        На следующее утро в казарму вбежал один из батраков и громко поведал новость:
        - Мужики, прикиньте, Стаун повесился!
        - Брешешь!
        - Гадом буду! Другие надзиратели его нашли только что.
        - Хех, доигрался, мудила. Я всегда говорил, карты до добра не доведут.
        Я повернулся к ведьме. Девушка довольно потягивалась.
        - Ты нашла способ?
        - Да. Но больше я на такое не пойду. Только из-за злости я решила рискнуть.
        - Как ты обманула амулет?
        - Своей силой. Я держала его на границе потери сознания. Это очень сложно. Да еще надо дотащить его тушу в петлю и убраться в тот момент, когда он сдохнет. Слухи не врали. Толстые стены офицерской не пропускают далеко сигнал амулетов. Главное, что меня не видели рядом с ним вчера.
        - Никто и не додумается, что есть способ обойти амулет. О твоей силе ведь неизвестно. Как бы Стаун никому про нас не проболтался.
        - Вряд ли. Эта мразь намеревался еще долго развлекаться со мной.
        В крепости мы отдыхали целых семь дней. Руви куда-то ускакал из Гилтони-Сома. Дуболом сказал, что надзиратели - тоже люди. У них есть семьи и родственники. На время отсутствия Руви к нам приставили другого смотрителя. Звали Хенвикс. Бессадорец, похож на Руви, только с густыми усами.
        Я понабрал у Ламии и Кукловода запретных форм и стал изучать. Проф и ведьма знали много теории и кое-что мне поведали. Как я и подозревал ранее, заклинание поднятия мертвяка переносило частицу ауры человека или животного в момент после смерти. Как-то эта аура приживалась в мертвеце, и тело начинало функционировать. Из ауры человека можно поднять качественных зомби. И количеством больше. Если умерший был одаренным, то есть шанс сделать из него мертвяка-мага. Привязка диких мертвяков, перепривязка чужих и управление нежитью оказалась довольно-таки нехитрым делом. Правда, также требующим жертвоприношений.
        Ведьма часто разговаривала с новым надзирателем. Я приглядывал за ней внимательно. Не хочется остаться в дураках, если она переспит с ним. Лу мое внимание очень нравилось. Ли же уверила, что никаких мыслей об измене у нее нет и быть не может. И что она присмотрит за Лу.
        На седьмой день Хенвикс проверил состояние раненых:
        - Нечего валяться. По пути заживет!
        Мастер полностью выздоровел. Кукловод все еще передвигался с трудом. Его мучила одышка. Однако разлеживаться нам не дали.
        - Руви сказал, что вы шли на восток в Алионте. Значит, туда и направимся. Пора уже зачистить эту деревню, - самоуверенно заявил надзиратель. Что-то мне этот усатый не очень нравится. Руви был лучше.
        На сей раз неожиданных встреч не случилось. Без всяких проблем мы добрались до деревни, потратив около полутора суток на дорогу. Алионте могла похвастаться несколькими двухэтажными деревянными строениями. Всего домов немного - не больше, чем в предыдущей деревне. Зато выглядят побогаче. Значит, и куш будет больше. Хенвикс остался в лагере в нескольких лирах от Алионте. Мы выстроились на тракте.
        - Наш враг силен! - проревел Дуболом. - Он действует хитро. Заходит во фланг. Прикрывается бесполезными мертвяками. Готовьтесь к тяжелому бою. Кто мы?!
        - Чистильщики! - почти хором рявкнул тринадцатый отряд.
        - Откуда мы?
        - Из глубин бездны!
        - Что мы здесь делаем?
        - Мочим немертвых!
        - Как мы это делаем?
        - Крошим в капусту!
        - Вперед, братья и сестры! Во славу живых!
        Я кричал вместе со всеми. Под конец речи почувствовал такое воодушевление, что готов был порвать измененного голыми руками. Сколько там мертвяков? Сотня, две, тысяча? Пф-ф. Подходите вместе! Всех уделаем!
        Ламия бросила Синко и отчиталась:
        - Чуть больше сотни. Крупных аур двенадцать. Принц, на тебе только измененные. Покажи, что не зря на тебя Змей время тратил. Дуболом, бей по тем, кто обходит. Я на всякий случай сплету Сан и Санку.
        Вот показались первые мертвяки. Я прифигел немного. Твари быстро шли чуть ли не строем. Четко прослеживались ряды и шеренги. По одиннадцать тварей в линию. Первые двадцать два шли высокие мертвяки, что не давало возможности рассмотреть задних. Из середины толпы возвышались на несколько шагов бронированные туши измененных. Двенадцать штук. Придется несладко.
        - Огонь! - крикнула ведьма.
        Две Баошил и одна Баол отправились в полет. Первых мертвяков выкосило знатно. А вот от заклинания Принца измененный прикрылся рукой. Конечность твари разрубило, но у нее как минимум еще одна оставалась.
        - Змей! Колдуй Баол. Мелочью я займусь.
        Похоже, свой посох я не совсем верно заполнил. Пять Баошил и пять усиленных Баол. Главная опасность исходит как раз от гигантов.
        Сначала на пути нежити возник Сан, потом чуть дальше - купол Санку. Мертвяки даже и попытки не сделали пройти через первый барьер - развернулись вправо и стали обходить. В этом было что-то мрачное и зловещее. Хотя нам-то что?! Мы чистильщики. Нам все нипочем!
        Совместно с Принцем мы обезглавили первого измененного. И второго. Третьего. Ведьма косила простых мертвяков пачками. Нежить прорвалась к защитному куполу и принялась дубасить по нему. От ударов измененных Санку заметно проседал.
        На горизонте показался мертвяк, на которого вначале никто не обратил внимание. Он быстро наколдовал черный шар, бросил в наш щит и спрятался за дом. Заклинание нежити проело огромное отверстие в защите. Сразу несколько измененных схватили за дыру с нескольких сторон и принялись растягивать.
        Ведьма сформировала еще один Сан внутри купола. Вовремя. Внешний барьер разошелся. Несколько измененных просочились дальше и взялись с ходу долбить по второму щиту. Сан опасно прогибался. И это буквально в пяти шагах от нашего строя. Кто-то, по-моему, Мастер, сплел еще один щит. Мы с Принцем быстро выбросили все Баол из своих посохов. Удалось еще прикончить только троих. Мертвяки-гиганты защищались руками, клешнями, даже хвостами. Рев стоял такой, что закладывало уши.
        Вроде бы отбили первую волну. Тут в только что восстановившийся внешний Сайку прилетело еще одно чернильное заклинание. Оставшиеся измененные хлынули внутрь. Мы лихорадочно принялись выцеливать головы или шеи. Один из монстров грозно заревел, взял разбег и понесся на барьер, выставив вперед свой длинный костяной рог. Словно бык. Второй щит пробило сразу. Тварь немного снизила скорость. И я как раз закончил плести заклинание. Еле мерцающее воздушное лезвие вонзилось аккурат в верхушку черепа твари. К сожалению, попал я слишком поздно. По инерции туша продолжила движение, и третий барьер не выдержал напора. Я крепче схватился за посох, намереваясь активировать Банку, но не успел. Ведьма выпустила в отчаянии Баошил, что лишь немного замедлило ход исполинских монстров. Двое измененных проникли внутрь, прежде чем я поставил новый купол.
        Всего пара шагов, и первая измененная тварь с длинными клешнями-лапами схватила Ламию и подняла над землей. Второй полез на Принца, который последним приложил измененного формой. Парень вовремя увернулся, и монстра встретил топор Дуболома.
        Так быстро я еще никогда не плел сложное заклинание. Словно в замедленном времени я смотрел, как тварь подняла Эву и широко распахнула пасть с намерением откусить голову. С нечеловеческим усилием ведьма извернулась и подставила плечо под острые клинки-зубы. Ламия закричала. Только бы не опоздать! Закончив плести, я быстро послал заклинание в шею мертвяка, который стоял ко мне практически спиной. Сзади головы у него не было наростов. Баол свободно пролетела снизу вверх, отхватив половину черепа. Меня обдало кусками мозгов и какой-то слизью. Измененный вместе с ведьмой рухнул на землю.
        - Светлая! Не дай ей умереть! - крикнул я, срывая голос. Ловкая эльфийка быстро проскользнула к ведьме.
        Нельзя отвлекаться. У Дуболома дела плохи. Во многих местах его кольчуга продырявлена. Бородач держится только на честном слове. Принц изрядно покромсал шею измененного, но не добил окончательно. Те, кто стоял заряжающими Ламии, сейчас окидывали монстра слабыми заклинаниями. Урона большого это не наносило, но немного отвлекало. С наиболее возможной скоростью я сплел Баол и приложил тварь сбоку в шею. Измененный откинулся.
        - Свободные заряжающие! Между мной и Принцем разойдитесь.
        Банку висело на последнем издыхании. Пока мы возились с монстрами, оставшиеся мертвяки и измененные свободно прошли сквозь внешние щиты и долбили изо всех сил по внутреннему. Без ведьмы барьеры стали расползаться.
        Получив поддержку заряжающих, я выпустил несколько Баошил из посоха и проредил мертвяков. Оставалось трое измененных и два десятка мертвяков. Немного, если не принимать в расчет, что наши резервы маны почти пусты.
        Еще два измененных пали. Мы с Принцем целили в них в первую очередь. От простой нежити можно и отбиться. Я успел сплести еще Баошил и забрал десяток мертвяков. Неожиданно маг умудрился попасть в прорехи исчезающих щитов и разбил мою Банку. Последний измененный мгновенно полез в образовавшийся проход. Тварь встретила Скала. Плохо. Она и перекрывает обстрел, и лишает нас одного заряжающего, хотя каждая крупица маны на счету. Бу-ух! Щит Скалы мощнейшим ударом отбросило в сторону. Мастер ринулся на подмогу и стал наносить множественные удары мечом, отвлекая на себя. Во-от, еще чуть-чуть… Измененный повернул голову в сторону Мастера, и я выпустил Баол в шею. Безобразная серая угловатая голова без намека на кожу или волосы покатилась по дороге, заляпанной кровью, слизью и частями тел мертвяков.
        - Есть еще мана? - обернулся я назад. Только отрицательные мотки головами. Принц выпустил последнее ослабленное Баол и потянулся за клинком. Мертвяки лезли в проем, где их встречала Скала с помятым щитом и Мастер. Светлая занималась ведьмой, Листик - Дуболомом. Кулинар, Проф, Принц, Весельчак, я, обессиленный Кукловод и даже Дая бросились вперед. Мой небольшой клинок, чуть длиннее локтя, плохо подходил для рубки нежити. В глазах все расплывалось. Попавшая слизь от измененного едко жгла кожу.
        - Не стойте в простреле. Маг может приложить!
        Первому противнику я целил в шею, однако мертвяк отмахнулся рукой. Я почти перерубил кисть. Из дерева он, что ли, сделан? Кое-как выдернув меч, я отпрыгнул назад, чтобы нанести новый удар. Однако местные мертвяки передвигались очень быстро. Даже слишком. Пальцы нежити вцепились в куртку. Клацающие зубы стали угрожающе приближаться. Извернувшись, я глубоко всадил клинок в бок мертвяка. Другую руку я выставил вперед, чтобы не подпустить нежить к шее. Любимое их место. Мертвяк изогнулся под немыслимым углом и схватил клыкастой челюстью мою кисть.
        - Сука!
        В ярости я толкнул мертвяка вбок, и тот повалился на землю. Я прихватил булыжник рядом, запрыгнул сверху на нежить. Одной рукой с кровоточащими пальцами я держал тварь, другой наносил сверху мощные удары прямо в череп. Во все стороны брызгала кровь, какие-то ошметки. Вскоре мертвяк перестал дергаться. Кое-как я вытащил клинок из грудины и снес ему голову. Чтоб наверняка. Только теперь я позволил себе оглядеться. Остальные уже доканчивали резать мертвяков. Последнего добил Мастер. Воин немного припадал на одну ногу, но в целом выглядел неплохо. Я кинул взгляд на свою руку. Твою мать. Указательный и безымянный пальцы еле держались на остатках мяса. Странно. Боли в пылу схватки я почти не почувствовал.
        Ведьма лежала на дороге в грязи, тяжело дыша. Жива - это главное. Рядом сидела осунувшаяся Светлая. Похоже, всю ману истратила. Я подошел ближе и опустился рядом со своей девушкой. Измененный отхватил ей руку целиком вместе с плечом. Я бросил взгляд в пасть монстра, лежащего рядом. Без шансов. Рука превратилась в фарш. На животе ведьмы красовалась серьезная рваная рана. Похоже, это измененный нанес клешней, когда поднимал ее вверх.
        - Я займусь ей. Спасибо, Светлая. Как восстановишься, посмотри мою руку.
        Эльфийка кивнула и устало уселась на землю.
        - Все, кто может передвигаться - добейте эту мразь! Накопите маны, берите лошадей и догоните мозговика, - скомандовал Дуболом. Даже сидел здоровяк с трудом. Его поддерживала Листик.
        На асенду ведьма пришла в себя, и безумная улыбка исказила ее лицо:
        - Если я сдохну, то знай: это было весело, - прохрипела девушка.
        - Ничего веселого. Тебе чуть голову не отхватили.
        - Не надо… делать из меня чучело, как этот чертов некрофил…
        - Все с тобой будет в полном порядке! - сказал я, но Ламия уже отключилась.
        Глава 11
        - Еще ложечку.
        - Не могу больше.
        - Ешь. Или я запихну в тебя силой.
        Ведьма с мученическим видом открыла рот, и я быстро всунул внутрь полную ложку каши. С трудом девушка проглотила еду.
        - Я сдохну, если съем что-то еще.
        - Тебя вон как покорежило. А ты еще жива. От простой каши уж точно не умрешь. Еще ложку…
        Ламию и Дуболома мы перевозили в фургоне. Обратно в крепость ехали медленно. Из-за раненых места в повозке осталось немного. Остальные передвигались пешком. Только Светлая одолжила у Ламии Уникуса и путешествовала с комфортом.
        Алионте осмотрели бегло. Сразу после сражения Мастер, Кулинар и Весельчак оседлали оставленных неподалеку лошадей и смогли догнать мозговика. Мертвяк двигался по направлению к Гошо - центру области. Сослуживцы привезли и голову, и тело твари. Обычный мертвяк, ничем с виду не выделяющийся. Однако Проф загорелся идеей изучить мозговика и затребовал тело себе.
        Хенвикс был очень недоволен нами. Хоть за мозговика и давали пятьдесят фалов, надзирателю не понравилось, что отряд сильно пострадал. Думаю, его бы больше устроила смерть Ламии и Дуболома. Так можно не ждать излечения, а отправляться в следующий поход по расписанию.
        Никаких целителей в крепости не водилось. Лечили сослуживцы. Единственное, что нам разрешили - выносить из столовой двойную порцию для пострадавших. Дуболом встал на ноги быстро. У него в основном были переломы и колотые раны, нанесенные костяными лезвиями. Бородач немного похудел, ну так он и до ранения был немаленьким. Ведьма же была почти полностью беспомощна. До туалета добиралась только с чьей-то помощью. Остальные не хотели ей особо помогать, поэтому с Ламией занимался в основном я. Мне не трудно было ухаживать за своей девушкой. Хотя и тяжело видеть ее в таком состоянии. Бледная, исхудавшая, поникшая, молчаливая. Куда же подевалась та язвительная, сильная, самоуверенная колдунья?
        - Ладно, не кисни. Мне первое время без руки тоже жутко неудобно было. Чувствовал себя беспомощным. А потом ничего - привык. Научился делать много вещей, в которых до этого думал, что без двух рук не обойтись. То колено подставишь, то подбородком упрешься. Иногда все же зубами приходится помогать. Например, веревку завязать, - как мог, подбодрил я девушку.
        - Долго ты растил руку?
        - Первый раз кварты две ушло. Ты главное - сразу начинай. Направляй всю энергию в плечо. Следи, чтобы аура формировалась правильно. Сравнивай со здоровой рукой. Если заметишь, что аура не так развивается, то поправь. Не знаю, как сказать словами. Ты быстро поймешь. Жаль, что я не выучился на М’лечащего третьей ступени.
        - Посмотри, я правильно все делаю?
        - Ага. Только уменьши поток. Это будет пустая трата маны. Лучше понемногу, но постоянно.
        - Ясно.
        На второй день Хенвикс осмотрел Дуболома с ведьмой и принял решение:
        - Выступаем. Алионте не до конца зачищен. Ламию оставим в крепости.
        - За ней нужен уход!
        - Ладно. Оставьте кого-нибудь, - поморщился надзиратель.
        - Я останусь, - предложил я.
        - Нет, - резко встрял Дуболом. - Мы не можем лишиться сразу двух центровых. Принц пока не готов. Листик, присмотри за Ламией.
        - Хорошо, - кивнула женщина.
        Наш очередной поход прошел без особых приключений. Мы резали небольшие группы нежити в окрестностях Алионте и на ближайших трактах. Дуболом сказал, что практически все места в двух сутках езды от Гилтони-Сомауже зачищены чистильщиками. Со взятием Алионте тринадцатый отряд наконец смог выполнить и свою норму. Впереди лежал Дервиг. Население города составляло около десяти тысяч. Взять Дервиг приступом, если там есть мозговики, задача не для дружины Куневрона, как мне кажется. Все были уверены, что в таком большом поселении обязательно сыщется несколько мозговиков. Это значит, что выманивать нежить небольшими группами станет невозможно. Нас просто задавят массой. Проф, правда, заметил, что мозговики могут командовать на небольшом расстоянии. И количество управляемых мертвяков зависит от силы самого мозговика. Так что шанс есть, если собрать все отряды и действовать осторожно.
        Как-то мы сидели вечером возле костра, разговаривали ни о чем.
        - Мастер, ты как здесь оказался?
        - Из-за любви к оружию, - ответил мужчина. - Когда я вижу блеск стали, плавные изгибы клинка, то теряю голову. Я не мог в тот раз пройти мимо. Красавец-кинжал так и манил меня. Плохо, что он висел на боку какого-то хлыща. В общем, меня хотели упечь в тюрягу за грабеж сначала, но потом обыскали мое жилище.
        - И что там было?
        - Скажем так. Много оружия. Не понимаю, что в этом плохого? За то, что брал без спроса вещи - это я сам виноват. Только почему в лечебницу?
        - Кулинар, а ты?
        - На меня иногда находят приступы ярости. Плохо себя контролирую.
        У остальных сослуживцев были не особо занимательные причуды. По их словам выходило, что их упекли не за что. Просто потому, что они одаренные и чуточку странные. А значит, появляется законное основание засадить их в лечебницу на пожизненную подзарядку накопителей. Когда приехал граф Куневрон, то проходил жесткий отбор. Буйных и невменяемых отсеяли сразу. Тех, кто плохо знал формы, также не брали. Никто из тринадцатого отряда не колебался, когда их выбрали. Десять лет не слишком большая плата за то, чтобы начать жизнь с чистого листа.
        Меня очень заинтересовали запрещенные формы. Некоторые их части я нигде больше не встречал. Например - лапки, которые прицеплялись к ауре и выдергивали ее из только умершего тела. Плюс еще в одной форме, которая отвечала за привязку, встраивалась занятная часть. При массовой привязке она копировала магический контур и внедряла в каждого мертвяка. Я долго экспериментировал с лапками, пытаясь собирать с их помощью внешнюю энергию. Спустя сотню попыток мне удалось сделать так, что форма начала стягивать ману и запихивать в накопитель. Каково же было мое разочарование, когда я понял, что на эту работу уходит намного больше энергии, чем собирается. Бесполезная форма.
        Отмотав положенные дни, мы вернулись в крепость. Надзиратель Руви уже вернулся, поэтому Хенвикс покинул нас. Ведьма чувствовала себя сносно.
        - Ты как? - спросил я.
        Ламия подскочила ко мне в ярости:
        - Ты придурок!
        - Что?!
        - Посмотри на это!
        Ведьма оголила пострадавшее плечо, и я увидел тонкую полоску белоснежной кожи. Осторожно потрогав, я высказал:
        - Вполне неплохо восстанавливается.
        - Какого хрена она белая? И кого я только слушала? Идиота, который вырастил себе зеленую руку.
        - Если бы я знал, как контролировать цвет, то сразу сказал бы. Я рад, что ты пришла в себя. А то после ранения совсем расклеилась.
        Ведьма хмыкнула.
        - Пора валить отсюда. Итак уже задержались.
        - Ты что-то придумала?
        - Да. Сходим в вылазку, и я тебе все расскажу. Сейчас бежать нельзя - Руви только вернулся. Да и хочется порубать головы чертовым немертвым напоследок.
        - Как скажешь.
        На этот раз нашим надзирателем снова стал Руви. На крупные деревни мы не ходили. Выискивали небольшие поселки, углублялись в лес, приманивали мертвяков поисковыми волнами. Даже после наших зачисток можно легко встретить нежить на дорогах. Проф заметил, что это похоже на миграцию животных.
        На четвертый день я поделился с батраками своими наработками по новой форме - сборщику маны. Ведьма меня высмеяла. Мол, десятки тысяч лучших магов безуспешно бьются над этой задачей. Пока только Источники магии могут помочь в заполнении накопителей. Они тоже бывают разные. И к ним нужен свой подход. Заявление ведьмы только усилило мою жажду деятельности. Проф присоединился к спору:
        - Направление интересное. Хоть я и не разбираюсь в этой теме. Зато могу тебе помочь в другом. Я знаю форму, которая подстегивает работу мозга. Я ее часто использую, когда иссякают все идеи или не могу решить какую-то задачу.
        - Круто. Научишь? Это не опасно?
        - Нет, конечно. Я на многих ее применял. Если несколько раз подряд сплести, то голова будет болеть.
        Я подсел поближе к Профу и попросил:
        - Ну-ка, наколдуй мне эту форму. Может, и правда, что полезное в голову придет.
        Проф сверился со своим кодексом. И не торопясь принялся выводить магические линии. Ничего сложного. Надо будет потом себе записать. Маг закончил плести, и меня будто обдало теплой волной. На доли асенды потемнело, и я обнаружил себя лежащим на спине.
        Перед глазами прыгали разноцветные пятна. Что-то Проф о побочных эффектах не говорил. Вот падла! Врезать бы ему хорошенько. О, какое небо красивое! Закатное солнце раскрашивало его в невероятные цвета. Я повернул голову набок и сфокусировал взгляд на траве. Такая зеленая, сочная, легкая. Интересно, какой у травы привкус? Я потянулся и откусил травинку. Какофония вкусов ворвалась внутрь полости рта. Ого! Я сорвал еще травы и засунул в рот. Восхитительно!
        - Ты че натворил, дебил?! Да у него же крыша окончательно поехала! - послышался женский голос.
        - Я… я не знаю почему… Никогда подобного не случалось…
        Голос Профа. Он что-то сделал со мной. Что-то плохое. Вот ублюдок! Ну, я сейчас ему точно врежу!
        Я быстро поднялся на ноги и бросился в сторону парня. Проф не успел ничего сделать. Я словно бык врезался в него и сбил на землю. Сейчас он получит!
        - Змей, успокойся! Совсем сбрендил?!
        Со всех сторон бежали другие сослуживцы. Я повернул голову и посмотрел на говорившую. Ведьма. Ли, Эва, Лидия, Ламия. Женщина. Моя девушка.
        Я быстро встал, тут же забыв про Профа. И направился к Ламии.
        - Что с тобой?
        - Моя женщина. Идем.
        Я схватил ведьму за руку и потащил в заросли. Мимо растерянных сослуживцев. Ламии сложно было мне сопротивляться - с одной рукой и не до конца отойдя от ранения. Мы продвинулись в лес подальше от остальных. Девушка быстро не выдержала и резко выдернула свою руку из хватки.
        - Потрудись объясниться. Немедленно.
        - Раздевайся.
        - Что ты сказал?!
        - Раздевайся! Сейчас же!
        Я подошел к ведьме и начал расстегивать куртку. Девушка поначалу отбивалась, но вскоре поняла, что в таком состоянии ей со мной не справиться.
        - Идиот, ты хочешь, чтобы я тебя приложила?
        - Ты моя женщина!
        - Сам напросился, урод!
        Ведьма выбросила вперед руку, и меня быстро поглотила тьма.
        О-о-о. Голова раскалывалась адски, а во рту будто басхи нагадили. Я что всю ночь пил? Яркий солнечный свет выжигал глаза. Я закашлялся.
        - Очнулся, - послышался рядом голос ведьмы. - Ну, ты вчера и учудил.
        - Я никогда не слышал о подобной реакции, - подошел Проф. - Совершенно безопасное заклинание. Извини, Змей.
        - Да уж. Эта форма явно не для меня. Жаль, что не помогло с моим плетением… Может, сделать так, чтобы лапы сначала подпитывались сами, а излишки передавали в накопитель?
        Идея внезапно ворвалась ко мне в голову и захватила сознание.
        - Вечером будешь возиться со своими формами. Через полтелла мы выступаем. Да, и завтрак ты профукал.
        На закате мы разбили лагерь. Быстро поужинав стряпней Кулинара, я отошел в сторону и принялся экспериментировать. Ведьма подошла, уселась рядом и стала наблюдать.
        Черт знает с какой попытки, но у меня получилось сделать то, что я задумал. Лапа хватала ближайшую порцию магии и переносила в свой запасник. Когда резерв контура переполнялся, то излишки уходили в накопитель. С четверть телла я наблюдал, как работает лапка. Поразительно. Плетение, которое подпитывает само себя. Серебряная монетка и на десятую часть не заполнилась. Слишком много маны уходило на поддержание самого контура.
        - Похоже, ты создал нечто интересное.
        - Ага. Только маны сущий мизер.
        - Ничего, за пару лет сможешь заполнить монету. А там глядишь и на адабро перейдешь, - усмехнулась ведьма.
        Поразмыслив, я сплел еще десяток крошечных лап и завязал на ту же монетку. Поток маны возрос. Я сделал еще двадцать штук. Тут уже стало ясно видно, что энергия начала поступать в серебро. За пару теллов заполнится, я думаю. Обнаружилась другая проблема. Лапы быстро изнашивались. Все-таки в воздухе контуры держатся очень плохо. С тихими хлопками лапки приходили в негодность.
        - Ты плети, плети.
        - Что, если использовать ту форму? - пробормотал я.
        И тут же принялся за дело, выстраивая новые контуры. Получившаяся форма по образцу создает новые лапки. Та-а-ак. Как раз в кармане завалялось округлое стеклышко, которое подойдет в качестве заготовки под артефакт. Я начал собирать две формы воедино. За основу возьму свой серебряный амулет-накопитель, наполовину разряженный. Сверху в стеклышке крепим форму, которая производит контуры. Пусть накопитель отдает ману неохотно, лапки все равно будут появляться. Так. Надо сделать длину лап разной, чтобы они доставали дальше. Выглядит моя поделка невзрачно. Я осмотрелся в магическом зрении и поставил артефакт в место с высоким фоном.
        Неодаренный бы увидел только странную конструкцию из серебряной плашки, стекла сверху и непонятные воздушные завихрения. В магическом зрении же совершенно другая картина. Завораживающее зрелище. Даже ведьма подалась вперед, разглядывая, как рождаются лапки и начинают цеплять куски маны вокруг.
        - Не отобьется, - скептически сказала ведьма. - Смотри, как накопитель проседает.
        - Ты права. Все равно выходит занятно.
        - Да. Никогда не видела ничего подобного.
        - А как же Син в Гиблой долине?
        - Она из Источника питается. Это другое дело.
        Некоторое время мы молча наблюдали, как работает артефакт и новые лапки добавляются к общей куче.
        - Ладно, пошли спать, - зевнул я. - Завтра попробую другой вариант.
        - Разбирать не будешь?
        - А вдруг мана отобьется? И накопитель выйдет в плюс? Пусть лежит себе.
        Утром меня разбудил крик дозорного. Дежурил Весельчак.
        - Чего горланишь, шут? - недовольно сказала Ламия.
        - Хрень какая-то творится. Я отлить отошел на асенду. Гляжу - там в лесу такая фиговина в магическом зрении. Страшная. Шевелится. Будто щупальца ползут во все стороны.
        Нехорошее предчувствие посетило меня.
        - Покажи, где ты ее увидел, - попросил я.
        Наш отряд толпой двинулся в лес к знакомой поляне. Близко мы подойти не смогли. Впереди шевелилась огромная масса магических контуров. Примерно шагов двадцать в диаметре. Лапы хищно засасывали любой кусочек маны.
        - Я уже говорила, что ты непроходимый тупица?
        - Раз в день напоминаешь.
        - Что это? - требовательно спросил Дуболом.
        - Да это я вчера сделал. Хотел, чтобы накопитель сам заряжался.
        - И до каких же размеров эта штука вырастет?
        - Старые лапы все равно отмирают. По идее, должен наступить момент, когда артефакт не сможет восполнять контуры. Думаю, больше не вырастет.
        - Это опасно?
        - Не должно быть. Если там излишек маны, то накопитель просто ее не примет.
        Я осторожно подошел и дотронулся пальцем до контуров. Несколько лап шустро цапнули и отхватили по маленькому кусочку моей ауры. Я тут же отшатнулся. Больно. Я направил Аунко в пострадавшее место.
        - Совсем не опасно, - с сарказмом заметила ведьма. - Поздравляю, ты придумал новую аномалию Фон-Диеш. Мало нам немертвых. Я назову ее Сфера Селина. Или Сфера Идиота. Как звучит?
        - Первый вариант лучше. Блин, накопитель жалко. В следующий раз надо поставить ограничитель.
        - Змей, своими экспериментами занимайся подальше от отряда, - грозно сказал Дуболом. - Понял?
        - Понял, - вздохнул я.
        В оставшиеся дни мне так и не дали спокойно помагичить. Мы вернулись в Гилтони-Сома, где уже гуляла потрясная новость. Двумя днями ранее капитан Тезоннис объявил находившимся в крепости отрядам, что намечается общий сбор. То есть декаду с того дня все отряды будут возвращаться в крепость и никуда не уходить. Когда мы зашли в казарму, там уже находилось около шести отрядов, что ни разу до этого вместе не собирались. Стало немного тесновато. Что же будет, когда все пятнадцать отрядов съедутся?
        Хоть батраков в детали не посвятили, все понимали - будет поход на Дервиг. Слишком много времени у нас уходит на то, чтобы добраться до мертвяков. Все окрестности зачищены. Говорили, что нашу главную базу перенесут в Дервиг. А близлежащие земли отойдут Куневрону. Своеобразное соревнование для владетелей граничных областей. Кто первым очистит местность, тому и отойдет земля. Наверное, поэтому бессадорские графы так рьяно взялись за Фон-Диеш. Цепляют ошейник на первых попавшихся магов без документов. Про поход ходили разные слухи. Что граф пришлет гвардейцев к нам в помощь. Что с нами пойдет специально отозванный с фронта отряд военных. Что даже от Совета магов приедут посмотреть на штурм города.
        - Надо делать ноги. Определенно, - сказала Ламия. - Если мы пойдем в этот Дервиг, то по-любому все сдохнем. Рабов и психов пустят вперед на мясо.
        - У тебя же есть план?
        - Ага, слушай сюда…
        Надзирателя Руви я отыскал в офицерской.
        - Лер Руви, Ламия просит вас переговорить с ней по важному делу.
        Руви подозрительно уставился на меня.
        - Какому?
        - Не знаю. Мое дело передать. Она будет ждать вас в казарме.
        - Ладно. Лучше бы у нее было действительно важное дело, - нехотя поднялся надзиратель.
        Руви набросил накидку с лисой и пошел следом за мной в общую казарму.
        Ведьма сидела в стороне на одной из кроватей. Специально выбрали место так, чтобы рядом не было лишних ушей.
        - Лер Руви, присаживайтесь, - елейным голосом сказала ведьма.
        - Говори, что у тебя. Не задерживай.
        Надзиратель присел на соседнюю кровать. Я устроился позади, приготовив посох.
        - Зачем же так грубо? Я со всей душой к вам.
        - Ламия, прекрати свои игры. Я ухожу.
        - Куда же вы? Мы ведь столько вместе пережили. Лер Руви, вы мне стали будто отец. У вас ведь есть дочь, правда?
        - О чем ты?
        - Я так хотела познакомиться с вашей дочкой. А оказывается, у вас их две! Вима и Мануви. Очаровательные черноволосые близняшки. И жена Лиама. Такая красавица. Не боитесь, что она загуляет на стороне, пока вы здесь?
        - К чему ты клонишь? - с угрозой спросил надзиратель.
        - О, ничего особенного. В ближайшее время прибудет мой связной. И если я не подам ему условный сигнал, это послужит приказом… убить ваших славных дочурок и супругу.
        Я заметил, как напряглась спина надзирателя.
        - Ах, не стоит хвататься за амулет. Во-первых, у моего напарника отличная реакция. Может, вы и успеете активировать ошейники, но и сами умрете. Зачем вам рисковать? Всегда можно договориться. К тому же вокруг много чистильщиков в ошейниках. За их смерти вас по головке не погладят.
        - Что вы хотите от меня?!
        - Оказаться подальше отсюда, разумеется.
        - Это невозможно. Вы сами знаете систему. Я не имею понятия, какой из амулетов открывает ваши ошейники.
        - Ты надзиратель. Придумай, как нам сбежать. Ты же не хочешь, чтобы с твоими девочками позабавились? Наемники, они такие. Смотреть за ними некому.
        - Нет никакого способа!
        - Отвяжи нас от крепости. Какой максимальный срок?
        - Пять дней.
        - Это слишком мало. Тогда ты отдашь нам свой амулет.
        - Нет, он не будет работать с вашей аурой! И я не могу пойти с вами. Я же говорю, все продумано. Отпустите мою семью! Пока не поздно.
        - Не надо угрожать нам. Это ты давай думай. Пока не поздно.
        Надзиратель в отчаянии обхватил голову руками.
        - Нет способа! Меня повесят!
        - Зато дочки будут жить, не так ли?
        - Мрази! - плюнул Ру ви.
        Надзиратель вскочил и побежал на выход из казармы.
        - Б****, - выругалась ведьма и поспешила следом.
        Руви бегом проскочил в конюшню. Оседлав своего скакуна, надзиратель как метеор промчался через крепостные ворота и скрылся за деревянным частоколом. Мы с ведьмой стояли в ступоре, глядя в сторону выхода.
        - И что теперь?
        - Хрен знает. Такого развития событий я не предполагала. Руви-то оказался с яйцами. Поехал в одиночку вызволять семью. Герой чертов. Хотя мозгов не хватило сообщить о нас дежурным.
        - Как ты у Хенвикса вызнала про его семью?
        - Он недолюбливал Руви. И все равно, пришлось отвалить кучу серебра.
        - Наемников никаких нет на самом деле?
        Ведьма отрицательно покачала головой.
        - До дома ему ехать двое суток примерно. У нас мало времени. Гадство. Ладно. Завтра приступим к запасному плану.
        На следующий день ведьма отправила меня собирать вещи и готовить Уникуса и Пылинку к выезду. Сделав требуемое, я вернулся в казарму. Однако Ламии там не застал. Ведьма вернулась спустя полтелла и скомандовала следовать за ней.
        Мы вышли пешком за ворота Гилтони-Сома и пошли в сторону. Вскоре показались специальные окрашенные деревца, отмечающие конец двухлирной зоны. Если мы зайдем дальше, то нам снесет голову.
        - Здесь, - бросила ведьма и направилась к небольшому оврагу.
        Внизу на земле без сознания лежали четыре батрака в ошейниках. Их руки и ноги забавно торчали в разные стороны.
        - Кто это?
        - Рабы-добровольцы. Работай!
        - Чем ты их сюда заманила?
        - Не важно. Тренируйся на них.
        - Подожди. Я так не могу. Они же нам ничего не сделали. Такие же чистильщики, как и мы. Ты же сама была рабыней?
        - Какие рабы? Это преступники. На каждом из них висит как минимум по нескольку убийств. Да нам Единый спасибо скажет, если мы отправим их на тот свет.
        - Ты врешь. Это простые рабы. По одежде видно.
        - Заткнись! И делай свое дело! …Селин прав, мы не можем подвергать их опасности…Вы два упертых барана! Сейчас не время распускать сопли. Скоро вернется Руви, и нам крышка!
        - Нет, я не буду трогать их ошейники, - сказал я твердо. - Так поступают только плохие люди. Я на себе попробую.
        - Ты что несешь?! У тебя будет только одна попытка!
        - Я аккуратно.
        - Ты идиот. Только посмей сделать это!
        Что-то ведьма не на шутку разозлилась. Я потянулся к своему ошейнику, и в этот момент почувствовал прикосновение знакомой силы. Будто душу вынимают. То ли ведьма стояла далеко, то ли я уже приноровился.
        Нескольких мгновений мне хватило, чтобы дотянуться до посоха и активировать пробивное Бао.
        Вот зараза! По любому поводу лупит. Садистка чертова. Я пришел в сознание первым. Судя по солнцу, сейчас около полудня. Батраки все так же продолжали валяться рядом в нелепых позах. И Ламия вместе с ними. Я доковылял до ведьмы. Сначала мне хотелось ее пнуть, но потом передумал. Девушка беззащитно лежала на земле, раскинув руки. Я аккуратно перевернул Ламию на спину и подложил куртку под голову.
        Та-ак-с! А теперь займемся моим ошейником. Я уже давно наметил место, куда можно внедрить контуры. Как раз рядом с застежкой. Артефакт этот ужасно дорогой, и после выпуска очередного батрака его вешают на следующего. Бесплатные маги-рабочие окупаются многократно.
        Я как-то даже не задумывался о том, что делаю. Размеры контуров я уже сотни раз продумал у себя в голове. Удалось воплотить их в жизнь практически с первой попытки. И встали на свое место просто идеально. Я расстегнул ошейник и легко снял. Даже обидно. Если бы не опасения, я бы уже давно избавился от него.
        После того, как я сплел Лампи Аун, она быстро пришла в себя.
        - Что… Ты его снял?
        - Да.
        - Сын гнолла и болотной черепахи. Уф-ф. Сваливаем.
        - Подожди, а другие батраки? Я хочу помочь остальным.
        - Ты спятил? Да они уже рабы до мозга костей.
        - Все равно.
        - Ладно. Спросим наших. Ты сам увидишь, что я права.
        Я нацепил ошейник обратно и развеял контуры. Мы вернулись в крепость и собрали весь тринадцатый отряд в казарме.
        - Слушайте сюда, - резко сказала Ламия. - Мы собираемся бежать. Есть один способ. Кто с нами?
        Асенду висела тишина. Ведьма недовольно постукивала пальцами.
        - Лер Ламия, я не могу оставить любимую, - тихо высказался Принц.
        - Это надежный способ? - спросил Кукловод.
        - Да.
        - Эх-х. Нет. Если меня будут разыскивать, не видать мне театра.
        - Я не могу оставить своих воинов, - пафосно изрек Дуболом.
        - Мое место там, где Арьен, - тихо сказала Скала.
        Ого, не замечал между ними каких-то чувств. Дуболом удивленно глянул на Скалу. Похоже, он тоже был не в курсе.
        - Я тоже не смогу продавать свои зелья, - с понимающей улыбкой сказала Листик. - Так что идите без меня.
        - Моя коллекция оружия. Здесь недалеко. Я без нее не выдержу и декады, - помотал головой Мастер.
        - А мне и тут неплохо, - сказал Проф. - Каждый день новый материал для исследований…
        - Короче! Кто идет с нами? - оборвала поток слов Ламия.
        Светлая подошла ко мне и потянула за рукав. Что-то принялась писать в своем блокноте.
        - Ты с нами хочешь? - спросил я.
        Эльфийка часто закивала. «Западное побережье» гласила надпись на бумаге.
        - Мы потом с тобой обсудим. Кто еще?
        Молчание.
        - Как я и говорила. Им уже ничем не помочь, - заметила ведьма. - Так, безухая, собирай быстро вещи. У тебя пять асенд. И не вздумайте тут устраивать проводы. Селин, пойдем готовить коней.
        Светлая устроилась на У нику се вместе с ведьмой. Скакун Ламии более вынослив. Мы подъехали к дежурившим на воротах надзирателям. Бедняги все вспрели на такой жаре. Накидки с гербом им запрещалось снимать. Вдруг начальство прикатит?
        - Чёй-то вы при параде? - спросил один из охранников.
        - Наш надзиратель отправил нас в город за припасами.
        - Вы же из тринадцатого? Дык Руви ведь вчера ускакал куда-то.
        - Он уже вернулся, - соврал я.
        - В другую смену, похоже, было, - понятливо сказал один из охранников другому. - Дайте-ка мне на ваши ошейники взглянуть.
        Я спешился и подошел к надзирателю.
        - Ты смотри! Привязки нету! - воскликнул мужчина.
        - Вот урод! Он с похмелья совсем ничего не соображает. Чуть не угробил нас, - продолжила врать Ламия.
        - Ладно, давайте я вас отвяжу. Суток хватит?
        - Да.
        - Только обязательно и нам бутылочку привезите.
        - Конечно, лер, - улыбнулась ведьма.
        Я сразу бросил Аун на животных. Мы пустили коней вперед по тракту, уходящему на север. Скакали долго. На первой же развилке свернули на запад.
        - Хватит, - остановилась ведьма. - Снимай.
        Около телла у меня ушло на то, чтобы поочередно наложить контуры и снять ошейники с нас троих. Пока я работал, ведьма переговорила со Светлой. Эльфийка обещала не выдавать нас и не мешаться под ногами. Мы же помогали ей добраться до побережья. Удивительно, ведьма даже не искала никакой выгоды для себя. Хотя с еще одним магом будет легче отбиться, случись что. А взять со Светлой и так нечего.
        Дальше мы снова оседлали коней и тронулись в путь. Не успели проехать и четырех теллов, как я засек погоню:
        - За нами скачут девять всадников. Четверо одаренных.
        - Надзиратели. Ну, теперь посмотрим, кто из нас сильнее. Ты ошейники с собой взял? Лучше выкинь, а то взорвутся в сумке.
        Выбрасывать дорогостоящие артефакты было жалко, но осторожность победила. Ошейники полетели в канаву. Эх-х, а я хотел в них покопаться как следует.
        - Здесь принимаем! - решила ведьма и осадила Уникуса. - Я знаю, что вы скажете. Убивать не будем - просто оглушим.
        Мы спешились и отвели животных в сторону.
        - Светлая, встань сзади. Будешь заряжающей, если что, - сказал я.
        Боя как такового не получилось. Противников встретил двойной щит Сан ведьмы. Их плетения вязли в барьере. Я быстро оглушил всех пятерых, наколдовав пару пробивных волн Баов. И на что они надеялись? Во время схватки пришла одна идея по поводу множественных щитов. Надо будет поработать на досуге. И когда этот досуг появится, интересно? Столько форм еще не сделал красивыми, столько нового не открыл.
        - Идиоты. Наши отпечатки с собой таскали. Похоже, вот этот - аурник, - ведьма пнула ногой лежащего одаренного.
        - Как думаешь, у них есть еще копии аур?
        - Все может быть. Какая разница? Нас и так разыскивают все, кому не лень. Одним графом меньше, одним больше. Безухая, выбирай жеребца себе по вкусу. Остальных коней тоже забираем. Пусть пешочком пройдутся.
        Связываться с продажей лошадей и амуниции не стали. Толкнули за бесценок в ближайшей деревушке. И то с трудом. Крестьянин долго не мог поверить своему счастью. Смышленый попался - сразу понял, что добро нельзя светить.
        Следующие пять дней прошли в безостановочной гонке. Приходилось постоянно подбадривать лошадей магией, есть на ходу, спать вполглаза. В итоге ведьма не выдержала первой.
        - Все! Если я сейчас не посплю на нормальной кровати и не помоюсь в ванне, то кому-то откручу голову.
        В Увельен мы попали без труда. Небольшой город почти на границе владений графа Куневрона и герцога Вистиена. Никакой стены, никаких дотошных стражей. Правда и обстановка в городе оставляла желать лучшего. Грязь, ворье, нищета и бандиты.
        Найдя не самый захудалый трактир, мы решили остаться на ночь и прошли внутрь. За стойкой сидел типичный трактирщик. Лысый, с объемным пузом и взглядом опытного торгаша.
        - Чего изволите?
        Раз я единственный мужчина в компании, то и обращаются всегда ко мне.
        - Нам… две комнаты на ночь. Ужин, воды горячей, вещи постирать. Про коней тоже не забудьте.
        - Вот два ключа, леры. Вам ужин в номер подать?
        - Мы здесь будем есть.
        Когда мы поднимались в комнату со своими сумками, ведьма заметила:
        - Надо же. Раньше, чуть что, у меня разрешение спрашивал. Растешь.
        - Я решил сэкономить. Вы ведь обе девушки. Поспите вместе.
        - Единый мой! - притворно удивилась Лу. - Неужели - это то, что люди называют… шуткой?
        - Хех. Вроде того.
        Глава 12
        Завтрак мы с ведьмой благополучно проспали. Солнце уже светило в окно, когда я разлепил глаза. Рядом тихо сопела Ламия. Я осторожно приподнял покрывало и осмотрел ее плечо. Нормально. Уже предплечье начало формироваться. Только белого цвета. Забавно. Может, это из-за того, что она была Черной ведьмой? Теперь со светлыми волосами и белой кожей она больше походит на Белую ведьму. Однако спина у нее, и правда, вся исполосована. Некрасивые шрамы. Надо доучиться на М’лечащего, если будет время. Сделаю красиво.
        Обедали мы неспешно. Смакуя различные деликатесы. Любое блюдо в трактире нам казалось пищей богов после походной или крепостной стряпни.
        - Эй, ушастая, тебе есть куда податься?
        Эльфийка быстро написала в блокноте:
        - Хочу перебраться в Аннисот.
        - И сколько у тебя денег с собой? Думаю, меньше чем за три адабро, тебя никто не повезет через океан.
        Светлая поникла.
        - Восемьдесят серебряных, - написала эльфийка в блокноте.
        - Ничего, отработаешь годик шлюхой портовой, может, и накопишь.
        - Одолжите мне денег, пожалуйста.
        - У меня столько не наберется с собой, - сказал я. - К тому же взамен надо что-то дать. А у тебя ничего ценного нет.
        - Нашла дурачка …Если не будет другого выхода, я дам деньги, - твердо сказала Ли. Лу недовольно нахмурилась.
        - Ламия, мы заедем в Нахрам?
        - Не зови меня Ламия.
        - Лидия? Эва? Ли?
        - Ли Вантихосо. Но представляться я буду сама. Думаешь, Вивьен там?
        - Не знаю. Столько времени прошло с момента ее помолвки с лордом Вистиеном.
        - И зачем ты хочешь с ней встретиться? Отчитаться?
        - Попросить об услуге. О нескольких услугах. Знаю, что тебе это не по нраву. Нахрам ведь нам по пути?
        - Да, но охраняется он лучше, чем это захолустье.
        - Эту проблему я возьму на себя.
        Земли герцога Вистиена простирались почти до самого побережья. На севере граничили с Тазамом. Судя по слухам, активные боевые действия прекратились. Обе стороны решили сделать передышку. Не знаю, кому это пойдет на пользу больше. Нахрам - крупный торговый город, центр области. До столицы Бессадора ему далеко, но рынки его славятся даже в Тазаме. И, конечно, голубое нахрамское. Крепкий напиток, знаменитый на весь Авальдор. Необычный терпкий вкус и голубой цвет ему придает местный фрукт.
        Около семи дней у нас ушло, чтобы добраться до цели. Как и многие другие густонаселенные города, Нахрам состоял из двух частей. Внутренний город, с высокой каменной стеной, где находились все административные здания, проживали богатые вельможи, купцы, аристократы, располагались дорогие заведения и лавки. И внешняя часть из простых деревянных или каменных построек среднего и бедного класса. За въезд во внутренний город взималась пошлина. Стражники на воротах тщательно осматривали всех входящих, как минимум пара одаренных проверяла ауры.
        - И как ты хочешь проникнуть туда? - спросила ведьма, скептически оглядывая ворота. - Напролом не выйдет. Весь город на уши поднимем.
        - Подождем вечера. Вон - в той таверне посидим.
        С наступлением сумерек мы втроем покинули таверну и отправились пешком вдоль стены внутреннего города.
        - Хочешь перелететь?
        - Ага. Давно хотел попробовать.
        - Навернешься.
        - Что я совсем дурак? Сначала на каком-нибудь валуне попробую.
        Строить вблизи стены запрещалось, поэтому мы с трудом отыскали скрытое от чужих глаз место. Наверху стояли тусклые магические светильники. Будем надеяться, что патрулируют стену не слишком рьяно. Я приступил к переделке Баокора. На все про все у меня ушло около телла. Я не торопился и внимательно проверял каждую деталь. Получилась небольшая платформа на одного человека с одиноким поручнем. Испытания прошли успешно. До полноценного полета еще далеко. Для этого надо делать управляющий артефакт.
        - Светлая, заходи на платформу. Как достигнет верха - прыгай на стену и ложись, чтобы не засекли.
        Эльфийка кивнула, хотя было видно, как не хочется ей это делать. Падение с двадцатишаговой высоты может кончиться плачевно. Однако все прошло по плану. Сначала мы по очереди поднялись, потом я плел аналогичные формы, чтобы спуститься.
        Достоверной информации у нас не было. Только слухи о том, что Вивьен Кэласс еще не покинула Нахрам. Придется положиться на удачу. Вантихосо и Светлую я решил не брать с собой. Сложно представить, что может учудить ведьма. Эльфийка только кивнула головой, а вот Ли устроила целый скандал:
        - Ты что от меня опять скрываешь?!
        - Ничего я не скрываю! Мы встречаемся, так?
        - И что с того?
        - Парой без доверия не становятся. Значит, мы должны верить друг другу.
        Вантихосо недовольно молчала.
        - Я держу слово, данное тебе. Ждите здесь.
        - Один телл, не больше, - смилостивилась ведьма.
        - Постараюсь успеть.
        Я нанял презентабельный экипаж, чтобы не выглядеть совсем уж подозрительно. Резиденция герцога Вистиена охранялась на славу. Несколько одаренных и десяток гвардейцев дежурили возле главных ворот. Плюс наверняка внутри есть еще охранники. Подъехав ко входу, я обратился к привратнику.
        - Уважаемый, я хочу встретиться с лер Вивьен Кэласс.
        - Вам назначено?
        - Нет. Уверяю вас, ее высочество меня примет.
        - Подождите.
        Один из привратников отлучился и вскоре привел другого стража. Судя по всему, начальника караула.
        - С какой целью вы интересуетесь ее высочеством?
        - Я хочу встретиться с лер Вивьен Кэласс. Пожалуйста, сообщите ее высочеству, что прибыл Селин Велиостро, - я вытянул руку, чтобы была видна красная печатка. - Это кольцо доверенного человека императорской семьи Кэласс.
        - Я в тазамских регалиях не силен, лер.
        - Немедленно сообщите о том, что Селин Велиостро желает встретиться с ее высочеством. Вы же не хотите себе проблем?
        Начальник пожевал губами, но все же двинулся в здание. Через некоторое время он вернулся со спутницей. Длинные торчащие уши недвусмысленно намекали на принадлежность к эльфийской расе.
        - Шеа, привет!
        - Селин, и, правда, ты. Какими судьбами? Пропустите его.
        - Долгая история.
        Я прошел во двор и последовал за эльфийкой.
        - Ним тоже здесь?
        - Она в городе. Отлучилась по делу. Слушай, Селин…
        - Да?
        - У вас кое-что было раньше. Ну ты понимаешь… Ним прошла лечение М’лечащего и сейчас… В общем, ты бы на многое не рассчитывал.
        - У меня девушка есть.
        - Серьезно?
        - Чему ты так удивляешься?
        - Не ожидала просто. Пойдем, покои ее высочества в левом крыле. Тебя долго не было, поэтому я буду присутствовать рядом. Извини, такая работа.
        Вивьен Кэласс восседала на софе в простом платье. Когда я зашел, столик сервировали всякими вкусностями и разливали чай по чашкам. Принцесса поднялась и пошла мне навстречу.
        - Ты как всегда прекрасна, Вивьен, - я аккуратно поцеловал протянутую руку.
        - Благодарю. А ты как всегда неряшливо одеваешься. Ради меня мог бы выбрать более приличный наряд.
        - Извини. Только с дороги.
        - Садись, угощайся. Что привело тебя в Нахрам? Я полагала, ты служишь где-то далеко на востоке?
        - Долгая история. У меня не так много времени. Меня девушка ждет.
        - Девушка? Твоя?
        - Что вы все так удивляетесь? У меня не может быть девушки?
        - Не злись. Я просто спросила. Так как ты здесь оказался?
        - Ты слышала о последних событиях на восточном фронте?
        - До меня дошла информация, что войска взяли Гиблую долину. Сам понимаешь, сюда письма идут долго. Брат лично поехал в Давантор награждать отличившихся. Ты причастен к этому? Подожди… Тэриан писал о том, что на Гиблую долину заключен договор. И что-то упоминал про моего знакомого. Уж не ты ли это?
        - Я. Так получилось. Теперь я свободен от службы на два года. Сопровождаю одного человека через Бессадор. Я хочу попросить тебя об услуге.
        - Говори.
        - Шеа, ты тоже послушай. В пути я повстречал эльфийку. Так вышло, что я освободил ее… считай из рабства. И ее разыскивает граф Куневрон.
        - Граф Куневрон? Хитрый лис?
        - Он самый. Ты можешь нанять ее? Она неплохой маг и лекарь. Я подумал, что твои эльфийки ей будут рады.
        - Это не будет большой проблемой, Шеа?
        - Конечно, мы поможем сестре в беде.
        - Да. Она немного не от мира сего. И не говорит. Не знаю почему.
        - Тогда мы тем более обязаны помочь. Дух-прародитель учит помогать собратьям, - произнесла эльфийка.
        - Спасибо. И еще. Я хотел узнать. Если, допустим, есть человек, которого разыскивают в Тазаме и Бессадоре. Этот человек… не сказал бы, что хороший. Но это свой человек. Ты можешь ему помочь?
        - С Тазамом - возможно. В Бессадоре у меня нет таких полномочий. Я только могу попросить Вистиена. Но ты же понимаешь, что такую услугу не делают просто так. Даже ради друзей.
        - Что ты хочешь?
        - Несколько свиданий.
        - У меня девушка есть.
        - Это лишь дружеские встречи. Или твоя девушка настолько ревнива?
        - До ужаса.
        - Решай сам, что тебе важнее.
        - Я понял, спасибо. Извини, я не могу остаться надолго.
        - Вот как? Я тоже скоро покину Нахрам. До свадьбы я пробуду в Мостфеле.
        - Как лорд Вистиен?
        - Грамотный политик. Брак для него - всего лишь ступенька на пути укрепления власти и расширения влияния. Пока ты не ушел, я должна тебе кое-что рассказать. Помнишь о покушении на меня в той поездке? И последующих нападениях, на тебя в том числе?
        - Помню. Выяснили, кто это был?
        - Да. Один Владеющий восточной провинции. Ты о нем вряд ли слышал. Зато я ему здорово насолила, когда жила в Гаралдуне. Можешь не переживать, он наказан. Дознающие раскрыли целую подпольную ячейку Лишающих и поймали одного из руководителей. Очень живучая организация. Мои люди искали в документах и у пленников любую информацию о покушениях. О Селине Велиостро также спрашивали. И тут вылезла одна очень давняя история. Многие детали утеряны, но основное мы смогли раскопать в архиве. Я считаю, ты должен знать. Это случилось более четверти века назад. Твой отец, Калар Велиостро, тогда был простым Проверяющим первой ступени. К нему попали серьезные улики об укрывании налоговых сборов несколькими старшими Владеющими. Ты должен понимать, что это значит. Ему присылали письма с угрозами. Два раза избивали. Грозились покалечить жену и детей. Но твой отец не отступился и продолжил копать. Тогда и появился некто Авеллус, Лишающий второй ступени. Гнуснейшая личность. Он скончался несколько лет назад в столичных казематах. Маг, который изувечил сотни людей. Его нанимали проучить Велиостро. Авеллус всегда
относился к заданиям с большой ответственностью и любил… оригинальный подход. Нападение на Беринну Велиостро, беременную тобой, - его рук дело. Не знаю, что за заклинание он применил, и знать не хочу. Подобные вещи должны уничтожаться сразу.
        - Вот оно что, - тихо сказал я.
        - Твой отец смог каким-то чудом выбить аудиенцию у моего отца, императора Шантариэна. Он не отмахнулся от слов Проверяющего. Шантариэн начал большое расследование, и многие тогда лишились своих постов. Не мне судить твоего отца. Он выбрал правду и стоял до последнего. Думаю, каким бы Калар не был бесчувственным, необходимость видеть каждый день своего отсталого сына приносила ему немало страданий. Как напоминание о его выборе.
        - Он выбрал правду, - повторил я. - Отбросил отношения. И сразу получил повышение. Так?
        - Так. И титул Владеющего первой ступени.
        - Одному моему знакомому эта история пришлась бы по душе. Мне пора, Вивьен. Я безмерно благодарен тебе за честный рассказ. Если все сложится удачно, я вернусь в Старобрадфель. И обязательно навещу тебя.
        - Береги себя, Селин.
        - И ты, Вивьен, береги себя.
        Я раскланялся и быстро направился на выход.
        - Ну, где там твоя эльфийка? - поинтересовалась Шеа, когда мы подошли к воротам.
        - Асенду.
        Я быстро разыскал своих компаньонов и обратился к Светлой:
        - Ее высочество согласна принять тебя в Охраняющие. Вивьен сможет защитить тебя от Куневрона. Если постараешься, то быстро заработаешь себе на билет в Аннисот. А может, и навсегда решишь остаться. Не волнуйся. С тобой будут эльфийки Шеа и Ним.
        После некоторых раздумий Светлая кивнула.
        - Отлично. Я скоро вернусь.
        Я отвел Светлую к Шеа. Бывалая Охраняющая стала придирчиво осматривать новенькую. Постоянно бурчала что-то недовольно. Про вялые мышцы, неразвитую ауру. Но потом дошла до головы и заметила странность. Пусть у Светлой и густые волосы, однако настоящих эльфийских ушей они бы спрятать никак не могли. Шеа быстро отогнула прядь и пораженно застыла. А потом разразилась гневной тирадой на эльфийском. Хоть я и не знал языка, смысл угадывался легко.
        - Я пойду, если вас все устраивает. Удачи, Светлая. Шеа, не обижай ее.
        - До встречи, Селин.
        Ведьма нервно постукивала пальцами. Очень уж не любит Вантихосо, когда ее отодвигают на второй план.
        - Все! Теперь точно все, - поднял я руки. - Едем в твой Ломпесс.
        - Ладно. Хотя бы ты сплавил эту дуреху безухую.
        - А я думал, вы с ней в хороших отношениях.
        - Отношения со светлыми эльфами? Не смеши меня. Я их ненавижу всех до единого.
        - Это расизм. Так нельзя. Есть много хороших эльфов.
        - Засунь их себе в задницу. Хороших эльфов он нашел. Уж не про ту ли ушастую ты говоришь, с которой кувыркался?
        - При чем тут это? Ты что-то опять злая. Давай снимем номер во внешнем городе. Здесь мне как-то некомфортно.
        Последней остановкой на нашем пути к Ломпессу стал городок Виеруж. Ничем особо не примечательный. За несколько серебрушек стража легко пропустила нас. В предыдущем же населенном пункте все прошло не так гладко. Наша парочка вызвала подозрения у стражников. Ведьма попыталась дать на лапу, однако охранник попался с принципами. Еще и пара магов дежурила на воротах. Пришлось их быстро глушить и делать ноги из города.
        В остальном же наш путь проходил удачно. За исключением того, что ведьма останавливалась в каждом поселении. Вантихосо снова перекрасила волосы в черный цвет. Обновила гардероб. Я тоже прикупил новые сапоги, штаны и прочую мелочь. Выглядело так, будто ведьма не хочет добраться до Ломпесса и тянет время. Когда я ее спросил об этом, Лу ответила, что никаких сроков не было оговорено в нашем соглашении. Если надо, будем и кварту еще ехать. Зато Ли вволю нагулялась. Мы ходили с ней на свидания, как она и мечтала. Иногда целовались, однако дальше с доброй сущностью дело не заходило.
        Все же мы въехали в Виеруж, который располагался всего в пятидесяти лирах от моря. Ломпесс - чуть южнее. Портовый город среднего пошиба. Можно и за один переход доехать, только с нашей текущей скоростью уйдет не меньше двух дней.
        Как говорится, ничего не предвещало беды. Нагулявшись с Ли, мы обильно поужинали в гостинице. Я довольно откинулся в кресле:
        - Почитай, уже прибыли. До Ломпесса всего ничего.
        - Мне в Ломпесс не надо, - сказала Лу.
        - Что?
        - Иглинтесс, это в трех днях севернее.
        - Почему сразу не сказала? Опять твоя паранойя?
        - Предосторожность никогда не помешает.
        Поднявшись в номер на втором этаже, мы предались с Лу любовным утехам. Из-за страшной жары окно в комнате было приоткрыто. Услыхав во дворе подозрительный шум, Вантихосо немедленно подскочила к окну.
        - Что там?
        - Ничего особенного. Просто боевая звезда пришла за нами.
        Ведьма стала одеваться, и я последовал ее примеру.
        - Что за боевая звезда?
        - Элитное подразделение Бессадора. Это тебе не тупые патрульные или надзиратели Куневрона. Я смогу вывести из строя двоих, максимум четверых. Остальные будут на тебе. Их слишком много.
        - С другой стороны из окна можно перебраться на соседнюю крышу, - вспомнил я.
        - Сойдет. Тряпки бросай. Бери только деньги.
        Ведьма выскочила в коридор. Я последовал за ней, на ходу надевая сапоги. Ли, не снижая темпа, выбила противоположную дверь заклинанием. Со стороны лестницы послышались крики. Мы быстро вылезли через окно и побежали по кровлям. Наклон скатов крыши в Виеруже достаточно большой. Однако в середине обычно оставляли ровный проход. Как раз, чтобы прошел человек.
        Несколько преследователей полезли за нами по крышам. Мы с ведьмой благоразумно окутались Банку - подвижными куполами защит. Сзади иногда прилетали наспех выпущенные заклинания. Купол Вантихосо один раз пробило, но ее саму не задело.
        Основная же масса из боевой звезды иногда догоняла нас по земле на лошадях. Мы часто меняли направление, когда была возможность перебраться на соседнюю улицу. Тогда бессадорцы отставали. Спасибо плотной застройке Виеружа. Я бежал впереди, и времени оглядываться не оставалось. Перепрыгнув на очередной дом, я услышал крик сзади. Обернувшись, увидел ведьму, быстро съезжающую по скату крыши. Не знаю, как это случилось. То ли одно из заклинаний преследователей нашло свою цель, то ли она банально поскользнулась. Одной руки было недостаточно, чтобы удержаться наверху. Ли навернулась вниз со второго этажа и упала прямиком на торговый навес с овощными ящиками. Вот черт! Я выпустил по противникам на крышах несколько пробивных Бао. Одного задело, но двое других благоразумно спрятались за какой-то выступ.
        Боевая звезда шустро взяла ведьму в кольцо. Ли окуталась сразу двойным щитом и оглушила троих ближайших магов своей силой. Тем не менее, преследователей оставалось еще около двух десятков. Я успел бросить пробивную волну вниз на улицу, однако щиты нападавших держали отлично. Не хуже моей усиленной Банку. Уложил всего двоих. Дальше все произошло мгновенно. Слитный залп пробивных плетений разметал щит ведьмы. Следом прилетело несколько оглушающих форм, отбросив Ли на землю без сознания. Мы им нужны живыми, видимо. После этого боевая звезда обратила свое внимание на мою персону. Полетели разнообразные заклинания. Они врезались в кровлю домов, свистели в воздухе, вязли в защите. Банку стала проседать. Я отбежал немного по крышам. Две трети маны уже нет. Хотя наверху я в относительной безопасности. До тех пор, пока не залезут новые противники. Или спрятавшаяся парочка не выберется из своего укрытия. Я осмотрелся. Вдалеке крыши заканчивались практически у самого выхода из Виеружа. Вполне можно увести коня и скрыться. Хотя надолго ли?
        - Нарушитель! - разлетелся звучный голос. - Сдавайся сам! Или мы прибьем твою сообщницу!
        Я спокойно обдумал различные варианты. Хм-м… может сработать. Если повезет. Я вернулся к месту падения ведьмы.
        - Не стреляйте! Я спускаюсь.
        Используя новое воздушное плетение, я спустился на землю.
        - Бросай посох! Держи руки, чтобы мы видели!
        Я выполнил все требования. Ко мне подошел мужчина и нацепил антимагический браслет. Я почувствовал, как начал стремительно опустошаться резерв маны.
        - Попался, голубчик. Долго же мы за вами бегали.
        - Я не голубчик. Меня зовут Селин Велиостро.
        - Ни че. В тюряге быстро привыкнешь. Двигай к бабе.
        Ведьму уже привели в чувство. Она сидела с таким же браслетом на руке. Вокруг люди оказывали помощь своим раненым товарищам. Только парочка держала нас на прицеле посохов.
        - Ты идиот. Почему не убежал?!
        - Зачем ты сразу обзываешься?
        - А кто ты еще, кроме как безмозглый идиот?
        - Я не настолько сильный, как ты или тот Эрик, про которого ты говорила… Или папа Калар. Я не могу просто так бросить тебя. Вдруг с тобой бы что-нибудь сделали?
        - Со мной в любом случае что-нибудь сделают, придурок.
        Ведьма в злости пнула меня по ноге. Я ударил в ответ. В следующий миг мы уже катались по мостовой, и нас пытались разнять военные. Вскоре нас растащили. У Ли немного разбита губа. Я же почувствовал намечающийся синяк под глазом.
        - Довольна?
        - Да. Уже лучше.
        Нас усадили в повозку и покатили, как я сначала подумал, прочь из города. Но нет, возле внушительного строения, напоминающего замок, только без башенок, телега остановилась. Нас вышел встречать высокий мужчина в форме. Будто дорогих гостей.
        - Давно у нас не было столь разыскиваемых персон, - начальник потер руки. - Дознаватели от Совета прибудут не раньше декады. Но у нас и свои есть. Чем мы хуже, правда? Селин Велиостро и Лидия Шамелла, так?
        Мы промолчали.
        - Уведите их в камеру. Завтра приступим.
        Конвоиры повели нас внутрь. Хорошо хоть не в подвал. Не люблю сырость. Судя по звукам из-за других закрытых дверей, мимо которых мы проходили, здешняя тюрьма отнюдь не пустовала. Нам отвели небольшое закрытое помещение на втором этаже. Две жесткие шконки, отхожая дыра и крохотное зарешеченное окошко.
        - Можете развлечься напоследок. Кто знает, может, уже завтра тебя лишат инструмента? - гыгыкнул один из охранников и захлопнул за нами прочную дверь на засов.
        Ведьма устало уселась на койку:
        - Надеешься, что Вивьен тебя вызволит?
        - Может быть. Не думал об этом, когда сдавался.
        - Ты просто дегенерат.
        - Это уже мой третий плен за год!
        - Идешь на рекорд.
        - Что с нами будет? - спросил я.
        - Я могу держать язык за зубами. А вот не сболтнешь ли ты лишнего?
        - Я не люблю боль.
        - Догадываюсь. Может, мне лучше убить тебя, пока есть шанс?
        - Думаешь, в этот раз никто не заметил, что ты не кидала Бао? И как-то оглушала людей, не пробивая щит? Да и сможешь ли ты убить меня?
        - Сам знаешь, что нет. Зачем ты полез за мной?
        - Будь оптимисткой. Мы живы, а значит, не все потеряно.
        Ведьма снова принялась поливать меня грязью, но я перестал обращать на нее внимание. Так, что у нас есть? Похлопав себя по карманам, я ничего не обнаружил. Всю мелочь, амулеты и кольца отобрали. О! Пряжка ремня. По-моему там есть какой-то процент серебра. По крайней мере, так меня уверял продавец.
        Я начал снимать ремень.
        - Ты это серьезно? - мрачно заметила Лу.
        - А чего? Оторвемся напоследок.
        - Возможно, ты и прав, - вздохнула Ли. - Лучше уж с тобой, чем с этими…
        - Эй, да я шучу. Твоя сила не работает?
        - На одного мне может и хватит запаса, но надо коснуться рукой.
        - Ясно.
        - У тебя есть план?
        - Ну, так. Попробую кое-что.
        Я осмотрел камеру. Сплошной камень и дерево. Прутья решеток на окне слишком высоко. Неудобно будет. Если только залезть Ли на спину. Хех, это было бы забавно. Еще дверь. Обита железными полосами. Плюс окошко для еды с металлической задвижкой. Но если дверь откроют, то все провалится. О! На стене на уровне пояса я заметил несколько вмурованных в каменную кладку железных штырей с кольцами. Похоже, сюда приковывают кандалы пленников. Нас же даже не связали. Местные тюремщики слишком уверены в своих силах. Думают, что маги в браслетах беспомощны? Посмотрим.
        С помощью пряжки я аккуратно счистил ржавчину с одного из штырей. Ведьма заинтересованно подошла и стала следить за моими действиями. Я передал ей пряжку:
        - Заполняй маной.
        - Что?! Какой в этом смысл? На мне браслет!
        - Хочешь выбраться? Заполняй!
        Ведьма, что-то бурча себе под нос, вернулась на койку и сосредоточилась на пряжке-накопителе. Ну что же, приступим! Я сгорбился и стал внедрять контуры. Со стороны ничего и не заметно, наверное. Контуры - это громко сказано. Максимум, на что меня хватало - это сплести крохотную часть контура. Даже простейшие, элементарные формы приходилось разбивать на сотню частей. Браслет исправно выплевывал всю мою ману наружу, оставляя сущие крохи. Так, крупица за крупицей, я начал встраивать форму в штырь. Ужасно долго.
        Через два дня нам принесли еду. Правда, ведьма сказала, что прошло всего три телла, однако мне они показались вечностью. Судя по ауре, разносчик еды не был одаренным. Отличная новость! Есть тюремную бурду никто из нас не захотел. Когда миски унесли, я вернулся к работе. Еще примерно шесть теллов у меня ушло, чтобы встроить форму. Невероятно бесящее ощущение. Будто пытаешься поливать грядку из решета, нося воду из бочки и все проливая по дороге. Лишь жалкие капли оказываются в нужном месте. Я глянул в окошко. Уже стемнело.
        - Вроде все. Как твои успехи?
        - Хрень полная, - ведьма бросила мне пряжку.
        Я осмотрел накопитель. Не густо.
        - Должно хватить на одну.
        - Что ты там мастеришь? Этого даже не хватит, чтобы разжечь костер.
        Ведьма снова подошла и стала наблюдать за моими действиями. Я положил пряжку на штырь и подключил накопитель.
        - Запускаю.
        Форма заработала. Крохотная лапка-контур вылезла из штыря и стала собирать разлитую вокруг ману. На вторую не хватило. Я поднес антимагический браслет поближе. От него постоянно исходили волны маны, которую он крал у меня. Лапка шустро пополняла свой запасник, и вскоре первые порции энергии потекли в накопитель-пряжку.
        - В прошлый раз форма работала до конца, помнишь? Значит, лапка успеет выйти в плюс, пока не исчезнет. Остается только ждать, пока наберется достаточно маны.
        - Я тебе когда-нибудь говорила, что ты гений?
        - Нет. Ни разу.
        - Ты гений, Селин Велиостро.
        - Спасибо. Будем подносить браслет по очереди. Надо успеть за ночь.
        Через некоторое время собралось достаточно маны, и появилась вторая лапка. Первая же вскоре исчезла. Однако запас энергии в накопителе чуть увеличился. По моим грубым прикидкам, лапа отбивает примерно десять процентов маны. То есть возвращает в накопитель тот запас, который был потрачен на ее создание плюс еще примерно десятую часть. Если подносить наш браслет, то процент увеличивался еще больше. Вскоре две лапки стали работать постоянно. Три. Пять. Десять. Я поменялся с ведьмой и прилег отдохнуть.
        - А ты называла ее Сферой Идиота. Я покажу вам всем Сферу Идиота!
        Ведьма ничего не ответила. Хех. Знает, что была не права, но соглашаться со мной не желает. Через некоторое время Ли заметила:
        - На фоне этого, моя ведьмина сила - просто детский лепет.
        - Это что, такая крутая форма? - спросил я скептически.
        - Я никогда не слышала о подобном. Может, где-нибудь и есть такие формы. Но маги явно не спешат делиться ими с миром. Представь, что будет, если это дело поставить на поток? Это же практически портативный Источник магии! Постой, может, другие Источники на самом деле и есть такие же формы?!
        - Это вряд ли. Источников слишком мало.
        - Да, я погорячилась. Представь себе. Необходимость держать одаренных в рабстве отпадет. Армии смогут брать передвижные Источники в бой. А какие артефакты можно делать с постоянной подпиткой? Страна, которая первой поставит себе подобное оружие, будет непобедима. С таким козырем ты сам должен торговаться с бессадорцами.
        - Если они начнут меня пытать, я им все выдам. И тогда я уже стану не нужен.
        - Тоже верно. Ай!
        - Не суй браслет близко. Они далеко достают.
        - Без тебя знаю, - огрызнулась ведьма. - Ешьте-ешьте, мои дорогие. Растите большими, - Лу засюсюкала с контурами-лапами будто с маленькими детьми. - Вот накопим маны. Снимем браслеты. И разнесем тут все на хрен. Было бы славно перерезать им всем глотки. Жаль, Ли не даст. И этот упырь еще. Мой парень. Ешьте, не отвлекайтесь. Вы ведь и живую ауру съедите, верно? Мои милашки. И это правильно. Такова жизнь. Сильный поедает слабого.
        - Бешгу, мой старый напарник, говорил, что сила в том, чтобы защищать слабых.
        - Что ты вечно на чужие слова полагаешься? У тебя своего мнения нет? Мужик ты или кто? У настоящего мужчины всегда должно быть свое мнение. Согласен?
        - Подожди. Если я с тобой соглашусь, то это будет значить, что у меня нет собственного мнения. Раз я со всеми твоими словами соглашаюсь. Блин, ты меня запутала. Короче, у меня есть свое мнение. Сколько там?
        - Фиг знает. Штук тридцать. Надеюсь, из нее не вырастет такая же сфера, как в Фон-Диеш?
        - Я ограничил сотней лап.
        - И как ты будешь доставать накопитель из этого кокона?
        - Будет больно. Может, получится чем-то сбить пряжку на пол.
        Прошло несколько теллов. Начало светать. Мы решили, что тянуть дальше нельзя. Хоть пряжка и не заполнилась до конца.
        Целый рой маленьких цепких лапок вился вокруг штыря возле стены. Со второй попытки с помощью рубахи мне удалось сбить пряжку на пол. Очень осторожно я просунул руку под сферу и достал накопитель. Одна гадина все-таки смогла цапнуть, но это не так страшно. Лапки все еще продолжали делать свою работу, только ману теперь складывать им некуда. И копирующей форме не из чего создавать новые лапы. Жить сфере осталось недолго.
        Все уже было приготовлено. В соседнем штыре сидела довольно простая огненная форма, зато не требовательная в плане энергии. Маны в пряжке ведь скопилось немного. Делать надо быстро. Если с первого раза не выйдет, и лапки помрут, придется начинать все с нуля. Поэтому и взяли такую элементарную форму. Я положил накопитель на штырь и поднес правую руку с браслетом к навершию.
        - Не тяни. Шрамы украшают мужчин. Да и вообще. Неправильно, когда у девушки шрамов больше, чем у парня.
        - Лучше бы твои убрать, чем мне новые делать.
        Я стиснул зубы и активировал форму. Узкий луч ударил в браслет, задел краем руку и улетел дальше в стену. Камень, куда попали остатки заклинания, начал плавиться. Я отдернул руку и принялся мотать в воздухе.
        - Горячо. Горячо!
        - Да не дергайся. Дай сюда.
        Я протянул ведьме руку с раскаленным браслетом. Он был очень толстым и крепким, чтобы его невозможно было разбить. Ли стала пробовать разжать замок браслета, обмотав руки тряпками. Артефакт не поддавался.
        - Твою мать. Не получается, - с досадой бросила Вантихосо.
        - Ничего. Похоже, он сломался. Резерв восстанавливается.
        Накопив достаточно маны, я сплел воздушную форму, которая привязалась к браслету с разных сторон и потянула. С глухим лязгом артефакт раскрылся и улетел в стену. Мы с ведьмой осторожно прислушались. Фух-х, похоже, никто не услышал. Я быстро снял браслет с девушки. Но сразу мы не ринулись на выход. Сначала полностью восстановили резерв. Плюс я встроил одно пробивное Бао в пряжку ремня. Единственное, что могло в нашем случае хоть как-то заменить посох.
        - Нельзя поднимать шум, - сказал ведьма. - Работать буду я. Если спалят, тогда уже действуем открыто.
        Хитрым воздушным заклинанием через щель внизу я отодвинул задвижку и открыл дверь. Двое сонных охранников дежурило за поворотом. Один - одаренный. Они даже пикнуть не успели, как ведьма оглушила обоих. Большинство еще спало в этот ранний телл. Никаких серьезных проблем на пути не возникло. В крепости охранники стояли максимум по трое, что было вполне по силам ведьме. Вантихосо оглушала их тихо, не поднимая тревоги. Мне даже делать ничего не пришлось. Одного охранника с высоким званием мы привели в чувство и допросили. Нож возле горла помог нам быстро узнать нужную информацию.
        Немного проплутав по коридорам крепости, мы нашли, наконец, склад и забрали свои вещи. Денег ни ржавчика. Совсем обнаглев, мы допросили очередного пленника и направились на верхние этажи. Начальник крепости, который встречал нас вчерашним днем, продолжил мирно спать после того, как с ним поработала ведьма. Отпечатки наших аур безжалостно уничтожены. Возможно, это их задержит. Пополнив опустевшие кошельки сбережениями главы крепости, мы покинули здание.
        В конюшне чуть не провалились. Конюх заголосил на всю городскую улицу, пока ведьма не среагировала. В мгновение ока мы оседлали конфискованных коней и помчались прочь из города. Погони видно не было. То ли никто не придал крику значения, то ли мы вырубили всех до единого обитателей крепости.
        Не сбавляя темп, мы поскакали на северо-запад. В Иглинтесс. Выехали из Виеружа незамеченными, хотя ни в чем нельзя быть уверенным. Впопыхах мы даже не захватили никаких припасов, так что приходилось промышлять охотой.
        На третий день утром мы въехали в порт. Иглинтесс оказался далеко не провинциальным городком. В доках стояли большие купеческие суда. Вероятно, когда-то здесь и военный флот базировался. Но сейчас он весь находится севернее в районе боевых действий. Я предложил перекусить, однако ведьма не пожелала задерживаться. Вантихосо ехала не спеша. Иногда останавливаясь и оглядывая улицы. Мы въехали в восточную часть города. Здесь начинались простые крестьянские деревянные дома и избы. Огороды, скотина, засеянные поля. В некоторых местах девушка подолгу останавливались, будто вспоминая дорогу. Вскоре ведьма поехала уверенно. Я погнал Пылинку следом, пытаясь не отстать от Уникуса.
        Вантихосо остановилась возле одного крестьянского дома. Строение покосилось. Очень ветхий дом, однако виднелись следы присутствия человека. У входа росли цветы, а позади во дворе разбиты грядки. Из пристройки вышла пожилая женщина и заметила нас, стоящих возле забора. Старушка окликнула:
        - Вы ко мне?
        - Извините, за беспокойство, - добрая Ли вступила в беседу. - Не подскажете, где проживает Мата Ловентис?
        - Мата? Померла она.
        - Вот как, - подавленно сказала Ли. - Спасибо.
        Ведьма собралась уже уходить, но словоохотливая старушка продолжила:
        - Давно это было. Уж лет двадцать прошло.
        - Как двадцать?!
        - Я ее не слишком хорошо знала. Ей тяжко пришлось. Все-таки хоронить родную дочь - последнее дело. Я видела Мату тогда. Двадцать лет назад или около того. Она хорошо держалась, несмотря на горе. Внучку же взяли к себе родители по отцовской линии. Оформили опекунство и увезли куда-то. Уж не помню. А Мата тогда и тронулась умом. Что-то твердила про кровинушку свою, которую в рабство продали. Деньги копила, приворовывать начала. Мы к ней ходили, жаловались. А она отвечала, что это все на откуп пойдет. Дом собиралась продать. И сама не ела ничего толком. То ли сердце подвело, то ли из-за голода. Померла бедняжка Мата, земля ей пухом. Ну а мы с дедом, покойным ныне, дом этот выкупили…
        Бабуля все еще продолжала болтать, однако ведьма уже не слушала. Я почувствовал, что Ли окаменела. Я развернул девушку лицом к себе. Глаза ее были пусты.
        - Ли! Очнись. Не убегай опять!
        Я встряхнул немного ведьму. Лицо девушки приняло осмысленное выражение. На глазах заблестели слезы.
        - Ли, ты ведь сильная. Ты справишься со всем.
        - По-очему-у-у?!
        Девушка ткнулась мне в грудь и заревела. Громко. Всхлипывая, Ли непрестанно повторяла «Почему?», орошая мою рубаху слезами. Я гладил ее по голове и успокаивал:
        - Ну вот. Поплачь. Тебе станет легче. Это лучше, чем убегать. Я здесь. Я рядом с тобой.
        Девушка рыдала не переставая. Ли потянула меня вниз, и мы медленно опустились на землю. Я даже беспокоиться начал. Походило больше на истерику. Я чувствовал ее боль, тоску и непередаваемое отчаяние. Слишком сильные чувства. Мне они не понравились. Больше по душе, когда Ли смеется или когда у нее игривое настроение. Когда она смущается или притворно злится.
        - Вам помочь чем? - растерянно спросила старушка.
        - Нет, идите, - махнул я рукой.
        Ли плакала так, будто хотела смыть слезами все то, что она пережила за свою жизнь. Все страдания и унижения.
        - Бабушка Мата. Почему-у? Селин, почему-у со мно-ой?!
        - Тихо. Я здесь рядом. Все будет хорошо.
        Ли уткнулась мне в рубаху. Плечи девушки мелко вздрагивали. Постепенно всхлипывания утихали.
        Старушка вышла к нам за калитку. В руках у нее была кружка воды и полотенце.
        - Ну что же ты, доча? Сопли распустила. Смотри, уйдет ведь от тебя парень. Такого молодца отхватила.
        Девушка повернулась и слабо улыбнулась. Утерев слезы, Ли взяла кружку и принялась жадно пить воду.
        - Спасибо. Извините меня. Мы поедем.
        Я помог Ли подняться. Мы распрощались с добронравной старушкой и залезли на лошадей.
        - Тебе надо поесть.
        - Хорошо, - покорно согласилась ведьма.
        Мы сытно пообедали в одном заведении и продолжили путь дальше по Иглинтессу. Я благоразумно не стал задавать вопросов, хотя язык так и чесался. Девушка постепенно приходила в себя.
        - В наш дом в центре не поедем. Не хочу. Там уже ничего не осталось от моих родителей.
        - Как скажешь.
        Мы повернули в северном направлении и вскоре выехали из Иглинтесса. Девушка уверенно двигалась к какому-то определенному месту. С тракта мы свернули на малоиспользуемую дорогу. За первым же поворотом показались круги Единого с крестом в центре. Точно такие же, как и в Тазаме. В Фон-Диеш я уже сполна насмотрелся на бессадорские кладбища.
        - Я была тут всего один раз маленькой. Не помню уже ничего.
        - Может, кого-нибудь спросим?
        - Нет. Ищи могилы двадцатилетней давности.
        - А-а… - начал спрашивать я.
        - По бессадорскому исчислению это девятьсот тридцать шестой год.
        - Ясно.
        Мы оставили лошадей и побрели через кладбище. Несмотря на видимую хаотичность могил, надгробий и склепов, прослеживалась определенная закономерность. Близкие участки заполнялись могилами примерно одного года.
        - Здесь тридцать шестой! - крикнул я ведьме, первым найдя нужное место.
        - Постой. Я должна вспомнить сама.
        Ли печально бродила средь надгробий и кругов Единого, пытаясь отыскать могилы родителей. Увидев что-то знакомое, девушка побежала в сторону черного склепа. Я пригляделся. Строение было из дерева темного цвета! Кто, интересно, делает склепы из дерева?
        Ли убрала заросли какой-то вьющейся травы, и перед нами предстало имя погибшего с датой рождения и смерти на эльфийском и ниже на общем языке: Нэл Ван Ти Хосо.
        Ведьма не успокоилась и стала дальше обрывать колючую траву и сорняки. Но других надписей на склепе не было.
        - Нет. Ее нет!
        Девушка стала лихорадочно бродить вокруг, счищая грязь со всех надгробий и крестов.
        - Нет!
        - Кого ты ищешь? Я помогу.
        - Маму. Ивонна Ван Ти Хосо. Или Ивонна Ловентис.
        Вскоре наши совместные поиски увенчались успехом. Я обнаружил простой холмик с кругом Единого. Надпись на деревянной табличке со временем стерлась и покрылась грязью. Чудом я разглядел окончание «Хосо» на прогнившем дереве.
        Ли присела возле холмика и прошипела с несвойственной ей злостью:
        - Ненавижу…
        - Ли, это ты? - спросил я с удивлением.
        - Думаешь, я не могу ненавидеть? Боль от того, что они со мной сделали, давно ушла. Но за то, что они даже не похоронили родителей рядом, я их ненавижу. За то, что из-за них умерла бабушка Мата, я их ненавижу.
        - М-м-м, твой отец ведь светлый эльф?
        Девушка кивнула.
        - Давай я расскажу, - вступила в разговор Лу. - Ли много забыла. Да, мой отец был светлым эльфом, а мать - человеком. Их история больше походит на то, что пишут в детских рассказах. Сказочный, богатый, молодой и красивый светлый эльф приехал в Бессадор. В Иглинтесс. Расширять дело своей семьи. У его отца целая флотилия торговых кораблей. И сын стал заниматься лично закупкой товаров с этой стороны. Наладил постоянный канал из Шеодафельда в Бессадор. Не знаю, где они повстречались с матерью. Простая портниха, красивая, но не хватающая звезд с неба. И эльфийский богатей. Как они сошлись - это одна из загадок природы. После смерти родителей я некоторое время жила у бабушки Маты. Когда весть о гибели сына дошла в Шеодафельд, родители моего отца тут же приехали в Иглинтесс. И взяли меня к себе. Они действительно заботились обо мне. Разрешали есть кучу сладостей. Покупали игрушки. Я помню, они мне понравились. Родители ведь постоянно все запрещают. Эльфы приезжали к сыну всего один раз, когда я была совсем крохой. Судя по словам матери, им очень не понравилось, что их любимый сын женился на человеческой
женщине. Позже я поняла. Они не просто не любили, они ненавидели мою мать. Они ненавидели меня. Эльфы перезахоронили своего сына. Целые хоромы отстроили, как видишь. Когда со всеми делами было покончено, бабушка с дедушкой стали собираться в обратный путь через океан. По пути в порт они зашли на невольничий рынок и продали меня первому встречному работорговцу. С опекунством ведь у них было все в порядке.
        - Тебя продали родные?!
        - Наверное, во мне они нашли виноватую в смерти своего сына. Эльфы всегда болезненно относились к чистоте своей расы. Но эти двое - просто фанатики. Удивляюсь, как они меня не убили, жалкую полукровку.
        - А грабители?
        - Не знаю. Может, они их и разыскали. Все-таки деньги могут многое. Если нет, то сейчас, спустя двадцать лет, копать что-то бесполезно.
        - Вот оно что.
        - Да. Теперь можешь браться за написание моей биографии. Что-нибудь вроде: «Хроники безумной Ли Вантихосо» или «Как стать Черной ведьмой за двадцать лет».
        Мы немного постояли молча возле могилы Ивонны Ван Ти Хосо.
        - Селин, знаешь, как у эльфов принято давать имена новорожденным? - спросила добрая Ли.
        - Нет.
        - Две буквы берут из имен родителей. И одно - от прародителей. Меня назвали Ли. Л - от Нэла, И - от Ивонны. Третью не дали. Наверное, потому, что родители отца были против брака. Поэтому просто Ли. Лу не нравится наше имя. Вот тебя зовут Селин. И в твоем имени содержится мое целиком. Глупо, правда? Неполноценное, оборванное имя. Я бы тоже хотела взять себе третью букву. Бабушка Мата очень старалась ради меня. Хотела выкупить из рабства. Как ты думаешь, Лим красиво звучит?
        - Да. Неплохо.
        - Тогда я буду Лим. Лим Ван Ти Хосо.
        Девушка дотронулась до надгробия.
        - Мама, пана, прощайте. Вряд ли я вернусь сюда когда-нибудь. Пусть там, на небесах, вы с отцом будете счастливы. Селин, идем.
        Мы покинули кладбище, и Лим уверенно повела нас в следующее место. Довольно быстро мы выбрались на побережье. Белоснежный песок и голубое море выглядели бесподобно. Людей на пляже было немного. Мы с Лим разулись и зашли в воду, оказавшуюся очень теплой. Я не выдержал, быстро покидал одежду на песок и плюхнулся в море. Соленая вода забивалась в рот и нос, щипала глаза и мелкие ссадины. Лим сопротивлялась также недолго. Подняв тучу брызг, девушка присоединилась ко мне. Мы дурачились, плескались. Лим смеялась и требовала прекратить брызгаться. Вот. Такие чувства мне нравятся больше. Я радовался вместе с ней. Девушка немного оттаяла после мрачного дня, полного горечи и тревог.
        Потом мы лежали на песке и грелись на солнышке. Лучи ласково касались наших тел. Ничего не хотелось делать.
        - Надо уезжать, - вяло произнесла Лу.
        - Ага.
        - Вдруг у них еще есть наши отпечатки?
        - Может быть.
        - Или облаву устроят по ближайшим городам.
        - Угу.
        - Нас снова поймают и бросят в темницу.
        - Это было бы скверно.
        - Да. Скверно… - лениво повторила девушка.
        Я присел на песок.
        - Слушай, как понимаю, я выполнил все условия договора? Мы посетили Иглинтесс. Теперь я полностью свободен?
        - Да. Я верну тебе накопитель, как и обещала, - добрая Ли тоже села, немного помолчала и спросила: - Селин, можно мне и дальше быть твоей девушкой?
        - Зачем?
        - Что значит зачем, придурок? - рыкнула Лу. - … Прости. Мне просто некуда идти. И рядом с тобой я чувствую себя… настоящей.
        - Ты, Лу, тоже этого хочешь?
        - Безмозглый червь! Я последую за Ли куда угодно. Я исполню любое ее желание!
        - Лу, ты тоже этого хочешь? - переспросил я настойчиво.
        Пару асенд не было слышно ни звука. Ветер утих. Даже шум прибоя будто бы смолк.
        - Да, - невнятно ответила девушка.
        - Что-что?
        - Я сказала да, глухой тюлень! …Лер Селин Велиостро, - официально обратилась ко мне Ли. - Прошу вас принять мое общество. Я буду изо всех сил помогать вам в пути. И даже… Лу, не мешай. И даже согревать постель, если потребуется, - на последних словах румянец все же выполз на щеки девушки.
        Я немного помолчал, ожидая, что Лу что-нибудь сострит и снова обзовет меня. Однако темная половинка молчала. Видимо, желание Ли для нее и правда закон. А может, и я ей тоже нравлюсь. Я почти не колебался. Только промелькнула яркая мысль, что я совершаю свою самую большую ошибку в жизни.
        - Я буду рад и дальше оставаться вашим кавалером и путешествовать в вашей компании, лер Ван Ти Хосо. Как же я могу отказаться?
        Я притянул ладонь Лим и по всем правилам поцеловал протянутую руку. На губах почувствовался песок с пляжа.
        - Скажи, я ненормальная? - тихо поинтересовалась ведьма. Я не понял, кто это спрашивает: Ли или Лу? Ли обычно добавляла мое имя, а Лу бы спросила грубее и громче. Да и подобные вопросы совсем не в духе жестокосердной Лу.
        - Конечно, ненормальная! - ответил я уверенно. Ведьма уже открыла рот, чтобы возмутиться, но я продолжил: - Я тоже ненормальный. И что с того? Я думаю как. Главное, не нарушать законы и не совершать плохих поступков. А на остальное плевать. Пусть другие сколько угодно твердят, что ты умалишенный или чокнутый.
        ЛиЛу красиво улыбнулась и спросила:
        - Куда мы теперь?
        - Я бы домой в Старобрадфель съездил.
        - Хорошо. А потом?
        Я пожал плечами.
        - Займусь магией. Ты же знаешь - я просто плыву по течению.
        - Селин, ты был в Шеодафельде? Нет? Вот и славно. Надо обязательно будет навестить бабушку с дедушкой! - кровожадная улыбка на лице Ван Ти Хосо не обещала ничего хорошего заокеанским родственникам.
        Часть 2
        Важнеюший
        Глава 1
        Пылинка устало перебирала копытами, оставляя за собой клубы быстро оседающей пыли. Конец оранжевой кварты в Бессадоре ознаменовался почти полным отсутствием дождей. Мы с Лим ехали раздетые по самое не могу. Солнце палило нещадно. Подвернутые штаны, мокрая от пота майка, на голове - простая шляпа, дабы не перегреться. Иногда я накладывал на нас охлаждающее заклинание. Мимо проплывали бессадорские селения и деревушки. Встреченные крестьяне все как один жаловались на засуху и скорую гибель урожая. Цены на продовольствие взлетели. Интересно, как там дома дела, в Старобрадфеле? Моя спутница злорадно предположила, что это очередной гвоздь в крышку Бессадора. Ни Лу, ни Ли открыто не поддерживали ни одну из воюющих сторон. Хотя Лу радовалась любой неудаче своего родного Бессадора.
        Путь наш по негостеприимным землям сопровождался изрядными трудностями. Мы не заезжали в охраняемые города, довольствуясь ночевками на сеновале или в лесу. Больше всего это раздражало Лу, однако жалоб от нее было немного. Все-таки собственная безопасность стояла для нее не на последнем месте. Нас разыскивали, и уже пару раз мы чудом разминались с патрулями бессадорцев. Наверное, тот факт, что основные войска расположились далеко на севере, как раз и позволял нам чувствовать относительную свободу. В селениях также старались не задерживаться - какой-нибудь ушлый холоп вполне может узнать в нас сбежавших преступников.
        - Селин, сделай воды, - попросила ведьма, облизнув пересохшие губы.
        - Может, сама плетение выучишь?
        - На такой жарище не до учебы.
        - Ладно.
        Я спешился и принялся аккуратно выводить водное Баоно, немного мной модифицированное. Заклинание довольно затратное. Собирает питьевую жидкость в округе из воздуха или из водоемов. В такую засуху расход маны возрастает в несколько раз. Получившийся прозрачный шарик по размеру вышел раза в два меньше человеческой головы. Я быстро поднес флягу, и живительная влага начала заполнять емкость.
        - Напомни мне еще раз, - склочным голосом произнесла Лим, - почему мы решили поехать обратно на восток, да еще и Фон-Диеш объехать с юга?
        Опять начинается. Мне подобное положение дел тоже не доставляет радости, но ведьма сама же со мной согласилась. И раз десять на день начинает ворчать.
        - Лучшим вариантом добраться до Мостфеля было бы на корабле, но ты отвергла этот путь.
        - Да, если нас не потопит флот Тазама и Бессадора, то проверку уж точно устроят, - согласилась ведьма.
        - Во-о-от. Идти по суше кратчайшим путем на север…
        - Не вариант. Там сейчас и мышь не проскочит.
        И зачем мы об этом говорим в очередной раз?
        - Поэтому границу с Тазамом мы будем переходить там же - в восточной части Бессадора.
        - Какой смысл нам делать такой крюк на юг?
        - Путешествовать по землям Куневрона опасно.
        - А значит, удлинять путь в полтора раза неопасно? - взвилась Лим.
        - Может, и опасно… - устало произнес я.
        - Может-и-опасно, - передразнила Лу. - Ты просто трусливый перестраховщик. Какая разница, по чьим землям мы едем - Куневрона или кого другого?
        - Может, ты и права…
        - Может-может. Ты другие слова знаешь, безмозглый? Заскочили бы в Тильен. Поучили бы графа уму-разуму.
        - Ты вообще зачем за мной увязалась? Я думал, ты сядешь на корабль до Аннисота и мы с тобой распрощаемся.
        - Вот как! Я, значит, унижалась перед ним, упрашивала. А для тебя я всего лишь надоедливая подстилка, так?
        - Я неправильно выразился. Извини. И не надо перевирать - меня упрашивала Ли, а не ты. Тебе наплевать на того, кто лежит под тобой в постели. Лишь бы инструмент работал.
        - Ах ты, драный бесхребетный слизняк! - Лу спрыгнула с Уникуса и целеустремленно направилась в мою сторону.
        Я приготовил посох и быстро слез с Пылинки. Фиг знает, что на уме у раздраженной ведьмы. Того и гляди, лошадь заденет.
        Лим подошла вплотную ко мне и скривила губы:
        - Думаешь, ты какой-то особенный? Да я десяток таких встречаю за день. Пингвин-переросток.
        Про десяток за день - это уж явное преувеличение. Все-таки Колдующие II ступени на дороге не валяются. А вот последние ее слова вызвали во мне раздражение.
        - Так! - громко сказал я. Лим, уже было открывшая рот для очередной пакости, удивленно захлопнула его. - Давай сразу договоримся. Чтобы разногласий не было в дальнейшем. Или разойдемся.
        - О чем ты? - подозрительно спросила ведьма.
        - Раз мы с тобой встречаемся, то должны и вести себя подобающе.
        - Я с тобой сюсюкать не намерена, прыщ.
        Очередная капля набралась в уже приличную лужу моего раздражения.
        - Слушай мое условие. Ты прекратишь обзывать меня. Не только обзывать, но и насмехаться или унижать. Иногда можно ради шутки, но не постоянно же? Мои родители, например, не обзывают друг друга… Изредка только, когда в ссоре.
        - С чего бы это мне…
        - По-моему это ты просилась быть рядом со мной?
        - Чего это ты только сейчас взъелся?
        - Я же сказал. Я думал, что мы с тобой распрощаемся в Иглинтессе. Мне не нравится, когда меня обзывают. Особенно, когда это делает моя девушка.
        - Это все? - спросила ведьма с усмешкой, скрестив руки и постукивая пальцами.
        - Нет… - я ненадолго задумался. - Ты должна вести себя… м-м-м прилично, что ли? Во! Более женственно! Насколько получится.
        - Тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?
        - Зачем мне девушка, с которой мне неприятно находиться рядом?
        Спутница замолкла на асенду.
        - Почему Ли молчит? - решил я нарушить тишину.
        - Как будто я ее не знаю. Она и так тебе подчинится. И если ты скажешь, что парень должен бить свою девушку, то она и это примет с радостью …Лу, нечего небылицы про меня рассказывать.
        - Чего это бить сразу? - пробурчал я. - Нет, если ты снова драться полезешь, то я буду защищаться.
        - Ладно-ладно, - Лу подняла руки вверх, будто бы признавая свое поражение. - Твое условие и так будет выполнено, - недовольно произнесла девушка.
        - Почему? - спросил я, не поверив, что темная половинка решила мгновенно измениться.
        - Ли засиделась на вторых ролях. Я уступлю ей место главной. Наверняка именно ты так повлиял на нее …Это правда. Рядом с Селином я чувствую себя под надежной защитой.
        - Постой. Условия распространяются на вас обеих. Поскольку вы обе мои девушки… Как-то это бредово звучит.
        - Я поняла тебя и принимаю условия. Приложу все силы, чтобы больше не обзывать тебя. Насчет женственности не обещаю… Что это за фрукт такой вообще? Чем эта женственность измеряется?
        Такая покладистость вредной Лу вызывала подозрения, которые она подтвердила моментально.
        - …В свою очередь у меня к тебе тоже пара условий.
        - Какие?
        - Во-первых, не обижай Ли.
        - И не думал.
        - Во-вторых, ты должен вести себя более мужественно, - улыбнулась ведьма.
        - Мужественность? И как мне ее понимать?
        - Так же как и мне женственность.
        - Хорошо. Я попробую, но не уверен, что у меня получится.
        - Ты уже провалился, тюфяк!
        - Ты обещала не обзывать меня!
        - А ты сказал, что будешь вести себя более мужественно!
        Блин, какого ответа она от меня ждет? Попробовать заново согласиться с ее условиями? Я поднял подбородок, нахмурил брови, упер руку в бок и произнес суровым тоном:
        - Я согласен, женщина. Я обеспечу тебя деньгами и защитой. Я сокрушу всех твоих недругов. Я…
        - Аха-ха-ха, - звонкий смех Ли разнесся по окрестностям. Я невольно улыбнулся - настолько заразительным было ее веселье.
        - До такой степени меняться не надо, - твердо сказала Лу. - А вот свое мямляние «не уверен, что у меня получится», - передразнила ведьма, - оставь в прошлом.
        - Я понял. Может, и ты перестанешь меня дразнить?
        - Идет.
        Лу протянула руку, и я крепко пожал ее, закрепив уговор. После чего уже Ли с улыбкой чмокнула меня в щеку, давая согласие своим способом.
        Полторы декады после Иглинтесса пролетели заметно. Очень даже заметно. Удушливая погода, палящее солнце, едкий пот, изнуренные лошади - все это заставляло время тянуться со скоростью улитки.
        Мы въехали во владения графа Самморсиса, к югу от Фон-Диеш. По слухам местный правитель для очистки от нечисти использовал только магов-наемников. Хоть ошейники здесь не применяли, мы старались не светиться и объезжали города стороной. Наш путь пролегал по самой границе с Фон-Диеш. Защитные аванпосты уже перенесли в глубину пораженной территории. Здесь же, на границе, было относительно безлюдно. Только иногда попадались отряды наемников-чистильщиков. В отличие от Куневрона, граф Самморсис делал ставку не только на магов, но и на неодаренных.
        - Подумать только. Кварту назад нам самим приходилось сражаться с этими монстрами, - задумчиво проговорила Ли, когда мы приметили очередной отряд чистильщиков.
        - Они воюют за деньги, - подметил я.
        - Ты не думал о том, чтобы вернуться туда и освободить пленников?
        - Вдвоем?
        Ли смутилась и замолчала.
        - К тому же не все согласятся сбежать, - продолжил я.
        - Я помню. Но, может, мы бы смогли уговорить Куневрона уменьшить им срок? Или смягчить условия проживания… Знаю, звучит глупо. Не обращай на меня внимания, - окончательно стушевалась девушка.
        - Всем не помочь, как ни старайся.
        - Знаю, но хоть кому-то мы можем помочь?
        - А себе ты помочь не хочешь?
        - Себе?
        - Ну, там, свою жизнь устроить. Или ты намерена вечно скитаться?
        - Нет. Я хотела лечить людей в Тазаме. Сначала хотя бы младшей Лечащей. Может быть, опытные целители дали бы мне немного уроков. Скопила бы денег. И пошла учиться на М’лечащую. Но этим мечтам было не суждено сбыться, - Ли вздохнула.
        Мы съехали в сторону на обочину, чтобы пропустить обоз охотников на нечисть. Их отряд насчитывал около семи десятков бойцов и шесть магов. Воины сидели в открытых повозках, о чем-то громко переговаривались и смеялись. Одаренные пробежали по нам с Лим глазами, но докапываться не стали. Мы с девушкой уже было вздохнули с облегчением, как с последней повозки спрыгнул одаренный и направился в нашу сторону.
        - Лер Велиостро, это вы? - спросил худой высокий мужчина с короткими светлыми волосами. Я пригляделся. Ба! Да это же светлый эльф! И лицо знакомое…
        - Мы знакомы?
        - Мое имя Сео Туно Бан Ла. Я имел честь быть спасенным вами от плена у прислужников Черной ведьмы. - Маг изобразил витиеватый поклон.
        Ли еле заметно вздрогнула.
        - Надо же. Какое совпадение. Что вы тут делаете? - спросил я.
        - Можете вы мне уделить немного времени? - эльф показал рукой на удаляющийся обоз чистильщиков. - Только меня ждать не будут.
        - Хорошо.
        Мы втроем пошли пешком за вялоплетущимся караваном.
        - Наша история очень проста. После освобождения мы втроем направились прямиком к западному побережью. Я, а также эльфийки Ния и Лун. Мы не были знакомы до плена, но путешествовать решили вместе. Ния - неодаренная. Ей тяжело заработать денег на корабль до Аннисота, не прибегая к… гхм, не слишком приличной работе. Древо учит помогать сородичам, попавшим в беду. Мы с Лун на некоторое время осели здесь, оказывая магические услуги и зарабатывая деньги. За работу брали немного, и это не понравилось местным. Вся подоплека мне до конца неизвестна. Мы чужаки, и заступиться за нас было некому, - взволнованно продолжил Сео. - В итоге мы с Лун оказались на поводке у самого графа Самморсиса. Ние же досталась роль заложницы. Мы не можем допустить, чтобы с ней что-то случилось. Возможно, я немного сумбурно объясняю. Прошу меня простить…
        - Мы прекрасно понимаем вашу ситуацию. Сами до недавнего времени… Впрочем, это вам знать не обязательно, - я решил не рассказывать о Куневроне. Мало ли.
        - Я понимаю, что прошу слишком много. Помогите нам!
        - Хм-м… - я задумчиво повернулся к Лим и увидел сияющее лицо, полное решимости. Похоже, Ли для себя уже все решила.
        - Мы обязаны им помочь, - сказала девушка.
        - Это будет опасно.
        - Ничего. Одним графом меньше, одним больше.
        - А как же твоя нелюбовь к эльфам?
        - Это неважно сейчас.
        После того как я дал Сео свое согласие, эльф быстро забрал вещи и отпросился у начальника обоза. Как оказалось, они как раз ехали отдохнуть несколько дней, чтобы пополнить припасы и оставить раненых.
        - Если я не вернусь в лагерь к определенному сроку, то Лун могут убить. Поэтому нам надо добраться до Виклонга как можно быстрее. Ее, скорее всего, держат в гарнизонной крепости.
        Радовал тот факт, что Виклонг находился недалеко, почти по пути. Следовало взять только немного на юг. Рассказать что-либо интересное о побеге не могу. Мы втроем пробрались ночью в небольшую крепость и оглушали всех встреченных защитников. Несколько раз Лу пришлось применять свою силу, что сразу же вызвало вопросы любопытного эльфа. Мы сослались на секретное фамильное заклинание, передаваемое по наследству. После того, как светлая эльфийка Лун с несколькими попавшимися под руку пленниками оказались на свободе, ушастые принялись горячо благодарить нас. Они уверили, что смогут сами разыскать Нию, которая служила в одном из других отрядов. Под настоятельные просьбы Сео я перенес в его кодекс пробивное Бао. В общем, мое настроение после расставания с эльфами было не на высоте. Разжиться в крепости ценностями не удалось. Брать что-то с полунищих эльфов также не имело смысла. Хотя они и обещали что-то вроде оказания ответной услуги, если нам потребуется помощь. В итоге только заполучили себе в недруги еще одну влиятельную бессадорскую личность.
        Мы постарались оторваться от вероятной погони и продолжили путь на восток в обход Фон-Диеш.
        - Чем ты недоволен? Мы сделали хорошее дело! - уверенно произнесла Ли.
        Я дернул плечами.
        - Помогать - это, конечно, хорошо. Но мы ведь про них ничего не знаем?
        - Ага, этот ушастый прохвост мне не понравился, - поддакнула Лу.
        - Вот-вот. Как эльфы оказались в рабстве? Сородичи не захотели их выкупать? Может, они преступники, воры или убийцы? В таком случае их освобождение - это плохое дело.
        Ли обиженно замолчала и не стала дальше развивать тему.
        Через несколько дней мы повернули на север. В очередной раз сверившись с картой, у Лу возникли некие подозрения:
        - Мне кажется, или ты решил заглянуть на огонек к своей пышке?
        - Гм. В общем да. Только лер Адрианна не моя пышка.
        Лу выразительно подняла одну бровь.
        - Только давай без этого.
        - Без чего?
        - Без твоих подколок и ревности.
        - Хорошо. С какой целью мы направляемся к лер Адрианне? Поступить к ней на службу? Мотаться по ее владениям и ловить разбойников?
        - Честно говоря, после эльфов у меня что-то нет никакого желания помогать всем подряд. Баронесса хотя бы сможет нам заплатить за работу. Мы просто посмотрим, что у нее все в порядке, и поедем дальше. Устроит тебя это?
        Лу поморщилась, но все же кивнула.
        Во время остановок мы с Лим уделяли некоторое время тренировкам. Я помогал ей с разными составными плетениями. Учил в первую очередь думать, а не зубрить готовые формы. С ведьмой намного проще, чем с тем же тринадцатым отрядом Арьена. Но некоторые простейшие для меня вещи все равно приходилось рассказывать полдня. Это немного выводило из себя, однако Лим явно старалась, и я продолжил упорно разъяснять каждую деталь.
        Плюс у меня наметился небольшой прогресс в изучении ведьминой силы. Начали мы сразу после памятного уговора о «мужественности». Я тогда просто спросил:
        - Ли, поучишь меня своей силе?
        - Давай, - просто ответила ведьма. Толи смирилась со своими фантазиями о Недремлющих, то ли наконец поверила, что я не из них.
        Девушка поискала глазами вокруг и подняла с земли простой камешек. Я подошел поближе. Ли передала в камень немного маны и протянула мне. Мы прошли и уселись на небольшом пригорке, покрытом сухим мхом.
        - Что теперь?
        - Положи на землю. Попытайся развеять из него энергию.
        Я выполнил требуемое и «осушил» своеобразный накопитель, вытянув руку.
        - Заполни его снова. Так. Теперь отодвинь руку дальше от камня. Настолько далеко, чтобы ты с большим трудом доставал.
        Я немного поэкспериментировал. Получилось, что для воздействия на камень мне надо быть к нему не дальше одной пятой шага. Примерно на длину ладони.
        - Так вот зачем ты вытягиваешь руку постоянно! - воскликнул я.
        Ли кивнула.
        - Теперь отодвинься на большее расстояние и попробуй воздействовать на камень. Вот и все. Тренируйся, и лет через десять у тебя что-нибудь полезное получится.
        Я убрал руку подальше от булыжника и сосредоточился. Блин, камень словно в скалу превратился! Сделать с ним что-то стало невероятно трудно.
        - А человека ты как вырубаешь?
        - Еще проще. Берешь его ауру и тянешь на себя. Со временем ты научишься чувствовать свои «руки». Пусть они и будут маленькими, это все равно полезно.
        - Подожди. Что-то знакомое… Мне отец, по-моему, рассказывал об одном виде боевых искусств…
        - Да?
        - Они дерутся без оружия, но могут за один удар убить человека. Даже не дотрагиваясь до него.
        - Вполне возможно, - согласилась Ли. - Думаю, неодаренный тоже может немного развить в себе эти способности. Маг же изначально владеет данным умением на хорошем уровне.
        - Хм, - я немного помахал кулаком. Потом резко направил замах себе в ногу, остановив руку вблизи тела, в то же время давая команду ударить по ауре. - Ах ты! - я согнулся от боли в ноге. Аура в этом месте заметно прогнулась, что не добавило мне приятных ощущений.
        - Селин! Сума сошел на себе проверять? - подпрыгнула ко мне Ли и принялась плести лечебное заклинание.
        - Действительно работает. Жаль, что только на таком близком расстоянии.
        Аура на ноге начала сама постепенно выправляться. Когда Ли наложила Аунко, от травмы и следа не осталось.
        С тех пор я начал уделять в день примерно по теллу на развитие «рук». Маловато, конечно, но я никуда и не торопился. Все равно, достичь уровня ведьмы смогу еще очень не скоро. А значит, и полагаться на эти способности не стоит. Ведь Лим провела больше двух лет в непрерывных тренировках, да еще и рядом с Источником, значительно ускоряющим обучение. Думаю, десять лет для меня - это слишком оптимистичный прогноз. Тут всю жизнь положить надо.
        Не выдержав постоянных ночевок под открытым небом, мы решили поискать заведение, где можно нормально отдохнуть. Где-то в области, соседствующей с Шунс. Мы остановились в недорогом трактире одного маленького городка на нашем пути. Из плюсов поселка было почти полное отсутствие стражников. Из минусов - постоянное опасение за свой кошелек.
        - В такие моменты и понимаешь, как прекрасна жизнь! - довольно пропела Ли, откинувшись на спинку скамьи.
        В трактире было оживленно - за столами раздавался веселый гогот. Я еще не насытился и продолжил обгладывать куриные ножки:
        - Это фочно!
        - Я уже устала убегать и прятаться! Вот бы найти такое место, где тебя никто не будет искать. Где ты будешь чувствовать себя в безопасности.
        - Пока я рядом, тебе ничто не угрожает, - вспомнил я о своей роли «мужественного» парня. Хоть я и не считал это правдой, но на Ли такие слова действовали успокаивающе.
        - Спасибо! - искренне сказал Ли и подсела ко мне поближе.
        Девушка осторожно обняла меня и приблизила губы к моим ушам:
        - Заканчивай. Я жду тебя наверху, - жарко шепнула на ухо ведьма и покинула меня.
        Я быстро допил ягодный настой и последовал в наш номер. Ведьма уже лежала в кровати, закрывшись, несмотря на царившую жару, по шею тонкой простыней. Я с некоторым недоумением разделся до нижнего белья и подошел к кровати. Еще и в голову пришла мысль, что именно в такие моменты с нами случаются разные неприятности. Я осторожно прилег рядом и впился в губы ведьмы долгим поцелуем. Ли ведь подобные вещи очень нравятся. Да и мне не то чтобы противны. Девушка часто задышала и слегка покраснела.
        - Селин… б-будь нежным, по-пожалуйста…
        Ли откинула простыню, явив моему взору стройное тело, одетое лишь в нижнее белье. Руки ее были скрещены в районе груди, словно она защищалась от кого-то. Потерянная в битве конечность уже отросла до локтя и сейчас своей белизной ярко выделялась даже на фоне незагорелого тела ведьмы. Тут во мне будто переключатель щелкнул. Хоть я и привык к ее выкрутасам, некоторые вещи просто не желали укладываться в голове.
        - Аха-ха, ты это в одежде собралась делать?
        - Чего ты смеешься?!
        Я не мог ничего с собой поделать. Дама, с которой мы не один раз делили постель, просит меня быть нежным.
        - Аха-ха-ха.
        Хлипкие стены затрапезного трактира сотрясались от моего хохота. За всю свою жизнь я никогда столько не смеялся.
        - Хватит ржать!
        - Прости. Нет, правда. Прости.
        Кое-как уняв смех, я снова потянулся губами к Лим, но ведьма отстранилась и снова закуталась в простыню.
        - Я передумала, - раздраженно проговорила она. - Сам виноват.
        - Ну, я же извинился!
        - Нет. Спать будешь на полу, - резко сказала Ли. - Можешь взять подушку.
        Я вздохнул.
        - Ладно. Пойду спрошу, может, еще номер свободный есть.
        Я развернулся и принялся собирать одежду с пола.
        - Не надо. Можешь ложиться со мной. Но только с краю. А будешь приставать, то я… не прощу тебя.
        Я снова аккуратно устроился на кровати сбоку, расстелив второе покрывало.
        - Понимаю, что сам все испортил… Но может, мы это… с Лу?
        Девушка вскочила и резво толкнула меня в бок, скинув с кровати вниз. Я ошалело помотал головой из стороны в сторону и поднялся с пола. Ли легла обратно на противоположный край кровати, обиженно повернувшись ко мне спиной.
        - Я только за, - произнесла Лу. - Но не сейчас. Видишь, как у Ли все сложно? Пока не лишишь ее «девственности», о сексе со мной можешь забыть …Лу-у!!!
        - Все не как у людей, - вздохнул я и медленно прилег обратно на кровать.
        - А ты думал, с нами легко будет? - язвительно заметила Лу, все так же находясь спиной ко мне.
        - Ли, извини меня, я больше не буду смеяться, - произнес я серьезным тоном.
        Ведьма осторожно повернулась ко мне лицом:
        - Обещаешь?
        - Обещаю. Ты должна меня понять. Я и так не большой знаток отношений. А уж как вести себя с тобой… Думаю, во всем мире мало кто знает.
        - И ты тоже пойми. Я старалась. Надела красивое белье. Знаешь, как трудно было мне решиться на этот шаг? А ты пришел и начал ржать будто ненормальный.
        - Мир?
        Ли потянулась ко мне, и мы слились в скоротечном поцелуе. После девушка устроилась рядом со мной, положив голову на плечо.
        - Только не сегодня. Хорошо, Селин?
        - Как скажешь. Спешить нам некуда.
        - Спасибо.
        Глава 2
        Где-то возле границы с областью Шунс, которой правили Лаваскнехты, мы обнаружили небольшое озерцо. Зеленоватая вода так и манила, приглашая спрятаться от невыносимой жары и остудиться. Не удержавшись от искушения, мы устроили привал и хорошенько поплескались. Закончив, я быстро просушил нас согревающим заклинанием. Ли с удовольствием разлеглась на постеленном спальном мешке, греясь на солнышке, ставшем после купания менее ненавистным. Я устроился рядом.
        - М-м-м, как же хорошо! - прожурчала Ли. - Представь, если бы мы были с тобой растениями? Солнечные лучи были бы нашей пищей. И ехать никуда не надо. Стой себе, расти ввысь. Ни забот, ни тревог. Мы бы росли с тобой рядом, тянулись к солнцу. Ты никогда не думал об этом?
        - Э-э…
        - Зачем я тебя спрашиваю? Конечно, ты о таких вещах не думаешь.
        «…гий…»
        Я промолчал, прислушиваясь к странным звукам и ощущениям.
        - Селин, а что у тебя сейчас на уме?
        - Хм-м… ничего особенного…
        «…ву…гий…» - повторилось снова.
        Я заинтересованно присел и оглянулся вокруг.
        - Что там? - Ли тоже села и принялась с любопытством озираться. Потом повернулась ко мне. - Так о чем ты сейчас думаешь?
        - Ну, например, о том, что мы будем есть на ужин. Или что будем делать в гостях у Адрианны.
        - В тебе нет ни капли романтики.
        - А ты думала, со мной легко будет? - спросил я, повторив недавние слова Лу.
        «…вуноги…» - прозвучало уже более четко. Я начал догадываться, что это за глюки.
        - Ты преувели…
        - Подожди, - я поднял руку, призывая к молчанию.
        Ведьма, поняв, что случилось что-то серьезное, стала одеваться. Я тоже начал натягивать штаны.
        «Двуногий!»
        «Кто ты?» - отправил я в ответ. Не знаю, как объяснить, но я был полностью уверен, что со мной общается не басх Арра.
        «Нашли! Двуногий», - прозвучало более четко.
        «Сила потока!»
        «Бежим навстречу!»
        «Я первый!»
        «Нет, я!»
        Образы быстро сменялись, наслаиваясь и мешая друг другу.
        - Что с тобой? - с тревогой спросила Ли.
        - Ты только не волнуйся, если увидишь странного зверя. Лу, это тебя касается. Не стоит кидаться сразу заклинаниями.
        - Говори, что происходит. Живо! - прошипела Лу, недовольная моими секретами.
        - Тихо. Не мешай мне.
        «Кто вы такие? Вы знаете Арру?» - под именем басха я передал образ, значащий нечто вроде «запах цветка и хвост с темным пятном на конце».
        «Да! Родитель!»
        «Говорящий с двуногими!»
        «Как вы нашли меня?» - спросил я.
        «Бежали долго».
        «Охотились. Искали».
        «Нашли двуногого. Сила потока!»
        Похоже, ничего вразумительного от них не добьешься. Ну и ладно. Что я о басхах знаю, в конце концов? Вон, М’ищущие по ауре могут отыскать человека. Почему бы и басхам не уметь?
        «Вы далеко?»
        «Близко».
        «Здесь», - пришел образ глазами басха. До нас с Лим примерно триста шагов. Я быстро отыскал место, где засели хищники - с небольшой возвышенности мы отлично просматривались, а сами животные могли легко спрятаться в густой кроне деревьев.
        «Зачем вы пришли?»
        «Испытание. Старшие».
        «Арра дал. Особое испытание».
        «Только для нас. Специальное задание».
        «Родитель придумал. Говорящий с двуногими».
        «Учиться говорить с двуногими».
        «Важная миссия».
        «На благо стаи. Понимать двуногих».
        «Дружить с двуногими».
        «Поступки двуногих. Другие. Учиться».
        - Что ты застыл? Селин, ты меня пугаешь, - произнесла Ли.
        - Извини. Я разговариваю. Сейчас я познакомлю тебя с нашими гостями.
        Глаза Ли расширились от удивления. Зря я сказал про разговор. Ну и ладно.
        «Вы можете выйти к нам?» - спросил я.
        «Двуногий рядом. Нельзя».
        «Странный двуногий. Два в одном».
        «Плохо слышно. Один боится».
        «Второй - враг. Не разобрать».
        «Нельзя подходить. Сила потока».
        - Лу, успокойся, - сказал я вслух.
        - Я спокойна! - огрызнулась ведьма.
        - Не думай о наших гостях как о врагах. Они наши друзья. Скоро я все тебе объясню. «Выходите».
        «Не можем. Двуногий опасный».
        «Я ручаюсь за нее».
        «Родитель сказал слушаться С-е-л-и-н. Двуногий, сила потока», - произнес один из басхов.
        «Двуногий опасен. Хочет убить», - ответил другой.
        «Если вы не нападете, то все будет хорошо. Она просто защищает свою жизнь».
        Из-за листвы сначала показались маленькие кошачьи треугольные мордочки. Потом басхи осторожно вышли на открытое место и, пригибаясь к земле, направились к нам. Я улыбнулся. Ли встала позади меня и схватила за руку.
        - Ты как? - обернулся я к девушке.
        - Нормально. Лу волнуется.
        Так, с ходу я не заметил никаких отличий в басхах. Все они на одну морду. По сравнению с Аррой животные были еще очень маленькие - размером с крупную собаку.
        - Попытайся передать им свое дружелюбие. Они боятся тебя.
        - Это я их боюсь.
        - Ладно. Постой здесь.
        Я подошел к басхятам, соблюдая осторожность и придерживая посох. Не так уж и много басхов я повидал на своем веку, чтобы им всем безоговорочно верить.
        «Двуногие говорят неправду».
        «Басхи - только правду», - обиделись котята, подслушав мои громкие мысли.
        «Хорошо. Я верю вам».
        Я повесил посох на пояс и протянул руку к одному из басхов. Сначала детеныш невольно пригнул уши и слегка зажмурился. Но после того как я начал его гладить, басх постепенно расслабился.
        «Мне нравится», - сказал басх собрату.
        «И меня тоже».
        Я переключился на второго басха и начал поглаживать того и почесывать. Животные держались скованно. Если вспомнить наши первые встречи с Аррой, то тот чувствовал себя со мной более свободно. Вероятно, близость Лим все-таки их сдерживает.
        «Вас послали понять людей? Наладить контакт?»
        «Согласие».
        «Мы сейчас едем на север. Вы с нами?»
        «Согласие. Делать, что говорит С-е-л-и-н».
        «Не надо растягивать. Просто Селин. А вас как зовут?»
        «Нет имен. Младшие».
        «Испытание. Дает имя».
        «Ясно», - я внимательно оглядел басхят. У одного на лбу выделялось коричневое пятнышко шерсти. Другой был более светлым по окрасу и чуть поменьше размером.
        «Ах да. Чтобы путаницы не возникло. Кто из вас мальчик, кто девочка?»
        «Самка».
        «Самка».
        «Тебя я буду называть Желтая, а тебя Кружок».
        «Плохое имя».
        «Можно нам настоящее имя?»
        «Когда узнаю вас лучше, тогда и придумаю. Двуногую зовут Лим. Она моя самка. Можете ей доверять, но ведите себя осторожно с ней. Пойдем».
        Весь оставшийся день ушел на знакомство, разъяснения и игры с басхами. Лагерь так и разбили недалеко от озера. Желтая и Кружок носились по округе словно неугомонные. Ли быстро привыкла к пушистым зверятам, а вот Лу все время держалась настороже.
        - Это про них говорил лер Низог? - спросила Ли поздним вечером, когда мы уже приготовились ко сну.
        - Нет, я когда-то путешествовал с их отцом. Я назвал его Арра.
        - Я много про басхов слышала в Клевене. Они примерно в тех местах и обитают. На востоке Бессадора и на юге Тазама. Говорили, что это очень умные животные. И что их очень сложно поймать. А приручить так совсем невозможно.
        - Нам с тобой повезло. Лучших разведчиков, чем басх, найти сложно. Надеюсь, что с ними проблем не возникнет.
        - Они ведь еще маленькие, да? Тогда мы должны присмотреть за ними. И как только их отец одних отправил?
        - Они совсем другие. Не знаю, сможем ли мы понять друг друга когда-нибудь. Насчет присмотреть - ты права. Они еще сущие дети.
        В десятке шагов от нас раздалась громкая возня и приглушенное рычание. Стреноженные лошади беспокойно всхрапнули. Небольшой купол Син на ночь я установил заранее, поэтому это могут быть только басхи. Другие животные не смогли бы подойти незамеченными.
        «Не шумите. Дайте поспать».
        «Виновата».
        «Виновата», - синхронно пришли образы.
        «Идите играть подальше».
        «Согласие». - Все еще с виноватым оттенком от Желтой.
        «Не игры. Битва». - Обиженно от Кружка.
        Возня прекратилась.
        - А я думал, кошки спят большую часть суток, - пробормотал я вслух, прежде чем отдаться во власть сновидений.
        - Значит так. Ведите себя прилично. Слушайте меня и Селина. На глаза людям старайтесь не попадаться. Селин, они точно меня понимают?
        Я быстро уточнил у пушистой парочки.
        - Понимают, только плохо. Говорить вообще-то не обязательно. Главное - четко представить себе образ и обратиться к ним.
        Пока Ли раздавала указания, я задумался.
        «Почему вы Лим плохо слышите?»
        «Так со всеми двуногими».
        «Не умеют говорить».
        «А я как же?» - спросил я.
        «Не знаю. Двуногие разные».
        «Родитель говорил, что тебя слышно через весь лес». «Селин - не враг, нет фальши, нет страха». «Говорить легко».
        «Тяжело с другими двуногими».
        «Говорят одно. Делают другое».
        «Почему так?»
        «Сложный вопрос. Люди разные бывают, как вы сказали», - задумался я.
        «Как понять, сделает ли двуногий то, о чем говорит?» «Вы ведь чувствуете ложь?»
        «Не всегда».
        «Тут ответа нет в принципе. Я живу много лет среди людей. И то не знаю этого».
        От басхят пошли опечаленно разочарованные эмоции.
        «Кое-чему вы в любом случае можете научиться. Так что не унывайте. Вот слушайте Лу. Она хоть и злюка, но ложь распознает на раз. Спросите ее, как это получается».
        «Мы спрашиваем».
        «Она закрылась».
        - Вы опять там болтаете? - спросила Ли.
        - А ты почему не отвечаешь?
        - Ну-у. Какой-то шум я слышу. Лу беспокоится, не доверяет басхам. Я попробую ее уговорить помочь.
        «Странный двуногий!
        «Это сестры?»
        «Двуногий съел другого двуногого?»
        «Кто-то разрезал двуногого на две части?»
        «Стоп! Да, это странный двуногий даже по меркам двуногих. Но объяснить, почему она такой стала, вряд ли смогу. Я и сам не очень понимаю. Вроде как она сама сделала вторую себя для защиты».
        Котята стали удивленно переговариваться между собой. Если так и дальше пойдет, то на объяснения басхам будет уходить по полдня.
        - Ты что им наговорил про меня?! - взвилась Ли.
        - Ты слышишь их?
        - Кое-какие обрывки. Не уходи от темы.
        - Ну а что? Они ведь чувствуют тебя с Лу. И спрашивают меня.
        - К их способностям трудно привыкнуть, - немного успокоилась Ли.
        - Трогаемся, а то мы тут надолго застрянем.
        Пылинка и Уникус нервничали в присутствии диких кошек, поэтому басхи постоянно скрывались с наших глаз. Я припомнил нашу связку с Аррой. Кружка я отправил вперед на предельное расстояние, через которое мы могли связаться друг с другом. Желтая же шла недалеко от нас и пыталась наладить общение с Лим.
        Появилось давно забытое ощущение защищенности. Уверенность в том, что никакой неприятель не проскочит незамеченным. Когда-то с Аррой мы чувствовали себя на прифронтовых землях, контролируемых Галиатом, словно у себя дома. Придется еще долго обучать басхят элементарным вещам. Пока для них есть только двуногие, не важно, к какой они расе принадлежат или какие одежды носят.
        Спустя несколько дней мы подъехали к фамильному замку Лаваскнехтов. С виду все было в порядке, поэтому ехали мы спокойно. Басхов пришлось оставить в лесу. На многие лиры вокруг замка тянулись открытые поля, и мы благоразумно не стали пугать местных диковинными хищниками.
        Мы с Лим подъехали к главным воротам в замок. Почему-то мне показалось, что над строениями висит какая-то гнетущая атмосфера, хоть мы и не заехали еще внутрь.
        - Кто такие? - крикнул со стены один из стражников в забавном шлеме, расширяющемся книзу.
        - Лер Велиостро и лер… - я обернулся к спутнице, пытаясь вспомнить давние события.
        - Невенхнауэр, - ответила Лим вместо меня.
        - Лер Лаваскнехт может принять нас?
        - Уж точно не сейчас, - мрачно ответил стражник. - Нет ее. Барон Тангальдо выкрал лер Адрианну. Подонок, - сплюнул воин.
        Мы с ведьмой переглянулись.
        - Та-ак, - протянула Лу. - Только не говори мне, что ты собираешься ехать вызволять потаскуху из лап этого Тангальдо.
        - Почему бы и нет? Ты же сама говорила - одним графом больше, одним меньше. Тем более, здесь всего лишь барон, - я снова поднял голову наверх и крикнул стражнику. - Могу я увидеть Крауса Виншабано?
        - Его убили люди Тангальдо.
        - Долго ты нас будешь за воротами держать, хмырь? - взъелась Лу.
        - Подозрительные вы больно. Не колдуны ли часом?
        - Вот именно что колдуны. Если бы захотели, то камня на камне не оставили от этого захудалого замка.
        - Полегче, Эва.
        - Я и так сдерживаюсь.
        Стражник что-то недовольно пробурчал.
        - Слушай. Позови главного в замке. Того, кто про барона Тангальдо что-нибудь знает.
        Спустя некоторое время к нам наконец вышел немолодой мужчина, который выполнял в замке роль управляющего. У него мы кое-как вызнали о случившемся. Он не особо горел желанием рассказывать о стычке, но мое имя было на слуху, и мужчина поделился сведениями. Около кварты назад на карету Адрианны, охраняемую двумя десятками солдат, совершили нападение люди барона Тангальдо. На этот раз, по слухам, сосед послал еще пару магов для надежности. Управляющий мне не понравился. Слишком надменный, да и внутрь замка так и не пустил. Мужчина сказал, что нас похищение баронессы не касается и это дело семьи. Мы с Лим задерживаться не стали. Как только разузнали все подробности, быстро покинули резиденцию Лаваскнехтов, где ни одним Лаваскнехтом уже и не пахло.
        Замок барона Тангальдо представлял собой более серьезную силу, нежели небольшая гарнизонная крепость графа Соммерсиса. Нам удалось выяснить, что на службе у правителя области находится аж пять магов. Временное управление перешло к младшему брату барона - Ривусу Тангальдо. Сам же правитель вместе с полутора десятками магов и немаленькой дружиной неодаренных находится на севере в районе конфликта. Трудно сказать, является ли эта акция спланированным шагом самого барона Тангальдо или всего лишь взбалмошной выходкой его младшего брата. Про Ривуса среди простого люда ходили не самые приятные слухи. Резкий, вспыльчивый, жестокий. Такому на глаза лучше не попадаться.
        Вечером одного из дней мы подъехали к замку Тангальдо. Несмотря на зловещую славу своего владельца, окруженный стеной комплекс смотрелся празднично и даже мило. Сразу привлекал внимание оранжево-красный цвет крыш внутренних зданий. Крепостная стена пестрела сине-желтыми штандартами области. Впрочем, по сравнению с Черным замком, любое подобное строение будет смотреться аккуратно и нарядно. Мы с Лим и котятами издалека понаблюдали за замком пару теллов.
        Основные ворота с решеткой так и не открылись ни разу. Все въезжающие и выезжающие проходили через скрытый от нас проход внутри широкой надвратной башни.
        - Что думаешь? - спросил я Лим.
        - У меня никаких особых идей нет, - спокойно ответила Лу. - Если там пять магов, то проблем не будет. А вот количество внутренних войск вызывает опасения. Как бы нашего с тобой резерва хватило…
        - Попробуем тихо.
        Ведьма хмыкнула с сомнением.
        - Басхов пошлем ближе к замку. Пусть отыщут место, где держат Адрианну.
        «Найти двуногую?»
        Я постарался передать им образ баронессы.
        «Попытайтесь прощупать мысли обитателей. Скорее всего, Адрианна заключена под стражу. Она будет думать… о побеге или о спасении. Не знаю».
        Кружок в нетерпении запрыгала на месте:
        «Понятно, Селин».
        «Мы найдем двуногую».
        «Не попадайтесь никому на глаза», - послал я вдогонку.
        В сумерках басхов было совершенно не видно на фоне пожухлой травы уже с сотни шагов. Лу, в отличие от меня думавшая на несколько шагов вперед, принялась чертить на земле грубую схему замка. Вскоре вернулись возбужденные басхята и стали наперебой хвалиться, что они нашли много двуногих с мыслями о заточении. О том, что у Тангальдо есть темница, мне не пришло в голову.
        «Все эти двуногие находятся в одном месте?» - спросил я у кошек.
        «Согласие», - ответила Кружок.
        «А двуногий наверху?» - предположила Желтая.
        «Да. Еще двуногий наверху в другом месте».
        Спустя несколько асенд мы все же отыскали Адрианну, как нам кажется. Басхи указали нам ее приблизительное местонахождение на схеме замка. Выходило, что нашу пленницу держат в одной из внутренних центральных башен на уровне третьего этажа.
        Возле ручья в нескольких лирах от обители Тангальдо обустроили временный лагерь. С наступлением ночи мы с Лим стали готовиться. Днем подойти незаметно было невозможно. Стража в башнях дежурила круглосуточно и саму стену вкупе патрулировала. Я тщательно начал мазать лицо и руки грязью. Лим, поборов брезгливость, присоединилась ко мне.
        - Лу, будешь целить тех, кто укутается защитой. Как магов, так и воинов с рунами. Если же их соберется слишком много в одном месте, то я накрою их пробивным Баов. В остальном на тебе защитный купол Банку. Справишься?
        - Естественно, - фыркнула ведьма.
        Мы оставили коней неподалеку от замка и стали очень осторожно приближаться к крепостной стене. Двигались короткими перебежками, внимательно следя за аурами стражников в дозорных башенках. На преодоление рва я потратил заготовленное плетение, формирующее нечто вроде моста над водой. Добравшись до стены, мы с Лим передохнули, и я заполнил опустевшую ячейку Ориелунга. Обычный посох - на кой ляд ему придумали имя?
        - У меня припасено кое-что на обратный путь, - негромко обратился я к Лим. - Если будет туго, уходим, не задумываясь.
        Плетение, сидевшее в одной из ячеек моего посоха, представляло собой длинный наклонный воздушный желоб. Протестировать его у меня возможности не было, но я полагаю, что это позволит нам быстро скатиться с крепостной стены и оказаться по ту сторону рва.
        - Поднимай нас наверх, когда патруль пройдет.
        - Хорошо. Только старайся обойтись без шума. Главное - не поднять тревогу.
        Дождавшись, когда аура человека наверху пройдет мимо нас, я активировал заклинание из посоха. Плетение не особо сложное, но затратное в плане маны. Не успели мы с Лим зайти на площадку подъемника, как где-то за стеной раздался тревожный сигнал. Мы с ведьмой застыли внизу на асенду.
        «Двуногие проснулись».
        «Много двуногих. Мысли о нападении», - пришло от басхов.
        «Спрячьтесь хорошенько», - посоветовал я им и обратился к напарнице.
        - Что будем делать?
        - Если ты еще не наложил в штаны, то идем дальше. Мы недооценили противника. Этот замок не так прост. А я-то думала, почему они даже Син на ночь не ставят вокруг. Четверке магов бы хватило сил ее поддерживать.
        Я вгляделся в каменную кладку. Еле заметные жгуты энергии выстраивались в некую рукотворную систему. Обычный камень так не выглядит. Да уж, знать бы раньше! Видимо, стены замка Тангальдо предупреждают о магии, творимой рядом.
        Сверху забегали ауры людей. В стороне сверкнуло заклинание, осветившее участок стены. Нас ищут. Хорошо, что им неизвестно точное местонахождение. Мы встали на площадку, и я запустил заклинание. Резкий свист в ушах, тяжесть в ногах, и вот мы уже на одном уровне со стеной. Лу беззвучно вырубает раскрывшего рот стражника, который оказался поблизости.
        «Где маги?» - спросил я кошек.
        От басхов пришло несколько образов о том, где находятся двуногие с силой потока, и их примерные мысли. На данный момент замок охраняли всего четверо Колдующих. Двое продолжили спать, несмотря на объявленную тревогу. Может, здесь бывают ложные срабатывания? Два других испытывали недовольство из-за подъема среди ночи и сильно никуда не торопились.
        Лу бесшумно вырубила еще одного близко стоящего стражника. Все же магическое зрение в ночи давало одаренным большое преимущество. Мы осторожно спустились по крутым ступеням и успели нырнуть в рядом стоящее здание, оказавшееся конюшней. Мимо протопал десяток солдат. Мы с ведьмой проскользнули в другой конец длинного помещения, где отыскали закуток конюха вместе с самим конюхом. Лу быстро его успокоила под моим завистливым взглядом. Действовать также бесшумно не способно ни одно оглушающее заклинание. Мы осторожно выглянули наружу. До искомой башни было около сотни шагов через слабо освещенный двор. Периодически проносились солдаты в разных направлениях. В углу конюшни мы отыскали поношенные накидки с сине-желтым штандартом Тангальдо.
        - Надеваем и бежим через двор. Не слишком быстро.
        Сказано - сделано. Один из пробегавших солдат обернулся в нашу сторону, однако шума поднимать не стал. Наверное, подумал, что ему померещилось в темноте.
        В четырехэтажной каменной башне с квадратным основанием мы повстречали нескольких людей. Их оглушенные тела спрятать не пытались - и так уже слишком наследили. Первый этаж, второй, третий… Басхи подтвердили, что мы движемся в верном направлении. Обследовав помещение магическим зрением, я убедился, что внутри находится только один человек.
        После того как я вынес дверь формой Бао, Лу первая влетела в покои. Краем глаза я заметил, что мебель и прочая обстановка не из дешевых.
        - Кто вы такие?! - послышался неизвестный мне требовательный женский голос с громадной кровати. - Убирайтесь! Немедленно! Мой дядя вас по стенке разма…
        Договорить девушка не успела. Лу в своем излюбленном стиле вытянула руку и оглушила хозяйку покоев.
        - Похоже, басхи ошиблись, - резюмировала Лу, осматривая помещение.
        От Желтой с Кружком пошли протестующие образы, в которых они доказывали, что эта девушка желала сбежать из замка.
        - Если ее дядя - Ривус Тангальдо, можно взять ее в заложники и обменять на Адрианну.
        - Слишком обременительно. Надо чтобы она добровольно согласилась бежать. Не хватало нам еще устраивать побеги всяким дурам малолетним. Пусть сама разбирается со своей семейкой.
        - Ты права. Тогда идем в темницу?
        Лим кивнула, и в эту же асенду слабая поисковая волна пересекла помещение и ушла дальше.
        - Теперь нет смысла таиться.
        Я сплел Синко и постарался запомнить местонахождение магов и основных сил Тангальдо.
        «Идите в темницу. Там, где много двуногих с мыслями о заточении».
        Дальнейший наш путь походил на кошмар, только вместо чудищ - стражники. Люди нападали отовсюду, устраивали засады, обстреливали из рун и тяжелых арбалетов. После каждой стычки мы не спешили лезть вперед и первым делом восстанавливали резерв. Противник действовал не слишком слаженно. Двух магов неприятеля в составе большой группы я вывел из строя, закидав пробивными Баов из посоха. Окопались одаренные знатно: мощные двойные щиты, различные артефакты. Вот только несколько волн Баов в закрытом помещении вызвали настоящий хаос. Защиту неприятеля перемололо на мелкие лоскуты. Людей и мебель бросало из стороны в сторону, будто безвольных кукол. Даже мы с Лим не ожидали подобного, и нас самих слегка приложило. Долго задерживаться не стали - быстро обыскали магов, забрав накопители и посохи, и последовали дальше. Некоторые были на вид уже не жильцами.
        Следуя подсказкам басхов, мы довольно быстро разыскали подземелье. Неприятное место. Из-за решеток изможденные заключенные тянули к нам руки, просили о помощи. Какое нам до них дело? Никакого. Допросив тюремщика, мы узнали, где держат высокородных пленников. Казематы там были одиночные, да и удобств больше.
        - Помогите! Я здесь! - отозвалась девушка на наш крик.
        - Лер Адрианна? - подбежал я.
        - Селин, неужели это ты?
        - Да.
        - Слава Единому! Вы сможете вытащить меня отсюда?
        - Ради этого мы здесь.
        - Моя признательность не поддается описанию.
        - Хватит уже ваших телячьих нежностей. Поторапливайтесь, - встряла Лу, настороженно поглядывая по сторонам.
        - Лер Невенхнауэр, даже вас я рада видеть. Говорите, что мне делать.
        - Для начала отойди в сторону, подальше от двери.
        Тратить время на поиски ключей у тюремщиков не стали, попросту выбив дверь воздушным заклинанием.
        Баронесса выглядела вполне здоровой, если не считать темнеющего синяка под глазом и рассеченной губы. Я еле смог отлепить девушку, когда она повисла на мне, рассыпаясь в любезностях и поцелуях под неодобрительным взглядом Лим.
        - Рано еще благодарить, - отстранил я Адрианну. - Тут много пленников. Кто-то из ваших есть?
        - Да, около десятка.
        - А остальные невольники?
        - Лер Селин, бросьте вы этих плебеев. Какое нам до них дело?
        - Если их выпустить, они помогут создать неразбериху наверху.
        - Хорошая мысль, - поддержала Лу и принялась тут же выбивать решетчатые двери заклинаниями. Измученные люди начали постепенно выползать из своих нор.
        - Слушайте сюда. Если хотите получить свободу, вам придется сразиться за нее. Грязный мусор, вы всю жизнь находились на дне общества. Разве вы не хотите отомстить?
        Одухотворенная речь Лу не вызвала у освобожденных ни капли энтузиазма. Однако люди начали обыскивать оглушенных стражников, вооружаться и двигаться к выходу. Наверное, это привычка - всегда иметь при себе оружие. Вскоре мы отыскали людей Лаваскнехт. Пришлось потратить какое-то время на их лечение. Войска Тангальдо нас не беспокоили. Уже когда мы собирались уходить, ко мне пришел образ от Желтой, что не всех пленников выпустили. Последний несчастный находился в казематах для высокородных. Я быстро выбил дверь и вошел внутрь.
        Помещение походило точь-в-точь на то, где держали баронессу.
        - Жалкие черви, как вы посмели потревожить мой сон?! - послышался немного испуганный женский голос из угла помещения.
        - Похоже, нам тут не рады.
        Я развернулся и направился на выход из камеры. Снаружи поджидали Лим с Адрианной. В стороне стояли девять выживших гвардейцев Лаваскнехт.
        - Скорее всего, это младшая дочь Тангальдо, - поведала баронесса. - Тюремщики говорили, что ее уже четыре года безвылазно здесь держат.
        - За что?
        - Не знаю. Барон никогда ее не любил. Вроде бы ее мать умерла при родах.
        Ведьма решительно протиснулась в развороченный проем камеры. Я практически уверен, что действует Ли.
        - Что ты делаешь, шалава? Отпусти меня!
        Девочке на вид было лет десять, хотя жизнь в темнице явно на нее плохо повлияла. Худая, осунувшаяся, с синяками под глазами. Темно-русые свалявшиеся волосы, нос слегка сбит набок - когда-то, по-видимому, сломанный, яркие голубые глаза.
        - Что уставился, боров? Нравятся девочки?
        - Я бы на месте барона ее тоже в подземелье запер. Дурында, ты хочешь остаться здесь?
        - Совсем дебил? Разумеется, нет.
        - Эва, я думаю, вы с ней сработаетесь.
        Лим дала девочке подзатыльник.
        - У кого какие идеи?
        - Мы неслабо порезвились по пути сюда. Добиваем остатки и проверяем сокровищницу, - высказала Лу, предвкушающе ухмыльнувшись.
        - Поддерживаю, - Адрианна.
        На пути наверх к парадному входу мы не встретили препятствий на пути. Оставшаяся парочка магов вместе со значительными силами забаррикадировались в дальних помещениях донжона. Выкуривали мы их оттуда до самого рассвета. Люди баронессы обездвиживали сдавшихся и занимались мародерством по дороге. Когда еще пограбишь на вполне законном основании? На третьем этаже одной из башен мы прижали группу Ривуса Тангальдо с приближенными в просторном помещении. Младший брат барона не делал попыток сопротивления. Разумный человек, несмотря на все слухи о нем. Раз уж мы вдвоем одолели большую часть замкового гарнизона вместе с четырьмя магами, то сражаться с нами такими силами и вовсе нелепо.
        - Я восхищен вашим мастерством. Не желаете ко мне службу? - усмехнулся Ривус, полноватый молодой парень с куцыми усами. - Вы будете получать жалованье за этих четверых оболтусов. Нет, за восьмерых.
        - У нас есть дела поважнее, - вежливо ответил я, чем вызвал звериный оскал на лице Ривуса. Какая-то магическая хрень вылетела из рукава молодого правителя, но застряла в моей плотной Банку.
        Из-за моей спины вышла довольная Адрианна. Невооруженным взглядом было видно, что бессилие оппонента доставляет ей невыразимое наслаждение.
        - Лер Ривус Тангальдо. О вашем поведении будет доложено Совету. Конечно, ваш старший брат пользуется уважением, но не знаю, сможет ли он пережить этот позор. Вяжите его.
        Дальше настала самая приятная пора. Сбор добычи. К нашему огорчению, казна Тангальдо находилась в плачевном состоянии. По словам управляющего, Ривус умудрился просадить все собранные налоги. Зато мы поживились фамильными драгоценностями и различным магическим барахлом. Ничего стоящего не нашли. Адрианна объяснила нам, что Ривус планировал потребовать выкуп за нее, когда вернутся ее отец с братом. Однако выйдет все с точностью наоборот. Законы Бессадора довольно запутаны. Я так и не совсем понял. Почему то, что сделал Ривус - незаконно, а то, что Адрианна взяла его в плен - это в пределах правил. Владеющие, они и в Бессадоре Владеющие.
        Мы сопроводили лер Лаваскнехт в ее родной замок, однако задерживаться нам с Лим не хотелось. Покормив лошадей, мы уже намеревались тронуться в дальнейший путь, как к нам подошла хозяйка Лаваскнехт в простом платье.
        - Лер Велиостро, лер Невенхнауэр. Предлагать вам службу не буду, поскольку вижу, что вас зовет дорога. После сокровищницы Тангальдо деньгами вас также не удивишь. Поэтому…
        Баронесса развернула сверток, внутри которого оказалась книга.
        - Лаваскнехты знают, что такое благодарность. Это наследие мага Эллана. Копия, само собой. Чтобы получить нашу фамильную реликвию, вы должны дать мне обещание, лер Велиостро.
        - Слушаю.
        - Поклянитесь, что не будете распространять полученные из книги знания в широком кругу. Не сообщайте никому о том, что у вас есть эта книга. Когда решите, что изучили трактат полностью, уничтожьте его.
        - Клянусь.
        Адрианна передала мне сверток, которому я с большим трудом отыскал место в седельной сумке. После посещения замка Тангальдо наши припасы значительно увеличились.
        - И еще… - баронесса замялась. Обернувшись к выходу, Адрианна громко крикнула. - Приведите ее.
        Дюжий стражник втолкнул в конюшню худую девочку в мятых одеждах. Давешняя пленница с острым язычком.
        - Полегче, дубина!
        - Выкуп за младшую дочь барон платить не будет, а держать эту… у себя я не намерена, - твердо сказала Адрианна.
        - Нам-то что с ней делать?
        - Не знаю, - нервно дернула плечами баронесса. - Хоть на рынок продайте. Главное, заберите ее подальше отсюда.
        Видимо, юная девушка за такой короткий срок успела задолбать даже лер Лаваскнехт. Я подошел к девочке:
        - Ты хочешь пойти с нами? Мы уедем далеко, в Тазам. Это будет трудный и опасный путь.
        - Я справлюсь, боров. Вам не придется со мной нянчиться.
        Хоть говорила мелкая Тангальдо уверенно и нагло, ее внешний вид выражал прямую противоположность. Неуверенность, страх, слабость. Девочка отводила взгляд в сторону, если кто-то смотрел на нее.
        - Возьмем, как считаешь? - спросил я ведьму.
        - Решай сам.
        - Хорошо, лер Адрианна, мы позаботимся о ней. В том случае, если вы выделите нам выносливого скакуна. - Будь по-вашему, - вздохнула баронесса.
        Глава 3
        Мои опасения по поводу вздорного нрава Самеки Тангальдо, а именно так ее звали, не оправдались. Девочка не жаловалась на палящее солнце, усталость и жажду. Самека не подходила ни к одному моему наработанному шаблону. Как себя с ней вести, я очень слабо представлял. Вроде бы и отругать надо, а вроде бы и наоборот помочь и пожалеть. Лим восприняла нового попутчика довольно прохладно.
        На привале я быстро пролистал подаренную книгу Эллана. Интересная вещица. Нечто вроде сборника заклинаний или бумажного кодекса. Есть и пометки самого чародея о сути магии, о том, как можно усилить свой дар, и прочее. Форм хоть и много, но я и сам их могу сконструировать, если потребуется. Само собой, за день я не успел все внимательно изучить. Быть может, где-нибудь на страницах трактата отыщется поистине уникальная форма. Лим заинтересовалась сборником, поэтому я без долгих раздумий отдал книгу ведьме. Потом посмотрю, в более спокойной обстановке.
        Коротко посовещавшись с Лу и Ли, мы приняли решение ехать прямо на север. Не делать крюк на восток. В компании с всевидящими басхами смысла обходить особого не было.
        Вечером мы неспешно ехали верхом по иссушенной земле, пошедшей трещинами. Засуха грозила перерасти в настоящий голод, и крестьяне большую часть времени проводили в полях, пытаясь спасти урожай. Мы молчали. То есть не говорили вслух. Ли тренировалась в общении с Желтой. Именно с ней добрая половинка смогла найти общий язык. Меня же преследовала Кружок, задавая неудобные вопросы про мир двуногих. Самека ехала сзади, не тревожа нас по пустякам. Вот бы и басхи были такими же неприставучими. Казалось, котята могут спрашивать бесконечно.
        «Почему вы напали на каменное логово?» - с интересом спросила Кружок.
        «Их главный совершил плохой поступок. Похитил нашего друга».
        «Зачем?»
        «Чтобы потом получить за него выкуп. Ты знаешь, что такое деньги?»
        «Маленькие кругляшки. Серые».
        «А зачем они нужны, знаешь?»
        «Менять на еду и вещи. Странные двуногие. Как можно отдать окорок за горсть несъедобных кругляшков?»
        «Разным людям нужны разные вещи. Поэтому и придумали деньги».
        «Вы похитили этого двуногого?»
        «Верно».
        «Значит, это плохой поступок?»
        «С плохими людьми можно делать плохие вещи», - как мог объяснил я.
        «Странное правило. - Кружок задумалась. - Как узнать, что двуногий плохой?»
        «Если он делает плохие поступки, нарушает закон. Кстати, что скажешь о Самеке?»
        «Не слышно. Очень тихо. Закрыто».
        «Жаль».
        «Сейчас совсем не ощущаю», - добавила Кружок загадочно.
        Я обернулся назад. Кобыла Самеки исправно следовала за нами, вот только седока на спине лошади не наблюдалось. Полуживую Самеку мы нашли в лире езды назад на дороге. Девочка сломала руку при падении и повредила голову.
        Тут же разбили лагерь. Я начал накладывать Аун и Аунко на поврежденные места, щедро сдабривая маной.
        - Что не так с этой девкой? - буркнула Лу.
        - По-моему, она немного того. Блаженная.
        - Немного?!
        - По сравнению с тобой - да, - пробормотал я, занятый формированием каналов.
        - Думай, что говоришь, козел. Я знаю, что обещала не обзывать. Но если ты ведешь себя как козел, то это не оскорбление, а констатация факта.
        - Ладно-ладно. Наполни вот это плетение.
        Лим послушно влила силы в каркас лечебного заклинания. Формируя Аунко, я внимательно осмотрел ауру девочки. Кое-какой опыт целительства у меня наличествовал, поэтому со всей уверенностью могу сказать, что юная Тангальдо находилась в отвратительном состоянии. Внутренние органы сигналили о запущенных болезнях. Худое тело почти без намека на жир или мышцы, старые плохо зажившие раны и относительно свежие синяки, неправильно сросшийся перелом ребра, больные зубы. Кожа да кости.
        Вскоре Самека пришла в себя. Я уже имел счастье кормить тяжелораненых, поэтому с девочкой проблем не возникло. Удовлетворился я только тогда, когда Самеку стало выворачивать проглоченной кашей. Здоровье девочки вызывало опасения - ее бы в лечебницу на кварту-другую. Я наложил еще одно Аунко на ее желудок, не привыкший к обильной пище.
        - Почему сразу не сказала, что плохо себя чувствуешь?
        - Я не обязана отчитываться перед всяким отребьем.
        О как! Я осторожно тронул раненую руку и принялся ощупывать. Самека поморщилась от боли, однако жаловаться не стала.
        - То есть наша помощь тебе не нужна?
        - Естественно. Если вы хотите, чтобы я сдохла где-нибудь в канаве.
        - Так нужна или нет?
        - Я должна отвечать на эти идиотские вопросы?
        - Если не ответишь, то я сниму заклинания.
        - Я не отказываюсь от лечения.
        - Вот и отлично. Впредь не устраивай нам подобные сюрпризы. Я в целом не люблю сюрпризы.
        Весь следующий день мы просидели в глуши, пока Самека вставала на ноги. Перелом зарастал очень долго, учитывая, сколько я маны потратил на лечение. Слишком уж организм был ослаблен. Заставить Самеку есть оказалось труднее, чем Лим. По прошествии суток мы тронулись дальше в путь. Я наказал басхам следить за состоянием Самеки.
        Границу пересекли, можно сказать, буднично. Несколько раз мы удалялись от тракта, когда басхи замечали отряды всадников. Дважды - вместе с Колдующими. Когда перешли в Тазам, даже дышать легче стало, как мне кажется. Бессадор далеко так и не смог продвинуться на этом направлении, тем не менее, мы несколько дней скакали вдали от наезженных дорог и сворачивали в сторону, если встречали большой отряд.
        И только мы расслабились, как нас выловил тазамский взвод Разведывающих. Осадив лошадей, наша компания покорно застыла, пока военные брали нас в кольцо. Регалия доверенного императорской семьи не устроила командира тазамцев. Нас потащили в расположение части, где усталый маг сверил наши ауры и внешность с разыскиваемыми.
        - Ли Вантихосо, известная как Эва Невенхнауэр, - пробормотал Колдующий, опознав девушку.
        Ведьма напряглась, так же как и сопровождающие нас Разведывающие.
        - Вы в розыске, однако приказа задерживать не поступало. Сообщите куда едете, цель путешествия и свободны.
        - Мы хотим устроиться в Мостфеле.
        Нас недолго допросили и отпустили на все четыре стороны.
        - Говоришь, сможешь защитить меня? - произнесла Лу.
        - Не сомневайся.
        Самека перестала походить на скелет и к концу дневного перехода уже не падала с лошади от усталости. Мы мало с ней разговаривали. Кому захочется общаться с высокомерной малявкой, не соблюдающей рамок приличий? Такое ощущение, что из нее вырастет вторая Лу. Только уже без доброй половинки, которая зачастую останавливает свою темную сущность.
        Мы находились намного западнее Геленквейла, поэтому знакомыми местами и не пахло. Только на последней трети пути дороги соединятся в общий Мостфельский тракт.
        - Завтра будем в Ганнолисе. Поищем ей приют? предложила ведьма.
        - Ли? С чего такое отношение?
        - Ну, она мне неприятна, - понизила голос девушка, чтобы наша спутница не услышала.
        - Отчего это?
        - Теперь ты понимаешь, каково мне было ежедневно выслушивать оскорбления от Лу?
        - Не в этом дело. Ты постоянно возишься с Самекой. То кормишь с ложечки, готовишь спальник, греющие и лечебные заклинания. Что ни скажешь - Самека то, Самека се.
        - Ты ревнуешь, что ли? Опомнись, она же дитя.
        - Не такое уж дитя. В следующем году у нее первое совершеннолетие.
        - То есть ей сейчас пятнадцать лет?! Откуда ты знаешь?
        - Адрианна шепнула.
        Я обернулся и смерил девочку взглядом. За две декады пути Самека немного округлилась. Все равно тощая, но хотя бы на смерть не похожа. Удивительно. Выглядит лет на двенадцать.
        - Наверное, это глупости все… - грустно сказала Ли.
        - Давай сходим куда-нибудь в городе. Вдвоем. Как тебе предложение?
        - Отлично! - улыбнулась Ли.
        Как только мы достигли Ганнолиса, хорошее настроение девушки улетучилось мгновенно. Что-то приличнее харчевни в городе было сложно сыскать. Мы оставили младшую Тангальдо и копытных в трактире, а сами отправились на прогулку по городу. Немного походили по рынку, сплавив кое-что из наименее дорогих трофеев. Когда ко мне обратилась Кружок, мы с Ли сидели в таверне и болтали о всякой ерунде.
        «Самека. Пришли Двуногие». - Басхи находились за городом, однако небольшое расстояние не мешало им следить за происходящим.
        «Что?»
        «Двуногие. Агрессия, нападение».
        Я моментально кинул на стол пару монет за обед и бросился к выходу, потянув Лим за собой.
        - Самека в беде, - объяснил я девушке.
        Как я ни старался, ведьма домчалась до трактира первой, обогнав меня на пару сотен шагов. Подбегая к зданию, я увидел, как Лим подняла свой черный посох. Раздалась серия разрывов на улице. Послышались крики людей.
        - Что там? - крикнул я ведьме, пытаясь отдышаться. Едкий пот заливал глаза.
        - Подозрительно себя вели. Я решила успокоить всех на всякий случай. Сейчас, я уточню у Желтой.
        Девушка на доли асенд застыла. Я направился внутрь трактира, оставляя за Лим право разобраться самой. Дверь в наш номер выломали. Я подлетел к сидящей на полу Самеке.
        - Ты как?
        Девочка рукавом зажимала обширную окровавленную ссадину на щеке.
        - В порядке, - невозмутимо ответила Самека.
        - Если это порядок, то, что тогда, по-твоему, не в порядке?
        Девочка равнодушно пожала плечами:
        - Могли и убить.
        Я убрал руку с лица Самеки и быстро наложил Аунко. В комнату заглянул взволнованный трактирщик.
        - Уважаемые, вы как?
        - Более-менее.
        - Я послал за стражей, леры. Если они не трапезничают, то в течение полутелла подойдут.
        Тут мне пришла в голову интересная мысль.
        «Кружок, видишь трактирщика рядом с нами?»
        «Глазами - нет. Слышу двуногого, но плохо».
        «Какие мысли у него в голове?»
        «Раскаяние, страх, убыток, раздражение, успокоить постояльцев».
        «Пойдем по-другому. Я буду его спрашивать, а ты говори, правда это или нет».
        «Согласие», - с интересом передала Кружок. Похоже, для нее это вроде игры.
        - Вы знали о нападении? - спросил я трактирщика.
        - Нет, что вы! Как вы могли подумать?!
        «Ложь».
        - При всем моем уважении, такие заявления оскорби…
        Договорить мужчина не успел. Я приголубил его оглушающим заклинанием из Ориелунга. Трактирщика отбросило в коридор и приложило головой о стену.
        - Зачем вы напали? - с любопытством спросила Самека. Про басхов мы ей до сих пор не рассказали.
        - Он дал наводку нападавшим.
        Я ожидал вопроса о том, как мне это удалось разузнать, однако девочка не стала больше интересоваться.
        - Пока здесь посиди. Если что случится - кричи в окно.
        Снаружи Лим дежурила возле умело связанной парочки неизвестных личностей. Рядом находились наши вещи.
        - Желтая подтвердила. Эти двое - нападавшие. Одному удалось уйти. С твоими припасами.
        Я бегло осмотрел сумки. Пропал мой мешок с частью добычи из замка Тангальдо. Хорошо хоть деньги по большей части я носил с собой.
        - Почему-то я уверен, что если бы это была твоя сумка, то ты бы погналась за ним.
        - Возможно. Слушай, эта твоя Баов - крутая штука. Занесешь еще парочку мне в посох? - попросила ведьма, задумчиво вертя в руках свой черный посох.
        Я кивнул и осмотрел улицу. Вокруг того места, куда Лим бросила заклинание, валялись бессознательные туши лошадей и нескольких горожан. Ближайшим лавкам побило стекла. По улице разбросало мусор и какие-то тряпки - будто ураган прошелся.
        - Могла бы и поаккуратнее.
        - Как умею.
        Через некоторое время подошел дежурный наряд Оберегающих из семи неодаренных и одного слабого мага. Глянув на наши с Лим посохи, командир Оберегающих стал вежливо спрашивать о случившемся.
        - Комнату с нашими вещами ограбили, - доложил я кратко. - Мы успели оглушить двоих из трех бандитов. В трактире без сознания находится хозяин. По его наводке грабители и вышли на нас.
        - Не больно-то они умом блещут, раз решили позариться на имущество Колдующих. Позвольте узнать, лер, откуда вам стало известно про трактирщика?
        - Эта информация секретная, - произнес я надменно и вытянул руку с красной печаткой. Старший Оберегающий не сразу, но понял, что это за символ, и вытянулся по струнке:
        - Прошу прощения, лер Колдующий. Мы позаботимся о старике Гансе. На него не раз поступали жалобы. Благодарю, лер.
        - Я собираюсь отыскать скрывшегося бандита. Может быть шумно.
        - Ничего, лер. Я пошлю с вами пару Оберегающих. Постарайтесь, чтобы жертв было меньше.
        Я кивнул.
        - Постой, ты собираешься веселиться в одиночку? - пристала ведьма.
        - Ты и так уже повеселилась. Присмотри за Самекой.
        Не слушая недовольное бурчание Лим, я махнул стражникам и не спеша пошел по улицам Ганнолиса.
        «Желтая, покажешь, где убежавший?»
        «Согласие».
        Я был готов почти ко всему, но не к тому, что случилось дальше. Я будто провалился в глубокий колодец, затянутый вязкой мглой. Наверху ослепительно сверкали разноцветные звезды. Двуногие. Некоторые ярко блестели - их было слышно лучше всего. Если сосредоточиться, то можно расслышать и тех, кто светится блекло. Я почувствовал себя самого, Лим, Самеку и искомого грабителя в другой части города. На карте звездного неба нанесены непонятные грубые пометки. Условная схема Ганнолиса, тут же пришло мне в голову. Басхи внутрь города не заходили, поэтому они не имели никакого представления об улицах и постройках. Невозможно как-то сопоставить звездное небо с реальным миром. Это было невероятное ощущение. Слишком сильное и необычное, чтобы мой разум это выдержал.
        «Хватит».
        Я вынырнул в реальный мир и почувствовал головокружение и тошноту. Пошатываясь, я схватился за какой-то столб. Мысли путались.
        - Селин, что с тобой?! - послышался обеспокоенный голос. Теплые руки подхватил меня, поддерживая. Далеко я уйти не успел, поэтому Ли смогла заметить, что мне стало плохо.
        - Сейчас, только дух переведу. Не дано нам смотреть на мир глазами басха. А жаль - так красиво.
        Ведьма быстро наколдовала Аун, и мне стало легче.
        - Спасибо. Я в порядке, - я распрямился, отказываясь от поддержки.
        - Ну, уж нет. Я тебя одного никуда не отпущу. За вещами Оберегающие присмотрят.
        Согласившись с девушкой, я связался с Желтой:
        «Говори мне, в том направлении я иду или нет. Только помни, что напрямик по городу я не могу пройти».
        Вчетвером, с Лим и двумя Оберегающими, мы недолго плутали по городу. Лишь один раз я завел нас в тупик. Вскоре мы вышли в бедняцкий квартал, где изредка попадались довольно роскошные строения. В одном из таких вытянутых зданий и скрывалась наша цель. Мы с Лим предусмотрительно окутались защитной Банку. Оберегающие остались позади. Видимо, район, не самый безопасный. Неожиданно из окна здания со второго этажа вылетел человек. С криком мужчина грохнулся на землю и заскулил. Следом за ним сбросили мой мешок. Мы с ведьмой подошли ближе. Я бегло просмотрел содержимое. Пропала пара украшений, но большая часть была на месте. Устраивать разборки мы не стали и сразу направились обратно. Оберегающие связали бедолагу, которого сдали свои же подельники. Наверное, о происшествии в трактире им уже доложили.
        - Занятные у местных правила, - протянула Лим.
        - Это точно. Один раз лоханулся, так и свои могут прирезать, - заметил Оберегающий, опасливо поглядывая на темные провалы ближайших окон.
        На следующий день мы покинули Ганнолис. В дикой местности я чувствую себя спокойнее, чем в шумном городе. Сказывается служба Разведывающим, да еще и умные кошки, которые охраняют наш покой. Наверное, к городскому хаосу надо просто привыкнуть. Самека ничем не выразила своего недовольства вчерашним происшествием. Думается, что если ее поставить в невыносимые условия, то и тогда ни одной жалобы от нее не услышишь.
        Постепенно стали попадаться вполне себе мирные города и деревеньки. Без следов разрухи, следующей за войной по пятам. По слухам страны заключили долгосрочный мирный договор, и призванных Воюющих стали постепенно отпускать домой. Интересно, как долго продлится мир? Честно говоря, службой я сыт по горло. Нет, мне было интересно и не скучно. Но времени нормально позаниматься магией катастрофически не хватало. И даже сейчас я могу максимум уделять телл в день. Тут тебе и еду готовить, и за верными четвероногими ухаживать, и Самеку подлечивать. Свободное время я тратил на развитие магических «рук». Если прогресс и был, то совершенно незаметный, из-за чего интерес к тренировкам падал все ниже и ниже.
        Как-то, в один из солнечных дней мы с Лим отдыхали, лежа в траве рядом друг с другом. Кажется, что постепенно я приближаюсь все ближе и ближе к разгадке. Зачем Ли бесцельно лежит или сидит и смотрит в одно место? Сейчас мне просто приятно было находиться рядом с девушкой. Я чувствовал ее радость, будто бы волнами расходящуюся во все стороны.
        Самека долго стояла неподалеку, не решаясь подойти. Напомнила мне себя, когда я тоже пытался понять смысл действий ведьмы. Спустя какое-то время Тангальдо подошла к нам с Лим.
        - Давай к нам! - жизнерадостно предложила Ли.
        - Что вы делаете? - спросила Самека.
        - Заряжаемся энергией природы.
        - A-а, ману восстанавливаете. Не знала, что для этого надо валяться на земле.
        Ли попыталась объяснить ситуацию, однако столкнулась с глухой стеной непонимания. Самека решила, что ведьма над ней издевается, и быстро прекратила беседу.
        В один из дней мы нагнали на дороге одинокого путника - седовласого старика в одежде служителя Единого. Мужчина путешествовал в короткой однотонной монашеской рясе и широких штанах серого цвета. На шее его висел на цепочке небольшой деревянный круг с крестом - символ Единого. Котомка за плечами да ослик - вот и все, что паломник имел при себе.
        - Светлого дня, отец-настоятель. Вам помочь?
        - И вам светлого дня. Полноте, какой же я настоятель? Просто странствующий паломник. А вот от помощи я не откажусь. Упрямый подвернул ногу, - служитель Единого кивнул в сторону своего ослика. - А вы, я погляжу, Колдующие…
        - Хорошо, отец. Я посмотрю животину.
        Я спешился и подошел к Упрямому. Осел серого окраса поджимал заднюю конечность и переносил вес на здоровую ногу. Не мудрствуя, я сплел Аунко и постарался наложить на пострадавшего. Получалось не ахти - все же, человек и копытные во многом различаются. По крайней мере, хуже не будет.
        - Может, привал устроим? - спросил я спутников. Ведьма равнодушно пожала плечами. Самека сделала вид, что вопрос ее не касается. - Ладно, остаемся здесь на ночлег. Меня Селин Велиостро зовут. Моих спутников - Лим Ван Ти Хосо и Самека Тангальдо.
        - Очень приятно, дамы, - старик неловко поклонился. - Меня можете звать просто - Фан.
        Лим хмыкнула. Самека опять сделала вид, что ее здесь нет. Фан, по-моему, ожидал немного иного отношения. Хотя бы какой-то реакции. Старик недоуменно поскреб короткую бородку и повернулся ко мне.
        - Долгий путь, понимаете, - сказал я. - Все устали. Хочется мягкую постель и горячую ванну.
        - Конечно, прекрасно понимаю. Иногда и я помышляю, не глотнуть ли мне винца или даже нахрамского пропустить. Жизнь в аскезе непроста. Не в том смысле, что тяжело себя сдерживать, а просто скучно. Одна и та же простая еда, одно и то же случается каждый день.
        Вот из-за этого я и решился отправиться в дальний путь.
        Я согласно покивал на слова старика.
        - Пока займусь лошадьми. Девушки сходят за хворостом…
        - Жмот, - фыркнула Лу, намекая на то, что можно было обойтись и магическим костром, однако отошла в сторону леса. Самека молчаливо последовала за ведьмой.
        Старик снова удивленно погладил свою бородку и обратился ко мне:
        - Не стоило их так утруждать. Я бы сходил на всех набрал дров.
        - А, - я махнул рукой. - Они и так ничего не делают в пути. Готовлю я, за животными ухаживаю тоже я. Пусть пройдутся - им полезно.
        - Вот оно что. Дай и мне тогда задание, Селин. А то прямо неловко. Ты помогаешь Упрямому, а я и отплатить ничем не могу.
        - Можешь воды набрать, отец. Котелок к вороному приторочен.
        - Это я мигом, - добродушно ответил служитель и умчался с емкостью куда-то в сторону.
        Остаток дня прошел без каких-бы то ни было происшествий. Я занимался осликом, периодически обновляя лечебное плетение. Фан трещал без умолку, рассказывая разнообразные истории. Самека молчала, состроив хмурую физиономию. Ведьма также не выказала никаких симпатий служителю, хотя тот очень старался развеселить девушек. Ну, с Лу понятно. А вот с чего это у Ли подобное отношение, сказать было сложно.
        - А у нас тоже был в замке священник Единого, - послышался безжизненный голос Самеки. Мы с Лим как по команде переглянулись. Практически ни разу за весь путь девочка не упоминала про свою жизнь у Тангальдо.
        - Да-да? - с доброй улыбкой подался вперед Фан, наконец-то добившийся хоть какого-то ответа.
        - Он убедил отца в том, что я одержима. Около года меня «лечили» поркой и плетью. Грязный скотоложец!
        В один из дней мне удалось выпутаться и пнуть его промеж ног. Больше он не заходил в мои «покои», - Самека радостно улыбнулась, вспоминая приятные для себя моменты.
        - Молодец, - похвалила Лу и даже быстро погладила девочку по волосам.
        Я задумчиво посмотрел на Лим и младшую Тангальдо. Да, между ними определенно есть сходство. Я повернулся к старику и увидел, как Фан захлопывает отвисшую челюсть. Не сразу, но старик нашелся, что сказать:
        - Греховные люди встречаются и среди служителей, этого я отрицать не могу. Однако не стоит уподобляться им и спускаться на их ступень. Вы должны быть сильнее и выше всего плохого, что случается. Следуйте заветам Единого, и тогда…
        - Тебя отправят на встречу с ним раньше срока, - протянула ведьма. Фан нахмурился. - Не стоит, ваше святейшество. Не надо нас кормить вашими идиллическими россказнями. Когда заветы Единого будут помогать нам выбраться из рабства, отбиться от насильников, уберечь дитя от семьи пропойц, влезших в долги… Вот тогда мы с вами можем поговорить о заветах Единого.
        Ого, да это же Ли! Вот уж чего не ожидал. Как-то в нашем странствии разговор никогда не заходил о религии.
        - Ты не веришь в Единого? - спросил я.
        - Верю. Но больше я верю в… твердую руку и огненный шар Тио, - резко произнесла Ли.
        Фан осуждающе покачал головой. Вообще удивительно. Мужчина в летах, однако поведение и слова делали его похожим на наивного молодого парня. И ведь видно, что он также в жизни многое повидал. Но вот каким-то образом умудрился сохранить доброту и… оптимизм, что ли. Сохранил веру в людей. У меня с этим всегда были проблемы. Например, бывший напарник Сэм, что жестоко подставил меня. Или папа Калар, все время скрывающий от меня правду. Впрочем, это все цветочки по сравнению с тем, что пережили Лим или Самека.
        - Отец, не боишься один путешествовать? Время неспокойное нынче, - я решил сменить тему, дабы не накалять обстановку.
        - Скромный последователь Единого всегда найдет себе кров и хлеб.
        Ведьма хмыкнула.
        - Ваша ирония напрасна, лер. Я знаю, что говорю. Я встречал и добродушных старушек, готовых отдать последнее служителю. Попадались мне на пути и отпетые бандиты. Но даже они подавали мне милостыню на дорогу и просили благословить.
        - С тебя и брать нечего.
        - Ваша правда, лер Лим. В пути я живу сегодняшним днем. Но не это главное. А то, что сколь бы черен не был человек душой, всегда есть возможность повернуть его к свету.
        - Конечноу абсолютно черных или белых людей не бывает. Но повернуть их к свету, - Ли покачала головой. - Я тоже многих встречала на своем пути. Ты просто не знаешь, о чем говоришь. Некоторых изменить невозможно.
        Фан недовольно пожевал губами и обратился ко мне. По-видимому, решил заполучить поддержку в моем лице.
        - Селин, что ты скажешь насчет Единого?
        - Я чту Единого и стараюсь соблюдать заветы, - ответил я, осторожно подбирая слова. - Раньше мы ездили в церковь только по праздникам. Я жил в небольшом селе, и в деревенскую церковь мама запрещала ходить. Ну а как началась война, так совсем времени не стало. Извини, отец.
        - Я немного не про то спрашиваю. Расскажи, почему ты веруешь в Единого?
        Я задумался.
        - Так принято. Мама с папой верующие.
        От моего ответа Фан расстроился еще больше, чем от высказываний Лим. И к нашей общей радости оставшийся вечер прошел без поучений служителя Единого.
        Следующий утром во время сборов к нам обратился Фан.
        - Лер Лим, Селин, спасибо большое вам за Упрямого. Я буду благодарен, если вы позволите путешествовать вместе с вами.
        Я переглянулся с ведьмой и по ее пожатию плечами понял, что решать мне.
        - Мы не против. Единый учит помогать ближним. Только вот выдержит ли ваш ослик высокий темп?
        - Не переживайте. С ногой у него уже все в порядке, - улыбнулся служитель.
        Как Упрямый ни старался, как я ни накладывал на него тонизирующие плетения, осел немного не поспевал за Пылинкой и Уникусом. Ничего критичного, просто прибудем в столицу на день-другой позже. Дорога шла легко. Жара постепенно сдала свои позиции, и благословленные дожди принялись периодически орошать иссушенные земли живительной влагой. По словам местных, засуха в Тазаме не носила такого катастрофичного характера, как в Бессадоре.
        После того, как мы преодолели две трети пути от границы, потянулись знакомые города и места. Здесь мы когда-то останавливались с Прислуживающей Марией и Охраняющим Бевелом. Эх-х, такое чувство, что прошла целая вечность.
        С Желтой и Кружком проблем не возникало. Они шли параллельным нам курсом и не показывались людям на глаза. По моей просьбе Лу с ними немного занималась. Рассказывала о нравах и традициях двуногих.
        В один из дней в довольно глухом месте басхи обратились к нам:
        «Восемнадцать двуногих. Один с силой потока».
        Такое бывало иногда. То какие-то отряды наподобие Разведывающих, то банальные разбойники. В этот раз, судя по всему, второй вариант. Для Наемничающих или Разведывающих слишком странный состав.
        - Отец Фан, впереди разбойники.
        Служитель ни капли не удивился.
        - Магия, - понимающе протянул старик.
        - Держитесь поближе к нам. Если что, прикроем щитом.
        - Нет. Я поеду впереди, - твердо произнес Фан. - Мое дело - нести слово Единого, - священник направил осла вперед по дороге.
        - Попробуй, - кинула ему вслед Лу. - А мы посмотрим, что сильнее - твое слово или наша магия.
        Подождав пару асенд, мы втроем последовали за Фаном. Служитель уверенно погонял Упрямого, не выказывая и тени неуверенности.
        - Стоять! - раздался громкий крик.
        Из-за деревьев, камней и зарослей густого кустарника вылезали люди не слишком опрятного вида. По одежде их можно было разделить на два типа: крестьяне в грубых обносках и с плохеньким оружием и крепко сбитые мужчины в поношенных кожно-стальных латах - дезертиры, вероятно.
        - Именем Единого, остановитесь, пока не поздно…
        Один из лучников не выдержал, и сверкнувшая стрела мгновенно преодолела разделявшее их расстояние. Фан вскрикнул и упал на землю. Из ноги чуть ниже колена торчало древко и черно-серое оперение стрелы. Упрямый очень благоразумно ускакал куда-то в сторону. Лу мешкать не стала и послала вперед большую огненную стену. Я быстро окружил нас защитным Банку.
        - Стойте! - прокричал Фан. - Одумайтесь!
        На крики служителя Единого никто не обратил внимания. Лу продолжала закидывать разбойников боевыми плетениями. Те в ответ огрызались стрелами и хлипкими рунными заклинаниями. Их «двуногий с силой потока» тянул максимум на младшего Колдующего, поэтому моей усиленной Банку хватило за глаза. Вскоре все было кончено. Часть разбойников разбежалась, часть лежала бездыханными обугленными телами вокруг, часть - без сознания. Напоследок Лу наградила их оглушающей волной.
        Я занялся раненым, Лим же пошла обыскивать и допрашивать бандитов. Самека было увязалась за ней, но я удержал девочку. Фан, несмотря на мои ожидания, не стал ни в чем обвинять нас. Наоборот, на многие тел-лы после стычки он не проронил ни слова. В его глазах плескалась грусть, и я думаю, он винил себя, что не смог остановить бойню. Служитель поморщился и стиснул зубы, когда я резким движением вытащил стрелу.
        - Хлипкие у вас в Тазаме разбойнички, - подошла Лим, держа в руках небольшой мешок, изъятый, по-видимому, у бандитов.
        - У вас круче?
        - Да уж. В свое время, лет десять назад, банда Шершня поставила на уши целое графство. У них насчитывалось до двух десятков одаренных.
        - Ого. Я всегда думал, что Колдующий и так может легко заработать, не нарушая закон. Дар к магии ведь далеко не у каждого. Зачем им вставать на кривую дорожку?
        - Может, у вас в Тазаме и так. У нас же за чародеями следит Совет. Их люди выбирают работу для одаренных, назначают должности. И многим подобное не по душе. Я допросила того лучника, который пустил стрелу. Он хотел дать предупредительный в землю рядом со стариком, да попал прямо в ногу. Какая ирония.
        На этот раз мы сделали все по правилам. Доложили о нападении в ближайшее отделение Оберегающих, дали подробные показания, разместили Фана в лечебнице на денек, разъяснили басхам ситуацию с плохими двуногими. Уладив все формальности, мы продолжили путь. Снова вчетвером. До Мостфеля оставалось не больше полутора декады. Красная кварта разменяла половину, а значит, мы успеваем попасть на праздник междуквартья и Новый год. Во взглядах, бросаемых Лим на служителя, читалось неприкрытое превосходство. Нечто вроде «Я же тебе говорила». Фан как-то раз не выдержал и разразился:
        - В этот раз ты оказалась права! Довольна? Но это не значит, что всех встречных надо рассматривать как врагов и кидаться огненными шарами!
        - Есть такая вещь, как предосторожность и здравый смысл. Я не хотела вас обидеть, отец.
        Фан быстро успокоился.
        - Ничего, девочка. Сколько людей, столько и мнений. У каждого своя собственная вера. А веру, как известно, сменить очень трудно. Но не невозможно.
        Ли хмыкнула, и на этот раз паломник не стал дальше убеждать девушку. Только горестно вздохнул и нахмурился.
        - Селин, что же тебя ведет по пути? - переключился на меня служитель.
        - Меня? Хочу дом родной навестить.
        Фан снова открыл было рот, чтобы что-то сказать, но потом махнул рукой в мою сторону и отвернулся.
        Глава 4
        На до боли знакомой развилке мы распрощались с Фаном. Напоследок служитель осенил нас несколько раз «круглым» знамением и пробормотал короткую молитву. Стайка мальчишек возле дозорного дерева быстро окружила нас и засыпала вопросами. Лим с улыбкой рассказывала им о дальних землях.
        - Пшли вон отсюда, поганцы мелкие! - послышался сзади раздраженный голос Самеки. Ребетня рванула во все стороны, крича вслед девочке обидные слова.
        - Не слишком умно с твоей стороны, - пожурил я малолетнюю спутницу. - Если хочешь жить в Старобрадфеле, то сверстникам лучше не дерзить. По себе знаю. Это сейчас они убежали, поскольку мы с тобой. А так бы могли и накостылять.
        Самека нахохлилась, не желая отвечать. Ладно, это не мои проблемы.
        По всем сторонам слева и справа раскинулись знакомые поля, сады и дворы. Мне было приятно возвращаться в Старобрадфель. В свой дом.
        - Ба-а, да никак лер Велиостро вернулся! - услышал я старческий голос из-за забора. Над плетенью показалась сморщенная голова в латаной соломенной шляпе.
        - Дед Беструшний! Живы еще?
        - Куда ж я денусь?
        - Как дочка ваша?
        - Свадьбу сыграли в позапрошлой декаде, - довольно осклабился старик. - Гермут без ноги жеж вернулся с фронта. Поганцы гномские. Мужик без ноги в хозяйстве и не мужик вовсе. Но моей приглянулся.
        - Поздравляю.
        - А вы, лер, значит, магией не подможете снова? За мной не заржавеет.
        - Извини, дед. Вряд ли время найдется. Я ведь теперь не простой Удобряющий, а Колдующий второй ступени.
        - Эх-х, ладно, будем по старинке, чего уж. Всего доброго, лер Велиостро.
        - Доброго урожая. И остальным передайте, чтоб на мою магию не рассчитывали.
        Я тронул Пылинку, и мы продолжили неспешно ехать через Старобрадфель. Краем глаза я заметил, что Лим нервничает. Она вертела головой, покусывала губу и крепко сжимала поводья. Слишком хорошо я научился определять ее настроение.
        - Ты чего? - спросил я тихо, чтобы ехавшая позади Самека не услышала.
        - Мне не по себе. Я… никогда не знакомилась с родителями…
        - А, вот ты о чем. Не волнуйся, они… ну, они нормальные.
        - Это меня и беспокоит. Я и этикет плохо знаю. Вдруг что-то не так сделаю?
        - Не страшно.
        - А если они про меня будут спрашивать? Или про нас с тобой? Ой, представляете, я вашего сына в плен взяла и чуть гноллам не скормила. Так мы и познакомились. Не правда ли, мило?…Забавно. Твоя мамаша явно оценит. Я думаю, мне стоит перекантоваться пока в деревне. Слишком мало данных о противнике.
        - Это ты мою маму называешь противником?! - я повернулся к ведьме и боковым зрением заметил, что Самека подъехала совсем близко к нам.
        - Интересно… - тихо сказала девочка и начала отставать, будто ни в чем не бывало.
        Когда Самека отъехала на приличное расстояние, Лу холодно произнесла:
        - Надо избавиться от нее. Девке слишком много известно.
        - Ты прекрасно знаешь, что избавляться мы ни от кого не будем.
        Лу скривилась.
        - По-моему, в таких вещах лучше довериться Ли, - произнес я осторожно. - Как считаешь?
        Добрая сущность ведьмы нехотя кивнула.
        - Селин, я постараюсь, но…
        - Никаких но. Я буду рядом, так что не переживай.
        - Хорошо, - Ли улыбнулась мне красиво.
        Довольно быстро мы въехали на территорию семьи Велиостро. Солнце клонилось к закату, поэтому на полях никого не осталось. На этот раз дежуривший у ворот Охраняющий оказался расторопнее предыдущего. Сразу узнал меня и без всяких проволочек пропустил. В сумерках было сложно судить, но, по-моему, главный дом перекрасили в зеленоватый оттенок не так давно.
        Только зайдя в дом я увидел спешащую в мою сторону Бернину Велиостро. Из обеденного зала тянулись будоражащие желудок запахи. Скорее всего, мой приезд застал семью как раз за вечерней трапезой. Мама молча обняла меня и принялась любовно рассматривать с ног до головы. За ее спиной показался неизвестный мне мужчина средних лет. Его рубаха плотно облегала округлый живот. Брюки же были похожи на парадную форму Наказующих или Проверяющих. У отца были такие же брюки, только он не любил их надевать.
        - Лер Велиостро, рад встрече с вами! - искренне высказался мужчина и коротко поклонился. - Мое имя Симон Онесфельд, Наказующий первой ступени. У вашей мамы прекрасные Готовящие, - мужчина с улыбкой похлопал себя по животу. - Лер Эва Невенхнауэр, я полагаю?
        - Лим. Лим Ван Ти Хосо, - буркнула ведьма.
        - Кто это? - тихо шепнула мне Бернина, недовольно косясь на гостью.
        - Что ж, Вантихосо, так Вантихосо, - благожелательно произнес Онесфельд и внимательно осмотрел девушку сверху вниз. За время пути ее волосы отросли чуть ниже плеч и приняли свой естественный пшеничный цвет. Рука ведьмы полностью восстановилась, но ей, как и мне, приходилось прятать ее в перчатке. - Вам приказано явиться в Мостфель как можно скорее. Лер Велиостро, вам также желательно присутствовать. Приглашение прибудет с Доставляющим. Засим извольте откланяться. - Наказующий еще раз поклонился и направился наверх в одну из комнат. Мы вчетвером проводили его взглядом.
        - Позвольте узнать, кто вы? - холодно спросила мама. - И почему за вами выслали Наказующего первой ступени?
        - Я… Лим, - ведьма сцепила руки в отчаянии и повернулась ко мне, но я и сам находился в некоем ступоре. - Мы познакомились с Селином. Извините…
        Я будто очнулся, быстро обнял Ли и ответил маме:
        - Лим Ван Ти Хосо, моя девушка. А это Самека Тангальдо.
        - Очень приятно, - произнесла девочка.
        - Почему же к ней обращались по галиатской фамилии Невенхнауэр?
        - Не знаю, как сказать. В общем, небольшие проблемы с законом.
        - С законом, значит, - на мгновение Беринна нахмурилась, но тут же взяла себя в руки и состроила бесстрастное лицо. - У нас еще будет время разобраться с твоей знакомой. Умывайтесь и проходите к столу.
        По лестнице слетел Симон Онесфельд, держа в руках небольшой чемодан.
        - Лер Велиостро, - обратился Наказующий к маме, - благодарю за гостеприимство.
        - Симон, куда вы на ночь глядя?
        - Служба зовет. Прошу простить.
        Онесфельд снова поклонился и испарился, хлопнув парадными дверьми.
        - Пойдем, я покажу вам, где мойня, - я взял обескураженных девушек за руки и повел в глубь особняка. На доли асенды я обернулся и увидел маму, смотрящую нам вслед строгим взглядом. Руки ее были сцеплены в замок.
        - Я все испортила, - послышался виноватый голос Ли.
        - Не дури. Я тоже не ожидал подобного приема.
        - Мне кажется, что все это - плохая затея.
        - Что ты имеешь в виду? Быть вместе?
        - Ничего, забудь…
        На обратном пути мы встретили старушку Шамму. Неунывающая Прислуживающая за несколько асенд поведала про все, что случилось в мое отсутствие. Рождение долгожданного внука Велиостро, новый управляющий Гоэмисто (дельный мужик, но выпить любит - глаз да глаз нужен), досрочный титул Колдующей I ступени у сестры Беотель. На последнем обсуждении мы как раз дошли до обеденного зала, поэтому Шамма поспешила умолкнуть и оставила нас наедине с матерью. Отец, по словам служанки, вернется из столицы к ночи или скорее к утру. Вестр также завален работой Наказующим, ну а четверокурсница Беотель стала редко навещать родные пенаты. В последние дни только Симон составлял компанию маме. Около кварты Наказующий ожидал нашего возвращения. Надеюсь, что это человек Вивьен. С другими Властвующими будет сложнее договориться.
        Ужин проходил в достаточно напряженной обстановке. Я рассказывал о своих приключениях, о том, как вышло так, что на мое имя заключили договор о Гиблой долине, и прочее. Мама в основном слушала и задавала вопросы. Ли лишь изредка осмеливалась вставить слово. Я даже стал сомневаться - может, Лу бы чувствовала себя не так скованно в такой ситуации?
        - Мам, могу я попросить тебя присмотреть за Самекой?
        - Присмотреть?
        - У нее нет здесь ни родственников, ни друзей. У меня также нет особых причин ей помогать. Просто так принято, - я посмотрел в сторону застывшей девочки. - Мы оказали ей множество услуг, за которые она не в состоянии рассчитаться. Спасение из замка Тангальдо, - начал загибать я пальцы, - обеспечение лошадью, пищей, вещами, защитой от грабителей и, конечно, грамотная помощь М’лечащего второй ступени. Я не требую оплаты. Я делал то, что хотел сам. Если Самека хочет уйти, это ее право. Если же она желает остаться в поместье, то должна будет приносить пользу. Каков твой выбор?
        - Я останусь здесь, - тихо сказала девочка. - Работы я не боюсь.
        - Отлично. Мам, пристроишь ее?
        - Как у Самеки с образованием? Ты говорил, что она из семьи Владеющих?
        - Узнавай у нее. Я считаю, что если она сама не горит желанием, то и на Обучающих нечего тратиться.
        - Хорошо, Селин, - улыбнулась мама. - Я позабочусь о Самеке. Для начала, девочка, положи вилку для десерта и ешь трехзубой вилкой.
        Самека удивленно осмотрела столовые приборы и исполнила требования хозяйки.
        Ужин плавно подошел к концу.
        - Уже поздно. Позволь, я провожу нашу гостью в ее комнату, - поднялась мама.
        - А-а-а… хорошо, - согласился я. Мне не понравилось, что Лим поселят отдельно, но перечить я не стал. - Добрых снов, - улыбнулся я девушке ободряюще.
        Ли походила на зверя, загнанного в угол. Надеюсь, с ней все будет в порядке.
        Комната моя ничуть не изменилась. Здесь убирали пыль, но вещи не трогали. Я разделся и со стоном наслаждения развалился на кровати. Похоже, мои скитания окончены. По крайней мере на какое-то время. Еще больше года действует отсрочка по службе - целая прорва времени. Заснул я, думая о том, как выставить Лим в хорошем свете перед семьей.
        Утром после быстрого завтрака я повел ведьму смотреть окрестности. Самеку уже взяли в оборот и увели обучать правилам резиденции Велиостро. Мы встретили Бевела, множество знакомых и незнакомых Прислуживающих, Готовящих и прочих обитателей поместья. Встречные вежливо здоровались с нами. Ли все очень нравилось. Дома прислуги, хлев, склады, лес в лире от поместья, гладкое прозрачное озеро поодаль. Как раз к последнему мы и направились, захватив с собой по полотенцу. Забравшись на небольшой пригорок, ведьма обернулась и посмотрела назад. Отсюда была видна задняя часть особняка, на сей раз светло-зеленого цвета, один из бараков, конюшня и хлев, баня, колодец и разные бытовые постройки.
        - Я завидую тебе. У тебя прекрасный дом и любящие люди вокруг.
        - Все это и твое тоже.
        Ли удивленно глянула на меня.
        - Раз мы встречаемся, то у нас все общее. Поэтому мой дом - это твой дом.
        - Я здесь чужая, - помотала головой девушка.
        - С мамой поладили?
        - Если это можно так назвать. Лер Беринна намекнула, что не будет против, если я уеду из особняка. Одна. Насовсем.
        - Ничего. Со временем ее отношение изменится.
        - Сомневаюсь.
        В это время года вода в озере нагревалась настолько, что можно купаться сутками напролет. Почти до обеда мы вдвоем провалялись в тени деревьев возле каменистого пляжа, вволю наплескались и наигрались с басхами. Кружок с Желтой посылали нам довольные образы. Им нравилось это уединенное место. Они не чувствовали злобы от населяющих поместье двуногих, поэтому вели себя довольно беспечно. Носились по деревьям, прыгали по валунам, взметали тучи брызг на мелководье, валялись рядом с нами на траве и подставляли полосатое пузо, требуя почесываний и поглаживаний.
        Чуть раньше обеда приехала обширная процессия. Папа Калар с десятком служебных Охраняющих на эмкипаже, Беотель, которой мама послала весточку о моем возвращении, и Доставляющий с письмом к нам. Вероятно, встретились друг с другом по дороге.
        - Селин!
        Белокурый вихрь выпрыгнул из эмкипажа и заключил меня в объятия. Рядом со мной стояла Лим со слегка округлившимися глазами. Ревнует. И есть из-за чего. Старшая сестра Аверинна, конечно, тоже красива, но своей размеренной и величественной статью и добротой. Бео же сияет так ярко, что в ней уже и не узнать ту нескладную девчонку, что обливала меня водой в детстве. Блестящие светлые волосы, белоснежная улыбка и бесподобная фигура. Даже я на асенду потерял дар речи, разглядывая сестру.
        - Прекрасно выглядишь! - похвалил я.
        - Спасибо. Ты тоже, смотрю, похудел немного, - Бео дружески боднула меня в бок.
        Цокая тростью, подошел отец и крепко обнял меня.
        - Я рад, что ты вернулся, - произнес Калар со счастливой улыбкой.
        Хоть у меня и было к нему много вопросов, я решил повременить с этим.
        - Представишь свою подругу? - лукаво спросила Бео. Уже знает. Интересно, что ей мама в письме написала?
        - Лим Ван Ти Хосо, моя девушка. А это мой отец Калар и сестра Беотель.
        - Очень приятно, - заметила Ли с улыбкой.
        Я быстро взял конверт, расписался в журнале Доставляющего и поблагодарил того за послание. В письме находилось приглашение во дворец на праздничный вечер по случаю проводов восемнадцатого года эпохи правления Тэриана.
        - Ух ты, какая красивая! - искренне похвалила Беотель, рассматривая смутившуюся ведьму. - У вас черты лица урожденной Владеющей! И что это вы нашли в моем братце?
        Я тоже посмотрел с интересом на Лим. Что она ответит?
        - Ну… Селин надежный и терпеливый. И он принимает меня такой, какая я есть.
        Мы не торопясь пошли в сторону дома.
        - Восхитительно, - Бео прижалась к Лим и подхватила под руку. - Мы пока посекретничаем о своем, девичьем, - сообщила она нам с отцом и повела ведьму куда-то в сторону. Девушки быстро удалились от нас.
        - Не переживай, не съедят твою зазнобу, - усмехнулся отец, глядя на мое обеспокоенное выражение лица.
        - Мама не очень ее приняла.
        - Да. Я в курсе. Тут понимаешь, какая ситуация. Благодаря разным факторам ты стал очень выгодной партией. Нас завалили письмами с предложениями о помолвке. И ладно бы это были Владеющие первой ступени, но к нам приезжал сам лер Виннерсот, Владеющий второй ступени. У него две дочери на выданье - одной двенадцать, другой уже девятнадцать. Такой интерес к ненаследуемому Владеющему первой ступени - явление неординарное.
        Отец остановился, размышляя о чем-то и рассматривая работяг у бараков, таскающих туда-сюда какие-то мешки.
        - Беринна, как и любая другая любящая мать, хочет, чтобы ты подыскал себе достойную партию. С хорошей родословной и приданным. И я также надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор, - закончил отец и многозначительно посмотрел на меня.
        Мне это не понравилось. Калар также намекает, что Лим не лучший вариант.
        - Я взрослый и сам решаю, с кем мне быть.
        - Безусловно, - дипломатично заметил отец.
        Приглашение во дворец для нас с Лим датировано второй половиной завтрашнего дня, поэтому немного времени у нас оставалось.
        Обед проходил в более праздничной и непринужденной обстановке. Узнав о моем приезде, в гости пришла Нелла Гаризод с карапузом, моим племянником Лестором. Жена брата выглядела превосходно, и по немного округлившемуся животу было видно, что скоро у них в семействе снова будет пополнение. Серьезно Вестр взялся за дело. Сам брат вернется не скоро. В итоге за большим овальным столом собрались я, Лим, Беотель, Беринна, Калар, Нелла с Лестором и Самека.
        Лим чувствовала себя неуютно и старалась помалкивать. Бео где-то раздобыла ей простое зеленое платье с открытыми плечами. Белоснежная рука привлекала внимание, но долго расспрашивать о ранении девушку не стали, тактично переведя беседу в другое русло. Разговаривал также в основном я. Всем было интересно послушать сказ о Черной ведьме, злых троллях и гоблинах.
        - Расскажите, как вы познакомились? - невинно попросила Бео.
        Неожиданный вопрос сестренки застал нас врасплох. Мы с ведьмой переглянулись, что не укрылось от некоторых наблюдательных глаз.
        - Ничего особенного, - взял я слово. - В обычной таверне по пути из Давантора. Мы оба Колдующие, и это свело нас вместе.
        - Лер Лим, куда вы направляетесь? - поинтересовалась Беринна, аккуратно вытерев рот салфеткой.
        Девушка бросила на меня растерянный взгляд, но тут уж я не мог ей помочь.
        - Я направлялась в Мостфель. Моя мечта - стать М’лечащей и помогать людям. Селин научил меня в пути нескольким лечебным заклинаниям, за что я ему очень благодарна.
        - Молодости, - хмыкнула Беринна, - свойственно путать влюбленность с благодарностью. Я так понимаю, что вы вместе менее кварты?
        Я выругался мысленно. Сами загнали себя в такую ситуацию. До Давантора действительно немногим более кварты пути. Не дождавшись от нас ответа, мама продолжила:
        - Что ж, отношения без обязательств в вашем возрасте - это нормально. Но следует и о будущем задуматься. Каждый идет своей дорогой, и в этом нет ничего страшного.
        Похоже, по нашему с Лим угрюмому молчанию Бернина осознала, что разговор ни к чему хорошему не приведет, и сменила тему.
        После обеда я кое-как отвязался от сопровождающих и уединился с Лим на свежем воздухе.
        - Это ужасно, - выдохнула девушка. - Я буду стараться, но мне кажется, что ничего не получится.
        - Как-то ты слишком серьезно все воспринимаешь. Просто будь собой, говори искренне, и люди примут тебя.
        - Искренне? И о своем прошлом рассказать всю правду? О том, как мы встретились? Или о себе самой?
        - Гхм, ну да, о таких вещах лучше пока умолчать.
        - О чем еще тогда говорить?
        - Не знаю. Я тоже пытаюсь что-то сделать, так что не дави на меня.
        - Прости. Видишь, мы даже с тобой начали ссориться.
        - О чем с сестрой беседовали до обеда?
        - Она очень любит тебя.
        - Да?
        - Пообещала выцарапать мне глаза, если я сделаю тебе больно. Хвасталась своими успехами в магии, намекая, что мне с ней не справиться.
        - Забавно.
        - Ни капельки. Что сказал твой отец?
        - Ко мне даже Владеющий второй ступени дочерей сватать приезжал, - покачал я головой.
        - Да уж. У меня кроме денег в банке и нет ничего. Вторая ступень соответствует примерно нашим графам. Я не думала, что ты такая важная персона.
        - И я не знал до сегодняшнего дня. Простой младший Владеющий, Колдующий второй ступени, хороший друг Вивьен Кэласс. Служил Разведывающим, награды есть. Вот и все из важного.
        - Какие? Покажешь награды? - придвинулась Лим.
        - Пойдем, - я взял девушку за руку.
        Мы быстро вернулись в особняк и поднялись наверх в мою комнату. Сейчас она показалась мне маленькой, но от этого не менее родной. Я отпер один из ящиков комода и стал вытаскивать памятные вещи. Здесь хранился и договор на Гиблую долину, сертификаты Гаралдуна о моем владении различными магическими дисциплинами, диплом об окончании курсов Геленквейлского земельного университета, бумага из гильдии Колдующих Мостфеля, небольшая стопка писем, медали «За отличное несение воинской службы» I ступени, «За служение императору» II ступени и «За честь и доблесть» II ступени.
        Ли слушала с неподдельным интересом. Каждая вещь вызывала целую цепочку воспоминаний, и я трещал без умолку. Когда речь дошла до покушения на принцессу Вивьен и мою помощь ей, я насторожился. Напрасно. Ли похвалила меня и чмокнула в щеку.
        Мы переместились на кровать. Я стал показывать девушке другие свои вещи - одежду, рисунки и прочее. И неожиданно осознал себя слившимся долгим поцелуем с Лим. Мне даже немного понравилось. Девушка часто дышала. Ее грудь ритмично вздымалась, а дыхание обжигало. Я повалил ее на кровать и начал целовать открытые плечи и шею. Внезапно Лим вскочила на ноги, оттолкнув меня в сторону.
        - Извини, я не могу. Не сейчас, - Лим все пыталась отдышаться и возвращала на место стянутые мной лямки верхней одежды. - Эти стены давят на меня.
        - Хорошо, - сказал я разочарованно, пытаясь подавить досаду и неприятные мысли. Очень долго я уже не уединялся с девушкой.
        Лим стала немного нервно собирать разбросанные по полу мои рисунки. Один из них заинтересовал девушку.
        - Неплохо. Одного треугольника не хватает, - заметила, судя по интонациям, Лу.
        Я глянул на изрисованный лист бумаги. Это была одна из последних моих неоконченных работ.
        - Почему ты так решила?
        - Смотри. Треугольники стреляют волнами, - деловито стала объяснять Лу. - Так? Круги отвечают точками-тире. Баланс сил равный, но круги все равно отступают. Значит, треугольников должно быть больше.
        - Ты права, я не успел доделать пару треугольников. Только мысли о сражении мне не приходили в голову, когда я рисовал это.
        - Вся наша жизнь - сражение, - с умным видом произнесла ведьма. - Давай уже разберись с Ли. Я не удовлетворена. А когда я в таком состоянии, то могу открутить кому-то голову.
        - И как мне с ней разобраться?
        - Понятия не имею. Свяжи ее и вставь наконец …Хватит обсуждать подобные вещи! Это омерзительно!
        Вечером после ужина отец позвал меня к себе в кабинет. Внутри комнаты обнаружилась и мать, поэтому настроение сразу упало. Беринна ни капли не изменила своего отношения к Лим, и это раздражало меня.
        - Селин, присаживайся, - начал отец. - Я думаю, ты догадываешься, о чем будет разговор. Налить что-нибудь?
        - Да, вина, пожалуйста.
        Калар извлек из бара бутылку и стал откупоривать.
        - О Лим пойдет речь?
        - Верно, - кивнула мама. - В твоей жизни, а значит и в нашей тоже, совершенно неожиданно возникла из ниоткуда безвестная девушка. Бездомная сирота, не умеющая ни готовить, ни стирать, ни убирать, невоспитанная, несдержанная…
        - Хватит! Это не ваше дело!
        - Мы твои родители, - строго ответила Беринна. - Поэтому это как раз таки наше дело. Выслушай нас. Вы с Винстромом уделяли время правилам обхождения с противоположным полом, однако теория не всегда помогает. Иногда только совет близких спасает от ошибок. Поверь, нам со стороны виднее.
        - Да, э-э, видишь ли, сынок, девушек зачастую ведет не любовь или другие высокие чувства. А банальная жажда наживы. Жажда денег. Ты очень перспективный Владеющий, одаренный, с интересными связями и отличной военной службой. Многие вертихвостки могут сделать на тебя ставку.
        - Ей плевать на мои связи и титулы.
        - Раскрой глаза, Селин! - обеспокоенно сказала мать. - Эта безродная девка вешает тебе лапшу на уши. Я сразу поняла, что она что-то скрывает и не та, за кого себя выдает. Ты не можешь знать, что у нее на уме.
        - Могу. На самом деле есть один способ. Но я и так ей верю - мне нет нужды проверять Лим.
        - Как все запущено. Хорошо, можешь развлекаться с ней декаду, кварту. Но прошу тебя, не принимай поспешных решений. Ты остынешь, голова твоя прояснится, и тогда ты будешь жалеть о содеянном.
        - Жалеть о содеянном? Зачем? - удивился я. - Прошлого не воротишь, как ни старайся.
        Я поднялся и залпом вылил в себя полстакана терпкого напитка.
        - Насчет моего выбора не переживайте. Я сам разберусь.
        Хлопнув дверью, я выскочил из кабинета. Мысли проносились в голове растревоженным ульем. Я прошел в гостевое крыло и осторожно заглянул в комнату, куда поселили Лим. Девушка сидела на краю кровати ко мне спиной. Плечи ее еле заметно вздрагивали.
        - Лим? - позвал я.
        Девушка быстро потерла глаза руками и только потом повернулась ко мне.
        - Прости. Это я во всем виновата. Из-за меня ты поссорился с родителями.
        - Басхи подслушали? - сразу догадался я. От Кружка пришел виноватый образ, но я отмел его и немного мысленно поругал юную кошку.
        - Я им не нравлюсь?
        - Что с того? С кем мне быть, решаю я сам, а не мои родители.
        - Я не хочу, чтобы из-за меня ты ругался с близкими.
        - Не думай об этих глупостях. Все уладится, вот увидишь.
        - Селин, давай уедем далеко, а? Только мы вдвоем?
        - Нет, - помотал я головой. - Потерпи немного.
        - Хорошо.
        После завтрака мы с Лим собрали свои вещи и отбыли в Мостфель. Бео решила составить нам компанию в дороге и вернуться в магический университет. Возможно, нам придется задержаться в столице на несколько дней. Молчание в дороге прерывалось редко. Никто не хотел начинать беседу.
        Мостфель оставался все таким же шумным городом. Люди толпились, разбивались на ручейки, стояли стеной, занимали любое свободное пространство. На сей раз центр империи в честь грядущих праздников украшали цветы, гербы, яркие полотнища и блестящие стеклянные игрушки. Лим глазела с любопытством во все стороны. Я рассказывал девушке, где что находится, что за здания мы проезжаем. Сам я также не был знатоком столицы Тазама, поэтому экскурсия получилась очень краткой.
        В месте, где наши с Беотель дороги расходились, сестра отвела меня в сторону на пару асенд.
        - Слушай, будь осторожен с Лим, - тихо сказала мне Бео. - От нее исходит непонятная угроза. Будто она в любой момент может сорваться.
        - Спасибо, я буду приглядывать за Лим. Что ты про нее скажешь?
        - А что я могу сказать? Скрытная девушка, одиночка. Никому не доверяет, не говорит о прошлом.
        - Ясно. Удачи тебе с учебой.
        - И тебе не хворать.
        Беотель махнула нам рукой и быстро скрылась с глаз.
        «Усталый путник» встретил нас как всегда радушно. Пылинку с Уникусом ждал отборный овес. Нас - вежливые служащие, чистые кровати и мойни. Не откладывая, мы отправились за платьем. У меня имелся приличный наряд, а вот Лим не в чем было пойти во дворец на прием.
        Подходящее платье темно-бордового цвета отыскали на удивление быстро. Лу понравилась одежда тем, что под нее можно спрятать кучу вещей. И посох, и накопители, и кинжал, и кошель с адабро. И хотя Ли возжелала еще пройтись по лавкам Шьющих, Лу упрямо стояла на своем до тех пор, пока платье не купили. К наряду потребовались новые туфли, шаль, шляпка и еще куча барахла. После чего я около двух теллов прождал Лим возле салона красоты. Девушке сделали сложную прическу, подвели брови, намазали чем-то губы, глаза и лицо в целом. Ведьма стала похожа на куклу. Мне не очень понравился ее вид, но я поспешил похвалить от греха подальше. Лу тоже считала подобную «рисовальню» пустой тратой времени и денег, поэтому совокупное настроение у половинок ведьмы находилось на невысоком уровне.
        Глава 5
        На прием мы прибыли, слегка опоздав. Вышколенные Прислуживающие очень умело принимали гостей, показывали, куда идти. Нас с Лим, как специальных приглашенных, проводили отдельно. В зале ярко горели светильники, отражаясь от десятков мелких сверкающих скульптур. По стенам стояли кадки с цветами и разукрашенными деревцами. Меж разодетых, приближенных ко двору, персон сновали Прислуживающие в одинаковой форме, разливали напитки и подавали холодные закуски. Я сразу направился к столу с едой и набрал себе небольшую тарелочку вкусностей. Со всеми этими треволнениями с платьем для Лим и прочим нормально поесть так и не удалось.
        - Посмотри на этих напыщенных идиотов, - ухмыльнувшись, произнесла ведьма. - Готова поспорить, что у них даже для почесывания спины есть отдельный холоп.
        - Возможно. А где Ли?
        - Отдыхает. А что, мне уже нельзя высунуть нос наружу? - с явной угрозой в голосе спросила Лу.
        - Беспокоюсь, как бы ты тут не разнесла все, - пробурчал я, запихивая в рот очередной бутербродик.
        - Меня как минимум восемь магов пасут, так что не переживай.
        - Ого. Боятся.
        - Само собой. Против моей силы нет защиты. Какой бы дорогой амулет ты не нацепил, тебе это ни капли не поможет.
        - А ты изменилась. Мне кажется, раньше ты бы ни за что не пошла в самое логово неприятеля.
        - Обстоятельства изменились.
        - Чем же?
        - Я понадеялась на одного человека. Решила, что он сможет защитить меня.
        - Если это про меня, то спасибо за лестный отзыв.
        Гости неспешно кочевали из одной стороны зала в другую, объединялись в группы, беседовали и смеялись. На невысокий помост в торце помещения вышла группа нарядных девушек, Танцующих. Их движения завораживали, однако мало кто из присутствующих обращал на них внимание.
        Ко мне подошли две дамы. Одну я видел вроде бы ранее во дворце. К слову, накрашены девушки были так, что под слоем краски и кожи не видно. Владеющие представились и принялись спрашивать меня о разных вещах, будто мы с ними давно знакомы. Дамы знали обо мне множество подробностей. Лим в свою очередь увел в сторону молодой мужчина в модном камзоле голубого цвета.
        Через некоторое время в зал помпезно вошел светловолосый император Тэриан со свитой и группой Охраняющих. Разговоры, музыка и танцы стихли, все взгляды устремились в его сторону. Тэриан произнес небольшую речь, вспоминая события ушедшего года и восхваляя успехи нашей армии. Упомянул о некоторых значимых сражениях, а также о захвате печально известной Гиблой долины. Также император выразил надежду, что боевые действия не возобновятся, поскольку все страны истощены и понесли большие потери. Зал разразился хвалебными криками и громким хлопаньем. Далее снова заиграла музыка, и Тэриан неспешно пошел по залу, останавливаясь возле групп Владеющих и других придворных, беседуя с ними о чем-то. Тарелка опустела, и я наложил себе новых закусок. Дамы не отставали от меня и предлагали попробовать другие закуски, на вид не очень аппетитные.
        Неожиданно окружавшие меня гостьи умолкли. Учитывая, что они не затыкались ни на асенду, это было очень странно. Я проследил за направлением их взглядов и увидел, что император идет в нашу сторону. Быстро отставив тарелку в сторону, я принял уважительную позу. Правая рука согнута под прямым углом и покоится в районе живота, голова немного склонена, а взгляд направлен на ноги императору.
        - Дамы, - император поочередно поцеловал гостьям ручки. - Я буду благодарен, если вы оставите нас наедине с лером Велиостро.
        - Конечно, ваше величество.
        Девушки поклонились и быстро отошли в сторону.
        Лим, увидев, кто меня почтил своим присутствием, решительно направилась к нам с императором. Охраняющие Тэриана заметно напряглись и даже встали впереди своего подопечного, однако мужчина резко растолкал их в стороны.
        - Селин, рад снова видеть тебя, - Тэриан крепко пожал мне руку.
        - Я тоже рад встрече с вами, ваше величество.
        Ведьма подошла к нам и приняла подсмотренную у других уважительную позу.
        - А, лер Ван Ти Хосо! Вы еще красивее, чем мне вас описывали. Это платье вам к лицу, - Тэриан поцеловал девушке руку. Лим скромно поблагодарила в ответ.
        - Пройдемте в переговорную. Некоторые вещи не стоит обсуждать на публике.
        Под немаленьким эскортом из Охраняющих мы быстро вышли из зала. Через небольшой коридор открылось уютное помещение с креслами и диванами. Тэриан предложил нам присаживаться и чувствовать себя как дома.
        - Как официальный представитель Тазама, выражаю вам благодарность за успехи наших войск на западе Галиата. В Даванторе вы оставили после себя двоякое впечатление. Многие Воюющие старших ступеней склонны рассматривать вас как дезертира, - взгляд в мою сторону, - и врага Тазама, - поворот к ведьме. - Как бы то ни было, без вас нашим войскам не удалось бы занять стратегически важное место. Да и сотрудничество с уважаемой лер Ван Ти Хосо также нельзя сбрасывать со счетов. Я предпочитаю считать вас друзьями Тазама.
        - Благодарю, ваше величество, - вежливо ответил я.
        - Слухи о тебе расползлись очень быстро. Один невероятнее другого.
        - Я удивлен, что все вокруг так много знают.
        - Официальная версия отличается от того, что произошло на самом деле. Фактически она совпадает с той, что вы представили в Даванторе. Лер Ван Ти Хосо может оставить свою фамилию, поскольку немногим лицам известно, кто стал преемницей погибшей ведьмы. - В этот момент Лим бросила быстрый взгляд в мою сторону. Тэриан изящным жестом подозвал помощника, и тот споро протянул императору две тонкие папки. - Прошу вас ознакомиться с этим. Для вашей же безопасности. Это официальная версия событий в Гиблой долине и вашего в них участия. Если вы хотите продолжить спокойно проживать в Тазаме, то лучше вам придерживаться этой версии. Надеюсь, это понятно?
        - Да, ваше величество.
        - Дабы немного подсластить пилюлю… - Тэриан сделал очередной знак, и в переговорную прошел Прислуживающий с небольшой подушечкой в руках. Император поднялся и снял небольшую отливающую синевой медаль. - Вручаю Селину Велиостро наградной знак «За отличное несение воинской службы» второй ступени.
        - Служу Тазаму!
        Император аккуратно приколол медаль к моему камзолу.
        - Могу я спросить, ваше величество? - тихо подала голос Ли.
        - Конечно.
        - Я хочу получить гражданство Тазама. Скажите, возможно ли это?
        - Возможно. Но ради вас исключений делать не будут. Идите в управление по делам мигрантов, и вы получите полное гражданство Тазама в качестве беженца из Бессадора. Я дам распоряжение, чтобы Разрешающие вам посодействовали. Если у вас больше нет вопросов, то я с вашего позволения пойду. Оставляю вас в руках моей любимой сестры. Прислуживающие вас проводят к ней. Папки вернете моему помощнику.
        Попрощавшись с Тэрианом, мы углубились в чтение исписанных листков в папках. Если не считать мелочей, то история почти соответствовала той, которой мы придерживались в Даванторе. Разве что Лим - не дочь гномьего купца, а настоящая Лим Ван Ти Хосо, попавшая в качестве рабыни к Черной ведьме. После того, как мы ознакомились с информацией, полуседой Прислуживающий повел нас по коридорам дворца. Эскорт слегка уменьшился до шести М’охраняющих и двух Охраняющих.
        Возле покоев Вивьен стоял целый полувзвод Воюющих. Перед нами распахнули двери. Внутри большого помещения находилось не менее десятка одаренных, несколько Прислуживающих и Воюющих. Вивьен сидела на резном стуле и попивала чай. Как только мы вошли, девушка отставила чашку в сторону. Неподалеку обретались Ним с Шеа и Светлая. Бывшая заключенная тринадцатого отряда Арьена сильно изменилась. Она уже не прятала лицо, смотрела прямо и просто излучала свойственную эльфам уверенность в собственных силах. Увидев нас с Лим, М’охраняющая кротко улыбнулась. Вивьен же наоборот выглядела хмуро. Меж бровей залегли две небольшие складки. Похоже, разговор будет тяжелым.
        - Сразу скажу, дабы вы не питали каких-то иллюзий. Охране дан приказ убивать вас в случае любой агрессии. Неважно, будет ли моя жизнь в тот момент под угрозой или нет.
        - Похвальная предосторожность, - произнесла Лу.
        - Я рассматривала несколько вариантов встречи с вами, Лим Ван Ти Хосо. Использование механических переговорников, усиливающих речь. Письма. Доверенные посыльные. Несмотря на гарантию безопасности, слишком это трусливо выглядит. Тем не менее совсем без страховки я не осталась, - принцесса обвела рукой вокруг себя, где в напряженном ожидании стояли наверняка сильные М’воюющие.
        - Интересное приветствие, ваше высочество, - заметил я нейтрально.
        - Обстоятельства обязывают. Я так понимаю, вы уже говорили с братом? Тогда перейдем к сути. Лим Ван Ти Хосо будет сотрудничать с нашими Колдующими и обучать их своим умениям.
        - Если я откажусь? - холодно спросила ведьма.
        - Принудительная высылка из страны. Либо смерть.
        Девушки уставились друг на друга, сверкая глазами.
        - Я также приняла некоторые меры. Мы не будем оказывать на вас физическое воздействие или принуждать какими-то грубыми методами. Лим Ван Ти Хосо, все ваши счета в банках Бессадора и Тазама на общую сумму двести двенадцать адабро арестованы.
        - ЧТО-О-О?!!! - взревела Лу.
        Я крепко схватил девушку за руку, дабы она не натворила глупостей.
        - Деньги будут постепенно возвращены вам в случае, если вы будете приносить пользу Тазаму. Каково ваше решение?
        - У меня есть выбор?!
        - Нет, - отрезала Вивьен.
        - Что все это значит? Нельзя было по-другому? - спросил я.
        - Я посчитала такую линию наилучшим вариантом.
        - Вивьен, разве мы не друзья?
        - Ты вступил в сговор с врагом и с помощью лжи заключил договор, выторговав для себя разные бонусы. Ты сбежал в Бессадор, с которым мы, между прочим, находимся в состоянии войны. Если бы не наше близкое знакомство, заодно и ты бы отправился под трибунал. О похождениях вашей безумной парочки в Бессадоре уже легенды слагают. Друзья ли мы? Сомневаюсь, что могу дружить с предателем Тазама.
        - Я не предатель, - высказал я, сжав зубы. - Если бы не я, Гиблая долина нам бы никогда не досталась.
        - Только по этой причине ты еще не брошен в темницу. Для того чтобы заслужить мое доверие, тебе придется все начинать сначала. Лер Жесс, подойдите.
        К нам приблизился одаренный мужчина в строгом чистом костюме, с ухоженной короткой бородкой и прилизанными назад волосами.
        - Лер Нестегойя Жесс, ваш куратор с сегодняшнего дня, - обратилась принцесса напрямую к Лим. - Выполняй все его указания, не подводи. К нему же обращайся для получения денег под свои расходы.
        - По поводу отлучки в уборную мне тоже у него отпрашиваться? - едко спросила Лу.
        - В случае подобного распоряжения, да - отпрашиваться, - ответил Жесс, слегка приподняв уголки губ. Должно быть, так он улыбался.
        - Вы можете быть свободны. С вашим куратором обговорите детали, когда вам самим удобно.
        Было заметно, что Вивьен утомил наш короткий разговор и она поскорее хочет его закончить.
        - Вивьен, могу я попросить тебя замолвить за меня слово в гильдии Колдующих? Если не трудно. Я бы хотел получить доступ к мастерской Внедряющих.
        - Хорошо, - принцесса кивнула. - Верни печатку, пожалуйста. Не хочу, чтобы ты злоупотреблял полномочиями, которые она дает.
        Я стянул красное кольцо императорской семьи, асенду повертел в руках и положил на столик рядом с Вивьен.
        - Прошу, пойдемте. Не будем более отвлекать ее высочество, - жеманно произнес Нестегойя и рукой указал нам на выход.
        Ведьма, все еще заметно кипевшая негодованием, резко последовала за куратором. Эльфийки-Охраняющие направились следом за Лим. Я обернулся к принцессе. Почему-то она не выглядела довольной. Скорее грустной.
        - Неужели нельзя было договориться по-другому?
        - Я обдумала множество вариантов и решила, что этот наиболее оптимален.
        - Ты могла бы для начала обсудить со мной. Лим ведь не плохая. Она бы согласилась сотрудничать.
        Вивьен горделиво подняла голову и ответила:
        - Не делай из меня злодейку, Селин. Я забочусь только о благе Тазама.
        - Ясно, - тихо пробормотал я. - До встречи, Вивьен.
        Я пошел догонять ушедших вперед ведьму с куратором. Возле широких раскрытых дверей какой-то порыв заставил меня развернуться и громко сказать:
        - Наверное, поэтому у тебя и нет друзей.
        Ускорив шаг, я быстро нагнал процессию и невозмутимо взял Лим под руку. Девушку уже не трясло от злости, но это не значит, что опасность миновала. Лучше не провоцировать неуравновешенную ведьму.
        - Ты ходишь по тонкому льду, Селин, - заметила Ним рядом серьезным тоном.
        - Очень жаль, что все так повернулось, - сказала Светлая тихо. Впервые мы с Лим услышали ее голос и заинтересованно повернулись в сторону эльфийки. - Я пыталась отговорить ее высочество, но она уперлась.
        Некоторое время мы шли молча, каждый думая о своем. Вычурные коридоры сменяли один другой. Надоевшие яркие светильники слепили глаза, а с настенных портретов на нас укоризненно взирали предки императорской семьи. Кто мы такие? Всего лишь жалкие букашки на пути империи, пусть и не такой могучей, как раньше. Я надеялся, что Вивьен сможет защитить нас в Тазаме, но все переменилось.
        - Кстати, а как тебя зовут? - спросил я эльфийку, чем немного смягчил напряженную обстановку. Лим перестала сжимать мой локоть, будто железными тисками.
        - Эно Сев Га… Хосо. Сразу скажу: если мы и родственники с Лим, то очень дальние.
        - Для меня все родственники дальние, - хмыкнула ведьма. - Кроме родителей отца.
        На площади перед дворцом мы распрощались с эльфийками. Жесс заказал один из дорогих экипажей, дежуривших возле парадного въезда. Мы с Лим и куратором забрались внутрь.
        - Что будет, если я сейчас сбегу?
        - Денег своих вы не вернете, - спокойно ответил куратор. - Будет отдан приказ на ваш арест. Очень точные слепки вашей ауры у нас есть. Вы наверняка знаете, что наши М’ищущие работают на порядок лучше бессадорских разгильдяев. У вас не выйдет бегать по Тазаму, скрываясь от погони.
        - Ну-ну. Не думайте, что вам все про нас известно, - произнес я, немного сбив спесь с Жесса. - У нас тоже есть пара козырей в рукаве.
        - Сотрудничайте с нами, и вы быстро станете полноправными членами общества. После того, как лер Лим передаст нам все свои знания, ограничения могут быть сняты с нее. Кроме посещения дворцовой зоны и других императорских резиденций, разумеется.
        Запряженные лошади громко цокали по мостовой. Ехали мы быстро, однако экипаж почти не трясло. Столичная модель. Всего через четверть телла Конюшний остановил карету и открыл нам дверцу.
        - Это здание Оберегающих? - спросил я Жесса, рассматривая внушительное четырехэтажное серое строение.
        - Верно. Нам налево, в соседнее.
        Мы немного прошли по улице и завернули во двор через массивную калитку, охраняемую нарядом вместе с одаренным. «Специальный корпус Управления Оберегающих г. Мостфель» - прочитал я выбитую в камне надпись.
        Жесс провел нас в кабинет на втором этаже и усадил на стулья.
        - Итак, я ваш куратор на неопределенный срок. Конкретно на вас, лер Велиостро, ограничения не распространяются. Однако в связи с вашей тесной связью с моей подопечной, вам также необходимо отмечаться раз в декаду. Здесь, в этом кабинете. Позже я сделаю для вас пропуска. Мне разрешено сообщить вам кое-какие секретные сведения. Официально я Оберегающий третьей ступени, но главная моя должность - Недремлющий второй ступени. Наверняка вы слышали о нас. Я надеюсь, вы оба понимаете, что дальше этих стен наш разговор не должен уйти?
        Мы кивнули.
        - Отлично. Я думаю, мы с вами поладим. Лер Велиостро, вы можете быть свободны. Раз в декаду вам необходимо отмечаться у меня, возможно, отвечать на некоторые вопросы.
        - Я останусь с Лим.
        - Как пожелаете.
        - Селин, подожди меня снаружи, - попросила девушка.
        - Уверена?
        - Да.
        Около телла я прохаживался вдоль корпусов Оберегающих. Меня даже сочли подозрительным и чуть наряд не вызвали. И я, как обычно, хотел показать свое кольцо, но вовремя вспомнил, что лишился его. Кое-как я смог уладить недоразумение, однако меня попросили перейти на другую сторону улицы и не маячить возле здания.
        Лим вышла из корпуса в задумчивости. Девушка даже не сразу заметила, что я подошел.
        - Что он сказал?
        - Ничего хорошего. Для начала я должна передать им все теоретические знания, полученные в Черном замке. После - научить кандидатов практике. Куда-то уезжать из столицы - с разрешения куратора. Тратить деньги на счетах - с разрешения куратора.
        - Ты справишься, я уверен.
        - Куда бы я ни пошла, всюду меня ждут оковы.
        - Не расстраивайся. Пойдем на свидание?
        - Давай, - слабо улыбнулась Ли. Гневные морщины на лице девушки разгладились.
        В «Усталый путник» мы вернулись поздно ночью, практически падая от усталости. Ведьма долго ругалась на платье, снять которое было непростой задачей. После я сделал ей массаж ног и наложил лечебное плетение. Новые туфли сильно натерли ей ступни.
        Утром мы договорились, что каждый пойдет по своим делам. Я - к Внедряющим, Лим - на торговую площадь, сбывать оставшиеся наши трофеи.
        Мой прогноз насчет доступа к мастерской оказался слишком оптимистичным. Да, распоряжение Вивьен дошло до гильдии, но без него меня бы ни за что не пустили в принципе. Для того чтобы пользоваться благами отделения столичных Внедряющих, мне пришлось потратить почти весь день. Сначала - в гильдию Колдующих, потом - в управление Разрешающих, потом снова в гильдию, и только после этого я получил официальный пропуск. Многотелловые очереди, справки, вопросы, поиск нужных людей и кабинетов, денежные сборы - лишь малая часть того, что я пережил в этот день. Многих официальных лиц не было на месте в связи с праздниками.
        Только под вечер я подошел к отделению Внедряющих Мостфеля. Я насчитал восемь зданий в комплексе. Видимо, это полигоны, лаборатории, склады и прочее. Мне известно про секретные имперские лаборатории Колдующих, где по слухам разрабатывается новейшее оружие и прочее, но туда простому обывателю не попасть. Поэтому, если я хочу серьезно заниматься магией, местное отделение Внедряющих - это лучший вариант во всем Тазаме. Здесь работают лучшие специалисты. Профессионалы. Не знаю, смогу ли я стать одним из них.
        Я слышал некоторые факты и слухи об иерархии Внедряющих. Ото всех по чуть-чуть. Немного рассказывал Кэлассис, кое-что объяснила Вивьен и другие одаренные, коих я встречал. Так вот. Главные у Внедряющих - Конструирующие. Они разрабатывают новые формы, а Внедряющие потом уже переносят плетение по образцу на заготовку. Так и получается артефакт. Только мне говорили, что стать настоящим Конструирующим - дело не из простых. По сути, почти каждый Колдующий не младших ступеней является в той или иной степени Конструирующим. Да сами Внедряющие тоже не дураки и могут составлять неплохие новые формы. В результате среди Конструирующих конкуренция огромная, и попасть к ним - задача нереальная для новичка. Именно поэтому я и попросил Вивьен подсобить мне.
        Центральный корпус Внедряющих походил на большой округлый купол, сужающийся кверху. В магическом зрении постройки светились от обилия энергии. Особенно одно небольшое здание вдалеке - видимо, там отрабатывают самые мощные артефакты. В главном холле располагалась стойка регистрации и мягкие диванчики по бокам. В первый мой приход меня приняли за клиента и указали на дверь сбоку, за которой принимали заказы на изготовление артефактов. После разъяснений меня развернули и отправили в гильдию Колдующих, где я и пробегал весь день. Сейчас же я уверенно выложил на стойку полученную справку, и меня попросили обождать.
        Спустя треть телла подошел немолодой невзрачный Колдующий в просторных одеждах. Он начал о чем-то спорить с мужчиной на приемной стойке, но тот упрямо показывал в мою сторону. Наконец Колдующий сдался и направился к диванчику, на котором я сидел.
        - Трент Богене, - кисло представился мужчина.
        - Селин Велиостро, - встал я навстречу.
        - Меня приставили к вам, чтобы объяснить основные правила и показать, где что находится. Другими словами провести экскурсию по «Внедренке». Так мы называем отделение Внедряющих у нас в Мостфеле.
        - Я весь внимание.
        - Обход отложим на завтра, если вы не возражаете. Пока о правилах. Не бегать, не шуметь, никоим образом не мешать другим Колдующим. Если же шум неизбежен, то вы обязаны предупредить соседних работников заранее. Понятно?
        - Да, лер.
        - Внедренка работает с двенадцати теллов до тридцати шести. Если хотите работать круглосуточно, то необходимо вносить плату. У вас стандартный доступ. Одно место в «изоляторе» - это зал, максимально изолированный от внешних энергий. Лучше всего подходит для тонких артефактов. Одно место в «колпаке» - зале, защищенном от воздействий изнутри. В «колпаке» работают над грубыми и мощными артефактами. У каждого зала свои правила, но с ними вы сами со временем разберетесь. Доступно разъясняю?
        - Пока все понятно. Посмотреть бы на эти залы? И давай на ты перейдем?
        - Завтра посмотрим. Есть еще третий зал разработки… А эти два - это были залы разработки. Но в третий тебя не допустят, поэтому о нем не будем. Также есть два общедоступных зала внедрения с теми же принципами. Мы зовем их «круглый» и «молот» по форме зданий. В «круглом» занимаются внедрением опасных артефактов, боевых и просто потребляющих большое количество маны, поэтому он защищен не хуже «колпака». В «молоте» работают с бытовыми и маломощными артефактами. Запомнил?
        - Да.
        - Повтори, - подозрительно попросил Трент.
        Я повторил почти слово в слово все, что рассказал Колдующий.
        - Хорошо. Есть еще мастерская и склад. На складе хранятся заготовки и материалы для артефактов. В мастерской изготавливают нестандартного вида составные части артефактов. Пока у тебя нет договора, делать придется самому, либо платить деньги наемным рабочим Кующим, либо пользоваться стандартными заготовками. Все инструменты со склада подлежат сдаче в конце рабочего дня. Это крайне неудобно, поэтому многие Колдующие покупают свои, дабы не таскаться туда-сюда с кучей барахла. Наверняка тебя больше интересует вопрос, как стать хорошим Внедрящим или, не приведи Единый, Конструирующим?
        - Да, расскажи.
        - Если бы я знал, то держал бы это при себе, - Трент засмеялся низким голосом. - Короче, работай усердно, Селин, и тебя подметит какая-нибудь команда и возьмет к себе.
        - А если я сам хочу работать?
        - О-о, тут надо или сделать себе имя или обзавестись стартовым капиталом и открыть свою артефактную мастерскую. Как Лотворды, например.
        - Лотворды?
        - Да ты совсем темный, как я погляжу? Лотворды - самая молодая мастерская, открылись около двух веков назад. Выходцы из Торгующих, сколотивших бешеное состояние.
        - Что за мастерские?
        - Не думаешь же ты, что все Внедряющие Мостфеля трудятся в отделении Внедряющих?
        Именно так я и думал, поэтому предпочел промолчать.
        - Некоторые Внедряющие работают самостоятельно. На дому, можно сказать. Но большая часть объединяются. В Мостфеле три основных частных мастерских. Лотворды - самые молодые, цены у них лучшие, но и качество так себе. Беллигоссо - середнячок, хоть и самая обширная мастерская, сравнимая с нашей имперской. У Беллигоссо и цены не кусаются, и качество ничего. И последние - Тувежи. Дерут только так, но богатеи заказывают только у них. Когда на сцену вышли Лотворды, случались целые войны. Их прозвали артефактные войны. Тьфу, у нас с тобой не урок истории, поэтому идем дальше. Что еще рассказать?
        Мне так сразу в голову не пришло ничего интересного.
        - Подзаработать можно у кого-то?
        - Само собой. Внедряющие нужны всегда и везде. Обратись в приемной, тебе подскажут. Я вот работаю в команде Таллимена. У тебя какая ступень?
        - Колдующий второй ступени.
        - Да не. Внедряющего?
        - Первая.
        - Не пойдет. Таллимен берет только со второй ступени. Плюс Конструирующий первой ступени. Поэтому поспрашивай у кого требования меньше.
        - Конструирующий я первой ступени.
        - Да? Я тоже.
        Отношение Трента немного изменилось, и он уже не смотрел на меня, как на пустое место. Я решил закрепить успех и пригласил Колдующего в бар. По службе Разведывающим я хорошо помнил, что это лучший способ наладить отношения.
        Сознание возвращалось с трудом. Я почувствовал мягкое обволакивающее тепло, которое окружило меня со всех сторон, проникло внутрь. Вставать никуда не хотелось, однако непонятный повторяющийся звук не давал мне успокоиться. Я открыл глаза и кое-как осмотрелся. Судя по всему, я находился в нашем номере в «путнике» на полу. В окне все еще была кромешная темень, а значит, утро нескоро. Приглушенный магический светильник освещал номер. Голове почему-то было мягко. Я повернулся и увидел причину странного звука. Моя голова мирно покоилась на коленях Лим. Девушка негромко хныкала и утирала рукавом выступавшие слезы.
        Собравшись с силами, я отстранился и сел на пол.
        - Что слуфилось? - губы плохо слушались.
        - Прости меня, - бросилась ко мне Ли и обняла. - Прости меня. Прости. Прости…
        - За что? Я не помню ничего. Ты на меня Аун наложила?
        - Да. Прости…И нечего извиняться. Эта пьяная свинья получила по заслугам.
        - Лу, может ты объяснишь?
        - А что тут объяснять? Ты ввалился в номер, пьянющий в хлам. Заявил, что раз я твоя девушка, то можешь делать со мной что захочешь. Полез рвать одежду. Итог закономерен.
        Да, смутно вспоминается овладевшее мной сильное желание. Я ведь не евнух.
        - Извини меня…
        - Нет, это я во всем виновата. Только я. Неполноценная, бракованная. Прошу, прости меня.…Хватит унижаться перед этим насильником! Он получил то, что заслужил! …Нет! Если бы не я, ничего бы не случилось!
        - Стойте! Для начала успокоимся. Все живы, никто сильно не пострадал. Поэтому я спать, а утром разберемся.
        - Да-да, - часто закивала головой Ли. - Давай, я помогу.
        Девушка уложила меня в постель, укутала одеялом и сплела еще одно лечебное заклинание. Усталость взяла свое, и я быстро вырубился.
        Глава 6
        Утром нам даже не хотелось смотреть на нерадостные физиономии друг друга. Мы неловко извинились еще раз и замяли инцидент. Ли меня ни в чем не винила совершенно, будто я вел себя вчера так, как должно быть. Вспомнились слова Лу о том, что если я буду бить Ли, то она и слово не проронит. Неприятное чувство. Ну ладно. В конце концов Ли не единственный обитатель Лим. Лу всегда придет ей на помощь и надает тумаков тому, кто задумает причинить вред.
        После вчерашней попойки остались лишь обрывки воспоминаний. С Трентом Богенсом мы посидели знатно, учитывая, что из моего кошеля ушла сумма почти в два десятка серебра. Мы болтали о магии, об артефактах, о женщинах и еще о чем-то. Богене дал мне совет вчерашним вечером, который я хорошо запомнил. Я сказал ему, что последний раз проходил экзамены пару лет назад в Гаралдуне. Трент покрутил пальцем у виска и сообщил, что сам он пробует хотя бы раз в год сдать на следующую ступень Внедряющего и Конструирующего. Практику все время заваливает. Некоторые упорные Колдующие и раз в кварту наведываются на экзамен. Официальная ступень значит очень много в среде Внедряющих.
        Лим отчиталась о продаже наших трофеев. Вышло по одиннадцать адабро на человека. Я быстро прикинул в уме. С финансами у меня все обстояло более чем хорошо. Тридцать шессть адабро или около того. Часть пылилась дома, кое-что я носил с собой, немного положил в банк, и значительная сумма пришла вчера.
        - А у тебя сколько?
        - Сущая ржавчина. Восемнадцать адабро вместе с тем, что я выручила вчера.
        - На сорок адабро можно себе хорошую квартирку прикупить в Мостфеле. У тебя есть какие-нибудь планы?
        - Какие могут быть планы, когда эта коза все отобрала у меня? - возмутилась Лу.
        - И все же? Если бы у тебя была возможность свободно тратить деньги?
        - Ну… Я бы хотела иметь собственный дом, - осторожно заметила Ли. - Но пока глупо вкладываться. Неизвестно, что нас ждет впереди.
        - Ты права. Я сегодня загляну в гильдию. Посмотрю расписание экзаменов.
        - А мне пора к куратору, - вздохнула Ли. - Будут выжимать из меня все сведения.
        - Завтра свободна?
        - Да. Мне к Жессу через день теперь.
        - Отлично. Прогуляемся тогда, я покажу тебе Внедренку.
        - Идет.
        Все популярные дисциплины в столичной гильдии принимали ежедневно, не прерываясь на праздники. Я с ходу записался на сдачу Внедряющим и Конструирующим. Очередь выстроилась немалая, поэтому пришлось промаяться несколько теллов. Хуже всего то, что ни один экзамен я не сдал. Я ожидал, что будет непросто, но не до такой степени. Меня не допустили даже до практики. В теории я был полный ноль. Мудреные законы, правила, формулы, графики. Я даже вызвал искреннее удивление на лице скучающего старичка-экзаменатора из-за того, что не смог рассказать какой-то элементарный закон. Дедок стал возмущаться и порицать Гаралдунскую гильдию Колдующих, дающую титулы всяким неучам вроде меня. Полный облом.
        Вечером я приехал к зданию Оберегающих, чтобы встретить Лим с занятий. Поскольку я не знал, где проходят допросы ведьмы, обратился к Жессу. Куратор ответил, что обговоренное время ее занятий окончилось примерно телл назад. Закончилось, так закончилось.
        Я задержался на некоторое время на улице, осматривая округу. Вдруг Лим еще не уехала? Напротив спецкорпуса Оберегающих находились дома зажиточных горожан, во многих из которых на первом этаже работали рестораны или лавки. Из одного кафе к моему большому удивлению вышла Лим. Я сразу узнал ее по одежде и ауре. Девушка о чем-то беседовала с высоким мужчиной с большой гривой черных волос. Кавалер щеголял ярким-голубым камзолом. Чем-то он мне знаком… Точно! Такой же любитель голубого цвета общался с Лим на приеме во дворце.
        Я замер и прислушался к самому себе. Интересно, буду ли я ревновать? Вроде бы должен. И действительно, мне не нравится, что Лим ходит в кафе с мужчиной без моего ведома. Пусть даже это и случайная встреча. Всегда считал подобные вещи глупостями, но в этот раз почему-то не смог заставить себя подойти к ним и открыто спросить. Ускорив шаг, я забрался в ближайший экипаж и приказал извозчику трогать.
        Лим вернулась в гостиницу буквально спустя пол-телла после меня. Мы заказали ужин в номер, однако девушка не блистала аппетитом.
        - Ты уже поела? - спросил я.
        - А, да, перекусила немного. Доедай, если хочешь.
        - Как прошел твой первый день?
        - Лучше, чем полагала Лу. Дознающие, правда, остались недовольны. Мне известно не так уж много. Думаю, за пару декад они вытянут из меня всю информацию. Сдал экзамены?
        - Нет, - я помотал головой. - Без теории на старшие ступени не сдать.
        - Тогда и мне нет смысла пока идти.
        - Может, нам с тобой на курсы пойти? Будем вместе учиться.
        - Я за, но только когда график станет менее напряженным. Я сегодня вымотана до предела.
        Про мужчину в кафе Лим мне ничего не рассказала. Будь рядом басхи, я бы быстро вызнал правду. Тащить хищников в город - затея глупая. Мы оставили их развлекаться в лесах близ Мостфеля.
        Утром мы вдвоем с Лим приехали в отделение Внедряющих. Богене на этот раз пришел быстрее и сразу подошел ко мне.
        - Сел, как твои дела? Я вчера полдня отходил. Одну заготовку пять раз переделывал, - с дружеской улыбкой приветствовал Трент.
        - Неплохо. Я вчера пытался сдать экзамены по твоему совету, но полностью провалил теорию.
        - Серьезно? Да там же уровень четвертого курса максимум.
        - У меня с теорией не очень. Да, познакомься с моей девушкой. Лим Ван Ти Хосо. А это Трент Богене, он обещал провести мне экскурсию.
        - Рада встрече, - улыбнулась Ли. - А меня пустят внутрь?
        - A-а, да. Гхм, - Богене словно только увидел мою спутницу и как-то стушевался. - Конечно, пустят. Всего лишь надо записать вас, как помощницу Селина. Ему разрешено брать с собой одного человека.
        Трент повел нас по территории Внедренки, рассказывая разные случаи. Про то, как маститые Конструирующие случайно делали великие открытия, создавая новые формы для артефактов. Про то, как неутомимые Внедряющие пахали по нескольку суток кряду, выполняя квартовскую норму. Про свои успехи в работе или какие-то забавные моменты из жизни. Причем Богене обращался только к Лим, будто меня и не существует. Своими глазами мы увидели разницу между залами для тонкой и грубой работы. В «молоте» и «изоляторе» царила очень спокойная атмосфера. Несмотря на праздничный день, народу во Вендренке трудилось немало. Тихо, без суеты одаренные корпели над заготовками, творили новые формы, либо аккуратно вносили плетение, сверяясь с готовыми образцами. Обстановка в «круглом» и «колпаке» отличалась разительно. Колдующие и простые рабочие с тележками бегали, таскали части заготовок, кричали, переругивались. Отовсюду летели искры магической сварки, раздавались резкие звуки дрели или резака, тянуло дымом.
        - По правилам создавать заготовки разрешено только в мастерской, - громко сказал нам Трент, стараясь перекричать грохот «колпака». - Сами понимаете, не всегда известно, какой формы должна быть заготовка для нового артефакта. Детали выясняются в процессе работы. Многие штуковины очень тяжелые, поэтому Внедряющие допиливают их здесь. В мастерской, кстати, еще больше шума. Не люблю туда ходить.
        - А мы разве не в мастерской находимся? - полюбопытствовала Лим.
        - Типичное заблуждение. У слова мастерская два понятия. Общее - это, например мастерская Внедряющих, весь наш комплекс вместе со всеми залами. Плюс частные мастерские: Лотворды, Тувежи, из других городов. И второе понятие - мастерская, где делают только заготовки.
        - То здоровое здание, мимо которого мы проходили?
        - Верно. Там работают люди разных профессий. Кующие, Шьющие, Кожевничающие, Ограняющие, Торгующие и прочие. Собственно, там делают не только заготовки для магических артефактов, но и обычные вещи на продажу.
        Экскурсия вышла очень познавательной, однако еще больше запутала меня. Лим также осталась под впечатлениєм. Богене попрощался и ушел по своим делам в «молот».
        - Какие у тебя планы? - спросила Лу, когда мы остались вдвоем.
        - Я же говорил. Хочу создавать свои формы, чтобы по ним делали артефакты.
        - Я не про это. С чего ты собираешься начать?
        - Как-то не думал об этом.
        - Послушай мой совет, - уверенно сказала Лу. - Пока не освоишься, никаких революций в артефакто-строении. Мне известен твой уровень. Знаю, на что ты способен. Однако твоя наивность выйдет тебе боком.
        - Почему это я наивный?
        - Помолчи. Ты вырос в тепличных условиях. Тебе не приходилось голодать, драться за краюху хлеба. Ты не видел другую сторону жизни.
        - Ты имеешь в виду бандитов? Ворующих и Лишающих, например?
        - Нет. Это слишком очевидные опасности. Даже пятилетний ребенок знает, что ночью гулять чревато и в какие-то районы лучше не забредать. Здесь же тебе следует опасаться другого. Как бы тебе втолковать? Не поворачивайся спиной и всегда ожидай худшего.
        - Думаешь?
        - Смотри. У тебя в мыслях наверняка сделать артефакт той сферы, что ты сварганил в Фон-Диеш?
        - Сфера Селина.
        - Допустим, ты нашел все детали, сделал заготовку, правильно зачаровал и получил рабочий образец. Что будешь делать дальше?
        - Найду команду. Соберу Внедряющих. Составим договор, контракт или как у них тут принято. Продам кучу артефактов и заработаю денег.
        - Так я и думала. Я расскажу тебе, как все будет. Вариант первый. Тебя убьют, как только ты покажешь образец. Заготовку заберут, хотя тебе уже будет все равно. Вариант второй. Образец украдут, либо скопируют, и начнут производство своих артефактов раньше. Ты не получишь прибыли. У местных подобный шпионаж налажен, я уверена. Не успеешь доделать образец, как Мостфель наводнят копии твоих сфер. Возможно, худшего качества, но ты уже не получишь выгоды. Третий вариант. Тебе удалось создать образец, сохранить секретность, найти Внедряющих. Большие мастерские банально нанимают людей, чтобы проучить тебя, устроить погром и под шумок само собой стырить пару готовых артефактов. Пока ты будешь все налаживать, другие уже запустят конвейер. Как ты собираешься обеспечивать безопасность своей команды? Можно, конечно, обратиться к принцесске, но мне думается, что она просто возьмет тебя в оборот, как и меня. Пойми, как только ты создашь нечто эксклюзивное, нечто сулящее огромные прибыли, на тебя начнут охоту. Самый безопасный вариант - присоединиться к большой известной команде или лучше к частной мастерской. Но
тогда тебе светит только малый процент дохода. Если, конечно, тебя и там не кинут, что очень вероятно.
        - Ого. Ты как будто всю жизнь артефакты конструировала.
        - Люди повсюду одинаковые.
        Я задумался.
        - И как мне лучше поступить в таком случае?
        - Если бы я знала, то сказала сразу. Вместо того чтобы читать лекцию об элементарных правилах.
        - В целом я с тобой согласен. Надо быть осторожным.
        - В любом случае мой тебе совет - начинай с малого. Осмотрись, привыкни. Слепи какие-нибудь простенькие артефакты, получи небольшую прибыль. Заведи знакомства. Возможно, ты встретишь команду, которой сможешь доверять. Тогда постепенно начинай делать более опасные артефакты. Только надо постоянно помнить, что на любую силу найдется своя управа. Частные мастерские, Торгующие, империя. Ты думал, что будет, если сфера Селина получит распространение?
        - М-м-м, всякие лечебницы вроде тех, где тебя держали, станут не нужны. Источники перестанут быть настолько важными.
        - А думал ты о Собирающих?
        - …
        - Я слышала, что Собирающими работает примерно треть всех Колдующих. В мирное время. Вдумайся. Одна треть всех Колдующих. Работенка непыльная, головой работать не надо. Знай себе медитируй и перекачивай ману в накопители. Поэтому мой вопрос таков. Ты готов в однотеллье сделать себя врагом десятков тысяч Колдующих? Людей, которые лишатся работы из-за тебя?
        - Ну, я ведь делаю как лучше. Собирающие поймут и смогут заняться более интересными делами.
        - Единый, святая простота! Вы с Ли случаем не родственники? Конечно, Собирающие возьмут и резво сменят работу. Подумаешь, многие вкалывают десятки лет и ничего кроме как качать ману не умеют. Придут сферы Селина, и они будут благодарить тебя за возможность наконец-то освободиться от однообразного труда. Они будут почитать тебя, словно пророка Единого.
        - Это сарказм? По-моему, ты преувеличиваешь.
        Ведьма закатила глаза.
        - Селин, послушай, что Лу говорит, - поддержала Ли. - Это все очень опасно. Тебе не справиться в одиночку.
        - Ты мне поможешь?
        Девушка удивленно посмотрела на меня.
        - Ты разбираешься в людях. У тебя чутье на мерзавцев. Я и, правда, знаю мало, поэтому твои советы будут кстати.
        - Тогда тебе следует доверить мне очень и очень многое. Не боишься, что я убегу с твоими денежками?
        - Кому-то же надо доверять? Да и Единый с деньгами. Адабро, конечно, карман не тянет, но уж с голоду я не помру. Мне больше по душе создавать новые красивые формы, зачаровывать артефакты. Делать магию красивой. Я хочу, чтобы моими формами пользовались все люди, от мала до велика. От Астрегона до Аннисота. А деньги? Хорошо, когда они есть, но это не главное.
        Асенду ведьма молчала, рассматривая меня, словно увидев впервые.
        - Я согласна помочь тебе, - сказала Лу. - Но ты должен понимать, что у Ли есть свои стремления, да и в целом нынешняя ситуация ненадежная. Кто знает, может нам уже завтра придется спасаться бегством от имперских войск?
        - В таком случае ничего не поделаешь. Да, разве у тебя в планах не было съездить в Аннисот?
        - Меня там не ждет ничего хорошего, - обронила Ли. - Лу хочет мести, но я ни за что не поеду к эльфам.
        - Ладно, пройдемся по городу? Мы с тобой еще в парке не были.
        - Пойдем-пойдем! - подпрыгнула Ли. - Мне говорили, что Мостфельский сад - один из красивейших в мире.
        На следующий день Лим снова отправилась на допрос, я же с утра продолжил осваиваться во Внедренке. Сложно сразу понять, с чего начать. Я походил по залам, заглянул на склад и в мастерскую, после чего разыскал Богенса. Внедряющий работал в небольшом огороженном перегородками помещении «молота». С ним трудилось еще шестеро Колдующих. Собратья по цеху недовольно зашумели из-за моего присутствия, но Трент их быстро урезонил:
        - Да что вы раскудахтались? Эти часы никому и даром не сдались.
        Я присмотрелся к заготовкам. Действительно, небольшие круглые карманные часы с телловой и асендной стрелками. Внедряющие скрупулезно вносили тонкие магические линии, используя специальный инструмент с увеличивающим стеклом.
        - Только пока мы с часами работаем, можешь смотреть. Принесут чего серьезнее, уж извини. Тут во Внедренке ошивается куча Шпионящих других мастерских. Есть такие спецы, которые могут наизусть выучить форму всего за полтелла. Представляешь?
        - Хорошая память, - заметил я вежливо. Сам я уже разобрался с плетением часов и смог бы воспроизвести без образца под рукой. Общий смысл угадывался легко, но вот детали… Некоторые части не были похожи ни на что из виденного мной ранее. - Трент, почему вот тут все края скругленные?
        - Потому что… - Богене замолчал на мгновение, странно посмотрев на меня. - Подожди, ты серьезно спрашиваешь? Ты когда-нибудь делал магический артефакт?
        - Делал, конечно.
        Трент начал хихикать.
        - Дай угадаю. Они у тебя не отличались от того, что ты плетешь в воздухе?
        - Да. Это разве неправильно?
        Богене в голос засмеялся. Сотоварищи повернули головы в нашу сторону.
        - И ты не знаешь, что такое мержа? Парни, этот самородок не знает, что такое мержа!
        Вокруг послышались смешки. Кто-то заметил своему соседу:
        - Ну вот, а ты бурчал, что он шпионить будет.
        - Тут главное память. Шпион может и не разбираться во внедрении, - заспорил оппонент.
        - Трент, научишь меня этой мерже? - попросил я.
        - Ну, ты даешь! - снова заржал Богене. - Мержа - полное название мержавчина. Понятно, что от слова ржавчина. Только касается магии. Как бы тебе проще объяснить? В чем главное различие между артефактом и обычной формой?
        - Артефакт - это предмет, а формы плетутся на воздухе, - выдал я.
        - Это так, но важно другое. Артефакты многоразовые в большинстве случаев. Твоя форма на воздухе развеется за полтелла. Ты плетешь заново и не паришься. Артефакт же рассчитан на долгое использование. Поэтому надо учитывать множество факторов, которыми на воздухе ты пренебрегаешь.
        - Этой самой мержой?
        - Да. Магическая энергия - она как вода. Мана постепенно разъедает, расширяет границы контуров. Вот смотри, - Трент пальцем указал на часы. - Видишь эти две маголинии. Они очень близко. Если бы там проходил большой напор маны, то со временем каналы расширились и срослись воедино. Артефакт перестал бы работать. Или вот тут. Канал расположен близко к стенке часов. Если мержа разъест, то образуется дырка, и мана будет вытекать наружу.
        - Поэтому тут все округлое! - дошло до меня.
        - Внедрение не терпит прямых углов. Это аксиома. Со временем острые края стачиваются мержой, и это может сломать артефакт.
        - Я понял, - ответил я и новыми глазами осмотрел форму.
        Все встало на свои места. Я и раньше знал, что мана лучше ходит, да и форма красивей, если края скругленные. Но потери незначительные, да и прямые углы плести быстрее и проще. Теперь ясно. В часах все линии располагались равномерно друг от друга. Чем мощнее канал, тем он отдаленнее от остальных. Это сделано, чтобы был запас, и мержа не соединила линии воедино. Да-а-а, каждую форму придется адаптировать под внедрение. Но это даже интересно. Артефакты красивы по-своему.
        Богене приступил к сложной части часов, и ему стало не до разговоров. Я старался не отвлекать и даже не дышать. В общем-то, ничего нового я больше не увидел. С формой разобрался сразу, а сам процесс внедрения не выделялся ничем. Разве что использовались разные увеличительные инструменты.
        - Может, посоветуешь, с чего начать? - спросил я Трента, когда тот сделал перерыв в работе.
        - Что тут думать? Купи недорогую заготовку и начинай плести. Вон если с Таллименом сторгуешься, то и эти часы получишь за бесценок. Модель старенькая. Мы ждем, пока Конструирующие доделают новую форму.
        - А ты в новых формах не участвуешь?
        - Таллимен часто берет помощников. Иногда и я помогаю, - горделиво сказал Трент. - Бывает, мы все собираемся в «изоляторе». Когда сложности с формой или заказ штучный. Так-то в основном на Воюющих работаем. Сейчас вот Таллимен закончит, и будет настоящая работа. Только бы опять не кварту форму учить.
        - Учить?
        - А как же? Мы с Таллименом и обучение новой форме проходим. С квартой я загнул, но пару декад обычно корячимся. Иногда нам такое выдадут, что и не разберешься без нахрамского. А если ты плохо изучил форму, то обязательно налажаешь с артефактом. Бывает, сложные формы разбивают на части, а Внедряющих на группы.
        Каждая группа внедряет свою часть формы и передает дальше. Опытные маги следят за тем, чтобы части стабильно соединялись, и не было утечек. Вот так. Ладно, я пойду промочу горло и за следующий сяду. Что-то заболтался я с тобой.
        - Спасибо! Не буду больше отвлекать.
        Глядя на работу профи, мне самому захотелось попробовать. Для начала отправился на склад. На выдаче дежурила немолодая женщина, скучающе рассматривая входящих.
        - Светлого дня. Подскажите, есть заготовки для часов?
        - На пробу или на продажу?
        - На пробу, наверное.
        - Материал, размеры?
        - Э-э, обычные такие.
        - Новенький?
        - Да.
        - Выбирайте: олово, свинец, железо, серебро. Размеры от малого до большого.
        - Железо, средние.
        - Еще что-нибудь?
        - Да, магическое стекло увеличивающее.
        - В «молоте» и «изоляторе» есть стандартные. Не подойдут?
        - Раз есть, то не надо. Только часы.
        - Асенду.
        Вскоре женщина принесла мне железную блямбу с двумя расшатанными стрелками. Кое-где проржавевшую.
        - За аренду заготовки три железа в день. Залог - два серебряных. И не забудьте: сегодня мы работаем до тридцати двух.
        Я быстро отдал деньги, поблагодарил и направился обратно в «молот». В зале было достаточно свободного места. Вероятно, из-за праздничного дня - последнее междуквартье все-таки. Сел я подальше от команды Таллимена, чтобы не светить своей заготовкой. Думаю, им не понравится, что я без спроса плету их же форму.
        Рабочее место представляло собой верстак с небольшими тисками сбоку. Стекло с ходу не нашел. Только открыв дверцы шкафчика под верстаком, я заметил спрятанный инструмент. Стекло было намертво прикручено к столу, однако легко поворачивалось на шарнирах. Даже слишком легко. Фактически лапу невозможно было поставить вертикально - она не держалась и падала. Да еще и мутное стекло, в которое и не рассмотреть ничего. Хлам.
        Я положил заготовку на верстак, сел на жесткий стул и начал плести форму часов. Поскольку размеры, расположение стрелок отличалось, то форму приходилось корректировать. Очень затягивает. Спустя несколько теллов плетение изменилось до неузнаваемости. Я внес кучу своих дополнений. Постарался сделать форму максимально красивой.
        Я так увлекся, что не заметил, как последние Колдующие начали покидать «молот». Блин, Лим будет ругаться. Я быстро бросился на склад, однако можно было и не спешить. Незаконченные заготовки и инструменты Колдующие оставляли в запираемых ячейках, что проделал и я с почти готовыми часами.
        Экипаж остановился недалеко от спецкорпуса Оберегающих. Я расплатился и выскочил наружу. Лим одиноко стояла возле ограды.
        - Где тебя носит?! - негодующе вопросила Ли.
        - Прости. Задержался во Внедренке.
        - Ладно.
        Девушка подошла, чмокнула в щеку и взяла под руку. Добрая Ли не умела долго злиться. За нее это отлично делала Лу.
        В этот праздничный вечер последнего дня междуквартья мы гуляли до самой ночи. Улицы были наполнены народом разной степени подпития. Раздавались разудалые песни, бренчание музыкальных инструментов. Таверны и рестораны доставали из закромов столы и стулья и размещали дополнительные места снаружи. Мы с Лим среди простых горожан чувствовали себя почти нормальными. Ничем не выделялись, веселились как все.
        Первого числа нового девятнадцатого года мы отправились вместе во Внедренку. Лу изъявила желание продолжить развлекаться, обойти все забегаловки города, потусить, но Ли, видя мой энтузиазм, не поддержала свою «сестру». Мне даже неловко стало, что мои интересы девушка ставит превыше своих.
        - Не переживай. Пока не разберусь с теорией, Дознающие не отстанут. Лу обещала надавить на Жесса потом и выторговать себе более удобный график.
        - Чем займешься?
        - Сначала тебе буду помогать. А как устроишься, попробую себя в роли М’лечащей. Хочу избавиться от белого цвета, а то даже платье открытое не надеть. Все оборачиваются и пальцем показывают.
        - Это да. Кстати, я подумываю сделать защитный амулет. Чтобы сам активировался, распознавал угрозу.
        - Ухты! Сам форму сделаешь?
        - Попробую.
        - И мне!
        - Заметано.
        Заскочив на склад за железными часами, мы устроились в полупустом «молоте». Скорее всего, народ еще похмельем мается. Даже команды Богенса не наблюдалось. Лу отправилась бродить по Внедренке, сказав, что надо «прощупать почву». Я некоторое время наблюдал за девушкой. Ведьма мастерски знакомилась с Колдующими и вызнавала нужную информацию. В отличие от меня, красивую девушку редко прогоняли. Только если работали с по-настоящему секретной формой. Ну и на команды, состоящие из женщин, обаяние ведьмы не распространялось.
        Пару теллов я совершенствовал форму часов. Старался довести плетение до идеала, пока не вспомнил слова Кэлассиса. «Если форма работает и хорошо выполняет свою задачу, то она идеальна». Во время зачарования выявил одну важную особенность. Тонкие линии очень сложно было выполнить в железе. Материал не самый лучший. Думаю, что команда Таллимана использовала какой-то специальный сплав. Тратить чистое серебро - слишком дорого выйдет.
        Часы заработали… как часы. Утечек не заметил. Теперь, по словам Богенса, следует отрегулировать скорость хода. Невозможно с первого раза сплести так точно, чтобы асенда на часах соответствовала реальной асенде. Однако форма содержала в себе гибкий механизм настройки. Нужно лишь подождать пару дней, засечь время и подкрутить ход. Вот тут мне стало лень. Я разобрался с часами, и интерес пропал моментально. Нафиг, ждать еще и настраивать. И как это Внедряющим не скучно корпеть над одинаковыми артефактами? А Собирающим как не надоедает заниматься банальной перекачкой маны? Не понимаю.
        Вернулась Лим.
        - Я обошла несколько залов. В дальний меня не пустили.
        - Что там кстати?
        - Сказали, что частные места Конструирующих. Элита. Там и комфортнее, и инструменты лучше.
        - И как туда попасть?
        - По имперскому договору, либо платно. Двадцать серебра в день.
        - Ничесе! Пока лучше тут. Что говорят?
        - А что могут говорить эти мужланы? Красавица, вы свободны вечером? - передразнивая Внедряющих, произнесла Лу с отвращением. - Иди сюда, я покажу тебе свою заготовку, хе-хе.
        - Интересные формы видела?
        - Я не настолько разбираюсь в артефакторике, да и рассмотреть сложно.
        - Ясно, - задумчиво протянул я и посмотрел на свой первый настоящий артефакт. - Я закончил с часами. Что бы еще такого сплести?
        - Я знаю, что тебе нужно. Сдавай эту хрень и иди за мной.
        Я быстро сходил на склад, доплатил за еще один день использования заготовки и вышел из Внедренки на улицу, где дожидалась Лим. Девушка уверенно повела меня через людный двор, и вскоре мы вышли на рыночную площадь. Само собой артефактную. Что еще может продаваться рядом с главным оплотом столичных Внедряющих?
        - Смотри внимательно по сторонам. Надо узнать, на что нынче высокий спрос.
        На площади ровными аккуратными рядами стояли торговые лотки с простенькими артефактами. Посложнее и подороже - в лавках Торгующих. Большинство специализировалась на одном направлении. Посохи, кодексы, накопители, защитные амулеты, боевые руны, походнобытовые руны, крупная бытовая артефактная техника, строительные артефакты, движители и разные аксессуары для эмкипажей и еще куча всего. Поражало, сколько в столице разнообразных магических приспособлений. У нас в поместье Велиостро почти и нет, живем как-то без них. Проще нанять Готовящего или Прислуживающего. Греющий кухонный артефакт? Пусть печь натопит. Качающий по трубам воду артефакт? Ведра натаскают. Обогревающий помещение? Камин разжечь. Охлаждающий помещение? Проветрить. Вот охлаждающий ящик мне понравился. Не надо бегать в погреб за едой, да и температуру можно выставить такую, что продукты долго не портятся. Только не забывай ману заряжать. Услуги Собирающих обходятся недешево. Вот если есть одаренный в семье, тогда появляется смысл покупать магический артефакт. Может, дома втихаря поставить сферу Селина, закупить артефактов и запитать все
это? Тут надо целую систему продумать.
        Я остановился возле одного из лотков, напряженно раздумывая о сложном комплексе домашних артефактов и собирателе маны.
        - Господин, осмотрите мой товар. Полезная мелочь. Нужна каждому уважающему себя мостфельцу! - обратился ко мне Торгующий.
        - Что это?
        - Зажигалка, лер! Отодвигаете рычажок вот так. И все!
        Над небольшим металлическим предметом взметнулся язычок пламени.
        - А это?
        - Воздушный резак! Вещь недешевая, но в хозяйстве незаменимая! Ваша жена оценит сразу! Мясные кости режет на раз. Ветки подпилить - пожалуйста!
        - Что-то накопитель маловат. Надолго хватает?
        - Надолго-надолго. Очень экономичная модель. Сохраняет до пятидесяти процентов маны!
        - Э-э, ладно. Вот эти кирпичи?
        - Парные переговорники, - горделиво ответил продавец. - Облегченная версия.
        Я взвесил в руках. Килограммов на десять тянет.
        - Радиус аж пол-лиры! Четыре волны - четыре разных сигнала! Зарядка раз в декаду! Только для вас, лер, скидка тридцать процентов. Отдам всего за восемь адабро! За штуку. Итого шестнадцать за пару. И не волнуйтесь, ложные срабатывания от чужих волн практически исключены!
        - Голубя проще послать, - заметила Лим.
        Торгующий принялся активно нахваливать свой товар, но мы уже потеряли интерес и пошли дальше. Прогулявшись по рыночной площади, я заметил лавку с громкой вывеской «Отрада внедрения». Двухэтажное деревянное строение значительно износилось и плохо смотрелось почти в центре столицы по соседству с успешными особняками конкурентов. Тем не менее, я потащил Лим внутрь, поскольку это первая встреченная мной специализированная лавка.
        Хоть я и искал нечто конкретное, глаза все равно неумолимо разбежались в разные стороны, как только мы зашли. Кроме разнообразных заготовок, тут были и инструменты всех форм и фасонов. Мое внимание привлекло небольшое увеличительное стекло с кожаным обручем. Видел подобное у Внедряющих. Надевается на голову, можно опустить вниз или поднять, чтобы не мешало.
        - Во, смотри! - привлек я внимание Лим и пошел к стойке.
        Резкий страшный треск раздался будто бы прямо над ухом. В задней части лавки что-то пронеслось с визгом. Со всех сторон полетели щепки и куски досок. За доли асенды я дотянулся до посоха и активировал Банку. Надежная защитная сфера окутала нас с Лим.
        - Ты как? - спросил я девушку.
        - Жить буду, - поморщившись, ведьма утерла кровь с щеки. - Уходим.
        - Постой, надо…
        В этот момент вдоль противоположной части стены просвистел второй туманный воздушный диск. Заклинание резало доски словно бумагу, две опорные балки сломало на две части. Мы с ведьмой бросились к выходу, но было поздно. Сверху начал рушиться потолок, и в мгновение ока здание полностью развалилось. Огромные бревна падали на Банку, пожирая чудовищное количество энергии.
        - Помогай! - крикнул я.
        Лим, не мешкая, подключилась и стала передавать энергию. Мы присели на дрожащий пол. Я стал уменьшать размеры купола Банку, чтобы сэкономить ману. Доски продолжали упорно давить на защиту. Мы прижались друг к другу, максимально уменьшая площадь. Буквально в полушаге над нами висели многокилограммовые балки и доски, угадывался угол шкафа со второго этажа, видимо. Все трещало, скрежетало, ломалось, продавливало наш купол. Мы находились в западне. Мана таяла, словно снег на солнце.
        Вскоре обрушение прекратилось, но это не значит, что давление на Банку уменьшилось.
        - Держи купол. Поищу пустоты, - отрывисто сказала Лу.
        Девушка стала шарить по углам, сдвигая доски и пытаясь пролезть.
        - Есть! Я иду первая, ставлю купол. Ты сразу за мной.
        - Осторожнее, - обронил я.
        Пригибаясь к полу, девушка протиснулась в образовавшийся проход и с ходу активировала щит. Я полез следом, распоров плечо и руку чем-то острым. Без подпитки нагромождение досок моментально смяло мою Банку и рухнуло вниз. Одна из балок над нами также сдвинулась, но удачно застряла чуть ниже. В новом закутке, куда мы пролезли, даже сесть было невозможно.
        Пыль застревала в горле, мешала дышать. Мы лежали с ведьмой рядом, блеклый защитный купол еле-еле освещал окружение. Слава Единому, балки сверху не давили, а значит, и ману можно было восстановить. Несколько асенд мы молчали, каждый думая о том, каким образом нам спастись из плена.
        - Как думаешь, есть смысл ждать спасателей? - подал я голос, отдышавшись.
        - Попробуем пробиться сами, - решила Лу, потом повернула голову в мою сторону и ужаснулась. - Селин, ты ранен!
        - Где?
        - Плечо!
        - A-а, царапина.
        - Какая царапина?! Под тобой целая лужа натекла! Сейчас я Аунко наложу.
        - Лучше ману экономь, - возразил я.
        - Помолчи.
        Руки Ли дрожали, когда она касалась моего плеча. Удивительно, что Лу разрешила ей действовать самой.
        - Ты молодец. Испугалась?
        - Еще бы!…Пусть привыкает потихоньку, - снисходительно добавила Лу. - …Не хочу к такому привыкать!
        Бесконечные асенды мы лежали, скрючившись, в душном закутке. Но все когда-то заканчивается.
        - Я готов.
        - Отлично. Двигаемся вверх. Я держу защиту, ты режешь доски лезвием. Делай отверстие шире.
        Мы приступили к выполнению плана. Медленно, осторожно, постоянно отплевываясь от всепроникающей пыли и опилок. Надо будет поработать над формой чистки воздуха. Есть такая игра, когда поставленные друг на друга дощечки или костяшки вынимаются по одной. Проигрывает тот, в чей ход башня с дощечками падает. В нашем случае проигрыш может кончиться очень плачевно.
        Я аккуратно наполнял небольшие воздушные лезвия маной и отправлял вверх. Перепилив очередную доску, оттаскивал обломки в сторону. Через некоторое время можно было сесть, потом встать. Стало не хватать места для обломков, и я складывал их у нас под ногами. Таким образом, мы медленно продвигались наверх - к свободе. Ли держалась молодцом. Один раз в освободившуюся нишу проскользнула тяжелая балка и ударилась о защитный купол. Девушка резко усилила напор маны и не дала бревну пробить барьер.
        Через какое-то время мы услышали крики людей и увидели пробивающиеся лучики света. Расширив отверстие, мы вылезли наружу. Чистый воздух такой вкусный, оказывается.
        Расслабляться рано - нападавший вполне может дежурить рядом. Судя по уверенным движениям, Лу взяла управление на себя. Проворно сбежав по обломкам вниз на площадь, девушка стала внимательно осматривать зевак. Я подошел следом. Оберегающие по непонятной причине задерживались. Отходят от праздников, что ли?
        - Пошли. Не хочу торчать на допросе.
        Потрепанные, но живые, мы быстро скрылись с места происшествия.
        Остаток дня провели в номере, отлеживаясь и отлечиваясь. Хмурое настроение Ли передалось и мне. В Мостфеле к нам одни неприятности липнут. Интересно, кто стоит за этим нападением?
        Глава 7
        Куратор Жесс внимательнейшим образом выслушал наш рассказ о покушении и пообещал принять активное участие в расследовании.
        - Довольно странно выходит, - задумчиво проговорил Нестегойя. - Либо исполнитель не знал о том, кто вы такие, что крайне маловероятно. Уж одаренных в вас различить несложно. Либо его целью было проучить вас. Нападавший выбрал крайне ненадежный способ.
        - Что, если он боится открытой стычки? - возразил я. - Мы не самые слабые М’воюющие.
        - Вариантов может быть масса. Будьте начеку, и постарайтесь не подставляться. Я уведомлю вас о ходе расследования.
        Мы с Лим переглянулись. Девушка кивнула мне, намекая на недавнее обсуждение.
        - И еще, лер Нестегойя. Мы бы хотели сделать перерыв и уехать в Старобрадфель на несколько дней. Слишком много в последнее время всего навалилось.
        Куратор недовольно скривил губы:
        - Что ж, могу понять вас. Никаких препон я чинить вам не буду, но и задерживаться не стоит. С вами поедет наш человек на случай… непредвиденных обстоятельств.
        - Благодарю, лер, - кивнула Ли. - Мы немного отдохнем, и я сразу вернусь к своим занятиям.
        Медлить не стали. Быстро собрали вещи из номера и оседлали застоявшихся лошадок. В качестве сопровождения нам выделили невзрачного Оберегающего, вечно с заложенным носом. Неряшливый служитель закона постоянно сморкался под ноги, а при разговоре жутко гнусавил. Не самая приятная компания.
        На выезде из города нас встретили радостные образы соскучившихся басхов. Кошки наперебой рассказывали разные истории о том, как они наблюдали за двуногими. Пытались понять смысл их поступков. Получалось уже лучше, чем при нашем знакомстве.
        К полудню мы прибыли к поместью Велиостро. Сразу в глаза бросилась дорогая четырехместная карета возле конюшни. Сами конские стойла также были забиты четвероногими. По двору прогуливались незнакомые Охраняющие в одеждах чужих расцветок. На нас с Лим они поглядывали оценивающе. Сопровождающий остался во дворе.
        Мы с девушкой прошли в холл, где нас уже ожидала Беринна с гостьями. Судя по вычурным платьям и прическе, именно их карета стояла снаружи.
        - Селин, ну наконец-то! Мы ждали твоего возвращения. Познакомься с этими прекрасными леди. Лер Иви Виннерсот, Владеющая второй ступени, - мама указала в сторону невысокой девочки с аккуратными закрученными светло-русыми локонами. Слегка полненькая, с розовыми накрашенными щечками. Да и в целом на Иви было немало косметики. Очень сложно сказать, красивая она или нет. Как-то не наработались у меня шаблоны по маленьким девочкам.
        Гостья изобразила идеально выверенный книксен. Я не стал стоять столбом и прикоснулся губами к руке Иви.
        - Лер Лиаконте Виннерсот, Владеющая второй ступени.
        Вторая гостья выглядела на свои девятнадцать. Я помню, как папа говорил о том, что дочкам Виннерсот двенадцать и девятнадцать. Фигура у Лиаконте вполне ничего. Тоже красивое платье, плюс краски не слишком много, длинные отливающие рыжим волосы. Вот только с лицом я не определился. Нос и уши слегка портят впечатление. Мои шаблоны не раз подводили меня, поэтому не буду утверждать, красивая девушка или нет.
        Повторилась процедура знакомства, после чего старшая Виннерсот вежливо подметила:
        - Лер Беринна много о вас рассказывала.
        - Правда, что у вас есть боевое ранение?! - сразу пристала младшая Иви.
        - Девушки, у вас еще будет время познакомиться, - пожурила Беринна. - Дайте кавалеру привести себя в порядок с дороги. Селин, мы ждем тебя за столом.
        Проводив гостей и хозяйку Велиостро глазами, мы с Лим синхронно посмотрели друг на друга.
        - Я готова сквозь землю провалиться, - выдала Ли.
        - Гм, да. Неожиданно.
        - Это все, что ты можешь сказать?!
        - Что я должен говорить?
        - Как ты смеешь целовать ручонки этим кобылам?! - ругнулась Лу.
        - Это просто вежливость. Так принято.
        - Их же специально сюда привезли!
        - Я-то что с этим поделаю? Беринну не переубедишь.
        - Ничего, - грустно сказала Ли. - Просто мы с Лу расстроены. Вот и все. Надеюсь, мы поскорее в Мостфель вернемся.
        - Хорошо, - вздохнул я и добавил тихо: - Бред какой-то.
        За трапезой собрались мы с Лим, Беринна, Иви с Лиаконте и Самека. Похоже, мама не стала относиться к девочке, как к Прислуживающей. Юная Тангальдо слегка преобразилась, похорошела.
        - Как вы провели время? - спросила Беринна.
        - Неплохо. Мне дали доступ к отделению Внедряющих. Пробую делать артефакты, - рассказывать про покушение никакого желания не было.
        - Хотите стать Внедряющим? - влезла Иви.
        - Конструирующим.
        - Не хочу вас обидеть, лер Селин… - начала Лиаконте.
        - Просто Селин.
        - Не хочу тебя обидеть, Селин, но годичных курсов Геленквейла может быть недостаточно. В Мостфеле собраны лучшие Колдующие империи. Одного желания мало, чтобы стать Конструирующим.
        - В чем-то это верно. Я попытался сдать экзамен на следующую ступень, но провалил теорию. Надо бы подучиться немного.
        Лиаконте отложила столовые приборы в сторону. Выглядела девушка недовольно.
        - Такое отношение оскорбительно. Люди десятки лет готовятся, учатся, тренируются, чтобы стать мастерами в своем деле. А тут «надо бы подучиться».
        Я пожал плечами:
        - Каждый идет к цели своей дорогой.
        Беседа плавно перетекла на мою службу, награды, ранения и прочее. Беринна нахваливала меня и выставляла в таком свете, что я чуть ли не бежал в первых рядах на неприятеля с гербом Тазама в зубах. Лим ела молча. Хоть я и представил девушку, никто с ней не заговаривал, и сама ведьма не горела желанием поддерживать разговор. Самека поведала о своих успехах в изучении тазамского этикета, рассказала, что с ней стал иногда заниматься Обучающий Винстром. Говорила девочка почти нормально, лишь изредка делая непонятные паузы. Уж не знаю, как мама смогла ее усмирить.
        Разговор вился вокруг моей персоны, что слегка раздражало. Закономерно беседа свернула к личной жизни и дальнейшим планам. Беринна заметила:
        - Кстати, ты говорил, что есть способ проверить, о чем думает твоя спутница. Вы провели много времени в Мостфеле. Я ни на что не намекаю, но всякое могло случиться. Дворцовые приемы, Колдующие. Столица полна соблазнов, а вы еще так молоды.
        - Да, есть способ, - резко сказал я. Мне захотелось доказать маме, что ее подозрения беспочвенны. - «Желтая, окажи услугу?»
        «Согласие!»
        «Скажи, о чем думает Лим?»
        Ведьма отставила тарелку в сторону. Девушка еле заметно покраснела и занервничала. Скорее всего, догадалась о подслушивании.
        От басха прилетел красочный образ хорошо знакомого мне высокого черноволосого мужчины в голубом наряде. Дополнением пришли мысли ведьмы: «Обида. Я так старалась. Селин гад, удавлю. Сучки крашеные, поотрывать бы им волосы. Строгая, не нравится. Не хочу. Уйти. Скорее».
        - А-а-а, - я открыл рот от удивления.
        - Прошу прощения, я нехорошо себя чувствую.
        Лим резко встала из-за стола и покинула обеденный зал. Мама сделала обеспокоенное выражение лица и выразила надежду, что с гостьей все будет в порядке. В голове все перепуталось. Я остался за столом, вяло ковыряясь в тарелке и отвечая на вопросы сестер Виннерсот.
        - Селин, покажешь девушкам окрестности? - вывел меня из задумчивого созерцания голос матушки.
        - Я?
        - Кто кроме тебя лучше всех знает местные достопримечательности?
        - Хорошо, - согласился я.
        Иви выпрыгнула из-за стола. Лиаконте также поднялась.
        - Мы переодеваться, - с детской непосредственностью произнесла младшая Виннерсот, и девушки упорхнули.
        Я хотел пойти проведать Лим, но мама начала спрашивать меня о разном. О планах, о приеме во дворце, даже о магии. Никогда Беринна не интересовалась магией. Выглядело будто ей надо чем-то занять меня.
        Вскоре спустились гостьи и потащили меня на улицу.
        - Не задерживайтесь, - попросила мама. - Скоро приедут Вестр с Каларом. Мы готовим вечеринку. Сына повысили до начальника группы. А там и до второй ступени Наказующего недалеко.
        Снаружи стояла теплая погода. Светило уже прошло половину пути по небосклону и медленно катилось дальше. И куда прикажете вести благородных девиц? Поразмыслив, я решил идти в сторону озера и моего любимого места для купания. Все говорили, что там красиво.
        Верхнюю одежду сестры сменили на удобные свободные сарафаны. Однако их обувь больше подходила к гулянию по ухоженному газону и дорожкам в саду. Для троп в наших лесах и полях лучше надевать сапоги или закрытые башмаки. И хорошо еще, что время сухое. К моей радости Виннерсот были слишком гордыми, чтобы жаловаться.
        Младшая Иви с неуемным любопытством исследовала все вокруг. Полагаю, что их не часто вывозят на дикую природу. Девочка спрашивала меня про обитателей леса или озера. Хех. Я мог бы даже назвать точное число животных в округе, поскольку для басхов это было раз плюнуть, но благоразумно не стал. Старшая же Лиаконте бродила со скептическим или даже с немного брезгливым выражением лица. Внимательно смотрела под ноги, дабы не вступить в грязь.
        Место возле озера пришлось девушкам по нраву. Иви сразу же сняла сандалии и, приподняв сарафан, зашла в воду.
        - Лиа, тут рыбки мелкие плавают!
        - Иди тоже, если хочешь, - сказал я девушке.
        Некоторое время старшая сестра боролась с собственной гордостью, но в итоге сдалась и также сбросила обувь. Однако даже в озеро Лиаконте заходила величественно, как и положено старшей Владеющей. Иви быстро сбила с нее спесь, обрызгав водой. Старшая сестра сначала рассердилась и оглянулась на меня в поисках поддержки.
        - Так ее! - крикнул я.
        Тут наконец Лиаконте перестала притворяться и брызнула в ответ. Несколько асенд сестры резвились, обливая друг друга водой, стараясь увернуться и не намочить платья. Обычные девчонки с виду. Старшая сдалась первой и выбежала на берег.
        - Ужасно! Все сырое.
        - На такой жаре быстро высохнет. Если хотите, вернемся в дом, переоденетесь.
        - Да уж. Отца бы приступ хватил, если бы я разгуливала в таком виде.
        - У старших Владеющих, наверное, строгое воспитание.
        - Все зависит от конкретного случая. Есть знакомые семьи, в которых родители дочек на улицу почти не выпускают, а есть такие, что позволяют детям бегать вместе с ребятней Прислуживающих.
        - А ваши какие?
        - Наши? Нечто среднее, я думаю.
        Иви возвращаться не хотела, но Лиаконте быстро уговорила сестру. На обратном пути я показывал девушкам фокусы, творя разные заклинания.
        Мы уже подходили к особняку, когда послышались крики людей. Что-то сильно громыхнуло внутри. Посыпались стекла. Снова кто-то закричал. Из дома повалил плотный черный дым.
        Я рванул к поместью. Мы возвращались с боковой стороны здания, поэтому я смог увидеть Лим, выскочившую из главного входа. Со всех ног я помчался за ней в сторону конюшни. Девушка судорожно оседлывала Уникуса и привязывала сумки.
        - Что произошло?!
        - Не подходи! - грубо ответила Лу.
        Закончив, девушка вывела коня из стойла и тут же запрыгнула на жеребца.
        - Прости, я больше не могу, - с надрывом в голосе произнесла Ли. - Так будет лучше для нас обоих.
        - Куда ты собралась?!
        Лим тронула поводья и сорвалась с места в карьер.
        - Тебе не сбежать! - крикнул я вдогонку.
        Ведьма быстро удалялась от поместья по дороге. Из-под копыт летела пыль и комья земли. Я осмотрелся. В своем стойле меня покорно дожидалась Пылинка. Из дома же валил густой дым, Прислуживающие носились с ведрами. Хотелось броситься вслед за девушкой, но я пересилил себя и деревянной походкой направился в особняк. Возле крыльца стояли сестры Виннерсот, окруженные личными Охраняющими. Во дворе уже столпилась куча народу, кого-то вынесли на руках.
        Внутри же царила полная неразбериха. Холл раскурочен знатно. Главная лестница лишилась половины перил и нескольких пролетов. Повсюду виднелись очаги возгорания. Последствия огненной стены, не иначе. Пламя перекинулось на второй этаж и грозило оставить от дома одни головешки. Беринна раздавала приказания, зажимая лицо мокрой тряпкой. Едкий дым выжигал легкие. Прислуживающие бегали с ведрами, изо всех сил стараясь потушить огонь. До колодца еще добежать надо.
        - Мам, выйди на свежий воздух! - крикнул я Беринне. Хозяйка что-то попыталась возразить. Я остановил пробегающих мимо Прислуживающих. - Вы двое, выведите Беринну наружу. Внутрь не пускать. Выведите всех, кто не участвует в тушении. Проверьте гостевые комнаты.
        - Да, лер!
        Исполнительные молодцы подхватили Владеющую под руки и споро увели из поместья. Мой черед помогать. Ничего нового изобретать не стал. Простое водное Баоно, собирающее влагу из округи. Слуги вылили изрядно жидкости на стены, пол. Вода наверняка просочилась и в подпол, и в подвал. Баоно сформировалось очень быстро, не потребовав больших затрат маны.
        Прислуживающие быстро смекнули и подставили ведро под водный шарик. Не останавливаясь, я начал плести дальше. Вода лилась, я снова ее собирал, и так по кругу. Постепенно вокруг меня выстроились трое мужиков, по очереди таскающие наполненные ведра. Больше людей не имело смысла использовать. Заклинание формировалось не мгновенно.
        Мана начала подходить к концу, однако обитатели поместья уже добивали последние очаги возгорания. Критический этап пройден. Я вышел наружу подышать свежим воздухом. Не хватало еще задохнуться дымом.
        - Почти потушили, - сообщил я собравшимся Владеющим. Здесь же обретался и вернувшийся отец. - Это Вестр, что ли? - на собранной наспех лежанке без сознания валялся брат. - Что произошло?
        - Твоя знакомая устроила все это, - Беринна словно выплевывала слова.
        - Почему?
        - Какая разница? Я хочу, чтобы и духа ее не было в моем доме, - твердо сказала мама.
        - Но…
        - Никаких но, - устало сказал отец. - Пойми, то, что сотворила лер Ван Ти Хосо, уже за гранью. Конечно, Вестр тоже наделал глупостей. Уже не важно. Она хотела убить нас. Она чуть не спалила наш дом. Когда обзаведешься собственным, тогда и будешь решать. Мы же больше и слышать не хотим о лер Лим. Я надеюсь, что она навсегда исчезла из нашей жизни.
        - Мерзкая воровка. Она хотела разрушить нашу семью!
        - Воровка?!
        - Я не говорила тебе, чтобы не расстраивать. С вашим возвращением стало пропадать столовое серебро и еще кое-что по мелочи. Украли кольцо, которое я всего на телл оставила на комоде. Кроме нее сделать это было некому.
        - Может, это ты все подстроила?
        Беринна подскочила и отвесила мне звонкую пощечину.
        - Не смей думать обо мне подобное. Это правда, что мне не нравится твоя подружка. Я хочу, чтобы у тебя было достойное будущее. Но разлучать вас таким мерзким способом мне и в голову не приходило. Я лишь хотела познакомить тебя с дочерьми Виннерсот, чтобы ты пообщался с настоящими Владеющими. И сам решил, кто тебе больше подходит.
        Потирая ноющую щеку, я громко заявил:
        - Достойное будущее? О чем же вы думали тогда, двадцать шесть лет назад? А, отец? Почему ты выбрал карьеру и не позаботился о семье? Тебе было приятно смотреть на сына идиота?
        Злость. Очень редко это чувство овладевало мной, но сейчас оно неумолимо накатывало гигантскими волнами, грозя лишить привычной ясности рассудка. Нечто подобное я ощущал лишь пару раз. Когда я работал над плотным некрасивым комком у себя в голове и когда мне любезно наколдовали заклинание повышения сообразительности в Фон-Диеш. Даже в плену у Черной ведьмы или у графа Куневрона я не чувствовал такого раздражения. Семья отдалилась от меня, мы перестали понимать друг друга. Все не так. Лим нет рядом. Бесит.
        Отец, похоже, потерял дар речи, как-то резко осунулся.
        - Никогда не говори о таком! - взвилась Беринна. - Ты ничего не знаешь! О том, как тяжело нам пришлось с отцом.
        - А что вы знаете о Лим?! Ничего! Вы ничего о ней не знаете! Кто вы такие, чтобы осуждать ее? Не смейте судить Лим. Вы не смеете…
        Я понял, что если останусь, то мы только все еще больше испортим и наговорим гадостей. Надо успокоиться. Резко замолчав, я развернулся и пошел в сторону леса прямиком через засеянное поле.
        Очнулся я только, когда заметил, что стало темнее. Густые кроны и переплетение ветвей затрудняли проникновение света. Противоречивые чувства не давали мне покоя. Я просто не понимал, как с ними бороться, поэтому взялся за то, что меня всегда успокаивало. Начал плести заклинание. Небольшой огненный шар Тио повис в воздухе, ожидая моего решения. Я отправил сгусток в полет, быстро прервавшийся первым встреченным деревом. Ствол загорелся, но выдержал удар. Я почувствовал себя лучше.
        Какое-то время я провел в лесу, швыряясь заклинаниями в разные стороны. В основном воздушными лезвиями. Мне нравилось, как прирученная стихия кромсает ветки, ломает стволы лесных исполинов. Деревья валились и падали на землю, круша все на своем пути. Немного восстановив резерв, я продолжал вырубать кусты широкой волной, рубить деревья, раскалывать попадавшиеся валуны. Каменная крошка, щепки и ветки свистели вокруг, создавая настоящий хаос.
        Постепенно шторм утих, и в сознании воцарилась зеркальная гладь. На вырубленную в лесу просеку я смотрел уже без удовольствия. Да еще басхи посылали порицающие образы.
        «Что с Лим?»
        «Большой дом из дерева. Много двуногих внутри. Лим разогнала всех, устроила погром. Потом откупилась серыми кругляшками с главным двуногим».
        Понятно. Таверна Белдека - единственное место в Старобрадфеле, куда могла пойти ведьма. Хорошо, что Лим не стала убегать. Не хочется снова устраивать безумную гонку преследования. К тому же я совсем не уверен, что смогу на Пылинке догнать выносливого Уникуса. Научил ведьму лечебным плетениям на свою голову. Пора возвращаться.
        Во дворе меня поджидал наш сопливый сопровождающий. Он был готов к выезду. Я уверил Оберегающего, что Лим не сбежала, а переехала на время в таверну в Старобрадфель. Стражник все равно решил отправиться в Мостфель и доложить об инциденте.
        В доме полным ходом шли восстановительные работы. Мыли, разбирали, строгали, пилили. Сильно тянуло гарью, но не смертельно. Привыкнуть можно. С такой кучей Прислуживающих, думаю, за пару дней все приведут в порядок. Семья ужинала почти полным составом, громко обсуждая произошедшее. Нас с Лим тоже само собой. Послышался плач маленького ребенка. Неужто жена брата решила посетить нас в такое время? Я не стал заходить в обеденный зал, а прошел на кухню. Готовящие трудились, намывая кастрюли и посуду. Прислуживающие наверняка в курсе всех событий.
        - Тетя Шамма, есть что перекусить?
        - Селин, ты почему не со всеми? - всплеснула руками чернокожая женщина.
        - Да неохота…
        - Ладно, садись. Потчевать будем. Уж не обессудь, лучшие блюда на главном столе.
        - Ничего.
        Мне быстро принесли огромную миску горячей похлебки, большой кусок хлеба и солонины. Шамма присела рядом со мной за столик.
        - Мы даже испугались за тебя. Такой страшный треск и грохот стоял.
        - Что случилось? - спросил я в перерывах между ложками супа. - Мне так никто и не рассказал толком.
        - Калар с Вестром вернулись вместе. Вестр приехал сильно нетрезвым. Твою подругу, значит, позвали знакомиться. Моя помощница слышала часть разговора.
        - И? - заметил я, поскольку Шамма замолчала.
        - Не хочу ничего плохого про леров сказать…
        - Говори уж.
        - Вели они себя с гостьей по-хамски. Это все, что я скажу. После ваши родители оставили Вестра и Лим наедине. Ну и вашему брату вино в голову ударило, он начал приставать к гостье.
        - Я удивлен, что он еще жив.
        - После этого все и случилось. Все же, можно было решить дело мирным способом. Я тоже считаю, что твоя девушка перегнула палку.
        На короткий миг мне вспомнились слова Лим. Я подумал, что она, возможно, права и нам лучше держаться подальше друг от друга.
        - Хм-м, наверное, дело в том, что мы из разных миров. И я, и Лим убили много людей…
        - Единый убереги, - перекрестилась Шамма.
        - Остальным же этого не понять. Война, лишения, опасности меняют человека. Я не вижу ничего плохого в том, что сделала Лим. Если ты хочешь погладить дикого нолка, будь готов к последствиям.
        - И что теперь? Вам нет пути назад к мирной жизни?
        Я пожал плечами.
        - Время покажет. Да и откуда взяться этой самой мирной жизни? Только вчера на нас напали. Разрушили целый дом. Мы еле выбрались из-под завалов.
        Шамма ахнула и снова помянула Единого.
        - Хорошо бы, у вас все наладилось. Мы ведь тоже переживаем. Если с лерами не лады, то и прислуге плохо.
        - Ладно. Маме не говори про нападение. Спасибо за еду.
        - На здоровье.
        Остаток дня я провел в одиночестве в своей комнате. Немного порисовал, однако получалась полная фигня. Перед сном поинтересовался у басхов, где находится Лим. Девушка осталась в таверне Белдека. Я попросил разбудить меня, если ведьма куда-нибудь поедет.
        Следующим утром я завтракал вместе со всеми. Вестр с Неллой остались ночевать у нас, поэтому присутствовали за трапезой. О вчерашнем говорили мало. Больше всех возмущалась Нелла - тем, что Лим чуть не прибила ее мужа. И на самого Вестра также бочку катила. До тех пор, пока Бернина не произнесла целую проникновенную речь. В том духе, что жена должна молчать в тряпочку и во всем поддерживать супруга. Главная задача женщины - сделать дом таким, чтобы мужчине хотелось туда возвращаться. Вестр поддержал. Я слегка удивился, но влезать не стал. Нас с сестрами воспитывали в таком духе, что у всех равные права и возможности. Беотель с Аверинной всегда гордились таким отношением, поскольку в Тазаме, да и в других странах мужчины стоят выше. Нелла, получив выговор, также за всю трапезу больше не проронила ни слова.
        После завтрака уехали сестры Виннерсот. Хоть прощание вышло очень теплым, думаю, что Велиостро произвели на них не самое лучше впечатление. Брат с женой также засобирались.
        - Ты это, прости меня, Сел, - подошел Вестр.
        - Я бы врезал тебе, если бы это что-то изменило, - произнес я, задумчиво разглядывая брата.
        Вестр отшатнулся, по-видимому, углядев что-то в моих глазах.
        После ухода гостей отец позвал меня на разговор.
        - Мы вчера многое наговорили друг другу, - начал Калар. - Я хочу извиниться. Прости за вчерашнее. И прости, что моя работа… сделала тебя калекой. Я правда рад, что ты смог излечиться от своего недуга.
        - Я тоже прошу прощения, - сказала мать. - Но своего решения по поводу Ван Ти Хосо мы не сменим.
        - И вы меня извините.
        - Вот и славно, - улыбнулась Беринна. - Пусть происшедшее не встанет стеной между нами. С Виннерсот, конечно, очень неудобно вышло. Я пошлю им письмо с извинениями.
        - Еще будут такие сюрпризы? - поинтересовался я.
        - Хорошо. Я буду спрашивать твоего разрешения, прежде чем кого-то пригласить. Устроит?
        - Более чем.
        Несколько теллов я бродил по территории поместья, сходил до озера. Покидал камни, как раньше умел только Вестр. У меня получилось сделать несколько отскоков от водной глади. Не так и сложно оказывается. В голове было пусто. Ничем не хотелось заниматься. Ни магией, ни рисунками, ни чем-либо еще. Я тупо стоял на берегу и смотрел вдаль. Даже басхи, почувствовав мой настрой, не приставали с играми. Никаких дельных идей, как помирить семью с Лим, так и не пришло в голову.
        - Надоело! - я бросил последний камень и развернулся.
        Пройдя мимо особняка, я вышел на проселочную дорогу до Старобрадфеля. Захотелось пройтись пешком.
        Где-то на середине пути до деревни я увидел скачущего ко мне всадника. Точнее всадницу. Видимо, басхи подсказали ей, что я приближаюсь. Развевающиеся светлые волосы не оставляли сомнений. Я сошел с дороги в поле, заросшее по колено луговыми травами. Наверное, Лим понравится это место. Девушка быстро приблизилась ко мне, спешилась и нерешительно застыла в некотором отдалении. Я заметил, что половинки ведьмы о чем-то беззвучно спорят. Такие вещи я научился распознавать почти сразу. Интересно, кто не хочет идти: Ли или Лу? Приняв какое-то решение, девушка уверенно направилась ко мне.
        Я надеялся, что пока иду, подумаю над тем, что сказать Лим, однако сейчас в голове крутились всякие глупости.
        - Привет.
        - Привет.
        - Можно я скажу первая?
        Я кивнул.
        - Не буду просить прощения, потому что знаю, что ты не простишь. И я не считаю себя виноватой. Нет, не то… Я не хотела, чтобы мои слова звучали так сухо. Мне жаль, что так все вышло. Я изо всех сил старалась стать ближе к твоей семье. Ведь они - самое ценное, что есть в этой жизни. Не то. Все не то! - девушка схватилась за лоб. - Я столько хотела тебе сказать. Столько передать, по иногда слов так мало. Я хочу быть с тобой. Знаю, что это эгоистичное желание, ведь из-за меня у тебя столько проблем. Я жуткая эгоистка. Но я все равно хочу быть с тобой. Разве я не заслужила толику спокойствия, хотя бы капельку счастья? Разве я пережила недостаточно страданий? - на глазах Ли показались слезы. - Мне все равно, кто за нами охотится и сколько денег в кармане. Я хочу быть с тобой. И в трудное время, и в светлое. Только с тобой.
        Девушка замолчала, переводя дыхание, и выжидающе уставилась на меня.
        - Прости, я не умею говорить также сильно. Ты будто всю себя вкладываешь в каждое слово. Я же… сама прекрасно знаешь. Без тебя мир словно теряет краски. Даже магия не такая красивая. Я тоже хочу быть с тобой. Не знаю, что еще добавить. Ты сказала, что семья - самое ценное, что есть в этой жизни. Я не согласен. Есть кое-что намного более ценное.
        - Что же?
        - Ты.
        - Спасибо, - девушка улыбнулась и быстро утерла слезы. - Что будем делать?
        - Еще не все высказались.
        - Ты про меня, что ли? Я поддержу любой решение Ли. Не пудри мозги.
        - Хватит твоих отговорок, перестань убегать. Ты еще трусливее, чем Ли.
        - Что?!
        - Я хорошо знаю, что у тебя есть свои собственные желания. Может…
        - Хорошо! Я не против твоей компании. Доволен?
        - Не очень, но думаю, сойдет для начала.
        Теплый коричневоквартный ветерок всколыхнул полевую траву. Будто морская волна пролетела.
        - Почему ты не сказал мне правду? Я же говорила, что смирилась с тем, что ты Недремлющий. Зачем устраивать этот балаган?
        - Ты все еще бредишь этим?
        - Куратор Жесс подтвердил. И письмо от Вивьен Кэласс передал, где она все подробно расписала. О том, как тебя готовили на это задание. Принцесса просила ни в коем случае не рассказывать, но я не могу молчать.
        - Вивьен? Интересно, зачем это ей? - пробормотал я. - У меня к тебе маленький вопрос. Я тебе врал когда-нибудь?
        - Допустим, нет, - задумалась девушка.
        - Раз ты сама говоришь, что тебе все равно, какой смысл мне отпираться?
        - Никакого. Значит, ты не Недремлющий?
        - Если только меня не посвятили в этот титул без моего ведома. Кстати, не расскажешь про некоего мужчину, с которым я видел тебя на приеме во дворце и в кафе? Да, еще ты думала о нем за столом?
        - Ты видел нас в кафе? Я говорила Лу, что надо рассказать, но она уперлась. Его зовут Ивен Беллигоссо. Очень влиятельный человек из частной мастерской артефактчиков. Я решила, что надо обязательно наладить с ним связи. Может, он поможет подобрать тебе надежную команду Внедряющих? Но когда я пообщалась с Ивеном, он начал вызывать отвращение. Эти его сальные шуточки. Возле снецкорнуса мы встретились якобы случайно, хотя я думаю, что он меня преследовал.
        - Вот оно что. И часто ты о нем думаешь?
        - Блин, ты сам попробуй не думать о чем-то, когда знаешь, что твои мысли читают. И вообще. Как ты мог решиться на такой гадский поступок?! Я требую извинений.
        - Извини, не знал, что тебя заденет.
        - Давай с тобой попробуем, а? Готов к проверке?
        - Готов.
        На асенду ведьма застыла, передавая указания басху.
        - Поехали, - с предвкушающей улыбкой сказала Лим.
        О чем бы таком подумать? Трава, солнце, небо, ветер. Уникус пасется. Лим. Гладкие струящиеся пшеничные волосы. Левое заостренное ушко непокорно выступило за копну.
        Лим нахмурилась и поправила прическу.
        Точеный носик, слегка вздернутый. Тонкие брови. Большие чуть раскосые по-эльфийски карие глаза. Розовые губы, немного потрескавшиеся. Длинная шея. А что там ниже?
        - Так не пойдет! - возмутилась Ли. - Думай о других девушках.
        - О ком?
        В голове тут же сформировался образ Лиаконте в намокшем сарафане.
        - Во-о-от! Видишь? - победно воскликнула ведьма.
        - Ладно, я понял.
        - Когда это ты успел полюбоваться на ее прелести?
        - Гм, так вышло. Ты случайно не трогала у нас столовое серебро?
        - Нет.
        - Мама решила, что ты воровка.
        - Ага, блин. Я из кожи вон лезу, чтобы им понравиться. Буду я воровать какие-то дешевые вещи.
        - И я так решил. Слишком уж мелко, учитывая, сколько у тебя сбережений. Надо бы басхов попросить помочь.
        - Еще претензии? - вопросила Лу.
        - Да уж, есть кое-что, о чем ты и сама знаешь. Если так дело пойдет, я буду бросаться на всех встречных женщин.
        - Извини, - Ли погрустнела. - Я бы с радостью, но меня всю трясет от одной мысли. Я недостойна.
        - Перестань нести чушь, - я подошел и аккуратно поднес руку к подбородку Лим. - Ты достойна быть счастливой.
        Крепкий поцелуй закрепил успех, и девушка перестала хмуриться.
        - Ты соблюдаешь договор. Помнишь о мужественности? Рядом с тобой я чувствую себя слабой, так и хочется услышать слова поддержки.
        - Ты тоже. Перестала обзывать меня. Много плачешь, как и положено женщине.
        - Селин!
        - Что?
        - Просто я очень эмоциональная. Дело не в том, что я девушка. Парни тоже льют слезы. Это ты у нас бесчувственный чурбан.
        - Неправда. Вчера я так разозлился, что целую просеку в лесу сделал!
        - Это не то, чем следует гордиться. Я в таверне тоже покуролесила. Надо бы извиниться перед местными.
        - Ага.
        - Что теперь?
        - В любом случае я хочу приобрести дом в Мостфеле. С родителями буду видеться реже. Поближе к мастерской. Надо поискать, чтобы и от лечебницы недалеко было.
        - Было бы здорово. Думаешь, нам разрешат потратить деньги? А с покушениями как быть?
        - Честно, не знаю. Но мне кажется, мы с тобой со всем справимся. Давай так. Жди меня возле таверны через три телла. Я соберу вещи и попрощаюсь с семьей.
        Девушка открыла рот, чтобы что-то сказать. Наверняка опять про свою вину в произошедшем. Но ничего не стала говорить. Только кивнула.
        Глава 8
        В приподнятом настроении я вернулся в особняк. В холле продолжались ремонтные работы. Запах краски и лака наконец перебил вонь гари. Здесь же я встретил и Беринну, раздающую указания.
        - Мам, собери всех людей, включая Прислуживающих, кто вхож в главный дом. Я потом объясню, зачем.
        - Хорошо.
        На сборы много времени не ушло. Вещей, правда, получилось прилично. И одежда, и рисовальные принадлежности, официальные бумаги и награды, и многое другое. Надеюсь, Пылинка сдюжит.
        В холле в один ряд выстроилось около двадцати обитателей поместья разных профессий. Среди них стояла и Самека. Рядом что-то обсуждали родители.
        - Селин, зачем это тебе? - спросил отец.
        - Сейчас узнаете. «Желтая, Кружок, поможете?»
        «Согласие», - пришло синхронно.
        «Я сейчас начну говорить, а вы внимательно слушайте мысли двуногих. Кто-то из них украл наше имущество».
        «Украл? Зачем?»
        «У нас деньги и дорогие вещи имеют большое значение. Тот, у кого их много, становится важным. В вашей стае подобное невозможно, скорее всего».
        «Мы поняли. Начинай».
        - Спасибо вам за отличную службу нашей семье. Многие из вас работают десятки лет, - больше ничего в голову не приходило, поэтому я перешел к делу. - Однако в последнее время стали пропадать ценные вещи. Кто из вас сделал это?
        Молчание послужило мне ответом. Басхи пока также не спешили открывать имя преступника.
        - Признайтесь, и я смягчу ваше наказание, - продолжил я тянуть время.
        - Селин, это бесполезно, - подошел отец.
        «Нашли! Двуногий. Радость, злорадство. Идиоты, они никогда не найдут меня».
        Несколько асенд ушло у нас с басхами, чтобы выяснить, кто именно этот двуногий. Преступник стоял третьим слева. Новый управляющий Гоэмисто и года у нас не проработал. Интересно. Я подошел к мужчине, стоящему в ряду совершенно спокойно и уверенно.
        - Это вы вор?
        «Я. Вам никогда не узнать».
        - Нет, лер.
        - Где вы прячете украденное?
        «Картинка. Отдельный закуток в новом, отстроенном после пожара бараке. Лежанка и тумба. Подпол, третья доска, подцепить ножом».
        - Не понимаю, о чем вы. Лер Селин, я не имею отношения к этим кражам. Разве что недостаточно следил за слугами, - посетовал управляющий.
        - Задержите его, - скомандовал я Прислуживающим. Те недоуменно начали переглядываться. Как все сложно. - Отойдите в сторону от Гоэмисто.
        Это указание холопы выполнили быстро. Я моментально активировал оглушающее Бао из посоха и приложил управляющего. Мужчину отбросило на пол. Охраняющие заволновались и потянулись к ножнам.
        - Идите за мной, - прервал я все разговоры и пошел на выход.
        Место на картинке я нашел быстро. Достав нож, я отковырял тайник и вытащил ценности. Тут и серебро столовое, пара колец и даже ожерелье.
        - Бабушкино колье. Вот мразь! - прошипела Бернина.
        - Как ты узнал, Селин? - поинтересовался Калар.
        - У каждого свои секреты.
        - Знаешь, служба изменила тебя.
        Я безразлично пожал плечами.
        - Я возвращаюсь в Мостфель. Когда вернусь сюда - не знаю.
        - Что ж, удачи тебе, - отец быстро обнял. - Если нужно помочь чем - обращайся. Напиши, где остановишься, чтобы мы были в курсе.
        - Хорошо.
        - Береги себя, - подошла мама и поцеловала в щеку. - Помни, мы всегда примем тебя, что бы ни случилось.
        С чувством выполненного долга я спускал вниз тяжелые баулы с пожитками. Буквально в паре шагов от конюшни меня окликнули:
        - Подожди!
        Подбирая руками подол бежевого платья с замысловатой вышивкой, ко мне бежала Самека. Волосы девочки заплетены в косу. Еще на голове я приметил яркую переливающуюся заколку. В общем, с виду обычная девочка-подросток.
        - Вы с Лим ведь уходите, верно? - тяжело дыша, выпалила Самека. - Возьмите меня с собой! Прошу, я буду делать все, что пожелаете!
        - Тебе не понравилось в поместье?
        - Я так больше не могу. Твои родители хорошие. Намного лучше, чем родные Тангальдо. Но… Они заставляют меня вышивать, кроить одежду, готовить, прибираться. Вышивать, понимаешь?
        - Хм-м. Что плохого в вышивке?
        - Ты сам любишь вышивать?
        - Нет. Наверное.
        - Вот. Понимаешь, я себя чувствую лишней здесь. Чужой. Уверена, у Лим схожие чувства.
        - И ты готова снова все бросить? Что ты будешь делать в столице?
        - Я хочу стать Наемничающей! - выпалила Самека. - В детстве я всегда бегала с мальчишками. Мы устраивали рыцарские турниры, фехтовали на деревянных мечах, - девочка говорила очень быстро, как будто опасаясь, что я просто уйду. - Мы учились ездить верхом, когда была возможность. Я не хочу жить так, как сейчас.
        - Девчонка - Наемничающая? Это смешно само по себе. Знаешь, как тяжело научиться владеть клинком?
        - Знаю, но я готова. Я справлюсь и не буду жаловаться. Разве вы когда-нибудь слышали от меня жалобы? Я не буду вам мешать.
        - Как ты собираешься отрабатывать проживание?
        - Буду делать всю работу по дому, готовить, стирать.
        - То же самое, чем ты и здесь занималась?
        - По крайней мере, меня не будут заставлять сидеть с вышивкой.
        - Лим может быть против.
        - Я уговорю ее!
        - Тогда иди - собирайся.
        - Я мигом! - радостно сообщила Самека и побежала в дом, постоянно оглядываясь, не уехал ли я еще.
        Не спеша, я навьючил Пылинку и стал готовить к выходу того безымянного старого коня, что нам подарила Адрианна. В конюшню ворвалась запыхавшаяся Самека, держа за плечом небольшой узелок. На ней был тот же потрепанный наряд, в котором она и приехала в Старобрадфель. По-моему, одежды ей стали тесноваты.
        - Это все твои вещи? - спросил я скептически.
        - Я не хочу брать то, что мне одолжила лер Беринна.
        - Поехали.
        Мы вывели лошадей наружу и направились к выходу из поместья.
        - Ты сказала родителям?
        - Да.
        «Кружок, проверь, правду она говорит или нет».
        - Точно сказала?
        - Да.
        «Ложь», - пришло от басха.
        - Я очень не люблю, когда мне врут.
        - Нет… - поникла девочка.
        Мы подошли к выезду, где дежурил Охраняющий. Не помню его имени.
        - Эй! Скажи Беринне, что Самека уехала со мной. И передай ей извинения от нас обоих.
        - Да, лер. Передам.
        - Вот видишь, - повернулся я к спутнице. - Ничего страшного не произошло. Если хочешь жить с нами, то изволь придерживаться некоторых правил. Главное - говори только правду, либо молчи.
        - Разве ты сказал своей маме всю правду о вас с Лим?
        - Ты уже передумала ехать с нами?
        - Нет-нет. Я все поняла. Только правда.
        Мы запрыгнули на коней и немного ускорились. Я запоминал окрестные поля, деревенские хижины и дворы. Почему-то возникло чувство, что вернусь я не скоро. Возле таверны Белдека царило настоящее столпотворение. Крестьяне начали квасить уже в середине дня! Лим ожидала меня в тени раскидистого дерева.
        - Что она тут делает?! - сразу вопросила Лу.
        - Пусть сама скажет.
        - Лер Лим, прошу вас, разрешите мне поехать с вами! Я буду помогать вам по хозяйству. Вы ведь наверняка будете заняты своим колдовством. Я вам пригожусь.
        - Это уже ни в какие ворота не лезет.
        Самека принялась горячо убеждать Лим в собственной полезности. Очень сомнительно. В походе девочка не выказывала никаких навыков готовки, ни умения вести хозяйство. Продолжалось сие с треть телла. Самека попыталась перетянуть меня на свою сторону, однако я хранил твердый нейтралитет. Пусть Лим сама решает.
        - Что там за праздник? - спросил я, пока ведьма размышляла.
        - Я купила пару бочонков пива в качестве извинений… Хорошо, ты можешь ехать с нами, только не мешайся. И где мы ее поселим, Селин? В прихожей?
        - Сойдет и прихожая, - заметила девочка.
        - Я куплю квартиру. У нее будет своя комната. Думаю, на двухкомнатную моих сбережений хватит.
        - Нет.
        - Что нет?
        - Я хочу большой дом, а не жалкую квартиру. Будем покупать вместе.
        - Идет.
        Только мы выехали на мостфельский тракт, как прямо на дорогу выпрыгнули басхи. Самека негромко вскрикнула, лошади занервничали.
        - Тихо, - крикнул я и начал успокаивать Пылинку.
        Видимо, что-то случилось. Мы с ведьмой спешились и подошли к кошкам.
        «Мы идем домой. Благодарность Селин. Благодарность двум Лим», - передала Кружок.
        «Благодарность Селин. Благодарность двум Лим», - повторила Желтая.
        «Вам тоже большое спасибо. Вы не раз нас выручали».
        Похоже, басхи поняли, что мы в столицу надолго, а значит, нам больше не по пути. Я не слышал, что говорила спутница, но думаю, тоже благодарила.
        «Многому научились. Этим солнцем вы говорили. Много чувств, много мыслей Лим, Самека. Мы так не можем. Чувства двуногих сильнее наших. Иногда», - Кружок произнесла целую речь.
        «Мы поняли главное. У двуногих есть личные вещи. Ваши мысли тоже личные. Вы их редко говорите. Это странно. Это надо принять», - продолжила Желтая.
        «Двуногие не всегда говорят, что думают. И нам тоже надо иногда молчать о своих мыслях. Сложно, мы будем стараться. Таких, как Селин, очень мало. Открытых и честных. Родитель Арра говорил, что мы должны научиться говорить неправду. Тогда не понимали, теперь понимаем».
        «Мы уходим к своей стае».
        - Постойте, а как же ваши имена? - спросила Ли вслух. - Желтая, я назову тебя Солнечная гладкошерстная терпеливая. Подойдет?
        «Лим, благодарность».
        - Э-э-э, Твердая как скала, парящая над землей, коричневое пятно, - по-моему, ничего не забыл. И внешность, и физические данные, и характер. А уж то, что на словах звучит не очень - басхам без разницы.
        «Селин, благодарность», - тепло сказала Кружок.
        «Вы можете рассчитывать на нашу помощь и помощь стаи. Наш дом далеко».
        С этим образом басхи нырнули в заросли и пропали из виду.
        - Грустно. Привыкла к ним, - заметила Лим.
        - Можно кошку завести.
        - Нет, это не то.
        Медленно мы вернулись к животным с поклажей. Самека сидела с сердитым выражением лица. Пришлось кое-что поведать ей про басхов.
        К вечеру добрались до «Усталого путника». Поужинали, распаковали вещи и стали готовиться ко сну. Заказали ту же недорогую комнату с широкой двуспальной кроватью. Самеке я постелил на полу, на что Ли заметила:
        - Тебе не жалко ее?
        - Кого, Самеку? Ни капли. За номер платил я. Если тебе жалко, можешь уступить ей свое место на кровати.
        - Если я так сделаю, тебе меня не станет жалко?
        - Возможно. Надо проверить.
        Лим фыркнула и прекратила разговор. Перебираться на пол девушка не захотела.
        Ранним утром мы отправились к специальному корпусу Оберегающих. Нестегойя Жесс принял нас сразу же.
        - Докладывайте, - хмуро приветствовал нас куратор.
        - Хорошо отдохнули, - улыбнулась Лу. - Немного повздорили с родственниками, ничего необычного.
        - То-то ваш сопровождающий наговорил, будто вы там чуть пол-Старобрадфеля не разнесли.
        - Салага, - бросила Лу. - Боевых плетений не нюхал.
        - Мне пришлось просить М’ищущих следить за вашим местонахождением.
        - Ваши проблемы.
        - Разве они не направление определяют? - полюбопытствовал я.
        - Есть несколько способов определить расстояние. Во-первых, если направление почти не меняется при наблюдении, значит, цель с большой вероятностью никуда не едет. На дальних расстояниях след будет идти в землю - как известно, наша планета круглая. На близкой дистанции легко определить, если померить направление в паре удаленных точках. По двум известным углам и расстоянию между замерами можно посчитать другие стороны треугольника. - Нестегойя читал нам лекцию с удовольствием. Ему бы Обучающим работать. - Лер Лим, надеюсь, вы вернетесь к своим обязанностям уже сегодня?
        - Хорошо, - Лу состроила кислую физиономию. - Надеюсь, и вы пойдете нам навстречу? Мы хотим сделать покупки и снять со счетов большую сумму.
        - Вы сами понимаете, что это невозможно. Только небольшие расходы. Что вы хотите купить?
        - Дом, - сказал я.
        - Совершенно исклю… Что? Дом? Недвижимость, то есть? - на доли асенды Недремлющий задумался. - Это меняет дело. Однако мы примем меры предосторожности. Договор о покупке - только в банке в присутствии Оберегающего. Плюс запрет на перепродажу без нашего одобрения.
        - Отлично, - резюмировал я. - Мы сообщим, когда подыщем место. Лим, тебя встретить вечером?
        - Будь любезен.
        Я решил не откладывать дело в долгий ящик. Хоть я и готовился к многотелловым разъездам, попотеть мне пришлось просто сверх меры. И это я частично ознакомился с предложениями всего одного дома Торгующих, которые специализировались на недвижимости. Агент нахваливает: прекрасный дом, всего в полутелле ходьбы от Внедренки. Приезжаешь к черту на кулички, от строения одни развалины остались, до отделения Внедряющих полдня топать. Короче, в первый день я четко уяснил не верить Торгующим на слово и все проверять самому. Прекратил ненужное общение, просто брал адрес и ехал смотреть дом.
        Под конец тяжелого дня я забрал девушку с допроса. Никуда не заезжая, мы вернулись в гостиницу, где меня ожидал личный Доставляющий с посланием от Вивьен. Я расписался и забрал письмо.
        - Ну что там?! - нетерпеливо спросила ведьма, когда мы поднялись в номер.
        Я молча протянул конверт Лим, а сам плюхнулся на кровать. За день набегался. Девушка начала читать вслух:
        Дорогой Селин!
        Наша последняя встреча прошла при не самых благоприятных обстоятельствах. Приношу тебе свои искренние извинения. Дабы вернуть былые дружеские отношения, предлагаю встретиться лично. Место и время назначай сам.
        С уважением, Вивьен.
        - Кто это? - рискнула подать голос Самека.
        - Вивьен Кэласс…
        - Та самая Вивьен?! - ошарашенно воскликнула девочка. - Сестра императора?!
        - Ты пойдешь? - спросила Ли.
        - Не хочешь, чтобы я шел?
        - Не хочу, по я знаю, что это важно для тебя. Поэтому потерплю. Никакого флирта и алкоголя. Я проверю. …И размажу по стенке, если что-то всплывет.
        Интересно, как она проверит, флиртовал я с Вивьен или нет?
        - Хорошо.
        На следующий день мы с Лим снова разъехались по своим делам. Ведьма отправилась к Разрешающим добиваться гражданства Тазама, иначе и покупка дома с землей под запретом. Хотя после приобретения недвижимости новоиспеченному тазамцу возвращают уплаченный ранее налоговый сбор в размере аж пол-адабро. В общем, мы оба после серьезного разговора стали и действовать более активно. Пускай, многое против нас с Лим, мы своим упорством пробьем любую стену.
        Я отправил письмо ее высочеству, выбрав в качестве дружеского свидания ресторан эльфийской кухни на следующий день. После снова мотался по Мостфелю и домам Торгующих. На сей раз взял себе в помощницы Самеку.
        Вдвоем мы смогли осмотреть больше вариантов. Цены на недвижимость колебались от десятка адабро за дешевую однушку и до нескольких тысяч за резиденцию какого-то Владеющего в центре. Я вел в специальной тетрадке подробный список по домам, которые нам хотя бы частично подходили.
        Вечером усталые снова собрались в гостинице.
        - Как твои успехи? - поинтересовался я у ведьмы.
        - Я почти настоящая тазамка! Осталась всего пара инстанций. Спасибо Тэриану за помощь, другие декадами ждут. Еще надо, чтобы кто-то поручился за меня. Съездим послезавтра?
        - Конечно.
        - A-а, Тэриан - тот самый? - спросила Самека, открыв рот.
        - Тот самый.
        Поздним утром следующего дня я встретился с Вивьен в заведении под названием «Примятая лоза, обвивающая молодой побег». Возможно, так звучит дословный перевод со светлоэльфийского, не спрашивал. Растительных блюд в меню присутствовало очень много, но и привычные мясные были. Я не стал экспериментировать и заказал знакомую пищу.
        Ее высочество, будущая герцогиня Вистиен, общалась очень вежливо, не вспоминая об оказанном ею холодном приеме. Эльфийская кухня оказалась слегка пресноватой. Перца и соли почти не чувствовалось. Зато еда посыпалась неизвестными мне специями, отчего каждый кусочек имел непредсказуемый вкус. Некоторое время мы беседовали на малозначащие темы.
        - Я не просто так предложила встретиться, - перешла к делу Вивьен. - Как ты смотришь на титул моего личного Советующего?
        - Я не знаком с этой должностью. Ты предлагаешь мне ехать в Бессадор?
        - Да. Мы можем попробовать пройти в бессадорский Совет со временем. Или ты продолжишь заниматься магией. Платить буду хорошо. Ты ни в чем не будешь нуждаться.
        - Почему я?
        Вивьен сделала небольшую паузу и ответила:
        - Ты задел меня своими последними словами, - нахмурилась ее высочество. - Тогда я задумалась и осознала твою правоту. Я виню во всем свое положение, но на самом деле я такой человек, с которым никто не желает иметь дело. Только лизоблюды, рассчитывающие получить свою выгоду. Я легко жертвую отношениями, если того требует ситуация. Сама не ценю дружбу. Ты один из немногих, кто открыто говорит мне неприятные вещи. Прошу тебя принять мое предложение, - принцесса опустила взгляд.
        - У меня другие планы. Для чего ты придумала про Недремлющих?
        - Она все-таки сказала… - Вивьен замолкла на целые асенды. - Лим Ван Ти Хосо выказывала свои подозрения насчет тебя куратору. Я спросила у Жесса, есть ли способ расстроить ваши отношения, и он рекомендовал этот.
        - Зачем?!
        - Я хотела оградить тебя от проблем. Почитал бы ты отчеты о ее жизни. Оторопь берет. Она психически неуравновешенная и просто опасная.
        Я отбросил приборы на тарелку.
        - Вы все, как один, решаете за меня. Почему меня самого не спрашиваете? Думаешь, я настолько недалекий, что ничего не знаю о Лим?
        - Почему же тогда ты выбрал ее?
        - Потому что она говорит правду, не юлит и не строит интриги у меня за спиной, - ответил я раздраженно.
        - Извини, - печально сказала Вивьен. - Как ты думаешь, из нас с тобой могла бы выйти хорошая пара?
        - Ты красивая, умная и сильная. Я уверен, что о тебе мечтают множество мужчин. Мне всегда казалось, что я недостоин принцессы Тазама. Насчет твоего вопроса… Я мужчина, ты женщина. Почему это из нас не выйдет хорошая пара? Все могло сложиться иначе.
        - Ты прав. Жаль, что прошлое не исправить. Могу я пригласить тебя еще куда-нибудь?
        - С удовольствием. Только не часто и не в ближайшие дни. Сплошная суматоха. Гражданство, допросы, Внедренка, на курсы записаться надо, экзамены. Ну и жилище подыскать.
        - Хочешь осесть в Мостфеле? Помочь?
        - Не откажусь.
        - Я спрошу, какие у нас дома пустуют. Возможно, сделают скидку.
        - Спасибо.
        Поздний завтрак закончился, и мы распрощались с Вивьен. Я сел в экипаж и приказал трогать к «Усталому путнику». Надо забрать Самеку. Вдвоем проще осматривать жилища.
        Когда мы уже подъезжали к гостинице, под каретой раздался громкий взрыв. Во все стороны полетели разрушительные магические волны огненной стихии. Меня подбросило вверх и приложило головой. Пол провалился, стену смяло, экипаж попросту развалился. На скорости я выпал наружу и покатился по мостовой. Сверху приложило обломками. Все произошло мгновенно, я даже понять ничего толком не успел. Дотянувшись до посоха, я активировал Банку. Присел и попытался встать. Больно. Левая нога очень сильно болела ниже колена. Даже сознание помутилось. Я осмотрелся. Самые рисковые зеваки стали подбираться ближе. Никого подозрительного не увидел. Мой парадный наряд пришел в полную негодность. Штанины висели рваными полосами, виднелись дыры и грязь. На мне самом - куча ссадин и синяков. Нога просто разрывается на части.
        К приезду Лечащих с Оберегающими я наскоро подлатал себя самого Аунко. Водящего кое-как привели в чувство, и он поведал, что человек с закрытым лицом в серой одежде что-то бросил на ход карете. Сразу прогремел взрыв. После допроса мне помогли добраться до номера гостиницы. Неодаренного на моем месте доставили бы в лечебницу, однако я уверил, что справлюсь с переломом. Вот защита бы мне не помешала, на что Оберегающие ответили, что это не в их компетенции. Забавно. Я полагал, что Оберегающие должны оберегать от опасностей, а не разгребать последствия.
        С помощью Самеки я смыл грязь, переоделся в домашнее и развалился на кровати. Девочка похлопотала: принесла наваристого бульона и лечебного зелья для восстановления сил. Я постоянно накачивал Аунко маной, однако кости не хотели срастаться за телл. Придется как минимум сутки бездельничать. Надеюсь, с Лим все в порядке. Скорее всего, охота ведется именно на меня. Ведьму в столице здесь пока мало кто знает. На мою персону и раньше устраивали покушения, так что ничего удивительного. Надо отца попросить, чтобы он надавил на Дознающих и те ускорили расследование. А то совсем житья не дают. Фиг с ним, с домом. В первую очередь - защитные амулеты для нас троих.
        Я тут же попросил бумагу с чернилами у Самеки и быстро настрочил одно письмо куратору, другое - отцу.
        - Отправь срочное донесение через Доставляющих в спецкорпус Оберегающих, адресат Нестегойя Жесс. Второе - Калару Велиостро в Старобрадфель.
        - Сделаю, Селин, - серьезно кивнула девочка и взяла послания.
        Примерно телл я переворачивался с боку на бок, стараясь пристроить ногу так, чтобы она поменьше ныла. Очень быстро мне стало скучно. Самека дежурила рядом и стала понемногу развлекать меня беседой, однако общих тем у нас было крайне мало. Я вспомнил, что в наших вещах есть то, что может обеспечить хоть какой-то досуг. Магическая книга Эллана. Самека осторожно порылась в сумках Лим и быстро отыскала копию трактата. Я с интересом впился глазами в строки, написанные давно умершим Колдующим. Жителем некогда великой Тазамской империи, покорившей весь Авальдор. Время за чтением пролетело незаметно.
        После обеда в нашу комнату с грохотом ворвался человек, так что я от испуга даже активировал защитный купол из лежащего рядом посоха. Взволнованная Лим подошла к моей постели:
        - Как ты?
        - Ничего. Завтра буду как новенький.
        - Давай я помогу?
        - Спасибо, - большого смысла обновлять лечебное плетение не было, но я решил дать Ли поухаживать за мной. Приятно. - Купила?
        - Да, - девушка достала из сумки сверток и бросила на кровать. - Я себя такой идиоткой чувствовала, когда их искала. Ты в письме написал, что тебя сильно ранили, а я вместо того, чтобы быть рядом, таскалась по дурацким лавкам. Из-за спешки пришлось отдать по три адабро за штуку.
        - Извини. Я больше для Жесса сгустил краски, чтобы они там не сидели сложа руки. Он отпустил тебя без проблем?
        - Да. Завтра тоже разрешил пропустить.
        - Хоть один день вместе побудем.
        - Оптимист… А если бы тебя не стало, а? - настроение ведьмы изменилось в асенду. Девушка склонила голову мне на грудь и крепко схватила за рубаху. - Ты обо мне подумал? Что я буду делать без тебя?
        - Ну, извини, в моих планах на сегодня не значился подрыв в карете.
        - Прости. Все, я не плачу. Уже все, - Ли судорожно утерла влагу из глаз. - Тебе принести что-нибудь?
        - Попить. Сока или морса.
        Лим вышла, а я потянулся к свертку. Внутри упакованы три небольших медальона-заготовки. Пока без цепочки. В середине овальный камень черного кварца размером примерно с большой палец и толщиной с мизинец. Драгоценность обрамляет оправа из чистого адабро, посеребренного тонким слоем для конспирации. Сверху - отверстие в оправе, куда крепится цепь или шнурок. Не самая дешевая заготовка для защитного амулета. У подобных артефактов куча минусов, они далеко не всесильны, однако в моей ситуации глупо пренебрегать дополнительной защитой.
        До этого я полистал книгу Эллана и ознакомился с его наработками в области защиты. Конечно, лучше бы поискать более современные формы, но для начала и так покатит. А переделать - всегда успею. Надо чем-то занять себя, пока нога заживает.
        Вернувшейся Лим я быстро рассказал все подробности нападения. Девушка посетовала на нерасторопность Оберегающих и спросила:
        - Как прошла встреча?
        - Неплохо. Вивьен даже предложила мне стать личным Советующим и поехать с ней в Бессадор.
        - Вот стерва, - ругнулась Лу. - Вы с ней спали раньше?
        - Нет. У нее с этим сложно. Кстати, я спросил ее про письмо тебе. Сказала, что это ради моего же блага. Чтобы мы с тобой расстались. Все вокруг уверены в том, что так будет лучше для меня.
        - Твоя мамаша хочет подняться на ступеньку выше, - произнесла Лу. - Старшие Владеющие - это тебе не безродная Колдующая. А что до этой подстилки, то она просто втюрилась в тебя. Советующий - по факту не более чем любовник.
        - Ты постоянно выискиваешь плохое.
        - Вот-вот. Селин ведь не безразличен им, - поддержала Ли. И обернулась в сторону Самеки, поняв, что сболтнула лишнее.
        - Я уже давно догадалась, - призналась юная Тангальдо. - Так что можете не притворяться.
        - Для своих меня зовут Ли, - робко сказала девушка. - А мою сестру - Лу.
        - Это та, которая постоянно недовольная и всех ругает?
        - Она самая, - со смешком подтвердил я.
        - Только не говори никому, - попросила ведьма.
        - Я похожа на идиотку? А про плен и гноллов, это о чем вы тогда спорили?
        - Меньше знаешь, целее шея, - буркнула Лу.
        - Селин, ты их различаешь?
        - Конечно.
        - А какую из них ты любишь?
        Ведьма словно окаменела.
        - Э-э-э, ну-у-у, как-то не думал… Я не рассматриваю их отдельно. Они ведь половинки одного целого.
        - Извините, - тихо сказала Самека, заметив нарастающее напряжение.
        - Давайте не будем обо мне, ладно? - попросила Лим.
        - Ладно.
        Я приступил к работе над заготовками и практически пропал из этого мира. Даже не заметил, как Лим ушла за покупками. Формировать новое защитное заклинание доставляло мне неописуемое удовольствие. Очень трудоемкий процесс, но в том и смысл. Заготовка маленькая, и предназначена для простеньких форм Банку. Активирующую часть я почти не трогал, только уменьшил в размерах. Эти контуры формировали невидимый для обычного глаза сигнальный купол. Если через него пролетали сильные выбросы силы - заклинание, к примеру, арбалетный болт или стрела, то подавался сигнал на основную форму. Обошелся стандартными составными частями: Образующая, Направляющая и Распределяющая. Связующую, как таковую, не имело смысла делать, поскольку места в кварце и так мало. Подчиняющую, Контролирующую и Защищающую также пропустил. Артефакт будет висеть на шее. Надо быть полным слепцом, чтобы не заметить противника, взламывающего твой амулет. К возвращению Лим я успел допилить лишь один образец. Старался делать все по правилам Внедряющих: располагать силовые каналы дальше друг от друга, скруглять любые углы контуров. Не раз я
стирал магические линии и компоновал заново, дабы уменьшить влияние мержи.
        Ведьма вернулась с парой сумок. Приобрела закрытое платье для себя и даже кое-что для Самеки. Девочка сдержанно поблагодарила. Потом я с полтелла мерил новый купленный для меня наряд. Отговорок в виде сломанной конечности ведьма не принимала, сама помогала мне надеть брюки.
        - Ты у нас не великий модник, да и размеры мне твои известны, - так Лим объяснила покупку одежды.
        Я остался доволен костюмом. В нем можно и в приличное место сходить. Цвета, само собой, любимые ведьминские - темно-синий и черный.
        Ночью, как я не уговаривал девушку, Лим осталась дежурить и обновлять мое Аунко. Мне все равно плохо спалось из-за ноющей боли, однако ведьма упрямо держалась почти до самого утра.
        В начале дня, пока спутница отдыхала, я принялся понемногу ходить по комнате. Сначала - опираясь на Самеку, позже - самостоятельно. Когда Лим проснулась, я уже вполне сносно передвигался. Ли, разумеется, забеспокоилась, но я только отмахнулся. Слишком уж не терпелось опробовать свой первый серьезный артефакт.
        К полудню мы с ведьмой прибыли во Внедренку и сразу прошли на испытательный полигон. Он представлял собой серию огороженных землей котлованов с крышками в виде сверкающих магических щитов, заряжать которые приходится самим Колдующим.
        Я положил медальон на валун в центре и активировал. Отойдя в сторону, попросил ведьму испытать артефакт. Лим выпустила огненный шар. Как только заклинание коснулось активирующей части, амулет моментально сформировал защиту. Моя фирменная разработка. Самая первая - внутренняя защита, создана на основе моей Банку, немного урезанной и ослабленной. Внешними сферами идут еще пять очень тонких стандартных Банку. Хотел больше впихнуть, но не получилось. Летящий расплавленный шар легко пробил первый слой защиты и увяз во втором. Лим в азарте повторила плетение, умудрившись попасть точно в центр отверстия в защите. Второй сгусток огня спокойно долетел до второй стенки, пробил и заглох на третьей. Еще три аналогичных заклинания без проблем расправились с внешними щитами. После нескольких безуспешных попаданий огненных комков по внутренней, самой мощной, Лим сменила тактику. Следующий пробивной огнешар задел краем одну из внешних форм и только немного расширил отверстие. Ведьма некоторое время помучилась, но вскоре у нее вышло уменьшить размер пробивного заклинания. Плетение растеклось о последний рубеж и не
смогло проникнуть внутрь, однако защита просела. Второе пробивное заклинание прошло Банку без проблем. Мана в артефакте закончилась.
        - Это еще умудриться надо - бить именно в дыру. В реальном бою это невозможно. Попробуем по-другому.
        В Лим проснулся интерес, а я не мешал. Ведьма комбинировала обычные заклинания с пробивными, испытывала стены, копья и мои собственные волны с несколькими пробивными частями. Последние, кстати, оказались наиболее эффективными. Я периодически пополнял накопитель в артефакте и настраивал активирующую часть.
        Немного напутал с чувствительностью - слабые огнешары амулет пропускал поначалу.
        В общем, вволю потешились. После я внимательно осмотрел контуры артефакта и заметил пару мест, где мержа сделала свое грязное дело. Думаю, амулет выдержит не больше полусотни активаций. Надо ремонтировать периодически.
        Я наполнил накопитель полностью и протянул кварцево-адабренный предмет девушке.
        - Совсем сдурел?! Забирай себе!
        - Мне и так хорошо.
        - Я подожду вторую версию, улучшенную.
        - Тогда ладно, - я положил амулет себе в карман. - Сколько такой стоит, как думаешь?
        - За пятерку сбагрить можно, зуб даю.
        - Два адабро прибыли получается. Неплохо.
        Глава 9
        Следующий день опять прошел в разъездах с Самекой по округе в поисках подходящего дома. К вечеру меня ждало очередное личное послание от Вивьен, в котором ее высочество поведала об имперском Разрешающем по делам недвижимости. У него я могу получить список домов на продажу. Сообщила, что цены не выше, чем у обычных Торгующих.
        Девятого числа коричневой кварты за завтраком Лим призналась:
        - У меня сегодня день рождения.
        - Ого. Поздравляю, - я быстро поцеловал девушку в щеку. - Я тебе как раз собираюсь сегодня подарок сделать. Правда, я бы подарил тебе и без дня рождения…
        - Ничего. Меня устроит что угодно. Главное, что от тебя.
        - Ты что, не знал когда день рождения твоей девушки? - удивилась Самека и принялась перечислять. - Любимый цвет, любимое блюдо, день знакомства.
        - Я тоже не знаю, - призналась Лим. - Вроде бы белой квартой, да?
        - Тридцать третье число.
        - Когда мы познакомились, помнишь?
        - В ту же белую кварту, кажется. Смотря, что считать днем нашего знакомства. Ты тогда еще была не в себе.
        Некоторое время мы пообщались с Лим, узнав много нового друг о друге. Ли нравится синий цвет, любимое блюдо - печеная рыба. Лу не пожелала делиться столь секретными сведениями.
        До обеда мы съездили к Разрешающим. Я написал расписку, поручившись, что Лим будет соблюдать все законы Тазама, приумножать богатства империи и прочее-прочее. Много времени это не заняло, и я оставил девушку одну разбираться с Разрешающими для получения гражданства. Сегодня предстояло сделать еще очень много.
        Мне было интересно проверить, в чем же преимущество Внедренки перед работой дома. По сути, в зачарований без разницы, где ты творишь магию. Хотя опасные вещи лучше создавать в защищенном месте вроде «колпака». Во Внедренке иные выгоды: любые заготовки и инструменты имеются в наличии, можно посоветоваться с коллегами, найти себе команду, подыскать работу, заказы, купить магическую форму-образец у Конструирующих… Да много чего еще.
        Над вторым защитным амулетом я работал около пяти теллов. И это учитывая, что форма практически готова! Заметил кучу мест, которые можно сделать еще более красивыми, как снизить влияние мержи, более компактно упаковать составляющие формы. И понял, что процесс этот фактически бесконечный. Снова меня остановили слова Кэлассиса. Улучшать можно до потери пульса, только будет ли в этом толк? Трент Богене один раз подошел ко мне поболтать. Внимательно осмотрел форму и похвалил. В его словах так и сквозило удивление. Посоветовал тестировать очень осторожно, напомнив, что выход из строя накопительной части - нередкое явление у начинающих. Сомневаюсь, что он с ходу смог полностью оценить составную форму. Мне тоже нужно некоторое время на изучение.
        Лим разыскала меня в «молоте» и похвасталась официальной бумагой, по которой девушка теперь является гражданкой Тазама.
        - Молодец. И с днем рождения. Держи, - протянул я защитный артефакт. - Учел все огрехи первого амулета. Ручная работа, можно сказать.
        - Спасибо!!!
        Сразу прошли на полигон и проверили новый артефакт со всех сторон. Ведьма осталась довольна.
        Мы покинули Внедренку и вышли на вечерний променад. В потрепанных повседневных одеждах не стали искать элитное заведение, а прошли в простое, ничем не примечательное кафе, гордо именуемое «Питейный ресторан». Посетителей было немного. В основном обычные горожане.
        Я еле смог дождаться, когда принесли первые заказанные блюда. Слова Самеки постоянно крутились у меня в голове. Лу заметила, что мне не по себе, и подозрительно спросила:
        - Что это с тобой?
        - А, да. Хотел кое-что сказать… Так ведь принято. Не знаю, может, это все глупости… У меня мало опыта в подобных делах.
        - Давай к делу, - прервала Лу.
        - Я люблю тебя, Лим, - твердо произнес я. Имя девушки я выделил интонацией, намекая, что это относится к обеим половинкам.
        Девушка пораженно уставилась на меня. Думаю, приход Единого удивил бы ее не больше моих слов. А потом… ведьма принялась плакать. Лим схватила салфетку со стола.
        - Извини.
        - Ничего.
        Такие слезы мне нравились. Не от отчаяния или боли, а от переполнявших девушку радостных эмоций. Я любовался ведьмой, отчего она смущалась еще больше.
        - Тихо. Лу, если ты испортишь момент, я тебя прибью! - пожурила добрая Ли. - Как же долго я ждала этих слов. Еще пару лет назад казалось, что мне суждено всю жизнь провести в одиночестве. Я люблю тебя. Сильно-сильно.
        В порыве чувств девушка вскочила со стула, бросилась ко мне и стала осыпать поцелуями. Посетители со смешками оборачивались в нашу сторону. Наконец Ли взяла себя в руки и вернулась на место. Девушка буквально сияла. Подошел хмурый Подающий с подносом основных блюд и стал ставить на наш столик. Лим горячо поблагодарила парня так, что у него самого на лице нарисовалась широкая улыбка. Все-таки удивительно, как некоторые люди могут влиять на других. Своего рода магия.
        - Лу, тебе не тошно? - поинтересовался я.
        - Ой, да врет она все. Строит из себя крутую, а сама втихую наслаждается.
        - Серьезно?
        - Наглая ложь! - злобно воскликнула Лу. - …Я ведь говорила тебе много раз. Любовь - это нечто иное, нежели просто плотское удовольствие. Поцелуй любимого в сотни, в тысячу, в миллион раз приятнее, чем поцелуй незнакомца. …А ты чего ухмыляешься? Смешно, да?
        - По-моему, очень мило, - ответил я.
        Лу потом еще очень долго допытывалась, что же милого я нашел в ее поведении. В этот вечер Лим буквально не отпускала меня. Мы немного прогулялись по городу и забрались в экипаж, когда моя нога стала побаливать.
        Утром же поведение девушки поменялось кардинальным образом. Лим была подчеркнуто холодна, отвечала односложно. За завтраком я не удержался и спросил, в чем дело. Маска надменной красавицы тут же дала трещину, и беспокойство проступило на лице ведьмы.
        - Прости. Мы с Лу посовещались и решили, что излишнее внимание вредно. Мужчине становится скучно. Поэтому девушка должна быть далекой, недоступной и желанной.
        - С твоими перепадами настроения никогда не соскучишься, уверяю. А вообще делай, что считаешь нужным.
        - Я теперь не понимаю, как мне вести себя. Как ты можешь оставаться таким спокойным?
        - Разве что-то изменилось?
        Самека сидела рядом и с интересом переводила взгляд с меня на ведьму.
        - Потом поговорим, - закончила Лим.
        Дальнейшие дни ничем особенным не запомнились. Я доделал защитный амулет для Самеки. Менее мощная версия, поскольку пришлось встраивать контуры управления для неодаренных. В целом артефакт имел массу недостатков. Настроить идеально чувствительность активирующей части невозможно в принципе. Какая-нибудь медленная стрела спокойно пролетит, а от резвого прохожего может случайно включиться. Ложные срабатывания не редкость в подобных вещах. Особенно вблизи действующих магических артефактов. Плюс от активирующей части ухудшается способность видеть маголинии. Они будто расплываются. По последним причинам во Внедренке никто не ходит с активированной защитой. У Трента, например, так вообще нет защитных артефактов. Объяснил тем, что он не столь уж и важная птица, и они не нужны ему.
        Мы с Тангальдо начали осматривать имперские дома. Попадались иногда занятные экземпляры. Например, особняк Уитвиков уходил под землю на четыре этажа. Другое жилище в виде башни с круглым основанием, наоборот, возвышалось над городом на два с половиной десятка шагов. Земля в столице стоила неимоверно дорого, поэтому резиденции с обширными участками приходилось пропускать. Также я посетил Судящих, и мне назначили слушания по делу Гиблой долины. После разговора с Разрешающими и Судящими я сильно засомневался, что смогу получить во владения эти земли. Да и нужны ли они мне? Стану ли я более важным с Гиблой долиной?
        Однажды мы с Лим прогуливались пешком по городу. Вечер выходного выдался нежарким, и народ заполонил улицы Мостфеля.
        Откуда-то сверху, с крыши одного из домов посыпались заклинания. Первый воздушный диск с визгом мгновенно преодолел расстояние и вонзился во включившуюся защиту из наших амулетов. Два слабых внешних купола Банку прорезало сразу. Третий выдержал. Я быстро нащупал канал и напитал просевшую защиту.
        - Я держу, - сообщил я девушке.
        Лу кивнула и стала забрасывать неприятеля ответными заклинаниями. Человек в сером балахоне также окутался барьером. Шары и лезвия барабанили по стенам дома, крошили кровлю. Противник понял, что наши щиты ему не одолеть, и шустро ретировался. Что ж, можно считать, не зря корпел над артефактом.
        - Попробовать догнать?
        - Ни в коем случае! - резко ответила Ли. - Ты же можешь упасть!
        Я снова прошелся взглядом по зевакам на улице, и один мужчина чем-то привлек мое внимание. С короткой ухоженной бородкой и полуседыми зализанными назад волосами. Как у Жесса. Незнакомец был одет в дорогие одежды, в руке держал массивную трость. Неодаренный, но я заметил свечение магических артефактов. Лицо его я будто бы видел где-то раньше.
        Я подошел к мужчине, который сразу приметил мое внимание. Лим не стала задавать вопросы, просто последовала за мной.
        - Светлого дня. Мое имя Селин Велиостро. Прошу прощения, мы случаем не встречались раньше?
        - И вам светлого дня. Как говорится, где носит Оберегающих, когда они так нужны, да?
        - Не то слово.
        - Возможно, мы и встречались раньше. Мостфель велик, нельзя ничего исключать.
        Я не слишком хорошо умел читать по лицам, но Лу сразу что-то заподозрила:
        - Что вы тут делаете? Назовите свое имя и должность.
        - Какие же у вас полномочия, раз требуете подобное? - холодно спросил мужчина с тростью. - Моя должность Дознающий третьей ступени. Это я должен задавать здесь вопросы.
        - Я сейчас запихну трость тебе в зад! Говори, на хрена ты здесь ошиваешься? Тебя послали следить за нами?
        - Всего хорошего, - бросил мужчина и развернулся.
        Я на всякий случай придержал рвавшуюся вперед ведьму.
        - Лер, прошу прощения. Как ваше имя?
        Не особо надеялся, однако Дознающий остановился:
        - Шемон Лисфольд.
        - Лисфольд… Точно! У вас нет родственника по имени Сэмуель?
        Мужчина обернулся к нам. На лице у него застыла ледяная маска спокойствия.
        - Сэмуель - мой сын. Был.
        - О! Так мы служили вместе с вашим сыном. Такая паскуда, скажу я вам. Из-за него меня чуть не схарчили в Черном замке. И взъелся он по какой-то бредовой причине. В общем, таких ублюдков еще поискать надо. Какой же из вас отвратительный отец, раз вырастили такого сына.
        Лисфольд невольно приоткрыл рот.
        - По нему и горевать нет смысла. Наверняка в жизни ничего хорошего не сделал. Хотя… Может, вы специально воспитали его таким? Так и задумывалось? Тогда отец из вас получился отличный, а вот как человек вы не очень удались. Такой же мерзавец, вестимо.
        Мужчина побагровел. Лицо его скривилось.
        - Вам нехорошо? - участливо поинтересовался я, видя состояние Лисфольда. Обернулся к ведьме и спросил тихо: - Что это с ним?
        - Полагаю, твои слова ему не по нраву, - громким шепотом ответила Лим.
        - Но я ведь правду сказал?
        - Правда бывает разная. Странно, если он знал о паршивом характере своего отпрыска, то не должен удивляться твоим словам. Первый вариант более правильный. Шемон просто никудышный отец. Наверное, он и сейчас считает сына ангелочком. Ну а тебя соответственно падшей тварью, которая обрекла родную кровиночку на трибунал.
        - Как же так? Я тут ни при чем. Виноват Сэмуель и сам Шемон - он же растил его. Слушай, мне кажется, или его голова сейчас взорвется? Он весь красный.
        - Зря мы обсуждаем его прямо перед ним самим. А может, съел что-то не то, - задумчиво предположила Лу.
        Шемон Лисфольд, не говоря ни слова, развернулся и быстрым шагом удалился, громко цокая тростью. Лу проводила мужчину кровожадным взглядом.
        - Нет.
        - Что нет?
        - Мы не будем его убивать. Он Дознающий третьей ступени. Такой вой поднимется.
        - Это же его рук дело, зуб даю!
        - Не делай поспешных выводов - доказательств нет. А нас с тобой упекут в темницу до конца жизни.
        - Все будет тихо. Я устрою.
        - Нет. Ты думаешь, он не позаботился о своей безопасности?
        - Я не дура. Не учи меня, - буркнула Лу.
        - Мы будем действовать в рамках закона Тазама и выведем его на чистую воду.
        - Поддерживаю, - подметила добрая Ли. - …Посмотрим, как вы запоете, когда вам проломят черепушку.
        Мы смиренно подождали стражей закона в ближайшей харчевне. Я даже стал узнавать некоторых Оберегающих. Они явно не обрадовались нашей злополучной парочке.
        Жессу также поведали о наших подозрениях насчет Лисфольда, однако Недремлющий воспринял новую информацию несколько равнодушно. Видя нашу уверенность в причастности Шемона к покушениям, Нестегойя нас предостерег и сказал, чтобы мы оставили это дело Недремлющим и Оберегающим.
        Мы с ведьмой решили действовать сами. Поспрашивали в округе и быстро отыскали пристанище Лисфольдов. Все Дознающие III ступени - личности, достаточно известные. Не настолько, как III Проверяющие, но слухи о них ходят. Особняк Лисфольда находился в северной части города. Мы посмотрели издали. И дом, и участок здоровые. Шемон проживал там вместе с женой и престарелыми родителями. Трое детей давно выросли и обзавелись собственными жилищами. Охраняющих и Прислуживающих в поместье достаточно, чтобы простые Ворующие передумали лезть внутрь. Лим иногда чувствовала, что за нами следят. Обсудив с ведьмой ситуацию, мы прекратили вести активные действия.
        Шестнадцатого числа коричневой кварты Дознающие наконец сочли, что ведьма передала им всю информацию из Черного замка и отстали от Лим. Далее я присутствовал при жарком споре Жесса с Лу по поводу обучения кандидатов ведьминской силе. Девушка настаивала, что все зависит исключительно от старательности самого Колдующего и от хорошего Источника магии под рукой. Учить там нечему. Нестегойя же возражал, что какой-то секрет все равно есть, иначе бы давно все владели этой способностью. В итоге пришли к соглашению, что Лим посещает группу два раза в декаду.
        Теперь у девушки появилось больше свободного времени. Мы часто бывали возле уютного особняка Лисфольдов, поэтому идея о собственных хоромах плотно поселилась в наших головах. Ведьма начала тщательно проверять мою тетрадку с описанием домов Мостфеля и отбирать понравившиеся варианты.
        - Хочу, - просто сказала Лим, когда мы подъехали к первому особняку из моего списка.
        - Мы посмотрим, - сообщил я престарелому сторожу у калитки.
        - Стекла не трогать, - напомнил сторож.
        Когда-то дом девятнадцать по Купеческой улице был подарен Владеющему II ступени Уллиасу. Но по каким-то причинам лорд впал в немилость у императора и дом отобрали. То ли род захирел, то ли провинились в чем-то. Изначально же участок принадлежал одному Торгующему, которого по слухам осудили за измену и конфисковали все имущество. Три года, почти с самого начала войны особняк пустует. Главное двухэтажное здание сдано около шестидесяти лет назад. Вот что значилось по документам:
        Участок пятьдесят на пятьдесят шагов. Ограда по периметру, основание каменное, железо крашеное, высота три шага, центральные ворота, две калитки. Садовый участок двадцать на пятьдесят шагов, восемь плодонесущих деревьев, беседка на пять шагов. Дорога к парадному входу, посыпана песком и гравием. Бытовые постройки: конюшня на десять стойл, навес под две кареты, сторожка - пять на пять шагов. Основное здание: два жилых этажа, основание - камень, общей площадью пятьсот квадратных шагов, подвал - основание - камень, сто пять квадратных шагов, чердак - основание - дерево, двести двадцать квадратных шагов, подключен к системе городского канализационного стока. Первый этаж: кухня, холл с камином, приемная, комната прислуги, уборная, обеденный зал, кладовая, лестница в подвал два шага шириной, лестница на второй этаж четыре шага шириной. Второй этаж: спальня большая с гардеробной, три спальни малые, два кабинета, мойня, лестница на первый этаж четыре шага шириной, лестница на чердак два шага шириной.
        Дом в центре участка, за ним - небольшой заросший сад, спереди - бытовые постройки: конюшня, навес и сторожка. Само здание - серое с коричневатой крышей выглядело угрюмо. Стены из каменных блоков, скреплены раствором. Полы деревянные, крыша из каких-то выполненных на заказ больших прямоугольников темно-коричневой черепицы. Украшений ноль: ни лепнины, ни статуй, даже наличники на окнах без какой-либо резьбы.
        Сначала мы прошлись снаружи. Ограда выполнена основательно, однако подкрасить явно не помешает. Одна из створок ворот стояла на земле, а не на петлях. Навес представлял собой груду досок. Конюшня выглядела нормально - делали на совесть. Сад за домом больше походил на заросший лесок.
        Лим носилась от одной постройки к другой словно угорелая. Только мы зашли в основное здание, как ведьма пропала в одной из комнат. Внутри было совершенно пусто, ни мебели, ни кухонной утвари, ничего. Только пыль, грязь и паутина. Я неторопливо осматривал холл, девушка пробежала мимо меня и скрылась в другом помещении. Холл здесь значительно меньше по размерам, чем дома. В особняке родителей фактически задействованы оба этажа, плюс выступающая за фасад прихожая. Здесь же место сэкономили, и только у лестницы появляется большое пространство над головой. Внутренние помещения обиты деревом или покрыты плотными обоями, что создавало некое подобие уюта. Только на кухне оставлены каменный пол и стены. Видимо, из-за опасений пожаров.
        Чердак смог меня удивить. У нас в Старобрадфеле крыша плоская покатая, поэтому места для чердака практически не оставалось. Здесь же имелся почти полноценный этаж, где можно и комнаты жилые организовать. Самое главное - крыша находилась в отличном состоянии. Видно, что за ней следили. В целом же строение значительно уступало по площади нашему особняку Велиостро. Если считать пристройки, то раза в полтора-два.
        - Ну что? - мы с ведьмой встретились внизу.
        - Хочу! - твердо сказал Лим. - Почем?
        - Около ста тридцати.
        - Сколько?!! Да за такие деньги…
        - Можно дворец отгрохать в Старобрадфеле. Это же почти центр. До Внедренки меньше телла верхом. Видела то трехэтажное здание ниже по улице?
        - Видела.
        - Это Юго-восточная лечебница Мостфеля. Не самая крупная, но чтобы набраться опыта - хороший вариант.
        Ли бросилась мне на шею.
        - Хочу и все тут! Деньги поделим поровну.
        - Куда ты торопишься?
        - Ты не веришь в любовь с первого взгляда? - взглянув на мое лицо, Лим поняла, что глупо спрашивать подобное у меня.
        - У меня нет столько денег. Родителей неудобно просить. Может, дешевле посмотрим?
        - Я имела в виду, что поровну относительно общих сбережений. Лу, помолчи… Получается, вместе у нас двести сорок пять адабро, верно? Я плачу сто десять. Ты - двадцать. Это примерно. Надо точно посчитать, чтобы никто не остался в обиде.
        - Да я не против и все сбережения вложить.
        - Договорились …Лу!!!Ничего не договорились! Будем тратить по-моему. И точка.
        - Ладно, только давай другие варианты посмотрим. Может, тебе еще что-нибудь приглянется?
        Мы проездили до самой темноты, однако Лим стояла на своем. Особняк на Купеческой ей больше всех пришелся по вкусу. Странно, я думал, что ведьма выберет что-нибудь более яркое и красивое. Все-таки дом девятнадцать на вид скучный и серый. Хотя мне тоже понравился, недаром же я выделил его первым в списке. Этакая безликая основательная громадина, которая будет стоять веками.
        - По-моему, для нас двоих дом великоват… - заметил я, когда мы повторно вернулись к особняку в конце долгого дня. Я навешал кругом светящихся Баоно, разогнав вечерний полумрак.
        - Самый раз. Еще Самека, Прислуживающие, Охраняющие. Ну и… может когда-нибудь у нас…
        - Что?
        - Не важно.
        - Нам вполне хватит коттеджа. Да и территория ни к чему. Раза в два дешевле выйдет.
        - Нет. Хочу дом не хуже, чем у твоих родителей, насупилась Ли, и я понял, что ее не переубедить.
        На следующий день мы сразу отправились к Разрешающим оформлять купчую и договора. Дом принадлежал империи, поэтому пробегать нам пришлось знатно. А чтобы получить скидку «для своих», или как это официально называлось «специальная цена для лояльных граждан Тазама», пришлось посылать письмо Вивьен, чтобы она подтвердила. Волокита длилась около четырех дней.
        Двадцать первого числа мы с Лим стали счастливыми обладателями дома девятнадцать по Купеческой улице. Это было только началом наших мытарств. Перевезли все наши вещи из гостиницы. Сразу осознали, что ухаживать за Уникусом с Пылинкой и конем Самеки некому. Нет ни корма, ни воды.
        Я быстро набросал письмо отцу в Старобрадфель:
        Дорогие папа и мама!
        У меня все хорошо. Купили дом номер девятнадцать по Купеческой улице. Двухэтажный каменный. Внутри пока пусто. У меня есть несколько просьб. Пришлите мне повозку с какой-нибудь старой мебелью и кухонной утварью. Много не надо, только основное на первое время. Заплачу, если что. Покупайте в Старобрадфеле. Пришлите нам Прислуживающую, чтобы готовить умела и по дому убирать. Старую и некрасивую (Лим попросила написать). Еще нужны Конюшний, Садовничий, пара Охраняющих, но пока финансы не позволяют. В общем, рассчитываю на вашу поддержку.
        Отец, помнишь я писал о нападениях? Есть подозрение, что к этому причастен Дознающий III ступени Шемон Лисфольд. Возможно, он винит меня в том, что случилось с его сыном Сэмуелем. Если ты можешь помочь мне советом или делом, буду благодарен.
        Селин
        Весь день ездили за покупками. Приобрели две кровати - одну большую, стол на кухню, стулья, посуду, продукты, корм для лошадей и еще кучу разной всячины. Сэкономили на грузчиках, заодно я потренировался в воздушных плетениях. Ли была в восторге от моих заклинаний. Ведьма не слишком хорошо умела видоизменять готовые формы.
        Сначала решили сделать спальню на первом этаже, где по плану значилась приемная. Потом обсудили. Самеку селить наверху, а самим внизу ютиться? Решение быстро сменили и стали обустраиваться сразу в большой спальне на втором этаже. Вот тут я почувствовал даже нечто вроде гордости: у родителей комната меньше. Только выглядело смешно: огромное пустое пространство и большая кровать по центру и сумки, сваленные на пол. Самека предпочла занять самую дальнюю от нас малую спальню. Про обеденный зал даже не думали, решили трапезничать прямо на кухне, благо места там прилично. Вечером я ходил по дому, занимаясь уборкой. Видоизменил множество воздушных плетений. Теперь не приходилось дышать поднятой пылью - грязь собиралась будто бы в большой мешок и прессовалась.
        Лим ходила по особняку и вслух рассуждала, где чьи комнаты будут и какую мебель поставим. Я же размышлял о другом. Разумеется, о жилищном артефакте. У каждого богатея в доме обязательно присутствовал. Звучит громко, однако, по сути, это банальный центральный накопитель и разветвленная сеть проводов. Обычно делали освещение и обогрев основных помещений. Некоторые шли дальше и многие бытовые предметы заменяли артефактами. Тут главное - это возможность заряжать накопитель. Либо нужны деньги на услуги Собирающих или своего Колдующего, либо в семье должен проживать одаренный. Часто только по этой причине богачи дают приют безродным личностям, но с магическими талантами.
        Я же сразу подумал о том, чтобы поставить в доме плетение, само собирающее ману. Тогда жилищный артефакт станет полностью автономен. В подвале! Точно, в подвале. Там же и накопитель, и управляющую форму. Я спустился вниз и сформировал Баоно, осветив мрачные коридоры. Подвал поделен на три помещения. Сначала идут две большие кладовые, где при желании можно и пленников держать. Третье помещение меньше, зато с очень прочной на вид дверью и замком с массивным ключом. Думаю, это нечто вроде сейфа или сокровищницы. Отлично подойдет под «сферу Селина» и центральный накопитель. Правда, не знаю, насколько будет хватать мощности. Еще и с мержой надо разобраться. Постоянный напор маны будет разрушать даже широкие каналы. А значит, потребуются толстые проводники с высоким содержанием серебра или других подходящих металлов. Дорого. Сама сеть проводов тоже обойдется в не один адабро. После всех издержек с гостиницей, покупкой жилища и защитных амулетов у меня осталось около пятнадцати адабро. Если и хватит на все это великолепие, то впритык.
        Через один день я наконец выбрался во Внедренку. Встретил Трента и рассказал о том, что теперь у нас есть собственный дом:
        - Круто! Пригласите на новоселье?
        - Хм-м… Нам кроме тебя и приглашать некого. В Мостфеле обосновались недавно. Разве что Жесса… Вивьен вряд ли придет. Поэтому приходи в любое время, отметим. А! Надо сестре еще сообщить.
        - Сестра красивая?
        - Ты ей в отцы годишься, - немного преувеличил. Трент выглядел лет на тридцать - тридцать пять.
        - Возраст любви не помеха.
        - Давай тогда завтра. Устроит?
        - С меня выпивка.
        - Слушай, у меня к тебе вопрос есть. Сколько приблизительно стоит жилищный артефакт? Вместе с проводкой и прочим?
        - Я не по этой части. До хрена. Будешь мутить у себя?
        - Да. Вот только с финансами туго.
        - Работать надо, мой друг.
        - Ты прав. Ладно, пойду узнаю на складе расценки.
        Сто шагов самого дешевого провода стоило пять адабро. Провод для большого потока маны - шестнадцать адабро за сто шагов. Я прикинул в уме. Толстого мне нужно около двадцати. Тонкого - чем больше, тем лучше. Сначала поглядим на заготовки для жилищных артефактов. Их на складе Внедренки представлено немало разных видов: маленькие квартирные, средние коттеджные, большие для особняков. Для дворцов изготавливают только на заказ.
        Ситуацию я осознал, когда в кошеле у меня осталась всего пара железных монет. Хорошо, что я на Пылинке приехал. Прикупил следующее:
        - двадцать пять шагов толстого провода, четыре адабро,
        - одну заготовку для формы среднего жилищного артефакта, один адабро,
        - небольшую заготовку для собирателя маны, пол-адабро,
        - восемьдесят шагов тонкого провода, четыре адабро,
        - пять шагов специального экранированного провода, пол-адабро,
        - пару малых стандартных заготовок, по четверти адабро каждая,
        - среднюю стандартную заготовку, пол-адабро,
        - центральный накопитель, четыре адабро.
        Когда я спросил серебряную основу на накопитель, складской работник сильно удивился. Серебро было принято ставить только на малые жилищные артефакты. Тут все дело в экономии. Например, вы покупаете услуги Собирающего раз в декаду. С серебряным накопителем за этот срок будет улетать в никуда не меньше трети маны. Поэтому и используют адабро, хотя по соотношению цена - вместимость серебро в разы выгоднее. У меня другой случай - с собирателем маны будет не так важно, какие утечки из накопителя. Взял новую модель. На специальные штыри вдевались серебряные плашки - можно добавлять при необходимости. Хотя для моего артефакта с постоянной подпиткой это опять же не принципиально.
        Глава 10
        Дома меня уже поджидала Лим. Увидев с сумками, сразу спросила с порога:
        - Что ты там накупил опять?
        - Извини, я все свои деньги потратил.
        - Что-о? У тебя же не меньше десятка оставалось!
        Ведьма стала рыться по сумкам и вытаскивать на свет упакованные заготовки и провода.
        - Надеюсь, ты не свою сферу собрался делать?
        - Именно.
        - Мы же обсудили с тобой…
        - Подожди. Я не собираюсь продавать ее.
        - Ты хочешь у нас поставить? Главный артефакт…
        - Да, в Тазаме это называется жилищный артефакт.
        Девушка задумалась.
        - Это здорово. И у нас будет свет повсюду? И обогреватели. Теплая вода. Душ! И ману заряжать не надо. Блин, это здорово!
        - Согласен. Насчет всего дома не уверен. Надо еще много денег на провод и заготовки для светильников. Они по десять серебряных продаются.
        - Хочу! Чтобы везде было светло. Рассчитывай на двадцать адабро от меня. Постараюсь выбить из Жесса. Где поставим? Может, в подвале?
        - Да, я уже приметил третье помещение с толстой дверью.
        - Не маленькое ли для твоей сферы?
        - Не знаю, - я пожал плечами. - Перенесем, если что.
        Подошла Самека, с любопытством поглядывая на сумки.
        - Буду делать жилищный артефакт, представляешь? - похвастался я.
        Девочка еще не отошла от покупки особняка. Наш вид совершенно не вязался в ее представлении с богатством.
        - Я уже перестала чему-то удивляться, - проговорила Самека. - Вы каждый день что-нибудь подкидываете.
        - Хех, то ли еще будет. К слову, завтра к нам обещал зайти Богене. Вроде как новоселье. Я еще сестре напишу. Приглашайте тоже.
        - Было бы кого, - буркнула Лим. Тангальдо промолчала.
        - Я пойду поем и займусь зачарованием.
        - Одевайся лучше. Внизу холодно, - заметила заботливая Ли.
        На сутки я выпал из жизни. Работать начал в обеденном зале. В подвале действительно окоченеть можно. Большое пустое помещение, стул, маленький столик и заготовки. Самека иногда приносила еду, забирала пустые тарелки. Один раз пришла Лим и под угрозой применения силы потащила меня наверх, в спальню. Сон долго не шел - все продумывал формы управления сферой и самим жилищным артефактом.
        Поздним утром я доделал красивую сферу и перенес в подвал. Включил. Лапки стали быстро копироваться, беря энергию из частично заполненного мной серебряного накопителя. На сей раз я учел все недостатки моих предыдущих творений. Ограничил количество лапок и их длину - примерно три с половиной шага в диаметре. Само помещение четыре на пять шагов. Оставил место под центральный накопитель и управляющую форму. К сожалению, так и не нашел способ, чтобы мгновенно отключить работу сферы. По полу проложил два провода. Один толстый дорогой - с него поступала мана в накопитель. Второй - экранированный, дабы лапки не присосались - по нему приходили команды управления сферой. Сам накопитель и форму жилищного артефакта поставил сразу возле входа. Пока просто на пол. Теперь, чтобы отключить сферу, из жилищного артефакта отправляется сигнал, который останавливает копирование лапок. Остается дожидаться, когда они исчезнут сами.
        К обеду пришлось прекратить возню в подвале, поскольку к нам приехали гости. Целый караван! Я вышел встречать во двор. Папин эмкипаж, две повозки с мебелью и разным хламом, одна повозка с людьми. Калар вышел из кареты, я пошел навстречу.
        - Привет, Селин. Неплохо устроился! Ворота, правда, разваливаются…
        - Спасибо! Не ожидал, что так быстро приедете. Кто все эти люди?
        - Наши Прислуживающие. Поработают у вас декаду или сколько надо. Приведут дом в порядок, подремонтируют. Да и мебель таскать кто-то должен.
        Отец с интересом осматривал окрестности и сам дом. От повозки к нам направился человек в форме. Бевел.
        - Светлого дня, лер, - поприветствовал меня Охраняющий.
        - И тебе того же.
        - Бевел будет служить здесь, - сказал отец. - Ты писал, что с финансами у вас не очень… Хотя глянуть на эту домину и не верится. В общем, в связи с нападениями я решил отправить тебе одного из Охраняющих. Жалованье платить буду я. Бевел вызвался сам. У него имеются две руны, которые ты сам привез когда-то. Так что даже в магической схватке от него будет толк.
        - Спасибо. Опытный Охраняющий нам не помешает.
        - Благодарю вас, лер Калар, - подошла Ли.
        - Родители должны помогать детям. Хотя не скрою, есть и свой резон. Все же у нас нет родственников в столице. Если это вас не затруднит, иногда я буду у вас останавливаться на день-два. Беотель тоже, возможно.
        - Дом большой. Места всем хватит. Только пока там пусто.
        - Ничего, исправим. Да, знакомься. Эни, подойди сюда! - крикнул отец.
        От группы Прислуживающих отделилась женщина и подошла к нам. Брюнетка, с платком на голове, лет тридцати, во внешности ничего необычного, фигура ладная. Девушка неловко изобразила книксен и нерешительно застыла.
        - Прислуживающая, как и просили. Составите договор, и она ваша. Готовить умеет, за домом следить тоже. В общем, на все руки мастерица.
        Лим сверкнула глазами в сторону новенькой:
        - Лер Калар, по-моему, мы в письме просили немного другое.
        - Да? - задумался отец, будто что-то вспоминая. - А! Вы про возраст? Извините, старшие Прислуживающие работают у нас много лет. Мы не хотим отпускать их. Привыкли. Да, и чтобы за большим участком ухаживать в одиночку, нужно иметь хорошее здоровье. Сел, покажешь дом?
        - Конечно!
        Мы с отцом вдвоем прошли внутрь главного здания.
        - Ну, как тебе? Специально старался, подбирал, - заговорщицким тоном сообщил Калар.
        - Ты про Эни? Пока рано судить.
        - Ай, да я не про готовку. Вот будет размолвка в ваших отношения, ты оценишь мой подарок. Поверь моему опыту.
        - У нас уговор. Мы не изменяем друг другу.
        - Хм-м, - отец удивленно погладил бородку, рассматривая меня. Словно только вспомнил, с кем говорит.
        Мы обошли дом сверху вниз, заглядывая во все помещения. Только в комнату со сферой я его не пустил, сославшись на чувствительность магической конструкции.
        - Еще и артефакт жилищный… Понятно, оба Колдующие. Но все равно. За сколько взяли?
        - Сто тридцать адабро и восемьдесят восемь серебряных.
        - Недурно. Наше поместье с землей стоит не больше. Похоже, у вас с лер Ван Ти Хосо все серьезно. Жаль, что так все вышло.
        - Вечером гости придут, - сменил я тему. - Останешься?
        - Да. Завтра поеду - поговорю с Лисфольдом.
        - Вы знакомы?
        - Видел пару раз на общих собраниях, но по работе не пересекались. В Мостфеле свой Проверяющий.
        На праздничный ужин приехали Трент и Беотель. Оба удивленно прохаживались по полупустым залам серой громадины. Вечер прошел отлично. Прибывшие Прислуживающие быстро навели порядок на кухне и наготовили кучу вкусных блюд. Купили хорошего вина в питейной лавке.
        Трент принес бутылочку нахрамского. Внедряющий попытался приударить за Беотель, но сестра быстро отшила его, сказав, что ее сердце уже занято.
        - Выпьем за новоселье! - встал Богене. - Хороший дом приобрел Селин. Поздравляю.
        Мы выпили.
        - Сел, у меня тоже будет такой же дом, когда я получу вторую ступень Колдующей? - поинтересовалась Беотель завистливо.
        - Только если клад найдешь. Моя доля в покупке примерно одна шестая. Так что дом фактически приобрела Лим.
        Все как по команде обернулись в сторону ведьмы. Ли смущенно стала отпираться.
        - Повезло тебе с лер Ван Ти Хосо, - сказал Трент. - Красивая, богатая, умная, одаренная. Когда свадьбу планируете?
        Я с трудом проглотил кусок мяса. Аж слезы выступили.
        - Гхм, мы пока не обсуждали это.
        - Да, еще рано, - поддержала опомнившаяся Лим.
        - Ладно-ладно. Кстати, Селин, как у тебя продвигается с жилищным артефактом?
        - Частично готово.
        - Покажешь?
        - Извини. Секрет фирмы.
        - Да ладно тебе! Какой из меня Шпионящий? Память дырявая. Ну, как хочешь. Лер Калар, а вы чем на жизнь зарабатываете?
        - Я Проверяющий.
        - Какой ступени, если не секрет?
        - Третьей.
        Трент чуть вином не поперхнулся:
        - То-то мне фамилия знакомой показалась…
        Плавно вечер подошел к концу. Богене засобирался домой. Сестра осталась на ночь, решив ехать в университет сразу с утра.
        На следующий день я продолжил заниматься жилищным артефактом. Одной из проблем было - как проложить провода по дому. Не силен я в этом. Помогли Прислуживающие. Вырезали из деревяшек и покрасили специальные держатели, аккуратно проложили по стенам, потолку и между этажами. Для начала сделали главное: провели толстый провод от центрального накопителя на чердак и дальше на крышу. Хватило впритык. Я раздал указания по остальному проводу, а сам занялся заготовкой для плетения. Идея эта возникла давно. Задолго до посещения Черного замка. Еще при поездках по столице я видел множество примеров. Сигнальная Сии. Поле окутывало дома, коттеджи и особняки. Обязательно дорогие и красивые. Син - это признак богатства, видимое проявление настоящей силы. Жрет форма немало, поэтому ее себе могут позволить далеко не все.
        Отец вернулся хмурым.
        - Беседа с Лисфольдом не заладилась. Он подтвердил, что у него есть к тебе некоторые претензии. От нападений, само собой, открещивался. Я задействовал кое-какие свои связи, однако не гарантирую стопроцентного результата. Прости.
        - Не переживай, пап. Я и сам могу дать сдачи. Спасибо тебе.
        Морщины на лице Калара разгладились, он потрепал меня по голове с улыбкой. Как в детстве.
        Я вернулся на чердак и к ночи закончил с формой Син. С телл потратил на настройку размеров участка формы. Чтобы соседние дома не задело. Лим пришла ругаться - мол, спать пора, какого дьявола я тут делаю. Я рассказал, и девушка тут же загорелась. Лим решила подождать и вместе со мной активировать заклинание. Потом прошлись по участку. Форма встала немного криво, но исправление оставил на утро, а то Лим ворчать будет. Самое главное теперь - это проверить, будет ли трехшаговая сфера давать достаточно маны.
        Наутро я первым делом спустился в подвал. Вместе с Лим - ей тоже было жутко интересно. Серебряный накопитель полон, а значит, поступление пока превышает потребление. Будем нагружать дальше.
        После завтрака отец попрощался и уехал по делам на эмкипаже со своими Охраняющими. Ведьма вовсю гоняла Прислуживающих. Бедная Эни прямо валилась с ног. Я пожурил Лим за это. Работяги чинили ограду, навес для карет, наводили порядок в комнатах. Под моим командованием от артефакта Сии на крыше проложили провода на первый и второй этажи. Я предусмотрел два вида сигналов. Светящееся Баоно синего цвета и звуковой шум. Например, ночью о вторжении будет оповещать звуковой сигнал. Днем - просто светиться. Единственное - нужен переключатель, чтобы и неодаренные могли менять тип сигнала сами.
        Поэтому я отправился снова за покупками во Внедренку, одолжив денег у Лим. Брал только самое дешевое, однако снова ушел десяток адабро. Этак жилищный артефакт выйдет в четверть стоимости самого дома.
        По возвращении я обнаружил гостей. Пожилая богатая соседка вместе с прислугой почтила нас своим присутствием. Следующий дом по улице по размерам превосходил наш, правда, каменным был только первый этаж. Старушка болтала о каких-то платьях, ресторанах, приемах, подивилась возникшей из неоткуда дорогой сигнальной защите в особняке рядом. Лим слушала ее с мученическим видом. Не будь она нашей соседкой, Лу бы уже высказала все, что о ней думает. Я же с ходу отговорился работой с артефактом и попросту трусливо сбежал.
        Пять дней прошли почти в непрерывной работе с жилищным артефактом. Прислуживающие очень выручали. Прокладывали кабель, крепили заготовки с Баоно. Ведьма помогала мне зачаровывать простые формы. Творить однообразные артефакты было невероятно скучно, однако я прикладывал все силы. Для своего дома стараюсь ведь. Получилось очень красиво и удобно. Во всех помещениях свет с ручными переключателями. На кухню поставили новую плиту - артефакт. В мойне сделали подогреватель воды. Тестировали сферу под полной нагрузкой. Держит. С кранами и водопроводом решили отложить на потом. И так денег прилично потратили.
        С охлаждающим ящиком вышла заминка. Я купил заготовку немаленьких размеров, однако не смог с ходу сообразить красивую форму. Пришлось заниматься шпионажем. Мы с Лим сходили на торговые ряды подле Внедренки. Я спрятал посох и все остальное, что могло уличить во мне Колдующего. Лу изображала привередливую покупательницу и занимала Торгующего разговорами. Я же просто стоял рядом и рассматривал форму в охлаждающих ящиках. Не все плетения были закрыты для магического зрения. Когда продавец начинал злиться, мы уходили к следующему артефакту. Довольно быстро я понял принцип и после воспроизвел в домашней заготовке. Эни только рот открывала на невиданные ранее магические приспособления. Пришлось обучать ее, как пользоваться плитой и охлаждающим ящиком. Ведьма сама вызвалась объяснить все Прислуживающей.
        Лим была просто счастлива. Меня хоть и благодарила, но постоянно бурчала, что я провожу слишком много времени за артефактами. А дело все в том, что я действительно избегал Лим. Боялся сорваться и наброситься на девушку. Поэтому и уходил с головой в красивую магию. Не знаю, быть может, грубый подход и решил бы проблему, а может, наоборот только все ухудшил. И посоветоваться не с кем.
        В один из вечеров мы с Лу неожиданно пошли на свидание. Разговор как-то случайно зашел в непонятную сторону. Злая половинка свидания не воспринимала как таковые, однако на мое предложение сходить на кулачные бои откликнулась с большим азартом. Представление вышло занимательным. Только Лу постоянно вставляла замечания вроде: «Кто так бьет?», «Слева его, слева!», «Добивай!», «Двигаются, как беременные каракатицы» и прочее.
        - А что? Иногда на эти ваши свидания можно сходить, - резюмировала Лу после окончания боев. Победил приземистый гаралдунский боец, имевший толику гномской крови.
        - Да какое это свидание?! - возразила Ли.
        - Девочки, не ссорьтесь. Каждому свое.
        Лу мое замечание позабавило, и она гулко рассмеялась.
        В этот же вечер в довольно приличном районе на нас напала банда грабителей. Кроме пары рун у них ничего стоящего не имелось. Мы с ведьмой вырубили их моментально. Шедший неподалеку Бевел даже пикнуть не успел.
        - Дилетанты, - обронила девушка и направилась шмонать карманы.
        - Не похоже не предыдущие нападения.
        - За Лисфольдом следят, скорее всего. Оберегающие или твой отец постарались. Эта тварь будет ждать более удобного момента.
        Еще через полдекады Прислуживающие вернулись в Старобрадфель. В особняке остались только Самека, Энн и Бевел. Теперь намного тише и спокойнее. Энн поселили в комнате для прислуги, Бевела - в одну из малых спален. Помещения стали более уютными с мебелью, пусть и пользованной.
        Вместе мы собрались за ужином. Я по-настоящему почувствовал себя хозяином. Со своими Прислуживающими. В то же время появилось и некое чувство. Я в ответе за их судьбу. Могу наказать или наградить.
        - Бевел, почему ты вызвался сюда?
        - Хм-м. Пока Грегор служит у вашего отца, я всегда буду вторым. У вас же я могу встать во главе собственного отряда.
        - Пока ты единственный Охраняющий.
        - Вам нужно больше. А деньги придут, я уверен. С двумя-то Колдующими.
        Я припомнил еще один момент:
        - Самека, ты, кажется, говорила, что хочешь стать Наемничающей?
        - Да, - тихо заметила девочка.
        - Если уважаемый Бевел не против, мы можем помочь тебе. Но. Для начала тебе следует доказать свою решимость. Сейчас обучать тебя нечему. Слишком ты слаба физически. Тренируйся. Лим будет тебя экзаменовать, - Тангальдо серьезно кивнула. - И лечить, - я повернулся к ведьме. - Вот тебе и практика. Да и в целом мы устроились - можешь заняться тем, чем планировала. Лечебница рядом.
        - И займусь! - с вызовом сказал Ли. - А сам-то собираешься денег зарабатывать или только мои сбережения тратить?
        - Пф-ф-ф, скоро свои жалкие ржавчики будешь вспоминать со смехом, - распушил я хвост, вызвав улыбку у присутствующих. У всех, кроме Лим.
        - Давай уже побыстрее, - просто попросила ведьма. - Но про наш разговор не забывай. Я буду помогать по возможности.
        Слушания по делу Гиблой долины мы с треском провалили. Никаких земель мне не присудили. Судящие нашли кучу лазеек и старых законов, по которым нельзя было трактовать договор в нашу пользу. Это не означало, что соглашение недействительно. Власти обязались следить за жителями долины и не прогонять с территорий. После Лим извинилась, сказав в свое оправдание, что с земельным кодексом плохо знакома, тем более тазамским. Ну и ладно. Наш дом теперь в Мостфеле. Не хочется тащиться за сотни лир в место, где нас ждет только разваливающийся замок, Воюющие Тазама и тупые нелюди.
        Вечером последним днем коричневой кварты мы гуляли по улице хмурые. Только закончилось заседание, и Судящие зачитали нам свое решение. Проходя мимо собора блаженного Заагасто-круглителя, мы рефлекторно осенили себя святым кругом.
        - Может, зайдем? - предложил я. - Давно в церкви не был. Да и Фану обещал, помнишь?
        - Давай ты один сходишь?
        - Что так?
        - Не знаю, можно ли такой, как я…
        - Брось эти глупости. Пойдем.
        Я взял ведьму за руку и решительно потащил к собору. Вблизи здание внушало уважение. Красочные барельефы показывали сцены из святого писания. Шпили вздымались ввысь. Над центральным куполом виднелся большой позолоченный круг Единого.
        Внутри царила благоговейная тишина, изредка нарушаемая шарканьем ног прихожан и служителей. Мы осмотрелись, поглядели на святые картины, огромную красочную мозаику. Посетителей немного. Похоже, мы зашли в промежуток между службами. Помолись Единому, поставили свечку. Собрались уже уходить, как нас окликнул знакомый голос:
        - Селин, Лим, рад вас видеть!
        Старик Фан добродушно улыбался нам. Однако на нем был наряд не простого служителя, а натурального отца-настоятеля. И это не какой-то церквушки, а огромного собора в центре столицы!
        - Вы соврали нам, отец Фан. Разве Единый не учит, что лгать нехорошо?
        - Зовите меня отец Фанторимо. И я не лгал вам. На время паломничества я отрекся от своего сана и сменил имя.
        - Вот оно что.
        - Как ваша жизнь? - спросил служитель, обращаясь к Лим.
        - Все хорошо, ваше святейшество, - ответила девушка. - Недавно купили большой дом, обустраиваем…
        - Меня не интересуют материальные блага. Не это главное, - произнес отец Фанторимо и резко сменил тему. - Не желаете исповедаться? Идите за мной.
        Мы с Лим переглянулись и последовали за служителем. Насколько я знаю, исповедаются в одиночку, но я наотрез отказался отпускать Лим одну. Мне тоже есть, что сказать.
        - Поведайте мне, какие думы вас одолевают? - начал беседу святой отец.
        Вдвоем в кабинке было тесновато, поэтому я стоял. Поначалу Ли вяло отвечала, но постепенно Фанторимо сумел вызвать к себе доверие. Спрашивал умело, видел самую суть. И тут Ли выдала такое что и мне никогда не рассказывала. Я даже не подозревал. Девушка принялась лить слезы, мне оставалось лишь поддерживать, сжимая плечо. Я не все понял, но если упростить, то основная проблема в том, что Лим «не такая, как все». И проблема в детях, как ни странно.
        - Я понял тебя, дитя. Твои опасения и страхи. Вы преподали мне хороший урок в пути. Поэтому я хочу помочь вам. Ты говоришь, что пережила много страшных вещей в своей жизни. Однако подумай. Разве твои дети обязаны иметь ту же судьбу, повторить твой путь и твои страдания? Какой бы ты ни была «не такой, как все», твои наследники будут обычными детьми. Как миллионы мальчишек и девчонок по всему миру. Так завещано нам Единым.
        Ведьма жадно внимала словам настоятеля.
        - Скажи мне, Лим, разве ты не приложишь все силы, чтобы у твоих чад было хорошее детство? Лучшая жизнь?
        - Приложу, отец. Мои дети будут самыми счастливыми. Вы правы. Их ждет своя судьба. Не моя. Они будут счастливыми.
        - Теперь ты не боишься?
        - Нет… Немного.
        - Насчет того, достойны ли мы чего-то или нет. Сложный вопрос. Каждый сам решает для себя. Вспомни, совершала ли ты преступления в своей новой жизни здесь, старалась ли ты блюсти заветы Единого? Прости, тут я не смогу указать тебе путь. Мне кажется, что ты очень добрая и милая девушка. И та злость, что ты иногда испытываешь, она направлена во благо. Она помогает тебе собраться и бороться. Противостоять другим. Я считаю, что ты достойна самого лучшего. И Селин, я уверен, считает также.
        - Спасибо, отец Фанторимо. Я подумаю над вашими словами.
        - Селин, тебе есть, что сказать?
        - Э-э-э. Теперь нет. Я переживал за Лим. Если она довольна, то и я доволен. Спасибо.
        Мы вышли из кабинок. Девушка подошла к старику Фанторимо:
        - Дай пять, отец!
        Настоятель недоуменно протянул руку и получил смачный хлопок от ведьмы.
        - Молодчина! - Лу также лучилась довольством.
        Весь вечер Ли ходила задумчивая, мало говорила. Я начал немного переживать за ее состояние. Девушка вполне может напридумать себе всякого.
        Я уже приготовился ко сну, как ведьма прильнула ко мне с долгим поцелуем. Продолжающиеся ласки перешли в секс, если это можно было так назвать. После многоквартного воздержания я действовал неумело. Ли вся сжалась в предчувствии неприятных ощущений. Однако ей все же удалось достичь пика наслаждения. Девушка коротко вскрикнула и откинулась на подушки. Ли прикрыла глаза рукой, тяжело дыша.
        Совершенно неожиданно ведьма вскочила и резво запрыгнула на меня сверху:
        - Ну все, сучьи дети. Теперь я буду отрываться по полной! - буквально прорычала Лу.
        Проснулись мы ближе к обеду. Усталые, но донельзя довольные. Ли скромно ответила мне, что ей немного понравилось. И она не прочь повторить, только не сегодня. Несмотря на лечебные плетения, болело все.
        Весь день мы с Лим ходили вместе. Я слушал, как Ли говорит о своих планах. Хорошее настроение девушки передалось и мне. Поглядели, как Самека методично нарезает круги по участку, с трудом отжимается. Заметили Бевела, наблюдающего за ней. Немного поработали вдвоем в саду, очистили от мелкого мусора и сорняков.
        - Интересно, что если протянуть сюда провод и поставить Зар? - предложил я и пояснил ведьме. - Это такая удобряющая форма. Все растет быстрее, плоды крупнее.
        - Здорово. Будут свои груши, если деревья не выродились еще. Но на все нужны деньги.
        - Завтра пойду во Внедренку.
        - А я тогда в лечебницу. Поспрашиваю насчет курсов.
        - Советую для начала сходить на экзамен. Получи хотя бы младшую М’лечащую. Бевела с собой возьми.
        - Не мели чушь. Бевел пойдет с тобой.
        - Ладно.
        Спали мы как убитые, совершенно не думая о любовных ласках. Лу умотала нас обоих. Утром, как и планировал, отправился во Внедренку вместе с Бевелом. Многие Колдующие ходили с Прислуживающими или Охраняющими, поэтому я не сильно выделялся.
        Трент мне, конечно, многое рассказал, но хотелось узнать подробности и от других источников. В приемной Внедренки кроме обсуждения заказов на артефакты можно было поискать работу, почитать объявления, посмотреть каталоги с магическими формами-образцами. Именно последним я и занялся для начала. В отдельном кабинете, уставленном папками, принимала немолодая женщина. Ее отношение ко мне отличалось изрядным пессимизмом, однако я спрашивал вежливо, и служащая стала более охотно отвечать на вопросы. Правильно мама говорила, что вежливость отличает Владеющих от простолюдинов. Служащая объяснила мне, как формируется цена на форму. Само собой, все зависело от известности и успешности Конструирующего. Здесь я первый раз услышал смешное слово «порт-фо-лио». Это вроде списка успешно выполненных тобой заказов, разработанных форм и прочего. Начать будет крайне тяжело, если у тебя нет ни одной проданной заготовки. Конструирующие вступают в чьи-то команды, потихоньку создают свои формы, приобретают репутацию и только потом уже начинают работать самостоятельно. Это долгий путь, который может растянуться на
десятилетия. Ни один уважаемый Торгующий не будет скупать артефакты сомнительных Внедряющих или созданных по форме малоизвестного Конструирующего. Замкнутый круг.
        Далее я прошел к служащему, который выдавал частные заказы на артефакты. Вежливость также позволила мне узнать, что неразобранными остаются фактически убыточные заказы. В таких девять десятых прибыли уйдет на оплату заготовки. За остальные десять процентов опытные мастера не берутся за работу. Новички иногда приступают к подобным заказам, но во многих стоит высокое требование к итоговому артефакту. Если проверка заклинания провалится, то Внедряющий вынужден будет выплатить неустойку.
        Заказы принимали не только на изготовление, но и на ремонт готовых артефактов, и даже на подзарядку накопителей. При отсутствии работы некоторые Внедряющие подрабатывали Собирающими. Я покопался и выбрал пару заказов по совету распорядителя. Служащий сказал, что от этих контрактов хоть какая-то выгода будет. Мне в принципе без разницы. Надо немного освоиться, наработать свое портфолио. Распорядитель сразу отправил мальчишек Доставляющих к заказчикам с информацией о дате переговоров. Одни поставил на сегодняшний вечер, другие - на утро следующего дня. По первому заказу требовалось изготовить десяток зажигалок с мощным потоком пламени и возможностью заряжаться от единого накопителя. По второму хотели достаточно сложный артефакт для прочистки труб, также с возможностью подзарядки.
        До первых переговоров оставалось еще куча времени, поэтому я направился в «молот». Трент заметил меня и сам подошел:
        - Извини, друг. На нашу новую форму смотреть запретили.
        - Понятно. Я вот пару заказов взял. Можешь посоветовать что-то?
        - Не брать заказы, - засмеялся Богене. - Обычно клиент обращается напрямую к Колдующему или команде. Подобные безадресные - настоящий хлам. Все нормальные разбирают в асенду. Дашь распорядителю на лапу - может, он и придержит для тебя что-то стоящее. А вообще… При проверке артефакта настаивай на спеце из Внедренки. Так меньше шансов, что они в сговоре с заказчиком. Ты же не хочешь еще и неустойку выплачивать?
        - Не особо. Хотя прибыль пока не так важна.
        - Это правильно. Не задирай нос. Со временем пойдут заказы, если лажать не будешь. Может, мне замолвить словечко за тебя Таллимену?
        - Нет, я пока сам. Вон там сяду, - указал я рукой на верстак в стороне.
        Сходив на склад, я взял в аренду пару стандартных заготовок. Деньгами теперь нельзя сорить. До обеда я провозился с зачарованием, пока не подошел Богене и не позвал на обед в харчевню. Трент с любопытством осмотрел форму, над которой я работал, и заметил:
        - Что ты тут накрутил? Это что Защищающая… и Контролирующая? Огонь… Зажигалка, что ли? На кой ляд тебе все это? А-а-а, тренируешься?
        Я кивнул.
        - Твое дело. Только на зажигалки никогда не ставят Контролирующие или тем паче Защищающие формы.
        - Да я в курсе. Просто так вожусь.
        Богене внимательно пригляделся к форме.
        - Слушай, если смотреть отдельные детали, то неплохо выходит. А ведь недавно ты про мержу первый раз услышал. Я, правда, не могу с ходу оценить, какая нагрузка пойдет на каналы. Но так глянешь - все очень ровненько. Сам форму придумал?
        - Да.
        - Давно корпишь над ней? Декаду?
        - Э-э-э, меньше. Пойдем перекусим.
        После обеда я продолжил конструировать формы. С зажигалкой быстро наигрался. Стало скучно. Решил перейти к воздушной форме прочистки труб. Трент посоветовал идти в «круглый», поскольку заклинание шумное.
        Я осознал, что крайне скудно осведомлен об этой сфере деятельности. Как трубы чистят вообще? Начал плести воздушное заклинание во второй заготовке и неожиданно для себя увлекся. Получившееся плетение в теории пролезало в любую щель на расстояние до пяти шагов. На конце - небольшой воздушный бур, который по задумке должен прочищать затор. Фиг его знает, как это выглядит у других.
        Я походил по «круглому» и поинтересовался у коллег по ремеслу. Никаких дельных советов мне так и не дали, хотя спрашивал очень вежливо. Никто не хочет раскрывать свои секреты.
        Вечером в специальной комнате для переговоров я встретился с заказчиком. Крупногабаритный мужчина превосходил меня как в высоту, так и в ширину.
        - Значит, так. Заготовку мы выковали сами. Плата оговорена в бумаге. Наконец хоть кто-то возьмется.
        - За десять серебряных никто не будет работать. Назначили бы плату выше.
        - Что?! Обычный работяга получает такие деньги за кварту, - распалился мужик. - Совсем зажрались у себя.
        - Ладно. Приносите свою заготовку на склад на имя Селина Велиостро. Я начну работать завтра.
        Дома я рассказал о своих успехах Лим, если их так можно было назвать. Лу поржала над десятком серебра. Я разъяснил ведьме ситуацию с портфолио.
        - Попробуй знакомых задействовать, - предложила Лу.
        - Хорошая идея. Надо Вивьен написать. Родителям вряд ли что-то смогу предложить. Разве что боевые руны. Им бы мою сферу поставить.
        - Не глупи.
        - Да знаю я. У сестры еще спрошу. Она одаренная - сможет сама заряжать.
        Так и поступил. Попросил Эни отправить два послания - Вивьен и Беотель. В них я предлагал встретиться и обсудить возможность изготовления артефактов, если им нужны таковые. Сами они платят только за заготовку, я все делаю бесплатно.
        Ночь прошла бурно. С большим трудом утром меня разбудила Эни. Как оказалось - зря. Мне пришлось прождать около двух теллов в комнате переговоров Внедренки. Пришел худой лысенький мужчина лет сорока. Извинился за опоздание. Мы быстро обговорили с ним детали, возможный диаметр труб для прочистки и прочее. По этому заказу мне также полагалось всего десять серебра прибыли, если исключить затраты на заготовку и обязательный сбор в гильдию Колдующих.
        Пока в мастерской изготавливали шаблон для прочистного артефакта, я занялся зажигалкой. Качество материала оставляло желать лучшего, однако Кующие не пожалели металла. Зажигалки вышли массивными, потому место можно не экономить, делать каналы толще. Особо напрягаться не приходилось. С энтузиазмом я поработал над частью соединения с основным хранилищем энергии и перекачкой маны в переносные накопители самих зажигалок. Дальше стало неинтересно. Внедрять идентичные плетения одно за другим.
        Доделал к обеду. Как раз мне сообщили из мастерской о завершении палки-вставлялки, как я ее окрестил. Деревянное основание как у лопаты. На конце жестко закреплена плашка серебряного накопителя и камень под форму из недорогого серого мрамора.
        Когда начал зачаровывать, сразу пожалел, что не вытребовал у заказчика материал получше. Воздушная форма получилась объемной, приходилось уменьшать каналы, а от этого страдало качество изделия.
        Закончил раньше, чем наступил вечер, но все равно остался недоволен. Получается, за двое или даже трое суток прибыль двадцать серебряных. Конечно, все начинают с малого, однако меня это не слишком радует. Я отправился к распорядителю и попросил сообщить заказчикам, что их артефакты готовы. Служащий заметно удивился, но уточнять не стал.
        В задумчивости я вернулся в «молот» и разыскал Трента. Подал приятелю бумаги с описанием моих заказов:
        - Сколько времени уйдет на эти формы?
        - Хм-м. Огненные резаки - за полдекады можно сделать, если постараться. А вот с этим чистильщиком труб - не знаю. Не меньше декады. Я подобными формами никогда не занимался, придется искать похожие, спрашивать у тех, кто уже делал. Декады две навскидку. Уже жалеешь, что согласился?
        - Нет. Здесь же срок стоит по кварте. Времени навалом.
        - Удачи тогда.
        Мысли после разговора с Богенсом бродили двоякие. С одной стороны, приятно, что у меня уходит намного меньше времени, чем у опытного Внедряющего. С другой… наверное, я делаю что-то не так, раз так быстро получается. Как бы не завалить завтрашнюю проверку.
        Ранним утром я встретился с заказчиком-здоровяком. Видимо, Кующим. С собой он принес металлический пруток для проверки. Тестировали зажигалки прямо в «круглом», благо тут и не такое вытворяли, ленясь дойти до полигона. Я не сильно переживал. Если что - мощность можно поправить. Хотя материал не очень. Для сопла было бы неплохо использовать детали лучшего качества. Зажигалка перерезала пруток за пару асенд. Металл какой-то легкоплавкий. Кующий потратил оставшуюся ману из накопителя. Потом проверили, как они заряжаются от центрального. Заказчик остался доволен и, взяв тяжелую стойку с зажигалками под мышку, грузно потопал в основное здание.
        В этом помещении я еще не бывал. Пара магов скучала за верстаками с кучей увеличивающих магических линз. Бугай бухнул артефакт на стол одного из них.
        - Проверить надобно.
        - Сию асенду.
        Колдующий внимательно осмотрел все мои формы, потратив на это около телла.
        - Качество хорошее. Сейчас я напишу расписку. С вас пять серебряных.
        Здоровяк расплатился. А мне стало слегка обидно. Я корпел полдня, а получу всего десяток монет. Далее мы прошли к распорядителю и закрыли договор. В следующем помещении на артефакте выжгли клеймо, на котором значилось мое имя, дата и символ самой Внедренки. Говорили, что у элитных команд свои собственные печати на артефактах. К тому же у них не принято проверять формы на качество - мол, гарантией является их собственная репутация. Мне до такого еще расти и расти. Наконец мы распрощались с Кующим. Вот и первая запись в мой портфолио. Во Внедренке к этому относились серьезно. Если после заказчик придет недовольный работой, то это сильно скажется на твоей карьере.
        Со вторым клиентом также проблем не возникло. Мужчина припер на полигон длиннющую изогнутую трубу и стал уверять, что засор в ней не под силу убрать обычным способом. Проще менять трубы целиком. Мой бур поработал несколько асенд, и вскоре вниз посыпался мусор из затора. Этот пожадничал денег на проверку, поверил мне на слово. Горячо поблагодарил за оперативность.
        Вроде и не делал ничего, а пробегал до самого обеда.
        Глава 11
        Вечером письмом мне назначила встречу Вивьен. Ее высочество заинтересовалась моим посланием и предложила все обсудить лично. Лим от этого была не в восторге, однако понимала, что для меня это хороший шанс подняться. Принцесса выбрала на сей раз музыкальный ресторан с традиционной кухней. Внутри выступали полураздетые девушки, играла приятная музыка. Подле ее высочества, как обычно, находились ее любимые Охраняющие. Ним, Шеа и Эно. Эльфийки тепло приветствовали и проводили за уединенный столик.
        Немного поболтав на формальные темы и вкусив отменные блюда, я перешел к делу:
        - Вивьен, ты подумала над моим предложением?
        - Я бы и рада помочь, только мне в голову ничего не приходит.
        - А твои Охраняющие?
        - Они больше полагаются на свои посохи-браслеты.
        - Может, защитный амулет? Тебе? Когда-то ты сказала, что моя Банку лучше, чем твой амулет.
        - Ты помнишь такие вещи… Думаешь, что изготовишь лучше?
        - Для себя один сделал. Можно сравнить.
        - А что? Идея. Собирайся, едем во дворец, - моментально решила принцесса и отставила нетронутую тарелку в сторону.
        Эмкипаж ее высочества все еще поражал меня своим ровным и тихим ходом. Доехали моментально. Еще бы. Все встречные тут же уступали дорогу, сворачивали в сторону, только завидев имперский герб на карете. Дворец занимал огромную территорию и состоял из кучи зданий, парков, служебных помещений и полигонов. Среди Владеющих нередко встречаются одаренные, поэтому в резиденции Кэлассов имелось все, что может понадобиться наследнику Колдующему.
        Вивьен провела нас на один из пустующих полигонов. Не мудрствуя, мы положили наши амулеты на два разных постамента, активировали и отошли в сторону.
        - Ним, Шеа, приступайте. Старайтесь бить одинаковыми плетениями, не спешите.
        - Да, лер.
        Эльфийки взялись за дело со всей серьезностью. Использовали кучу разнообразных заклинаний. Ним двумя обычными пробивными шарами сильно подточила защиту амулета Вивьен. Третий - довершил дело, несмотря на то, что маны в артефакте оставалось достаточно. Шеа пошла тем же путем, что и Лим ранее. Несколькими простыми заклинаниями пробила внешние защиты. Только стала колоть мощную внутреннюю, как в моем амулете банально закончилась мана. А что? Это принцесса может позволить себе носить артефакты с десятиадабренным накопителем. У меня же всего два. К тому же черный кварц не идеален. Если не принимать в расчет эти минусы, то мой амулет разбил принцессий в пух и прах. Шеа потратила намного больше сил, чем Ним.
        - Как тебе удалось впихнуть все это в заготовку? - поинтересовалась Вивьен.
        - Пришлось уменьшать каналы. По моим прикидкам такой амулет выдержит максимум полсотни активаций.
        - Полсотни? Этого более чем достаточно. Ты смог удивить меня. Считай, что один заказ у тебя уже есть. Девушки, вы как?
        - Мне тоже сделай, пожалуйста, - попросила Эно.
        Ним с Шеа хранили гордое молчание.
        - Когда еще вам бесплатно изготовят высококлассный артефакт? - надавила Вивьен. - Или вы утверждаете, что ваши амулеты лучше, чем у Селина?
        Эльфийки переглянулись.
        - Хорошо. Мы согласны, - ответила Ним за обеих.
        - Отлично! Тогда с вас заказ на мое имя во Внедренку и заготовки. Плату можете указать в один серебряный.
        - Смотри, чтобы были такого же качества, как этот, - произнесла Ним с сомнением.
        Не сразу, но до меня дошло:
        - Ты не веришь, что амулет сделал я?
        Эльфийка только хмыкнула. И хрен бы с ней. Главное, что теперь у меня в заказчиках будет сама Вивьен Кэласс!
        Вернувшись домой, я провел настоящую схватку с Дознающей Лим Ван Ти Хосо. Все-таки ее ревность - это что-то с чем-то. С другой стороны, приятно, что ты кому-то небезразличен, да и скучать не приходится.
        Мне передали ответное письмо от Беотель. Сестра просила сделать забавную греющую трубку, чтобы быстро сушить волосы после мытья. Колдующие часто пользовались подобными простыми артефактами. Готовых заклинаний на все случаи жизни не существует. Зачастую проще купить артефакт, чем учить новую сложную форму. Трент говорил, что Колдующие - частые клиенты Внедряющих. В основном потому, что у них всегда водятся деньги.
        Лим поведала, что ей удалось попасть в ассистентки к опытному М’лечащему. Я в свою очередь поинтересовался, не пристает ли он к ней. Девушка ответила отрицательно, но мое внимание ее явно обрадовало.
        Любых одаренных берут сразу, вот только жалованье составляет всего тридцать серебряных в кварту. Зарплата высокая, но только не по меркам Колдующих. Сейчас ей главное - набраться практики и изучить основные формы. Аун и Аунко - универсальные заклинания, однако в большинстве случаев более эффективны другие, узкоспециализированные формы. Ведьма пожаловалась, что ей никогда не выучить эту гору плетений. Также ей объяснили, какими способами привести цвет руки к нормальному. Первый - отрезать конечность и вырастить заново по всем правилам. Быстро и крайне манозатратно. Второй - в течение долгого времени ежедневно колдовать специальное плетение, которое повышает регенерацию кожного покрова и позволяет постепенно менять цвет. Последнее используют крайне редко, поскольку это требует больше сил и теллов от М’лечащих. Соответственно цена увеличивается в разы. Лим принесла это плетение в кодексе, и мы вместе принялись за его изучение. В дальнейшем как-то так вышло, что ведьма взяла на себя эти обязанности. Ежедневно колдовала себе и мне плетение, медленно возвращающее нормальный цвет кожи на руках.
        Я же прикупил себе пару учебников, специально составленных для сдачи экзаменов на Внедряющих и Конструирующих старших ступеней. Много мудреных слов, приходилось заучивать наизусть. Очень сложно сказать, пригодится ли мне это в работе. Больше похоже на изощренные теоретические изыскания. Лим же по моему совету посетила гильдию Колдующих и с ходу сдала на I ступень М’лечащей и заодно на I ступень М’сражающейся. Титулы имеют большое значение в Тазаме, поэтому ей надо поскорее ими обрастать.
        Распорядитель во Внедренке стал обращаться ко мне намного более уважительно после того, как пришли заказы на мое имя от Вивьен Кэласс. Заготовки дожидались на складе. Беотель обещала зайти в течение дня, поэтому я занялся сначала защитными амулетами.
        Быстро прошел в «молот» и вывалил плотно упакованные свертки на верстак. Буквально из ниоткуда нарисовался Трент и с интересом взял в руки заготовку.
        - Я посмотрю?
        - Ага.
        Богене развернул оберточную бумагу, и его челюсть быстро поползла вниз.
        - Ты где такое чудо взял?! Это же элитки. Такая штука стоит восемь с половиной адабро. Я в этом разбираюсь.
        - Да вот, знакомые заказ подогнали.
        - А-а-а. Доверяют тебе, я смотрю. Они одинаковые?
        - По идее должны быть три одинаковые и одна уникальная.
        Богене с азартом начал разворачивать оставшиеся свертки.
        - Чтоб меня черти схарчили!
        - Чего там?
        - Я еще смеялся с парнями - никто, мол, не купит эту «защитку» за двадцать пять адабро. Притом, что накопитель тут максимум на десять тянет.
        Я осмотрел заготовку. Настоящее произведение искусства. Завитушки и узоры из адабро, большой драгоценный камень в центре.
        - Мне бы таких богатых знакомых, - вздохнул Трент. - Ладно, не буду отвлекать.
        Приятель вернулся к своей команде, а я приступил к зачарованию, снова выпав из этого мира. Материал оказался просто бесподобным. Линии ложились именно так, как я хочу. Для главной заготовки я серьезно улучшил и усилил защитное плетение. Добавлять новые слои Банку не стал - изменил имеющиеся и расположил их на большее расстояние друг от друга. Теперь каждый купол имел разную силу - чем ближе к носителю, тем мощнее. Один раз приходил Трент, что-то бубнил про обед. Я попросил отстать от меня.
        - До закрытия полтелла! - разнесся зычный голос по «молоту».
        Я очнулся. За окнами начало темнеть. Внедряющие стали собирать инструменты и потянулись на выход. Сначала решил доплатить за ночь и остаться, но потом вспомнил про Лим и передумал. Можно и дома поработать.
        На следующий день я закончил с защитным артефактом для Вивьен. Некоторое время я любовался изяществом магических линий и самого изделия в целом. По-настоящему красивая вещь. Пожалуй, самое красивое, что я когда-либо создавал в своей жизни. Амулет под стать сестре императора.
        Передохнув и отобедав, взялся за амулеты для эльфиек. Сразу бросилось в глаза качество талисманов. Лучше, чем мой собственный амулет, но намного хуже, чем заготовка Вивьен. Пришлось снова долго переделывать форму, упрощать. Выработав идеальный вариант, до закрытия Внедренки я успел доделать все три артефакта для Охраняющих. С чувством выполненного долга я сдал артефакты на склад и сообщил распорядителю о выполнении заказа. Мальчишек в таком случае не пошлешь, и служащий принялся составлять письмо на дорогой бумаге.
        Никуда не спеша, я протискивался на Пылинке сквозь вечернюю толчею. Позади за мной следовал Бевел. Все спешили по домам, либо, наоборот, к кому-то в гости или попросту в кабак. Движение в Мостфеле специфическое. Любым эмкипажам уступают дорогу сразу. Далее в иерархии идут лошадные кареты, повозки, после всадники и только потом пешеходы. Само собой, официальным структурам вроде Оберегающих или Наказующих также желательно не попадаться под колеса.
        Вскоре я выехал на не столь людную улицу, толпа схлынула. До Купеческой уже недалеко. Позади раздался громкий хлопок. До меня дошло, что это нападение, только из-за возникшей вокруг магической защиты. Прохожие рядом закричали. Обернувшись, я углядел немаленькую проплешину в верхних слоях Банку. Из переулка справа выглядывал налетчик в черной одежде и серой маске с прорезями для глаз. Бевел мгновенно сориентировался и отправил рунный огнешар в одного из нападавших. Того окутал барьер. Из переулка с противоположной стороны улицы вылетело новое заклинание и завязло в моей защите. Плохо. Я пришпорил Пылинку.
        Спереди возникли два неодаренных со светящимися в магозрении артефактами. Лошадь неслась во весь опор. Видимо, на это Лишающие и рассчитывали. Между артефактами образовалась плотная огненная стена, катящаяся в мою сторону. Я не успел ничего сделать. Все развивалось слишком быстро. Купол Банку защищал только меня, оставляя круп лошади и ноги открытыми. На полном ходу мы врезались в стену. Послышалось истошное ржание Пылинки, я полетел куда-то в сторону. Больно приложился плечом и рукой о мостовую. Все слабые внешние защиты сгорели сразу. Сзади посыпались мощные плетения от мага, второго занял Бевел. Неодаренные также выхватили другие простые руны и стали давить мою защиту.
        Бамс! Заклинание чародея пробило последний слой Банку, и меня обдало жаром, слегка опалив волосы и брови. Спешно накачал маны в плетение и восстановил часть щитов. Первым делом - маг. Усиленное пробивное Тио попало точно в цель, превратив противника в пылающий факел. Охраняющий пока держался. Повозку, за которой прятался Бевел, всю изрешетили и прожгли в паре мест. Я переключился на второго мага с двойной защитой. В посохе не было ничего для этого случая, поэтому я отправил в полет затратную волну Баов с кипой пробивных частей-форм. Купол мага смело, а его самого отбросило в сторону.
        Пока я магичил, неодаренные обнажили клинки и пошли на сближение. Сначала я не придал им значения, пока воины не стали рубить мои магические щиты будто капусту. Мечи - артефакты! Мана улетала как в бездну. Я побежал к Бевелу, также спешащему мне навстречу. Охраняющий с ходу связал одного противника боем, дав мне небольшую передышку. Я наколдовал еще пару пробивных заклинаний и поочередно поджарил обоих нападавших. На всякий случай внимательно осмотрелся. Ни других одаренных, ни мощных артефактов не заметил. Бой закончился.
        Оставшемуся в живых магу я добавил оглушающую форму, чтобы ненароком не очухался. На улице стонали около десятка прохожих: возница той повозки, за которой прятался Бевел, пассажиры экипажа, куда угодил огненный шар, простые прохожие. Человека четыре не подавали признаков жизни. Не хочется думать, что это я попал случайно.
        Пылинка лежала на том же месте, где прошла стена. Ноги лошади представляли собой горелые ошметки, как и голова. Жизнь еле теплилась в бедном животном.
        - Ты достаточно настрадалась. Спасибо тебе, - глухо произнес я.
        Подошел Охраняющий, в какой-то саже и с окровавленной рукой.
        - Бевел, помоги, пожалуйста, - указал я на лошадь.
        Охраняющий сразу понял меня и, не говоря ни слова, быстро перерезал Пылинке горло.
        Какое-то неясное чувство заставило меня пробежаться вниз по улице. Я всматривался в лица зевак, прячущихся за углами домов или оградой, пока не наткнулся на знакомое лицо.
        - Ты!
        Лисфольд стоял вместе с небольшой группой переговаривающихся прохожих на углу пересечения двух улиц. С этой позиции отлично просматривалось место нападения. Зеваки поспешили убраться с моего пути. Наверное, видок у меня еще тот. Дознающий спокойно ожидал.
        - Какая встреча! - воскликнул Лисфольд.
        Уверенной походкой я подошел к мужчине и схватил за грудки.
        - Это уже не простое совпадение!
        Появилось жгучее чувство покончить с негодяем на месте, но я быстро поборол его. Слишком много будет последствий. Наверняка тут рядом его подручные.
        - Не стоит оставлять свою подругу одну. Город большой. Всякое может случиться.
        Вот тварь!
        - Еще хотя бы одно нападение, и я тебя убью. Если с Лим что-то случится, я тебя убью, - тихо сказал я, глядя в глаза Шемону.
        - Всегда к вашим услугам, - холодно улыбнулся Дознающий.
        Я покинул Лисфольда и побежал обратно. Быстро запрыгнул на коня Бевела и оставил Охраняющего самого разбираться с Оберегающими.
        Буквально через пятую часть телла я выскочил на Купеческую улицу. На главной дороге образовался затор. Возничие кричали, крыли матом тех, кто тормозит движение. Расталкивая прохожих, я двинул прямо по тротуару, получая вслед кучу ругательств.
        Вскоре выехал на место происшествия. Здесь дежурили Оберегающие, повсюду виднелись следы заклинаний, но такого бедлама, как при нападении на меня, не случилось. Лим сразу увидела меня и бросилась навстречу. Я крепко обнял девушку:
        - Я так испугалась, - призналась Ли. - Твой амулет помог. Лу всех оглушила. Вон те двое хотели какой-то артефакт включить, но не успели. Что с тобой? Ты ранен?!
        - Не страшно. На нас с Бевелом тоже напали. Пылинка… не выжила, - я вкратце поведал о скоротечном сражении.
        - Единый! Почему это происходит?
        - Нам надо найти доказательства, что это дело рук Лисфольда. Наймем Расследующих. Пусть следят за каждым его шагом.
        - Кончать его надо! - вставила Лу. - Нечего тут расследовать.
        - Только если не будет другого выхода, - отрезал я. - И не вздумай ничего предпринимать без моего ведома. Ты поняла, Лу?
        - Не надо ставить мне условия. Я делаю то, что считаю нужным.
        - Похоже, мне следует пожить отдельно, пока ситуация не разрешится.
        - Нет! - воскликнула Ли. - Ты никуда не пойдешь. Только вместе…Подлая тварь, как ты смеешь давить на меня через сестру?!
        - Я все сказал. Решение за тобой. Доложусь Оберегающим, - проговорил я и направился к служащим в форме.
        Первая наша серьезная ссора в Мостфеле. Ругаться я не любил, но в данном случае отступить не мог.
        Уже за полночь, после того, как все утряслось, мы смогли вернуться в наш особняк. Я задержался возле конюшни, вспоминая свою верную Пылинку. Она не любила сладкие фрукты - яблоки или груши. Притом, что сахар трескала за милую душу. Предпочитала из лакомств овощи: морковку или капусту. Ей нравилось, когда именно я чесал ей спину жесткой щеткой. Других не подпускала.
        Лим подошла, мягко взяла меня под руку и повела в дом. Спать легли оба в расстроенных чувствах.
        Несмотря на усталость, утром мы с Бевелом снова поехали во Внедренку. На этот раз на наемном экипаже. На шестнадцать теллов назначена встреча с заказчиком от Вивьен. Наверное, пошлет кого-то из эльфиек. Охраняющий бурчал про свой испорченный клинок. После встречи с мечом-артефактом оружие Бевела покрылось внушительными зазубринами и подпалинами. Жаль, что Оберегающие забрали все вещи в качестве улик. Не додумались спрятать хоть один магический клинок. Денег же при нападавших не было. Сплошные убытки.
        Распорядитель представил мне заказ на греющую трубку от Беотель, которого я ожидал. На складе выбрал заготовку на оговоренную сумму и приступил к зачарованию. Трента не видно, хотя остальная его команда на месте. Сказали, что он помогает их главному - Таллимену.
        Работа шла вяло, однако я успел закончить до приезда заказчика. Вивьен смогла меня удивить, приехав самолично. Обширную свиту из Охраняющих ее высочество оставила в приемной, однако это не смогло предотвратить небольшой ажиотаж, вызванный ее приездом. На полигон прошли только я, Вивьен, эльфийки и поодаль встали несколько любопытствующих зевак - Колдующих. Девушки остались в полном восторге от артефактов. Даже Ним соизволила похвалить:
        - Весьма недурно. Если ты действительно делал сам. Больно уж быстро.
        - Благодарю, - рассеянно ответил я.
        - Селин, что-то случилось? - тут же подметила ее высочество.
        - Да вот, с Лим поругался вчера. День выдался ужасный.
        - Не расстраивайся, вы обязательно помиритесь.
        - Но я ведь прав…
        - У каждого своя правда, - философски заметила Шеа. - Мудрость состоит в том, чтобы уживаться с правдой других.
        - А если эти правды прямо противоположные?
        - Кто-то уступает в любом случае. Так ведь? И скорее всего вчера уступил не ты.
        - Попробуй чем-нибудь обрадовать ее, - предложила Эно. - Сделай приятный сюрприз, своди в ресторан.
        - Спасибо. Попытаюсь.
        Не спеша мы дошли до главного здания и закрыли заказ у распорядителя. Вивьен сделала мне очень щедрый подарок - увеличила сумму оплаты на четыре с половиной адабро. Подобное вполне допускалось, если заказчик и исполнитель смогли сторговаться.
        - Три от меня, по половине адабро от остальных. Согласны, девочки?
        Эльфийки подтвердили нестройным хором.
        Настроение быстро поползло вверх. Кто ж не любит нежданные деньги? Тепло попрощавшись с Вивьен, я сразу направился к Торгующим. После долгого внимательного осмотра и ожесточенного торга потратил четыре адабро и пятнадцать серебряных на две заготовки и подарок для Лим. Взял амулет, аналогичный нашему, и небольшой жезл с встроенным накопителем.
        Проработал до самого вечера. Защитный амулет сделал с меньшим количеством слоев Банку, что позволит дольше продержаться против не самых мощных заклятий. Бевел ведь не может поддерживать купол из своего резерва, а накопитель не слишком объемный. Тем не менее, прошедшая схватка показала, что без защитного амулета или неимоверной удачи Охраняющий долго не проживет. Накопителя жезла также хватит ненадолго, зато я внедрил две формы с возможностью выбора. Пробивная форма Тио - ее можно выпустить два раза или одну ослабленную, но все равно затратную оглушающую волну Баов. Последнее заклинание хорошо себя показало в преодолении множественных защит.
        Бевел, само собой, очень обрадовался такому подарку. Я объяснил, что жезл для защищенных противников, старые руны - для обычных. Показал, как обращаться с артефактами на полигоне, и пообещал раздобыть новый клинок, когда появятся деньги.
        Под вечер пришла Беотель, испытала трубку для волос, чмокнула в щеку и упорхнула по делам.
        Домой я вернулся аккурат к ужину. В холле меня встретила Лим. Девушка удивленно застыла, рассматривая большой букет роз, который я держал в руке.
        - Это тебе. Извини за вчерашнее. А это для Лу, - я протянул ведьме узкий изящный стилет в специальных ножнах с ремешком. - Подвязывается под платье.
        На мгновение у Лу в глазах мелькнул интерес, но девушка тут же взяла себя в руки:
        - Я знаю. Но не думай, что сможешь откупиться от меня подарками …Ладно вам, - Ли приняла букет и с удовольствием вдохнула аромат цветов. - Пойдем ужинать.
        За трапезой я посетовал, что придется теперь еще делать место, где Бевел сможет заряжать свои многочисленные артефакты. И тут мне в голову пришла гениальная идея. Настолько простая, что банально не приходила никому из нас в голову.
        - А почему мы ману не продаем?
        Лим застыла с недонесенной до рта ложкой.
        - Ты прав. Как я раньше не подумала?
        - Мы же можем кучу денег заработать…
        - Не преувеличивай, - остудила мой пыл ведьма, глянув в сторону Бевела. - Много ли могут за день накопить двое Колдующих?
        Я понял. Девушка не хотела раскрывать при всех секрет собирателя маны. Сами маги часто подрабатывали продажей лишней энергии. А что? На ночь скидываешь остатки резерва в накопитель и, скажем, раз в декаду продаешь. Однако если мы будем сбывать маны больше, чем можем собрать вдвоем, то это вызовет подозрение у гильдии Колдующих. А ну как тут проживает незарегистрированный одаренный, или, не приведи Единый, обнаружился новый Источник магии. Пойдут проверки, которых нам точно не надо.
        - Лим, займешься?
        Девушка кивнула:
        - Нужно проложить провод до сторожки. Там будет точка сбыта. Найму Охраняющего. Пусть сидит там, продает себе.
        - Хорошая идея.
        - Только обязательно сделай где-нибудь в доме форму - следить за расходом маны. Чтобы не вздумал дурить нас.
        - Ты как всегда думаешь на два шага вперед.
        Лу хмыкнула:
        - Просто я учитываю в своих планах подлую натуру людишек.
        Весь следующий день мы с Лим потратили на поиск Расследующих, составление договора и объяснение задания. Стоило сие удовольствие три адабро в кварту. Расследующие обязались установить круглосуточное наблюдение за Лисфольдом, проверить все его контакты, внимательно следить за людьми, с которыми он встречается, и за местами, где можно легко передать деньги. За любое доказательство причастности Лисфольда к покушениям или за наводку на человека Лишающих мы пообещали вознаграждение в пять адабро. Пусть стараются.
        От Оберегающих с Дознающими также не поступало никакой дельной информации. Лишающие - структура очень закрытая и разобщенная. Максимум, на что способны власти - это раскрыть небольшую ячейку организации и добыть документы по заказам, если они еще не уничтожены. Рядовым Лишающим известно крайне мало - придется раскручивать цепочку с самого низа.
        После мы вернулись к своим занятиям. Во Внедренке я снова взялся за малооплачиваемые заказы. Лим продолжила обучение в лечебнице. Рука, кстати, стала немного розовее и уже не походила на гоблинскую конечность.
        Я проложил провод к сторожке, как договаривались, и закрепил там форму зарядки накопителей. Вызвали специального Колдующего из гильдии, который поставил нам счетчик и зарегистрировал новую точку Собирающих. Монотонным голосом поведал о штрафах, грозящих за неуплату сбора в гильдию. Лим наняла Охраняющего с окладом в два с половиной адабро за год, вывесила объявление о продаже маны по ценам чуть ниже среднего.
        Первым клиентом стала наша пожилая соседка, у которой в особняке имелось множество артефактов, вплоть до… гх-м, сексуального назначения. Бедная старушка очень старалась получить у нас скидку, но все ее просьбы разбивались о жадность Лу. И так цены поставили невысокие. Довольно быстро вся округа прознала о нас, и соседи начали носить артефакты или даже центральные жилищные накопители на подзарядку. Лим высчитала примерно, сколько мы можем вдвоем за день собрать маны, прибавила пятьдесят процентов. Поставила специальный накопитель соответствующего объема. С его расходом Охраняющий-Торгующий переставал заряжать артефакты. По идее мы можем вызвать подозрение тем, что не сидим дома, накапливая ману, а разъезжаем по городу. Но решили не заморачиваться на этот счет.
        Денежки пошли стабильным потоком. Немного жаль, что пятую часть приходится отдавать гильдии, но лучше уж не преступать закон. В итоге мы, ничего не делая, стали получать полноценный доход как за двух Собирающих. Около десятка серебра в сутки. С учетом сбора больше трех адабро за кварту! В год так и вообще выходит фантастическая сумма в тридцать два адабро.
        Лим тут же развила бурную деятельность и наняла сразу четверых человек. Одного Конюшнего, который по совместительству еще и должен работать Садовничим - полтора адабро за год. Управляющего - два адабро в год. Энн и так с ног валилась, в одиночку справляясь со всеми обязанностями Прислуживающей. Двоих неодаренных Охраняющих, специализирующихся на магии, с окладом каждому в пять адабро за год. У них имелись посредственные защитные амулеты и атакующие руны. Нового Охраняющего звали Роделик - среднего телосложения, с длинным хвостом черных волос и угрюмым лицом. По моей настойчивой просьбе для Лим выбрали Охраняющую по имени Сижжи. Габаритами она превосходила Роделика, только в росте немного уступала. Типичной внешности для Наемничающих: мускулистая, с грубыми чертами лица и небольшим ожогом в районе шеи. Бевел сразу показал новичкам, кто в доме старший Охраняющий. Я не возражал.
        Восемнадцатого числа черной кварты произошло знаменательное для меня событие. Я получил первый адресованный лично мне заказ. Не от знакомых. Имя клиента было мне неизвестно, однако по описанию артефакта я быстро смекнул. Видимо, заказчик узнал обо мне от того Кующего, которому я делал зажигалки-резаки. Сразу пошел похвастаться к Тренту и получил очень дельный совет:
        - Поздравляю. Только на десять серебряных не соглашайся. Повышай цену.
        - Насколько?
        - Раза в два минимум.
        - Спасибо.
        Пришедший на переговоры мужчина не производил впечатление Кующего. В его руках нет силы, да и объемный живот выпирает. Наверное, Управляющий кузней или около того. Я вежливо поинтересовался, откуда ему про меня стало известно.
        - Дак, значит, друг мой старый, Пол, обмолвился, что делал у вас артефакты. Хорошие они вышли, экономные - заряжать приходится реже. Вот и я надумал.
        - Ясно. У вас зажигалки другого назначения?
        - Да. У Пола резаки, мне же нужно, чтобы поддерживали температуру, пламя шло широкое. Заготовки тоже выковали сами.
        - Принято. Осталось нам с вами обсудить оплату.
        Как мужчина не пытался сбить цену, я твердо стоял на своем и таки добился двадцати серебряных. Утомительное занятие, отнимает кучу времени. Теперь я понимаю элитных Конструирующих, которые работают только через посредников-агентов.
        Обсудив с Трентом, я пришел к выводу, что рано или поздно надо тоже начинать работать через агента. Тут во Внедренке их было предостаточно самых разнообразных мастей. По совету приятеля я выбрал Мэнаса Алловидо, который занимался начинающими Внедряющими. Внешность у него была вполне заурядной для своего дела: добротная строгая одежда, короткая стрижка, среднее телосложение, проницательный взгляд. За десять процентов от дохода агент обязался принимать мои заказы, проводить переговоры, закупать заготовки, рекламировать меня, искать заказы через свои связи и еще кучу всего. Ушел я от Алловидо с полной уверенностью, что без него мне не обойтись.
        Вскоре пришел еще один мой личный заказ, третий. Алловидо действовал очень осторожно. Тратил время и средства, чтобы мои артефакты проходили полную проверку. Ведь от этого зависит не только моя, но и его репутация. Агент был просто ошарашен скоростью выполнения заказов. Посматривал на меня как-то странно. Постоянно напоминал, чтобы я не торопился, перепроверял формы. Что нет ничего хуже недовольного клиента. Однако, несмотря на ожидания агента, заказчики возвращались только чтобы выразить благодарность или за новым артефактом.
        В один из дней последней декады черной кварты Алловидо подошел ко мне с разговором.
        - Лер Селин, присядьте, - попросил Мэнас, впервые обратившись ко мне на лер.
        - Что такое?
        - Я бы хотел, чтобы вы подумали над моей кандидатурой в качестве личного агента.
        - Личного? - удивился я. - Но ведь у меня не так много заказов, да и прибыль невысокая. Как и ваш процент. Зачем вам это?
        - Я работаю немало лет на этом поприще. Сейчас у меня пятеро малоизвестных Внедряющих, которые приносят пусть небольшой, но стабильный доход. Вы же сразу удивили меня: третий маг на моей памяти, кто работает с такой высокой скоростью и качеством. Нет, пожалуй, вы даже превосходите их. Знаете, где они сейчас?
        - Где?
        - Там, - кивнул головой в сторону Мэнас. - В «дальнем». Молодые мэтры лер Дуогастино и лер Оллефанж.
        Понятно. В «дальнем» зале располагались лучшие Конструирующие и Внедряющие всей мастерской. Туда шли самые дорогие заказы, заключались длительные договора на имперские поставки. Элита, одним словом.
        - Никогда себе не прощу, если упущу этот шанс. Я готов рискнуть. Знаю, что доход будет невелик поначалу. Однако поверьте, теперь я смогу приложить больше сил для поиска клиентов для вас. Пробью нам прямой путь на вершину.
        - Не знаю, - я задумался. - Вам надо для начала поговорить с моей, э-э-э, помощницей в подобных делах. Приходите сегодня к нам на ужин.
        - Обязательно.
        Наш особняк произвел на Алловидо самое благоприятное впечатление. Ведьма, впервые встретившись с моим агентом, сразу взяла того в оборот. Было крайне любопытно наблюдать, как вздорная Лу вежливо интересуется делами Мэнаса, расспрашивает о жизни, о семье и о работе, аккуратно принимает пищу, соблюдает все приличия и правила этикета. Немного захмелев от вовремя поданного спиртного, агент стал более разговорчивым и признался, что давно мечтал встретить такого Колдующего, как я. Бросить всех бездарей и поставить на одну лошадь. Только так можно добиться чего-то значимого.
        После ужина я спросил у Лим о ее впечатлении от Мэнаса.
        - Ничего плохого сказать не могу. В меру напористый, в меру дипломатичный. С небольшой гнильцой.
        - Гнильцой?
        - Без этой добавки торговый агент разорится в одночасье, так что можешь считать плюсом. Хорошая кандидатура. На первых порах он будет выкладываться полностью. Лишь бы успех не вскружил ему голову.
        Тридцать седьмого числа мы заключили расширенный договор с Алловидо сроком на полгода. В принципе условия остались прежними, за исключением обязательств друг перед другом. Теперь ни я, ни агент не имели права искать себе других подопечных.
        Количество заказов на некоторое время возросло, после снова упало. У Мэнаса были хорошие связи в столице. Неожиданно некоторые верные клиенты прекратили общение с ним. Алловидо грустно предположил, что это могут быть его бывшие подопечные. Внедряющие решили таким образом травить своего агента и переманивать клиентов к себе. В принципе, разумное для них действие, если бы этим все и ограничилось. Распорядители также стали выдавать меньше выгодных заказов по неизвестной причине. Один раз у нас украли дорогую заготовку из мастерской, где их ковали. Конечно, работникам пришлось возместить нам потерю, но это все равно прилично нас задержало.
        Помощь пришла с другого направления. Ранее Вивьен написала мне письмо, в котором сообщила о проверке защитного амулета моей работы дворцовыми Колдующими. Они сказали о высоком качестве изделия и категорически отказались верить, что кто-то с нуля за сутки или двое может зачаровать подобное. Только если под рукой есть готовый образец. У меня, понятное дело, его не было. Где я найду такую дорогущую заготовку? Ее высочество поведала, что она посоветовала мою кандидатуру, как очень перспективного мага-Внедряющего, некоторым придворным и Владеющим. И четырнадцатого числа серой кварты взошли первые плоды рекламы Вивьен.
        Важный клиент сразу захотел встретиться лично, оторвав меня от работы. Собрав артефакты, я поплелся в переговорную.
        - Он не производит впечатления опытного мастера, - скептически обратился разодетый франт средних лет к моему агенту Алловидо. Мэнас, судя по всему, уже какое-то время вел беседу с ним.
        - Не надо судить по внешности, лер. Оценивайте артефакты. Селин, это лер Винс Шеддалини, Владеющий второй ступени. Он хочет обновить защитные амулеты для своих личных Охраняющих и для сотрудников его предприятий. В том числе несколько амулетов для Колдующих.
        - Верно. Давно пора выкинуть этот хлам на переплавку. На Собирающих разориться можно! - высказал Владеющий. - Уровень, конечно, требуется меньше, чем у несравненной лер Кэласс. Однако качество должно быть отменным. У меня крайне высокие требования.
        - Да, э-э, мы с лером Шеддалини составляем договор, - продолжил Алловидо. - Один из пунктов гласит, что если заказчик останется недоволен работой, то контракт аннулируется, и нам придется выплатить неустойку. Однако мы можем настоять на профессиональной проверке в случае несогласия.
        Понятно. Вроде как - если не уверен в своих силах, то не берись.
        - Я согласен. Мы принимаем ваш заказ, лер Шеддалини. Детали обговорите с Мэнасом. На этом все? Прошу прощения, у меня много работы.
        - Да, спасибо, - поблагодарил Алловидо. Владеющий важно кивнул.
        Уже на следующий день привезли заготовки в опечатанных ящиках. Трех уровней: полсотни совсем слабых за десяток серебряных - для защиты от шальной стрелы бандитов, тридцать средних для Охраняющих стоимостью примерно в пол-адабро и четыре хороших по семь адабро. Наш с Мэнасом гонорар выходил следующим: по два серебряных за малые, по десять за средние и по адабро за большие. Плюс пять процентов, если выполним в течение кварты. Итого возможная прибыль составляет восемь адабро и сорок серебра. Конечно, расценки ниже рыночных этак в два раза. Иначе как из-за экономии Владеющий бы не рискнул доверить мне такое важное задание. Первая серьезная работа, если не считать ее высочество.
        Быстро доделал взятые ранее простенькие заказы и приступил к амулетам Шеддалини. С первыми малютками-заготовками провозился с большим энтузиазмом. Раньше мне не приходилось делать такие слабые плетения. Высчитывал каждый изгиб магических линий, пытался сэкономить любую лишнюю крупицу маны. Особо ничего и не придумаешь - простая Банку в единственном числе. Остальные сорок девять вылепил бездумно по образцу. Если на саму форму ушло менее восьми теллов, то на зачарование оставшихся потратил почти два дня.
        В дорогие заготовки внес формы, аналогичные тем, что я делал для амулетов эльфиек, поэтому много времени не ушло. За шесть дней закончил с заказом Шеддалини, чем чуть не вызвал приступ у Алловидо. Странно, я думал, что он уже привык к моим методам работы. Мэнас сразу сказал, что подобные серьезные дела не терпят спешки. Надо подождать еще хотя бы декаду. С чем я согласился, положившись на опыт посредника. Алловидо со свойственной ему скрупулезностью отобрал несколько готовых экземпляров, проверил их у дежурного оценщика и обстоятельно протестировал на полигоне.
        Глава 12
        Я же решил взять несколько выходных и развеяться. От Расследующих никаких вестей не поступало. Шемон ни с кем подозрительным не контактирует, иногда за ним следует слежка предположительно от Оберегающих. Тем не менее, мы с Лим не стали сидеть дома будто суслики, боящиеся выказать нос наружу. К тому же трое Охраняющих с артефактами - достаточно грозная сила. Отлично погуляли с девушкой по столице. Побывали во многих заведениях и на разных представлениях. Я старался учитывать интересы как Ли, так и Лу, хоть это и было крайне сложно ввиду неразговорчивости последней.
        Одним поздним вечером дома, уже лежа в кровати, Лим подняла тему, которой мы раньше старались избегать всеми силами. У них в лечебнице одна из служащих выходит замуж в ближайшие дни, поэтому разговоры на работе только об одном. Ли говорила спокойно и вроде бы даже отвлеченно, однако конспиратор из нее был аховый. Какие она взгляды на меня бросала, когда описывала наряд жениха. При упоминания свадебного платья мечтательная улыбка сама выползала.
        - Интересно, в Тазаме разрешено многоженство? - задумчиво заметил я, сбив весь настрой.
        От Лим сильно прилетело подушкой.
        - Дурак! Где ты несколько жен увидел? Хочешь Самеку взять, а может быть, Эни?
        - Нет, что ты! Я имел в виду другое…
        - Я знаю. Но не говори так даже в шутку. Разве я не могу выйти замуж за любимого человека?
        - Можешь, конечно.
        - Обещаешь? Когда? - Ли придвинулась ко мне с поблескивающими глазками. Вот хитрюга, развела-таки. А я еще считал себя самым умным.
        - Ну-у, когда все наладится. С Лисфольдом разберемся…
        Ли довольно чмокнула меня в щеку и пристроилась рядом.
        - И вообще, я считаю, что мне очень повезло, - продолжил после паузы. - Я возможно единственный в Тазаме, у кого будет официально две жены.
        - Ты считаешь это везением? Наивный, - гнусно заметила Лу.
        - Незачем было этот спектакль устраивать. Просто спросила бы меня.
        - Подожди, так ты сам хочешь? - подскочила Ли. - Ты раньше никогда не говорил!
        - Я думал, что тебе самой эта тема неприятна.
        - Так, стоп. А про детей что скажешь?
        - Надеюсь не сегодня? У тебя ведь еще блокировка стоит?
        - Ты прав, нужна операция. Очень дорогая и сложная. Так значит, ты не против свадьбы, детей и прочего? Чтобы у нас было все как у всех?
        - Не против. Ты сама-то этого хочешь? Или тебе лишь бы «как у всех»?
        - Хочу. Очень хочу. Только боюсь, что у меня ничего не выйдет.
        - Я себя тоже плохо представляю мужем или отцом, так что не переживай.
        - Как это не переживай?! - возмутилась Ли.
        Только крепкий поцелуй помог успокоить разволновавшуюся девушку.
        Пособие для подготовки к экзаменам в целом я изучил. Некоторые важные законы или формулы тупо вызубрил. В общем, в книгах разобрано множество случаев по сложным расчетам форм на бумаге. Один полезный момент даже можно использовать для постройки обводящих контуров. Вот чего мне не хватало тогда, при взломе Сии! Однако в большинстве своем темы плохо воспринимались, я просто не понимал, где это можно применить.
        На четвертый день отпуска я решился сходить в гильдию Колдующих на экзамен по получению ступеней Конструирующего и Внедряющего. Теорию на Внедряющего II ступени сдал нормально, с практикой тоже быстро покончил. Немного помогла выписка из Внедренки о моих успешно выполненных заказах. А вот на Конструирующего меня гоняли чуть ли не по всем темам. Я запомнил много информации, вот только, как все это использовать на практике, плохо представлял. Обучающей было это хорошо видно. Вредная тетка пару раз напомнила, что Конструирующие - это элита, а значит, и требования к ним строже. И все в таком духе. Однако просто так выгнать она не смогла - я все же правильно ответил на много вопросов. Поэтому экзаменаторша допустила меня до практики в полной уверенности, что сможет завалить. Черта с два! Я идеально, как мне кажется, сплел все формы. Полагаю, что она придумала для меня даже более сложные задания, нежели требуется на вторую ступень. В итоге ей пришлось сдаться и таки поставить мне зачет.
        На следующий день я быстро получил Питающего II ступени и подал заявку на М’сражающего III ступени, заплатив аж два десятка серебра. Самый популярный титул третьих ступеней среди магов, поэтому удивления ни у кого не возникло. Теорию даже спрашивать не стали, вместо этого провели почти телловый курс по технике безопасности. На экзаменационном поединке запрещалось следующее: использовать накопители, посох и иные магические артефакты; применять приемы рукопашного боя (видимо бывали случаи, раз такое требование поставили); использовать элементы окружения - камни, песок, землю, ограждающий купол; каким-либо образом оскорблять противника; поражающие элементы форм должны содержать минимальное количество маны.
        Моим соперником назначили мужчину средних лет с какой-то темноватой кожей. Наверное, наполовину темный эльф. Само собой, М’сражающийся III ступени. Он крепко пожал мне руку, пообещав не сильно калечить. Никакой издевки в словах оппонента не было. Наоборот, мужчина добродушно улыбался и с воодушевлением рассказывал о своем собственном стародавнем экзаменационном поединке.
        Вместе с парой седых старичков Колдующих мы прошли на специальный полигон. Для начала оба помедитировали. Далее нас с оппонентом провели на широкую круглую площадку и накрыли сверху мощным магическим куполом. Вот куда денежки за экзамен идут. Сами проверяющие уселись на места вплотную к барьеру. Один из Колдующих прокричал:
        - Не нарушайте правила поединка, ограничивайте силу своих чар. У вас полтелла на подготовку. Начинайте. Бой только по нашей команде.
        Противник сноровисто начал плести заклинание. Полуэльф располагался примерно в пятнадцати шагах от меня. Промазать сложно. Ладно. За полтелла можно легко успеть накрутить любую защиту. Мана привычно откликнулась на мой зов, и я начал формировать щит. Увлекся, как всегда. За основу взял форму из амулета Вивьен. Мне самому понравилась - надо будет на досуге и свой амулет переделать. Главное отличие - постепенное, ступенчатое ослабление слоев защиты от внутренних к внешним.
        Полуэльф выстраивал нечто вроде Ван, то есть не купола, а обычную щит-стену. Разумный ход, учитывая, что ближний бой запрещен. Такая защита более надежная и потребляет меньше маны, нежели купол. Основная проблема Банку - то, что удар приходится неравномерно. Барьер сзади остается нетронутым. Тут мне пришла в голову довольно простая идея. Что если сделать купол вращающимся? Так противнику будет очень сложно выделить дважды одно и то же место. Тем более пробить пять щитов, крутящихся в разные стороны.
        Слои я выстроил быстро, а вот поворачивающую часть пришлось долго настраивать. Еле-еле успел.
        - До начала боя одна асенда! - прокричал экзаменатор.
        - Начали!
        Полуэльф помедлил, давая мне шанс первого выпада. Однако я банально не успел приготовить никакого атакующего плетения. В отличие от противника, придерживающего свернутой какую-то мощную гадость. Пауза позволила мне запустить крутящийся механизм. Куполы защит стронулись и с приличной скоростью начали вращаться вокруг меня. Конечно, это тоже расходует ману, но я надеюсь, выгода от равномерного получения урона покроет все недостатки.
        Противник явно удивился, однако долго прохлаждаться не дал. Какое-то тройное заклинание врезалось в мой щит, пробив несколько слоев защит. До внутренней даже не дошли. Благодаря верчению вторая и третья часть заклинания не попала в то же место - им пришлось снова пробивать самые внешние защиты. Завязли на третьем уровне.
        Барьер эльфа представлял собой две очень мощные стены с вкраплениями разных стихий. Мелькнула мысль, что можно пробежать и тупо зайти ему в незащищенный бок, но я отбросил ее в сторону. Еще пересдавать заставят. Вообще, не вижу никакого смысла в комбинировании стихий. В итоге все решает грубая сила - количество маны. Да, для защитных плетений больше подходит земля, для атакующих - огонь. Но от добавления других стихий изменений особых не будет.
        Ничего нового не придумав, я приступил к плетению усиленной пробивной оглушающей воздушной волны.
        Или проще - Баов. Маны вбухал с половину резерва. За это время противник предпринял несколько разнообразных попыток проломить мою защиту. Каким-то везением сквозь дыры он смог добраться и слегка поцарапать первый, самый мощный слой. На этом его успехи и ограничились. Следующий каскад заклинаний снова увяз во втором куполе. Моя Банку вся покрылась пробоинами, однако держалась хорошо. Даже маны добавлять не особо требуется. Тут же обнаружился еще один недостаток - из-за мелькающих лоскутов защит видимость немного снизилась.
        Полуэльф заметил, что мое заклинание готово, и начал спешно выстраивать еще один щит и подкачивать уже созданные. Однако это его не спасло. Шестнадцать пробивных плетений фокусированным огнем в момент расчистили три мощные формы Ван противника. Следом за ними успело проникнуть несколько оглушающих частей, пока защита не затянулась. Оппонента откинуло в сторону.
        Хоть я и ослабил сами поражающие формы, было удивительно, что противник остался в сознании. Эльфийская кровь дает о себе знать.
        - Бой окончен, - прозвучала команда.
        Один из старичков отключил щит и направился оказывать помощь моему сопернику. Другой обратился ко мне:
        - Лер Велиостро, обычно мы сообщаем о своем решении в письменном виде. Некоторые испытуемые слишком громко возмущаются. В вашем же случае скажу сразу. Вы достойны титула М’сражающего третьей ступени. Во время боя вы проявили очень нестандартные, но главное - эффективные решения.
        - Благодарю, лер, - ответил я радостно.
        - По отдельности вроде ничего сложного, - поднялся полуэльф, опираясь на М’лечащего. - Видел я и наводящиеся формы, и множественные пробивные, и многослойную защиту, и вращающийся купол. Однако в совокупности это дает интересный результат. Надо бы обновить свои рабочие формы. Так и от жизни отстать недолго.
        Вечером дома закатили вечеринку в мою честь. Присутствовали Охраняющие с Прислуживающими, Богене с Алловидо, Тангальдо. Наш обычный обеденный стол стал немного маловат для двенадцати человек. Надо нормальную мебель закупать. Можно было Прислуживающих не приглашать, но я хотел праздновать со всеми. Конюшний с Управляющим, не стесняясь, ели и пили за троих. Освоились уже в особняке. Меня все учили наказывать их периодически, да как-то все недосуг.
        - Теперь мой полный титул: Внедряющий II ступени, Владеющий I ступени, Колдующий II ступени, М’сражающийся III ступени, Конструирующий II ступени, М’лечащий II ступени, Питающий II ступени, М’воюющий I ступени, - перечислил я по просьбе Богенса. Удобряющего я опустил ввиду незначительности.
        Я чувствовал, что стал важнее, поднялся на ступеньку выше. Похвастался за столом:
        - Осталось еще одну третью ступень получить и стану Колдующим третьей ступени!
        - О-о, тут тебя ждет облом, дружище! - протянул Трент и принялся за подробные разъяснения.
        Оказывается, за день можно получить только высший титул М’сражающегося. Относительно несложная задача. Колдующие в большинстве своем специализируются на одном направлении, и многим не под силу получить III ступень в разных дисциплинах. Но ведь маг может быть очень известным и уважаемым в своей области и вполне заслуживает III ступень Колдующего. Поэтому и упростили экзамен на М’сражающегося. С остальными титулами все не так гладко.
        На Конструирующего III ступени необходимо представить научную работу с какой-либо новаторской формой. У многих уходит до пяти лет на подготовку и сбор материала. До экзамена М’лечащего III ступени попросту допускают только тех, кто имеет непрерывную пятилетнюю врачебную практику. С Питающим аналогично. Требуется доходное фермерское хозяйство и приличный стаж работы. На Внедряющего нужно защитить научный труд по этому направлению. Найти новый удачный и дешевый сплав для форм, изучить его. Провести исследование заклинаний, с целью убрать или уменьшить лишние части. Другими словами - впихнуть невпихуемое. И много других направлений. Еще отдельно идут М’обучающие, но тут на III ступень требуется как минимум десятилетний стаж работы. Вот и все. Других вариантов стать Колдующим III ступени нет.
        - На Конструирующего можно попробовать. Теорию будут проверять?
        Трент несколько прифигел:
        - Какую теорию, тебе целую новую форму изобрести надо! Без знаний не обойтись все равно. Думаешь, так просто?
        - Да, придется постараться. Хорошо, что теории не будет.
        - Нет, ты, похоже, ничего не понял. Может, тебе неплохо удается изменять готовые формы под разные заготовки. Но здесь совершенно другое. Нужно нечто новое, чего раньше никто не делал, никто не применял! - разошелся Богене. - Понимаешь?
        - Ага. А если я что-то придумаю, начну представлять этот труд научный, и у меня украдут форму?
        - На то патентное бюро есть. Берешь патент на свое имя. И все. Кроме тебя никто не имеет право представлять свои работы по этой форме. Только по модификациям. От кражи формы это, правда, не спасет. Новое всегда быстро растаскивают. Никуда не денешься.
        - Разве в Тазаме нет каких-то штрафов за кражу форм? - поинтересовалась Лим.
        - Не-е, - помотал головой захмелевший Трент. - Когда-то пытались ввести. Бесполезное занятие. Во-первых, доказать очень сложно. Во-вторых, все давно привыкли, что с выходом первой партии артефактов форма становится бесполезна. Подпольных Внедряющих тоже надо учитывать. Случай один расскажу. Был такой Внедряющий, немного не от мира сего. Не особо известный. Сделал он однажды по-настоящему гениальную форму, да сам этого не понял. А вот коллеги разглядели. Полностью всю его первую пробную партию сами скупили и быстро начали делать копии. Вот так. Поэтому надо знать ценность своих форм, не то останешься в проигрыше. У Таллимена мы держим полную секретность, пока не начнутся прямые продажи. Тут каждый понимает - разболтаешь, сам останешься без заработка.
        Далее Мэнас перевел разговор в сторону собственной команды Внедряющих. Рановато еще. Один-единственный стоящий заказ получили. Куда нам свою команду собирать? Трент был со мной полностью согласен, зато подметил:
        - А вот клеймо свое можете замутить. Сделайте артефакт, который будет выжигать в изделии какой-нибудь символ. Единственное, что для одежды или мелких амулетов может понадобиться несколько видов артефактов.
        - Отличная мысль! - загорелся Мэнас. - Надо поспрашивать цены на заготовки. Селин, сможешь сделать такой?
        - Думаю, да. Видел я тот артефакт во Внедренке.
        Через день я вернулся к работе. До сдачи заказа для Шеддалини оставалось еще полдекады, однако сидеть дома наскучило. С Алловидо мы закупили заготовку для клеймования. Агент вложился десятью процентами от суммы - так мы условились делать общие покупки по договору. Изощрившись, я смог впихнуть две формы в артефакт на выбор. Одна предназначена для больших изделий, вторая - для нанесения клейма маленьким амулетам. В качестве символа взял схематичное изображение морды басха и буквы СВ снизу. Первое, что пришло в голову. Алловидо сказал, что изображения животных редко используют. Зарегистрировали клеймо официально и начали наносить на готовые артефакты.
        Следующие несколько дней весомых заказов не поступало. С Шеддалини проблем не возникло. Владеющий оплатил оговоренную сумму и забрал амулеты. Тридцать четвертого числа Алловидо смог заключить постоянный договор на поставку знакомому Торгующему. Это означало, что по мере спроса я делаю небольшими партиями разнообразные артефакты конкретно этому Торгующему. Обычно подобные вещи заключаются от лица больших команд, поскольку заказы могут быть самыми разнообразными. Один Внедряющий редко разбирается во всех направлениях. Но Мэнас как-то смог убедить владельца лавки. Наверное, взял дешевыми расценками. Ввиду подобной работы пришлось покупать вместительный рабочий кодекс, чтобы не тратить время на плетение с нуля уже созданных когда-то форм.
        У нас появлялись свои постоянные клиенты, Мэнас потихоньку повышал цены. Конечно, часть после этого уходила, но большинство более чем устраивало наше соотношение цена-качество. В общем, известность сама шла к нам в руки. Меня стали узнавать и приветствовать некоторые совершенно незнакомые Внедряющие. Пару раз даже на улице окликнул кто-то из клиентов.
        Лим также делала определенные успехи. В лечебнице устроилась на более важную и высокооплачиваемую должность. Мы стали потихоньку откладывать деньги на дорогостоящую операцию для нее. Предпочли довериться профессионалам. Руки наши, если не приглядываться, уже не вызывали удивления. Наконец я смог избавиться от опостылевшей перчатки. Дав кое-кому на лапу, ведьма раздобыла специальную сложную форму для стирания шрамов. Тут также существовало два способа: радикальный со снятием кожи, выращиванием новой и намного более долгий, зато менее рискованный, с постепенным обновлением кожного покрова. В форме разбираться пришлось мне, поскольку девушка не смогла бы наложить заклинание себе на спину. Заклинание по-настоящему сложное, с кучей настроек. Каждый вечер я начал плести для Лим эту форму, выставив небольшую мощность.
        Как-то в особняке ко мне подошел Бевел и смущенно начал беседу:
        - Лер, можно к вам обратиться?
        - Да?
        - По поводу Самеки Тангальдо.
        - Что с ней? Вроде бы усердно занимается.
        - Я бы даже сказал, слишком. Пусть вы и колдуете ей лечебные заклятья, надо давать отдых телу. Есть несколько дельных советов по тренировкам. Неплохо бы и базовые стойки показать. В общем, я не против обучать ее, но без вашего разрешения не стану.
        - Без проблем. Я скажу Лим, чтобы она проэкзаменовала Самеку. А дальше уж сам решай.
        - Спасибо, лер. Мне ведь нравится учить новичков, особенно если они сами прикладывают усилия.
        В выходной день одиннадцатого числа белой кварты мы с Лим и тремя Охраняющими неспешно прогуливались по городу. Светило величаво клонилось к закату, окрашивая город в оранжево-розовые цвета. Я, как это обычно бывает, периодически заходил в лавки Торгующих артефактами, чтобы посмотреть какую-нибудь интересную форму. Заказы попадаются совершенно разные, иногда малоизвестного для меня направления. Поэтому приходится шпионить. Ведьма быстро привыкла к своей роли болтливой спутницы, отвлекающей Торгующих разговорами. И у нее прекрасно получалось.
        Мы возвращались домой по привычному немноголюдному маршруту, как с крыш домов и из окон одной лавки полетели заклинания. Вспыхнули наши с Охраняющими защиты. Боделик и Сижжи потащили нас с Лим за укрытие. На этот раз Лишающие решили не разделяться и собрали против нас целый отряд. Шквал заклинаний за асенду смел замешкавшегося Боделика. Бевел быстро подхватил мужчину и оттащил в сторону. Мы вломились в добротное каменное строение, выломав дверь заклинанием. Испуганные жители дома побежали через задний ход, однако там сразу послышались разрывы заклинаний.
        - Лер, нам не прорваться, - тяжело дыша, поведал Охраняющий.
        - Лим, приведи Боделика в чувство. Сижжи и Бевел - на ту сторону дома. Я прикрою с этой.
        Укрытие мы выбрали себе более чем достойное. Окна превратились в бойницы, откуда мы пускали смертоносные заклинания. Периодически подходили Бевел или Сижжи, чтобы я наполнил накопители в рунах. Вскоре к нам присоединилась ведьма и уверенно начала отстреливаться. Стало ясно, что их цель - вымотать нас и лишить резерва, поэтому ману расходовали экономно. Пару раз Лишающие предпринимали попытку штурма, но Лим была начеку и быстро их обезвреживала. Все-таки в ближнем бою против ее силы почти нет шансов. Особенно, если ты не готов к такому. Забегаешь уверенный в себе, обвешанный защитами по самое не могу, и сразу теряешь сознание от боли, рвущей душу на куски.
        Поняв, что так просто нас не сломить, враги стали запускать исключительно огненные формы во все окна и крышу. Тушить возгорания не было ни времени, ни сил. Кашель, слезящиеся глаза, заложенные от грохота уши. Ситуация становилась с каждой асендой все хуже и хуже.
        В очередной раз Сижжи направилась ко мне, чтобы зарядить свою руну. Мана подходила к концу, я держал активной лишь очень слабую версию защиты. Стены дома и так прекрасно защищали. Когда подошла девушка, я убрал барьер в сторону и протянул руку за руной. Охраняющая молниеносно выхватила клинок из ножен и замахнулась. Я ничего не успел сделать, кроме как выставить руку. Бритвенно острый тонкий меч врезался мне в кисть, однако замах это не остановило. Продолжив путь, зачарованная сталь вошла мне в бок. Я вскрикнул и попытался отстраниться, схватившись за клинок другой рукой. Лезвие прорезало вторую ладонь до кости.
        Из соседней комнаты на крик выскочила ведьма и сразу вытянула руку в знакомом жесте. Сижжи покачнулась и не успела довершить второй удар. Расстояние было слишком велико, чтобы лишить Охраняющую сознания. Я нащупал посох и вытолкнул оттуда пробивное Бао, оставшееся неиспользованным во время стычки. Сверкнула слабая защита, и Охраняющую швырнуло на пол. Лим подошла и хладнокровно перерезала ей глотку подаренным мной кинжалом.
        - Сука! Так и знала, что ей нельзя доверять! - ругнулась Лу. Девушка опустилась рядом со мной на колени, Ли запричитала: - Потерпи, родненький. Я быстро. Сейчас тебе станет легче.
        Теплая волна омыла мое тело, унося с собой боль и наполняя тело энергией. Думаю, из Ли получится отличная М’лечащая.
        - Иди помогай, дальше я сам.
        - Хорошо, - немногословная Лу развернулась и бросилась к своей позиции.
        Я продолжил наполнять Аунко маной, чувствуя, как смыкаются края ран. Прибежал Бевел, быстро оглядел место нашей схватки с Сижжи.
        - Лер, надо уходить. Крыша и пол скоро не выдержат. Или мы задохнемся от дыма.
        - Есть план?
        - Недалеко от заднего входа есть плита канализационного люка. Если поставить мощный щит, можно успеть.
        - Идет. Готовность четверть телла. Сообщи остальным.
        Спустя оговоренное время мы вчетвером собрались возле черного входа. Дальше шел узкий проулок, заваленный мусором. Лишающие сидели на крыше, прятались за укрытиями на земле. До заветной плиты около пятидесяти шагов. Быстро обговорили роли и восстановили часть резерва. С другого конца нашего дома послышались звуки штурмующих, которые осознали, что мы покинули позиции. Я активировал Банку, отдав весь свой скудный запас маны. Мы выскочили наружу.
        Под градом свистящих и барабанящих форм и арбалетных болтов мы пробежали до плиты. Ведьма оглушила двоих дежуривших здесь в засаде. Бевел с натугой принялся поднимать плиту, Боделик пускал в противников последние крохи из своей руны. Вот и заветный черный зев, откуда несло тухлятиной и нечистотами. Мы быстро провалились в невысокий тоннель и понеслись вперед, распинывая толстых нешуганых крыс. Лишающие последовали за нами, но быстро отстали. То Лим завалит одного, то я. Мы засели в удобном закутке, отстреливаясь от редких гостей.
        Восстановив полностью резерв и все накопители, подлечившись и передохнув, мы вылезли в ближайшем проходе. Осторожно направились обратно в сторону Лишающих. Знатную трепку им устроили. Теперь, со свежими силами, должны справиться. Однако нападавшие отступили сами. Слишком много времени прошло. Возле полуразрушенного дома уже дежурили все прибывающие Оберегающие и Тушащие.
        Человек, издалека разглядывающий происшествие в подзорную трубу, сразу вызвал подозрение. Я спешно направился к знакомой фигуре с тростью. Шемон Лисфольд с любопытством обозревал место схватки. Самые безбашенные зеваки тоже стали постепенно высовывать нос наружу. Дознающий заметил, что я приближаюсь.
        - Я привык исполнять данные обещания, - произнес я и активировал пробивное плетение.
        Лисфольд открыл рот, чтобы что-то ответить, но не успел. Вспыхнула артефактная защита, воздушный диск просвистел, попав точно в шею. Голову отбросило на мостовую, забрызгав дорогу кровью. Тело Лисфольда покачнулось, но на несколько мгновений продолжило стоять с поднятой рукой. Будто пытаясь сказать то, что не успел Шемон. Красная жидкость тугим потоком выбивалась из шейных сосудов. В следующий миг тело Дознающего мешком рухнуло вниз. Похоже, он до последнего момента был уверен, что я не решусь на подобное при свидетелях.
        Никаких угрызений совести я не испытывал совершенно. Это противостояние могло закончиться только так - смертью одного из нас. Жаль, что я так ничего и не узнал о Шемоне. Из-за чего он так зациклился на мне? Гордость, честь? Зачем он всякий раз лично наблюдал за покушениями на мою жизнь? Хотелось увидеть мою кончину своими глазами? Неужели в потере сына он винил исключительно меня? Лисфольд подверг свою жизнь смертельному риску по какой-то совершенно непонятной для меня причине. У него ведь осталась семья, жена, дети. Никаких чувств я не испытывал после убийства этого человека. Мне было только очень обидно. Я всегда старался поступать правильно и соблюдать все нормы Тазама. Почему же теперь закон не на моей стороне? Ведь другого выхода не было. Я прав, а Лисфольд заслуживал смерти. Почему мне пришлось преступить закон?
        - Осел, что ты творишь?! - раздался громкий крик Лу. - Уходим отсюда!
        Я продолжил стоять неподвижно, поэтому ведьма подошла и грубо схватила меня за плечо.
        - Оглох, что ли?! Ноги в руки и валим! Быстрее!
        - Нет.
        - Что нет?! Совсем сбрендил?
        - Подручные Лисфольда видели меня. Да и других свидетелей полно. Куда ты хочешь бежать?
        Оберегающие уже спешили к нам по улице. Охраняющие стояли в стороне, не вмешиваясь.
        Ведьма бросилась на колени мне в ноги и обняла.
        - Селин, пожалуйста. Давай уедем. Пожалуйста, - всхлипывала Ли. - Зачем так? Не бросай меня. Почему - у-у…
        - Прости…
        - Посохи, оружие и артефакты на землю! - прозвучал командный окрик.
        Я выкинул свой посох, амулет и накопитель.
        - Давай, - подтолкнул я Ли.
        Девушка заторможенно избавилась от артефактов. Охраняющие также разоружились.
        Оберегающих было намного больше, однако одаренных всего четверо. Видимо, невысоких ступеней, раз опасались подходить к нам. Один из стражей кинул к нам два металлических предмета. Антимагические браслеты.
        - Наденьте!
        Я послушно натянул на руку и помог надеть Лим. Мана из резерва стала быстро вытекать наружу.
        Оберегающие наконец соизволили подойти к нам.
        - Я убила этого человека, - сразу сказала Ли подавленно.
        Я отвесил девушке звучную пощечину, опрокинув ее на землю.
        - Она не понимает, что несет. В смерти Шемона Лисфольда виноват только я. Свою вину признаю.
        - Мерзкая тварь! - выплюнула Лу. - Плел свои лживые речи. Просил ничего не предпринимать. Уверял, что все будет по закону. А сам что? Просто обманул меня. И не смей бить Ли! - Ведьма поднялась и с ходу отвесила смачный удар в подбородок.
        На мгновение я потерял ориентацию. Ведьма набросилась на меня, и мы упали на мостовую. Мы царапались, кусались, лягались, отвешивали пощечины, били ногами, руками и всем чем можно.
        - Что стоите? - возмутился Бевел и принялся разнимать нас.
        - Разберемся. Всех в отделение, - скомандовал старший Оберегающий.
        Глава 13
        После опроса свидетелей, поздней ночью Лим с Охраняющими отпустили домой. Меня же проводили в довольно комфортную одиночную камеру. По сравнению с условиями бессадорской тюрьмы или когда меня загребли из-за запретной формы, местная темница была высшего класса. Однако чувствовал я себя отвратно. Ранения давали о себе знать. Одежда в нескольких местах висела рваными лоскутами, кое-где обуглилась. Но что самое главное - после путешествия по городской канализации от меня несло словно от отхожего места. Поморщившись, ведший меня в камеру Оберегающий приказным тоном распорядился с утра отвести меня в мойню. Чему я несказанно обрадовался.
        На следующий день меня провели к отдельному помещению с тазами и большими бочками с холодной водой. Быстро помылся и под конвоем вернулся в камеру. Насколько я понял, меня будут держать здесь постоянно до суда. Кормили хорошо, в камере имелось достаточно удобств, да и обращались вполне нормально.
        Хмурая неразговорчивая Лим принесла мне чистую одежду. Нас снова потащили на допрос. Со мной быстро разобрались. Я отвечал только правду, что не расходилось со свидетельствами очевидцев, вину признавал. И меня отвели обратно в камеру.
        Спустя пару дней, за сутки до первого заседания суда, приехали родители. Калар поведал нерадостные вести. У Лисфольдов огромное влияние в столице. Многочисленные родственники, сидящие на не самых низких постах. Плюс сам Шемон был важной шишкой, в хороших отношениях с мостфельским Проверяющим III ступени и со многими Оберегающими, Наказующими и Дознающими. Вой и шумиха поднялись страшные. Не каждый же день Владеющий убивает средь бела дня Дознающего III ступени. Начали ходить разные слухи среди простого люда. Обвиняющие настаивали на высшей мере наказания за преднамеренное убийство госслужащего - смертной казни. Отец честно признался, что он мало чем может помочь, но приложит все усилия.
        Лим поведала о ходе расследования, в котором сама принимала самое деятельное участие. Никаких улик. Ни у Расследующих, ни у Оберегающих. Единственное что удалось выяснить - Лисфольд снимал крупные суммы денег незадолго до нападений. Куда он тратил сбережения, кому передавал - неизвестно. А то, что мужчина присутствовал при покушениях на меня, не является доказательством его причастности.
        Первые открытые слушания по моему делу можно назвать провальными. Приехала, наверное, вся родня Шемона. Судящему пришлось выкинуть из зала некоторых особо буйных, выкрикивающих в мою сторону разные непотребства. Обвиняющие пели соловьями, расхваливая погибшего. Выступило несколько главных свидетелей убийства. Нашлись и те, кто слышал, как я угрожал Лисфольду ранее. У наших же Оправдывающих не было никаких козырей, им оставалось только расписать мои успехи на службе и в работе Внедряющим.
        После заседания Беринна высказалась сквозь сжатые губы:
        - Я говорила, что у тебя будут проблемы из-за нее.
        Лим дипломатично стояла чуть поодаль, однако слышала нас прекрасно.
        - Что? Причем здесь Лим?
        - Если бы ты принял предложение Виннерсот, то обрел бы могущественного и богатого покровителя. И ничего этого бы не случилось.
        Я обратился к отцу:
        - Пап, кто эта женщина, что так похожа на мою мать?
        Беринна, сверкнув глазами, направилась на выход.
        - Дорогая! - бросился Калар вдогонку, однако быстро вернулся к нам с Лим.
        - Беринна переживает. Прости за грубые слова. Она ведь полночи проплакала, когда узнала.
        - Ладно, извинись за меня тоже, - буркнул я.
        - Не то время, чтобы ссориться. Ты всегда был самым любимым ребенком у Беринны. Наверное, она до сих пор не свыклась, что ты мыслишь не так, как ей хочется. Раньше ты исполнял любой ее каприз.
        - Вот как, - произнес я с удивлением. Подобные вещи можно заметить только со стороны, наверное.
        - Я постараюсь отсрочить следующие слушания. Если что-то надо, сообщи.
        Отец похлопал меня по плечу и последовал за супругой.
        Около декады я провел в камере. Скучно. Ни магией заняться, даже почитать ничего нет. Каждым утром меня навещала Лим. Разговор с девушкой не ладился. Ли начинала лить слезы, причитать, нести околесицу в духе: «все образуется», «я вытащу тебя отсюда» и прочее. Лу кроме нелицеприятных слов больше ничего не говорила. Обвиняла меня в том, что я не дал ей все сделать по-тихому, в успехе чего я сильно сомневался. Охрана у Лисфольда хорошо обучена. Это на представления с моим участием он отсылал телохранителей. Плюс репутация у Лим в Тазаме не самая лучшая, я же Владеющий, как ни крути. К ней в роли обвиняемой Судящие были бы менее благосклонны. В общем, за довольно краткий срок я услышал в свой адрес все мыслимые матерные и нематерные ругательства.
        Алловидо пару раз приходил на встречу. Поведал о том, что договор с Торгующим сорвался, само собой. Текущие заказы передал знакомым, поэтому негативных отзывов не будет. Также Мэнас начал работать с парой других Внедряющих. Это было оговорено в соглашении. Если я не могу по какой-то причине работать, то агент имеет право искать себе занятие на это время или совсем разорвать договор.
        Немного пообщался с родителями, с Нестегойя Жессом и представительным лицом от Вивьен. Ее высочество смогла отсрочить вынесение приговора почти на три декады, что не сильно добавило оптимизма. Пока что Судящие склонялись к смертной казни.
        Следующие два слушания прошли в том же ключе, без каких-либо изменений. Почти три декады взаперти дали мне изрядно времени поразмыслить. Занятно. Шемону Лисфольду так и не удалось лишить меня жизни, однако своей смертью он сделал мне едва ли не хуже. Каждодневные упреки Лим отрицать глупо. Я один виноват в произошедшем. Тем не менее, будь у меня выбор, я поступил бы точно так же. За свою возможную смерть не сильно переживаю. Больше беспокоюсь о Лим - как бы не натворила чего.
        Охранялась тюрьма знатно. Несколько одаренных дежурило на этаже. Раз в декаду Колдующий проверял камеры на наличие каких-либо самодельных артефактов. Без Лим убежать из-под стражи - задача сверхсложная. Первое громкое плетение поднимет на уши все отделение Оберегающих. В теории можно провернуть тот же трюк, что и в бессадорской темнице, но я пока не спешил.
        Да и куда бежать? В Галиате и Бессадоре нас разыскивают, от М’ищущих Тазама так вообще скрыться практически невозможно. Пойти к басхам, попросить помощи? Далеко. Жаль все бросать. Только жизнь начала налаживаться. Хороший дом, в который вложено большое количество труда и средств. Интересная работа, первые серьезные заказы. Планы по получению титула Колдующего III ступени. Лим тоже нашла себе занятие по душе. Деньги на операцию. Свадьба. Все это разрушилось в одно мгновение. Наверное, стоит мне попросить, как Лим все бросит и убежит со мной. Приятно думать, что есть кто-то, готовый рискнуть всем, лишь бы помочь тебе. Но я так не хочу. Похоже на предательство.
        Где-то на декаду Лим неожиданно пропала. Перестала приходить на свидания, что, естественно, вызвало у меня беспокойство. В это время меня навестил Нестегойя Жесс. Поведал, что ведьма угрожала ему и требовала выдать всю информацию по расследованию.
        - Ты бы присмотрел за лер Ван Ти Хосо, - попросил Жесс.
        - Как я за ней присмотрю, сидя за решеткой? - искренне удивился я.
        - Мне почем знать? Ты должен принять меры. Она помешана на тебе. Это ненормально.
        Я хохотнул. Бедный Нестегойя впервые общается с темной половинкой ведьмы. И не просто с Лу, а с «Лу, которой что-то очень сильно нужно». В таких случаях мало какие доводы могут образумить девушку.
        - Это не смешно, - мрачно заметил Жесс. - Я не первый, к кому Лим приходила с угрозами. Пока еще мне удается разруливать ситуацию, но вечно покрывать не смогу.
        - Ладно, я напишу письмо, только не думаю, что она меня послушает.
        - Ее и у Лисфольдов видели. Такими темпами скоро она окажется в камере по соседству.
        «Хм-м, и бежать легче будет» - подумалось мне.
        - Я приложу все силы, лер Жесс.
        Недремлющему не оставалось ничего, кроме как довериться мне.
        До вынесения финального приговора оставалось всего полдекады, как неожиданно назначили новые слушания. В зале суда я впервые за долгое время увидел Лим. Ведьма сидела с угрюмым лицом. Она осунулась и, по-моему, похудела. На допросе появилось много новых лиц, ранее мной не виденных. Свидетели сплошь оказались Лишающими, либо каким-либо образом связанными с этой организацией. Повторно расспросили и тех, кто остался в живых после двух последних нападений на нас. Ничего дельного не представили, пока Оправдывающие не вытащили на свет пачку документов, которые принадлежали наемным убийцам. В них подробно описывались заказы на мою голову, детальная проработка маршрутов и состав команд. Имя заказчика было скрыто, однако суммы подозрительно совпадали со снятыми Лисфольдом со счетов деньгами. Один из Лишающих-посредников также не знал имени заказчика, но сам вживую встречался с Шемоном. И по описанию опознал его. Имелась и другая главная составляющая - мотив в виде кровной мести за сына Сэмуеля. Нашелся какой-то Конюшний, который краем уха слышал разговор Лисфольда о том, что «Велиостро следует преподать
урок». Сами Лишающие выглядели напуганными и потерянными. Большинство - в повязках, с многочисленными травмами и порезами. Один даже заикался. Заметно, что совсем недавно глава ячейки Лишающих потерял правую руку до самого плеча.
        Посовещавшись около телла, Судящие сочли совокупность улик достаточной, чтобы признать Шемона Лисфольда напрямую причастным к покушениям на мою жизнь. Заседание окончилось на довольно оптимистичной ноте. Обвиняющие не были готовы дать серьезный отпор. Выразили возмущение, состоящее в том, что вина Лисфольда не может служить оправданием убийству. Судящие учли протест.
        Лим выглядела отвратно. Темные круги под глазами, неряшливая прическа, грязная одежда.
        - Тебе следует отдохнуть. Хорошенько выспаться и поесть.
        - Да… - пробормотала Лим. - В глазах все расплывается.
        - Это ведь ты отыскала Лишающих?
        - Можно сказать и так.
        - Спасибо. Если бы я мог как-то помочь тебе или отблагодарить…
        - Поцелуй меня, - тихо попросила Ли.
        Я прикоснулся к посеревшим губам девушки на пол-асенды, не обращая внимания на замечания других заседающих.
        - Прости, что тебе пришлось этим заниматься…
        - Что, в крутого рыцаря поиграть решил? - едко подметила Лу. - Раз я девушка, то грязная работа не для меня? Ты забыл, где я росла и где училась магии? Думаешь, только тебе позволено выручать меня из передряг? Слишком высокого о себя мнения. Я делаю то, что считаю нужным, - даже у Лу немного заплетался язык от усталости. - Ты мой мужчина. И я не позволю отправить тебя на плаху. Ясно?
        - Более чем, - усмехнулся я.
        - Теперь ты не захочешь меня целовать… Когда узнаешь, что мы делали… - Ли зажмурилась. - Хотела бы я забыть все это, как раньше. Но не могу. Лу творила ужасные, мерзкие вещи. Чтобы выйти на информатора пришлось прошерстить трущобы полностью. Селин, это настоящий ад. Там живут нелюди, а звери. И Лу поступала с ними, как со зверьми. Непростительно. Мы пытались подкупать людей, угрожали, похищали, избивали, пытали… Меня стали звать «проклятой ведьмой», представляешь? Из-за «рук», из-за жажды крови Лу. Ведь мало кто знает о моем прошлом. Наверное, мне никогда не сиять с себя это клеймо…
        Я крепко сжал девушку в объятиях. Оберегающий неподалеку что-то неодобрительно пробурчал, но я отмахнулся.
        - Хватит заниматься самобичеванием. Прошлое не изменишь. Ты сильная, и ты со всем справишься. Насчет моего отношения не переживай. Я только еще больше полюбил тебя.
        Глупая улыбка расцвела на лице усталой девушки. Похоже, последняя фраза - это единственное, что она хотела услышать. Надо бы запомнить на будущее. Если Лим подобные слова делают счастливой, можно говорить их чаще.
        - Пап, - окрикнул я Калара. - Подвези Лим до дома. Проследи, чтобы она поела и легла спать.
        - Хорошо, сынок. Удачно сегодня прошло. Лер Ван Ти Хосо, пойдемте.
        Отец взял пошатывающуюся девушку под руку и повел на выход.
        Двадцать второго числа белой кварты проходило заключительное заседание по моему делу. Оправдывающие и Обвиняющие представили последние улики и произнесли заключительные речи. Судящие покинули помещение, направившись на закрытое совещание. Спустя два телла в зал вышел солидный мужчина для чтения приговора. Монотонная речь полилась через усиливающий звук магический артефакт, так что всем собравшимся было хорошо слышно. Для начала Судящий подробно зачитал все факты и положения дела и только под конец перешел к сути:
        - Решением судейской коллегии обвиняемый приговаривается к пятнадцати годам исправительных работ в колонии общего режима. Обвиняемому устанавливается «приоритет высшей меры» при повторном правонарушении. По действующему закону «О гражданской полезности» от шестого года правления Усиввена наказание заменяется на тот же срок работами в сети государственных накопительных станций провинции Мостфель. С учетом того, что обвиняемый - практикующий Собирающий, устанавливается повышенный уровень. Обвиняемому запрещено покидать провинцию Мостфель без согласования с назначенным ответственным Оберегающим. Все иски пострадавшей стороны в пользу смертной казни и материальных компенсаций отклонены по решению коллегии. Все иски обвиняемой стороны о материальных компенсациях из-за нападений отклонены. Обвиняемый Селин Велиостро задержан на двое суток для прохождения стандартного инструктажа. Приговор может быть обжалован только при условии появления новой значимой информации и доказательств. Дела членов преступной организации, именующейся «Лишающие», а также о покойном Шемоне Лисфольде будут рассмотрены отдельно.
На этом заседание окончено.
        С последними словами в помещении распространился небывалый гул. Семейка Лисфольдов возмущенно стала требовать пересмотра решения суда. Ли бросилась ко мне и счастливо повисла в объятиях. Приговор более чем удачен для нас. Минимальная мера наказания при предумышленном убийстве государственного служащего соответствует десяти годам исправительных работ - каторжный труд, с которым мало кто справляется без вреда для здоровья. Однако отправлять мага на такие работы - слишком расточительно для империи. Поэтому давно приняли закон, по которому одаренные отрабатывали свои проступки сдачей маны или чем-то полезным, что требуется в данный момент Тазаму.
        - Мы тебя достанем! Слышишь, ты, выродок? - послышался борзый голос какого-то молодца из родни Шемона.
        - Тогда придется вас всех вырезать до единого, - спокойно ответил я, и гомон стих. - Да, дорогая?
        - Кровь трущобских пройдох отвратительна на вкус, - облизнулась Лу, глядя на замерших людей. Судя по их рожам, ведьма уже успела заработать среди них определенную репутацию. - Хочется свежатинки!
        - Оскорбления и угрозы в зале суда недопустимы! - выкрикнул Судящий со своего места, застучав по столу. - Покиньте помещение!
        Лисфольды потянулись на выход, поглядывая в нашу сторону с опаской. Теперь я немного понял, в чем дело. Похоже, у них просто такая милая семейная традиция. Мстить за своих до конца. Будет очень печально, если какой-нибудь ярый ненавистник решит последовать примеру Шемона и начнет мстить уже за него. Надеюсь, этот круг прервался со смертью Дознающего.
        Оберегающий еле смог отцепить от меня Лим. Девушка напоследок приказным тоном потребовала, чтобы я возвращался домой как можно быстрее. Желательно сегодня. То, что я еще нахожусь под стражей с браслетом на руке, ее не волновало.
        Конвоир привел меня в небольшой узкий кабинет к своему старшему коллеге, Оберегающему II ступени по фамилии Эванс.
        - Можешь идти.
        - Э-э, лер, как же инструктаж? Положено на два дня задерживать… - засомневался молодой.
        - Я знаком с характеристикой Велиостро. Под мою ответственность.
        Младший Оберегающий козырнул и покинул кабинет.
        - Значит так. Мне уже известны все подробности дела. Есть копия истории из отделения Внедряющих. Редко нам попадаются подобные экземпляры.
        - Лер, я буду отрабатывать Собирающим? - рискнул спросить я.
        Эванс поморщился:
        - Любой дегенерат может качать ману в накопитель. Нет, ты у нас будешь работать с артефактами.
        - Все пятнадцать лет?
        - А о чем ты думал, когда сносил голову уважаемому Дознающему?
        - О том, что нападения прекратятся.
        - Гхм, ладно. Насчет невыезда за пределы провинции Мостфель все ясно?
        - Да, лер.
        - Если что случится, сразу докладывай мне. Будут наезжать Лисфольды, мы с ними разберемся. Завтра в отделение Внедряющих приедет один Воюющий, в основном через него будут идти заказы. Не вздумай халтурить - проблем не оберешься. Все, свободен. Держи пропуск. Топай в левое крыло, там с тебя снимут браслет и вернут конфискат.
        Эпилог
        Обязательная работа шла в основном от имперских Воюющих и Оберегающих. Иногда ремонт артефактов, иногда создание новых. Невероятно скучное занятие. Главным требованием шло - максимально упростить форму, чтобы взводные и легионные Внедряющие могли разобраться и сами обслуживать артефакты. Однако работать с Воюющими - сплошное удовольствие. Если нужна мускульная сила, например, таскать заготовки, то могут и взвод солдат прислать. Доставляли и забирали быстро, без всяких проволочек. Задание давали четкое, детально расписанное, почти всегда с уже имеющейся формой-образцом. Изобретать ничего не приходилось. Простые, топорные, надежные артефакты с грубыми магическими контурами. Зато мержа далеко не сразу разъест.
        Платили очень скудно. Даже по меркам новичков-артефактчиков. Тут мои вторые ступени Внедряющего и Конструирующего сыграли не самую приятную шутку. У Воюющих и Оберегающих четко расписано, какой сложности формы и сколько заготовок в декаду для каждой ступени надо отрабатывать провинившемуся Колдующему. С другой стороны, они также не могли нагрузить меня сверх меры. В декаду у среднестатистического Внедряющего уходило бы минимум шесть дней на отработку. Я же управлялся за один-два дня. Это получается полтора-два года непрерывно батрачить на империю. Долго, однако выбора у меня не было. Периодически посещала мысль нанять в свою команду Внедряющего и спихнуть на него эту несложную рутину. Но что, если он допустит ошибку и не выполнит заказ Воюющих? Нет уж, лучше я сам.
        После суда количество заказов сократилось. Слишком много обо мне неприятных слухов ходило. Алловидо, к моему удивлению, не стал разрывать договор, хотя основания имелись. Агент поведал, что за пару кварт со мной заработал как за полгода до этого. Мэнас был совершенно уверен, что работа найдется. И действительно, как только шумиха спала, стали появляться дельные заказы. Через некоторое время мы смогли захапать себе немаленький кусок одного направления. Это срочное изготовление артефактов. Обычно за подобную работу брались команды из нескольких Внедряющих и Конструирующих. Я же делал за такой же срок, но намного дешевле. В общем, дела шли в гору, и наше «басховое» клеймо стало цениться среди горожан - как синоним качества и одновременно невысокой стоимости. Некоторые клиенты так и приходили во Внедренку со словами: «хочу басха заказать». Распорядитель быстро привык и перестал удивляться.
        По вечерам я колдовал ведьме специальную форму для снятия шрамов. Постепенно кожа стала гладкой, вернулась чувствительность. Даже слишком высокая чувствительность. От простого массажа девушка могла получить неописуемое удовольствие. Лим также делала успехи в работе. Ей доверяли все более сложные случаи. Немного расстраивало, что девушка так и не смогла завести настоящих друзей. Я вот, например, был в хороших отношениях с Трентом, со многими Внедряющими, служащими во Внедренке и даже Оберегающими. Мне несложно было завести дружеское знакомство. Складывалось ощущение, что для Лим мир вращался исключительно вокруг меня. Она не хотела никого впускать внутрь и доверять кому-либо еще. Даже Ли с коллегами по работе держала дистанцию, хотя отношения у них в коллективе замечательные. Тут уж я ничего не мог поделать. Характер человека не изменить за один день. Впрочем, это не важно. Лим Ван Ти Хосо меня устраивает полностью. Такой, какая есть.
        И я действительно осознал, что это просто отлично, когда рядом есть кто-то, способный указать на твои ошибки или приложить все силы, чтобы их исправить. Когда ты не один.
        Все чаще разговор заходил об узаконивании отношений, о наших дальнейших планах. Лу же заметно хандрила. Покушения прекратились, ей стало не на ком срывать злость. Ее настроение улучшилось, когда Бевел сделал для Самеки большой подвешенный мешок с песком. Лу тоже с удовольствием стала отводить душу, избивая бедную грушу. Я порадовался втайне, что на месте мешка не мое тело.
        После суда родители погостили у нас немного. Бернина хотя бы стала разговаривать с Лим, что уже обнадеживает. Правда, почти сразу разругались. Мама постоянно ходила по дому недовольная. И Прислуживающих с Охраняющими мы не тех наняли, и мебель у нас дрянная, и занавески не сочетаются с обоями. После того, как я обстоятельно с ней поговорил, Беринна немного присмирела.
        Потихоньку подыскивал материал для III ступени Внедряющего и Конструирующего. Думаю, за свою форму собирателя маны я бы легко получил высший титул. Но решил заняться для начала менее революционными плетениями. Я стал немного разбираться в ситуации на рынке и отчасти понял слова Лу. Для того чтобы приступить к созданию «сфер Селина», нужна не только большая команда Внедряющих, но и огромное влияние, способность конкурировать с частными мастерскими. Не то задавят. Как вариант - обратиться к империи с предложением о сотрудничестве на своих условиях. Но и тут огромная куча нюансов и сложностей. В общем, я бы только обрадовался, если бы кто-то изобрел эту форму раньше меня. Меньше мороки. Во время работы и так возникает куча идей насчет улучшения и изменения форм. Пока, к сожалению, времени на это остается крайне мало. Но, возможно, очень скоро мы накопим стартовый капитал, чтобы вложиться в заготовки и нанять нескольких Внедряющих. Начать продажи своего собственного артефакта с моей личной магической формой. А там и до собирателя маны рукой подать. Ведь все только начинается…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к